Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Лик Марса Йен Дуглас

        Наследие #1 Великие державы Земли поделили между собой права на колонизацию планет Солнечной системы. Предполагалось, что это станет залогом мира. Однако это стало лишь причиной для новых конфликтов… конфликтов уже не земного - космического масштаба.
        Тридцать морских пехотинцев, не боящихся ни Бога, ни дьявола, отправились на марсианскую базу…
        Тридцать «крутых парней», сделавших войну своей профессией, еще не знали, что очень скоро - и почти случайно - окажутся втянутыми в опасную игру. В игру, ставка в которой - разгадка тайны «двоюродных братьев по разуму» человечества…

        Йен ДУГЛАС
        ЛИК МАРСА

        ПРОЛОГ

        Понедельник, 6 июня 2039 года.


        Кабинет председателя
        Объединенного комитета начальников штабов, Пентагон;
        Вашингтон, округ Колумбия;

9:50 по восточному поясному времени.
        - Господи, Си Джей! Ты ведь этого не допустишь!
        Генерал Монтгомери Уорхерст прибег разом к двум радикально противоположным стратегиям: он то молил, то бушевал. Чарльз Джордан Грей, пятизвездный адмирал, сидевший перед ним за обширным, сиявшим полировкой дубовым столом, был не только его начальником, но и давним другом. Вместе когда-то ходили в курсантах Военно-морской академии - Уорхерст был в классе 2008 года, а Грей - 2007-го. Получив же назначения в «эту пятиугольную беличью клетку», неизменно ездили друг к другу на все семейные праздники, да и просто так, на барбекю в заднем дворе, а главное - оба совершенно одинаково, с легкой презрительной насмешкой, относились к
«белтуэйским политикам». Старинное соперничество ВМФ и морской пехоты было лишь печатью, скрепляющей их дружбу, поводом для грубоватой товарищеской шутки за парочкой пива.
        Но погубить Корпус он, Уорхерст, не позволит никому. За Корпус он будет драться до последнего вздоха - хоть с этими политиканами, хоть с Си Джей Греем.

        - Эх, Монти… - Грей невесело улыбнулся - Спасаешь свою должность?

        - Не смешно Может быть, я и командующий Корпусом морской пехоты Соединенных Штатов, но каждый морпех - в первую очередь боец. И ты, Си Джей, прекрасно знаешь, что за Корпус я не пожалею жизни. А уж в отставку, если б только это помогло Корпусу уцелеть, подал бы сразу же.
        Улыбка исчезла с лица Грея.

        - Бог ты мой, Монти, я вполне понимаю твои чувства, но…

        - Да ну?
        Уорхерст махнул рукой в сторону плоского четырехметрового экрана, занимавшего почти всю стену за спиной Грея. Там, высоченными буквами, был воспроизведен документ, вызванный адмиралом на дисплей своей «манжеты». Аккуратные жирные строки, озаглавленные: «HR378637: Единое общевойсковое постановление», словно бы били прямо под ложечку.

        - Год за годом «Бе-Бе» стругали нас, как хотели, и резали нам бюджет, пока на нет его не свели, а теперь еще и это…
        Уорхерст оборвал фразу. Ему стало трудно дышать, лицо, судя по ощущениям, раскраснелось, пульс молоточками стучал в виски. Личный меди-монитор, будь он включен, давно бы раскалился докрасна. Черт их дери, разве эти «Бе-Бе» - так на пентагоновском арго обозначались «белтуэйские бюрократы» - когда-нибудь упускали случай малость поднять ему, Монтгомери Уорхерсту, кровяное давление?!
        А на сей раз они замыслили - ни много ни мало - погубить Корпус. Его Корпус!..

        - С этим я ничего не могу поделать. Абсолютно.  - Адмирал покачал головой и метнул косой взгляд в сторону большого трехмерного портрета, изображавшего широко улыбающегося человека в штатском.  - За этим стоит Арчи, а значит, президент это одобрит.

        - Северин - политическая шлюха. Да вдобавок - интернационалист…

        - Арчибальд Северин, позволь тебе напомнить, является министром обороны, а стало быть - нашей политической шлюхой. А это означает, что ты, я и прочие начальники штабов находимся в его непосредственном подчинении… и только потом уж - в подчинении Совета национальной безопасности и президента. Они скажут, мы вытянемся по стойке «смирно», гаркнем: «Есть, сэр!» - а политики со всей ее грязью даже не коснемся.

        - Си Джей, да в Вашингтоне, куда ни плюнь - везде политика. Включая Пентагон и каждого, кто в нем служит. И ты это понимаешь не хуже, чем я.

        - Возможно. Но последнее слово - за неким документом. Конституция - может, слыхал о таком? И документ этот гласит: мы работаем для политиков. Не наоборот.

        - Я и не возражаю. Однако это общевойсковое постановление - дело политическое. И ты это понимаешь не хуже меня. А раз так, то существует политический путь борьбы против него.

        - Это какой же именно?

        - Общественное мнение.
        Адмирал издал стон.

        - Господи, Монти…

        - Прежде этот путь себя оправдывал. Взять хоть Трумэна, столетие назад. Президент Гарри С. Трумэн, бывший офицер-артиллерист ВМФ, сразу после Второй мировой тоже едва не добился упразднения Корпуса морской пехоты, заявив, что в нем нет необходимости.
        Однако общественное мнение - мнение американцев, помнивших, что означают Уэйк, Тарава и Иводзима,  - защитило Корпус в законодательном порядке, в Законе о национальной безопасности от 1947 года. И это был не первый раз, когда вашингтонские политиканы пытались погубить или расформировать наш Корпус. Только Конгресс предпринимал не менее пяти попыток между 1829-м и 1940-м. И всякий раз общественное мнение так или иначе играло свою роль в спасении Корпуса от лап любителей урезать бюджет.

        - Мне это все известно,  - сказал адмирал.  - И ты наверняка что-то придумал, иначе не скандалил бы тут со мной.
        Уорхерст наклонился за бриф-кейсом, поставленным на ворсистый ковер десятью минутами раньше, водрузил его на стол перед Греем, распахнул, коснувшись замковых сенсоров, извлек свой ПАД [От PAD (Personal Access Device) - персональное устройство доступа. (Здесь и далее прим. редактора )] и придвинул его, дисплеем вверх, через стол к адмиралу.
        Дисплей включился в ответ на прикосновение Грея к тонкой панели прибора. По мере чтения адмирал хмурился все сильней и сильней.

        - Марс? Ты собираешься отправить морских пехотинцев… на Марс ?

        - Да, Си Джей. Для защиты американских интересов. Точно так же морская пехота защищала интересы Америки по всей нашей планете.
        Коснувшись сенсора «Turn Page» в углу ПАДа, адмирал принялся изучать следующую страницу.

        - И насколько же крупная выходит операция?

        - Все выкладки по логистике - на пятой странице,  - ответил Уорхерст.  - Я предлагаю
        - взвод, двадцать три человека. Плюс штабной элемент - всего выходит тридцать.
        Адмирал пролистал еще несколько экранов-страниц.

        - Весьма подробно.  - Он поднял взгляд на Уорхерста, вопросительно изогнув бровь.  - И весьма актуально. Но ты ведь это наверняка не всерьез?..
        Потянувшись через стол, Уорхерст ткнул пальцем в один из сенсоров персонального устройства доступа. Некоторое время ПАД обшаривал каналы пентагоновской сети и вскоре вывел на экран за спиной адмирала новое изображение, отчего весь кабинет озарился багровым сиянием. Грей развернулся к экрану вместе с креслом.
        Красный песок и охряные камни были повсюду, куда достигал взгляд. Под зловещим темно-розовым небом сгрудились, точно прижавшись друг к другу, несколько гермокуполов. Американский флаг, крохотный символ национального достоинства, по нынешним временам граничащего с дерзостью, беззвучно вился на мачте перед ними. А на горизонте - во множестве миль от базы, но даже издали казавшаяся исполинской - высилась та самая гора. При виде ее Уорхерст тут же вспомнил австралийский Айерс-Рок - столь же монолитный, огромный, багровый в лучах выбеленного, точно охлажденного далью солнца. Поверхность горы была гладко отшлифована песком, первоначальные углы, плоскости и кривые - сглажены ветрами пятисот тысячелетий, и тем не менее основные ее черты до сих пор не оставляли никаких сомнений.
        По крайней мере, у большинства. Некоторые - в том числе и те, от чьего мнения так просто не отмахнуться,  - еще настаивали на натуральном происхождении Сидонийского Лика, Лика Марса, объявляя его порождением игры теней, слепого случая и неистребимой готовности человечества верить.
        Настаивали, несмотря даже на последние сводки с базы Сидония.

        - Через пять месяцев,  - сказал Уорхерст,  - «Коламбус» приблизится к Марсу и доставит свой груз. Согласно Международному коммерческому космическому соглашению, они воспользовались своим правом на пломбированный модуль… но, по данным разведки, среди пассажиров этого модуля находятся пятьдесят солдат второй полубригады LegionEtranger , французского Иностранного легиона, состоящего на службе у ООН. Наших ученых на Марсе - которые, кстати, в отличие от этих солдат, не вооружены - и то меньше.
        Адмирал Грей отвернулся от экрана:

        - Ты же прекрасно знаешь: наша администрация сейчас борется за само свое существование. И изо всех сил старается избегать обострений в делах с ООН.

        - Да. Насчет текущих… тенденций в нашей внешней политике я в курсе.
        Тон Уорхерста достаточно хорошо восполнил пропущенный эпитет «унизительных».

        - И как же переброска тридцати морских пехотинцев на Марс может поправить положение? Ведь мы - на грани открытой войны.

        - Может, поправит… Но, возможно, президенту уже поднадоело кланяться и извиняться всякий раз, когда какому-нибудь грошовому азиатскому или южноамериканскому диктатору вздумается тявкнуть на нас? И, может быть, размещение на Марсе военной силы - для защиты наших интересов; а соглашение, позволь напомнить, нам это позволяет - убедит Женеву пойти на уступки и дать нам малость передохнуть?
        Грей коснулся нескольких сенсоров ПАДа, вызвав на дисплей докладную Уорхерста, в то время как настенный экран продолжал демонстрировать снимок американской ксеноархеологической базы посреди холодной и ветреной Сидонийской равнины.

        - Х-м-м… И вдобавок все это, по чистой случайности, поднимет авторитет морской пехоты в глазах американского народа?

        - Си Джей… А может, американскому народу тоже поднадоело получать пинки от всех этих грошовых, диктаторов?

        - Может быть. И, может быть, Конгресс не захочет расформировывать Корпус морской пехоты, в то время как тридцать морпехов летят на Марс защищать наших людей… - Грей холодно, криво улыбнулся. Бог ты мой, они там, в министерстве, навалят полные штаны при виде этой бумаги.  - Он покачал головой.  - Черт побери, Монти, а может, не стоит заводиться? Может, Арчи и прочие правы, и Корпусу в самом деле пора с почетом в отставку? Военная техника в последнее время уже не та, если ты обратил внимание. Береговые десанты наподобие Инчона или Тавричанки морально устарели. Больше такого не будет - как соблюсти секретность при всех этих следящих спутниках и космических станциях? Или ты хочешь, чтобы Корпус превратился всего лишь в полицейское формирование ВМФ?

        - Морская пехота все еще может кое-что такое, чего не могут прочие войска,  - Уорхерст надолго опустил взгляд к столешнице.  - Но вот что я тебе скажу, Си Джей. Причина, настоящая причина - совершенно нерациональна. У меня, ты знаешь, сын в морской пехоте, Тэд. И его сынишка, Джефф, ему одиннадцать, только вчера подошел ко мне и сказал, что тоже хочет служить в морской пехоте. Как папка и как я… И что я скажу ему, Си Джей, если им удастся погубить Корпус? Как традицию? Вместе с ним они погубят часть нас самих…
        Грей вздохнул.

        - Тяжело это все, Монти. Ты же знаешь, ООН давит и давит, чтобы свести все национальные вооруженные силы к минимуму…

        - О разоружении пусть болит голова у политиков,  - ответил Уорхерст.  - А меня заботит то, как я буду смотреть в глаза своим сыну и внуку, когда скажу им, что Корпус упраздняется за ненадобностью.

        - И размещение взвода морской пехоты на Марсе - чертовски хороший способ показать, что Корпус еще послужит Америке…

        - Морская пехота,  - ответил Уорхерст,  - всегда там, где она нужна.
        ГЛАВА ПЕРВАЯ

        Среда, 9 мая 2040 года.


        Космическое транспортное судно «Поляков»;
        в трех днях пути от марсианской орбиты;

15:17 по времени гринвичского меридиана и бортовому времени.


        Морским пехотинцам уже приходилось бывать в космосе. 20 февраля 1962 года полковник Корпуса морской пехоты США Джон Гленн стал первым американцем на околоземной орбите, вознесшись ввысь на примитивном «Атласе-Д». Конечно, любой астронавт ВМФ тут же скажет, что первым американцем в космосе девятью месяцами раньше стал Алан Шепард, бывший летчик-испытатель ВМФ США, однако ж его полет - целых пять минут в невесомости - был и кратчайшим в истории космических полетов.
        А майор Марк Алан Гарроуэй вовсе не считал себя астронавтом, хотя провел в космосе уже семь месяцев, получал жалованье астронавта и в данный момент наблюдал, как Марс потихоньку уплывает за край главного смотрового иллюминатора рубки. Он был всего-навсего пассажиром - а практически даже просто весьма дорогостоящим грузом - на борту «Полякова», одного из четырех космических транспортов, курсировавших между Землей и Марсом на протяжении последнего десятилетия. Гарроуэй был морским пехотинцем; несение вахт на мостике наравне с тремя корабельными офицерами - двумя русскими и американцем - в этом ничего не меняло. Звание астронавта было прочно зарезервировано для славных парней и девушек из Корпуса астронавтов НАСА и российских Военно-космических сил. В Корпусе же морской пехоты издавна щеголяли тем, что каждый морпех - прежде всего боец, а там, будь он пилотом AV-32, механиком-водителем, электронщиком-компьютерщиком, как Гарроуэй, или хоть самим треклятым командующим всем этим растреклятым корпусом - это уже мелочи.
        Это назначение не нравилось Гарроуэю с самого начала, и семь месяцев, проведенных в полете, не улучшили его настроения. Служба быстро сделалась ему неприятна, особенно после того, как Земля превратилась из величественного голубого шара, окутанного облаками, в яркую бело-голубую звездочку. Однообразие полета, день за днем, тяжким грузом давило на нервы, убеждая, что уж теперь наконец-то раз и навсегда, вернувшись домой, он подаст в отставку. С каждой вахтой давний замысел,
        - свое дело по прокату катеров на Багамах, становился все привлекательнее и привлекательнее. Кэтлин, дочь Гарроуэя, в своих вид-мэйлах частенько упрекала отца
        - «раскис, стареешь»… Что ж, видимо, она права. Будешь тут глядеть орлом, оттрубив в Корпусе двадцать пять лет и под конец всего-то и выслужив, что билет на Марс, к черту на рога.
        В Марсианском экспедиционном отряде морской пехоты, подразделении из тридцати человек - специально сформированном взводе весьма специального назначения - Марк Гарроуэй был вторым по старшинству. Всю операцию спланировал и организовал лично генерал Уорхерст - в последней отчаянной попытке спасти морскую пехоту США от легиона вашингтонских соглашателей. Что ж, может быть, традиция и гласит, что он, Гарроуэй,  - прежде всего боец, но сам Гарроуэй себя бойцом отнюдь не считал. Он - простая рабочая лошадка, начинал рядовым специалистом по авиационной электронике. После, когда он остался на сверхсрочную, Корпус оплатил ему окончание прерванного курса в колледже, включая подготовку в Массачусетском технологическом, а после - и в университете Карнеги-Меллон в Питтсбурге, и область его специализации простерлась до сложнейших, часто предельно засекреченных областей - систем связи, роботехники и систем искусственного интеллекта. К тому времени он, конечно же, получил офицерское звание и далее лет десять проработал в секретных программах полудюжины исследовательских центров - от Эбердина, штат Мэриленд, и
Сандии в Нью-Мексико до японского города Осака.
        Опыт в разработках систем связи и послужил причиной зачисления его в МЭОМП. Официально он подал прошение о зачислении в МЭОМП по собственной инициативе, но попросил его принять участие в операции - ни больше ни меньше, как лично генерал Монтгомери Уорхерст. А просьба командующего Корпусом морской пехоты США, по убеждению Гарроуэя, означала приказ - пусть и вежливо замаскированный.
        Главной задачей Гарроуэя был надзор за электронным оборудованием отряда - особенно микрокомпьютерами, управлявшими личной боевой защитой, устройствами связи и стрелковым оружием. Работа, конечно, ответственная и нужная, но на полную занятость все же не тянет. И Гарроуэй определенно давным-давно рехнулся бы от скуки, не будь на нем также обязанностей адъютанта и заместителя полковника Ллойда.
        Марс медленно уплывал за край главного смотрового иллюминатора. Гарроуэй до сих пор не смог привыкнуть к этой планете, далекой, совершенно чужой. Сейчас иной мир был больше всего похож на маленький, сильно изъеденный какой-нибудь растительной хворью апельсин со шкуркой охряного цвета, покрытой бурыми и серыми пятнами. Ледяная шапка вокруг северного полюса ослепительно сверкала в солнечных лучах. А вон то багрово-черное пятно вдоль экватора - скорее всего Валлес Маринерис… Несмотря на целый год изучения ареографии, Гарроуэй не смог узнать больше ничего, кроме полярной шапки да трех темных пятнышек вулканов Тарсис.
        Медленное вращение «Полякова» скрыло планету за краем иллюминатора, и разглядывать стало нечего - снова лишь звезды да пустота…
        Капитан Джошуа Райнер, сидевший слева, вдруг хлопнул по одному из дисплеев своей рабочей станции - такими раздраженными шлепками обычно пытаются привести в чувство внезапно забарахлившую деликатную электронику.

        - Эй, Гарроуэй!

        - Да?

        - Неполадки с камерой шестьдесят два. Нет изображения.  - Райнер попробовал увеличить громкость.  - Звука тоже нет.

        - Она включена?

        - Ну да. Если верить приборам… Наверное, контакт где-то отошел.
        Гарроуэй хмыкнул. Все неполадки в электронике всегда сваливают на «отошедший контакт», даже если вся система монолитна, без единого проводка. Развернув свое кресло, он заглянул через плечо Джошуа и убедился, что камера действительно включена, но ни звука, ни изображения нет.

        - Ага, ясно.
        Дисплей исправно принимал сигнал с камеры, однако был совершенно темным. А звук, похоже, просто выключен.

        - Штормовой погреб,  - сказал Райнер, имея в виду местоположение камеры.  - С ней уже бывало так несколько раз. Видимо, ничего серьезного, однако неполадка должна быть задокументирована, понимаешь?

        - Я бы не обращал внимания,  - Гарроуэй принял прежнюю позу. Он был абсолютно уверен, что знает причину отказа камеры.  - Посмотрим, не заработает ли сама собой.

        - Э-э… Беда в том, что скоро туда прибудет старина Джей-Эй-Эль.

        - Что? Зачем? Когда?

        - У него там по распорядку… сейчас гляну.  - Райнер вызвал на один из дисплеев дневное расписание.  - А, вот. Пятнадцать тридцать, ГМВЗ, взводные учения, упражнения в сборке стрелкового оружия.

        - А, черт!
        Гарроуэй взглянул на ближайшее табло. Он сам неделю назад готовил это расписание, но совсем забыл, что эти учения назначены на сегодня.

        - Вот-вот. И кто знает, не потребуется ли ему видеозапись этих учений.

        - Ага, роджер. [«Роджер» на радиожаргоне - «понял, принял».] - Гарроуэй отодвинулся от своей консоли.  - Схожу-ка туда сейчас в таком случае. Прикроешь меня здесь, если что?

        - Без вопросов.
        Пересекши рубку, Гарроуэй пригнулся и выбрался сквозь раскрытый люк в коридор, ведший к транспортным капсулам. Двигался он осторожно: здесь, на уровне рубки, искусственная гравитация, обеспечиваемая вращением корабля, составляла всего две десятых от земной, и любое неосторожное движение грозило труднопредсказуемыми последствиями.

«Джей-Эй-Эль» было пренебрежительным прозвищем полковника Джеймса Эндрю Ллойда, командующего МЭОМП. Прозвище, естественно, было неофициальным и использовалось только в отсутствие полковника: Ллойд был ярым ревнителем устава и строя. А уж эти его учения придали ему в глазах команды транспорта славу и вовсе дурного толка. Астронавты в присутствии Гарроуэя частенько гадали, какую практическую пользу могут принести упражнения по сборке-разборке оружия в невесомости. Получалось, что никакой: ведь морским пехотинцам предстояло свершать свои ратные подвиги на Марсе, при гравитации в одну треть земной, на которую, собственно, и настроены их М-29.
        Официально власти у Ллойда на борту транспорта было не больше, чем у любого другого морского пехотинца либо гражданского ученого. Командовала кораблем polkovnik[В оригинале автор использует русское слово, написанное латиницей (по-английски полковник - the Colonel). В переводе, чтобы сохранить авторский замысел, мы решили поступить аналогичным образом…] Наталья Филатинова, и именно она устанавливала порядки для своих подчиненных. Однако старине Джей-Эй-Эль определенно не понравится факт использования штормового погреба для… неуставных занятий.
        Гарроуэй нажал клавишу вызова транспортной капсулы на переборке между двумя шлюзами. Через несколько секунд раздался глухой удар и шипение, после чего герметическая крышка люка отошла в сторону.
        Из капсулы выбрался высокий темнокожий человек с усиками, облаченный в синий комбинезон с двумя нашивками на левом плече за «вылетанные» миссии: голубой флаг ООН и круглая эмблема - меч на фоне Марса и буквы ONU:AE.
        Organisation des Nations Unites: Armee de l’Espace . Космические войска ООН…

        - Мсье колонель Бержерак… - Гарроуэй посторонился, уступая дорогу.

        - Привет, майор.  - Английский полковника был безупречен, а взгляд - холоден.  - Вверх или вниз?

        - Вверх, мсье.

        - О?  - Полковник склонил голову, вопросительно приподняв бровь.

        - Неполадки в электронике. Ничего серьезного.
        Внутренне радуясь тому, что француз не стал далее задавать вопросы, Гарроуэй нырнул в люк, ведущий в транспортную капсулу, нажал клавишу, закрывая за собой шлюз, и поехал вверх по одному из трех двухсотметровых «лучей» «Полякова».
        Бержерак ему не нравился - за вечную холодность в общении и явную неприязнь к американцам, подхлестываемую состоянием холодной войны между Соединенными Штатами и ООН. По данным разведки, Бержерак и три его офицера везли на Марс некие запечатанные пакеты с приказами для уже находящихся там войск ООН. Гарроуэй склонен был верить этому. Весь вид француза говорил о том, что он таит в себе какой-то мрачный секрет и секрет этот явно доставляет ему удовольствие.
        Капсула поднималась все выше и выше, и Гарроуэй ощутил легкое головокружение. Иллюминаторов в капсуле не было, и визуально наблюдать подъем он не мог, однако чувствовал, что искусственная гравитация почти исчезла. «Поляков» имел форму трехлопастного пропеллера на тонкой оси. «Лопасти» несущих конструкций соединяли между собой герметические модули - жилые, лабораторные и рубку. Один оборот оси за сорок пять секунд обеспечивал искусственное притяжение в 0,38g - такое же, как на поверхности Марса. А на обратном пути вращение будет постепенно ускорено до двух оборотов в минуту, обеспечивая 0,9g и позволяя пассажирам, направляющимся на Землю, постепенно привыкать к земной гравитации.
        Здесь, на центральной оси, были расположены модули жизнеобеспечения, резервуары с топливом, воздухом и водой, стыковочные узлы для шаттлов и, на самом ее конце, в пятистах метрах от всего прочего - корабельный реактор мощностью в 50 мегаватт.
        Штормовой погреб «Полякова» из-за слишком большой массы также располагался в центральной части, неподалеку от стыковочных узлов, главного транспортного узла и главного шлюза. Официальное его название - герметический модуль высшей защиты или ГМВЗ - в обиходе употреблялось редко. Обычно он назывался попросту «штормовым погребом» - и на то имелись причины, хотя, согласно центробежной гравитации
«Полякова», это был, скорее, не «погреб», а «чердак». Конечно, опасность солнечных вспышек из-за их редкости была не столь уж велика, однако, когда какое-нибудь пятнышко на поверхности Солнца вдруг засияет в пять-десять раз ярче, выплевывая в космос дозу смертельно жесткого излучения, корабль, застигнутый в пути, строго ограниченный запасами топлива и законами физики орбитальных перелетов, не может повернуть назад и укрыться в порту или хотя бы уклониться. Штормовой погреб был единственным достаточно просторным и в то же время защищенным помещением на борту, чтобы дать шанс на спасение команде и пассажирам корабля, застигнутого в пути солнечной вспышкой.
        А кроме того, располагался он достаточно далеко от переполненных жилых модулей, чтобы обеспечить наиболее нуждающимся толику драгоценного уединения…
«Штормовой погреб»,
        космическое транспортное судно «Поляков»;

15:’24 по времени гринвичского меридиана.


        Секс в невесомости был прекрасен, хотя и гораздо более утомителен, чем его привычное, скованное гравитацией воплощение. Отсутствие «верха» и «низа», медленное вращение в легком тумане из капелек пота придавало этому древнейшему из развлечений неожиданную экзотическую новизну.
        Дэвид Александер осторожно подался назад, чтобы лучше видеть лицо своей прекрасной партнерши, обрамленное золотистым нимбом волос, свободно паривших в воздухе, и вновь ощутил легкий укол совести. Александер был женат, но не на этой женщине. Да, чтобы капитулировать даже перед столь великим соблазном, ему потребовалось очень долгое одиночество, приправленное горькими размышлениями о том, что его брак с Лианой давно уже стал браком лишь по названию. А Мирей Жубер была женщиной не только прекрасной, но и разумной, и, в силу свойственных европейцам воззрений, не видела ничего особенного в том, что два взрослых человека - неважно, семейных или холостых - развлечения ради сойдутся в одной постели.
        Mireille Жубер… Имя ее оказалось трудным - и в то же время очень приятным «на вкус». Ей пришлось научить Александера произносить свое имя правильно - получалось нечто наподобие дружеского оклика: «Мир, эй!»…
        Александер покосился на груду одежды, парившую в воздухе в нескольких метрах от них, и с удовольствием вспомнил, с каким яростным нетерпением француженка сорвала с себя комбинезон с двумя нашивками на рукавах - голубым флагом ООН и круглой, изображавшей Сидонииский Лик. Сейчас он как раз мог различить надпись, вышитую по ободку последней: Expedition Xenoarcheologique de l’Organisation des Nations Unies.
        Брови Александера сдвинулись. Кое-кто назвал бы их связь предательством. А и хрен с ними! Мирей Жубер - его коллега, летит на Марс, чтобы возглавить Археологическую наблюдательную группу ООН, состоящую из нескольких человек, отправленных Женевой для надзора за открытиями и раскопками, проводимыми США в Сидонии.
        На политику Александеру всегда было плевать, и известие об отправке на Марс войск ООН - или, к примеру, морской пехоты - вызвало лишь удивление: насколько же глупы эти бюрократы, отправляющие в космос солдат и не понимающие, что от ученых было бы гораздо больше пользы. Сам он, например, намерен работать в тесном контакте с коллегами из ООН, невзирая ни на какую межнациональную вражду. Официально группа ооновцев не имела на Марсе никакой власти, хотя их рапорты вполне бы могли оказать давление на американские агентства и учреждения, финансирующие экспедицию, со стороны политиков. Впрочем, Планетарную научную группу из тридцати с чем-то русских и американских ученых возглавлял доктор Джейсон Грейвс, ареолог. С ним Александеру доводилось работать прежде, и этот человек вряд ли станет цепляться к его связи с Жубер. А уж сама Мирей, похоже, и вовсе не видит в их отношениях ничего предосудительного…
        Александер начал осторожно высвобождаться из объятий спящей женщины, но от неосторожного толчка оба медленно поплыли к переборке, и она приоткрыла глаза.

        - М-м-м… хочешь еще?
        Длинные обнаженные ноги ее, сомкнутые на его бедрах, напряглись, и это придало истощенному, казалось бы, Александеру новые силы.

        - А время у нас есть?

        - Quelle heure est-il ?
        Александер, уже понимавший кое-что по-французски (Мирей научила), взглянул на дисплей своей «манжеты».

        - Ух ты! Почти пятнадцать тридцать!
        (Бортовое время измерялось, согласно военным и общеевропейским стандартам, по двадцатичетырехчасовой шкале.)

        - О… в шестнадцать у меня с Ла Саллем просмотр планов раскопок…
        Александер вздохнул:

        - Тогда, видимо, пора расстыковываться.
        По причинам самоочевидным секс в невесомости многое заимствовал из терминологии космического пилотажа. «Стыковка», «шлюзование» и тому подобные - были излюбленными.
        Притянув его ближе, Мирей пощекотала языком его ухо и призывно шевельнула бедрами навстречу.

        - О, у нас еще столько времени…
        Застонав от наслаждения, Александер отдался на волю теплой волны вожделения. Он чувствовал себя совсем неуклюжим по сравнению с Жубер - даже после пяти раз… или шести? Помнится, в первый раз им и вовсе пришлось пристегнуться друг к другу грузовым ремнем на «липучке» - ведь любое действие равно противодействию, и в невесомости малейшее неосторожное движение может привести к «расстыковке».
        Однако Жубер в этой области оказалась настоящей мастерицей. Либо достигла этого путем очень долгой практики, либо чертовски легко обучалась. Ноги ее крепко держали бедра Александера, а колени и бедра работали, как у первоклассной наездницы…
        Придя в движение, они вновь начали медленно вращаться в воздухе, в облаке любовного пота. Лениво протянув руку, Александер ухватился за ручку грузового контейнера и остановил вращение. Пространство на борту транспорта было одной из величайших ценностей. Большую часть шестиугольного помещения «погреба» занимали контейнеры, прикрепленные ко всем доступным поверхностям тросами и грузовыми ремнями. При необходимости сюда могли втиснуться пять-шесть десятков человек - в невесомости гермомодули обеспечивали куда большую вместительность, чем пространства того же объема на Земле,  - но теснота была бы ужасающей. Никаких иллюминаторов здесь, конечно же, не было - они существенно снизили бы защищенность
«погреба». А Александеру частенько хотелось взглянуть в космос во время одного из таких свиданий…
        Где-то поблизости лязгнул металл.
        Александер резко отстранился от Жубер. Сердце его сжалось от неожиданности. На транспорте всегда было шумно, особенно здесь, в модулях, где непрерывно гудели роторы, обеспечивавшие их вращение, а эффекты неравномерного нагрева Солнцем центральной несущей конструкции превращали этот гул в нечто наподобие отдаленных раскатов грома. Но все эти звуки были приглушенными - на борту поддерживалось низкое давление, а воздух в таких условиях передает звук плохо. Лязг же прозвучал совсем близко… и очень громко.
        И означать он мог только одно: транспортная капсула, пристыковалась к шлюзу модуля.
        Вот черт!

        - Мирей, кто-то идет!  - прошипел Александер, высвобождаясь из объятий.  - Быстро, одеваемся!
        Поздно. Крышка люка, ведшего из шлюзового отсека в «погреб», уже отъезжала внутрь. Александер узнал тощую, долговязую фигуру майора Гарроуэя - тот присел в проеме, придерживая крышку люка, но демонстративно отвернувшись.

        - Если там кто-то приводит в порядок экипировку,  - громко сказал Гарроуэй в пространство,  - то у них есть две минуты до прибытия на место взводных учений полковника Ллойда, лейтенанта Кинга и двадцати шести морских пехотинцев!

        - Ясно!  - заорал в ответ Александер.  - Уже уходим!
        Гарроуэй захлопнул люк, и они снова остались наедине… по крайней мере, еще на пару минут. Оба принялись лихорадочно одеваться. Футболкой Александера был тщательно обернут объектив камеры номер шестьдесят два, закрепленной на переборке в углу, и он решил оставить ее на месте, пока оба не оденутся.
        Он шумно втянул воздух сквозь заложенные ноздри:

        - Как ты думаешь? Сильно здесь пахнет?

«Поляков» был самым новым из четырех транспортов «Земля-Марс», 2037 года сборки, однако его тесные модули за два рейса успели впитать в себя множество режущих нос запахов. К счастью, семь месяцев полета притупили обоняние Александера настолько, что теперь он почти ничего не замечал, а хронический насморк довершил дело.
        Но, несмотря на все это, он различал тяжелый мускусный аромат, повисший в разогревшемся воздухе, запах пота и любовной страсти.

        - О, Дэвид,  - застенчиво усмехнулась в ответ Мирен,  - как романтично.

        - Им ведь незачем знать, верно?
        Слегка пожав плечами, Жубер подтянула колени к обнаженной груди и скользнула - обеими ногами сразу - в красные трусики.

        - А если и узнают? Разве что позавидуют…

        - Я, понимаешь ли, предпочел бы избежать огласки, если это возможно,  - сказал Александер, дотянувшись до своих белых трусов, паривших в воздухе.
        Жубер игриво улыбнулась:

        - Боишься, что узнает жена?

        - Нет.
        Вернее, не совсем… В данную минуту Александер гораздо больше боялся поддразниваний и вышучиваний со стороны остальных американцев на борту «Полякова». Четверо ученых из группы, тридцать морских пехотинцев, да еще один флотский, Райнер, член команды судна… Многовато выходит любопытствующих.
        Ему наконец удалось справиться со своим бельем, но с комбинезоном вышла накладка: попытавшись подражать Мирей в непринужденной манере натягивать одежду, он запутался обеими ногами в одной штанине. Черт бы побрал все это. Уж за семь-то месяцев можно было научиться одеваться.
        Хотя, если честно, одеваться в невесомости Александеру, благодаря центробежной искусственной гравитации в модулях, не приходилось, кроме вот этих нескольких встреч здесь с Мирей. Почему же у нее все выходит так легко и просто, если у нее практики не больше? Вот она уже одета и, держась за поручень на переборке, ждет, пока он, Александер, застегнет молнию, чтобы обнять его напоследок…
        Александер включил звук камеры и принялся собирать снятой с нее футболкой парящее в воздухе облако капелек пота и прочих телесных выделений.
        В соседнем отсеке снова лязгнуло, крышка люка со звоном распахнулась, и в шестиугольном пространстве погреба сразу же сделалось шумно и тесно.

        - По местам! По местам!  - заорал первый из ворвавшихся в люк морпехов, с шевронами сержанта-командира ГСОУ [ГСОУ - группа средств огневого усиления.] на рукаве.

        - Фу-у-у!  - возопил следующий, протискиваясь в люк.  - Да здесь пахнет; свежей пиз…

        - Донателли!  - рявкнул на него сержант, успевший, в отличие от прочих, заметить Жубер с Александером.  - Что за выражения при даме?!

        - Серж, неужто ты это обо мне?  - буркнула, показавшись в проеме люка, мускулистая женщина.

        - Он же сказал «при даме», Кэсвелл. А не «при гормон-бабище».

        - Да пшел ты, Марчевка, туда, откуда появился!

        - Молчать! Равняйсь!
        В «погребе» воцарилась неуютная тишина. Морские пехотинцы, ухватившись за поручни, сформировали нечто более-менее похожее на строй. Александер с отвращением взирал на этих людей, из-за которых в «погребе» сделалось тесно, точно в огромной консервной банке. Они были вооружены и облачены в «частичную» броню по «форме три»
        - нагрудники и открытые шлемы поверх темно-зеленой униформы. Пластины нагрудников были сделаны из многослойного пластика-"хамелеона", принимавшего цвет того, что его окружало, но это не помешало некоторым из солдат украсить их в меру своего художественного вкуса. У одного на груди красным было выведено: Mange la merde, другой изобразил аббревиатуру «00Н» в обрамлении сиденья от унитаза [Для передачи морпеховского жаргона в русском тексте переводчик использует для ООН абревиатуру
00Н - нули вместо букв "о". 00 - флотское обозначение гальюна, отсюда другое презрительное прозвище для солдат ООН - «гальюнники»] … Александер горько усмехнулся. Немудрено, что отношения Америки с прочим миром столь натянуты, если таковы посланцы ее доброй воли…
        Пожалуй, им с Жубер пора убираться отсюда, пока есть возможность. Украдкой оглядевшись и удостоверившись, что в воздухе не осталось чего-либо из одежды, он двинулся к выходу. Жубер последовала за ним.

        - Очисть трап, парни!  - рыкнул сержант.  - Вольно, расступись! Штатские идут!
        Строй зашевелился, морпехи отодвинулись, освободив проход, едва достаточный, чтобы протиснуться к люку. Начались перешептывания, кто-то захихикал.

        - Э… простите, это не вы потеряли?
        Обернувшись, Александер увидел кружевной красный бюстгальтер, паривший в воздухе прямо перед ухмыляющимися лицами солдат. Жубер хладнокровно скомкала его, оттолкнулась ногой и стрелой пронеслась сквозь проем люка. За ней неуклюже выбрался Александер, провожаемый дружным смехом.
        Снаружи, в шлюзовом отсеке, он лицом к лицу столкнулся с майором Гарроуэем, отдыхавшим у переборки возле люка, ведшего в транспортную капсулу. Медленно проворачиваясь, модуль издавал тяжкий металлический скрип, хотя здесь, у самой оси вращения, искусственная гравитация была почти незаметна. Судя по показаниям на панели управления, вторая капсула была уже в пути, с остальными членами МЭОМП. Капсулы работали попарно, наподобие фуникулеров в Швейцарских Альпах, чтобы не нарушать вращения корабля, и вмещали разом не более пятнадцати человек. Да, подумал Александер, сейчас здесь станет совсем тесно…
        Раздался громкий лязг и шипение, крышка люка отошла в сторону. Из капсулы в
«погреб» быстро проследовали еще десятка полтора морских пехотинцев. Последним был высокий смуглый человек в полевом комбинезоне с полковничьими серебряными орлами на вороте.

        - Что вы здесь делаете?  - холодно спросил он, увидев двоих гражданских.

        - Мы… проводим инвентаризацию, полковник,  - отвечал Александер.  - Проверяли… э… оборудование для археологической экспедиции в Сидонии.
        Смерив их коротким презрительным взглядом, полковник Ллойд нырнул в люк погреба.
        Александер пропустил Жубер и майора в капсулу. Из открытого люка «погреба» до него донесся знакомый рев Ллойда:

        - Так, парни! Хватит глотки…
        Люк захлопнулся, обрубив тираду полковника. Александер протиснулся в капсулу и ухватился за поручень рядом с майором.

        - Спасибо. В смысле - за предупреждение…

        - Не за что…
        Ответ Гарроуэя прозвучал холодно и жестко. Он разглядывал Жубер… главным образом флаг ООН на ее рукаве.

«Не нравится?  - с ожесточением подумал Александер.  - Ну и хрен с тобой!»
        В эту минуту он более, чем когда-либо, ненавидел и саму идею базирования морской пехоты на Марсе, и политиков, и извращенный, джингоистский национализм, заявлявший, что подобные вещи необходимы. Они летят на Марс с научными целями, с миссией, приобретшей после открытия Сидонийских развалин громадное значение для всего человечества, а войска будут лишь путаться под ногами!..
        Ну что ж. В конце концов на них просто не следует обращать внимания. Не война ведь в конце концов!
        ГЛАВА ВТОРАЯ

        Видеокадр: Дженис Ланге за столом в студии «Нет Ньюс Нетуорк».
        ЛАНГЕ: Сегодня в Женеве Президент Маркхэм завершил пятый день переговоров с Генеральным секретарем ООН Вильянуэвой, объявив, что, несмотря на множество мелких, но вполне решаемых разногласий между Соединенными Штатами и ООН, он убежден, что в ходе данных переговоров уже достигнут несомненный и определенный прогресс.
        Видеокадр: Президент обращается к толпе репортеров.
        ПРЕЗИДЕНТ МАРКХЭМ: Соединенные Штаты Америки не скрывают - и никогда не скрывали - никаких сделанных на Марсе находок. Объединенная американо-русская экспедиция проводит на Марсе исследования и раскопки для блага всего человечества. Мы рады принять в Сидонии наблюдателей и ученых ООН. Мы приветствуем их помощь. Тем более, что открытия, уже сделанные нами, имеют огромнейшее значение для человечества, для каждого из жителей нашей планеты. Но работы осталось достаточно, чтобы мы с радостью приняли любую от чистого сердца предложенную помощь.
        Видеокадр: демонстранты возле здания штаб-квартиры ООН кричат, потрясают кулаками, поднимают плакаты: "Американская военщина - ВОН ИЗ КОСМОСА!" и "Вся власть - ООН!" . Президент Маркхэм, покидающий балкон и провожаемый камнями, летящими из толпы. Полицейские силы ООН, с трудом сдерживающие демонстрантов.
        ЛАНГЕ: Большое количество демонстрантов собралось возле здания штаб-квартиры ООН, чтобы выразить свое отношение к визиту президента США в Женеву.
        Видеокадр: женщина с плакатом "Янки, сиди дома!" .
        ДЕМОНСТРАНТКА(ЗАКАДРОВЫЙ ПЕРЕВОД): Многие годы Америка паразитировала на мировых ресурсах! Она изнасиловала Землю, а теперь пытается изнасиловать и другие планеты! Сегодня мы пришли сюда, чтобы сказать: больше мы этого не потерпим!
        Видеокадр: Дженис Ланге в студии ННН.
        ЛАНГЕ: Среди других новостей сегодняшнего дня: государственный секретарь Джон Мэтлофф ответил отказом на возобновившиеся «абсурдные» требования о плебисците под мандатом ООН, определяющем политическое будущее американского Юго-Запада. Сегодня представители Союза испано-американских народов заявили журналистам, что Америке не будет покоя до официального создания и признания государства Ацтлан.
        Видеокадр: центр Лос-Анджелеса; бунтовщики, укрывшись за перевернутой полицейской машиной, швыряют булыжники в солдат правительственных войск, приближающихся за завесой слезоточивого газа.
        ЛАНГЕ: Члены СИАН требуют создания нового государства на территориях Северной Мексики и штатов Калифорния, Нью-Мексико, Аризона и Техас. Вооруженное противостояние в регионе уже послужило причиной по меньшей мере двухсот смертей…


        Космическое транспортное судно «Поляков»;

15:46 по времени гринвичского меридиана.
        - Как, теперь работает?  - спросил Гарроуэй, снова усаживаясь в кресло рядом с Райнером. Невесомости он не любил и был рад вернуться туда, где верх был верхом, а низ - местом, куда можно спокойно сесть.
        Флотский астронавт взглянул на монитор:

        - Вот теперь все в порядке. И звук и картинка.  - Он хитро сощурил глаз.  - Трусы?

        - Футболка.

        - Эх, живут же люди… Кто там был-то?

        - Неважно.
        Ни для кого из команды не было тайной, что пассажиры порой ищут в «штормовом погребе» толику драгоценного уединения. Способ борьбы с этим у каждого командира был свой. Некоторые держались старой политики НАСА, выработавшейся за долгие годы, боязни дурных сплетен и запрещавшей сексуальные связи во время продолжительных полетов. Другие полагали, что от связей этих все равно никуда не деться, запрещай не запрещай, и, пока они не мешают команде и миссии в целом, на них лучше всего попросту не обращать внимания.
        Обычно Гарроуэя не интересовало, как другие пассажиры проводят свободное время, коего у них имелось в избытке. Однако то, что в «погребе» оказались именно Александер с этой дамочкой, Жубер, здорово разозлило его. Черт побери, политическая ситуация и так достаточно щекотлива, а тут еще эти двое затеяли
«детант» на свой манер…
        Райнера явно очень интересовали личности тех, кто тешился в «погребе», и Гарроуэй решил отвлечь его.

        - Давай посмотрим.
        В дальнем конце «погреба» парил в воздухе полковник Ллойд, а его люди выстроились в две шеренги вдоль помещения. Их нагрудники совершенно сливались с белыми переборками, разве что местами активный камуфляж выдавал темно-оливковые пятна, отражая рукав или штанину соседа. Перед каждым плавал корпус штурмовой винтовки в маленьком облачке масляно блестящих металлических частей.
        Райнер увеличил громкость.

        - …быстрей, парни!  - раздался из динамиков командный рык Ллойда.  - Быстрей, враг не станет вас дожидаться! Собираем, собираем!
        Руки морских пехотинцев порхали, выхватывая из воздуха одну деталь за другой; каждое движение было плавным и нечеловечески точным. Количество плававших в воздухе деталей быстро уменьшалось.
        Одна из солдат, штаб-сержант Островски, закончила сборку, резким хлопком загнав на место пластиковую ложу, и взяла оружие на изготовку. Мгновением позже - хлоп! хлоп!  - справились с задачей еще двое; хлопки остальных протрещали, словно короткая очередь. «Прекрасная демонстрация»,  - подумал Гарроуэй. В невесомости ведь - малейшее неосторожное движение, и инерция отталкивает тебя в противоположном направлении. А морские пехотинцы МЭОМП достигли в искусстве балансирования такого мастерства, что тела их парили в воздухе почти неподвижно…
        Дождавшись, пока последний солдат не возьмет оружие на изготовку, Ллойд нажал кнопку своей «манжеты».

        - Слабовато, парни,  - буркнул он.  - Целых тридцать секунд!

        - Прямо роботы какие-то!  - В ответ на взгляд Гарроуэя Райнер пожал плечами.  - Извини, майор, но я думаю, эго - пустая трата времени. Вроде строевой подготовки, понимаешь? Давно прошли времена, когда армии строились в красивые, ровные шеренги и стреляли-заряжали по счету. Тому уж две или три сотни лет! А в современной войне
        - какая от этого польза?

        - Я считаю, замечательная тренировка самоконтроля и дисциплины. Разве нет?
        Райнер хмыкнул:

        - Ну ладно. Понадобится мне разобрать-собрать винтовку в невесомости - знаю теперь, к кому обратиться. Ну, а броня-то им там на что? Старина «Поли» делает уже третий рейс, и еще ни разу на нас не нападали космические пираты!
        Ллойд улыбался с экрана так, что улыбку его назвали бы садистской девяносто девять человек из ста.

        - Так, ребята! Вас, кажется, от всего этого клонит в сон… Попробуем усложнить задачу. Повторяем… - Экран внезапно сделался почти черным.  - …в темноте! Товсь… начали!
        Динамик разразился стуком и лязгом. Райнер уменьшил громкость.
        Гарроуэй поразмыслил над тем, как ответить на шутку астронавта - что-нибудь о дисциплине или о пользе привычки к работе в тяжелой броне,  - но в конце концов решил, что дело того не стоит. Райнер ведь флотский, а эти головоногие просто в силу своей природы кое-чего не понимают.
        Однако рассуждения об упражнениях, порожденных боевыми условиями древних времен, в самом деле попали точно в цель. В последнее время много говорили о том, что морская пехота морально устарела, а уж сколько сплетен вызвала вот эта операция… Гарроуэй был абсолютно уверен, что МЭОМП - просто-напросто козырь в подковерной политической игре, видимо, имевшей целью сохранить Корпус, тогда как многие власть имущие хотят уничтожить его. Да и президент Маркхэм в ходе предвыборной кампании в этом году вовсю бил в барабан: «Наши доблестные парни и девушки, защищающие интересы Америки вдали от голубой Земли»… Чем более изолированными становятся Соединенные Штаты в обстановке всеобщей враждебности, тем сильнее цепляются их граждане за символы своей государственной мощи и безопасности…
        Однако вопрос вовсе не в этом. Может быть, Корпус действительно устарел? Может, ныне морская пехота всего-навсего дублирует функции армии?
        Может, оно и так. И - что с того? Странно, но Гарроуэй обнаружил, что на самом деле ему все равно, будет ли существовать Корпус.
        Нет, нельзя сказать, что он не любил морскую пехоту. Напротив. Благодаря ей он получил прекрасное образование, а после - возможность работать над интереснейшими проектами, от средств связи до систем искусственного интеллекта. Беда была в том, что больше Корпус не сможет предложить ему ничего. Он еще частенько шутил с дочерью: что его начальство изобретет после полета на Марс? Его уже дважды обошли повышением - верный признак того, что подполковником ему не бывать. В Корпусе он достиг своего потолка; дальше расти некуда. Для этого нужно возвращаться на гражданку. С его опытом и знаниями ему, конечно, обеспечено место в питтсбургском институте Моравека - он уже работал там над правительственным проектом в области искусственного интеллекта, пять лет назад, и имел кое-какие связи. Но сейчас системы искусственного интеллекта интересовали Гарроуэя куда меньше, чем свое дело на Багамах - чартерные туры на катерах и субмаринах для состоятельных туристов. В данный момент именно это было пределом его мечтаний - мечтаний, не имевших ничего общего с Корпусом.
        В последнее время сослуживцы, включая и полковника Ллойда, все чаще и чаще упрекали его: ушел в ОБОС, в Отставку Без Освобождения должности… то есть, попросту дослуживает, спустя рукава, до пенсии…
        Наверное, это так. И в том, что именно он оказался в составе МЭОМП, не желая того, получил билет, ради которого несколько тысяч прочих морпехов отдали бы что угодно, чувствовалась горькая ирония судьбы. Еще два года, пятнадцать месяцев на Марсе и семь - на борту «Коламбуса», в пути обратно, и он - гражданский человек. Вооруженные силы все сокращают, поэтому он без проблем получит отставку, а еще месяца через два будет на пляже в Нассау принимать солнечные ванны и купаться в деньгах богатых клиентов.

        - Ладно,  - сказал он после долгого молчания.  - На сегодня вроде бы все. Отправлюсь-ка я к себе. С прошлого месяца у меня осталось целых пять минут душевого времени - так почему бы не предаться роскоши?

        - Это точно,  - согласился Райнер.  - Спасибо за помощь. Уж и не знаю, что мы будем делать без тебя, если камеры в убежище снова вырубятся.

        - Ничего, справитесь. Пассажиров на борту не так уж много - может, некоторые романтики догадаются воспользоваться каютами, как все нормальные люди.

        - Не-ет,  - Райнер покачал головой,  - в невесомости гораздо приятнее.

        - О как! А ты откуда знаешь?

        - Секретная информация, майор. Не подлежащая разглашению ни под каким видом.
        Дождавшись капсулы, Гарроуэй отправился к жилой палубе, где искусственная гравитация в данный момент составляла 0,38g - столько же сколько на поверхности Марса. Палуба состояла из двух модулей, закрепленных на самом конце одного из трех
«лучей» транспорта. Его каюта находилась в модуле 1, зарезервированном для офицеров, женщин и гражданских пассажиров. А двадцать два морских пехотинца мужского пола были расквартированы в крохотных открытых купе модуля 2. Теснота везде была ужасной, но в первом модуле было все же попросторнее, чем во втором. По крайней мере, офицеры хоть жили в двухместных каютах - свою Гарроуэй делил с начальником хозяйственного снабжения, капитаном Грегори Барнсом.
        Войдя в крохотный холл модуля 1, он едва не столкнулся с Мирей Жубер.

        - Майор! Привет. Я хотела поблагодарить вас за… своевременное предупреждение.

        - Не за что.
        Гарроуэй вовсе не стремился к тому, чтобы ответ прозвучал холодно - так вышло само собой.

        - Было бы очень неудобно, если бы…

        - Извините, мисс Жубер, но…

        - Тогда уж «доктор Жубер». Однако я предпочла бы, чтобы вы называли меня «Мирей».
        - Она слегка склонила голову набок.  - Мы в пути уже семь месяцев, но до сих пор не имели случая узнать друг друга получше. Возможно, сейчас настало время?
        Гарроуэй поднял бровь:

        - Не думаю, что это хорошая мысль, мэм.

        - Почему? Потому, что я работаю на ООН?

        - Разве этого недостаточно?

        - Я не принадлежу к головорезам полковника Бержерака!  - Она вскинула голову.  - Я - ученый, археолог. И разногласия вашего правительства с ООН нас с вами никак не касаются.

        - Э-э-э… Правду сказать, доктор Жубер, мне гораздо ближе, как вы выражаетесь,
«головорезы» Бержерака, чем вы и ваша группа наблюдателей. По моему мнению, нынешний кризис вызван неверной политикой ООН и требованиями вашего Бюро. Никак не моим правительством или же МЭОМП.

        - Но разве я утверждала иное?

        - Думаю, мнение ООН на предмет участия в этой экспедиции морской пехоты США известно достаточно широко. Равно как и мнение ООН на предмет американского суверенитета.  - Он холодно улыбнулся.  - Забавно. Я всегда считал, что французы ни за что не поступятся своей независимостью…

        - А кто сказал, что мы поступились ею, мсье?!  - рявкнула в ответ Жубер.  - Франция и сейчас свободна и независима… в весьма широких и либеральных рамках…

        - Конечно, так гласит ваша версия. А теперь - извините, в Вандерберге мы получили указания не обсуждать с вашими людьми политических вопросов.
        Протиснувшись мимо Жубер, он вошел в свою каюту и задернул «гармошку» раздвижной двери.
        Только политики ему сейчас не хватало! Положение на Земле, похоже, с каждой неделей становится все хуже и хуже, а требования ООН - все жестче и настойчивее. Россия и Соединенные Штаты Америки остались последними двумя из сильнейших держав планеты, не подписавшими Хартию о реорганизации 2025 года - документ, призывавший к учреждению Правительства Объединенных Наций, под чьей юрисдикцией находились бы все национальные правительства мира, к постепенному уничтожению всех национальных вооруженных сил и к установлению новых международных законов, регламентирующих эксплуатацию мировых ресурсов.
        Причины растущей тревоги - а точнее, всемирной паники - были ясны всем. Проблема зрела давно, неуклонно и быстро - со скоростью роста земного населения, уже перевалившего за девять миллиардов. Парниковый эффект - предмет множества рассуждений восьмидесятых годов прошлого века, уже лет сорок, как превратился в жестокую реальность. Уровень мирового океана поднялся на целых полметра и до конца века должен подняться еще минимум на метр. Наводнения и ужасные штормы погубили миллионы людей, а десятки миллионов - сделали беженцами. Океан поглотил ценнейшие сельскохозяйственные земли Бангладеш, побережий Китая и Мексиканского залива. И тогда как государства наподобие США и России наконец-то перестали зависеть от ископаемого топлива и экологически вредной индустрии, беднейшие народы мира получили возможность разбогатеть… но - только сдавшись на милость той самой, оставленной США и прочими, быстро уничтожающей воздух, землю и воду индустрии. И кислотные дожди, рожденные в Китае, уничтожали леса западной Канады, а джунгли Амазонки почти исчезли под натиском ранчо и плюющихся кислотой заводов. Быстро таяли
остатки мировых запасов нефти; прочие жизненно важные для цивилизации ископаемые - медь, серебро, титан, кобальт, уран и десяток других - также были на исходе. Положение было достаточно серьезным, чтобы в 2030 году Женева недвусмысленно заявила: чтобы совладать с ростом населения и навести порядок в промышленности, к 2060 году весь мир должен находиться под непосредственным управлением ООН.
        Не удивительно, что весь мир теперь проклинает Россию и США как злодеев и куркулей, эгоистически вцепившихся в свой старомодный суверенитет из-за боязни сущих мелочей наподобие диктатуры…
        Гарроуэй не знал, решит ли это проблему,  - не знал даже, решаема ли она вообще. Но правительство США отстаивало свою точку зрения: замкнутый круг скудости и бедности Земли может быть разорван двумя новыми направлениями развития, если только индустриальные государства будут разрабатывать их вместе достаточно долго.
        Первым фактором была повальная индустриализация космоса, где промышленность, питаемая огромными, непредставимыми доселе количествами солнечной энергии, не будет вредить планете. Возможно, уже через несколько лет вынос промышленности на орбиту в корне изменит экологическую ситуацию на Земле. Вопрос лишь в том, не опоздало ли человечество с этой мерой…
        Вторым фактором, конечно же, были марсианские находки - образчики технологии, существовавшей за пятьсот тысяч лет до возникновения на Земле животноводства, письменности и мечты о бороздящих космические просторы звездолетах. Находки, сделанные, в частности, и в Сидонии, под сенью загадочного исполинского Лика, послужили причиной, достаточной для личного визита человечества на красную планету.
        К несчастью, они повлекли за собой и отправку на Марс отряда морской пехоты.
«Штормовой погреб»,
        космическое транспортное судно «Поляков»;

16:02 по времени гринвичского меридиана.
        - Ладно, парни,  - рявкнул полковник Ллойд.  - Пожалею вас, слизняков, на сей раз. Возвращайтесь в казармы, час вам на приведение себя в порядок, затем - личный осмотр. После - можете хавать. Сержант, этим займетесь вы.

        - Слушаю, сэр!

        - Свободны.
        Младший капрал Фрэнк Камински взглянул на своего приятеля, капрала Джека Слайделла, и ухмыльнулся. Слайделл, осклабившись в ответ, поднял руку и любовно погладил белый контейнер, принайтованный к переборке «погреба». Надпись на стенке контейнера гласила: «Германиево-арсенидные батареи».

        - Эй, Кам! Не хошь подзарядиться по-быстрому?

        - Ептыть, Слай.  - Камински покосился в сторону люка, где сержант Нокс и штаб-сержант Островски загоняли второе отделение в транспортную капсулу.  - Хлебало-то прикрой.
        Слай только рассмеялся в ответ:

        - Да, хлебнуть-то сейчас не помешало бы!  - Кувыркнувшись в воздухе, он увидел рядом Бена Фулберта.  - Верно я говорю, Фул?
        Камински окинул взглядом тех, кто еще оставался в «погребе». Хороший парень Слай, вот только заносит его порой… и если он сейчас, в паре дней пути до Марса, всех засыплет…

        - Эй, Слай!  - Элен Кэсвелл подплыла к ним и ухватилась за поручень.  - Вам с Камом сегодня - наряд вне очереди.

        - О, ептыть!..  - зарычал Слайделл.  - Опять?!

        - Снова. Вычистите гальюны, вдвоем до отбоя управитесь.  - Она ткнула пальцем в нагрудник Слайделла, чуть выше надписи Mangelamerde .  - Старику не понравились твои художества. Тем более, что с нами летят французские граждане.
        Слайделл ухмыльнулся:

        - Ага, а что эта французская мадамочка здесь делала? Клад искала?

        - Не твоя забота. Твоя забота сейчас - чтобы гальюны были вычищены до блеска. И сотри эту хрень со своей скорлупы.
        Слайделл с преувеличенным рвением отдал честь:

        - Бу-сделано, сержант, сэр, мэм!
        Камински только вздохнул. За эти семь месяцев он слишком хорошо изучил крохотный отсек уборной в казармах. Слайделл был его напарником по расчету и потому, согласно корпусной дисциплине, делил с ним все дисциплинарные взыскания, отражавшиеся затем и на всей ГСОУ. Черт, Фулберт с Марчевкой небось рады, что вся группа не огребла по наряду. У Слайделла - выдающийся талант отвлекать огонь на себя…

        - Заткни хлебало, Слай,  - сказал Камински.  - И без того уже достукался.

        - Епты-ы-ыть… - протянул Слайделл, провожая взглядом Кэсвелл, устремившуюся к люку.  - И на хрена только нас отправили на этот чертов Марс?

«Держись,  - думал он.  - Осталось всего ничего. После высадки будет полегче».
        Здесь, на борту, трудно было держать себя в руках: слишком мало места и потому слишком много работы. Парадокс… По штатному расписанию стрелковый взвод морской пехоты состоял из групп по пять человек: два расчета по два человека плюс командир группы. Две группы - отделение, два отделения - взвод. Камински числился в первой группе первого отделения, вместе со Слайделлом, сержантом Марчевкой и младшим капралом Беном Фулбертом, а сержант Элен Кэсвелл была одновременно командиром первой группы и первым замом командира отделения. Сержант Нокс также таскал два
«портфеля», будучи командиром первого отделения и заместителем командира взвода, лейтенанта Кинга.
        По две должности, при том что взвод состоял всего из двадцати трех человек, плюс еще семеро штабных, приходилось занимать многим. Вдобавок морские пехотинцы должны были взять на себя долю работ по техобслуживанию, уборке и прочих, не требующих высокой квалификации. Но сложнее всего было с тем, что самым младшим по званию во взводе был младший капрал, Е-3, а капралов и сержантов в составе МЭОМП было куда больше, чем в обычном стрелковом взводе. А в армии, как везде, дерьмо, падая сверху, приземляется на самого нижнего…
        Вдобавок кто-то из земных бюрократов решил, что состав МЭОМП на протяжении всей операции - то есть почти два года - останется в текущих званиях, невзирая на выслугу. Конечно, там, куда они направляются, "некем заменить какого-нибудь сукина сына, коему посчастливилось дослужиться до Е-4. Однако эта потеря с лихвой покрывалась надбавками - полетными, боевыми и так далее. И по возвращении на Землю всем им, большей частью служащим первый четырехлетний срок, будет предоставлен выбор: повышение сразу на два звания - сам Камински, получается, прыгнет сразу в сержанты - или же выход в отставку с чертовски увесистым пакетом выходного пособия.
        Камински уже знал, что выберет он. Четыре года - для него более чем достаточно. Еще 745 дней, и он - снова беззаботный штатский человек.
        К тому же на Земле его ждет куча денег…
        Украдкой запустив руку под нагрудник, Камински нащупал флаг, обернутый вокруг талии под униформой. Заметив это, Слайделл расхохотался:

        - Что, не потерял?
        Камински кивнул:

        - Черт бы побрал все эти личные осмотры…

        - Ты, Кам, его так и носи, не снимай. Вот погуляем, когда вернемся, точно?

        - Эх… - Камински покачал головой.  - А может, скажем всем?

        - Что скажете?  - спросил сержант Витек, один из штабных.

        - Нет, ничего,  - немного нервно отвечал Камински. Конечно, в их затее не было ничего дурного. Но остальные, наверное, просто не поймут…
        Еще с шестидесятых годов прошлого века, со времен программы «Меркурий», астронавты начали брать с собой в космос мелкие, не занимающие места предметы - игрушечные космические корабли, монеты и даже специальные конверты с марками, которые можно было погасить в космосе… словом, все то, за что коллекционеры на Земле готовы были выложить уйму денег. Флаг был их со Слайделлом «совместным предприятием». Взять с собой что-нибудь, могущее послужить сувениром, придумал Слайделл, а идея Камински состояла в том, что сувениром должен стать флаг - американский флаг. Он постоянно носил его под футболкой, обернутым вокруг пояса, ведь, попадись флаг на глаза сержанту Ноксу или кому-нибудь из старших офицеров во время осмотра, драить капралу Камински гальюны всю дорогу обратно на Землю. И флаг тогда наверняка конфискуют, что еще хуже… Суть замысла состояла в том, чтобы все участники операции расписались на флаге после ее окончания. Слайделл говорил, что знает одного парня в Сан-Диего, который поможет пристроить такую вещь на аукцион. Бог ты мой, да флаг, на котором распишутся два десятка морских пехотинцев,
взаправду побывавших на Марсе, можно выручить тысячи …

        - Так! Первое отделение!  - скомандовал Нокс.  - По одному - марш!
        Проверив, надежно ли закреплена на спине его М-29, Камински втиснулся в капсулу вслед за прочими.

        - Слышь, Слай, а вправду - на кой им понадобилось загонять нас на Марс?

        - Ну, а зачем, по-твоему, командование вообще что-то делает?  - вопросом на вопрос отвечал Слайделл.  - Известно, зачем. Чтобы нам служба медом не казалась!
        Этот ответ был ничем не хуже прочих, какие Камински уже довелось услышать.
        ГЛАВА ТРЕТЬЯ

        Среда, 9 мая;

17:05 по времени гринвичского меридиана.


        Университет Карнеги-Меллон;
        Питтсбург, штат Пенсильвания;

13:05 по восточному поясному времени.


        Выйдя из Герб-Саймон-Холла, Кэтлин Гарроуэй ступила на галерею и направилась в сторону Шенли-парка. Два экзамена сданы, осталось еще три плюс дипломный проект, а затем она отбывает в Японию… Сегодня нужно было еще как следует поработать над проектом, но прежде следовало хоть немного подышать свежим воздухом. Просидев все утро в четырех стенах, теперь она испытывала сущее блаженство.
        Климат - вот что ей нравилось здесь, в Питтсбурге, больше всего: разнообразие времен года, яркое разноцветье осени, жгучее ликование весны после зимних морозов… Тусклое однообразие погоды в Кэмп-Пендлтоне, штат Калифорния, где отец ее работал до отбытия на Марс и где сама она жила до поступления в колледж, порой доводило ее едва ли не до слез. Кэтлин рассмеялась. Юкио не понимает ее в этом; его родина в Японии очень похожа на Южную Калифорнию - не удивительно, что он терпеть не может здешних зим.
        Легко касаясь ладонью перил, Кэтлин сбежала по лесенке на землю и вошла в парк. Как она на самом деле относится к Юкио? Он понравился ей с самого начала, с того момента, как они познакомились в Японском кабинете Международного центра. Было это осенью, и следующие несколько месяцев они все больше и больше свободного времени проводили вместе. Нет, Кэтлин не боялась слов «Я люблю тебя» и не раз говорила эти слова Юкио, но - обязательно ли это означает и «на всю жизнь»? Готова ли она на всю жизнь связать себя с Юкио?
        Быть может, ей и не нужно этого знать. Быть может, достаточно того, что она просто любит его, что ей нравится быть с ним и говорить с ним - обо всем на свете, кроме политики, но кому же нравится говорить о политике? Вот ее родители из-за политики всегда спорили - так по крайней мере, утверждает папа, мать умерла до того, как Кэтлин начала что-то понимать в политике - и тем не менее прекрасно ладили друг с другом. Недавно они с Юкио начали обсуждать возможность долгосрочных отношений, и теперь, в преддверии поездки в Японию, Кэтлин передумала об этом очень много разного.
        Юкио собирался представить ее своей семье, а Кэтлин знала о японском этикете достаточно, чтобы понимать значение такого шага. Оба они, конечно, считали себя интернационалистами - нет, не сочувствующими поползновениям ООН подгрести под себя весь мир, а просто гражданами мира. Но что скажет Юкио, доведись ему выбирать между нею и своей семьей? Если его семья не одобрит ее, захочет ли он остаться в Штатах навсегда? Или, допустим, они примут ее. Захочется ли ей покинуть свою страну и навсегда поселиться в Японии?
        Она покачала головой. Серьезные размышления на пустой желудок - далеко не лучший способ принимать решения. Как здорово было бы обо всем этом посоветоваться с папкой! Но как-то так вышло, что Кэтлин просто не могла заговорить с ним о Юкио, сама не понимая, отчего. Даже про поездку в Японию не обмолвилась ни словом. Она - совершеннолетняя, у нее есть паспорт, и деньги на поездку заработаны ею самой. Подумать только, как давно у нее не бывало секретов от отца… Кэтлин усмехнулась. Чаще они с ним на пару имели секреты от других.
        Дойдя до своего любимого дерева, раскидистого ореха, она отстегнула от пояса ПАД, села, раскрыла его, пристроила на коленях и начала скачивать почту. Так, обычная внутрифакультетская переписка - надо просмотреть после, убедиться, что не пропустила ничего важного… Кэтлин до сих пор не удалось написать фильтр, со стопроцентной надежностью отсеивавший бы все ненужное. Однажды она даже обвинила Намира, главу факультета, в том, что он нарочно составляет свои письма так, чтобы ни один программный фильтр не смог вычленить суть. В ответ он лишь подмигнул: «Что ж, Кэтлин, если твой фильтр не справляется, напиши фильтр получше». Конечно, она приняла вызов - и, конечно же, письма Намира немедленно сделались еще более туманными… Кэтлин улыбнулась. Возясь с этими проклятыми фильтрами, она узнала о самообучающихся системах гораздо больше, чем за три года лекций. Метод Намира, может, и был жесток, но действовал неплохо.
        Гак, что еще? Пара вид-мэйлов от друзей, ничего серьезного… От Юкио - ни словечка, но это неудивительно, они договорились встретиться здесь после его экзамена, поэтому писать он мог бы только о том, то не сможет прийти. Уведомление о том, что сегодня - собрание в клубе «Цугцванг»… На это письмо Кэтлин ответила, что непременно будет присутствовать,  - две-три партии в шахматы будут лучшей разминкой перед завтрашним экзаменом по физике, а лишняя зубрежка того и гляди кончится перегревом мозга…
        О, а вот и от папки!
        Кэтлин взглянула на часы «манжеты» и нажала кнопку, выводя на дисплей время по Гринвичу, принятое на всех космических кораблях и для всех космических экспедиций. Сейчас летнее время, выходит, всего четыре часа разницы. На «Полякове» скоро вечер… Обычно отец писал ей именно по вечерам, в иное время суток - лишь в тех случаях, когда хотел поведать что-то особенное, выходящее за рамки обычной корабельной рутины. Кэтлин фыркнула. Как будто не понимает, что для нее абсолютновсе , происходящее на борту «Полякова», необычно и удивительно! Она была в восторге от всего, связанного с космосом, с тех пор, как… наверное, с тех пор, как себя помнила. Еще до того, как впервые увидела старт из Вандерберга.
        Кэтлин помнила, что мама много читала ей, когда она была маленькой. И, по словам отца, все это были книги о звездолетах, об иных планетах и их обитателях - те самые, которыми она позже начитывалась сама, книги Хайнлайна и Азимова, Лонгиера и Брина, Цеттеля и Экклара… Ну, что за жизнь, в конце концов?! Вот ее папка летит в космос, за что она сама отдала бы все зубы, не говоря о прочих, менее важных частях тела, и ему все равно ! Пескам Марса он предпочел бы пляжи Багамских островов! Кэтлин уже готова была настрочить отцу гневное письмо. Если он так и не выучится радоваться тому, что идет туда, где до него не ступала нога человека… она еще не знает, что с ним сделает, но что-нибудь - сделает определенно!
        Она нажала на ярлычок письма на дисплее ПАДа. Ярлычок увеличился в размерах и превратился в видеоизображение - майор морской пехоты на фоне серой стены своей каюты.

        - Доброго утречка, Тикако,  - с улыбкой сказал он,  - или который у вас теперь час?
        Кэтлин улыбнулась в ответ. Это домашнее прозвище отец дал дочери, когда ей было шесть, а сам он был влюблен в Японию. Прозвище означало «дорогая и близкая», и называть так Кэтлин было позволено лишь отцу и Юкио.

        - Что ж, вот прошел еще один восхитительный день на борту «Поли», и снова мы доблестно ушли от всех злобных астероидов и космических пиратов. Чтобы не помереть со скуки, я снова полистал те фантастические книги, что ты дала мне в дорогу. Закавыка с этими книгами в том, что реалистические скучны, а прочие только напоминают о грядущей скуке на настоящем Марсе. Вот, например,  - он поднял перед собой свой ПАД,  - «Красная планета» твоего дружка Роберта Хайнлайна…

«Моего дружка!  - подумала Кэтлин.  - Папка, да ведь он уже пятьдесят лет, как мертв!»

        - Я думаю так: если бы там, куда мы направляемся, в самом деле были какие-нибудь инопланетяне, как в этой книжке, то экспедиция бы наша чего-нибудь стоила. Но знаешь, Тикако, гнать три десятка морских пехотинцев в такую даль ради каких-то камней… Похоже, нас просто используют… хотя - что я говорю, мы и предназначены для того, что бы нас использовать. Я хочу сказать, что сейчас нас используют неправильно. Не как орудие, а как пешку в какой-то большой политической игре, для меня непонятной. Одно я знаю точно: мне это не нравится.
        Отец надолго отвел взгляд.

        - И еще кое-что меня тревожит,  - сказал он, повернувшись наконец к ней.  - Вся эта свистопляска с ООН. Я понимаю, что по соглашению они имеют право пользоваться нашими транспортами. Но почему мы позволяем совать нос в наши исследования на Марсе - выше моего понимания. Они - что в самом деле полагают, что самое важное мы скрываем? Не понимаю… Сегодня произошло кое-что, о чем я хотел бы тебе рассказать. Это… встревожило меня, не могу точно сказать, отчего. Может быть, ты сможешь помочь разобраться, в чем дело. До скорого, Тикако. В следующий раз увидишь меня уже на пляже.  - Он невесело улыбнулся.  - Океана там, к сожалению, не будет, но все равно приятно вновь обрести почву под ногами. Пока!
        Лицо отца еще секунду оставалось на дисплее, затем исчезло, сменившись строками цифр: остальная часть его письма была зашифрована.
        Пользоваться шифрами при переписке они с отцом начали сразу после смерти матери Кэтлин - ведь она, большая, взрослая, семилетняя девочка никак не хотела писать о том, что боится, что тоскует по маме, что - хорошо бы папа был с нею, дома, а не где-то за тридевять земель. И тогда отец научил ее простому заместительному шифру
        - чтобы Кэтлин могла сказать все это, не боясь посторонних глаз.
        Со временем их шифры становились все сложнее и сложнее, и теперь они пользовались Билевской системой, гарантировавшей, что письма не прочесть без книги, на которой основан шифр. В этом была вся прелесть: книга могла быть любой, обеим сторонам следовало лишь договориться о том, какой именно и, что особенно важно, в каком именно издании. Для полета на Марс выбрали «Сегуна» издания 2038 года, роман о Японии XVI века, написанный в двадцатом столетии. Перед стартом с Вандерберга Кэтлин сама скопировала текст и собственную программу-дешифровщик на отцовскую
«манжету».
        С тех пор отец шифровал часть почти каждого своего письма, однако за семь месяцев полета эта часть всего раз или два состояла более чем из одной-двух строк. В этой шифровке на глаз выходило четыре или даже пять абзацев.
        Выделив текст, Кэтлин запустила дешифровщик. Как ей хотелось сейчас поговорить с отцом! Ведь и вид-мэйл, при всех своих достоинствах, не лишен ограничений. Хотя… будь отец здесь, рядом, он вряд ли стал бы говорить о своих тревогах, он - человек очень замкнутый. Наверное, письмо - единственный приемлемый для него способ высказать то, что он написал здесь.
        Расшифрованный текст не на шутку напугал Кэтлин с самого начала. "Вступил, в сношения с врагом "… Неужели эта женщина - враг только потому, что работает для ООН? Что же это делается? Ведь мы ни с кем не воюем! Интересно, что сказал бы отец об ее отношениях с Юкио? Хорошо, что она не сказала ему о том, что собирается в Японию…
        На дисплей ПАДа упала тень. Кэтлин вздрогнула от неожиданности. Подошедший Юкио поднял руки, изображая крайнюю степень ужаса:

        - Это не я! Честное слово! Это не мое!
        Кэтлин поспешно коснулась дисплея, сворачивая окошко с текстом.

        - Это просто от папы.

        - А-а…
        Юкио уселся на траву рядом с нею. Кэтлин сложила ПАД и спрятала в чехол.

        - И что же означает твое «а-а»?
        Юкио улыбнулся:

        - Это означает, что периодическая дисгармония в отношениях с одним из старших членов семьи не является чертой, присущей исключительно японцам.

        - А-а…

        - Именно.  - Пальцы Юкио коснулись ее волос.  - Да, Тикако, я в последнее время не говорил, что люблю тебя?
        Кэтлин улыбнулась.

        - Нет, Снеговичок.  - Таков был грубый, приблизительный перевод с японского имени Юкио.  - С самого утра еще не говорил. А ты знаешь, что ты мне нравишься?

        - М-м-м… - Юкио нежно ответил на ее поцелуй.  - Да, ты, кажется, пару раз о чем-то таком говорила.
        Поцелуй вышел долгим. Затем Кэтлин слегка отстранилась.

        - Знаешь, я, пожалуй, рада, что заглянула в тот день в Японский кабинет.

        - Я тоже. Но в конце концов мы встретились бы все равно. Так было предначертано.
        Во взгляде Кэтлин мелькнуло удивление.

        - Ты веришь в это? Вправду веришь, что все решено заранее?
        Ответ Юкио прозвучал предельно серьезно:

        - Кэтлин, это - два совершенно разных вопроса. И ответы на них вовсе не обязательно совпадают.
        На это сказать было нечего, и потому Кэтлин просто промолчала. Она поняла, что имел в виду Юкио, а раз так, то и говорить тут больше не о чем. Вместо этого она вынула из поясного кармана две упаковки с «квик-ланчами» из кампусского магазина.

        - До посадки осталось два-три дня, верно?  - спросил Юкио, в свою очередь извлекая из кармана две термобутылки и открывая их.

        - М-м-м, киви… здорово.  - Сделав пару глотков, Кэтлин нажала кнопку на своей
«манжете».  - Да. Трое суток. В субботу утром они выйдут в точку рандеву с орбитальными шаттлами.

        - Это, конечно, абсолютно не по-японски… но я им завидую.
        Оторвав крышку упаковки, Юкио принялся есть. Кэтлин криво усмехнулась:

        - Ну, не смешно ли? Вот нам с тобой до смерти хочется в космос, а мой папка в это время летит на Марс, хотя совершенно этого не желал! До сих пор жалуется - скучно ему!
        С этими словами она откусила кусочек планктонного брикета.

        - Тебя именно это… расстроило?
        Кэтлин вздохнула. Что ж, отчего бы не поговорить об этом?

        - Нет. Это - снова политика. Ненавижу политику!
        Юкио пожал плечами:

        - Политика - не более чем попытка двух людей решить, смогут ли они разделить миску риса или кому-то из них придется обнажать меч, чтобы забрать весь рис себе. И человеческой природе она присуща так же, как, скажем, дыхание…

        - Может быть, я и ошибаюсь насчет человеческой природы… но - почему люди не могут просто, без этих дурацких свар, работать вместе? Почему бы не помочь друг другу, вместо того чтобы драться за объедки?

        - Исторический опыт учит, что нельзя кормить чужих, когда и своим не хватает… Альтруизм - в корне неверная стратегия выживания, Кэт Линь.
        Кэтлин улыбнулась. Юкио по праву гордился своим английским и в последнее время научился даже в шутку коверкать произношение…

        - Мда-а… Не знаю, что в нашем случае заменяет миску, но вот люди с мечами, выходит,  - двое археологов. На самом деле проблема в том, что они не хотят обнажать мечи, тогда как папка считает, что должны… Не знаю. Похоже, твоя метафора здесь не подходит.  - Прикончив брикет, она принялась за остатки обеда.

        - Чего-чего, а метафор у меня еще много.
        Кэтлин рассмеялась:

        - Наверное, надо просто рассказать, в чем дело. Папка убежден, что американцы не должны… завязывать интимных отношений с персоналом ООН. Даже назвал это «вступить в сношения с врагом». Хочешь - верь, хочешь - нет.
        Пауза затянулась настолько, что Кэтлин усомнилась, слышал ли Юкио ее слова.

        - Юкио!
        Он поднял взгляд:

        - Прости. Я думаю, мой отец счел бы, что чувства твоего отца… очень легко понять. То, что мы можем найти на Марсе, вполне понятная причина для напряжения в международных отношениях. Думаю… боюсь, дело вполне может дойти до войны.

        - Но… это же абсурд! Что бы мы ни обнаружили там - понадобятся годы, только чтобы понять, что это! Не говоря уж о практических применениях… Какой тогда смысл воевать из-за этих находок?

        - Люди не всегда руководствуются логикой, любовь моя. К тому же превосходство ожидаемое в качестве повода для драки ничуть не хуже превосходства реального .

        - А что будет делать Япония? Что говорит твой отец?

        - В случае войны ООН с США?  - Юкио покачал головой.  - Трудно сказать. Конечно, у нас есть обязательства перед ООН… но моя страна всегда прежде всего заботится о самой себе. Думаю, мы постараемся не ввязываться в войну, если для этого будет хоть какая-то возможность. А что думает отец, я просто не знаю.

        - Хорошо. На следующей неделе сможем спросить его лично.
        Юкио не отвечал. Его явно что-то тревожило, но Кэтлин и не помышляла подгонять, пока сам он не будет готов говорить. В этом отношении Юкио был очень похож на ее отца, вот только из папки порой все-таки удавалось что-нибудь вытянуть, а если попробовать нажать на Юкио, он лишь еще больше замкнется…

        - Кэтлин,  - наконец заговорил он,  - мне нужно поговорить с тобой о нашей… предполагаемой поездке.
        Предполагаемой? Она-то думала, что все давно решено. Но - пусть Юкио скажет сам…

        - Я получил приказ от командования Космических сил самообороны. И должен прибыть на Танегасиму в течение двенадцати суток.
        Новость подействовала на Кэтлин оглушающе. Конечно, она знала, что официально Юкио
        - военнослужащий, что в США он совершенствуется в областях электроники, необходимых ему как специалисту космической авиации, но ведь он, в конце-то концов, находится в двухгодичном учебном отпуске, или как это там называется! И его не должны внезапно отзывать обратно, тем более теперь, когда…

«Стоп,  - одернула себя Кэтлин.  - Ты - взрослая женщина, давай-ка веди себя соответственно».

        - В чем причина?  - Она с удовольствием отметила, что голос ее звучит спокойно.  - Тебе не объяснили?

        - В приказе просто сказано, что меня переводят на космическую базу Танегасима для возможного повышения летной квалификации. Даже не говорится, сколько времени я там пробуду. Но я получил вид-мэйл от отца. Занимая высокий пост в правительстве, он часто имеет доступ к информации, недоступной простым смертным. С его слов у меня создалось впечатление, что все это - временно, и следующей осенью я могу вернуться сюда для продолжения учебы. Отец полагает, что мы просто отдаем дань вежливости по отношению к союзникам.

        - А ты знал, что такое может случиться? Ведь я думала, что ты должен закончить учебу и только потом вернешься на службу.
        Юкио прикончил свой обед, отыскал в траве камешек и принялся выцарапывать что-то на земле у самых корней дерева.

        - Кэтлин… Ты говоришь «вернешься на службу». Но я ведь не оставлял ее. Я - тю-и , то есть, по-вашему, лейтенант Космических сил самообороны, и в любой момент могу получить приказ, который обязан выполнить.

        - Надо же,  - заметила Кэтлин, протягивая ему ломтик сладкого рулета.  - Всегда думала, что ты - шоколадный крем, а ты, оказывается, тю-и…
        Юкио либо не понял шутки, либо не обратил на нее внимания. Глубоко вздохнув, он поднял взгляд на Кэтлин.

        - Придется поездку отменить или, по крайней мере, отложить. Может быть, ты сможешь приехать позже, когда я буду знать…

        - Зачем?
        Во взгляде Юкио мелькнуло изумление. Лицо его затвердело. Кэтлин прикусила губу. Юкио всегда казался таким американизированным, что зачастую она забывала о том, что он тем не менее постоянно находится во власти сиката , исключительно японских правил поведения. А перебить говорящего, когда собеседники равны друг другу,  - даже больше, чем грубость; это - нарушение ва , гармонии, достижение которой - цель жизни каждого нихондзин’а .

        - Сумимасэн, Тосиюки-сан .  - Для извинения Кэтлин инстинктивно перешла на нихон-го . Обычно они говорили друг с другом на смеси английского и японского, но некоторых вещей по-английски просто не выразить.  - О-яма симасыпа .

        - Дайдзебу, Тикако .  - Юкио погладил ее по щеке.  - Я стараюсь привыкнуть к западным обычаям, но иногда просто… ничего не могу с собой поделать. За этот год я открыл для себя много хорошего в вашей открытости, тяге к новому, к переменам, но время от времени старые привычки дают о себе знать. А ведь старые обычаи нужно менять, если хочешь воспользоваться всеми преимуществами, какие обещает будущее.

        - Но ведь и в старых обычаях много хорошего.

        - Да. Нам нужно найти способ развиваться и дальше, как в последние сто лет, не утратив того, что сделало нас такими, какие мы есть. И это… трудно.  - Он помолчал.
        - Планируя поездку, мы с тобой полагали, что отправимся в Японию вместе, что я представлю тебя своей семье, а еще покажу нашу страну. Теперь этого у нас не получится. Вероятно, большая часть вечеров у меня будет свободна, но от Танегасимы до Киото - шестьсот километров. Даже гидропланом и монорельсовой дорогой… словом, домой я смогу приезжать только на выходные.

        - Мы можем встречаться там,  - возразила Кэтлин.  - Конечно, Танегасима далеко от Киото, но встречаться не обязательно у тебя дома. Если на базу мне нельзя, мы можем встречаться в Кагосиме или Миязаки. Там наверняка есть студенческие отели, как в Киото.

        - Но я ведь буду на службе. И даже не знаю, предоставят ли мне увольнения по вечерам или выходным…

        - Когда тебе нужно явиться? Какого числа?

        - В понедельник останется ровно неделя.

        - Вот. Значит, у нас есть целых три дня. Я познакомлюсь с твоими родителями, с твоей семьей, а потом…. кажется, ты забыл, что у меня есть и свои причины для поездки в Японию.
        Юкио снова принялся царапать камешком по земле.

        - Ты действительно не будешь возражать против того, чтоб находиться в моей стране одной?
        Кэтлин подняла бровь:

        - Разве мой японский настолько плох?
        Улыбнувшись, Юкио бросил в нее камешек.

        - Ты говоришь замечательно и сама знаешь об этом.

        - Точно. Значит, выезжаем в следующий вторник, как и замышляли. Так?

        - Последний вопрос. Времена сейчас… опасные. Ты действительно считаешь, что тебе ничто не угрожает, если ты поедешь в страну, состоящую в союзе с ООН?

        - Юкио, война за Марс - это просто смешно! Вот Мексика с этим «ацтланским вопросом» - действительно проблема. Но, даже если там разгорится,  - не представляю себе, чтобы Женева послала на американскую землю японские войска. Конечно, официально наши государства - по разные стороны… но ведь Япония отказалась поддерживать санкционированные ООН эмбарго. Мы - до сих пор торговые партнеры. И я не вижу, в чем тут проблема. Ведь не во Францию я поеду и не в Колумбию!
        Юкио покачал головой:

        - Я тебя не удерживаю. Просто хочу убедиться, что ты до конца понимаешь ситуацию.
        Кэтлин улыбнулась:

        - Юкио, любимый, ты и не смог бы удержать меня от поездки. И дело здесь вовсе не в моем западном индивидуализме. Дело - в деньгах. Может быть, детки богатых родителей, наподобие тебя, и могут смириться с потерей пары тысяч долларов за пропавший билет на ракетоплан, но я не могу. На поездку в Японию я копила с тех пор, как выросла достаточно, чтобы зарабатывать хоть какие-то деньги, и собираюсь быть на борту этого «Стар Рэйкера» в следующий вторник - с тобой или без тебя.
        ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

        Пятница, 11 мая.


        Посольство США;
        Мехико, Мексиканская Республика;

14:53 по местному времени.


        Стоя на своем посту, у небольшой баррикады из мешков с песком под портиком здания посольства, сержант морской пехоты США Гэри Бледсо внимательно следил за толпой, собравшейся на площади перед воротами. Многие несли плакаты - некоторые на испанском, но большей частью, специально для репортеров и видеокамер, на английском.
        "ЯНКИ, РУКИ ПРОЧЬ ОТ МАРСА!" - гласил один. "ИНОПЛАНЕТНЫЕ СОКРОВИЩА - ОБЩЕЕ ДОСТОЯНИЕ!" - заявлял другой. Часть демонстрантов, очевидно, высказывалась в поддержку Ацтлана, государства, которое требовалось создать из северных мексиканских штатов и Юго-Запада США. Напряжение в отношениях с Мексикой достигло точки кипения еще в 2038-м, с тех пор, как ООН объявила срок проведения плебисцита
        - август этого года. США уже объявили, что не подпишут соглашения, призывающего к голосованию за независимость своих собственных территорий.
        Время от времени через высокую каменную стену, ограждавшую территорию посольства, летели булыжники и мусор. Бледсо слышал, как кто-то разглагольствовал перед толпой по-испански через хриплый, то и дело начинавший фонить мегафон. Слов он не понимал, однако толпа неизменно встречала каждый выкрик оратора одобрительным ревом.

        - Слышь, какая муха их укусила?  - тревожно спросил капрал Фрэнк Лараби, стоявший рядом с Бледсо.

        - А что, ты новостей давно не качал?  - насмешливо ответил Бледсо.  - Боятся, что мы разграбим развалины города Древних на Марсе и все добро заберем себе.

        - Да? Ну, а мы-то тут при чем?

        - А мы - «вонючие янки», не слыхал разве? И с каждым днем воняем все сильнее.

        - Вонючие?  - Лараби хлопнул по своей М-29.  - Я вот им покажу, кто тут вонючий…

        - Легче, Би,  - сказал Бледсо.  - Я пока не слыхал приказа о применении оружия. Просто держи игрушку тщательно вычищенной.
        Оба, согласно форме-3, имели на себе легкие камуфляжные шлемы и кевларовые бронежилеты. Будь все в порядке, они были бы одеты по форме-1, то есть в парадную синюю униформу с красно-белым кантом, но теперь, когда мексиканский кризис дошел до точки открытого противостояния, охрана посольства получила приказ о боевой готовности. Приказ позволял также иметь при себе заряженное оружие, хотя снимать предохранитель либо открывать огонь предписывалось лишь по команде, даже если противник начнет стрелять. Пару недель назад оружие морских пехотинцев, охранявших посольство, было вообще не заряжено. Как раз тогда родилась шутка о том, что - раз уж коробчатые, пластиковые М-29 в качестве дубинки никуда не годятся - оружие в случае нападения лучше всего сразу отдать противнику, а уж потом, пока этот ублюдок разбирается, как же работает столь высокотехнологичное оружие, просто пнуть его в коленную чашечку.
        ВТШВ, или высокотехнологичная штурмовая винтовка М-29, была прямым потомком немецких G-11 прошлого века и заряжалась 4,5-милиметровыми укороченными подкалиберными безгильзовыми патронами с начальной скоростью более полутора километров в секунду. Каждая пуля была вмурована в цельный прямоугольный пакет взрывчатого метательного вещества (ВMB), что позволяло не тратить на каждый выстрел драгоценные цветные металлы и обойтись без окна экстрактора гильз, которое может забиться землей, песком или илом. Пластиковая обойма на сто зарядов вставлялась в зарядный порт казенной части. В результате длина винтовки составляла
70 сантиметров при весе всего в 4 килограмма. С виду М-29 более всего походили на грубоватые пластиковые игрушки с дешевым телескопом сверху и пистолетной рукоятью снизу. Поэтому солдаты, вооруженные ими, и называли свое оружие «игрушками».
        Безгильзовые боеприпасы одновременно были величайшим преимуществом М-29 и серьезнейшим их недостатком. Отсутствие необходимости выбрасывать стреляные гильзы обеспечивало невероятно высокую - 2500 выстрелов в минуту - скорострельность; таким образом, очередь из трех-пяти пуль достигала цели прежде, чем отдача собьет прицел. С другой стороны, патронник очень легко засорялся остатками сгорания ВMB, которое, каким бы ни было чистым, все же оставляло нагар, который, при отсутствии окна экстрактора либо гильз, накапливался до статочно быстро, чтобы заметно снизить работоспособность винтовки уже после пары магазинов.
        Корпус, где главным законом было то, что каждый морпех - прежде всего боец, а винтовка - главная часть самого его существа, встретил этот недостаток со своеобычной прямотой. Каждый морской пехотинец должен быть мастером сборки и чистки оружия в самых экстремальных ситуациях, и в жаргоне Корпуса очень скоро установилось выражение «патронник у него засрался», обозначавшее человека недалекого, неуклюжего и несообразительного.

        - Да уж вычищена она, сержант,  - отвечал Лараби.  - Так вычищена, что хоть ешь из нее… Эге, шухер!
        Взглянув туда, куда смотрел Лараби, Бледсо увидел капитана Теодора Уорхерста, вышедшего из дверей посольства.

        - Смир-р-р… на!

        - Вольно, парни,  - буркнул Уорхерст. Он, как и Бледсо с Лараби, был в полевой форме, бронежилете и каске старого образца, с матерчатым камуфляжным чехлом. В наплечной кобуре поверх бронежилета - табельный М-2020.  - Что слышно?

        - Туземцы волнуются, капитан.  - Бледсо указал в сторону ворот, до которых было всего около двадцати метров.  - Я на эспаньоле особо не хаблаю, но, похоже, тот тип с микрофоном их здорово разогрел.

        - По разведданным, это - местный проповедник из СУД.

        - Ох как!  - вырвалось у Лараби.  - Только этого не хватало…
        "SolamenteUnо Dios " была одной из самых шумных и экстремистских сект последнего времени. Совершенно неожиданно объединив в себе кое-каких баптистских, пятидесятнических и даже католических деятелей, согласившихся меж собой на том, что человечество создано богом, а вовсе не инопланетянами, и потому марсианские находки надлежит оставить там, где они есть, и впредь не трогать, секта эта сформировалась в противовес мириадам новых культов и групп, поклонявшихся Древним, как богам. Всякий раз, появляясь на телеэкранах или перед телекамерами сетевых вид-новостей, представители СУД заявляли: есть вещи, которых человеку просто не положено знать, а все прочее, слава Богу, так ясно изложено в Библии, что в дополнительных разъяснениях не нуждается. И последние несколько дней, в числе прочего, были ознаменованы кровавыми столкновениями между СУД и несколькими про-пришельческими группировками - в частности, "InternationalAncientAstronautNetwork " и "LasAlienistas ".
        Теперь местные СУДовцы, похоже, нацелились на посольство США.

        - Парни. Чтоб вы знали,  - заговорил Уорхерст, не сводя взгляда с толпы за воротами.  - Мы эвакуируемся. Закрываем лавочку и выметаемся.

        - Эвакуируемся?  - удивленно воскликнул Бледсо.

        - Так мне сказали. Новость передается устно, чтобы наши местные друзья не получили ее с радиоперехватом. За нами идут «перри» с «Рейгана».

        - Ну что ж,  - заметил Лараби,  - давно пора убираться из этой дыры.

        - Что это значит, капитан?  - спросил Бледсо.  - Война?

        - Черт побери, сержант!.. Как только узнаю я, узнаешь и ты.

        - Ладно. Но я что хочу сказать: «перегрины» - что же, с боем прорвутся сквозь мексиканское аэрокосмическое пространство?

        - Вот прибудут - тогда и узнаем.

        - Если прибудут,  - заметил Лараби.
        Уорхерст хмыкнул:

        - Мы говорили с ТР-пятыми, сержант. Их прикрывают «валькирии». Они прибудут. Не думаю, что во всех мексиканских ВВС имеется что-либо новее двух десятков старых Ф/А-22… В любом случае майор Бэйнбридж велел всем быть начеку. Прибытия
«перегринов» ожидаем минут через двадцать, и, когда они сядут, эта толпа может… малость разозлиться.

        - Мы готовы, сэр!  - Бледсо хлопнул по корпусу своей М-29.

        - Знаю. Давайте, парни.
        Развернувшись, он скрылся в здании.

        - Слышь, Блед. Про этого парня - правду говорят?

        - Что он - сын самого командующего? Верно. Мне Дольчик из кадровой службы точно сказал.

        - Чесать мой лысый череп… Ну что ж, для сына Божьего - вовсе не плох.

        - Я тебе так скажу. В бою пусть лучше он будет рядом со мной, чем эти тошнотики нового образца.

        - Роджер вас.
        Еще некоторое время оба вслушивались в лающую речь оратора за стеной. Последний его выкрик привел толпу в неистовство; рев раздался такой, точно демонстранты задумали повалить стену одной звуковой волной. Мусор и камни посыпались на газон посольства градом, но ни один не достиг баррикады из мешков с песком.
        Повесив винтовку на плечо - во время кризиса от охранников не требовалось все время стоять «смирно», как всегда,  - Бледсо извлек из набедренного кармана ПАД. Включив его, он принялся выстукивать команды на плоской маске клавиатуры.

        - Что ты там делаешь?  - спросил Лараби.

        - Вхожу в сеть безопасности,  - ответил Бледсо.  - Ага, вот.
        Логотип локального сервера посольства на дисплее ПАДа сменился низкокачественным изображением с одной из камер, установленных на стене. Из этой точки открывался вид на Пасео Де Ла Реформа, широкий бульвар меж двух шеренг небоскребов, до краев заполненный кишащей, шевелящейся массой людей. Не меньше десятка - устроились высоко над толпою, почти заслонившей старинный элегантный фасад «Марии Исабель Шератон», на пьедестале грациозной Эль Анхель, монумента независимости Мексики.
        Несколько булыжников ударили в ворота посольства.

        - Зафиксируй кадр,  - сказал Бледсо, протягивая ПАД Лараби. На дисплее отчетливо были видны солдаты мексиканской армии с полной боевой выкладкой, занявшие позицию перед «Шератоном».

        - Они следят за толпой?  - поинтересовался Лараби.  - Или готовятся к ней подключиться?

        - Хэ-хэ,  - отвечал Бледсо.  - Может, они и сами не в курсе. А может, просто наблюдают, как бы кто не попортил булыжником государственной собственности.

        - Ну, а если отлупят каких-нибудь гринго - так и черт бы с ними, верно?
        Примостив ПАД поверх мешков с песком, Бледсо снял с плеча винтовку. Толпа ему совсем не нравилась - сплошь злые, здоровые, молодые мужики, а женщин с детьми не видать вовсе. Будь демонстрация вправду спонтанной, как утверждают местные источники, местная демография была бы представлена здесь гораздо лучше.
        А пока что собравшиеся куда больше похожи на армейское подразделение, чем на толпу демонстрантов…


        Посольство США;
        Мехико, Мексиканская Республика;

15:12 по местному времени.
        - Войдите!
        Капитан Теодор Уорхерст распахнул дверь и вошел в просторный кабинет (мохнатые ковры, дубовые панели, фото в рамках, картины маслом и все такое), принадлежавший Франклину Р. Тиббсу, послу Соединенных Штатов в Мексике. Внутри царила спокойная, можно сказать аккуратная, суматоха: посольские секретари выгребали из распахнутых шкафов стопы бумаги и грудами сваливали их в ящики. Не успел Уорхерст дойти до стола, как его обогнали еще три секретаря, явившиеся за очередной партией наполненных ящиков. Шреддеры в холле работали непрерывно, превращая американские дипломатические тайны в, мельчайшие конфетти.

«Забавна все же культура человечества,  - подумал Уорхерст.  - Бюрократические структуры все еще зависят от огромных количеств бумаги, хранят архивы и рассылают указания при помощи „жестких носителей“, хотя - при нашей-то глобальной компьютеризации - отлично можно было бы сберечь весь идущий на эту бумагу лес».
        Посол Тиббс, тяжеловесный, пышущий здоровьем человек в безукоризненно скроенном сером костюме, укладывал в свой «атташе-кейс» ювелирные футляры. Каждая из этих маленьких плоских коробочек надежно хранила двенадцать разноцветных микродрайвов ЭМП. Каждый из них, размером с ластик на конце карандаша, действительно был очень похож на драгоценный камень - только вот ценность имел гораздо большую: один ЭМП содержал полгигабайта информации.
        Тиббс поднял взгляд. Лицо его за последние дни осунулось, под глазами набрякли мешки.

        - Привет, капитан. Говорил со своими людьми?

        - Сэр!  - Уорхерст вытянулся «смирно».  - Так точно, сэр!

        - Ай, Тэд, оставь, мы не на параде. Что у тебя ко мне?
        Уорхерст слегка - только слегка - расслабил спину. Он был строевиком и выращен был строевиком, а о привычке, пронесенной сквозь всю жизнь, не так-то просто взять да забыть.

        - Транспорты прибудут через несколько минут, господин посол. Сядут на вертолетную площадку на крыше. Я хотел бы, чтобы вы отправились с первым.
        Тиббс заморгал:

        - Хотел бы я, чтобы нам… чтобы обошлось без этого. Но полученный мною приказ…

        - Полагаю, у нас нет выбора, сэр.
        Уорхерст отлично видел, что Тиббсу плохо, что он буквально не знает, что делать. Близкий друг и конфидент трех американских президентов, заместитель министра труда на протяжении второго срока Керри и госсекретарь при Вуде, до самой его отставки в
35-м, назначенный Маркхэмом послом в Мексику в награду за многие годы службы и щедрые вклады в его избирательную кампанию…
        В данный момент Тиббс явно не считал свое назначение наградой.

        - Я просто… просто не знаю, как до этого дошло,  - тихо, так, чтобы во всей комнате его услышал только Уорхерст, сказал он.

        - Уверен, с этим никто ничего не смог бы поделать на вашем месте,  - ответил Уорхерст.  - Вы сделали все, что могли, сэр.

        - Я уже начинаю думать, что эти фанатики за воротами правы. Нужно оставить всю эту дребедень на Марсе, и дело с концом. Конечно, как прочим государствам не опасаться, что мы заберем все себе…

        - Это - не по моему ведомству, сэр,  - осторожно ответил Уорхерст. Он понимал, что Тиббс хочет выговориться, освободиться от тяжкого бремени, однако никогда не был особо общительным и просто не знал, как лучше реагировать.  - Думаю, совершенно бессмысленным было бы делать вид, будто там ничего нет. А если мы сможем освоить ИП-технологии, это принесет пользу всем.
        ИП-технологии . Инопланетные технологии. Слово это появилось почти десятилетие назад, будучи призвано описать коммерческое и индустриальное значение найденных в Сидонии фрагментов давно исчезнувшей чужой цивилизации.

        - Да, конечно. Ты прав,  - закивал Тиббс.  - Не мы - так кто-нибудь еще. Японцы, например, или ЕС. У тех и у других - вполне агрессивные космические программы, еще несколько лет, и они бы добрались до Марса и без нас, если бы захотели.  - Он махнул рукой в направлении той стены, за которой бушевала толпа.  - Просто весь шум-то, кажется, на самом деле из ничего ! Мы им вроде бы не угрожаем, ведь верно?


        - Причина найдется всегда, сэр. Если не опасения ООН за судьбу марсианских находок, то Ацтлан и этот плебисцит. Или наш отказ разоружиться и стать приятными, послушными членами всемирной семьи.
        Тиббс обмяк. Во взгляде его отчетливо видна была безнадежность. Уорхерсту стало жаль Тиббса, хотя ни лично этот человек, ни его политика, склонявшаяся к глобализму и неоинтернационализму, никогда не нравились ему. В прошлом году, когда президент Маркхэм занял четкую антиинтернационалистскую позицию, отвергнув навязываемый ООН плебисцит и отправив на Марс отряд морской пехоты для защиты американских интересов, многие глобалисты и проооновски настроенные члены правительства оказались в «подвешенном» состоянии. Особенно в Госдепартаменте, где влияние интернационалистов всегда было сильнейшим.
        Как служащий вооруженных сил США и морской пехотинец, Уорхерст мог иметь свое мнение касательно политики, но не имел права публично, официально принимать чью-либо сторону. И если Тиббс ищет прощения, понимания или просто сочувственного собеседника, среди охраны посольства он ничего этого не найдет. Однако Уорхерст вполне мог понять его - человека, вынужденного выполнять приказы, в корне противоречившие его убеждениям, и под конец попавшего в эпицентр своими же руками подготовленного взрыва.

        - В любом случае,  - добавил он,  - вы сделали все, что могли. Большего не смог бы сделать никто.
        Тиббс кивнул, хотя вряд ли что-нибудь слышал. «Подожди раскисать, посол,  - подумал Уорхерст.  - Мы еще не выбрались. Это еще только начало».

        - Вам нужна помощь, сэр? Я могу прислать пару человек.

        - Нет, капитан.  - Тиббс расправил плечи.  - Нет. Мы почти закончили.
        И тут Уорхерст услышал тяжкий, гулкий грохот, за которым последовали звуки, напоминающие треск шутих, приглушенный толщей стен и расстоянием.

        - О’кей - сказал он.  - Я пришлю за вами, когда транспорты появятся в поле зрения. А пока, сэр, держитесь подальше от окон. И вообще от наружных стен.
        Развернувшись, он поспешил наружу.


        Посольство США;
        Мехико, Мексиканская Республика;

15:18 по местному времени.
        - Ептыть!  - воскликнул Лараби.  - Началось!
        Бледсо не нуждался в предупреждениях. Он уже стоял на одном колене, пристроив ствол М-29 в выемку между мешками баррикады и держа на прицеле верх ограждавшей территорию посольства стены. На стену уже вскарабкались мексиканцы - большей частью юноши, почти подростки. Их было много…
        И некоторые были вооружены.

        - Аутфилд, я Хоумплэйт!  - раздалось в наушнике Бледсо.
        Он нажал кнопку рации:

        - Хоумплэйт, я Аутфилд, прием.

        - Применение оружия разрешаю. Повторяю: применение оружия разрешаю.

        - Э… приказ понял. Черт, да они же совсем дети!
        Один из взобравшихся на стену поднял к плечу старую армалайтовскую винтовку и нажал на спуск. Пуля взвизгнула, отрикошетив от стены резиденции в нескольких футах над головой Бледсо. Слегка сместив прицел, Бледсо коснулся спускового крючка своей М-29, выпустив короткую - в три патрона - очередь, разорвавшую грудь стрелка еще прежде, чем Бледсо почувствовал отдачу. Кувыркнувшись, стрелявший упал за стену в облаке багровых брызг. По резиденции открыли огонь с верхних этажей ближайших домов.

        - Дети, дети… - проворчал Лараби.  - Сукины дети!
        Несколькими короткими, точными очередями он сбил со стены еще десяток нападавших. В толпе душераздирающе завизжали от ярости и боли. Лараби полоснул по верхней кромке стены длинной очередью - звук вышел таким, точно кто-то тасовал колоду пластиковых карт, только гораздо громче. Осколки камня брызнули в лица тех, кто еще пытался взобраться на стену.
        И тогда Бледсо услышал тяжелый рокот и лязг. К посольству двинулись танки.
        ГЛАВА ПЯТАЯ

        Пятница, 11 мая.


        Рэттлснэйк-1, борт многоцелевого вертолета ТР-5 «перегрин»;
        на подходе к Мехико, Мексиканская Республика;

15:19 по местному времени.
        - Снэйкбайт, я Баскет Эскалибур. Повторяю, Эскалибур.
        Лейтенант Корпуса морской пехоты США Кармен Фуэнтес изо всех сил прижала левый наушник шлемофона к уху, пытаясь хоть что-то расслышать сквозь оглушительный вой турбин «перегрина».

        - Баскет, я Снэйкбайт. Передайте код подтверждения.

        - Снэйкбайт, я Баскет,  - снова заговорил голос в наушнике.  - Код подтверждения браво-дельта-дельта-один-семь. Эскалибур. Повторяю, Эскалибур.
        Слово «Эскалибур» вместе с кодом подтверждения замерцало также и в правом нижнем углу дисплея шлемофона. Выходит, в Мехико дела плохи и первый взвод роты «альфа» ждет слишком горячий прием.
        Развернувшись вместе с сиденьем, Фуэнтес окинула взглядом своих солдат. Все они, в бронекостюмах второго класса, немного походили на астронавтов - если б еще не активно-камуфляжное покрытие, делавшее костюм столь похожим на жуткий, туманный призрак. Второй класс отличался от первого только отсутствием громоздкого наспинного блока жизнеобеспечения, превращавшего бронекостюм в настоящий космический скафандр. Лиц за темными забралами шлемов видно не было, однако она точно знала, что взгляды всех устремлены на нее.

        - Будет жарко, парни,  - заговорила она.  - Мексиканская армия открыла огонь по нашим из посольства. Баскет передает сигнал «Эскалибур».
        В том, что этот сигнал последует, она была уверена заранее. Пятнадцать минут назад пилот «перегрина» предупредил ее, что мексиканские Ф/А-22 пытались перехватить их над побережьем, и удержало их от этого только присутствие АВ-32, обеспечивавших прикрытие по плану операции «Рэттлснэйк» Может быть, пилотам Ф/А-22 приказано было лишь выпроводить нарушителей границы из мексиканского воздушного пространства но Фуэнтес так не думала. В последнее время мексиканцы, чувствуя за спиной поддержку ООН, заметно обнахалились. Вдобавок они прекрасно понимают единственный способ остановить эвакуаторов - сбить их.
        Но это - проще сказать, чем сделать. В операции «Рэттлснэйк» были задействованы четыре «перегрина», а прикрывали их четыре АВ-32 «валькирии», превосходных истребителя, прямые потомки «харриеров» прошлого века. Все - сконструированы с применением стелс-технологии и оснащены сложнейшим противоракетным оборудованием.
        С большой вероятностью они могли бы добраться до мексиканской голицы и эвакуировать своих, оставшись вовсе не замеченными.

        - Как вы полагаете, лейтенант?  - спросил капрал Стив Беллами на частоте своего отделения.  - Это - война?

        - Тут уж,  - безо всякого интереса ответила Фуэнтес,  - политикам решать.
        Сама она была аполитична так, как только возможно. Но ей крайне не нравилось, что кто-то требует от нее верности и содействия только из-за ее национального происхождения. Да, так уж вышло, она - дочь легальных иммигрантов из Мексики, родилась в Сан-Диего, штат Калифорния, и всегда - то есть до начала шума вокруг ацтланского плебисцита - полагала себя американкой.
        И если Юго-Запад США вдруг отделится и станет новой страной, черта с два она там останется. Она уже твердо решила не покидать Корпус и переселиться туда, куда назначат. А о мрачных слушках - будто все лица испанских национальностей в случае образования Ацтлана будут уволены из американских вооруженных сил и, быть может, даже лишены гражданства - не хотелось даже вспоминать. И Фуэнтес была уверена, что прочие «испаноязычныки» в ее взводе - Гарсиа, Ортега и Карле - думают точно так же.
        Впрочем, этому мексиканскому кризису она была даже по-своему рада. Он предоставил ей возможность показать всем, кому именно она преданна. И в последние несколько дней, размышляя над происходящим, она с удивлением поняла интересную вещь: оказывается, хоть она и патриотка, и жизнь готова отдать за свою страну, преданна она в первую очередь не ей.
        В первую очередь она преданна своим братьям и сестрам по Корпусу…
        Нажав клавишу «манжеты», соединенной с разъемом бронекостюма, она развернула окошко на дисплее шлемофона и вызвала электронную карту местности к северо-западу от Мехико. Воздушная флотилия эвакуаторов, миновав Восточную Сьерра-Мадре, прошла на бреющем над долиной Наутла и пересекла равнины Тласкала. Сейчас они находились над озером Текскоко, мчась к центру Мехико со скоростью в добрых четыреста узлов. Осталось восемнадцать километров; при такой скорости - менее двух минут…

        - Всем проверить снаряжение!  - скомандовала Фуэнтес.  - Девятнадцать секунд!
        Жаль, что в «перегрине» нет иллюминаторов. Хотя, конечно, каждый квадратный сантиметр фюзеляжа, все, что только возможно, покрыто антирадарными полимерами… Фуэнтес наблюдала за тем, как каждый из морских пехотинцев осмотрел бронекостюм и снаряжение соседей слева и справа. Саму ее в это время проверял сержант Кристофер Уэлш. Убедившись, что все замки бронекостюма в порядке, гранаты надежно закреплены на поясе и «концов» нигде не болтается, он спросил на ее личной частоте.

        - Нервничаешь, лейтенант?
        Фуэнтес никогда прежде не бывала в настоящем бою, и Уэлш знал это.

        - Ох, да,  - ответила она.

        - Это хорошо.  - За затемненным стеклом его забрала мелькнула улыбка.  - Будь ты полностью уверена в себе, я бы еще вчера отмазался от этой операции вглухую. Не бойсь, лейтенант. Ты им покажешь.
        Хорошо, что обошлось без покровительственного «справишься». А еще лучше - то, что сержант понял, каково ей сейчас. Черт побери, ведь через пару минут ей наверняка придется стрелять в свой народ…
        Однако этому народу не следовало трогать ее семью.


        Посольство США;
        Мехико, Мексиканская Республика;

15:20 по местному времени.


        Демонстранты больше не лезли на стену. Насколько мог судить Бледсо, все гражданские разбежались после нескольких первых очередей. Сам Бледсо все еще стоял на коленях рядом с Лараби, за мешочной баррикадой. Прицелившись в сухопарого человека с офицерскими эполетами на плечах, жестами гнавшего атакующих вперед, он выпустил еще очередь. Человек упал навзничь на залитую кровью мостовую.
        Первая волна была отбита, но до конца явно было еще далеко. Из-за стены донесся резкий зловещий рокот, и через несколько секунд старенький БМП М-2 «брэдли», вывернув из-за угла, с лязгом ударил в решетку ворот. За первым «брэдли» появился второй, за ним - третий…

        - Господи!  - заорал Лараби.  - Да мексы двинули на нас всю свою вшивую армию!
        На турели переднего «брэдли» взвыл, засверкал, точно проблесковый маячок, пулемет. Бледсо и Лараби, упав ничком, вжались в землю; шквал пуль прошел над ними, разметав часть мешков и вгрызшись в кирпичную стену. Каменная стена справа от ворот вдруг вспучилась и рухнула внутрь. И махина, показавшаяся в проломе, была уже не «брэдли» - во двор посольства ворвался М1А2, один из допотопных «абрамсов», купленных Мексикой у США двадцать лет назад.
        Возможно, «абрамсы» с «брэдли», по современным стандартам, и считались до смешного устаревшими - менее опасными их это отнюдь не делало, охрана посольства не имела на вооружении никаких средств противотанковой обороны.
        Бледсо переключил свою «моторолу» на передачу:

        - Хоумплэйт, я Аутфилд! На нас идут танки, ограждение прорвано!

        - Понял вас, Аутфилд,  - отвечал спокойный голос - кажется, это был капитан Уорхерст.  - Вижу их. Вам не устоять. Отходите в здание.

        - Родж…
        Мир взорвался. Это рявкнула пушка «абрамса». Снаряд сокрушил фасад посольства и взорвался где-то внутри, за дверями парадного подъезда. Бледсо с Лараби, распластавшихся на крыльце, подбросило взрывной волной на несколько футов вверх и ударило об остатки мешочной баррикады.
        Бледсо вгляделся в клубящийся вокруг дым, ища Лараби. Мешки с песком разлетелись по всему двору, точно какой-то расшалившийся великан поддал баррикаду ногой. Лараби лежал навзничь там, куда его отбросило взрывом - на ступенях, в десятке ярдов от газона. В фасаде здания, вовсе не предназначавшегося для подобных издевательств, зияла огромная брешь, язычки пламени плясали на груде кирпича, балок и щепы. Верхние этажи и задняя часть уцелели, но - еще несколько прямых попаданий, и весь особняк рухнет.
        Из трех ворвавшихся во двор «брэдли» уже горохом сыпались мексиканские солдаты, экипированные куда лучше, чем «демонстранты» первой волны - в таких же, как у Бледсо с Лараби, бронежилетах, с современными штурмовыми винтовками. Затрещали выстрелы. Подобрав оброненную во время взрыва М-29, Бледсо подстрелил троих-четверых. Дым сделался гуще, мешая находить цель и отслеживать попадания. Похоже, очереди со стороны здания вынудили нападавших действовать осторожнее.
        Но все же они могут ворваться на крыльцо в любую секунду.
        Бледсо понимал, что времени у него почти нет.


        Рэттлснэйк-1, борт многоцелевого вертолета ТР-5 «перегрин»;
        Мехико, Мексиканская Республика;

15:21 по местному времени.
        - Предпосадочная готовность, лейтенант!  - раздалось в наушниках Фуэнтес.  - Тридцать секунд!
        Фуэнтес и сама уже почувствовала, что нос транспорта поднимается кверху, а винты разворачиваются в горизонтальную плоскость.

        - Роджер вас,  - ответила она.

        - Видим посольство,  - добавил пилот «перегрина».  - Похоже, там стреляют вовсю.
        Пульс застучал с бешеной скоростью. Что же это - официально объявлена воина? Или - просто очередной «инцидент», из тех, что не влекут за собою особых последствий, кроме вдов и калек? Неужели мексиканцы настолько глупы, чтобы ввязаться в открытую драку со Штатами? Видимо, рассчитывают на поддержку ООН.
        Фуэнтес вызвала на дисплей шлемофона изображение с носовой камеры ТР-5. В центре - просторная вертолетная площадка на крыше посольства, мимо нее, справа налево, прошел, разбрасывая дымовые шашки, один из АВ-32. Вокруг территории посольства образовалась полная дымовая завеса - в ближайших зданиях могут оказаться снайперы с оружием, достаточно тяжелым, чтобы сбить «перегрин», тогда дым помешает им целиться, не помогут и лазерные целеуказатели. Впрочем, дыма во дворе и без того хватало - видимо, в посольстве начался пожар.
        Согласно плану операции, два «перегрина» должны были пробиться к вертолетной площадке и подобрать гражданских служащих посольства, третий будет прикрывать их огнем, а четвертый - высадит взвод Фуэнтес на площадку между воротами и крыльцом. Ей предстоит удерживать посольство, пока все штатские не будут эвакуированы, затем
        - грузиться в транспорт и отправляться обратно, к заливу Кампече.

        - Снэйкбайт, я Баскет. Уведомляю о наличии в зоне высадки вражеской бронетехники.
        На дисплее шлемофона открылось еще одно окно с изображением, переданным военным спутником. Несколько танков и БМП были помечены на нем мерцающими красными точками.

        - Роджер вас.
        Танки и БМП. Значит, все будет сложнее, чем ожидалось. Охренеть.
        Впрочем, именно от танков и хранит морскую пехоту одна из ее богинь - госпожа Поддержка с воздуха.


        Посольство США;
        Мехико, Мексиканская Республика;

15:21 по местному времени.


        Услышав над собою вой двигателей, Бледсо поднял взгляд. Вида двух «валькирий», идущих на бреющем к посольству, сверкая на солнце колпаками кабин, оказалось достаточно, чтобы от невыразимого облегчения ослабло все тело и затряслись руки.

        - Ага!  - завопил он, подняв лицо к небу - Сюда, сюда!
        Турели «брэдли» развернулись было навстречу новому противнику, но цели не нашли
«Валькирий» трудно было засечь даже при ярком дневном свете, активно-камуфляжное покрытие копировало цвета неба и облаков почти так же хорошо, как поглощало волны радаров, и, при отсутствии вертикальных стабилизаторов, их было почти не разглядеть. Снизившись, они буквально пропали из виду - даже если точно знать, куда смотреть.
        Их появление отвлекло мексиканских солдат на несколько драгоценных секунд. Бледсо тут же воспользовался этим. Поднявшись из укрытия, он рванулся вперед и упал прямо на неподвижное тело Лараби.
        Лараби был жив и дышал, несмотря на страшную глубокую рану в голову и кровь, хлеставшую из аккуратного округлого отверстия в левом бедре, немного выше колена. Раскрыв полевую аптечку, Бледсо нашел в ней марлевый тампон и наложил его на рану, пытаясь остановить кровотечение.
        Тут «брэдли» открыли пулеметный огонь по «валькириям», исчертив небо красными линиями трассирующих пуль. Ответных выстрелов Бледсо не успел даже заметить. БМП просто один за другим - раз! два! три!  - взорвались, взметнув к небу клубы пламени и обломки искореженного металла. Затем с оглушительным грохотом взорвался и мексиканский танк. Прикрыв Лараби собственным телом, Бледсо поднял взгляд.
        Дым ел глаза. Две «валькирии» Корпуса пронеслись над головой Бледсо, еще две кружили поодаль, прикрывая четверку «перегринов», снижавшихся к посольству.
        Ну, все. Пора убираться.
        Перекатившись на живот и взвалив Лараби себе на спину, Бледсо пополз к изуродованному снарядами крыльцу.


        Рэттлснэйк-1, борт многоцелевого вертолета ТР-5 «перегрин»;
        Мехико, Мексиканская Республика;

15:21 по местному времени.


        Подняв носы кверху, два «перегрина» на малой скорости пошли к посольству. С крыши
«Шератона» в небо взвилась ракета, пущенная из ручного противовоздушника, компьютеры системы активной противоракетной обороны среагировали мгновенно, очередь из автоматической пушки с радарным прицелом встретила ракету на полпути к цели, заставив ее вспыхнуть в небе оранжево-черным цветком дымного пламени. Затем скорострельный - шесть тысяч выстрелов в минуту - «зевс» нацелился на крышу отеля, и та буквально исчезла под натиском урагана бронебойных пуль из обедненного урана, чередовавшихся с 6,2-миллиметровыми разрывными и зелеными грассирующими пулями в пропорции 7:2:1. Окна взорвались, стены прогнулись, и целых два верхних этажа здания рухнули вниз лавиной осколков стекла, кирпичной крошки и кусков штукатурки. Очередь трассеров, казавшаяся издали сплошным ослепительно-ярким лучом света, еще раз перечеркнула цель и погасла.
        Медленно, точно парящие в поисках жертвы драконы, «перегрины» совершили разворот. Толпа в основном была рассеяна, лишь неподвижные тела лежали на мостовой, да кое-кто из раненых медленно отползал с площади туда, где мог хотя бы почувствовать себя в безопасности. Три БМП и «абрамс» полыхали во дворе посольства. Еще один престарелый M1A2 ревел в боковой улочке, ища укрытия от атаки с воздуха, но ослепительный зеленый «луч» сверкнул еще раз, коснулся кожуха двигателя, и пламя взорвавшихся топливных баков всклубилось к ясному небу, зависло над городом, точно огромная «мертвая голова».
        Укрывшиеся в зданиях на площади еще вели огонь по «перегринам» - похоже, здания полностью были заняты мексиканскими войсками. Так и иначе, бортстрелки
«перегринов» имели приказ воздерживаться от истребления гражданского населения Мехико и потому лишь уничтожали пущенные противником ракеты и били по укрытиям ракетометчиков.
        Наконец мексиканцы почти прекратили стрельбу, по-видимому, сочтя за лучшее не привлекать к себе излишнего внимания.


        Рэттлснэйк-1;
        Мехико, Мексиканская Республика;

15:21 по местному времени.


        На потолке салона замигала красная сигнальная лампа.

        - Прибыли,  - раздался в шлемофоне Фуэнтес голос пилота.  - К высадке!
        Взвыв сервомоторами, опустилась вниз кормовая аппарель «перегрина». Яркий дневной свет ворвался в проем, резанул глаза.
        Двор посольства был слишком тесен, чтобы «перегрин» мог совершить посадку. Поэтому, едва открылся кормовой люк, вниз были спущены четыре нейлоновых троса, и тут же первая четверка скользнула но ним к земле, звучно приземлилась на ноги и поспешила освободить место идущим следом.
        Фуэнтес шагнула в раскрытый люк за рядовым Питерсоном и с привычной легкостью съехала вниз. «Перегрин» колыхался над головой, точно огромный черный кит; турбины его визжали обезумевшими баньши.
        Слету, грянув ступнями оземь, Фуэнтес едва не рухнула на колени, но немедленно рванулась вперед, освобождая место, пока сержант Уэлш не приземлился ей на плечи. Она не помнила, как сняла предохранитель своей М-29, однако затянутые в перчатки руки уже подняли оружие на изготовку, и жидкокристаллический индикатор на ложе показывал, что обойма полна - полная сотня пуль готова сплясать свой смертоносный рок-н-ролл. Но целей в поле зрения пока что не наблюдалось. Мексиканский танк радостно пылал справа, в бреши каменной ограды; посреди двора дымились почерневшие от копоти панцири трех БМП «брэдли».
        К подъезду посольства полз морской пехотинец, волоча на спине еще одного.

        - Беллами! Келли! Сандерсон!  - рявкнула Фуэнтес.  - Направо, держите ограду! Сержант! Бери остальных, за тобой - въезд и вход в здание!
        Распоряжения она повторила уже на бегу, устремившись к ползущему, чтобы помочь ему тащить раненого товарища. Впрочем, ранены были оба: один - тот, что без сознания,
        - в голову и в ногу, у другого лицо в крови и взгляд мутноват, как бывает после контузии.
        Рядом появился еще один морской пехотинец - высокий, сухощавый, с тусклыми капитанскими лычками на вороте. На ткани его бронежилета было оттиснуто: «Уорхерст Т.». Вместе они подняли раненого и понесли к дверям.

        - Рад видеть вас, лейтенант.

        - Сэр, докладывает лейтенант Фуэнтес, первый взвод роты «альфа». Каково ваше положение?

        - Теперь все в порядке,  - сказал капитан, когда раненых подхватили морские пехотинцы, выбежавшие из здания следом за ним.  - Раз здесь вы и авиация Корпуса - все в порядке. Три-четыре минуты назад они начали штурмовать стену, сначала - штатские или, по крайней мере, люди, переодетые в штатское.

        - Полагаете, провокация?!
        Уорхерст кивнул и развел руками, точно разворачивая перед Фуэнтес газету.

        - Определенно. «Морская пехота США истребляет беспомощных демонстрантов, собравшихся у посольства!». По «ННН» будет выглядеть просто замечательно - особенно из Женевы.
        Фуэнтес указала стволом винтовки в сторону горящего «брэдли».

        - Штатские люди в посольства на танках с «бэхами» не въезжают.

        - М-м-м, это верно. Но они заявят, что войска были посланы восстановить порядок. Сомневаюсь, что кто-либо станет интересоваться, по какой такой случайности в момент начала заварухи за ближайшим углом оказалось бронетанковое подразделение.
        Фуэнтес замерла. По коже ее пробежал холодок. Да, она выполняет приказ, наносит ответный удар, может быть, даже участвует в первом сражении новой войны, но то, что кто-либо может объявить ее действия развязыванием этой войны,  - ей даже в голову не приходило!
        Вдали все еще потрескивали выстрелы, но вокруг посольства царил зло вещий покой.
«Бог знает, по кому они там стреляют и зачем»,  - подумала Фуэнтес. Видимо, пропришельческие группировки обмениваются любезностями со своими противниками, религиозными фанатиками. Да, весь мир в последнее время трещит по швам. Быть может, только этого, последнего толчка и не хватало, чтобы он окончательно развалился на части.
        С крыши посольства донесся вой двигателей: первый ТР-5 поднялся в воздух, на мгновение завис на месте, клюнул носом и взял курс на восток. За ним последовал, прикрывая его, один из АВ-32.
        Уорхерст коснулся наушника в правом ухе, прислушался.

        - О’кей, роджер вас.  - Он повернулся к Фуэнтес.  - Посол и его семья отбыли вместе с большинством гражданских и нашими ранеными. Осталось только убраться отсюда нам самим.
        Эвакуация шла гладко и слаженно, точно балет,  - наверняка процедура была тщательно отрепетирована загодя. Оставшиеся гражданские, приписанные к посольству служащие ЦРУ и морские пехотинцы охраны были эвакуированы следующим транспортом. Организовав его отбытие, Уорхерст остался на крыше вместе с первым взводом Фуэнтес.
        По ее сигналу последние морские пехотинцы, оборонявшие ограду, покинули посты, вбежали в здание и устремились наверх. Уорхерста Фуэнтес обнаружила на крыше, стоящим у парапета.

        - Идемте, сэр!  - крикнула она.  - Последний транспорт!
        Видимо, что-то внизу привлекло его внимание он снял с плеча свою М-29.

        - Грузитесь,  - велел он.  - К нам идут гости.
        Присоединившись к нему, Фуэнтес тоже взглянула вниз. Под прикрытием еще не рассеявшегося дыма к посольству подошли несколько новых БМП. Высыпавшие из них солдаты в темной униформе валом хлынули во двор.

        - Теперь я понимаю, каково пришлось Дэви Крокетту в Аламо,  - заметил Уорхерст.

        - Уходим, сэр!

        - Идите. Я…

        - Уходим, капитан! Скорее!
        Уорхерст нетерпеливо кивнул:

        - О’кей! Ступайте, ступайте!
        Последний из «перегринов» уже грузился на площадке, и сержант Уэлш поторапливал пехотинцев. Фуэнтес с Уорхерстом побежали к транспорту. Вой двигателей усилился, в воздухе над площадкой плясало, переливаясь, марево реактивных струй.
        Только вбежав на опущенную аппарель, Фуэнтес сообразила, что капитана рядом нет.

        - Где он?
        Оглянувшись, Уэлш указал на маленькую будку метрах в двадцати от площадки, ведшую в лестничную шахту. Там, у двери, и стоял Уорхерст, стреляя вниз, по невидимым противникам, поднимавшимся по лестнице.
        Фуэнтес тут же поняла, что происходит. Пока морские пехотинцы заканчивали погрузку, мексиканские солдаты ворвались в посольство и теперь пытаются подняться на крышу. Уорхерст, видимо, знал или догадался, что они - уже на лестнице, и решил задержать их.

        - Капитан!!!
        Голос Фуэнтес заглушил рев двигателей. Ругнувшись сквозь зубы, она схватила рацию и переключилась на офицерскую волну:

        - Капитан! Уходите, мы вас прикроем!

        - Роджер вас!
        Выпустив в лестничную шахту последнюю длинную очередь, Уорхерст развернулся и побежал к «перегрину», но успел сделать лишь три шага. Взрыв сорвал с петель красную металлическую дверь шахты и сшиб капитана с ног.
        Фуэнтес устремилась к нему. Увидев это, Уорхерст замахал рукой.

        - Убирайтесь!  - раздалось в наушниках ее шлемофона.  - Убирайтесь, черт побери!
        С крыши одного из соседних зданий ударил пулемет. Пули ударили в бетон между Фуэнтес и поверженным капитаном и с холодным металлическим лязгом отрикошетили в корпус «перегрина». Фуэнтес инстинктивно залегла, ища взглядом цель. Пулеметчик продолжал стрелять, целясь по транспорту.

        - Есть попадания,  - сообщил пилот «перегрина».  - Есть попадания! Пора уходить!

        - Уходите! Уходите!  - закричал Уорхерст.  - Уходите же, черт, это приказ!
        На крышу вырвались, немедленно открыв бешеную стрельбу, мексиканские солдаты. Уорхерст откатился в сторону, выпустил очередь в атакующих и осел на бетон. Сержант Уэлш втащил Фуэнтес в салон, и ТР-5 тут же пошел вверх, провожаемый огнем.

        - До него было не добраться,  - сказал Уэлш.

        - Мать их!  - заорала Фуэнтес, выплескивая наружу всю накопившуюся ярость, разочарование и страх.  - Мать их!
        Поднявшись над посольством футов на сто, пилот «перегрина» слегка накренил машину, открывая обзор бортстрелкам. По наступавшим ударил скорострельный «зевс». Три или четыре секунды струя трассирующих пуль гуляла по крыше, точно прямая, жесткая зеленая молния, круша все, к чему прикасалась Фуэнтес, все еще смотревшая вниз сквозь полуоткрытый люк, видела, как смертоносный, всесокрушающий поток металла десятками косит, рвет на части вражеских солдат.
        Затем крыша посольства - вернее, то, что от нее еще оставалось,  - рухнула, к небу взвился столб огня и дыма.
        Мы никогда не бросаем своих…
        А вот ей, лейтенанту Фуэнтес, пришлось. Пришлось, мать их!..
        ГЛАВА ШЕСТАЯ

        Суббота, 12 мая.


        Рейс «Земля - Марс»;
        космическое транспортное судно «Поляков»;

14:17 по времени гринвичского меридиана и бортовому времени.
        - Так, парни!  - взревел полковник Ллойд.  - Молчать и слушать! У нас изменения в планах.
        Ллойд сделал паузу, ожидая, пока утихнет ропот. Большая часть солдат МЭОМП была собрана в «штормовом погребе», в бронекостюмах первого класса с гермошлемами и при оружии. Прочие, кому не хватило места, наблюдали за происходящим через немигающее око телекамеры, установленной на переборке.

        - Какие перемены, господин полковник?  - спросил сержант Кен Джейкоб.

        - Да,  - добавил капрал Джон Донателли.  - Мы идем пинать задницы злобным уродам из космоса или нет? Прочие захихикали.

        - Нет. Но задницы я лично кое-кому напинаю, если вы, жопы с ручкой, сей момент не заткнетесь!
        Джеймс Эндрю Ллойд прекрасно знал, что среди своих подчиненных имеет репутацию
«зверя». Честно говоря, он гордился этим и работал над образом с тем же тщанием, с каким другие делают деньги или карьеру. Работал всегда, с тех пор, как себя помнил. Да, со времени принятия Акта о гражданских правах от 1964-го, гарантирующего всеобщее равенство, прошло почти сто лет… но в семьях принадлежавших к среднему классу чернокожих, в какой вырос и Джеймс (ни в коем случае не «Джим»! ), до сих пор бытовало убеждение: черные и женщины должны работать усерднее прочих, всегда прибавляя к дистанции лишний километр, чтобы доказать, что они способны работать наравне с остальными.
        Этих «лишних километров» в жизни Джеймса Ллойда накопилось уже предостаточно. Не позволяя себе никаких излишеств, он сумел с отличием окончить Мичиганский университет, а затем - Высшее военно-командное училище и Летную школу Корпуса морской пехоты. Он пилотировал «харриер-VI» на Кубе в двадцать четвертом, командовал взводом при высадке в Колумбии в двадцать седьмом, а после успел повоевать в Панаме, Греции и Андхра-Прадеше.
        Да, его карьеру определила черная кожа, однако теперь Ллойд редко думал о ней. Офицер морской пехоты, ведший его класс в училище, тоже был чернокожим и часто поминал один из старых корпусных принципов: "У нас в Корпусе нет черных и белых. У всех морских пехотинцев цвет один - хаки !"
        Именно таким полковник Ллойд чаще всего и считал себя - человеком цвета хаки…

        - Изначально,  - сказал он, когда шум снова улегся,  - план операции предусматривал погрузку на орбитальный шаттл и высадку на предварительной базе, в ущелье Кандор. Те из вас, кто потрудился прочесть свои копии плана - вернее сказать, те из вас, кто вообще сумел выучиться читать,  - знают, что ущелье Кандор находится на экваторе Марса, примерно в пяти тысячах километров от Сидонии, где мы в конце концов и должны были разместиться. Однако с Земли получены новые приказы. Пилоту шаттла приказано доставить нас прямо в Сидонию. Груз же наш будет, в соответствии с изначальным планом, отослан на Кандорскую базу. С собой возьмем только то, что сможем переправить за один рейс.

        - А, черт! Полковник…
        Ллойд устремил жесткий взгляд на заговорившего:

        - Вам что-либо не нравится, капрал Слайделл?

        - Простите, сэр… но, черт побери, как же будет с нашими припасами и прочей херней?


        - Для нашего оборудования и припасов,  - терпеливо разъяснил Ллойд,  - существенной разницы нет. Мы проведем выгрузку в Кандоре, перепакуем все, что нам потребуется немедленно, и этот груз будет доставлен в Сидонию другим шаттлом. Все прочее нам будут доставлять по мере необходимости, регулярными грузовыми рейсами. Что касается нас - для нас просто выйдет одним перелетом меньше.  - Полковник вгляделся в лицо Слайделла, пытаясь понять, что происходит у того в голове.

        - Тебе бы радоваться, Слай. Не придется сутки, а то и двое, разгружать контейнеры в Кандоре. Вместо этого будете себе сидеть в Сидонии, стеречь песчаные дюны да задницы отращивать.

        - Ну да… но все равно это нечестно - швырять нас с места на место!

        - Легче,  - негромко сказал Слайделлу капрал Бен Фулберт.  - Прикрой хлебало.

        - Корпус вам, Слайделл, и не гарантировал никакой «честности».
        Про себя полковник подумал, что за Слайделлом придется приглядеть: что-то он слишком расстроен изменением планов.

        - А отчего все эти перемены, господин полковник?  - поинтересовалась штаб-сержант Островски.  - Я полагала, что все грузы переправляются через «Марс-первый».

        - Когда меня известят об этом, тут же поставлю в известность всех. А пока что - выполняем приказ.  - Поколебавшись, полковник добавил: - Могу сказать одно. В штабе сомневаются в дружественности приема, который будет нам оказан. Поэтому высаживаемся неожиданно и в бронекостюмах первого класса. Еще вопросы?
        Вопросов наверняка имелось множество, иначе и быть не могло, однако все молчали. Черт побери, у самого Ллойда тоже имелось много вопросов, но ни на один из них не представлялось возможным получить ответ…
        Новые приказы были получены всего несколько часов назад, зашифрованными, с пометками "Секретно " и "Попрочтенииуничтожить ". Разведка доносит, что в течение последних 72 часов марсианский контингент ВС ООН был перемещен в район базы
«Марс-1» , говорилось там. А марсианский контингент Вооруженных сил ООН - это пятьдесят человек. Почти вдвое больше МЭОМП. Переброска его из Сидонии на юг, к
«Марсу-1» в ущелье Кандор, вполне может означать, что они намерены противостоять прибывающим.
        Да, может быть, с «Поляковым» на Марс прибывает их новый командующий, Бержерак. И возможно, они просто готовят ему торжественную встречу…
        Однако Ллойд был убежден, что чуток здоровой паранойи не повредит никому, а особенно морскому пехотинцу, намеревающемуся умереть в своей постели. Поэтому он и приказал взводу собраться с полной боевой выкладкой, плюс бронекостюмы первого класса. Да, места в «штормовом погребе» было маловато, и спуск с орбиты обещал быть тяжелым, однако взвод будет наготове, какая бы встреча его внизу ни ожидала.

        - О’кей, парни,  - заговорил Ллойд, так и не дождавшись вопросов.  - До стыковки с шаттлом - тридцать минут. Есть время поупражняться в сборке.  - Он взглянул на
«манжету», надетую поверх перчатки.  - Товсь… время!
        Через полчаса, точно по расписанию, составленному еще покойным сэром Исааком Ньютоном, первый из крохотного флота марсианских орбитальных шаттлов совершил стыковку с «Поляковым». Иллюминаторов в «штормовом погребе», конечно же, не было, однако их с успехом заменил небольшой телемонитор, который Ллойд смог переключить на одну из внешних камер «Полякова», находившихся рядом со стыковочным модулем.
        На металлической обшивке медленно двигавшегося к шлюзу шаттла имелась красная надпись, оттиснутая через трафарет "Harper’sBizarre ". Верхняя половина сорокаметрового кораблика состояла из двух тупоносых конусов, что облегчало вход в атмосферу, нижняя же представляла собой две «грозди» сферических метановых резервуаров и трех сложенных, похожих на паучьи ноги, посадочных опор. Как и прочие марсианские шаттлы, «Бизарр» заставляла двигаться реактивная масса, нагреваемая термоядерным реактором Вестингауза-Локхида, подобно старым «Нерва». В качестве реактивного топлива был выбран жидкий метан, который легко добывался на Марсе из атмосферного углекислого газа и воды, добываемой из вечной мерзлоты. Вся конструкция именовалась НИМФ. [Nuclear rocket using Indigenous Martian Fuel - ядерная ракета на исконно марсианском топливе.]
        Как только зажглась зеленая лампочка, показывая, что стыковка за вершена, давление в отсеках было уравнено, и «Бизарр» приготовился принять пассажиров и груз. Сконструированный, чтобы быть одной из рабочих лошадок расцветающих марсианских колоний, шаттл имел обширный, лишенный каких-либо излишеств грузовой отсек, в данный момент оборудованный съемным пассажирским модулем. Никакой роскоши, но, по крайней мере, в модуле имелись сиденья и пристежные ремни, что должно было обеспечить пассажирам если не комфортабельный, то хотя бы относительно безопасный спуск с орбиты.
        Путь через рукава сообщения и воздушный шлюз в конце концов привел Ллойда к стопам пилота шаттла.

        - Марсианский экспедиционный отряд морской пехоты,  - доложил он.  - Разрешите начать погрузку?

        - Разрешаю, полковник,  - отвечала пилот, рыжеволосая стройная женщина в облегающем легком скафандре.  - Рассаживайтесь и пристегивайтесь.
        Остальные уже шли следом, вполголоса ругаясь, когда громоздкие бронекостюмы первого класса цепляли переборку или идущих рядом. В громоздкости бронекостюм первого класса мог сравниться с тяжелым космическим скафандром - что неудивительно. Герметичный, с полным комплектом жизнеобеспечения и подключенным аппаратом замкнутого дыхательного цикла, он мог поддерживать жизнь находящегося внутри человека почти бесконечно или, по крайней мере, до тех пор, пока у него не кончится провиант.
        Вдобавок бронекостюмы морских пехотинцев имели активно-камуфляжную поверхность - то есть покрытие из специально созданного пластика, «запоминавшего» длину воспринимаемых световых волн и способного сымитировать цвета и текстуру окружения буквально за несколько минут. Единственной деталью, лишенной камуфляжного покрытия были забрала шлемов - обычно затемненные, защищающие а от ультрафиолетового излучения - и неизменные камуфляжные шлемные чехлы. Последние сделались традиционными для морской хоты еще во второй половине XX века. Даже летчики воздушного подразделения морской пехоты, поднимавшиеся в воздух на стареньких
«харриерах-Н», Ф/А-18 или, уже позже, на Ф/А-22 и АВ-32 в стандартных летных комбинезонах и шлемах, всегда носили и пятнистые камуфляжные нашлемники - не маскировки ради, но демонстрируя солидарность со своими товарищами по Корпусу, оставшимися на земле. Традиция эта родилась, самое позднее, во времена Вьетнама, а возможно, и раньше. И каждый в Корпусе гордился равенством тех, кто ползет на брюхе в грязи, и тех, кто обеспечивает им прикрытие с воздуха…
        Выбрав для себя удобную позицию, Ллойд принялся наблюдать за погрузкой. Дело шло без сучка без задоринки… но вскоре в конце колонны возникла непонятная сумятица. Оттолкнувшись от переборки, он устремился туда.
        Оказалось, в колонну умудрился затесаться штатский без бронекостюма - один из археологов, доктор Дэвид Александер. Он-то и был причиной непорядка.

        - Что вам угодно, сэр?

        - Э… я, видите ли, тоже хотел бы отправиться с этим шаттлом,  - ответил Александер.
        - Ведь вы, насколько мне известно, летите прямо в Сидонию?

«Только одна вещь в мире распространяется быстрее света - проклятые слухи»,  - с неудовольствием подумал Ллойд.

        - Не думаю, что это - хорошая идея. Спуск будет тяжелым, и не исключена вероятность слишком горячего приема.

        - Да, но капитан Эллиотт сказала, что место есть.

        - Капитан Эллиотт?

        - Харпер Эллиотт, пилот «Бизарра». Оказывается, она - бывший летчик ВМФ и служила на «Рейгане», как и мой отец…

        - Понятно.
        Все это ставило полковника в крайне неудобное положение. С одной стороны, ему вовсе не хотелось в данный момент нянчиться с гражданскими, особенно если на поверхности отряд будет встречен огнем. С другой же шаттлом формально распоряжался не он. Здесь капитаном была Эллиотт, и вмешиваться в ее действия полковнику вовсе не хотелось. Александер, почувствовав, что Ллойд в затруднении, криво улыбнулся:

        - Обещаю вести себя хорошо,  - полковник вздохнул. В конце концов, места и вправду достаточно.

        - Хорошо, доктор Александер. Садитесь. Но, в случае чего… вы понимаете?.. постарайтесь не путаться под ногами!..

        - Вы в самом деле ожидаете… э-э… «горячего приема», как вы изволили выразиться?

        - Я ничего не ожидаю сэр. Однако готовым нужно быть ко всему.

        - Не беспокойтесь,  - отвечал Александер.  - Если кто-либо начнет стрелять, уж я постараюсь не подставлять голову.
        В голосе его чувствовалась сардоническая нотка, подсказавшая полковнику, что его вышучивают. Служить предметом шуток Ллойду не нравилось, как не нравилось и поведение этого археолога, одновременно насмешливое и снисходительное. Ему почти хотелось, чтобы при посадке что-нибудь произошло,  - просто для того, чтобы этот штатский индюк усвоил кое-какие манеры.
        Хотя - все это уже чистая лирика и никак не достойно профессионала.
15:56 по времени гринвичского меридиана.


        Марсианский орбитальный шаттл «Харпер’с Бизарр»;
        сол 5621-й, 12:10 по местному времени.


        Место у иллюминатора Дэвиду Александеру пришлось брать с бою.
        Конечно, смотреть сквозь толстый прозрачный пластик было особо не на что, но все же он полагал, что заслужил возможность полюбоваться видом на Сидонию с воздуха. В конце концов, морским пехотинцам не зачем разглядывать район, в котором им предстоит нести охрану. Для них это - просто очередное назначение.
        И, кроме того, ему очень хотелось увидеть Лик.
        Александер усмехнулся. Видел бы его сейчас Хольст! Или этот идиот от бюрократии - Бахир из Министерства памятников Египта.
        Некоторое время сквозь крохотный иллюминатор были видны лишь медленно проворачивавшиеся «лучи» несущих конструкций «Полякова» морские пехотинцы продолжали грузить на борт «Бизарра» свое снаряжение. Затем последовала короткая, резкая встряска, шаттл задним ходом отошел от корабля, и вскоре Александер, прижавший лицо к пластику и загородивший его ладонями от внутреннего освещения, увидел весь корабль целиком, вместе с еще двумя подошедшими шаттлами. Вот «Бизарр» миновал зону вращения несущих конструкций «Полякова», развернулся и резко прибавил ходу.
        У Александера подвело живот. Его вдавило в жесткую спинку кресла - а ускорение все нарастало. Он, успевший привыкнуть к четырем десятым g на борту «Полякова», даже не понял, долго ли шаттл набирал скорость, а взглянуть на «манжету» в тот момент, когда включились двигатели, просто не догадался. Знал лишь, что перегрузка - неимоверная тяжесть, навалившаяся на грудь, сдавившая легкие,  - была невыносима и все нарастала и нарастала, не обращая внимания на его самочувствие.
        Наконец вновь наступила невесомость, но к этому времени он был слишком утомлен, чтобы заметить время или даже взглянуть в иллюминатор.
        Тем часом ускорение вновь начало расти, и небо за крохотным иллюминатором замерцало.
        Межпланетные корабли, наподобие «Полякова», двигались по околосолнечной орбите, пересекающей орбиты Земли и Марса. Расчетливое использование гравитационных колодцев планет и ионных двигателей позволяло достичь орбиты Марса в тот момент, когда в данной ее точке находилась и сама планета. Однако персонал и оборудование еще необходимо было переправить на ее поверхность, а вход в атмосферу требовал уйму топлива да еще сопровождался жестокой встряской при торможении. Одним словом, полет вышел долгим, изнурительным и крайне некомфортабельным.
        Большую часть времени Александер провел, стараясь сдержать тошноту.
        Через некоторое время, показавшееся доктору вечностью, его окликнул сидевший рядом морской пехотинец.

        - Эй, э-э, сэр, вы там что-нибудь видите?
        Лишь с большим трудом Александер осознал, что с ним говорит тот самый человек, которого он оттолкнул, чтобы занять место у иллюминатора. На серой мерцающей нагрудной пластине его бронекостюма значилась фамилия - Фулберт.

        - Не так уж много,  - ответил он.
        Последовали еще несколько жестоких толчков - ядерные двигатели «Бизарра» заработали в полную силу. Теперь шаттл балансировал кормой вниз, и Александер словно бы лежал на спине с прижатыми к груди коленями.

        - Вы ведь - новый главный археолог. Лик едете смотреть?  - спросил Фулберт.
        Александер покачал головой. Он, по вполне понятным причинам, почти не общался с военными во время перелета, и миссия его не афишировалась, но ведь невозможно прожить несколько месяцев в двух соседних консервных банках и совсем ничего не узнать о попутчиках.

        - Я всего лишь сопровождаю новое оборудование для сонарной съемки,  - поправил он морского пехотинца.  - Американскую группу возглавляет доктор Грейвс, уже находящийся в Сидонии. Вот доктор Жубер действительно возглавит группу ООН по прибытии.
        Лицо Фулберта под поднятым забралом шлема расплылось в широкой, понимающей улыбке.

        - О, это бабец - так бабец ! Я так понимаю, всякая межнациональная хрень вам сработаться не помешала?  - очевидно, скабрезные подробности их отношений интересовали Фулберта куда сильнее, чем международная обстановка.

        - Она прекрасный археолог,  - отвечал Александер, сохраняя и, ни к чему не обязывавший тон.  - Полевые работы, проведенные ею на Юкатане…

        - Хе! Я бы не отказался с ней в поле поработать… Там вы с ней и познакомились, на Юкатане?
        Александер покачал головой.

        - Я специализируюсь, то есть специализировался по Египту.  - Он горько улыбнулся, обнаружив, что та трехлетней давности обида все еще жива в сердце.  - В некотором смысле мы с нею, пожалуй, противники. Кое-кто из ооновских до сих пор не воспринимает меня и мои идеи всерьез.
        Глаза морского пехотинца расширились:

        - По Египту? То есть все эти пирамиды, Сфинкс и все такое?

        - Совершенно верно.

        - Значит, вы считаете, что есть какая-то связь? Между Сфинксом и Ликом? И потому - в черном списке у ооновских?
        Александер поморщился. Любой из непосвященных обязательно в первую очередь задает этот вопрос. Не счесть, сколько раз уже пришлось отвечать на него.

        - Сфинкс в Гизе и Сидонийский Лик не имеют друг с другом абсолютно ничего общего. Возраст Лика, насколько мы можем судить, около пятисот тысяч лет. Полмиллиона лет, понимаете? Я убежден, что Сфинкс гораздо старше, чем принято считать, и тем не менее не может даже сравниться с Ликом в возрасте! Теория, приписывающая возведение Сфинкса и Лика одной и той же культуре,  - просто чушь! Еще большая, чем попытки связать египетские пирамиды с мексиканскими. Потому что этого не может быть никогда, понимаете?

        - Во как. А я читал, что ООН пришлось аж войска посылать на разгон демонстраций и весь переполох был из-за идеи, будто бы Землю много тысяч лет назад колонизировали пришельцы. А Сфинкс и все такое - будто бы доказывает, что пришельцы вправду к нам прилетали. Только правительству ООН это не по нраву.
        Александр вздохнул. Вот - живой пример того, как перемешаны в народном сознании крупицы фактов с грудами домыслов.

        - Полмиллиона лет назад,  - объяснил он,  - Солнечную систему действительно навещали пришельцы из иных миров. И оставили свои следы в Сидонии, хотя - вы, наверное, удивитесь, но до сих пор существует довольно много ученых, утверждающих, что Лик и так называемые марсианские пирамиды - естественного происхождения. Природного…

        - Да ну?

        - Большинство, впрочем, полагает, что Лик, по крайней мере, был намеренно вырезан в скале, а рукотворность комплекса «Корабль-Крепость» вовсе не вызывает сомнений, несмотря на то, что за эти полмиллиона лет пыльные бури, ветры и прочие метеорологические явления оставили от него не так уж много. Однако это мнение еще может быть оспорено. В конце концов, наука для того и предназначена, чтобы подвергать гипотезы проверке.

        - И все же почему кое-кто из ученых еще полагает, будто Лик - природного происхождения? Я, когда смотрел стереоснимки этой штуки,  - у меня мороз пошел по коже!

        - Например потому, что до сих пор не найдена веская причина, побудившая кого-то неведомого вырезать в одной из марсианских скал вполне человеческое лицо - да еще в те времена, когда Homo sapiens только-только появился на Земле. Ведь инопланетные пришельцы, кем они ни будь, людьми не являлись… Видимо, в игру случая, в природное происхождение Лика поверить гораздо легче, чем допустить, что наш точный скульптурный портрет был создан кем-либо намеренно.

        - Э-э, не скажите. Вон сколько новых религий появилось из-за этой херни. Будто пришельцы что-то такое проделали с обезьянами и превратили их в людей. Как в том старом кино, которое теперь все вспоминают. Две тысячи чего-то там…

        - «Космическая одиссея 2001 года»,  - снова поправил собеседника Александер.  - И уж, во всяком случае, обезьяны тут ни при чем, если не считать человека одной из их разновидностей. Доминирующими человекообразными на Земле полмиллиона лет назад были Homo erectus.

        - Ну да, вам лучше знать. Но я о чем говорю: на Земле сейчас все поголовно или думают, что пришельцы - боги, или же - еще что… а ооновские умники, похоже, вовсе уверены, будто насчет инопланетян на Земле в древние времена - все полная фигня. Как будто этого вообще нипочем не могло случиться, понимаете?

        - Понимаю.
        Александер улыбнулся. В самом центре бушующих по данному поводу страстей ему пришлось провести не один год. Правду говоря, у него имелось особое мнение насчет некоторых, наиболее удивительных и необъяснимых из земных сооружений древности. Нет, конечно же, возведены они вовсе не обязательно пришельцами из космоса, однако авторство и техническая помощь последних вовсе не исключена…
        Тем не менее, данная почва для исследований все еще оставалась предельно зыбкой. Открытия, сделанные в течение последних десятилетий, произвели серьезный переворот в традиционной науке, но вместе с тем и вызвали новый расцвет псевдонаук. Старая теория о «древних астронавтax» вновь встала из могилы, пылая жаждой мщения и выплеснув в мир потоки шизоидного бреда и научно-популярной болтовни, не говоря уж о целой орде новых религиозных течений.
        Надеясь на сем завершить беседу, Александер демонстративно взглянул на «манжету». Все компьютеры на борту перед стыковкой с шаттлом были переведены на марсианское время. Период обращения Марса вокруг своей оси, как известно, немного больше земного, поэтому обычный гринвичский стандарт здесь был неприменим. Марсианские сутки назывались «сол» и делились на традиционные часы и минуты, как на Земле, были длиннее на тридцать семь минут, шедших после местной полуночи и называвшихся
«время сол». И юная марсианская колония вела солам, а не дням, начиная с момента официального основания первого человеческого поселения на Марсе - базы в ущелье Кандор, известной ныне как «Марс-1». Первый сол пришелся на 20 июля 2024 года; ровно за пятьдесят пять лет до этого Армстронг первым из людей ступил на поверхность Луны. Текущий же сол был 5621-м.
        Таким образом, марсианское солнечное время не имело с гринвичским стандартом ничего общего. Индикатор времени на «манжете» Александера показывал, что в Сидонии сейчас - 17:40, конец светового дня; по Гринвичу же - 21:26. Впрочем, впереди - минимум пятнадцать месяцев, на протяжении коих земное время будет интересовать его лишь тогда, когда потребуется высчитать время отправки или прибытия очередного отчета.

        - Значит,  - заговорил Фулберт, не желавший отпускать нити беседы,  - вы полагаете, пришельцы на Земле ничего такого не делали? Типа там пирамид, статуй на острове Пасхи и всякого такого…
        По крайней мере, хоть о пирамидах Гизы речи больше нет…

        - Остров Пасхи? Ну конечно. Мы точно знаем, каким образом его население создавало и устанавливало эти огромные каменные головы, потому что туземцы продемонстрировали это наглядно. Ничего таинственного тут нет.
        Отвернувшись (еще одна попытка завершить разговор), Александер снова прижался лицом к пластику крохотного иллюминатора. Небо над горизонтом было темно-багрового цвета, переходившего в непроглядно-черный, если поднять взгляд. Под небом простиралась тускло-охряная поверхность, изборожденная рыжими и серо-коричневыми ломаными линиями. Высота была еще слишком велика, чтобы он мог разобрать детали помельче, хотя вон те тени, должно быть, горы или иные неровности ландшафта… Он попытался сориентироваться. Если сейчас конец дня, значит, север - там… Интересно, удастся ли при спуске увидеть Лик или хотя бы близлежащие постройки? Вот точно так же бессмысленно пытаться разглядеть приметные здания с самолета, подлетающего к земному аэропорту. Насколько ему было известно, сидонийские развалины - по другую сторону…
        И тут он увидел Лик.
        Господи! Да, он совсем такой, каким его описывают, но все это так… так неожиданно…
        Лик оказался не столь большим, как ожидал Александер,  - поэтому-то он и проглядел его поначалу. «Бизарр» все еще шел на высоте двадцати-тридцати километров. Александер впился взглядом в Лик, и тот как бы взглянул на человека в ответ. Взгляд его, устремленный к небу, загадочный, точно взгляд Сфинкса, не менялся вот уж полмиллиона лет…
        Впервые его зафиксировали совершенно случайно: в 1976-м он попал на два из сделанных «Викингом-1» снимков, на которые никто не обращал внимания до начала восьмидесятых. Будучи наконец замечен, он был объявлен игрою света и тени, а также
        - результатом неизменной склонности человеческого взгляда уподоблять чему-либо знакомому случайно возникшие очертания, скажем, чернильных клякс на листе бумаги или детали пустынного ландшафта длиною в милю. На рубеже века космические зонды предоставили снимки лучшего качества, только тогда НАСА - с заметной неохотой - признало, что здесь, по крайней мере, имеется нечто, достойное изучения. Именно это откровенное признание того, что человеческое лицо длиною в милю вырезано в одной из скал сидонийского региона Марса кем-то разумным, оказалось последним в череде открытий, завершившейся долгожданной Коперникианской Революцией. Еще с начала девяностых было известно, что звезды с обращающимися вокруг них планетами встречаются достаточно часто, вдобавок в метеорите, найденном на поверхности Марса, были обнаружены ископаемые бактерии.
        Все это означало, что человечество не одиноко во Вселенной.
        За этими открытиями последовала долгожданная эпоха Возрождения для космических исследований. Результатом совместной русско-американской программы явилась первая высадка человека на Марс, в 2019-м, в районе ущелья Кандор, лишь пятью годами позже Джеффри Кокс, Анатолий Крюков и Роберта Андерс уже стояли под сенью загадочного творения чужого разума и гадали, кем могли быть создатели Лика.
        Опустившись ниже, «Бизарр» начал медленно вращаться по часовой стрелке. Лик скрылся за левым краем иллюминатора, а из-за правого появились Город и пирамиды.
        Сердце Александера забилось чаще. Все ближе и ближе становилось место, загадок и тайн коего хватило бы для десяти тысяч археологов на целое тысячелетие. Создатели всего этого были широко известны на Земле под названием «Древних» или
«Строителей», но кем они были и откуда явились - до сих пор оставалось дразнящей, манящей головоломкой. С уверенностью можно было сказать лишь то, что подвластные им силы казались исследовавшим развалины людям просто-таки волшебными, а также - то, что они никак не были людьми.
        Во время создания Лика человечество находилось в процессе развития вида Homo erectus в примитивные формы Homo sapiens. А до открытия источников энергии мощнее огня оставалось целых полмиллиона лет.

«Город», истинное назначение которого пока оставалось неизвестным, состоял из четырех пирамид, равных величиной Великой пирамиде в Гизе, образовывавших правильный ромб и окруженных пятью другими, поистине титаническими, в милю шириной, очевидно, вырезанными из базальтовых скал. В шести милях к юго-востоку от них находилась еще одна пирамида, названная, по инициалам открывших ее в двадцатом веке ученых, Пирамидой ДМ,  - высотой в целую милю, почти две мили в поперечнике, пятигранная, укрепленная контрфорсами и имеющая заметные повреждения восточной грани (возможно, результат попадания метеорита, однако в последнее время многие считали, что здесь не обошлось без военных действий).
        Александер бросил взгляд на Фулберта, вжатого в соседнее сиденье, и улыбнулся. Военные действия. Ну разве можно сравнивать земных морских пехотинцев с той силой, что сокрушила грань гигантской пирамиды, вытесанной из цельной скалы?! Их штурмовые винтовки казались жалкими детскими игрушками в сравнении с оружием такой силы.
        Конечно, их предполагаемый противник - отнюдь не пришельцы из космоса.

        - Так, парни!  - рявкнул Ллойд.  - К высадке - товсь! Забрала - опустить, шлемы - загерметизировать! Оружие - к бою!
        Пассажирский модуль взорвался стуком пластика и лязгом металла. Если с поверхности Марса будет открыт огонь, обшивка шаттла может быть пробита, однако морские пехотинцы без воздуха не останутся. Интересно, подумалось Александеру, что такого может твориться на сидонийской базе?! Неужели ооновцы настолько глупы, чтобы попытаться сбить шаттл? Это же просто смешно!
        Тем не менее, он был рад, что надел скафандр - просто так, на всякий случай. Взгляд его невольно устремился к багажной полке над сиденьями, куда он положил гермошлем.
        Снижение продолжалось. Постройки Древних совсем пропали из виду, ближайшие нагорья и острые пики - точно росли на глазах, заметны стали даже неровности ландшафта. Сиденье вдруг крепко поддало Александеру под зад, заработали главные двигатели
«Бизарра». Еще несколько минут археолог не в состоянии был воспринимать ничего, кроме толчков и грохота двигателей. За прозрачным пластиком иллюминатора взвилась, взвихрилась кирпично-красная пыль, кое-где позолоченная лучами заходящего солнца, последовал почти незаметный на фоне всего прочего толчок и грохот двигателей разом стих.

        - О’кей, железноголовики,  - радостно объявила капитан Эллиотт, нилот «Бизарра»,  - добро пожаловать на Марс!
        Морские пехотинцы разом начали отстегивать ремни безопасности и - с заметным трудом - подниматься на ноги. Лестница, проходившая вдоль поверхности, в авиалайнере считавшейся бы полом, теперь вела вниз по стене, к грузовому шлюзу, куда морские пехотинцы и направились один за другим, в удивительно строгом и правильном порядке.
        Александер остался на месте, чтобы не попасть кому-нибудь под ноги, представляя себе, как Ллойд, наверное, командует своими солдатами или ведет перекличку по номерам. Однако бронекостюмы морских пехотинцев были загерметизированы, и все их переговоры были слышны только им самим.
        Всего через несколько секунд последний из них скрылся в грузовом отсеке, захлопнув за собою люк Александер вновь взглянул в иллюминатор, но снаружи не было видно ничего, кроме пыли, песка и камня, под зловеще-розовым небом загудели воздушные насосы, перекачивая воздух из грузового отсека в резервуары для повторного использования пока атмосфера в грузовом отсеке не превратилась в подобие марсианской, близкой к вакууму.

«Если кто-либо собирается напасть, как раз сейчас наступил чертовски удобный момент»,  - подумалось Александеру.

        - Доктор Александер! Похоже, нам организуют торжественную встречу,  - крикнула капитан Эллиотт.  - Туземцы настроены дружелюбно, несмотря на устрашающий вид!
        Только теперь Александер осознал, насколько взвинчены его нервы. Со вздохом облегчения он отстегнул ремень. Ему не терпелось выбраться наружу и - наконец-то!
        - собственными глазами увидеть то место, о котором он мечтал долгие годы.
        Снаружи, все так же загадочно и покойно, как и полмиллиона лет назад, взирал ввысь Лик.
        ГЛАВА СЕДЬМАЯ

        Вторник, 17 мая,

03:15 по времени гринвичского меридиана.


        Рейс 372 компании «Юнайтед Ориент»;

95 000 футов над поверхностью Тихого океана;

12:15 по токийскому времени.


        Кэтлин Гарроуэй взглянула сквозь иллюминатор в темно-синее, почти черное небо. Над выгнувшимся дугой горизонтом виднелась кучка звезд.
        Каждый раз в полете она чувствовала это - благоговейный ужас перед величием Космоса и неодолимую тягу к нему. Конечно, сверхзвуковые самолеты в космическое пространство не выходили, но, казалось, проносились у самых его границ.

        - Ты когда-нибудь летал на такой высоте?  - спросила она своего спутника.
        Юкио тоже взглянул в иллюминатор из-за ее плеча.

        - Да, и даже немного выше. Но в космос все же не выходил. Истребитель «Инадума» может достичь орбиты только при помощи очень большой ракеты-носителя. Словом, пока что мой потолок - тридцать пять тысяч метров, и то на тренажере. Вот если бы мы летели суборбитальным, как я предлагал…

        - Нет уж, спасибо. Смена часовых поясов была бы не менее резкой, чем тогда разница? Кроме того, ты отлично знаешь, что мне это не по карману. Суборбитальники
        - для бизнесменов, летающих за счет компании, а не для студентов колледжа.

        - И заплатить за твой билет ты мне ни за что не позволила бы?

        - Конечно, нет. Это - мои каникулы, а ты хочешь лишить меня удовольствия от того, что я сама их оплачиваю.

        - Самая настоящая вольнодумка-гайдзин !
        Кэтлин резко обернулась к нему, пытаясь понять, не говорит ли он всерьез. Слово
«гайдзин» в японском языке означало иностранец, но его эмоциональной нагрузке ближе всего было к слову «варвар». Из всех известных ей народов нихондзины более всех были склонны делить мир на две категории, на людей и… иностранцев. Лицо Юкио сохраняло предельно серьезное выражение, однако в глазах мерцали искорки, и Кэтлин поняла, что он снова поддразнивает ее. И все же…

        - Юкио, это не превратится в проблему?  - спросила она.  - То, что я - такая, какая есть, что мыслю по-своему и не стесняюсь высказывать свои мысли вслух?

        - Иными словами, то, что ты - не такая, какой надлежит быть приличной японской женщине?
        Кэтлин кивнула.
        Откинувшись на спинку своего кресла, Юкио устремил взгляд в потолок.

        - Мы уже обсуждали этот вопрос, и ты знаешь, что я об этом думаю. Мы с тобой принадлежим к новому поколению - поколению граждан планеты Земля.

        - Но ведь есть еще гиму .
        Это слово означало долг, обязанности.

        - Да, у меня есть долг перед моей семьей и моей страной. Военная служба - часть этого долга. И я… и мне было довольно трудно дать новую оценку своим обязанностям с точки зрения нашего видения мира, происходящих в нем перемен - в том числе тех, которые должны произойти, чтобы человечество продолжало существовать.
        Кэтлин помолчала, размышляя о своем собственном долге. С детства росла она с мыслью о том, что после колледжа пойдет служить в Корпусе морской пехоты. В конце концов, это - лучший способ последовать примеру любимого отца. Но в последние несколько лет, особенно после поступления в Карнеги-Меллон, некоторые вещи предстали перед нею в ином свете. Открыв для себя идеи Партии интернационалистов, она начала рассматривать свою страну, как препятствие на пути к миру во всем мире и оплот давно отжившей свое концепции национализма, чем привела отца в ужас. Ей было очень больно его огорчать, но не могла же она в угоду его старомодному патриотизму перестать думать…
        Все сделалось еще сложнее, когда Кэтлин поняла, что отец в последнее время заметно охладел к службе в Корпусе. Он начал просто отбывать время до ухода в отставку, и это не на шутку встревожило ее. Уж лучше добрый, громкий спор, чем вот такая апатия… Конечно, порой происходящее вокруг пробуждало его к жизни, наподобие того случая с двумя археологами на прошлой неделе, но чаще всего он, видимо, был вполне удовлетворен тем, что просто убивает время. Интересно, что он скажет об инциденте в Мехико?
        Сама Кэтлин была потрясена до глубины души - не столько происшедшим, сколько собственной реакцией на него. Она не была столь наивна, чтобы верить всему, переданному «ННН», и потому вовсе не удивилась обнаружив, что американские военные подают инцидент в совсем ином свете, утверждая, что агрессорами являлись мексиканцы, а якобы спонтанная демонстрация перед зданием посольства на деле была подготовлена и организована мексиканской армией. Самой неожиданной оказалась ее реакция на сообщения интернационалистских служб новостей: все их проклятия в адрес американских империалистических агрессоров показались ей настолько грубыми и пустыми, что она невольно встала на сторону Корпуса и принялась страстно защищать его перед собственными единомышленниками. Чем навлекла на себя целый шквал осуждений.
        Осуждения, положим, были ей не в новинку - Кэтлин редко скрывала свое мнение, сколь бы непопулярным оно ни было,  - смутила ее явная необоснованность нападок. Раньше она считала интернационалистов группой рационально мыслящих интеллектуалов; теперь же они предубежденностью и нежеланием рассуждать логически уподобились, скажем, тем, кто объявляет марсианских Древних демонами Ада. Древние…

        - Юкио, как ты считаешь, кем были Древние на самом деле?

        - Древние?  - Он рассмеялся.  - Как я могу хоть что-либо предполагать, когда мы почти ничего не знаем о них? А что говорит твой отец? Они уже обнаружили что-нибудь новое?
        Кэтлин пожала плечами:

        - Они там всего пять дней. Похоже, он подружился с одним из тех археологов, с Александером. Тот ввел его в курс открытий, сделанных предыдущей группой, и объяснил, с чего им теперь начинать. Но не думаю, чтобы они уже нашли что-либо новое и удивительное.
        При воспоминании о последнем вид-мэйле от отца Кэтлин поморщилась. На остаток лета она подыскала себе работу и подробно рассказала ему об этом, не уточняя, что начнет только в середине июля, и потому отец думает, что она остается в Питтсбурге на все лето. Знай он о ее поездке в Японию - наверняка встревожился бы, будто она до сих пор не в силах сама о себе позаботиться… Только этого недоставало. А так - выезжая за пределы Питтсбурга, она всегда пользовалась своим доменом global.net, и из ее писем отец поймет только то, что сейчас она не в Карнеги-Меллон…

        - Да и вообще,  - продолжала она.  - Судя по всему, что я читала об археологии, работа эта - долгая, трудная и кропотливая. Александер говорил папке, что только на правильную постановку вопросов может уйти несколько лет.

        - Так отчего же ты думаешь, будто я способен дать ответ на вопросы, которые еще даже не заданы?

        - Конечно, мы ничего не можем сказать наверняка. Но ведь предполагать-то можем? Можем рассуждать. Сама идея о существовании иного разума, целой чужой цивилизации, населявшей Солнечную систему задолго до появления человека, достаточно неожиданна. Мне интересно, кем они были, зачем пришли сюда и куда ушли…
        Юкио улыбнулся:

        - Тогда почему же ты изучаешь системы искусственного интеллекта вместо экзопалеоархеологии?
        Кэтлин покачала головой:

        - Для археологии мне не хватает терпения. Мне хочется отправиться в космос и отыскать их, где бы они ни были. Даже если именно этот вид давно исчез, сам факт их существования доказывает, что мы - не единственная цивилизация во Вселенной. Должны быть и другие - тысячи разумных рас по всей Галактике. Но если мы будем сидеть и ждать у моря погоды, то никогда не найдем их. Нужно самим отправиться к ним.
        Юкио устремил взгляд в темную синеву «еще-не-космоса».

        - Пока что мы только-только принялись за исследование Солнечной системы. И достичь звезд сможем еще очень и очень не скоро.

        - Не скажи. Если удастся вычистить баги в управлении антиматерией, мы сможем отправить корабль к Альфе Центавра уже лет через двадцать. И я хочу попасть на борт этого корабля.
05:07 по времени гринвичского меридиана.


        Международный аэропорт Кансаи;
        бухта Осака, Япония;

14:07 по токийскому времени.


        Юкио изо всех сил старался удержать руки на коленях и не вцепиться в подлокотники.
«Стар Рэйкер» шел на снижение, к огромному искусственному острову, на коем был расположен международный аэропорт Кансаи. В полете Юкио всегда нервничал, если перед глазами не было электронных дисплеев, отображающих курс, скорость и высоту. Он не знал человека в кабине, не знал , насколько тот компетентен и опытен, в отличие от Иидзимы, капитана Космических сил самообороны, в паре с которым обычно летал на «тайи». Однако ветерану, налетавшему не одну тысячу часов, нервозность вовсе не пристала, поэтому он всегда старался скрыть ее. Обычно это удавалось.
        Но, покосившись на Кэтлин, он увидел, что она смотрит на него так, точно изо всех сил сдерживает смех.

        - Ну вот. Теперь я точно знаю, что ты - настоящий летчик!

        - Вот как? Откуда же?

        - Папка рассказывал, что все они таковы, и настоящие летуны - еще хуже стажеров вроде тебя. Не выносят, когда машиной управляет кто-то другой.
        Юкио печально улыбнулся:

        - Углядела. А я думал, что со стороны ничего не заметно.
        Кэтлин кивнула.

        - Так ведь и в самом деле ничего не заметно. Но не волнуйся - я не стану шантажировать тебя твоей ужасной тайной. Просто приятно знать, что у тебя имеется хоть одно слабое место.

«Стар Рэйкер» наконец-то совершил посадку - можно сказать, образцово,  - и Юкио успокоился. Вдоль тротуара к аэровокзалу сплошной шеренгой стояли сувенирные киоски, закусочные и пункты связи, вывески на французском, английском и нихон -го приветствовали прибывающих, а топографические табло обрушивали на их головы лавины изображений и звуков на всем пути к пункту выдачи багажа. Через Кансаи в Японию прибывали путешественники со всего мира, но все же азиатских лиц вокруг было заметно больше. Дойдя до конца тротуара, Юкио едва не подпрыгнул от радости. Он вернулся домой.
        Реактивный глиссер домчал их до берега, а затем они отправились в Киото по монорельсовой дороге. "Хоть одно слабое место, - думал Юкио, глядя на сидящую рядом женщину так, точно видел ее впервые.  - Как мало она знает меня, если полагает, что других слабых мест у меня нет…" По американским понятиям, Кэтлин была просто прекрасна: длинные золотистые волосы, тонкое лицо, зеленые глаза. По понятиям международным, она была модно и очень прилично одета для путешествия - в цельнокроеный комбинезон без рукавов, перехваченный поясом. Но по японским понятиям она не была ни красивой, ни даже пристойно одетой.
        Внезапно он вспомнил о своем имени «Юкио» - сокращение от «Тосиюки», прозвища, означающего «Снежный мальчик», «Снеговичок», а если копнуть глубже - того, кто следует своему собственному пути. А вот интересно, следовал ли он хоть когда-нибудь своему собственному пути в жизни? В Космические силы самообороны пошел, чтобы сделать приятное отцу. Поступил в университет Карнеги-Меллон, потому что на то был получен приказ командования КСС. На эту поездку согласился, потому что так хотела Кэтлин, и уже было вздохнул с облегчением при мысли о том, что новый приказ делает ее невозможной… А потом - снова позволил уговорить себя.
        Юкио считал себя человеком вполне космополитичным. Не настолько, конечно же, чтобы отринуть все свое национальное наследие, но все-таки достаточно, чтобы воспринять западную культуру и образ мыслей и в том числе способность оценить западную женщину. В Питтсбурге Кэтлин была для него совершенной, по-западному экзотичной и в то же время очень близкой, потому что любила и знала Японию и японскую культуру. Здесь же в ее присутствии его коробило, здесь она была явно не на месте… или может не на месте оказался он сам ?
        От вокзала они поехали на метро, а затем пешком прогулялись до отеля, где должна была остановиться Кэтлин. В отеле она сразу же завоевала расположение портье, поклонившись и обратившись к нему на правильном и уважительном нихон-го . Сам Юкио никогда не останавливался в таких местах, но мог догадаться, что немногие приезжавшие сюда американцы были способны - или хотя бы имели желание - говорить с хозяином на его родном языке.

        - Я пойду переодеться,  - сказала она.  - Минут на пять, не больше. Подождешь? Или, может, примешь душ?

        - Нет, не стоит. Спасибо.
        Озадаченно взглянув на него, Кэтлин поднялась в свой номер. Юкио мысленно дал себе пинка. С момента посадки в Кансаи он ведет себя с Кэтлин все официальнее и официальнее. Конечно же, она это чувствует и недоумевает… Однако он и сам находился в недоумении. Казалось бы, отлично знал, насколько американские обычаи отличаются от японских. Прекрасно понимал, что поведение, недопустимое в Киото, для Питтсбурга вполне нормально… И еще считал себя новым японцем, способным преодолеть свое воспитание и стать гражданином мира… А вот оказалось, что привязанность к традициям - гораздо сильнее, чем он мог вообразить.
        Он пересек холл и подошел к переговорному пункту - старому, без видеофона и доступа в Сеть, но для его целей вполне пригодному - и позвонил домой, секретарю отца, Исору Набуко, чтобы тот прислал за ними машину.

        - Дома ли отец, Хисе-сан?  - спросил Юкио.

        - О да, Исивара-сан,  - отвечал секретарь.  - Дайдзин Исивара вернулся из Токио два часа назад. Он с нетерпением ждет прибытия вас и вашей почтенной гостьи.  - Набуко хмыкнул.  - В такой радости я не видел господина с того дня, когда вы получили заслуженное повышение в звании и стали тю-и .
        Попросив Набуко передать отцу заверения в искреннем к нему почтении, Юкио повесил трубку. Интересно, знает ли Набуко, что «почтенная гостья» на самом деле гайдзин ? Сам он этого факта от родителей не скрывал, однако не знал, сочли ли они уместным распространять эту информацию далее. Хотя - почему бы нет? Быть может, все его тревоги - напрасны. Вполне вероятно, что лишь он один…

        - Что-то не так?  - спросила вернувшаяся Кэтлин.

        - О… нет, конечно же, нет. Я просто задумался.

        - Вот как.
        С облегчением Юкио отметил, что Кэтлин переоделась во вполне консервативный костюм. В руках она держала большую продолговатую коробку.

        - Ты звонил домой?
        Юкио кивнул.

        - Машина придет за нами через… - Он бросил взгляд на «манжету» - Примерно через полчаса. Вероятно, мы найдем неподалеку место, где сможем посидеть и немного выпить.

        - Вначале нужно завернуть это,  - сказала Кэтлин, слегка приподняв коробку.  - Портье сказал, что здесь, за углом, есть сувенирный магазин. Все эти лавки в аэропорту, думаю, устроены на потребу туристам, а я хочу быть уверенной, что завернут как надо.
        Ее дальновидность просто поражала. Вручение и упаковка подарка в Японии - высочайшее искусство, ритуализованное не меньше, чем знаменитая чайная церемония. Да, лицом Кэтлин - женщина Запада, но сердцем она - нихондзин !
        Если только отец сможет увидеть ее в том же свете…
08:50 по времени гринвичского меридиана.


        Поместье Исивара, пригород Киото;

17:50 по токийскому времени.


        Лимузин подкатил к воротам дома Юкио. Охранник в форме заглянул в машину и распахнул ворота, сделав приглашающий жест. Оглянувшись, Кэтлин заметила, как он поднимает трубку телефона в сторожке - видимо, чтобы известить хозяев об их прибытии. Охранные меры - конечно же необходимые для резиденции министра международной торговли и индустрии - были столь грандиозны, что скромные размеры и традиционность постройки самого особняка удивили Кэтлин. Впрочем, Юкио рассказывал, что отец его крайне консервативен во всем, что касается обычаев, хотя в делах политических мыслит широко и свободно.
        Пока они шли к парадному крыльцу, Кэтлин размышляла о предстоящей встрече. В Питтсбурге ей не терпелось встретиться с родителями и младшим братом Юкио. Японию и ее народ она полюбила еще в двадцатых, когда здесь служил отец. Мама, лингвист от Бога, не желавшая вдобавок, чтобы к ней относились, как к типичной американке, сразу по прибытии организовала для себя уроки языка и культуры. Кэтлин тоже неплохо освоила японский, но не из формальных уроков, а просто играя с детьми учителя своей матери.
        Потом, вскоре после отъезда из Японии, мама умерла, и Кэтлин продолжала заниматься японским в память о ней.
        И вот теперь она приглашена в японский дом - впервые за последние пятнадцать лет… и чувствует, что совершенно не готова к этому. Одного языка недостаточно; недостаточно даже знания обычаев. Просто она не такая, как они, и это навсегда. Поведение Юкио говорит об этом достаточно красноречиво. Вначале она обиделась на то, что он спрятался за стеной формального поведения, но после поняла, он просто вернулся домой и ведет себя соответственно. Как привык…
        Старые опасения вновь возродились к жизни в ее мыслях. Способна ли любовь служить мостом меж двух столь разных культур?
        И, если да, достаточно ли сильна ее любовь к Юкио?
        Юкио отворил дверь, и они вошли в гэнкан , то есть в вестибюль, заканчивавшийся ступенями, ведшими на первый этаж.

        - Тоси-тян!  - раздалось сверху.
        Там, на верхней ступеньке, стояли трое: юноша в джинсовом футболке и пожилая пара в традиционном платье.

        - О-то-тян!  - радостно воскликнул Юкио, подтверждая догадки Кэтлин о том, что пожилой мужчина с лицом в точности как у Юкио - его отец.
        Приставка «тян» в японском используется лишь между ближайшими родственниками. Более формальным обращением к отцу могло бы быть «о-то-сан».
        Поклонившись отцу, Юкио сбросил обувь, поднялся по ступеням и здесь надел заранее приготовленные для него тапочки. Кэтлин последовала его примеру, мысленно порадовавшись, что догадалась в отеле переобуться в босоножки: присаживаться и возиться со шнурками или застежками было дурным тоном.

        - Отец, честь имею представить тебе мисс Кэтлин Гарроуэй.
        Кэтлин низко поклонилась.

        - Конбан-ва, Дайдзин-сама ,  - сказала она, используя титул, принятый в Японии для высших правительственных чиновников.  - Ваше приглашение - большая честь для меня.
        Исивара-старший поклонился в ответ:

        - Добро пожаловать в наш дом, о-кияку-сама .
        Почтенная гостья…

        - Мама, мисс Кэтлин Гарроуэй.
        Снова обмен приветствиями и поклонами, и еще раз - будучи представленной брату Юкио, Сигэру. Госпожа Исивара похвалила ее японский, и Кэтлин ответила вежливым возражением. Конечно, она знала, что ее японский безупречен, однако прямое согласие с такой похвалой было бы неучтивым.
        После этого Кэтлин снова поклонилась родителям Юкио и преподнесла им привезенный с собою сверток. В ответ последовали новые поклоны и любезности. Конечно же, разворачивать подарка в ее присутствии не станут, и реакции она не увидит, но для японца то, что подарок прекрасно, безукоризненно запакован, гораздо важнее самого подарка. За две недели до отлета она приобрела для семьи Исивара прекрасно обрамленный десятисекундный вид-клип с видом Питтсбурга с горы Вашингтон, бьющая вверх струя фонтана, пролетающие мимо птицы, туристский катер, выплывающий из-под моста Форт-Питт. Как-то раз они с Юкио и сами ездили на экскурсию на точно таком же катере… Кэтлин знала, что для иностранца поднесение подарка, как-либо представляющего его родину,  - вполне в рамках приличий; вдобавок в данном случае подарок был видом города, где сын Исивара провел последние десять месяцев.
        Однако все эти две недели ее терзали сомнения. И вот, в здании аэропорта Кансаи, ей попался на глаза киоск, торговавший прекрасными миниатюрными моделями судов, самолетов и космических кораблей. Пока Юкио получал их багаж, она ускользнула от него под предлогом посещения о-тэараи , достопочтенного места омовения рук, чтобы взглянуть на модели поближе. Как она и надеялась, киоск торговал как наборами для самостоятельной сборки, так и уже собранными моделями, и среди последних имелась прекрасно расписанная модель истребителя «Инадума» вместе с ракетой-носителем, того самого, на каком летал Юкио. Она тут же купила эту модель и именно ее отправилась упаковывать в ожидании машины, оставив вид-клип в номере студенческого отеля.
        Теперь причиной для опасений служила лишь цена модели - безумно высокая.
        Нет, цена ей была в общем по карману. Кэтлин, хотя и дразнила Юкио «богатеньким наследником», вовсе не была бедна, и ее накопления вполне могли выдержать подобные непредвиденные расходы. Проблема была в том, что дорогой подарок создает для принимающего обязанность ответить тем же. Сама она полагала, что подобный подарок вполне соответствует чести быть приглашенной в дом Исивара. Вопрос лишь: разделяют ли Исивара ее мнение… Что ж, этого она, быть может, не узнает никогда.
        Вчетвером прошли они в комнату с застеленным татами полом и, прежде чем ступить на тростниковые циновки, сняли тапочки. Трижды Кэтлин пригласили сесть на почетное место возле прекрасного алькова, токо-но-ма , и трижды она отказывалась, лишь на четвертый опустившись на татами. Процедура приглашений и вежливых отказов повторилась, и в результате она переместилась с татами на специальную по душку, дза-бутон .
        Идя через холл, Кэтлин заметила среди прочих комнату с ковром на полу, меблированную в западном стиле, из чего заключила, что Исивара привыкли принимать у себя иностранных гостей. То, что с нею они обходились, как с гостьей-японкой, пригласили в японскую гостиную и не перешли с нихон-го на английский, было для нее высокой честью - и вместе с этим экзаменом. Пока что она все сделала правильно, однако вечер еще только начался… Никогда прежде не возникал у нее предэкзаменационный мандраж - но и экзаменов, от которых зависело бы так много, ей держать еще не приходилось.
        Она взглянула на Юкио. Интересно, что он думает о ее поведении? Прибыв домой, он заметно оживился. Вот - смеется, улыбается, поддразнивает Сигэру… Да, это - его мир, его родной дом. Вот взгляды их встретились, и улыбка исчезла с лица Юкио. Понятно. Он тоже с тревогой гадает, справится ли она, сможет ли быть принятой в этом доме не почетной гостьей, но - членом семьи. Ведь это - две совершенно разные вещи…
        Вечер медленно шел к концу. Примерно через час все перешли в другую комнату, точно такую же, как первая, но с низеньким столиком посреди застланного татами пола. Сюда подали ужин из нескольких перемен блюд, причем слуги постоянно наполняли чашки Кэтлин чем-нибудь новым. Еда была приготовлена просто прекрасно - как на вид, так и на вкус. Постепенно Кэтлин удалось расслабиться.

        - О-кияку-сама ,  - заговорил с нею Сигэру во время перерыва в еде.  - Тоси рассказывал нам, что ваш достопочтенный отец отправился на Марс.
        Услышав в тоне юноши явную зависть, Кэтлин улыбнулась. Юкио - или, по-семейному, Тоси - рассказывал ей, что Сигэру - шестнадцать, и он так же влюблен в космос, как и его старший брат.

        - Хай, Сигэру-сан ,  - ответила она.  - Корабль прибыл на орбиту Марса на прошлой неделе, и шаттл доставил их в Сидонию. Но, боюсь, отец мой не испытывает, находясь на поверхности Красной планеты, того восторга, который испытывали бы на его месте мы с вами. Он предпочитает песок на берегу океана. Такого, которому еще не исполнилось полмиллиона лет.

        - Мои сыновья,  - вступил в разговор господин Исивара,  - твердо убеждены, что наше будущее - в космосе.

        - Вы думаете иначе, Дайдзин-сама ?  - спросила Кэтлин.
        Исивара аккуратно отложил палочки на хаси-оки и сделал глоток о-тя , прежде чем ответить.

        - Почтенная гостья, мне было бы гораздо более интересно узнать ваше мнение. Поскольку вы - американка и к тому же имеете непосредственное отношение к Марсу.

        - Я не знаю, стоит ли рассматривать мое мнение всерьез, уважаемый министр, но должна согласиться с вашими сыновьями. По двум причинам. Сколько бы времени ни заняли работы в Сидонии, результаты их способны изменить… всё. Будут ли открыты новые технологии, из коих человечество сможет извлечь пользу, или же просто получены доказательства того, что мы - не одни во Вселенной,  - жизнь человечества изменится в любом случае.

        - Что ж, это - весьма убедительно. Какова же вторая причина?

        - Следствие первой. Сам факт существования Древних означает, что мы во Вселенной не одиноки. Следовательно, в Космосе есть и иные цивилизации. Останься мы здесь, в уютной и безопасной Солнечной системе,  - что ж, они могут отыскать нас. И встреча может оказаться… большим потрясением. Если же в нас жив дух первопроходцев, если мы сами отправимся на их поиски, то… Конечно, я не могу сказать, что мы готовы ко всему, что можем обнаружить, но все же лучше быть ищущим, чем искомым. История показывает, что успешнее всех развиваются нации ищущие, будь их поиск физическим или интеллектуальным. На карте нашей планеты больше нет белых пятен. За ними… следует лететь в Космос.

        - Япония уже пробовала остаться в изоляции, отец,  - заговорил Юкио.  - После битвы при Сэкигахаре мы пытались отгородиться от остального мира, свято веря, что, если мы будем последовательно игнорировать его, он ответит нам той же любезностью.

        - Но из этого ведь ничего не вышло, отец, не так ли?  - подхватил Сигэру.

        - Ты прав, Си-тян . Из этого в самом деле ничего не вышло. Мир не оставит нас в покое, как бы нам того ни хотелось. Многие мои соотечественники утверждают, что все, необходимое Японии, имеется в ее пределах Но это уже давно не так, и с каждым днем утверждение этого становится все более и более неверным.

        - Нам необходима экспансия в Космос,  - сказал Сигэру.  - И я решил принять в ней участие. Вот увидите, через десять лет я отправлюсь на Марс!
        Юкио рассмеялся:

        - А я - устрою там для тебя торжественную встречу!
        Ужин окончился, и Исивара вызвал лимузин, чтобы отвезти Кэтлин обратно в отель. Юкио поехал провожать ее, но, даже при том, что их отделяло от водителя толстое стекло, речь его оставалась формально-вежливой. Еще более обидным оказалось то, что он намеренно не сел рядом с нею. Кэтлин прекрасно понимала, что японский этикет не одобряет публичной демонстрации привязанности, но не думала, что Юкио откажется даже взять ее за руку.
        Он заговорил о том, как они могли бы провести оставшиеся несколько дней. Быть может, все будет лучше, когда они покинут Киото, выбравшись из тени его отца? Кэтлин от души надеялась на это.
        Потому что иначе каникулы обещали стать долгими и очень утомительными.


        Пятница, 18 мая;

18:10 по времени гринвичского меридиана.


        Арлингтонское национальное кладбище;
        Арлингтон, штат Вирджиния;

14:10 по восточному поясному времени.


        Шеренги глянцевито блестящих могильных плит тянулись вдоль восточного склона кладбищенского холма, лес надгробных памятников казался бесконечным. На самой вершине, под сенью древних раскидистых дубов, над обширным табло, белели, как и во времена Гражданской войны, колонны усадьбы Кертис-Ли. Одна из версий гласила, что правительство Штатов изначально хоронило погибших северян у самого ее порога, дабы ни один потомок семейства Ли не вернулся в родовое поместье. Но, как бы там ни было, могилы павших за два века американских героев сделали эту землю священной.
        Вдали, за серыми водами Потомака, сверкали на солнце здания вашингтонских небоскребов. Прогремел гром - очередной авиалайнер шел на посадку, к Национальному аэропорту.
        Генерал Монтгомери Уорхерст стоял «смирно» перед небольшой группой морских пехотинцев и штатских, провожавших Тэда в последний путь. Слева стояла Дженет, вдова Тэда, держа за руку двенадцатилетнего Джеффа, внука генерала, справа - жена Уорхерста, Стефани. Ни та, ни другая не плакали, хотя глаза женщин заметно покраснели.
        Джефф сохранял видимое спокойствие; Уорхерст даже усомнился в том, что внук до конца осознал происшедшее.

«Черт побери,  - с горечью подумал он,  - а сам-то ты?..»
        Перед ним, на краю свежевырытой могилы, стоял гроб с останками сына.
        Капеллан Коннелл закончил свою речь.

        - Рота, смиррр-но!
        Уорхерст и прочие военные, находившиеся вне строя, вскинули руки в салюте. Семеро морских пехотинцев в форме по классу А слаженно, единым движением, подняли винтовки к плечу, направив стволы в небо.

        - Товсь… пли!
        Залп разорвал мертвую тишину.

«В древние времена,  - подумал Уорхерст,  - над могилой стреляли, чтобы отпугнуть злых духов, выходящих из сердец мертвых. Но ведь здесь - ни в сердце Тэда, ни в сердцах прочих погибших - не было ни капли зла. Была лишь печаль - печаль и горечь слов, грозящих вот-вот утратить свой смысл».
        Честь. Слава. Долг…

        - Товсь… пли!
        И второй залп, прогремев, вспугнул птиц с ближайших деревьев.

        - Товсь… пли!
        К глазам Уорхерста подступили слезы.
        Отгремело эхо третьего залпа, и один из морских пехотинцев, поднеся к губам горн, заиграл печальную погребальную песнь отбоя. Еще двое - сержант Гэри Бледсо и лейтенант Кармен Фуэнтес - подняли с гроба национальный флаг и начали складывать его, угол к углу, кромка к кромке, пока флаг не превратился в тугой, синий с белыми звездами, треугольник.
        Прозвучала последняя нота отбоя. К горлу подступил комок.
        Уорхерст опустил руку. Морские пехотинцы приставили винтовки к ноге. Держа перед собою свернутый флаг, Фуэнтес повернулась на девяносто градусов, сделала два шага и снова повернулась, оказавшись прямо перед полковником Брэдом Макли, командиром Тэда. Полковник принял флаг из ее рук, резко развернулся кругом, сделал четыре шага и остановился перед Дженет.

        - От лица благодарного народа и Корпуса морской пехоты США,  - тихо сказал он,  - вручаю вам этот флаг в знак признания неоценимых заслуг вашего мужа, честно и верно служившего народу и отдавшего жизнь за его благо.
        Вручив Дженет флаг, Макли отдал ей честь.

        - Рота, вольно!
        Кое-кто из собравшихся отправился обратно к Хэлси-драйв, прочие остались на месте, разделившись на небольшие группы. Несколько человек подошли к генералу, отдали честь, что-то произнесли… Слов он не разобрал. Хотел было сказать что-то Дженет и Джеффу, но, повернувшись, увидел, что Стефани, обняв Дженет за плечи, уводит их прочь.
        Один… И - пустота вокруг…
        Уорхерст прикрыл горящие глаза. Вот так… Приводишь сына в мир, растишь, даешь образование, любишь его, делишь с ним горе и радость, видишь, как он идет по твоим стопам, оканчивает Аннаполис, получает первое назначение, отправляется выполнять почетную обязанность - охранять посольство, женится, заводит собственную семью…
        И, в конце концов - пустота. Ничто. Ничего, кроме свернутого в крохотный треугольник флага.
        И - воспоминаний…
        Уорхерст прерывисто вздохнул. На мгновение он возненавидел величественную бесчувственность этой похоронной церемонии. Тэд погиб - погиб в стране, на которую Уорхерсту было абсолютно наплевать, в ходе инцидента - даже не в настоящей войне, а всего лишь входе инцидента. Согласно последним сетевым новостям, мексиканское правительство заявило, что американские морские пехотинцы открыли огонь по мирной демонстрации, тем самым спровоцировав вмешательство армии. Теперь всякие ученые мужи, политики и бюрократы будут спорить об этом многие месяцы, но так ни до чего и не договорятся…
        К чему все это? Ради чего, черт побери, погиб его сын?..
        Корпус морской пехоты… Термин, конечно же, уходит корнями в традиции мореплавания и означает солдата, воюющего на море. Однако с момента основания Корпуса, с ноября
1775-го, термин «морская пехота» стал означать особое, элитарное подразделение быстрого реагирования, готовое к бою в любое время и в любом месте.
        Где угодно. На далеких коралловых атоллах. В гнилых, болотистых джунглях. А теперь, благодаря ему, Монтгомери Уорхерсту, даже на других планетах.
        Или - на крыше атакованного посольства в Мехико, входе инцидента.
        Генерал вздохнул вновь и вновь, стараясь удержать слезы. Нет, он не сдастся, не станет жалеть себя. Слишком многое поставлено на кон. Ритуал. Традиция. Его сын погиб в лучших традициях Корпуса. И Корпус морской пехоты будет жить. Будет жить и он, генерал Монтгомери Уорхерст. Он справится. Он выдержит.
        ГЛАВА ВОСЬМАЯ

        МАРС-1/СИДОНИЯ-1: Два основных человеческих поселения на Марсе в течение первой, исследовательской фазы колонизации. База «Марс-1» была основана 20 июля 2024 года в районе УЩЕЛЬЯ КАНДОР (5° s, 75° w), близ экватора Марса, расположение базы обусловлено геологическими и космонавигационными интересами. «Сидония-1» была основана 1 ноября 2028 года в районе СИДОНИИ (40,9° N, 9,5° W) для изучения на месте обнаруженных там предметов инопланетной культуры и монументов.
        К 2038 г. каждая из баз могла вместить от восьмидесяти до ста человек персонала, на каждой имелись подземные жилые и складские помещения, помещения для отдыха, лаборатории, коммуникационные центры, скважины для добычи воды из вечной мерзлоты, автоматические крекинговые установки для производства метанового топлива из воды и атмосферного углекислого газа.


        Выдержка из Всемирной Сетевой Энциклопедии,
        vrtp://earthnet.public.dataccess


        Суббота, 26 мая,

03:57 по времени гринвичского меридиана.


        Площадка № 1;
        база «Сидония-1», Марс;
        сол 5634-й, 16:10 по марсианскому солнечному времени.
        - Вот не думал, не гадал,  - задумчиво сказал Гарроуэй,  - что доживу до дня, когда сразу двое солдат действительно вызовутся пахать добровольно. Тем более - Слайделл.
        Сержант Нокс едва различимо покачал головой под шлемом.

        - Знаешь, если я хоть чему-то выучился за двадцать лет службы в Корпусе… Никогда нельзя доверять морпеху, добровольно напросившемуся на грязную работу.

        - Слайделл - совсем не тот тип, который вообще хоть что-то сделает добровольно,  - заметил полковник Ллойд.  - Интересные дела. Он ведь искал способ попасть в Кандор с того самого момента, как мы получили приказ о смене места высадки.

        - Почему же им с Фулбертом так не терпелось туда попасть?  - поинтересовался Нокс.
        - Был слушок, будто они умудрились прихватить с собой с Земли наркотики.

        - Нет, не стыкуется,  - возразил Гарроуэй.  - Выяснилось бы на первом же еженедельном медосмотре.
        Раз в неделю каждый из находившихся на Марсе был обязан явиться в медицинскую лабораторию и сдать анализы крови и мочи. Конечно, всеобщие медосмотры проводились не затем, чтобы выявлять случаи употребления наркотиков, но, тем не менее, наркоман не смог бы остаться незамеченным.

        - Э-э, мало ли что им может взбрести в башку,  - проворчал Ллойд.  - Я уже отписал в Кандор, Барнсу, чтобы глаз с них не спускал.
        Все трое стояли возле главного купола сидонийской базы и наблюдали за подготовкой к запуску лоббера. Оба предмета беседы - капралы Джек Слайделл и Бен Фулберт - только что вскарабкались по трапу и сели в корабль, чтобы через несколько минут отправиться на «Марс-1», главную базу в ущелье Кандор, на экваторе, в пяти тысячах километров к юго-западу от Сидонии.
        С момента прибытия МЭОМП в Сидонию прошло две недели, две весьма напряженные недели, так как морским пехотинцам пришлось обустраиваться на новом месте и проверять привезенное с собой снаряжение. Большая часть отряда готовилась к перебазированию на «Марс-1», и дел еще оставалось порядочно.
        Политическая ситуация с каждым днем становилась все хуже. Полковник Бержерак, новый командующий войсками ООН на Марсе, яростно протестовал против не оговоренного заранее перебазирования морских пехотинцев в Сидонию. Только сегодня утром последние солдаты второй полубригады Иностранного легиона, приданной группе наблюдателей ООН, снова вернулись из Кандора на «Сидонию-1», и на базе вмиг стало очень тесно. Почти тридцать морских пехотинцев, более пятидесяти легионеров и более пятидесяти штатских задали работы системам жизнеобеспечения.
        Все это послужило причиной учащения лобберных рейсов между «Марсом-1» в ущелье Кандор, где находились основные склады, и Сидонией.
        Гарроуэй окинул взглядом окутанный клубами пара лоббер, стоявший на полосе регобетона, служившей взлетно-посадочной площадкой. То был уже знакомый ему
«Харпер’с Бизарр», шаттл, доставивший их с орбиты на Марс, лишенный дополнительных топливных баков и переконфигурированый в лоббер.
        Полеты на орбиту и обратно шаттл совершал как бы верхом на двух двадцатиметровых
«бубликах» из топливных баков с метановой реактивной массой, необходимой для маневров на высоких скоростях, и вдобавок был оборудован тепловой защитой для входа в атмосферу. Теперь же два тупоносых конуса, внутри коих помещались кокпит, пассажирское отделение и грузовой отсек, были установлены на платформу, оснащенную суборбитальными двигателями. В такой конфигурации шаттл назывался лоббером и применялся для перевозок пассажиров и груза из одной точки поверхности Марса в другую.

        - Всему персоналу,  - раздалось в шлемофонах.  - Лоббер номер три к старту готов. Пожалуйста, освободите пусковую площадку.

        - Роджер вас,  - ответил Гарроуэй.
        Конечно, человек, оказавшийся поблизости от места взлета, вряд ли рискует получить дозу облучения, двигатели шаттла были хорошо защищены. Однако вырывающаяся из кормовых дюз плазма была горяча - почти пять тысяч градусов - и, таким образом, смертельно опасна на близком расстоянии.

        - Как ощущения на новом месте, майор?  - спросил полковник Ллойд, направляясь обратно, ко входу в главный жилой модуль.
        Устремив взгляд вдаль, к мрачному кирпично-красному горизонту, где чернели на фоне неба непривычные, пирамидальные вершины гор, Гарроуэй поморщился.

        - Взгляните сами, сэр. Величайший пляж в Солнечной системе. И - никакого тебе океана, ни пальм, ни туристов-солнцепоклонников.

        - Черт,  - заговорил Нокс.  - Главное - воздуха нет!

        - Словом, это место мне совсем не нравится,  - подытожил Гарроуэй.  - Не вижу ничего хорошего в песчаных пляжах, возле которых нет моря.

        - А в вакууме, сэр,  - рассудительно возразил Нокс, отпирая внешний люк шлюзовой камеры,  - не то, что ничего хорошего,  - вовсе ничего нет. Научный факт.

        - Что вы там бормочете? Какой еще вакуум?  - Ллойд взмахнул рукой в бронеперчатке.
        - Вокруг уйма воздуха! Только дышать им нельзя.
        Гарроуэй хмыкнул. Примерно то же самое он говорил в последнем видеописьме к Кэтлин, за что наверняка подвергнется очередной взбучке. Ей до смерти хочется попасть в космос, он же желает всего лишь поскорее вернуться на Землю и начать присматривать себе подходящие владения на Багамах.
        Интересно, как она там сейчас? Что поделывает?
04:11 по времени гринвичского меридиана.


        Участок № 12;
        район базы «Сидония-1» Марс;

16:25 по марсианскому солнечному времени.
        - Вот он,  - сказал доктор Крэг Кеттеринг.
        Дэвид Александер обернулся. На юге, за силуэтами жилых модулей базы, ослепительно полыхнуло, и лоббер, точно упавшая, но решившая вернуться в небеса звезда, пошел вверх. Через несколько секунд донесся отдаленный, приглушенный расстоянием,
«съеденный» разреженной атмосферой грохот.

        - Да уж пора бы, черт возьми,  - ответил Александер.

        - Есть толчок,  - сказала доктор Девора Дружинова, наблюдавшая за главным дисплеем сейсмографа.  - На сей раз - два балла.

        - Неважно. Просто доложите, когда все уляжется.
        Александер, Кеттеринг и Дружинова стояли возле переносного пульта управления оборудованием сонарной съемки, установленного рядом с марсоходом, примерно в двух милях к северо-западу от сидонийской базы. На востоке от них находились загадочные строения, известные как «Корабль» и «Крепость».
        Воистину это была обитель титанов. Популярная пресса и некоторые не слишком ответственные службы сетевых новостей окрестили сидонийский комплекс Золотой Равниной Богов, и порой Александер даже внутренне соглашался с ними. Лик, марсианский Маунт Рашмор длиною милю, как назвал его один из источников, был не единственным гигантским строением здесь, на берегу давным-давно пересохшего океана. К западу от него лежал так называемый Город, четыре пирамиды величиной с земную Великую пирамиду в Гизе, располагавшиеся над центром погребенного под песком лабиринта зданий, туннелей и развалин. И эти пирамиды, в свою очередь, казались карликами в сравнении с окружавшей их пентаграммой из пяти строений гораздо больших, естественных гор, которым придали пирамидальную форму. И основания каждой из этих больших пирамид - в милю в поперечнике!
        К востоку от Лика находилась «Крепость», которую полагали основанием, нижней третью еще одной гигантской пирамиды. «Корабль», строение еще более загадочное, представлял собой башню в милю высотой, некогда, тысячелетия назад, возносившуюся вверх двойной спиралью и венчавшую Крепость, а ныне - лежавшую на земле, наполовину засыпанную обломками. Никто не мог сказать наверняка, для чего предназначалась эта конструкция, лучшей казалась гипотеза о том, что она была огромным космическим кораблем крайне необычной конструкции, либо, по крайней мере, его внутренним каркасом. Пока что, после шестнадцати лет раскопок и рассуждений, не было обнаружено ничего, хотя бы отдаленно напоминающего двигатели, энергоустановки или жилые отсеки. И вся работа очень напоминала попытки определить очертания, цвет и назначение давным-давно лежащего под землей автомобиля, от которого осталось лишь насквозь проржавевшее шасси.
        Конечно, вся археология примерно этим и занималась. А ксеноархеология, развивавшаяся на Марсе, имела перед традиционной хотя бы то преимущество, что марсианских руин никто не растаскивал, не использовал заново и не строил поверх них новых зданий. Хотя, в некотором смысле, преимущество это являлось и существенным недостатком уже найденных при раскопках предметов чужой культуры скопилось гораздо больше, чем возможно было переправить на Землю, а ученые пока что могли идентифицировать (или, лучше сказать, угадать ) всего лишь один процент находок, каталогизированных к данному моменту.
        И ведь настоящие раскопки еще даже не начинались! С 2024 года, когда в Сидонии побывал первый человек, группы численностью от четырех до двенадцати археологов смогли картографировать максимум два процента от всего комплекса.

«Это ведь,  - размышлял Александер,  - все равно, что отправить десять человек в Манхэттен с заданием посетить, нанести на карту, каталогизировать, сфотографировать и исследовать каждую улицу, каждый переулок, здание, автомобиль, судно, самолет и парк на острове. Только картографирование и обзор могут занять целое столетие, и лишь потом можно заводить разговор о настоящих крупномасштабных раскопках».
        А проклятые военные, вместо того чтобы прислать побольше археологов, все шлют и шлют на Марс войска!
        В настоящий момент на сидонийской базе находились всего двадцать пять ученых, не считая доктора Жубер с десятью подчиненными ей наблюдателями ООН. Еще восемнадцать человек - обслуживающий персонал, американцы или русские. И вдобавок - больше восьмидесяти солдат, «защищающих научные и гражданские интересы». Какая невероятная ложь, какой непозволительный расход времени и ресурсов! Двадцать пять ученых не могут даже начать настоящую работу. А люди из ООН, похоже, интересуются не столько исследованиями, сколько их политической окраской.
        Черт побери! Еще тридцать археологов, геологов и планетологов были бы здесь безмерно полезнее, чем тридцать морских пехотинцев. Пока что, насколько Александер вообще мог судить, страшнейшей угрозой на Марсе была лишь возможность того, что морская пехота и Иностранный легион начнут стрелять друг в друга, а ученые окажутся меж двух огней.
        Идиотизм - абсолютный, очевидный и предельно простой. Вот это - да еще военное мышление, оперирующее исключительно категориями «баланса сил», «противостояния угрозам» и «военного преимущества»,  - вызывало в Александере жгучую ненависть.
        Впрочем, так было не всегда. Дэвид Александер родился в семье военного, летчика ВМФ. К пятнадцати годам он успел пожить в трех разных странах и в семи разных домах, и, поскольку другой жизни не знал, считал, что ему повезло. Потом, в
2016-м, отец погиб - во время ночного вылета отказали лазерные посадочные указатели на взлетно-посадочной палубе авианосца «Рейган». И в той же катастрофе погибла его детская мечта - стать, как папка, военным летчиком.
        Нет, ненависть в Александере вызывали не собственно военные. Это было бы слишком простой реакцией на пережитую когда-то трагедию. Ему не нравилась сама идея организации, разлучающей семьи и пожирающей ресурсы, которые могли бы быть потрачены с гораздо большей пользой, на вещи, гораздо более необходимые. А к военным он, как правило, относился лишь с легким презрением пока они не начинали мешать его работе.
        Вот как сейчас.

        - Все,  - сообщила Дружинова.  - Помех больше нет.

        - Наконец-то,  - саркастически буркнул Александер.  - Давайте снимать, пока больше ничего не стряслось.

        - Лобберов сегодня уже не будет,  - успокоил его Крэг Кеттеринг.  - Можно не волноваться.
        Каждый взлет или посадка шаттла в Сидонии сопровождались сейсмическим толчком, сбивавшим показания всех сейсмографов в радиусе нескольких километров. Сонарно-съемочный томограф мог улавливать человеческие шаги на расстоянии до пятидесяти метров, а после взлета лоббера в двух километрах от точки съемки почва вокруг могла дрожать несколько минут. Участившиеся в последнее время полеты между ущельем Кандор и Сидонией, особенно перебазирование войск ООН на север, чрезвычайно затрудняли выбор времени для необходимых археологам долгосрочных наблюдений.

        - Девора,  - спросил Александер,  - есть «зеленый» для всех зарядов.

        - Есть.

        - Полевой группе доложить о готовности,  - скомандовал Александер.

        - Все готово, доктор,  - отозвался Эд Поль.

        - Чисто,  - добавил Луис Вандемеер.

        - Готов,  - сказал Кеттеринг.

        - Готова,  - доложила Дружинова.  - Консоль заряжена и готова к стрельбе.
        Александер еще раз окинул взглядом участок. Все четверо археологов находились достаточно далеко от места взрыва - площадки двухсотметровой ширины у подножия Крепости, прямо в тени изъеденного временем Корабля.

        - О’кей. Си-один, Си-один, я - Поле-один, у нас все готово.

        - Поле-один, я - Сидония-один,  - отозвался в наушниках голос доктора Джейсона Грейвса.  - Связь в порядке, заряд двадцать девять, участок двенадцать. Можете приступать.
        Александер в последний раз взглянул налево, направо и за спину, проверяя, свободна ли рабочая площадка.

        - О’кей,  - сказал он Дружиновой,  - рви!
        Русская-археолог коснулась зеленого огонька, моргавшего на полевом дисплее. С резким металлическим «клак!» почва в трех местах под Крепостью взвилась в воздух тремя миниатюрными красными гейзерами.
        Улыбнувшись, Александер покачал головой. За две прошедшие недели он так и не привык к тому, что взрыв здесь совсем не похож на взрыв. На Земле три подорванных только что заряда произвели бы ужасный грохот. Но земная атмосфера в шесть тысяч раз плотнее марсианской, и здесь звук передается настолько плохо, что ухо улавливает лишь самые низкие тона. Три взрыва вместе прозвучали не громче, чем лязг крышек мусорных баков, однако археологов интересовало не распространение звука в атмосфере. Гораздо интереснее было то, как его волны распространяются в толщах холодного, слежавшегося марсианского реголита и вечной мерзлоты.

        - Давай посмотрим,  - сказал Александер Кеттерингу.

        - Пока ничего нет,  - отозвалась Дружинова, глядя на экран.
        Александер взглянул на часовое табло шлемофона. Он чувствовал, что жутко устал. Может быть, удастся, с попущения Господа и рейсовых лобберов, сделать еще одну серию, и тогда можно считать что день - вернее, сол - прошел не зря. По марсианскому солнечному было уже 16:35, а солнце в Сидонии в это время года заходит около двадцати.
        Крэг Кеттеринг поднял взгляд от панели томографа.

        - Дэвид,  - спросил он,  - так что там у вас с этой су…
        Александер рубанул воздух облаченной в перчатку рукой. Хотя Кеттеринг и говорил по прямому каналу «скафандр - скафандр», до микроволновой антенны «Сидонии-1» отсюда было всего около мили. Вполне возможно, что все их переговоры на базе прослушиваются - а то и записываются на предмет последующего анализа и обсуждений.

        - …сударыней Жубер?  - поправился Кеттеринг.

        - У нас - прекрасные профессиональные, рабочие отношения,  - как можно более нейтрально отвечал Александер.
        К чести Кеттеринга, тот не расхохотался вслух - а если и расхохотался, то успел вовремя отключить микрофон. Ни для кого не было секретом, что с момента прибытия на Марс Александер с Жубер не разговаривали, несмотря на весьма романтические отношения на борту «Полякова».
        Вначале Александер полагал, что она расстроена тем внезапным появлением морских пехотинцев в «штормовом погребе», но по прибытии на Марс убедился, что дело тут в чем-то ином.
        Конечно, когда Александер с морскими пехотинцами приземлились прямо в Сидонии, Жубер разозлилась. Сама она прибыла из ущелья Кандор первым же лоббером, вместе с солдатами Иностранного легиона, возвращавшимися из своего короткого рейда к экватору. И, едва прибыв, обрушилась на всех, точно ураган, цитируя инструкции, требуя ежедневных отчетов и даже высказавшись в том духе, что все американские и русские ученые подчинены ей, как главе экспедиции ООН. Тон ее мог превращаться из крайне любезного в повелительный с быстротой молнии.
        Александер начал подозревать, что связь их во время долгого перелета возникла в силу одной из двух причин. Либо Жубер просто пыталась развеять скуку, либо, что гораздо хуже, хотела таким образом втереться к нему в доверие и что-нибудь вызнать. А когда вызнать ничего не удалось, отношения мигом исчезли, как не бывало. А он, Александер, выходит, так и не понял, чего она добивается.
        Полученные им самим указания были ясны: с людьми из ООН обходиться вежливо, но не забывать, что они здесь лишь наблюдатели, а вся операция - полностью американская. Перед отлетом из Флориды на орбиту Александер имел беседу с самим Кеннетом Морроу, главой отдела безопасности министерства технологий. Первая марсианская обзорная экспедиция, хоть и являлась сугубо гражданской, на деле была полностью финансирована правительством и находилась под управлением Конгресса США и нового министерства технологий. Иными словами, ученые из ООН, прилетевшие на Марс на американско-русских кораблях, могли сколько угодно наблюдать и вести собственные работы (места на базах они фактически покупали у НАСА), но никоим образом не определяли политику исследований и не имели никаких прав распоряжаться. Александер, будучи старшим археологом американской группы, подчинялся только доктору Джейсону Грейвсу, как главе сидонийской миссии, и тем, кто управлял экспедицией на Земле.
        Однако все это ничуть не помешало Мирей Жубер поднять всех на уши. Уже более недели, пока Александер проводил работы, она требовала ежедневных отчетов, доступа к заметкам группы, проводящей обзор, доступа на планерки и даже - права прослушивать радиопереговоры. Политика…
        Политиков Александер не любил еще сильнее, чем военных,  - особенно когда политика сталкивалась с археологией. Давно известно, что если мешать науку с политикой, не выйдет ничего, кроме неприятностей. Как археолога, Александера в первую очередь занимали факты. А вот политиков как раз факты чаще всего и не устраивали…
        Он до сих пор не мог без содрогания вспоминать о своей работе в Египте.
        Египтология, самая выверенная, правильная и упорядоченная из наук, на рубеже века пришла - не могла не прийти - в совершеннейший беспорядок. Более ста лет археологи и историки были твердо убеждены в точности египетской хронологии - и, в частности, в том, что комплекс в Гизе (три больших пирамиды, шесть малых, Сфинкс и прилежащие к ним насыпи, дороги, храмы и гробницы) надлежит относить к Четвертой династии. Например, Великая пирамида, самая большая из трех, бесспорно, считалась построенной фараоном Хуфу, правившим Египтом с 2590 по 2567 год до н.э., тогда как Сфинкс был вырезан из камня Хафре, его братом, преемником и строителем второй по высоте величайшей пирамиды.
        Все эти представления рухнули в последние сорок лет - или около того. Великую пирамиду ассоциировали с Хуфу, основываясь на записках Геродота, уже уличенного до этого в других неточностях. А некоторые из маркировок на камнях пирамиды почти наверняка были сфабрикованы гораздо позже, в XIX веке, и не кем иным, как их первооткрывателем, искателем приключений, которому нужно было что-то предъявить тем, кто его финансировал. Сфинкс же, как выяснилось в девяностых годах XX века в результате геологических исследований, явился на свет задолго до Хафре: скульптура имела на себе явные следы дождевой эрозии, а осадков в количествах, необходимых для оставления подобных следов, в Гизе не выпадало с тех пор, когда до рождения Хафре оставалось еще восемь тысяч лет.
        Египтология не была основной специализацией Дэвида Александера. Однако то, в чем он был мастером, сонарно-съемочная томография, имело к этой высокоспециализированной и крайне бюрократичной ветви археологии прямое отношение.
        Технологии этой было уже более полувека Устраиваем подземный взрыв, улавливаем отраженные и рассеянные находящимися под землей постройками звуковые волны, а затем при помощи компьютера «рисуем» сонарное изображение того, что лежит под песком, илом, землей или водой. Оборудование Александера отличалось от старых моделей в основном сложнейшими программами, наделенными «искусственным интеллектом», которые и создавали изображения. Три отдельных, но одновременных взрыва, подобно источникам света, позволяли компьютеру «Хонивелл Талус 8000», установленному на «Сидонии-1», создать трехмерную голограмму. Все, менее плотное, чем сплошной камень, на дисплее томографа выглядело прозрачным, и погребенные под землей помещения, стены, даже отдельные скелеты отображались на нем поразительно детально.
        Александер участвовал в египетской экспедиции 2037-го, финансированной Американским музеем и Смитсониановским институтом. После трех недель работ на плато Гиза он объявил об открытии изумительного, доселе неизвестного лабиринта подземных ходов и помещений, включая давно не работавший водопровод, питаемый водами Нила, пролегавший на глубине тридцати метров под Сфинксом и ведший к анфиладе комнат глубоко под самой Великой пирамидой. Столь сложная постройка и титаническая величина комплекса и вдохновили его на уверенное заявление: найдены неопровержимые доказательства того, что комплекс в Гизе построен до эпохи Четвертой династии.
        Александер до сих пор помнил, каким сделалось лицо доктора Салима Бахира, министра памятников Египта, когда тот увидел предварительный отчет.

        - Неприемлемо!  - крикнул тогда Бахир, справившись с дрожью жирных губ.  - Совершенно неприемлемо!

        - Не сам же я это соорудил,  - отвечал Александер.  - И мои выводы легко проверить. Некоторые из этих подземных построек, по всем данным, из дерева.  - Уже одно это подтверждало, что строительство шло в те времена, когда Египет еще не был засушливой песчаной пустыней! Дерево было в Египте редкостью минимум девять тысячелетий!  - Можно провести углеродный анализ древесины. И тогда мы будем знать точно. Как только мы докопаемся до…

        - Простите.  - Лицо Бахира закаменело.  - Никаких раскопок не будет.

        - Как?! Но эти подземные…

        - Повторяю никаких раскопок не будет . Великая пирамида и Сфинкс построены в эпоху Четвертой династии. Это - факт, установленный наукой.

        - Таким же фактом было и вращение Солнца вокруг Земли. Я полагаю, что доказал несостоятельность принятой ныне датировки.
        Бахир звучно треснул ладонью по столу.

        - Вы ничего не доказали! Вы - сеятель порочных гипотез и антиегипетской пропаганды! Пирамиды и Сфинкс, эти… эти памятники есть душа и сердце Египта, всей нашей культуры, нас самих! Вы же хотите отнять их у нас и отдать… кому-то другому. Тем, кто, по-вашему населял долину Нила задолго до того, как египетский народ отринул невежество и дикость. Но я, доктор Александер, не допущу этого ни за что. Пока занимаю этот кабинет.
        Через несколько часов Александера арестовали и к концу недели депортировали «за злобные нападки в адрес национальных культурных ценностей», как было сказано в жалобе, адресованной Всемирному Археологическому Конгрессу.
        Все это нанесло серьезный удар по его карьере, хотя рост напряженности в отношениях США с ООН сделал его в глазах соотечественников прямо-таки героем. Снова политика… Кого же, как не его, правительству было выбрать для проведения сонарных съемок на Марсе?
        В Сидонии ему пришлось столкнуться со специфической проблемой: большая часть комплекса полностью или частично лежала в слое вечной мерзлоты, начинавшемся в двух-трех метрах от поверхности грунта. Вечная мерзлота - по сути, замерзшая до состояния льда земля, а лед при марсианских температурах - вещество крайне твердое. Предлагалось даже строить здания из кирпичей вечной мерзлоты… По этой причине уловить разницу между вечной мерзлотой и материалом, который использовали строители Древних (в основном - местный камень, в те времена, когда на Марсе существовал целый океан жидкой воды, Северное море), представлялось почти невозможным…

        - Эй! Кажется, что-то есть!  - воскликнул Кеттеринг, указывая на дисплей.  - Вот здесь - не полость ли?

        - Об этом говорить пока рано,  - ответил Александер, вглядевшись в изображение.  - Подождем…
        То, на что указывал Кеттеринг, было всего лишь расплывчатыми серыми тенями, которые могли означать как строения из материала тверже льда, так и ушедшие в песок валуны. Однако необычайно правильные формы - прямые углы, окружности, линии… Александер почувствовал, как сильно забилось сердце. То, что появилось на дисплее, определенно выглядело рукотворным…

        - Взгляни сюда.  - Кеттеринг ткнул пальцем в угол дисплея.  - Вот. Это наверняка туннель, ведущий прямо к стене Крепости и заканчивающийся воздушным шлюзом.

        - Или вентиляционная шахта с кондиционером или герметичными люками,  - ответил Александер, по опыту зная, к чему приводят поспешные заключения при обнаружении новых данных.
        Тем временем Дружинова уже брала пеленги. Марсианское магнитное поле было слабым, всего одна-две тысячных от земного, что исключало возможность традиционного ориентирования по компасу, но навигационные спутники на стационарной орбите позволяли определить свое местонахождение или координаты любого достаточно крупного объекта с точностью до нескольких сантиметров. Теперь все, зафиксированное съемкой, было «привязано» компьютером к навигационной сети координат.

        - Вот,  - сказала Дружинова.  - Этот шлюз… или кондиционер, находится здесь.
        Александр взглянул туда, куда она указала. Ничем не примечательный бугорок, песчаный барханчик у западной стены Крепости… Значит это там…
        За шестнадцать лет, минувших с тех пор, как люди впервые побывали в Сидонии, здесь были обнаружены буквально сотни искусственных построек, и большая их часть предположительно сообщалась между собой посредством воистину обширного и запутанного комплекса туннелей и подземелий. Именно поэтому в конце концов сюда и прислали его, Дэвида Александера, специалиста по сонарной съемке.
        Кеттеринг потянулся к одной из лопат, закрепленной на корпусе марсохода.

        - Что скажешь, Дэйв?  - Александер просто-таки слышал в его тоне улыбку.  - Ведь от этого - никакого вреда. Хоть посмотрим, что там такое.
        Поколебавшись еще секунду, Александер тоже схватил лопату.

        - Идем!
        Но в шлемофоне тут же раздался женский голос. Похоже, это была Мирей:

        - Полевая группа, я - Си-один, Дэвид, что вы там делаете?!

        - Си-один, мы просто хотим кое-что проверить,  - ответил он.  - Подождите немного…

        - Напоминаю, что вы не должны начинать раскопок до составления обзора и карты участка.

        - Мы помним об этом. Нам просто нужно кое-что проверить.
        До «Сидонии-1» было два километра. И никто из находившихся на базе ничем не мог помешать явному нарушению процедуры, а сам Александер просто не мог удержаться.
        Бугорок оказался примерно метр в высоту и метра четыре или пять в поперечнике и казался совершенно натуральным. Однако сонограмма показывала, что туннель, либо вентиляционная шахта, заканчивается прямо под ним.
        Александер осторожно поскреб лопатой верхушку. Поначалу почва не поддавалась, но затем вдруг осыпалась комьями мерзлой земли, явив взорам археологов отверстие.
        Отверстие, ведшее в темноту подземелий Крепости…

        - Господи!  - воскликнул Поль, стоявший за спинами Кеттеринга и Дружиновой.  - Да тут открыто!

        - Полевая группа, я - Си-один! Что открыто?! Что у вас происходит? Отвечайте!
        Спорить о каждом своем шаге с археологами ООН Александеру вовсе не улыбалось. Он приложил палец к забралу шлема, прося тишины, а после постучал им по шлему там, где должно было находиться ухо.
        Кончайте треп. Нас прослушивают.
        Отверстие расчистили в несколько мгновений. Стены туннеля и сооружены из какого-то серого, по-видимому, очень прочного материала. Туннель оказался круглым, около двух метров в диаметре. Вниз вели ступени.
        Жгучее любопытство повлекло Александера вперед. Он ожидал увидеть закрытую дверь или люк шлюзовой камеры. Но, наверное, некогда жерло туннеля было открыто, лишь замаскировано - вероятно, земляной насыпью. Да, определенно. Земля замерзла, затем высохла, после чего и образовался вот такой, легко рассыпающийся, бархан из реголита и слежавшегося песка.

        - Полевая группа-один! Полевая группа-один! Ответьте, пожалуйста!
        Александер включил прожектор шлема. Яркий луч выхватил из мрака пылинки, все еще плясавшие в разреженном воздухе после обвала. Осторожно ступая, он пошел вниз по ступеням.
        Согласно сонограмме, туннель должен был уходить вниз всего на семь-восемь метров, дальше находилось некое относительно большое помещение. От него, в свою очередь, на глубине около пяти метров под поверхностью, ответвлялся на восток коридор.
        Ступени были едва различимы. Видимо, земля - или что там маскировало вход в туннель - осыпалась вниз, но полностью ход не блокировала. И все же, чтобы добраться до конца, ему пришлось согнуться чуть ли не вдвое. Кеттеринг с остальными шли следом.
        Наверное, то же самое чувствовал Картер, входя в гробницу Тутанхамона. Впервые за многие тысячелетия в это подземное помещение ступила нога живого существа. Александер медленно повернулся, освещая прожектором стены, покрытые пылью веков. Архитектура разнообразием не отличалась, на стенах не было ни резьбы, ни прочих украшений. Помещение было простым, чисто утилитарным. Александер улыбнулся: такое конформистски-серое однообразие вполне присуще военной базе…
        И тут он увидел тела.
        У двери в южный коридор, ведущий, судя по сонограмме, к ближайшей пирамиде, лежали четыре тела. И самым поразительным было то, что с виду тела были человеческими .

        - Господи,  - в ужасе прошептал Кеттеринг.  - Это люди ! Не может быть,  - отозвался Вандемеер.  - Все наши находки показывают, что Древние не были гуманоидами.
        Александер осторожно опустился на колени возле одного из тел. Да, это был не просто скелет. Железно-серое лицо мумифицированного тела на вид казалось тверже камня, губы - растянуты в предсмертном оскале. Пыльного, серого цвета были и длинные, стянутые в «хвост» волосы. Одежда - видимо, военная форма или рабочая роба; этого в отрыве от контекста определить было невозможно. Нашивка на плече вполне могла быть чем-то наподобие погона или эмблемы - выцвела она настолько, что разобрать изображение на ней тоже возможным не представлялось.
        Наибольшую тревогу вызывали позы, в которых умерли все четверо. Они сгрудились, прижались друг к другу; руки некоторых до сих пор обнимали мертвых товарищей. Двое явно тянулись к запертой двери, точно в миг смерти они изо всех сил стучались в нее. Еще один слепо взирал в сторону выхода, словно ожидая чего-то…
        Стараясь не коснуться тел готовых, казалось, рассыпаться даже от легкого дуновения ветерка, Александер принялся искать еще какие-нибудь подсказки к разгадке судьбы этих четверых. Да, их народ явно обладал развитой технологией: у каждого на правом плече - некое металлическое приспособление; возможно - рация… Чем больше он смотрел, тем больше убеждался, что это - не вполне люди, но нечто очень близкое. Подбородки всех четверых оказались заметно меньше, чем у человека, а челюстные мышцы, напротив, были выражены ярче, надглазья - толще, брови - гуще… Глаза, к сожалению, отсутствовали - замерзли, высохли и рассыпались в прах… Александеру вдруг очень захотелось взглянуть в глаза погибших. Смутное предчувствие подсказывало, что взгляды их были бы пугающе схожи с его собственным.
        Загадка Лика состояла главным образом в том, что он выглядел вполне человеческим, хотя создан был явно не людьми.
        Между тем он вполне мог оказаться портретом одного из этих, лежащих мертвыми у двери…
        Для полной уверенности необходимы были тщательные исследования, но Александер уже сейчас был убежден, что видит перед собой четверых представителей рода Homo, вида erectus - гоминидов, от которых произошел современный человек.
        Вопрос был в том, какого хрена им понадобилось на Марсе…
        Только тут Александер заметил, что отчаянные призывы «Сидонии-1» прекратились еще во время спуска. Очевидно, эти стены блокируют радиоволны.

        - Поль,  - заговорил он.  - Возвращайся наверх. Поднимай базу. Скажи им… скажи им, пусть пришлют сюда еще людей, мы обнаружили такое, отчего у них волосы встанут дыбом.
        Александер был убежден, что сделанное ими только что открытие смело можно ставить в один ряд с открытиями Коперника и Дарвина. Теперь человечеству вновь предстоит переосмыслить понимание самого себя.
        ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

        ЭВОЛЮЦИЯ ЧЕЛОВЕКА/ОБЪЕМ МОЗГА: Эволюционное древо рода homo ныне абсолютно доступно для понимания. Примерно 1,7 миллиона лет назад HOMOHABILIS эволюционировал в HOMOERECTUS, в свою очередь, 400 -500 тысяч лет назад, давшего жизнь древним популяциям HOMOSAPIENS. В процессе эволюции, помимо увеличения объема черепной коробки, из принципиальных изменений имело место также общее увеличение спинного мозга, повлекшее за собой значительное улучшение координации движений пальцев. ПРОИЗВОДСТВО ОРУДИЙ было начато Нhabilis по меньшей мере два миллиона лет назад однако эти орудия оставались примитивными и грубыми (наподобие обломка кремня с заостренной путем скалывания кромкой), пока развитые руки Нsapiens не позволили повысить их качество и творчески развить подход к их изготовлению. Несколько позже развилась и речь.
        Не следует забывать о том, что поздний Нerectus обладал большей частью черт примитивного или «древнего» Нsapiens , включая и объем мозга. Однако переходный момент в свете имеющихся данных представляется слишком резким, чтобы его ход мог быть постигнут окончательно. Возможно, дальнейшие исследования марсианских находок…


        Выдержка из Всемирной Сетевой Энциклопедии,
        vrtp://earthnet.public.dataccess


        Суббота, 26 мая.


        База «Сидония-1», Марс;
        сол 5634-й, 20:45 по марсианскому солнечному времени.


        Последние бледные отсветы заката давно исчезли с горизонта, и марсианское небо окуталось тьмой, слегка припорошенной звездной пылью. В общем зале за столом сидел Марк Гарроуэй вместе с полковником Ллойдом, Дэвидом Александером и еще десятком людей, занимавших в экспедиции командные должности. Жесткий, режущий глаза флуоресцентный «дневной свет» лишь слегка согревал воздух, быстро сделавшийся промозглым и влажным, как всегда бывало в больших помещениях после захода солнца. Системы жизнеобеспечения «Сидонии-1» работали на пределе возможностей. За две недели, прошедшие с момента приземления «Харпер’с Бизарр», все пятьдесят четыре легионера ООН были переправлены обратно в Сидонию вместе с новыми членами группы наблюдателей ООН, тем самым доведя общую численность населения базы до ста тридцати восьми человек. Экстренное совещание фактически было созвано главой археологической группы Мирей Жубер, также присутствовавшей здесь вместе с полковником Бержераком. Видимо, для того, чтобы зачитать мятежнику и бунтовщику Александеру приговор.

        - Что вы хотите сказать,  - медленно проговорил Александер,  - утверждая, что мы пока не можем разглашать данные о наших находках? Ведь это… это - самое невероятное открытие за всю историю иссле…

        - Простите, Дэвид. Я понимаю всю важность и потенциальную значимость вашего открытия. И именно в силу его важности мы должны хранить его в тайне, пока не узнаем больше.
        Доктор Грейвс расхохотался:

        - Пока не узнаем больше? Боже мой! Мы обнаружили на Марсе естественным образом мумифицированные останки четырех человек! Неужели это не стоит даже отправки на Землю электронного письма?
        На протяжении спора Гарроуэй смотрел в сторону, изучая переплетение распорок под потолком. Большинство жилых помещений на Марсе изнутри были очень похожи на главный топливный резервуар «Шаттла-2» видимо, потому, что и в самом деле были топливными баками «Шаттла-2», отбуксированными на марсианскую орбиту каким-либо из кораблей и спущенными на поверхность при помощи маленьких метановых ракетных двигателей и парашютов. Что ж, доставка строительных материалов и сборка на месте обошлись бы гораздо дороже. Жилой модуль, в котором они сейчас находились, состоял из двух этажей: нижний был отведен под хранилища и резервуары с запасами жидкой воды, а верхний - поделен на жилые каюты, рекреационное помещение и общий зал. Модуль был соединен герметичными рукавами с другими модулями, включая ГОУ - главный операционный узел, где были размещены средства связи, главный компьютер базы и центр управления. Главные баки, превращенные в жилые модули, были гораздо просторнее, чем требовалось в данный момент растущей колонии. Чего им не хватало - это некоторых минимальных удобств. Например, окон…
        Нет, Гарроуэю вовсе не хотелось созерцать мертвый, пустынный марсианский ландшафт
        - на него он уже достаточно насмотрелся за две недели. Но все интерьеры базы были совершенно одинаковы. И все они - неважно, просторные или нет - неизменно устремляли внимание своих обитателей вовнутрь, к их собственным мыслям, к соседям… И перспектива провести еще минимум год взаперти, в обществе Мирей Жубер, Гарроуэя вовсе не вдохновляла. Возможно, с виду она и красива, но по прибытии на Марс сделалась навязчивой до невыносимости. И, что еще хуже, постоянно козыряла тем, что якобы стоит во главе научной части экспедиции. Посему Гарроуэй обычно старался сталкиваться с этой дамочкой как можно реже.
        Однако порой, вот как сегодня, на этом совещании, избежать встречи с ней было невозможно. Еще в первый день на Марсе Гарроуэй про себя решил, что единственный способ не сойти здесь с ума за пару месяцев - это не высовываться и держать язык за зубами… Он внутренне улыбнулся. Надо же, а ведь считается, будто подобная философия - прерогатива солдат и младших офицеров…
        Сегодняшнее совещание оказалось куда хуже всех предыдущих. Гарроуэй был не совсем в курсе дела, но понимал, что Александер совершил нечто такое, что полностью вывело Жубер из себя. Интересно…
        Открытие Александера - четверо человеческих либо очень похожих на людей существ - вроде бы оправдывало любой его риск или нарушение инструкций, а Жубер, похоже, готова изжарить первооткрывателя на медленном огне.
        И самым смешным во всем этом Гарроуэй полагал то, что у Жубер на то не было никакой власти.

        - Открытие, несущее в себе подобный потенциал,  - говорила тем временем Жубер,  - требует предельной осторожности в том, как подать его широкой публике.

        - Мы пока и не собираемся предавать его широкой огласке,  - заметил Александер.  - Речь идет о передаче описания и снимков нашей находки в Главное управление экспедиции. А уже они будут решать, как подать все это широкой публике.
        Жубер подняла взгляд к потолку:

        - Дэвид, пожалуйста, не считайте меня полной идиоткой! Я отлично знаю, как действуют ваша пресса и ваши политики! Передача этих данных на Землю равносильна размещению их во всех сетевых новостях.

        - Не понимаю,  - сказал доктор Грейвс.  - Чего же вы от нас хотите? Чтобы мы вот просто так сидели на этих находках? Или - чтобы провели дополнительные исследования?

        - Больше нам все равно нечего предпринять, доктор,  - рассудительно сказал Александер.  - Оборудования для сложных исследований у нас нет… и я опасаюсь, что тела могут рассыпаться в пыль при любом прикосновении.

        - Во-первых, мы должны получить научное подтверждение ваших гипотез… о том, что тела принадлежат людям и что люди эти были связаны со Строителями.

        - Они - там, в том помещении,  - сказал Кеттеринг, откинувшись на спинку кресла и скрестив руки на груди.  - Все выглядит так, будто эти четверо пытались ногтями проложить себе путь сквозь дверь. Кому как, но лично у меня это рождает вполне определенные ассоциации.

        - Вдобавок предположения о том, что тела не принадлежат людям, просто несерьезны,
        - заявила доктор Патриция Кольт, возглавлявшая на «Сидонии-1» отдел естественных наук (это весьма широкое описание подразумевало и исследование парабиологического химизма марсианской почвы, и каталогизацию ископаемых бактерий, и управление медицинской лабораторией базы).

        - Почему же?  - спросила Жубер.  - Все, что нам известно в области ксенобиологии, показывает, что любые обнаруженные нами инопланетяне ни в чем не могут быть похожими на людей.

        - Черт возьми!  - воскликнул Александер.  - Величайшей загадкой, ради которой мы явились сюда, был Лик! И вопрос: откуда на Марсе взялось изображение человеческого лица! Сам факт обнаружения в этом помещении человеческих тел подразумевает необычайные возможности! По меньшей мере, он позволяет утверждать, что люди присутствовали здесь во время постройки всего этого. А это было… когда, доктор Грейвс?

        - Зависит от используемого метода датировки. Приблизительно - от четырехсот до пятисот тысяч лет назад.

        - Съемки, проведенные доктором Александером и его коллегами,  - добавила Кольт,  - позволяют утверждать, что эти люди не во всем были подобны современному человеку. Черты лица, надбровные дуги, скошенные подбородки - все это я бы отнесла к древним Homosapiens или даже к поздним Homoerectus .

        - Иными словами - именно к людям, населявшим Землю полмиллиона лет назад,  - вставил Александер.  - Обнаружить их здесь… Мне это говорит о том, что инопланетяне имели к людям - или к тем, кто в будущем должен был стать людьми,  - некий интерес. Посетив Землю в середине - либо ближе к концу - плейстоцена, они привезли сюда представителей наших предков… - Он рассмеялся.  - Боже мой! У нас в руках - доказательства прямого взаимодействия доминировавших на Земле полмиллиона лет назад человеческих видов с Древними! Да что я - более чем взаимодействия! Погибшие одеты в нечто наподобие униформы и имеют при себе устройства, могущие оказаться средствами связи или даже портативными компьютерами. Более чем вероятно, что наши предки принимали непосредственное участие в строительстве всего, что нас окружает, и находка наша, безусловно, совсем по-новому освещает факт существования Лика. Необходимо как можно быстрее поставить в известность о ней наших коллег на Земле!

        - И вот здесь вы очень и очень торопитесь с выводами. Разве вы не понимаете, что существует и множество других возможностей?

        - Например?  - поинтересовался доктор Грейвс.

        - Тела вполне могут принадлежать вовсе не людям, но - инопланетянам.

        - Вот это - вряд ли, доктор,  - возразила Кольт.  - Вероятность того, что два совершенно разных эволюционных древа приведут к возникновению почти идентичных видов…

        - Позвольте мне закончить! Конечно, это могут быть и люди. Представители некоей древней, исчезнувшей цивилизации, вышедшей в космос в очень давние, доисторические времена…
        Александер фыркнул.

        - Высокотехнологическая, всемирных масштабов цивилизация, не оставившая после себя никаких следов?

        - Из каменного века мы вышли когда?  - возразила Жубер.  - Шесть, семь тысяч лет назад? По сравнению с полумиллионом лет, это - мгновение ока.

        - Может быть. Но в это, как вы выражаетесь, «мгновение ока» мы успели использовать почти все мировые запасы легкодоступных меди, олова, серебра, золота, хрома… то есть большую часть того, что необходимо для развития высокотехнологической цивилизации.
        Не говоря уж о том, что вычерпали почти досуха нефтяные пласты, загадили, попутно выловив почти без остатка рыбу, Мировой океан, создали огромные свалки, нагрели атмосферу до того, что полярные шапки начали таять, и уничтожили целые леса. Следы подобной деятельности не исчезли бы и за полмиллиона лет.

        - Все же это объяснение выглядит не хуже предлагаемого вами - будто мы в свое время были… были как-то подправлены пришельцами из космоса. Вы ведь это хотите сказать, так?  - Жубер скроила гримасу.  - Слишком уж смахивает на старую песню о древних астронавтах.
        Александер скрестил руки на груди:

        - Я не принадлежу к последователям фон Даникена [Эрих фон Даникен - автор популярного в 70-е годы XX века документального фильма «Воспоминания о будущем», посвященного проблеме посещения Земли пришельцами] , если вы об этом. Но не нужно забывать о Бритве Оккама. Мы видим перед собою людей - или, если хотите, человекоподобных существ, которые…

        - Мы еще даже не знаем, в самом ли деле эти тела - ровесники постройкам!  - быстро сказала Жубер.  - Эти бедняги могли, скажем, быть привезены сюда совсем недавно, какой-нибудь инопланетной экспедицией.
        В зале раздались стоны и хмыканье.

        - Иными словами,  - подытожил Александер,  - теории о древних астронавтах не стоят даже упоминания, однако от нас требуют серьезного рассмотрения гипотез о похищениях людей летающими тарелками!

        - Джентльмены, доктор Кольт, я всего лишь хочу сказать, что при таком обилии возможностей не стоит спешить в суждениях! Нам не следует вот так, беззаботно, передавать информацию о находке на Землю. Мы должны провести более тщательные исследования, собрать данные, включая и данные о будущих находках,  - словом, придерживаться добросовестного профессионального подхода. А не,  - тут Жубер полоснула взглядом Александера,  - хвататься за лопаты с бухты-барахты! И не спешить с выводами!

        - Что само по себе будет нарушением полученных нами инструкций,  - возразил Александер. Лицо его покраснело.  - Уж не знаю, как вы, доктор Жубер, работаете со своей ООН, но у нас имеются инструкции: держать наше земное начальство в курсе всех полученных результатов. Немедленно, по их получении! И это, во-первых, гарантирует им хоть какую-то отдачу за вложенные в экспедицию деньги, если мы все вдруг сегодня вечером погибнем, скажем, в результате сбоя в реакторе. Во-вторых же, на Земле - куда больше специалистов, в том числе и с лучшими, чем у нас, мозгами. Если кто-либо и имеет квалификацию, достаточную для того, чтобы делать выводы на основе первоначальных данных, это - люди наподобие доктора Солтера из Лэнгли, Тома Хоскинса из Калифорнийского Университета и доктора Сэмюэлса из Бостона. Вот это - ученые высшей квалификации, а не землекопы с грязными ногтями, вроде нас!

        - Словом, доктор Жубер,  - добавил доктор Грейвс, дождавшись когда Александер выговорится,  - факты таковы: наша научная группа подчиняется не вам. Волею случая группу возглавляю я. Благодарю вас за высказанные предостережения, но решать, что следует передавать на Землю, а что - нет, безусловно, будет американская научная группа.

        - Но вы, доктор Грейвс, как геолог или, вернее, ареолог не уполномочены принимать политические решения касательно данных, обнаруженных экспедицией.

        - Опять политика !  - воскликнул, словно выплюнув это слово изо рта, Александер.

        - Да, Дэвид Политика… И я прислана сюда ООН как политический комиссар нашего контингента. И в данном своем качестве должна настаивать, чтобы вы, по крайней мере, прислушались к моим словам.
        Гарроуэй обменялся насмешливым взглядом с полковником Ллойдом. Надо же, а они и не знали, что ООН придала группе комиссара!

        - Скажите, Дэвид,  - продолжала Жубер,  - вы в курсе земных новостей? Новости - не радостные, верно?

        - Не понимаю, как происходящее на Земле должно повлиять на наше решение,  - ответил Александер.

        - Не понимаете? В таком случае посмотрите еще раз подборки сетевых новостей о боевых действиях в Мехико. Я слышала, там погиб американский морской пехотинец. Или о беспорядках в Каире, Нью-Дели, Тегеране, Багдаде. И даже у вас, в Соединенных Штатах, существует достаточно религиозных либо квазирелигиозных сект, которые будут, скажем так, весьма взбудоражены новостями о ваших сегодняшних находках. Неосторожное распространение подобной информации может повлечь за собой политический и социальный взрыв небывалой силы.

        - Полноте, доктор Жубер - начал было Грейвс.

        - Уже около четверти населения Земли убеждены, что мы на Марсе имеем дело с чем-то демоническим, что мы бросаем вызов самому Богу, ломаем установленный порядок, пропагандируем еретические доктрины и даже намеренно развращаем всех достойных, богобоязненных людей. А есть и другая фракция, не столь многочисленная, быть может, но не менее шумная, убежденная, что Древние были своего рода богами, поднявшими нас из невежества и дикости, при помощи генной инженерии даровавшими нам разум, короче говоря, создавшими нас. И некоторые готовы поклоняться этим… этим богам из космоса! Я ответственно заявляю, что новости о людях, обнаруженных здесь, среди руин города Древних, могут привести к полному уничтожению цивилизации!

        - Думаю, вы несколько сгущаете краски, доктор Жубер,  - рассудительно возразил Грейвс.  - И прежде в истории человечества опровергались излюбленные теории и предрассудки. В конце концов, человеческий разум - предмет весьма адаптабельный.

        - Да, возможно. Но этого нельзя сказать о наших культурах. И о цивилизации. Цивилизация может быть вещью весьма и весьма хрупкой, это подтвердит всякий, кто видел голодные бунты или случаи каннибализма в районах, охваченных голодом. Бюро мировых культур ООН весьма обеспокоено угрозой всемирных беспорядков в результате безответственного разглашения непроверенной информации, подобной этой!
        Улыбнувшись, Александер покачал головой:

        - Что в этом смешного, Дэвид?!  - гневно спросила Жубер.

        - О, прошу прощения. Мне просто подумалось, что Ватикан, должно быть, размышлял схожим образом, когда Галилей решил опубликовать свои наблюдения лун Юпитера. Или когда Коперник опубликовал свой «De Revolutionisms». А ведь я был уверен, что подобная узколобость давно стала достоянием истории.

        - Не узколобость, Дэвид,  - холодно отвечала Жубер,  - а ответственность. Здесь мы рискуем гораздо большим, нежели статьей в научном журнале или заглаживанием прошлых профессиональных ошибок.
        Александер поднялся, и на миг Гарроуэю показалось, что сейчас он ударит эту женщину.

        - Легче, сынок,  - негромко сказал он, кладя руку на локоть Александера.
        Стряхнув его руку, археолог медленно опустился обратно в кресло.

        - Подобные рассуждения здесь неуместны,  - сказал он.

        - Не думаю,  - отвечала Жубер.  - Вам, Дэвид, более всех прочих следовало бы соблюдать осторожность в оглашении полученных вами результатов.  - Она развела руками.  - И - я ведь вовсе не настаиваю на постоянном сокрытии этих данных. Просто, в порядке любезности, воздержитесь от их оглашения, скажем, в течение сорока восьми часов? Дайте мне время проконсультироваться с моим начальством в Женеве, а после того, как я получу ответ, поговорим снова. Всего лишь двое суток на сбор дополнительных данных и обзор участка, разве это много? Особенно - учитывая важность находки.
        Грейвс обменялся взглядом с Александером.

        - Как полагаешь, Дэвид? Мы можем на это пойти? Как раз примерно столько времени уйдет на составление отчетов и проверку всех результатов съемки.

        - Думаю, да,  - мрачно ответил Александер.

«Да, подумал Гарроуэй,  - замечание этой бабы насчет профессиональных ошибок явно зацепило парня за больное».

        - А прочие?  - спросил Грейвс, обращаясь к остальным.  - Уже поздно, все очень устали. Можем мы подождать с объявлением о нашем открытии двое суток?
        Собравшиеся зашумели, большей частью соглашаясь. Руку поднял полковник Ллойд.

        - Да, полковник?

        - Я просто хочу сказать, что мое замечание не имеет отношение к науке, но я хочу сказать, что факт подчинения членов американской экспедиции персоналу ООН, не имеющему здесь никакой юридической власти, нахожу настораживающим. Это создает нежелательный прецедент…

        - Во-первых, полковник,  - отвечала Жубер,  - я не прошу вас подчиняться мне. Мне нужно лишь немного времени на то, чтобы проконсультироваться с начальством. Скорее всего, оно согласится с доктором Александером, однако, на случай каких-либо затруднений, им следует предоставить возможность поделиться с нами своими соображениями, разве не так? Что касается прецедента - напомню лишь, что все последующие экспедиции на Марс, по всей вероятности, будут международными и, как таковые, будут проходить под юрисдикцией и управлением ООН. Ваше сотрудничество с теми, кому подчиняюсь я, в самом деле может создать прецедент. Но - очень даже желательный.
        Вскоре после этого совещание закончилось как-то само собой. После ухода Жубер и прочих служащих ООН, Гарроуэй обратился к Александеру:

        - Я полагал, между вами и Жубер что-то такое есть.

        - Больше нет,  - ответил археолог.  - Эта женщина еще доставит всем неприятностей.

        - Похоже, вы были готовы отвесить ей затрещину.

        - Нет. Хотя и очень хотелось, но… нет.

        - А что за треп о прошлых ошибках? Конечно, если не хочется - не рассказывайте…
        Александер покосился в сторону двери, сквозь которую покинула зал Жубер.

        - Да нет, тут никакой тайны, но и ничего особо важного. Скажем так: некогда мне пришлось воевать с высокопоставленными людьми по поводу нежелательных для них открытий. Видимо, она заранее провела расследование и выяснила, на чьи мозоли я наступил. Думаю, она ищет рычаг, какой-нибудь способ манипулировать мной.
        Гарроуэй хмыкнул:

        - Я слышал поговорку «археологи откапывают мусор, оставшийся после других». Но не думал, что сюда следует включить и скелеты в шкафу.

        - Совершенно верно. Мусор этот обычно очень древен, и никогда не скажешь заранее, где можешь наткнуться на шкаф со скелетом. Археологи, майор,  - это землекопы. Но иногда то, что мы выкапываем, оказывается неприемлемым - по соображениям политическим. Или культурным.

        - Я до сих пор не совсем понимаю, из-за чего ей было так бесноваться.

        - Э-э-э, в самом деле, трудно сказать. Да, на Земле наше открытие многим придется не по вкусу, это правда. А кое-кто действительно ухватится за него, как за доказательство того, что Бог был древним астронавтом.

        - А, вот еще о чем я хотел спросить. Что это такое - насчет древних астронавтов?

        - О, просто разнообразные писатели конца двадцатого - начала двадцать первого века выработали мнение, будто загадочные предметы, постройки и монументы, обнаруженные по всему миру во множестве, не могли быть созданы примитивными людьми прошлого по крайней мере, самостоятельно. Им должны были помогать инопланетяне, владевшие антигравитацией или еще чем-нибудь в этом роде.
        Гарроуэй захохотал.

        - Серьезно?

        - О да. На этом спекулировало множество писателей Эрих фон Даникен был лишь одним из самых нашумевших. Его готовность приписать любую культурную странность или загадку инопланетянам замечательно послужила неприятию научным сообществом всей этой идеи в целом. К несчастью, подтверждение искусственного происхождения Лика вновь возродило его теории к жизни, придав им достоверности. И, вероятно, породило еще полдюжины сект «детей звезд».

        - Вы верите в эту ерунду?

        - Скорее нет. Как и большинство серьезных ученых. Эта идея была популяризована в ряде книг, но основывалась она не на научных данных, а, скорее, на слухах, вдобавок большая часть приведенных в них «фактов» на поверку оказались вымыслами. Черт возьми, в семидесятых из мышления фон Даникена придали всей этой теме оттенок столь неблаговидный, что большинство археологов вот уже полвека старается держаться от нее как можно дальше.

        - То есть, все это - не наука, а сплошное пустозвонство?

        - С большинством таких книг беда в том, что в них, как правило, игнорируется самый простой из возможных ответов. И даже - свидетельства местных жителей, которые и сейчас могли бы продемонстрировать, как именно их предкам удалось построить то или се. Великолепный тому пример - остров Пасхи.

        - Я слышал. Огромные каменные головы на берегу. Даже не думал, что и сюда приплели инопланетян. Ну да, большие, но не настолько, чтоб без антигравитации было никак не обойтись. Всегда считал, что величайшей загадкой было то, для чего их вообще сооружали.

        - Но для последователей теории «древних астронавтов» все далеко не так просто,  - язвительно сказал Александер.  - Порой они доходят вовсе черт знает до чего! Один увидел взлетно-посадочные полосы там, где туземцы просто расчистили слой темной гальки, обнажив камень более светлый. Те самые рисунки Наска, в Перу. Да, это невероятно - огромные изображения животных и геометрических фигур, которые можно увидеть целиком лишь с воздуха.  - Он хмыкнул.  - Но упаси вас бог сажать там авиалайнер!

        - Вот уж чего мне и в голову не пришло бы.

        - Во всех этих теориях мне больше всего не нравится безоговорочное отрицание нашей, человеческой природной изобретательности, творческой смекалки. Мы, знаете ли, создали на Земле множество замечательных вещей и при этом прекрасно обошлись без какой-либо помощи от пришельцев с антигравитационными лучами. Большинство же доказательств, на коих строится эта теория, в лучшем случае допускают двоякое толкование.

        - Да. Но на мой вопрос, верите ли вы в это, вы ответили «скорее нет». Значит, в какую-то часть этой теории - все же верите?

        - Ну, как вам сказать. Порой я думаю: не заходим ли мы слишком далеко, безоговорочно отметая все предположения этих писателей. На Земле есть несколько монументальных построек, которые, вполне вероятно, были созданы не теми народами, которым их принято приписывать, и до сих пор не имеют достоверного объяснения. Одна из таких - Храм Солнца у озера Титикака. Другая - Баальбекская платформа в Ливане. И, наконец, комплекс Гизы, Великие пирамиды и Сфинкс… Все это, если не построено инопланетными пришельцами, то, по крайней мере, могло быть инспирировано, скажем так, визите рами из каких-то других краев. Если бы мне было предложено назвать конкретные сооружения на Земле, которые я мог бы счесть доказательствами того, что нас посещали в далеком прошлом, я назвал бы эти три.  - Александер неожиданно улыбнулся.  - Конечно, это - не для разглашения моим коллегам. Услышь они об этом - тут же лишат меня членства в Почетном Братстве Гробокопателей и Охотников за Осколками Горшков. Перед строем отнимут форменные лопату и метелку и выпрут из корпуса под барабанный бой.

        - Печать лежит на устах моих. Но скажите, не для протокола. Есть хоть какая-нибудь вероятность, что все это построено пришельцами?
        Александер вздохнул:

        - Если бы я мог вам ответить… Хотелось бы мне это знать. Будь я археологом прошлого века, сказал бы, что шанс… ну, не знаю. Пять процентов из ста. Сейчас, когда доказано, что Лик - не случайная игра света и тени, как полагали, когда впервые сфотографировали его с орбиты, шансы выросли. Словом… Быть может, пятьдесят на пятьдесят. А то и выше.
        Гарроуэй моргнул:

        - Откуда же так много?

        - Теперь нам точно известно, что некогда, в незапамятные времена, поблизости были пришельцы из иных миров. Известно, что мы не одиноки во Вселенной, и это знание, само по себе, уже в корне изменило наши взгляды на самих себя, на наше прошлое, на то, кем мы являемся и к чему идем.

        - Вот уж не знал,  - заметил Гарроуэй.  - Все это, конечно, интересно… однако лично я не собираюсь ни в какие секты, поклоняющиеся инопланетянам, создателям нашим. Думаю, в большинстве своем люди просто… Ну, не знаю. Примут это, как данность, и будут жить, как жили.

        - Может быть.  - Судя по интонации, Александер вовсе так не считал.  - Вот я, скажем, теперь, глядя на звезды, не могу удержаться от мысли, что между ними и нами существует некая связь. Нечто большее, чем просто факт нашего существования.

        - На Земле некоторые из этих групп заявляют, что люди - потомки инопланетных колонистов, потерявшихся в космосе сотни тысяч лет назад. Может быть, ваша сегодняшняя находка подтверждает эту точку зрения.
        Александер рассмеялся:

        - Господи, надеюсь, что нет! Это - одна из наиболее глупых на данный момент теорий! Место человека в эволюционном древе Земли весьма твердо установлено. Вам известно, что ДНК человека отличается от ДНК шимпанзе менее чем на два процента?

        - Нет, не знал.

        - А это так. Хотя факт сей, конечно, не означает, что мы произошли от шимпанзе. Просто мы с ними - родственники по какому-нибудь общему прапрапрадеду. Вдобавок мы слишком уж хорошо приспособлены к земной экологии… начиная от употребляемой пищи и заканчивая симбиотическими отношениями с бактериями в наших кишечниках. Будь первые люди пришельцами из иного мира, они, скорее всего, не могли бы даже питаться местной пищей. Будь даже химизм их тела основан на сахарах и аминокислотах, всего один шанс из четырех - за то, что они были бы способны переварить земную растительную пищу. Изомеры…

        - Изомеры?  - Гарроуэй недоумевающе развел руками.  - С чем это едят?
        Разговор заметно оживил Александера, пробудив в нем энтузиазм. Похоже, он с успехом избавлялся от досады и раздражения, накопленных за время совещания.

        - Некоторые молекулы имеют свои собственные «зеркальные» версии. То есть молекула
        - точно такая же, из тех же самых атомов, но - структурально реверсированная. Биохимики называют такие молекулы лево - и правосторонними. Вот, например, сахар - сахар мы употребляем правосторонний. Отсюда, кстати говоря, и термин «декстроза». Переварить же сахар левосторонний мы не способны. Он пройдет сквозь пищеварительный тракт без какой-либо пользы, потому что для нас эволюцией отведен правосторонний. Но в то же время аминокислоты, употребляемые нами,  - левосторонние, и переварить правосторонние мы не в состоянии. А, насколько известно современной науке, зависимость всякой данной планетарной экологии от правосторонних или левосторонних изомеров - исключительно дело случая. Все равно, что бросить монету.
        Гарроуэй кивнул:

        - Поэтому вы и говорите, что найти правые сахара плюс левые аминокислоты на новой планете у нас - всего лишь один шанс из четырех.

        - Верно. И это - только начало. Далее, существуют еще сложные белковые молекулы, которые…

        - Стоп-стоп-стоп!  - Гарроуэй поднял руки, словно сдаваясь в плен.  - В химии я так и не продвинулся дальше школьного курса. И перед органикой - пас. Но общий смысл понятен. Люди могли пользоваться советами и подсказками инопланетян, но сами мы - никак не инопланетного происхождения.

        - Совершенно справедливо, майор. Остается только надеяться, что нам удастся точно выяснить, какое именно отношение ко всему этому имели инопланетяне.

        - Может быть, разгадка у нас под боком,  - заметил Гарроуэй.

        - Я уверен, майор. Мы только-только коснулись ее,  - Александер указал пальцем в пол.  - Ответы - здесь, у нас под ногами. И я собираюсь отыскать их.
        Решительность и непреклонность в его тоне впечатлили Гарроуэя.

        - Да, доктор. Думаю, у вас получится.

        - А Мирен Жубер и вся треклятая ООН со всеми своими бюрократами могут катиться к черту!
        Из зала они вышли вместе.
10:39 по времени гринвичского меридиана.


        Коммуникационный центр;
        база «Сидония-1», Марс;

22:53 по марсианскому солнечному времени.


        Коммуникационный центр «Сидонии-1» располагался в отгороженной переборками части ГОУ. Любоваться здесь было особенно не чем - компьютеры, обеспечивающие связь между компьютерами в скафандрах или в кабинах марсоходов, главный сервер с аплинком на ареостационарный спутник связи и еще один, обеспечивавший, опять-таки через спутник, постоянно открытый канал связи с «Марсом-1». В течение дня, когда на поверхности работали исследовательские группы, коммуникационный центр был местом весьма оживленным, но ночью, когда температура снаружи падала до минус ста двадцати по Цельсию, наружу никто не выходил. Ночью связь поддерживалась, согласно вахтенному расписанию, силами персонала НАСА и морских пехотинцев.
        В этот вечер вахту нес морской пехотинец, но это не смутило доктора Жубер. Она улыбнулась молодому человеку, подавшему ей распечатку со словами:

        - Вот это вам, мэм.

        - Благодарю вас, капрал.
        Она вошла в помещение центра управления, где находились, занятые беседой или работой, еще трое-четверо человек и полковник Бержерак, ожидавший ее у двери. Жубер передала ему распечатку.

        - Полковник, похоже, мы получили ответ.
        Бержерак взглянул на поданный лист, и густые брови его слегка приподнялись. На бумаге было напечатано лишь. "АЛЬФА ОДОБРЯЮ НЕЗАМЕДЛИТЕЛЬНО ".

        - Быстро,  - отметил он.  - Чуть ли не опередили свет.
        Земля и Марс в данный момент находились на расстоянии пяти световых минут друг от друга. Шифрованный запрос был отправлен вместе с обычной исходящей почтой в 21:36 и достиг Земли в 21:41. Чтобы принять решение и передать его на Марс едва ли не менее чем за час, Валле и прочие должны были ждать вестей прямо в коммуникационном центре в Женеве.

        - Завтрашнее время сол,  - сказала она.  - К тому моменту наши в Кандоре успеют подготовиться.
        Бержерак кивнул:

        - Определенно, без путающейся под ногами морской пехоты здесь будет лучше.
        ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

        ЭКСПЕДИЦИЯ НА МАРС/ОБЕСПЕЧЕНИЕ СВЯЗИ: Жизненно важной для безопасности, эффективности и производительности экспедиции была надежность коммуникаций, в силу чего к целям и задачам экспедиции был адаптирован SPACENET. Основанный в 2024 году как продолжение уже имевшегося INTERNET, SPACENET обеспечивал передачу данных как в широком, так и в узком диапазонах, включая взаимодействие в графическом и видео - режимах через WORLDWIDEWEB. Среди главных земных узлов - системы искусственного интеллекта космопортов КЕННЕДИ и ВАНДЕРБЕРГА, а также - космических центров МАРШАЛ, ДЖОНСОН и ГРИНБЕЛТ. Космические сетевые узлы - системы искусственного интеллекта всех укомплектованных персоналом космических станций с главным узлом на МКС, а также узлом FRAMAURO на Луне. Вся связь с Марсом в данный момент идет через спутник связи PV-10K на ареостационарной орбите. Дублирующую линию (в данный момент - неактивна) обеспечивает устаревшая система MSC-1, расположенная на одном из спутников Марса, Фобосе.


        Выдержка из Всемирной Сетевой Энциклопедии;
        vrtp://earthnet.public.dataccess


        Воскресенье, 27 мая,

11:59 по времени гринвичского меридиана.


        База «Сидония-1», Марс;
        сол 5636-й, время сол + 13 минут по марсианскому солнечному времени.


        Было немного за полночь; наступило так называемое «время сол», те самые лишние сорок одна минута с секундами, добавлявшиеся к каждым суткам для того, чтобы согласовать земную систему отсчета времени с более долгим периодом обращения Марса. Гарроуэй замышлял отправиться на боковую пораньше, однако нервы его были взвинчены до предела, и он никак не мог заснуть. День выдался напряженный. Большая часть его прошла в долгой диагностике скафандров, в которые были облачены Александер, Кеттеринг, Поль, Дружинова и Вандемеер в момент своего вчерашнего открытия. Для всех пяти скафандров была назначена внеочередная проверка. Выход на двенадцатый участок был полностью запрещен - до окончания всестороннего дистанционного обследования участка, поскольку не исключена была вероятность (пусть и ничтожно малая) влияния на скафандры со стороны окружающей среды. Впрочем, Гарроуэй не нашел в скафандрах ни малейших неисправностей.
        Александер был в ярости, он не сомневался, что Жубер или кто-либо из ее подчиненных сфальсифицирует результаты, дабы воспрепятствовать продолжению работ в Крепости.
        Вероятность раскола в экспедиции по причине интернациональных трений или даже саботажа со стороны ООН представляла собою серьезную опасность. Рост психологического напряжения внутри любой группы враждебно настроенных друг к другу людей, собранных вместе вдали от всего остального человечества, уже не однажды приводил к катастрофе.
        Отчаявшись заснуть, Гарроуэй отправился в коммуникационный центр и надиктовал длинное письмо Кэтлин. Забросив его в Спейснет, он налил себе кофе и подсел к доктору Грейвсу и капралу Филу Хайесу, несшим ночную вахту Хайес, завидев Гарроуэя, вскочил.

        - Вольно, вольно,  - махнул рукой Гарроуэй.  - Что слышно хорошего?

        - Привет, майор,  - сказал Грейвс.  - Капрал как раз рассказывал мне о проблемах, с коими морские пехотинцы столкнулись на Марсе.

        - У вас проблемы, капрал?  - спросил Гарроуэй.

        - Никак нет, сэр!  - рявкнул в ответ Хайес, умудрившись и сидя держаться «смирно».

        - Все в порядке, сынок,  - пояснил Гарроуэй.  - Я - не твой непосредственный начальник и не кусаюсь. Что стряслось?

        - Ну, сэр, песок здешний для винтовок - смерть. Прямо не песок, а как обычная мелкая пыль или, скажем, мелкие песчинки в песчаную бурю, понимаете? Проникает всюду. И ко всему прилипает, хуже, чем грязь.

        - Вот на этот случай и упражнялись в сборке-разборке всю дорогу. Ясно?

        - Роджер вас, сэр. Но хуже всего какой-то умник на Земле перенастроил все винтовки так, что мы на стрельбах на прошлой неделе ни хрена никуда не могли попасть. Их должны были настроить на марсианскую гравитацию, понимаете? А начали с ними здесь работать - все бьют выше. Я думал, старичок Ллойд… э-э, то есть…

        - О’кей, о’кей. Продолжай.

        - Я думал, полковник всех съест с говном. Нас ведь, понимаете, отбирали как лучших спецов, а вышло, будто мы - худшие стрелки во всем Корпусе.

        - Но вы все исправили?

        - Конечно. Это же - сразу ясно, что произошло. Сами знаете эти новые электронные винтовки ни в Корпусе, ни в прочих частях - нигде не любят. Слишком много всяких сложных устройств, понимаете? Вот как в старые времена - это другое дело.
        Гарроуэй хмыкнул. Хайес был явно слишком молод, чтобы помнить эти «старые времена».

        - Я так и сказал,  - вмешался Грейвс,  - кто-то на Земле допустил ошибку в расчетах.

        - И я того же мнения,  - сказал Гарроуэй.
        М-29 были сконструированы так, чтобы при прицеливании и подготовке к стрельбе пользоваться данными ПАДа атмосферное давление, высота, количество боеприпасов, земное притяжение и т.д. Что якобы являлось серьезным преимуществом в сравнении с оружием старого образца, где прицеливание и подготовка к стрельбе осуществлялось вручную.

        - Гравитационное ускорение на Земле, грубо говоря, девятьсот восемьдесят сантиметров в секунду в квадрате. А на Марсе?

        - Триста семьдесят один и еще около трети,  - ответил доктор Грейвс.

        - Тогда все понятно. Какой-то снабженец увидел триста семьдесят один сантиметр в секунду в квадрате, сказал «Э-э, непорядок!» - и поменял.

        - За собственным оружием всегда и во всем должен следить стрелок,  - сказал Хайес тем же обыденным тоном, каким говорит любой профессионал о своем инструменте.  - А доверься какому-нибудь снабженцу на Земле - вон что выходит. Если есть хоть какая-то возможность нагадить, они ее наверняка найдут.
        Хайес не уточнил, кто имелся в виду под словом «они», однако Гарроуэй вполне понимал его чувства. Именно так солдаты всех времен и народов относятся к тыловым бюрократам.

        - Припоминаю,  - добавил Грейвс,  - я читал нечто подобное о первых конструкциях космических станций. Например, «ЮС Скайлаб» в семидесятых… думаю, ее персонал испытывал значительные трудности, так как земные конструкторы упорно забывали о том, что в космосе нет «верха» и «низа». Господи, и таким людям доверяли конструирование космических станций!

        - От земных предрассудков не так-то просто избавиться,  - согласился Гарроуэй.
        Хайес рассмеялся:

        - И не говорите, сэр! Вы о башмаках уже слышали?

        - Не-ет.

        - Какой-то идиот - небось тот же самый козел-ОБОСник, который устроил нам геморрой с винтовками,  - видать, углядел, что мы отправляемся в «пустынный район», и теперь у нас тут - тридцать пар обуви модель 1, пустынная, стандартная, для морской пехоты.
        Гарроуэй выпучил глаза:

        - Обувь для пустыни? На Марсе ?!

        - Разрази меня гром, сэр! Как будто мы можем их носить с бронекостюмами первого класса! Полковник, когда услышал об этом, чуть не рехнулся от злости. Я считаю, именно поэтому Слай с Фулбертом вызвались лететь в ущелье Кандор. Чтобы помочь капитану Барнсу с подобной ерундой.

        - Уверен, капитан Барнс оценит их помощь,  - усмехнулся Гарроуэй.  - Честно говоря, я…
        Он оборвал фразу на полуслове: входная дверь с лязгом распахнулась, и первым на пороге возник один из солдат ООН, в полной боевой броне и со «штурмгевером» СГ-32 наперевес. Магазин винтовки был примкнут к гнезду позади пистолетной рукояти - прямое нарушение внутреннего распорядка базы.

        - Что за черт… - начал было Гарроуэй, но легионер тут же направил на него зрачок кургузого ствола.

        - Пожалуйста, оставайтесь сидеть,  - сказал вошедший.
        Голос его из внешнего динамика бронекостюма звучал резко. Акцент был похож на немецкий. Гарроуэй знал, что большинство солдат Иностранного легиона, приданных группе наблюдателей ООН,  - немцы, под командованием офицеров-французов: Бержерака, Ла Салля и Дютетра.
        Бержерак, узнаваемый лишь по оттиснутой на груди бронекостюма фамилии, вошел следом за солдатом, держа в руке «зиг-зауэр П-940».

        - Будьте любезны встать и медленно отойти от консоли,  - сказал он, указывая стволом пистолета в угол.  - Руки держите на виду.
        За Бержераком вошли еще двое, занявшие позицию по обеим сторонам от двери, в то время как первый держал на мушке Гарроуэя, Хайеса и Грейвса.

        - Пожалуйста, не делайте резких движений,  - объявил Бержерак. Повинуясь его кивку, один из легионеров повесил винтовку на плечо, подошел к американцам и быстро обыскал их.

        - C’est libre,  - доложил он, закончив.

        - Что все это значит?  - возмущенно спросил Грейвс.

        - Спокойствие, доктор. Никому из вас ничто не угрожает, пока вы подчиняетесь моим приказам.
        Из рекреационного помещения появилась еще одна персона в униформе ООН - Мирей Жубер.
        Ее появление Гарроуэя ничуть не удивило.

        - Вы…

        - Весьма сожалею, майор. Но упрямство Дэвида вынудило нас прибегнуть к крайним мерам.
        Она подала Бержераку маленький ювелирный футляр. Французский полковник вынул из него десятигигабайтный модуль памяти и подключил к разъему на консоли компьютера связи. После этого он начал отстукивать на клавиатуре команды.

        - Минутку!  - Грейвс шагнул вперед, однако молодой плотный солдат ООН остановил его, ткнув стволом в живот.  - Но он не имеет нрава!..

        - Напротив, доктор,  - возразила Жубер.  - Мы имеем право и воспользуемся им. В данный момент все американцы и русские на базе взяты в плен.
        Гарроуэй сощурился. Эта баба вполне может говорить правду. Да, морская пехота должна была обеспечивать безопасность американской научной группы, однако задание было сформулировано весьма смутно. Время за полночь, находиться в полной боевой готовности вроде бы не было причин. Большинство морских пехотинцев, должно быть, спят в казарменном помещении. За исключением тех, что несут вахту - вот как Хайес. То есть восемь человек из тридцати. Нет, из двадцати семи, трое - в ущелье Кандор. И из этих восьми снаружи - только двое…
        Быть может, эти двое заметят, что что-то не так? Гарроуэй припомнил вахтенное расписание на эту неделю. Кто же сегодня снаружи? Да, Камински и Гроллер. Он взглянул на пульт радиостанции. Если бы кто-нибудь смог передать сообщение на аварийной частоте.

        - Даже не думайте поднимать тревогу,  - сказал Бержерак, проследив за его взглядом.
        - Я только что задействовал новые коды для связи. Теперь вы не можете связаться друг с другом… и с Землей, кстати сказать, также.
        Гарроуэй обратился к Жубер:

        - Как же вы, должно быть, озабочены всеми теми пертурбациями в политике, о которых говорили…
        С этими словами он как ни в чем не бывало заложил руки за спину. Бержерак, отдавший приказ держать руки на виду, не сказал ни слова.
        Гарроуэй продолжал:

        - Что вы намерены сделать? Полностью похоронить открытие Дэвида? Или просто все подгрести под себя?

        - Вы, американцы, слишком заботитесь об индивидууме и его достижениях,  - отвечала Жубер,  - в ущерб благу всего сообщества. В данном случае - мирового сообщества. Мы не можем позволить, чтобы эта информация дошла до широкой публики. Пока публика не будет к ней должным образом подготовлена.

        - По-моему, вас заботит кое-что другое,  - возразил Гарроуэй, держа руки за спиной и положив ладонь правой на свою «манжету» - Вы увидели шанс получить монопольный доступ к инопланетным технологиям.

        - Да, это также весомая причина. Но заключается она в том, что мы можем позволить вам, американцам или русским, пользоваться лученными здесь знаниями единолично.

        - А вы, значит, пытаетесь захватить их не для себя?
        Гарроуэй нажал на застежку «манжеты», и мини-компьютер упал в его ладонь. Осторожно, стараясь не выдать себя выражением лица или движениями плеч, он спрятал манжету за пояс на пояснице. Захватчики наверняка постараются лишить пленников доступа к компьютерам. Возможно, таким образом ему удастся сохранить свой.
        Других планов и мыслей на данный момент у него не было.

        - Все, что мы делаем,  - заявил Бержерак,  - делается для всего человечества. А не только для эгоистичных и развращенных американцев.
        Он явно здорово разозлился, и Гарроуэй решил не продолжать эту тему. Мобилизуя против Америки весь остальной мир, пропагандистская машина ООН вовсю внедряла в умы образ «жадного и развращенного американца». Что не могло не тревожить. Стоит навесить на человека ярлык - хотя бы «жадный и развращенный» - и можно не волноваться никто не усомнится в правомерности его уничтожения. Если войска ООН выступили против всех американцев, находящихся на Марсе черт возьми, что же они собираются делать с пленными? Пленных - слишком много, чтобы их было легко охранять.
        Положение сложилось предельно скверное.
12:11 по времени гринвичского меридиана.


        Пост № 1, за пределами жилых помещений;
        база «Сидония-1», Марс;
        время сол + 25 минут по марсианскому солнечному времени.


        Капрал Фрэнк Камински понял, что пора двигаться ноги совсем за мерзли. Изо всех нарядов на «Сидонии-1» наружная вахта была самым худшим.

«Какого хрена,  - мрачно подумал он,  - с чего я здесь морожу задницу, пока Бен со Слаем дрыхнут себе в Кандоре за милую душу?»
        Ответ нашелся тотчас же да потому, что - сам дурак, не догадался вовремя вызваться. Но, честно говоря, дело было даже не в этом. Камински просто опасался, что Слай опять что-нибудь отчебучит и попадется на этом.

«Все,  - подумал он.  - Больше я с этими козлами не разговариваю».
        После долгих месяцев, проведенных взаперти, на борту «Полякова», Камински думал, что будет рад снова попасть на настоящую планету с настоящим небом над головой, где есть место, чтобы хоть немного пройтись. К сожалению, планета оказалась немного не такой, как он ожидал. Конечно, жилые модули базы были просторнее корабельных кают, однако все они были одинаково однообразны и предельно утилитарны. Наверное, проектировал какой-нибудь архитектор, считавший, что людям нравится жить внутри топливных баков.
        Однако снаружи было еще хуже. С базы нельзя было выйти иначе, как в бронекостюме первого класса, при полной выкладке, включая пятидесятикилограммовый ранец и портативную энергоустановку. Ну да, на Марсе этот ранец весил от силы пятнадцать кило, но инерции-то все равно имел на все пятьдесят так что, ежели идешь и хочешь остановиться - не забудь упереться изо всех сил, потому что ранец будет продолжать двигаться и, того гляди, уволочет тебя за собой. Конечно, перед полетом Камински успел привыкнуть к броне первого класса, но все равно на учениях это было совсем не то. Дисплей шлемофона с поступающей на него информацией, спору нет, хорош, только чувство - все равно такое, точно играешь в видеоигры, сидя в консервной банке.
        Хуже всего было по ночам - небо такое темное. Камински вырос в пригороде Чикаго, и там, между огромным городом и чудовищным ультраплексом в Вудфилде, на небе по ночам не видно было ничего, кроме Луны. А здесь чернота над и под линией горизонта была совершенно одинаковой. Знаешь только, что горизонт - там, где кончаются частые, яркие, бело-голубые звезды. Прежде он никогда не видел даже Млечного Пути, а тут - вот, дугой тянется через все небо, точно длинное облако с уймой прорех… Картина эта заставляла чувствовать себя совсем маленьким и всеми покинутым.
        Но все-таки хуже всего оказался холод. Бронекостюмы первого класса вполне могли служить космическими скафандрами, однако были куда хуже утеплены, чтобы выиграть в весе и маневренности. Арсено-галенидные батареи и топливные микроэлементы обеспечивали достаточно энергии, чтобы обогревать бронекостюм в течение дня, а также - переработку воздуха и воды, но ночью, когда температура порой опускалась до ста пятидесяти ниже нуля, почва промерзала настолько, что, казалось, высасывала тепло из подошв. Все морпехи надевали под бронекостюм термоноски, чего для долгой, четырехчасовой вахты в ледяной непроглядной тьме этого явно не хватало. Согреться можно было только непрестанно двигаясь, да по очереди отпуская друг друга минут на двадцать отогреться в шлюзовой камере главного жилого модуля.
        Задачей часового было патрулирование участка вокруг главного модуля и ГОУ и - через каждый час - проверка автоматической крекинговой установки к востоку от периметра базы, взлетно-посадочной площадки для шаттлов и водяной скважины с резервуаром, находившейся на юге. Черт побери, как будто ожидают нападения марсиан, ожесточенно думал Камински. Хотя та черная громада, которую называют Крепостью, и пустая оболочка Корабля, заслоняющая звезды к северу от базы, нагоняют достаточно жути, чтобы уже минут через десять поверить во все, что угодно.
        Он как раз завершил обход на текущий час и теперь брел по песку на север, к гостеприимно сияющим огням внешних прожекторов базы. Вот из шлюзовой камеры вышел Гроллер. Камински помахал ему, и Гроллер махнул рукой в ответ.
        Тогда Камински потянулся к клавише на плече и включил рацию бронекостюма. Вообще-то ее полагалось держать включенной постоянно, но состояния полной боевой готовности пока никто не объявлял, и потому большинство морпехов выключали рации, когда не пользовались ими, чтобы сберечь заряд батарей.
        В наушниках раздался оглушительный треск. Камински поспешно убавил громкость. Канал был полностью блокирован. Попробовал запасной - то же самое.
        Только этого не хватало! Увидев, что Гроллер указывает на боковую сторону своего шлема, Камински понял, что и у него проблемы со связью. Значит, слава тебе господи, сбой не в бронекостюме; это в коммуникационном центре что-то не так. Неважно. Кто-нибудь сходит внутрь и доложит.
        Но, подойдя ближе, он увидел еще одного человека в бронекостюме, стоящего в проеме люка шлюзовой камеры. Странно. Вроде бы больше никто не должен…
        Стоявший в шлюзовой камере поднял винтовку, целясь в Гроллера. В долю секунды, застывшую, точно стоп-кадр, Камински увидел череду вспышек и даже заметил, как стреляющий, выпуская длинную очередь в спину Гроллеру, борется с отдачей.
        Камински перешел на тяжелый, неуклюжий бег, срывая с плеча М-29. Ноги вязли в песке. По ночам верхние его слои обычно замерзали, образуя твердую хрусткую корку из смерзшихся песчинок, с каждым шагом ломающуюся и проседающую под ногой.
        Удивительно, но стрелок, похоже, промахнулся. Камински не понимал, куда ушла очередь, даже не зацепившая ничего не подозревавшего Гроллера, но тут же вспомнил о том, что случилось с самими морскими пехотинцами на стрельбах. Наверное, винтовка этого типа тоже не в ладах с местной гравитацией…
        Неловко затормозив, Камински поднял свою М-29 и прицелился в стрелявшего.
        Целиться обычным образом в космическом скафандре по ряду причин невозможно. Но М-29 были оборудованы видеосистемой, улавливавшей изображение цели посредством установленного на ложе объектива и в увеличенном виде передававшей его на дисплей шлемофона стрелка. Камински смог разобрать лишь, что нападавший облачен в бронекостюм ООН и в данный момент пытается опереться на заслонку люка шлюзовой камеры, чтобы выпустить еще одну очередь. Лазерный дальномер показывал 243,6 метра. Камински поймал цель в перекрестье прицела… и выругался: стрелявший поспешно укрылся в шлюзовой камере.
        Гроллер, увидевший, как Камински поднял винтовку, наверняка не мог понять, что происходит. Обернувшись, он не увидел ничего подозрительного и махнул Камински рукой, как бы спрашивая: «Какого хрена?..»
        Камински снова включил рацию, и канал снова оказался забит. Теперь он понял, что кто-то глушит связь намеренно, и снова побежал вперед, отчаянно ругаясь и знаками пытаясь показать Гроллеру «ложись! укройся!»
        В проеме люка снова появился человек, за ним - другой, вооруженный чем-то, с виду вдвое длиннее М-29 и явно гораздо тяжелее. Яркая зеленая вспышка и ранец Гроллера тут же вспыхнул в ответ. От толчка Гроллер упал ничком, из ранца его вырвалась струя белого пара.
        Камински подбежал к нему. Гроллер успел встать на четвереньки и теперь отчаянно пытался дотянуться до ранца. Похоже, у него был пробит второй баллон; кислород из пробоины струился в разреженную, ледяную атмосферу, тут же оседая изморозью на стенке баллона.
        Проклятье! Камински мог либо вступить в перестрелку с нападавшими, либо попытаться спасти Джима Гроллера. И выбор был очевиден. Бросив винтовку, он упал на колени, одной рукой поддерживая товарища, а другой - ища вентиль, отключающий второй баллон от всей системы воздухоснабжения. Ах ты, и бронекостюм поврежден! Активно-камуфляжное покрытие под поврежденным баллоном обгорело; вокруг пробоины диаметром чуть уже карандаша быстро рос слой изморози.

        - Черт, Джим, не двигайся! Не двигайся!
        Но Гроллер метался из стороны в сторону, точно в лихорадке Камински изо всех сил толкнул его плечом, придавил к холодному песку и зажал пробоину в скафандре пальцем перчатки. Бронекостюм был достаточно жестким, а давление воздуха в нем - не слишком высоким, и утечку вполне можно было ликвидировать. Камински запустил руку в ремонтную аптечку в поисках гермопластыря.
        Через несколько минут, подняв взгляд, он увидел, что нападавшие стоят в нескольких метрах от них и держат их под прицелом. Тот, что со штурмовой винтовкой, вышел вперед и подобрал оружие морских пехотинцев, пока другой продолжал целиться в них из своего тяжеловесного оружия. Теперь Камински узнал эту штуку: тяжелый лазерный карабин «хеклер-унд-кох ЛК-36», с питанием от батарей комплекта жизнеобеспечения.
        Лазерный луч не подвержен влиянию гравитации, а это значит, что он обычно попадает туда, куда целишься. Убедившись, что наложенная на пробоину в бронекостюме Гроллера заплата «схватилась» надежно, Камински медленно поднял руки. Ооновцы подошли ближе и жестами велели обоим встать.
        Только на пути в жилой модуль Камински понял, что теперь они с Гроллером - военнопленные. Надо же… А он и не знал, что началась война.
        ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

        Воскресенье, 27 мая.

12:20 по времени гринвичского меридиана.


        Казармы морской пехоты, база «Сидония-1», Марс;
        сол 5636-й, время сол + 34 минуты по марсианскому солнечному времени.


        Большинство морских пехотинцев в казарменном помещении спали. Единственным исключением был сержант Рэндольф Гарднер из первой группы второго отделения, несший вахту от десяти до двух. Услышав шаги в коридоре, а затем - шипение и хлопок герметичной двери, он встал, заслонив проход. Он не сомневался, что это - штаб-сержант Островски с обходом, а то и сам полковник Ллойд, пожелавший убедиться, что все часовые начеку, и был совсем не готов к тому, что увидел. Дверь распахнулась, и прямо в лицо ему уставилось дуло «хеклер-унд-коха».

        - Не поднимать тревогу,  - сказал вошедший с ужасным немецким акцентом.  - Молчать. Сдать оружие мне.
        Гарднер повиновался. От винтовки все равно не было бы никакого проку, она, согласно внутреннему распорядку, была не заряжена, так как взвод еще не находился в состоянии полной боевой готовности. На часовом не было даже брони, за исключением легкого бронежилета поверх формы.

        - На пол!  - зловещим шепотом приказал вошедший.  - Руки - за голову.
        Гарднер упал на пол, переплел пальцы на затылке и широко раздвинул ноги. Ситуация вовсе не благоприятствовала подвигам. В казарму, заняв ключевые позиции, почти бесшумно вошли еще несколько солдат ООН. После этого тот, кто вошел первым, ударил по выключателю.
        В казарме вспыхнул жесткий, режущий глаза свет.

        - Эй, какого черта?  - воскликнул кто-то.

        - Что за?..
        В казарму вошел высокий, сурового вида человек в форме ООН.

        - Всем встать!  - рявкнул он.  - Смирно!
        С полдюжины морских пехотинцев по привычке вскочили с коек и ринулись к красной линии на полу, но прочие, сообразив, что происходит что-то не то, запротестовали.

        - Что это еще за хрен с бугра?  - спросил сержант Джейкоб, поднявшись с койки в зеленой футболке и боксерских трусах.  - Какого хрена тебе здесь надо?!

        - Молчать!  - заорал немец.  - Шевелись!
        Один из легионеров сильно ткнул Джейкоба в бок стволом винтовки, сбив его на пол. Другие, ухмыляясь, вывели к прочим обитательниц женской половины казарм. Островски, босая, также в одной футболке и трусах, была в ярости:

        - Что за херня тут творится?!

        - Я - Эрнст Штенке, сержант второй полубригады первого полка Иностранною легиона, в данный момент - на службе Вооруженных сил ООН, объявляю всех вас своими пленными.
        В дальнем углу казарм раздался грохот. Чтобы скрутить полковника Ллойда, спавшего в отдельной каюте, понадобилось трое легионеров. Нет, четверо - четвертый остался лежать на полу, держась за колено. Гарднер от души надеялся, что ему и в самом деле больно. Двое только что швырнули Ллойда ничком на мусорный контейнер - отсюда и грохот,  - а третий занес над его головой приклад винтовки.
        Гарднер моргнул. Приклад с тошнотворным глухим треском опустился на затылок полковника.

        - Всякий, кто окажет сопротивление,  - продолжал сержант, пока его подчиненные волокли Ллойда к линии построения,  - или не подчинится приказу, будет приведен к повиновению силой. Мы не хотим причинять вам вреда, но вам придется выполнять приказания!
        Морских пехотинцев тщательно пересчитали и обыскали, и после этого Гарднеру наконец позволили сесть. Считая его и Ллойда, в казармах оказалось двадцать три морских пехотинца. Им по двое позволили одеться, причем двое легионеров предварительно проверили одежду и обувь на предмет спрятанного оружия, а затем вывели в рекреационный зал. Здесь всех усадили на пол, велев всем, кроме доктора Кейси, которому позволили осмотреть бесчувственного полковника, держать руки на затылке.
        Минут через десять Бержерак, командующий контингентом ООН, привел еще троих - Хайеса, майора и одного из ученых, старожилов базы. В течение следующих десяти минут в зал привели остальных членов американского и русского персонала, полусонных, на ходу натягивавших на себя одежду. Появление их наделало достаточно шума, чтобы несколько морских пехотинцев успели шепотом переговорить между собой:

        - Как полагаешь, Рэнди?  - спросил капрал Теодор Миллер, молодой парнишка из Огайо, сидевший слева от Гарднера.  - Вроде бы - военный переворот.

        - Заткнись,  - едва слышно буркнула Островски, сидевшая справа от Гарднера и все еще пребывавшая в бешенстве.  - Это война.

        - Ептыть. Сержант, отчего так думаешь?

        - Все просто. Они не пошли бы на такую штуку без полной поддержки ООН, ясно? Ох, твою мать, и Камински взяли!
        Двое легионеров в бронекостюмах ввели в зал Фрэнка Камински. Это было плохо. Уйдя от облавы, несшие вахту снаружи могли бы хоть чем-то помочь товарищам. Однако отсутствие Гроллера одновременно и тревожило, и вселяло надежду. Что с ним - убит или смог ускользнуть?
        И, если ушел, что будет делать дальше?

        - Будьте любезны соблюдать тишину,  - обратился ко всем присутствующим Бержерак.  - По приказу военного командования и Бюро мировых культур ООН я принимаю управление этой базой.
        Зал взорвался возгласами протеста. Пленные начали подыматься на ноги, несмотря на опасную близость вооруженных охранников.

        - Тихо! Тихо!
        Обернувшись к своим, Бержерак отдал какой-то приказ, и на морских пехотинцев тут же нацелились с десяток стволов. На секунду Гарднера охватил ужас показалось, что кто-нибудь из легионеров сейчас сделает предупредительный выстрел поверх голов хреновая мысль, если вспомнить, что за стеной - почти вакуум.

        - Эй, гальюнники, у вас тут нет никаких прав распоряжаться!  - крикнул Донателли.

        - Придерживаюсь иного мнения. А теперь - всем сесть! Я объясню вам ваше положение.

        - Я б тебе показал положение,  - проворчал сержант Джейкоб. Однако порядок в зале мало-помалу был восстановлен.

        - Как я уже говорил,  - продолжал Бержерак как ни в чем ни бывало, пока легионеры, точно расстрельная команда, продолжали держать морских пехотинцев под прицелом,  - я принимаю военное командование базой. Политические причины данного решения для вас не имеют значения, скажу лишь, что характер вашей миссии здесь меняется коренным образом. У нас недостаточно персонала, чтобы постоянно держать вас под охраной, поэтому вы будете перемещены в иное место, где…
        Ему снова пришлось переждать взрыв возгласов, ругательств и вопросов.

        - Вы будете перемещены туда, где нам легче будет охранять вас. Там вы проведете три месяца, после чего, по прибытии на орбиту Марса «Шамплена», будете доставлены на Землю.
        Гарднер облегченно вздохнул некоторое время он думал, что все американцы будут расстреляны. Однако ему тут же пришло в голову, что расслабляться рано, эсэсовцы в концлагерях тоже говорили пленным, что их ведут в душ.

        - Мы искренне сожалеем о том, что вынуждены принимать крайние меры, однако, безусловно, выполним свою задачу и не допустим помех с вашей стороны. Сейчас вас по трое отведут в общий зал, где для вас приготовлены скафандры. Уверяю, все они будут тщательно проверены на предмет изъятия оружия и прочей контрабанды. Затем вы наденете их. В разговоры друг с другом не вступать. Всякая попытка к бегству будет жестоко пресечена. Вопросы?
        На сей раз вопросов либо протестов не последовало.

        - Очень хорошо,  - продолжал Бержерак.  - Вы, трое,  - вперед!
        Легионеры вывели из рекреационного зала Донателли, Марчевку и Хаузера.

«Интересно,  - подумал Гарднер,  - увидим мы их еще когда-нибудь?»


        Борт рейсового шаттла;
        Марс, база «Сидония-1»;

06:05 по марсианскому солнечному времени.


        Перелет оказался крайне тяжелым, но, к счастью, непродолжительным. Транспорт был так переполнен, что невозможно было даже шевельнуться.

        - Да… - сказал кто-то на общей частоте,  - если они хотят разом избавиться от нас в результате несчастного случая.

        - Ruhe!  - тут же рявкнул другой голос - Всем молчать! Не разговаривать!
        Пилот, Гарроуэй не знал, поведет ли шаттл легионер ООН или кто-нибудь из команды НАСА, под дулом винтовки, поднял транспорт в воздух. Ускорение длилось долго, и Гарроуэй понял, что это - не обычный, медленный ради экономии топлива, суборбитальный перелет.
        Сидя достаточно близко к одному из иллюминаторов, он мог видеть стремительно проносившийся мимо охряно-красный ландшафт. Большая часть ночи ушла на то, чтобы обыскать пленных, надеть на них скафандры и по трое вывести на взлетно-посадочную площадку. Всходило солнце, каждая скала, валун или бархан отбрасывали длинные черные тени, но шаттл шел слишком быстро и слишком низко, чтобы можно было сказать, куда он направляется. Судя по направлению теней, их везли примерно на юго-запад, и на этом уже можно было строить кое-какие догадки. Больших баз на Марсе было всего две - в Сидонии и у экватора, в ущелье Кандор. Должно быть, на станцию в Кандоре они и летят.
        Вопрос лишь - что будет с ними по прибытии.
        Спрятанная за поясом брюк «манжета» немилосердно врезалась в поясницу. Перед облачением в скафандр его снова обыскали, но ему перед тем, как положить руки на затылок, удалось спрятать микрокомпьютер в ладонь, а после, сделав вид, будто подтягивает штаны, снова сунуть за пояс.

«Вот только - выдержит ли»,  - подумал Гарроуэй, придавленный к жесткому сиденью ускорением в несколько g.
        Через некоторое время ускорение исчезло, и они оказались в невесомости, лишь изредка, когда пилоту требовалось сменить курс или высоту, перемежавшейся резкими рывками и толчками. Перед взлетом легионеры убедились, что все пленники пристегнуты к сиденьям, и в полете американцев стерегли двое часовых, расположившихся в передней части отсека и в полной мере разделивших с подопечными все неудобства перелета.
        Гарроуэй был стиснут между двумя морскими пехотинцами, тогда как третьего посадили к нему на колени. Под бронекостюмами никого из соседей узнать было нельзя; узнаваемыми были лишь голоса, время от времени раздававшиеся в наушниках. Судя по звукам, некоторых немилосердно тошнило.
        Пассажирский отсек мог обеспечить относительный комфорт для тридцати пассажиров, а в случае необходимости довольно легко вместил бы еще человек десять. Но - не тогда, когда все пассажиры облачены в бронекостюмы или тяжелые скафандры. Гарроуэй отметил, что большую часть ученых оставили на «Сидонии-1», но пятерых - тех, кто двое суток назад обнаружил трупы Homo erectus,  - упаковали в скафандры и погрузили на борт вместе с морскими пехотинцами. Александера - едва ли не волоком пришлось тащить…
        Всего на борту оказалось двадцать пять морских пехотинцев: раненых полковника Ллойда и рядового Гроллера оставили на базе, на попечении русского врача, доктора Пенькова. Нечего и говорить о том, что тридцать человек в БК или тяжелых скафандрах создали в отсеке ужасную тесноту.
        Полет в невесомости продолжался недолго. Внезапно шаттл перевернулся кормой вниз; снова включился главный двигатель; мир тошнотворно накренился, гидравлические посадочные опоры подняли в воздух клубы красноватой пыли.
        Шаттл приземлился.

        - Леди и джентльмены, вы прибыли в ваш новый дом,  - объявил Бержерак, спускаясь по трапу из рубки управления.

«Неужто сам вел?» - подумал было Гарроуэй, но тут же сквозь проем люка увидел сидевшего в кресле пилота из НАСА. Видимо, полковник Объединенных Наций занимал откидное сиденье.
        Подгоняемые двумя охранниками, морские пехотинцы с учеными неуклюже спустились по трапу в шлюзовую камеру. Поскольку все находились в скафандрах, внешний люк шаттла был уже открыт, а трап - спущен. Через несколько секунд Гарроуэй вместе с прочими стоял посреди холодной, безмолвной - марсианской пустыни.
        Это было явно не ущелье Кандор.
        Факт сей немедленно отметили и остальные. Гарроуэй услышал несколько брошенных вполголоса замечаний; некоторые обменялись репликами, прижав шлем к шлему.
        Конечно, Гарроуэю не довелось бывать на «Марсе-1», но во время полета он достаточно читал о нем и видел множество видеозаписей из Спейснета. «Марс-1», первое человеческое поселение на планете, был расположен недалеко от места посадки первого пилотируемого человеком корабля, на дне ущелья Кандор, одного из крупнейших каньонов в обширном, запутанном комплексе, известном как Валлес Маринерис. База состояла из полутора десятков гермомодулей, большой, постоянной полосы, множества хранилищ, вододобывающих и топливоперерабатывающих сооружений. В сравнении с ней «Сидония-1» была маленьким, примитивным пограничным поселением.
        Но эта база оказалась еще меньше сидонийской. Всего лишь маленькая станция, расположенная на дне горной долины (Гарроуэй видел вдали отвесные утесы, большей частью скрытые тенью, но поверху позолоченные отраженным светом восходящего солнца), состоявшая из единственного модуля, наполовину засыпанного песком и реголитом. Рядом с модулем стоял марсоход, однако Гарроуэй не видел ни буровых скважин, ни топливодобывающих сооружений, ни складов - ничего, кроме самого модуля, марсохода и шаттла, доставившего их сюда.

        - Что будем делать, майор?  - спросил лейтенант Рассел Кинг, стоявший рядом.
        Гарроуэй озадаченно моргнул. До сего момента он даже не вспоминал о структуре подразделения. Но, учитывая, что полковник Ллойд ранен и оставлен в Сидонии, именно он сделался старшим офицером, командиром отряда из двадцати четырех морских пехотинцев плюс пятеро ученых.
        Тем временем беседы прочих морских пехотинцев становились все оживленнее и оживленнее.

        - Что за херня?  - сказал кто-то по общему каналу.  - Эти ублюдки собираются просто бросить нас здесь?

        - Мы - не звери и не варвары,  - объявил Бержерак, стоя на верхнем конце трапа.  - Но нам нужен полный контроль над сидонийской базой, для чего нам требовалось просто удалить вас оттуда. Уверен, вы отлично понимаете, что мы могли бы попросту расстрелять вас но вместо этого - оставляем здесь, снабдив достаточным запасом пищи и воды, а также - портативной вододобывающей установкой.

        - Бержерак,  - заговорил Гарроуэй,  - думаю, нам требуются некоторые разъяснения. Мы
        - военнопленные?

        - Конечно же, официально ваша страна в данный момент не находится в состоянии войны с Объединенными Нациями. Скажем так: мы просто временно передислоцировали вас на эту станцию.

        - Да, но на какой срок?  - Вопрос был задан женским голосом; Гарроуэю показалось, что это была Островски.  - Вы не имеете права просто так бросить нас здесь!

        - Тишина в строю!  - рыкнул Гарроуэй.
        Что ж, если уж он стал командиром, придется поддерживать дисциплину. И лучше всего начать прямо сейчас.

        - Срок,  - отвечал Бержерак,  - зависит исключительно от того, сколько времени потребуется, чтобы… э-э… оценить находку, сделанную Доктором Александером в Сидонии.

        - То есть просто спрятать или уничтожить ее!  - крикнул Александер.

        - Прошу вас, доктор Александер,  - сказал Гарроуэй, найдя взглядом ученого, выглядевшего в своем голубом скафандре среди морских пехотинцев совершенно неуместно.  - Давайте послушаем, что он скажет.

        - Мы - не вандалы, доктор,  - добавил Бержерак.  - Но мы намерены обратить любые возможные технологические открытия, которые могут быть сделаны в Сидонии, на благо всего человечества.

        - Что вы там бормочете, Бержерак?  - яростно вскричал Александер.  - Мы ничего ни от кого не прячем!

        - Нет уж, позвольте,  - сухо ответил Бержерак.  - О Корабле опубликовано многое. Вкупе со множеством обзоров комплекса и открытых до недавнего времени технологий Строителей. Но - что мы узнали от вас с тех пор, как вы начали исследования этих развалин? Ничего! Некоторые из нас уверены, что вы обманываете весь остальной мир.

        - Весь остальной мир, полковник,  - заговорил Гарроуэй, надеясь предвосхитить следующий выпад Александера,  - обманывает сам себя. В конце концов, вас и ваших наблюдателей мы здесь приняли.

        - Вот именно,  - подтвердил Александер.  - А если желаете расширить доступ - стройте свои собственные корабли!

        - Поверьте, доктор, это - не за горами. Потому что оставлять вас, американцев, и ваших русских друзей наедине с такими бесценными на ходками - крайне опасно. Мы позаботимся о том, чтобы эти сокровища пошли на всеобщее благо, согласно РДЛ
        Ратифицированный договор о Луне был принят и ратифицирован ООН в 2025-м, в год публикации Хартии ООН, через пять лет после официального выхода из ООН США. Подобно своему предшественнику, Договору о Луне 1979 года, РДЛ препятствовал частному предпринимательству в космосе, запрещая частное владение или исследование любой иной планеты и любого космического тела. Отрицались любые притязания отдельных правительств - даже на быстро иссякающие места для спутников на геостационарной орбите. Именно Договор о Луне послужил одной из причин, в силу коих Америка вышла из ООН, после чего Организации пришлось перебазироваться в Женеву.
        Соединенные Штаты не подписывали РДЛ, однако ООН, похоже, вознамерилась принудить их к соблюдению этого договора силой.

        - Возвращаясь к сроку вашего пребывания здесь,  - продолжал Бержерак.  - Он зависит от нескольких факторов, не зависящих от меня. В самом худшем случае вы останетесь здесь до прибытия следующего корабля, которое состоится через три месяца. Однако, при некотором везении, ситуация прояснится раньше. В этом случае вы будете перемещены на «Марс-1», где и останетесь до прибытия корабля.

        - Они не имеют права!  - опять воскликнул кто-то.

        - Господи, но что же нам делать?  - спросил другой, явно из ученых.

        - Стрелять ублюдков - ответила Островски.
        Гарроуэй понял, что сдерживающая его подчиненных дисциплина вот-вот рухнет, и тогда они окажутся целиком отданы на милость захватчиков и негостеприимной марсианской пустыни.

        - Вы найдете этот модуль вполне адекватным своим нуждам,  - продолжал Бержерак,  - хотя и не совсем комфортабельным. Дистиллятор - внутри топливных элементов у вас достаточно. Далее… на борту этого марсохода находятся мои солдаты, количество значения не имеет. Они прибыли сюда несколько часов назад, чтобы подготовить станцию к вашему прибытию и убедиться, что на ней нет средств связи либо компьютеров. Мы не можем позволить вам установить связь с Землей либо другими базами на Марсе. Солдаты останутся здесь, чтобы присматривать за вами - по крайней мере, некоторое время. Во всяком случае - на срок, достаточный чтобы убедиться, что вы благополучно устроены и ни в чем не нуждаетесь. Испытывая в чем-либо недостаток, вы можете обратиться к ним, и они свяжутся со мной. Предупреждаю, к марсоходу - приближаться по одному, имея в руке белый флаг. Подходить к нему ближе, чем на двадцать метров, запрещено - по причинам, для вас очевидным. На этом
        - прощаюсь с вами. Будьте уверены, мы скоро увидимся снова.
        С этими словами Бержерак развернулся и скрылся в шаттле. Двое охранников, сопровождавших пленных, принялись убирать трап, держа морских пехотинцев на прицеле.

        - Возьмем их?  - предложил кто-то.

        - Забудь об этом, солдат,  - буркнул Гарроуэй. Если начнется стрельба, половина его людей тут же окажутся мертвыми - или умрут через пару секунд, получив пробоины в бронекостюмах. Люк захлопнулся.

        - Идем, парни,  - сказал Гарроуэй.  - Назад, пока не запустили двигатель!
        Морские пехотинцы с учеными развернулись и трусцой побежали к модулю, стараясь убраться от шаттла подальше. Через несколько секунд окрестности озарила яркая вспышка, и внешние микрофоны Гарроуэя выплеснули в шлемофон оглушительный металлический визг. Обернувшись, майор успел увидеть шаттл, быстро уходящий верхом на струе горящего метана в черное небо раннего утра.
        Морские пехотинцы остались одни посреди марсианской пустыни.
        ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

        Воскресенье, 27 мая.

20:38 по времени гринвичского меридиана.


        Станция «Хайнлайн», Марс;
        сол 5636-й, 08:15 по марсианскому солнечному времени.
        - Я говорил с доком Кейси,  - сказал Гарроуэй всем, собравшимся за столом - у него не было времени на детальный осмотр раненых, но он полагает, что и полковник, и Гроллер выживут. У полковника - сотрясение, с Гроллером - хуже, множественные повреждения при разгерметизации костюма плюс ожоги третьей степени на боку. Но он тоже поправится.

        - И слава Богу,  - подытожил лейтенант Кинг.  - Сейчас нужно решить, что нам делать дальше. Есть соображения?

        - Не знаю насчет вас, парни,  - с ленивым равнодушием откликнулась Островски,  - но я вроде как собираюсь с этих козлов живьем шкуру спустить.
        В модуле было холодно, стены изнутри быстро отсырели. Большинство морских пехотинцев предпочли пока что не снимать брони, избавившись лишь от шлемов, перчаток и ранцев. Ученые также остались в скафандрах. Выдыхаемый воздух паром клубился над столом. Но отопление уже работало, оставалось только дождаться, когда модуль как следует прогреется. Сержант Джейкоб, проверив системы обогрева, доложил, что к полудню обеспечит нормальную комнатную температуру.
        Однако над шумом он был не властен. Большинство находившихся в отсеке были на ногах, расхаживали взад-вперед, громко разговаривали и даже перекрикивались, производя как можно больше шума. Здесь наверняка остались скрытые микрофоны, а Гарроуэй хотел обсудить кое с кем из своих людей кое-что, вовсе не предназначенное для легионеров-охранников.
        Устроились и освоились, несмотря на холод, быстро. Подобно модулям сидонийской базы, этот был не более, чем оболочкой топливного бака «Шаттла-2», оборудованной шлюзовой камерой, полом и несколькими переборками - словом, обеспечивавший минимум комфорта. Немало пространства занимали припасы - большей частью упаковки «готовой пищи», которых должно было хватить на 150 дней для тридцати человек.

«Да,  - невесело подумал Гарроуэй,  - вот роскошная причина для бегства из этой тюрьмы. Пять месяцев на „готовой пище“, включая и ее съедобную упаковку,  - это же сущий гастрономический кошмар!»
        Гарроуэй обвел взглядом собравшихся за небольшим пластиковым столом. Его переполнял страх и гордость. Да, в Корпусе его не учили справляться с подобными ситуациями, но люди с ним - замечательные. Прекрасные солдаты. Лучшие.

        - Так значит, где же мы?  - спросил Кинг остальных.  - Это не ущелье Кандор.

        - Нет,  - согласился Гарроуэй,  - не ущелье Кандор. Это - какая-то из мелких станций, резервных.

        - Да, но которая?
        Гарроуэй окинул взглядом отсек. Да, подслушивающие устройства наверняка обнаружены не все.
        Заключение это было вполне предсказуемым если ооновцы подготовили для них этот модуль, то среди прочего, скорее всего, не преминули оставить и пару-другую микрофонов, чтобы прослушивать разговоры пленных в тепле и комфорте своего марсохода. Черт возьми, а что им еще остается делать? Разве что играть в карты сутки напролет если уж допускать возможность присутствия в модуле скрытых микрофонов, нельзя забывать и про скрытые камеры. Например, АВТ-400, использовавшиеся в Корпусе, были размером с последнюю фалангу пальца, питались от любого источника света и транслировали изображение в инфракрасном диапазоне или на УВЧ, на полкилометра. И без специальных электронных устройств-"жукоискателей" морские пехотинцы не могли бы не обнаружить подобные «жучки» никогда.
        Поэтому, едва все вошли в модуль и сняли шлемы, Гарроуэй организовал из своих людей поисковые группы и велел тщательно обыскать модуль на предмет всего, что может оказаться подслушивающим устройством или камерой. За двадцать минут отыскались три цилиндрика размером с кнопку питания «манжеты», по полсантиметра в длину. По одному на каждый из жилых отсеков, и еще один - в крошечной выгородке, где находились душ и уборная.
        Пока Гарроуэй старательно давил цилиндрики один за другим, Островски отпустила презрительное замечание небось эти типы всего-навсего хотели поглядеть на девчонок в душевой. Гарроуэй со смехом согласился, но наличие камер-"жучков" не на шутку встревожило его. В почти пустом модуле было не много мест, где можно было бы спрятать даже такие крохотные устройства, однако микрофон может быть и размером с булавочную головку. И, чтобы избавиться от прослушивания, придется обыскивать каждый квадратный сантиметр пола, стен и потолков с лупой.
        После охоты на «жучков», Гарроуэй распорядился провести инвентаризацию наличного имущества, включая и то, что морским пехотинцам украдкой удалось вывезти с сидонийской базы. При этом он объяснил знаками, что вслух следует объявлять лишь об обычных вещах, наподобие одежды и пищи. Впрочем, в модуле и без того все прекрасно понимали, что, скорее всего, находятся «под колпаком».
        Затем Гарроуэй созвал старших офицеров на совещание, собрав их вокруг пластикового стола, на котором можно было разложить для обсуждения всю контрабанду. Он был совершенно уверен, что здесь, поблизости от центра просторного отсека, не может быть скрытых камер, и наблюдатели не увидят ничего примечательного. Конечно, микрофоны могли скрываться и прямо под столом, но, если говорить обиняками, переходя, где нужно, на шепот, охранники вряд ли услышат что-либо подозрительное. Для пущей надежности он приказал прочим морским пехотинцам ходить вокруг собравшихся за столом, громко разговаривать, хохотать, ругаться или просто топать и шаркать ногами, производя побольше шума.
        А восемнадцать морских пехотинцев при желании вполне могут перещеголять любой звуковой скрэмблер.
        На совещание штаба, как старший из присутствовавших ученых, был приглашен и доктор Александер. Еще, кроме лейтенанта Кинга, единственного старшего офицера среди подчиненных Гарроуэя, назначенного им своим заместителем, за столом присутствовали старшие из младшего комсостава сержант Гарольд Нокс и сержант Элен Кэсвелл из первого отделения и штаб-сержант Кэтрин Островски с сержантом Кеном Джейкобом из второго. Гарроуэй давным-давно успел уяснить себе, что настоящая сила Корпуса - именно в младших командирах, опытных людях, точно знающих, что нужно делать и как это сделать лучше всего.

        - Черт побери,  - шепотом отвечал он Кингу,  - я даже не знаю, сколько на Марсе таких станций. Будем гадать?

        - Таких станций - двенадцать,  - сообщил Александер.  - Брэдбери, Бова, Берроуз, Бэр… ишь, сколько на "Б"… Кларк, Хайнлайн и Азимов. Остальных не помню. Большей частью все они необитаемы.

        - Откуда вы это знаете?  - поинтересовалась Островски.
        Александер пожал плечами:

        - Нас ознакомили с периферийными станциями. Изначально они были предназначены для проведения долгосрочных полевых работ малыми группами геологов, палеонтологов и археологов.

        - Я начинаю жалеть, что для МЭОМП не устроили брифинга на эту тему,  - сказал Гарроуэй.  - Но на какой из них мы находимся, вот в чем вопрос?

        - Мы - неподалеку от экватора,  - заявил Александер.  - Это несколько сужает выбор.

        - У экватора?  - недоверчиво спросил Кинг.  - Вы уверены?!

        - Я чисто случайно обратил внимание на небо,  - отвечал Александер.  - Один из спутников - Деймос, тот, что похож на яркую звезду,  - находился почти над нашими головами.

        - Хорошо,  - сказал Гарроуэй.  - Это можно сопоставить с продолжительностью полета и тем фактом,  - я практически уверен,  - что летели мы на юго-запад. И те скалы, что мы видели снаружи, подсказывают мне, что мы - в Валлес Маринерис. Проходит она прямо вдоль экватора. Скорее всего, мы - в одном из ее каньонов.

        - Черт, а протяженность этой Валлес Маринерис - сколько?  - сказала Кэсвелл.  - Три тысячи миль? Всего-навсего - как США от берега до берега! А до «Марса-1» нам, может быть, как от Сан-Диего до Вашингтона!

        - Нет,  - возразила Островски.  - Мы - от ущелья Кандор достаточно близко, чтобы добраться на марсоходе за пару дней. Раньше они не могли начать готовиться. Не с чего было. Значит, удаленные станции, вроде той, что в Ноктис Лабиринтус, исключаются.

        - Там - станция «Брэдбери»,  - вставил Александер.  - Знаете, для большей уверенности мне нужна топографическая карта, но я готов спорить, что мы - на станции «Хайнлайн».

        - Да?  - спросил Нокс.  - А это где?

        - Черт, ни «манжеты» под рукой, ни ПАДа. Мне нужно что-нибудь, на чем можно рисовать.

        - Это сойдет?  - Островски придвинула к нему стопку бумаги и карандаш.  - Нашла на складе.

        - Вполне.  - Александер принялся быстро рисовать.  - Так, вот - широчайшая часть Валлес Маринерис. С севера на юг, один за другим три больших овальных каньона, пролегающих с востока на запад… вот Офир, посредине - Кандор, а южный - это Мелас. К западу - два длинных и узких каньона, пролегающих прямо с востока на запад. Иус
«впадает» в Мелас, вот так… а Титониус - в Кандор, вот здесь. «Марс-1» расположен на Кандор Менса, «менса» - значит нечто вроде плато, плоскогорья, в самой середине ущелья. Кандор, примерно тут. Вокруг мы имеем россыпь из мелких станций, около десятка, но тот факт, что мы находимся на дне каньона, и каньон неширок - на глаз меньше пятидесяти километров, наводит на мысль, что мы в Титониусе.  - Александер поставил жирную точку посреди верхнего из двух узких каньонов на карте к западу от Кандора.  - Станция «Хайнлайн». Я о ней почти ничего не знаю - лишь то, что состоит она из одного жилого модуля и использовалась пять лет назад группой ареологов, составлявших карту этого района. Находится она примерно в шестистах пятидесяти километрах к западу от ущелья Кандор.
        Кинг громко свистнул.

        - Да это - почти четыреста миль! Пешим ходом - точно не дойдем.

        - Верно,  - согласился Гарроуэй.  - Значит, придется одолжить у ооновцев этот марсоход.

        - Знаете,  - заговорил Нокс,  - если уж зашел разговор… Ведь наши друзья снаружи, вероятно, не останутся здесь на все три месяца. На столько у них в марсоходе просто припасов не хватит.

        - Да, говно дела,  - сказала Островски.  - Можете себе представить три месяца сидеть в марсоходе и только и делать, что следить за военнопленными? Вроде кошки, стерегущей мышь у норы. По-моему, задание не из легких!

        - Точно,  - подтвердил Гарроуэй.  - Скорее всего, они имеют приказ оставаться здесь, пока не убедятся, что мы не замышляем ничего дурного. Значит, если мы ничего не предпримем в течение, скажем, недели, они, скорее всего, снимутся с места и отправятся на «Марс-1».

        - А потом будут время от времени возвращаться с проверкой,  - добавил Нокс.  - Или, может быть, Бержерак будет каждые несколько дней присылать им подмену?

        - Мог бы. Но у него и без того есть, чем занять людей. Значит, что будем делать, майор?  - спросила Островски.  - Просто сидеть себе в плену и ждать, пока они не соизволят нас отпустить?
        Этот вопрос Гарроуэй уже успел обдумать.

        - Наши приказы такой ситуации не предусматривают,  - медленно говорил он.  - Но, как я понимаю, мы продолжаем нести ответственность перед земным командованием и, сидя здесь в ожидании ооновских милостей, своей задачи выполнить не сможем.  - Он снова оглядел всех, кто собрался за столом.  - Мы присланы сюда защищать интересы Америки. По-моему, ее интересы - под угрозой, и наш долг - нанести ответный удар.

        - «Ответный удар»,  - Александер покачал головой.  - Черт побери, майор, я не понимаю, как это вообще могло прийти вам в голову. Мы представления не имеем, где находимся, мы безоружны и даже не можем позвать на помощь. Это невозможно!

        - Отнюдь,  - возразил Гарроуэй.  - Сложно, но вполне возможно.
        Он до сих пор не знал, что им следует делать и что именно предпринять. Он только-только начал осознавать, что долгое время в Корпусе практически бездельничал. И устроен был настолько хорошо, что разговоры сослуживцев о том, что он будто бы «ушел в ОБОС», скорее всего, были правдой.
        Ладно, черт с ними. В любом случае он не собирается просто сидеть и наблюдать, как людей, видящих в нем командира, шпыняют, как хотят, всякие возжелавшие славы сукины дети из ООН.
        Сунув руку под стол, он открыл пластиковую сумку и принялся извлекать из нее содержимое. Выкладывая на стол каждую вещь, он тщательно загораживал ее ладонями, хотя спины собравшихся и без того надежно заслоняли обзор объективам любых оставшихся видеокамер. Однако в разговоре придется соблюдать максимальную осторожность.

        - Ответный удар - это прекрасно,  - сказала Кэсвелл, скрестив руки на груди и с трудом сдерживая зябкую дрожь.  - Но что мы с этим можем?
        Она кивнула на коллекцию, разложенную на столе.
        На самом деле на такое богатство Гарроуэй даже не смел надеяться. Изобретательность морских пехотинцев оказалась на высоте. Первой он вынул свою
«манжету». Без ПАДа он не был уверен, что микрокомпьютер выдержал в пути все передряги, но, будучи надето на руку и включено, устройство тут же замигало зеленым сигналом, показывая, что исправно перерабатывает тепло человеческого тела в электроэнергию и готово к подключению. Теперь нужен был лишь какой-нибудь дисплей.
        Поразительно много морских пехотинцев умудрились что-нибудь прихватить с собой из казарм. Сержант Джейкоб тоже сохранил свою «манжету», хоть и старой модели, емкостью всего в гигабайт. Марчевка, Лэзенби, Фостер и Донателли привезли с собой карманные ножи, спрятанные в башмаках или в прочих труднодоступных местах одежды, либо организма. Доктор Кейси прошел мимо легионеров ООН и влез в скафандр, держа в руке аптечку первой помощи, в которую, кроме обезболивающего, бинтов и прочих медицинских принадлежностей, умудрился запихнуть боевой нож. Капрал Нолан внес в общий котел моток стальной проволоки № 4, вполне пригодной для изготовления удавки. Сержант Рэдли - кусачки, скрытые от обыска в башмаке. Капрал Хайес стянул с консоли в радиорубке модель памяти на пять гигабайт. Взнос Камински был менее полезным, но - абсолютно в традициях морской пехоты. Ему каким-то образом удалось обмотать талию под футболкой американским флагом.
        Но настоящую драгоценность привезла с собою штаб-сержант Островски. Когда легионеры ООН ворвались в женскую половину она сумела спрятать под футболку
«рюгер-К дефендер», стрелявший двухмиллиметровыми стрелками. Крохотный карманный пистолет легко умещавшийся в кулаке, «рюгер» предназначался для самозащиты, во время захвата Сидонии Островски, даже будучи вынуждена держать руки на затылке, ухитрялась прятать его меж своих достаточно пышных грудей.

«Рюгер» был не бог весть каким оружием. Каждый из пяти подкалиберных безгильзовых патронов в его обойме содержал в себе три двухмиллиметровые стрелки, достаточно смертоносные для незащищенной цели, если стрелять в упор в горло или лицо, но совершенно бесполезные против человека в бронекостюме или хотя бы кожаной куртке. Вдобавок он был почти бесполезен на дистанции более двух-трех метров. Но, по крайней мере, это было хоть что-то. Для начала…

        - О’кей,  - едва различимым в общем гаме шепотом сказал Гарроуэй.  - Огнестрельного оружия у нас - ровно одна единица, и та - для ближнего боя. Придется выработать план. Как мы сможем подобраться достаточно близко, чтобы воспользоваться им…

        - Заманим их сюда… - предложил Джейкоб.

        - Э, дураки они будут, если явятся к нам,  - ответил Нокс.  - По крайней мере, все сразу. Брать их нужно быстро, чтобы не успели радировать своим.

        - Значит, придется подобраться к этим сукиным детям скрытно,  - подытожила Островски.  - Это будет нелегко. У них, в марсоходе, наверняка есть тепловые детекторы.

        - Да,  - согласился Нокс,  - особенно, если проделывать все ночью. Наши Бэ-Ка первого класса, спору нет, хорошо теплоизолированы, но все равно среди ночи, при минус ста пятидесяти, будут полыхать на экране, как факелы.

        - А зачем обязательно ночью, сержант?  - задумчиво спросил Гарроуэй.

        - Ну, среди дня-то к ним уж точно скрытно не подобраться.

        - А вот не факт.
        С этими словами Гарроуэй протянул руку и пристукнул пальцем по нагрудной пластине бронекостюма Нокса.

        - Думаете, от тепловых детекторов легче спрятаться днем?  - шепнула Островски.
        Гарроуэй кивнул:

        - Точно. Мы - почти на экваторе. Среднедневная температура здесь всего на несколько градусов ниже точки замерзания, а то и повыше. А термосенсоры улавливают именно разницу между температурой среды и сканируемого объекта, но все равно эти железяки выделяют уйму тепла,  - заметил лейтенант Кинг.  - Это - один из главных их недостатков. Кроме того, даже активный камуфляж не обеспечит полного слияния с фоном. Особенно, если двигаться…

        - Ну, это мы, вероятно, сможем обойти,  - сказал Гарроуэй.  - Нужно выработать план захвата марсохода, прежде чем охрана успеет связаться с Бержераком и поднять тревогу.
21:58 по времени гринвичского меридиана.


        Станция «Хайнлайн», Марс;

09:35 по марсианскому солнечному времени.
        - Времени на разговоры больше нет,  - тихо сказал Александер.  - Пора браться за дело.
        Теперь в модуле стало тише, несмотря на гул негромких разговоров. Александеру пришлось собрать за столом археологов для тихой, спешной беседы.
        Примечательным было то, что люди с ним были те же, что и в день обнаружения подземного хода и мумифицированных тел: доктор Крэг Кеттеринг из Пенсильванского университета; доктор Девора Дружинова из Российской Академии Наук; Эдвард Поль, работавший на гранте чикагского Фонда поддержки полевых археологических исследований; и Луис Вандемеер из Смитсониановского. Всех, кому посчастливилось как следует разглядеть находку, убрали с глаз долой, на заброшенную станцию - видимо, в рассуждении, что Грейвса с прочими американскими и русскими учеными вполне можно просто не пускать на участок, и тогда никто не сможет составить подробного отчета о находке. Возможно так же, что захватчики решили вынудить оставшихся на «Сидонии-1» содействовать им в сокрытии информации.
        Информации об открытии. Его открытии!
        Бессильная злость точно огнем жгла изнутри. Проклятье, опять! Опять, стоило ему найти в стене, скрывающей прошлое, крохотную брешь, едва достаточную для того, чтобы высветить крохи Истины, эту брешь спешат заткнуть, залить бетоном!

        - Нельзя, Дэйв,  - сказал Кеттеринг.  - Разве ты не понимаешь? Это может послужить началом войны, со стрельбой и убийствами, прямо здесь, на Марсе! А помнишь, что случилось со Сфинксом? При Наполеоне?
        Вторжение французов в Египет в конце XVIII века явилось для археологов одновременно неоценимым благом и величайшим проклятием. С одной стороны, именно благодаря ему был открыт Розеттский камень, именно оно открыло Европе былое величие египетской цивилизации. И в то же время какие-то солдаты отстрелили нос Сфинкса из пушки - видимо, просто так, забавы ради.

        - Я тоже не могу этого поддержать,  - добавил, покачав головой, Вандемеер.  - Это просто безответственно!

        - Позвони мне… безответственной,  - пропела доктор Дружинова,  - стараясь развеять сгустившееся над столом напряжение. Ее пристрастие к западной музыке было известно всем.  - Дэвид прав, парни,  - серьезно продолжала она.  - Если этим людям удастся завершить задуманное, мы, вполне возможно, никогда не узнаем историю Сидонии.

        - Но… зачем им это?  - спросил Вандемеер.  - Они просто хотят обеспечить доступ к открытым нами технологиям для всех народов мира. А что касается нашей находки - мне кажется, они просто обеспокоены тем, какие волнения могут возникнуть среди фанатиков, если данную информацию выпустить в свет слишком поспешно… Все, чего они хотят, это - ответственного подхода…

        - Да какая там, в жопу, ответственность!  - заорал Александер.  - Я понимаю их озабоченность, но пока что мы не нашли ничего такого уж практически полезного! Для того чтобы хоть что-нибудь узнать, потребуются все ресурсы Земли на протяжении… не знаю - возможно, веков! И уж только потом можно будет говорить о практических применениях. А что касается нашего открытия… Мне кажется, они отказывают простым людям даже в малейшей доле здравого смысла!

        - А фанатики,  - заметил Поль,  - все равно будут стоять на своем - хоть с нашей
«помощью», хоть без оной.

        - Именно,  - подтвердил Александер.  - Ван, неужели ты не понимаешь? Наша находка проливает свет на самые основы происхождения человека и его природы! То есть на то, что нам необходимо знать! А эти ублюдки могут запутать все так, что мы никогда не докопаемся до истины!

        - Мне бы хотелось знать, с чего эти люди решили, что могут быть окончательными судьями в том, что нужно человечеству, а что - нет,  - сказала Дружинова.

        - Это хуже того, что случилось со мной в Каире,  - сказал Александер. Все присутствующие отлично знали историю его выдворения из Египта в 37-м и скрытые причины сего.  - Если мы позволим им…

        - Ты уверен,  - негромко перебил его Вандемеер,  - что озабочен не только собственным приоритетом?
        Александер вскочил, опрокинув кресло и оттолкнув в сторону легкий пластиковый стол:

        - Возьми свои слова назад!
        Рука Дружиновой опустилась ему на плечо.

        - Спокойнее, Дэйв.
        Поль встал между ним и Вандемеером.

        - Верно. Мы здесь - все в равном положении.

        - Не уверен,  - возразил Александер, глядя прямо в глаза Вандемеера.  - Ван, постараюсь забыть, что ты сейчас сказал. Но ты мои слова слышал и, думаю, понял. И ты, Крэг, тоже.

        - Дэвид… - начала Дружинова.

        - Все в порядке, Девора.  - Он понизил голос.  - Если вы желаете сидеть и гнить здесь три месяца, пожалуйста. Но наши друзья-военные ищут способ разделаться с ублюдками из ООН и я помогу им всем, чем только смогу. Если мне для этого придется с оружием в руках штурмовать марсоход, я это сделаю. Мне надоело выслушивать указания, что я могу копать и публиковать, а что - не могу. Больше я подобного терпеть не намерен. Ясно?
        Самым странным было то, что Александер до сих пор толком не знал, что думает обо всем этом. Он все так же ненавидел военщину - организацию, бессмысленное подчинение, уставы, всеобщее оболванивание, все аспекты армейской жизни, открывшиеся ему во время его «военного» детства в Чарльстоне, Пенсаколе, Портсмуте, Рузи Роудс и прочих местах по всему Восточному побережью, где ему приходилось жить, пока не погиб отец. Мысль о том, что он готов добровольно помогать банде морских пехотинцев, была для него не менее удивительна, чем позавчерашняя находка в Сидонии. Этого не могло быть, но все же случилось.
        Ну ничего! Он пройдет через первое, если это поможет пролить свет истины на второе.

        - По-моему, ты не прав,  - сказал Вандемеер.  - Драться тут абсолютно не из-за чего.

        - Вот тут как раз не прав ты, Луис,  - отвечал Александер.  - Истина всегда стоит того, чтобы за нее драться.
        ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

        Воскресенье, 27 мая.

23:08 по времени гринвичского меридиана.


        Станция «Хайнлайн», Марс;
        сол 5636-й 10:45 по марсианскому солнечному времени.
        - Итак, со связями у тебя все в порядке?  - спросил Гарроуэй, втискиваясь в переполненную людьми и экипировкой шлюзовую камеру.  - Пора начинать!

        - Они готовы есть из моей ладони, майор,  - ответила штаб-сержант Островски.

        - Тогда заставь их пускать слюни, пока мы не управимся.

        - Запросто,  - со смехом ответила она.
        Гарроуэй вовсе не разделял ее крайнего, граничащего с самонадеянностью оптимизма. На карту было поставлено слишком многое, и слишком многое могло дать осечку.
        Островски была облачена в один из штатских скафандров археологов. На груди у нее было написано "ДРУЖИНОВА ". Это была ее собственная идея, и Девора Дружинова согласилась помочь. Шлемы бронекостюмов морских пехотинцев при опущенных дисплеях шлемофонов были почти непрозрачными. Скафандры ученых были гораздо легче, а шлемы их, похожие на круглые аквариумы,  - прозрачны полностью, если не считать легкого затемнения, отражавшего ультрафиолетовые лучи.
        Таким образом, легионеры ООН в марсоходе могли разглядеть, что Островски - в самом деле женщина, причем женщина весьма привлекательная.
        А против природы, как сама она сказала Гарроуэю, не попрешь.
        Давление в шлюзовой камере сравнялось с наружным, и с потолка замигала красная сигнальная лампа.

        - О’кей, общее радиомолчание,  - приказал Гарроуэй.
        Стены модуля надежно блокировали относительно слабые УВЧ-рации БК, но, как только они выйдут наружу, врагу станет слышно все. Гарроуэй нажал кнопку, отпиравшую люк. Крышка отошла в сторону, и морские пехотинцы ступили на хрусткий золотисто-красный марсианский песок.
        Пейзаж снаружи был прекрасен так, что перехватывало дыхание, золото песка под безоблачным, багровым у горизонта и бездонным, ультрамариновым над головами, небом. Все семеро - Гарроуэй, Островски, Кэсвелл, Донателли, Фостер, Джейкоб и Камински - разом покинули шлюз и тут же скрылись за углом модуля, частично заслонявшего обзор из кабины марсохода, стоявшего метрах в пятидесяти от входного люка.
        Они уже сделали несколько ходок, вынеся наружу части портативной буровой установки Вестингауза и кое-что еще, тщательно спрятанное среди труб, конденсоров, змеевиков и батарей. Установка была портативной только по названию, весила она полтонны, а на сборку ее требовалось не меньше часа. С ее помощью можно было бурить в песке и вечной мерзлоте скважины глубиной в несколько десятков метров. Достигнув слоя вечной мерзлоты, в дело вступал полый бур с разогретой головкой, и вечная мерзлота под ним таяла, превращаясь в очень жидкую грязь. Большая часть воды тут же испарялась в почти безвоздушной атмосфере. Эти-то испарения и улавливали коллекторы установки, после чего жидкий конденсат из них перекачивался в цистерны.
        Именно такие установки сделали возможной крупномасштабную деятельность на Марсе. Кроме питьевой воды, они снабжали людей кислородом и водородом для производства метанового топлива из атмосферного углекислого газа.
        В нескольких десятках метров к северу от модуля уже имелась готовая скважина, но на месте пленников всякий принялся бы немедленно бурить следующую, поскольку вода на Марсе имелась лишь в виде льда, любой скважины хватало всего на несколько дней, в зависимости от численности населения модуля, а потому буровые работы не прекращалось ни на день.
        Суть была в том, что эта работа не вызовет у охраны подозрений. Через несколько минут Островски покинула остальных и направилась к марсоходу, держа в одной из разведенных в стороны рук кусок белой ткани.

        - Эй, на борту!  - крикнула она.  - Поговорим?
        По крайней мере, один из охранников должен был говорить по-английски.

        - Оставайтесь в двадцати метрах от машины,  - ответили ей на общей частоте с ужасным акцентом.  - Что вы хотите?

        - Выбраться отсюда,  - ответила Островски.  - Конечно, не всем, а только женщинам. Интересно, может, мы с вами сможем договориться?

        - О чем договориться?

        - Никаких договоров,  - добавил еще один голос.  - У нас - приказ.

        - Да ладно вам,  - сказала Островски.  - Думаете, нашим девчатам очень хочется три месяца сидеть взаперти вместе с этими типами?

        - Вы - морская пехота,  - отвечал второй голос.  - И совсем недавно провели в их компании семь месяцев, пока летели сюда.

        - Но там была хотя бы какая-то возможность для уединения! Мы были сами по себе! Слушайте, мы вот что можем придумать. Если вы отвезете нас на «Марс-1», мы можем… ну, не знаю… сделать так, чтобы вы об этом не пожалели, понимаете?

        - Вам придется выражаться яснее. Что именно вы хотите сказать?

        - О-о, ну… не знаю.  - Гарроуэй ясно слышал хитрецу в ее голосе и мог представить себе, как она покачивает бедрами - этого движения скафандр полностью не скроет.  - Возможно, у нас бы что-нибудь получилось. Но, ребята, если уж договариваться - не лучше ли говорить наедине? Не хотелось бы… то есть, я хочу сказать, сейчас нас всем слышно, понимаете?
        Прочие морские пехотинцы продолжали свою работу, устанавливая опоры и подключая к установке топливные элементы. Островски же продолжала поддразнивать охранников, и Гарроуэй кивнул своим. Кэсвелл, Донателли и Фостер остались на месте, а сам он, с Джейкобом и Камински, полностью скрылись за модулем, где поджидали их камуфляжные пластины бронекостюмов.
        БК первою класса мог быть разобран на восемнадцать частей. И одна из них - передняя половина кирасы, цельный кусок брони, защищающий грудь и живот. Ранее морские пехотинцы вынесли вместе с частями буровой установки три таких нагрудника и свалили их, вместе с прочим оборудованием, на твердую ледяную землю.
        Скрывшись от взоров охраны, Гарроуэй, Камински и Джейкоб рухнули на песок, разобрав нагрудники. Держа камуфляжные пластины брони перед собой, они неуклюже поползли по песку.
        Активный камуфляж представлял собою особое пластиковое покрытие, и для работы ему достаточно было энергии солнечного света или тепла человеческого тела. Вжимаясь животом в песок, Гарроуэй полз, толкаясь ногами, подтягиваясь на локтях и держа кирасу перед собой стоймя, так, что нижний край пластины бороздил песок.
        В некотором смысле все это было весьма усовершенствованной моделью очень древнего устройства под названием «щит». Не прилегая к телу, нагрудник блокировал тепловое излучение его собственного костюма. Конечно, внимательный наблюдатель на борту марсохода обязательно заметил бы, что холодный разреженный воздух в некоторых местах заметно теплее, но для этого и предназначен был отвлекающий маневр Островски. Тем временем активно-камуфляжное покрытие кирас надежно укрывало ползущих от визуального наблюдения. Пока Гарроуэй и прочие воздерживались от резких движений, у них была отличная возможность подобраться к марсоходу незамеченными.

        - Сколько среди вас женщин?  - спросил второй голос.
        Беседа продолжалась. Обмен репликами должен был помочь морским пехотинцам следить за происходящим на борту марсохода.

        - Пятеро,  - отвечала Островски.  - Четверо наших и штатская.

        - Не знаю,  - с сомнением протянул говоривший.  - Здесь будет ужасно тесно…

        - О-о, это неважно. Вы наверняка что-нибудь придумаете!
        В плане оказалось всего два «тонких» места: одно - вполне предсказуемое, а о другом Гарроуэй даже не думал, пока не рухнул на песок и не направился к цели. Первое: ползти пришлось вслепую. Это препятствие было вполне преодолимым - Островски должна была встать в двадцати метрах от люка марсохода; держа ее в поле зрения, как ориентир, ударная группа могла не сбиться с курса. Второе же, непредвиденное препятствие оказалось куда хуже. Гарроуэй совсем забыл о том, как холодна почва марсианской пустыни. Температура воздуха, согласно показаниям дисплея, была минус четырнадцать по Цельсию, но почва - слежавшийся песок и галька
        - буквально леденила кровь в жилах. Лучшую теплоизоляцию имели подошвы башмаков бронекостюма, а из передней его части земля, казалось, высасывала тепло, как губка впитывает воду. Не прошло и десяти минут, как все тело охватила сильная дрожь. Между тем термостаты БК были выключены - совершенно незачем облегчать работу термосенсорам марсохода… Еще несколько минут - и все трое медленно ползущих морских пехотинцев рискуют как минимум обморозиться.

«Ну какого черта я в это полез?» - подумал Гарроуэй.
        Добровольцами в ударную группу вызывались многие… и он, чем дальше, тем больше, убеждался, что с той задачей, которую он взвалил на себя, гораздо лучше справился бы кто-нибудь помоложе, покрепче, с более быстрой реакцией. Сам же он чувствовал себя совсем стариком… и чувство это с приближением цели становилось все сильнее и сильнее.

        - Возможно, что и придумаем… - отвечал тем временем собеседник Островски.  - Мы должны сниматься отсюда через день-два и, может быть, найдем место и для ваших женщин. Может быть …

        - Что ж, ладно,  - отвечала Островски.  - Я пойду поговорю с девчатами, о’кей?
        Островски обещала занять охрану разговором, пока группа захвата не окажется в пределах двадцати метров от цели. Теперь она не торопясь шла обратно к модулю.
        Дрожа, как в лихорадке, Гарроуэй свернул к корме марсохода. Там, вместе с радиаторами и энергоустановкой, был расположен двигатель. С этой стороны он со своими может пробежать оставшиеся метры бегом, не будучи засечен тепловыми детекторами… если только сможет подняться с ледяного песка. Сориентировавшись по углу жилого модуля, он осторожно приспустил свой щит - ровно настолько, чтобы взглянуть на марсоход.
        Есть! Он смотрел прямо на корму машины. До нее оставалось не больше пятнадцати метров.
        Пока ничто не указывало на то, что их засекли. Гарроуэй огляделся в поисках остальных.
        Островски была права. После ее ухода ооновцы, если хоть что-то соображают, должны осмотреться и проверить, все ли в порядке, но вряд ли их детекторы засекут троих морских пехотинцев в тепловой завесе их же собственной энергоустановки. С замиранием сердца ждал Гарроуэй какой-либо реакции… и, когда ее не последовало, бросил нагрудник кирасы, поднялся на ноги и рванулся вперед.
        Все его тело окоченело так, что бежать он не мог, но все же сумел проковылять оставшиеся метры и привалиться к правому траку марсохода. Он бросил взгляд в сторону модуля, зная, что лейтенант Кинг, наблюдавший за ними, отдает остальным команду приступать к следующему пункту общего плана. Исходя из того, что всех подслушивающих устройств обнаружить не удалось, теперь остальным морским пехотинцам полагалось начать обсуждение плана бегства. На самом деле они не обсуждали ничего серьезного: задачей их было не встревожить охрану, но лишь привлечь ее внимание к радиоприемнику.
        А в это время Гарроуэй, Джейкоб и Камински добрались до люка марсохода.
        Джейкоб был специалистом по электронике - таким же, каким начинал свою службу Гарроуэй. Повозившись с крышкой, он поднял свое оружие - кусачки и карманный нож - и кивнул в знак того, что все готово. Гарроуэй сжал в руке «рюгер», от души надеясь, что сможет распорядиться им наилучшим образом. Хотя пистолет и был загодя снят с предохранителя, он почти ничего не чувствовал сквозь перчатку и не был уверен, что сможет нажать на спуск.
        Подняв другую руку, он просигналил на пальцах, три… два… один…
        Загнув последний палец, Гарроуэй ударил по клавише замка аварийного шлюза, и люк немедленно распахнулся. Камински быстро взобрался на крышу, к маленькой тарелке спутниковой антенны, нацеленной почти точно в зенит, и отыскал фиксатор. Поворот, другой - и антенна уже бесцельно, бесполезно смотрит в землю.
        Первым в шлюзовую камеру вошел Джейкоб. Ему с Гарроуэем прежде приходилось иметь дело с марсоходами - во время тренировок на Земле и на бортовом тренажере
«Полякова». Слева от входа должен был находиться пульт управления. В несколько секунд Джейкоб отыскал его, сорвал панель и по запястье запустил руку в путаницу проводов. Гарроуэй прислонился к краю люка, держа на прицеле внутреннюю дверь камеры. Отключить систему безопасности, не позволявшую открыть оба люка одновременно, было проще простого, для этого требовалось лишь перекусить и замкнуть накоротко четыре провода. Тем не менее, стремительно бегущие секунды показались Гарроуэю вечностью… гальюнники в кабине должны были заподозрить неладное еще в момент открытия внешнего люка.

        - Давай, давай,  - сказал он, не спуская глаза с люка, ведущего в кабину.  - Скорее, твою мать…

        - Щас… почти… ни хера не чувствую… в этих перчатках…
        С крыши марсохода на песок спрыгнул Камински, держа наготове нож доктора Кейси.

        - Есть!  - торжествующе завопил Джейкоб.
        Одновременно с его криком крышка внутреннего люка распахнулась, и из кабины наружу рванулся поток воздуха. Вслед за пронесшимся мимо вихрем из обрывков бумаги и пластика, пустого футляра от модуля памяти и прочего мусора в проеме показался человек в бронекостюме.
        Разрабатывая план, Гарроуэй ставил на то, что, сколько бы ни было солдат в кабине марсохода, большинство их окажется без брони. БК были очень неудобны для долгого ношения, предельно затрудняя такую важную процедуру, как мочеиспускание, либо вынуждая носителя постоянно ходить с неудобным пластиковым катетером. Конечно, кто-то из них всегда в бронекостюме, на случай тревоги… но, если в броне окажутся больше двух человек, план - под угрозой провала.
        Человек, появившийся в проеме люка, пошатываясь от легкой контузии, вызванной резкой сменой давления в кабине, поднял к плечу французскую штурмовую винтовку ФА-29. Но Гарроуэй уже был наготове, и его «рюгер» был направлен прямо в забрало шлема ооновца. Он почти непроизвольно сжал пальцы, ничего не чувствуя сквозь перчатку и не услышав ничего, кроме резкого хлопка, но прямо в центре забрала расцвела белая звезда, и солдат, уронив винтовку, повалился назад, схватившись за лицо.
        Гарроуэй прыгнул в кабину и едва не упал, столкнувшись с поверженным. Восстановив равновесие, он развернулся влево, окинул взглядом заднюю часть кабины, затем - вправо, к пульту управления…
        В кабине оказались еще трое. Все - без скафандров, все - на полу, пальцы с силой вцепились в горла…

        - Я на месте!  - крикнул он на тактической частоте.  - Четверо ликвидированы! Джейкоб, закрывай люк!

        - Делаю, майор.
        Внутренний люк закрылся через несколько секунд - и все же слишком, слишком поздно. Трое без костюмов уже не двигались, а тот, в скафандре, продолжал зажимать пробоину в забрале ладонями. Опустившись рядом с ним на колени, Гарроуэй попытался оторвать его руки от треснувшего пластика. Несколько стрелок на высокой скорости пробили забрало, оперенные хвосты их торчали из твердого пластика, но воздух сочился прочь из скафандра сквозь мириады тончайших трещин. Снаружи он немедленно остывал; пластик вокруг пробоины уже покрылся слоем изморози. Влага, покрывшая забрало изнутри, кипела, пузырилась в самой крупной из трещин. Индикатор системы жизнеобеспечения, скрытый в специальном отделении на груди скафандра, показывал, что давление внутри - не более четверти от нормы и продолжает падать, а пульс и дыхание человека - угрожающе учащены и неглубоки.
        Гарроуэй нащупал ремонтную аптечку своего БК. Если он сможет поставить заплату, то спасет этому человеку жизнь… но для этого придется сначала вытащить стрелки, и тогда давление в скафандре мигом упадет до нуля, даже если удастся не повредить пластик…
        Глаза поверженного, едва различимые сквозь затемненный пластик, покрытый изморозью, были полны ужаса и кровоточили. Пока Гарроуэй старался приладить заплаты вокруг пучка стрелок, ооновец схватил его за запястье… и индикаторы его системы жизнеобеспечения вытянулись в ровные линии.

        - Все,  - сказал Камински.
        Гарроуэй вздрогнул от неожиданности: он не заметил, как Камински вошел в кабину. Бой кончился, и теперь он чувствовал, что сам еле жив. Многие годы прошли с тех пор, как ему в последний раз довелось побывать в настоящем бою; он даже успел забыть, насколько это ужасно и отвратительно… В него даже ни разу не выстрелили, но организм был так взвинчен, что теперь, с прекращением притока адреналина в кровь, он еле-еле держался на ногах.
        Камински осмотрел тела остальных. Посиневшие лица, кровь из носа, рта, глаз и ушей
        - все признаки внезапной декомпрессии и удушья.
        Далеко не самый приятный способ умереть…
        Невероятным усилием Гарроуэй заставил себя двигаться, продолжать работу. Он еще раз осмотрел кабину, чтобы удостовериться, что ни одному из легионеров не удалось уцелеть. Размерами и устройством кабина была почти такой же, как большой туристский трейлер: четыре сиденья и дверь, ведущая в отсек со стенными шкафами, где хранились припасы и топливо, а в носовой части - крохотный коридорчик и место водителя, отгороженное переборкой и оборудованное небольшой консолью связи.
        За консолью уже сидел сержант Джейкоб. У ног его распростерлось тело одного из погибших.

        - Майор, у нас сегодня счастливый день!

        - Почему?

        - Скорее всего, они не успели ни с кем связаться!
        Приблизившись, Гарроуэй взглянул через плечо сержанта на дисплей. Компьютер был настроен на спутниковый канал; против пункта "КАНАЛ СВЯЗИ " моргала надпись: "ИДЕТ ПОИСК ". Над консолью были расположены еще четыре монитора поменьше; один них показывал изображение жилого модуля изнутри, вид из угла отсека и сверху. Сквозь помехи можно было различить лейтенанта Кинга, разговаривающего с еще тремя морскими пехотинцами. Значит, все же пропустили «жучка»… к счастью, он - слишком далеко от стола, чтобы солдаты ООН сумели подслушать их планы…

        - Давай посмотрим, сможем ли установить связь,  - сказал Гарроуэй.
        Пальцы Джейкоба застучали по маске клавиатуры, выстукивая череду команд. Через несколько секунд напротив пункта "КАНАЛ СВЯЗИ " появились сообщение: "УСТАНОВЛЕНА СВЯЗЬ С МАРСКОМСАТ-4 " и пустое поле для ввода пароля.
        От досады Гарроуэй едва не стукнул кулаком по консоли. Для всех коммуникаций на Марсе, кроме военных, использовался стандартный код доступа, оператору-человеку не нужно было вводить ни единой буквы. Если теперь компьютер запрашивает ввод пароля, значит, кто-то установил парольную защиту… Ему вспомнился Бержерак, подключающий к консоли связи на «Сидонии-1» модуль памяти.

        - Попробуй стандартный,  - сказал он.
        Джейкоб повиновался, и на дисплее появилась новая строка:
        ПАРОЛЬ НЕВЕРЕН. ВВЕДИТЕ ПАРОЛЬ:>
        Да, ооновцы сменили коды доступа ко всем линиям связи на Марсе, не только к военным. Впрочем, они и не могли поступить иначе: ключ к успеху любого переворота
        - это связь. По-видимому, Бержерак с этой бабой, Жубер, решили держать захват базы в секрете, по крайней мере, какое-то время. А единственным средством достигнуть этого было пленение морских пехотинцев и установление контроля над всей связью на планете. Чего они и добились, сменив все коды доступа на собственные.

        - Как считаешь, сержант?  - спросил Гарроуэй.  - Сможешь взломать защиту?
        Джейкоб покачал головой:

        - Попробовать, конечно, могу… но вы же сами понимаете, сэр. Без «черного хода» или файла с паролями, хранящегося в Сидонии или в Кандоре, я могу здесь двести лет просидеть, перебирая случайные комбинации, и ничего не добиться.

        - О’кей. Все же погляди, что тут можно сделать. Вдруг повезет…

        - Ага, а как насчет - прямо на Землю улететь на этой штуке?
        Однако Джейкоб снова принялся набирать что-то на клавиатуре.
        Камински покончил с осмотром тел.

        - Вот, сэр.  - Он показал пригоршню жетонов.  - Я собрал их личные жетоны и все такое.
        Молча приняв жетоны, Гарроуэй сунул их в набедренный карман, когда все кончится, передаст Бержераку или еще кому-нибудь из представителей ООН.
        Его тревожили несколько соображений, и не в последнюю очередь вот такой грубый, кровавый факт: в случае начала войны он не может точно сказать, начала ли ее ООН, отдав приказ взять в плен морских пехотинцев, или он сам, убив солдат ООН. Его приказ - «защищать научно-исследовательские интересы Америки на планете Марс» - в части допустимых мер противодействия враждебным либо потенциально враждебным актам со стороны ООН был весьма смутен…
        В придачу он только что вел свой отряд в бой и, зная, что в качестве следующего хода им предстоит добраться до ущелья Кандор, пока что представления не имел, как это сделать.
        Однако главной его обязанностью остается сообщение о происшедшем командованию, в Пентагон. Он предоставлен сам себе и отрезан от своих так, как ни один офицер до него. Ближайшая помощь - в десятках миллионов миль отсюда. Гарроуэй отлично понимал, что подмоги ждать неоткуда, и действовать ему придется, исходя из того, что имеется в наличии, силами всего-навсего двадцати пяти бойцов. При этом ему было предельно ясно, что от его решений и действий прямо зависит американская политика там, на Земле… не говоря уж о политике ООН. Посему, если существует хоть какой-то способ донести информацию до американских политиков, способ этот нужно найти во что бы то ни стало.

        - Майор,  - сказал Джейкоб,  - так я ничего не добьюсь. Мы отрезаны. Если не найдем пароля…

        - Понял.  - Гарроуэй секунду поразмыслил.  - О’кей. Вы с Камински начинайте обыск. Посмотрим, не осталось ли каких-нибудь полезных для нас записей.

        - Это ж, каким тупым надо быть, сэр, чтобы пароли записывать…

        - Согласен, дело безнадежное. Но мы должны исчерпать все средства. Пусти-ка меня сюда…

        - Слушаю, сэр.
        Усевшись в освобожденное Джейкобом кресло, Гарроуэй еще раз взглянул на дисплей. Ионосферы - в земном понимании - на Марсе не было, что ограничивало дальность радиопередач пределами видимости. В оживленных местах, наподобие окрестностей Сидонии, имелось множество микроволновых ретрансляторов, но большей части планеты оставалось лишь полагаться на горстку спутников связи - Созвездие Ареса из пяти низкоорбитальных спутников, плюс один на ареостационарной орбите, постоянно висящий над ущельем Кандор на высоте семнадцати тысяч километров.
        Однако для доступа к любому из этих спутников требовались определенные позывные - иными словами, пароли, которые теперь были сменены именно для того, чтобы неавторизованные личности, наподобие него, Гарроуэя, не смогли сделать то, что он собирался сделать сейчас.
        Но все-таки могла обнаружиться какая-нибудь альтернатива. Прибыв на орбиту Марса в
2019-м, первая марсианская экспедиция установила ретранслятор на Фобосе, ближайшем спутнике Красной планеты. И, когда американский полковник Джонстон и русский polkovnik Резцов ступили на песчаный реголит ущелья Кандор и развернули свои национальные флаги, их телевизионное изображение и исторические слова были переданы на замершую в ожидании Землю именно через этот ретранслятор. Воспользоваться им можно только тогда, когда Фобос выйдет из-за горизонта, но, с другой стороны, эта небольшая планетка - легкая цель для визуального наведения спутниковой антенны…
        Ретранслятор до сих пор находился на своем месте. Гарроуэй знал это и, что еще лучше, знал также коды его активации. В конце концов, его отправили на Марс для обслуживания компьютеров и обеспечения связи, как для морской пехоты, так и для гражданских. Обычно почта на Землю отправлялась через тот или другой ретрансляционный спутник, на случай перегрузки обычного канала входящими-исходящими дублирующий вовсе не помешает. А ретрансляционная станция на Фобосе как раз обеспечивала альтернативный выход в Спейснет.
        Первым делом Гарроуэй подключил к дисплею свою «манжету» и запустил написанную Кэтлин программу-дешифровщик. «Манжета» работала исправно - еще одной тревогой меньше. Он принялся быстро набирать команды, создавая запрос на связь и проверяя, работает ли спутниковая антенна марсохода после того, как с ней обошлись столь грубо. Пока все шло хорошо. Следящие системы засекли Фобос всего в пятнадцати градусах над восточным горизонтом, что означало, что спутник шел на закат. Фобос, совершавший оборот вокруг Марса за семь с небольшим часов, был одним из немногих спутников в Солнечной системе, всходивших на западе и садившихся на востоке. Вдобавок двигался он так быстро (почти полградуса в минуту), что его движение было видно невооруженным глазом. До захода спутника у Гарроуэя оставалось около получаса.
        Коснувшись красного прямоугольника на пластиковой маске клавиатуры, он отправил на ретранслятор тестовый сигнал. Есть! Есть связь! Теперь - составить сообщение…
        О послании со станции «Хайнлайн» прямо на Землю не могло быть и речи. Скорее всего, персонал ООН на Земле отслеживает любые неавторизованные передачи с Марса. Если перехватят, наверняка прервут связь, просто-напросто заглушив частоту. К тому же, в случае перехвата передачи, к станции тут же устремятся войска ООН из Сидонии и Кандора.
        То, что собирался предпринять Гарроуэй, было немного более нештатным, чем попытка без разрешения позвонить домой. Ему предстояло проникнуть в Спейснет, электронную сеть, связывающую друг с другом все космические операционные узлы, и через ее главный узел на Международной Космической Станции выйти в Мировую сеть. Сделать это открыто он не мог, но вполне мог втиснуть крохотный пакет данных в рутинный исходящий траффик - «хозяйственные» переговоры между марсианскими и земными компьютерами, время от времени соединявшимися друг с другом, чтобы удостовериться, что все каналы вязи открыты и функционируют. Далее, нельзя было писать открытым текстом и направлять письмо по прямому адресу: на компьютере Сидонии и «Марса-1» вполне могли быть установлены программы, отслеживающие все, адресуемое в центр связи Пентагона, в Вашингтон или в любое другое правительственное либо военное учреждение на Земле или в ее окрестностях. Черт возьми, Бержерак вполне мог настроить следящие программы даже на ключевые слова вроде «Морская пехота»,
«Ллойд» или «ООН».
        Но у Гарроуэя в рукаве был припрятан козырный туз: переписка с Кэтлин по Билевской шифровальной системе. Если ему удастся вставить шифровку - длинную строку чисел - в рутинный траффик, идущий с Марса на Землю, он может адресовать послание так, что оно будет автоматически перенаправлено почтовой службе Спейснета. И Кэтлин обнаружит его, когда в очередной раз будет проверять почту.
        Гарроуэю очень не хотелось втягивать в эту историю дочь, но другого выхода не было. В конце концов, в Питтсбурге ей ничто не угрожает…
        ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

        Понедельник, 28 мая,

00:30 по времени гринвичского меридиана.


        Сад Храма Кинкакудзи;

09:30 по токийскому времени.


        Прошло уже восемь дней с тех пор, как Юкио отбыл на свою базу, остров Танегасима, и сегодня очередной вид-мэйл, отправленный ему Кэтлин, вернулся обратно с пометкой "Доставка невозможна ". Она заказала разговор с базой, однако ответом ей была лишь видеозапись на автоответчике, объявлявшая о том, что входящие звонки временно не принимаются. Хотелось бы ей узнать, в чем дело - может быть, японцы всегда закрывают любой доступ на базы для посторонних во время учений? Или это - признак того, что назревает нечто серьезное? Газеты и сетевые новости ничуть не проясняли ситуации. Все это было крайне загадочным и слегка настораживало.
        Сегодня утром она пришла в храм в поисках тихого, уединенного места, где можно подумать. О ней самой, о Юкио, об их возможном будущем… если у них вообще есть какое-либо будущее. Несколько дней до того, как Юкио следовало явиться на базу, они вместе ездили по Японии, и, как она и опасалась, вдали от Киото он вел себя лишь чуть менее официально, чем в доме своего отца. Нет, ее расстраивало не просто отсутствие секса - с этим она легко справлялась и прежде. Ни при чем был и недостаток тех прилюдных проявлений близости, к которым она привыкла дома - пожатия рук, прогулок рука об руку… Жизнь в Японии и разговоры по-японски почти заставили ее почувствовать себя японкой. На следующий же день после приезда, по дороге в Токио, она увидела в вагоне поезда молодую пару, державшуюся за руки, и была потрясена, и в то же время - очень удивлена своей реакцией. Нет, проблема лежала гораздо глубже.
        Она боялась того, что Юкио теперь, быть может, смотрит на нее, как на хэн-но гайдзин , как на женщину, которая никогда не проникнется духом Японии, независимо от владения языком или знания обычаев. Ей вспомнилось, как прежде, еще в Штатах, они обсуждали трудности, с которыми может столкнуться смешанная пара. Юкио как человек практичный указывал на проблемы, с которыми до сих пор сталкиваются иностранцы в Японии, и на провинциальность большей части Америки. И она всегда возражала: если они любят друг друга, для них нет ничего невозможного… Видимо, в этом и было дело: должно быть, Юкио осознал, что его любовь к ней недостаточно крепка.
        По обеим сторонам дорожки, ведущей к храму, тянулась высокая бамбуковая ограда. Пальцы Кэтлин легонько скользили по бамбуковым стволам, пока она шла вперед, низко склонив голову. Ограда резко оборвалась - теперь дорожка шла вдоль берега озерца. Увидев отражение храма в воде, Кэтлин затаила дыхание. Теперь она понимала, отчего его называют Золотым Павильоном. Храм, высотой в три этажа, под крышей из золотых
«лепестков», ослепительно сиял и над водой, и в ее зеркале. Найдя себе место у воды, Кэтлин села, размышляя о том, как странно все вокруг. Ее любовь к Юкио была сильнее, чем когда-либо, и именно в этот момент его любовь к ней начала увядать.
        Она извлекла из футляра ПАД и снова проверила сетевые новости. Ничего. Новая порция шума вокруг Мехико. Антиамериканские и антипришельческие выступления в Париже и Квебеке. В Риме - новый мессия, обещающий, что инопланетяне вскоре вернутся за всеми истинно верующими. И - никаких указаний на то, отчего японские военные базы могли быть приведены в состояние повышенной боеготовности. Что ж, посмотрим почту. Кое-что из университета… О, вот это да! Кэтлин улыбнулась. Как жаль, что Юкио нет здесь! Они всегда дружески соперничали друг с другом в оценках, хотя он и проходил углубленный курс и заявлял, что для углубленного курса «Би» равно «Эй» для обычного, но она никогда не поддавалась на подобные провокации. Да и все равно оценки ниже, чем «Эй», он получал лишь изредка.
        Что еще? Хм-м, письмо от отца. Занятно. Она только вчера получила от него длинный вид-мэйл, а пишет он обычно не чаще раза-другого в неделю. Странно и то, что в письме - только текст… и все зашифровано. Что за?.. Запустив свою программу, Кэтлин от души понадеялась, что в письме - не какие-нибудь глупости, наподобие дурацкой истории о двух археологах. И надежды ее более чем оправдались…


        Кэтлин!
        Тикако, это - срочно. Передай приложенное сообщение дяде Уолту. Ты знаешь, как Кошка, скорее всего, стережет норку прямо сейчас, так что обратно лучше езжай через Японию. Спасибо!
        Целую. Папа.


        Уолт, старый геморройщик, слушай сюда и слушай внимательно. Голубые мальчики затеяли Пирл-Харбор 27 мая в 12:07 по Гринвичу. Босс слег, но скоро будет о’кей. Вынужденно перебазированы на Красную Планету. Охрана накрыта, трактор наш. Идем на Дерну, открыто и чистосердечно.
        Навеки твой, Марк.


        Прежде чем Кэтлин что-либо поняла, ей пришлось перечесть письмо трижды. По мере того, как намеки отца становились понятны, рот ее все шире и шире открывался от удивления. «Голубые мальчики» - должно быть, солдаты ООН. Пирл-Харбор… неожиданная атака? «Вынужденно перебазированы»… то есть захвачены в плен?
        Но ведь морские пехотинцы наверняка не собираются оставаться там, куда их заключили!
        Странное, незнакомое чувство охватило ее при вести об их побеге. Кэтлин не сразу поняла, что чувство это - гордость, что она гордится и морской пехотой, и своим отцом…
        С отцом явно что-то произошло. Писал совершенно не тот человек, что собирался после полета на Марс уйти в отставку, а на Земле выполнять свою работу спустя рукава, лишь бы отбыть время. Писал настоящий боевой командир… Интересно, что случилось с полковником Ллойдом? Из письма следовало, что теперь отрядом командует майор Марк Гарроуэй…
        Разгадав намек на станцию «Хайнлайн», Кэтлин улыбнулась. Что ж, папка, вот и принесли тебе пользу «все эти фантастические книжки».
        Итак, как же быть с этим письмом дальше? Ясно одно: его нужно передать по адресу как можно скорее. Но - каким образом?
        Дядя Уолт - это, конечно же, полковник Уолтер Фокс. Они с папкой дружат еще с тех пор, когда ее и на свете не было, потому для Кэтлин он и его жена всегда были тетей и дядей. Именно Уолтер и Мелани Фокс заботились о ней, когда умерла мама, а отца командование отправляло куда-нибудь за море. Вопрос был в том, можно ли рисковать, пересылая письмо открыто? У Кэтлин имелись еще несколько шифровальных программ, но откуда ей знать, какая из них найдется и у дяди Уолта?
        Кэтлин еще раз пробежала взглядом вторую часть письма и сделала поправку на токийское время. Значит, войска ООН захватили их в 21:07 воскресенья… то есть вчера. Последнее письмо от Юкио пришло в субботу, а как раз вчера ее письма к нему начали возвращаться обратно. И это - явно не простое совпадение. Видимо, японское правительство закрыло базу по распоряжению ООН… Нет, из Японии письмо отправлять нельзя. Придется возвращаться в Штаты - и как можно скорее.
        Поначалу Кэтлин хотела вернуться в студенческий отель на такси, но тут же сообразила, что на метро выйдет быстрее. Быстро упаковавшись и сдав номер, она снова воспользовалась метро, доставившее ее на ближайшую станцию монорельсовой дороги, откуда она первым же прямым поездом отправилась в Кансаи. Там, немедленно заняв один двух переговорных пунктов, она поинтересовалась расписанием полетов. Проклятье ! Когда поезд прибудет в Кансаи, до посадки на ближайший «Стар Рэйкер» в Штаты останется меньше десяти минут, а следующий - только через четыре часа… да еще - будут ли билеты? По дороге в Японию «Стар Рэйкер» был полон, незанятых мест она не заметила…
        Так… Что еще она может предпринять? В конце концов, вовсе незачем спешить с этим письмом. Что они могут сделать - отправить ответ: "Держитесь, подкрепление в пути, встречайте через шесть месяцев?" Но все же для них (Кэтлин сама толком не знала, кто такие эти «они») информация о том, что сделала ООН, может оказаться важной.
        Кроме того, едва сопоставив время нападения с закрытием базы Юкио, она чувствовала непрестанную тревогу, подсказывавшую, что в Японии задерживайся не стоит. В сознании всплыли слова «враждебный иноземец», и она вздрогнула.
        Итак, есть ли до отлета второго «Стар Рэйкера» еще что-нибудь? А, вот. Только до Лос-Анджелеса, но, может быть, она остановится на несколько дней в Кэмп-Пендлтоне, у дяди Уолта и тети Мелани, прежде чем отправляться на Восток? Взглянув на цену, Кэтлин присвистнула. А, ладно. Что толку в этих «Америкэн Экспресс», если не пользоваться ими, когда они действительно нужны? Подключившись к «Заказу билетов», она нажала клавишу «манжеты», передавая код своей кредитки. Теперь - все. За исключением одного…
        Она специально решила подождать до поезда, чтобы воспользоваться закрытым переговорным пунктом, где можно спокойно надиктовать письмо - вернее, письма,  - а заодно скоротать таким образом время. Первое не представляло никаких затруднений: выразить благодарность за оказанное гостеприимство и сожаление о необходимости срочного отъезда по-японски было легче легкого. Второе же - совсем другое дело. То, что она хотела сказать Юкио, не было предусмотрено японскими традициями. Она хотела сказать, как сильно любит его, но в то же время - что хочет предоставить ему полную свободу. Если он разрывается на части между долгом и верностью своей семье и своей стране, с одной стороны, и любовью к ней, с другой,  - ей хотелось бы… ей необходимо было освободить его…
        Несколько раз она не могла удержаться от слез; приходилось стирать все и начинать диктовать заново, но наконец письмо было готово. Прокрутив запись еще раз, Кэтлин удовлетворенно кивнула. Да, ей осталось пройти по тонкому канату. Убедившись, что улыбка ее - на месте, она нажала кнопку "ЗАПИСЬ " и добавила:

        - Отыщи меня, когда вернешься в Штаты. Мы выпьем тя и поговорим о старых временах. Саенара, Тосиюки-сан .
        "Стоп ".
        Покончив с письмами, она открыла адресную книгу и нашла адрес поместья Исивара. Конечно, министра нет дома в это время дня, наверное, ответить сможет его личный секретарь. Как Юкио называл его - Набуко? Впрочем, все равно. Сейчас Кэтлин не очень хотелось разговаривать с отцом Юкио.
        На экране перед ней появилось изображение молодого человека, сидевшего, скрестив ноги, на татами за низким столиком, на котором лежал ПАД. Похоже, она видела его в тот вечер, за ужином, и он, очевидно, узнал ее. Конечно, в его работе очень важно иметь хорошую память на имена и лица.
        После традиционных любезностей она перешла к делу:

        - Обстоятельства вынуждают меня покинуть вашу прекрасную страну и вернуться домой. Я записала прощальное послание для почтенного министра. Могу ли переслать его сейчас?
        Набуко поклонился в знак согласия, и Кэтлин нажала кнопку "ОТПРАВИТЬ ". Письмо к Юкио было приложено к посланию для господина Исивары с просьбой переслать его Юкио, когда это представится возможным. Как министр правительства, он, возможно, сумеет связаться с базой, несмотря на то, что она закрыта.

        - Надеюсь, ваше путешествие будет приятным, Гарроуэй Кэтлин-сан .
        Поклонившись, Кэтлин дала отбой и бессильно опустилась в кресло. Покончено. С этим
        - покончено…
01:43 по времени гринвичского меридиана.


        Станция «Хайнлайн», Марс;
        сол 5636-й, 13:20 по марсианскому солнечному времени.


        Гарроуэю вовсе не хотелось гибели Корпуса.
        Он прослужил в морской пехоте двадцать три года. Он видел Корпус во времена бешеного подъема, в 27-м, когда Америка вмешалась в гражданскую войну в Колумбии, и шесть лет спустя, во время сокрушительного вторжения в Андхра-Прадеш. Он видел Корпус в те времена, когда ПС (жаргонная аббревиатура, означавшая Правительственных Скупердяев, ПайкоСократителей, а то и что-либо куда менее безобидное) почти удавалось закрыть его - как, например, после войны в Юго-Восточной Индии. Главным их аргументом всегда было то, что морские десанты отошли в прошлое, и действительно, последний крупномасштабный боевой десант с использованием амфибий имел место при Тавричанке, в 2012-м, когда первый дивизион морской пехоты высадился на берег, чтобы спасти Владивосток от вторгшихся в Россию китайцев. Все последующие крупные десанты высаживались уже с вертолетов или
«валькирий». Точно так же, как в армейском спецназе, оснащенном гораздо лучшим, современным снаряжением.
        А если так, для чего нужна морская пехота?
        Именно это, как все больше и больше убеждался Гарроуэй, и было причиной его «ухода в ОБОС», желания поскорее отбыть номер и убраться ко всем чертям в отставку. На гражданке он мог добиться гораздо большего, его, черт побери, давно ждало место у Винса Мэйхью в Моравеке. И Корпус ему был совершенно не нужен!
        Только сейчас Гарроуэй осознал, что это не так… и что его преданность Корпусу зависит не столько от присяги на верность Родине или необходимости существования Корпуса, сколько от этих вот людей, которыми ему довелось командовать здесь и сейчас.
        Быть может, морская пехота США и не нужна своей Родине, но она нужна ему .
        Все снова собрались в главном отсеке станции «Хайнлайн»; морские пехотинцы рядами уселись прямо на полу, пятеро ученых устроились сами по себе, слева. Еще час назад Гарроуэй попытался было составить нечто наподобие торжественной, воодушевляющей речи, но все, что ему удалось написать, к случаю не подходило. Что ж, придется на сей раз импровизировать…

        - Парни,  - заговорил он,  - за отсутствием прямых приказов от вышестоящего командования, мы вынуждены считать, что с сегодняшнего утра находимся в состоянии войны.
        Таким образом он тут же завладел всеобщим вниманием. Все неотрывно смотрели на него. В модуле воцарилась абсолютная тишина.

        - Согласно последнему приказу, перед нами поставлена задача: защищать интересы Америки на Марсе и, особо, охранять гражданскую исследовательскую базу в Сидонии, что, как вы все, без сомнения, знаете, определенные официальные лица… скажем так: попытались оспорить. В данный момент база захвачена войсками ООН. Двое наших людей получили ранения. За отсутствием прямых приказов с Земли, я должен считать этот акт враждебным. Сегодня утром, захватив марсоход, мы нанесли первый ответный удар противнику. Теперь у нас есть способ покинуть нашу тюрьму и вступить в бой с войсками ООН, оккупировавшими наши марсианские базы. С некоторыми из вас я уже обсуждал свой план; стало быть, вам он знаком. Нам предстоит, используя марсоход, идти маршем на ущелье Кандор, в шестистах пятидесяти километрах на восток отсюда. Я намерен выступить сегодня - если возможно, в течение часа.
        И морские пехотинцы, и ученые глухо зароптали. Гарроуэй поднял руки, прося тишины.

        - Поход,  - продолжал он,  - предстоит трудный и опасный. Ничего подобного прежде не предпринималось, и ландшафт, который предстоит пересечь, нам почти незнаком. Труднее всего будет с водой: насколько мне известно, слой вечной мерзлоты в Валлес Маринерис доступен не везде, и рассчитывать исключительно на удачу мы не можем. Сколько сможем, повезем с собой, но, боюсь, на все время похода придется ввести жесткий рацион.

        - Минутку-минутку!  - протестующе воскликнул доктор Кеттеринг, вместе с остальными учеными в сторонке.  - Вы что, всерьез намерены тащить нас всех через сотни миль марсианской пустыни?!

        - Вы можете остаться здесь, доктор,  - ответил Гарроуэй.  - Сказать правду, со мной пойдут только добровольцы. Любой, кто предпочтет остаться здесь, волен остаться. Пищи достаточно, и буровую установку мы с собой не берем.
        Это сообщение вызвало странную реакцию со стороны некоторых морских пехотинцев. Островски подняла руку:

        - Сэр! Вы хотите сказать, что мы пойдем через пустыню без воды?
        Гарроуэй обменялся взглядами с Деворой Дружиновой. Та согласно кивнула.

        - Я обсудил план с доктором Дружиновой,  - сказал он.  - Наверное, следует дать слово ей.
        Дружинова не стала отходить от прочих ученых. Она просто скрестила руки на груди и заговорила, обращаясь ко всем:

        - Всем вам известно, что большая часть воды на Марсе - фактически целый океан - находится под поверхностью планеты в виде слоя вечной мерзлоты. Обычно это - замерзший ил, погребенный под слоем реголита, на глубине от двух до двадцати метров. Однако этот слой не охватывает всей планеты. Гораздо толще он к северу от сороковой параллели, где некогда существовало Северное море. «Сидония-1», например, существует за счет вечной мерзлоты, образовавшейся после замерзания этого моря, миллионы лет назад. Но у экватора слоя вечной мерзлоты почти не существует. Здесь, в Валлес Маринерис, большая часть льда растаяла после образования раздува Тарсиса, что к западу отсюда.

        - Откуда же берется вода в здешних колодцах?  - спросила капрал Джулия Хиггинс.

        - Это - подземные воды, до сих пор поддерживаемые в жидком состоянии благодаря вулканической деятельности. И станция «Хайнлайн», и «Марс-1» расположены над довольно большими водными запасами, но на обнаружение воды между ними рассчитывать не стоит. Боюсь, мы будем ограничены тем, что сумеем взять с собой… и тем, что смогут переработать системы замкнутого цикла в скафандрах и марсоходе.  - Она взглянула на Гарроуэя.  - Хотелось бы мне сообщить что-нибудь более обнадеживающее…

        - О’кей, доктор,  - ответил он.  - Мы с лейтенантом Кингом посчитали… Выходит, что взятых с собой запасов должно хватить, при строгой экономии.
        Сделав паузу, он оглядел лица сидевших перед ним. Некоторые явно были напуганы или встревожены, некоторые, напротив, выглядели решительно… но большинство - просто внимательно слушали, будто на обычном брифинге перед утомительными, но вполне обычными учениями.
        Гарроуэй понял, что невероятно, неописуемо горд своими людьми.

        - Мне нужно знать,  - снова заговорил он,  - сколько человек пойдет со мной.
        Bсe, как один, поднялись на ноги. Островски и Джейкоб - первыми, прочие запоздали не более чем на пару секунд. Все стояли перед ним навытяжку, точно на плацу.
        Дэвид Александер и доктор Дружинова тоже присоединились к морским пехотинцам. За ними, с некоторой неохотой, последовал Эдвард Поль. Крэг Кегтеринг и Луис Вандемеер остались на месте; руки - скрещены на груди, лица - непроницаемы.
        Что ж, Гарроуэй и не надеялся, что гражданские согласятся участвовать в его безумной затее. Ему нужны были либо Александер, либо Дружинова, с которыми он обсуждал свой план час назад, и он был рад, что оба они, да еще Поль, изъявили желание идти со всеми. Ну, а двое остальных - пересидят здесь без проблем, пока кто-нибудь не прибудет за ними.
        Так оно и лучше: меньше «балласта» в походе.

        - Спасибо,  - сказал он.  - Я знал, что могу положиться на вас. Садитесь. Теперь - о том, что нам предстоит сделать. Да, будет трудно. Такого еще не бывало. Однако некоторые прецеденты имеются. Кто по мнит о Пресли О’Бэнноне?
        Руки подняли человек десять - большей частью те, кто постарше. Самые молодые выглядели неуверенно, а остальные, явно прочитавшие книгу об истории Корпуса и немедленно забывшие о прочитанном, просто взирали на него, ожидая продолжения. В любом случае сагу об О’Бэнноне полагалось прочесть каждому морскому пехотинцу.

        - Лейтенант Пресли Невилл О’Бэннон, двадцати лет, уроженец Блю-Ридж Маунтайнс, штат Кентукки, в 1805 году, в Египте, командовал отрядом из семерых морских пехотинцев, прошедшим маршем от Александрии до Дерны. Теперь это - территория Прославленного Народного Джихада Исламской Революции. Поход возглавлял Томас Итон, консул США в Тунисе. Кроме морской пехоты, в нем участвовали около пятисот арабских революционеров и греческих наемников. Все это происходило в войну с государствами, которые в те времена назывались варварскими… в частности, с Триполи, которое было много хуже всех прочих. По плану Итона, требовалось помочь ссыльному Хамету свергнуть с престола паши своего брата и учредить правительство, дружественное Соединенным Штатам. Это должно было положить конец захватам со стороны Триполи американских моряков с целью получения выкупа. О’Бэннон и его солдаты помогли Итону совершить невозможное. Взяв под контроль все запасы продовольствия, они предотвратили мятеж арабов в походе. А достигнув Дерны, буквально смели оборону города, являвшегося главным территориальным владением Триполи. В бою двое
морских пехотинцев погибли, а еще двое, включая О’Бэннона, получили ранения.
        О’Бэннон лично поднял над крепостью Дерны американский флаг. Впервые в восточном полушарии «Звезды и Полосы» были водружены над городом, взятым с бою. Деяние это отражено как в гимне Корпуса морской пехоты (в той строке, где про «берега Триполи»), так и в конструкции парадной офицерской сабли, сделанной по образцу сабель мамлюков.  - Гарроуэй улыбнулся.  - А всем морским пехотинцам, которые этого не знали, неплохо бы заняться самообразованием!  - Он сделал паузу, пережидая дружный смех, и продолжал, уже серьезно: - О’Бэннон и его люди совершили невозможное, пройдя маршем шестьсот миль через пустыню Сахара примерно за шесть недель. Нам же предстоит пройти всего четыреста, причем вместо верблюдов у нас имеется марсоход. По-моему, мы сможем превзойти О’Бэннона!

        - Сколько это займет времени, майор?  - спросил капрал Хайес.
        Гарроуэй глубоко вздохнул. У него наготове было два срока: короткий, подразумевавший, что в марсоход поместятся все, и долгий, основанный на том, что кому-то придется ехать, либо идти снаружи. При участии только шести или восьми добровольцев добраться до «Марса-1» удалось бы менее чем за двое суток.
        Но это, конечно, крайне затруднило бы задачу: атаковать войска ООН, вероятно, расквартированные на «Марсе-1», силами восьмерых морских пехотинцев было бы, по меньшей мере, рискованно.

        - При некотором везении,  - ответил он,  - мы будем на месте примерно через неделю. Однако, поскольку марш будет проходить в экстремальных условиях, по незнакомой местности, я бы сказал: две недели или даже больше.

        - Майор! Вы, должно быть, шутите,  - сказал Вандемеер.

        - Вам двоим,  - обратился Гарроуэй к остающимся,  - здесь ничто не угрожает. Солдаты ООН, охранявшие нас, должны были довольно часто выходить на связь со своим командованием. Сегодня вечером они на связь не выйдут, и тогда сюда пришлют кого-нибудь проверить, что произошло. Им вы сможете, ничуть не кривя душой, сказать, что с самого начала не желали участвовать в нашем плане.

        - Но мы скажем им, куда вы направляетесь!

        - Пожалуйста. Это они и без вас поймут, как только узнают, что мы ушли.  - Гарроуэй улыбнулся.  - Даже если будут гнаться за нами по нашим следам до самой базы… что ж, в этой пустыне всем места хватит!

        - Черт побери, майор,  - заговорил Кеттеринг,  - ведь из-за этого может начаться война!

        - Война уже началась, доктор, и начали ее не мы, а они.  - Гарроуэй кивнул в сторону шлюза, возле которого лежали на ледяном песке тела погибших.  - Мы же, напротив, хотим ее закончить!
        ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ

        Понедельник, 28 мая;

07:05 по времени гринвичского меридиана.


        Рейс 81 компании «ПРА»;

60 000 футов над Тихим океаном;

16:05 по токийскому времени.


        Согласно данным с дисплея, вмонтированного в спинку кресла, стоявшего впереди, транспорт «Амагири», принадлежавший компании «Пасифик Рим Эрлайнс», набрал максимальную высоту. В углу дисплея демонстрировался отсчет: 30… 29… 28…
        Кэтлин еще раз проверила ремни безопасности и крепко вцепилась в подлокотники - не от страха, нет, от восторга. До этого она никогда не летала суборбитальными рейсами, а «Локхид Баллистик 2020», известный летающим на подобных самолетах бизнесменам как «Янки Буллет», вот-вот должен был стартовать с «Амагири» и устремиться в космос.
        Космос! То, что сейчас она окажется в космосе, приводило ее в восторг даже больше, чем она ожидала. «Стар Рэйкеры», совершавшие межконтинентальные рейсы, обычно шли на высоте от ста до ста пятидесяти тысяч футов, а суборбитальные на самом деле пересекали установленную границу космического пространства - двести шестьдесят четыре тысячи футов, или, иначе, пятьдесят миль. Те, кто хоть однажды пересекал эту границу, имели право носить «крылышки» астронавта; ПРА, как было известно Кэтлин, раздавали их в качестве рекламных сувениров всем пассажирам своих суб-О. Да, они и не то могут себе позволить… Кэтлин вздрогнула, представив, какой счет выставит ей «Америкэн Экспресс» в будущем месяце. Однако - дело того стоило!
        Отсчет дошел до нуля, и на целых несколько секунд - драгоценных секунд!  - Кэтлин оказалась в состоянии невесомости. Дельтаобразный суб-О отделился от огромного двухфюзеляжного носителя «Амагири».
        Реактивное ускорение оказалось неожиданно мягким и плавно нарастало до тех пор, пока Кэтлин не почувствовала, что крепко прижата к спинке кресла. Какой полет! Ей вспомнилось отцовское описание того, что он испытал на старте шаттла, который должен был доставить их на орбиту, в прошлом году. «Будто крепкий пинок под зад»,
        - говорил он…

«Папка, теперь я знаю, что ты чувствовал!»
        Ускорение нарастало долго - Кэтлин даже подумалось, что пилот, возможно, в чем-то ошибся и сейчас выведет самолет на орбиту. Однако с какого-то момента она начала чувствовать себя все легче и легче, и… И - ничего. Двигатели выключились, и она оказалась в невесомости. Дисплей в спинке переднего кресла показывал высоту полета и в милях, и в километрах. Самолет уже поднялся на сорок миль и продолжал идти вверх.
        Кэтлин была рада, что пристегнута к креслу ремнями,  - хотя, наверное, забавно было бы полетать по салону. Но поблизости раздались недвусмысленные звуки - кого-то по ту сторону прохода начало тошнить, и она с тревогой пощупала тридемериновый пластырь на своем предплечье. Такие пластыри, против укачивания, стюардессы
«Пасифик Рим» раздавали всем пассажирам, требуя от каждого отказавшегося оставить отпечаток большого пальца на специальном документе об отказе. Очевидно, один из ее соседей воспользовался правом отказа - и теперь вовсю пользовался предоставляемыми компанией гигиеническими пакетами.
        Пятьдесят миль… Пятьдесят одна! Она - в космосе! В пассажирском салоне суб-О не было иллюминаторов, но экран в передней части салона демонстрировал вид с носовой камеры самолета. Черное небо вверху, черная земля внизу, а посредине - сверкающее, выгнутое дугой голубое сияние! «Буллет» миновал терминатор и ворвался в ночь. Кэтлин улыбнулась: ведь это она, а не Юкио, первой пересекла пятидесятимильную границу! Вот бы завидовал, если бы узнал!
        Ничего, ему было бы полезно…
        Теперь - дядя Уолт. Ей не хотелось полагаться на японские электронные сети, чтобы звонок не был перехвачен. Однако «Буллет» имел прямой канал на спутник связи, и этот канал должен быть недоступен для прослушивания. Сверившись с «манжетой», она быстро подсчитала в уме. Разница во времени - восемь часов, значит, в Кэмп-Пендлтоне сейчас первый час ночи. Не хотелось бы его будить… однако задерживать у себя отцовское письмо еще на восемь или девять часов Кэтлин не хотелось совсем. Подключив «манжету» к дисплею в спинке переднего кресла, она набрала домашний номер дяди Уолта. Все в порядке! Он дома, на связи. Кэтлин отправила запрос на разговор, и через несколько секунд на экране появилось встревоженное лицо (надо же, дядя Уолт лысеет! ) одного из самых давних ее друзей.
        Увидев Кэтлин, полковник Фокс расплылся в широчайшей улыбке:

        - Кэтлин! Очень рад тебя видеть! Что делаешь? Как ты? Где ты?

        - На последний вопрос легче всего ответить, дядя Уолт,  - сказала она, улыбаясь в ответ.  - Я сейчас примерно в пятидесяти пяти милях над поверхностью Тихого океана.
        Дядя Уолт присвистнул:

        - Высоко летаешь, Тикушка!  - То была его собственная версия японского прозвища Кэтлин.  - Что, по-другому было никак? Эти суборбитальники недешево стоят…

        - Мне… нужно было как можно скорее вернуться. Слушай, дядя Уолт,  - быстро, предупреждая возможные расспросы, заговорила она.  - У меня к тебе письмо от… нашего общего друга. Хотелось бы передать прямо сейчас.
        Кивнув, дядя Уолт молчал все время, пока письмо шло с «манжеты» Кэтлин, через бортовой ретранслятор на спутник связи, висящий на геостационарной орбите, оттуда
        - на центральную станцию Кэмп-Пендлтона и, наконец, на «манжету» адресата. Взглянув на экран, дядя Уолт поднял бровь и еще некоторое время помолчал, изучая письмо.

        - Наш… общий друг передал это тебе открытым текстом?  - спросил он наконец.
        Кэтлин покачала головой:

        - Нет.
        Уолтер Фокс отлично знал о пристрастии Гарроуэев к шифрам, и вдаваться в подробности, особенно беседуя по каналу, безопасность которого она не могла проверить, слава богу, не было нужды. Конечно, может быть, у нее развивается мания преследования: в Японии за нею вроде бы никто не следил. Однако, если у тебя в самом деле - мания преследования, эго еще не означает, что до тебя действительно никому нет дела.

        - Ясно. Хорошо, каким рейсом ты прибываешь?

        - ПРА, восемьдесят первый, до Лос-Анджелеса. Дядя Уолт, можно я погощу у вас с тетей Мелани несколько дней? Каникулы мои вроде как неожиданно прервались, некоторое время мне совершенно нечего делать.

        - М-мм,  - отвечал он, погружаясь в раздумья.  - Кэтлин, у тебя есть способ отправить нашему общему другу ответ?

        - Да. Все… э-э… обычные каналы, похоже, «легли», но имеется запасной…

        - О’кей, тянуть с этим нельзя. Переговорим позже, хорошо?
        Кэтлин в изумлении уставилась в опустевший экран. Такая спешка была вовсе не в обычае дяди Уолта. Наверное, решил немедленно поставить в известность командующего базой… И все-таки она была ошеломлена и слегка обижена тем, что он даже не ответил на ее вопрос. Но ладно, вполне можно переночевать в отеле аэропорта, а утром позвонить тете Мелани…
        И тут Кэтлин поняла, что спешка дяди Уолта была лишним подтверждением ее правоты. Да, отцовское письмо действительно нужно было доставить как можно скорее. Хорошо, что она не стала колебаться и взяла билет на суборбитальный рейс! Если случившееся на Марсе - прелюдия к войне, то она, задержавшись в Японии, вполне могла бы обнаружить, что застряла там надолго. И при этом - единственная на планете!  - знала бы, что произошло, и ничего бы не могла поделать.
        Удивительно скоро последовало предупреждение о начале снижения, после чего суборбитальник начало трясти, и тряска усиливалась вместе с возвращением к Кэтлин веса. Экран в передней части салона озарили яркие вспышки. «Буллет» входил в атмосферу и маневрировал, гася скорость.
        Кэтлин вспомнилось, как отец частенько говаривал: «Корпус - одна большая семья». Интересно, что предпримут прочие члены этой семьи, когда узнают о захвате Сидонии? Да, дядя Уолт был встревожен, потому что близко знает отца, а что подумает и почувствует его начальство? Предпримет ли что-нибудь? Или решит, что горстка морских пехотинцев в миллионах миль от Земли не стоит риска развязать войну?
        Посадки она почти не видела: просто на экране внезапно появились огни огромного города, суборбитальник пересек береговую линию где-то в районе Сан-Хосе, резко снизился, а затем уж заработали обычные реактивные двигатели. К тому моменту, как шасси коснулись взлетной полосы, Кэтлин уже знала, чем все закончится. Судьба Корпуса морской пехоты висит на волоске. Всем на все наплевать. Отцовское сообщение, скорее всего, проигнорируют или объявят фальшивкой, провокацией… Как же это досадно: знать, что твой папка - в беде, на другой планете, и ты ничем не можешь ему помочь!
        Самолет остановился у терминала. На экране вспыхнула надпись на нескольких языках, призывавшая пассажиров оставаться на своих местах.

        - Мисс Гарроуэй?
        Она с удивлением взглянула на стюарда, словно бы из ниоткуда возникшего возле ее кресла.

        - Э-э… да. В чем дело?
        Он вежливо улыбнулся:

        - Пожалуйста, возьмите свой багаж и следуйте за мной.
        Это еще что такое?
        Ступив вслед за стюардом на главный трап самолета, она услышала позади гомон: прочим пассажирам наконец разрешили покинуть кресла. С каких это пор она угодила в Особо Важные Персоны?
        Или, может, отправленное дяде Уолту письмо все же попало в руки японского правительства? Но ведь она - уже в Америке! Здесь японцам ее никак не достать, какова бы там ни была ситуация с ООН…
        В здании ее ожидали двое морских пехотинцев в хаки - сержант и штаб-сержант. Кэтлин почувствовала невероятное облегчение. Как обращаться с морской пехотой - она усвоила с детства!

        - Мисс Гарроуэй?  - спросил сержант.
        Она кивнула в ответ.

        - Пожалуйста, следуйте за нами, мэм.
        Сев в ожидавший их электрокар аэропорта, она обратилась к сержанту:

        - Вас прислал полковник Фоке, верно?

        - Нет.

        - Нет? А кто же? Куда мы направляемся? Что происходит?

        - Нами получен приказ непосредственно от командующего Уорхерста, мэм. Мы следуем к терминалу Е для посадки на борт военного транспортного самолета «стар игл».

        - Командующий… Но зачем? Что происходит? Куда меня везут?
        Сержант наконец-то повернулся к ней лицом. Взгляд его был, пожалуй, таким же недоумевающим, как и ее собственный.

        - Мэм,  - сказал он, словно бы прося прощения,  - мы и сами точно не знаем, что происходит. Но нам приказано доставить вас самым экстренным образом на базу Аэрокосмических вооруженных сил «Эндрюс», а оттуда - в Пентагон. Вас ожидает сам командующий Корпусом.  - Внезапно он усмехнулся.  - Не знаю, что вы такого натворили, мэм, но такого переполоха на самом верху я не видел со времен колумбийской войны… а это, поверьте, о чем-то да говорит!


        Вторник, 29 мая;

18:30 по времени гринвичского меридиана.


        Конференц-зал Совета Национальной Безопасности;
        подвал правительственной резиденции;
        Вашингтон, округ Колумбия;

14:30 по восточному поясному времени.
«Кому бы в голову пришло, что эту проклятую войну начнет специалист-электронщик»,
        - подумал генерал Уорхерст, предъявляя пропуск мрачному армейскому часовому на очередном контрольно-пропускном пункте. Следуя за адмиралом Греем, он прошел сквозь рентгеновский аппарат и оказался в оживленном лабиринте одного из нижних подвальных этажей правительственной резиденции.
        Хотя… Если вспомнить о том, сколько сложной электроники в современном оружии, становится ясно: первым кнопку нажмет как раз электронщик или программист…
        Он вспомнил о своем сыне. Последнее время он часто думал о Тэде. Со дня его гибели в Мехико прошло восемнадцать дней, а со дня похорон - одиннадцать. Жизнь в эти дни стала пустой, до зевоты скучной, и он, Монтгомери Уорхерст, пытался заполнить ее пустоту работой.
        И это заставляло его чувствовать себя виноватым. Да, Стефани справилась со своим горем прекрасно; но Дженет… Пришлось им с Джеффом, сыном Тэда, на некоторое время остаться у Уорхерстов…
        Да, его мысли, по крайней мере, может занять работа…
        Хуже всего было по ночам, когда генерала мучила бессонница. И марсианскому кризису он, в некотором смысле, был даже рад. Как был бы рад любой возможности отвлечься от мыслей о сыне.
        Пройдя длинным коридором через небольшой уютный холл, адмирал Грей указал на дверь, охранявшуюся двумя часовыми, которой вполне могло бы гордиться хранилище любого банка.
        Зал оказался довольно роскошным - дубовые панели, мохнатые ковры, кожаные кресла в
«деловом» стиле,  - но отчего-то не совпадал с мысленным образом, который Уорхерст создал для себя, получив приглашение на сегодняшнее утреннее заседание. Он, честно говоря, ожидал чего-то гораздо более просторного и величественного - быть может, двусветной залы с видом на стоящие рядом Белый дом и Капитолий. А этот зал оказался просто большой комнатой с низким потолком, освещенной лампами «дневного света», скрытыми под пластиковыми колпаками. Стену напротив входной двери занимал огромный, от пола до потолка, экран, в данный момент демонстрировавший эмблему СНБ с американским флагом и флагом президента по бокам.
        Окон не имелось, и зал больше всего был похож на подземное хранилище какого-нибудь банка, только охранялся гораздо лучше. Конечно, здесь, на четвертом подземном этаже обширной сети туннелей, проложенных под столицей, обеспечить надежную охрану было не так уж сложно. Об официальном Вашингтоне давным-давно сложили анекдот, где столица называлась городом-айсбергом, так как девять десятых ее скрыто от взоров любопытствующих под землей.
        От взглядов - а заодно и от лазерных подслушивающих устройств, ракет дальнего действия или миниатюрных зондов-убийц с дистанционным управлением. В эти дни даже сам президент проводил гораздо больше времени в укрепленных бункерах, чем в широко известном Овальном кабинете. Учитывая надвигавшуюся войну, а также то, что десяток террористических групп поклялись уничтожить Американского Дьявола, такие меры предосторожности вовсе не были излишними.

        - Садись, Монти,  - сказал Грей.
        Прочие уже сидели за столом. Уорхерста адмирал Грей лично встретил в холле и провел через все КПП. Впервые в жизни генералу довелось увидеть собственными глазами зал заседаний Совета Национальной Безопасности, о котором он столько слыхал прежде.
        С 1989 года Совет Национальной Безопасности состоял из трех групп. Главной из них был комитет принципалов, задачей коего было координирование общей политики безопасности Штатов. В данный момент его возглавлял Луис Карлтон Харрел, советник президента по национальной безопасности, а прочими членами были государственный секретарь Джон Мэтлофф, министр обороны Арчибальд Северин, директор ЦРУ Артур Кинсли, начальник президентского штаба Чарльз Доккери и адмирал Грей, как председатель комитета начальников штабов. Прочие могли присутствовать по приглашению президента, как и вышло в случае с Уорхерстом, которому всего два часа назад позвонил по кодированной линии лично Харрел.
        Харрел, прибывший последним, быстрым шагом прошел в зал и знаком велел охране запереть бронированную дверь. Уорхерст не знал его лично, но этот пятидесятисемилетний высокий человек с мягким лицом имел репутацию одного из самых агрессивных личных советников президента Маркхэма.

        - Генерал Уорхерст,  - заговорил Харрел, заняв свое место во главе стола,  - позвольте, от имени всех присутствующих, выразить вам свои соболезнования по поводу гибели вашего сына. Мы понимаем ваши чувства и высоко ценим то, что невосполнимая потеря не помешала вам быть с нами сегодня утром.
        Воспоминания обожгли огнем, но Уорхерст держал себя в руках.

        - Благодарю вас, сэр. Мой сын отдал жизнь за нашу страну и своих товарищей, морских пехотинцев, и я горжусь им.

        - Мы пригласили вас,  - продолжал Харрел,  - по поводу письма, которое, насколько мне известно, попало к нам от дочери одного из членов МЭОМП.

        - Да, сэр. Ее зовут Кэтлин Гарроуэй.

        - Вы читали письмо?  - поинтересовался Мэлофф, худой, седоволосый, горбоносый человек, разменявший седьмой десяток, нажимая клавишу «манжеты» и вызывая на главный экран сообщение Гарроуэя.

        - Да, сэр.

        - Что же вы о нем думаете?

        - Полагаю, что это - не провокация, господин государственный секретарь. Мои люди уже проверили его, я побеседовал и с полковником Фоксом, и с дочерью Гарроузя. Оба уверены, что письмо - подлинное.

        - А полковник Фокс - это непосредственный начальник Гарроуэя, верно?  - осведомился Мэтлофф.  - Если так, первая фраза в письме вроде бы не похожа на уставное обращение к старшему офицеру, как вы считаете?

        - Майор Гарроуэй и полковник Фокс - давние друзья, господин государственный секретарь. Оба долго служили вместе - в Японии и в Кэмп-Пендлтоне. По словам Фокса, между ними существовало дружеское соперничество, особенно с тех пор, как он обогнал Гарроуэя в звании. И… э-э… выражение, коим начинается письмо, предназначено для того, чтобы убедить Фокса в том, что письмо действительно написано Гарроуэем.

        - А для чего вся эта белиберда с шифрами?  - спросил Северин.  - Насколько мне известно, письмо было каким-то образом зашифровано.

        - Система Биля, господин министр,  - улыбнулся Артур Кинсли.  - Я выяснил, что Гарроуэй часто пользовался ею в личной переписке с дочерью.

        - Если так, зачем ему понадобилось изъясняться намеками?! Ничего не понимаю! При чем тут Красная планета? Нам и без того известно, что он - на Марсе…

        - Шифр Биля,  - заметил Кинсли,  - один из самых надежных, поскольку не поддается прочтению, если неизвестна ключевая книга, из которой взяты порядковые номера страниц, слов и букв. Тем не менее, обладая некоторой информацией, можно прочесть любой шифр. Майор Гарроуэй мог опасаться, что письмо попадет не в те руки.

        - Я думаю, господин министр,  - добавил Уорхерст,  - что майор хотел действовать наверняка. Это - крайне ответственный человек, по долгу службы имеющий очень высокую степень доступа к государственным тайнам и к тому же хорошо разбирающийся в шифрах. Видимо, он предпочел изъясняться намеками, опасаясь, что разведке ООН известен ключ к его шифру. В конце концов, этой системой он пользовался во время перелета на Марс. Вдобавок письмо составлено таким образом, чтобы обойти автоматические поисковые программы, настроенные на ключевые слова, такие, как "станция «Хайнлайн», «ООН» или «ущелье Кандор». «Красная планета», господин министр, означает не Марс. Это - название книги, написанной почти век назад писателем Робертом Хайнлайном. Таким образом, получаем станцию «Хайнлайн».
«Голубые мальчики» - это войска ООН. А «открытость и чистосердечность» - по-латински candour, отсюда имеем ущелье Кандор. Он точно указывает нам, куда направляется.

        - Так может быть вы, генерал, объясните заодно, при чем тут Дерна?  - спросил Харрел.  - Все, что удалось выяснить нашему персоналу,  - это факт существования в Северной Африке города с таким названием.
        Уорхерст через силу улыбнулся.

        - «Берега Триполи», сэр. Этот намек сразу понял бы любой морской пехотинец.
        Генерал коротко изложил собравшимся историю похода лейтенанта О’Бэннона через пустыню в 1805 году.

        - Значит, вы заключаете,  - заговорил Харрел, дослушав Уорхерста,  - что Гарроуэй предпринял марш-бросок на какое там расстояние?

        - Почти четыреста миль,  - подсказал Кинсли.

        - Значит, он намерен пересечь четыреста миль марсианской пустыни и добраться до
«Марса-1»?

        - Я понял его сообщение именно так, сэр,  - ответил Уорхерст.

        - Вопрос вот в чем,  - заговорил Мэтлофф.  - Что Гарроуэй намерен предпринять, дойдя до «Марса-1»? На это в его письме нет никаких указаний. Не правда ли, генерал?

        - Я думаю, это абсолютно ясно из контекста, господин государственный секретарь,  - отвечал Уорхерст.  - Он пишет, что охрана станции «Хайнлайн» - «накрыта». Что на старом пехотном жаргоне означает «застигнута врасплох, снята, ликвидирована». А ссылка на Дерну означает то, что он собирается брать «Марс-1» штурмом, как О’Бэннон взял Дерну.

        - Черт побери, генерал!  - взорвался Мэтлофф.  - Что за бешеный пес этот ваш Гарроуэй?! Мы ни с кем не воюем!

        - Видимо, майор Гарроуэй уверен в обратном, Джон,  - тихо возразил Харрел.  - Как вы полагаете, генерал?

        - Очевидно, у него не было возможности сказать нам больше. Но Гарроуэй - не тот человек, чтобы принимать решения с бухты-барахты. Упоминание Пирл-Харбора - достаточно красноречиво. Войска ООН силой захватили базу. Позвольте напомнить, МЭОМП был послан на Марс именно для предотвращения подобных действий со стороны ООН.

        - Если так, то с задачей они, похоже, не справились…

        - Да, похоже на то, сэр. Но я бы подождал новых известий от майора Гарроуэя. Вероятно, морские пехотинцы не были приведены в состояние полной боеготовности и к тому же действовали, не имея перед собой четко поставленной задачи. Их послали туда в надежде, что одно их присутствие удержит марсианский контингент ООН от враждебных действий. Вдобавок нельзя забывать о том, что на войне кому угодно может просто не повезти. Нельзя предусмотреть каждый…

        - Повторяю,  - перебил его Мэтлофф,  - мы ни с кем не воюем ! Вот в эту самую минуту мои люди ведут переговоры с ООН в Женеве, пытаясь предотвратить подобное массовое безумие!

        - Каковы официальные новости с Марса?  - спросил Харрел.  - Последнее, что я слышал,
        - у них были какие-то неполадки со связью.

        - С утра воскресенья,  - сказал Кинсли,  - ни с «Марса-1», ни с «Сидонии-1» не поступало ничего, кроме сообщения «Сбой систем связи». Такое бывает, ничего необычного в этом нет, однако факт этот может служить подтверждением сообщения Гарроуэя. Захватив базы, войска ООН вполне могли перекрыть связь - на время, пока не организуют все по-своему. Возможно, готовят «легенду».

        - Или - какую-нибудь параллельную операцию на Земле,  - добавил Северин.

        - Но - для чего?  - воскликнул Мэтлофф.  - Зачем ООН все это? Их персонал присутствовал на Марсе исключительно в качестве наблюдателей.

        - И пятьдесят солдат Иностранного легиона - тоже?  - перебил госсекретаря Северин.
        - Сдается мне, они решили от наблюдений перейти к действиям!

        - Должен настаивать,  - жестко сказал Мэтлофф,  - на невмешательстве в процесс мирного урегулирования. Нам предоставлена возможность гарантированного долгосрочного мира со всей прочей планетой!

        - Джон,  - негромко сказал Харрел,  - мне на секунду почудилось, что ты скажешь, что нам неплохо бы самим гарантировать себе долгосрочный мир.

        - Не смешно,  - отвечал Мэтлофф.  - Или тебе неизвестно, насколько серьезно наше положение в противостоянии Объединенным Нациям? Их торговые эмбарго едва не развалили нашу экономику. Наши единственные союзники - Россия и Великобритания - в еще более худшем экономическом положении, чем мы. И мы, народ из пятисот миллионов человек, джентльмены,  - против всего мира с восьмимиллиардным населением! Тут уже не до игр. Если мы хотим сохранить в целости наш суверенитет, остаться независимой нацией, то должны идти на полное сотрудничество. Нужно работать, нужно идти на компромиссы, чтобы наши отношения с остальным миром основывались на полном взаимном доверии. Если же нам этого не удастся, если мы позволим втянуть себя в безнадежную, заранее проигранную войну, у нас не останется никаких надежд.

        - Я думал, ты скажешь, что у нас нет доказательств враждебности действий ООН,  - заметил Северин.

        - Пока что они действовали исключительно разумным образом. Но если эти бандиты из морской пехоты своими действиями на Марсе втянут нас в войну, то я не вижу способов сохранить нашу государственность. Вы помните, что случилось с Бразилией?
        Бразилия была первым из государств, испытавших на себе всю силу Объединенных Наций после принятия новой Хартии. Обвиненная в продолжении вырубки обширных массивов джунглей, что являлось грубым нарушением десятка всемирных соглашений, Бразилия подверглась вторжению войск ООН в сентябре 2026 года. Джунгли - вернее, то, что от них осталось,  - были объявлены «заповедником общемирового значения» и, согласно Договору Рио, управлялись теперь извне, особым комитетом ООН.
        Официально США порвали всякие связи с ООН в 2020-м и не участвовали в захвате Бразилии. Регулярные опросы населения показывали, что большая часть граждан США не доверяют ООН и не одобряют ее чрезмерно жесткого - а, по словам некоторых, и диктаторского подхода к решению различных глобальных проблем. Хотя многие - в частности, интернационалисты - гораздо больше были озабочены тем, что с
«парниковым эффектом» и гибелью биосферы нужно хоть что-то сделать, пусть даже в ущерб национальному суверенитету.

        - Президент,  - негромко сказал Харрел,  - встревожен требованиями, предъявляемыми нам со стороны ООН. Женева приказывает нам провести в юго-западных штатах плебисцит по ацтланскому вопросу. И плебисцит этот, будучи проведен, вполне может привести к тому, что мы потеряем солидный кусок территории американского Юго-Запада. Они угрожают нашим орбитальным станциям и нашим базам на Марсе. Вся их позиция в вопросе о технологиях, которые могут быть обнаружены в процессе раскопок на Марсе, также является угрожающей. Президент пошел на компромисс, допустив на Марс группу их наблюдателей. Оказалось, что группа состоит из двух-трех настоящих ученых и пяти десятков солдат. Что является прямой угрозой установления контроля ООН над нашими научными исследованиями и нашими марсианскими базами. Так сколько же нам еще идти на компромиссы, сдавать позиции и уступать? Где та стена из поговорки, к которой мы будем прижаты спиной,  - опять же из поговорки? Могу прямо сейчас поставить вас, господин госсекретарь, в известность: президент не пойдет ни на какие уступки в ацтланском вопросе. Что касается инопланетных
технологий - он уже дал обещание открыть доступ к любым обнаруженным на Марсе технологиям для всего мира. Что он тут еще может сделать - я не знаю. Если головорезы из ООН действительно захватили наши базы на Марсе, до единого модуля что ж, я здесь не вижу возможности для компромиссов. Может быть, вы видите?

        - Что ж, возможно, настала пора поискать ее и найти,  - ответил Мэтлофф.  - Возможно, ликвидировав то, что так долго отделяло нас от государств, состоящих в ООН. Джентльмены, мир должен быть объединен. Только так человечество сумеет уцелеть. И я не намерен терпеть стрельбы и разбоя со стороны оппортунистов, поставивших на карту все, чего нам удалось добиться!

        - Господин госсекретарь,  - заметил адмирал Грей,  - в данный момент мы никак не можем повлиять на действия майора Гарроуэя. Он сейчас - в ста миллионах миль от нас, и с ним нет даже постоянной связи.

        - Думаю, нам нужно сосредоточиться на выработке нашей собственной позиции,  - сказал Северин.  - Действия Гарроуэя могут значительно осложнить наше положение здесь, на Земле.
        Уорхерст метнул в него осуждающий взгляд. Министр обороны, занимая пост на ступеньку выше, чем председатель объединенного комитета начальников штабов, сам не был военным. Он был штатским, политиком, начинавшим в одной из компаний - крупных военных подрядчиков, и успех в политической карьере был его наградой за успехи в лоббировании и финансировании вооруженных сил. «Вот так,  - подумал Уорхерст,  - работают все в Вашингтоне». Но неужели жизни людей - его людей!  - в самом деле зависят от решений, принимаемых теми, для кого главное - прикрыть свою задницу?

        - Генерал,  - обратился к нему Харрел,  - каковы шансы на то, что Гарроуэю и его людям удастся отбить наши базы?
        Уорхерст развел руками.

        - Хотел бы я знать ответ на ваш вопрос, сэр. Но не знаю. Из письма следует, что полковник Ллойд ранен или недееспособен по какой-либо иной причине, но нам неизвестно, сколько еще морских пехотинцев убито или ранено. Нам неизвестно ничего о тыловом обеспечении Гарроуэя - еде, воде, боеприпасах, хотя, скорее всего, оружия у них почти нет, а то и нет вовсе. Более того - мы не можем точно оценить силы противника. Если контингент ООН раздроблен на две группы, Сидонийскую и Кандорскую, ему, возможно - возможно,  - удастся справиться с одной группой, прежде чем подоспеет вторая, но мне эта возможность представляется весьма призрачной. Наилучшим выходом для него был бы захват в Кандоре чего-либо, необходимого ООН, и установление контроля над ним.

        - Чего именно?  - поинтересовался Северин.

        - Не знаю. Например, запасов провизии. Солдаты О’Бэннона подавили мятеж шедших с ними арабов, именно взяв под контроль запасы пищи. Быть может, именно в этом заключен план Гарроуэя.

        - Разумно,  - одобрил Кинсли.  - Марс - не Земля, подножным кормом не богат. А припасы, имеющиеся в распоряжении ООН, хранятся централизованно. Пища, вода, воздух. И здесь - их наиболее уязвимое место.

        - Где же хранятся эти припасы?  - спросил Северин.

        - На складах обеих крупнейших баз,  - отвечал Уорхерст.  - В Кандоре и в Сидонии. Но основная масса, конечно, на главной базе, в Кандоре. Насколько мне известно, они доставлялись шаттлами на все прочие базы, укомплектованные людьми, еженедельно.

        - Итак, есть ли у него шанс?  - спросил Харрел.  - Генерал, после нашего заседания мне предстоит идти к тому самому человеку, в соседний кабинет, и обо всем сообщить ему. И что же я ему скажу? Способна ли горстка морских пехотинцев США отвоевать наши базы на Марсе? Или хоть как-то укрепить нашу позицию в переговорах?

        - Это - морская пехота США, сэр,  - ровно ответил Уорхерст.  - Если это в человеческих силах, они сделают это.

        - И уже были понесены потери,  - заметил адмирал Грей.  - Не только войсками ООН, но и нашей морской пехотой… по крайней мере, полковник Ллойд… Так что война, возможно, уже начата.

        - Вы говорите, мы не в состоянии управлять действиями ваших солдат на Марсе,  - с улыбкой сказал Кинсли.  - Обидно для нас, тыловиков, не так ли?

        - Я думаю,  - сказал Уорхерст,  - мы можем полностью доверять Гарроуэю в его оценке ситуации. Он - опытный, прекрасно обученный специалист. И предпримет все возможные меры, какие сочтет необходимыми, исходя из своего понимания тактической и политической ситуации на Марсе. Кому лучше всех разбираться в ней, как не ему самому… И если есть способ оказать ему какую-либо поддержку, нам следует…

        - Я предлагаю - настоятельно предлагаю,  - перебил его Мэтлофф,  - немедленно снять с себя всякую ответственность за действия подчиненных Гарроуэя. И, при необходимости, объяснить ООН, что некоторые из наших морских пехотинцев неверно поняли полученный приказ… быть может, поняли его слишком буквально… и известить марсианский контингент ООН об их намерениях, дабы охрана кандорской базы была немедленно усилена…
        Уорхерст вскочил.

        - Да как вы можете?!..

        - Сядьте, генерал,  - сказал адмирал Грей.

        - Сэр! При всем к вам уважении… Нельзя же вот так…

        - Мы понимаем вашу тревогу, генерал,  - негромко сказал Харрел.  - Но, думаю, вам лучше подождать конца заседания снаружи. Прошу вас.

        - В Корпусе морской пехоты, джентльмены,  - заговорил Уорхерст,  - имеется традиция. Очень старая. Мы никогда не бросаем своих. Никогда.

        - Достаточно, генерал,  - сказал Харрел.
        Грей взял Уорхерста под руку:

        - Идем, Монти. Подожди в холле, пока мы не закончим.

        - И этот… этот ублюдок будет тут швыряться жизнями наших людей!
        Обернувшись, он пронзил взглядом Мэтлоффа, но тот вовремя опустил глаза - видимо, в силу обычного инстинкта самосохранения.
        Сжав кулаки и сдерживая изо всех сил рвущийся наружу гнев, Уорхерст стряхнул руку Грея и медленно вышел в холл, больше похожий на приемную, где неподвижно стояли навытяжку двое часовых из армейского спецназа. Некоторое время он в ярости расхаживал из угла в угол, пытаясь собраться с мыслями. Излагая собравшимся историю похода лейтенанта О’Бэннона на Дерну, он опустил концовку. В тот самый день, когда солдаты О’Бэннона штурмом взяли крепость, уполномоченный госдепартамента США подписал унизительное соглашение о выплате Триполи шестидесяти тысяч долларов в обмен на свободу американских моряков и прекращение военных действий. Однако весть об этом достигла Дерны только через неделю. И Итон с морскими пехотинцами были вынуждены бросить своих арабских союзников и бежать, тайком пробравшись на борт американского судна…

«Замечательная параллель,  - подумал Уорхерст.  - Пока Гарроуэй воюет на Марсе, дипломаты здесь, на Земле, решают все за него!»
        Он расхаживал по приемной еще пятнадцать минут; только после этого бронированная дверь распахнулась, и члены комитета принципалов СНБ начали по одному покидать зал. Никто, кроме адмирала Грея, не сказал ему ни слова и даже не взглянул в его сторону, и сердце Уорхерста сжалось. Они не могут последовать совету Мэтлоффа. Они не имеют права…
        Но он знал Вашингтон достаточно хорошо, чтобы понимать: сочтут нужным - еще и не такому совету последуют.
        Грей хлопнул его по плечу:

        - Да, Монти, такого я еще не видел. Чтобы приглашенный едва не вцепился в глотку члену кабинета…

        - Я сожалею о своем поведении, адмирал,  - деревянно, безо всякого сожаления в голосе сказал Уорхерст. Он никак не мог искренне сожалеть о том, что сказал и сделал.

        - Знаешь, Монти, все отлично понимают, каково тебе. И про Тэда, конечно же, помнят…

        - Сэр…

        - Мэтлофф просто вынужден вести себя, как полный ублюдок. Если после всего, чего он добился переговорами, и здесь, и в Женеве, начнется война, как он будет выглядеть? Всей его карьере наступит конец.

        - Да, безумно жаль его,  - ядовито ответил Уорхерст.  - Выходит, ради его карьеры они решили выдать наших ребят врагу? Так?
        Грей опустил глаза, и сердце Уорхерста сжалось еще сильнее.

        - Нет, они не выдадут их ООН. Но Харрел собирается рекомендовать президенту занять выжидательную позицию. Боюсь, что Мэтлофф тоже навестит президента ближе к вечеру и изложит ему свои рекомендации. Имеет право: он - член кабинета, чья задача - поддерживать мирные отношения со всем внешним миром… любыми, даже самыми погаными с виду способами.

        - И что же? Как, по-твоему, поступит президент?

        - Если б я знал, Монти, сам был бы президентом.  - Грей пожал плечами.  - Что ж, Маркхэм у нас - промилитарист, что подает нам не которые надежды. Мне кажется, он ухватится за любой, малейший шанс вытащить страну из этой заварухи, не поступившись ни честью, ни территорией. Но нельзя не понимать, что Мэтлофф ничуть не преувеличил серьезность положения. Для нас,  - для всей страны,  - лучше всего удовлетворить большую часть требований ООН… и сохранить суверенитет еще на некоторое время.

        - Адмирал, но вы не можете согласиться с этим… человеком.
        Уорхерст едва удержался от слова куда менее нейтрального, и ругательство комом застряло в горле.

        - Беда в том, что Мэтлофф-то прав. Раньше ли, позже ли, мир будет объединен в единое государство - хотя бы для того, чтобы распределять пищу и прочие ресурсы всем поровну. А тогда Соединенные Штаты потеряют большую часть своей мощи, престижа и, может быть, даже территории. Словом… если придется выбирать между потерей марсианских баз и вторжением ООН в США, как вышло с Бразилией… для меня выбор очевиден.

        - Итак… нашим ребятам рассчитывать не на что.
        Перед мысленным взором Уорхерста возник Тэд - один на крыше мексиканского посольства; транспорт уходит без него… Ему стало плохо.
        Секунду помедлив, Грей смежил веки:

        - Да.

        - Мне хотелось бы найти способ передать Гарроуэю ответное письмо, сэр. Я понимаю, что вторично пользоваться тем же способом, каким мы получили его послание, рискованно, но, может быть, его дочь сумеет найти альтернативу?

        - Запрещаю.

        - Но…

        - Я сказал: запрещаю. Харрел ясно высказался на этот счет и обязал меня передать его приказ тебе, прямо и недвусмысленно. Если президенту понадобится вести об этом переговоры, он не имеет права ослаблять своих позиций, ведя переписку с Гарроуэем.

        - Что?!

        - Если ооновцы перехватят наши послания к Гарроуэю, то смогут заявить, что президент одной рукой ведет переговоры, а другой - управляет партизанской деятельностью на Марсе. Монти, такой риск недопустим. Прежде всего, мы не можем даже признать, что получили его сообщение. Тот факт, что нам известно о наступательных действиях ООН на Марсе, тогда как они не знают, что нам это известно, может дать нам некоторые преимущества. Короче говоря, ни ты, ни я ничего не знаем о том, где сейчас находится Гарроуэй и что он намерен предпринять.

        - Иначе говоря, вы решили бросить их,  - жестко и горько сказал Уорхерст.

        - Скажем так: решено сделать вид, что нам ничего неизвестно. Все равно сейчас мы ничем не можем им помочь. Ближайший корабль прибудет на Землю через неделю, но укомплектовать для них подкрепление мы не успеваем. А если бы и успевали - подмога достигла бы цели только через восемь месяцев.

        - Эх, адмирал… Сам факт того, что кто-то старается тебе помочь,  - в некотором смысле, помощь. А сейчас. Гарроуэй и его люди, должно быть, отлично понимают, что далеки от своих так, как никто за всю историю американской армии…

        - Что ж, помоги им Бог. Потому что мы - не в силах.  - Грей взглянул в глаза Уорхерста.  - Монти, не вздумай ничего предпринимать. Это приказ. Никакой связи с Гарроуэем, пока дело не будет решено.

        - Есть, сэр.
        За тридцать шесть лет военной службы Монтгомери Уорхерст ни разу не нарушил приказа. Но сейчас соблазн был чертовски велик.
        ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ

        Вторник, 29 мая;

02:30 по времени гринвичского меридиана.


        Ущелье Титониус, Марс;
        сол 5637-й, 13:30 по марсианскому солнечному времени.
«Да,  - думал Гарроуэй,  - не бывало еще в военной истории такого странного с виду похода…»
        Марсоход, похожий на огромного жука, с принайтованными к крыше грудами припасов, меж которых устроились морские пехотинцы в бронекостюмах, со скрежетом полз по пустыне со скоростью пешехода и волок за собой плоские сани, поднимавшие тучу пыли, также до предела нагруженные припасами и людьми.
        Сани были плодом изобретательности сержанта Нокса и штаб-сержанта Островски, предложивших эту идею, как способ хоть немного облегчить поход. В кабине марсохода могли с удобствами разместиться человек восемь, но эксперимент показал, что, смирившись с некоторой теснотой, могут втиснуться и шестнадцать. Ухудшало положение то, что на всем протяжении похода снимать громоздкие БК никому не придется. Еще шесть-восемь человек одновременно могли ехать на крыше машины, держась за пластиковые стропы, продетые в грузовые скобы.
        Таким образом, оставались еще минимум четверо, которым предстояло идти пешком, а это снизило бы общую скорость с пятнадцати-тридцати до двух-трех километров в час, быстрее двигаться по песку в бронекостюме полной комплектации человек не в состоянии. Некоторое время, пока делались последние прикидки перед выступлением, Гарроуэй был уверен, что самое меньшее четверых придется оставить на базе - иначе всю дорогу до Кандора придется проделать с черепашьей скоростью.
        Но двое самых опытных младших командиров нашли выход.
        Рядом с модулем хранилось довольно много труб из углеродистого алюминия - секций мачты микроволнового ретранслятора, который планировали установить на станции
«Хайнлайн» в ближайшем будущем. А стены модуля были обшиты изнутри пенопанелями - легкими пластиковыми листами, широко использовавшимися на космических кораблях и во всех марсианских постройках для внутренней отделки. Укрепив сорванные со стен пенопанели на прямоугольном каркасе из труб, морским пехотинцам удалось соорудить сани четырех метров в длину и трех в ширину. Оставалось лишь подцепить их к буксировочному тросу марсохода.

        - Вот в старые времена,  - разглагольствовал Нокс,  - морским пехотинцам на походе приходилось неделями обходиться без пищи. Нам оно надо? А на санях увезем с собой пищи и воды, чтоб хватило на две недели. Вдобавок те, кто не поместится на марсоходе, смогут ехать, а не топать пешком.
        На сани погрузили также наиболее громоздкое снаряжение: обогреватели, работавшие на топливных элементах, скатанную пластиковую гермопалатку и баллоны с запасами жидкого кислорода и водорода. Вся конструкция, будучи нагружена и взята марсоходом на буксир выглядела до смешного нелепой. Впрочем, любое компромиссное решение далеко от совершенства.
        Сани существенно замедлили марсоход. И дополнительная нагрузка на его электродвигатель, и соображения безопасности теперь позволяли машине идти со скоростью не более восьми километров в час. К тому же на сильно пересеченной местности морским пехотинцам предстояло тащить их волоком.
        Плюс к этому - двигаться без остановок, сутки напролет, было невозможно. Ночью, между полуночью и рассветом, становилось слишком холодно, чтобы кто-либо мог оставаться под открытым небом дольше двух-трех часов подряд, да и двигатели марсохода не выдержали бы таких перегрузок, работая без остановки. Поэтому каждую ночь предстояло делать привал минимум на шесть часов, чтобы подзаряжать аккумуляторы марсохода, а всем, едущим снаружи, предоставлять возможность пару часов погреться в кабине и перезарядить батареи бронекостюмов.
        В первый день, направляясь на юго-восток, к устью очень узкого каньона с крутыми склонами, они проделали всего пятнадцать километров. Согласно картам, найденным на борту марсохода, именно там ущелье Титониус сужалось, превращаясь в цепь полуобвалившихся кратеров длиной в 450 километров, тянущуюся на восток, до самого Кандора.
        Однако выступили они всего за каких-нибудь два часа до заката и, прежде чем солнце село, проползли около десяти километров. Марсианская ночь окутала долину буквально за пару минут, небо почернело, а температура после заката за три часа снизилась с минус пяти до минус сорока пяти Цельсия.
        С наступлением ночи они продолжали движение, но скорость заметно снизилась. Гарроуэй не хотел включать фары, разумно опасаясь обнаружения с воздуха, а два крохотных спутника почти не освещали долины. Морские пехотинцы по очереди шли впереди марсохода, высматривая препятствия наподобие мелких кратеров или валунов и шаг за шагом обозначая курс.
        И это - при том, что они до сих пор шли по относительно ровному песчаному дну каньона, а впереди - куда более пересеченная местность.
        Около полуночи Гарроуэй скомандовал привал и выставил посты. Отряду предстоял беспокойный, неуютный ночлег.

«Двигаясь так и дальше,  - размышлял он,  - в самом лучшем случае доберемся до
„Марса-1“ за четверо-пятеро суток. Если сумеем в среднем проходить девяносто миль за день».
        Однако на такой обнадеживающий средний результат рассчитывать не приходилось. Учитывая непредсказуемый ландшафт вкупе с возможностью каких-либо поломок, неполадок и прочих задержек, хорошо еще, если удастся уложиться дней в десять-двенадцать. А может быть, потребуется и больше. В таком случае с водой будет очень плохо, с воздухом и пищей - ненамного лучше. С собой взяли два полных больших бака воды и столько упаковок «готовой пищи», чтобы хватило для двадцати восьми человек на двадцать дней. Воздухоперерабатывающие системы кабины марсохода и ПСЖО бронекостюмов позволят растянуть воздушные запасы, однако их следует время от времени подзаряжать жидким кислородом и водородом, чтобы компенсировать утечки, которых не избежать всякий раз, когда кто-либо открывает шлюзовую камеру или снимает шлем. Поход же, с учетом всех возможных препятствий, обещал продлиться от двадцати до двадцати пяти дней, если как следует поднапрячься. Если в это время уложиться не удастся что ж, позвать на помощь можно в любой момент. Однако это означало бы - сдаться, а такой возможности Гарроуэй пока не хотел рассматривать.
        По дороге он с Кингом и Ноксом составил сменный график для двенадцати человек, едущих снаружи. Каждую ночь после остановки каждый в отряде должен будет отстоять двухчасовую вахту под открытым небом, а «палубные» пассажиры будут меняться местами с «трюмными». Похоже, спать в походе особенно не придется никому, учитывая, что каждый будет еженощно проводить по два часа в ледяной пустыне.
        Гарроуэй настоял на том, чтобы они с Кингом также были включены в вахтенное расписание, и вызвался стоять вахту первым. Александер, Дружинова и Поль тоже настаивали на том, чтобы нести вахты наравне со всеми, но им Гарроуэй отказал. Бронекостюмы морской пехоты были специально сконструированы для боевых условий и, пока хватало энергии, могли поддерживать жизнь буквально многие сутки. А трое ученых были облачены в гораздо более легкие скафандры, с более слабым обогревом и меньшим энергозапасом, и рисковать их жизнями Гарроуэй не хотел.
        Бронекостюмы морской пехоты должны были выдержать холод, хотя в ту первую ночь, во время вахты, у Гарроуэя возникло достаточно поводов усомниться в этом. БК первого класса были рассчитаны на минус шестьдесят в течение четырех часов, но, насколько ему было известно, испытаний при более низких температурах никто не проводил. Пока что его людям предстояло привыкнуть хотя бы к двухчасовым вахтам.
        Расхаживая вокруг лагеря вместе с оставшимися снаружи и пытаясь согреть ноги, пока обогрев костюма боролся с марсианским морозом, Гарроуэй успел о многом подумать. Все молчали. Несмотря на общее радиомолчание, каждый мог напрямую подключиться к внешнему разъему интеркома товарища и переговорить. Но говорить было не о чем.
        Когда его вахта наконец завершилась, Гарроуэй проковылял в кабину, втиснулся меж двух морских пехотинцев и уснул чутким, беспокойным сном. И, казалось, почти сразу же был разбужен Кингом, подключившимся к его интеркому, чтобы сообщить, что до рассвета остался час и пора двигаться дальше.
        Вскоре они уже были в пути, стараясь уйти от станции «Хайнлайн» как можно дальше. Гарроуэй был уверен, что их охрана должна была регулярно выходить на связь со своими, и все мыслимые сроки давно прошли.
        Когда первые золотистые лучи коснулись дна Титониуса, марсоход начал карабкаться вверх по склону каньона. Ночью Камински укрепил свой флаг на телескопической антенне марсохода, и теперь он, развеваемый слабым встречным ветерком, придавал машине исключительно бравый вид. Двигались, однако ж, медленно; порой тем, кто ехал снаружи, приходилось спешиваться и тащить сани волоком.
        Марсоход медленно шел вперед по сужавшемуся каньону. В 09:00 они миновали расселину между двух скал. Здесь путь резко сворачивал влево и вел на утес, а дальше лежало ровное, открытое пространство. До сих пор они в основном двигались проторенной дорогой, обозначенной радиомаяками; по следам своего же марсохода, оставленным им на пути к станции «Хайнлайн» несколько дней назад. Однако прямо впереди местность значительно ухудшалась, скалы, кратеры, валуны покрывали ее сплошь. Согласно обнаруженным в кабине картам, то было продолжение Титониуса - узкий каньон с крайне неровным дном, ведший прямо к Кандору.
        Постучав по плечу сержанта Кэсвелл, сидевшей за рулем, Гарроуэй указал: прямо. Кивнув, она без колебаний вдавила педаль в пол и направила машину вперед.
        Бержерак будет ждать, что они выберут путь прямой и легкий, который приведет их к
«Марсу-1» за день или два. Продолжая идти по дну каньона, Гарроуэй страшно рисковал: машина могла перевернуться, соскользнуть со скалы или увязнуть в зыбучем песке. Но здесь проще всего было укрыться от наверняка высланных Бержераком на их поиски патрулей - как наземных, так и воздушных.
        Одна из главных заповедей морской пехоты: избегай проторенных дорог при малейшей возможности…
        Гарроуэй полагал, что риск того стоит,  - тем более что высказанные вслух в присутствии Кеттеринга и Вандемеера намерения отправиться обычным путем, вероятно, уже достигли ушей Бержерака.
        Оставалось только надеяться, что его выбор был верен. Поход продолжался меньше сола, но казалось, что длится он уже целую вечность.


        Суббота, 2 июня.


        Международная Космическая Станция;
        в 344 километрах над северной частью Тихого океана;

09:15 по времени гринвичского меридиана.


        Станция называлась Международной, и, невзирая на реальное положение дел в мировой политике, все эти годы на ней поддерживалась видимость международного сотрудничества. Конструкция, некогда называвшаяся космической станцией «Фридом», а позже - «Станцией Интернациональной Дружбы», так и осталась единственным орбитальным космопортом планеты, кружащей по орбите мешаниной несущих конструкций, модулей, солнечных батарей и пусковых направляющих.
        Строительство было начато в последние годы прошлого века, и тогда станция была рассчитана на двадцать лет работы. К 2040 году почтенный возраст ее стал более чем очевиден: всегда казалось, что проще и дешевле добавить нужные компоненты к уже имеющейся, пусть и престарелой конструкции, чем затевать подобное строительство заново, с нуля. Комплекс «Альфа», некогда - главный модуль станции, «тек» в десятке мест, сквозь кое-как залатанные прорехи, и использовался для хранения не боящихся вакуума оборудования и материалов, а стыковочный узел располагался в дальнем конце, в восьмидесяти метрах от него. По обе стороны от тонкого, сегментарного «туловища» станции простирались в стороны, точно прозрачные стрекозиные крылья, по четыре ряда солнечных батарей.
        Несмотря на возраст, МКС до сих пор оставалась главным орбитальным сооружением и настоящим космопортом. Отсюда в 2012-м отправлялась к Луне совместная экспедиция США и ООН. «Марс-1» был собран здесь, работниками НАСА, во временном гермомодуле, присоединенном к станции. И первый межпланетный корабль, «Коламбус», тоже был собран и запущен здесь, на МКС.
        Конечно, на низкой экваториальной орбите имелись и другие станции. Япония и Европейское Содружество имели по собственной станции на той же орбите, километрах в пятидесяти впереди МКС, а Соединенные Штаты - полдюжины станций на низких экваториальных и более высоких полярных орбитах. Однако Международная Космическая Станция была гораздо большей, восьмидесяти метров в длину, с двухсотметровым размахом солнечных панелей, с постоянной командой от пятнадцати до двадцати человек, причем на ней еще оставалось место для приема дополнительно полутора десятков человек на непродолжительный срок.
        На станции имелись двенадцать топливных баков от «Шаттла-2», наполненных водой, жидким кислородом и водородом, топливом для межпланетных кораблей, «лунников» ООН и небольшого флота буксиров, обслуживавших близлежащие орбитальные станции и даже порой совершавших рейсы к Луне. Большая часть мелких станций была расположена в нескольких десятках километров от космопорта - как для облегчения доступа, так и из соображений безопасности. Флот же маленьких буксиров «Б-4», располагавшийся на МКС, предназначался как для нужд текущего ремонта и техобслуживания орбитальных конструкций, так и для эвакуации, в случае необходимости.
        Однако пока что, похоже, никого не волновал вопрос: что произойдет, если с МКС случится что-нибудь неладное?
        Полковника Пола Гришэма этот вопрос в данный момент не тревожил вовсе - хотя на МКС накопился длиннющий список неполадок, подлежащих устранению. Гораздо большую тревогу вызывали подчиненные, персонал МКС, учитывая, что политическая ситуация на Земле сделалась крайне нестабильной.
        Гришэм имел звание полковника Аэрокосмических вооруженных сил США, но в данный момент был приписан к НАСА. Он был командующим МКС - этот пост, в силу международного соглашения, по очереди занимали старшие по званию из персонала, каждый - сроком на месяц. Система была довольно неудобной и частенько приводила к разнообразным неувязкам. В прошлом месяце станцией командовал Леклерк из Европейского Содружества. В следующем - очередь Чжан Шу из Маньчжурии… если только не оправдается слух, что его отзовут раньше; тогда пост займет русский коллега Гришэма, Кулагин.
        Обидно, когда важная работа, напряженный график и даже плановые меры обеспечения безопасности летят к чертям из-за политики. Но - такова цена существования истинно международной космической станции в нынешней политической ситуации. Ирония судьбы заключалась в том, что большая часть персонала МКС политикой не интересовалась вовсе. Здесь, в космосе, один вид на голубую Землю, открывавшийся из иллюминатора, так сплачивал горстку людей, собранных вместе в крохотных герметичных отсеках, как не могло бы сплотить ничто там, внизу…
        Порой полковнику очень хотелось взять да и прервать всякие сношения с Землей. Вот разберетесь со своими проблемами, тогда и приходите…

        - МКС, не понял вас.
        Гришэм моргнул. Черт возьми, слишком давно он здесь - в этот раз скоро исполнится три месяца. Надо же - начал разговаривать сам с собой, даже не замечая того!

        - О. «Гермес один-ноль-один» разрешаю подойти для стыковки. Он парил посреди рубки управления МКС, находившейся по соседству с главным стыковочным узлом станции. За иллюминатором, на фоне земного шара, темнел силуэт «Гермеса».

«Гермес» был сконструированной в Европе уменьшенной версией старого американского орбитального шаттла. Запускавшийся с одного из десятка космопортов в Гвиане, Занзибаре или Индонезии либо с носителя «Энергия-3» (русские до сих пор строили самые большие, мощные и надежные ракеты-носители), «Гермес» был рабочей лошадкой европейской космической программы, постоянно курсировавшей с Земли на орбиту и обратно, перевозя пассажиров и груз.

        - Понял вас, МКС,  - отвечал голос в наушниках.  - Иду на сближение. Дистанция - сорок пять метров, скорость - один метр в секунду.
        Гришэм сверился с показаниями своих приборов. Данные совпадали.

        - Роджер вас, сорок пять, один метр в секунду.
        Фактически «Гермес» приходил на станцию чаще, чем американский «Шаттл-2» или «Стар Рэйкеры». Настолько, что заставлял усомниться в космическом превосходстве США.
        Конечно, эти открытия, сделанные на Марсе, все изменили. Черт побери, через несколько лет, если все будет идти, как идет, и межнациональная рознь не приведет к войне, МКС станет настоящим космическим городом, а он, Гришэм, уйдя в отставку, поселится на Луне или на Марсе…

«Гермес-101» должен был привезти на станцию питьевую воду, полтонны прочих расходуемых припасов (в основном пищу) и комплект новых солнечных батарей, взамен тех, что износились по причине постоянных вспышек на Солнце в прошлом году.
        С ним также должны были прибыть четверо пассажиров, замена для четверых из шести находившихся на станции европейских ученых. В данный момент станция была укомплектована шестью европейцами, двумя японцами, двумя маньчжурами, тремя русскими и пятью американцами.

        - МКС, я - «Гермес один-ноль-один». Дистанция - двадцать один метр, скорость - четыре метра в секунду.

        - Понял вас, «Гермес». Двадцать один, четыре метра в секунду. Предлагаю принять на один градус влево и снизить скорость до двух метров в секунду.

        - Роджер, МКС. Выполняю. Один градус влево. Дистанция - семнадцать метров, скорость - два метра в секунду.
        Тупой нос «Гермеса» медленно надвигался, перекрывая обзор; над кокпитом его ослепительно сверкал проблесковый маяк. Далеко внизу синел испятнанный тучами Тихий океан. Вот показалась огромная, вращающаяся против часовой стрелки спираль урагана «Джулио»…

        - Десять метров, скорость - два метра в секунду.

        - Хорошо, «Гермес». Стыкуйтесь.
        Нос шаттла скрылся за нижним краем иллюминатора. Шлюзовая камера и герметичный рукав «Гермеса» находились прямо над рубкой управления, в грузовом отсеке. Все внимание Гришэма устремилось к одному из телемониторов на пульте управления, подключенному к камере, следящей за стыковочным узлом. Вот в кадр медленно вполз стыковочный рукав шаттла, замер, снова двинулся вперед…

        - Три метра,  - заговорил Гришэм.  - Два… полтора… один… полметра… есть контакт!
«Гермес один-ноль-один», стыковка завершена успешно. Добро пожаловать на Международную Космическую Станцию!

        - Merci beaucoup, MKC. Рад приветствовать вас.

        - Давление выровнялось. Можете взойти на борт, когда будете готовы.

        - Мы идем.
        Гришэм выключил консоль, снял наушники и приготовился идти встречать прибывших. Гостям на станции всегда были рады.

        - Эй, полковник! Смитти на связи.  - Это был Уэсли Смит, один из бортинженеров НАСА.  - Я у стыковочного узла. Э-э… думаю, вам…
        Связь прервалась. Озадаченный Гришэм устремился к выходу, подтягиваясь на руках. Накамура и Тейлор, несшие вахту в рубке, подняли на него вопросительные взгляды.

        - Видимо, неполадки со связью. Сейчас вернусь.
        Нырнув головою вперед в люк, он оказался в главном рукаве, протянутом из одного конца станции в другой. Свернув налево, он с привычной легкостью направился к стыковочному модулю… но тут же резко затормозил, ухватившись за скобу.
        Коридор перегородили четверо в черных бронекостюмах с голубыми шлемами, неуклюже двигавшиеся в невесомости, со штурмовыми винтовками в руках. Пятый, появившийся следом за ними, толкнул к полковнику Смитти, выглядевшего в своем синем форменном комбинезоне ужасно уязвимым и хлипким.

        - Полковник Гришэм?  - спросил голос, слегка искаженный внешним динамиком бронекостюма.

        - Я - Гришэм. Что все это значит?
        Позже полковник поймет, сколь жалко звучал его вопрос, но в тот миг ничего другого не пришло ему на ум.

        - Я - полковник Кювье, Европейский космический отряд Станция захвачена мной; вас и ваших людей объявляю своими пленными.

        - Какого хрена вы…

        - Прошу вас, полковник.  - Стоявший перед ним качнул стволом винтовки.  - Идет война, и мы, как выражаются ваши военные, просто занимаем выгодную позицию.
        В коридор выбрались еще несколько солдат ООН, и Гришэм вдруг представил себе: два древних парусника, сцепившихся бортами, люди в треуголках, с абордажными саблями, прыгают на палубу.
        И он ничего не мог поделать. На МКС не было ни единого вооруженного человека, кроме этих солдат в бронекостюмах, прибывших на обычном шаттле вместо припасов.

        - Играем в пиратов, Кювье?

        - Отнюдь, полковник. Мы выигрываем войну еще до ее начала.
        От тона, каким были сказаны эти слова, по спине Гришэма пробежал холодок.


        Вторник, 5 июня;

16:15 по времени гринвичского меридиана.


        Пентагон;

12:15 по восточному поясному времени.


        Кэтлин Гарроуэй наконец-то оправилась после смены часовых поясов. Прошла неделя с тех пор, как она вернулась в США, немедленно угодив в водоворот встреч и совещаний, вначале - с самим генералом Уорхерстом, а после - с множеством военных и штатских чиновников, допрашивавших ее о том, что она видела в Японии, с кем беседовала, и - что еще могут означать те или иные места из отцовского письма. Она помогала им, как могла… И слава богу, что не видела никаких особых приготовлений к войне. Ей вовсе не хотелось бы играть роль американской шпионки, учитывая, что доставленная ею информация могла бы быть обращена против Юкио.
        К счастью, по этому поводу она могла сказать лишь то, что база на Танегасиме прекратила связь с внешним миром, что опрашивавшие могли бы выяснить и без нее… да еще - что не заметила среди японцев и, в частности, обитателей поместья Исивара каких-либо враждебных или антиамериканских настроений. Ей до сих пор трудно было поверить, что Япония может присоединиться к ООН в крестовом походе против Соединенных Штатов.
        Всю эту неделю она провела в доме Уорхерстов, в Уоррентоне, штат Вирджиния, двадцать пять минут монорельсовым до Пентагона. Как ни уверяла Кэтлин, что в этом нет нужды, что она вполне удобно устроится в отеле или вовсе вернется к себе, в Питтсбург, Уорхерст настоял.
        Уорхерсты ей понравились. Она видела, как они пытаются оправиться после обрушившегося на них горя. Стефани, жена генерала, изо всех сил старалась, чтобы Кэтлин чувствовала себя как дома. К концу недели Кэтлин очень сблизилась с ней и ее невесткой Дженет, тоже гостившей в Уоррентоне; и даже маленький Джефф был рад обрести в ней нового партнера по шахматам. Искреннее гостеприимство Уорхерстов согревало ей сердце, и Кэтлин вполне понимала и разделяла их горе. Она знала, что во время нападения на американское посольство в Мехико погиб американский солдат, но даже не подозревала, что этот солдат может оказаться сыном командующего Корпусом морской пехоты.
        Казалось, Монтгомери Уорхерст пережил утрату спокойно, хотя генерала всегда окружал ореол молчаливой печали. Наверное, именно поэтому она в конце концов позволила уговорить себя остаться у них: трудно отказать тому, кому так больно. В любом случае командующий, видимо, считал, что она еще может помочь установить связь со своим отцом, и Кэтлин решила не упускать возможности выяснить, что происходит на Марсе.
        Но через неделю она уже начала гадать, когда же сможет уехать в Питтсбург. Нет, торопиться ей было некуда, работа должна была начаться лишь в августе, однако в Уоррентоне она чувствовала себя лишней. Тем более удивительным оказался утренний звонок от Уорхерста и приглашение встретиться с ним в Пентагоне… за обедом.
        Все пропуска и допуски ей оформили еще неделю назад. На станции монорельсовой дороги ее встретил и проводил в приемную командующего армейский лейтенант. Здесь их ждал майор морской пехоты.

        - Кэтлин Гарроуэй к командующему!  - доложил лейтенант, отдавая честь.

        - Хорошо, лейтенант,  - отвечал майор, не салютуя в ответ, так как в морской пехоте отдавать честь, находясь в помещении, с непокрытой головой, не положено.  - Добрый день, мисс Гарроуэй! Пожалуйста, присядьте и подождите. Сейчас командующий примет вас.
        Взглянув на жесткие стулья, Кэтлин осталась стоять. Майор коснулся дисплея ПАДа, лежавшего на столе. Не прошло и двадцати секунд, как дверь в кабинет распахнулась, и в приемную вышел генерал Уорхерст. Кэтлин невольно встала «смирно», едва удержавшись, чтобы не отдать честь человеку, вызывавшему уважение даже не своими заслугами, но одним своим положением.

        - Кэтлин,  - тепло сказал он, пожимая ее руку,  - рад, что тебе на сей раз удалось проскользнуть мимо этих ублюдков внизу.
        Он имел в виду сотрудников разведки, за прошедшую неделю вконец допекших ее допросами.
        Кэтлин невесело улыбнулась:

        - Это было не так уж сложно, сэр.

        - Проходи, проходи.  - Прежде чем продолжать разговор, генерал поплотнее прикрыл за ней дверь кабинета и указал на одно из двух роскошных кресел возле своего стола.  - Ну что ж, самое худшее позади. Брентлоу только что передал, что разведка наконец решила, что ты - не японская шпионка.
        Кэтлин перевела дух:

        - Интересно, сэр… они в самом деле подозревали меня?

        - Как тебе сказать… - рассеянно ответил генерал.

        - Есть новости, сэр?

        - Что ж, дела плохи. Ты, конечно, уже знаешь про МКС.
        Кэтлин кивнула. Даже не следя за новостями, она вряд ли ухитрилась бы остаться в неведении: с самой субботы Джефф только и говорил, что о захвате МКС войсками ООН и о том, что произошло на Марсе.

        - В каком-то смысле, нам это на пользу,  - продолжал генерал.  - Их действия подтверждают правоту твоего отца. Быть может, хоть это заставит наших сидней оторвать задницы от кресел и взяться за дело. Значит, так. Сегодня, в два двадцать пять по нашему времени, зарегистрирован запуск корабля из Космического центра в Гвиане. Тридцать одну минуту спустя последовал запуск из Сан-Марко Экваториал. Через несколько часов оба они вышли в точку рандеву с МКС.

        - Два корабля? Что это… Ой! Они готовятся встретить прибывающий с Марса межпланетник?!

        - Нет. Поначалу мы думали то же самое. Но теперь уверены, что первый борт отправился прямо к Марсу.
        О прямых полетах на Марс Кэтлин не знала почти ничего. Таким образом были отправлены первые три экспедиции, еще до того, как построили первый межпланетный корабль.

        - По нашим данным, этот корабль - модифицированный «Фокон-1Б», оснащенный второй ступенью ракеты-носителя «Протон». Скорее всего, сейчас он заправляется топливом на МКС. А заправившись, сможет стартовать к Марсу по траектории, которая приведет его к цели месяцев через пять.

        - И этот «Фокон» везет еще солдат?
        Генерал кивнул:

        - Почти наверняка. Разведка полагает, что на борту - еще тридцать солдат ООН, вероятно, из второй полубригады Иностранного легиона. Той самой, к которой приписан и нынешний марсианский контингент войск ООН.

        - Т-тво… - Осекшись, Кэтлин покраснела.  - Простите, сэр.

        - Ничего. Я тебя вполне понимаю. Короче говоря, пока МКС находится в руках ООН, мы не сможем переправить твоего отца и его людей обратно на Землю. Даже если им удастся отбить наши марсианские базы.
        Известие поразило Кэтлин, точно удар в живот. Как она могла забыть? Все межпланетные космические корабли должны дозаправляться на МКС, пополняя баки, чуть не досуха высосанные чудовищной силой гравитационного поля Земли. Несомненно, именно поэтому ООН прежде всего захватила орбитальную станцию - чтобы без помех отправить на Марс «Фокон». По той же причине на МКС имелся флот буксиров, перевозивших пассажиров и груз межпланетных кораблей на борт орбитальных шаттлов, отправлявшихся на Землю.
        Если МКС - в руках ООН, то все корабли, идущие с Марса, теперь отданы на милость Объединенных Наций…
        Холодная, неистребимая ярость обожгла Кэтлин.

        - Сэр… Значит, вы просто бросите их?
        Уголки губ Уорхерста дрогнули, еле заметно обозначив улыбку.

        - Лучше сказать иначе. До тех пор, пока МКС остается в руках ООН, мы не сможем переправить их с Марса домой.

        - Вот как.
        Интересно, какому подразделению выпадет честь отбить станцию? Этого было бы достаточно, чтобы она сама пошла в морскую пехоту!
        Кэтлин выпрямилась в кресле. Уорхерст, судя по всему, над чем-то размышлял. Брови его сдвинулись, у рта появились жесткие складки.

        - Завтра подразделение морской пехоты начинает отрабатывать в Вандерберге варианты нападения на МКС.  - Он взглянул в глаза Кэтлин.  - Это, сама понимаешь, секретно. Я даже не имел права говорить тебе об этом.

        - Да… конечно.
        Кэтлин ничего не понимала. Зачем же он тогда говорит ей об этом? Ведь не такой он человек, чтобы хоть намеком обмолвиться о чем-то помимо собственной воли; то, как он держится, пережив смерть сына,  - лучшее доказательство. И последние его слова - явно не случайны…

        - В любом случае,  - продолжал генерал так, будто ничего экстраординарного не произошло,  - твоему отцу на Марсе мы, боюсь, не сможем помочь ничем. Особенно, пока МКС находится в руках противника. Однако здесь, на Земле, кое-что сделать сможем. А именно: обеспечить ему возвращение домой. И, что еще важнее, сообщить ему, каков общий счет.

        - Вы уже установили связь с ним?
        Кэтлин просили - вернее, можно сказать, приказали - не пользоваться
«альтернативным» каналом связи с отцом, пока политическая ситуация не прояснилась. Это ей крайне не нравилось, и вопрос ее на деле был вежливым напоминанием Уорхерсту о том, что ей очень хочется поговорить с отцом, но не хотелось бы мешать действиям Пентагона.
        Генерал отрицательно покачал головой.

        - Нет. И тут мы как раз подошли прямо к тому, для чего я тебя сюда пригласил. Ты говорила, что твой отец считает обычную электронную почту крайне ненадежным средством связи с ним, и я склонен с этим согласиться. Противник поступил бы крайне глупо, не предусмотрев такой возможности. Но, по твоим словам, у тебя есть и иной способ связи с ним.

        - Да. Через группу новостей, которую мы оба очень любим. Я могу поместить туда сообщение, а папке остается только поискать сообщения от меня. Не могут же они перекрыть всю Мировую сеть или проверять все постинги!

        - Поскольку ты учишься в Карнеги-Меллон, то наверняка разбираешься в подобных вещах. Могут ли они каким-то образом найти твое пользовательское имя в постингах на Юзнете?
        Кэтлин улыбнулась.

        - Если даже им известно, в какой из восьмидесяти тысяч групп искать, меня они не найдут. Там я пользуюсь глобалнетовским доменом, а не университетским, и имя пользователя - «Тикако», а не «Гарроуэй».
        Новость о таком замечательном способе связи с марсианским отрядом отчего-то, вопреки ожиданиям Кэтлин, не обрадовала Уорхерста. Хмуря брови, он барабанил пальцами по листу бумаги на столе.

        - Мне бы очень хотелось воспользоваться этим каналом, Кэтлин. Очень хотелось бы сказать твоему отцу, что мы - с ним, хоть сейчас и не можем ничем помочь. Я даже было написал письмо… - Он указал пальцем на лежавший перед ним лист.  - Вот оно.

        - Так в чем же дело, сэр? Я могу…

        - Дело в том… Мне запрещено устанавливать связь с твоим отцом. Эта новость поразила Кэтлин еще сильнее, чем недавняя догадка о МКС, но с виду она оставалась спокойной. Она уже знала, что Уорхерст ничего не говорит просто так… а порой - намекает на нечто, совершенно противоположное буквальному смыслу своих слов.

        - Могу я знать, почему, сэр?
        Генерал вздохнул:

        - Смысл в том, что президенту это, возможно, облегчит переговоры. Я лично не понимаю, какие могут быть переговоры с этими ублюдками, но смысл - таков… А для нас все это означает, что я не могу воспользоваться твоим каналом связи с отцом… Даже если письмо у меня - наготове.  - Поднявшись, он обошел вокруг стола.  - Вот, пожалуй, и все. Не пора ли нам пообедать?  - Не дожидаясь ответа, он продолжал: - Я распоряжусь, чтобы майор Гарт заказал для нас места в «Сычуань Гарден».
        С этими словами он вышел из кабинета и прикрыл за собою дверь.
        Кэтлин усмехнулась. Генералу вовсе не нужно было покидать кабинет, чтобы велеть майору заказать столик в ресторане. Он просто хотел ненадолго покинуть кабинет - и оставить ее одну со своим письмом.
        Схватив со стола листок, она почувствовала себя точно так же, как в школе, когда жульничала на экзаменах… Кэтлин едва не рассмеялась.
        Но на этот раз учитель сам отдал приказ сжульничать… потому что морская пехота никогда не бросает своих.
        ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ

        Среда, 6 июня;

20:26 по времени гринвичского меридиана.


        Ущелье Титониус, Марс;
        сол 5646-й, 01:55 по марсианскому сотенному времени.


        С дисплея компьютера на Марка Гарроуэя глядело лицо дочери. Никогда не приходилось ему чувствовать себя так одиноко и так тосковать по дому. Он словно бы физически ощущал груз каждой из ста с лишним миллионов миль, отделявших его от дочери, и гадал, увидит ли ее когда-нибудь снова.
        Ненавистный Марс! Ненавистная морская пехота!
        Хотя - нет. Нет!.. Он не испытывал ненависти к Корпусу, хотя именно Корпус разлучил его с Кэтлин.
        За бортом марсохода чернела марсианская ночь; россыпь звезд прямо над головой резко обрывалась по сторонам - там, где поднимались к небу отвесные скалы. Ущелье насквозь продувалось ветром; температура снаружи упала до минус девяноста пяти и не собиралась на этом останавливаться. Через час ему надлежало заступать на вахту, но страшно было даже думать о том, чтобы снова оказаться под открытым небом и бродить, бродить по песку - иначе замерзнешь насмерть…
        Десять солов миновали с тех пор, как они покинули станцию «Хайнлайн»… и поход еще только начался. Дно узкого каньона, казалось, сплошь состояло из зыбучих песков и огромных валунов. Впереди постоянно шли разведчики, ища безопасный путь для марсохода, а тем, кто ехал в санях, чаще всего приходилось не ехать, а перетаскивать их волоком через края кратеров. Не раз, кроме саней, вверх по ненадежному, осыпающемуся склону пришлось тащить и сам марсоход.
        Этот разлом в поверхности планеты был одним из самых мелких - и тем не менее в нем легко поместился бы Великий каньон, что в Аризоне. Единственным преимуществом его было то, что он вел напрямую к базе в ущелье Кандор - так же прямо, как и те мифические древние каналы Марса.
        Отбросив мысли о суровой, холодной ночной пустыне, Гарроуэй попытался вновь сосредоточиться на лице дочери. Каждые несколько оборотов Фобоса он, при помощи бортового компьютера, украдкой пробирался на Спейснетовский сервер «Марса-1», ближайшее «зеркало» Юзнета, и проверял обновления той самой группы новостей.
        Начавшийся с Интернета конца XX века, Юзнет неимоверно разросся. Некоторые группы новостей до сих пор представляли собой все те же статические форумы, электронные доски объявлений, но большинство, пользуясь преимуществами нового оборудования и протоколов связи, обеспечивали возможность видеопостинга, когда пользователь мог воочию увидеть говорящего вместе с иллюстрирующими его слова картами, графиками, видеоклипами и прочими наглядными пособиями. Они с Кэтлин оба участвовали в rec. umanities.culture.japan, форуме японистов и японофилов со всего мира. Поэтому он и предложил воспользоваться данным форумом как средством ответить на его первое письмо на Землю.
        Конечно, пожелай люди из Пентагона ответить ему, не отправлять же им было письмо на его обычный ящик на кандорском сервере. Если марсианский контингент ООН всерьез решил перекрыть всю связь с Землей, они первым делом отключили электронную почту или, как минимум, установили на сервер программу, следящую за почтовыми ящиками всех морских пехотинцев и уничтожающую все письма, им адресованные.
        А вот юзнетовское зеркало они вряд ли станут отключать. На то просто нет особых причин. Но в то же время они не в силах проверить все постинги во всех его форумах. К тому же, по всем признакам, его неавторизированное подключение к ретранслятору на Фобосе до сих пор осталось незамеченным.
        Как он и надеялся и даже, в некотором смысле, побаивался, новый постинг от Кэтлин уже ждал его; такое знакомое, лицо ее, с наморщенной бровью, замерло в гримаске, в которой тревога мешалась с восторгом. Судя по строкам в левом нижнем углу экрана, с датой, временем и прочими данными, сообщение появилось в форуме около двадцати шести часов назад.
        Гарроуэй коснулся сенсора на клавиатуре, и изображение ожило.

        - О… о’кей. Это - для человека, предлагавшего встретиться в Японии.  - Кэтлин, казалось, слегка нервничала, старательно подбирая слова.  - Надеюсь, ты не прекратишь постить сообщения в ку-джа: это, похоже, единственный способ поговорить с тобой. Многие из наших здесь хотели бы с тобой связаться, только пока что у них… э-э… несколько ограничен доступ. Сам можешь себе представить, насколько осложнилась ситуация. Поговаривают, что Япония присоединится к ООН в противостоянии США, и, судя по тому, что я видела, так оно и случится. Я лично имела возможность убедиться, что некоторые японские базы приведены в состояние полной боеготовности. Например, та, что на Танегасиме.
        Танегасима? Это же - главный японский космодром, на крохотном островке в пятидесяти милях к югу от южной оконечности Кюсю! Все это может означать, что японцы готовятся привести в действие свои Космические силы самообороны. Плохи дела, очень плохи…

        - У меня есть для тебя картинка. Переведи ее в обычный формат, как всегда. До встречи - в Японии или где еще… И - береги себя, ладно?  - В глазах ее блеснули слезинки.  - Я люблю тебя.
        Последние слова Кэтлин проговорила так быстро, что он едва расслышал их. Лицо ее исчезло с экрана, сменившись колонками чисел. Всякий, случайно увидевший сообщение, решил бы, что это - просто какая-нибудь картинка или иллюстрация личного содержания, приватности ради помещенная в форум в нестандартном формате. В некотором смысле, именно так оно и было. Три колонки чисел почти наверняка - Билевский шифр, Гарроуэй еще раз проверил, подключен ли к «манжете» модуль памяти с «Сегуном», и коснулся клавиши, загружая копию сообщения в программу-дешифровщик. Через несколько секунд на экране появился текст:
5 июня 2040 г.
        Марк!
        Получил письмо через твою дочь. Девочка у тебя умная и сообразительная - видимо, вся в отца.
        Хотел бы я сообщить тебе более обнадеживающие новости!
        Связь с тобой официально запрещена - на случай, если президенту потребуется пространство для маневра в переговорах с ООН. У нас, в Вашингтоне, кое-кто еще сохраняет оптимизм, но война с ООН почти наверняка начнется в ближайшие дни. По нашим данным, они готовят массированное вторжение, стягивая силы к Квебеку и Мехико. Возле наших берегов замечены военные корабли флотов Франции, Германии и Маньчжурии.
        Марк, еще должен сообщить тебе, что три дня назад, 2 июня, войсками ООН захвачена Международная Космическая Станция. Только сегодня утром из Куру запущен космический корабль ООН. Мы полагаем, что он идет прямым рейсом на Марс и имеет на борту минимум тридцать солдат ВС ООН. Возможно, месяцев через пять прибудут к тебе в гости. Что бы ты ни собирался предпринимать, сделай это до того, как к противнику прилетит подкрепление.
        В любом случае о Кэтлин не тревожься. Она остановилась у меня и здесь будет в безопасности.
        Боюсь, что тебе там, на Марсе, придется обходиться собственными силами и решения принимать самому, исходя из обстановки. Нам очень поможет все, что хоть как-то нарушит планы ООН. Дальнейшая связь - тем же способом, которым вы с Кэтлин пользовались прежде. Нам необходимо знать, отчего ООН так заинтересована в Марсе.
        Считай это моим личным приказом, предоставляю тебе полную свободу действий. К тому времени, как ты будешь у цели, мы, скорее всего, вступим в войну. Как ни жаль оставлять тебя одного, но приходится, хотя бросать всего один с небольшим взвод морской пехоты против всех этих гальюнников на Марсе - просто нечестно. Удачи! Мы
        - с тобой!
        Искренне твой,
        Уорхерст, генерал КМП США.


        Прочтя подпись, Гарроуэй моргнул от удивления. Уорхерст? Он посылал письмо полковнику Фоксу и даже не думал, что оно попадет к самому командующему!

        - Эй, майор!  - окликнула его сержант Островски, протискиваясь в битком набитое пассажирское отделение.  - Вы просили предупредить. Ваша очередь заступать на вахту.

        - Спасибо, сержант.
        Скопировав расшифрованное письмо на «манжету», он отключил связь.
        Уорхерст был прав, новости - крайне паршивые, особенно в части посланного ООН на Марс подкрепления. Но забавно, однако после этой весточки с Земли ему стало гораздо легче. Теперь даже ледяная пустыня снаружи казалась совсем не страшной.
        Иль все это - оттого, что снова удалось услышать голос дочери? Впрочем, неважно. Какая разница?
        Надев перчатки и шлем, он принялся герметизировать бронекостюм.


        Пятница, 8 июня,

22:30 по времени гринвичского меридиана.
«Нет Нъюс Нетуорк»;

18:30 по восточному поясному времени.


        НА ЭКРАНЕ - СООТВЕТСТВУЮЩИЙ ЛОГОТИП. ГОЛОС ЗА КАДРОМ: Экстренный выпуск новостей
«Нет Ньюс». Курс - на столкновение, кризис в отношениях с ООН. От нашего специального корреспондента в Вашингтоне, округ Колумбия, Шарлотты Браун.
        ШАРЛОТТА БРАУН: Добрый вечер. Сегодня президент Маркхэм решительно отверг, по его собственному выражению, «грубый ультиматум» Генеральной Ассамблеи ООН, обвинив эту организацию в «неправомерном вмешательстве во внутреннюю политику США» и
«неспровоцированных актах враждебности в отношении американской собственности в космосе».
        ВИДЕОКАДР: ПРЕЗИДЕНТ МАРКХЭМ В КАБИНЕТЕ БУНКЕРА БЕЛОГО ДОМА, ГОВОРИТ: Сегодня утром, в 10:45 по восточному поясному времени, я обратился к конгрессу Соединенных Штатов с просьбой официально признать состояние войны между Соединенными Штатами и правительством Объединенных Наций. Хочу подчеркнуть факт отсутствия каких бы то ни было конфликтов между нами и любым из государств, принадлежащих к этой организации. К войне вынуждают нас враждебные, необоснованные требования в наш адрес со стороны ООН, нарушение ею американского суверенитета и захват ее войсками Международной Космической Станции. Призываю всех честных, смелых, разумных людей доброй воли, к какой бы нации они ни принадлежали, поддержать нас в противостоянии этой коррумпированной тирании, объявившей себя общемировым правительством, но на деле являющейся лишь позором и бесчестьем для всего мира.
        Видеокадр: Городской пейзаж, несколько зданий лежат в развалинах, на проезжей части - воронка, рядом - перевернутый автомобиль. Мирные жители и солдаты национальной гвардии разгребают завалы в поисках уцелевших. Субтитр "АТЛАНТА ".
        ШАРЛОТТА БРАУН: Сокрушительный «ответ» со стороны ООН последовал незамедлительно. В 11:30 по восточному поясному времени базы ООН на Кубе, в Квебеке и Мексике нанесли ракетный удар по американской территории. Всего из разных точек было пущено около двухсот ракет, многие из них были уничтожены истребителями Аэрокосмических сил, ВМФ и Корпуса морской пехоты, но некоторым удалось достичь цели. Количество их пока не установлено.
        Видеокадр: Быстро сменяющиеся один другим снимки, демонстрирующие результаты ракетных ударов по другим городам. Толпы мирных жителей, бегущих по улицам. Туча густого черного дыма над центром Чикаго. Крылатая ракета, проносящаяся над городским парком; изображение дрожит, съемка велась ручной любительской камерой.
        ШАРЛОТТА БРАУН: Пока что ракетным ударам подверглись двадцать два крупных населенных центра, включая Даллас, Чикаго, Вашингтон, Бостон, Атланту и Нью-Йорк. На американской границе, в районе реки Рио-Гранде, штат Техас, и к северу от Платтсбурга, штат Нью-Йорк, где на территорию США вторглись бронетанковые подразделения Armee Quebecois, идут тяжелые бои. Официальных сообщений пока не поступало, но потери, судя по всему, велики. Представители правительства призывают гражданское население оставаться в своих домах, не выходя на улицы. Бомбардировки пока что ограничивались использованием фугасных боеголовок, и официальные лица, несмотря на слухи об обратном, утверждают, что ядерное, химическое либо биологическое оружие силами ООН не применялось. Разрушения, несмотря на их обширность, сочтены несерьезными, и сообщений о нарушениях работы жизненно необходимых коммунальных служб пока не поступало. От мирного населения требуется…
        ТЕХНИЧЕСКИЕ НЕПОЛАДКИ В СТУДИИ. ПОЖАЛУЙСТА, ОСТАВАЙТЕСЬ С НАМИ .


        Суббота, 9 июня.


        Военная орбитальная платформа (ВОП) «Шепард»;

14:17 по времени гринвичского меридиана.


        Полковник Питер Дальгрен служил в Корпусе астронавтов США вот уже четырнадцать лет. До этого он был пилотом Аэрокосмических сил, летал на Ф-22, а после участвовал в некоторых новейших, совершенно секретных авиационных разработках в качестве летчика-испытателя. Но в последние пять лет работа его была более-менее рутинной, если можно так выразиться о работе в космосе. Три срока отслужил на МКС, однажды даже командовал ею; был в списке кандидатов в состав лунной миссии США, пока эту программу не прикрыли из-за бюджетных и политических неурядиц…
        Полгода назад допуски высокой степени обеспечили ему еще одно космическое назначение - на ВОП «Шепард», одну из нескольких независимых американских орбитальных станций. На борту ему предстояло провести шесть недель, и, возвращаясь на Землю, полковник полагал, что больше ему в космосе не бывать.
        Однако тучи войны сгустились над миром, и его снова отправили на «Шепард» - обслуживать совершенно секретное военное оборудование станции.

«Шепард» представляла собой всего-навсего внешний топливный бак «Шаттла-2», оборудованный жилым отсеком, лабораторией и стыковочным узлом. Вдобавок на ней был установлен пятисоткиловаттный ядерный реактор, но это являлось тщательно оберегаемой военной тайной. Но настоящей, главной военной тайной «Шепарда» была занимавшая большую часть «лабораторного» помещения лазерная установка «Геката».

«Геката», названная так в честь греческой богини, в частности, олицетворявшей ночь, была оружием нового поколения, оснащенным системой искусственного интеллекта, разработанной в институте Моравека в Питтсбурге. Только для того, чтобы узнать о существовании этого нового оружия, лазерной установки высоких энергий, требовался допуск астрономической высоты. ЛУВЭ была поднята на орбиту в прошлом году и предназначалась для противоракетной и противовоздушной обороны. Как показали испытания в пустыне Невада, установка прекрасно справлялась как со статическими целями, так и с подвижными.
        И вот теперь ЛУВЭ «Геката» должна была впервые показать себя в настоящем бою. Согласно полученной утром шифровке, ракетные удары по территории США продолжались, нанося значительный ущерб. Конечно, одна лазерная установка могла справиться лишь с жалкой горсткой этих ракет, однако, проявив себя в деле, наглядно продемонстрировала бы практичность и ценность подобной оборонительной системы, оспаривавшиеся вот уже пятьдесят пять лет.
        Станция двигалась на юго-восток, проходя над Мексиканским заливом, а полковник Дальгрен парил в лаборатории, вжавшись лицом в резиновый визир дисплея телескопа, нацеленного на Землю. Телескопом, наводимым на цель мощной радарной установкой, управлял товарищ Дальгрена, майор АКС США Фред Ланс.

        - Вижу цель, полковник,  - доложил Ланс.  - Запуск из Матансаса, две минуты двенадцать секунд назад. Курс - три-пять-восемь, высота - примерно пять метров.

        - Давай ее сюда, Фред,  - ответил Дальгрен.
        Относительно небольшой телескоп на внешней обшивке станции слегка развернулся; поверхность моря и облака на дисплее головокружительно качнулись. Миг - и в перекрестье прицела возникла серебристая искорка. Дальгрен коснулся сенсора, увеличивая изображение цели, которую телескоп теперь отслеживал автоматически. Никаких опознавательных знаков; сигарообразный фюзеляж с крохотными, тонкими крылышками посредине; хвостовая часть - точно у миниатюрного реактивного самолета.

        - Даю.

        - Вижу цель. Стреляем?

        - Конечно. По вашей команде…

        - Огонь!
        Точка на фюзеляже ракеты, несшейся к цели в двух сотнях миль под ними почти со скоростью звука, вспыхнула невыносимо ослепительной звездой. Дальгрен зажмурился, а когда снова открыл глаза, сияние сделалось не столь ярким - автоматика телескопа убавила яркость изображения.
        Ланс вел отсчет:

        - Два… три…
        Ракета взорвалась. Обломки ее еще несколько секунд продолжали нестись вперед, затем рухнули в воду, подняв тучу брызг.

        - Цель потеряна, полковник,  - доложил Ланс.  - «Геката» отключена.

        - Цель уничтожена,  - ответил Дальгрен, поднимая взгляд на Ланса, располагавшегося в противоположной части лаборатории.  - Отменный выстрел!
        Ланс пожал плечами:

        - Полковник, «Геката» сделала все за меня. Я лишь нажал кнопку.
        Именно в этом была вся прелесть нового оружия. Дальгрен взглянул в иллюминатор, за которым - там, вдали,  - голубела Земля. То, что только что проделала «Геката», смело можно было назвать чудом. При незначительном участии двух операторов сложная система искусственного интеллекта, управляющая радаром, с высоты трехсот двадцати километров засекла крылатую ракету трехметровой длины, с размахом крыльев менее метра, шедшую над водой на высоте пяти метров! Радар навел на нее оптический телескоп визуального прицельного устройства и аккуратно отслеживал цель, несмотря на то, что она направлялась на север со скоростью пятисот миль в час, тогда как станция двигалась по орбите на юго-восток со скоростью почти 18 000 км/ч!
        В довершение всего система искусственного интеллекта удерживала луч лазера на крохотной цели столько времени, сколько потребовалось для того, чтобы прожечь корпус и уничтожить ракету. Мощность «Гекаты» составляла всего полмегаватта, и большая часть энергии луча была потеряна в атмосфере, но, тем не менее, с задачей система справилась!

        - Похоже, мы победили, Фред,  - сказал полковник.  - Найди мне еще цель, пока не завершили виток.

        - Есть, сэр. Запуск из той же точки, минуту и пять секунд назад, курс - три-пять-два…
        Дальгрен снова приник к визиру, наблюдая, как система готовится к следующему выстрелу. Все равно, что пристрелить карпа в бочке …

        -  «Шепард», «Шепард», ответьте горе Чейенн,  - раздался голос из динамика его летного скафандра.

        - Колорадо, я - «Шепард», слушаю вас.

        - «Шепард», приказываю сменить орбиту; маневр начать через… семь минут. Бросайте все и готовьтесь к маневру.

        - Э-э… Колорадо, мы ведем цель…

        - Понял вас, «Шепард», но дело не ждет. Готовьтесь к маневру и ждите параметров новой орбиты. Отбой.

        - Роджер вас.
        Проклятье! Что у них там за пожар?! Ведь эта ракета, пущенная с Кубы, достигнет цели; погибнут люди! Пусть «Шепарду» не справиться со всеми ракетами, но сколько-то он на каждом витке собьет! План был в том, чтобы вынудить противника приурочить запуски к тому времени, пока станция за горизонтом, и дать ребятам из противовоздушной обороны время на перегруппировку…
        Но, очевидно, у горы Чейенн на их счет имеются другие планы.
        ВОП «Шепард», строго говоря, не являлась космическим кораблем и маневренна была не более, чем слон в невесомости. Однако комплект маневровых дюз, установленных на внешней обшивке корпуса, предоставлял возможность изменять орбитальное направление так, чтобы оказаться над определенной наземной целью в нужное время. Если из Колорадо передают семиминутную готовность к маневру, значит, хотят срочно вывести станцию на некую важную цель.
        Семь минут - совсем немного. Лазерная установка была вещью крайне капризной, и некоторые ее части перед любым маневрированием следовало жестко закрепить.

        - Фред, зачехляем орудие!  - приказал Дальгрен.
        Оба взялись за дело. В двухстах милях внизу крылатая ракета продолжала мчаться на север, всего в пяти метрах над водами Мексиканского залива.
        ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ

        Суббота, 9 июня;

19:29 по времени гринвичского меридиана.


        Кабинет президента США;
        бункер под Белым домом;
        Вашингтон, округ Колумбия;

15:29 по восточному поясному времени.


        В последний раз адмирал Грей встречался с президентом всего сутки назад, но за прошедшее время президент заметно постарел. Знакомая легкая улыбка политика, увлекающе-доверительная манера общения - исчезли без следа. Маркхэм, сгорбившись и подперев подбородок ладонью, сидел в огромном кресле. Суровый взор его был устремлен на экран в правой стене. Сегодня утром «Нет Ньюс» возобновили трансляции, несмотря на то, что крылатая ракета снесла их башню в Сильвер Спрингс.

        - Итак, Си-Джей?  - глухо спросил Маркхэм.  - Как держимся?

        - Лучше, чем ожидалось, господин президент.  - Грей положил на стол перед президентом папку.  - Силы ПВО, воздушный флот национальной гвардии и морская авиация перехватили приблизительно четыреста крылатых ракет - или, грубо говоря, шестьдесят пять процентов всего, что в нас выпустили на данный момент.

        - Значит, больше двух сотен - достигли цели?
        Луис Харрел, стоявший рядом с Греем, кивнул:

        - По последним данным двести четырнадцать, господин президент.
        С огромного настенного экрана взирало темное лицо Шарлотты Браун; ярко-красные губы ее беззвучно шевелились. Затем кадр сменился видом на Вашингтон с воздуха. Вдоль Аллеи, длинной зеленой полосой протянувшейся к знакомому величественному белому куполу Капитолия, скользнуло в погоне за собственной тенью на земле нечто белое, крохотное, словно детский планер. В мгновение ока миновав Аэрокосмический музей, ракета прошла над Четвертой и Третьей улицами и угодила прямо в западную стену Капитолия, взорвавшись где-то внутри ротонды.
        Взрыв вышиб окна, повалил несколько греческих колонн. Стена треснула. К счастью, людей на ступенях Капитолия не оказалось, но взрывная волна перевернула несколько водородных авто, припаркованных на подъездной дорожке, и сорвала листву с вишневых деревьев. Секунд пять здание стояло, словно в раздумьи, затем огромный купол шевельнулся, дал трещину и рухнул вниз лавиной белых осколков.
        На экране вновь возникла, беззвучно шевеля губами, Шарлотта Браун.

        - Вот этот чертов клип крутят уже четвертый час кряду,  - горько сказал президент.
        - Что они там - ничего другого не могли найти?

        - Да, это здорово ударит по духу нации,  - согласился Харрел.

        - Еще бы! А что делать? Вводить правительственную цензуру?

        - Идет война, господин президент,  - сказал Харрел.

        - Те времена давно позади. Даже если у нас есть возможность цензурировать сетевые новости,  - в чем я, кстати сказать, не уверен,  - люди просто получат информацию из-за рубежа. А уж как она будет подана - не мне вам объяснять.  - Он указал на экран.  - По крайней мере, сейчас народ знает, что мы от него ничего не утаиваем, а народное доверие, когда волна повернет вспять, нам очень пригодится.  - Он взглянул в сторону Грея.  - Мы можем надеяться на перелом ситуации, адмирал? Очень хотелось бы знать, что положение не безнадежно…

        - Мы ожидаем скорого прекращения бомбардировки, господин президент,  - сказал Грей.
        - Наши оценки их ракетного арсенала показывают, что подобного темпа противник долго не выдержит. Им потребуется время на перевооружение баз. Наиболее вероятный сценарий таков: еще сегодня или завтра они объявят о временном прекращении огня, чтобы дать нам время на размышления. Ультиматума не отзовут, пожелают получить на него новый ответ.

        - А если другого ответа не будет?
        Грей пожал плечами:

        - Будут продолжать бомбардировку, пока мы не подчинимся.

        - И не исключена, господин президент,  - добавил советник по делам национальной безопасности,  - эскалация в следующей фазе.

        - Пойдет в ход ядерное оружие?

        - Возможно. Директор ЦРУ считает, что они могут использовать одну или несколько тактических ядерных боеголовок против наших военных баз или, скажем, космодромов на мысе Канаверал или в Вандерберге. Но к химическому или биологическому оружию в сложившихся обстоятельствах, скорее всего, не прибегнут.
        Президент поморщился:

        - «Скорее всего»… Но рано или поздно это случится, если я не сдамся.
        Грей затаил дыхание. В этом пункте ультиматум ООН был прям и недвусмыслен. США должны были полностью разоружиться. Ни один солдат не должен был покидать баз, ни один самолет или вертолет - подниматься в воздух. На базы следовало открыть свободный доступ для инспекций ООН и оккупационных сил. Вашингтонские структуры надлежало передать в подчинение Специального правительственного комитета ООН; всенародно избранные официальные лица оставались на своих постах - при условии подчинения распоряжениям ООН. Все вместе означало не что иное, как полную и безоговорочную капитуляцию.
        И адмирал Грей опасался, что президент Маркхэм пойдет на это…

        - Каковы наши шансы, адмирал?  - спросил президент.  - Ну, скажите же, что у вас припрятано секретное чудо-оружие, о котором не знаю даже я!

        - Что ж, сэр.. ничего подобного у нас нет, однако выиграть время мы вполне можем. Подготовка к операции «Фридом» проходит согласно плану; начало назначено на вторник, семь ноль-ноль по тихоокеанскому времени. Сейчас мы переводим «Шепард» на более удобную орбиту, что бы она обеспечила тыл и огневое прикрытие.

        - Операция «Фридом»… Это - насчет МКС?

        - Так точно, сэр.

        - И каким образом это облегчит нам жизнь?
        Грей глубоко вздохнул:

        - Это - символично, господин президент.  - Он кивнул на экран, где снова, в который уж раз, прокручивались кадры разрушения Капитолия.  - Вплоть до настоящего момента ООН наносила удары исключительно по целям самым заметным и всем известным. Общественные здания, резиденции правительств штатов. Все это - с далеко идущими пропагандистскими целями. В качестве демонстрации нашей неспособности защитить себя от подобных ударов. Несколько часов назад сильные повреждения получил Белый дом. Одна из ракет взорвалась прямо возле монумента Вашингтону, но памятник уцелел…

        - Продолжайте.

        - Международная Космическая Станция - тоже символ, господин президент. Каждые полтора часа, проносясь над нашими головами, она демонстрирует наше бессилие, неспособность защитить свои интересы в космосе. То есть - там, где Америка исторически, всегда шла на голову впереди всего мира.

        - Однако космосом мы какое-то время почти не занимались,  - заметил Харрел,  - пока не обнаружили всю эту херню на Марсе.

        - «Вся эта херня», как было угодно выразиться мистеру Харрелу, возможно, является главной причиной войны,  - сказал Грей.  - Кен Морроу уверен, что не ацтланский вопрос и не отказ участвовать в мероприятиях ООН, а именно Марс - главная причина нападения.

        - Знаю,  - отвечал президент.  - Он твердит мне об этом каждый день, начиная с прошлой недели.  - Он покачал головой.  - Скажите мне, джентльмены, неужели что-нибудь, обнаруженное нами на Марсе, стоит всего этого?
        С этими словами президент указал на экран, где вновь беззвучно шевелила губами Шарлотта Браун.

        - Этого, господин президент, мы не узнаем, пока наши люди не смогут продолжать раскопки,  - сказал Харрел.  - Но, судя по всему, марсианский контингент войск ООН пустился на свою авантюру только затем, чтобы положить им конец.

        - Положить конец - задумчиво проговорил Грей.  - Они могли сделать это еще семь месяцев назад, сразу же, как только их солдаты прибыли на Марс. Я думаю, что наши ученые обнаружили там нечто особое - такое, что ООН очень не хотелось разглашать. Иначе - для чего им было медлить?

        - Быть может, они просто вели подготовку?  - предположил Харрел.

        - Может, и так. Однако нападение явно не готовилось заранее. Будто что-то, какие-то события подстегнули их. Господин президент! Полагаю, нам придется заключить, что самым важным полем боя для нас в данный момент является Марс.
        Маркхэм слабо улыбнулся:

        - То есть, то самое, где мы с вами абсолютно ничего не в силах изменить.

        - Что ж, сэр, мы можем начать с МКС. Если наша морская пехота одержит победу на Марсе, нам понадобится космопорт, чтобы обеспечить их возвращение. Вдобавок на МКС расположен главный узел Спейснета, через который идет вся связь с Земли. Пока он в руках противника, нам нечего даже надеяться выяснить, что происходит на Марсе.

        - Значит, операция «Фридом»,  - протянул президент.  - Проблема, джентльмены, в том, что если даже мы отобьем МКС, наши люди смогут вернуться с Марса только через много месяцев, верно? А что я тем временем буду говорить американскому народу? Что мы сидим под обстрелом ради того, чтобы наши ученые на Марсе могли спокойно раскапывать ржавые корабли инопланетных пришельцев?

        - Вот поэтому, сэр,  - объяснил Грей,  - так велико пропагандистское значение операции «Фридом». Не менее велико, чем значение бомбардировки Японии Дулитлом сто лет назад. Это не нанесет противнику значительного материального ущерба, зато нанесет огромный ущерб его престижу.

        - Да. Но подобные жесты позволят лишь оттянуть время. А нам нужно нанести удар по этим ублюдкам здесь, на Земле, и победить или хотя бы запугать их так, чтоб отступили и оставили нас в покое.

        - Из Форт-Драма,  - заговорил Грей,  - вышла и остановила наступление канадцев в районе Платтсбургской базы Аэрокосмических сил десятая пехотная дивизия. У нас хорошие шансы выиграть это сражение, учитывая, что бомбардировщики размещенной в Платтсбурге триста восьмидесятой эскадрильи начали бомбить Монреаль. Также мы успешно сдерживаем продвижение мексиканцев и колумбийцев под Сан-Диего. Мобилизация резервистов и национальной гвардии почти завершена. Как только прекратится ракетный обстрел, мы сможем перейти в наступление на обоих фронтах - квебекском и мексиканском. Также мы получим возможность скоординировать действия с нашими союзниками. Русские, по нашим данным, замечательно действуют против маньчжуров, Англия также неплохо держится, несмотря на бомбардировки из-за Ла-Манша. Да, у нас - великолепные шансы остановить противника на границах, и как только…

        - В этом-то и проблема, адмирал,  - перебил его Маркхэм.  - Нам нужно нечто большее. Нужен ответный удар. Сокрушительный. Пока они не предприняли что-нибудь похуже.

        - Господин президент,  - негромко заметил Харрел,  - не исключено, что наш сокрушительный ответный удар и заставит их предпринять «что-нибудь похуже»…

        - Знаю. Госсекретарь уже говорил мне об этом.  - Президент сделал паузу.  - Вам известно, что сегодня утром Джон Мэтлофф подал мне прошение об отставке?

        - Нет, сэр,  - в один голос ответили Грей с Харрелом.
        Грей был поражен. Мэтлофф вовсе не производил впечатления человека, склонного к драматическим жестам, особенно когда дело касалось его карьеры.

        - Я отказал,  - продолжал Маркхэм.  - Заявил, что не позволю паниковать и драпать. Правительство должно быть единым. Единым фронтом. Перед лицом народа. А также и всего прочего мира. Я прав?

        - Да, господин президент,  - снова ответили Грей с Харрелом в унисон.

        - Операцию «Фридом» разрешаю, адмирал. Не знаю, много ли с нее будет толку в данный момент, но в затяжной игре - очень даже поможет. Вы правы насчет символического значения. Победа там, на орбите, покажет всему миру, что мы все так же впереди всех в космосе. Но… - Сделав паузу, президент поднял палец.  - Если операция «Фридом» не пройдет, как по писаному, наше положение окажется крайне уязвимым. Для народа это будет выглядеть так: пока мы швыряем в бездну космоса людей и технику, противник марширует по нашей земле и задает нам такого жару, что
        - господи, прости! Терпеть подобного они не обязаны, и я буду вынужден идти на мировую, пока еще остается такая возможность. Поэтому, джентльмены, права на проигрыш у вас нет. Ясно?

        - Да, сэр.

        - Работайте над способами отражения ракетных ударов. Народу не нужно правительство, которое не может его защитить.

        - Общая реакция населения - в нашу пользу, господин президент,  - сказал Харрел.  - Поразительно, с учетом обстановки, но это факт. Большую часть населения бомбардировки, похоже, лишь сплотили.

        - Позвольте напомнить, господин президент,  - добавил Грей,  - что подобные удары извне вовсе не оказывают на дух нации того действия, на какое рассчитывает противник. Немцы выяснили это на собственном опыте, когда бомбили Англию во время своего блицкрига. А поколение спустя в том же убедились и мы - во Вьетнаме.

        - Согласен. Однако, джентльмены, американцы очень давно не видели войны вот так, у себя под боком. А бомбардировкам, если не считать нескольких снарядов с японских судов во время Второй мировой, не подвергались никогда… и вражеские солдаты в последний раз ступали на нашу землю в войну 1812 года. По моим представлениям, удары по правительственным зданиям и учреждениям преследуют три цели. Первое: нам демонстрируют, что могут достать нас и продолжать обстрел столько, сколько им потребуется. Второе: ослабить дух нации. И третье: вбить клин, усилить раскол между националистами и интернационалистами. Интернационалистическая партия, как вы знаете, уже выступила в поддержку мирных переговоров и немедленного перехода под власть ООН. В случае продолжения бомбардировок они многих смогут привлечь на свою сторону. Если мы как можно скорее не продемонстрируем народу, что военное счастье
        - на нашей стороне, то… - Президент не закончил фразы.

        - Операция «Фридом» почти готова, сэр,  - тихо сказал Грей.  - Взяв под контроль околоземную орбиту, мы очень поправим наше положение. Лазер «Геката» на борту станции «Шепард» уже доказал свою эффективность сегодня утром. Мы сможем направить его против вражеских ракетных баз… и, может быть, европейских ракетоносных кораблей, обстреливающих нас из Северной Атлантики. Пожалуй, сможем нанести лазерные удары по их столицам… или даже по штаб-квартире ООН в Женеве.

        - Кто возглавляет операцию «Фридом»?

        - Лично командующий Корпусом морской пехоты, господин президент. Он уже отбыл на гору Чейенн. Для операции избран первый взвод роты «Альфа» первого ударного батальона морской пехоты.

        - Не подкачают?

        - Это - лучшие из лучших. Те самые, кто эвакуировал наших из Мехико. Они сейчас в Вандерберге, отрабатывают элементы боя на орбите.

        - Кто командует взводом?

        - Лейтенант Фуэнтес, сэр. Старший офицер той эвакуационной команды.

        - Что ж, надеюсь, этот парень и здесь справится.

        - Фуэнтес выполнит любую задачу, если она вообще выполнима, сэр.
        Грей счел за лучшее не говорить Маркхэму о том, что Фуэнтес - женщина. Половые ограничения для военной службы были сняты десятилетия назад, однако в правительственных и высших военных кругах до сих пор бытовало молчаливое, но очевидное убеждение, что для мужской работы требуется мужчина. Пока что, насколько Грею было известно, Фуэнтес уже доказала самой себе и сотрудникам мексиканского посольства, на что способна. Сам генерал Уорхерст доверял ей полностью… и, что гораздо важнее, не только он, но и солдаты ее взвода. Вмешиваться в это означает - подвергать успех операции ненужному риску.
        Адмиралу оставалось лишь надеяться, что поставленная задача Фуэнтес по силам. На карту было поставлено само существование Соединенных Штатов Америки.
        ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ

        Вторник, 12 июня;

14:12 по времени гринвичского меридиана.


        Борт транспортного «стар игла» «Майкл Э. Торнтон»;
        на экваториальной околоземной орбите;

07:12 по тихоокеанскому времени.
«Майкл Э. Торнтон», одноступенчатый орбитальный транспортный корабль, миновал нижний слой земной атмосферы и на полной скорости шел на восход. Лейтенант Кармен Фуэнтес, отделенная от космического вакуума лишь своим спец-БК первого класса, не слышала рева ракет, но чувствовала его. Пассажирский модуль, смонтированный на скорую руку, с креслами из брезента, натянутого на трубчатые стальные каркасы, морские пехотинцы тут же в шутку окрестили «экономическим классом».
        Одним словом, на орбиту пришлось подниматься далеко не самым комфортабельным способом.
        Но вот рокот ракетных двигателей стих, и лейтенант Кармен Фуэнтес со своими двадцатью двумя подчиненными оказались в состоянии невесомости. Над головами зажегся, подтверждая разрешение покинуть кресла, зеленый сигнал. Отстегнувшись, Фуэнтес ухватилась за поручень над головой и развернулась лицом к своим.

        - Слушать меня,  - сказала она на общей частоте взвода.  - Всем оставаться на местах, от кресел не отстегиваться. Смотреть здесь совершенно не на что. У всех имеются пластыри, так что никого не укачает. Если все же начнет тошнить - пользуйтесь пакетами. Только помните, вылезти из Бэ-Ка доведется не скоро.
        В этом рейсе пассажирский отсек «Торнтона» был намеренно разгерметизирован, и потому морским пехотинцам предстояло весь полет провести в бронекостюмах.

        - Я получила сообщение несколько минут назад,  - продолжала Кармен.  - «Маккутчон» взлетел из Флориды и находится в пути. Подкрепление подойдет вовремя.
        Она почти почувствовала, насколько легче стало у всех на душе. «Кит Б. Маккутчон» был еще одним «стар иглом», точно таким же, как «Торнтон», только на орбиту он вез всего нескольких морских пехотинцев и техников, летевших в герметическом пассажирском отсеке. Там, на борту, имелся врач и специальное медицинское оборудование, но самым важным было то, что «Маккутчон» предоставлял бойцам ударной группы возможность подняться на борт, избавиться от бронекостюма и хоть немного передохнуть. Операция «Фридом» была рассчитана на долгое время, ресурсов БК никак не могло хватить на такой срок.
        Фуэнтес села на место. В пассажирском отсеке не было ни иллюминаторов, ни дисплеев, оставалось лишь любоваться интерьером да слушать сообщения капитана флотского авиатора, командора Брайана Мейсона о ходе полета.

        - Лейтенант!  - сказал наконец он.  - Подходим к цели. Сейчас начнем. Убедитесь, что все пристегнуты, и следите за сигналом.

        - Роджер вас. Все пристегнуты.

        - Понял. Принял. Открываю!
        Грузовой отсек «стар игла», как на старых «шаттлах», был оборудован двустворчатыми
«воротами», расположенными на потолке. Створки начали медленно открываться - совершенно беззвучно, хотя, коснувшись рукой переборки, можно было почувствовать ощутимую вибрацию. Подняв взгляд, Фуэнтес наблюдала, как темно-серые створки расходятся, открывая вид на голубую, невыразимо прекрасную Землю над ее головой. Оторвавшись от величественного зрелища, Фуэнтес еще раз оглядела свой взвод, чтобы убедиться, нет ли в ком признаков паники, о которых ее предупреждали, дрожи или каких-либо подобных физических реакций.
        Ничего похожего не наблюдалось. Взвод был прекрасно проинструктирован и отменно натренирован.
        В открывшийся люк ворвался яркий солнечный свет, и поляроидные забрала шлемов тут же потемнели. Земля была невероятно голубой, сияющей, синеву океана оттеняли белые полосы и пятна облаков, а вон там - желтоватое пятно пустыни. Фуэнтес считала, что неплохо знает географию, однако не могла определить ни одной части висевшей над головою планеты.

        - Расстояние до цели - сто метров,  - раздался в шлемофоне голос командора Мейсона.
        - Вижу противника.

        - Роджер вас. Спасибо.

        - Не за что, лейтенант. Летайте самолетами Вэ-эМ-эФ!
        Усмехнувшись, Фуэнтес переключилась на взводную частоту:

        - Взвод! Ремни - отстегнуть! По порядку… первая - вперед! Вторая - вперед! Третья! .
        Пара за парой морские пехотинцы поднимались с кресел, ремни безопасности, поблескивая застежками, оставались висеть над креслами, точно по волшебству. Нажав кнопку на левом плече БК, Фуэнтес включила свой РРД. Жидкий водород, вырвавшись из сопел, подтолкнул ее вперед.

«Спец первого класса» представлял собой модификацию обычного бронекостюма первого класса. Сам БК почти не изменился то же активно-камуфляжное покрытие, шлемы, похожие из-за объективов и прожекторов, расположенных прямо над темными поляроидными забралами, на головы огромных насекомых. Принципиальные изменения были внесены в модуль системы жизнеобеспечения, крепившийся к спине бронекостюма наподобие ранца. Ранцевые реактивные двигатели, прямые потомки тех, что служили экипажам первых «Шаттлов», превращали бронекостюм в миниатюрный одноместный космический корабль с запасом хода на двенадцать часов.
        Покинув пассажирский отсек, Фуэнтес нажала другую кнопку, гася инерцию. Теперь она парила в двадцати футах над распахнутым грузовым люком «стар игла». Вокруг нее парил в открытом космосе ее взвод, а прямо впереди двигалась по своей орбите, сверкая обшивкой цилиндрических и шарообразных модулей, поблескивая металлом несущих конструкций, широко раскинув багряно-черные «крылья» солнечных батарей, Международная Космическая Станция.
        Мейсон был прав. Она отчетливо видела карабкавшихся по фермам несущих конструкций людей в бронекостюмах, казавшихся карликами, муравьями в сравнении с огромной махиной орбитальной станции. Видимо, солдаты ООН - по крайней мере, какая-то их часть - вышли встречать гостей.
        На теневой стороне МКС начали вспыхивать крохотные огоньки. Завороженная зловещей черной пустотой вокруг, Фуэнтес не сразу поняла что по ее взводу стреляют…

        - Ударная Группа, я - Игл,  - раздался в шлемофоне голос Мейсона.  - Цель ведет по нам огонь, есть попадания. Сообщаю, Хеллфайр занял позицию и готов обеспечить вам огневое прикрытие.

        - Взвод!  - крикнула Фуэнтес.  - Смотреть вперед! О’кей, Игл, пусть начинают!
        Хеллфайром была орбитальная станция «Шепард», переведенная на одну орбиту с МКС и теперь следовавшая за ней на дистанции в двадцать километров. Секунду спустя часть обшивки МКС озарилась ослепительно-яркой вспышкой.
        Бой за МКС обещал получиться крайне странным с тактической точки зрения. Сама станция не несла на себе никакого вооружения, и потому обороняющимся оставалось лишь выслать своих солдат наружу и стрелять по наступающим. Однако морских пехотинцев, в свою очередь, стесняло то, что им нельзя было просто добраться до шлюза и ворваться внутрь. К тому моменту, как прорвавшимся удалось бы втиснуться в шлюзовую камеру и выровнять давление, солдаты ООН уже готовы бы были встретить их по ту сторону, чтобы вывести из строя по одному.
        Прорываться внутрь через пробитую в обшивке брешь также было нельзя, на борту находились по крайней мере восемь заложников, включая пятерых американцев. Конечно, главной задачей Фуэнтес был захват станции, но истребление заложников наравне с солдатами противника сослужило бы крайне дурную службу всей стране, не говоря уж о ее собственной карьере.
        Окончательный план операции был, мягко говоря, компромиссным, однако имел все шансы на успех, при условии, что взводу удастся очистить несущие конструкции МКС от сил противника. В отличие от станции «Шепард», МКС не имела на борту ядерного реактора. Всю необходимую ей энергию обеспечивали солнечные батареи, перерабатывающие ультрафиолетовые лучи в электричество, поступавшее в аккумуляторный отсек в средней части станции по нескольким силовым кабелям. Будучи полностью заряжены, аккумуляторы могли обеспечивать МКС электроэнергией в течение расчетных сорока восьми часов. Срок этот можно было немного продлить, отключив все второстепенные системы.
        План морской пехоты был построен на том, что ударная группа сможет загнать противника внутрь и получить свободный доступ к силовым кабелям. Стоило перерезать их - и станция становилась абсолютно беспомощной: обогрев, связь, замкнутый цикл переработки воздуха и удаление из атмосферы излишков углекислого газа требовали энергии. После этого следовало лишь выждать время. Но солдаты ООН могли позволить себе ждать, зная, что морская пехота не в состоянии взять станцию штурмом, если ООН удастся доставить на станцию подкрепление, морские пехотинцы будут вынуждены снять осаду и отступить.
        На этот случай к МКС и был подтянут «Шепард». Не получая подкреплений, силы ООН, удерживающие станцию, рано или поздно будут вынуждены сдаться. А пока цел «Шепард» с ЛУВЭ «Геката» на борту, никаких подкреплений к ним не прибудет. Вдобавок
«Шепард» мог здорово помочь ударной группе, снимая с несущих конструкций станции вражеских снайперов. Включая луч на какую-то долю секунды, установка не нанесет вреда станции, но ослепит любого, кто рискнет взглянуть в ее сторону.

        - Вперед!
        Фуэнтес снова включила РРД и, не отпуская кнопки, начала набирать скорость. Ощущения движения не было - лишь МКС медленно увеличивалась, становясь все ближе и ближе, да мелькали на дисплее шлемофона цифры показаний лазерного дальномера. Осторожно, медленно, чтобы не потерять ориентацию, она отстегнула винтовку и вставила ее приклад в гнездо бронекостюма, чуть выше пупка. Повинуясь нажатию кнопки, на дисплее шлемофона возникло желтое перекрестье прицела, а в левой нижней части дисплея развернулось окошко выбора цели.
        То, что ей предстояло сделать, должно было получиться, однако раньше все это было испытано лишь в тренировочных симуляторах Вандерберга. Выбрав цель - солдата в голубом шлеме, пристроившегося у штыря антенны,  - Фуэнтес повела стволом, совместив перекрестье прицела с грудью противника, и легонько, почти нежно, нажала на спуск.
        Как известно, любое действие равно противодействию, и винтовка, стреляющая в невесомости, действует в точности как миниатюрная ракета, выбрасывая пулю в одну сторону и отталкивая стрелка в противоположную. Конечно, масса пули, в сравнении со ста кило живого веса Фуэнтес, плюс бронекостюм и РРД, была ничтожной, но двигалась она достаточно быстро, чтобы создать ощутимую отдачу и несколько замедлить полет стрелка. И все же скорости ее было недостаточно, чтобы совсем остановить полет или сбить Фуэнтес с курса. Одним словом, разработанный в симуляторах Вандерберга способ стрельбы с использованием центра тяжести стрелка не подвел. Будь винтовка расположена неверно, отдача могла бы придать Фуэнтес вращение, заставить закувыркаться и потерять ориентацию. А аккуратная стрельба от центра тяжести тела просто слегка замедлила полет. Все солдаты ударной группы практиковались в стрельбе в симуляторах невесомости, среди парящих ловушек из проволоки и арматуры, которых требовалось избегать, дабы не запутаться.
        Фуэнтес от души надеялась, что ее люди не забыли того, что освоили на учениях: если сейчас кто-нибудь закувыркается, собьется с пути, спасти его будет невозможно.
        Полностью сосредоточившись на том, чтобы не начать вращаться самой, она даже не заметила, что случилось с целью. Сбитый ее выстрелом человек, медленно вращаясь, растопырив руки и ноги, словно спицы в колесе, удалялся от станции. Тонкая струйка замерзавшего воздуха тянулась за ним, точно инверсионный след. Слева от Фуэнтес показалась еще одна «голубая каска», но выстрелить по новому противнику она не решилась: для этого следовало развернуться на месте. Вместо этого Фуэнтес обратила все внимание на точку, в которой собиралась приземлиться. Гладкая выпуклая поверхность уже не казалась крохотной, игрушечной деталькой конструктора, превратившись в огромную белую стену, почти заслонившую обзор. Нажав реверс, Фуэнтес выпустила короткую очередь, чтобы порезче сбавить ход.
        С лязгом, гулко отдавшимся в шлеме, ударилась она об обшивку - и начала медленно, почти грациозно вращаться в пустоте. На миг ее охватила паника, здесь, в космосе, не было «верха» и «низа», не было легких способов ориентации. Но она тут же, как учили, выбросила в сторону левую руку, и вращение замедлилось настолько, что ей удалось ухватиться за скобу обшивки и остановиться.
        Есть!

        - Фуэнтес на месте!  - объявила она на общей частоте.
        Согласно плану, все солдаты ударной группы должны были знать, где кто из них находится в данный момент, но Фуэнтес уже сейчас понимала, что нестандартность обстановки сведет на нет все организационные ухищрения.
        Она оглянулась, пытаясь отыскать солдата ООН, замеченного в полете Черт… не там! Скорее всего, где-то за спиной… Она снова огляделась. Небо было полно приближающихся к станции морских пехотинцев; несколько «голубых касок» карабкались по паутине несущих конструкций либо мчались на чем-то наподобие ручных реактивных двигателей вдоль корпуса станции, к одному из шлюзов. Земля огромной бело-голубой аркой заслоняла полнеба. В наушниках шлемофона слышались голоса своих:

        - Йяхууу! На месте!

        - Сэнди, вон он! На четыре часа от тебя!

        - Есть, сбил!

        - Я на месте! Ортега у цели!

        - Помогите! Это Келли! У меня неполадки! Помогите, кто-нибудь!
        Фуэнтес оглянулась вокруг в поисках рядового Келли, но в поле зрения его не было. Боевой порядок совсем смешался. Ей посчастливилось занять крайне выгодную позицию, посредине станции, где-то неподалеку от компьютерного модуля. Киль станции - массивная конструкция из ферм и алюминиевых балок - находится почти рядом, вон там… а вот - огромные черные крылья солнечных батарей поблескивают на солнце…
        Определив свое местоположение, Фуэнтес начала продвигаться к килю.
        Прочие морские пехотинцы последовали ее примеру. Активный камуфляж их бронекостюмов являл собой странную, абстрактную мешанину черных и белых пятен.
«Отлично работает в космосе»,  - подумала Фуэнтес. Силуэты морских пехотинцев можно было принять за что угодно только не за людей; лишь РРД, не имевшие камуфляжного покрытия, давали зацепку глазу, позволяя приглядеться и различить прочие детали - шлемы, перчатки или винтовки.
        Несколько морских пехотинцев достигли станции уже мертвыми: бронекостюмы прорваны, изморозь вокруг зияющих пробоин. Кое-кто, промахнувшись мимо станции, сгинул в черной бездне космоса. Фуэнтес вызвала на дисплей показания индикаторов систем жизнеобеспечения всего взвода. Похоже, потеряны пятеро из двадцати двух, плохо, однако могло быть гораздо хуже; вдобавок имелась, хоть призрачная, но надежда на то, что кто-нибудь из этих пятерых жив, только передатчик его вышел из строя.

        - Игл, я - Ударная Группа,  - заговорила она.  - В строю осталось восемнадцать человек, но мы - на станции. Можете обрисовать тактическую ситуацию?

        - Понял вас, Ударная Группа. Простите, ситуации обрисовать не могу. Ни черта не разобрать отсюда.

        - Роджер.
        Значит, все зависит от морской пехоты. И в первую очередь - от нее самой.
        Обогнув скругленный борт модуля, Фуэнтес заметила в отдалении ооновца, карабкавшегося по металлической ферме. В вакууме было невозможно оценить расстояние: подсознанию, привыкшему к атмосферной рефракции, все казалось гораздо ближе, чем на самом деле. Но - неважно. Не нужно было даже сверяться с дальномером. Бой в космосе крайне прост: наводи и стреляй…
        Обшивка станции в нескольких метрах от нее вдруг беззвучно полыхнула яркой серебристой искрой; пуля рикошетом ушла в пустоту. Развернув М-29, она поймала врага в перекрестье прицела и нажала спуск. Отдача толкнула ее назад, оторвав от станции, а солдат ООН раскинул руки, выронил винтовку и медленно поплыл прочь.
        Включив РРД на реверс, Фуэнтес остановилась, затем снова устремилась вперед, едва не касаясь башмаками обшивки. Вокруг парили еще несколько вражеских трупов, брошенные винтовки, но активных целей больше не наблюдалось.

        - Ударная Группа, я - Игл,  - заскрипело в наушниках - Похоже, они бегут. Вижу пятерых… нет, шестерых «голубых касок», пробирающихся к шлюзу «альфа». Похоже, вам удалось загнать их в бутылку.

        - Роджер вас, Игл.
        Фуэнтес совсем запыхалась, сама не зная отчего - от усталости ли, от возбуждения ли. Пришлось, прежде чем начать собирать своих, повысить содержание кислорода в дыхательной смеси БК. По ее команде четверо устремились к огромным шарнирным сочленениям, которыми крепились к килю панели солнечных батарей, и принялись устанавливать на кабели подрывные заряды.
        По крайней мере, первый этап битвы был выигран. Оставалось лишь выждать и посмотреть, кто «сломается» первым.
        ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ

        Вторник, 12 июня;

16:06 по времени гринвичского меридиана.


        Ущелье Кандор;
        сол 5651-й; 18:30 по марсианскому солнечному времени.
        - Итак… - Марк Гарроуэй изо всех сил старался говорить легко и непринужденно, однако слова, срывавшиеся с губ, скорее были похожи на рычанье.  - Что же такого важного в той ерунде, обнаруженной вами в Сидонии?
        Он сидел в пассажирском отсеке кабины марсохода, крепко стиснутый между сержантом Ноксом и лейтенантом Кингом. Напротив сидел Дэвид Александер, втиснувшийся между Полем и Дружиновой.
        Губы его пересохли и потрескались, что сильно затрудняло беседу. Четыре дня назад два аккумуляторных конденсатора марсохода пришли в негодность, и для всего отряда пришлось урезать водяной рацион. Теперь воду следовало беречь даже не для питья, но для добычи энергии. Лишенный энергии, марсоход превратится в груду мертвого железа, через несколько часов прекратят работу системы жизнеобеспечения бронекостюмов, и тогда все погибнут, если только на отряд не наткнется случайный патруль ООН.

        - Трудно сказать, майор,  - хрипло отвечал Александер.  - Очевидно, наша находка впрямую связана с тем, что есть. Человек, откуда он взялся, какова его роль… Я бы сказал, что вопрос этот касается абсолютно всех аспектов человеческой истории, психологии, физиологии и эволюции.

        - Но в этом назначение всей науки,  - сказала Дружинова, пожимая плечами под скафандром.  - Выяснить, кто мы, куда движемся и зачем…

        - Вовсе не обязательно - "зачем ",  - возразил Поль.  - Я лично всегда оставлял этот вопрос теологам и философам.

        - Нет на свете вопросов, лежащих вне сферы науки,  - ответил Александер,  - если к рассмотрению этих вопросов призывают нас факты.
        Марсоход вздрогнул. Все подняли взгляды. Снаружи бушевала песчаная буря. Несмотря на то, что был день, черная завеса пыли и песка, поднятая ураганным ветром, заслонила солнце, и наступившая тьма вынудила отряд снова - в который уже раз!  - прервать поход. Те, кто нес вахту наружи, по приказу Гарроуэя укрылись под днищем машины, пользуясь преимуществом нового способа, изобретенного почти неделю назад. Зарывшись в песок под марсоходом, морские пехотинцы, вынужденные оставаться под открытым небом, могли сгрудиться, прижаться друг к другу в замкнутом крохотном пространстве, быстро нагревавшемся теплоотдачей их бронекостюмов и днища машины, и оставаться там, хоть и без особых удобств, однако не рискуя замерзнуть.
        А в условиях пыльной бури это означало, что остальные будут точно знать, где копать, когда буря уляжется.
        По словам доктора Дружиновой, марсианские пыльные бури в начале лета могли охватывать все северное полушарие планеты и продолжаться месяцы кряду. В этом случае морские пехотинцы вместе со своими штатскими спутниками погибнут, оставив в пустыне свои мумифицированные трупы - на удивление какому-нибудь археологу далекого будущего…
        Гарроуэй поскреб щетину на подбородке. Последний тюбик «ноу-берда» кончился пять дней назад, и все мужчины в отряде успели ужасно обрасти, сделавшись очень похожими на пиратскую команду. Лишней же воды для бритья - не было.
        Александер с Полем прекратили бритье в самом начале похода, и их бороды уже успели обрести форму, стать почти аккуратными.
        Некоторое время поразмыслив, Гарроуэй заговорил:

        - Доктор, сколько времени вам потребуется, чтобы написать статью на эту тему? Что-нибудь такое, чтобы забросить в Спейснет?
        Александер задумчиво сжал губы:

        - То есть… для публикации? Вы знаете, я все время мечтал об этом. Однако пока мне особенно нечего сказать. Все мои выводы будут преждевременны.

        - Вы обнаружили в Сидонии эти тела. Именно эту находку людям ООН хотелось бы утаить от всех. Вы можете написать о ней?

        - Э-э… да. Определенно. Но все же мы ничего не знаем о том, кем были эти… эти люди, почему они оказались на Марсе… Что с ними произошло… Вначале мне бы хотелось провести масштабные раскопки, хотя бы для того, чтобы было на чем строить предварительные гипотезы.

        - Мы нашли мертвых людей или… как вы их называли? Древние Homosapiens ,  - сказала Дружинова.  - Или же - очень поздние Homoerectus .

        - Да, это также еще предстоит уточнить,  - добавил Александер.  - Дабы точно определить, с чем мы имеем дело.

        - У меня, доктор,  - осторожно сказал Гарроуэй,  - такое впечатление: сам факт того, что наши предки были доставлены сюда, на Марс, и жили здесь, пока климат позволял… э-э… расхаживать в футболках… Разве это - не своего рода предупреждение? «Эй, на Земле! Предыстория человечества - совсем не такая, какой вы ее считаете!»
        Вокруг захихикали.

        - Устраивайтесь, пишите,  - продолжал Гарроуэй, указывая на компьютер марсохода.  - А я после зашифрую и отправлю через Фобос, с исходящим рутинным траффиком, своей дочери. Если приложите указания, где именно вам бы хотелось все это опубликовать, она все устроит.

        - Да, думаю, так будет лучше всего,  - кивнул Александер.  - В Сети теперь существует множество научных изданий. Но обычно подобные вещи публикуются в специальных журналах. Не сетевых.

        - Так я и думал,  - сказал Гарроуэй.  - Мы-то, электронщики, все больше в Сети…

        - Майор, а отчего вы вообще начали этот разговор?  - поинтересовался Александер.  - Отчего такая спешка с публикацией?
        Гарроуэй поджал губы:

        - Не знаю. Уже оттого, что ООН желает утаить ваше открытие, хочется кричать о нем на всех углах.
        Александер медленно кивнул:

        - Знаете… по-моему, вы правы.
21:30 по времени гринвичского меридиана.


        Космодром «Танегасима»;
        стартовая площадка «Осаки»;

06:30 по токийскому времени.
        - Реку… го… йон… сан… ни… ити… има!
        Ускорение сдавило грудь, вжимая Юкио в сиденье. Мощный носитель «Икадути» оторвался от девятой стартовой площадки и устремился ввысь, неся на спине крохотный космический истребитель «Инадума». Сердце Юкио затрепетало - и не только от нараставших перегрузок. Он отправлялся в космос.
        Наконец-то!

«Икадути» и «Инадума». Гром и молния. Носитель и космоплан замечательно подходили друг к другу, достойно завершая долгую череду успехов японского конструкторского и инженерного гения. Грохот нарастал, хотя звук, казалось, отставал от корабля, уходившего в ясное голубое небо.
        Космический истребитель «Инадума» мог принять на борт команду из четырех человек, но в этот раз на борту находились лишь трое. Операцией командовал сё-са Куросава, пилотировал истребитель тай-и Иидзима, а он, тю-и Юкио Исивара, выполнял обязанности компьютерного техника и оператора радарной установки. Примерно тем же занимаются штурманы некоторых двухместных американских военных самолетов. В кокпите «Инадумы» было тесно; противоперегрузочное кресло Юкио располагалось сразу позади и чуть ниже тандема «командир-пилот», а четвертое было убрано, чтобы освободить место для дополнительного электронного оборудования.
        Рев главного двигателя становился все тише и тише, однако перегрузка, наоборот, усиливалась. Сжигая топливо, могучий «Икадути» становился легче, отчего ускорение его возрастало.
        Осмотрев пульт управления радарной установкой, Юкио сосредоточился на главном дисплее. Да, второй истребитель, взлетевший с двенадцатой площадки на тридцать секунд позже, шел следом. В операции «Така», что по-японски означает «Сокол», были задействованы два истребителя. Корабль Юкио имел позывной «Така-1», а борт сё-са Одзавы - «Така-2».

«Инадума» был миниатюрным настолько, насколько это возможно для управляемого истребителя, и больше всего походил на двадцатиметровый наконечник стрелы с тупым, скругленным острием. Оконечности дельтовидных крыльев были слегка изогнуты к корме, точно улыбка, а кокпит, расположенный сзади, казался издали тяжелой черной маслянистой каплей. Запущенный ввысь верхом на могучем «Громе», он мог легко достичь околоземной орбиты, выполнить задачу и вернуться в атмосферу, подобно старым орбитальным «шаттлам», в пылающем облаке раскаленного газа.
        Небо, кусочек которого был виден Юкио в промежутке меж головами командира и пилота, быстро темнело. Наращивая скорость, космоплан шел на восход через Тихий океан, спеша к той точке, где ждала его одна-единственная цель, на которую был отпущен один-единственный выстрел.
        Майор Куросава начал отсчет до момента отделения от носителя. Голос его был слегка напряжен, грудь сдавливала пятикратная перегрузка.

        - Го… ион… сан… ни… ити… има!
        С оглушительным грохотом «Икадути» отделился от «брюха» «Инадумы», точно огромная авиабомба. Секунду стояла тишина; затем заработали два двигателя «Мицубиси», вынося крохотный истребитель в космос.
        Отсчет слегка позабавил Юкио. Япония исключительно гордилась своей космической программой и в то же время охотно переняла все атрибуты русских и западных программ, вплоть до стартового отсчета, впервые, ради пущего драматического эффекта, прозвучавшего в немецком фантастическом фильме 1929 года, "DieFrauimMond ". Общенациональная любовь Японии к космосу не в последнюю очередь основывалась на справедливой гордости своими техническими достижениями. Превратившись из страны, сто лет назад полностью разоренной войной, в космическую сверхдержаву, Япония следовала своей судьбе, предначертанной предками, и в XXI веке не свернула со своего пути. Она принимала участие в постройке МКС, в 2010-м запустила на орбиту свой первый пилотируемый шаттл и ныне являлась одной из двух величайших космических держав в составе ООН.
        Однако «западная» часть сознания Юкио не преминула заметить в отсчете обычной замены слова си на ион , также означавшее цифру «четыре». Японский язык, как никакой иной, был пригоден для каламбуров, изобилуя словами и словосочетаниями, звучавшими совершенно одинаково, но означавшими совершенно разные вещи. Си - означало не только «четыре», но также и «смерть». И по сию пору, в силу древнего суеверия, ни одна больничная палата или отделение в Японии не обозначалась номером четыре, никто никому не дарил наборов из четырех предметов, да и само число считалось настолько «невезучим», что почти везде и во всем заменялось безопасным ион … особенно в таких ситуациях, как стартовый отсчет для космического корабля!
        Что ж, суеверие - обычная человеческая черта; японцы здесь - не исключение. Американцы, например, ни одному космическому кораблю не присваивали номера «13» с тех пор, как произошел взрыв на борту «Аполлона-13», стартовавшего из Хьюстона в
13:13 по местному времени, 11 апреля 1970 года… дата - сама по себе интересная: если сложить отдельные цифры - 11.04.70 - также получится тринадцать. Ну, а взрыв на борту произошел, конечно же, в понедельник, 13 апреля…
        Юкио рассмеялся - над нелепой приметой и от радости, вызванной тем, что его мечта о космосе наконец-то сбылась. Радость просто кружила голову…

        - Вы что-то сказали, штурман?  - раздался в шлемофоне голос Куросавы.

        - О, нет, сэр. Простите. Я засмеялся…

        - Это - его первый полет,  - хмыкнул Иидзима.

        - Я не желал бы мешать вам наслаждаться полетом, тю-и-сан ,  - сказал Куросава.  - Однако вам следует также заняться обнаружением цели, нэ ?
        Юкио снова взглянул на дисплей. В небе не было ничего, кроме «Така-2».

        - Цель вне пределов видимости, командир,  - доложил он.
        Говорить становилось все труднее: ускорение продолжало расти. Носитель «Икадути», прямой потомок чудовищных русских «Энергий», мог бы без труда вывести истребитель прямо на орбиту. Но план операции предусматривал выход на перехват цели на максимальной скорости, тем курсом, который позволил бы миновать цель в минимальный срок и, далее, вывел бы истребитель на длинную эллиптическую орбиту.
        Тут грохот и сокрушительная вибрация разом прекратились.

        - Корабль достиг орбиты,  - объявил Куросава.
        Юкио едва не рассмеялся вслух снова, ощутив пьянящую легкость, от которой немного закружилась голова. Он знал, что ему, вероятно, выпадет шанс насладиться ощущением невесомости, и жалел, что в кокпите так мало места, что нельзя отстегнуться от кресла. Пробы ради, он вынул из нагрудного кармана ручку и отпустил ее, оставив парить в воздухе, прямо перед глазами.
        Но ее тут же пришлось поймать и спрятать: капитан Иидзима нажал что-то на пульте управления, и истребитель грациозно перевернулся через левый борт, открывая вид на огромную величавую Землю «над головой». С места Юкио часть голубой и даже изборожденной облаками, точно небо, планеты была заслонена темным колпаком, укрывавшим кабину, но даже то, что он видел, поражало своей красотой, заставив затаить дыхание.

«Инадума» находился над Тихим океаном, и суши не было видно вовсе - лишь океан и облака… Юкио поразился тому, насколько объемными выглядели облака даже с такой высоты. Ему казалось, что они будут лишь плоскими, точно белые мазки кистью на голубом фоне. Но отсюда можно было различить даже каждую «складку» и каждую тень, отбрасываемую верхними облачными слоями на нижние.

«Совсем как в горах, на рассвете… - подумал Юкио.  - Если бы Кэтлин могла это видеть!..»
        Радость мгновенно исчезла, точно повинуясь нажатию кнопки. Нет, не из-за мысли о Кэтлин. Величие голубой Земли совершенно не подходило к тому, что им предстояло совершить. Сама мысль о том, что они вышли в космос для того, чтобы убивать…
        Нет! Не думать об этом! Вспомнить о своем долге! Сосредоточиться на своем долге!
        Однако не было в мире способа избавиться от этой горькой, огнем обжигающей мысли. Впервые прочтя полученный приказ, Юкио не поверил своим глазам.


        "Участникам операции «Така» приказываю: возможно скорее выйти в точку перехвата американских сил, атакующих МКС, в данный момент занятую войсками наших союзников, ООН. Основная цель - американская военная орбитальная станция «Шепард» с тяжелым лазером на борту, обеспечивающая противнику огневую поддержку. После нейтрализации основной цели - приблизиться к МКС и оказать активную помощь силам ООН, находящимся на борту ".


        "Оказать активную помощь "… конечно же, это означало «атаковать американских солдат снаружи».
        Юкио очень не хотелось убивать американцев. Он разрывался надвое между долгом и
«западной» частью своей души - любовью к Соединенным Штатам, западной одежде, свободе мысли и речи, принимаемой американцами, как должное… и, наконец, к Кэтлин.

«Кэтлин, прости меня»…
        Однако - в силу невероятного совпадения - среди тех, кто атакует МКС, среди его
«целей», может оказаться ее отец. В каком-то смысле Юкио на самом деле направили против отца Кэтлин: поскольку МКС была единственным космопортом Земли, другого пути домой с далекого Марса у него не было.
        Некоторое время Юкио смотрел на сверкающий, выгнутый дугой горизонт впереди. Для нихондзина выход из безвыходного положения существовал только один: верность долгу, чести и своей семье.


        Гиму . Долг.
        Сиката . То, как надлежит поступать.
        Ситката га най . Другого пути нет.


        Понятие сиката было специфически японским. Для всякого нихондзина оно включало в себя, во-первых, образ действия, затем - приложенные усилия, и лишь в последнюю очередь - достигнутый результат. «Важна не победа и не проигрыш, но - как ты сыграешь» вполне могло быть афоризмом, впервые высказанным каким-либо древним японским мыслителем.
        Решительным движением Юкио развернул к себе консоль и щелкнул фиксаторами. На дисплее радара уже показались цели - неопределенного размера объекты в пятистах километрах впереди и на сто километров выше истребителя.

        - Вижу группу целей, командир,  - доложил он, вводя в компьютер команды.  - Рассчитываю оптимальную стрельбу.

        - Очень хорошо.
        Группа целей состояла из орбитальных станций на околоземной орбите. Вон та, большая,  - МКС, а рядом, тот сигнал, что поменьше,  - американский транспорт «стар игл». Американских солдат пока что было не различить: слишком велика дистанция.
        Прочие, более мелкие цели были спутниками, исследовательскими платформами, независимыми орбитальными станциями ЕКА и Японии, расположенными рядом для взаимного удобства и безопасности.
        Целью операции «Така» была та, что следовала позади прочих, километрах в двадцати. Коснувшись ее курсором, Юкио запросил информацию об объекте. По дисплею побежали строки романдзи :
        "НЕЗАВИСИМАЯ ОРБИТАЛЬНАЯ СТАНЦИЯ «ШЕПАРД», ПРИНАДЛЕЖИТ США ".
        Двигатели были выключены, но истребитель продолжал мчаться вперед по своей эллиптической орбите. Время запуска было рассчитано исключительно точно: внеся незначительные поправки в курс, Иидзима выводил «Така-1» в точку перехвата через… двадцать одну минуту.
        Единственной трудностью оставалось то, что американцы к данному моменту уже заметили их появление.
        ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ

        Вторник, 12 июня.


        ВОП «Шепард»;

22:23 по времени гринвичского меридиана.
        - Гора Чейенн, я - «Шепард»,  - заговорил полковник Дальгрен, глядя на дисплей телескопа.  - Определенно, к нам - гости. Как минимум, два истребителя класса
«Инадума» идут на перехват.

        - Роджер вас, «Шепард». Подтверждаю. Ведем двух пташек; запущены пятьдесят три минуты назад, с Танегасимы. Разведка доносит, что намерения их враждебны. Повторяю: враждебны.  - Последовала долгая пауза, нарушаемая лишь потрескиванием статических разрядов.  - «Шепард», разрешаю оборонные действия.
        Дальгрен испустил глубокий вздох:

        - Понял вас, Чейенн. Начинаю подготовку к обороне.
        "Оборонительные действия "… Это звучало так… стерильно. Будто «концентрация сил» или «непосредственное воздействие». Словно все это - просто маленькая неувязка на маневрах в Академии аэрокосмических сил, миллионы лет назад…
        Дальгрен поднял взгляд на Фреда Ланса, тоже слушавшего переговоры. Пожав плечами, Фред отвел глаза. Уже несколько часов они размышляли, что предпримет Япония. И, похоже, получили ответ.
        Пока что Япония не торопилась подключиться к кампании, затеянной ООН против США. Японцы оставались одними из самых активных торговых партнеров Америки, несмотря на разнообразные эмбарго, объявленные ООН, и недвусмысленно выступали на Генеральной Ассамблее против военных действий.
        Однако Хартия 2025 года обязывала членов ООН к участию в «военно-полицейских акциях» по требованию Всемирного Совета Безопасности ООН. Поддерживая фикцию так называемых Сил Самообороны, которые отправлялись за границу лишь в самых крайних случаях и в самом осторожном, тщательно контролируемом порядке, Япония обладала космическими вооруженными силами не хуже, а то и лучше, чем у ЕКА. Вопрос был лишь в том, станет ли она жестко придерживаться Хартии.
        И на этот вопрос Япония только что дала ответ.

        - Запускай программу, Фред,  - сказал Дальгрен.  - Посмотрим, как наша детка работает против истребителей.

        - Мы ведем их. Программа работает. Лазерная установка прогревается. Готовность - через тридцать секунд.
        Дальгрен впился взглядом в дисплей. Даже при полном увеличении приближающиеся истребители сложно было различить - пока что они находились в нескольких сотнях километров за кормой «Шепарда». Вдобавок они шли на меньшей высоте, находясь на фоне огромного небесно-голубого простора Тихого океана. Поймав ведущий истребитель в перекрестье прицела, он нажал клавишу, фиксируя цель.

        - К стрельбе готовы, полковник.

        - Огонь!
        Кожух большой капризной ЛУВЭ «Геката» находился внутри лабораторного отсека. Луч шел наружу через специальный порт в обшивке упираясь в зеркало, вынесенное в сторону на двадцатиметровом кронштейне. Точную наводку зеркала на цель осуществляла система искусственного интеллекта «Гекаты», и «мертвых зон» установка не имела. Самого луча в вакууме не было видно, но «зайчик», отраженный зеркалом, вспыхнул, осветив половину орбитальной платформы, точно второе солнце.


        Борт «Така-1»;

22:25 по времени гринвичского меридиана.
        - Кусо !  - зарычал Куросава.  - Что это?
        Не было ни звука, ни сотрясения - просто на носовой обшивке истребителя, в нескольких метрах от кокпита, вдруг вспыхнуло нестерпимо яркое пятно. Иидзима ударил по клавишам, включая маневровые двигатели, уводя машину прочь от смертоносного луча, пока он не прожег обшивку «Така-1» насквозь.

        - Лазер, командир,  - ответил Юкио, сверяясь с приборами.  - Вижу его в полумегаваттном диапазоне. По нам ведут огонь.
        Секундой позже луч ударил снова, на этот раз - в крыло, и задержался на обшивке достаточно долго, чтобы прожечь ее. В пространство вырвался клуб пара, истребитель резко бросило вправо. Выправив курс и уклонившись от луча, Иидзима прибавил скорость.

        - «Така-2» докладывает, что также находится под обстрелом,  - сообщил Куросава.  - Эти ублюдки бьют по очереди - сначала по нам, затем по Одзаве. Пытаются сбить, пока мы не вышли на огневой рубеж.

«Достойная тактика,  - подумал Юкио.  - Вполне может сработать». Еще пять минут они играли в эти смертельные, неуютные «салки». Луч лазера жалил корпус «Инадумы», оставаясь невидимым, однако с результатом на удивление очевидным. Вспышка, клочья обшивки летят в пространство либо тут же исчезают облачком раскаленного белого пара, пилот бросает машину из стороны в сторону, уклоняясь от несущего смерть луча. Секунду истребитель идет ровно, но луч снова находит его.

        - До цели,  - спокойно заговорил Юкио,  - триста двадцать три километра.  - Он сверился с показаниями главного дисплея, где быстро мелькали, сменяя друг друга, цифры относительная скорость, дистанция, время и прочее.  - Время выхода на оптимальную огневую позицию при данном отклонении три минуты двадцать. «Инадума» был вооружен двумя ракетами «Хаябуса», по одной в каждом крыле. Название ракет было поэтической формой обозначения сокола-сапсана, быстрого воздушного хищника, прекрасного охотника. В воздушном бою дальность их полета значительно превышала
150 километров, а в космосе практически не имела границ, но расчет траектории пуска основывался на высоте орбиты истребителя и прочих сложностях условий орбитального перехвата.
        Важнее всего было - оценить оптимальную дистанцию. Очевидно, донесение разведки о том, что на станции «Шепард» проходят испытания нового, космического лазерного оружия, оказалось слишком точным. При пуске ракет со слишком большого расстояния лазерная установка успеет засечь пуск и сбить их. Если же пытаться подойти слишком близко, сбит будет сам истребитель. Программа, работавшая на компьютере Юкио, предназначалась для того, чтобы изо всех зол выбирать наименьшее.
        Истребитель снова бросило в сторону. На миг голубая Земля точно придвинулась к
«Инадуме» вплотную, озарив бирюзовым светом кокпит и укрывая истребитель в тени.

        - Унко !  - зарычал майор Куросава.  - Выравнивайте, пилот-сан ! Маневровые - пять и семь! Выполнять!
        Крен на левый борт замедлился, затем прекратился вовсе. Юкио быстро взглянул вперед, между головами пилота и командира, в черную бездну космоса. Невооруженному глазу американская станция все еще была недоступна. Какое странное оружие…

        - «Така-один», я - ЦУП Танегасимы.
        Голос прозвучал в шлемофоне Юкио, но ответил Куросава:

        - Танегасима, я - «Така-один», иду на цель!

        - «Така-один», «Така-два» на вызовы не отвечает, перешел в свободный дрейф. Судя по всему, уничтожен.
        Юкио похолодел. Вот так просто .Истребитель и три человека погибли .

        - Танегасима, я - «Така-один»,  - отвечал Куросава.  - Понял вас. Продолжаю атаку.
        Конечно же, ничего другого не оставалось. Отступать было некуда. Пожелай они даже прервать атаку и вернуться на Землю, маневр ухода с орбиты попросту уведет их на более низкую траекторию, а скорость истребителя возрастет. И противник решит, что они продолжают атаку.
        Кроме того, нельзя было забывать о чести и принципах ва и бусидо . О бегстве, даже имея к нему все возможности, не могло быть и речи.
        Лазерный луч вновь клюнул нос космоплана, кокпит озарился вспышкой горящего, испаряющегося металла. Капитан Иидзима резко взял вправо, внезапное ускорение вдавило Юкио в кресло, но лазер снова нашел их с непогрешимой точностью.

        - Тикусё !  - заревел Куросава.  - Тю-и-сан , точку мне, быстро!
        Пальцы Юкио порхали по клавиатуре, подставляя в уравнения новые значения, в соответствии с последним, резким изменением вектора сближения - ведь ракеты отклонялись от курса вместе с истребителем. Он стиснул зубы, сдерживая ругательство. До американской станции все еще было слишком далеко… но времени на сближение не оставалось.

        - Есть - точку!  - доложил он, вводя данные в мини-компьютеры ракет.  - Ракеты к пуску готовы!

        - Пуск!  - приказал Куросава.
        Юкио почувствовал легкий толчок и вибрацию: крыльевые отсеки «Инадумы» раскрылись, выпуская наружу две тонкие трехметровые белые стрелы.

        - Ракеты выпущены, командир,  - доложил Юкио.  - К залпу готовы.

        - Банзай !  - воскликнул Куросава, и подчиненные присоединились к нему в традиционном кличе: - Банзай! Банзай !
        Юкио взглянул вперед как раз вовремя, чтобы увидеть, как две яркие звезды, вырвавшись из-под носа истребителя, быстро уходят в темноту.

        - Танегасима, я - «Така-один»,  - сказал он.  - Ракеты пущены.
        Затаив дыхание, все трое ждали. Лазерный обстрел несколько стих. Должно быть, радарная установка «Шепарда» засекла пуск двух ракет, и у американцев появились новые цели. Вчитавшись в мелькавшие на дисплее цифры, Юкио покачал головой.

        - Первая ракета уничтожена. Цель перенесла огонь на вторую ракету.
        Похоже, все было напрасно. Четыре ракеты могли бы сбить с толку системы противоракетной обороны «Шепарда», но «Така-2» покинул игру, не успев задействовать свои две «Хаябуса». Если американцам удастся уничтожить обе ракеты
«Така-1», останется лишь идти на сближение и стрелять по противнику из носовой автоматической пушки… что заранее обрекает истребитель на гибель.

        - Приготовьтесь задействовать боеголовку, тю-и-сан ,  - сказал Куросава.

        - Хай!
        Юкио уже сдвинул полосатую черно-желтую заслонку на консоли, обозначенную номером
«два». Под ней находилась большая красная кнопка. Палец завис над ней в ожидании…

        - Расстояние до цели - двадцать пять километров,  - доложил он.  - Цель обнаружила ракету.

        - Включайте детонатор боеголовки,  - распорядился Куросава.  - Огонь!
        Юкио нажал кнопку. Далеко впереди, в сотнях километров от истребителя, разорвалась боеголовка «Хаябуса».
        Боеголовка представляла собою особую, противоспутниковую модель: взрывчатое вещество, окруженное обоймой тяжелой стальной шрапнели. Взрыв - и шрапнель устремлялась вперед плотной смертоносной тучей. Все это очень напоминало выстрел из гигантского дробовика. Приказывая подорвать боеголовку задолго до оптимального расстояния до цели, майор Куросава шел на риск, надеясь, что цели достигнет достаточно большая порция шрапнели. Как при выстреле из обычного карабина, рассеивание начиналось немедленно после выстрела. Если подрыва боеголовки на расстоянии в несколько сотен метров от «Шепарда» было бы достаточно, чтобы сотня стальных шариков достигла корпуса станции и в клочья разорвала обшивку, дистанция в двадцать пять километров означала, что экипажу «Така-1» очень повезет, если в цель попадут десять снарядов. Или пять. Или хотя бы один.
        Но это означало также, что радарная установка, управляющая лазером противника, тут же была сбита с толку. Одна большая смертоносная цель сменилась сотней крохотных и, каждая в отдельности, безобидных. Почти секунду программа анализировала курсы и скорость, прежде чем прийти к заключению: с достаточной скоростью в станцию попадут не более восьми снарядов.
        По этой причине она сочла стальную шрапнель второстепенной угрозой и снова обратила внимание на основную цель - космоплан «Инадума», все еще державший курс на перехват.
        Юкио только раскрыл рот, чтобы доложить об успешном подрыве боеголовки,  - и в тот же миг кокпит озарился сверхъестественным, ослепительным, никогда прежде не виданным бело-голубым сиянием. Он не успел ни вскрикнуть, ни даже ощутить боль. Забрало шлема треснуло, и глаза его, вскипев, превратились в пар вместе с большей частью черепа.
        Затем, десятую долю секунды спустя, разница в температурах разорвала сверхпрочный пластик, космоплан клюнул носом, и луч мощностью в полмегаватта впился в бак с жидким кислородом - чуть позади кабины.
22:28 по времени гринвичского меридиана.


        Взрыв был ясно виден экипажу американской военной станции, даже без телескопа: беззвучная ослепительно-белая вспышка на мирном голубом фоне земного шара.

        - Есть! Сбили ублюдка!  - воскликнул Дальгрен.
        Секунду спустя шесть снарядов размером с шарикоподшипник пробили тонкую обшивку
«Шепарда», точно пули - картонную коробку.


        Орбитальная ударная группа морской пехоты США;
        Международная космическая станция;

22:35 по времени гринвичского меридиана.


        Фуэнтес не было снаружи во время уничтожения японских «молний». «Маккутчон» прибыл вовремя, и половина морских пехотинцев, несших вахту в пространстве, поднялась на его борт. В силу вступило вахтенное расписание, согласно которому каждый получал возможность провести шесть часов подряд в герметичном отсеке, где можно было снять бронекостюм и отдохнуть. Фуэнтес оставалась снаружи, сколько позволяли ресурсы ПСЖО, и поднялась на борт «Маккутчона» с последней сменой.
        Первый бой вышел яростным, но, к счастью, коротким - бой в вакууме и не может длиться долго. Пятеро морских пехотинцев погибли. Еще трое - пронеслись мимо станции либо были сбиты в бездну отдачей при неосторожной стрельбе, однако двое сумели сориентироваться и добраться до МКС, а рядовой Багли был подобран
«Торнтоном», выполнявшим обязанности спасательного судна, и доставлен на борт
«Маккутчона».
        Точное количество солдат ООН, находившихся на МКС, оставалось неизвестным. Подобраны были три трупа, однако убито было по меньшей мере еще двое. Фуэнтес думала о том, что бой в космосе оказался таким же жутким, как морские абордажи XVIII века, в самом начале истории морской пехоты. Точно на палубе чужого корабля, солдаты на фермах и прочих несущих конструкциях МКС стреляли друг в друга; порою - почти в упор…
        После того как противник отступил внутрь станции, битва стала подобна операции еще более древней - осаде средневекового замка. Нападавшие не могли прорваться внутрь, не уничтожив того, что намеревались захватить, а обороняющиеся не могли выбраться наружу без риска быть разбитыми. Разведданные, поставляемые ударной группе с горы Чейенн, утверждали, что на главном космодроме противника, близ Куру во Французской Гвиане, готовят к запуску орбитально-транспортный корабль.
        Скорее всего, транспорт доставит на МКС подкрепление - слишком многочисленное для того, чтобы ОУГ могла справиться с ним. Запуску мешало лишь присутствие станции
«Шепард» с лазерной установкой «Геката» на борту. На горе Чейенн полагали, что атака японских истребителей призвана нейтрализовать «Шепард» и очистить путь для прибытия подкреплений.
        Среди прочих новостей имелась одна - крайне тревожная. Пока морские пехотинцы на борту «Маккутчона» шумно радовались вестям об уничтожении японских истребителей, капитан Фицджеральд, командовавший «Маккутчоном», отвел Фуэнтес в сторону и сообщил, что связь со станцией «Шепард» прервана - видимо, несколько снарядов все же достигли цели. Да, это могло означать, что на «Шепарде» просто вышел из строя передатчик. Но также это могло означать, что полковник Дальгрен и майор Ланс погибли вместе с лазерной установкой, а ударная группа лишилась единственного своего козыря. По внешнему виду станции ничего определить было нельзя; она все так же следовала за МКС, на дистанции в двадцать километров. Точно известно было одно: связь с Дальгреном оборвалась в тот момент, когда шрапнель разорвавшейся японской ракеты миновала «Шепард».
        Теперь величайшей опасностью было то, что ооновцы заметят молчание «Шепарда». По словам Фицджеральда, даже приближение «Торнтона» к орбитальной платформе, чтобы посмотреть, в чем дело, немедленно привлечет к «Шепарду» нежелательное внимание. Если ооновцы решат, что запуску корабля с Куру ничто не мешает, через час поблизости будет полно вражеских солдат… а может, и истребителей, наподобие сбитых
«Шепардом». После этого морским пехотинцам останется только собирать вещички и отправляться обратно.
        Размышляя обо всем этом, Фуэнтес вновь влезла в бронекостюм и вышла наружу. Там теперь постоянно дежурили семеро морских пехотинцев, менявшихся через неравные промежутки времени, чтобы не обеспечивать запертым внутри станции «голубым каскам» привлекательных целей.

        - О’кей, Карлотто,  - сказала она, пересекая бездну, отделявшую корабль от станции.
        - Тебе пора сменяться.

        - Есть, сэр!  - рявкнул рядовой Карлотто.  - Ох, ну и воняет же в этом Бэ-Ка…

        - На «Маккутчоне» не лучше,  - заверила его Фуэнтес.  - Думай о том, что вот вернешься на Землю, залезешь под горячий душ…

        - Лейтенант, вы что это?!  - возмутился сержант Уэлш.  - Подрываете дух войск? Я последние три часа ни о чем, кроме душа, думать не могу!

        - За то и воюем, сержант,  - отвечала она.  - За горячий душ и все мыло на свете.
        Уэлш включил РРД и слегка поднялся над обшивкой МКС. Бронекостюм его тут же из непроглядно-черного превратился в серебристо-голубой: активный камуфляж, покинув тень, «подхватил» свет, отражаемый Землей и освещенной половиной станции. Вместе с Уэлшем Фуэнтес медленно двинулась вдоль корпуса МКС, в двух метрах от ее неровной белой обшивки. В центре станции находились лабораторные модули, некоторые - с изображениями флагов государств, участвовавших в проекте, включая Японию, Францию и Россию. Самые большие из них, переделанные из внешних топливных баков
«Шаттла-2», теперь большей частью использовались для хранения запасов пищи, ракетного топлива или воды, доставленных с Земли. Здесь же, со стороны Земли, над главным стыковочным узлом, до сих пор занятым европейским «Гермесом», был расположен и «капитанский мостик» - нечто наподобие башенки со множеством смотровых иллюминаторов. Свет внутри был погашен, снаружи там ничего не было видно.
        Фуэнтес с Уэлшем миновали огромные «крылья» солнечных батарей, где морские пехотинцы, успешно перерезав силовые кабели, лишили МКС главного источника энергии. На дальнем, внешнем конце полагался модуль «Альфа», с которого когда-то начиналось строительство. Здесь находились пять отдельных шлюзовых камер, каждую из которых охранял минимум один морской пехотинец. Три из этих пяти шлюзов примыкали непосредственно к комплексу «Альфа», и, если бы «голубые каски» замыслили вылазку, лучшего места для этого им было бы не найти. Сильнее всего атаку - как внутрь, так и наружу - затрудняет узость шлюзовых камер, одновременно сквозь люк удалось бы протиснуться разве что двоим.
        Паря над комплексом «Альфа», Фуэнтес вдруг почувствовала довольно сильный толчок в бок.
        Поначалу она не поняла, что происходит, но тут же увидела, что часть комплекса
«Альфа» медленно отходит от прочей конструкции.
        Нет, то была не часть комплекса! К последнему его модулю была пришвартована старая спасательная шлюпка, одна из тех, что когда-то предназначались для экстренной эвакуации со станции. Однако двигалась она не по собственной воле. Фуэнтес ударил в бок осколок металла или краски; а это означало, что рядом сработало какое-то миниатюрное взрывное устройство В тот же миг ей стало ясно, что случилось.

        - Внимание!  - крикнула она на общей частоте.  - Вылазка противника в районе
«Альфа»!

        - Мински! Ортега!  - подключился Уэлш.  - Все! Живо сюда! Они высвободили шлюпку и превратили весь комплекс «Альфа» в огромный шлюз!
        При этих словах в бреши между «Альфой» и шлюпкой показался первый солдат в голубом шлеме. Проклятье! Должно быть, они разгерметизировали половину «Альфы», собрали там столько солдат, сколько поместилось, и отстрелили шлюпку. Через такой выход единой массой может выбраться наружу чертова уйма народу!
        Подняв винтовку, Фуэнтес нашла цель и выстрелила. Мимо! Отдача толкнула ее влево. Уцепившись за трос, протянутый между частями конструкции киля, она остановилась и подтянулась к металлической ферме. Обхватив ферму ногами, она смогла держать винтовку обеими руками, не заботясь о сохранении равновесия. Поймав фигуру противника в перекрестье прицела на дисплее, Фуэнтес нажала на спуск.
        Результат превзошел все ожидания. Шлем ооновца буквально взорвался, превратившись в облако пара и кровяных брызг, а тело кувыркнулось назад. За первым солдатом, стреляя на ходу и изо всех сил прижимая приклад винтовки к центру тяжести тела, показался второй. Фуэнтес почувствовала, как пули бьют в металл фермы, за которую она держалась ногами, но нашла цель и выстрелила в ответ без промедления: здесь, в космосе, некуда было упасть, чтобы укрыться от огня.
        Подошедший Уэлш пристроился неподалеку от нее.

        - Как думаешь, добавят о нас строчку в гимн Корпуса?  - спросил он, выпуская короткую очередь в брешь.

        - Хорошо бы.  - Фуэнтес последовала его примеру.  - Что толку в невоспетых героях?

        - Это точно.  - Уэлш выстрелил снова.  - Все, кто может, подтягиваются к нам. Если сможем отбить…
        Но «голубые каски» были уже повсюду, куда доставал глаз,  - и приближались. А морских пехотинцев возле комплекса «Альфа» было всего трое или четверо, считая Уэлши. Противник намного превосходил их в числе.
        Конечно, в том и заключался замысел их командира. Всем вместе ринуться в атаку, уничтожить нескольких морских пехотинцев, которые окажутся у выхода, затем - рассредоточиться и встречать огнем остальных, по мере прибытия. Простое, элегантное решение, казалось бы, неразрешимой тактической задачи.
        Но Фуэнтес решила хоть как-нибудь нарушить этот план.
        Имея точку опоры, она может стрелять гораздо свободнее, тогда как наступающим
«голубым каскам» необходимо соблюдать осторожность - иначе отдача оттолкнет, закружит, заставит потерять ориентацию. Человек пять - уже вышли из боя именно по этой причине. Не обращая внимания на тех, кто потерял равновесие, Фуэнтес сосредоточилась на противниках, более привыкших к невесомости. Из-за края последнего модуля как раз появился очередной солдат, тащивший не что иное, как громоздкое, с питанием от ранцевых аккумуляторов, лазерное ружье. Вот это - совершенно некстати! Тщательно прицелившись, Фуэнтес выпустила во врага длинную очередь, полоснувшую по его шлему и нагрудной броне, едва не разорвавшую его тело пополам.
        Тут подоспели, примчались на миниатюрных водородных РРД, словно крохотные истребители, прочие морские пехотинцы. Никто не помышлял о том, чтобы остановиться или укрыться,  - все, что угодно, лишь бы сломать строй противника! Вот еще двое
«голубых касок» замерли, поплыли в пустоту, точно марионетки с перерезанными ни точками… за ними - третий.. Еще несколько - укрылись среди ферм и поперечных балок киля, ища точку опоры, чтобы встретить подходящих огнем, однако многие были тут же сбиты либо поддались панике, и стрельба со стороны ооновцев сделалась редкой и неточной.
        Обернувшись, Фуэнтес увидела приближавшийся к полю битвы «Маккутчон» - огромный, черно-белый, стреловидный, закрывший своей тенью половину корпуса МКС. Из шлюзовой камеры транспорта, один за другим, появлялись, тут же вступая в бой, остальные ее солдаты. Очевидно, Фицджеральд, узнав об опасности, повел корабль на помощь, а те, кто находился на борту, облачались в бронекостюмы так быстро, как только могли. Несмотря на ураганный огонь защитников станции, Фицджеральд подходил все ближе и ближе.
        Сержант Уэлш повернулся лицом к Фуэнтес, она могла видеть его улыбку под темным поляроидным забралом шлема.

        - Ну, что ж, лейтенант,  - сказал он,  - кажется, мы…
        Забрало его шлема треснуло; поверхность пластика перечеркнула белая, покрытая по краям изморозью царапина. Каким-то чудом пластик еще оставался цел, несмотря на чиркнувшую по нему пулю, но на глазах шелушился, роняя в пространство тонкие хлопья. Глаза Уэлша расширились от страха и потрясения.

        - Шлем!  - закричал он.  - Господи, шлем! Он сейчас…

        - Спокойно!  - заорала в ответ Фуэнтес.  - Без паники! Не двигайся!
        Не раздумывая, она схватила его за руку, развернула так, чтобы он оказался впереди, и врубила РРД. Пуля ударила в бедро, толкнув ее вправо, но бронекостюм выдержал, и Фуэнтес, не обращая на это внимания, толкая перед собой сержанта, устремилась к открытому концу МКС.
        Брешь между крайним модулем и шлюпкой, рассудила она,  - ближайший шлюз; к тому же шлюз этот уже открыт. Возможно, там, внутри, еще два десятка «голубых касок» только и ждут, когда кто-нибудь из морских пехотинцев отважится пуститься на подобную глупость, но Фуэнтес не собиралась беспомощно парить в пространстве и ждать, пока шлем Уэлша разорвется.
        Не сбавляя скорости, она покрепче вцепилась в РРД Уэлша и зацепила носками башмаков край люка модуля. Оба резко крутнулись, переворачиваясь через головы, и оказались лицом к зияющему, точно зев пещеры, проему, некоторое время назад заблокированному шлюпкой.
        Башмаки соскользнули с края люка. Сманеврировав при помощи РРД, Фуэнтес остановила вращение и повлекла сержанта вперед, в темное нутро модуля «Альфа».
        Оба люка стыковочного узла были распахнуты настежь. Первый отсек оказался пуст и темен; в дальнем его конце поблескивала в оранжевых вспышках крохотного аварийного сигнала крышка запертого люка.

        - Дело дрянь, лейтенант,  - прохрипел Уэлш.  - Я теряю давление. Забрало изнутри совсем замерзло. Лучше уж брось меня.

        - Хрен там!  - рявкнула она.
        Крик гулким эхом отдался под шлемом. Ей вспомнился капитан Уорхерст на крыше посольства - вот он падает, а «перегрин» уходит вверх…
        Нет. Она не бросит своего.
        Изморозь на внутренней стороне забрала, однако ж, была плохим признаком. Уходя в пространство, воздух охлаждается. Должно быть, сейчас воздух сочится через микроскопические трещины в забрале сержантова шлема. Еще несколько секунд - и…
        Возможно, кто-то и ждет ее там, по ту сторону люка,  - на это Фуэнтес было плевать. Люк открывался старым способом, при помощи поворотного вентиля. Отпустив Уэлша, она навалилась на колесо вентиля и уперлась ногами в пол. Если там, с той стороны, есть воздух…
        Воздуха по ту сторону люка не оказалось. Крышка люка мгновенно отошла в сторону. Схватив Уэлша, который наверняка уже ничего не видел из-за изморози и готов был вот-вот отключиться, она пропихнула его в люк и нырнула следом.
        Следующее помещение оказалось шлюзовой камерой с четырьмя люками, соединявшей друг с другом четыре отсека. Захлопнув за собой крышку, Фуэнтес принялась отчаянно озираться ища какой-нибудь пульт управления или вентиль воздухопровода и не находя ничего…
        Перевернув Уэлша на спину, она с ужасом увидела, что в забрале его шлема зияет звездчатая дыра размером с ладонь, а в воздухе плавает поблескивающее облачко осколков и льдинок. Полные ужаса глаза сержанта неотрывно взирали на нее, рот его был широко раскрыт, губы посинели. Поздно! Поздно !
        Но тут Фуэнтес заметила нечто странное. Сержант дышал! С трудом, но - дышал, разевая рот и глотая воздух, точно вытащенная из воды рыба. Только теперь внешние микрофоны ее БК уловили слабенькое, но нарастающее шипение воздуха, струившегося в шлюзовую камеру из отверстия прямо над ее головой. Должно быть, кто-то внутри заметил их появление и пустил воздух…
        Через несколько секунд дисплей шлемофона показал, что снаружи - пригодная для дыхания атмосфера, а температура и давление - в норме. Раздался скрежет, и крышка люка напротив того, через который они вошли, с лязгом распахнулась.
        Винтовка все еще висела на вытяжном шнуре бронекостюма, но Фуэнтес не стала поднимать ее. В данный момент она не знала, стоит ли прорываться внутрь с боем или же просто сдаться; в конце концов, целью всех ее стараний было - доставить сержанта туда, где есть воздух, и это ей удалось. Да, теперь, скорее всего, остается только бросить оружие и сдаться…
        В проеме люка показался молодой смуглый светловолосый человек; лицо его было едва различимым в тусклом свете аварийной лампы.

        - Поднимайтесь на борг,  - сказал человек.  - Мы вас ждали.
        Фуэнтес протиснулась сквозь неширокий люк. Там ждали трое; один держал в руке автоматический пистолет. В углу, с окровавленным лицом, недвижно парил четвертый.

        - Я - полковник Гришэм,  - представился человек с пистолетом.  - Аэрокосмические силы США.

        - Полковник Гришэм?..

        - Да, командующий станцией. Добро пожаловать на борт… искренне рад видеть вас!
        Фуэнтес сняла шлем. В отсеке было жарко и невыносимо душно осадный маневр ударной группы, отключение солнечных батарей, оправдался как нельзя лучше. Освещение было отключено; лишь кое-где горели аварийные лампы.

        - Каково ваше положение?

        - Несколько минут назад почти все они вышли наружу,  - отвечал Гришэм - На борту осталось от силы двое или трое. Вот этот,  - Гришэм указал через плечо на тело в углу,  - охранял выход и хотел оставить вас в шлюзе. Но мы его уговорили так не делать.

        - Спасибо.  - Приблизившись к Уэлшу, Фуэнтес осмотрела его. Сержант был в сознании и, хоть дышал до сих пор с трудом, смог кивнуть в ответ на прикосновение к его лицу.  - От имени нас обоих…

        - Похоже, эта вылазка была последним жестом отчаяния,  - сказал Гришэм.  - Они, видимо, поняли, что помощи с Земли не дождутся, и решили погибнуть или победить.

        - И ведь едва не победили… У вас хватит энергии?  - спросила Фуэнтес, указывая на рацию на переборке.

        - Конечно.

        - О’кей. Настройтесь на пятнадцатый канал и скажите нашим снаружи, чтобы продвигались сюда.

        - А вы?..

        - Пойду поговорю с засевшими в том конце станции.
        Гришэм качнул стволом пистолета, отнятого у солдата ООН:

        - Пойду с вами.

        - Хорошо.
        Надев шлем, Фуэнтес включила прожектора, освещая путь жестким желтым лучом. Уэлша оставили на попечении одного из американцев, вооружив третьего его винтовкой. Бок о бок, единым строем, все трое прошли через безмолвную темную станцию. Навстречу не попался никто. Заметив движение за окном, освещенным лучом прожектора, Фуэнтес крикнула:

        - Не двигаться! Морская пехота США!
        В темноте вздохнули:

        - Так я и думал. Что ж, морская пехота США… мы сдаемся.
        На борту, кроме членов экипажа станции, оставались лишь двое ооновцев - полковник Кювье и его адъютант, капитан Лаво.
        Напряжение разом исчезло. Сердце Фуэнтес бешено застучало в ребра; захлестнувшая ее радость победы была не похожа ни на что, испытанное ею прежде. Пока Гришэм держал пленных на мушке, она прошла к радиостанции.

        - Гора Чейенн, гора Чейенн, говорит американская орбитальная станция «Фридом»! Морская пехота высадилась и полностью контролирует плацдарм!
        Именно эти слова ей всегда так хотелось произнести…
        ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ

        Воскресенье, 17 июня;

09:19 по времени гринвичского меридиана.


        Гарроуэй;
        ущелье Кандор;
        сол 5656-й; 08:38 по марсианскому солнечному времени.


        Узкий каньон, струной протянувшийся через пустыню, закончился через восемнадцать дней после выступления со станции «Хайнлайн», и после этого наконец-то МЭОМП смог в самом деле начать продвижение вперед. По пустынной равнине, простиравшейся за каньоном, шли на довольно высокой скорости, и сани поднимали тучу пыли, проносясь мимо бесконечных песчаных дюн и возвышавшихся в отдалении красно-коричневых скал.
        Сказать, что за эти три недели все были вымотаны, грязны и голодны - значит, не сказать почти ничего. Некоторые едва держались на ногах из-за жутких мозолей и потертостей, заживлению которых постоянное ношение бронекостюмов вовсе не способствовало. Однако цель была уже близка.
        В ранний, предрассветный час двадцать первого сола похода они оставили машину. У четверых морских пехотинцев - Лэзенби, Хайеса, Петруччи и Фоллета - отказали бронекостюмы. Некоторое время они пытались меняться с другими, но в кабине было так тесно, что гораздо проще было исключить их из вахтенного расписания и позволить им жить в относительной роскоши, избавившись от брони. Еще двое, Кеннемор и Витек, так стерли ноги и спины, что доктор Кейси рекомендовал также освободить их от несения вахт и ношения бронекостюмов.
        Эти шестеро, плюс трое ученых, остались на борту марсохода, с капралом Хайесом за рулем, а прочие в последний раз по одному миновали шлюзовую камеру и отправились вперед, через пески.
        Гарроуэй с Кингом тщательно выверили маршрут по оставшимся на марсоходе картам.
«Марс-1» был расположен в двухстах километрах от той точки, где узкий прямой каньон впадал в просторную котловину, известную под названием ущелье Кандор. За два последних дня они прошли сто восемьдесят километров из этих двухсот, мчась со скоростью от восьми до десяти километров в час. До базы оставалось меньше двадцати.
        Двадцать километров. Около двенадцати миль. Уж столько-то они напоследок прошагают и пешком.
        Как только отряд отправился в путь, Хайес запустил двигатель марсохода и медленно, не быстрее трех километров в час, тронулся следом. При такой скорости шедшие пешком могли легко обогнать машину, несмотря на все свои мозоли. Сани, освобожденные от пассажиров, но все еще нагруженные ящиками и канистрами, тащились за марсоходом и поднимали тучу пыли, хорошо заметную издали. Вскоре один из шедших впереди, сержант Джейкоб, заметил еще одну тучу пыли - на востоке. Он подал знак остальным. Отряд свернул к югу и укрылся за низким песчаным валом. Через двадцать минут вдали показались два марсохода, мчавшиеся со стороны «Марса-1» на скорости двадцати километров в час.
        Хайес остановил машину. Красно-серое облако пыли осталось висеть в воздухе, чуть позади негромко урчавшего двигателем марсохода. Две подошедшие машины остановились, люки их распахнулись, и наружу хлынули солдаты в голубых шлемах.
09:46 по времени гринвичского меридиана.


        Камински; ущелье Кандор;

09:05 по марсианскому солнечному времени.


        Капрал Камински лежал на брюхе за песчаным бугорком и при помощи прицела винтовки, подключенного к дисплею шлемофона, следил за «гальюнниками», спрыгивавшими со своих машин на песок. На глаз их было человек пятнадцать; все - вооружены, что ставило морских пехотинцев в крайне невыгодное положение. На весь отряд из двадцати одного человека имелись всего четыре винтовки, захваченные у охраны станции «Хайнлайн» - давным-давно, в незапамятные, можно сказать, времена…
        Однако захватить противника врасплох - тоже дорогого стоит. Повернувшись, Камински взглянул на майора, лежавшего в нескольких метрах от него.
        Камински знал: к нынешнему дню во взводе не оставалось ни единого человека, кто не готов был бы тут же умереть по приказу старика. Поход, со всеми его тяготами, сплотил взвод, как никогда прежде,  - даже семь месяцев в одной консервной банке, во время полета на Марс, не подействовали на людей таким образом. Если кто-то в душе и клял майора, увлекшего всех в опасный, нечеловечески трудный поход, вслух он этого не высказывал. И правильно делал. Взвод воистину стал гун-хо - словечко это прижилось в Корпусе со времен службы в Китае, около века назад, и означало, в грубом переводе, «все вместе». В этом смысле МЭОМП действительно был гун-хо и ругани в адрес своего нового командира не спустил бы никому.
        Камински вновь перенес все внимание на прицел. Неделю назад Гарроуэй провел небольшие стрельбы в пустыне. Четырьмя лучшими стрелками оказались Островски, Нокс, Кэсвелл… и он. При этом открытии Камински чуть не лопнул от гордости: остальные трое все были люди опытные, ветераны, младшие офицеры. Им и положено быть лучшими. А вот ему, перекрыв результаты всех прочих, действительно было чем хвастать.
        Это было здорово. После того как он, прибыв на станцию «Хайнлайн», выложил на стол утаенный от обыска американский флаг, некоторые начали считать его просто каким-то супер-морпехом, решившим жизнь посвятить Корпусу. Это, конечно, ерунда. Только бы добраться на Землю - там он немедленно уйдет в отставку. Однако иметь репутацию этакого Джона Уэйна - все равно здорово. Ему и троим младшим офицерам доверили четыре отрядные винтовки и распределили их вдоль песчаного гребня так, чтобы накрыть ооновцев огнем с фронта, с тыла и с левого фланга. Как только…

        - Огонь!  - скомандовал Гарроуэй, прерывая тщательно соблюдавшееся радиомолчание.
        Камински уже взял на прицел одного из вражеских солдат. Палец нажал на спуск, и он скорее ощутил, чем услышал, шелковый шелест пяти пуль, вырвавшихся из ствола. Человек на дисплее шлемофона, качнувшись, рухнул лицом вниз. Только после этого Камински услышал выстрелы - резкие щелчки в разреженной марсианской атмосфере. Упали еще двое ооновцев, за ними - третий… Пока прочие лихорадочно озирались, пытаясь понять, откуда обрушился на них внезапный смертоносный шквал, рухнул на песок, взмахнув руками, четвертый.
        Остальные залегли, до сих пор не обнаружив стрелявших. Человек пять открыли огонь по марсоходу, но Хайес уже вел машину вперед, на полной скорости, грохоча траками гусениц, вздымая в воздух тучи песка и пыли, среди которых развевался в воздухе американский флаг.
        Описав крутую дугу, Хайес затормозил между морскими пехотинцами и легионерами. Как только поднятая траками пыль заслонила обзор противнику, Гарроуэй вскочил на ноги и взмахнул рукой:

        - За мной! В атаку!
        Поднявшись, Камински выпустил еще одну короткую очередь от бедра. Вдоль всего песчаного гребня устало поднимались, бежали вниз по склону люди в бронекостюмах цвета красновато-охряного марсианского песка. Весь взвод согласился на этот бросок: пусть безоружные, они смогут отвлечь огонь противника от четверых стрелков… а если стрелок погибнет, оружие тут же поднимет другой.
        Неловкими скачками, оскользаясь в песке, Камински устремился к передней машине. Впереди, едва различимый сквозь пыль, показался легионер - и тут же упал, срезанный очередью Островски. Товарищи ворвались в пылевую завесу, и Камински замедлил бег: теперь, прежде чем стрелять, требовалось опознать цель.

        - Уррра-а!  - завопил он в микрофон, раздирая рот в древнем боевом кличе Корпуса.  - Морпех!!!
09:50 по времени гринвичского меридиана.


        Гарроуэй;
        ущелье Кандор;

09:09 по марсианскому солнечному времени.


        Гарроуэй остановился, коснувшись рукой ооновского марсохода. На песке лежал пистолет - «зиг-зауэр П-940» со снятым предохранителем. Гарроуэй подобрал оружие, но бой в общем уже кончился. Морские пехотинцы, один за другим, вооружались винтовками и лазерными карабинами, оброненными погибшими или ранеными солдатами ООН; количество стрелков увеличилось до шести, а затем и до десяти. В короткой бешеной перестрелке в пыли погибли еще двое ооновцев, а сержант Стив Эбрелл получил пулю в правое предплечье. Воздух со свистом вырвался из окровавленной пробоины, но к раненому вовремя подоспел доктор Кейси с мотком гермопластыря. Быстро обмотав предплечье Эбрелла несколькими слоями пластыря, он ликвидировал утечку. Эбрелл был без сознания, но, судя по показаниям индикаторов ПСЖО, быстро приходил в себя. Если его вскоре переправить в герметичное помещение, будет в порядке…

        - Nicht schiessen! Nicht schiessen!

        - He стреляйте! Я сдаюсь!
        Пыль мало-помалу оседала, завеса редела. Несколько «голубых касок» застыли на месте, побросав оружие и высоко подняв руки. Островски и Нокс, согласно плану, поднялись на борт обоих марсоходов и взяли в плен водителей. В несколько секунд все было кончено. Уцелевшие солдаты ООН были разоружены и усажены на землю.
        Силами двадцати одного морского пехотинца США, при некоторой помощи марсохода, были убиты девять солдат Иностранною легиона на службе ООН, а еще восемь - взяты в плен. Все это - ценой одного раненого.

«Достойный конец эпического похода,  - подумал Гарроуэй.  - Вполне достойный, чтобы попасть в историю Корпуса, вместе с сагой об О’Бэнноне под Дерной».
        Захват «Марса-1» оказался делом крайне простым. Допросив по отдельности каждого из пленных, Гарроуэй узнал, что в Кандоре осталось всего пятеро солдат ООН, а прочие
        - около тридцати бойцов плюс европейские ученые, работающие на ООН,  - находятся в Сидонии.
        Резонно предположив, что хотя бы один из водителей марсоходов успел связаться с
«Марсом-1» и передать предупреждение, можно было понять, что новость уже успела достичь и Сидонии. Требовалось действовать как можно быстрее.
        Отряд сумел въехать прямо на кандорскую базу и оставить машины в гаражном отсеке. Гарроуэй готовился к стычке у шлюзовой камеры, но когда морские пехотинцы ворвались внутрь с оружием наготове, их встретила лишь толпа любопытствующих ученых, сотрудников НАСА и русских техников. Стоило морским пехотинцам опустить оружие и снять шлемы, толпа взорвалась аплодисментами, быстро перешедшими в приветственные крики. Вскоре в «холле» базы бушевал настоящий карнавал. Несколько женщин - ученых и техников - принялись целовать морских пехотинцев, несмотря на громоздкие бронекостюмы и запах, от которого не отделаться, если целых три недели не мыться и даже не вылезать из брони. Кто-то из техников успел даже соорудить из кусков картона транспаранты: "Добро пожаловать, морская пехота!" и "США!" .
        В рекреационном зале было устроено нечто наподобие солнечной веранды с прозрачным потолком. Теплые лучи утреннего солнца струились вниз, согревая столики и мягкие пластиковые кресла и создавая почти домашний уют. За общим столом морских пехотинцев встретил, улыбаясь, капитан Грегори Барнс, начхоз МЭОМП, в компании капралов Джека «Слая» - Слайделла и Бена Фулберта, добро вольно отправившихся в Кандор помогать ему.

        - Привет, Грег,  - сказал Гарроуэй, протягивая руку. На нем до сих пор была кираса от бронекостюма - остальное он сбросил еще в кабине и уже начал подумывать о том, чтобы никогда больше не надевать эти ненавистные железяки.  - Тыщу лет тебя не видел.

        - Господи, майор!  - отвечал Барнс.  - Как я рад видеть вас! Вас ведь объявили пропавшими без вести и погибшими; вы в курсе?

        - Нет.

        - Можете себе представить, сэр,  - добавила Островски,  - мы последнее время вроде как не получали новостей.

        - Люди ООН, устроившие весь этот балаган, поначалу скрывали, что вы ушли с той станции, где они вас держали… но потом сюда привезли тех двух ученых - Кеттеринга с Вандемеером, и вскоре нам стало известно, что вы решили скрыться в пустыне.

        - Рад слышать, что эта парочка в добром здравии. Я волновался - не стряслось ли с ними чего.

        - О, с ними все прекрасно. Наверное, затихарились в рубке связи, со своими ооновскими дружками. Словом, всем стало известно, что вы вырвались, хотя ооновские шишки не обмолвилось ни словом. А потом, пару недель назад, разразилась песчаная буря…

        - Да. Чуть не похоронила нас навсегда.

        - Ну, в общем, шуму тут было много. Выслали патрули на марсоходах, искали вас с воздуха… Охотились за вами - дай бог! А потом сделали сообщение - обычная чушь: мол, с прискорбием сообщаем, что майор Гарроуэй, двадцать четыре морских пехотинца и трое ученых погибли в песчаной буре, оставив убежище без разрешения, не будучи должным образом экипированы. И больше мы ничего не слышали - пока сегодня утром не поднялась суматоха.

        - Ну, бурю-то мы выдержали,  - сказал Гарроуэй.  - Может, они и в самом деле считали, что мы погибли. Или просто не хотели, чтобы кто-нибудь из вас отправился нас разыскивать.

        - Возможно. Мы здесь вроде бы не были пленными…

        - Но?..

        - Да. Но Они захватили командный центр и рубку связи. И объявили, что связь с Землей невозможна по техническим причинам. Но все знали, что это - ложь. Нас троих поместили в отдельную каюту, чтобы держать под присмотром. Сказали, что мы сможем связаться с Землей, «когда прояснится политическая ситуация». Вот так.

        - А какова сейчас политическая ситуация, сэр?  - поинтересовался лейтенант Кинг.

        - А черт ее знает! Нам ни слова не сказали.
        Только сейчас Гарроуэй почувствовал, что неимоверно устал. Он отер лицо, ощутив под пальцами коросту грязи.

        - Ладно. Пойдем разберемся с оставшимися ооновцами,  - сказал он.  - А после нам потребуется душ, как следует выспаться да новая форма. Ну и медосмотр не помешает
        - у многих жуткие мозоли. Три недели в броне…
        Барнс кивнул:

        - Обеспечим. Я уже уведомил доктора Рыбина.  - Он сделал паузу и сморщил нос.  - Надеюсь, вы простите меня, сэр, но от вас так несет!

        - Ну, у меня нос отказал еще недели три назад. Все, чего я сейчас хочу, это - душ, выпить и - спать… в любой последовательности.

        - Прошу прощения у господина майора, сэр,  - заговорил, выступая вперед, капрал Слайделл,  - но, может, это вам подойдет?  - Он протянул Гарроуэю запотевшую жестяную банку.
        Гарроуэй с подозрением осмотрел подношение:

        - Это - в самом деле то, что я думаю? Или у меня галлюцинации?

        - Самое что ни на есть настоящее, сэр,  - с гордостью ответил Слайделл, разворачивая банку так, чтобы Гарроуэй смог прочесть надпись.
        Это было пиво. Самый настоящий «Стоуни Брук»!
        Гарроуэй осторожно принял банку, словно опасаясь, что она вот-вот исчезнет.

        - А скажи-ка мне, Слай,  - негромко заговорил он,  - как это нам посчастливилось набрести на единственный запас пива в радиусе ста миллионов миль?
        Выражение лица Слайделла сделалось одновременно смущенным и самодовольным.

        - Ну, сэр, дело вроде как в следующем…

        - Эти сукины дети,  - совершенно будничным тоном объяснил Барнс,  - умудрились протащить на борт «Полякова» целый контейнер пива, майор.

        - Значит, контрабанда?

        - Ну, сэр! Мы просто… мы с Беном просто подумали, что вам, после пустыни, не помешает - холодненького-то…

        - Что ж, капрал… не дай тебе бог, если не хватит на всех желающих!
        Помрачневшее было лицо Слайделла вновь засияло в улыбке.

        - Конечно, сэр! Думаю, хватит на всех.

        - Тащи.

        - Есть! Идем, Бен, поможешь!
        Капралы удалились, а Гарроуэй вопросительно взглянул на Барнса.

        - Это - долгая история, майор.

        - Да уж, представляю… - Он покрутил в руках банку.  - Всего-навсего нарушение двадцати, а то двадцати пяти пунктов устава морской пехоты и НАСА, которые мне вот так, сразу, приходят на память… - Он поднес банку к глазам, вчитываясь в текст.  -
«Разлито в США». Много слышал о морпехах, умудрявшихся из любой местной дряни варить самодельное… но в первый раз сталкиваюсь с тем, что они его импортируют. Много у них там?

        - Около пятисот банок, сэр.

        - Что?

        - Так точно, сэр. Пятьсот банок. В опломбированных, замороженных герметичных контейнерах с маркировкой "Германиево-арсенидные батареи; серийный номер: восемь-три-семь-три-шесть-три-пять; Ю-эС-эМ-Си; Не вскрывать!" .

        - И какое же важное оборудование пришлось оставить на Земле, чтобы освободить место под эти… батареи?

        - Насколько я могу судить, сэр, никакого. По спискам - все налицо. Общим весом в двести кило, плюс пятьдесят кило упаковки. Видимо, кто-то из них имел связи на складе, в Вандерберге.
        Секунду спустя вернулись Слайделл с Фулбертом, таща большой ящик холодного пива.
        Гарроуэй понимал, что добавляет к длинному перечню нарушенных пунктов устава еще несколько, но сейчас устав заботил его меньше всего.

        - О’кей, леди и джентльмены,  - объявил он.  - Разбирайте. По одной в руки.
        Когда пиво - при бурном всеобщем одобрении - было роздано, Гарроуэй вскрыл свою банку и сделал глоток. Вообще-то он не любил пива. Пробовал раз или два, когда был помоложе, да и то - больше за компанию, но вкуса к этому напитку так и не приобрел.
        Теперь пиво показалось ему чистым, сладким, холодным нектаром. Сделав еще несколько небольших глотков, он снова осмотрел банку. Ему вспомнились слова полковника Ллойда: «Никогда не доверяй морпеху, добровольно напросившемуся на грязную работу».

        - Итак… капитан Барнс, как вы полагаете, каковы были цели этих двоих?

        - Я думаю, сэр, они намеревались обеспечить себя пивом на весь срок пребывания на Марсе. Либо - чертовски выгодно сбыть свой запас остальным.

        - Ничего подобного, сэр!  - возмутился Слайделл.  - Просто оно… ну, вроде как напоминало бы нам о доме и всякое такое.  - Судя по тону, он и в самом деле был здорово обижен.  - Мы же не наркотики везли! И на товарищах наживаться не собирались!
        Гарроуэй перевел взгляд на него:

        - Сынок, ты же прекрасно знал, что в космосе каждый лишний килограмм на вес золота? Если учесть подъем на орбиту и доставку на Марс, у тебя тут пива на несколько десятков тысяч долларов.

        - Об этом уже был разговор, сэр,  - сказал Барнс.  - Неделю назад я застал их с Фулбертом за распитием пива и вытащил из них всю историю. Наверное, следовало обоих поместить под арест, но не отдавать же их было ооновцам…

        - Вы поступили совершенно правильно, капитан,  - подтвердил Гарроуэй.  - Морская пехота никогда не бросает своих.
        Тон его заставил Слайделла вздрогнуть.

        - Но, господин майор, мы ведь правда не хотели ничего та…

        - Кончай треп, солдат. С данного момента - оба считайте себя направленными на рапорт. Кто еще был с вами?

        - Я, сэр,  - сказал Камински.
        Выглядел он ужасно. Глаза сверкали на лице, покрытом слоем грязи. Чистой была лишь кожа над верхней губой - там, где грязь смыло пиво.

        - Только мы трое, сэр. Больше никто не знал.
        Несколько секунд Гарроуэй молча взирал на него.

        - Я разочарован в тебе, Кам,  - сказал он наконец.  - Из тебя мог бы выйти прекрасный морской пехотинец.
        Камински поник головой, но щадить его Гарроуэй не собирался. Дисциплина - прежде всего.

        - Что ж… Тебе тоже предстоит рапорт.
        Он сделал еще глоток. Господи, как это было вкусно!
        Гарроуэй допил пиво. До этого ему так долго приходилось пить лишь консервированную или переработанную в системах замкнутого цикла воду, что он успел забыть о том, что жидкость вообще может иметь какой-либо вкус. Голова слегка кружилась - интересно, могла ли оказать такое действие всего одна банка? Может, и могла… Он был здорово измучен жаждой да к тому же голоден. Но теперь - чувствовал себя прекрасно.

        - Ладно,  - сказал он, ставя пустую банку на столик.  - Значит, остальные ооновцы в рубке связи?

        - Да, сэр,  - ответил Варне.  - Думаю, кто-то из этих марсоходов, посланных вам навстречу, успел сообщить, что их дела плохи. По внутренней трансляции объявили, что весь персонал ООН приглашается в рубку связи, и больше мы никого из них не видели.

        - Что ж, полагаю, пора нанести им визит.

        - Согласен, сэр.
        Солдаты и прочий персонал ООН, запершиеся в рубке связи, сдались без единого выстрела и вообще без какого-либо сопротивления. Все обошлось лишь угрозой выломать дверь. Когда их вывели, Гарроуэй прошел внутрь и проверил оборудование. На то, чтобы установить новые пароли и возобновить связь с Землей, потребуется совсем немного времени…

        - Вам также остается лишь сдаться, майор Гарроуэй.
        Вздрогнув от неожиданности, Гарроуэй поднял взгляд. С главного дисплея на него взирал чистый, гладко выбритый полковник Бержерак. Только сейчас он понял, насколько грязен и неопрятен с виду.

        - Привет, полковник,  - отвечал он.  - С чего это вы решили, что мне следует сдаться?

        - Что ж, очевидно, вам удалось сегодня утром заманить в засаду моих людей, но не можете же вы надеяться, что этот трюк удастся еще раз, со мной. У меня здесь тридцать человек, и мы будем ждать вашего прибытия.  - Он улыбнулся.  - Если, конечно, вы не решитесь снова отправиться маршем через пустыню. Однако не думаю, что вы сумеете пройти пять тысяч километров, едва одолев шестьсот пятьдесят. И то
        - судя по вашему виду, были на волосок от смерти…

        - Не дождешься, Бержерак,  - буркнул Гарроуэй.  - Главная база - в наших руках. Вы отрезаны. Сдавайся, пока не поздно.

        - Вы заблуждаетесь, друг мой. Пищи у нас - в достатке, а вечная мерзлота снабдит нас достаточным количеством воды и топлива. К нам идет подкрепление, которое будет здесь через пять месяцев.  - Бержерак по-галльски пожал плечами.  - Вдобавок сидонийские руины, главная причина присутствия на Марсе людей, находятся здесь, под нашим контролем. Кстати говоря, в наших руках также находятся двое морских пехотинцев, включая вашего командира, и некоторое количество американских ученых. Во избежание ненужных потерь предлагаю вам сдаться властям Объединенных Наций.

        - И позволить вам снова загнать нас в пустыню? Это - вряд ли.

        - Возможно, мы допустили ошибку, мсье. Мы можем разработать иной вариант.
        Гарроуэй был слишком утомлен, чтобы вдаваться в тонкости.

        - К черту ваши варианты! Я приду за тобой, Бержерак. За тобой и за этой сукой Жубер. И, когда вы мне попадетесь, здорово напинаю ваши задницы.  - Он угрожающе поднял палец.  - А если пострадает кто-либо из наших людей, я, властью военного губернатора этой базы, обвиню вас и всех ваших людей в нарушении «Всемирного соглашения о борьбе с международным терроризмом» и казню вас как террористов. Лично порекомендовав просто-напросто выбросить из шлюзовой камеры. Видели, как люди умирают от удушья в марсианской атмосфере? Я видел. Крайне неприятное зрелище. Врагу не пожелаешь…

        - Пустые угрозы, майор. Вам многого удалось добиться, да, но большего достичь вы не в силах. Если же вы предпочтете ждать прибытия к нам подкреплений, то попросту окажетесь в ловушке.

        - До встречи в Сидонии, полковник.
        Но связь уже была прервана.
        Несколько секунд Гарроуэй задумчиво смотрел в опустевший экран. К нему подошел лейтенант Кинг:

        - Думаете, этот ублюдок в самом деле решится, сэр? Они в самом деле могут причинить вред нашему полковнику?

        - Сомневаюсь, лейтенант. Но факт в том, что морская пехота не оставляет своих врагу. Мне нужна Сидония.

        - Но если они будут извещены о нашем прибытии, сэр.

        - Да, загвоздка… - Гарроуэй помолчал еще несколько секунд.  - О’кей. Передайте всем старшим, что я приглашаю их сюда, на совещание. И… и доктора Александера позовите тоже.

        - Но… но не позволить ли людям немного отдохнуть, сэр?

        - Отдохнуть успеем. Но вначале я хочу поговорить с ними. Поищите также карту Сидонии.

        - Есть, сэр.
        Гарроуэю безумно хотелось еще пива. Безумно. В голове его начал складываться план, но он не знал, подхлестывает ли его мысли крайнее истощение или же таково действие алкоголя на обезвоженный организм. Скорее всего, помог все-таки алкоголь, и еще баночка пива могла бы помочь окончательно сформировать замысел.
        А возможность предоставлялась замечательная!..
        ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЯ

        Понедельник, 18 июня;

16:58 по времени гринвичского меридиана.


        Камински;

«Марс-1», ущелье Кандор;
        сол 5657-й; 15:30 по марсианскому солнечному времени.


        Через тридцать часов после триумфального возвращения МЭОМП на «Марс-1» все морские пехотинцы на базе, за исключением тех, кто нес вахту у экрана радара, в рубке связи и снаружи, охраняя периметр, выстроились в рекреационном зале возле главного шлюза. Камински, вымытый и выбритый, в свежем комбинезоне, стоял, точно на параде, между Слайделлом и Фулбертом. Перед строем, за столиком с ПАДом и непочатой банкой пива, сидел майор Гарроуэй. Камински старался не смотреть на него, зафиксировав взгляд в воображаемой точке, несколько выше и позади головы майора.
        Помимо морских пехотинцев, происходящее привлекло в зал довольно много штатских. Присутствие на базе морской пехоты еще не успело утратить новизну.

        - Что ж,  - заговорил Гарроуэй, глядя на вытянувшуюся перед ним троицу.  - Капрал Слайделл, капрал Фулберт и капрал Камински! У вас есть выбор. Вы можете быть наказаны в несудебном порядке, прямо здесь и сейчас, не сходя с места. Или, если предпочтете, дело ваше будет отложено для дальнейшего расследования, по прибытии на Землю. Там вы, в зависимости от результатов расследования, можете предстать перед военным трибуналом. Что скажете?
        Иными словами, майор предлагал им выбор между любым наказанием, которому ему заблагорассудится их подвергнуть, и судебным разбирательством по всем правилам, с адвокатами - и перспективой куда более тяжкого наказания в конце.

        - Мы - за НСП, сэр,  - сказал Слайделл.

        - Фулберт? Камински? Вы согласны?

        - Да сэр!  - в один голос ответили Камински и Фулберт.

        - Хорошо. Думаю, мы можем решить дело крайне просто. Вы, все обвиняетесь в ряде преступлений, включая преступную халатность, хранение запрещенных предметов, подделку ротной документации, мошенничество, пренебрежение служебными обязанностями… - Он сделал паузу, вчитываясь во что-то на дисплее ПАДа, вероятно - их послужные списки.
        Камински вспотел, хотя в зале было довольно прохладно.

        - В сложившихся обстоятельствах,  - продолжал Гарроуэй,  - я решил снять все обвинения, кроме одного. А именно: нарушения воинской дисциплины.
        Колени Камински ослабли, сердце тревожно сжалось. Гарроуэй, пожелай он того, мог бы стереть их в порошок по обвинению в преступной халатности либо контрабанде. Но
«нарушение воинской дисциплины» с древних времен служило обвинением универсальным и могло быть растянуто или сужено так, чтобы включать в себя все, чего только пожелает душа командира.

        - Итак,  - продолжал Гарроуэй,  - прежде всего: откуда взялось это пиво?

        - Купили, сэр,  - отвечал Слайделл.  - Сложились и купили перед отлетом.

        - Может ли кто-либо из вас троих сказать что-либо в свое оправдание?

        - Нет, сэр,  - ответил Слайделл.

        - Виноваты, сэр,  - добавил Фулберт.

        - Оправданий нет, сэр,  - подытожил Камински.
        Он был рад, что Слайделл ведет себя тише воды ниже травы. Начни он по обыкновению
«выступать» - мог бы втравить в крупные неприятности всех троих. Пару часов назад они вместе с Фулбертом подошли к Слайделлу и прямо сказали, что никаких его фокусов на этот раз не поддержат. Просто примут положенные шишки и постараются не визжать. И он понял, что перед майором «выступать» не стоит. Голова на плечах у него была…

        - Кто-либо еще может сказать что-либо в их оправдание или же на оборот?

        - Э-э… Господин майор,  - заговорил капитан Барнс,  - я бы только хотел отметить, что все трое - прекрасные люди и добросовестные работники. За время пребывания здесь Слайделл и Фулберт не дали мне ни малейшего повода к недовольству.

        - Я принял в расчет их послужные списки, капитан.  - Еще раз окинув взглядом всех троих, майор пристукнул по столешнице донышком пивной банки.  - Согласно «Единому общевойсковому кодексу», признаю всех троих виновными. Все трое понижены в звании на одну ступень. Всем троим запрещено покидать базу сроком на четырнадцать дней, за исключением случаев служебной необходимости. Вдобавок все трое получают по четырнадцать нарядов вне очереди, по назначению старшего офицера. Э-э… контрабанда, естественно конфискована.
        При последних словах Слайделл заметно помрачнел, но Камински в данный момент плевать было на пиво. Майор, можно сказать, разве что не погладил их по головке!

        - Не хочет ли кто-нибудь из вас троих что-либо добавить?
        Никто не хотел.

        - Первым нарядом вне очереди для вас будет погрузка контрабанды - всего, что осталось - на борт «Харпер’с Бизарр». Капитан Барнс все объяснит. Свободны!
        Четырнадцать дней без выхода с базы, при том, что на этой треклятой планете все равно некуда больше идти? Понижение на одно звание, когда звания все равно больше не имеют никакого значения? Да разве это наказание?!
        Но тут Камински сообразил, что они теперь - единственные рядовые во взводе, битком набитом капралами и сержантами, злейшими естественными врагами любого рядового.
        Да еще - две недели чистки гальюнов. Что ж, наказание они все-таки понесли…
17:05 по времени гринвичского меридиана.


        Гарроуэй;

«Марс-1», ущелье Кандор;

15:37 по марсианскому солнечному времени.


        Все трое развернулись и направились к выходу. Александер опустил руки, которые на протяжении всей процедуры держал скрещенными на груди.

        - Вы позволили им довольно легко отделаться, майор.

        - Еще бы!  - со смехом сказала сержант Островски.  - Оставить без выхода с базы, когда здесь, на Марсе, все равно некуда выйти!

        - Дело пустячное,  - сказал Гарроуэй.  - Официально все это следовало квалифицировать как преступную халатность, ставящую под угрозу жизни людей, но наш груз все равно весил гораздо меньше отпущенного лимита, так что вреда они никому не причинили.
        Капитан Барнс кивнул:

        - К тому же они не напивались допьяна, как могли бы некоторые в их положении. Напротив, их поступок послужил лишь на пользу: именно из-за своего пива они добровольно вызвались мне на подмогу.

        - Да,  - улыбнулся Гарроуэй.  - И, таким образом, не были захвачены вместе со всеми и не были вынуждены проделать долгий марш-бросок по пустыне.  - Он покачал головой.
        - Вот этого - никогда им не прощу.

        - А тогда чего ж было с ними нежничать, майор?  - спросил сержант Нокс, потирая непривычно гладкий подбородок.  - Черт, в старые бы времена с этих троих шкуру живьем спустили и повесили сушиться!

        - А с моей точки зрения, сержант, эти трое внесли значительный вклад в успех предстоящей нам операции. Быть может, именно то, чем они нас обеспечили, сыграет решающую роль в бою с Бержераком и его людьми.

        - Это как же, сэр?  - озадаченно спросила Островски.  - Будем менять пиво на полковника?

        - Не совсем, сержант. Теперь у нас есть именно то, в чем мы отчаянно нуждались.

        - Что же это, майор?  - спросил Александер.

        - То, чему возносит молитвы в бою всякий морской пехотинец,  - подмигнул Гарроуэй.
        - Поддержка с воздуха.
18:33 по времени гринвичского меридиана.
«Марс-1», ущелье Кандор;

16:25 по марсианскому солнечному времени.


        Направляясь в рубку связи, Дэвид Александер услышал за спиной оклик:

        - Эй! Дэвид, подожди!
        Остановившись, он оглянулся и увидел Крэга Кеттеринга.

        - Привет, Крэг.

        - Я искал возможности поговорить с тобой! Поздравляю с возвращением к цивилизации!

        - Спасибо.  - Прикрыв глаза, Александер, в который уж раз, постарался прогнать прочь воспоминания о жажде, тесноте, грязи и самом худшем - постоянном, нескончаемом страхе перед тем, что вот-вот случится еще что-то и они никогда не дойдут до цели.  - Давно ты здесь?

        - О, за нами прибыли дня через два после вашего ухода. Эти головорезы задали всем работы. Все шаттлы переделали в лобберы, и они постоянно сновали туда-сюда, вас высматривали. Ладно, я все равно рад, что ты здесь.

        - Я тоже.  - Александер отвернулся.

        - Эй, эй! Подожди! Куда ты?

        - В рубку связи. Мне нужно кое-что оправить на Землю.
        Лицо Кеттеринга потемнело.

        - Не… э…

        - А именно - отчет о том, что мы обнаружили в Сидонии.
        Кеттеринг замер, точно пораженный громом.

        - Дэвид! Ты не имеешь права… я уже опубликовал его, Крэг. На прошлой неделе, в Юзнете.

        - Будь ты проклят!  - взорвался Кеттеринг.  - Да как ты мог?!
        Александер скрестил руки на груди:

        - ООН хотела утаить нашу находку, Крэг. А я поставил о ней в известность весь мир.

        - Что за безответственность? Ты все испортил!
        Александер просто восхищался яростью Кеттеринга. Очевидно, этот тип имеет к делу какой-то личный интерес.

        - Жубер беседовала с тобой?

        - Мирей - профессиональный, ответственный научный работник,  - отвечал Кеттеринг.  - И к словам ее следовало бы прислушаться!

        - Они… она лично пыталась помешать нам раскрыть всему миру правду!
        Кеттеринг положил руку на плечо Александера:

        - Дэвид, послушай. Я понимаю, что ты расстроился. Ты думал, что Научный отдел ООН собирается присвоить твой труд. Когда мы вернемся, ты мог бы подать на них жалобу, оспорить их действия. Но, черт возьми, Дэвид, неужели ты не понимаешь, что кое в чем они правы? Да, правы! Информацию в самом деле следовало засекретить и оставить засекреченной до тех пор, пока во всем этом не разберутся ответственные, квалифицированные специалисты.

        - Крэг, ты все твердишь - «ответственность», «ответственные»; это уже начинает надоедать. Со стороны этих так называемых специалистов крайне безответственным было - скрывать от людей истину. А то, что произошло здесь полмиллиона лет назад, крайне важно! Здесь мы можем многое узнать о том, кто мы такие и как мыслим!

        - Что такое истина? Прости, я понимаю, что те же слова в свое время произнес Пилат, но… Что мы узнали? Что нашли? Обломки, обрывки, фрагменты! Ты не хуже меня знаешь: заниматься археологией - все равно что пытаться сложить осмысленную картину, мозаику из нескольких сотен кусочков, попавших в коробку совершенно случайно! Получившуюся картину следует оценить и интерпретировать. Мы видим кусочек того, деталь сего…

        - Короче говоря, к чему ты клонишь?

        - К тому, Дэвид, что мир, которому ты собираешься открыть истину, просто не знает, что делать с нашей информацией. Оглянись назад! Археологи раскрыли для современной цивилизации историю инков, майя, Ангкор-Вата, Шумера! А во что верит мир? В космические колесницы фон Даникена! В нумерологические интерпретации комплекса Гизы, составленные разными пирамидиотами! В маленьких зеленых человечков с Марса, изваявших головы острова Пасхи, построивших Великую пирамиду и на всякий случай застреливших Джона Кеннеди! Верят, прости господи, в астрологию! В библейский Потоп! В круги на кукурузных полях, в летающие тарелки, в богов из далекого космоса! Разве ты не понимаешь, что наша находка послужит лишь еще большему рас цвету всего этого нонсенса? Уже сейчас по всей Земле бушуют конфликты между разными культами, церквами и кретиническими теориями! И все они начались - либо сделались куда агрессивнее - после того как открыли этот проклятый Лик! Черт, половина населения Земли уверена, что Сидонийский комплекс построен богами, заодно создавшими и людей! А другая половина свято верит в то, что Древние - это
демоны, явившиеся уничтожить Слово Божье!

        - И какое отношение все это имеет к нашей работе? Безумцев и подрывных элементов хватало во все времена, Крэг. Ты это отлично понимаешь. Наша задача - изучать прошлое Человека по откопанным объедкам, мусору и предметам искусства, чтобы будущие поколения археологов могли продолжать складывать мозаику. А вот как будет использовано то, что мы найдем,  - это уже совершенно не наше дело.

        - Я не согласен с этим,  - сказал Кеттеринг.  - И Мирей не согласна.

        - И давно вы с ней…

        - Не твое собачье дело!

        - Прости. Я понимаю. У нее есть в запасе… весьма действенные аргументы.  - Александер пожал плечами.  - Извини, Крэг. Как я уже говорил, я опубликовал информацию о нашей находке в Юзнете. И меня просили написать статью для
«Аркеолоджи Интернэшнл».

        - И ты готов смириться с теми смертями, которые обязательно повлечет за собой преждевременное разглашение этой информации?
        Александер поднял брови:

        - С какими смертями?

        - С кровавейшими в истории человечества войнами, жестокой резней и погромами, кровопролитиями, без которых не обходится ни один религиозный конфликт. Мы - на пороге религиозной войны длиною в век, доктор Александер. Такой, по сравнению с которой Столетняя война, Ирландия и еврейские pogroms покажутся воскресным пикником. И ты внесешь в нее свой вклад, снабдив всех этих фанатиков и безумцев необходимой им амуницией! Все это будет на твоей совести!

        - Основой всех самых кровопролитных войн,  - негромко ответил Александер,  - служит прежде всего невежество. Вот враг, с которым нам следует драться насмерть. И будь я проклят, если стану помогать ему действием либо бездействием.
        Решительно повернувшись, он зашагал к рубке связи.


        Вторник, 19 июня;

15:00 по времени гринвичского меридиана.


        Борт шаттла «Рокки Роуд»;
        к югу от расположения базы «Сидония-1»;
        сол 5658-й; 12:15 по марсианскому солнечному времени.


        Ухватившись за леер над головой, Гарроуэй приподнялся и навалился на сидевших впереди сержантов Джейкоба и Кэсвелл, чтобы выглянуть в крохотный иллюминатор. Накануне вечером шаттл «Рокки Роуд», пилотируемый бывшим астронавтом НАСА по имени Сьюзен Кристи, был переоборудован в лоббер, а днем - запущен по высокой суборбитальной траектории, которая заканчивалась на Сидонийской равнине, всего в нескольких милях от археологической базы. Уже десять минут отряд провел в невесомости, и лишь несколько секунд назад Кристи начала подрабатывать двигателями, заходя на посадку. Звука почти не было - грохот двигателей казался не более, чем глухим шепотом. В полет отправились «пустыми», то есть с полностью разгерметизированным пассажирским отсеком; таким образом, все были в бронекостюмах и готовы вступить в бой, едва шаттл коснется земли. Кроме того, если противник ждет их, держа наготове ракету «земля-воздух» или хотя бы приличный крупнокалиберный пулемет…
        Стремительно снижаясь, шаттл шел мимо главного ориентира - величественной громады Пирамиды ДМ.
        Отсюда, с воздуха, пирамида выглядела просто-таки титанической; лоббер казался бы рядом с нею крохотной серебристой искоркой. Три километра в поперечнике с севера на юг, два - с востока на запад, почти километр в высоту… Формы ее отличались от форм классической пирамиды, имеющей четыре грани, а не пять. Однако название прижилось из-за исключительно правильных и ровных граней. Несмотря даже на то, что изначально она была обычной горой, Пирамида ДМ имела совершенно определенный рукотворный вид. Точность ее ориентации и симметрии указывали на то, что форма пятигранной пирамиды была придана горе кем-то разумным, подобно куда более известному Лику, когда-то бывшему всего лишь месой, которой, способами, ныне неизвестными, придали форму человеческого лица. Пустынные ветры могут создавать естественные пирамиды, так называемые венты, но они, как правило, имеют трехгранную форму, причем самый острый из углов ориентирован в сторону, обратную направлению преобладающих ветров. Но Пирамида ДМ имела пять граней, да еще - по огромному контрфорсу на каждом углу. Поверхность ее к данному моменту так сильно
пострадала от эрозии, что ныне нельзя было сказать, как она выглядела изначально, но в конструкции и величии ее с первого взгляда чувствовалась рука разума.
        Однако наилучшим подтверждением этого, с точки зрения Гарроуэя, служил факт намеренного разрушения пирамиды. Прямо под шаттлом, в нескольких сотнях метров от восточной ее грани, под землю уходил туннель, кратер… но вовсе не натуральный. Тысячелетия назад что-то ударило здесь в поверхность планеты, ушло под землю гораздо глубже, чем обычный метеорит, и там, в глубине, взорвалось. И часть восточной грани пирамиды слегка вспучилась… Сколько же осколков осыпалось вниз, соскользнув по этой неестественно ровной грани?
        Оторвавшись от иллюминатора, Гарроуэй увидел Александера в гражданском скафандре, прижавшегося лицом к другому иллюминатору, неподалеку. Археолог вызвался послужить отряду проводником по незнакомой местности, и Гарроуэй был рад этому. Он уже обсуждал с Александером признаки, указывающие на попытки разрушения этой монументальной постройки. Археологические группы некоторое время назад произвели предварительный обзор окрестностей Пирамиды ДМ, но лишь подтвердили, что постройка явно была разрушена взрывом изнутри, а кратер-туннель завален обломками. Однако о назначении пирамиды или о том, кто пытался уничтожить ее и зачем, до сих пор ничего не было известно.
        Александер,  - размышлял Гарроуэй,  - сущий крестоносец науки, посвятивший себя отысканию и обнародованию истины, чего бы это ни стоило ему… или всем остальным. Сам Гарроуэй тоже всегда держался принципа «правда - лучше, чем ложь» и был согласен с ученым.

«Вот только интересно,  - подумал он,  - что теперь творится из-за этой находки на Земле? ООН определенно хотела скрыть ее от всего мира, и ведь - не просто так… А и хрен с ними. Если идет война за свободу речи и научного поиска, за свободу нести истину всему миру, я знаю, на чьей стороне воевать».
        Шаттл резко встряхнуло: пилот увеличила подачу топлива в двигатель, замедляя спуск. Гарроуэю пришлось отшатнуться от иллюминатора, чтобы сохранить равновесие. Снаружи взметнулись в воздух клубы оранжевой пыли, заслонив лучи солнца, клонившегося к западу.
        Последовал толчок. Шаттл приземлился.

        - Порядок, парни!  - воскликнул лейтенант Кинг.  - На берег!

        - Марш-марш-марш!  - подхватил сержант Джейкоб.  - Шевели жопами!
        Гарроуэй влился в общий поток, хлынувший к трапу, ведшему в грузовой отсек. Вскоре отряд оказался под открытым небом. Гарроуэй прогрохотал по трапу, спрыгнул на песок, держа винтовку - новенькую, с отбитого кандорского склада - наперевес, и оглядел окрестности. Он полагал, что недели, проведенные в Валлес Маринерис, навсегда избавили его от способности восхищаться марсианскими пейзажами. Но ландшафт Сидонии был совсем не похож на каньоны и рили экваториальных земель. Здесь горизонт был далек и ровен, однако горы, месы и прежде всего черно-серая громада Пирамиды ДМ, гигантским клыком вонзавшаяся в багряно-красное небо, заставляли в полной мере почувствовать, сколь мал и ничтожен в сравнении с ними человек.
        Едва высадившись, морские пехотинцы рассредоточились, образовав просторное оборонительное каре. После быстрой разведки посредством разнообразных сенсоров в бронекостюмах и на борту шаттла, к Гарроуэю рысцой подбежал лейтенант Кинг:

        - Все чисто, сэр. Наверное, дрыхнут еще.
        Гарроуэй улыбнулся:

        - Если и так, они уже проснулись. Помнится мне, система радарного оповещения на
«Си-один» - очень приличная. Значит, прибытие наше заметили и точно знают, где мы сели. Поднимай людей, выступаем.

        - Есть, сэр!

        - Сержант Джейкоб!

        - Да, сэр?

        - Ставь маяк.

        - Есть, сэр!
        Шаттл приземлился примерно в километре к северу от Пирамиды ДМ. «Сидония-1» располагалась еще на семь километров севернее, но Гарроуэй ожидал, что отряд будет остановлен задолго до того, как достигнет базы.
        Впрочем, план это предусматривал. Он проверил часы. 12:29.
        Оставалось лишь надеяться на то, что «Харпер’с Бизарр» прибудет вовремя. Если нет, предсказания Бержерака насчет исхода этого предприятия сбудутся по всем пунктам.
16:57 по времени гринвичского меридиана.
«Сидония-2»; борт шаттла «Харпер’с Бизарр»;
        над Ликом;

14:12 по марсианскому солнечному времени.
        - Как вы там, упаковались?  - раздался в наушниках Нокса голос Эллиотт.

        - Да,  - проворчал Нокс в ответ, повернувшись к штаб-сержанту Островски, пристегнутой к соседнему противоперегрузочному креслу. Она, усмехнувшись, сжала кулаки и оттопырила большие пальцы.  - Упаковались, лучше не скажешь. Хотя я лично никогда не думал, что придется на старости лет метать бомбы с воздуха.
        Капитан Харпер Эллиотт рассмеялась:

        - Я тоже не думала, что мне когда-нибудь доведется обеспечивать поддержку с воздуха вам, каскоголовым. Держитесь. Сейчас начнется.
        Ядерные двигатели шаттла взревели, превращая жидкий метан в раскаленную добела плазму, и бросили злополучный транспорт вверх. Нокс почувствовал знакомую, сдавливающую грудь тяжесть. Через несколько секунд перегрузки прекратились:
«Харпер’с Бизарр» вышел на суборбитальную траекторию. Теперь они неслись над марсианской пустыней на высоте около тысячи метров.
        Шаттл взлетел из ущелья Кандор сразу вслед за «Рокки Роуд», но шел иным маршрутом, чтобы через тридцать минут совершить посадку в кратере Дейтеронилус, примерно в сотне километров на восток от сидонийского комплекса. Там капитану Эллиотт около часа придется дозаправлять шаттл из запасных баков, после чего «Харпер’с Бизарр» будет полностью готов к выполнению своей миссии.
        Да топливо им понадобится. Дальше шаттл, взлетев, будет держаться как можно ближе к марсианской поверхности, едва не цепляя вершины самых высоких гор и порой подрабатывая главными двигателями, так чтобы идти почти по прямой. На это потребуется гораздо больше топлива, чем на обычный суборбитальный полет, однако такой маневр значительно снизит вероятность того, что их засекут радары
«Сидонии-1».
        Шло время. Нокс старался не думать о постороннем, сосредоточившись на полете и своем задании. Наконец Эллиотт снова заговорила:

        - О’кей, парни. Есть маяк.

        - Ну, блеск,  - отозвалась Островски.  - Значит, все идет по плану.

        - Похоже на то,  - согласился Нокс.
        Сигнал маяка означал, что Гарроуэй со своими совершил посадку и направляется к
«Сидонии-1». Отсутствие сигнала означало бы, что операцию пришлось прервать и приземлиться в пустыне.

        - Могу обещать вам еще пару минут без резких движений,  - сказала Эллиотт,  - так что готовьтесь, пока есть время.

        - Роджер вас,  - отвечал Нокс.  - Давай, Ости.
        Нокс осторожно спустился по трапу в грузовой отсек. Створки главного грузового люка были сняты заранее; внизу виднелись проплывавшие мимо барханы и горы.

        - Пять минут, сержант,  - сообщила Эллиотт.  - Ты должен уже видеть их.
        Вцепившись в леер, надежно привязанный к скобе на переборке, Нокс наклонился и выглянул в проем люка. Шаттл шел на запад, к солнцу, а в юго-западном направлении возвышались над испещренным кратерами песком гигантские ровные пирамиды Сидонии. Взглянув прямо вниз, Нокс с трудом удержался от изумленного возгласа. Там, менее чем в трех сотнях метров от него, взирал вверх загадочный Лик во всем своем титаническом величии. Глаза (каждый - размером с футбольный стадион! ) провожали невидящим взглядом крохотный лоббер, пролетавший над ними. Губы были слегка приоткрыты, обнажая неровные плоскости - должно быть, зубы (каждый - размером с городской квартал! ).
        Нокс был потрясен открывшимся зрелищем. С такого близкого расстояния были видны все неровности и шероховатости, отчего Лик казался более натуральным, естественным. Какое-то время сержант был почти готов согласиться с теми, кто до сих пор настаивал на природном происхождении огромного монумента.
        Сержант Нокс не отличался богатством воображения и совсем не склонен был видеть человеческие лица в облаках, силуэтах скал, кляксах теста Роршаха или разводах грязи на полу. Но монумент определенно был похож на человеческое лицо, с тяжелыми надбровьями и тупым коротким носом, и взгляд его внушал ощутимую тревогу, заставляя чувствовать себя пушинкой одуванчика, парящей в воздухе над лицом лежащего в траве человека.
        Ерунда ! Нет, эта проклятая штука - наверняка просто игра природы. Ну да, странная, однако странных вещей и на Земле хватает. Разве что - не таких больших…
        Что же в ней обнаружилось такого, что ООН решила вот так, немедля, начать из-за нее войну? Чушь какая-то…
        Нокс оторвал взгляд от притягивающих, завораживающих очей Сидонийского Лика и принялся смотреть вперед, прямо по курсу. В восьми милях впереди высились стены Крепости, и на песке лежал загадочный, похожий на спираль ДНК Корабль. В искусственном происхождении Корабля сомневаться не приходилось, хотя полмиллиона лет и превратили его в искореженный спиральный каркас, наполовину погребенный под песком и обломками.
        Шаттл шел под углом в сорок пять градусов относительно поверхности планеты, чтобы держать курс прямо и притом оставаться в воздухе. Люк был открыт настежь, и Нокс мог выйти на площадку, которую люди из НАСА еще семьдесят лет назад, во времена первых полетов на Луну, окрестили «парадным крыльцом». Он принялся тщательно пристегивать к карабинам бронекостюма ремни безопасности, крепившиеся к наружной обшивке у самого люка. Западный край Лика тем временем исчез из виду; внизу, в семистах метрах под шаттлом, простерлась ровная песчаная пустыня.

        - О’кей, капитан,  - доложил он.  - Я готов.

        - Роджер вас. Три минуты.
        Они приближались к загадочному спиралеподобному остову Корабля, лежавшему на песке, наполовину заваленному обломками незавершенной, либо поврежденной взрывом пирамиды, которую ученые называли Крепостью. Их цель, «Сидония-1», лежала на открытой местности, в полумиле к югу от Крепости. Среди титанических, отшлифованных песком и временем монументов база совершенно терялась и казалась вовсе неуместной.

        - Ты готов меня страховать?  - окликнула его Островски по интеркому.  - Или просто любуешься пейзажем?

        - Готов, штаб-сержант,  - ответил Нокс.  - Осторожнее - падать тут высоко.
        Секунду спустя в проеме люка возникла громоздкая фигура облаченной в бронекостюм Островски. Нокс для страховки загородил собой проем, пока она застегивала ремни безопасности.

        - Ну как, сержант? Готов к празднику?

        - Ага. Станцуем рок-н-ролл. Дай винтовку.
        Отстегнув от карабина свою М-29, Островски передала ее Ноксу.
        Включив систему передачи изображения, он поднял оружие к плечу.
        На дисплее шлемофона появилось телевизионное изображение базы: наполовину зарытые в грунт топливные баки от «Шаттла-2», мачта микроволновой антенны, рассеянные по территории марсоходы, буровые скважины, топливоперерабатывающие установки, посадочная площадка, подъемный кран, склады и прочее, необходимое человеку для первого крупномасштабного исследования и эксплуатации иной планеты.
        Нокс нажал клавишу, укрупняя изображение. Теперь он мог различить солдат ООН - крохотные красно-коричневые фигурки, выходящие из главного модуля сидонийской базы и направляющиеся в пустыню.
        Сместив прицел, он взглянул в сторону Пирамиды ДМ, черневшей милях в семи к югу от Крепости. Другого шаттла, который должен был сесть два часа назад в двух милях севернее пирамиды, видно не было. Нокс оглядел пустыню между пирамидой и Крепостью, в поисках майора и остальных, но ничего не заметил. Что ж, неудивительно. Активно-камуфляжное покрытие их брони позволяет слиться с пустыней не хуже, чем сам песок и валуны. Однако солдаты ООН явно отлично понимали, откуда ждать противника. Нокс видел, как они разворачиваются в цепь и укрываются за невысоким песчаным гребнем в миле к югу от базы. Черт, они даже захватили с собой шанцевый инструмент и начали окапываться!
        Отключив прицел, он осмотрел район невооруженным глазом.

        - Невероятно,  - сказал он.  - На дворе - середина двадцать первого века, а гальюнники возрождают окопную тактику!
        Островски хмыкнула:

        - Майор это заранее предвидел, помнишь?

        - Это точно.
        Теперь тактика ооновцев казалась вполне предсказуемой, но, когда составляли план операции, Нокс так и не понял, отчего Гарроуэй настолько уверен, что противник поступит именно таким образом. Личный опыт показывал, что противник никогда не предпринимает того, чего от него ждешь.
        Но на сей раз у Бержерака и его людей просто не было иного выбора. Если бы они предприняли глубокий рейд и штурм «Марса-1», то обнаружили бы там полностью подготовленную оборону. Гораздо лучше - подождать, пока враг не придет к тебе сам. Стало быть, ооновцам оставалось лишь дождаться, когда морская пехота высадится неподалеку, а затем выйти наружу и сформировать линию обороны, останавливая продвижение морских пехотинцев. Если бы шаттл приземлился прямо посреди базы, солдаты Иностранного легиона выскочили бы из жилых модулей и атаковали морских пехотинцев, пока те еще не успели покинуть транспорт. Ну, а если шаттл, чтобы обезопасить высадку, приземлится в отдалении, силы ООН успеют создать линию обороны… чем они в данный момент и занялись. На глаз, примерно половина «голубых касок» спешно грузилась в марсоходы, стоявшие возле жилых модулей. Значит, это у Бержерака будут мобильные силы. Как только отряд будет остановлен, эти, на марсоходах, обойдут его с флангов и либо возьмут в кольцо, либо устремятся вперед и захватят лоббер, единственное, что связывает МЭОМП с «Марсом-1». Возле двух сидонийских
лобберов, стоявших на посадочной площадке, никакой активности не наблюдалось, и это также полностью оправдывало ожидания майора: Бержерак не станет рисковать своими орбитальными силами в бою.
        По крайней мере, так, как рискнул своими Гарроуэй.

        - Держитесь!
        Лоббер резко прибавил скорости, и Нокс ухватился за скобу, чтобы не помяло ремнями безопасности. Эллиотт повела машину вниз, балансируя на реактивной струе ядерно-плазменного двигателя. Островски, стоя на пороге грузового отсека, подняла один из больших пластиковых контейнеров для запчастей, размерами и формой очень похожих на портативный холодильник для пикника, с ручками и крышкой на петлях, и подтащила его к краю люка. Они принялись ждать, следя за тем, как Эллиотт идет на сближение, с интересом более чем чисто академическим.

        - Получила «отлуп» и предупреждение из центра управления базой,  - сообщила Эллиотт.  - Сказала, что мы - научно-исследовательская группа, возвращающаяся с Утопии Планитии, но мне, кажется, не поверили.
        История о научной группе была придумана загодя, чтобы выиграть время. Бержерак не может быть уверен, что владеет всей информацией обо всех исследовательских группах на Марсе, и наличие одной, отправленной в другое полушарие еще до прибытия сил ООН, могло показаться ему вполне правдоподобным.
        Однако вскоре он либо сверится с компьютерным бортжурналом базы и убедится, что такой группы не существует… либо решит, что не может рисковать, и прикажет своим людям открыть огонь.
        Хоть так, хоть эдак - времени оставалось немного.
        ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

        Вторник, 19 июня;

17:06 по времени гринвичского меридиана.


        Гарроуэй;
        боевые позиции «Сидонии-1»; в километре к югу от базы;
        сол 5658-й; 14:21 по марсианскому солнечному времени.
        - Ложись!  - крикнула Кэсвелл, ничком падая на песок.  - По нам стреляют!
        Гарроуэй инстинктивно пригнулся и нырнул вперед, упав на брюхо за невысоким песчаным гребнем, в нескольких метрах справа от Кэсвелл. Выстрелов в разреженной атмосфере слышно не было, однако он прекрасно видел темные точки, рассеянные по верху другого песчаного гребня, метрах в двухстах к северу. За ними, едва различимые на фоне неба, виднелись крыши нескольких жилых модулей, верхушка мачты микроволновой антенны и обелиск шаттла «Рэмблинг Рэк». С флагштока неподвижно свисал голубой флаг ООН.
        Пуля взметнула песок меньше, чем в метре от его лица, и Гарроуэй решил немного отодвинуться назад. Пять или шесть морских пехотинцев открыли было ответный огонь, но Джейкоб с прочими младшими командирами тут же заорали, приказывая не стрелять.
        Лейтенант Кинг рухнул на песок рядом.

        - Началось,  - сказал он.

        - Ага,  - ответил Гарроуэй.  - Теперь начинаем молиться госпоже Поддержке с воздуха…
«Сидония-2»; борт шаттла «Харпер’с Бизарр»;
        на высоте 30 метров над позициями войск ООН,
        к югу от сидонийской базы;

14:24 по марсианскому солнечному времени.


        Нокс еще раз выглянул из грузового люка. Теперь они снизились меньше, чем до ста футов, и отсюда уже можно было различить каждого из «голубых касок», рассеянных по песку или укрывавшихся за тремя марсоходами, стоявшими возле главного модуля базы. Вспышка, что-то ударило в обшивку - раз, другой…
        К счастью, появление лоббера ошеломило защитников базы, и стрельба их была неточной. Несколько солдат кинулись искать укрытие, прочие замерли на открытом пространстве, опустив винтовки и не сводя глаз с огромного четвероногого призрака, внезапно нависшего над ними, появившись словно бы из ниоткуда. Струя плазмы, бившая из сопел двигателя, была невидима, но дрожь разреженной атмосферы вокруг нее как нельзя лучше предупреждала о высокой температуре и, возможно, радиационной опасности. Некоторые из обороняющихся не спешили стрелять - видимо, опасаясь, что лоббер, будучи сбит, рухнет прямо на них.

        - О’кей, капитан,  - сказал Нокс, как можно дальше высунувшись из грузового люка,  - берем ближайший марсоход, с бортовым номером «три-пять-семь».
        В тени машины прятались пятеро «голубых касок».

        - Три-пять-семь, роджер,  - ответила Эллиотт.
        Лоббер слегка изменил курс, направляясь к цели. Нокс, наклонившись, поднял свой край контейнера; Островски сделала то же самое. Лоббер раскачивало и трясло. Сержант осторожно открыл герметичную крышку, воздух зашипел, вырываясь наружу. Щелкнул фиксатор, удерживавший крышку открытой.
        Внутри были рядами разложены тридцать банок пива «Стоуни Брук».
        Лоббер шел футах в пятидесяти от марсохода, двигаясь вдоль его борта со скоростью пешехода.

        - Готова?  - спросил Нокс.

        - Готова, сержант,  - отвечала Островски.

        - И-и… раз! И-и… два! И-и… три…
        На каждый счет они раскачивали контейнер, задавая нужный ритм и скорость.

        - И-и… пуск !

        - Воздух!  - завопила Островски.
        В последний раз качнув контейнер, они выпустили ручки, отшвыривая его от лоббера. Взмыв в воздух, контейнер перевернулся; высыпавшиеся из него металлические цилиндры, вращаясь на лету, ярко засверкали в лучах солнца.
        Банки обрушились вниз, и задолго до того, как первая достигла земли, некоторые начали рваться, расцветая в небе облачками из великолепных янтарных брызг.
17:09 по времени гринвичского меридиана.


        Позиции войск ООН;
        к югу от сидонийской базы;

14:24 по марсианскому солнечному времени.


        Когда контейнер взмыл в воздух, разбрасывая над позициями ООН свое содержимое, лейтенант Жан-Мишель Дютетр прицелился в нависший над головой, заслонивший небо призрак из своей ФА-29. Поначалу он решил, что это - нечто наподобие кассетной бомбы, снаряда, разбрасывающего вокруг себя множество бомбочек поменьше, хотя, по всем данным разведки, марсианский отряд морской пехоты США ничем подобным не располагал.
        Мгновением позже мысль его подтвердилась: некоторые из падавших цилиндров, сталкиваясь друг с другом, а то и сами по себе, начали взрываться, орошая песок, марсоход и укрывшихся за ним солдат золотисто-янтарной жидкостью. Каждая капля ее, коснувшись земли, немедленно превращалась в крохотное облачко белого газа и желтоватой пыльцы. В то же время цилиндры, достигшие земли, с отчетливым, гулким звуком взрывались, разбрасывая вокруг струи жидкости и белого газа.
        Пустой контейнер, ударившись о крышу марсохода, подпрыгнул и упал в песок в нескольких метрах от машины. Шестеро или семеро солдат рухнули на колени, отчаянно соскребая жидкость, налипшую на забрала шлемов, точно горячий, дымящийся клей.
        Один из цилиндров угодил прямо в голубой шлем рядового Бенца; жидкость, залившая его бронекостюм, а также и БК Дютетра, вскипела, задымилась, испаряясь с бешеной быстротой, точно какая-то необычайно едкая кислота…
        Дютетр, бросив винтовку, принялся стряхивать жидкость с брони. Она кипела и замерзала одновременно, яростно пенясь и при малейшем прикосновении превращаясь в клубы белесого газа, даже в местах, где успела застыть толстой ледяной коркой. Лейтенант представления не имел, чем она может оказаться… однако мысль о том, что вещество с каждой секундой разъедает бронекостюм, привела его в ужас.

        - Химическая атака!  - завизжал он в микрофон.  - Химическая атака!

        - Это кислота!  - завопил кто-то еще.  - Она мне броню разъедает!!!

        - Помогите! Она залила мне забрало! Ничего не вижу! Ничего не вижу !!!
17:11 по времени гринвичского меридиана.
«Сидония-2»; борт шаттла «Харпер’с Бизарр»;
        на высоте 30 метров над позициями войск ООН; к югу от сидонийской базы;

14:26 по марсианскому солнечному времени.
        - И-и… два! И-и… три! И-и… пуск !
        Нокс и Островски вышвырнули из люка шаттла еще один контейнер с банками, накрывая третий, последний марсоход, тут же окутавшийся клубами пара.
        Идею, прежде чем грузить пиво на борт и отправляться на север, испытали на
«Марсе-1». В предельно разреженной атмосфере Марса банки чувствовали себя прекрасно, несмотря на разницу в давлениях. Однако давление внутри банок быстро возрастало, если содержимое охладить до точки замерзания. Тогда оно начинало заметно увеличиваться в объеме.
        Все это означало, что любое резкое сотрясение - например, при столкновении с другой банкой в полете, при ударе о землю либо о крышу марсохода - гарантировало взрыв. А стоило пиву попасть в марсианскую атмосферу, одновременно происходили несколько вещей. Двуокись углерода, которой было насыщено содержимое банок, немедленно отделялась от жидкости, образуя пену, а охладившись до нужной температуры, приобретала белый цвет и становилась хорошо различима. Жидкость же замерзала, едва коснувшись холодной внешней поверхности бронекостюма или смотрового иллюминатора марсохода, быстро покрывая все, на что попадала, тонкой коркой льда и сублимированной двуокиси углерода.
        Там, где жидкость касалась марсианской почвы, эффект выходил еще более зрелищным. Большая часть местного реголита была обезвожена, так что пески Сахары в сравнении с ним показались бы болотом. Падая на эту почву, жидкая вода, как еще десятилетия назад продемонстрировали «Викинги», высвобождала большие количества кислорода… достаточные, чтобы издать пронзительное шипенье и взметнуть в воздух клуб мелкой сухой пыли. Одним словом, достаточное количество жидкости, попав на почву, создавало если не факт, то, по крайней мере, полную иллюзию взрыва.
        Вначале Гарроуэй предполагал бросать банки по одной, как ручные гранаты, но очень скоро эта идея была отвергнута. Взрыв одной банки выглядел совершенно не впечатляюще. Кроме того, конструкция бронекостюмов морской пехоты сильно затрудняла метание гранат, что, по мнению Нокса, было большим упущением. Множество банок, разом выброшенных с лоббера над достаточно большим участком, создавали эффект куда более убедительный.
        Массированный удар совершенно неожиданного свойства посеял в рядах оборонявшихся сущую панику. О дисциплине внизу забыли вмиг: лоббер парил над головами, и химические бомбы, контейнер за контейнером, сыпались на головы «голубых касок». Некоторые продолжали удерживать позиции и вести огонь по лобберу, но другие, большей частью побросав оружие, беспорядочными толпами устремились в пустыню либо обратно к «Сидонии-1».

        - Что дальше, парни?  - спросила Эллиотт.  - Траншея или их штаб-квартира?

        - Траншея, капитан,  - ответил Нокс.  - Надо помочь майору прорваться.

        - Придержите свое пиво. Поворачиваем на юг.
        Шаттл прибавил скорости, задав Ноксу с Островски, вцепившимся в скобы на переборках, ощутимую встряску. До траншеи было примерно полкилометра.
17:11 по времени гринвичского меридиана.
«Сидония-1»; наземные позиции;
        в километре к югу от базы;

14:26 по марсианскому солнечному времени.


        В песчаный гребень ударили еще несколько пуль, взметнув в воздух пылевые столбики метровой высоты. Морские пехотинцы постарались еще глубже зарыться в песок. Гарроуэй поднял винтовку над головой, чтобы прицельная камера передала на дисплей шлемофона изображение вражеских позиций. Он едва мог различить у горизонта следующий песчаный гребень - согласно показаниям лазерного дальномера, в 185,4 метра впереди - и черные точки голов противников.

        - Становится жарковато, майор,  - заметил лейтенант Кинг, вжавшийся в песок рядом с ним.

        - Они врылись в землю и ждут нас,  - ответил Гарроуэй, поспешно (каждый морской пехотинец знал: попадание, причинившее бы на земле легкую рану, здесь, в почти лишенной воздуха атмосфере, означает верную смерть) опуская руку с винтовкой.  - Лобовой атакой не взять.

        - Господин майор! Сэр, вы полагаете, идея с пивной бомбардировкой сработает?  - спросил Слайделл, залегший по другую сторону от Гарроуэя.

        - Должна сработать, Слай,  - ответил Гарроуэй.  - Если нет - мы, считай, покойники. И что самое обидное, это - единственный запас пива в радиусе ста миллионов миль….

        - Эх… не травите душу, сэр,  - отозвался Слайделл.
        Кинг тоже выставил винтовку из-за гребня дюны.

        - Эй, майор!  - воскликнул он.  - Взгляните!
        Гарроуэй последовал его примеру, стараясь не поднимать руку слишком высоко. На этот раз на дисплее показался лоббер, медленно плывший по небу чуть позади вражеских позиций. Из грузового люка вылетел небольшой предмет, разбросав в стороны несколько десятков предметов помельче. В рядах ооновцев отреагировали немедленно и бурно. «Голубые каски», один за другим, принялись выпрыгивать из укрытия; некоторые отчаянно отряхивались, другие открыли огонь по лобберу, но большинство - пустились бежать так быстро, как только позволяли громоздкие бронекостюмы.

        - Знаете,  - сказал Кинг,  - мы, кажется, пополнили арсенал Корпуса новым секретным оружием. Пивными бомбами!

        - Да уж,  - добавил Слайделл.  - Мое пиво…

        - Пожертвовано для общего дела, Слай,  - сказал Гарроуэй.  - Не будучи должным образом экипированы для выполнения задания, мы проявили смекалку и обошлись наличными ресурсами!

        - Да уж. Гляньте, как драпают!
        Первый залп морских пехотинцев заметно проредил ряды стрелявших по лобберу. Человек шесть или семь разом рухнули обратно в траншею. Прочие, побросав винтовки, пустились наутек.

        - Вперед, парни!  - закричал Гарроуэй.
        Он поднялся на ноги, увязая в песке, взбежал на гребень дюны и устремился вниз. В пластину брони со звоном ударила пуля; развернувшись, Гарроуэй поймал в перекрестье стрелявшего ооновца и выпустил ответную очередь. Солдат, убитый наповал или просто сбитый с ног, упал и скрылся из поля зрения.
        В бегство обратились не все «голубые каски»; оставшиеся в траншее открыли ураганный огонь по атакующим. Однако внезапная атака лоббера разорвала вражескую цепь; под натиском морских пехотинцев защитники траншеи смешались и по одному начали отступать.
        Один из морских пехотинцев, бежавший слева - кажется, Марчевка,  - вскинул руки и упал лицом вниз. Секундой позже взорвался облаком кровавых брызг шлем капрала Хайеса. Атака на миг замерла… но морские пехотинцы тут же вновь ринулись вперед, стреляя на бегу от бедра.
        Тем временем лоббер сбросил на траншею еще порцию банок, и этот удар оказался решающим. Клубы пара, осколки льда и липкие янтарные брызги окончательно сломили оборонявшихся.
        Охваченные паникой, все, кто еще оставался в траншее, обратились в беспорядочное бегство.
17:14 по времени гринвичского меридиана.
«Сидония-2»; борт шаттла «Харпер’с Бизарр»;
        на высоте 50 метров над позициями войск ООН;
        к югу от сидонийской базы;

14:29 по марсианскому солнечному времени.
        - Ребята, топлива осталось минут на пять!  - сообщила Эллиотт по интеркому.  - Присматривайте-ка место для посадки!
        Нокс оглянулся. На борту оставалось еще целых три контейнера с пивом, и ему очень не хотелось завершать рейд, пока снаряды не израсходованы полностью.

        - Пройдем над базой, капитан,  - ответил он.  - Еще один заход, а потом сможем сесть возле Крепости.

        - Роджер вас. Держитесь, набираем высоту!
        Лоббер прыгнул вверх. Внизу сержант видел по меньшей мере десяток ооновских солдат, покинувших траншею и во все лопатки бегущих на север, оставив на песке нескольких убитых и довольно много оружия.
        Морские пехотинцы уже заняли вражескую траншею. Некоторые останавливались, чтобы подобрать оружие,  - винтовок на всех до сих пор не хватало, и кое-кому пришлось идти в атаку с пустыми руками.
        Однако теперь все были вооружены и продолжали гнать солдат Иностранного легиона к
«Сидонии-1».
        Лоббер снова пошел на снижение, и Нокс заметил небольшую толпу, сгрудившуюся у внешнего люка главного шлюза. Большинство, решил он, наверняка из тех, кто, укрываясь за марсоходами, попал под первые бомбовые удары.
        Толпа была крайне легкой целью, контейнер химических бомб рассыпал содержимое над группой людей в бронекостюмах. Взметнулся в воздух песок, соприкоснувшись с жидкой водой и алкоголем; хлынули в стороны клейкие брызги быстро густевшего пива; смешались бегущие, охваченные паникой; эфир наполнился отчаянными призывами о помощи. Солдаты ООН полностью забыли о каком-либо порядке и дисциплине!
17:15 по времени гринвичского меридиана.


        Позиции войск ООН; «Сидония-1»;

14:30 по марсианскому солнечному времени.


        Кто-то, налетев на Дютетра сзади, сбил его с ног. С губ его сорвалось грубое галльское ругательство. Перевернувшись на спину, он начал подниматься на ноги, но тут кое-что привлекло его внимание.
        Только сейчас он заметил, что бомбы, сыпавшиеся с неба, падая на землю, вовсе не причиняют заметного ущерба. Да, взрывы выглядели впечатляюще, однако шрапнель летела так медленно, что просто отскакивала от бронекостюмов. Жидкость же, находившаяся внутри, как ни пенилась и ни кипела, вроде бы только пачкала броню или, в самом худшем случае, ослепляла, попав на забрало шлема. Один из опустевших снарядов лежал на песке, совсем неподалеку.
        Он поднял его. Верх сорвало, однако баллон был почти цел. Английского Дютетр почти не знал, но, счистив пальцем корку льда, все же разобрал слова, напечатанные на алюминии.
        Пиво.

«Стоуни Брук».
        Mon Dieu! Biere?!
        Разъяренный, Дютетр поднял взгляд на грузовой шаттл, зависший над базой. Ублюдки! Они просто швыряются банками с пивом!
        Подобрав с песка брошенную кем-то винтовку, он прицелился в лоббер и нажал на спуск. Длинная очередь устремилась к цели.
17:16 по времени гринвичского меридиана.
«Сидония-2»; борт шаттла «Харпер ’с Бизарр»;
        на высоте 20 метров над позициями войск ООН;
        к югу от сидонийской базы;

14:31 по марсианскому солнечному времени.


        Нокс почувствовал, как пули хлещут по обшивке лоббера. Дважды они высекли искры из балок каркаса, по обеим сторонам от грузового люка «Бизарра». Он нырнул внутрь, таща за собой Островски. До этого в шаттл попадали лишь шальные пули - поначалу солдаты ООН опасались, что сбитый шаттл рухнет прямо на них, а после, видать, были слишком деморализованы пивной бомбардировкой, чтобы помышлять об ответном огне.
        Но теперь за них взялись всерьез. Несколько солдат внизу прекратили панику и тоже открыли огонь по лобберу.

«Вот злятся,  - подумал Нокс.  - Как будто уже поняли, что за шутку сыграла с ними морская пехота…»
        Топливные баки лоббера были укутаны толстым слоем изоляции а на нижние, для пущей надежности, добавили еще пластика и даже одеял с матрасами, но, судя по гулким ударам и пару, струями хлынувшему из-под изоляционного слоя, несколько пуль все же смогли пробить бак.

        - У нас неприятности, ребята!  - крикнула капитан Эллиотт.  - Утечка топлива!

        - Пробоины в топливных баках, капитан,  - сообщил Нокс.  - Уходим!

        - Черт, нам дико повезет, если не развалимся при посадке!
        Шаттл терял высоту, струя плазмы мало-помалу иссякала.

        - Еще один?  - спросил Нокс, взглянув на Островски.

        - Давай!
        Вместе они подняли один из двух оставшихся контейнеров, вскрыли его, закрепили крышку, раскачали и бросили в люк. Лоббер падал все быстрее и быстрее, вращаясь по часовой стрелке на лету. Эллиотт, очевидно, пыталась увести машину мимо главного модуля и прочих герметичных помещений, но «Бизарр» точно вдруг утратил все аэродинамические способности, сделавшись не маневреннее огромного булыжника.

        - Парни,  - сказала Эллиотт,  - как только сможете, прыгайте, пока мы не рухнули!
        Нокс и Островски принялись отстегивать страховочные ремни. Предупреждение Эллиотт имело смысл: спрыгнув, они имеют надежду упасть в мягкий песок и откатиться в сторону; в противном случае - окажутся между палубой и потолком и будут просто раздавлены.
        С самой Эллиотт все было ясно: она, очевидно, старалась выжать еще что-нибудь из умирающих двигателей и не собиралась покидать пост.

        - Готова?  - спросил Нокс.
        Островски утвердительно кивнула.
        Убедившись, что винтовка надежно прикреплена к бронекостюму, он взял Островски за руку и выждал еще пару секунд.
        В момент прыжка до земли оставалось еще четыре-пять метров…
17:16 по времени гринвичского меридиана.


        Гарроуэй;

«Сидония-1»;

14:31 по марсианскому солнечному времени.


        Крик Кэсвелл Гарроуэй услышал на бегу, направляясь к главному модулю базы.

        - Эй! Эти ублюдки сбили наш лоббер!
        Остановившись, он взглянул вправо и вверх. Шаттл стремительно падал на какие-то склады рядом с главным модулем.

        - Первое отделение, за мной!  - заорал он.  - Остальным - штурмовать главный модуль!
        Со всей возможной скоростью он помчался к падающему шаттлу, увязая в песке на каждом шагу, отметив, что большинство солдат ООН вышли из боя. Некоторые замерли на месте с поднятыми руками, остальные - стояли в бездействии. Все больше и больше морских пехотинцев отвлекалось на охрану пленных.
        Но некоторые еще не считали бой конченым, и Гарроуэй хотел добраться до шаттла прежде них.
17:17 по времени гринвичского меридиана.


        Нокс;

«Сидония-1»;

14:32 по марсианскому солнечному времени.


        Нокс и Островски прыгнули. Какое-то мгновение они еще держались за руки, медленно, точно в сказке, спускаясь вниз, увлекаемые притяжением в одну треть земного. Секунду спустя они приземлились на ноги и, тут же упав, откатились друг от друга. Перевернувшись лицом вверх, Нокс увидел в небе огромный, похожий на паука
«Харпер’с Бизарр», который, казалось, падал прямо на него.
        Но тут шаттл ушел в сторону, попав одной из опор в крышу ближайшего инженерно-технического модуля и завалившись набок. Нокс опасался, что транспорт взорвется, но, за отсутствием кислорода, лоббер попросту смяло: легкий каркас не выдержал. Он попытался подняться, но левая нога тут же отозвалась резкой болью… вывих, а то и перелом. Снова упав, он взглянул на юг и увидел несколько «голубых касок», злобной рысцой бежавших в его сторону.

        - Ох, епт…
        Схватив винтовку, он прицелился и выпустил короткую очередь, за ней - еще одну и - третью, всякий раз меняя цель. Двое упали, прочие замешкались, выпустили по нему несколько очередей, а затем, точно по команде, рассыпались в поисках укрытия.

        - Ости!  - крикнул Нокс на общей частоте.  - Ости, слышишь меня?
        Ответа не было. Островски лежала неподвижно, в нескольких метрах от него.

        - Капитан Эллиотт? Вы слышите меня?
        И вновь - нет ответа.
        Пуля, скользнув по шлему, высекла искры из брони. Сержант снова устремил взгляд вперед и выстрелил в ответ - решительно, зло, с убийственной точностью. Еще один из набегавших «голубых касок» кувыркнулся, рухнул на спину и остался лежать на песке.
17:17 по времени гринвичского меридиана.


        Камински;

«Сидония-1»;

14:32 по марсианскому солнечному времени.


        Рядовой первого класса Камински замер на месте неподалеку от входа в главный модуль. Из люка показался, спеша вступить в бой, солдат ООН… но морского пехотинца, застывшего всего в десяти метрах от него, он не заметил.

«Ай да Бэ-Ка-хамелеон»,  - подумал Камински, наводя на противника винтовку и нажимая спуск.
        Ооновец резко крутнулся на бегу, налетел на тонкий флагшток, установленный перед модулем, и упал. Бой почти закончился: большинство уцелевших гальюнников сдались в плен. Камински бросил взгляд на голубой флаг ООН, свисавший с флагштока, и покачал головой: «Вот это уж - хрен вам. Не дождетесь!»

        - Эй!  - крикнул он.  - Слай, Фулберт, помогайте!
        Вместе они вцепились во флагшток и дернули, стараясь вытащить его из мерзлого реголита. На помощь подоспели Элен Кэсвелл и доктор Кейси, и через несколько секунд флагшток рухнул, увлекая за собой голубое полотнище.
        У Камински все было готово. Еще на «Марсе-1» он снял с антенны марсохода флаг, развевавшийся на ней последние три недели, и спрятал его в набедренный карман бронекостюма. Теперь, при помощи двух кусков гермопластыря, поданных доктором, он принялся прикреплять флаг к шесту, пока Кэсвелл срывала с него флаг ООН.
        Неподалеку затрещали выстрелы, пуля ударила в песок у самых их ног, но они продолжали работу…
17:19 по времени гринвичского меридиана.


        Нокс;

«Сидония-1»;

14:34 по марсианскому солнечному времени.


        Пули ударили в стену возвышавшегося рядом модуля. Нокс вжался в землю и откатился в сторону. Встав на колени, он еще раз прицелился, но кто-то подбежавший слева ухватился за ствол винтовки и вырвал ее из рук. Упав на бок, Нокс поднял взгляд. Над ним, целясь ему в голову из винтовки французского образца, стоял человек в бронекостюме и голубом шлеме.

        - Не двигайся, янки,  - с заметным акцентом сказал он на взводной частоте.
        Нокс тут же вспомнил его голос - как и фамилию "БЕРЖЕРАК ", значившуюся на нагрудной пластине. За первым подбежал второй, и Нокс услышал трескучую французскую скороговорку:

        - Pas de problem, лейтенант Дютетр,  - ответил Бержерак.  - Возьмем их в заложники на случай…
        Что-то серебристое, ударившись о шлем Бержерака, взорвалось россыпью янтарных брызг. Мигом схватив свою винтовку, Нокс откатился сторону и поднял ее как раз вовремя: Дютетр целился в кого-то еще, стоявшего перед рухнувшим шаттлом. Эллиотт! Это она выбралась из-под обломков и швырнула в Бержерака банку пива, и сейчас Дютетр…
        Не целясь, а просто наведя ствол на французского лейтенанта, Нокс выпустил длинную очередь тому в грудь. Лейтенант упал, и Бержерак с дымящимся, залитым пивом, обледеневшим забралом развернулся в сторону Нокса и полоснул по песку очередью, едва не зацепив его голову.
        В отдалении едва слышно протрещали выстрелы, и Бержерака толкнуло вперед. На секунду встав на носки, он тяжело рухнул на поврежденную ногу сержанта. Нокс пронзительно вскрикнул.

        - Сержант! Ты в порядке?  - спросил подбежавший с винтовкой наперевес майор Гарроуэй.

        - Уф. Майор, как же я рад вас видеть… - Он повернулся в сторону Эллиотт, шедшей к месту недавнего отчаянного боя на песке, сильно припадая на одну ногу.  - Вы здорово швыряетесь банками, леди,  - восхищенно сказал он.  - Хотя корабли сажаете хреново…

        - Полегче, горшок-на-голове! Посадка считается удачной, если борт покидаешь не ногами вперед!
        Нокс попытался сесть:

        - Надо взглянуть, что с Ости! Она не отвечала!

        - Я - о’кей,  - отозвалась Островски. Язык ее слегка заплетался.  - Вот только дух из меня малость вышибло…

        - Ты-то как, сержант?  - спросил Гарроуэй, наклоняясь и стаскивая с его ног труп Бержерака.

        - Да вот, повредил ногу при посадке. Майор, пора уже что-то делать с этими флотскими летунами!
        Нокс подался в сторону, чтобы взглянуть, что творится на юге. Казалось, бой почти закончился. Кое-где над равниной еще потрескивали выстрелы, и пули били в песок, поднимая в воздух крохотные песчаные гейзеры, но большей частью солдаты ООН побросали оружие и сдавались.

        - Эй, парни!  - воскликнула Эллиотт - Смотрите!
        Сержант с майором повернулись поглядеть, что случилось. Пятеро морских пехотинцев выдернули из земли пятиметровый трубчатый флагшток с флагом ООН и теперь вновь устанавливали его на место. В воздух взвился американский флаг, а Александер, стоя неподалеку, снимал все происходящее встроенной в скафандр камерой.
        Несмотря на очевидный - и явно не случайный - намек на точно такой же подъем морскими пехотинцами американского флага над крохотным вулканическим островком в Тихом океане почти сто лет назад, к глазам Нокса подступили слезы… вот еще один крупный недостаток этих Бэ-Ка: глаз ведь не вытереть! Сержант понизил голос, чтобы остальные не заметили, что горло его перехватило от нахлынувших чувств:

        - Так как? Мы побеждаем?

        - Мы победили,  - ответил Гарроуэй.
        Без церемоний он взбросил руку к шлему, держа равнение на флаг, и опустил ее, стоило флагштоку занять вертикальное положение и утвердиться на месте.

        - Ура!  - сказал Нокс.  - И что нам осталось?

        - А это, боюсь, еще предстоит выяснить.

        - Ну, не знаю,  - сказала Эллиотт, с явственно различимой усмешкой в голосе.  - Эти двое, швыряя пиво за борт, оставили один ящик. По крайней мере, он у нас есть!
        Гарроуэй рассмеялся:

        - Немало, парни! Немало!
        За его спиной, в лучах марсианского солнца, реял американский флаг.
        ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ

        Пятница, 22 июня;

13:40 по времени гринвичского меридиана.


        Уоррентон; штат Вирджиния;

09:40 по восточному поясному времени.


        Звонок раздался, когда Кэтлин, сидя на полу в кабинете, играла в шахматы с двенадцатилетним Джеффом Уорхерстом. Стефани Уорхерст заговорила еще до того, как вошла в комнату:

        - Кэтлин!  - Голос ее звучал озабоченно.  - Монти на видеосвязи, из Пентагона. Говорит - по специальной линии. Не знаю, что ему от тебя нужно.

        - Неважно, миссис Уорхерст. Можно перевести его в гостиную?

        - Конечно, дорогая. Я переведу.

        - Эй, Кэтлин?  - окликнул ее Джефф, подняв взгляд от доски.

        - Что?

        - Ты тоже когда-нибудь пойдешь служить в морскую пехоту, как деда с… папкой?
        Неожиданный вопрос застал ее врасплох. Конечно, Кэтлин много думала об этом, а после возвращения из Японии вновь вернулась к этой мысли. Но…

        - Не знаю, Джефф,  - ответила она.  - А тебе зачем?

        - Не знаю. Просто интересно. Вот погоди, я тоже стану морским пехотинцем! И тогда пусть только эти ооновцы сунутся!
        На подобное утверждение ответить было нечего. Поднявшись, Кэтлин направилась следом за миссис Уорхерст.

        - Эй, Кэтлин!  - добавил Джефф.

        - Ну что?

        - Просто хотел тебя предупредить. Ты ферзя теряешь.
        Она усмехнулась:

        - Посмотри получше. Если возьмешь ферзя, получишь мат в пять ходов.

        - Как?  - Джефф поднял на нее недоверчивый взгляд.

        - Иногда жертва фигуры дает огромное преимущество. Посмотрим, успеешь ли ты просчитать комбинацию до моего возвращения.
        Гостиная Уорхерстов была просторной, роскошно меблированной комнатой, с круглой софой посредине и дисплеем «хитачи», занимавшим буквально целую восьмиметровую стену, от пола до потолка. Усевшись за столик, Кэтлин сдвинула крышку, прикрывавшую клавиатуру, сенсорный планшет и джойстики, и нажала клавишу приема.
        На дисплее возникло огромное морщинистое лицо Монтгомери Уорхерста.

        - Привет, Кэтлин,  - сказал он.
        Кэтлин уменьшила изображение, чтобы не чувствовать себя точно перед марсианским Ликом.

        - Доброе утро, генерал,  - ответила она.  - Чем могу служить?

        - Кэтлин, ко мне только что поступил чертовски странный звонок… через одного старого друга, нашего посла в Японии. Похоже, один из его японских друзей хочет связаться с тобой, но из-за войны и всякого прочего ему приходится прибегать к разным окольным путям.
        Сердце Кэтлин замерло. Японский друг? Но… нет, это не может быть Юкио! Отец его - тот вполне может дружить с американским послом. Но - не сам Юкио.
        В ту же секунду ей стало ясно, от кого этот звонок и о чем он.

        - Словом, мы устроили для него специальный канал. Это… это японский министр международной торговли и индустрии. Будешь с ним говорить?
        Кэтлин похолодела. Будто не она сама, а кто-то чужой, посторонний и далекий, ответил за нее.

        - Буду.

        - О’кей.  - Генерал повернулся к другому экрану - Переключаю вас, сэр.
        Секунду спустя на экране появился вовсе не Исивара, но - молодой человек, сидевший, скрестив ноги, на татами, за низеньким столиком с ПАДом. Это был хисё Набуко, с которым она беседовала в день отъезда из Японии.

        - Доброе утро, мисс Гарроуэй,  - сказал он с едва уловимым акцентом, официально кланяясь ей.
        Поднявшись, Кэтлин поклонилась в ответ:

        - Коннити-ва, хадзимемасьтэ, о-хисё-сан .

        - Благодарю вас, хорошо. Министр просит вас уделить ему немного времени, если вы будете столь любезны.

        - Конечно же. Я буду рада побеседовать с ним.
        Желудок сжался в тугой холодный комок, на глаза навернулись слезы. Она медленно опустилась на софу, затем соскользнула на пол, встав на колени за столиком.
        О, господи, нет! Только не Юкио! Только не Юкио…
        На экране появился Исивара в шелковом халате, сидя за точно таким же, как у его секретаря, столиком с ПАДом. Комната за его спиной была почти пуста. Интересно, что думает он о гостиной за ее спиной, полной мебели, богато декорированной, совершенно западной? Что ж, ему не привыкать общаться с западными гайдзинами . Гораздо удивительнее - сам факт беседы с членом японского правительства, когда Соединенные Штаты воюют с Японией…
        Интересно, что сказал бы об этом отец?
        С легким изумлением Кэтлин отметила, что одна из ниш в стене за спиною отца Юкио занята ее подарком - изящной, элегантной моделью истребителя «Инадума», точно маленькая черно-белая стреловидная рыбка восседавшего на спине китоподобного носителя «Икадути».

        - Коннити-ва, Кэтлин-сан ,  - заговорил Исивара.  - Гэнки-дэс ка ?
        Он обращался к ней, как к младшему другу, спрашивая, как она поживает.

        - Гэнки-дэс, домо, о-дайдзин-сама ,  - отвечала она, приветствуя министра традиционным дза-рэй , «сидячим» поклоном, когда указательный, средний и безымянный пальцы обеих рук упираются в пол, а большие - сомкнуты в кольцо с мизинцами.  - Коннити-ва, о-гэнки-дэс ка ?

        - Я… в добром здравии, Кэтлин-сан,  - сказал министр, перейдя на английский.  - Но, боюсь, у меня для вас очень дурная новость. Девять дней назад Тосиюки-сан… не вернулся с задания.
        Каким-то самой ей непонятным образом она сумела сохранить на лице такое же бесстрастное выражение, как у него.

        - Мне очень жаль слышать это, Исивара-сама. Гибель вашего сына… Юкио … - Она не смогла удержать хлынувших из глаз слез и поспешила смахнуть их ладонью.  - Мне очень жаль вас, и понесенная вами утрата…
        Исивара улыбнулся. Кэтлин вздрогнула, но тут же вспомнила, что в Японии улыбка, безмятежное лицо должны прятать за собой любые, пусть самые неприятные, чувства. Взглянув в его глаза, она увидела в них истинное состояние души отца Юкио.

        - Во-первых, Кэтлин-тян , позволь мне сказать тебе, что Юкио очень любил тебя. Мы часто говорили об этом, о тебе. Я знаю, что это так.
        Кэтлин никак не могла оправиться от потрясения, услышав это тян вместо обычного сан. Тян - уменьшительная приставка, употребляемая лишь в беседе с членами семьи или очень близкими друзьями. У нее не было слов… оставалось лишь, в подражание Исиваре-старшему, сохранять на лице улыбку.

        - Я должен честно признать,  - продолжал Исивара,  - что был против ваших отношений. Не против дружбы, но против вашего брака. И должен признать, почувствовал облегчение, получив письмо о том, что ты должна покинуть нашу страну. Вы с Юкио принадлежали к двум разным мирам, безмерно более чуждым друг другу, чем Марс и Земля. И одному или другому из вас, вступив в подобный союз, пришлось бы отречься от самого себя, от самого своего существа.
        "Интересно, зачем он говорит все это?  - подумала Кэтлин.  - Ему ведь вовсе нет нужды оправдываться. Тем более - перед гайдзином …"

        - Между мною и сыном было немало долгих бесед,  - продолжал Исивара, все так же улыбаясь.  - Он много рассказывал о тебе, о твоих мыслях. И, прежде чем в последний раз отправиться на Танегасиму, он сказал мне, что чувствует: война между нашими странами, твоей и моей,  - серьезная ошибка. Что мы воюем не с теми людьми, не в то время и не за то, за что следовало бы. Я полагаю, что ваши чувства, по крайней мере, одна из причин этих слов.

        - Я… прошу простить меня, если я оскорбила вас этим, Исивара-сама .

        - Оскорбление должно быть не только нанесено, но и воспринято. Ты повиновалась зову сердца, как и он. В любом случае то, что сказал Тоси-тян … тяжким грузом легло на мое сердце в эти последние дни. Вскоре мне предстоит обратиться к своему правительству и поведать ему, как я отношусь к этой войне. Я хотел бы сказать тебе, Кэтлин-тян , что в некотором смысле ты и Тоси-тян будете рядом со мной, когда я предстану перед премьер-министром.
        Исивара-старший немного помолчал, и Кэтлин решила, что он ждет ответа. Но ей нечего было сказать. Она до сих пор не понимала, зачем Исивара говорит ей все это. Весть о гибели Юкио отодвигала на второй план все мысли о правительствах, премьер-министрах и заседаниях кабинетов.

«Господи, как я ненавижу эту войну!  - подумала она, сжав кулаки так, что ногти глубоко впились в ладони.  - Как я ненавижу эту тупую, проклятую войну!»

        - И еще одно,  - вновь заговорил Исивара.  - Мне очень, очень стыдно. Я должен нижайше извиниться перед тобой, Кэтлин-сан . В свое прощальное письмо ты вложила еще одно, с просьбой переслать его Тосиюки-тян . Я очень сожалею, но вынужден сказать, что не стал передавать его. И в этом - моя вина. Я полагал… полагал, что этого не стоит делать, так как опасался продолжения ваших отношений. Я опасался, что письмо твое может повлиять на то, как он выполнит свою задачу. Я был не прав и прошу простить меня.
        Он склонился в низком, долгом поклоне.

        - Пожалуйста, не сожалейте об этом,  - ответила Кэтлин, стараясь ничем не выдать боль и обиду, вскипевшую внутри. («Он не узнал. Он так и не узнал…») - Вы были правы. Вы были правы, несмотря ни на что. Теперь я понимаю: из нашего союза действительно не могло получиться ничего хорошего.
        Да! Пока люди продолжают вести себя так глупо! Пока мы не начнем все заново, где-нибудь в другом месте, подальше от этих проклятых черных дыр древних культур, и древних обычаев, и древних представлений о том, что - прилично, что - приемлемо и что - верно! Будь проклята; будь проклята эта война!

        - Я вовсе не считаю, что поступил правильно, Кэтлин-тян .  - Исивара глубоко вздохнул.  - В любом случае прости меня за то, что я не отправил этого письма. И тут я должен перейти к еще одному делу. После… после последнего вылета Тосиюки командующий базой переслал мне этот модуль памяти. Он был обнаружен в его личных вещах вместе с просьбой переслать его мне, если он… если он не вернется. Среди прочего в этом модуле памяти имелось письмо к тебе. Я не читал его… но готов переслать сейчас, если ты пожелаешь.

        - Да. Домо аригато годзаимас .

        - Тогда я оставлю тебя. Весьма сожалею, что причинил тебе боль.

        - И я, Исивара-сама , глубоко скорблю о вашей утрате.

        - Всего хорошего тебе, Кэти-тян .Саенара .
        Прощание это для японского языка было чуть резковатым, проникнутым печалью о том, что двое расстающихся могут никогда не увидеться вновь. Поклонившись, Кэтлин выбрала более неформальное:

        - Домо аригато годзаимас, Исивара-сама. Дэва мата .
        Ее слова означали гораздо большее, чем просто: «Что ж, увидимся».
        Казалось, на долю секунды в темных глазах министра среди прочих тщательно скрываемых чувств мелькнуло удивление. Он поклонился, и экран опустел.
        Секунду спустя перед ней появился Юкио в черном кителе Космических сил самообороны, с крохотными хризантемами тю-и в петлицах. Он, очевидно, находился в какой-то будке; за спиной его виднелся расплывчатый, смазанный холл. Издали слышался чей-то смех, расплывчатые фигуры беседовали, стоя у стола для пинг-понга.
        Вот он, противник…
        Юкио на экране улыбнулся.

        - Привет, Тикако. Мне малость неловко, не хотелось бы драматизировать или еще чего-то такого, но… если ты видишь все это, значит, я мертв.  - Губы его продолжали улыбаться, но глаза потемнели, взгляд сделался предельно серьезным.  - Когда мы были здесь вместе, я чувствовал себя… странно. Точно меня разорвали надвое. Наверное, моя западная половинка не очень хорошо ужилась с нихондзином . И - может быть, я, конечно, ошибаюсь - точно такая же внутренняя борьба шла в тебе. Когда отец сказал, что ты уехала обратно в Америку, я решил, что ты, наверное, сочла все, что было между нами, ужасной ошибкой…
        Он так и не узнал… Он так и не получил моего письма.

        - Знаешь, Тикако, все это было очень нелегко. Я не мог просто так взять и отвернуться от своей семьи. Наверное, ты бы чувствовала то же самое по отношению к своему отцу. И своей стране. Даже не знаю, как бы мы справились со всем этим. Но хотел бы тебе сказать, что как-нибудь наверняка справились бы. Это я узнал от тебя, Тикако. Если любовь крепка, для нее нет препятствий. Скорее всего, ты уже знаешь, что ООН велела нам присоединиться к войне против Соединенных Штатов. Я ненавижу это распоряжение всей душой, но - в силу того, кто я и что я, должен повиноваться. Таково мое… наверное, ты бы сказала, «наследие». Наследие самураев. Я сделаю то, что должен сделать. И, если придется, погибну. Но хочу, чтобы ты знала: я люблю тебя всем своим сердцем и всегда буду помнить о тебе… у нас обязательно все получилось бы, будь судьба к нам хоть немного благосклоннее. Помни меня, Тикако.

        - А-а, Тоси-тян !  - воскликнул кто-то неподалеку.  - Исё-ни ко-най ?

        - Има ику !  - ответил Юкио, снова поворачиваясь к экрану - Мне пора. Я просто хотел сказать… что люблю тебя. Где бы я ни был. Саенара , Тикако.
        Много-много позже в гостиную в поисках Кэтлин заглянул Джефф Уорхерст. Разгадав жертву ферзя, он целый час провел в поисках плана, позволявшего бы не брать фигуру, но при том сохранить возможность продолжать игру. Наконец подходящее решение вроде бы нашлось, и ему не терпелось его испытать, но, заглянув в комнату, он увидел, что Кэтлин все еще сидит на полу, уткнувшись лицом в сложенные на столике руки, и тихонько плачет. Некоторое время он размышлял, не войти ли к ней, но вскоре передумал, тихонько прикрыл дверь, оставляя Кэтлин наедине с ее горем.
        После смерти отца он сам узнал, что такое горе. И - как необходимо порой побыть одному…


        Среда, 4 июля;

03:43 по времени гринвичского меридиана.
«Сидония-1»; Сидонийская равнина, Марс;
        сол 5672-й; 15:10 по марсианскому солнечному времени.


        Майор Майк Гарроуэй вышел из главного модуля «Сидонии-1». Был день, и пески Сидонийской равнины золотились в лучах яркого марсианского солнца.
        Да, здесь в самом деле было прекрасно… несмотря даже на отсутствие теплого океана.
        Странно, но Гарроуэю начинал нравиться Марс, во всей своей безлюдной, пронзительной красоте, во всем своем песчаном, каменном, холодном величии. Конечно, с океаном все-таки нечего было и сравнивать, и Гарроуэй все так же мечтал о собственном причале на Багамах, но притом собирался вовсю наслаждаться оставшимся временем на Марсе. Кэтлин, наверное, будет довольна отцом.
        Он надеялся, что с Кэтлин все в порядке. После боя, когда была восстановлена связь с Землей, они начали часто обмениваться письмами. Но вскоре, всего через несколько дней, она перестала отвечать, и это тревожило все сильнее и сильнее. В конце концов генерал Уорхерст сообщил ему о том, что Кэтлин звонил лично министр международной торговли и индустрии Японии. И хотя Агентство национальной безопасности, конечно же, расшифровало и записало их разговор, Уорхерст о его содержании ничего не знал. А сама Кэтлин ничего не сказала ни ему, ни Гарроуэю.

        - Будь я проклят, если знаю, о чем они там беседовали,  - сказал ему Уорхерст.  - Знаю только, что она ездила в Японию в мае, перед самой войной… да еще - что через четыре дня после этого проклятого звонка из Токио поступили первые данные о том, что они готовы перейти на нашу сторону, если мы гарантируем им доступ к сидонийским находкам. Да, Марк, похоже, дочка твоя - вовсе не проста…
        Не проста? Да, это уж точно. Однако он с ней еще поговорит! Что ей, интересно, понадобилось в этой Японии? Почему отцы всегда все узнают последними?
        Значит, еще тринадцать месяцев на Марсе… а потом - еще семь, на дорогу обратно.
        Гарроуэй очень скучал по Кэтлин. Но встретиться со своей девочкой, так сразу, без всяких предупреждений, превратившейся во взрослую молодую женщину, ему удастся только через двадцать месяцев.
        Что ж, срок не такой уж астрономический. Можно и подождать.
        Слава богу, хоть здесь, на Марсе, война закончилась. Штатские могут сколько угодно стонать, проклиная идиотизм войны, но только военный, лично смотревший в лицо этого злейшего из Четверых Всадников, способен оценить всю неприглядность, весь ужас, всю глупость и всю колоссальную бесплодность войны.
        На Земле, как ему было известно из выпусков «ННН» и регулярных сообщений, война продолжалась… однако после того, как Япония отошла от ООН, баланс сил слегка сместился в пользу американо-русского альянса. Ракетные удары почти прекратились после потопления трех ракетоносцев ООН, два из которых уничтожила ЛУВЭ станции
«Шепард», отремонтированной и заново укомплектованной. В пустыне северной Мексики продолжались отчаянные бои, и двадцать пятого войска второй бронетанковой дивизии взяли Монтерей. На севере американские войска вошли в Лонгнейль, и теперь их отделяла от Монреаля, квебекской столицы, лишь река Святого Лаврентия. Поговаривали о секретных переговорах, в результате которых Квебек вот-вот выйдет из ООН и прекратит военные действия. С выходом из войны Японии, флот США получил возможность войти в пролив Лаперуза, пересечь Японское море и доставить подкрепления к русским, чтобы поддержать их под Владивостоком. Несколько часов назад, согласно последнему выпуску «ННН», второй дивизион Корпуса морской пехоты США высадился на Кубе, в Матансасе.
        После всех ужасов ракетных ударов ООН, Четвертое июля в этом году обещало выдаться чертовски славным.
        Конца войне пока что видно не было, однако перелом определенно наступил. По крайней мере, так оценивали события морские пехотинцы в Сидонии. Они были полностью уверены в себе и встретили новость о скором прибытии «Фокона» с французскими солдатами на борту с хорошим, оптимистическим юмором. Теперь морская пехота контролировала все орбитальные шаттлы на планете; интересно, каким образом пассажиры «Фокона» собираются спуститься с орбиты? Придется им принять любые предложенные морскими пехотинцами условия… либо остаться на орбите навсегда.
        Однако Гарроуэй принял некоторые меры предосторожности на случай, если ООН снабдила «Фокон» собственным орбитальным шаттлом - что вряд ли, если учесть, сколь высоко отношение топлива к массе в прямом рейсе «Земля-Марс».
        Столетие назад, когда японские войска вторглись на крохотный остров Уэйк, вскоре после нападения на Пирл-Харбор, как утверждали изустные легенды, командира морских пехотинцев, державшихся на обреченном острове, спросили, не нуждается ли он в чем-нибудь. Апокрифический ответ его был таков: «Пришлите еще япошек». Скорее всего, ничего подобного на самом деле не было, однако морские пехотинцы в Сидонии отряхнули со старой байки пыль и вновь ввели ее в употребление. Новый вариант выглядел так: «Майор отправил в Пентагон требование на оборудование для отдыха и развлечений, вот они и шлют нам еще французов».
        Перед входом в главный модуль, между жилыми помещениями и посадочной площадкой, все так же реял, развевался на вбитом в песок флагштоке американский флаг. Как и на Луне, его поддерживал в развернутом положении кусок проволоки, хотя ветра чаще всего было достаточно, чтобы расправить, развернуть легкое полотнище.
        Как оказалось, снимки Дэвида Александера, запечатлевшие подъем флага во время боя за Сидонию, были размещены им в Спейснете. Кадр, где пятеро морских пехотинцев вбивали в марсианскую землю пятиметровый флагшток, так ярко напоминал о подъеме флага над Иводзимой, что по последним сведениям, корпусной отдел по связям с общественностью был завален просьбами прислать этот снимок, хотя его свободно можно было достать в Сети.
        Гарроуэй усмехнулся. Ведь совсем недавно само существование морской пехоты, объявленной анахронизмом в век межпланетных кораблей, орбитальных лазеров и электронного оружия, было под большим вопросом. И сам он сомневался, что сможет еще чего-нибудь добиться, служа в Корпусе, лишенном будущего.
        За тем подъемом флага на горе Сурибати, в бою на острове Иводзима, в 1945-м, наблюдал с палубы десантного транспорта тогдашний министр ВМФ Джеймс Форрестол. По свидетельствам очевидцев, он сказал тогда генерал-майору морской пехоты Холланду
«Хаулинг-Мэду» Смиту: «Холланд, вот этот флаг над Сурибати обеспечит существование Корпуса еще на пятьсот лет».
        С тех пор прошло всего девяносто пять. Быть может, нужно вот так поднимать флаг каждый век - просто, чтоб люди помнили…
03:43 по времени гринвичского меридиана.


        Лик; Сидония; Марс;

15:10 по марсианскому солнечному времени.


        Наконец-то Дэвид Александер стоял на вершине этой месы! Красно-коричневые просторы Сидонийской равнины лежали у его ног, словно огромная карта. На западе высились пирамиды Города, Крепость, загадочный остов Корабля и гроздочка крохотных, освещенных прожекторами модулей «Сидонии-1». На юго-западе, на фоне багрового неба, чернела, оберегая свои тайны, громада Пирамиды ДМ.
        Он стоял на вершине Лика, символа всех тайн и загадок Марса, и тех существ, что жили здесь полмиллиона лет назад, и самого Человека.
        Странно, но черты Лика, столь очевидно созданные чьим-то разумом, если смотреть с высоты, вблизи превращались в обычный камень, отшлифованный песком и ветром. На то, чтобы взобраться сюда, к центру подбородка, чуть к югу от огромной расселины, изображавшей рот, ушел целый час.
        Там, внизу, под ногами, виднелись прямоугольные плоскости, столь напоминавшие зубы, а в полумиле к северу - едва различались плоские, сглаженные ветрами курганы, с высоты так напоминавшие глаза.
        Оттуда, где стоял сейчас Александер, Лик ничуть не казался творением разума. Эффект, созданный совокупностью тысяч отдельных деталей - гладких, выпуклых глаз, плоскостей скул и челюстей, выдающихся бровей и даже полос на головном уборе или шлеме, до жути напоминавшем немес какого-нибудь древнеегипетского фараона,  - наблюдался лишь с воздуха, и, собранные воедино, все эти детали бросали недвусмысленный вызов всякому, рискнувшему утверждать, что все это - случайность, созданная ветрами, льдом и водой.
        Пятьдесят один сол провел он на Марсе, но все еще ни на шаг не приблизился к разгадке, которую ищет. Пройдут годы… да что там годы - десятилетия!  - прежде чем станет ясно, с чего начать. Археологические группы продолжали откапывать груды изъеденного временем снаряжения и оборудования, загадочных предметов, непостижимых продуктов планетной конструкторской мысли. Уже сейчас было понятно, что в человеческих технологиях производства и обработки материалов назревает переворот,
        - а ведь настоящие раскопки еще и не начинались! И никому не хотелось даже предполагать, какие сюрпризы ждут человечество впереди.
        Но при всем этом самые главные вопросы так и оставались полной, непроглядным мраком окутанной тайной. Кто и зачем построил Сидонийские монументы? Кем были те люди, чьи останки уже во множестве были обнаружены по всему району? Что связывает этих людей с их двоюродными братьями, жившими на Земле в самом начале Человечества?..
        Александер опустился на гладкий выступ, чувствуя, как легкий ветерок шелестит по поверхности скафандра.
        Здесь, на Марсе, ему было хорошо. Как здорово продолжать исследования безо всяких помех, когда правительство, хотя именно оно финансировало экспедицию,  - далеко-далеко, на Земле… С присутствием на Марсе морской пехоты он примирился: именно благодаря Гарроуэю и его людям он мог продолжать работу и за это был им крайне признателен.
        Самого Александера провозгласили героем мирового научного сообщества, непримиримым борцом с научной цензурой, которую пыталось навязать ему Бюро мировых культур ООН. Что ж, без морской пехоты у него бы ничего не вышло. Чем больше он размышлял, тем больше убеждался в том, что эта война - борьба тех, кто стоит за свободу Истины, с теми, кто желал бы упрятать ее под замок.
        Впрочем, последнее наверняка заботит все земные правительства в первую очередь. Неудивительно, что ООН так отчаянно пыталась скрыть то, что было обнаружено в песках Сидонийской равнины. Согласно сообщениям «Нет Ньюс», всего за несколько последних недель вокруг его находки, мумифицированных человеческих тел древностью в полмиллиона лет, пышным цветом расцвели десятки новых религий, новых культов инопланетян и новых групп космического сознания. Ходили слухи о том, что кровавые бунты, охватившие Францию, Германию, Мексику, угрожают лишить эти государства всякой возможности продолжать войну. Если падут, не выдержав хаоса религиозных восстаний и фанатизма, их правительства, война, скорее всего, кончится почти сразу…
        Статьи, опубликованные Александером в сети и в «Аркеолоджи Интернэшнл», прогремели по всем Соединенным Штатам, как подвиг одиночки, поднявшегося на борьбу за свободу науки и одержавшего блистательную победу во славу Истины.
        Может быть. По крайней мере, он закрепил за собой приоритет. И теперь большая часть группы Мирей Жубер работала под его началом на правах участия в изначально международном исследовательском проекте, имевшем целью выяснить правду о происхождении и назначении Сидонийского комплекса. Сама Жубер все еще дулась, но, по-видимому тоже собиралась вскоре включиться в работу.
        Величайшей из тайн оставались древние люди, обнаруженные здесь…
        Окинув взглядом суровую каменную поверхность Лика, он рассмеялся. Да, этот марсианский Сфинкс горазд играть в загадки… куда уж до него младшему, земному братишке!
        Первоначальное предположение о том, что обнаруженные тела принадлежат представителям вида Homoerectus , оказалось неверным. В разнообразных журналах и на профессиональных сайтах в сети уже появилось с десяток статей, анализировавших изображения найденных останков и сходившихся на том, что строение черепа позволяет с уверенностью отнести их к виду, известному под названием "древнего Homosapiens ". To есть, по сути, к современным людям, сохранившим некоторые черты своих предков, Homoerectus , наподобие выступающих надбровий и сильно развитой мускулатуры. Мозг их по величине и сложности ничем не отличался от мозга современного человека. Решающим доводом служили строение и расположение гортани, точно такие же, как у современного человека, вкупе с размером фарингальной полости, которая у более ранних «эректусов» была гораздо меньше.
        Эти люди были наделены даром речи. Воображением. Способностью мечтать и творить.
        Но при всем при том каждая новая сидонийская находка лишь увеличивала число вопросов. Казалось, этому не будет конца. Кем были эти люди? Что привело их на Марс? Для чего? Быть может, та же сила, как предполагали ныне некоторые ученые, создала Homosapiens , внеся исправления в генетическую структуру Homoerectus ? Зачем, если так? Сами ли люди создали титанический монумент, называемый Ликом? Или автор его - та сила, что привела их на Марс? И опять же, зачем ей понадобилось это, если так?
        И - самый темный, мрачный вопрос, который все чаще и чаще начали задавать себе люди Земли: кто или что уничтожило юную колонию на Сидонийской равнине? По всему региону археологи продолжали находить все новые и новые свидетельства того, что здесь, в бывших субтропиках, на побережье Северного моря, десятки, а может, и сотни лет жил и процветал огромный город, пока некая чудовищная небесная сила не обрушилась на него, уничтожив все, возможно, в несколько часов. Пирамиду ДМ теперь считали неким титаническим агрегатом, обогревавшим и обеспечивавшим пригодной для дыхания атмосферой большой участок северного полушария. Его уничтожение привело к быстрому и неизбежному исчезновению атмосферы, замерзанию океана и гибели от холода и удушья людей, внезапно застигнутых Армагеддоном.
        Кто же нанес удар по марсианской колонии? Быть может, они до сих пор где-то там, среди звезд? Быть может, теперь они угрожают Земле и ее Человечеству?
        Интересно… В последнее время все больше и больше сетевых ресурсов сосредоточили усилия не на войне, но на Сидонии. Быть может, это означает близкий конец войны? Неужели все - так просто? Достаточно лишь открыть человечеству новые земли, новые горизонты… и новую веру в чудеса?
        Конечно, нет. Теперь Александер отчетливо понимал: вовсе не военные разлучают семьи и затевают войны. Не военные, а правительства. Правительства, существующие лишь ради самих себя; неважно, сколь бы демократичными ни выглядели они со стороны. Правительства, которым ради собственного благополучия необходимо управлять породившими их народами.
        Все это казалось Александеру ошеломляющим откровением - возможно, не менее знаменательным, чем мумифицированные тела под песками Сидонии. Сколько же горя людского нужно еще принести на алтарь правительств, жадности, стадного страха, вопиющего невежества, разделяющих человечество на враждебные племена?
        Александер полагал, что дело Земли - в общем проиграно. Если у человечества и есть будущее, то оно - здесь. И корни Человека, похоже, лежат среди звезд.
        И он обязательно отправится туда, чтобы узнать, кто он, каков он и почему он - именно таков.
        Солнце на западе почти коснулось горизонта; а темнеет на Марсе быстро. Пора было отправляться обратно. Вдоль левой стороны Лика спускалось вниз нечто наподобие вырезанного в камне пандуса, позволявшего довольно легко взобраться наверх, если не лень прошагать в гору три километра. Там, внизу, возле марсохода, ждали Александера остальные, почти невидимые в тени Лика, протянувшейся на восток.
        Всего через несколько секунд, по пути вниз, земля слегка подалась под его ногой. Александер пошатнулся, но сохранил равновесие… и так не узнал, как близок был к хитро замаскированному проему в камне, ведущему внутрь Лика.
        Сидонииский Лик хранил свои тайны уже полмиллиона лет. И вполне мог подождать еще немного.
        ЭПИЛОГ

        Вторник, 3 апреля 2042 года.


        Вашингтон, округ Колумбия;

12:30 по восточному поясному времени.


        Лейтенант морской пехоты Кэтлин Гарроуэй вошла в автоматические двери «Золотого Самурая», одного из самых известных и фешенебельных ресторанов в Вашингтоне. Когда-то это место, носившее название «Le Maison d’Or», славилось своей французской кухней.
        Теперь, после вступления Японии в войну на стороне России и Соединенных Штатов, ресторан стал японским. Взглянув на вопиюще неточную псевдобуддистскую резьбу над традиционным бассейном кой в тускло освещенном холле, Кэтлин покачала головой. Она слышала, что во время Первой мировой во многих американских провинциях считались изменниками владельцы немецких овчарок, а кислая капуста-"sauerkraut " была переименована в капусту «Победа». А во Вторую мировую тысячи «нисэев», японцев лишь в силу происхождения, таких же лояльных граждан, как любой американец, были объявлены угрозой для национальной безопасности и согнаны в концентрационные лагеря.
        На этот раз в Америке повсеместно вышли из моды и даже позакрывались французские, немецкие и мексиканские рестораны, тогда как японские и русские - процветали. Тако назывались теперь «сэндвичами по-марсиански», а две недели назад население города Париж (штат Техас) официально проголосовало за переименование города в Гарроуэй.
        Да, мир в самом деле окончательно выжил из ума…
        Музыкальная система ресторана играла «Звезды и Полосы». То была еще одна примета нового времени. Вновь вошли в моду патриотизм и патриотическая музыка - особенно марши Соузы и военные гимны, которые теперь можно было слышать везде, даже в самых неподходящих местах.
        Сняв шляпу, Кэтлин сунула ее под мышку и оправила синий форменный китель. Она служила в морской пехоте уже почти год, завербовавшись через два дня после получения диплома в Карнеги-Меллон, и после этого отправилась в Куантико, проходить десятинедельный курс в Высшем военном училище. Квалифицированные специалисты в области компьютерных наук ценились в Корпусе на вес антиматерии. Вдобавок она оказалась дочерью того самого… «Пески Марса», Гарроуэй, эпический марш… Все это обеспечивало Кэтлин любое назначение в Корпусе морской пехоты, какое она только пожелает.
        Она уже подумывала о смене фамилии - не отправляться же к звездам верхом на славе отца!
        В метрдотеле не было абсолютно ничего японского. Похоже, он работал здесь еще в те времена, когда ресторан был французским.

        - Лейтенант Гарроуэй?  - с легким поклоном спросил метрдотель.

        - Да.

        - Сюда, пожалуйста.
        Кэтлин последовала за ним, гадая, что ее ждет. Накануне вечером отец сказал:

        - Встретимся завтра за ленчем в «Золотом Самурае». У меня для тебя сюрприз.
        Проблема была в том, что этот ресторан, как его ни называй - «Золотым самураем» или «Le Maison d’Or»,  - был ей вовсе не по карману. Космическую надбавку начнут начислять только после старта, до которого еще две недели. Обычный ленч в подобных местах стоил сотню долларов, и, видимо, еще столько же драли за право заглянуть в обеденное меню.
        Что ж, ладно, раз папка угощает… Он-то, настоящий национальный герой, вернувшийся с Марса, может себе позволить!

        - Ваш столик, лейтенант.
        Кэтлин замерла, точно пораженная громом. За столиком сидел отец в парадной форме морской пехоты, грудь - вся в разноцветных колодках, от красно-золотой медали «За марсианскую кампанию» до Креста ВМФ включительно. На эполетах блестели серебряные листья подполковника. Увидев ее, он улыбнулся и поднялся на ноги.
        Но Кэтлин во все глаза глядела на человека, сидевшего рядом с ним. Тэцуо Исивара отложил салфетку и тоже встал.

        - Коннити-ва, тю-и-сан ,  - сказал он, низко поклонившись.  - О-гэнки-дэска ?

        - К-коннити-ва, Исивара-сама ,  - пролепетала она, кланяясь в ответ.  - Окагэсама-дэ, гэнки-дэс .

        - Чрезвычайно рад это слышать,  - сказал Исивара, перейдя на английский.  - Пожалуйста, окажите нам честь присоединиться к нам.

        - Что?.. Как?..  - Кэтлин повернулась к отцу, подавшему ей кресло. У нее - словно земля вырвалась из-под ног.
        Тем временем музыкальная система заиграла другую мелодию. Краем сознания Кэтлин уловила, что это - популярная японская патриотическая песня, «Васи Муцу». Название ее означало «Шестеро орлов»; песня была сложена в память шестерых японских летчиков, погибших в короткой войне с Соединенными Штатами.
        Слезы обожгли глаза. На миг Кэтлин утратила дар речи.

        - У нас деловой разговор, Тикако,  - сказал Гарроуэй, галантно усаживая ее на место.  - Исивара-сан теперь - посол Японии в США, ты знаешь? Мне сказали, что вы с ним - старые друзья, и я решил, что тебе будет приятно повидаться с ним.

        - В частности, я хотел бы принести вам поздравления,  - улыбнулся Исивара,  - с вашим почетным званием тю-и .

        - С-спасибо!  - Кэтлин рассмеялась.  - Господи, сэр, как я рада вас видеть!

        - Так же, как и я - тебя, Кэти-тян . Я беседовал с твоим отцом о его новом назначении. Ты уже знаешь о нем?
        Склонив голову набок, Кэтлин взглянула на отца. После возвращения с Марса он руководил недавно созданным отделением космического боевого тренинга в Куантико.

        - Новое назначение?

        - Я только вчера узнал о нем, господин посол,  - сказал отец.  - И не хотел ей ничего говорить до разговора с вами, состоявшегося утром.

        - Что же это за новое назначение?

        - Меня переводят в Киото,  - ответил Гарроуэй.  - Буду работать сразу с министерствами науки и технологии и международной торговли и индустрии. В Сидонии обнаружено нечто действительно выдающееся. Будем работать вместе, чтобы приспособить к нашим нуждам.

        - Во всем этом имеется изумительный потенциал,  - задумчиво сказал Исивара.  - Новые типы материалов и методы их обработки, легче и прочнее всего, что производим мы. Весьма похожее на температурно-независимые сверхпроводники. Новые методы фокусировки магнитных волн, делающие возможной свободную левитацию.  - Он покачал головой.  - Перечень можно продолжать и продолжать. Никто даже не мечтал о том, что археология окажется столь технологически продуктивной или столь прибыльной наукой.

        - Звучит, словно допущение, что война выгодна для бизнеса,  - сказала Кэтлин и тут же пожалела о вырвавшихся словах.
        Да, она до сих пор ощущала горечь от этой войны, и печаль о погибшем Юкио до сих пор не оставляла ее. Но это вовсе не давало ей права грубить отцу Юкио.

        - Сумимасэн ,  - сказала она.
        Буквально означая долг, который никогда не кончается, слово это было одним из распространенных терминов, означавших «Простите».

        - Кэтлин… - заговорил Гарроуэй.
        Но Исивара поднял руку.

        - Война,  - сказал он,  - это ужасная вещь. Она разлучает семьи. Она губит людей. В подобных обстоятельствах можно не обращать внимания на мелкое сицурэй .
        Это слово означало незначительное нарушение этикета - например, если столкнешься с кем-нибудь на переполненной вокзальной платформе.

        - Долю аригато годзаимас ,  - с поклоном сказала Кэтлин.

        - Я попросил твоего отца пригласить тебя сюда,  - продолжал Исивара как ни в чем ни бывало,  - частью потому, что очень хотел вновь повидаться с тобой. Но еще я хотел бы сделать тебе предложение. Насколько я понимаю, ты - компьютерный специалист?

        - Я бы не стала называть себя специалистом,  - неуверенно ответила Кэтлин.

        - Конечно, не стала бы,  - улыбнулся Исивара,  - для этого ты слишком нихондзин . Но так говорят другие. Я имею удовольствие пригласить тебя в Японию, в Киото, для работы в новом проекте Альянса, вместе с твоим отцом. Работа эта очень важна, и мы отбираем лучших специалистов. Некоторые из наших разработок - просто… поразительны. И одна из последних сидонийских находок дает нам ключ к новому подходу в организации компьютерной памяти, с использованием квантовых переходов и атомных матриц.  - Он постучал пальцем по дорогой «манжете» «Сони» на своем запястье.  - Все это в сравнении может оказаться столь же громоздким и непроизводительным, как ламповые ЭНИАКи столетней давности. И ты можешь принять участие в этом проекте.
        Кэтлин моргнула. Предложение было крайне соблазнительным. Господи, каким оно было соблазнительным! Снова оказаться в Японии, с папкой…

        - Благодарю вас, Тайси-сама ,  - ответила она.  - Благодарность мою не выразить словами. Но это невозможно. Я уже получила приказ…

        - Я могу все утрясти с Пентагоном,  - сказал отец,  - только скажи. Сама знаешь: чтобы попасть на твое место, десять тысяч морских пехотинцев отдадут правую руку плюс месячное жалованье.
        Кэтлин улыбнулась.

        - И это - одна из причин не оставлять его.  - Она обратилась к Исиваре: - Меня включили в состав первой ударной группы морской пехоты,  - гордо сказала она.  - Под командованием капитана Кармен Фуэнтес. И ни для кого не секрет, куда нас отправляют.

        - Я слышал,  - ответил Исивара.  - Луна…
        База ООН в кратере Фра Мауро была особой целью. Здесь Соединенным Штатам предстояло показать всему миру, что в космической войне у них - абсолютное превосходство, которого они не уступят никому.

        - Я высоко ценю ваше приглашение, сэр,  - добавила Кэтлин.  - Оно - большая честь для меня. Но я - морской пехотинец и иду туда, куда приказано. И предпочла бы быть наравне со всеми остальными.

        - А что я говорил!  - воскликнул Гарроуэй.  - С вас - двадцатка, господин посол!

        - Я понимаю, Кэти-тян ,  - с поклоном сказал Исивара.  - Конечно же ты как морской пехотинец должна следовать своему пути.
        Кэтлин повернулась к отцу:

        - Знаешь, к нам сегодня прислали новенького. Боб Хаскинс сломал ногу на учениях, и взамен прислали этого парня. Я проводила с ним собеседование и выяснила, что он был с тобой в Кандорском походе.

        - Да?  - удивился Гарроуэй.  - Кто же это?

        - Сержант Камински. Только что подписал договор еще на шесть лет. Настоящий солдат!

        - Да, солдат он замечательный,  - согласился Гарроуэй.
        Музыкальная система заиграла новую мелодию Печальная, сентиментальная «Васи Муцу» кончилась, и - видимо, потому что в зале присутствовали двое морских пехотинцев - персонал продолжил программу довольно вычурным исполнением гимна Корпуса морской пехоты…
        Вскоре хор достиг нового куплета, добавленного к гимну сразу после возвращения Гарроуэя и его людей с Марса:

        От голубых просторов Земли до марсианских песков
        Наш авангард Человечество к звездам вести готов!
        Пыльные тропы иных планет ждут, чьи-то тайны храня;
        Морская пехота свой стяг несет к солнцу нового дня!
        Кэтлин взяла отца за руку. Она плакала - от тоски по Юкио, от гордости и счастья.
        Как и отец, она совершила свой марш. Как и отец, она - в морской пехоте США.


        notes

        Примечания


1

        От PAD (Personal Access Device) - персональное устройство доступа. (Здесь и далее прим. редактора )

2


«Роджер» на радиожаргоне - «понял, принял».

3

        В оригинале автор использует русское слово, написанное латиницей (по-английски полковник - the Colonel). В переводе, чтобы сохранить авторский замысел, мы решили поступить аналогичным образом…

4

        ГСОУ - группа средств огневого усиления.

5

        Для передачи морпеховского жаргона в русском тексте переводчик использует для ООН абревиатуру 00Н - нули вместо букв "о". 00 - флотское обозначение гальюна, отсюда другое презрительное прозвище для солдат ООН - «гальюнники»

6

        Nuclear rocket using Indigenous Martian Fuel - ядерная ракета на исконно марсианском топливе.

7

        Эрих фон Даникен - автор популярного в 70-е годы XX века документального фильма
«Воспоминания о будущем», посвященного проблеме посещения Земли пришельцами


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к