Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Хомо Аструм Сэмюэль Дилэни
        Сэмюель Дилэни Хомо Аструм
        Часть первая РАСТИ, ИЛИ УМРЕШЬ
        Глава 1

        Если взять два громадных стекла, насыпать между ними подходящей для жизни роющих созданий земли, а потом добавить несколько длинных полос пластика, то получится настоящий террариум.
        В детстве я держал в таком террариуме колонию муравьев...
        Но вот недавно один из малышей нашей полисемьи (самому старшему из них лет шесть, а самому младшему сравнялось четыре) построил террариум из пластиковых панелей, по шесть футов каждая. Он укрепил их в каркасе из алюминиевых прутьев, а внутрь насыпал песок.
        В одном углу террариума создатель рукотворного мира разместил грязный водоем, и сквозь прозрачный пластик можно было наблюдать за подводной жизнью. Спустя пару дней дождевые черви прорыли в красноватом песке многочисленные ходы, которые просматривались вглубь на несколько дюймов. В горячем воздухе внутри пластиковой коробки по утрам поднимались туманы, а иногда шли дожди. Маленькие круглые листочки на лакмусовых лозах стеклянных растений меняли цвет от синего до пурпурного, точно облака, скользящие по небу. Изменения происходили в соот ветствии с легко меняющейся кислотностью почвы...
        Дети выбегали еще до зари, плюхались голыми животиками на холодный песок и, подперев подбородки ручонками, в полутьме наблюдали, как красное мельничное колесо Сигмы встает над кроваво-красным морем. В это время суток песок казался темно-красным, а цветы растений-кристаллов искрились словно рубины в тусклом свете далекого солнца. Чуть поодаль от берега о чем-то своем шептали джунгли... Дети хихикали, толкались локтями, но старались держаться вместе.
        Потом Сигма-прим - вторая половина двойной звезды - вспыхивала над водой пылающим термитом, и алые облака белели до цвета коралла, потом персика и наконец превращались в морскую пену. Дети начинали играть, устраивали кучу-малу, и солнечные лучи искрились в их волосах... даже у маленького Энтони, моего стар шего сына, чьи волосы черны и вьются, словно бурлящая нефть (точно так, как у его матери)...
        Дети садились на корточки, опускались на колени, сгибались, замерев в каком-нибудь дюйме от стен, едва не уткнувшись в них носами, и, словно юные вол шебники, смотрели, как распускаются растения и растут различные существа, нашедшие приют за пластиковыми стенами. Очарованные собственным сооружением, малыши изучали чудо жизни, наслаждаясь собственным зоологическим музеем...
        Маленькое красное семечко лежало, спрятавшись в трещине на дне лужи-озера. Однажды вечером, когда белая Сигма-прим покинула фиолетовые небеса, семечко рас крылось, выпустив личинку, такую же длинную, как первый сустав большого пальца Энтони. Личинка щелкала жвалами и ползала по грязи несколько дней, потом напра вилась к ближайшей ветви кристаллического растения, повисла на ней головой вниз, зацепившись за растение кончиками задних лапок. Постепенно ее коричневая плоть затвердела, кожа стала толще. Существо оделось в блестящий черный кокон...
        Однажды утром дети увидели, как ониксовый кристалл кокона треснул и через секунду крылатая ящерка с изумрудными глазами, жужжа, закружила по воздуху, тыкаясь в пластиковые стены.
        - Посмотри, пап!  - позвали меня ребятишки.  - Она пытается пробить пластик.
        Неугомонное существо билось о пластиковые стены несколько дней. Потом, сми рившись со своей участью, стало ползать в тени вокруг широких листьев «пальм».

* * *

        Похолодало. Начались обычные споры с детьми из-за того, что им нужно надеть рубахи. (Они никогда не носили их дольше двадцати минут...).
        От холода драгоценности кристаллического растения подернулись туманной пово локой. Грани кристаллов превратились в шершавые необработанные поверхности, а потом одно из растений рассыпалось на маленькие камешки.

* * *

        Еще в террариуме жили четыре маленьких ленивца, размером с кулачок шестилет него малыша. На лапках у них были огромные присоски. Большую часть времени они проводили, прижавшись бархатистыми телами к стенам, глядя куда-то вдаль искрящи мися выпуклыми глазками. Недели через три двое из них начали пухнуть. Сначала все подумали, что ленивцы заболели. Но однажды вечером таинственные существа неожи данно «похудели», и в террариуме появилась пара крошечных белых бархатистых шари ков. Они прятались под нижними листьями «пальм». Их родители висели рядом и не отлучались от своих детишек.
        Кроме лужи в террариуме был обломок камня, изображавший скалу. Он лежал, наполовину погрузившись в лужу, и, насколько я помню, порос тем, что я называл горчичным мхом. Его много на побережье. Однажды на прогулке я заметил какой-то белый клок, вырвал его и принес малышам.
        А на следующий день дети прибежали ко мне. Они собрали у террариума всех взрослых, кто в это время был в поселке.
        - Посмотрите! Папы, мамы, посмотрите!..
        Клок мха, оторванный мной, окончательно отделился от основной массы и теперь волосатиком бродил вдоль края лужицы, вдоль полоски липкой грязи.

* * *

        Я оставил работу и отправился на Тау Кита, заказал запчасти для двигателей. Вернулся я дней через пять.
        К тому времени волосатик пустил корни, нити стали гуще и уже выпустили маленькие круглые листики на лакмусовых стебельках. Среди этих новых ростков, пробившихся на его спине, было нечто напоминавшее клешни и глаза, затянутые мутной пеленой. А еще через день волосатик выпустил полупрозрачные крылышки. Он тоже оказался летающей ящерицей, но совсем другого вида. Ее жемчужное горлышко все время пульсировало, но стоило мне остановиться и внимательнее посмотреть на ящерицу, она замирала. Перед тем как умереть (им отведен очень краткий срок жизни), ящерица облазила весь террариум, а потом исчезла в луже, разбросав вдоль всего берега красные семена.


        Глава 2

        Помню, я вернулся домой с работы. Тогда я занимался техническим обслужива нием челноков на Пересадочной станции - кольце, кружащемся вокруг планеты в сис теме Альдебарана. Дома я не был довольно долго. И вот я вышел с причального комп лекса и побрел по зарослям высокой прибрежной травы. Никто меня не встречал.
        Это меня обрадовало, потому что вечером накануне я сильно перебрал. А утром еще сделал пару глотков из фляги, спасаясь от похмелья, но уже на поверхности планеты...
        Свист ветра в ветвях напоминал свист кнута. Солнце, повиснув над песками, вытянуло пурпурные пальцы. Его свет слепил. Я радовался тому, что никто не заметил посадки модуля. Ведь соскучившиеся дети облепили бы меня, начали бы задавать вопросы, а мне не хотелось ломать голову над ответами. Взрослые никогда не задают таких трудных вопросов, как дети.
        Но вот, уничтожив идиллию, пронзительно закричал ребенок. Он закричал еще раз... И потом выскочил из самых густых зарослей и помчался ко мне. Это оказался Энтони. Он то бежал, то мчался на четвереньках. Подскочив, он повис на мне, обх ватив мою ногу.
        - Ой, пап! Пап! Ведь это ты? Ты, пап?
        Я сбросил ботинки, зашвырнул рубашку на перила веранды ближайшего дома, но оставил рабочие штаны, хотя обычно дома мы все ходим голые. Энтони крепко сжал в кулачках их ткань и не выпускал.
        - Эй, малыш. В чем дело?
        Когда наконец я усадил его себе на плечо, он уткнулся заплаканным, мокрым лицом в мои волосы.
        - Ах, пап! Все не так, не так!
        - Что не так, малыш? Расскажи папочке.
        Энтони заплакал мне в ухо. Он хотел, чтобы я пошел вместе с ним к пластико вому террариуму на берегу.
        Дело в том, что малыши вставили маленькую дверцу в одну из стен и снабдили ее замком с комбинацией из двух цифр, чтобы не случилось какого несчастья. Я решил, что Энтони узнал комбинацию, подглядывая за другими детьми, а может, просто подобрал ее.
        Теперь же дверца была открыта, один из юных ленивцев выбрался из террариума и отполз фута на три в нашу сторону.
        - Посмотри, пап! Он сошел с ума, он укусил меня! Пап, он укусил меня!  - Рыдания Энтони превратились в сопение, и он показал мне распухший, посиневший синяк на запястье, его пересекал полумесяц розовых точек. Потом Энтони пальцем указал на существо.
        Ленивец дрожал всем телом. Кровавая пена выступила в уголках его губ. Он тщетно разгребал песок неуклюжими присосками, выпучив крошечные глазки. Неожи данно пушистый зверек повалился набок, задергал ногами. Дыхание с шипением выры валось из его глотки, как из пробитого клапана.
        - Ленивец не выносит такой жары,  - объяснил я Энтони и помог зверьку под няться на ноги.
        Он попытался укусить меня, но я вовремя отдернул руку.
        - У него солнечный удар, малыш. Вот он и сошел с ума.
        Неожиданно ленивец широко открыл рот, разом выдохнул весь воздух и больше не сделал ни одного вдоха.
        - Теперь все будет в порядке,  - тихо проговорил я.
        Еще два ленивца толкались у дверцы, не решаясь вылезти на песок. Над присос ками сверкали яркие черные глазки. Я затолкнул их назад кусочком ракушки и закрыл дверцу.
        Энтони по-прежнему смотрел на белый меховой шар на песке.
        - А теперь он перестал сходить с ума?
        - Он мертв,  - объяснил я малышу.
        - Мертв, потому что вышел наружу, да, пап?
        Я кивнул.
        - А отчего он сошел с ума?  - Малыш сжал кулак и размазал слезу по верхней губе.
        Я решил изменить тему разговора. Мы подошли к тому, о чем говорить с маленьким ребенком мне вовсе не хотелось.
        - У тебя-то все в порядке?  - поинтересовался я.  - Ты, малыш, сегодня дал маху. Ну, да ладно... Иди и приведи в порядок свою руку. Парни в твоем возрасте должны сами уметь это делать.  - Одновременно обернувшись, мы посмотрели назад, на поселок.
        Такие маленькие ранки, как у Энтони, легко инфицировались. Они уже вспухли.
        - А почему ленивец сошел с ума? Почему он умер, когда оказался снаружи, а, пап?
        - Он не вынес прямого солнечного света,  - стал объяснять я малышу, когда мы направились в сторону джунглей.  - Такие животные большую часть жизни проводят в тени. Пластиковые стенки и крышка террариума задерживают ультрафиолетовые лучи точно так же, как листва в глубине джунглей. А свет Сигмы-прим насыщен ультрафи олетом. Кстати, именно благодаря ультрафиолету ты так замечательно выглядишь, малыш. Кажется, твоя мама говорила мне, что нервная система у этих пушистиков очень чувствительна и под воздействием ультрафиолета нервные окончания быстро разрушаются... Ты понимаешь, о чем я говорю?
        - Угу,  - кивнул Энтони. Потом он чуть замялся.  - Это ведь нехорошо, пап...  - он не останавливаясь рассматривал свой укус,  - если они окажутся снаружи... нес колько из них?
        Тут я остановился.
        Солнце искрилось в волосах малыша. От окружавшей зелени (к тому времени мы уже оказались на окраине джунглей) на загорелые щечки мальчика легли зеленоватые тени.
        Он усмехался едва заметно, и было в этой улыбке больше удивления, чем нас мешки. Если я и злился на него, моя ярость мгновенно испарилась, сменившись неж ностью. Она затопила меня словно поток пыли, и мне захотелось обнять, прижать к себе сына.
        - Я не знаю, что случится, малыш.
        - Почему?
        И снова я не ответил.
        - Плохо может стать и тем существам, которые остались внутри террариума,  - сказал я ему.  - Но это случится не сразу, а через какое-то время.
        - Почему?  - повторил малыш.
        - Пошли, малыш. Держи себя в руках, и все будет в порядке.
        Когда мы пришли, я вытер грязь с лица малыша, потом дал ему антибиотиков.
        - Ты забавно пахнешь, пап.
        Никогда не думал о том, как я пахну.
        - Давай выйдем на свежий воздух,  - предложил я и слишком быстро поставил свою чашечку кофе. Мне показалось, спиртное взбунтовалось в желудке. Я попытался игнорировать тошноту и огляделся. До сих пор я не видел никого из домашних, кроме Энтони. Безумие какое-то! Конечно, малыш был самостоятельным, весь в меня. Но куда делись все остальные?
        Вернувшись на берег, мы зарыли мертвого зверька в песок.
        Потом я показал на новые сверкающие стебли крошечных, кристаллических расте ний. На дне пруда, в желеобразной массе яиц, просматривались уже шевелящиеся головастики.
        Оранжевые пушистые подводные грибки вытянули побеги почти на десяток дюймов, а ведь две недели назад было всего лишь несколько бурых спор на груде желтых листьев.
        - Растут.  - Энтони уперся носиком и кулаками в пластик.  - Все растут и растут.
        - Точно.
        Малыш усмехнулся.
        - Я тоже расту!
        - Точно!
        - А ты растешь?  - Не дожидаясь моего ответа, малыш дважды покачал головой, сам отвечая на свой вопрос. Первый раз он покачал головой, говоря «нет», а второй раз, чтобы откинуть волосы со лба. Энтони слишком зарос.  - Нет, ты не растешь. Ты не можешь стать еще больше... А почему ты не растешь?
        - Я расту!  - наигранно негодующе возмутился я.  - Только очень медленно.
        Энтони отвернулся от террариума, стал водить ногой по песку (я так делать не умею), не глядя на меня.
        - Ты можешь расти всю жизнь,  - продолжал я.  - Только при этом необязательно становиться больше ростом. Ты можешь расти умом, малыш. Для нас, людей, это самое главное. Иначе и быть не может. Ты всю жизнь растешь, малыш, или умираешь. Тебе предстоит расти всю жизнь.
        Энтони снова посмотрел на меня через плечо.
        - Значит, и ленивцы все время растут, даже если не могут выбраться наружу.
        - Конечно,  - согласился я, и снова мне стало неудобно; я стал стягивать свои рабочие штаны.  - Даже...  - молния застряла,  - черт побери... если мы не можем выбраться наружу.
        Зр-р-р-р-р-р-р - и молния раскрылась.

* * *

        Остальные члены нашей полисемьи вернулись назад этим вечером. Оказывается, они все вместе отправились на прогулку вокруг подножия горы. Я окликнул их, чтобы они знали, где я. Мне не хотелось разбираться, почему они оставили Энтони одного. Это не принесло бы ничего хорошего. Вы знаете, как все это происходит:
        - Он не хотел идти. Мы никого не хотели принуждать...
        - Ну что из того? Энтони уже взрослый. Он ведь может делать что хочет...
        - Да вы посмотрите...
        - Но ведь такие походы очень полезны. Разве вы не хотите, чтобы мальчик рос здоровым...
        - Однако...
        - Я был бы рад, если бы он прошел этот период своей жизни без психологи ческих травм. Но ведь вы не оставили ему ни пищи, ни медикаментов...
        - Блок обслуживания полон пищи. Он знает, как пользоваться...
        Посмотрим, что будет, когда я приду домой, держа Энтони за руку!
        Прежде чем подойти к родным, я прошелся туда-сюда, так что Энтони оказался в центре внимания. Когда же мы подошли к группе взрослых, мальчик сильно сконфу зился и сказал:
        - Папа пахнет хорошо. Когда он возвращается домой, от него всегда хорошо пахнет.
        Все молчали. А потом кто-то сказал:
        - Вим, ты и домой нормально вернуться не можешь! Хотя бы перед детьми...
        Я сказал, что сильно огорчен, и пошел по берегу... решил побродить в одино честве.

* * *

        Иногда я приезжаю с работы домой. Зачем? Экология?
        Я решил, что возвращаюсь сюда, чтобы побыть в одиночестве.
        Получается так, что иногда я целые недели вкалываю без отдыха. Я ремонтирую военные корабли, которые потрошат где-то в Ауриге. Только попав сюда, я отдыхаю по-настоящему. А вся эта война, ее подробности... слишком быстро там все меня ется. Не хочу об этом... Так что я ссорился, лгал, хмурясь бродил среди рабочих, которые обслуживали космическую ремонтную станцию, переламывал себя, заставляя работать. Да и остальные механики с военных кораблей, потерпевших фиаско, выгля дели ничуть не лучше... В тот раз я попытался получше запомнить первый день моего возвращения, потому что «хорошо пахнул»...
        А в следующий раз на неделю задержался с возвращением на Сигму. И дело было не в том, что у меня не было денег оплатить перелет. Я тогда дожидался одного пилота, который отвез меня домой бесплатно. Ведь я заново собрал ему двигатель.
        Мы уже час как вылетели, и я следил за контрольными показателями, когда начались неприятности. Мы едва не протаранили другой корабль. Если учесть, сколько пустого пространства вокруг, шансы на подобный инцидент очень малы.
        И к тому же каждый корабль все время посылает вперед по курсу широкий скани рующий луч.
        Большое грушеподобное межгалактическое судно золотистых проскользнуло слишком близко, и я смог отлично рассмотреть его через смотровой экран. Наша энергосистема сошла с ума. Мы проскочили через газовые вихри дюз этого корабля. Испугавшись, я ударил по выключателю интеркома и, переполненный ненависти к золотистому, заорал что есть сил:
        - Ты, придурок... кретин...
        В тот момент пилот межгалактического корабля казался мне настоящим сумасшед шим, золотистым. В первый момент я даже и слов подобрать не мог, как его назвать.
        Мне казалось, корабль золотистых смотрит на меня с экрана с чувством досады, что у него есть лицо с еще более негроидными чертами, чем мое,  - отвратительная оттопыренная нижняя губа и нос с выкрученными ноздрями.
        Конечно, наша маленькая «Серпантина» не могла причинить ему никакого вреда. А вот если бы мы оказались на несколько сотен метров ближе, то превратились бы в облачко ионизированной пыли. Второй пилот завывая вышел из отсека для отдыха и обрушился на меня, ругая на чем свет стоит.
        - Черт побери,  - огрызнулся я.  - Это был один из...  - тут я еще раз повторил все известные мне эпитеты,  - золотистых.
        - Так далеко от края галактики? Пусть убирается в межгалактические пустыни. Небось теперь месяцами станет шастать вокруг Пересадочной Станции!
        - Мы попали в его выхлоп,  - заявил я.  - Он проскочил прямо перед нами.
        Я замер, потому что контрольная рукоять дрожала в моей руке.
        Вы знаете, что такое датчики у корабля типа «Серпантины»? Они располагаются в углу обзорного экрана над головой, среди контрольных кнопок. Так вот, тогда я застыл, вжав палец в одну из кнопок, крепко-накрепко придавив ее пальцем.
        А когда мы сели, я сразу отправился в бар, чтобы немного охладиться. И ввя зался в какую-то драку. Когда я добрался до берега, где жила моя семья, у меня был разбит нос, меня тошнило и я был в ярости.
        Солнце как раз садилось, дети столпились вокруг террариума. И тут одна маленькая девочка (я так и не узнал ее) подбежала ко мне и дернула за рукав.
        - Ах, пап! Пойдем, посмотришь! Эти существа...
        И тогда я оттолкнул ее. Удивленная, она шлепнулась на песок.
        Я хотел подойти к морю, омыть лицо холодной водой.
        Синяки и ссадины сильно жгло. Но тут целая гроздь ребятишек повисла на мне, крича:
        - Пап, пап... посмотри, пап!
        Они тянули меня к террариуму.
        Вначале я сделал два шага, подчиняясь их желанию. Потом я широко развел руки. Я не издал ни звука, только облокотился о пластиковые стены террариума, повесив голову. Дети закричали. Алюминий начал гнуться, пластик затрещал, и все сооружение развалилось. Тяжелыми ботинками я пинал и пинал красную землю и песок. Кристаллические растения разбились, словно стеклянные, когда на них обру шились куски пластика. Испуганные ящерицы разлетелись во все стороны и кружились у меня над головой.
        Помню, я застыл, глядя, как вода вытекает на песок из крошечного озерка. Потом она впиталась в песок, оставив влажный треугольник, широкой частью вытя нувшийся вдоль разрушенной стенки террариума. И вот я повернулся и увидел, что все дети убежали, плача и крича. Испуганные, они сбились в кучу вокруг матери Энтони в поисках защиты. Она подошла прямо ко мне. Наверное, она сделала так потому, что была женщиной, а это были ее дети. Но я увидел следы страха и на ее лице. Энтони сидел на ее плече. Другие, что постарше, столпились у нее за спиной.
        Мать Энтони была биологом, и я думаю, это она подсказала детям идею террари ума. Когда она посмотрела на его обломки, я понял, что разрушил что-то и в ее душе. Странное выражение появилось на ее лице. Помню, оно было так красиво. Но в то мгновение ее лицо превратилось в маску Смерти - смесь сострадания и страха.
        - Хорошо поработал, Вим,  - объявила она, но негромко.  - Но ведь не ты вырастил все это!
        Я открыл рот, но все, что я хотел сказать, застряло у меня в горле.
        - Вырастил?  - повторил Энтони и потянулся к ящерице, жужжавшей у него над головой.  - Теперь они больше не будут расти?  - Потом он снова посмотрел на руины, которые я устроил.  - Все поломано. Все зверушки разбежались.
        - Вим не хотел ломать террариум,  - объяснила детям моя жена, потом одним взглядом остановила благодарности, готовые сорваться с моего языка.  - Мы восста новим его.
        Она поставила Энтони на песок и подняла одну из стенок террариума.
        Дети стали восстанавливать террариум. Большая часть растений погибла. Спасти удалось только взрослых ленивцев. Летающие ящерицы давно разлетелись. Я решил, что ничем не смогу помочь детям. Я даже не сказал им слов сожаления.
        Но дети собрали всех существ, принесли даже маленьких ящериц, еще не научив шихся летать. Всех, кроме ленивцев.
        Их дети не смогли найти. Они искали их очень долго.
        Солнце давно уже зашло, так что маленькие ленивцы не должны были погибнуть. Однако они не успели бы добраться до джунглей. К тому же на песке не осталось никаких следов, ничего. Мы даже просеяли песок, но ничего не нашли.
        И только лет через десять я догадался, куда подевались эти существа...
        В тот вечер я попытался успокоить Энтони.
        - Скорее всего, они все-таки добрались до леса.
        Вскоре после этого я оставил детей, занимающихся восстановительными рабо тами. Погубленное однажды нелегко восстановить. И еще я хотел сказать Энтони, что ты или растешь, или умираешь. А в тот день я не умер.
        Я еще много раз возвращался домой.
        А потом случилась еще одна война, и больше возвращаться стало некуда. Неко торые из детей, восстанавливавших в тот вечер террариум, погибли. Но Энтони и его мать остались в живых. И планета тоже погибла. На ней не осталось ни капли воды.


        Часть вторая ЗОЛОТИСТЫЕ
        Глава 3

        А когда я сам подошел к краю Звездной Ямы, я уже не пил несколько лет.
        Работа на пересечении торговых путей галактики была как раз для меня. Эта работа помогала мне расти точно так, как я когда-то рассказывал Энтони.
        Раз это происходило со мной, то неудивительно, что это происходило и с Рат литом, и остальными. (Я на, всю жизнь запомнил тот разговор с Энтони и черногла зого ленивца, прижавшегося к пластиковой стене, вглядывающегося в бесконечную песчаную равнину.) Нравится вам это или нет, но Закон Роста существует и работает.
        Но причиной того, что я оказался возле Звездной Ямы, был золотистый.
        Золотистый?..
        Я еще нигде не работал, когда услышал о них...
        Мне было шестнадцать, и я учился на втором курсе в Лунном Профессиональном Училище. Дело в том, что я родился в городе Нью-Йорке, на планете, называемой Земля.
        А Луна - ее единственный спутник. Уверен, вы слышали об этой системе. Ведь наши предки родом оттуда. И еще несколько фактов об этой системе всем хорошо известны. Если же вы занимаетесь антропологией, то, без сомнения, побывали там. Но эта система лежит в стороне от основных торговых маршрутов галактики. Земля хороша своей примитивностью. Я был главным механиком на учебном корабле. Я хорошо учился. Каждое утро в Лунном Профессиональном Училище (нелепое название для нелепого учебного заведения, думал я тогда) мы собирали и разбирали по вин тику двигатели галактических кораблей. Как я проклинал своего учителя за все эти десятки спиральных выключателей и сверхинерционные датчики. Тогда я думал, как и все остальные в моем классе: «Неужели эти развалины могут летать от одной галак тики до другой? Никто не сможет так далеко улететь на них».
        В те дни я часто лежал на кровати в общей спальне, вычищая графитную смазку из-под ногтей уголком моего удостоверения механика, и читал журнал «Юный тех ник», точнее, рассматривал картинки и читал подписи.
        Вот тогда я и узнал о дурацком случае, породившем золотистых. Случайно нашли двоих людей, которые не погибли, оказавшись в двадцати тысячах световых годах у края галактики. Они единственные остались в живых из двадцати пяти тысяч. И оба были психологическими уродами, с каким-то невероятным гормональным дисбалансом; маленькая девочка-азиатка и старик-северянин, светловолосый, с широкой костью, выходец с холодной планеты, кружащейся вокруг Бета Лебедя. Оба несчастных выгля дели угрюмыми, словно побывали в самых глубинах ада.
        В журналах того времени было множество статей, картинок, писем студентов, комментариев социологов, официальных бюллетеней, посвященных различным вопросам, от сводки столкновений на лунных трассах до научно-фантастических рассказов - и все о зарождающейся межгалактической торговле. И одна из этих статей начиналась так:


        _«Хотя_люди_могли_совершать_межгалактические_путешествия_уже_три_столетия_на зад,_межгалактическая_торговля_была_невозможна, не_из-за_механических_повреждений, а_потому_что_существовали_определенные_барьеры, которые_мы_до_сих_пор_не_могли_преодолеть._Психологический_шок_поражал_людей, доводил_их_до_безумия,_портились_чувствительные_машины_и_компьютеры, стоило_только_отдалиться_более_чем_на_двадцать_тысяч_световых_лет_от_края_галакт ики._
        _Потом_наступала_психологическая_смерть, уничтожались_все_базы_данных_компьютеров, которые_могли_бы_вернуть_домой_команду. Ученые_давно_нашли_объяснение_этому_феномену._
        _Проблема_оказалась_в_следующем: так_как_природа_пространства_и_времени_неразрывно_связана_с_концентрацией_матери и,_внутри_галактики_природа_управляется_одними_и_теми_же_законами. Но_все_меняется,_стоит_немного_отдалиться_от_галактики. Средняя_масса_всех_звезд_в_нашей_галактике_контролирует_«действительность»_ -_зак оны_нашего_микросектора_вселенной._Но_как_только_корабль_покидал_край_галактики,
«действительность»_менялась. Это_становилось_причиной_безумия_и_оборачивалось_смертью_для_команды. Мы_до_сих_пор_не_разобрались_в_тонкостях_механизма_этого_воздействия... Кроме_нескольких_варварских_экспериментов, проходивших_с_использованием_наркотических_средств_на_заре_космических_путешеств ий,_никаких_попыток_пересечь_космические_бездны_не_предпринималось. Мы_не_имеем_даже_слова,_обозначающего_эту_«действительность»._Однако, как_только_мы_оказывались_лицом_к_лицу_перед_черной_пропастью_межгалактического_ пространства_и_яркие_звездочки_сверкали_лишь_у_нас_за_спиной,_мы_сходили_с_ума. Некоторые_из_нас,_чье_ощущение_«действительности»_побеждает_безумие, фобии_детства_и_предродовую_травму_ -_все_то, что_создает_психологическую_ориентацию_нашего_общества,
        -_все_это_делает_нашу_жизнь_в_межзвездном_обществе_болезненным, практически_невозможным_процессом... Однако_некоторые_могут_пересечь_межзвездные_просторы_и_вернуться. Мы_называем_их_золотистыми...»_

        Золотистые... не от мира сего... терпящие...
        Слово «некоторые» было явным преувеличением. Только один человек на тридцать четыре тысячи мог оказаться золотистым. А появление пары - девочки и старика - встряхнуло все галактические институты, занимающиеся проблемами человеческого разума. Особенности психологии такого человека и его эндокринной системы были совершенно особыми. Но вскоре восхищение, удивление, радостные предчувствия, надежды, восхищенные слова о тех, кто мог покинуть нашу галактику, остались в прошлом...

* * *

        - Золотистые?  - удивился Ратлит, когда я спросил его.
        Он очень напоминал обезьянку, покрытую толстым слоем смазки, а работал он далеко от Звездной Ямы у одной польской дамы по фамилии Полоски.  - Мы-то роди лись с этим словом, выросли с ним. Но увы, я не оказался золотистым...
        Помню, когда мне было около шести, моих родителей убили, а я с другими малы шами прятался в разрушенном кратере, превращенном в склад. Мы тогда оказались на поле военных действий. Помните руины на Гелиосе, что в системе Кретона-семь?.. Кажется, я родился именно там... Во время ядерного удара погибла большая часть города, но мы прятались на продуктовом складе и от голода не страдали. Вместе с нами там прятался один старик. Обычно он садился на стене нашего кратера, колотил пятками по алюминиевым защитным плитам и рассказывал нам истории про звезды. Носил он лохмотья, стянутые проволокой... У него не хватало двух паль цев... На шее его болталась полоска выделанной кожи с огромными когтями... И еще он любил трепаться о межгалактических перелетах. Особенно когда я спрашивал: «А кто такие золотистые?» После такого вопроса он нагибался, лицо багровело и по цвету начинало напоминать красное дерево, и он начинал говорить грубым, хриплым голосом: «Они-то могут отправиться за пределы галактики. Это я тебе, парень, точно скажу. Повидали они побольше, чем ты или я... Люди и нелюди - одновре менно... Хоть их
матери были женщинами, а отцы - мужчинами, они презрели род человеческий и живут по собственным законам! У них свой путь развития...»
        Ратлит и я сидели под фонарем, свесив ноги через край Ямы. В этом месте изгородь была разрушена, искореженные перила напоминали языки огня на ветру. Единственная серьга Ратлита сверкала в тусклом свете. Россыпи звезд равнодушно искрились у нас под ногами. Нас обдувал легкий ветерок - неотъемлемая часть защитного силового поля, не дающего воздуху станции превратиться в облако свер кающих кристаллов. Этот ветерок мы называем «ветром мира».
        Он никогда не бывает ни холодным, ни горячим. С ним ничего нельзя сравнить..
        Так вот от этого ветерка черная рубаха Ратлита пузырем вздулась на спине, прилипнув ко впалой груди. Мы сидели, глядели вниз и любовались галактической ночью.
        - Я решил, что непременно вернусь туда, пока идет Вторая Кибервойна,  - наконец закончил Ратлит.
        - Кибервойна?  - удивился я.  - Что это такое?
        Мой собеседник лишь пожал плечами.
        - Я только знаю, что началась она из-за спора по поводу пары тонн ди- аллиума. Это поляризованный элемент, который золотистые привезли из галактики Люпе. В этой войне использовали корабли У-адна. И это хуже всего... Все получи лось еще хуже, чем обычно.
        - У-адна? Я ничего не знаю о таком типе двигателей.
        - Кто-то из золотистых раздобыл чертежи этих чудовищных машин у цивилизации Маггеланова облака - девять.
        - Ого!  - только и оставалось мне сказать.  - А при чем тут «кибер»?
        - Так называлось какое-то оружие - помесь пушки с роботом. Золотистые прита щили их с планеты, крутящейся в межгалактической бездне неподалеку от созвездия Андромеды. Смертоносная штучка. Только эти золотистые сдуру притащили и антиток син...
        - Так ты считаешь золотистых придурками?
        - Конечно. Вы что, ничего не знаете о золотистых, а, Вим? Я хочу сказать, о том, откуда взялось это слово. Я-то узнал об этом случайно у своего издателя. На самом деле все это семантическая чепуха...
        - В самом деле?  - удивился я.  - Но ведь слово-то прижилось...

* * *

        У меня выдался тяжелый, тяжелый день. Я устанавливал двигатель на транспорте с квантовым приводом. А корпус был слишком маленьким для этой модели. Золотис тый, заказавший эту работу, все время стоял у меня над душой и постоянно давал какие-то новые инструкции, отчего работать становилось просто невыносимо. Но я сделал все как положено. Золотистый заплатил мне наличными и, даже не поблагода рив, полез в корабль, а через две минуты, когда я еще смывал топливную смазку, проклятая пятитонная туша со свистом начала подниматься.
        Санди - юноша, который уже три месяца работал у меня помощником (за все это время он так и не дал мне причины для недовольства), быстро убрал леса и скрылся в комнате для наблюдений, когда трехсотметровое чудовище, сорвавшись с места, рвануло вперед, сметая все на своем пути.
        Обычно Санди, как и большинство молодых людей, часто менявших место работы, вел себя вежливо, молчал, но в этот раз он раскричался во все горло:
        - ...Две тысячи тонн металлолома!.. разнес, все на хер!.. я не пустое место, и мне плевать, что!.. золотистые, придурки!..
        А корабль золотистых умчался туда, куда могли летать только золотистые. Я повесил на двери ангара табличку «Не открывать» и не стал даже счищать остатки смазки. Ушел из ангара, отправился на поиски Ратлита.
        Вот так мы - я и Ратлит - очутились под тусклым фонарем на краю Звездной Ямы, омываемые легким ветерком.

* * *

        - Золотистые. (Мне показалось, что Ратлит скривился, произнося это слово.) Их намного легче понять, если вдуматься в грамматическое содержание этого назва ния: золото - его мало, следовательно, и золотистых - единицы. Ты считай про себя: один - золотой, два - золотой.
        - А их женщин тоже называют золотистыми?  - поинтересовался я.
        - Скорее всего. Хотя «золотистый» - не прилагательное, это - существитель ное. Мой издатель рассказал мне, что это еще не устоявшееся прозвище, оно сейчас формируется, чтобы занять определенное место в нашем языке. Некоторые до сих пор стараются подобрать вторую часть прозвища, чтобы точно определить мерзкую сущ ность этих людей.
        И тогда я вспомнил о том, как мучился, устанавливая двигатель. Нелегкая работенка... А если и правда задуматься. Золотистые... и что? Люди рядом с ними чувствуют себя неуютно. И все же, почему их называют золотистыми? Может, правда тут все дело в золотых? Один золотой... второй золотой...
        - Подумайте об этом, Вим. Тут все дело в «золотых».
        - Да, тут есть о чем подумать, парень,  - ответил я...
        Ратлит едва не погиб во время Первой Кибервойны. Он всегда говорил честно и прямо. Прибавьте к этому юношеский максимализм. Ратлит! Рисковый парень, и даже больше... Мне нравились такие люди, и я нравился им. Возможно, в свои сорок два я оставался еще слишком молодым.
        А Ратлит стал взрослым, когда ему исполнилось тринадцать...
        - К тому же золотистые не участвуют в войне,  - заметил Ратлит.
        - Они ни в одной войне не участвуют.  - Я посмотрел, как хитро мальчишка сплел пальцы...

* * *

        После двух разводов моя мать убежала с торговцем, оставив меня и четырех других детей (моих братьев и сестру) с теткой-алкоголичкой. Однако они до сих пор живут в обществе, где есть разводы, моногамные браки и все такое... Так вот, именно в таком обществе я и был рожден. Если честно, я оставил свой дом в пят надцать лет, собственноручно выбрав свой путь. Я изучил достаточно для того, чтобы заставлять разбитые корабли снова подниматься в космос... и после неудачной женитьбы (в течение семи лет я был членом полисемьи) обзавелся собст венным ремонтным ангаром возле Звездной Ямы.
        По сравнению с Ратлитом у меня было спокойное детство.
        Это верно. Он потерял родителей, когда ему было всего шесть лет. По крайней мере, так считал он сам. В семь лет он совершил свое первое преступление. Тогда он только сбежал с Кретона-семь. Часть его детства прошла в больнице, часть в школе-интернате, часть в колонии. Многие воспоминания стерлись из его памяти.
        - Иногда вспоминаешь отдельные эпизоды... В те годы я никак не мог научиться толком читать.
        Потом года два Ратлит переходил от одной группы воспитателей к другой. Когда ему исполнилось одиннадцать, какой-то парень забрал его в космос. Мальчишка тогда жил на обочине шоссе, питаясь объедками «хот-доггов» и продавая сувениры.
        - Жирный был парень. Курил ароматические сигары.
        А звали его... Вивиан, что ли?..
        И тут у мальчика прорезался дар рассказчика. Три месяца, пока они болтались в космосе, Ратлит диктовал ему роман.
        - До сих пор воспоминания об этом времени греют меня,  - признался Ратлит.  - Но тогда мне просто нужно было придумать хоть что-то, чтобы разнообразить беско нечные часы полета.
        Вивиан же обработал фантазии мальчика и издал книгу тиражом в несколько сотен тысяч экземпляров. Ее продавали, как творение молодого, не по годам разви того гения. Но Ратлит не пошел по этому пути. Литературная карьера ничуть его не прельщала. Несколько лет он провел, занимаясь чем-то нелегальным. Он так никогда и не рассказал мне о том, чем же все-таки там занимался. Хотя как-то признался:
        - Могу поспорить, Вим, что в те годы я заработал миллион! Ну уж просадил-то миллион точно.
        Возможно, все так и было.
        В тринадцать, несмотря на вышедший роман, подписанный его именем, Ратлит еще толком не умел писать и читать, но за время своих многочисленных путешествий научился в совершенстве говорить на трех языках...

* * *

        Ратлит уперся локтями в колени, подпер подбородок руками.
        - Вим, это стыдно.
        - Что стыдно, парень?
        - Подрабатывать подмастерьем в моем-то возрасте, после того как передо мной открывались такие перспективы... Да!
        Но тем не менее так оно и есть.
        А потом он снова заговорил о золотистых.
        - Но ведь и у тебя до сих пор есть шанс отправиться к звездам,  - пожал я плечами.  - Большинство детей не знает, золотистые они или нет, пока не достигнут половой зрелости.
        Мальчишка склонил голову набок и внимательно посмотрел на меня.
        - Я созрел, когда мне исполнилось девять.
        - Извини.
        - Я давно смирился с этим, Вим. Когда я понял, что стал мужчиной, я сразу побежал на обследование.
        - Было время, когда все люди были пленниками одной-единственной планеты,  - задумчиво проговорил я.  - Они были обречены всю жизнь ползать по поверхности. А ты в детстве облетел всю галактику... Ты увидел много миров.
        - Но ведь где-то там лежат биллионы иных галактик. Я хочу увидеть их. Ведь среди наших звезд так и не нашли принципиально иную жизнь, основанную не на кремние и углероде... Как-то в баре я слышал разговор двух золотистых. Где-то далеко-далеко, в какой-то галактике, они нашли разумное существо размером со звезду. Тварь была ни живой, ни мертвой. Она пела! Вим, я хочу услышать ее песни!
        - Но ведь ты не можешь отправиться туда, Ратлит!..
        - Ох... сколько сейчас времени!.. Пора идти спать.  - И тут он откинул голову назад.  - Как стать золотистым? Если нужна какая-то комбинация психологических и физических характеристик... то какая?
        - Это своеобразный сорт гормонального дисбаланса. Только находясь в этом состоянии, можно пересечь межгалактическую бездну.
        - Конечно, конечно.  - Голова моего собеседника поникла.  - Я знаю, что Х- хромосомная наследственность - теория, которую выдвинули ученые, попытавшись все объяснить несколько лет назад,  - чепуха. Золотистые могут спокойно совершать путешествия из галактики в галактику, в то время как я и ты, Вим, если удалимся больше чем на двадцать тысяч световых лет от ее края, погибнем.
        - Безумие наступает еще до этой отметки,  - поправил я.  - А при двадцати пяти
        - смерть.
        - Какая разница!  - Мальчишка широко открыл глаза. Они были большими, зеле ными и чуть влажными.  - Знаешь, я однажды украл пояс золотистого. Снял у одного, завалившегося в бар. Он перепил и валялся в дальнем углу. А я отправился по галактике, оказался на Калле-один, где меня никто не знает. Там я надел его и ходил с ним несколько часов. Мне было интересно, почувствую я себя как-то по- другому или нет.
        - И почувствовал?
        Все-таки Ратлит отважный парень. Ему удалось поразить меня во второй раз.
        - Я - нет. А люди вокруг меня - да. Пока я носил пояс, никто не мог сказать, что я не золотистый. Для того чтобы узнать об обмане, нужно было или заговорить со мной, или провести гормональные тесты. И только надев и поносив этот пояс, я понял, как люди ненавидят золотистых. Неожиданно я увидел ненависть в глазах всех тех, кто попадался мне на пути. Они ненавидели меня, считая золотистым. Потом я выбросил пояс, сбросил в Яму.  - Неожиданно он усмехнулся.  - Может быть, я украду еще один.
        - Ты и в самом деле так ненавидишь их, Ратлит?
        Мальчишка прищурился и посмотрел на меня с превосходством.
        - Да, я говорю о золотистых,  - продолжал я.  - Ведь иногда и они страдают. Они ведь не виноваты в том, что мы не можем летать между галактиками.
        - Если честно, во многом я все еще ребенок,  - равнодушно объяснил он.  - Мне тяжело быть благоразумным... Я ненавижу их.  - Тут он снова уставился в беск райнюю космическую ночь.  - Разве ты не чувствуешь себя пойманным в ловушку, а, Вим?
        Когда он сказал это, мне вспомнились три эпизода моей жизни.

* * *

        Первый:
        Я стоял у перил набережной Восточной Реки - руины за моей спиной некогда были городом Нью-Йорком. Была полночь, и я смотрел на подсвеченного дракона - Манхэттенский мост, повисший над водой. За мостом сверкали огни индустриального района - туманного Бруклина. Тускло светились овалы ночных фонарей за моей спи ной. Их неестественный, мертвенный свет выбелил игровую площадку и большую часть Ходсон-стрит. Отблески на воде напоминали изломанную фольгу. А над головой рас кинулось ночное небо.
        Оно было не черным, а мертвенно-розовым, без звезд. Сверкающий мир людей превратил небо в крышу, которая, казалось, должна была вот-вот обрушиться. От этого мне хотелось кричать... А на следующую ночь я оказался в двадцати семи световых годах от Солнца, совершив свой первый межзвездный бросок.
        Второй:
        После года отсутствия я вернулся домой повидать маму.
        Мне что-то понадобилось, и я заглянул в кладовку. И тут странное сооружение из пластиковых ремней и пряжек упало мне на голову.
        - Что это, мам?
        Она улыбнулась. Во взгляде ее читалась ностальгия.
        - Это твоя упряжь, Вими. Твой первый отец и я брали тебя с собой на пикники в Медвежьи горы. Мы клали тебя в это сооружение и привязывали к дереву. Веревка была десяти футов длиной, так, чтобы ты не испугался высоты...
        Остальной части рассказа матери я не слышал, потому что неожиданно меня затопила волна ужаса. Я представил себя висящим на дереве в этом сооружении.
        Ладно.
        Когда я приехал к матери, мне было двадцать и я только вступил в одну прек расную полисемью на Сигме. Я гордился тем, что стал отцом троих малышей и ожидал еще парочку.
        В нашей полисемье было сто шестьдесят три человека, и нам отдали все побе режье, девять миль джунглей и склон горы...
        А в тот миг мне представилось, что где-то там в джунглях в такой же упряжи привязан к дереву Энтони. Он висит и раскачивается, пытаясь поймать птицу, жука или солнечный зайчик... на веревке в десять футов длиной...
        Обычно я надевал одежду, только когда отправлялся на работу, а дома (на Земле) вынужден был носить ее непрерывно. Я хотел как можно поскорее удрать из невероятного места, где вырос, называемого квартирой, убежать от этих жен, мужей, детей - от цивилизации. Все это казалось мне слишком ужасным.
        Третий:
        После того как я оставил свою полисемью - бежал от них, вина и смущение мои были безмерны. До сих пор раз в месяц я вижу во сне кошмары и просыпаюсь с кри ком. Часто думаю о том, что случилось с детьми, хотя и знаю, что для групповой семьи потеря одного, двух, трех родителей не слишком сильная травма...
        До сих пор удивляюсь, как мне удалось избежать ошибки моих родителей и я не стал надеяться на то, что и мое потомство станет всегда поступать правильно или, еще хуже того, превратится в детей, о которых иногда можно прочитать в газетах (юных гениях, вроде Ратлита, хотя я о нем в газетах никогда не читал). Но меня постоянно мучает ужасное подозрение, что, как бы я ни старался, мои дети пов торят многие из моих ошибок...
        Так или иначе, я оказался на корабле, который отвез меня к Звездной Яме. И я заговорил с золотистой - обычной милой девушкой. Мы беседовали про вне - и внут ригалактические двигатели. Она была потрясена обширностью моих знаний. На меня произвело впечатление то, что она с легкостью пользуется этими двигателями, а знает о них так мало. Выглядела она очень женственно - а я? Здоровяк ростом шесть футов четыре дюйма, весом двести десять фунтов. Механик-ремонтник с обло манными, грязными ногтями. А она? Стройная дама с янтарными глазами. С обзорной палубы мы наблюдали за громадным таинственным диском Пересадочной Станции.
        Потом она повернулась ко мне и спросила. В голосе ее не было ни капли нас мешки:
        - А отправиться дальше ты не можешь, ведь так?
        Тогда я испугался и не стал отвечать, потому что знал ответ.

* * *

        - Знаю, о чем вы думаете,  - неожиданно заявил Ратлит. До этого мы несколько минут просидели молча, и я слишком глубоко задумался. В таком состоянии я мог, не замечая, наболтать ему невесть что.  - Мне-то все давно ясно... Я тоже чувс твую себя словно в западне!
        Я засмеялся, и Ратлит показался мне совсем зеленым и глупым.
        - Пойдем,  - предложил он мне.  - Давай-ка прогуляемся.
        - Конечно.
        Он встал. Ветер растрепал его волосы.
        - Хочу прогуляться, заглянуть к Алегре.
        - Только ненадолго. Я хочу пораньше лечь спать.
        - Интересно, что Алегра думает обо всех этих делах? Мне нравится болтать с ней,  - задумчиво произнес он.  - Она не подавляет, но ее жизненный опыт много больше, чем ваш. И она имеет на все свою точку зрения. К тому же она старше меня.
        В этом весь Ратлит. Алегре-то было всего пятнадцать.
        - Я не думаю, что существо, попавшее «в западню», заинтересует ее,  - заметил я.  - Если только она не захочет преподнести тебе урок.

* * *

        Ратлит считал, что мне есть чему поучиться у Алегры.
        В мою молодость дети начинали принимать наркотики лет с десяти. Алегра с самого рождения принимала триста миллиграммов в день, привыкнув к странному нар котику - комбинации психоделических элементов и сильных галлюциногенов. Она пере межала их с сильным подавителем. Я мог только посочувствовать. Мать Алегры была наркоманкой, и наркотики попадали в зародыш, проходя вместе с кровяной плазмой через стенки матки. Так что Алегра с самого рождения нуждалась в наркотической подпитке. Зато она оказалась выдающимся передающим телепатом. Она запомнила ужасы своего рождения, великолепие мира новорожденного - галлюцинации, созданные докторами. Ведь ей с самого рождения давали наркотики. И с тех пор она продол жала принимать их и с помощью своих способностей превратила свое жилище в удиви тельную психоделическую вселенную.
        Однажды я спросил Алегру, когда она впервые услышала про золотистых. И тогда она рассказала мне ужасную историю.
        Многие золотистые возвращались с Тибера - сорок четыре в почти невменяемом состоянии. Видимо, там существовал некий пространственный поток, плохо влияющий на людей, а душевное состояние золотистых вещь и вовсе очень деликатная. Так вот, одно межзвездное правительство, которому поручили спонсировать вывоз микро хирургического оборудования с Тибера, защищая свои интересы, наняли Алегру, когда ей было всего восемь лет, как терапевта-психиатра.
        - Я конкретизировала фантазии больных золотистых и помогала им избавиться от этих мыслей. За какую-нибудь пару часов они приходили в себя. А ведь некоторые из них были совершенно сумасшедшими, когда их приводили ко мне.
        Тогда у юной Алегры оказалось слишком много работы.
        Такие телепаты, как она, редкость. Чтобы еще больше развить ее таланты, врачи стали постепенно уменьшать порции наркотиков, а потом разом дали ей огромную дозу...
        - Больно они тогда переусердствовали,  - рассказала мне она.  - Конечно, я могла отказаться... Но не сделала этого. А когда пришла в себя, узнала, что мне увеличили дозу вдвое. Оказалось, что врачи таким образом протолкнули меня через ту грань, которая обычно смертельна для людей...
        Теперь я могу есть тараканью отраву вместо слабительного.
        Но ведь я могла отказаться, Вим.
        Все правильно. Тогда Алегре было восемь лет.
        Наркотики поставляли золотистые. Они везли их с Рака-девять, и большая часть их груза проходила через Пересадочную Станцию. Алегра поселилась здесь, потому что тут легче было заниматься нелегальным бизнесом. Легче не придумаешь, стоит только захотеть.
        Кстати, сами золотистые не принимают наркотиков.

* * *

        Ветерок стих, когда Ратлит и я отошли от края. Ратлит начал насвистывать. В одном из коридоров часть фонарей оказалась разбита, так что довольно значи тельный участок улицы превратился в черный туннель.
        - Ратлит!  - позвал я.  - Как думаешь, где ты будешь, скажем, через пять лет?
        - В гробу,  - ответил он.  - А пока я хочу добраться до конца этой улицы, не набив себе шишек. Если в ближайшие пять минут со мной ничего плохого не слу чится, то тогда стоит задуматься о том, что пройдет в следующие пять лет.
        И тут он начал что-то насвистывать себе под нос.
        - Шишки?.. Налететь на что-то?..
        - Я ориентируюсь по эху,  - объяснил он и продолжал насвистывать.
        Я вытянул руки вперед и пошел за Ратитом, который был словно летучая мышь. Потом случилась катастрофа. Хотя сперва я и не понял этого. В другом конце улицы в круге света, очерченном одиноким целым фонарем, появился золотистый.
        Он закрывал руками лицо и смеялся. Звонкий смех эхом разносился по улице. Он так хохотал, что его пояс готов был вот-вот лопнуть, и тогда штаны его непре менно соскользнули бы с бедер...
        Его внешний вид поразил меня. Он походил на Санди, моего механика,  - двадца тичетырехлетнего коротышку, мускулистого, словно обезьяна. Санди носил драную рабочую одежду даже в выходные. («Я хочу вовремя сделать всю работу, босс. Мне вовсе не светит торчать на этой Станции. При первой возможности я рвану в центр галактики. Торчать тут все равно что лежать в могиле». Потом Санди долго стоял, глядя через отверстие в крыше ангара. Там не было ни облаков, ни звезд. «Ко нечно. Я хотел бы как можно скорее смыться отсюда». Тогда я мог лишь пожалеть его. «Расслабься, малыш». Этот разговор происходил три месяца назад. Однако Санди до сих пор работает со мной. Трудолюбивый малый. Этим он и выделялся из остальной массы рабочих. Но поговорим о Санди в другой раз...) С другой стороны, лицо Санди точно так же было усыпано прыщами, как и физиономия этого золотис того. И волосы торчали ежиком. Но в некоторых деталях тот золотистый представлял собой полную противоположность Санди. Было у него что-то от золотистого...
        Так вот золотистый зашатался, все еще хохоча, опустился на колени, потом рухнул лицом вниз. К тому времени, как мы с Ратлитом подошли к нему, он уже замолчал. Носком ботинка мальчик слегка толкнул руку золотистого, отодвинул ее от пряжки пояса.
        Межгалактический бродяга уронил руку на мостовую, ладонь раскрылась. Ноготь на мизинце золотистого был в три четверти фута длиной. (У золотистых такая мода.

        - Странно все это,  - пробормотал Ратлит, покачав головой.  - Что станем с ним делать, а, Вим?
        - Ничего,  - объявил я.  - Пусть себе спит.
        - Оставить его здесь? Но ведь кто-нибудь может, проходя мимо, украсть его пояс!  - воскликнул Ратлит.
        - Ты же только что говорил мне, что ненавидишь золотистых?
        - Я ненавижу их! И готов украсть пояс сам. Думаю, нет никого, кто ненавидел бы их сильнее, чем я...
        - Пошли, Ратлит. Оставь его в покое.
        Но мальчишка уже наклонился и тряхнул золотистого за плечо.
        - Давай оттащим его к Алегре и узнаем, в чем тут дело.
        - Да он просто пьян.
        - Нет,  - возразил Ратлит.  - От него не пахнет спиртным.
        - Посмотрим. Пошли назад.  - Я поднял золотистого к перебросил через плечо, словно был пожарным спасателем.  - Пошли, пошли.  - Я подтолкнул Ратлита.  - Думаю, парень просто спятил.
        Ратлит усмехнулся.
        - Спасибочки. Может, он будет благодарен и заплатит мне за то, что мы убрали его с улицы.
        - Ты не знаешь золотистых,  - возразил я.  - Но если тебе что-то перепадет, поделишься со мной.
        - Это уж точно.
        Пройдя два квартала, мы оказались возле домика Алегры.
        (Ну вам-то я честно признаюсь: Санди был пропорционально сложен и весил меньше. Его-то я мог таскать на себе сколько угодно, не то что этого золотис того.) Когда мы уже подходили к жилищу Алегры, Ратлит объявил:
        - Сегодня она в хорошем настроении.
        - Посмотрим.
        Тяжелое тело на моем плече не слишком располагало к разговорам.
        Я не стану описывать то место, где жила Алегра. Не могу я описывать такие места. Даже не смогу сказать, каким оно было до того, как Алегра туда переехала. Единственное, что я знал об этом жилище: Бомжи (так все их называли), перед тем как появилась Алегра, тут на полу ночевали. Можете представить, как выглядел
«вечный пластик» после того, как они убрались? Можете представить, как выглядела искрошившаяся от времени нержавейка? Это было загаженное помещение в форме куба. По углам лежали горы грязи и отбросов. Посреди возвышалась груда вшивых одеял - постель Бездомных. А пластиковую панель окна покрывала сеть царапин. Но не таким это помещение рисовалось телепату, живущему на галлюциногенах.
        На стук Ратлита дверь открыла классическая красавица.
        В нос мне ударил запах наркотиков.
        - Входите,  - пригласила она. Звуку ее голоса вторила симфоническая музыка - настоящая сложная композиция.  - Что ты там тащишь, Вим? Ого, да это золотистый!
        И передо мной промелькнул желтый вихрь ее одежд.
        - Опусти его, положи на пол. Давай-ка посмотрим, что с ним случилось!
        Мне показалось, что на меня уставились сотни глаз, смотровых щелей, сверка ющих линз...
        Я опустил тело на диванчик в углу.
        - Ох-х-х-х-х!  - выдохнула Алегра.
        И золотистый застыл на оранжевых шелковых подушках, словно баржа, натолкнув шаяся на мель. А вокруг пели флейты и звенели литавры.
        - Где вы нашли его?  - шепотом спросила хозяйка, повернувшись к нам. Лицо ее напоминало маску слоновой кости.
        Мы смотрели на тело золотистого, словно на мерцающую баржу, которая сколь зила по искрящемуся оранжевому сиропу между оранжевых утесов подушек в сотне футов внизу.
        - Мы подобрали его на улице,  - стал объяснять Ратлит.  - Вим решил, что он пьян. Но от него не пахнет спиртным.
        - Он смеялся?  - спросила Алегра.
        Смех тихим гулким эхом прокатился где-то внизу среди оранжевых скал.
        - Точно,  - кивнул Ратлит.  - Как раз перед тем, как упасть.
        - Тогда, скорее всего, он из экспедиции Ап-дока. Они прибыли на Пересадочную Станцию совсем недавно.
        Москиты набросились на нас, вылетев из сырых зарослей вай. Насекомые кружили в листве. Они задевали листья, и на нас падали капли росы, прозрачные, как стекло. А где-то у подножия пальм по светлой, журчащей реке плыла баржа.
        - Все верно,  - наконец заговорил я, прикрыв веки, чтобы избавиться от наваж дения, становившегося все реальнее и реальнее.  - Я совсем забыл о них.
        - Что это за экспедиция? (Казалось, каждое слово Ратлита облаком пара сле тает с губ.) Видно, я все пропустил,  - продолжал мальчишка.  - Расскажите мне. Откуда они вернулись?
        Неожиданно пошел снег, и баржа, словно по мановению волшебной палочки, очу тилась у самого горизонта.
        - Ты ничего не слышал об экспедиции Ап-дока?  - удивилась Алегра.
        Баржа неожиданно, скачком, оказалась намного ближе, словно не желала исче зать за горизонтом, а собиралась оставаться постоянной, недостижимой целью. Белый цвет плавно перетекал в черный, и лишь баржа казалась единственным светлым пят ном, мерцающим во тьме галактической ночи.
        - Ап-док решил побывать в самой далекой галактике,  - объяснил я Ратлиту.  - Они вернулись на этой неделе.
        - И все оказались больными,  - прибавила Алегра.
        Я замолчал, так как изо всех сил сжал пальцы, чтобы заглушить неожиданно обрушившуюся на меня боль.
        - Они все оказались больными...  - повторил я следом за Алегрой.
        Мне показалось, что мои глаза вот-вот лопнут от жара лихорадки. Я начал сползать на пол. Мой рот широко раскрылся... Собственный язык, когда я прикос нулся им к губам, напоминал кусок картона.
        Ратлит закашлялся.
        - Ну, ладно, Алегра. Тогда надо унести его отсюда... А ты не слишком сгу щаешь краски?
        - Мне ужасно жаль, Ратлит, но все именно так и есть.
        Холодная вода. Тошнота отступила. Все вокруг стало прекрасным (мне это не описать). Прекрасным до жути.
        - Так или иначе, они вернулись и принесли с собой какую-то болезнь,  - про должала Алегра.  - Очевидно, она незаразна, но все участники экспедиции каждые несколько дней неожиданно теряют сознание. Этому предшествует припадок истери ческого смеха. И никто с этим ничего не может поделать. К тому же, судя по всему, на самих золотистых эта болезнь никак не повлияла.
        Ратлит засмеялся, но потом смолк и неожиданно спросил:
        - А сколько времени они находятся в отключке?
        - Всего несколько часов,  - ответила Алегра.  - Забавное заболевание.
        Я почувствовал сильный зуд во всех местах, до которых было не дотянуться: под лопатками, где-то в глубине ушной раковины, в гортани. Вы никогда не пыта лись почесать пальцем себе в гортани?
        - Что же нам делать-то?  - вздохнул Ратлит.  - Сидеть и ждать?
        - Мы можем о чем-нибудь поболтать,  - с готовностью предложила Алегра.  - Кажется, мне говорили, что обморок золотистых длится не слишком долго.
        Наверное, она говорила эту фразу сотни лет.
        - Хорошо,  - согласился Ратлит.  - Мне ведь нравится болтать с тобой. Именно из-за этого я явился сюда в первый раз, когда мы еще не были...
        - Отлично!  - обрадовалась Алегра.  - Люблю болтать... Я хотела бы рассказать вам о любви. Любви к кому-нибудь...
        Ужасная конвульсия скрутила мой желудок. Казалось, все его содержимое подка тило к горлу и вот-вот выплеснется наружу.
        - ...я имею в виду настоящую любовь...
        Еще чуть-чуть и тело забьется в предсмертной агонии.
        - ...кого вы хотели бы неотрывно связать с собой, а не о сексуальном влече нии, которое вы ощущаете, даже толком не познакомившись с объектом ваших вожделе ний. Образ тех, с кем вы хотите связать свою жизнь, должен быть связан с образом вашего воображаемого идеала. И при этом вы и ваша возлюбленная или возлюбленный должны стараться поступать так, чтобы эта связь не разрывалась, а становилась все крепче...
        И сквозь волну нежности, разом смывшую всю боль, прозвучал голос Ратлита. Каждое его слово было драгоценным камешком, из которых он выкладывал вокруг себя удивительную мозаику.
        - Алегра, я хотел бы поговорить с тобой не о любви, а об одиночестве.
        - Я пошел домой,  - неожиданно для себя объявил я.  - Вы мне потом расскажете, что же в самом деле случилось с этим Очарованным Принцем.
        Они остались разговаривать, с наслаждением паря в царстве галлюцинаций, а я, двигаясь на ощупь (но на этот раз без помощи Алегры), с трудом обнаружил выход. Глотнув свежего воздуха, подождал, пока голова прочистится, а потом отправился домой. Но я понятия не имел, провел ли я в жилище Алегры пять минут или пять лет.


        Глава 4

        А когда на следующее утро я зашел в ангар, Санди ремонтировал восьмифутовые зубцы конвейера на верхней площадке лесов.
        - Мы сможем приступить к наладке через двадцать минут,  - сказал он, свесив шись вниз.
        - Надеюсь, сегодня больше ничего не придется ремонтировать.
        - Ага.
        - Черт возьми!  - выругался я.  - Хотел бы я не видеть ни одного золотистого недель этак шесть.
        - Все, что он хотел,  - полная наладка. На это потребуется часа два.
        - Зависит от того, где это судно побывало,  - ответил я.  - Откуда оно?
        - Там позади есть...
        - Ладно,  - отмахнулся я и направился к двери офиса.  - Пока ты тут возишься, просмотрю документы за последние шесть месяцев...
        - Босс!  - запротестовал Санди.  - Знаю я вас! Зароетесь в бумагах на весь день!
        - Тогда лучше поскорее начать.  - Я снова направился к двери.  - А пока не беспокой меня.

* * *

        Когда тень корпуса закрыла окно конторы, я вышел, уже переодевшись в спецо дежду, и объявил, что даю Санди пять минут на то, чтобы закончить с конвейером и заняться чем-нибудь полезным. Потом я поднялся на леса.
        Когда я вышел из лифта, Санди, словно извиняясь, наградил меня улыбкой, исказившей черты его изуродованного шрамом лица. Золотистый, которого я не видел снизу, стоял рядом и инструктировал его. Когда я подошел поближе и прокашлялся, золотистый повернулся ко мне. Он продолжал говорить, не собираясь повторить для меня то, что уже сказал раньше, видимо решив, что Санди потом сам все мне расс кажет. Вот такие эти золотистые. А этот к тому же носил безупречную синюю рубаху, бронзовые кулоны, браслеты.
        В ушах поблескивали серьги. Волосы выглядели такими же бронзовыми, как поб рякушки, кожа казалась темно-красной. А синевато-серые глаза и крепко сжатый рот придавали ему надменный вид повелителя вселенной. Когда мне надоело выслушивать объяснения, Санди начал разбирать крепления, и вскоре мы сняли все защитные панели.
        И только тогда золотистый замолчал. Начать работать - это то единственное, что мы могли сделать, чтобы прервать его бесконечные указания. Теперь, облоко тившись на перила, он стоял и щелчками блестящих, наманикюренных ногтей выбивал трубку. У него были удивительные ногти - вытянутые и по форме напоминающие трефы, они казались белоснежными по сравнению с его кожей. А потом я перестал глазеть на золотистого - великана шести с половиной футов ростом - и стал помо гать Санди.
        Мы работали минут десять, когда совершенно неожиданно на лесах появился босоногий и загорелый юноша лет восемнадцати-девятнадцати. Его длинные черные волосы свисали до плеч, грязные лохмотья, которые не сгодились бы и на половую тряпку, были обмотаны вокруг пояса. На больших пальцах рук и ног сверкали кольца желтого металла - ко мне в ангар явился еще один золотистый. Как будто одного было мало!
        Сначала я решил, что юноша только что вылез из корабля.
        А потом до меня дошло, что выход из корабля совсем в другой стороне. Значит, юноша вошел в ангар и поднялся к нам на лифте.
        - Эй, брат!  - Золотистый парень засунул три пальца за пояс и остановился возле нас. Мы с Санди в это время все еще боролись с креплением, но юноша не обратил на нас никакого внимания.  - Похоже, я застрял на этой Станции. Да и с деньгами не густо. Куда ты направляешься?
        Золотистый, сделавший заказ, пощелкал ногтями и лишь потом ответил:
        - Хоть ты и считаешь меня своим родственником, убирайся-ка отсюда подальше.
        - Погоди, брат. Выдели мне койку на своей посудине. Я бы с удовольствием убрался из этой навозной кучи.
        - Пшел вон, или я убью тебя!
        - Но послушай, братишка, по воле злой судьбы я оказался в этом проклятом богом уголке вселенной. Пойми...
        Неожиданно золотистый со светлыми волосами шагнул вперед, высоко подняв свою четырехфутовую трубку. Он взмахнул ею с такой силой, что она со свистом рассекла воздух. Черноволосый оборванец отскочил и выхватил из своего тряпья что-то чер ное. Со звоном из рукояти выскользнул семидюймовый клинок. Трубка снова рассекла воздух и задела плечо парнишки, а потом с лязгом ударила о корпус звездолета. Оборванец вскрикнул и рванулся вперед. Два тела сшиблись, покачнулись, упали на пол. Раздалось странное бульканье, и руки нашего заказчика соскользнули с шеи парнишки. Тот, шатаясь, поднялся на ноги. Его нож был окрашен красным.
        Тело золотистого на полу содрогнулось. Он откатился в сторону, окрасив леса своей кровью, еще раз перевернулся и, проскользнув под перилами, головой вперед нырнул вниз. До цементного пола было двести пятьдесят футов.
        Нож больше не был нужен, и юноша вытер клинок о бедро, плюнул вниз через перила и спокойно сказал:
        - Ты мне никакой не родственник.
        Щелчок, и клинок исчез в рукояти. Юноша стал спускаться с лесов.
        - Эй!  - позвал его Санди, когда к нему вернулся голос.  - А как же... Я имею в виду... Теперь-то это ваш корабль!
        Среди золотистых существовали свои законы наследования - в чести было лишь право сильного...
        Золотистый оглянулся, посмотрел на Санди.
        - Я дарю его тебе,  - фыркнул юноша. У него были широкие, могучие плечи, и он шагнул в лифт с таким видом, словно заходил в телефонную кабинку. Вот таким был этот золотистый.
        Санди выглядел испуганным. Он сразу не поверил своему счастью. Но удивление его скрылось за гримасой отвращения.
        - Что, раньше не видел таких стычек?  - поинтересовался я у него.
        - Нет... Правда, я был возле Бара Грега через пару часов после той знаме нитой резни. Ну, помните, когда золотистые перепились и стали резать друг друга по чем зря?
        - Перепились или отрезвели,  - вздохнул я.  - Поверь мне, особой разницы нет. Трезвые они или пьяные - они безумцы.  - Я покачал головой.  - Все забываю, что ты тут болтаешься всего три месяца.
        Санди распрямился, подошел к перилам и посмотрел на тело золотистого, расп ластавшееся на бетоне.
        - А что делать с ним? И что делать с кораблем, а, босс?
        - Я вызову кого-нибудь из властей, чтобы они прислали рабочих убрать тело... А корабль теперь твой.
        - Как?
        - Золотистый ведь отдал его тебе. Надо только надлежащим образом оформить все бумаги. У тебя ведь есть свидетель. Я имею в виду себя.
        - Но что мне делать с кораблем? Наверное, мне стоит оттащить его на свалку или загнать кому-нибудь по дешевке. А может, босс... отдам-ка я его вам. Про дайте его или придумайте, что с ним делать. Я-то сам все равно не смогу ничего сделать...
        - Мне бы тоже не хотелось заниматься этим. Если я приму твое предложение, то окажусь вовлеченным в сделку и не смогу быть свидетелем.
        - Я буду свидетелем,  - объявил Ратлит, выходя из лифта.  - Я все видел и слы шал. Я стоял вон там, у дверей ангара. Кстати, тут отличная акустика.  - Он прис вистнул. Эхо вернуло его свист, и Ратлит на мгновение прищурился, наслаждаясь эхом своего свиста.  - Потолок ведь примерно футах в... в ста двадцати. Откуда же такое эхо?
        - Сто двадцать семь футов,  - поправил я.
        Ратлит пожал плечами.
        - Мне нужно потренироваться в определении расстояний. Пойдем, Санди, оформим все бумаги. Ты передашь корабль Виму, а я стану свидетелем.
        - Ты - несовершеннолетний,  - возразил Санди.
        Дело в том, что Санди не любил Ратлита. Думаю, виной тому то, что Ратлит был шустрым и сообразительным там, где Санди выглядел тупым и уродливым... Слишком легко мне теперь, тридцать лет спустя, вспоминать о Санди. А Ратлит всегда напо минал жирную обезьяну...
        Но вы ведь даже не догадываетесь, чем кончилась эта история!
        - Разве сегодня тебе не надо быть на работе в ангаре Полоски?  - поинтересо вался Санди, повернувшись назад к механизму. Он не ждал ответа на свой вопрос, а хотел лишь побольнее задеть мальчишку. Но тот сделал вид, что не замечает этого.
        - Лучше пойдем выпьем кофе,  - предложил Ратлит.  - Если ты не хочешь иметь корабль, может, подаришь его мне?
        - Итак, ты хочешь получить эту штуку? Черт возьми, нет!  - выступил вперед я.
        - Я не хочу владеть ею. Я хотел бы получить его на время.
        Тут Санди удивленно поднял голову.
        - А потом можете делать с ним что угодно. Только когда закончишь наладку, ненадолго отдай его мне, ладно?..
        - Тяжелый ты парень,  - вздохнул Санди.  - Даже если я дам тебе корабль, разве ты сможешь заплатить за работы?
        - Да работы-то тут всего на пару часов. Вы уже сделали половину. Думаю, вы скоро закончите. Если вы и в самом деле хотите, чтобы я заплатил за ремонт, то дайте мне кредит, а через некоторое время я все вам отдам. Вим, какой вексель вам выписать? Пусть для вас я всего лишь жирная обезьяна, но я на равных с дру гими зарабатываю деньги.
        Я наградил мальчишку подзатыльником, не слишком сильным и не очень слабым.
        - Пойдем-ка, парень,  - приказал я.  - Разберемся с этой грудой тряпья внизу. Санди, ты сможешь сам тут все закончить?
        Санди лишь усмехнулся и запустил руки во внутренности механизма.
        Как только двери лифта закрылись, Ратлит снова спросил:
        - Так ты одолжишь мне корабль, а, Вим?
        - Это корабль Санди,  - твердым голосом объявил я.
        - Ты скажи ему, и тогда он мне его одолжит.
        Я засмеялся.
        - Ты лучше расскажи мне, как чувствует себя тот золотистый. Он пришел в себя? Подозреваю, что именно для него ты выпрашиваешь корабль... Так что это за парень?
        Ратлит впился пальцами в сетчатую стенку лифта и откинулся назад.
        - Существует только два типа золотистых.  - Он начал покачиваться из стороны в сторону.  - Плохие и глупые.
        Его слова прозвучали совершенно банально. Так считали все обитатели Переса дочной Станции.
        - Надеюсь, твой золотистый - глупый,  - заметил я, подумав о тех двух, что испортили мой рабочий день.
        - Это хуже?  - вздрогнул Ратлит.
        Если золотистый был не таким уж плохим, он обладал некой странной беззабот ностью и с легкостью мог причинить вред другим людям. Помните, я рассказывал, как один из них едва не протаранил корабль, на котором я летел?
        - Он...  - Ратлит замолчал, словно обдумывая свой ответ.  - Он невероятно глуп.
        - Вчера ты ненавидел их. Сегодня ты хочешь отдать корабль одному из них. Как тебя понимать?
        - У него никогда не было своего корабля,  - печально протянул Ратлит - так, словно это полностью оправдывало изменение его точки зрения.  - А из-за болезни ему тяжело найти работу, а тем более заработать на свой собственный корабль.
        - Понятно...
        Лифт опустился на силиконовую подушку. Я открыл дверь, и мы направились в мой офис.
        - А что было тогда, после того как я ушел? Если засидеться у Алегры, вечер можно считать потерянным.
        - Наверное... А мне в самом деле больше придется спать, после того как мне исполнится тридцать пять?
        - Ты не увиливай, а расскажи, что случилось.
        - Ладно...  - Ратлит уставился на косяк двери офиса, словно ему было неудобно вспоминать наркотические видения.  - После того как ты ушел, я с Алегрой немного поболтал. А потом мы заметили, что золотистый пришел в себя и прислушивается. Он объявил нам, что мы прекрасны.
        От удивления у меня брови поползли вверх.
        - М-м-м-м-м?
        - Ему очень понравилось то, о чем мы говорили. И тогда он решил, что мы самые прекрасные люди из тех, кого он встречал. «Что ты видишь?» - спросили мы у него. И он начал рассказывать нам.  - Ратлит затаил дыхание, словно подбирая нужные слова, но потом продолжал:
        - Ох, Вим, ну и глюки были у него! Ну и фантазия! Картины, которые открылись ему, показались бы мне настоящим адом. А когда он услышал наши голоса, то решил, что попал на небеса! По мере того как он говорил, Алегра воплощала его фантазии в реальность... Она использовала свои навыки психиатра!
        - Звучит так, словно в мире Алегры есть что-то реальное.
        - Нет, конечно!  - неистово возразил мальчик.  - Все, что скрывается в жилище Алегры,  - галлюцинация, Вим. Ты же понимаешь, что там все ненастоящее.  - Здесь его голос сорвался октавы на две.  - Но была среди фантазий золотистого одна, о которой я должен тебе рассказать... Он вообразил огромную тварь... живую и мер твую в то же время. Она напоминала звезду... Порождение иной галактики. И, слыша описание этой твари, я понимал, что она не реальная, но я... я слышал ее... пение!  - Глаза мальчика широко раскрылись.
        Они были зелеными. Чистыми. Я почувствовал зависть к тому, кто мог своими рассказами произвести такое впечатление на Алегру и Ратлита.
        - Итак, мы решили оставить его у Алегры,  - продолжал мальчик, его голос необычно сел на длинном «гры».  - Мы долго еще болтали после того, как золотистый снова уснул... И еще мы решили помочь золотистому избавить его от кошмаров. Потому что все это... слишком необычно!
        - Замечательно!
        Прервав разговор, я позвонил куда надо. Потом, тяжело вздохнув, присел на уголок стола, возле которого стоял, беседуя с Ратлитом.
        - Когда закончится смена, сходим перекусим - плачу я,  - и ты мне расскажешь обо всем подробнее.
        - Этот золотистый до сих пор торчит у Алегры,  - сказал Ратлит. И на мгно вение он показался мне обычным беспомощным маленьким мальчиком.  - Я обещал зайти к ним, когда пойду от тебя.
        - Ну, иди,  - согласился я. Меня туда, кажется, не приглашали.
        - Жаль только, что он так глуп,  - с грустью вздохнул Ратлит, когда мы вместе вышли из офиса.
        Он посмотрел на изуродованное тело, распластавшееся на бетоне. Совсем недавно это был золотистый - владелец корабля, путешествующего между галактиками.


        Глава 5

        Санди зашел ко мне, когда я разбирал бумаги.
        - Настройка закончена. Что скажете, босс? Может, ударим по пиву?
        - Хорошо,  - удивившись, согласился я.  - Обычно Санди не соблюдал ритуалы, принятые в обществе.  - Хочешь о чем-то со мной поболтать?
        - Конечно,  - вздохнул он с облегчением.
        - У тебя не выходит из головы утреннее происшествие?
        - Конечно,  - кивнул он.
        - Значит, есть причина.  - Если честно, мне тоже хотелось с кем-нибудь побол тать.  - Происшедшее вполне в духе золотистых. Надменные и глупые - это о них скажет каждый. Другими они быть и не могут, потому что именно эти качества защи щают их от полного безумия, когда они пересекают межгалактические просторы, уда ляясь больше чем на двадцать тысяч световых лет от нашей галактики.
        - Конечно... Я знаю... Я знаю...  - Санди начал переминаться с ноги на ногу - видно, почувствовал себя неуютно.  - Но я хотел поговорить совсем не об этом.
        - Не об этом?
        - Угу.
        - А о чем же еще?  - спросил я, когда так и не получил никаких объяснений.
        - Я хотел поговорить о мальчике, который просил у вас корабль.
        - Ратлите?
        - Да.
        - У меня и мысли не было давать ему корабль,  - солгал я.  - С другой стороны, пока официально он принадлежит тебе.
        - Одолжите его этому пареньку,  - попросил Санди.  - Не волнуйтесь... В общем, я хотел бы поговорить с вами об этом парне.
        Забавный этот Санди... Я всегда думал, он считает Ратлита не более чем досадным недоразумением. Также мне казалось, что Санди искренне беспокоится обо мне. Поэтому его слова разожгли во мне любопытство. Мы говорили всю дорогу, пока шли к бару, и продолжали, пока Санди не выпил два пива. Я-то пил горячее молоко с медом. А после у Санди развязался язык, и он рассказал, почему его заинтере совал Ратлит.
        - Понимаете, босс, я много ближе к Ратлиту, чем вы. И дело не только в воз расте. Моя жизнь больше похожа на его, чем ваша. Вы смотрите на него, словно на сына. Для меня он - младший брат. Мне кажется, я понимаю все его выкрутасы. Нет, полностью я его не понимаю, но вижу его насквозь, а вы - нет. Он пережил тяжелые времена, но не такие тяжелые, как вы думаете. Он хочет взять от вас все, что сможет... Я, конечно, имею в виду не деньги.
        Откуда такие мысли взялись в голове у Санди, я не знаю.
        Подобные рассуждения были не в его духе.
        - Он не возьмет ничего, если я не захочу ему дать.
        - Босс, у вас есть свои дети?  - неожиданно спросил Санди.
        - Девять,  - ответил я.  - Были. Они не убегали из дома, потому что их роди тели жили счастливо... кроме одного. Одна из моих дочерей была слишком чувстви тельна, чтобы идти той же дорогой, что и остальные. А потом она погибла. Почти все они погибли...
        - Ox,  - только и сказал Санди. Потом он снова замолчал. Неожиданно он встал, полез в свою сумку и достал трехдюймовый фотоэкран. И это огромный грязный чело век, которого я научил, как с помощью грубого дистанционного манипулятора, не раздавив, поднимать с пола яичную скорлупу.  - У меня тоже есть дети!  - объявил он.  - Посмотрите, вот семь из них.
        На фотоэкране застыла группа улыбающихся маленьких обезьянок. По-другому я и назвать их не могу. Все они были прыщавыми. Они двигались то вперед, то назад, смещаясь не больше чем на фут. А когда Санди нажал кнопку, они заговорили. Речь их больше походила на птичий щебет.
        - Эй, пап!.. Привет, папа!.. А мама попросила сказать, что мы любим тебя!.. Папа, возвращайся скорее!..
        - Теперь они далеко,  - хрипло проговорил Санди.  - Но скоро я вернусь к ним и привезу достаточно денег. Я вытащу их из той дьявольской дыры, где они застряли, и мы поселимся в каком-нибудь приличном местечке. Они медленно взрослеют и только начинают познавать жизнь. Именно из-за них я прилетел сюда. Никто не мог подсказать мне другого способа заработать. А всего, когда я улетал, у меня было тридцать два ребенка. Но вскоре я смогу увеличить их число...
        - Ты рассчитываешь разбогатеть, откладывая часть жалованья, что я тебе плачу?
        Я не знал о том, что у Санди такая большая семья, и мой вопрос был первой, непроизвольной реакцией. Второй же мыслью, которую я так и не произнес вслух, было: «Тогда почему, черт возьми, ты не хочешь оставить корабль себе? Ты бы продал его, и денег хватило бы. Наплодил бы еще детишек и наслаждался бы жизнью. Будь непрактичнее».
        Неожиданно кулак Санди тяжело опустился на стойку бара.
        - Вот это-то я и пытаюсь сказать вам, босс! Мы с Ратлитом в чем-то похожи. У всех вас мысли напоминают мозаику - немного отсюда, немного оттуда! Вы ощущаете ограничения, которые накладывает на вас общество, и движетесь в указан ном нап равлении - иначе вы жить не можете. Но в один прекрасный момент вы обнаруживаете, что если бы шагнули в сторону, то оказались бы гораздо дальше... Я хочу сказать, что не собираюсь торчать на Пересадочной Станции всю жизнь! А если я отправлюсь назад, к центру галактики, то раздобуду достаточно денег, чтобы вернуться домой, переехать всей семьей туда, где я хотел бы поселиться... Так вот, я считаю это движением вперед, а не назад.  - Видно, алкоголь оказывал на Санди сильное воз действие, потому что говорил он путано, и мне с трудом удавалось следить за его мыслями.
        - Все так и будет,  - на всякий случай уверил я его.
        Санди быстро успокоился, и это удивило меня. Я по-прежнему недоумевал, почему он не хочет владеть кораблем и исполнить свою мечту - вернуться домой с деньгами. Ведь именно это было для него самым важным.
        - Я рад, что ты рассказал мне о своих мечтах,  - продолжал я.  - Но я не вижу никаких параллелей с Ратлитом.
        - Конечно... Ратлит...  - Санди убрал фотоэкран назад, в свою сумку.  - Босс, ведь Ратлит вам как сын. Вы даете ему советы, дарите ему дружбу и заботы, каких он никогда не имел. Но Ратлит точно такой же подросток, каким я был лет десять назад, мальчишка, не нашедший своего места в обществе, не нашедший своего пред назначения в жизни. Не стоит помогать ему искать свой путь в жизни, смущать его разум какими-то посулами хотя бы потому, что он сам не может распознать истину.
        - Никогда бы не подумал, что тебя так сильно волнует судьба Ратлита,  - сказал я Санди.  - И все же я думаю, ты не прав. Разве ты сделал хоть что-то из того, что уже успел сделать Ратлит? Разве ты написал роман?
        - Я пытался писать,  - признался Санди.  - Вшивое занятие. Но некоторые вещи выходили прямо из моего сердца.
        Так что можно сказать, я и это сделал, хотя на самом-то деле из моей затеи ничего не получилось. А теперь я стал неплохим механиком, правда, босс? Я честно признаюсь себе в том, что вот это и это я делать не могу, зато я хорошо работаю, выполняю что мне по силам. То же и с Ратлитом. Да и с вами.
        Потому что, идя по жизни именно таким путем, мы растем.
        И поэтому единственное, чем вы можете помочь мальчику в жизни, это дать ему корабль, и пусть летит на все четыре стороны.
        Теперь-то я наконец понял, к чему весь этот разговор.
        - Санди, а тебе делали эколограмму, когда ты был ребенком?
        - Нет.  - А то, что сказал потом Санди, и вовсе поставило меня в тупик.  - Я даже не знаю, что это такое.
        - Отлично,  - только и мог вымолвить я. Потом усмехнулся и потрепал Санди по плечу.  - Может, ты в чем-то и в самом деле похож на меня... Давай-ка вернемся к работе.
        - И еще одно,  - продолжал Санди (вылезая из-за стойки, он выглядел очень мрачным).  - Вы знаете, босс, этот парнишка может сильно навредить вам. Не знаю как, но мне порой кажется, он только и высматривает слабое место, чтобы побольнее ударить... Вот это я и хотел сказать вам, босс.
        Я хотел было убедить Санди оставить корабль себе, но он вручил мне ключи в ангаре раньше, чем я смог возразить, а потом ушел. Когда люди, которые не могут решить собственные проблемы, дают вам советы... Вот именно эта черта мне в Санди и не нравилась.


        Глава 6

        Если мне не с кем было отправиться поздно вечером на прогулку, то я гулял в одиночестве. Так случилось и в тот вечер. Я прогуливался вдоль края Звездной Ямы. Ветер дул слабый, и огромного зеркала, собирающего тепло - Стелларплекса (он находился в девяти тысячах миль от Станции),  - видно не было. А обычно Стел ларплекс сверкает в небе и напоминает земную Луну. Только он в два раза больше, однородно серебристый, и «полнолуние» длится три с половиной дня...
        Добравшись до того места, где защитное ограждение было разрушено, я увидел Ратлита. Прислонившись плечом к фонарному столбу, он сидел на краю Ямы и кидал камешки вниз. Рубашка пузырем вздулась у него на спине.
        - Эй, парень! Твой золотистый до сих пор торчит у Алегры?
        Ратлит посмотрел на меня, а потом кивнул.
        - В чем дело? Чего нос повесил?  - спросил я, усаживаясь рядом.  - Ты обедал?
        Мальчишка пожал плечами. Он обладал пониженным метаболизмом и иногда не ел по двадцать четыре часа.
        - Пойдем, угощу чем-нибудь. Почему ты такой грустный?
        - Лучше уж выпить чего-нибудь.
        - Я знаю, ты голоден,  - сказал я ему.  - Пойдем поедим. Кстати, если хочешь, купим тебе каких-нибудь сластей.
        Ратлит не протестовал. Он встал и отправился за мной следом.
        - Пошли поговорим по душам. Ты ведь больше не станешь просить у меня корабль?
        Неожиданно Ратлит сжал мое предплечье белыми тонкими пальцами. Мое предп лечье довольно мощное, и мальчик, конечно, не смог обхватить его рукой.
        - Вим, вы должны уговорить Санди отдать корабль мне! Вы должны!
        - Ты лучше скажи мне, парнишка, кто на тебя так давит.
        - Алегра,  - ответил Ратлит.  - И золотистый. Ненавижу я золотистых, Вим. Я всегда ненавидел их. Потому что если тебе понравится один из них, а потом ты начнешь ненавидеть его снова - это плохо.
        - Что произошло? Чем там занимаются твои друзья?
        - Золотистый болтает без умолку. Алегра плавает в море галлюцинаций. И ни один из них не обращает внимания на меня.
        - Понимаю.
        - Да вы ничего не видите. Вы не понимаете, какие у меня с Алегрой были отно шения.
        Я отлично знал их обоих. Иногда они вместе...
        - Знаю, вы хорошо относились друг к другу.  - Если честно, то можно было ска зать и больше... В этот раз за меня это сделал сам Ратлит.
        - Мы хорошо относились друг к другу, вы же знаете, Вим. Мы нужны друг другу. С тех пор как Алегра перебралась сюда, я достаю ей все медицинские препараты. Она ведь сильно болеет и не сможет жить без наркотиков. И когда для нее насту пают плохие времена или галлюцинации становятся слишком яркими, я прихожу к ней, и она рассказывает о том, что видит. Мы обсуждаем ее видения... беседуем. Когда-то Алегра была психиатром и работала на правительство. Она очень-очень много знает о людях. И она многому научила меня. Почти всему, что я знаю.
        Пятнадцатилетний эксперт-психиатр, обученный двадцатилетней наркоманкой? Раннее развитие, породившее тринадцатилетнего романиста. Вот так-то. Это вам не гайки отвинчивать!
        - Я нуждаюсь в ней точно так же, как она нуждается в своих... лекарствах.
        - Ты говорил золотистому, что просил для него корабль?
        - Но ведь вы сказали, что я никогда не получу его.
        - Точно... поймал-таки меня. Почему бы нам не пойти и не спросить у этого золотистого напрямую, куда он хочет отправиться? Ведь если мы немного схитрим, в этом не будет ничего плохого?
        Ратлит не сказал ничего. Его лицо словно окаменело.
        - Поедим и сходим. И, черт возьми, я куплю тебе выпить. Может, я даже приму рюмочку вместе с тобой.


        Глава 7

        Алегра обрадовалась нашему приходу.
        - Ратлит, ты вернулся! Привет, Вим! Я так рада, что вы оба здесь! Какая сегодня прекрасная ночь!
        - Золотистый?  - в первую очередь спросил Ратлит.  - Где золотистый?
        - Его здесь нет.
        - Неужели?!
        - Но он вернется!
        И тут же торжествующая радость мальчика сменилась печалью.
        - Ax,  - огорченно вздохнул Ратлит. Словно разом рухнули в миг возведенные воздушные замки. Его вздох эхом пронесся по длинным коридорам.  - Все дело в том, что я договорился. Я достал корабль твоему дружку. Корабль! Только надо наст роить его двигатель. И твой золотистый сможет улететь, как только пожелает.
        - Вот ключи,  - сказал я, доставая их из кармана. В этот миг я ощущал себя второстепенным героем какой-то драмы.  - Он может получить их прямо сейчас.
        Когда я протянул ключи Ратлиту, мне показалось, что гремят фанфары и гудят трубы.
        - Ох как это удивительно! Удивительно! Ты еще не знаешь, Ратлит? Ты тоже, Вим?
        - Что я должен знать?  - удивился Ратлит.
        - Я тоже золотистая!  - закричала Алегра. Она замахала руками, словно мы находились в толпе, а она хотела привлечь наше внимание. Наверное, ей казалось, что вокруг многие и многие тысячи зрителей.
        - Что ты сказала?
        - Я... я... я тоже оказалась золотистой. Я узнала об этом только сегодня.
        - Не может быть,  - фыркнул Ратлит.  - Ты слишком старая, чтобы это проявилось только сейчас.
        - Во мне что-то изменилось,  - объяснила Алегра.
        На мгновение мне показалось, что стены ее жилища завешены расчлененными телами. Звучала музыка Сибелиуса.
        - В моем организме произошли какие-то перемены. Этот золотистый что-то изменил во мне, вытащил что-то из глубины моего «я». Прекрасное и удивительное чувство... Я - золотистая! Сейчас он отправился в лабораторию, чтобы оконча тельно оформить все документы. Они там все оформят, и он, видимо, принесет мой золотой пояс. Он скоро придет.
        А когда он вернется, я вместе с ним отправлюсь в путешествие в какую-нибудь далекую-далекую галактику. Я стану его ученицей. Мы отправимся в путешествие и найдем лекарство от его болезни, и быть может, где-то там и я вылечусь от пагубной страсти к наркотикам. Золотистый сказал, что если исходить всю вселен ную, то непременно найдешь то, что ищешь. Не знаю, понятно ли все это вам... Один взмах руки - и вас переносит от одной звездной грозди к другой...
        Теперь я свободна, Ратлит! Я не могла и мечтать об этом!
        Когда ты ушел... Ах, что делал этот золотистый... И когда я приняла его семя, мой гормональный баланс сместился.
        Пары наркотиков, воздействуя на все мои пять чувств, воссоздали картину слу чившегося. Я увидел сплетенные тела золотистого и Алегры. Разрушив эротические фантазии, зазвенели ключи от корабля - Ратлит со всей силы швырнул их об стену. После у меня возникли совершенно странные ощущения. Ратлит, похоже, собрался уходить, но Алегра остановила его.
        - Не уходи вот так, Ратти! Ну, подумай, у тебя же все впереди. Разве ты не останешься и не поговоришь со мной напоследок?
        И он остался.
        А я повернулся и ушел домой. Но я на всю жизнь запомнил восхищенное лицо Алегры.


        Глава 8

        Следующий день начался с сюрприза.
        Около десяти мне позвонила Полоски и спросила, не знаю ли я, что случилось: Ратлит в этот день, видите ли, не вышел на работу.
        - Ты уверен, что ребенок не заболел?
        Я сказал, что видел его вчера поздно вечером и что с ним, скорее всего, все в порядке. Полоски хмыкнула и повесила трубку.

* * *

        Санди ушел несколько минут назад, точно так же, как он делал всю неделю. Он хотел заскочить на почту перед тем, как она закроется. Он ожидал письмо из дома. По крайней мере, он так говорил. А я чувствовал себя неудобно, потому что забрал у него корабль. Что-то во всей этой истории казалось мне не правильным. Но ведь он сам отказался от него, иначе Ратлит до сих пор оставался бы другом Алегры. Возможно, так было бы лучше.
        Я долго думал о том вечере, когда мы зашли к Алегре.
        Впереди меня ждало месяцев шесть бумажной работы без конца и края. Устроив шись поудобнее в своем офисе, я включил компьютер и приготовился работать допоздна.
        Было уже около семи, когда свет у входа замигал. Это означало, что кто-то открыл дверь ангара. А я ведь запер ее.
        У Санди хранился запасной комплект ключей, и, скорее всего, это он и был. Решив, что это Санди, я захотел немного прерваться и поболтать с ним. Механик часто заходил в ангар поработать в самое неурочное время. Я ждал, что он заг лянет в офис. Но никто так и не вошел.
        Потом стрелка на индикаторе напряжения (я отлично помнил, как выставил ее на ноль, оставив питание только в розетке, к которой подключался мой компьютер) разом скакнула на отметку «семь». При таком напряжении можно было запустить большую часть оборудования ангара.
        Видимо, намечалась какая-то уборка, но зачем заниматься ею посреди ночи? Нахмурившись, я выключил компьютер и вышел из офиса. Первое огромное отверстие в крыше ангара было закрыто корпусом Ратлита - Санди - (ну и, конечно) моего корабля. Мягкий свет Стелларплекса падал из окон, идущих вдоль одной из стен, и едва освещал помещение. В глубине темнела паутина лифтов, лесов, веревок и под весных блоков.
        Другие два отверстия были пусты - тридцатиметровые круги серебра сверкали на бетонном полу. Потом я увидел Санди.
        Он стоял в кругу света у последнего отверстия, глядя на блестящий диск Стел ларплекса. Выглядел он совершено потерянным. И тут он поднял левую руку... Мне показалось, что она выглядит слишком большой. Серебристый свет засверкал на металлической рукавице. Теперь я понял, зачем ему такое напряжение.
        Когда Санди поднял руку над головой, его закрыла тень, и в темноте сверкнул пятнадцатифутовый коготь. Санди управлял его движением с помощью перчатки... И тут мой помощник опустил руку, поднеся ее к лицу и сжав пальцы. Повисший над ним металлический клык задрожал. Что тут происходит?..
        И только тут я понял: Санди собирается совершить самоубийство.
        Поняв это, я рванулся к колеблющемуся, готовому вот-вот обрушиться клинку, прыгнул и, дотянувшись до плеча Санди, ударил рукой по контрольной перчатке, которую он никак не решался сжать.
        Кажется, я говорил, что руки у меня здоровые, да и кулаки под стать рукам.
        Санди закричал.
        - Глупец!  - завопил я.  - Идиот, козел, придурок...
        Наконец мне удалось сорвать перчатку.
        - Что, черт побери, с тобой случилось?
        Санди сидел на полу. Голова его поникла. От него воняло.
        - Посмотри,  - обратился я к нему, убирая коготь на место с помощью отво еванной перчатки.  - Если хочешь покончить с собой, спрыгни с Края. Ты бы мне пол-ангара разнес.
        Больше тут не появляйся и мои инструменты не трогай. Можешь размозжить себе голову в другом месте, но не здесь с помощью моей перчатки... В чем дело? Что с тобой случилось?
        - Я знал, что это не сработает. Не стоило и пытаться. Я знал...  - Его голос смешался с рыданиями.  - Но я думал, быть может...  - Возле его левой руки лежал ручной видеофон.
        Экран треснул. И еще там был скомканный кусок бумаги.
        Я повернул перчатку, и коготь жужжа исчез в ножнах на высоте двадцати футов. Подойдя к Санди, я подобрал бумагу, разгладил ее. Я не очень-то хотел читать письмо, но уж так получилось.


        _Дорогой_Санфорд,_
        _С_тех_пор_как_ты_уехал,_дела_идут_все_хуже,_хотя_не_так_уж_и_плохо. Теперь_мы,_не_можем_позволить_себе_даже_маленьких_удовольствий... Да_и_дети_начинают_забывать_тебя._
        _Бобби-Д_много_плакала._Она_даже_чуть_было_не_уехала._
        _Мы_получили_твое_письмо_и_были_счастливы_узнать, что_все_у_тебя_складывается_удачно,_хотя_Хэнк_рассказал,_о_чем_ты_написал_ему. Он_очень_беспокоился,_а_когда_Мэри_попыталась_успокоить_его,_сказал:
«Хоть_я_присоединился_к_вашей_семье_позже_его, так_что_имею_право_сердиться_на_него_точно_так_же,_как_вы»._Это_правда,_Санфорд. Он_так_и_сказал._Но_он_заявил_так,_потому_что_имеет_долю_в_наших_доходах._
        _Я_пишу_тебе,_потому_что_хочу,_чтобы_ты_точно_знал_его_слова. Особенно_сейчас,_когда_дела_идут_все_хуже_и_хуже._
        _Ты,_говорил,_что_сможешь_прислать_нам_хоть_немного_денег._Если_можешь, пришли..._Хотя_Лаура_сказала,_что,_если_я_отправлю_это_письмо, она_разведется_с_нами._Она_не_хочет_даже_слышать_о_тебе._Да_похоже, и_Хэнк_не_слишком-то_жаждет_твоего_возвращения._Так_что_прежде,_чем_вернуться, ты_бы_все_же_послал_денег..._Ты_ведь_помнишь,_как_все_плохо_получилось, когда_ты_уезжал..._
        _А_вчера_мы_устроили_совет_и_решили,_что_не_хотим,_чтобы_ты_возвращался. Ну_а_если_ты_вышлешь_денег,_все_может_измениться._
        _Вот_такие_у_нас_дела. Так_что_можешь_расценивать_это_письмо_как_официальное_уведомление. Но_в_отличие_от_других_(именно_поэтому_остальные_и_попросили_меня_написать_тебе)
_я_хотел_бы_услышать_тебя_снова_и_сохранить_тропинку, по_которой_ты_когда-нибудь_смог_бы,_вернуться_к_нам._И_еще_я_написал, потому_что_любил_тебя_по-настоящему._В_сердце_моем_нет_ненависти_к_тебе._
        _Искренне_твой..._

        Письмо было подписано «Жозеф». А в нижнем правом углу были записаны имена всех мужчин и женщин их полисемьи.
        - Санди?
        - Я знаю, что они не примут меня назад. Мне ведь даже и пытаться не стоит, а? Но...
        - Вставай, Санди!
        - Но дети,  - прошептал он.  - Что будет с детьми?
        С другого конца ангара донесся какой-то звук. Борт корабля, исчезающий в люке, серебрился в свете Стелларплекса.
        На верхней площадке лесов стоял золотистый, тот самый, которого я и Ратлит подобрали на улице.
        (Помните, как он выглядел?) Он и Алегра поднялись на леса, пока мы с Санди боролись за обладание перчаткой. Возможно, они хотели побыстрее улететь, до того, как Ратлит устроит им скандал, и до того, как я изменю свое решение и заберу ключи. Все корабельные приборы были проверены.
        И тут я заметил, что лифт скользит вверх. Значит, еще кто-то хотел присоеди ниться к золотистому и его возлюбленной.
        - Дети...  - снова прошептал Санди.
        Дверь лифта открылась, и кто-то шагнул в круг белого света. Рыжие волосы, золотое кольцо в ухе... Это был Ратлит!
        Прыжками помчался он к люку корабля. Полоса желтого металла сжимала его талию.
        Удивленный, я услышал, как золотистый закричал мальчишке:
        - Залезай на корабль, брат! Мы отправимся в неизвестность.
        И Ратлит ответил ему:
        - Я отправлюсь вместе с тобой, брат. Поехали!
        Их голоса эхом разносились по ангару.
        Санди поднял голову, пытаясь разглядеть, что происходит наверху.
        Когда Ратлит полез вверх по приставной лесенке, чтобы встать возле люка рядом с Алегрой и золотистым, тот помог мальчику, подхватив его за руку. Мгно вение они стояли, глядя в глаза друг другу, потом Ратлит отвернулся и посмотрел вниз в ангар, на тот мир, который решил оставить. Не знаю, разглядел он нас внизу или нет.
        Когда люк у них за спиной закрылся, корабль завибрировал.
        Я отвел Санди назад в офис. Не успел я закрыть дверь, как страшная волна грохота обрушилась на меня. Я решил, что этот шум приведет Санди в себя. Что-то щелкнуло у меня в голове, но мелкие кусочки головоломки не желали вставать на свои места.
        - Санди, нам надо идти!  - позвал я.
        - Как?
        Видно, он пытался прийти в себя, но его сильно тошнило.
        - Я не хочу никуда идти.
        - Придется, так или иначе. Я не оставлю тебя одного.


        Глава 9

        Проводив Санди домой, я вернулся в пустой ангар.
        - Мое лекарство. Пожалуйста, дай мне мое лекарство. Я должна получить лекар ство, пожалуйста... пожалуйста... пожалуйста...  - услышал я высокий, тихий голос, когда добрался до двери своего офиса.
        Рывком я распахнул ее.
        Алегра лежала на матраце в углу. Розовые глаза были широко раскрыты. Белые волосы разметались вокруг. Без галлюциногенов она казалась невероятно тощей. Никаких следов прежней красоты. Ее длинные ногти почернели, как у Санди после разборки деталей в графитовой смазке. У меня спина пошла мурашками от вида ее полупрозрачной кожи, покрытой толстым слоем многолетней грязи. Кожа вокруг рта натянулась, так что он напоминал старый шрам.
        - Это ты, bum? Дай мне лекарства. Ты можешь дать мне лекарства, bum? Ты можешь достать мне лекарства?
        Ее рот не двигался, но я слышал голос. Она была слишком слаба, чтобы произ носить слова, и обращалась ко мне телепатически.
        Вот так я впервые увидел Алегру без плаща ее галлюцинаций, и ее настоящий облик поразил меня.
        - Алегра,  - пробормотал я, стараясь держать себя в руках.  - Неужели Ратлит и золотистый бросили тебя!
        - Ратлит! Гадкий Ратти, испорченный мальчишка! У него роман с золотистым... Он так и не принес мне лекарства. Но ведь ты достанешь мне райской пыльцы? А, Вим? Если пыльцы не будет, то минут через десять я умру. Я не хочу умирать! Не хочу!.. Мир кажется мне сейчас таким уродливым, переполненным болью. Но я все равно не хочу умирать.
        - Так Ратлит улетел вместе с золотистым...
        Я осмотрел офис, но тут не было ничего, что могло бы помочь Алегре. Ситуация оказалась намного хуже. Сухой мусор, раньше наваленный кучкой в одном из углов, теперь оказался разбросан по всему полу. Это были бумажки, осколки стекла, щепки и обломки чего-то (теперь казалось невозможным установить их происхождение).
        - Нет... Здесь ничего такого нет... Ратлит брал пыльцу у человека, который обитал в квартирке на другом конце Станции. Его зовут Грег... Ратлит приносил мне лекарства каждый день. Он был таким замечательным мальчиком. Каждый день он приносил мне немного лекарств. Мы занимались любовью, и мне никогда не приходи лось покидать своего жилища... Вим, ты должен принести мне лекарство!
        - Но, Алегра, сейчас глубокая ночь! Грег спит, да и прогулка на другой конец Станции займет много времени... Если даже я отправлюсь на поиски этого Грега, десяти минут мне явно не хватит.
        - Если бы со мной все было в порядке, Вим, то я бы отправила тебя туда на облаке света, яркого, как оперение павлина, ты пронесся бы по темным коридорам, словно дельфин по водной глади. Ты принес бы мне мои прекрасные лекарства под победный рев труб и грохот тамбуринов. И все это заняло бы одно мгновение... Но сейчас мне плохо. Я умираю.
        Веки ее розовых глаз затрепетали в непроизвольных спазмах.
        - Алегра, что тут случилось?
        - Ратлит сошел с ума! У него роман с золотистым!  - Ее телепатема была напол нена такой яростью, что я невольно отпрянул. Тут я услышал за спиной тяжелое дыхание Санди. Неужели вместо того, чтобы лечь спать, он вернулся следом за мной и был тут все это время, слышал наш разговор?  - Ратлит обезумел, словно побы вавший за двадцать тысяч световых лет, стал бесчувственным, как...
        - Но теперь у него пояс золотистого.
        - Это мой пояс! Это был мой пояс, а Ратлит украл его! Но ведь, украв пояс, он все равно не сможет стать золотистым! Тут дело в организме... Ратлит не золо тистый! Я - золотистая, Вим! Я могу побывать на далеких звездах, отправиться далеко-далеко! Я - золотистая, золотистая, золотистая... Мне плохо, Вим! Мне так плохо!...
        - Но разве той спутник, золотистый, не знал, что пояс твой?
        - Конечно! Но он ведь непроходимо глуп! Он верит во все, что ему ни скажи. Верит кому угодно! Я послала его, чтобы он отнес бумаги, получил пояс, заготовил провизию для путешествия. На то, чтобы получить пояс, ему понадобился целый день... А теперь уже ночь... Я попросила Ратлита принести мои лекарства и заб рать результаты анализов.
        Он ведь тоже решил переспать с золотистым из-за того, что надеялся изме ниться, как я... И золотистый, и Ратлит бродили неведомо где, а мне тем временем стало очень плохо, я ослабла... А потом выяснилось, что мальчишка встретил золо тистого, сказал ему, что я снова стала обычной, а он - Ратлит - превратился в золотистого. Поэтому мой золотистый и отдал ему пояс. Теперь они вместе.
        - Как же мог твой спутник поверить в такую глупую историю?
        - Вим, ты же знаешь, какими глупыми порой бывают золотистые. Ты же знаешь?.. Да золотистого ничуть не волнует, лжет Ратлит или говорит правду. Они полетят в какую-нибудь галактику. Золотистый останется жив, а мальчишка начнет бредить, из пор его тела станет сочиться кровь... Вначале он ослепнет, потом оглохнет и в конце концов умрет.
        А спутник его даже не опечалится. Таковы золотистые. Только я буду оплаки вать юного безумца, потому что он был добр ко мне и очень долго приносил мне лекарства.
        Я почувствовал горечь и печаль.
        Алегра неподвижно лежала передо мной.
        - Ты хочешь сказать, что не знаешь, почему Ратлит обезумел? А, Алегра? Ты хочешь сказать, что не подозревала о том, насколько он хочет стать золотистым? Ты не знала, насколько ты нужна ему? Ты не представляла, что случится с ним, если ты покинешь его, утрешь ему нос, став той, кого он ненавидит и кем восхища ется?.. И после всего этого ты утверждаешь, что не знаешь, отчего он сошел с ума? Подумай, девочка... ты ведь стала золотистой. Или, став золотистой, ты резко поглупела?
        - Нет,  - спокойно возразила она.  - Более того, Вим, я знаю, Ратлит тоже пытался пройти тест. Только он не прошел его.... На самом, деле Ратлит просто маленький мальчик, ребенок...
        Горечь, усталость, скопившиеся в моей душе, сменила печаль.
        - Алегра, разве тебе нужно было все это? Разве ты не могла поступить по- другому, не причиняя мальчику такой боли?
        - Я всего лишь хотела сбежать. Вырваться из тисков нашей галактики, из тисков райской пыльцы, стать по-настоящему свободной... И Ратлит этого хочет, и ты. И Санди...
        Каждый хочет стать золотистым... Только я поступила жестоко. Мне выпал шанс, и я ухватилась за него. Разве это плохо, а, Вим?.. Жаль, конечно, что все так получилось...
        Ее веки снова задрожали. А потом глаза широко открылись.
        - Алегра...
        - Я - золотистая. Золотистая! Такая же, как другие золотистые! Но я не сумасшедшая, Вим... Нет... Ратлит отлично это знал, но не дал мне моего лекарс тва...
        Глаза Алегры закрылись.
        Я тоже закрыл глаза. Мне хотелось плакать, кричать, но, казалось, мой язык распух, уперся в небо, заполнив весь рот... Я не смог выдавить из себя ни звука.


        Часть третья ЛОВУШКА ДЛЯ ЗОЛОТИСТЫХ
        Глава 10

        На следующий день Санди вышел на работу.
        Я не стал говорить с ним о случившемся накануне. Это было во всех информаци онных выпусках новостей. И, как обычно, журналисты постарались все представить в самом грязном свете.


        _«Юный_гений_(они_уже_напрочь_забыли_о_романе_Ратлита_и_называли_его_гением_ по_привычке)_доводит_свою_возлюбленную_до_ужасной_смерти!»_

        Журналисты даже не упомянули золотистого. Они не стали ничего расследовать.
        Репортеры все время кружили вокруг ангара. Им так хотелось написать о том, что корабль украден. Вот тогда бы получилась сенсация.
        К моему удивлению, Санди отнесся к происходящему совершенно спокойно.
        - Это был корабль Ратлита,  - пробормотал он, нанося смазку на ходовое части двигателя.  - Я отдал ему этот корабль.
        - Зачем вы отдали мальчишке корабль? Может быть, вы дали его лишь взаймы?.. Или вы хотели отомстить ему, сделать так, чтобы он погиб ужасной смертью, отпра вившись через межгалактические просторы?..
        - Он попросил. Я отдал корабль. Остальное можете узнать у моего босса. Он - свидетель нашей сделки.  - С этими словами Санди повернулся назад, к механизмам.
        - Но послушайте, пусть так, но это же не повод помогать ему скрыться. Тем более что на самом-то деле вы обрекли его на долгую и мучительную смерть.
        - Он мне не нравился... И я дал ему корабль,  - просто ответил Санди...
        - Спасибо,  - поблагодарил я Санди, когда репортеры ушли. Не уверен, что и в самом деле был благодарен ему, но держался он и впрямь молодцом.  - Ты отлично себя вел, я твой должник.

* * *

        А через неделю Санди явился и объявил:
        - Я хочу получить свой долг.
        И сказал он это как-то надрывно.
        Я прищурился.
        - Значит, ты в конце концов решил бросить работу? Дотянешь хоть до конца недели?
        Санди выглядел смущенным, стоял, спрятав руки в карманы.
        - Да, конечно. Я ухожу. Но не прямо сейчас, босс. Иначе мне будет не выб раться отсюда.
        - Тебе поможет то, чему ты научился здесь,  - сказал я ему.  - Ты ведь много узнал от меня, многому научился. Ты стал похож на меня. Я стараюсь все время чему-то учиться и таким образом расту. Ты тоже можешь расти дальше.
        Санди печально покачал головой.
        - Не уверен, что мне это нужно.  - Тут его рука выскользнула из кармана, он протянул мне что-то.  - Посмотрите, это - билет.  - Он сжимал грязными пальцами кусочек фольги со сложным узором.  - Через четыре недели я улечу с этой Станции. Только я не хочу вот так уезжать, босс. Я хочу, чтобы вы отдали мне долг.
        Тут я удивился по-настоящему.
        - Значит, ты все же решил вернуться в свою семью?  - сказал я.  - Думаешь, получится?
        Санди пожал плечами.
        - Не знаю... Стану работать... Есть ведь и другие семьи... Может, мне удастся немного подрасти...
        Он спрятал билет назад в карман, а потом какое-то время стоял, незаметно покачиваясь с пяток на носки и обратно.
        - Так как насчет долга, босс?
        - Я тебя что-то не понимаю.
        - Вим, тут есть один мальчишка. Он такой неотесанный...
        «Вим»! Первый и единственный раз на моей памяти он назвал меня по имени, хотя я давно просил его обращаться ко мне именно так.
        - Он мог бы заменить меня.
        Смех судорогой сдавил мне горло. Но я не смог рассмеяться, потому что видел перед собой уродливое лицо Санди, его печальные глаза и знал: мой смех оскорбил бы его. Он казался таким уязвимым и напряженным. Уязвимым? Но ведь у Санди был билет. Он собирался улетать. Какое ему дело до того, что я думаю!
        - Отошли этого парня к госпоже Полоски,  - предложил я.  - Может, ей нужен мальчик на место Ратлита... А теперь не мешай мне работать.
        - Может, вы все-таки возьмете его?  - скороговоркой выпалил Санди.  - Это в оплату вашего долга, босс.
        - Санди, я ужасно занят...
        Было в его голосе что-то, отчего мне пришлось снова взглянуть на него. Но он молчал и заговорил только тогда, когда я снова повернулся к столу.
        - Босс, послушайте! Помните, вы спрашивали меня, проходил ли я тест, когда был ребенком?
        Только тогда я начал что-то понимать.
        - Ты имеешь в виду эколограмму?
        - Да,  - глупо усмехнулся Санди.  - Этот мальчик - один из них. Он - золотис тый. Ждет тут, за дверью. Ожидает вашего решения.
        - Он хочет занять твое место?
        Санди кивнул.
        Я подошел к двери ангара, пытаясь представить себе мальчика, который в нетерпении замер за дверью.

* * *

        Снаружи и в самом деле оказался мальчик. Он сидел на заправочном гидранте. В свое время я посадил там несколько карликовых деревьев, и «дневной» свет освети тельных фонарей, падая сквозь листву, разузорил тротуар и землю под деревьями.
        Мальчишке было лет четырнадцать - кожа цвета меди и курчавые черные волосы. Он сидел на гидранте, вытянув ноги, а пояс его стягивал широкий чешуйчатый желтый пояс. Паренек и впрямь был золотистым. Играя, он рассматривал какую-то странную штуковину - полупрозрачную драгоценность в медной оправе. Она висела на цепочке у него на шее.
        - Эй!  - позвал я его.
        Он поднял голову, черные, как смоль, волосы заискрились.
        - Тебе нужна работа?
        Мальчик кивнул.
        - Меня зовут Вим. А тебя?
        - Ты можешь звать меня Ан.
        Голос его оказался ровным, спокойным. В нем звучали интонации, присущие всем золотистым.
        Я нахмурился.
        - Это сокращение?
        Он кивнул.
        - А как твое полное имя?
        - Андроклес.
        - Ого!
        Мой старший сын давно погиб. Я точно знал это, потому что получил все офици альные бумаги. Но иногда с подобными вещами трудно мириться. И иногда, когда я видел мальчишку - неважно, черные, белые или рыжие у него волосы,  - мне каза лось...
        - Хорошо...  - протянул я.  - Давай посмотрим, можно ли приспособить тебя к какому-нибудь делу. Пойдем.
        Ан встал. Его взгляд застыл на мне. В нем сквозило любопытство.
        - Что за штука у тебя на шее?
        Его взгляд на мгновение метнулся вниз, а потом он снова встретился со мной взглядом.
        - Это родственник.
        - Как?  - Мне пришлось немного напрячься, чтобы вспомнить значение этого слова на жаргоне золотистых. Родственниками они обычно называли те вещи, без которых не могли обойтись.  - Конечно. Пусть родственник. Брат, если пожелаешь. Только мне все равно непонятно, что это за вещица.
        - Брат,  - следом за мной повторил Ан. Его лицо скривилось в улыбке, печальной и полной разочарования. Он побежал за мной вприпрыжку, когда я напра вился в сторону конторы Полоски.  - Это...  - он судорожно сжимал в руке камешек,
        - наглядная модель, маленький живой мир. Хотите посмотреть?
        Говорил он запинаясь, но выговаривал слова правильно и произносил каждое слово отдельно, делая между ними крошечные паузы. При этом лицо его выглядело напряженным, словно каждое слово давалось ему с трудом.
        - Малюсенький какой... Микромир?
        Ан кивнул:
        - Точно. Хотите посмотреть?
        Длинные курчавые волосы помешали ему стянуть цепочку, и тогда он, придвинув шись ко мне, протянул камень.
        Я внимательно наблюдал за его движениями.
        Мне показалось, что внутри драгоценности синяя жидкость, невероятно большой пузырек воздуха и шарик-пятнышко темного желе - зрачок. Драгоценность находилась в оправе из двух скрепленных между собою колец. Сам камешек вращался между коль цами во все стороны. На внешней стороне одного кольца находился изогнутый кусочек металла с крошечной линзой. Она явно предназначалась для того, чтобы рассматри вать происходящее внутри сферы.
        - Она наполовину наполнена,  - объяснил Ан.  - Единственное, чего она боится, так это прямого света. Любой яркий свет, кроме синей части спектра. Этого мой родственник не боится.
        Я взглянул через лупу в глазок камня.
        Могу поклясться, внутри находились сотни различных жизненных форм. И каждой было от пяти до пятидесяти экземпляров: споры, палочки, семена, яйца, растущие и развивающиеся личинки, куколки, жуки. И жизненный цикл каждого из существ занимал не более двух минут.
        Массы спор, словно россыпи красных «лотосов», облепили шар желе в центре драгоценного камня. Каждые несколько секунд один из «лотосов» выбрасывал черные споры, словно облако бумажного пепла. И тут же на них набрасывались крошечные мотыльки. Я едва мог рассмотреть их даже с помощью лупы. То, что раньше было черным, становилось серебристым и устремлялось назад каплями какой-то жидкости, попадало на поверхность желейного шара и пузырящейся пеной ложилось на его поверхность, постепенно втягиваясь вглубь. Втягиваясь, пузырьки краснели, расте кались, пока не превращались в красные подобия цветков лотоса.
        Но эти «лотосы» не громоздились друг на друге, потому что каждые восемь или десять секунд поток зеленых существ касался поверхности желейного шара и унич тожал большую часть цветков. Я так и не смог разглядеть, что это за зеленые существа. Никогда не видел ничего подобного. Мне даже показалось, что эти странные создания не пожирали друг друга, а каким-то таинственным образом пере рождались одно в другого.
        Вот маленькая черная спора потонула в пузыре желе и тут же выскользнула на поверхность белым червячком. Выполняя программу, заложенную в него природой, червячок отложил пару яиц, отдохнул, уверившись, что они растут и нормально раз виваются, а потом поплыл к пузырькам, где среди красных «лотосов» отложил еще множество яиц. К тому времени его плавники стали больше, отрос хвост, появились оранжевые пятнышки, и удивительный червячок нырнул в глубь пузыря. Видно, мотыльки, которые превращали черные выбросы красных «лотосов» в серебристые пузырьки, тоже участвовали в процессе превращения, потому что стоило только чер вячку начать погружаться, они разом метнулись следом за ним. А червячок стано вился все тоньше и тоньше и наконец исчез. Яйца, которые отложил червячок, стали погружаться в глубь шарика желе, постепенно превращаясь в черные споры...
        Одно огромное существо, такое большое, что его можно было разглядеть без увеличительного стекла, устроилось на стене, кормясь желе, крепко смыкая щелочки-глазки, в то время как его омывали невидимые волны...
        Все это происходило среди калейдоскопа хрупких, то и дело распускающихся и вянущих цветов, всевозможных разноцветных паутинок, вьющихся лоз и червей, боро давок и слизистых образований, всевозможных симбиотов, радужных зарослей морских водорослей, колеблющихся и сверкающих так, словно их осыпали конфетти из фольги.
        Я моргнул, так как мне показалось, что какое-то из существ этого цветастого великолепия вот-вот попадет мне в глаз.
        - Сложная штуковина.  - Я вернул драгоценность мальчику.
        - Не очень. Как-то я решил переписать всех существ, что есть в этой штуке. На это у меня ушло недели две. Ты видел там такую большую тварь?
        - Которая жмурилась?
        - Да. Ее цикл воспроизведения занимает около двух часов, но если вы решите серьезно понаблюдать за тем, что происходит внутри этого камня, время пролетит незаметно.
        Тяжело разглядеть подругу этого создания, которая выглядит словно паутина с цехинами. А на самом деле это то же самое существо, только другого пола. Инте ресно смотреть, как происходит совокупление, а паутина падает в...
        - Значит, этих тварей всего две,  - пробормотал я.  - Совсем одна...  - Ан сог ласно кивнул.
        - И у них рождается одно существо мужского, одно женского пола. После этого родители умирают.
        Неожиданно улыбка исчезла с его лица, словно набежала тень. Он с серьезным видом потупил взгляд.
        - Даже после того, как я увидел подругу этого «великана», у меня еще целая неделя ушла на то, чтобы убедиться, что он и впрямь один.
        - Но если гигант и паучиха...  - начал было я, но так и не договорил.
        - Вы видели таких существ раньше?
        Я покачал головой.
        - Никогда не встречал ничего похожего. Хотя однажды столкнулся с существом вроде этого, только размером около шести футов.
        Серьезность Ана переросла в страх. Мне даже показалось, что он вздрогнул. Эмоции золотистых сменяют друг друга совершенно неожиданно. Я понял, что, разго варивая с этим мальчиком, нужно держать ухо востро.
        - Эй, расслабься. Расслабься!  - сказал я.
        Он так и сделал.
        - На самом деле тут все не так уж и сложно.  - Мне вспомнился один из моих детей и то, что случилось с ним много лет назад. Я рассказал золотистому о тер рариуме...
        - Ox,  - только и вымолвил мальчишка, когда я закончил. А потом его лицо снова стало равнодушным.  - Там же были не микроорганизмы. Все было проще. Да...
        - Потупив взгляд, он уставился на тротуар.  - Там все было очень просто...
        Когда он снова поднял голову, его лицо приобрело совершенно иное выражение. Мне понадобилось несколько секунд, чтобы понять, что с ним такое.
        - Я не понимаю, зачем это все.
        Удивительная уверенность была в голосе и движениях мальчика. Этим он напо минал огромного кота. Одним из свойств золотистых - мгновенно перевоплощаться.
        - Замечательная штука. С помощью ее можно демонстрировать детям, что такое биологическое развитие видов.
        Ан подергал цепочку.
        - Наверное, поэтому мне и подарили эту штуку. А тот террариум, о котором вы рассказали,  - очень примитивная вещица. Она не дает полной картины.
        - Зря ты так,  - сказал я ему.  - Когда я был ребенком, у меня была всего лишь колония муравьев - свой муравейник. Я наблюдал, как несколько сотен крошечных муравьишек снуют между двумя стеклами. Теперь думаю, лучше было бы держать пару голодных крыс. Или огромный аквариум с какой-нибудь разновидностью акул. Дать им возможность гоняться друг за другом в борьбе за существование...
        - Тогда в вашем террариуме экология не была бы сбалансирована,  - сказала ан.
        - Ваши питомцы не стали бы развиваться... Вам понадобились бы растения для восстановления кислорода в воде. И необходимо было бы подобрать растения так, чтобы ваши рыбки ими не питались. (Ах, эти дети и их неординарное мышление!) Если вам это удастся, то все в порядке.
        - А что не правильного было в террариуме, о котором я рассказывал?
        Лицо мальчишки мгновенно нахмурилось.
        - Ящерицы, сегментные черви, растения, пушистики... И полный цикл развития..
        Они рождались, вырастали, размножались, возможно, заботились о своем потомс тве, потом умирали. Их единственной функцией было воспроизведение. Ужасная картина.
        И тут лицо его показалось мне невероятно глупым.
        Странный ребенок, он был золотистым и выглядел моложе Алегры, но старше Рат лита.
        - А тут,  - Ан щелкнул по своей драгоценности розовым ногтем,  - есть все ста дии, задействованы все наиболее важные функции организма. После того как они родятся и вырастут, они проходят множество метаморфоз. Например, эти маленькие зеленые черви - стерильны. Они - последняя стадия развития синих пушистых лету нов. Но они, погибая, превращаются в фосфорные удобрения, которые питают водо росли. Все остальные существа питаются водорослями... кроме шипастых шаров. Они- то и съедают червей, когда те умирают. Эти фагоциты очищают среду. (И снова мне показалось, что Ан возбуждается.) Все люди ведь тоже принадлежат определенному классу!
        Если бы мы могли изучать людей так, как я изучаю обитателей этого шара, мы подготовили бы все записи процесса воспроизводства, чтобы определить, является ли он главной функцией жизни или важнее примитивные функции людей, создавших собственную цивилизацию. (Что-то белое запенилось в уголках его рта.) Я думаю, созревание - это когда дети уходят от родителей. А родители беспокоятся... Мы хотим, чтобы нас оставили в покое! Вот что я скажу! Вот что я объявлю им!..
        Мальчик остановился. Его язык блестел от пены. Крошечные капельки блестели на губах. Он словно хотел убедить меня в своей правоте. Похоже, с головой у него было не все в порядке.
        - Думаю, этот камень просто игрушка...  - спокойно объяснил ему я.  - Если ты останешься один, то всегда можешь посмотреть в глубь камня, и одиночество как рукой снимет.  - Мне даже показалось, что он прямо сейчас последует моему совету. Вот он был в ярости, а теперь лицо его неожиданно приобрело глупое выражение, словно у двухгодовалого малыша. Боже, как в этот миг он походил на Энтони!
        - Я говорил не об этом.
        Он скрестил руку на груди. Казалось, он о чем-то сосредоточенно думает.
        - Ан... ты неглупый мальчик. Ты слишком самоуверен, но мне кажется, ты пони маешь, что я имею в виду. Ты ведь золотистый...
        Все мои обиды на Ратлита испарились. Да и на Алегру. До сих пор не могу выразить словами то, что творилось тогда в моей душе, Ан смотрел на меня, пере варивая мои слова. Он выглядел несчастным, брошенным ребенком.
        - Сколько ты провел времени в одиночестве?
        Он посмотрел на меня. Руки оставались сложены на груди.
        - То, что я золотистый, выяснилось, когда мне исполнилось семь лет.
        - Так давно?
        - Да.  - Он повернулся, и мы пошли дальше.  - Я очень рано созрел в половом смысле.
        - О!  - Я кивнул.  - Тогда ты был вдвое моложе. Каково это, маленький брат, быть золотистым?
        Ан опустил руки, пожал плечами.
        - Меня разлучили с семьей. Специальные классы. Программы тренинга. В этом плане я - псих.
        - Удивительно. Глядя на тебя, не скажешь...
        А как же тогда Ратлит? Как же Алегра?
        - Я знаю, как выгляжу со стороны. Мы знали, что мы - психи, и это помогло нам пройти через психологический прессинг, когда корабль потерпел аварию на рас стоянии двадцати тысяч световых лет от нашей планеты. Все так и было.
        Поэтому последние несколько лет в нас, золотистых, искусственно развивали психологическую нестабильность. Она у нас глубоко в подсознании, так, чтобы мы не отличались от обычных людей в повседневной жизни. Люди правительства подвер гали точно такой же обработке тех, чья гормональная система была близка к системе золотистых. Так они пытались создать побольше золотистых.
        Я засмеялся, и тут мне в голову пришла поразительная мысль.
        - Но объясни, почему ты ищешь работу именно здесь? Ты ведь мог бы догово риться с каким-нибудь золотистым и отправиться в иные галактики или поискать работу на одной из межгалактических трасс.
        - Я побывал в другой галактике. Меня рассчитали и высадили с корабля месяца два назад. Множество Пересадочных Станций лежит между нами и той галактикой. Я собираюсь блуждать меж звезд, настраивая автоматическое оборудование, возможно, даже стать управляющим одной из Станций. Думаю, мне стоит обучиться какому-то ремеслу, прежде чем отправляться в межгалактические дали.
        - Стоит,  - кивнул я.  - Но чтобы работать, как я, ты должен узнать чертову уйму всего о внутренностях звездных двигателей. Неужели ты не понимаешь, что такому невозможно научиться за пару месяцев? А автоматическое оборудование! У меня такого и вовсе нет... Может, госпожа Полоски даст тебе работу, но я не уве рен, что ты согласишься.
        - Я и раньше работал с двигателями,  - скромно потупившись, сказал Ан.
        - Да? Так где же тебя учили?  - удивился я. Не слишком сложный вопрос, но он требовал ответа. Возможно, я почувствовал бы себя лучше, если бы мальчишка не смог ответить ничего вразумительного. Так или иначе, я был много опытнее и умнее его.
        - Обучение происходило тем же путем, что и изменение психики.
        - Ты слишком развит для своих лет, как я погляжу.
        Дорогое Лунное Училище! Ладно, может, и впрямь методы обучения изменились и стали более эффективными.
        - Пойми,  - продолжал я объяснять Ану,  - в твоем возрасте я только начал изу чать двигатели. Там ведь сотни и сотни различных узлов...
        - Вы хотите сказать, что эти пропитанные маслом организмы из металла очень чувствительные? Да! Но я никогда не запускал свои руки в...
        Я нахмурился.
        - Послушай, когда я был моложе тебя, я мог...  - И тут я остановился.  - Конечно, с автоматическим оборудованием тебе не пришлось бы делать это вручную. Но на самом деле нужно уметь все чинить собственными руками.
        - Вот поэтому я и ищу работу.  - Мальчишка снова стал теребить свою цепочку.
        - Мой сводный муж Санди много говорил со мной, поэтому я и попросил его похло потать и, если возможно, пристроить меня на работу. Он сказал, что сможет помочь мне.
        - Рад, что он так и сделал. Но в моем ангаре обслуживают только небольшие корабли. Тут грязная работа. Мне и моему помощнику нужно все делать вручную. У госпожи Полоски ангар много больше. Она выполняет как вне-, так и внутригалакти ческие заказы. Так что многому научишься. Найдешь госпожу Полоски, скажешь, что тебя послал я, расскажешь, что умеешь делать и почему оказался тут. Если она тебя не прогонит, ты сможешь чему-нибудь научиться.
        - Спасибо.
        Мы свернули в боковой коридор. Впереди появился ангар Полоски. Раздался гро моподобный звук, и из отверстия-люка в крыше ангара поднялся звездный корабль.
        - Стоит мне только потерять веру в молодое поколение, один из вас приходит и я снова начинаю во что-то верить,  - сказал я золотистому.  - Хоть ты и психо ванный парень, честное слово, ты много лучше тех золотистых, что постарше.
        Ан понимающе посмотрел на меня.
        - Мне кажется, ты мало путешествовал...  - продолжал я.  - Не удивлюсь, что, если завтра ты умрешь, твое тело попадет к какому-нибудь врачу-исследователю. А он решит расколоть твою голову, чтобы взглянуть, что там внутри... Я пытаюсь помочь тебе вести себя как цивилизованный человек. Ты очень заносчив, но разве такой малыш, как ты, может видеть реальную картину вселенной?
        - Разве не этого вы ожидаете от нас?!  - взвился Ан, белые капельки снова заблестели на его губах.  - Что бы вы стали делать, если бы подобно нам попали в западню?
        - Как?  - удивленно переспросил я.  - Вы в западне?
        - А вы разве не знаете?
        Плечи мальчика содрогнулись.
        - Психотехник, который сделал из меня золотистого, сам не был психом! Что общество потом потребовало от меня?
        Чтобы я с остальными принес оружие со звезд! Но мы не участвуем в ваших проклятых войнах! Вы не принимаете нас в свое общество, в свои семьи, объявляя, что мы слишком ценные и не можем жить по вашим законам. Вы отказали нам в нашем наследстве...
        - Постой-ка, парень!..
        Ан сжал в руке цепочку с драгоценным камнем, все еще висевшую у него на шее. Его голос стих почти до шепота, глаза сверкали.
        - За это я задушил цепочкой одну мою одноклассницу. Вот этой, что сейчас у меня в руке...
        После такого признания мы некоторое время молчали. Но вот черты Ана снова разгладились.
        - Тогда у меня на целую неделю отобрали эту цепь. Так они наказали меня за убийство маленькой девочки...
        Его шепот постепенно смолк. Но потом Ан снова зашептал:
        - А у госпожи Полоски никто не станет наказывать меня... Мои рефлексы много лучше, чем у других людей...
        Страх заглушил мою ненависть. Внимательно следил я за безумными искорками в глазах мальчика.
        - Ладно!  - Тут он нетерпеливо взмахнул рукой, и я инстинктивно опустил голову.  - Я отдам ее тебе!
        С этими словами он протянул мне свою цепочку. Я машинально взял ее. Отвер нувшись, я пошел дальше, стараясь не смотреть на мальчика, пока мы не подошли к ангару Полоски.


        Глава 11

        Лифт загудел и стал спускаться, когда я проскользнул через грохочущие двери своего ангара. Санди закричал мне сквозь сетчатые стены:
        - Он будет работать?
        - Возможно,  - крикнул я в ответ, направляясь к офису.
        Я услышал, как кабина лифта опустилась на силиконовую подушку. Через мгно вение ухмыляющийся Санди оказался рядом со мной.
        - Как вам мой сводный муж Андроклес?
        - Сводный муж?  - Я припомнил, что ан говорил что-то в таком роде, но тогда я решил, что это какой-то сленг золотистых. Но то, как сказал об этом Санди, зас тавило меня призадуматься.  - Он твой настоящий сводный муж?
        - Он - родной брат Джоя. Я не хотел ничего говорить, пока вы с ним не встре титесь.  - Санди вместе со мной подошел к дверям офиса.  - Джой снова прислал мне письмо. Он написал, что Ан собирается приехать ко мне, и попросил, чтобы я прис мотрел за ним и по возможности помог устроиться.
        - Как ты думаешь, я знаю, кто такой Джой, или нет?  - Я пинком распахнул дверь. Она с грохотом ударилась об стенку.
        - Он - один из мужей моей семьи. Один из тех, кто написал письмо, которое вы читали...
        - Да, конечно...
        Я вспомнил кусок смятой бумаги.
        - Я подумал: будет хорошо, если после всего, что случилось, он увидит меня, прежде чем окончательно покинет эти края. И моя семья тогда поймет, что я по- прежнему один из них... Так как вам Андроклес?
        - Совсем мальчик.  - С этими словами я стал перебирать почту, пришедшую после обеда, но потом понял, что все равно не удастся сосредоточиться, и запихнул все конверты и рекламные листки разом в карман своего рабочего комбинезона.
        В последний момент я заметил, что одно из писем сверху пачки адресовано Алегре из лаборатории. Конверт был надписан твердым мужским почерком. Обычно вся ее корреспонденция приходила на мой адрес, а я посылал кого-нибудь отнести письма ей домой... Это письмо я отложил в сторону.
        - Ан навестил нас однажды, когда ему стали разрешать раз в неделю отлучаться из тренировочного центра, где проходят подготовку все юные золотистые,  - про должал Санди.  - Джой и родители Ана жили тогда среди тростников в устье широкой реки. А мы жили чуть дальше, в каньоне Падшего Хрома, ан и Джой сблизились, нес мотря на то что Джой мой ровесник, а Ану тогда было всего лет восемь или девять. Думаю, Джой единственный, кто на самом деле знает, через что прошел ан, так как они оба золотистые.
        Удивляясь все больше, я повернулся к Санди.
        - В твоей семье был золотистый?
        - Конечно,  - ответил Санди, непонимающе уставившись на мое удивленное лицо.
        - Джой...
        Так как я не мог просто так стоять разинув рот, я занялся письмом, адресо ванным Алегре.
        - Давно подмечено, что все золотистые нетерпимы к обычным людям и долго могут выносить лишь существ собственного племени. Но в центре галактики сущест вует правительственная организация, поддерживающая программу принятия золотистых в полисемьи.
        - Словно ложка дегтя в бочку с медом,  - кисло пробормотал я, проведя черным ногтем по клейкому сгибу письма.
        - Верно. Однако тут все намного сложнее, босс. Я помню, они выдвинули теорию о том, что мальчикам из золотистых полезно подобное психологическое испытание. Оно укрепит их. Когда Ан, приехав к нам, заговорил об этом, у меня от его речей слезы на глаза наворачивались.
        Я вытянул из конверта послание, адресованное Алегре.
        - Я рад, что они могут придать воспоминаниям малышей определенную окраску или вообще вычистить их из памяти...
        - Ничего хорошего в этом нет.  - С этими словами я отбросил теперь уже ненужный конверт в сторону.
        - ...ничего хорошего...  - вторила мне звуковая пластинка.
        Госпожа Полоски и я тоже пару раз пользовались услугами этой лаборатории. Думаю, каждый из механиков этой станции может сказать то же самое. Видимо, пос лание было на середине, потому что стоило мне еще раз коснуться листика- диктофона, как он зажужжал, возвращаясь в первоначальное состояние, чтобы зачи тать все с самого начала.
        - Вы знаете,  - продолжал Санди,  - Джой немного отличался от остальных золо тистых. Он не понимал некоторых вещей...
        - Алегра,  - старческим голосом тихо забормотал листик-диктофон.  - Мы, рады, что получили мочу, которую ты послала нам через мистера Ратлита в прошлый втор ник...
        - ...А кроме того, Джой был одним из самых сладострастных людей. Никого более охочего до этого дела я не знаю. Наверное, поэтому с ним легко было ужиться. Может, поэтому он много...
        - ...и сейчас, когда уже прошла неделя, мы хотим напомнить: наша фирма выдает результаты анализов немедленно, но необходимо сделать повторный анализ через семь дней... Мы рады сообщить вам, что скоро у вас родится ребенок. Однако...
        - ...Верно, он был не таким, как мы. Реакция у него была получше. Он ничуть не походил на золотистых глупцов, расхаживающих по этой Станции...
        - ...но отцовство принадлежит не мистеру Ратлиту. Если вас интересует, для ваших евгенических записей, на будущее, кому же принадлежит отцовство, то приш лите нам анализы всех возможных кандидатов, и мы будем счастливы, помочь устано вить, кто из вашей полисемъи отец ребенка...
        - ...Не могу понять, босс, как люди могут подолгу жить в дыре наподобие нашей Пересадочной Станции. Именно поэтому я хочу отправиться дальше...
        - ...Благодарю вас за то, что воспользовались моими услугами. Был рад сооб щить вам приятную новость. Помните, если у вас какие-то проблемы, звоните.  - И после долгой паузу диктофончик повторил моим голосом:
        - ...ничего хорошего.  - Значит, в тот момент, когда я вытаскивал его из кон верта, он был настроен на запись...
        Дослушав запись до конца, я повернулся к Санди.
        - Ты занимался... любовью с золотистым?
        Снова перемотавшись, письмо заговорило, повторяя все с самого начала, и я, приглушив звук, отложил его в сторону.
        - Санди,  - снова обратился я к своему помощнику,  - тебя наняли потому, что ты хороший механик. Занимайся тем, за что тебе платят. Иди работай.
        - Ох, извините, босс...
        Быстро пятясь, он выскользнул из офиса.
        Я присел.
        Может, я слишком старомодный, но когда кто-то убегает, бросив больную девушку, к тому же в положении... мне это не понять. Это был последний маленький штришок трагедии. Теперь я понял, почему улетел Ратлит. Для формального подтвер ждения анализов требовалось семь дней. При физическом состоянии Алегры беремен ность для нее была так же смертельна, как и аборт. Любой из известных мне методов аборта убил бы ее. Ратлит прочитал результаты и не показал их Алегре. Это были известия, которых она боялась. Ратлит же знал, что Алегра умрет в любом случае. И поэтому украл ремень золотистого. «Любить кого-то - значит не представлять себе жизнь без этого человека»,  - сказала как-то Алегра. Когда кто-то убегает, бросив умирающую девушку, у него должны быть на то веские причины. У меня в голове словно соединились две критические массы. Этот взрыв перевернул мир в моих глазах, хотя я думал, будто отлично понимаю, что к чему...
        Пересилив себя, я достал конторские книги, включил компьютер, а потом вык лючил его и убрал книги и уставился на драгоценный камень Ана.
        Среди плавающих, летающих, ползающих существ - супругов, дающих рождение, растущих, изменяющихся, занимающихся своими делами, я встретил существо, чьи физиологические характеристики задавали эти смертоносные зеленые черви кривых. И тогда я швырнул лист письма-диктофона в стену. Он разлетелся дождем белого плас тика.
        Страх и ненависть сплелись во мне воедино.
        Я собирался убить золотистого, пусть даже он не имел к случившемуся никакого отношения и был обычным глупцом.
        Ведь точно такое же безразличие и глупость убили Алегру и Ратлита.
        И теперь, когда я понял, какую угрозу для Алегры нес этот ребенок... я воз ненавидел золотистых и понял, что они угрожают и мне...


        Глава 12

        До бара я добрался через несколько минут после того, как потух дневной свет и включились ночные лампы. А все потому, что я останавливался не меньше десяти раз и был сильно пьяным. Помню, по дороге я пытался объяснить, что к чему, аст ронавту с межзвездного челнока, который впервые оказался на нашей Станции. Еще я оказался свидетелем одной забавной сцены: стоял и глазел, как женщина (золо тистая), вооружившись осколком стекла, нападает на свою подругу... С астронавтом же, нырнув в недра бара и расположившись у пивной стойки, я начал разговор так:
        - Представь себе два огромных стекла, а между ними земля, пронизанная мно жеством ходов. А если добавить несколько длинных полос пластика, получится насто ящий террариум... Можно часами сидеть возле него и наблюдать, как маленькие муравьи прокладывают туннели, носят яйца, суетливо бегают по туннелям... Когда я был маленьким, у меня был собственный муравейник...
        Я сунул трясущиеся руки в лицо собеседнику. Цепочка с драгоценным камнем запуталась в моих пальцах.
        - Успокойся,  - сказал мне астронавт, высвободив цепочку.  - Да все в порядке, парень. Расслабься!
        - Понимаешь,  - я никак не мог успокоиться,  - все, что я имел, когда был ребенком,  - собственный муравейник!
        Он отвернулся и уперся локтем о стойку.
        - Ладно тебе,  - приветливо заговорил он. А потом сделал очень глупую и грубую ошибку. Ничего хуже он и придумать не мог.  - Так что там у тебя был за муравейник?  - поинтересовался он.
        - Моя мама...
        - Я думал, ты расскажешь мне о своей тете* [Игра слов. Ant - муравей, aunt - тетя.].
        - Если хочешь,  - вздохнул я.  - Моя тетя слишком много пила. То же самое я могу сказать о своей матери.  - Все верно. Сначала о тете, потом о матери.  - Моя мать, видишь ли, всегда беспокоилась обо мне. Доводила меня своей заботой... Больше всего мне доставалось, когда я был маленьким. Она с ума меня сводила! А я лгал и бегал смотреть на корабли в космопорт, называвшийся Бруклинская Военно- воздушная пристань. Там швартовались корабли, которые потом улетали к далеким звездам.
        Лицо астронавта скривилось от усмешки.
        - Конечно, и мы так поступали... Я тоже, когда был мальчишкой, бегал смот реть на межзвездные корабли.
        - Но если шел дождь, мама не выпускала меня на улицу.
        - Да, это - плохо. Маленький дождик ничуть ребенку не повредит. Так почему же она не выпускала тебя, когда с неба капало? Ты скажи честно, может, она порой была слишком занята, чтобы обращать на тебя внимание?.. Один из моих стариков был точно таким же.
        - А у меня оба были такими,  - сказал я.  - Но моя мама еще хуже. Если она торчала дома, то не спускала с меня глаз.
        Она меня изводила своей опекой!
        Мой собеседник кивнул, словно соглашаясь со мной.
        - И тебе было никак не удрать под дождь?
        - Ага. Но ты ведь рос не там, где я, тебе этого не понять... Теперь-то все изменилось.
        - Да... Теперь меж звезд пролегли торговые маршруты.
        - Угу... А она выйти мне под дождь не давала и сводила меня с ума.
        Астронавт согласно кивнул.
        - Но я разрушил эту идиллию!  - Тут я с такой силой ударил кулаком по стойке, что статуэтка в противоположном углу стойки - медный шар на проволочном осно вании - подскочила и повалилась набок.  - Я нашел способ убежать! Песок, земля, стекло... Террариум стал моим миром.
        - Ты его потом разрушил?
        - Ага! Разбил, растоптал. Кстати, мать тогда пыталась меня остановить.
        - Подожди... Ты сказал «песок»? Значит, ты жил на побережье? Я тоже ребенком жил на побережье. Для детей лучше места не придумаешь... Значит, ты разрушил свой террариум?
        - Дал муравьишкам разбежаться. Отпустил их на волю.
        - А на нашем побережье не было никаких муравьев...
        А что ты там говорил о торговых маршрутах?
        - Да пошли они!  - Я снова изо всех сил ударил кулаком по стойке.  - Пусть все убираются, нравится им это или нет!
        Это их проблемы, и пусть они пошевеливаются, а не я! Ведь я не...  - И тут я снова безумно захохотал.
        - Значит, она дала тебе уйти, и с тех пор тебя ничего не заботит?
        Мои руки тяжело хлопнули о край столешницы. Я с трудом перевел дыхание от боли.
        - Так и было на нашем побережье,  - объявил я и поднес пальцы к лицу, посмот реть, не повредил ли я их. Поперек ладоней шла красноватая полоса.  - Да и муравьев на нашем побережье не было.
        - Ты хочешь сказать, что врал мне насчет всяких там муравьишек?.. Эй, парень, с тобой все в порядке?
        - ...разбил террариум,  - только и смог прошептать я.
        Потом потряс кулаком и, схватившись за цепочку, со всей силы ударил подарок золотистого о стойку.
        - Пусть убираются! Пусть все поганые золотистые убираются в свой поганый космос!  - Тут меня скрутило пополам. Отбитой рукой я схватился за желудок.
        - Эй, парень?
        - Я тебе не парень!  - взорвался я.  - Ты ведь думаешь, я какой-нибудь глупый, полубезумный придурок?
        - Ладно, пусть ты старше меня... С тобой все в порядке?
        - Я тебе не парень!..
        - Пусть ты на десять лет старше, чем Сириус... Успокойся, или нас выкинут из бара.
        А потом меня вышвырнули из бара.

* * *

        В тот вечер я бродил по улицам, и кто-то кричал:
        - Убирайтесь! Убирайтесь!
        Скорее всего, это кричал я сам.
        Помню, немного позже я стоял под уличным фонарем.
        Ветер из-за края Звездной Ямы бил мне в лицо. Земля у меня под ногами ходила ходуном (по крайней мере, у меня было такое ощущение). И еще мне казалось, я вот-вот упаду.
        Камешки дорожки у меня под ногами терлись о металлический край тротуара. Звук был ужасно громким. А вокруг завывал ветер. Он хотел оторвать меня от фонаря и унести в темноту.
        Когда я поднял руку с подарком Ана (удар о стойку шарику ничуть не повредил), ветер швырнул цепочку мне в лицо, и я почувствовал ее холодное при косновение к щекам и переносице. Я качнулся назад, пытаясь избежать ее прикосно вений. Цепочка запуталась вокруг моих пальцев. Шарик драгоценного камня качался на ее конце, мерцая в свете уличных фонарей. Ветер ревел. Камни выскальзывали у меня из-под ног и исчезали в бездне.

* * *

        Потом, не помню уж как, я оказался возле ангара. Дверь была приоткрыта. Я шел к ней, спотыкаясь в темноте, с трудом удерживая равновесие. Иногда мне каза лось, что темнота вокруг меня шевелится.
        Я остановился, когда мои ноги ударились о скамейку возле верстака. Чтобы повернуть выключатель и включить свет, мне пришлось обойти верстак. В тусклом оранжевом свете лампы, подвешенной за скамьей, открылся стояк с множеством управляющих рукавиц. Я сорвал одну из них и натянул ее на руку.
        Неожиданно раздался голос:
        - Кто там?
        - Уходи, Санди,  - приказал я. Отвернувшись, я включил источник питания на запястье. Где-то высоко над головой, пробуждаясь к жизни, загудели огромные механизмы.
        - Извини, парень. Это не Санди. Снимай-ка перчатку и убирайся подобру- поздорову!
        Покосившись, я увидел какую-то фигуру, появившуюся в круге оранжевого света. Неизвестный вытянул руку. В ней был вибропистолет. И тут я понял: это - женщина, только лица я никак не мог разглядеть.
        Потом она опустила оружие.
        - Вим? Это ты? Что, черт возьми, ты делаешь тут в такое время?
        - Полоски?
        - А кого ты ожидал тут найти?
        - Так это твой ангар?..  - Я огляделся и потряс головой.  - А я-то думал, мой. .  - И я снова потряс головой.
        Полоски неодобрительно фыркнула.
        - Вижу, сегодня ты хорошо нажрался.
        Я взмахнул рукой, и стрела крана высоко над головой пришла в движение.
        Пистолет тут же снова нацелился на меня.
        - Если еще раз включишь механизмы, я выстрелю и не посмотрю, что это ты! Снимай-ка эту штуку.
        - Очень смешно.  - Я согнул палец и опустил коготь. Теперь он поблескивал в темноте футах в двадцати надо мной, так что я мог его видеть.
        - Послушай, Вим, я говорю серьезно. Выключи и сними перчатку. Ты сейчас пьян и сам не знаешь, что делаешь.
        - А этот паренек... золотистый... Ты взяла его на работу?
        - Да. Он сказал, что это ты послал его. Поболтали с ним немного о том о сем. С помощью одного из автоматов он снял обшивку с маленькой яхты, только для того, чтобы показать мне, что умеет обращаться с подобными механизмами. Побольше бы мне таких умельцев. Вот с перчатками он обращается намного хуже, но, разбирая корпус яхты, он был великолепен...
        Я опустил коготь еще на десять футов, так что клинок повис точно между нами.
        - Да ладно. Полоски. Ты же знаешь, я мастер в управлении перчаткой.
        - Вим, если ты еще...
        - Полоски, ты говоришь, словно заботливая тетушка,  - объявил я.  - А мне няни не нужны.
        - Вим, ты очень пьян.
        - Конечно. Но я не какой-то там неуклюжий пацан. Ничего с твоим оборудова нием не случится.
        - Если ты еще что-то сделаешь, ты будешь...
        - Заткнись и смотри.
        Я вытащил штуковину золотистого за цепочку из кармана и швырнул на каменный пол. В оранжевом свете невозможно было толком разглядеть, что это за штука.
        - Что это?
        Коготь упал вниз и застыл в нескольких миллиметрах над драгоценностью.
        - Ого! Я не видела ничего похожего с тех пор, как мне стукнуло десять лет. Что ты собираешься делать с этой штукой? Ты поосторожнее с когтем. Ведь нена роком сломаешь свой камень.
        - И это будет правильно. Разбить его вдребезги!
        - Подожди. Дай-ка я сначала взгляну на него.
        Я чуть приподнял клык.
        - Смотри,  - разрешил я.  - Пьяный или в тоске, но я с легкостью обращаюсь с этой штукой.  - Свободной рукой я похлопал по перчатке.
        Но Полоски словно не слышала моих слов.
        - Я уже многие годы не видела ничего подобного. Как бы я хотела иметь такую штуку.
        - Ты хочешь сказать, это не таинственный артефакт, привезенный из какой-то там отдаленной галактики?
        - Эти штуки делаются в нашей галактике. Таких игрушек раньше было много.
        Я поднял драгоценность и протянул ее Полоски.
        - Их использовали как учебные пособия... А почему ты хочешь его сломать?
        - Я никогда не видел их раньше...
        - Тебе дал его кто-то из астронавтов? Они не знают, зачем нужна эта штука. Не ломай ее.
        - Я хочу сломать.
        - Почему, Вим?
        К горлу подкатил ком. Я не знал, как объяснить ей все, что накопилось в моей душе. Что со мной случилось.
        - Потому что хочу убежать... И если я не разобью этот шарик, то могу разбить кому-то голову.
        Моя рука внутри перчатки задрожала. Коготь вздрогнул.
        Полоски, прижав к груди драгоценность, отскочила.
        - Вим!
        - Я застрял тут, на этой Станции.  - Ком в горле в любой момент мог накатить снова, поэтому я старался говорить быстро, чтобы успеть высказаться.  - Я без всякой пользы болтаюсь здесь среди чудовищ и глупцов!  - Коготь дернулся, ударил в бетон пола, заскрежетал.  - А когда твоим детям... детям плохо, и ты даже не можешь добраться до них...
        Коготь заскользил в сторону Полоски, и она отскочила назад, во тьму. Теперь я едва мог ее разглядеть.
        - Черт побери, Вим...
        - ...я не могу добраться до своих детей.
        Коготь перестал трястись, медленно пошел назад, поднимаясь.
        - Я хочу разрушить что-нибудь и уйти. По-детски веду себя, да? А все оттого, что никто не обращает на меня внимания. Есть я, нет меня...
        Коготь подскочил вверх еще на несколько футов.
        - Даже когда я пытаюсь помочь людям, никто не обращает на меня внимания. Но я не хочу никому верить. Поверь мне... Клянусь...
        - Вим, сними перчатку и послушай!
        Коготь снова упал, и мне пришлось поднять руку, чтобы он не царапал цемент.
        - Вим, я всегда обращала на тебя внимание.  - Полоски очень медленно прибли зилась, вернулась в круг оранжевого света.  - Ты уже много лет бродишь по этой Станции, отыскиваешь разных мальчишек и помогаешь им устроиться в жизни. Они не все были такими, как Ратлит... Я тоже люблю детей. Вот почему я беру их на работу. Я считаю, что работа - это ответственность, она помогает взрослеть... Я люблю детей... Я люблю тебя...
        - Ах, Полоски...
        Я покачал головой. На мгновение вся эта сцена показалась мне отвратительной.
        - Ты не сможешь остановить меня... Я тебя немного люблю, совсем чуть-чуть... Несколько раз я даже думала о том, чтобы пригласить тебя в свою полисемью.
        - Пожалуйста, замолчи, Полоски. Слишком много удивительного случилось со мной за эту неделю. Но на эту ночь хватит, а?
        А потом во мне что-то сломалось. Разом исчезла вся решительность. Я выключил перчатку.
        - Не любовь пугает тебя, Вим, и не важно, в каком виде и когда она приходит. Не беги от нее. Хочешь, вместе соберем полисемью? Конечно, поначалу это будет довольно трудно для такого парня, как ты. Но ведь ты же раньше имел семью. Тогда вокруг тебя сновали дети и...
        - Я скоро расстанусь с Санди,  - объявил я.  - У него большое сердце, и он рвется к своей полисемье. Может, он хочет загладить свою вину, хотя лично я не знаю, в чем он там виноват, или попробовать начать все заново.
        Я снял перчатку.
        - Подожди, Вим! Не уходи вот так. Останься хоть на минутку!
        - Полоски, я пьян, как свинья!  - швырнув перчатку на стол, объявил я.
        - Пожалуйста, Вим!
        - Нажмешь на курок пистолета, чтобы остановить меня?
        - Нет...
        - Надеюсь, паренек, которого я прислал тебе в подмастерья, окажется спо собным учеником. Извини, что я ворвался в твой ангар посреди ночи... До свидания!
        Я отвернулся от стола.
        В девяти тысячах миль от меня в космосе повернулся щит Стелларплекса. Сереб ряный свет обрушился на крышу ангара и, проскользнув через люки, очертил на полу светлые пятна. Между мной и Полоски покачивался металлический крюк. Расслабив шись и приглядевшись, я увидел большие, полные обиды глаза Полоски - бирюзовые озера, сверкающие от слез.
        И тут кто-то позвал:
        - Мама!
        Полоски посмотрела через плечо.
        - Ан, ты проснулся?
        Золотистый, потирая шею, шагнул в круг серебряного света.
        - Кресло в вашем офисе очень жесткое.
        - Он здесь?  - удивился я.
        - Точно,  - подтвердила Полоски.  - Ему негде было остановиться, и я разрешила ему поспать в офисе, пока я тут не закончу все дела. Вим, мое предложение в силе. Конечно, если хочешь, можешь уйти, но не думаю, что тебе этого хочется. Не криви душой.
        - Полоски, ты - славная женщина, с тобой хорошо в постели, ты - хороший механик,  - попытался объяснить я ей.  - Но у меня это все уже было раньше. Ты просишь меня присоединиться к твоей полисемье. Это для меня слишком большая ответственность... Я знаю, что прав...
        - И еще вы - хороший бизнесмен.  - С этими словами Ан подошел ближе и встал возле женщины. Он тяжело дышал, и мне показалось, что в нем разом проснулось все животное, присущее его натуре.
        - Полоски, предложение делала ты, а не я. У меня и так хватает неприятнос тей. Именно поэтому я сейчас вдали от своей семьи.
        - Но не всегда же было так... Раньше я никогда не видела тебя навеселе.
        - Тем не менее я напиваюсь довольно часто,  - возразил я.  - А ты не думала о том, что моя полисемья могла просто выгнать меня?
        - Тогда, наверное, это случилось давным-давно. Сколько лет мы знакомы?.. И все это время у тебя не было никакой семьи. Видно, ты сильно вырос с тех пор... Но оставим эти разговоры. Пойдем выпьем кофе, Ан, иди в офис и поставь воду. Я ведь показывала тебе, где что лежит.
        Ан с таким видом, словно только что получил пощечину, повернулся и растаял в темноте.
        - Пойдем,  - позвала Полоски. Она взяла меня за руку, и я пошел вместе с ней. Но перед тем, как мы нырнули во тьму, я увидел свое отражение на полированной поверхности одного из приборов.
        - Нет.  - Я отшатнулся от женщины.  - Нет. Я лучше пойду домой.
        - Почему? Ан заварит нам кофе.
        - Ребенок... Я не хочу, чтобы ребенок видел меня в таком состоянии.
        - Он уже видел тебя. И от этого зрелища ему никакого вреда не будет. Пойдем.

* * *

        Войдя в офис Полоски, я почувствовал, что даже проклятий у меня не осталось. Вот так-то. Долго я был один. А теперь я решился изгнать одиночество.
        Когда Ан повернулся ко мне, чтобы предложить кофе, я положил руки ему на плечи. Он аж подпрыгнул, но не разлил дымящийся напиток.
        - Я хоть и пьяный, но должен тебе кое-что сказать, парень. Даже если мозги у тебя набекрень, не стоит рассказывать людям, тем, которые не золотистые, свои тайны. Лучше уж отправляйся на Землю. Найди там какого-нибудь ниггера и скажи ему, как он хорошо поет, танцует и какое у него отличное чувство ритма. Пачкай мозги ему.
        Эта мудрость известна всем, кто детство свое провел на Земле...
        Он выскользнул из моих рук, поставил чашечку кофе на стол и отвернулся.
        - Я не рассказывал вам никаких своих тайн.
        - Ты сказал, что золотистые страдают оттого, что активно не участвуют в жизни общества. Что вы чувствуете себя попавшими в западню...
        - Я сказал, что человеческое общество использует нас, золотистых, нам некуда деваться, и поэтому мы словно в западне. В этом нет никакой тайны.
        Полоски села за стол, взяла мой кофе и начала пить его маленькими глотками.
        Я поднял голову.
        - Расскажи-ка мне, как тебя, золотистого, можно поймать в западню.
        Но никто не обратил на мои слова никакого внимания.
        - Извини,  - сказала мне Полоски,  - я взяла твою чашку.
        - Заткнись!.. Так как тебя поймать в западню, а, Ан?
        Мальчишка повел плечами, словно стараясь устроиться поудобнее.
        - Это началось в созвездии Тибер - сорок четыре. Золотистые, вернувшиеся оттуда, были по-настоящему потрясены.
        - Да. Я слышал об этом. Все это случилось несколько лет назад.
        Лицо Ана скривилось. Мускулы лица вокруг глаз странно вздулись под кожей, словно их свело судорогой.
        - Что-то там...
        Я коснулся рукой его уха и стал осторожно поглаживать кожу большим пальцем, как люди делают иногда, лаская кошек.
        - Говори... Расскажи мне об этом.
        - Да. Ладно...  - фыркнул Ан и нагнул голову вперед, уклоняясь от моей руки.
        - Вначале их обнаружили на Тибере - сорок четыре, но они перевернули все вверх дном. А потом они объявились во всех галактиках, на половине планет, где, воз можно, была жизнь, и множестве таких, где она и вовсе не возможна.
        Его дыхание с присвистом вырывалось из легких. Я продолжал поглаживать его, постепенно успокаивая.
        - Люди считали себя отличными психологами и думали, что смогут работать вместе с ними, изучать их, даже обсуждать... но в них было что-то, что изменило наше ощущение реальности. Это было страшное потрясение.
        - Ан, если ты пойман в западню, значит, ты не можешь идти куда-то,  - попы тался втолковать ему я.  - Но ведь ты же можешь лететь куда пожелаешь.
        Он кивнул, но в этот раз голову не убрал.
        - Все равно я прав... Вы хотите знать, где и кто поймал золотистых?
        Полоски поставила чашечку кофе на стол и внимательно слушала наш разговор, поигрывая цепочкой с драгоценным камнем, ан отчаянно заморгал.
        - Как нас поймали?  - пробормотал он.  - Все дело в том, что эти существа пришли из другой вселенной.
        - Из далекой-далекой галактики?  - попробовала уточнить Полоски.
        - Нет. Из другого континуума времени и пространства.  - Мальчик уставился на драгоценность в руке Полоски, которая совсем недавно была его собственностью.  - И по временным, и по физическим состояниям она совсем иная.
        - Своего рода параллельный мир...
        - Параллельный? Черт побери!  - Ан произнес это как-то странно, растягивая слова.  - Ничего параллельного в нем нет. Их биллионы биллионов... этих миров. Они по размеру в сотни раз больше, чем наша вселенная. И все это новое простран ство внешне занимает объемы меньше нашей галактики. Некоторые из пришельцев кажутся нам призраками, потому что частично живут в другой вселенной... И в тех вселенных нет никакого электромагнетизма. Ни радиоволн, ни тепла, ни света в нашем понимании.  - Ан по-прежнему неотрывно следил за драгоценностью в руке Полоски. Голос его становился все тише.
        Протянув руку, я накрыл ладонью таинственный шарик и забрал его у женщины.
        - Откуда ты-то узнал о них? Кто рассказал тебе эту сказку? Тот, кто побывал в тех мирах?
        Заморгав, он повернулся ко мне.
        Когда он сказал мне, я начал смеяться.
        Приспособившемся к новому пониманию вселенной, золотистые оказались чем-то неустойчивым - переходным звеном... Ан засмеялся вместе со мной, не знаю уж почему. Он все объяснил нам между взрывами безумного, истерического смеха, расс казал, как с помощью микрохирургической техники золотистые прочитали мегабайты информации, напрямую исследуя нервную систему странных существ, устилающих бар хатным ковром поверхность одной из планет Тибера - сорок четыре. Эти существа могли выдерживать сильный холод и жару, могли обитать в вакууме и выдерживать давление в сотни фунтов на квадратный миллиметр. Но даже очень слабое ультрафи олетовое излучение разрушало их нервные окончания. Тогда они умирали. Эти существа были маленькими и обманчиво органическими, потому что настоящие органи ческие существа должны дышать и питаться. Они имели четыре пола, двумя из которых могли обладать только юные существа. Псевдоложноножки заменяли им органы чувств, служили чем-то вроде глаз. У них было двенадцать различных органов чувств, три из которых просто не могли существовать в нашем пространственно-временном конти нууме.
        Они двигались при помощи четырех чаш-присосок, которые использовали кинети ческую энергию. Они были маленькими и на вид казались пушистыми. Единственный способ заставить их перепрыгнуть в другую вселенную - испугать до смерти. Вот тогда-то они и исчезали.
        (Только тогда я понял, куда исчезли ленивцы из террариума моих детей.) Ан схватился за живот, его аж скрутило от смеха.
        - Все золотистые, что работали с ними на Тибере - сорок четыре, спятили.  - Он, все еще усмехаясь, наклонился над столом.  - Разом отправились по домам. Они больше никогда не полетят к далеким звездам. Мы, золотистые, стараемся не думать об этих тварях, потому что намного легче вас, обычных людей, теряем контроль над собой. Ведь легкая возбудимость - неотъемлемая часть золотистых. Кстати, у меня было одно из этих существ до вчерашнего дня. Эти существа или полностью апа тичны, или злобны. Мой был еще совсем маленьким, таким белым и пушистым... А вчера он ущипнул меня и исчез.  - Тут мальчик развел руками. На его запястье был четкий след, который могли оставить маленькие присоски - точно такой же, как был на руке Энтони.  - Надеюсь, малыш принес мне счастье. Может, он инфицировал меня, и я сам теперь стану как дух?..
        Полоски продолжала мелкими глотками пить кофе, а мы с Аном снова расхохота лись.


        ЭПИЛОГ

        Поздно ночью я шел домой и чувствовал, как в животе плещется кофе.
        Вот и открылся путь, по которому человечество определенно не могло пойти. Иногда ведь бывает так, что вы не можете подняться так высоко, как хотите. Санди сказал это?
        Точно, он. И то, что случилось с Санди, теперь случилось и с золотистыми. И все же Санди-то рос, шел вперед, только выбирал другие пути.
        Я остановился под уличным фонарем и достал драгоценный камень с живым миром внутри. Интересно, функция продолжения рода первична или второстепенна? Если (эта мысль пришла мне в голову, когда та очистилась от виски, а это случилось уже на заре) рассматривать экологически сбалансированный мир как единое живое сущес тво, то тогда функция продолжения рода вторична, а процессы вроде сна и еды - необходимые функции отдельных его органов, и тогда главная задача такого орга низма - жить, работать и расти.
        Вот тогда я надел цепочку с драгоценным камнем себе на шею.
        Алкоголь еще не выветрился, и я чувствовал себя довольно паршиво. Но я пел от радости. Андроклес, разве можно упиться и смеяться, помня о своих мертвых детях? Может быть, и нет. Но скажи мне, Ратлит; скажи мне, Алегра: разве можно забыть о своем горе, напившись и хохоча вместе с золотистым? Не знаю. Я смеялся, это точно...
        Потом я сунул руки в карманы своего комбинезона и пошел домой вдоль края Звездной Ямы, и над головой у меня гудел ветер...

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к