Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Зарубежные Авторы / Джемисин Нора Кейта: " Дни Черного Солнца " - читать онлайн

Сохранить .
Дни черного солнца Н. К. Джемисин

        Наследие #2 Считалось, что всех демонов истребили, поскольку их кровь - единственное средство, способное погубить бессмертного бога. Но все-таки некоторые выжили. И даже дали потомство.
        В городе Тень, что под Мировым Древом, живет слепая девушка Орри, способная видеть магию и рисовать волшебные картины - порталы в иные миры. Однажды она встречает полуживого незнакомца, который светится магией, и дает ему приют. Добрый поступок приводит к беде - Орри оказывается в самой сердцевине чудовищного заговора. Кто-то расправляется с богами, оставляя на улицах их изувеченные тела, и разгневанный Нахадот, Ночной хозяин, грозит уничтожить весь город, если убийца не будет найден в месячный срок.

        Н. К. Джемисин
        ДНИ ЧЕРНОГО СОЛНЦА


        Помнится, ранние утренние часы уже миновали…
        Работа в саду была моим любимым дневным занятием. Мне, кстати, пришлось его добиваться. Террасы моей матери славились в округе, и она не спешила мне их доверять. Положа руку на сердце, я не могу ее в этом винить: отец еще отпускал шуточки по поводу того, что я учинила со стиркой в тот единственный раз, когда попыталась ее устроить.

«Орри,  - говорила она мне, когда я принималась рьяно отстаивать свою независимость.  - Нет ничего зазорного в том, чтобы принимать помощь. Мало ли что у кого не получается в одиночку!»
        Так вот, возня в саду к подобным вещам не относилась. Тем не менее мама очень боялась прополки, потому что самые злостные сорняки, произрастающие в Нимаро, здорово напоминали наиболее ценные травы ее сада. У ложного папоротника были листья веером в точности как у сладкояра, а шипы «девичьих слезок» жгли пальцы почти как охрянка. Вот только запахи у сорных и садовых трав ничего общего не имели - и я в толк взять не могла, отчего мама вечно боится их перепутать. В тех редких случаях, когда осязание и обоняние ставили меня в тупик, мне достаточно было поднести край листочка к губам. Или провести по траве рукой, а потом послушать, как она выпрямляется,  - и все делалось ясно.
        В общем, со временем мама была вынуждена признать: за лето я не выдернула ни одного полезного растения. Обрадовавшись, я вознамерилась попросить себе отдельную террасу для самостоятельного возделывания в следующем году.
        Я часами пропадала в садах… И в одно прекрасное утро кое-что произошло. Я ощутила это, как только вышла из дому. Воздух был каким-то безвкусным и отдавал жестью. Он показался мне спертым, в нем чувствовалось необычное напряжение… Когда началась буря, я забыла о сорняках и вскинула голову, безотчетным движением подняв лицо к небу…
        И обнаружила, что могу видеть.
        Вот что мне предстало: в отдалении (что такое «в отдалении», я тогда еще не знала) плыли бесформенные клочья тьмы, напоенные немыслимой мощью. Пока я силилась хоть что-то понять, из тьмы ударили сверкающие копья, столь яркие, что у меня заболели глаза - и это тоже было прежде неведомое мне ощущение. Обрывки темных клочьев между тем изменились, у них отросли гибкие щупальца, которые обвились вокруг блистающих копий и поглотили их. Изменился и свет, он распался на мириады крутящихся бритвенно-острых дисков и рассек эти щупальца. И еще раз, и еще… Свет и тьма сражались друг с дружкой, побеждая лишь на мгновение. Я слышала звуки, подобные грому, хотя дождя не было и в помине.
        Другие люди тоже это увидели. Я слышала, как они выскакивали из домов и мастерских, вскрикивали и перешептывались. Другое дело, что никто не казался особенно напуганным. Ибо непонятное творилось высоко в небесах, слишком высоко над нашими обыденными жизнями, чтобы на них повлиять.
        Так и вышло, что никто не заметил того, что заметила я,  - я ведь так и стояла на коленях, запустив пальцы в землю. И я ощутила, как по ней прошла дрожь… Нет, не так. Это разрядилось напряжение, которое я почувствовала с самого начала. Только я думала, что оно висело в воздухе, а на самом деле оно принадлежало земле.
        Вскочив на ноги, я подхватила свой посох, которым пользовалась при ходьбе, и поспешила домой. Отец уехал на рынок, но мама была дома, и я хотела предупредить ее на случай, если прокатившаяся по земле дрожь окажется первым признаком землетрясения. Я взбежала по ступенькам на крыльцо, рванула скрипучую дверь и закричала во все горло, чтобы она бежала наружу, причем как можно скорее…
        Вот тогда-то я и услышала, как оно приближалось. Уже не в виде содрогания одной из стихий. Оно захватывало весь мир, накатываясь с северо-запада, со стороны Неба, города Арамери. «Там кто-то поет»,  - в первый миг подумала я. Да не кто-то один - звучали тысячи голосов, миллионы, в унисон возносившиеся и рождавшие эхо. Саму песню едва удавалось различить. Голоса повторяли всего одно слово, всего одно, но такое могущественное, что весь мир содрогался от его непомерной силы.
        И это слово было - РАСТИ!
        Просто чтобы ты понимал: магию я была способна видеть всегда, только в Нимаро меня до сих пор окружала в основном тьма. Это была тихая-мирная страна, край сонных маленьких городков и таких же деревень, и мое родное местечко исключением не являлось. Магия же - это что-то такое, что водится лишь в больших городах. Я и видела ее лишь от случая к случаю. Да и то обычно украдкой…
        И вот теперь на меня обрушились океаны света и цвета! Они мчались по улицам, высвечивая каждый листок, каждую травинку, все до единого камни мостовой и деревянный забор переднего двора. Как много всего!.. Оказывается, я и не подозревала, сколько всего присутствует в мире, прямо здесь, рядом со мной. Магия омывала стены, каждую трещинку и морщинку, и я впервые в жизни увидела дом, где родилась. Волшебный свет озарил деревья кругом, и старую телегу, торчавшую из-за угла,  - я даже не сразу сообразила, что это такое,  - и людей, стоявших на улице с открытыми ртами. Я все видела!  - действительно видела совсем как другие! А может, даже побольше остальных, откуда мне знать!.. В любом случае я переживала мгновение, которое останется в моем сердце навсегда. Мгновение, когда в мир вернулось нечто сияющее и великолепное. Когда восстановилось что-то давным-давно разрушенное. Когда возродилась сама жизнь…
        Тем вечером я узнала о смерти отца.
        А еще через месяц отправилась в город Небо, чтобы начать там новую жизнь.
        Потом прошло десять лет…

1

«ОТВЕРГНУТОЕ СОКРОВИЩЕ»
        (холст, энкаустика)


        - Помоги мне, пожалуйста,  - произнесла женщина.
        Около часа назад она с мужем и двумя детьми присмотрела, но не купила с моего лотка стенную шпалеру. Тогда она показалась мне раздраженной, и не без повода. Шпалера недешевая, а дети - назойливые и бесцеремонные. Теперь женщина была напугана. Она говорила вроде спокойно, но в голосе исподволь прорывалась дрожь, вызванная страхом.

        - Что случилось?  - спросила я.

        - Моя семья… Я никак не могу найти их!
        Я изобразила лучшую свою улыбку «приветливого туземца» и предположила:

        - Может, они просто куда-то в сторону отошли? Здесь, возле ствола, очень легко заблудиться. Где ты их видела последний раз?

        - Вон там…
        Я услышала движение,  - похоже, она куда-то указывала. Спустя мгновение женщина осознала свой промах и почувствовала обычную в таких случаях неловкость.

        - Ох, прости, я еще кого-нибудь спрошу…

        - Дело твое,  - ответила я беспечно.  - Но если ты имеешь в виду симпатичный чистенький переулок рядом с Белым залом, то я, кажется, знаю, что произошло.
        Она ахнула, и я поняла, что моя догадка верна.

        - Но каким образом ты…
        Я услышала, как фыркнул Ойн, другой торговец предметами искусства, промышлявший по эту сторону парка. Это вызвало у меня улыбку; оставалось надеяться, что женщина воспримет ее как проявление дружелюбия и не подумает, что мы над ней потешаемся.
        Я спросила:

        - Так они вошли в тот переулок?

        - Они… ну…
        Женщина неловко переминалась, я слышала, как она потерла ладони. Я уже поняла, в чем дело, но предоставила ей выпутываться самой. Никто ведь не любит сознаваться в ошибках.

        - Дело в том, что моему сыну понадобилось в туалет. В здешних магазинчиках они наверняка есть, но ему не разрешали воспользоваться, пока мы чего-нибудь не купим. А денег у нас не очень много, ну и…
        Ровно по этой же причине она и мою шпалеру не купила. Это меня не то чтобы волновало - я сама первая готова была признать, что торговала вовсе не предметами первой необходимости,  - но жалобы на отсутствие денег слегка раздражали. Одно дело
        - отказать себе в покупке понравившейся шпалеры, и совсем другое - не наскрести на простенькое лакомство или безделушку. Собственно, только этого мы, деловые люди, и требовали от приезжих в обмен на право глазеть на нас, оттеснять постоянных покупателей… и ворчать потом, какие эти горожане недружелюбные.
        Я не стала ей указывать, что ее семейство вполне могло воспользоваться соответствующим заведением самого Белого зала. Даром причем.

        - У того переулка есть одно особое свойство,  - объяснила я женщине.  - Всякий, кто войдет туда и примется раздеваться, тут же переносится в самый центр Солнечного рынка.
        Между прочим, на рынке в точке прибытия воздвигли помост, чтобы показывать пальцами и покатываться над бедолагами, которые возникали на нем со спущенными штанами.

        - Думаю, если ты выйдешь на рынок, там твоя семья и найдется.

        - Ох, благодарение Госпоже Небесной,  - с облегчением произнесла женщина.
        Должна сказать, эта фраза всегда казалась мне какой-то странной. А тетка обратилась уже ко мне:

        - И тебе спасибо большое! Я, ты понимаешь, слышала кое-что про этот город… Мне не хотелось ехать сюда, но мой муженек, он у меня с Дальнего Севера, так вот ему ужас как хотелось посмотреть Дерево Небесной Госпожи…  - Она глубоко вздохнула.  - А как, ты говоришь, на рынок пройти?
        Ну, наконец-то добралась до дела.

        - Он находится в Западной Тени, а мы сейчас в Восточной. Коротко их еще называют Затень и Востень.

        - Что-что?..

        - Так их все здесь называют. Это на случай, если у кого дорогу спрашивать будешь.

        - А-а. Но… Тень? Тут то и дело так говорят, хотя название города…
        Я покачала головой:

        - Верно, только люди, живущие здесь, называют город именно так.
        И я указала вверх, туда, где смутно различала призрачно-зеленые переливы вечно шелестящей листвы Мирового Древа. Корни и ствол были для меня окутаны темнотой, ибо живая магия Древа пряталась под слоем коры в целый фут толщиной, но нежные листочки плясали и переливались на самом пределе моего зрения. Иногда я часами смотрела на них.

        - Видишь? Ясного неба у нас тут не особенно много.

        - Вижу… Понятно.
        Я кивнула:

        - Тебе нужно нанять повозку и доехать до корневой стены на Шестой улице, потом либо сесть на паром, либо подняться по ступенькам и пешком по туннелю. Сейчас там наверняка вовсю горят лампы, нарочно ради приезжих, так что все в порядке. Мало радости идти через корень в потемках… Мне-то без разницы!  - И я улыбнулась, чтобы она перестала смущаться.  - Но ты не поверишь, сколько народу начинает прямо с ума сходить, едва окажутся в темноте!.. В любом случае, как переберешься на ту сторону
        - ты уже в Затени. Там всегда полным-полно паланкинов, можешь нанять себе, а можешь дойти до Солнечного рынка пешком. Там не очень далеко,  - главное, чтобы Древо было по правую руку и…
        Она перебила меня, и в голосе звучал уже знакомый мне ужас.

        - Этот город, он такой… каким образом я… я же заблужусь! Ох, демоны, мой муж, он еще хуже меня, все время потеряться норовит… Он же попробует вернуться сюда, а кошелек-то у меня, так что…

        - Все в порядке. Все будет хорошо,  - пообещала я с прекрасно отработанным сочувствием, наклонилась к тетке через стол, постаравшись не потревожить резные деревянные скульптуры, и указала на дальний конец Ремесленного ряда.  - Если хочешь, могу порекомендовать толкового проводника. Он поможет добраться куда надо благополучно и быстро.
        Сказав так, я заподозрила, что услуги проводника окажутся для нее дороговаты. А ведь в том переулке на ее семейство вполне могли напасть, ограбить, в камни превратить… Ну да, сэкономили денежку, а стоило оно того? Никогда я не понимала паломников и, наверное, не пойму.

        - А… сколько?  - с сомнением в голосе спросила она.

        - Это ты у самого проводника спрашивай. Хочешь, позову?

        - Я…  - Она переминалась с ноги на ногу, прямо-таки излучая нежелание расставаться с деньгами.

        - Или ты можешь купить вот это,  - предложила я, развернулась на стуле и подняла с прилавка небольшой свиток.  - Это карта. Указаны все святые места, в смысле, заколдованные детьми богов, вроде того переулка.

        - Заколдованные? Так это какой-то богорожденный сделал?

        - Скорее всего. Не вижу, с чего бы писцам об этом беспокоиться, как по-твоему?
        Тетка вздохнула:

        - Так эта твоя карта поможет мне добраться до рынка?

        - Ну конечно.
        Я развернула свиток, давая ей убедиться. Она долго рассматривала карту, быть может, старалась запомнить маршрут и обойтись без покупки. Что ж, пусть попробует. Если у нее вот так запросто получится выучить запутанные улицы Тени, еще и пересеченные корнями Древа и пометками о том или ином святом месте, грех был бы не дать ей посмотреть бесплатно.

        - И почем?  - спросила она, протягивая руку за кошельком.
        Когда она наконец ушла и ее торопливые шаги стихли в общем гомоне Гульбища, ко мне неспешно приблизился Ойн.

        - Ты сама любезность, Орри,  - сказал он.
        Я усмехнулась:

        - А как же! Я, конечно, могла ей посоветовать пойти в тот же переулок и слегка задрать юбку… после чего она мигом перенеслась бы следом за благоверным и отпрысками. Но должна же я была о ее достоинстве позаботиться?
        Ойн пожал плечами:

        - Если они сами дотумкать не могут, ты тут ни при чем.  - Он посмотрел вслед женщине и вздохнул.  - Хотя, конечно, обидно - приехать в паломничество и в итоге полдня бродить, потерявшись!

        - Может, однажды она эти полдня еще будет с наслаждением вспоминать…
        Я встала и потянулась. Я просидела на этом стуле все утро, так что спина успела затечь.

        - Присмотришь за моим лотком, хорошо? Пойду прогуляюсь…

        - Лгунишка!
        Я улыбнулась, узнав хриплый, ворчливый голос Вуроя, еще одного торговца. Он подошел и остановился рядом с Ойном. Я даже вообразила, как он его дружески приобнимает. Эти двое и Ру, тоже здесь торговавшая, жили втроем, и Вурой был тот еще собственник.

        - Ты,  - продолжал он,  - просто хочешь заглянуть в переулок и проверить, может, тот дурень с мелким обормотом чего обронили, когда магия их подхватила!

        - Зачем бы мне?  - спросила я самым невинным тоном, хотя меня так и подмывало расхохотаться.
        Ойн тоже едва сдерживал смешок.

        - Найдешь чего, не забудь поделиться,  - сказал он.
        Я послала в его сторону воздушный поцелуй.

        - Кто нашел - скачет, а потерявший плачет. Ну разве что ты за это со мной Вуроем поделишься?

        - Кто нашел - скачет,  - парировал он, и я услышала смех Вуроя, заключившего Ойна в объятия.
        Я пошла прочь, сосредоточившись на легком постукивании своей палки. Сейчас небось целоваться начнут, а мне не хотелось этого слышать. Я, конечно, шутила, требуя
«поделиться Вуроем», но… Сами подумайте, легко ли одинокой девице стоять в сторонке и наблюдать, как люди наслаждаются тем, чего самой ей не перепало?
        Тот переулок расположен как раз поперек широкого Гульбища, составляя угол нашего Ремесленного ряда. Его легко отыскать: мостовая и стены мерцают, источая бледное сияние, беловатое на фоне всеобъемлющего зеленого свечения Мирового Древа. Мерцают они неярко; магии здесь, по меркам богорожденных, всего ничего. Даже смертный мог сподобиться на такое. Требовалось лишь высечь сигилу-другую… ну и потратить состояние на активирующие чернила. Я бы увидела тут разве что сеточку света, повторявшую линии строительного раствора, скреплявшего кирпичи. Однако магия совсем недавно сработала, а потому и сияла ярче обычного. Ей требовалось некоторое время, чтобы успокоиться.
        Я остановилась у входа в переулок и внимательно прислушалась. Гульбище представляло собой широкий круг в центральной части города. Пешеходные дорожки соединялись здесь с улицами, по которым двигались повозки. Они окаймляли обширный участок, заполненный клумбами и деревьями. Паломники любили собираться здесь, на одной из многочисленных тропинок, потому что с площадки Гульбища открывался лучший во всем городе вид на Мировое Древо,  - кстати, и мы, люди искусства, облюбовали Гульбище по той же причине. К тому же паломники обычно были не против у нас что-нибудь приобрести,  - конечно, после того, как используют возможность помолиться этому своему не очень понятному новому богу. Тем не менее мы все время памятовали о Белом зале, высившемся поблизости. Порой казалось, что сверкающие стены и статуя Блистательного Итемпаса взирали на еретическую деятельность у своего подножия крайне неодобрительно. Правда, не в пример былым временам, орденские Блюстители Порядка в наши дни особой строгости не проявляли. Богов в мире сделалось много, и каждый из них вполне мог заступиться за своих верных, Верный - здесь:
последователь того или иного божества или вероучения.] начни их кто притеснять. И вообще, в городе творилось столько магии, что ни у какого ордена просто рук не хватило бы отслеживать каждый случай… Это, правда, не значило, что всякий мог творить что хотел прямо у них под носом и не опасаться последствий.
        Вот и я вошла в переулок лишь после того, как доподлинно убедилась, что поблизости отсутствовали жрецы. Некоторый риск, конечно, оставался - мало ли чего я за шумом Гульбища могла не услышать. В случае если бы меня застукали, я собиралась соврать, будто потеряла дорогу.
        Продвигаясь вперед в относительной тишине переулка, я тщательно обстукивала мостовую посохом - вдруг и правда обнаружится кошелек или еще что-нибудь ценное…

…И почти сразу почуяла запах крови.
        Поначалу мой разум отмел его как решительно невозможный. В самом деле, волшебство переулка было предназначено как раз для того, чтобы держать его в чистоте. Всякий мусор и грязь, любой неодушевленный предмет примерно через час исчезал сам собой - и чистенький переулок вновь становился ловушкой для беспечных паломников. Про себя я давно уже решила, что младший бог, учинивший ловушку, имел острый ум, не упускавший никаких мелочей.
        Тем не менее чем дальше углублялась я в переулок, тем более внятным делался запах. Мне стало не по себе, потому что я узнала его. Металл и соль, сгустившиеся после того, как кровь свертывается и остывает… Только это не был тяжелый, отдающий железом запах человеческой крови. Этот был легче и острей; в нем чувствовались металлы, которым нет названия ни в одном языке смертных, и соли отнюдь не из здешних морей.
        В переулке пролилась божественная кровь.
        Может, кто-то обронил скляночку с бесценной субстанцией? Если так, оплошность вышла дороговатая. Впрочем, божественная кровь пахла как-то… затхло, что ли. Неправильно. И ее было слишком, слишком много для маленького фиала.
        И вот тут мой посох ткнулся во что-то мягкое и тяжелое. Я остановилась, чувствуя, как во рту пересыхает от ужаса.
        Я опустилась на корточки, чтобы получше изучить неожиданную находку. Вот ткань, очень мягкая и тонкая. Под нею - нога. Холоднее, чем полагалось бы, но не ледяная. Моя рука, подрагивая, двинулась выше… Вот крутое, несомненно женское бедро, чуть выпуклый живот… Ткань под пальцами вдруг стала влажной и липкой.
        Я поспешно отдернула руку и спросила:

        - Т-ты как? С тобой все в порядке?
        Дурацкий вопрос, конечно. И так ясно, что не в порядке.
        Теперь я ее видела - едва различимое световое пятно в форме человеческой фигуры, перекрывающее мерцание мостовой. Это притом, что ей полагалось бы ярко сиять своей собственной магией; тогда я ее увидела бы, едва зайдя в переулок. И лежачая поза была для нее довольно-таки противоестественной, ведь богорожденные не нуждаются в сне.
        Я знала, что это значит. Об этом криком кричали все мои чувства. Только верить не хотелось.
        А потом рядом возникло знакомое ощущение присутствия. Меня не предупредили о нем близившиеся шаги, но нужды в них и не было. Я очень обрадовалась, что он решил явиться именно теперь.

        - Ничего не пойму,  - прошептал Сумасброд, и тогда мне пришлось поверить окончательно, потому что изумление и ужас в голосе Сумасброда никакому сомнению не подлежали.
        Я нашла богорожденную. И она была мертва.
        Я поднялась слишком быстрым движением и едва не споткнулась, отодвигаясь назад.

        - И я не пойму,  - сказала я и обеими руками покрепче вцепилась в посох.  - Когда я ее нашла, она тут так и лежала. Но как…
        И я замолчала, не находя слов.
        Послышался приглушенный перезвон колокольчиков (я давно заметила, что никто, кроме меня, вроде бы их не слышал), и в тусклом мерцании переулка выткался Сумасброд: кряжистый, хорошо сложенный мужчина, отдаленно смахивающий на сенмита, смуглокожий, обветренный, с темными нечесаными волосами, собранными в хвост на затылке. В этом облике он не то чтобы сиял, но я его видела - плотным пятном на фоне мягкого мерцания стен. Он смотрел вниз, на распростертое тело, и такого потрясенного выражения у него на лице я еще не видала.

        - Роул,  - выговорил он наконец, всего два слога с едва заметным ударением на первом.  - Роул, сестра!.. Кто это сделал с тобой?..

«И каким образом?» - едва не добавила я, но несомненное горе Сумасброда заставило прикусить язык.
        И он подошел к ней - немыслимо мертвой богине - и потянулся, чтобы коснуться ее. Его пальцы прижались к ее телу и словно растаяли.

        - Не понимаю,  - повторил он еле слышно.  - Бессмыслица какая-то…
        Его тревога и горе не подлежали сомнению. Обычно Сумасброд порывался говорить и действовать в соответствии со своей внешностью, то есть как подобало грубому и неотесанному смертному. И доселе я видела его мягкость и доброту, лишь когда мы бывали наедине.

        - Что могло убить богорожденную?  - спросила я, на сей раз уже не заикаясь.

        - Да ничто… В смысле, другой богорожденный, но ты даже не представляешь, сколько на это ушло бы магической энергии. Мы все это почувствовали бы и сразу примчались бы узнать, что происходит. Но у Роул не было врагов. Кто вообще мог желать ей зла? Вот разве что…
        Он нахмурился. Стоило ему отвлечься, и его видимый образ тотчас нарушился, расплывшись текучим облачком сияющей зелени, напоминавшей мне о запахе свежих листьев Древа.

        - Да нет,  - продолжал он,  - не вижу, с чего тому или другому… В самом деле бессмыслица!
        Я подошла к нему и положила руку на зеленое светящееся плечо. Мгновение спустя он коснулся моей руки, молча поблагодарив за сочувствие, но я-то знала, что не доставила ему ничего похожего на утешение.

        - Мне правда жаль, Сброд. Очень жаль.
        Он медленно кивнул. Самообладание возвращалось к нему, а с ним и человеческий облик.

        - Мне пора,  - сказал он.  - Наши родители… Нужно им сообщить, хотя, может, они уже знают.
        Он выпрямился, вздохнул и покачал головой.

        - Может, тебе что-нибудь нужно?
        Он не спешил с ответом, что не могло меня не порадовать. Есть кое-что, чем всякая девушка дорожит в возлюбленном, пускай даже и бывшем. Когда мой бывший провел пальцем по моей щеке, кожу слегка закололо.

        - Нет,  - сказал он.  - Но все равно спасибо.
        Пока мы разговаривали, я не обращала внимания, но теперь заметила: у входа в переулок начала собираться толпа. Кто-то увидел нас и тело на мостовой, и, как водится в больших городах, к одному зеваке тотчас присоединились другие. Когда Сумасброд поднял на руки тело, смертные заахали, потом кто-то вскрикнул от ужаса, узнав его ношу. Роул, оказывается, была известна. Не исключено даже, что у нее, как у некоторых младших богов, уже начало формироваться общество верных. Значит, к вечеру об убийстве в переулке будет судачить весь город.
        Сумасброд кивнул мне и исчез. Две тени, присутствовавшие в переулке, придвинулись ближе, задержавшись у места, где только что лежала Роул. Я не повернулась в ту сторону. Я всегда видела богорожденных, если только они не прилагали изрядных усилий к скрытности, но знала, что не всем из них это нравилось. Те, что сейчас приблизились, были, вероятно, родичами Сумасброда. У него имелось несколько братьев и сестер, и они помогали ему, выступая охранниками и выполняя разные поручения. Вскоре наверняка явятся и другие - почтить место гибели соплеменницы. Среди божественного народа слухи распространялись с той же стремительностью, что и у смертных.
        Вздохнув, я покинула переулок и протолкалась сквозь толпу. Меня со всех сторон засыпали вопросами, но я лишь коротко отвечала: «Да, это была Роул» и «Да, она умерла». Когда я добралась до своего лотка, к Вурою и Ойну успела присоединиться Ру. Она взяла меня за руку, помогла усесться и спросила, не хочу ли я стакан водички - или чего покрепче. Потом она принялась протирать мою руку тряпочкой, и я запоздало сообразила, что на пальцах у меня осталась божественная кровь.

        - Да все со мной в порядке,  - сказала я им, хотя на самом деле не так уж была в этом уверена.  - Ну разве что, может, товар поможете собрать? Я сегодня, пожалуй, пораньше свернусь…
        Слух уже донес мне, что и другие художники и мастеровые в нашем ряду занимались тем же. Гибель богини означала, что Мировое Древо только что стало второй по степени интересности достопримечательностью нашего города. Так что, скорее всего, до конца недели торговля будет идти ни шатко ни валко.
        Вот я и решила пойти домой.


* * *
        Как ты уже понял, общение с богами занимало в моей жизни немалое место.
        Раньше было еще хуже. Иногда мне казалось, что они повсюду: под ногами, над головой, выглядывали из-за каждого угла, прятались под кустами… Они оставляли на мостовых светящиеся следы, и я заметила, что у них были свои излюбленные дорожки для любования видами. Они даже писали на белые стены. Собственно, такой нужды - я имею в виду телесное облегчение - у них не имелось, они просто находили забавным подражать нам, смертным. Я обнаруживала их имена, начертанные незримо-светящимися каракулями, и в особенности - на святых местах. С их помощью я выучилась читать.
        Иногда они провожали меня до дома и готовили мне завтрак. Иногда пытались меня убить. Время от времени они приносили мне всякие побрякушки и статуэтки - чтобы я понимала зачем!
        И - да, иной раз я их любила.
        Одного из них я нашла в выгребной яме. Звучит не слишком прилично, правда? Только так оно на самом деле и было. Знай я, во что превратится моя жизнь, я бы дважды подумала, прежде чем променять родной дом на этот прекрасный и нелепый город. Но и дважды подумав, я все равно сделала бы то же.
        Так вот - про того, из выгребной ямы. Думается, надо поподробнее о нем рассказать.


* * *
        Однажды вечером я засиделась допоздна - или это было уже утро? Ну, ты понимаешь, мне ведь без разницы. В общем, я работала над картиной, а когда кончила, то выбралась из дому и пошла на зады, чтобы выплеснуть из горшочков остатки краски: засохнут, не отскребешь потом. Золотари с их зловонными повозками обычно появлялись на рассвете; они вычерпывали ямы и увозили их содержимое, чтобы отцедить все годное на удобрения и что там еще могло оказаться ценного,  - и я не хотела опоздать к их прибытию. Так и вышло, что я не сразу заметила там мужчину. От него еще и пахло, как от всего прочего в яме, то есть мертвечиной. Теперь, по зрелом размышлении, я склонна думать, что он и правда был мертв.
        Я опорожнила свои горшочки и собралась было уходить, когда заметила краем глаза странное свечение, исходившее непосредственно снизу. Бессонная ночь вымотала меня, и я едва не оставила этот блеск без внимания, благо за десять лет в Тени успела насмотреться на отходы, производимые «боженятами». Короче, я решила, что, скорее всего, кого-то из них стошнило здесь после ночной попойки. Или кто-то выбился из сил на любовном свидании, вдобавок накурившись дурмана. Новые дети богов любили так развлекаться - притворялись смертными и примерно на недельку пускались во все тяжкие, прежде чем вступить на тот путь, который они среди нас для себя избирали. Как правило, такая «инициация» проходила достаточно неприглядно.
        В общем, я даже не знаю, что именно в то стылое зимнее утро заставило меня помедлить. Некое внутреннее чутье посоветовало мне повернуть голову, и я его послушалась, не знаю уж почему. Однако я послушалась, и повернула голову, и… вот это и называется находкой жемчужного зерна в куче навоза.
        Сперва я разглядела лишь тонкий золотой контур, очерчивавший мужскую фигуру. Повсюду на его теле возникали мерцающие капельки серебра и струились, обрисовывая поверхность кожи. Иные из них невозможным образом катились кверху, подсвечивая тонкие нити волос и суровую лепку лица.
        Стоя над ним с мокрыми от краски руками и совершенно забыв о распахнутой двери у себя за спиной, я увидела, как светящийся образ глубоко вздохнул - засияв от этого еще прекрасней и ярче,  - и открыл глаза, цвет которых я отчаиваюсь правильно описать, даже если узнаю когда-нибудь названия всех цветов мира. Самое лучшее описание, которое я могу сделать, это подобрать сравнение с известными мне вещами. Представь себе плотную тяжесть золота, запах нагревшейся от солнца латуни, гордость и страсть…
        Но пока я там стояла, не в силах оторваться от созерцания этих глаз, я заметила в них кое-что еще. Боль. Столько скорби, горя, гнева, вины… и других чувств, которых я не умела назвать, потому что, когда все отгремело, моя жизнь прежде того дня стала выглядеть относительно беззаботной.


* * *
        М-да. Пожалуй, прежде чем я продолжу, ты должен еще кое-что узнать обо мне.
        Как я и говорила, я, вообще-то, вроде как художница. В смысле, я зарабатываю, вернее, зарабатывала себе на хлеб изготовлением и продажей всяких безделушек и сувениров для приезжих. И еще я рисую, хотя мои картины не предназначены для посторонних глаз. Кроме этого, ничего особенного во мне нет. Да, я вижу магию и богов, но ведь и все их видят, благо они, как ты помнишь, всюду. Просто мне все это больше бросается в глаза, ведь я ничего другого не вижу.
        Родители назвали меня Орри. Так кричит птица-плакальщик, что водится на юго-востоке. Может, тебе доведется когда-нибудь услышать ее голос. Она точно всхлипывает: «орри, ах, орри, ах». Большинство девочек у мароне получают имена, говорящие о печали. Мне еще повезло: родись я мальчишкой, мое имя взывало бы к мести. Можно с ума сойти, если вдуматься. Именно из-за этого, кстати, я и подалась из родных мест.
        И я никогда не забывала маминых слов: «Нет ничего зазорного в том, чтобы принимать помощь. Мало ли что у кого не получается в одиночку!»
        Так вот, возвращаясь к тому мужчине из выгребной ямы. Я забрала его в дом, дочиста отмыла и накормила как следует. И, поскольку в доме хватало места, позволила остаться. Так было правильно. И очень по-человечески. Мне, наверное, было здорово одиноко - после той истории с Сумасбродом. Я и сказала себе: а что, собственно, я ведь никому ничего плохого не делаю!
        Ох, как же я ошибалась…


* * *
        В тот день, когда я вернулась домой, он опять лежал мертвый. Я обнаружила его на кухне, возле стола, где он, похоже, шинковал овощи, когда его посетила идея вскрыть себе вены. Войдя, я поскользнулась в луже крови и перво-наперво рассердилась, ведь это значило, что она заливала весь пол. А пахло ею так густо и удушливо, что я никак не могла определить местоположение тела: у той стены или у другой?.. Где-то на полу или непосредственно у стола?.. Потом я нашла его и поволокла в ванную, по дороге замарав еще и ковер. Мужик он был крупный, так что провозилась я долго. Кое-как запихав его наконец в ванну, я наполнила ее водой из холодной бочки - частью чтобы кровь не прикипела к одежде, частью затем, чтобы он почувствовал, до какой степени меня разозлил.
        Потом я пошла отмывать кухню и за этим занятием успела слегка успокоиться и остыть, когда в ванне резко и неожиданно заплескалась вода. Когда он первый раз возвращался к жизни, то довольно долго ничего не соображал, так что я ждала на пороге, пока плеск не затих, а его внимание не обратилось на меня.
        У него была очень мощная личность. Я всегда чувствовала давящую силу его взгляда.

        - Так несправедливо,  - сказала я ему.  - С какой это стати ты взялся мне жизнь осложнять? А?
        Никакого ответа. Однако он услышал меня.

        - На кухне я более-менее все отмыла, но в жилой комнате на коврах наверняка пятна остались. Всюду так пахнет, что я мелких потеков даже найти не могу. Придется тебе ими заняться. У меня на кухне есть ведерко и швабра.
        Опять тишина. Искрометный собеседник, уж что говорить.
        Я вздохнула. После усилий по восстановлению чистоты у меня ныла спина.

        - Спасибо, что обед приготовил,  - сказала я, сочтя за благо умолчать о том, что не стала ничего есть. Мало ли, вдруг он и свою готовку всю кровью залил. Пока не попробуешь, ведь не поймешь, а пробовать мне не хотелось.
        Воздух окрасился еле заметным привкусом стыда. Я ощутила, как он отвел взгляд, и это удовлетворило меня. За три месяца, что он у меня прожил, я успела узнать его как человека почти болезненной честности, предсказуемого, точно колокольный звон Белого зала. И ему очень не нравилось, когда «весы» наших взаимоотношений утрачивали равновесие.
        Я пересекла закуток, склонилась над ванной и ощупью поискала его лицо. Рука сперва коснулась макушки, и, как обычно, меня поразила шелковистая мягкость его волос, так похожих на мои собственные. Они были густыми, вьющимися, податливыми - пальцы радовались случаю в них заблудиться. Помнится, прикоснувшись к нему в самый первый раз, я даже задумалась, не из моего ли он народа: такие волосы встречались только у мароне. С тех пор я уяснила себе его инакость, ведь он вообще не принадлежал к роду людскому,  - но то первое, едва ли не родственное чувство так и не улетучилось. Поэтому я нагнулась и поцеловала его в лоб, насладившись ощущением мягкого жара, встретившего мои губы. Он всегда был очень горячий на ощупь. Если мы с ним сумеем договориться о чем-то определенном в том смысле, где кому спать, следующей зимой, чего доброго, я здорово сэкономлю на отоплении…

        - Доброй ночи,  - пробормотала я.
        Он опять не ответил, и я пошла укладываться в постель.


* * *
        Теперь тебе надо уяснить вот что. Тот, кого я взяла на постой, не был самоубийцей в точном смысле этого слова. Он не предпринимал никаких намеренных действий, имея в виду лишить себя жизни. Он попросту совершенно не заботился о том, чтобы уклониться от опасности. В том числе и от опасности своих собственных поползновений. К примеру, обычные люди все же берегутся, когда лезут чинить крышу, а мой жилец - и не думал. И, пересекая улицу, влево-вправо не заботился посмотреть. Что же касается поползновений - разбирая постель, иные мимолетно задумываются, а не уронить ли туда горящую свечку, и тотчас забывают об этом… он же именно это и делал. Правда, следует отдать ему должное: он никогда не совершал ничего такого, что подвергло бы опасности еще и меня… По крайней мере, до сих пор.
        И вот чем меня поразили те несколько случаев, когда я во всей красе наблюдала эту его вредоносную склонность,  - последний раз он этак ненавязчиво проглотил нечто ядовитое,  - так это удивительным бесстрастием, которое он выказывал по поводу происходившего. Вот и в тот день я вполне представляла себе, как он готовил обед, крошил овощи и поглядывал на нож в руке. Сперва он покончил с готовкой, отставив еду в сторонку ради меня. А потом самым хладнокровным образом всадил нож в собственное запястье, так, что лезвие прошло между костями. Сперва он еще держал пропоротую руку над большой кухонной миской, чтобы кровь не текла куда попало: он был поборником опрятности. Эту миску я потом нашла на полу, на четверть еще полную крови. Остальное выплеснулось на кухонную стену. Судя по всему, он лишился сил быстрее, чем ожидал, и, падая, не просто сшиб миску, а еще и в полет ее отправил. Потом свалился и истекал кровью уже на полу.
        Я могла вообразить, как он наблюдал за процессом и ничего не предпринимал, пока не умер. А позже, воскреснув, столь же бесстрастно и равнодушно отмывал пол от своей крови.
        Я была почти уверена, что приютила кого-то из богорожденных. «Почти» коренилось в том обстоятельстве, что у него была самая странная магия из всех, о каких я когда-либо слышала. Раз за разом воскресает из мертвых? Ярко светится на рассвете? . Кем это его делало - богом радостных восходов и жутковатых сюрпризов? Он никогда не пользовался божественной речью… равно, впрочем, как и языками смертных. Я даже подозревала, что он был немым. А еще - я его не видела, разве что по утрам и в те мгновения, когда он возвращался к жизни. Это значило, что магия была ему свойственна только в такие моменты. Все остальное время он был самым обычным мужчиной.
        Ага, если бы.
        Следующее утро было тому подтверждением…


* * *
        Я по давней привычке проснулась до рассвета. Я любила поваляться в постели, слушая голоса утра: зарождающийся птичий хор, увесистую капель росы, стекавшей с Древа на городские крыши и уличную мостовую… В тот раз мне, однако, с утра пораньше захотелось разнообразия. Я встала и отправилась на поиски жильца.
        Он был в своей каморке - в небольшой кладовке, которую я ему отвела. Едва покинув спальню, я ощутила его присутствие. Таков уж он был: заполнял собой весь дом, становясь центром всеобщего притяжения. Во всяком случае, я необычайно легко, прямо-таки естественным образом, начинала смещаться туда, где он в данный момент пребывал.
        Вот и теперь я без труда обнаружила его у окна каморки. В моем доме имелось множество окон, и это обстоятельство я считала сплошным неудобством: толку мне от них не было никакого, а вот сквозняки гуляли. Я бы сняла более подходящее жилище, но позволить себе не могла. Тем не менее кладовка была единственным помещением, где окно смотрело на восток. От этого мне тоже не было никакого толку, и не просто потому, что я слепая. Как и большинство горожан, я обитала в районе, угнездившемся между двумя основными корнями Мирового Древа - невообразимо громадными, с многоэтажный дом. Солнце всего на несколько минут заглядывало к нам в середине утра, когда свет проникал в щель между корнями и лиственным пологом, и еще на несколько минут ближе к вечеру. Только благородное сословие жило там, где солнце светило более-менее постоянно.
        Так вот, при всем том мой жилец торчал у восточного окна каждое утро. По нему часы можно было проверять - если только он не был чем-нибудь занят или не лежал мертвым. Первый раз, когда я его тут застала, я вообразила, что это он так приветствовал наступление дня. Может, молитвы возносил, подобно другим последователям Блистательного Итемпаса. Теперь я узнала его получше, насколько вообще можно узнать неубиваемого мужика, вдобавок все время молчащего. Когда я в таких случаях к нему прикасалась, я ощущала его яснее обычного, и то, что я чувствовала, никак не было молитвенным благочестием. То, что я осязала в неподвижности его тела, прямизне осанки и ауре спокойствия, источаемой лишь в это время, заслуживало названия могущества. Гордости. Видно, только это и оставалось в нем от того человека, каким он некогда был.
        Ибо ото дня ко дню мне делалось все очевиднее, что в моем жильце было нечто не просто сломленное,  - разнесенное вдребезги. Что, почему - я понятия не имела, но одно я знала точно. Он таким был не всегда.
        Когда я вошла в комнатку и уселась на стул, кутаясь в одеяло, которое захватила с собой, от утренней прохлады, он не обратил на меня внимания. Он давно привык, что я прихожу посмотреть на него на рассвете. Благо я часто так поступала.
        И, как и следовало ожидать, спустя несколько мгновений после того, как я удобно уселась, он начал сиять.
        Каждый раз это происходило по-другому. Сегодня первыми засветились глаза, и он повернулся в мою сторону, желая убедиться, что я смотрю куда надо. (Я и по другим поводам замечала за ним это поистине выдающееся нахальство.) Проделав это, он снова уставился в окно, и сияние растеклось по шевелюре и плечам. Дальше я увидела его руки, мускулистые, точно у бывалого солдата: они были сложены на груди. Вот показались длинные, чуть расставленные ноги; поза была спокойная и в то же время горделивая. Полная достоинства. Он вообще обычно держался как король. Ну, как человек, привыкший к могуществу, но недавно низложенный.
        Свет постепенно залил весь его силуэт, плавно делаясь сильнее. Я даже прищурилась
        - кто бы знал, до чего мне это нравилось!  - и прикрыла глаза рукой, но не перестала видеть его: огненный ком просвечивал сквозь кисть. И, как обычно, в итоге мне пришлось отвернуться. Я никогда не отворачивалась, пока сияние вправду не делалось нестерпимым. Я что, боялась и второе зрение потерять?..
        Продолжалось это, однако, недолго. Где-то там, за восточной корневой стеной, солнце полностью вышло из-за горизонта. После этого волшебное свечение моего жильца быстро пошло на спад. Мгновение-другое, и вот уже на него можно было безболезненно смотреть, а минут через двадцать он сделался невидим для меня, как самый простой смертный.
        Когда все завершилось, жилец повернулся к выходу. Днем он делал всякую работу по дому, а последнее время еще и взялся наниматься к соседям, причем отдавал мне свой жалкий заработок до последнего гроша. Я потянулась, сидя на стуле: мне было так хорошо. Когда он поблизости, в доме словно становилось теплее.

        - Погоди,  - сказала я.
        Он послушно остановился. Я прислушалась к его молчанию, стараясь угадать, в каком он настроении, и наконец спросила:

        - Ты мне свое имя скажешь когда-нибудь?
        Он промолчал. Раздражение? Безразличие?..

        - Ну ладно,  - вздохнула я.  - Знаешь, соседи, того гляди, вопросы начнут задавать, так что мне в любом случае тебя как-то называть надо. Не возражаешь, если я тебе подходящее имя придумаю?
        Теперь вздохнул уже он. Причем с явственным раздражением. Ну, по крайней мере,
«нет» не сказал.

        - Отлично,  - ухмыльнулась я.  - Буду звать тебя Солнышком. Не возражаешь?
        На самом деле я шутила. Я сказала это только ради того, чтобы его подразнить. И, если честно, я ждала от него хоть какого-то отклика, пусть даже и возмущения. А он просто вышел из комнаты.
        Я рассердилась. Говорить его никто не заставлял, но улыбнуться он бы точно не переломился. Ну там, фыркнуть, вздохнуть…

        - Итак, будешь Солнышком,  - отрывисто проговорила я.
        Встала и пошла по делам.

2

«МЕРТВАЯ БОГИНЯ»
        (акварель)

        По всей вероятности, я красива. Все, что я способна видеть,  - это магия, а магии по самой природе ее свойственна красота. Поэтому я могу лишь строить предположения о своей внешности и полагаться на мнение окружающих. Так вот, мужчины не устают хвалить разные части моего тела,  - повторяю, отдельные части, но никак не все в целом. Им нравятся мои длинные ноги, грациозная шея, мои пышные «клубящиеся» волосы, моя грудь - о, это в особенности. Большинство мужского населения Тени - амнийцы и, соответственно, не устают хвалить мою кожу - гладкую и почти черную, как и надлежит мароне. Я пыталась им объяснить, что на белом свете есть еще с полмиллиона женщин примерно с такими же чертами, но кто ж меня слушал? Вдобавок полмиллиона, если сравнить ее с численностью населения всего мира,  - цифра достаточно жалкая, и это делало меня в глазах мужчин чем-то вроде редкой жемчужины, только добавляя к их «частичному» восхищению.

        - Ты так хороша,  - говорили они, бывало, и далее временами высказывали желание отвести меня к себе домой и продолжать любование наедине.
        И прежде чем в моей жизни появились богорожденные, я иногда разрешала это мужчинам
        - если в тот момент мне было одиноко.

        - Ты очень красива, Орри,  - шептали они, в то время как… ну, скажем, ставили меня на пьедестал и наводили полировку.  - Вот бы только…
        Закончить предложение я их никогда не просила. Я знала, что едва не срывалось у них с языка: вот бы только не было у тебя таких глаз.
        Глаза-то ведь у меня не просто слепые. Они еще и выглядят неправильно. Некрасиво и нехорошо. Кое-кого это беспокоит. Я бы, наверное, привлекала больше мужчин, если бы попробовала их прятать, но на что мне больше мужчин? Я и тем-то, кого привлекаю, не больно нужна. За исключением разве что Сумасброда. Но даже и он хотел, чтобы я была другой.
        А вот мой нынешний жилец меня вообще не желал. Я на этот счет сперва волновалась. Я же не дура - знаю, что временами случается, когда в дом приводят незнакомого мужика. Он, однако, не проявлял интереса к вещам столь приземленным, как смертная плоть: ему своя-то была без разницы, куда там моя. Когда его взгляд касался меня, я чувствовала в нем многое, но только не жадную похоть. А еще в нем не было жалости.
        Я, может, только по этой причине и оставила его у себя.


* * *

        - Я рисую картину,  - прошептала я и приступила к делу.
        Каждое утро, прежде чем отправляться в Ремесленный ряд, я посвящала время своему истинному призванию. Для торговли с лотка я делала всякую ерунду: статуэтки богов, выполненные неточно, без особой заботы о пропорциях; рисовала акварели - самые обычные, не берущие за душу городские виды; сушила под гнетом цветки Древа. Короче, мастерила безделицы, каких покупатели и ждут от слепой женщины, не прошедшей особого обучения и не торгующей ничем дороже двадцати мери.
        А вот картины… картины - совсем другое дело. Я тратила весомую часть своих доходов на холсты, красители и пчелиный воск для основы. А потом проводила долгие часы, воображая цвета воздуха и силясь запечатлеть силуэты запахов… и полностью забывая про окружающий мир.
        И, в отличие от лоточных поделок, свои картины я видела. Не спрашивай меня почему, но это так.
        Когда я закончила и обернулась, вытирая тряпкой руки, то даже не удивилась, заметив вошедшего Солнышко. Рисуя, я действительно ничего кругом не ощущала, и вот теперь, словно в отместку, в нос мне прямо-таки ударил запах еды. Желудок тотчас отозвался голодным ворчанием - мне показалось, его было слышно по всему подвалу, где я работала. Я смущенно заулыбалась:

        - Завтрак приготовил? Спасибо…
        В ответ скрипнули деревянные ступеньки, произошло легкое движение потревоженного воздуха: он подошел. Мою руку взяла невидимая рука и подвела ее к гладкому, закругленному краю тарелки. Тарелка была тяжелая и отчетливо теплая. Фрукты, подогретый сыр - мой обычный завтрак, и еще - я принюхалась и заулыбалась в восторге:

        - Ух ты, копченая рыба! Ее-то ты где раздобыл?
        Я, впрочем, не ожидала ответа. Его и не последовало. Солнышко отвел меня к той стороне рабочего стола, где он успел сервировать прибор на одну персону - подобные вещи у него всегда здорово получались. Я нащупала вилку и принялась есть. Тут меня ждал еще один приятный сюрприз: рыба оказалась велли, что ловится в Оплетенном океане недалеко от Нимаро. Она не принадлежала к числу дорогих, но в Тень ее почти не возили - на взгляд амнийцев, она была чересчур жирна. Насколько мне известно, велли продавали только несколько рыботорговцев на Солнечном рынке. Это что ж получается, Солнышко таскался в самую Затень ради меня?.. Да, ничего не скажешь, если мой жилец хотел извиниться, делал он это правильно!

        - Спасибо, Солнышко,  - сказала я, слушая, как он наливает мне чай.
        Он чуть помедлил, потом струйка полилась снова, а у него вырвался едва заметный вздох по поводу нового прозвища. Я подавила порыв похихикать над его раздражением, потому что это выглядело бы… ну, подловато, что ли.
        Он сел напротив, отодвинув в сторонку палочки воска, и стал смотреть, как я ем. Это окончательно вернуло меня к реальности: я сообразила, что провозилась с рисованием слишком долго и Солнышко успел позавтракать без меня. Еще это значило, что я опаздываю на работу.
        Ну ладно, все равно тут уже ничего не исправишь. Я вздохнула и стала потягивать чай. К моему вящему удовольствию, это оказалась какая-то новая смесь: чуть горьковатая, то, что надо к соленой рыбе.

        - Я вот раздумываю, может, мне совсем сегодня в Ряд не ходить,  - сказала я вслух.
        Солнышко, кажется, не возражал против моих разговоров о пустяках, ну а я не возражала произносить одни монологи.

        - Там сегодня небось сумасшедший дом будет. Ты же слышал, наверное? Вчера у востеньского Белого зала нашли мертвую богорожденную. Ее звали Роул… Вообще-то, это я ее обнаружила. И она была взаправду мертва.
        Я содрогнулась.

        - Ужас еще и в том, что ее верные всей толпой ринутся на поклон, то есть Блюстители будут повсюду, и от зевак не продохнешь, как от муравьев на пикнике… Надеюсь, по крайней мере, никто не додумается само Гульбище перекрыть. А то у меня нынче с деньгами совсем беда.
        Продолжая жевать, я даже не сразу заметила, как изменилось молчание Солнышка. Потом я ощутила сквозившее в нем потрясение. Что же так вывело его из равновесия? Мое беспокойство о деньгах? Ему уже доводилось бродяжничать; может, он испугался, как бы я его обратно на улицу не выставила?.. Нет. Не то.
        Дотянувшись, я нашла пальцами его кисть и стала продвигаться вверх по руке, пока не добралась до лица. Оно и в лучшие-то времена с трудом поддавалось истолкованию, но теперь просто обратилось в камень. Челюсти плотно сжаты, брови нахмурены, кожа на висках туго натянута… Тревога, гнев или страх? Поди разбери.
        Я уже открывала рот, желая сказать, что вовсе не намерена его выселять… но не успела. Он оттолкнул стул и ушел прочь, оставив мою руку висеть в воздухе там, где только что находилось его лицо.
        Я терялась в догадках, что бы это могло значить, и поэтому попросту прикончила завтрак, отнесла тарелку наверх, чтобы помыть, а потом приготовилась к походу на Гульбище. Солнышко ждал меня у двери, держа в руках мой посох. Он собирался идти со мной.


* * *
        Как я и ожидала, ближнюю улицу заполняла небольшая толпа. Плачущие верные, любопытные посторонние и ну очень недовольные Блюстители Порядка. Еще я услышала, как вдалеке, на том конце Гульбища, пела группа людей. В их песне не было слов - голоса снова и снова выводили одну и ту же мелодию. Ласково-утешительную и в то же время неуловимо жутковатую. Это пели Новые Зори - приверженцы одного из молодых вероучений, недавно появившихся в городе. Должно быть, они сюда явились в надежде переманить к себе кого-нибудь из числа безутешных последователей покойной богини. А еще мое обоняние уловило тяжелый, навевающий дрему запах курений, характерный для мракоходцев - приверженцев Повелителя Теней. Этих, правда, собралось не много; утро не было их излюбленным временем дня.
        А еще там были паломники, прибывшие почтить Сумеречную госпожу; Дщери Нового Пламени, возлюбившие какого-то бога, о котором я и не слыхивала; представители общин Десятой Преисподней, Заводной Лиги и еще полудюжины других групп. Среди всеобщего гама слышались голоса уличных ребятишек, которые откалывали всякие проделки и, не исключено, резали кошельки. Кажется, у сорванцов теперь тоже имелся божественный покровитель.
        В общем, ничего удивительного, что орденские Блюстители только что на людей не бросались: такое скопище еретиков непосредственно под стенами их храма! Тем не менее они успешно оцепили переулок и пропускали туда заплаканных верных по несколько человек зараз и не позволяя задерживаться надолго: молитва-другая - и хватит.
        Пользуясь присутствием Солнышка, я нагнулась, протянула руку и легонько коснулась груды цветов, свечек и скромных приношений, скопившихся у входа в переулок. К моему удивлению, цветы уже увядали: стало быть, они лежали здесь довольно давно. Получается, младший бог, заколдовавший переулок, придержал заклинание самоочищения. Вероятно, из уважения к Роул.

        - Стыд какой,  - сказала я Солнышку.  - С этой богорожденной я никогда не встречалась, но слышала о ней только хорошее. Ее называли богиней сострадания или как-то в таком роде. Она работала костоправом в Южном Корне. Всякий, кто мог заплатить, должен был сделать ей приношение. Но она ни разу не отказывала тому, кто не мог…
        Солнышко молчал, пребывая в угрюмой задумчивости. Он не двигался и почти не дышал. Решив, что так сказывалось на нем горе, я выпрямилась и нашарила его руку. Странно, но под моими пальцами обнаружился крепко сжатый кулак. Я опять не смогла угадать его настроение. Вместо печали им владел гнев. Я озадаченно потянулась к его щеке и спросила:

        - Ты ее знал?
        Кивок.

        - Она была… твоей богиней? Ты ей молился?
        Он помотал головой, мышцы лица под моей рукой как-то непонятно напряглись. Неужели улыбка? Если так, то до чего же горькая…
        Я сказала:

        - Она была тебе небезразлична…

        - Да,  - ответил он.
        Я застыла, как громом пораженная.
        Никогда прежде он не говорил со мной. Ни единого раза за полных три месяца. Я даже не знала, способен ли он вообще говорить. На миг я задумалась, не сказать ли что-нибудь, дабы отметить это удивительное событие… а потом нечаянно прижалась к нему и ощутила закаменевшие от напряжения мышцы руки и плеча. Как глупо с моей стороны обращать внимание на единственное произнесенное слово, когда произошло нечто гораздо более важное: он впервые озаботился чем-то в окружающем мире. Чем-то, кроме себя самого.
        Я потихоньку заставила его разжать кулак и переплела наши пальцы, предлагая утешительное прикосновение, как вчера Сумасброду. В первое мгновение пальцы Солнышка затрепетали, и я взлелеяла было надежду, что он сейчас ответит мне тем же… Однако потом его рука обмякла. Он не отстранился, но суть была та же.
        Я вздохнула и постояла рядом с ним некоторое время, потом отодвинулась сама.

        - Мне очень жаль,  - сказала я,  - но мне надо идти.
        Он ничего не ответил, так что я оставила его горевать, сама же пошла в Ремесленный ряд.
        Владелицу самого большого на Гульбище закусочного ларька звали Йель, и она разрешала нам, ремесленникам, оставлять вещи на ночь у нее под замком. Лично мне это здорово облегчало жизнь, избавляя от необходимости таскать туда-сюда лоток и товары. Вот и сегодня я живо все расставила и разложила, но стоило мне усесться, как все пошло в точности так, как я и предвидела. Целых два часа ни единая живая душа не подходила порыться в моих безделушках. Я слышала, как ворчали соседи, жалуясь на плохую торговлю. Повезло одному Бенхану; он продал угольный набросок Гульбища, на котором по счастливой случайности оказался запечатлен и переулок. Я нимало не сомневалась, что он прямо завтра выложит на лоток еще десять таких же.
        Накануне ночью мне не пришлось как следует выспаться: я допоздна убирала кровавое безобразие, устроенное Солнышком. Я уже начинала клевать носом, когда рядом послышался тихий голос:

        - Госпожа? Простите, госпожа?
        Я вздрогнула, просыпаясь, и тотчас натянула на лицо улыбку, пряча сонливость.

        - Добрый день, господин мой. Чем-то заинтересовались?

        - В общем-то, да,  - сказал негаданный покупатель.
        В голосе звучала улыбка, и это смутило меня. А он продолжал:

        - Вы каждый день здесь торгуете?

        - Да, конечно. И я с удовольствием придержу для вас то, что вы облюбовали, если вдруг…

        - Этого не потребуется,  - ответил голос.
        И тут я сообразила, что говоривший подошел ко мне не ради покупки. Он был не из числа паломников - я не улавливала в его голосе ни неуверенности, ни любопытства. Он очень правильно и грамотно говорил по-сенмитски, но мое ухо тотчас выделило легкий акцент, присущий жителям Затени. Этот человек прожил в Тени всю свою жизнь
        - хоть и пытался по какой-то причине скрыть это.
        Я попробовала угадать:

        - Что же привело жреца Итемпаса к такой, как я?
        Он рассмеялся, нисколько не удивившись:

        - Значит, правду люди говорят про слепых. Ты не видишь, но отсутствие зрения обостряет прочие чувства. Или, быть может, ты владеешь иными способами восприятия действительности, не свойственными обычному люду?
        Последовал едва слышный звук: с моего лотка что-то взяли. Что-то довольно тяжелое. Скорее всего - миниатюрное подобие Древа: я высаживала ростки линвина и частым подстриганием добивалась сходства с самим Мировым Древом. Они приносили мне основную прибыль, но и затрат времени и труда требовали соответствующих.
        Я облизнула губы, внезапно и необъяснимо пересохшие, и сказала:

        - Кроме глаз, сударь мой, во мне ничего необычного нет.

        - В самом деле? Тогда, вероятно, меня выдал топот сапог или запах благовоний, задержавшихся на моей форме. Полагаю, все это для тебя более чем внятно.
        Повсюду кругом слышались такие же шаги и голоса с очень правильным выговором. Им как-то неловко и тревожно отвечали мои собратья по торговле в Ряду. Неужто сюда пожаловал целый отряд жрецов и вопросы принялся задавать?.. Обыкновенно мы общались лишь с Блюстителями Порядка - послушниками, проходившими жреческое обучение. Это были в основном молодые ребята, иной раз уж очень усердствовавшие в вере, но в целом вполне вменяемые, во всяком случае пока их не доставали. По большей части они не любили уличного служения и отбывали его спустя рукава, предоставляя жителям города самим решать свои проблемы - чему большинство из нас только радовались…
        Однако что-то подсказывало мне, что стоявший передо мной человек не был обычным Блюстителем.
        Он ни о чем меня не спрашивал, поэтому я молчала, а он, кажется, счел мое молчание за ответ. Я почувствовала, как опасно наклонился лоток: жрец присел на него. Между прочим, лотки - далеко не самые прочные вещи на свете, скорее, они должны быть легкими, чтобы при необходимости уносить их домой. В животе у меня стало нехорошо.

        - Не по себе?  - сказал он.

        - Ну, не то чтобы…  - соврала я.
        Мне доводилось слыхать, как Блюстители пользовались подобным приемом, если желали вывести свою жертву из равновесия. Кажется, со мной это сработало. Я сказала:

        - Хотелось бы узнать ваше имя…

        - Римарн,  - ответил он, назвав имя, обычное в низших слоях амнийцев.  - Превит Римарн Ди. А вы?
        Превит! Это были жрецы полного посвящения и высокопоставленные к тому же. Они нечасто покидали пределы Белого зала, занимаясь в основном политикой и хозяйственными делами.
        Значит, в ордене сочли гибель богорожденной событием немалой важности.

        - Орри Шот,  - представилась я.
        Голос подвел меня, я поперхнулась собственной фамилией и была вынуждена ее повторить. Мне показалось, жрец улыбнулся.

        - Мы,  - сказал он,  - расследуем обстоятельства смерти божественной госпожи Роул и пришли сюда в надежде, что вы и ваши друзья нам поможете. Особенно в свете того, что мы по доброте своей долго закрывали глаза на ваше присутствие здесь, на Гульбище.
        Он взял с лотка что-то еще, и на сей раз я не смогла определить, что именно.

        - С радостью. Всем, чем могу,  - ответила я, старательно пропуская мимо ушей едва замаскированную угрозу.
        Орден Итемпаса, помимо прочего, ведал всеми городскими разрешениями и привилегиями, касавшимися торговли, и нещадно штрафовал нарушителей. У Йель было разрешение торговать на Гульбище; мы, скромные мастеровые, подобного позволить себе не могли.

        - Грустно это все,  - докончила я.  - Кто бы мог предположить, что нечто может убить бога!

        - Богорожденных - очень даже может,  - сказал жрец.
        Его голос звучал заметно холоднее прежнего. Я запоздало выругала себя, вспомнив, как мгновенно ощетиниваются истые итемпаны при упоминании о богах, отличных от их собственного. Ох, я, похоже, слишком долго прожила вдали от Нимаро!

        - Их способны убить их родители - Трое,  - продолжал Римарн.  - А также родные братья и сестры, если могущества хватит.

        - Ну, я, во всяком случае, не видела никаких богорожденных с окровавленными руками, если вы это имеете в виду. Я, собственно, вообще мало что вижу…
        И я выдавила улыбку. Получилось не очень.

        - Да, но ведь это ты обнаружила тело.

        - Верно, и в тот момент там точно никого поблизости не было, это я могу сказать наверняка. Потом появился Сумасброд… то есть лорд Сумасброд, один из богорожденных, обитающих в городе… появился и забрал тело. Он сказал, что покажет его родителям. Самим Троим.

        - Ясно.
        Последовал легкий стук: что-то опустили обратно на лоток, правда, это не было миниатюрное Древо.

        - Какие интересные у тебя глаза…
        Не знаю почему, но я еще больше почувствовала себя не в своей тарелке.

        - Ну да, так люди говорят…

        - Это у тебя… туск?[Туск - старинное название одной из разновидностей катаракты.]
        - Превит наклонился вплотную, рассматривая меня, его дыхание отдавало мятным чаем.
        - Никогда не видел подобного туска.
        Мне не раз говорили, что мои глаза - не самое приятное зрелище. «Туск», который заметил Римарн, на самом деле представлял собой множество тонких выростов сероватой ткани, которые наслаивались один на другой, точно лепестки еще не расцветшей маргаритки. Из-за них у меня нет ни зрачков, ни радужки в обычном понимании этого слова. Если смотреть издали, кажется, что у меня бельма - матовые, серо-стальные. Вблизи делается ясно, что это именно туск.

        - Костоправы,  - пояснила я,  - говорят, что у меня неправильно выросла роговица. Там еще другие осложнения, но я их названия даже выговорить не могу.
        Я вновь попробовала улыбнуться, но потерпела позорную неудачу.

        - Понятно. Скажи, а такая… неправильность… часто встречается у народа мароне?
        Неподалеку с треском рухнул лоток, принадлежавший Ру. Я услышала ее протестующий крик, к которому тотчас присоединились Вурой с Ойном.

        - Заткнитесь, вы все!  - рявкнул жрец, допрашивавший ее.
        Воцарилась тишина. Кто-то из толпы праздношатающихся - быть может, мракоходец - крикнул было, чтобы жрецы от нас отвязались, но никто не поддержал его, и у кричавшего недостало смелости или глупости повторить попытку.
        Я никогда не отличалась долготерпением, и страх не добавил мне выдержки.

        - Так чего вы все-таки от меня хотите, превит Римарн?

        - Меня очень порадовал бы ответ на мой вопрос, госпожа Шот.

        - Нет, глаза вроде моих - далеко не самое обычное дело среди мароне. Я имею в виду, что слепота у нас не слишком распространена. Да и с чего бы?
        Я ощутила, как шелохнулся лоток. Возможно, превит передернул плечами.

        - Не исключено,  - сказал он,  - что это отсроченное последствие деяний Ночного хозяина. Легенда гласит, что в Земле Маро он дал волю… неестественным силам.
        И это подразумевало, что выжившие в катастрофе сами были не вполне естественными существами. Ах ты, самодовольный амнийский подонок! Мы, мароне, чтили Итемпаса так же долго, как и они! Я кое-как проглотила резкий ответ, явившийся на ум, и вместо этого проговорила:

        - Ночной хозяин ничего не причинил нам, превит.

        - Разрушение твоей родины - это, по-твоему, «ничего»?

        - Я хотела сказать - ничего помимо этого. Тьма и демоны! Да ему дела до нас никакого не было, чтобы что-то нам причинять. А Землю Маро он разнес только потому, что Арамери неосторожно спустили его с поводка.
        На мгновение настала полная тишина. Этого хватило, чтобы мой гнев сдулся, оставив лишь страх. Никому не следовало непочтительно говорить об Арамери и сомневаться в их действиях. В особенности - беседуя со жрецом-итемпаном…
        В следующий миг я аж подпрыгнула: прямо передо мной что-то с громким треском разлетелось. Мое деревце! Его бросили оземь, разбив керамический горшок, и, возможно, насмерть покалечили само растение.

        - Вот жалость-то,  - ледяным тоном выговорил Римарн.  - Прошу прощения. Я возмещу убыток.
        Я закрыла глаза и заставила себя глубоко вздохнуть. Меня еще трясло, но ума хватило ответить:

        - Не беспокойтесь.
        Рядом снова произошло движение, и его пальцы стиснули мой подбородок.

        - Непорядок, что у тебя такие глаза,  - сказал жрец.  - В остальном ты ведь красивая женщина. Если бы ты надела очки…

        - Я предпочитаю, чтобы люди видели меня такой, какая я есть, превит Римарн.

        - Ага. Так кем ты желаешь выглядеть - слепой человеческой женщиной? Или богорожденной, которая притворяется беспомощной смертной?
        Какого он… Я напряглась всем телом, а потом сделала то, что, наверное, делать вовсе не следовало. Я громко расхохоталась. Умом я понимала, что он и так уже сердит и вряд ли стоит злить его дальше. Но когда я сама здорово злюсь, мне непременно требуется как-то «спустить пар», и тогда рот начинает действовать сам по себе, без участия головы.

        - О чем это вы…  - Стараясь не коснуться его руки, я смахнула выступившую слезу.  - Богорожденная? Я?.. Отец Небесный, неужто вы вправду это подозреваете?..
        Пальцы Римарна слегка сжались, достаточно, чтобы сделать мне больно, и я прекратила смеяться. Он заставил меня запрокинуть голову и наклонился ближе.

        - Что я действительно думаю, так это то, что от тебя прямо разит магией,  - произнес он таинственным шепотом.  - Прямо как ни от кого другого из смертных!
        И внезапно я увидела его.
        Его свечение не проявлялось постепенно, как у Солнышка. Оно возникло все сразу и шло не изнутри. Я увидела повсюду на его коже тонкие линии и завитки, смахивавшие на светящуюся татуировку. Узор обвивал его руки и растекался по торсу. Прочие части тела оставались незримыми, но пляшущие огненные линии внятно очерчивали фигуру.
        Писец! Он был писцом! А судя по количеству слов божественной речи, врезанных в его плоть,  - еще и очень продвинутым. Ну конечно, на самом деле там никаких надписей не было, просто таким образом мои глаза воспринимали его искусство и опыт,  - по крайней мере, так я за годы привыкла это понимать. Обычно это свойство восприятия помогало мне засекать подобных ему издали, задолго до того, как они, подобравшись поближе, могли бы застукать меня.
        Я судорожно сглотнула. Теперь мне сделалось не до смеха. Я была попросту в ужасе.
        Но прежде чем он успел приступить к какому следует допросу, я вновь ощутила движение воздуха. Только оно и предупредило меня за миг до того, как некая сила отодрала от моего лица руку превита. Римарн хотел было расшуметься, но не успел: между нами возникло еще чье-то тело, и я больше не могла видеть жреца. Мелькнувший силуэт был крупнее, чем у него, и полностью лишен магического свечения. Я его сразу узнала. Это был Солнышко.
        Что конкретно он сделал с Римарном, я, конечно, не видела, но мне и не требовалось. Мне вполне хватило ахов и охов остальных торговцев с Ряда и зевак. Солнышко крякнул от усилия, потом вскрикнул Римарн - его оторвали от земли и швырнули далеко в сторону, как мешок. Божественные слова на его коже слились в полосы: он пролетел по воздуху футов десять, не меньше. Потом шлепнулся с очень нехорошим звуком и сразу перестал сиять.
        Нет-нет, только не это… Я вскочила на ноги, перевернув стул, и отчаянно зашарила, разыскивая посох. И вдруг замерла, так и не найдя его. Римарн больше не светился, но я по-прежнему видела.
        Я видела Солнышко. Его сияние было очень слабым, едва различимым, но оно разгоралось, пульсируя, точно бьющееся сердце. Вот Солнышко встал между Римарном и мной, и сияние вмиг стало еще ярче, из мягкого мерцания превратившись в невыносимое пламя. Что-то подобное я видела только в рассветные часы…
        А теперь было около полудня.

        - Во имя всех Преисподних, что ты творишь?  - окликнул резкий голос.
        Это говорил кто-то из жрецов. Послышались еще крики, угрозы… и я вернулась к реальности. Никто здесь не мог видеть сияния Солнышка, кроме меня и, возможно, Римарна, но тот еще не поднялся с земли и только стонал. Все остальные видели обыкновенного мужчину, притом никому не известного чужестранца, одетого в простую, дешевую одежду (я смогла купить ему только такую)… короче, оборванца, напавшего на превита ордена Итемпаса. Прямо на глазах у целого отряда Блюстителей.
        Я потянулась схватить Солнышко за ярко пылающее плечо, но тотчас невольно отдернула руку. Не потому, что он был горячим на ощупь… то есть он был, причем куда горячее, чем когда-либо прежде,  - его тело под моей ладонью словно вибрировало. Я как будто к молнии прикоснулась!
        Додумывать эту мысль мне было некогда.

        - Прекрати!  - зашипела я на него.  - Какого хрена ты делаешь? Надо извиниться, причем прямо сейчас, пока они не…
        Солнышко обернулся и посмотрел на меня, и слова умерли у меня на языке. Я полностью видела его лицо, как в замечательные моменты перед тем, как он
«разгорался» слишком ярко и я вынужденно отворачивалась. Слово «прекрасный» и близко не лежало к описанию этого лица, преображенного в нечто гораздо большее, нежели собрание черт, давно изученных моими памятливыми руками. Его скулы не имели собственного свечения. И не то чтобы его губы вдруг изогнулись, как живые существа, наделенные собственной волей, и наградили меня мимолетной, очень личной улыбкой, заставившей на мгновение почувствовать себя единственной женщиной во всем мире.
        Никогда прежде он не улыбался мне…
        Вот только она была злой, эта улыбка. Холодная улыбка убийцы… Я так и отшатнулась. В самый первый раз с момента нашей с Солнышком встречи я испугалась его.
        А он огляделся кругом, разворачиваясь к Блюстителям, наверняка уже порывавшимся взять нас в кольцо. Он смотрел и на них, и на толпу зевак все с той же отстраненной, холодной, самоуверенной наглостью. Кажется, он принял про себя какое-то решение.
        Я так и стояла с приоткрытым ртом, когда его сграбастали сразу трое Блюстителей. Я смогла их увидеть - темные силуэты на фоне бешеного сияния Солнышка. Они швырнули его наземь, попинали сапогами и заломили ему руки за спину, чтобы связать. Один из них с силой придавил коленом его шею, и я закричала - отчаянно, во все горло. Блюститель, злобная темная тень, обернулся и заорал что-то вроде того, чтобы я заткнулась, маронейская сучка, а не то он и меня сейчас…

        - Довольно!
        Это был такой жуткий рев, еще и раздавшийся совсем рядом, что я подпрыгнула и выронила посох. А поскольку мгновенно наступила тишина, посох ударился о мостовую Гульбища до того звонко, что я вздрогнула.
        Кричал, как выяснилось, Римарн. Я больше не могла его видеть. Не знаю уж, каким образом он раньше скрывал от меня свою истинную природу, только это опять действовало. Но, даже будь божественная вязь на его коже по-прежнему различима, вряд ли я заметила бы ее в слепящем сиянии Солнышка.
        Римарн говорил хрипло, он еще не восстановил дыхание. Тем не менее он поднялся и стоял возле своих послушников, обращаясь непосредственно к Солнышку:

        - У тебя что, не все дома? Никогда подобных глупостей не видал!
        Солнышко не сопротивлялся, пока его валили жрецы. Придавившего ему коленом шею Римарн прогнал жестом Блюстителя, и только тут я расслабила невольно напрягшиеся плечи, а он легонько толкнул Солнышко в затылок носком сапога.

        - Отвечай!  - рявкнул он.  - Ты сумасшедший?
        Я поняла: нужно что-то делать, и срочно.

        - Он… м-мой кузен,  - кое-как выговорила я.  - Только что приехал из захолустья, господин превит. Он не знает города и понятия не имеет, кто вы такой…
        Это была страшнейшая ложь в моей жизни, к тому же совершенно бездарная. Всякий человек, вне зависимости от расы, рода-племени и общественного положения, с первого взгляда узнавал служителей Итемпаса. Они носили снежно-белые одеяния и были правителями мира.

        - Пожалуйста, превит, взыщите с меня за…

        - И не подумаю,  - отрезал Римарн.
        Блюстители поднялись сами и поставили на ноги Солнышко. Он самым спокойным образом стоял между ними - и сверкал так, что я отчетливо различала половину Гульбища в магическом свете, источаемом его телом. А на лице у него по-прежнему была все та же улыбка, жуткая и смертоносная.
        Потом его поволокли прочь, и во рту у меня стало кисло от ужаса. Кое-как, ощупью, я обежала свой лоток. Что-то еще свалилось оттуда и разбилось о мостовую. Я неуклюже побежала за Римарном без посоха:

        - Превит! Погодите!..

        - Я еще вернусь за тобой,  - пообещал он.
        И ушел, окруженный Блюстителями Порядка. Я бросилась было следом, запнулась о невидимое препятствие, вскрикнула и полетела наземь, но не упала. Меня подхватили грубые руки, пахнувшие табаком, выпивкой - и страхом.

        - Оставь, Орри,  - выдохнул мне на ухо Вурой.  - Они так взвинчены, что без зазрения совести из слепой девчонки вытряхнут душу…
        Я вцепилась в его руку:

        - Они же его убьют! Вурой, они же его там насмерть забьют…

        - Ты все равно ничего сделать не можешь,  - тихо проговорил он, и я бессильно обмякла, потому что он был прав.


* * *
        Вурой, Ру и Ойн помогли мне добраться домой. Они же принесли мой лоток и товар, без долгих разговоров понимая, что запирать их у Йель нет смысла: все равно в обозримое время я на Гульбище не вернусь.
        Ру и Вурой остались у меня, Ойн же вновь отправился на улицу. Я пыталась успокоиться и, как говорится, не дергаться, потому что иначе они могли что-нибудь заподозрить. Они ведь уже обошли дом, заглянули в кладовку, где обитал Солнышко, и нашли в уголке невеликую стопку его одежды - все самым аккуратным образом свернуто и сложено. Они и так небось решили, что я скрывала от них любовника. Знай они правду, они перепугались бы еще больше.

        - Я могу понять, почему ты нам ничего о нем не говорила,  - заметила Ру.
        Она сидела напротив за кухонным столом и держала меня за руку. Там, где сейчас покоились наши руки, не далее как вчера вечером все было залито его кровью.

        - После того, как вы с Сумасбродом… Ну ладно. Но все-таки зря ты не рассказала нам, милая. Мы же твои друзья. Мы бы все поняли.
        Я упрямо помалкивала, пытаясь не показать, до какой степени их присутствие тяготило меня. Надо напустить на себя рассеянный и подавленный вид - пусть решат, что мне сейчас необходимей всего уединение и сон. Уйдут, и я смогу помолиться о явлении Сумасброда. Существовала вероятность, что Блюстители не станут убивать Солнышко сразу. Он ведь бросил им наглый вызов, проявил непочтительность. Они уж постараются растянуть ему «удовольствие»…
        Это само по себе достаточно скверно. Но если они все-таки убьют его, а он у них перед носом исполнит свой милый маленький трюк с воскрешением - одним богам известно, что они предпримут тогда. Магия была силой, вроде как предназначенной для тех, кто и так уже облечен властью: семейство Арамери, знать, писцы, орден и всякие там богатеи. Простонародью магия заказана - хотя каждый из нас время от времени втайне колдовал понемножку. Любой женщине известна сигила, предотвращающая беременность, и в каждой соседской общине имелся хоть кто-то, способный начертать знаки для исцеления небольшой немочи или чтобы спрятать ценности, выложенные прямо на виду. Когда начали во множестве появляться богорожденные, с этим стало несколько проще - жрецам не всегда удавалось отличить младших богов от простых смертных, и они махнули рукой на случаи бытового колдовства.
        Что касается Солнышка, то младшим богом он совершенно точно не был. Какое-то существо само по себе. Я не знаю, с чего он взялся сиять на Гульбище, но ясно одно: долго его свечение не продержится. Оно никогда долго не длилось. Скоро он ослабеет и снова станет обычным человеком. И тогда-то жрецы по жилочке его разберут, допытываясь источника такой мощи.
        А потом опять-таки явятся за мной - за то, что предоставила ему кров…
        Я потерла ладонями лицо, изображая усталость, и жалобно проговорила:

        - Прилечь бы…

        - Срань демонская,  - ругнулся Вурой.  - Притворяешься, что спать хочешь, а сама небось сразу своего бывшего позовешь! У нас что, по-твоему, опилки вместо мозгов?
        Я так и застыла, а Ру хихикнула:

        - Помни, что мы неплохо знаем тебя, Орри.
        Проклятье.

        - Но должна же я ему как-то помочь,  - сказала я, отбрасывая притворство.  - Даже если не сумею разыскать Сумасброда… У меня немножко денег есть. Жрецы иногда взятки берут…

        - Только не тогда, когда их вот так разозлят,  - очень тихо произнесла Ру.  - Они возьмут твои денежки, а сами прикончат его.
        Я стиснула кулаки.

        - Значит, остается Сумасброд. Помогите мне найти его! Он точно сможет что-нибудь сделать. За ним должок…
        Едва выговорив эти слова, я услышала перезвон маленьких колокольчиков. От этого звука мне кровь бросилась в щеки - я поняла, до какой степени недооценивала своих друзей.
        Кто-то открыл переднюю дверь, и я различила знакомое мерцание Сумасброда непосредственно сквозь стены, еще прежде, чем он появился на кухне, сопровождаемый Ойном и какой-то незнакомой рослой тенью.

        - Я все слышал,  - негромко проговорил Сумасброд.  - Что, Орри, призываешь отдать должок?
        Тут воздух странно задрожал, возникло едва уловимое напряжение - словно затаил дыхание кто-то незримый. Это набирала силу божественная мощь Сумасброда.
        Я поднялась из-за стола, впервые за несколько месяцев искренне радуясь его появлению. Потом заметила угрюмое выражение его лица и погодила радоваться.

        - Мне очень жаль, Сброд,  - сказала я.  - Я как-то даже забыла… о твоей сестре. Будь у меня хоть какой-то другой выход, я бы ни за что тебя о помощи не попросила, пока траур…
        Он тряхнул головой:

        - Мертвым уже ничем не поможешь, а Ойн говорит, у тебя друг в беду попал…
        Наверняка Ойн рассказал ему куда больше - он был тот еще сплетник. Тем не менее я сочла за благо сама все объяснить.

        - Да, и я думаю, Блюстители Порядка уволокли его не в Белый зал, а куда-то еще. Итемпас, Небесный Отец,  - Дневной Отец, поправилась я мысленно,  - не переносит беспорядка, а убиение человека очень редко обходится без оного. Вряд ли они решатся осквернить Белый зал таким непотребством.

        - Южный Корень,  - произнес Сумасброд.  - Кое-кто из моих верных видел, как после схватки на Гульбище они вели твоего друга в том направлении.
        Мне потребовалось мгновение, чтобы переварить новость: оказывается, его верные потихоньку наблюдали за мной. Ну и пусть их, решила я. Дотянулась до посоха и подошла к Сумасброду:

        - И давно они?..

        - С час назад.  - Он взял мою руку в свою, ладонь была теплая и гладкая, напрочь лишенная мозолей.  - После этого я ничем больше не буду обязан тебе, Орри. Ты это понимаешь?
        Я вымученно улыбнулась, потому что понимала. Сумасброд никогда не нарушал договоренностей. Если он был тебе должен, то мог пробить стены и свернуть горы, отдавая долг. Если ему придется сотворить это с орденом Итемпаса, значит потом некоторое время ему трудно будет обделывать свои дела в Затени. А он много чего мог сотворить. Поубивать их, к примеру. Или вовсе покинуть город, чтобы вернуться в царство богов. Даже у таких, как он, имелись непреложные правила, которые следовало исполнять.
        Я шагнула ближе и прижалась к его плечу, наслаждаясь его уверенной силой. Сложно было осязать эту руку, не припоминая наши былые ночи… и прежние времена, когда я полагалась на него при любом затруднении и все затруднения чудесным образом исчезали.

        - Скажем так: дело стоит того, чтобы ради него разбить мне сердце,  - сказала я наконец.
        Я говорила легкомысленным тоном, но смысл сказанного был именно таков. И Сумасброд вздохнул, ибо понимал мою правоту.

        - Тогда держись,  - сказал он.
        Мир вокруг вспыхнул: его магия помчала нас туда, где в муках умирал Солнышко.

3

«БОГИ И МЕРТВЕЦЫ»
        (холст, масло)

        Едва мы с Сумасбродом возникли в пределах Южного Корня, как угодили под такую волну магической мощи, что едва устояли на ногах.
        Лично я восприняла ее как вспышку ярчайшего сияния, нестерпимого настолько, что я закричала и выронила посох, чтобы прикрыть глаза хотя бы ладонями. Сумасброд тоже ахнул, словно его ударили. Он опамятовался куда быстрее меня и схватил мои руки, заставляя отнять их от лица:

        - Орри, ты как? Дай гляну!
        Я не сопротивлялась.

        - Да я в порядке, просто… Как же тут полыхнуло! Боги!.. Я и не думала, что этим штукам бывает так больно…
        Я все никак не могла проморгаться, у меня вовсю текли слезы, и это заставило Сумасброда внимательнее приглядеться к моим глазам.

        - Это не «штуки», Орри, это глаза! Ну как, стихает боль?

        - Да-да, говорю же, я в полном порядке. Во имя адских бездн, что это было?
        Сияние уже успело погаснуть, и вокруг меня сомкнулась привычная темнота. Да и боль, пускай медленно, все-таки уходила.

        - Чтобы я знал…
        Сумасброд взял мое лицо в ладони, его большие пальцы прошлись по векам, смахивая слезы. Сперва я восприняла это как дружескую заботу, но потом его прикосновение показалось мне… очень уж сокровенным. Оно потревожило воспоминания куда болезненней вспышки непонятного света. Я отстранилась - быть может, поспешней, чем следовало бы. Сумасброд вздохнул, но не стал удерживать меня.
        Что-то зашевелилось справа и слева, и я услышала словно бы легкий топот ног по земле. Сумасброд заговорил снова, причем довольно-таки властным тоном, как всегда, когда обращался к своим подчиненным.

        - Скажите мне, что это был не тот, о ком я подумал!

        - Это был он.
        Голосок показался бледным и несколько андрогинным, хотя мне как-то довелось видеть его обладательницу, и внешне она вовсе не соответствовала своему голосу: каштановые волосы, роскошная фигура. А еще она была из числа «боженят», которым не нравилось, что я способна их видеть, так что после того единственного раза она не попадалась мне на глаза.

        - Тьма и демоны!  - раздраженно проговорил Сброд.  - Я-то думал, Арамери его у себя держат…

        - Судя по всему, больше не держат.
        На сей раз голос определенно мужской. Этого богорожденного я тоже видела. Он был странноватым созданием с длинными непослушными волосами, пахнувшими медью. На его по-амнийски белой коже там и сям красовались темные, неправильной формы
«заплатки»; я подозревала, что это он так занимался украшательством. Лично мне такой окрас нравился, и я радовалась всякому случаю увидеть его без личины. Сейчас, однако, все были заняты делом, и он тоже был лишь частью окружающей тьмы.

        - Лил явилась,  - сказала женщина, и Сумасброд застонал.  - А еще там тела. Блюстители Порядка…

        - Какого…
        Сумасброд вдруг придержал шаг и пронзил меня пристальным взглядом:

        - Орри, только не говори мне, что это твой новый возлюбленный!

        - Нет у меня никакого возлюбленного, Сброд! И вообще, не твое дело!  - Тут я нахмурилась, кое-что сообразив.  - Погоди, ты что, про Солнышко говоришь?

        - Солнышко?.. Это еще что за…
        Выругавшись, Сумасброд быстро наклонился, поднял мой посох и сунул его мне в руки:

        - Ну хватит. Идем!
        Его свита тотчас испарилась, а сам он потащил меня вперед, туда, где находился источник добела раскаленной силы, только что ударившей нам в лица.
        Южный Корень - или «Душный Курень», как шутили местные,  - считался едва ли не худшим закоулком Тени. Один из главных корней Древа разветвлялся неподалеку, и благодаря этому территория оказывалась зажата с трех сторон вместо обычных двух. Выдавались - хоть и нечасто - деньки, когда Южный Корень был просто прекрасен. До возникновения Древа здесь квартировала уважаемая община искусных мастеровых; беленые стены были там и сям инкрустированы слюдой и полированным агатом, камни мостовой складывались в хитроумный узор, а железные ворота поражали благородством и изысканностью форм. Если бы не третий корень, этим местам доставалось бы больше солнечного света, чем кварталам ближе к стволу. Я слышала от людей, что поздней осенью, когда дули сильные ветры, так оно и бывало - часа на два в день. Все остальное время в Южном Корне властвовали потемки.
        Теперь тут обитали одни только бедняки, отчаявшиеся и обозленные. Соответственно, Южный Корень был одним из немногих городских кварталов, где Блюстители Порядка могли насмерть забить человека прямо на улице и не слишком опасаться последствий.
        Должно быть, на сей раз совесть беспокоила их побольше обычного, потому что место, куда в конце концов затащил меня Сумасброд, ощущалось скорее как замкнутое. Пахло мусором и плесенью, а уж старой мочой разило так, что у меня язык защипало. Опять переулок? Который никто не позаботился заколдовать чистоты ради?..
        Присутствовали и другие запахи, сильные и куда более неприятные. Дым. Головешки. Паленые волосы и плоть. И, по-моему, где-то что-то продолжало тихо шкварчать…
        Рядом с источником звука виднелась рослая расплывчатая женская фигура - единственная, если не считать Сумасброда, доступная моему зрению. Она стояла ко мне спиной, так что поначалу я разглядела лишь длинные всклокоченные волосы - прямые, как водилось у жителей Дальнего Севера, только странного цвета - неровного золотого. В смысле, ничего общего с золотистой мастью амнийцев; если уж на то пошло, ее волосы ничуть не казались красивыми. А еще она была худой, и ее худоба выглядела болезненной. Элегантное платье с открытой спиной не подходило ни к ее фигуре, ни к замусоренному, отдающему насилием месту. И лопатки, торчащие по обе стороны гривы волос, были острыми, словно лезвия ножей.
        Потом женщина обернулась, и я обеими руками зажала себе рот, чтобы не заорать. Выше носа ее лицо было вполне нормальным. А вот рот представлял собой уродливую, невозможную, чудовищную дыру: нижняя челюсть свешивалась аж до колен, а в слишком массивных деснах красовалось несколько рядов крохотных, как иголки, зубов. Причем эти зубы еще и двигались. Каждый ряд полз вдоль челюсти, словно череда муравьев. Я даже слышала, как они тихо жужжали. Из пасти текла слюна.
        Заметив мою оторопь, она улыбнулась. Это было самое жуткое зрелище, которое я на своем веку видела.
        Мгновением позже страшилище замерцало - и обернулось женщиной вполне амнийской, ничем не выдающейся внешности. И рот у нее стал совершенно человеческим, обыкновенным. Этот рот продолжал улыбаться, и вроде улыбка была как улыбка, но сквозило в ней что-то настолько голодное, что и словами не описать.

        - Боги мои!  - пробормотал Сумасброд. (Чтобы ты знал: богорожденные постоянно употребляли подобные выражения.)  - Это ты!
        Я слегка растерялась, потому что обращался он определенно не к светловолосой особе. Ответ же вовсе заставил меня подскочить, поскольку раздался с полностью неожиданной стороны. Сверху.

        - О да,  - негромко произнес новый голос.  - Это он.
        Сумасброд вдруг замер как-то так, что я поняла: все плохо. Двое его подручных внезапно сделались видимыми, оба - точно пружины.

        - Ясно,  - сказал Сумасброд; он говорил тихо, выбирая слова.  - Давно не виделись, Сиэй. Что, решил позлорадствовать?

        - Ну, не без того.
        Голос мог принадлежать мальчику, еще не ставшему подростком. Я задрала голову, силясь определить, где он находился: на крыше? В окне второго-третьего этажа? Увидеть ничего не удавалось. Неужели смертный? Или кто-то из «боженят», стеснявшийся показаться?
        Рядом произошло неожиданное движение, и мальчик заговорил уже с мостовой, с расстояния в несколько футов. Значит, богорожденный.

        - А ты, старина, выглядишь потрепанным,  - сказал мальчишка.
        До меня с запозданием дошло, что он тоже обращался к кому-то невидимому - не ко мне, не к Сумасброду и не к светловолосой. Я вгляделась, как могла пристальнее, и наконец заметила сбоку, под стеной, еще кого-то - возле самой земли. Вроде он там сидел или стоял на коленях. И очень тяжело дышал. Что-то в звуках этой вымотанной одышки показалось мне очень знакомым.

        - Смертная плоть связана законами естества,  - продолжал мальчишка, обращаясь к задыхавшемуся человеку.  - Это верно, без сигил, призванных направлять мощь, она льется потоком, но тогда магия лишает тебя сил. Если перебрать, она может тебя даже убить - на время, конечно. Мне очень жаль, старина, но, боюсь, это одна из множества непривычных вещей, которые тебе придется усвоить.
        Светловолосая засмеялась. Получилось что-то вроде скрежета гравия под ногами.

        - Не очень-то тебе его жалко,  - сказала она.
        Тут она была права. В голосе мальчика, которого Сумасброд назвал Сиэем, сострадание отсутствовало начисто. Скорее, наоборот, он был даже доволен. Так люди радуются унижению старинного недруга. Я наклонила голову, напряженно вслушиваясь, пытаясь что-то понять.
        Сиэй захихикал:

        - Жалко, Лил, жалко. Я что, похож на любителя лелеять обиды? Как-то мелковато для такого, как я.

        - Мелковато,  - согласилась светловолосая.  - А еще очень по-детски и очень жестоко. Он страдает, а тебе это доставляет удовольствие?

        - О да, Лил. Еще как доставляет!
        В этот раз он не сделал даже попытки изобразить дружелюбие. В мальчишеском голосе не было никаких чувств, кроме упоения жестокостью. Я задрожала, пуще прежнего испугавшись за Солнышко. Я никогда раньше не встречала богорожденных детей, но что-то подсказывало мне, что они не больно-то отличаются от обычных. А человеческие дети бывают беспощадны. Особенно когда дорвутся до власти.
        Я отлепилась от Сумасброда, желая пойти к тяжело дышавшему мужчине, но Сумасброд резким движением притянул меня обратно. Его рука сжимала мою, точно тиски. Я споткнулась и запротестовала:

        - Но я…

        - Не сейчас, Орри,  - сказал Сумасброд.
        Он нечасто называл меня по имени, но я давно успела усвоить: это служило чем-то вроде сигнала опасности. В любой другой ситуации я бы с удовольствием спряталась у него за спиной и постаралась сделаться как можно незаметнее. Однако сейчас я стояла в глухом переулке городских задворок, в окружении трупов и оравы богов, готовых выйти из себя. И нигде ни единого смертного, до которого я могла бы докричаться. Да если бы такой и нашелся - чем, во имя всех глубин Преисподней, он бы мне помог?

        - Что случилось с Блюстителями?  - шепотом обратилась я к Сумасброду. Вопрос был совершенно излишним; те, о ком я спрашивала, как раз перестали шкварчать.  - Каким образом Солнышко их убил?

        - Солнышко?..
        К моему вящему испугу, переспросил не Сумасброд, а Сиэй. Мне очень не хотелось привлекать их внимание - что его, что светловолосой. Тем не менее Сиэй, кажется, пребывал в полном восторге.

        - Солнышко? Это ты так его прозвала? Правда, что ли?
        Я сглотнула и попыталась заговорить. Получилось не сразу.

        - Он не сказал мне своего имени, ну я и… Надо же мне как-то его называть…

        - Нет, правда?
        Мальчуган, забавляясь, подошел ближе. Судя по направлению на источник голоса, я была намного выше ростом, но это обстоятельство как-то не особенно утешало. Я по-прежнему не могла его видеть - ни тени, ни контура, а это значило, что в умении скрываться большинство богорожденных ему и в подметки не годились. Я даже его запаха не ощущала! Но вот что касается присутствия… Оно заполняло весь переулок, опять-таки не в пример остальным.

        - Солнышко,  - задумчиво повторил мальчик.  - И что, отзывается он на это имя?

        - Ну… не то чтобы…  - Я облизнула пересохшие губы и отважилась спросить наудачу: - С ним все хорошо?..
        Мальчик сразу отвернулся:

        - О да, с ним будет все хорошо. Куда ж он денется!
        Я почувствовала, что его гнев только усилился, и сердце у меня ушло в пятки: я поняла, что ляпнула нечто неподобающее и только все усугубила. А Сиэй продолжал:

        - Что бы ни произошло с его смертным телом, как бы он ни надругался над ним… И конечно, конечно же, я об этом знаю, а ты думал - нет?  - Он снова обращался к Солнышку, и теперь его голос по-настоящему дрожал от ярости.  - Ты думал, я упущу случай посмеяться над тобой, таким гордым, таким самоуверенным, глядя, как ты умираешь снова и снова из-за того, что не соблаговолишь хоть чуточку поберечься?
        Послышался звук словно бы резкого толчка, и Солнышко охнул. Еще звук, безошибочно узнаваемый звук удара. Это мальчик лягнул его. Рука Сумасброда, лежавшая на моем плече, напряглась - по-моему, непроизвольно, просто в ответ на то, что ему довелось увидеть.
        Сиэй же не говорил, а почти бессвязно рычал.

        - Ты что вообразил…  - Новый удар, жестче прежнего; богорожденные были куда сильнее, чем выглядели.  - Будто я…  - Удар.  - Не захочу…  - Еще удар.  - Помочь тебе с обучением?
        Удар.
        И, точно эхо, влажный хруст сломанной кости.
        Солнышко вскрикнул, и тут уж я, не сдержавшись, раскрыла рот для протестующего вопля…
        Но прежде чем этот вопль прозвучал, раздался новый голос, такой негромкий, что я едва его услыхала.

        - Сиэй.
        И все мгновенно замерло и утихло.
        Сиэй тотчас сделался видимым. И правда мальчишка - невысокий и худенький, с кожей почти как у мароне и нечесаными прямыми патлами. Так посмотришь - вроде ничего угрожающего. Проявившись во тьме, он застыл как истукан, только удивленно вытаращил глаза. Но потом все-таки повернулся.
        Там, куда он смотрел, возник еще один богорожденный. Вернее - богорожденная. Эта тоже выглядела сущей девчушкой, на голову меньше меня и едва крупнее Сиэя, но было в ней что-то, свидетельствовавшее о силе. Быть может, наряд, показавшийся мне достаточно странным: длинная серая безрукавка, открывавшая тонкие, но крепкие смуглые руки, и облегающие штаны до середины икры. К тому же она была босиком. Сперва она показалась мне подходящей под описание жителей Дальнего Севера, но потом я обратила внимание на волосы - кудрявые и непослушные вместо прямых, да еще и остриженные почти по-мальчишески коротко. Не укладывались в картину и ее глаза, только я не сразу поняла почему. Какого, кстати, они цвета? Зеленого? Серого? Или вовсе неописуемого?
        На самом краю моего зрения застыл Сумасброд, глаза у него стали круглыми. Кто-то из его подручных выругался - тихо и торопливо.

        - Сиэй,  - с неодобрением повторила кудрявая женщина.
        Сиэй нахмурился. В этот момент он выглядел надутым маленьким паршивцем, которого застукали за чем-то нехорошим.

        - А что такого?  - буркнул он.  - Он же не взаправду смертный.
        Лил, светловолосая богиня, стоя в сторонке, с интересом поглядывала на Солнышко.

        - Ну, пахнет он как настоящий смертный,  - сказала она.  - Пот, боль, кровь, страх… прелесть, да и только!
        Новоприбывшая богиня покосилась на нее, что нимало не озаботило Лил, и вновь сосредоточилась на Сиэе.

        - Мы не так это задумывали,  - сказала она.

        - Ну и почему бы мне время от времени и не запинать его до смерти? Он ведь даже не пытается выполнять ваши условия. А так я бы хоть позабавился…
        Богиня покачала головой, вздохнула и пошла к нему. К моему изумлению, Сиэй даже не попытался воспротивиться, когда она обняла его и накрыла ладонью его голову. Он стоял столбом, не отвечая на ласку, но даже я видела, что он нимало не возражал против ее объятий.

        - Это бессмысленно,  - шепнула она ему на ухо.
        Шепнула так нежно, что я невольно вспомнила о своей матери, жившей за много миль отсюда, в области Нимаро.

        - Этим ты ничего не добьешься,  - продолжала она.  - Побои даже не причиняют ему той боли, которая имела бы значение. Так чего ради возиться?
        Сиэй отвернулся, мальчишеские руки сжались в кулаки.

        - Ты знаешь, ради чего!

        - Да, я знаю. А ты?
        Когда Сиэй заговорил снова, я различила в его голосе явственное напряжение.

        - Нет! Я его ненавижу! Я хочу вечно убивать его!
        Но тут плотину прорвало - он обмяк и прижался к ней, разразившись слезами.
        Кудрявая богиня вздохнула и притянула его плотнее к себе, намереваясь утешать, сколько бы времени это ни заняло.
        Я дивилась на них, разрываясь между жалостью и благоговением, потом вспомнила о Солнышке. Он лежал на земле и хрипло, трудно дышал.
        Я тайком мало-помалу отодвинулась от Сумасброда - тот наблюдал за происходившим с очень странным выражением лица, которое я не сумела истолковать. Скорбь? Досада?.. Впрочем, не важно. Пока он и все остальные были заняты другим, я незаметно подобралась к Солнышку.
        Да, это несомненно был он; я тотчас узнала характерный запах - специи и металл. Я опустилась на корточки и стала ощупывать его тело. Спина оказалась жутко горячей, как на последней стадии лихорадки, и вся залита… я понадеялась, что просто потом. Он лежал, свернувшись в клубок, крепко сжав кулаки, и определенно чувствовал невыносимую боль.
        То, что его довели до подобного состояния, привело меня в ярость. Я свирепо вскинулась на Сиэя и кудрявую богиню… и аж похолодела, заметив ее глаза, устремленные на меня поверх костлявого плеча божественного сорванца. С какой стати эти глаза показались мне серо-зелеными?.. Они были желтовато-зелеными, вот как, и в них не было ни малейшей теплоты.

        - Занятно,  - сказала она.
        Сиэй тоже повернулся и уставился на меня, утирая один глаз тыльной стороной кисти. Рассеянно и любовно придерживая его за плечо, богиня обратилась ко мне:

        - Ты его возлюбленная?

        - Нет,  - встрял Сумасброд.
        Женщина глянула на него с самой мягкой из возможных укоризн, и Сумасброд тотчас закрыл рот, крепко сжав челюсти. Я еще ни разу не видела его до такой степени близким к испугу.

        - Я не его девушка,  - кое-как выговорила я.
        Я окончательно перестала понимать, что вообще происходит, почему Сумасброд так опасался этой женщины и мальчика-бога. Мне только не хотелось, чтобы из-за моей прихоти Сумасброд влип в какие-то неприятности.

        - Солнышко просто живет у меня,  - принялась я путано объяснять.  - Мы… то есть он…
        Что же говорить дальше? Сумасброд давным-давно мне внушил: никогда не пытайся лгать богорожденным. Иные из них потратили тысячи лет, постигая человеческую природу. Мыслей они не читали, но язык наших тел представлял для них открытую книгу.

        - Я его друг,  - сказала я наконец.
        Мальчик переглянулся с богиней… После чего оба вперили в меня загадочные, неисповедимые взгляды. И только тут я заметила, что зрачки у Сиэя щелевидные, словно у кошки или змеи.

        - Его друг,  - сказал Сиэй.
        Теперь на его лице отсутствовало какое-либо выражение, глаза просохли от слез, голос сделался совершенно невыразительным. Я даже не пробовала гадать, к худу это или к добру.

        - Ну да,  - сказала я на всякий случай.  - Это… в смысле… в общем, так я себя понимаю.
        Прозвучало до ужаса жалко. Повисла тишина, и, пока она висела, мне стало стыдно. Я ведь не знала даже настоящего имени Солнышка.

        - Пожалуйста, не надо больше мучить его…
        Это я уже не выговорила, а прошептала.
        Сиэй вздохнул, и за ним вздохнула богиня. Я мало-помалу начала избавляться от ощущения, будто иду по узенькому мостику через страшную бездну.

        - Значит, ты называешь его своим другом,  - сказала наконец женщина, и я с изумлением расслышала в ее голосе сострадание. Зеленые глаза потемнели, приобретая ореховый оттенок.  - А он тебе отвечает тем же?
        Я поняла: от них ничто не укрылось.

        - Не знаю,  - ответила я, про себя ненавидя ее за этот вопрос. На Солнышко, лежавшего рядом со мной, я не смотрела.  - Он со мной не говорит.

        - А ты спроси себя почему,  - растягивая слова, пробормотал мальчик.
        Я в очередной раз облизнула губы:

        - Мало ли по какой причине он не хочет говорить о своем прошлом…

        - Редкая из этих причин бывает достойной. А его - в особенности!
        И, бросив на нас последний взгляд, полный презрения, Сиэй отвернулся и зашагал прочь.
        Впрочем, он помедлил, а на лице у него отобразилось удивление, ибо кудрявая женщина вдруг подалась вперед и подошла к нам с Солнышком. Когда она тоже присела на корточки, легко держа равновесие на подушечках босых пальцев, меня посетило мимолетное видение ее истинной сущности - божественной сущности, упрятанной в столь незначительную скорлупу,  - и я испытала настоящее потрясение. Сиэй заполнял своим присутствием переулок, она же заполняла… что? Ее вселенная была слишком громадна, слишком сложна. Она включала землю под моими коленками, каждый кирпич и все до единой крупицы строительного раствора, хилые сорняки под стеной и каждое пятно таинственной плесени. Самый воздух и выгребные ямы в дальнем конце переулка… Все сущее!
        Но видение тотчас померкло, и рядом со мной вновь была невысокого роста уроженка Дальнего Севера с глазами цвета темного влажного леса.

        - Тебе очень повезло,  - сказала она.
        Я было задумалась, что бы это могло значить, потом сообразила, что обращалась она не ко мне, а к Солнышку.

        - Друзья бесценны. Нелегко заслужить могущество, но еще трудней его удержать… Ты должен быть ей благодарен, ведь она решилась поверить в тебя.
        Солнышко дернулся на земле. Что он там сделал, я не видела, но на лице женщины отразилась досада. Она покачала головой и поднялась на ноги.

        - А ты поосторожнее с ним,  - сказала она, и это уже относилось ко мне.  - Будь его другом, если тебе так хочется… и если он позволит тебе. Он сам не понимает, до какой степени ты необходима ему. Но, ради твоего же блага, не вздумай влюбиться! К этому он еще не готов…
        Я могла только смотреть на нее, начисто онемев от священного трепета. Отвернувшись, она пошла прочь, но, минуя Сумасброда, все же помедлила.

        - Роул,  - сказала она.
        Он кивнул так, словно ждал, что она к нему обратится.

        - Мы делаем все, что в наших силах,  - ответил он и бросил на меня быстрый взгляд, отдававший неловкостью.  - Даже смертные пытаются разобраться. Все хотят знать, как это произошло.
        Она кивнула - медленно и серьезно. Потом долго, слишком долго молчала. Подобное водится за богами, когда они обдумывают непостижимое для смертных, хотя нам они стараются этого не показывать. Быть может, эта богиня еще не успела привыкнуть к обществу смертных.

        - У тебя тридцать дней,  - неожиданно сказала она.
        Сумасброд так и напрягся:

        - На то, чтобы найти убийцу Роул? Но ведь ты обещала…

        - Я обещала, что мы не станем лезть в дела смертных,  - резко перебила она, и Сумасброд замолк на полуслове.  - А это дело семейное.
        Мгновение спустя он кивнул, хотя ему было очень не по себе.

        - Да. Да, конечно. И э-э-э…

        - Он рассержен,  - сказала женщина, и я впервые увидела ее обеспокоенной.  - Роул не принимала ничьей стороны во время войны. Но даже если бы приняла… Вы все - по-прежнему его дети. И он вас все еще любит…
        Она сделала паузу и посмотрела на Сумасброда, но тот отвел глаза. Я решила, что она имела в виду Блистательного Итемпаса, который, как говорят, доводится родителем всем младшим богам. Ясное дело, он вряд ли закроет глаза на гибель своей дочери!
        А женщина продолжала:

        - Итак, тридцать дней. Я убедила его до тех пор не вмешиваться. Но после…  - Она помедлила, потом пожала плечами.  - Ты лучше моего знаешь, каков он в гневе.
        Сумасброд страшно побледнел.
        На этом женщина присоединилась к мальчишке, и оба вознамерились нас покинуть. Уголком глаза я заметила, как у кого-то из подручных Сумасброда вырвался вздох облегчения. Мне и самой полагалось бы испытывать облегчение. И вообще, помалкивать. Но, глядя на удалявшихся женщину с мальчиком, я была способна думать лишь об одном: они знали Солнышко. Ненавидели, вероятно, но - знали его.
        Я нашарила свой посох:

        - Постойте!..
        Сумасброд посмотрел на меня так, словно я лишилась рассудка, но я не обратила внимания. Женщина остановилась, впрочем не оборачиваясь, мальчуган же удивленно уставился на меня.

        - Кто он такой?  - спросила я, указывая на Солнышко.  - Пожалуйста, скажите мне его настоящее имя!

        - Орри, во имя всех богов…
        Сумасброд двинулся было ко мне, но женщина подняла изящную ладошку, и он тотчас умолк.
        Сиэй лишь покачал головой.

        - Правила гласят, что он должен жить как смертный и среди смертных,  - сказал он, глядя мимо меня - на Солнышко.  - Никто из вас не является в этот мир уже с собственным именем, значит и ему не полагается имени. И он ничего не получит, если только сам не заработает. А поскольку особого старания он не проявляет, значит - ничего и не будет иметь. Кроме, видимо, друга…  - Он окинул меня быстрым взглядом и кисло скривился.  - Да уж… как говорит мама, даже ему временами везет.
        Мама, отметила я той частью сознания, которая даже после десяти лет жизни в Тени не уставала дивиться подобным вещам. Что ж, боги и богорожденные временами вступали между собой в связь… Может, Солнышко доводился Сиэю отцом?

        - Смертные являются в этот мир не то чтобы совсем на пустое место,  - осторожно проговорила я.  - У каждого есть история. Дом. Семья…
        Сиэй выпятил губу:

        - Не у каждого, а только у тех, кому повезет. А он такой удачи не заслужил.
        Я содрогнулась и невольно вспомнила, как нашла Солнышко. Свет и красота были выкинуты, как мусор… Все то время, что он у меня прожил, я полагала - с ним случилось несчастье. Я думала, он пострадал от какой-то болезни, гуляющей среди богов, или от несчастного случая, оставившего ему лишь намек на прежнюю силу. Теперь стало ясно, что в нынешнее состояние его низвел чей-то умысел. Кто-то - быть может, вот эти самые боги - низверг его. В наказание.

        - Во имя бесчисленных Преисподних, что же такого он мог натворить?!  - пробормотала я, не подумавши.
        Сначала я не поняла реакцию мальчика. Я, наверное, никогда не выучусь как следует воспринимать мир с помощью глаз так же хорошо, как посредством других чувств. Я не смогла истолковать лишь выражение лица Сиэя в отрыве от всего остального: запаха, звука. Но когда он заговорил, до меня дошло: чем бы ни провинился Солнышко, это точно было нечто абсолютно ужасное, потому что ненависть Сиэя когда-то была любовью. Поруганная любовь звучит в голосе совершенно иначе, нежели обычная ненависть.

        - Возможно, когда-нибудь он сам расскажет тебе,  - ответил он.  - Я, по крайней мере, надеюсь. И еще я полагаю, что он не заслужил друга.
        И Сиэй исчез вместе с женщиной, оставив меня в одиночестве среди мертвых тел и богов.

4

«РАЗОЧАРОВАНИЕ»
        (акварель)

        Полагаю, к этому моменту повествования в голове у тебя каша. Все правильно; я и сама тогда запуталась окончательно. И дело было даже не в моей неспособности понять, что к чему, вернее, не только в ней. Я чувствовала за всем происходившим дыхание истории. И высокой политики. Возможно, члены семьи Арамери, придворные и жрецы с легкостью внесли бы ясность, но кто была я? Самая обычная женщина без связей и положения в обществе. И вся моя сила заключалась в посохе - который, кстати, становился отличной дубинкой в ближнем бою. А это значило, что мне предстояло все выяснять тяжким путем.
        Действительно - тяжким. Даже мои познания о богах оказывались бесполезны. Как и большинству, мне внушали, что некогда существовали три божества, но между ними разразилась война, после чего осталось лишь двое. Да и из этих один утратил божественное достоинство - правда, сохранив немалое могущество,  - так что, по сути, главное божество было только одно. И при нем - тьма-тьмущая «боженят», но они нам не показывались.
        Так вот, я выросла на том, что подобный миропорядок идеален, ибо кто захочет молиться целой ораве богов, когда довольно и одного?
        Однако потом богорожденные возвратились.
        И не только они.
        Жрецы вдруг начали возносить какие-то странные молитвы и распространять свитки с новыми образовательными поэмами. В школах под крылом Белого зала дети разучивали небывалые песни. Население целого мира, очень строго приученное чтить в молитвах лишь Блистательного Итемпаса, с некоторых пор настоятельно призывали славить еще двух богов: Хозяина Густых Теней и Повелительницу Сумерек. Когда люди пытались задавать вопросы, жрецы отвечали: «Мир изменился, и мы должны измениться с ним вместе».
        Можешь вообразить, насколько гладко происходила подобная перемена.
        Справедливости ради надо сказать, что хаос, которого вроде следовало ждать, все же не воцарился. Блистательному Итемпасу противно зрелище беспорядка, а наиболее готовые возмутиться и устроить эти самые беспорядки были как раз его верными учениками. И они повели себя очень разумно и мирно: просто перестали посещать службы в Белых залах и начали давать своим детям домашнее образование, наставляя их в вере, кто как мог и умел. Еще они прекратили платить храмовую десятину - притом что когда-то такое означало тюрьму, если не хуже. Они посвятили себя сбережению заветов Блистательного… Хотя весь остальной мир, похоже, предпочел впустить в себя толику тьмы.
        Непричастные к религиозным разборкам, затаив дыхание, ждали, когда покатятся головы. Орден подчиняется непосредственно семье Арамери, а те не склонны терпеть неповиновение. Но, как ни странно, ни одна живая душа не оказалась в тюрьме. Не исчезали ни люди, ни города. Местные жрецы посещали семьи, всячески уговаривая родителей вернуть детей, ради их же блага, в школы, но, если родители отказывались, детей никто у них не отнимал. Блюстители Порядка издали эдикт, требуя с населения десятину на покрытие расходов по своему общественному служению; тех, кто не заплатил, наказали. Но никто не наказал тех, кто отказал в десятине самому ордену.
        Люди терялись в догадках, как все это понимать. Постепенно начались тихие маленькие революции, весьма дерзновенные в отношении Блистательного. Повсюду стали появляться еретики, открыто поклонявшиеся своим богам. Один из народов Дальнего Севера - не припомню, как он назывался,  - постановил учить своих детей сперва родному языку, а потом уж сенмитскому, а не наоборот, как было прежде. Встречались даже такие, кто решил вообще не поклоняться никаким божествам - сколько бы их ни появлялось в Тени день ото дня.
        И Арамери ничего по этому поводу не предприняли.
        Веками - да какое, тысячелетиями!  - весь мир плясал под одну дудку. В некотором смысле это был самый наш священный и непреложный закон: какую бы, ко всем хренам, волю ни высказали Арамери - исполняй! Чтобы подобное да вдруг изменилось!.. Для большинства это было пострашней любых интриг, которые могли замышлять боги. Это означало конец Блистательного. А потом что? Никто не знал.
        Теперь ты понимаешь, почему иные тонкости метафизической космологии приводили меня в такое смятение.
        Потом-то я, по счастью, сообразила, сколько будет дважды два. Но когда я вновь повернулась лицом к загаженному переулку…


* * *

…светловолосая богиня лизала что-то на земле.
        Я решила сперва, что она занялась Солнышком. Однако, приблизившись, поняла, что неверно угадала направление. Солнышко лежал на дальней стороне переулка. Там, где сидела на корточках светловолосая, были только…
        У меня желудок поднялся к горлу. Там валялись мертвые Блюстители Порядка.
        Когда я подошла, она подняла голову. Глаза у нее были под стать волосам: золотые с неровными крапинками более темного тона. На меня снизошло нечто вроде откровения. Когда люди приглядывались к моим глазам, неужели они видели то же самое? Уродство там, где полагалось быть красоте?..

        - Дармовое мясо,  - сказала богорожденная и одарила меня несытой улыбкой.
        Я обошла ее по широкой дуге и вновь приблизилась к Солнышку.

        - Испытываешь ты меня, Орри,  - покачал головой Сумасброд, когда я двигалась мимо.
        - Право слово, испытываешь!

        - Я всего лишь вопрос задала!  - отрезала я и опять склонилась над Солнышком.
        Одни боги знали, что успели с ним сделать Блюстители до того, как на него набросился еще и Сиэй. Что же касается мертвых тел у меня за спиной, то о них и о том, кто устроил это, я думать себе просто не позволяла.

        - Он пытался сохранить твою жизнь,  - ответила подручная Сумасброда.
        Я пропустила ее слова мимо ушей, хотя, возможно, она была права. Вот только я была не в настроении это признать. Пробежавшись пальцами по лицу Солнышка, я определила, что губы у него расквашены, а глаз подбит: он уже опух так, что едва мог открыться. Но эти мелкие раны меня не беспокоили. Мои руки переползли к его ребрам, ища, не сломано ли какое…
        Что-то уперлось мне в грудь и пихнуло. Да так, что я с испуганным вскриком отлетела к противоположной стене переулка, врезалась в кирпичную кладку и ненадолго потеряла сознание.

        - Орри! Орри!..
        Чьи-то руки тормошили меня. Я кое-как проморгалась, разогнав плававшие перед глазами звезды, и увидела склонившегося надо мной Сумасброда. Я даже не сразу поняла, что стряслось, но потом заметила, как Сумасброд оглянулся туда, где остался Солнышко, и ярость перекосила его лицо.

        - Я в порядке,  - заплетающимся языком выговорила я.  - Я в полном порядке…
        Хотя я вовсе не была в этом уверена. Солнышко меня не больно-то пощадил. В голове продолжало глухо гудеть, из затылка, которым я треснулась в стену, расползалась боль. Сумасброд поставил меня на ноги, и я благодарно ухватилась за него, когда их со светловолосой сияющие фигуры вдруг расплылись перед глазами.
        Сумасброд что-то прорычал на певучем, гортанном языке богов. Я видела, как огнистые слова истекали из его рта и блестящими стрелами уносились прочь, чтобы ужалить Солнышко. Большинство разлеталось безобидными искрами, но иные, кажется, втыкались.
        Смех Лил, больше напоминавший ржавый скрежет, прервал его речи.

        - Какая непочтительность, братец.
        Она облизнула губы, измазанные гарью и жиром. Крови не было видно - она покамест не пускала в ход зубы. Покамест…

        - Почтение нужно заслужить, Лил,  - сказал Сумасброд и сплюнул на сторону.  - Он пытался когда-нибудь заслужить наше почтение? Нет, он его только требовал…
        Лил пожала плечами и нагнула голову, так, что неровные пряди скрыли ее лицо.

        - Какая разница?  - проговорила она.  - Мы сделали то, что должны были. Мир меняется… Ну а я всем довольна, покуда есть жизнь, чтобы ее жить, и пища, чтобы ею наслаждаться!
        С этими словами она сбросила человеческую личину. Ее рот стал открываться все шире, распахиваясь невозможным образом. Она нагнулась над неподвижным телом ближайшего Блюстителя…
        Я прижала к губам ладонь. Сумасброд смотрел на Лил с отвращением.

        - Плоть, отданная по доброй воле… Ведь таково, кажется, было твое кредо?
        Она помедлила с трапезой.

        - Эта плоть была отдана.
        Чудовищный рот не двигался, когда она говорила. В теперешнем виде он был просто неспособен производить человеческие слова.

        - Кем отдана?  - спросил Сумасброд.  - Что-то я сомневаюсь, чтобы эти люди добровольно дали себя поджарить ради твоего удовольствия!
        Она подняла руку, указывая костлявым пальцем туда, где скорчился Солнышко:

        - Его добыча. Его мясо. Он был волен отдать.
        Лил подтвердила мои самые худшие опасения… Я содрогнулась. Сумасброд заметил это и стал бережно ощупывать мои плечи и голову. Как ни осторожны были его прикосновения, они все равно причиняли боль, и я поняла, что к утру буду вся в синяках.

        - Со мной все хорошо,  - повторила я; в голове постепенно прояснялось, и я рискнула отлепиться от руки Сумасброда.  - Я в полном порядке. Дай посмотрю, как он там…
        Сумасброд нахмурился:

        - Он тебя едва не пришиб!

        - Знаю.
        Я обошла его. Откуда-то сзади неслись безошибочно узнаваемые звуки: там хрустели кости и рвалось мясо. Я положила себе не отходить далеко от Сумасброда, чье мощное тело, по счастью, перекрывало картину пиршества.
        Я сосредоточилась на Солнышке - во всяком случае, на том месте, где он, по моим догадкам, должен был находиться. К какой бы магии он ни прибег для расправы с Блюстителями, вся она давным-давно улетучилась. Теперь он был изранен, слаб, и боль заставляла его биться, как бьется покалеченное животное…
        Ох, нет. Не так. Я всю жизнь училась по одному прикосновению определять, что на душе у человека. И в отбросившем меня толчке я успела распознать капризную злобу. Вероятно, этого и следовало ожидать после того, как кудрявая богиня велела ему ценить меня в качестве друга. Быть может, я никогда как следует не узнаю Солнышко. Но то, что непомерная гордость заставила его воспринять эти слова как оскорбление, вполне очевидно.
        Он снова очень тяжело, трудно дышал. На то, чтобы меня отшвырнуть, у него ушли последние силы. Он кое-как приподнял голову и устремил на меня взгляд, полный злобы. Я это почувствовала.

        - Мой дом по-прежнему открыт для тебя, Солнышко,  - произнесла я очень тихо.  - Я всегда помогала людям, которые нуждались во мне, и намерена делать это и впредь. И я нужна тебе, нравится тебе это или нет.
        С этими словами я отвернулась и протянула руку, и Сумасброд вложил в нее мой посох. Я набрала в грудь побольше воздуха и дважды грохнула посохом оземь, радуясь привычному стуку дерева о камень.

        - Дорогу найдешь,  - сказала я Солнышку.
        И оставила его лежать, где лежал.


* * *
        Сумасброд никому не стал перепоручать заботу обо мне. На самом деле я этого не слишком ждала, поскольку со времени нашего разрыва между нами существовала некоторая неловкость. А он, поди ж ты, остался со мной и помог вымыться. Я тряслась, стоя на коленях под ледяными струями. Сумасброд мог бы подогреть для меня воду - у богов это здорово получается,  - но для ушибов холодная лучше. Покончив с мытьем, он завернул меня в мягкое, пушистое, только что наколдованное одеяние, уложил в постель спиной кверху и сам устроился подле меня.
        Я не возражала, лишь с улыбкой покосилась на него:

        - Полагаю, ты просто хочешь меня обогреть?..

        - Ну, не вполне…  - отозвался он, пододвигаясь поближе и укладывая руку мне на поясницу; эта часть моего тела не пострадала при столкновении с кирпичной стеной.
        - Как голова?

        - Лучше. Должно быть, холод помог.
        Было так приятно чувствовать его рядом с собой, прямо как в добрые старые времена.
«Не привыкай»,  - сказала я себе, но это было все равно что увещевать ребенка не тянуться к сладостям.

        - Даже шишки нет…

        - Мм.  - Сумасброд отвел несколько вьющихся прядей и, приподнявшись на локте, поцеловал меня в шею.  - Может, еще вскочит к утру. Тебе надо бы отдохнуть…
        Я хмыкнула:

        - Отдохнешь тут, когда ты… всякими глупостями занимаешься.
        Сумасброд помедлил, потом вздохнул, и его дыхание защекотало мне кожу.

        - Ну прости.
        Он еще задержался подле меня, прижимаясь лицом к моей шее, вбирая мой запах, потом привстал и отодвинулся на несколько дюймов. Я мгновенно затосковала по его близости и отвернулась, чтобы он не увидел выражения моего лица.

        - Надо будет кого-нибудь послать за твоим… Солнышком… если он сам не явится к утру,  - сказал он наконец, нарушая долгое, неловкое молчание.  - Ты ведь, помнится, меня именно об этом просила.

        - Мм,  - отозвалась я.
        Благодарить Сумасброда не имело смысла. Он был богом обязательств и всегда держал данное слово.

        - Ты поосторожнее с ним, Орри,  - проговорил он тихо.  - Йейнэ была права. Он ни во что не ставит смертных, ну а насколько крут его нрав, ты сама видела. Ума не приложу, на что ты взяла его в дом… если честно, я половины твоих поступков не понимаю… ты просто поберегись, хорошо? Больше я ни о чем тебя не прошу…

        - Не уверена, что позволю тебе о чем-нибудь попросить меня, Сброд.
        Я поняла, что здорово взбесила его, когда комната вдруг озарилась переливами яркого сине-зеленого света.

        - У каждой речки два берега, Орри!  - выговорил он резко.  - И ты знаешь это не хуже меня!
        Когда он принимал эту форму, голос у него делался тихим, бесстрастным и порождал эхо.
        Я вздохнула и хотела повернуться на бок, но синяки тотчас отозвались, и, срочно передумав, я повернула к нему лишь голову. Сумасброд был сияющим сгустком более-менее человекообразного вида, но выражение, пылавшее на его лице, могло принадлежать лишь обиженному влюбленному. Он полагал, что я судила несправедливо. Быть может, он не так уж и ошибался.
        Я сказала:

        - Вот ты говоришь, что еще любишь меня, а сам не хочешь быть со мной. Не желаешь ничем делиться со мной. Выдаешь какие-то невнятные предостережения касаемо Солнышка, вместо того чтобы хоть что-то полезное рассказать! Ну и как я должна после этого себя чувствовать?

        - Я не имею права тебе ничего больше про него сообщить.
        Жидкое пламя, заполнявшее его силуэт, внезапно обернулось твердым светящимся хрусталем: бесчисленные грани переливались аквамарином и оливином. Мне нравилась эта его форма, несмотря на то что так обычно обозначалось упрямство. А он продолжал:

        - Ты слышала, что сказал Сиэй. Он должен скитаться по смертному миру безымянным, неведомым никому…

        - Ну тогда расскажи про Сиэя и про ту женщину - Йейнэ, кажется? Ты их испугался…
        Сумасброд застонал, по хрустальным граням разбежалась рябь.

        - Ты прямо как сорока, Орри! Хватаешь все блестящее и бросаешь ради того, что поярче блестит!
        Я пожала плечами:

        - Я же смертная. У меня, в отличие от некоторых, вечности впереди нет. Так что расскажи, пожалуйста.
        Я больше на него не сердилась. И он на меня, кажется, тоже. Я знала, что он все еще любит меня, а он знал, что я знаю. Мы просто немного сорвались друг на друга после долгого и тяжкого дня. От старых привычек так легко не отделаешься!
        Сумасброд вздохнул, прислонился к подголовнику кровати и вернул себе человеческий облик.

        - Это был не страх…  - сказал он.

        - А мне показалось, именно страх. Вы все перетрусили, кроме той, с пастью… Лил.
        Сумасброд скорчил гримасу:

        - Лил не способна бояться. И мы не боялись. Это было просто…  - Он передернул плечами и нахмурился.  - Трудно объяснить.

        - У тебя все так.
        Он закатил глаза.

        - Йейнэ… она… Вообще-то, по нашим меркам, она совсем молода. И я пока даже не знаю, что о ней думать и как относиться. А Сиэй, может, и выглядит как дитя, но на самом деле он старше нас всех.

        - Вот как,  - сказала я, хотя, по совести говоря, мало что поняла.
        Маленький мальчик - и старше Сумасброда?.. И почему Сиэй называл матерью юную женщину гораздо младше себя?..

        - Значит, почтение, подобающее старшему брату…

        - Нет-нет, это у нас не считается.
        Я нахмурилась, окончательно перестав что-либо понимать.

        - Что же тогда? Он могущественней тебя?

        - Да.
        Сумасброд морщился, не находя слов. Меня вдруг посетило мимолетное видение: аквамарин темнеет, становясь сапфиром. На самом деле Сумасброд не менялся, это работало лишь мое воображение.

        - Могущественней, потому что старше?

        - Отчасти да. Но все не так просто…
        Продолжения не последовало.
        Настал мой черед разочарованно застонать.

        - Ладно, Сброд. Я лучше посплю…

        - Я слово пытаюсь подобрать,  - вздохнул Сумасброд.  - На языках смертных всего не выразишь. Он… как бы… он живет по правилам. Он таков, каков есть. Ты ведь слышала подобное выражение? Ну а для нас это не просто слова.
        Я тщетно силилась разобраться, что он имеет в виду. Он понял это по моему лицу и сделал еще попытку.

        - Попробуй представить, что ты старше этой планеты, однако тебе приходится действовать точно ребенку. Ну как, получается?
        Да уж, невозможно вообразить.

        - Я… я не знаю. Не особенно…
        Сумасброд кивнул:

        - А вот у Сиэя выходит. Он делает это каждый день с утра до вечера и никогда не прекращает. Поэтому он такой сильный.
        Передо мной забрезжило нечто похожее на понимание.

        - Так ты поэтому ростовщик?
        Сумасброд хихикнул.

        - Я предпочел бы называться вкладчиком. И процент у меня вполне справедливый, спасибо.

        - А еще ты дурью торгуешь.

        - Я предпочитаю называться независимым аптекарем…

        - Ну все, все.
        Я дотянулась и с тоскливым чувством накрыла своей его руку, лежавшую на простынях.

        - Тебе, наверное, туго пришлось во времена Отлучения…
        Так он и другие богорожденные называли эпоху до своего прихода сюда, эпоху, когда им было запрещено наведываться в наш мир и общаться со смертными. Чем объяснялся запрет и кто его наложил, рассказывать они не желали.

        - Как-то трудно представить, чтобы у богов имелось много обязанностей…

        - Неверно,  - отозвался Сумасброд.
        Какое-то время он молча наблюдал за мной, потом его кисть перевернулась и ухватила мою.

        - Самые властные обязательства, Орри, не имеют ничего общего с материальным.
        Я смотрела на его руку, обнимавшую мою ничтожную ладошку, понимая сказанное им и мечтая отказаться от этого понимания. Ну вот почему бы ему не разлюбить меня? Насколько все было бы проще…
        Он разжал пальцы. Кажется, на моем лице отразилось больше, чем я того желала. Сумасброд вздохнул и поднял мою руку к губам.

        - Я должен идти,  - сказал он.  - Если что-то понадобится…
        Я поддалась внезапному душевному порыву и села в постели, хотя спина отозвалась отчаянной болью.

        - Останься,  - сказала я ему.
        Он отвел глаза, ему было неловко.

        - Мне не следует…

        - Никаких обязательств, Сброд. Просто дружба. Останься.
        Он протянул руку и отвел с моей щеки волосы. С его стороны это было мгновение беззащитности, я редко видела такое чувство на его лице, разве что когда он становился жидким сиянием.

        - Как бы я хотел, чтобы ты была богиней,  - проговорил он.  - Иногда мне начинает казаться, что ты и вправду богиня. А потом происходит что-нибудь… вот такое.  - Он отодвинул мое пушистое одеяние и тронул пальцем синяк.  - И тогда я вспоминаю, какая ты хрупкая и уязвимая. И начинаю думать, что однажды я тебя потеряю.  - Он стиснул зубы.  - Я не могу этого вынести, Орри…

        - Богини тоже временами умирают,  - ляпнула я и слишком поздно спохватилась.
        Я, вообще-то, думала о Войне богов, случившейся много тысячелетий назад, а вовсе не о сестре Сумасброда. О ней я благополучно успела забыть.
        Но Сумасброд лишь грустно улыбнулся:

        - Это совсем другое. Мы можем умереть. Тогда как вы, смертные… Вас ничто не избавит от неминуемой смерти. А мы только и можем стоять в сторонке и наблюдать…

«И понемножку умирать вместе с тобой». Так он разок выразился прежде - в тот вечер, когда решил расстаться со мной. Мне были понятны его умозаключения, я с ними даже соглашалась. Вот только душой принять не могла.
        Я коснулась рукой его лица и наклонилась поцеловать. Он с готовностью ответил на поцелуй, но я-то чувствовала, как он себя сдерживал. Я ничего не ощутила в этом поцелуе, никакого вкуса, как ни старалась, как ни выпрашивала продолжения. Потом я отняла губы и вздохнула, а он отвернулся.

        - Мне пора,  - сказал он.
        Я больше не стала его удерживать. Он встал с кровати и пошел к двери, но у порога помедлил.

        - Тебе,  - сказал он,  - нельзя возвращаться в Ремесленный ряд. Надеюсь, ты понимаешь? Тебе лучше бы и в городе не задерживаться. Уезжай хотя бы на несколько недель.

        - Куда?
        Я вновь легла и отвернулась.

        - Ну, родной городок навестить можно…
        Я замотала головой. Нимаро я ненавидела.

        - Тогда отправляйся путешествовать. Есть же места, которые ты хотела бы посетить?

        - Мне, вообще-то, есть надо,  - сказала я.  - А еще продолжать платить за этот домик
        - либо путешествовать со всем имуществом на горбу.
        Он вздохнул - несколько раздраженно:

        - Ну тогда хоть переезжай со своим лотком в другую часть города. Блюстители Порядка, действующие в Востени, редко интересуются происходящим за ее пределами, а у тебя и там сколько-то покупателей будет.
        Сколько-то… вряд ли достаточно. Тем не менее Сумасброд был прав: лучше мало, чем ничего. Я со вздохом кивнула.

        - Я могу,  - сказал он,  - прислать кого-нибудь из своих…

        - Я не хочу быть тебе чем-то обязанной.

        - Это будет просто подарок,  - сказал он тихо.
        Воздух тонко и неприятно задрожал, словно зазвенел простуженный колокольчик. Великодушие трудно давалось ему. В иной день и при иных обстоятельствах я почла бы за честь, что он ради меня делал над собой такое усилие, но сейчас я и сама была отнюдь не склонна к великодушию.

        - Мне ни-че-го от тебя не нужно, Сброд.
        Он снова замолчал, и на сей раз в его молчании сквозила обида. Опять же как в былые времена…

        - Спокойной ночи, Орри,  - сказал он и ушел.
        Я как следует выплакалась в подушку - и уснула.


* * *
        Дай-ка я теперь расскажу, как встретилась с Сумасбродом.
        Я приехала в Тень,  - правда, в те времена мне было привычнее называть город Небом
        - в возрасте семнадцати лет. Я быстро перезнакомилась с другими такими же, как я,
        - молодыми мечтателями, недавно перебравшимися сюда. Здесь было полно опасностей, но Тень притягивала нас, ибо перспектива рисковать всем влекла больше привычной и размеренной жизни. Новые друзья научили меня зарабатывать с помощью сноровки в ремеслах, равно как и защищаться от тех, кто пытался нажиться на мне. Сначала я спала в съемном жилище с шестью соседями, потом обзавелась собственным. Год спустя я послала письмо матери, извещая ее, что жива и здорова. В ответ пришло десятистраничное требование немедленно возвращаться домой. В общем, дела у меня шли хорошо.
        Помнится, дело было на склоне зимнего дня. Снег в городе выпадает нечасто, да и тогда это не снег, а так, снежок, потому что Древо прикрывает нас раскидистыми ветвями. Тем не менее в тот раз улицы запорошило, а морозец превратил мостовые в опасный каток. Двумя днями ранее Вурой поскользнулся, упал и сломал руку - к немалой досаде Ойна и Ру, которым приходилось выслушивать его бесконечные жалобы. За мной, случись мне покалечиться, ухаживать было бы некому, а услуги кудесника-костоправа я не могла себе позволить. Поэтому я ходила еще медленней обычного, тихонько пробираясь вдоль стен. Лед, знаешь ли, дает отзвук почти как камень, когда стучишь по нему посохом, но над замерзшей лужей воздух ощущается немного иначе: он не только холоднее, но и ощутимо плотнее.
        Особая опасность мне, кажется, не грозила. Я просто двигалась очень-очень медленно. И, поскольку все мое внимание было поглощено тем, как бы не упасть и что-нибудь себе не сломать, я не слишком пристально следила, куда шла. А поскольку я была здесь еще более-менее новичком, я заблудилась.
        Тень, да будет тебе известно, не тот город, в котором весело и приятно блуждать, не зная дороги. Много столетий он разрастался как попало, возникнув первоначально в виде поселения под названием Небо у подножия Неба, которое дворец. Знатные люди постоянно пытались навести в беспорядочной застройке порядок, но все их усилия шли прахом. Коренные горожане рассказывали мне, что с появлением Древа хаос увеличился; мало того что Тень разделилась на Востень и Затень - в городе случились перемены еще и волшебного свойства. Сумеречная госпожа по доброте своей озаботилась тем, чтобы Древо, вырастая из земли, ничего не разрушило, однако целые соседские общины оказались сдвинуты с места чудовищными корнями. Исчезли старые улицы, появились новые, основные городские ориентиры поменяли места. Заблудившись, можно было бродить кругами много часов, тщетно пытаясь найти правильную дорогу.
        Но и это было, по сути своей, не слишком опасно. В тот зябкий вечер я скоро заметила, что меня кто-то преследовал.
        Чужие шаги слышались футах в двадцати за спиной, не отставая и не нагоняя меня. Я свернула за угол в надежде, что преследователь отвяжется, но тщетно. Он двигался позади, точно тень. Я свернула еще раз. То же самое.
        Я предположила, что за мной тащился грабитель: насильники и убийцы в такой холод предпочитали сидеть дома. С одной стороны, денег у меня при себе было очень немного, и я даже с большой натяжкой не выглядела богачкой. С другой стороны, одинокая слепая женщина, притом заблудившаяся, любому воришке показалась бы легкой добычей. Особенно в такой день, когда «урожай» у переулочных мошенников был скудный.
        Я не стала прибавлять шагу, хотя, конечно, мне было страшно. Я знала, что иные грабители предпочитали не оставлять живых свидетелей. Однако начать спешить значило прямо сообщить вору, что его заметили. Хуже того, я могла поскользнуться и шею себе сломать. Пускай уж подойдет и отнимет у меня кошелек… авось тем и удовлетворится!
        Вот только… он почему-то не подходил. Я прошагала один квартал, другой, третий… Я слышала шаги немногочисленных прохожих; все они быстро шли по своим делам, кое-кто бурчал себе под нос, жалуясь на холод, но ни единая живая душа не обращала внимания ни на что, кроме прискорбной собственной судьбы. На некоторых участках улиц прохожих не было слышно - раздавались только наши шаги, мои и преследователя.
«Сейчас он подойдет!» - раз за разом думала я, но нападение все не происходило.
        В какой-то момент я повернула голову, желая получше прислушаться, и краем глаза уловила неожиданный блеск. Это удивило и испугало меня: в те дни я еще не успела привыкнуть к присутствию магии. Полностью забыв о благоразумии, я повернулась посмотреть, что же там блестит.
        Преследовательницей оказалась молодая женщина. Невысокая, пухленькая, с вьющимися бледно-зелеными волосами и кожей почти такого же цвета. Уже это должно было предупредить меня о ее природе - не считая того обстоятельства, что я могла ее видеть.
        Она остановилась одновременно со мной, и я обратила внимание, насколько печально ее лицо. Она ничего не сказала мне, и я заговорила первой:

        - Добрый вечер…
        Ее брови так и взлетели.

        - Ты можешь видеть меня?
        Я слегка нахмурилась:

        - Ну да. Ты стоишь во-он там.

        - Как интересно.
        Она снова двинулась вперед и остановилась только тогда, когда я сделала шаг назад.

        - Прошу прощения,  - проговорила я.  - Просто меня никогда еще не грабили богорожденные.
        Казалось, ее лицо уже не могло стать грустней, но оно стало.

        - Я совсем не хочу обидеть тебя,  - сказала она.

        - Ты идешь следом за мной с той улицы… ну, где сточная канава забилась.

        - Да.

        - Почему?

        - Потому что ты можешь умереть.
        Я невольно шарахнулась прочь, но наступила на лед и едва не поскользнулась.

        - Что-что?..

        - Велика вероятность, что в ближайшие мгновения ты погибнешь,  - продолжала она.  - Твоя смерть может оказаться тяжкой… болезненной. Вот я и пришла, чтобы побыть рядом с тобой.  - Богиня вздохнула.  - Моя суть - милосердие. Ты понимаешь, о чем я?
        В то время мне редко приходилось сталкиваться с «боженятами», но всякий, достаточно долго проживший в Тени, усваивал одну простую истину: каждый из них черпал силу в чем-то одном, будь то понятие, состояние или чувство. Жрецы и писцы называли это сродством, хотя никто из младших богов на моей памяти такого слова не употреблял. Тем не менее, когда они встречали сродственное, оно притягивало их, как маяк, заставляя отзываться иногда даже помимо собственной воли.
        Я кивнула, сглотнув:

        - Ты… Значит, ты явилась посмотреть, как я умру? Или…  - Тут я сообразила, что к чему, и меня затрясло.  - Или убить меня, если что-то другое не доделает свое дело. Я правильно поняла?
        Она кивнула:

        - Мне очень жаль…
        И она в самом деле выглядела опечаленной: веки набухли, лоб избороздили горестные морщины. Она была одета в одну лишь тонкую бесформенную сорочку, что свидетельствовало о ее божественной природе: человек в подобном одеянии окоченел бы насмерть. Все вместе придавало ей совсем юный - моложе меня - вид. Такое беззащитное создание, вот-вот в беду попадет, так и хочется подойти и помочь.
        Я содрогнулась и сказала:

        - Так, может, ты мне расскажешь, что меня собирается убить? Тогда я попробую это как-нибудь обойти, что ли, и тебе время тратить на меня не придется. Тебя это устроит?
        Она ответила:

        - К любому будущему ведет много путей. Но, когда меня тянет к кому-то из смертных, это значит, что большинство путей уже себя исчерпало.
        Мое сердце, и так успевшее зачастить, стукнуло невпопад.

        - То есть… по-твоему, это неизбежно?

        - Неизбежно - нет. Но весьма вероятно.
        Мне захотелось сесть. Одна беда - здания по обе стороны не были жилыми домами: по-моему, здесь располагались какие-то склады. Ни единого крылечка, присесть некуда, разве что на голую мерзлую землю. Да еще и с мыслью, что именно это деяние может прикончить меня.
        И тут я осознала, какая неестественная тишина стояла кругом.
        Два квартала назад на улице было три человека. Я, понятное дело, прислушивалась в основном к шагам зеленой женщины, но теперь все посторонние звуки просто отсутствовали. Улица была абсолютно пуста.
        Тем не менее я слышала… что-то. Это был не вполне звук, скорее, некое чувство. Давление воздуха. След запаха, дразнящий, не поддающийся определению. И это было…
        У меня за спиной.
        Сердце прыгнуло к горлу, я обернулась и опять едва не упала, потому что на улице стояла еще одна богорожденная.
        Против ожидания, она на меня даже не смотрела. Она выглядела как женщина средних лет, то ли амнийка, то ли уроженка островов,  - ничего особенного, если не считать того, что я опять-таки могла ее видеть. А еще она стояла, можно сказать, в воинственной стойке: ноги врозь, кулаки сжаты, все тело напряжено, лицо - маска бешеной ярости. Я проследила за ее взглядом, желая понять, на кого направлена ее ярость, и заметила в сторонке третье действующее лицо. Это был бог-мужчина, а именно Сумасброд (хотя тогда я не была с ним знакома), так же неподвижно стоявший в напряженной боевой стойке, но - на моей стороне улицы.
        Воздух между двумя божествами клубился токами крови и бешенства. Он дрожал и свивался, раздуваясь и опадая под напором неведомых сил, которые они обращали друг против дружки. Вот на что я, оказывается, напоролась: тут происходила самая настоящая битва, ну и что, что молчаливая и неподвижная. Для наблюдения за нею требовались глаза, способные видеть магию,  - как у меня.
        Я облизала губы и покосилась на зеленокожую женщину. Она кивнула: вот, значит, как я могла умереть - под перекрестным огнем во время божественной дуэли!
        Стараясь не шуметь, я со всей возможной скоростью попятилась к зеленокожей. Защиты от нее я не ждала, поскольку она откровенно уведомила меня о своих намерениях; мне просто особо некуда было отступать.
        Я успела начисто забыть о замерзшей луже у себя за спиной. Как и следовало ожидать, я поскользнулась на ней и шлепнулась наземь. Из горла вырвался болезненный вскрик, а посох вылетел у меня из руки и с громким, рождающим эхо звуком подпрыгнул на мостовой.
        Поединщица на той стороне улицы дернулась от неожиданности и посмотрела в мою сторону. У меня было мгновение, чтобы заметить: вообще-то, ее лицо вовсе не такое заурядное, как мне показалось вначале. Кожа ярко сияла и выглядела гладко-твердой, точно фарфор. Потом камни подо мной задрожали, а стена позади начала рушиться. Всю мою кожу изнутри закололи маленькие иголочки…
        И тут неожиданно мужчина оказался прямо передо мной. Из распахнутого рта рвался рев вроде того, что производит океанский прибой, захлестывая береговую пещеру. Женщина с фарфоровой кожей завизжала, вскидывая руки,  - вокруг нее что-то падало, что именно, видеть я не могла. Та же самая сила отшвырнула ее назад. Я услышала треск кирпичей и строительного раствора: ее тело врезалось в какую-то стену и обвалилось на землю.

        - Во имя всех Преисподних, что ты творишь?  - заорал на нее бог-мужчина.
        Я смотрела на него снизу вверх, ошарашенная и наполовину оглушенная. Было видно, как у него на виске бьется жилка, вздутая гневом. Я не могла оторвать от нее глаз: до этого момента я и не знала, что у богорожденных тоже есть кровеносные жилы. Впрочем, как же им не иметь вен? Я не так давно жила в городе, но и то успела наслушаться о божественной крови.
        Женщина у стены медленно поднималась, хотя, будь она смертной, полученный удар точно переломал бы ей половину костей. Он и так отнял порядочно сил; она припала на одно колено, только в глазах, устремленных на соперника, горела прежняя ярость.

        - Ты не можешь здесь оставаться,  - сказал он, чуть поуспокоившись, но по-прежнему страшно разгневанный.  - Ты слишком неосторожна. Ты поставила под удар жизнь этой смертной и тем нарушила главнейшее правило!
        Женщина издевательски выпятила губу:

        - Твое правило…

        - Правило, согласованное всеми нами, решившими жить здесь! Никто из нас не желает еще одного Отлучения. Тебя уже предупреждали…
        Он вскинул руку - а в следующий миг улица в полном смысле слова кишела богорожденными. Куда бы я ни обращала взгляд, они были повсюду. Большинство похожи на людей, но иные либо сбросили личины, либо не побеспокоились ими обзавестись. Мне на глаза попадалась то чья-то кожа, выглядевшая как металл, то волосы как шерстяная кудель, то ноги с нечеловеческим устройством суставов, то пальцы как гибкие щупальца… Их было не меньше двух, а то и трех дюжин. Они стояли на мостовой, сидели на обочине. Один даже порхал над головами на прозрачных стрекозиных крыльях.
        Женщина с фарфоровым лицом наконец поднялась, хотя и держалась на ногах неуверенно. Она обвела глазами божественное собрание, и, судя по выражению лица, ей стало очень не по себе. Однако она угрюмо и гордо выпрямилась, расправляя плечи.

        - Так вот как ты дерешься на поединках,  - сказала она мужчине.

        - Поединок окончен,  - ответил тот.
        Отошел назад, оказавшись вплотную ко мне,  - и, к моему немалому удивлению, наклонился, чтобы помочь встать. Я недоуменно сморгнула, потом нахмурилась: он воздвигся прямо передо мной, заслонив женщину. Я попробовала высунуться из-за его плеча. Мгновением раньше эта тетка чуть не убила меня; должна же я была знать, что там у нее на уме? Однако выглянуть не получалось: мужчина смещался вместе со мной.

        - Нет,  - сказал он в конце концов.  - Незачем тебе это видеть.

        - Что?..  - удивилась я.  - Но…
        Оттуда, куда он не давал мне смотреть, раздался звук, подобный удару огромного колокола, и следом прокатилась воздушная волна. И тотчас же все боги, только что заполнявшие улицу, одновременно исчезли. Когда я наконец смогла высунуться из-за своего защитника, улица перед нами была пуста.

        - Ты ее убил,  - прошептала я потрясенно.

        - Что ты! Мы всего лишь открыли дверь - отослали ее назад в наш мир. Именно от этого зрелища я тебя ограждал.
        К моему удивлению, мужчина улыбнулся, и улыбка сделала его невероятно похожим на человека. Я завороженно смотрела на него, а он продолжал:

        - Мы стараемся друг дружку не убивать. Это, знаешь ли, расстраивает наших родителей.
        Не успев спохватиться, я рассмеялась. Тут до меня дошло, что я вместе с божеством смеюсь его шутке, и я умолкла. Отчаявшись понять, как себя вести, я просто любовалась его удивительно теплой улыбкой.

        - Все правильно, Эо?
        Не отводя от меня глаз, он возвысил голос, обращаясь к кому-то еще, и я запоздало вспомнила про зеленую женщину. Я нашла ее взглядом, и тут мне было суждено новое потрясение. Зеленокожая - Эо, ведь так ее звали?  - улыбалась мне со всей лаской молодой матери, взявшей на руки новорожденное дитя. И еще она сменила цвет кожи: место зеленого занял розовый, неяркий и нежный. Даже волосы стали розовыми.
        Пока я таращилась на нее, она кивнула мне, кивнула мужчине, повернулась и пошла прочь.
        Некоторое время я провожала ее взглядом, потом замотала головой.

        - Полагаю, я тебе жизнью обязана…  - сказала я, оборачиваясь к мужчине.

        - Поскольку ты оказалась в опасности отчасти из-за меня, будем считать, что никто никому не обязан,  - ответил он.
        В воздухе послышался негромкий звон, словно ветерок тронул колокольчики, вот только ветра на улице не было. Я в недоумении огляделась, ища источник странного звука, а он продолжал:

        - Впрочем, если ты хочешь отпраздновать свое спасение и что-нибудь выпить, я тебя угощу.
        Эти слова вызвали у меня новый приступ смеха: я сообразила, к чему он клонил.

        - Ты пытаешься клеить всех смертных девушек, которых едва не доводишь до гибели?

        - Не всех,  - сказал он.  - Только тех, которые не удирают с визгом.
        И он окончательно потряс меня, коснувшись моего лица прямо под глазом. Я чуточку напряглась, как всегда, когда кто-нибудь обращал внимание на мои глаза. Вот сейчас раздастся неизбежное: если бы не…
        Но в его взгляде не было даже тени отвращения, а прикосновение ощущалось без преувеличения как волшебное.

        - И еще тех,  - добавил он,  - у кого глаза красивые.
        Остальное ты преспокойно додумаешь сам, так ведь? Его улыбка, мощь его присутствия, его спокойное приятие моей необычности - и то обстоятельство, что сам он был еще необычней меня. Могла ли я перед ним устоять?.. Через два дня после нашей первой встречи я поцеловала его. Этот безобразник воспользовался случаем и наполнил мой рот своим божественным вкусом, думая немедленно затащить меня в постель. В тот раз у него не получилось, потому что я была не чужда некоторых принципов, но спустя несколько дней я привела Сумасброда к себе домой. И там, представ ему обнаженной, я поняла, что впервые встретила кого-то, кто видел меня всю целиком, а не частями. Сумасброд находил мои глаза бесподобными, после чего вдруг принимался цветисто превозносить мои локти. Ему нравилось во мне решительно все.
        Мне не хватает его. Боги, как же мне не хватает его!


* * *
        На другой день я проспала допоздна, а проснувшись наконец, едва смогла пошевелиться. Спина превратилась в сплошной сгусток боли, а, поскольку я не привыкла спать на животе, от непривычного положения еще и затекла шея. Добавь к этому опухшие, воспаленные глаза и мстительно вернувшуюся головную боль - и ты поймешь, почему я не сразу распознала присутствие постороннего в доме.
        Спотыкаясь, я по стеночке пробралась на кухню, привлеченная звуками и запахами стряпни, и невнятно пробормотала:

        - Доброе утро…

        - Доброе,  - отозвался жизнерадостный женский голос, и я от неожиданности едва не упала.
        Схватившись для равновесия за кухонный столик, я резко развернулась, цепляя подставку с поварскими ножами… Чьи-то руки перехватили меня, и я заорала, отчаянно отбиваясь… Пока не узнала эти руки: теплые, большие, очень знакомые.
        Солнышко! Благодарение всем богам, это был он. Я оставила поиски оружия, только сердце колотилось как сумасшедшее. Солнышко… и женщина. Кто такая?
        Я мысленно воспроизвела ее ответ на мое приветствие, и все стало ясно. Этот скрежещущий, ржаво-приторный голос… Лил! У меня дома! Завтрак мне готовит! После того, как сожрала нескольких Блюстителей Порядка, угробленных Солнышком!..

        - Во имя Вихря, что ты тут делаешь?  - спросила я требовательно.  - И, проклятье, да покажись уже наконец! Не смей прятаться от меня! Ты в моем доме!
        Она весело ответила:

        - А мне показалось, я тебе не понравилась.

        - Правильно показалось. Но я хочу знать, что ты, по крайней мере, не облизываешься, поглядывая на меня!

        - Ты этого не поймешь, даже если сможешь видеть меня,  - ответила Лил.
        Но все-таки проявилась в окружавшей меня черноте, приняв свою обманчиво-нормальную личину. Кто ее разберет, подумалось мне, может, для нее обычной является как раз та, другая внешность - с чудовищной пастью,  - и она пытается быть со мной вежливой? В любом случае я была благодарна.

        - Насчет того, что я здесь делаю,  - продолжала она,  - я доставила его домой.
        И она кивнула туда, где рядом со мной слышалось дыхание Солнышка.

        - Вот как.  - Я начала понемногу успокаиваться.  - Ну… Тогда спасибо. Однако… э-э-э… леди Лил…

        - Просто Лил,  - просияла она, отворачиваясь к печке.  - Ветчина!

        - Что?..

        - Ветчина,  - повторила она и посмотрела мимо меня, на Солнышко.  - Я бы ветчинки съела!

        - В доме нет ветчины,  - сказал он.

        - О-о,  - убито простонала она, почти смешно изобразив на лице мировую скорбь.
        Я, однако, не обратила на это внимания: главным для меня было то, что Солнышко заговорил. Вот он прошел к буфету, что-то вытащил и поставил на стол.

        - Есть копченая рыба велли,  - сказал он.
        Физиономия Лил немедленно прояснилась.

        - О-о! Да это еще лучше ветчины! Позавтракаем как следует!
        И она вернулась к готовке, мурлыча про себя песенку без мелодии.
        На меня напало какое-то бездумное настроение, да еще голова начала кружиться. Я уселась за стол, отчаявшись понять происходившее. Солнышко сел напротив, и я ощутила на себе его тяжелый взгляд.

        - Я должен извиниться,  - проговорил он негромко.
        Я так и подпрыгнула:

        - Итак, ты у нас теперь говоришь!..
        Он не ответил ни да ни нет - все было очевидно и так.

        - Я не думал, что Лил решит злоупотребить твоим гостеприимством. Это не входило в мои намерения.
        Я ответила не сразу - пыталась собраться с мыслями. Он впервые заговорил на месте убийства Роул, но только сейчас я услышала от него несколько предложений подряд.
        И - боги мои!  - до чего прекрасен был его голос! Вообще-то, я ждала баритона, но у него обнаружился тенор. Удивительно звучный, богатый. Каждое четко произнесенное слово, влетев в мои уши, прокатывалось до самых пяток, многократно отдаваясь в костях. Такой голос я согласна была слушать день-деньской.
        Или всю ночь до утра…
        Я самым суровым образом разогнала подобные мысли. Хватит уже в моей личной жизни богов!
        Тут до меня дошло, что я просто сижу и хлопаю перед ним глазами.

        - Ну… в общем, я… я как бы не возражаю,  - выдавила я наконец.  - Хотя, вообще-то, не грех было бы для начала спросить.

        - Она настаивала.
        Вот этого я точно не ожидала.

        - С чего это?

        - Я должна передать предупреждение,  - вмешалась Лил, подходя к столу.
        Поставила передо мной тарелку, потом подала тарелку Солнышку. У меня на кухне было только два стула, и она уселась на кухонный столик, взяв порцию, отложенную для себя. При виде еды ее глаза разгорелись, и я на всякий случай отвела взгляд - а ну сейчас ка-ак разинет…

        - Какое предупреждение?  - спросила я.
        Несмотря ни на что, завтрак умопомрачительно благоухал. Я отщипнула кусочек и обнаружила, что она положила в яичницу рыбу, добавив перец и пряности, о присутствии которых в буфете я давно успела забыть. До чего вкусно!

        - Тебя кое-кто ищет,  - сказала Лил.
        Я не сразу сообразила, что она имеет в виду меня, а не Солнышко. Потом пришло понимание, и я сразу насторожилась.

        - Все видели, как превит Римарн вчера со мной разговаривал. Теперь, когда он… э-э-э… когда его не стало, полагаю, ко мне могут явиться его собратья-жрецы…

        - Да нет, он вовсе не умер,  - удивленно ответила Лил.  - Те трое, которых я употребила вчера вечером, были простыми Блюстителями Порядка. Молодые, здоровые ребята, сверху корочка, внутри сочная плоть…
        Она так сладострастно вздохнула, что я едва вилку не выронила: у меня начисто пропал аппетит.

        - И никакой магии, способной отбить вкус, только та, что их и прикончила. Полагаю, они пришли туда с целью избить…
        Я мысленно застонала. В смерти жрецов я усматривала одно несомненное благо: Римарн был единственным, кто распознал мою магию - и заподозрил меня в убийстве несчастной Роул. Теперь, потеряв своих людей, он уж точно примчится по мою душу!
        Мне тотчас вспомнились слова Сумасброда: «Уезжай из города». Ну хорошо, уеду, а на что жить?.. И потом, я не хотела никуда уезжать. Тень успела прочно стать моим домом.

        - Да я вовсе не его имела в виду,  - прервал мои размышления голос Лил.
        Я удивленно подняла голову. В отраженном сиянии ее тела была видна тарелка - пустая и абсолютно чистая, словно отполированная. Теперь она облизывала вилку - длинными, плавными движениями языка. Эти движения некоторым образом казались непристойными.

        - Что-что?..
        Она посмотрела мне прямо в глаза. Взгляд у нее, если можно так выразиться, был пестрый. Темные точечки в ее глазах двигались, вертясь вокруг зрачков в беспокойном медленном танце. Я невольно задалась вопросом: а не двигаются ли пятнышки в ее волосах?

        - Сколько голода,  - промурлыкала-проскрежетала она.  - Он окутывает тебя, словно плащ о многих слоях. Гнев превита… вожделение Сумасброда…
        Я почувствовала, что краснею.

        - И еще кое-кто, самый голодный. Он могуч и опасен…  - Лил содрогнулась, а за нею и я.  - С таким голодом он мог бы преобразить этот мир, в особенности если получит желаемое. А желает он - тебя…
        Я смотрела на нее, встревоженная и окончательно запутавшаяся.

        - Он - это кто? И на что я ему сдалась?

        - Я не знаю.  - Лил облизнула губы и задумчиво уставилась на меня.  - Если я останусь подле тебя, то, возможно, сумею встретиться с ним.
        Я нахмурилась, но ничего не сказала. Мне было не до того. С какой бы радости кому-то могущественному домогаться меня? Я же никто, и звать меня никак. Даже Римарн разочаруется, если разберется, что за магию он почуял во мне. Я всего-то и умела, что видеть!
        И… Вот тут я помрачнела. Еще у меня были мои картины. Я их никому не показывала. Об их существовании знали только Солнышко с Сумасбродом. Вот в картинах моих определенно было нечто волшебное. Что именно - понятия не имею. Просто отец давным-давно мне внушил, что такие вещи нужно прятать получше. Я так и поступала.
        Неужели могущественный некто ими и хотел завладеть?..
        Нет-нет, надо воздержаться от поспешных выводов. С чего я взяла, что этот некто вообще существует? Положилась на слово богини, которая, не поморщившись, закусывала человеческими телами? Она небось и соврет точно так же - не поморщившись.
        Солнышко по-прежнему сидел за столом, только я не слышала, чтобы он ел. Я кашлянула, надеясь добиться правды хотя бы от него, и спросила напрямик:

        - Ты знаешь, о ком она говорит?

        - Нет.
        Вот так, чем дальше, тем веселее. Я спросила о другом:

        - Твои раны…

        - Он в порядке,  - косясь на мою недоеденную яичницу, сказала Лил.  - Я его убила, и он воскрес совершенно здоровым.
        Я недоуменно сморгнула:

        - Ты исцелила его… убив?
        Она пожала плечами:

        - Оставь я его как есть, он бы не одну неделю пластом провалялся. Он ведь не то что мы: он смертный.

        - Только не на рассвете…

        - И на рассвете тоже.  - Лил легко спрыгнула с кухонного столика, оттолкнув пустую тарелку.  - Ему оставили лишь крохотную часть его прежней сущности: достаточно для красивого свечения время от времени, но не более того. Еще вот хватило, чтобы тебя защитить…
        Она придвинулась ближе, не спуская глаз с моего завтрака.
        Я была так поглощена раздумьями над услышанным, что не сразу заметила, как изменилось выражение ее лица… Боги мои, этот ужас невозможно передать никакими словами! Сквозь миловидную женскую мордашку как бы просвечивала жуткая харя разинувшей пасть хищницы. Просвечивала - сказано плохо, я не могла ее видеть, но ощущала присутствие, и от нее веяло голодом, жутким, неутолимым. Я осознала все это, только когда она бросилась. Да не на мою тарелку, а на меня.
        Я даже вскрикнуть не успела. Ее костлявые пальцы с отточенными когтями рванулись к моему горлу - и небось выдрали бы его прежде, чем я распознала бы опасность. Но ее рука почему-то остановилась и замерла, подрагивая, в дюйме от моей кожи. Я дико уставилась на нее… потом - на темную кляксу вокруг ее запястья. Все было прямо как накануне, у моего лотка. И, опять-таки как тогда, Солнышко сделался для меня видимым. Сияние зарождалось в недрах его тела, лицо было сурово, а в глазах, устремленных на Лил, читалось раздражение.
        Лил мило улыбнулась ему, потом мне. И спросила:

        - Ну что? Видишь?
        Я с горем пополам отвлеклась от почти овладевшей мною истерики и глубоко вздохнула, силясь успокоиться. Да, я видела. Но смысл происходящего от меня ускользал.

        - Твоя сила…  - сказала я Солнышку.  - Она возвращается, когда ты… меня защищаешь?
        Он был еще видим, и от меня не укрылся презрительный взгляд, которым он меня наградил. Это было так неожиданно, что я едва не отшатнулась. Чем я провинилась, чтобы заслужить такой взгляд?.. Потом вспомнилось сказанное Сумасбродом: он ни во что не ставит смертных…
        Лил без труда истолковала выражение моего лица.

        - Любого смертного,  - сказала она, поглядывая на Солнышко.  - Ты будешь жить как смертный и среди смертных…
        Я удивленно сморгнула и заметила, как оцепенел Солнышко. Это были не ее слова; обычно Лил разговаривала совершенно иначе.

        - Безродным и безымянным, получая достояние и почет лишь по заслугам. Ты можешь взывать к своей силе только при величайшей нужде и только ради защиты смертных, которых ты так презираешь…
        Солнышко выпустил ее руку и отвернулся, усаживаясь на место. Выражение лица у него было самое безысходное. Впрочем, в этом я не слишком уверена, потому что его сияние уже угасало. Ну конечно: угрозу он предотвратил, а стало быть, и в могуществе более не нуждался.
        Я перевела дух и повернулась к Лил:

        - Я очень ценю то, что ты мне сообщила. Но если не трудно, в будущем, пожалуйста, просто объясняй, хорошо? А то от таких убедительных показов…
        Она рассмеялась, отчего у меня все волоски на коже поднялись дыбом. По-моему, у нее были не все дома.

        - Я рада, что ты способна видеть меня, смертная девочка. Так куда интересней…  - Она покосилась на стол.  - Ты доедать собираешься?
        Что она имела в виду, яичницу? Или мою руку, что лежала рядом с тарелкой? Я очень осторожно переложила руку на колено.

        - Пожалуйста, угощайся.
        Лил вновь рассмеялась, на сей раз с восторгом, и склонилась над тарелкой. Произошло движение, слишком стремительное, чтобы я могла за ним уследить. Мне только померещились какие-то вертящиеся иголки, да мимо носа дохнуло зловонием. Когда мгновением позже она подняла голову, тарелка блистала чистотой. Лил взяла мою салфетку и промокнула уголки рта.
        Я трудно сглотнула и с усилием поднялась на ноги, чтобы осторожно обойти ее. Солнышко был едва различимым силуэтом по ту сторону стола. Он сосредоточенно ел. Лил бросала несытые взгляды и на его еду. Я, вообще-то, не отказалась бы ему кое-что сказать, но… не перед Лил же! Прошлой ночью ему вполне хватило унижений…
        Тем не менее нам с ним нужно было многое прояснить, и желательно поскорее.
        Я не торопясь мыла посуду. Солнышко не торопясь ел. Лил сидела на моем стуле, поглядывая то на меня, то на него и время от времени чему-то смеясь…


* * *
        Когда наконец я выбралась из дому, солнце стояло уже высоко. Я промешкала и пустилась в путь позже, чем собиралась. А ведь сегодня идти мне было дальше обычного, притом навьючившись лотком и товарами. Я надеялась, что Солнышко снова отправится со мной и поможет все тащить, но, позавтракав, он так и остался сидеть за столом. Он о чем-то размышлял и был мрачен до невозможности. Не ценила я, похоже, его прежнего безразличия!
        К моему превеликому облегчению, Лил покинула дом одновременно со мной. Мне и одного жильца-богорожденного со странностями было более чем достаточно. Лил трогательно попрощалась, а уж за завтрак благодарила так прочувствованно и цветисто, что я и в самом деле ощутила к ней некоторую теплоту. Сумасброд постоянно намекал мне, что у некоторых богов лучше других получалось ладить со смертными. Иные отличались слишком чужеродным строем мысли или внешностью, совсем уж неприемлемой для человеческого восприятия; у них ничего не выходило со смертными, как они ни старались. Мне пришло в голову, что Лил, вероятно, была как раз из таких.
        Я тащила свои столики и самые продаваемые товары на южное Гульбище Привратного парка. Наш Ремесленный ряд располагался в том же парке, только на северо-западе, там, откуда открывались наилучшие виды и на Древо, и на город под ним, а значит, кишели самые толпы. Южное Гульбище отличалось приятными, но не сногсшибательными точками обзора; развлечений здесь было поменьше, торговля шла так себе. Я пришла сюда за неимением особого выбора. Северный вход в парк давным-давно перекрыл корень Древа, а от восточного входа открывался отличный вид на грузовые врата Неба. Того, которое дворец.
        Когда я вошла на южное Гульбище, слух тотчас сообщил мне о присутствии других торговцев - те окликали прохожих, зазывая их к лоткам. Я восприняла это как скверный знак. Похоже, возможных покупателей было не много, раз уж продавцы вынуждены были из-за них состязаться. Совсем иная обстановка, чем та, к которой я привыкла в нашем Ряду. Там мы по-дружески присматривали за лотками друг друга, а здесь, похоже, каждый был сам за себя. Я различала поблизости голоса трех, нет, четырех конкуренток. Одна предлагала узорные шали, другая - пирожки «из-под Древа» (не знаю, что у нее были за пирожки, но пахли они замечательно), и еще две торговали, кажется, книгами и мелкими памятками. Эти две тетки зло посматривали на меня, пока я разворачивала лоток, и я заранее приготовилась ко всяким гадостям с их стороны. Однако потом они как следует присмотрелись ко мне… и я поняла, что могу не опасаться подвохов. Вот один из тех - редких, надо сказать,  - случаев, когда слепота бывает полезной.
        В общем, я разложила товары и принялась ждать. Я ждала и ждала… Я совсем не знала округу и не могла отлучиться от лотка, чтобы все здесь изучить. Невдалеке густо шли пешеходы; оттуда слышались замечания паломников, рассуждавших о том, как сумрачен сделался город и как по-прежнему прекрасен дворец по имени Небо, опутанный ветвями Древа. Я начала думать, что, вероятно, устроилась торговать не на самом выгодном месте. Что поделать, лучшие места давно заняты другими торговцами - придется довольствоваться тем, что осталось.
        Ближе к вечеру, однако, я поняла: дела плохи. Лишь несколько паломников подошло взглянуть на мои товары; в основном это был трудящийся люд, амнийцы из небогатых городов и весей вокруг Тени. Я увидела в этом, по крайней мере, частичную причину сегодняшней неудачи. Моими самыми выгодными покупателями обычно бывали уроженцы Дальнего Севера и островов. В тех краях истины Блистательного Итемпаса никогда не находили особого отклика, поэтому выходцы оттуда охотно покупали мои миниатюрные версии Древа и статуэтки богов. Однако на материке Сенм обитали в основном амнийцы, по большей части являвшиеся итемпанами. Их труднее было впечатлить как Древом, так и другими языческими, по их мнению, чудесами Тени.
        Что ж, я никогда не возражала против чужих вер, но мне самым примитивным образом хотелось есть. Желудок начал бурчать, как бы вслух попрекая меня за утренний недосмотр, за то, что позволила Лил испортить себе аппетит и осталась без завтрака.
        И вот тут меня посетила замечательная идея. Я порылась в сумках и с облегчением обнаружила в одной из них мелки. Обойдя лоток, я присела на корточки, обдумывая, что бы нарисовать.
        Позыв к творчеству был настолько неудержимым, что я даже покачалась на носках, дивясь его силе. Обычно я чувствовала что-то похожее по утрам, когда уходила в подвал и бралась за краски. Сейчас я сначала хотела набросать какую-нибудь смешную чепуху - лишь бы взгляд привлекла к моим горшочкам и побрякушкам. Но стоило взять в руки мел, как перед мысленным взором возник такой образ, что я облизала пересохшие губы и невольно задумалась: а безопасно ли такое рисовать?
        И решила: небезопасно. На сей счет никаких сомнений быть не могло. Во имя всех богов, я же слепая! Мне по самой природе вещей не положено зримо представлять себе что-либо, какое там рисовать, да еще и похоже! Большинство горожан, полагаю, не обратили бы внимания на подобное противоречие… однако Блюстители Порядка и те, в чьи обязанности входило вынюхивать запрещенную магию, могли счесть это подозрительным. Я, собственно, дожила до своих лет в основном благодаря осторожности.
        И тем не менее… Я повертела мелок в руках, потерла пальцами его гладкие крошащиеся бока. Цвета для меня, вообще-то, мало что значили, будучи просто свойствами сущего, но я привыкла как-то называть свои мелки и краски. Цвет - это ведь не просто то, что мы видим. Вот этот мелок, к примеру, обладал горьковатым запахом. Это не была горечь съедобной пряности, скорее, так пахнет воздух высокой горной вершины, слишком разреженный для дыхания. Такой цвет я считала белым, и для образа, сложившегося у меня в голове, он подходил идеально.

        - Я рисую картину,  - прошептала я и принялась за дело.
        Для начала я очертила чашу неба… Нет, не того Неба, которое дворец Арамери. И не того, которое превыше дворца и даже Древа; я его, кстати, никогда и не видела. Под моей рукой возникала тончайшая, почти пустая твердь, витавшая где-то во вздымающихся облаках. Я нанесла густое основание, щедро потратив обе имевшиеся у меня палочки белого мела. Остался лишь маленький кусочек; что ж, повезло. Потом я стала втирать в белый слой толику синего, совсем немного. Яркий синий плохо подходил для того неба, которое сияло у меня в голове, он казался мне почти жирным. Я обеими руками выровняла голубизну, потом добавила еще один цвет - я считала его солнечно-желтым. Да-да, все правильно! Я налегала на мелок, привнося в рисунок тепло, пока оно не сгустилось посередине в источник сияния. Теперь там горели сразу два солнца: одно - громадное, другое - поменьше. Солнца двигались, вращаясь в нескончаемом взаимном танце. Быть может, мне удастся…

        - Эй!  - окликнули меня.

        - Погодите чуть-чуть,  - пробормотала я.
        Настала очередь облакам появиться в моем небе. Это будут мощные тяжелые тучи, готовые пролиться дождем. Я поискала мелок, который пахнул бы серебром, и нашла подходящий. Вот бы мне побольше темно-синих и черных!
        Теперь - птицы. Конечно же, в таком пустом прозрачном небе должны лететь птицы. Только перьев у них не будет…

        - Эй!
        Что-то прикоснулось ко мне. Я вздрогнула, выронила мелок и заморгала, выныривая в реальность.

        - Что… что такое?
        Моя спина тоже словно очнулась, отзываясь каждым синяком, каждой мышцей, надсаженной накануне. Сколько я просидела на корточках над рисунком? Я охнула и потянулась рукой к пояснице.

        - Спасибо,  - сказал голос.
        Говорил мужчина, причем не особенно молодой. Голос не принадлежал никому из знакомых - уж всяко не Вурой, хотя тембр похожий. Потом я вспомнила, где слышала его. Это был один из моих нынешних конкурентов, громче прочих зазывавший к своему лотку покупателей.

        - Хорошую ты уловку придумала,  - продолжал он.  - Целую толпу собрала. Вот только южное Гульбище закрывают с закатом, так что, может, отоваришь кого, пока время есть?
        Толпу?..
        Ко мне будто вернулся слух: кругом звучали голоса. Десятки голосов. Народ действительно толпился возле моего рисунка. Кто-то бормотал, кто-то восклицал, все что-то обсуждали. Я попыталась встать во весь рост и зашипела от боли в коленях.
        Стоило мне выпрямиться, и люди разразились аплодисментами.

        - Какого…  - начала было я… и тотчас поняла.
        Рукоплескания предназначались мне.
        Я не успела как следует поразмыслить над этим. Зрители принялись проталкиваться вперед, я слышала, как они работали локтями, отпихивая друг дружку и в то же время стараясь не наступить на рисунок. Все спрашивали о моих товарах, что сколько стоит, интересовались, профессионально ли я рисую и как вообще я умудрилась нарисовать такие прекрасные вещи, обходясь без помощи зрения. Вопросы сыпались градом. Собрав остатки здравого смысла, я отступила за лоток и принялась отделываться от неудобных вопросов пустыми любезностями («Нет, я в самом деле слепая! Но я очень рада, что вам вроде понравилось!»), в то время как покупатели опустошали мой лоток. Большинство даже не торговалось. Такого удачного дня у меня никогда еще не бывало. И самое занятное, что полное «безрыбье» сменилось бешеным спросом в течение нескольких минут.
        Когда у меня не осталось ни одной безделушки, покупатели переместились к соседним лоткам - возле которых, как я с запозданием поняла, они и околачивались, пока я рисовала. Ничего странного, что сосед-торговец подошел поблагодарить меня.
        Пока я все это обдумывала, издалека донесся перезвон колоколов Белого зала, отмечавший закат. Парк скоро закроют.

        - Так я и знал, что без тебя тут не обошлось,  - сказал кто-то поблизости.
        Я дернулась, с улыбкой оборачиваясь к очередному, как я думала, покупателю. Однако говоривший не торопился к лотку. Оценив расстояние до голоса и направление его, я поняла, что человек стоял по ту сторону рисунка.

        - Простите?..  - переспросила я.

        - Ты была на том, другом Гульбище,  - сказал человек, и меня окатило тревогой, хотя голос вроде звучал вовсе не угрожающе.  - На другой день после того, как ты нашла тело той богорожденной. Я еще увидел тебя и сразу подумал: что-то есть в ней такое… занятное.
        Тревога несколько улеглась, и я стала укладывать вещи. Отчего не предположить, что с его стороны имело место всего лишь неуклюжее заигрывание?

        - Ты тоже был там, в толпе?  - спросила я.  - Среди еретиков?

        - Еретиков?  - хмыкнул мужчина.  - Ну-у-у, быть может, с точки зрения ордена… Хотя я тоже поклоняюсь Блистательному Итемпасу, как и они.
        Ага, так он из Новых Зорь; их было принято считать то ли разновидностью итемпанов, то ли новой сектой - вероучений нынче развелось столько, что не упомнишь.

        - Что ж, я и сама придерживаюсь традиционного итемпанства,  - проговорила я, думая тем самым отсечь вероятные попытки немедленно обратить меня в его веру.  - Но если ты чтил Роул, позволь пособолезновать твоей потере…
        Я прямо-таки услышала, как взлетели у него брови.

        - Если ты завзятая итемпанка, тебе впору было бы слать проклятия приверженцам других истин и праздновать гибель их богов. А ты, я смотрю, сама в какой-то мере язычница!
        Я пожала плечами, укладывая в сумку последнюю пустую коробочку, и улыбнулась ему:

        - Пусть так… Только Блюстителям Порядка не говори, хорошо?
        Мужчина рассмеялся, потом, к моему немалому облегчению, отвернулся прочь.

        - Могила,  - сказал он.  - Ну, пока!
        И он ушел, что-то вполголоса напевая, и я окончательно поняла, что не ошиблась: он мурлыкал лишенную слов песню Новых Зорь.
        Прежде чем пускаться в долгий обратный путь, я позволила себе короткий отдых. У меня были полные карманы денег - выручка просто не поместилась в кошелек. Сумасброд наверняка похвалит меня. А еще я проведу несколько дней дома, готовя новые памятки и безделушки взамен проданных. А когда все будет сделано, смогу немного побездельничать. Раньше мне никогда не удавалось устроить маленький отпуск. Теперь я могла себе это позволить!
        С дальнего конца Гульбища донесся топот сапог. От усталости и неожиданного достатка я совсем утратила бдительность и поэтому сперва не обратила на шум особого внимания; и потом, вокруг еще толклось порядочно народу, хотя другие продавцы тоже сворачивались. Будь я повнимательней, я бы немедленно узнала приближавшиеся сапоги. А так я спохватилась только тогда, когда заговорил их обладатель.

        - Отлично, Орри Шот,  - произнес голос, который я весь день боялась услышать.
        Римарн Ди! Благие боги, только не это!..

        - Умница, отличный рисунок, прямо как сигнальный фонарь для нас,  - сказал он, останавливаясь как раз по ту сторону моего неба и солнц.
        За его сапогами следовало еще три пары других. Таких же тяжко и неотвратимо ступающих. Жутко знакомых. Я поднялась на ноги, меня затрясло.

        - Я-то думал, ты уже на полдороге к Нимаро,  - продолжал жрец.  - Представь мое удивление, когда я вновь почуял знакомый запашок магии, да еще и совсем рядом!

        - Знать ничего не знаю,  - заикаясь, выдавила я и так вцепилась в свой посох, словно от этого зависела моя жизнь.  - Я понятия не имею, кто убил леди Роул! И я не из богов, я простой человек!

        - Да меня это давным-давно уже не заботит,  - ответил он.
        По холодной ярости в его голосе я поняла: он обнаружил то малое, что осталось от его людей после пиршества Лил. Это значило, что я пропала, окончательно и бесповоротно.

        - Мне нужен твой дружок,  - сказал превит.  - Тот беловолосый маронейский мерзавец. Где он?
        В первое мгновение я даже не поняла, о ком шла речь. Солнышко? Разве у него белые волосы?..

        - Он никому ничего не сделал,  - вырвалось у меня. Боги, я солгала, а Римарн был писцом; его не проведешь.  - В смысле, там еще была та богорожденная, ее зовут Лил. Она…

        - Хватит!  - рявкнул он и отвернулся.  - Взять ее!
        Сапоги затопали все разом, приближаясь ко мне. Я попятилась, спотыкаясь, но отступать было некуда. Что они со мной сделают? Забьют насмерть прямо здесь, мстя за собратьев по службе? Отволокут в Белый зал и там устроят допрос? Я задыхалась от ужаса, сердце порывалось выпрыгнуть из груди. Что делать, боги, что делать?..
        Дальнейшее произошло очень быстро и одновременно…


* * *

«Почему?  - давным-давно спрашивала я отца.  - Почему я не должна никому показывать свои рисунки? Это же просто краска». Ну да, они не всем нравятся, иные находят их беспокоящими, даже возмутительными… но ведь они никому не причиняют вреда?

«Они - волшебные,  - отвечал мне отец.  - В них магия». Много-много раз повторял он эти слова, только я не слушала. Вернее, не принимала. «А такой магии, чтобы не причиняла вреда, попросту не бывает…»


        Блюстители Порядка наступили на мой рисунок.

        - Нет,  - прошептала я, ощущая их приближение.  - Пожалуйста…

        - Бедная девочка,  - послышался откуда-то голос женщины, той, что желала знать, профессионально ли я рисую.
        Она стояла поодаль, в толпе. Все эти люди только что объяснялись мне в любви. Теперь они стояли в сторонке и ничего не делали. Не мешали Блюстителям вымещать на мне зло.

        - Брось палку, женщина,  - раздраженно сказал один из этих последних.
        Я только крепче стиснула пальцы. Воздух не пролезал в горло. Ну почему они это делают? Они же прекрасно знают, что я не убивала Роул и что я не божество. Да, у меня было чуть-чуть магии, но они сами померли бы со смеху, узнав, какие
«невероятные силы» я пытаюсь скрывать. Для кого может представлять угрозу слепая художница?..

        - Пожалуйста… пожалуйста,  - твердила я как заведенная.
        Я чуть не плакала, словно та птица, что произносила мое имя: пожалуйста - всхлип - пожалуйста…
        Сильная рука перехватила мой посох, и мне вдруг обожгло глаза. Где-то позади глазных яблок, глубоко внутри головы, клокотал жаркий комок. Клокотал и рвался наружу. Я судорожно зажмурилась, и ужас помножился еще и на боль.

        - Прочь от меня!  - завизжала я что было силы.
        Я пыталась драться, бестолково размахивая руками и посохом. Ладонь уперлась в чью-то грудь…
        Рука Солнышка на моей груди - рука, готовая поразить невольную свидетельницу его срама…

…и толкнула.


* * *
        Мне трудно описать то, что произошло,  - даже теперь. Уж прости меня.
        Где-то далеко-далеко находится одно из небес. Оно очень горячее и пустое. Оно нависает над головой, как и полагается небу, и в нем пылают два солнца. Небо, которое я нарисовала, понимаете?
        Теперь я знаю, что оно существует в реальности. Где-то там, далеко.
        Когда я заорала в голос, силясь отпихнуть Блюстителя, жар, полнивший мои глазницы, переплавился в свет. Перед моим мысленным взором предстало видение чьих-то ног, проваливающихся в это раскаленное небо… вверх тормашками, снизу вверх. Ноги, потом бедра, бьющиеся, брыкающиеся.
        Они падали. Они упали. И при них больше ничего не было.


* * *
        Что-то изменилось кругом…
        Осознав эту перемену, я заморгала. Всюду вопили и визжали на множество голосов. Слышался топот бегущих ног. Что-то своротило один из моих столиков. Я отступила на шаг. Разило кровью и еще чем-то совсем уж отвратным: человеческими отходами, желчью… а главное - немыслимым страхом.
        Я вдруг сообразила, что больше не могу видеть свой рисунок. То есть он еще был на месте - я по-прежнему различала его края. Однако его сияние странным образом меркло, словно магия была на что-то потрачена. И еще всю середину рисунка затеняли три большие темные кляксы. Они растекались в стороны, наползая одна на другую. Не волшебные, просто жидкие.
        Голос Римарна Ди звучал невнятно от ужаса:

        - Что ты с ними сделала, маронейская сучка? Во имя Отца Небесного, что ты с ними сделала?

        - Что?.. Чт-т-то?..  - заикалась я.
        У меня болели глаза. Раскалывалась голова. Меня тошнило от вони. Я сейчас упаду. Всю кожу изнутри щиплет. Во рту вкус вины, но почему? Я не понимаю…
        Римарн громко кричал, призывая кого-то на помощь. Судя по голосу, он напрягал все силы, пытаясь сдвинуть нечто тяжелое. Раздался влажный звук… Я содрогнулась. Я совсем не хотела знать, что произвело его.
        Тут я ощутила рядом с собой сразу двоих. Они осторожно взяли меня под руки.

        - Пора в путь, малышка,  - сказал жизнерадостный мужской голос.
        Я узнала подручного Сумасброда. Во имя всех Преисподних, откуда он появился?.. В следующий миг окружающий мир рассыпался искрами, а когда собрался обратно, мы были уже в другом месте. Крики и топот сменились тишиной. Повеяло ароматным воздухом, теплым и влажным. Кругом разливалось сине-зеленое спокойствие, исполненное равновесия. Мы были в доме Сумасброда.
        Мне следовало порадоваться убежищу, но что-то я не чувствовала себя в безопасности.

        - Что произошло?  - спросила я ближайшего богорожденного.  - Прошу, объясните! Что я… я ведь что-то сделала, верно? Но что?..

        - А ты разве не знаешь?  - спросила вторая подручная Сумасброда, женщина.
        Она стояла с другой стороны и, по-моему, ушам своим не верила.

        - Нет,  - ответила я.  - И, по сути, я не хотела знать. Но все-таки повторила: - Пожалуйста, объясните…

        - Я не знаю, как это у тебя получилось,  - медленно проговорила она.
        В ее голосе звучало что-то подозрительно похожее на благоговение. Что за чепуха, ведь это она - богиня, а вовсе не я.

        - Ни разу не видела, чтобы смертные такое проделывали. Просто твой рисунок…
        Она умолкла, не договорив.

        - Он стал энармхукдаталвасл, хотя и не вполне шуван,  - произнес ее напарник.
        Слова божественного языка коротко кольнули мне глаза, и я невольно зажмурилась. Такое у меня свойство, чуть что - жмуриться. Почему, кстати, больно стало именно глазам? По каждому словно ударили изнутри. А богорожденный продолжал:

        - Твой рисунок сотворил путь и на мгновение соединил два мира, разделенные миллионами звезд. Жуткая штука!
        Я принялась тереть глаза. Не помогло: боль коренилась слишком глубоко.

        - Не понимаю!  - пожаловалась я.  - Выражайся по-человечески!
        Не хочу, не хочу, не хочу ничего знать…

        - Ты создала дверь,  - сказал он.  - И Блюстители Порядка в нее провалились, но не до конца. Магия выгорела прежде, чем они успели бы полностью проскочить. Теперь дошло?

        - Я…  - Нет, не может быть, невозможно.  - Это же был просто рисунок мелом на мостовой…
        Я не говорила, а шептала.

        - Ты до половины уронила их в другой мир,  - внесла окончательную ясность женщина.
        - А потом захлопнула дверь. И их разрезало пополам. Вот что ты сделала. Уразумела?
        Я уразумела.
        И закричала. Я кричала не переставая. Потом один из них что-то предпринял, и я потеряла сознание.

5

«СЕМЬЯ»
        (набросок углем)

        Есть у меня одно любимое воспоминание об отце. Иногда я вызываю его в памяти, словно сон.
        В этом сне я еще маленькая. Только-только выучилась лазить по лестнице. Ступеньки высокие, я не вижу их и очень боюсь поставить ногу мимо и грохнуться вниз. Поэтому я учусь не бояться, а это трудней, чем кое-кому кажется. Я горжусь своими успехами.

        - Папа,  - говорю я, перебегая небольшую комнату на чердаке.
        По взаимному согласию родителей, эта комната - его царство. Мама сюда вообще не заходит, даже прибраться. Тем не менее в комнате чисто, потому что мой отец аккуратен. Все помещение неуловимым образом напитано им. Его личностью. Частью это запах, но не только. Я понимаю это каким-то внутренним чутьем, но слов, чтобы выразить, в детском словаре пока не хватает.
        Мой отец не похож на других деревенских мужчин. Он ходит на службы в Белый зал, только чтобы избежать нападок жреца. И не приносит жертв в домашней божнице. Он не молится. Я спрашивала его, верит ли он в богов. Папа неизменно отвечает: «Конечно, ведь мы мароне». Но верить и почести воздавать - это разные вещи, добавляет он иногда. После чего предупреждает меня, чтобы не трепала об этом языком с кем попало. Ни с подружками, ни со жрецами, ни даже с мамой. Почему? Однажды поймешь…
        Сегодня он в особенном настроении, и я, что редко бывает, способна видеть его. Он ниже среднего роста, у него черные уверенные глаза и крупные изящные руки. На лице нет морщин, почти как у юноши, хотя волосы - «соль с перцем», а во взгляде таится тяжкая усталость: она больше говорит о прожитой им жизни, чем удалось бы морщинам. Он был уже немолод, когда женился на маме. И он не хотел детей, но я родилась, и он любит меня всем сердцем.
        Я улыбаюсь, опершись руками о его колени. Он сидит, поэтому его лицо пребывает в досягаемости моих ищущих пальцев. Взгляд можно обмануть, это я уже знаю. А вот пальцы не проведешь.

        - Ты сейчас пел,  - говорю я ему.
        Он улыбается в ответ:

        - Опять можешь видеть меня? Я-то думал, уже все рассеялось…

        - Спой мне, папа,  - начинаю я упрашивать.
        Мне нравится наблюдать за узорами цвета, которые ткет в воздухе его голос.

        - Не получится, малютка Ри. Твоя мама дома.

        - Но она никогда не слышит! Пожалуйста!..

        - Я обещал,  - произносит он тихо, и я опечаленно вешаю голову.
        Задолго до моего рождения он пообещал моей матери никогда не подвергать ни ее, ни меня опасности, могущей происходить от его необычности. Я слишком мала, чтобы понять, в чем эта опасность. Мне хватает страха в его глазах, и я держу язык за зубами.
        Ему, однако, случалось нарушать обещание. Он делал это ради моего обучения: иначе я просто по незнанию выдала бы собственную необычность. А еще… Лишь позже я поняла, что его попросту убивала необходимость сдерживать и таить эту часть своей личности. Он был рожден для величия. И наедине со мной он мог бывать таким, каким должен был стать. Хоть ненадолго…
        Он не может перенести моего огорчения и со вздохом усаживает меня себе на колени. И начинает петь - очень тихо, чтобы слышала только я…


* * *
        Я медленно приходила в себя, разбуженная запахом и звуком воды.
        Оказывается, я в ней сидела - в воде. Она была температуры тела, так что я едва ее ощущала. Моя спина опиралась на твердую поверхность, вырезанную из теплого камня. Поблизости витал аромат цветов. Пахло хирасом - вьющимся растением, когда-то водившимся в Земле Маро. Его цветки испускали характерный тяжеловатый запах, который очень нравился мне. Я принюхалась и поняла, где нахожусь.
        Если бы я раньше не бывала в доме у Сумасброда, то могла бы и растеряться. Ему принадлежал большой особняк в богатой части Затени. Он нередко приводил меня сюда, жалуясь, что от моей убогой кровати у него спина начинает болеть. Так вот, на первом этаже дома он устроил бассейны. Их тут было не менее дюжины, все - вырубленные непосредственно в скале, на которой стоит эта часть Тени. Бассейны прихотливы по форме и густо обсажены живыми растениями. Богам свойственно обставлять свое жилье, думая в первую очередь о красоте и в самую последнюю - об удобстве. Гостям Сумасброда приходилось либо стоять на ногах, либо сбрасывать одежду и лезть в воду. Он же полагал, что так тому и следует быть.
        Бассейны не содержали в себе никакой магии. Вода в них была теплой просто потому, что Сброд нанял какого-то смертного гения и тот соорудил механизм, беспрестанно гнавший по трубам кипяток. Сумасброд даже не озаботился узнать, как эта штука работала. Я его спрашивала, но он не смог объяснить.
        Сидя в воде, я прислушалась и очень скоро определила, что не одна. Совсем рядом находился кто-то незримый, но ритм дыхания был вполне узнаваем.

        - Сброд?..  - окликнула я.
        Он тут же проявился из темноты. Он сидел на краю бассейна, поставив одну ногу на край. Распущенные волосы прилипли к мокрой коже, и от этого он казался на удивление молодым. Глаза смотрели угрюмо.

        - Как ты себя чувствуешь?  - спросил он.
        Я озадаченно помолчала… Потом вспомнила.
        Я прислонилась к бортику бассейна, почти не чувствуя синяков, и отвернулась. Глаза еще болели, и я их закрыла. Не помогло. Как я себя чувствовала?.. Убивицей, вот как.
        Сумасброд вздохнул:

        - Утешение, полагаю, невелико, но в том, что произошло, твоей вины нет.
        Да уж, невелико. И, кстати, это неправда.

        - У смертных никогда не получается как следует управлять магией, Орри. Вас не для этого создавали. И ты вообще не знала, на что способно твое волшебство. Ты никого не хотела убивать…

        - Так или иначе, они умерли,  - сказала я.  - Сколько ни рассуждай о моих намерениях, сделанного не воротишь.

        - Верно.  - Он сменил позу, опустив в воду вторую ногу.  - Вот только они, похоже, намеревались лишить жизни тебя.
        Я негромко засмеялась. По неспокойной глади пруда разбежалось безумное эхо.

        - Хватит утешать меня, Сброд. Пожалуйста.
        Он некоторое время молчал, оставив меня наедине с безысходными мыслями. Потом решил - достаточно, соскользнул по пояс в воду, подошел и обнял. Этого мне хватило
        - я уткнулась ему в грудь лицом и обмякла в его объятиях, точно вареная лапша. Он принялся тихонько растирать мне спину, что-то ласково бормоча на божественном языке. Когда же я выплакалась - на руках вынес меня из зала с бассейнами, вверх по изогнутой лестнице, и уложил в груду подушек, служившую ему постелью. Там я в конце концов и уснула.
        Вот бы - навсегда. Вот бы никогда больше не просыпаться…


* * *
        Конечно, спустя время мне пришлось вернуться к реальности. Меня побеспокоили приглушенные голоса, звучавшие неподалеку. Когда я открыла глаза и стала оглядываться, то с удивлением заметила незнакомую младшую богиню, сидевшую рядом с кучей подушек. Она была очень бледной, с короткими черными волосами, этакой шапочкой обрамлявшими миловидное лицо в форме сердечка. Меня сразу поразили две вещи. Первая: она выглядела достаточно обыденно, чтобы сойти за смертную женщину; стало быть, она принадлежала к тем богорожденным, что постоянно имели дело с людьми. И вторая: она почему-то сидела в тени, хотя поблизости просто нечему было отбрасывать на нее тень, да и мне видеть всякие там тени как бы не полагалось.
        Она разговаривала с Сумасбродом, но тотчас прервалась, когда я зашевелилась.

        - Привет,  - сказала я, кивая ей и ладонями растирая заспанное лицо.
        Я, вообще-то, знала всех знакомых Сумасброда, и эта богорожденная была не из их числа.
        Она кивнула в ответ и улыбнулась:

        - Итак, вот она, Сумасбродова убийца.
        Я застыла. Сумасброд нахмурился:

        - Неммер…

        - Я не хотела обидеть тебя,  - продолжая улыбаться, пожала плечами богиня.  - Мне нравятся убийцы.
        Я покосилась на Сумасброда, прикидывая, как он воспримет, если я пошлю его родственницу в такую-то и такую-то Преисподнюю. Если я правильно толковала его поведение, врагиней она не была. Но и в восторг его ее присутствие не приводило.
        Он заметил мой взгляд и вздохнул:

        - Неммер пришла предупредить меня, Орри. Она кое-чем ведает здесь в городе…

        - У нас что-то вроде гильдии независимых профессионалов,  - вставила Неммер.
        Сумасброд метнул на нее взгляд, полный чисто братского недовольства, и снова повернулся ко мне:

        - Понимаешь, Орри… орден Итемпаса только что связался с ней, испрашивая ее услуг. Не кого-нибудь из ее соратников, а именно ее.
        Я подтянула к себе большую подушку и обняла ее. Не столько затем, чтобы прикрыть наготу, сколько желая спрятать дрожь: мне было очень не по себе. Я сказала, обращаясь к Неммер:

        - Я плохо во всем этом разбираюсь, но мне как-то казалось, что орден, случись такая нужда, мог бы воззвать к наемным убийцам Арамери…

        - Верно,  - ответила Неммер.  - В тех случаях, когда Арамери одобряют действия ордена или хотя бы наблюдают за ними. Однако существует огромное количество дел, слишком ничтожных, чтобы Арамери их вообще замечали. Тогда орден заботится обо всем сам.
        И она пожала плечами.
        Я медленно кивнула:

        - Я так понимаю, ты богиня… смерти?

        - О нет, нет, этим ведает Сумеречная госпожа. Я всего лишь ведаю тайнами, скрытностью и немножко - внедрением под личиной. В общем, всяким разным, что происходит в тени плаща Ночного Отца.
        Я невольно сморгнула, услышав непривычный титул. Речь шла об одном из новых богов, Повелителе Теней, однако сказанное Неммер заставило меня тотчас подумать про Ночного хозяина. Уж очень похоже звучало. Нет-нет, невозможно; Ночной хозяин пребывал во власти Арамери…
        А Неммер продолжала:

        - Я не возражаю против работы на стороне, но лишь от случая к случаю.  - Она передернула плечами и покосилась на Сумасброда.  - Впрочем, я могу и передумать: все зависит от того, какую цену предложит мне орден. Как бы не образовался новый рынок услуг по устранению богорожденных, повадившихся обижать смертных…
        Я ахнула и повернулась к Сумасброду: он как раз подходил к постели, неся мне одежду. Он лишь поднял бровь, не особенно взволновавшись. Неммер рассмеялась и, дотянувшись, игриво пихнула меня в колено. Я вздрогнула.

        - А знаешь, я ведь могла сюда заглянуть по твою душу,  - сказала она.

        - Нет,  - тихо выговорила я. Сумасброд неплохо умел постоять за себя, так что мне особо не о чем было переживать.  - Никто не пошлет богорожденного меня убивать. Проще заплатить двадцать мери какому-нибудь нищему и выдать мою смерть за неуклюжее ограбление. Или даже проще; на что им такие хитрости? Это же орден!

        - Ты кое о чем забываешь,  - сказала Неммер.  - Ты убила тех Блюстителей в парке с помощью магии. И орден полагает, что ты расправилась еще с троими, посланными проучить мужчину-мароне, твоего якобы кузена, за нападение на превита. Тел, правда, они не нашли, но люди видели, как работают твои чары: есть мнение, что останки могли просто не сохраниться…
        О боги благие…
        Сумасброд припал на колени подле меня, кутая мои плечи муаровым шелком. Я невольно прижалась к нему.

        - Римарн,  - выговорила я.  - Он думал, я из богорожденных…

        - А значит,  - подхватила Неммер,  - смертного на убийство посылать бесполезно. Даже если речь идет всего лишь о богине оживающих рисунков мелом…  - Она подмигнула мне, но тут же посерьезнела.  - Итак, им нужна ты, но они вешают на тебя еще и убийство Роул, по крайней мере косвенным образом, а это уже перебор. Вот что, младший братишка, следовало бы тебе быть осмотрительней…  - Она кивнула, указывая на меня.
        - Всем ее соседям известно, что у нее в любовниках богорожденный… Да что соседи - половина города знает! Если бы не это, ты легко избавил бы ее от неприятностей.

        - Знаю,  - отозвался Сумасброд, и в его голосе было столько сожаления, что хватило бы на тысячелетнюю жизнь.

        - Погодите,  - сказала я, хмуря брови.  - Они что, решили, что это Сумасброд грохнул Роул? Конечно, без богорожденного тут не обошлось, но…

        - Сумасброд приторговывает нашей кровью,  - сказала Неммер.
        Она произнесла эти слова безо всякого выражения, но я все равно расслышала неодобрение, а Сумасброд вздохнул.

        - И дела у него,  - продолжала Неммер,  - сколько я знаю, идут хорошо. Чего доброго, надумает расширить торговлю. К примеру, заполучив единовременно порядочное количество божественной крови…

        - Это было бы осмысленным предположением,  - резким тоном проговорил Сумасброд,  - если бы кровь Роул пропала! А ее осталось полным-полно, и кругом, и внутри тела…

        - Которое, кстати, ты унес на глазах у свидетелей.

        - Я отнес его Йейнэ! До последнего надеясь, что, может, найдется способ вернуть бедняжку к жизни! Увы, душа Роул уже отлетела…  - Он покачал головой и вздохнул.  - Во имя всех Преисподних, на что бы мне ее убивать, бросать тело в переулке, потом возвращаться и при свидетелях уносить - если я охотился за ее кровью?..

        - Можно предположить, что ты охотился за чем-то другим,  - очень тихо произнесла Неммер.  - Или что тебе нужна была не вся ее кровь. Кое-кто из свидетелей стоял достаточно близко и заметил, чего именно недоставало, Сброд.
        Его руки, лежавшие у меня на плечах, напряглись. Я озадаченно накрыла одну из них своей.

        - Недоставало? Чего?

        - Ее сердца,  - сказала Неммер, и воцарилась тишина.
        Ужас заставил меня съежиться. И я припомнила, как тогда в переулке ощупывала тело Роул, густо перемазав пальцы в ее крови…
        Сумасброд выругался, разжал руки, встал и заходил по комнате. Его походка так и дышала гневом. Какое-то время Неммер следила за ним взглядом, потом снова повернулась ко мне.

        - Орден полагает, что здесь имел место очень необычный заказ,  - сказала она.  - К примеру, богатому покупателю понадобилась наиболее действенная разновидность божественной крови. Если эликсир, добытый из наших вен, наделяет смертных магией, то на что же способна кровь из самого сердца? Может, ее могущества хватит даже на то, чтобы дать слепой женщине-мароне, возлюбленной подозреваемого божества, силу расправиться с троими Блюстителями Порядка…
        У меня без преувеличения упала челюсть.

        - Что за бред! Какой богорожденный станет убивать другого ради такой ничтожной причины?
        Неммер подняла брови.

        - Верно, и это поймет всякий, кто знаком с нами накоротке,  - одобрительно проговорила она.  - Мы, живущие в Тени, любим поиграть в игры с богатствами смертных, но никто из нас в них не нуждается и подавно не станет ради них убивать. В ордене этого так до сих пор и не поняли, иначе они не попытались бы нанять меня и не стали бы подозревать Сумасброда - во всяком случае, приписывать ему подобные намерения. Впрочем, они руководствуются учением Блистательного: всякий, кто нарушает порядок общественного устройства, должен быть истреблен - вне зависимости от последствий.  - Она закатила глаза.  - Две тысячи лет!.. Вроде пора бы перестать изображать попугаев, повторяя за Итемпасом, и научиться думать самостоятельно!..
        Я подтянула колени к груди, обхватила их руками и опустила на них лоб. Кошмар разрастался: что бы я ни делала, все становилось только хуже день ото дня.

        - Они п-подозревают Сумасброда из-за меня,  - выдавила я, заикаясь.  - Так, похоже, получается?

        - Нет,  - отрезал Сумасброд. Он по-прежнему расхаживал туда и сюда, голос звенел сдерживаемым гневом.  - Они подозревают меня из-за твоего долбаного жильца!
        Я сразу поняла: он прав. Может, превит Римарн и заметил мою магию, но само по себе это не имело никакого значения. Магией обладали многие смертные - иначе откуда бы брались писцы вроде самого Римарна. Запрещено было лишь пользоваться магией, а в этом он, не видя моих картин, не мог меня изобличить. Если бы в тот день он меня допросил, а я, со своей стороны, сохранила на допросе присутствие духа, он бы, без сомнения, понял, что в убийцы Роул я не гожусь. Самое худшее, что мне в этом случае грозило бы,  - это стать орденским новобранцем.
        Но вмешался Солнышко - и все пошло наперекосяк. Мало ли что Лил съела тела убитых в том переулке Южного Корня; Римарн знал лишь, что туда ушли четыре человека, а вернулся только один, причем удивительным образом невредимый. Одним богам известно, сколько в Южном Корне было свидетелей, готовых разговориться при виде монетки. Что хуже, Римарн, возможно, почувствовал добела раскаленную вспышку силы, использованной Солнышком для убийства его людей… Сперва это, затем невероятная смерть еще троих Блюстителей, наступивших на мой рисунок,  - и готова почва для вполне вменяемой логической цепочки: погибшая богиня - некто, могущий извлечь выгоду из ее смерти,  - странные магические способности у некоторых смертных, наиболее тесно с ним связанных. Прямых улик, конечно, было негусто… но мы же говорим об итемпанах. Для них любой непорядок уже был преступлением.

        - Что ж, я все сказала, что собиралась.
        Неммер поднялась и стала потягиваться. Тут я заметила то, что прежде скрывала ее расслабленная поза: Неммер вся состояла из пружинистых мышц и двигалась с ловкостью акробатки. Сидя неподвижно, она выглядела слишком обычной для шпионки и убийцы, но стоило шевельнуться - и все оказалось при ней.

        - Ты уж поосторожнее, меньшой братец,  - сказала она.  - Подумала о чем-то и добавила: - И ты тоже, сестренка.

        - Погоди,  - выпалила я, так что оба с удивлением на меня оглянулись.  - Что ты намерена сообщить ордену?

        - Я им уже кое-что сообщила,  - ответила она твердо.  - А именно, что лучше им впредь никогда не пытаться убить богорожденного. Они не в состоянии понять, что теперь им приходится иметь дело вовсе не с Итемпасом. Мы и сами не знаем, чего ждать от нынешних Сумерек. И, кстати, никто в здравом уме не станет допытываться. И да поможет Вихрь всему царству смертных, если они когда-либо навлекут на себя гнев Тьмы…

        - Я…  - начала было я и растерянно смолкла, не в силах уразуметь, о чем вообще она толкует.
        Сумерки - понятно; речь идет о Сумеречной госпоже. Тьма… может быть, Повелитель Теней? И что она подразумевала, говоря, что ордену приходится иметь дело вовсе не с Итемпасом?..

        - Тратят время на всякие глупости,  - отрывисто произнес Сумасброд.  - Размениваются на ничтожные мелочи, вместо того чтобы в самом деле попытаться найти убийцу нашей сестры! Самих поубивал бы за это…

        - Только не сейчас,  - улыбаясь, проговорила Неммер.  - Ты знаешь правила. К тому же через двадцать восемь суток у нас Судный день…
        Этого я тоже поначалу не поняла, но потом вспомнила сказанное кудрявой богиней в том переулке Южного Корня: «У вас тридцать дней…»
        И что же должно случиться, когда минует этот срок?
        Неммер посерьезнела.

        - Вообще-то, все куда хуже, чем тебе представляется, младшенький. Новости скоро до тебя дойдут, так что лучше я скажу прямо сейчас: еще двое наших родичей бесследно пропали.
        Сумасброд вздрогнул, а за ним и я. Еще я подумала о том, что у Неммер, похоже, были отличные источники, раз уж она обо всем узнала даже прежде подручных Сумасброда - и определенно не из городских слухов.

        - Кто?  - горестно спросил он.

        - Ина. И Оборо.
        Об этом последнем я кое-что знала. Он был в некотором роде богом-воителем, сделавшим себе имя на незаконных боевых рингах города. Он нравился людям, потому что вел бои честно и даже проиграл несколько раз. Что касается Ины, то о ней я ни разу прежде не слышала.

        - Они… умерли?  - спросила я.

        - Тел не нашли, и никто из нас не ощутил прекращения их жизней. Впрочем, мы не почувствовали и ухода Роул…
        Неммер помедлила, замерев в постоянно окутывавшей ее тени, и я вдруг поняла: она в ярости. Шутливая манера вести разговор до поры до времени прятала это, но на самом деле она гневалась ничуть не меньше Сумасброда. Немудрено: это ведь ее братья и сестры пропадали неизвестно куда… а может, и умирали. Я бы на ее месте тоже сходила с ума!
        И тогда до меня с запозданием дошло: какое «бы» - я и была на ее месте. Если кто-то охотится на богорожденных и убивал их, значит все боги в городе подвергаются опасности. В том числе Сумасброд. И Солнышко - если его еще следовало принимать в расчет.
        Я встала на ноги и приблизились к Сумасброду. Он прекратил метаться; когда я с судорожной силой стиснула его руки, он посмотрел на меня с удивлением. Я повернулась к Неммер и сказала, тщетно пытаясь унять дрожь в голосе:

        - Леди Неммер, спасибо тебе, что все это рассказала. Ты позволишь нам с Сумасбродом перекинуться словечком наедине?
        Казалось, вопрос застал ее врасплох, но потом лицо озарилось волчьей улыбкой.

        - А она положительно нравится мне, Сброд! Какая жалость, что она смертная… И - да, госпожа Шот, я с радостью оставлю вас двоих наедине… при условии, что ты больше не будешь называть меня «леди Неммер»!  - И она затряслась в показном ужасе.  - Я сразу начинаю чувствовать себя такой старой…

        - Хорошо, ле…  - Я вовремя прикусила язык.  - Хорошо, Неммер.
        Она подмигнула мне, помахала рукой Сумасброду и испарилась.
        Как только она исчезла, я повернулась к нему:

        - Я хочу, чтобы ты покинул Тень.
        Он покачался с носков на пятки, недоуменно глядя на меня:

        - Ты… что?

        - Кто-то здесь убивает богорожденных. Ты будешь в безопасности только в царстве богов.
        На несколько мгновений он лишился дара речи и только смотрел на меня, приоткрыв рот.

        - Не знаю даже, то ли мне смеяться, то ли за порог тебя выставить,  - сказал он наконец.  - Вот, значит, как плохо ты обо мне думаешь! Ты в самом деле считаешь, что я предпочту пуститься в бега, вместо того чтобы найти сволочей, которые…

        - Да засунь ты куда подальше свою гордость!  - Я еще крепче стиснула руки, пытаясь заставить его слушать.  - Я очень хорошо знаю, что ты не трус! И то, что ты хочешь найти убийцу сестры,  - тоже знаю! Но если кто-то охотится на младших богов и никто из вас не знает, как остановить этого убийцу… Сброд, что плохого в том, чтобы укрыться? Помнишь, ты мне то же самое советовал из-за ордена?.. Ты целые эпохи прожил в царстве богов, а здесь - несчастные десять лет. Какое вообще тебе дело до того, что у нас происходит?

        - Какое мне дело, говоришь…  - Он стряхнул мои руки и сам сгреб меня за плечи, его глаза горели.  - Ты что, с ума спятила? Стоишь тут и спрашиваешь, отчего я не брошу тебя на произвол судьбы, не оставлю на съедение орденским Блюстителям и одни боги знают кому еще? Если ты в самом деле так…

        - Пойми, им не я нужна, им нужен ты!.. Если ты скроешься, я пойду и сдамся. Я расскажу, что ты отправился в свой мир, и пусть делают выводы. Потом…

        - Потом они тебя убьют,  - сказал он, и эти слова заставили меня умолкнуть.  - А ты как думала, Орри? Нужно же им будет на кого-то все повесить ради восстановления всеобщего порядка? Люди горюют из-за смерти Роул - смертным не нравится думать, что их боги тоже могут погибнуть. И конечно, им хочется, чтобы ее убийца получил по заслугам. И ордену придется, скажем так, кинуть им кость. А ты останешься совсем без защиты, если я пущусь в бега.
        Это была святая правда от первого до последнего слова: я нутром чувствовала, что так оно все и случится. И мне было страшно. Очень страшно. И все же…

        - Если ты погибнешь, я этого не перенесу,  - сказала я тихо.
        Я не могла смотреть ему в глаза. По сути, я говорила то же самое, что он мне сказал несколько месяцев назад, когда решил со мной порвать; произносить это было так же больно, как и выслушивать.

        - Я всяко потеряю тебя, когда умру, но это… это другое. Это естественно… правильно в некотором смысле… соответствует порядку вещей… А вот так…
        Я ничего не могла поделать с собой - воображение уже нарисовало мне его тело в том переулке. Вот меркнет сине-зеленое сияние, уходит телесное тепло, а кровь марает мои пальцы… И пустота, пустота, пустота на месте знакомого силуэта…
        Нет. Лучше я сама умру, но подобного не допущу.

        - Что ж,  - сказала я.  - Значит, быть по сему. Как ни крути, а троих человек я все же убила. Ненамеренно-несчастный случай… но они все равно умерли. А ведь каждый о чем-то мечтал… семьи, опять же… Ты все знаешь о долгах, Сброд, и о том, что их следует отдавать. Разве не будет справедливо, если я поплачусь за содеянное? Лишь бы с тобой ничего не случилось…
        Он произнес какое-то слово на своем языке. Оно звенело яростью, страхом и унылыми колокольчиками и ударило по глазам вспышкой холодного аквамарина, вынудив меня замолчать. Сумасброд выпустил мои плечи и отступил, и я с запозданием поняла, что в своем желании отдать за него жизнь больно ранила его. Его природу составляло долженствование, полная противоположность альтруизму.

        - Ты не станешь этого делать ради меня,  - проговорил он с холодной яростью, впрочем, сквозь нее я вполне расслышала напряжение и страх.  - Не станешь разбрасываться своей жизнью только из-за того, что тебе не повезло и ты попала под горячую руку, когда эти олухи начали свое топорное «расследование». Или из-за этого себялюбивого мерзавца, который у тебя в доме живет…  - Он сжал кулаки.  - И никогда - слышишь, никогда!  - не смей больше предлагать мне подобного!
        Я только вздохнула. Я совсем не хотела обидеть его, но ему действительно не имело смысла торчать в царстве смертных, мирясь с принятыми здесь мелочными принципами поведения. Не имело смысла - даже ради меня. Я должна была заставить его это понять.

        - Ты сам так сказал,  - проговорила я.  - Однажды я умру все равно, и этого никак нельзя отменить. Ну и какая разница, когда это произойдет - сейчас или лет через пятьдесят? Я…

        - Разница есть,  - зарычал он.  - Не смей говорить мне, будто разницы нет!
        В два широких шага он пересек комнату и снова сгреб меня за плечи, да так, что его видимый облик пошел рябью. На мгновение он замерцал голубым светом, потом все вернулось, только по лицу заструился пот. Его руки дрожали. Он так старался переспорить меня, что ему было по-настоящему плохо.
        Я понимала, что мне следовало теперь сказать и сделать. Я уже сталкивалась с таким Сумасбродом и знала за ним эту свирепую, опасную, всепожирающую жажду любить меня. Любить, невзирая на боль, которой были чреваты подобные отношения. Он был прав; ему бы влюбиться в какую-нибудь богиню; на что ему хрупкая смертная девица, готовая чуть что помереть? Бросить меня было бы его самым разумным поступком за целую вечность. И что с того, что, позволив ему уйти, я сделала бы самый тяжкий в своей жизни выбор?..
        В общем, мне следовало его оттолкнуть. Брякнуть что-нибудь жуткое, произнести слова, назначенные разбить ему сердце… Вот это было бы самое правильное. Еще бы сыскать в себе достаточно сил для такого поступка.
        Увы! Хотела бы я быть такой сильной, как надлежало!..
        Сумасброд поцеловал меня. О благие боги, до чего сладко… В этот раз я остро ощутила его - спокойный, переливчатый аквамарин, грани честолюбия - все, что две ночи назад он удерживал при себе. Я вновь услышала перезвон колокольчиков. Аквамарин вливался в меня, тек сквозь меня… Когда Сумасброд выпустил меня и отстранился, я ухватилась за него и вновь притянула к себе. Он прижался лбом к моему лбу и на долгое мгновение замер, дрожа; он тоже знал, что ему следовало делать дальше. Он взял меня на руки и отнес обратно на груду подушек.
        Мы и прежде много раз занимались любовью. Наверное, идеальными наши соития нельзя было назвать - какой там идеал, ведь я смертная,  - но получалось все-таки здорово. И лучше всего - когда Сумасброд томился воздержанием, вроде как сейчас. В таких случаях он просто терял голову, забывал о моей смертности и о том, что ему надо бы сдерживаться. Говоря так, я не имею в виду его мужскую силу, вернее, не только ее. Иногда, забывшись, он уносил меня в такие места и показывал такие видения, которые смертным на самом деле незачем видеть. Чего только я не насмотрелась, когда он терял бдительность!
        Когда он забывался, это было опасно, но мне нравилось. Нравилось думать, что я дарила ему подобное наслаждение. Сумасброд был из числа младших богов, но срок его жизни все равно измерялся не десятилетиями, а тысячами лет; временами это заставляло меня беспокоиться, соответствую ли я такому, как он. Но в подобные ночи, когда он всхлипывал и стонал, прижимаясь к моему телу, а потом, на пике страсти, принимался сверкать, точно бриллиант,  - я понимала, насколько глупы мои опасения. Конечно, я соответствовала ему, ведь он любил меня. И в этом было все дело.


* * *
        Потом мы просто лежали во влажной тишине поздней ночи, выдохшиеся и ленивые. Я слышала, как перемещались по дому - на нашем этаже и этажом выше - другие обитатели. Смертные слуги, божественные домочадцы Сумасброда, возможно, особо уважаемый клиент, имевший редкую привилегию покупать товары напрямую. В жилище моего возлюбленного не было внутренних дверей: богорожденные считали, что от них одни неудобства. Так что, вероятно, наши стоны и вскрики слышали все. Ну и пускай.

        - Я тебя не слишком помял?  - задал Сумасброд свой обычный вопрос.

        - Нет, конечно,  - тоже как обычно, ответила я и услышала его традиционный вздох облегчения.
        Я лежала на животе, расслабленная и довольная, и в сон меня пока не клонило.

        - А я тебя? Не помяла?
        Он, опять же по обыкновению, рассмеялся. Потом некоторое время молчал, отчего я невольно вспомнила наш с ним предшествующий спор и тоже утратила охоту разговаривать.

        - Тебе все равно придется уехать из Тени,  - произнес он наконец.
        Я промолчала: а что тут скажешь? Он не собирался покидать царство смертных, потому что без него меня сразу убьют. Если я покину Тень, меня тоже могут убить, но в этом случае шансов выжить все-таки больше. Все зависело от того, насколько твердо превит Римарн вознамерился меня истребить. За пределами города Сумасброду труднее будет меня защищать: повеление Госпожи запрещало богорожденным покидать Тень - Сумеречная госпожа опасалась безобразий, которые они могли учинить в мире. А вот у ордена Итемпаса в каждом более-менее крупном городе имелось по Белому залу. И тысячи жрецов с послушниками в любом уголке мира. Если Римарн исполнится решимости заполучить мою голову, спрятаться от такой армии будет невозможно.
        Сумасброд утверждал, что так уж лезть из кожи Римарн не станет. При всем том, что я была легкой добычей, добраться он желал вовсе не до меня.

        - У меня есть кое-какие связи вне города,  - сказал Сумасброд.  - Я договорюсь, чтобы они для тебя все устроили. Домик в каком-нибудь тихом селении, один-два охранника… Тебе там будет хорошо и спокойно, уж это я обеспечу.

        - А мое здешнее имущество как же?
        Его взгляд ненадолго утратил сосредоточение.

        - Я уже послал своего брата о нем позаботиться. Пока что мы все сложим здесь, а потом переправим в твой новый дом с помощью магии. Твои соседи даже не заметят, что ты съехала насовсем.
        Вот так, быстро и аккуратно. А ведь это рушилась вся моя жизнь.
        Я снова перекатилась на живот, опустила голову на сложенные руки и попыталась ни о чем не думать. Спустя некоторое время Сброд приподнялся и нагнулся вниз с кучи подушек, открывая небольшой шкафчик, встроенный в пол. Выдвинул ящик и начал в нем рыться. Я не видела, что именно он вытащил оттуда, но этим предметом он уколол себе палец, и это заставило меня нахмуриться.

        - Я, право, не в настроении…  - вырвалось у меня.

        - От этого ты почувствуешь себя лучше. Значит, лучше будет и мне.

        - Каково тебе продавать божественную кровь теперь, когда люди начнут думать, будто ты ради нее способен убить?

        - А никак,  - ответил он, впрочем, несколько резче обыкновенного.  - Потому что я никого из-за нее не убил и не собираюсь, а кто там что подумает - мне глубоко наплевать.
        И он показал мне наколотый палец. На нем, точно драгоценный гранат, красовалась одна-единственная капля.

        - Видишь? Кровь уже пролита. И что, предлагаешь потратить ее втуне?
        Я вздохнула, но все-таки потянулась к нему и взяла в рот его палец. Во рту мимолетно возникли вкусы металла и соли - и еще другие, очень странные, которые я затрудняюсь не то что назвать, даже описать. Может, это были вкусы иных царств и миров. Как бы то ни было, во рту зародился тонкий трепет, а когда я сглотнула, ощущение проследовало внутрь, до самого желудка.
        Я облизала его палец, прежде чем отпустить. Как я и подозревала, ранка успела закрыться. Мне просто нравилось поддразнивать его. Он тихо вздохнул.

        - Потому-то Отлучение и произошло,  - проговорил он, укладываясь рядом со мной.
        Его рука принялась рисовать кружочки на моей пояснице. Обычно это означало, что он подумывает вновь заняться любовью. Вот ненасытный безобразник!

        - Мм?
        Я закрыла глаза, на меня напала легкая дрожь. Это разбегалась по телу капелька божественной крови. Однажды, отведав крови Сумасброда, я воспарила дюймов на шесть над полом и несколько часов не могла спуститься обратно. Сумасброд, беспомощный от хохота, не способен был мне помочь. По счастью, обычно я отделываюсь приятнейшим чувством расслабления, как от хорошей выпивки, только без похмелья. Иногда меня посещают видения, но пугающими они не бывают.

        - О чем ты думаешь?

        - О тебе.
        Он пощекотал губами мое ухо, отчего по позвоночнику пробежали мурашки. Сумасброд заметил их, и его пальцы погнались за ними. Я выгнулась и вздохнула.

        - О смертных вообще и о вашем очаровательном безумии в частности. Скольких из нас совратили смертные, Орри! Даже Троих… когда-то очень давно. И я привык думать, что всякий, кто влюбится в смертного, просто дурак…

        - Ну а теперь, когда сам в это влип, понял ошибочность своих былых взглядов?

        - О нет.
        Он уселся верхом на мои ноги, просунул под меня руки, и его ладони обхватили мои груди. Я лениво вздохнула от наслаждения и лишь захихикала, когда он шутливо куснул меня сзади за шею.

        - Я ни в чем не ошибся. Это в самом деле разновидность безумия. Вы заставляете нас, богов, мечтать о таком, о чем нам не следовало бы…
        Моя улыбка померкла.

        - О вечности, например.

        - Да.  - Его руки на мгновение замерли.  - И не только.

        - О чем же еще?

        - О детях, к примеру.
        Я приподнялась на локтях.

        - Не шути так!
        Он давным-давно пообещал, что с ним мне не придется предохраняться, как со смертным мужчиной.

        - Тихо, тихо…  - Он надавил ладонью мне на спину, укладывая обратно.  - Только я не шучу. Я в самом деле мог бы сделать тебе ребенка, если бы захотел. Если бы ты этого захотела. И если бы я решился нарушить единственный запрет, который Трое наложили на нас…

        - Ох,  - вырвалось у меня. Я обмякла в подушках, нежась под его неторопливыми ласками.  - Ты о демонах! О детях бессмертных и смертных. Это были чудовища…

        - Не были они никакими чудовищами. Это случилось прежде Войны богов, даже прежде моего рождения, но, как я слышал, они были во всем подобны нам, младшим богам. Они не хуже нас могли плясать среди звезд и обладали такой же магией. Однако при всем своем могуществе они старились и умирали. И это делало их… странными. Но не чудовищными.  - Он вздохнул.  - Теперь умножать демонов запрещено, однако… Ах, Орри, у тебя могли бы быть такие красивые дети…

        - Мм…  - отозвалась я, начиная терять нить его рассуждений.
        Сумасброд любил чесать языком, пока его руки выделывали чудесные вещи, превосходящие любые словесные изыски. К примеру, пока он выдавал последнюю фразу, его ладонь забралась между моих бедер. Это было неизъяснимо.

        - Значит, Трое боялись, что вы… ох… ах… начнете влюбляться в смертных и плодить опасных маленьких демонов…

        - Трое не были в этом смысле едины. В итоге один Итемпас велел нам держаться подальше от царства смертных. Он, однако, не терпит неповиновения, так что мы исполнили повеление.  - Сумасброд поцеловал меня в плечо, потерся носом о висок.  - До встречи с тобой я и понятия не имел, насколько жесток был этот приказ…
        Я улыбнулась, ощутив тягу к проказам, и, завернув руку назад, ухватила нечто теплое и твердое, прижимавшееся к моей спине. Определенным образом погладила - и он, содрогнувшись, чаще задышал у меня над ухом.

        - О да,  - шепнула я, поддразнивая его.  - Ужасно жесток.

        - Орри,  - произнес он сдавленным голосом.
        Я вздохнула и чуточку приподняла бедра, и его плоть скользнула в мою так естественно, словно там ей и было самое место.
        Я начала возноситься на небеса, но посреди наслаждений вдруг ощутила, что за нами кто-то наблюдал. Сперва я не придала этому значения. Иных родственников Сумасброда завораживала наша связь; если подглядывание за нами помогало кому-то решить, а не сойтись ли со смертным, так я была только рада. Я лишь позже сообразила, что это был какой-то неправильный взгляд,  - позже, когда лежала в блаженном изнеможении, почти уплывая в сон. Смотревший на нас не испытывал ни любопытства, ни приятного возбуждения. Им владело более весомое чувство. Что-то вроде неодобрения. И вообще этот взгляд показался мне очень знакомым…
        Ну конечно. Сумасброд кого-то послал за моим барахлом. И посланец, среди прочего, доставил в дом Солнышко. Моего угрюмого жильца, бессовестного домашнего любимца. Как я устала от его капризов и дурного расположения духа… вообще от всего!
        Поэтому я перестала обращать на него внимание и сразу заснула.


* * *
        Когда я проснулась, Сумасброда рядом не было. Я села, протирая заспанные глаза, и прислушалась, пытаясь сообразить, что к чему. Снизу доносилось безостановочное журчание воды и благоухание хираса. Наверху кто-то ходил, поскрипывая половицами. Чувство времени подсказывало мне, что час уже не ранний, но большинство домочадцев Сумасброда были богорожденными: сон им не требовался.
        Где-то на нашем этаже смеялась женщина и разговаривали двое мужчин.
        Я зевнула и опустила голову обратно на подушки, но голоса продолжали приглушенно звучать, невольно привлекая внимание.

        - …Не говорил тебе…

        - …Твое дело. Ты бы…
        До меня начало медленно доходить. Солнышко. И Сумасброд. Они разговаривали. Что? Разговаривали?.. Ну и пускай их. Мне все равно.

        - Ты не слушаешь,  - говорил между тем Сумасброд. Он говорил негромко, но с большим нажимом.  - Она дала тебе настоящий шанс, а ты предпочитаешь от него отмахнуться! Да как ты можешь так поступать после того, как столь многие из нас дрались за тебя, погибали…  - Его голос дрогнул, он запнулся, потом продолжал: - До какой же степени ты привык ни с кем не считаться! Для тебя никого больше не существует, только ты сам! Ты хоть представляешь, во что ты Орри втравил?
        Мои глаза широко распахнулись.
        Солнышко ответил вполголоса, и я не разобрала слов. Сумасброд, в свою очередь, едва не закричал:

        - Ты же губишь ее! Тебе мало, что ты свою семью погубил? Тебе и мою любовь надо убить?..
        Я поднялась. Мой посох лежал там, куда неизменно клал его Сумасброд - с моей стороны груды подушек. Платье, небрежно сброшенное накануне, запуталось среди тюфячков. Я вытряхнула его и надела.

        - …Вот что я тебе скажу…
        Сумасброд более-менее овладел собой, хотя по-прежнему пребывал в ярости. Он вновь негромко заговорил. Солнышко молчал, не произнеся ни слова с момента гневной вспышки хозяина дома. Сумасброд говорил еще, но я больше ничего не могла разобрать.
        Я остановилась у входа. Ну и плевать, сказала я себе. Моя жизнь рухнула, и виной тому Солнышко. А ему все равно. И какая разница, что там они с Сумасбродом наговорили друг другу? Зачем я по-прежнему пытаюсь понять его?..

        - …Он мог бы снова тебя полюбить,  - говорил Сумасброд.  - Можешь притворяться, будто для тебя это ничего не значит, отец. Но я-то знаю…
        Отец. Я заморгала. Отец?..

        - …Несмотря ни на что,  - продолжал Сумасброд.  - Верь или не верь, дело твое.
        Было в этих словах нечто окончательное. Странный односторонний спор завершился.
        Я отступила к стене спальни, прочь от дверного проема. Как если бы это могло помочь мне, вздумай Сумасброд вернуться. Я услышала его шаги: он покинул комнату, где они разговаривали, и сердитым шагом удалился куда-то вниз.
        Пока я стояла у стены, размышляя о только что услышанном, Солнышко тоже вышел из комнаты. Его путь лежал мимо моей двери, и я уже приготовилась к тому, что вот сейчас он заметит: меня нет в постели. Он может войти и увидеть меня…
        Его шаги даже не замедлились. Он двигался наверх.
        Некоторое время я соображала, за кем пойти, и наконец выбрала Сумасброда. Этот хотя бы не станет отмалчиваться.
        Я обнаружила его возле бортика самого большого бассейна. Он сверкал так, что было видно всю комнату - магическое сияние словно бы отражалось от стен и воды. Я остановилась сзади, любуясь переливами света на аквамариновых гранях, рябью текучего огня при каждом движении, муаровыми отражениями на стенах. Он стоял, сложив руки и опустив голову, будто молился… А что, он и в самом деле мог молиться. Превыше богорожденных стояли старшие боги, а превыше богов был непознаваемый Вихрь… да и тот, не исключено, кому-то молился. Просто потому, что каждому бывает необходимо к кому-то обратиться за утешением и советом…
        Поэтому я села поблизости и стала ждать, не прерывая его. Спустя некоторое время Сумасброд опустил руки и повернулся ко мне.

        - Не надо мне было повышать голос,  - тихо проговорил он сквозь тонкий звон хрусталя.
        Я улыбнулась и обхватила руками согнутые колени:

        - Мне тоже бывает трудно на него не разораться.
        Он вздохнул:

        - Видела бы ты его до войны, Орри. Он был сама слава! Мы все любили его… состязались за его любовь и млели от наслаждения, удостоившись его внимания. А он любил нас, как у него водится, спокойной и постоянной любовью. Как же он изменился…
        Последний аквамариновый перелив, и он вновь вернул себе образ некрасивого, кряжистого мужика, который за несколько лет стал мне так близок. Он стоял на воде нагишом, с неприбранными волосами. А в глазах тлела горькая память, слишком древняя для смертного. Все-таки никогда ему не удастся выглядеть обыкновенным человеком, сколько бы он ни пытался.

        - Итак, он твой отец,  - выговорила я медленно.
        Мне не хотелось вслух высказывать посетившее меня подозрение. И верить в то, что я заподозрила, мне тоже не хотелось. Младших богов на свете имелись многие дюжины, если не сотни, а прежде Войны богов их было еще больше. И не всем из них Трое доводились родителями.
        Не всем. Но большинству.
        Сумасброд прочел эти мысли на моем лице и улыбнулся. Мне никогда не удавалось хоть что-нибудь от него скрыть.

        - Не много среди нас осталось таких, кто от него не отрекся,  - сказал он.
        Я облизала губы.

        - Я думала, он из богорожденных. Ну, в смысле, просто младший бог, но никак не…
        И я сделала неопределенный жест, указывая на небо.

        - Он не просто младший бог,  - сказал Сумасброд.
        Вот такое подтверждение самым обыденным тоном.

        - Я думала, Трое… окажутся… другими…

        - А они другие и есть.

        - Но Солнышко…

        - Это особый случай. Его нынешнее состояние - временное. Возможно.
        Ничто в моей жизни не могло меня к этому подготовить. Я не слишком-то разбиралась в делах богов - при всем том, что была кое с кем из них связана самым тесным образом. Я, как и все, понимала: жрецы внушают нам то, что, по их мнению, людям следует знать, и это вовсе не обязательно истина. Бывало и так, что они говорили правду, но весьма извращенную…
        Сумасброд подошел и уселся возле меня. Он с подавленным видом смотрел на свои бассейны.
        Мне хотелось полного понимания.

        - Что же он натворил?  - задала я вопрос, который хотела задать Сиэю.

        - Нечто ужасное,  - ответил Сумасброд. Его улыбка пропала, лицо стало замкнутое, почти сердитое.  - Нечто такое, чего большинство из нас никогда не смогут простить. Некоторое время злодеяние сходило ему с рук, но теперь должок приходится отдавать. И длиться это будет еще долго…
        Да уж, истины жрецов иногда оказывались очень извращенными.

        - Все равно не понимаю…  - прошептала я.
        Сумасброд поднес руку к моему лицу и костяшкой пальца провел по щеке, убирая выбившуюся прядь волос.

        - Ему очень повезло - он встретил тебя,  - произнес мой возлюбленный.  - Честно признаться, я даже немножко ревновал. Его былое естество еще в какой-то мере присутствует. Понятно, отчего тебя так тянет к нему…

        - Все не так,  - сказала я.  - Я ему даже не нравлюсь.

        - Я знаю.  - Сумасброд уронил руку.  - Я не уверен, способен ли он теперь к кому-нибудь по-настоящему привязаться. Он никогда не умел меняться, приспосабливаться к обстоятельствам. Он предпочел сломаться. И всех нас с собой утянул…
        Сумасброд замолчал, источая бессловесную боль, и тогда-то я поняла, что, в отличие от Сиэя, он по-прежнему любил Солнышко. Или того, кем Солнышко некогда был.
        Мой разум отчаянно отвергал имя, которое нашептывало сердце.
        Я нашла руку Сумасброда и переплела с ним пальцы. Он посмотрел на них, потом на меня - и улыбнулся. В его глазах было столько печали, что я потянулась к нему и поцеловала. Он вздохнул и, когда наши губы разомкнулись, прижался лбом к моему лбу.

        - Не хочу больше про него говорить,  - произнес он.

        - Ну и ладно,  - ответила я.  - Так о чем побеседуем?
        Хотя, по-моему, я знала.

        - Останься со мной,  - прошептал он.

        - Как будто это я отношения разрывала,  - попробовала я пошутить, но потерпела позорную неудачу.
        Он закрыл глаза:

        - Раньше все было по-другому. Но теперь я понимаю, что в любом случае однажды потеряю тебя. Ты либо уедешь из города, либо состаришься и умрешь. Но если ты останешься, я буду обладать тобой дольше.
        Он ощупью нашел мою вторую руку, с закрытыми глазами у него получалось не так хорошо, как у меня.

        - Ты нужна мне, Орри…
        Я облизнула губы:

        - Я просто не хочу, чтобы из-за меня ты подвергался опасности, Сброд. А если я останусь…
        Тогда каждый кусок, который я съем, каждый клочок ткани на одежду будет доставаться мне по его милости. Смогу я подобное перенести?.. Я пропутешествовала через весь материк, покинула мать и свой народ, я дралась и боролась за то, чтобы жить так, как мне хотелось. Если я останусь в Тени, где за мной будет охотиться орден и угроза убийства будет подстерегать за каждым углом,  - я смогу хотя бы выходить из дома Сумасброда? Вот так-то: свобода - но в одиночестве; или заточение
        - но с любимым мужчиной. Веселенький выбор!
        И он тоже все это понимал. Я почувствовала, как он задрожал, и это едва не поколебало меня.

        - Пожалуйста,  - прошептал он.
        Я почти сдалась. Почти.

        - Дай мне подумать,  - сказала я.  - Мне надо… Я не могу думать, Сброд!
        Его глаза распахнулись. Он был совсем рядом, он касался меня, и я ощутила, как в нем угасает надежда. Когда он выпустил мою руку, я уже знала: он замыкает от меня свое сердце, чтобы мой отказ остаться не так ранил его.

        - Хорошо,  - сказал он.  - Тебя никто не торопит. Думай сколько понадобится.
        Насколько проще все было бы, если бы он рассердился…
        Я открыла рот говорить, но он уже отвернулся. Собственно, а что я могла сказать ему? Каким образом унять боль, которую сама же и причинила? Только время все залечит…
        Я со вздохом поднялась и ушла по лестнице вверх.


* * *
        Дом у Сумасброда был большой и просторный. На втором этаже, где помещалась его личная комната, они с братьями и сестрами еще и работали. Кололи себя и сцеживали капельки крови в крохотные фиалы для продажи смертным. На этой-то продаже он и разбогател, равно как и на других деловых начинаниях: у богорожденных имелось много способностей, за использование которых смертные охотно и щедро платили. Но, будучи божеством, с ростом своего дела Сумасброд даже не подумал открыть где-нибудь представительство. Вместо этого он расширил свой дом и пригласил всех подручных переехать туда.
        Большинство решило воспользоваться приглашением. На третьем этаже располагались комнаты младших богорожденных, любивших пользоваться кроватями. Еще там обитали несколько писцов, вырвавшихся из-под узды ордена, и горстка смертных, обладавших иными полезными талантами: счетоводы, стеклодувы, продавцы. С этого этажа лестница выводила на крышу; туда-то я и направилась.
        У подножия лестницы на самый верх стояли двое богорожденных. Один был подручный и охранник Сумасброда - тот, с пестрой кожей. Вторая приняла холодно-красивый облик средних лет женщины из народа кен. Ее глаза были полны мудрости, но смотрели совершенно без интереса. Она словно бы не заметила моего появления. Пестрокожий, напротив, подмигнул мне и придвинулся к родственнице, давая пройти.

        - Ночным воздухом идешь подышать?  - спросил он.
        Я кивнула:

        - Оттуда, сверху, я лучше всего чувствую город.

        - Попрощаться решила?
        Его нечеловечески зоркие глаза читали мое лицо, как открытую книгу. Я еле выдавила слабую улыбку в ответ; я была не вполне уверена, что сумею с собой справиться, если заговорю. Лицо богорожденного смягчилось: ему было меня жаль.

        - Плохо это, что ты уезжаешь!  - сказал он.
        Я все же смогла произнести:

        - Я и так доставила ему немало хлопот…

        - Он вроде не возражает.

        - Я знаю. Но если так дальше пойдет, я собственную душу ему задолжаю, если не хуже.

        - Он не ведет счета твоим долгам, Орри.
        Я отметила про себя, что он первый раз употребил мое имя. Мне не следовало бы удивляться,  - в конце концов, он был с Сумасбродом куда дольше, чем я. Может, они вообще явились в наш мир вместе - два бессмертных холостяка, ищущих приключений с земными красавицами и увеселений в легендарном городе смертных… Эта мысль вызвала у меня улыбку. Он заметил ее и улыбнулся в ответ:

        - Ты понятия не имеешь, насколько он неравнодушен к тебе.
        Но я видела глаза Сброда, когда он уговаривал меня остаться.

        - Я знаю,  - прошептала я, и мне пришлось глубоко вздохнуть, чтобы совладать с голосом.  - Увидимся позже… э-э-э…
        За все время нашего знакомства я не удосужилась спросить его имени. Мне стало так стыдно, что в щеки бросилась кровь.
        Его это рассмешило.

        - Пайтья,  - представился он.  - А моя напарница, носящая женский облик, зовется Китр. Только не говори ей, что я тебе рассказал.
        Я кивнула, борясь с собой, чтобы не глазеть на его родственницу. Некоторые богорожденные были вроде Пайтьи, Сумасброда и Лил - не придавали значения почестям, которые могли бы оказывать им смертные. Другие, как я успела усвоить, считали нас ничтожными низшими существами. Как бы то ни было, старшая сестра Пайтьи была раздражена тем, что я прервала их отдых, и я сочла за благо избавить их от моего общества.

        - Ты там будешь не одна,  - сказал Пайтья, когда я уже уходила.
        Смекнув, о ком он говорил, я едва не остановилась. Что ж, все кстати, решила я затем, прислушавшись к смятению и плачу в собственной душе. Меня воспитывали правоверной итемпанкой, другое дело, что после отъезда из дому я подрастеряла прежнюю набожность, да, по сути, мое сердце никогда и не лежало к благочестию. Тем не менее в часы нужды я продолжала молиться ему. Сейчас было именно такое время - и я продолжила свой путь наверх, победила тугой рычаг и вышла на крышу.
        Когда за спиной стих металлический гул закрывшейся двери, я услышала в сторонке дыхание - низко, у самого пола. Он где-то сидел, вероятно возле одной из основательных подпорок объемистого бака, занимавшего большую часть крыши. Я не ощущала его взгляда, но он наверняка слышал мои шаги. Мы молчали.
        Я ждала, что, стоя здесь и зная, кто он на самом деле, буду чувствовать себя как-то по-особенному. Наверное, мне следовало исполниться благоговения, разволноваться, впасть в трепет… Хоть ты тресни, мой ум никак не мог примирить два образа: Отца Небесного, которого славил орден, и человека, которого я вытащила из помойки. Итемпаса - и Солнышко. Две ипостаси упрямо существовали в моем сердце каждая сама по себе, не желая сливаться в единое целое.
        Я могла бы задать ему тысячи разных вопросов, но на ум явился только один.

        - Ты столько времени прожил у меня, но ни разу не говорил со мной,  - сказала я.  - Почему?
        Сперва я решила, что он не намерен отвечать. Но потом услышала, как едва заметно скрипнул битый камень, которым была засыпана крыша, и ощутила плотную материальность устремленного на меня взгляда.

        - Ты была не важна мне,  - проговорил он.  - Очередная смертная, вот и все.
        Выслушав это, я с горечью поняла, что начала уже привыкать к нему. Эти слова ранили меня куда меньше, чем можно было бы ожидать.
        Покачав головой, я направилась к другой опоре бака, ощупала все кругом на предмет мусора или луж и уселась. Абсолютной тишины на крыше не было; в полночном воздухе со всех сторон слышались звуки городской жизни. Тем не менее я чувствовала удивительное успокоение. Наверное, потому, что присутствие Солнышка и моя обида на него гнали прочь мысли о Сумасброде, о мертвых Блюстителях Порядка и о погублении всей той жизни, что я выстроила для себя в Тени. Так что мой несносный бог в своей противной манере все-таки утешил меня.

        - Во имя всех Преисподних, что ты тут вообще делаешь?  - спросила я затем. Ну не находила я духовных сил для почтительного благоговения.  - Самому себе молишься?

        - Сегодня новолуние,  - сказал он.

        - И что?
        Он не ответил, да мне было, собственно, все равно. Я отвернулась туда, где, едва различимые, мерцали волшебные переливы листвы Древа. Мне нравилось представлять, что это и были звезды, известные мне только с чужих слов. Время от времени сквозь рябь и завихрения на поверхности лиственного моря я замечала другие, более яркие огоньки. Наверное, это распускались ранние цветки: Древу вот-вот настанет пора цвести. Некоторые горожане зарабатывали себе на год вперед, предпринимая опасное восхождение на нижние ветви Древа для сбора серебристых цветков в ладонь шириной. Богатые люди охотно их покупали.

        - Он видит и слышит все, творящееся в темноте,  - неожиданно проговорил Солнышко.  - В безлунные ночи он непременно слышит меня, даже если предпочитает не отвечать.

        - Кто?

        - Нахадот.
        Я мигом забыла и свою обиду на Солнышко, и скорбь из-за расставания с Сумасбродом, и вину по поводу гибели Блюстителей. На некоторое время во всем мире осталось существовать только это имя.
        Нахадот…


* * *
        Мы никогда не забывали этого имени.
        Сегодня в нашем мире существуют два великих континента, но когда-то их было три. Дальний Север, Сенм и Земля Маро. Этот последний уступал двум другим по величине, но превосходил их великолепием. Там росли деревья, устремлявшиеся к небесам на целую тысячу футов, водились цветы и птицы, нигде более не встречавшиеся, и низвергались такие водопады, что, согласно молве, брызги их улетали на другую сторону мира.
        Мой народ, называвшийся тогда не «мароне», а просто «маро», делился на сотню кланов, и все они были могущественны и богаты. Со времени Войны богов те из них, которые чтили Блистательного Итемпаса превыше прочих богов, заметно возвысились. В их числе были амнийцы, вымерший ныне народ гинджи - и мы. Во главе амнийцев стояла семья Арамери. Они, вообще-то, обитали на Сенме, но мы пригласили их к себе, и они выстроили у нас свою крепость. Таким образом мы думали перехитрить гинджи, но за ловкий политический ход пришлось очень дорого заплатить.
        Случилось восстание. В Земле Маро было собрано войско, полное решимости выкинуть Арамери с материка… Знаю, это выглядит глупо, но в те времена подобные вещи иной раз и вправду происходили. Дело шло к очередной резне, к еще одной черной дате в истории… Вот только Арамери пустили в ход оружие, с которым сами не смогли потом совладать.
        Этим оружием был Ночной хозяин, брат и вечный недруг Блистательного Итемпаса. Низложенный, скованный, он все равно оставался невообразимо могущественным. Спущенный хозяевами на врага, он пробил дыру в земной оболочке. Начались страшные землетрясения, океан всколыхнуло чудовищными волнами… И Земля Маро раскололась на части. Весь континент ушел под воду… и унес с собой почти всех моих соплеменников.
        Немногочисленные выжившие маро осели на крохотном полуострове материка Сенм: Арамери выделили его нам, соболезнуя горю народа, потерявшего родину. С той поры мы стали зваться «мароне», что на общем наречии, которым мы пользовались когда-то, значит «скорбящие по маро». Тогда-то мы и начали называть своих дочерей именами печали, а сыновьям давать имена гнева и ярости. Мы спорили о том, был ли смысл в попытках восстановить наше племя. И благодарили Итемпаса за то, что оградил хотя бы горстку спасшихся. И ненавидели Арамери за то, что эта молитва стала необходима.
        А еще - пусть его забыл весь остальной мир, не считая некоторых еретических вероучений и страшных сказок для детей,  - мы никогда не забывали имени разрушителя Земли Маро.
        Нахадот…


* * *

        - Я пытался изложить ему, насколько раскаиваюсь,  - сказал Солнышко.
        Это ввергло меня в новое потрясение, не дав толком оправиться от предыдущего.

        - Что?..
        Солнышко поднялся. Я слышала, как он сделал несколько шагов: наверное, подошел к невысокой стенке, обрамлявшей плоскую крышу. Когда он заговорил, его голос смешивался с ветром и звуками полночного города, но я слышала его вполне ясно. Он очень четко выговаривал каждое слово, без акцента, с идеально правильной интонацией. Так говорят вельможи, обучавшиеся произносить речи.

        - Ты хотела знать, что такого я натворил, чтобы меня наказали заточением в смертное тело,  - сказал он.  - Ты спрашивала об этом Сиэя.
        Я кое-как собрала воедино свои мысли, в которых крутилось безостановочное: Нахадот, Нахадот, Нахадот…

        - Ну… да.

        - Моя сестра,  - проговорил он.  - Я ее убил.
        Я нахмурилась. Тоже мне новость. Энефа, богиня земли, создательница жизни, сговорилась с Нахадотом Ночным хозяином против своего брата, Блистательного Итемпаса. И тот убил ее за измену, а Нахадота сковал и отдал Арамери в рабство. Кто же не знал этой истории?
        Если только…
        Я облизала губы.

        - Она… она тебя чем-то прогневала?
        Ветер ненадолго сменил направление. Голос Солнышка как бы порхал ко мне и обратно, негромкий, певучий.

        - Она отняла его у меня.

        - Она…  - Я запнулась, не договорив.
        Я не понимала, о чем он, и не желала понимать. Прежде их ссоры с Энефой у них с Итемпасом определенно была любовная связь - иначе откуда бы взялись сонмы младших богов. Но Нахадот был чудовищем во мраке, врагом всего доброго и светлого в этом мире. И я не хотела думать о нем как о брате Блистательного Итемпаса, а уж представить себе, что он…
        Но я слишком долго общалась с богорожденными. Я знала, что, подобно смертным, они испытывают похоть и гнев, обижаются, превратно толкуют сказанное, нянчатся с ничтожными обидами… и убивают друг дружку из-за любви ничуть не хуже людей.
        Я поднялась на ноги, меня пробрал озноб.

        - То есть ты говоришь, что это ты начал Войну богов?  - выговорила я.  - Ты говоришь мне, что Ночной хозяин был твоим возлюбленным… и что ты по-прежнему любишь его? И еще - что теперь он свободен… и что именно он сделал это с тобой?

        - Да,  - ответил Солнышко.
        А потом я, к своему величайшему изумлению, услышала легкий смешок. Полный горечи до такой степени, что в какой-то миг он даже не совладал с голосом.

        - Именно это я и сказал.
        Я так стиснула посох, что заболели ладони. Я опустилась на корточки, утвердив посох перед собой для равновесия, и прижалась лбом к гладкому старому дереву.

        - Не верю,  - прошептала я.
        Я была просто не в состоянии поверить в услышанное. Ну не могла же я настолько ошибаться насчет нашего мира и его богов… насчет вообще всего! Не могло же все человечество так ошибаться!..
        Или все-таки могло?
        Я услышала, как скрипнули камешки,  - это Солнышко повернулся ко мне.

        - Ты любишь Сумасброда?  - спросил он.
        Вопрос оказался мало того что неожиданным, он был настолько бессмысленным в свете нашей предыдущей беседы, что мне потребовалось время собраться с мыслями и облечь их в слова.

        - Да,  - сказала я затем.  - Благие боги, конечно люблю! Почему ты спрашиваешь об этом?
        Опять скрип битых камешков - он направился в мою сторону. Теплые ладони обхватили мои, сомкнутые на древке… Это так удивило меня, что я, не артачась, позволила ему отнять меня от посоха и поставить на ноги. Потом он некоторое время ничего не предпринимал - просто смотрел на меня. Тут я запоздало сообразила, что по-прежнему одета всего лишь в тоненький шелковый балахон.
        Зима в этот год стояла мягкая, весна обещала быть ранней, но ночная прохлада брала свое. Я вся покрылась гусиной кожей, соски напряглись от холода, приподняв легкий шелк. Кстати, у себя дома я тоже ходила примерно в таком виде, а то и вовсе нагишом. Я как-то не считала свою домашнюю наготу возбуждающей, да и Солнышко никогда не выказывал ни малейших признаков интереса. Зато теперь я очень даже чувствовала его взгляд, и… он беспокоил меня. Подобного беспокойства в его обществе я ни разу еще не ощущала.
        Он наклонился ко мне, его ладони переместились выше, обхватив мои плечи. Они были очень теплыми, они согревали. Я только гадала, что у него на уме,  - пока его губы не коснулись моих. Я вздрогнула и отшатнулась, но его руки мгновенно напряглись. Они не причинили мне боли, но предупреждение было весьма внятным. Я замерла. Он вновь притянул меня ближе и поцеловал.
        Я не знала, что и думать. Но его губы принудили мои губы раскрыться, явив искусство, которого я за ним даже не подозревала, его язык затеял изысканную игру, и… и я ничего не могла с собой поделать - я прекратила сопротивление. Попытайся он вырвать поцелуй силой, я бы рассвирепела и начала отбиваться. Но он был в прямом смысле слова нечеловечески нежен. Его рот был полностью лишен вкуса, что было странно и лишь подчеркивало его природу. Совсем не то, что целовать Сумасброда. Я не ощущала внутреннюю суть Солнышка в этом поцелуе. Но когда его язык коснулся моего, я вздрогнула: какое наслаждение! Его руки соскользнули с моих плеч на пояс, потом спустились на бедра, и он притянул меня еще ближе. Я вдыхала его запах, странный, отдававший острыми пряностями. Этот жар, эта сила… все так не похоже на Сумасброда! Это беспокоило. Волновало. Пробуждало интерес. Он чуть прикусил мою нижнюю губу, и я задрожала - теперь уже не только от страха.
        Он не закрывал глаз. Я чувствовала, как они наблюдали за мной, изучали, взвешивали меня. И пока его рот источал жар, они были холодны.
        Отпустив меня, он набрал в грудь воздуха и медленно выдохнул. И проговорил - тихо и страшно:

        - Ты не любишь Сумасброда.
        Я напряглась всем телом.

        - Ты уже возжелала меня,  - продолжал он.
        В его голосе было столько презрения, что, казалось, каждое слово истекало ядом. Я никогда прежде не замечала за ним такого проявления чувств, а тут дождалась - и встретила одну только ненависть. А он продолжал:

        - Тебя притягивает его могущество. Тебе льстит, что ты возлюбленная божества. Быть может, ты даже предана ему в той скудной мере, на которую способна. Впрочем, в этом я сомневаюсь - тебе, кажется, любой подойдет, главное, чтобы он был богом… О, я изведал опасности, которыми чревато доверие к твоему племени. Я предупреждал своих детей, я удерживал их от общения с вами, пока мог. Однако Сумасброд упрям. Я заранее скорблю о той боли, которую он испытает, осознав наконец, насколько ты недостойна его любви!
        Я стояла напротив него, потрясенная до глубины души. Было мгновение - долгое и жуткое,  - когда я готова была признать его правоту. Ведь Солнышко - пусть низложенный и поруганный - оставался богом, которого я чтила всю свою жизнь. Он просто не мог ошибаться. И в самом деле, разве я не заколебалась, выслушав предложение Сумасброда?.. А теперь получалось - мой бог взвесил мое сердце и нашел его легковесным, и от этого было больно.
        Но потом слово взял разум, и это слово было: да пошел ты знаешь куда!!!
        Я еще чувствовала у себя за спиной «ногу» водяного бака. Используя ее для опоры, я уперлась обеими ладонями в грудь Солнышка и что было силы отпихнула его. Он шатнулся назад, удивленно вскрикнув. Я рванулась следом - страх и смятение переплавлялись в лютое бешенство.

        - Вот тебе доказательство!..
        Мои ладони безошибочно нашли его грудь, и я снова пихнула его, вложив весь свой вес в это движение и с удовлетворением услышав, как он крякнул.

        - Решил, значит, будто я не люблю Сброда?! Да, ты обалденно целуешься, и что? Уже вообразил, будто готов потеснить Сумасброда в моем сердце?! Боги всевышние, как же он был прав! Ты в самом деле понятия не имеешь, что такое любовь!
        Я отвернулась, яростно бормоча что-то еще, и стала ощупью пробираться назад к двери.

        - Постой,  - сказал Солнышко.
        Я продолжала идти, не водя перед собой посохом, а скорее размахивая. Ладонь Солнышка перехватила мою руку. Я выругалась и попыталась стряхнуть ее.

        - Постой,  - с нажимом повторил он, не выпуская меня. Он смотрел в сторону, едва замечая мою ярость.  - Тут кто-то есть…

        - Какого…  - начала было я, но кое-что услышала - и замерла.
        Кто-то шаркал по камешкам, приближаясь к нам со стороны лестничного люка.

        - Орри Шот?
        Мужской голос, спокойный и темный, как воздух в морозную ночь. Определенно знакомый… но чей?

        - Д-да,  - отозвалась я, гадая: если это кто-то из заказчиков Сумасброда, то что он забыл здесь, на крыше? И откуда ему знать мое имя? Подслушал, как сплетничали домочадцы Сумасброда?..  - Вы меня искали?

        - О да. Правда, я надеялся застать вас одну.
        Солнышко вдруг сделал шаг, заслоняя меня, и я обнаружила, что разговаривать с незнакомцем придется сквозь его довольно-таки широкую спину. Я уже открыла рот, чтобы на него рявкнуть, ибо была слишком обозлена даже для простой вежливости, куда там для почтительности… И заметила, что Солнышко начал сиять.
        Неярко пока, на пределе видимости. Но вполне отчетливо.

        - Орри,  - выговорил он, по обыкновению, спокойно.  - Ступай в дом.
        Накативший страх оставил мне способность рассуждать лишь о самых простых вещах, и я выдавила:

        - Он… он как раз между мной и дверью…

        - Я его уберу.

        - Вот уж не советовал бы,  - невозмутимо ответил мужчина.  - Ты ведь не богорожденный.
        Солнышко вздохнул. При иных обстоятельствах меня позабавило бы его раздражение.

        - Да,  - ответил он резко.  - Я не богорожденный.
        И прежде чем я успела что-то сказать, он исчез. Пространство впереди меня тотчас наполнилось холодом. Я лишь уловила мерцание магии, смазанное свечением его тела. Потом неподалеку произошло стремительное движение. Треск рвущейся ткани, звуки борьбы… Что-то мокрое обрызгало мне лицо, заставив шарахнуться прочь…
        А потом стало тихо.
        Некоторое время я стояла неподвижно, слыша только собственное дыхание. Я ждала звука, который вот-вот должен был раздаться, когда два тела шмякнутся на мостовую тремя этажами ниже…
        Но его все не было и не было. Лишь все та же жуткая тишина.
        Я не выдержала. Я бегом бросилась к двери, кое-как открыла ее и с воплями ворвалась в дом.

6

«ОКНО ОТКРЫВАЕТСЯ»
        (мел, бетон)

        Вот что он мне о себе рассказал…
        Конечно, не все это я узнала именно от него. Кое о чем обмолвились другие боги, еще кое-что я почерпнула из старинных сказок своего детства. Но в первую очередь я приняла на веру именно сказанное им, потому что в его природе не было места лжи.
        Во времена Троих все обстояло иначе. Было много храмов, но мало святых писаний, и никого не преследовали за «недолжную» веру. Смертные любили тех богов, к которым лежало их сердце,  - иной раз нескольких одновременно, и это не называли язычеством. Если возникал спор о тонкостях учения или о магии, дело решалось просто: звали местного бога и спрашивали совета. Младших богов кругом было много, так что впадать в одержимость по поводу какого-то одного было просто бессмысленно.
        Именно в те времена родились первые демоны.
        Отпрыски смертных людей и бессмертных богов, ни то ни другое - и наделенные величайшими дарами обеих сторон. Одним из таких даров была подверженность смерти. Лично мне казалось странным называть такое свойство даром, но в те времена люди считали иначе. Как бы то ни было, демоны им обладали.
        Вдумайтесь, что это значило: все демоны умирали. Бессмыслица какая-то, верно? Ведь дети очень редко повторяют собой лишь одного из родителей. Почему бы хоть горстке демонов не унаследовать бессмертие? Магия-то у них была, да еще какая,  - они сходились с людьми, и мы ее от них унаследовали. Способности писцов и костоправов, умение делать пророчества и посылать тени - всем этим человечество осчастливили демоны.
        Но если демоны сходились с божественными возлюбленными, дети от таких союзов все равно старились и умирали.
        Для нас, людей, наследие демонов было благословением. А для богов оно означало, что всего лишь капелька человеческой крови обрекала их потомство на старость и смерть.
        И похоже, очень долгое время никто не понимал, что это в действительности означало…


* * *
        Я ссыпалась вниз - и это притом, что я так и не удосужилась хорошенько запомнить лестницы в доме Сумасброда. За мной следовал Пайтья; на мои вопли из ниоткуда возникла та его старшая собеседница, Китр, и на некоторое время стала видимой; подоспел и Сумасброд. Когда мы все добрались до зала с бассейнами, к нам присоединились еще двое. Рослая смертная женщина, испещренная божественными словами едва не гуще превита Римарна, и гладкошерстная борзая, испускавшая белое сияние. Подбегая к двери наружу, я услышала встревоженные голоса наверху и поняла, что перебудила весь дом.
        Мне бы, наверное, стало плохо от пережитого страха, но в те мгновения я была способна думать только о той жуткой тишине.

        - Орри! Орри, стой!
        Чьи-то руки схватили меня прежде, чем я успела пробежать три шага по улице. Я отчаянно вырывалась. Мелькнуло что-то расплывчатое, синеватое и обернулось Сумасбродом.

        - Проклятье, сказано же было: из дому ни ногой!..

        - Мне надо…  - Я извивалась, силясь его обойти.  - Он…

        - Он - это кто? Слушай, Орри…  - Сумасброд умолк, не договорив.  - Орри… Что это за кровь у тебя на лице?
        Тут моя паника как-то быстренько улеглась, хотя рука, которую я поднесла к лицу, тряслась отчаянно. Вот, значит, что за влага обрызгала меня там, на крыше. А я-то и забыла о ней…

        - Начальник,  - подал голос Пайтья.
        Он сидел на корточках, что-то рассматривая на земле. Что именно, я не видела, но мрачное выражение его лица сомнений не оставляло. А он пояснил:

        - Тут полным-полно крови…
        Сумасброд оглянулся, и я увидела, как округлились у него глаза. Хмурясь, он обернулся ко мне.

        - Что случилось? Ты, вообще, где была? На крыше?  - Его брови окончательно сошлись к переносице.  - Неужели отец… что-то сделал с тобой? Во имя всех…
        Китр, озиравшая улицу в поисках опасности, резко вскинула глаза:

        - Ты что, рассказал ей?
        Сумасброд не стал отвечать, лишь мимолетно поморщился. Он был занят тем, что вертел меня туда и сюда, ища раны и синяки.

        - Да я-то в порядке,  - выговорила я, слегка успокаиваясь, но продолжая судорожно прижимать к груди посох.  - А вот… Ну да, я была на крыше… с Солнышком… А потом появился еще кто-то. Мужчина. Я не видела его, так что смертный, наверное. Он знал мое имя, он сказал, что искал меня…
        Пайтья выругался и встал, водя туда-сюда сузившимися глазами:

        - С каких это пор Блюстители проникают через эту долбаную крышу? Обычно у них хватает ума с нами считаться…
        Сумасброд буркнул что-то на языке богов. Казалось, фраза сворачивалась, била хвостом и выпускала шипы,  - должно быть, слова были бранными.

        - А дальше что было?

        - Солнышко… Он схватился с тем человеком. Возникла магия…  - Я вцепилась в руки Сумасброда, собрав в горсти ткань его рубашки.  - Сброд, тот мужчина как-то поразил его магией, отсюда и кровь. Потом, по-моему, Солнышко сгреб его и стащил с крыши, но я не слышала, чтобы они падали наземь…
        Сумасброд тем временем жестикулировал, рассылая своих спутников кого куда - проверять ближние улицы и участок у дома. Китр и Пайтья остались подле нас. Сумасброд в телохранителях не нуждался… в отличие от меня. Полагаю, одному из них было поручено волшебным образом умыкнуть меня прочь, если так или иначе дело дойдет до драки.

        - Дождутся, сровняю я с землей этот их Белый зал,  - рычал он, подталкивая меня обратно к входной двери, и сквозь его человеческий облик прорывалось голубое сияние.  - Если они посмели напасть на меня и на моих близких, я…

        - Тот тип не за Солнышком приходил,  - пробормотала я, запоздало сообразив, что к чему.
        Остановившись, я ухватила Сумасброда за руку, чтобы привлечь его внимание:

        - Сброд, ему Солнышко сто лет был не нужен! Будь он Блюстителем, он ведь его решил бы забрать, так? Они же знают, что это он тех в Южном Корне поубивал!
        Чем дольше я об этом думала, тем уверенней становилась.

        - Думается, тот человек вообще Блюстителем не был…
        Я совершенно правильно истолковала изумленное выражение, мелькнувшее на лице Сумасброда. Он переглянулся с Китр: она выглядела не менее встревоженной. Потом Китр обернулась к одному из смертных - к женщине-писцу. Та кивнула и опустилась на колени, вытащила из-за пазухи стопку бумаги и сняла колпачок с тонкой кисточки для письма.

        - Я тоже пойду посмотрю,  - сказала Китр, исчезая.
        Сумасброд притянул меня к себе, одной рукой обнимая за плечи; вторую он на всякий случай оставил свободной. Я попыталась внушить себе, что здесь я в безопасности: один бог меня держит в объятиях и еще полдюжины готовы немедленно защитить… Вот только все нервы у меня звенели, подобно перетянутым струнам, да и паника только ждала повода вновь разыграться. Я никак не могла отделаться от ощущения: все плохо. Очень-очень плохо. Кто-то наблюдает за нами. Что-то вот-вот случится. Об этом криком кричала вся моя интуиция.

        - Тела нет,  - подходя к нам, сказал Пайтья.
        Я видела, как позади него на улице то возникали, то прятались другие богорожденные. На мостовой, на карнизах, на краях крыш…

        - Крови - как раз достаточное количество,  - продолжал Пайтья.  - И все. Плоти нет. Даже… мм… кусочков.

        - Это… чья?
        Мне пришлось поднатужиться, чтобы меня услышали, так плотно прижималась моя голова к плечу Сумасброда.

        - Это его кровь.
        Пайтья оглянулся на борзую, обнюхивавшую багровые лужи. Собака подняла взгляд и кивнула, соглашаясь.

        - Никакого сомнения,  - продолжал пестрокожий.  - Кровь разбрызгана так, словно лилась с высоты. Но никто здесь не падал.
        Сумасброд что-то пробормотал на своем языке, потом вновь перешел на сенмитский, чтобы я понимала.

        - Значит, было оружие. Или магия, которую ты вроде заметила.  - Он посмотрел на меня сверху вниз и раздраженно нахмурился.  - Он лишен могущества, ему не справиться с писцом… если то был писец. Но он стоял на крыше дома, битком набитого богорожденными! Почему было просто не позвать на помощь? Упрямый мерзавец…
        Я закрыла глаза и прислонилась к Сумасброду. На меня вдруг накатила усталость. Я запоздало осознала, что тоже могла бы закричать, вызывая подмогу; к сожалению, в тот момент я была слишком напугана и не сообразила подать голос. А вот Солнышко, в отличие от меня, совсем не боялся. Он просто не пожелал помощи. Он снова очертя голову устремился навстречу опасности, разменивая свою жизнь, точно монету… похоже, лишь ради того, чтобы вновь ощутить вкус былого могущества. На сей раз он поступил так из-за меня, вот только легче от этого почему-то не становилось. Богорожденные всегда уважали жизнь, в том числе и собственную. При всем своем бессмертии они старались защищаться, когда на них нападали, или хотя бы уворачиваться от ударов. Если приходилось драться, они предпочитали не убивать. А Солнышко и свою родню не щадил…

        - Ночной хозяин его бы просто убил,  - проговорила я, ощутив внезапную горечь. Сумасброд удивленно поднял брови, но я покачала головой.  - Что-то с ним не так, Сброд. Я всегда это подозревала, но сегодняшнее…
        Я помнила, как едва заметно дрогнул голос Солнышка, когда он признал себя зачинщиком Войны богов. Такой вот миг на краю, малая трещинка в его твердокаменном стоицизме. Но если я что-нибудь понимала, все было куда глубже. Его пренебрежение к собственной плоти… Каким образом он три месяца назад мертвым угодил в выгребную яму возле моего дома, вот что интересно бы знать? Развратный поцелуй, которым он меня наградил. И еще более порочные слова, возлагавшие на меня ответственность за все вероломство человеческого рода.
        Он был - был же когда-то!  - богом порядка, живым воплощением постоянства, разумности и покоя. А человека, которым он стал здесь, в царстве смертных, просто невозможно было понять с точки зрения здравого смысла. Солнышко не воспринимался как Итемпас, потому что Солнышко не был Итемпасом. И все мое правильное маронейское воспитание не могло заставить меня считать его таковым.
        Сумасброд вздохнул:

        - Нахадот хотел убить его, Орри. И огромная толпа моих родичей хотела того же - после всего, что он натворил. Но, как ни крути, Трое создали эту вселенную; умри один из них, и все прекратится. Поэтому его сослали сюда, где он просто не сможет натворить особой беды. И может быть…
        Он примолк, и опять я различила в его голосе эту тоску по несбыточному. Надежду, теплившуюся всему вопреки.

        - Может быть, каким-то образом он… сумеет стать лучше. Прозрит свои былые ошибки. Не знаю…

        - Он сказал, что пытался принести извинения. Там, на крыше. Принести их…
        Я содрогнулась, не в силах выговорить это имя. Мы, маро, никогда не забывали его, но и не произносили, если была хоть какая-то возможность обойтись. И я докончила:

        - …Ночному хозяину.
        Сумасброд удивленно заморгал:

        - В самом деле? Вот уж не ждал так не ждал…  - И он опять сдвинул брови.  - Только не думаю, чтобы это помогло… Он убил мою мать, Орри. Истребил ее с помощью яда и надругался над телом. А потом несколько тысяч лет убивал или бросал в заточение тех из нас, кто поднимал против него голос. Чтобы сверстаться за такое, нужно чуть-чуть побольше, чем простое «извини, я был не прав»…
        Я потянулась к лицу Сумасброда, кончиками пальцев читая его выражение. Это помогало мне улавливать все, чего не передавал голос.

        - Ты все еще гневаешься…
        Он наморщил лоб:

        - А ты как думала? Я же любил ее! Но…  - Он тяжело вздохнул, наклонился и прижался лбом к моему лбу.  - Я ведь и его когда-то любил.
        Я взяла в ладони его лицо, желая и не умея утешить его. Такие вот семейные сложности между отцом и сыном. Пусть их Солнышко разгребает… если только мы его разыщем когда-нибудь.
        Было, однако, кое-что, что я могла сделать. Я сказала ему:

        - Я останусь с тобой.
        Он вздрогнул, отстранился и уставился на меня. Он, конечно, понял, что я имею в виду. Он спросил, помолчав:

        - Ты уверена?
        Я чуть не расхохоталась. Меня колотила дрожь, и не только от пережитого испуга.

        - Нет,  - честно ответила я.  - И не думаю, что когда-нибудь буду. Я просто… Я знаю, что для меня самое важное.
        Я все-таки засмеялась, сообразив наконец, что именно Солнышко помог мне решиться - этим своим чудовищным поцелуем и вызывающими речами. А еще я любила Сумасброда. И хотела быть с ним, пусть даже это означало конец всей той жизни, которую я так долго и усердно себе устраивала. Конец всей моей независимости. Любовь, помимо прочего, означала готовность идти на уступки. Полагаю, этого Солнышко не был способен уразуметь.
        Сумасброд торжественно кивнул, принимая мое решение. Он не стал улыбаться, и мне это понравилось. Думаю, он понимал, чего мне стоил мой выбор.
        Немного помедлив, он вздохнул и обернулся к Китр; последние пять минут та старательно обходила нас взглядом, предпочитая созерцать улицу.

        - Зови всех в дом,  - сказал он ей.  - Не нравится мне все это. Обычный писец не смог бы от нас спрятаться!  - Он оглянулся туда, где мостовая была замарана кровью.
        - И еще я нигде не чувствую отца. Вот это мне особенно не нравится…

        - И я не чувствую,  - сказала Китр.  - Иные среди нас обладают способностью скрывать его, но с чего бы им? Вот если только…
        Она посмотрела на меня, единственным взглядом успев и оценить и отвергнуть.

        - Ты полагаешь, это может быть как-то связано с Роул? Твоя смертная нашла ее тело, но с чем это может быть связано?

        - Я не знаю, но…

        - Погодите. Что-то там…
        Голос прозвучал по ту сторону улицы. Я нашла глазами говорившую и увидела Сумасбродову женщину-писца. Она стояла, задрав голову, и рассматривала здания вокруг. Она держала в руках листок бумаги. По углам его красовались отдельные сигилы, а посередине - три ряда слов божественного языка. Пока я смотрела, одно слово и сигила в правом верхнем углу начали разгораться ярче. Писец, знавшая, что это значило, ахнула и попятилась на несколько шагов. Лица ее я не могла различить, поскольку на нем не было начертано божественных знаков, но в голосе слышался ужас.

        - Боги, боги, я это знала! Смотрите! Смотрите все…
        И тут на улице разразилась Преисподняя…
        Нет, не Преисподняя. Просто повсюду начали возникать дыры.
        Они появлялись вокруг нас со звуком рвущейся бумаги - абсолютно ровные круги непроглядной тьмы. Иные - на земле, другие - на стенах домов, некоторые попросту висели в воздухе без опоры. Одна распахнулась прямо под ногами писца, почти в тот самый миг, как она выговорила последнее слово. Закричать она не успела - провалилась и исчезла. Еще одна дыра настигла Китр, когда та бросилась к Сумасброду. Она возникла перед ней, когда та делала шаг, и богини не стало. Борзая выругалась по-мекатски и умудрилась обогнуть дыру, открывшуюся на пути, но еще одна дыра повисла сверху. Я видела, как гладкая шерстка борзой поднялась дыбом. Собаку оторвало от земли, втягивая в дыру. Она взвизгнула и пропала.
        Я не успела даже пошевелиться - Сумасброд внезапно отшвырнул меня, направляя к домашней двери. Я споткнулась о высокий порог, оглянулась, хотела что-то сказать… И увидела, как за спиной у него разверзлась дыра. Я почувствовала ее затягивающую силу, меня и саму бросило на шаг вперед.
        Нет!.. Я вцепилась в узорчатую ручку двери, уперлась и вытянула руку с посохом в надежде, что Сумасброд сумеет за него ухватиться. Оскалив зубы и вытаращив глаза, он сопротивлялся, пытаясь дотянуться… Я слышала перезвон колокольчиков, но еле-еле,  - похоже, дыра втягивала даже звук.
        Его губы обозначили какие-то уже не слышимые слова. Он заскрипел зубами, и его голос прозвучал непосредственно у меня в голове - боги это умели.

«СКОРЕЙ ВНУТРЬ!»
        И тотчас же его унесло спиной вперед, как если бы незримая рука ухватила его поперек тела и со страшной силой рванула.
        Дыра захлопнулась и исчезла, и с ней Сумасброд.
        Задыхаясь, я сражалась с дверной ручкой. Ладони так вспотели, что не смогли удержать посоха, и тот брякнул о землю. Я больше не слышала на улице ничьих голосов. Я осталась одна. Только дыры висели кругом - чернее, чем мрак слепоты.
        Потом я все-таки сумела открыть дверь и вбежала в дом, прочь от этих ужасных дыр, туда, где царила привычная, чистая и пустая тьма. В ней тоже таились опасности, но они были мне, по крайней мере, знакомы…
        Я успела сделать ровно три шага. Позади словно разорвалась бумага. Воздух лопнул, и я куда-то улетела спиной вперед, провожаемая звуком наподобие дрожащего звона металлического гонга…

7

«ДЕВУШКА В ТЕМНОТЕ»
        (акварель)

        Последнее время я видела очень живые и яркие сны. Они показывали мне, что могло случиться, и все же… Я кое-что помнила…
        В том сне я рисую картину. Но стоит мне погрузиться в краски неба, дальних гор и грибов, которые кажутся выше гор,  - этот мир, он живой, он полон странных растений, я почти могу обонять испарения, витающие в его чуждом воздухе…  - и тут дверь в мою комнату открывается. Входит мама.

        - Ты что делаешь?  - спрашивает она.
        И, хотя душой я пребываю по-прежнему там, среди гор и грибов, выбора у меня нет - приходится возвращаться в этот мир, где я - нежно опекаемая слепая девочка, чья мама отлично знает, что для меня лучше, и если я в этом с ней не соглашаюсь, то только по неразумию.

        - Рисую,  - говорю я, хотя что тут, кажется, объяснять.
        Я жду, что вот сейчас последует нотация, и мышцы на животе напрягаются помимо воли, словно я собралась защищаться. Но мама только вздыхает, подходит ко мне и кладет свою руку на мою, чтобы я знала, где она стоит. Она долго молчит, и я гадаю, на что она смотрит,  - на рисунок? Я прикусываю нижнюю губу, не смея надеяться и все же надеясь: может, она все-таки пытается понять, зачем я делаю это? Она никогда напрямую не запрещала мне рисовать, но я чувствую ее неодобрение: от него у меня на языке густая кислятина, словно от плесневелого винограда. Раньше она делала и словесные намеки: мол, если уж рисовать, то что-нибудь полезное и красивое. Что-нибудь такое, от чего зрители не будут впадать в часовой транс. Что-нибудь, что не привлечет зоркого глаза жрецов. Что-нибудь безопасное…
        Сегодня она ничего не говорит. Лишь гладит меня по голове, по заплетенным в косички волосам, и наконец я понимаю, что она думает не обо мне и подавно не о моем рисовании.

        - Что случилось, мама?  - спрашиваю я.

        - Ничего, деточка,  - очень тихо отвечает она.
        И я вдруг осознаю: мама солгала мне. В самый первый раз за всю мою жизнь. Сердце безо всякой внятной причины наполняется ужасом. Может, мне передается исходящий от нее страх, а может, таящееся за ним предчувствие горя. Или дело в том, что моя говорливая, жизнерадостная мама кажется странно притихшей?
        Я жмусь к ней и двумя руками обнимаю за пояс. Она дрожит, она не в состоянии, по обыкновению, утешить меня. И все-таки я беру что могу от этих объятий и, кажется, отдаю что-то взамен…
        Через две недели умер отец.


* * *
        Я плавала в мертвящей пустоте, отчаянно крича и не слыша собственного крика. Я попыталась соединить руки, но ничего не почувствовала, даже когда пустила в ход ногти. Открыв рот, я втянула воздух для очередного вопля, но привычное ощущение ветерка на языке и наполненных легких так и не наступило. Однако я знала, что сделала это. Я велела двигаться своим мышцам и верила, что они сработали правильно.
        Однако я ничего не чувствовала.
        Совсем ничего, кроме ужасного холода. Этот холод причинял бы боль, будь я по-прежнему способна ощущать ее. Я бы упала наземь, скорчилась и только дрожала - но как упадешь, когда нет ни земли, ни верха, ни низа?
        Разум смертных на подобное не рассчитан. Отсутствие возможности видеть не волновало меня, но вот осязание, обоняние, слух… Я слишком привыкла полагаться на них, и теперь они мне были жизненно необходимы. Неужели примерно так чувствуют себя другие люди, если отказывает зрение?.. Неудивительно, что они ужасно боятся слепоты…
        Так, пожалуй, и свихнуться недолго…


* * *

        - Малютка Ри,  - говорит отец и берет мои руки в свои.  - Послушай, что я тебе скажу: не полагайся на свою магию. Я знаю, искушение будет немалое. Ее так здорово видеть, правда?
        Я киваю, и он улыбается.

        - Однако могущество идет изнутри,  - продолжает он.
        Открывает мою ладошку и касается завитков кожного узора на кончике пальца. Мне щекотно, и я смеюсь.

        - Если будешь слишком часто ее использовать, это тебя утомит. А если потратишь всю… Это тебя и убить может, малютка Ри!
        Я озадаченно хмурю брови:

        - Но это же просто магия!
        Магия для меня - это свет, цвет, красота. Она - точно прекрасная песня: чудо, но никак не жизненная необходимость. Это ведь не пища, не вода, не сон… не кровь, наконец.

        - Да,  - кивает отец.  - Но все же это часть тебя. И очень важная часть.
        Он улыбается, и я впервые замечаю, как глубоко сегодня его проницает печаль. Он кажется таким одиноким.

        - Тебе придется это понять. Мы с тобой - не как все прочие люди…


* * *
        Я опять закричала, пустив в ход и голос, и мысли. Боги способны их слышать, если смертный как следует сосредоточится: так до них доходят молитвы.
        Ответа не последовало - ни от Сумасброда, ни от кого-либо еще. Я стала ощупывать окружающее пространство, но ни до чего не могла дотянуться. Может, Сумасброд был где-то здесь, прямо рядом со мной, только я найти его не могла?..
        Неоткуда знать.
        Как же мне страшно…


* * *

        - Щупай,  - говорит отец и направляет мою руку.
        Я держу толстую кисть из конского волоса, краска на ней едко разит уксусом.

        - Чувствуй вкус воздуха. Прислушивайся к шуршанию кисти. А потом просто поверь…

        - Поверить? Во что?

        - В то, чего ты ждешь. Что должно случиться. В то, что должно возникнуть. Если ты не обуздаешь его, оно обуздает тебя, малютка Ри. Никогда об этом не забывай…


* * *
        Надо было мне остаться в доме, надо было мне уехать из города, надо было увидеть, как приближался превит, надо было оставить Солнышко в той яме, где он валялся, надо было остаться в Нимаро и никогда из дома не уходить.


* * *

        - Краски - это дверь,  - говорит отец.


* * *
        Я вытянула перед собой руки и представила, что они дрожат.


* * *

        - Дверь?..  - спрашиваю я удивленно.

        - Да. Сила скрыта в тебе, она спрятана, но краски открывают путь к этой силе, позволяя тебе излить часть ее на полотно. Или применить как-то еще по твоему усмотрению. Рисование - лишь способ до нее достучаться, который ты открыла первым.

        - Ух ты,  - задумываюсь я.  - То есть я могла бы направлять свою магию в песни, как ты?

        - Возможно. Тебе нравится петь?

        - Ну, не так, как рисовать. И голос у меня не такой звучный, как у тебя.
        Он негромко смеется:

        - А мне нравится твой голосок…

        - Папа, да тебе все нравится, что я делаю!
        Однако услышанное прочно завладело моими мыслями, и я говорю:

        - Это значит, я могу не только рисовать? Например…
        Мое детское воображение бессильно постичь безбрежные возможности магии. Тем паче что младшие боги еще не пришли в мир и не показали нам всех ее преимуществ.

        - Например, превратить крольчиху в пчелу? Или заставить распуститься цветы?
        Он некоторое время молчит, и я чувствую, что он предпочел бы ничего не говорить. Он никогда мне не лжет, даже если я задаю вопросы, на которые ему не хочется отвечать.

        - Не знаю. Иногда, когда я пою и верю, что что-то произойдет,  - это и происходит. А иногда…  - он медлит, ему почему-то неловко,  - иногда все случается и без моего пения. Пение - дверь, но вера - ключ, который отпирает ее…
        Я касаюсь его лица, силясь понять, отчего ему не по себе.

        - Что такое, папа?
        Он ловит мою руку, целует и смеется, но меня не проведешь. Я ухватила, уловила: ему страшно. Ну, самую чуточку.

        - Ты просто подумай,  - говорит он.  - Допустим, ты берешь человека и внушаешь себе, что он - камень. Начинаешь верить, что живое стало мертвым. Что получится?
        Я честно пытаюсь это обдумать, но я еще слишком мала. Мне все - забава. Отец вздыхает, улыбается, гладит мои ладони…


* * *
        Я вытянула руки, крепко зажмурилась, вообразила вокруг себя целый мир и что было силы уверовала в него.
        Руки аж сводило, они жаждали осязать, и я представила себе плотную глинистую землю. Ноги хотели на чем-то стоять, и я поместила их на эту землю и еще притопнула, породив глухой звук, ибо кругом был полный жизни воздух. Легкие рвались дышать, и я наполнила их восхитительно прохладным воздухом, влажным от росы. Когда я выдохнула, тепло дыхания породило облачко пара. Видеть его я не могла, но страстно верила, что оно было. И точно так же я знала, что всюду разливается свет, совсем такой, как когда-то рассказывала мама. Утренний свет сквозь туман, ранняя весна, бледное, только что вставшее солнце…
        Тьма упорствовала.
        Солнце. Солнце! СОЛНЦЕ!
        Кожи коснулось тепло, и болезненный холод бежал прочь. Я села на пятки, глубоко и с наслаждением дыша запахами свежевскопанной земли и чувствуя, как теплый свет гладит сомкнутые веки. Мне хотелось что-нибудь услышать, и я решила: да будет ветер! Легкий утренний ветерок, чтобы разогнать туман. Ветерок послушно налетел, шевельнул волосы, и они защекотали шею. Я не позволила себе изумиться, чтобы не давать пищи сомнениям. Мир вокруг меня был еще хрупок, он так и порывался стать чем-то другим, а именно - беспредельной ледяной тьмой…

        - Нет,  - быстро произнесла я и порадовалась звуку собственного голоса.
        Теперь кругом был воздух, чтобы разносить звуки.

        - Теплый весенний воздух,  - продолжала я вслух.  - Сад, ждущий, чтобы его насадили. Останься со мной!
        Мир остался, и я открыла глаза.
        Я могла видеть его.
        Удивительным образом место показалось мне знакомым. Я сидела на садовой террасе родной деревни; там я почти все время оставалась совершенно слепой, потому что магии в Нимаро было совсем немного. Я отчетливо видела всю деревню один-единственный раз, в день, когда…

…Когда умер мой отец. В день, когда родилась Сумеречная госпожа. Тогда я видела все-все.
        И вот теперь я воссоздала этот день, обратившись памятью к той напитанной магией вспышке. В воздухе дрожали серебристые волокна утреннего тумана. Я помнила: большая угловатая тень по ту сторону сада была домом. Только не могла сказать, не принюхавшись и не сосчитав шагов, наш это дом или соседский. Ветер шевелил у моих ног нечто колкое: там колыхалась трава.
        Я вызвала все это из небытия.
        Недоставало только людей. Я поднялась на ноги и прислушалась. Сколько лет я здесь прожила, но не помнила, чтобы в подобный час было так тихо. Всегда слышались какие-то звуки. Птицы на деревьях, козы на задних дворах, плач младенца…
        Вселенная словно бы вздрогнула и подернулась рябью.

        - Я дома,  - услышала я собственный шепот.  - Я дома. Просто утро очень раннее, все еще спят. Да, все так и есть.
        Рябь прекратилась.
        Да, этот мир был реален, но все еще чудовищно хрупок.
        Я по-прежнему оставалась в пустом царстве тьмы и холода. Мне всего лишь удалось создать вокруг себя некий пузырь, отгородивший меня от безумия. И теперь я должна всячески поддерживать его, укреплять, верить, подтверждать его всамделишность, чтобы не лопнул.
        Дрожа, я вновь припала на колени и погрузила пальцы в рыхлую влажную землю. Да, так лучше. Надо сосредоточиться на мелочах, на самых обычных вещах. Я поднесла горсть земли к носу, вдохнула. Глазам своим я не особенно доверяла, но вот что касается прочих чувств…
        Но тут на меня накатила неожиданная усталость. Я выдохлась так, как, по идее, вроде бы не должна была. Сжимая горсть земли в кулаке, я обнаружила, что моя голова клонится, а веки тяжелеют. Я в самом деле не выспалась, но дело было в чем-то другом. Я очутилась где-то в незнакомом и странном месте и до смерти перепугана. Казалось бы, один ужас должен согнать с меня всякий сон!
        И прежде чем я успела проникнуться этим новым несчастьем, пространство сотрясла все та же странная дрожь… А потом где-то позади глаз у меня взорвалась раскаленная боль. Я закричала, выгнулась назад и прижала к лицу перемазанные землей руки. Все мое сосредоточение разлетелось вдребезги. Я почувствовала, как рушится пузырь фальшивого Нимаро, как врывается и облепляет меня тошнотворный пустой мрак…
        И вот тогда-то…

…Я боком шлепнулась на что-то твердое, да с такой силой, что воздух вышибло из легких.

        - Ну вот ты и тут,  - проговорил невозмутимый мужской голос.
        Он показался опять же знакомым, только я была не в состоянии думать и рассуждать. Я ощутила прикосновения чьих-то рук; меня перевернули на спину, убрали с лица волосы. Я попробовала отдернуть голову, но в глазах тотчас всколыхнулась сверлящая боль. Если бы не предельная усталость, я бы взвыла.

        - С ней все в порядке?
        Новый голос принадлежал женщине. Она стояла где-то чуть подальше мужчины.

        - Я не уверен.
        Эти слова ощущались как божественные, каждое - точно оплеуха. Я даже зажала уши ладонями и застонала. Хоть бы они тут все замолчали!..

        - Это не обычное ошеломленное состояние,  - сказал кто-то.

        - Мм… да, пожалуй, что нет. Похоже, это какое-то следствие ее собственной магии. Она прибегла к ней, чтобы защититься от моей силы. Поди ж ты!  - Он отвернулся, но его самодовольство осталось на моей коже, точно слой слизи.  - Твое доказательство…

        - В самом деле.  - Женщина тоже казалась чем-то довольной.
        На этом я уплыла в беспамятство.

8

«СВЕТ ВЫЯВЛЯЕТ»
        (холст, энкаустика)

        К тому времени, когда сознание медленно возвратилось ко мне, боль еще не вполне прошла.
        Я лежала закутанная в толстые одеяла, ощущая прикосновения мягкой льняной ткани и колючей шерсти. Некоторое время я ничего не предпринимала, только дышала и прислушивалась, стараясь оценить обстановку. Судя по легкому отзвуку, с которым мое дыхание отражалось от стен, я находилась в очень небольшой комнате; впрочем, она была не настолько мала, чтобы я почувствовала себя в ловушке. А пахло здесь свечными огарками, пылью, моим собственным телом - и Мировым Древом.
        Этот последний запах был особенно силен. Таких густых ароматов Древа мне обонять еще не приходилось. Воздух был напоен его соками и смолами и яркими зелеными тонами живой листвы. Наше Древо никогда не облетало по осени, за что горожане были премного ему благодарны, но поврежденные листья все-таки опадали, и непосредственно перед весенним цветением на смену им проклевывались новые. Молодые листья отличались особенно сильным ароматом, но, чтобы сделать его настолько насыщенным, нужно было подобраться так близко, как мне никогда прежде не доводилось.
        Необычность происходившего этим не исчерпывалась. Я осторожно попробовала сесть и почувствовала, что моя левая рука была одной сплошной болью. Ощупав ее, я обнаружила на ней свежие синяки, продолжавшиеся на бедре и лодыжке. Горло казалось воспаленным, попытка кашлянуть заставила меня вздрогнуть и сморщиться. В голове гнездилась тупая боль. Она начиналась в макушке, проникала в глубину и давила изнутри на глаза…
        Прислушавшись к ней, я вспомнила все. Черную пустоту. Фальшивый Нимаро. Обломки, падение, голоса… Сумасброд!
        Во имя всех Преисподних, куда меня занесло?..
        В комнате было прохладно, хотя откуда-то слева проникал размытый солнечный свет. Выбравшись из-под теплых одеял, я немедленно принялась дрожать, хотя кое-какая одежда на мне была - простая сорочка без рукавов и штанишки, стянутые шнурком. Не ах, но хотя бы удобно. Еще у кровати я обнаружила домашние шлепанцы, но решила покамест обойтись без них. Незнакомый пол я предпочитала исследовать босиком.
        Обойдя комнату, я поняла, что нахожусь в заточении.
        Ну что ж, по сравнению с большинством тюрем здесь очень даже ничего. Постель была мягкой, столик и стулья - вполне добротными, а деревянный пол почти сплошь устилали толстые ковры. В крохотном чуланчике, примыкавшем к месту моего заточения, нашлись бытовые удобства. Однако дверь наружу накрепко заперта, причем с моей стороны в ней не имелось даже скважины для ключа. Решеток на окнах не оказалось, но рамы не открывались и были забраны толстым, прочным стеклом; вряд ли я сумела бы его разбить, а если и сумела бы, то наделала бы ужасного шуму.
        А еще воздух тут определенно странный. В нем не чувствовалось привычной влажности, и он казался несколько разреженным. По крайней мере, звук в нем распространялся довольно своеобразно. Уже зная расположение комнаты, я для проверки хлопнула в ладоши, так вот, хлопок отразился от стен совершенно неправильным образом.
        Когда сработал дверной замок, я так и подпрыгнула: щелчок раздался словно в ответ на мои мысли. Стояла я у окна, и толщина прочных стекол в этот миг меня даже порадовала: я попятилась, прижимаясь к ним спиной.

        - Ну вот наконец-то ты очнулась,  - произнес мужской голос, которого я никогда раньше не слышала.  - И, по счастью, как раз когда я сам к тебе заглянул, даже послушника посылать не пришлось. Что ж, здравствуй.
        Говоривший был сенмитом, но привычный городской выговор в его речи отсутствовал. Если уж на то пошло, он изъяснялся как богатей: четкое произношение, строгий подбор слов. Больше я ничего пока сказать не могла: с богатыми и знатными мне редко доводилось беседовать.

        - Здравствуй,  - ответила я.
        Вернее, попыталась. Мое несчастное горло выдало какой-то придушенный писк да еще и заставило меня сморщиться от боли. А всё те мои отчаянные вопли в немой пустоте.

        - Пожалуй, тебе не стоит разговаривать,  - сказал мой собеседник.
        И закрыл за собой дверь. Кто-то с той стороны тотчас запер ее, и от скрипа щеколды я опять вздрогнула. А вошедший продолжал:

        - Успокойся, эру Шот, я тебе ничего плохого не сделаю… Полагаю, я наперед знаю большинство вопросов, которые ты хотела бы мне задать, так что, если присядешь, я тебе все объясню.
        Эру?.. Я так давно не слышала этого слова, что в первое мгновение даже не узнала его. «Эру» - маронейская форма вежливого обращения к молодой девушке. Я для него несколько старовата - вообще-то, так обращались к девушкам до двадцати лет,  - но он не так уж ошибся и к тому же, возможно, имел в виду мне польстить. Голос-то у него всяко был не маронейский.
        Он терпеливо ждал, стоя на месте, пока я не присела на стул.

        - Вот так-то лучше,  - сказал он, проходя мимо меня.
        Размеренная походка, шаг изящный, но твердый. Крупный мужчина, хотя и не такой здоровяк, как Солнышко. Достаточно взрослый, чтобы хорошо владеть своим телом. От него пахло бумагой, тонким полотном и еще слегка кожей.

        - Итак,  - продолжал он.  - Меня зовут Хадо. В моем ведении все новоприбывшие сюда, то есть на данный момент - ты и твои друзья. Когда я говорю «сюда», то имею в виду
        - в Дом Восставшего Солнца. Слышала о таком?
        Я нахмурилась. Только что вставшее солнце было одним из символов Блистательного Итемпаса, но теперь его редко использовали, поскольку его легко было спутать с рассветным солнцем Сумеречной госпожи. Я даже ни разу не слышала о Восставшем Солнце со времен своего детства в Нимаро.

        - Белый зал?..  - невнятно прохрипела я.

        - Нет, не вполне, хотя обеты у нас сходные. И мы тоже чтим Отца Небесного, хоть и не совсем так, как в ордене Итемпаса. Возможно, ты слышала, как называют нас люди? В отличие от итемпанов ордена, мы зовемся Новыми Зорями.
        Да, такое название мне было знакомо, но оно лишь окончательно все запутывало. Что могло понадобиться от меня культу еретиков?
        По словам Хадо, он предвидел мои вопросы, но вот этого, похоже, не угадал. Или предпочел пока его не затрагивать.

        - Вы с друзьями погостите у нас, эру Шот… Можно ли мне называть тебя «Орри»?
        Демоны и Преисподняя! Погостите!.. Я выставила челюсть и стала ждать, когда же он доберется до сути.
        Его, кажется, позабавило мое молчание. Он передвинулся и оперся о стол.

        - В самом деле,  - сказал он.  - Мы подумали и решили приветствовать тебя среди нас как новопосвященную,  - так мы называем новых членов нашего братства. Тебе объяснят наше учение, обычаи и весь образ жизни. Мы не скроем от тебя ничего. Наоборот, мы надеемся, что здесь ты познаешь истинный свет и возвысишься среди нас, посвятив себя делам веры.
        Тут уж я прямо повернулась к нему лицом. Зрячие люди говорили мне, что обычно это придает вес словам.

        - Нет,  - выговорила я.
        Он ласково рассмеялся, судя по всему ничуть не расстроившись.

        - Что ж, к этой мысли определенно нужно привыкнуть…

        - Нет!  - повторила я, как ни больно было мне говорить, и стиснула на коленях кулаки.  - Где мои друзья?
        Последовала пауза.

        - Смертных, прибывших вместе с тобой, также вводят в братство. Конечно, к богорожденным это не относится.
        Я сглотнула, чтобы смочить саднящее горло и заодно затолкать обратно тошнотворный ужас, зародившийся в животе. Каким образом они могли бы затащить сюда Сумасброда и его родню против их воли? Да никаким!

        - А с богорожденными что?
        Опять пауза - грозная, многозначительная.

        - Их судьбу решат наши предводители.
        Я попыталась прикинуть, врет он или нет. Я беспокоилась как раз о младших богах, а вовсе не о смертных. Чтобы магия смертного могла удержать богорожденных? Право, я о таком вообще не слыхала…
        Но Сумасброд до сих пор не явился меня забрать, а это значило, что он по какой-то причине не мог. И я знала, как боги иной раз используют смертных, прикрывая ими свои дела. Может, и здесь что-то подобное происходило? К примеру, некий родич Сумасброда надумал прибрать к рукам его торговлю божественной кровью? Или какой-то богорожденный принял заказ, от которого отказалась леди Неммер?
        Но если какое-то из этих предположений было правдой, охотились бы, скорее всего, на одного Сумасброда, а не на всех его присных…
        И в это время пол дрогнул у меня под ногами, а за ним и стены: дрожь была почти неслышная, зато вполне ощутимая. Вся комната словно бы легонько подвинулась. Одно из прочных окон даже слегка задребезжало в раме, потом успокоилось.
        Я проскрежетала:

        - Где мы?

        - Наш дом зиждется на стволе Мирового Древа, а оно временами покачивается. Тебе не о чем волноваться.
        Милые боженьки!..
        Вообще-то, в городе поговаривали, будто самые состоятельные горожане - главы торговых компаний, вельможи и тому подобный люд - начали строить себе дома на самом стволе Древа. Стоимость такого строительства измерялась целыми состояниями. Частью оттого, что Арамери установили очень строгие требования относительно красоты, безопасности и непричинения вреда Древу, частью… Ты же понимаешь, что те, у кого хватало дерзости строиться прямо на Древе, скромненьким домиком не удовлетворялись.
        То, что у горстки еретиков нашлись бы необходимые средства, выглядело невероятным. А то, что у них могло хватить могущества пленить и удерживать в заточении полдюжины богорожденных, казалось попросту невозможным.
        Это не обычные люди, поняла я внезапно, и по спине пробежал холодок. Тут дело не только в деньгах. У них власть, магическая, политическая… вся, какая бывает!
        Подобного рода власть в нашем городе была только у Арамери.

        - Итак, я вижу, ты еще не вполне оправилась, по крайней мере вести беседу не в состоянии.
        Хадо выпрямился и подошел ко мне. Я дернулась, ощутив его пальцы, коснувшиеся моего левого виска: у меня там, оказывается, был очередной синяк.

        - Тебе, конечно, уже лучше,  - продолжал он,  - но я предложил бы дать тебе еще денек отдохнуть. Сейчас я велю кому-нибудь принести тебе ужин, а потом тебя отведут в баню. Когда ты будешь в порядке, тебя обследует найпри…
        Да, мне было от чего оправляться. Когда рассыпался мой материализованный Нимаро, меня вытащили из Пустоты и я как следует шмякнулась о твердый пол, набив синяки. Что касается боли в глазах, она казалась привычной. Такую же я чувствовала в доме Сумасброда, после того как в парке моя магия убила Блюстителей.
        Потом я задумалась над тем, что услышала от Хадо.

        - Найпри?  - переспросила я. Слово прозвучало как некий титул.  - Это ваш вождь?

        - Да, это один из вождей. У него особые обязанности - он продвинутый писец. И его очень заинтересовали твои необычные магические возможности. Скорее всего, он попросит тебя показать их в деле.
        Я почувствовала, как от лица отливает вся кровь. Им было известно о моей магии. Каким образом?.. Впрочем, не все ли равно. Знали - и точка.

        - Не хочу,  - выдавила я.
        Голос был едва слышен, и не только из-за сорванного горла. Рука Хадо еще касалась моего виска. Она передвинулась и дважды похлопала меня по щеке, этак покровительственно. Оба шлепка были чуть-чуть жестче, чем следовало, чтобы принять их за обычную ласку. А его ладонь еще и задержалась, являя недвусмысленное предупреждение.

        - Не глупи,  - тоже очень тихо проговорил он.  - Ты ведь славная маронейская девочка, не так ли? И мы все здесь - добрые итемпаны, Орри. Почему бы тебе к нам не присоединиться?
        Арамери правили миром тысячи лет. За это время они успели навязать Блистательного Итемпаса всем народам и королевствам, утвердить свою веру на каждом материке. Тем, кто чтил иных богов, просто давался приказ: обратитесь! Сопротивлявшихся безжалостно уничтожали, стирая из людской памяти названия племен и их языки. Итемпаны признавали только свой путь - итемпанский.
        Ну прямо как Солнышко, шептал во мне тихий голосок, пока я не принудила его замолчать.
        Хадо вновь негромко рассмеялся, но на сей раз лишь погладил меня по щеке, как бы одобряя мое молчание. Вот только щека продолжала болеть.

        - Уверен, тебе будет здесь хорошо,  - сказал он.
        С этими словами он подошел к двери и постучал. Кто-то невидимый тотчас отворил ее и снова запер у него за спиной.
        Я еще долго сидела не шевелясь и держала ладонь у щеки…


* * *
        На другой день ко мне дважды заглядывали бессловесные личности, доставившие сперва легкий завтрак в амнийском стиле, потом - суп на обед. Со второй личностью я попыталась заговорить - мне хотелось узнать, где Сумасброд и остальные наши,  - но ответа не добилась. Кроме них, меня никто не посещал, и тогда я принялась слушать возле двери, стараясь определить, есть ли там стража и нет ли какой закономерности в тех передвижениях, что, насколько я слышала, происходили в залах поодаль. Я понимала, что шансов на успешный побег - слепой, в одиночку, даже без посоха, помогающего отыскать путь, да еще из дома, битком набитого фанатиками,  - было очень немного. Прямо хоть плачь!
        Я как раз прилежно изучала толстое остекление окошка, доискиваясь, как же оно открывается, когда дверь снова отворилась и в комнату вошел кто-то некрупный. Я обернулась, нисколько не стыдясь своих действий. Они ведь не дураки и наверняка ждут, что я попытаюсь сбежать - по крайней мере, в первые дни. Истинные итемпаны отличались на редкость здравым смыслом.

        - Мое имя Йонт,  - раздался голос молодой женщины.
        После двух безмолвных посетителей я даже удивилась: надо же, со мной заговорили! Судя по голосу, девушка была моложе меня, едва ли двадцати лет. Еще ее голос говорил о невинности… или просто о восторженных чувствах.

        - А ты - Орри?

        - Да.
        Я отметила про себя, что родового имени она не назвала. Как, впрочем, и Хадо. Поэтому я тоже не стала: такой вот маленький поединок, вполне безопасный.

        - Рада знакомству…
        Слава богам, горло уже начало подживать. Кажется, моя попытка изобразить вежливость доставила ей удовольствие.

        - Мастер Новообращенных… Мастер Хадо, которого ты уже знаешь, говорит, я должна снабдить тебя всем необходимым,  - сказала она.  - Если хочешь, прямо сейчас отведу тебя в баню, а еще я одежду свежую принесла…
        Раздалось еле слышное «плюх»: на постель бросили что-то мягкое.

        - Наряды не последний писк моды, но мы тут простой жизнью живем…

        - Понятно,  - сказала я.  - А ты что, тоже… новообращенная?

        - Да.  - Она подошла ближе, и я поняла, что она разглядывает мои глаза.  - Скажи, ты догадалась или как-то почувствовала? Я слышала, слепые обладают особым восприятием, обычным людям недоступным…
        Я попыталась сдержать вздох.

        - Догадалась.

        - А-а…  - Она была разочарована, но быстро оправилась.  - Я вижу, тебе получше сегодня. А то ты целых два дня проспала после того, как тебя вынули из Пустоты.

        - Два дня?..  - И тут мое внимание привлекло другое.  - Из Пустоты?

        - Да, это такое место, куда найпри отсылает самых закоренелых хулителей Блистательного,  - сказала Йонт. Она говорила, понизив голос, с явным испугом.  - Там правда такая жуть во мраке, как говорят?

        - Если ты имеешь в виду то темное место, куда проваливаешься сквозь дыру…
        Я припомнила, каково это было: неспособность дышать, неспособность даже завопить от ужаса… И тихо ответила:

        - Да, жуть там еще та.

        - Значит, это хорошо, что найпри смилостивился. А что ты такого сделала?

        - Сделала?..

        - Ну, за что он отправил тебя туда?
        От этих слов на меня накатила ярость. Я выпрямилась:

        - Я ровным счетом ничего не сделала. Я была со своими друзьями, когда появился этот ваш найпри, напал на нас, похитил меня и притащил сюда, не спрашивая, хочу я этого или нет. А мои друзья…  - Тут до меня дошло, и горло перехватило.  - Насколько я понимаю, они по-прежнему там… где жуть во мраке…
        К моему изумлению, Йонт сочувственно ойкнула и погладила меня по руке.

        - Все будет хорошо,  - сказала она.  - Если они не являются преступными богохульниками, он вытащит их прежде, чем они успеют значительно пострадать… Ну а ты как - в баню пойдешь?
        Йонт взяла меня за руку и повела. Я шла за ней медленно, шаркая ногами, ведь у меня в руках не было посоха, и я не хотела на что-нибудь налететь. Между делом я размышляла над теми крохами сведений, что сообщила мне Йонт. Покамест было ясно одно: пусть они называют послушников новообращенными, а не Блюстителями Порядка и употребляют странную магию, но в остальном что эти новозоры, что орденские итемпаны - один шут. Такие же высокомерные деспоты, очень хорошо знающие, как нужно правильно верить!
        Я даже задумалась, отчего орден до сих пор не стер их в порошок. Одно дело - разрешить поклонение младшим богам; это могло быть им даже выгодно. Но стерпеть появление еще одной веры в того же Блистательного Итемпаса?.. Допустить путаницу, могущую сбить с толку мирян?.. Того и гляди, Новые Зори примутся строить свои собственные Белые залы, собирать подношения, да еще и блюстителей заведут?.. Это ж получится прямое надругательство над всеми заветами Блистательного! Само существование новозоров означало неминуемый хаос!..
        Но еще невозможней было понять, как Арамери допустили подобное. Шахар Арамери, основательница великого клана, некогда была его избранной, самой возлюбленной жрицей; орден являлся их устами. И я не могла взять в толк, какая им выгода в появлении еще одних уст.
        Мелькнула внезапная мысль: а что, если Арамери ни о чем и не подозревают?..
        Тут мне пришлось отвлечься от размышлений: мы вошли в обширное помещение. Воздух здесь был влажным и теплым, и где-то лилась вода. Баня!

        - Вы сперва моетесь или как?  - спросила Йонт. Она подвела меня к мыльной: я это определила по запаху.  - Я с вашими маронейскими обычаями не знакома.

        - Они не слишком отличаются от амнийских,  - ответила я, недоумевая, о чем она так беспокоилась.
        Пошарив кругом, я нащупала полочку с мылом и свежими губками, а рядом - большой чан исходящей паром воды. Она была горячая, какое счастье! Я стащила одежду и устроила ее на вешалке неподалеку от полочки. Потом взяла губку, села и принялась мыться.

        - Мы же, в конце концов, тоже сенмиты.

        - Ну да, с тех пор как Ночной хозяин разнес Землю Маро,  - брякнула она.
        И тотчас спохватилась:

        - Ох, тьма… Извини, пожалуйста!

        - Не за что извиняться.  - Я пожала плечами и опустила губку.  - От простого упоминания это снова не произойдет…
        Нащупав рядом бутылочку, я откупорила ее и принюхалась. Жидкое мыло для волос. Довольно вяжущее, не слишком подходящее для маронейских волос, но тут уж не до роскоши - и такое сойдет.

        - Да, но… лишний раз напоминать о таком ужасе…

        - Это же случилось не со мной, а с моими предками. Да, мы ничего не забыли, но быть маро - это больше, чем просто хранить память о давней трагедии.
        Я ополоснулась из чана и со вздохом повернулась к своей провожатой:

        - Ну и где тут купальня?
        Она снова взяла меня за руку, и мы проследовали к большой деревянной купальне. Дно у нее было металлическое и подогревалось разведенным снизу огнем. Чтобы забраться в нее, мне пришлось воспользоваться лесенкой. Вода оказалась не такой теплой, как мне нравилось, и без каких-либо отдушек. Ну ладно - хоть чистая, если запах не врет. Вот у Сумасброда в бассейнах…

«Хватит!  - резко оборвала я сама себя, чувствуя, как глаза начинают жечь готовые вылиться слезы.  - Этим ты ему не поможешь! Лучше соображай, как отсюда сбежать!»
        Йонт подошла вместе со мной и прислонилась к стенке купальни. По мне, лучше бы она куда-нибудь делась, но, похоже, ей вменили в обязанность не только заботиться обо мне, но и надзирать.

        - Мароне всегда чтили Итемпаса как первого среди Троих, как и мы, амнийцы,  - сказала она.  - И вы не поклоняетесь никому из этих второстепенных божеств, верно?
        Подобный строй речи послужил мне предупреждением. Я и раньше встречала таких, как она. Не всех смертных обрадовало пришествие многочисленных младших богов. Я не очень понимала, что ими руководило; я-то до последнего времени полагала, что Блистательный Итемпас просто передумал и в одночасье отменил Отлучение; наверное, Он пожелал, чтобы его дети постигли смертное царство. Более продвинутые итемпаны наверняка все поняли гораздо раньше меня. Не в природе Блистательного Итемпаса было менять однажды принятые решения…

        - Поклоняться младшим богам?  - спросила я, упорно отказываясь принимать ее выражения.  - Нет. Кое с кем из них я встречалась, а с иными даже дружу.
        Сумасброд, Пайтья, Неммер, может быть, еще Китр… хотя нет, ей я вроде не особенно нравилась. И уж Лил точно подружкой мне не была. Что касается Солнышка… Да, когда-то я считала себя его другом, хотя кудрявая богиня была права; сам он обо мне подобного не сказал бы.
        Я почти воочию увидела, как нервно морщится Йонт.

        - Но… они же не люди!
        Она произнесла это так, словно говорила о насекомом или каком-то неприятном зверьке.

        - А какая разница?

        - Они не такие, как мы. Они не способны понять нас. Они опасны!
        Я прислонилась к стенке купальни и стала заплетать в косу мокрые волосы:

        - Ты хоть с одним из них когда-нибудь говорила?

        - Конечно нет!
        Казалось, сама мысль об этом привела ее в ужас. Я хотела говорить еще, но осеклась. Она не воспринимала богов как народ. Она меня-то едва считала человеческой личностью. Что я могла ей сказать такого, чтобы она в самом деле услышала? Осознала, задумалась?.. Впрочем, я сама кое-что поняла.

        - А ваш найпри… Он так же относится к младшим богам? Он поэтому затащил моих друзей в Пустоту?
        Йонт так и ахнула:

        - Твои друзья - мелкие божества?  - И ее голос тотчас стал жестче.  - Тогда, наверное, поэтому. И уж их-то найпри вряд ли скоро оттуда выпустит!
        Я промолчала, снедаемая отвращением пополам с неприязнью. Я просто не находила слов… Спустя некоторое время Йонт вздохнула:

        - Я вовсе не хотела расстроить тебя… Ну как ты, закончила? А то у нас еще дел много!
        Я проговорила со всей холодностью:

        - Что-то мне не хочется никаких дел с тобой делать.
        Она коснулась моего плеча и сказала нечто такое, отчего я сразу перестала считать ее невинной:

        - Придется.
        Я выбралась из купальни и вытерлась полотенцем, дрожа не только от прохладного воздуха.
        Когда я завернулась в толстый халат, Йонт отвела меня назад в мою комнату, и там я облачилась в принесенную ею одежду: простую рубашку, которую пришлось натягивать через голову, и юбку до щиколоток, которая забавно увивалась за ногами. Нижнее белье сидело свободно, будучи не совсем впору, но ничего. Обувь представляла собой мягкие тапочки, не предназначенные, чтобы ходить в них вне дома. Такое вот деликатное напоминание от моих тюремщиков: мол, сиди и не рыпайся.

        - Так-то лучше,  - довольным тоном проговорила Йонт, когда я была готова.  - Теперь ты выглядишь совсем как одна из нас!
        Я потрогала край подола рубашки:

        - Одежда белая, полагаю?

        - Ткань просто некрашеная. Белого мы не носим: это цвет ложной чистоты, он вводит в заблуждение тех, кто в ином случае стремился бы к Свету.
        Йонт выдала это почти нараспев, явно повторяя заученное. Правда, таких наставительных поэм я прежде не слышала, ни в Белых залах, ни где-либо еще.
        В это время где-то в недрах Дома ударил тяжелый колокол. Гулкий звук был богат и прекрасен; я даже прикрыла глаза, наслаждаясь негаданным удовольствием.

        - Час ужина,  - пояснила Йонт.  - Я как раз вовремя в порядок тебя привела! Наши вожди приглашают тебя сегодня отужинать с ними.
        Я невольно оробела.

        - А нельзя пропустить этот ужин? Я еще несколько не в себе…
        Йонт вновь взяла меня за руку:

        - Мне жаль, но никак. Здесь недалеко…
        И я потащилась следом за ней сквозь бесконечную путаницу коридоров - именно такое впечатление произвела на меня внутренность Дома. По дороге мы встречали других новозоров, с большинством из них Йонт здоровалась, но не задерживалась, чтобы представить меня. Я не слишком обращала на них внимание, лишь отмечала про себя, что секта оказалась куда многочисленней, чем я предполагала вначале. У моей комнаты стояло не менее дюжины народу, но я не стала слушать, о чем они разговаривали: я считала шаги и запоминала приметы, чтобы не блуждать наугад, если все-таки удастся сбежать из-под замка. Вот из коридора, где пахло благовонными курениями, мы перешли в другой, эхо в котором отдавалось так, будто здесь были окна, распахнутые навстречу вечернему ветерку. Два пролета лестницы вниз (двадцать четыре ступеньки), за угол (направо), пересекаем открытое пространство (идем по прямой, под углом градусов тридцать после поворота) и наконец входим в весьма обширное, но замкнутое пространство.
        Здесь со всех сторон ощущается присутствие множества людей, но все голоса доносятся несколько снизу: похоже, собравшиеся сидят. В нос ударяют ароматы еды, смешанные с запахами светильников, человеческих тел и вездесущей зелени Древа. Кажется, мы в большом пиршественном чертоге.

        - Йонт,  - негромко произносит низкий и властный голос немолодой женщины.
        Наплывает запах, напоминающий о цветках хираса; я снова подумала о доме Сумасброда. Мы остановились.

        - Отсюда я ее провожу… Эру Шот? Не желаете проследовать со мной?

        - Леди Серимн!  - В голосе Йонт мешались беспокойство, волнение и восторг.  - К-конечно…
        Она выпустила меня, и мою руку приняла незнакомая ладонь.

        - Мы тебя ждали,  - сказала мне женщина.  - Я провожу тебя в отдельную маленькую трапезную. Если попадутся ступеньки, я тебя предупрежу.

        - Хорошо,  - благодарно отозвалась я.
        Йонт не додумалась предупреждать меня, и я дважды больно ушибала пальцы на ногах. Идя следом за женщиной, я размышляла об этой новой загадке.
        Йонт назвала ее леди Серимн, хотя она определенно не была богорожденной,  - откуда бы в этом-то гнездилище ненавистников младших богов. Значит, очень высокородная, причем амнийка, судя по обилию согласных, которые так нравились амнийцам, но лично мой язык в них заплетался. Погодите, у амнийцев вроде не было знати, кроме… Нет-нет, невозможно!
        Мы миновали дверной проем и оказались в небольшом, куда более тихом помещении, и тут-то я почти обо всем позабыла, настолько вкусно здесь пахло. Жареная птица, какие-то моллюски, зелень, чеснок, винный соус - и еще какие-то ароматы, которые я затруднялась сразу назвать. Еда богатеев! Только когда Серимн подвела меня к накрытому для пира столу, я с запозданием поняла, что вокруг него уже расположились другие. Благоухание еды настолько заворожило меня, что я едва заметила их.
        И вот я сидела среди этих незнакомцев за роскошной трапезой и изо всех сил старалась не выдать волнения.
        Подошедший слуга стал накладывать мне в тарелку еду.

        - Не желаете ли утки, госпожа Орри?

        - Да, пожалуйста,  - вежливо ответила я и запоздало отметила, как он ко мне обратился.  - На самом деле я - просто Орри. Никакая я не госпожа.

        - Не надо себя недооценивать,  - сказала Серимн.
        Она сидела справа от меня, нас разделял угол стола. Вообще, здесь трапезничали, самое меньшее, человек семь; я слышала, как они переговаривались вполголоса. Стол же имел форму длинного прямоугольника или овала, и Серимн помещалась во главе, а еще кто-то - с другой стороны, напротив нее.

        - Нам подобает называть тебя госпожой,  - продолжала Серимн.  - Пожалуйста, разреши нам оказывать тебе эту любезность.
        Я смутилась:

        - Какая же из меня госпожа? Во мне ни капельки благородной крови. У нас в Нимаро вообще знатных никого нет, они вместе с Землей Маро погибли.

        - Что ж, полагаю, с этого можно и начать объяснение, почему мы тебя забрали сюда,
        - сказала Серимн.  - Уверена, ты об этом гадаешь.

        - Да, действительно,  - отозвалась я, подавляя некоторое раздражение.  - Хадо… Мастер Хадо кое-что рассказал мне, но больше так, намеками…
        Мои сотрапезники отозвались смешками. С другого конца стола послышались два более низких, мужских голоса. Я узнала один из них, и кровь бросилась мне в щеки: здесь присутствовал Хадо.
        Моя оплошность позабавила Серимн.

        - Мы чтим тебя не за положение или богатство, госпожа Орри. Все дело в твоем происхождении.

        - Мое происхождение соответствует всему прочему во мне - оно вполне обыкновенное,
        - несколько резко ответила я.  - Мой отец работал плотником, мать выращивала и продавала лекарственные травы. А их родители, мои бабушки и дедушки, были земледельцами. Во всем моем фамильном древе самым выдающимся персонажем был мелкий контрабандист!

        - Позволь мне внести ясность.
        Серимн отпила вина, наклонилась вперед, и я уловила какой-то отблеск с той стороны, где она находилась. Я повернула голову, желая присмотреться, но источник свечения оказался уже затенен.

        - Вот что любопытно,  - подал голос один из сотрапезников.  - Большую часть времени она ведет себя как обычная слепая и даже не пытается повернуться в ту или другую сторону, но сейчас она, по-моему, увидела тебя, Серимн.
        Мысленно я дала себе пинка. Возможно, скрывать мои способности было уже поздно, но я все равно не хотела им лишний раз ничего о себе открывать.

        - Да,  - сказала Серимн.  - Датэ в самом деле упоминал, что она обладает неким восприятием, если речь идет о магии.
        Она что-то сделала, и я вдруг совершенно ясно увидела то, что прежде заметила краешком глаза. Это был небольшой плотный кружок, испускавший золотое магическое сияние. Нет, не так! Кружок не был единым целым. Я невольно подалась ближе, прищуривая глаза. Кружок состоял из многих дюжин угловатых, колючих сигил - букв божественного языка. Да не просто букв - тут были слова, предложения, да какое там, целый трактат! Они вились, закручивались по спирали, наползали одна на другую, начертанные так плотно, что издали кружок в самом деле казался чем-то неделимым.
        И тут я поняла, что к чему, и потрясенно отшатнулась.
        Серимн вновь шевельнулась, давая волосам упасть на место, и по тому, как появлялся и пропадал магический кружок, я поняла: он находился у нее на лбу.
        Не может этого быть! Бессмыслица какая-то. Не верю! Но то-то и оно, что я увидела это своими собственными глазами, чувствительными к волшебству.
        Я облизнула внезапно пересохшие губы, сложила на коленях задрожавшие руки и призвала все свое мужество, чтобы сказать:

        - Что связывает чистокровную Арамери с мелким еретическим культом, леди Серимн?
        Я ждала чего угодно, только не всеобщего смеха. Когда хохот улегся - я молчала, чувствуя себя очень неловко,  - Серимн произнесла голосом, в котором еще звенело веселье:

        - Пожалуйста, госпожа Орри, отдай должное угощению. Мы ведь можем насладиться и беседой, и блюдами, верно?
        Я проглотила несколько кусочков. Потом в лучших традициях хороших манер промокнула губы и выпрямилась, подчеркнуто изображая вежливое ожидание ответа на свой вопрос.
        Серимн вздохнула и тоже вытерла губы.

        - Ну что ж,  - сказала она.  - Меня связывает с этим «мелким еретическим культом», как ты его назвала, некая цель, и я здесь ради ее достижения. Замечу только, что Новые Зори - и не мелкий, и не еретический, и не культ.

        - Ну а меня воспитывали на том,  - ответила я медленно,  - что любая форма поклонения, кроме той, что проповедует орден, является еретической.

        - Это неверно, госпожа Орри. Согласно закону Блистательного - по закону, установленному моей семьей,  - еретическим является лишь почитание иных богов помимо Итемпаса. Но форма поклонения, которую мы выбираем, значения не имеет. Другое дело, орден предпочитает, чтобы два понятия - послушание Блистательному Итемпасу и послушание ордену - являлись синонимами.
        Вдоль стола снова прокатился негромкий смешок.

        - Если говорить совсем откровенно, орден являет собой земную власть, но никак не божественную. Мы, люди Зорь, всего лишь признаем это различие.

        - Стало быть, вы находите, что избранный вами способ поклонения лучше того, что предлагает орден?

        - Да, мы так находим. Вероучение нашего братства в основе своей сходно с тем, которое проповедует орден Итемпаса,  - достаточно сказать, что многие наши члены в прошлом были орденскими жрецами. Однако есть и основополагающие различия…

        - Какие, например?

        - Ты в самом деле хочешь прямо сейчас углубиться в тонкости обеих доктрин, госпожа Орри?  - спросила Серимн.  - Тебя, как и прочих новообращенных, в течение нескольких дней введут в курс дела. Я думала, ты о более насущном хотела бы меня расспросить.
        Она была права: я хотела. Тем не менее я чувствовала нутром,  - если я собираюсь понять, что движет этим сборищем фанатиков, мне необходимо постичь эту женщину. Эту дочь Арамери. Чистокровные Арамери были высшим сословием семейства, настолько приверженного порядку, что ранг и положение каждого из них определялись длиной преемственности от первой жрицы Шахар. Это были люди власти, люди судьбоносных решений… а временами, посредством могущества их божественных рабов,  - убийцы целых народов…
        Впрочем, это относилось к сугубо прошедшему времени, ко времени прежде того странного и жуткого дня десять лет назад, когда в одночасье выросло Мировое Древо и в мир вернулись богорожденные. Собственно, слухи давно уже просочились, но я-то знала правду, я обо всем услышала из уст самого Солнышка. О том, что рабы Арамери вырвались на свободу и Ночной хозяин с Сумеречной госпожой низвергли Блистательного Итемпаса. С тех пор Арамери, отнюдь не утратив могущества, лишились и величайшего оружия, и небесного покровителя - и все это одним сокрушительным ударом.
        Что может случиться, когда люди, веками наслаждавшиеся абсолютной властью, вдруг утрачивают ее?

        - Ну ладно,  - осторожно выговорила я.  - О насущном. Почему вы здесь? И почему здесь оказалась я?

        - Многое ли тебе известно о том, что произошло десять лет назад, госпожа Орри?
        Я помедлила, не будучи уверена, как ответить. Что безопаснее - изобразить невежественную мирянку или намекнуть, сколь многое мне известно? Не прикажет ли эта Арамери убить меня, если я открою ее семейную тайну? Или это проверка - стану ли я лгать?..
        Я отломила кусочек хлеба, больше для того, чтобы занять руки.

        - Я… я знаю, что старших богов опять Трое,  - не спеша выговорила я.  - Я знаю, что Блистательный Итемпас больше не правит единолично.

        - Скажи уж «вовсе не правит», госпожа Орри,  - отозвалась Серимн.  - Ты ведь догадалась? Все истинные итемпаны давно уже поняли: Он никогда не допустил бы тех перемен, которым мы стали свидетелями за последние несколько лет.
        Я кивнула, помимо воли думая о постели Сумасброда, о нашей близости и любви, о хмуром неодобрении Солнышка.

        - Верно,  - сказала я, подавив горькую улыбку.

        - Примем во внимание его родню, этих новых богов…
        Одна из сотрапезниц Серимн громко расхохоталась:

        - Новых? Да ладно тебе, госпожа Серимн, мы же тут не легковерные простецы.  - Она посмотрела в мою сторону, и любезность ее тона не обманула меня.  - По крайней мере, в большинстве своем…
        Я стиснула зубы. Я не позволю им себя затравить. Еще я отметила, что Серимн восприняла колкость с замечательным хладнокровием. Кто бы мог ожидать, что Арамери стерпит насмешку, пусть даже в основном нацеленную на другого?

        - Согласна, «Повелитель Теней» был бездарной попыткой отвлечь внимание,  - ответила она и вновь повернулась ко мне.  - Однако моя семья ночей не спит, силясь предотвратить панику, госпожа Орри. В конце концов, мы веками насаждали в смертных сердцах ужас перед возможностью возвращения Ночного хозяина. Уж лучше мы будем держать его скованным, нежели он вырвется на волю и обрушит возмездие на весь мир. И вот теперь лишь хрупкая паутина лжи не дает человечеству понять: нас всех может постигнуть судьба народа маро…
        Она говорила об уничтожении моей родины, погибшей по вине ее семейства, без какой-либо злобы или стыда, и я вскипела. Но таковы уж Арамери: даже если их удается заставить признать ошибку, они лишь пожимают плечами - и все как с гуся вода.

        - Он разгневан,  - сказала я очень тихо, потому что сама чувствовала то же.  - Ночной хозяин. Вам ведь это известно? Он установил крайний срок - Арамери и богорожденным - для выяснения, кто его детей убивает.

        - Да,  - сказала Серимн.  - Насколько я знаю, это послание лорд Арамери получил несколько дней назад. Срок - месяц со дня гибели Роул. До его истечения у нас около трех недель.
        Она говорила так, словно речь шла не о божественном гневе, а о какой-то безделице. Мои кулаки сжались сами собой.

        - Когда Ночной хозяин разнес на куски Землю Маро, он сделал это больше от скуки. И в то время он располагал лишь долей своего истинного могущества… Можете вообразить, что он способен учинить теперь?

        - Можем. И еще получше, чем ты, госпожа Орри,  - очень тихо проговорила Серимн.  - Не забывай, я же с ним выросла.
        Все разговоры за столом немедленно прекратились, только слышно было, как где-то в комнате громко тикали часы. За ее бесцветным вроде бы тоном таилась невысказанная жуть. А под поверхностью всего разговора, словно подводный хищник в ночи, бродила самая главная тайна: почему женщина, облеченная такой властью и притом столь бесстрашная, бежала из дворца под названием Небо?.. В тишине, разграниченной тиканьем часов, я успела навоображать себе кошмаров и в итоге задалась вопросом: Во имя бездн Преисподней, что Ночной хозяин с ней сделал?..

        - По счастью,  - выговорила Серимн, и я не сдержала облегченного вздоха - наконец-то прекратилась эта ужасная тишина,  - его гнев как нельзя лучше вписывается в наши планы.
        Должно быть, я нахмурилась, потому что она рассмеялась. Смех не казался вымученным
        - ну разве что чуточку.

        - Задумайтесь вот о чем, госпожа Орри: однажды нас уже спасла третья из Трех. Задумайся о том, что это значит, что вообще означает ее присутствие. Ты никогда не задавалась вопросом? Энефа, Владычица сумерек, сестра Блистательного Итемпаса, мертва уже две тысячи лет. Так кто же она, эта Сумеречная госпожа? Ты ведь знакома со многими богорожденными, живущими в городе. Они тебя в эту тайну не посвящали?
        Я удивленно моргнула, сообразив, что Сумасброд со мной в самом деле ни о чем таком не заговаривал. Вот о смерти матери - да, и его голос был хриплым от неизбывного горя. Но он упоминал и о родителях. Во множественном числе. И в настоящем времени. Я воспринимала это просто как один из парадоксов, которые следует иметь в виду, когда общаешься с богами. Но я и подумать не могла, что в этом есть какой-то смысл.
        А еще до сих пор я полагала, будто разбираюсь в божественной иерархии.

        - Нет,  - сказала я.  - Он… они не упоминали об этом.

        - Мм… Ну, значит, я посвящу тебя в большую тайну, госпожа Орри. Десять лет назад одна смертная женщина совершила предательство по отношению к своему богу и ко всему человечеству, вступив в заговор с целью выпустить Ночного хозяина, своего любовника, на свободу. Она преуспела - и за свои труды удостоилась могущества покойной Энефы. Собственно, она стала новой Энефой, богиней в своем праве.
        Я даже дышать перестала: услышанное явилось для меня полной неожиданностью. Мне никогда и в голову не приходило, чтобы смертный человек мог заделаться богом… Однако это многое объясняло. Границы, положенные богорожденным, обязанным оставаться в пределах Тени, и то, почему младшие боги так неусыпно присматривали за поведением друг друга: они старались избежать разрушений и гибели людей… Богиня, которая некогда сама была смертной, вряд ли потерпела бы черствое пренебрежение человеческой жизнью.

        - Сумеречная госпожа, по сути, не имеет отношения к нашим делам,  - сказала Серимн.
        - Не считая того, что за нынешнее спокойствие следует благодарить именно ее.  - Она подалась вперед и поставила локти на стол.  - На самом деле мы даже рассчитываем на ее вмешательство. Энефа, воплощением которой в сущности является новая богиня, всегда отстаивала неприкосновенность жизни. Такова ее природа; оба ее брата более склонны к крайностям. Они скоры в суждениях и еще скорее в деяниях, особенно разрушительных, она же стремится оберегать и хранить. Она применяется к переменам и в них ищет постоянства. В конце концов, Война богов была не первой схваткой между Итемпасом и Нахадотом. Просто с момента создания жизни они впервые схлестнулись в отсутствие Энефы, способной удержать мир в равновесии…
        Слушая это, я постепенно начала качать головой:

        - Вы, значит, рассчитываете, что эта новая Энефа оградит нас от бед? Вы что, шутите? Может, она и была когда-то человеком, но ее природа с тех пор изменилась. Теперь ей свойственно думать так же, как и любому из богов.  - Я невольно вспомнила Лил.  - А некоторые из них, по нашим меркам, совершенно безумны…

        - Если бы она хотела истребить человечество, она за эти десять лет могла сама нас умертвить, неоднократно причем.  - Стол чуть дрогнул: это Серимн сделала какой-то жест.  - Она богиня не только жизни, но и смерти. И не забывай вот еще чего: прежде своего обожествления она была Арамери. А мы такие предсказуемые…
        Я не увидела ее улыбки, но вполне услышала.

        - И я уверена, что уж она постарается направить ярость Ночного хозяина… на что-нибудь целесообразное. В конце концов, ему ведь не нужно уничтожать весь мир ради отмщения за детей. Хватит и малой части. К примеру, всего одного города…
        Я сложила руки на коленях. Есть мне расхотелось совершенно.
        Маронейские родители не рассказывают детям на ночь добрых сказок со счастливым концом. Мы называем младенцев именами ярости и печали, и сказки у нас все такие, что малышам снятся кошмары, от которых они просыпаются, крича и дрожа. Мы хотим, чтобы они боялись - и не забывали. Никогда не забывали. Ибо это может хоть как-то подготовить их к новому пришествию Ночного хозяина, буде оно когда-нибудь воспоследует…
        И оно воспоследует. В Тени. И скоро.

        - Но почему же орден Итемпаса…
        Я не договорила, не зная, как все сказать, не оскорбив бывших орденских жрецов, наверняка присутствовавших здесь. Помолчав, я начала заново:

        - Ночной хозяин… С чего воздавать ему почести, хотя он и освободился? Он всех нас ненавидит. Неужели кто-то верит, что гнев разъяренного божества удастся отвести с помощью жалкого лицемерия?

        - Они пытаются отвести вовсе не божественный гнев, госпожа Орри.  - Это высказался мужчина на дальнем конце стола. Я застыла, напрягшись.  - Они пытаются умилостивить нас.
        Я уже слышала этот голос! Трижды, не считая нынешнего раза! На южном Гульбище, незадолго до того, как убила Блюстителей. На крыше дома Сумасброда, прежде чем началось то безумие. И еще потом, когда лежала без сил и тряслась после пребывания в Пустоте!
        Он сидел напротив Серимн, излучая ту же привычную уверенность, что и она. Еще бы ему не быть уверенным в себе, ведь это и был их найпри.
        Я задрожала от страха и ярости, Серимн же рассмеялась:

        - Ты, как всегда, не смягчаешь выражения, Датэ.
        Он весело ответил:

        - Но это же правда.

        - Хм… Госпожа Орри, мой супруг желает сказать, что орден,  - через него семья Арамери - отчаянно пытается убедить все прочее человечество, будто в мире все обстоит так, как тому и следует быть. Что, несмотря на появление всех этих новых богов, жизнь не ведает перемен - в политическом смысле, я имею в виду. Что все должны быть счастливы, довольны и чувствовать себя в безопасности…
        Супруг, отметила я. Чистокровная Арамери замужем за предводителем еретического культа?..

        - Что-то я не пойму,  - сказала я вслух.
        Я сосредоточилась на вилке, которую держала в руках, на потрескивании огня в очаге. Это помогало сохранить душевное равновесие.

        - Ты говоришь об Арамери так, словно сама не из их числа.

        - И в самом деле,  - согласилась она.  - Пока скажу только одно: моя деятельность не одобрена остальными членами семьи.
        Это позабавило найпри.

        - Ну, они могли бы и одобрить… если бы знали.
        Серимн рассмеялась, и за ней - сотрапезники.

        - Ты вправду так думаешь? Значит, будущее видится тебе светлее, чем мне, любовь моя.
        Они добродушно подтрунивали один над другим, я же молча сидела, силясь разложить по полочкам всех этих высокорожденных с их заговорами и еще тысячу всяких вещей, которым никогда прежде не было места в моей жизни. Я же была простой уличной художницей. Самой обычной маронейкой, перепуганной, вырванной из дому…

        - Не понимаю,  - проговорила я наконец, прерывая их болтовню.  - Вы меня похитили, притащили сюда, всяко-разно принуждаете вступить в ваши ряды. Но какое отношение все это - Ночной хозяин, орден, Арамери - имеет к моей скромной особе?

        - Имеет, и очень большое, хотя ты этого не понимаешь,  - сказал найпри.  - Миру грозит страшная опасность, и я говорю не только о гневе Ночного хозяина. Только представь: впервые за много веков Арамери сделались уязвимы. О да, у них в руках по-прежнему невероятная мощь, и политическая, и денежная, и они располагают войском, которое заставит крепко призадуматься любой народ, склонный к бунту. Но теперь их стало возможно победить. Ты понимаешь, что это значит?

        - Это значит, что однажды у нас на горбу может оказаться другая шайка тиранов?
        Я очень старалась быть обходительной, но тут уж раздражение взяло верх. Они высказывались вокруг да около, а на мои вопросы и не думали отвечать.
        Серимн, судя по всему, ничуть не обиделась.

        - Возможно,  - сказала она.  - Но что это будет за шайка? Каждый высокородный клан, правящий совет, избранный министр - все возжелают править Ста Тысячами Королевств. А если все сразу ринутся к власти - ты представляешь себе, что тогда начнется?

        - Скандалы, интриги, убийства… или чем еще вы там во дворце развлекаетесь?  - сказала я.  - То-то леди Неммер позабавится!

        - Верно. А также череда переворотов, пока слабые вельможи будут свергаться более сильными и властолюбивыми. И восстания повсюду: в каждом королевстве найдется меньшинство, жаждущее отхватить себе кусок. Будут заключаться союзы - слабые королевства начнут объединять силы.  - Серимн протяжно, устало вздохнула.  - Война, госпожа Орри. Будет война.
        Я содрогнулась - как подобало доброй девочке-итемпанке, которой я, вообще-то, никогда не была. Война была полной анафемой перед ликом Блистательного Итемпаса. Я была наслышана о временах прежде единоличного правления Блистательного, до того, как Арамери издали строгие законы, направленные против войны и раздоров. В те старые недобрые времена происходили битвы, и в каждой гибли многие тысячи. Стирались с лица земли города, а их население вырезалось победителями, которые насиловали и убивали беззащитных горожан…

        - Г-где?  - выдавила я.
        Ответ потряс меня до глубины души:

        - Повсюду.
        Я себе не могла даже представить подобного. Повсюду!.. Какое-то сумасшествие. Хаос…
        И тут я вспомнила. Нахадот, Повелитель Ночи, был также богом хаоса. Мог ли он придумать более подходящее наказание для человечества?

        - Если Арамери падут и окончится власть Блистательного, войны вернутся,  - сказала Серимн.  - Этого-то орден Итемпаса и боится превыше всяких божественных угроз, потому что опасность будет грозить не одному городу, а всей нашей цивилизации. И так уже ходят слухи о брожениях в Дальнем Севере и на островах - эти земли насильственно обратили в итемпанство после Войны богов. Они не забыли и не простили того, что мы с ними сделали в те времена.

        - Эти мне жители Дальнего Севера,  - презрительно буркнул кто-то.  - Темные варвары! Две тысячи лет прошло, а они все злобу копят!

        - Да, варвары, и да, копят,  - сказал Хадо, о котором я успела почти забыть.  - Но не так ли обозлились и мы сами, когда нам было велено начать чтить Ночного хозяина?
        Вокруг стола пронесся ропот согласия.

        - Вот именно,  - сказал найпри.  - Поэтому орден сквозь пальцы смотрит на ересь и предпочитает не замечать, когда прежде верные итемпаны начинают пренебрегать своими обязанностями. Они надеются, что новые вероучения займут умы и дадут время Арамери подготовиться к грядущим потрясениям.

        - Только все это без толку,  - сказала Серимн, и гневная нотка прорвалась в ее голос.  - Теврил, нынешний лорд Арамери, надеется быстро прекратить любую войну. Но, готовясь к всемирной схватке, он совсем отвлекся от угрозы с небес…
        Я вздохнула, ощущая усталость, причем не только телесную.

        - Вы, конечно, озабочены очень по делу, но Ночной хозяин… он…  - Я беспомощно развела руками.  - Он же сила природы! Может, нам всем пора молиться Сумеречной госпоже, раз уж она, как ты говоришь, способна как-то его обуздать? Или начинать загодя выбирать себе рай по вкусу для загробной жизни?
        В голосе Серимн прозвучала мягкая укоризна.

        - Мы предпочитаем упреждать события, госпожа Орри. Возможно, сейчас во мне говорит кровь Арамери, но мне как-то не хочется позволять уже разведанной угрозе зреть без помехи. Всегда лучше нанести удар первым!

        - Удар?..  - Я непроизвольно хихикнула, уверенная, что ослышалась.  - Кому, богу? Но это же невозможно!

        - Возможно, госпожа Орри, очень даже возможно. В конце концов, это делалось и прежде.
        Я замерла. Улыбка постепенно сползла с моего лица.

        - Богорожденная Роул?.. Так это вы убили ее?..
        Серимн уклончиво рассмеялась:

        - Я, вообще-то, имела в виду Войну богов и то, как наш Отец Небесный убил Энефу. Если уж не избегла смерти одна из Троих, значит умереть может каждый!
        Я растерянно замолчала. Мне окончательно расхотелось смеяться. Серимн была далеко не дура. И я сомневалась, чтобы кто-то из Арамери стал намекать на убийство богини, не будь в его власти действительно совершить это.

        - И это, возвращаясь к нашим частным делам, и есть причина, по которой мы тебя похитили.
        Серимн сдвинула свой бокал с моим, в тишине хрусталь прозвенел громко, как колокольчик. Сотрапезники внимали каждому слову Серимн, затаив дыхание. Когда она приветственно подняла бокал, они ответили тем же.

        - За возвращение Блистательного,  - сказал найпри.

        - И Повелителя Света,  - добавила женщина, та, что высказалась насчет моего зрения.

        - За окончание тьмы,  - проговорил Хадо.
        Каждый сидевший за столом в свой черед произнес несколько слов в том же духе. Все вместе походило на торжественный ритуал: люди по очереди подтверждали свою приверженность совершенно запредельной, безумной идее.
        Когда все высказались и замолчали, заговорила я. Мой голос звучал точно из могилы
        - я осознала непостижимое.

        - Вы задумали убить Ночного хозяина?..

        - Да,  - сказала она.
        Тут подошел очередной слуга, и я услышала, как снимают крышку с подноса.

        - И мы желаем, чтобы ты нам помогла. Будешь десерт?

9

«ОБОЛЬЩЕНИЕ»
        (рисунок углем)

        После ужина ни о богах, ни о безумных заговорах больше не рассуждали. Я была слишком ошеломлена услышанным, чтобы задавать вопросы, а кроме того, Серимн ясно дала понять, что отвечать более не намерена.

        - Думается, сегодня мы уже достаточно наговорились,  - сказала она, а потом рассмеялась полнозвучным, идеально выверенным смехом.  - Ты что-то прямо побледнела у нас, милочка.
        Одним словом, меня отвели назад в мою комнату, где Йонт вручила мне домашнюю одежду и чашку пряного вина - выпить перед вечерними молитвами, как было принято у мароне. Вычитала в книжке, наверное. Я заподозрила, что за мной будут наблюдать, поэтому послушно выпила вино и принялась молиться - в первый раз за несколько лет. Правда, молилась я вовсе не Блистательному Итемпасу.
        Я попыталась мысленно воззвать к Сумасброду… Не зря ведь он мне внушал, что боги способны слышать молитвы своих верных, невзирая на расстояния и обстоятельства? Просто молитва должна быть достаточно жаркой, вот и вся хитрость. Я не считала себя фанатичной последовательницей Сумасброда и только надеялась, что моим молитвам придаст силы отчаяние.

«Я знаю, где ты,  - шептала я мысленно, чтобы меня не подслушали.  - Я еще не разведала, как вытащить тебя оттуда, но я очень стараюсь. Слышишь ли ты меня?..»
        Я много раз повторила свой безмолвный призыв и около часа ждала ответа, не поднимаясь с колен, но его так и не последовало.
        Я знала, что Сумасброд пребывал где-то там, в этом холодном месте, где нет никаких ощущений,  - в Пустоте. Знать бы еще, где находилась сама эта Пустота… Я, кстати, не была уверена, что к ней применимо понятие «где». Насколько я разобралась, лишь новозоры могли открывать и закрывать туда проход. Или не все новозоры, а только их обученный писец - найпри. Я положила себе наипервейшим делом это выяснить.
        На другое утро я проснулась на рассвете, проведя беспокойную ночь. Народ в Доме уже шевелился. Я слышала сквозь дверь, как по коридору ходили люди, елозили по полу швабры, звучала повседневная болтовня. Могла бы загодя догадаться, что общество итемпанов начинало свой день задолго до рассвета. По коридорам, отражаясь от стен, ко мне доносились отзвуки пения - тот самый бессловесный гимн Новых Зорь. Он показался мне куда более духоподъемным, чем сами новозоры, насколько я их успела узнать. Похоже, где-то происходило утреннее богослужение. А раз так, значит вот-вот явятся и за мной. Старательно подавляя тревогу, я натянула одежду, которую мне дали, и стала ждать.
        Вскоре замок моей комнаты действительно отомкнулся, и кто-то вошел.

        - Йонт?  - окликнула я наудачу.

        - Нет, это вновь Хадо,  - ответил мужской голос.
        Живот у меня свело судорогой, но, кажется, я сумела не показать, насколько мне не по себе. Было в этом человеке что-то такое, отчего у меня мурашки бегали по спине. И дело не в том, что он участвовал в моем похищении и порывался силком зачислить в свою секту. И даже не в косвенной угрозе, высказанной накануне. Временами мне начинало казаться, будто я могла его видеть. Только он не сиял, а, наоборот, выглядел тенью еще черней окружавшего меня мрака. А еще у меня было такое чувство
        - никаких доказательств, но сдавалось мне, что тот его образ, который он мне показывал, был не лицом, а личиной, и на самом деле он надо мною смеялся.

        - Прости, если разочаровал тебя.
        Он таки уловил мое беспокойство, и, как следовало ожидать, оно его позабавило.

        - Йонт по утрам исполняет послушание: наводит чистоту. Со временем ты тоже узнаешь, что это такое.

        - Со временем?

        - Видишь ли, у нас традиция - новообращенный включается в рабочую артель, но мы еще подыскиваем послушание, которое подошло бы к твоим необычным запросам.
        Не в силах совладать с собой, я ощетинилась:

        - Ты имеешь в виду, что я слепая? Я вполне способна к уборке, только попросила бы дать мне посох!
        Ибо мой собственный, к моему немалому огорчению, остался на мостовой возле дома Сумасброда. Мне недоставало его, точно старого друга.

        - Нет, эру Шот,  - сказал Хадо.  - Я имею в виду, что ты ведь удерешь при первой возможности.
        Я вздрогнула, и он негромко рассмеялся:

        - Мы обычно не приставляем стражу к исполняющим послушание, но пока мы не уверимся в твоей приверженности нашей стезе… Скажем так: было бы крайне глупо оставлять тебя без присмотра.
        Я глубоко вдохнула и выдохнула:

        - Удивляюсь, что у вас не выработано особого порядка, как поступать с послушниками вроде меня. Раз уж вы ни похищать, ни принуждать не стесняетесь…

        - Можешь верить или нет, но большинство наших новообращенных явились к нам добровольно.
        Разговаривая со мной, Хадо расхаживал по комнате, осматривая каждую мелочь. Я слышала, как он вынул подсвечник из настенной скобы: может, заметил, что я рано задула свечу. Мне ведь свет был не нужен, а мысль о том, чтобы погибнуть во сне от пожара, как-то не радовала. А Хадо продолжал:

        - Мы набрали немало народу в определенных слоях населения - например, среди итемпанских мирян, разочарованных последними изменениями в деятельности ордена. Полагаю, нас будет ждать успех и в Нимаро, когда мы надумаем там обосноваться.

        - Мастер Хадо,  - сказала я,  - даже в Нимаро полно таких, кто не жаждет поклоняться Итемпасу как-то иначе, нежели все. И никто не заставит их делать то, что им не по сердцу.

        - А вот и неправда,  - ответил он, отчего я сразу нахмурилась.  - До начала минувшего десятилетия все смертные в Ста Тысячах Королевств чтили Итемпаса одинаково, строго определенным образом. Еженедельные приношения, молебны в Белых залах, ежемесячные часы служения, уроки для детей от трех до пятнадцати лет… В каждый святой праздник по всему миру проводились одни и те же ритуалы и воспевались одни и те же молитвы. А те, кому это не нравилось…
        Он сделал паузу и повернулся ко мне, по-прежнему излучая то невозмутимое веселье, которое меня в нем так бесило.

        - Ну, ты лучше меня знаешь, что с ними случалось, госпожа Шот. Не знаю только, много ли было в твоей стране недовольных…
        Я ничего не ответила, потому что последние слова определенно были камешком в мой огород: я же была маронейкой, покинувшей Нимаро при первой возможности. Что еще хуже, Хадо был прав. Мой собственный отец терпеть не мог Белые залы, раз и навсегда установленные обряды и закостенелое следование традиции. Он рассказывал, что некогда у мароне бытовало своеобычное почитание Блистательного Итемпаса - особенная поэзия, святое писание и жрецы, которые были воинами и хранителями истории, а не надсмотрщиками. Если уж на то пошло, у нас и свой язык был в те далекие времена… Потом к власти пришли Арамери, и всему этому настал конец.

        - Вот видишь,  - сказал Хадо.
        Он читал на моем лице, точно в открытой книге, и мне хотелось его задушить.

        - Итемпас любит порядок, а не возможность выбора. А раз так…  - Подойдя ко мне, он взял мою ладонь, понудил подняться и дал взять себя под руку.  - Раз так, нам мало выгоды привлекать в наши ряды подобных тебе. И мы нипочем не пошли бы на это, не будь ты так важна для нашего дела.
        Вот это мне уже совсем не понравилось.

        - Что ты этим хочешь сказать?

        - А то, что в нарушение обычного порядка принятия посвящения ты проведешь сегодняшний день с госпожой Серимн, а завтрашний - с найпри. Они и определят, как наилучшим образом двигаться дальше.
        И он похлопал меня по руке, отчего я сразу вспомнила его не больно-то нежные вчерашние прикосновения. Видимо, это было повторное предупреждение. Если я некоторым образом вызову недовольство предводителей Новых Зорь… Ну и что тогда будет? Не зная, чего ради я вообще им понадобилась, я могла об этом только гадать. Я зло скрипнула зубами, хотя, по совести говоря, была не столько зла, сколько напугана. Эти люди были сумасшедшими при власти, а подобное никогда добром не кончалось.
        Хадо вывел меня из комнаты, и мы неспешно двинулись коридорами. Я пыталась считать шаги, сколько могла, но в Доме Восставшего Солнца было уж слишком много всяких закоулков и поворотов, и я быстро сбилась со счета. Все коридоры слегка изогнуты, скорее всего, из-за того, что Дом «обернут» вокруг Древа. А поскольку строители не могли выносить опоры далеко от ствола - я не зодчий, но это и мне понятно,  - Дом выстроили высоким и узким, с множеством лестниц и этажей, отчего он казался беспорядочным скопищем переходов, залов и комнат. Нечего сказать, прямо архитектурное воплощение порядка, столь любезного Блистательному Итемпасу!

…Но если хорошенько подумать, это тоже могло оказаться личиной - как и образ безобидных сектантов, усердно насаждаемый новозорами. То-то орден Итемпаса усматривал в них всего лишь мелкое еретическое течение. Интересно, что бы они предприняли, если б узнали, что у «мелкого течения» хватало могущества бросать вызов богам?
        Пока мы шли, Хадо не обращался ко мне. Не говорила и я, занятая своими мыслями. Я пыталась оценить его молчание, гадая, смею ли я задать определенный вопрос, и в конце концов отважилась.

        - Могу я узнать, что они представляют собой… эти дыры?

        - Дыры?

        - Ну, та магия, с помощью которой меня забрали сюда.  - Я содрогнулась и добавила:
        - Пустота.

        - А-а, вот ты о чем… Я точно не знаю, но в ордене Итемпаса найпри был удостоен звания писца почетного класса. Это наивысший уровень посвящения.  - Он пожал плечами, отчего подпрыгнула моя рука на его локте.  - По слухам, он был даже соискателем должности первого писца Арамери, но ему с уходом из ордена, конечно, от этого пришлось отказаться.
        Я не выдержала и хмыкнула:

        - Так он женился на чистокровной Арамери и учредил собственную религию, чтобы напоминать себе о том, чего едва не достиг?
        Хадо тоже хохотнул:

        - Не совсем так, но обоюдное недовольство определенно их сблизило. Полагаю, общие цели порождают взаимное уважение, а от него недалеко и до любви.
        Очень занятно… Вернее, было бы очень занятно, если бы любящая парочка не успела похитить, истязать и заточить меня и моих друзей.

        - Звучит просто прелестно,  - как можно любезнее выговорила я,  - но я тоже кое-что слышала о писцах. И ни разу не встречала ни одного, способного на такой подвиг. Одержать верх над богорожденным, да не одним? Я вообще не думала, что это возможно…

        - Боги не являются непобедимыми, госпожа Орри. Что же касается твоих друзей - да что там, это относится почти ко всем живущим в городе,  - они молоды и относительно слабы.  - Он снова пожал плечами, не заметив, что выболтал нечто совершенно для меня новое.  - Найпри просто нашел способ этим воспользоваться.
        Я вновь замолчала, раздумывая над услышанным. Наконец, миновав очередную арку, мы вошли в небольшую комнату, сплошь устланную коврами. Здесь пахло едой, видимо, был накрыт завтрак… и витал знакомый аромат цветов хираса.

        - Спасибо, что пришли,  - подходя к нам, сказала Серимн.
        Хадо выпустил мою руку, и Серимн тут же завладела ею, этак по-сестрински, да еще и в щечку меня поцеловала. Я как-то умудрилась не отшатнуться, хотя удалось мне это чудом, и Серимн, конечно, заметила.

        - Прости, госпожа Шот. Полагаю, уличный люд подобным образом не здоровается…

        - Почем мне знать,  - ответила я, не в силах стереть с лица сердитое выражение.  - Я не «уличный люд», хотя толком не знаю, кого ты имеешь в виду.

        - Я обидела тебя по незнанию.  - Серимн вздохнула.  - Приношу извинения. У меня мало опыта общения с простонародьем. Благодарю, Хадо, брат во Блистательном.
        Хадо вышел, Серимн же усадила меня в большое плюшевое кресло.

        - Наполните тарелку,  - велела она, и в сторонке кто-то немедля взялся за дело.
        Серимн села напротив и некоторое время молча рассматривала меня. В этом она напоминала Солнышко: я чувствовала ее взгляд. Словно бабочка прикасалась крыльями к коже.

        - Хорошо выспалась?  - спросила она.

        - Да,  - ответила я.  - Можно сказать, отдала должное вашему гостеприимству. Хотя…

        - Хотя тебе не давали покоя мысли о твоей собственной судьбе и об участи твоих приятелей-богорожденных, ведь так? Чего ж тут не понять…
        Серимн умолкла: подошедшая служанка вручила мне наполненную тарелку. Я немного успокоилась: по крайней мере, обстановка была не такой официальной, как вчера.

        - Меня и ваша участь волнует,  - сказала я.  - Когда Сумасброд и остальные освободятся, они вряд ли легко забудут, как вы с ними обошлись. Они существа бессмертные - вы не сможете их вечно удерживать…
        Да уж, могучий довод. Особенно если она как-то исхитрится убить их.

        - Верно,  - ответила Серимн.  - Ты весьма кстати упомянула об этом обстоятельстве, ибо из-за него у нас теперь неприятности.
        Я заморгала, сообразив, что она говорила не о Сумасброде с его домочадцами. Она имела в виду совсем других пленных богов.

        - Ты о богах Арамери? О Ночном хозяине?..
        Которого здесь замышляли убить.

        - Не только о нем, но еще и о Сиэе Плутишке.
        Всего моего самообладания еле хватило, чтобы не подпрыгнуть при этих словах, а Серимн продолжала перечислять:

        - А также о Курруэ Мудрой и Чжаккарн Кровавой. Они неизбежно должны были однажды освободиться. Возможно, тысячелетия неволи даже не показались им сколько-нибудь долгими. Наши боги, знаешь ли, обладают беспредельным терпением, но никогда не забывают причиненных обид. И никогда не оставляют их безнаказанными.

        - И ты их за это винишь? Обладай я могуществом, я бы тоже обидчикам сдачи давала.

        - И я тоже, конечно. И так я и поступала, причем не единожды.  - Я услышала, как она положила ногу на ногу.  - Но всякий, кому я попыталась бы мстить, имел бы неотъемлемое право защищаться… Вот этим-то мы здесь и занимаемся, госпожа Орри. Мы защищаемся.

        - От одного из Троих.  - Я покачала головой и решила прибегнуть к откровенности.  - Прошу меня извинить, но если ты пытаешься обратить меня в свою веру, взывая… скажем так, к уличной логике - или как вы там называете побуждения, движущие нами, низкородным, подлым народом,  - твои рассуждения небезупречны. Там, откуда я родом, если на тебя сердится некто столь могущественный, ты не пытаешься отбиваться. Ты либо по мере возможности стараешься загладить вину, либо прячешься, сидишь тише мыши и не высовываешься - и все это время горячо молишься, чтобы не пострадал никто из тех, кто тебе дорог…

        - Арамери не прячутся, госпожа Орри. И вину мы заглаживать не привыкли - особенно если думаем, что поступали правильно. А в данном случае мы следовали по пути Блистательного Итемпаса…
        Ну да, и вот куда этот путь вас в итоге завел, чуть не сказала я вслух, но вовремя прикусила язык. Я не знала, все ли хорошо с Солнышком и где он теперь. Я не очень надеялась, что он надумает помогать нам, даже если уцелел и бежал. Но некий шанс все-таки оставался, и поэтому рассказывать о нем новозорам я не собиралась.

        - Думается, мне следует предупредить вас,  - сказала я.  - Я не считаю себя особо набожной итемпанкой.
        Серимн некоторое время молчала.

        - Я думала об этом,  - проговорила она затем.  - Ты уехала из дома в шестнадцать лет, в год смерти твоего отца, не так ли? Всего через несколько недель после вознесения Сумеречной госпожи.
        Я насторожилась.

        - Во имя всех богов, откуда ты знаешь?

        - Мы многое выяснили о тебе, когда ты впервые привлекла наше внимание. Это было несложно. В конце концов, в области Нимаро не так много городов, а слепота сделала тебя местной достопримечательностью. Жрец Белого зала донес, что ребенком ты часто и с удовольствием спорила с ним во время уроков…  - Она хихикнула.  - Почему-то меня это не особенно удивляет!
        Мой желудок нехорошо зашевелился, грозя отвергнуть только что проглоченный завтрак. Значит, они наведались в мою деревню? Разговаривали с нашим жрецом? Теперь небось начнут еще моей матери угрожать?..

        - Прошу, не сердись, госпожа Орри. Прости меня. Я совсем не хотела встревожить тебя. Мы не желаем зла ни тебе, ни членам твоей семьи.
        Я услышала звяканье чашки. Полилась жидкость.

        - Как ты понимаешь, мне трудновато в это поверить,  - сказала я, нашарила поблизости столик и поставила на него тарелку.

        - И тем не менее это правда.
        Она подалась вперед и что-то вложила мне в руки. Это оказалась небольшая чашечка чаю. Я крепко ухватилась за нее, не желая показывать, как дрожали у меня пальцы.

        - Ваш жрец считает - ты оставила Нимаро оттого, что утратила веру. Так и есть?

        - Ваши люди говорили со жрецом моей матери, госпожа Серимн. Моим он особо никогда не был. Никто из них не знал меня сколько-нибудь хорошо!
        Я спохватилась, заметив, что мой голос звучал самую чуточку громче, чем подобало в учтивой беседе: гнев грозил лишить меня самообладания. Я перевела дух и попыталась перенять у Серимн эту ее невозмутимую и спокойную манеру вести разговор:

        - Нельзя потерять веру, которой с самого начала, по сути, и не было.

        - Вот как? Получается, ты никогда и не веровала в Блистательного?

        - Почему же? Конечно верила. Я и сейчас в него верую. Но когда мне было шестнадцать, я начала понимать все лицемерие жреческих поучений. Легко на словах рассуждать о великих ценностях разума, сострадания и справедливости, но, если действительность этого не подтверждает, слова утрачивают значение…

        - После окончания Войны богов мир переживал самый долгий в своей истории период мира и благоденствия!

        - А мой народ когда-то был не менее богат и могуществен, чем амнийцы, госпожа Серимн. Теперь мы - оставшиеся без родины изгои без клочка своей земли, вынужденные во всем полагаться на милость Арамери!

        - Кто же спорит, совсем без потерь не обошлось,  - вынуждена была согласиться Серимн.  - Но, полагаю, выгоды все-таки перевешивают.
        Мне вдруг всерьез захотелось ее немедленно придушить. Я долго выслушивала примерно такие же доводы - от матери, от нашего жреца, от друзей семьи… От тех, кого я любила и уважала. Я научилась смирять гнев и не жаловаться, потому что изъявление моих подлинных чувств могло их расстроить. Но в глубине души - если совсем откровенно - я просто не понимала, как они все могли быть настолько… настолько…
        Слепы.

        - Сколько же народов и целых рас Арамери уничтожили ради высшего блага?  - спросила я требовательно.  - Сколько было казнено еретиков, сколько семей вырезано? Скольких бедняков орденские Блюстители забили насмерть только за то, что те отказывались
«знать свое место»?
        Чашка раскачивалась у меня в руках, горячие брызги чая обожгли пальцы.

        - Эпоха Итемпаса - это ваш мир. Ваше благополучие. Не путайте его со всеобщим!

        - Вот как.  - Негромкий голос Серимн разом положил конец моей яростной вспышке.  - Я смотрю, тут у нас не просто утраченная вера, тут вера сокрушенная. Эра Блистательного разочаровала вас, и вы, в свою очередь, отринули ее идеалы.
        Я слышать не могла этот ее покровительственный, самодовольный, понимающий тон.

        - Ты-то что можешь обо всем этом знать…

        - Я знаю, например, как умер твой отец.
        Я так и застыла.
        Она же продолжала, не замечая, насколько я потрясена:

        - Десять лет назад, по-видимому в тот самый день, когда в мире явило себя могущество Сумеречной госпожи, твой отец находился на деревенском рынке. В тот день все почувствовали нечто необъяснимое. Не требовалось обладать магическими способностями, чтобы понять: произошло нечто судьбоносное…
        Она помедлила, точно ожидая, чтобы я заговорила. Но я не шевелилась и не раскрывала рта, и она продолжала:

        - Но из всех людей, заполнивших рынок, один лишь твой отец залился слезами и пал наземь, распевая от радости…
        Я молчала. Меня била дрожь. Я слушала, как эта женщина - эта Арамери - рассказывает мне об убийстве моего отца.


* * *
        Вовсе не пение погубило его. Магии в его голосе не распознала ни одна живая душа. Писец мог бы почувствовать ее, но наша захолустная деревня была слишком бедна, чтобы при Белом зале держать еще и писца. Причиной гибели моего отца стал страх. Самый обыкновенный страх.
        Страх - и еще вера.


* * *

        - Деревенские жители и без того были обеспокоены,  - тихо рассказывала Серимн.
        Мне не верилось, чтобы она так понизила голос из уважения к моему горю. Думаю, она просто сознавала, что криком все равно большего не добьется.

        - После странных бурь и дрожи земли, продолжавшихся все утро, людям стало казаться, что приблизился конец света… В больших и малых городах по всему миру произошли похожие драмы, но случившееся с твоим отцом было едва ли не самым трагичным. Я понимаю, о нем и до того ходили слухи, но… это ни в коем случае не извиняет поступка людей…
        Она вздохнула, и мой гнев до некоторой степени рассеялся, ибо я расслышала в ее голосе ненаигранное сожаление. Может, конечно, и это было исключительно умелым притворством. Как бы то ни было, я стряхнула с себя неподвижность.
        Останься я сидеть на стуле, я бы, наверное, закричала. Поставив чашку, я поднялась и пошла прочь от Серимн, ища где-нибудь в этой комнате поток свежего воздуха. Я задыхалась. Отойдя на несколько футов, я оказалась возле стены и ощупью отыскала окно. Проникавший сквозь него солнечный свет немного успокоил меня. Серимн молчала у меня за спиной, и я за это была ей благодарна.


* * *
        Кто бросил первый камень?.. Вот о чем я всю жизнь гадала. Я много раз спрашивала жреца, но он не хотел говорить мне. Ну а сами жители не знали, вернее, не помнили. Все случилось так быстро…
        Странным человеком был мой отец. Красоту и волшебство, которые я в нем так любила, нетрудно было заметить, хотя, по-моему, никто их не видел, кроме меня. Тем не менее люди ощущали нечто исходившее от него. Его магия пронизывала пространство вокруг него, словно телесное тепло. Это было как сияние Солнышка или перезвон незримых колокольчиков Сумасброда. Должно быть, у нас, смертных, все же не пять чувств, а побольше. Я бы так сказала: наравне с обонянием и вкусом нам присуще чутье на особость. Что до меня, я воспринимаю ее своими слепыми глазами. Другие люди - как-то иначе.
        Так вот, в тот далекий день, когда вселенские силы изменили мир, все, от выживших из ума старцев до новорожденных, ощутили пробуждение этого чувства. И они заметили моего отца и поняли наконец, что он такое.
        Но то, что я всегда воспринимала как великую славу, им показалось угрозой…


* * *
        Спустя некоторое время Серимн подошла и встала у меня за спиной.

        - Ты винишь нашу веру за то, что случилось с твоим отцом,  - сказала она.

        - Нет,  - прошептала я.  - Я виню людей, убивших его.

        - Ну как скажешь.
        Она помолчала, оценивая, насколько я расположена продолжать разговор.

        - Но не приходило ли тебе в голову, что безумие, охватившее вашу деревню, имело под собой причину? Что за ним кроется деятельность высших сил?
        Я коротко и невесело рассмеялась:

        - Ты хочешь, чтобы я винила богов?

        - Не всех из них.

        - Сумеречную госпожу, что ли? Вы и ее хотите убить?

        - Верно, именно в тот час она стала богиней. Но вспомни, Орри, что еще тогда произошло?
        Ага, я у нее теперь просто Орри, без «госпожи». Чистокровная Арамери желала вести себя с уличной художницей, точно с лучшей подружкой. Я улыбнулась. В этот миг я ненавидела ее всей силой души.

        - Обрел свободу Ночной хозяин,  - подсказала она.  - И это тоже вызвало в мире последствия.
        Мне было слишком больно, чтобы придерживаться вежливости.

        - Мне все равно, уважаемая.
        Она придвинулась ближе:

        - И очень напрасно. Суть Нахадота - не просто тьма. Его сила во всем, что дико, порывисто и чуждо логике.  - Она сделала паузу, не иначе ожидая, как я восприму эти слова.  - В том числе и безумие толпы…
        Опять повисло молчание. Я только чувствовала, как по спине паутинками разбегается холод.
        Раньше я не принимала этого во внимание. Чего ради возлагать вину на богов, если камни как-никак бросали человеческие руки? Но если руками смертных в самом деле двигала высшая сила…
        Не знаю уж, что прочла на моем лице Серимн, но ей это определенно понравилось. Я поняла это по ее голосу.

        - Богорожденные,  - сказала она.  - Те, кого ты называешь своими друзьями. Спроси-ка себя, сколько смертных они погубили за века своей жизни. Я уверена, уж точно куда как побольше, чем Арамери. Одна Война богов чего стоила. Она вообще едва все живое не уничтожила…
        Она сделала еще шажок и встала совсем вплотную ко мне, так что боком я ощущала почти давящее тепло ее тела.

        - Они живут вечно. У них нет потребности ни в пище, ни в отдыхе. Они не имеют истинного обличья…  - Она пожала плечами.  - Могут ли подобные существа постичь ценность одной-единственной человеческой жизни?
        Перед моим мысленным взором предстал Сумасброд. Клубок сине-зеленого пламени, ни на что в этом мире не похожий. А вот он в облике смертного: я касаюсь его, и он улыбается, его глаза полны нежности и желания. Я обоняла его запах, легкий, прохладный, слышала звон его колокольчиков и мурлыкающий перекат его голоса, когда он произносил мое имя…
        Вот он сидит за столом у себя дома; за время наших отношений я много раз наблюдала, как он шутил и смеялся с другими богорожденными, пока они извлекали капельки своей крови и запечатывали их в крохотные фиалы для дальнейшей продажи…
        Так вот, это была часть его жизни, в которую я никогда глубоко не вникала. Божественная кровь не вызывала привыкания. Она не приводила ни к смертям, ни к болезням. Никто ею даже не отравился, употребив слишком много за один раз. А благодеяния Сумасброда соседям? Тем из нас, кто по своей незначительности не мог рассчитывать на помощь ордена и вельмож? Для таких людей Сумасброд и его домочадцы оказывались единственной силой, к которой они могли обратиться…
        Вот только благодеяния не бывали бесплатными. Он, конечно, никогда три шкуры не драл. Он испрашивал лишь посильную плату и заблаговременно предупреждал о ней. И всякий, кто задолжал Сумасброду, заранее знал, что в случае неуплаты будут последствия. Он был богорожденным - так повелевала его природа.
        Так вот: что он делал с теми, кто не выполнял долговых обязательств?
        Я вспомнила детские глаза Сиэя Плутишки - холодные, как у охотящегося кота. Я слышала, как жужжали подвижные зубы Лил.
        И в потаенной глубине души зашевелилось сомнение, которому я не смела предаваться с того самого дня, когда Сумасброд разбил мое сердце.
        Любил ли он меня когда-нибудь по-настоящему? Или моя любовь была для него всего лишь мимолетным развлечением?..

        - Ненавижу тебя,  - прошептала я, обращаясь к Серимн.

        - Это пока,  - ответила она с ужасающим состраданием.  - Это не навсегда.
        Потом взяла меня за руку и отвела назад в мою комнату. И оставила там в одиночестве предаваться горестным мыслям…

10

«НАСТАВЛЕНИЕ В ВЕРЕ»
        (набросок углем)

        В тот день ближе к вечеру Хадо включил меня в трудовую ватагу, наводившую чистоту в большом обеденном зале. Всего в ней было девять мужчин и женщин. Судя по голосам, кое-кто был постарше меня, но большинство - моложе. Они с нескрываемым любопытством разглядывали меня, пока Хадо объяснял им насчет моей слепоты; я отметила, что о моем насильственном зачислении в секту упоминать он не стал.

        - Уверен, скоро вы убедитесь, что она вполне способна о себе позаботиться, но, конечно, некоторые виды работы для нее непосильны,  - сказал он.
        И я сразу догадалась, что за этим должно было последовать. И точно:

        - Поэтому мы отрядили несколько старших послушников для присмотра и помощи на случай, если она с чем-то не справится. Никто не возражает, надеюсь?
        Они заверили его, что ни-ни, причем с такой раболепной готовностью, что я немедленно исполнилась презрения. Но как только Хадо ушел, я направилась к назначенному предводителю ватаги, женщине из народа кен по имени Смийя.

        - Давай я буду пол мыть,  - сказала я ей.  - Хочется как следует поработать.
        Она вручила мне ведерко и швабру.
        Рукоятка оказалась очень похожей на мой утраченный посох. С длинной палкой в руках я сразу почувствовала себя лучше. Самостоятельней. Впервые с тех пор, как я оказалась в Доме Восставшего Солнца, ко мне вернулось что-то вроде уверенности в себе. Иллюзия, конечно, но и на том спасибо.
        Обеденный зал был обширным, но я рьяно взялась за работу, не обращая внимания на пот, стекавший со лба и приклеивавший к спине бесформенную рубашку. Когда Смийя наконец тронула меня за плечо и сказала, что работа окончена, я даже слегка огорчилась, как быстро все завершилось.

        - Подобные усилия радуют нашего Господа,  - восхищенным тоном заметила Смийя.
        Я разогнула ноющую поясницу, подумала о Солнышке и сказала:

        - Сомневаюсь, однако…
        За это меня вознаградило мгновение озадаченной тишины. И уж совсем изумленное молчание, когда я еще и рассмеялась.
        После трудов старшая послушница отвела меня в бани, где я хорошенько отмокла в горячей воде, чтобы завтра поменьше болели все кости. Дальше меня проводили в мою комнату, где на столике уже ждал горячий обед. Дверь по-прежнему запирали, а столовый прибор состоял из одной вилки - никакого ножа. За едой я невольно размышляла о том, как, вероятно, легко привыкнуть к подобного рода заключению. Простой добрый труд, ласкающие душу гимны, доносящиеся из молитвенных залов, бесплатные пища, кров и одежда… Я всю жизнь задавалась вопросом, с чего бы людям вступать в организации вроде ордена, и только теперь забрезжило понимание. По сравнению со всеми сложностями внешнего мира такая жизнь, конечно, давалась легче. Как душе, так и телу.
        Одно плохо: как только я вымылась и поела, вокруг меня вновь сомкнулась тишина. Я придвинула стул к окошку и села там, чувствуя себя очень несчастной. Я прижималась лбом к холодному стеклу, словно это могло утишить сердечную боль…
        Вернулся Хадо и привел с собой еще кого-то. Эту женщину я раньше не встречала.

        - Убирайтесь,  - сказала я им.
        Он остановился, и с ним - его спутница.

        - Вижу, мы не в духе,  - сказал он.  - Что случилось?
        Я рассмеялась - хрипло и коротко.

        - Наши боги нас ненавидят. А в остальном все лучше некуда…

        - А-а, мы расположены пофилософствовать…
        Хадо сделал несколько шагов и уселся напротив меня.
        Женщина, от которой раздражающе крепко пахло духами, устроилась возле двери.

        - Сама ты ненавидишь богов?

        - Они - боги. Их без толку ненавидеть.

        - Вот уж не согласен. Ненависть может стать двигателем заметных деяний… К примеру, ненависть одной-единственной женщины сделала наш мир таким, каков он есть!
        Я поняла: меня продолжали подталкивать к мысли о правоте их дела. Мне не по душе было разговаривать с Хадо, но сидеть в одиночестве и заниматься самоедством было еще хуже, и я ответила:

        - Ты о той смертной женщине, что стала Сумеречной госпожой?

        - Да нет, я о ее праматери, основавшей клан Арамери, итемпанской жрице Шахар. Надеюсь, ты слыхала о ней?
        Я вздохнула:

        - Мастер Хадо, Нимаро, конечно, задворки, но тем не менее я в школу ходила…

        - Уроки, преподаваемые в Белых залах, пренебрегают деталями, госпожа Орри. Стыд и срам, конечно, потому что детали и есть самое восхитительное. Ты знала, например, что она была возлюбленной Итемпаса?
        Да уж, восхитительно. Я попыталась вообразить себе эту картину: Солнышко, бессердечный, безразличный ко всему и ко всем, крутит страстную любовь со смертной. Да хоть бы и с бессмертной, не суть важно. Во имя бездны! Какая там любовь - я его и в постели-то с женщиной вообразить не могла.

        - Нет, не знала,  - ответила я вслух.  - И не уверена, что ты прямо сейчас это не придумал.
        Он рассмеялся:

        - Пока тебе остается лишь поверить мне на слово, если не возражаешь. Итак, она была его возлюбленной - единственной смертной женщиной, которую он счел достойной такой чести. И она воистину любила его, потому что, когда Итемпас схватился со своими родичами-богами, она разделяла его ненависть к ним. Многое из того, что Арамери совершили после войны - я имею в виду насильственное насаждение единоличного культа Блистательного, с преследованием всех и каждого, кто прежде чтил Нахадота или Энефу,  - есть прямое следствие ее ненависти.  - Он помолчал и добавил: - Кстати, один из плененных нами богов - твой любовник, верно?
        Я сделала страшное усилие и никак на это не ответила. Не пошевелилась и ничего не сказала.

        - Вы с лордом Сумасбродом - пара редкостная. Говорят, вы прекратили отношения, но все равно, когда потребовалась помощь, ты побежала именно к нему!
        С того конца комнаты донеслось легкое фырканье, полное отвращения. А я-то уже и забыла о женщине, которую привел с собой Хадо.

        - Ну и как ты себя чувствуешь после того, как на него кто-то напал?  - спросил Хадо.
        Он говорил со мной ласковым голосом, полным сострадания. Вот такой обольститель.

        - Говоришь, боги нас ненавидят? Я чуть не решил, что и ты их ненавидишь. Только как-то трудновато поверить в такую перемену отношения к тому, с кем ты делила постель…
        Мне не хотелось думать об этом. Мне вообще думать не хотелось.
        Зачем они, эти двое, явились сюда? Что, у мастера новообращенных других дел не было?..
        Хадо наклонился ко мне:

        - Если бы ты могла дать нам бой ради избавления своего друга, ты бы сделала это? Рискнула бы жизнью ради его свободы?

«Да!» - немедленно подумала я. Сомнения, одолевавшие меня со времени разговора с Серимн, тотчас улетучились.
        Когда-нибудь, когда мы с Сумасбродом вырвемся из этого проклятого Дома, я непременно порасспрошу его, как он обращался со смертными. И о том, чем он занимался во время Войны богов. Я доподлинно выясню, как он наказывал должников, не возвращавших долги. Мне, нерадивой, давным-давно нужно было это сделать. Но… в конечном итоге на что это повлияет? Сумасброд живет тысячи лет, я - всего ничего. И в течение этих тысячелетий ему наверняка случалось творить вещи, которые привели бы меня в ужас. Если я узнаю о них, стану ли я любить его меньше?..

        - Шлюха,  - сказала женщина.
        Я насторожилась:

        - Прошу прощения?..
        Хадо издал раздраженное восклицание.

        - Эрад, сестра во Блистательном, прошу тебя, помолчи.

        - Тогда давай поторапливайся,  - резко ответила она.  - Образец требуется ему как можно скорее.
        Я была уже вполне готова запустить в нее хорошей порцией истинно уличных слов, если не стулом, на котором сидела, но услышанное заставило меня переспросить:

        - Какой еще образец?
        Хадо протяжно вздохнул, обдумывая свою «пару ласковых» для Эрад.

        - Речь идет о требовании найпри,  - сказал он наконец.  - Он просит доставить ему толику твоей крови.

        - Моей… чего?

        - Он писец, госпожа Орри, а ты располагаешь магическими возможностями, подобных которым никто еще не видал. Полагаю, он намерен подвергнуть тебя глубокому изучению.
        Я в ярости сжала кулаки:

        - А если я не захочу предоставить ему… образец?

        - Госпожа Орри, ты сама знаешь, каков будет ответ на этот вопрос.
        Хадо терял терпение. Я подумала о том, чтобы дать отпор: интересно, решатся они с этой Эрад применить ко мне силу?.. Глупо, конечно. Их всяко было двое против меня одной, а если они позовут, прибегут и еще.

        - Прекрасно,  - сказала я и снова уселась.
        После очень короткой паузы - и, подозреваю, предостерегающего взгляда Хадо - Эрад подошла ко мне, взяла мою левую руку и перевернула ее.

        - Держи чашу,  - сказала она, обращаясь к Хадо.
        И что-то воткнулось мне в запястье.

        - Тьма и демоны!  - вырвалось у меня.
        Я непроизвольно попыталась отдернуть руку, но Эрад держала крепко. Не иначе ждала, что я начну вырываться. Хадо взял меня за плечо.

        - Все кончится быстро,  - сказал он.  - Чем больше ты будешь противиться, тем дольше все мы промучаемся.
        Я решила, что он прав, и оставила сопротивление.

        - Во имя всех богов, что это еще?  - вскрикнула я.
        Мне показалось, будто Эрад меня снова пырнула. Я слышала, как моя кровь лилась в какой-то сосуд. Она воткнула мне в руку что-то острое, отчего рана не закрывалась и кровь вытекала свободно. Ну и больно было, как в Преисподней.

        - Лорд Датэ просил, чтобы было около двухсот драхм,[Драхма - в аптекарской практике единица массы, 1/8 унции или 3,888 грамма.] - пробормотала Эрад.
        Прошло некоторое время, и она удовлетворенно вздохнула:

        - Пожалуй, этого хватит.
        Хадо выпустил меня и отстранился, и Эрад наконец вытащила свой пыточный инструмент. После чего довольно-таки грубо перевязала мне запястье. Я еле дождалась, чтобы ее хватка наконец ослабла, и отняла руку. Она презрительно фыркнула, но удерживать меня не стала.

        - Сейчас пришлем кого-нибудь с ужином,  - направляясь к двери вместе с Эрад, пообещал Хадо.  - Непременно поешь, чтобы сил не лишиться. И выспись сегодня хорошенько, госпожа Орри.
        Дверь за ними закрылась.
        Я осталась сидеть, баюкая ноющую руку. Кровотечение не полностью остановилось; вот капелька просочилась сквозь повязку и начала стекать по предплечью. Я отслеживала ее продвижение; мои мысли текли не менее извилистыми путями. Когда капелька упала с руки на пол, я стала воображать: вот она шлепается, разбрызгивается… Теплая поначалу, остывает… Ее запах…
        Ее цвет…
        Теперь я понимала: из Дома Восставшего Солнца есть выход. Он опасен, а может, и смертоносен. Но разве не самое опасное - покорно сидеть здесь, дожидаясь, что там они собираются со мной сделать?
        Я легла и свернулась калачиком, прижимая руку к груди. Я устала - слишком устала, чтобы немедленно сделать попытку. Она отнимет много сил, а их у меня сейчас и так не было. А вот утром новозоры будут заняты - кто богослужебными ритуалами, кто домашней работой. Небось не скоро хватятся пленницы…
        Вот с такими мыслями цвета темной крови я и уснула.

11

«ОБЛАДАНИЕ»
        (акварель)

        Итак, жила-была девочка.
        Моя догадка, против которой не возражали исторические труды, состояла в том, что ей не повезло родиться в семье очень жестокого человека. Он бил и дочь, и жену и еще по-всякому обижал их. Но Блистательного Итемпаса не зря называют, помимо прочего, богом правосудия. Быть может, потому-то он и ответил, когда девочка вошла в его храм с сердцем, полным недетского гнева.

«Хочу, чтобы он умер!  - сказала она (ну, или я думаю, что она так сказала).  - Пожалуйста, Отец Небесный, сделай так, чтобы он умер!»
        Ты знаешь всю правду про Итемпаса. Это бог света и тепла, которые кажутся нам ласковыми и приятными. Я тоже когда-то так о нем думала. Но тепло без прохлады причиняет ожоги, а свет, не смягченный тенью, способен ранить даже слепые глаза. Следовало бы мне догадаться об этом. Всем нам следовало бы… Ибо он никогда не был таков, каким мы его себе представляли.
        Так вот, когда девочка молилась Блистательному о смерти отца, он ответил ей:
«Сделай это сама».
        И наделил ее ножом, идеально подходившим для маленькой и слабой детской руки.
        Девочка вернулась домой с ножом и той же ночью пустила его в ход. На другой день она вновь пришла в храм Блистательного. Ее душа и руки были замараны кровью, но она была счастлива - впервые за всю свою короткую жизнь.

«Я всегда буду любить тебя!» - сказала она Итемпасу.
        И он, в кои веки раз, был впечатлен волей смертного человека…
        Так я себе все это воображаю.
        Дитя, конечно, было безумно - что последующие события и подтвердили. Но я способна понять, почему именно это безумие, а не одно только религиозное рвение оказалось близко Блистательному Итемпасу. Любовь девочки была безусловна, а ее намерение - не замутнено такими мелочными соображениями, как сомнение или совесть. Я думаю, это вполне в его духе - оценить в первую очередь именно чистоту намерения. Хотя, как и в случае света или тепла, слишком неистовая любовь тоже ни к чему хорошему не приводит…


* * *
        Я проснулась перед рассветом и сразу поспешила к двери - послушать, что там поделывают мои тюремщики. По коридору туда-сюда ходили люди, и время от времени моего слуха достигали обрывки далекого песнопения. Стало быть, происходили утренние ритуалы. Если сегодня у них все пойдет как всегда, ко мне явятся еще через час. А то и попозже.
        Я как могла тише сдвинула в сторону стол, освобождая место, и без промедления взялась за работу. Закатав коврик, я добралась до деревянного пола и внимательно обследовала его. Доски были отглажены песком и слегка отшлифованы. Их покрывала пыль. Да уж, далеко не холст!
        Что ж, мостовая южного Гульбища тоже не была идеальной… в день, когда я убила Блюстителей.
        Сердце бешено колотилось. Я обошла комнату, собирая все, что загодя отложила или наметила как полезное. Кусочек сыра и перчик-нами от вчерашнего ужина. Обломки плавленого свечного воска. Мыло… К большому сожалению, у меня не было ничего, что ощущалось или пахло бы как черное. А наверняка ведь понадобится…
        Я опустилась на пол на колени, взяла в руки сыр, поглубже вдохнула…
        Китр и Пайтья назвали мои картины «дверьми»… Если я нарисую место, которое знаю, и открою дверь, смогу ли я перенестись туда? Или мне суждено кончить, как тем Блюстителям, чьи ноги так и остались в одном месте, а головы и руки - в другом?
        Я замотала головой. Долой все сомнения - и будь что будет!
        Очень тщательно и оттого неуклюже я начала набрасывать наш Ремесленный ряд… Сыр наилучшим образом подходил по текстуре и цвету, он был грубоватым, точно мостовая, по которой я ходила десять минувших лет. Вот бы мне еще черный - обвести контуры каждого камня… Что поделаешь, придется обойтись без него.
        Первым кончился воск, он был слишком мягок. Но, используя его пополам с мылом, я изобразила лоток, а за ним, подальше, другой. Потом иссяк перчик. Его сок защипал мне руки - я стерла его до самого хвостика, пытаясь воспроизвести витающий в воздухе запах зелени Древа. И наконец я добыла собственную кровь и разбавила ее слюной, чтобы придать правдоподобие мостовой. Сыр к тому времени окончательно искрошился у меня в пальцах, а ради крови пришлось расцарапать засохшую ранку от кровопускания. Какая жалость, что именно теперь у меня не было месячных!
        Когда все было готово, я села на пятки и стала всматриваться в свою работу. У меня все болело: спина, плечи, колени. Рисунок был мал и груб, едва ли фут в ширину:
«красок» на большее не хватило. В нем отчаянно недоставало деталей, но мне и прежде случалось создавать такие картины, и магия в них тем не менее присутствовала. Главным, как я понимала, был не внешний вид, а то, что рисунок пробуждал в сердце и в душе. Так вот, эта моя работа настолько хорошо ухватила дух Ремесленного ряда, что все внутри немедленно заболело. Мне так захотелось домой…
        Но как придать рисунку вещественность? А если это удастся, каким образом шагнуть в
«дверь»?
        Я неловко тронула пальцами край рисунка:

        - Откройся?
        Нет, так неправильно. Помнится, на южном Гульбище я была слишком перепугана для внятных речей. Ладно, я закрыла глаза и мысленно потребовала: «Открывайся!»
        Ничего… Честно говоря, я и не думала, что это сработает.
        Однажды я спросила Сумасброда, как это ощущалось - использовать магию. Я тогда как раз проглотила капельку его крови и пребывала в беспокойно-задумчивом состоянии; в тот день единственным проявлением божественной крови в моем теле было то, что я все время слышала далекую музыку. Мелодию я с тех пор успела забыть, потому что ни единого раза не напевала ее; все мои инстинкты хором предупреждали: не вздумай этого делать! Помнится, я была несколько разочарована, я ждала чего-то более яркого; собственно, это-то и побудило меня гадать, что это такое - жить магией, а не просто соприкасаться с ней крохотными урывками.
        Сумасброд задумчиво пожал плечами: «Примерно так, как тебе ощущается прогулка по улице. А ты как думала?»

«Прогулка по улице,  - лукаво сообщила ему я,  - это тебе не полет к звездам, не шаги по тысяче миль и не превращение в большой синий камень, когда разозлишься!»

«На самом деле все то же самое,  - ответил он.  - Когда ты решаешь пройтись, ты пускаешь в ход мускулы ног, так? Берешь посох и щупаешь им дорогу. Ты прислушиваешься, убеждаясь, что дорога свободна. А потом твоя воля дает приказ идти, и тело повинуется. Ты веришь, что это произойдет, и оно происходит. Ну а у нас точно так же срабатывает магия…»
        Дай мысленный приказ двери открыться, и она откроется. Поверь, и все так и будет… Я закусила нижнюю губу и вновь притронулась к рисунку.
        На сей раз я попробовала вообразить Ремесленный ряд как один из своих пейзажей, совокупив воспоминания тысячи дней. Сейчас утро; должно быть, там многолюдно; суетятся лоточники, проходят заезжие работяги, земледельцы и кузнецы, люди принимаются за дневные дела. В ближних зданиях за пределами моего рисунка куртизанки и рестораторы открывают книги записей: что там у нас намечено на вечер? Паломники, встречавшие рассвет пением молитв, уступают место менестрелям, поющим ради заработка… Я стала мурлыкать юфский мотив, который очень нравился мне. Потные каменщики, думающие о чем-то своем счетоводы; я слышала торопливые шаги, чувствовала их энергию и целеустремленность…
        Сначала я и не поняла, что же изменилось.
        Запах Древа густо витал повсюду кругом с тех самых пор, как меня доставили в Дом Восставшего Солнца. Так вот, очень медленно и постепенно он стал более тонким и отдаленным - таким, каким я привыкла его обонять. Потом он смешался с другими запахами Гульбища: конский навоз, сточные канавы, травы, духи… Я услышала бормотание голосов и рассеянно отмахнулась от них - а ведь они доносились вовсе не изнутри Дома.
        Трудно поверить, но я не замечала перемен, пока рисунок не распахнулся под моими ладонями и я едва не провалилась туда.
        Я испуганно ахнула и отшатнулась. Потом - вгляделась. Заморгала. Наклонилась поближе. Присмотрелась внимательней…
        Вот покрывало на ближайшем лотке Ряда: оно шевелилось. Людей я пока не видела, может быть, потому, что не нарисовала ни одного. Но издали доносился шум людской толпы, шарканье ног, поскрипывание тележек… Я ощутила дыхание ветерка, гнавшего по мостовой палые листья Древа, он подхватил мои волосы, и они защекотали мне шею. Очень легонько…

        - Как интересно,  - прозвучал у меня за спиной голос найпри.
        Вскрикнув от ужаса, я попыталась одновременно вскочить и удрать от этого голоса на карачках. В итоге я споткнулась о свернутый коврик и растянулась на полу. Я ухватилась за кровать и кое-как поднялась, уже понимая, что на самом-то деле слышала, как он входил, но отмахнулась от этого звука. А он стоял рядом со мной и наблюдал. Уже некоторое время…
        Подойдя, он взял меня за руку и помог окончательно выпрямиться. Я выдернула руку, как только смогла. После чего посмотрела на пол и с ужасом убедилась, что рисунок не только утратил вещественность - он вовсе исчез. Его магия улетучилась.

        - Чтобы удерживать и направлять магию, нужно предельное сосредоточение,  - сказал найпри.  - Твои успехи весьма впечатляют, особенно если учесть, что ты не прошла никакого обучения. Да и рисунок-то создала, используя свечной воск и остатки еды! Поразительно!.. Конечно, отныне мы будем наблюдать за тем, как ты ешь, и будем постоянно обыскивать твою комнату на предмет чего-либо, напоминающего краски.
        Проклятье!.. Не сдержавшись, я стиснула кулаки.

        - Зачем ты пришел?  - спросила я его.
        Получилось куда воинственней, чем следовало бы, но тут уж ничего поделать я не могла. Я была слишком раздосадована: единственная возможность, и ту упустила!

        - Ирония судьбы: я пришел попросить тебя показать мне твои магические способности. Я ведь по-прежнему писец, пускай и оставивший орден. И предметом моих исследований как раз являлись проявления унаследованной магии.
        Он присел на стул, в упор не желая замечать моей клокочущей ярости.

        - Хочу, кстати, сказать: если ты намеревалась сбежать через созданный тобою портал, твои усилия пропали бы втуне. Понимаешь ли, Дом Восставшего Солнца окружен особым барьером, непроницаемым для магии как снаружи, так и изнутри. По сути, это разновидность моей Пустоты…
        И он притопнул ногой по деревянному полу.

        - Если бы ты попыталась проскользнуть сквозь него через портал… Что случилось бы с тобой, точно сказать не берусь, но в, любом случае ты - или твои останки - далеко не ушли бы…
        Разбитая чаша, визжащие голоса… Я чувствовала себя сломленной, больной и совершенно несчастной.

        - Он был слишком мал - не протиснуться,  - буркнула я, оседая на постель.

        - Верно. Но если набить руку и пользоваться достаточным количеством красок, ты, несомненно, сможешь проходить сквозь такие порталы.
        Я сразу оживилась:

        - Что-что?..

        - Твоя магия,  - сказал он,  - не так сильно отличается от моей.
        Я тут же вспомнила дыры, которыми он воспользовался, чтобы поймать меня, Сумасброда и остальных. А он продолжал:

        - Мы оба пользуемся разновидностями приема писцов, позволяющего создавать врата для преодоления пространства и времени. Это наиболее доступный для нас способ приблизиться к божественному свойству делать то же простым усилием воли. А еще похоже на то, что твой дар проявляет себя вовне, мой же направлен вовнутрь.
        Я застонала:

        - Позволю себе напомнить, что я не провела всю жизнь за изучением плесневелых свитков, испещренных словами науки…

        - Ах да. Приношу извинения. Дай попробую объяснить иначе… Представь, что у тебя в руках золотой слиток. Чистое золото, знаешь ли, исключительно мягко; если приложить достаточно силы, его можно пальцами мять. Лепи из него что хочешь: монеты, украшения, посуду… Но золото не для всякого применения хорошо. К примеру, золотой меч будет слишком мягок и слишком тяжел. Для него лучше использовать другой металл, например железо.
        Шуршание ткани послужило мне предупреждением. И точно - Датэ взял меня за руку. Пальцы у него были сухие, кожа толстая, на кончиках загрубели мозоли. Он перевернул мою кисть вверх ладонью, в свою очередь рассматривая мои мозоли - от резьбы по дереву, от возни с саженцами линвина - и следы импровизированных
«красок». Меня подмывало отнять руку, потому что в ощущении от его ладони было что-то неприятное, но я сдерживалась.

        - Так вот, твоя магия сродни упомянутому мной золоту,  - сказал Датэ.  - Ты научилась придавать ей некую форму, но есть и иные, о которых ты пока просто не подозреваешь. Полагаю, со временем ты опытным путем их откроешь… Ну а моя магия скорей как железо. Ему тоже можно придавать форму, причем сходными способами, но основополагающие свойства и пути применения в корне отличны. Теперь понимаешь?
        Я понимала. Дыры, или порталы, или как там еще называл их Датэ, были подобны моим
«дверям». Он творил их по желанию, вероятно используя какой-то собственный способ, как я использовала рисование. Но если его магия разверзала холодную и темную пустоту, лишенную… лишенную чего бы то ни было,  - моя открывала пути к реально существующим местам… или создавала новые пространства из ничего.
        Я переваривала услышанное, свободной рукой потирая глаза. Они болели - хотя и не настолько зверски, как в предыдущих случаях использования магии. Наверное, сегодня я просто не успела перенапрячься.

        - Теперь что касается твоих глаз,  - сказал Датэ, и я сразу перестала тереть их. Вот ведь человек, ничто от него не ускользало.  - Это уже вообще нечто неповторимое. Ты увидела арамерийскую сигилу Серимн. А другую магию видишь?
        Я хотела было соврать, но этот разговор помимо воли пробудил во мне интерес.

        - Да,  - ответила я.  - Любую.
        Он обдумал мои слова и спросил:

        - А меня видишь?

        - Нет. На тебе либо нет божественных слов, либо ты умело их прячешь.

        - Что?..
        Я сделала неопределенный жест и под этим предлогом высвободила руку.

        - Обычно, имея дело с писцами, я вижу слова божественного языка, начертанные у них на коже: они светятся. Саму кожу я видеть не могу, только слова, вьющиеся по рукам и всему телу.

        - Потрясающе! Верно, большинство писцов так делают, осваивая новые слова и сигилы. Это традиция. Они наносят божественные буквы на свое тело как знак постижения. Чернила со временем выцветают, но, похоже, магическая составляющая остается…

        - Так ты не видишь ее?

        - Нет, госпожа Орри. Твои глаза поистине бесподобны; я так не могу. Хотя…
        И Датэ внезапно стал видимым.
        Сперва я была слишком занята его внешностью и не сразу задумалась о значении того, что предстало моим глазам. Ну а внешность его поразила меня тем, что он не был амнийцем. По крайней мере, не чистокровным. Иначе откуда бы у него взяться волосам, до того прямым и тонким, что они облегали череп, как нарисованные. Стригся он коротко, возможно, из-за того, что жреческая косица странно смотрелась бы, с его-то волосами. Кожа у него была бледнее, чем у Сумасброда, но имелись и другие черты, явственно говорившие о смешанной крови. Он уступал мне ростом, а темные глаза были цвета полированного дерева из лесов Дарра. Такие глаза более свойственны моему народу и уроженцам Дальнего Севера.
        Вот и спрашивается: каким образом вышло, что женщина из семьи Арамери - сливок амнийского племени, известных своим презрением к не-амнийцам,  - умудрилась выйти замуж за блудного писца, да еще и полукровку?
        Кое-как переварив изначальное потрясение, я задумалась о более важном: я его увидела.
        Да, я увидела именно его, а не божественные письмена, метки могущества писца. Если уж на то пошло, знаков и слов на нем вообще не было. Он просто сделался видимым, точно богорожденный.
        Но если учесть ненависть новозоров к богорожденным…

        - Во имя всех Преисподних, что ты такое?  - шепотом вырвалось у меня.

        - Итак, ты меня видишь,  - сказал он.  - А я-то гадал, получится ли. Думается, однако, это срабатывает, только если я пользуюсь магией.

        - Когда ты?..
        Он указал пальцем вверх, в дальний угол комнаты. Недоумевая, я проследила направление, но ничего не увидела.
        Хотя погоди-ка… Я моргнула и сощурилась, словно от этого мог быть толк. Что-то все-таки прорисовывалось во тьме слепоты. Нечто маленькое, не больше монетки в десять мери - или арамерийской сигилы Серимн, знака ее принадлежности к семье. Это нечто висело там, источая невозможное, легонько переливавшееся черное сияние. Только это и выделяло его в моих привычных потемках. И оно здорово смахивало на…
        Я сглотнула. Оно не смахивало - оно было. Крохотной, почти незаметной дырой вроде тех, что поглотили Сумасброда, меня и всех остальных.

        - Я могу при желании расширить ее,  - сказал Датэ, удостоверившись, что я заметила.
        - Я часто использую порталы примерно такого размера для наблюдения.
        Тут я поняла, почему он уподобил мой дар золоту, а свой - железу. Моя магия была красивее, а его - могла послужить гораздо лучшим оружием.

        - Ты на мой вопрос не ответил.

        - Что я такое?  - Он слегка улыбнулся.  - Я такой же, как ты.

        - Нет,  - сказала я.  - Ты писец. У меня всего лишь некоторая сноровка к магии, так ведь она еще у тьмы народа…

        - Ты обладаешь не «некоторой сноровкой», госпожа Орри, а гораздо-гораздо большим. Вот это,  - он указал на пол, где я рисовала,  - могло бы быть работой перворазрядного, отменно обученного писца с многолетним опытом. И то подобному писцу потребовалось бы много часов на рисование, я уж молчу о полудюжине спасательных заклинаний на случай, если с активацией рисунка что-то пойдет не так. А тебе, я вижу, все это без надобности.  - Он тонко улыбнулся.  - Мне, кстати, тоже. Из-за этого меня считают особо даровитым писцом. Полагаю, если бы тебя вовремя рассмотрели и стали обучать с раннего возраста, ты добилась бы немалых успехов.
        Я невольно стиснула кулаки:

        - Что ты такое?

        - Я демон,  - сказал он.  - Как и ты.
        Я замолчала. Не столько от потрясения, сколько от растерянности. Потрясение наступит потом.

        - Демонов больше не существует,  - проговорила я наконец.  - Боги их всех истребили целую вечность назад. Теперь они остались только в сказках, которыми пугают детей.
        Датэ потрепал меня по лежавшей на коленях руке. Сперва я восприняла это как неуклюжую попытку утешить, уж больно вымученным казалось движение. Потом до меня дошло, что ему так же мало нравилось касаться меня, как и мне - его прикосновения.

        - Орден Итемпаса наказывает за несанкционированное использование магии,  - сказал Датэ.  - Ты никогда не спрашивала себя: почему?
        Я в самом деле не задавалась этим вопросом. Я привыкла считать, что для ордена это был еще один способ властно определять, кто будет обладать могуществом, а кто - нет. Однако я ответила словами, которые когда-то внушали мне жрецы:

        - От этого зависит безопасность в обществе. Большинство людей способны применять магию, но следует оставить это лишь писцам, обученным людям, знающим, как никому не навредить. Спутай хотя бы строчку сигил, и может разверзнуться земля, ударить молния… да вообще, что угодно может случиться!

        - Верно, но это отнюдь не единственная причина. Эдикт против использования магии простецами на самом деле предшествовал искусству писцов, которое укротило ее…
        Датэ пристально наблюдал за мной. Он был прямо как Солнышко или Серимн; я физически чувствовала его взгляд. Сколько же вокруг меня обладателей могучей воли
        - и все как один очень опасные! А Датэ продолжал:

        - В конце концов, Война богов была не первой стычкой между богами. Прежде чем схватиться между собой, Трое ополчились на своих собственных детей, полукровок, ими же порожденных от смертных мужчин и женщин…
        Я внезапно и необъяснимо вспомнила об отце. В ушах зазвучал его голос, перед глазами поплыли, заволновались цветные нити, что развешивали в воздухе его песни…
        И слова Серимн: «о нем и до того ходили слухи».

        - Демоны проиграли эту войну,  - сказал Датэ.
        Он говорил негромко, за что я была ему благодарна: мне почему-то стало нехорошо. И холодно, словно комнату вдруг выстудило.

        - Зря они сражались: куда им было против мощи богов! Некоторые демоны наверняка понимали это. И вместо того чтобы давать бой, они предпочли скрыться.
        Я смежила веки, и скорбь об отце наполнила мое сердце.

        - И эти демоны выжили,  - дрожащим голосом выговорила я.  - Вот к чему ты клонишь. Немногие, но их хватило…
        Мой отец. И отец моего отца. И еще его бабушка, дядя, другая родня… Поколения и поколения обитавших в Земле Маро, сердце этого мира. Мы прятались среди самых ревностных почитателей Блистательного Итемпаса…

        - Да,  - сказал Датэ.  - Они выжили. И кое-кто из них для верности укрылся среди смертных, имевших более отдаленную связь с божественной кровью,  - таких, кому пользование магией давалось только с трудом. Эти люди даже в самых простых магических действиях были вынуждены черпать заемную силу в божественном языке. Наследие богов - вот что повернуло ключ, отпирая дверь магии для человечества. Только в большинстве смертных эта дверь приоткрыта разве что чуть-чуть. Тем не менее среди нас есть такие, кому от рождения дается существенно больше. В них дверь открыта настежь. Таким, как ты или я, не нужны ни сигилы, ни многолетнее обучение. Магия пребывает в самой нашей плоти…
        Он притронулся к моему лицу, к щеке под глазом, и я отшатнулась.

        - Если хочешь, можешь называть это атавизмом. Подобно нашим истребленным предкам, мы - лучшие из смертных. Мы - воплощение всего того, чего страшатся боги.
        Его рука вновь легла на мою, и на сей раз ничего неуклюжего в его движении не было. Наоборот, в нем чувствовалось обладание.

        - Стало быть, вы нипочем меня не отпустите?  - спросила я тихо.
        Он немного помедлил.

        - Нет, госпожа Орри,  - ответил он затем, и я услышала в его голосе улыбку.  - Не отпустим.

12

«РАЗРУШЕНИЕ»
        (этюд углем и кровью)


        - У меня просьба есть,  - обратилась я к найпри, когда он уже направлялся к двери.
        - Мои друзья… Сумасброд и все остальные. Мне необходимо знать, как вы намерены поступить с ними.

        - Не так уж тебе необходимо это знать, госпожа Орри,  - мягко упрекнул меня Датэ.
        Я гордо вскинула голову:

        - Кажется, ты хочешь, чтобы я по доброй воле к вам присоединилась…
        Он некоторое время молчал, раздумывая. Это порадовало меня, поскольку мои последние слова были чистой воды блефом. Я по-прежнему понятия не имела, на что я ему нужна,  - помимо того обстоятельства, что мы оба оказались демонами. Возможно, он полагал, что со временем я смогу подтянуть свою магию до его уровня. Или демоны имели для новозоров какую-то символическую ценность? Не суть важно - они нуждались во мне, и этим грех не воспользоваться.

        - Моя жена полагает,  - сказал он наконец,  - что тебя еще можно выправить, заставить узреть истину.  - Он посмотрел на остатки рисунка.  - Что до меня, я начинаю подозревать, не слишком ли ты опасна, чтобы возиться с тобой.
        Я закусила нижнюю губу:

        - Я больше не буду делать подобных попыток.

        - Мы с тобой оба итемпаны, госпожа Орри. И я знаю, что ты непременно попробуешь еще раз, если будет надежда на успех. И если противодействующие средства окажутся недостаточными.  - Он задумчиво сложил руки на груди.  - Хм. А я-то гадаю, что с ним делать…

        - Что?..

        - С твоим дружком-маронейцем.

        - Моим…  - Я вздрогнула.  - А-а, ты про Солнышко…
        Проклятье. Стало быть, он не спасся от них.

        - Не имеет значения, как его звать.  - В голосе Датэ послышалось раздражение.  - Сперва я решил, что он тоже из младших богов: меня ввела в заблуждение его занятная способность восставать из мертвых. Но к настоящему времени я держу его в Пустоте уже несколько дней, и он не проявляет никаких признаков сопротивления, в том числе и магического. Просто умирает раз за разом - и все.
        У меня поднялись дыбом все крохотные волоски на коже. Я уже открыла рот сказать:
«Ты же там своего бога пытаешь, придурок!..» Но спохватилась и промолчала. Откуда мне знать, что предпримет Датэ, выяснив, что держит в плену бога своего бывшего ордена? Поверит ли вообще? Или потащит Солнышко на допрос - и, подобно мне, переживет потрясение, узнав, что Солнышко любит Ночного хозяина, то есть вряд ли одобрит какие-то замыслы, направленные против него? Кто их разберет, что там в головах у этих помешанных!

        - Может, он… как мы,  - выговорила я вслух.  - Ну, д-демон.
        Это слово далось мне с трудом.

        - Нет, я уже проверил его. Помимо прочего, изучил основные свойства его крови. Он не бог и не демон. Если не считать его удивительной способности к воскрешению, он с головы до пят самый обычный смертный.
        Он вздохнул, отвернулся и не заметил моего непроизвольного движения: я поняла наконец, зачем они взяли у меня кровь.

        - За столетия орден вычленил множество второстепенных магических разновидностей; остается предположить, что он из их числа.
        Датэ помедлил, выждав достаточно, чтобы я разволновалась как следует.

        - Я слышал, этот человек жил с тобой в городе. Я не могу убить его, но, думаю, ты догадываешься, что я способен сделать краткие периоды его воскрешений… весьма неприятными. Ты представляешь для меня ценность, он - нет. Мы друг друга поняли?
        Я сглотнула:

        - Да, лорд Датэ. Я очень хорошо тебя понимаю.

        - Ну и прекрасно. Попозже сегодня я велю поселить его вместе с тобой. Только должен предупредить: после столь долгого пребывания в Пустоте ему может потребоваться… помощь.
        Я в который раз стиснула кулаки, а он стукнул в дверь, чтобы его выпустили.
        Как раз когда он выходил, что-то переменилось…
        Это мелькнуло лишь на мгновение, так быстро, что сперва я решила, будто у меня разыгралось воображение. В тот короткий миг тело Датэ совершенно изменило свой вид… Хотя нет, лучше выразиться иначе. Его ближняя ко мне рука, опиравшаяся на косяк, странным образом раздвоилась. Я увидела сразу две ладони, упиравшиеся в гладкое дерево. Два локтя. И два плеча.
        Стоило мне удивленно моргнуть, и наваждение минуло. Дверь отворилась, и Датэ вышел.
        Я рухнула на кровать и уснула. Вообще-то, я не собиралась спать, но изнеможение, навалившееся после магических усилий с рисунком, взяло свое. Когда я открыла еще подергивавшиеся от боли глаза, лица коснулся гаснущий отблеск заката. Я сразу поняла: пока я спала, кто-то побывал в комнате. Это значило, что спала я очень крепко: обычно я просыпалась от малейшего шороха. Еще я обнаружила, что мои посетители успели как следует потрудиться. Отодвинутая мебель была расставлена по местам, на столе стоял поднос с едой. Свечки в комнате отсутствовали (я проверила), вместо них мне предоставили единственный светильник весьма необычного образца: я вертела его так и этак, пока не нашла всего лишь медленно тлевший фитилек. В светильничке не было даже резервуара для масла, которое я могла бы использовать для рисования.
        Они унесли или заменили очень многое - по сути, все, что худо-бедно годилось в качестве заменителя краски. А на ужин мне выдали чашку какой-то каши - невнятной размазни, которую я так и не смогла сопоставить ни с одним цветом. Она едва полезла мне в рот.
        В воздухе пахло средством для мытья пола. На миг меня одолела острая грусть по окончательно исчезнувшему рисунку. У меня с ним не получилось, но все же…
        После еды я подошла к окну, гадая, удастся ли мне когда-нибудь сбежать из этого Дома. Сколько я уже просидела в четырех стенах? Дней пять, может быть, шесть. Скоро наступит Гебри - праздник весеннего равноденствия. Белые залы по всему миру будут убраны яркими лентами, а светильники заправят особым маслом, чтобы горели не красным или золотым пламенем, а чисто-белым. Залы широко и гостеприимно распахнут двери, отмечая наступление долгих дней лета,  - и даже в нынешние времена ересей и сомнений храмы будут полны прихожан. А еще в каждом городе будут одновременно проходить церемонии в честь Ночного хозяина и Сумеречной госпожи. Это было новшество, и я к нему еще не привыкла.
        Прошло около часа, и дверь моего узилища опять отворилась. Вошли трое мужчин. Они тащили какой-то тяжелый груз… Даже два груза, сообразила я, слушая, как они пыхтят и отталкивают мешающую мебель. Первый предмет, когда его опустили на пол, негромко скрипнул, и я поняла, что в комнате поставили еще одну кровать.
        Второй груз они мешком бросили на эту кровать. Солнышко застонал и умолк.

        - Подарок от найпри,  - сказал один мужчина. Второй рассмеялся.
        Едва дождавшись, чтобы они вышли, я бросилась к Солнышку.
        Он был холодным, как покойник. Я его таким и не помнила. Он всегда воскресал прежде, чем тело успевало остыть… Тем не менее, когда я нащупала пульс, оказалось, что его сердце бешено колотилось. Дыхание Солнышка было надсадным и хриплым… Новозоры вымыли его и облачили в штаны и белый балахон без рукавов - одежду новообращенного. Спрашивается, как они его мыли? В ледяной купели?..

        - Солнышко…
        Все мысли о его истинном имени разлетелись прочь, пока я, надрываясь, переворачивала огромное тело на спину и кутала в одеяло. Когда я притронулась к его лицу, он дернулся, глухо вскрикнув, точно раненое животное.

        - Солнышко, это Орри! Орри!..

        - Орри…  - отозвался он наконец.
        Голос был точно таким же сиплым, как у меня, причем, возможно, по той же причине. Спасибо и на том, что после этого он заметно успокоился, по крайней мере, дергаться от моих прикосновений перестал.
        Датэ назвал его смертным, но я-то знала! Под личиной обычного (ну, почти) человека таился бог света… и этого-то бога вынудили провести пять суток в лишенном света аду! Бросившись на другой конец комнаты, я торопливо принесла светильник, который, по счастью, не успела задуть. Поможет ли ему такой крохотный светоч?.. Я поднесла его как можно ближе, поставив на полочку прямо над ложем Солнышка.
        Его глаза были плотно зажмурены, все мышцы судорожно напряглись, точно готовые лопнуть канаты. Я отметила, что он стал чуть-чуть согреваться.
        Не придумав лучшего средства, я влезла к нему под одеяло, чтобы поделиться телесным теплом. Мне пришлось нелегко - кровать была узкая, Солнышко едва помещался на ней и один. Делать нечего, я улеглась прямо поверх его тела, устроив голову у него на груди. Такое двусмысленное положение не особенно мне нравилось, но что еще я могла для него сделать?
        Можешь представить мое изумление, когда Солнышко вдруг обнял меня руками и ногами и перевернулся, так что я оказалась внизу. Я и пикнуть, что называется, не успела. Его рука, просунутая под мою поясницу, крепко схватила меня, вторая поддерживала затылок, прижимая мою голову к его плечу, и одну ногу он закинул на обе мои. Я была не то чтобы пригвождена и раздавлена, но и особо пошевелиться не могла. Я, собственно, и не пыталась. Я была слишком ошеломлена и слишком занята гаданием, что могло вызвать такой жест приязни… если только я правильно толковала его.
        То, что я не стала отбиваться, ни дать ни взять придало ему уверенности. Судорожное напряжение постепенно ушло из его тела, дыхание, обдававшее мое ухо, замедлилось почти до нормального. Прошло еще время, и наконец нам обоим стало тепло. И, несмотря на то что сегодня я и так проспала добрых полдня, меня опять разморило. Я пыталась не поддаваться дремоте, но ничего поделать не смогла - снова уснула.
        Когда я открыла глаза, час определенно был поздний. Быть может, за полночь. Не то чтобы я выспалась, мне просто понадобилось в туалет. Некоторое время я раздумывала, как с этим быть: Солнышко по-прежнему обнимал меня, тесно прижимаясь всем телом: поди выпутайся. Ритм его дыхания говорил о том, что он спал, и очень крепко. Лучшее лекарство после тяжких истязаний, которые он перенес.
        Очень осторожно и медленно я высвободилась из его рук и села, потом кое-как перелезла через него и спустила ноги на пол. К этому моменту меня уже по-настоящему подпирало. Я торопливо встала…
        Железная рука сомкнулась на моем запястье. Я даже вскрикнула от неожиданности.

        - Ты куда?..  - прохрипел Солнышко.
        Переведя дух, чтобы успокоить испуганно зашедшееся сердце, я ответила:

        - В уборную!
        И стала ждать, чтобы он меня отпустил. Он, однако, не пошевелился. Я стала беспокойно переминаться с ноги на ногу и наконец сказала:

        - Пусти, а то лужу на полу сделаю!

        - Я пытаюсь,  - ответил он очень тихо.
        Я сперва не поняла, что он имел в виду. Потом заметила, что ладонь на моей руке то сжималась крепче, то немного ослабевала, будто у него недоставало воли приказать ей разжаться.
        Совсем сбитая с толку, я потянулась к его лицу. Он напряженно морщил лоб… Потом он втянул воздух сквозь стиснутые зубы - и как-то рывками, словно борясь, расцепил пальцы.
        Я было задумалась над этой новой загадкой, но зов природы сделался нестерпимым. Торопливо пересекая комнату, я все время чувствовала на себе взгляд Солнышка. Он не сводил с меня глаз.
        Вернулась я с большим облегчением, и не только в смысле телесной нужды. Ушло какое-то напряжение, в комнате определенно стало легче дышать. Подойдя к Солнышку, я ощупью поискала его лицо, но моя рука нашарила ссутуленные плечи и низко опущенную голову. Он дышал так, как если бы недавно бежал, выбиваясь из сил.
        Я села с ним рядом:

        - Не хочешь рассказать, что это было?

        - Нет.
        Я вздохнула:

        - По-моему, я все-таки заслужила объяснение. Хотя бы затем, чтобы загодя отпрашиваться по нужде!
        Он промолчал. Как того и следовало ожидать.
        У меня постепенно испарялись последние остатки уважения к его некогда имевшей место божественности. Как же он меня утомил! Я месяцами терпела его прихоти и капризы, его оскорбительные выходки и молчание. Из-за него рассыпалась вся моя жизнь в Тени. Я готова была приписать ему и свое нынешнее заточение. Датэ меня разыскал благодаря тому, что я убила орденских Блюстителей. А этого бы не произошло, не разозли их Солнышко.

        - Ну как хочешь,  - сказала я, вставая с намерением вернуться на свою кровать.
        Я не успела шагнуть прочь - его ладонь снова стиснула мою руку, еще крепче прежнего.

        - Ты останешься здесь.
        Я принялась вырываться:

        - Пусти!

        - Ты останешься,  - отрезал он.  - Я повелеваю тебе!
        Я все же умудрилась вывернуть руку из его хватки и быстро отскочила назад. Нащупала стол и живо оказалась по ту сторону.

        - Не будешь ты мне повелевать!  - выговорила я, дрожа от ярости.  - Ты больше не бог, забыл? Ты - жалкий смертный, ничем не лучше любого из нас!

        - Ты смеешь…  - Солнышко поднялся на ноги.

        - Еще как смею!  - рявкнула я, так вцепившись в край стола, что свело пальцы.  - Ты что себе думаешь? Скажешь «повелеваю» - и я вприпрыжку исполнять побегу? А если нет, то что будет? Убьешь меня? И будешь считать, что прав?.. Если так оно и есть,
        - боги, как же я понимаю Ночного хозяина, который возненавидел тебя!..
        Стало тихо. Выплеснув свою ярость, я ждала от него новых действий и слов, я готова была спорить и драться… но он молчал. Миновало долгое, очень напряженное мгновение… И я услышала, как он сел на кровать.

        - Пожалуйста,  - выговорил он наконец.  - Останься.

        - Что-что?..  - вырвалось у меня, хотя на самом деле я его отлично расслышала.
        Я хотела все равно уйти от него, решив: хватит с меня! Но он ничего больше не сказал, молчание длилось, мой гнев постепенно рассеивался, и я задумалась о том, чего ему, должно быть, стоила эта тихая просьба. Когда это Блистательному Итемпасу приходилось просить о желаемом?..
        В общем, я вернулась. Но когда он коснулся моей руки, я ее отдернула.

        - Нет уж,  - сказала я.  - Даром ничего больше не будет. Ты от меня предостаточно получил. Я хочу что-то взамен!
        Он протяжно вздохнул и снова коснулся моей руки. Я с удивлением заметила, что его пальцы дрожали.

        - Попозже, Орри,  - почти прошептал он.
        Ничего не понимая, я свободной рукой потянулась к его таким немаронейским волосам. Голова Солнышка оставалась низко склоненной.

        - Попозже я… расскажу тебе… все. Но… не теперь. Пожалуйста… просто останься…
        Не то чтобы я приняла какое-то сознательное решение. Я все еще была не на шутку сердита. Но когда он потянул мою руку к себе, я уступила. Я подсела к нему, а когда он лег - позволила уложить себя на бок, и он прижался ко мне сзади. Он держал меня, но не удерживал - я могла встать, если снова понадобится. Он зарылся лицом в мои волосы, и я не отстранилась.
        Больше в ту ночь я не спала. И не могу точно сказать, спал ли Солнышко.


* * *

        - Возможно, есть способ выйти отсюда,  - сказал он на другой день.
        Был уже полдень. Комнату только что оставил послушник-новозор: он принес нам обед и не уходил, пока мы ели. Потом забрал все остатки да еще проверил, не припрятала ли я чего под тюфяком или под ковром на полу. Никакой болтовни, никаких попыток обратить нас в свою веру. И никто не пришел за мной, чтобы отвести на занятия или на работы. Некоторым образом я чувствовала себя брошенной.

        - Какой?  - спросила я.  - И высказала догадку: - Твоя магия! Она появляется, когда ты защищаешь меня!

        - Да.
        Я облизнула губы:

        - Так мне прямо сейчас опасность грозит. И грозила с тех самых пор, как меня забрали новозоры…
        Мимо. Ни отблеска магии.

        - Наверное, дело в степени опасности. А может, должна быть физическая угроза.
        Я вздохнула, пытаясь на что-то надеяться:

        - Мне бы поменьше всяких «наверное» и «может». Похоже, тебе особо не объясняли, как и что у тебя теперь… срабатывает?

        - Нет.

        - Ладно, тогда что ты предлагаешь? Мне подраться с Серимн, а когда она примется меня лупить, ты разнесешь Дом и всех нас поубиваешь?
        Солнышко некоторое время молчал. Должно быть, мой легкомысленный тон ему не понравился.

        - По сути - да,  - сказал он затем.  - Правда, тебя убивать мне особого смысла нет, так что я несколько умерю силу, которую пущу в ход.

        - Спасибо за заботу, Солнышко. Большое-пребольшое спасибо…
        Остаток дня тянулся мучительно медленно. Я ждала, стараясь не надеяться понапрасну. Солнышко не торопился с обещанными объяснениями своего вчерашнего странного поведения - пока я от него так ничего и не услышала. Должно быть, он еще не полностью оправился от пытки Пустотой: он даже проспал рассвет, чего никогда раньше с ним не бывало; правда, сиять начал все равно. Это, как и мое общество, пошло ему на пользу. Проснувшись наутро, он стал самим собой, каким я его знала: замкнутым, немногословным.
        Тем не менее в тот день я куда чаще прежнего чувствовала на себе его взгляд, а один раз он дотронулся до меня. Это произошло, когда я поднялась и начала расхаживать туда-сюда по комнате, думая если не утомиться немного, то хоть избавиться от беспокойства. Я ходила как раз мимо него, и он, дотянувшись, коснулся моей руки. Я бы не обратила внимания, сочтя, что мне померещилось… если бы не воспоминания о вчерашнем вечере. Похоже, ему время от времени требовались такие прикосновения, хотя я не понимала причины. Да можно ли было, если речь шла о Солнышке, вообще что-то постичь с помощью здравого смысла?..
        Сама я его расспрашивать не стала. У меня хватало своих забот, взять хоть откровение Датэ о том, что я - демоница. Как-то я не чувствовала себя чудовищем… Верно, Солнышко мог немало мне рассказать, но заговаривать с ним об этом мне не хотелось. Он ведь некогда истреблял моих предков. А потом запретил своим детям порождать существа вроде меня.
        Ну и ладно, пусть хранит свои секреты - пока.
        Ближе к вечеру я почти с облегчением услышала короткий стук в дверь. Появилась послушница. Я встала, чтобы последовать за девушкой, и Солнышко молча присоединился ко мне. Она что-то залепетала, пытаясь отделаться от него, но потом вздохнула, смирилась и взяла с собой нас обоих.
        Так, вдвоем, мы и прибыли в малый обеденный зал, где нас уже ждали Серимн и Датэ. Больше в этот раз здесь никого не было, если не считать слуг, накрывавших на стол, и нескольких охранников.
        Если Серимн и не понравилось присутствие Солнышка, она оставила свои чувства при себе.

        - Добро пожаловать, госпожа Орри,  - сказала она, пока мы усаживались.
        Пытаясь изобразить вежливость, я повернулась в ту сторону, где неярко сияла ее сигила, знак кровной принадлежности к Арамери. Другое дело, меня теперь чуть не передергивало от этого непрошеного почета - «госпожа Орри». Я понимала, что они имели в виду. Демоны прежних времен тоже были отпрысками Троих и, вероятно, заслуживали уважения не менее богорожденных… в отличие от людей. А к мысли о том, чтобы выделять себя из рода людского, я как-то была не готова.

        - Добрый вечер, госпожа Серимн,  - ответила я.  - И лорд Датэ.
        Его я не видела, но его присутствие было ощутимо, точно свет холодной луны.

        - Госпожа Орри,  - отозвался Датэ.
        Потом его тон неуловимо изменился, я даже не вдруг поняла, что к чему,  - он обратился к Солнышку:

        - И спутнику твоему доброго вечера. Не пожелаешь ли сегодня представиться?
        Солнышко ничего не ответил, и Датэ вздохнул с едва скрываемым раздражением. Я с трудом подавила позыв расхохотаться. Мало того что Солнышко для разнообразия взялся доводить до бешенства кого-то другого,  - я с удивлением отметила, насколько легко выходил из себя Датэ. И еще: не знаю уж почему, Солнышко он тотчас невзлюбил.

        - Он и со мной не очень-то разговаривает,  - светским тоном заметила я.  - Такой уж он у меня молчун.

        - Мм…  - отозвался Датэ.
        Я ждала, что он начнет расспрашивать меня о Солнышке, но он продолжал молчать, излучая враждебность.

        - Интересно,  - проговорила Серимн, и раздражение почувствовала уже я, ибо именно это я как раз и думала.  - В любом случае, госпожа Орри, надеюсь, ты хорошо провела день?

        - Если честно - помирала со скуки,  - ответила я.  - Лучше бы меня опять в рабочую ватагу включили. Хоть из комнаты лишний раз выбралась бы.

        - Вполне себе представляю!  - сказала Серимн.  - Ты, похоже, из тех женщин, которые живут каждым днем и предпочитают деятельный подход к жизни.

        - Ну… да, вообще-то.
        Она кивнула - ее сигила опустилась и поднялась в темноте.

        - Возможно, госпожа Орри, тебе будет нелегко это принять, но все твои испытания были необходимым шагом в постижении правоты нашего дела. Сегодня ты поняла, что отсутствие выбора делает притягательным даже низкий ручной труд, подобающий слугам. Если разорвать какую-либо привязанность, прочие делаются жизнеспособнее. Это жестокий способ, но и орден, и Арамери много веков применяли его, и с немалым успехом.
        Я благоразумно оставила при себе свое мнение об этом «успехе» и, пряча гнев, отпила из бокала.

        - А я думала, вы тут не приемлете методов ордена…

        - Не все, лишь последние изменения, внесенные ими в учение. А так, орден разработал много приемов, и они проверены веками, так что мы с охотой их переняли. В конце концов, мы все так же привержены заветам Блистательного…
        Ох, надо было мне предвидеть, что тут начнется…
        Солнышко заговорил так неожиданно, что я чуть не подавилась куском.

        - Эти заветы,  - проговорил он.  - Подразумевают ли они, что нападение на детей Итемпаса есть служение ему?
        За столом стало тихо. Мы с Серимн молчали просто от изумления. Датэ… Тут я ни в чем не могла быть уверена. Я лишь услышала, как он положил вилку.

        - Нам представляется,  - проговорил он самую чуточку резковато,  - что им не место в мире смертных и что, являясь сюда, они нарушают волю Отца. Мы ведь знаем, что после Войны богов, когда Итемпас воцарился на небесах, они ушли с этого плана вселенной. Теперь же его власть… э-э-э… утратила абсолютный характер, и богорожденные, словно непослушные дети, тотчас этим воспользовались. Так что, получив возможность исправить положение дел…
        Я услышала шорох его одежд: он передернул плечами.

        - …Мы решили поступать так, как он ожидал бы от своих верных.

        - То есть брать его детей в заложники,  - проговорил Солнышко, и только полный болван не расслышал бы закипающей ярости в его голосе.  - Убивать их…
        Серимн рассмеялась, хотя смех казался наигранным.

        - Ты полагаешь, что мы…

        - А почему бы и нет?  - тоном ледяного гнева перебил Датэ. Я услышала, как поодаль испуганно переминались слуги.  - Во дни Войны богов им было угодно превратить этот мир в поле сражения. От рук богорожденных гибли целые города. Им не было никакого дела до утраченных человеческих жизней!
        Тут уже обозлилась и я.

        - Значит, вот вы чем заняты?  - поинтересовалась я.  - Местью? Поэтому-то вы держите Сумасброда и остальных…

        - Они - ничто!  - отрезал Датэ.  - Они всего лишь приманка. Мы их убиваем, чтобы привлечь добычу покрупнее!

        - Ах да,  - я все же не выдержала и рассмеялась,  - я и забыла! Вы вообразили, что способны убить Ночного хозяина!
        Я услышала, как Солнышко резко вобрал в себя воздух, но не задумалась об этом.

        - Не воображаю, а в самом деле способен,  - холодно проговорил Датэ и щелкнул пальцами, подзывая слугу. Вполголоса сказал несколько слов, и слуга ушел.  - И я это тебе докажу, госпожа Орри.

        - Датэ…  - сказала Серимн.
        Мне показалось, она была… озабочена? Раздосадована? Кто ее разберет. Она же Арамери; быть может, несдержанность Датэ грозила нарушить какие-то тщательно продуманные планы.
        Он пропустил ее слова мимо ушей.

        - Госпожа Орри, ты забываешь, что наша нынешняя деятельность имеет более чем достаточный прецедент. Или, может быть, ты не знаешь, как на самом деле началась Война богов? Я полагал, что уж ты-то, бывшая возлюбленная божества…
        Я как-то особенно остро ощутила присутствие рядом с собой Солнышка. Он сидел совершенно неподвижно: я даже его дыхания почти не могла различить. Удивительное дело, но в те мгновения мне было его жаль. Он убил сестру, поработил брата… и две тысячи лет жестоко притеснял своих детей. Он настолько не дорожил ничьей жизнью - в том числе моей и своей собственной,  - что его никакие будущие убийства не должны были волновать.
        И все же…
        Я же тронула его руку в тот день, когда скорбели по Роул. Я слышала, как готов был сорваться его всегда ровный голос, когда он говорил о Ночном хозяине. Он большей частью вел себя как бездушный мерзавец - и все-таки Солнышко был еще способен любить. На этот счет Сумасброд ошибался.
        А как должен чувствовать себя любой отец, узнав, что его дочь убили в подражание его давнишним грехам?!

        - Я… кое-что слышала,  - настороженно выговорила я.
        Солнышко хранил молчание.

        - Тогда ты понимаешь,  - сказал Датэ.  - Блистательный Итемпас возжелал - и убил, чтобы получить желаемое. Так почему бы и нам не сделать того же?

        - Блистательный Итемпас олицетворяет порядок,  - сказала я, надеясь поменять тему.
        - Если бы все в мире шли на убийство ради получения желаемого, о каком порядке могла бы идти речь?

        - Неверно,  - сказал Датэ.  - Произошло бы то, что на самом деле уже происходит. Власть предержащая - Арамери, в чуть меньшей степени знать, жрецы, орден - убивает вовсю, причем безнаказанно. Никто другой не смеет убить без их разрешения. Право убивать стало самой желанной привилегией и в этом мире, и на небесах. Мы поклоняемся ему не оттого, что он - лучший из богов, но потому, что он есть, или был, величайший среди них убийца…
        В это время дверь отворилась и вновь послышалось неразборчивое бормотание вполголоса. Это возвратился слуга. Что-то блеснуло - и моим глазам предстало пятнышко серебристого света. Я удивленно всматривалась в него, силясь понять, что же это такое. Нечто маленькое, не больше дюйма в длину. Странной формы. Остренькое, точно кончик ножа, но слишком короткое, чтобы быть им.

        - Ага, ты его видишь,  - сказал Датэ. Он был чем-то очень доволен.  - Это, госпожа Орри, наконечник стрелы, но весьма непростой. Ты его, случаем, не узнаешь?
        Я нахмурилась:

        - Стрельба из лука - не совсем моя область, лорд Датэ.
        Он рассмеялся, настроение у него улучшилось.

        - Я имел в виду - узнаешь ли магическую силу, которой он напитан? Нет? А следовало бы. Эта субстанция получена из твоей крови!
        Я смотрела на наконечник: он сиял, точно божественная кровь. Правда, не так ярко и ровно: магическая энергия в нем клубилась, двигалась, перетекала.
        Странное дело. Моя кровь должна быть самой обычной, ведь я - простая смертная.

        - Зачем тебе понадобилось что-то делать из моей крови?

        - Наша кровь за минувшие века оказалась сильно разбавлена,  - сказал Датэ и положил наконечник на стол рядом с собой.  - Говорят, Итемпасу для убийства Энефы понадобилось лишь несколько капель. В наши дни потребное количество… скажем так - непрактично. Поэтому мы перегоняем кровь, концентрируя ее магическую силу, а получившейся субстанции придаем необходимую форму.
        Я не успела ответить - об пол грохнуло что-то деревянное, и стол покачнулся.

        - Демон,  - проговорил Солнышко. Он стоял, упираясь ладонями в столешницу, и такова была его ярость, что дрожал стол.  - Ты смеешь грозить…

        - Стража!  - сердито и встревоженно крикнула Серимн.  - Лучше сядь, иначе…
        Того, что она собиралась сказать дальше, мы так и не услышали. Раздался грохот: мебель полетела в разные стороны, посуда со стола посыпалась на пол - Солнышко рванулся вперед. Он с такой силой толкнул стол, что его край пребольно врезался мне в ребра. Впрочем, я была не столько ушиблена, сколько напугана; я вскочила и шарахнулась назад, судорожно ища рукой посох. Но посоха не было и, как следовало ожидать, я запнулась о край толстого ковра и растянулась на полу во весь рост, угодив едва не прямо в очаг. Слышались крики, визг Серимн, мужской рык, треск рвущейся ткани и шлепки ударов. В сторону потасовки отовсюду спешили люди, но меня никто покамест не трогал.
        Приподнявшись, я поспешно убралась на безопасное расстояние от огня. Мне пришлось опереться на гладкий резной камень очага, и руки заскользили на чем-то зернистом, пачкающемся и теплом… Зола!
        Судя по звукам у меня за спиной, там происходила новая Война богов. Вот вскрикнул Солнышко: кто-то ударил его. В следующий момент тот человек взлетел в воздух. Кого-то душили, кто-то пыхтел от усилия. Продолжала биться посуда. Но… никто не пускал в ход магию. Я с тревогой поняла, что совсем не вижу дерущихся - лишь бледное мерцание свалившегося на пол наконечника да быстрое перемещение сигилы Серимн: та бежала к двери, призывая на помощь. Что до Солнышка, он дрался, движимый лишь собственной яростью, а не необходимостью встать на мою защиту, и поэтому оставался всего лишь человеком. А это значило, что его неизбежно одолеют числом. И притом скоро.
        Зола… Я пошарила рукой в направлении огня, готовая тотчас отдернуть ее, если пальцы попадут в жар. Но вместо жара рука наткнулась на что-то твердое, неправильной формы и горячее, но не обжигающее. От него отваливались маленькие кусочки. Кусок прогоревшего полена, возможно, даже вчерашнего. Древесный уголь.
        Черный цвет.
        У меня за спиной Датэ кое-как вырвался из рук Солнышка. Он задыхался и хрипел. Серимн поспешила к нему, она что-то встревоженно говорила, торопясь убедиться, что он не пострадал. Рядом с ними продолжали раздаваться удары и крики - к месту сражения подоспели еще люди.
        Вдохновение было внезапным, словно крепкий тычок под дых. Я переползла на четвереньках, откинула угол ковра и принялась водить углем по полу. Я втирала его в половицы, водя рукой по кругу, еще и еще…
        Кто-то требовал принести веревку. Серимн громко кричала, мол, не надо веревку, просто убейте его, проклятье…
        По кругу, снова и снова…

        - Госпожа Орри?  - прозвучал хриплый и полный недоумения голос Датэ.
        По кругу, по кругу, с лихорадочной быстротой, пот капал со лба, смешиваясь с чернотой, кровь с ободранных костяшек впитывалась в угольный мрак, рисуя глубокую и темную дыру в никуда, в молчаливую, холодную и жуткую Пустоту. И где-то среди вселенского мрака - яркий-яркий, сине-зеленый, теплый, ласковый, непочтительный и насмешливый…

        - Во имя богов, остановите ее! Остановите ее!
        Я знала, как нарисовать его душу. Я слышала ее голос, похожий на перезвон колокольчиков. Я знала, что Датэ и новозоры задолжали ему - болью и кровью. И я всем сердцем желала, чтобы этот долг был оплачен.
        Дыра распахнулась - под моими пальцами и перед моими глазами. У нее были неровные, иззубренные края, потому что я слишком сильно налегала на уголек и он раскрошился.

        - Сумасброд!..  - заорала я в эту дыру.
        И Сумасброд пришел на мой зов.
        Из дыры вырвался ком чистого света, сине-зеленый и клубившийся, как грозовая туча. Миг спустя он вздрогнул и обрел форму - я увидела человека, невозможным образом сложенного из живого, движущегося аквамарина. Какое-то время он стоял на месте, медленно озираясь и приходя в себя после испытания Пустотой. Но как только он заметил Датэ, Серимн и остальных, комнату затопил его гнев. Даже его колокольчики налились грозной медью.
        Датэ возвысил голос, перекрикивая испуганные вопли охраны. Он чего-то требовал. Я увидела, как что-то блеснуло рядом с тем местом, откуда раздавался его голос, но все поглотило яростное свечение Сумасброда. Он издал бессловесный, нечеловеческий рев, от которого содрогнулся весь Дом, метнулся вперед…

…И тут же отскочил и рухнул на пол - что-то сразило его. Я ждала, чтобы он тотчас встал, разозленный больше прежнего. Смертные могут лишь раздразнить бога, но не остановить его…
        Как же я была потрясена, когда Сумасброд не поднялся. Он ловил ртом воздух, он задыхался, он тускнел, и аквамариновые грани на глазах меркли…
        Я словно издалека услышала крик Солнышка. В нем прозвучало что-то жутко напоминавшее смертную муку.
        Мне вроде нечего было бояться, но от ужаса во рту сделалось горько. Кое-как вскочив, я бросилась к Сумасброду, впопыхах наступив на свой рисунок, благо тот теперь был простым угольным пятном на полу. Я вновь зацепилась ногой за ковер, выпрямилась, полетела кувырком через опрокинутый стул… и уже на четвереньках подползла к лежавшему на полу Сумасброду.
        Перевернула его на спину…
        Его живот не светился. Все остальное тело выглядело как обычно, разве что таким тусклым я его еще не видала. Он зажимал живот ладонями, и я ощупью отыскала длинное тонкое древко, пробившее гладкую и твердую субстанцию его тела. Арбалетный болт!.. Я двумя руками схватилась за древко и выдернула стрелу. Сумасброд вскрикнул, выгнулся - и пустое пятно на его животе расползлось шире.
        Теперь я увидела наконечник болта, выпущенного Датэ. Тот самый, сделанный из моей крови. От него мало что осталось. Я потрогала его; он напоминал мягкий, крошащийся мел, готовый рассыпаться от прикосновения пальцев.
        А Сумасброд начал мерцать, словно пламя угасающей свечки. Драгоценные грани исчезали одна за другой, вместо них возникала смертная плоть, спутанные волосы… Однако я еще могла видеть его. Не полностью, но могла. Я потянулась к его животу. Под рукой была кровь и глубокая узкая рана. Она не заживала.
        Моя кровь. В его теле. Она распространялась по его жилам, как яд, гася на своем пути божественный свет его магии…
        Нет. Речь шла не только о магии.
        Я отшвырнула стрелу и дрожащими пальцами стала гладить его по лицу.

        - Сброд?.. Я… я не знаю, это как-то неправильно, это моя кровь, но…
        Сумасброд хрипло втянул воздух и закашлялся. Изо рта у него потекла кровь. Божественная кровь, которой полагалось бы сиять внутренним светом… Вместо нее по губам Сумасброда лилось нечто темное, и оно поглощало то малое, что я еще могла видеть. Он угасал. Стрела убивала его.
        Нет! Не может быть! Он же бог, а боги не умирают!..
        Вот только Роул умерла, и Энефа, и…
        Сумасброд поперхнулся, сглотнул и посмотрел на меня. Какая нелепость - он засмеялся.

        - Я всегда знал… что ты особенная, Орри,  - выговорил он.  - Ну надо же - демоница! Прямо из легенды!.. Боги, я всегда знал… что-то в тебе этакое есть…
        Он покачал головой. Я едва видела сквозь слезы его меркнущее лицо.

        - А я-то думал, это мне придется увидеть, как ты умираешь…

        - Нет! Я… Ты не должен… Не смей… Нет!
        Я трясла головой, бормоча что-то бессвязное. Сумасброд перехватил мою руку. Его ладонь была скользкой и горячей от крови.

        - Не давай ему использовать тебя, Орри.
        Он даже приподнял голову, желая непременно убедиться, что я его услышала. Теперь я почти совсем не видела его лица, лишь ощущала его, горячее, воспаленное.

        - Они никогда не могли понять… Слишком скоры в суждениях… Ты не просто оружие!  - Он содрогнулся, его голова запрокинулась, глаза начали закрываться.  - Я бы любил тебя… пока не…
        И его не стало.
        Я ощущала под руками его тело. Но его не было.

        - Не надо прятаться от меня,  - выговорила я тихо.
        Он все равно должен был услышать меня. И повиноваться…
        Чьи-то руки схватили меня. Поставили на ноги. Я обмякла и почти повисла, продолжая мысленно взывать: «Хочу видеть тебя!..»

        - Это ты подтолкнула мою руку, госпожа Орри!  - сказал Датэ.
        Он подошел ко мне, он был видим: значит, в драке без магии все же не обошлось. Он растирал шею, помятую могучими пальцами, на лице виднелись кровь и синяки, и кто-то превратил его одежду в лохмотья. Ну а ярость его вовсе никакому описанию не поддавалась.
        Ну почему я могла видеть этого человека, а Сумасброда - нет?..

        - Дверь в мою Пустоту!..  - Он рассмеялся было, но тотчас сморщился от боли в горле.  - Потрясающе!.. Значит, вот каков был ваш план, твой и твоего безымянного дружка? Надо было мне дважды подумать, прежде чем доверять женщине, дарившей свое тело одному из них…
        И он плюнул куда-то вниз - возможно, на тело Сумасброда.
        только не Сумасброд там ничего нет это не он
        Потом он отвернулся и зарычал на стражника, веля подойти. И добавил:

        - Принеси меч!
        Тогда я начала молиться. Я понятия не имела, мог ли Солнышко услышать меня. А и услышит, то обратит ли внимание? Хотя на самом деле мне было все равно. «Отец Небесный, пожалуйста, пускай этот человек меня убьет…»

        - Это обязательно?  - подала голос Серимн. Происходившее ей не нравилось.  - Ее еще можно перетянуть на нашу сторону…

        - Это должно быть сделано вскорости после смерти. Я не допущу, чтобы это безобразие еще и пользы не принесло!
        Он взял что-то у стражника.
        Я ждала. Датэ обратил на меня взгляд, морозный, точно ветер у вершины Древа. Мне было все равно. Я не чувствовала страха.

        - Когда Блистательный Итемпас убил Энефу,  - сказал Датэ.  - Он еще и вскрыл ее тело, чтобы исторгнуть частицу плоти, заключавшую все ее могущество. Не сделай он этого, вселенной настал бы конец. Убийство Ночного хозяина подвергло бы мир такому же риску, оттого-то я и провел много лет в изысканиях, выясняя, где же помещается душа божества, когда оно воплощается.
        Он обеими руками взял меч и взмахнул им так быстро, что на какое-то мгновение я увидела шесть рук вместо двух. И три набора зубов, оскаленных в бешеном усилии.
        Меч со свистом рассек воздух… ветерок коснулся моего лица… влажно чавкнула разрубленная плоть…
        Но это была не моя плоть.
        Оцепеневший ум медленно затопил ужас: Сумасброд…
        Датэ отшвырнул меч и жестом подозвал кого-то на подмогу. Они склонились над телом… Снизу поднимался запах божественной крови, густой, сладковатый, такой знакомый… Он был здесь настолько же не на месте, как и в переулке, где погибла Роул. А еще я услышала… О боги, я услышала звуки, больше подобавшие Преисподним. Рвущаяся плоть… Треск жил и костей…
        Наконец Датэ выпрямился. Его рука затмилась: он что-то держал. Его одежда была сплошь заляпана кровью и казалась дырявой. Он смотрел на то, что держал в руке, и я не могла истолковать выражение его лица, не касаясь его пальцами, но я догадалась. Подавленное отвращение пополам с нетерпением. Почти сверхчеловеческая похоть.
        Когда он поднес сердце Сумасброда ко рту и запустил в него зубы…


* * *
        Больше я ничего не помню.

13

«ИСПОЛЬЗОВАНИЕ»
        (восковая скульптура)

        Все дело - в крови. В твоей, в моей… В ней - весь смысл!
        Никто не знает, как впервые было открыто, что божественная кровь оказывает опьяняющее воздействие на смертных. Богорожденные, придя на землю, уже знали это; прежде Отречения это не являлось секретом. Я лично полагаю, что кто-то где-то когда-то просто из интереса взял да попробовал ее на вкус. Точно так же и боги пробовали кровь смертных. По счастью, лишь очень немногим из них она и вправду понравилась.
        А еще один бог некогда решил вкусить крови демона. Вот тогда-то и был открыт великий парадокс, гласящий, что смертность и бессмертие - несовместимы.
        Полагаю, та первая смерть попросту потрясла небеса. Прежде того дня богорожденным приходилось опасаться разве что друг друга да недовольства Троих; Трое - те вообще ничего и никого не боялись. А тут вдруг богам стали повсюду мерещиться опасности. Каждая капля крови, текущей по жилам смертного ребенка-полукровки, была для них погибельным ядом.
        И был один-единственный, причем ужасающий, способ унять страхи богов…
        Все же истребленные демоны отыгрались. После их избиения существовавшая некогда гармония между богами и богорожденными, смертными и бессмертными - разрушилась. Те из людей, кто утратил друзей и возлюбленных из числа демонов, ополчились против собратьев, помогавших богам; племена и народы терзала внутренняя рознь. Богорожденные со страхом взирали на своих великих родителей: вот, оказывается, что и с ними может произойти, если в них когда-нибудь усмотрят угрозу…
        А что же Трое? Испытали ли они ужас и боль, когда улеглась пыль сражений и они остались на побоище среди трупов своих дочерей и сыновей?..
        Вот во что я верую.
        Война богов разразилась через много тысяч лет после избиения демонов. Но для вечно живущих этот срок ничтожен; не была ли их боль еще совсем свежей? А если так, то как предшествующее событие повлияло на последующее? Случилась бы вообще эта война, если бы Нахадот, Итемпас и Энефа уже не омрачили свою любовь друг к другу горем и недоверием?..
        Я думаю об этом. И всем следовало бы…


* * *
        Теперь мне все равно. Новозоры, мое заключение, Сумасброд, Солнышко… Ничто больше не имело значения. Время шло…
        Меня вернули в комнату и привязали к кровати, оставив лишь одну руку свободной. В качестве дополнительной меры страховки они обшарили комнату и убрали все, чем я могла бы нанести себе вред: свечи, простыни и так далее. Я слышала голоса, ощущала прикосновения. Иногда боль, когда мою руку снова кололи. Из нее добывали кровавый яд, и он послушно тек в чашу. Потом тишина.
        По ходу дела мне потребовалось помочиться, и я не стала сдерживаться. Заглянувший служитель унюхал это и принялся ругаться, точно нищий из Затени. Он привел женщин, и мне «сменили подгузники».
        Я лежала там, куда меня положили, во тьме мира без магии.
        Время шло.
        Иногда я спала, иногда бодрствовала. У меня сцеживали кровь. Порой я узнавала голоса, звучавшие рядом.
        Вот заговорил Хадо:

        - Разве не надо было дать ей хотя бы оправиться от потрясения?
        Серимн:

        - Мы посоветовались с травниками и костоправами. Это не вызовет у нее необратимых увечий.
        Хадо:

        - Как удобно! Теперь найпри больше не должен жертвовать собой во имя наших целей…
        Серимн:

        - Хадо, проследи, чтобы она ела. И держи свое мнение при себе!
        Меня кормили. Хадо вкладывал мне в рот кусочки еды, и я, повинуясь привычке, разжевывала их и глотала. Временами я чувствовала жажду и пила, если мне предлагали воды. Вода проливалась на рубашку. Потом ткань высыхала. Время шло…
        Иногда приходили женщины и обтирали меня губками. Как-то появилась Эрад. Посовещавшись с Хадо, она прикрепила что-то мне на руку - и оставила там; я все время ощущала легкую противную боль. Когда они в очередной раз явились за моей кровью, та потекла легче, потому что им пришлось лишь откупорить тонкую металлическую трубку.
        Если бы я собралась с силами заговорить, я сказала бы им: «Не закрывайте ее. Пусть кровь течет, пока не вытечет вся…» Но я не сказала. И они не выполнили моего желания.
        Время шло…
        А потом они опять привели ко мне Солнышко.


* * *
        Я слышала, как появились мужчины, слышала, как они натужно пыхтели. Среди них был Хадо.

        - Боги, ну до чего же тяжелый!.. Надо было дождаться, пока опять оживет…
        С грохотом опрокинулся стул.

        - Раз-два… взяли!  - скомандовал кто-то, и, дружно ухнув, они забросили что-то на вторую кровать.
        Хадо раздраженно произнес, справляясь с одышкой:

        - Итак, госпожа Орри, скоро у тебя опять будет сосед.

        - То-то она прямо ждет не дождется,  - сказал кто-то из его помощников.
        Остальные засмеялись. Хадо шикнул на них.
        Я перестала слушать. Они еще потоптались и вышли, и в комнате стало тихо. А потом, впервые за очень долгое время, на краю моего зрения забрезжил магический свет.
        Я не стала поворачивать голову… Оттуда вдруг донесся судорожный вздох, потом еще - дыхание постепенно успокаивалось. Кровать заскрипела. Смолкла. Вновь заскрипела, на сей раз громче - лежавший сел. Опять стало тихо - по счастью.
        Наконец я услышала, как сидевший поднялся и подошел ко мне.

        - Ты убила его.
        Такой знакомый голос… Когда я его услышала, что-то изменилось во мне, в первый раз за целую вечность. Я что-то вспомнила. Голос звучал негромко и безо всякого выражения, но я припомнила крик, пронизанный чувством, непосильным для человеческого голоса. Неприятие случившегося. Ярость. Горе…
        Ах да… Это он так скорбел о своем сыне. В тот день.
        В который день?
        Да какая разница.
        Кровать прогнулась с одной стороны - это ко мне подсел Солнышко.

        - Я знаю эту пустоту,  - сказал он.  - Когда я понял, что натворил…
        Был закат, и в комнате сделалось холодней. Я было подумала об одеялах, но кое-что заставило меня сразу о них забыть.
        Лица коснулась рука… Она была очень теплой. От нее пахло кожей, засохшей кровью, далеким солнечным светом.

        - Когда он пришел за мной, я сражался. Таков я по своей природе. Но я был готов ему уступить. Я хотел, чтобы он меня победил. Когда у него не вышло, я рассердился. Я… я ранил его.  - Рука чуть дрогнула.  - Я воистину ненавидел лишь собственную слабость…
        Какая разница.
        Рука переместилась, накрыв мой рот. Ну и пускай: я дышала через нос.

        - Я собираюсь убить тебя, Орри.
        Мне бы испугаться. Но страха не было.

        - Ни одному демону не должно быть позволено жить. Но помимо этого…
        Большой палец погладил мою щеку. Такая странная ласка.

        - Убивать то, что любишь… Эта боль мне знакома. Ты была умной. Отважной. Достойной… для смертной.
        Что-то шевельнулось в темной глубине моего сердца.
        Его рука сдвинулась выше, закрыв мне ноздри.

        - Я не хочу, чтобы ты страдала.
        Меня мало волновали его слова, но вот способность дышать… Я повернула голову, верней, попыталась. Он держал меня почти нежно, но пошевелиться я не могла.
        Я хотела заговорить. Я даже вспомнила слово: «Солнышко». Но внятно сказать не удалось, потому что его ладонь зажимала мне рот.
        Я вскинула левую руку, благо мне ее оставили свободной. Было больно. Место, откуда торчала эта их трубка, так и горело. Должно быть, там началось воспаление. Что-то куда-то уперлось, а потом трубка выскочила, и руку полоснула раскаленная боль. Она словно подстегнула меня, я рванулась и нашарила запястье Солнышка. Горячая скользкая кровь хлюпала у меня в локте и текла на плечо.
        Тут я на мгновение замерла, точно пробудившись от долгого сна. Теперь я все вспомнила. Сумасброд погиб.
        Сумасброд погиб. А я жива.
        Сумасброд погиб, и вот Солнышко, его отец, кричавший от боли, пока стрела, отравленная моей кровью, делала свое черное дело,  - Солнышко намеревался меня убить.
        Стоило как следует осознать это, и накатила ярость.
        Я вновь замотала головой, царапая пальцами руку Солнышка. Она даже не шевельнулась: с таким же успехом я могла бы царапать бревно. Я пустила в ход ногти, подумав что-то такое о возможности повредить ему сухожилия. Он чуть передвинул ладонь - я улучила момент втянуть в себя воздух - и свободной рукой отмахнулся от моей пятерни, играючи пресекая попытки отбиться.
        При этом мне в глаз попала капелька, и мои мысли окрасились в цвет крови. Это был цвет боли и ярости. Цвет оскверненного сердца Сумасброда…
        Я дотянулась до груди Солнышка. Ах ты, сын демона, я тебе кое-что нарисую!..
        Он дернулся, и его рука соскользнула. Я торопливо задышала, ожидая, что он снова примется меня душить, но он не двигался.
        А я вдруг поняла, что могу видеть собственную руку.
        В первый миг я решила, что это шутило шутки воображение. В конце концов, я никогда не видела свою кисть. Она показалась мне слишком маленькой, а еще - узкой и длинной, на костяшках пальцев были морщинки, а кое-где под ногтями застряли крошки угля. На тыльной стороне большого пальца - старый выпуклый шрам в дюйм длиной. Я помнила, как его заработала: в прошлом году я что-то делала шилом и оно соскользнуло.
        Я перевернула руку, чтобы посмотреть на ладонь. Она была вся в крови.
        Что-то бухнуло. Это Солнышко рухнул на пол.
        Некоторое время я просто лежала, ощущая нечто вроде мрачного удовлетворения. Потом занялась своими путами и быстро обнаружила, что не привязана, а пристегнута, и, чтобы справиться с пряжками, требовались обе руки. Правую надежно удерживала кожаная петля, выложенная изнутри чем-то мягким, чтобы не повредить тело. Я успела почувствовать себя в безвыходном положении, но сообразила использовать кровь на ладони. Я натерла ею правое запястье и принялась крутить им так и этак. Зря ли мне достались такие маленькие и узкие кисти?.. Дело продвигалось медленно, но пот и кровь постепенно размягчили кожу, она стала скользкой. Еще усилие, и я высвободила руку. Расстегнула пряжки и смогла сесть.
        Только просидела недолго - сразу свалилась опять. Голова закружилась, подкатила тошнота. Я прижалась к стене, силясь отдышаться и сморгнуть звезды, плававшие перед глазами. Во имя всех богов, что эти новозоры сотворили со мной?.. Потом я сообразила, что они выкачали из меня порядочное количество крови. Они приходили раза четыре; это за сколько же дней? Я была не в состоянии не то что ходить - даже двигаться сколько-нибудь энергично.
        Это плохо. Очень плохо, потому что мне надо как можно скорей выбраться из Дома Восставшего Солнца. Иначе конец!
        Пока я валялась поперек кровати, пытаясь отогнать наползающее беспамятство, на полу замерцал магический свет. Я услышала, как Солнышко сперва задышал, а потом и поднялся. Я чувствовала свинцовую тяжесть его гневного взгляда.

        - Не прикасайся ко мне,  - рявкнула я, пока он чего лишнего не придумал.  - Не смей ко мне прикасаться!
        Он не ответил. И не пошевелился. Просто стоял - весьма ощутимой угрозой.
        Я рассмеялась ему в лицо. Не то чтобы мне было смешно, нет, скорее уж, горько. Вот я эту горечь и выплеснула.

        - Дрянь!  - сказала я.
        Я хотела сесть и повернуться к нему, но сил не хватило. Продолжать говорить и не потерять при этом сознание - вот и все, на что я нынче способна. Я даже голову прямо удержать не могла, она клонилась на сторону, как у пьяной.

        - Великий бог света!  - продолжала я через силу.  - Господь милосердия и добра!.. Тронь меня снова, и следующую дырку я тебе в голове сделаю. А потом вообще всего кровью залью!
        Я хотела угрожающе вскинуть руку, но она лишь слабо дернулась.

        - Посмотрим тогда, достаточно ли ее во мне, чтобы убить одного из Троих…
        На самом деле я отчаянно блефовала. У меня ни на что не было сил. Тем не менее он не двинулся с места. Я почти воочию видела его гнев, он бил мне в лицо, как трепещущие крылышки насекомых.

        - Тебе не может быть позволено жить,  - сказал он затем. Он отлично владел собой: его голос был совершенно спокоен.  - Ты - угроза для всей вселенной.
        Я принялась ругаться на всех языках, которые знала. Сперва я душевно отматерила его по-сенмитски, затем вспомнила несколько избранных чудес старого языка маро, которыми и исчерпывалось мое им владение, и наконец добавила все изыски уличного кентийского, когда-то перенятые от Ру. Кажется, под конец моя речь стала невнятной, а сознание помутилось. Потребовалось нешуточное усилие воли, чтобы не уплыть в темноту.

        - Знаешь, в которой бездне я видала твою гребаную вселенную?  - выдала я заключительный залп.  - Ты-то больно думал о ней, когда Войну богов начинал? Да тебе вообще на все наплевать, в том числе и на себя самого!
        Я кое-как изобразила неопределенный жест одной рукой.

        - Хочешь меня убить? А право на это ты заработал? Давай-ка для начала вытащи меня из этого Дома. Потом можешь забирать мою жизнь!
        Он замер. Ага, так я и думала: эти слова привлекли его внимание.

        - Я тебе честный торг предлагаю. Это ты способен понять? Честный и порядочный, вполне в твоем духе. Ты помогаешь мне, потом я - тебе.

        - Помогаю тебе бежать?..

        - Вот именно, проклятье!
        Мой голос эхом отдался от стен, и я запоздало вспомнила о стражах за дверью. Я продолжала шепотом:

        - Помоги мне удрать отсюда и остановить этих людей!

        - Если я убью тебя, они больше не смогут пользоваться твоей кровью.
        В этом он был весь. Я снова расхохоталась и явственно ощутила его недоумение.

        - Не станет меня, у них все равно будет Датэ,  - сказала я, отсмеявшись.
        Я смертельно устала. Меня клонило в сон. Но нет, спать не время. Если я не договорюсь с Солнышком, то не проснусь уже точно.

        - Имея лишь кровь Датэ, они убили Роул. Его могущества хватило на то, чтобы пленить богов. А мою кровь - они четыре раза брали ее! Четыре раза! Как ты думаешь, скольких твоих детей они ею отравили?
        Его дыхание пресеклось. Я попала по больному. Наконец-то я нащупала слабое место, щелочку в броне его безразличия. Низложенный, униженный, ко всему равнодушный, он все-таки продолжал любить свою семью. И я нанесла рассчитанный удар:

        - Может, они используют мою кровь, чтобы убить Нахадота…

        - Это невозможно,  - сказал Солнышко. Но я успела слишком хорошо его изучить - и расслышала в голосе страх.  - Нахадот разнесет этот мир вдребезги, прежде чем Датэ успеет моргнуть…

        - Нахадота можно отвлечь.
        Мои глаза закрылись сами собой. Я изо всех сил пыталась открыть их, но уже не могла.

        - Они убивают богорожденных, чтобы его сюда заманить… в смысле, в мир смертных. Датэ убивает младших богов и ест их плоть…
        Я вспомнила кровь Сумасброда, темными ручьями сбегавшую по подбородку Датэ, пока тот жевал его сердце, точно яблоко. У меня перехватило дыхание, я с усилием отогнала видение.

        - Он забирает их магию. Не знаю уж, как он… он…  - Я сглотнула и заставила себя сосредоточиться.  - Ночной хозяин… Не знаю, как Датэ собирается убить его. Стрелой в спину?.. Во имя бездн, никому не известно, сработает или нет, но… Ты хочешь дать ему попытаться? Если есть какая-то возможность, что у него получится… что он сможет…
        Силы кончались. Я больше не могла. Мне требовалось отдохнуть - и чтобы хоть до утра никто не пытался убить меня. Добьюсь ли я этого от Солнышка?..
        Есть только один способ узнать это, решила я наконец. Уронила голову - и провалилась в беспамятство.


* * *
        Потом я всплыла из глубины, но не до конца. Я плавала под самой поверхностью; сознание не спешило окончательно возвращаться ко мне.
        Стоял день, в окна вливалось тепло. Слышались голоса.

        - …Воспаление.
        Говорил мужчина. Славный такой скрипучий старческий голос, почти как у Вуроя… Ох, как же я соскучилась по нему… Еще что-то приглушенное. «Припадок», «потеря крови»,
«лекарь».

        - …Необходимо. Есть же признаки…
        А это Серимн. Я припомнила, что она и раньше приходила проведать меня: ах, как мило. Какая забота.

        - …Надо действовать быстро…
        Скрипучий голос звучал то громче, то тише, но я как следует расслышала одно только слово:

        - …Умрет.
        Долгий вздох Серимн.

        - Раз так, повременим день или два.
        Еще шепот. Ничего невозможно разобрать. Я почувствовала усталость и снова уснула.


* * *
        Опять ночь. В комнате прохладно.
        Я открыла глаза и услышала неровное хриплое дыхание. Солнышко? Да, он. Он сипел и едва ли не пускал пузыри. Странно. Я что-то не припоминала подобного. Я стала слушать, и через некоторое время его дыхание замедлилось. Споткнулось. Возобновилось. Снова споткнулось… Воцарилась тишина.
        В комнате пахло свежей кровью. Они что, опять меня?.. Но нет, я чувствовала себя определенно лучше.
        Я заснула прежде, чем Солнышко успел воскреснуть и рассказать мне, что сделали с ним новозоры.


* * *
        Той же ночью, только совсем уже в глухой час, меня разбудило яркое зарево. Я повернулась и посмотрела на Солнышко. Он лежал на боку, свернувшись калачиком, и еще мерцал после очередного возвращения к жизни.
        Я попробовала пошевелиться и обнаружила, что силы начали восстанавливаться. Рука еще болела, и здорово. Она была перехвачена толстой повязкой, но я могла ею двигать. Меня снова пристегнули тугими ремнями - они пересекали грудь, бедра и ноги, но петлю не затянули на правой руке, и я легко высвободила ее.
        Уж не Солнышко ли за это следовало благодарить?.. Если так, значит нашу сделку он принял.
        Я расстегнула пряжки и осторожно, медленно села. Тотчас вернулись головокружение и тошнота, но скоро прошли - на сей раз я не свалилась. Я посидела на краешке кровати, глубоко дыша и как бы заново осваивая свое тело. Ступни. Неверные, тряские ноги. Вокруг бедер пеленки, по счастью чистые и сухие. Спину я отлежала, шея затекла. Я подняла голову, и она не закружилась. Очень-очень осторожно я встала…
        Три шага от моей кровати до кровати Солнышка совершенно вымотали меня. Я села на пол и уткнулась головой ему в ноги. Он не пошевелился, но я поднесла руку к его носу, и пальцы защекотало дыхание. Я легонько ощупала его. Брови были нахмурены даже во сне. На лице, особенно вокруг ввалившихся глаз, залегли морщины, которых не было прежде. Он был жив, но что-то очень скверно сказалось на нем. Обычно он просыпался сразу по возвращении к жизни. А теперь? Странно, очень странно…
        Убирая руку, я задела ткань его балахона. Она была холодной и мокрой, и это удивило меня. Я стала ощупывать и обнаружила широкое пятно наполовину высохшей крови, занимавшее всю нижнюю часть его торса. Я задрала на нем бесформенную рубашку и пробежалась пальцами по животу… Сейчас там не оказалось раны, но прежде она была. Причем жуткая.
        Пока я все это выясняла, Солнышко зашевелился, его сияние быстро угасало. Я увидела, как он открыл глаза и нахмурился. Потом он вздохнул, приподнялся и сел подле меня. Так мы и сидели молча некоторое время.

        - У меня есть одна мысль,  - сказала я.  - Насчет того, как сбежать. Сейчас расскажу, а ты подумай, получится ли.
        Я стала говорить. Он внимательно слушал.

        - Нет,  - сказал он затем.
        Я улыбнулась.

        - Нет - в смысле не сработает? Или - нет, ты лучше убьешь меня намеренно, но не дашь погибнуть случайно?
        Он резко встал и отошел от меня. Я видела лишь его смутный силуэт: он стоял у окна. Руки сжаты в кулаки, плечи напряжены…

        - Нет,  - повторил он.  - Я сомневаюсь в успехе. Но даже если все выйдет…
        Он содрогнулся всем телом, и я поняла отчего.
        Я пришла в ярость, но тем не менее рассмеялась:

        - А-а, понимаю. Я и забыла тот денек в парке. Когда ты заварил всю эту кашу, напав на превита Римарна.  - Я тоже стиснула кулаки, не обращая внимания на боль в развороченном локте.  - Припоминаю теперь твое лицо, когда ты это сделал! В то время мне грозила опасность, я с ума сходила от страха - что с тобой будет? А ты знай себе наслаждался возможностью пустить в ход толику былого могущества…
        Он не ответил, но мне не требовалось подтверждения. Такую улыбку, какая была у него тогда, поди позабудь.

        - Тебе, должно быть, тяжело приходится, Солнышко. Ты на краткий миг обретаешь себя прежнего… а потом все уходит. И ничего не остается - только вот это.
        Я ткнула пальцем в сторону его меркнущей спины, не пытаясь скрыть отвращения. И пусть думает обо мне что хочет: мне плевать. Я его в самом деле не очень-то уважала.

        - Достаточно скверно уже то, что ты его немножко вкушаешь каждое утро, не так ли? Было бы даже проще, если бы тебе не оставили и такого напоминания о том, каким ты был когда-то…
        Он стоял, угрюмо набычившись. Сейчас его мрачность перейдет в гнев - все как всегда. Как предсказуемо…
        Однако я ошиблась. Неожиданно его плечи обмякли.

        - Да,  - выговорил он.
        Он поверг меня на обе лопатки, и я рассердилась. Я сказала ему:

        - Ты трус. Ты боишься, что мой план осуществится, но потом с тобой будет как в прошлый раз - ты совсем обессилеешь и не сможешь даже постоять за себя. Сделаешься бесполезен…
        Он опять необъяснимо уступил мне. Он прошептал:

        - Да.
        Я скрипнула зубами, смиряя гнев. Впрочем, он придал мне сил встать и зло уставиться ему в спину. Я не хотела, чтобы он так вот сдавался. Я хотела… ох, знать бы, чего я хотела. Но только не такого!

        - Посмотри на меня!  - зарычала я.
        Он повернулся и тихо произнес:

        - Сумасброд…

        - Что еще про Сумасброда?
        Он не ответил. Я стиснула кулак и даже обрадовалась боли, когда ногти впились в ладонь.

        - Что там с ним, прах тебя побери?..
        Молчание, приводящее в бешенство.
        Будь я хоть чуть посильней, я бы в него чем-нибудь запустила. В нынешнем состоянии мне были доступны только слова, и я собиралась использовать их по полной.

        - Что ж, поговорим о Сумасброде, а почему бы и нет! Сумасброд, твой сын, умер на окровавленном полу, убитый смертными, которые вырвали у него сердце и сожрали его! Сумасброд, который продолжал любить тебя, несмотря ни на что…

        - Умолкни,  - рявкнул он.

        - А то что будет, Блистательный Итемпас? Опять меня убить попытаешься?  - Я расхохоталась, мало не задохнувшись, и последующие слова дались с трудом.  - Думаешь, мне теперь есть разница, жить или умереть?..
        На этом пришлось остановиться. Я тяжело села, пытаясь не разреветься и дожидаясь, чтобы прошло головокружение. По счастью, оно хотя и не сразу, но отступило.

        - Бесполезен,  - проговорил Солнышко. Очень тихо, почти шепотом: я сама тяжело дышала и еле расслышала.  - Да, я пытался воззвать к силе. Я дрался за него, не за себя. Но магия не явилась…
        Я нахмурилась, гнев улетучился, оставив после себя лишь пустоту. Мы долго сидели молча. Пока остатки его сияния не растворились совсем.
        Наконец я вздохнула и откинулась на лежанке Солнышка, закрывая глаза.

        - Сумасброд не был смертным,  - сказала я.  - Вот почему могущество не защитило его.

        - Да,  - ответил он. Он снова вполне овладел собой: в голосе никаких чувств, каждое слово четко.  - Теперь я это понимаю. И все равно твой план - глупый риск.

        - Может, и так,  - выдохнула я, готовая погрузиться в дремоту.  - Но вряд ли ты меня остановишь, так что лучше помогай давай.
        Он подошел к кровати, встал надо мной и стоял так долго, что я в самом деле уснула. Он вполне мог бы меня убить. Раздавить. Пришибить сильным ударом. Задушить голыми руками. Сколько разных возможностей!
        Вместо этого он взял меня на руки.
        Движение разбудило меня, правда, только наполовину. Я плыла по воздуху у него на руках, точно во сне. По-моему, он нес меня на мою кровать гораздо дольше, чем следовало бы. А какой он был теплый…
        Он уложил меня и заново пристегнул, оставив петлю на руке достаточно растянутой, чтобы я могла легко высвободиться.

        - Завтра,  - сказал он.
        Его голос согнал с меня сон.

        - Нет. Они, чего доброго, опять начнут брать у меня кровь. Надо прорываться сейчас!

        - Тебе нужно окрепнуть.
        То, что на его силу мне надеяться не приходилось, даже не стоило упоминания.

        - А еще мое могущество не проявится ночью. Даже ради того, чтобы тебя защитить.

        - А-а…  - Я почувствовала себя дура дурой.  - И то верно…

        - Лучшее время - после полудня. Тогда Древо не будет заслонять солнце, и это может дать нам некоторое преимущество. А до тех пор я сделаю что смогу, чтобы не дать им снова взять у тебя кровь.
        Я протянула руку и коснулась его лица, потом провела пальцами вниз, туда, где на рубашке застыло жесткое пятно.

        - Сегодня ночью ты опять умер…

        - Я за последние дни много раз умирал. Датэ очень увлечен изучением моей способности к воскрешению.
        Я нахмурилась:

        - Что он…
        Но нет, уточнять и не требовалось: я легко могла вообразить, что с ним делал Датэ. Порывшись в смутных воспоминаниях о первых днях после гибели Сумасброда, я поняла: нынешней ночью Солнышко далеко не впервые вернулся в комнату мертвым, умирающим, окровавленным. Поэтому ничего удивительного, что тюремщики не обратили внимания на то, как я сама «прорисовала» в нем дырку.
        Сколько всего, о чем мне следовало поразмыслить! Сколько вопросов, на которые я не находила ответов! Каким образом я убила Солнышко? У меня никакой краски в руках не было, даже угля! А что там Пайтья и остальные, живы ли они еще? Сумасброд, мой Сумасброд… Нет-нет, о нем думать я не могла…
        Если мой план сработает, я постараюсь добраться до Неммер, богини скрытности. Уж она-то сумеет нам помочь.
        И я добьюсь того, чтобы убийцы Сумасброда получили по заслугам. Пусть даже это будет последнее, что я в своей жизни сделаю.

        - Тогда разбуди меня после полудня,  - сказала я.
        И закрыла глаза.

14

«ПОБЕГ»
        (энкаустика, уголь, металлическая затирка)

        Возникли сложности.
        Я проснулась, но опять не до конца, и это было к лучшему: прежде чем я успела пошевелиться и выдать себя, кто-то заговорил, и я поняла, что мы с Солнышком в комнате не одни.

        - Отпусти.
        Я аж похолодела: Хадо!
        В воздухе витало напряжение, я воспринимала его как легкий зуд, но не понимала причины. Гнев? Нет. Не то.

        - Отпусти, не то позову стражников. Они прямо за дверью!
        Звук быстрого движения. Одежда, плоть…

        - Кто ты?
        Это заговорил Солнышко, хотя я едва признала его голос. Он дрожал от смятения.

        - Не тот, за кого ты меня принимаешь.

        - Но…

        - Я - это я!  - с таким свирепым напором ответил Хадо, что я едва не забылась и не дернулась съежиться.  - Для тебя - всего лишь простой смертный!

        - Да… да.  - Голос Солнышка снова зазвучал как обычно, почти совершенно бесстрастно.  - Теперь я это вижу.
        Хадо глубоко вздохнул - не менее прерывисто, чем Солнышко минуту назад, и напряжение до некоторой степени спало. Вновь зашуршала ткань, и тень подошедшего Хадо легла на мое лицо.

        - Есть сегодня какие-то признаки выздоровления? Она пробовала говорить?

        - Нет. И опять нет.
        Вышло ужасно чопорно, даже по его меркам. В Белых залах учат, что Блистательный Итемпас не способен ко лжи. Я с облегчением убедилась: очень даже способен. Хотя удовольствия не получает.

        - Теперь все иначе,  - сказал Хадо.  - Сегодня вечером они снова начнут брать кровь. Надеюсь, она достаточно окрепла.

        - Это ее, скорее всего, убьет.

        - Выгляни в окошко! Уже две недели прошло с тех пор, как умерла Роул. Половина срока, положенного Ночным хозяином,  - о чем он и соизволил нам столь театрально напомнить…
        У него вырвался смешок, негромкий и невеселый. Я терялась в догадках, что он имел в виду.

        - Датэ как увидел это, стал как одержимый. В этот раз я точно не сумею отговорить его…
        Рука Хадо внезапно прошлась по моему лицу, убирая с него волосы. Прикосновение оказалось до того нежным, что я аж удивилась. Вот уж от кого не ждала!

        - На самом деле,  - продолжал он со вздохом,  - если сознание к ней не вернется… ох, бездна, да если и вернется… боюсь, он из нее выцедит всю кровь, что осталась. И сердце вырвет…
        Я покрылась гусиной кожей. И стала молиться, чтобы Хадо не заметил.
        Он дотронулся до ремня, перехватившего мою талию. Он молчал, занятый своими мыслями, и уходить не торопился. Я начала беспокоиться. Солнечный свет, падавший на лицо, показался мне каким-то странным. Вроде как разбавленным. Что это значило,
        - может, время уже к вечеру?.. Если Хадо слишком задержится, солнце, того гляди, сядет и Солнышко будет бессилен. А без его магии у нас ничего не получится.

        - Ты прямо сам не свой,  - вдруг сказал Солнышко.  - Что-то от него осталось в тебе.
        Хадо, стоявший подле меня, ощутимо напрягся.

        - Уж не та часть, для которой ты что-то значишь,  - буркнул он и направился к двери.  - Заговоришь об этом еще раз, и я тебя сам убью!
        Сказав так, он вышел, стукнув дверью громче, чем следовало. Солнышко тотчас подскочил ко мне и так дернул за пряжку, что я охнула.

        - Сегодня здесь все вверх дном,  - сказал он.  - Охранники взвинчены, то и дело заглядывают. Каждый час кто-то является - то слуги с едой, то руку твою проверить, теперь еще этот…
        Я так поняла - он имел в виду Хадо.
        Я отпихнула его и сама расстегнула среднюю пряжку, жестом предложив ему освободить мне ноги, и он склонился над ними. Я спросила:

        - А что случилось, что они так забегали?

        - Сегодня утром встало черное солнце.
        Я ахнула и замерла. Солнышко продолжал расстегивать ремни.

        - Это предупреждение?  - спросила я.
        И вспомнила слова кудрявой богини, сказанные в тот день в переулке Южного Корня:
«Ты лучше моего знаешь, каков он в гневе». И, как я еще тогда поняла, не Итемпас имелся в виду. Когда Ночной хозяин узнает, что и другие Его дети погибли или пропали, что удержит Его карающую длань? Станет ли он дожидаться истечения полного месяца, как обещал?..

        - Да,  - сказал Солнышко.  - Хотя, похоже, Йейнэ как-то удалось до некоторой степени умерить его гнев. Остальной мир сегодня видит солнце как обычно. Оно стало черным лишь для этого города.
        Итак, сбывалось предсказанное Серимн. Я по-прежнему чувствовала на щеке солнечное тепло, только ослабленное. И вероятно, какой-то свет все же был, потому что иначе Солнышко не стал бы возиться с ремнями. Похоже, все выглядело как при затмении: я слышала его описания, люди тоже вспоминали черное солнце. Но чтобы затмение длилось весь день и перемещалось вместе с солнцем по небу?.. Неудивительно, что новозоры так всполошились. Весь город небось с ума от страха сходил!
        Я спросила:

        - Сколько еще до заката?

        - Очень немного.
        Ох, боги.

        - Как по-твоему, ты сумеешь окно разбить? Там очень толстые стекла…
        Мои руки отказывались двигаться сколько-нибудь проворно, я была еще слишком слаба. Хотя все-таки не как прежде.

        - Ножки у кроватей железные,  - сказал Солнышко.  - Одну я расшатал, она послужит дубинкой.
        Такой вот ответ на мой вопрос.
        Избавившись наконец от ремней, я смогла сесть. На сей раз голова не закружилась, но, встав, я пошатнулась. Солнышко куда-то отвернулся, и я услышала, как он пододвигал стол к двери. Это должно было задержать охранников: они ведь услышат, как Солнышко высаживает окно, и сразу бросятся в комнату. Как только мы возьмемся за дело, каждое мгновение будет на счету!
        Вот он крякнул от усилия, потом заскрипел металл - он выкорчевывал кроватную ножку. Потом он как мог тише придвинул сломанную кровать опять же к двери.
        И вот мы с ним встали возле окна. Я еще чувствовала солнечный свет, но он уже слабел, остывая. Скоро он померкнет совсем.

        - Я не знаю, быстро ли проявится магия,  - сказал он.

«И проявится ли вообще»,  - мысленно добавила я, догадываясь, что и он подумал об этом.

        - Значит,  - сказала я,  - некоторое время я буду падать. А лететь вниз ох как далеко…
        Он ответил:

        - В минуты опасности смертных убивает лишь страх.
        Гнев, владевший мной со времени гибели Сумасброда, так особо никуда и не делся, лишь на время отступил. Теперь он снова возгорелся. Я улыбнулась:

        - Тогда я не стану бояться.
        Он чуть помедлил - и занес импровизированную дубинку.
        Первый удар пустил по стеклу паутину трещин. А еще он оказался ужасно громким и гулко отдался в полупустой комнате. Снаружи тотчас отозвались встревоженные голоса. Кто-то уже возился с замком, звенели ключи…
        Солнышко подался немного назад и обрушил на стекло новый удар, вложив в него всю свою силу. Его размах был таков, что меня обдало ветерком. На этот раз окошку настал конец. Стекло распалось на несколько крупных обломков. В комнату ворвался потрясающе холодный вихрь… Балахон тотчас прилип к коже, меня затрясло.
        Стражники уже приоткрыли дверь, но стол и кровать им мешали. Они кричали на нас и громко звали подмогу, пытаясь оттолкнуть неуклюжую баррикаду. Солнышко отшвырнул дубинку и ударом ноги окончательно вышиб стекло. Потом взял мои руки в свои и направил их вперед. Я нащупала ткань: он, оказывается, снял рубашку, чтобы прикрыть острые осколки, торчавшие снизу из рамы.

        - Будешь прыгать,  - сказал он,  - постарайся оттолкнуться подальше от Древа.
        Можно подумать, он только тем и занимался всю жизнь, что давал советы женщинам перед смертельным прыжком.
        Я кивнула и высунулась в пустоту, на ходу соображая, как лучше отталкиваться. В это время снизу налетел новый порыв. Он подхватил мои волосы, и на миг моя решимость растаяла. Я была всего лишь человеком… ну или не совсем человеком - но смертной уж точно.
        Я заставила себя вспомнить Сумасброда. Вызвать его образ. И тот взгляд в последние мгновения жизни. Он знал, что умирает, и знал, что я причиной тому. Но в его глазах не было ни ненависти, ни отвращения, ни даже упрека. Он по-прежнему любил меня…
        Страх исчез. Я немного отступила от окна.
        Голос Солнышка перекрыл вопли охраны:

        - Орри, ты должна…

        - Да заткнись ты,  - прошептала я.
        И с разбегу нырнула в разверзшуюся бездну. Раскинула руки - и полетела…
        Рев ветра ворвался в уши, заглушив все прочие звуки. Одежда развевалась и больно хлестала. Непослушные волосы, которые кто-то связал в хвостик, чтобы поменьше мешали, мигом растрепались и вились облаком. Я падала, но не ощущала падения. Я словно плыла в океане чистого воздуха. Все беспокойства и опасения покинули меня. Я вольно парила и только думала: вот бы это продлилось…
        Чья-то рука шлепнула меня по ноге, нарушив блаженство. Я перевернулась на спину - не спеша, лениво и грациозно. Это что, Солнышко подоспел?.. Я не могла видеть его. Похоже, мой замысел не удался. Мы ударимся о землю, и обоим настанет конец. Потом он воскреснет. А я - нет.
        Я потянулась вверх, простирая к нему обе руки. Со второй попытки он их поймал, привлек меня к себе и крепко обнял. Я блаженно прислонилась к его твердому горячему телу, и несущийся мимо ветер стал меня убаюкивать. Как хорошо! Хоть не в одиночку придется умирать…
        Мое ухо было плотно прижато к его груди. Поэтому я почувствовала, как он напрягся, а потом хрипло ахнул. Его сердце гулко бухнуло в ребра, прямо против моей щеки. А потом…
        Возник свет.
        Во имя Троих, какой яркий!.. Повсюду, кругом!.. Я зажмурилась, но все равно видела сияющий силуэт Солнышка. Его свет раздвигал тьму моей слепоты. Я даже кожей ощущала его, будто прикосновение солнца. Мы неслись к земле подобно тому, о чем я была наслышана, но не надеялась когда-нибудь узреть своими глазами. Мы были точно комета. Точно падающая звезда…
        Потом падение замедлилось. Рев ветра стал глуше. Что-то противостояло земной тяге, увлекавшей нас вниз. Мы перестали падать и… полетели? Поплыли?.. Как долго длилось наше падение, далеко ли еще до земли?.. А что там насчет заката? Вот спрячется солнце, и…
        Солнышко вскрикнул. Его свет погас, точно кем-то задутый, и с ним пропала сила, удерживавшая нас в воздухе. Мы снова ухнули вниз, на сей раз - совершенно беспомощные. Больше нашего падения ничто не задержит.
        Страха не было.
        Но Солнышко пытался что-то предпринимать. Он изгибался, тяжело дыша - не то от усилий, не то от последействия магии. Я ощутила, как мы перевернулись в воздухе…

…И рухнули наземь.

15

«МОЛИТВА СОМНИТЕЛЬНЫМ БОГАМ»
        (акварель)

        Кто-то кричал. Тонко и беспрерывно. Раздражающе… Проклятье, я-то поспать собралась! Я перекатилась, чтобы крик звучал хотя бы не прямо над ухом…
        Но стоило мне шевельнуть головой, и мгновенно накатила ужасающая дурнота. Я едва успела пошире раскрыть рот и громко, сипло вздохнуть - и меня вывернуло наизнанку. Я извергла поток желчи, но ничего больше не вышло. Когда я ела последний раз?..
        Пустой желудок надрывался рвотными спазмами, не давая дышать. Я старалась справиться с тошнотой, из глаз лились слезы, в висках билась кровь, в ушах стоял непрекращающийся звон. Я все же умудрилась вздохнуть снова - далеко не сразу и не полной грудью, но это помогло. Спазмы отступили, и я задышала как следует. Связавшиеся узлом кишки вроде начали успокаиваться - надолго ли? Я прямо чувствовала, как там все трепетало, грозя опять согнуть меня в три погибели.
        Вернув себе наконец способность думать, я приподняла голову, силясь сообразить, где я оказалась и что вообще произошло. Звон в ушах - это его я приняла за чей-то тонкий визг - все не переставал. Он сводил с ума. Я попыталась вспомнить, как попала сюда. Это не очень-то получалось. Я нахмурилась, отчего в голове застучало хуже прежнего. Кажется, я падала… Ну да - я падала из окошка Дома Восставшего Солнца, решившись либо сбежать, либо умереть. На лету меня поймал Солнышко, и мы с ним…
        Вот когда у меня вовсе перехватило дыхание. Солнышко…
        Он был подо мной.
        Я ползком слезла с него… то есть хотела, но стоило пошевелить правой рукой, и я заорала в голос. Желудок тотчас отозвался новыми спазмами. Превозмогая рвоту и боль, я пустила в ход левую руку и все же сползла с неподвижного тела. Левая тоже отчаянно болела от воспаления и той штуки, через которую новозоры выпускали у меня кровь, но эта боль не шла ни в какое сравнение с той агонией, что поселилась в правой. Живот между тем все не успокаивался, мышцы сводило судорогой, ребра пронизывала боль, в голове грохотали мельничные жернова.
        Некоторое время я могла только лежать ничком, всхлипывая, беспомощная, несчастная, едва живая…
        Наконец боль немного утихла, и я снова зашевелилась. Приподнявшись, я попыталась разобраться, куда же мы попали. Правая рука отказывалась повиноваться, и я зашарила вокруг себя левой, окликая:

        - Солнышко?..
        Он был тут, рядом со мной. Он дышал. Я тронула его глаза: открыты. Они моргнули, защекотав мне пальцы ресницами. Солнышко молчал, и у меня даже пронеслась мысль: он что, опять раздумал со мной говорить?
        Тут я почувствовала, что мои колени и бедро, на которое я опиралась, мокрехоньки. Ничего не понимая, я потрогала землю. Под рукой была кирпичная мостовая, покрытая жирной грязью. Сырость на ней. Холодная. Чем ближе к телу Солнышка, тем эта сырость становилась теплей. Прямо как…
        Боги благие!
        Он был жив. Его магия спасла нас от немедленной смерти… но и только. Совсем смягчить падение она не смогла, верней, не успела. Потом он извернулся в воздухе таким образом, чтобы первый удар пришелся на него. И мы оба выжили. Но если уж мне так досталось, то каково же ему?..
        Мои пальцы метнулись к его затылку… я ахнула и тотчас отдернула руку. Боги, боги, боги…
        И куда же мы с ним свалились, во имя всех бездн?.. Долго ли пролежали на мостовой? . И что будет, если я отважусь позвать на помощь?.. Я повертела головой и стала прислушиваться. Прохладный воздух отдавал туманом: стояла глухая ночь. Кожу время от времени смачивали крупные тяжелые капли: такой уж у нас в Тени дождь. Я слышала, как он шуршал по камням, но в непосредственной близости от нас не было ничего. И никого. Я ничего не слышала, зато многое чуяла. Мусор, старая моча, мокрая ржавчина… Опять загаженный переулок? Нет, здесь было широкое открытое место, но, правда, не самое проходное; во всяком случае, никто не прибежал полюбопытствовать, что же это такое рухнуло с небес.
        Солнышко начал задыхаться, хватать ртом воздух. Я положила руку на его голую грудь
        - рубашку свою он оставил на подоконнике, усеянном битым стеклом,  - и едва тотчас не отняла ее, ужаснувшись неестественной плоскости его торса. Сердце, однако, билось уверенно, и это не соответствовало судорожным, булькающим вздохам. Если так и дальше пойдет, умирать он будет долго и скверно…
        Значит, придется мне его убить.
        От этой мысли меня охватил панический страх, к которому добавилась тошнота. Я знала, что на самом деле маюсь дурью: мертвым он пробудет очень недолго, а воскрешение исцелит все его раны. Не зря ведь богиня Лил называла смерть лучшим способом его «вылечить». И я опять же не первый раз собиралась это проделать…
        Но, оказывается, одно дело - убить на волне гнева, в пылу борьбы, и совсем другое
        - расчетливо и хладнокровно…
        Помимо прочего, я была не вполне уверена, что вправду сумею убить его. От моей правой руки не было никакого толку: я то ли вывихнула ее, то ли сломала; спасибо и на том, что она постепенно теряла чувствительность. Все остальное было вроде цело, но болело попросту жутко. Пережить-то падение я пережила, но никуда не годилась. Что я могла сделать? Шею ему сломать? Даже и для этого две руки нужны…
        До меня постепенно доходил весь ужас положения. Я очутилась на незнакомых задворках, полуживая и со спутником, не тянувшим даже на полуживого. Новозоры станут искать нас и непременно найдут, это всего лишь вопрос времени. Им известно, что Солнышко в любом случае оживет… Я больна и изранена, я совсем ослабла. Меня терзал страх. И, проклятье, я ничего не видела.

        - Ну почему, во имя всех Преисподних, с тобой все вечно так сложно?  - требовательно обратилась я к Солнышку, смаргивая злые слезы отчаяния.  - Давай поторопись! Помирай скорее!
        Рядом что-то забренчало.
        У меня сердце чуть не выскочило из горла. Долой отчаяние - я приподнялась на колени, напряженно вслушиваясь. Звук донесся справа и откуда-то сверху - быстрый такой металлический лязг. Вода потекла в плохо закрепленный отлив… А может, кто-то искал нас, привлеченный звуком моего голоса.
        Я поползла на коленях, ощупывая пространство вокруг уцелевшей рукой. В нескольких футах слева обнаружились куски дерева, старого, расщепленного. Разбитая бочка; обручи проржавели, одна сторона вдавлена. Поверх нее - еще бочка. Широкий и плоский кусок кровельного гонта стоял торчком, прислоненный к бочкам. Деревянный ящик, почти совсем сгнивший…
        Мы на свалке. Единственной свалкой близ Древа было так называемое Застволье, расположенное в Затени; сюда выбрасывали старье и отходы все местные возчики и кузнецы. Ржавые железяки, обломки разбитых повозок…
        Кусок кровельной дранки, прислоненный к бочкам, образовал что-то вроде узкого шалаша. Я как можно осторожнее отодвинула его нижний край, только молясь, чтобы вместе с ним не рухнуло что-нибудь тяжелое, способное своим грохотом выдать нас - или вовсе прихлопнуть. По счастью, ничего страшного не произошло, и я смогла заползти и все там ощупать.
        Места было впритык.
        Я выбралась оттуда задом наперед, поднялась на ноги и тотчас пожалела об этом - меня скрючило новым приступом рвоты. Голова просто раскалывалась, подобной боли я, кажется, никогда еще не чувствовала. Наверное, я здорово ударилась, когда падала. Не настолько, чтобы раздробить кости, но внутри черепа все уж точно подпрыгнуло и перемешалось!
        Снова звук все с той же стороны. На сей раз что-то бухнуло по дереву. Потом опять стало тихо…
        Пыхтя, спотыкаясь, проламываясь сквозь боль, я вернулась к телу Солнышка. Схватив его здоровой рукой за штаны, я дюйм за дюймом потащила его, всхлипывая, мыча сквозь зубы от натуги и боли, упираясь то задницей, то ногами. Я чуть сама не померла, затаскивая его в ненадежную щель. Он едва там поместился. Ступни торчали наружу. Я заползла к нему и угнездилась, прислушиваясь и надеясь, что дождь скоро смоет с мостовой его кровь.
        Солнышко вдруг застонал, и я подпрыгнула, оборачиваясь к нему и цепенея от ужаса. Наверное, мои усилия еще хуже разбередили его увечья. Что ж, выбора не осталось. Либо я прикончу его, либо его стоны нас выдадут.
        Трудно сглотнув, я сделала то же, что он пытался сделать со мной в Доме Восставшего Солнца. Я закрыла ему рот ладонью, а пальцами стиснула ноздри.
        Я сама успела вдохнуть пять раз - вроде все шло как надо. Его грудь приподнялась, опала… замерла… Но потом он выгнулся и рванулся, борясь за жизнь. Я старалась удержаться, но он даже в нынешнем состоянии был для меня слишком силен. Он сбросил мою ладонь и втянул воздух - еще громче прежнего. Демоны, он добьется, что нас обоих убьют!..
        Демоны… Я согнула локоть, припоминая.
        Крови, чтобы использовать ее как краску, кругом было хоть отбавляй. Я сунула пальцы ему под шею, и горсть наполнилась. Трясущейся рукой я вылила ее ему на грудь… Раньше я зримо представляла то, что рисовала, а потом начинала верить, что рисунок реален. Я медленно размазывала кровь по широкому кругу. Пусть будет еще одна дыра, вроде той, которой я в прошлый раз убила его. Вроде той, что сумела проникнуть в Пустоту, созданную Датэ. Это больше не круг, нарисованный кровью вместо краски, это дыра…
        Его грудь продолжала упрямо подниматься и опускаться, отрицая все мои усилия. Я нахмурилась и отняла руку, чтобы не чувствовать, как он дышит.
        Дыра. Сквозь плоть и кости. Она как могила, выкопанная в мягкой земле, и незримая лопата опрятно выгладила ее края, придав ей идеально круглую форму.
        Дыра.
        Рука проявилась во мраке. Я увидела свою кисть, висевшую в темноте,  - пальцы врозь, она дрожала от напряжения…
        Дыра.
        По сравнению с тошнотворной болью, тупо ворочавшейся в голове, вспышка, пронизавшая глаза, показалась едва ли не приятной. То ли я успела к этому попривыкнуть, то ли мне и без того было так больно, что «добавка» уже и не считалась?..
        Я отметила, что Солнышко перестал дышать.
        С бешено колотящимся сердцем я опустила ладонь туда, где только что была его грудь. Сперва я ничего не почувствовала, потом чуть передвинулась в сторону… Плоть была аккуратно рассечена вместе с костями, точно ножом. Я торопливо отдернула руку, пока меня заново не начало рвать…

        - Как необычно!  - вскричал восторженный голос у меня за спиной.
        Я чуть не завопила во все горло. Удержала меня, кажется, только дикая боль в ребрах. Вместо этого я крутанулась и на карачках шарахнулась прочь, со всей дури въехав во что-то больной правой рукой.
        Существо, сидевшее на корточках возле ног Солнышка, не было человеком. В общем и целом оно более-менее смахивало на человека, но было неправдоподобно коренастым, что в высоту, что в ширину,  - а росту в нем не особенно много. Примерно как у ребенка. Зато плечи шириной с бычье ярмо и невероятно мускулистые руки. Да и физиономия у существа вовсе не детская, несмотря на круглые щеки и большие, опять-таки круглые глаза. Волосы начинались высоко надо лбом, а взгляд казался очень древним и… наполовину звериным.
        Но я могла видеть его, а это значило, что существо было богорожденным. Самым безобразным из всех, каких я встречала.

        - П-привет,  - выговорила я, когда сердце перестало метаться по всей грудной клетке и вернулось на свое природное место.  - Прости. Ты так меня напугал…
        Оно - он!  - улыбнулся мне, сверкнув зубами. Зубы тоже имели мало общего с человеческими. Клыки отсутствовали - и сверху и снизу красовались идеально ровные, идеально белые квадратики.

        - Не хотел,  - проговорил он.  - Не думал, что ты видишь меня. Большинство не видит…
        Он нагнулся ближе и сощурился, вглядываясь в мои глаза:

        - Ага… Так ты точно та девушка. Та, с глазами.
        Я кивнула, подтверждая столь неожиданное описание. Богорожденные вечно сплетничали, словно рыбаки на торгу. У меня среди них было немало знакомых - достаточно, чтобы обо мне прослышали все. Я спросила:

        - А ты кто такой?

        - Кинули.

        - Кто-кто?..

        - Кинули. А ты отменный фокус проделала!  - Он ткнул подбородком в сторону Солнышка.  - Всю дорогу мечтал самолично в нем дырку-другую проковырять. Что ты с ним делаешь?

        - Долго рассказывать…
        Я вздохнула, чувствуя невероятную усталость. Удастся ли мне поспать, вернее, осмелюсь ли? Не исключено…

        - Э-э-э… Лорд Кинули…  - Звучало глупо, но куда денешься.  - Я на самом деле в большой беде… Пожалуйста… ты мне не поможешь?
        Кинули склонил голову набок, как озадаченный пес. Только глаза были хитрые и проницательные не по-собачьи.

        - Тебе? Это зависит кое от чего,  - сказал он.  - Ему? Ни под каким видом.
        Я медленно кивнула. Смертные вечно о чем-то просили богорожденных, и некоторых это здорово раздражало. А этому Кинули еще и сильно не нравился Солнышко. Надо потщательней выбирать слова, не то он, того гляди, исчезнет, прежде чем я дойду до объяснений насчет его пропавшей родни.

        - Прошу тебя, не скажешь ли, есть тут кто поблизости? Я вроде слышала звуки…

        - Это я шумел. Пришел посмотреть, что это ко мне в дом такое свалилось. Множество народу отсюда выкидывают, многие сюда заваливаются - но не с такой высоты!  - Он лукаво посмотрел на меня.  - Думал, от вас мокрое место останется.

        - К тебе в дом?..  - удивилась я.
        Свалка как-то не казалась мне похожей на жилье, но богам нет нужды в материальных удобствах, до которых так охочи мы, смертные.

        - Ох. Извини.
        Кинули передернул плечами:

        - Да чего уж там. Все равно мне тут недолго осталось резвиться…
        Он указал вверх, и я вспомнила черное солнце. Предупреждение Ночного хозяина.

        - Так ты съезжаешь?  - спросила я.

        - А что мне остается? Я ж не дурак околачиваться поблизости, когда Наха, того гляди, вовсю разойдется!  - И Кинули с несчастным видом вздохнул.  - А вот смертные… Они, бедолаги, помечены. Все, кто был в городе, когда умерли Роул и другие. Даже если они успеют удрать, они всегда будут видеть черное солнце. Я пытался отослать кое-кого из моих отпрысков на юг, в прибрежные города, но они вернулись. Говорят, что хотят быть со мной, когда…  - Он тряхнул головой.  - Всем крышка - и виноватым, и невиновным. Они с Итемпасом вечно без разбора карали…
        Я повесила голову и тоже вздохнула. Усталость навалилась на меня, и не только телесная. Будет ли хоть какой-то толк от нашего побега? Даже если я найду способ вывести новозоров на чистую воду, повлияет ли это на что-нибудь?.. Или Ночной хозяин все равно сметет с земли город просто ради того, чтобы утолить злобу?..
        Кинули переступил с ноги на ногу, ему было неловко.

        - Не могу тебе помочь.

        - Что?.. Почему?..

        - Кто-то хочет тебя. И его тоже. Не могу помочь ни тебе, ни ему.
        Я тотчас поняла, что он имел в виду.

        - Ты - Повелитель Ненужного,  - сказала я и улыбнулась помимо воли.
        Я выросла на сказках об этом божестве, только никогда не слышала его имени. Как же мне в детстве нравились эти истории! Он был еще одним обманщиком, забавником, шутником, непременным участником сказок о заблудившихся детях и пропавших сокровищах. Ему принадлежало все, что выброшено, отставлено за ненужностью или забыто.
        Он улыбнулся в ответ, снова показав неестественно ровные зубы.

        - Ага!  - Но улыбка тотчас погасла.  - Только ты не брошенная. Кто-то аж прям до смерти хочет тебя обратно…
        И Кинули попятился, словно само мое присутствие причиняло ему боль. Потом скорчил рожу:

        - Тебе валить надо отсюда. Не можешь идти, так я тебя куда-нибудь переправлю…

        - Я все знаю о пропавших богорожденных,  - выпалила я.  - Я знаю, кто убивает младших богов.
        Он насторожился, стискивая немаленькие кулаки:

        - Кто?

        - Секта полоумных смертных. Они засели там…  - Я указала на Древо, высившееся у меня за спиной.  - Среди них есть один, он писец, он…
        Я прикусила язык, сообразив, что произносить слово «демон» в связи с Датэ было небезопасно. Если боги прознают, что на свете все еще водятся демоны… Хотя… Кому какая разница, что теперь будет со мной? Ну убьют, делов-то. Лишь бы они расправились с убийцами Сумасброда!
        Но прежде чем я успела выговорить заветное слово, Кинули вдруг затаил дыхание и крутанулся, вспыхивая ярче прежнего: он воззвал к своей магии. Вдалеке раздался крик, и я услышала шлепанье маленьких ног. Кто-то бегом обогнул кучу мусора, простучал пятками по старой доске…

        - Кинули!  - раздался девичий голосок.  - Люди во дворе! Рекси сказал им, чтобы убирались куда подальше, а они его стукнули! У него кровь!
        Мне пришлось потесниться: Кинули подхватил девочку и запихнул под навес к нам с Солнышком.

        - Сидите здесь,  - велел он.  - Пойду разберусь.
        Я протиснулась мимо девчушки. Места совсем не было, но она по малости своей влезла. Я нечаянно пихнула ее: костлявая, в оборванной одежке.

        - Лорд Кинули, осторожнее с ними! Тот писец, он… Его магия…
        Кинули раздраженно фыркнул и испарился.

        - Проклятье!..
        Я пристукнула кулаком по вялой ноге Солнышка. Если Датэ был среди новозоров, высланных меня искать, если у них были еще стрелы, напитанные демонской кровью…

        - Полегче!  - заворчала девочка.  - Мертвяка толкай, а не меня!
        Мертвый. Мертвый и бесполезный. А ведь он меня предупреждал. Он знал, что этим все кончится, поэтому и хотел, чтобы я набралась сил перед побегом. Не затем ли, чтобы я бросила его и ушла?.. Мысленно я поиграла с этой возможностью. Если новозоры его не найдут, Солнышко вернется к жизни и будет жить в городе сам по себе, как оно и было, прежде чем он попал ко мне в дом. А вот если найдут…
        Ну, может, он их хоть задержит, а я успею удрать.
        Еще не додумав эту мысль до конца, я уже знала, что ни за что не смогу так поступить. Солнышко был тот еще фрукт. Эта его самопоглощенность, его капризы, его жалкая личность… Но он, как и я, любил Сумасброда. И за одно это заслуживал верности.
        Ну а покамест помощь требовалась мне. Я не могла рассчитывать на возвращение Кинули. И смертную подмогу было не вызвать. Вот бы взмолиться к кому-нибудь из богорожденных! А еще лучше…
        Тут меня посетила идея столь бредовая, что я едва заставила себя к ней присмотреться. Однако пришлось. Зря ли Солнышко сам говорил: есть на свете бог, жаждущий рассчитаться за гибель своих детей… Только история моего народа учила тому, что, свершив месть, Ночной хозяин на этом не остановится. Решив искоренить новозоров, он заодно сметет и всю Тень… и хорошо если не весь мир. Он и так уже пребывал в гневе. Кто мы ему? Даже не пыль под ногами. Мы, те, кто предал его и пытал. Он разве что улыбнется, когда мы все умрем.
        Значит - Сумеречная госпожа? Она была раньше смертной. Ей и сейчас человечество в какой-то мере небезразлично. Но как дотянуться до нее, как достучаться? Я же не паломница, я много лет только наживалась на их набожности. А для того чтобы молиться какому-то богу и быть услышанным, требуется глубокое понимание природы данного божества. И что я знала о ней? Я ее настоящего-то имени не слыхала. И кстати, это касалось всех известных мне богорожденных, включая леди Неммер. Я, по сути, ничего ни о ком из них не знала.
        И тут на меня снизошло вдохновение. Я сглотнула, а ладони почему-то вспотели. Было, было одно божество, чья природа казалась достаточно простой… хотя и ужасной. Вероятно, вызвать эту богиню не составит большого труда, но какой смертный в здравом уме станет ее призывать? Даже мне сейчас, Вихрь свидетелем, не хотелось.

        - Подвинься,  - сказала я девочке.
        Она что-то буркнула и выскользнула наружу. Я выползла следом за ней, опираясь на одну руку. Девочка собралась юркнуть обратно, но я придержала ее за костлявую ногу:

        - Погоди… Есть тут что-нибудь вроде палки? Вот такой или длиннее?
        Я попыталась поднять обе руки и ахнула: больная невыносимо отозвалась. Пришлось намечать желаемую длину одной левой. Если вдруг придется бежать, должна же я как-то находить путь!
        Девочка ничего не ответила. Кажется, она сердито смотрела на меня секунду-другую, потом шмыгнула прочь. Я напряженно ждала, вслушиваясь в отдаленный шум сражения. Там голосили взрослые, визжали ребятишки, трещал хлам, ломалось дерево. И происходило это близко, слишком близко! То, что в драке участвовал младший бог, а она все равно длилась так долго, означало одно из двух: либо новозоров там была целая уйма, либо Датэ уже расправился с Кинули.
        Девочка вернулась и что-то сунула мне в руку. Я ощупала и улыбнулась: палка от метлы. Обломанная и с одного конца расщепленная, но по длине и толщине - то, что надо.
        Подошло время совершить самое трудное. Я опустилась на колени и склонила голову. Поглубже вздохнула, чтобы привести мысли в порядок… И потянулась вовнутрь себя, стараясь найти в дебрях сознания одно-единственное чувство. Особенную, непреодолимую, древнюю нужду, которой не было равных. А именно - голод.

        - Лил,  - прошептала я.  - О леди Лил, взываю, услышь!..
        Тишина. Я устремила к ней свои мысли и вызвала ее образ. Не внешний облик, нет,  - ощущение ее присутствия, это тревожное чувство столь многого, удерживаемого ненадежными узами. Ее запах: гниющее мясо, нечистый рот. Жужжание ее неостановимых зубов. Каково это вообще - жаждать так, как постоянно, всякий миг жаждала она? Алкать чего-то с такой невероятной силой, чтобы явственно ощущать его вкус?..
        Кажется, что-то в этом духе чувствовала и я, ведь Сумасброд был для меня навеки потерян.
        Я крепко стиснула в ладони палку от метлы: мое сердце было полно до краев. Я воткнула обломанный конец в грязь, мне хотелось кричать в голос и заливаться слезами. Я так хотела, чтобы он вернулся ко мне. Чтобы его убийцы все сгинули… Сумасброд ушел навсегда, но с его погубителями я вполне могла отквитаться. Если только кто-нибудь придет мне на помощь. Я так жаждала справедливости, что готова была ощутить ее вкус…

        - Приди, о Лил!..  - выкрикнула я, более не заботясь, что новозоры могли услышать меня и ворваться во двор.  - Приди, тьма тебя побери! Здесь у меня пир накрыт, такой, что понравится даже тебе!..
        И она пришла. Миг - и она возникла прямо передо мной. Волна золотых волос кутала ее плечи, глаза с искорками безумия смотрели настороженно-зорко. Она сидела передо мною на корточках.

        - Где?  - спросила она.  - Что за пир?
        Я ответила свирепой улыбкой. Зубы у меня, кстати, тоже были достаточно острые.

        - У меня в душе, Лил. Ну как, чувствуешь вкус?
        Долгое мгновение она вглядывалась в меня, и первоначальное сомнение на ее лице уступило место настоящему потрясению.

        - О да,  - выговорила она наконец.  - О да! Великолепно!
        Опустив веки, она подняла голову и чуть приоткрыла рот, пробуя воздух.

        - Сколько в тебе жажды! Какие желания!.. Великолепно…  - Тут она открыла глаза и недоуменно нахмурилась.  - Раньше ты не была такой вкусной. Что произошло?

        - Многое, леди Лил. И в основном жуткое - потому-то я и призвала тебя. Пожелаешь ли ты помочь мне?
        Она улыбнулась:

        - Много столетий никто мне не молился. Ты сделаешь это снова, смертная девочка?
        Она была точно жук-побрякушечник, готовый спешить за чем-нибудь ярким.

        - А если да, ты мне поможешь?

        - Эй,  - окликнула стоявшая сзади девочка,  - а это еще кто?
        Несытый взгляд Лил тотчас остановился на ней:

        - Я помогу тебе, если ты мне кое-что дашь.
        Я было выпятила губу, но поборола отвращение.

        - Я дам тебе все, что вправе буду отдать, богорожденная госпожа. Однако это дитя принадлежит Кинули.
        Лил вздохнула:

        - Вот уж кого никогда не любила. Его мусор никому не нужен, но хоть бы чем-нибудь поделился!
        И она мрачно ткнула пальцем, указывая на что-то, лежавшее на земле и невидимое для меня.
        Я дотянулась и схватила ее за руку, вынуждая снова обратить на меня внимание:

        - Я выведала, кто убивает твоих родственников, леди Лил. Теперь эти люди охотятся за мной и, похоже, скоро поймают.
        Она удивленно посмотрела сперва на мою ладонь, сжимавшую ее руку, потом мне в лицо.

        - Мне-то какое дело до этого,  - сказала она.
        Проклятье, проклятье! Ну почему мне так везет на чокнутых младших богов? Может, все вменяемые избегают меня?..

        - Находятся и такие, кому дело есть,  - сказала я.  - Неммер…

        - О, вот кто мне по душе!  - просветлела Лил.  - Она мне все тела отдает, от которых ее людям надо избавиться!
        Я даже забыла, что собиралась сказать. Ладно, придумаем что-нибудь еще.

        - Если ты расскажешь ей об этом,  - начала я торговаться,  - уверена, она тебе еще тел подкинет.
        Когда все завершится, трупов Новых Зорь в самом деле будет хоть отбавляй.

        - Это дело,  - расчетливым тоном проговорила она.  - Но что ты мне дашь за то, чтобы я ее привела?
        Я попыталась что-то сообразить. У меня при себе не было никакой еды и вообще ничего ценного… Но я не могла отделаться от мысли: Лил знала, что ей хотелось от меня получить. Она добивалась, чтобы я сама это сказала.
        Может, послушания?.. Я ведь молилась ей, некоторым образом сделала ее своей богиней. Теперь она имела право требовать подношения. Я коснулась земли здоровой рукой и склонила голову:

        - Скажи, чего ты от меня хочешь?

        - Твою руку,  - как-то слишком быстро ответила Лил.  - Она теперь бесполезна, если не хуже. Она может никогда как следует не срастись. Отдай ее мне.
        Вот такие дела. Раненая рука беспомощно свисала. Чуть пониже плеча налилась горячая, болезненная опухоль. Она означала перелом, причем скверный: хорошо еще, кость сквозь кожу не прорвалась. Я слыхала, иные люди от подобного умирали. Мелкие осколки кости отравляли им кровь, следом попадала зараза, начинался гибельный жар…
        И это не была рука, которой я пользовалась постоянно: я уродилась левшой. И успела привыкнуть к мысли, что не смогу пускать ее в ход еще долго, очень долго.
        Я глубоко вздохнула:

        - Я должна остаться… дееспособной. Я должна быть… в состоянии еще послужить тебе.

        - Я все сделаю так быстро, что ты не почувствуешь боли,  - пообещала Лил и жадно придвинулась ближе.
        Я вновь учуяла запах - душную вонь ее настоящего рта, не того ложного, которым она увещевала меня. От нее разило падалью, хотя она предпочитала свежее мясо.

        - А культю обожгу, чтобы не кровоточила. Ты ничего и не заметишь.
        Я открыла рот, намереваясь сказать «да».

        - Нет!  - рявкнул Солнышко, отчего мы обе испуганно вздрогнули.
        Я попыталась оглянуться, опираясь на одну руку, и едва не свалилась. Я увидела его
        - магия возвращения к жизни еще сияла вовсю.
        Девчонка Кинули взвизгнула и бросилась наутек.

        - Ты же мертвый был! Что за срач демонский?..

        - Ее тело принадлежит ей, она вправе им распорядиться,  - сказала Лил, и стиснутые кулаки выдали подавленный гнев.  - Ты не вправе мне ничего запретить!

        - Думаю, даже ты не сумеешь переварить ее плоть, Лил.
        Загремели падающие доски, скрипнул о мостовую песок - Солнышко выбрался из-под навеса.

        - Или ты задумала убить еще одно мое дитя, Орри?
        Я ахнула и съежилась. Моя демонская кровь! Я совсем забыла о ней! Но прежде чем я могла бы что-то объяснить Лил, раздался еще один голос, и его звук обратил в лед каждую каплю яда в моих жилах.

        - Вот, значит, вы где! Я так и знал, что твой спутник выживет, госпожа Орри, но ты!.. Что ж, я поражен и обрадован…
        Голос раздавался позади Лил, над ее головой: там висел крохотный портал из тех, которыми Датэ пользовался для наблюдения. Я его и не заметила, будучи полностью поглощена торгом с Лил. А еще я слишком поздно обратила внимание, что отдаленные звуки борьбы успели стихнуть.
        Лил повернулась и встала. По-птичьи склонила голову к одному плечу, потом к другому. Я тоже поднялась, тяжело опираясь на импровизированный посох: свисающая рука упорно нарушала равновесие. Я прошипела, обращаясь к невидимой девочке:

        - Беги!..

        - Итак, госпожа Орри,  - тоном разумного упрека заговорил Датэ. Было странно слышать его голос из крохотного отверстия непосредственно в воздухе.  - Мы оба знаем, что твои попытки сопротивляться бессмысленны. Да, я вижу, ты покалечена. Мне пойти на риск нанесения тебе еще худших увечий, поместив тебя в мою Пустоту? Или, может, пойдешь с нами без шума?
        Слева долетел испуганный вскрик. Девочка. Она послушала меня и пыталась бежать, но ее схватили люди, приближавшиеся как раз с той стороны. Шаги многих ног: человек десять или двенадцать. С другого конца свалки подходили еще. Новые Зори настигли нас.

        - Вам нет нужды хватать этого ребенка!  - сказала я, постаравшись, чтобы голос поменьше дрожал.
        Как близко они были. А ведь нам почти удалось…

        - Отпустите ее!

        - Увы, она видела слишком много. Не волнуйся; мы умеем позаботиться о детях. Если она присоединится к нам, с ней все будет хорошо.

        - Кинули!..  - закричала девчонка, похоже отчаянно вырываясь.  - Кинули, помоги!..
        Кинули не появился. Сердце у меня упало…

        - Так это ты!  - неожиданно заулыбалась Лил.  - Несколько недель назад я отведала твоего честолюбия и предупредила Орри Шот, чтобы она остерегалась тебя. Я знала: если буду держаться ее, мы с тобой обязательно встретимся.
        И она просияла, точно мать, гордящаяся ребенком:

        - Я - Лил!
        Я крепче перехватила палку от метлы.

        - Лил, он обладает могущественной магией. Он уже убил нескольких богорожденных, и…
        - я подавила дрожь отвращения, пока та опять не вызвала дурноту,  - …и пожрал их плоть! Я не хочу, чтобы и тебя постигла эта участь!..
        Лил непонимающе оглянулась на меня:

        - Что?..
        Рука Солнышка сомкнулась на моем здоровом плече. Я ощутила, как он шагнул мимо и встал передо мной.

        - Ты мне больше без надобности,  - холодно произнес Датэ, обращаясь к Солнышку.  - Я так и не понял, кто ты на самом деле, но пользы от тебя никакой. Но я с легкостью перешагну через тебя, чтобы до нее добраться, так что отойди-ка!
        Лил по-прежнему смотрела на меня:

        - Это ты о чем? Пожрал? Плоть?..
        Мои глаза переполнились слезами горя и беспомощного отчаяния.

        - Он вырезает сердца богорожденных и ест их! Он сделал это со всеми, кого вы недосчитались! Я не знаю, скольких он уже погубил!..

        - Госпожа Орри,  - с нажимом повторил Датэ.
        Его дыра стала расти, раздирая на своем пути воздух. Она грозным предупреждением поплыла по направлению к нам. Только всасывающей силы пока не было.

        - Ты не говорила, что их съели. А надо было, причем перво-наперво,  - раздраженно произнесла Лил.
        Потом повернулась к дыре, сквозь которую говорил Датэ, и помрачнела.

        - Нехорошо это, очень нехорошо, когда смертный кого-то из нас ест…
        Я ощутила всасывание, как только оно началось. Оно было не так сильно, как в ночь пленения Сумасброда, но я все равно зашаталась. Солнышко зарычал и расставил ноги покрепче, его мощь пробуждалась, но его тянуло вперед, тянуло…
        Лил грубо отшвырнула нас обоих и сама встала перед дырой.
        Всасывание тотчас усилилось, достигнув предела. Мы с Солнышком валялись поодаль на земле; я - плашмя и почти без сознания, потому что падение не пощадило ни моей больной головы, ни сломанной кости. Я видела Лил точно в тумане. Она стояла, упираясь ногами, платье так и хлестало, облекая костлявое тело, длинные светлые волосы трепал ветер. Дыра теперь была величиной во все ее тело - но почему-то втянуть ее не могла.
        Вот она вскинула голову. Я находилась у нее за спиной, но некоторым образом знала, даже не видя, что ее рот принял свой естественный вид.

        - Жадный смертный мальчишка!  - Ее голос звучал повсюду, в нем звенело пронзительное торжество.  - Неужто ты вообразил, будто тебе это удастся со мной?
        Она широко раскинула руки и взорвалась золотым сиянием могущества. Я услышала жужжание и рокот ее вертящихся зубов; они гудели так громко, что звук отдался у меня в позвоночнике. Они источали такую мощь, что подо мной дрогнула земля. Вот жужжание перешло в визг - и Лил бросилась на портал, желая проглотить его. Мимо нас вихрем полетели волшебные искры. Они падали наземь, продолжая гореть. Столкновение магических сил вдавило меня в землю и разметало мусорные горы вокруг. Я услышала треск дерева, глухой грохот падения чего-то тяжелого… Новозоры вопили дурными голосами, а Лил смеялась безумным смехом невменяемого чудовища, которым она, собственно, и была.
        А потом Солнышко схватил меня за здоровую руку и поставил на ноги. Мы побежали, причем он меня больше тащил, потому что ноги мои еле работали, зато рвотные позывы так и одолевали. В конце концов он просто подхватил меня на руки и понесся во всю прыть. Свалка позади нас превратилась в жерло вулкана. Там бушевало пламя, дрожала и разверзалась земля…

16

«ИЗ ГЛУБИН К ВЫСОТАМ»
        (акварель)

        На некоторое время я впала в полуобморочное состояние…
        Толкотня, быстрый бег, какофония беспорядочных звуков - я ничего не могла различить. Я смутно помню боль и растерянность и еще то, что чувство равновесия начисто отказалось работать; я как будто снова падала сквозь бесконечную воздушную толщу, ни за что не держась и не управляя полетом. Лишь невнятный голос все шептал и шептал на ухо: «Почему ты еще живешь, ведь Сумасброд погиб? Зачем вообще ты живешь, сосуд смерти? Ты - ходячее посрамление всего, что свято. Тебе следовало бы просто лечь наземь и умереть!»
        Кто это говорил? Солнышко? Или моя совесть?


* * *
        Спустя долгое-долгое - или так мне показалось - время разум в достаточной степени вернулся ко мне, и я смогла думать.
        Для начала я села - медленно и с огромным трудом. Здоровая рука и та не сразу подчинилась моей воле. Я велела ей упереться и приподнять тело, а она бестолково заметалась кругом, царапая то, на чем я лежала. Поверхность была твердая, но не камень. Я попробовала ее ногтями. Дерево. Тонкие дешевые доски. Я погладила их… И поняла, что дерево окружало меня со всех сторон. Кое-как заставив тело слушаться, я принялась медленно и неуверенно обследовать свое окружение. Так и есть: ящик. Я в большом деревянном ящике, открытом с одного конца. Меня укрывало что-то тяжелое, колючее, сильно пахнущее… Лошадиная попона? Должно быть, Солнышко украл ее для меня. От нее вовсю разило конским потом, но предрассветный час был нешуточно холоден, и я подоткнула ее в поисках тепла.
        Шаги рядом со мной… Я было съежилась, но скоро узнала их знакомую тяжесть и ритм. Солнышко. Подойдя, он забрался ко мне в ящик и сел рядом.

        - Держи,  - сказал он, и губ коснулся металл.
        Ничего не понимая, я открыла рот и едва не захлебнулась - в горло хлынула вода. По счастью, я ее почти не пролила, потому что пить хотелось отчаянно. Солнышко снова сунул мне флягу, и я жадно пила, пока не высосала все до капли. Я бы не отказалась выпить еще, но и так почувствовала себя лучше.

        - Где мы?..  - спросила я полушепотом.
        Кругом было очень тихо, только - кап-кап!  - падала с Древа утренняя роса. Как порадовал меня этот звук, которого я была лишена все время плена в Доме Восставшего Солнца. Я слышала, как вокруг двигались люди. Но и они старались не шуметь, словно для того, чтобы не потревожить росу.

        - В Деревне Предков,  - ответил Солнышко, и я удивленно моргнула.
        Получается, он принес меня сюда через весь город со свалки Застволья, из Затени в Востень. Деревня располагалась чуть севернее Южного Корня, у тоннеля, проложенного под корневой стеной. Здесь городские бездомные устроили что-то вроде палаточного лагеря,  - так, по крайней мере, мне говорили. Сама я тут никогда не бывала. Многие здешние жители были больны - кто телом, кто духом,  - но слишком безобидны для заточения и в то же время слишком уродливы или жалки, чтобы допустить их в приличное итемпанское общество. В Деревне обитали хромые, немые, глухие… и слепые, конечно. Помнится, в первые свои дни в Тени я жутко боялась однажды оказаться среди них…
        Я не задала вопроса, но, должно быть, Солнышко увидел растерянность на моем лице.

        - Я жил здесь временами,  - сказал он.  - До тебя.
        Вообще-то, я уже догадалась об этом, но все равно невольно пожалела его. Как же низко он пал! Верховный бог в трущобе среди безумцев и прокаженных! Я знала о его преступлениях, но все же…
        Я поздно обратила внимание на близившиеся шаги. К нам подходили сразу несколько человек - трое?..  - и кто-то из них сильно хромал. Одна его нога волочилась безжизненным грузом.

        - А мы по тебе скучали,  - раздался скрипучий старческий голос.
        Я даже не была полностью уверена, старику он принадлежит или старухе, потом все-таки решила, что старику.

        - Рады снова тебя видеть. Привет, юная госпожа!

        - Э-э… Привет,  - отозвалась я, понимая, что все остальное было обращено не ко мне.
        Поздоровавшись со мной, предполагаемый старик повернулся к Солнышку:

        - Это ей.
        И я услышала, как что-то положили на деревянный пол моего ящика. Запахло хлебом.

        - Ты уж проследи, чтобы она это съела.

        - Спасибо тебе,  - сказал Солнышко, сильно меня удивив уже тем, что заговорил с ними.

        - Демра ушла искать старого Суме,  - раздался другой голос, моложе и тоньше первого.  - Он у нас за костоправа. Бывают и получше, но временами лечит бесплатно…
        - Нищий вздохнул.  - Эх, была бы тут Роул…

        - Не понадобится,  - проговорил Солнышко.
        Ну да, он ведь по-прежнему собирался убить меня. Да я и сама понимала: этим людям доставалось так мало милостей, что было бы слишком расточительно тратить одну из них на меня. А Солнышко удивил меня больше прежнего, добавив:

        - Разве только если бы нашлось для нее что-нибудь от боли…
        Вперед вышла женщина:

        - Да, мы тут кое-что принесли.
        Снова что-то опустили на доски, звякнуло стекло, и, по-моему, я услышала плеск жидкости.

        - Не самое лучшее, но помочь должно.

        - Спасибо,  - тихо повторил Солнышко.  - Вы очень добры.

        - И ты тоже,  - произнес тонкий голос.
        Женщина пробормотала что-то насчет того, что надо бы дать мне поспать, и все трое зашаркали прочь. Я слушала, как они уходили. Мне полагалось бы изумляться, но для изумления тоже требовались силы, а их у меня совсем не было. Я очень устала.

        - Тут еда,  - сказал Солнышко.
        Моих губ коснулось что-то жесткое и сухое. Это был хлеб; он разломал его, чтобы мне не нужно было отгрызать от горбушки. Грубый, безвкусный хлеб, к тому же такой черствый, что челюсти у меня немедленно заболели даже от маленького кусочка. Орден Итемпаса заботился обо всех гражданах. В эпоху Блистательного никто не голодал, но это не значило, что все люди питались одинаково хорошо.
        Я перекатывала комок хлеба во рту, надеясь, что слюна его размягчит, и размышляла об услышанном. Кажется, речь шла о долговременной привычке, а может, даже о ритуале. Проглотив наконец, я сказала:

        - Похоже, они тут тебя любят…

        - Да.

        - Они знают, кто ты на самом деле?

        - Я никогда им не говорил.
        Тем не менее я была уверена: они знали. В том, как они приблизились и возложили свои скромные подношения, сквозило почтительное благочестие. А еще они не расспрашивали насчет черного солнца, как непременно сделали бы язычники. Они просто верили, что Блистательный Итемпас непременно защитит их, если сможет,  - и вопрошать, сможет ли он, просто бессмысленно.
        В горле у меня пересохло, пришлось откашляться, но потом я спросила:

        - Ты защищал их, пока жил здесь?

        - Да.

        - А ты… разговаривал с ними?

        - Сначала - нет.
        А потом начал. Все так же, как и со мной. Я даже ощутила какую-то необъяснимую ревность. Солнышку понадобилось три месяца, чтобы счесть меня достойной беседы. Долго ли он оценивал эти бедные души?.. Я вздохнула, разгоняя праздные мысли. Солнышко попытался скормить мне еще кусочек хлеба, но я отказалась. Есть мне все равно не хотелось.

        - Ты никогда не казался мне добрым,  - проговорила я.  - Даже пока я была ребенком и жрецы в Белом зале рассказывали нам про Блистательного Итемпаса. Они всячески изощрялись, пытаясь изобразить тебя заботливым и добрым - этаким старым дедушкой, который кажется строгим, но на самом деле всех любит. Они говорили, а мне почему-то не верилось. В то, что у тебя были благие намерения, пожалуй, да. А вот насчет доброты - нет.
        Я слышала, как он взял стеклянную емкость. Тихо чмокнула пробка. Ладонь Солнышка проникла под мой затылок и бережно приподняла голову; губ коснулась горловина бутылочки. Я приоткрыла губы, и в рот пролился кислый огонь. Ну и вкус!.. Я подавилась и закашлялась, но большую часть все-таки проглотила, прежде чем тело успело заявить о решительном неприятии лекарства.

        - Боги! Хватит…  - прошептала я, когда Солнышко снова предложил мне бутылочку, и он убрал ее от моего рта.
        Пока я силилась отдышаться и заново училась пользоваться языком, Солнышко проговорил:

        - Благие намерения бессмысленны, если нет воли претворять их в жизнь.

        - Мм,  - промычала я в ответ.
        Ошпаренный рот постепенно приходил в чувство, а жалко: благодаря ему я ненадолго отвлеклась от боли в голове и руке.

        - Штука в том,  - сказала я затем,  - что обычно ты претворял свои замечательные намерения, втаптывая в дерьмо намерения всех прочих людей. Это ли не бесцельно? Вреда ведь получается не меньше, чем пользы.

        - Есть такая вещь, как высшее благо.
        Я слишком устала, чтобы вести с ним философские споры. Хотя какое высшее благо было, например, в Войне богов?.. Да никакого - только смерть и боль.

        - Как скажешь,  - пробормотала я.  - Будь по-твоему.
        Некоторое время я словно плавала в пустоте. Выпитое снадобье очень быстро ударило мне в голову, не столько избавив от боли, сколько подарив равнодушие к ней. Я уже собиралась вновь задремать, когда Солнышко подал голос.

        - Что-то происходит со мной,  - проговорил он очень тихо.

        - Мм?

        - Не в моей природе быть добрым, тут ты права. И никогда прежде я не желал терпеть перемен.
        Я зевнула, отчего голова налилась жаром. Я чувствовала его будто издалека.

        - Перемены все равно происходят,  - сказала я, зевая.  - Нам приходится лишь принимать их.

        - Нет,  - ответил он.  - Не приходится. Я никогда их не принимал. Таков я есть, Орри,  - ровный свет, которого бежит клубящаяся темнота. Недвижимый утес, который поневоле обтекает река. Тебе это может не нравиться. Я ведь не нравлюсь тебе? Но не будь меня, этот мир сорвался бы в бездну безвластия и беспорядка. В Преисподнюю за гранью воображения смертных…
        Меня так удивили эти слова, что я аж проснулась. И ляпнула первое, что явилось на ум:

        - А то тебя волнует, что ты мне не нравишься!
        Я не увидела - услышала, как он пожал плечами.

        - Ты вся состоишь из противоречий. Подозреваю, ты из потомков Энефы.
        Он произнес это таким кислым голосом, что я чуть не расхохоталась, забыв, какой болью это отозвалось бы в моей голове. Потом я кое-что поняла, и смеяться расхотелось.

        - Вы с Энефой не всегда были врагами?..

        - Врагами мы никогда не были. И я тоже ее любил.
        Мне достаточно было услышать, как прерывался его тихий голос при этих словах.

        - Но тогда…  - Я нахмурилась.  - Тогда почему?
        Он долго не отвечал.

        - Это было что-то вроде безумия,  - выговорил он наконец.  - Хотя в то время мне так не казалось. Все, что я делал, выглядело таким осмысленным… правильным… Пока не стало поздно что-то менять…
        Я завозилась под попоной. Мне было плохо, у меня болела рука, и этот разговор мне не нравился.

        - Так бывает,  - сказала я.  - Люди срываются, а потом…

        - Потом я не находил себе места. Энефа была мертва, и ее… я думал, что ее уже не вернуть. Нахадот так возненавидел меня, что ради отмщения готов был разнести все миры. Я просто не осмелился освободить его. И я решил следовать тому пути, который избрал.  - Он немного помедлил.  - Я… сожалею… о сделанном. Я был не прав. Страшно не прав. Но сожаления бесплодны…
        Он умолк. Я знала, что мне следовало бы молча внимать: в воздухе еще дрожало эхо его боли. Он был древен и непостижим; я и не надеялась когда-либо приблизиться к пониманию этого существа. Но я вытянула здоровую руку и нащупала его колено.

        - Не говори, что сожаления бесплодны,  - сказала я.  - Они просто недостаточны. Сожалеть мало, ты должен измениться. Однако начало уже положено.
        Солнышко протяжно вздохнул, с почти невыносимой усталостью.

        - Изменяться - не в моей природе, Орри. Мне остаются лишь бесплодные сожаления.
        И опять мы с ним надолго умолкли.

        - Я бы еще глотнула той гадости,  - сказала я затем. Воздействие предыдущей порции уже проходило, в руке надоедливо пульсировала боль.  - Только для начала хорошо бы чего-нибудь пожевать.
        И Солнышко снова взялся меня кормить и поить водой из приношений жителей Деревни. У меня хватило ума придержать немножко за щекой, чтобы размочить хлеб.

        - Утром суп будет,  - сказал он.  - Я скажу, чтобы нам принесли немножко. Самим нам с тобой лучше пока не высовываться.

        - Верно,  - сказала я со вздохом.  - Ну ладно, а что мы дальше делать будем? Прятаться среди нищих, пока новозоры снова нас не найдут? Надеяться, что я от воспаления не помру, прежде чем убийцы Сумасброда по заслугам получат?..
        Я потерла лицо здоровой ладонью. Солнышко дал мне глотнуть еще огненной жидкости, по телу разбежалось тепло и ощущение легкости.

        - Боги, я надеюсь, с Лил все хорошо…
        Он ответил:

        - Они оба - порождения Нахадота. Все решит сила.
        Я покачала головой.

        - Но ведь Датэ не…  - И вдруг поняла.  - Ох… Это многое объясняет…
        Я почувствовала, как Солнышко на меня покосился. Однако слово, как говорится, не воробей…

        - Она и моя дочь тоже,  - сказал он.  - Ее не так-то просто одолеть.
        Некоторое время я терялась в догадках, пытаясь осмыслить, каким таким образом Ночной хозяин и Блистательный Итемпас умудрились сообща родить дитя. А может, он просто иносказательно выразился, считая своими детьми всех младших богов, вне зависимости от отцовства?.. Потом я перестала гадать. Они боги - поди их пойми. Да этого и не требуется.
        И вновь мы молча слушали, как стекала роса. Солнышко дожевал хлеб и привалился спиной к стене ящика. Я лежала под попоной, думая о том, скоро ли рассвет. И стоит ли цепляться за жизнь, чтобы встретить его.

        - Я знаю, к кому мы можем обратиться за помощью,  - сказала я погодя.  - Я не смею вызывать других богорожденных, я не хочу, чтобы на моей совести были еще смерти. Но думается мне, есть смертные, у которых хватит сил дать отпор новозорам. Только ты должен будешь помочь мне…

        - Что я должен сделать?

        - Отведи меня обратно в Привратный парк. На Гульбище.  - Последнее место, где я была счастлива.  - Туда, где нашли Роул. Ты помнишь дорогу?

        - Да. В тех местах часто попадаются новозоры.
        Тут он был прав. В это время года, когда Древо собирается расцветать, на Гульбище кишмя кишат всевозможные еретики. Их привлекают паломники, приезжающие почтить Сумеречную госпожу; каждая секта пытается переманить кого-нибудь из них в свою веру. Им кажется, что проще повлиять на людей, уже отвернувшихся от Блистательного Итемпаса.

        - Помоги мне добраться туда незамеченной,  - сказала я.  - К Белому залу.
        Он не ответил, а мне на глаза вдруг навернулись слезы, непрошеные и необъяснимые. Я попыталась сдержать их.

        - Я хочу покончить с этим делом, Солнышко. Хочу убедиться, что с Новыми Зорями и вправду будет покончено. У них там еще осталась моя кровь, они могут опять наделать отравленных наконечников… Сумасброд, он ведь не как Энефа. Он не вернется…
        Как же ясно я видела его глазами своей памяти. «Я всегда знал, что ты особенная, Орри»,  - сказал он тогда, и моя особость убила его.
        Так пускай же его гибель станет последней.
        Солнышко поднялся, вылез из ящика и куда-то ушел.
        Я ничего не могла поделать - я расплакалась. А что мне еще оставалось? Добраться своими силами до Гульбища я не смогу. Равно как и сколько-нибудь долго прятаться от новозоров. Моей последней надеждой был орден. Но без Солнышка нечего и пытаться…
        Подле меня шлепнулось что-то тяжелое и бесформенное. Я коснулась, стала ощупывать. Плащ. От него несло чьим-то немытым телом и старой мочой, но я чуть не ахнула, сообразив, что задумал Солнышко.

        - Надевай,  - сказал он.  - Идем.


* * *
        Гульбище…
        Рассвет еще не наступил, но Гульбище уже оживало. Повсюду толпился народ, люди собирались на углах улиц, вполголоса переговаривались, многие плакали. Я впервые ощутила витавшее над городом напряжение - должно быть, еще со вчерашнего, когда солнце объяла чернота. Ночами город и так не особенно затихал, но, если верить нынешним звукам, большинство горожан этой ночью вовсе не спали. А кто и спал,  - думаю, очень многие встали пораньше, чтобы встретить рассвет, в надежде, что солнце взойдет прежним. Торговцев еще не было, Ремесленный ряд пустовал, быть может, из-за слишком раннего часа,  - но паломников уже было слышно. Вот кого собралось заметно больше обычного. Они стояли на коленях прямо на мостовой и молились Сумеречной госпоже в ее рассветной ипостаси. Люди надеялись на ее спасительное заступничество.
        Мы с Солнышком, не торопясь, двигались своим путем, держались поближе к зданиям и старались далеко не выходить на Гульбище. Хотя напрямик было бы ближе - Белый зал высился как раз напротив,  - но так мы даже в густой толпе рисковали привлечь нежелательное внимание. Жители Деревни не зря избегали заходить в эту часть города, где было так много приезжих; оглянуться не успеешь, загребут орденские Блюстители. Сегодня Блюстители наверняка будут свирепствовать. Причем среди них много молодых сорвиголов, которые недорого возьмут - просто схватят нас с Солнышком, заведут в пустующий склад и разберутся по-свойски. Оттого-то нам непременно нужно было добраться до Белого зала, ведь там они, хочешь не хочешь, поступят как подобает - всяко препроводят внутрь, даже если мы им не понравимся.
        Я успела выбросить палку от метлы, потому что она уж очень бросалась в глаза и могла меня выдать. К тому же у меня едва хватало сил держать ее в руке; начавшаяся лихорадка совсем меня измотала. Я немного отдохнула в Деревне, но все равно то и дело останавливалась перевести дух. Я шла вплотную за Солнышком, вцепившись сзади в его плащ, и поэтому чувствовала, как он перешагивал препятствия или обходил стоявших людей. Я шла ссутулившись и шаркала ногами, что тоже помогало таиться. К сожалению, Солнышко ничего подобного не проделал - шел как обычно, выпрямив спину, гордо расправив плечи. Будем надеяться, никто внимания не обратит…
        В одном месте нам пришлось обождать: вдоль по улице двигалась шеренга скованных цепью людей, каждый толкал швабру - они чистили мостовую перед началом дневных дел. Это были безнадежные должники в шаге от того, чтобы самим стать обитателями Деревни Предков. Что бы ни творилось, а их выгнали на работу. Таков орден Итемпаса: все должно идти своим чередом, даже если над городом висел смертный приговор, вынесенный одним из Троих.
        Когда подметальщики скрылись, мы с Солнышком пошли дальше, но почти сразу он снова резко остановился. Я ткнулась ему в спину, и он завел назад руку, чтобы отпихнуть меня прочь, в углубленную дверную арку дома. Как назло, толчок пришелся по сломанной руке, и я только чудом удержалась, чтобы не взвыть в голос.

        - Что такое?  - шепнула я, когда перед глазами перестали плавать белые звезды.
        Меня лихорадило, и я жадно вбирала прохладный утренний воздух.

        - Блюстители дозором идут,  - ответил он коротко, и я представила, сколько их должно быть на Гульбище.  - Нас не заметили. Тихо…
        Я замерла. Мы оставались там, пока у Солнышка не началось ежеутреннее сияние. Я тотчас перепугалась, не увидят ли это Блюстители, потом вспомнила, что никто никогда не замечал этого сияния, кроме меня. И вообще, оно могло сработать в нашу пользу - например, привлечь внимание какого-нибудь богорожденного…

…Я стукнулась во что-то спиной и заморгала, ничего не понимая. Солнышко удерживал меня на ногах, прижимая к двери.

        - Что?..  - выдохнула я.
        Мысли путались.

        - Ты свалилась.
        Я глубоко вдохнула и выдохнула. Я дрожала всем телом.

        - Уже недалеко. Я справлюсь…

        - Может, будет лучше, если…

        - Нет.  - Я попыталась придать голосу твердость.  - Просто доведи меня до ступеней. А дальше я хоть ползком, но доберусь.
        Солнышко засомневался, но, по обыкновению, промолчал.

        - Тебе со мной идти необязательно,  - сказала я, пытаясь уверенней встать на ноги.
        - Они тебя могут убить.
        Солнышко вздохнул и взял меня за руку, этаким бессловесным упреком. И мы осторожно двинулись дальше, приближаясь к цели по широкой дуге.
        То, что нам удалось достичь Белого зала без особых помех, было так близко к чуду, что я заплетающимся языком прошептала благодарственную молитву Итемпасу. Солнышко повернулся и пристально посмотрел на меня, потом повел по ступеням.
        Я стукнула в высокую металлическую дверь, но изнутри не последовало никакого отклика. Решив, что стук получился недостаточно сильным, я снова подняла руку, но пошатнулась. Солнышко удержал меня и постучал сам. Трижды. И так, что дверь загудела, а по всему зданию, по-моему, загуляло эхо. Оно еще не успело смолкнуть, когда дверь отворилась.

        - Во имя Преисподней, что вам нужно?  - послышался раздраженный голос охранника.
        Потом он оглядел нас и рассердился еще больше.

        - Еду будут раздавать в полдень, как обычно, причем не здесь, а в вашей Деревне,  - прорычал он.  - А ну-ка, убирайтесь, не то…

        - Меня зовут Орри Шот,  - сказала я и отбросила капюшон, чтобы он увидел мою маронейскую внешность.  - Я та, что убила троих Блюстителей Порядка. Вы разыскивали меня. То есть нас.  - Я усталым движением указала на Солнышко.  - Нам нужно переговорить с превитом Римарном Ди.


* * *
        Для начала они нас разделили. Меня отвели в маленькую комнатку: там был стул, стол и чашка воды на нем. Я жадно выпила и стала упрашивать охранника принести еще. Он отказался, и тогда я опустила голову на стол и заснула. Охранник, наверное, получил на сей счет распоряжения - некоторое время он меня не тревожил. Потом, однако, меня грубо тряхнули, и я проснулась.

        - Орри Шот,  - услышала я знакомый голос.  - Какая неожиданность! Говорят, ты просила о встрече со мной?
        Это был Римарн. Знать бы мне, что однажды я буду так радоваться его холодному голосу!

        - Да,  - сказала я.
        Прозвучало хрипло, потому что в горле у меня совсем пересохло. Я чувствовала жар и дрожала всем телом. А уж выглядела, полагаю, как все Преисподние разом.

        - Есть тут одна секта… Они не еретики - итемпаны. Их называют Новыми Зорями. У них есть продвинутый писец - Датэ…
        Я попыталась вспомнить фамилию Датэ, но не могла. Называл ли он ее? А, не важно.

        - Они зовут его своим предводителем, найпри. И он демон, самый настоящий, как в легендах… Демонская кровь - смертельный яд для богов. Последнее время он ловил младших богов и убивал их. Это он убил Роул… и остальных…
        Силы быстро покидали меня. Их и было-то очень немного, поэтому я говорила так быстро, как только могла. Голова клонилась сама собой, так и тянуло опустить ее на стол. Может, теперь мне дадут немножко поспать…
        Римарн некоторое время изумленно молчал.

        - Какая занимательная история,  - сказал он затем.  - Весьма занимательная. И, как мне кажется, ты сейчас бедствуешь… возможно, это объясняется тем, что твой защитник, богорожденный Сумасброд, пропал без вести. Мы все ждем, чтобы его тело где-нибудь отыскалось, подобно тем двум, что мы нашли ранее, но пока ничего.
        Он сказал это, желая причинить мне боль и увидеть, как я ее приму. Но что могло меня ранить теперь, после гибели Сумасброда?.. Я только вздохнула.

        - Тела, которые вы нашли, вероятно, принадлежат Ине и Оборо… Я слышала, они тоже пропали.
        А про себя подумала: не исключено, что именно находка их тел стала причиной грозного предупреждения, что ниспослал нам Ночной хозяин.
        Пальцы Римарна выбивали дробь по столешнице.

        - Тебе придется мне объяснить, откуда ты знаешь об этом: мы не разглашали сведений о телах… Да, я вижу, последние несколько недель у тебя выдались трудными. Похоже, пряталась среди нищих?

        - Я? Нет. То есть да… В смысле, только сегодня…
        Я кое-как подняла голову и продолжала, обращаясь в ту сторону, где было его лицо. Я давно подметила: зрячие как-то серьезнее относились ко мне, когда я наводила на них взгляд. А мне очень хотелось, чтобы Римарн поверил.

        - Пожалуйста, выслушай. Я не знаю, нужно ли вам самим с ними разбираться. Может, и не нужно. Датэ очень могуществен, а жена у него - Арамери. Притом чистокровная. И у них там, наверху, возможно, целая армия. Богорожденные… Просто сообщите младшей богине, ее зовут Неммер…

        - Неммер?..
        Вот тут он наконец удивился по-настоящему. Был ли он знаком с Неммер? Или наслышан о ней? Скорее всего: Блюстителям Порядка по роду деятельности полагалось знать, кто из младших богов Тени чем занимается. В этом смысле Неммер наверняка привлекала их самое пристальное внимание, ибо природа этой богини очень плохо вписывалась в тишь и благодать итемпанской идиллии.

        - Да,  - сказала я.  - Сумасброд… они с ней начали вместе вести дела. Пытались найти пропавших родичей…
        Ох, как же я устала.

        - Пожалуйста, нельзя ли мне немного воды?
        Сначала мне показалось, что Римарн пропустил просьбу мимо ушей. Но потом, к моему удивлению, превит встал и подошел к двери. Я слышала, как он заговорил с кем-то снаружи. Вернувшись к столу, он вложил мне в руку заново наполненную чашку.
        Вместе с Римарном в комнату вошел кто-то еще и встал у дальней стены, но кто это, я не имела никакого понятия. Еще один Блюститель?..
        Я попыталась напиться, но чуть не расплескала всю воду. Римарн взял у меня чашку и помог донести до рта. Я жадно высосала ее и даже облизала край.

        - Спасибо большое…

        - Где ты так покалечилась, Орри?

        - Мы спрыгнули с Древа…

        - Вы…
        Он немного помолчал и вздохнул:

        - Похоже, лучше будет, если ты начнешь с самого начала.
        Я представила, в какую нескончаемую говорильню вылился бы подробный рассказ, и покачала головой.

        - Тогда с какой стати я должен верить тебе?
        Я чуть не рассмеялась, потому что ответить на это мне было нечем. Ему требовалось доказательство, что я спрыгнула с Древа и осталась жива? Доказательство, что Новые Зори замыслили зло? Мне что, прямо тут помереть, чтобы он наконец поверил?..

        - Не нужно никаких доказательств, превит Ди,  - прозвучал новый голос.
        С меня тотчас же слетел всякий сон, потому что я узнала его. Ох, боги мои, еще бы мне его не узнать!..

        - Довольно и веры,  - произнес Хадо, новозорский Мастер Новообращенных. И улыбнулся.  - Не так ли, эру Шот?

        - Нет,  - пробормотала я.
        Я бы вскочила на ноги и бросилась наутек, но не было сил. Я могла только всхлипывать от отчаяния:

        - Нет… Я была так близко…

        - Ты сама не знаешь, насколько здорово у тебя все получилось,  - сказал он и положил руку мне на плечо; это было больное плечо, опухшее и горячее.  - О, да ты же совсем плоха! Превит, почему еще не послали за костоправом?

        - Я как раз собирался сделать это, лорд Хадо,  - сказал Римарн.
        Сквозь почтительность его тона я расслышала скрываемый гнев. Что тут происходит?
        Хадо хмыкнул и приложил тыльную сторону ладони к моему лбу.

        - Второго-то подготовили? А то неохота мне с ним бороться…

        - Если пожелаешь, мои люди попозже его к тебе приведут.
        Я прямо-таки воочию увидела морозную улыбку Римарна.

        - Мы позаботимся, чтобы он был достаточно подчинен.

        - Спасибо, но этого не нужно. У меня есть указания, а времени мало.
        Меня взяли за здоровую руку и подняли:

        - Ты можешь идти, госпожа Орри?

        - Куда?..
        Перехватило горло, и я никак не могла наладить дыхание. Мысли путались от страха, но этот разговор совсем сбил меня с толку. Неужели Римарн хотел выдать меня новозорам? С каких это пор орден Итемпаса состоял на побегушках у какой-то секты?.
        Чепуха. Бессмыслица.

        - Куда ты меня ведешь?
        Не отвечая, он шел вперед. Куда было деваться - я беспомощно шаркала рядом. Хадо приходилось идти очень медленно, но мне казалось, что мы почти бежали.
        За дверью маленькой комнаты к нам присоединились еще двое. Один ухватил меня за сломанную руку. Я в голос взвыла от боли, и Хадо выругался:

        - Да посмотри ты на нее, олух! Осторожнее!..
        Мужчина тотчас выпустил меня, но его спутник крепко держал с другой стороны. И слава богам, потому что без этого я бы сразу упала.

        - Я ее понесу,  - сказал Солнышко.
        Я заморгала, сообразив, что сознание вновь помутилось. Но тут сильные руки подхватили меня, и по телу разбежалось чудесное тепло - я словно плыла в луче ласкового солнечного света. Мне не полагалось бы чувствовать себя в полной безопасности, но именно так я себя и почувствовала. Я склонила голову и заснула в тепле.


* * *
        На сей раз пробуждение было совсем иным.
        Начнем с того, что оно было долгим, очень долгим. Я все осознавала; разум всплывал из сонной неподвижности к бдительности полного бодрствования, но вот тело не поспевало за ним. Я просто лежала в тепле, тишине и уюте. Я даже помнила, что со мной произошло, но как-то отстраненно и безразлично. И еще я не могла пошевелиться. Это не встревожило меня, лишь показалось странным. Я больше не ощущала усталости, но была совершенно беспомощна. Моя плоть не желала пробуждаться, она была не готова.
        Тем не менее спустя время мне все-таки удалось поглубже вздохнуть. Это не на шутку удивило меня, потому что ребра не отозвались болью, а они здорово болели с той стороны, где их помяло при падении. Я вздохнула снова, пошевелила ногой, открыла глаза…
        Я могла видеть.
        Меня со всех сторон окружал свет. Стены, потолок, даже пол - все сверкало! Комната была выложена странноватым на вид материалом, похожим на полированный мрамор. Заключенная в нем магия заставляла его испускать яркое белое свечение.
        Я повернула голову… К моему вящему изумлению, боли по-прежнему не было. Зато я увидела окно в стене - огромное, от пола до самого потолка, а потолок здесь был очень высокий. Что за окном, я разглядеть не могла, только то, что само стекло тоже слегка мерцало. Мебель в комнате - комод с зеркалом, два больших кресла, божница в углу - не светилась. Я видела лишь темные силуэты, обрамленные светящейся белизной. Да, все сразу магическим не бывает. Вот и кровать, на которой я лежала, черным прямоугольником выделялась на полу. А еще по стенам сверху вниз случайным образом тянулись полосы более темного материала. Такого я никогда прежде не видела, хотя это зеленоватое сияние казалось смутно знакомым. Тоже магия, но другая.

        - Проснулась,  - сказал Хадо из кресла.
        Я упустила из виду очертания его ног на полу.
        Поднявшись, он подошел ко мне, и я увидела еще кое-что непонятное. Как ни темны были для меня лишенные магии предметы кругом, Хадо выглядел темнее. Разница была трудноуловима. Я замечала ее, только когда он двигался на фоне мебели.
        Он склонился надо мной и протянул руку пощупать лоб, и я вспомнила, что он - один из тех, кто убил Сумасброда. Я отбросила его руку.
        Он помедлил, потом негромко рассмеялся:

        - Да, ты определенно окрепла. Ну что ж. Если соблаговолишь встать и одеться, госпожа Орри, тебя ждет встреча кое с кем очень важным. Если будешь разговаривать вежливо и если тебе повезет, он, возможно, даже ответит на твои вопросы.
        Я приподнялась, непонимающе хмурясь, и с запозданием обратила внимание, что правую руку выше локтя что-то тяготило. Ощупав ее, я обнаружила, что кость мне вправили и закрепили двумя длинными металлическими полосками, стянутыми плотной повязкой. Рука еще болела, я убедилась в этом, когда попыталась согнуть ее. Движение пробудило глубокую боль, тотчас разбежавшуюся по мышцам, но в целом мне было несравнимо лучше, чем прежде.

        - Сколько я тут?  - спросила я и стала с ужасом ждать ответа.
        Я уже успела понять, что тело мое было чистым. Исчезла даже кровь, запекшаяся под ногтями. Кто-то расчесал мне волосы и заплел их в одну опрятную косу. И никаких повязок ни на ребрах, ни на голове: эти раны были полностью исцелены.
        А на это требуется много дней. Речь может идти о неделях.

        - Тебя принесли сюда вчера,  - сказал Хадо.
        Он положил мне на колени свернутую одежду. Я торопливо ощупала ее и убедилась, что это не обычный новозорский балахон. Ткань под руками была гораздо тоньше и мягче. А Хадо продолжал:

        - Твои раны в основном хорошо поддавались лечению, но руке понадобится еще несколько дней, чтобы зажить. Только смотри не потревожь письмена.

        - Письмена?..
        Я закатала рукав ночной сорочки, в которую была облачена, и все увидела. Между слоями повязки покоился небольшой квадратик бумаги с тремя переплетенными сигилами на нем. Они мягко сияли на темном фоне моего тела, творя целительную магию самим фактом своего существования.
        Костоправы временами пускали в ход сигилу-другую; они пользовались либо самыми распространенными, либо теми, что проще всего было рисовать; но чтобы целую надпись?.. Нечто столь сложное и изощренное могло быть только работой писца. И стоила такая работа, пожалуй, состояние.

        - Что происходит, Хадо?
        Он отошел к окошку, и я повернула голову вслед за ним. Теперь, когда я наловчилась высматривать особо черную темноту, следить за ним сделалось проще.

        - Это явно не Дом Восставшего Солнца. А ты? Во имя всех бездн, кто ты такой?

        - Полагаю, госпожа Орри, общепринятым является слово «шпион»…
        Я, вообще-то, имела в виду совершенно другое, но услышанное привело меня в смятение.

        - Шпион? Ты?
        Он негромко и невесело рассмеялся:

        - Секрет того, как быть успешным шпионом, госпожа Орри, состоит в том, чтобы уверовать в свою роль и ни под каким видом не отступать от нее.  - Он пожал плечами.  - Не то чтобы я рассчитывал на твою приязнь… но я делал все, что только мог, пытаясь сохранить жизнь тебе и твоим друзьям.
        Мои пальцы сами собой скомкали простыню: я подумала о Сумасброде.

        - Не больно-то хорошо у тебя получилось…

        - С учетом всех обстоятельств, получилось у меня просто великолепно. Но если тебе будет от этого легче - можешь винить меня в гибели твоего возлюбленного.  - Тон его, однако, говорил, что это ему безразлично.  - Когда у тебя будет время обо всем поразмыслить, ты поймешь, что Датэ его все равно убил бы.
        Бессмыслица какая-то… Я отбросила одеяла и попыталась встать. Я была еще очень слаба, и магическое целительство не могло с этим совладать. Но по сравнению с тем, что было, сил определенно прибавилось - явный знак улучшения. Встала я со второй попытки, но зато меня не шатало. Я со всей возможной быстротой сменила ночную сорочку на одежду, которую принес Хадо. Она состояла из блузки и длинной, изящного кроя юбки: куда ближе к моему обычному стилю, чем бесформенные новозорские балахоны. Все оказалось впору, включая туфли. Имелась даже перевязь для сломанной руки. Когда я разобралась, как ее надевать, она здорово облегчила боль.

        - Готова?  - спросил Хадо и, не дожидаясь ответа, взял меня под руку.  - Пойдем.
        Мы покинули комнату и зашагали длинными, плавно изгибавшимися коридорами, я могла все вокруг себя видеть. Изящно вылепленные стены, арочные потолки, зеркально-гладкие полы… Поднимаясь по широким низким ступеням, я умерила шаг, пытаясь методом проб и ошибок прикинуть их высоту - пользуясь лишь глазами, без привычной помощи посоха. Сообразив наконец, как это делается, я обнаружила, что могу преспокойно двигаться и без ведущей руки Хадо на моем локте. Спустя некоторое время я совсем освободилась от него, наслаждаясь возможностью самостоятельно находить путь. Всю жизнь я слушала разные таинственные слова, вроде глубины восприятия и перспективы, и была не в состоянии доподлинно уразуметь, что же они все-таки означали. И вот теперь я чувствовала себя почти зрячей,  - во всяком случае, мне всегда казалось, что зрячие должны себя чувствовать именно так. Я видела все, кроме темной тени рядом с собой, Хадо, и еще других теней, время от времени попадавшихся навстречу. Большинство из них шли мимо быстрым деловитым шагом и не разговаривали. Я бесстыдно пялилась на них, даже когда тени оборачивались и тоже
таращили на меня глаза.
        Потом совсем рядом с нами прошла женщина. Я присмотрелась к ее лбу и резко остановилась.
        Она несла на себе сигилу кровной принадлежности к Арамери.
        Не такую, как у Серимн. Эта имела совсем другую форму, и что она значила, оставалось для меня тайной. Ходили слухи, что слуги у Арамери тоже принадлежали к царственному семейству, только в более отдаленной степени. И все были помечены таинственными знаками, понятными, вероятно, лишь посвященным, то есть членам семьи.
        Хадо тоже остановился:

        - Что такое?
        Побуждаемая растущим подозрением, я отвернулась от него, подошла к стене и тронула зеленый участок. Поверхность под пальцами оказалась грубоватой, шершавой и твердой. Я наклонилась поближе, понюхала. Запах был слабым, но все равно безошибочно узнаваемым. Это аромат живой древесины Мирового Древа.
        Я в Небе. Которое дворец. Волшебный дворец Арамери…
        Хадо подошел ко мне сзади, но на сей раз ничего не стал говорить. Просто подождал, давая мне возможность самой осознать значение происходившего. И наконец я действительно поняла. Выходит, Арамери не спускали глаз с Новых Зорь. Вероятно, из-за того, что в деле была замешана Серимн, а может, просто вычислили, что из всех еретических сект именно новозоры представляли собой наибольшую угрозу ордену Итемпаса… А я-то гадала о странной манере речи, присущей Хадо,  - он разговаривал точно вельможа. У него был выговор человека, проведшего жизнь в окружении привычного могущества. Что, если он и сам - Арамери?.. Знака кровного родства на нем не было, но, как знать, вдруг его и удалить можно…
        Итак, Хадо внедрился в секту и стал соглядатайствовать для Арамери. Должно быть, он предупредил их, что новозоры гораздо опаснее, чем кажутся на первый взгляд. Но тогда…

        - Серимн,  - сказала я.  - Она тоже шпионка?

        - Нет,  - ответил Хадо.  - Она - предательница. Если только подобное слово применимо к кому-то из этой семьи.  - Он пожал плечами.  - Преобразование общества у Арамери является чем-то вроде традиции. Преуспеешь - добьешься власти. Не преуспеешь - готовься к смерти. И очень скоро Серимн предстоит это узнать.

        - А Датэ? Что он собой представляет? Орудие в ее руках? Безвольную пешку в игре?

        - Надеюсь,  - сказал Хадо,  - он уже мертв. Войска Арамери со вчерашнего вечера штурмуют Дом Восставшего Солнца.
        Я ахнула. Хадо улыбнулся.

        - Твой побег, госпожа, дал мне случай, которого я очень ждал. Благодаря положению Мастера Новообращенных я был вхож во внутренний круг новозоров, но я не мог снестись с кем-то за пределами Дома, не возбудив при этом подозрений. Но, коль скоро Серимн отправила на твои поиски всю секту едва ли не в полном составе, я сумел перекинуться словечком с определенными друзьями, ну а те донесли это словечко до нужных ушей.  - Он немного помедлил.  - Новозоры оказались правы в одном: у богов веские причины сердиться на человечество, и гибель богорожденных не очень-то способствовала взаимной любви. Арамери очень хорошо это понимают. И они предприняли определенные шаги, чтобы выправить положение.
        Моя рука, лежавшая на коре Древа, задрожала. Я как-то раньше не отдавала себе отчета, что оно проросло непосредственно сквозь дворец, сочетаясь с материалами, из которых он был построен. У корней его кора была чудовищно грубой, ее покрывали трещины, до дна которых я бы не смогла дотянуться. Здесь, на высоте Неба, она была куда более нежной. Я рассеянно гладила ее, ища утешения.

        - Лорд Арамери,  - проговорила я затем.  - Теврил Арамери, глава семьи, правящей всем миром… Это к нему ты ведешь меня на встречу?

        - Да.
        Я общалась с богами. Я применяла магию, которой они поделились с моими пращурами. Я обнимала их. Видела на своих руках их кровь. Я боялась их - и они боялись меня… А тут, подумаешь тоже, еще один смертный.

        - Ну ладно,  - сказала я.  - Веди, коли так.
        Хадо вновь подал мне руку, но я прошла мимо него, не приняв помощи, отчего он покачал головой и вздохнул. Он догнал меня, и мы вместе пошли сияющими белыми коридорами…

17

«ЗОЛОТАЯ ЦЕПЬ»
        (гравюра на металле)

        Теврил Арамери был очень занятым человеком. Пока мы шли по длинному широкому коридору, направляясь к внушительному ряду дверей, что вели в его приемный зал, они несколько раз открывались, впуская и выпуская торопливо шагающих слуг и придворных. Большинство этих людей несли в руках свитки - то по одному, то целыми пачками. При некоторых были длинные остроконечные тени, являвшиеся, насколько я понимала, копьями или мечами. Очень многие одеты в роскошные наряды, их лбы украшали знаки принадлежности к семье Арамери. Иные разговаривали на ходу, но никто не останавливался поболтать. В основном я слышала сенмитскую речь, приправленную диковинными акцентами: наршезским, минским, велнским, менчейевским… и еще какими-то, мне не знакомыми.
        Очень занятый человек, высоко ценивший полезных людей. Если я хочу заручиться его поддержкой - надо это запомнить.
        У самых дверей нам пришлось помедлить, пока Хадо представлял нас стоявшим там двум женщинам. Обе выглядели уроженками Дальнего Севера: невысокого роста, с характерными прямыми волосами,  - я видела, как раскачивались длинные пряди. На первый взгляд не похожи на стражниц. Я не приметила оружия, разве только оно было очень небольшим и они носили его у самого тела. Тем не менее было что-то такое в их осанке, в развороте плеч, что я поняла: они охраняли лорда Арамери. Сами они не были не только членами клана, но и амнийками. Чем еще им тут, спрашивается, заниматься, как не охраной правителя от его собственной семьи? Или, может, их присутствие было лишь знаком чего-то еще?..
        Одна из них направилась в зал, чтобы объявить о нашем прибытии. Вскоре оттуда вышла целая группа людей. Проходя мимо, они с неприкрытым любопытством разглядывали меня. Иные косились и на Хадо - особенно двое чистокровных Арамери; выйдя вместе, они тут же начали перешептываться. Я тоже повернулась к Хадо, но он их и не замечал. Какая жалость, что я не могла коснуться его лица! Он излучал довольство, которое я не знала, как истолковать.
        Потом вновь появилась стражница и, ни слова не говоря, придержала для нас дверь.
        Присутственный покой оказался просторным, полным свежего воздуха. Два громадных окна - каждое вдвое превышало высотой рост Солнышка, а в длину насчитывало много шагов - занимали противоположные стены по обе стороны входа. Мы шли вперед, и звук наших шагов порождал эхо где-то высоко наверху, но где именно, я не высматривала: слишком волновалась. Единственным предметом мебели был громадный, как скала, трон на высоком ступенчатом постаменте. Сидевшего на троне я пока рассмотреть не могла, только слышала, как он писал что-то на бумажном листе. Скрип пера в обширном безмолвии зала показался мне очень громким.
        Я видела сигилу кровного родства на лбу лорда, какую-то странную, не похожую ни на одну виденную мною прежде: полумесяц рожками вниз, в обрамлении двух остроугольных шевронов.
        Мы молча дождались, пока он закончит свое дело. Когда сидевший на троне опустил перо, Хадо тотчас припал на одно колено и низко склонил голову. Я не мешкая последовала его примеру.
        Чуть помедлив, лорд Теврил обратился к нам:

        - Полагаю, вам обоим приятно будет узнать, что Дома Восставшего Солнца больше нет. С этой угрозой покончено.
        Я моргнула от невольного удивления. Голос лорда Арамери оказался негромким, низкого тона и почти музыкальным, хотя речь шла об очень серьезных материях. Меня так и подмывало спросить, какой смысл он вкладывал в слово «покончено», но побоялась сморозить глупость и прикусила язык.

        - А что с Серимн?  - поинтересовался Хадо.  - Конечно, если мне позволено будет спросить…

        - Ее везут сюда. Ее супруг еще не схвачен, хотя писцы и утверждают, что это всего лишь вопрос времени. В конце концов, не мы одни разыскиваем его.
        Сперва эти слова привели меня в недоумение, но потом я поняла. Ну конечно же, он послал весть городским богорожденным. Я откашлялась. Мне очень хотелось задать вопрос, но я не знала, как это правильно сделать, не оскорбив самого могущественного человека на свете.

        - Ты можешь говорить, эру Шот.
        Я чуточку замялась, некстати сообразив, что это была еще одна благополучно прохлопанная мной «говорящая» мелочь: обращаясь ко мне, Хадо с самого начала упорно употреблял маронейский почет. А ведь это арамерийская привычка учтивости. Так поступают при общении с чужестранцами.
        Я набрала полную грудь воздуха…

        - А какова судьба младших богов, которых новозоры удерживали в плену… э-э-э… лорд Арамери? Их удалось спасти?
        Он ответил:

        - Было найдено несколько тел… В самом Доме и в городе, где их бросили новозоры. Останки вернули богорожденным, чтобы те о них позаботились.
        Тела… Останки… Забыв обо всем, я потрясенно смотрела на правителя. Сколько же было тел? Более четырех, о которых мне известно?..

        - Чьи же они?
        А в голове у меня сам собой вертелся ответ. Пайтья. Китр. Кинули. Лил.
        Сумасброд…

        - Имен мне пока что не сообщили. Правда, доносят, что среди них был один, называвший себя Сумасбродом. Полагаю, это имя небезразлично тебе. Мне очень жаль…
        Его тон, при всей сдержанности, показался мне искренним.
        Я опустила глаза и что-то пробормотала.
        Теврил Арамери положил ногу на ногу и переплел пальцы,  - по крайней мере, так я угадала его движения.

        - Но вот что для меня и вправду загадка, эру Шот, так это - что же мне делать с тобой? С одной стороны, ты оказала неоценимую услугу всему миру, помогая вывести на чистую воду деятельность новозоров. С другой стороны, ты сама по себе являешься оружием. Согласись, неразумно было бы оставить опасное оружие без присмотра, чтобы всякий, кому заблагорассудится, мог им воспользоваться…
        Стоя на коленях, я ниже прежнего опустила голову - так, что лоб ткнулся в холодный светящийся пол. Мне говорили, что таким образом следовало показывать раскаяние перед высокорожденными, а я сейчас чувствовала именно раскаяние. Тела. Останки. Сколько еще богорожденных было поругано и убито с помощью моей крови… а не той, что принадлежала Датэ?

        - Опять-таки,  - продолжал лорд Арамери,  - моя семья всегда знала цену опасному оружию.
        Я недоуменно наморщила прижатый к полу лоб. Что-что?..

        - Боги теперь знают, что демоны по-прежнему существуют,  - пробился сквозь мое потрясение голос Хадо. Он старательно выдерживал нейтральный тон.  - Этого скрыть уже не удастся.

        - Стало быть, мы отдадим им демона,  - сказал лорд Арамери.  - Причем именно того, который ответствен за гибель их родичей. Это их удовлетворит, а ты, эру Шот, останешься нам.
        Я чуть приподнялась, дрожа всем телом:

        - Я… Что-то я не пойму…
        Хотя, боги мне свидетели, я все понимала.
        Лорд Арамери поднялся на ноги - темный силуэт на фоне бледного сияния комнаты. Пока он спускался по ступеням тронного возвышения, я успела разглядеть, что это худощавый мужчина, по-амнийски весьма рослый. Он был облачен в длинный тяжелый плащ. Плащ тянулся за ним, на спину спадали волнистые волосы, сколотые на макушке.

        - Если есть хотя бы один урок, который преподало нам прошлое, так это то, что мы, смертные, существуем в самом низу короткой и безжалостной иерархии,  - проговорил он все тем же сердечным, почти доброжелательным голосом.  - Над нами богорожденные, а над ними - старшие боги. И они не любят нас, эру Шот.

        - И не без причины,  - проворчал Хадо.
        Лорд Арамери покосился в его сторону и, к моему некоторому удивлению, ничуть не разгневался.

        - Верно, не без причины. Тем не менее крайне неразумно с нашей стороны было бы пренебрегать всеми возможными способами самозащиты.  - Он сделал жест в сторону, по-моему указывая на окно и видневшееся за ним черное солнце.  - Искусство писцов родилось как раз из такого усилия, предпринятого моими предками когда-то давным-давно; правда, с тех пор выяснилось, что человечеству от него очень мало проку в случае противостояния с богами. А вот ты показала себя куда более действенным оружием…

        - Значит, ты хочешь использовать меня, как использовали новозоры,  - дрожащим голосом выговорила я.  - Хочешь, чтобы я для тебя убивала богов…

        - Только если они вынудят нас,  - ответил Арамери.
        А потом, к моей полной растерянности… опустился на колени передо мной.

        - Я не собираюсь обращать тебя в рабство,  - продолжал он участливо и негромко.  - Этот период нашей истории миновал и не вернется. Мы будем платить тебе, как платим нашим писцам и воинам, сражающимся за нас. Мы обеспечим тебе кров и защиту. А взамен попросим лишь толику твоей крови - и еще чтобы ты позволила нашим писцам нанести метку на твое тело. Что касается этой метки, я не буду тебе лгать, эру Шот: это своего рода привязь. Через нее мы будем знать, где и когда твоя кровь была пролита в достаточном количестве, чтобы представлять угрозу. Мы будем знать, где ты находишься,  - на случай нового похищения или попытки побега. А еще с помощью этой метки мы сможем убить тебя, если придется,  - быстро, безболезненно и бесповоротно, причем невзирая ни на какое расстояние. В этом случае твое тело сразу обратится в золу, чтобы никто другой не смог воспользоваться его… своеобычными свойствами.  - Он вздохнул, его голос был полон сострадания.  - Итак, рабством это не будет, но и полной свободой такую жизнь не назовешь. Выбор за тобой…
        Как же я устала. Жутко устала от всего этого.

        - Выбор?..  - спросила я с горечью, и голос прозвучал глухо.  - Жизнь на поводке либо смерть? Такой выбор ты мне предлагаешь?..

        - Уже то, что я его тебе предлагаю, эру Шот, есть великодушие.  - Он положил руку мне на плечо. Наверное, хотел подбодрить.  - Я ведь легко мог бы принудить тебя поступить так, как мне будет угодно.
        У меня чесался язык сказать: «Ну прямо как новозоры!» - но в этом не было нужды. Он прекрасно знал, какого рода сделку мне предлагает. Арамери все равно получали то, чего хотели. Если я выберу смерть, они сцедят из моего тела всю кровь до последней капли и сохранят ее на случай будущей нужды. А если нет… Я чуть не рассмеялась, сообразив, что это означало. Они наверняка захотят, чтобы у меня были дети. Чего доброго, семья Шот станет своего рода тенью Арамери. Привилегии, всяческая защита… и несмываемые метки нашей особости. Вот только нормальной жизни у нас никогда больше не будет.
        Я открыла рот, намереваясь сказать ему «нет». Сказать, что не приемлю такого существования, какое он мне предлагает. Но в последний момент вспомнила, что уже пообещала свою жизнь кое-кому другому.
        И я решила, что так будет даже лучше. По крайней мере, Солнышку я смогу поставить условия, на которых согласна умереть.
        Я точно издалека услышала собственный голос:

        - Я… я прошу дать мне немного времени на размышление…

        - Ну конечно,  - сказал лорд Арамери, выпустил мое плечо и поднялся.  - Еще сутки ты проведешь здесь как гостья, но завтра поутру я буду ждать от тебя ответа.
        Еще сутки!.. Более чем достаточно.

        - Благодарю,  - сказала я.
        Голос эхом отдался в ушах, и только в сердце было пусто и холодно. Я ничего не чувствовала.
        Лорд отвернулся от нас, давая понять: аудиенция окончена. Хадо встал, жестом велев мне сделать то же, и мы вышли так же, как и вошли,  - в молчании.


* * *

        - Я хотела бы увидеться с Солнышком,  - сказала я, когда мы вернулись в мою комнату.
        Итак, я попала из одной камеры в другую, разве что покрасивее. И еще, во дворце, называвшемся Небо, окна вряд ли разбивались так же легко… А впрочем, какая разница? Пытаться выпрыгнуть еще и отсюда мне не понадобится…
        Хадо, стоявший возле этого самого окна, кивнул:

        - Я посмотрю, удастся ли отыскать его.

        - Погоди, вы разве не держите его где-нибудь тут под замком?..

        - Нет. Лорд Арамери лично распорядился, чтобы ему была предоставлена свобода перемещения по всему Небу. Так обстоит дело с тех пор, как его изначально сделали смертным - десять лет назад.
        Я сидела за столом, передо мной была выставлена еда, но я к ней так и не прикоснулась.

        - Он стал смертным… здесь?

        - Да, здесь. Здесь все и произошло - рождение Сумеречной госпожи, освобождение Ночного хозяина и поражение Итемпаса. Все за одно утро.

«И еще гибель моего отца»,  - добавила я мысленно.

        - Тогда Госпожа и Ночной хозяин оставили его здесь.  - Хадо передернул плечами.  - Впоследствии Теврил предоставил ему все мыслимое гостеприимство. Полагаю, кое-кто из числа Арамери надеялся, что он возглавит семейство и поведет его к новым вершинам славы… А он вместо этого ничего не делал и молчал. Засел в комнате и не двигался целых шесть месяцев. Говорят, раз или два скончался от жажды, прежде чем понял, что никуда не денешься - отныне придется и есть, и пить… А потом он в один прекрасный день просто встал и вышел вон, не предупредив и не попрощавшись. Теврил распорядился найти его, но ни у кого не получилось.

«Потому что он отправился в Деревню Предков»,  - мысленно добавила я. Какому Арамери в здравом уме пришло бы в голову искать там своего бога?

        - Откуда тебе об этом известно?  - нахмурилась я.  - У тебя нет метки Арамери!

        - Пока нет.
        Мне показалось, что Хадо улыбался.

        - Скоро получу. Это часть моего договора с Теврилом: если я хорошо себя покажу, меня примут в семью и возведут в ранг чистокровного. По-моему, справедливая награда за устранение угрозы богам.

        - Примут в семью…  - невольно повторила я. Я ведь и не подозревала, что такое вообще возможно.  - Но… ну… Ты, по-моему, этих людей не очень-то и любишь.
        На сей раз он весело хмыкнул, и у меня вновь возникло странное чувство, что этот человек был не по годам умудрен. А еще - было в нем что-то странное… темное.

        - Когда-то,  - проговорил он,  - здесь содержали пленного бога. Это был жуткий, прекрасный и яростный бог. По ночам он бродил в белостенных залах, нагоняя ужас на обитателей Неба. От рассвета до заката бог погружался в сон, и тогда телу - живой смертной плоти, в которую он был заточен,  - приходилось жить самому по себе…
        Я тихо ахнула, поняв, в чем дело, но не в силах поверить. Пленным богом, о котором он говорил, был, конечно же, Ночной хозяин. Но тело, которое день-деньской гуляло само по себе, это… это…
        Хадо, стоявший у окна, сложил руки на груди. Я легко разглядела это даже на фоне оконной темноты, ибо он был еще темней.

        - Та еще была жизнь, доложу тебе,  - проговорил он.  - Люди, отчаянно боявшиеся бога, могли не опасаться человека. Они живо сообразили, что над мужчиной можно творить все то, чего никогда не потерпело бы божество… Так он и жил - короткими перебежками. Рождался каждое утро, а вечером умирал. И он ненавидел каждое мгновение этой так называемой жизни. А длилось это… Две. Тысячи. Лет.
        Он покосился на меня. Я слушала с открытым ртом.

        - А потом в один прекрасный день мужчина получил свободу.  - Хадо раскинул руки.  - Всю первую ночь своего нового существования он смотрел на звезды и плакал. Но уже на следующее утро он кое-что понял. Он понял, что наконец-то сможет умереть. Веками он об этом мечтал, а теперь… теперь ему не хотелось. Наконец-то ему досталась полная жизнь, целая жизнь в его единоличном распоряжении. Можно мечтать и исполнять эти мечты. И было бы… очень неправильно… растратить все это попусту. Или вообще отказаться.
        Я облизала губы и сглотнула:

        - Я…
        И замолчала. Я собиралась сказать «понимаю», но это было бы неверно. Ни один смертный, равно как, вероятно, и бог, не мог представить себе той жизни, которую прожил Хадо. Помнится, Солнышко назвал Лил и Датэ детьми Нахадота. Так вот, передо мной было еще одно порождение Ночного хозяина, самое странное из всех.

        - Это я вижу,  - сказала я наконец.  - Но…  - Движением руки я обвела белые стены Неба.  - Но жизнь ли это? Быть может, что-нибудь более обычное и земное…

        - Я провел всю жизнь, служа власти. Я страдал за нее… Вынес больше, чем ты себе можешь представить. И вот я свободен. Что ж мне теперь - уехать в деревню, выстроить домик и овощи разводить?.. Найти подругу, которую я мог бы терпеть; родить и воспитать ораву отпрысков?.. Стать простецом вроде тебя, беззащитным и без гроша в кармане?..
        Забывшись, я мрачно насупилась, и он усмехнулся:

        - Власть - вот все, что я знаю. Из меня получится неплохой глава семьи, как тебе кажется? Вот возведут меня в чистокровные…
        По-моему, он говорил искренне, и это-то и было самое страшное.

        - Полагаю, лорд Арамери сделает превеликую глупость, если подпустит тебя сколько-нибудь близко к себе,  - проговорила я медленно.
        Хадо покачал головой. Ему было смешно.

        - Ладно. Пойду отыщу для тебя лорда Итемпаса.
        Странно было слышать это имя в применении к Солнышку… Я рассеянно кивнула, и Хадо направился к двери. Он был уже у порога, когда неожиданная мысль осенила меня.

        - А что бы ты сам выбрал?  - спросила я.  - Ну, будь ты на моем месте? Что бы ты выбрал? Жизнь на цепи - или все-таки смерть?

        - Я и за саму возможность выбора сказал бы спасибо.

        - Это не ответ.

        - Конечно не ответ. Но если так уж хочешь знать, я выбрал бы жизнь. Если бы передо мной в самом деле был выбор, я остался бы жить.
        Я нахмурилась, размышляя над услышанным. Хадо помедлил возле двери и сказал еще:

        - Ты провела немало времени среди богов, эру Шот. Скажи, ты разве не заметила? Да, они живут вечно, но многие из них еще более одиноки и несчастны, нежели мы. Почему, думаешь, они с нами возятся? Потому, что мы учим их ценности жизни. Вот я на твоем месте и жил бы - хоть ради того, чтобы позлить их.  - Он невесело рассмеялся, потом вздохнул и отвесил мне насмешливый поклон: - Приятного вечера.

        - Приятного,  - отозвалась я.
        И вот он ушел, а я все сидела и думала, думала…


* * *
        Я поела, не ощутив вкуса, повинуясь больше привычке, чем необходимости. Потом опустила голову и задремала… Когда я проснулась, в комнате присутствовал Солнышко.
        Еще не продрав глаз и не распрямив затекшей спины, я услышала и узнала его дыхание. Я была так измучена телом и душой, что заснула прямо за столом, у остатков еды, преклонив голову на сгиб здоровой руки. Вскинувшись, я стукнулась рукой в перевязи о край стола, но вместо безумной боли толчок породил лишь вполне терпимый спазм. Я поняла, что божественные сигилы почти завершили работу.

        - Привет,  - сказала я.  - Спасибо, что дал мне поспать.
        Он ничего не ответил, но я уже привыкла к этому.

        - Что с тобой приключилось?
        Он передернул плечами. Он сидел за тем же столом, напротив меня, достаточно близко, чтобы я могла слышать его движения.

        - Меня расспрашивали в Белом зале. Потом мы пришли сюда.

«Могла бы и сама догадаться»,  - подумала я, но вслух этого не произнесла. Таков был Солнышко: соблаговолил хоть что-то рассказать, и на том спасибо.

        - А куда ты пошел после того, как тебя доставили сюда?  - спросила я.
        И мысленно побилась сама с собой об заклад, что он ответит: никуда. И он не разочаровал меня:

        - Никуда. Не важно.
        Я не сдержала улыбки. Как здорово! Уже долгое, долгое время у меня не было ни причины, ни желания вот так улыбнуться, просто и от души. Я улыбнулась и невольно вспомнила о давно минувших днях, о той невозвратимой жизни, когда беспокоиться приходилось только о том, как бы обеспечить завтрашний обед да проследить, чтобы Солнышко не залил кровью мои ковры. Я едва ли не расцеловать его была готова за это напоминание.

        - А тебе вообще что-нибудь важно?  - продолжая улыбаться, осведомилась я.  - Ну хоть что-нибудь?

        - Нет,  - сказал он.
        Опять этот ровный, холодный голос, начисто лишенный чувств. Я подумала, что приближаюсь к пониманию, насколько это неправильно для него, существа, некогда олицетворявшего свет и тепло.

        - Врун несчастный,  - припечатала я.
        Он промолчал. Я взяла в руки маленький нож, который принесли вместе с едой. Мне нравилось, как лежала в ладони его чуть шершавая деревянная рукоять. Честно говоря, я ожидала, что во дворце под названием Небо пользуются более изысканными материалами - фарфором там, к примеру, или серебром. Ан нет, практичное и обиходное дерево и здесь было в ходу. Хотя, возможно, это какая-то дорогая порода.

        - Для тебя важны твои дети,  - сказала я.  - Ты боялся, что Датэ сумеет навредить твоему прежнему возлюбленному, Ночному хозяину. Значит, тебе и на него не наплевать. А если бы ты хоть самую чуточку постарался, ты бы, может, и Сумеречную госпожу сумел полюбить… если, конечно, она захотела бы связаться с тобой!
        Опять молчание.

        - Я думаю, для тебя очень многое имеет значение. Даже больше, чем хотелось бы тебе самому. На самом деле жизнь еще не исчерпала для тебя возможностей…

        - Чего ты хочешь от меня, Орри?  - спросил Солнышко.
        И голос у него был… нет, не холодный. Не безразличный. Просто усталый. Память услужливо подсказала мне услышанное от Хадо: «Они еще более одиноки и несчастны, нежели мы». Повозившись с Солнышком, в это легко было поверить.
        Я тряхнула головой и негромко рассмеялась.

        - Не знаю,  - ответила я.  - Я думала, это ты мне скажешь. Ты ведь у нас бог, в конце-то концов, а не я. Если бы я молилась тебе, испрашивая водительства, и тебе вздумалось ответить, что бы ты мне сказал?

        - Я бы не ответил.

        - Потому что тебе все равно? Или потому, что не знал бы, что сказать?
        Снова молчание.
        Я положила ножик, встала и обогнула стол. Ощупью я нашла Солнышко, мои пальцы пробежали по его лицу, волосам, шее. Он сидел не двигаясь и ждал продолжения, хотя я чувствовала его внутреннее напряжение. Неужели его тревожила необходимость убить меня?.. Я посчитала такую мысль тщеславной и отбросила ее.

        - Расскажи мне, что случилось,  - проговорила я.  - Что тебя таким сделало? Я хочу понять, Солнышко. Ты знаешь, Сумасброд ведь любил тебя. Он…
        Горло неожиданно перехватило, пришлось отвернуться и перевести дух.

        - Он не захотел от тебя отрекаться. Думаю, он с удовольствием помог бы тебе. Он просто не знал, как к этому подступиться…
        Солнышко продолжал молчать. Я погладила его по щеке:

        - Не то чтобы ты должен мне что-то рассказывать. Я своего обещания не нарушу: ты помог мне с побегом, так что теперь можешь избавить этот мир еще от одного демона. Но разве я хотя бы этого не заслужила? Хотя бы малой толики правды?..
        Он ничего не ответил. Лицо под моими пальцами было мраморно-неподвижно. Он смотрел прямо перед собой, сквозь меня, куда-то в непостижимую даль. Я ждала, но он так и не заговорил.
        Что ж, я вздохнула и потянулась за пустой миской из-под супа. Она была не особенно велика, но еще имелся стакан: в нем прежде было самое вкусное вино, которое я в своей жизни пробовала. Голову кружил легкий хмель, хотя за время сна он почти испарился. Я поставила миску и стакан перед собой и осторожно высвободила из повязки правую руку. Теперь я могла ею пользоваться, хотя мышцы возле плеча еще болели. Все зажило, но память о пережитых страданиях была слишком свежа.

        - Подожди, пока я потеряю сознание, а потом давай делай что надо,  - сказала я, не будучи, впрочем, уверена, что он вообще обращал на меня внимание.  - И будь добр, спусти кровь в уборную. Если сумеешь, не оставляй им ни капельки, чтобы не воспользовались.
        И опять - упрямое молчание. Я даже не сердилась на него больше - привыкла.
        Вздохнув еще раз, я поднесла нож к запястью - сделать первый надрез.
        Стакан вдруг полетел на пол и вдребезги разбился, левое запястье перехватила могучая рука, миг - и меня пронесло через всю комнату. Я ударилась о стену и распласталась по ней, прижатая всем весом его тела.
        Он вдавливал меня в стену, тяжко дыша. Я попыталась высвободиться, но он буркнул что-то недовольное и тряс мою руку, пока я не замерла. Я стала ждать, что будет дальше. Руку себе я слегка поцарапала, но и только. Вот показалась капелька крови, подтекла под его ладонь и шлепнулась на пол…
        Солнышко согнулся. Медленно-медленно, точно мощное старое дерево на ураганном ветру. Сражаясь за каждый дюйм…
        Он клонился к земле, пока его лицо не оказалось вровень с моим, а горячее и хриплое дыхание не защекотало мне ухо. Наверное, это было очень неудобное положение, но он так и замер, терзая себя и крепко удерживая меня, и только тут сумел наконец заговорить.
        Впрочем, он не говорил, а шептал - все время, пока длился рассказ.


* * *

        - Они больше не любили меня. Он родился первым. Я явился следом за ним. Благодаря ему я никогда не был одинок. Потом явилась она, и я не возражал, я не возражал, пока она понимала, что он принадлежал и мне тоже. Дело не в том, что мы будто бы не поделили его, понимаешь? Было хорошо, что она с нами, и еще появились дети, много детей, все разные и все - совершенные. Я был счастлив тогда, счастлив, она была с нами, и мы любили ее, он и я, но в его сердце на первом месте был я. Я знал это. И она проявляла к этому уважение. Нет, необходимость делиться никогда меня не тревожила…
        Но они менялись, менялись, они все время менялись… Я знал о такой возможности, но прошло уже столько времени, и я сперва не поверил… До моего появления он целую вечность был одинок. Я не понимал… Даже когда мы враждовали, он не переставал обо мне думать. Откуда мне было знать? За все время моего существования этого не случалось, ни единого разу… Даже удаляясь от них, я чувствовал их присутствие и то, что они чувствовали меня. Но потом… потом…


* * *
        Добравшись до этого места, он вновь плотно притянул меня к себе. Его свободная рука, та, что не стискивала моего запястья, сгребла в кулак ткань одежды на моей пояснице. Я была уверена только в том, что это не объятие. Ни любовное, ни дружеское. Скорее, походило на то, как он вцепился в меня после освобождения из Пустоты. Или на то, как я временами стискивала свой посох, когда случалось забрести в незнакомое место и не к кому было обратиться за помощью, если вдруг оступлюсь. Да, вот именно так.


* * *

        - Я не думал, что такое возможно. Было ли это предательством? Неужели я чем-то их оскорбил? Я вообразить не мог, что однажды они начисто забудут меня…
        Но они забыли.
        Они забыли меня.
        Они были вместе, он и она, а я совсем их не чувствовал. Они думали только друг о друге, а мне больше не было места.
        Они оставили меня в одиночестве…


* * *
        Я всегда лучше понимала язык тела, чем голос или внешний смысл слов. Так что, когда Солнышко шептал об охватившем его ужасе, о единственном мгновении одиночества после целой вечности любви и дружбы, отнюдь не слова сообщили мне о степени катастрофы, которая постигла из-за этого его душу. Он прижимался ко мне, точно любовник. И поэтому в словах не было нужды.


* * *

        - Я бежал в смертное царство. Лучше уж водиться со смертными, чем не иметь вообще ничего. Я отправился в одну деревню, встретил смертную девушку… Лучше хотя бы такая любовь, чем совсем никакой… Девушка предложила себя, и я взял ее. Она была нужна мне, как ничто и никогда прежде. Я остался у нее. Любовь смертной оказалась как-то… надежней… Родился ребенок, и я не стал его убивать. Я знал, что это демон, запретное существо, я сам установил тот закон, но он тоже оказался мне нужен… Он был… Я и запамятовал, до чего они бывают хороши… Смертная девушка шептала мне на ухо, шептала ночами, когда я слабел. Мои родичи были не правы, они поступили зло, жестоко и недостойно, забыв меня. Если я вернусь к ним, они опять меня предадут. Только она могла по-настоящему любить меня; только она была мне нужна. Мне было необходимо в это поверить, ты понимаешь? Мне нужна была хоть какая-то опора, нечто определенное. Я жил, до ужаса боясь ее смерти. А потом они явились за мной, разыскали меня. Они принесли извинения - извинения! Как после мелкой размолвки!..


* * *
        Я услышала короткий смешок, больше похожий на всхлип.


* * *

        - Они забрали меня домой. Но я знал, что более не могу доверять им. Я понял, что это такое - остаться в одиночестве. Это противоположно и противно всему, чем я являюсь, это ничто, это пустота… Еще до начала времен я сражался в десяти тысячах битв, я сжигал душу, давая форму вселенной… но никогда прежде я не страдал так невыносимо.
        Та смертная девушка предупреждала меня. Она говорила: они сделают это снова. Забудут, что некогда любили меня. Обратятся друг к другу, а я останусь один… брошенным… навсегда…
        Я сказал, что они не сделают этого.
        Не сделают этого.
        Тогда смертная девушка убила нашего сына.


* * *
        Тут он ненадолго умолк. Он застыл в неподвижности.


* * *

        - «Вот, возьми»,  - сказала она и предложила мне кровь. И я подумал… я подумал… подумал… когда нас было лишь двое, я никогда не оставался один…


* * *
        Вот такая заключительная фраза. Пророчество о том, чем кончилось дело.
        Он медленно разжал руки, выпуская меня. Напряжение ушло из его тела, а с ним кончились и силы,  - утекли, как вода. Он соскользнул по мне, опустившись на колени, его щека оказалась у моего живота. Он больше не дрожал.
        Я провела довольно много времени, стараясь постичь природу света. Это частью любопытство, частью философские размышления. Я надеюсь однажды понять, почему я вижу именно таким образом, а не иначе. Писцы тоже изучали свет. В книгах, которые читал мне Сумасброд, утверждалось, что ярчайший свет - истинный свет, как там говорилось,  - есть сочетание всех видов менее совершенного света. Красного, синего, желтого и остальных, сколько ни есть,  - смешать их, и получится сияющий белый.
        Это некоторым образом означает, что истинный свет зависит от присутствия прочих разновидностей света. Убери их, и останется темнота. Однако обратное неверно: убери тьму - и останется тьма еще непроглядней. При этом тьма может существовать сама по себе, свет же - не может.
        Вот так одно мгновение одиночества уничтожило Блистательного Итемпаса. Вероятно, со временем он оправился; время обтачивает даже речной голыш, придавая ему новую форму. Но в момент величайшей слабости он получил подножку; уже израненной душе нанесла неисцелимую рану смертная женщина, на чью любовь он так полагался. И это настолько лишило его рассудка, что он убил собственную сестру, думая навеки обезопасить себя от боли предательства.

        - Мне жаль,  - выдохнул он еле слышно, как будто не для моих ушей, но последующие слова предназначались уже мне.  - Ты понятия не имеешь, сколько я думал над тем, чтобы взять твою кровь и использовать ее для себя…
        Я обняла его за плечи, нагнулась и поцеловала в лоб:

        - Вообще-то, я знаю.
        Потому что я действительно знала.
        Выпрямившись, я взяла его за руку и принудила встать. Он послушался, не противясь. Дал отвести себя к постели и уложить. Когда мы угнездились бок о бок, я забралась под его руку и устроила голову у него на груди - точно так, как когда-то с Сумасбродом. На ощупь, на запах они были очень разными. Морская соль - и сухие специи, прохлада - и жар, нежность - и ярость. Только сердца стучали совсем одинаково. Медленно, мощно, уверенно. Мог ли сын унаследовать подобное от отца? Определенно… Я подумала и решила, что умереть можно и завтра.

18

«МЕСТЬ БОГОВ»
        (акварель)

        Думаю, Сумасброд всегда подозревал истину…
        Я с детства хранила удивительное воспоминание о пребывании в теплой и влажной тесноте. Там мне было удобно и безопасно, но одиноко. Я слышала голоса, однако со мной никто не разговаривал. Время от времени чьи-то руки прикасались ко мне, и я толкалась в ответ, но это было и все…
        Много лет спустя я рассказала об этом Сумасброду, и он как-то странно на меня посмотрел. Когда я спросила его, что не так, он ответил не сразу. Но я не отступалась, и наконец он сказал:

«Звучит как воспоминание о пребывании в утробе!»
        Я, помнится, расхохоталась.

«Чепуха какая! Я же думала! Слушала! Воспринимала!»
        Он пожал плечами.

«До рождения со мной было то же. Видимо, и со смертными иногда так получается».
        Хотя на самом деле и не положено, мог бы он добавить, но не стал.


* * *

        - Что ты собираешься предпринять?  - утром спросил меня Солнышко.
        Он стоял у окна по другую сторону комнаты, мягко сияя,  - солнце только что встало. Я приподнялась, села, подавила зевок.

        - Не знаю.
        Умирать я пока не готова. И признать это оказалось легче, чем я думала. Я ведь убила Сумасброда; жить с этим знанием почти непереносимо. Но наложить на себя руки или дать это сделать Солнышку либо Арамери - это… некоторым образом еще хуже. А если иметь в виду гибель Сумасброда, это вообще выглядело так, будто я собиралась выкинуть подарок.

        - Если я выберу жизнь, Арамери будут меня использовать одни боги знают для чего. Оно мне надо - новые смерти на моей совести?  - Я вздохнула и потерла ладонями лицо.  - Ты был прав в своем желании перебить нас. Только требовалось довести дело до конца, уморить всех. Это была единственная оплошность Троих…

        - Нет,  - сказал Солнышко.  - Мы были не правы. Не стану отрицать, с демонами надо было что-то делать, но нужно было найти какое-то другое решение. Они ведь были нашими детьми…
        Я молча открыла рот. Потом закрыла. Я вглядывалась в его силуэт, чуть более яркий, чем слегка светившееся окно. Я даже не знала, что на это сказать, и решила переменить тему.

        - А ты сам что собираешься делать?
        Он стоял, встречая рассвет, точно так же, как много раз делал это в моем доме: прямая осанка, голова вскинута, руки скрещены на груди. Сейчас, против обыкновения, Солнышко негромко вздохнул и повернулся ко мне, прислонившись к подоконнику с видом почти осязаемой усталости.

        - Понятия не имею,  - ответил он.  - Во мне не осталось ничего цельного или правильного, Орри. Ты была права, когда обозвала меня трусом. Дураком ты меня не называла, но и это было бы правильно. А еще я слаб…
        Он поднял руку, посмотрел на нее так, словно впервые увидел, и сжал кулак. Кулак показался мне далеко не слабым, но я понимала, какая цена ему была с точки зрения бога. Кости - способные ломаться. Кожа - не знающая мгновенного исцеления ран. Вены и сухожилия - уязвимые, как паутинки. А внутри хрупкой плоти - разум, напоминающий разбитую и плохо склеенную чашку.

        - Значит, это одиночество?  - спросила я.  - Твоя истинная противоположность. Одиночество, а не тьма. Ты этого не понимал?

        - Нет. До того самого дня.  - Он опустил руку.  - А надо было. Потому что одиночество - вот тьма души.
        Я встала и приблизилась к нему, слегка запнувшись о ковер. Я нашла его руку, потом потянулась к лицу. Он позволил мне это, даже прильнул к моей ладони щекой. Наверное, в тот момент он чувствовал себя очень одиноким.

        - Я рад, что они отправили меня сюда в облике смертного,  - сказал он.  - Я не могу причинить особого вреда, когда с ума схожу. Когда я оказался заперт в том царстве тьмы, я думал, что потеряю рассудок… Но когда меня вытащили, там была ты… без этого я бы опять сломался.
        Я нахмурилась, думая о том, как он прижимался ко мне в тот день, прижимался и не мог отпустить даже на миг. Ни одно человеческое существо не вынесет вечного одиночества. Я тоже свихнулась бы в пустоте. Однако нужда Солнышка была сверхчеловеческой.
        Я снова вспомнила слова матери, которые много раз слышала от нее в детстве.

        - Нет ничего зазорного в том, чтобы принимать помощь,  - сказала я ему.  - Теперь ты стал смертным. А у смертных не все получается в одиночку.

        - Тогда я не был смертным…  - проговорил он, и я поняла: он думал о том дне, когда убил Энефу.

        - Может, это относится и к богам,  - ответила я.
        Я еще не вполне оправилась и вынуждена была прислониться рядом с ним к подоконнику.

        - Мы ведь созданы по твоему образу и подобию, помнишь? Что, если твои родичи отправили тебя сюда не потому, чтобы в смертном образе ты не мог наворотить дел, а просто чтобы ты научился справляться с этим, как делаем мы, смертные?
        Я вздохнула и прикрыла глаза: постоянное сияние Неба утомляло меня.

        - Во имя бездны, откуда мне знать! Может, тебе просто друзей завести надо…
        Он промолчал, но, кажется, я почувствовала на себе его взгляд.
        Больше я ничего сказать не успела - в дверь постучали. Солнышко пошел открывать.

        - Лорд…  - Голос был мне незнаком, но в нем звучала вышколенная деловитость слуги.
        - У меня послание. Лорд Арамери требует вас к себе.

        - Зачем?
        Солнышко задал вопрос, на который я бы нипочем не отважилась. Посланец тоже сперва растерялся, но после очень краткого промедления все же ответил:

        - Схватили госпожу Серимн.


* * *
        Как и накануне, лорд Арамери выставил из зала всех своих царедворцев. Такие материи, как сделки с демонами или наказание заблудших чистокровных, они не для посторонних глаз…
        Серимн стояла в окружении четверых стражников - Арамери и уроженцев Дальнего Севера, хотя никто из них ее не касался. Я не могла бы сказать, выглядела ли она сколько-нибудь потрепанной; я видела только силуэт, столь же прямой и горделивый, как и при других наших встречах. Ее руки были связаны впереди, и, кажется, это была единственная уступка ее положению пленницы. Кроме нее, самого правителя, стражи и нас с Солнышком, в зале никого не было.
        Они с лордом Арамери смотрели друг на друга молча и неподвижно. Ни дать ни взять утонченные мраморные изваяния Безжалостности и Непокорности.
        Впрочем, игра в гляделки тянулась недолго. Она отвернулась от него - при всей своей слепоте я рассмотрела, с каким пренебрежением она это проделала,  - и перевела взгляд на меня:

        - Госпожа Орри… Приятно ли тебе стоять рядом с теми, кто дал твоему отцу умереть?
        Некогда эти слова больно ранили бы меня, но с тех пор я многое успела понять.

        - Ты не так поняла, госпожа Серимн. Мой отец погиб не из-за Ночного хозяина и не из-за Сумеречной госпожи. И богорожденные здесь ни при чем, равно как и те, кто их поддерживает. Он умер оттого, что был не похож на других. У обычных смертных непохожесть возбуждает злобу и страх…  - Я вздохнула.  - Признаю, дыма без огня не бывает. Но тому, кто заслуживает веры, следует верить.
        Она покачала головой:

        - Слишком уж ты доверяешь этим новым богам.

        - Нет,  - сказала я, начиная сердиться. Да какое сердиться, я пылала яростью! Будь у меня посох, наверняка дошло бы до беды.  - Я верю в то, что боги - таковы, какие они есть, и еще в то, что смертные - это смертные. Смертные, госпожа Серимн, именно смертные забили моего отца камнями до смерти. Именно смертные связали меня, как овцу на бойне, и выпускали из жил кровь, чуть не доведя до гибели. Смертные и моего возлюбленного убили…
        Я произнесла это, и у меня не перехватило горло, и голос не дрогнул - есть чем гордиться. Ярость несла меня на своих крыльях.

        - Во имя бездны! Да если боги в самом деле решат стереть нас с лица земли, велика ли беда? Может, мы вполне заслужили уничтожения!
        Тут я не удержалась и посмотрела на лорда Теврила.
        Он заговорил скучающим голосом, не обратив особого внимания на мои слова:

        - Серимн, хватит препираться с девочкой. Твое краснобайство сгодилось бы для ваших запутавшихся и растерянных неофитов, но все здесь присутствующие видят тебя насквозь.
        Он сделал в ее сторону жест, этакий изящный взмах, обрисовавший всю ее сущность.

        - Эру Шот, тебе позволительно не понимать: вся нынешняя заварушка - всего лишь семейная ссора, зашедшая слишком далеко.
        Должно быть, я выглядела сбитой с толку.

        - Семейная ссора?..

        - Видишь ли, я всего лишь полукровка,  - ответил он.  - Самый первый, оказавшийся во главе семьи. И хотя меня поставила на эту должность сама Сумеречная госпожа, иные мои родственники, особенно чистокровные, продолжают сомневаться в моей дееспособности. У меня хватило глупости считать Серимн наименее опасной среди них. Я даже верил, что она могла оказаться полезной, ведь ее организация давала цель в жизни тем приверженцам Итемпасовой веры, кто в последнее время утратил духовные ориентиры.
        Я не видела, как он покосился на Солнышко, но угадала движение.

        - Я не предполагал, что они могут натворить настоящих бед. Приношу за это свои извинения.
        Я изумленно застыла. Я ничего не знала о повадках высокорожденных, не говоря уже об Арамери, но одно мне было известно точно: извиняться у них не в обычае. Они не делали этого никогда и ни под каким видом. Даже после уничтожения Земли Маро они предложили моему народу полуостров Нимаро в качестве «жеста человеколюбия» - но не как извинение.
        Серимн тряхнула головой.

        - Декарта назначил тебя, Теврил, наследником только по принуждению,  - сказала она.
        - Полукровка или нет, в обычную пору ты бы справлялся неплохо. Но в нынешние темные времена нам необходим сильный глава семьи, непоколебимо приверженный старым ценностям, не склонный ни при каких обстоятельствах утрачивать преданность Отцу Небесному. А тебя ущербное происхождение не наделило должной гордостью.
        Я почувствовала улыбку лорда Арамери. Еще бы мне было не ощутить ее, тонкую и опасную, как клинок! От нее в комнате сразу что-то изменилось, никто здесь больше не мог полагать себя в безопасности.

        - Тебе есть еще что сказать?  - спросил он.  - Такого, что не зря потратило бы мое время?

        - Нет,  - ответила она.  - Ничего, что тебе подобало бы услышать.

        - Очень хорошо,  - сказал лорд Арамери.
        Щелкнул пальцами - и из-за занавеси позади трона возник слуга. Он припал на колени рядом с троном, держа что-то в руках; еле слышно звякнул металл. Теврил не взял принесенного, а я не могла разглядеть, что это такое. Я только заметила, как отшатнулась Серимн.

        - Вот этот человек,  - сказал лорд Арамери, указывая на Солнышко.  - Серимн, ты оставила Небо до последней передачи власти. Ты знаешь, кто это такой?
        Серимн покосилась на Солнышко и отвела глаза.

        - Мы так и не сумели установить, что он такое,  - сказала она.  - Он является спутником и, возможно, любовником госпожи Орри. Он не представлял для нас ценности, разве что как заложник, чтобы она вела себя смирно.

        - Посмотри на него внимательнее, кузина.
        Она повиновалась, всем своим видом излучая пренебрежение.

        - Я в самом деле должна что-то особенное увидеть?
        Я взяла Солнышко за руку. Он не пошевелился. Похоже, происходившее было ему безразлично.
        Лорд Арамери поднялся с трона и сошел по ступеням. Достигнув подножия, он резко повернулся к нам - так, что длинные волосы и плащ метнулись у него за спиной. А потом преклонил колено, явив учтивость, которой я бы никогда не заподозрила в столь могущественном человеке.
        Стоя коленопреклоненным, он звенящим голосом произнес:

        - Узри же нашего Отца Небесного, Серимн. Приветствуй Итемпаса, Дневного хозяина, Повелителя Порядка и Света!
        Серимн непонимающе посмотрела на него. Потом - на Солнышко. В голосе Теврила не было ни намека на язвительную насмешку - лишь почтительное благоговение… Я, однако, вполне представляла себе, что видела Серимн, глядя на Солнышко. Нечеловеческую усталость в глазах, невероятное горе под покровом внешнего безразличия. На нем, как и на мне, была одежда с чужого плеча, и он никак не ответил на поклон и приветствие Теврила.

        - Да он же мароне,  - после долгой паузы проговорила Серимн.
        Теврил поднялся, привычным движением откидывая за спину хвост длинных волос:

        - Какая неожиданность, не правда ли? А ведь это не первая ложь, которую наше семейство повторяет так долго, что правда начинает уже забываться.
        Он подошел к ней и остановился прямо напротив. Она не попятилась, хотя я, например, на ее месте обязательно подалась бы назад. Было сейчас в лорде Арамери нечто такое, отчего мне стало нешуточным образом страшно.

        - Ты же знаешь, Серимн, что он был низложен,  - сказал он.  - И ты видела предостаточно богов, принимавших облик смертных. Как же ты не догадалась, что чтимый тобою бог может среди них оказаться? Вот и Хадо рассказывает, что ваши новозоры обращались с ним не очень по-доброму…

        - Нет,  - сказала Серимн, и в ее сильный, звучный голос впервые за время нашего знакомства пробилась дрожь неуверенности.  - Это невозможно! Я бы непременно… и Датэ… мы бы непременно поняли!
        Теврил оглянулся на слугу. Тот поспешил вперед со своим металлическим предметом. Лорд взял его и сказал:

        - Полагаю, твоя незамутненная арамерийская кровь все равно не дает тебе права говорить за нашего бога. Ну что ж, раз так, значит так. Откройте-ка ей рот и подержите открытым…
        Я даже не поняла, что последние слова были приказом,  - но стражники сдвинулись вокруг Серимн и схватили ее. Началась борьба, выглядевшая для меня как смешение качающихся силуэтов. Когда все успокоилось, я заметила, что стражи крепко держали голову Серимн.
        Теврил между тем взял в руки предмет, принесенный слугой, и я впервые смогла увидеть его - темным контуром на фоне магического свечения дальней стены. Ножницы? . Нет, слишком большой и форма другая…
        Клещи.

        - Боги мои…  - прошептала я, слишком поздно поняв, что происходит.
        Я поспешно отвернулась, но от жутких звуков деваться было некуда. Захлебывающийся вопль Серимн… «Мммхх…» Теврила, вынужденного приложить немалую силу… влажный хруст разрываемой плоти. Все произошло очень быстро. Теврил со вздохом отвращения вернул клещи слуге, и тот их унес. Серимн издала еще один невнятный звук, не столько вопль боли, сколько бессловесный протест… И, обмякнув, со стоном повисла на руках стражников.

        - Пожалуйста, держите ее голову наклоненной вперед,  - словно сквозь туман, услышала я голос Теврила.  - Мы же не хотим, чтобы она захлебнулась.

        - П-погодите…  - выдавила я.
        Боги, я была неспособна думать. Наверное, эхо этого звука до конца дней будет мне сниться.

        - Что такое, эру Шот?
        Лорд Арамери тяжело дышал, но в остальном говорил как обычно: вежливо, негромко и с теплотой. Я же про себя гадала, сумею ли совладать с позывом на рвоту.

        - Датэ,  - повторила я.  - И пропавшие богорожденные. Она… она же могла рассказать нам…
        Увы, теперь Серимн умолкла навеки.

        - Даже если ей и было что-то известно, она ни за что бы не заговорила,  - сказал Теврил.
        Он взошел по ступеням и снова опустился на трон. Слуга оставил клещи за занавесом и, торопливо вернувшись, подал ему влажное полотенце. Лорд тщательно протер каждый палец.

        - Однако я более склонен предположить, что они с Датэ уговорились разделиться, чтобы защитить друг друга. Серимн, в конце концов, чистокровная Арамери. Она должна была предвидеть допрос с пристрастием в случае поимки.
        Допрос с пристрастием… Так, значит, на языке высокорожденных называлось то, чему я только что стала свидетельницей.

        - И, к сожалению, дело это уже не в моей власти.
        Теврил сделал едва заметный жест, и главные двери зала распахнулись. Вошел другой слуга. Он нес нечто, мгновенно привлекшее мой взгляд, ибо оно сияло так же ярко, как и все остальное в этом насыщенном магией месте. Только, в отличие от пола и стен, предмет в руках у слуги испускал веселый розовый свет. Это был небольшой резиновый мячик - ребенку впору играть.
        Теврил взял его у слуги и проговорил:

        - Моя кузина забыла не только о том, что Блистательный Итемпас более не царствует над богами. Она забыла еще и о том, что Арамери теперь повинуются нескольким хозяевам, а не одному, как в прежние времена. Мир меняется; нам приходится меняться вместе с ним - либо погибнуть. Быть может, прослышав об участи Серимн, многие мои чистокровные кузены освежат свою память…
        Он разжал пальцы, и розовый мячик выпал из руки. Отскочил от пола у трона. Лорд поймал его в воздухе. И еще дважды уронил на пол.
        Перед ним возник мальчик. Я ахнула, тотчас узнав его. Это был Сиэй, бог-дитя, тот, что когда-то порывался запинать Солнышко до смерти. Сиэй Плутишка, пребывавший некогда в рабстве у Арамери.

        - Что еще?  - спросил он раздраженно.
        Мельком оглянулся на меня, услышав, как я ахнула, и отвернулся, не переменившись в лице. Я стала молиться сразу всем богам, чтобы он меня не узнал. Хотя надежды на это не было почти никакой, ведь рядом со мной стоял Солнышко.
        Теврил почтительно наклонил голову.

        - Вот одна из убийц твоих родичей, лорд Сиэй,  - сказал он, указывая на Серимн.
        Сиэй обернулся к ней, поднимая брови:

        - А я ее помню! Декарте она была троюродной племянницей или что-то вроде того. Съехала много лет назад…  - И на его лице возникла кривая улыбка, плохо соответствовавшая детским чертам.  - Ух ты, Теврил! Язык?!
        Теврил отдал розовый мячик слуге. Тот с поклоном взял его и унес.

        - Кое-кто в семье полагает, будто я… слишком мягок.  - Он пожал плечами.  - Мне показалось, наглядный пример не повредит.

        - Вижу.  - Сиэй вприпрыжку одолел два шага и остановился перед Серимн, впрочем, я заметила, как брезгливо он обошел кровь, темным пятном растекшуюся на полу.  - То, что ее поймали, уже хорошо, но я как-то не думаю, чтобы Наха вернул солнце, пока вы не отловите демона. Как у вас с этим?

        - Пока он не пойман,  - сказал Теврил.  - Мы ищем его.
        Серимн издала звук, от которого у меня на коже встали дыбом мелкие волоски. Я ощутила ее внимание и увидела, как она с усилием подалась в мою сторону и снова издала этот звук. Слов, которые она старалась произнести, разобрать было невозможно, я даже не была уверена, что она вправду пыталась заговорить, но я все равно поняла: она хотела указать Сиэю на меня. «Вот демон!» - сказала бы она, если бы могла.
        Но Теврил уже позаботился, чтобы она никому не выдала моей тайны. Даже богам.
        Сиэй вздохнул, наблюдая за попытками Серимн.

        - Не знаю и знать не хочу, что ты там силишься вякнуть,  - сказал он.
        Серимн притихла, глядя на него с каким-то новым и очень мрачным предчувствием. А Сиэй продолжал:

        - И мой отец не пожелает этого знать. Я бы на твоем месте только молился, чтобы на него не напало… творческое настроение!
        И он махнул рукой. Этак лениво, небрежно… Возможно, только я увидела поток могущественной энергии, черным пламенем вырвавшейся из этой руки. Она свернулась в воздухе, точно змея, потом устремилась вперед и поглотила Серимн… Когда она исчезла, Серимн нигде больше не было видно.
        Потом Сиэй повернулся к нам с Солнышком.

        - Так ты еще с ним!  - сказал он мне.
        Я как-то очень остро почувствовала свою руку, сжимавшую ладонь Солнышка.

        - Да,  - ответила я и подняла подбородок.  - Теперь я знаю, кто он такой.

        - В самом деле?  - Взгляд Сиэя метнулся к Солнышку. Задержался.  - Знаешь, как-то я сомневаюсь в этом, смертная девочка. Даже его дети толком не знают больше, кто он такой.

        - Я сказала, что теперь знаю его,  - проговорила я с некоторым раздражением.
        Я никогда не терпела покровительственного отношения, от кого бы оно ни исходило, а уж за прошедшие несколько недель я навидалась и натерпелась такого, что капризы богорожденного смутить меня уже не могли.

        - Я не знаю, каков он был раньше. Той личности больше нет; он прежний умер в день, когда убил Энефу. Это все, что осталось!
        И я дернула головой в сторону Солнышка. Его ладонь обмякла в моей,  - вероятно, он ничего подобного не ожидал.

        - Верно тебе скажу, осталось не много. Иногда я сама готова его до потери сознания запинать. Но чем больше я его узнаю, тем больше убеждаюсь: он не настолько безнадежен, как всем вам, по-моему, кажется!
        Какое-то мгновение Сиэй молча смотрел на меня… Впрочем, он быстро оправился.

        - Ничего ты об этом не знаешь!  - Мальчик-бог сжал кулачки: вот сейчас ногами затопает.  - Он мою маму убил! Мы все в тот день умерли! И это он нас убил! Нам что, об этом забыть?

        - Нет,  - сказала я.
        Я ничего не могла поделать с собой: мне было жаль его. Я ведь знала, каково это - пережить потерю родителя, противоречащую здравому смыслу.

        - Конечно, вы не можете забыть. Но…  - тут я подняла руку Солнышка,  - …посмотри же на него! По-твоему, он провел столетия в самодовольном злорадстве?
        Сиэй надул губы:

        - Он сожалеет о сделанном? Теперь, когда мы освободились из рабства, а он за свои преступления оказался заточен в смертное тело? Ах, какое раскаяние!

        - Откуда тебе знать, что он не раскаивался прежде?

        - А оттуда, что он не освободил нас!  - Сиэй ударил себя кулаком в грудь.  - Он бросил нас здесь и предоставил людям поступать с нами, как им заблагорассудится! Он пытался заставить нас полюбить его снова!

        - Может,  - сказала я,  - он просто другого способа придумать не мог.

        - Что?!

        - Может, это был единственный путь, казавшийся ему вменяемым - после того невменяемого поступка, что он совершил? Может, он думал, что время все исправит - хотя это было невозможно? Даже при всем том, что от его деятельности становилось все только хуже…
        Мой первоначальный гнев успел улетучиться, я вспоминала Солнышко, каким он предстал мне прошлой ночью - на коленях, полностью лишенным надежды.

        - Может, он считал, что лучше пусть ты будешь в плену и ненавидишь его, чем насовсем тебя потерять?
        Я понимала, что это бессмысленный спор. Иные деяния не подпадают ни под какое прощение. Убийство, несправедливое заточение и пытки суть непрощаемые грехи… Наверное. Ну, мне так кажется.
        И тем не менее…
        Сиэй почему-то закрыл рот. Посмотрел на Солнышко. Стиснул зубы, сузил глаза:

        - Ну так что? Эта смертная вправду говорит за тебя, отец?
        Солнышко не ответил. Все его тело излучало страшное напряжение, но проложить себе путь словами оно не могло. Я этому не удивилась. Я даже выпустила его руку, чтобы ему проще было оставить меня, когда он уйдет.
        Его ладонь внезапным движением сомкнулась на моей - плотно, с судорожной силой. Я бы теперь не смогла высвободиться, даже если бы захотела.
        Пока я удивленно моргала, соображая, что бы это значило, Сиэй недовольно вздохнул.

        - Не пойму я тебя,  - сказал он мне.  - Ты же вроде не дура. Он же пустая трата твоих сил! Неужели ты из тех женщин, которым для счастья нужно непременно мучить себя? Которые примут только такого любовника, что станет избивать?
        Я негромко ответила:

        - Моим возлюбленным был Сумасброд.
        При этих словах Сиэй искренне опечалился:

        - Я и забыл… Мне жаль.

        - Мне тоже.
        Я вздохнула и потерла глаза, они отчего-то вновь разболелись. Видно, во дворце под названием Небо было многовато магии; я не привыкла все время видеть. Мне не хватало тьмы Тени с ее редкими искрами и проблесками волшебства.

        - Дело просто в том, что вы… все вы будете жить вечно…  - Тут я спохватилась и поправилась с горькой улыбкой: - Не принимая в расчет возможность убийства, конечно. У вас вечность впереди, чтобы разобраться друг с другом…
        То, чего всяко не было бы у нас с Сумасбродом, даже если бы он не погиб. А еще я жутко устала; волевое усилие, чтобы не подпускать к себе горе, давалось мне все с большим трудом.

        - Я просто не вижу смысла проводить эту вечность в ненависти. Вот и все…
        Сиэй задумчиво смотрел на меня. Его зрачки внезапно изменились, превратившись в пристальные кошачьи щелки, только на сей раз их преображение не сопровождалось угрозой. Быть может, ему, как и мне, требовались странные глаза, чтобы видеть недоступное остальным. Потом он обратил эти свои глаза на Солнышко и долго рассматривал его, не говоря ни слова… Не знаю уж, что он углядел, но увиденное не развеяло его гнев. Другое дело, что и нападать он не стал, и я решила считать это победой.

        - Сиэй…  - вдруг сказал Солнышко.
        Его рука крепко, почти до боли, сжала мою. Я скрипнула зубами и промолчала, не смея встревать. Я слышала, как он набрал воздуха в грудь…

        - Только не вздумай извиняться передо мной,  - сказал Сиэй.
        Он говорил очень тихо, быть может чувствуя то же, что и я. Его лицо стало очень холодным, превратившись в сущую маску гнева.

        - То, что ты сделал, не может быть искуплено всего лишь словами. Даже пытаться приносить извинения значит оскорбить. Не только меня - саму мамину память…
        Солнышко замер. Потом его рука дернулась на моей, ни дать ни взять черпая силы в прикосновении, потому что он все-таки заговорил.

        - Если не слова…  - сказал он.  - Помогут ли деяния?
        Сиэй улыбнулся. Я была готова поклясться, что зубы у него заострились.

        - Какие же деяния могут искупить твои преступления, мой блистательный родитель?
        Солнышко отвел глаза, и его хватка наконец ослабла.

        - Никакие. Я знаю.
        Сиэй глубоко вдохнул и тяжело, медленно выдохнул. Покачал головой, глянул на меня, вновь покачал головой и наконец отвернулся.

        - Я передам матери, что ты отлично справляешься,  - сказал он Теврилу.
        Тот не проронил ни слова за время нашего разговора; полагаю, он слушал, затаив дыхание.

        - Она рада будет это слышать.
        Теврил наклонил голову в этаком полупоклоне.

        - Сама-то она как? Благополучно?

        - Еще как благополучно! Божественность очень ей подошла. Это мы тут на ушах ходим…
        Мне показалось, он на мгновение заколебался и хотел было вновь повернуться к нам с Солнышком, но в итоге лишь кивнул Теврилу:

        - Ну, до новой встречи, лорд Арамери.
        И испарился.
        Теврил проводил его исчезновение долгим вздохом, выразившись, кажется, за всех нас.

        - Что ж,  - сказал он.  - С этим делом мы покончили, осталось решить лишь одно. Ты обдумала мое предложение, эру Шот?
        Я на самом деле лелеяла одну-единственную надежду. Если я выберу жизнь и позволю Арамери пользоваться собой, быть может, когда-нибудь мне удастся освободиться. Найду способ… Жалкая, почти несбыточная надежда, но больше-то у меня ничего не было.

        - Вы уладите для меня дела с орденом Итемпаса?  - спросила я, силясь сохранить достоинство.
        Настал мой черед искать поддержки у Солнышка. Продавать душу казалось некоторым образом проще, пока он рядом.
        Теврил чуть наклонил голову:

        - Это уже сделано.

        - И еще…  - Я помедлила.  - Вы дадите мне слово, что эта метка, которую я обязуюсь носить… Что она будет делать только то, что вы сказали?
        Он приподнял бровь:

        - Эру Шот, как мне кажется, вы не в том положении, чтобы очень уж торговаться.
        Я вздрогнула и съежилась, потому что он, конечно, был прав, но моя свободная рука сжалась в кулак. Очень уж я не любила, когда мне угрожали.

        - Я могу сказать младшим богам, что я такое. Они убьют меня, но хоть не станут использовать так, как собираетесь вы.
        Лорд Арамери откинулся на троне и положил ногу на ногу:

        - Ты не знаешь этого наверняка, эру Шот. К примеру, расскажешь ты какой-нибудь богорожденной, а у нее окажутся свои враги, от которых она не прочь избавиться. Ты в самом деле готова сменить смертного хозяина на бессмертного?
        Я о такой возможности даже и не задумывалась. Представив, что могло получиться, я застыла от ужаса.

        - Не бывать тебе ее хозяином,  - сказал Солнышко.
        Я так и подпрыгнула. Теврил медленно вдохнул и не спеша выдохнул.

        - Господин мой,  - сказал он.  - Боюсь, ты не знаешь подробностей нашего предыдущего разговора. Эру Шот знает, какая опасность подстерегает ее, останься она на свободе.
        При этом его тон явственно говорил: «А ты не в том положении, чтобы за нее торговаться». Произносить это словами даже не требовалось. Все было и так очевидно просто до боли.

        - Опасность, которая подстерегает ее, если ты предъявишь на нее права,  - отрезал Солнышко.
        Я ушам своим не верила. Неужто он в самом деле пытался вступиться за меня?..
        Солнышко выпустил мою руку и шагнул вперед.

        - Ты не сможешь сохранить ее существование в тайне,  - сказал он.  - Ты не сможешь убить достаточно народу, чтобы спокойно сделать ее своим оружием. Лучше бы ты совсем ее сюда не забирал. Тогда ты мог бы хоть отпереться, что вообще не знал о ней!
        Я нахмурилась, ничего не понимая. Но Теврил снял одну ногу с другой и негромко спросил:

        - Так ты намерен поведать о ней другим богам?
        Тут до меня наконец дошло. Солнышко не так уж беспомощен. Его невозможно убить насовсем. Его не получится навсегда засадить под замок, потому что его наказание подразумевало странствия по миру смертных и постижение житейских уроков этого мира. В какой-то момент его неизбежно примется разыскивать кто-то еще из богов - хотя бы ради того, чтобы позлорадствовать его унижению. Тут-то и рассыплется план Теврила, задумавшего сделать меня тайным оружием Арамери.

        - Я никому ничего не скажу,  - тихо продолжал Солнышко,  - если ты отпустишь ее.
        Я затаила дыхание.
        Теврил некоторое время молчал.

        - Нет,  - сказал он затем.  - Моя первейшая забота осталась неизменной: она слишком опасна, чтобы жить без присмотра и защиты. Уж лучше ее сразу убить!
        Тем самым он не только прекращал мою жизнь, но и разбивал все доводы Солнышка.
        Это было подобно игре никким: вереницы ложных ходов, которыми противники стремились запутать один другого. Я как-то никогда не обращала внимания на подобные игры, ведь я не могла видеть их и понятия не имела, что происходило при ничьей. Но вот быть призом в игре мне определенно не нравилось.

        - Она жила тихо и благополучно, пока ее не начал преследовать орден,  - сказал Солнышко.  - Безвестность веками защищала ее происхождение. Даже от богов. Верните ей это - и все станет как прежде.
        Солнышко помолчал.

        - К тому же у вас еще осталась демонская кровь, которую вы забрали перед разрушением Дома Восставшего Солнца.

        - Так они забрали…  - ляпнула я.
        И, спохватившись, умолкла. Только руки стиснула в кулаки. Уж конечно, они не оставили бы подобную ценность пропадать втуне. Моя кровь, кровь Датэ, наконечники… Чего доброго, они переняли и метод возгонки, изобретенный Датэ. Арамери таки получили свое оружие - со мной или без меня. Чтоб им пусто было!
        Тем не менее Солнышко был прав. Если лорд Арамери забрал эту кровь, я ему не нужна.
        Теврил поднялся с трона. Сошел по ступеням, миновал стражников и остановился у окна. Я видела, как он стоял там, глядя наружу - на мир, которым ему выпало править, и на черное солнце, грозный знак божественной немилости. Он сцепил руки за спиной.

        - Безвестность, говоришь…  - сказал он и вздохнул. Когда я услышала этот вздох, в сердце робко шевельнулась надежда.  - Что ж, очень хорошо. Я весьма расположен это обдумать. Но каким образом добиться безвестности? Я должен поубивать всех горожан, которые ее знали? Как ты сам говоришь, это потребует непрактично много смертей…
        Я содрогнулась, тотчас вспомнив Вуроя и прочих своих друзей из Ремесленного ряда. Своего домовладельца. Старушку, жившую через улицу, любительницу посплетничать с соседями о слепой девушке и ее приятеле-боге. А как же Римарн и другие жрецы из Белого зала? Дюжины безымянных стражников и слуг… В том числе и тех, что стояли здесь, поневоле слушая наш разговор…

        - Нет,  - выпалила я.  - Я лучше покину Тень. Я и так собиралась отсюда уехать. Я отправлюсь куда-нибудь, где никто не знает меня, никогда ни с кем не заговорю, только не…

        - Убейте ее,  - сказал Солнышко.
        Я вздрогнула и уставилась на его профиль. Он покосился на меня.

        - Если она будет мертва, ее тайна утратит значение. Никто ее не станет искать. И никто не сможет использовать.
        Тут я все поняла, правда, от этой мысли у меня по спине побежали мурашки. Теврил обернулся и посмотрел на нас через плечо:

        - Ложная смерть? Интересно…  - Он немного подумал.  - Только все надо будет проделать очень тщательно. Она никогда не сможет переговорить ни с друзьями, ни даже с матерью. Она больше не будет зваться Орри Шот. Я обеспечу ей переезд, необходимые средства и правдоподобное прошлое. Может, даже устрою великолепные похороны отважной женщины, не пощадившей собственной жизни ради разоблачения заговора против богов. Но если мои шпионы перехватят малейший слух, любой намек на то, что ты все-таки жива,  - игре конец, эру Шот. Я не остановлюсь ни перед чем, чтобы ты вновь не попала в скверные руки. Мы понимаем друг друга?
        Я посмотрела на него, на Солнышко… потом на себя. Мое собственное тело было тенью, силуэтом на фоне неизменного сияния Неба. Нежные холмики грудей. Руки, так удивительно сложно устроенные. Я подняла их, повернула кисти, согнула пальцы. Ступни… Длинный завиток волос на самом краю поля зрения… Я никогда еще не видела саму себя вот так, почти полностью.
        Ужас какой - умереть, хотя бы и ложной смертью. Друзья станут оплакивать меня, а я оплачу свою жизнь, которую, впрочем, уже потеряла. А моя мама! Бедная мама: сперва она лишилась отца, а теперь…
        Но больше всего я скорбела о расставании с Тенью, со всеми чудесами, странностями и магией этого города, всем тем прекрасным и пугающим, что я здесь узнала, пережила, видела…
        Когда-то я хотела умереть. Это, пожалуй, будет хуже. Но если я это сделаю, я буду свободна.
        Должно быть, я слишком долго молчала. Солнышко повернулся ко мне, его тяжелый взгляд был полон такого сострадания - я и не думала, что он способен на подобное. Он понимал. Конечно, он понимал.
        До чего же временами тяжко жить…

        - Я понимаю,  - сказала я лорду Арамери.
        Он кивнул:

        - Значит, так мы и сделаем. Останься здесь еще на день. Этого времени мне хватит, чтобы обо всем распорядиться.
        И он отвернулся к окну, вновь молча показывая: аудиенция завершена.
        Я стояла не двигаясь, не смея поверить. Я была свободна. Свободна. Совсем как в прежние времена…
        Солнышко повернулся идти, потом оглянулся на меня. Его раздражала моя медлительность. Тоже как в прежние времена.
        За одним исключением - сейчас он боролся за меня. И победил.
        Я засеменила следом и ухватилась за его руку. И даже если он был недоволен тем, как я уткнулась носом ему в плечо, пока мы шли обратно к себе,  - жаловаться не стал…

19

«ВОЙНА ДЕМОНОВ»
        (уголь и мел, черная бумага)

        Вот на том все могло бы и кончиться. Так оно и было бы лучше всего, правда? Низвергнутый бог, «мертвая» демоница… две покалеченные души, хромая, ковыляющие назад к жизни… Я думаю, примерно такого конца заслуживала эта история. Негромкого и обыкновенного.
        Только тебе бы это вряд ли понравилось, я угадала? Как же без завершающего взлета и соответствующих переживаний?.. Ну так я вот что скажу. Потом еще кое-что случилось. И сперва мне казалось, что всем здорово повезло, но теперь что-то я сомневаюсь…


* * *
        В ту ночь я спала крепко и глубоко. Это даже притом, что я боялась будущего, что выговорил мне Солнышко, что я тревожилась за Пайтью и остальных и питала самые циничные подозрения, что лорд Арамери все-таки найдет какой-нибудь способ изящно и доброжелательно прибрать меня к ногтю. Рука моя окончательно зажила, так что я стащила перевязь, размотала повязки и сняла бумажку с сигилами. Потом долго отмокала в глубокой ванне, празднуя избавление от боли, и наконец свернулась клубочком под теплым боком у Солнышка. Он подвинулся, давая мне место, и, погружаясь в сон, я чувствовала на себе его взгляд.
        После полуночи я проснулась, как от толчка. Заморгала, ничего не понимая спросонья, и перекатилась в постели. В комнате царила тишина. Волшебные стены Неба не пропускали ни звуков из ближних залов, ни даже завывания ветра, который наверняка свирепствовал здесь, высоко над землей. В этом смысле в Доме Восставшего Солнца мне нравилось больше. Там со всех сторон доносились негромкие голоса жизни: кто-то ходил по коридорам, распевал гимны, слышалось негромкое поскрипывание Древа, качавшегося на ветру… Я была весьма далека от того, чтобы скучать по Дому или его обитателям, но, согласитесь, пребывание там имело и светлые стороны!
        Ну а здесь была лишь тишина и ярко сияющая неподвижность. Солнышко спал рядом со мной, дыша медленно и глубоко. Я попыталась понять, что же разбудило меня. Может, кошмар приснился? Нет, ничего такого я не припоминала. Приподнявшись, я оглядела комнату, благо магическое свечение давало мне такую возможность… Что ж, когда я покину Небо, кое-чего мне определенно будет недоставать.
        Я ничего не увидела, но все равно не могла отделаться от острой тревоги. И всю кожу покалывало, как если бы что-то прикоснулось ко мне.
        Потом я услышала сзади звук, словно там разорвался воздух.
        Я крутанулась, мигом перестав о чем-либо думать… И точно: вот она, дыра размером с меня, похожая на огромный распахнутый рот. Как глупо, как глупо!.. Я же знала, что он по-прежнему где-то там, на свободе, но почему-то воображала, будто пребываю в безопасности в крепости Арамери. Дура, дура, дура…
        Прежде чем я успела открыть рот и заорать, всасывающая сила дыры протащила меня до середины кровати. Я судорожно цеплялась за простыни, но сама понимала тщету своих усилий. Воображение уже рисовало мне, как эти простыни просто стаскиваются с постели и беспомощно развеваются в воздухе, а я проваливаюсь в дыру, ведущую в персональную Преисподнюю, что Датэ для меня выстроил…
        Потом произошел рывок, да такой, что мне обожгло костяшки пальцев о ткань. Простыни за что-то зацепились. На запястье сомкнулась могучая ладонь.
        Солнышко…
        Меня спиной вперед унесло сквозь жуткий металлический вой, и он улетел вместе со мной. Вопя и барахтаясь, я тем не менее осознавала его присутствие рядом, даже когда ощущение его руки на моем запястье сменилось холодным онемением Пустоты. Мы валились куда-то сквозь дрожащую тьму, падали кувырком…
        Способность воспринимать окружающее вернулась ко мне, когда мы врезались во что-то твердое. Я ударилась оземь - оземь?..  - первой, причем с такой силой, что из легких вышибло воздух и я почувствовала, как он из меня выходил. Солнышко рухнул поблизости, охнув от боли, но сразу перекатился и вскочил, вздернув на ноги и меня. Я судорожно вдохнула и принялась дико озираться, хотя не видела ничего, кроме темноты.
        Однако потом мои глаза кое-что различили. Во мраке плавало нечто расплывчатое, скорчившееся, словно зародыш. Оно, впрочем, не двигалось, а потом я заметила мерцание между ним и собой. Что-то поблескивало, точно стекло. Я попыталась понять, что же это, и увидела по ту сторону «стекла» еще один сумрачный силуэт. Этот я сразу узнала по смуглому оттенку кожи: Китр! Она тоже не двигалась. Я потянулась к ней, но руки уперлись в стеклянистую темноту, которая была плотной и твердой и окружала нас со всех сторон, сверху и снизу. Ни дать ни взять пузырь обычной реальности, вырезанный в жуткой субстанции Пустоты.
        Я повернулась в другую сторону… и увидела Датэ.
        Он был к нам ближе, чем те расплывчатые силуэты,  - на другом конце довольно обширного пузыря. Я даже не была уверена, знал ли он о нашем присутствии, хотя именно по его воле мы здесь оказались: обратясь к нам спиной, он сидел на корточках среди распластанных тел. Тела я рассмотреть не могла, за исключением тех мест, где они заслоняли силуэт Датэ, но я чувствовала в воздухе кровь - густой, тошнотворный запах свежей крови. И слышала звуки, которые надеялась никогда более не услышать. Раздираемая плоть. Жующие челюсти…
        Я напряглась всем телом, на моем запястье сжалась рука Солнышка. Значит, он тоже увидел Датэ: был все же свет в его пустом мире. И Солнышко мог различить, кто из его детей лежал здесь поруганный, лишенный магии жизни.
        Слезы бессильной ярости обожгли мне глаза. Только не это! Только не снова!..
        Я прошептала:

        - Да проклянут тебя боги, Датэ…
        Датэ отвлекся от своего занятия. И повернулся к нам, не вставая, каким-то странным, стелющимся движением. Его рот, одежда и руки были заляпаны темным, левая ладонь сжимала сочащийся кусок… Он уставился на нас, точно внезапно разбуженный лунатик. Я не могла различить, где у него в глазах кончался зрачок и начиналась радужная оболочка - они казались двумя темными ямами, врезанными в белое.
        Он постепенно возвращался к обычному состоянию. Потом спросил:

        - Где Серимн?
        Я резко ответила:

        - Мертва!
        Он нахмурился, но как-то недоуменно. Медленно поднялся на ноги. Открыл рот, желая что-то сказать, но тут заметил сердце у себя в кулаке. Нахмурившись, он отшвырнул его в сторону и шагнул к нам.

        - Где моя жена?  - повторил он.
        Я сурово сдвинула брови, но это была напускная храбрость: на самом деле душа у меня ушла в пятки. Сила истекала из него, как вода, я чувствовала ее давление, от нее у меня мурашки по коже бегали. Она переливалась и мерцала в воздухе вокруг него, наполняя весь пузырь неверным свечением. Никто не видел Датэ с тех самых пор, как воины Арамери разгромили Дом Восставшего Солнца. Где он был все это время? Прятался здесь, в своей Пустоте, убивая и пожирая богорожденных, впитывая их мощь, становясь все сильней… и безумней…

        - Серимн мертва, слышишь ты, чудище,  - сказала я ему.  - Ты что, не слышал меня? Боги забрали ее в свое царство для воздаяния, которое она вполне заслужила. Они и тебя скоро найдут!
        Датэ остановился. Его брови сошлись еще круче. Он тряхнул головой:

        - Она не умерла. Я бы почувствовал.
        Я содрогнулась. Стало быть, на Ночного хозяина все же нашло творческое настроение, о чем и предупреждал Сиэй.

        - Не мертва, так умрет. Или ты хочешь бросить вызов Троим?

        - Я с самого начала собирался сделать это, госпожа Орри.
        Датэ вновь тряхнул головой, потом улыбнулся, показав зубы, обведенные кровавой каемкой. Так я впервые увидела некий намек на его прежнюю сущность, и мне стало холодно от ужаса. Он пожирал младших богов в надежде похитить их силу, и, похоже, у него получалось. Но что-то другое пошло совсем-совсем не так, как предполагалось. И это ясно читалось в его улыбке и в пустоте его взгляда.
        Как тогда выразилась Лил? «Нехорошо это, очень нехорошо, когда смертный кого-то из нас ест…»
        Он оглянулся, созерцая плоды рук своих. Похоже, вид тел его порадовал, потому что он рассмеялся, породив эхо в стенах пузыря.

        - Мы, демоны, тоже дети богов, так ведь? Однако они охотились на нас и почти всех истребили. Это что, правильно?
        Тут я подпрыгнула, потому что последнюю фразу он прокричал. Дальше он говорил сквозь смех:

        - Как по мне, они настолько боятся нас, что пора нам уже дать вещественную причину для страха. Их преследуемые, загнанные дети восстали и грядут занять их место!

        - Не мели чепухи,  - сказал Солнышко.
        Он еще удерживал мою руку, но я чувствовала напряжение во всем его теле. Да, ему было страшно, но вместе со страхом рос гнев.

        - Смертному не дано распоряжаться могуществом бога. Даже если ты победишь Троих, сама вселенная рассыплется у тебя под ногами.

        - Тогда я создам новую!  - в безумном восторге выкрикнул Датэ.  - Ты же вот спряталась от моей Пустоты, а, Орри Шот? Ничему не обученная, до смерти напуганная, повинуясь лишь внутреннему чутью, ты создала себе царство и укрылась в нем.
        Он протянул мне руку, и я с ужасом поняла: он вправду ждал, что я ее приму.

        - Вот почему Серимн надеялась переманить тебя к нам! Я могу создать лишь это царство, а ты строишь их дюжинами! Ты поможешь мне вылепить мир, где смертным никогда не придется жить в страхе перед богами. В этой вселенной мы с тобой сами будем богами - как нам по праву и надлежит!
        Я попятилась от его руки, споткнулась и уперлась лопатками в твердь. Позади была стена, созданная Датэ.
        Некуда бежать.

        - Твой дар и прежде существовал в нашем племени,  - продолжал Датэ.
        Он больше не тянулся ко мне, но далее за плечом Солнышка я не могла укрыться от его глаз, светившихся почти плотским вожделением.

        - Даже когда нас были многие сотни, этот дар считался большой редкостью. Он был присущ лишь детям Энефы. И мне нужна эта магия, госпожа Орри.

        - Во имя Вихря, о чем ты?  - спросила я требовательно.
        Свободной рукой я отчаянно шарила по гладкой поверхности у себя за спиной: вдруг обнаружится дверная ручка!

        - Ты уже заставил меня убивать для тебя. Чего ты еще требуешь? Чтобы я проглотила плоть младших богов и спятила вместе с тобой?..
        Он удивленно сморгнул:

        - Что?.. Нет. Нет, конечно. Ты была любовницей богорожденного. Лично я никогда не доверился бы тебе, но твоя магия не должна пропасть втуне. Я могу съесть твое сердце и сам распоряжаться твоей силой…
        Кровь в моих жилах обратилась в лед. Солнышко, напротив, шагнул вперед, заслоняя меня.

        - Орри,  - сказал он негромко.  - Примени свою магию, чтобы нам выбраться отсюда.
        Я сбросила цепенящий ужас и зашарила в воздухе, отыскивая его плечо. И… перестала что-либо понимать: я-то думала, у него дрожали поджилки, как и у меня, но в нем совершенно не чувствовалось страха.

        - Я… Я не…
        Он пропустил мимо ушей мой испуганный лепет.

        - Ты и прежде вырывалась из его власти. Открой дверь назад в Небо. А я позабочусь, чтобы он за нами не последовал.
        И тут до меня дошло, что я его видела. Он начал сиять. Он решился встать на мою защиту, и божественная сила возвращалась к нему.
        Датэ ощерился и развел руки.

        - Прочь с дороги,  - зарычал он.
        Я сощурилась. Датэ тоже начал сиять. Только он переливался тошнотворной смесью несочетаемых цветов, названий которым я даже не знала. У меня живот заболел от этого зрелища. Цвета были чудовищно яркими. Оказывается, я не представляла, какую мощь он успел накопить.
        Я не могла ничего понять, пока не моргнула и мои глаза не ответили тем странным, непроизвольным приспособлением, что причиняло мне такую боль. Я вдруг по-настоящему увидела Датэ, пробившись сквозь волшебную личину, воздвигнутую его искусством писца…
        И увиденное заставило меня завопить. Перед нами стояло нечто громадное, вздымающееся, оно покачивалось на двадцати ногах и размахивало соответствующим количеством рук, а его лицо… Благие боги, ЕГО ЛИЦО!.. Оно было столь непередаваемо жутким, что я волей-неволей должна была дать выход охватившему меня ужасу.

        - Делай, что говорю!  - рявкнул на меня Солнышко.  - Живо!
        И, пылая, рванулся вперед, навстречу Датэ.

        - Нет,  - прошептала я, мотая головой.
        Я не могла отвести взгляд от огромной ревущей твари, в которую превратился Датэ. Мне хотелось отрицать все, что я увидела в его лице. Ласковую улыбку Пайтьи, квадратные зубы Кинули… глаза Сумасброда… и еще многие-многие черты… От самого Датэ, по сути, почти ничего не осталось - лишь воля да ненависть. Скольких богорожденных он сожрал? Достаточно, чтобы истребить в нем все человеческое, наделив взамен невероятным могуществом…
        Вступая в бой с таким существом, никто не мог надеяться на победу. Даже Солнышко. Сейчас Датэ убьет его, после чего придет за моим сердцем. Я окажусь заперта в нем, а моя душа - навеки порабощена…

        - Не-е-ет…
        Я подбежала к стене пузыря и замолотила руками по холодной блестящей поверхности. Ужас отнял у меня способность мыслить связно. Я задыхалась. Я хотела только одного: бежать, бежать прочь…
        Руки вдруг стали видимыми. А между ними вспыхнуло и явилось еще что-то новое.
        Я остановилась: изумление пересилило панику. Передо мной, тихо мерцая, вращался шарик серебристого света. Глядя на него, я неожиданно увидела на его поверхности чье-то лицо. Я моргнула, и лицо моргнуло в ответ. Потому что оно было моим собственным. Вернее, моим отражением в зеркале. Об этом я тоже прежде слыхала, но сама ни разу не видела. Форма шарика искажала черты, но все же я увидела скулы, рот, исковерканный плачем, белые зубы…
        Но всего яснее я увидела свои глаза.
        Они оказались совсем не такими, как я ожидала. Я уже говорила, что у меня на месте радужек - сплетение серо-стальных, непроницаемых лепестков; так вот, там светились огоньки. Маленькие такие, колеблющиеся, мерцающие. Серые лепестки куда-то втянулись, раскрылись, точно цветы, явив… нечто еще более странное.
        Какого?..
        Позади раздался крик, звук удара. Я обернулась, и в моем поле зрения пронеслось что-то вроде кометы. Только эта комета падала с криком, разбрасывая огонь вместо крови.
        Солнышко…
        Датэ хрипло зашипел, воздевая две из множества похищенных рук. С них каплями масла стекал тошнотворно-пестрый свет и шлепался на пол. Там, куда падали капли, раздавалось шипение.
        Серебряный шарик между моими ладонями замерцал и пропал.
        Забыв и про побег, и про все чудеса магии, я кинулась туда, где лежал Солнышко. Он почти не сиял. И не двигался. Перевернув его на спину, я убедилась, что он жив,  - по крайней мере, дышит, хотя и трудно, неровно. Его грудь от плеча до бедра пересекала полоса темноты. Отрицание света, казавшееся прямо-таки непристойным. Я коснулась полосы, но там не было раны. Равно как и магии.
        И я поняла: из чего бы ни состояла кровь демона, она уничтожала магию жизненной субстанции божества. И Датэ нашел способ ее направлять. Или это стало высшим свойством его новой ипостаси. Теперь он был не просто демоном, но богом, чью природу составляло качество смертности. Он понемногу, удар за ударом, превращал Солнышко в обычного смертного. А когда превращение завершится, он его попросту разорвет.

        - Госпожа Орри,  - выдохнула тварь, некогда бывшая Датэ.
        Я даже про себя больше не могла называть ее человеком. В ее голосе угадывался целый хор голосов, женских и мужских, молодых и старых, они смешивались, путались, рождали эхо. Тварь тяжело дышала, подползая ко мне. Казалось, у нее множество легких… или что там богорожденные устраивают в своих телах, изображая человеческое дыхание.

        - Мы - последние из нашего рода,  - продолжало существо.  - Ты и я. Я был не прав, я зря, зря, зря тебе угрожал…
        Оно помолчало, тряхнуло огромной головой, словно наводя в мыслях порядок.

        - Мне нужна твоя сила. Присоединяйся ко мне, используй ее для меня, и я не трону тебя.
        Шесть ног разом выдвинулись вперед, и оно переместилось еще ближе ко мне.
        Я не верила бывшему Датэ. Не смела верить ему. Даже согласись я участвовать в его планах - при его вывихнутой разумности, вполне соответствовавшей телу, он запросто убьет меня из простого каприза. И в любом случае он убьет Солнышко. Причем насовсем, так, что тот уже не воскреснет. И что ждет вселенную со смертью одного из Троих?
        И заботит ли это безумного пожирателя богов?..
        Не думая, я вцепилась в Солнышко в поисках хоть какой-то опоры от наползающего ужаса. Он зашевелился под моими руками, хорошо если наполовину придя в себя… Какая с него защита? Вот и его сияние начало угасать… И все-таки он еще жив. Если я смогу протянуть время, может быть, он соберется с силами?

        - П-присоединиться к т-тебе?..  - спросила я, заикаясь.
        По облику твари-Датэ прошла дрожь, и многоногая, многорукая жуть перелилась в обыкновенную смертную форму, знакомую мне по Дому Восставшего Солнца. Теперь я знала, что это лишь иллюзия. Он мог обмануть мое зрение, но я все равно чувствовала присутствие искаженной, свернутой реальности. Датэ чем-то напоминал Лил: безобидная внешность - и ужас внутри.

        - Да,  - сказал он… оно?  - и на сей раз я услышала всего один голос. Существо указало рукой себе за спину, туда, где, как я помнила, лежали тела младших богов.
        - Я мог бы тебя обучить. Сделать тебя с-с-и-и-ильной…
        Глаза Датэ утратили сосредоточение, и облик расплылся: личина на мгновение дала трещину. Видно было, какого труда ему стоило ее удерживать. Ничего удивительного, что монстр медлил меня пожирать. Еще одно сердце, еще одну похищенную душу он вполне мог и не удержать.
        Солнышко застонал, и лицо твари сделалось жестким.

        - Но прежде ты должна кое-что для меня сделать…
        Теперь бывший Датэ давился рыданиями и говорил голосом Сумасброда, ласковым, убедительным. А руки то обрастали когтями, то сжимались в кулаки.

        - То существо, чья голова у тебя на коленях… Я думал, в нем нет истинной магии, но теперь вижу, что недооценил его…
        Слезы затуманили мне глаза. Я замотала головой и склонилась над Солнышком, словно это могло хоть как-то его защитить.

        - Нет,  - с трудом выговорила я.  - Я не дам тебе убить еще и его, нет, нет…

        - Я желаю, чтобы ты убила его, Орри. Убей его и возьми его сердце.
        Я замерла, глядя на Датэ и медленно открывая рот…
        Он вновь улыбнулся. У него были то зубы Датэ, то сплошные резцы Кинули.

        - Ты любишь слишком многих среди этих богов,  - сказал он.  - Мне нужно доказательство твоей верности. Убей же его, Орри. Убей и возьми себе его сияющее могущество. Сделай это, и ты поймешь, какое величие на самом деле тебе предначертано!

        - Не могу.  - Я едва расслышала собственный голос.  - Не могу.
        На сей раз улыбка твари открыла острые, как у собаки, клыки.

        - Ты можешь. Для этого понадобится некоторое количество твоей крови.
        Датэ двинул рукой, и на груди Солнышка возник нож. Он был черным и состоял словно бы из отвердевшего тумана: кусочек Пустоты, обретший форму.

        - Я так или иначе заполучу твою силу, госпожа Орри. Съешь его и присоединяйся ко мне, или я сам тебя съем. Выбирай.


* * *
        Ты, наверное, считаешь меня ужасной трусихой.
        Можно припомнить, что я бежала, когда Солнышко велел мне бежать, вместо того чтобы остаться и биться с ним бок о бок. А еще - когда разразилась эта вселенская жуть, я была беспомощна и бесполезна, перепуганная до такой степени, что никому, в том числе и мне самой, не было от меня никакого толку. Ну что, начал уже меня презирать?..
        Я переубеждать не буду. Я не горжусь ни собой, ни тем, что делала в той Преисподней. Я даже толком объяснить своего поведения не могу. Просто потому, что слова бессильны передать ужас, заполонивший в те мгновения мою душу, оказавшуюся перед самым чудовищным выбором, какой только доступен живому существу: убей или умри. Съешь - или сам будешь съеден.
        Я только вот что скажу. Полагаю, я сделала выбор, который сделала бы всякая женщина в присутствии монстра, убившего ее любовь.


* * *
        Я отложила нож в сторону. Он мне не потребуется. Грудь Солнышка вздымалась, как кузнечные мехи. Магия еще клубилась кругом, но Датэ нанес ему серьезную рану. Ну что ж… Я разгладила ткань рубашки у него на груди и приложила к ней ладони. По обе стороны сердца.
        Слезы капали мне на руки почему-то по три. Раз-два-три, раз-два-три, раз-два-три… Точно крик птицы-плакальщика: «Орри, орри, орри…»


* * *
        Я выбрала - жить.


* * *
        Краска рисует дверь, учил меня отец. А вера становится ключом и отпирает замок. Сердце Солнышка под моими руками билось ровно и сильно.
        Я шепнула:

        - Я рисую картину…


* * *
        Я выбрала - драться.


* * *
        Когда серебряный пузырек снова заплясал между моими руками и повис прямо над сердцем Солнышка, у Датэ вырвался хриплый вздох удовольствия. Я же наконец поняла, что это такое: зримое проявление моей воли. Мое могущество, унаследованное от божественных предков, выношенное человеческими поколениями, обретшее энергию и форму, заряженное возможностями… Ведь к этому, по сути, сводится всякая магия: к возможности. И с ее помощью я могла сотворить что угодно, стоило только поверить. Нарисованный мир. Воспоминание о доме. Окровавленную дыру…
        Усилием воли я направила шарик в тело Солнышка. Он пронизал его плоть, не причиняя вреда, и влился в ровные и мощные удары сердца.
        Я подняла взгляд на Датэ, чувствуя, как во мне что-то переменилось, но тогда я не поняла - что. Датэ вдруг встревоженно зашипел и сделал шаг назад, глядя на мои глаза так, словно они стали двумя звездами.
        А что - может, действительно стали?..


* * *
        Я выбрала - верить.


* * *

        - Итемпас,  - сказала я.
        И прямо из ниоткуда ударила молния.
        Громовой удар поразил и меня, и Датэ. Меня швырнуло назад, ударило о стенку пузыря, да так, что из легких вышибло воздух. Я свалилась наземь, наполовину оглушенная, но - смеющаяся. Я смеялась потому, что все было так знакомо, и еще, больше я не боялась. Я верила. Я уже знала - все кончено, но Датэ еще предстояло усвоить этот урок.
        Посреди созданной Датэ Пустоты вспыхнуло новое солнце. Слишком яркое, чтобы прямо смотреть на него. Даже там, где я лежала, его жар был поистине страшен. Кожу сразу стянуло, стало трудно дышать. А вокруг солнца сияла корона чистого белого света - но не просто лучилась во все стороны, как обычно бывает. Прежде чем отвести заслезившиеся глаза, я увидела круги, и узоры, и слова божественного языка, складывавшиеся в огненном воздухе и вновь пропадавшие. Великолепие замысла потрясало само по себе, но вертящиеся круги были еще и нимбами вокруг человеческого силуэта.
        Несколько раз я отваживалась взглянуть на нестерпимое сияние и успела рассмотреть огнистые волосы, воинский доспех, откованный из разных оттенков белизны,  - и узкий, белого металла прямой меч в безупречной черной руке. Лица я разглядеть не могла, оно слишком ярко сияло,  - но глаза!.. Они открылись, как раз когда я смотрела. И нарушили жгучую белизну цветами, о которых я слышала только в стихах, что рассказывали об огненных опалах. О переливчатом плаще заката. О бархате и страсти…
        И я поневоле вспомнила тот день - теперь он казался таким далеким,  - когда нашла человека в выгребной яме. Так вот, у него были те же глаза… но кто сравнил бы их с нынешними - раскаленными, невероятно прекрасными, полными уверенной мощи?

        - Итемпас,  - повторила я, на сей раз благоговейно.
        Глаза обратились на меня. Я не заметила в них узнавания… ну и что? Он увидел меня и признал во мне свое дитя. Не более. Но и не менее. Существо, настолько превышавшее человека, не нуждалось в человеческих связях. И мне достаточно, что он увидел меня, и в его глазах была теплота.
        А перед ним скорчилась тварь-Датэ, отброшенная тем же выплеском могущества, что едва не расплющил меня о стену. Вот она неуверенно поднялась на свои многочисленные ноги… Похоже, маска человекоподобия была окончательно сброшена.

        - Во имя бездны, кто ты?  - спросил бывший Датэ.

        - Я творец формы,  - ответил Повелитель Света.
        Он воздел свой меч белой стали, и я увидела сотни божественных слов, филигранным узором тянувшиеся вдоль лезвия.

        - Я - все знание и осознанное стремление этого мира. Я даю силу сущему и отрицаю недостойное существовать.
        От его голоса задрожала тьма Пустоты. Я вновь засмеялась, исполнившись необъяснимым восторгом… И в глазах вдруг разразилась запредельная, обессиливающая боль. Я дала ей бой, цепляясь за свою радость. Я не хотела отводить взгляд от лучистого лика, ибо передо мной стоял мой бог. Ни один мароне не лицезрел его со дней юности мира. И я не позволю какой-то там телесной слабости помешать мне его созерцать.
        А тварь-Датэ закричала всеми своими голосами и испустила волну такой испоганенной магии, что сам воздух побурел, в нем разлилось зловоние. Итемпас даже не отбил этот удар, а так, отмахнулся. Я услышала ясный и чистый звон, сопроводивший его движение.

        - Довольно,  - произнес он, и его глаза налились грозным багрянцем морозного заката.  - Отпусти моих детей.
        Тварь замерла, словно пораженная судорогой. Ее глаза - глаза Сумасброда - страшно округлились. Что-то зашевелилось в ее туше, потом безобразно выперло в горле… Тварь боролась, отчаянно напрягая волю, стискивая зубы… Я чувствовала, как она пыталась удержать краденую силу в себе. Однако все было тщетно. Мгновение - и чудовище с воплем запрокинуло голову, и его глотка извергла тягучие цветные потоки.
        Каждый цветной поток тотчас испарялся в белом пламени Итемпаса, становясь тонким переливчатым туманом. Туманы притекали к нему, клубясь, смешиваясь и постепенно образуя еще одно кольцо его многослойной ауры. Это кольцо вращалось как раз перед ним.
        Когда Итемпас воздел руку, туманы сгустились и объяли ее. И даже сквозь боль, терзавшую мою голову, я чувствовала их восторг.

        - Мне жаль,  - произнес он, и его дивные глаза омрачила печаль. О, как она была узнаваема…  - Я был скверным отцом, но все переменится. Я непременно стану таким отцом, какого вы заслуживаете…
        Кольцо сгустилось еще и стало клубящимся шаром над его ладонью.

        - Ступайте же. И будьте свободны.
        Он подул на возвращенные души, и они рассеялись, исчезая. Показалось ли мне, что одна из них, сине-зеленая спираль, чуть задержалась?.. Быть может… Но так или иначе - исчезла и она.
        Датэ остался один. Он горбился, колени подламывались - он вновь был всего лишь человеком.

        - Я не знал…  - прошептал он, со страхом и недоумением глядя на сияющую фигуру. Он упал на колени, руки у него тряслись.  - Я не знал, что это ты. Прости меня!
        По его лицу текли слезы. Частью - от страха, но частью, как я понимала, это были слезы благоговения. Я знала: точно такие же слезы, почему-то очень густые, медленно и неостановимо струились и по моему лицу.
        Блистательный Итемпас улыбнулся. Я почти не видела его лица сквозь свет его божественной славы и ручьи слез, но эту улыбку я ощутила всей кожей. Это была теплая улыбка доброты, благословения и любви.
        Я увидела в ней все то, что приписывала ему моя вера.
        Ослепительно сверкнул белый клинок… Если бы не этот высверк, я бы вовсе не заметила движения, решив, что он просто возник, магически переместившись, в самом центре груди Датэ. Тот не закричал, только опустил голову и увидел, как кровь потекла по мечу Блистательного Итемпаса, отвечая биениям сердца: и раз, и два, и три… Так тонок был меч и так безупречно верен удар, что пронзенное сердце еще продолжало стучать.
        Я ждала, чтобы Блистательный Итемпас выдернул меч и позволил Датэ умереть. Но вместо этого он протянул к нему свободную руку, а на лице у него по-прежнему была улыбка: теплая, ласковая… и совершенно безжалостная. Эти чувства никоим образом не противоречили одно другому, когда его пальцы обхватили лицо Датэ…
        Тут мне все-таки пришлось отвернуться: боль в глазах превзошла уже всякое вероятие. Перед ними стояла багровая пелена, заслонявшая весь мир; говорят, так бывает от ярости, но я никакой ярости не чувствовала… Я не видела, что было дальше с Датэ, но, когда он начал кричать, я услышала его крик. Я слышала хруст костей,  - это Датэ сперва силился вырваться, а потом - лишь подергивался. Я обоняла огонь, дым и резкую, жирную вонь горелой плоти…
        Тогда я ощутила вкус удовлетворения. Оно не принесло радости, но что ж - сойдет и такое…
        А потом Пустота исчезла. Она раскололась и осыпалась повсюду кругом, но я этого почти не заметила. Для меня существовала лишь нестерпимая, докрасна раскаленная боль. Кажется, я увидела под собой мерцающий пол Неба и попробовала подняться, но боль пригвоздила меня. Я вновь поникла и свернулась клубочком. Было до того плохо, что даже дурнота не подступилась ко мне.
        Теплые руки подняли меня с пола. Такие знакомые руки… Они коснулись моего лица, стирая с него неестественно густые слезы, истекавшие из глаз. Я испугалась, что замараю его белоснежные одеяния кровью…

        - Ты вернула мне меня самого, Орри,  - произнес воистину сияющий, всеведущий голос. Я заплакала пуще - от беспомощной, невыносимой любви.  - Обрести цельность после стольких веков… Я успел подзабыть, каково это… А теперь прекрати, Орри. Не хочу, чтобы на моей совести была еще и твоя смерть.
        Как же мне было больно… Я уверовала, и моя вера стала магией, но сама я так и осталась простой смертной. И у магии были пределы… Но как я могла заставить себя перестать верить? Как может человек обрести бога, полюбить его… а потом отпустить?
        Голос между тем изменился. Он стал тише, мягче… человечней. Я снова начала его узнавать.

        - Пожалуйста, Орри…
        Сердце называло его Солнышком, хотя разум настаивал на ином. Я решила послушать сердце, и этого оказалось достаточно - я перестала делать то, что, видимо, делала, и сразу ощутила перемену, случившуюся с моими глазами. Я вдруг перестала видеть и светящийся пол, и вообще что-либо кругом, но боль внутри головы утратила качество, скажем так, истошного вопля и превратилась в непрерывный глухой стон. Я вздохнула и обмякла. Какое облегчение…

        - Теперь отдохни.
        И меня опустили на смятую постель. Бережные руки подтянули простыни до самого подбородка… И тут меня прохватил жестокий озноб,  - похоже, я отходила от потрясения.
        Широкая ладонь погладила мягкую шапку моих волос. Я всхлипнула, потому что от этого прикосновения голове сразу стало хуже.

        - Тихо, тихо… Я о тебе позабочусь.
        То, что я сказала дальше, я сказала не по здравому размышлению. Вырвалось как-то само - я страдала от ужасной боли, пребывая почти в бреду. Стуча зубами, я неожиданно выговорила:

        - Так ты теперь мой друг?..

        - Да,  - ответил он.  - А ты - мой.
        Я невольно улыбнулась. И продолжала улыбаться, пока меня не сморил сон.

20

«ЖИЗНЬ»
        (этюд маслом)

        На то, чтобы выздороветь, у меня ушло больше года.
        Первые две недели этого срока я провела в Небе, лежа в беспамятстве. Лорд Арамери, вызванный слугами в нашу комнату, обнаружил в ней чуть живую демоницу, начисто вымотанного павшего бога, нескольких мертвых и полумертвых богорожденных и груду золы в форме человеческого тела. Тогда Теврил показал, что не зря владычествовал над миром. Он без промедления вновь послал за Сиэем и, судя по всему, в ярких красках описал ему, как Датэ покусился на Небо, но был остановлен, а там и уничтожен Солнышком, поднявшимся на защиту смертных. И это была в основном правда, ибо лорд Арамери давным-давно усвоил, как трудно обманывать богов.
        После этого солнце стало обычным, но я все проспала. Говорят, на радостях весь город несколько дней ходил на голове… Жаль, меня при этом не было!
        Позже, когда ко мне вернулось сознание и писцы наконец провозгласили, что я достаточно окрепла для путешествий, меня тихонько переселили в город Наказуем,  - это в небольшом баронстве под названием Рипа, что на северо-восточном побережье материка Сенм. Там я стала Безрадой Мок, бедной-несчастной слепой маронейкой, получившей после кончины единственного родственника некоторое наследство. Если кто не знает, Наказуем - городок средних размеров, скажем так, разросшийся мелкий городишко, более всего известный выделанной рыбьей кожей и довольно сносным вином. Мне достался скромный домик на берегу. Оттуда открывался чудесный вид на тихий городской центр и на вечно неспокойное море Раскаяния… ну, по крайней мере, мне так сказали. Что ж, море мне понравилось; можно было вспоминать добрые старые времена и детство в Нимаро.
        Со мной туда переехал некий Энмитан Зобинди - немногословный здоровяк-мароне, не муж мне и не родственник. Это на несколько недель дало пищу городским сплетням. Скоро горожане, охочие до беззлобной насмешки, дали ему прозвище - Тень или, если полностью, Безрадина Тень, потому что в городе его видели в основном, когда он выполнял для меня какие-то поручения. Городские дамы сперва стеснялись нас посещать, но потом одолели застенчивость и принялись еженедельно намекать мне, что пора бы уже решиться и взять этого человека в мужья, ведь все равно он выполняет работу, надлежащую мужу… Я лишь улыбалась в ответ, и постепенно они от меня отстали.
        Если бы они учинили мне пристрастный допрос, быть может, у меня хватило бы нахальства сознаться: Солнышко таки делал не все, чего ждут от мужа. Да, со времен Дома Восставшего Солнца мы с ним делили постель, и это было очень удобно, потому что по дому гуляли сквозняки, а так я сберегала уйму денег на дровах. А еще - утешительно, ибо с некоторых пор я повадилась часто просыпаться ночью в слезах или от собственного крика. Тогда Солнышко обнимал меня и гладил по голове, а то и целовал. Этого мне было достаточно для восстановления душевного равновесия… Поэтому я не спрашивала с него большего, да он и не предлагал. Он не мог заменить мне Сумасброда. А я не могла стать для него ни Энефой, ни Нахадотом.
        И все равно мы помогали друг другу.
        Должна заметить - он стал разговорчивей. Даже рассказал мне кое-что о своей прошлой жизни. Часть его рассказов я тебе уже передала, часть - никогда не открою.
        И - о да, увы… Теперь я слепа начисто. Окончательно и бесповоротно…
        Способность видеть магию так и не вернулась после битвы с Датэ. И мои картины оставались всего лишь краской на полотне - ничего особенного. Мне по-прежнему нравилось рисовать, но видеть их я больше не могла. А когда под вечер я выбиралась на прогулку, то ходила медленней прежнего: здесь не было ни зеленого мерцания Древа, ни испражнений «боженят», чтобы ориентироваться по ним. Но даже будь я, как прежде, способна их видеть, они здесь просто отсутствовали. Наказуем - это тебе не Тень. Магия здесь совсем не водилась…
        Я очень долго к этому привыкала.
        Но я была человеком. И Солнышко… более или менее. А это с неотвратимостью означало: что-то должно измениться.


* * *
        Я возилась с новыми посадками в саду, потому что наконец-то опять настала весна. Я держала в подоле несколько зимних луковиц, и вся одежда была перемазана зеленью и землей. Я повязала на голову платок, чтобы волосы не лезли в лицо, и думала о… не помню о чем, но точно не о Тени и прежней жизни. Это было нечто новое и приятное.
        Короче, я не слишком обрадовалась, когда, войдя в сарай с садовыми инструментами, обнаружила там поджидавшую меня богорожденную.

        - Отлично выглядишь,  - сказала Неммер.
        Я сразу узнала ее голос, но все-таки вздрогнула, рассыпав луковки. Они упали на пол и раскатились в разные стороны. Они катились и шуршали бессовестно долго.
        Не позаботившись собрать их, я вглядывалась туда, откуда слышался голос. Если она решила, что я остолбенела от изумления, то ошиблась. Я просто вспомнила, при каких обстоятельствах последний раз видела ее - а было это в доме у Сумасброда. И он участвовал с нами в том разговоре. Мне понадобилось мгновение, чтобы совладать со своими чувствами.
        Потом я сказала:

        - А я думала, младшим богам запрещено покидать Тень…

        - Ну так я ведь богиня скрытности, Орри Шот. Я много чего делаю такого, что мне вроде не полагается.
        Тут она помедлила и удивленно спросила:

        - Так ты что, не видишь меня?..

        - Нет,  - ответила я.
        И ничего не добавила. Она тоже оставила эту тему, спасибо и на том.

        - А тебя оказалось непросто найти,  - сказала она.  - Арамери на совесть замели твои следы. Даже я, честно, некоторое время всерьез думала, что ты умерла. Кстати, отличные похороны были!

        - Спасибо,  - сказала я. Это примечательное событие я тоже пропустила.  - Ну и что тебя сюда привело?
        Мой тон заставил ее присвистнуть.

        - Да ты, похоже, совсем мне не рада! Что случилось?  - Я услышала, как она отодвинула в сторонку несколько горшков и села на край верстака.  - Боишься, я разделаюсь с тобой как с последним живым демоном?
        Вот уже год я жила без всякого страха, так что он не скоро пробудился во мне. Я лишь вздохнула и, опустившись на колени, стала собирать раскатившиеся луковки.

        - Полагаю, ты наверняка уже выяснила, почему Арамери «убили» меня…

        - Ну-у… в общем, да. Очаровательный секрет!  - Я слышала, она даже ногами заболтала от удовольствия, точно маленькая девочка, смакующая печенье.  - Знаешь ли, я ведь обещала Сброду непременно выяснить, кто наших родичей убивает.
        При этих словах я села на пятки. Страха по-прежнему не было.

        - В смерти Роул я неповинна. Это от начала и до конца сделал Датэ. А вот что касается остальных…  - Тут я даже не знала, что сказать, а потому просто пожала плечами.  - Тут могла быть использована и его кровь, и моя. Они стали забирать мою кровь вскоре после похищения. Так что единственная моя вина, в которой я точно уверена,  - это смерть Сумасброда…

        - Я не стала бы называть это виной…  - начала Неммер.

        - А я стану.
        Повисла неловкая тишина.

        - Так что, убивать будешь?  - спросила я наконец.
        Она помолчала, и я поняла, что богиня рассматривала и такую возможность.

        - Нет,  - сказала она.

        - Тебе нужна моя кровь для твоих нужд?

        - Во имя богов, нет! За кого ты меня принимаешь?

        - За убийцу.
        Я почувствовала ее пристальный взгляд. Недовольство пополам с неловкостью перемешивало воздух в маленьком сарае.

        - Мне не нужна твоя кровь,  - сказала она.  - Если уж на то пошло, я собираюсь устроить так, чтобы всякий, кто догадается о твоей тайне, умер прежде, чем сумеет перейти к действиям. Арамери были правы: безвестность - твоя лучшая защита. И я постараюсь, чтобы даже они поскорее забыли о твоем существовании.

        - Но лорд Теврил…

        - Он отлично знает свое место. Уверена, его можно убедить изъять из семейного архива некоторые записи - в обмен на мое молчание о его тщательно упрятанном загашнике демонской крови. Который, кстати, скрыт далеко не так надежно, как ему кажется…

        - Понятно…
        У меня разболелась голова. Не из-за магии, просто от раздражения. Были у жизни в Тени и такие стороны, по которым я не слишком скучала.

        - Тогда зачем ты пришла?
        Она вновь поболтала ногами в воздухе:

        - Мне показалось, тебе интересно будет узнать… Делом Сумасброда теперь ведает Китр. Вместе с Истаном.
        Это второе имя мне ровным счетом ничего не говорило, но все равно я вздохнула с облегчением. Я даже не думала, что меня так обрадует эта весть - Китр жива!.. Я облизнула губы и спросила:

        - А… остальные?

        - Лил чувствует себя отлично. Демон ничего не смог с ней поделать.
        Тут меня посетило озарение, и я поняла, что нарицательным «демоном» для Неммер стал Датэ; меня она воспринимала как нечто совсем другое.

        - На самом деле она едва его не убила: он в последний момент удрал с поединка. Теперь она ведает свалкой Застволья - там ведь вроде Кинули раньше хозяйствовал?  - и Деревней Предков…
        Похоже, у меня сделался встревоженный вид, и Неммер добавила:

        - Лил не ест никого, кто сам не хочет быть съеденным. Представь, она вроде как защищает детей: ее завораживает их жажда любви. А еще ей последнее время стало нравиться почитание, аж прямо во вкус вошла…
        Тут я невольно рассмеялась:

        - А что слышно о…

        - Больше никто не выжил,  - сказала она, и мой смех сразу умолк.
        Помолчав, Неммер добавила:

        - Да, и у твоих друзей из Ремесленного ряда все в полном порядке.
        Вот это действительно отличные новости, но опять же - больно вспоминать об этой части утраченной жизни, и я сказала:

        - А не было у тебя возможности мою маму проведать?

        - Нет, извини. Трудновато из города выбираться. Я только одно путешествие могла предпринять.
        Я медленно кивнула и снова стала собирать луковки:

        - Спасибо тебе, что навестила меня. Правда, спасибо.
        Неммер спрыгнула с верстака и стала мне помогать.

        - Кажется, тебе тут совсем неплохо живется. А как поживает… э-э-э…
        Я учуяла ее неловкость - словно бы к моим луковкам примешался зубок чеснока.

        - Ему лучше,  - ответила я.  - Хочешь сама поговорить с ним? Он на рынок ушел, должен скоро вернуться.

        - На рынок пошел…  - тихо пискнула Неммер.  - Во чудеса-то где…
        Мы собрали лук в корзинку. Я присела, вытирая вспотевший лоб грязной ладонью. Неммер устроилась рядом и, похоже, размышляла, как всякая дочь об отце.

        - Думаю, он будет рад, если ты дождешься его,  - проговорила я негромко.  - Или еще как-нибудь заглядывай. По-моему, он по всем вам сильно скучает.

        - Не уверена, что соскучилась по нему,  - сказала она, хотя ее тон свидетельствовал об обратном. Потом она вдруг поднялась и зачем-то отряхнула колени.  - Я об этом подумаю.
        Я тоже поднялась:

        - Что ж, хорошо.
        Подумала было, не пригласить ли ее остаться и пообедать, но решила - не стоит. Мало ли что это могло значить для Солнышка; я действительно не хотела, чтобы она здесь задерживалась. И ей самой тоже этого не хотелось.
        И вновь повисло неловкое молчание…

        - Рада, что у тебя все хорошо, Орри Шот,  - сказала она наконец.
        Я протянула ей руку, не беспокоясь о грязи. Она ведь богиня. Не понравится пачкаться - уберет грязь одной силой желания.

        - Рада была встретиться, леди Неммер.
        Она рассмеялась, пересиливая неловкость:

        - Говорила же я тебе, не называй меня «леди». Из-за вас, смертных, я себя каждый раз такой древней старухой чувствую!
        Все-таки она взяла мою руку и крепко сжала ее, прежде чем исчезнуть.
        Я еще повозилась в сарае, больше для того, чтобы занять время, потом вернулась в дом и пошла наверх - мыться. Покончив с этим, я заплела волосы в косу, закуталась в толстый мягкий халат и свернулась в любимом кресле, погрузившись в раздумья.
        Наступил вечер… Я слышала, как вернулся Солнышко, вытер ноги о половик и стал раскладывать закупленные припасы. Поднявшись наконец ко мне, он остановился в дверях. Затем подошел к кровати и сел, дожидаясь, чтобы я сама рассказала ему, что не так. Он правда стал больше говорить за последнее время, но только под настроение, а говорливое настроение на него нападало не слишком часто. В основном его было ни видно ни слышно, и это очень мне нравилось, особенно теперь. Его молчаливое присутствие скрадывало мое одиночество, тогда как бесконечные разговоры только раздражали бы.
        В общем, я выбралась из кресла и подошла к нему. Нашарила его лицо, пробежалась пальцами по суровым, таким знакомым чертам… Он каждое утро налысо выбривал голову. Поэтому горожане и не догадывались, что волосы у него совсем белые; в нашем с ним положении неприметности и безвестности такая яркая черта внешности была бы неуместна. Он был очень хорош собой и без шевелюры, но мне так нравилось запускать пальцы ему в волосы, гладить их… Что ж - теперь приходилось ласкать голую кожу.
        Некоторое время Солнышко смотрел на меня, думая о чем-то своем. Потом поднял руку и распустил поясок моего халата, раздвинул полы… Я удивленно замерла, чувствуя его взгляд - но не более. Но потом - точно так же, как много-много дней назад, на крыше одного дома - я вдруг остро ощутила и свое тело, и его близость, и всю бездну возможностей, которые в этой близости заключались. Когда его ладони легли на мои бедра, я уже не сомневалась в его намерениях. Он притянул меня ближе…
        Я отшатнулась - я была слишком ошеломлена. Если бы кожу не покалывало в тех местах, где он коснулся ее, я вообще решила бы - мне приснилось. Но это покалывание - и еще сумасшедшее пробуждение некоторых частей тела, давным-давно впавших в спячку,  - доказывало, что все более чем реально.
        Когда я отстранилась, Солнышко убрал руки. Похоже, он не расстроился и не рассердился. Он просто ждал.
        У меня вырвался слабый смешок. Я почему-то разволновалась.

        - Мне всегда казалось, ты не интересуешься…
        Как и следовало ожидать, он не ответил. Да в словах и нужды не было - и так ясно: все изменилось.
        Я помялась, неизвестно зачем засучивая рукава (стоило отпустить, и они тотчас падали снова), потом убрала за ухо прядку волос… переступила с ноги на ногу… Распахнутый халат я, впрочем, запахивать не торопилась.

        - Ну, не знаю…  - начала было я.

        - Я решил жить,  - проговорил он тихо.
        И это тоже следовало из тех перемен, что произошли с ним за минувший год. Пока мы разговаривали, я все время чувствовала кожей его взгляд - куда весомей обычного. Он успел стать моим другом, а теперь предлагал нечто большее. Он хотел попробовать нечто большее. Я-то знала: он не из тех, кто легко и мимолетно влюбляется. Если я пожелаю его, я получу его всего целиком, и то же потребуется от меня. Все или ничего - это основополагающее свойство его природы, то есть самого света.
        Я попробовала пошутить:

        - Ты целый год думал, прежде чем решиться на это?

        - Не год. Десять,  - ответил Солнышко.  - Последний год над решением размышляла ты.
        Я удивленно моргнула, но потом сообразила: а ведь он прав. «До чего странно»,  - подумала я. И улыбнулась.
        Потом я шагнула к нему, нашла пальцами его лицо. И поцеловала его.
        Поцелуй оказался куда лучше, чем в ту далекую ночь на крыше дома Сумасброда,  - наверное, потому, что на сей раз он не пытался причинить мне боль. Та же невероятная нежность при полном отсутствии злодейских намерений - что может быть замечательней? У него на губах был вкус яблок, которыми он, должно быть, полакомился, возвращаясь из города. И еще редиски - чуть менее приятно, но против этого я тоже не возражала. Я все время чувствовала на себе его взгляд. «Ну да, он такой»,  - подумала я. Хотя, собственно, я тоже глаз не закрывала…
        И все-таки ощущение было странное. И только когда он взял меня за талию, чтобы притянуть поближе и заняться всем тем, что обещал его взгляд, я наконец поняла, что сбивало меня с толку. Вот он сделал что-то такое, отчего я ахнула, и до меня дошло: поцелуй Солнышка был… всего лишь поцелуем. Простым соприкосновением губ, без радуги красок перед глазами, без никому не слышимой музыки, без полетов на крыльях незримых ветров…
        Я так давно последний раз целовалась со смертным, что успела забыть - у них такого не получается.
        Ну и ладно. Зато у нас могла получиться уйма всего другого…


* * *
        Я благополучно проспала почти до рассвета, но потом меня разбудил приснившийся сон. Я вздрогнула и невольным движением лягнула Солнышко в голень, но он никак не отреагировал. Я повернулась к нему и обнаружила, что он уже бодрствовал.

        - Ты спал вообще?  - спросила я, зевая.

        - Нет.
        Я не могла припомнить свой сон. От него осталось лишь смутное ощущение беспокойства, и рассеиваться оно не спешило. Я приподняла голову, лежавшую у Солнышка на груди, села и стала тереть лицо. Я плохо соображала спросонья, только чувствовала противный «ночной» вкус во рту. Снаружи уже начали утреннее песнопение несколько самых решительных птиц, хотя холодок в воздухе сказал мне, что солнце еще не взошло. Было очень тихо. Стояла настороженная, чуточку жутковатая тишина, присущая маленьким городкам в предрассветные часы, когда даже рыбаки еще не проснулись… Я с мимолетной грустью подумала о том, что в Тени птичьи голоса не были бы столь одинокими…

        - Все в порядке?  - спросила я.  - Давай чаю сделаю…

        - Нет.
        Он поднял руку и потрогал мое лицо, точно так же, как я часто делала с ним. Поскольку его-то глаза работали отлично, это следовало понимать как знак приязни… наверное. А может, просто в комнате было еще слишком темно.
        Его и прежде-то было нелегко понять, а теперь мне вроде как предстояло изучать его заново!

        - Хочу тебя,  - проговорил он.
        Такая вот трогательная прямота. Я даже рассмеялась и прильнула к его ладони щекой, показывая тем самым, что его поползновение к сближению не было мне неприятно.

        - Думается, надо будет еще поработать над нашими разговорами в спальне…
        Он тоже сел, с легкостью усадил меня себе на колени - и принялся целовать, не дав мне времени предупредить его о несвежем запахе изо рта. У него, впрочем, дело обстояло ничуть не лучше. Однако тут я перестала думать об этом, потому что пришел мой черед удивляться: когда он углубил поцелуй и провел ладонями по плечам, легонько отводя назад мои руки, я ощутила нечто… Трепещущую искорку… Искорку жара, самого настоящего жара. Не страсти - огня!
        Я ахнула, тараща глаза, и он отстранился.

        - Хочу быть в тебе,  - тихо и как-то неотвратимо выговорил он.
        Одна его ладонь придерживала за спиной оба моих запястья, другая разгуливала… ах, именно там, где надо. Я, кажется, издала какой-то звук, но в точности сказать не берусь. А Солнышко продолжал:

        - Я хочу увидеть лучи рассвета на твоей коже. Хочу, чтобы ты кричала все время, пока будет подниматься солнце. И мне все равно, чье имя ты станешь выкрикивать…
        Я как-то пьяно подумала, что это едва ли не самая топорная любовная фраза, какую я вообще слышала. Он касался меня снова и снова, ласкал, целовал, пробовал на вкус. За время нашей предыдущей встречи он многое узнал обо мне - и теперь использовал это знание самым безжалостным образом. Когда его зубы царапнули мне горло, я вскрикнула и непроизвольно выгнулась назад. Судя по тому, как он держал мои руки, именно такого движения он от меня и ждал. Нет, он не причинял мне боли, он действовал очень осторожно, и я все время чувствовала это… вот только вырваться из его рук я нипочем не смогла бы. Я вся дрожала, сомкнутые веки трепетали, от страха и любовного желания кружилась голова…
        И тут я наконец поняла.
        Близился рассвет…
        Я когда-то обнимала богорожденного, но тут все было иначе. Я не могла более видеть магического сияния, которое тело Солнышка испускало на рассвете, но не зря тот его поцелуй явственно отдавал магией. Сейчас он был не вполне тем Солнышком, к которому я успела привыкнуть. И он не уподобится моему невозмутимому и беспечному Сумасброду. Он будет существом, сотканным из жара и мощи, из света и абсолютной власти…
        Как мне возлечь с подобным существом и встать с постели живой?..

        - Хочу побыть самим собой с тобой, Орри,  - шептал он, прижимаясь губами к моей коже.  - Всего один раз…
        Это была не просьба, еще чего! Он просто мне объяснял…
        Я окончательно закрыла глаза и изгнала из тела всякое напряжение. Я бы сейчас не смогла заставить себя говорить, да в этом и нужды не было. Вполне хватало и моего доверия…
        Он поднял меня и уложил, а сам устроился сверху, прижав мои руки за головой. Я лежала не двигаясь, зная, что именно этого он и хотел. Толику власти. Он был совсем лишен былого могущества; то, что он все-таки мог позволить себе, драгоценно для него.
        Некоторое время он просто смотрел на меня. Его взгляд ласкал, как щекочущее перышко: какая сладкая пытка! Когда же он наконец коснулся меня, прикосновение было весомо, точно приказ. Я содрогнулась, выгнулась, раскрылась ему навстречу всем своим существом… Это произошло само собой, помимо моей воли, но не противоречило ей. Когда наши тела стали сближаться, я почувствовала невероятный жар его плоти. Сперва он двигался медленно, очень сосредоточенно, что-то шепча. Это были слова божественного языка, звучавшие как молитва, еле слышно, почти на пределе моего довольно-таки острого слуха. Сработает ли для него волшебство? Сработает ли?..
        но ведь он изменился, все изменилось…
        И тут я ощутила эти слова на своей коже. Не спрашивай меня, как я поняла, что это именно слова: я не знаю. Мне и не полагалось бы ощущать их, обычно у меня лишь кончики пальцев были настолько чувствительны, но сейчас я умудрялась воспринимать прямо бедрами все узоры, извивы и острые зубцы божественного языка, и каждая буква была внятна моему разуму. Я видела, что меня облекали не просто слова; там были еще такие странные наклонные линии, и числа, и символы, распознать которые я не умела. Как все сложно!.. Это ведь он создал язык в самом начале времен, и язык всегда был самым тонким его инструментом. Слова скользили по коже, вились по ногам, оплетали груди - о боги!.. Никакими человеческими средствами не описать моих ощущений!.. Я извивалась, я корчилась, я изнемогала… Он следил за мной, вслушивался в мои всхлипы… и был доволен. Это я тоже чувствовала.

        - Орри,  - выговорил он.
        Всего одно слово, но сквозь него я по-прежнему слышала шепоты, шепоты доброй дюжины голосов, они перекликались и смешивались, и все они принадлежали ему. От этого каждое слово обретало множество смыслов, и каких только среди них не было!.. Желание, страх, власть, нежность, благоговение…
        Потом он снова меня поцеловал, поцеловал свирепо и страстно, и я готова была закричать, если бы смогла, потому что я пылала - в горло ворвалась молния и подожгла каждую жилочку тела. Я извивалась и билась, я плакала, но слезы тотчас же высыхали…
        Я обливалась потом, и капли немедленно обращались в пар. Я чувствовала, как жар невозможно близкого солнца впитывался и собирался во мне, поднимался изнутри к коже и закипал. Вырвется ли этот жар или спалит меня?.. Мне было все равно. Я кричала без слов и все прижималась к нему, прося еще чуточку, прося о явлении бога в человеке, ибо он был обоими, и я любила обоих и всей душой желала обоих…
        А потом настал день и принес с собой свет, и все мое невероятное восприятие рассеялось без остатка, поглощенное ревущим пламенем и божественной славой десяти тысяч добела раскаленных солнц…

21

«НАТЮРМОРТ»
        (холст, масло)

        Вот и начинается та часть моей истории, рассказывать о которой мне труднее всего. Но я должна поведать ее, потому что ты должен знать все.


* * *
        Когда я проснулась, уже вечерело. Я проспала весь день; но стоило мне сесть в постели и выпутаться из сбившихся простыней, как я чуть не завалилась спать дальше. Я до того устала, что готова была еще неделю не просыпаться! Но я жутко проголодалась, очень хотелось пить и… безотлагательно посетить уборную. Так что, делать нечего, пришлось подниматься.
        Солнышко, спавший рядом со мной, не шелохнулся. Даже когда я запнулась о свой халат, валявшийся на полу, и вслух ругнулась. Я предположила, что магия опустошила его еще больше, чем меня.
        Добравшись до уборной, я воспользовалась случаем ощупать себя - все ли на месте? Утром я не на шутку боялась превратиться в головешку, однако была вполне жива и даже чувствовала себя неплохо - если не считать усталости и некоторой, хм, помятости. А так все отлично. Я умывалась, терла лицо… и вдруг подумала: а ведь я счастлива. Едва ли не впервые со времени отъезда из Тени. Я полностью и воистину счастлива!
        Так что, когда первые токи холодного сквозняка обняли мои лодыжки, я едва заметила их. Но, покинув уборную, я сразу ступила в такой резкий холод, что поневоле остановилась, начиная понимать, что мы с Солнышком в доме не одни.
        Сперва была лишь тишина. Лишь растущее чувство присутствия и огромности. Оно заполняло спальню, оно давило… Стены отзывались едва слышным потрескиванием. Нас определенно посетил не человек.
        И тому, кто к нам явился, я очень не нравилась. Очень…
        Я стояла тихо-тихо и вслушивалась, однако ничего не услышала. А потом нечто втянуло воздух прямо сзади меня, возле шеи, и голос сказал:

        - Ты еще пахнешь им…
        Каждая жилка в теле завопила от ужаса, но этот вопль так и остался внутри, потому что тот же ужас лишил меня дыхания. Теперь я знала, кто к нам пожаловал. Я не услышала его приближения, я не отваживалась назвать его имя… но я знала его.
        Голос у меня за спиной - тихий, низкий, очень недобрый - насмешливо хмыкнул:

        - А ты красивее, чем я ожидал. Сиэй был прав: ты оказалась для него удачной находкой.
        Рука прошлась по растрепанным волосам, по наполовину распустившейся косе. Палец, проникший сквозь волосы, чтобы коснуться моей шеи, отдавал ледяным холодом. Я невольно содрогнулась.

        - И такая нежная… Бархатная ручка на его поводке…
        Я даже не удивилась, когда эти длинные пальцы внезапно вцепились мне в волосы, вынудив запрокинуть голову. Я почти не заметила боли. Голос, звучавший теперь у самого уха, с невероятным нажимом спросил:

        - Он еще любит тебя?
        Я слышала каждое слово, но смысла не воспринимала.

        - Ч-что?..

        - Он.  - Голос зазвучал ближе.  - Еще.
        Мне уже полагалось бы осязать его тело у своего плеча, но там был лишь воздух, стылый и холодный, как в зимнюю полночь.

        - Любит тебя?
        Последние слова прозвучали так близко от моего уха, что кожу защекотало дыхание. Я ждала, что вот сейчас меня коснутся его губы, и знала, что вот тогда-то неминуемо заору на весь дом. Еще я знала со всей определенностью, что в этом случае он меня тут же убьет.
        Но я не успела обречь себя на смерть: с другого конца комнаты донесся еще голос:

        - Неправомерный вопрос. Откуда ей знать?
        Это говорила женщина, и я тотчас узнала ее. Я слышала этот голос год назад, в переулке, где густо воняло мочой, горелой плотью и страхом. Туда явилась богиня, которую Сиэй называл матерью. Теперь я знала, кем она на самом деле была.

        - Зато единственно важный,  - отозвался мужчина.
        Он выпустил мои волосы, я шатнулась вперед и замерла, дрожа, всем существом желая бежать и понимая бессмысленность подобной попытки.
        А Солнышко все спал. Я слышала его ровное, медленное дыхание. Что-то тут было неправильно, очень неправильно…
        Я сглотнула.

        - Как тебя называть, леди? Йейнэ или…

        - Пусть будет Йейнэ.  - Она помедлила, что-то в моих словах позабавило ее.  - А имени моего спутника ты разве не хочешь спросить?
        Я прошептала:

        - Думается, я и так его знаю…
        Я ощутила ее улыбку.

        - Тем не менее формальности соблюсти надо. Ты, конечно же, Орри Шот. А это - Нахадот.
        Я кое-как заставила себя не то что поклониться - деревянно кивнуть:

        - Очень рада встрече с вами обоими…

        - Ну вот, так-то лучше,  - сказала женщина.  - Как тебе кажется?
        Я сообразила, что это последнее относилось уже не ко мне, только когда ответил мужчина - ох, не человеческий мужчина, совсем даже нет… И тут я снова подпрыгнула, потому что голос успел отодвинуться и прозвучал рядом с кроватью.

        - Мне все равно,  - сказал он.

        - Ну, будь же ты немножко помягче,  - вздохнула женщина.  - Я ценю твой вопрос, Орри. Когда-нибудь, полагаю, мое имя станет лучше известно, но пока меня еще путают с предшественницей, и это несколько раздражает.
        Теперь я сообразила, где ей заблагорассудилось расположиться: возле окон, в большом кресле, где я сама сиживала временами, слушая звуки городской жизни. Я легко представила, как она сидела там - в изящной позе, положив ногу на ногу и чуть кривя губы. Да, и ноги у нее наверняка босые…
        Воображать себе того, второго, я даже и не пыталась.

        - Идем со мной,  - сказала женщина, поднимаясь.
        Она подошла ко мне и взяла за руку прохладной ладошкой. В тот далекий день, в загаженном переулке, я получила некоторое представление о ее могуществе, но сейчас оно совершенно не ощущалось - даже вблизи. Комнату заполнял лишь холод Ночного хозяина.

        - Но…
        Я было повернулась идти с ней, как диктовало не рассуждающее чувство самосохранения. Но вот она потянула меня за руку… а ноги отказались двигаться. Йейнэ тоже остановилась, глядя на меня. Я пыталась говорить, но не находила слов. Я лишь обернулась - не потому, что мне хотелось, просто так было надо. Я обернулась к Ночному хозяину, что стоял у кровати, нависая над Солнышком.
        В голосе Госпожи прозвучала теплая, добрая нотка:

        - Мы не сделаем ему ничего плохого. Даже Наха его не тронет.
        Наха, тупо пронеслось у меня в голове. Поди ж ты, у Ночного хозяина есть ласкательное, короткое имя… Я судорожно облизала губы:

        - Я не… он…  - Я снова сглотнула.  - Он всегда так чутко спит…
        Она кивнула. Я не видела ее, но угадала движение. Я это умела.

        - Солнце только что село, хотя в небе свет еще есть,  - проговорила она и вновь взяла меня за руку.  - Это мое время. Он проснется, когда я позволю ему… хотя прежде нашего ухода я делать это не собираюсь. Так будет лучше…
        Она повела меня вниз. На кухне она устроила меня за столом и сама села напротив. Здесь, вдали от Нахадота, я постепенно начала ее ощущать. Чувство было совсем иное, нежели тогда в переулке. Я воспринимала ее как сдержанность, равновесие и покой.
        Я задумалась, а не предложить ли ей чаю.

        - А почему будет лучше, если Солнышко все проспит?..  - спросила я наконец.
        Она негромко рассмеялась:

        - Мне нравится это имя - Солнышко… И ты тоже мне нравишься, Орри Шот; потому-то я и пожелала поговорить с тобой наедине.
        Я слегка вздрогнула, когда ее руки - осторожные и, как я с удивлением заметила, мозолистые - повернули мою голову, чтобы удобней было рассматривать. Я вспомнила при этом, что она гораздо ниже ростом, чем я.

        - Наха был прав,  - сказала она.  - Ты красива, и твои глаза, как мне кажется, это только подчеркивают.
        Я промолчала, беспокоясь про себя,  - ведь она не ответила на мой вопрос.
        Насмотревшись, она выпустила меня:

        - Ты знаешь, почему я запретила младшим богам покидать Тень?
        Я недоуменно заморгала:

        - Э-э-э… нет.

        - А я думаю, на самом деле ты знаешь, причем лучше, чем кто-либо. Сама видишь, что получается, когда хотя бы один смертный начинает настолько близко соприкасаться с нашим народом. Разрушения, убийства… Допущу ли я, чтобы весь мир так страдал?
        Я нахмурилась. Открыла рот, помедлила… и все же решила высказать, что было у меня на уме.

        - Думаю,  - проговорила я,  - нет разницы, запрещаешь или нет ты это богорожденным.

        - Вот как?
        Я гадала про себя, вправду заинтересовал ее мой ответ или она испытывала меня.

        - Ну… Я ведь родилась не в Тени. Я приехала туда, потому что прослышала о тамошней магии. Потому что…
        Я хотела добавить: «Потому что там я могу видеть», но это не было правдой. В Тени я каждый день наблюдала чудеса, но в плане повседневности мне там было не намного легче, чем здесь, в Наказуеме. Там я тоже без посоха на улицу не выходила. Да и не так-то уж я стремилась к способности видеть. Я приехала в Тень ради Древа и богорожденных, ради слухов о чем-то совсем уже неисповедимо странном. Я мечтала найти место, где мой отец мог бы почувствовать себя дома… И я была не одна такая. Все мои друзья - а в большинстве своем они не были ни демонами, ни богорожденными и вообще к магии никаким боком не относились - прибыли в Тень ровно по той же причине. Потому что это единственное место на всем белом свете. Потому что…

        - Потому что ко мне воззвала магия,  - произнесла я наконец.  - И так будет всегда, где бы магия ни пребывала. Она стала частью нас, и некоторых неизменно к ней тянет. Так что либо вы вообще ее искорените - а с этим не совладало даже Отречение… либо знайте, что плохие вещи все равно будут происходить. Как и хорошие.

        - Хорошие?..  - задумчиво повторила Госпожа.

        - Ну… да.  - Я снова сглотнула.  - Я жалею кое о чем из того, что со мной произошло. Но далеко не обо всем!

        - Понятно,  - сказала она.
        Мы некоторое время молчали - почти по-приятельски.

        - Так все-таки почему будет лучше, чтобы Солнышко спал?  - спросила я, на сей раз - очень тихо.

        - Потому что мы пришли тебя убить.
        Как ни странно, разговаривать стало легче. Мое волнение словно перешло некий порог, утратило смысл… и испарилось.

        - Вы знаете, что я такое,  - предположила я наудачу.

        - Да. А еще ты ослабила узы, наложенные нами на Итемпаса, и высвободила его истинное могущество - пусть и ненадолго. Это привлекло наше внимание, и с тех пор мы внимательно за тобой наблюдали. Но…  - она передернула плечами,  - я была смертной дольше, чем богиней. Возможность смерти для меня не нова, и я не нахожу ее особо пугающей. Поэтому для меня не имеет значения, демоница ты или нет.
        Я нахмурилась, не понимая:

        - Но тогда почему?..
        И сразу вспомнила вопрос, заданный Нахадотом. «Он еще любит тебя?..»

        - Солнышко…  - шепотом вырвалось у меня.

        - Его отправили сюда страдать, Орри. Он должен расти, исцеляться, постигать уроки… Чтобы когда-нибудь, возможно, вновь к нам присоединиться. Но учти, это должно было стать еще и наказанием.  - Она вздохнула, и я услышала далекий шорох дождя.  - К несчастью, он слишком рано встретил тебя. Вот прошла бы тысяча лет… тогда, быть может, я и сумела бы уговорить Нахадота отпустить вас на волю. Но теперь - нет.
        Я не сводила с нее слепых глаз, совершенно ошарашенная чудовищностью ее слов. Они сделали Солнышко почти человеком, чтобы он лучше постиг труд и боль смертной жизни. Они наложили на него чары, обязав защищать смертных, жить среди них, понимать их… Быть как они. И он не имел права любить их.

«Любить меня»,  - поняла я вдруг, и меня пронизало сладостью осознания и одновременно горечью: вот оно к чему привело.

        - Так несправедливо…  - выговорила я.
        Я даже не рассердилась, на это у меня хватило ума. Опять же, раз они твердо вознамерились лишить меня жизни, почему напоследок не высказать все наболевшее?

        - Смертные любят,  - продолжала я.  - Вы не можете уподобить его нам - и лишить этого свойства. Противоречие получается!

        - А ты вспомни, почему его сослали сюда. Он любил Энефу - и погубил ее. Он любил Нахадота и своих детей, но много веков мучил их.  - Она покачала головой.  - Опасна его любовь.

        - Но это была…

«Не его вина»,  - чуть не вырвалось у меня, но это было неправильно. Немало смертных теряло рассудок, но не все же набрасывались и убивали своих любимых. Солнышко принял на себя ответственность за содеянное, и не мне это отрицать.
        И я сделала еще попытку:

        - А вам не кажется, что он как раз и нуждается в смертных возлюбленных? Быть может…
        И тут я снова прикусила язык, потому что едва не ляпнула: «Быть может, у меня получится исцелить его ради вас!» Нет, это было бы уж слишком самонадеянно - какой бы доброй ни казалась Госпожа.

        - Возможно, это как раз то, что нужно ему,  - ровным голосом произнесла леди Йейнэ.
        - Но не то, что требуется Нахадоту.
        Я вздрогнула и замолчала, чувствуя себя совершенно потерянной. Серимн не ошиблась в своей догадке: Госпожа прекрасно понимала, какую цену заплатит человечество за новую Войну богов, и делала все возможное для ее предотвращения. А это, в частности, означало тонкое равновесие нужд обоих израненных Братьев; и сейчас она пришла к выводу, что ярость Ночного хозяина больше заслуживала удовлетворения, чем печаль Солнышка. Я не могла ее за это осуждать. Там, в спальне, я имела случай ощутить эту ярость, эту жажду воздаяния; такова была их мощь, что мои чувства едва выдержали. Меня до глубины души изумляло, что она, кажется, вправду лелеяла некоторую надежду однажды примирить всех Троих.
        Может, она была такой же чокнутой, как и Солнышко?
        Или просто делала что могла, чтобы навести мост через разделившую их пропасть? А если так, то что значит лужица демонской крови и одна маленькая жестокость - по сравнению с целой войной?.. Несколько разрушенных жизней, когда речь идет о выживании человеческого большинства?.. Тем более что через тысячу лет - или через десять тысяч - гнев Ночного хозяина может быть наконец утолен. Ведь так, наверное, рассуждали боги?..
        По крайней мере, Солнышко к тому времени забудет меня…

        - Отлично,  - сказала я, и в голос все-таки прорвалась горечь.  - Делайте то, ради чего пришли. Или собираетесь убивать меня медленно? Чтобы Солнышко лишнего помучился?..

        - Он достаточно настрадается, зная, почему ты умерла; как - не столь важно.
        Она помолчала.

        - Вот если только…
        Я нахмурилась, услышав, как изменился ее тон.

        - Что?..
        Она протянула через стол руку и приложила ладонь к моей щеке, коснувшись большим пальцем губ. Я чуть не шарахнулась, но вовремя совладала с собой. Кажется, ей это понравилось; я ощутила ее улыбку.

        - Какая славная девочка,  - повторила она и вздохнула - как мне показалось, с чем-то похожим на сожаление.  - Быть может, я убедила бы Нахадота позволить тебе жить, при условии, что Итемпас будет страдать.

        - Это как?

        - Ну, к примеру, ты покинешь его…
        Она не договорила и медленно отняла пальцы от моего лица. Я замерла, понимая, к чему она клонит, и мне стало от этого плохо.
        Когда я все-таки сумела заговорить, меня трясло. Я наконец обозлилась, и это придало голосу твердости.

        - Понимаю,  - сказала я.  - Вам недостаточно просто причинить ему боль. Вам надо, чтобы еще и я его ранила.

        - Боль есть боль,  - прозвучал голос Ночного хозяина.
        У меня поднялись дыбом все мелкие волоски на коже, потому что я не слышала, как он вошел. Он стоял где-то за спиной Госпожи, и в комнате заметно похолодало.

        - А печаль - это печаль. Мне все равно, с какой стороны она постигнет его, лишь бы он ее ощутил.
        Я была до смерти перепугана, но его безразличный, пустой голос привел меня в ярость. Моя ладонь сжалась в кулак.

        - Значит, у меня выбор - дать вам убить меня либо самой его ножом в спину пырнуть?
        - резко выговорила я.  - Коли так, валяйте, убивайте. Он хоть будет знать, что я его не покинула!
        Рука Йейнэ коснулась моей: подозреваю, это было предостережение. Ночной хозяин промолчал, но я ощущала его ледяной гнев. Мне было все равно. Рявкнув на него, я почему-то сразу почувствовала себя лучше. Он лишил мой народ счастья, а теперь хотел забрать еще и мое?!

        - А ведь он, чтобы ты знал, по-прежнему любит тебя,  - выдала я, решив, что терять больше нечего.  - Куда больше, чем меня. На самом деле - больше вообще всего…
        Он зашипел на меня. Это был не человеческий звук. В нем были змеи, и лед, и пыль, заносящая глубокий темный провал. Потом он устремился вперед…
        Йейнэ встала между нами, обратившись к нему лицом… Нахадот остановился. Потянулось время, которое я не дерзаю измерить - было ли это мгновение или целый час. Они смотрели друг на дружку, молча, неподвижно. Я знала, что боги умеют беседовать без слов, но не уверена, что между ними происходила именно беседа. Как-то было больше похоже на битву…
        Потом это ощущение отступило, и Йейнэ вздохнула и подошла к нему.

        - Тише,  - проговорила она, и в ее голосе было больше сострадания, чем я могла вообразить.  - Не торопись. Ты же свободен теперь. Будь таким, каким хочешь быть, а не таким, каким они тебя сделали.
        Он протяжно, медленно вздохнул, и я почувствовала, как отступает жалящий холод его присутствия. Тем не менее, когда он заговорил, голос был по-прежнему жестким.

        - Я выбрал, каким мне быть. Но мне больно, Йейнэ. Они горят во мне… воспоминания… То, что он сделал со мной, еще болит…
        Комната наполнилась отголосками чудовищных предательств, ужасов и потерь… Эта тишина в прах разбила мой гнев. Я никогда не находила в себе сил ненавидеть кого-то, перенесшего жестокие муки. Вне зависимости от того, каких злых дел он потом натворил.

        - Не заслужил он такого счастья, Йейнэ,  - проговорил Ночной хозяин.  - Пока еще - не заслужил.
        Госпожа вздохнула:

        - Я знаю…
        Я услышала, как он дотронулся до нее. Быть может, поцеловал. Или просто взял за руку… Я тотчас вспомнила Солнышко и как он нередко касался меня, обходясь без слов, черпая уверенность в моей близости… Когда-то давным-давно - касался ли он так Нахадота?.. Что, если Нахадот под покровом своего гнева тоже тосковал по тем дням?.. Ну так у него теперь Сумеречная госпожа есть. А у Солнышка скоро совсем никого не останется…
        Так и не сказав ничего больше, Ночной хозяин исчез. Йейнэ некоторое время стояла все там же, потом снова повернулась ко мне.

        - Очень глупые слова,  - сказала она, и я поняла, что она на меня тоже сердита.
        Я устало кивнула:

        - Я знаю… Прости меня.
        К моему изумлению, простое извинение смягчило ее. Она вернулась за стол, но садиться не стала.

        - Не только ты виновата,  - пояснила она.  - Он сейчас… в некотором смысле как после болезни. Шрамы, оставленные Войной и заточением, слишком глубоки. Некоторые еще свежи и болят…
        И я вспомнила, охваченная запоздалой виной, что эти незаживающие раны Нахадоту нанес Солнышко.

        - Я приняла решение,  - сказала я очень тихо.
        Она знала, что делалось у меня на сердце. Полагаю, все было очевидно.

        - Если верно то, что ты сказала,  - проговорила она,  - если он вправду небезразличен тебе, спроси себя, как будет для него лучше.
        Я так и поступила. В этот миг я представила Солнышко - каким он мог стать через много-много лет, когда я давно умру и обращусь в прах. Он сделается странником, воином, заступником. Человеком тихих слов, быстрых решений… и не особенно добрым, хотя со временем в нем прорастет и доброта. Тепло. Способность прикасаться к другим и подпускать других к себе. Если я все сделаю правильно, это у него не пропадет…
        Но если сейчас я умру, если допущу, чтобы его любовь убила меня, его душа опять опустеет. Он отдалится от человечества, сознавая, к каким последствиям может привести близость. Он сам загасит в себе крохотную искорку теплоты, убоявшись боли, которую она способна породить. Он будет жить среди человечества, оставаясь полностью одиноким.
        И никогда, никогда не исцелится.
        Я молчала…

        - У тебя есть еще один день,  - сказала Йейнэ.
        И тоже исчезла.
        Я долго сидела за кухонным столом…
        Я так понимаю, госпожа замедлила или вовсе остановила время, но, когда она удалилась, оно вновь потекло своим чередом. Сквозь кухонные окна заглядывала наступившая ночь, воздух сделался холоднее и суше. Я слышала, как по улице шли люди, в дальних садах пели сверчки… вот по мостовой пророкотала колесами повозка… Ветер доносил запах цветов. Жаль, это не цветы Мирового Древа…
        Вскоре я услышала шевеление наверху. Это проснулся Солнышко. Вот зажурчала по трубам вода: он наполнял ванну. Город Наказуем, конечно, не Тень, но трубы здесь умели прокладывать едва ли не лучше. И я бессовестно транжирила уголь и дрова, чтобы нам не приходилось ограничивать себя в горячей воде. Вымывшись, Солнышко спустил воду, еще повозился наверху и наконец сошел вниз.
        Как обычно, он помедлил на пороге, что-то улавливая в моей неподвижности. Потом подошел к столу и уселся - точно туда, где недавно сидела Госпожа, хотя это ничего не значило. Стульев у меня не много.
        Когда я заговорила, я очень старалась сидеть неподвижно. Я боялась, что в ином случае у меня не хватит самообладания и окажется, что все зря.
        Я сказала:

        - Тебе придется уйти.
        Солнышко промолчал.

        - Я не могу быть с тобой,  - продолжала я.  - Ты был прав: у богов со смертными никогда ничего не получается. Глупо даже пытаться.
        Говоря так, я потрясенно осознавала, что отчасти верила в то, о чем говорила. Оказывается, в глубине души я всегда знала, что Солнышко не останется со мной навсегда. Я состарюсь и умру, а он будет по-прежнему молодым. Или, может, он тоже состарится и умрет, чтобы возродиться молодым и красивым?.. Обе возможности мне ничего особо радостного не сулили. Я обязательно примусь возмущаться и негодовать, буду чувствовать вину за то, что вроде как отягощаю его. А он будет невообразимо страдать, наблюдая за моим угасанием… и в итоге мы неминуемо расстанемся навсегда.
        Но мне хотелось заплакать. Боги, как же мне хотелось заплакать!..
        Солнышко просто сидел, глядя на меня. Ни попреков, ни просьбы передумать… Это было не в его природе. Едва открыв рот, я уже знала, что много говорить не придется. Все будет решено первыми же словами.
        Он поднялся, обошел стол и присел на корточки передо мной. Я повернулась к нему - медленно, осторожно… Только бы сдержаться. Это как раз по его части, верно? Я приложила все силы и сохранила внешнее спокойствие, сражаясь с искушением дотронуться до его лица и узнать, насколько плохо он теперь обо мне думает.
        Он спросил:

        - Они тебе угрожали?
        Я окончательно застыла.
        Не дождавшись ответа, он вздохнул. И поднялся на ноги.

        - Причина не в том…  - выговорила я. Мне вдруг неистово захотелось ему объяснить, что я отвергала его вовсе не из страха за свою жизнь.  - Я бы ни за что… Пусть бы уж они меня лучше…

        - Нет.
        Он коротко прикоснулся к моей щеке, всего один раз… Как же больно! Как будто мне заново руку раздробило!.. Да какое там - гораздо хуже! Одно простое прикосновение, и все мое тщательно взлелеянное самообладание разлетелось вдребезги. Меня так затрясло, что я с трудом выговаривала слова.

        - Мы можем дать бой…  - кое-как выдавила я.  - Тем более что Госпожа… она на самом деле не хочет… Мы можем бежать или…

        - Нет, Орри,  - повторил он.  - Не можем.
        Это заставило меня умолкнуть. Не потому, что я больше ничего не могла придумать, просто в его словах слышалась такая полная и окончательная уверенность, что все разговоры сразу утратили смысл.
        Он поднялся:

        - Ты тоже должна жить, Орри.
        И зашагал к двери. Там, опрятно устроенные рядом с моими, стояли его сапоги. Он натянул их, и его движения не были ни слишком медлительными, ни слишком поспешными. Они были действенными, как всегда. Потом он надел мерлушковую куртку, что я купила ему в начале зимы: он, по обыкновению, забывал, что может простыть, а мне не хотелось нянчиться с ним, если он подхватит воспаление легких.
        Я набрала в грудь воздуха, желая что-то сказать…
        И ничего не сказала - просто выдохнула.
        И сидела не двигаясь, только дрожала…
        Он вышел из дома.
        Я наперед знала, что он уйдет именно так, не взяв ничего, кроме одежды. Он не был человеком в той мере, чтобы обращать внимание на собственность или деньги. Я слышала его тяжелые шаги: вот спустился по ступеням… начал удаляться по улице…
        Потом шаги затихли вдали, смешавшись со звуками ночи.
        Я встала и пошла наверх. Ванная, как всегда, была безупречно чиста. Я сбросила халат, наполнила ванну водой настолько горячей, как только могла выдержать, и долго в ней отмокала. Пар валил от меня даже после того, как я вытерлась полотенцем.
        Потом я взялась за губку, чтобы вычистить ванну, и тут меня как ударило. Теперь, с уходом Солнышка, мне еще и это самой делать придется…
        Покончив с ванной, я села прямо в нее - и плакала до самого рассвета…


* * *
        Теперь ты знаешь все.
        Ты должен был это узнать, а мне было необходимо поведать. Последние шесть месяцев я только и делала, что старалась не думать о случившемся. Не самый мудрый способ справиться, но мне так было проще. Лучше ложиться в постель и просто спать до утра, чем вертеться без сна и сожалеть о своем одиночестве. А выходя на улицу - сосредотачиваться на постукивании посоха, чем горестно размышлять о том, как некогда я находила дорогу по едва уловимым следам какого-нибудь богорожденного.
        Сколько же я всего потеряла…
        Но кое-что и приобрела. Тебя, например, мой маленький подарок.
        Некоторым образом я понимала, что это очень большой риск. Боги рождают детей не так легко, как мы, люди, но его сделали смертным в куда большей степени, чем это когда-либо происходило с другим богом. Не знаю уж, почему ему оставили эту способность, когда отняли столь многое? Подозреваю - просто забыли.
        Но если хорошенько подумать… Я все время вспоминаю тот вечер у меня на кухне и как леди Йейнэ прикасалась ко мне. Она ведь хозяйка рассвета, богиня жизни: ну не могла она не ощутить твоего зарождения, пока мы там с ней сидели! Я думаю об этом и помимо воли гадаю: значит, она заметила тебя - и позволила тебе жить? Или она…
        Странная она, эта Сумеречная госпожа.
        А самое странное - это то, что она ко мне прислушалась.
        Ни рассказы заезжих купцов, ни городские сплетни моих ушей не обходят. И я знаю, что боги теперь повсюду. Они поют в дождевых лесах, пляшут на вершинах высоких гор, укрепляют берега и водят шашни с парнями, собирающими моллюсков. В каждом большом городе теперь постоянно обитает свой богорожденный, а то и несколько сразу. Вот и Наказуем пытается залучить к себе кого-нибудь из младших богов. Городские старейшины полагают, что это пойдет на пользу деловой жизни. Надеюсь, у них получится.
        Очень скоро этот мир станет местом волшебства. В куда большей степени, чем прежде. Я думаю, тебе в нем будет как раз.
        А еще…
        Нет.
        Нет. Я не смею даже думать об этом.
        Нет!
        И тем не менее…
        Я лежу в своей сиротской постели и ожидаю рассвета. Я чувствую его приближение. Теплые лучи потихоньку перебираются по одеялу и по моей коже. Дни становятся все короче: зима близко. Наверное, ты родишься как раз к солнцевороту…
        Ну ты как - еще слушаешь? Слышишь ты меня там?
        Думаю - слышишь. Думаю, мы «сделали» тебя в тот второй раз, когда Солнышко на краткий миг стал самим собой. Не в полной мере, но этого хватило. Скорее всего, он тоже все понял. Он знал. И Госпожа знала. А может, даже и Ночной хозяин… Такого рода деяния случайно не совершаются. Солнышко видел, как недостает мне прежнего бытия. Вот он по-своему и помог мне сосредоточиться на новой жизни. А еще, как мне кажется, это был его способ искупления прошлых ошибок…
        Боги… Люди… Мужики! Чтоб ему - мог бы, вообще-то, моего мнения спросить! Я ведь, кстати, и умереть родами могу. Ну, то есть не умру, скорее всего,  - но хоть ради приличия бы спросил!
        Ну ладно, не суть.
        Я очень надеюсь - ты меня слушаешь. Потому что боги - и демоны - иногда так поступают. Думается, ты бодрствуешь там и все понимаешь. Понимаешь все, что я тебе рассказала.
        Потому что, по-моему, я тебя видела. Вчера на рассвете. Я проснулась, и мне показалось, что мое магическое зрение опять заработало. Ненадолго, но все же. И свет, который я успела заметить, исходил от тебя.
        Если я дождусь рассвета и буду наблюдать очень пристально, надеюсь, сегодня я тебя снова увижу.
        А еще я думаю…
        Я думаю, что, если я прожду достаточно долго и буду внимательно вслушиваться, однажды на дороге раздадутся шаги. А потом, чего доброго, в дверь постучат… Ну должен же он хоть у кого-нибудь простой вежливости нахвататься?.. Мы ведь можем на это уповать, правда? А потом он войдет. Вытрет ноги о половичок. Повесит куртку на гвоздь…
        И тогда мы с тобой вместе скажем ему:

        - Добро пожаловать домой!
        Приложение 1
        ГЛОССАРИЙ

        Амн, амнийцы - самый многочисленный и могущественный сенмитский народ.
        Арамери - правящее амнийское семейство; советники Благородного Собрания и ордена Итемпаса.
        Белый зал - молитвенный дом ордена Итемпаса. Также служит для образования и отправления правосудия.
        Благородное Собрание - правительство Ста Тысяч Королевств.
        Блюстители Порядка - послушники (жрецы, проходящие обучение) ордена Итемпаса, ответственные за соблюдение общественного порядка.
        Боги - бессмертные порождения Вихря; Трое.
        Богорожденные, или младшие боги - бессмертные дети Троих. Иногда их также называют просто богами.
        Божественная кровь - дорогостоящий и очень желанный наркотик. Вкусившему дарует расширение сознания и временно придает магические способности.
        Велли - рыба из холодных вод, маронейский деликатес. Особенно хороша засоленной и копченой.
        Вихрь - неисповедимый создатель Троих.
        Война богов - апокалиптический конфликт, по ходу которого Блистательный Итемпас низверг обоих своих родственников и единолично воцарился на небесах.
        Востень - местное название Восточной Тени.
        Время Троих - эпоха, предшествующая Войне богов.
        Дальний Север - самый северный континент, считается глухим захолустьем.
        Гульбище - северная оконечность Привратного парка в Восточной Тени. Место, излюбленное паломниками благодаря замечательному виду на Мировое Древо. Здесь расположены Ремесленный ряд и крупнейший в городе Белый зал.
        Датэ Лориллалья - писец, в прошлом член ордена Итемпаса. Муж Серимн Арамери.
        Декарта Арамери - последний предыдущий (на момент повествования) глава семьи Арамери.
        Демон - дитя запретного союза между богом (богорожденным) и человеком. Демоны смертны, хотя могут обладать врожденными магическими способностями, равными по силе, а то и превосходящими могущество богорожденных.
        Дом Восставшего Солнца - здание, одно из нескольких, прикрепленных непосредственно к стволу Мирового Древа.
        Еретик - верный любого бога, кроме Итемпаса.
        Зал - место, где проходят заседания Благородного Собрания.
        Застволье - квартал в Затени.
        Затень - местное название Западной Тени.
        Земля Маро - самый маленький континент, некогда находившийся к востоку от островов, место расположения первого дворца Арамери. Уничтожен Нахадотом.
        Ина - младшее божество, обитающее в Тени.
        Итемпан - общее обозначение верных Итемпаса. Этим словом также называют членов ордена Итемпаса.
        Итемпас - один из Троих, Блистательный Итемпас, Отец Небесный, повелитель небес и земли.
        Йейнэ - одна из Троих, нынешняя богиня Земли, Повелительница сумерек и рассвета. Ее также называют Сумеречной госпожой.
        Кинули - младший бог, обитающий в Западной Тени, на свалке Застволья. Его еще называют Повелителем Ненужного.
        Китр - богорожденная, обитающая в Тени. Ее называют Клинком.
        Костоправ - лекарь, часто - самоучка, сведущий в траволечении, родовспоможении, вправлении костей и основных хирургических приемах. Некоторые костоправы нелегально пользуются простыми исцеляющими сигилами.
        Лил - богорожденная, обитающая в Тени. Олицетворение голода.
        Магия - врожденная способность старших и младших богов изменять материальный и нематериальный миры. Смертные могут приближаться к этому качеству путем использования божественного языка.
        Мировое Древо - вечнозеленое лиственное дерево невероятных размеров, созданное Сумеречной госпожой. Его высота оценивается примерно в 125 000 футов. Для верных Сумеречной госпожи оно свято.
        Мракоходцы - верные Повелителя Теней.
        Надпись - последовательность сигил, используемая писцами для достижения сложного либо последовательного магического эффекта.
        Наказуем - городок на северо-восточном побережье материка Сенм.
        Нахадот - один из Троих, Ночной хозяин. Его еще называют Повелителем Теней.
        Небеса и бездны - обиталища душ за пределами царства смертных.
        Небо - официальное название крупнейшего города на материке Сенм. Это же название носит дворец семьи Арамери.
        Неммер - младшая богиня, обитающая в Тени. Владычица тайн.
        Нимаро, область - протекторат, учрежденный Арамери после разрушения Земли Маро с целью предоставить новый дом ее уцелевшим жителям. Находится на юго-восточной окраине материка Сенм.
        Орден Новых Зорь - неформальное жреческое братство во имя Блистательного Итемпаса, состоящее в основном из бывших членов ордена Итемпаса. Его членов в просторечии называют новозорами.
        Оборо - младшее божество, обитающее в Тени.
        Орден Итемпаса - жреческое братство во имя Блистательного Итемпаса. Помимо духовного водительства, отвечает также за правопорядок, образование, общественное здравоохранение и качество жизни, равно как и за искоренение ересей. Известен также как Итемпанский орден.
        Острова - обширный архипелаг к востоку от Дальнего Севера и Сенма.
        Отлучение - период времени, когда повелением Блистательного Итемпаса младшим богам было запрещено появляться в царстве смертных.
        Пайтья - младший бог, житель Тени. Его называют Ужасом.
        Паломники - верные Сумеречной госпожи, совершающие путешествие в Тень, чтобы помолиться у Мирового Древа. В основном приезжают с Дальнего Севера.
        Писец - человек, преуспевший в изучении письменного языка богов.
        Превит - один из высших жреческих чинов в ордене Итемпаса.
        Привратный парк - парк, разбитый вокруг Неба (которое дворец) и основания Мирового Древа. Расположен в Восточной Тени.
        Ремесленный ряд - рынок кустарных предметов искусства на Гульбище, что в Восточной Тени.
        Роул - богорожденная, жительница Тени. Владычица сострадания.
        Святые места - местное название точек в городе Тень, временно или постоянно заколдованных богорожденными.
        Сенм - южный и самый крупный континент мира.
        Сенмитский - язык народа амн (амнийцев), используемый в качестве общего во всех Ста Тысячах Королевств.
        Серимн Арамери - чистокровная Арамери, жена Датэ Лориллальи. Собственница Дома Восставшего Солнца.
        Сигила - идеограмма языка богов, используемая писцами для имитации божественной магии.
        Сигила родства - метка признанного члена семьи Арамери.
        Сиэй - младший бог, называемый также Плутишкой. Самый старший среди богорожденных.
        Смертное царство (царство смертных)  - вселенная, созданная Троими.
        Сто Тысяч Королевств - общее название всего мира после его объединения под властью Арамери.
        Сумасброд - богорожденный, обитатель Тени. Повелитель долгов.
        Теврил Арамери - нынешний глава семьи Арамери.
        Теманский протекторат - сенмитское королевство.
        Хадо - член секты Новых Зорь, мастер новообращенных.
        Царство богов - место за пределами вселенной.
        Шахар Арамери - великая жрица Итемпаса времен Войны богов. Ее потомки составляют семью Арамери.
        Энефа - одна из Троих, прежняя богиня земли, создательница младших богов и смертных людей, Хозяйка Сумерек и Рассвета. Погибла.
        Эо - младшая богиня, обитающая в Тени. Ее называют Милосердной.
        Эра Блистательного - эпоха единоличного правления Итемпаса, наступившая по завершении Войны богов. Нарицательное обозначение законности, правопорядка - в общем, всего «доброго и разумного».
        Приложение 2
        ИСТОРИЧЕСКАЯ ЗАПИСЬ;
        ТРУДЫ ПЕРВЫХ ПИСЦОВ, ТОМ 96;
        ИЗ СОБРАНИЯ ТЕВРИЛА АРАМЕРИ

        (Беседа, проведенная и первоначально записанная первым писцом Йи'ли Денай-Арамери, в Небе, в год 1512 эры Блистательного, да осияет он нас на веки вечные. Записано в постоянном шарике для сообщений. Последующая перепись произведена библиотекарем Шетой Арамери, в год 2250 эры Блистательного. ПРЕДОСТЕРЕЖЕНИЕ: содержит еретические отсылки, помеченные «ЕО». Используется с разрешения Литарии)


        ПЕРВЫЙ ПИСЕЦ ЙИ'ЛИ АРАМЕРИ: Вам удобно?
        НЕМЮ САРФИТ ЭНУЛАЙ:[Примечание беседующего: «энулай» (ЕО)  - по-видимому, наследственный титул у маро.] А что, должно быть?
        ЙА: Конечно, вы ведь гость Арамери, энулай Сарфит.
        НС: Это точно! (Смеется.) Полагаю, мне следует наслаждаться, пока это возможно. Сомнительно, чтобы в будущем вас часто посещали гости маро…
        ЙА: Вижу, вы решили не пользоваться новым названием - «мароне»?
        НС: На самом деле в древнем языке это не одно слово, а три: маро-н-не. Никто их правильно не выговаривает. Длинно и неудобно. Ну а я всю жизнь была маро и буду маро, пока не умру. В общем-то, недолго осталось.
        ЙА: Чисто для записи - не соблаговолите ли назвать свой возраст?
        НС: С благословения Отца, сейчас мне двести два года.
        ЙА (смеется): Мне говорили, вы любите приписывать себе этот возраст.
        НС: Вы полагаете, я лгу?
        ЙА: Ну… госпожа… в смысле, энулай…
        НС: Да называй ты меня как угодно. Только помни, мальчик, что энулай всегда говорит правду. Лгать слишком опасно. И я не стала бы кривить душой относительно таких обыденных вещей, как мой возраст… Так что записывай!
        ЙА: Хорошо, госпожа. Уже записал.
        НС: Вы, амнийцы, никогда не слушаете, что вам говорят. Во дни после Войны[Пояснение: Совет по делам выживших области Нимаро издал официальный указ от имени своего правящего дома (погибшего), указывая, что их народ отныне будет называться не «маро», а «мароне».] мы предупреждали, что лучше бы вы почитали Темного Отца (ЕО). Он, может, и враг Блистательному Итемпасу, но вовсе не нам. Прежде Войны он любил нас даже больше, чем сама Энефа (ЕО). Как подумаю, что вы, верно, сотворили над ним, чтобы его сердце исполнилось подобной ярости…
        ЙА: Прошу вас, госпожа… Мы не произносим… имени, которое вы назвали, то есть…
        НС: Какое имя? Энефа? (Кричит.) Энефа, Энефа, Энефа!
        ЙА (вздыхает).
        НС: Только попробуй вот так закатить глаза еще раз!
        ЙА: Простите за непочтительность, госпожа. Я просто… Абсолютное верховенство Итемпаса - основополагающий принцип нашего мироустройства…
        НС: Я не меньше твоего люблю Повелителя Света. Он ведь именно наш народ взял за образец для своего смертного облика (ЕО), и мы самыми первыми получили от него благословение знания (ЕО). Математика, астрономия, искусство письма… и так далее,
        - и все это было нам знакомо гораздо раньше, чем вам, сенмитам, о невежественных выродках с севера или пиратских шайках островитян я уж вовсе молчу. Так вот, невзирая на все, что он дал нам, мы всегда помнили, что он - один из Троих. Без своих родственников он - ничто! (ЕО)
        ЙА: Госпожа!..
        НС: Ну, доложи о моих высказываниях своему главе семьи, если больно охота. И что он со мной сделает? Убьет? Уничтожит мой народ? Мне терять особо нечего, мальчик. Только по этой причине я сюда и пришла.
        ЙА: Потому, что правящей семьи маро больше нет?..[Пометка беседующего: Смотри Посткатаклизменные маро: Перепись.]
        НС: Нет, дурачок, причина в том, что больше нет самих маро. Ну да, если мы начнем изо всех сил плодиться, быть может, нас и наберется достаточно, чтобы сколько-то еще протянуть… Но такими, как были, нам не стать уже никогда. Вы, амнийцы, никогда не позволите нам набрать прежнюю силу.
        ЙА: Э-э-э… Верно, госпожа. Но позвольте уточнить: особой обязанностью энулай было служение царствующей семье, не так ли? Давайте посмотрим: да, телохранители, сказители…
        НС: Историки.
        ЙА: Тоже верно, но большая часть этой истории… вот тут у меня список… речь идет о легендах и мифах…
        НС: Они все были правдивы.
        ЙА: Госпожа, я вас умоляю!
        НС: С какой стати ты вообще меня сюда пригласил?
        ЙА: Потому что я сам историк.
        НС: Если так, то слушай уже наконец! Ибо это самое важное, что должен делать историк. Внимательно слушать своими собственными ушами, а не сквозь десять тысяч амнийских кривд, которые что угодно до неузнаваемости исказят…
        ЙА: Но, госпожа, позвольте привести в пример одно из записанных энулайских сказаний… Я имею в виду сказание о Первой Богине.
        НС: Да. Это про Йихо из клана Шот… Хотя их, полагаю, теперь тоже никого не осталось.
        ЙА: В сказании говорится, как во время жестокого голода она три дня сидела возле реки, благодаря чему из океана по реке поднимались косяки рыбы - из соленых вод в пресные - и сами бросались в сети рыбаков.
        НС: Да-да, все так и было. И с тех пор до наших дней рыбы той породы каждый год поднимаются против течения, чтобы метать икру. Она изменила их навсегда.
        ЙА: Но ведь это… Это история из времен прежде Войны. То есть Йихо была богорожденной?
        НС: Нет, конечно. В конце сказания она стареет и умирает, правильно?
        ЙА: Да, но тогда…
        НС: Хотя детей у богов было множество.
        ЙА (после паузы): Боги мои! (Звук удара.) Ой!
        НС: А нечего богохульствовать.
        ЙА: Я в это не верю. (Вздыхает.) Вы правы, приношу извинения. Я забылся. Я просто… Вы вроде намекаете, что женщина из сказания была… полукровкой, дочерью богов…
        НС: Все мы - дети богов. Однако Йихо была особенной.
        ЙА (молчит).
        НС (смеется): Это что же я вдруг вижу в твоих бледных глазах, мальчик? Неужели слушать начал?..
        ЙА: Вообще-то, я вспоминаю. Во многих сказаниях маро, которые есть у меня в записи, на переднем плане - энулай…
        НС: Да. Продолжай.
        ЙА: У каждого члена правящей семьи были энулай. Энулай обучали их, давали советы, защищали от опасности…
        НС (смеется): Ближе к делу, мальчик. Я ведь, знаешь, не молодею.
        ЙА: Защищали, нередко используя странные способности, которые Литария считает маловероятными или вообще невозможными…
        НС: Это потому, что вы, писцы, сами свою магию не творите. Вы лишь заимствуете ее, пользуясь божественным языком. Но если бы вы сами произносили волшебство да еще и оставались живы при этом… или, еще лучше, одним усилием воли вызывали бытие вещей
        - вы могли бы делать все то же, что делают боги. И даже больше.
        ЙА: Энулай Сарфит, лучше бы вы мне этого не говорили.
        НС (смеется).
        ЙА: Вы знаете, что я должен сделать.
        НС (снова смеется): Ах, мальчик, да какая мне разница? Я - последняя из потомков энулай, дочь Энефы, последний ребенок смертных богов, решивших проживать свои краткие жизни, пребывая среди человечества. Все короли и королевы маро теперь мертвы. Все мои дети и внуки тоже мертвы. Все мы, в чьих жилах течет кровь Небесной Матери… мы мертвы, как и она. Зачем мне теперь прятаться?
        ЙА (подзывает слугу и посылает за стражей).
        НС (тихо, пока он говорит): Демонов больше нет. Никого. Больше искать незачем - все равно никого не осталось…[Пометка библиотекаря: Изначальная расшифровка на этом заканчивается. Далее запись в шаре разобрать почти невозможно. В управляющей надписи шара никаких повреждений, однако, не обнаружено. Консультации с писцами выявили возможность магического вмешательства. Остаток записи я воспроизвел в меру своих возможностей.]
        ЙА: Мне очень жаль. (Неразборчиво.)
        НС: Не жалей. (Неразборчиво.) Истребил последних из племени демонов. Дальнейшие поиски бесполезны.
        ЙА: Дальнейшие поиски бесполезны.
        НС: В мире больше нет демонов. Ни единого, нигде.
        ЙА: Ни единого. (Неразборчиво; потом входят стражники.) Прощайте, энулай. Жаль, что пришлось все завершить именно так.
        НС (смеется): А мне - не жаль. До свидания, мальчик.
        (Беседа окончена.)[Пометка библиотекаря: Эта расшифровка и сам шар были скверно заполнены первым писцом Йи'ли Арамери в библиотеке Неба и таким образом примерно на 600 лет были утрачены. Их обнаружили во время обширного разбора подземелий библиотеки, произведенного по распоряжению лорда Теврила Арамери.]
        Благодарности

        Я уже выразила признательность всем и каждому за теплый прием, оказанный «Ста Тысячам Королевств», и сейчас пользуюсь случаем сказать еще несколько слов благодарности.
        За то, что эта книга в эстетическом отношении получилась лучше своей предшественницы, спасибо моему отцу, художнику Ною Джемисину. Спасибо ему также за мое знакомство с терминами по восковой живописи, акварели и скульптуре. До последнего времени я даже не осознавала, сколь многому научилась у него,  - и это притом, что нарисовать от руки прямую линию для меня та еще проблема. (Нет, папа, отпечатки пальцев в пятилетнем возрасте не считаются.)
        За город Тень я в неоплатном долгу перед городским фэнтези - как тем, которое пишет Мьевиль, так и тем, в котором «мятежные клевые телки с оружием» (это цитата из противника данного направления, хотя я фанатка обоих). Но более всего я обязана своей жизни, прожитой в городах. Ремесленный ряд - это нью-йоркский фермерский рынок на Юнион-сквер, с толикой, пожалуй, новоорлеанского рынка, что на Джексон-сквер.
        За нескольких богов, в частности за Лил, Сумасброда и Солнышко, я должна поблагодарить свое подсознание, потому что они мне приснились (как и еще несколько сущностей, которые появятся на страницах третьей книги «Наследия».) Лил даже пыталась меня сожрать. Впрочем, чего еще ждать от нее.
        За представление о том, как население целого города может ютиться под сенью исполинского древа, я выражаю признательность своему детству, когда я просто обожала аниме. А также очаровательной маленькой сёдзё из мультсериала «Махоу цукай тай» - посмотреть его я настоятельно рекомендую. С проблемами, созданными высоченным деревом, там справляются куда проще, чем в моей книге, но прекрасный образ тем не менее накрепко засел у меня в памяти.


        notes

        Примечания


1

        Верный - здесь: последователь того или иного божества или вероучения.

2

        Туск - старинное название одной из разновидностей катаракты.

3

        Драхма - в аптекарской практике единица массы, 1/8 унции или 3,888 грамма.

4

        Примечание беседующего: «энулай» (ЕО)  - по-видимому, наследственный титул у маро.

5

        Пояснение: Совет по делам выживших области Нимаро издал официальный указ от имени своего правящего дома (погибшего), указывая, что их народ отныне будет называться не «маро», а «мароне».

6

        Пометка беседующего: Смотри Посткатаклизменные маро: Перепись.

7

        Пометка библиотекаря: Изначальная расшифровка на этом заканчивается. Далее запись в шаре разобрать почти невозможно. В управляющей надписи шара никаких повреждений, однако, не обнаружено. Консультации с писцами выявили возможность магического вмешательства. Остаток записи я воспроизвел в меру своих возможностей.

8

        Пометка библиотекаря: Эта расшифровка и сам шар были скверно заполнены первым писцом Йи'ли Арамери в библиотеке Неба и таким образом примерно на 600 лет были утрачены. Их обнаружили во время обширного разбора подземелий библиотеки, произведенного по распоряжению лорда Теврила Арамери.


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к