Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Зарубежные Авторы / Деннинг Трой / Тёмное Солнце Заключённый В Призму: " №05 Тёмное Солнце Заключённый В Призму " - читать онлайн

Сохранить .
ЛАЗОРЕВЫЙ ШТОРМ
        Трой ДЕННИНГ

        Пролог

        Большинство людей называют это тенью, темную полосу, видную только как отсутствие: холодный мрак, отбросываемый на землю, когда их тела закрывают свет алого солнца. Более мудрые умы относятся к этому как к Черноте, и они знают, что она отделяет все, что есть, от того, что нет. Она залегла под поверхностью всех вещей, подобно жесткой скорлупе какого-нибудь большого яйца, погребенного неглубоко и готового вылупиться в любой момент. Снаружи лежат бесплодные горы, бесконечные песчаные пустыни и блеклые, продуваемые всеми ветрами степи Атхаса. Внутри Бездна, наполненная ленивой плазмой небытия.
        Внутри этого бесцветного эфира плавали кости древнего скелета. Они все были свиты в тугой узел, вместо лопаток был огромный бугор, а длинные руки обвились вокруг колен. И только череп отдаленно напоминал человеческий, хотя узкие кости челюстей, скошенный подбородок и плоские скулы намекали, что это не совсем так.
        Скелет полностью заполнял Бездну, но было бы не правильно назвать его гигантским. В этом месте размер не имел значения. Имело значение только то, что он существовал, поскольку он был там, и скелет заполнял всю огромную пустоту внутри яйца.
        Скелет поскреб темную скорлупу острыми когтями, мечтая о том дне, когда возродится. В первый раз за вечность он почувствовал уверенность, что сможет убежать из своей вечной тюрьмы. Вспышки молний короной окружали его деформированный череп. Искры затанцевали в пустых глазницах, где когда-то сидели глаза.
        Ниже скребущих когтей появилась пара синих углей и длинная трещина рта. Это было все, что скелет когда бы то ни было видел от своих слуг. Люди-тени были частью Черноты, были пойманы в ловушку внутри темной скорлупы и, как и их хозяин, были частью пустоты яйца.
        Мы чувствуем твой призыв, Всемогущий.
        Слуга использовал мысленную речь, так как никакого звука не существовало в вечной тюрьме скелета.
        Я думаю, Кидар, ответил скелет. Он медленно повернул свой продолговатый череп так, чтобы глядеть прямо в глаза тени. Короли-волшебники должны быть поблизости, когда Узурпатор освободит меня.
        Это слишком опасно! Глаза слуги стал больше и ярче. Шестеро из них стали сильнее, чем тогда, когда вы их знали, Раджаат. Они уничтожат нас!
        Огненный шар образовался вокруг головы Раджаата. Они не в состоянии уничтожить меня, прорычал он. Если ты колеблешься, стоит ли пожертвовать несколькими жизнями, чтобы я мог вернуть Атхасу его великую славу, возможно тебе лучше остаться в Черноте.
        Кидар моргнул, его глаза и рот скользнули вниз, внутрь черной раковины. Наши судьбы связаны воедино, сказал он, скорее с сожалением, чем с энтузуазмом. Меня не заботит ничего, кроме будущего Атхаса.
        Никогда не забывай об этом, прошипел Раджаат, голубые лучи в его пустых глазницах заметались в гневе. Подумай о том, чем пришлось пожертвовать мне, чтобы вернуть мир вашему народу, и следуй моему примеру.
        Мы очень признательны, уверил его Кидар. Мы сделаем все, как вы хотите.
        Хорошо. Было бы лучше всего отомстить за предательство королям-волшебникам перед трудами по Восстановлению, сказал Раджаат. Молнии вокруг его головы начали бить спокойнее и размереннее. А потом мы очистим Атхас от нечестивых племен дегенеративных рас. Полукровки умрут первыми.
        Которые? спросил слуга.
        Все: полуэльфы, мулы, великаныши, всякие грязные порождения неестественных союзов. Мы должны убить их, и чем быстрее, чем лучше.
        Как изволите.
        Следующими будут Новые Расы, продолжал Раджаат, стискивая острые когти обоих рук в кулаки. Их так много! Это может занять столетия.
        Мы должны ожидать сопротивления, предупредил Кидар. Садира и Рикус-
        Полукровки. Они умрут вместе с остальными, твердо сказал скелет. Я уничтожу их, как только разделаюсь с королями-волшебниками.
        А что с Узурпатором? спросил Кидар. Сделаете ли вы его королем-волшебником?
        Да, я сдержу свое обещание, при условии, что он будет уважать все дела Башни Пристан, ответил Раджаат.
        А если он предаст нас, как Борс и остальные?
        Мой новый Доблестный Воин никогда не сделает такую глупость, ответил скелет. После того, как он увидит судьбу остальных предателей, он никогда не осмелится на это.
        Глава Первая Самарах

        Тихиан, король Тира, заскрежетал зубами от досады, случайно раздавив сладкий кусочек ореха, который он сосал. Его рот наполнился кислыми, острыми семечками, которые обожгли его язык и вызвали слезы на глазах. Он проглотил мякоть ореха одним глотком, даже не заметив жжения, которое пошло вниз по его горлу.
        - Проклятый флот! - его старческий голос еще и охрип от острых семечек.
        Сгорбясь, король стоял позади низкой стены, глядя вперед через завесу крутящейся пыли. Множество мачт только что появилось в крошечном порту Самараха. Так как плотный туман мешал даже сосчитать корабли, Тихиан мог видеть в основном волнующиеся паруса, так что флотилия напоминала грязное облако, вкатившееся в порт из Илового Моря.
        - Почему этот флот так злит тебя, Могучий? - спросила Корла, державшаяся, как всегда, за руку Тихиана. Она была самой сносной женщиной в деревне, с рыжеватыми волосами и страстной улыбкой. Это не значит, что она была красива. Жизнь в жаре по соседству с илом обрамила ее коричневые глаза глубокими морщинками в уголках глаз, а солнце так продубило ее кожу, что она вся сморщилась и затвердела, как у мужика. Корла покрепче вцепилась в локоть короля. - Твои слуги не осмелятся придти к тебе с чем-нибудь меньшим, чем дюжина кораблей.
        Тихиан высвободил руку и распрямил свою сумку, висевшую на плече.
        Она нахмурилась. - Вскоре ты покажешь мне чудеса Тира - правда?
        - Нет, - Тихиан бросил пренебрежительный взгляд на ее выдубленное погодой лицо.
        - Не оставляй меня здесь! - возразила Корла. Она взглянула на небольшую толпу односельчан, собравшихся за стеной. - Посте того, как я была с тобой, другие захотят...
        - Замолчи! - приказал Тихиан. Он махнул своей усеянной пигментными пятнами рукой в направлении порта. - Это не мой флот. Рикус и Садира приедут сушей, а не по морю.
        Кора опустила веки и облегченно вздохнула.
        - Не слишком расслабляйся, - сказал Рив, мускулистый муж Корлы и деревенский голова Самараха.
        Сын эльфа и женщины-тарик, Рив имел квадратное, с большими костями лицо со скошенным лбом и узкий нос. Стоя он был так высок, что стена деревни была ему по грудь, и к тому же обладал внушительной фигурой. Обычно Тихиан совершенно открыто убивал таких соперников, но староста деревни сумел стать совершенно незаменимым, как посредник при общении с горожанами. Помимо всего прочего король наслаждался, выставляя напоказ измену Корлы перед ее мужем.
        - Твое царствование как королевы-шлюхи скоро закончится. - Рив взглянул на свою жену.
        - Почему? - спросил Тихиан, огибая Корлу, чтобы посмотреть в лицо громадному полукровке.
        Рив пожал плечами. - Все боятся армад Балика. Но я не вижу причин, почему они должны заинтересоваться вами, - ответил он. Он поднял тонкие губы своей круглой морды, показав рот, полный огромных клыков. - Все, что я имел в виду, что Корле не стоит надеяться на поездку в Тир, когда придет время вам уезжать. Я достаточно повидал Атхас и знаю, что она будет только помехой в городе.
        - Ты может и видел бордели Балика, но ты ничего не знаешь о жизни в королевском дворце Тира, - сплюнула Корла. Она с подозрением взглянула на своего мужа, потом продолжила, - А теперь отвечай на вопрос короля. Мы не видели флота Балика больше года. Почему сейчас?
        Рив скривился. - Спроси своего любовника. Он же мастер хождения по умам.
        - Я очень скоро узнаю ответ, - сказал Тихиан, запуская руку в сумку. - И если ты опять упомянешь обо мне иначе, чем Король или Могучий, ты будешь молить, чтобы я тебя убил.
        Рив побледнел. Король достаточно часто вынимал из мешка компоненты заклинаний, и городской голова уже давно осознал, что угрожающий жест. Однако Рив никак не мог понять, что Тихиан может вытащить из мешка ядовитую гадюку, колбу с кислотой, или еще дюжину самых разных орудий убийства. Мешок был волшебным, и мог содержать неограниченное количество вещей, оставаясь на вид совершенно пустым.
        Рив на момент задержал взгляд на Тихиане, потом прошипел, - Как вам угодно, Могучий.
        Тихиан повернулся и пошел к центру деревни, дав знак Корле и Риву следовать за ним. Они продрались через густую завесу пыли, затем прошли мимо десятка каменных хижин, похожих на ульи. Внутри большинства из них изможденные женщины яростно собирали свои скудные пожитки - мешки со сладкими орехами, каменные ножи, глиняные горшки для варки и охотничьи копья с костяными наконечниками. Снаружи мужчины грузили их на семейных гораков, длинноногих ящериц с цветными спинными гребнями. Это был медленный, трудный процесс, так как упрямые ящерицы были поглощены охотой на насекомых, которых они находили, перворачивая камни, и хватали своими длинными липкими языками.
        Король и его спутники достигли главной площади деревни. В ее центре был общественный колодец, глубокая дыра, обрамленная простыми перилами из костей горака. Небольшая толпа детишек окружала яму, ругаясь испуганными голосами и дерясь за право первому наполнить свой мех для воды.
        На дальней стороне площади, рядом с хижиной, которую король конфисковал у Рива, лежала огромная, выше человеческого роста, обсидиановая сфера, редкие багровые вспышки пробегали по ее гладкой поверхности. Это была Черная Линза, источник мощи Тихиана и одновременно инструмент, посредством которого он хотел достичь своей величайшей цели: стать бессмертным королем-волшебником.
        Когда-то Черная Линза принадлежала Раджаату, первому волшебнику Атхаса. Тысячи лет назад древний мудрец начал войну с целью очистить Атхас от рас, которые он считал нечистыми. В помощь себе Раджаат, при помощи линзы, создал группу бессмертных Доблесных Воинов, каждый из которых должен был уничтожить какую-либо расу.
        После дюжины столетий боев, Доблестные Воины узнали, что их хозяин собирается лишить их волшебной силы. Они восстали, и, используя Черную Линзу, заперли Раджаата в мистическую тюрьму. Потом они преобразовали своего лидера, Борса из Эбе, в Дракона, назначив его вечным стражем тюрьмы. Остальные Доблестные Воины стали править в одном из городов Атхаса как бессмертные короли-волшебники.
        Тихиан собирался убить Дракона и освободить Раджаата. В ответ ему пообещали, что древний волшебник даст ему бессмертие и силу Доблестного Воина. К сожалению король Тира не мог надеяться, что убьет свою жертву один. Борс был мастером Пути, волшебства, да и физически был невероятно силен, Черная Линза могла дать Тихиану достаточно силы, чтобы бросить вызов Дракону, но только в Пути.
        Король знал, кто может помочь ему: его бывшие рабы, Рикус и Садира. Рикус, чемпион арены, обладал магическим мечом, который был выкован самим Раджаатом, а тело Садиры было наполнено магической энергией таинственного замка Раджаата. Вместе, все трое имели достаточно силы, чтобы уничтожить Борса.
        Конечно Тихиан понимал, что будет не так то просто убедить бывших рабов помочь ему. По своим собственным причинам они хотели убить Дракона не меньше, чем король, но они были достаточно умны, чтобы не доверять ему. Для того, чтобы заманить их сюда, король отправил лживое послание от имени их друга, Агиса Астикла. В нем он объявил, что Агис завладел Черной Линзой и попросил встретить его в Самарахе. Чтобы убедить их в истинности послания, он приложил к нему личную печатку Агиса. Как только они прибудут, он собирался соврать, что аристократ умер, послав сообщение. Король был убежден, что они дадут ему занять место Агиса и помочь убить Борса.
        Тихиан достиг дальней стороны деревенской площади. Там его уже ждал страж, которого король оставил стеречь Черную Линзу. Эта была голова, лишенная тела, с раздувшимися щеками и узкой, темной прорезью глаз. У нее был рот, полный сломанных зубов, а волосы были связаны в узел на макушке. Нижняя часть ее кожистой шеи была заштопана черными нитками.
        - Что ты нашел в порту? - спросил страж, летя навстречу Тихиану.
        - Это флот, Сач, - сообщил король.
        Темные глаза Сача широко раскрылись. - Это невозможно. - Он взглянул на обсидиановый шар. - Поскольку Черная Линза у нас, Андропинис не может нас найти.
        - Тогда что его корабли делают в порту? - проворчал Тихиан.
        - Откуда я знаю? - огрызнулась голова. - Это ты у нас контролируешь линзу. Я полагаю, ты должен воспользоваться ей.
        Тихиан попытался схватить хохол Сача, промахнулся и молча выругался. Время от времени его собственные медленные рефлексы удивляли его самого, так как его тело стало слабым и старым всего несколько недель назад. В то время, как король воровал Черную Линзу у племен гигантов, живших на островах Илового Моря, ему нужно было перехитрить ее стражей: двух дварфов-баньши по имени Са’рам и Джо’орш. Прежде, чем ему удалось отослать их, призраки украли то, что осталось ему от молодости, наградив взамен болями в суставах, затрудненным дыханием и вообще всеми радостями преклонного возраста.
        Оставив Корлу и Рива позади себя, Тихиан протянул руки вперед и подошел к Черной Линзе. Когда он оказался рядом с ней, волна обжигающего жара поднялась от гладкой поверхности сферы и обожгла все его старое тело, вплоть до хрупких костей. Стиснув зубы, он положил руки на обжигающую поверхность. Из-под его ладоней раздалось мягкое шипение, и запах горелой плоти наполнил его ноздри. Король не издал ни единого звука. Он взглянул через поверхность и уставился в вечную черноту Черной Линзы.
        Тихиан открыл себя мощи черной сферы. Его руки, казалось, сплавились с ее поверхностью, и обжигающее тепло перестало жечь его плоть. Поток энергии хлынул из линзы в его руки, потек в его мистический нексус, место глубоко в его животе, где три энергии Пути - ментальная, физическая и духовная - объединялись, чтобы сформировать самую суть его личности.
        Тихиан сфокусировал свои мысли на порту Самараха, сосредоточась на том, что он мог бы увидеть, если бы проклятая пыль не затемняла его зрения. В черных глубинах Черной Линзы возник образ двадцати шхун, каждая была отчетливо видна в призрачном багровом свете солнца. Первый корабль уже плыл через узкую горловину, служившую входом в порт. Своим внутренним слухом король слышал потрескивание мачт и хлопание верхних парусов. Образ был настолько отчетлив, что король видел даже изможденных рабов, снующих вдоль нок-реи и убирающих паруса. На главной палубе безволосые дварфы работали у кабестана, поднимая киль на борт, а сзади кораблеводец вглядывался в черную обсидиановую сферу. Из своего собственного опыта на борту шхуны Балика, Тихиан знал, что кораблеводец, используя Путь, наполнял сферу своей духовной энергией, которая держала корабль на плаву и не давала ему утонуть в иле.
        - Узнай, там ли Андропинис, - предложил Сач, порхая в воздухе рядом с Тихианом. - Если его там нет, даже такой профан, как ты, может уничтожить флот.
        - А если он там? - спросил Тихиан.
        Сач не ответил.
        Тихиан перенес свое внимание на особенно большой корабль, находившийся почти в центре флотилии. В отличии от других кораблей, на верхушке его мачт трепетали узкие флаги, давая понять, что это флагман. Король сосредоточился на нем, выгнав всех остальных из своего ума. Он почувствовал, как духовная энергия поднимается из глубины его тела, и образ корабля начал увеличиваться, пока не заслонил все остальные.
        На передней палубе стояли четыре баллисты, готовые к огню, массивные гарпуны лежали на ложе, канаты натянуты, а пара жирных великанышей стояла около каждой. Два волшебника стояли на носу, проверяя ил - волны перед кораблем говорили о затопленных препятствиях. Чтобы помочь себе, каждый из них держал у глаз большой стеклянный конус. Этот конус, Тихиан знал это, был королевским глазом, уникальной линзой, специально заколдованной так, чтобы можно было видеть через плотный туман, постоянно висевший над Иловом Морем.
        К удивлению короля на главной палубе не было видно ни одного раба. Около каждой катапульты стояли только великаныши, а экипаж, изо всех сил крутивший кабестан, носил простые тоги младших темпларов Балика. Множество мужчин и женщин сновали по снастям такелажа, и на их голых спинах не было следов кнута.
        Когда же взгляд Тихиана упал на квартердек, его желудок завязался в тугой узел. - Клянусь Раджаатом, - выругался он . - Этого не может быть.
        Позади рулевого стоял Андропинис, король-волшебник Балика. Он был мускулист и огромен, а на его голове сидела зубастая серебрянная корона, из-под которой свисали пряди серо-белых волос. У него было узкое лицо с таким длинным носом, что его можно было назвать рылом, и черные ноздри, похожие на яйца. Его треснувшие губы вдавались назад, открывая рот, полный острых зубов, как у гладиатора. По всей длине его позвоночнока из-под туники торчал ряд острых плавников, а небольшие, заостренные чешуйки покрывали его руки сзади.
        Но то, что потрясло Тихиана больше, чем вид Андропиниса, были пять человек, молчаливо стоявшие рядом с королем-волшебником. Двое из них были мужчины, двое женщины и один неопределенного пола. Все они были примерно такого же роста, как и Андропинис, и казались так же опасны. Один из них имел густую гриву вокруг шеи, вместе с узкими зрачками и тяжелым носом льва. Другой отдаленно напоминал птицу, с узкой, украшенной клювом мордой и вдавленными внутрь ушными щелями по бокам головы.
        Более высокая женщина казалась такой же холодной как и прекрасной, с длинными серебрянными волосами, темной кожей и узкими глазными щелями, мостом простирающимися от носа до висков. У нее был небольшой овальный рот, с изящными зубами, вдавленными в плоть ее губ. Другая женщина была не такого крупного сложения. Ее огромные глаза постоянно перебегали с одного предмета на другой, и никак не могли сфокусироваться на чем-либо одном. За исключением завивающихся когтей на кончиках пальцев, она выглядела более похожим на человека, чем кто-нибудь из тех, кто стоял рядом с Андропинисом.
        Последняя фигура была в полтора раза выше остальных. Она казалась уменьшенной версией Дракона, узкое тело, ни мужское ни женское. Искрящийся панцирь из кожи и хитина покрывал ее тонкие конечности и вытянутое тело, а огромные когти с узловатыми пальцами свисали с концов его скелетоподобных рук. На конце его змееподобной шеи сидела головка с узкой мордочкой и стеклянистыми выпуклыми глазами на каждой стороне, и костяным рогом на макушке.
        - Кто это? - спросила Корла, подходя и становясь рядом с Тихианом. Руку она держала перед собой, защищаясь от бьющего в лицо жара линзы.
        - Шестеро королей-волшебников и королев Атхаса, - ответил Сач.
        Голова еще не успела закончить, а Корла уже уставилась на своего мужа. - Рив!
        Сач взглянул на Тихиана и проворчал. - Ты должен был убить этого полукровку, когда решил переспать с его женой.
        - Это не я, - возразил Рив, присоединяясь к ним. Дети у колодца выстроились в линию и быстро наполняли свои меха водой. - Последняя вешь, которую я хотел бы видеть в Самарахе - это короли-волшебники. Большинство из жителей нашей деревни рабы, которые убежали сюда из городов.
        - А я знаю, что ревнивые дураки чаще рискуют, - давил Сач.
        - Это не Рив призвал сюда флот, - сказал Тихиан. Внутри Черной Линзы он мог видеть корабль Андропиниса, осторожно проходящий между двумя мысами, образующими горловину порта. - Даже если у Рива есть способ контактировать с королями-волшебниками, у него нет никаких причин считать, что они интересуются мной - если ты не сказал ему об этом, а Сач?
        - Не сходи с ума, - оборвала его голова.
        - Они нашли путь следить за линзой, - предположил король.
        - Невозможно, - сказал Сач. - Пока Са’рам и Джо’орш еще бродят по Атхасу, их магия не дает королям-волшебникам найти линзу - любым способом.
        - Тогда что эти шестеро делают здесь?
        Когда голова не ответила, король снова перенес свое внимание с флагмана Андропиниса на весь флот. Он почувствовал, как энергия идет через его тело, потом его точка зрения расширилась и он увидел всю армаду. Первый корабль свернул свои паруса и медленно шел к стоянке, под громкими командами первого помошника. Конец единственной в Самарахе пристани был уже в считанных метрах от его бушпита.
        Опасаясь, что впередсмотрящие Балика смогут скоро заметить его, Тихиан поискал в небе над портом силуэты мачт или корабельного воронего гнезда. К своему облегчению он не нашел ничего, кроме жемчужного неба, полного летящей пыли.
        Женщины Самараха начали на своих плечах вытаскивать на площадь тяжелые тюки с домашним скарбом. Их мужья ждали их на краю площади, лупя своих гораков костяными копьями в напрасных попытках не дать стае разбежаться.
        - Куда собираются твои люди, Рив? - спросил король.
        - Если мы останемся здесь, Баликане схватят нас всех - и даже детей, - ответил староста. - Мы рассеемся по пустыне, пока флот не уйдет.
        - И нам лучше всего сделать тоже самое, - требовательно сказал Сач.
        - И упустить шанс последить за моими врагами? - Король потряс головой. - Мы остаемся.
        - Мы не сможем подслушать королей-волшебников!
        - Конечно сможем, - ответил Тихиан. - Ты же сам говорил, что они не могут нас найти, поку у нас в руках Черная Линза.
        Король опять взглянул внутрь черного шара, потом выдохнул. Несколько шхун встало на якорь в центре порта, но не это испугало его. За флагманом появился Борс, чье вытянутое тело было настолько худо, что рядом с ним и эльф показался бы толстяком. Хотя Дракон стоял по грудь в иле, его узкая голова неясно вырисовывалась так же высоко над корабельной палубой, как и самая высокая мачта, а зубчатый гребень его жесткой кожи бежал через всю его змееобразную спину. Угрожающий свет лился из его крошечных глаз, а клубы красного дыма поднимались из ноздрей на конце его узкой морды.
        Андропинис стоял у планшира, разговаривая с Борсом. - Как вы можете быть уверены, что Тихиан здесь, Великий? - спросил король-волшебник.
        - Я и не уверен, - ответил Дракон. - Но мои шпионы в Тире сообщили мне, что Рикус и Садира готовятся к поездке в Самарах. Для чего им ехать так далеко, если не для того, чтобы встретиться с Узурпатором и вернуть Черную Линзу?
        - И вы призвали нас помочь вам заманить их в ловушку?
        - Возможно, если моим агентам в Тире не удасться остановить их, - сказал Борс. - Но в первую очередь я хочу, чтобы ты и другие короли-волшебники нашли Са’рама и Джо’орша.
        - Дварфов-рыцарей? - спросил Андропинис.
        - Дварфов-баньши, - поправил его Борс. - Теперь, когда Узурпатор украл у них линзу, их уже не так трудно найти. Приведите их мне, и мои лорды-призраки заставят их снять заклинание, скрывающее от нас Черную Линзу.
        - Возможно было бы легче просто уничтожить этих баньши, когда мы найдем их, - предложил Андропинис.
        - Этих баньши вам не уничтожить - даже мне, - сказал Борс. - Только мои лорды-призраки могут сделать это - вот почему вы должны доставить их мне.
        - Вы будете здесь?
        Дракон кивнул. - Ждать Тихиана.
        Сказав это, Дракон отошел от корабля. Экипаж начал спускать скиффы и короли-волшебники приготовились отплыть на берег.
        - Ну, теперь мы можем бежать? - спросил Сач. Он крутился около плеч Тихиана, разглядывая сцены внутри линзы.
        - Нет, это даст ничего хорошего, - сердце Тихиана билось как сумашедшее, нагоняя страх и панику в его тело, и все, что он мог сделать, - держать в узде свои мысли. - Бегство в пустыню не спасет меня ни от королей-волшебников, ни от Борса.
        - Так что, вы будете сражаться с ними? - спросила Корла обеспокоенным голосом.
        Тихиан оторвал взгляд от линзы и взглянул на нее. - Не сходи с ума, - выплюнул он. - Одного или двух королей-волшебников я легко могу убить. Но не всех и не с Борсом вместе. Даже я не могу убить Дракона один.
        - Я не думаю, что вы пожалеете нас и сдадитесь вне Самараха, - поинтересовался Рив. - Это спасло бы мой народ от некоторых проблем.
        - С чего это я должен думать о твоих людях? - проворчал Тихиан. - Я вообще не собираюсь сдаваться.
        - Я счастлива слышать это, - заявила Корла.
        Ухмыляясь при виде ее облегчения, Рив издевательки заявил, - Почему? Если он не собирает бежать или драться, что еще он может сделать?
        - Последнюю вещь, которую ожидает Дракон: спрятаться в том самом месте, где он будет ждать меня в засаде, - Тихиан занес очевидную радость Рива в свой список. Очень скоро деревенский голова заплатит за свою наглость.
        Тихиан подумал, что его план имеет хороший шанс на удачу, а там, глядишь, и помощь придет. Если Борс думает, что его агенты могут остановить Рикуса и Садиру, Дракон фатально их недооценивает. Посколько эта парочка верит,что они едут на встречу с Агисом, они найдут путь достичь Самараха. А как только они окажутся здесь, у них не будет выбора: они должны будут помочь ему убить Борса.
        Король несколько мгновений смотрел на могучую фигуру Рива, затем использовал Путь, чтобы представить себя еще более сильным, чем староста. Поток жгучей энергии вырвался из линзы и влился в его тело. Руки короля взорвала сильнейшая боль, когда мускулы начали распухать, становясь узловатыми и выпуклыми. После рук настала очередь плеч и шеи, затем изменились грудь, спина и живот. Каждая трансформация сопровождалась свежей вспышкой боли. Тихиан сжал зубы и ждал, когда Черная Линза изменит его сообразно мысленному образу, пока, наконец, его последняя нога не стала такой же толстой и кривой, как у Рива.
        Тихиан обхватил своими руками, такими же мускулистыми, как у великаныша, тяжелую линзу. Он легко поднял ее, потом пошел к центру площади, стараясь не сгибать колени под тяжестью обсидиановой сферы. Толпа детишек Самараха отхлынула назад, их наполовину наполненные меха роняли драгоценную влагу на пыльную землю.
        - Что ты собираешься делать? - спросил Сач, летя рядом с Тихианом.
        - Я уже сказал тебе: прятаться, - ответил король.
        - А что это тебе даст? - прошептала голова на ухо Тихиану. - Нет ни одного местного, который заколебался бы прежде, чем выдать тебя Баликанам.
        - Я уже подумал об этом, - ответил король.
        Договорив, король сосредоточился на людях перед собой, надежно сохранив их лица в памяти. Используя Путь он представил себе, как они хватаются за горло и душат сами себя. Затем он почувствовал, как энергия Черной Линзы прошла через его тело и ушла в землю. Плотная струя коричнего тумана со свистом вылетела из колодца, распространившись по всей площади с едким, вонючим запахом сгоревшей плоти. Весь воздух наполнился звуками кашля и хрипами, потом жители Самараха начали падать на землю, их задыхающиеся глоса звали на помощь. Как только тело ударялось о землю, его плоть становилось пепельного цвета и начинала вянуть.
        Тяжелые шаги раздались позади Тихиана. Король повернулся и увидел атакующего Рива, его морда была искажена ненавистью. -Убийца! - Староста взвился в воздух.
        Тихиан взял Черную Линзу одной рукой и поднял вторую. Он вновь открыл себя мощи линзы. Струя мистической энергии влилась в его тело, потом грудь Рива ударилась о его кулак. Темная вспышка вылетела из ладони короля, окутав напавшего на него полукровку покровом абсолютной черноты. Староста завыл от боли, но его отчаянный крик был странно приглушен, как если бы черный огонь линзы поглотил его. Обожженные кости Рива ударились о землю, источая клубы сероватого, отвратительно пахнущего дыма.
        Едва ли замечая своего мертвого мужа или других умирающих жителей деревни, Корла навалилась на Тихиана. - Я задыхаюсь, - просипела она. - Спаси меня!
        Тихиан покачал головой. - Ты должна умереть, как и все.
        Глаза Корлы расширились, не веря - Нет!
        - Если Борс найдет тебя, он вырвет весь твой рассудок при помощи Пути, - объяснил Тихиан. - Ты скажешь ему, где найти меня.
        - Я никогда, - сказала Корла, в страхе отшатываясь назад.
        Тихиан схватил ее своей могучей рукой и бросил на линзу. Пламя полыхнуло из-под ее пальцев, потом ее тело охватил столб алого пламени. Пламя быстро опало, и все, что от нее осталось, была груда костей, горка жемчужного пепла да пригорошня обломанных зубов. Вспоминая, как они однажды покусывали его ухо и заставили его чувствовать себя молодым, король остановился и подобрал передние зубы, положив их в сумку для сохранности.
        Когда оглядел площадь, он увидел, что большинство тех, кто стоял у колодца, уже умерло. Их тела превратились в груды пыли и белых костей, которые даже Борс не сумеет допросить. Там, дальше, туман достиг края площади. Потрясенные отцы усеивали землю, их розовые языки вывалились наружу. Гораки приняли свою судьбу более достойно, упав на живот и отвернув желтые глаза от солнца.
        Король не беспокоился о том, что Баликане найдут очень странным то, что жители целой деревни были уничтожены прямо перед их приездом. Такие катастрофы были далеко не редки на Атхасе. Когда моряки будут пробираться между костей,они будут искать монеты и сладкие орехи, а не ответы.
        Тихиан схватил Сача и сунул в мешок, потом подошел к колодцу и взглянул назад, в направлении порта. Над крышами хижин Самараха из тяжелого пыльного занавеса выступали расплывчатые силуэты дюжин мачт. Из-за стены деревни были слышны приглушенные голоса моряков Балика, требовавших открыть ворота.
        Король ступил в колодец, используя Путь, чтобы медленно спланировать вместе с Черной Линзой в дыру. Мрачная глубина поглотила их обоих, и Тихиан устроился в прохладной воде ждать Рикуса и Садиру.
        Глава Вторая Надежда Бедняка

        Глубокий грохот потряс верхушку холма, и золотые потоки песка обрушились вниз с крутых склонов обрыва. Звук пробежался по дороге, перекатился через покрытое соляной коркой озеро и убежал к далеким, скалистым горам.
        Рикус взглянул вверх и нахмурился. Небо осталось ясное, багровое солнце полыхало через оливковое марево восхода. На западе, две луны-близнецы Атхаса меденно опускались за Поющие Горы, далекие пики отчетливо выделялись на фоне их золотых серпов. Сильный ветер шипел на верхушке холма, но никаких туч нигде не было видно.
        Мул провел рукой по антенам канка, приказывая ему остановится. Насекомое было в два раза больше человека, с хитиновым телом и фасеточными глазами, торчащими по обеим сторонам его головы. Судя по гигантским жвалам, торчащим из его пасти, оно могло уничтожить стаю голодных лирров, но на самом деле оно было робким и нежным созданием.
        Рикус сидел верхом на спине канка, его ноги болтались между шестью волосатыми ногами и почти достигали земли. С суровым, костистым лицом и безволосым телом, которое казалось свитым из одних сухожилий, он выглядел даже еще более опасным, чем его скакун. Но в его случае, однако, внешность не обманывала. Он был мул, человеко-дварф, полукровка, чья судьба была жить и умереть как гладиатор. От своего отца он унаследовал невероятную силу и выносивость дварфов, а мать подарила ему рост и гибкость человека. Результатом был идеальный боец, сочетавший в себе как силу, так и ловкость.
        Когда еще один грохот раздался из-за холма. Рикус опустил руку на Кару Ркарда. Когда его пальцы коснулись рукоятки, магия меча наполнила его уши самыми разнообразными звуками: ревом ветра, шелестом падающего песка, и даже стуком его собственного сердца. С теневой стороны скалистого холма пришел громкий хор верещащих сверчков. Где-то за соляным озером чешуйки на животе змеи потерлись о горячую поверхность камня.
        Рикус также услышал кое-что, что насторожило его намного больше: жужжание человеческих голосов, без сомнения пришедших от плантации фаро, лежащей по другую сторону холма. Слова звучали приглушенно: платация была далеко, а холм высок. Тем не менее, мул мог сказать, что много фермеров орали во весь голос, а некоторые вообще визжали. Пока он слушал, громкий, раскатистый смех перекрыл человеческие голоса, и теперь он знал, что что-то ужасное случилось в Надежде Бедняка.
        Рикус убрал руку с меча и повернулся к своему спутнику, стоявшему рядом. - Ты слышал это, Магнус?
        Хотя Магнус называл себя эльфом, он не напоминал ни эльфа, ни человека. Рожденный в магической тени Башни Пристан, он был преобразован во что-то, что больше напоминало гигантского горака, а не эльфа. У него были громадное тело с толстыми ногами, покрытое бугристой кожей, длинные когти цвета слоновой кости и руки размерами с небольшие деревца.
        Его лицо и вовсе было звериной мордой, с гигантскими глазами, расположенными по обе стороны головы.
        - Грохот? Это был не гром, - ответил Магнус.
        - Не нужно быть Певцом Ветров чтобы понять это, - ответил Рикус. - Но что это за голоса? Используй твою магию чтобы узнать, что там случилось.
        Магнус повернул свои изящно заостренные уши к холму и вслушался. Через несколько мгновений он покачал головой. - Холм слишком высок, чтобы я мог разобрать слова, - сказал он. - Даже Певец Ветров не может слышать через скалу.
        Рикус выругался. Он и Магнус должны были попасть на заседание Тирянского Собрания Советников еще до полудня. Обычно его мало беспокоило, если Собранию приходилось его ждать, но сегодня он и Садира собирались просить легион для путешествия в Самарах. Если он опоздает, вряд ли советники будут в хорошем настроении и удовлетворят его просьбу.
        Красно-синяя тень упала на дорогу. Мул взглянул вверх и увидел облако пыли, цвета слоновой кости, проплывавшее над верхушкой холма. Хотя ветер уносил большую часть сверкающей на солнце массы за сухое озеро, немного пепла выпало и на дорогу, что-то вроде мягкого дождя.
        Рикус протянул руку и взял на ладонь щепотку пыли. Она была цвета соломы, и на ощупь напоминала муку мелкого размола. Рикус лизнул пыль языком. На вкус она была сухой и нежной.
        - Это фаро!
        Мул протянул руку к Певцу Ветров.
        - Выглядит как свежая земля, - заметил Магнус. - Грохот, который мы слышали, - очевидно упала силосная башня. Это обьясняет все возбуждение.
        - Я так не думаю, - сказал Рикус, вспоминая глубокий смех, который заглушил озабоченные голоса. - Нам лучше взглянуть самим.
        Мул слез с канка.
        - Разве это действительно необходимо? - запротестовал Магнус. - Когда, прошлой ночью, Садира обращалась ко мне, она настаивала, что ты должен быть там, когда заседание начнется.
        Рикус недовольно сморщился. - Она должна была подумать об этом раньше, прежде чем посылать нас проверить аванпост на шахте, - проворчал он. - Она сумеет направить Собрание по нужному пути, пока мы не появимся.
        Он свел канка с дороги и привязал к огромному валуну.
        Магнус разочарованно вздохнул. - По меньшей мере дай мне послать ей весточку, что мы задерживаемся.
        - После того, как увидим, что случилось, - сказал Рикус. - Будет лучше, если мы сможем точно сказать ей, когда приедем.
        Мул решительно направился к вершине холма, без труда карабкаясь по острым камням, которые уже нагрелись под утренним солнцем. Поле, усеянное булыжниками, быстро уступило место крутому откосу, поросшему крупной и острой сорной травой. Магнус хватался сразу за целую пригорошню желтых стеблей и, используя их, взбирался по обрыву. Когда стебли трескались между его толстыми пальцами, резкий, приторный запах наполнял воздух. Рикус мог только глядеть на него с завистью и карабкался по рыхлому гравию на четвереньках. Его кожа была далеко не такой крепкой, как у Певца Ветров, а колючки растений напоминали хорошо заточенные ножи. Но когда они достигли утеса около вершины холма, настала очередь Рикуса позлорадствовать. Он легко забрался на скалу, а Магнус ругался и ворчал, с усилием втаскивая свое тяжеленное тело по обрыву. Время от времени Певец Ветров использовал свой могучий кулак, чтобы выбить подходящую опору в твердом камне.
        Забравшись на верхушку, Рикус обнаружил, что он смотрит на широкий и неглубокий каньон, образованный с одной стороны этим холмом, а с другой пепельно-серыми отрогами Поющих Гор. Оранжевая почва была усеяна зарослями серо-зеленого тамариска и динными, тонкими деревьями "кошачий коготь", а холмы из черного базальта, торчащие тут и там на поверхности долины, выглядели как остатки какой-то старинной и давно забытой крепости.
        Самый высокий из этих холмов напоминал, скорее, маленькую гору, и был известен под именем Стена Разды. Самая новая ферма Тира, Надежда Бедняка, лежала за этой махиной, полностью невидимая за исключением зеленого пятна плодового сада фаро, выглядывавшего из-за гигантского барьера. Поле было зеленым, Рикус знал это, благодаря воде из глубокого колодца, который новые фермеры с большим трудом прорубили через сотню футов гранитной почвы.
        Больше дюжины фигур метались в панике по мелким канавам поля фаро. Хотя расстояние было слишком велико и Рикус не мог различить ни пол ни расу этих людей, он мог видеть, что они удирают изо всех сил, время от времени опасливо поглядывая через плечо назад на что-то, скрытое из вида Стеной Разды.
        - Я был прав. Там что-то случилось, и очень серьезное, - Рикус взглянул вниз на Магнуса. Певец Ветров был только на середине утеса, повиснув на одной руке, которой он держался за край узкой трещины. - Я иду вперед, - сказал мул. - Следуй за мной как можно быстрее.
        Не дожидаясь ответа, мул выхватил меч и бросился вниз по мягкому склону холма. Как и раньше, сумашедшая смесь сотен звуков наполнила его уши: гравий, сыплющийся из-под его ног, горячий ветер, колышащий кусты, испуганное шипение ящерицы, ищущей укрытия. Но теперь, когда высокий холм не стоял между ним и Надеждой Бедняка, Рикус яснее слышал голоса фермеров. Кто-то звал на помощь, другие звали пропавших возлюбленных. Но большинство просто вопили от ужаса охрипшими голосами.
        Рикус услышал и другие голоса, которые обеспокоили его намного больше. Они были намного громче голосов фермеров, более низкие по тембру и напоминали громогласный хохот, который он уже слышал раньше. Пролетев мимо полудюжины кустов колючего сорняка, мул достиг дна долины. Теперь он был уже достаточно близко чтобы увидеть, что мчащиеся бегуны одеты в лохмотья, которые обычно носили бедняки Тира, и что они были обожжены солнцем и измождены усилиями, которые им требовались, чтобы приспособиться жить за пределами города.
        Из-за спин убегающих бедняков прозвучала резкая команда, похожая на удар грома, - Назад, ты, мелкий сброд!
        На плече отрога, там, где скалы были не так высоки, как остальная часть Стены Разды, над гребнем появилась пара огромных голов. Размером с маленьких канков, головы имели бугорчатые лбы и сероватые пряди гладких волос, обрамлявшие их. Их глаза были настолько велики что, даже на расстоянии полета стрелы от них, Рикус смог разглядеть, что их радужная оболочка коричневого цвета. Зубы напоминали длинные желтые сталактиты. У одной из фигур был крючковатый нос, большой, как жвало канка, а на лице второй выделялась пара пухлых, покожих на луковицы, губ.
        - Гиганты! - Прошипел Рикус, едва ли способный поверить в то, что он видел.
        Хотя мул никогда не видел раньше гигантов с островов Илового Моря, он не сомневался, что именно их он видит сейчас. Они были высотой с привратную башню и вдвое шире, с огромной бочкообразной грудью и конечностями, толстыми как железное дерево. Когда они шли, то сметали деревья фаро и разрушали ирригационные канавы, оставляя за собой маленькие пруды там, где их нога погружалась в землю.
        Рикус не мог понять, что гиганты делают здесь. Их раса жила около Балика в длинном морском заливе, который находился далеко внутри Илового Моря. Он слышал, что это был надменный народ, использовавший лессовое море, чтобы изолировать свои родные острова от нежелательных визитеров. Иногда они появлялись на полуострове Баликан, чтобы продать свои волосы, из которых получались замечательные веревки, или ограбить караваны и фермы. Но он никогда не слышал, чтобы они путешествовали так далеко в глубь суши.
        Однако удивление мула никак не изменило тот факт, что гиганты были здесь, и он понимал, что прогнать их отсюда будет совсем не просто. Пока он бежал через долину, Рикус изучал терреторию перед собой, выискивая лучший путь спасти фермеров. Он все еще не видел саму плантацию, так как здание и большинство садов фаро оставались скрыты за Стеной Разды.
        Изможденная женщина с ребенком в руках добежала до конца поля фаро, потом помчалась в каменистую пустыню. Крючконосый гигант хихикнул от безумного удовольствия и наклонился вперед, за ней. Костяшки пальцев проскребли по земле, подняв оранжевое облако пыли. Она нырнула в сторону, едва избежав длинных пальцев.
        Женщина прижала ребенка к себе и несколько раз перекатилась через голову. Рикус подумал, что она должна подниматься и бежать, но, выпрямившись, женщина взглянула вверх, на атаковавшего ее гиганта. Тот уже опять тянулся к ней. Она положила ребенка за ближайший куст, потом бросилась бежать в противоположном от Рикуса направлении. На бегу она громко кричала, стараясь привлечь к себе внимание титана.
        - Сюда, - закричал Рикус, продолжая бежать.
        Женщина продолжала убегать, видимо не в состоянии даже услышать его. Рука гиганта опустилась и схватила ее. Когда бандит оторвал женщину от земли, Рикус мог видеть только пару брыкающихся ног. Гигант опять хихикнул, как сумашедший, и бросил ее в почти полную сумку, свисавшую с его плеча, потом наклонился к ребенку. Когда гигант зажал малыша между массивными большим и указательным пальцами, Рикусу показалось, что он не слышит ничего кроме молящего детского голоска.
        Остальные фермеры уже выбежали из поля фаро. При помощи магии Кары Рикус мог слышать их панические крики, когда второй гигант наклонился, чтобы собрать их в свой мешок.
        Внезапно голос Магнуса загрохотал над долиной, усиленный мощью магии ветра. - Эй вы, гиганты, оставьте этих людей в покое!
        Команда наполнила уши Рикуса мучительным звоном. Его первое инстинктивное желание было бросить меч, но он заставил себя сохранить захват и сконцентрировался на криках фермеров. Голос Певца Ветров затих и мул услышал потрясенные крики фермеров. Бедняки повернулись к холму и двое из них показали руками на вершину.
        Рикус махнул рукой, привлекая их внимание. - Бегите сюда!
        На этот раз он закричал с такой силой, что его услышали все. Несколько фермеров взглянули в его направлении и вся группа бросилась бежать к нему.
        Крючконосый гигант наклонился и при шлепнул полдюжины фермеров своим кулаком.
        - Не бежать больше! - Слова были настолько громки, что и без Кары Рикус смог бы разобрать их.
        Гигант поднял руку для нового удара. К облегчению Рикуса другой схватил огромную руку своего товарища прежде, чем еще больше бедняков были вбиты в землю. - Пач сказал схватить их, не убивать, - сказал второй гигант. Он указал на Рикуса. - Кроме того, смотри, там кто-то выглядящий очень опасным.
        - Точно, - закричал Рикус. Хотя он был еще в двух дюжинах шагов от них, мул поднял свой меч. - Только убей еще моих людей, и твоя смерть будет очень долгой!
        Первый гигант сморщил свой крючковатый нос и взглянул на приятеля. - Я прихлопнуть его, а Тай?
        - Нет, Йааб, - возразил Тай, толкая Йааба назад, - Твой братец оторвет мне голову, если я дам этому маленькому человечку порезать тебя.
        Тай прошел мимо фермеров и неуклюже поковылял вперед. Он был выше четырехэтажных домов, которые гордо высились в квартале знати Тира. Когда он подошел на расстояние удара, мул должен был запрокинуть голову, чтобы следить за его огромными руками.
        Гигант потянулся к Рикусу. Мул ждал, пока ладонь не заполнит небо над ним, затем издал свой самый страшный боевой крик. Кара сверкнула, волшебный клинок легко легко прошел через кости и сухожилия трех пальцев, каждый из которых был размером с хороший меч.
        Тай завыл от боли. Рикус нырнул вперед и перекатился. Горячие камни проскребли по его плечам и спине, но мул был уже на ногах и бросился к отрытому месту между щиколоток гиганта.
        - Раздави его! - заорал Йааб.
        Тай поднял ногу высоко в воздух. Рикус метнулся к противоположной ноге и пятка гиганта ударила в землю за его спиной. Удар был настолько силен, что мула подбросило вверх.
        Рикус полоснул мечом по ноге Тая. Опять древняя сталь легко рассекла плоть гиганта, пройдя через легко уязвимый коленный сустав. Мул мгновенно перекрутился, успев ударить и по другой щиколотке гиганта. Радался сильнейший хлопок, сухожилие лопнуло, собравшись двумя шишковатыми кусками под кожей титана. Рикус высвободил Кару и побежал так быстро, как только мог.
        Тай завыл и повернулся, чтобы схватить его. Раненое колено гиганта подвернулось, как только он поставил ногу на землю. Хотя гигант и старался удержать равновесие второй ногой, ее перерезанное сухожилие не смогло ему помочь и он хлопнулся на бок, ударившись о землю со страшным грохотом. Обезумев, он катался по земле, зажав руками раны и поднимая облака оранжевой пыли.
        Фермеры бежали к холму, обходя Тая и славя Рикуса. Мул махнул им рукой, потом снова перенес внимание на Йааба. Нижняя челюсть гиганта, полная скалообразных зубов, отвисла от изумления, а его взгляд бегал вперед и назад между его раненым приятелем и Рикусом.
        - Ты уже получил свое удовольствие, - позвал его Рикус. Он встал и указал мечом на сумку гиганта. - Отпусти этих людей.
        Лицо Йааба побагровело от гнева. - Нет, - громыхнул он. - Сначала вернуть наш Оракул.
        - Что за Оракул? - спросил Рикус.
        - Оракул гигантов, - ответил гигант, глядя исподлобья. - Тот, который украсть Тиряне.
        - Мы никогда ничего не крали, - проворчал Рикус, направляясь к гиганту.
        - Лжец! - Йааб нагнулся и подхватил с земли огромный валун.
        Могучий голос Магнуса зазвучал от подножия холма. Он запел мрачную, темную балладу, наполнившую всю долину потоком меланхолических звуков. На какое-то мгновение утро затмилось, потемнело, потом Певец Ветров поднял голос до пульсируещего вибрато, по пустыне побежали песчаные смерчи. Рикус услышал за собой нежный свист, потом сильнейший порыв ветра ударил в гиганта.
        Йааб швырнул свой валун.
        Голос Магнуса поднялся еще выше, до могучего крещендо, страшный порыв ветра пронесся мимо Рикуса. Он был настолько силен, что мул не устоял на ногах и покатился по земле. Буря подхватила валун Йааба и швырнула его обратно, в лицо гиганта. Камень отскочил от щеки титана и, упав на землю, оставил длинную глубокую рану под глазом.
        Йааб пробежался пальцами по разрезу, потом слизнул кровь со своих пальцев, как бы проверяя, что это действительно случилось с ним.
        Рикус поднялся на ноги. Взглянув назад и увидев толстоногую фигуру Магнуса, бегущую к нему, он снова пошел к Йаабу. - Отпусти этих людей, - прокричал он. - Я больше не буду повторять.
        Гигант запустил руку в сумку и вытащил седоволосого полуэльфа. Он с силой швырнул мужчину на землю, размазав худое тело по камням.
        Рыча от гнева, Рикус бросился вперед. Йааб снова опустил руку в свой мешок, на этот раз вытащив изможденную мать, которую Рикус уже видел раньше. - Остановись!
        Мул, скрежеща зубами, был вынужден остановиться, понимая, что не спасет женщину, если будет продолжать атаковать. Он должен был найти другой путь, чтобы заставить гиганта подчиниться.
        Йааб зловредно оскалился. - А теперь брось твой маленький ножик и иди сюда.
        Рикус взглянул назад на лежащую и стонувшую фигуру. - Я так не думаю.
        Мул вернулся к раненому гиганту, держа меч наготове, на случай, если Тай попытается достать его руками.
        - Что ты делаешь? - спросил Йааб.
        - Тоже, что и ты, - ответил Рикус, останавливаясь в нескольких шагах от головы Тая. Раненый гигант завыл и попытался схватить Рикуса своей рукой, но быстро остановился, когда мул угрожающе поставил меч между пальцами гиганта и собой. - То, что ты сделаешь с этими людьми, я сделаю с твоим приятелем.
        Йааб нахмурился и почесал ухо.Он посмотрел на Рикуса, тихо пробормотал что-то самому себе, пожал плечами и сделал шаг назад, в поля фаро.
        - Куда это ты собрался? - спросил Рикус, озадаченный странным отступлением гиганта.
        - Не смей трогать Тая, или все эти люди умереть. И я могу найти еще больше, тоже. - Гигант зашел за Стену Разды и исчез из вида.
        Рикус побежал было за ним, но потом подумал о плантации за Стеной и решил подождать. Если бы он бросится преследовать немедленно, он только спровоцирует Тая на вспышку разрушительной злобы. Вместо этого, подумал мул, будет мудрее распросить Тая о том, что стало с фермой и ее обитателями, а потом решить, что делать.
        Прежде, чем Рикус смог начать распросы, появился Магнус и остановился около него. - Я послал ветерок-шептун Садире.
        - Она уже в пути? - спросил Рикус.
        - Еще нет, - ответил Певец Ветров. - Она и остальные только что пошли на собрание, и к тому же все выглядит так, как будто ты контролируеешь ситуацию. Сказать ей, что я ошибся?
        Рикус покачал головой. - Посмотрим, что нам скажет Тай. - Он махнул рукой в сторону Стены Разды. - Наблюдай, и немедленно дай мне знать, если увидишь Йааба, возвращающегося с фермы.
        - Он, я думаю, сейчас занят собиранием других заложников, но я поверну один глаз в том направлении. - Певец Ветров встал так, что один из его круглых глаз смотрел прямо на горный кряж, а другой на Рикуса.
        Схватив меч обеими руками, мул упер его прямо в огромную глотку гиганта. - Что ты и Тай делаете здесь?
        - Мы п-пришли за нашим Оракулом. - Губы Тая тряслись мелкой дрожью, пока он говорил. - Два Тирянина украли его, ваш король и аристократ.
        Рикус нахмурился. - Тихиан и Агис Астикла?
        - Да, звучит похоже на то, как наш начальник называл их. - Тарелкообразные глаза Тая не отрываясь следили за лицом мула.
        - Не лги мне, - резко оборвал его мул. Он надавил на меч, пока из-под него не побежала струйка крови. - Агис не вор. Кроме того, он никогда не стал бы помогать Тихиану.
        - Даже для того, чтобы убить Дракона? - спросил Магнус, не прекращая смотреть на Стену Разды.
        - Что ты имеешь в виду? - спросил Рикус.
        Вместо ответа Певец Ветров спросил Тая. - Как ваш Оракул выглядит?
        - Шар из черного обсидиана, не больше тебя, - ответил гигант.
        - Звучит похоже на Черную Линзу, - заметил Магнус.
        - Оракул! - продолжал настаивать гигант. - Если вы не вернете его, мы разрушим все фермы в долине.
        Не обращая внимания на угрозу гиганта, Рикус спросил Певца Ветров, - Откуда ты знаешь, что он говорит о линзе?
        Магнус застенчиво пожал плечами. - Тихиан искал что-то, когда он сбежал из Тира, - сказал он. - Мне кажется, что Агис схватил его и они вместе нашли линзу, которой владели гиганты.
        - Они украли ее! - провыл Тай. - И вы отдадите ее нам, - иначе что-то ужасное случится со всеми нами.
        - Что именно? - спросил Рикус.
        - Только наши начальники знают, - ответил Тай. - Но не только гиганты будут страдать. Мы хранили Оракул ради блага всех жителей Атхаса.
        - Придумай что-либо получше, чем эта чушь, - пригрозил Рикус.
        - Не сейчас, - сказал Магнус.
        Певец Ветров указал на Стену Разды, где голова Йааба только-что показалась над низким плечом. Он взглянул назад на плантацию, и проверещал, - Быстрее, Сахем Пач. Тай ранен.
        - Кто ранил его? - Судя по тому, что ответ был еле слышен, Рикус решил, что гигант был довольно далеко - вероятно в полях на дальней стороне фермы.
        - Маленький лысый человечек, - прокричал Йааб. - Похожий на дварфа.
        - Тай дал дварфу ранить его? - хихикнул четвертый гигант. - Что Тай сделал - подскользнулся на крови, пока вбивал его в землю?
        Буря смеха пронеслась за горным кряжем, и Рикус осознал, что он здорово недооценил число гигантов, атакующих плантацию. Вероятно, пока Йааб и Тай охотились на убегающих бедняков, большая часть воинов оставалась за Стеной и разрушала саму ферму.
        Рикус взглянул на Тая. - Сколько воинов в вашей группе?
        - Восемь, - сказал Тай. Он ухмыльнулся в лицо мулу.
        - Нам, пожалуй лучше сбежать, - сказал Рикус. Он отошел от Тая, таща за собой Певца Ветров.
        - Нет! - громыхнул Тай. - Стой!
        Рикус взглянул вверх и увидел руку гиганта, опускавшуюся на их головы, сжатую в крепкий кулак, огромный как щит. Мул толкнул Магнуса в одном направлении, а сам нырнул в противоположную сторону, так что кулак ударился о землю между ними, разбивая камни и поднимая клубы оранжевой пыли. В следующее мгновение они оба уже были на ногах и изо всех сил мчались по каменистой земле.
        Потребовалось дюжина шагов и дважды они были на волосок от гибели, прежде чем они оказались вне пределов досягаемости искалеченного гиганта, но даже и тогда они продолжали бежать к дальнему концу долины на максимальной скорости.
        Магнус подбежал поближе к Рикусу. - Должен ли я теперь послать слово Садире?
        Прежде, чем ответить, мул взглянул через плечо. Йааб вышел из-за Стены Разды, на этот раз на его плече сумки не было. За ним шел другой гигант, значительно больше, чем он или Тай. Его левый глаз скрывала черная повязка.
        - Валяй, зови ее, - сказал Рикус. - Но скажи ей ничего не делать, пока не увидит восемь гигантов. Если мы дадим хотя бы нескольким убежать, могут понадобиться дни, чтобы поймать их снова.
        Певец Ветров кивнул, потом мягкий, ритмичный поток слов полился из глубины его горла. Он в совершенстве контролировал свое дыхание, и не спел ни одной фальшивой ноты, хотя и продолжал бежать. Когда Магнус повторил свое сообщение, вокруг головы Певца Ветров закрутился воздух, послышалось спокойное, мелодичное шипение, которое для мула прозвучало как шепот призраков.
        Заканчивая свое послание, Магнус пропел, - Моему брату, опаляющему ветру передаю я эти слова. Принеси их в уши Садиры и ни в чьи другие.
        Сверхъестественное молчание заменило шипение ветра. Потом Рикус увидел ряд маленьких пыльных смерчей, порожденных заклинанием Магнуса, помчавшимся по пустыне по направлению к Тиру.
        Мул и Певец Ветров успели пробежать не больше дюжины шагов, как вокруг них начали падать огромные валуны, наполнив воздух летящими обломками камня и удушающим запахом истолченных в порошок скал. Поднятое валунами облако песка и пыли поглотило их, и Рикус услышал, как Магнус вскрикнул. Певец Ветров хлопнулся на землю под безумный перестук камней.
        - Магнус! - позвал Рикус, оборачиваясь.
        - Здесь, - пришел ответ. Через слегка осевшую пыль Рикус увидел, что Магнус пытается встать на колени. - Чуть-чуть не попало.
        Рикус подбежал к Певцу Ветров и схватил его за руку. - Ты можешь бежать? - Он помог своему большому другу встать на ноги.
        - Возможно немного медленнее, чем раньше, - ответил Магнус, оглядываясь назад, на ферму. - Но нам лучше бы пригнуться.
        Следуя за взглядом своего друга, Рикус увидел Пача, Йааба и еще пятерых гигантов, пробегавших мимо Тая. Титаны с некоторым трудом удерживали равновесие, на бегу швыряя очередную порцию валунов. Зазубренные камни уже опускались на головы мула и его товарища.
        Рикус бросился на землю и прикрыл голову. Оглушающий треск прозвучал впереди его, когда валун врезался в громадный, наполовину врытый в землю камень и разлетелся на части. Осколки базальта осыпали спину Рикуса, потом он услышал, как камни загрохотали по каменистой почве и почувствовал, как теплая кровь льется из его боков.
        - Ты можешь встать? - спросил Магнус, хватая своими огромными ручищами мула за талию.
        - Это просто царапина, - ответил Рикус, стараясь понять, чувствует ли он ноги под собой. Он вглянул на гигантов и увидел, что они неумолимо приближаются. - Давай-ка...
        В этот момент раздался громкий свист, прервавший мула, и большая сфера черного тумана появилась в воздухе. На какой-то момент она зависла в воздухе, потом медленно опустилась на землю и начала превращаться в тень стройной женщины. Когда черный туман растаял, на его месте появилась привлекательная колдунья. Волны янтарных волос падали на ее плечи, а кожа была темна, как ночь. Глаза не имели зрачков и светились, как голубые угольки, а клубы черного тумана выходили из ее губ, когда она выдыхала.
        - Ты вовремя, Садира, - сказал Рикус, давно привыкший к тому, как появлялась его жена. Подобно Магнусу, она также была в Башни Пристан. В результате она стала чем-то таким, чего мул не понимал - и он не был уверен, что ему это нравилось.
        Садира скользнула мимо Рикуса и Магнуса. - Я вижу только семь гигантов, сказала она, опускаясь на колени. - Я думала, что их должно быть восемь.
        Повернувшись к атакующим гигантам, Рикус увидел, что необычайное появление его жены заставило их остановиться и набрать побольше валунов, готовясь к броску. Мула это не удивило, так как даже самый тупой воин мог понять, что Садира колдунья и подготовиться к бою.
        Рикус указал на лежащего ничком Тая. - Восьмой раскинул копыта там.
        - Хорошо.
        Садира повернула свою черную ладонь к небу. Рикус с удивлением увидел, что на ее пальце сверкнуло кольцо-печатка ее другого мужа, Агиса Астикла. Прежде, чем мул успел спросить, откуда оно взялось, поток мистических слогов полился из синих губ волшебницы, и волна пульсирующего красной энергии покатилась, шипя, по дну долины. Зарево сорвалось с ее пальцев ослепляющей вспышкой. Камни и песок закипели, стали плавиться, превращаясь в горячую и липкую грязь, желтые клубы дыма, извиваясь, поплыли в равнодушное небо.
        Заклинание докатилось до Йааба и его компании. Вопя от ужаса, гиганты по грудь погрузились в кипящую грязь. Валуны, которые они держали в руках, превратились в жидкость и просочилились между их пальцев. Затем все поле постепенно затвердело и стало оранжевой поверхностью, гладкой как стекло. Титан, носивший повязку, заревел от ярости и начал изо всех сил колотить по глянцевой поверхности, но материал был тверд как гранит и не трескался.
        Садира вынула ком желтого воска из кармана и начала разминать его между пальцами. Рикус знал из опыта, что она готовит новое огненное заклинание.
        Рикус положил руку на ее запястье. - Как долго твое первое заклинание продержит их?
        - Пока солнце не зайдет.
        Рикус кивнул, так это был тот самый ответ, которого он ждал. Магия Садиры работала только тогда, когда солнце было в небе, и обычно она могла колдовать только днем. Бывали, однако, исключения, так что самое мудрое было проверить, прежде чем делать следующее предложение.
        - Ты не должна убивать гигантов, - сказал он. - Они, кажется, знают что-то об Агисе и Тихиане. Они также утверждают, что Черная Линза украдена у них, и что если мы не вернем ее обратно, случится что-то ужасное.
        Глаза Садиры полыхнули темно-синей вспышкой. - Ты им веришь?
        Рикус пожал плечами. - У меня не было времени на много вопросов, - сказал он. - Но я не думаю, что мы решим наши проблемы, убив эту шайку. Гиганты пошлют еще больше воинов, чтобы вернуть линзу. Нам лучше убедить их, что у нас ее нет.
        Садира обдумала это, потом кивнула головой. - Мы поговорим об этом позже, - сказала она. - Но я должна возвращаться в Тир, прямо сейчас. Стражник уже открыл двери зала собраний, когда я получила послание Магнуса, и я обязана быть там.
        Рикус кивнул. - Мы останемся здесь.
        Садира покачала головой. - Ты нужен в Тире, чтобы возглавить легион и вывести его из города, - сказала она. - Возвращайся как можно быстрее. Я бы взяла тебя с собой, но заклинание, которым я пользуюсь, может перенести только одного.
        - Не беспокойся, - сказал Рикус, ужасно довольный, что ему не придется выносить прикосновение ее странной магии. - Но что делать с гигантами?
        - Они не смогут убежать - а если смогут, то ты не сможешь остановить их.
        Колдунья подняла к солнцу обе руки. Ее тень образовала круг вокруг ее ног, потом поднялась и превратила ее тело в темный туман.
        Глава Третья Собрание Советников

        Когда Садира вошла в полутьму палаты советников, огромного зала со сводчатым потолком, она увидела, что все члены совета толпятся на полу ораторов, а все украшенные перьями кресла на галерее пусты. Она заранее знала, что эта утренняя сессия будет очень напряженной, а ее оппоненты в совете воспользуются ее опозданием, чтобы сделать ее задачу еще трудней. Хотя ее поездка на помощь Рикусу и Магнусу заставила перенести начало сессии не больше, чем на четверть часа, многие советники бродили по залу, бросая на нее недовольные взгляды.
        Садира спокойно прошла через зал. Советники разделились на четыре разные группы, каждая из которых собралась вокруг подиумов, находившихся в разных четвертях помещения. В дальнем углу, освещенные лучами утреннего солнца, льющимися через окна позади них, стояли члены гильдий. В основном люди и дварфы, они были одеты в закопченые фартуки и испачканные плащи, соответствующие их разнообразным профессиям. Следующая группа состояла из свободных граждан: небрежно одетые мулы, полуэльфы, тарики, люди и вообще те, кто был рабом или нищим до освобождения Тира. Ближе ко входу стояли аристократы, носящие экзотические шелка всех сортов и цветов, а также темплары, которые украсили свои традиционые черные мантии ожерельями и булавками из драгоценной меди.
        Когда Садира прошла между подиумами аристократов и темпларов, ей преградил дорогу темплар с двойным подбородком. У него была бритая голова, темные, как ее кожа, сумеречные глаза, с его жирной шеи свисала массивная серебрянная цепь.
        - Садира, вот ты - наконец! - сказал он, улыбаясь ровно настолько, чтобы обнажить свои серые зубы. - Как вежливо с твой стороны придти вовремя на заседание, которое созвано по твоей просьбе.
        - Если это маленькое опоздание так значительно в твоих глазах, Сибриан, я полагаю ты дашь мне пройти и мы начнем. - Садира попыталась обойти толстого темплара.
        - Я думаю, мы можем извинить твое опоздание, - сказала аристократка в синем платье, выдвигаясь вперед и загораживая путь волшебнице. Она была привлекательной женщиной с серыми глазами, серебрянными волосами и патрицианским носом. Глаза леди уставились на запачканное платье Садиры, она кашлянула и добавила. - Но твое одеяние другое дело. Ты бы уже давно могла осознать, что твоя внешность отражает твое уважение к Собранию.
        Садира подавила острый ответ, вертевшийся у нее на языке, подозревая, что целью благородной леди было сорвать заседание, начав бессмысленную дискуссию.
        - Напротив, Леди Лаай, - сказала колдунья. - Я пришла в чем была, так как не хотела, чтобы Собрание ждало меня.
        Садира шагнула между аристократкой и Сибрианом. Когда ее противники попытались не пустить ее, колдунья только хихикнула про себя, поражаясь их глупости. Когда ее чернокожее тело было наполнено мощью солнца, даже великаныш не мог преградить ей путь. Она слегка коснулась парочки, и оба отлетели, чуть не упав, к своим группам, а сама Садира пошла дальше, к свободным гражданам. Там ее уже ждали три других гостя.
        - Ну, и кто эти двое? - спросила Ниива. Белокурая бывшая гладиаторша с глубокими зелеными глазами, роскошной и могучей фигурой, носила только набедренную повязку, с накидкой из зеленого шелка, наброшенной на ее плечи из уважения к Собранию.
        Садира кинула презрительный взгляд на двух советников, которых она только-что отбросила в сторону. - Леди вообразила себе, что она лидер фракции аристократов в отсутствии Агиса, а темплар один из тех, кто заявляет, что говорит от имени Тихиана, - объяснила волшебница. - Посколько я попросила, чтобы легион приготовили к сегодняшнему утру, они должно быть думают, что мы собираемся искать Агиса и Тихиана. Ни один из них не хочет этого; слишком уж они наслаждаются, играя роль лидера.
        - Это неважно, - прервал ее Ркард, сын Ниивы, мул. - Что с Рикусом?
        Хотя ему было только шесть лет, мальчик уже был также высок, как и большинство дварфов, у него были длинные, гибкие конечности, жеткий костяк и жгуты мышц, бежавших через его грудь и руки. Как и у Рикуса у него были заостренные уши и безволосое тело, но у него были и признаки юного жреца солнца: красные глаза и татуировка в виде багрового солнца на лбу.
        - Оба, Рикус и Магнус, в порядке, - сказала Садира. - Скоро они будут здесь.
        - А что случилось? - продолжал настаивать Ркард. - Если Рикус попросил о помощи, он, должно быть, столкнулся с настоящей проблемой.
        - Мы можем поговорить об этом позже, сынок, - сказал Келум. У него были такие же квадратные черты лица, заостренные уши и безволосое тело, типичное для дварфов, а также красные глаза и багровая метка, с которыми родился его сын. В своих могучих руках дварф сжимал закрытый железный ящищек, который Садира попросила держать его во время заседания. - Сейчас мы должны закончить наше дело.
        Келум предложил Садире коробку , которую держал в руках. - Тебе это нужно?
        - Еще нет.
        Садира взобралась на подиум и взглянула поверх голов своих товарищей-советников. Аристократы и темплары быстро замолчали, так как Леди Лаай и Сибриан уже стояли на кафедрах своих фракций. Но члены гильдий еще несколько мгновений препирались между собой, пока на последнюю платформу не забрался костявый, узколицый человек. Со своим закопченым фартуком кузнеца, висевшем под его могучей грудью, он выглядел так, как будто пришел на собрание прямо из своей лавки.
        - Черл Биркетт будет говорить за гильдии, - объявил он. - Гар не смог придти сегодня.
        - Тогда мы можем начинать, - сказал Сибриан.
        Темплар поднял руку к темноте сводчатого потолка, так же сделала и Леди Лаай. Ладони были закрыты, за исключением указательных пальцев, достаточно открытых, чтобы образовать небольшой круг.
        - Что вы делаете? - спросила Садира.
        - Может быть ты и собрала заседание, но любой оратор имеет право вызвать вреба, - ответила Леди Лаай.
        - Конечно ты не забыла об этом, - добавил Сибриан. - Эа традиция также стара, как и сам Тир.
        - Я помню обычаи Собрания лучше, чем вы помните правила вежливости, - ответила Садира, в свою очередь выбрасывая руку в воздух. - Со смерти Калака всегда было так, что тот, кто созывал заседание, тот и первым получал право голоса.
        Резкий визг отразился от каменных арок. Крошечная крылатая змея спустилась из-под сумерчных сводов потолка. Тварь скользнула внутрь зала, едва отличимая от мрака вокруг нее. Все в летающей змее змее было черным: кожистые крылья, огромные глаза, даже покрытое чешуей тело и хвост, усеянный шипами.
        Вреб спустился к руке Садиры и закружился над ней. Она решила, что он сейчас опустится на ее палец, но внезапно его змеиный язык метнулся в направчении Сибриана. Он захлопал крыльями и полетел к темплару. Удобно свернувшись на его руке, он опустил свою крошечную головку внутрь свернутого кольцом пальца и замер.
        Садира опустила руку, раздосадованная, но не обескураженная. Сейчас Сибриан будет контролировать повестку дня заседания, но вреб не даром пользовался дурной славой. Имея врожденное умение использовать Путь, он был натренирован так, что чувствовал, одобряет ли аудитория слова спикера. Когда интерес толпы ослабевал, он начинал искать новый насест на поднятых пальцах, так что контроль постоянно переходил от одного к другому.
        - Садира, ты можешь объяснить нам, почему ты опоздала на заседание? - ухмыляясь спросил Сибриан.
        - Возможно позже, - сказала колдунья.
        Отказ отвечать на вопрос считался неуважением к собранию, но был обычной тактикой, используемой чтобы получить контроль над вребом. Если она сможет заинтересовать других советников своей речью достаточно быстро, крошечное создание покинет руку Сибриана и опустится на ее палец прежде, чем он сможет поставить на голосование порицание и попросить ее оставить заседание.
        Колдунья показала жестом Ркарду подняться на подиум и встать рядом с ней, потом продолжала, - Я думаю, уважаемые советники, вам будет более интересно услышать, что этот мальчик собирается убить Дракона.
        Советники приветствовали это заявление недоверчивыми смешками и грубым хохотом, но тактика колдуньи сработала. Как бы скептически они не были настроены, соверники были очень любопытны. Вреб мгновенно слетел с пальца Сибриана и перелел к Садире. Создание почти ничего не весило и, если бы не его влажные чешуйки, щекотавшие ее кожу, волшебница даже не почувствовала бы его присутствия.
        Сибриан взглянул на Садиру, но не возразил. Он сам слишком часто использовал эту тактику, чтобы возмущаться. - Но все-таки, скажи нам, - насмешливо улыбаясь сказал он. - Я уверен, что уважаемые советники оценят этот жест доброй воли.
        Тактика темплара оказалась весьма эффективна, подыграв скептецизму толпы до такой степени, что вреб приподнял свои черные крылья, как бы собираясь слететь с пальца Садиры.
        - Возможно, тебе не жаль тратить время Собрания на жесты. Ты бы, определенно, потратил бы его и на еще много всякой ерунды, - твердо сказала Садира. - Но уверяю тебя, я никогда не делаю таких вещей.
        Вреб сложил свои крылья и сунул крошечную головку в ее ладонь. Видя, что она добилась поддержки аудитории, по меньшей мере на время, Садира положила свою свободную руку на плечо юному мулу. Мальчик стоял совершенно спокойно, глядя на изменчивую толпу непоколебимым взором.
        - Этот маленький мул - сын Ниивы, которую многие из вас помнят как гладиаторшу, и Келума, сына последнего ухромуса Кледа, - сказала Садира.
        - Десять дней назад Ркарда посетила пара дварфов-баньши, Джо’орш и Са’рам, продолжала колдунья. - Те из вас, кто знаком с Книгой Королей Кемалока, безусловно узнали эти имена, ведь так звали двух последних рыцарей-дварфов, которые умерли прежде, чем смогли отомстить Дракону за уничтожение их города.
        - И они завещали ребенку сделать то, что они не смогли - убить Дракона? - недоверчиво спросил Черл.
        - Не совсем, - ответила Садира. - Они сказали, что он может убить Дракона.
        - И кто слышал их, когда они это сказали? - спросила Леди Лаай.
        - Я, - ответил Ркард.
        Это дало возможность аристократке бросить на Садиру покровительственную усмешку. - Моя дорогая, так у тебя нет детей, ты, быть может, не знаешь, что мальчики часто воображают себе выдуманных друзей, - сказала она. - Когда мои сыновья были в таком возрасте...
        - Он не выдумал Джо’орша и Са’рама, - сообщила Ниива. - Я тоже видела баньши.
        - И у нас есть еще один посланник, - сказала Садира. Она подняла руку, показывая всем кольцо на ее пальце. - Прошлой ночью прибыл гонец, принесший сообщение от моего мужа.
        - От которого? Агиса, Рикуса или еще кого-нибудь, о котором мы еще не слышали? - издевательски спросил Сибриан. - Или может быть дварфа?
        Замечание вызвало несколько грубых смешков от тех самых педантов, которые всегда считали позором, что Садира любит двух мужчин, но ему не удалось пробудить в толпе интерес настолько, чтобы потревожить вреба.
        - Это печатка Агиса, - терпеливо сказала Садира. - Вместе ней пришло сообщение, что он нашел Черную Линзу.
        В первый раз за весь день в комнате воцарилась абсолютная тишина. Несмотря на все усилия Садиры и ее мужей сохранять природу Черной Линзы в тайне, они провели пять лет в поисках ее, и понемногу все вокруг узнали об этом. Так что большинство советников знали не только о том, что линза существует, но и почему Садира ищет ее. Она собиралась убить Борса, чтобы положить конец его практике забирать по тысяче рабов в год с каждого города Атхаса. Если колдунья и ее друзья преуспеют, они не только спасут неизмеримое число жизней, но они также уничтожат самую большую опасность для самого Тира: Дракон мог бы напасть на город за отказ платить этот ужасный оброк.
        Наконец Ркард прервал удивленное молчание. - Джо’орш и Са’рам сказали, что я должен убить Дракона. - Мальчик обращался прямо к советникам, черезвычайно спокойный и уверенный в себе. - Но они также сказали, что мне будет нужна армия - армия людей и дварфов.
        - Ополчение Кледа готово выполнить пророчество, - сказала Ниива. - После того, как я узнала предназначение своего сына, я вызвала дварфов, чтобы они днем и ночью охраняли Ркарда от покушений на его жизнь. Даже сейчас, когда мы с вами говорим, они в имении Астиклов, готовые к походу.
        - И именно поэтому ты просишь приготовить легион Тира? - спросил Сибриан. - И отдать его под командование ребенка?
        - Легион останется под командованием Рикуса, как обычно, - ответила Садира.
        - Кстати о Рикусе, где он? - спросила Леди Лаай. - Я уверена, что все советники хотели бы услышать его мнение об этом плане, прежде чем голосовать.
        Садира глубоко вздохнула, зная, что ее ответ вызовет самую настоящую бурю. Тем не менее она даже и не собиралась скрывать тот факт, что в долине появились гиганты. Советники имели право знать о любой угрозе Тиру, даже если это и означало, что ей будет тяжелее добиться того, что она хотела.
        - Ну? - спросил Сибриан.
        - Возвращаясь в Тир, чтобы присутствовать на заседании, Рикус и Магнус наткнулись на банду гигантов, бесчинствовавших на нашей самой новой ферме, - объяснила Садира. - Я поймала их в ловушку и теперь...
        Собрание взорвалось криками потрясенных советников, вес начали кричать разом, спрашивая и переспрашивая:
        - Ты имеешь в виду великанышей?
        - Сколько их?
        - Что они хотят?
        Вреб полностью забрался в ладонь Садиры. Колдунья была уверена, что он охотно вернулся бы в свое гнездо в сводчатом потолке, но он был слишком хорошо обучен, чтобы улететь, когда оратор вызвал такое внимание.
        - Тише, пожалуйста! - крикнула Садира. - Мы не сможем ничего сделать в таком шуме.
        Яростные крики постепенно сменилось монотонным гулом.
        Как только стало возможно говорить, а не кричать, Леди Лаай спросила, - Сколько гигантов находится здесь, и что они делают так далеко от Илового Моря?
        - Их восемь, и они хотят Черную Линзу, - ответила Садира.
        - Тогда, я полагаю, мы должны сказать гигантам где найти ее - прежде, чем они уничтожат нас, - сказал Сибриан.
        - Я считаю, что мы не должны поступать так, - сказала Садира. - Не только потому, что это поставит под удар Агиса...
        - Агис первый пожертвовал бы собой ради блага Тира, - прервала ее Леди Лаай. - Любой аристократ подтвердит это.
        - Верно - если его жертва спасет Тир, - согласилась Садира. - Но не эта. Если мы не убъем Дракона...
        - Мы не собираемся обсуждать эту чушь! - объявил Сибриан.
        - Так что, лучше дать ему уничтожить город? - возразила Садира. - Или ты желаешь жертвовать ему каждый год тысячу жизней?
        - Твоя чересчур рискованная тактика не пройдет, - сказал Сибриан. - Мы ничего не выиграем, атакуя Дракона. Да он и не был в Тире со времен смерти Калака.
        - Только потому, что Тихиан платил налог тайком, по секрету, - ответила Садира.
        - И чем? - засмеялся темплар. - Своими слугами и советниками?
        - Мужчинами, женщинами и детьми, похищенными его работорговцами, - сказала Ниива, выступая вперед и становясь рядом с Садирой. - Они, к примеру, напали на нашу деревню четыре месяца назад.
        - Как только твой грязный язык осмелился произнести такую ложь! - взорвался Сибриан. - Король освободил рабов. Он никогда...
        - Он не раз поступал так, и я могу доказать это, - прервала его Садира. Она взглянула на Келума. - Открой коробку.
        Дварф подчинился. Высохшая, мертвенно-пепельного цвета голова с впавшими чертами лица и потрескавшимися губами выплыла из ящика. Какое-то мгновение она помедлила в воздухе, ее желтые глаза пробежались по собранию, потом она поднялась на уровень головы Садиры.
        Не веря своим глазам, советники столпились вокруг подиума волшебницы, вытянув шеи и уставясь на голову, лишенную тела. Хотя по городу и ходили слухи, что Король Тихиан держит пару голов без тела в качестве компаньонов, мало кто из них сам видел хотя бы одну из них.
        - Некоторые из вас наверняка узнали доверенного слугу Тихиана, Виана, - сказала Садира. - Это он принес мне кольцо-печатку Агиса.
        Виан насмешливо взглянул на собравшуюся вокруг него толпу, затем повернулся лицом к Садире. - Что ты хочешь?
        Волшебница кивнула на толпу. - Расскажи им о работорговцах Тихиана.
        Садира не тревожилась, что голова может не подчиниться или соврать. Виан был одним из древнейших врагов Дракона, так как Борс лишил его тела более тысячи лет назад. С этого времени голова была осуждена на жалкое существование, и ее единственным физическим удовольствием была теплая кровь. Колдунья не сомневалась, что Виан сделает все, чтобы уничтожить Дракона, даже если для этого придется выдать один из самых тщательно охраняемых секретов Тихиана.
        Когда, однако, Виан не заговорил, Садира напомнила ему, - Чем быстрее ты скажешь правду, тем скорее мы сможем напасть на Борса.
        С усталым вздохом Виан взглянул на советников. - Король заботится только о благе Тира, - сказал он. - Любой, кто думает, что Дракон отказался от своей дани - полный дурак. Тихиан делал то, что было необходимо для защиты города.
        В общем хоре негодования, последовавшим за этими словами, были слышны в основном голоса свободных граждан, но многие члены гильдий также возмущенно заорали. Аристократы выглядели скорее испуганным признанием Виана, чем рассерженными, а темплары спокойно обменялись несколькими тихими замечаниями.
        Виан опасливо взлетел повыше, вероятно опасаясь, что кто-нибудь из свободных граждан может попытаться выместить на нем злобу за дела Тихиана. - Дайте мне уточнить, правильно ли я поняла, - сказала Леди Лаай. - Ты хочешь взять легион и идти с ним на битву с Драконом - оставив Тир защищаться самому против восьми ужасных гигантов?
        В этот момент вреб выбрался из ладони Садиры и взлетел в воздух. Колдунья мгновенно поняла, почему он бросил ее: все в зале заинтересовались одним и тем же. Также она осознала, что было для советников самым важным. Леди Лаай думала о защите Тира, а Садира стремилась убедить их убить Дракона.
        Надеясь, что вреб вернется к ней, Садира подняла руку повыше. - Как я уже сказала, сейчас я держу гигантов под контролем, - сказала она. - Прежде, чем мы выведем легион из долины, они будут под постоянным контролем - тем или другим способом.
        Вреб уселся на палец Леди Лаай. - А что о других гигантах, - спросила аристократка. -Черная Линза, должно быть, исключительно важна для них. Я уверена, что они пошлют еще больше воинов, когда эти не вернутся.
        - К тому времени мы вернемся, - сказала Садира, недовольно опуская руку.
        - Это не то, что ты можешь гарантировать, мой друг, - внезапно сказал Черл, спикер гильдий. Он печально покачал головой. - Прошу прощения, но Леди Лаай говорит правильно. Глупо беспокоиться о Драконе, когда разозленные гиганты собираются штурмовать город.
        Аристократка улыбнулась. - Давайте поставим вопрос на голосование, - сказала она. -Все те, кто за то, чтобы сказать гигантам где найти Черную Линзу...
        - Нет нужды голосовать, - сказала Садира. Так как другие три оратора поддержали предложение Леди Лаай, колдунья знала абсолютно точно, что оно пройдет. - Я не открою место, где находится Черная Линза - хотите вы этого или нет. Иначе вы осудите Агиса на смерть.
        - Ты не подчиняешься Собранию для того, чтобы спасти собственного мужа - того самого мужа, который множество раз повторял здесь, как важно подчиняться законам? - спросил Сибриан.
        - Как ты смеешь говорить мне о законах! - выплюнула Садира. - Ты делаешь это только для того, чтобы увидеть Агиса и Тихиана мертвыми. Ты хочешь контролировать Собрание.
        - Может быть ты и права по отношению к ним, но не ко мне, - сказал Черл. - Если ты пренебрегаешь Леди Лаай и Сибрианом в этом деле, ты тем самым пренебрегаешь всем Собранием. А ты, больше чем кто бы то ни было, должна сознавать, что когда волшебница твоей силы поступает так, это путь к деспотизму.
        - Тирания многих остается тиранией. - Садира прошипела эти слова сквозь зубы, выдохнув клуб черной тени над головами тех, кто стоял между ней и членами гильдий. - Если этот совет предает Агиса, никакое голосование не сделает этот поступок менее отвратительным.
        - Мы уже обсуждали этот вопрос, - сказала Леди Лаай. - Твоя магия настолько могущественна, что Собрание не в состоянии заставить тебя подчиниться, но мы можем лишить тебя гражданства. Ну, будешь ты выполнять желание совета или нет?
        Когда Садира отвечала, ее горло было сжато судорогой гнева. - Нет.
        Колдунья сошла с подиума, показав жестом Ркарду следовать за ней.
        - Что ты делаешь? - спросил Келум.
        - Ухожу из Тира, - ответила Садира, направляясь к двери.
        - А как быть с предназначением Ркарда? - просил дварф. - Джо’орш и Са’рам сказали, что в его армии должны быть как дварфы, так и люди.
        Колдунья бросила холодный взгляд на зал собраний. - Вероятно эти люди будут не из Тира, - сказала она. - Мы наберем их в другом месте.
        - Нет времени искать другую армию! - оборвал ее Виан. - Гиганты не единственные, кто ищет Черную Линзу. Каждый день задержки увеличивает шансы на то, что короли-волшебники или Борс найдут ее прежде, чем мы прибудем на место.
        Садира резко обернулась и взглянула на голову, все еще парившую высоко над подиумом свободных граждан. - Мы не можем получить легион Тира, - сказал она. - Ты же сам видишь, что у нас недостаточно голосов.
        Виан проигнорировал ее взгляд и взглянул вниз, на советников.
        - Этот город был лучше под управлением Калака, - прошипел он. - Но у нас будет легион!
        Голова взмыла поближе к потолку и расположилась прямо в потоке солнечных лучей, лившихся из окна. Его тень упала в центр пола зала собраний, покрыв головы более чем дюжины членов совета, и начала расширяться. С криками ужаса советники бросились к креслам, стоящим на галерее. Когда пол опустел, черная тень поползла по гранитным блокам как чернильное пятно.
        - Виан, нет! - скомандовала Садира, почти не веря своим глазам. Она не так давно узнала, что голова может сообщаться с гигантами теней, сумрачными существами Тьмы, живущими в Башне Пристан, но она никогда раньше не видела ни единого доказательства того, что она может вызвать их в любое место Атхаса. - Остановись!
        Когда Виан не послушался, Садира вытащила из кармана стеклянный стержень и направила на него. Глаза головы расширились. Прежде, чем колдунья смогла начать заклинание, она взмыла вверх и исчезла в темных арках потолка.
        Но было уже поздно. Тень на полу приняла форму высокого, худого мужчины с похожими на веревки конечностями. Пара сапфировых глаз засверкала на ее голове, а на месте рта открылась синяя щель.
        Садира толкнула Ркада к его матери. Колдунье не нужно было ни о чем ее предупреждать, обе женщины уже видели такие содания. Ниива сражалась с гигантом-тенью по имени Умбра во время войны с Уриком, а Садира была в доме Народа Тени, в Башне Пристан.
        Ниива прижала к себе ребенка, потом спросила. - Ты собираешься разрешить этот ужас, Садира?
        - Не в моей власти разрешать или не разрешать, - ответила волшевница. - Народ Тени дал мне силу, и моя магия ничего не может сделать с ними.
        - Но ты обязана что-нибудь сделать! - сказал Келум. - Нам нужен легион Тира.
        - У меня нет возможности вмешаться, - оборвала его Садира. - Когда смогу сделать что-нибудь, я сделаю!
        Тень поднялась на ноги, приобрела объем, ее тело стало высотой с великаныша. Она подошла к Леди Лаай и Сибриану, которые демонстративно остались стоять на своих подиумах.
        - Твои фокусы не обманут нас, - Сибриан взглянул мимо тени на Садиру. - Ты не сможешь победить при помощи простой иллюзии.
        - Чернота не иллюзия! - прошипел гигант-тень, протягивая руки к упрямой парочке.
        Узнав по голосу предводителя Народа Тени, Садира обратилось к гиганту. - Кидар, оставь их!
        - Не ты просила меня забрать их, - ответила тень.
        Кидар положил свои полупрозрачные пальцы на черепа людей. Когда их лица исчезли во тьме, вреб взлетел в воздух и исчез в своем мрачном гнезде. Сибриан завопил, потом к нему присоединилась Леди Лаай, их голоса гармонично слились в один испуганный, панический вой.
        Садира ухватилась за руку, державшую аристократку. Плоть тени ощущалась как что-то холодное и туманное, и стараться удержать ее в руке было то же самое что стараться удержать воду. Тем не менее колдунья подошла поближе, чтобы схватить побольше это странное существо, и когда она потянула его на себя, усики туманной руки выскользнули из ее ладони. Черные нити взмыли в воздух, исчезая подобно утреннему туману в лучах восходящего солнца.
        Мрачная плоть Кидара продолжала поглощать темплара и аристократку, пробежала по плечам, потом вниз, к их дико дергающимся рукам. Наконец тень захватила даже их бедра и ноги, и они исчезли.
        При всей своей магической силе, Садира была бессильна остановить гиганта-тень. Использовать заклинания против него бессмысленно, это все равно, что пытаться просверлить солнце лучом света, так что нечего и пытаться. Если она сделает что-нибудь, она рискует только разозлить Кидара, и он нападет на других советников.
        Вместо этого колдунья взглянула на потолок. Хотя она и не могла видеть Виана, она знала, что он еще там, в темноте. - Ты ничего не добъешься, Виан. Армия, вынужденная идти в бой - армия рабов, - сказала она. - Ты прекрасно знаешь, что ни я, ни Рикус или Ниива не желаем иметь ничего общего с этим.
        - Пусть собрание проголосует, - возразил Виан. - Они сделают это, иначе в Черноту.
        - Что за базар? - спросил Черл Биркетт. Он сошел на пол, пересек зал и подошел к Садире. - Ты и твои друзья могут взять легион - хотим мы этого или нет - но я не собираюсь участвовать в этом балагане. - Член гильдии плюнул на сандали колдуньи и повернулся, чтобы уйти.
        Кидар приградил ему дорогу. - Собрание еще не проголосовало, - сказал гигант.
        Черл взглянул через плечо на Садиру. - Скажи этой твари убраться с моей дороги.
        - Я не уважаю ни Леди Лаай, ни Сибриана, это правда, но это не моя работа, - сказала Садира. - Ты же видел, я пыталась остановить его.
        - Я видел, как ты кривлялась и делала вид, что хочешь остановить его, - огрызнулся оратор гильдий. - Не держи меня за полного дурака.
        Черл опять попытался пройти мимо Кидара. Гигант-тень поднял руку, чтобы остановить его. Садира метнулась вперед, схватила своими могучими пальцами плечо члена гильдии и толкнула его назад. Она силком провела его к креслам на галерее, вызвав шелест злых замечаних других советников.
        - Я предлагаю проголосовать. - Волшебница взглянула на Кидара, зная, что теперь Леди Лаай и Сибриан будут наполовину заморожены холодом Тьмы. - И сделать это немедленно.
        Не глядя своими сузившимися глазами на Садиру, Черл проворчал, - Все, кто думает, что мы должны дать наш легион Садире?
        - Да, - пришел ответ.
        Хотя голоса советников были едва слышны, Черл сказал, - Предложение прошло. Теперь мы можем свалить отсюда?
        Садира взглянула на потолок. - Ну, теперь ты счастлив?
        Виан появился из-за затененных арок потолока ровно настолько, чтобы его можно было рассмотреть. - Твой долг выполнен, Кидар.
        - Что с аристократкой и темпларом? - спросил гигант-тень.
        - Возьми их себе, - усмехнулся Виан. - Они послужат примером тем, кто захочет идти против меня.
        - Как хочешь.
        Гигант начал уменьшаться. Он быстро потерял человеческую форму и растекся по полу, похожий на лужу черной воды. Садира дождалась, пока его синие глаза и рот исчезли, потом упала на колени и уперла ладони в центр черной кляксы, которой сейчас был Кидар. Холод, который она почувствовала, не был холодом камня. Он был жесткий и кусачий, пробирал ее плоть до костей, а ее суставы настолько окочанели, что она едва смогла согнуть пальцы.
        - Келум, смотри, чтобы Виан держался подальше от света, - бросила она не глядя вверх.
        - Я сожгу его в золу, если он сунет не туда свой поганый нос, - пообещал дварф.
        Садира произнесла несколько мистических слогов и ее руки погрузились в Тьму по локти.
        - Леди Лаай, Сибриан, возьмитесь за мои руки. - Садира проговорила эти слова в пол и начала дрожать, когда вокруг ее рук начали образовываться туманные круги. - Я здесь чтобы помочь вам.
        Шепот удивления побежал по галерее, советники начали возвращаться на пол, но она даже не заметила этого. Все ее тело стало глыбой льда, зубы стучали и она не могла это остановить. Она испугалась, что аристократка и темплар пробыли во Тьме слишком долго и их тела стали замерзшими кучами плоти.
        Потом, когда от пятна на полу осталась только пара кругов вокруг ее рук, Садира почувствовала тяжесть на конце каждой руки. Ее замерзшая плоть не ощущала ничего, так что колдунья не знала, нашли ли ее пропавшие советники или нет. Тем не менее, она приказала своим пальцам сомкнуться, не уверенная, впрочем, исполнят ли они ее желание, и встала.
        Когда Садира потянула свои руки из пола, каждый темный круг вокруг них расширился и приобрел форму человеческого тела. Из сгустков тени появились трясущиеся фигуры двух советников. Их плоть стала белой и блестящей, как алебастр, а мышцы так закоченели, что собственные ноги больше их не держали. С каждым вздохом клубы белого пара поднимались из их трясущихся губ, а сотни кристалликов льда свисало с их одежды.
        Бормоча сдержанные слова благодарности, несколько сторонников двух советников бросились вперед и взяли дрожащие тела своих друзей из рук Садиры. Черл задумчиво поглядел на волшебницу, потом спросил, - Почему ты сделала это? Ведь совет уже проголосовал за то, что ты хотела.
        Садира покачала головой. - Нет, - сказала она. - Не за то, что я хотела - за то, в чем я, и мы все, нуждались. Если бы Кидар забрал больше из вас, я не смогла бы вытащить всех обратно.
        - Тогда ты действительно собираешься не брать легион, который из нас вытянули?
        Садира кивнула. - И уйти из Тира прежде, чем я стану частью совета, предающего Агиса.
        Колдунья повернулась к выходу, но Черл схватил ее за руку. - Погоди минутку. Тир не может позволить себе потерять такого гражданина, - сказал он. - Если мы дадим тебе легион, чтобы выполнить предназначение мальчика, сможешь ли ты держать гигантов подальше от города?
        - Да, - ответила Садира. - А если мы не сможем, то не только пошлем легион обратно, но Рикус и я вернемся, чтобы сражаться с ними.
        Черл поднял палец, призывая вреба. - Тогда, прежде чем ты уйдешь, мы должны проголосовать еще один раз.
        Глава Четвертая Дорога Туч

        Ниива ползла по Дороге Туч, длинной узкой ленте черного сланца, повисшей на отвесном склоне громадного утеса. Она добралась до неровного, обломанного конца, где часть моста как будто испарилась и заглянула вниз в сухую, высохшую долину. Далеко внизу лежала пропавшая секция дороги, груда каменных осколков, разбросанных по медленно премещающимся барханам красного песка. Воительница не увидела ни малейшего намека на причину катастрофы, а только кучу известняковых подпорок, наполовину погребенных под обломками брусчатой мостовой.
        - Эта дорога стара, как Тир, - проворчала она больше себе, чем товарищам, ждавшим позади нее. - Почему она рухнула именно сегодня?
        Такая неудача в самом начале пути не сулила ничего хорошего ни их основной цели - борьбе с Борсом, ни тем более второстепенной, но срочной задаче - добраться до гигантов прежде, чем наступит закат. Солнце уже висело низко над западными горами, его лучи били в гранитный утес под прямым углом, а воины Тира по-прежнему нетерпеливо ждали в самом начале Дороги Туч. Их было ровно тысяча, мужчины и женщины, вооруженные огромными обсидиановыми топорами, костяными трезубцами с пилообразными зубами, зазубренными скимитарами, шипастыми шарами, подвешанными на концах длинной веревки и еще множеством другого оружия, настолько же смертельного, насколько бесконечно человеческое желание убивать.
        Ниива взглянула через отсутствующий пролет моста. Купец в богатом плаще стоял на другой стороне, его лицо плавало в волнах жара, поднимавшегося от поверхности утеса. Мужчина уставился в пролет, почесывая ухо, его лицо было скрыто за широкими полями большой круглой шляпы. Тряся в отчаянии головой, он беспомощно взглянул через плечо на пару инексов, огромных пятиметровых ящериц с длинными узкими мордами, напоминавшими большие клювы, похожими на щипцы огромными лапами и змееподобными хвостами. Рептилии были запряжены в повозку с грузом, такую большую, что одна ее сторона упиралась в утес, а другая свисала над краем Дороги Туч.
        Ниива отползла от дыры.
        Магнус протянул руку и помог ей подняться на ноги. - Что ты нашла? - спросил он. Певец Ветров и Рикус присоединились к Нииве и остальным в Тире спустя час после того, как Собрание Советников проголосовало за то, чтобы послать городской легион помочь Ркарду убить Дракона.
        - Я видела немного, - сообщила Ниива. - Там, среди валунов, нет ничего настолько тяжелого, чтобы оно могло обрушить мост.
        - Я думаю, это что-то другое, - сказал Келум. Он указал на квадратные отверстия, в которых находились подпорки, поднимавшиеся к склону утеса. - Соединительные отверстия в отличном состоянии. Нет никаких сломанных подпорок, торчащих из них, или трещин на концах.
        - И что это значит? - спросил Магнус.
        - То, что подпорки треснули не из-за внезапной перегрузки или сильного удара, - ответил Келум. - Их просто сломали. Подпорки были выбиты - умышленно.
        - Могло быть больше гигантов, - предположил Рикус. Мул только-что вернулся от начала дороги, откуда он принес бухту веревки из запасов легиона, которые везли на канках.
        Ниива покачала головой. - Мы сейчас находимся на высоте двух ростов гиганта, сказала она. - Кроме того, зачем это ним? Да и если бы они не хотели, чтобы мы прошли тут, они могли просто уничтожить всю дорогу, а не обрушить в пропасть маленький кусок.
        - Ну, кто бы это не сделал, нас ему не остановить. - Рикус взглянул на Ркарда, стоящего рядом с отцом, и спросил, - Ты ведь не побоишься пересечь эту щель на веревке, правда?
        - Нет, - резко ответил мальчик, нахмурясь, как если бы его оскорбили.
        Рикус хихикнул, потом сказал, - Хорошо. Если мы не доберемся до гигантов до темноты, наш план не сработает.
        Они решили, что лучший способ избавиться от гигантов - соблазнить их. Когда легион окружит титанов, Рикус и Садира выспросят у захватчиков все, что они знают об Агисе, Тихиане и Черной Линзе. Во время разговора Рикус как бы ненароком проболтается, что линза не в Тире и что они как раз идут завладеть ею. Потом они дадут одному из них сбежать. Садира, при помощи своей волшебной силы, будет следить за ним, чтобы удостовериться, что он вернулся к своим товарищам с новостью: Оракул находится не в городе. Садира была уверена, что ее хитрость сработает, легион оставит за собой ясный след, так что следующие группы воинов отправятся за легионом, а не в город.
        Рикус уселся на обломанный край дороги и завязал веревку вокруг пояса. Магнус понаблюдал за ним какое-то мгновение, потом недовольно засопел.
        - Это ты придумал? - спросил Певец Ветров.
        - Конечно, - ответил Рикус. - Клавис сказал, что потребуется минимум день, чтобы починить дорогу, а у нас его нет. Так что перелезем по веревке.
        - А что потом? - спросил Магнус. - Ты же не ожидаешь, что весь легион проползет через пропасть по веревочному мостику? Это займет слишком много времени - и множество солдат, я уверен, не выдержат и упадут.
        - Легион будет переправляться столько времени, сколько ему нужно, - сказала Ниива. - Мы же вызовем мое ополчение из поместья Агиса. Нас будет не так то много, но достаточно, чтобы поддержать Садиру, пока она будет атаковать гигантов магией.
        - Кстати о Садире. Я уверен, что она могла бы решить наши проблемы достаточно просто, - предположил Келум. - Может быть Магнус пошлет ей весточку?
        Садира осталась в Тире, чтобы договориться с Союзом Масок о помощи в защите города в отсутствии легиона. Она пообещала нагнать легион задолго до встречи с гигантами, и Ниива вообще была удивлена тем, что колдунья еще не присоединилась к ним.
        - Это самая мудрая мысль из тех, что были предложены, - сказал Магнус и, сделав несколько шагов вверх по дороге, занялся своей магией.
        - Я пересеку провал в любом случае, - заявил Рикус, завязывая узел. - Мы не можем терять время и ждать, появится она или нет.
        Передав конец веревки Келуму, Рикус подтянулся и ухватился рукой за квадратное отверстие, где находилась первая из подпорок. Мул качнулся вдоль утеса и схватился второй рукой за следующую дыру, недовольно скривившись, когда его лицо проехалось по горячему камню. Кончики его пальцев с трудом держались за нижний край темного отверстия. Он засунул их поглубже, потом освободил первую руку и скользнул к следующей дыре.
        Внезапно Рикус вскрикнул, испуганный и удивленный. Он вытащил руку обратно из дыры и начал беспорядочно махать ей в воздухе. Серебристая тварь, размером с небольшой стилет, вцепилась в середину его среднего пальца.
        Ниива мгновенно выхватила свой кинжал и встала на колени на краю дороги. - Рикус, не шевелись, - приказала она. - Я не вижу, чего это ты там прихватил.
        - Я ничего не прихватил, - проворчал мул. - Это оно прихватило меня.
        Несмотря на боль, Рикус сумел перестать махать рукой. Огромный скорпион вонзил свои клешни с его средний палец, прокусив ее до кости.Отравленный хвостовой шип торчал из середины ладони, большой конус красной плоти уже вспух вокруг раны.
        - Этот скорпион просто гигант, - заметил Келум. - Он не мог быть в отверстии до того, как подпорки обрушились.
        - Какая разница, - проворчал Рикус. - Просто уберите его. - Мул протянул руку к дороге, но не смог дотянуться, так как рука перекрестилась с туловищем.
        Ниива легла на живот и протянула руку с ножом, пытаясь отрезать клешни. Скорпион вытащил хвост из ладони Рикуса и ударил по ней. Хвост метнулся к ладони Ниивы с такой скоростью, что она едва успела повернуть лезвие ножа плоской стороной и отразить сочащийся ядом шип. Тогда она поменяла цель и попыталась разрезать тело твари, но ужасное создание было так же быстро, как и она сама. Его хвост ударил опять, на этот раз целясь ей в запястье.
        Ниива отпрянула, избегая укола ядовитого шипа. - Я видела как молния бьет медленнее!
        - А я что тебе говорил, - проворчал Рикус.
        Прижав руку к телу, мул опустил голову пониже и открыл рот. Раздался хруст треснувшего панциря, потом Рикус повернулся к воинтельнице и выплюнул оторванный хвост из своих острых зубов. Потом мул опять протянул к ней руку. Его ладонь так раздулась, что стала походить на медвежью лапу.
        - Убери эту проклятую тварь - живо!
        Как только Ниива добралась до скорпиона, его хитиновый панцырь внезапно из жемчужно-серого стал желтым. Цвет не исчез совсем, а соскользнул с тела паукообразного как уходящая тень. В тот же момент бесформенное видение поднялось в воздух и полетело обратно в ту самую дыру, в которой была рука Рикуса, когда ее ужалили.
        Сам скорпион стал золотым и начал стремительно уменьшаться до тех пор, пока его клешни не стали так малы, что уже больше не держались за толстый палец мула. Он свалился с ладони и начал падать в пропасть, его крошечное тело исчезло из виду задолго до того, как ударилось о землю. - Клянусь солнцем, - выругался Рикус. Ниива швырнула свой кинжал на дорогу, затем обеими руками схватила руку Рикуса. Она почувствовала, как могучие руки ее мужа обхватили ее талию, затем дварф дернул и вытащил ее и мула обратно на дорогу. Келум встал на колени среди грязи, схватил обоими руками запястье Рикуса, его короткие и толстые пальцы зажали вены, чтобы остановить кровообращение. Нииве не нужно было спрашивать, почему жрец солнца так сосредоточен. Из всех ядовитых тварей в пустынях Атхаса золотой скорпион был среди худших, его яд мог убить взрослого мекилота за пять минут.
        Естественно, что эти создания обычно не меняли размеры, а их цвет не улетал серебристой тенью, но Ниива была слишком обеспокоена здоровьем Рикуса, чтобы думать об этом сейчас. - Придержи ему запястье, посильнее! - скомандовал Келум. Ниива сделала, как он хотел, и ее муж поднял собственную руку к солнцу. - Жар солнца выжжет яд.
        Рикус скривился. - Становится немного больновато, а? - Глаза мула стали стеклянными, а его слова неразборчивыми.
        Келум опустил жгуче-красную руку, из кончиков его пальцев шел дым. Она светилась так ярко,что просвечивала насквозь за исключением темных костей под кожей.Дварф положил ладонь на укус скорпиона и изо всех сил сжал руку Рикуса. Послышалось мягкое шипение, струйки серого дыма заструились между его пальцами.
        Ркард отпрянул в сторону, прижался спиной к утесу. Его лицо побелело при виде сожженой кожи Рикуса, но он не отвел взгляд. Ниива было решила отослать его, но потом передумала. Ее сын был как жрецом солнца, так и воином. Если она попытается защитить его от вида ужасных ран, он никогда не унаследует искусство своего отца.
        Когда невольное шипение выскользнуло из сжатых зубов Рикуса, Ркард подошел поближе и положил свою маленькую руку на плечо воина. - Не беспокойся, - сказал он. - Солнце требует боли в обмен на свою магию.
        - Я знаю, - поморщился мул, потом добавил, - Твой отец уже делал мне это, раньше.
        Келум продолжал держать руки на ране еще долго, пока Ниива больше не могла рассмотреть силуэты костей под его кожей, а сияние полностью угасло. К тому времени Рикус был уже наполовину без сознания, и едва ли вообще понимал, где он находился.
        - Что случилось? - спросил голос Садиры.
        Ниива повернула голову и увидела волшебницу, идущую к маленькой группе, от нее еще поднимались белые клубы заклинания тени, которое она использовала, чтобы ответить на вызов Магнуса.
        - Золотой скорпион ужалил его, - объяснила Ниива.
        Колдунья встала на колени рядом с мужем и взяла его раненую ладонь в руки. Хотя воспаление уже спало, мякоть оставалось черной и шершавой.
        - Он умрет? - спросила Садира.
        - Нет, папа не допустит этого! - сказал Ркард, нахмурив безволосый лоб.
        - Это правда, - сказал Келум. - Он будет немного не в себе несколько часов, но не умрет.
        Синие глаза волшебницы засверкали ярче. - Спасибо тебе.
        Садира встала, держа безвольное тело Рикуса в руках. Хотя мул весил может быть в потора раза больше обычного мужчины, волшебница держала его без видимых усилий.
        Она передала Рикуса Магнусу. - Если ты немного подержишь Рикуса, я переведу нас через пропасть.
        Колдунья сняла веревку с пояса мула и положила на край дороги.Потом она легла на камни и привязала один конец веревки к последней подпорке, вернулась на колени и бросила второй конец купцу, стоявшему на той стороне дыры.
        Вначале Ниива решила, что веревка упадет не долетая до цели, но Садира спокойно произнесла несколько странных слов и веревка приплыла прямо в руки купца. - Когда ты привяжешь ее, я перенесу тебя и твоих животных на эту сторону.
        На какое-то мгновение мужчина казался слишком удивленным, чтобы отвечать. Потом он наклонился и привязал веревку к подпорке под дорогой. Садира улыбнулась, крикнула отойти в сторону, потом взяла веревку одной рукой и произнесла другое заклинание. Полоса солнечного света распространилась от обеих сторон бечевки. Через мгновение красная, мерцающая лента закрыла провал, соединив два разорванных конца Дороги Туч.
        - Давай, вперед, - сказала Садира. Она продолжала стоять на коленях, держа веревку одной рукой. - Заклинание достаточно сильное и выдержит и тебя и твоих животных.
        Купец молча уставился на переливающийся путь и не пошевелился.
        - Я пройду и покажу тебе, что это безопасно, - вызвался Келум.
        - Нет, лучше я, - сказала Садира. Она потрогала пояс и убедилась, что оба ее коротких стальных меча легко вынимаются. - С подпорками, исчезнувшими из соединительных отверстий, и золотыми скорпионами, замаскированными под что-то другое, есть тут кое-что странное. Купец может быть частью этого.
        Воительница вошла на мост и медленно пошла вперед. На каждом шагу дорога слегка вздрагивала под ее весом. Через подошвы сандалей она чувствовала странное, пульсирующее тепло, поднимавшееся от мерцающей поверхности, и она решила что купец опасается вести гигантских инексов по столь ненадежной дороге. Даже если она и вынесет вес огромного вагона, уговорить капризных ящериц пройти по горячей, вздрагивающей поверхности было нелегко.
        После того, как Ниива сделала дюжину шагов, купец встрепенулся и шагнул к своему концу сияющего моста. Инексы взглянули вперед и потащили тяжеленную повозку, хотя ни одного слова не было сказано. Когда каждая пара колес оказалась на дороге, мост под Ниивой заходил ходуном и изогнулся так, что она почувствовала, как будто стоит на воде. Она продолжала идти вперед решив, что лучше повстречаться с незнакомцем на середине пути.
        Мужчина не отрывал взгляда от дороги, его лицо было не видно за широкими полями шляпы. На нем была надета полосатая цветная рубашка, покрытая толстым слоем серой дорожной пыли. Перчатки, пояс и сапоги были старыми и потрепанными. Инексы за ним имели серебрянно-серые шкуры, и Ниива мгновенно насторожилась, заподозрив ловушку. Обычно эти животные щеголяли пестрым набором чешуек разнообразных оттенков красного цвета, от грязно-красного до темно-коричневого, что позволяло им отлично маскироваться в каменистых пыстынях Атхаса.
        Ниива остановилась на пол пути. - Эй, приятель, - позвала она. - Почему ты так долго ждал?
        Торговец даже не взглянул на нее.
        - Прежде, чем ты пойдешь дальше, я хочу знать имя человека, который идет через мост. - Она положила руки на рукоятки мечей.
        Купец по-прежнему шел вперед не поднимая глаз, шляпа скрывала его лицо. Ниива выхватила мечи и приготовилась защищаться.
        - Говори! - приказала она.
        Незнакомец был так близко, что она могла видеть, что его одежда вовсе не покрыта дорожной пылью, как она думала раньше. Скорее он был погружен в бледную тень, как если бы он прятался в каком-то темном переулке в районе Рынка Эльфов. То же самое было верно и для его инексов, так как Ниива четко видела неясные выцветшие пятна на их шкурах.
        - Остановись и покажи себя, - потребовала она.
        Купец, не отвечая, вытянул руки вперед, перед собой. Хотя у него и не было оружия, Ниива восприняла этот жест как угрозу. Она подождала, пока он не приблизился еще на два шага, потом подняла оба своих коротких меча. Торговец всмахнул руками, чтобы парировать ожидаемые удары. Но Ниива, угрожая одним мечом, другим скользнула над защитой и сбила шляпу, обнажив его голову.
        Воительница даже затаила дыхание при виде лица незнакомца. Человек был трупом, с раздутым языком, торчащим наружу между треснувших губ и пустыми мертвыми глазами. Серая завеса покрывала его плоть, скрадываяя все краски и серебристым саваном накрывая безжизненные черты лица.
        - Призрак! - вскричала Ниива.
        Воительница уже сражалась с подобными врагами во время войны с Уриком, и прекрасно понимала, что она в опасности. У призраков не было своих тел. Вместо этого они ухитрялись контролировать чужие, вроде трупа перед ней или золотого скорпиона, который ужалил Рикуса. Она видела, как один из них оживил даже мраморную статую.
        Призрак бросился на нее, руки трупа вытянулись, его мерзкие пальцы потянулись к ее глазам. Ниива взмахнула своим вторым мечом, одновременно изогнув тело, чтобы увеличить силу удара. Ее меч глубоко погрузился в шею трупа. С громким шлепком голова скатилась с плеч, но это не остановило тело, по инерции несущееся вперед. Она приняла его удар на плечо, затем нырнула в сторону и перекатилась.
        Встав на ноги, Ниива бросила взгляд на своих товарищей. Садира по-прежнему стояла на коленях на краю дороги, держа руку на веревке, чтобы активизировать заклинание. Келум бросился вперед и уже пробежал мимо волшебницы, а Ркард бежал в нескольких шагах за ним, сжимая меч Рикуса обеими руками.
        - Ркард, нет! - крикнула она.
        Красные глаза Келума широко открылись, он резко развернулся, чудом не напоровшись на Кару, и его сын врезался в него. Келум бросил мальчика на землю, повернулся и снова побежал к дороге.
        Дрожь прошла по позвоночнику Ниивы, когда пара холодных рук коснулась ее шеи. Она подняла руки над головой и обернулась.Завершая поворот, она резко опустила руки вниз, поймав запястья врага, и зажала их между своим телом и локтем. Оказалось, что она глядит прямо в пару сапфировых глаз, глубоко сидевших на призрачном, покрытом серой тенью лице, выросшем у трупа на обрубке шеи. Колеблющееся в воздухе лицо принадлежало ухмыляющемуся мужчине с острым подбородком, похожим на стрелу носом и впалыми щеками.
        Этот мальчишка! приказал он. Хотя он и шевелил губами, когда говорил, ни единого звука не вышло из его рта и Ниива слышала слова внутри своей головы. Борс хочет его!
        У Ниивы все пересохло во рту, когда она поняла, что напавший на нее призрак не просто похож на тех жутких тварей, которых она встретила во время войны с Уриком. Это был один из них. До своей смерти, тысячу лет назад, он был рыцарем в полку Борса, который должен был уничтожить всю расу дварфов.Они сражались вместе с Борсом в том бою, когда тот при помощи Кары смертельно ранил последнего короля дварфов, Ркарда. Теперь, вернувшись на службу к хозяину, они пришли уничтожить тезку и наследника Ркарда, ее юного сына.
        - На этот раз Ркард не умрет! - закричала Ниива.
        Удерживая предплечья ходячего трупа локтем, воительница погрузила свободной рукой меч ему в живот. Лезвие вошло глубоко и точно, конец меча дошел до сердца. Из страшной раны медленно просочились холод и тьма смерти.
        Однако мертвец просто поднял руки и схватил ими горло Ниивы. Холодные пальцы глубоко впились в ее плоть. В висках застучало, голова закружилась. Перед глазами все поплыло, шипящий рев наполнил уши, колени стали как ватные.
        Оставив меч в теле врага, Ниива обвила одну руку трупа сверху и другую снизу. Затем она схватилась обеими руками за рукоятку своего другого меча и резко повернулась. Мертвый купец не удержал равновесие и покачнулся, а воительница, напрягая все силы, сумела сбросить руки трупа со своего горла.
        Когда руки мертвеца сорвались с тела Ниивы, он не удержалася на дороге и полетел вниз, прямо на красный песок пустыни. Когда тело ударилось о землю, серая тень взлетела с него и начала медленно подниматься обратно к дороге. Воительница некоторое время следила за ней, чтобы убедиться, что призраку потребуется довольно много времени, прежде чем он снова доберется до нее и обратилась к более насущной проблеме: иниксам.
        Покрытые серым животные уже были от нее не больше, чем в дюжине шагов. Они пытались добраться до нее как можно быстрее, но, к счастью, им приходилось тянуть тяжелую повозку, поэтому быстро двигаться у них не получалось.Их глаза сверкали и переливались, как драгоценные камни, у одного красным цветом, у другого желтым, так что воительница не сомневалась, что призраки контролируют и их.
        Ниива повернулась и побежала. Если бы это были обычные иниксы, проще простого было бы найти их уязвимые места и убить обоих, даже ее коротким мечом. Но оживленные призраками... Единственный путь остановить их - изрезать их гигантские тела на куски или сбросить с моста, а как для того, так и другого ей нужна помощь.
        - Борс послал их за Ркардом, - закричала она, указывая на сына. - Хватай его и беги!
        Келум отдал сына Магнусу. Певец Ветров устремился прочь, держа Ркарда подмышкой одной руки, и Рикуса под второй, а дварф поднял руку к солнцу.
        Ниива взглянула через плечо и увидела, что иниксы отстают от нее на дюжину шагов. В обычной ситуации ящерицы схватили бы ее почти мгновенно, но с тяжелым грузом, прочно привязанным к их упряжи, они были далеко не так быстры.
        - Садира поможет мне, Келум. Иди с Ркардом! - приказала Ниива. Она указала на множество трещин, избороздивших твердый гранит дороги. - Скорпионом, ужалившим Рикуса, управляли призраки. Могут быть еще.
        Келум перестал произносить заклинание и помчался следом за Магнусом, держась между Певцом Ветров и утесом.
        - Торопись, Ниива, - вскрикнула Садира, ее рука все еще держала веревку. - Я не смогу использовать другое заклинание, пока не закончу с этим.
        Пока Садира говорила, туманное облачко выплыло из ближайшей щели и помчалось на нее. Прежде, чем Ниива успела выкрикнуть предупреждение, призрак атаковал, его призрачные руки погрузились в плоть колдуньи, как если бы это был воздух.
        Клуб черного тумана появился изо рта колдуньи.Ее блестящие глаза загорелись белым, а шоколадно-черное тело затрепетало от боли при этой внезапной атаке. Но она не могла бросить веревку и спасти себя.
        Еще один серый клуб дыма выплыл из долины внизу и скользнул над краем Дороги Туч, чтобы присоединиться к атаке на Садиру. Ниива взглянула вниз и увидела, что призрак, оживлявший труп купца, исчез. Наверно он ждал, чтобы присоединиться к атаке волшебницы своими товарищами.
        Духи разыграли ее как дуру, осознала Ниива. Они вовсе не собирались нападать на Ркарда, но, потребовав его, заставили всю команду сосредоточиться на защите ребенка. Тогда они ударили по своей настоящей цели: Садире.
        Позади волшебницы Магнус бежал обратно на помощь, оставив Келума охранять Ркарда и Рикуса, которого он положил на Дорогу Туч. Ниива не думала, что он успеет вовремя.
        Она опустилась на колени и почувствовала, как дорога дрожит под тяжелыми шагами иниксов.
        - Отпусти заклинание! - крикнула Ниива.
        Садира покачала головой, но не бросила веревку. В ее янтарных глазах горела боль.Она дико махнула своей свободной рукой, пытаясь сбросить пару призраков, повисших на ней. На ее черном теле появилось множество серых пятен.
        - Я в порядке! - снова закричала Ниива. - Спасайся!
        Ниива взглянула на иниксов, оно уже были над ней. Первое животное разинуло свою пасть. Она пригнулась, воткнув свой меч в рот ящерицы. Рептилия схватила зубами стальной клинок и махнула огромной головой, вырвав оружие из руки воительницы. Второй иникс открыл свой острый клюв, отталкивая первого в сторону.
        Поверхность дороги внезапно стала холодеть. Она перестала мерцать и Ниива поняла, что Садира сняла заклинание. Воительница почувствовала, что держит в руке кусок веревки, потом начала падать. Она изо всех сил схватилась за веревку, оставшуюся от моста Садиры, и удержалась на ней.
        Повозка резко опустилась на веревку, вызвав резкий рывок, потом перевалилась на одну сторону. Когда она пролетала мимо Ниивы, второй иникс попытался вцепиться в ее висящие ноги. Она с силой заехала ему в клюв ногой, и животное полетело вслед за повозкой.
        Когда женщина-воин взглянула на своих товарищей, ее грудь наполнилась болью. Садира была поглощена крутящимся шаром, в котором смешались черная тень и серый туман. Шар был, однако, достаточно прозрачен, и можно было видеть, что она стоит на четвереньках, не в силах подняться на ноги. Все конечности волшебницы тряслись как в лихорадке, а ее тускло-светящиеся глаза бездумно уставились на серое полотно дороги.
        Позади нее стоял Магнус и пел злую, тревожащую песню, а горячий ветер крутился вокруг серых призраков, в тщетной попытке сорвать их и унести прочь. Келум осторожно приближался к паре, держась между призраками и сыном.
        Ниива полезла к своим товарищам, перехватывая руками веревку. Два призрака, которые оживляли иниксов, уже мчались, чтобы присоединиться к атаке. Как только они поднялись над поверхностью дороги, обжигающая песня Магнуса погнала их прочь.
        Они описали круг и вновь направились к месту боя, держась ниже поверхности дороги.
        Ниива выползла на край провала и ухватилась руками за дорогу. - Последние два летят из-под земли, - предупредила она.
        Плечи Магнуса обмякли. Ниива знала, что заклинания Певца Ветров не проходят через камень. Тем не менее, он сделал то, что могло помочь отчаянно сражавшейся Садире: направил свой голос вниз, на поверхность дороги. Горячие порывы ветра закружились вокруг его лица. Наконец последние два прошли через камень прямо под Садирой и присоединились к атаке, Ниива полностью выбралась на дорогу.
        Стон изнеможения вырвался из губ Садиры, волшебница скорчилась на земле, обняв голову руками.
        Шар черной тени и серого тумана навис над ней как странная вуаль, из которой виднелись только несколько завитков ее янтарных волос и глаза, которуе раньше были янтарными, а сейчас затуманились больным зелено-голубым цветом. Туманный саван стал полностью черным, потом полностью серым, а затем эти два цвета смерти начали попеременно сменять друг друга с небольшим интервалом.
        - Мы должны что-то сделать! - сказала Ниива.
        - Мы не можем, - сказал Келум. - Призраки залезли в ее душу. Любая попытка изгнать их повредит ей даже больше, чем они могут повредить ей.
        - Тогда мы должны напасть на них по-другому. - Ниива подошла к своему мужу и взяла Кару у Ркарда, который все еще держал волшебный меч.
        - Что ты хочешь им сделать? - спросил Магнус.
        - Я видела, как Рикус отсек руку гиганту тени этим клинком, - объяснила Ниива. - Может быть он сработает и против призраков, как знать.
        Ниива несколько мгновений изучала мерцающий саван. Наконец она убедилась, что может предсказать изменения. Дождавшись, пока покров Садиры стал серым, она аккуратно провела кончиком меча по плечу колдуньи, надеясь, что сумела разрезать нематериальную плоть призраков не задев Садиру.
        Ужасный крик отразился от стены утеса, и серая полоска отлетела от бурлящей массы. Она обтекла клинок Кары жемчужным облачком, потом расширилась, уплотнилась и приняла форму серой, облачной массы вокруг клинка.
        Воительница решила, что уничтожила призрака. Серое облако уже стало смутно напоминать женскую фигуру. Пара оранжевых глаз появилась в голове, и туманная фигура начала сжиматься. Ниива почувствовала, как жгучее жало призрака прошло через ее плоть, затем рукоятка меча завибрировала в ее руках.
        - Назад! - закричала она. - Призрак пытается оживить Кару.
        Меч забился в ее ладони и она не смогла его удержать. Он не упал на землю, а взлетел, почти касаясь ее кончиком клинка. Все оружие стало все того же отвратительно серого цвета, а из рукоятки высунулась пара злых оранжевых глаз. Клинок начал медленно, с трудом поворачиваться в сторону сердца Ниивы. Келум было бросился к нему, стараясь ухватить за рукоятку, но отлетел назад, когда струя синего холода ударила из клинка.
        Внезапно Кара перестала подниматься. Сталь завибрировала с невероятной скоростью, наполнив воздух сверхъестественным, терзающим уши воем.
        - Что случилось? - спросила Ниива.
        - Магия меча слишком могущественна дла призрака, - торопливо ответил Магнус. - Возможно мы должны бежать..
        Но прежде, чем Певец Ветров успел договорить, из меча выплеснулось синее холодное пламя. Меч перестал дрожать, и пронзительный вой дрожащей стали сменился визгом боли. Полосы серой тени брызнули из него во всех направлениях, сопровождаемые серыми комьями снега.
        Ниива и все остальные бросились на землю. Кара продолжала висеть в воздухе, раскачиваясь во все стороны. Меч согнулся почти вдвое. Затем он распрямился с оглушающим звоном, и саван, покрывавший его клинок, лопнул, превратившись в облако серого тумана. На какое-то мгновение все стало неестественно тихо. Затем оружие зазвенело, ударившись об землю, а облако рассеялось пепельно-серыми клочьями снега. Крошечные кристаллики даже не долетели до земли. Обжигающий жар багрового дневного солнца растопил их высоко над Дорогой Туч.
        Ниива снова взяла взяла Кару в руки, затем в тревоге затаила дыхание. Меч был холоден, как лед, но не это взволновало ее. Клинок потерял свой серебрянный блеск. Он был весь покрыт тусклым серым налетом, и казался сделанным из олова, а не из стали.
        - Что я наделала? - выдохнула она.
        Магнус подошел и стал рядом. Внимательно изучив меч, он мягко взял его из рук Ниивы. - Прикосновение призраков запятнало клинок.
        - Мы можем исправить его? - спросила Ниива.
        - Возможно, со временем, - ответил Певец Ветров. Он опустился на колени рядом с Садирой, которая оставалась покрытой мрачным серым саваном, который Ниива старалась снять. - Но в настоящий момент, увы, у нас есть намного более насущная проблема. Гиганты по прежнему заключены в Надежде Бедняка, а Дорогой Туч нам не пройти. Как только солнце сядет, мы не сможем остановить разрушении всего, что находится вблизи от нее, - особенно учитывая, что и Садира и Рикус без сознания.
        - Рикус придет в себя через несколько часов, - сказал Келум. - А вот Садира...
        - Даже если мы сможем помочь ей победить призраков, я подозреваю, что она останется без сознания до утра, - сказал Магнус. - Так что нам надо надеяться. Я не вижу ничего, что мы могли бы сделать.
        - А я вижу, - сказала Ниива. Она повернулась и посмотрела в сторону фермы Агиса, где ополчение Кледа ожидало ее возвращения. - Найди мне бегуна, который может показать моим воинам дорогу от имения Астиклов до Надежды Бедняка.
        Магнус в недоумении сложил свои уши. - Твои воины конечно храбры, но что они могут сделать с гигантами?
        Ниива пожала плечами. - Не знаю, - сказала она. - Но за эти годы я выучила один урок: никогда не недооценивай дварфов.
        Глава Пятая Серость

        Садира оказалась в Серости.
        Она стояла на узкой лестнице, глядя в огромную бездну, заполненную серой мглой, которая простиралась от ее ног до неба. Она была цвета пепла и спокойна, как песок в середине дня. Кроме нее вокруг не было ничего.
        Ступеньки, на которых она стояла, были вырезаны из белого, пористого камня, и поднимались из серой мглы, начинаясь где-то далеко внизу. Лестница вилась вокруг колонны, проходила под ногами Садиры и уходила вверх над ее головой. Волшебница взглянула вверх, но у лестницы не было конца: колонна становилась все меньше и меньше, пока как ступеньки, так и она сама не исчезали в пепельном тумане далеко вверху.
        Садира решила, что это колонна Башни Пристан, но у нее даже и мысли не было, что она на самом деле вернулась в очень далекий шпиль из белого камня. Если бы все это было на самом деле, небо было бы желто-зеленым, с важными серебрянными облаками, неторопливо проплывавшим по нему. Пышные заросли деревьев бого должны были бы окружать основание колонны, а в отдалении должны были раскинуться поля серебристо-зеленого ракитника. Вместо этого все, что она видела вокруг, было море пепельного тумана.
        Волшебница тщательно изучила всю область в поисках призраков, атаковавших ее на Дороге Туч. Серость была их домом, и цель их засады была заманить ее сюда, в пепельный туман. Здесь духи смерти растворялись и смешивались с Серостью, примерно также, как трупы на Атхасе медленно разлагались гниением и тленом. Однако некоторым духам удавалось избежать такой судьбы. Они поддерживались силой, большей чем Серость: неумирающей верой в нечто большее, чем они сами. Призраки поклялись служить Борсу много веков назад, и стали такими духами. Было ясно, что они собираются использовать эту свою особенность и заставить ее биться с ними здесь, в их месте.
        Но колдунья не собиралась паниковать. Хотя, конечно, ей было здесь далеко не так удобно, как ее врагам, она знала об этом мире намного больше, чем думали призраки. Если они ожидали, что легко убьют ее только потому, что она оказалась в Серости, они жестоко просчитались. Башня Пристан служила весомым доказательством того, что Садира жива. Как воспоминание о наиболее значительном событии своей жизни, шпиль из белого камня стал краеугольным камнем для ее души, держал ее снаружи и не давал раствориться в тумане. Прежде, чем уничтожить ее, призраки должны были сбросить ее со ступенек, а Садира собиралась сопротивляться этому изо всех сил.
        Голос Магнуса зазвучал из тумана. Он пел меланхолическую балладу, его голос то гремел как гром, то был тих и нежен, как утренняя роса. Хотя слов было не разобрать, Садира быстро поняла, что ее друг пытается помочь ей выбраться из Серости. К сожалению, музыка слышалась буквально со всех сторон, спереди и сзади, слева и справа, сверху и снизу, и даже из ее собственной головы. Она прижала руки к ушам, стараясь определить, откуда доносится печальный голос Певца Ветров. Но, увы, наверно легче было бы поймать ветер.
        Волшебница вытащила свой узкий стилет из ножен. Замечательное оружие с бронзовым клинком и железной рукояткой, отделанной турмалином, в течении столетий хранилось в семье Астиклов. Она порылась в глубоком кармане своего платья и вытащила кусок веревки, один конец которой она привязала к крестовине кинжала. Другим концом она обвязала свою талию, вытянула руку с кинжалом вперед и дала ему повиснуть на веревке. Потом произнесла заклинание, которое должно было привести ее к источнику звука - голосу Магнуса.
        Садира почувствовала странное покалывание в руке, державшей веревку, и черная кожа на локте внезапно начала бледнеть. Ощущение медленно стало распространяться на всю руку. Насколько она могла видеть свою собственную плоть, от кончиков пальцев до запястья, она побледнела до обычного бледно-коричневого цвета, зато кинжал стал крутиться как сумашедший. Хотя она и не ожидала такой реакции, волшебница не слишком удивилась. Обычно ее кожа, получавшая мистическую энергию солнца, оставалась черной в течении дня, а ночью возвращалась к своему обычному цвету. Но в Серости не было ни дня, ни ночи. Без солнца в небе ее заклинание могло черпать силу только из единственного доступного источника: ее собственной плоти. Таким образом, неспособная восстановить то, что было потрачено на заклинание, она осталась бледной.
        Значительно больше волшебницу заботил кинжал. Он продолжал крутиться, пытаясь указать во все стороны сразу. Садира несколько мгновений смотрела на клинок и ждала. Когда она с сожалением убедилась, что он не собирается останавливаться, она решила, что на этот раз заклинание подвело ее и взяла рукоятку в руку.
        Когда волшебница начала убирать стилет в ножны, башня дрогнула под ее ногами. Садира покачнулась и едва не упала со ступеньки, но сумела вовремя опустить руки и колени и удержать равновесие. Ее желудок перекатывался то в одну сторону, то в другую, тошнота поднялась прямо в горло. Она и не видела ни малейшего намека на движение, но, когда она пыталась остановить взор на тумане вокруг нее, ей казалось, что башня дрожит и мечется ничуть не меньше, чем ее стилет секундой раньше. Воткнув свой кинжал в щель в камне и выгнув лезвие в противоположную от края сторону, она с трудом держалась за него, едва не падая с лестницы.
        Долгое время все, что Садира могла делать - висеть на клинке и молиться, чтобы он не сломался. Если она потеряет контакт с Башней Пристан, опасалась колдунья, туман начнет выедать ее разум, а ее жизненная сила просочится в него. Даже если этого не случится, призракам будет намного легче накинуться на свою жертву, когда она будет беспомощно дрейфовать по Серости. Возможно, кстати, что это благодаря их усилиям Башня крутится и трясется, как в лихорадке.
        Голос Магнуса заколебался, становясь громче, когда башня смотрела в одном направлении, и превращаясь в шепот, когда она сильно отлонялась от него. Вначале громкость прыгала буквально каждую секунду, потом постепенно качка ослабла и шпиль стал указывать в одном и том же направлении подольше, потом скачки и толчки башни вообще прекратились, а песня полилась в уши волшебницы только из одного направления: с верхушки лестницы.
        Садира вздохнула с облегчением. К счастью вовсе не призраки вызвали это дикое кружение. Кинжал оказался неспособен указать правильное направление, потому что любое направление привело бы ее не к Магнусу, а к опасностям Серости. Вместо этого ее заклинание переориентировало всю башню, так что выход лежит в самом очевидном направлении: вверху.
        Внимательно слушая песню Магнуса, колдунья взглянула под воротник своего платья. Ее рука побледнела до плеча. Похоже, магическая энергия ее тела истощится после пяти-шести заклинаний, и может быть и того меньше, если они будут достаточно сильными. После чего ей придется искать другой источник энергии для магии. И мало вероятно, что в Серости она найдет растения, из которых можно было бы вытянуть мистическую энергию жизни.
        Спрашивая себя, найдет ли она достаточно магии, чтобы защититься от призраков, когда они наконец появятся, волшебница начала карабкаться вверх. Ступеньки были довольно маленькие, на каждой из них помещалось не больше половины ступни. Зачастую они были сломаны и так истерты, что дорога напоминала скорее склон, а не лестницу. Тысячелетная пыль лежала под ее ногами, и она проходила по древней грязи, не оставляя следа. Нужно было что-то большее, чем легкие человеческие шаги, чтобы потревожить покой Великой Серости.
        Колдунья карабкалась долго: минуты, часы или дни, она не знала. Но в любом случае продвинулась она не намного. Вершину по-прежнему было не видно, а основание башни не отдалилось. Тем не менее она продолжала лезть, так как голос Певца Ветров становился все громче и громче, следовательно она двигалась в правильном направлении. В могильной тишине тумана, расстояние и время были иллюзией, но не песня Магнуса. Она шла извне, и она была реальной.
        В какой-то момент из ничего появился сверкающий изумруд. Он покружился около стены, несколькими ступеньками выше, из него появилось большое облако темного тумана. Две зеленые точки появились в тумане на высоте головы и замигали зловещим светом.
        Садира перестала карабкаться и остановилась, обеспокоенная и готовая сражаться. Как и у нее, призраку надо было какое-то важное событие из его жизни, которое послужит основой его воплощения. Хотя волшебница никогда раньше, до атаки на Дороге Туч, не встречалась с именно этими призраками, Рикус уже имел с ними дело. Судя по его описанию, она знала, что для сторонников Борса таким краеугольным камнем является изумрудная гемма. Не будучи полностью уверена, она все-таки полагала, что Борс дал такой камень каждому из своих рыцарей, когда взял их на службу.
        Волшебница сунула руку в карман платья, одновременно смотря на темный туман, все больше сгущавшийся вокруг изумруда. Вскоре облако стало замечательно сложенной женщиной в великолепных доспехах. Воительница откинула забрало своего шлема, и взгляд ее зеленых глаз сфокусировался на Садире. Лицо незнакомки было твердо и сурово, а сильный подбородок и усмехающиеся губы странно гармонировали с широкими, плоскими щеками.
        Женщина-призрак указала кончиком своего меча на туман внизу. - Иди вниз! - приказала она.
        Садира вытащила крошечный пакетик с медной пылью из кармана. Волшебница зубами разорвала пакет и спокойно ждала, когда призрак атакует. В тот момент, когда воительница уже занесла меч для удара, она бросила коричневый порошок прямо ей в лицо. Пыль покрыла лицо женщины.
        Меч призрака пошел вниз.
        Садира отпрянула в сторону, ударив врага в локоть. Меч прошел в считанных сантиметрах от нее. Рука волшебницы болезненно ударилась в сталь доспехов, было трудно поверить, что всего мгновение назад эта грозная богиня войны сконденсировалась из серого тумана. Женщина-призрак покачнулась, но устояла на ногах и занесла меч для нового удара.
        Но атака запоздала. Садира произнесла слова заклинания, и медный порошек, покрывший лицо призрака, полыхнул синим цветом.
        Пронзительный, режущий уши крик вырвался из губ призрака. Она бросила меч, охватила лицо руками и повалилась вперед. Но прежде, чем она упала на землю, синее пламя побежало по ее доспехам. Ее тело превратилось в облако тумана, который уплыл прочь, оставив светящийся изумруд, плававший в воздухе там, где только что была ее голова.
        Волшебница выхватила гемму из воздуха. Она была размером с ее большой палец, вырезана в виде похожего на глаз овала, и была темно-зеленого цвета, самого глубокого, которой Садира видела в своей жизни. Блеск ее многочисленных граней заставлял ее казаться почти черной, а в ее середине мерцал слабый зеленый свет.
        Волшебница топопливо положила камень на ступеньку, вынула стелет, повернула его рукояткой вниз и с силой ударила по гемме. Камень не разлетелся на куски, как она ожидала, а рассыпался в зеленый порошок.
        Мерцающее свечение какое-то мгновение повисело над раздробленным камнем, потом медленно расширилось в облакоподобную массу. За исключением зеленого оттенка, этот свет напоминал мистическую энергию, которую обычные волшебники вытягивали из растений, собираясь колдовать.
        Внезапно облако взорвалось с оглушительным грохотом. Стрелы зеленого цвета полетели в Серость, освещая ее эффектным зрелищем великолепных зеленых вспышек. Буря набирала силу, наполнив всю окружающую бездну гулом и ярчайшим светом. В тех местах, куда ударили молнии, туман закрутился зеленым вихрем.
        Садира была поражена до глубины души этим ураганом. Она знала что, уничтожив гемму, высвободит какое-то количество жизненной силы, так как призракам нужна энергия, чтобы удержать их убегающую сущность. Но камень содержал столько энергии, сколько можно было найти в живой женщине. Возможно именно поэтому рыцари Борса были так преданы своему господину. Если гемма была хранилищем их жизненной силы, то Дракон мог оживить их, используя камень.
        Наконец шторм утих, напоследок испустив громкое урчание и волну зеленых вспышек. Голос Магнуса опять беспрепятственно полился с верхушки лестницы. Прежде, чем продолжить карабкаться вверх, Садира заглянула себе под платье, чтобы проверить, как много мистической энергии потребовалось для этого заклинания. То, что она увидела, ее не обрадовало. Почти вся верхняя половина ее тела приобрела обычный цвет. Если она собирается пройти через всех призраков, она обязана найти более экономный путь использования магии.
        Волшебница полезла. Магнус столько раз повторял мелодию, что она уже помнила наизусть каждый звук, хотя по-прежнему не разбирала слов. Садира запела ответную песню. Мелодия поднималась из ее души и, не забывая поглядывать вокруг, она шагала через две ступеньки за раз.
        Наконец она достигла верхушки и очутилась на небольшой площадке, находившейся перед открытыми воротами белого бастиона. Крепость была выстроена из гипса и облицована плиткой из какого-то белого камня. Прямо от распахнутых настежь ворот бастиона начиналась широкая дорожка из известняковых плит, которая доходила до огромного бассейна, заполненного голубой водой. Она пересекала его и упиралась в башенку, поднимавшуюся вверх прямо из воды. Стены ее были облицованы белым ониксом, а сама она была увенчана хрустальным куполом.
        Хотя она и достигла верхушки Башни Пристан, Садира, поперхнувшись, прекратила петь. Между ней и воротами стояли десять призраков, все в блестящих металлических доспехах, похожих на те, которые были на первой женщине-воине. Забрала их шлемов были опущены, так что волшебница могла видеть только разноцветные, под цвет драгоценных камней, лучи света, вырывавшиеся из их пылающих глаз: сапфировые, аметистовые, цитриновые и так далее. Никто из них не держал меч в руке.
        Самый высокий призрак вышел вперед. Он протянул руку в железной перчатке вперед и дребезжащим голосом приказал, - Иди вниз!
        Садира поправила платье, машинально коснулась рукой волос и упрямо потрясла головой. Мимоходом она отметила, что голос Магнуса усилился и буквально тянул к себе. Прямо над минаретом цитадели жемчужный туман свился в два больших вихря, каждый из которых крутился в противоположном направлении.
        - Пошли прочь, - Садира запнулась, ее горло сжалось, но она с усилием глотнула и договорила, - Дайте мне пройти!
        Призрак в свою очередь потряс головой. - Борс знает о том, что вы с Рикусом затеяли, - сказал он. - Он требует вашей смерти.
        Садира напряглась, руки и ноги похолодели, их пронзила ноющая боль. Она хотела бы спросить, как много Дракон знает, нашел ли он Агиса, но понимала, что это бесполезно. Даже если призрак и ответит ей, нет никаких сомнений, что правду он не скажет.
        - Тогда пусть Борс сам придет за мной. - Волшебница вынула из кармана крошечную двузубую вилку, сделанную из серебра и стали. - Вам меня не остановить.
        Она воткнула конец вилки в стену так, чтобы качающиеся в воздухе зубчики были направлены прямо на призраков. Пурпурные глаза предводителя ярко вспыхнули и он бросился на землю. Некоторые из его товарищей сообразили упасть следом, но большинство не успело отреагировать прежде, чем Садира закончила заклинание.
        Острый, пронзительный пучок лучей, сопровождавшийся оглушительным воем, вырвался из зубьев вилки и обрушился на ее врагов. Ослепляющие многоцветные лучи через забрала обрушились на лица тех призраков, корорые не успели упасть на землю.
        Вначале взорвались их шлемы, а потом и все доспехи разлетелись на осколки, на лету превращаясь в серый дым. Вся башня затряслась как в лихорадке, в воздухе забушевал водоворот стремительно несущихся цветов: красный, синий, желтый, все цвета призмы. Только предводитель и еще четыре призрака, лежавшие на каменной площадке, сумели уцелеть.
        Могучий взрыв сшиб Садиру с ног, в ее ушах засвенело, и она выкатилась обратно на ступеньки. Колдунья выронила вилку и вцепилась в пористый камень, обломав половину своих тщательно отшлифованных ногтей. Как только она сумела остановиться, волшебница полезла в карман за компонентами для нового заклинания.
        Судя по покалыванию, пробежавшему по ее коже, она поняла, что это заклинание, одно из наиболее могущественных из тех, которыми она обладала, выпило ее мистическую энергию до бедер. Она ожидала этого, поставив на то, что ей удастся уничтожить всех врагов единым ударом. Но она никак не могла предусмотреть, что так много из них упадет на землю, а камень башни поглотит магические вибрации, которые должны были разрушить геммы, сосредоточие их жизненных сил.
        Когда Садира вскочила на ноги, готовая к новой атаке, ступеньки все еще дрожали под ее ногами, а вихрь трепал одежду. В руке она держала маленький железный молоток, а первый звук нового заклинания уже был готов сорваться с ее губ.
        Но когда она взглянула на призраков, то придержала заклинание. К ее удивлению, они не собирались сражаться с ней. Вместо этого они спокойно стояли на площадке между ней и воротами, расставив ноги пошире, чтобы не упасть от продолжавшего бушевать урагана. Сзади них и прямо над минаретом слабый отблеск розового света начал проникать через крутящийся туман.
        Волшебница подняла руку к свету, надеясь, что он пришел от солнца и его лучи восстановят магическую энергию тела, но ее плоть осталась бледной.Садира снова пошла вверх по ступенькам, уловив несколько нот песни Магнуса между завываниями урагана.
        Предводитель призраков протянул руку к ней. Садира почувствовала, как ее стилет выскользнул из ножен. Она дернулась схватить его, но опоздала и стилет полетел прямо к руке призрака, успокоившись только на его металлической ладони.
        - Я верю, что это оружие принадлежало когда-то матери Агиса, - сказал тот, поднимая руку вверх. Ему не пришлось особенно напрягать голос, так как ураган уже почти выдохся.
        Садира недовольно нахмурилась и остановилась в дюжине шагов от призраков, все еще сжимая в руке крошечный железный молоток. Хотя и заинтригованная загадочным поведением призрака, волшебница не так интересовалась тем, что он делает, сколько выбором своей новой атаки. Судя по ее телу, энергии в нем было максимум на одно заклинание. Если она собирается уйти отсюда живой, она должна выбрать что-либо хорошее.
        - Какое тебе дело, кому он принадлежал? - грубо спросила она.
        - Увидишь.
        Жемчужное облачко тумана закружилось вокруг кинжала, сгущаясь в лицо симпатичного мужчины, с правильными чертами лица, аристократическим носом и длинными черными волосами, разделенными в центре единственной белой прядью. Остальные части его тела появились ниже кинжала, и вскоре он полностью стоял перед Садирой, его мускулистые руки безвольно свисали вдоль туловища, а плечи безвольно свисали вперед.
        Мгновенно забыв о своем заклинании, Садира выдохнула, - Агис!
        Аристократ нибего не сказал, зрачки его глаз оставались пустыми и равнодушными.
        - Не беспокойся, он еще жив, - сказал призрак чересчур уверенным голосом. - Серость частенько вводит в заблуждение, показывая духов еще живых людей.
        Сердце Садиры сжала ледяная рука отчаяния. Призрак врет. Дух Агиса сгустился из Серости, проклятый призрак не притащил его сюда. Если бы аристократ на самом деле пришел из Атхаса, он возник бы сразу, а не по частям.
        Призрак врал дальше:
        - Твой муж высоко ценил оружие своей матери. Я воспользовался этим кинжалом, чтобы позвать его дух из Самараха.
        На какое-то мгновение Садира застыла, не в силах даже пошевелиться. Затем она вскрикнула и едва удержалась на ногах, все ее тело печально содрогнулось. Самарах. Она повторяла это слово опять и опять. Единственное слово подтвердило ее худшие страхи. Призраки нашли Агиса, а может это сделал Борс, и они убили его. Все, что осталось от ее мужа, - приведение с пустыми глазами, вызванное рыцарем-призраком, дух, который не помнит даже свое собственное имя.
        - А теперь иди вниз, - сказал предводитель. - Иди в Серость, или я заберу жизнь твоего мужа.
        - Ну и бери! - заорала Садира. Она внезапно почувствовала как грудь стеснило, щеки запылали. - Зачем он мне такой?
        Слова едва успели слететь с ее губ, а волшебнице уже стало стыдно. Она не могла сказать такое. Это сказала какая-то другая женщина, слабая, безвольная, которая не любила по-настоящему своего мужа.
        Садира знала, что она должна чувствовать вину за смерть Агиса, переживать за то дело, которое им еще предстоит. Быть может Борс уже завладел Черной Линзой, и теперь у нее и ее товарищей нет защиты от него, величайшего мастера Пути. Она должна была подумать о юном Ркарде, в красных глазах которого сверкала убежденность в своей великой судьбе, сразиться с чудовищем, убившим Агиса и миллионы других. Она должна была подумать о том, что Борс теперь придет и убьет ее, Ркарда и всех остальных, разорит Тир и убъет всех его жителей, а потом, очень скоро, только огромная свалка мусора останется там, где был величайший свободный город Атхаса.
        Но Садира не могла думать об этом и не чувствовала ничего, кроме злости, страшной злости на своего мужа, который отправился на поиски Тихиана и умер так далеко от нее.
        Магнус внезапно перестал петь, и глубокая, сверхъестественная тишина окутала башню. Призраки бросали нервные взгляды назад, на минарет, где первая розовая ленточка появилась в небе между двумя крутящимися вихрями. Предводитель призраков призывно махнул рукой своим товарищам, потом начал спускаться вниз, по ступенькам, толкая дух Агиса перед собой. Другие призраки последовали за ним, окружая Садиру и отрезая ее от ворот.
        Голос Магнуса загрохотал с неба. - Садира, ты почти вышла! - крикнул он. - Помоги мне, пой!
        Предводитель взглянул наверх, как если бы его аметистовые глаза могли видеть слова, прогремевшие из неба, потом остановился в двух шагах от Садиры. - Молчи! - приказал он. - Время пришло. Ты должна решить - жить Агису или нет.
        Волшебница открыла рот и запела, ее мысли крутились вокруг маленького железного молотка, который она по-прежнему держала в руке.
        Предводитель отступил назад, отдернув руку с кинжалом от Агиса. Дух аристократа последний раз взглянул на Садиру, его рот наполовину открылся, брови печально изогнулись, и он растаял облачком тумана.
        Садира перестала петь, и с силой бросила свой молоток мимо головы предводителя, выкрикивая заклинание. Оружие со страшным шумом ударилось в следующего призрака, тот полетел на землю, сбив другого, стоящего сзади, и оба они оказались на земле.
        Молоток на какое-то мгновение завис над ними, потом увеличился до размеров канка и опустился вниз. Удар радробил шлемы и снес ступеньки под головами призраков, Когда геммы, содержащие жизненные силы обоих призраков, разлетелись на куски, страшный взрыв потряс башню. Предводителя бросило на Садиру, а двух других призраков выбросило с лестницы.
        Предводитель и волшебница покатились по ступенькам вниз, два смертельных врага, крепко обнявшись как два любовника. Пока они катились, доспехи призрака царапали и били Садиру, она же отчаянно старалась сбросить предводителя с себя. Призрак, не выпустивший из руки стилет, пытался воткнуть его в ее сердце. Когда они, наконец, остановились, Садира лежала на спине, голова ниже ног, а приведение, стоя на коленях, нависало над ней, по-прежнему сжимая кинжал в кулаке.
        Садира взглянула мимо своих ног, вверх. Ее магигеский молоток исчез вместе с двумя призракаки, которых он уничтожил. Еще двоим, видимо, удалось уцелеть, но их было не видно, и вообще она видела только свои собственные ноги, лежащие пятью ступеньками выше. Они были бледны, бледны до самого кончика большого пальца. Она использовала остаток своей магической энергии.
        - Больше нет магии, - прошипел призрак, проследив ее взгляд.
        Его пурпурные глаза зло вспыхнули за забралом, он отвел кинжал в сторону, схватил Садиру за плечи и поднял ее на ноги, прижав к себе.
        - Теперь вниз, в Серость.
        - Нет.
        Ладонью одной руки волшебница ухватилась за забрало шлема и с силой отбросила его вверх, открыв лицо. Вторая рука метнулась вперед и схватила сморщенное лицо призрака. Она стала тянуть из нее так же, как она выкачивала мистическую энергию из растений Атхаса. Теплая волна побежала по ее руке. Если бы призрак был живой, конечно она не смогла бы вытянуть жизненную силу из своего врага. Но он был ни живым ни мертвым, и энергия, заключенная внутри геммы, держалась там не так твердо, как внутри настоящего живого тела.
        Призрак взвигнул неожиданно тонким голосом, его сморщенная кожа начала шелушиться под пальцами Садиры. Он попытался ее оттолкнуть, но его руки уже дрожали от недостатка жизненной силы. Волшебница обхватила его свободной рукой за шею и сжала посильнее. Собрав последнюю энергию Предводитель шагнул к Серости, собираясь прыгнуть вниз.
        Садира с силой выбросила руку вперед, прорвав уже тонкую кожу, и ее рука глубоко погрузилась в голову призрака, уже наполовину превратившуюся в туман, и схватила темный аметист. Тело приведения стремительно становилось пылью, он прыгнул вниз, но ноги волшебницы уже коснулись белого камня башни и она знала, что ему не унести ее с собой. Призрак улетел прочь коричневатым облаком, которое быстро растаяло, смешавшись с туманом Серости.
        Двух других призраков по-прежнему не было видно. Садира быстро подобрала свой кинжал и его рукояткой раздробила аметист предводителя. На этот раз не было никакого урагана выходящей энергии. Она уже выкачала из камня почти все, что в нем было и с удовольствием чувствовала покалывание в своем теле, кожа приобрела слабый багряный оттенок.
        Внимательно глядя по сторонам Садира опять полезла вверх. Она запела и вынула из кармана кусок зеленой глины. После того, как она поплевала на глину, та зашипела и вспенилась, покрыв ее руку крошечными лужицами едкой жидкости. Волшебница почувствовала себя увереннее. Два последних призрака еще не уничтожены, но она готова к их атаке.
        Когда Садира достигла открытых ворот бастиона, щель багрового света появилась над кристальным куполом минарета. Голос Магнуса стал чище и отчетливее. Не было даже намека на призраков на дорожке между ней и центром цитадели. Не было видно их и в голубом бассейне, заполнявшем центр бастиона, но она знала, что это ничего не значит. Враги могли скрываться и под водой, а мерцающие волны надежно укрывали содержимое бассейна от ее взгляда.
        Волшебница вошла в ворота, потом задумалась и остановилась. Слуги Борса не стали бы призраками, если бы вот так, просто, бросали дела, которые он им поручил. Если выжившие призраки еще не напали на нее, значит они лежат в засаде где-то внутри самого бастиона.
        Используя жизненную силу, которую она выкачала из геммы предводителя, Садира выговорила свое заклинание. Ее кожа потеряла пурпурный оттенок, зато из глины, лежавшей на ладони, стал подниматься едкий туман. Она подождала, пока зеленые клубы сгустились в шипящую струю пара, потом прошла через ворота.
        Первое, что поразило ее внутри, - тишина. Она не слышала ни песни Магнуса, ни шипения пара, выходившего из ее ладони, ни даже звука своих шагов по известняковым плитам. Потом она уголком глаза заметила призрака, встающего из мерцающего бассейна позади тропинки. Вода беззвучно стекала с его доспехов, и колдунья осознала, что сверхъестественная тишина, воцарившаяся внутри бастиона, без сомнения должна помешать ей произносить ее собственные заклинания.
        Поздравив себя с тем, что первой ловушки она избежала, Садира резко вытянула руку по направлению к призраку и струя зеленого пара ударила его в лицо. Забрало призрака мгновенно растаяло, как будто его и не было, и она увидела открытый рот, произносящий заклинание, которое ему не суждено было закончить: его голова растаяла в зеленом тумане. Не дожидаясь, когда магическая кислота закончит свою работу, Садира резко крутанулась на месте, уверенная, что последний рыцарь Борса сейчас позади ее.
        Пара кулаков в бронированных перчатках уже почти схватили ее за горло. Призрак, который тянул к ней руки, оказался широкоплечей женщиной в блестящих доспехах, через прорези ее забрала лились желтые лучи света. Садира выгнулась в сторону, бросив руку с магической кислотой в лицо врагу. Одновременно она попыталась защитить свое уязвимое горло, выставив вперед плечо.
        Ее тактика частично увенчалась успехом. Рука Садиры ударилась о забрало, которое немедленно изчезло под струей зеленого пара. В последнюю секунду призрак поменял направление ударов: один из его бронированных кулаков ударил ее в ключицу, а второй пошел вниз и попал в ребро. Оба удара были такой силы, что волшебница с ужасом почувствовала, как ее кости треснули.
        Тело Садиры буквально взорвалось болью, и она едва заметила, что ее магическая кислота растворила гемму в голове женщины-рыцаря. Дорога беззвучно вспучилась под ее ногами и струи ярко-красного света заметались во всех направлениях. Потом она, почти потеряв сознание, начала валиться на известняковые плиты дороги. Призрак потянулся к ней, пытаясь выполнить приказ Борса даже в тот момент, когда зеленая кислота уже разъела сосредоточие его жизненных сил.
        Одна одетая в железо ладонь схватила ее за плечо, вторая вцепилась ей в горло. И в этот момент беззвучная желтая вспышка полыхнула из кислотного облака. Призрак исчез. Волна сокрушающей боли обрушилась на Садиру, а руки, изъеденные кислотным паром, горели как в огне. Ее тело опустилось на твердые известняковые плиты.
        Но волшебница не сдалась. Боль не остановит ее, не помешает ей вырваться из Серости. Она заставила себя встать на четвереньки и повернулась в сторону минарета. Выругавшись, Садира медленно поползла вперед, звуки баллад Певца Ветров лились из ее губ и таяли в окружающей тишине.
        Глава Шестая Темный Каньон

        Когда багровое солнце опустилась за пурпурные верхушки Поющих Гор, длинные полосы тени легли на долину за Надеждой Бедняка. Свет медленно угасал над стеклистой равниной, которую магия Садиры сотворила на рассвете. Гладкая каменистая равнина медленно возвращалась в свое естественное состояние, наполняя воздух мягким шуршанием, пока оранжевые камни превращались в оранжевую пыль.
        Половине гигантов, атакововавших этим утром Надежду Бедняка, все это было уже не важно. Тот, которого ранил Рикус, Лай, лежал без движения на краю поля с пустыми глазами, глядящими в небо. Еще трое, включая приятеля Лая, Йааба, не выдержали обжигающий жар солнца Атхаса. Но их тела продолжали стоять по пояс в земле, распухшие от жажды языки торчали из синих губ.
        Осталось только четыре живых гиганта, радовавшихся освобождению из магической тюрьмы. Ворча радостными, но осипшими от жажды голосами, они начали выкапывать свои руки и ноги, отбрасывая в сторону полные ладони земли и камней из-под себя. Поодаль, вне пределов досягаемости их рук, расположились роты дварфов, прибывшие несколькими мгновениями раньше и окружившие каждого из гигантов. Несмотря на стальные латы, защищавшие воинов, огонь гигантов хорошо проредил их стройные ряды. То тут, то там бронированные невысокие фигуры откатывались в сторону, как шары перекати-поле. Дварфы открыли ответный огонь из арбалетов. Но их болты с железными наконечниками были для толстокожих титанов тоже самое, как иголки кактуса против мулов-гладиаторов.
        - Отзови Нииву, - сказал Рикус. - Их арбалеты бесполезны.
        Келум покачал головой. - Они только начали, - ответил он. - Она никогда не отступит так быстро.
        - Если она будет ждать слишком долго, ей уже не удастся убежать, - сказал Магнус, его уши подергивались от волнения. - Я боюсь, что мы прибыли слишком поздно. Призракам не удалось убить Садиру, на задержка может оказаться фатальной для нас всех.
        Троица стояла в сотне шагов от битвы, глядя на нее от подножья того самого холма, на который Рикус и Певец Ветров вскарабкались, когда впервые услышали гигантов. Келум и Магнус ждали в резерве, готовые прикрыть отступление, если сражение обернется против дварфов. В отличии от магии Садиры, их жреческая магия была в защитной по природе и от нее было мало толку, когда требовалась уничтожать титанов.
        Рикуса заставили остаться с жрецами, так как после укуса золотого скорпиона, он еще был болен, перед глазами носились черные тени, а руки не могли держать меч. Но, благодаря могучему здоровью мула и магии Келума, он быстро восстанавливался, хотя время от времени его еще мучали приступы тошноты и головокружения. Несмотря на это, мул хотел бы быть вместе с Ниивой, в рядах дварфов, и руководить атакой вблизи. К сожалению, ему приказали оставаться сзади, выполнять свой долг, а мул еще был не в состоянии протестовать. Атаку организовала Ниива, и она же командовала всеми воинами.
        Как Магнус объяснил Рикусу, Ниива действовала исключительно быстро после атаки призраков на Дороге Туч. Чувствуя, что теперь их первоначальный план стал слишком опасен, Ниива послала быстроногого гонца-полуэльфа вызвать на подмогу ополчение дварфов из имения Агиса. Потом, пока Певец Ветров помогал Садире сражаться с призраками, она и Келум обсудили свои возможности. Когда стало ясно, что волшебница выживет, но придет в себя не раньше рассвета, Ниива перенесла Ркарда по веревке, натянутой над провалом. Келум и Магнус последовали за ней, к их спинам были привязаны Садира и Рикус. Быть может кто-то из них очнется и сможет помочь, когда придет время сражаться с гигантами. Тирский легион должен был последовать за ними как можно быстрее, но казалось невероятно, что им удасться безопасно переправить две тысячи воинов до того, как гиганты вырвутся из своей тюрьмы.
        Самый большой гигант, одноглазый парень, которого другие называли Пач, раскинул свои огромные руки в стороны, и с силой ударил по земле. Поле затряслось, оранжевая пыль вздыбилась под его бедрами. Дварфы засыпали его болтами, но он, не обращая на них внимания, изгибался во все стороны, стараясь выбраться из земли.
        Еще до битвы Рикус напомнил Нииве, что хорошо бы оставить одноглазого в живых, чтобы выспросить у него все, что ему известно об Агисе и о том, что случится, если Черная Линаза не вернется к ним. Теперь, однако, Рикус начал беспокоиться о том, что произойдет, если хоть один гигант останется в живых.
        - Келум, я хочу остановить гигантов не меньше других, - сказал Рикус. - Но твои дварфы не в состоянии это сделать.
        - Воины Кледа так же храбры как и воины Тира, - сухо ответил дварф. - Подожди, пока не увидишь, как их топоры обрушатся...
        - Ниива не должна транжирить жизни таких хороших воинов! - оборвал его Рикус, потом какое-то мгновение раздумывал, как бы ему убедить упрямого дварфа и начал снова, - Может быть мне удастся вбить ей в голову немного здравого смысла.
        Но прежде, чем мул сделал первый шаг, огромные пальцы Магнуса впились ему в плечо и заставили остановиться.
        - Если ты уйдешь отсюда, Ркарду придется присматривать за двумя спящими Тирянами. - Певец Ветров взглянул через долину на верхушку утеса, где юный мул сидел рядом с лежащей без сознания Садирой. - Подожди, когда будешь посильнее.
        - Я уже в порядке, - сказал Рикус, стараясь освободиться, но пальцы Певца Ветров держали крепко.
        - Побереги свою силу, - посоветовал ему Магнус. - Если это не сработает...
        Страшный грохот раздался с поля боя, когда земля вокруг ног Пача осела и он освободился. Рыча от радости, предводитель гигантов бросился вперед и шлепнул своей ладонью по земле. Трое дварфов умерли мгновенно, даже не успев вскрикнуть.
        Рикус увидел, как Ниива пролаяла какую-то команду, хотя ее и было не слышно в суматохе боя. Он потянулся к рукоятке Кары, но Магнус уже наклонил вперед свои подвижные уши, чтобы уловить ее слова.
        - Она пришла к тому же заключению, что и Рикус, - сообщил Певец Ветров. - Сигнал отступать.
        Дварф поднял свою руку. Колонна красного света вылетела из его руки и полетела на запад. Она аркой повисла над полем боя, осветив его слабым, мерцающим светом. Ополчение Кледа мгновенно стало выходить из боя, быстро двигаясь в сторону сигнала и перестраиваясь на ходу в свободное каре.
        - По меньшей мере у них хорошая дисциплина, - прокомментировал Рикус.
        Келум пожал плечами. - Да, а что теперь? - спросил он. - Мы потеряли наш лучший шанс остановить их. Теперь они разорят все фермы в округе.
        - Нет, если мы заставим их заниматься нами, - сказал Рикус.
        Пач набрал полную ладонь камней и швырнул их в убегающих дварфов. Каменный дождь обрушился марширующие роты, сорвал дюжину шлемов, а десяток ошеломленных воинов покатился по полю. Магнус начал одну из своих баллад. Могучий ветер подул с гор. Он пронесся в нескольких футах над головами дварфов, подхватил остальные камни и унес их обратно.
        Тем временем Рикус продолжал, обращаясь к Келуму. - У меня есть идея, но тогда придется оставить Ркарда одного, пока Садира не проснется.
        - Не беспокойся за Ркарда. Он, как и я, жрец солнца, и всегда сможет призвать нас, если с ним что-либо случится, - сказал дварф. - Ну, какой у тебя план?
        - Там, на другой стороне Надежды Бедняка, есть ущелье, открытое только с одной стороны. Я там прятался когда-то, сбежав от Тихиана, - сказал мул. - Там полным-полно древних шахт. Если мы сможем заманить гигантов в него и поддразнивать их все время так, чтобы они забыли обо всем, кроме нас, мы займем их до утра.
        - А утром Садира очнется и поможет нам, - продолжил его мысль Келум. - Давай попытаемся.
        Они должны были подождать некоторое мгновений, пока не подойдет ополчение дварфов во главе с Ниивой. Без отвлекающих их дварфов Пач и остальные гиганты сконцентриривались на выкапывании своих ног. Скоро вокруг них громоздились горы земли, и Рикус понял, что добраться до ущелья будет не так-то просто.
        Когда первая рота дварфов оказалась рядом с ними, Рикус увидел стиснутые зубы и суженные глаза, без сомнения означавшие, что отступлении противно дварфской гордости. Он замахал им рукой, крича, - Битва не кончена. Следуйте за мной! У меня есть план.
        Ниива моргнула, без сомнения вспомнив его предыдущий гибельный план: захватить город короля-волшебника Хаману во время войны с Уриком. Тем не менее, она глубоко вдохнула, и приказала своим дварфам подчиниться. Мул побежал к Надежде Бедняка, беззвучно скользя между камней.
        Ниива также тихо побежала рядом с ним, но ноги Келума гулко бухали по земле на каждом шагу, а тяжелые шаги Магнуса сострясали почву. Четыре роты ополчения пересекли поле и шли за ними следом на коротком расстоянии, их доспехи звякали, а ноги твердо стучали по каменистой почве.
        Когда они достигли конца поля, Рал и Гутей поднялись из-за горизонта. Полумесяцы обеих лун Атхаса были еле видны на небе, а желтый свет, отбрасываемый ими на неровную почву, был настолько бледен, что Рикус зачастую не знал, где тень, а где камень. Тем не менее он продолжал бежать не снижая скорости, инстинктивно находя дорогу. Желудок его вроде успокоился от такого упражнения, тошнить перестало, зато приступы головокружения стали чаше. Несколько раз Нииве приходилось поддерживать его, хотя он и не оступался: просто из-за потери равновесия его заносило в сторону.
        Когда Рикус вбежал на поле фаро около Стены Разды, Пач полностью освободился. Вместо того, чтобы броситься на убегающих врагов, титан подошел к своим товарищам и начал выдергивать их из земля как клубни картошки.
        Кинув на гиганта настороженный взгляд, Рикус повернылся к Нииве. - Скажи своим воинам бросить щиты и вообще все, что мешает им бежать быстро - кроме оружие, конечно. Сейчас для нас важнее всего скорость, а не доспехи.
        Ниива покачала головой. - Они очень дисциплинированы, но они дварфы, - ответила она. - Все их вооружение из Кемалока, вспомни. Да они умрут на месте, прежде чем выбросят хоть что-нибудь.
        - Этого я и боялся, - проворчал Рикус, устремляясь вперед между двумя рядами фаро.
        Позади него Пач что-то прокричал в горе и ярости, его крик, казалось, потряс небо. Рикус взглянул назад, увидел его стоящим на коленях над телом Йааба и вспомнил, что Тай обронил пару слов о том, что юный гигант был братом предводителя. Остальные гиганты уже гнались за Рикусом и ополчением, их тяжелые ножищи грохотали по долине как гром.
        Земля между рядами фаро была утоптана как камень. Рикус и бежавшие за ним дварфы на полном ходу промчались мимо Стены Разды и, обогнув ее уступы, влетели во двор фермы. Если у Рикуса и были какие-то сожаления о судьбе Йааба и других гигантов, они быстро растаяли при виде того, что случилось в фермерских постройках Надежды Бедняка.
        В ночном воздухе стояла плотная, отвратительная вонь от сотен трупов, жарившихся на солнце весь день, и было похоже, что воины Пача наслаждались, убивая людей. Тела мужчин и женщин лежали грудой у подножья Стены Разды, а темные пятна крови, едва видные в бледном лунном свете, усеивали утесы над ними. Как если бы просто убить им было недостаточно, Пач и его товарищи растоптали каждое здание, обычно вместе с его жителями. Они даже уничтожили ирригационную дамбу, оставив неглубокую впадину с пятнами грязи там, где раньше был пруд.
        Недалеко от фермы лежала залитая лунным светом стена холмов. Покрытые почти полностью зазубренными камнями и пятнами глины, они являлись, по сути, нижними отрогами Поющих Гор. Узкое ущелье извивалось между ними, уводя в горы, ее темные склоны напоминали змею, карабкающуюся по крутым откосам.
        Когда ополчение дварфов пробежало здания фермы и было уже недалеко от входа в каньон, гиганты выбежали с той стороны Стены Разды. Титаны задержались на несколько мгновений, чтобы подобрать несколько валунов, лежавших рядом со Стеной и бросить их в убегавших дварфов. Два камня упали прямо перед Рикусом и безвредно разлетелись на сотни обломков, но другие были направлены получше и попали в середину строя. Несколько воинов Ниивы были убиты на месте, их металлические доспехи оказались бесполезны.
        - Свободный строй! - скомандовала Ниива. - Рассеяться!
        Когда дварфы перестроились на ходу, Рикус увидел, что гиганты опять пошли вперед. Первым же шагом оно покрыли половину расстояния до зданий. Потом оно остановились только для того, чтобы подобрать побольше валунов. Мул дернулся было сразиться с ними здесь, где проклятые великаны убили так много беззащитных людей, но потом решил не поддаваться искушению. Почти десять лет назад, во время войны с Уриком, он хорошо выучил урок: никогда не разрешай своим эмоциям руководить тактикой боя.
        Вместо этого он взмахом руки указал дварфам бежать к каньону, а сам вместе с Магнусом остановился около сухого ирригационного пруда. - Ты можешь их немного задержать? - спросил он. - Нам до каньона еще пару сотен шагов, а им достаточно десяти.
        Певец Ветров кивнул. - У меня есть могущественная песня, которая даст тебе необходимое время, - сказал он. - Вперед.
        - А ты сам?
        - Я не собираюсь умирать сегодня, - ответил Магнус.
        Комья высохшей грязи полетели в лицо мула, когда камень упал в ирригационный пруд в нескольких ярдах от него, затем он услышал ужасный треск, когда тяжелые булыжники врезались в металлические доспехи дварфов.
        Магнус возвысил свой голос до уровня грома, его песня призывала могучий ветер из ночной пустыни. В мгновение ока порывы сильного ветра заревели в окружающих горах, принеся с собой плотный, холодный туман. На месте главного здания фермы закрутился смерч, он поднял в воздух обломки строений, мертвые тела и припасы фермеров. Все это закружилось в воздухе, сталкиваясь между собой с оглушающим грохотом, а потом обрушилось на головы гигантов.
        Магнус толкнул Рикуса к каньону. - Скорей! Это займет их не надолго.Ты должен показать другим что делать, когда они достигнут каньона.
        Мул, не говоря ни слова, подчинился и побежал. По дороге его опять настиг приступ головокружения и он упал. Поднявшись, он опять рванул к каньону и, благодаря длинным ногам и отсутствию доспехов, легко догнал дварфов и повел их ущелье.
        Место напоминало скорее узкую щель, чем горный каньон, с отвесными склонами из непрочного, крошащегося камня, которая извивалась больше чем на милю вдоль подножия огромных гор. На всем пути не было плавных и гладких поворотов и закруглений. Каньон поворачивал через непредсказуемые интервалы и под острыми углами. В некоторых местах он был так широк, что рота дварфов в полном вооружении могла выстроиться поперек него. Через дюжину шагов он суживался настолько, что гигант должен был идти боком, чтобы пройти между нависавших с обеих сторон склонов.
        Наконец Рикус добрался до бутылочного горлышка каньона, где утесы так близко подходили друг к другу, что он мог без разбега перепрыгнуть с края одного из них на другой. Хотя в бледном свете лун было мало что видно, мул знал, что утесы буквально изъедены дюжинами пещер, входами в старинные копи, которые были покинуты и забыты столетия назад - возможно еще до того, как Калак завоевал Тир.
        По другую сторону бутылочного горлышка каньон открывался в большую круглую долину. Она была окружена кольцом отвесных скал из красноватого камня, высотой во много ростов гиганта. Как и в утесах бутылочного горлышка, в них также зияли входы в шахты. В слабом лунном свете, освещавшем каменные поверхности, они казались темными, загадочными кругами. Рикус знал, что есть еще несколько шахтных туннелей у самого основания утесов, хотя они и были скрыты за грудами каменных обломков, усеивающих дно котловины.
        Злой рев прокатился по каменному каньону, затем его стены задрожали, когда тяжелые ноги забухали по его дну. Рикус оглянулся назад. Дварфы первых двух рот нервно поглядывали через свои плечи. Мул не мог видеть двух других рот, бывших сзади, так как перед горлышком ушелье делало очередной крутой поворот.
        Подойдя к Нииве, мул быстро объяснил ситуацию, - На дальней стороне есть огромный туннель. Я думаю, он связан со всеми остальными, так что давай туда. Как только гиганты решат, что они поймали нас в ловушку, мы проскочим в другую шахту и нападем на них сзади. А если нам повезет, мы сумеем заманить их на площадку и заблокировать выход.
        Ниива кивнула и передала приказы. Мул быстрым шагом вошел в котловину, петляя между грудами красноватого камня и остатками фундамента нескольких огромных зданий. Ниива и дварфы шли за ним следом, наполнив долину кляцанием своих доспехов, звуком, который эти скалы не слышали уже тысячи лет.
        Достигнув другой стороны котловины, они проскользнули между двумя грудами булыжников и оказались на небольшом участке открытой земли. Прямо над ними навис огромный утес, который достигал, казалось, лунного полумесяца. В его основании чернел туннель, ведший в самое сердце горы.
        Проход был достаточно широк, чтобы через него могли пройти в ряд три дварфа, и весьма высок, так что даже эльф мог стоять в нем в полный рост. Однако гигант мог разве что просунуть в него руку.
        С дальнего конца долины послышался громовой голос Пача, - Они здесь, Фоск!
        Рикус взглянул на вход в долину в том самый момент, когда огромная фигура шагнула внутрь, повернувшись боком, так как только так гигант сумел пройти через узкое горлышко. Пач указывал на открытое место перед туннелем, где собрались все роты дварфов.
        Давай заманим их поближе, - сказал Рикус. - Сделаем вид, что мы собираемся сражаться.
        Ниива начертила линию перед входом в пещеру. - Стройся по ротам! - приказала она.
        Дварфы бросились вперед, к месту, которое она им указала, их ноги решительно топтали землю. Хотя Рикусу показалось, что воцарилсь полная неразбериха, каждый из воинов Ниивы похоже точно знал, куда идти.
        Пока они строились, Пач и еще один воин, вероятно Фоск, так как именно это имя Рикус слышал мгновение назад, вошли в долину. В три шага они пересекли почти четверть пути до дварфов. Мул все еще не видел двух других гигантов.
        Стоящая рядим с Рикусом Ниива внезапно закричала, - Сьют, где ты, во има Рала?
        Мул взглянул на вход в туннель, где он увидел три шеренги дварфов, стоящих с топорами наготове в одной руке и небольшими круглыми щитами в другой. - Что случилось?
        В тот же момент злой рев гиганта прокатился по долине,вслед за ним послышался звук трескающихся доспехов. За приближающимися фигурами Пача и Фоска он увидел третьего гиганта, бешенно пинающего что-то на земле.
        - Они еще в каньоне! - заорал Рикус. - Они, должно быть, задержались сзади!
        - Или отстали нарочно, - сказал Келум, подходя к мулу. - Ялмус Гранитной Роты храбрый дварф - иногда даже чересчур.
        - Ты хочешь сказать, что он задержался специально? - выдохнул Рикус.
        Ниива кивнула. - Если он решил, что в состоянии убить гиганта, безусловно.
        В мрачных тенях узкого каньона мул мало чего мог рассмотреть, только силуэт гигантского колена, поднимающегося и опускающегося, как если бы гигант давил напавших на него дварфов. Судя по резким, смертельным вскрикам и треску ломающихся доспехов, чудовищная нога слишком часто находила цель, но Рикус также слышал еще и мягкий, неумолимый звук: непрестанное тамп-тамп-тамп кровавых топоров дварфов, врезавшихся в живую плоть.
        Оглянувшись на Пача, Рикус сказал, - Отзови его, Ниива. Их всех раздавят.
        Ниива покачала головой. - Я не могу сделать это, даже если люди Сьюта Лтака подчиняться, - сказала она. - Они обьявлены для чести.
        - Обьявлены для чести? - спросил мул.
        - Ты помнишь, как сражался Яриг? - ответила Ниива.
        Рикус простонал. - Они не обязаны поступать так же.
        Он и Ниива тренировались с дварфом по имени Яриг в те годы, когда они были гладиаторами в ямах Тихиана. Перед каждым поединком коренастый гладиатор объявлял победу над противником своим жизненным фокусом.
        Ниива кивнула. - В Кледе это называют объявить о чести, - сказала она. - Сьют и его воины должны убить гиганта или умереть, сражаясь с ним. Если они сейчас отступят, это будет означать, что их жизненный фокус сломан и они станут ужасными баньши после своей смерти.
        - Я думал, что твое ополчение лучше дисциплинировано! - в сердцах бросил Рикус. Он выругался и пнул ногой землю. При этом он даже не заметил, что удар его затвердевшей ноги заставил покатиться камень размером с дыню.
        - Это не ошибка Сьюта, - возразила Ниива. - Каждый ялмус имеет право - и обязан - проявлять инициативу.
        - Сьют разделил силы врага, как и учила его Ниива, - добавил Келум.
        Мул обругал про себя инициативу дварфов вместе с их упрямством, и попытался найти путь спасти роту. Во время войны с Уриком слишком много храбрых воинов погибли бессмысленно, и он не мог стоять и смотреть, как то же самое происходит с Гранитной Ротой.
        Но прежде, чем ему хоть что-то пришло на ум, Пач и Фоск к удивлению мула остановились. Гиганты стояли в тридцати шагах Рикуса от них - и только в пяти своих - и глазели на три шеренги воинов-дварфов.
        Рикус вынул свой меч и вышел вперед. Меч, после атаки призраков, был весь усеян серыми пятнами, и магия оружия, похоже, еще не полностью восстановилась. Хотя Кара и доносила до ушей мула крики умирающих дварфов более отчетливо, он не мог разобрать слова, а ведь обычно на таком расстоянии он бы услышал каждый их вздох.
        - Где наш Оракул? - прогромыхал Пач.
        - Если ты хочешь говорить, отзови твоего воина, - возразил Рикус, указывая на горлышко.
        Пач оглянулся через плечо, потом опять взглянул на Рикуса своим единственным здоровым глазом. Он хитро улыбнулся, открыв ряд обломанных, желтых зубов. - Нет, пока ты не ответишь.
        Рикус вздохнул, потом скрипя зубами ответил. - Здесь его нет.
        - Это мы знаем, потому что твои гадкие маленькие дварфы начали швырять в нас железные иголки, вместо того, чтобы отдать его нам, - съехидничал Фоск, становясь за спиной своего предводителя. - Но где вы спрятали его?
        - Если ты заставишь нас призвать сюда все племя, чтобы разрушить Тир, мы разнесем город на куски, - предупредил Пач. - И не оставим никого и ничего.
        - В Тире много могучих волшебников - включая ту, которая поймала вашу военную команду в ловушку этим утром, - соврал Рикус. - Кроме того, линза нужна нам только на время. Убьем Дракона - и вернем ее вам.
        Единственный глаз Пача стал круглым, как солнце, а Фоск, не сдержав себя, шагнул вперед.
        - Нет! - прогрохотал предводитель гигантов. - Только не это!
        Рикус нахмурился. - Дракон - всеобщий враг, - сказал он. - Он не берет с гигантов налог, это правда, но его магия, - и магия его последователей, королей-волшебников, - превратила Атхас в пустыню.
        - Лучше жить в пустыне, чем умереть в раю, - возразил Фоск.
        - Что ты имеешь в виду? - недоуменно спросил Рикус.
        Пач и Фоск озадаченно взглянули друг на друга. Потом, как если бы это все объясняло, Пач ответил, - Так говорят Джо'орш и Са'рам.
        - Что вы знаете о Джо'орше и Са'раме? - спросил Келум, становясь рядом с Рикусом.
        - Они дали нам Оракул, - сообщил ему Пач. - Они сказали, что если мы потеряем его, все на Атхасе могут умереть.
        - Теперь они думают иначе, - сказала Ниива, присоединяясь к разговору. - Потому что именно они приказали нам убить Дракона.
        Пещерообразный рот Фоска открылся до ушей, а бровь единственного глаза Пача полезла на лоб от изумления и недоверия. - Они, что, были здесь? - спросил Фоск.
        - Они побывали у нас десять дней назад, - сказал Рикус. Он нарочно не упомянул Ркарда, решив, что пусть Ниива откроет, если захочет, тайну о судьбе мальчика, предсказанную баньши. - И они ничего не сказали о возвращении линзы гигантам.
        Пач недоверчиво засопел. - Если они были здесь, как они выглядят?
        - Оно размером с гиганта - не такие громадины как вы, а немного поменьше, - ответила Ниива. - Они состоят из одних костей, все изогнутые и переплетенные между собой. У одного есть череп, у другого нет. Ни у одного нет кожи, но у обоих оранжевые глаза и длинные бороды.
        Пач почесал свою спутанную бороду. - И они не забрали Оракул обратно? - выдохнул он. - Где же они?
        Ниива начала было отвечать, но Рикус положил руку ей на плечо и заставил остановиться. - Сначала прикажи твоему парню перестать убивать наших друзей.
        Пач махнул рукой Фоску, тот повернулся и проревел, - Гайт, оставь этих ребят в покое на минутку, но не дай им слинять, пока Пач не скажет.
        Гайт недовольно отступил назад. Потом он схватил огромный валун, и заткнул им вход в каньон. Рикус расслышал треск доспехов, потом злые крики дюжин дварфов, требовавших, чтобы гигант вернулся и сражался.
        - Прямо сейчас мы не знаем, где Джо'орш и Са'рам, - сказал Рикус. - Мы не видели их с того момента, как они приказали убить Дракона. Но я подозреваю, что они отправились защищать линзу до тех пор, пока мы не заберем ее.
        - Куда? - спросил Пач. - Разве наш Оракул не в Тире?
        Рикус улыбнулся, гордый собой. Еще бы, он спас их первоначальный план. Хотя Садира и без сознания, он способен соблазнить гигантов, заставить их уйти подальше от Тира, а может быть убедить их вообще оставить эту затею, обойдутся они и без линзы.
        - Нет, Агис не принес Черную Линзы обратно в Тир, - сказал Рикус. - Он прислал нам слово встретить его в условленном месте.
        Фоск сердито нахмурился, глаза Пача превратились в щелки, - Агис сказал тебе повстречать его?
        - Да, - ответил Рикус. - Скоро мы выходим...
        - Лжец! - загрохотал Фоск. Он нагнулся и набрал целую ладонь огромных камней.
        Келум коснулся одной рукой алого солнца на своем лбу, а другой указал на гиганта. Багровые лучи ударили из ладони дварфа, осветив долину призрачным, сверхъестественным светом, а вокруг руки титана образовался алый шар.
        Фоск махнул рукой, но ни один камень не вылетел из нее. Розовые капли липкой, бурлящей массы потекли с кончиков его пальцев, зажигая небольшие очаги пламени там, куда падали. Капли, упавшие на землю, быстро сгорели без следа, но на ладони Фоска осталась горящая лужа. Гигант заорал от боли и ударил ладонью по бедру, раздув еще больший огонь. В конце концов он просто упал на землю и стал кататься по ней, вздымая клубы пыли в равнодушное небо.
        - Прекрасно сделано, муж мой, - сказала Ниива.
        Рикус одобрительно крякнул. Поглядывая на Пача, который изумленно уставился павшего гиганта, мул спросил, - Сколько у тебя еще есть заклинаний, вроде этого?
        - Это было самое лучшее, поэтому я хранил его до последнего момента, - ответил Келум. - Оно, может быть, не убъет его, но теперь ему какое-то время будет не до нас.
        - Возможно у Магнуса есть какая-нибудь магия ветра...
        - Сомневаюсь, что он придет, - прервал Рикус. - Я попросил его задержать гигантов там, на ферме. Он, наверно, заперт где-то сзади, иначе он уже давно был бы здесь.
        Пока мул говорил, Пач взглянул назад, на горлышко каньона. - Убей дварфов, Гайт, - крикнул он. - Всех, до последнего пацана.
        Ниива, обернувшись, скомандовала, - В туннель! Немедленно!
        Когда дварфы подчинились, мул с замешательстве потряс головой. - Прекрати, Пач! - сказал он, стараясь говорить ровным голосом, не злясь. - Я думал, что ты понял. Джо'орш и Са'рам не хотят линзу назад.
        - Умолкни, маленький лжец! - возразил Пач. Он выбрал валун побольше и шагнул к мулу. - Агис умер в Заливе Горя.
        - Это ты врешь и не краснеешь, - заорал Рикус. - Агис прислал нам сообщение.
        - Тихиан украл наш Оракул, - стоял на своем Пач. - А ты пытаешься спрятать его.
        Титан бросил валун обеими руками. Камень понесся прямиком к Рикусу. Мул успел прикинуть, что камень настолько велик, что расплющит как его, так и его друзей. Мул выхватил Кару и рубанул по камню изо всех сил.
        Рикус не почувствовал, как того ожидал, что зачарованный клинок разрубил валун. Вместо этого его рука онемела. Громкий, лязгающий звон ударил ему в уши и черное пламя всметнулось вверх оттуда, где меч встретился с камнем. Земля исчезла из-под его ног, и он почувствовал как валится на землю, сбитый с ног страшным взрывом. Воцарилась тишина, и он ждал, когда падающий камень раздавит его.
        Вместо этого его осыпал рой падающих осколков. Оказалось, что он даже может дышать. Мул вдохнул воздух в легкие, поражаясь, что жив.
        - Рикус! - закричала Ниива.
        - Я в порядке, - проворчал он. Мул потрогал порез над ухом, заставил себя встать, едва не упал, но успел ухватиться за Нииву.
        Именно тогда он понял, что в его руке нет Кары.
        - Мой меч, - простонал он, встряхивая головой и глядя в направлении Пача.
        - Здесь, - ответила Ниива. - Сломан.
        Она указала на землю там, где валялся Рикус. Кара Ркарда лежала там, вся в серых пятнах, сломанная посередине между кончиком и рукояткой. Из неровных концов сломанного клинка вытекала черная жидкость, более плотная, чем сироп и пахнувшая хуже, чем вода из засоленного колодца. Вместо того, чтобы впитываться в почву, жидкость собиралась в искрящиеся бусинки, которые катились одна к другой и уже начали собираться в один, довольно большой шар.
        Озноб пробежал по всему телу Рикуса. - Нет! - закричал он, поднимая оба куска меча с земли. На пальцы мула вылилось несколько капель черной жидкости. Капельки быстро соскользнули на запястье, оставляя за собой жгучий след. Рикус удивленно вскрикнул и махнул рукой, стряхивая их на землю.
        - Что это такое? - выдохнул он. Пока мул смотрел на них, капли поползли по направлению к большому шару.
        - Какая разница? - ответил Келум. Он указал на Пача, который уже подобрал новый валун, еще больше первого, и как раз поднимал его в воздух, собираясь бросить в них. - Бегом!
        Дварф схватил ошеломленного мула за руку и потащил в туннель. Валун Пача ударился о землю перед входом в туннель, отлетел и врезался в утес с такой силой, что вся шахта загудела.
        Келум повел их вглубь пещеры, где три оставшихся роты дварфов спокойно ждали их, недосягаемые для гигантов. Дварфам, конечно, не было необходимости зажигать факелы. Даже в полной темноте их глаза улавливали тепло, испускаемое любым объектом. Эту способность они унаследовали от своих древних предков, которые зачастую проводили всю жизнь в приятной темноте подземных глубин. Рикус, который был дварфом наполовину, также получил этот дар от своего отца-дварфа.
        Снаружи донесся отдаленный голос Пача, называвшего дварфов остроухими трусами, крадущимися в ночи воришками, карликами, которые даже не могут отрастить себе настоящую бороду, и еще доброй дюжиной разных названий, которые он считал оскорблениями. Каждый раз, когда гигант выдавал очередную порцию, туннель содрагался от удара еще одного валуна, ударявшего в утес. Один из камней даже залетел внутрь шахты и прокатился несколько метров, пока не остановился, никого не задев.
        Келум подошел к Рикусу, от его руки уже шел багровый свет.
        - Сегодня ночью моя исцеляющая магия не так сильна, - сказал он, указывая на порез над ухом Рикуса. - Но по меньшей мере я могу остановить кровь.
        Рикус мягко отвел его руку в сторону. - Погоди немного. У меня есть идея.
        Мул взглянул на сломанный клинок Кары. Черная жидкость продолжала сочиться из обломанных концов. Вытекшая жидкость собралась на полу пещеры в шар, высотой с колено.
        Рикус сложил два куска меча вместе и протянул их Келуму.
        - Ты хочешь, чтобы я сделал что-либо с ними? - спросил дварф. Он озадаченно уставился на меч и черную жидкость, капающую с него. - Но я не кузнец.
        - Если бы ты был, то знал бы, что сталь не может кровоточить. - Рикус указал подбородком на сочащийся шрам между сломанными частями меча. - Исцели его.
        - Сталь?
        - Просто попробуй, - нетерпеливо прервал его Рикус. - Разве это может повредить?
        Дварф покачал головой, потом нерешительно протянул руку к шраму.
        Рикус мягко поймал его руку и отвел в сторону. - Ты можешь сделать это не дотрагиваясь до меча? - спросил он. - Очень жжется.
        - Боль во время лечения - самое обычное мое чувство, - ответил дварф, охватывая пальцами Кару.
        Когда странная черная жидкость коснулась его руки, Келум стиснул зубы и закрыл глаза, но не отдернул руку. Мягкое шипение отразилось эхом от каменных стен туннеля, из пальцев дварфа вылетели искры, наполнив темный проход неверным светом оранжевых вспышек. Пот потек со лба Келума, его мышцы заходили ходуном, но он все-таки не отдернул руку.
        - Ты думаешь, это сработает? - спросила Ниива, подходя к мужу.
        - Будем надеяться, - ответил Келум. - Я не понимаю, как Ркард убъет Дракона без Кары.
        Дварф подержал руку над клинком еще несколько мгновений. Наконец, когда черная жидкость перестала течь между его пальцами на шар у его ног, Келум отдернул руку от Кары. Клинок остался разделенным на два куска, но концы перестали кровоточить. Разочарованный, Рикус сунул обломанный кончик меча в ножны, для сохранности. - По меньшей мере кровотечение остановилось.
        - Чем бы не была эта жидкость, это не кровь, - прошипел Келум, глядя на свою руку. Ладонь дварфа була покрыта черной лужей, которая бурлила и пенилась, как на огне. Еще более невероятно, но кости внутри плоти Келума шевелились и извивались, как черви.
        - Сбрось это с моего мужа! - закричала Ниива.
        Рикус схватил руку дварфа и плоской стороной обломанного клинка смел лужу с руки. Черная жидкость с плеском ударилась о землю, собралась в каплю и присоединилась к большому шару.
        - Клянусь солнцем! - выдохнул Келум. - Что случилось с моей рукой?
        Мул взглянул на руку дварфа и понял причину его тревоги. На ладони Келума чернел тонкий, хорошо очерченный круг. В его центре открылся рот с линией клыков, красные губы и раздвоенный язык, поднимавшийся из похожей на бездну глубины черного горла.
        - Освободи меня. - Черный клочек пара поднялся из страшного рта. - Приди и освободи меня.
        Келум сжал руку в кулак. Он побледнел и ничего не сказал.
        - Что это? - спросила Ниива. Она подтолкнула мужчин подальше от черного шара.
        Рикус какой-то момент смотрел на обломанный меч, потом пожал плечами. - Наверно эта штука как-то связана с магией меча, - сказал он, вкладывая обломок в ножны, где уже лежал кончик меча. - Садира скажет больше, я думаю.
        - Выходи, подлый трус! - проорал голос Пача.
        Рикус лениво взглянул на вход в туннель. Гигант лежал на животе и пялился во тьму своим единственным глазом. Полежав несколько мгновений, он поднялся.
        - Ты останешся там навсегда, трус! - проревел он.
        Мгновением позже огромный валун вкатился в проход. Он пару раз отскочил от стен, и наконец остановился шагах в двадцати-тридцати от входа. Огромный камень настолько плотно закупорил туннель, что Рикус не мог видеть даже малейшего проблеска лунного света.
        - Как я понимаю, этим путем нам не выйти, - сказал он.
        Мул повернулся и подождал, пока его глаза не приспособятся к отсутствию света. Уже через несколько мгновений он видел туннеле дюжину разных цветов: дварфы и Ниива светились красным, толстое полотно порванной паутины сверкало зеленым или желтым, холодный камень туннеля отсвечивал синим.
        - И как мы собираемся выйти? - спросила Ниива, слепо глядя во тьму. Единственный чистокровный человек в группе, она одна не видела ничего.
        - Нам не потребуется много времени, чтобы найти другой выход, - сказал Келум. Своей здоровой рукой дварф сжал руку жены и повел ее вглубь, в чернильно-темные глубины. - Не так ли, Рикус?
        - Здесь сотни выходов наружу, уверил его мул. - Я предлагаю разделить ополчение на три группы. Две роты должны найти выход как можно быстрее и напасть на Пача или любого другого гиганта, которого увидят. Но я не хочу, чтобы они пытались убить его. Просто сообщить им, что мы живы и здоровы, потом отступить и напасть из другого портала.
        - А что с третьей ротой? - спросила Ниива.
        Рикус заметил, что она вцепилась в руку Келума, закрыла глаза с тем, чтобы ее мозг больше не стремился увидеть то, что никак не мог увидеть, и был открыт к другим чувствам. Этой технике он сам научил ее много лет назад, когда они тренировались для боя со слепыми гладиаторами.
        - Мы возьмем третью роту и попытаемся найти тоннели, ведущие в горлышко каньона, - сказал Рикус. - Если повезет, может быть мы найдем путь туда вовремя и сумеем помочь Сьюту и его Гранитной Роте.
        - Это не трудно, - сказал Келум. - У меня есть магия, которая проведет нас через эти подземелья.
        Глава Седьмая Баньши

        Рикус скрежетал зубами, стараясь терпеть боль без звука, но это у него плохо получалось. Он стоял на пересечении шахтных тоннелей, держа вытянутую руку как можно дальше от себя. Один единственный язычек алого пламени горел в его ладони, сжигая его тело и поднимаясь в темный воздух. Крошечный огонек давал, впрочем, достаточно тепла, чтобы помешать его зрению дварфа, но его маленький шарик алого света был слишком мал, чтобы как следует осветить темные пасти дюжины проходов, разбегавшихся отсюда во всех направлениях. А за пределами его света мул был слеп, как Ниива.
        Наконец Рикус взглянул на Келума, стоящего рядом. - Пламя не указывает никуда, - проворчал он. - Твоя магия не делает ничего, только сжигает мое тело.
        - Прости, мой сигнальный огонь слегка неудобен для тебя, - сказал Келум. Он поднял собственную руку. - Обычно я держу его в своей ладони, но... - Он разжал пальцы, обнажив шрамы и красные губы, образовавшиеся у него, когда он пытался вылечить Кару Ркарда.
        Рикус взгянул мимо его руки. - Хорошо, - сказал он, - но куда нам идти? Твое пламя не указывает ни в один туннель.
        - Неужели? - спросил Келум, глядя вверх.
        Рикус задрал голову вверх и увидел круг темноты.
        - Замечательно, - проворчал он, поднимая руку над головой. Пламя осветило вход пещеру, размером с человека, по форме напоминавшей грубый круг и идущей отвесно вверх. - И как это я буду карабкаться, не потушив твой сигнальный огонь?
        Мул ничего не сказал о спорадических головокружениях, от которых страдал раньше, так как вроде они исчезли за время сегодняшней долгой ночи. Изредка, он чувствовал, как голова кружилась секунду-другую, но теперь при этом он не шатался и не падал.
        - Тебе не придется карабкаться, Рикус, - ответила Ниива. Она повернулась к дварфам, стоящим у нее за спиной. - Брюль Сидерит, давай наверх с веревкой.
        Юный дварф вышел вперед с мотком веревки в руках. По сравнению с большинством дварфов, чьи фигуры напоминали валуны, он был худ и гибок, с длинными руками и кривыми как лук ногами. Ниива заставила его снять доспехи, повесила ему веревку на плечо и общими усилиями его забросили в шахту. Воин начал карабкаться, его длинные руки и кривые ноги метались по грубо-высеченным стенам в поисках надежных опор.
        Рикус ждал в темноте вместе со всеми, сырой воздух шахты оседал холодными каплями на его лысой голове. Каждый раз, когда сверху доносилось проклятие или скрежет, он съеживался, опасаясь, что Брюль свалится прямо ему на голову.
        Хотя Рикус и согласился с мудрой мыслью Ниивы послать дварфа первым, это не сделало ожидание легче. Даже с сигнальным огнем Келума, ведущего их через путаницу туннелей, он опасался, что их группе потребуется слишком много времени, чтобы добраться до входа в долину. Железная Рота не заблудилась, но слишком много раз различные препятствия замедляли ее ход. Несколько раз дварфам приходилось ползти по почти заваленным ходам на животах. Однажды, после того как сигнальный огонь направил их в проход, наполненный ужасно пахнущим воздухом, которым они не могли дышать, пришлось возвращаться обратно и искать другую дорогу. А еще как-то раз Нииве пришлось переносить всю роту дварфов на себе через затопленную пещеру, шагов пятьдесят взад-вперед в мутной воде, доходившей ей до подбородка.
        Наконец запыхавшийся голос Брюля донесся сверху, с вершины шахты, - Веревка!
        Как только конец веревки появился из тоннеля, Ниива обвязала ее вокруг груди Рикуса. - Тяни! - крикнула она.
        Веревка врезалась в грудь Рикуса, и он почувствовал, как его ноги отрываются от земли. Брюль равномерно поднимал его вверх, длинными, сильными рывками. Шахта была достаточно маленькая, и сигнальный огонь освещал ее всю, давая возможность увидеть грубо-вырезанные стены из красного камня. Один раз Рикус застрял в узком месте и не мог освободиться, пока не снял пояс с ножнами - не самое легкое занятие с одной рукой.
        Около самой верхушки шахты Рикус почувствовал, как сухой ветер коснулся его кожи, затем задул посильнее, сдувая сырость, которую он насобирал в нижних, более мокрых шахтных туннелях. Рикус чуть не закричал от радости, но потом сдержал себя зная, что есть по меньшей мере сотня выходов в долину. То, что он почувствовал наружный ветер, вовсе не означало, что они, наконец-то, добрались до именно того выхода, который ведет в горловину, в котором сражалась и умирала Гранитная Рота. Мул взглянул на сигнальный огонь в своей руке, но ответа не нашел - пламя трепетало, но указывало вверх.
        Мгновением позже Брюль толкнул его в маленький проход, настолько узкий, что широкие плечи мула едва поместились между его стен. Рикус скорчился на краю туннеля. Он даже не мог встать, так как потолок был настолько низок, что он царапал его спину даже сейчас, когда он стоял на четвереньках.
        - Это и есть дорога? - спросил дварф, защищая свои глаза от света сигнального огня. - Я думаю, здесь выход, но туннель идет по меньшей мере еще на сотню футов.
        Рикус взглянул на сигнальный огонь: пламя указывало прямо в туннель.
        - Он и есть! - с радостью ответил мул. Он шлепнул ладонью по стене и облегченно вздохнул.
        Как только Рикус погасил сигнальный огонь, он тут же увидел квадрат ночного лунного света в конце туннеля, на расстоянии примерно ста шагов. Он отвязал веревку от своей груди и протиснулся мимо Брюля, беспокоясь о Сьюте, Гранитной Роте и гигантах.
        Да уж, ждать было некогда. Приглушенный голос Пача прозвучал с другого конца туннеля, - Грязные дварфы! Я убью вас всех, как вы убили Гайта!
        - Похоже, что Гранитная Рота убила одного гиганта, - сказал мул, обращаясь к Брюлю. - Если Ниива даст мне топор, мы поглядим, не достать ли нам второго.
        Пока дварф спускал веревку вниз, заодно передавая просьбу Рикуса, мул одевал пояс с ножнами. Когда он закончил, Брюль уже тянул веревку назад. Теперь, когда сигнальный огонь наконец потух, к мулу вернулось его дварфское ночное зрение, и он увидел гало розового света, окружавшее голову Ниивы, поднимавщуюся из шахты. В руках она держала пару боевых топоров, моток веревки свешивался с ее плеча.
        Рикус протянул руку мимо Брюля и схватил оружие. - За мной!
        Мул пронес топоры мимо дварфа, выбрал один и нырнул в тоннель. Ниива последовала за ним. Пока они ползли, голос Пача продолжал грохотать в туннеле, прерываемый приглушенными ударами и далеким грохом. Шум не стал громче, когда они оказались около самого выхода, и Рикус испугался, что бой сдвинулся дальше, в глубь каньона.
        Наконец Рикус дополз до конца тоннеля. Прямо перед ним лежали залитые лунным светом утесы, обрамляющие горлышко в другой стороны.Он внимательно огляделся. Он и Ниива вышли туда, куда и собирались, в то узкое место, где каньон открывался в долину. В другом направлении горлышко шло совсем недолго и резко сворачивало. Если бы он не знал лучше, мул мог бы поклясться, что расселина закончивается здесь. И в обоих направлениях он не видел Пача.
        - Дай место, - сказала Ниива, выползая из-за спины Рикуса.
        Когда ее бок вдавился в его, мул не смог сдержать улыбки, почувствовав тепло ее мягкого тела. Оно напомнило ему давнее прошлое, когда они лежали, прижавшись друг к другу, всю ночь, слишком напряженные, чтобы спать или говорить, зная, что завтра утром они либо уйдут с арены победителями, либо их унесут мертвыми, но в любом случае вместе. Рикус никогда не думал, что ему будет не хватать что-нибудь из тех времен, когда он был гладиатором, но теперь, с Ниивой, прижавшейся к его боку, он осознал, что одной вещи ему точно не хватает.
        Грохот разбившегося камня, раздавшийся откуда-то снизу, напомнил Рикусу, что воспоминание о его прошлом так же поможет ему сейчас, как и желание, чтобы клинок Кары не ломался. Мул взглянул вниз и понял, что они вышли намного выше, чем он рассчитывал, так как внизу, далеко под ним, торчали спутанные космы гиганта.
        Рикус прищурился, стараясь увидеть более отчетливо, что происходит там, внизу. Лунный свет, отражавшийся от стен каньона, полностью уничтожил его зрение дварфа, так что даже после того, как он проглядел все глаза, он не увидел ничего, кроме пары громадных плеч, заполнивших ущелье от стены до стены. Тем не менее, было похоже, что Сьют и Гранитная Рота дают гиганту настоящий бой. Голова Пача была наклонена вперед, к земле, но он не мог сделать ничего, только топтался на месте на месте и ругался на дварфов, носившихся около его ног.
        - Рикус, разве ты не видишь это? - спросила Ниива, в ее голосе зазвучала паника.
        - Что именно? - спросил мул. Он уставился в темное ущелье в поисках чего-нибудь, что он пропустил.
        - Наверху, - поправила его Ниива.
        Она указала в небо, где над противоположным краем ущелья повисла багровая сфера. Шар вспыхивал и метался из стороны в сторону, как пламя факела, сжегшего все свое масло, и светился так слабо, что еле выделялся из окружающей его тьмы.
        - Что это? - спросил Рикус.
        - Солнечное заклинание Ркарда. - Ее голос дрогнул, пока она говорила. - Он зовет на помощь.
        - Оно сейчас исчезнет, - заметил Рикус. - Как долго оно длится?
        - Четверть часа, - ответила Ниива. Она взглянула на Рикуса, потом добавила, - Как ты думаешь, есть ли шанс, что Садира пришла в себя?
        - Если бы она проснулась, Ркарду не было бы нужды использовать магию, - ответил Рикус.
        Ниива устремилась обратно в туннель. - Мы должны помочь ему!
        Рикус схватил ее за плечо. - Погоди, нам потребуется тьма времени, чтобы добраться туда тоннелями. Но я знаю более быстрый путь.
        Ниива разрешила втащить себя обратно в проход. - Какой?
        Рикус снял веревку с ее плеча. Он тщательно завязал ее на на себе, пропустив вначале между ног, потом вокруг бедер, плеч и в конце под руками, так что удар придется на самые сильные части его тела.
        - Оставь около десяти локтей веревки между нами, - сказал Рикус, закончив подготовку упряжи надежным узлом. - Обвяжи себя другим концом веревки в точности, как я. Потом садись за мной.
        Когда она закончила, из туннеля выполз Келум. - Что случилось? - спросил он, косясь глазом на веревку, связывающую его жену и Рикуса.
        - Твой сын в опасности, - ответил мул.
        Рикус проверил упряжь Ниивы, потом сел на край туннеля, его ноги свисали вниз. Ниива передала ему боевой топор, потом сама села сзади, держа свое оружие в руках.
        - Погоди! - крикнул Келум. - Веревка ни к чему не привязана. Если упадешь...
        - Не сейчас, муженек, - прервала его Ниива. Не глядя на дварфа, она уставилась на широченное плечо Пача, которое было слегка впереди их насеста. - Я знаю, что делаю.
        - Ну, прямо как в старые времена, - ухмыльнулся Рикус. - Поехали!
        Держа топор обеими руками он выскользнул из тоннеля. Почувствовал стену горлышка под ногами, он нырнул вниз и в сторону, с таким рассчетом, чтобы падать перед телом Пача. В следующее мгновение Ниива повторила его маневр, но прыгнула прямо вниз, оказавшись позади гиганта. Веревка натянулась между ней и Рикусом, и они, связанные ею, полетели во тьму каньона.
        Рикус услышал крик Келума, потом в его ушах засвистел ветер и заглушил дварфа. Мул почувствовал, как его собственный голос бьется в глубине черепа, и знал, что он сам кричит от страха, но усилием воли задавил в себе панику и сосредоточился на самой простой задаче: удержать в руках боевой топор.
        Рикус влетел в путаницу волос гиганта, и потерял из вида Нииву, которая скрылась за массивной лопаткой Пача. Мул ударился ногами о массивную грудь гиганта и отскочил от нее, как мячик. В следующее мгновение веревка натянулась и схватила его, импровизированная перевязь глубоко врезалась в руки и ноги, остановив падение. Ребра сжало, как в тисках, грудь наполнила ужасная боль, выбившая из его легких невольный стон. Он услышал такой же стон со стороны Ниивы, потом почувствовал, как его бросило обратно на грудь титана. Как ни болезнена была остановка, Рикус знал, что могло быть намного хуже - он мог сломать себе спину или ребра - если бы не обвязался веревкой.
        Пач зарычал от удивления и повернулся посмотреть, что это на него упало. Рикуса бросило к каменной стене, веревка дернулась под его весом. Опасаясь, что веревка может соскользнуть с гигантского плеча, мул изо всех сил ударил топором. Стальное лезвие глубоко ушло в грудь титана, мгновенно остановив полет мула. Пач болезненно рыкнул.
        Высвободив оружие, Рикус схватился за складку вонючей, сделанной из овечьей шерсти туники гиганта, и полез вверх. Рука Пача шлепнула вслед за ним. Заднее лезвие обоюдоострого топора глубоко вошло в его ладонь и гигант завыл от злости.
        Пока гигант выковыривал топор из своей ладони, мул взобрался на противоположное плечо. Он увидел, как Пач опять подымает руку, чтобы прихлопнуть его, но внезапно гигант остановился, когда буря гулких ударов обрушилась на его ноги.
        - Ты, хочешь растоптать Гранитную Роту, - выкрикнул злой голос дварфа. - Да мы тебе все пальцы поотрубаем, проклятый толстяк!
        Пач попрыгал с одной ноги на другую. Каждый раз, когда он менял ногу, еще один дварф вскрикивал от смертной боли, а звук сминаемой стали эхом прокатывался по мрачным стенам темного каньона. Решив выжать максимум из своего положения, Рикус продолжал карабкаться на плечо гиганта. Когда он, наконец забрался наверх, он обнаружил, что Ниива уже ждет его. Она, как и он, осталась невредимой, благодаря веревочной перевязи.
        - Все в порядке? - спросил Рикус.
        - Будет, когда мы задушим этого гиганта, - ответила Ниива.
        Мул метнулся в сторону, пробираясь перед горлом гиганта, затем запрыгныл на второе плечо, пересек его, оказался позади толстенной шеи. Пач не пытался остановить воина, все его внимание было сосредоточено на топорах дварфах, непрерывно врезавшихся в его ноги. Рикус подождал, пока не увидел Нииву, появившуюся позади второго плеча гиганта, расставил ноги пошире и изо всех сил потянул. Ниива сделала тоже самое. Веревка, петлей обвившая огромное горло, натянулась.
        Пач забыл о дварфах и попытался убрать веревку с горла. Безрезультатно. Рикус и Ниива натянули канат с такой силой, что он глубоко врезался в плоть, и гигант не смог просунуть пальцы под него. Глубокое булькание донеслось из его горла.
        Пач покачнулся, поворачиваясь спиной к утесу. Предвидя его следующее движение, Рикус скомандовал, - Пересечь и вокруг!
        Все еще натягивая веревку, Рикус перебежал спину Пача вокруг горла. Ниива сделала тоже самое, они пересеклись. Гигант наклонился спиной к утесу. Они спрыгнули на его лопатки и едва уцелели, когда он с силой ударился спиной об утес.
        Пач начал задыхаться, его судорожные вздохи эхом прокатывались по каньону, спина осталась прижата к утесу. Он поднял руки, пытаясь схватить своих мучителей.
        Рикус не видел, что делает Ниива, сам мул попытался вытащить кинжал. Но его рукоятка оказалась зажата веревочной упряжью. Пальцы гиганта обхватили его тело. Рикус обеими руками схватился за веревку, одновременно пиная ногами огромную ладонь. Ему почти удалось освободиться, когда Пач схватил и его ноги. Титан сжал их, колени и бедра Рикуса пронзила страшная боль.
        Задыхающийся гигант быстро слабел, поэтому пытка была не так страшна, как могла бы быть. Ни одна из толстых костей Рикуса не треснула, он даже не чувствовал, что какая-нибудь из них вышла из сустава. Решив, что он может терпеть боль, пока Пач не потеряет сознание, воин уперся ногами в развилку между большим и указательным пальцами, сконцентрировшись на том, чтобы не соскользнуть дальше, в огромный кулак.
        Мул поглядел в сторону глотки гиганта и заметил, как и ожидал, Нииву. Похоже, ей удалось упереться ногами в тыльную сторону кисти, а руками вцепиться в маленький палец. Она тянула его на себя, стараясь сломать, но Рикус понимал, что вряд ли ей это удастся.
        Серия коротких, трудных кашлей сотрясла торс гиганта. Он опять попытался сбросить Рикуса и Нииву со своего горла. Но они были связаны веревкой, и та затянулась еще туже. Пач закачался, потом упал на колени.
        Крича как сумашедшие, больше дюжины дварфов набросились на бедра гиганта, их топоры так и мелькали в лунном свете.
        Долгая, мучительная дрожь прошла по телу Пача, его руки разжались и он упал вперед. Лицо ударилось о стену горлышка, и он застыл, потеряв сознание. Его убийцы повисли на веревке, обвившей его горло.
        Рикус и Ниива быстро взобрались по веревке на лопатки Пача, потом освободились от упряжи. Связав на всякий случай концы веревки, чтобы удавка не ослабела, пока не доделает свою работу до конца, они соскользнули вниз со спины гиганта. Их ноги еще не успели коснуться земли, как Ниива уже потребовала к себе Сьюта для доклада.
        - Здесь, командир. - Седой дварф вышел вперед, шлепая по рекам крови, текшим из ран на бедрах гиганта. У него было выдубленное погодой лицо, и тонкий, крючковатый нос, который выглядел так, как будто он был сломан во многих местах. - В Гранитной Роте осталось пятнадцать выживших.
        - Сейчас важно другое, - ответила Ниива. - Сколько гигантов вы убили в каньоне?
        - Одного, не считая этого, - ответил дварф. - Четвертый остался на ферме, чтобы сразиться с Певцом Ветров.
        Выругавшись, Ниива повернулась и помчалась в темный каньон.

***

        Из своего укрытия на склоне холма Ркард увидел Магнуса, выбежавшего из плантации фаро, расположенной у подножия Стены Разды. Певец Ветров выглядел ужасно усталым, он спотыкался о камни и махал своими массивными руками, чтобы не упасть. Он обежал тела четырех гигантов, умерших днем, и побежал в дальний конец долины.
        За ним послышались тяжелые, бухающие шаги. Один единственный гигант появился из-за Стены Разды, таща в руках валун, подобранный у подножия кряжа. Титан выглядел таким же усталым, как и Магнус.
        На его лбу было два неровных пореза, тело было покрыто огромными шрамами, настолько темными, что Ркард мог видеть их даже в бледном свете лун.
        Все это было, без сомнения, свидетельстами жестокого боя, звуки которого юный мул слышал еще несколько секунд назад. После того, как выжившие гиганты погнались за ополчением Кледа в Надежду Бедняка, за Стеной Мазды забушевал настоящий шторм, скалы затряслись под ударами грома и налетевшим смерчем. Какое-то время был слышен только злой рев гигантов да треск разлетаюшихся на куски камней. Затем, однако, большинство голосов гигантов отдалилось, стало звучать тише и Ркард решил, что они бросились за ополчением дальше, в горы. Один великан, однако, остался, и, судя по звукам, битва продолжалось еще довольно долго.
        Теперь, наконец, стало ясно, кто победил. Пока Ркард смотрел на долину, гигант с усилием поднял руки и швырнул валун. Камень скользнул по плечу Певца Ветров и отлетел в сторону. Магнус свалился на землю на полушаге и закувыркался вперед, пролетев с десяток метров. Наконец он неподвижно застыл, спиной к земле, головой к гиганту.
        Ркард почти потерял самообладание и закричал, но в последний момент сумел взять себя в руки и из его горла вырвался только полустон-полувздох, - Магнус!
        Певец Ветров какое-то время лежал без движения, и Ркард испугался, что камень убил его. Однако затем Магнус поднял голову и в большим трудом сел. Рука, в которую попал камень, повисла вдоль тела, и он едва ли слышал тяжелые шаги гиганта позади себя.
        - Вставай, Магнус, - прошептал Ркард. Он знал, что иногда Магнус мог слышать послания, переданные ветром. Так как легкий ветер дул вниз, с холма, мальчик надеялся, что его слова достигнут удивительно выглядящих ушей Певца Ветров. - Гигант приближается.
        Магнус по-прежнему сидел, не шевелясь, и титан остановился позади него. Ркард коснулся пальцами метки алого солнца на лбу и почувствовал, как знакомое теплое покалывание пробежало по руке. Большинство людей считали, что этот красный диск был татуировкой, но на самом деле это была метка солнца, родимое пятно, служившее мистической связью между ним и солнцем во время тьмы.
        Магнус внезапно дернул своими большими ушами и взглянул на холм. Он потряс головой и перекатился на четвереньки. Ркард вздохнул с облегчением, радуясь тому, что Певец Ветров спас его от трудного решения: использовать или нет свою магию. После того, как появились Са'рам и Джо'орш и предсказали его судьбу, отец приказал ему никогда не рисковать своей жизнью, даже если это означало бы смерть ополчения или его собственных родителей. Отец объяснил, что он него зависят не несколько жизней, а судьба всего Атхаса, который умрет вместе с ним.
        Ркарду не понравились слова отца. И он подумал, что мать тоже не согласна с отцом, хотя она и не сказала ничего. А потом появилась эта кошмарная летающая голова, Виан, с перстнем Агиса и все решили, что пришло время убить Дракона, и она сказала ему, что он должен тщательно обдумывать свои решения. Она также добавила, что он никогда не должен делать что-нибудь опасное, если у него нет хороших шансов на победу, и даже тогда первое, о чем он должен подумать - сбежать.
        В долине под ним гигант ударил ногой Рикуса под ребра. Певец Ветров взлетел в воздух и, пролетев метров тридцать, упал на кучу острых камней. Такой удар убил бы любого человека и даже мула, но не Магнуса. Он просто покатился по каменистой земле, потом попытался подняться. На этот раз это ему не удалось.
        Титан схватил шероховатый камень, размером с канка. Ркард никак не мог решить, что делать. Никто из его родителей не похвалил бы его, если бы сейчас он использовал магию. Самое худшее, что он мог сделать гиганту - ослепить его на пару секунд, а потом он, вероятно, бросится на него и Садиру, лежавшую у его ног. Но одна мысль о том, что он будет стоять и смотреть как гигант убивает Магнуса, заставила вывернуться все его внутренности наизнанку.
        Гигант подошел к Магнусу.
        Ркард скользнул за свой валун и взглянул на Садиру. Волшебница лежала без движения, ее янтарные волосы мягко серебрились в лунном свете, а миндалевидные глаза были крепко закрыты. Грудь тяжело содрогалась, как если бы она рыдала, а пальцы двигались таким образом, как если бы она использовала какое-то заклинание.
        Ркард встал на колени рядом с ней и потряс ее за плечо. - Гигант хочет убить Магнуса, - сказал он. - Проснись!
        Грудь волшебницы продолжала дергаться, а она сама по-прежнему не шевелилась.
        - Что я должен делать? - спросил он.
        На этот раз голова Садиры дернулась, но она не ответила.
        - Хорошо, я решу сам, - сказал мальчик. - Что бы сделал Рикус?
        Ркард точно знал, что его кумир никогда не стоял бы столбом, пока гигант убивает его друга. Рикус всегда делал то, что хотел, даже если это означало, что он сам может погибнуть. Поэтому все так любили его.
        Юный мул отошел от Садиры и прыгнул на верхушку валуна. Гигант уже стоял над Магнусом, подняв камень, собираясь убить беспомощного Певца Ветров.
        - Эй ты, урод! - крикнул мальчик.
        Ветер понес голос Ркарда через долину, усилив его так, как если бы мальчик сам был гигантом, и отразил его от каменных утесов на другой стороне. Титан поднес камень поближе к груди и взглянул на скалы, от которых отразилось эхо.
        - Кто это? - спросил он, подозрительно оглядывая пустые склоны Поющих Гор.
        - На холме, ты глупый, волосатый гигант!
        Одновременно юный мул вдавил пальжы в свою солнечную метку. И, как всегда, теплое покалывание побежало по его руке. Если бы дело было днем, он направил бы руку на багровое солнце, а не касался бы солнечной метки на лбу. Рука почувствовала чуть больше, чем просто тепло, но он не обрадовался, избежав обычной боли. Его заклинание было бы намного сильнее днем, возможно даже достаточно сильно, чтобы сделать побольше, чем просто отвлечь гиганта.
        Обшарив взором склоны от подножия до верхушки, темные глаза гиганта наконец остановились на крошечной фигурке Ркарда. - Я не так глуп, как ты, - сказал он, тяжело шагнув к мальчику. - Я лучше знаю, как получать удовольствие от....
        Ркард указал рукой на лицо гиганта и произнес последний слог заклинания.
        Багровый шар окутал голову гиганта. Титан вскрикнул и выпустил свой камень, чуть не упав. Он поднял руки к лицу и начал стараться скинуть шаг с головы, крича при этом, как будто его тело плавилось на огне.
        Ркард знал, что такая бурная реакция вызвана скорее страхом, чем болью. Хотя багровая сфера выглядела грозно и, на короткий момент, даже жглась, ей было далеко до сжигающего все вокруг себя огненного шара. Заклинание было просто ярким шаром, состояшим из красных лучей света, вспыхивающие следы которых выглядели как огонь. Отец научил его этому заклинанию, чтобы он мог приветствовать солнце в те дни, когда песчаная буря скрывает под собой весь мир и оно могло служить хорошим сигналом бедствия.
        Предвидя реакцию гиганта, когда он осознает настоящую природу заклинания, Ркард спрыгнул с валуна, подхватил безвольное тело Садиры с земли и закинул себе на плечо. Хотя волшебница была намного больше его, он без труда нес ее по крутому склону. Как юный мул, он уже сейчас был сильнее большинства чистокровных людей. Кроме того она весила не намного больше огромной бадьи с водой, которое мать заставляла носить его каждый день. Ко времени, когда юный мул был на полдороге к вершине холма, крики гиганта прекратились. Ркард остановился, чтобы поглядеть назад. Как он и ожидал, его заклинание начало подниматься над долиной, отбрасывая сверхъестественный оранжевый свет на каменистую почву. Как только оно поднимется достаточно высоко, сфера остановится и повиснет в небе без движения, похожее на миниатюрное солнце.
        Теперь, когда его голова освободилась от ослепляющего светого шара, гигант снова захромал к холму. Одной рукой он тер глаза, вторую держал перед собой. Магнус остался лежать там, где он упал, без сознания, но и вне опасности, пока.
        - Папа будет очень зол, когда увидит это, - сказал Ркард, продолжая карабкаться.
        Мальчик даже не подумал о том, что можно попытаться обмануть отца, так как он вырос твердо зная, что солнце всегда выведет правду на свет.
        Когда Ркард достиг верхушки утеса, он услушал, как камни разлетаются из-под ног гиганта, достигшего подножья. Юный мул скользнул за гребень холма, а оттуда в узкую ложбину, из которой уже была видна дорога к железным копям Тира.
        - Иди сюда, ты, мелкий варл! - прогрохотал гигант. - Не прячься - только разозлишь меня!
        Ркард быстро бросил Садиру в узкую трещину, которую выбрал еще раньше, как место, где можно хорошо спрятаться, и быстро закидал камнями вход, чтобы скрыть его. Когда он закончил, гигант был уже так близко, что его тяжелые шаги сотрясали камни кряжа над головой мальчика.Зная, что разозленный титан способен разнести в пыль всю вершину холма, Ркард решил решил заманить своего преследователя подальше от Садиры. Он помчался вдоль гребня, пока тот не кончился, взобрался по расселине и выскочил на вершину.
        И обнаружил, что стоит у самой ноги гиганта. Эх, если бы он мог использовать заклинание больше одного раза в день... Он сглотнул и выхватил свое единственное оружие. Алый отблеск солнечного заклинания замерцал на кончике обсидианового клинка его меча.
        - Что ты собитаешься делать этим шипом? - поинтересовался гигант. - Уколоть меня в палец, когда я наступлю на тебя?
        Ркард сделал шаг вперед, подняв оружие. Он сосредоточился на том, чтобы клинок не дрожал и запрокинул голову так, чтобы смотреть в глаза гиганту. Мама всегда говорила ему, уверенный вид стоит больше, чем десять ударов по могущественному врагу, а если и было время убедиться в ее правоте, так это сейчас.
        - Оставь меня - и Магнуса тоже, - сказал Ркард, представив себе, что это говорит не он, а Рикус. Не отводя взгляда от гиганта, он указал мечом на край утеса. - Уходи прочь, или я отрежу тебе ноги и сброшу с утеса.
        Огромный живот гиганта затрясся от смеха, пока он не взглянул на край утеса, туда, куда указывал Ркард. В тот же момент он перестал смеяться, огромный рот открылся, а глаза расширились и округлились.
        - Вы? - выдохнул гигант.
        - Да, я, - ответил Ркард. Он сделал еще шаг вперед и воткнул кончик меча в палец гиганта, покрытый желтым ногтем.
        - А теперь послушай меня, - приказал мальчик. - То, что ты хочешь - не в Тире - и даже если было бы, ты бы его не получил. - Ркард снова указал мечом на гору. - Иди домой и передай всем остальным гигантам то, что я тебе сказал.
        Гигант опять взглянул на край утеса, потом облизал губы, видимо не зная, что делать. - Я не могу вернуться домой без Оракула, - сказал он, его тон скорее был молящий, чем угрожающий. - Нам нужна его магия, чтобы снова стать умными. Из нас всех Пач самый умный, но и он с каждым днем становится все глупее.
        Ркард обдумал это. Даже он, еще мальчик, прекрасно знал, что без умного вождя любое общество впадет в анархию и расстройство. - Может быть ты сможешь получить Черную Линзу обратно, после того, как мы используем ее, - предложил он.
        Лицо гиганта слегка расслабилось, и он снова взглянул прямо на Ркарда, - Как долго тебе нужен наш Оракул?
        Мальчик помедлил, прежде чем ответить. За всю свою короткую жизнь он только однажды путешествовал - из Кледа в Тир - и совершенно не мог себе представить, сколько времени займет поездка до Самараха. - Ну, нам потребуется много времени, лет сто, - сказал он наконец. Всю жизнь он прожил среди дварфов, которые жили в три раза дольше, так что юный мул надеялся, что это долгое время. - А может и больше.
        Гигант упрямо помотал головой. - Нет! За это время мы станем глупее канков!
        Ркард поднял меч, ожидая, что великан сейчас нападет на него, и постарался выглядеть как можно увереннее. Однако атаки не последовало. Вместо этого глубокий голос из-за его спины сказал, - Тогда вы научитесь жить, как канки!
        Ркард резко повернулся и обнаружил, что две головы, чуть меньшие, чем у гиганта, глядят на него из-за края холма, - хотя было не правильно называть это головами. У одной был отвратительный, не правильной формы череп, на котором выделялся скошеный лоб и шишковатые скулы. Шея другого заканчивалась бугристым обрубком, торчащим над плечами. Вне зависимости от того, был ли у них череп, пара оранжевых угольков горела там, где полагалось быть их глазам. В том месте, где когда-то был подбородок, в воздухе развевалась спутанная масса седых бород, ничем не привязанная ни к плоти ни к костям.
        Хотя Ркард не мог видеть их тела, скрытые за гребнем холма, он знал, они были похожи на скелетообразные глыбы, по форме отдаленно напоминавшие человека. Вместо ног у них были искривленные массы, с узловатыми шарами вместо ступней, тогда как бедра, колени и голени слились вместе в один спиралеобразный столб.
        - Джо’орш! Са’рам! - выдохнул Ркард. Это были последние рыцари-дварфы, ставшие баньши, потому что они не выполнили свой жизненный фокус и умерли, не убив Борса. Юный мул не видел их с того момента, как они вернули ему пояс и корону его тезки, короля Ркарда, и сказали ему, что он должен убить Дракона. - Вы вернулись!
        - Мы и не уходили, - ответил призрак с ужасным черепом, Джо’орш.
        Плавающие глаза другого баньши уставились на гиганта. Мы разрешили гигантам использовать Черную Линзу слишком долго. Ркард слышал слова прямо внутри головы, как если бы с ним говорил Мастер Пути. Вы все стали слабые и глупые. Пора вам научиться жить без нее.
        Гигант вздохнул, отвратительно пахнущий ветер пронесся над Ркардом. - Мы не можем! - выкрикнул великан.
        - Вы можете и вы должны! - возразил Джо’орш.
        Делай, как тебе приказал мальчик, добавил Са'рам. Возвращайся на Метилен и скажи всем остальным не думать больше о Черной Линзе. Мы берем ее обратно, и вы должны научиться жить без нее - или погибнуть.
        Ркард взглянул на гиганта. На его лице было такое потрясенное и обиженное выражение, как будто его только что выгнали из родного дома.
        - И знай, что любой гигант племени, отправившийся на поиски линзы, будет глупым еще сто лет, - сказал Джо’орш. - А теперь иди!
        Голос баньши обрушился на гиганта как удар грома, он покачнулся и чуть на падая, спиной вперед спустился с холма. Оказавшись на равнине, он повернулся и устремился прочь огромными шагами, обогнув лежащего без сознания Магнуса.
        Как только гигант исчез, руки и ноги Ркарда задрожали. Он попытался вложить меч в ножны, понял, что не может даже держать его прямо и просто уронил на землю.
        - Спасибо, что спасли меня. - Он не мог заставить себя взглянуть в лицо баньши, по крайнем мере сейчас, когда он чувствовал себя настолько испуганным и глупым. - Вы сердитесь на меня? Мой папа тоже будет сердиться, когда узнает.
        Почему мы - или твой отец - должны сердиться? спросил Са'рам.
        Потому что я не подчинился его приказу, - сказал Ркард, глядя в землю. - Меня чуть не убили.
        - Ты спас друга, - возразил Джо'орш. - Это был очень храбрый поступок, и твой отец не накажет тебя за это.
        Ркард покачал головой. - Мне просто очень повезло, - сказал он. - И когда я делал это, я рисковал всем Атхасом.
        Прежде, чем ты спасешь Атхас, ты будешь должен рискнуть им, сказал Са'рам. Не страшись этого - как ты не побоялся рискнуть своею жизнью, чтобы спасти своего друга.
        Ркард нахмурился. - Но не я спас Магнуса. - Он взглянул на баньши. - Вы сделали это.
        Джо'орш покачал головой. - Мы только стояли у тебя за спиной.
        Да, - добавил Са'рам. В точности так же, как твои друзья и твои родители будут стоять у тебя за спиной, когда ты нападешь на Борса.
        Глава Восьмая Багровый Рассвет

        Ниива стояла на гребне холма между своим мужем и сыном, дул сильный холодный ветер, по их обнаженным телам бежали мурашки. Он смотрели вдаль, мимо сухого озеро, где над изрезанными уступами далеких гор только что появились первые лучи утреннего солнца.
        - Мы славим возвращение багрового солнца, - сказал Келум.
        Три жителя Атхаса подняли руки над головами. Они открыли ладони и и повернули их в сторону восходящего солнца, и только Келум держал свою руку со страным ртом сжатой в кулак. Хотя и ее муж и ее сын глядели прямо в сияющий диск, Ниива глядела остановила свой взгляд на розовых лучах, отражающихся от соленой поверхности сухого озера. В отличии от двух жрецов солнца, у нее не было их огненно-красных глаз. Если бы она осмелилась взглянуть прямо на великолепное сияние восходящего светила, то просто бы ослепла.
        - Мы приветствуем огонь, освещающий мир, могучий, который сжигает холод ночи, наказывающий, который загоняет злых тварей в логово, - сказал Ркард.
        - К этому восходу у нас есть особая просьба, - добавила Ниива. - Мы просим чтобы ты сиял как можно ярче и не давал темному туману застлать твой свет, чтобы мы могли видеть ясно и выбрать лучшую дорогу из тех, которые лежат перед нами.
        Ркард удивленно взглянул на нее. - Какие дороги, мама? Джо’орш и Са’рам сказали, что надо делать.
        - Не теперь, Ркард, - мягко сказал Келум. - Дождись окончания обряда.
        Юный мул опомнился и опять взглянул на далекий восточный горизонт. Все вместе они стояли в торжественном молчании, пока лучи солнца не согрели их кожу, укрепив дух перед трудным днем. Солнечные метки на лбах Келума и Ркарда запылали красным цветом, становясь все более и более яркими, по мере того, как свет солнца вливался в них. Ниива вдруг заметила, что ее пальцы заболели, так сильно она сжала руку своего сына, как от страха за будущее, ожидавшего его, так и от облегчения, что он выжил в схватке с гигантами этой ночью.
        Наконец нижний край багрового солнца полностью поднялся над уступами гор. Мерцающее красное пламя внезапно полыхнуло из солнечных меток на лбах Ркарда и Келума, потом исчезло. Метки вернулись к своему обычному красному свету.
        - Мы живы силой багрового солнца, - медленно и торжественно произнес Келум.
        - Самого горячего из огней, самого яркого из лучей, самого могущественного из четырех элементов, - закончил Ркард.
        Когда все трое вернулись к своей одежде, сын Ниивы спросил, - Какие дороги мы должны выбрать сегодня, мам?
        - Это как раз то, что мы должны решить, - ответила Ниива, надевая свою набедренную повязку. - Кара сломана, Садира еще не очнулась. Возможно еще не время выполнить твое предназначение.
        - Но мы должны! - настаивал Ркард. - Са'рам и Джо'орш сказали...
        - Ты уже говорил мне, что они сказали, - оборвала его Ниива. - Я не хочу слышать это опять.
        Мальчик вздрогнул, напуганный резким тоном матери. Он закусил губу и потер обратной стороной запястья под глазом, потом молча стал застегивать свою набедренную повязку.
        Келум приподнял бровь. - Не Ркард причина наших проблем, - сказал он, кладя руку на плечо сына. - На самом деле, я бы сказал, он действовал просто потрясающе. Не каждый шестилетний мальчик сможет прогнать гиганта.
        - Конечно нет, - ответила Ниива. Она опустилась на колени и крепко обняла сына. - Я лучше всех знаю, насколько он особенный. Вот почему я не хочу рисковать его жизнью, если у нас нет шансов на успех. Нам нужна как Кара, так и Садира.
        - Джо'орш и Са'рам защитят меня, - ответил Ркард, также крепко обнимая мать. - Точно также, как они помогли мне с гигантом.
        - Хотела бы я услышать это он них, - проворчала Ниива.
        - Почему? - спросил ее сын. - Разве ты не веришь мне?
        - Конечно я тебе верю, - ответила Ниива. Она посмотрела на Келума, потом снова взглянула в красные глаза сына. - Но, как только мы атакуем, мы должны драться до конца. Мы не сможем остановиться и попробовать еще раз, позже.
        - Я знаю, - спокойно ответил Ркард. - Дракон попытается убить меня, как и я попытаюсь убить его. Ну и что?
        Ниива улыбнулась храбрости своего сына. - А то, что мы не можем ошибиться и напасть слишком рано. Если у нас не будет все, что нам нужно, он победит, а ты - нет, - сказала она. - Давай посмотрим, что с нашими друзьями, и будем надеяться, что солнце будет благосклонно к нам сегодня.
        Она надела повязку на свою пышную грудь, потом пошла по тропинке, ведущей с гребня холма вниз, в тенистую долину. Там уже стояли уцелевшие роты ополчения Кледа, готовые к маршу, а легион Тира, появившийся поздно ночью, только начал шевелиться.
        Ниива подошла к небольшому лагерю у подножия холма. Тени раннего утра еще окутывали его, но солнечные лучи, хотя и медленно, приближались к нему по дну равнины. Уже скоро лагерь будет сверкать в лучах багрового солнца.
        Садира лежала рядом с маленьким костерком, в котором догорали ужасно пахнувшие сучья кошачего когтя, все еще без сознания и бледная, как лунный свет. Рядом с ней сидел Магнус, поюший нежную целительную песню. Певец Ветров сам выглядел не намного более здоровым, чем волшебница, его бугристая кожа была усеяна пятнами засохшей крови и большими черными шрамами.
        Рикус стоял между двумя валунами в конце лагеря. В одной руке он держал Виана, а в другой свой меч. Клиник был по прежнему сломан, заканчиваясь неровным обломком в двух футах от рукоятки. Но серые пятна, еше вчера во множестве запятнавшие его, исчезли с серебристой стали, и он сверкал также ярко, как и до того, как призраки попытались оживить его.
        - Ты пришла вовремя. - Мул жестом показал Нииве и ее семье присоединиться к нему. - Я как раз собираюсь проверить Кару. Виан говорит, что, возможно, клинок не разрушен до конца.
        - Это была бы замечательная новость, - сказала Ниива.
        - Я сказал только, что исцеляя клинок, Келум, может быть, спас его, - поправила мула голова, медленно кружась около головы Ниивы. - Но я не предлагал этому здоровенному облому рубить камни, на пробу.
        - Я не вижу, чего мы теряем, - сказал Рикус. Он поставил Виана на верхушку валуна. - Он не обостряет больше мой слух, так что магия, по видимому, исчезла. Но единственный путь убедится в этом: посмотреть, может ли его магия перерубить камень.
        - Ты уверен, что это мудро? - спросил Келум. - Насколько я помню, именно камень сломал меч, не правда ли?
        - Только потому, что призрали запятняли его, - ответил Рикус. - До этого я рубил им вещи более твердые, чем камень.
        Ниива двинула рукой, соглашаясь на испытание. - Давай!
        Мул взглянул на второй валун. Солнечный луч только что дотронулся до камня, осветив его коричневую поверхность розовым светом. Он взмахнул рукой, и его укороченный клинок ударил по камню с недовольным звоном, так что Магнус пропустил две ноты своей песни. Опасаясь, что оружие треснет на куски, Ниива загородила сына собой, но клинок глубоко погрузился в камень, выдохнув клуб черного тумана. Клинок не переставал резать, пока не прорезал половину камня.
        Рикус недовольно нахмурился. - Он режет не так, как раньше, - сказал он, ставя ногу на камень и освобождая меч. - Но он будет.
        Он вложил меч в ножны, где хранил и отломанный кончик лезвия.
        - Хорошо, - сказал Ркард. Он повернулся к матери и спросил, - Ну, мы идем в Самарах?
        - Увидим. - Ниива взглянула на Садиру. Лучи багрового солнца доползли до ног волшебницы, возвращая им черный цвет, который обычно и был у них при свете дня. - Сначала мы должны подождать, проснется ли Садира.
        - Но мы должны идти! - возразил Ркард. - Если мы не сделаем этого, я превращусь в баньши, как Са'рам и Джо'орш.
        Ниива нахмурилась. - Почему ты так думаешь? - спросила она. приседая, чтобы взглянуть сыну в глаза. - Мулы не дварфы, они не выбирают цель жизни.
        - Но твой сын не обычный мул, - прервал ее Виан. Голова остановила свои желтые глаза на лице мальчика. - У Ркарда особая судьба, и кто может сказать, что случится с ним, если сейчас он не исполнит свое предназначение?
        Келум схватил голову за пучок волос. - Не говори такие вещи о моем сыне, - пригрозил он. - Ты ничего не знаешь о его предназначение.
        - Я знал, что в Каре еще осталась магия, - возразил Виан. - Возможно, я знаю и еще кое-что.
        - Тогда скажи нам, - скомандовала Ниива, вытаскивая кинжал.
        Треснутые губы Виана перекосила саркастическая усмешка. - Ты знаешь ответ, - сказал он. - Вот почему ты боишься.
        Ркард скользнул вперед и стал перед головой, глядя ей прямо в глаза. - Не пугай мою мать!
        - Ты не прав, братан, - засмеялась голова. - Твоя мать парализована страхом. Если она разрешит тебе напасть на Борса, тебя убьют. Если не разрешит тебе драться, ты станешь баньши, еще более ужасным, чем Са'рам и Джо'орш. - Виан показал свои серые зубы, оскалившись в усмешке. - Что делать матери?
        Ркард взял Нииву за руку. - Я не боюсь Дракона, - сказал он. - Я убъю его.
        - Конечно убъешь - но только тогда, когда придет время. - Ниива мягко оттолкнула сына от Виана. - Давай пойдем к Садире и посмотрим, пробудило ли ее солнце. А хорошие новости мы сможем хорошо использовать.
        Они нашли волшебницу на руках у Магнуса. Солнечный свет омывал все ее тело, и ее кожа стала черной, как обычно. Синяки и ушибы, украшавшие ее тело предыдущим вечером, сошли, а других знаков или повреждений от ее сражения с призраками не осталось. Тем не менее, ее янтарные глаза еще не горели с обычной силой, тело лежало без движения, а между большим и указательным пальцами она крепко держала кольцо Астиклов.
        Указав жестом Ркарду ждать вместе с отцом, Ниива подошла к волшебнице. - Ты как, в порядке?
        В глазах Садиры мелькнула вспышка, она вернулась к жизни. Кольцо Агиса скользнуло обратно на ее палец, она попыталась встать и схватила Нииву за руку. - Я буду в порядке. - Она встала на ноги, держась за Нииву. - Хотела бы я это сказать об Агисе - и об остальном Тире.
        - Что ты имеешь ввиду?
        Садира глубоко вздохнула, потом с трудом выговорила, - Агис мертв.
        - Этого не может быть! - внезапно Нииве стало трудно дышать. - Откуда ты знаешь?
        - Я знаю, - ответила Садира. - Я должна была сражаться, чтобы выйти из Серости, и призраки пытались заставить меня остаться, используя его дух, как заложника. - Крошечные струйки черного тумана поднялись из уголков глаз волшебницы. - Я уничтожила их всех.
        - Ты не можешь быть уверена, что была в Серости, - сказал Келум, становясь рядом с Ниивой. - Возможно, это была иллюзия...
        - Садира была в Серости, иначе мне не потребовалось бы так много времени, чтобы извлечь ее оттуда, - Магнус с трудом поднял свое громадное тело на ноги. - И призраки исчезли, иначе они все еще нападали бы на нас. Единственный путь, которым она могла уничтожить их, - сразиться с ними в Серости.
        - Агис мертв, - сказала Садира. На этот раз она не смогла сдержалась горестный крик.
        - Боюсь, что да, - согласился Магнус. - В противном случае ты не смогла бы увидеть его там.
        Садира зарыдала, волна черного тумана хлынула из ее синих губ.
        Ниива вытерла свои щеки, по которым бежали ручейки слез, удивляясь, что она вообще еще не разучилась плакать. Во время ее дней на арене, она видела многих друзей мертвыми - и некоторых из них она убивала сама, когда распорядители игр были особенно жестокими - и она думала, что выплакала все слезы. Воительница была даже рада, что немного осталось для Агиса, единственного аристократа, которого она называла другом. Она дотронулась рукой до сердца, традиционный гладиаторский жест прощания, потом подняла ее к востоку, где он умер.
        Когда Ниива взглянула на Рикуса, она обнаружила, что он стоит, глядя в землю, глаза его остекленели. Его губы дергались и он качал головой, как если бы не мог поверить в слова Садиры.
        - Рикус, - мягко сказала Садира.
        Мул взглянул на нее. - Я думал, что Агис слишком умен, чтобы умереть, - сказал он. - Я не поверил в то, что сказал Пач.
        - И я тоже, - сказала Ниива. - Но у нас не было возможности даже думать об этом.
        - Агис держал все: совет, создание новых ферм, наш дом. - Мул подошел к Садире, мягко взял ее за руку. - Что мы будем делать теперь?
        Волшебница оттолкнула его. - Откуда я знаю? - выкрикнула она. - После смерти Агиса какое мне дело до всего остального.
        Келум быстро скользнул между Садирой и Рикусом. - Агис был друг нам всем, и нам всем будет не хватать его, - сказал он. - Но он не хотел бы, чтобы мы сдались. Мы должны подумать, что делать дальше.
        Садира зло тряхнула головой. - Ты что, не слышал? - спросила она. - Агис мертв и единственное, что нас ждет теперь, - уничтожение Тира.
        - Ты преувеличиваешь, Садира, - сказал Магнус. - Я не понимаю, как смерть одного человека может привести к падению города, простоявшего тысячи лет.
        - Ты не понимаешь? - язвительно спросила волшебница. - Дракон знает, что мы идем. Вот почему он послал призраков убить меня.
        - И, если Борс убил Агиса, тогда ты боишься, что он также украл и Черную Линзу, - заключил Келум.
        Желудок Ниивы сжался, скрутился, а затем его пронзила боль. Она не могла поверить, что Агис мертв, что они потеряли Черную Линзу прежде, чем хотя бы раз увидели ее, и что-то внутри ее твердило ей, что это не правда, что все не так. Потом она вспомнила, что сказал Пач: Агис умер в Заливе Горя - что бы это ни было - и Тихиан украл Черную Линзу.
        - Я не думаю, что Борс убил Агиса, - сказала Ниива. Она подошла к Виану и сняла голову с валуна. - Где умер Агис? Что случилось с Черной Линзой?
        - Агиса убили на островах гигантов, - ответила голова, дрожа в руке Ниивы. - Он и Тихиан украли линзу вместе, но только король ускользнул живым от мести страшных уродов. Он и послал меня сюда.
        - А откуда ты взял кольцо Агиса? - потребовала ответа Садира. Она выхватила Виана из руки Ниивы и поднесла печатку Агиса к носу головы.
        - Тихиан дал его мне, - объяснил Виан. - Он не думал, что вы ответите на его призыв, поэтому он решил, что будет лучше, если вы подумаете, что меня послал Агис. Король ждет вас в Самарахе - с Черной Линзой.
        Синие глаза Садиры полыхнули огнем. Она уставилась на голову, не говоря ни слова. После мучительной паузы она спросила, - Как умер Агис?
        Длинный язык Виана облизал треснувшие губы. - Гиганты бросились в погоню за линзой, - сказал он. - Агис пал в последней битве.
        - С кинжалом Тихиана в спине, не сомневаюсь, - прошипела Садира.
        Волшебница выхватила Кару из ножен Рикуса и одним быстрым движением рассекла Виана напополам. Голова упала каменистую землю, вонючая, коричневая жидкость потекла из двух половинок черепа.
        Рикус с удовольствием потоптался на желтых костях, превращая их в труху. - Он не должен был использовать кольцо Агиса чтобы обмануть нас, - проворчал мул. - А когда мы отловим Тихиана, мы сделаем с ним тоже самое, что он сделал с Агисом.
        Садира не ответила, она с ужасом уставилась на сломанное лезвие меча, ее челюсть отвисла. В первый момент Ниива не поняла удивление волшебницы, но потом сообразила, что ее подруга была без сознания, когда мул проверял магию Кары.
        Наконец Садира бросила на Рикуса обвиняющий взгляд. - Он сломан, - процедила она сквозь зубы. - Как это у тебя получилось?
        - Это моя вина, - поспешно вмешалась Ниива. - Когда на нас напали призраки, я попыталась сражаться им и они запятнали его своей магией. Клинок сломался позже, когда Рикус должен был отбить удар огромного валуна, иначе мы бы все погибли.
        - И в нем еще полно магии, - торопливо добавил Рикус. - Келум исцелил клинок до того, как вся черная жидкость вытекла из него.
        - Черная жидкость? - переспросила Садира.
        - Да, она сочилась из сломанного клинка, - сказал Келум, протягивая свою руку к волшебнице. - И вот что случилось, когда я коснулся ее. Мы надеемся, что ты знаешь что-нибудь об этом.
        Дварф открыл свою ладонь так, чтобы Садира увидела странные шрамы по краям его руки, а в центре ладони оскаленный рот. Красные губы немедленно заработали, каждый раз принимая все новую и новую форму, а раздвоенный язык показался из черного горла.
        - Освободите меня, - прошипел рот, клубы черного дыма поднялись из-под белых клыков. - Придите и освободите меня.
        Все еще держа сломанный меч Рикуса, волшебница наклонилась и тщательно исследовала каждый шрам на руке Келума. - Это напоминает мне то, что случается с тем, кто получит рану вблизи Башни Пристан.
        - Что это значит? - недоуменно спросила Ниива, всерьез обеспокоенная рукой мужа.
        Волшебница внимательно поглядела на воительницу своими янтарными глазами. - Это магия Раджаата.
        У Ниивы засосало в желудке. - Так ты не можешь это вылечить?
        - Дело тут не в лечении, - сказала Садира. - Но вернуть руку в нормальное состояние достаточно просто.
        Ниива вздохнула с облегчением, хотя ее муж, казалось, интересовался всем чем угодно, но только не тем, как избавиться от рожи на своей руке. - Почему он все время просит нас освободить его? - спросил Келум.
        - Если бы меня засадили внутри клинка на тысячу лет, я бы тоже захотел освободиться, - сказал Рикус.
        Садира покачала головой. - Магия не дух, - сказала она. - И разговаривать она не умеет.
        - Тогда кто просит нас освободить его? - спросил Магнус.
        - Я не знаю, - ответила Садира. - Возможно, Раджаат.
        Ниива почувствовала, как от страха в ее животе все завязалось узлом. - Но Доблестные Воины убили его тысячу лет назад!
        Волшебница пожала плечами. - Мы не знаем этого, - сказала она. - Книга Королей Кемалока говорит, что они восстали. Мы думали, что они убили его, так как Доблестные Воины выжили и стали королями-волшебниками. Очень может быть, что мы ошибались.
        - Тогда жаль, что мы разделались с Вианом, - сказал Келум. - Я подозреваю, что он должен был знать он судьбе Раджаата.
        - Мы ничего не слышали от него кроме лжи и полу-правды, - сказала Ниива.
        - И вообще, я не понимаю, почему нас должна волновать судьба Раджаата. Даже если он жив, короли-волшебники где-то заперли его, - сказал Рикус. Одновременно он встал на колени и, набрав полную ладонь земли, скреб с клинка коричневую жижу, которая была мозгами Виана. - Борс - вот наша проблема. Достаточно ясно, что призраки напали на нас, потому что знали, что мы идем по его душу.
        - И куда мы идем, - сказала Садира. - Призраки знали достаточно много о наших планах, так как они сказали, что вызвали дух Агиса из Самараха. Я боюсь, что Борс уже мог убить Тихиана и завладеть Черной Линзой.
        - Дракон может и знает, куда мы идем, но Черной Линзы у него нет, - сказал Рикус. - Иначе он не подослал бы к нам убийц. Он напал бы на нас сам и все было бы кончено.
        - Но если он знает, куда мы направляемся, как может быть, что линза еще не у него? - спросил Келум.
        - В сообщении было сказано, что встреча назначена в Самарахе, но не сказано, что линза уже там, - сказала Ниива. - Возможно, Тихиан ждет где-то еще.
        - То, в чем я уверен, - в хитрости с ним мало кто сравнится, - сказал Рикус. - У нас нет выбора - надо идти и смотреть. Если мы будем сидеть здесь и ждать, Дракон опять попытается остановить нас.
        Ниива кивнула. - Битва началась. Если мы хотим победить, нам нужна Черная Линза - даже если именно Тихиан послал за нами. - Воительница повернулась к своему ополчению и махнула рукой в сторону разоренной фермы за Стеной Мазды. - Наполните ваши меха для воды, - приказала она. - Нам предстоит долгая дорога до Самараха.
        Глава Девятая Абалах-Рэ

        Въючный канк царапал по покрытой белой коркой земле всеми шестью лапами, недовольный приказом Садиры остановиться. Садира не удивилась поведению животного. Бедная тварь жила без воды больше пяти дней, с тех пор, как легион начал пересекать сверкающую соленую поверхность Желтой Пустыни. Сейчас, улавливая своими чуткими антеннами дрожание зеленой, острой травы, желтых лопухов и других растений оазиса, насекомое вероятно чуяло воду, которой оно было так долго лишено. Волшебница была счастлива уже тем, что оно вообще послушалось ее.
        Садира остановилась в двух сотнях шагов от округлого бугра, покрытого высокими деревьями седра. Хвойные деревья с длинными иголками широко раскинули свои ветки, напоминавшие руки молящегося солнцу дварфа. Пурпурные лозы с длинными, желтыми шипами крепко обвивались вокруг их стволов, бороды мха свешивались с ветвей.
        На вершине холма перед ними две линии вражеских воинов уже стояли, готовые к бою. Большинство из них носило зеленые плащи поверх желтых пеньковых килтов. В руках они держали квадратные деревянные щиты и длинные метательные копья. На поясе у них висели моргенштерны с шипами из заостренного обсидиана. Невооруженные офицеры в светло-голубых тюрбанах стояли перед шеренгами, на равном расстоянии друг от друга.
        - Похоже, их тут не меньше двух тысяч, - заметил Рикус, подходя к волшебнице. Как и Садира, он вел на поводу въючного канка, на его могучих плечах сидел юный Ркард. - Мне это не нравится.
        Садира кивнула, и мул отошел от нее на пару шагов, прежде чем остановиться. Последние десять дней они не приближались друг к другу ближе, так как волшебница никак не могла простить Рикуса. Когда она сказала ему о смерти Агиса, первой реакцией мула было не горе или сочувствие. Он думал только о том, как они смогут жить без аристократа, а ведь она дала возможность мужу умереть и не дала ему то, что он желал больше всего - наследника, который мог бы сохранить имя Астиклов. Как мог Рикус ожидать, что она будет думать об их будущем в такой момент?
        Келум вышел вперед, встав между Рикусом и Садирой. - Это не племя грабителей, - сказал дварф. Он протянул руки и снял своего сына Ркарда с плеч Рикуса. - Это больше похоже на легион.
        - Он и есть, - ответил Магнус. - Легион Раама. Когда я был с Бегунами Пустыни, нам приходилось множество раз удирать от солдат этого города.
        - Но отсюда до Раама пятнадцать дней ходьбы на юг, с Галгом и Нибенаем по дороге, - запротестовал Сиют Лтак. После битвы с гигантами, Ниива распределила выживших воинов Гранитной Роты среди остальных рот ополчения Кледа, и попросила Сиюта остаться с ней, офицером для специальных поручений. - Что Раамляне делают здесь?
        - Их послал Борс, - заключил Рикус. - Держу пари, что он заставил королей-волшебников разослать войска по всей пустыне, чтобы нас найти.
        - Как бы то ни было, но они между нами и водой, - сказала Ниива, присоединяясь к группе. - Будем надеяться, что наши воины достаточно сильны, чтобы смести их с дороги.
        Садира взглянула назад, чтобы проверить легион. Три роты Кледа стояли во главе колонны, по пять в ряд, тридцатью дисциплинированными линиями. Дварфы сняли свое тяжелое вооружение и привязали его к спине, чтобы не исжариться под полуденным солнцем. Но и это не спасало их полностью от иссушающей жары, их лица обгорели и глаза помутнели.
        Люди Тира выглядели намного хуже. Они стояли двоиной колонной за дварфами, тяжело дыша и опираясь друг на друга. Те, у которых было оружие, связали его в узлы и тащили за собой, а многие другие старались создать себе тень, подняв остатки своей одежды над головой. Некоторые воины переступали с ноги на ногу в тщетных попытках предохранить ноги от обжигаюшего тепла, пробивавшегося через тонкие подошвы их сандалей. Большинство, однако, казались уже смирившимися, надели свое оружие и, стиснув зубы, терпели пытку стоя на месте.
        Садира увидела и небольшую группу отставших, с трудом ковылявших к легиону, а за ними не было ничего, что возвышалось бы над соляной поверхностью: ни единого камня, тощего ствола колючего кустарника или даже крутящегося вихря воздуха. Пустыня простиралась до самого горизонта, ярко белая, абсолютно ровная поверхность. Пока легион пересекал это отупляющее, ослепляющее пространство, разведчики не нашли ни единого следа помета зверей и не видели ни одного живого существа больше жука, бежавшего по искрящейся земле, не слышали зова ни одного прожорливого кес'трикела, ищущего себе добычу. Здесь не было ничего, ни единого следа какого бы то ни было живого существа.
        Садира взглянула на Рикуса и Нииву. - Мы должны драться сейчас, или немного отдохнуть?
        Вошебница даже не думала о том, что враги рискнут и нападут первыми. Никакой нормальный командир не оставит выгоднейшую защитительную позицию на склоне холма, чтобы атаковать врага на плоской пустыне, особенно если у него вода есть, а у противника нет. Если бы они захотели, Садира была уверена, они могли бы даже разбить лагерь, а легион Раама стоял бы и ждал их атаки.
        Обдумав вопрос колдуньи, Ниива уверенно сказала, - Отдых ничего не даст нам. Чем больше времени мы проведем на солнце, тем больше наши воины будут страдать от жажды, когда бой начнется.
        Рикус кивнул в знак согласия и повернулся к легиону. Но прежде, чем он смог что-то сказать, Ркард схватил его руку. - Рикус, Кара!
        Мальчик показал на ножны Рикуса, цилиндр из отбеленной кости, на котором была искусно вырезана история жизни Рикуса. Лучший резчик по кости Тира подарил эти ножны мулу в знак благодарности за первый бросок копья в Калака.
        Мул нахмурился. - Что с ней?
        Ркард поднял ножны. На конце цилиндра зияла дыра, а из нее высовывался короткий кусочек отломанной части меча, необъяснимым образом проткнувший твердую кость.
        - Очень странно, - Рикус взял ножны в руки. - Но спасибо, Ркард. Сломанный или нет, я не хотел бы терять кусок своего меча.
        Мул вытащил меч из ножен и от изумления забыл вдохнуть. Сломанный меч больше не заканчивался зазубренным сколом. Неровности исчезли, у меча снова появился кончик, а весь клинок стал примерно в две трети своей первоначальной длины.
        - Что случилось? - выдохнул мул.
        - Он растет! - заключил Ркард.
        Рикус потряс головой. - Сталь не растет!
        - Зачарованная сталь может, - вмешалась Садира. Она указала на старый кончик, все еще торчавший из дыры в ножнах. - И это объясняет, как сломанный кусок проткнул кость.
        Мул задумчиво потер щеку и внимательно оглядел свой оживший клинок. Наконец, он пожал плечами. - Почему я должен что-то знать? - спросил он. - Я просто рад, что он решил вернуться.
        - Как и мы все, - добавил Келум.
        Мул перевернул свои ножны и дал сломанному концу Кары выскользнуть наружу. - Так как ты заметил это и не дал ему пропасть, почему бы тебе не взять его? - спросил он Ркарда. - Возможно из него можно сделать кинжал для тебя.
        Мальчик принял подарок с раскрытым ртом. Даже если бы клинок не был частью Кары, он был стальной - а в бедном на металлы мире Атхаса одно это придавало ему немалую ценность.
        - Ркард, что ты забыл сделать, когда кто-то дарит тебе подарок? - спросила Ниива.
        Мальчик отчаянно покраснел. - Я буду хранить его с любовью, как я трепетно храню нашу дружбу, - сказал он, кланяясь Рикусу.
        К удивлению Садиры Рикус вспомнил подходящий ответ. - Пусть он будет знаком нашего вечного доверия.
        Рикус поклонился Ркарду, потом повернулся к легиону. - Тиряне, встать на фланги дварфов, образовать две шеренги, - приказал он. - Мы должны биться, а потом будем пить.
        Воины быстро распределились по обе стороны дварфов. Большинство из тех, кто сбросил тяжелое вооружение, так и оставили его валяться на соленой почве. В сжигающей жаре Желтой Пустыни мало кто из людей мог нести дополнительный вес в битве и не падать, истощенный жарой и жаждой.
        Когда Тиряне заняли свои позиции, Ниива обратилась к своим воинам. - Организовать атакующие клинья, - скомандовала она. - Я поведу Железную Роту. Ялмус Лтак возьмет Каменную Роту. Келум с Бронзовой ротой остается в резерве.
        В отличии от Тирян более сильные дварфы не бросили своего оружия. Каждый воин помог стоявшему рядом товарищу надеть доспехи и застегнуть их. Уже через несколько секунд все три роты надели шлемы на головы и взяли щиты в руки. Начищенная сталь отражала лучи багрового солнца с такой силой, что Садира едва могла глядеть на воинов Кледа.
        - Этот свет наверняка испугает Раамлян, - заметила Садира, поднимая свою черную руку, чтобы защитить глаза.
        - Но не так, как наши топоры, - пообещал Лтак, поправляя свою кольчугу.
        Железная и Каменная Роты перестроились, образовав клинья, нацеленые в центр фаланги Раамина. Бронзовая Рота отошла на двадцать шагов назад и образовала компактный квадрат, каждый воин застыл абсолютно прямо, как бы не замечая обжигающей жары. Садира собиралась было предложить им использовать широкие лезвия топоров для защиты от солнца, но, подумав лучше, вспомнила, что все жители Кледа молятся и благословляют солнце.
        - А что делать мне? - спросил Магнус. - Я не могу убить всех их темпларов, но уж нескольких я могу взять на себя.
        - Ты останешься здесь, с Келумом и Садирой, - сказал Рикус.
        - Но все эти Раамляне, носящие тюрбаны, - темплары, - возразил Магнус.
        - Я знаю, - ответил Рикус. - Вот почему я хочу, чтобы ты и Садира остались сзади. Вы должны внимательно глядеть за битвой и помочь там, где это будет необходимо. - Мул глянул на Садиру, в его глазах застыл невысказанный вопрос.
        - Я знаю, что ты хочешь, - ответила Садира. Она понимала, что он надеется на ее слова, ободряющие или утешающие, но не могла пересилить себя. Обида и злость на него до сих пор сильно терзали ее душу, тем более, что она сама не конца понимала почему. Когда мул не отвернулся, она жестко бросила, - Ты что, собираешься стоять здесь всю оставшуюся жизнь?
        Рикус скипя зубами повернулся на пятках и направился к оазису. По прежнему молча он поднял Кару и дал знал легиону следовать за ним.
        Ниива какое-то мгновение смотрела на волшебницу. - Тебе не кажется, что ты чересчур жестока с ним? - спросила она. - Ведь не Рикус убил Агиса.
        - Нет, но он обрадовался, когда умер мой второй муж, - сказала Садира. - Он расстраивается только потому, что я оплакиваю Агиса больше, чем, по его мнению, я должна.
        Ниива закрыла глаза и медленно покачала головой. - Ты действительно так думаешь?
        - Только не говори мне, что я не права, - возразила Садира.
        - Не бойся, не буду.
        Ниива взглянула назад и взмахом руки послала Железную и Каменную Роты вперед. Прежде, чем присоединиться к ним она взглянула на Ркарда, - Оставайся с Бронзовой Ротой - и на этот раз никаких подвигов.
        Мальчик нахмурился, но кивнул, - Да, мама.
        Ниива улыбнулсь, потом заняла свое место на фланге Железной Роты.
        Вместе с Келумом и Ркардом Ниива смотрела как воины Тира и Кледа идут в атаку. Сзади легион показался Садире похожим на нескладную птицу. Сверкающие треугольные клинья дварфов были телом, оперенным сверкающими топорами и стальной броней. Человеческие фланги были крыльями, неровными, неуклюжими, почти лишенными перьев. Это было странное содание, дитя отчаяния и надежды. Волшебница надеялась, что птица окажется достаточно свирепой и умной, чтобы растерзать свою добычу.
        Легион не успел пройти и четверть расстояния до оазиса, когда из центра вражеской позиции на бугре донесся громкий, сумашедший смех. Хотя голос и был женским, но звучал он как жаждущий крови крик виверна.
        - Кто это был? - спросила Садира.
        Магнус пожал плечами. - Даже Бегуны Пустыни не бегали от каждого чиновника Раама, - сказал он. - Это может быть, например, верховный темплар - или сама королева-волшебница.
        Келум подтолкнул своего сына к Бронзовой Роте. - Возьми вьючных канков и встань позади Бронзовой Роты, - приказал он. - И помни, что мать сказала тебе о подвигах.
        Ркард взял поводья у Садиры и слегка коснулся антенн двух вьючных канков. Те недовольно защелкали жвалами, но медленно повернулись и отправились вслед за мальчиком к Бронзовой Роте.
        - Это не спасет тебя, мальчишка! - Слова прокатились по соляной пустуне так же ясно и отчетливо, как слова какой-либо баллады Магнуса, но голос, произнесший их, звучал холодно и надменно, как никогда не говорил и не пел Певец Ветров.
        Ркард начал было поворачиваться, но голос Келума стегнул как кнутом, - Не слушай ее, сын. Вперед!
        Пока юный мул торопился встать позади Бронзовой Роты, Садира безуспешно обыскивала взглядом верхушку холма в поисках того, кто это сказал. Основременно она подняла руку ко рту и схватила ею клочок выдохнутого черного тумана, потом обратилась к ялмусу Бронзовой Роты.
        - Я знаю, что ты и твои воины предпочитаете свет солнца, - сказала она. - Но сейчас вам лучше оставаться под щитом. Он защитит вас от магии Раама.
        Садира пробормотала заклинание, и бросила черный клок тени в резерв. Клочок взлетел в воздух над Бронзовой Ротой становясь, по мере движения, длинной черной веревкой. Она опустилась на землю перед ялмусом, затем, удлиняясь, потянулась вокруг роты. Когда она стала квадратом, внутри которого оказались и Ркард и дварфы, над всей ротой повис серый, мрачный купол.
        Воины-дварфы нервно взглянули в белесое небо, затем многие из них что-то вполголоса проборматали и задвигались. Некоторые даже хотели выйти из строя - пока ялмус не отдал короткую, резкую команду, и все вернулись на свои места.
        И опять жестокий смех прокатился над соляной пустыней. Хор голосов воинов Раама вскрикнул в ужасе, затем небольшая часть вражеской фаланги схватилась за грудь и рухнула на землю. Садира в который раз обшарила взглядом скон холма позади павших воинов, на этот раз в поисках причины их смерти. Она нашла только полдюжины деревьев седра и несколько серебристых лопухов. Не осталось никого, даже темпларов в синих тюрбанах, все воины были мертвы.
        - Это ты убила этих Раамлян? - спросил Магнус.
        Садира покачала головой.
        - Тогда что...
        Прежде, чем Келум смог закончить свой вопрос, пылающий шар белого света вылетел из дыры в рядах Раамина. Он пронесся над флангом легиона, и четверо воинов Тира исчезли без следа. Садира и Магнус еле успели пригнуться, чтобы шар не сжег их собственные головы, а потом они чуть не задохнулись от зловонного запаха, похожего на вонь от горящего дегтя. Шар врезался в в передовые ряды Бронзовой Роты и взорвался, ослепив всех вокруг. Дварфы вскрикнули от неожиданности, но ни один из них не закричал от боли.
        Ялмус приказал своим воинам выравнять ряды. Когда пятна, плавающие перед глазами Садиры, исчезли, она увидела, что ее серая пелена осталась целой и невредимой, дварфы не пострадали. Тем не менее Бронзовая Рота была в полном беспорядке. Многие дварфы побросали от испуга свои топоры и теперь слепо шарили по земле в поисках своего оружия, тогда как другие терли глаза и ошарашенно крутили головами. Ркард стоял в центре всей этой суматохи, крепко закрыв глаза, а его руки вцепились в обломок меча, подаренный ему Рикусом.
        - Клянусь ветром, - выдохнул Магнус. - Сама Абалах-Рэ с ними.
        - Без сомнения, - сказала Садира. - Только король-волшебник - или королева, как у нас, - может использовать заклинание, которое выкачивает жизненную силу из своих собственных солдат.
        Волшебница повернулась и еще раз обшарила взором область около лежащих Раамлян. Никого, никто не стоял или прятался там. Видимо королева-волшебница скрыла себя при помощи магии.
        Садира сунула руку в свой карман и вытащила бусинку янтаря, потом раскрошила золотистую гемму своими черными пальцами. Она подбросила образовавшуюся пудру в сторону оазиса и произнесла заклинание. Огромное облако светло-желтого тумана образовалось над брешью, которую Абалах-Рэ проделала в собственной фаланге. Удар грома грянул над вершиной холма, и облако пролилось на землю градом желтых градин, размером с лимон.
        Когда каждая градина касалась земли,она превращалась в золотистый сироп, который покрывал все, чего касался. Раамляне ругались и кричали, пытаясь соскрести липкий сироп со своих тел. Но жидкость застывала почти мгновенно. Скоро сотни желто-оранжевых колонн покрыли склоны холма, внутри каждой было тело задохнувшегося воина. Но, похоже, никто из фигур в просвечивающих столбах не был Абалах-Рэ.
        Одобрительный хор голосов донесся из рядов наступающего легиона Тира, так как магия Садиры превратила преимущество Раамлян в позиции в ничто.
        - Бегом! - приказала Садира.
        Дварфы перешли на ровный бег, сохраняя строй. Тиряне побежали неровной трусцой, их фланги поредели, хотя они и пытались держаться наравне с дварфами.
        На самой верхушке холма огромный круг деревьев седра внезапно стал корочневым, их иголки опали. Но даже еще не коснувшись земли, красная хвоя потемнела и стала черной, а голые ветви упали вслед за ней. Корни деревьев, увядая, полезли из холма. Дерево за деревом рушилось на землю, убивая воинов Раама, стоявших под ними, и поднимая облака пыли.
        Волшебница по прежнему не видела никого, кто мог бы вызвать подобные разрушения, но была уверена, что это осквернение земли результат выкачивание энергии для мощнейшего заклинания. Так как не было видно ни одного волшебника, Садира решила, что это сама Абалах-Рэ уничтожает деревья. Королева-волшебница могла брать энергию как из людей, так и из животных и растений.
        Садира сунула руку в карман платья, шепча, - Кто бы ты ни была, это был последний раз, когда ты осквернила оазис.
        Абалах, к удивлению колдуньи, ответила, - Я испоганила тысячи оазисов прежде, чем ты родилась, девчонка. - Ее голос был едва громче шепота, когда достиг ушей Садиры. - И я испорчу еще тысячи после твоей смерти.
        На вершине холма из-под земли ударили две синие вспышки. Они устремились вниз с откоса холма, полыхая лазурью каждый раз, когда они проходили под камнем. Как пара сапфировых стрел, болты света летели под соляной пустыней прямо к ротам дварфов. Когда они достигли воинов, ведущих наступающие клинья, над пустыней прозвучал страшный хруст. Дварфы застыли. Их шлемы и железные доспехи взорвались дождем искр. Волны энергии побежали с одного закованного в железо воина на других, стоящих сзади. Эти также окаменели, их оружие покрылось синим огнем и раскалилось. В одно мгновение хрустящие волны энергии накрыли обе роты.
        Ниива, стоящая позади Железной Роты, вскрикнула и с силой отбросила железный топор. Остальным воинам Кледа, заключенным в железо брони, повезло меньше. Они стояли полностью неподвижные, а синие веревки энергии танцевали по их броне. Очень скоро их тела потемнели, потом начали дымиться. Один за другим дварфы сгорали в пламени и горсточкой пепла валились на землю. Еще через несколько мгновений от двух рот Кледа остались только две кучи расплавленных доспехов и Ниива, ошеломленно глядящая на соляную пустыню.
        Келум начал было командовать Бронзовой Роте идти в атаку, но Садира остановила его. - Оставь резерв здесь, иначе Абалах уничтожит и его тем же заклинанием, - сказала она. - Ты и Магнус подкрепите фланги Тирян магией, а я буду сражаться отсюда - и защищать Ркарда.
        Дварф кивнул, потом он и Певец Ветров кинулись вперед, на фланги легиона. Садира быстро прикинула, не воспользоваться ли магией, чтобы защитить войска Тира от Абалах, но отказалась от этой идеи. Если она потратит всю свою энергию на защиту от атак королевы-волшебницы, атака Рикуса против превоходящих его числом сил противника, ждущих на холме, захлебнется в крови его воинов. Чтобы победить в битве, надо уменьшить их численность, одновременно защищаясь от Абалах - а еще лучше просто убить ее.
        Садира вытащила из кармана кусок серы и отщипнула маленькую щепоть гуано. Смешав два компонента так, чтобы получилась густая, липкая масса, она зажала ее в ладони и произнесла заклинание. Комок в ее руке начал расширяться, испуская струю серого, ужасно пахнущего дыма. Шар в руке Садиры уже стал достаточно велик, когда внезапно оскверненная поверхность на верхушке холма выпятилась наружу, став похожей на гигантскую сферу и продолжала распухать. Когда верхушка холма уже была готова взорваться, Садира прошептала последний слог заклинания. Липкая масся, которую она держала в руке, исчезла, растаяв облаком дыма. На вершине холма распухавшая сфера внезапно провалилась внутрь. Склон задрожал и тревожный шепот пробежал по рядам Раамлян.
        Ветки деревьев седра завибрировали. Из дыры в бугре послышался злой крик и языки пламени выстрелили в небо из-под оскверненной земли. Могучий взрыв потряс весь оазис, и целый кусок холма взлетел на воздух.
        Облако из пыли и пепла покрыло соленую пустыню, накрыв ее белую поверхность серой пеленой. Расколотые деревья и тела Раамлян дождем оросили землю перед легионом, падая с резким грохотом в двадцати-тридцати шагах от холма. Рикус махнул мечом, и с громким криком его воины бросились в атаку. Этот крик даже вывел Нииву из ступора, она подхватила свой боевой топор и присоединилась к атаке.
        Рикус и его воины начали разбрасывать тела и деревья, освобождая дорогу к холму. В этот момент на них сверху, со склона холма, обрушились огненные шары и удары молний. Воины Тира стали падать по всей линии. Серые струйки дыма, поднимавшиеся от их тел, отчетливо выделялись на фоне белой земли, на которой они лежали.
        Чтобы поддержать атаку Рикуса, Келум и Магнус ответили Раамлянам своими собственными заклинаниями. Дварф направил на склон багровый луч, который сжигал все, чего ни касался. Певец Ветров призвал злой южный ураган. Вихрь налетел на склон горы, поднимая в воздух стену соли, разорванные одежды и тела людей.
        Полоса длинной, отсвечивающей зелеными вспышками веревки появилась между атакующим легионом Рикуса и основанием холма. Правый фланг достиг ее первым. Когда воины прыгнули через веревку, из-под земли послышался громкий треск и веревка превратилась в глубокую пропасть, из глубин которой ударил сильный зеленый свет. Тиряне закричали, зеленые языки пара охватили каждого из них. Весь фланг попросту растворился, из тела исчезли прежде, чем они успели упасть вниз.
        Магнус остановился на краю и попытался заглянуть вниз, в пропасть. Зеленый усик ударил в него, охватив его толстую шкуру. Магнус покачнулся и отшатнулся назад, схватившись за горло и кашляя.
        На другом конце фаланги Тирян, где холм немного закруглялся, воины на осмелились прыгнуть через щель в земле, когда она открылась. Большинство сумели затормозить на краю и отползти обратно на четвереньках, чихая и кашляя от удушья, пока усики зеленого пара хватали их за ноги.
        Со своего наблюдательного пункта в глубине соляной пустыни Садира не видела Рикуса среди выживших. Она пробежалась взглядом по волне ползуших беженцев, нашла Нииву и Келума, но мул исчез. Вошебница почувствовала, как холодный ком образовался в ее желудке. Рикус первым бежал в атаку на своем конце фаланги. Не упал ли он в пропасть?
        Решив помешать королеве-волшебнице Раама использовать такие заклинание еще раз, Садира вытащила из кармана растертое в порошок стекло. Быстро пробежав взглядом по холму, он нашла еще один круг мертвых тел Раамлян, лежавших около самой верхушки. Он был прямо напротив правого конца разлома, и Садира была уверена, что именно там стояла Абалах, когда собирала энергию для нового заклинания.
        Садира бросила порошок в воздух и проговорила заклинание. Когда он опустился на землю, серебристая пыль засверкала под лучами багрового солнца. На склоне холма красные вспышки ударили из увядших стволов седра. Мерцание быстро собралось в центре оскверненной земли, очертив фигуру зрелой женщины, одетой в ниспадающее, воздушное платье.
        Фигура повернулась к Садире. - Ты нашла то, что искала, - сказал голос Абалах-Рэ. - Ну, и что теперь ты собираешься делать со мной?
        Садира потянулась для инградиентами для нового заклинания.
        Абалах пролаяла резкую команду на языке ее города. Воины Раамина бросились вниз с холма, на бегу готовя копья для броска через пропасть по отступающим Тирянам. Какое-то мгновение кополева-волшебница смотрела на атаку своей армии.
        Потом, когда Садира уже выхватила маленький стеклянный цилиндр, Абалах бросила что-то в воздух. Облако красного дыма явилось из ничего и поглотило ее фигуру.
        Распознав природу заклинания, Садира мгновенно сообразила, что ее враг использует магию чтобы переместиться в пространстве. Все еще держа стеклянный цилиндр в руке, она опять пробежала глазами по бугру в поисках нового места Абалах.
        Садира увидела, что Раамляне достигли подножия холма. Пока она смотрела, они добежали до края разлома и бросили копья через зеленую пропасть. Большинство из них упали на землю, не задев никого, но достаточно много попало в цель и равнина наполнилась предсмертными криками.
        И тут же похожий шквал звуков зазвучал с другой стороны, из рядов врага. Зеленые языки пара опять появились из пропасти, на этот раз хватая воинов Раамина, пока вихрь вспыхивающего на солнце клинка и лягающихся ног сбрасывал их одного за другим вниз.
        С первого взгляда Садира поняла, что на Раамлян напал Рикус. Мул каким-то образом оказался на другой стороне разлома.
        Прикинув на глаз ширину пропасти, волшебница даже не могла себе представить, каким образом мул мог перепрыгнуть ее. Скорее всего, как обычно несясь в атаку впереди всех, он оказался далеко впереди легиона, и был уже на той стороне, когда заклинание Абалах сотворило пропасть. Да, сейчас Раамлянам приходилось туго, но Садира не представляла себе, сколько еще времени ее муж может сражаться с такой же неистовостью.
        Казалось он уже подустал. Во всяком случае он перестал атаковать и дал возможность Раамлянам подойти к нему. По меньшей мере двадцать из них уже бежали к нему, на ходу крутя над головой шипастые моргенштерны.
        Волшебница направила стеклянный цилиндр в их сторону и произнесла слова заклинания. Молния вылетела из стеклянного цилиндра и, перелетев разлом, ударила в центр бегущих в атаку Раамлян. Послушался страшный удар грома и тела полетели во всех направлениях. К удивления Садиры, Рикус бросился к оглушенным врагам вдвое быстрее, чем прежде и в мгновение ока перебил всех, кто еше остался жив после ее взрыва.
        - Рикус, не сходи с ума! - крикнула Садира, зная, что даже чемпион-гладиатор не сможет справиться с таким количеством врагов. - Подожди подкреплений!
        - Не будет никаких, глупая девчонка! - Голос принадлежал Абалах и послышался он из-за спины Садиры.
        В тот же момент волшебница почувствовала странное покалывание где-то глубоко в животе. Вся Бронзовая Рота глубоко застонала и упала на землю, наполнив лязганием доспехов все вокруг. Ощущение в ее животе становилось все сильнее, как если бы чья-та холодная рука забралась к ней в живот и сжимает ее кишки. Но Садира не заниковала, она знала эту боль и знала, что она означает - из ее тела выкачивали жизненную силу.
        Абалах вероятно ждала этого момента всю битву. Когда все глаза прикованы к перепитиям битвы, самое время для королевы-волшебницы удивить резерв атакой сзади.
        Садира резко повернулась. Дварфы испуганно схватились за животы, чувствуя что жизненная сила покидает их. Некоторые сумели остаться на ногах, держась за свои топоры, но и они едва стояли, и, казалось, вот-вот упадут. Другие уже валялись без сознания на земле, близкие к смерти, с серыми лицами и ввалившимися глазами. Остальные корчились от боли на земле, их панические голоса ругали на все корки магию, которая не дала им умереть с топором в руках, убивая врагов. Садира не видела ни малейшего следа своей зашитной пелены, которую она раскинула над дварфами раньше, и поняла, что Абалах-Рэ уже давно находится рядом с ротой и успела развеять ее заклинание.
        В центре всей этой суматохи стоял Ркард, глядя на умирающую роту широко открытыми, испуганными глазами, без малейших признаков физической слабости. В руках он сжимал кончик меча, который Рикус подарил ему перед битвой, - он то и был, решила Садира, источником доброй фортуны мальчика. Вероятно осколок Кары защищал своего владельца не хуже, чем сама Кара защищала Рикуса. Пока он держал зачарованную сталь в руках, ни одна атака королевы-волшебницы не могла ничего сделать юному мулу - ни физически, ни магически или ментально.
        Абалах-Рэ стояла в тридцати шагах от мальчика. Ноготь на конце ее указательного пальца был длиной с хороший кинжал. - Иди сюда, дитя, - сказала она, раздвоенный язык мелькнул на момент из ее розовых губ. - Мне нужны только баньши. Я не хочу повредить тебе.
        Ркард только сильнее вцепился в сломанный клинок. - Лгунья.
        Глаза Абалах сверкнули, она пошла к мальчику. - Тогда я приду к тебе, - сказала королева. - Баньши появяться сами, и очень скоро - когда я начну ломать твои кости.
        Садира не могла сказать, блефовала Абалах или нет. Может быть, она не распознала природу обломка в руках Ркарда, но проверять эту мысль Садире не хотелось. Она направила ладонь на головку скипетра королевы, который, как она знала, служил чем-то вроде мистической линзы. С его помощью Абалах выкачивала жизненную силу из людей и животных, используя ее для своих самых могущественных заклинаний.
        Садира направила поток солнечной энергии из своей руки в скипетр. Со стороны он был почти не виден - легкая розовая рябь горячего воздуха пустыни. Занятая Ркардом, Абалах-Рэ не заметила слабого отблеска на головке скипетра, при помощи которого она по прежнему качала из Садиры жизненную силу.
        Луч с громким шипением ударил в обсидиановый шар. Багровый свет вспыхнул в центре темной сферы, и Садира почувствовала, как отток ее жизненной силы прекратился. Головка разлетелась на куски, выбросив вспышку розового света, неровные обломки полетели во всех направлениях. Сияющий шар недолго покачался над концом скипетра, потом, как вода, стек в соленую почву пустыни.
        Абалах-Рэ отбросила бесполезный посох от себя, сердито посмотрвла на Садиру, потом сказала, - Это не спасет мальчишку - и тебя!
        Ялмус Бронзовой Роты и еще две дюжины воинов, оставшиеся в сознании, пошатываясь встали на ноги. Бледные и больные, они упрямо закусили губы и ринулись в атаку. Но их стальные топоры отлетели от желтого тела Абалах-Рэ, не оставив даже царапины.
        В ответ королева начала раздавать удары во все стороны, ее когти разрывали железные доспехи, как если бы они были из бумаги. Ялмус упал у ног Ркарда, его доспехи были разорваны, под ними виднелись окровавленные внутренности. Юный мул невольно отступил назад, его глаза широко раскрылись от ужаса, а Абалах продолжала уничтожать остаток роты. Садира бросилась вперед, чтобы защитить его.
        Как только Ркард сделал шаг назад от Бронзовой Роты, рядом с ним появились две фигуры из скрученных костей. Они не появились из пустыни или из холма, просто в мгновение ока пустота обрела форму. Они были почти так же велики, как и гиганты, и перекручены так, что их трудно было назвать скелетами. У одной не было головы, зато длинные седые бороды свисали у обоих с того места, где полагалось быть подбородку.
        Абалах сломала шею последнему дварфу, потом приветливо улыбнулась обоим баньши. - Джо'орш, Са'рам, - сказала она. - Пошли.
        Садира встала между баньши и королевой Раама. - Что ты хочешь от них?
        Один из баньши ответил. - Линза. Наша магия скрывает ее от Дракона и его миньонов.
        - Только пока лорды-призраки Борса не покончат с вами обоими, - сказала Абалах. Королева бросила злой взгляд на Садиру, потом прыгнула, ее кинжало-подобные когти нацелились на горло волшебнице.
        Садира пригнулась и отскочила в сторону. Когти скользнули по ее плечу, вырвав клочки черной тени. Волшебница ударила в ответ, сжатыми в кулаки руками. Впитавшие в себя великую мощь солнца, сияющие розовым цветом, кулаки с силой врезались в челюсть Абалах. Голова королевы запрокинулась, ноги оторвались от земли. Пролетев по воздуху полдюжины шагов, она грохнулась на землю среди дварфов, которых только что убила и тут же начала вставать.
        Понимая, что на магию времени нет, Садира кинулась в атаку. Абалах задержала на ней свой взгляд и в ее темных глазах появилась фигура лирра. Он напоминал огромную ящерицу, покрытую сплошным панцирем из твердых, многогранных чешуек. Его хвост был усеян острыми шипами. Садира мгновенно поняла, что животное было ментальным посланцем Абалах, которая будет атаковать ее через Путь.
        Лирр раздул свой великолепный чешуйчатый воротник, открыв пасть так широко, что обнажилась розовая глотка, и перепрыгнул пространство между двумя женщинами. Он ввинтился в разум Садиры с такой силой, что волшебница закричала от боли и упала на твердую поверхнисть соляной пустыни, больно ударившись затылком.
        Ящер появился на затемненной равнине интеллекта Садиры, и начал вырывать большие куски губчатого, черного материала из почвы. Голова волшебницы взорвалась от боли, и она едва могла поверить, что проклятая тварь глотает ее мысли и ничего больше. Ее никогда не атаковали через Путь с такой силой.
        Тем не менее, вспомнив, чему ее муж, Агис, научил ее, Садира сосредоточилась на борьбе с ужасной тварью. Она открыла путь в свой спиритуальный нексус, представив темную нить, протянувшуюся из глубины ее живота. Потом она сконцентрировалась на черном материале, из которого состояли ее мысли, и вообразила себе, что он становится твердым, как гранит. Волна энергии поднялась по нити из глубины ее тела. Темный материал окаменел, застав лирра в момент, когда тот отрывал очередной кусок земли. В результате когти зверя оказались замурованными в твердом камне.
        Сумашедший смешок вырвался из горла твари. - Скольких колдуний, вроде тебя, я убила? - прокаркал он голосом Абалах. - Тысяча лет непрерывных сражений, и ты осмеливаешься думать, что можешь остановить меня!
        Лирр поднялся на могучие задние лапы и вырвал свои застрявшие когти вместе с двумя глыбами мыслей Садиры. Голова волшебницы взорвалась белыми вспышками боли. Чудовище присело, стряхнув висевшие на когтях булыжники, и начало рвать черный камень. Садира услышала как кто-то кричит и осознала, что это она вопит от боли. Она постаралась призвать побольше энергии из нексуса, чтобы перейти в контатаку, но изнутри поднялась только волна желчи.
        Колдунья продолжала сражаться, стараясь сотворить виверна или баазрага, чтобы противостоять созданию Абалах, но у нее уже не было достаточно силы. Лирр продолжал вгрызаться в ее ум, пока наконец белый свет не осветил мрачную равнину и Садира знала, что вот-вот она потеряет сознание, и не проснется.
        И в этот момент, откуда-то издалека она услышала злой крик Ркарда, он напал на Абалах. Лирр завыл, упал и растворился без следа так же быстро, как и появился. Садира осталась одна в своем раненом рассудке, и белый туман боли окутал ее.
        - На помощь! - позвал юный мул.
        Хотя она и не помнила, как закрывала глаза, Садира открыла их. Она нашла Абалах-Рэ в пяти шагах от себя, здорово потрепанную, но неукротимую, дико молотящую руками по воздуху в попытке стряхнуть Ркарда, повисшего у нее на спине. Са'рам стоял рядом. Своими жуткими обломками костей, которые служили ему руками, он безуспешно пытался снять Ркарда со спины королевы Раама.
        Садира вытащила крошечную серебрянную бусинку из кармана и крикнула, - Ркард, прочь!
        Услышав ее голос, Абалах резко повернулась. Ркард разжал руку и упал на землю, угодив прямо на лежащего без сознания дварфа. В спине королевы остался торчать сломанный конец Кары.
        Садира проговорила заклинание и метнула серебрянную бусину в обломок меча, надеясь, что теперь он дойдет до сердца Абалах.
        Шарик молнией пронесся через пространство и под острым углом ударился о зазубренный клинок. Но вспышки магической энергии, как этого ожидала Садира, не последовало. Вместо этого из клинка вырвалось жемчужного цвета свечение, клинок загудел, послышался тонкий, все усиливающийся звон.
        Глаза Абалах превратились в блюдца. Она вывернула свою руку под совершенно невозможным углом, стараясь схватиться за лезвие. Са'рам подошел ближе, опуская руку на спину королевы. Но прежде, чем баньши коснулся ее, звон прекратился. Огромный гейзер черной жидкости выстрелил из зазубренного конца клинка и облил отвратительное тело Са'рама.
        Черная как чернила жидкость быстро распространилсь по костям Са'рама, покрывая баньши тонким слоем черной слизи. Где бы жидкость на касалась перекрученных костей, они распутывались, становились более упорядоченными и ровными. Спина округлилась и ссутулилась, руки стали длиннее, на них появились острые когти. Седая борода баньши исчезла, мрачный костяной череп, поднявшийся из плечей, встал на свое место. Голова отдаленно напоминала человеческую, с узкими костями челюстей, скошенным подбородком и двумя плоскими скулами. Пара синих углей заменила оранжевые глаза баньши, вокруг черепа засверкала корона из огненных молний.
        - Раджаат! - выдохнула Абалах, глядя на призрак.
        - Инесс из Ваверли, Сердце Чумы, - скелет впился глазами в лицо королевы, облако черного пара вырвалось из его ноздрей. - Я пришел за тобой, предательница!
        Абалах, шатаясь, отступила назад. - Нет! Ты не мог освободиться!
        Садира кошкой прыгнула на спину Абалах. Одной рукой она вцепилась ей в горло, а другой, используя всю свою сверхъестественную силу, нажала на конец Кары, стараясь протокнуть его как можно глубже в тело королевы. Она почувствовала, как клинок уперся в кость, потом соскользнул во что-то более мягкое.
        Абалах взвыла от боли, но потом внезапно замолчала, когда Садира сумела еще и повернуть клинок. Судорога прошла по всему ее телу, она упала на землю и застыла. Черный дым заструился из ее ноздрей и рта. Ного и руки застыли, затем мышцы живота начали подергиваться. Тело внезапно нагрелось, из него пошел жар, одежда начала дымиться.
        Садира нагнулась, обжигая руки, схватила Абалах и отбросила ее как можно дальше, даже не пытаясь вытащить из нее кончик Кары. Королева взлетела в воздух, ее застывшие руки и ноги нелепо болтались по бокам. С гулким шлепком она упала на землю в дюжине шагов от Садиры. Какое-то время безжизненное тело лежало на земле, слепо глядя мертвыми глазами в небо, коричневый дым изо рта и ноздрей поднимался к багровому солнцу. Наконец тело обрушилось само в себя и взорвалось колонной бронзового пламени. На месте вспышки не осталось ничего, кроме пятна черной сажи на белой соляной поверхности.
        Когда Садира взглянула обратно на черный скелет, она обнаружила на его месте лужу бурлящей черной грязи. Единственной узнаваемой вещью была голова, которая, впрочем, быстро растворялась.Волшебница не видела ни одного знака, что эта черная грязь сможет собраться во что-то, хоря бы отдаленно напоминающее Са'рама. Она опустила голову и тихо сказала несколько благодарственных слов в память существа, пытавшего защитить Ркарда.
        Мгновением позже Ркард тронул ее за руку и потянул прочь от лужи. - Пошли, - сказал он. - Джо'орш говорит, что это опасный материал.
        Садира открыла глаза и позволила мальчику увести ее к массивной фигуре Джо'орша. - Прошу прощения за вашего друга, - сказала она, выгибая шею, чтобы взглянуть в оранжевые глаза баньши.
        - Не нужно горевать, - сказал Джо'орш. - Баньши хотят только обрести покой, и Са'рам его добился.
        - А что это такое? - спросила Садира, показывая на черную лужу. - Это действительно был Раджаат?
        - Да, - ответил баньши. - Твое заклинание разрешило его сущности выйти из обломка Кары.
        Колдунья сглотнула и с ужасом уставилась на кипящую жидкость. - Как мы можем загнать ее обратно?
        - Никак, - ответил Джо'орш. - Но беспокоиться не о чем. Подобно самому Раджаату, она заперта в Черноте. Это может повредить только тому идиоту, который осмелится коснуться ее по собственному желанию.
        По спине волшебницы пробежал холодок ужаса. - Тогда это означает, что короли-волшебники не убили Раджаата? - спросила она, поворачиваясь к баньши.
        Джо'орш не ответил. Он исчез, так же мгновенно, как и появился.
        - Что случилось с твоим другом? - спросила Садира, беря Ркарда за руку.
        - Он все еще здесь - как всегда, - сказал мальчик. Затем он недовольно нахмурился и исподлобья взглянул на Садиру, - То, что я помог вам, это ничего?
        Садира наморщила лоб и сделала вид, что тщательно обдумывает его вопрос. - Хм, даже не знаю. Разве твоя мама ничего не говорила тебе о подвигах?
        - Говорила, - недовольно пробурчал юный мул. - Но я не знаю, почему. Вон, Рикусу разрешают быть храбрым.
        Он указал рукой в сторону оазиса. Когда Садира взглянула туда, она увидела, как ее муж один несется в атаку на удирающую армию Раама, размахивая мечом и обзывая врагов трусами. Волшебница не удержалась от смеха. Похоже, мул еще не понял, что Келум сотворил мост из сверкающего пламени над разломом Абалах, или что Ниива ведет по этому мосту четыре сотни воинов - все, что осталось от легиона Тира - чтобы помочь ему.
        Садира направилась к пропасти. - Пошли, - сказала она. - Нам лучше сказать Рикусу, что битва окончена, иначе он их всех поубивает.
        Глава Десятая Покинутая деревня

        Два инекса стояли в центре пыльной площади. Их седла были пусты, поводья свободно свисали. Проломив кость, оружавшую колодец, большие ящерицы засунули свои рогатые морды в черную дыру настолько, насколько позволяли их массивные шеи. Тем не менее до воды они не добрались, сердито ревели и недовольно били своими змеевидными хвостами из стороны в сторону. Их наездников, четырех разведчиков Тира, нигде не было видно.
        Магнус стоял на краю площади, его темные глаза ощупывали площадь в поисках малейшего знака исчезнувших седоков. Он насчитал пятдесят две хижины окружающих площадь, похожих на ульи и покрытые грязными крышами из кожи горака. Но он не видел ни одного местного жителя, выглядывавшего из дверей, ни стад их домашних животных, бродящих по пыльным улицам между лачуг. Место выглядело абсолютно пустынным. Даже разведчики исчезли, не оставив ни единого следа, по которому он мог найти их.
        Неестественная тишина смущала Магнуса дальше больше, чем отсутствие всякой деятельности. Он направлял свои большие уши во все концы площади, но не слышал ничего - ни плача ребенка, но горака, скребущего каменную стену, ни даже воя ветра по узким переулкам. Место было беззвучно, как смерть.
        - Ты думаешь, это Самарах? - спросил Рикус. Мул прошептал свой вопрос, вероятно опасаясь потревожить сверхъестественную тишину, окутавшую деревню.
        Певец Ветров пожал плечами. - Это то самое место, - ответил он, направляясь к колодцу. - Но жители почему-то бросили его.
        - Или их увели отсюда, - сказала Садира. Ее голос прозвучал вызывающе громко и резко из переулка между двумя хижинами.
        - Что ты имеешь в виду? - спросила Садира. Она стояла, сжимая в руках боевой топор, как если бы ожидала атаки каждый миг. Келума и Ркарда не было с ней. Когда разведчики не вернулись, она послала их вместе с остатками Бронзовой Роты проверить южный периметер деревни. А легион Тира обогнул деревню и сейчас входил в нее с противоположного направления, проверяя северную половину. - Ты что-нибудь нашла?
        Волшебница покачала головой. - Нет, но я обеспокоена тем, что случилось с Са'рамом.
        - Тогда расскажи нам, - потребовал Рикус. - Нет времени гадать, что ты там думаешь.
        Садира зло и недовольно посмотрела на мула, но Магнус вклинился между мужем и женой прежде, чем началась очередная перепалка. - Возможно, сначала надо попить, - сказал он. - Жажда делает нас всех нервными и раздражительными.
        Певец Ветров слегка лукавил, и все это знали. После битвы против Раамлян холодок в отношениях между Рикусом и Садирой исчез, ровно на один день. Потом опять все пошло наперекосяк, и они, не поссорившись, не могли сказать друг другу и двух слов. Из того, что Певцу Ветров удалось узнать, следовало, что Рикус попытался заняться с Садирой любовью, и это просто взбесило волшебницу, которая все еще оплакивала смерть своего второго мужа.
        Когда они шли через площадь, Рикус взглянул мимо Певца Ветров. - Прошу прощения, Садира. Я был слишком груб, - сказал он. - Что ты хотела сказать?
        Не принимая его извинения, Садира объяснила, - Джо'орш сказал, что Борс хочет разделаться с ним и Са'рамом потому, что их магия скрывает от него Черную Линзу, - сказала она. - Но это было до того, как Са'рам был ... уничтожен.
        Компания остановилась около колодца, инексы недовольно подняли головы и зашипели. Магнус, не обращая внимания на их угрозы, начал рыться в вещевых мешках на их спинах, одновременно наставив свои огромные уши на Садиру.
        - То есть ты беспокоишься что, уничтожив Са'рама, ты разрушила заклинание, скрывавшее линзу все это время? - спросил Певец Ветров. Он достал тяжелый мех с водой из сумки, висевшей на боку инекса.
        - Да, именно этого я и боюсь, - ответила Садира. - Со дня битвы с Абалах прошло уже десять дней. Если Дракон внезапно понял, что может найти линзу, у него было более, чем достаточно времени, чтобы придти сюда и забрать ее - вместе с жителями, Тихианом и любым другим, кто бы он ни был.
        - Да, похоже на правду, - согласился Магнус, открывая мех с водой. Жидкость внутри чересчур пропахла кожей и известью, чтобы быть свежей водой, только что из колодца. - Но это не объясняет исчезновение наших разведчиков. Куда бы они не пошли, они не взяли с собой меха с водой. И, более того, даже не поменяли воду.
        Садира и остальные нахмурились. Любой путешественник по пустыням Атхаса хорошо знал цену воде, мало кто не наполнил бы свой мех свежей водой.Это заставляло думать, что разведчики были у колодца буквально считанные минуты.
        - Есть только один способ узнать, что случилось здесь, - сказала Садира. - Мы должны прочесать деревню.
        - Верно, но первая вещь первой, - сказал Рикус. Он отпихнул инексов, и поднял веревку, привязанную к ведру. - Я хочу пить.
        Мул бросил ведро в яму. Какое-то мгновение оно падало беззвучно, потом ударилось о дно с приглушенным звуком, чем-то средним между всплеском и шлепком. Рикус дал потяжелевшему ведру повалиться в сторону, потом дернул. Отступив подальше от инексов, он отдернул голову и прикрыл глаза, предвкушая вкус ароматной холодной воды.
        Вода, которая потекла из ведра, была мутная и розовая. Рикус набрал полный рот воды, потом скривился, и выплеснул всю воду на площадь. - У нее вкус крови!
        - Тогда это похоже на...
        Сотни испуганных криков раздались из северной части деревни. Потом, через мгновение, послышался резкий, задыхающийся хрип, и все стихло. Когда Магнус и его товарищи повернулись посмотреть, что случилось, в Самарахе вновь воцарилось безмолвие. Они не увидели ничего, за исключением оранжевого склона горы, поднимавшейся над грязными крышами пустой деревни.
        - Пошли посмотрим, что случилось, - сказала Садира, пересекая площадь.
        Магнус пошел вслед за остальными. Они в молчании прошли через площадь, их шаги тонули в толстой пыли, покрывавшей твердую землю, и вошли в узкий переулок, петлявший среди скопища лачуг, который должен был вывести их в северную часть Самараха. Здесь им пришлось пробиваться через наносы ила, доходившие им до груди. Переулок наполнился густым облаком пыли. Ниива и Рикус закашлялись, а Магнус просто закрыл рот и стал дышать через свои огромные ноздри. Глубоко внутри его носа несколько мембран очищали воздух от мельчайших частичек пыли.
        Группа оказалась за маленьким пастбищем, лежавшим между хижинами и стеной деревни. Серая пелена непотревоженного ила покрывала почву, из под нее виднелись перевернутые обломки камней.
        - Мы уже должны были увидеть легион, - сказал Магнус. Он указал рукой через пастбище.
        Стена деревни доходила им только до подбородка. Если бы воины Тира находились на той стороне, их головы были бы видны над гребнем стены.Но Магнус по прежнему не видел ничего, кроме куч камней и ила.
        - Четыре сотни воинов не могут исчезнуть в одно мгновение, - сказал Рикус.
        - Разведчики исчезли, - отозвался Магнус.
        Мул пробурчал что-то, соглашаясь, потом сказал. - Пошли и посмотрим. - Он вытащил Кару, которая уже отросла до первоначального размера.
        Магнус снял булаву с пояса, и маленькая компания пошла через пастбище. Камни под слоем пыли лежали очень неустойчиво, и часто сдвигались, когда нога вставала на них. Так что они шли медленно, тщательно выбирая дорогу, чтобы не подвернуть лодыжку.
        Садира первой добралась до стены. Она глянула через гребень и тревожно вскрикнула. Затем волшебница хорошо приложилась по стене и камни разлетелись во всех направлениях. Она скользнула через образовавшуюся дыру и уставилась на землю, на ее красивом лице застыла маска ужаса.
        Магнус вместе с друзьями протиснулись сквозь пролом. Вдоль всей стены лежал легион Тира, построенный в походные колонны. Большинство воинов лежало головой вверх. Все они свернулись, как в утробе матери, и, в агонии, вцепились руками в живот. Лица были искажены маской страдания, но разинутые рты казались выражали скорее удивление, чем муку, пустые глаза глядели на одну и ту же точку на склоне горы. Хотя ни одно из тел не шевелилось, они казались скорее парализованными, чем мертвыми.
        Магнус опустился на колени позади рыжеволосой женщины, чья рука все еще сжимала наполовину вытащенный меч. Он опустил руку на ее голову, одновременно наставив свое чуткое ухо на ее рот и нос.
        - Ну? - спросил Рикус.
        - Ее губы никогда больше не споют песню жизни, - печально сказал Певец Ветров. - Он перенес руку на ее торс. Плоть осталась теплая и мягкая, но неподвижная как камень. - Ее сердце больше не будет биться, ощущая радость бытия.
        - Но у них нет ран, - сказала Ниива. - Что случилось?
        - Их жизненная сила была выкачана из их тел, - ответила Садира. Она вскарабкалась на склон холма, в ту точку, куда глядели глаза мертвых воинов. - И именно здесь стоял Борс, когда делал это.
        Магнус и остальные присоединились к волшебнице. Она стояла позади пары трех-футовых отпечатков ног, похожих на птичьи, но между ними было добрых два шага. Певец Ветров ни на секунду не усомнился в том, кто оставил эти следы - он сам видел, как Дракон напал на Клед и вспомнил эти отпечатки.
        - Ты была права, Садира, - заметил Магнус. - Борс опередил нас и завладел Черной Линзой.
        - Тогда возьмем ее обратно, - сказал Рикус. Он изучал землю, пытаясь понять, куда Дракон подевался. Однако кроме того, который заметила Садира, других следов не было. - Если мы найдем его.
        - О, я чувствую, что это он найдет нас, - сказал Магнус.
        - Или моего сына, - выдохнула Ниива. Она показала в сторону деревни. Недалеко от южной стены деревни лучи багрового солнца вспыхивали на приземистых фигурах вооруженных дварфов. - Если он знает предсказание баньши, он попытается убить Ркарда.
        Воительница едва успела договорить, как узкая фигура, размером с гиганта, появилась позади Бронзовой Роты, возникнув из пустого воздуха, как если бы пройдя через невидимый занавес. Его кожа была темно-серого цвета. Твердый хитиновый покров закрывал большую часть тела. Его расположенная на конце змеевидной шеи голова напоминала голову остроклювой птицы и венчалась остроконечным кожистым гребнем. Его короткие узкие лапы заканчивались пальцами с длинными острыми когтями и распухшими деформированными суставами. Чудовище кралось за дварфами настолько тихо, что они, похоже, даже не подозревали о его присутствии.
        - Келум! Сзади! - крикнула Ниива. Она ринулась вниз с холма и рванула к дварфам. Рикус мгновенно последовал за ней. Магнус успел сделать только один шаг, как пальцы Садиры схватили его за плечо. - Иди к колодцу.
        - Но тебе потребуется помощь...
        - Сделай это Магнус! - Волшебница взглянула на дварфов. Они еще не добрались до стены деревни, Дракон был уже почти за задними рядами Бронзовой Роты, а Ниива была еще слишком далека от них, чтобы они могли услышать ее крик и по прежнему не подозревали о грозной опасности, нависшей над ними сзади.
        Садира легонько подтолкнула Магнуса, и, оказалось, что он несется с холма во весь дух. Перец Ветров оглянулся на бегу, и заметил, что волшебница смотрит, не отрываясь на Бронзовую Роту, а ее рука шарит в кармане плаща в поисках компонентов для заклинания. Он повернул голову обратно и устремился к дыре в стене деревни.
        Магнус пересек пастбище не снижая скорости, камни разлетались в стороны из под его тяжелых шагов. Влетев в узкий переулок между хижинами он едва не упал, ударился с силой об одну стену, другую, и, оставляя за собой выбитые камни, помчался дальше.
        Наконец он оказался на площади. Узкая фигура Борса нависла над хижинами на южной стороне деревни. Дракон совсем не двигался, просто уставился вниз, на землю перед ним. Магнус испугался, что он уже уничтожил всю Бронзовую Роту, но тут он отчетливо услышал лязг их доспехов за стеной.
        Певец Ветров кинулся к колодцу, его тяжелые ноги топали по пыльным камням. Инексы глянули вверх и зашипели, потом медленно и неохотно отошли в сторону от колодца, открыв Келума и Ркарда. Два жителя Кледа сидели на земле, выглядя ошеломленными и испуганными.
        - Не бойтесь. Садира исползовала магию, чтобы перенести вас сюда, - крикнул Магнус, находясь все еще в пятидесяти шагах от парочки. - Дракон уже уничтожил легион Тира и сейчас он позади Бронзовой Роты.
        Ркард мгновенно оказался на ногах. - Тогда зачем она перенесла нас? - спросил он. - Я не могу убить Борса отсюда!
        Из-за стены раздался отдаленный голос Ниивы, - Бронзовая Рота, стой! Кругом!
        Клубы оранжевого дыма заструились из ноздрей Дракона, скрывая из вида все, что происходило в за южной стеной деревни. Дюжины дварфов закричали в страхе и тревоге. Они начали кашлять и хрипеть, но Певец Ветров не слышал характерного лязга, с которым любое бронированное тело падает на землю. Вместо этого он услышал резкую команду Ниивы, посылаюшую дварфов в атаку.
        Ркард вытащил свой меч и устремился вперед, в бой, но Келум схватил мальчика за плечо и удержал на месте.
        Из-за деревни послышался кляцание топоров, ударяющих в тело, по прочности не уступающее камню. Борс заревел от гнева и поднял свою когтистую лапу так высоко в воздух, что Магнус увидел ее над крышами деревни. Дракон решительно опустил ступню вниз. Певец Ветров услышал предсмертные крики и треск металла.
        Рикус заорал от злости и голос Садиры выкрикнул мистические слоги заклинания. По земле пронесся долгий, рокочущий гул, закончившийся страшным взрывом. Дракон пошатнулся. Дварфы дружно крикнули от радости и Магнус услышал, как они кинулись вперед. Садира выкрикнула новое заклинание, и черный болт магической энергии вырвал большой кусок мяса из плеча чудовища. Борс испустил раскаленный песок в направлении стены деревни и отступил.
        Ниива прокричала слова команды, и клацание марширующих ног наполнило уши Магнуса. Певец Ветров также услышал ругательства Рикуса по поводу храбрости Дракона, напрасная попытка заманить его на бой. Одновременно Садира прокричала роте рассредоточится, чтобы Дракон не смог одним заклинанием перейти в контратаку.
        Когда Магнус присоединился к Келуму и Ркарду около колодца, мальчик посмотрел на него снизу вверх. - Что они делают? - Хотя высокая фигура дракона была уже так далека, что ее не было видно за крышами хижин Самараха, глаза юного мула все еще смотрели на юг. - Джо'орш и Са'рам сказали, что только я могу убить Даракона.
        - Возможно, но мы не будем жаловаться, если твоя мать и ее друзья смогут сделать это, - сказал Певец Ветров.
        - Кроме того, я сомневаюсь, что это последняя битва с Борсом, - добавил Келум. - Это страшный враг, и убить его совсем не просто.
        Хижина на краю площади внезапно задрожала и рухнула, камни из ее стен покатились через площадь. Магнус взглянул на обломки и недовольно нахмурился, - Это еше что такое?
        - Что бы это ни было, оно мне не нравится, - Келум поднял ладонь к солнцу.
        - Я пойду и взгляну, - предложил Магнус.
        Певец Ветров сжал свою булаву покрепче и пошел к рухнувшему зданию. Он двигался по площади очень осторожно, его черные глаза обыскивали каждый переулок в поисках человека или любого другого существа, которое могло уничтожить хибару. Облако ила поднялось в воздух вокруг упавшей лачуги, но оно не было чересчур плотным, и Магнус отлично видел, что не было никого, затаившегося внутри.
        Наконец, когда он уже пересек три четверти площади, он услышал какое-то кляцание по булыжникам впереди себя. В трех шагах от него ил закружился по земле без всякой видимой причины. Конечно, можно было бы приписать это ветру. Но как раз сегодня ветра не было.
        Не было даже намека на легчайший бриз, и накакие порывы ветра не могли вызвать взвихрения пыли.
        Что-то тяжелое и бугристое ударило Магнуса в грудь. Толстая шерсть смягчила силу удара, но противостоять ему было невозможно. Магнус взлетел в воздух и пролетев пару метров, упал на спину. Воздух над его лицом слегка взвихрился, как если бы кто-то невидимый прошел мимо. Земля даже задрожала, когда невидимая нога опустилась на землю рядом с его головой. Затем все опять стало тихо и спокойно.
        Магнус вскочил на ноги и бросился к колодцу. - Что-то приближается, Келум!
        Предупреждение Певца Ветров было лишним. Ладонь Келума и так уже пылала ярчайшим багровым светом. Дварф толкнул сына за себя, потом указал рукой на землю и начертил круг вокруг себя и Ркарда. Над булыжниками поднялось алое пламя, волны нестерпимого жара поднялись в небо.
        Магнус был в двадцати шагах от дварфа, а его плотная шерсть уже не выдерживала обжигающего тепла заклинания Келума. Языки оранжевого пламени слились в мерцающую стену, но дварф и его сын, похоже, чувствовали себя вполне уютно внутри круга. Булава Певца Ветров вспухнула он нестерпимой жары. Он едва успел отбросить ее в сторону прежде, чем она обожгла ему руки. Прочная кость, окружавшая колодец, почернела, стала дымиться и внезапно полыхнула оранжевым пламенем.
        Не в состоянии вынести жар заклинания жреца солнца, Магнус остановился. Огненный занавес, окруживший Келума и Ркарда, взметнулся, как если бы что-то прошло сквозь него. Но даже прежде, чем Певец Ветров увидел силуэт гигантской, узкой фигуры, обрисованный пламенем, он уже знал страшную правду. Дракон сотворил собственного двойника, чтобы отвлечь Рикуса и Садиру.
        Маркус взорвался песней, призывавшей горячий ураган из пустыни. Сильнейший порыв ветра раздул заклинание Келума, пламя стало белым. Раскаленные добела булыжники выстреливали с земли как разряды молний, оставляя за собой синий огонь и наполняя воздух режущим уши свистом. Камни ударялись о ноги Дракона и отлетали обратно, не оставляя следа.
        Борс вошел внутрь круга. Его тело было слегка покрыто сажей и более-менее видимо - единственный эффект от заклинания Келума. Дварф поднял сияющую руку и вылил на темное тело Борса поток обжигающего огня. Языки пламени ударились о грудь чудовоща и отшатнулись обратно.
        Магнус кинулся вперед, не обращая внимания на жгучую боль, которую причинял каждый шаг. На бегу он послал ветерок-шептун Садире, - Борс обманул нас. Быстрее сюда!
        Уже доверив эти слова ветру, Певец Ветров вдруг испугался, сможет ли сообщение дойти до волшебницы. Если это магия Борса вызвала сегодняшний сверхъестестественный штиль, дыхание самого Магнуса будет чересчур слабым, чтобы покинуть деревню. Или, если битва ушла слишком далеко на восток или запад, шептун просто пройдет мимо. Но даже, если его слова и достигнут колдуньи, ей потребуется какое-то время, чтобы выйти из боя с фиктивным драконом и вернуться к колодцу. К тому времени Ркард будет мертв.
        Изнутри круга раздался громкий стук, когда нога Дракона ударила Келума. Дварф взлетел в воздух, его ладонь все еще извергала пламя. Он упал по ту сторону колодца и больше не шевелился.
        Магнус добрался до огненного круга и попытался пробраться внутрь. Он ударился о пламя как об каменную стену, а его бок взорвался от боли. Запах горящей шерсти забил ноздри. Певец Ветров упал на землю, громко крича от боли и, махая руками как сумашедший, стал бивать искры со своих мохнатых ног, потом покатился, давя остатки огня. Наконец, более или менее придя в себя, встал на колени и запел песню, которая должна была уменьшить боль.
        Как раз в это время Магнус заметил, как Ркард нырнул вперед. Меч юного мула мелькнул в воздухе, ударил в ногу Дракона и сломался. Мальчик вскрикнул, не веря собственным глазам, потом прокатился через огненую стену и встал на ноги, лицом к Борсу. Он стоял примерно в четверть окружности от Магнуса, в дюжине шагов от него.
        Дракон прошел через огненный занавес и потянул руку вперед, чтобы схватить Ркарда.
        Магнус заставил себя встать на ноги и поковылял вперед, его обожженные ноги сопротивлялись каждому шагу. - Ркард, сюда! - закричал он.
        Юный мул взглянул на Певца Ветров. Когда рука Борса была он него всего в нескольких футах, он увернулся и бросился бежать к хижине на противоположном конце площади.
        Дракон повернулся и погнался за ним.
        Внезапно на противоположной от Магнуса стороне огненного круга появилась перекрученная масса костей, вставшая между Драконом и мальчиком. Куча была почти так же высока, как и сам Дракон, со сверкающими оранжевыми огоньками-глазами и длинной седой бородой. Из ее плеч торчали руки-кости. Магнус потряс головой, не в состоянии понять, откуда появился баньши. Он просто сгустился из пустого воздуха там, где его только что не было.
        - Я не дам тебе убить нашего короля вторично, - сказал Джо'орш.
        - Я и не собираюсь убивать его, - ответил Борс. - Я возьму его в Ур Дракс, где я верну его тебе - в обмен на Черную Линзу. А теперь - отойди в сторону.
        Своей костяной рукой Джо'орш ударил Дракона и на морде Борса появилась глубокая рана. Из нее хлынула бурлящая желтая кровь, ее капли, шипя, падали на булыжники.
        Магнус обогнул огненный занавес Келума, прикрывая лицо плечом, чтобы защитить его от нестерпимого жара.
        Борс попытался обойти своего врага, но Джо'орш опять встал у него на пути. Тогда Дракон ударил кулаком по переплетенным ребрам баньши. Оглушающий треск раздался над площадью, и баньши рассыпался на куски. Обломки белых костей разлетелись по всей поверхности площади, от одного конца до другого.
        Ударившись о землю обломки, на глазах изумленного Магнуса, медленно поползли к тому месту, где стоял Джо'орш. Опомнившись, Магнус наклонился пониже и бросился на Дракона. Хотя, конечно, он не верил, что ему удастся каким нибудь образом ранить чудовище, он надеялся задержать его, хотя бы ненадолго, и дать возможность Ркарду убежать.
        Борс отступил в сторону, заставив Певца Ветров поменять направление. В два шага Дракон очутился около хижины, в которую только что вбежал Ркард. Борс сорвал крышу и закинул ее на площадь. Вероятно, юный мул вылез через окно в стене, так как чудовище не вытащило его из комнаты здания.
        - Ты где, малыш? - расстроенный Дракон одним ударом развалил лачугу.
        Здание рассыпалось на части, по воздуху полетели камни. Находящийся в десяти шагах Магнус вынужден был остановиться и броситься на землю, защищая голову руками. Когда Певец Ветров смог снова взглянуть вперед, Борс уже сорвал крышу со следующего здания. Опять неудача. Развалив и это, Дракон взялся за крышу третьего.
        На этот раз изнутри стрельнул язык багрового пламени и заключил узкую голову чудовища во что-то, напоминающее солнце. Не обращая на это внимание, Дракон протянул руку внутрь. Когда он вытащил ее обратно, из его сжатого кулака торчала голова Ркарда.
        - Нет! - заорал Магнус.
        Певец Ветров пробежал несколько последних шагов до края плошади, прыгнул на костистую голень и обхватил ее свои массивными руками. Борс пошел прямо к крошечному порту на восток от деревни, развалив своей ногой ближайшую хижину.
        Певец Ветров поморщился от удара, но легко перенес его. Его шкура была не менее прочной, чем у лирра, и защищала его от всего, кроме самых страшных ударов. Он запел низким голосом, призывая ураган из Илового Моря. Тем временем Борс протащил его через еще одну хижину, потом еще и еще. Магнус продолжал петь и вскоре небо затянуло серыми облаками пыли. Желтые разрывы молний ударили из сердца налетевшего шторма, все они били в голову Дракона. Певец Ветров не рассчитывал, что его шторм повредит чудовишу, но был уверен, что теперь его друзья заметят опасность, грозящую Ркарду.
        Борс кашлянул, затем развалил ногой стену деревни и оказался в порту. Магнус оказался под илом. Он закрыл рот и глаза, стараясь дышать через нос. Мембраны, защищавшие его ноздри, были забиты грязью, но тем не менее пока он не задохнулся от ила. Впрочем, ему оставалось не больше нескольких мгновений. Задержав дыхание Магнус полез вверх по ноге Борса. Шторм продолжал бушевать и без его баллад, но, если он хотел сохранить его подольше, он должен был запеть опять. Певец Ветров подтянулся опять, стараясь найти опору на бедре Дракона.
        В этот момент рука схватила его за торс. Когтистые пальцы оторвали его от ноги и вытащили из ила. Певец Ветров увидел, что Дракон уже унес его и Ркарда из порта. Они направлялись в самое сердце Илового Моря.
        Над Магнусом Ркард сумел высвободить руку из хватки Дракона и старался отогнуть когтистый палец, чтобы освободиться. Певец Ветров знал, что у него ничего не получится. Даже ребенок-мул не был настолько силен.
        Магнус кашлянул, прочищая свои ноздри, потом снова запел. Из туч, нависших над Драконом, грянул гром, а дюжины обжигающих молний полетело ему в голову. Глаза Борса сверкнули ярче, чем все эти молнии.
        - Слушай, твой шум вызывает у меня головокружение, - прошипел Дракон.
        Три острых когтя впились в шкуру Певца Ветров, сжав его массивные ребра, как шторм сжимает и ломает ветви фаро. Его баллада перешла в стон. Потом он почувствовал, как рука Дракона резко дернулась вперед, и Магнус обнаружил себя летящим над жемчужного цвета илом. Его черные глаза закрылись, и он начал падать вниз, а ветер пел песню смерти в его ушах.

***

        Ниива нашла своего мужа лежашим без сознания рядом с колодцем, его одна рука была вывернута в сторону. На одной стороне его головы мясо исчезло, обнажив голый череп, а на булыжниках осталась черная полоса крови, отмечавшая путь, по которому его тащили через площадь к колодцу. Достаточно странно, но сама рана выглядела чистой, как если бы кто-то промыл ее, прежде чем оставить его на земле.
        - Келум! Проснись! - Она встала на колени рядом с мужем и потрясла его за плечо. Когда глаза не пожелали открыться, она шлепнула его по щеке - не очень слабо. - Скажи мне, что случилось с Ркардом!
        Веки дварфа даже не дрогнули.
        Позади нее кости Джо'орша продолжали греметь по камням, собираясь вместе. Ниива взглянула на шум и содрогнулась. Баньши восстановил примерно половину своего перекрученного тела, большую часть торса и одну ногу, и все это выглядело даже еще более отвратительно, чем раньше.
        Рикус и Садира появились на краю полощади, ведя к колодцу пять изможденных оставшихся в живых воинов Бронзовой Роты. Все остальные, почти тридцать Кледян, погибли в бою с двойником Борса. В то время, когда когти чудовища рвали доспехи как бумагу, а пятки сокрушали черепа дварфов, оно казалось очень даже настоящим. Когда же сражение закончилось, Дракон сжался в боязливого, трепещущего от страха горака, и только тогда они поняли ужасную правду.
        В этот момент они заметили шторм, налетевший из Илового Моря. Нииве даже показалась, что в самом сердце урагана она заметила вспышку красного цвета, но никто другой ее не увидел, когда она пыталась показать на нее. Наконец и она сама тоже потеряла ее из виду, да и шторм ушел обратно в море. Тогда то они и побежали изо всех сил обратно в деревню, котарая была так же тиха и молчалива, как и тогда, когда они оказались в ней впервые.
        - Как он? - спросила Садира.
        Ниива покачала головой. - Жив, но ничего хорошего, - сообщила она. - Какой-нибудь признак Ркарда или Магнуса?
        Волшебница в свою очередь покачала головой. - Мне очень жаль.
        Ниива выругалась. - Я хочу знать, где мой сын, - сказала она. - Почему Магнус не послал ветерок-шептун сказать нам, что случилось?
        - Он, может быть, послал, - ответила Садира. - Но если он сделал это после того, как бой сместился на восток, мы не были там, чтобы услышать его.
        - А может быть у него не было времени, - предположил Рикус. - Если перед ним стоял выбор, защищать Ркарда или сообщить нам, я не сомневаюсь, что он решил защищать мальчика.
        - Так долго, как он был способен - не слишком долго, - мрачно заметила Ниива. Она подняла мужа и устроила его на безопасном расстоянии от колодца. - Но то, что случилось не так важно: важно то, как мы найдем моего сына.
        - Может быть Джо'орш расскажет нам что-нибудь, - преположила Садира. Она взглянула на баньши, который уже восстановил тело, обе ноги и одну руку. - Он должен был видеть то, что случилось.
        Рикус кивнул. - А пока может быть это скажет нам что-нибудь. - Мул встал на колени около колодца и указал на темную полосу, отмечавшую путь, по которому волокли Келума. - Разве это Ркард волочил своего отца по камням?
        Ниива покачала головой. - Конечно нет, он бы понес его, - сказала она. - Ты же знаешь, он очень силен.
        - Если он не был ранен и не искал место, где бы спрятаться, - сказал Рикус. Он взял в руки веревку, лежавшую рядом с колодцем, и кинул другой конец Нииве. - Пойду погляжу.
        Ниива едва успела обернуть веревку вокруг тела и сесть, как мул полез в темную яму. Веревка врезалась ей в грудь и она ждала в напряженном молчании, пока мул спускался вниз. Воительница даже не представляла себе, как она отнесется к тому, что он там найдет.
        Если Ркард был ранен и прыгнул в кодец, он мог утонуть. С другой стороны альтернатива еще ужасней - Борс похитил его и исчез. Она обнаружила, что надеется скорее на Магнуса, молясь про себя, чтобы Певец Ветров взял ее сына и спрятал его там, где ни Садира ни Дракон не смогли бы его отыскать.
        Веревка ослабела, это Рикус, видимо, встал на дно колодца. Мул разочарованно застонал, потом крикнул, - Ты!
        Из колодца донесса глухой удар и раздутая голова всплыла из черной ямы. Ее грубые волосы были связаны в пучок. Кроме того, у нее были пухлые щеки, заплывшие глаза, превратившиеся в черные щели и рот, полный серых, сломанных зубов. Треснувшие губы были вымочены свежей кровью - без сомнения из раны Келума.
        - Сач! - ахнула Садира.
        Голова устроилась поудобнее в воздухе и взглянула на остальных со злой усмешкой. - Не очень-то вы торопились, - сказал Сач. - Ваш король почти умер с голоду.
        Ниива проигнориривала голову и наклонилась вниз, в колодец. - Рикус, ты нашел что-нибудь еще?
        - Трупы наших разведчиков, - пришел ответ. Ниива услышала удивленный возглас Рикуса, потом несколько ударов, наверно он отбрасывал тела в сторону. - И Тихиана - по меньшей мере я думаю, что это он - с чем-то похожим на Черную Линзу.
        Хотя это новость должна была, по идее, обрадовать Нииву, холодный комок в животе не растаял. - Кого-нибудь еще?
        - Ркарда здесь нет, - ответил мул.
        - Конечно нет, - язвительно заметил Сач, подплывая к Нииве. - Если ты хочешь увидеть Ркарда опять, женщина, лучше тебе поторопиться и вынуть Тихиана из ямы.
        Ниива мгновенно схватила голову за пучок волос. - Почему?
        Голова повернулась в сторону Илового Моря. - Потому что Дракон унес его в Ур Дракс, и я не думаю, что Джо'орш будет слишком долго вас ждать.
        Ниива взглянула в сторону моря. Джо'орш, вернувший голову на свое ужасное тело, уже шел к порту длинными, неслышными шагами.
        Глава Одиннадцатая Дау

        Когда дау(небольшое парусное судно) вышел из порта, сильный ветер пробежал по холмам ила, простиравшегося перед ним. Серебрянные колонны ила поднялись в небо, образуя цепь похожих на перья силуэтов вдоль желтого горизонта. На кокое-то мгновение они облаком повисли над зеленым морем, потом ветер умер. Перья начали медленно опускаться, образовав занавесу ила, которая накрыла далекую фигуру Джо'орша пыльной вуалью.
        Тихиан схватился рукой за румпель(рычаг для управленья рулем) и, держась за него, с трудом сел прямо на своем сидении около сферы кораблеводца. Он уставился в открытое море и в очередной раз помянул недобрым словом королевский глаз и, главное, его отсутствие на корабле. Джо'орша, бредущего через ил, доходящий ему до груди, и до ветра было не так-то просто рассмотреть. А теперь бугорчатая голова баньши и вовсе была невидима с палубы дау.
        Усилие, которое король сделал, чтобы сесть прямо, почти исчерпало его силы. За время сидения в колодце он высох так, что внешне напоминал скелет. Мертвенно-бледная кожа складками свисала с рук-палочек, и каждый раз, когда он выдыхал, в воздухе повисал запах голодной смерти. Есть твердую пищу он почти не мог, и несколько вкуснятинок, которые его бывшие рабы заставили его съесть, лежали в его раздувшемся животе, как камни. Король подумал, что только Сач, вливший в него под предлогом помощи немного теплой крови, действительно поддержал его.
        Поглядев нескольких мгновений в густой туман, король дал своему локтю соскользнуть с румпеля и плюхнулся обратно. При этом он постарался коснуться голой ногой Черной Линзы, которая лежала на палубе перед ним. Он качал энергию из линзы в свое тело, а затем отдавал ее сфере кораблеводца, поддерживая корабль на плаву.
        Тихиан взглянул вверх, на верхушку мачты, где расположился Сач, ставший впередсмотрящим. - Я потерял из виду баньши, - позвал он. - Ты его видишь?
        - Через эту муть? - усмехнулась голова.
        Ниива проскользнула под низко-висящей рейкой треугольного паруса и подошла к королю. По сравнению с тем временем, которое она провела в гладиаторских ямах, ее кожа стала темнее и менее чувствительна к солнцу, так что она не носила ничего, не считая набедренной повязки и грудной перевязи, что защищало бы ее от обжигающих лучей. С точки зрения Тихиана она стала еще прекраснее. Материнство округлило ее фигуру, а мышцы уже на казались такими огромными и стали менее походить на мужские. Ее зеленые глаза, однако, горели тем же злым огнем, как и в те времена, когда она принадлежала ему - особенно, когда глядели на него, своего бывшего хозяина.
        Тихиан взглянул на нее в ответ, - Чего это ты на меня уставилась?
        Не отвечая, Ниива прошла мимо него на корму. Это было не так то легко. Они только что вышли в открытое море, и дау раскачивался из стороны в сторону, взбираясь на очередной холм ила. Чтобы усложнить дело, маленькое суденышко было переполнено. На открытом днище корабля лежал Келум, по соседству с десятком боченков, набитых сладкими орехами и водой. Его голова была перевязана и он по прежнему был без сознания. По мнению Тихизна он просто занимал место, которого и так было мало. Садира стояла с правого борта, зажатая между боченком и планширом, держа в руках шкот, который позволял ей управлять парусом. У противоположного борта сидел Рикус, чья лысая голова и заостренные уши едва были видны над бочками.
        Когда Ниива оказалась позади мачты, она остановилась и подобрала свой боевой топор, лежавший между двумя бочонками с водой.
        Тихиан поднял бровь. - Советую тебе вспомнить, что без меня эта посудина утонет, - сказал король. - А вместе с ней и надежда спасти твоего сына.
        - Меня мало волнует, утонем мы или нет, - возразила Ниива. - Мы еще не успели выйти из порта, а уже потеряли из вида Джо'орша. Мы уже никогда не найдем его - и моего сына.
        - Дау очень чувствителен к перегрузу, - заметил Тихиан. - Мы плыли бы быстрее, если бы Садира оставила Келума в Самарахе с другими дварфами, как я и предлагал.
        - Я очень сомневаюсь, что вес Келума замедляет нас, - Ниива подняла свой топор. - Кроме того, это не важно. Мы потеряем Ркарда, но я хочу, чтобы ты умер раньше него.
        - Ниива, не дури, - Садира положила руку на плечо воительницы. Это легкое движение привело, одноко, к тому, что рейка сдвинулась в сторону и дау замедлил ход. Волшебница своими черными пальцами потянула за трос, возвращая ход суденышку.
        Как только дау побежал с прежней скоростью, Садира укоризненно взглянула на Нииву. - Джо'орш покажется из тумана, не сомневайся. Он хочет помочь нам добраться до Ркарда, - объяснила она. - Когда он увидит, что нас нет позади него, он подождет.
        - И даст Борсу сбежать с моим сыном! - сплюнула Ниива.
        - Этого не случится, - сказал Тихиан. - Борс хочет, чтобы баньши пришел к нему. Вот почему он забрал мальчика.
        - А ну, объяснись, - приказал Рикус. Он встал и взглянул на короля через бочки с водой. - Если ты что-то сделал для того, чтобы Дракон схватил его...
        - Я тут не причем, - вспыхнул Тихиан. - Но я знаю, что Борсу нужен живой баньши. В Ур Драксе - своем доме - у него есть способ развеять чары, скрывающие Черную Линзу от него и королей-волшебников. Дракону нужен живой Ркард, поэтому и был послан Джо'орш для защиты мальчика.
        Ниива нахмурилась. - Послан? - спросила она. - Кем?
        Тихиан сглотнул и вдруг обнаружил, что так сильно сжал румпель, что его старые, скрюченные суставы стали белыми. Тем не менее надо было выкручиваться после такого грубого промаха. Он спокойно взглянул в глаза Нииве и солгал, - Агис послал его.
        - Ты же не думаешь, что мы поверим тебе, - оборвала его Садира.
        - Нет, но тем не менее это чистая правда, - сказал Тихиан, про себя обругав волшебницу. Нет ли у нее какого то пути узнать, врет он или нет? - Джо'орш и Са'рам стерегли Черную Линзу, когда мы нашли ее. Они собирались убить нас обоих, пока Агис не рассказал им об откопанном Кемалоке. Тогда они исчезли, бормоча что-то о возвращении короля.
        - Как у них очутились Пояс Ранга и Корона Ркарда? - спросила Ниива.
        - Почему бы тебе не сказать это мне? - вопросом на вопрос ответил Тихиан, увиливая от ответа.
        Именно этого момента и опасался король, когда Рикус вытащил его из колодца. В спешке погрузки на дау и погони за Джо'оршем, у его временных союзников не было ни секунды, чтобы допросить его. Но теперь, он чувствовал, вопросы посыпятся один за другим. А он еще очень слаб, и Тихиан боялся, что запутается в собственной лжи.
        Ниива снова подняла свой топор. - Твои налетчики украли эти сокровища из Кемалока, - сказала она, остановившись прямо перед королем. Ее топор был на уровне его шеи. - Я знаю вполне достаточно, чтобы убить тебя тут же, на месте.
        Тихихан не дрогнул. - Ты действительно думаешь, что запугала меня? Я знаю, что ты не ударишь - пока я нужен тебе, чтобы спасти твоего сына.
        Взгляд Ниивы обжигал такой глубокой ненавистью, которую королю еше не приходилось видеть в своей жизни, а он бестрепетно смотрел в глаза многим, ненавидящим его. Рука воительницы задражала, на глазах появились злые слезы. На какое-то долгое мгновение король испугался, что она потеряет контроль над собой и ударит. Но вместо этого послышался мучительный стон и Ниива резко отвернулась. Облегченно вздохнув, Тихиан запомнил выражение ее лица в этот момент как напоминание о том, что произойдет, если он разрешит ей пожить на секунду дольше, чем необходимо.
        Когда Ниива вернулась на нос судна, король заметил, что Садира не отрываясь смотрит на него. Но вместо обычных голубых угольков на него смотрела пара темно-синих солнц, взгляд которых почти ослепил его. Волшебница не двигалась и не вымолвила ни одного слова, она просто смотрела. И в этот момент Тихиан понял, почему она не спросила об Агисе: она знала, что он убил ее мужа.
        - Ты, я надеюсь, не собираешься убивать меня, - сказал Тихиан, далеко не уверенный в своих словах. - Мы хотим одного и того же.
        - Нет. Я хочу убить Дракона. Ты хочешь освободить монстра. - Едва Садира проговорила эти слова, клок черного тумана вырвался из ее рта и окутал тело Тихиана, заморозив его до мозга костей. - Скажи мне, что ты выигрываешь, освобождая Раджаата, - приказала она.
        - С ч-чего это ты решила, что я хочу этого? - выдавил из себя Тихиан, его зубы лязгнули. Контраст между жаром Черной Линзы и холодом Садиры привел к тому, что он почувствовал, как будто его кости плавятся. Чувство было такое, что в любой момент он мог или взорваться во вспышке пламени, или превратиться в кусок льда. - Я думал, что Доблестные Воины убили Раджаата.
        - Не ври мне! - прошипела Садира.
        Опять черный дым. - Прекрати, ведьма! - Зубы Тихиана заходили в его рту с такой силой, что он с трудом выговаривал слова. Он хотел использовать линзу и контратаковать, но, если он использует Путь, лоханка утонет. Этого он не мог допустить. Король нуждался как в Рикусе, так и в Садире, по меньшей мере до тех пор, пока Борс больше не будет стоять между ним и освобождением Раджаата. - Я п-п-приказываю тебе!
        - Ты не ответил на вопрос, - спокойно сказала волшебница. - Так что пока я понаслаждаюсь этим зрелищем.
        - Я слишком истощен, - пригрозил Тихиан, борясь с волнами тьмы, накатывавшимися на него. - Дау утонет.
        - Не думаю, - сказала Садира.
        Тихиан услышал, как волшебница прошептала какие-то слова. В то же мгновение дау поднялась из ила, заодно освободив и мозг короля от страшной тяжести. Скорость судна увеличилось чуть ли не вдвое, и оно полетело по воздуху как стрела.
        - Я еще нужен тебе! - крикнул Тихиан. Надеясь использовать Путь и зашитить себя, он попытался поймать взгляд Садиры, но не смог выдержать сверкание синих солнц в ее глазах. - Что ты будешь делать, если мы не успеем вызволить Ркарда до наступления тьмы?
        - Не бойся, я не убью тебе сейчас, - ответила волшебница. - Ты еще недостаточно страдал.
        Еще одно чернильное облачко выскользнуло изо рта Садиры, короля окутал холодный пар. Он открыл рот, собираясь закричать, но его замерзший голос не смог издать даже стона. Он почувствовал, как его ноги соскользнули с Черной Линзы и он погрузился в сон, более холодный чем лед и более черный, чем его собственное сердце.
        Позже, после того, что казалось вечной, проникающей в каждую косточку болью, Тихиан пришел в себя, даже не проснувшись, а выползя из-под ужасной, все уничтожающей темноты. Все его тело болело еще больше, чем раньше, как будто это было возможно, и он подумал про себя - и не без оснований - а не ударила ли его Ниива, пока он спал. Постепенно король осознал, что он лежит на палубе дау, зажатый между бортом и очередным бочонком с водой. Он услышал голоса и, похоже, собеседники еще не знали, что он пришел в сознание. Всегда готовый пошпионить, Тихиан закрыл глаза и прислушался.
        - Я не говорю, что мы должны разрешить Дракону держать Ркарда у себя, - сказала Садира. - Но я не уверена, что мы должны убить его. Без всякого сомнения Тихиан помогает нам уничтожить Борса только для того, чтобы ему было полегче освободить Раджаата, - а мы знаем, что он намного хуже, чем Борс.
        - Так что же, разрешить Дракону собирать свой налог? - спросил Рикус. - Никогда!
        - Рикус, это не то , что я сказала - и ты знаешь это, - резко ответила Садира.
        Голоса как Садиры так и Рикуса казались более грубыми, чем необходимо, и Тихиан сделал обрадовавший его вывод, что он сердятся друг на друга, и что он может использовать их злобу в своих целях.
        - Черная Линза теперь у нас, - продолжала Садира. - Борс знает лучше, чем кто бы то ни было, насколько она могущественна. Мы можем заставить его вернуть нам Ркарда и забыть об оброке.
        - А что с пророчеством? - спросила Садира. - Баньши сказали, что Ркард убъет Дракона. Мы не можем просто так забыть об этом.
        - Почему нет? - приняла вызов Садира. - Они также сказали, что он должен сделать это во главе армии из людей и дварфов. Ну, и где эта армия теперь? Борсу и его королям-волшебникам для уничтожения всех наших воинов потребовалось меньше усилий, чем нужно мекилоту, чтобы раздавить шакала.
        - Может быть мы не правильно поняли, что они говорили об армии, - сказала Ниива. - Джо'орш и Са'рам сказали, что Ркард убъет Дракона, и я верю им.
        Тихиану пришлось укусить себя за щеку, чтобы не рассмеяться. Это так называемое пророчество было не более, чем тщательно проработанной хитростью, которую он придумал. Очутившись перед трудной задачей победить Джо'орша и Са'рама, прежде чем он мог бы украсть Черную Линзу, король решил вместо этого соблазнить баньши отказаться от их долга. Он сумел убедить призраков, что их бывший тысячелетний правитель возродился в мальчике-муле.
        Тихиану даже не мог себе представить, что его басня сумеет обмануть еще кого-нибудь, кроме двух костяных уродов, но оказалось, что его бывшие рабы еще большие идиоты, чем он мог себе вообразить. Ему просто не терпелось увидеть что произойдет, когда шестилетний мальчишка попытается убить Дракона. Это развлечение могло даже оплатить все унижения, которые нанесли ему мать мальчика и ее друзья.
        Какое-то мгновение все молчали, но потом Садира снова ринулась в спор. - Ниива, а может быть пророчество не предсказание, а предостережение. Может быть это что-то, что мы не хотим, чтобы оно стало правдой? - спросила она. - Возможно, судьба обеих наших армий - это предзнаменование того, что случится, если мы будем и дальше выполнять наш план.
        - Неважно, что там говорит пророчество, - возразил Рикус. - Мы должны убить Дракона, даже если при этом и освободим Раджаата.
        - Подумай о том, что говоришь! - вспылила Садира. - Как бы могушественны не были короли-волшебники, потребовались их совместные усилия, чтобы заточить Раджаата, а сейчас он, возможно, еще сильнее.
        - Я не боюсь! - возразил мул, упрямый как всегда.
        - Борс и короли-волшебники жадны и голодны до власти, но их зло ничто в сравнении со злом Раджаата, - продолжала давить Садира. - По меньшей мере они не хотят уничтожить все нечеловеческие расы Атхаса, да у них и нет силы на это, даже если они захотят.
        - Верно, - согласился мул. - И тут я согласен с тобой. Но мы обязаны убить Дракона. Мы были бы полными идиотами, если бы думали, что мы можем вечно контролировать его. Так что, когда мы освободим Раджаата, мы просто убъем и его, как и Дракона. Конечно мы не должны менять одно зло на другое.
        Опять пауза, потом Садира спросила, - Ниива, а ты что думаешь? Ведь нам придется рискнуть твоим сыном, если решим убить Дракона.
        - И это мой сын, которого ждет жизнь или смерть, в зависимости от нашего выбора, - медленно ответила она. - Но даже и так, есть только одна вещь, которая произойдет. Ркард убъет Дракона.
        Тихиан услышал глубокий вздох Садиры. - Итак, победа или смерть, - сказала она. Именно это всегда повторяли гладиаторы Тихиана перед выходом на арену.
        - Нет, только победа, - сказал Рикус. - Смерть означает, что мы проиграли, а мы не имеем на это права - на карту поставлена судьба мира.
        Тихиан услышал, как трех ладони мягко шлепнули друг по другу, потом Рикус сказал, - Теперь у нас осталась только одна проблема: Тихиан.
        - Как бы я не хотела убить его, мы не можем, - сказала Садира. - Он - единственный мастер Пути среди нас, и, судя по битвам, в которых мы уже бились, нам не обойтись без него. Абалах напала на меня через Путь на Желтой Пустыне и почти убила меня, а я подозреваю, что Борс намного сильнее ее.
        - Мы не можем доверять Тихиану, - возразил Рикус.
        - Конечно нет, - ответила Садира. - Но мы можем держать его под контролем, пока не убьем Борса.
        - А что потом? - спросила Ниива.
        - А то, что после того, как мы покончим с Драконом, король тут же попытается убить нас, - сказал Рикус, понижая голос до шепота. - Если мы хотим выжить, мы должны убить его первыми.
        Тихан усмехнулся про себя. Он могут попытаться предательски убить его, но скорее снег покроет все пустыни Атхаса, чем они превзойдут его в его собственном искусстве.
        Желудок короля внезапно поднялся чуть ли не до горла, и Тихиан решил, что дау опускается. - Уже темнеет, - сказала Садира. - Время будить Его Величество.
        Небольшая, но крепкая нога ударила Тихиана под ребра, заставив его застонать от боли.
        - Пора за работу, - сказала Садира. Одной рукой она схватила короля за волосы, подняла его со дна корабля и усадила на сферу кораблеводца. - Я верю, что ты хорошо поспал.
        Тихиан открыл глаза, изображая слабость. Черная Линза сдвинулась на нос корабля, и из-под низкой рейки треугольного паруса король видел только ее кусок, окрашенный в багрово-красные цвета заходящим солнцем. Ниива и Рикус стояли перед ним, держа в руках свое оружие, и смотрели на него с открытой враждой. Келум все еще лежал на днище, повязка на его голове вся пропиталась засохшей кровью.
        Король потянулся и освободил свои волосы из хватки Садиры. - Ты не должна отделять меня от Черной Линзы, - сказал он. - Борс ищет меня, надеясь найти рядом со мной линзу.
        - Тогда, я надеюсь, ему повезет, - сказала Садира. - Это спасет нас от долгого путешествия.
        - Как далеко мы уплыли? - спросил Тихиан, оглядываясь. Он не увидел ничего, кроме все тех же холмов ила, погруженных в пурпурные сумеречные тени, и не малейшего признака земли во всех направлениях. - А где Джо'орш?
        Садира указала рукой в точку за носом судна. - Мы постоянно видим борозду в иле там, впереди, - сказала она. - Изредка он высовывает голову из грязи, проверяя, что мы все еще плывем за ним.
        - Мне это не поможет, - король положил руку на румпель. - Я никогда не увижу его в темноте.
        - Не беспокойся, - сказал Рикус. Мул сидел у планшира правого борта, положив обнаженный меч на колени. - Я буду сидеть здесь и помогать тебе смотреть.
        - И я тоже, - добавила Ниива. Она сидела у левого борта в такой же позе. - И если кто-нибудь из нас заподозрит, что ты попытаешься использовать Путь против другого, или услышит любой звук, хотя бы отдаленно напоминающий заклинание, мы будем предполагать худшее.
        - Что означает, что мы разрежем тебя на мелкие кусочки. - Рикус лениво махнул мечом, и кончик Кары мгновенно, прежде чем Тихиан сообразил что происходит, перерезал лямку сумки, висевшей у Тихиана на плече. Сумка соскользнула с плеча короля и упала за борт. - Это предупреждение, на случай, если ты не осознал.
        Тихиан нагнулся за своей сумкой, стараясь схватить ее прежде, чем она утонет в Иловом Море. В то же мгновение железные пальцы Садиры впились ему в плечо и отбросили на место.
        - Идиоты! - прошипел король, безнадежно смотря на то, как его сумка скрывается под поверхностью ила. - Это же магия!
        - Вот почему, я уверена, лучше от нее избавиться, - сказала Садира. - Кто знает, какие сюрпризы для нас ты припас там?
        - Ну вот, теперь, я думаю, ты нас понял, - сказал Рикус. - Есть ли еще что-нибудь, что мы должны знать - чтобы случайно не выбросить его за борт.
        Король покачал головой, - Вам нечего бояться меня - или любой вещи, что у меня есть. - Он сжал румпель. - Если мы собираемся убить Борса, то должны работать вместе. Я понимаю это - и вероятно лучше, чем вы.
        - Отлично, - сказала Садира. - Она прошла на нос дау. - Теперь бери корабль на себя, до рассвета.
        Тихиан открыл себя сфере кораблеводца, его жизненная энергия потекла в нее. Ледяные щупальца боли побежали по его бедрам и животу. Он закрыл глаза и вообразил себе корпус корабля, затем представил, как унылые, серые холмы ила становятся голубыми волнами соленой воды - именно таким было Иловое море тысячи лет назад, задолго до того, как короли-волшебники стали править Атхасом. Вес дау навалился на его разум, наполнив его ужасной болью, и утлое суденышко устремилось вперед через бесконечные холмы грязи.
        Так оно и пошло, день за днем, ночь за ночью. С восхода до заката магия Садиры несла корабль над серыми волнами. Потом, когда наступала ночь, Рикус будил короля и тот вел дау над илом. Мул и Ниива проводили всю ночь сидя по обе стороны от Тихиана и глядя за каждым движением короля. По меньшей мере раз за ночь один их них бил его кулаком, не слишком сильно, так, чтобы он не забывал, что они убъют его при малейшей провокации. Король принимал экзекуцию со спокойствием, которое Рикус находил немного тревожащим, никогда не жаловался и не просил пощады. Тихиан даже не пытался умаслить их лестью или лживыми обещаниями, возможно потому, что он знал, что такие попытки принесут только еще больше страданий.
        В полдень третьего дня, наконец-то, очнулся Келум. За ним ухаживали обе женщины, и Садира даже больше, чем Ниива, и он быстро почувствовал себя достаточно хорошо, чтобы призвать солнце. После этого женщины предоставили его самому себе, и он быстро пошел на поправку, используя свою собственную целительную силу, чтобы залечить ужасную рану. Однако, кроме выздоровления дварфа, все остальное шло без изменений. Голова Джо'орша периодически показывалась из грязи, его сверкающие оранжевые глаза были маяками в темноте ночи. Сач оставался на верхушке мачты днем и ночью, никогда не оставляя свой пост - что было, по видимому, очень умно, так как ни Рикус ни остальные не простили ему убийства разведчиков ради того, чтобы накормить Тихиана.
        Пятая ночь началась как обычно. Дул устойчивый, ровный ветер с запада,пылевая завеса покрывала море. Вдруг, глубокой ночью, Сач спустился с мачты. - Огни, - доложил он. Голос головы настолько охрип, что Рикус с трудом понял его. - Сзади.
        Мул взглянул на корму и не увидел ничего, кроме все той же непроницаемой темноты и пыли. - Ни хрена не вижу.
        - Ты же не сидишь на верхушке мачты, - возразил Сач. - Там дюжина световых пятен, разбросанных по всему горизонту. Сзади нас целый флот.
        Тихиан негромко выругался.
        - Что ты знаешь об этом? - Рикус коснулся кончиком меча горла короля. - Если ты предал нас...
        Тихиан осторожно отодвинул меч в сторону. - Никто никого не предавал, - оскалился он. - Это флот королей-волшебников.
        Рикус снова приставил меч к горлу Тихиана и не сказал ничего.
        - Ну подумай, что я получу если вру? - простонал король. - Когда короли-волшебники встречались с Борсом в Самарахе, они приплыли туда на шхунах Балика. Не исключено, что потом они вызвали этот флот в Ур Дракс.
        - Зачем? - спросила Ниива.
        - Чтобы найти нас, я подозреваю, - сказал король. - Судя по моему опыту, обычно флот Балика плывет тесным строем. Если они разошлись так широко, они, конечно, кого-либо ищут. А кроме нас им некого искать.
        Ниива прошла на нос, чтобы рабудить Садиру и Келума.
        - Принеси мне Черную Линзу, - сказал Тихиан.
        Рикус покачал головой. - Не надо.
        - Ты, глупый мул! - прошипел Сач. - Это наш единственный шанс.
        - Наш единственный шанс погибнуть, - возразил Рикус. - Даже с Черной Линзой мы не можем потопить весь флот, везущий королей-волшебников, - по меньшей мере ночью, когда Садира почти не способна колдовать.
        - Но мы не можем убежать от них, если ты рассчитываешь на это, - сказал Тихиан. - Их слишком много.
        - Тогда мы сделаем то же, что и ты - спрячемся, - сказал Рикус. - Пылевая завеса спрячет нас.
        - Нет, не сработает, - сказал Тихиан. - У них есть магические конусы - королевские глаза - которыми они пользуются, чтобы видеть через занавесу ила.
        - И который они используют, чтобы видеть в темноте? - спросил мул. Когда король не ответил, Рикус усмехнулся. - Я так мыслю. Следуюший раз, когда мы будем на вершине холма из этой проклятой грязи, поверни нас так, чтобы мы оказались на склоне, у самого низа волны.
        Мул сунул меч обратно в ножны и пошел к мачте. Он подождал, пока Тихиан начал разворачивать дау, потом спустил парус, скатал его на нижнюю рейку, и аккуратно отвязал все веревки, держащие мачту. Пока он освобождал такелаж и спускал парус, Ниива разбудила Келума и Садиру. Дварф помог Рикусу убрать мачту, сложил фок-рею и положил всю конструкцию на днище корабля.
        - Может быть покрыть посудину илом? - предложил Тихиан.
        Рикус нахмурился, - Это не утопит нас?
        Король покачал головой. - Почему? Я удержу ее на плаву, - сказал он. - Конечно, мы не сможем тогда плыть быстро, но без мачты мы в любом случае не попадем никуда.
        Рикус кивнул, и он и все остальные стали стали черпать ил со склона холма в дау. Вскоре только их тела и верхушки планшира - сделанногого из кости, такой же темной, как и ил, - выделялись над морем. Мул приказал всем лечь, затем покрыл всех порошкообразным илом, оставив свободными только лица, чтобы можно было видеть и дышать.
        - Да, это спрячет нас от флота, - сказала Ниива. - А что насчет Джо'орша? Мы можем потерять его.
        - Возможно, но он не менял направления все эти дни, - сказала Садира. - И если короли-волшебники позади нас, я подозреваю что мы плывем в правильном направлении, к дому Дракона.
        Верно, - согласился Рикус. - Но что будет, если если баньши высунет свою голову не во время? Его сверкающие глаза будет трудновато не заметить в такую-то темень.
        - Не беспокойся о Джо'орше, - сказал Тихиан. Его покрытая пигментными пятнами рука нырнула под ил, чтобы поддерживать контакт со сферой кораблеводца. - Он сам сможет позаботиться о себе.
        С этими словами король соскользнул на дно дау, сопровождаемый Сачем, который изо всех сил старался оставаться как можно дальше ото всех во время приготовлений. Рикус присыпал парочку илом, потом внимательно осмотрел дау. Убедившись, что все прикрыто, как надо, он вытащил меч и лег сам, устроившись между королем и Черной Линзой.
        Они лежали и ждали под мрачным иловым покровом целую вечность, слыша только лихорадочное биение сердец да свист ветра, проносящегося между холмами ила. Яма, которую они вырыли в склоне холма медленно заполнялась, и лесс постепенно собирался вокруг носа и рта Рикуса. Поначалу он еще пытался сохранить вокруг себя более-менее чистый воздух, выдувая пыль с себя, но это не сработало, и приходилось поднимать руки и сбрасывать с себя прилипчивую грязь. Он уже начал сомневаться, что Сач вообще видел какой-то свет, и занимался тем, что обдумывал возможные причины для головы, лишенной тела, соврать в очередной раз. Но, кроме присущей Сачу зловредности, так и не смог найти, что именно Сач выиграет от того, что он заставил дау безмолвно лежать во мгле.
        Рикус уже почти решил наплевать на Сача и встать, когда до него донесся отдаленный скрип мачт. Другие тоже услышали его, так что на дау стало еще тише, как если бы все разом затаили дыхание. Звук становился все громче и отчетливее, пока мул не распознал ритмичного хода корабля, скользящего над холмами грязи.
        Где-то далеко за кормой дау, лучи огромной масляной лампы заплясали над илом. Свет крутился вперед и назад, описывал арки и дуги, творил огромные светящиеся колонны ила, которые вонзались в темноту, как копья. Тем не менее, ил был очень толст и плотен, и Рикус не сомневался, что Баликане, несмотря на все свои усилия, могут видеть не больше нескольких футов за пределами их планшира, если, конечно, они не пользуются магическим королевским глазом, о котором упоминал Тихиан.
        Свет заплясал на вершине соседнего холма, потом сама шхуна скользнула на него. Если бы не приглушенные голоса команды и палубные огни, сиявшие высоко над поверхностью ила, Рикус вообще мог бы не узнать, что мимо них проплывает корабль. По многочисленным лампам, освещавших различные палубы и орудийные порты, мул представил себе размеры и форму корабля. Вещичка было огромной, по меньшей мере раза в три больше, чем гигантская крепость на колесах, которую король Хаману послал для атаки Тира во время последней войны с Уриком. Похоже было на то, что вся деревня Самарах могла бы уместиться на одной из ее палуб. Когда, наконец, корма шхуны растаяла в ночи, Рикус поздравил себя с правильным выбором: прятаться, а не драться. Сражаться с таким кораблем было все равно, что сражаться с целым легионом.
        Едва этот корабль прошел мимо, как свет другого корабельного фонаря замелькал где-то во тьме. Рикус услышал громкий вздох своих товарищей, затем на верхушке соседнего холма появился маленький круг света. Постояв немного на месте, желтый диск начал медленно соскальзывать по склону холма в их направлении.
        Рикус покрепче сжал Кару и приготовился сражаться. Так как его товарищи сделали тоже самое, он услышал, как ил зашуршал вокруг них. - Спокойно, - прошептал он. - Не двигаться, пока я не скажу.
        Свет продолжал двигаться к ним. Рикус прикинул, что он пройдет через корабль как раз там, где лежал он сам.
        Громкое шипение раздалось прямо перед дау. Мгновением позже гигантский бушприт прорезал гребень того самого холма ила, в склон которого они зарылись. Его брус был длинный, как дерево, и светился отраженным светом масляных ламп. Он был настолько близко, что Рикус мог бы подпрыгнуть с носа их утлого суденышка и повиснуть на нем.
        Свет носового фонаря шхуны был уже на расстоянии руки от дау. В этот момент нос Баликанского корабля врезался в плотный ил, взметнув высоко в воздух фонтаны грязи. Рикус закрыл глаза и вжался в корпус дау под планширом, стараясь быть как можно ниже.
        Одновременно мул почувствовал, как легкий дау слегка поднялся под напором ила, вызванного движением гигантского корабля. Он повернулся носом к дну расселины между двумя холмами и заскользил в нее. Он двигался легко, так как Тихиан все еще держал его. Сражаясь с желанием вскочить и драться, Рикус открыл глаза обжигающему илу. Желтый свет подсветил грязь прямо над его головой. Он не мог сделать ничего, кроме как напомнить себя, что именно поэтому они замаскировали корабль и надеяться, что все остальные тоже помнят это.
        Мгновением спустя янтарный свет исчез. Мул заставил себя очнуться. Он высунул голову из ила и вдохнул воздух, каждый момент ожидая услышать сигнал тревоги со стороны шхуны.
        Через толстое покрывало грязи он увидел темную стену огромного корпуса, нависшую над ним. Мул взглянул в сторону носа и увидел свет фонаря, обшаривавшего ил далеко впереди их дау. Из своего положения под планширом он не мог видеть верхушек мачт, где наверняка сидели впередсмотрящие. Тем не менее он был уверен, что они не заметили дау. Не было ни малейшего знака, что кто-то пытается осветить их корабль, и звуков тревоги тоже не было слышно. Похоже, их маскировка скрыла дау, по меньшей мере на то мгновение, когда фонарь осветил их.
        Рикус увидел головы и плечи своих товаришей, выныривающих из ила. Ниива закусила палец, чтобы не кашлять. Садира и Келум приготовили заклинания, волшебница держала какую-то темную массу в руке, а дварф приложил палец к знаку солнца на лбу. Только Тихиан казался спокоен, опираясь на сферу кораблеводца, и снисходительно поглядывал на всех остальных.
        Спустя несколько секунд корма шхуны прошла мимо них и исчезла за следующим холмом, оставив дау одного в черной пустоте Илового Моря. Все выдохнули с облегчением и деловито начали выкидывать ил обратно, готовясь продолжить путь в Ур Дракс.
        Глава Двенадцатая Мели

        Цепочка мелей протянулась через весь горизонт. В сумеречном свете они казались настоящими островами, покрытыми зарослями водолюбивых папоротников и деревьями, увитыми виноградными лозами. Изо всех рощ доносились трели странных птиц, время от времени прерываемые ревом колоссальных рептилий. Многие из них даже имели своеобразный пляж: широкая полоса твердой, сожженной солнцем грязи, которая окружала цветущую рощу в центре.
        За прошедшие две недели, однако, дау прошел мимо достаточного количества мелей, и Ниива знала правду. Все эти манящие к себе острова были немногим больше, чем цепочкой илистых болот, созданными водой, сочащейся из источников, погребенных под грязью. Земля под деревьями была тонкой, липкой тиной, лишь немного менее предательской, чем сухой ил, заполнявший Иловое Море.
        - Корабли Балика не могли пройти через это, - проворчала Ниива. Она стояла, опираясь на планшир и вглядывалась в тенистый лабиринт каналов между мелями. - Мы их потеряли.
        - Нет, не потеряли, - ответил Келум. Дварф стоял на коленях на носу, внимательно глядя на стрелу багрового пламени, скользящую через ил впереди корабля. - Наш солнечный проводник указывает прямо вперед. Судя по яркости, с которой он светит, я бы даже сказал, что мы нагнали флот.
        Дварф использовал свое заклинание несколько раз в день, стараясь проследить путь как Баликан так и Ркарда. Всякий раз стрелка указывала в одном и том же направлении, хотя всегда была намного ярче, если Келум направлял ее на флот.
        Ниива взглянула на другой борт, на Рикуса. - А ты что думаешь? Могли ли шхуны Балика просочиться через эти каналы?
        Мул пожал плечами. - Тут есть полным полно места между деревьями. Но кораблеводцы должны поднять корпуса судов достаточно высоко, чтобы проплыть над засохшей грязью на концах мелей. Я думаю, это не так-то просто.
        Когда Ниива не ответила, Садира добавила, - Мы доберемся до Борса и спасем твоего сына.
        - Как? - оборвала ее Ниива. - Мы не знаем дорогу через эти мели. Нам могут потребоваться дни, чтобы найти проход.
        - Давайте не будем плыть через мели, - предложил Рикус. - Мы можем запросто перелететь их.
        - Нет! - возразил Келум. - Флот Балика слишком близко. Их впередсмотрящие заметят нас.
        Садира посмотрела через плечо на садящееся солнце. - И кроме того, скоро будет темно. Моя сила исчезнет задолго до того, как мы перелетим их все.
        Ниива выругалась. - Мы должны что-то сделать, - сказала она. - Когда Келум в последний раз устанавливал стрелку на Ркарда, она была едва видна.
        Рикус отошел от Тихиана, который спал на днище корабля и успокаивающе взял Нииву за плечи. - Ты права, Ниива, - сказал он. - Мы не знаем, насколько далеко Дракон и твой сын, но мы должны сделать все, чтобы настичь их.
        - А если этого недостаточно, Рикус? - спросила женщина. - Мы уже видели, что магия Дракона сильнее магии Садиры. И если он узнает, что Черная Линза у нас, он вероятно попытается спрятать Ркарда он нас.
        - Может быть, - ответил мул, его черные глаза непоколебимо глядели в ее. - Но ты же знаешь, что мы не перестанем искать.
        - Как Борс, который не перестает искать линзу? - спросила она. - Но мой сын не проживет тысячу лет. Может быть он уже умер.
        - Да, может быть он и умер, - согласился Рикус. - Но разве из-за этого мы должны делать что-нибудь другое?
        Ниива покачала головой, спрятавшись в руках мула. - Проклятый мул, - прошептала она. - Ты всегда был честен со мной.
        Через мгновение она почувсттвовала, что руки ее мужа отрывают ее от Рикуса. - Ты такой жестокий, или просто идиот, Рикус? - спросил дварф, вставая между ней и мулом. - Самое последнее, что ей нужно услышать сейчас, так это то, что Ркард может быть мертв.
        Рикус недовольно нахмурился, скорее сконфуженно, чем зло. - А ты откуда знаешь, что нет?
        - Это не важно, - раздраженно бросил Келум.
        - Но тогда, чего ты лезешь? - спросила Ниива. - Неужели ты думаешь, что я такая дура и поверю во что-либо другое?
        - Конечно нет, - ответил дварф. - Но разве ты не видишь, чего он добивается?
        - И чего? - спросила Ниива.
        - Теперь, когда Садира дала ему от ворот поворот, он хочет тебя обратно, - сказал Келум, его красные глаза зло блеснули. - Он охотится за твоими чувствами.
        - Да я только пытался успокоить ее! - Рикус тряхнул головой, не веря собственным ушам.
        Келум подскочил к нему. - Я знаю, что ты хотел! - Дварф повернул ладонь к солнцу. - И если ты попробуешь еще раз...
        Ниива схватила мужа за руку. - Этот удар по голове наверно так потряс тебя, что твои мозги размягчились, - она отбросила его от мула. - Извинись перед Рикусом.
        - Это он должен извиняться, - пробурчал Келум. - Он уже встал между нами, признаешь ты это или нет. Ты думаешь, я не заметил, как ты отдалилась от меня?
        Ниива освободила руку мужа. - Рикусом ничего тебе не должен, но я продолжаю думать, что в Самарахе Ркард должен был быть с ним, а не с тобой, - сказала она. Внезапно ее горло стало сухим, как ил. - Я не виню тебя за то, что случилось с нашим сыном. Это не правильно, но я никак не могу позабыть, что Борс забрал Ркарда из твоих рук. Прости.
        Лицо Келума побледнело, из красного-коричневого став желтым. Даже его глаза, казалось, выцвели, из красных превратившись в розовые. - Не извиняйся. Я сам чувствую тоже самое, - сказал он. - Я сражался в сотнях битвах, но все еще не знаю, как остановить Борса. Я бы хотел, чтобы он закончил свою работу и убил меня.
        - Ошибка скорей моя, чем твоя, - сказала Садира. - Когда я использовала свою магию и перенесла тебя и Ркарда к колодцу, я просто сыграла на руку Борсу.
        Дварф потряс головой. - Ты перенесла нас обоих для того, чтобы я смог защитить его, если что-то пойдет не так, - ответил Келум. - Но я не сумел. Чего стоит человек, который не в состоянии защитить собственного сына?
        Нииве было жаль мужа, но она не могла заставить себя утешить его, так как у нее не было ответа на его вопрос: Чего стоит человек, который не в состоянии защитить собственного сына?
        Келум повернулся к носу, потом остановился на мгновение и подошел к Рикусу. - Пожалуйста, извини меня, мой друг, - сказал он. - Я сказал тебе ужасные слова.
        Щеки мула покраснели, - Не бери в голову, мой друг. - Он постарался пожать плечами, мол все позади, но ему удалось только выглядеть непринужденно. - Мы все за последние несколько дней стали чересчур обидчивыми. Быть может это Тихиан что-то такое сделал, чтобы мы начали ругаться.
        И как если бы он действительно верил в свои слова, мул резко пнул спящего короля ногой по ребрам.

***

        Ркард пришел в себя, ощутив отвратительную вонь серы и едва ли сознавая, что Дракон все еще держит его. Они уже не летели. Борс стоял на сломанной вершине базальтовой горы, нависавшей над огромной долиной из грязи и огня. Прямо перед ними лежала равнина, покрытая золой и черными камнями, между которыми вились желтые каналы застывшей лавы. Разбросанные тут и там гейзеры выбрасывали черные камни и огонь высоко в небо, а лава каскадами лилась из дымящихся расщелин далеких утесов. Облако красного пепла бурлило над головой, а воздух был горячий, как огонь.
        - Где мы? - прохрипел Ркард. - Внутри солнца?
        - Нет, Ркард, - ответил знакомый голос. - Борс принес тебя в самое сердце Илового Моря - его личные земли.
        Джо'орш появился рядом с Драконом. Как всегда, баньши появился внезапно, как бы возникнув из воздуха.
        - Джо'орш! - воскрикнул Ркард. Он весь вывернулся, но повернул лицо к своему другу, сражаясь с невероятно сильной хваткой Дракона. - Ты нашел меня!
        - Я никогда не бросал тебя, - ответил баньши. - Почему ты еще не убил Дракона?
        Чувствуя себя виноватым за то, что Дракон еще жив, Ркард рванулся, пытаясь освободиться. Но он был слишком слаб. Дракон не давал ему воды почти целый день, и прошло уже три дня с тех пор, как мальчик ел последний раз. Правда, юный мул не думал, что жажда или голод что-то изменили. Хватка Борса была по меньшей мере так же сильна, как и у гиганта.
        Ркард опустил голову. - Борс слишком силен, - вынужден был сознаться он. - Я не знаю, как убить его.
        - Ну, это то, что ты должен решить, - сказал Джо'орш. - Это твоя судьба.
        - Его судьба, - усмехнулся Борс. Он даже фыркнул от удовольствия, извергнув струи кроваво-красного песка из ноздрей. - Нет такой штуки, как судьба - за исключением того, что каждый выбирает для себя.
        - Ркард выбрал убить тебя, - сказал Джо'орш.
        Ркард нахмурился. Насколько он помнил, у него не спросили, хочет ли он такой судьбы. Баньши сказал ему, что он должен убить Дракона.
        - Тогда, возможно, я должен убить мальчишку сейчас, - прошипел Борс. - Прежде, чем он осуществит свою угрозу.
        Хватка Борса стала сильнее, Ркард услушал, как внутри его затрещали кости. Острая боль пронзила его бок, он больше не мог дышать.
        Оранжевые глаза Борса стали узкие и холодные. - Освободи мальчика!
        - Отдай мне Черную Линзу! - пришел ответ.
        - Если ты хочешь, - ответил баньши.
        Хватка Борса ослабела, и Ркард снова мог дышать. Он вдохнул воздух, и его легкие обожгло, как огнем. Значит его похититель сломал ему ребро. Воспользовавшись тем, что Дракон был занят разговором с баньши, юный мул освободил руку и поднял ее к кипящему небу. Когда он призвал энергию, чтобы исцелить себя, вспышка красного цвета пронзила пепел и ударила ему в руку. Дракон не обратил никакого внимание на этот вихрь, как и тогда, когда Ркард пытался ударить или укусить его.
        Крошечные члаза Борса глядели на перекрученную фигуру баньши. - Через тысячу лет ты хочешь отдать мне Черную Линзу?
        - Отдай мне ребенка, - ответил Джо'орш.
        Борс отпустил Ркарда.
        Джо'орш приблизился к Дракону на несколько шагов. В этот момент он взглянул под ноги, на полосу сломанного базальта прямо перед собой и остановился. Из-под сломанных камней пробивалось оранжевое свечение подземных потоков лавы, кое-где покрытое пятнами зеленого огня.
        - Джо'орш, не подходи ближе, - сказал Ркард. Он уже почти приготовил исцеляющее заклинание, его рука светилась ярко-красным цветом, а кончики пальцев дымились. - Ели ты отдашь Борсу Черную Линзу, то уже неважно, что будет со мной.
        - Молчи, ребенок! - прошипел Дракон. Он сжал посильнее сломанные ребра Ркарда.
        Обжигающие угли подо лбом Джо'орша зажглись желтым и пара огненных стрел полетела из них прямо в крошечные глаза Дракона. Одновременно он перепрыгнул подземный канал лавы и приземлился прямо перед похитителем Ркарда. Баньши ударил неровным выступом своей костяной руки в грудь Дракона.
        Когти раскрылись и Ркард упал.
        Юный мул ударился о кожистое колено Дракона и полетел на каменистую землю. Вспомнив уроки матери, Ркард упер подбородок в грудь и вытянулся в полный рост. Он упал на неповрежденый бок, ударив предплечьем по твердому базальту, чтобы смягчить удар.
        Маневр не очень помог ему. От ноги до плеча тело Ркарда взорвалось вспышкой боли. Он услышал свой собственный крик. Звук захлебнулся, когда боль заполнила грудь, а в легких не осталось воздуха. Он не мог приподняться, не мог даже подвинуть руку - все еще сиявшую красным от целительной магии солнца - вниз, к сломанному ребру.
        Над ним Борс отдернул свою грудь от неровного обломка руки Джо'орша, горячая желтая кровь брызнула на землю. Хотя и его тело и лица были обожжены, в черных глазах не было и намека на рану - или гнев.
        - Возможно, я не могу уничтожить тебя, но здесь есть те, кто может, - прошипел Борс. Он стоял так близко к Джо'оршу, что желтый дым его дыхания сгустился над баньши, пока он говорил. - Линза.
        - Уничтожишь ты меня или нет, - сказал Джо'орш, - Черная Линза останется скрыта от тебя.
        - Но не от моих лордов! - Руки Борса ударили баньши в грудь и толкнули его к подземному лавовому каналу. - Мои кайшагра, он ваш!
        Базальт разлетелся на куски у ног Джо'орша. Шесть изможденных, высохших тел поднялись из лавового канала, ручейки жидкого камня бежали с их черных спин. Немного больше чем человек, они были невероятно худы и вместо пальцев у них были раскаленные до бела когти. Их съежившиеся лица были похожи, как две капли воды, с черными провалами на месте носа и глазами из зеленого огня. Несмотря на их абсолютное сходство, у каждого из них была какая-нибудь индивидуальная черта, выделявшая его или ее: огненные крылья, дымящиеся рога, ногти, длинные и узкие как иголки, огромные выпуклые глаза или хитиновая чешуйчатая броня. У одного даже был рот, похожий на трубу.
        - Джо'орш, беги, - закричал Ркард.
        - Стоять! - приказал Борс, его крошечные глазки сосредоточились на баньши. - Если ты исчезнешь, мои слуги займутся ребенком вместо тебя.
        Джо'орш не стал убегать, и мертвые лорды окружили его.
        - Он убъет меня в любом случае, - крикнул Ркард. Он забыл о своей боли и вскочил на ноги. - Исчезай!
        Джо'орш покачал своей отвратительной головой. - Хорошо или плохо, моя битва окончилась, - сказал он, глядя на своими оранжевыми глазами на обступивших его врагов. - Я знал это уже тогда, когда пошел освобождать тебя.
        Все шесть мертвых лордов прыгнули на баньши и начали карабкаться вверх по его костям. Баньши замахал своими перекрученными руками, сбив бронированного призрака на землю прежде, чем он достиг его колен. Остальные трупы рвали его ноги на части, выдирая из них кости. Наконец его ноги подогнулись и он погрузился в кипящий поток расплавленного камня.
        Белое пламя охватило изогнутые кости баньши, но он продолжал сражаться с своими убийцами, выбрасывая в воздух раскаленные камни.
        Но вот тело Джо'орша полностью погрузилось в огненную реку, и все шесть мертвых лордов начали выдирать кости из его тела. Глаза баньши затуманились, и он выдохнул облако золотого тумана.
        Рука Ркарда все еще сияла энергией, которую он призвал раньше. Мальчик бросился к огненной реке, собираясь использовать свою солнечную магию. Он надеялся, что сумеет отвлечь лордов на какое-то время, и Джо'орш исчезнет.
        - Ркард, нет! - крикнул баньши. - Пришло время убить Дракона - прежде, чем его миньоны рассеют мою магию и узнают, где линза.
        Ркард остановился. - Но как? - Жар от огненной реки был так ужасен, что он должен был защитить лицо рукой. - Скажи мне, что делать.
        Борс шагнул вперед и навис башней над юным мулом. - Да, - сказал Дракон. Из его раненой груди текли капли горячей крови, заливая землю вокруг Ркарда. - Мы оба хотим это знать.
        Оранжевые глаза баньши глядели, не отрываясь, на Ркарда. - Я не могу тебе сказать, как сделать это, - сказал он. - Если ты не сможешь найти ответ внутри себя, Атхас погиб.
        Мертвые лорды оторвали последнее ребро. Расплавленный камень потек в грудь баньши, и труп с огромными выпуклыми глазами вплыл вместе с лавой внутрь. Оранжевые глаза Джо'орша начали гаснуть.
        Дракон протянул руку и схватил мальчика, заливая его каплями желтой горячей крови. Юный мул даже не заметил этого, сосредоточившись на том, что Джо'орш сказал ему. Если он должен найти внутри себя ключ к смерти Борса, тогда то, что баньши имеет в виду, это вопрос знания.
        Мысли Ркарда автоматически обратились к величайшему источнику знания для дварфов, Книге Королей Кемалока. Его любимые истории описывали короля Тьюрина, который всегда побеждал своих врагов, излечивая их от ужасных несчастий, которые, в первую очередь, и превращали их в монстров. После чего чудовища или становились преданными друзьями и слугами короля, или мирно умирали, благодаря короля, спасшего их от вечных мук.
        Но он тоже жрец солнца, подумал Ркард, и его целительские способности ничем не хуже чем те, которыми король Тьюрин побеждал своих врагов. Быть может баньши намекал именно на это. Нет сомнений, что Джо'орш, один из последних рыцарей Кемалока, знал историю короля Тьюрина не хуже его.
        Когти Борса сомкнулись вокруг тела юного мула. - Ну, так как ты собираешься убить меня, ребенок?
        Ркард положил руку на зияющую рану в груди Борса. Последовала короткая вспышка, красный свет вырвался из руки мальчика и ударил по чешуйчатой коже Борса. Рана зашипела, задымилась, затем желтые капли перестали сочиться из нее. Неровные концы дыры потянулись один к другому, вестретились, и на месте страшной раны образовался черный, еще дымящийся шрам.
        Предвкушение чуда заполнило грудь Ркарда. Его магия исцелила рану - исцелит ли она Дракона?
        Борс поднял юного мула так, что его глаза глядели в страшный черный глаз. - Ты меня тронул, ребенок, - прокашлял он. - Чтобы показать свою признательность, я оставляю тебе жизнь и разрешу увидеть твоих родителей - когда я буду убивать их.
        Ркарда затошнило, в его животе возникло что-то вроде комка. Теперь он не мог даже вообразить, как ему убить Дракона. В Самарахе он использовал второе и последнее заклинание, которое он знал, и сигнальный огонь окружил голову Борса. И она сработало не лучше исцеления. В течении долгого пути сюда он пытался бить, царапать и даже кусать чудовище, в общем все физические способы атаки. Увы, Борс даже не заметил их. Если и был какой-то способ, как мальчику шести лет убить Дракона, юный мул не имел о нем ни малейшего понятия.
        Далеко внизу Ркард видел Джо'орша, лежащего в огненной реке. Последний отблеск света вылетел из оранжевых глаз, искривленные кости начали дымиться. Наконец весь скелет исчез в белой вспышке, на поверхности остались небольшие пятна черной золы. А еще через мгновение медленный поток жидкого камня стер и последние следы баньши.
        Мертвые лорды пересекли поток и вышли на черный базальт у ног Борса. Оранжевые капли расплавленного камня стекали с их тел как пот.
        - Темная Линза находится у узурпатора Тихиана, а он присоединился к нашим врагам, - доложил труп с выпуклыми глазами. Именно он проник внутрь тела Джо'орша. - Они хотят вернуть ребенка живым, но они решили, также, убить вас.
        Дракон кивнул. - Хорошо. Если мы дадим им возможность выбрать одно из двух, они могут заколебаться в решающий момент, - сказал он. - Где мы найдем их?
        - Джо'орш оставил их примерно день назад, так что мы не можем это знать абсолютно точно, - ответил лорд. - Но баньши думал, что они должны сейчас быть в районе Баксальских Мелей.
        - Меньше дня пути до моей долины, - прошипел Борс. Он сжал покрепче грудь Ркарда, острая боль пробежала через легкие мальчика. - Очень опасно атаковать их так близко от Ур Дракса. Если им удасться убежать и пробраться в город с линзой... - Борс дал фразе упасть, покачав головой.
        - И тогда что? - рискнул спросить Ркард.
        - Ты даже не в состоянии вообразить это себе, дитя, - сказал Дракон. - Даже твои ночные кошмары не так ужасны.
        Морской Лорд расположился со своим флотом на мелях, - сказал труп с дымящимися рогами. - Если ему повезет, он сможет перехватить их...
        - Ты бы хотел этого, не так ли, Лорд Стражник? - прервал его лорд, покрытый хитиновой чешуей. - Если Морской Лорд будет уничтожен, все его воины...
        - Лорд Стражник прав, - Узурпатора и его товарищей необходимо перехватить, - сказал Борс. - Но Баксальские Мели огромный лабиринт. Поэтому все мои лорды будут участвовать в поисках. Морской Лорд разделит свои корабли между вами так, как он сочтет нужным, для того, чтобы перекрыть как можно больше каналов. - Дракон взглянул на труп с огненными крыльями. - Ты будешь связным между ними, Лорд Посланник.
        - Как пожелаете, - ответил лорд, расправляя крылья.
        - Я еще не отпустил тебя! - резко брсил Борс.
        Лорд Посланник замер на месте. Даже пламя на его крыльях не шевелилось.
        - Вам будет нелегко добраться до Баксальских Мелей сегодня ночью, - сказал Дракон. - Если не получится, те, кто найдет моих врагов, должны будут напасть на них днем.
        Мертвые лорды обменялись недоуменными взглядами, потом Лорд Стражник спросил, - А как же солнечная магия Садиры?
        - Она уничтожит вас, - спокойно ответил Борс. - И у вас будет только один шанс напасть на них. Если вы будете ждать до ночи, или промедлите, вызывая подмогу, мои враги убегут от вас и явятся сюда, в долину, во всей своей силе.
        - Если мы обречены на поражение, почему мы должны атаковать, Великий? - спросил лорд в хитиновой броне.
        - Ваша цель вовсе не победа в битве, Лорд Воин, - ответил Дракон. - Один из вас должен украсть меч мула. Клинок выкован самим Раджаатом, так что я не могу напасть на того, кто носит его - зато вы можете. Если вы сумеете сделать это, я уничтожу моих врагов.
        В таком случае, возможно, имеет смысл взять с собой Короля Хаману, - предложил Лорд Посланник. - Его помощь...
        - Потребуется у Ворот Смерти - и других королей-волшебников тоже, - прервал его Борс. - Я должен быть наготове, если вам не повезет.
        Ркард нахмурился, ему стало любопытно, что такого Хаману мог совершить в битве. Из того, что мальчик знал, следовало, что ни один король-волшебник не мог ударить владельца Кары, в точности как и сам Дракон.
        - Помните, что я создал вас всех именно для такого случая, - сказал Борс, пристально глядя на своих лордов. - Выжить без меча не означает выжить.
        Глава Тринадцатая Лорды-Призраки

        Со своего поста на верхушке мачты Сач крикнул, - Пять кораблей!
        Хотя Келум и слышал предупреждение, он по прежнему глядел прямо перед собой и не встал с колен. Красные солнечные лучи с трудом пробивались через густые ветви деревьев, растущих на мелях прямо перед ними, и дварф мог видеть с палубы дау только то, что красная сфера уже много, много мгновений не могла подняться полностью. Он не мог разрешить каким-то пяти кораблям прервать свою молитву - тем более сегодня, когда благосклонность солнца была жизненно необходима.
        - Великий Огонь, воссияй на моих врагов, освети их слабости своим сиянием, чтобы даже мои незрячие глаза увидели их, - произнес на распев дварф.
        Рикус подошел на нос корабля и встал рядом с Келумом. - Что ты сделаешь с этими посудинами, жрец?
        Хотя он и не ответил, Келум отчетливо видел корабли. Пять из них, мертвые, лежали впереди их, перегораживая канал сплошной линией. Все суда были тендерами. Единственная мачта каждого из них несла на себе тонкие паруса, по форме напоминающие крылья летучей мыши и не поддерживаемые никакими реями. Палубы ощитинились катапультами, прислуга которых состояла из полуразвалившихся трупов. Корпуса были сделаны из черного базальта и выглядели чересчур широкими, чтобы такое судно могло проплыть через узкие каналы, которые здесь сошлись вместе, чтобы образовать залив.
        Келум снова воззвал к поднимаюшемуся солнцу. - Распали во мне огонь твоего мщения, о Всемогущий Уничтожитель, - сказал он. - Пусть пламя твоего гнева вырвется из моего яростного сердца и сожжет плоть моих врагов, расплавит их глаза и зажжет их кости, пока они не треснут. Я умоляю тебя, пускай бездна моего гнева сожжет их тела до тла, пусть огонь не погаснет, пока от них не останется только черная и дымящаяся зола.
        - Келум, вставай! - приказал Рикус.
        Ниива подошла и встала рядом с мулом. - Бесполезно, Рикус, - сказала она, оттаскивая его от дварфа. - Пока солнце не встанет полностью, мой муж будет молиться, все его мысли только о нем, не о нас. Даже если бы его собственный сын стоял на тех кораблях, он бы не встал.
        Келум с трудом удержался, чтобы не накричать на жену. Даже если бы он не был в середине своих молитв, ее слова не имели смысла. Она не приветствовала солнце со дня похищения Ркарда, и уже это одно доказывало, что ей не хватало веры, чтобы понять глубину солнечного причастия.
        Дварф продолжил свою песнь, - Чудесный Огонь Жизни, взгляни на моего пропавшего сына и не дай пламени его ума затмиться. Согрей его сердце, чтобы он знал, что его отец помнит его и ищет его с верой, такой же горячей, как и твои лучи.
        Рикус и Ниива ушли с носа, каждый из них скользнул на свое место по обе стороны Черной Линзы.
        В этот момент Тихиан крикнул, - Втянуть рейку! - Король все еше сидел на корме дау, так как он и Садира еще не поменялись местами для дневной вахты. - Туда за нами они не смогут последовать.
        Тихиан ударил по румпелю. Дау наклонился на правый борт, как и обычно при изменении направления, но затем вдруг почти остановился и снова встал прямо, так как потерял ветер.
        Впереди лежал извилистый канал, настолько узкий, что деревья, росшие по его сторонам, сплелись ветвями над проходом. Когда Садира потянула рейку и поймала ветер, дау опять накренился вправо и пошел вперед. Келум почтительно взглянул снова прямо на солнце, для чего ему пришлось переползти на правый борт их маленького суденышка.
        Дварф попытался успокоить свои мысли, очистить ум и опять наполнить его светом восхода. Несмотря на все усилия, он заметил, что паруса тендеров затрепетали на мачтах. Он попытался забыть об этом и сконцентрироваться на багровых солнечных лучах. Если бы он разрешил предстоящей битве вторгнуться в его медитацию, он смог бы впитать в себя меньше заклинаний, чем обычно, и они были бы менее могущественны.
        Корпус дау заскрежетал по засохшей грязи, окружавшей мели, еще больше затрудняя медитацию дварфа. Он затянул одну ноту, именно этому он учил Ркарда, когда мальчик учился медитировать.
        В этот момент флот призраков двинулся вперед. Келум обнаружил, что ломает голову над его путем. Тендеры пытались перерезать им путь, но их курс проходил прямо через центр мели.
        Когда дау забрался в канал поглубже, корабли тендеров исчезли за плотной листвой с правого борта. Облегченно вздохнув, Келум сконцентрировался на своих молитвах. Чем глубже они уходили внутрь канала, тем гуще становились дебри, так что дварфу было даже трудно видить само солнце. Тем не менее, по гало окрашенных в красное листьев в центре джунглей, он знал, куда смотреть. Он открыл себя небесному светилу и задышал глубокими, ровными вздохами.
        На этот раз медитация дварфа была более успешна. Он почти не слышал резких свистов и странных криков из гущи джунглей, пока дау скользила по узкому каналу между мелями. Вскоре он почувствовал, как солнечная метка на его лбу стала жечь и налилась красным цветом, затем гало, пробивавшееся через лес, стало круглым и плотным. Багровое пламя ударило в его лоб, и он понял, что солнце взошло.
        Келум встал и повернулся к жене. - Кажется, я сумел закончить свою молитву,несмотря ни на что, - сказал он. - Чему мы все очень обрадуемся, когда тендеры вернутся.
        - Будем надеяться, - парировала она.
        Ниива стояла рядом с Рикусом, оба они держали оружие в руках и глядели мимо него, вдоль канала. Сзади них, Садира одной черной рукой шарила в кармане платья в поисках компонентов для заклинания, а второй без усилий удерживала рейку. Тихиан сидел прямо на корабельной сфере, его крошечные глаза метались с Черной Линзы на берег и обратно.
        Мель внезапно замолчала. Какой-то момент царили полная тишина и спокойствие, а затем облако птиц вырвалось из джунглей. Их крылья молотили по воздуху со страшной силой, они пронеслись над дау и исчезли.
        Келум увидел куски парусов приближающихся тендеров над ветвями деревьев, покрывающих мель. Тонкое полотно проходило через густую листву как через призрак, ни один лист даже не пошевелился. В противоположность парусу, черные корпусы тендеров ломились через болотистую мель как плуг фермера, прорезая огромные борозды и опрокидывая все деревья, встречавшиеся на пути. Величественные деревья падали почти молчаливо, их тяжелые стволы становились спутанным переплетением лиан, лоз и ветвей задолго до того, как они ударялись о почву.
        Ниива и Рикус вышли вперед. Его жена взвесила на ладони свой боевой топор и спросила, - Ну, муженек, сможешь ли ты потопить все эти корабли?
        Келум поднял руку к солнцу. Он подождал, пока его плоть не начала светиться багровым светом, потом направил ладонь на мачту дау и произнес заклинание. Шар багрового цвета образовался у основания мачты и начал медленно подниматься вверх. Когда сияющая сфера достигла верхушки мачты, Сач вскрикнул и вылетел из вороньего гнезда, как если бы кто-то пнул его ногой. Испустив клуб красного дыма, голова упала и со звучным шлепком ударилась об обожженный солнцем берег мели. Красная сфера заняла ее место и осветила все дау теплым, розовым светом.
        - Глупый дварф! - выругался Сач, вихляя в воздухе. - Ты мог бы и предупредить меня!
        - Что ты сделал? - спросил Рикус.
        - Защитил корабль от неживых, - ответил Келум. - Теперь ожившие трупы со скуттеров не смогут взять нас на абордаж.
        Едва дварф успел выговорить свои слова, как недалеко перед дау раздалось щелкание стреляющих катапульт. Он резко крутанулся на месте и увидел дождь небольших камней, стремительно летящих к ним. Рикус и Ниива мгновенно пригнулись. Так как Келум стоял как вкопанный, остолбенев от удивления, его жена резко дернула его за ногу. Дварф повалился на днище корабля.
        Большая часть камней благополучно пролетела мимо. Они ударились о обожженные солнцем берега мелей по обе стороны канала, взметнув высоко в воздух столбы ила. Увы, несколько камней попали в цель. Парочка ударилась о Черную Линзу и отскочив от нее, в планшир. Хотя удар и не причинил линзе никакого вреда, Тихиан вскрикнул в страхе. Еше три попали прямо в боченки с запасами, разбросав сладкие орехи и драгоценную воду во всех направлениях. Один камень даже ударил Садиру в грудь. Удар бросил ее на палубу, но не причинил ей никакого вреда. Она отбросила камень в сторону и встала опять.
        Келум поднял голову и взглянул через планшир. Два тендера плыли через мель слева от дау и маневрировали таким образом, чтобы лечь на параллельный дау курс. Третий расположился прямо перед ними, в канале. Последние два остались на правой мели, их носы были повернуты прямо на дау. На всех пяти скуттерах неуклюжие трупы медленно натягивали ложки катапульт для следующего выстрела.
        - Они стараются взять нас в вилку, - проворчал Рикус.
        - У них ничего не получится, - сказала Садира. - Когда они будут готовы стрелять снова, их снаряды не достанут нас.
        С этими словами волшебница заняла место Тихиана у румпеля и проговорила свое заклинание полета. Дау взлетело вверх под таким резким углом, что Келум еле успел схватиться за планшир, чтобы не выпасть вниз.Черная Линза покатилсь назад, врезалась в уцелевшие бочонки с водой и толкнула их на корму. Садира расставила ноги пошире и удержала последние два бочонка, остановив весь груз.
        - Ну вот, теперь магия! - воскликнула Ниива.
        - Магия, которая выдаст нас королям-волшебникам, если они поблизости, - пожаловался Тихиан.
        - Если они так близко, битва в любом случае привлечет их, - сказал Рикус, глядя через планшир. - Я сомневаюсь, что мы сможем потопить пять кораблей и избежать дыма и грохота.
        Келум тоже взглянул через планшир, чувствуя себя немного глупо после своих хвастливых слов о том, как его магия защитит корабль от приникновения на него трупов. Маленькое судно уже летело на высоте верхушек деревьев и продолжало подниматься. Впереди от них трупы все еще загружали ложки катапульт камнями, но дварф не сомевался, что камни не смогут взлететь настолько высоко, чтобы попасть в них.
        Когда они оказались поближе к тендерам, Келум заметил, что не все трупы на палубах были в ужасном, полуразвалившемся состоянии. На каждом корабле был один, который выглядел отлично сохранившимся, с жесткой кожей и невероятно худым телом. Их съежившиеся лица были похожи, как две капли воды, с черными провалами на месте носа и глазами из зеленого огня. Несмотря на их абсолютное сходство, у каждого из них была какая-нибудь индивидуальная черта, выделявшая его или ее: дымящиеся рога, ногти, длинные и узкие как иголки, хитиновая чешуйчатая броня,огненные крылья, острый клюв вместо рта.
        - Это что еще такое? - спросила Ниива. Она указала на труп с дымящимися рогами, потом на второй, с хитиновой броней.
        - Это командиры кораблей, что-то вроде лордов-призраков, - предположила Садира. - Я очень сомневаюсь, что они случайно очутились здесь. Вероятно Борс послал их.
        Тот, который был с огненными крыльями, взлетел в воздух с палубы своего корабля и полетел им наперерез.
        - Нечего беспокоиться, - заявил Келум. Он взглянул на сияющую сферу на верхушке мачты, надеясь, что его заклинание все-таки окажется полезным. - Он не сможет войти под этот свет.
        - А кто беспокоится? - спросил Рикус. - Но мы же не можем оставить его лететь за нами следом. Самое лучшее - просто убить его, и никаких проблем.
        Мул схватил свой меч обеими руками и шагнул на нос. Это было единственное место дау, где зашищающий свет заклинания Келума не доставал до планшира, так что только здесь труп мог напасть на суденышко.
        Лорд-призрак, похоже, тоже понял это, так он вскрикнул и стрелой понесся на Рикуса. Мул взмахнул мечом. Труп замахал своими огненными крыльями и резко остановился, позволив Каре пронестись мимо его лица.
        - Глупый мул! - прошипел лорд-призрак. - Пошли со мной!
        Труп проскользнул мимо Кары и вцепился обоими руками в запястья мула.
        Крылья лорда забили, как сумашедшие, он тянул на себя, стараясь сбросить Рикуса с дау. Каждый раз, когда его крылья ударяли вперед, с их кружевных концов срывался узкий язычек пламени, лизавший лицо и руки мула.
        Закричав от боли, Рикус бросился на палубу, чтобы между ним и трупом был костяной корпус дау. Ногами он обвил планшир и тянул изо всех сил, пытаясь затащить напавший на него труп в круг света от заклинания Келума. Никто не мог пересилить, враги стоили друг друга. Запястья мула оставались за пределами розового света, трепеща от боли и напряжения. Крылья трупа бились как сумашедшие, наполняя воздух перед дау желтыми искрами пламени.
        Ниива проскользнула под парусом и, бросившись вперед, рубанула призрака своим топором. Сталь не пробила плоть, но она захватила изгибом лезвия шею трупа и начала тянуть. Ее сила добавилась к силе Рикуса, и вместе им удалось затянуть их врага в пятно света от заклинания Келума.
        Лорд-призрак завыл от боли. Черные струйки дыма потянулись вверх от его тела, и его плоть вспыхнула, быстро превращаясь в черный пепел. Келум с трудом верил собственным глазам. Заклинание сработало, но вовсе не так, как он ожидал. Труп, наверное, был также могуществен, как и баньши. Иначе он должен был бы растаять в вспышке багрового пламени, как только оказался внутри круга.
        Келум повернул руку к солнцу, призывая магию, способную испепелить призрака. Красное сияние охватило его руку, и он указал пальцем на труп.
        Однака прежде, чем дварф успел произнести слова заклинания, Садира крикнула что-то с кормы лодки. Стрела черной энергии пронеслась мимо головы Келума и ударила труп прямо в грудь. Страшной силы гром потряс дау, едва не сбив жреца солнца с ног и выбросив труп наружу. Черный огонь охватил лорда, и он полетел вниз, к мелям. И к тому времени, когда он достиг земли, от него осталась только кучка пепла.
        Келум вздохнул, чувствуя себя еще более бесполезным, чем обычно. Он подошел к мулу и сказал, - Дай мне взглянуть на твои ожоги, Рикус.
        Мул покачал головой и, скрипя зубами от боли, стал подыматься. - Позже, - сказал он. - Ничего серьезного.
        Келум положил ладонь на обожженные руки мула. - Лучше вылечить их прямо сейчас, - настойчиво сказал он. - Если все, в чем я хорош, это исцеление ран других людей, дай мне, по меньшей мере, сделать это хорошо.
        С этими словами дварф высвободил исцеляющую энергию. Мул зашипел от боли, когда магия полилась в его тело. Зато ожоги быстро исчезли, на их месте осталась ровная, гладкая кожа с красноватым оттенком.
        - Спасибо, - сказал Рикус. - Теперь намного лучше.
        Клацанье катапульт послушалось снизу. Келум глянул через планшир как раз вовремя, чтобы увидеть рой серых камней, пролетевших под их корпусом. Четыре корабля, выбросившие свои камни, стояли почти прямо под дау, каждая пара по обе стороны от илового канала. Пятый тендер по прежнему лежал слегка впереди, перегораживая канал между мелями.
        Несмотря на очевидную неспособность катапульт попасть в дау, мертвая, тупоголовая команда потянула ложки вниз, готовя их к новому залпу. - Вперед, ребята, так держать! - крикнул Рикус.
        Когда они пролетали над последним тендером, палуба дау внезапно зашипела. На корме полыхнула голубая вспышка, послышался оглушающий гром и весь дау содрогнулся. Корпус взорвался, расколовшись на мелкие серые щепки. Келум схватился за планшир, чтобы не полететь вниз, и почувствовал, что его ноги свободно болтаются в воздухе. Сообразив, что дау лишился дна, он взглянул вниз. Боченки с грузом, сфера кораблеводца, топор Ниивы, Черная Линза и даже мачта с парусом уже летели вниз, к мелям, прямо под ним. Остались только люди, которые, спасая свою жизнь, повисли на планшире.
        Келум, ошеломленный, смотрел как падал груз корабля. Мачту, к которой все еще был привязан парус, подхватил ветер, и бросил вниз, на мель. Она приземлилась первой, где то в ста шагах от тендера, пробила корку грязи и встала прямо. Бочонки с водой и топор Ниивы упали на твердый берег немного впереди, а Черная Линза пролетела дальше всех и нырнула в иловый канал.
        - Нет! - закричал Тихиан. - Линза!
        Король отпустил руки и прыгнул вниз, подняв фонтан грязи в том месте, где он вошел в иловый канал.
        - Что теперь? - крикнула Ниива.
        - Поворачиваем, - ответил Келум.
        Дварф посмотрел назад, на тендеры. Лорды-призраки уже выпрыгнули из своих кораблей. - Мне наплевать на Тихиана, но мы не можем потерять линзу.
        - Спускайся пониже, туда где парус, Садира, - приказал Рикус. Мул указал на мачту дау, с вершины которой все еще сиял розовый шар защитного заклинания дварфа. - Келум и я спустимся там и задержим их. А ты с Ниивой займитесь поиском линзы.
        Садира развернула дау. Она опустилась так низко, что Келум мог бы сосчитать трещины в берегу под ним. Дварф подождал, пока они не оказались в розовом свете его собственного защитного заклинания, потом отпустил руки.
        Еще не успев осознать, что он падает, Келум ударился о жесткую корку грязи и почувствовал, как она треснула от удара. Сила инерции понесла его вперед по горячей земле и он несколько раз перековырнулся через голову. Наконец он остановился, лежа на земле и глядя вверх, прямо на мачту с сияющим наверху шаром заклинания. Мачта слегка вздрагивала, как если бы могла упасть в любой момент, и каждый раз налонялась еще чуть-чуть к иловому каналу.
        Келум с ужасом ощутил, что не чувствует ничего ниже пояса, и испугался, не сломал ли он себе при падении спину. Он попробовал ударить ногой - и едва не задохнулся в облаке грязи.
        Осознав, что он наполовину лежит в иловом канале, Келум поспешно отполз обратно, на землю. Он встал на ноги, одновременно поднимая руку к солнцу, и повернулся лицом к лордам-призракам.
        На удивление его никто не атаковал. Единственные неживые, которых он видел,были полуразвалившиеся трупы на палубах тендеров. Они стояли позади катапульт, тупо уставившись в небо пустыми глазами. Келум заподозрил, что они магически привязаны к кораблям, иначе они бы уже карабкались через планширы, чтобы напасть на них.
        Из-за узкого илового канала донеслись ругательства Рикуса, - Прах побери мое гнилое счастье!
        Келум взглянул туда и увидел мула, - по меньшей мере верхнюю половину мула. Рикус пробил твердую корку грязи и застрял в ней, его грудь и ноги болтались в мягком иле. Чтобы сделать жизнь еще хуже, все четыре призрака уже мчались к нему. Один из них, с дымящимися рогами, опередил всех и прыгнул на мула.
        Келум наставил палец на него и выговорил заклинание. Из пальца выстрелил сверкающий багровый луч, взорвавшийся ослепляющей вспышкой света прямо перед глазами твари.
        Труп заревел от ярости, из его дымящихся рогов выстрелили золотые лучи энергии. Лорд-призрак упал на землю рядом с мулом, тряся головой в тщетной попытке очистить глаза от пятен, оставшихся после заклинания Келума. Лучи из его рогов ударили в Рикуса. Мул заревел от боли не хуже лорда и махнул Карой, перерубив с одного удара шею духа, чья уродливая голова покатилась по обожженной солнцем грязи.
        Рикус взглянул на трех других лордов-призраков, которые были уже в дюжине шагов от него. - Мне с справиться с этой оравой, - крикнул он. Мул отвел руку с Карой назад, готовясь к броску. - Держи меч.
        - Нет! Оставь у себя! - крикнул Келум.
        Не давая Рикусу шанс поспорить, дварф бросился к мачте и попытался толкнуть ее в сторону Рикуса. Однако здоровенная жердь застряла в корке более надежно, чем казалась, и не уступила натиску дварфа. Келум продолжал давить. Шест наклонился, потом еще, но не падал.
        Напротив, за каналом, три лорда-призрака уже добрались до мула. Они разошлись и встали вокруг него. Один, с хитиновой броней, встал прямо перед Рикусом, а труп с клювом вместо рта встал справа от него, поближе к руке, в которой мул держал Кару. Последний лорд, женщина с ногтями-иголками, обошла вокруг и встала у Рикуса за спиной.
        Келум продолжал давить на мачту, чувствуя, как она медленно поддается. Одновременно он взглянул на иловый канал, прикидывая, может ли он позвать на помощь. Садира и Ниива были в нескольких сотнях шагов, летя низко над иловым каналом, спиной к нему и Рикусу. Насколько дварф мог видеть их головы, они внимательно глядели вниз, в поисках любого знака Черной Линзы.
        Келум было закричал, но тут из-за канала донесся голос одного из лордов, - Сейчас, Лорд Воин.
        Дварф взглянул обратно и увидел, как труп в хитиновой броне, вероятно Лорд Воин, метнулся вперед и ударил ногой мула по голове. Раздался громкий треск, когда мул отбил удар своей свободной рукой, потом полоснул Карой по ноге призрака. Лорд Воин отпрыгнул, уходя от удара. Приземлившись на одну ногу, второй он отбил руку Рикуса с мечом в сторону, - Теперь ты, Лорд Визирь!
        Призрак-мужчина прыгнул вперед и схватил своим клювообразным ртом запястье Рикуса. Одной рукой Лорд Визирь обхватил кулак, держащий Кару, а ладонью второй ударил по локтю мула. Рикус закричал от боли но не выпустил меч, тогда труп попытался заставить его бросить оружие, выкручивая его руку.
        Келум услышал, как корка грязи, державшая мачту, затрещала и мачта накренилась. Рыча, от уперся в мачту плечом и, как сумашедший, толкнулся ногами. Мачта накренилась еще больше, потом упала через канал. Сверкающая розовая сфера на ее конце оказалась прямо над Рикусом и призраками.
        Лорд Воин вскрикнул и отступил, женщина-призрак последовала его примеру. Лорд Визирь постарался в последний раз выкрутить руку мула и вырвать Кару.
        Это оказалось ужасной ошибкой, так как Рикус потянулся и схватив его за шею около затылка, удержал на месте. Лорд разинул свой рот-клюв и закричал от нестерпимой боли. Клубы черного, отвратительно пахнувшего дыма стали подниматься от его тела. Труп бешенно замахал руками, пытаясь сбежать.
        Рикус вонзил меч в живот трупа. Лорд Визирь завыл и извиваясь всем телом упал на твердую землю, пытаясь уползти. Мул ударил еще раз, и призрак перестал шевелиться. Какой-то момент его тело только тлело, затем волна белого пламени превратила его в горку пепла.
        Последние два лорда-призрака, стоя по обе стороны от Рикуса, взглянули на Келума. - Вы не могли бы позаботиться о нем, Леди Наслаждение? - спросил Лорд Воин.
        С удовольствием, - ответил призрак-женщина, растопырила свои похожие на иголки пальцы и отошла от Рикуса.
        Келум перебежал на другую сторону мачту, как если бы собирался сбежать. Он слышал, как корка грязи трещит под его весом и знал, что в любой момент может провалиться.
        Леди Наслаждение обошла круг, освещенный залинанием Келума, потом остановилась на краю илового канала. Пальцем она показала ему подойти ближе, и дварф отчетливо разглядел каплельки темно-желтой жидкости, капающие с ее ногтей.
        - Нечего бояться, маленький человек, - сказала она, собираясь прыгнуть через канал. - Это не больно.
        - Сейчас будет! - возразил Келум.
        Использую всю свою силу дварфа, Келум рванул конец мачты. Корка лопнула с громким треском, и верхушка шеста по дуге упала вниз, попав прямо в грудь Леди Наслаждение, которая уже прыгнула в воздух. Красный шар ударил Леди в плечо. Женщина-призрак даже не успела вскрикнуть, а ее тело уже взорвалось колонной алого пламени.
        Келум услышал, как Лорд Воин грязно выругался, потом сказал, - Меч! Отдай его мне!
        У дварфа не было времени глядеть через канал. Его конец мачты уже погрузился в ил, но другой все еще лежал на корке грязи противоположной мели. Он разбежался и прыгнул, расставив руки как можно шире.
        Келум сумел перепрыгнуть только половину канала. Он упал лицом на ил и ненамного погрузился в него, прежде чем удариться грудью о твердый шест мачты. Дварф ухватился за нее и вытащил себя наружу, кашляя и задыхаясь, когда он вынырнул из ила. Не дожидаясь, пока он снова сможет нормально дышать, Келум переполз на противоположную сторону и повернулся к Рикусу.
        Оказалось, что он находится позади своего друга и Лорда Воина. Приземлившись после очередного удара ногой по затылку мула, труп отпрыгнул в сторону, когда Рикус изогнулся и попытался ударить Карой.
        Лорд Воин отошел еще на шаг, готовясь к новой атаке. Дварф вскочил на ноги и кинулся вперед с таким рассчетом, чтобы напасть на лорда-призрака тогда, когда тот будет готов к новому удару. Лорд Воин остановился прямо позади Рикуса. Он отвел ногу, собираясь ударить в самое основание черепа мула.
        Будучи уверен, что этот удар убьет мула, Келум закричал, предупреждая. Одновременно он прыгнул на Лорда Воина, ударившись всем телом о труп в области лопаток. Послышался треск костей, и его лицо врезалось в холодные, твердые чешуйки, покрывавшие тело трупа.
        Лорд Воин вскрикнул от удивления, и инерция от удара Келума бросила их обоих через голову Рикуса. Труп упал прямо перед мулом, дварф покатился дальше.
        Рикус успел нанести Карой с полдюжины ударов, прежде, чем у Лорда Воина появился бы шанс отреагировать. Когда Келум поднялся на ноги, от призрака остались только ломти гнилого мяса.
        - Большое спасибо, - сказал Рикус. - Ты опять спас мою жизнь - в четвертый раз.
        Мул пострадал в бою против лордов-призраков больше, чем думал Келум. Все его тело было покрыто ушибами, большими пурпурными кровоподтеками и дюжиной порезов, из которых лилась кровь, размягчая корку мели.
        - Я еще не спас твою жизнь, - ответил Келум. Дварф поднял руку к солнцу и подошел к мулу. - Раны после ударов Лорда Воина могут свести тебя в могилу.
        Рикус уставился на сияющую руку дварфа с выражением боли в широко раскрывшихся глазах. - Послушай, я слишком сильно ранен для этого, - проворчал он. - Может быть отложим, ты же не должен лечить меня прямо сейчас.
        - Конечно должен, - раздался голос Тихиана. Келум оглянулся и увидел короля - или, скорее, тварь с головой короля - вынырнувшего из илового канала. Тела Тихиана даже отдаленно не напоминало человеческое. Он походил на ящерицу, с бугристой, зеленой кожей и короткими, сильными ногами, настолько широкими, что они выглядели, как ласты. Когда странная тварь выползла из канала на мель, дварф заметил, что ее длинный хвост крепко обвился вокруг Черной Линзы.
        Тварь подползла к ним и положила Черную Линзу около Рикуса.
        - А теперь успокойся и дай Келуму спасти твою презренныю шкуру - опять, - сказал Тихиан, глядя на тендеры. - А я займусь подготовкой дальнейшего пути. Возможно, нам удастся закончить наше путешествие в стиле, больше подходящим для моего звания.
        Глава Четырнадцать Врата Смерти

        Ущелье казалось шрамом на темноватом лице плато, уродливая полоса, обложенная валунами и затуманенная коричневым паром. Его отвесные стены были увенчаны длинными насыпями едва держащихся камней, как если бы огромный плуг проделал борозду в поле из твердого базальта. На его поверхности были разбросаны ритмично вздрагивавшие кучи желтых камней, а из крошечных трещин в утесах на дно каньона сочились капли дымящейся белой грязи. На всем плато не было ни одного растения, живого или мертвого.
        Ущелье впадало в обширную огненную пропасть, наполненную расплавленным камнем. На краю темнела массивная арка из черного гранита, на которой были вырезаны странные, изогнутые руны, причем арка была вдвое выше, чем окружающие ее утесы. В тени под аркой стоял Дракон, затемненный чудовищным сооружением. Его силуэт слегка подсвечивался оранжевым сиянием, поднимавшимся из пропасти за его спиной. В когтях одной руки он держал маленькую, неподвижную фигурку.
        Хотя Садира и не могла видеть отчетливо на таком расстоянии, она решила, что это Ркард. Волшебница наблюдала за фигуркой уже довольно долго, на не видела, чтобы мальчик пошевелился.
        Садира почувствовала, как чья-та рука схватила ее за плечо. - Время, - прошептала Ниива. - Келум только что получил мысленное послание от Тихиана - Они на позиции.
        Садира взглянула на южную стену ущелья. Хотя утес был только в половину высоты огромной арки, он был достаточно высок, чтобы Рикус и Тихиан могли напасть на Дракона сверху. Конечно, она не видела ни малейшего признака ни короля ни мула, так как они не покажутся, пока бой не начнется. До этого времени они будут скрываться позади насыпи камней, венчавших стену.
        Согласно плану, Ниива и Келум должны начать первыми. Защищенные магией Садиры, они спустятся прямо в ущелье. Потом они попытаются привлечь к себе внимание Дракона, так что у волшебницы появится хорошая возможность напасть на него.
        Садира должна была лишить Дракона его величайшей и самой опасной магии. Подобно королям-волшебникам Борс мог черпать силу из людей и животных. Но, как и королям-волшебникам, ему нужны были обсидановые шары, чтобы преобразовать ее в магическую энергию. Но могучие заклинания Дракона требовали намного большего количества черных шаров, чем он мог удержать в руках, так что когда-то он проглотил эти сферы и носил их с собой внутри своего тела. Если Садира подберется достаточно близко, она сможет разрушить эти шары прямо в животе Дракона, и лишить его своего самого сильного оружия.
        Потеря шаров должна настолько потрясти Борса, что Садире удастся, скорее всего, достаточно быстро спасти Ркарда. Потом она вернется и выманит Даракона из-под арки, издеваясь над ним или делая вид, что ранена или, в крайнем случае, лишив себя всякой защиты и став уязвима дал физической атаки. Когда Борс выйдет из-под арки, Рикус и Тихиан нападут на него сверху. Все надеялись, что засада убьет Борса. Если нет, атака превратится в непредсказуемую рукопашную схватку, а ее простая стратегия известна всем: вперед, в атаку, быстрей и сильней.
        - Садира? - спросила Ниива. - Что-то не так?
        Волшебница покачала головой, потом вместе с подругой вернулась за гребень, который они использовали, как укрытие. С печалью она заметила, что Ниива не подошла к Келуму. Садира надеялась, что подруга помириться с мужем, пока битва не началась.
        Волшебница подошла к Нииве и взяла в руки ее топор. - Не думаешь ли ты, что пришло время простить мужа? - прошептала она. - Впереди - тяжелая битва.
        - Что-то я не видела, как ты поцеловала Рикуса, посылая его с Тихианом, - возразила та, тоже шепотом.
        - Это совсем другое. Келум сделал все, что в его силах, чтобы защитить сына, - сказала Садира. - Рикус же обрадовался, когда Агис... ушел.
        - Нет, не правда, - ответила Ниива.
        - Он думал, что теперь я принадлежу только ему. И видела это в его глазах, - продолжала настаивать Садира. - Он всегда ревновал к Агису.
        - Рикус? - Ниива фыркнула, качая головой. - Потом понизила свой голос так, что Садира едва услушала ее. - Ни один из вас не ревнив. Вот почему он твой, а не мой.
        - Насколько я помню, ты закончила свой роман с ним - ради Келума. - Садира взглянула над плечом подруги на дварфа. Тот был в глубокой медитации, положив руку на солнечную метку. - И я думаю, что ты обнаружишь, что все еще любишь его, если спросишь сама себя, как вы должны остановить Борса.
        Ниива закусила губу, вздохнула и отвернулась. - Может быть, после того, как все кончится, - сказала она. - Но все, о чем я могу думать сейчас, - как освободить Ркарда. Поправь мой топор, чтобы я могла использовать его против этой противной твари.
        Садира вздохнула. Она потерла своими черными пальцами стальную головку оружия, одновременно выговорив несколько заклинаний. Из-под ее пальцев начала распространяться темное пятно, обволакивая обоюдоострое лезвие чем то вроде черной пленки, после чего оно стало гладким и блестящим, как зеркало. Крошечные вихри черного цвета потекли в одну сторону лезвия, а крошечные черные искры брызнули с другой стороны. И даже рукоятка стала черной, как смола.
        - Помни, ты должна использовать плоскость лезвия, чтобы отразить все, летящее в тебя, - Садира вернула оружее Нииве. - Когда Борс попытается использовать магию, наставь на него рукоятку. И, самое главное, если ты сумеешь подойти достаточно близко и ударить его, постаряйся оставить лезвие в его плоти как можно дольше...
        - Если ты ничего не изменила в заклинаниях, ни к чему повторять одно и тоже, - прервала ее Ниива. Она бросила нервный взгляд на небо. - Ночь может настать в любой момент.
        Садира взглянула вверх и кивнула. Хотя они вошли в долину меньше, чем три дня назад, они уже научились относится с подозрению к своему чувству времени. Никогда не прекращавшаяся пыльная буря над их головами покрывала розовой завесой эту странную землю весь день напролет, так что по небу было просто невозможно определить время дня. Толстые облака скрывали солнце и не давали падать на землю даже самой слабой тени.
        Чтобы сделать дела еще хуже, когда ночь наступала, не было ни сумерек, ни намека на темноту. Небо просто превращалось из блестяще-алого в темно-багровое, а кожа Садиры светлела от черного к ее нормальному бледно-коричневому. И, как заметила Ниива, это могло случиться очень скоро, в любой момент. Утро, если его можно так назвать, было давным-давно, задолго до того, как заклинание поиска Келума привело их к Дракону.
        К сожаления, они не могли тянуть с атакой до утра, так как Борс знал и их силу и их слабости не хуже их самих. Как только настанет ночь, он сам набросится на них.
        Садира отошла в сторону, дав возможность Нииве и Келуму пройти вперед. - Я уверена, что эта арка - мистические ворота, но я не имею ни малейшего понятия, куда они ведут, - сказала она. - Так что будьте наготове, смотрите внимательно. Если Борс активирует их, наш лучший шанс последовать за ним - и за Ркардом - и повторять в точности то, что он делает.
        - А чего мы должны ожидать? - спросила Ниива.
        Садира покачала головой. - Хотела бы я знать. Команды, нажатия на невидимую панель, или даже чего-нибудь совсем простого, скажем шага на ту сторону, - сказала она. - Сомневаюсь, что он попытается сделать это, пока не будет ранен. Но, в любом случае, я попытаюсь спасти твоего сына так быстро, как смогу.
        - Будем надеяться, что Ркард еще жив, - сказал Келум. - А до темноты еще много времени.
        Дварф пошел к ущелью, его жена за ним.
        Когда пара исчезла, Садира сунула себе в рот ком сухой нисской смолы и начала жевать. Затем, когда комок стал магким, она выдернула ресницу из брови и закатала ее внутрь. Размяв комок пальцами, она пробормотала заклинание. Ее тело таять в воздухе, сначало из черного стало серым, затем стало просвечивать и, наконец, стало полностью невидимым.
        Стук падающих камней раздался от входа в каньон, и Садира поняла, что Келум и Ниива начали спуск. Она сунула руку в карман за компонентами для нового заклинания.

***

        - Ты слышал это? - прошептал Рикус. - Похоже на катящиеся камни.
        Мул лежал лицом вниз на краю маленького утеса.
        По одну сторону от него тридцатифутовая пропасть спускалась на базальтовую равнину. С другой стороны холм из непрочно держащихся камней поднимался на высоту пятидесяти шагов к округлому гребню, за которым распологалось место, где Дракон поджидал своих врагов. Над верхушкой гребня мул смутно различал верхушку арки,по которой змеились желтые руны, выделявшиеся на фоне алого неба. Со своего места, естественно, он не мог заглянуть за верхушку чтобы понять, что происходит на равнине.
        - Я думаю, что Ниива и Келум спускаются, - сказал Сач. Он парил за концом утеса с таким расчетом, чтобы мул не мог его достать. - Будь наготове.
        - Я-то готов, - проворчал Рикус. Он вынул меч и через край утеса взглянул на Тихиана.
        Преобразовав себя в что-то, напоминавшее гигантского скорпиона, король, пользуясь когтями своих шести ног, забирался на утес. Черная Линза лежала у него на спине, твердо удерживаемая шипастым хвостом. Но вместо жвал паукообразного он сотворил себе пару рук, длинных и сильных, как у великаныша. Только голова напоминала Тихианову, выглядя одновременно безумной и жалкой, коричневые глаза глядели из глубоко вдавленных глазниц, ястребиный нос сужался в изогнутое ребро хряща, а дикие космы седых волос торчали во все стороны.
        - Помни, я буду смотреть за тобой, - предупредил Рикус.
        Король усмехнулся мулу. - Мы на одной стороне в этой битве, сказал он. - Пора бы это понять.
        Рикус взглянул на вершину. - Один скорпион меня уже ужалил, - сказал он. - Больше такого не случиться.

***

        Ниива прыгала с одного качающегося валуна на другой, ее глаза слезились и горло першило от ядовитых дымов ущелья. Впрочем, большая часть коричневого дыма поблизости от нее завивалась вокруг головки топора, втягивалось в зачарованное лезвие и исчезала. Те небольшие клубы пара, которые убегали от топора, только заставляли ее благодарить Садиру за защиту.
        Они уже прошли большую часть пути по ущелью. Огромная арка находилась меньше, чем в пятидесяти щагах от них, и она была по меньшей мере в пять раз выше гиганта. Самая большая шхуна Балика могла бы без проблем проплыть между ее колоннами. Даже желтые руны, безумно змеившиеся по ее поверхности, были размером с дерево фаро.
        Дракон продолжал неподвижно стоять в ее тени, голова его была задрана, как если бы он смотрел за их приближением. Чем ближе они подходили, тем труднее было смотреть на его. Сияние, поднимавшееся из пропасти за его спиной, усиливалось с каждым шагом, пока яркий свет не зажегся по краям его чешуйчатого тела.
        Ниива ожидала, что он нападет немедленно, однако она не расстроилась, когда этого не произошло. Чем ближе он их подпустит, тем легче будет Садире подобраться к нему.
        Воительница взглянула на головку своего топора. Необходимо было убедиться, что Дракон перед ними не двойник, вроде того, с которым они сражались в Самарахе. Одно из заклинаний, которое Садира наложила на оружие, позволяло лезвию открыть настоящий вид любого существа, отражавшегося в ее черной поверхности. Сейчас в нем отражался Борс собственной персоной.
        - Куда ты смотришь! - крикнул Келум. - Он же атакует нас!
        Дварф указал на верхушку арки. Один из ее чудовищных знаков вспыхнул белым светом и завертелся, разбрасывая вокруг себя белые искры. Мгновением позже он исчез в ярчайшей вспышке.
        Ниива мгновенно прижалась к мужу, держа топор между ними и аркой. Прежде, чем она успела спросить чего он, собственно, ожидает, струя дымящейся белой грязи вылетела из трещины в стене каньона. Она решила, что их сейчас зальет, но, приблизившись к ним, струя разделилась. Огромный шар ударился в топор Ниивы и гигантской воронкой всосался внутрь. Остаток отвратительной жидкости пролетел мимо, залив белым полотном камни, лежащие за ними. Резкое шипение послушалось из-под белого покрова, потом камни растворились и коричневый пар поднялся в воздух, сгущаясь в ядовитое облако.
        Ниива махнула топором через удушающий пар, уничтожив его одним взмахом лезвия. Потом она и Келум, как по команде, взглянули на арку. К их облегчению, ни одна из других рун не исчезла.
        Тогда они пошли дальше по дну каньона, до тех пор пока не подошли настолько близко к арке, что сумели разглядеть, что желтые руны на ее поверхности являются узкими потоками жидкого камня. Яркие лучи света из-за спины Дракона кинжалами вонзались в глаза Ниивы, а порывы обжигающего ветра, поднимавшигося из бездны, жгли ее тело. Но решив не выказывать ни малейшей слабости, Ниива продолжала идти, даже не защищая глаза или отводя взгляд.
        Низкий, злобный голос раздался из-под арки, - Остановитесь там, и мы поговорим.
        Воительница и ее муж подчинились, не сводя при этом глаз с желтых рун над ними. - О чем нам с тобой говорить? - спросила Ниива.
        Борс выступил вперед из-под арки, его тело закрыло большую часть света. Он опустил свою змееподобную шею пониже и уставился своим обжигающим взглядом на обеих незваных гостей. Зубчатый гребень на его голове стоял торчком, на кончиках его спинных чешуек сверкал оранжевый свет. Обжигающий свет лился из его крошечных глаз, а клубы желтого дыма струились из черных ноздерей. Клювоподобный рот Дракона был открыт. Ниива подняла свой топор повыше, опасаясь, что он собирается окатить их огненным дыханием.
        Но Борс не напал. - Если ты отдашь мне Тихиана и линзу, я верну тебе ребенка и разрешу жить, - предложил он. - Я даже оставлю Тир в покое.
        Ниива взглянула на его руку, высоко над собой. Все, что она смогла увидеть, были руки и ноги Ркарда, высовывающиеся между когтей Дракона, и больше ничего.
        - А откуда я знаю, что мой сын еще жив? - спросила Ниива.
        Борс указал когтем в центр ладони, где, вероятно, была грудь Ркарда. - Хочешь услушать его стон?
        - Обойдемся без этого.
        Ниива взглянула на Дракона, потом посмотрела на мужа, как если бы собиралась поговорить с ним. Даже ели бы она захотела принять условия Борса, она доверяла ему не больше чем Тихиану, а тому она не доверяла вообще. И, естественно, она не собиралась сообщать Дракону местонахождение линзы, но старалась выиграть время, чтобы дать Садире занять позицию получше.
        Келум повернул ладонь к небу, призывая энергию солнца для своего заклинания. К ужасу Ниивы, струя сверкаюшего красного пепла ударила с неба прямо в руку мужа. Глаза дварфа округлились, а из-под арки раздался звук, похожий на рев ветра.
        Ниива резко обернулась, держа плоскость клинка перед собой. Борс вытянулся в полный рост, его костистые щеки округлились от набранного воздуха. Пасть раскрылась настолько, что можно было даже видеть желтое свечение, поднимавшееся из глубины его глотки.
        По меньшей мере мы привлекли его внимание, подумала Ниива.
        Чудовище опустило голову и выдуло конусообразную струю раскаленного добела песка на воительницу и ее мужа.

***

        Рикус заметил странную струю багрового пепла, ударившую с неба, которая спустилась в горловину ущелья недалеко от величественной арки. Потом послышалось оглушающее шипение, которое он мгновенно узнал по предыдущей битве с Драконом: обжигающее дыхание. Облако раскаленного белого песка закружило вокруг пепла. Струя быстро исчезла, растаяв клубами серого тумана. Рев дыхания Борса не прерывался ни на мгновение.
        Рикус взглянул на короля, который висел на стене утеса десятью футами ниже, вцепившись в него своими шестью лапами. - Битва началась, - крикнул мул. - Поторопись!
        Рикус прыгнул на ноги и пошел вверх по бугристому склону.Он сделал только три шага, как длинная цепочка желтых рун взлетела с огромной арки и врезалась в гребень холма. Одна за другой руны с чудовищным грохотом ударялись о землю, наполнив всю вершину разлетающимися обломками базальта и клубами ядовитого дыма. Мул прикрыл голову и подождал, пока взрывы утихнут. Когда же удушающийся туман рассеялся, он увидел трунадцать обсидиановых статуй, стоящих на верхушке кряжа. У них были круглые, безликие головы, лишенные даже глаз и ушей, а руки заканчивались лезвиями мечей.
        Статуи неуклюже зашагали вниз со склона, переставляя свои несгибающиеся ноги, из под них катились вниз, к мулу, небольшие камни. Когда големы подошли поближе, Рикус увидел однаковое желтое пламя, пылаюшее в черной груди каждого из них.
        - Что там за грохот? - спросил Тихиан. Он все еще висел на стене утеса, и не мог видеть приближающихся големов через верхушку обрыва.
        - Ничего такого, с чем бы я не справился, - ответил Рикус. - Но побереги голову. Сейчас, возможно, сверху посыпятся камни.
        Рикус вынул Кару и спокойно ждал, решив использовать утес как дополнительное преимущество против неповоротливых статуй. Четыре голема в центре, достигшие его первыми, одновременно ударили его в шею. Мул пригнулся и контратаковал, горизонтальным ударом прочертив полосу по всем четырем атаковавшим его тварям. Зачарованная сталь прорезала твердый обсидиан, как костяной нож повара режет мясо канка. Когда меч перерезал желтое пламя внутри груди очередного голема, статуя разлеталась на осколки, которые оставили на боках мула дюжину неглубоких ран.
        Рикус даже не обратил внимание на эти раны, только предупредив себя, что надо быть более аккуратным, когда он будет уничтожать другие статуи. Он не получил ни одной серьезной раны, когда големы взорвались, но в следующий раз может и не повезти.
        Так что мул резко повернулся и обрушился на фланг линии големов. Он уклонился от машущих рук первой статуи, затем контатаковал серией быстрых, режущих ударов, которые отсекли ноги этому голему и следующему в линии. Третий голем остановился и ударил Рикуса по ногам, ожидая, что тот опять пригнется. Вместо этого мул перепрыгнул ему через голову и, оказавшись у него за спиной и еще не приземлившись, ударом ноги отправил его вниз, с утеса. При этом оказалось, что он приземляется прямо на выставленные вверх клинки четвертого голема.
        Рикус круговым движение сбил направленные на него мечи и завершая удар погрузил Кару в желтое сердце твари. Та взорвалась, как и остальные, но, к счастью, осколки пронеслись горизонтально и не задели его, когда он приземлился перед последней статуей с этой стороны ряда.
        Этот, наученный печальным опытом уже погибших големов, разделил свою атаку: одна рука пошла верхом, угрожая шее мула, вторая ударила по ногам. Рикус отпрыгнул назад и дождался, пока клинки не скрестятся, потом ринулся вперед и отсек обе руки по локоть. Оставшись без рук, голем бросился на него всем телом. Рикус схватил обрубок и отступил назад, одновременно зацепив ногой голень. Когда он развернулся, собственная сила инерции выкинула голема за утес.
        Когда голем разлетелся на камни под обрывом, Рикус повернулся лицом к последним четырем големам, и обнаружил, что они образовали вокруг него полукруг. Мул отступил к краю обрыва и приготовился. Черные статуи сжали ряды и дружно шагнули вперед, их мечи ударили сверху, снизу, посреди и вообще на всем пространстве между ними. Рикус какой-то момент отбивал удары, обрубив пару обсидановых рук, потом отступил и прыгнул в пропасть.
        Падая, Рикус вонзил конец Кары в почти вертикальную стену обрыва, поймав себя на ярд ниже вершины. Только два голема последовали за ним, неспособные остановиться вовремя, чтобы не упасть. Атакуя даже во время падения, один их них ухитрился ударить мечом по спине мула, оставив длинную, тонкую рану. Потом они оба разлетелись на куски, ударившись о твердую базальтовую поверхность плато.
        Последние два голема встали на колени над краем утеса.
        Мул схватился своей свободной рукой за трещину в стене и сжал кулак, перенося на него тяжесть тела.
        Когда две статуи начали тыкать в него мечами, мул выдернул Кару и одним ударом отрубил голову голема. Тварь даже не заметила этого, продолжая ударять мечами по руке, которой мул держался за трещину. Когда она не смогла достать до руки, она легла на живот. Второй голем, для которого не осталось места, встал на ноги и отошел, так что мул не мог его видеть.
        Рикус подождал, пока напавший на него голем в очередной раз промажет, подтянулся повыше и ударил Карой по краю обрыва снизу вверх. Меч легко прошел через базальт, заодно пронзив и грудь голема. Статуя взорвалась, но конец обрыва спас мула он новых ран.
        Так как последний голем не появился на месте этого, Рикус начал карабкаться вверх. Сверху послушался топот тяжелых шагов. Над краем обрыва показался огромный валун, который держали две мертвые руки. Выругавшись, мул соскользнул со стены обратно, к трещине и глубоко воткнул Кару в бугорок на стене.
        Другую руку он вытащил из трещины, и, когда огромный камень уже летел на него, прыгнул и повис на Каре.
        Голем взглянул вниз через обрыв и уставился на Рикуса, потом повернулся. Мул подтянулся и ухватился за щиколотки статуи. Когда тварь шагнула, она вытащила Рикуса на вершину утеса. Оставив Кару воткнутой в обрыв, Рикус покатился и всей массой врезался снизу в ноги голема. Тварь покачнулась, теряя равновесие, и упала на бок. Мул даже не стал вставать, но просто обкатился вокруг нее и ударом ноги отправил в пропасть.
        - Очень впечатляюще, Рикус, - заметил Тихиан. Король только что вскарабкался на вершину обрыва. - Ну, ты теперь доволен, что тренировался в моих гладиаторских ямах?
        Мул сжал зубы и потянулся, доставая Кару. - Хватит болтать, лезь наверх, - проворчал он. - Бой уже начался, и мы опаздываем.

***

        Неслышно скользя вдоль стены горловины, Садира, сама невидимая, смотрела, как обжигающее дыхание Борса обвило Нииву и Келума. Он дул на них раскаленный песок уже целую минуту, и было непохоже, что он скоро остановится. Благодаря заклинанию, которое она наложила на лезвие, обжигаюший ветер не мог прочинить им вреда. Тем не менее, из-за атаки они не могли двинуться с места, волшебница подозревала, что именно поэтому Борс продолжает нападать на них.
        Волшебница нырнула вниз и оказалась на верхушке огромной арки, ее рука задрожала и начала мягко гудеть. Она знала, что шум выдаст Дракону ее присутствие, но не волновалась. К тому времени, когда он рассеет заклинание, делавшее ее невидимой, она уже успеет напасть на него. Волшебница спустилась вниз мимо нескольких желтых рун, потом скользнула под свод арки. Она увидела свою цель под собой и прыгнула.
        Борс продолжал выдувать песок на Нииву и Келума, его треугольная голова наклонилась вперед, а в его крошечных глазах пылала злость.Острые шипы его гребня сверкали под Садирой, похожие на копья. Он слегка ступил вперед, услужливо поставляя свое чешуйчатое плего волшебнице.
        Келум выкрикнул заклинание из-за арки, и слой пламени появился под Садирой. Она потеряла Дракона из виду и вынуждена была замедлить свое падение. Потом она увидела, как когтистая лапа выдернула огонь из воздуха, как серебрянное полотно. Борс швырнул его обратно в дварфа. Ниива приняла полотно огня на лезвие своего топора, потом отбросила его прочь. Пламя покрыло стену каньона и продолжaло гореть.
        Вернувшись к своему падению, Садира взглянула на ладонь, в которой Дракон держал Ркарда. Ее желудок завязался узлом, а сердце стиснула холодная рука. Юный мул не шевелился и выглядел очень истощенным.
        Она могла видеть каждов ребрышко на его торсе, а его живот раздулся от голода. Кожа покраснела и покрылась чешуйками от отсутствия воды, а руки и ноги стали тонкими, как палочки. Тем не менее волшебница должна была закусить губу, чтобы удержать себя от того, чтобы не позвать Нииву. Глаза мальчика были открыты, одной рукой он трогал солнечную метку у себя на лбу. Он был жив!
        Когда Садира приземлилась на костистое плечо Дракона, чудовище внезапно закрыло рот. Он направил ухо прямо на нее и свет понимания вспыхнул в его глазах. Первые слоги заклинания сорвались с его жестких губ.
        Волшебница соскользнула еще ниже, на середину груди, положила руку на живот и произнесла заключительное слово заклинания. Она сразу же стала видимой, так как не обладала псионическими талантами, чтобы скрыть себя после такой атаки. Глубокий гул раздался внутри живота Дракона, потом звон разлетающихся осколков обсидиана послышался из его желудка.
        Дракон зарычал от боли. Он попытался закончить заклинание, которое начал мгновением раньше, но сумел выдохнуть только облако черной пыли - все, что осталось от шаров обсидана, которые хранились в его желудке.
        Садира перепрыгнула на руку, державшую Ркарда. Далеко под ней Ниива и Келум рванулись в атаку, крича и визжа как сумашедшие. Волшебница соскользнула по запястью Борса и прыгнула на его ладонь. Пробежав по ладони, она ухватила Ркарда, легко подняла его на руки, - и почувствовала, как четыре острых когтя охватили ее тело.
        - Поймал тебя, глупая баба, - хихикнул Дракон. Он сжал ее с невероятной силой, выбив из нее весь воздух. - Я знал, что ты придешь за ребенком.
        Садира охватила Ркарда всем телом, защищая его от страшного давления. Одновременно она ударила ногой по одному из грубых пальцев, стараясь сломать его, или заставить открыться. Не получилось. Волшебнице впитала в себя мощь солнца, но магическая сила, наполнявшая Дракона, была не меньше.
        Борс встретил атаку родителей Ркарда перед аркой. Он ловко ударил ногой Нииву, и та покатилась по изломанной земле. Другой ногой он попытался раздавить Келума, дварф спасся, нырнув в сторону.
        Садира попыталсь взглянуть на вершину утеса, спрашивая себя, видели ли Тихиан и Рикус то, что случилось. Опять неудача. Она могла смотреть через чешуйчатые пальцы Дракона, и видела то, что происходит на земле, но извернуться так, чтобы взглянуть вверх, оказалось невозможно.
        - Садира! Ты не должна была приходить за мной, - сказал Ркард. Он настолько охрип, что волшебница едва поняла его.
        - Конечно я была должна, - ответила волшебница, ее голос задрожал. Все, что она могла сделать, обнять телом и руками Ркарда так, чтобы кулак Дракона не раздавил мальчика. - Ведь ты должен убить Борса.
        - Я так не думаю, - сказал Ркард. - Джо'орш сказал что...
        Дракон сжал сильнее.
        - Не сейчас, Ркард, - простонала Садира. Она напрягла каждый мускул своего тела, иначе страшное давление могло мгновенно прикончить ее и мальчика.
        Борс вышел из-под арки и взглянул на Келума, который старался встать на ноги. Садира глубоко вздохнула, ожидая услышать боевой крик Рикуса со стен горловины, когда он и Тихиан прыгнут сверху.
        Но все, что она услышала, было хихиканье Борса. Дракон уставился одним из своих крошечных глаз на Келума. Судя по интенсивности его взгляда, она угадала, что он использует Путь против дварфа.
        - Нет! - Волшебница попыталась было достать компоненты для заклинания, но вынуждена была остановиться, едва не раздавив Ркарда.
        К удивлению Садиры, грубый образ человека внезапно вспыхнул в темных коридорах ее сознания. У него были крупные, неприятные черты лица, лысая голова, круглые уши и длинная борода, но без усов. Еше у него были крошечные глаза, пылавшие ненавистью, как у Дракона, и он был одет в полные металлические доспехи.
        Поначалу Садира была полностью ошемлена этим зрелищем. Только потом до нее дошло, что Борс атакует через через Путь и ее тоже.
        Рыцарь вытащил меч и пошел вперед, пока не дошел до матово-черной двери, которую он открыл ударом ноги. Дверь открылась в мрачную комнаты с высоким, сводчатым потолком. Стены были богато украшены цветными гобеленами, на которых были изображены дварфы старых времен. Вдоль стен стояли невысокие сидения и лавки. В центре комнаты багровый огненный шар колебался над белым кругом.
        Садира была озадачена. Она никогда не была в этой комнате. Похоже, что она смотрела в сознание Келума.
        Воин пересек комнату и остановился перед горящим шаром. - Я должен закончить свою работу и очистить мир от любого грязного дварфа, если смогу.
        Несколько завитков пламени ударили в доспехи рыцаря. Он засмеялся, поднял меч и стал рубить на куски горящий шар.
        Снаружи, в ущелье, Келум застонал, и теперь Садира уже не сомневалась в том, что она водит. Ментальная атака Дракона была настолько сильна, что проникла в ее мысли, перенеся часть ее сознания в сознание жертвы.
        - Что случилось? - спросил Ркард.
        Садира закрыла глаза мальчика. - Не смотри.
        Келум, не вымолвив ни слова, упал на землю. Его тело взорвалось, превратившись в спутанный клубок крови и мяса, разрезанный на дюжину кусков. Борс фыркнул, повернулся и вошел в арку.
        В этот момент Садира услышала крик Ниивы. Волшебница взглянула между двумя другими пальцами и увидела как мама Ркарда с размаху вонзила топор в жесткую икру Дракона. Лезвие проникло глубоко и нога Дракона начала равномерно дергаться.
        Эти спазмы возродили в Садире надежду. Она знала, что с каждым новым сокращением, заклинание, которое она наложила на топор Ниивы, посылает новую стрелу мистической энергии в ногу Дракона. Эти вспышки, конечно, не убъют Дракона, но замедлят его движение, и Рикус с Тихианом смогут добить его.
        К сожалению, Борс не собирался ждать опоздавшую парочку. Подвывая от боли, он проковылял обратно в арку, даже не остановившись, чтобы вынуть топор Ниивы из своей ноги. Когда Дракон проходил между колоннами, он пробормотал длинную вереницу слов на языке, который Садира не знала.
        Громкий треск эхом отразился от стен каньона, потом яркая вспышка оранжевого цвета заставила ее закрыть глаза. Она почувствовала, как Борс сделал шаг вперед, затем удушающее зловоние горящего камня забило ей нос и горло. Ее затошнило, и внезапно она почувствовала себя легкой, как облачко.
        - Рикус! - крикнула она. - Где же ты!
        Глава Пятнадцатая Равнина Изломанных Камней

        Тихиан взобрался по откосу так быстро, как только мог, догнав Рукуса уже на гребне горы. С этой высоты король смог отчетливо разглядеть пропасть за аркой, наполненную лавовым морем. В некоторых местах оно бурлило и в воздух выстреливали густые гейзеры, в других вялые водовороты покружались в невидимые подводные ямы. Там и сям из лавы торчали сожженные островки розового камня, а черные ребра утесов едва виднелись на дальней стороне огромного озера.
        Король не видел ни малейшего признака Ур Дракса, тайного города-тюрьмы, где был заточен Раджаат. Тем не менее он был уверен, что они недалеко он него, так как огромная арка и желтые руны на ней были сотворены для защиты какого-то места - а король не думал, что море расплавленного камня нуждается в защите. Еще немного, и он освободит древнего владыку волшебства и получит свою награду: силу бессмертного короля-волшебника.
        Но сначала надо убить Дракона - и несколько бывших рабов. Король взглянул в ущелье и только сейчас осознал, что оно пусто. Кровь струилась из разбросанных кусков мяса, которые, как решил король, еще несколько минут назад были Келумом.
        Озабоченным голосом король спросил, - Где они?
        Одновременно король пытался найти на изломанном дне ущелья хоть какой-нибудь знак тела Ниивы. Он не нашел ничего, кроме нескольких ритмично вздрагивавших куч камней и все той же арки, поверхность которой по прежнему была покрыта желтыми рунами.
        - Они исчезли! - Рикус указал кончиком своего меча на арку. - Дракон прошел через нее, держа Садиру именно в тот момент, когда я взобрался на верхушку.
        - А Ниива? - спросил король.
        - Висит на ноге Борса, - сообщил мул. - Ее топор вошел ему в ногу, очень глубоко и красиво.
        Тихиан выругался про себя. Было бы лучше, если бы они оба, дварф и его жена, были мертвы. А теперь Ниива добавится к тем, кто постарается убить его после смерти Борса. Тем не менее король не слишком волновался. В течении недель, после того, как он украл Черную Линзу, он заметил, что чем выше солнце на небе, тем горячее поверхность линзы. Судя по температуре линзы сейчас, которую можно было терпеть без труда, король знал, что солнце вот-вот сядет - и заберет с собой всю силу Садиры. Если он сможет так расчитать время, чтобы они покончили с Драконом после полуночи, волшебница вообще будет вне игры. Останутся только Рикус и его меч, да, о них придется подумать как следует.
        Рука Рикуса дернулась, схватив Тихиана за длинные волосы. - Давай, возвращай их, - прорычал он.
        - Но я не могу это..
        - Тогда я не понимаю, зачем тебе жить. - Мул прижал кончик Кары к хитиновому воротнику, соединявшему голову короля с телом скорпиона.
        - Дай мне закончить, - прошипел Тихиан. Ему пришлось напрячься, чтобы не ударить хвостом. - Возможно, мы еще можем спасти их.
        - Как? - подозрительно спросил мул.
        - Мы должны идти следом за ними, - ответил Тихиан, указывая на арку. - И мы можем сделать это быстро, если ты разрешишь мне слететь вниз с тобой прямо под арку.
        Рикус выпустил волосы Тихиана. - Мне нечего терять, - сказал он. - Давай.

***

        Нога Дракона вернулась на землю, и Ниива почувствовала, как невероятный жар бездны обжег ее спину. По прежнему вися на рукоятке топора, она несколько раз мигнула. Пустая, унылая равнина из черного шлака простиралась перед ней. Ее рассекали неровные трещины и кое-где извивались каменные стены, но в целом она казалась более пустой и блеклой, чем любое другое место, которое она видела в своей жизни. Где-то очень далеко равнина заканчивалась огромным крутым утесом, уходившим прямо в красные облака, бурлящие в небе.
        Таким образом Борс одним шагом пересек море из расплавленного камня.
        Дракон проковылял под аркой, похожей как две капли воды на ту, из-под которой он вышел мгновение назад, потом завыл от боли. Зная, что сейчас произойдет, Ниива уперлась ногами и вытащила топор из ноги. Она спрыгнула на землю в точности тогда, когда коготь Борса ударил по месту, где она висела.
        Воительница махнула топором. Рассыпая искры, лезвие глубоко вонзилось в запястье и начало посылать стрелы мистической энергии в Борса. Ладонь Дракона рапухла вдвое от нормального размера и отлетела в сторону, осыпав Нииву потоком жгучей желтой крови и кусками костей.
        Рев Борса потряс землю.
        Ниива нырнула, перекатилась через голову и встала на ноги рядом с боком Дракона, по прежнему держа топор в руках. Не обращая внимание на боль от многочисленных ожогов, воительница атаковала, стараясь попасть по ноге, которую она уже ранила раньше.
        Борс повернулся к ней лицом и оказалась, что Ниива бежит по открытой равнине без малейшего прикрытия. Дракон остановил на ней свой взгляд, и ее белая, обжигающая боль наполнила ей голову.
        - Нееет! - В последнее мгновение, пока она еще владела собой, Ниива швырнула топор во врага.
        Глаза Борса расширились и он невольно перевел взгляд на летевшее в него оружие. Топор, крутясь в воздухе, несся прямо ему в живот. Борс выбросил вперед и вниз свою единственную здоровую руку - в которой он держал Ркарда и Садиру - чтобы защититься от удара. Лезвие прорезало ему предплечье и отскочило к арке, из раны хлынул поток желтой крови.
        Когти Дракона раскрылись, и ноги Садиры свободно повисли над землей. Но прежде, чем волшебница сумела спрыгнуть, Борс быстро перевернул ладонь вверх. Ниива увидела, как ее сын выглянул из-под скорчившегося тела Садиры.
        Пальцы Борса напряглись, но не закрылись. Он взглянул на них, губы его длинной морды в замешательстве раскрылись. Когти задрожали еще больше, и Ниивса поняла, что ее топор перерезал ему сухожилие.
        - Садира, забирай Ркарда оттуда, - крикнула воительница и помчалась к своему топору.
        Борс одним шагом отрезал ее. - За то, что твой сын вылечил меня, я пообещал ему, что он увидит, как ты умрешь.
        Дракон опять уставился на Нииву. Знакомая боль охватила голову и он ворвался в ее сознание.Она продолжала бежать - и в этот момент багровая вспышка осветила равнину. Она была достаточно яркой, чтобы бросить тени на землю, и она поняла, что Ркард применил свое солнечное заклинание. Боль в ее голове мгновенно исчезла. Она взглянула и увидела, что голова Борса исчезла внутри шара красного цвета.
        Садира указала на лицо Дракона. Стрела синей энергии слетела с ее пальца и взорвалась на теле чудовища, унеся с собой большой участок его кожи.
        Затем волшебница схватила Ркарда в руки и прыгнула в воздух. Борс быстро отреагировал, хлестнув улетающих беглецов обеими искалеченными руками, но промазал.
        Используя то, что он отвлекся, Ниива бросилась между ног Дракона. Тот поднял свою раненую ногу, собираясь раздавить воительницу. Ниива нырнула за топором и увидела, как тень огромной ноги падает на нее. Ее лицо и грудь скользнули по твердому камню, затем руки ухватились за рукоятку оружия. Чудовищная пятка Борса ударила ее по спине. Раздался овратительный треск где-то в области талии, и волна боли, начинавшейся в районе бедер, залила все ее тело. Ниива закричала и попыталась высвободиться из-под ноги чудовища, но ноги ее не слушались. Пальцы ног стали холодными, затем ледяная волна окоченения поднялась по ногам, захватила колени и распространилась на бедра. Воительница почувствовала себя так, как если бы ее ноги исчезли. Ее собственнуе плоть и кровь казались такими же далекими, как и камень, на котором она лежала.
        Руча от ярости, Ниива, держа топор одной рукой, попыталась ударить себе за спину.Она сумела только напрячь плечо и нанести слабый, скользящий удар. Оружие выскользнуло из ее руки и упало на землю позади нее.
        Борс отошел в сторону, больше не обращая на нее внимания.
        Ниива перекатилась и попыталась сесть. Мускулы ее ног и бедер больше не могли помочь ей в этом. Она схватила топор и уперла рукоятку в землю. Когда воительница попыталась встать, черная пленка поползла прочь с лезвия топора. Костяная рукоятка опять приобрека свой обычный желтый цвет, а свет, падавший на землю с неба, расплылся и из ярко багрового стал темно-алым.
        Ниива услышала, как ее сын закричал от удивления, потом Садира грязно выругалась. Воительница взглянула вдоль равнины и увидела, как они оба упали на землю с небольшой высоты. Их тела закувыркались по равнине изломанного камня.
        С головой, все еще накрытой солнечным заклинанием Ркарда, Дракон повернулся в их сторону и смотрел, как они остановились.
        - Вставайте! - крикнула Ниива.
        Ркард прыгнул на ноги и подбежал к волшебнице. Он начал поднимать ее на ноги, но Садира встала сама и поставила его за собой. Когда она повернулась лицом к Дракону, Ниива машинально отметила, что ее кожа стала белой, как алебастр.

***

        Рикус и Тихиан осторожно ступали между колоннами гигантской арки, а Сач летел в нескольких шагах сзади. Все строение выглядело так, как если бы было сделано из единого куска камня, так как если и были какие-то швы в этой конструкции, они не были видны на полированной поверхности из черного гранита. Они шли все глубже по проходу. Рикус насчитал тринадцать пустых ниш во внутренней стене, расположенных в линию, как раз столько големов он и уничтожил. Они достигли конца арки и уставились на огненное море.
        - Ну, и куда делся Борс? - спросил Тихиан. - Он прошел через фасад арки или вышел сзади?
        - Через вход, - ответил Рикус. - Оранжевая полоса огня покрыла вход и он прошел через нее.
        Тихиан выругался. - Он должен был коснуться чего-нибудь или сказать слово.
        - Хм, пару секунд он бормотал что-то себе под нос, - ответил Рикус. - Это все.
        - Это оно и есть, - радостно вскрикнул король. - Арка наверняка управляется командами. Повтори их в точности.
        - Если бы я мог петь как лирр, - ответил мул, уже начиная уставать от короля. - Мое горло не приспособлено для таких звуков.
        - Ты должен - или твои друзья погибнут, - сказал Тихиан. Он указал рукой на море расплавленного камня, потом поднял грубые, кожистые крылья, которые он отрастил, чтобы спустить их с верхушки горы. - Потребуются часы - если не дни - чтобы пересечь его.
        - Используй Путь, чтобы перенести нас. - Рикус угрожающе поднял Кару.
        Тихиан покачал головой. - Я не знаю, как выглядит наша цель, - сказал он. - А если мы не уверены в этом до конца, мы можем оказаться в точке, прямо противоположной той, в которую мы стремимся попасть.
        - Ты что, слепой? - оскалился Сач. - И не видишь сигнала прямо перед твоими глазами?
        Рикус наклонился поближе и увидел багровую точку, сияющую на краю утеса. Она была настолько мала и слаба, что он с трудом смог отделить ее от оранжевого свечения, поднимавшегося от расплавленного камня из пропасти, и на какое-то мгновение он решил, что просто вообразил ее себе. Потом он заметил, что несмотря на то, что пятнышко постоянно двигалось под волнами горячего воздуха, поднимавшегося из моря лавы, его яркость не менялась.
        - Я вижу знак, - Рикус указал кончиком Кары на пятнышко. - Это солнечное заклинание Ркарда.
        Тихиан опять покачал головой. - Ну и что? Неважно, что теперь я знаю, что они были здесь. Я должен абсолютно точно представить себе место, иначе я не смогу перенести нас туда.
        Да ты просто неумеха! - огрызнулся Сач. - Могу я сделать что-нибудь?
        - Да ты не сможешь телепортировать нас через дверной порог, я не говорю уже об этом, - король показал на бурлящее море одной из своих длиннющих рук.
        Сач, не обращая на него внимания, подлетел к Рикусу. - Я полагаю, что заклинание мальчика достаточно ярко и может отбросить тень? - Когда мул кивнул, голова повернулась в воздухе и взглянула на Тихиана. - Если ты сможешь сделать то же, что и шестилетний мул, я смогу перенести нас на ту сторону.
        Иронически приподняв бровь, Тихиан закрыл глаза и сконцентрировался, - и в этот момент страшный взрыв бросил его к краю пропасти. Он вцепился в землю всеми своими шестью лапами, с трудом удержавшись от падения в море раплавленного камня.
        Король успел сделать два шага назад от края пропасти, как копье золотого света ударило позади него.
        Его хвост и крылья разлетелись на сотни крошечных кусочков. Черная Линза скатилась со спины и упала на землю. Потеряв контакт с линзой, Тихиан завыл от боли и стал превращаться обратно в человека. Панцирь сжался в лопатки, обрубок хвоста стал копчиком, а изодранные крылья сложились в бока его торса.
        Рикус схватил Тихиана и швырнул его к линзе. Не обращая внимания на то, где король приземлился, он резко крутанулся и встал лицом к входу в арку. Там стояли две фигуры: сереброволосая женщина с темной кожей и ртом, полным клыков, и внушительная, бесполая фигура, напоминавшая уменьшенную версию Дракона. Их взгляды впились в Тихиана, и мул решил, что именно они ответственны за заклинания, которые почти убили короля.
        Рикус предположил, что женщина должна быть Лалали-Пуи, Оба из Галга, так как Садира убила единственную другую королеву-волшебницу Атхаса. Что касается драконоподобной фигуры, он совершенно не знал, что это такое.
        Не долго думая мул пошел вперед, чтобы встретить их. Немедленно три руны сорвались с поверхности арки и взорвались, ударившись о землю. Высоко в воздух взлетели осколки камней и клубы пыли. Когда туман рассеялся, перед входом в арку стояли еще три фигуры: один отдаленно напоминал птицу, с узкой, украшенной клювом мордой и вдавленными внутрь ушными щелями по бокам головы; другой был мускулист и огромен, с его головы свисали пряди серо-белых волос; третий имел густую гриву вокруг шеи, вместе с узкими зрачками и тяжелым носом льва.
        Узнав последнего, черты которого крепко врезались в память мула во время войны с Уриком, Рикус выдохнул, - Хаману!
        Короли-волшебники не обратили на мула ни малейшего внимания, но человек с птичьими чертами лица сказал, - Возможно, я напрасно сомневался в плане Борса. Вроде все сработало, как запланировано.
        - Разделяй и властвуй, - ответил беловолосый король-волшебник. - Когда же ты научишься править, Тес?
        - Андропинис, будь добр, обращайся ко мне по полному имени, - прошипел Тес. - Я Король Тестук...
        - Твое имя слишком длинное, - прервал его Хаману. - У нас есть более важные дела.
        С этими словами Хаману вошел под арку.
        Тихиан толкнул Рикуса вперед, навстречу им. - Давай, - сказал король. - С Карой в руках тебе нечего бояться.
        Хотя Садира и говорила ему тоже самое раньше, Рикус нахмурился, хотя и пошел вперед. - Что-то не так с этой теорией, - сказал он. - Я сражался с Хаману во время войны с Уриком. Он победил - фактически он почти убил меня.
        Хаману хихикнул. - На этот раз я не промахнусь.
        Король-волшебник прыгнул на мула. Хорошо помня, чем для него кончилось открытое столкновение, Рикус бросился на землю и перекатился. Оказавшись под своим врагом, он рубанул его в живот. Голубое пламя вспыхнуло вокруг тела Хаману, когда Кара прошла через магическую защиту, но не вонзилась в тело. Как и почти шесть лет назад, в Урике, лезвие отказалось входить в тело короля-волшебника.
        Рикус перекатился дальше, перевернулся и вскочил на ноги. Хаману уже стоял перед ним. Рикус что было силы ударил его Карой в грудь. Снова вспыхнула голубая аура, и клинок отлетел от тела, не оставив даже крошечной царапины. Мул даже не увидел контрудара врага. Он просто почувствовал, как пятка короля-волшебника врезалась ему в грудь, а потом оказалось, что он уже летит по воздуху к входу в арку.
        Рикус приземлился на спину, удар вышиб из него воздух. Перевернувшись через голову, он перекатился на лопатки и увидел,что четверо королей-волшебников стоят рядом с ним. Он вскочил на ноги и, повернувшись, рубанул по бесполой фигуре, напоминавшей Дракона. Золотая аура вспыхнула вокруг тела короля-волшебника, и зеленые искры взлетели высоко в небо. Кара глубоко врезалась в сморщенное плечо.
        Высохшая рука упала на землю, из раны полилась противная, коричневая кровь.
        Фигура взвизгнула от боли и ударила оставшейся рукой по Рикусу. Мгновение темноты, и мул обнаружил, что он стоит рядом с Тихианом. Король на этот раз стал змеей с головой человека, его гигантский хвост обвивал Черную Линзу. На его спине уже было несколько серьезных ожогов, так как он использовал жар линзы, чтобы прижечь несколько ран, которые он получил во время первой атаки. Тихиан и Хаману уставились друг на друга и замерли, похоже, что они сражались через Путь.
        Рикус вздохнул свободнее, его не удивило внезапное перемещение в пространстве. Меч переносил его уже однажды. Тогда, почти шесть лет назад, когда он помогал Садире выгнать Дракона из Кледа, меч унес его после удара Борса, который мог убить его на месте.
        - Хаману! - простонал раненый король-волшебник, поднимая к небу обрубок руки. - Это твоя ошибка!
        Но ни Тихиан, ни Хаману не обращали никакого внимания на окружающих. Они продолжали сражаться, глядя друг другу в глаза и не шевелясь.
        Рядом с Рикусом вдруг возник Сач, в его зубах был узкий кинжал Тихиана. Голова уронила оружие в руку Рикуса.
        - Хаману - не один из первоначальных Доблестных Воинов, - прошептал Сач. - Раджаат сотворил его сам, чтобы расправиться с идиотом Сжигателем Троллей, Мироном из Йорама, так что магия Кары против него работает наоборот. Клинок не может ранить его, и, пока ты держищь его в руках, ты не в состоянии защититься от его ударов. Ты должен использовать обычную сталь.
        Рикус взглянул на Хаману. Король-волшебник по-прежнему стоял как статуя, сражаясь с Тихианом в ментальном бою. Его лицо было перекошено напряжением долгой битвы, ноздри тряслись, а капли кровавого пота лились с его львиного лба.
        Мул сунул кинжал за пояс и устремился вперед. При этом он не терял из виду своих врагов и держал меч прямо перед собой.
        Раненый король-волшебник подался назад. Рикус решил, что это Нибенай, так как только имя этого короля-волшебника Рикус не мог ассоциировать с его лицом.
        Другие трое прошипели заклинания. Рикус поежился, неуверенный, защитит ли его меч от их магии. В руке Андропиниса появился черный щит, а в руке Обы из Гулга появился цилиндр золотого цвета. Король Тес стал бронзовым.
        - Чего ты ждещь? - завизжал Сач. - Атакуй Хаману!
        - Нет. Скорее имеет смысл напасть на остальных, - сказал мул. - Они не могут ранить меня, а Тихиан держит Хаману под контролем.
        - Идиот! Этого они и хотят! - прошипел Сач, подлетел поближе к голове Рикуса и прошептал в самое ухо. - Почему, как ты думаешь, они ждут, вместо того, чтобы помочь Хаману? Они пытаются выиграть время, пока Борс разбирается с Садирой. Потом, после того, как вы завязните в бою с королями-волшебниками, Борс придет сюда и закончит то, что они начали.
        Рикус остановился и повернулся так, чтобы он мог видеть одновременно и ушелье и лавовую бездну. Он был почти у входа в арку, меньше, чем в дюжине шагов от королей-волшебников.
        - Это не работает, - проворчала Оба. - Мы должны убить Узурпатора!
        Она уставилась в глаза Тихиану, так же поступили Тес и Нибенай. Андропинис вышел вперед и встал перед аркой так, чтобы его щит был между Рикусом и его товарищами, королями-волшебниками.
        Тихиан застонал, потом его хвост ослаб и начал падать с Черной Линзы. Кровь закапала из его ноздрей и ушей, глаза распухли и чуть ли не вылезли из глазниц. Его челюсть затряслась и Рикус понял, что, даже с Черной Линзой, король Тира не чета королям-волшебникам.
        Отведя Кару подальше в сторону, Рикус выхватил кинжал, который Сач дал ему, и бросил его в Хаману. Клинок полетел к спине короля-волшебника, и, на взгляд мула, должен был убить его. За его спиной Андропинис произнес слог мистического заклинания.
        Рикус повернулся и прыгнул, целясь в поднятую руку короля-волшебника. Отреагировав с непостижимой скоростью, Андропинис перебросил щит в другую руку и встретил удар. Кара ударила, но раздался только глухой звук и меч замер, не сумев пробить щит.
        Заклинание Андропиниса промазало, и беззвучная вспышка серебрянного света ударила между Рикусом и королем-волшебником. Мул почувствовал, как что-то с силой толкнуло его в грудь, причем скорее надавило, чем ударило, и его ноги оторвались от земли. Он пролетел по воздуху не меньше дюжины шагов, прежде, чем упал на землю и покатился, свернувшись клубком. Остановился он только у ног Хаману.
        К изумлению Рикуса король-волшебник еще стоял на ногах, хотя кинжал глубоко вонзился ему в спину. Его зубы были стиснуты от боли, пот покрыл все тело, но рана не заставила его прекратить бой с королем Тира. В противополжность ему Тихиан выглядел так, как будто еще мгновение и он свалится, из его выпученных глаз лились кровавые слезы, а змеиный хвост едва касался Черной Линзы.
        Рикус глянул на вход в арку и увидел, что промазавшее заклинание Андропиниса швырнуло его на Обу. Сейчас они оба старались встать на ноги. Другие два короля-волшебника по-прежнему помогали Хаману, их взгляды застыли на лице Тихиана.
        Остваив Кару на земле, Рикус прыгнул и вытащил кинжал из спины Хаману. Тот, не отрываясь взглядом от Тихиана, махнул рукой. Атака была быстрой, как укус змеи, но на этот раз Рикус ее увидел. Он успел отшатнуться, стараясь избежать удара, но тяжелый кулак задел таки его по челюсти. Обычно мул даже не замечал такие скользящие удары, но удар Хаману развернул его голову.
        Повернувшись вместе с ударом, Рикус сделал полный круг. Он остановился прямо перед врагом и, перехватив кинжал, вонзил его в живот. Когда король-волшебник и тут не упал, он нажал на клинок посильнее и направил его вверх, стремясь достичь сердца. Хаману вскрикнул и покачнулся, как если бы Тихиан отбросил его от себя.
        Из Черной Линзы вылетел кес'трекел, его скрюченные когти и крючковатый нос напряглись, готовясь ударить. Гигантский хищник казался также реален, как и любой другой, которого Рикус видал - что и удивило его. Мул не был абсолютным профаном в Пути и знал, что битвы между Мастерами протекают внутри их умов, а никак не снаружи.
        Но когда птица ударила, все сомнения в ее реальности исчезли. Когти кес'трекела глубоко вонзились в плечи Хаману, потом тело стало подниматься в воздух. Мул мгновенно вытащил свой кинжал, и остолбенело смотрел, как птица понесла визжащего короля-волшебника к входу в арку.
        Осознав, наконец, то, что он увидел, Рикус не знал, радоваться ему или плакать. С Черной Линзой Тихиан мог творить физические тела для своих ментальных посланцев. Сегодня эта способность спасла их, но когда придет время убивать короля, это будет страшно опасно для него и его друзей, как сейчас для королей-волшебников. Рикус покатился по земле, схватил Кару и вернулся на ноги как раз вовремя, чтобы увидеть, как кес'трекел бросился на королей-волшебников.
        Мул уже почти рванулся вперед, зная, что у него мало времени для атаки, так как враги скоро придут в себя, но тут раздался голос Сача. - Нет, Рикус! Подожди! - приказала голова. Потом, обращаясь к Тихиану, голова сказала, - Дай мне свет!
        Пока король бормотал слова заклинания, Рикус смотрел, как короли-волшебники контратаковали кес'трекела. Они справились с хищником почти мгновенно, превратив его в облако из перьев.
        Яркий белый свет зажегся позади мула, а перед ним легла на землю темная тень. В ее плоской голове загорелась пара обжигающе-синих глаз и рот, похожий на щель. Руки и ноги начали утолщаться, фигура отделилась от земли.
        Сач вызвал теневого гиганта.
        На другом конце арки Андропинис устало выругался. Он и другие короли-волшебники устремились вперед, на ходу выкрикивая заклинания и дико жестикулируя. Гигант-тень повернулся в их направлении и выпустил из себя черный туман. Проход наполнился черным, непроницаемым дымом. Он быстро распространился по всей арке и мул вместе со своими компаньонами оказался во мраке, а холод пробирал его до костей.
        - Н-ну, и как я м-могу д-драться внутри этого? - спросил Рикус. Его зубы стучали друг о друга, а тело, казалось, заледенело от холода.
        - Никак, - ответил Сач. - Короли-волшебники не войдут в Черноту, они слишком хорошо знают что это такое.
        Рикус увидел, как пара синих глаз подплыла к нему и почувствовал, как ледяная рука взяла его за пояс.

***

        Дракон повернул свою оставшуюся руку к земле. Садира услышала знакомое мерцание магии, поднимавшейся в ладонь. Обе его руки были ранены, и Садира не представляла себя, как он собирается колдовать, и еще меньше она понимала, откуда здесь может появиться энергия. Обсидиановые шары в его животе были сломаны, так что волщебница абсолютно точно знала, что он не сможет вытянуть энергию из любого животного, случайно очутившегося в этой пустой стране. Отсюда следовало, что Борс тянет энергию из растений.
        Садира не видела ни кусочка травы в этой безжизненной пустыне, но ведь где-то должны быть растения. Она тоже повернула ладонь к земле и начала тянуть. Хотя солнце и село, она была могущественная волшебница и могла использовать обычные энергетические источники для заклинаний.
        Потребовалось время, но вскоре она ошутила привычное покалывание магии, бегущей через ладонь. Вроде бы энергия пришла от утесов на краю пустыни. Она должна быть очень осторожной и не взять слишком много энергии чересчур быстро, иначе она ограбит невидимые растения полностью и погубит их.
        Перед глазами волшебницы страшная рана на предплечье Борса начала медленно исцеляться.
        - Мы никогда не убъем Борса, если он может лечить сам себя, - воскликнул Ркард. Мальчик стоял рядом с ней, в ужасе глядя на закрывавшуюся рану Дракона.
        - Мы найдем способ, - ответила Садира, вливая в свой голос больше уверенности, чем она на самом деле чувствовала.
        Волщебница закрыла ладонь, чтобы остановить поток энергии, и вынула из кармана небольшой кусок коричневой луковицы. Не сводя глаз с Дракона, она пробормотала над корнем заклинание и дала его Ркарду.
        - Съешь его. Ты станешь настолько быстрым, что Борс не сможет схватить тебя. - Пока она говорила, Садира смотрела как пальцы на бесполезной руке Борса начали шевелиться.
        Мальчик отказался есть. - Эти вы должны съесть его, - сказал он. - Я пытался сказать вам раньше - я не должен убить Дракона.
        Садира нахмурилась. - Что ты говоришь? Конечно ты должен.
        Ркард потряс головой. - Джо'орш сказал, что мне суждено убить Дракона, - объяснил мальчик. - Но это ошибка. Когда он и Са'рам пришли в дом Агиса, я спросил их, почему они дали мне Пояс Ранка и Корону Короля Ркарда. Они ответили, что я должен убить Дракона, так что я подумал, что ...
        - Они сказали тебе, что это твоя судьба, - прервала его Садира.
        Ркард не ответил сразу, и волшебница смотрела, как пальцы на руке Борса сложились в кулак. Она решила, что сейчас он бросится на них, но Дракон призвал еще больше энергии и не шевелился. По видимому, он решил залечить все свои раны и не оставить им ни одного шанса перед атакой.
        Через мгновение Ркард спокойно продолжил, - Борс сказал Джо'оршу, что нет такой штуки, как судьба. Вначале я не поверил ему, но потом Джо'орш сказал, что люди сами выбирают свои судьбы. - Он помедлил, потом добавил, - Только я не выбирал свою судьбу.
        - Тогда как получилось, что именно тебе Са'рам и Джо'орш отдали пояс и корону?
        Ркард потряс головой, - Я не знаю, - ответил мальчик. - И я вообще не понимаю, как они очутились у них. Пояс и корона были украдены из наших сокровищ, когда торговцы рабами напали на Клед.
        - Тихиан! - прошипела волшебница. По какой-то причине король изобрел всю эту историю о том, что Ркарду предназначено убить Дракона - и использовал пояс и корону, чтобы убедить баньши в истинности этой басни. - Я убъю его!
        - Только, если вначале убъете Борса, - ответил Ркард. - Так что вам лучше съесть корень самой.
        - Нет, я хочу, чтобы ты был в безопасности.
        - Вы не в состоянии спасти меня от Дракона, - ответил мальчик. - Но Борсу до меня мало дела. В первую очередь его интересуете вы.
        Дракон все еще тянул энергию из земли. Рана на его ноге уже затянулась, а на обрубке руки появилась шишка, зародыш его отрубленного запястья.
        - Пойдем взглянем, что мы можем сделать для твоей мамы, - сказала Садира.
        Волшебница сунула корень в рот и взглянула на багровый шар, окружавший голову Борса. Учитывая, что заклинание Ркарда мешает Дракону использовать путь, она решила, что он развеет его, как только восстановит полностью свои руки. Садира повернула ладонь к земле, спрашивая себя, будет ли легко этому чудовищу использовать свою ментальную силу, когда его голова будет в шаре тьмы.

***

        Рикусу показалось, что он летел в Черноте целую вечность, ледяные пальцы теневого гиганта обхватили их запястья, а нити ледяной паутины задевали их лица. Даже кости мула болели от холода, и только непрекращающаяся дрожь мешала ледяным кристаллам полность покрыть его тело. За ислючением красного сияния Черной Линзы, мерцавшей недалеко от него, Рикус не видел ничего.
        - Это с-слишком д-долго, - с трудом выговорил Рикус, едва способный говорить, так как его зубы стучали всв сильнее и сильнее.
        - В Черноте время не играет особого значения, - ответил гигант-тень. Ранее он назвал себя Кидаром. - Но я доставлю вас всех на другую сторону в несколько мгновений вашего времени - если, конечно, Сач не ошибся со светом. Обычно мы не приближаемся к Ур Драксу, так как в этой земле нет теней.
        - Несколько мгновений - это слишком много, - озабоченно сказал мул, забыв про заикание. - Если короли-волшебники знают пароль арки...
        - Им это знание не слишком поможет, - ответил Кидар. - Мой народ будет хранить Черноту, наполняющую арку, пока вы будете убивать Борса. Если короли-волшебники войдут в нее, они никогда из нее не выйдут.
        Но Рикуса было не так-то просто убедить. - Они обладают могучей магией, - сказал он.
        - Которую они безусловно используют, чтобы рассеять туман в проходе арки, - ответил Кидар. - Но даже им совсем не просто сражаться с народом тени, да они и не ожидали встретить нас здесь. Ты можешь поверить мне, когда я говорю, что к тому времени, когда они сумеют последовать за нами, ваша битва с Драконом кончится - победой или поражением.
        Багровый шар появился впереди во тьме, частично прикрытый толстым слоем темноты, что напомнило Рикусу песчаный вихрь, несущийся по небу напротив луны.
        - Ну, теперь ты можешь быть спокоен, - торжественно объявил Кидар. - Мы у цели.
        Когда они подлетели поближе, слой стал толще и материальнее, пока не стал напоминать пару сучковатых стволов деревьев, подвинимающихся вверх, чтобы пересечься высоко над землей. Еще через мгновение Рикус идентифицировал темную ленту как пару огромных ног. Кидар перенес их прямо под Борса.
        А затем Рикус приземлился под Дракомом и обнаружил, что торчит из земли, и глядит на огромную пустую равнину из изломанного шлака. Когда его глаза привыкли к красному свету солнечного заклинания Ркарда, мул оперся руками о землю, не выпуская Кару из рук, и начал вытаскивать себя из Черноты. Он успел вытащить только грудь, как голос Борса выкрикнул заклинание. Красный свету солнечного заклинания мгновенно исчез, а страшная, невыносимая боль ударила его по бедрам, как если бы он ударился с размаху о твердый камень и оказался замурованным в нем.
        Сражаясь с рвущимся из его замороженного рта криком, Рикус взглянул вокруг и вообще не увидел тени. Зато ниже земли, он мог чувствовать, как Тихиан коснулся его замороженных ног.
        Мул поднял свой меч и уже собирался ударить Борса, но придержал удар, услышав голос Садиры за спиной. Рикус взглянул через плечо. Он увидел, как черная сфера сорвалась с ее руки и ударила прямо в голову Дракону.
        Мул выругался про себя, потом ударил по задней поверхности щиколотки Дракона. Клинок свиснул в воздухе и обрушился на ногу, разбрасывая синие искры во всех направлениях, затем красный дым и желтая кровь хлынули из раны.
        Борс взвыл и отшатнулся назад, его голова была погружена в темный шар. Он повернул ладонь вниз, и Рикус почувствовал, как странные иголочки магической энергии выпрыгивают из земли вокруг него.
        Садира атаковала во второй раз, обрушив потоки сияющего голубого льда на Дракона. Льдины оставили длинные, дымящиеся следы на его плотной коже, но смогли пробить ее насквозь. Борс недовольно зарычал и отпрыгнул подальше, вероятно ожидая новой атаки и опасаясь, что она будет опаснее.
        - Садира, здесь! - крикнул Рикус, крутанув мечом в воздухе.
        - Рикус!
        Волшебница бросилась к нему. Она двигалась с совершенно невероятной скоростью, и оказалась около него буквально в тоже мгновение, одновременно сунув руку в карман платья для нового заклинания.
        - Где ты был? - она выпалила это с такой скоростью, что Рикус едва понял ее.
        - Это не так важно, как то где я сейчас - наполовину в Черноте и не могу выбраться, - проворчал мул. - Мне нужен свет. - В пятидесяти шагах от него Борс проборматал заклинание и ударил рукой по голове. Шар темноты мгновенно исчез.
        - Свет, Садира! - потребовал Рикус. - Сейчас!
        Садира выговорила слог мистического заклинания и коснулась Кары. Яркий свет хлынул из клинка, бросая длинную тень за спину Рикуса. Он почувствовал, как его талия освободилась. Прежде, чем мул сумел вытянуть себя из земли, из Черноты высунулась пара рук и ухватилась за каменистую землю. Рикус почувствовал, как плечи Тихиана подтолкнули его вверх, затем мул высводился полностью из холодной тьмы.
        Рикус встал на ноги и стиснул меч в руке. Голова и торс Тихиана поднялись из тени мула. Сач появился вместе с ним, держась ртом за за его длинные седые волосы. Король перестал выбираться, когда заметил, что Садира смотрит на него с жаждой убийства в глазах.
        - Что-то с тобой не так? - спросил он.
        - Спросишь позже, - ответил Рикус. - У нас и без этого достаточно проблем...
        Голова Садиры резко повернулась в сторону Борса. Он бросилась вперед, толнув Рикуса изо всех сил.
        Рикус услышал жужжание магического копья, летящего со стороны Борса, а потом все стало черным. Мгновением позже мул обнаружил, что стоит на краю лавового моря и глядит в центр пустыни. Там, где он только что стоял, дымился кратер размером с Золотой Дворец. Рикус не мог видеть дна дыры, так как она была окружена кольцом из битого камня, высотой с городскую стену Тира.
        - Клянусь Ралом! - Рикус был настолько ошеломлен, что мог только глазеть на гигантскую дыру. - Садира!
        - Ну, чего застыл как статуя? Просыпайся! - послышался знакомый голос.
        Только сейчас мул осознал, что стоит около арки - близнеца той, что была по ту сторону лавового моря. У ее основания лежала Ниива, ее голова покоилась на коленях Ркарда. Хотя Рикус и не видел никаких ран, ее неподвижные ноги сразу сказали ему все, что он хотел знать.
        - Ниива! - выдохнул он.
        - Иди! - она указала рукой на кратер. Борс уже ковылял к нему. - Со мной все будет в порядке, Ркард приглядит за мной. Посмотри, что там происходит.
        Мул только собрался идти, как услышал странный голос у своих ног, - Ст... ою... уф!
        Взпомнив, что он уже слышал этот голос, когда его ноги были погребены в земле, Рикус послушно остановился и взглянул вниз. Из тени, отбрасываемой его мечом появился Тихиан, за ним вышла на свет бледная фигура Садиры.
        - Больше было некуда деваться, - ответила Садира, обрывая его прежде, чем он закончил вопрос. - Где Дракон?
        Рикус указал на кратер.
        - Нам лучше поторопиться, - слазал Тихиан. Будучи все еше в облике змеи, король заскользил к кратеру.
        - Погоди, - сказала Садира. - У меня есть идея.
        - Она должна быть очень хорошей, - сказал Тихиан. - У нас очень мало времени до того, как Борс поймет, что в кратере нас нет.
        Волшебница взяла Кару, потом коснулась клинком Черной Линзы. Вспышка багрового света полухнула из зачарованной стали. Меч засветился красным, а Садира вскрикнула от боли.
        - Что ты делаешь? - спросил Рикус, содрогнувшись от мысли, что может сделать жар линзы с закалкой клинка.
        - Ты помнишь, что случилось, когда мы в первый раз сломали Кару? - спросила колдунья. - И какой испуганной была Абалах-Рэ на Желтой Пустыне.
        Мул усмехнулся, потом взглянул на Тихиана. - Рамягчи клинок, - приказал он.
        - Ты что, сошел с ума? - поразился король.
        - Если хочешь убить Борса, сделай это! - приказал мул не терпящим возражений голосом.
        Тихиан недовольно нахмурился, но послушно уставился на оружие. Его взгляд застыл, на лбу появились морщины. Там, где клинок Кары касался линзы, на стали заплясало белое пламя. Садира закричала и выронила меч.
        Рикус оторвал кусок ткани от платья волшебницы, осторожно обмотал им рукоятку Кары и поднял меч. Примерно посредине клинка на стали осталось черное пятно, след ожога.
        - Это будет то, что надо, - объявил мул.
        С этими словами Рикус направился к яме, Садира побежала рядом с ним. Тихиан полз сзади, держа Черную Линзу хвостом. Добравшись до кратера, Рикус жестом показал остальным спрятаться, потом взобрался на верхушку и взглянул вниз, на Борса. Дракон, стоя на четвереньках, копался в груде камней на дне ямы. Мул поднял с земли камень, собираясь бросить его в Борса и привлечь его внимание.
        Не потребовалось. Дракон уже встал в полный рост, и Рикус обнаружил, что он смотрит прямо в глаза чудовищу.
        - Где моя линза? - требовательно спросил Борс.
        Дракон поднял руку, но в последний момент не ударил, очевидно зная, что иначе Рикус немедленно исчезнет.
        Рикус разрешил себе показать чудовищу свой настоящий страх, - У м-меня ее н-нет.
        Рикус поднял Кару, как если бы хотел ударить, а потом сделал вид что подскользнулся и упал на предательскую землю. Он, как сумашедший, замахал руками, и выронил Кару на склон за собой. Как только клинок упал из руки мула, Борс широко разинул свою пасть и его голова дернулась вперед. Рикус прыгнул с верхушки горы назад, глядя как разинутая пасть Дракона устремилась за ним.
        Тихиан ударил первым, выскользнув из-за валуна и уставившись в один из крохотных глаз Дракона. Рикус увидел, как псионический образ крылатой змеи вылетел из Черной Линзы и ударил по врагу. Дракон тряхнул головой. Отливаюший красным лавовый голем вылетел из его глаза и взлетел наперерез змее. Змея ударилась в пылаюшего гиганта, ее тело полыхнуло огнем.
        Удав продолжил атаковать, свившись кольцом вокруг голема и пытаясь задушить его. Ни одно из созданий не уступало другому, они сражались, превращаясь в птиц, лирров, львов и еше дюжины других смертоносных тварей. Битва шла с такой силой, что языки самого настоящего пламени вылетали из двух метальных образов, обжигая камни и оставляя ожоги на теле мула.
        Оставив свое творение сражаться с Тихианом, Борс поискал глазами Рикуса. Мул все еще скользил с холма, стремясь схватить Кару. Клубы дыма появились из ноздрей Дракона, его пасть открылась, готовая выдохнуть огонь.
        Садира выскочила из своего укрытия. Она ударила в глаз чудовища кинжалом из шипящего синего дыма. Борс закрыл рот и успел отдернуть голову. Кинжал волшебницы промазал, но все таки ударил по морде Дракона. Из небольшой раны потекла тонкая струйка крови, но это дало Рикусу необходимое мгновение, он успел схватить Кару и встать на ноги. Рука Борса вынырнула из-за каменного кольца, окружавшего кратер, и сомкнулась вокруг Садиры. Теперь, без защитой силы солнца, когти глубоко вошли в ее живот. Она закричала от невыносимой боли.
        Кровь закапала между когтями чудовища.
        Все еще держа Садиру, Борс опять повернул голову к Рикусу. Мул уже взобрался на гору и вонзил меч прямо в морду Дракону.
        Меч прошел через обе челюсти, вызвав поток дымящейся желтой крови. Борс отбросил Садиру в сторону и мотнул головой высоко вверх, стараясь сбросить Рикуса со своего лица. Но мул твердо висел на мече, упершись ногами в морду Дракона и отчаянно пытаясь сломать меч.
        Он услышал, как Садира кричит из-за каменного кольца, - Сражайся, проклятый трус!
        Рикус взглянул вниз и увидел, что Тихиан прекратил свою ментальную атаку. Вместо того, чтобы сражаться с Борсом через Путь, он быстро скользил прочь, по-прежнему держа хвостом Темною Линзу.
        Одна из грубых челюстей Дракона поднялась, закрывая мулу зрелище внизу. Рикус выругался, зная, что если он даст врагу ударить себя, немедленно окажется около арки - и очень далеко от поля боя. Схватившись за рукоятку Кары обеими руками, он бросил свое тело в сторону, уходя от удара и уперся ногами о другую часть морды. Затем он нажал на меч изо всех сил. Лезвие прогнулось с протестующим звоном, но не сломалось.
        Далеко внизу Садира выкрикнула имя короля. Рикус глянул вниз и увидел, как волшебница что-то бросила. Тихиан скользнул за Черную Линзу, а в воздухе над ним образовась сеть из раскаленных белых нитей, которая начала опускаться на его голову.
        Тихиан издевательски засмеялся.
        Борс мотанул головой в сторону, пытаясь сбросить с себя Рикуса. С печальным треском Кара сломалась, и мул полетел вниз. Падая, он заметил фонтан черной жидкости, брызнувший из осколка лезвия, все еще наполовину торчащего из морды Дракона.
        Рикус упал на на каменное кольцо, окружавшее кратер. Его тело буквально взорвалось от боли, а обломок Кары выскользнул из его руки. Он катился вниз по склону, а рев Дракона бил ему в уши. Наконец, ему удалось остановиться. Все тело болело так, что мул не знал, сломаны ли все его кости, или ни одной.
        Рикус перевернулся, схватился за валун и попытался встать. К облегчению Рикуса Борс даже и думать позабыл о нем. Фонтан черной жидкости, струей бьющий из обломка Кары, уже покрыл морду Дракона толстой пленкой черной грязи. Злые красные клубы дыма выходили из его ноздрей, чудовище как безумное скребло стальной обломок, торчаший из его морды. Это не слишком ему помогло, разве что его когти покрылись той же самой черной слизью, как и лицо.
        Дракон завыл от смертельной боли. Он выдохнул высоко в небо огненное облако, руки бессильно повисли вдоль боков, крошечные глаза закатились в агонии. Его узкое лицо затряслось в конвульсиях. С каждым спазмом его вытянутая морда становилась короче и толще, пока, наконец, не стала напоминать нос и повисший подбородок, а не на морду зверя. Зубчатый гребень на его голове разгладился и превратился в скошенный лоб. Дракон взревел последний раз, замолк и упал в кратер.
        С радость убедившись, что Дракон не вернется, чтобы напасть на него, Рикус взглянул вниз, вдоль склона. Там он обнаружил короля, притиснутого к Черной Линзе переплетением серебрянных нитей. На глазах мула из глубины линзы выбрался огромный красный паук. Творение Тихиана бросилась на паутину и потянуло сияющую сеть себе в рот. Как только король освободился, тварь прыгнула в воздух по направлению к Садира. В мгновение ока она оказалась рядом с ней, приземлилась на лицо волшебницы и вонзила в нее свои жвалы.
        Рикус бросился ей на помощь. Ковыляя по склону, он беспомощно смотрел, как четыре изящных крыла появились из спины Тихиана. Все еще удерживая Черную Линзу хвостом, король взмыл в воздух и полетел к далеким утесам на краю долины. Он быстро исчезал из виду, его фигура казалась все меньше и меньше. Вскоре он расстаял в воздухе.
        Садира упала на землю, перекатилась и подмяла паука под себя. Дернув шеей, ей удалось сбросить его жвалы с головы. На лице остались красные метки, похожие на следы ожегов, но порезов не было, похоже, что твари не удалось впрыснуть яд в ее тело. Волшебница схватила врага обеими руками, подняла высоко над головой и с размаху бросила в острый камень. Тварь исчесла в огненной вспышке.
        Садира закричала от боли и закрыла лицо руками.
        Рикус подбежал к ней. - Дай мне взглянуть, - сказал он.
        - Я ранена не слишком серьезно - но Тихиан не сможет сказать так, когда я схвачу его, - ответила Садира. Она опустила руки, открыв лицо со спаленными резницами и красной, слегка обгоревшей кожей. Рикус с облегчением увидел, что сильных ожогов на ней нет.
        - Что с Драконом? - спросила Садира.
        Мул показал рукой на вершину каменного кольца. - Я сломал меч, - сказал он. - То, что осталось от Борса, там, внутри.
        - Пошли, посмотрим, - сказала Садира.
        Они вскарабкались на склон и с любопытством взглянули через край каменного кольца. На дне кратера лежал огромный скелет, его испещренные черными пятнами кости свернулись клубком, в форме зародыша в чреве матери. Лопатки соединились, а длинные руки обняли колени. Его лицо отдаленно напоминало человеческое, то самое, которое Рикус уже видел, осколок Кары торчал у него из носа, и из него в воздух летела черная слизь.
        Пока они смотрели, искры синей энергии начали плясать с пустых глазницах скелета. Из лишенного плоти рта раздался шипящий голос, - Борс из Эбе, Палач Дварфов, Предводитель Восставших, - прошипел голос. - Твой Мастер назначил наказание за твои преступления.
        Черная жидкость забулькала из зубов скелета. Ребра лопнули и густой черный сироп полился из обломанных концов. Руки и ноги отделились от суставов, потом таз раскололся по центру и, наконец, спина распалась на отдельные позвонки. После того, как очередная кость отделялась от скелета, в бассейн лилось еще больше новой черной жидкости, пока весь скелет не исчез под поверхностью бурлящей, кипящей черной грязи.
        Глава Шестнадцатая Синяя Эра

        Камень сдвинулся под ногой Рикуса и скатился вниз, в бурлящий черный пруд под ним. Нога мула потянулась следом, и он грохнулся на попу, тяжело ударившись задом о твердый камень кольца вокруг кратера. Он постарался предохранить Нииву, которую он осторожно держал на руках, от удара, но та все равно застонала.
        Ркард оказался рядом с ней в то же мгновение. - Осторожнее! - мальчик недовольно взглянул на Рикуса. - Ей нельзя даже шевелиться.
        - Прости. У меня не было выбора, - сказал Рикус.
        Садира взобралась на кольцо и присоединилась к ним. - Короли-волшебники могут прорваться через арку в любой момент, - сказала она, устало опираясь о топор Ниивы. Ркард вылечил рваные раны на ее животе и обработал ожоги, которые остались у ней после боя с Тихианом, но все равно волшебница выглядела слабой и усталой. - Ты же не хочешь, чтобы наши враги нашли нас, правда?
        - Я хочу, чтобы вы убили королей-волшебников, - сказал мальчик.
        Ниива взяла своего сына за руку. - Разве мы уже не говорили об этом?
        - Но они убили Борса, - возразил сын.
        - И может быть они убьют королей-волшебников, но позже, - сказал Ниива. Она поморщилась от боли, потом добавила. - Они просто не в состоянии сделать это сейчас, когда Кара сломана, а Садира восстановит свою силу только утром.
        - Это очень опасно, мама, - запротестовал Ркард. - Я должен полечить тебя по меньшей мере еще один раз, прежде чем они передвинут тебя. Иначе ты не сможешь больше ходить.
        - Если короли-волшебники найдут меня, я не проживу достаточно долго, чтобы ходить, - сказала Ниива, ее голос стал суровее. Она взглянула на Рикуса. - Спусти меня вниз.
        - И, пожалуйста, не урони ее на этот раз, - приказал Ркард. Он начал спускаться по склону первым, выбивая плохо держащиеся камни с пути мула.
        - Он не хотел обидеть тебя, Рикус, - сказала Ниива. - После того, что случилось с Келумом, он боится до смерти, что может потерять и меня, тоже.
        - Я не допущу этого, - сказал мул.
        - Шшшш! - Ниива приложила палец к его губам. - Во время войны с Уриком, я думаю, ты научился не давать обещания, которые ты не в состоянии выполнить.
        Мул пожал плечами. - Некоторые вещи никогда не меняются, я полагаю.
        Рикус перевел взгляд ниже, к подножию холма. В дюжине шагов от него черная слизь, вытекшая из его меча, заполнила дно кратера. Черные клубы тени поднимались с его поверхности, а желтые глаза мигали в центре медленно-крутящегося водоворота. Местами некоторые потоки слизи образовывали искаженные силуэты четырехногих птиц, двухголовых людей и мекилотов, хвосты которых извивались на месте морды. Изредко чудовищные бестии даже пытались зажить настоящей жизнью, подплывая к краю озера и карабкаясь на несколько шагов вверх по склону, но потом снова превращались в грязь и впитывались в землю.
        Рикус подумал, что только то отчаянное положение, в которое попала их компания, заставила выбрать это место, чтобы укрыть в нем Нииву, но он не мог найти другой план, как защитить беспомощную воительницу от королей-волшебников. Как Ниива и сказала своему сыну, со сломанной Карой он и Садира не способны убить ни одного короля-волшебника, по меньшей мере до тех пор, пока сила Садиры не вернется к ней утром.
        Рикус осторожно подошел следом за Ркардом к куче обломанных валунов, которые могли хорошо защитить как от любого ищущего взгляда, так и от брызгов черной слизи.
        Он встал на колени и положил Нииву в центр кучи так, чтобы ее спина опиралась о большой камень. Воительница взглянула через щель на пруд, находившийся в нескольких шагах от нее.
        - Так хорошо, - сказал он, кивая. - Короли-волшебники не настолько любопытны, чтобы спуститься сюда. Вы двое можете идти.
        Глаза Ркарда расширились. - Идти? Куда?
        - Теперь, когда твоя мать в безопасности, мы должны найти Тихиана, - сказала Садира.
        - Нет, - мальчик схватил Рикуса за руку. - Дракон мертв. Мы должны оставаться здесь.
        Сердце Рикуса стало тяжелым, как камень. - Нет ничего, чтобы я хотел больше всего, - сказал он. - Но я не могу. Если мы дадим Тихиану уйти, он освободит зло даже еще большее, чем Дракон.
        - Да, я знаю - Раджаата, - ответил мальчик. - Но без Дракона, который держал его под замком, он все равно освободиться - раньше или позже, не так ли?
        - Нет, если нам удасться отнять Черную Линзу у Тихиана. - сказала Садира. - Когда я прикоснулась к ней мечом Рикуса, я почувствовала магию, ничуть не меньшую солнечной. Я считаю, что мы можем использовать силу Черной Линзы, чтобы держать Раджаата в заточении.
        - А это значит, что вы должны оставить мою маму в опасности? - спросил Ркард.
        - Боюсь, что так, - ответил Рикус.
        Мальчик отвернулся. - Папа никогда бы не оставил ее.
        - Ркард, не надо...
        Ниива оборвала собственную команду и подняла руку, чтобы вытереть слезы внезапно появившиеся в уголках ее глаз.
        - Взгляни на это, - сказала она, в изумлении уставившись на свои мокрые пальцы. - Я не плакала с того момента, как была ребенком, и Тихиан поместил меня в свои гладиаторские ямы.
        - Вода для Келума, - сказала Садира. - Не сдерживай ее.
        - Я бы не смогла, даже если бы попыталась. - Ниива смотрела как ее слезы медленно сбегают на землю, качая головой с невыразимым сожалением.
        Садира положила руку на плечо воительницы, но, казалось, не могла найти слова, чтобы утешить подругу. Рикус понимал, что волшебница знала то же самое, что и он: теперь слишком поздно извиняться. Духи мертвых не слышат голосов живущих, и даже не помнят их имена.
        Садира тронула руку Рикуса. - Мы должны идти.
        Мул вытащил свой кинжал и протянул его к спине Ркарда, - Я на знаю, нужен ли тебе этот клинок, но он может помочь.
        Когда мальчик не обернулся, Ниива сказала, - Рикус сейчас уйдет, Ркард. Ты хочешь, чтобы он запомнил тебя таким?
        - Нет, - сказал мальчик. Он повернулся и, не встречаясь глазами с Рикусом, взял кинжал, - Удачи.
        Мул тихонько коснулся его плеча. - Позаботься о твоей маме, - сказал он. - И если мы не вернемся к тому времени, когда она уже сможет ходить, уходите без нас.
        Ркард взглянул вверх, его глаза расширись от ужаса. - Вы должны вернуться! Если вы не вернетесь... - Он помедлил, собирая все свое самообладание, - Я даже не знаю дорогу назад.
        - Если понадобиться, мы найдем ее вместе. - Ниива нежно взяла руку своего сына и приложила к своему телу, потом взглянула на Садиру своими зелеными глазами. - Не повторяй моей ошибки. Скажи все.
        Волшебница взглянула на Рикуса и замолчала на несколько секунд, затем ответила, - Хорошо, я сделаю это, потом.
        Садира передала топор Рикусу и вместе они взобрались на гору. Когда они оказались на вершине мул остановился и пробежался глазами по гребню каменного кольца. - Я уронил кусок Кары где-то здесь, - сказал он. - Когда короли-волшебники появятся, может быть нам поможет, если рукоятка Кары будет у меня в ножнах. Возможно, удастся припугнуть их и заставить убраться отсюда.
        - Попробуем, хуже не будет, - сказала Садира. Она указала на место в дюжине шагов от них, у подножия небольшого холма. - Посмотри там.
        Мул подошел туда. Он нашел Кару за валуном, рукояткой вверх над тем, что осталось от клинка. Черная слизь сочилась из обломанного конца, образуя небольшую лужу грязи, вытянутую по склону. Как и в большом бассейне внутри кратера, черные клубы тени поднимались с его поверхности, а желтые глаза мигали в центре медленно-крутящегося водоворота.
        Рикус взглянул на количество слизи, все еще текущей из клинка, и решил, что будет лучше оставить обломок так, как он есть. Он повернулся, собираясь вернуться к Садире.
        Не успел он сделать первый шаг, как заметил вспышку оранжевого света под аркой. Когда свечение угасло, четыре короля-волшебника и последняя королева-волшебница стояли между колоннами огромного сооружения, их глаза рыскали по изломанным камням пустыни. От арки до кратера было достаточно близко, и мул отчетливо видел своих врагов. Крохотный зародыш новой руки уже появился на обрубке руки Нибеная, а Хаману чувствовал себя вполне хорошо, несмотря на кинжал, который Рикус вонзил ему в спину и живот не больше получаса назад.
        Рикус спрятался за валун, и дал знак Садире идти к нему. Та скользнула за гребень каменного кольца вокруг кратера и побежала к мулу. Ее предосторожности не помогли. Короли-волшебники вышли из-под арки направились прямиком к кратеру.
        Когда Садира присоединилась к Рикусу, короли-волшебники уже стояли у подножия кольца, прямо перед укрытием Рикуса и Садиры. Пять фигур были меньше чем в двадцати шагах от них, и возможно на половину этого расстояния ниже.
        Хаману вышел вперед и взглянул вверх по склону. - Эй вы, придурки, - рыкнул он, сердито встряхивая своей гривой. - То, что вы спустили с привязи, может уничтожить всех нас.
        - Что касается вас всех, то Атхас от этого только выиграет, - ответила Садира. Она поднялась из-за камня и без страха смотрела на королей-волшебников.
        Рикус встал рядом с ней. Если короли-волшебники нападут, несколько футов камня их не спасут.
        - Отдайте нам Черную Линзу, и ваша смерть будет быстрой и безболезненной, - сказала Оба.
        - Я что-то не тороплюсь умирать. - Мул взглянул на Садиру. - А как ты?
        - Всему свое время, - ответила волшебница. Она взглянула вниз, на своих врагов, потом сказала. - Если вы хотите линзу, вам придется найти и добыть ее.
        Хаману рванулся было вперед, но Оба удержала его за плечо. - Подожди. Они слишком спокойны.
        - Они блефуют, - проворчал король-волшебник.
        - Возможно, но Борса то они убили, - возразила Оба. Потом она показала на темное пятно на склоне горы, рядом с мулом. - Ты действительно готов поручиться, что они не приготовили для нас ловушку?
        Ноздри Хаману затрепетали, но он отступил назад. - У тебя есть другая идея?
        Оба кивнула, потом спросила, обращаясь к стоящей на склоне паре, - Что вы знаете о Раджаате?
        - Достаточно, чтобы знать, что вы предали его, поэтому, на какой-то момент, он наш друг, - ответил Рикус.
        Оба хихикнула, хотя ее смех прозвучал скорее нервно, чем весело. - Раджаат убьет вас обоих сразу, как только покончит с нами.
        - Его народ тени помог нам буквально только что, - возразила Садира.
        - Естественно. Они хотели, чтобы вы убили Борса, - сказал Андропинис, встряхивая своей прядью белых волос. - Но если бы вы знали правду о Раджаате, вы должны были бы подумать получше, прежде чем рассчитывать на его благодарность.
        - Почему бы вам не просветить нас? - спросила Садира.
        Андропинис взглянул на своих товарищей.
        - Давай, - предложила Оба. - Узнав правду, они отдадут нам Черную Линзу без боя.
        Андропинис повернул ладонь к земле.
        - Без магии, - предупредил Рикус.
        Король-волшебник уставился ледяным взглядом на мула и не прекратил качать энергию для своего заклинания. - Смотри и учись, - сказал он, махнув рукой в небо.
        Над горизонтом появился образ Поющих Гор, но это были не голые, безжизненные пики, которые Рикус видел каждый день из Тира. Ревущий ветер срывал огромные глыбы снега с высоких вершин, а потоки льда текли по их крутым склонам. Ниже по склону росли дикие леса, как у халфлингов, с толстыми, зелеными стволами, крепко вросшими в склоны гор. Жемчужные облака низко нависали над долинами, наполненными булькающими ручьями и весело громыхающими реками.
        Как ни величественны были горы, они мало заинтересовали Рикуса по сравнению с тем, что он увидел у их подножья. Между двумя рядами холмов лежала котловина, размерой и формой похожая на Долину Тира. На этом сходство кончалось. Вместо безжизненной равнины, наполненной камнями и колючками, которую мул хорошо знал, долину заполнял обширный пруд, наполненный обвитыми лозами деревьями и плавающими островками из мха.
        В конце долины стоял странный, великолепный город из легких и изящных, окращенных в яркие цвета строений, поднимавшихся прямо из воды. Здания казались не построенными, а, скорее, выросшими из земли, так как на них не было прямых линий, острых концов или обрубленных углов. Вместо этого они щеголяли мягкими, плавными завитками и элегантными шпилями. Материалом для них служил губчатый камень, который сиял обжигающе красным, изумрудно зеленым, королевским синим, глубоким золотым или еще одним из дюжин других цветов. Там, где должны были быть улицы, были каналы, наполненные узкими лодками, в которых плыли фигуры, размером с ребенка, но со взрослыми лицами. Если бы не элегантные камзолы, коротко подстриженные волосы и красивые лица, мул мог бы поклясться, что это были халфлинги.
        На краю города пруд уступал место сверкающим волнам огромного синего моря. Оно простиралось до самого горизонта и очевидно дальше, покрывая местность, которая, как Рикус знал, сейчас была песчаной, бесплодной и каменистой пустыней.
        - Тир, во время Синей Эры, - сказал Андропинис.
        - Синей Эры? - Садира, не отрываясь, вглядывалась в удовительную картину.
        - Да, она была задолго до вашего или нашего времени, когда только халфлинги жили на Атхасе, - объяснила Оба. Даже не стремясь скрыть свое восхищение халфлингами, она продолжила. - Они были хозяевами мира, выращивали дома из растений, похожих по твердости на камень, которые росли под волнами, добывая из моря все, что им было нужно для поддержания их огромной, роскошной цивилизации, способные сотворить все, в чем они нуждались, изменяя основы самой природы.
        Пока волшебница рассказывала, отвратительная коричневая пена заполнила поверхность синего моря. Она заползла в пруд, окружавший Тир, все плавающие острова завяли и утонули. Лозы были следующими, превратившись в коричневую слизь, что-то вроде гниющей змеиной кожи. Последними умерли деревья, их листья опали, кора сгнила. Вскоре озеро превратилось в омерзительное болото с армией голых, серых стволов деревьев, торчащих из отвратительной слизи.
        - Несмотря на их обширные знания, а может как раз из-за них, однажды халфлинги сделали ужасную ошибку, которая уничтожила море, дававшее им жизнь, - продолжала Оба.
        - Хорошая история, но, надеюсь, вы же не думаете, что я поверю в нее только потому, что Андропинис помахал руками в воздухе, - сказал Рикус.
        - Верь ей, - сказала Садира. - По дороге в Башню Пристан я видела в точности таких же халфлингов и такие же камни, которые нам показал Андропинис. Так что я думаю, что они говорят нам правду.
        - У нас нет причины врать, - проскрипел Андропинис. - Нас не заботит, что вы там думаете.
        Король-волшебник опять взмахнул рукой. Поющие Горы отступили вдаль, теперь они выглядели, как синие облака, низко повисшие над горизонтом. На их месте простерлась огромная, безжизненная неглубокая трясина грязи, коричневая, как дерьмо и жирная, как чернозем. В центре скучной равнины поднимался единственный шпиль из ноздреватого белого камня, который венчал замечательную крепость со стенами из белого алебастра, облицованные белым ониксом.
        - Башня Пристан! - выдохнула Садира.
        Длинная цепочка халфлингов покидала цитадель, спускаясь по узкой лестнице, которая спиралью вилась вокруг шпиля. Их камзолы исчезли, они были одеты в лохмотья, а длинные нечесаные волосы падали на плечи спутанными клубками. Их лица стали злыми и дикими, и они обменивались быстрыми жестами, их резкие движения были типичны для той жестокой расы, которую Рикус хорошо знал.
        Халфлинги начали двигаться в сторону Поющих Гор. Грязь облепила их ноги, как смола, и вскоре они не могли сделать и шага, не подняв в воздух глыбы коричневой земли. Когда они исчезли, из земли поднялась густая трава, тенистые кусты и замечательные деревья, стоявшие по всей равнине, как башни. Очень скоро долина стала зеленым раем, на которой росли самые разнообразные растения.
        В густом лесу стали появляться живые существа: рогатые ящерицы, птицы с блестящим оперением и грациозные олени, которых Рикус никогда не видел: с белыми рогами и изящными, тонкими ногами. Некоторые из животных гибли почти мгновенно, становясь жертвой огромных хищных кошек, которые набрасывались с на них с первобытной дикостью, другие успевали прожить достаточно долго и породить потомство.
        Цветение этого нового рая не прошло без боли. Когда халфлинги пересекали долину, самые слабые из них падали и оставались там, где легли. Под действием грязи их тела преобразовывались в новые, странные формы. Одни становились грузными и покрытыми шерстью, другие становились втрое выше, но не добавляли веса. Третьи же становились и выше и тяжелее, кое-кто получал чешую, крылья или даже панцирь. К тому времени, когда выжившие халфлинги достигли далеких гор, они оставили за собой рас больше, чем Рикус мог насчитать. Некоторые он распознал, например эльфов, дварфов и людей. Других он не видел никогда, и знал только по легендам. Там были слабые, воздушные создания с крыльями, и отвратительные свиноголовые твари, которых едва ли можно было назвать разумными. Как и животные, многие из них погибали сразу, а другим удалось заселить мир целой расой таких же созданий.
        - Осознав, что их тщеславие разрушило их собственныю цивилизацию, халфлинги дали начало новому миру, - сказала Оба. - Это была Зеленая Эра, эра до магии, когда люди пользовались только Путем.
        Пока она говорила, из земли появились деревни и замки, заполнившие лес, они быстро переросли в города, окруженные крепкими стенами, сеть булыжных дорог связала их между собой. Могущественные Мастера Пути странствовали по лесным дорогам на блестящих летающих платформах, путешествуя от величественных башен к лесным крепостям эльфов и мрачным городам дварфов.
        Андропинис сделал жест рукой, и сцена сдвинулась в одинокую башенку, расположенную в маленькой деревушке, где у стеклянного окна сидел один единственный человек, уставившишь в толстую стопку книг перед собой. Внешность человека можно было описать одним словом: отвратительная. У него была огромная голова с плоским, вытянутым лицом. Глаза были наполовину прикрыты свисавшими со лба скаладками кожи, а длинный нос, без переносицы, заканчивался тремя расширяющимися снизу ноздрями. У него был маленький, похожий на щель рот с крошечными зубами и скошенный подбородок. Все его тело было перекошено и слабо, над плечами торчал горб, а руки свисали до колен.
        Фигура оторвала взгляд от книги и положила ладонь на комнатную лилию, растущую на подоконнике. Растение быстро завяло и умерло. Человек взял щепотку пыли в руку, бросил в воздух и серый туман наполнил комнату.
        - Раджаат появился в самом начале Эеленой Эры, одна из ужасных случайностей Возрождения, - сказала Оба. - Его единственным достоинством был блестящий интеллект, который он использовал, чтобы стать первым волшебником. Он провел столетия, пытаясь совместить свою отвратительную внешность с человеческим умом. В конце концов даже его блестящий ум на нашел ответа на эту загадку. Он пришел к тому, что объявил себя уродливой случайностью.
        - Но вскоре Раджаат перенес свою ненависть наружу, на весь остальной мир. Он объявил Возрожденое ошибкой, и провозгласил, что все расы, которые оно породило, ужасные монстры, и ничего больше. Он сам себя назначил чистильщиком, предназначенным стереть даже следы существования этих рас с лица Атхаса, и вернуть в мир гармонию и славу Синей Эры.
        Серый туман рассеялся. Раджаат стоял на вершине Башни Пристин, глядя вниз через хрустальный купол. Он выглядел неизмеримо старше, его длинные волосы поседели, лицо покрылось пятнами, и только белые глаза по прежнему горели ненавистью. Роты вооруженных фигур маршировали у подножия крепости. Они спускались вниз по спиралевидной лестнице башни и уходили в лес. Вскоре огромные части леса стали вянуть и умирать, а на равнине разгорелась ужасная война против всего мира.
        - Он сотворил нас - Доблестных Воинов - чтобы мы руководили его армиями в этой Очистительной Войне, - сказала Оба. - Раджаат приказал нам уничтожать все новые расы, иначе они породят монстров, подобных ему самому, и захватят мир.
        Лес постоянно уменьшался, а большую часть Атхаса становилась пустынным и бесжизненным местом, которое Рикус так хорошо знал. Затем, внезапно, истребление прекратилось, и Доблестные Воины вернулись в Башню Пристан.
        - Мы почти победили, - сказал Андропинис. - Но тут мы осознали, что Раджаат сумашедший. - В его голосе прозвучала нотка сожаления, возможно даже злость, что они не закончили войну. - Мы прекратили сражаться.
        - Вы остановились не потому, что осознали безумие Раджаата. Это было ясно с самого начала, - сказала Садира. - Вы остановились только потому, что узнали правду о том, кто именно выживет, когда он вернет мир в Синюю Эру.
        - Это правда, - не стала спорить Оба. - Во время Очищающей Войны Раджаат постоянно говорил нам, что именно люди останутся единственной выжившей расой. Мы узнали, что он обманывает нас только тогда, когда уже было почти поздно.
        - И тогда вы восстали и взяли Раджаата в плен, - закончила Садира.
        Андрипинис дал своему заклинанию погаснуть. - Я вижу, что ты знаешь остаток истории.
        - Не совсем, - ответила Садира. - Как случилось, что Борс потерял Черную Линзу? Я всегда думала, что с такими ценными вещами надо быть очень аккуратным.
        - Трансформация в Дракона очень трудный процесс, - ответила Оба. - Вскоре после того, как мы изменили его, Борс потерял свой ментальный баланс и впал в безумие. Никто и не знал, что линза похищена, пока он не пришел в себя - спустя столетие.
        - Лично я не верю в эти детские сказки, - сказал Рикус. - Если Раджаат старался вернуть мир халфлингам, почему он сделал людей своими Доблестными Воинами? Почему он не использовал халфлингов?
        - Он не смог сделать из них волшебников, - объяснила Оба. - Их раса уходит корнями в Синюю Эру, когда искусство волшебства еще не существовало, и они не смогли стать волшебниками.
        - Опять ты врешь, - сказал Рикус. - Я видел собственными глазами, как халфлинги используют волшебство.
        - Магию элементалей, вроде солнечной магии Келума или магии ветра Магнуса, - поправила его Садира. - Они черпают свою силу прямо из неодушевленных сил мира: ветра, воды, тепла и камня. Но обычный волшебник использует жизненную силу животных и растений.
        Рикус хотел было возразить, что Садира сама черпает силу из Солнца, но подумал лучше - и прикусил себе язык. Ее волшебство никак нельзя было назвать обычным.
        - Я считаю, что короли-волшебники сказали нам правду, - сказала Садира. Мул угрюмо кивнул головой.
        - Тогда отдайте нам линзу, - сказал Хаману, подавшись вперед. - Только с ее помощью мы сможем не дать Раджаату вырваться на свободу.
        - Темная Линза не здесь, - сказала Садира. - Тихиан унес ее.
        - Сач и Виан убедили Тихиана, что Раджаат сделает его королем-волшебником, - добавил мул. - Мы думаем, что он собирается освободить Раджаата.
        Как неудачно для вас, - усмехнулся Нибенай. Король-волшебник вышел вперед и стал взбираться по откосу, уверенный в своей безопасности после того, как убедился, что Черная Линза не у них. - Теперь ничто не помешает мне отомстить мулу за мое увечие.
        Оба схватила его за зародыш, появившийся на месте его отрубленной руки. - Оставь это на потом, - приказала она, глядя на утес, поднимавшийся на краю пустыни. - Если Узурпатор освободит Раджаата, нам понадобится их помощь. Будет просто позор, если мы не справимся с ним только потому, что им повезет убить тебя.
        Нибенай легко вырвался, оставив зародыш своей новой руки Обе. - Это не твою руку обрубил проклятый мул!
        - Нападай, если тебе неймется, но ты сделаешь это один, без нас. - Королева-волшебница указала на далекий утес, где темная струя энергии взметнулась в небо. Она пробила дыру в вечно-бурлящих пепельно-красных тучах, нависших над мрачной пустыней. Золотой свет лун Атхаса проник через нее, бросив странные тени на край равнины. - У нас другие заботы.
        Андропинис выругался. - Глупый Узурпатор принес линзу в город.
        Он немедленно побежал в сторону города, на ходу готовя заклинание. Остальные короли-волшебники повернулись и последовали его примеру. Только Нибенай остался стоять, его ладонь была повернута к земле.
        - Это займет не больше секунды, - прошипел он.
        Рикус схватил рукоятку Кары и бросил сломанный меч в короля-волшебника. Оружие закувыркалось в воздухе, капли черной жидкости, слетая с обломка меча, образовали пунктирную линию, ведущую вниз, со склона. Нибенай отпрыгнул назад, не удержался на ногах, и покатился по выжженному шлаку. Обломок звякнул о землю в двух шагах он него.
        Король-волшебник вскочил на ноги и взглянул вверх, на Рикуса. Он начал было произносить заклинание, но внезапно остановился и в ужасе уставился на склон. Черные пятна, оставленные Карой, соединились между собой и вытянулись в длинную, тонкую линию. Линия разделилась на двое, став похожей на тонкие губы, между которыми возник рот, полный огромных клыков.
        - Скоро, Галлард, - сказал рот. Он использовал имя, которое Нибенай отбросил, когда стал Доблестным Воином. - Очень скоро.
        Длинный зеленый язык ударил из темной расселины губ, устремившись к королю-волшебнику. Нибенай вскрикнул от испуга, и, указав пальцем на страшную вещь, пропищал заклинание. Красное копье вылетело из его пальца, и язык разлетелся на сотню кусков. Рот засмеялся и еще один язык зазмеился между губ.
        Нибенай отступил назад, повернулся и во весь дух понесся догонять остальных королей-волшебников.
        Глава Семнадцатая Ур Дракс

        Плотно обвив своим змеиным телом Черную Линзу, Тихиан лежал под темной гранитной стеной, вывалившись из туннеля, который он пробурил через массивные блоки фундамента. Прямо перед ним стояла молчаливая чаща деревьев, их гибкие стволы беззвучно покачивались в лунном свете, похожие на рабынь-танцовщиц, приветствовавших его при входе в город. Каждое из них имело один единственный синий лист, большой как парус, туго натянутый над похожим на купол переплетением ветвей. Аккуратные темные тропинки вились через тень под их кронами, так что, похоже, он оказался в парке, а не в диком лесу.
        Впрочем, Тихиан не замечал красоты этого места; все его внимание было приковано к Черной Линзе. Когда он вынырнул из тоннеля, вспышка энергии вырвалась из земли, прошла через него, а потом в линзу. Сейчас на поверхности сферы танцевали дюжины завитков дыма. Они постоянно удваивались в размере, подпитываемые фонтанами силы, с треском вылетавшими снизу, и уносились вверх, пробивая насквозь розовый шторм, бурлящий в небе.
        Давай, двигай, - пробурчал Сач, вылетевший из тоннеля. Слова головы влетели в чащу перед ними и растаяли в ней без эха. - Короли-волшебники уже летят через равнину.
        Тихиан указал на черные струйки дыма. - Что-то не так, - сказал он. - Я не делал этого.
        Сач закатил свои вдавленные глаза. - Постарайся не выглядить таким кретином, - сказал он. - Раджаат смотрит на нас.
        Тихиан поиграл своим змеиным телом, одновременно держа линзу хвостом. - А в чем дело?
        - Линза переполнена энергией, вот она и сбрасывает излишки.
        - Переполнена?
        - Ты около темницы Раджаата. Линза вытягивает энергию из заклинания, которое замыкает тюрьму, - объяснил Сач намеренно покровительственным голосом. - Не думаешь ли ты, что линза берет энергию только от солнца?
        На самом деле Тихиан именно так и думал, но он не доставил Сачу удовольствия услышать его признание в собственной ошибке.
        - Куда теперь? - спросил он, пристально вглядываясь в молчаливый парк.
        - Откуда я знаю? - огрызнулся Сач. - Как ты думаешь, сколько раз я был в Ур Драксе?
        Из-за дерева впереди выскользнул человек. На нем была надета странная броня из тщательно отполированных человеческих костей, а массивный шлем был вырезан из черепа какого-то клыкастого получеловека.
        Незнакомец держал в руке стальную алебарду, клинок которой был украшен так, что, по мнению короля, место ей было на дворцовой стене, а не на поле боя. Хотя человек двигался довольно небрежно, его шаги, тем не менее, были легки и уверенны, как у какого-нибудь эльфа-охотника, так что король начал подозревать, что окружающая их странная тишина скорее вызвана магией, а не природой.
        Новоприбывший показал своим оружием на короля и знаком приказал ему лечь на землю. Когда король не подчинился, человек поднял свою алебарду, и еще сотня воинов выступили из-за деревьев. Их кожанные доспехи были не такое красивые, как у их вождя, зато копья выглядели намного более грозными, чем алебарда.
        - У нас нет на них времени, - проворчал Сач. - Убей их.
        Решив использовать уроки Дракона, Тихиан представил себе страшный огненный смерч, вырывающийся у него изо рта. Невероятной силы вспышка энергии вылетела из Черной Линзы и прожгла себе путь наружу через тело короля с такой яростью, что Тихиан на мгновение испугался, что его тело взорвется. Ослепляющий белый конус пламени вылетел из его рта, охватив офицера и воинов позади него. Тихиан даже не увидел, чтобы чаща вспыхнула. Просто огромные листья и ветки исчезли во вспышке, а потом земля оказалась завалена сгоревшими стволами деревьев и черными черепами. Уцелел только самый конец небольшого леса, вот он-то и занялся огнем.
        - Хорошо сделано, - раздался голос рядом с Тихианом.
        Король повернул голову на голос. Вначале он не заметил ничего, но потом уловил взглядом пару блеснувших синих глаз. Они глядели на него снизу вверх из слабой тени, которую его тело бросало на землю в лунном свете. Пока Тихиан глядел, силуэт медленно уплотнился, поднялся из тени и изменился в нечто более похожее на человека - хотя по форме и размерам походил скорее на халфлинга.
        - Ты кто? - спросил Тихиан, разглядывая нос и пару глаз на лице незнакомца.
        - Как быстро ты забываешь, - ответил силуэт. - Ведь именно я провел тебя через Черноту всего час назад.
        - Кидар? - удивленно выдохнул Тихиан. - Я то думал, что ты гигант!
        - Конечно нет, глупец, - Сач не упустил случай поддеть короля. - Люди-тени происходят от халфлингов - последних слуг Раджаата.
        - Тень играет станные шутки с размерами, не правда ли? - добавил Кидар, оскалясь. - Сейчас у него уже было настоящее лицо, коротко-подстриженные волосы, вздернутый нос и блестящие белые зубы. - Твое невежество вполне оправдано. Нас совсем немного. Большинство халфлингов Зеленой Эры не захотели участвовать в Очистительных Войнах.
        Тихиан пробежался глазами по уничтоженному парку, не интересуясь историей народа теней. - Не думаю, что ты можешь сказать мне, где найти Раджаата.
        Кидар указал черным пальцем на конец горящей чащи. Хотя голова халфлинга теперь была абсолютно твердой, остальная часть его тела была скорее тенью. - Раджаат сказал мне, что ты должен искать его в сердце Ур Дракса, - сказал Кидар. - Когда пройдешь эти деревья, ты увидишь большую улицу, бегущую к центру города. Мои разведчики сказали мне, что она заканчивается под большой аркой, вырезанной во внутренней стене.
        - Что потом? - спросил Тихиан.
        - Когда ты достигнешь ее, ты уже будешь знать наверняка, спрятан ли Раджаат за ней, - ответил Кидар. - Если это так, один из нас возьмет тебя на другую сторону.
        Тихиан покачал головой. - Если я сейчас поползу по главной улице с линзой в хвосте, я привлеку к себе слишком много внимания.
        Король проиллюстрировал проблему, свив и развив пару раз свое змеиное тело.
        - Ну так замаскируйся, - презрительно бросил Сач.
        - И во что? - возразил Тихиан. - Любое существо, достаточно большое для того, чтобы нести линзу, привлечет внимание. Я могу, конечно, уничтожить всех, кого они пошлют против меня, но для этого нужно время, а его у нас нет.
        - Не волнуйся, нет необходимости маскироваться, - сказал Кидар. - Уверяю тебя, жители Ур Дракса чересчур заняты своими собственными делами, и им наплевать на чужаков. Кроме того, пока ты не уничтожишь тюрьму Раджаата полностью, мой народ может выходить из Черноты только частично. С нами, бродящими по городу, ты будешь только одним из многих странных тварей, появившимися на его улицах.

***

        Пересечь равнину оказалось не так просто, как думала Садира. Она и Рикус бежали до тех пор, пока каждый вздох не стал отдаваться болью в горящих, измученных легких, а ребра болели так, как будто Дракон опять нежно обнял ее. Им пришлось побежать медленнее, потом перейти на шаг, а затем волшебница почувствовала, что она устала так, что не может сделать ни шага.
        - Нам лучше пойти помедленнее, - сказала Садира, остановившись и тяжело дыша. - Если я подверну лодышку, мы вообще не сможем схватить Тихиана.
        Мул замедлил шаг и подошел к ней. - Я полагаю, у тебя не осталось в запасе никакой магической штучки?
        Садира покачала головой. - Я уже использовала все, что могло бы помочь нам сейчас.
        Днем, погруженная в силу солнца, Садира могла творить магию со скоростью мысли. Но ночью она была самой обычной волшебницей. Она могла использовать только те заклинания, чьи мистические руны она впечатала в свой ум часами напряженных занятий. К сожалению, после произношения заклинания руны улетучевались из памяти, так что волшебник не мог испльзовать заклинание второй раз, пока не выучил его снова.
        - Не волнуйся, - сказал Рикус. - Прежде чем освободить Раджаата, Тихиану придется найти его - а с королями-волшебниками на хвосте ему потребуется немало времени.
        - Будем надеяться.
        Садира взглянула вверх, на небо. Черный столб все еще поднимался от верхушки утеса, и она могла видеть длинную щель в розовых облаках, которые, впрочем, уже наползали на нее. Волшебница со вздохов взглянула опять на землю и пошла вперед между грубых камней, стараясь идти побыстрее.
        Через несколько шагов Садира сказала, - Слушай, Рикус, я должна сказать тебе кое-что.
        Мул приподнял бровь, потом опять сосредоточился на том, чтобы не сломать ноги на изломанной земле, - И что же?
        - Я должна извиниться перед тобой, - сказала Садира. - Когда я обнаружила, что Агис погиб, я почувствовала себя виноватой в том, дала ему умереть без наследника, которого он так хотел. Я использовала тебя как козла отпущения от этих чувств, сказав тебе, что единственная причина, по которой я не хотела иметь ребенка, - твоя ревность.
        Рикус продолжал идти вперед. - А на самом деле?
        Садира заколебалась, прежде чем ответить. Она уже извинилась, как она и обещала Нииве, и не знала, нужно ли открывать свои чувства дальше, и к тому же этому мужчине.
        - Тогда именно я должен перед тобой извиниться, - сказал Рикус. - Если я виноват в том, что ты не дала Агису того, что он считал чуть ли не важнее всего на свете...
        - Нет, я не поэтому отказалась, - прервала его Садира. - Я не хотела ребенка, потому что боялась.
        - Боялась? - мул насмешливо засопел. - Как может женщина, которая не побоялась войти в Башню Пристан, которая стояла лицом к лицу с Драконом, испугаться настолько распространенной вещи, как рождение ребенка?
        - Распространенная или нет - роды не такая уж маленькая вещь, - нахмурилась Садира. - Но ты прав. Боли я не боюсь - я боюсь доверия. Родив ребенка, я должна была бы довериться Агису навсегда, а он должен был бы навсегда стать моим.
        - Что и означает бросить меня.
        - Именно это я и сказала себе, - ответила Садира. - Но правда в том, что, после того, как Фенеон бросил мою мать, я никогда никому не доверюсь - в любви.
        - Агис не эльф. Он никогда не бросил бы ни тебя, ни ребенка.
        - Я и не говорю, что он бросил бы. Он был слишком благороден для этого, - сказала Садира. - Но люди меняются, и их чувства тоже. Любовь могла бы исчезнуть, а мы по прежнему были бы привязаны друг к другу.
        - Может да, а может нет. Ты не можешь предвидеть, что случится в жизни, но нет никаких причин отказываться от нее. - Мул остановился, потом подошел поближе и взял ее за руку. - Но дети - это не то, что касается наших отношений. Даже если ты очень захочешь, я не смогу сделать тебя беременной. Давай просто жить, как мы жили раньше.
        Садира покачала головой. - Я не уверена, что это хорошая мысль, - сказала она. - Для меня - и для тебя, тоже.
        Рикус нахмурился. - Что ты имеешь в виду?
        - Только после того, как Агис умер, я поняла, насколько он был необходим мне.
        - А во мне, значит, ты не нуждаешься? - спросил Рикус, весь переменившись в лице.
        Садира слабо улыбнулась. - Я не это имела в виду, - сказала она. - Но есть еще кое-кто, кто нуждается в тебе. А ты нужен им.
        - Если ты говоришь о Нииве...
        - Не только о Нииве, - сказала Садира.
        - Это бессмысленно, - сказал Рикус. Он отпустил ее руку. - Если ты думаешь, что можешь говорить за Нииву...
        - Я ничего не решаю за Нииву, - прервала его Садира. - Но я знаю, в чем она - и Ркард - нуждаются.
        Рикус отвернулся, недовольный. - То, что им нужно от нас, чтобы мы схватили Тихиана и вернулись обратно к ним, - сказал он, делая первый шаг. - Если ты снова в состоянии двигаться, давай-ка поторопимся.
        Садира пристроилась за спиной мула. Она сконцентрировалась на том, чтобы идти за ним след в след, и так, ровным шагом, они пересекли равнину. Когда они подошли к утесу, стало ясно, что его отвесная поверхность рождена не природой, а является стеной, составленной из блоков гранита, больших как дом, которые прилегали друг к другу так плотно, что между ними нельзя было воткнуть даже лезвие кинжала. Грохочущие молнии били вниз, в верхние части стены, из пепельно-красных туч, нависших над крепостью, а ее вершина терялась в этих самых тучах.
        - Я не верю, чтобы Тихиан смог пролететь над стеной, - сказала Садира. -С линзой или без нее, но если бы одна из этих молний попала в него, он него осталась бы только кучка золы.
        - Согласен, скорее всего он прошел здесь.
        Мул указал вниз, на основание стены, где черный круг тоннеля уводил внутрь, в темноту. Они направились к кругу. Вскоре они увидели, что он был абсолютно круглый, с гладкими концами и похожими на черное стекло стенами. Он вел в самое сердце гранитного блока, и был такой длинный, что свет с той стороны казался не больше, чем размытым пятнышком.
        Вслед за Рикусом Садира полезла в туннель.
        Когда они вылезли с другой стороны, волшебница увидела, что они оказались в уголке того, что еще недавно было лесистым парком, хотя теперь уже и не походило на парк. Было видно, что по нему прошелся огненный шар, оставшиеся деревья стояли голые, без листьев и дымились. Среди их чернеющих стволов валялись сотни закопченых скелетов, от их сгоревших копий остались только расколотые обсидиановые наконечники.
        - Кто бы это ни был, для Тихиана и линзы они не соперники, - заметил Рикус.
        - Все это выглядит так, что они даже не замедлили его. - Садира указала вперед, где энергия, выходившая из Черной Линзы, продолжала разрывать штормовые тучи наверху. Черный столб казался только чуть-чуть ближе, чем он был, когда они начали свой путь через равнину. - Нам лучше поторопиться.
        Пробравшись через разоренный парк, они вышли на прямой как стрела бульвар, ведущий в самое сердце города. Волшебнице он показался невероятно длинным, он шел через бесконечные арки и своды, не имевшие никакой другой цели, кроме хвастовства и украшения. Сотни и тысячи момументов суровых воинов или мудрых бюрократов стояли вдоль огромной улицы. Учитывая мягкий свет золотых лун, здания отбрасывали вдоль улицы странно резкие тени. За статуями поднимались высокие башни и чернеющие магазины великого и старинного города, хотя их острые, приземистые формы скорее умаляли впечетление, чем его подчеркивали.
        Граждане города, по меньшей мере те, которых видела Садира, взбунтовались. Испуганные аристократы, одетые в костяные доспехи, носились по улицам, сражаясь обсидиановыми мечами и топорами с бандами рабов, одетых в конопляные набедренные повязки и вооруженных кусками дерева. Здесь и там небольшие группы воинов пытались перейти в контнаступление против восставших, но рабов было слишком много, и Садира знала, что рано или поздно они перебъют всех вольных горожан.
        Рикус и Садира пустились в путь по шумной улице, мул использовал рукоятку топора, чтобы рассеять толпу, а волшебница не спускала глаз с черного столба энергии.
        Хотя Тихиан, и, возможно, короли-волшебники были слишком далеко впереди, чтобы она могла их видеть, Садира не сомневалась, что легко найдет их. Щель в облаках шла в точности над главной улицей, и, как стрела, указывала прямо вперед.
        - Что-то во всем этом есть странное, - сказала Садира, держась позади могучей спины мула. - Похоже на то, что город восстал уже достаточно давно. Но как рабы так быстро узнали, что Дракон мертв? Но даже если и узнали, как они смогли так быстро взбунтоваться против своих хозяев?
        Мул пожал плечами. - Короли-волшебники были очень обеспокоены тем, что Тихиан собирался принести линзу в город. Может быть это как-то связано, - сказал он. - Но какая разница, пусть рабы сражаются за свою свободу.
        Садира покачала головой. - Восстание - только симптом. Если бы этот бунт по настоящему заботил королей-волшебников, по всей улице не осталось бы ни одного живого раба.
        Пока пара шла вниз по бульвару, время от времяни на нее налетали или возбужденные восстанием рабы, или испуганные аристократы. Когда на них нападали рабы, Рикус просто разоружал их и раскидывал по сторонам. Но когда обезумевший аристократ пытался напасть на них, Рикус и Садира не колеблясь убивали его, счастливые помочь освобождению города.
        Тем не менее, вскоре они наткнулись на трех странных существ, которые возглавляли группу из дюжины рабов и представительного темплара. Существа напоминали древних халфлингов из Синей Эры, за исключением того, что они были частично тенями, а частично из плоти и крови. У первого была материальная голова и теневое тело, другой имел твердые ноги и руки, а все остальное - тень. Третий был разделен напополам в центре, одна половина тень и вторая - твердая.
        Когда первый из полу-теней увидел Рикуса и Садиры, он что-то сказал на странном языке города. Хотя Садира не поняла ни слова, волшебница узнала голос.
        - Кидар!
        Халфлинг подвел своих двух товарищей и группу рабов к ним. - Самое умное, что вы могли сделать после убийства Борса, - сбежать отсюда, - сказал он. - Раджаат не переносит полукровок, вроде тебя или твоего мужа.
        Рабы разделились, приготовясь напасть на Рикуса и Садиру со всех сторон. Большинство было вооружено деревянными палками, но у троих были обсидиановые топоры, а у одного даже стальной меч.
        - Убирайтесь отсюда! - Рикус выразительно махнул своим топором. - Будет очень жаль, если я вас всех поубиваю.
        Рабы что-то залопотали между собой, также неспособные понять его, как и он них.
        - Отзови их, Кидар, - приказала Садира, опуская одну руку в карман платья, а ладонь другой направляя к земле, чтобы собрать энергию для заклинания. - Иначе мы убъем их всех и тебя впридачу.
        Кидар прошипел что-то рабам на их языке, и те бросились вперед. Восемь устремилось к мулу, а остальные четверо повернулись и в обход направились к Садире. Волшебница увидела, как Рикус махнул своим, позаимствованным у Ниивы, топором и опустил его плоской стороной на череп человека, державшего в руке меч. Раб без сознания рухнул на землю, а мул, продолжая движение, обрубил рукоятки двух обсидиановых топоров своим стальным лезвием. Одновременно он со страшной силой ударил ногой в грудь третьего обладателя топора, послав того кувыркаться по земле, но потом вся свора насела на него.
        Проскользнув мимо Рикуса четверка рабов напала на Садиру. Та вытащила руку с горстью песка из кармана и широко махнула ей в воздухе, проговорив заклинание. Завораживающий золотой свет вспыхнул на песчинках, приковав к себе взгляды троих мужчин. Когда песчинки упали на землю, все трое упали и мгновенно заснули.
        Выругавшись на языке Ур Дракса, который Садира не понимала, четвертый, который оказался халфлингом, ударил своей деревянной дубиной сверху вниз, коварный удар, нацеленный в голову. Волшебница слегка отклонилась в сторону, пропуская удар перед собой, и скользнула вперед, в атаку, блокировав запястье, в точности так, как она делала тысячи раз, тренируясь с Рикусом. Затем, обвив рукой руку врага, она направила его локоть в свое колено, которым она ударила в сгиб локтя. Локоть сломался с громким треском, и рука раба раскрылась. Садира подхватила его дубину, пока он падал, и одновременно ударила концом локтя в вопящее горло халфлинга. Тот откатился в сторону, стараясь вздохнуть, и волшебница посмотрела на своего мужа.
        Садира едва увидела Рикуса за вихрем летающих вокруг него дубинок, однако мул похоже был невредим, защищаясь и нападая, при этом он старался не убивать своих врагов. Трое из восьми лежали на земле без сознания, но и без тяжелых ранений. Садира увидела, как один из воинов покачнулся, как-то неудачно открылся и в тот же момент рукоятка топора сверкнула около его подбородка, сбивая его с ног. Раб потряс головой и начал вставать.
        - Ты не должен быть так осторожен! - крикнула Садира.
        Она ударила концом своей дубинки человека в висок. Глаза того закатились, а волшебница заторопилась помочь мужу. Может она и не хотела убивать напавших на них рабов, но церемониться с ними тоже не собиралась. Сначала она ударила одного из них по затылку, сломав об его крепкий череп дубинку, потом обломанным концом ткнула в спину другого. Этот опустился на колени, парализованный болью и даже не способный кричать.
        Волна замораживающего кости холода обрушилась на запястье Садиры. Она взглянула вниз, и увидела черную тень, схватившую ее за руку, потом услышала голос Кидара.
        - Тогда я забираю тебя в Черноту, - сказал он. - Идем.
        Садира повернулась к полутени и вцепилась пальцами ему в глаза. Ее ногти глубоко вошли в зрачки и Кидар закричал, но не отпустил ее. Темное холодное пятно переползло на ее локоть, и уже невозможно было сказать, где заканчивается его рука и начинается ее. Волшебница размахнулась опять и почувствовала, как другая холодная рука вцепилась ей в плечо. Она оглянулась и увидела как один из халфлингов, тот, который был разделен попалам, схватил ее. Ужасающий холод пополз в ее торс.
        - Рикус! - крикнула она.
        Однако у ее мужа были свои проблемы. Хотя последние двое рабов уже валялись без сознания на земле, третья полутень прыгнула ему на спину. Рикус крутился как сумашедший, пытаясь сбросить напавшего на него врага. Руки и ноги халфлинга дико тряслись, но он и мул остались соединенными в области торса.
        Тогда она вспомнила описание Рикуса его битвы с Умброй. Даже с Карой мулу не удавалось победить теневого гиганта, пока он не погасил свой факел. Слабость народа Кидара, как она понимала это: тень не бывает без света.
        Садира повернула ладонь к земле, готовясь применить заклинание темноты. Она почувствовала, как энергия потекла ей в руку - но потом знакомое покалывание внезапно исчезло, когда оно достигло темного пятна на ее плече.
        Полутень, схватившая ее, внезапно вскрикнула от боли, отпустила ее плечо и упала на землю. Халфлинг выглядел так, как будто в его тело попала молния и разорвала его на куски, и только черные завитки дыма еще поднимались в воздух из того места, где только что был его силуэт.
        Вначала Садира ничего не поняла, но потом сообразила, что случилось. Народ тени не имел своей жизненной силы; они существовали только как силуэты, означающие отсутствие энергии - обычно в форме света. Так что прямой контакт с мистической силой - одной из наиболее могучих форм энергии - испепелял их.
        Садира опять повернула руку к земле. Уже вся спина Рикуса стала черной, пятно распростанилось на его торс и вниз, на бедра.
        - Убирайся, Кидар! - прошипела волшебница, вливая побольше магии в свое тело.
        - Зачем? Чтобы ты спасла Рикуса? - оскалился тот. - Ты может и сбежишь, но твой муж пойдет с нами.
        - Нет! - Садира бросилась вперед.
        Она ударила ладонью по пятну, покрывавшему Рикуса. Халфлинг даже не вскрикнул. Его тело взорвалось, превратилось в черный пар, разбросав его руки и ноги, по прежнему материальные, во всех направлениях. Взрыв подбросил Садиру в воздух, потом она услышала громкий треск, это ее затылок ударился о булыжную мостовую. Перед глазами все заколебалось, в ушах раздался страшный звон. Тем не менее волшебница, шатаясь, стала подниматься, сражаясь с темным покрывалом забвения, угрожавшим опуститься на нее.
        - Замечательно, - сказал Кидар. Он потянулся через тело Садиры и схватил ее свободную руку. - Тогда мы заберем тебя вместо Рикуса.
        Садира повернула ладонь к земле. Тень уже поглотила ее руку вплоть до запястья. Она начала тянуть энергию, пытаясь призвать больше магии. Увы, она не вытянула ничего, кроме холода, заморозившего даже ее кости.
        - Не бойся, - прошипел Кидар, вонзив взгляд своих синих глаз прямо в ее глаза. - Ты быстро привыкнешь к холоду.
        - Не думаю, - сказал Рикус, внезапно появляясь за спиной халфлинга.
        Мул упер свои руки в обе стороны головы халфлинга, потом своими огромными ладонями надавил на уши. Глаза халфлинга вылезли из глазниц, а затем с громким треском его череп лопнул. Чернота перестала течь из его рук-теней.
        Рикус отошел на шаг, оторвав голову от тела. Чернота последовала за головой, сползя с тела Садиры как мягкий шелк. Мул небрежно отбросил голову Кидара в сторону.
        - Теперь мы по меньшей мере знаем, что не опаздываем, - сказал Рикус.
        Садира потерла синяк, появившийся на том месте, где ее затылок ударился о булыжники. - Почему?
        - Они никогда не напали бы на нас, если бы не были уверены, что мы можем остановить Тихиана, - ответил мул. Он помог ей подняться на ноги и двинулся вниз по улице. - Постараемся не разочаровать их. И мы должны понять, почему они так нас боятся.

***

        Обжигающая волна боли прошла через змеиное тело Тихиана. Она прокатилась через все завитки его тела, не оставив ни одного нетронутого уголка. Концы его чешуек поднялись в воздух и затрепетали, потом неестественно перегнулись по направления к его голове. Сражаясь за то, чтобы не уронить Черную Линзу, король стиснул зубы и подождал, пока спазм боли прошел.
        Он был в святилище Дракона, замечательной роще с тысячами экзотических деревьев. Там были высокие ели с красными иголками, длинными как кинжалы, приземистые пальмы, на верхушке которых росли усеянные колючками ветви, и величественные незнакомые деревья с густыми кронами, белыми как облака.
        Пол святилища покрывал ковер из голубого мха, украшенный через неравномерные интервалы цветущим кустом или изгородью из разноцветных листьев. Неестественное спокойствие царило в этом месте, не было даже ветра, и король не слышал крика ни единой птицы, насекомого или вообще любого живого существа.
        Не останавливайся! - визгливый голос Сача разорвал мистическую тишину. - Мы почти у цели.
        Немного впереди из молчаливого леса выбегали две тропинки и объединялись, образуя круглую плошадь из полированной яшмы. В центре площади в черном, блестящем бассейне плавала в воздухе мрачная сфера. Шар трясся как сумашедший и крутился сразу во всех направлвниях. Потоки черной энергии выходили из него в бассейн, затем волна выплескивалась наружу и бурлящим ручьем текла в Черную Линзу.
        - Ползи, червяк! - скомандовал Сач. - Используй Путь.
        Тихиан послушно закрыл глаза и представил, как кольца его змеиного тела развились и он медленно вытянулся вперед. Он не почувствовал никакого всплеска энергии от Черной Линзы, но тело медленно вытянулось, используя энергию, накопленную раньше. Как только его голова оказалась слегка ближе к бассейну, король приказал мышцам сжаться, подтягивая тело поближе к сфере.
        Продвижение шло медленно и с муками, так как Тихиан должен был пользоваться Путем каждый раз, когда надо было вытянуться вперед. Чешуйки на его брюхе не хотели лежать ровно и отрывались как раз, когда он тащил себя вперед. Боль, обжигаюшая его тело, становилсь тем сильнее, чем ближе он подползал к тюрьме Раджаата, и наконец он почувствовал себя так, как будто горит в пламени огромного костра.
        Когда он, наконец, оказался на краю площади, Черная Линза стала багровой. Черный столб энергии перестал подниматься с ее стеклянной поверхности. Зато черные струйки дыма начали подниматься от чешуек короля, стремясь в яму впереди. Жар кипящей крови наполнил тело Тихиана и он закричал.
        - Ползи! - заорал Сач. - Черная Линза вытягивает энергию из заклинания, закрывающего тюрьму. Коснись ей Черноты, и Раджаат освободиться!
        Тихиан пополз вперед и перевалился через край бассейна. Он опустил руку и его пальцы ощутили леденящий холод Черноты. Тело короля полыхнуло багровой вспышкой и страшная боль пронзила Тихиана. Он так сильно сжал зубы, что некоторые из них сломались, а мышцы с такой силой обвились вокруг костей, что он испугался, что сейчас сломаются и все его кости.
        Черная сфера треснула, клубы холодной тьмы брызнули из нее во всех направлениях. Синяя, бурлящая струя хлынула в лицо Тихиана.

***

        Из под защищающей тени изукрашенного свода туннеля Садира смотрела вперед, над плечом Рикуса. В пятидесяти ярдах впереди путь перегораживала гранитная стена, хотя, по видимому, было бы не правильно сказать, что бульвар кончался здесь. Булыжная мостовая добегала до самого подножия укрепления, и проходила под врезанной в нее аркой, как если бы улица продолжалась по ту сторону стены.
        Перед аркой стояли четыре короля-волшебника, их взгляды ощупывали каменные блоки, закрывавшие им дорогу. Пока Садира и Рикус смотрели на них, Андропинис слетел с верхушки стены. Он покачал головой и сказал остальным что-то, что она не расслышала, но Садира догадалась, что он объяснил им, почему не смог перелететь через стену. Это, похоже, разозлило Хаману, и из его руки вылетел золотой поток света, ударивший в камни под аркой. Луч ударил и отлетел обратно к монархам, наполнив улицу пылающими желтыми искрами, которые съедали камни, как тряпки.
        Когда Хаману, наконец, разочарованно опустил руку, Садира увидела, что заклинание не оставило на арке ни малейшего следа.
        - Борс запечатал ее даже против них, - прошептала Садира. - Полностью, наверное, он не доверял даже королям-волшебникам.
        - Или никогда не думал, что им понадобиться войти внутрь без его помощи, - предположил Рикус.
        - Возможно. Но если пять королей-волшебников не могут войти внутрь, как сумел пролезть Тихиан?
        - Тем же путем, которым он и я пересекли лавовое море - с помощью Кидара, - ответил Рикус. - Как ты думаешь, ты могла бы перенести нас туда?
        - Возможно, когда солнце...
        Грохот отдаленного взрыва прервал Садиру. Он пришел откуда то издали, из-за арки, и судя по его силе, это был что-то чудовищное. По гранитной стене побежали трещины, а зетем весь бастион взорвался с оглушающим грохотом. Короли-волшебники исчезли в вихре летяших валунов и поднявшийся пыли.
        Садира схватила Рикуса. Но прежде, чем они сумели повернуться и сбежать, страшная ударная волна бросила их на землю. Свод над ними затрясся. Стены заходили ходуном и арка рухнула на улицу за их спинами. Садира охватила голову руками, и свернулась в клубок, стараясь защитить себя от дюжин осколков камней, обрушившихся на нее сверху. Когда, наконец, каменный душ прекратился, она обнаружила себя живой, но задыхающейся под толстым слоем каменной пыли.
        Сильная рука Рикуса схватила ее за руку и потащила наружу. - Ты не ранена?
        - Я в порядке, - слабо сказала Садира, давая возможность мулу поставить ее на ноги.
        Волшебница увидела, что они окружены кучами обломков арки. Они избежали серьезных ран только потому, что стояли перед аркой, когда взрыв обрушил ее стены.
        А на другом конце улицы, похоже, королям-волшебником так не повезло. Стена, которую они пытались пересечь, превратилась в гору щебня. Садира не видела ни малейшего следа из врагов, похоже, что их всех завалило.
        - Клянусь Ралом, - выругался Рикус. - Это еще что?
        Мул указал рукой поверх верхушки новорожденного холма. Довольно далеко за ним в воздух поднимался столб синей воды. Какое-то мгновение искристая колонна стояла неподвижно, ее белая, пенистая вершина была отчетливо видна над обломками стены. Потом, набрав побольше силы, серебрящаяся колонна выстрелила в бурлящий пепельно-красный вихрь, закрывавший небо. Одним могучим ударом она пробила багровые облака, прогнала пепел с неба и над миром забушевал лазоревый шторм.
        Глава Восемнадцатая Лазоревый Шторм

        Тихиан открыл глаза бирюзовому, зеленовато-голубому рассвету. Он несколько раз мигнул, пытаясь очистить зрение, но цвет небосклона не изменился. По нему бежали лучи лазурного цвета, а толстые голубые облака неторопливо плыли высоко над головой.
        Король сел и взглянул на восток. Он не узнал светящейся сферы, низко повисшей над горизонтом. Шар напоминал, скорее, гигантский сапфир, снаружи покрытый сверкающими синими треугольниками, но глубоко внутри его горел лазоревый огонь.
        Тихиан изумленно уставился на гигантский сапфир, пока его глаза не заболели и он осознал, что может ослепнуть, если будет смотреть слишком долго. Он заставил себя отвести взгляд и обнаружил, что лес вокруг него безжалостно уничтожен. Все деревья лежали на земле, их верхушки были направлены от центра рощи, а на поваленных стволах не было веток. Вдали не было видно даже следа огромной стены, окружавшей святолище, или величественных зданий, стоявших вокруг него.
        Когда король огляделся, то понял, что он сидит на той же маленькой площади, где он нашел тюрьму Раджаата. Черная Линза лежала рядом, на расколотых булыхниках около его ног, темная и холодная. Тихиан вспомнил, что он обвил ее своим змеиным хвостом, когда Чернота вышла из клетки, схватился лапами за землю и призвал всю энергию линзы, чтобы спасти себя от взрыва. Это усилие оказалось слищком велико для его старого тела, и он потерял сознание, когда шторм начал стихать.
        По другую сторону от Черной Линзы лежал бассейн, в котором раньше находилась тюрьма Раджаата. Сейчас он был наполнен бурлящей, ужасно-пахнущей жидкостью, черной, как обсидиан. В центре из жидкости торчали желтоватые кости руки. Их изогнутые концы выглядели скорее похожими на когти, чем на пальцы, они были слегка изогнуты и заканчивались острыми кончиками.
        - Чего ты ждещь? - проворчал знакомый голос.
        Тихиан взглянул через плечо и увидел Сача, летящего к нему. Голове серьезно досталось, глубокие раны шли через ее волосы, нос был разбит и желтые царапины покрывали все лицо.
        - Вытащи его! - скомандовал Сач.
        Тихиан лег на край бассейна и протянул руку над кипяшим черным супом. Он ухватился за голые кости руки и попытался вытянуть всю штуку наружу, но сумел только подтянуть себя поближе к жидкости. Король отпустил руку - тут же зашипел от боли, когда рука запустила свои заостренные когти в его ладонь. Его потащило вперед, пока его плечи и голова не нависли над черной слизью.
        Тихиан ухватился пальцами второй руки за расколотый камень мостовой и удержался от смертельного падения в бассейн. Остановив сползание, он напрягся и медленно выволок себя на площадь. Как только он прочно устроился на земле, он потянул свою руку к себе. Из черной слизи появилась рука, потом плечо и, наконец, голова.
        У скелета был плоский, сильно вытянутый череп с острым костяным гребнем. Под его огромным скошенным лбом находились пустые глазницы, из глубины которых лился синий, мерцающий свет. Клубы белого тумана поднимались из полости носа. Вместо зубов в его массивных челюстях торчали изогнутые желтые иголки, а белые, неровные кости образовывали длинный, выдающийся вперед подбородок.
        - Раджаат? - выдохнул Тихиан.
        - А кто еще? - ответил Сач.
        Раджаат вонзил когти своей свободной руки в камень. Он вырвал из бассейна свою вторую руку и вонзил ее по другую сторону от короля, после чего начал переваливаться через край бассейна. Тихиан заверещал и на четвереньках отбежал от края бассейна, едва успев спастись, так как Раджаат, не обращая на него внимания, уже лез из черного бассейна. Древний волшебник был высок, как эльф, и был попросту скелетом, без единого кусочка мяса, со сгорбленными плечами, длинными,тонкими руками и желтыми ногами, кривыми и толстыми.
        Глаза существа на мгновение впились в лицо Тихиана, потом скольнули по голым стволам деревьев, лежащих вокруг маленькой площади и наконец вернулись к Черной Линзе. Раджаат глядел на черный шар несколько долгих секунд, потом взглянул в небо. Челюсти без плоти раскрылись, скелет улыбнулся страшной пародией на улыбку, потом Раджаат открыл рот пошире.
        - Свободен! - проревел он, его голос заметался над святилищем как раскаты грома. Клубы синего тумана поднялись из его рта, сконденсировались в крошечные капельки и дождем пролились на землю. - Пускай предатели трепещут и воют! Я вернулся, моя месть будет кровавой, а они будут молить меня о быстрой смерти!
        Пока Раджаат говорил, странная дрожь пробежала по его изогнутым ногам, перекинулась на ребра, руки и остальные кости. Под взглядом потрясенного Тихиана он стал ростом с великаныша.
        Король собрался с духом, выпрямился и вышел вперед. Он остановился перед Раджаатом и вежливо поклонился. - Я Тихиан, - сказал он, не глядя вверх. - Я открыл вашу тюрьму.
        Раджаат переступил через голову короля, не отвечая. Черная жидкость выметнулась из бассейна и потекла за ним следом, как тень. Тихиан отпрыгнул назад, не желая даже коснуться ужасно-пахнущей слизи, потом повернулся и собрался потребовать свою награду.
        - Подожди, - посоветовал Сач, изумленно глядя на Раджаата.
        Древний волшебник уже стал минимум на две головы выше любого великаныша. Хотя его тело было не более, чем скелет, жидкость, которая стала его тенью, изображала силуэт вполне человеческой фигуры, полной мяса и очень могучего сложения.
        Пока Тихиан смотрел на него, Раджаат протянул руку к небу, как если бы хватая что-то. Далеко вверху, бирюзовое облако исчезло из виду, потом вновь появилось в его руке. Древний волшебник заработал обеими руками, разминая его во что-то, напоминающее тесто для выпечки хлеба, потом вытянул его тонким слоем. Удовлетворившись полученным материалом, он нагнулся и приложил его к своей ноге. Туманный материал облепил его кости как плоть.
        Челюсть Сача отвисла. - Он изменился. - Усмешка понимания искривила губы головы, и Сач, ликуя, сказал, - На этот раз он победит. Атхас вернется в Синюю Эру.
        Еще одна волна дрожи прошла по желтым костям Раджаата, и он стал высотой с корабельную мачту. Древний волшебник сделал насколько шагов, встав под другим облаком, потом потянулся и стащил его с неба. Он начал работать над ним, как и над первым, изготовляя другую часть кожи.
        Позади Раджаата, там, где проползла его тень, земля становилась пористой и белой. Потом, спустя считанные мгновения, круги самых разных цветов - розовые, сапфировые, оранжевые, ярко-зеленые и многие другие - появлялись на поверхности, поднимаясь из глубин камня. В центре этих переливающихся кругов появлялись круглые темные точки, похожие на семена каких-то странных растений.
        Раджаат продолжал ходить по святилищу, собирая облако за облаком с неба и используя их для того, чтобы прикрыть свой скелет. Вскоре он стал высотой с гиганта, но не было никаких признаков того, что он собирается увеличиваться снова.
        Тихиан дождался, пока спина древнего волшебника оказалась рядом с ним, и храбро выступил вперед, собираясь представиться. Одновременно он опустил ладонь к земле, набирая энергию для заклинания, которое усилит его голос. Но прежде, чем король начал выкачивать энергию, Раджаат взглянул вниз и рассерженно загрохотал, - Нет! Только не здесь! - Древний волшебник махнул своей огромной рукой в сторону странных каменных растений, которые появлялись из его тени. - Никогда в Синих Землях.
        Тихиан закрыл ладонь, довольный, что привлек внимание Рджаата. - Я Тихиан, Король Тира.
        - Я знаю, кто ты, - раздраженно ответил волшебник. Он отвернулся от Тихиана, выхватил с неба новое облако и стал его обрабатывать, больше не обращая на короля никакого внимания.
        - Тогда вы, конечно, помните о обещаниях, которые были сделаны мне от вашего имени? - вежливо спросил Тихиан.
        Раджаат уставил на короля взор своих странных глаз, напоминающих по форме бриллиант, и не сказал ничего. Еще одна серия конвульсий прошла через его тело, и он стал даже больше.
        - Могу ли я ожидать, что вы выполните свои обещания? - спросил Тихиан.
        - Если ты желаешь служить мне, тебе придется научиться терпению, - сказал Раджаат, уходя.
        - Служить ему! - тихонько прошипел Тихиан. Он повернулся к Сачу. - Это не было частью нашей сделки.
        Раджаат поразил короля, повернувшись к нему. - Так ты не желаешь мне служить? - спросил он и злой свет зажегся в его глазах.
        - Я хочу того, что мне обещали, - сказал Тихиан, нервно сглатывая. - Силу бессмертного короля-волшебника.
        Свет в глазах Раджаата замигал ярче. - Со временем, - пообещал он.
        Волшебник поднял сжатый кулак над головой Тихиана. Король взглянул наверх и увидел, как кулак разжался. Каскад соленой воды, хлынувший вниз из гигантской ладони, ударил его с такой силой, что сбил его с ног. Потоп не останавливался долго-долго, пока Тихиан не почувствовал, что бурлящая масса воды не поднимается вместе с ним.

***

        Садира выглядывала из переплетения плавающих стволов деревьев, изучая вырисовывающуюся впереди фигуру, которая, по всей видимости, была Раджаатом. Он был по меньшей мере вдвое выше любого гиганта, с короной из сталкивающихся молний вокруг его головы. Постоянные раскаты грома вылетали из его клыкастого рта, а когда он выдыхал, из его ноздрей поднималась волна синего тумана, которая тут же проливалась дождем на землю. Все его тело было закутано в бирюзовые облака, а потоки соленой воды лились из кончиков его длинных, тонких рук. Даже его тень была частью этого урагана, заставляя воду клокотать и бурлить.
        - И каким образом мы собираемся убить его? - спросил Рикус, возникая рядом с Садирой. - Да это ходячий шторм.
        Волшебница потрясла головой. - Не знаю, но нам лучше придумать что-нибудь, и побыстрее, - сказала она. - Вода не собирается спадать.
        Прикрываясь поваленными стволами деревьев, Садира и мул пошли вброд через мелкое озеро, которое еще недавно было обширной рощей. В озере уже плавали рыбы и странные, суетливые создания, отдаленно напоминавшие скорпионов. Волшебница шла первой, толкая перед собой огромный ствол странного дерева, ее черная кожа и магическая сила вернулись к ней вместе с удивительным голубым восходом. Мул шел сзади, стараясь не замочить свой топор и, одновременно, не высовываться из-под скрывающего их ствола. Сверкающие вихри зеленого и красного света крутились по лезвию топора, результат магического заклинания. Садира надеялась, что оно будет эффективным и против закутанного в облака тела Раджаата.
        - Тихиан, - сказал Рикус.
        Мул указал на переплетение стволов, которое находилось в пятидесяти шагах от них, поваленные деревья торчали из него во все стороны. В центре этой кучи сидел король, скрестив ноги на верхушке Черной Линзы. Черный шар казался странно темным и безжизненным, только единственный синий язычок света мерцал в его загадочной глубине. Рядом с Тихианом порхал Сач. Оба, король и голова без тела, смотрели на Раджаата и, похоже, не видели ни Садиры ни Рикуса.
        Садира толкнула свое бревно в направлении Тихиана, заодно отогнав прочь стаю рыб с квадратными головами и шевелящимися щупальцами. - Сначала возьмем линзу.
        - Хорошая мысль. Это выведет Тихиана из игры, - сказал Рикус. - А потом?
        - Попробую огонь, - ответила Садира.
        - Это имеет смысл, учитывая из чего сделал Раджаат, - согласился Рикус. - Тем не менее, я начинаю хотеть, чтобы короли-волшебники сделали это вместо нас.
        - Поосторожнее со своими желаниями, - сказала Садира. - Такая ерунда, как быть замурованным под рухнувшей стеной, не убъет ни одного короля-волшебника.
        Рикус нахмурился. - Надеюсь, что это правда, - сказал он. - Может быть стоит подождать и дать им напасть первыми?
        - И дать им возможность послать Раджаата обратно в тюрьму и создать нового Дракона, чтобы держать его там? - съехидничала Садира. - Нет уж, рискнем и нападем на него сами.
        Рикус неохотно кивнул, и они двинулись в сторону Тихиана, не говоря ни слова. Когда пара приблизилась, они увидели, что стволы вокруг короля покрыты плотной коричневой коркой из минералов и ракушек. Сарира выругалась про себя. Они уже видели некоторые места на озере, где стволы деревьев были покрыты такой коркой. Такие места, обычно, окружали заросли поднимающихся со дна каменных кустов, ярко окрашенных растений, которые по форме напоминали пальцы, были тверды, как камень и остры, как обсидиан.
        Садира услышала негромкий треск, когда ее дерево врезалось в один из этих подводных кустов. Она и Рикус немедленно пригнулись, смотря из переплетения веток, как Тихиан и Сач шарят глазами вокруг.
        Наконец голос Тихиана донесся через разделяющую их воду до ушей Садиры. - Никого, наверно просто плавающее бревно, - сказал король и опять уставился на Раджаата.
        Садира жестом показала Рикусу быть наготове, потом оторвала щепку от своего бревна и положила на свою раскрытую ладонь. Когда она прошептала слог мистического заклинания, маленькая щепочка выплыла из ее руки, увеличившись до размера боевого копья. Красный дым поднимался в воздух по всей его длине, а с конца били в воздух алые искры. Волшебница подняла пальцы на уровень головы Тихиана и копье рванулось вперед.
        Копье едва успело вылететь из переплетения ветвей, как голова Раджаата повернулась в его сторону. Синяя искра мелькнула в его глазах, когда он заметил летящее оружие, затем он вытянул к нему палец. Огромная голова рыбы с жукообразными глазами вынырнула из-под воды и схватила рукоятку копья в полете. Копье взорвалось во рту монстра, раздробив его голову на тысячу мельчайших частей.
        - Тихиан мой слуга, - прогрохотал древний волшебник. - Только я могу уничтожить его.
        Раджаат одним шагом преодолел две сотни ярдов воды и оказался прямо перед Рикусом и Садирой.
        - Рикус, давай! - Одновременно со словами Садира сунула руку в карман ее мокрого плаща.
        Рикус шагнул вперед и ударил своим топором по каменному кусту. Заколдованное лезвие отправило огромный водяной гейзер прямо в небо, а на верхушке ограды из каменных кустов появилась огромная выемка.
        Тихиан спрыгнул с Черной Линзы и исчез в переплетении поваленных деревьев.
        Садира вытащила из кармана шарик из воска и серы и бросила его в Раджаата, выкрикнув заклинание. Маленький желтый шарик превратился огромный огненный шар. Он ударился в лицо Раджаата и охватил всю его голову - и тут же начал сдуваться, как только соприкаснулся с облаками, служившими кожей древнему волшебнику. Еще мгновение - и огненный шар умер, сумев поднять только струйку пара.
        Раджаат протянул к Садире свою когтистую руку.
        Рикус отпрыгнул он подводной изгороди и вонзил свой топор в его туманное запястье. Сталь прошла через руку не повредив ее, не было гейзеров пара, ни фонтанов облаков, ничего, что могло бы сказать, что магия Садиры работает. Фактически, лезвие топора вышло наружу чистое и блестящее, все заклинания просто развеялись.
        Садира попыталась нырнуть в озеро, но пальцы Раджаата успели схватить ее прежде, чем она ушла под воду.Огромная рука на ощупь оказалась мокрой и мягкой, но несокрушима, как ее собственная черная плоть. Древний волшебник поднес ее к своим собственным глазам и внимательно осмотрел.
        С той высокой точки, на которую Раджаат поднял ее, Садира могла видеть большую часть Ур Дракса. Это был замечательный город, наполненный лесами и величественными зданиями, с широкой полосой разрушения, исходившей из мертвых вод озера Раджаата.
        - Глупая полукровка, - прошипел древний волшебник, обливая ее потоками холодного дождя. - Ты действительно думала, что моя собственная магия может повредить мне?
        Он сжал руку, тело Садиры чуть не взорвалось от боли. Она уперлась обеими руками в его ладонь. Это было все, что она могла сделать, чтобы спасти свои ребра. Но как бы сильны не были ее мышцы, Раджаат был намного сильнее.
        Садира взглянула вниз и далеко внизу увидела Рикуса, стоявшего в воде. Мул, как сумашедший, безуспешно рубил своим топором ногу схватившего ее волшебника.
        Это было все равно, как рубить дым: топор, проходя через ногу, даже не оставлял завихрения на ее облачной поверхности. Она попыталась крикнуть ему, чтобы он бежал, но не смогла расширить грудь настолько, чтобы вдохнуть воздуха.
        Раджаат еще несколько мгновений продолжал сжимать ее, разряды молний плясали в его похожих на бриллианты глазах. Потом, когда мышцы Садиры задрожали от усталости, он внезапно ослабил свою хватку, отвернулся от волшебницы и пристально взглянул вниз, на озеро. Стая из пяти огромных рыб проскользнула через выемку, которую Рикус сделал в подводной изгороди, и поплыла прямо к Черной Линзе.
        Раджаат усмехнулся и голосом, настолько тихим, что Садира с трудом расслышала его, прошептал, - Наконец-то предатели явились!
        Волшебница почувствовала, как рука Раджаата напряглась и поняла, что сейчас он выбросит ее. Она обеими руками закопалась в облачную плоть волшебника, и в то же мгновение Раджаат швырнул ее по направлению к Черной Линзе.
        Клочек бирюзового облака остался в руке Садиры. Когда она выговорила один единственный слог, клочек раширился, остановив ее падение с высоты груди Раджаата. Древний волшебник, занятый совсем другим, рассеянно махнул рукой, посылая ее облако прочь на невидимом слое воздуха, а затем сосредоточился на воде, вытекающей из его кулака. Молнии вокруг его головы заплясали, как сумашедшие, раздался громкий, оглущающий треск.
        Садира взглянула через край своей воздушной подушки и увидела Короля Теса, встающего из воды, на его спине лежала, едва не падая, Черная Линза. Он повернулся к Раджаату и уставился ему в глаза, из его клюва полились какие-то странные звуки. Рядом с ним вода бурлила вокруг Нибеная и Хаману, так как они набирали энергию для заклинаний, вокруг них на огромной площади каменные кусты обесцвечивались и завядали.
        Оба и Андропинис стояли рядом, пристально глядя в линзу, как если бы они собирались использовать Путь.
        Тихиан и Сач выбрались из своего укрытия и бросились к Черной Линзе. Рикус, который с остервенением рубил лодыжку древнего волшебника пока Садира не освободилась, отпрыгнул от Раджаата и бросился наперерез королю.
        - Рикус, нет! - Садира сунула руку в карман плаща.
        Судя по тому, как Раджаат отреагировал, когда он увидел королей-волшебников, волшебница подозревала, что он нападет на "предателей" прежде, чем они сумеют выполнить свой план. Она не хотела, чтобы Рикус находился рядом с Черной Линзой в этот момент.
        Корона вокруг головы древнего волшебника внезапно затихла. Взгляд Раджаата стал пустым, бессмысленным, а в его похожих на бриллианты глазах забушевала настоящая буря из сапфирового каменного града.
        Садира сжала грудную чешуйку каменной ящерицы, протянула руку к Рикусу и выкрикнула заклинание. Сверкаюшее полотно защитного щита появилось над всей областью, окружавшей его.
        Два потока дымящихся градин вылетели из глаз Раджаата. С оглушающим ревом они ударились о щит волшебницы и отлетели далеко в сторону. Упав в озеро в сотнях ярдов от щита, они взорвались, подняв высоко в воздух фонтаны кипящей воды.
        Когда шторм утих, глаза Раджаата аж побелели от ярости. Он поднял ногу в воздух и шагнул к Садире, молнии с его короны без перерыва били вниз.
        Хаману и Нибенай указали пальцем на Черную Линзу и хором выкрикнули слога заклинания. Тонкие потоки абсолютной темноты ударили из их пальцев по направлению к шару. Потоки выходили с другой стороны уже полноводной рекой, которая обрушилась на Раджаата, затянув в свои воды Рикуса и Тихиана, оказавшихся на ее пути.
        Оба и Андропинис напали следующими. Стоя рядом друг с другом, они начали двигать руки в пустом воздухе между собой, как если бы уминали что-то. Их взгляд был сосредоточен на абсолютной тьме, поглотившей Раджаата, и скоро темная масса стала походить на шар. Когда сфера стала абсолютно круглой, два волшебника подошли поближе друг к другу. Черный шар, содержащий внутри себя Раджаата, стал уменьшаться.
        Садира не почувствовала ни малейшего облегчения. План королей-волшебников оказался очень эффективным, а ее вмешательство, с целью спасти Рикуса, на деле спасло их от контратаки Раджаата, которая могла похоронить их всех. Тем не менее было ясно, что древний волшебник предвидел их появление, более того - желал его. Учитывая это казалось крайне странным, что он опирался на одно-единственное заклинание, чтобы остановить их, и что это заклинание, после которого его схватили, не смогло пробить ее щит.
        Битва, подозревала волшебница, далека от окончания. Тем не менее она узнала кое-что исключительно важное. Черная Линза вовсе не была только орудием Мастеров Пути. Короли-волшебники использовали ее, чтобы увеличить силу своих заклинаний в сотни, тысячи раз. К сожалению Садира выучила и то, что ее собственная магия почти не оказывает никакого действия на Раджаата, и она не верила, что линза изменит это. Но она знала кое-кого, кто способен использовать этот странный черный шар с очень хорошим эффектом.
        Садира глубоко вдохнула, повернулась и тихонько проборматала заклинание. Когда она выдохнула, ее облако начало двигаться, как если бы задул сильный ветер. Волшебница сжала руку в кулак и уперлась кулаком в бок. Летающая подушка послушно полетела к Черной Линзе. Не сводя глаз с королей-волшебников, Садира спустилась пониже и медленно закружила над областью.
        Нибенай поднял руку, приветствуя ее и предлагая опуститься на землю. - Ты здорово помогла нам, - сказал он. - Теперь ты можешь не бояться нас.
        Садира не стала опускаться ниже. Посмотрев на него и на Хаману, она спросила, - А что с Рикусом?
        - Он там, с Узурпатором и Раджаатом, - сказал Хаману, указывая на черную сферу. Оба и Андрипинис уже успели сжать шар так, что он был не больше, чем маленький гигант.
        Садира попыталась не испугаться. Она уже возвращала людей из Черноты раньше, и не видела никаких причин, почему бы ей не сделать это опять.
        Ее надежда, наверно, отразилась на ее лице.
        - Не надейся, что твоя сила может вернуть твоего мужа назад, - сказал Нибенай. - Он ниже Черноты, а не часть ее.
        - А какая разница? - спросила Садира.
        - Чернота - это тень. Она показывает, что чего-то нет, - объяснил Хаману. - Но ниже Черноты лежит Дыра, где нет абсолютно ничего: ни будущего, ни настоящего или прошлого, ни даже Серости. Там есть только пустота - и ничего, кроме пустоты.
        - Ну, теперь спускайся, как я уже предлагал тебе, - скомандовал Нибенай слегка раздраженным голосом. - Будет лучше для тебя и для нас, если мы заключим договор.
        Делая вид, что она принимает предложение королей-волшебников, Садира подлетела поближе к черному шару, как бы для того, чтобы взглянуть последний раз на своего мужа. Она направила свои руки так, чтобы облако спустилось пониже, и медленно пролетела над Черной Линзой и над новой тюрьмой Раджаата. Когда она не нашла ничего, кроме белых, безжизненных каменных кустов, которые осквернили Хаману и Нибенай, волшебница разочарованно отвернула в сторону.
        И именно в этот момент она заметила черную тень, плывущую под водой позади Андропониса. Хотя она и была размером с эльфа, ее силуэт напоминал по форме Раджаата. Тень скользила низко, почти по дну оскверненного озера, так что заметить ее мог только тот, кто находился прямо над ней.
        Пока Раджаат сидел в своей тюрьме, он научился новому трюку. Короли-волшебники сосредоточились на том, чтобы поймать его тело, а он затаился в своей собственной тени.
        Садира улыбнулась сама себе. Теперь она знала, как сокрушить Раджаата. Все, что она должна была сделать: украсть линзу и вернуться в кратер вместе с ней.
        Нибенай опустил ладонь вниз и осквернил еще больше каменных кустов, собираясь произнести очередное заклинание. Волшебница продолжала лететь, стараясь не смотреть на тень Раджаата. Король-волшебник поднял свою руку и направил ее на Садиру.
        В этот момент тень Раджаата вынырнула из воды и сочащиеся слизью руки схватили Андропониса сзади за горло.
        - Для тебя, вечное наказание, - прошипел Раджаат.
        Андропонис успел только вскрикнуть в тревоге, когда силуэт его древнего хозяина поглотил его. Крик короля-волшебника мгновенно замер, а он него самого не осталось и следа.
        Нибенай поменял свою цель с Садиры на Раджаата, и выпалил свое заклинание. Из его руки вылетела белая, пульсирующая сеть чистой энергии. Она прошла через силуэт древнего волшебника, не причинив тому ни малейшего вреда, но Оба, которая стояла рядом с Андропонисом, когда тот был пойман, должна была пригнуться, чтобы избежать удара. Упустив шанс атаковать своего бывшего хозяина заклинанием или через Путь, она прыгнула в воду и изо всех сил поплыла прочь.
        Раджаат, не обращая внимания на королеву-волшебницу, метнулся к Черной Линзе, которая все еще лежала на спине Короля Теса. Нибенай и Хаману, стоявшие между древним волшебником и линзой, отпрыгнули от него, один собирая энергию для заклинания, а другой наморщив лоб и готовясь напасть на него через Путь.
        Садира сделала круг в воздухе и пристроилась за Раджаатом. Она переместилась на конец своего облака, так чтобы освободить место для Черной Линзы, опустила нос вниз и начала снижаться.
        По другую сторону линзы Чернота перестала сжиматься. - Мне нужна помощь, - крикнул Король Тес, все еще пытаясь удержать линзу направленной на теневую сферу. - Нибенай, Хаману...
        Раджаат встал за ним, сорвав линзу с его спины, - Для тебя, смерть.
        Он резко опустил линзу вниз. Череп Теса разлетелся с громким треском, дурно-пахнувший дым и капли крови разлетелись во все стороны.
        Садира улыбнулась. Она висела в воздухе прямо за Раджаатом. Волшебница надеялась выхватить Черную Линзу из его рук в тот момент, когда облако пройдет через его странное тело. Но даже если, вместо этого, ее маневр приведет к столкновению, все равно у нее есть хороший шанс завладеть Черной Линзой. Ее тело наполнено силой солнца, и удар не повредит ей, во всяком случае она надеялась на это.
        Раджаат повернулся к Нибенаю, держа линзу обеими руками. - Для тебя, тысяча лет мучений.
        Раджаат сделал шаг вперед, к королю-волшебнику, одновременно Садиру приподняла передний край своего облака и уплотнила его. Затем она бросила свое облако вперед прямо на уровне плечей древнего волшебника. На какое-то мгновение она испугалась, что тот увидет ее переферийным зрением, но потом она врезалась в Черную Линзу. Облако вырвало огромный шар из рук Раджаата - и внезапно нырнуло носом вниз под тяжестью дополнительного груза. Садира обнаружила, что ее облако стремительно падает прямо на черную сферу, в которой были заперты Рикус и Тихиан. Сзади нее Раджаат изумленно закричал, а короли-волшебники стали выстреливать свои заклинания. Волшебница едва слышала их, так как была слишком занята, стараясь перекатить Черную Линзу назад, чтобы приподнять нос.
        Когда Садира приблизилась к Черноте, вспышка обжигающей энергии поднялась из глубин Черной Линзы. Разряд синей молнии ударил прямо в ее тело, все мышцы свело. Потрясенная, она уже не могла помешать облаку нырнуть дальше, и то ударилось прямо в мрачную сферу, сотворенную королями-волшебниками.
        Садира увидела темную вспышку. Последовал взрыв, хотя и не такой сильный, как тот, который уничтожил святилище Дракона, так как линза была заряжена только наполовину. Тем не менее, волшебница обнаружила, что она летит через воздух назад. Она упала в мелкое озеро, пролетев несколько ярдов, с Черной Линзой, давящей ей на грудь и вода наполнила ее легкие.
        Глава Девятнадцатая Поток Воды

        Рикус оттолкнулся ногой от берцовой кости огромного скелета и поплыл через бесцветный эфир. Схватив длинные пряди седых волос Тихиана, он используя их, примотал себя к королю. Затем его рука обвила шею короля и он слегка надавил. Тихиан закашлялся, разинул рот, пытаясь вдохнуть воздух, затем безуспещно попробовал своими слабыми пальцами сбросить с себя руку Рикуса. Мул только нажал сильнее.
        Все они, Рикус, Тихаиан и Сач плавали внутри черной сферы вместе с огромным скелетом. Рикус думал, что это Раджаат. Было невозможно определить размер их тюрьмы. Место, кажется, было просто-таки набито желтоватыми костями древнего волшебника, тем не менее Тихиан несколько раз пытался оттолкнуться от руки или ноги скелета и долететь до темных стен. Он никогда не долетал до них, и, когда Рикус схватил его, они по-прежнему были среди костей скелета.
        Боковым зрением Рикус заметил Сача, летящего к его спине из-за бедра скелета. Мул попытался выгнуть торс, но сделал это слишком сильно и повернулся весь, проскочив мимо головы без тела. Более привыкший в сражениям и маневрам в воздухе, Сач воспользовался своим преимуществом и, используя ошибку Рикуса, бросился вперед. Он вонзился зубами в ухо мула и начал тянуть.
        Заорав от боли, Рикус отбросил Тихиана от себя и точным ударом ноги пониже спины отправил короля кувыркаться по направлению к черепу скелета. Затем мул потянулся, схватив Сача за нос одной рукой и за подбородок другой. Одним могучим рывком он разодрал рот головы, причем из нижней челюсти донесся громкий треск, затем напряг колено и размазал Сача по нему. Взгляд Сача стал бессмысленным, затем коричневый, противный дым повалил из его ноздрей и ушей.
        Рикус отпихнул раздавленный череп Сача в сторону, потом повернулся к Тихиану. Король парил около головы скелета, взгляд его темных глаз был направлен на мула. Опасаясь, что Тихиан готовиться напасть на него через Путь, Рикус нырнул под ногу скелета.
        Затем Рикус медленно полез вверх, но тут сверкающие разряды молний заплясали по черным стенам сферы. Его первая мысль была, что это работа Тихиана. Он взглянул вверх, на торс скелета, и обнаружил, что король с неподдельным удивлением уставился на темную оболочку их тюрьмы.
        Сверкающие линии внезапно соединились между собой, образовав потрескивающую сетку чистой энергии. С печальным шипением черная стена исчезла, превратившись в клубы дыма. Ослепляющая синяя вспышка наполнила сферу, потом мул почувствовал, как его выкинуло наружу.
        Рикус, кувыркаясь, летел через воздух так долго, что его глаза заболели и наполнились пятнами. Наконец подъем перешел в спуск, и, на мгновение, он увидел бирюзовые облака и синее солнце над собой. А затем он ударился об воду с такой силой, что почувствовал себя так, как будто он упал на гранитную плиту, а не в неглубокое озеро. Воздух вышел из его легких и он пошел ко дну.
        Рикус ударился о дно, оттолкнулся и выскочил на поверхность. Он кашлял, махал руками и никак не мог откашляться. Тем не менее ему удалось продержать голову над поверхностью воды достаточно долго, чтобы увидеть плавающее бревно, потом он поплыл к нему рваными, неровными гребками.
        Достигнув цели Рикус ухватился руками за ствол дерева и несколько мгновений провесел, освобождая легкие от воды. Все тело болело, суставы ныли от удара от воду, тем не менее вроде бы он ничего не сломал.
        Громкий плеск раздался за спиной Рикуса. Опасаясь магической атаки Тихиана, мул резко повернулся. Больше чем в пятидесяти шагах от него из воды выскочил и взлетел в небо черный шар. На его верхушке сидела чернокожая женщина, ее длинные янтарные волосы вились на ветру. Садира вернула себе Черную Линзу.
        Рикус начал было звать Садиру к себе, но остановился, когда увидел фигуры трех королей-волшебников, взлетевших из озера недалеко от нее. Он даже слышал, как они что-то кричали, но было он был слишком далеко и не разобрал слов. Двое из них опустили ладони вниз и бурлящие потоки воды потянулись вверх, к их ладоням, когда они призвали энергию для заклинаний.
        Рикус выругался, он ничем не мог помочь Садире, потом заметил, как короли-волшебники сжали свои ладони в кулак и указали на его жену.
        - Садира, берегись!
        Едва мул успел выкрикнуть предостережение, как из озера, между Садирой и королями-волшебниками, поднялся скелет Раджаата. Он был далеко не так велик, как тогда, когда Рикус впервые увидел его, размером примерно с гиганта.
        - Нет! - громыхнул злой голос Раджаата. - Вы будете ждать здесь своего наказания!
        Скелет направил три своих скрученных пальца на королей-волшебников. Сверкающие синие пузыри сорвались е его когтей и каждый из них охватил фигуру одного из волшебников, летящих за Садирой. Мерцающие водяные шары быстро заставили своих пленников остановиться. Шары медленно закружили над озером, на их жидких стенах появились маленькие круглые выпуклости там, где пленники пытались освободиться магическими заклинаниями, Путем или били по ним изнутри руками и ногами.
        Понаблядав за ними пару мгновений, скелет Раджаата повернулся. Садира с линзой уже почти скрылась из виду. Древний волшебник глядел на нее несколько секунд, как если бы не верил собственным глазам. Наконец он сорвал с неба бирюзовое облако и, раскатывая его в кусок облачной кожи, устремился за ней тяжелыми шагами, не переставая работать на ходу.
        Рукус схватился было руками за конец бревна и забил ногами, но быстро понял, что нет необходимости. Ствол дерева уже несся следом за Раджаатом, неся на себе мула, а за ним плыл все увеличивающийся поток бревен. Рикус поднял голову повыше и огляделся, смутно надеясь увидеть мертвое тело Тихиана.
        Но короля не было нигде, а вскоре ему стало не до поисков. Поток забурлил, бревна стали сталкиваться друг с другом. Ему пришлось напрячь все свои силы для того, чтобы держать голову над водой и не отпустить бревно.

***

        Когда поток выбросил Тихиана из теней, резкий треск раздался с вершины арки. Король нырнул под бурлящую поверхность воды, едва избежав потока маленьких стрел, воткнувшихся в его бревно. Река дрожала от взрывов, его уши наполнили ужасные крики умирающих.
        Оставаясь под водой, король поднырнул к другому концу бревна и осторожно взглянул на верхушку арки. Он увидел маленькую фигурку халфлинга. Человечек пристально глядел в переплетение стволов, без сомнения в поисках его тела, одновременно вставляя новый конусообразный снаряд в прорезь своего крошечного арбалета.
        Тихиан опять нырнул под воду, зная из опыта, как смертельны эти маленькие орудия убийства. В течении своего короткого путешествия по главной улице Ур Дракса, он видел, как дюжины халфлингов, используя эти игрушки, убивали всех подряд жителей города. Было похоже, что они решили убить всех не-халфлингов, каких только смогут найти.
        Как только король решил, что поток воды унес его достаточно далеко от стрелка, он вынырнул из-под бревна и вдохнул воздуха. Хотя, используя Путь, он увеличил свою силу, держаться за дерево в бурляшем потоке воды было слишком большим испытанием для его старого тела. Если эта охота вскоре не закончится, опасался он, он будет просто не в состоянии украсть линзу у Садиры.
        Тихиан оперся о свое бревно и огляделся. Все, что он видел вокруг, было странным, покрытым водой городом, который когда-то был Ур Драксом. Острые, резкие линии его строений заменились гладкими, плавно-изогнутыми кривыми, острых углов вообще не было видно. Гранитные арки и величественные мраморные строения были теперь сделаны из цветных каменных кустов, а памятники, стоящие вдоль проспекта, теперь изображали благородно выглядевших халфлингов. Вместо топоров и мечей эти маленькие герои держали перья для письма и бокалы странной формы, их добродушные лица и искренние улыбки странно контрастировали с кровожадными воинами, которые бродили по берегам канала, убивая всех, не похожих на них.
        В конце концов Тихиан разглядел неясно чернеющий впереди силуэт Раджаата, ходячий вихрь лазоревых облаков. Как всегда, корона из молний искрилась вокруг его головы, а потоки дождя лились из его рук. Пока Тихиан глядел на него, древний волшебник поднял свою огромную ногу и одним ударом открыл огромные ворота. Затем Раджаат прошел под аркой и исчез из вида. Поток воды, настоящий потоп, хлынул ему вслед, вода стремительно понеслась по равнине вдогонку за своим повелителем.

***

        Садира начала спускаться в кратер и увидела, что озеро бурлящей черной слизи испарилось из бассейна, оставив внутренность озера гладкой, как стеклянный бокал. Местами со дня понимались сияющие холмы, почти такие же высокие, как и каменное кольцо, лучи синего солнца отража лись от них в центр бывшего озера. Там потоки лазури собирались вместе в шар эфира, который показался волшебнице таким же неуместным, как и новый цвет неба. Как бы прекрасны не были голубое небо и синее солнце, им не было места над пустынями Атхаса. Они звали обратно, в лучшую эру, но это время могло быть восстановлено только убийством почти всех, кто жил на этой пыльной планете. Как бы Садире не нравился тот, лучший мир, она не могла заплатить цену, которую требовал Раджаат. Она должна была остановить его.
        Когда Садира сделала круг вокруг бассейна, холодные пальцы дурных предчувствий сжали ее грудь, так как она не видела ни малейшего признака места, где они спрятали Нииву. Камни, за которыми Рикус положил воительницу, исчезли, расплавившись в блестящую оболочку котловины. Садира постаралась успокоиться, напомнив себе о силе Ркарда. Мальчик был настолько силен, что без труда мог отнести мать в безопасное место - предполагая, что то, что осушило кратер, дало ему такую возможность.
        С все усиливающейся тежестью на душе Садира пересекла внешний откос кольца и продолжала поиски. Она не могла просто позвать Ркарда. Мягкий бриз дул в сторону города, и он немедленно подхватил бы ее голос и понес через равнину. Она уже видела, что огромная фигура Раджаата вышла из Ур Дракса и движется сюда, и меньше всего на свете ей хотелось, чтобы он услышал, как она завет Ркарда и Нииву.
        Садира приземлилась на северной стороне кратера, где высокий гребень лежавшего напротив каменного кольца скрывал ее от взгляда Раджаата. Она вскарабкалась к выемке в кольце и аккуратно положила Чернуюю Линзу в укромный уголок. Она заполнила дыру вокруг сферы грязью и камнями, ее магическая сила позволила сделать это очень быстро. Волшебница старалась не столько скрыть линзу, сколько надежно закрепить ее и не дать ее увидеть с первого взгляда.
        В последний раз оглядев все вокруг, Садира вскарабкалась на гребень кольца. Она медленно пошла вдоль кольца к Ур Драксу, пристально оглядывая внешний склон кратера и изо всех сил сопротивляясь искушению позвать юного мула по имени.
        Волшебница была в панике, она не знала что будет делать, если мальчик сбежал или умер. Она рассчитывала что его заклинание сделает то, что не могла сделать она: уничтожить Раджаата. Сила Садиры, основанная на собственной магии древнего волшебника, была мало полезна в будущей битве. Но сила Ркарда была противоположностью силе Раджаата. Она опиралась на силу огня, а магия древнего волшебника была тесно связана с магией воды. Если что-то и может уничтожить Раджаата, так это магия Ркарда.
        Волшебница обошла вокруг огромного, неровного валуна и увидела укрепления Ур Дракса, сверкавшие розовым и зеленым светом бриллиантовых цветов живых каменных кустов. Раджаат уже пересек большую часть равнины. Пока он шел вперед, разрывы молний били из его короны в землю, а потоки дождя текли из его рук. Из его рта грохотал гром, а темные, дрожащие клубы пара поднимались из его ноздрей. За ним, как собачка, бежала пенящаяся стена воды, которая лилась по переломанной земле и быстро заполняла всю равнину.
        Садира прыгнула обратно за валун и приготовилась к бою.
        - Где Рикус? - прошептал знакомый голос.
        Садира прикусила язык, чтобы не вскрикнуть и обернулась. Ркард стоял в нескольких шагах от нее, привстав из-за небольшого камня. Волшебница бросилась к нему.
        - Я так боялась - я думала, ты ушел, - прошептала она, крепко обнимая его. - Твоя мама в безопасности?
        Мальчик кивнул. - Черная жидкость стала бурлить, и нам пришлось уйти оттуда. Она послала меня за вами, - сказал он. - Где Рикус?
        - Мы найдем его, попозже, - ответила Садира. - А сейчас мне нужна твоя помощь.
        Слезы появились на глазах у Ркарда. - Рикус не вернется, правда? - спросил он. - Он мертв, как и мой папа!
        Садира встала на колени перед мальчиком. - Мы не знаем этого, Ркард! - резко сказала она, крепко сжав его плечо. - Но сейчас мы должны позаботиться о самих себе и о твоей маме. Раджаат уже близко, и мне нужна твоя помощь, чтобы остановить его.
        Ркард взглянул вдаль, потом прикусил губу, собирая все сви силы. - Что вы хотите, чтобы я сделал?
        - Ничего, кроме того, что ты уже делал много раз.
        Садира повела его к Черной Линзе, на ходу объясняя свой план. Закончив, она заставила юного мула повторить дважды. Волшебница не думала, что Ркард не понял, что от него требовалось, так как задача была проста, а он был умный мальчик. Но она хотела быть уверена, что он понял план и не растеряется, даже если ее убъют.
        Садира помогла Ркарду найти хорошее место для засады и стала карабкаться на кратерное кольцо. Поднявшись на четверть высоты кольца, там, где пологий склон переходил в крутой подъем, она остановилась. Да, это хорошее место для ожидания. Здесь она сможет отпрыгнуть за кольцо, чтобы защитить себя от магии Раджаата, а если придется катиться по земле, здесь нет острых камней, которые могли бы вонзиться в ее черную кожу.
        Над противоположным кольцом появилась корона из молний Раджаата, наполнив котловину треском светящихся разрядов. Весь бассейн затрясся от его чудовищного рева. Древний волшебник начал карабкаться, и бурлящий поток воды закрутился вокруг основания кратера.
        Садира повернула ладонь к земле, набирая энергию для обычного заклинания. Когда энергия хлынула в ее тело, она вытащила палочку ладана из кармана и взглянула на голову Раджаата, нависшую над дальним концом кратера. Облачная кожа на его лице свисала огромными складками, темные морщины придавали его лицу жестокое и мрачное выражение. Исходя из размера его глаз и диаметра короны, она решила, что древний волшебник сейчас размером примерно с гиганта.
        Садира подождала, пока Раджаат не ступил на гребень кряжа, потом указала палочкой на него и произнесла заклинание. Конец палочки ладана засветился и начал гореть. Когда дым поднялся в воздух, его струйки потянулсь к туманной плоти древнего волшебника. На ней тут же возникли длинные трещины и круглые проплешины, из-под них показались желтоватые кости.
        Раджаат смахнул рукой дым со своего тела и пробормотал контрзаклинание. Палочка вылетела из рук Садиры, его раны перестали дымиться. Древний волшебник вошел в кратер. Когда его нога соскользнула со склона, он раскинул руки и съехал по крутому склону, скользя по нему, как туман. При этом он не отрывал глаз от Садиры.
        - Я создал волшебство, - прошипел Раджаат, идя по дну кратера. - Как ты можешь думать, что твои жалкие потуги могут состязаться с моим Искусством?
        Раджаат указал своим скрюченным пальцем на ее голову. Садира пригнулась, уверенная, что ее план сработает так, как она намеревалась. Еше один шаг ее врага вперед, и он окажется в идеальной позиции для заклинания Ркарда.
        Строчка магических слогов вылетела изо рта Раджаата. Сотрясающий стены рев могучего вихря завыл над бассейном, и из пальца древнего волшебника вылетел моток темных облаков. Он устремился прямо к Садире, сопровождаемый молниями и потоками воды, обрушившихся на ее сторону кратера.
        Волшебница отпрыгнула за утес. Крутящиеся потоки ветра ударили в кратерное кольцо, превращая его в груду сломанных камней. Вихрь обрушился на Садиру прежде, чем она успела упасть на землю, схватил ее, поднял в воздух и закрутил там вместе с валунами и водой. Стрелы молний полетели в нее со всех сторон. Ударив, молния не исчезала, а свивалась вокруг нее в кольцо. В считанные мгновения она оказалась заключена в энергетическую клетку с потрескивающими прутьями, которая еще дважды вспыхнула огнем и вихрь унес ее в темные облака. Огромный циклон понесся над затопленной равниной.
        В четверти пути от Садиры вдоль кратера, Ркард глядел поверх Черной Линзы и видел, как вихрь исчезает вдали. Он тяжело, взволнованно дышал, а его сердце в груди билось так сильно, что даже грудь болела, но заставил себя оставаться спокойным и сконцентрироваться на том, что он должен сделать.
        Ркард перевел взгляд в кратер, где завернутая в облака фигура Раджаата стояла в центре бассейна. Тень древнего волшебника лежала на западном кольце, выглядя чем-то совершенно неважным и незначительным.
        Сопротивляясь искушению атаковать - и не будучи уверен, что он поступает правильно - юный мул ждал. Он не отрывал глаз от своей цели даже на мгновение, и едва осмеливался моргать.
        Садира сказала, что Раджаат будет охотиться на нее, и Ркард не должен атаковать, пока силуэт древнего волшебника не окажется на дне кратера. Необходимо было уничтожить тень, а не облачное тело.
        Раджаат не пошел за Садирой. Вместо этого он остался в кратере, собирая синие облака с неба и используя их, чтобы залатать свои раны. Ркард глядел на него, с открытым ртом, скорее от удивления, чем от страха.
        Древний волшебник продолжал лечить свои раны еще какое-то время, остановившись только тогда, когда он закрыл все раны на своем теле. Ркард напрягся, приготовившись атаковать, готовый призвать силу солнца как только его враг пойдет за Садирой. Однако Раджаат не захотел помочь юному мулу. Даже не взглянув на уже далекий циклон, унесший Садиру, волшебник пробежался взглядом по внутренности кратера, в поисках Черной Линзы.
        Ркард коснулся рукой солнечной метки на лбу, не уверенный, что странная синяя сфера в небе даст ему ту магию, в которой он нуждается. Он подумал, не произнести ли заклинание сейчас, прежде, чем светяшиеся глаза его врага отыщут линзу. Но тут он вспомнил, что Садира рассказала ему том, как короли-волшебники были заключены внутрь облака, когда тень атаковала их спустя несколько мгновений после их собственной атаки.
        - Раджаат не такой, как мы. Его тело не отбрасывает тени, - сказала она. - Он сам своя собственная тень.
        Ркард пристально уставился на тень своего врага. Она находился по ту сторону Черной Линзы, и он не мог так направить свое заклинание, чтобы оно накрыло ее. Надеясь, что небольшое изменение плана Садиры ничего не изменит, и видя, что ему не удастся сделать в точности так, как она приказала ему, Ркард пополз прямо по горячей поверхности линзы на другую сторону. Он мог бы, конечно, проползти вокруг линзы по земле, но она была так велика, что тогда он не увидел бы Раджаата, а он решил - независимо ни от чего - не спускать глаз со своей жертвы.
        Раджаат уставился своим огненным взором в лицо Ркарда и сделал шаг вперед, к нему. Хотя мальчик уже видел большую часть тени Раджаата, бок и часть ноги были скрыты за телом волшебника.
        - Отдай мне линзу, противный мальчишка, - проворчал Раджаат. - Он указал на Черную Линзу своим скрюченным пальцем.
        Юный мул вдавил ладонь в теплый обсидиан и проговорил заклинание. Глаза Раджаата стали белыми, хотя мальчик не мог сказать, от злости или в тревоге, потом глубоко в глубине гигантского шара вспыхнул рубиновый огонь.
        Ркард не ожидал того, что случилось дальше. Внутри линзы полыхнуло красным, а потом обжигающее красное пламя выплеснулось на поверхность. Мальчик тревожно закричал и скатился на землю, а из Черной Линзы появилась миниатюрная копия багрового солнца.

***

        Ниива услышала грохочущий голос из кратера. - Я создал волшебство, - сказал он. - Как ты можешь думать, что твои жалкие потуги могут состязаться с моим Искусством?
        Воительница взглянула вверх. Из ее укрытия за огромным валуном она могла видеть как Садиру, так и своего сына. Волшебница стояла на верхушке небольшого утеса, примерно в четверти пути вдоль кольца кратера от того места, где прятался Ркард с Черной Линзой.
        Ниива не могла видеть того, кто произнес эти слова, хотя она была уверена, что слышала слова Раджаата.
        Строчка магических слогов вылетела из кратера, потом Ниива услышала рев вихря. Садира спрыгнула с утеса. Едва ее ноги оторвались от утеса, как вихрь разорвал его на части. Шар из молний образовался вокруг Садиры, а круговорот вихря унес ее далеко вдоль затопленной равнины.
        - Нет! - выдохнула воительница.
        Она заставила себя встать, опираясь спиной о валун. Боль от этого усилия заставила заболеть даже кости ее холодных ног, а в небольшую часть ее спины вставили, казалось, раскаленный кинжал. Тем не менее Ниива была рада, что вообше могла стоять. После того, как ее сын использовал целительное заклинание во время восхода солнца, понадобилось много времени, прежде, чем она начала ощущать хоть что-то ниже пояса, и она начала бояться, что рана настолько серьезна, что даже он не в силах ее вылечить.
        Опираясь на валун, Ниива повернулась и взглянула в сторону циклона, надеясь увидеть, что случилось с Садирой. Вместо этого она увидела тощую, испачканную в грязи фигуру, выбираюшуюся из воды. Даже с двадцати шагов она отметила крючковатый нос и длинные пряди седых волос.
        - Тихиан! - прошипела она.
        Король взглянул на верхушку кольца, на Ркарда, чье внимание было поглощено тем, что происходит в бассейне. Даже не задержавшись, чтобы восстановить дыхание, Тихиан встал на ноги и шаркающей походкой двинулся вперед по склону.
        Ниива подобрала приличного размера камень, стиснула зубы, готовя себя к боли, и сделала первый шаг по скользкому склону. Ркард сказал ей, что ходить для нее очень рискованно, но, она это знала, оставить Тихиана без присмотра было намного опаснее. Воительница успела сделать не больше дюжины шагов, прежде, чем Тихиан заметил ее и остановился.
        Король повернулся к ней и засмеялся, поворачивая ладонь к земле. - Я думаю, что через несколько мгновений ты умрешь.
        Ниива постаралась покрепче встать на свои непослушные ноги и бросила свой камень, целясь в горло. Тихиан пригнулся, и, с громким треском, камень ударил его в висок. Король рухнул на землю. Хотя и было возможно, что удар убил его на месте, воительница слишком хорошо знала Тихиана, чтобы надеяться на это. Она доковыляла до своей жертвы, и обнаружила, что его глаза закатитились а он сам лежит не двигаясь. Она схватила большой камень и подняла его над его головой, не собираясь давать королю-предателю ни единого шанса.
        Внезапно рука Тихиана поднялась вверх и из нее вылетела зеленая вспышка, прямо в глаза воительницы. Окружающий мир мгновенно исчез из глаз Ниивы, все вокруг стало белым. Она бросила свой камень вниз и услышала, как он ударился о камень, ничего не задев. Воительница мгновенно перешла к стилю слепого бойца. Она повернулась туда, где последний раз видела короля, и закружила руки перед собой, часто меняя направление, чтобы не дать врагу предсказать, где возникнет щель в обороне.
        Жесткий кашель прозвучал рядом с Ниивой. Послав руку вокруг себя стелющимся плоским ударом, она повернулась туда, и чуть не упала, когда ее непослушные ноги не отреагировали так, как она ожидала. В тот же момент воительница почувствовала горячее дыхание Тихиана на своей шее и успела сообразить, что он использовал заклинание, чтобы бросить свой голос в сторону и отвлечь ее.
        Ожидая что кончик лезвия кинжала вот-вот воткнется ей в печень, воительница выгнула живот вперед, а затылок резко бросила вниз. Она услышала громкий треск, когда ее череп ударил короля в нос, потом его рука скользнула мимо ее плеча. Он пытался перерезать ей горло. Ниива ухватила руку короля сверху своей рукой и отвела ее от своего горла. Согнувшись, она подсела под него и бросила его тело через себя. Послышался звук, как что-то тяжелое ударилось о землю прямо перед ней.
        Ниива попыталась поднять ногу и размозжить королю голову, но добилась только того, что клыки страшной, обжигающей боли вонзились в эту самую ногу. Тихиан загрохотал по каменистой земле, то ли катясь, то ли отползая, и воительница уже не могла представить себе абсолютно точно его местоположение. Серые пятна начали появляться в абсолютной белизне, окружавшей ее, но она все еще ничего не видела. Король перестал двигаться и не произносил ни слова. Ниива была уверена, что он готовит заклинание, но не имела ни малейшего понятия, как избежать его.
        В этот момент она услышала, как что-то поднялось из воды и голос Рикуса выстрелил, - Круговой вниз, на четверть вправо!
        Команда говорила о маневре, которым они не раз пользовались на арене в те дни, когда были гладиаторами, и Ниива знала в точности, что она означает. Она бросилась вправо с поворотом, ударив Тихиана в мягкий живот прежде, чем упасть на землю. Король вскрикнул от удивления. Она услышала, шипение разряда мистической энергии, пронесшегося в воздухе мимо нее, потом она упала сверху на его тело.
        Хотя страшный удар и вышиб воздух из легких Тихиана, он не перестал сражаться. Ниива почувствовала, как он вытаскивает обе руки из под ее тела. Она подняла руки, чтобы блокировать правую руку, предполагая, что кинжал в ней.
        - Нет, в левой, - раздался голос Рикуса. Судя по звуку его голоса, он был уже не так далеко от них.
        Ниива не могла поменять блок, поэтому она покатилась всем телом на левую руку короля, придавив ее к земле собственным весом. Затем она опустила свою руку вниз и нашла запястье его левой руки, резко рванула и услышала знакомый треск кости, выходяшей из сустава. Тихиан завопил от боли, потом ударил правой рукой по спине Ниивы и стряхнул ее с себя.
        Ниива услышала, как он карабкается прочь, потом нашла кинжал на земле там, где он уронил его. Ее зрение уже достаточно прояснилось и она могла видеть его, как серую полоску, лежащую на черной земле.
        Тихиан уже бежал в гору к Ркарду, так как Ниива слушала звук камней, вылетающих из-под его ног. Одновременно она слышала тяжелые шаги Рикуса, приближающиеся к ней с другой стороны.
        - Рикус, нож!
        Ниива подбросила кинжал в воздух с таким рассчетом, чтобы рукоятка оказалась прямо перед Рикусом. Мгновением позже нож со свистом пронесся над ее головой. Тихиан вскрикнул, но она не услышала, что он упал.
        - Зараза! - выдохнул Рикус, остановившись рядом с ней.
        Ниива почувствовала, как Рикус взял ее за руку и потянул ее вверх. Ужасная боль снова пронзила ее ноги, когда она оперлась на них, но она стиснула зубы и не упала. Она обнаружила, что зрение почти вернулось к ней, во всяком случае лицо мула она смогла разглядеть. Он выглядел таким же истощенным и слабым, как Тихиан, капли воды катились с его тела, а под глазами лежали темные круги.
        - Я старался схватить Тихиана с того момента, как Раджаат затопил Ур Дракс, а теперь он опять ускользнул, - сказал Рикус.
        Ниива указала на Черную Линзу. - Я сильно сомневаюсь в этом, - сказала она. - Он пытался украсть линзу, когда я напала на него.
        Лицо мула побелело, потом он бегом бросился в гору. Ниива последовала за ним, но намного медленнее. Каждый шаг давался ей после борьбы, но она не могла спокойно сидеть и ждать, пока Тихиан не возьмет линзу.
        Несколько шагов вверх по склону, и ее подозрения подтвердились. Кровавый след вел прямо к Черной Линзе. Ниива взглянула вверх, собираясь предупредить Ркарда.
        У нее не было такой возможности. Ее сын уже переполз на другую сторону линзы, и глядел не отрываясь в кратер, все его внимание было сосредоточено на Раджаате. Корона древнего волшебника показалась над верхушкой линзы, но это было все от него, что Ниива могла видеть.
        - Отдай мне линзу, противный мальчишка, - прогрохотал Раджаат оглушающим голосом.
        Юный мул вдавил ладонь в Черную Линзу и проговорил солнечное заклинание. Глубоко в глубине сферы вспыхнул рубиновый огонь, вся линза сверкнула красным светом. Ниива заметила силуэт худой фигуры Тихиана, король прижался к нижней части обсидиановой сферы, его руки были широко расставлены, а пальцы вцепились в линзу. В ту же секунду он закричал от боли. Обжигающее красноe пламя охватило всю гладкую поверхность сферы, из линзы появилась миниатюрная копия солнца. Силуэт Тихиана исчез в огненном аду.

***

        Ркард услышал крик Тихиана и взглянул вниз как раз вовремя, чтобы увидеть, как силуэт Тихиана исчезает в огненном аду. Мальчик успел удивиться, откуда он тут взялся, потом скатился вниз и укрылся за кратерным кольцом, ожидая заклинание Раджаата, которое испепелит его и половину горы впридачу.
        Однако древний волшебник не напал. Вместо этого он протянул руки к огненному шару, в который превратилась Черная Линза.
        Когда его руки приблизились к линзе, алое пламя внезапно взлетело с поверхности сферы и полетело через кратер. Когда струя огня пролетала мимо Раджаата, пламя испарило добрую половину его облачного торса, кипящий поток воды с ужасающим ревом обрушился на дальнюю стену.
        Тень Раджаата исчезла, накрытая огненным вихрем. Его покрытое облаками тело перестало двигаться, а руки застыли над линзой. Огонь вернулся обратно к центру кратера, там образовался огненный шар, в дюжине ярдов за Раджаатом. Огненный шар выглядел примерно так же, как обычное солнечное заклинание Ркарда, за исключением того, что он был в сотни раз больше и тысячи раз ярче. Искоса глядя на ярчайший свет, юный мул встал из-за кольца, чтобы лучше рассмотреть происходящее.
        - Ты что делаешь? - раздался знакомый голос. - Вниз!
        Пара могучих рук схватили Ркарда за пояс и толкнули его вниз, за кольцо.
        - Рикус! - мальчик повернулся и бросился мулу на шею. В отдалении, машинально отметил Ркард, вихрь, несший Садиру, исчез. - Ты жив!
        - Конечно жив. Давай сделаем твою маму счастливой и сохраним твою жизнь, тоже, - ответил Рикус. - Что происходит здесь?
        Рикус указал на руки Раджаата, которые все еще висели без движения над Черной Линзой. Линза больше не горела, но ее поверхность еще светилась красным. От Тихиана не осталось ни малейшего следа, за исключением лужицы расплавленной стали, которая когда то была его кинжалом.
        - Я не очень уверен в том, что случилось, - ответил Ркард. - Я использовал свое солнечное заклинание против тени Раджаата, в точности так, как Садира сказала мне. Но я не думаю, что это сработало. Он просто перестал двигаться.
        Рикус нахмурился. - Нам лучше посмотреть.
        Вместе они они вскарабкались на вершину кольца и внимательно огляделись. Облачное тело Раджаата начало кипеть под действием жара гигантского солнечного заклинания Ркарда. Огненный шар сверкал так ярко, что даже юный жрец солнца не мог смотреть на него больше чем секунду. Тем не менее и за это мгновение он увидел то, что озадачило Ркарда еще больше. Пара синих бриллиантов глядела из огненного шара, и глядели они прямо в него.
        Ркард прыгнул обратно за каменное кольцо, утащив Рикуса за собой. - Я думаю, что Раджаат находится внутри моего солнечного заклинания.
        Рикус засмеялся. - Так ты поймал его в ловушку?
        - Да, сейчас, - сказал он. - Но что будет, когда мое солнечное заклинание кончится?
        - Мы должны сделать так, чтобы этого не случилось, - сказал голос Садиры.
        Ркард взглянул назад и увидел волшебницу, спускающуюся с маленького облака. С нее все еще капало, но в остальном битва с циклоном никак не отразилась на ее внешности. В нескольких шагах под Садирой мама юного мула с трудом карабкалась на гору.
        Ркард нахмурился и начал было выговаривать матери за то, что та ходила, но Рикус схватил его за плечо. - Я не стал бы говорить этого сейчас, - посоветовал воин.
        Ркард кивнул, потом спросил, - Мама, как ты?
        - Замечательно, благодаря тебе, - ответила Ниива.
        Ркард улыбнулся, потом повернулся к Садире. - Я не знаю, как Черная Линза повлияла на мое заклинание, - сказал он. - Но обычно оно длится примерно четверть часа.
        - Так долго нам не нужно, - сказала волшебница. Она порылась в своем кармане и достала оттуда маленький кусочек бриллианта. - Это должно сохранить огонь горящим вечно.
        Садира подошла к Черной Линзе и произнесла заклинание. Осколок бриллианта растворился в воздухе, и струя белого света втянулась в обсидиан. Из другой стороны линзы вылетела серебрянная река магической энергии, поглотившая огненную сферу солнечного заклинания Ркарда. Жемчужные языки пламени вылетели из огненного шара и он запылал с новой силой.
        Корона Раджаата выбросила из себя яростнуй вихрь энергии, по всему небу прокатилась волна синих молний. С оглушающим громом рот древнего волшебника открылся, исторгнув вой, потрясший всю затопленную равнину.
        На какое-то еле уловимое мгновение Ркарду показалось, что их враг вот-вот освободится, но тут Раджаат начал распадаться. Челюсть оторвалась первой, скользнула вдоль облачного тела и грудой костей обрушился на дно кратера. Потом улетели руки и ноги. Торс сжался и опустился на кучу костей, плечи и голова медленно таяли, исчезая из вида. Корона древнего волшебника сопротивлялась дольше всех, синие молнии плясали над дном кратера, а бирюзовый туман заполнил весь бассейн. Облако поколебалось какое-то время на уровне кратерного кольца, потом внезапно взмыло вверх и распространилось на все небо. Вспышки молний разорвали небо, а гром отразился даже от далеких стен Ур Дракса. Пошел сильный, тяжелый дождь, обрушившийся на Ркарда как беспощадный враг, но это не испугало мальчика. Над восточным горизонтом уже появилось солнечное гало, пробиваясь через свирепый шторм, и оно было багровым.
        Эпилог

        Семь фигур стояло на горе над Вратами Смерти, погруженные в свои мысли. Ниива и Ркард стояли на коленях на краю утеса, глядя вниз, в долину, где умер Келум. Их головы склонились в безмолвном прощании. Садира сидела недалеко от них, бок о бок с Рикусом, если не считать того, что на земле между ними лежала Черная Линза.
        Два короля-волшебника, Нибенай и Хаману, и королева-волшебница, Оба из Галга, ждали на конце кряжа. Они глядели в Огненное Кольцо, массивную стену пара, которая появилась, когда вода Раджаата переполнила долину Ур Дракса и обрушилась в кипящее лавовое море внизу. Больше, чем кто бы то ни было, властители чувствовали, что пришло время переоценить старые пути и позабыть старую вражду, найти новые подходы к новым условиям Атхаса.
        Рикус обнаружил, что спрашивает сам себя, что напоминает им это мгновение, ведь эти жестокие глаза видели бессчетную вереницу прошедших дней. Они не казались ни печальны и не счастливы, так что мулу стало интересно, а способны ли они вообще испытывать эти эмоции. Будет ли этот день поворотной точкой в их долгой жизни, а может просто временем, когда им стало необходимо образовать новые союзы? Он не знал ответа и подозревал, что никогда и не узнает. Сейчас было важно только одно: договор был заключен, проблемы разрешены и никаких причин для войн больше не было - по меньшей мере до того времени, пока они не вернутся домой и не придут в себя настолько, чтобы придумать новые.
        Оба повернулась к Садире и кивнула. Волшебница встала и положила свою черную руку на линзу, потом подняла ее. Рикус не встал рядом с ней, так как это было условие договора. Садира должна была сделать это одна, так как Нибенай и Хуману были озлоблены и не доверяли Тирянам, как, впрочем, и Тиряне им.
        Когда Садира сделала шаг вперед, с неба послушался страшный удар грома и вода полилась потоком. Никто не обратил на него ни малейшего внимания, так как это был не первый ливень, который бушевал над равниной.
        И тут резкий голос прервал ее, - Стой!
        Рикус мгновенно вскочил на ноги, его пустые руки потянулись к оружию, а Садира опустила Черную Линзу, уже готовая использовать заклинание при помощи нее. Ркард также вскочил, подняв руку к багровому солнцу и даже Ниива, скрученная болью, ухитрилась встать на ноги. Правители Атхаса отреагировали так же быстро. Оба и Хуману напряглись, приготовившись использовать Путь, а Нибенай повернул ладонь к земле.
        - Вы не можете сделать это! - сказал голос. Что-то в нем показалось мулу смутно знакомым, но была странная, просящая нотка, которая мешала Рикусу определить, кто бы это мог быть. - Стой! Я требую этого!
        Сфера синего тумана возникла из дождя, повиснув в воздухе между Садирой и королями-волшебниками. Она затрепетала и начала медленно исчезать, открывая призрачную голову старика с худыми, острыми чертами лица.
        - Тихиан, - выдохнул Рикус. - Я думал, ты мертв.
        Еще один разряд молнии разорвал небо, гром от него потряс весь кряж. - Не мертв, пленник. Прежде, чем вы уничтожите линзу, освободите меня.
        - Для чего? - спросила Ниива, ковыляя поближе к Рикусу. - Хочешь стать королем Атхаса?
        - Нет, - ответила голова, чье лицо внезапно исказила гримаса боли и одиночества. - Убейте меня, если хотите, но не оставляйте здесь.
        - А что случится, если мы не сделаем это, Узурпатор? - насмешливо спросил Нибенай, усмешка исказила его морду. - Ты обрушишь на нас свой дождь?
        Король-волшебник опустил руку и хохотнул. Хуману и Оба засмеялись, их лица слегка расслабились и стали менее подозрительны.
        - Если ты можешь напасть на меня, сделай это сейчас, - сказала Садира, пристально глядя в водянистые глаза Тихиана. - Только так ты сможешь остановить меня.
        Ветер завыл сильнее, дождь усилился. Еще больше молний засверкало над утесом, все небо осветилось, гром сходил с ума - но ни один разряд не коснулся ни Садиры, ни кого-нибудь другого.
        - Давай, больше, - сказала Садира, проходя через туманное лицо Тихиана. - Сделай шторм таким сильным, как ты только можешь. Атхасу нужен дождь.
        Еще один удар грома прозвучал над их головами, еще больше молний заплясали в темных облаках. Рикус расхохотался, открыл рот, разрешая холодной воде напоить его. Ркард и Ниива поступили также. Вскоре все на кряже пили воду прямо с неба, используя бурю Тихиана.
        Наконец Тихиан устал от этого унижения. - Без меня вам никогда не удалось бы убить Дракона, - сказал он, дав своему изображению превратиться в туман. - Я прошу вознаградить меня милосердной смертью.
        - Ты убил Борса только потому, что хотел стать бессмертным - ты стал им, - съязвила Оба, давая знак Садире продолжать.
        Ураган умер так же внезапно, как и начался, и волшебница принесла Черную Линзу на край обрыва. Не останавливаясь, она швырнула обсидиановую сферу в лавовое озеро. Она и все остальные, застыв, смотрели за ее полетом. Когда она ударилась о кипящую лаву, долгий, равномерный трепет прокатился по Огненному Кольцу, вся гора затряслась. Затем, с оглушающим треском, столб черного пламени ударил из глубины озера. Он поднялся высоко в небо, пронзив штормовые облака Тихиана, как стрела, и помчался к солнцу.
        Когда он наконец исчез, Оба кивнула. - Сделано, - сказала она и пошла прочь.
        Нибенай бросил холодный взгляд в сторону Рикуса, повернулся и тоже отправился домой.
        Хаману подождал несколько мгновений, прежде присоединиться к ним, притомозив, когда он проходил мимо Рикуса. - Однажды я сказал тебе, что есть разница смелостью и наглостью, - сказал он. - Я верю, что ты будешь помнить об этой разнице в будущем, в делах между Тиром и Уриком.
        Рикус кивнул. - Так же долго, как ты будешь помнить о разнице между человеком и невольником, по меньшей мере в отношениях с Тиром.
        - Я никогда не забываю об этом, - ответил король-волшебник. - Это у моих рабов плохая память.
        Хаману ушел, оставив Рикуса и остальных одних на верхушке утеса. Они какое-то время смотрели за тремя властителями, пока всем троим не надоело идти, они взлетели в воздух и каждый полетел в своем направлении.
        Как только они исчезли из вида, Рикус глубоко, облегченно вздохнул. - Мы сделали это, - сказал он. - Теперь и нам пора домой.
        Рот Ниивы перекосила гримаса печали, а на ее зеленых глазах появились слезы. - Я думаю, все будет хорошо. - Она отвернулась и вытерла слезы, потом положила руку на плечо Ркарда и заковыляла вниз. - До дома долгий путь.
        Рикус почувствовал, как рука Садиры толкнула его за воительницей. Когда мул оглянулся, он увидел клубы черной тени, поднимавшиеся из уголков ее янтарных глаз.
        Она улыбалась искренне и радостно. - Иди, - прошептала она.
        Мул улыбнулся в ответ, хотя его улыбка была немного более печальной, потом поцеловал ее в щеку. - Я люблю тебя.
        - И я люблю тебя, - ответила Садира, опять слегка подталкивая его. - Но Ниива и Ркард нуждаются в тебе.
        Мул кивнул, повернулся и схватил Нииву и Ркарда. - Ну, и вы уже думали, где теперь будет ваш дом? - спросил он.
        Воительница пожала плечами. - В Кледе, я думаю, - сказала она. - Это дом Ркарда.
        - Может быть ему понравится жить в Тире? - предложил Рикус. - Мы могли бы брать его в Кемалок так часто, как он захочет.
        Лицо мальчика осветилось. - Ты считаешь, что мы можем жить вместе с тобой и Садирой?
        Мул нахмурился, не уверенный, как ему ответить на этот вопрос.
        - Нет, только с Рикусом, в его городском доме, - ответила Садира, становясь рядом с Ниивой. - Когда я вернусь, я остановлюсь в поместье Агиса - но ты сможешь приходить ко мне в любое время.
        Ниива взглянула на Рикуса, потом на Садиру, потом опять на Рикуса, ее лоб нахмурился, а губы поджались. - Вы двое, вы все это решили, не так ли?
        Рикус почувствовал, как его щеки заалели, - Да, - сказал он. - Надеюсь, что так.
        Ниива изумленно потрясла головой, потом ее рука скользнула в руку Рикуса. - Кажется у меня и Ркарда нет выбора в этом деле. - Она дотянулась до руки Садиры и тепло пожала ее. - Мы возвращаемся в Тир.
        - Хорошо, - сказала Садира. - Я вскоре появлюсь, чтобы навестить вас там.
        Ниива нахмурилась. - Навестить нас там? - переспросила она.
        Садира кивнула. - Я задержусь здесь на несколько недель, - сказал она. - Есть несколько штук, которые я хочу разместить вокруг новой тюрьмы Раджаата. Тихиан не единственный смертный на Атхасе, мечтающий о бессмертии, и я хочу быть уверена, что я узнаю, если кто-нибудь еще попытается проникнуть сюда и освободить Раджаата.
        Рикус и Ниива переглянулись. - Я так понимаю, что и мы остаемся, - сказал мул. - Мы не сможем пересечь Иловое Море без тебя.
        Садира улыбнулась. - Конечно сможете.
        Волшебница глубоко вдохнула, надула губы и начала выдыхать. Черная тень полилась из ее рта, и она начала лепить из нее корабль. Вскоре перед ними стоял колышущийся силуэт дау, хотя и без паруса или киля. Садира коснулась куском черного базальта трюма судна и произнесла заклинание. Дау стал твердым, как камень, затем взлетел с земли и заколебался в воздухе перед ними.
        - Не пытайтесь пролететь слишком много за один день. Вы должны опускаться на остров или мелководье каждый день до наступления темноты. - Волшебница перегнулась через планшир и указала на камень, который она бросила на дно трюма. - Утром подержите этот камень на солнце и корабль появится опять.
        Рикус помог Садире забраться в дау. Когда Ркард устроился за спиной матери, мул повернулся к Садире. - Поторопись обратно, - сказал он. - Мы будем скучать по тебе, пока ты не вернешься.
        Садира взяла руку Рикуса и направила ее на румпель корабля. - У тебя впереди долгий путь, - сказала она. - И помни, вы должны приземляться до наступления темноты.
        Мул взобрался на правый борт. Садира поцеловала его в щеку и слегка толкнула дау. Легкое суденышко взмыло в воздух, пробило тонкий слой облаков и окунулось в яростный свет багрового солнца...
        - 103 -

102


103


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к