Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Зарубежные Авторы / Гордон Уильям: " Пожиратель Огня " - читать онлайн

Сохранить .
Уильям Гордон

        Пожиратель огня

        (Царь Кулл)

        ("Северо-Запад", 1999, том 5 "Кулл и Дыхание Смерти")

        Выполнить обещание, данное им Шуршилу, Кулл не смог. Ни через несколько дней, ни даже через полгода выступить в поход против Шашонга не удалось.
        И дело тут было не только в ранах Кулла, хотя они оказались куда серьезнее, чем атлант старался убедить Ту и Брула. Эл-Та и Кутулос, мужественно перенося ругань своего дарственного пациента, наотрез отказались выпускать Кулла из дворца без присмотра по меньшей мере полудюжины своих учеников-подмастерий. Всех сил атланта не хватило, чтобы ускользнуть от этой вездесущей парочки мучителей.
        - Можете приказать меня казнить, Ваше Величество, но я не могу позволить вам так относиться к своему здоровью! Вам непременно следует выпить вот это... - Решительно вскинув бороду, тряс какой-то микстурой перед носом атланта дворцовый лекарь.
        - Своей упрямостью вы грозите свести на нет все наши усилия, - вторил ему придворный маг Кутулос, подсовывая пригоршню магических пилюль.
        Но так или иначе, могучий организм горца справился и с тяжелейшими ранениями и с лечением. Куда большую проблему представляли государственные дела, пришедшие за время событий, последовавших за бегством Ренара, в запустение. Политическая обстановка в Валузии требовала от Кулла постоянного присутствия и пристальнейшего внимания.
        И первое, что сделал Кулл, едва достаточно оправился, чтобы передвигаться без посторонней помощи, это безжалостно расправился со всеми участниками неудавшегося восстания, присягнувшими на верность Шашонгу. Если он готов был простить простых горожан, введенных бунтовщиками в заблуждение, то для участников омерзительных пиршеств в подвалах графа Фанары снисхождения быть не могло.
        - Ваше Величество, вы ни в коем случае не должны казнить представителей древнейших валузийских родов Фанары, Блала и де Латомов! - попытался убедить Кулла седобородый Га-Нахор. - Это оттолкнет от вас всю валузийскую аристократию! И, кроме того, подаст отрицательный пример черни!
        - Вот где я видал валузийскую аристократию! - взревел разъяренный атлант, потрясая огромным кулаком перед носом старейшего члена государственного совета, доставшегося ему в наследство от свергнутого им тирана Борна. - Я объявил свою волю, и так и будет!
        Достаточно я слушался вас, старых болтунов, и проявлял милосердие к изменникам вроде Ка-нуба, барона Блала! - Не на шутку взбешенный Кулл, швырнул на пол чашу с лечебным зельем, которую мгновением раньше взял у Эл-Та. - Ты посмотри к чему это привело? Стоило мне на несколько лун покинуть Хрустальный Город, как выкормыши этой ядовитой жабы Шашонга в открытую вершат непотребное колдовство в сердце моего королевства! Валузиец поднял меч на валузийца, а из-под земли вообще лезет невесть что! - несколько непоследовательно закончил атлант.
        - Ваше Величество... - при упоминании о живых мертвецах, поднятых из могил страшными заклинаниями посланца Великого Змея, действовавшего под личиной графа Фанары, Га-Нахор побледнел, - Все истинно так, но может быть...
        - Никаких "может быть", - рявкнул Кулл и его серые глаза исполнились такого яростного блеска, что окружавшие его советники, пришедшие с прошением о замене смертной казни аристократам пожизненным изгнанием, в страхе попятились. - Ни одна тварь из тех, что добровольно пожирала плоть моих подданных и своих соотечественников, больше не будет осквернять своим присутствием землю!
        Когда правитель великой Валузии был в таком настроении, спорить с ним решился бы только самоубийца. Даже Брул в такие моменты не осмеливался возражать Куллу. Хотя, на этот раз пикт полностью разделял мнение своего друга и лично взялся бы привести приговор Кулла в исполнение.
        Кулл с тигриной грацией поднялся с обитого горностаевыми шкурами Топазового Трона и, выпрямившись во весь свой немалый рост, изрек:
        - Мы, Кулл Первый, Повелитель Валузии, постановляем. Завтра на рассвете Кануб, барон Блала, и прочие змеиные прихвостни из рода графа Фанары, Тирона, Ренара и де Латома, чье добровольное участие в омерзительных и преступных деяниях доказано, будут переданы в руки палачей и распяты на городских воротах. При казни обязаны присутствовать представители всех дворянских родов и послы Семи Великих Держав и Малых Княжеств, которым разрешается покинуть лобную площадь лишь после смерти последнего из изменников. Можете удалиться-
        Трясущиеся валузийцы, кланяясь, как заведенные, пятясь оставили Зал Совета.
        - Ваше Величество совершенно правы, существа вроде Кануба не достойны называться людьми, - низко поклонился стоявший у подножия трона Ту. - К тому же я считаю, что эта казнь в полной мере послужит интересам государства и с политической точки зрения...
        И чуть ли не впервые за время своего правления Кулл увидел в глазах пожилого валузийца, пережившего уже четырех правителей этой многострадальной державы, явное одобрение своих поступков.
        Многомудрый Ту оказался совершенно прав. Решительность и бескомпромиссность Кулла, наоборот, укрепила его репутацию справедливого и грозного правителя. И валузийская аристократия и представители сопредельных государств лишний раз убедились в твердости руки повелителя Валузии.
        В свою очередь горожане не забыли, как меж ними еще недавно расхаживали змеелюди и ожившие покойники. И дело тут было не только в страхе перед нечистью, но в настоящем оскорблении религиозных чувств почитателей Валки, которому истово поклонялись валузийцы. Морок слов графа Фанары и болтуна Кануба рассеялся, и люди ужаснулись, оглянувшись на деяния рук своих. Сознание того, что еще недавно они готовы были свергнуть своего законного повелителя - избранника Валки во имя ужасающего Сета, наполняло их стыдом и раскаянием. Поэтому, вопреки опасениям государственного Совета, казнь предателей рода человеческого была встречена с большим энтузиазмом и вызвала всеобщее одобрение.
        После того как Кулл восстановил порядок в государстве, все его время уходило на подготовку к войне со Змеиным Королевством. Он поклялся, что череде кровавых деяний Шашонга будет положен предел, и отнесся к своим обещаниям очень серьезно. Рассказы командира Алых Стражей Келкора и рьяного почитателя Кулла змее-человека Шуршила о страшной участи рабов в городе Пирамиды зажгли сердца людей пламенем ярости и гнева.
        Вновь разнеслись над землями человеческого предела древние полузабытые слова: "ка нама каа лайерама". Повсеместно изобличались принявшие человеческие личины змеелюди - лазутчики и посланники первосвященника Великого Змея Шашонга.
        Только теперь сильные мира сего осознали, в какой страшной опасности они находились и как широко раскинул некогда поверженный древний Бог свои щупальца. Сотни и сотни лучших представителей рода людского - аристократы, воины, жрецы и ученые были принесены в жертву Змееголовому Сету, чтобы их место могли занять чешуйчатые демоны.
        Кто в силах описать горе и ужас мужей и жен, отцов и матерей, чьи близкие внезапно оказывались не людьми из плоти и крови, а гигантскими рептилиями, ненавидящими все человеческое. Что говорить, даже сам Кулл не мог представить истинный размах деятельности владыки Змеиного Королевства Шашонга.
        Вновь человечество обрело единого врага, пред лицом которого были забыты все распри. Между семью Великими Державами и Малыми Княжествами сновали послы и дипломаты. Кулл, Ту и Ка-Ну не знали ни мгновения покоя, ведя переговоры с прибывающими в Хрустальный Город царственными особами. Большинство правителей сочли за честь принять участие в Великом Походе за Стагус. Нашлось дело и для Шуршила с его драконом, которых Кулл отправил на Запад. Причем атлант даже ближайшим своим друзьям не обмолвился ни словом о целях экспедиции Шуршила.
        Владыки Атлантиды, Лемурии, Валузии, Верулии, Каа-у, Фарсуна, Зарфхаана, Турании и Грондара еще не определили дату начала кампании. Но было ясно, что подготовка к войне займет не менее полутора лет. Нужно было не только снарядить огромнейшую армию - никогда доселе Человечество не бросало в бой такую силу против общего врага, но и проложить дороги через Грондар, чтобы подвезти невероятное количество леса и камня для возведения моста через Стагус.
        Повсеместно кипела работа, возводились новые дороги, мосты и виадуки, засевались новые поля. За последнюю сотню лет ремесла не знали подобного расцвета.
        Однако и силы зла не теряли времени даром. Под зеленовато-желтый стяг Шашонга стекались змеепоклонники и чернокнижники, некроманты и адепты разных человеконенавистнических культов. В своей ненависти к людям сторону Змея избрали жрецы Черной Тени и Господина Черной Бездны Верезаала. Увы, и среди людей нашлось немало предателей и отщепенцев, для которых власть презренного золота оказалась куда сильнее, нежели совесть и патриотизм. Именно на них теперь приходилось полагаться Шашонгу, в одночасье лишившемуся своей разветвленной шпионской сети.
        Обе стороны, напрягая все силы, готовились к последнему сражению не на жизнь, а на смерть.

        * * *

        - Тебе необходимо сделать перерыв! - обратился к атланту Брул Копьебой, верный друг и сподвижник Кулла. - Нельзя столько работать!
        - Нам всем нужен отдых, - пожал плечами атлант. - И тебе, и Келкору, и Ту, и Ка-Ну...
        - Да уж, - хмыкнул Брул, наливая себе вина из кувшина. - Я никогда не видел, чтобы старый лис так суетился. Он уже вдвое усох и вполне может отказаться от одежды, заворачиваясь в собственную кожу!
        - Такова участь облеченных властью, - равнодушно отозвался Кулл.
        - Брул совершенно прав, - поддержал пикта Ту. - Сколько ты еще продержишься, если будешь спать по четыре часа?
        Кулл потер кулаками воспаленные глаза.
        - Высплюсь после победы, сейчас же я должен...
        - Сейчас же ты должен начать собираться в дорогу. - Дверь покоев Кулла отворилась, и в помещение вошел Ка-Ну, посланник пиктов и ближайший советник Кулла.
        Атлант перевел на старика удивленный взгляд.
        - Все уже решено, Кулл, - подмигнул ему толстый пикт. - Мы отправляемся к Муджарию. Мои гонцы только что доставили ответ Великого Хелифа. Он гласит, что Солнцеликий Асаф бер Барахия будет рад принять своего царственного брата Короля Валузии Кулла в своей скромной летней резиденции в Турхунгабаде.
        - Но у меня еще столько дел! - возразил старому пикту Кулл. - Армия, оружие, продовольствие...
        - Эти дела вполне по силам государственному совету и Келкору, - покачал головой Ка-Ну. - А вот заключить военный союз с Муджарией сможешь только ты.
        - Но разве Великий Хелиф уже не обещал нам свою поддержку? - удивился Брул.
        - Кто может сказать наверняка, что имели в виду дети пустыни под этим словом? - хмыкнул Ка-Ну. - Нам желательно получить от Муджарии нечто большее, чем расплывчатые обещания.
        - Истинно так, пикт, - согласился с ним Ту и повернулся к атланту: - Кулл, он прав. Признаться, я совершенно упустил из виду нелепые обычаи муджарийцев. У них принято, чтобы все важные дела решались лично между двумя владыками и за пиршественным столом или на охоте. И тем не менее это нация искуснейших воинов.
        - Да, - подтвердил сказанное валузийцем Ка-Ну. - Без муджарийской конницы нам не обойтись. Кулл, ты просто не понимаешь, о чем идет речь. Видел бы ты этих чудовищных зверей размером с дом, которых муджарийцы зовут дроматариями! Эти огромные монстры крайне злобны и выносливы. Настоящие демоны смерти! Боюсь, без них нам в пустыне за Стагусом придется туго.
        - А что, хорошая мысль, - оживился Кулл. - Если эти зверюги и впрямь так хороши, как вы их расписываете, они смогут дать отпор стадам гигантских ящеров. - Атлант сразу же определил неведомым дроматариям место в предстоящей военной кампании.
        - Эти твари способны нести в бою трех воинов: погонщика пикинера и двух воинов лучников, - добавил Брул. - И главное, очень долго могут обходиться без воды! А сколько на них можно навесить груза!..
        - Все, уговорили! - поднял обе руки Кулл, уже захваченный новой идеей.
        Потянувшись так, что у него затрещали все кости, атлант понимающе улыбнулся, обращаясь к друзьям:
        - Я догадываюсь, что всем хочется размяться. Знали бы вы, как мне самому не терпится вскочить в седло, пока государственные заботы не сделали со мной то, чего безуспешно добивались десятки наемных убийц. Решено, через два дня выступаем.

        * * *

        Кулл скакал во главе отряда из нескольких сотен Алых Стражей и пиктов Ка-Ну. Лига за лигой стелились под ноги его неутомимого фарсунского скакуна. Зеленые долины Валузии сменились горячими песками пустыни Хонана, которые в свою очередь уступили место тучным нивам Малых Княжеств. Но вот уже и те перешли в бескрайние туранийские степи. И наконец, на юго-востоке еле различимой черной полоской показались горы Коф, в которых и брала начало река Стагус. Что лежало за этими горами, было никому не ведомо, и многие считали этот исполинский горный хребет стеной мира, на которой покоится край небес.
        Впервые за много лун, пролетевших со дня его триумфального возвращения в Хрустальный Город из Змеиного Королевства, Кулл по-настоящему наслаждался жизнью, вдыхая полной грудью воздух вольной степи.
        Долгие дни лихой скачки принесли атланту больше пользы, нежели все усилия Эл-Та и Кутулоса. Может быть, теплая постель и приторные микстуры и хороши для изнеженных благами цивилизации валузийцев, но Кулл знал, что лучшее лекарство для настоящего мужчины - вольная жизнь.
        Все заботы и труды остались позади, за стенами Хрустального Города, и сейчас перед ним лежали лишь бескрайние просторы, отделяющие атланта от далекой Муджарии.
        - Валка! - крикнул он Брулу, стараясь перекричать безумный топот сотен копыт. - Что может быть лучше подобной скачки!
        Копьебой радостно оскалился в ответ:
        - Свист ветра и звон мечей - вот что придает жизни смысл!
        - В засасывающей роскоши Башни Великолепия я чуть было не забыл об этом, - ответил пикту Кулл. - Но в душе я все тот же варвар, что и десятки лет тому назад!
        От переполнявших его энергии и радости Кулл привстал в стременах и, запрокинув голову к небесам, во все горло проревел свой боевой клич. За его спиной степь содрогнулась от слитного ответного выкрика сотен глоток. Алые Стражи и пикты взвыли словно волчья стая, отвечающая своему вожаку.
        Солнце уже садилось, когда Кулл подал знак сбавить ход. Пора было останавливаться на ночлег. До летней резиденции Великого Хелифа - города Турхунгабада - оставалось не более трех переходов.
        Расположившись поздним вечером у костра Ка-Ну и Ту просвещали Кулла относительно обычаев и особенностей характера "детей пустыни", как муджарийцы сами себя называли.
        - Больше всего муджарийцы почитают личную доблесть и честность, - говорил атланту Ту. - Данное ими слово нерушимо. Однако настоящий муджариец избегает обещать что-либо конкретное, пока не убедится, что его собеседник соответствует его понятиям о чести. Поэтому будь готов выслушать миллион расплывчатых заверений в дружбе и уважении...
        - Ага, - кивнул Ка-Ну. - В искусстве ходить вокруг да около "детям пустыни" точно нет равных!
        - Несмотря на то что все важные вопросы будут решаться во время пиршеств, сопровождаемых обильными возлияниями, постарайся не расслабляться, Кулл... - продолжал поучать атланта старый валузиец. - И не забывай, что основная твоя задача - добиться от Великого Хелифа конкретных обещаний...
        - Слушай, я оставляю всю эту говорильню на твое усмотрение. - Куллу порядком надоел этот разговор. - Если твои слова верны и больше всего им по душе мужество и доблесть, я уж как-нибудь сам столкуюсь с этими "детьми пустыни"! А если они просто досужие болтуны, что толку в подобных союзниках?
        - Не скажи, - покачал головой Брул. - Мне один раз довелось столкнуться в бою с муджарийцами. Это было много лет тому назад, я тогда служил в армии Туранйи. Так вот, тогдашний король Турании Шобул, язви его в печень, надумал отхватить часть территории Великого Хелифа и во главе сорокатысячной армии вторгся в Муджарию.
        - Этот недоумок решил, что дроматарии - не более не менее - чем выдумки, распространяемые коварными муджарийцами. - Брул хорошенько приложился к мехам с вином.
        - Не успели мы закончить второй переход, как на нас обрушилась настоящая лавина этих "выдумок". - Брул сплюнул в костер. - Земля затряслась так, что все решили, будто началось землетрясение. Муджарийские боевые дроматарии, закованные с ног до головы в шипастую броню, прошлись по воинству Шобула словно бык по гончарным рядам. А то, что осталось после этого, можно было собирать с песка ложками.
        - Я тогда потерял две трети своих конников, хотя мне и удалось вывести остальных своих людей с поля боя. С тех пор у фарсунцев новый король... и новая армия... - Брул покосился на Кулла. - Так что будь уверен, толку в подобных союзниках предостаточно.
        - Ладно, скоро увидим, какие они вояки на самом деле, - хмыкнул Кулл, хотя на него произвел впечатление рассказ Брула, военный опыт которого он ценил. - Лучше расскажите мне, что за человек этот Великий Хелиф.
        - Я уже говорил, что его зовут Асаф бер Барахия, - сказал Ка-Ну, зябко кутаясь в толстую меховую накидку. - Но обращаться к нему следует именно Великий Хелиф. Это сын предыдущего Великого Хелифа Хекмета, павшего пять лет назад жертвой наемного убийцы, подосланного неким Масрудом, вождем аддитов - одного из кочевых племен пустыни.
        - Похоже, нигде нет покоя королям, - заметил Кулл. - Но продолжай...
        - На трон Муджарии взошел законный наследник Асаф, которому тогда было всего пятнадцать лет, - продолжил Ка-Ну, изрядно отхлебнув из меха со сладким зарфхаанским вином. - Если кто-нибудь надеялся, что сможет навязать мальчишке свою волю, то жестоко просчитался, потому что Асаф показал себя мудрым и жестоким правителем. Возглавляемая им армия обрушилась на племя Масруда, и все уцелевшие после побоища еретики - и мужчины и женщины - были посажены на колья, смазанные ядом песчаного скорпиона. Говорят, что несчастные умирали в страшных муках в течение трех дней.
        - Клянусь железными перьями птицы Ка, решительный малый! - рубанул ладонью воздух варвар. - Правильно сделал, так мерзавцам и надо! Впредь и другим наука...
        - Видишь ли, в Муджарии совершенно не уважают человеческую жизнь, - в ответ на взгляд Кулла поспешил оправдаться Ту, - В отличие от просвещенной монархии Валузии, эти дикари практикуют чистой воды тиранию!
        - Править должен один человек, - поддержал Кулла Брул. К его мнению присоединился и Ка-Ну.
        - Я не собираюсь обсуждать с необразованными варварами принципы справедливого государственного устройства! - рассердился Ту.
        Кулл успокаивающе похлопал старого валузийца по плечу.
        - Продолжай, Ту.
        - А чего продолжать. - Старик все еще дулся. - Так вот он и правит Муджарией уже пять лет... Но слово его - действительно закон для "детей пустыни", - признал Ту.
        - А правду говорят, - обратился к валузийцу Брул, - что Великий Хелиф по ночам превращается в огромного филина и летает над страной, чтобы быть в курсе всех событий?
        - Насчет превращений - полная чушь! - засмеялся Ка-Ну. - Но мои шпионы доподлинно выяснили, что Великий Хелиф действительно частенько переодевается в простую одежду и в сопровождении своего советника Фейсала бер Карима отправляется бродить по столичному Бархему.
        - А он не опасается, что на него могут напасть? - удивился Брул.
        - Во-первых, ни один из "детей пустыни" не нападет на своего господина - такова его популярность; во-вторых, сам Асаф - непревзойденный фехтовальщик и боец, а в-третьих, его советник Фейсал - не только великий государственный муж, но и колдун. Говорят, - Ка-Ну суеверно поежился, - он обучался искусству волшебства в самом Мегрибе!
        - Бабьи сказки, - возразил Ту. - Современные географы утверждают, что этой мифической страны, якобы населенной великими колдунами, вовсе не существует!
        - Так или нет, люди в это верят. - Ка-Ну пожал плечами.
        - А еще у муджарийцев существует такой любопытный обычай, - добавил он чуть погодя. - В каждое новолуние любой из подданных Великого Хелифа имеет право лично искать правосудия у своего владыки.
        - Расскажи-ка поподробнее. - Слова старого пикта вызвали у Кулла неподдельный интерес.
        - Во всех дворцах Великого Хелифа есть специальное помещение, именуемое Залом Справедливости, - начал рассказывать Ка-Ну. - Один раз в луну двери Зала Справедливости открываются настежь. В этот день любой из "детей пустыни" - будь он разбойник или опальный министр - имеет право обратиться с жалобой или просьбой лично к своему господину. Более того, любого, осмелившегося лишить кого-либо этой возможности, ждет смерть на колу. И насколько я знаю, эта традиция не нарушалась ни разу за последние несколько тысяч лет.
        - Вот это я понимаю, - хлопнул кулаком по бедру Кулл, - действительно королевское правосудие! А то знаю я цену нашим продажным судьям!
        Ту поспешил перевести разговор на более мирную тему:
        - Ты, Кулл, не поверишь, но самую большую ценность для муджарийцев имеют не драгоценности и золото, а дроматарии!
        - Как это так? - не поверил Кулл.
        - Чистейшая правда, - подтвердил слова советника толстый пикт. - Вообще в Муджарии существует культ почитания дроматариев. "Дети пустыни" уверены, что дроматариев специально для них создал Голгор Пожиратель Огня, которому они поклоняются.
        - Дроматарии живут многие сотни лет, но детеныши у них рождаются не чаще, чем раз в сорок лет. Гибель животного - невосполнимая утрата, а их количество - один из главных муджарийских секретов, - добавил Ту. - Если бы эти создания плодились, как обыкновенные лошади или там овцы, муджарийцы легко могли бы завоевать весь мир.
        Так вот, самым популярным развлечением у муджарийцев являются дроматерьи гонки. Ставки на них непомерно высоки - из рук в руки, бывает, переходят целые состояния, дворцы, гаремы, а победитель забегов стоит больше, чем его вес золотом! А чтобы стать погонщиком дроматария, нужно быть лучшим из лучшим, - закончил он свой рассказ.
        Кулл в удивлении покачал головой.
        - Клянусь Валкой, воистину чудной народ!

        * * *

        Когда до Турхунгабада оставалось не более сорока лиг, отряд Кулла был встречен седобородым шайхом, распорядителем церемоний Великого Хелифа.
        - Великий Хелиф Асаф бер Барахия приветствует славного из славных короля Валузии Кулла. - Высокий и тощий старец в небесно-голубой чалме, расшитой золотым бисером, склонился в низком поклоне. - Его ничтожному из ничтожнейших слуг, Амару бер Кутайябу, оказана великая честь проводить владыку владык Кулла и его доблестнейших из доблестных воинов, чья слава обгоняет даже их стремительных скакунов, в отведенный Его Валузийскому Величеству, гордости владык земных, и его во всех отношениях достойнейшей из достойных свиты, единственно подобающей солнцеликому владыки Кулла, дворец.
        Кулл наградил Ту уничтожающим взглядом, в ответ на который старый советник незаметно пожал плечами, и поблагодарил шайха Амара.
        - Кулл Первый, Король Валузии, приветствует в лице достопочтенного шайха Амара бер Кутайяба Великого Хелифа Асафа бер Барахию, да осчастливит свет его славы всех его и так беспредельно счастливых подданных, пышно процветающих под мудрым водительством сего почтеннейшего из достопочтеннейших государя, чей взгляд подобно солнцу милостиво взирает на страну, что имеет счастье быть повелеваемой несравненным этим Государем, - ни разу не запнувшись сказал Кулл.
        Он донельзя был горд собой - эту фразу он составлял в уме последние три дня и сейчас радовался как ребенок, глядя на оторопевшего шайха, несомненно наслышанного о короле-варваре. Стоявший за его спиной Брул, не выдержав, начал ржать, и Куллу пришлось хорошенько пнуть его в ногу, чтобы пикт замолчал.
        Шайх Амар присоединился к Куллу во главе колонны, а его пышно разодетая в синий и золотой цвета Хелифата свита выстроилась двумя колоннами по сторонам отряда валузийцев. Всю дорогу старый шайх что-то втолковывал Куллу, но атлант, погребенный лавиной слов, вскоре перестал понимать вообще что-либо. Время от времени он просто кивал головой, соглашаясь, или издавал одобрительные и восхищенные восклицания. На самом деле все его внимание было сосредоточено не дроматариях.
        Это действительно были удивительные зверюги. Огромные, гладкие, мускулистые монстры песчаного цвета с рыжими подпалинами, высотой в девять локтей, словно гигантские дюны нависали над всадниками Кулла. Вытянутые и чуть приплюснутые головы дроматариев были украшены двумя парами вилообразных рогов, а огромные зубастые пасти роднили их со священными для Кулла тиграми. Высокое со спинкой седло погонщика пикинера располагалось на могучем загривке огромного хищника, а по обеим сторонам широченной спины крепились напоминающие длинные корзинки укрытия для лучников.
        "Вот это звери! - подумал Кулл. - Эх, мне бы таких хотя бы дюжину, и кто знает, может быть, мне удалось бы отразить ту атаку гигантских ящеров за Статусом!"
        Так, провожаемые почетным эскортом, валузийцы достигли стен Турхунгабада.

        * * *

        Даже успевший привыкнуть к роскоши Башни Великолепия Кулл был поражен видом дворца Великого Хелифа. Ажурное строение было воздвигнуто целиком из белого камня. Шпили и купола его многочисленных башен и минаретов были покрыты золотом и цветной глазурью, лучи солнца дробились на мириады зайчиков во множестве высоких стрельчатых окон.
        Весь огромный дворцовый парк был накрыт тончайшей, но очень крепкой сетью из чистейшего золота, не дававшей сотням певчих птиц улететь в пустыню. Среди буйной зелени возвышались прекрасные беломраморные статуи, а из многочисленных фонтанов в ослепительно голубое небо били струи умащенной розовым маслом воды.
        Но больше всего Кулла поразил вход в летний дворец Великого Хелифа. Выполненный неведомыми мастерами из черного оникса портал представлял собой лежащую на земле голову льва. Зубы-колонны поддерживали верхнюю челюсть, из ноздрей били струи дыма, а в гигантских глазах, изготовленных из цельных глыб горного хрусталя, метались языки багрового пламени.
        Сам Великий Хелиф Муджарии оказался молодым юношей, одетым на удивление скромно и практично. В отличие от большинства муджарийцев, он был гладко выбрит и почти не носил драгоценностей. Лишь на его груди сверкала рубиновая семиконечная звезда - символ власти Муджарийского Хелифата. Асафа отнюдь нельзя было назвать великаном. Роста он был среднего, но наметанный глаз Кулла сразу же отметил гибкие крепкие мышцы муджарийца. Атланту хорошо был знаком подобный физический тип людей: гибкие жилистые силачи, не уступающие крепостью закаленной стали.
        Атлант был уверен, что слава грозного бойца по достоинству заслужена Асафом.
        - Если ты похож на могучего тигра, то этот Асаф - точь-в-точь стремительный леопард, - шепнул Брул атланту. - Ставлю в заклад бороду Ка-Ну, это грозный противник. - Пикт тоже оценил стать владыки Муджарии.
        - Рад приветствовать короля Валузии, - между тем обратился к атланту Асаф, поднимаясь с инкрустированного золотом костяного трона, украшенного тончайшей резьбой.
        - Приветствую и тебя, Великий Хелиф, - вежливо склонил голову Кулл.
        После обмена любезностями Асаф пригласил Кулла и его спутников в пиршественный зал, подготовленный к приезду высоких гостей. Валузийцы и пикты вместе с подданными Великого Хелифа расселись за длинными столами, которые буквально ломились от самых разнообразных яств и напитков. Кулл, Ту, Ка-Ну и Брул уселись же вместе с Асафом и каким-то пожилым муджарийцем в белой чалме. По описаниям Ка-Ну Кулл сразу же узнал в нем советника Великого Хелифа Фейсала бер Карима.
        Многочисленная дворцовая челядь сбилась с ног, поднося все новые и новые блюда. Аппетиту мужчин, успевших за время долгого пути изголодаться по хорошей пищи и выпивке, можно было позавидовать. А уж о том, какой успех у валузий-цев имело выступление муджарийских танцовщиц, и говорить нечего.
        Гибкие как змеи смуглые девушки, закутанные в полупрозрачную газовую ткань, буквально воспламенили сердца суровых воинов. Надо сказать, что муджарийским красавицам рослые и крепкие северяне также пришлись по нраву. То и дело то один, то другой воин, соскучившийся по женской ласке, удалялся с щедрыми на любовь красавицами в сад. Любвеобильный Брул в сопровождении двух юных танцовщи, поспешил прочь одним из первых.
        - Кулл, скажи на милость, чем тебе может помочь моя пустая голова? - Пикт игриво толкнул приятеля в бок. - Считай, что я отправился на разведку!
        Кулл, глядя в честные глаза Брула, не сдержал улыбки:
        - Иди уж, кобель. Но учти, если здесь объявится обманутый муж, - напутствовал Кулл приятеля, - я защищать тебя не буду!
        К этому времени выпита, наверное, была целая винная река. Одна за другой звучали здравицы в адрес обоих монархов. Но постепенно тостов становилось все меньше и меньше - "дети пустыни" и валузийцы перестали обращать внимание на своих владык. Пир пошел своим чередом, и новые знакомые с азартом сошлись в привычном воинам всех стран соревновании - кто кого перепьет.
        После того как Кулл и Асаф убедились, что досуг их подданных устроен, Великий Хелиф Муджарии, король Валузии и их советники - Ту, Ка-Ну и Фейсал бер Карим - прошли в отдельную комнату.
        - Достопочтенный Великий Хелиф... - начал было Кулл, но Асаф, улыбнувшись, остановил атланта.
        - Брось, Кулл! Забудь, что тебе наговорил нудный Амар. Для личной беседы вполне достаточно Асафа. Если ты каждый раз будешь величать меня по всем правилам, которые изобрел наш распорядитель церемоний, то прежде чем ты произнесешь свою речь, у меня борода вырастет!
        Кулл вздохнул с видимым облегчением, вызвав у всех присутствующих мужчин улыбку.
        - Хорошо, Асаф! Скажу прямо, меня привело в твои земли желание добиться от тебя конкретной помощи в грядущей войне с Шашонгом.
        - Да, я слышал историю твоего возвращения из Змеиного Королевства, - кивнул юный хелиф. Глаза его заблестели: - То был великий поход! Но чем может помочь скромная Муджария такой великой державе, как Валузия? - Хелиф, словно извинясь, развел руками.
        - Мои советники, - атлант кивнул в сторону Ту и Ка-Ну, о чем-то оживленно беседующих с Фейсалом, - рассказали мне о муджарийских дроматариях. Я считаю, что муджарийская кавалерия нам действительно необходима. Ни у одного из моих союзников нет армии, способной с такой эффективностью воевать в пустыне...
        - Кулл, за все время существования Муджарии дроматарии ни разу не покидали ее пределов. Ты просто не понимаешь, чего требуешь! Я обязательно помогу тебе людьми, золотом, провиантом, но не стоит просить о невозможном. Ни одно из созданий Голгора Пожирателя Огня никогда не покинет его исконных земель!
        - Это ты не понимаешь, что сейчас поставлено на карту! - Кулл так ударил тяжелым кулаком по столу, что опрокинул серебряный кувшин с вином. - Речь идет не о какой-нибудь междоусобице, не о захвате власти и территорий, - продолжал он, совершенно не обращая внимания на пролившуюся жидкость. - Змеелюди нам бросили вызов, и проклятый Шашонг не успокоится до тех пор, пока хоть один человек на земле ходит свободным от его оков!
        - Мне кажется, ты несколько преувеличиваешь, - пожал плечами Асаф.
        - Преувеличиваю!? - Массивный атлант, упершись двумя руками в стол, навис над собеседником. - Побывал бы ты вместе со мной в ядовитом сердце Змеиного Королевства - Хадише!
        Да что вы, муджарийцы, знаете о том, что происходит в мире! - распалился Кулл. - Вы спокойно живете под защитой гор и своих дроматариев, в то время как змеелюди прямо сейчас опутывают человечество сетями своего заговора!
        На мгновение он остановился, страшная мысль пришла атланту в голову:
        - Вот, Асаф, посмотри, например на эту вещь. - Кулл вытащил из поясного кошеля магический браслет Брула, одолженный им у пикта.
        Ничего не понимающий Асаф, с которого Кулл не сводил пристального взгляда, принял от атланта изящный браслет.
        - Милая вещица... - повертел он в руках украшение. - Но в моей сокровищнице есть куда более ценные поделки. И что это такое?
        Кулл вздохнул с облегчением:
        - Это волшебный талисман, один только вид которого причиняет созданиям Змееглавца невыносимые муки.
        - Так ты думал, что я... - возмутился Асаф.
        - Да сменит гнев на милость безупречный владыка, но эти твари действительно умеют принимать облик любого человека, - поспешил успокоить разгневанного Асафа бер Барахию Ту. - Прости Кулла, выразившего тебе столь обидное недоверие, но у нас и впрямь есть причины опасаться подобной подмены.
        - Ты не поверишь, если я скажу тебе сколько - Валка свидетель! - высоких вельмож на поверку оказались змеелюдьми, - продолжал ничуть не смущенный Кулл. - Сам правитель Верулии оказался одним из высокородных вельмож Шашонга.
        - Опасность действительно велика, Асаф. Я, к своему стыду, даже не предполагал, что дело зашло так далеко... - К удивлению Кулла, неожиданная поддержка пришла от старого советника. - Но и ты зря опасаешься, чужеземец. - Фейсал бер Карим повернулся к Куллу. - Пока над Муджарией простерта огненная десница Голгора, ни одно из творений Сета Черного не осмелится войти под ее сень.
        Однако, Асаф, Кулл даже сам не знает, насколько обоснованна его тревога. - Старик задумчиво поглаживал бороду. - Знаешь ли ты, о звезда очей моих, что человечество некогда едва уцелело в столкновении с детьми Древних Богов? Если боги Ктулхи вновь обретут власть над миром, ни одно человеческое существо не переживет их прихода!
        Над миром опять воссияла Звезда-Демон, чье имя Алголь, - продолжил Фейсал. - Небесные светила выстроились в знак Черного Змея, что о многом говорит сведущему в небесной механике. Близится переломный момент истории. Сила Молодых Богов убывает, а Древних, наоборот, растет. Увы, как бывало прежде и будет еще не раз, миру людей предстоит стать местом сражения Высших Сил. И горе всем людям, если восторжествуют Создания Ктулхи!
        - Но почему ты ничего не говорил мне об этом раньше! - воскликнул Великий Хелиф.
        - Я надеялся, что ты успеешь подрасти и набраться опыта, прежде чем настанет нужда в подобных знаниях. Но ход светил неумолим, - развел руки Фейсал. - Даже мы, кто считает себя детьми Голгора Пожирателя Огня, будем в одночасье сметены с лика земли, если Древние Боги стараниями змеелюдей обретут хотя бы тень былой силы!
        - Асаф, я ничего не понимаю в колдовстве, - перебил советника Кулл, - но твой советник дело говорит! Подумай вот о чем, Великий Хелиф: не лучше ли сейчас всем вместе обрушиться на проклятых змеелюдей, чем дожидаться исполнения каких-то ужасающих знамений?
        - Ну что же, Кулл, теперь мне есть о чем поговорить с шайхом Фейсалом, - ответил атланту Великий Хелиф. - Мне нужно время подумать...
        - Только не очень долго, Великий Хелиф, - ответил правителю Муджарии Кулл.

        * * *

        Через день Асаф публично объявил о присоединении Муджарии к Великому Походу. К этому времени "дети пустыни" уже узнали от людей Кулла о том, что происходит во внешнем мире. Поэтому решение своего правителя воинственные муджарийцы приняли с энтузиазмом.
        Пока Ту, Ка-Ну и Фейсал бер Карим обсуждали детали договора между Валузией и Муджарийским Хелифатом, владыки двух держав наслаждались столь редкой для них возможностью отдохнуть. Пиры, скачки, охота и демонстрации воинского умения следовали один за другим.
        У Кулла и Асафа нашлось немало общего: уважение к силе и ловкости, стремление быть первыми, врожденное чувство справедливости. И если первое время мужчины старались доказать друг другу свое превосходство, то теперь оба сдружились и получали искреннее удовольствие от общения.
        - Асаф, - обратился как-то Кулл к новому другу, - я слышал от своих советников о вашем удивительном обычае раз в луну выслушивать жалобы подданных.
        - Совершенно верно, - согласился хелиф. - Это один из наших древнейших обычаев. Легенды утверждают, что завел его сам Голгор Неустрашимый, когда он еще жил среди людей.
        - Если это не нарушит каких-либо муджарийских обычаев, я хотел бы посмотреть, как это происходит, - сказал Кулл. - Кто знает, может быть, я решу проделать дома то же самое?
        - Да сколько угодно! - рассмеялся Асаф, - На твое счастью, как раз послезавтра открываются двери Зала Справедливости.
        Больше всего Кулла поразило, что вопреки его ожиданиям просителей оказалось не очень много. Атлант в очередной раз подивился разумному устройству муджарийского хелифата. Великий Хелиф продемонстрировал недюжинный ум и знание законов.
        - Неужели же никто не оспаривает твои решения и не ропщет? - высказал Кулл свои сомнения Асафу.
        - А почему они должны роптать? - подивился вопросу атланта хелиф. - Я же сужу их по справедливости.
        Дело уже шло к полуночи, когда в Зал Справедливости вошел последний проситель. Это был какой-то крестьянин, одетый в пропыленное рванье. Опустившись на колени, не выпуская из рук грязный холщовый мешок, муджариец заговорил.
        - О, величайший владыка владык, Великий Хелиф Асаф бер Барахия, отдай мне твой слух и взор, - почтительно произнес крестьянин традиционную фразу.
        - Мой слух и взор в твоем распоряжении, почтенный, - столь же традиционно ответил хелиф. - Как твое имя и что привело тебя к дверям Зала Справедливости?
        - Зовут меня Мехмет бер Ишим, а вынудила меня приехать в Турхунгабад крайняя нужда, владыка, - прижал руки к сердцу селянин. - Родом я из селения Мизр, что расположено в сотне лиг к восходу от славного Турхунгабада. Селение наше маленькое, лежит оно на краю великой пустыни, и главным промыслом его немногочисленных обитателей служит разведение тулимы...
        - Какой еще тулимы? - не понял Асаф. - Переходи к своему делу, почтенный Мехмет.
        - ...чьи плоды используются для составления колдовских и лекарственных зелий, Великий Хелиф, - продолжал селянин как заведенный. - Она плодоносит два раза в год, и одного урожая хватает на то, чтобы кое-как дотянуть до следующего...
        - Я не разбираюсь в выращивании растений, почтеннейший, может быть, тебе лучше обратиться к моему садовнику? - начал терять терпение Асаф.
        - Не гневайся на ничтожнейшего из ничтожнейших своих подданных, владыка, - заголосил крестьянин. - Дело в том, что прошла уже целая луна, как пустыня зашевелилась и локоть за локтем пожирает плодородные земли...
        - И что ты хочешь от меня, чтобы я велел ей остановиться? - удивился Асаф.
        - Вода же в колодцах превращается в зловонную жижу, - добавил крестьянин, как будто это все разом объясняло. Кулл даже решил, что Мехмет малость придурковатый.
        - Еще стали исчезать люди. - Казалось, жалобам Мехмета не будет конца.
        - Может быть, твои односельчане просто уезжают из Мизра? - предположил хелиф.
        - Никак не может быть, владыка владык! Они исчезают по ночам, а все их вещи остаются нетронутыми. А отряд доблестных стражей, что стоял в Мизре, пять дней назад отправился на их поиски, и больше этих смелых воинов никто не видел! - возразил крестьянин.
        - С этого и надо было начинать, пустая голова! - рассердился Асаф.
        Хелиф повернулся к сидевшему чуть поодаль советнику:
        - Фейсал, я был уверен, что мы покончили с разбойниками!
        - Так и есть, государь, - поклонился шайх, - Твои воины раз за разом прочесывают пустыню в поисках уцелевших аддитов, но уже много лет восточные пески наслаждаются покоем.
        - Никакие это не аддиты, безупречный владыка, - опять завел Мехмет. - Страшный демон объявился в наших краях, и он не успокоится, пока не пожрет все наше селение!
        - При чем тут демоны?! - наконец не выдержал Кулл. - Если здесь кто-нибудь и виноват, то проклятые изменники, которым посчастливилось улизнуть после моего возвращения в Хрустальный Город! Ни в одной из Семи Великих Держав или в Малых Княжествах они не могли бы укрыться от моего гнева, вот и бежали сюда, в далекую Муджарию. Клянусь Валкой, сама судьба привела меня сюда в нужный момент. - Я лично разберусь с твоими демонами, - рявкнул Кулл Мехмету. - Старик, с утра мы отправляемся в Мизр.
        - Да и мне надоел Турхунгабад, - решил Асаф. - Кулл, поехали вместе!
        - Да воздаст Голгор тебе, владыка владык, благом! - простерся ниц крестьянин.
        На миг Куллу показалось, что при этом Мехмет из Мизра довольно улыбнулся.
        Но атлант решил, что старик просто обрадовался тому, что Великий Хелиф пообещал селянам свою помощь.
        На следующее утро Кулл, Асаф и присоединившийся к ним Брул, воспользовавшийся возможностью улизнуть от своих красавиц, выехали в Мизр. Их сопровождал отряд из двух дюжин сабель, в который отобрали по дюжине особо опытных валузийских и муджарийских ратников.
        Двумя днями позже перед ними на фоне пышной зелени пальм, показались серые глиняные строения Мизра. К удивлению Кулла никто не вышел навстречу их отряду. Не было видно даже детей, которые обычно во всех землях веселой оравой первыми спешат приветствовать путников.
        "Может быть, муджарийцы считают неприличным публичное проявление любопытства?" - подумал атлант, который еще до сих пор толком не разобрался во всех странных и порой удивительных обычаях "детей пустыни".
        - Мехмет, у вас принято выходить на поля всей деревней? - поинтересовался тоже удивленный Асаф.
        - О многомудрый владыка владык, никак нет! - опять запричитал Мехмет. - Не стряслась ли беда какая!
        Кулл с трудом подавил раздражение. По совершенно неясным для него самого причинам этот замызганный крестьянин вызывал у него сильнейшую неприязнь. И хотя атлант не мог объяснить подобные чувства разумом, он привык полагаться на свою интуицию.
        Соблюдая осторожность, всадники въехали в деревню. Мизр являл собой жалкое зрелище. Глиняные стены потрескались, центральная площадь заросла пустынной колючкой, дороги между домами занесло песком, а зелень огородов была выжжена жестоким солнцем.
        - Такое впечатление, что люди отсюда ушли уже много дней назад, - заметил Кулл. - Слышишь, Мехмет, когда ты говоришь, уехал отсюда?
        Старик, сидя за спиной одного из воинов, шевеля губами, начал загибать пальцы:
        - Стало быть, два дня мы ехали сюда, день я ожидал у дверей Зала Справедливости, да пять дней у меня занял путь до Турхунгабада... Без четырех пальцев дюжина дней получается, господин, - наконец сказал он.
        Между тем негромко переговаривающиеся всадники въехали на широкую улицу, что вела от центральной площади к пальмовой роще. Совершенно внезапно все умолкли. Над деревней повисла страшная гнетущая тишина, нарушаемая лишь скорбным завыванием ветра да зловещим шорохом песка.
        Прямо посередине улицы кругом была вкопана дюжина свежесрубленных столбов. В первый момент Кулл решил, что кому-то в голову пришла дурацкая идея привязать к деревяшкам кульки из пакли. Но в следующее мгновение, к своему ужасу, атлант понял, что это были не тряпки, а донельзя изуродованные обезглавленные тела людей. Из-под изорванного в клочья тряпья проглядывали лишенные плоти кости. Судя по неестественным позам мертвых тел, смерть для несчастных крестьян явилась долгожданным освобождением от мук.
        В центре страшного круга возвышалась плоская, черная, каменная глыба, на которой аккуратно была выложена пирамида из мужских, женских и детских голов. Мутные бельма глаз равнодушно таращились в белесое небо. Сам же омерзительный камень со всех сторон был изрисован какими-то дьявольскими колдовскими рунами. Странным образом начертанные знаки напомнили Куллу могильных червей.
        - Проклятие, - пробормотал атлант. - Что, во имя Валки, здесь произошло?
        - Боюсь, Кулл, нам теперь этого никогда не узнать, - покачал головой Асаф.
        Юноша повернулся к Мехмету:
        - Старик, чего же вы ждали! Ах, если бы ты приехал несколькими днями раньше...
        Властитель Муджарии выпрямился в седле, погрозив небу стальным клинком:
        - Клянусь огненной кровью Голгора, кто бы это ни сделал, человек или демон, он за все ответит сполна! - Глаза молодого хелифа сверкали черным огнем. - И в тот миг, когда я настигну это чудовище, тварь пожалеет, что покинула пределы преисподней!
        - Осмотреть все вокруг! - велел хелиф воинам.
        И вдруг, едва всадники поравнялись с глиняными хижинами, из окон и дверей полуразрушенных хибар с дикими криками повалили какие-то странные создания. Едва ли не шесть дюжин омерзительного вида тварей, размахивая кривыми клинками и раздвоенными пиками, обрушились на отряд Кулла и Асафа.
        - Засада! - Крик одного из воинов Асафа в мгновение ока заставил всех остальных изготовиться к бою.
        - Ий-ий-ийаа! - взлетел к небесам боевой клич "детей пустыни".
        - Валузия! - вторили муджарийцам солдаты Кулла.
        Кулл, сызмальства привыкший к любым неожиданностям, не растерялся и сейчас. Единственная тактика, которую он признавал на поле боя, - было нападение
        - За мной! - взревел могучий атлант, ударив коленями своего огромного вороного скакуна.
        Вышколенный боевой конь рванулся вперед, врезавшись в ряды нападавших и сметая всех на своем пути. Вот уже под его копытами треснул череп одного из монстров, оказавшегося недостаточно расторопным.
        В образовавшуюся в живой лавине прореху хлынули пикты. Под ударами их коротких широких мечей звероподобные краснокожие твари падали одна за другой. Единым могучим рывком разорвав окружение, валузийцы развернули своих лошадей и напали на противника с тыла. Теперь уже полулюди-полузвери оказались в невыгодном положении, вынужденные сражаться на два фронта.
        В мгновение ока деревенская площадь превратилась в арену жесточайшего побоища. В знойном полуденном воздухе смешались крики неведомых созданий и людей, лошадиное ржание и звон мечей, белый песок окрасился кровью.
        - Кулл!
        Атлант привстал в седле и увидел, как гнедая лошадь Асафа падает, пронзенная страшными пиками краснокожих демонов. И хотя хелиф успел вовремя соскочить с седла, теперь он оказался в центре вражеского отряда.
        В его руках мерцал верный клинок, который он гордо именовал Каркадан - по имени древнего демона, слывшего непобедимым воином даже среди жутких созданий Ктулхи.
        Надо сказать, это и вправду был удивительнейший клинок, вызывавший у Кулла искреннее восхищение. Муджарийские предания гласили, что Каркадан был выкован магами Мегриба в незапамятные времена из небесного камня. Меч этот обладал невероятной остротой и гибкостью - Асаф носил Каркадан вместо пояса.
        Юноша проявлял чудеса владения мечом. Он приседал, подпрыгивал, вертелся, нанося во все стороны неожиданные выпады. Зверолюди даже не могли приблизиться к нему на расстояние удара.
        Казалось, у Асафа было не две руки, а по меньшей мере полдюжины.
        Длинный прямой меч юного хелифа раз за разом обрушивался на зверолюдей, кромсая их на части. Твари падали одна за другой - вокруг него уже громоздился целый завал из тел, - но слишком уж их было много.
        - Асаф, держись! - прорычал Кулл.
        Двумя яростными ударами своего гигантского топора он развалил пополам наседавших на него противников. Высвободив ноги из стремян, атлант, встав на седло, выпрямился во весь рост. В следующий момент, издав оглушительный боевой клич, он спрыгнул со спины лошади прямо в центр окружавших Асафа созданий.
        Присев для устойчивости, Кулл, словно гигантский дровосек, начал свою кровавую работу. Размеренно взлетал его тяжелый боевой топор, сея смерть и опустошение в рядах нападавших.
        Растерявший в одно мгновение налет цивилизации, Кулл превратился в алчущего крови дикого зверя. Вид его был поистине страшен - огромный полуголый дикарь, покрытый кровью с головы до ног, рычал словно бешеный тигр. С его уст слетало хриплое рычание, глаза бешено вращались.
        Асаф, получивший долгожданную передышку, обессилено рухнул за спиной атланта на колени. Взирая снизу на превратившегося в берсерка товарища, юноша в этот миг готов был поверить, что это сам Голгор Пожиратель Огня, собирающий кровавую дань.
        - Давай! - послышалось рядом, и чья-то крепкая рука подхватила хелифа, помогая муджарийцу прыгнуть в седло.
        Это верный Брул поспешил друзьям на помощь.
        Устроившись за спиной пикта, правитель Муджарии, задыхаясь, проговорил:
        - Клянусь Вечной Пустыней, он же в одиночку перебьет их всех!
        - Запросто! - снося голову одному из врагов, кровожадно рыкнул Брул. -Держись покрепче! Сейчас мы им покажем!
        Пока Брул отчаянно рубился с краснокожими, прикрывая спину Кулла, на помощь своему господину подоспели и муджарийские всадники. Через несколько мгновений Асаф оказался в центре могучего отряда.
        Хотя нападавшие твари превосходили отряд Кулла и Асафа числом, это им помочь уже не могло. Снедаемые яростью мщения воины бились словно демоны. Их сердца не ведали сомнений, а руки - пощады. Не успели тени удлиниться на ширину ладони, как деревенская площадь была завалена буквально изрубленными на кусочки телами зверолюдей.
        Наступила тишина, нарушаемая лишь фырканьем лошадей да стонами раненых.
        - С тобой все в порядке? - отирая пот и кровь со лба, к успевшему спешиться хелифу подошел Кулл.
        - Только благодаря тебе! - воскликнул юноша. - Хвала Голгору, ты меня услышал. Еще немного, и проклятые твари разорвали бы меня на части! Теперь я твой вечный должник...
        - Уверен, ты для меня сделал бы то же самое, - не стал даже слушать юношу Кулл. - Пойдем посмотрим, что с нашими людьми...
        Хвала небесам, отряд понес потери меньшие, чем можно было ожидать. Погибли всего трое воинов - двое муджарийцев и один пикт, и четыре лошади, считая лошадь Асафа. Однако раненными, в той или иной степени серьезно, оказались многие.
        Как только пострадавшим была оказана первая помощь, Кулл велел перевернуть деревню вверх дном. Как он и ожидал, поиски результатов не принесли. Обнаружить не удалось ни краснокожих тварей, ни людей. По крайней мере живых... Муджарийцы лишь скрежетали зубами, находя обглоданные кости своих соплеменников: омерзительные создания были людоедами.
        - Это что еще за уроды? - поинтересовался у Асафа атлант. Присев на корточки рядом с одной из убитых тварей, он с интересом разглядывал создание: красная, совершенно лишенная волос кожа, могучие мускулы, мерзкая звериная голова с рогами на человеческом теле, раздвоенные копыта, острые когти на руках... - Откуда вообще они взялись?
        - Африды - пожиратели плоти, - ответил муджариец. - Я был уверен, что по эту сторону не осталось ни одной подобной твари.
        В ответ на недоуменный взгляд Кулла он пояснил:
        - По ту сторону гор Коф, что возносятся над облаками, живет немало страшных и омерзительных созданий, - пожал плечами хелиф. - Не мне тебе рассказывать, что за жуткие твари обитают в землях, лежащих за проклятой богами рекой Стагус.
        - Ты прав, - соглашаясь, кивнул Кулл.
        - Африды - создания Шаб-Ниггурата, одного из Древних Богов. Мы не сталкивались с ними уже многие сотни лет. Предания гласят, что это проклятое племя обитает где-то в горах Коф. Но как они здесь оказались? Не понимаю... - Асаф развел руками.
        - Да пес с ними. - Кулл поднялся на ноги, отряхивая с рук песок. - Нам повезло, что их тут оказалось не в три раза больше. Конечно, бойцы они скверные, но нам пришлось бы здорово повозиться.
        Асаф восхищенно покачал головой:
        - Теперь я вижу, что ты и впрямь такой великий воитель, как утверждает молва! Кулл, я счастлив, что в грядущей войне буду сражаться бок о бок с таким героем!
        Кулл хмыкнул. Да, из этого юноши когда-нибудь вырастет действительно великий воин.
        Чтобы раненые могли восстановить силы, было решено задержаться в Мизре по крайней мере на три дня. Трупы афридов были стащены в кучу и забросаны песком, а лагерь разбили на краю деревни с подветренной стороны.
        Кулл и Асаф отдыхали в палатке, установленной в густой тени пальм. Брул с воинами, что могли сидеть в седле, отправился в пустыню. Оставалась слабая надежда, что кому-нибудь из жителей Мизра удалось сбежать от афридов.
        - Что-то я давно не видел Мухмата, - сплюнул на песок Кулл.
        - Мехмета, - поправил атланта хелиф. - Наверное, старик поспешил в какое-нибудь укрытие, когда на нас напали африды. Брось, Кулл, не станешь же ты требовать от старика-земледельца, чтобы он сражался наравне с опытными воинами?
        - Может быть, ты и прав, но что-то я ему не доверяю... - упрямо покачал головой Кулл.
        И словно в ответ на его слова, полог палатки откинулся, и появился Мехмет бер Ишим собственной персоной.
        - Горе-то какое, о могущественнейший Великий Хелиф, - запричитал старик, дергая себя за бороду. - Никого в живых не осталось! Моя бедная деревня, мои бедные соседи...
        - Ты где был-то? - недружелюбно перебил крестьянина Кулл.
        - Когда объявились эти жуткие чудовища, я так перепугался, что бросился в ближайший дом и спрятался в подполе. - Старик прижал трясущиеся руки к сердцу. - Там, в страхе, я просидел несколько часов. И лишь недавно я осмелился покинуть свое убежище.
        - Чем мы можем облегчить твое горе, почтенный Мехмет? - участливо поинтересовался Асаф.
        - Никому не дана власть оживить мертвых, Великий Хелиф, - развел руками старик. - Но я пришел сюда для того, что показать вам нечто удивительное.
        - Нечто удивительное? - переспросил Асаф. - Что же это?
        - Тут недалеко в пустыне есть одно загадочное место, - ответил Мехмет хелифу. - По причинам, которые вы поймете позже, я не упоминал о нем раньше. Вам необходимо на него посмотреть. Может быть, великий государь разберется в том, что оказалось выше понимания простого крестьянина!
        - Давай посмотрим, - согласился Асаф. - Это далеко?
        - Если Великий Хелиф соизволит разрешить взять ничтожнейшему из ничтожнейших лошадь, наш путь займет не более часа.
        После недолгих сборов Кулл и Асаф, сопровождаемые Мехметом, отправились в пустыню. Хотя Асаф хотел тронуться в путь немедленно, Кулл настоял на том, чтобы они упаковали седельные сумки и вооружились.
        - Нам тут совсем рядом! - попытался было возразить Мехмет, но Кулл так на него глянул, что старик подавился языком.
        - Кто знает, какие твари могут еще тут болтаться, - сказал Асафу Кулл. - Я всегда готовлюсь к худшему, поэтому и дожил до своих лет, хелиф. Тебе тоже следует запомнить, что опасность может таиться за любым углом!
        - Преклоняю колени пред твоей мудростью. - Если в голосе Асафа бер Барахии и была насмешка, то лишь самую малость.
        Спустя полтора часа они все еще скакали по барханам. Дюна сменялась дюной, а песчаные волны уходили до самого горизонта. И лишь на севере и востоке, по краю небесного окоема, монотонный желтый цвет пустыни сменялся черной полосой гор Коф, или как их называли в Муджарии - Краем Мира.
        - Старик, сколько еще ехать? - спросил Мех-мета Кулл. - Ты, часом, не заблудился?
        - Как можно, владыка! - Крестьянин, ориентируясь по одному ему известным приметам, что-то прикинул и сказал: - Вот-вот мы будем на месте, грозный господин.
        И действительно вскоре, поднявшись на очередную гигантскую дюну, всадники остановились, пораженные. Их взору предстало удивительнейшее и необычное зрелище.
        - Голгор ослепительный! - вырвалось у Асафа.
        - Что это, во имя Валки? - воскликнул Кулл.

        * * *

        Вот уже несколько часов отряд Брула, описывая расширяющуюся спираль, скакал по пескам. Муджарийцы и валузийцы, напрягая глаза, старались не пропустить ничего необычного. Несколько раз воины устремлялись к замеченным на горизонте черным пятнышкам, но это оказывались лишь иссохшие мумии песчаных шакалов.
        Первым скорчившуюся на песке фигурку заметил остроглазый Брул.
        - Человек! - закричал пикт, посылая коня в галоп.
        Несколько мгновений бешеной скачки, и пикт соскочил со своего взмыленного скакуна перед лежащим на раскаленном песке человеком. Это оказалась девушка, почти ребенок
        - Люди... - едва слышно слетело с запекшихся губ. Тень улыбки пробежала по изможденному лицу, и несчастная потеряла сознание.
        - Воды! Скорее воды, разорви вас на части! - взревел пикт.
        После того как девушке влили в рот полфляги воды, ее завернули в пропитанную водой ткань и закутали в шкуру песчаного кота. Особым образом обработанная шкура этого животного отличалась тем, что практически не нагревалась на солнце и прекрасно удерживала влагу.
        Брул потратил еще немного времени, чтобы осмотреть место, где он нашел девушку.
        Сделав буквально пару шагов, пикт наткнулся на накрытую занесенной песком шкурой глубокую яму. Судя по всему, это было убежище девушки, в котором она укрывалась от безжалостного палящего солнца.
        На дне песчаной норы Брул нашел две пустые фляги из-под воды и узелок с каким-то барахлом. Пикт подобрал сверток и прицепил его себе к поясу. Вдруг там были какие-нибудь ценные для спасенной им девушки вещи? По собственному печальному опыту пикт знал, что бегущий от смерти человек берет с собой лишь самое для него дорогое.
        Оставив в пустыне несколько человек, выразивших желание продолжать поиски, Брул с остальными поспешили вернуться в Мизр. Когда они уже подъезжали к оазису, девушка пришла в себя.
        Подскакав к шатру, в котором должны были находиться Кулл и муджарийский владыка, Брул спешился и, подхватив девушку на руки, внес ее внутрь.
        К его удивлению, шатер оказался пуст.
        - Нашли время для прогулок! - ругнулся Брул.
        - Шу-Ва, тащи побольше воды и какой-нибудь еды! - велел он одному из своих пиктов, - Юнан, постарайся отыскать Мехмета, - скомандовал он дюжему муджарийскому сотнику.
        - Как тебя зовут, красавица? - обратился Брул к девушке. - Что здесь, во имя Хотата, произошло?
        - Меня зовут Маймуна, - прошептала девушка, - Я родом из этой деревушки... Я... Меня... Африды... - Юная муджарийка вцепилась в Брула и разрыдалась.
        - Ну ничего-ничего, все уже позади. С тобой все будет в порядке, - утешающе проговорил пикт, поглаживая девушку по спине. - Ты жива, а это главное... - А теперь постарайся успокоиться и рассказать нам, что здесь произошло, - втолковывал девушке пикт. - Нам очень важно выяснить это. Подумай, может быть кто-нибудь спасся еще?
        - Нет, лишь мне одной удалось сбежать. - По щекам Маймуны полились слезы. - Это было четыре дня назад... Солнце уже коснулось Края Мира, как вдруг из пустыни появились эти страшные существа - африды. Этих демонов, должно быть, было не менее пяти дюжин, потому что они окружили деревню со всех сторон...
        Брул подал ей большую плошку воды, и девушка жадно к ней припала. Утолив жажду, Маймуна продолжала:
        - Эти твари, да покарает их Голгор Пламеносный, не знали жалости и пощады. Они врывались в дома и убивали всех без разбору. Наши мужчины пытались оказать краснокожим демонам сопротивление, но что они могли противопоставить вооруженным до зубов бестиям?
        Мой отец успел мне сунуть две фляги воды и узелок с едой и вытолкнул меня в заднее окошко. После этого он встал в дверях с ножом для разделки шкур и встретил смерть как подобает мужчине, - Маймуна всхлипнула, уткнувшись в плечо пикта.
        Я успела влезть на крышу и увидела, как он упал, сраженный мерзкими тварями, - продолжила муджарийка, вытирая глаза. - А потом началось самое страшное... В деревне появился их предводитель. И это был человек!
        - Не может такого быть! Африды не станут подчиняться человеку! - Муджарийцы, внимательно слушавшие рассказ Маймуны, зашумели.
        - Я тоже не могла поверить своим глазам, - согласилась с ними девушка. - Но тем не менее это так... Старик, а это был седобородый старик, говорил с демонами на их мерзком наречии. Так вот, африды подчинялись этому человеку беспрекословно.
        Пресытившиеся кровавой потехой африды перестали убивать направо и налево. Вместо этого краснокожие демоны только оглушали людей, вязали их и стаскивали на главную площадь. Гол-гор Повелитель Огня, лучше бы их сразу убили! - Муджарийка в отчаянии заломила руки.
        По приказанию старика, - Маймуна продолжала свою страшную повесть, - африды нарубили пальм и запалили костры. Кровожадно завывая, краснокожие демоны вбили в землю заостренные древесные стволы и привязали к ним людей. То и дело то один африд, то другой своими звериными клыками впивались в несчастных, вырывая куски плоти. Крики ужаса и боли взлетали к равнодушным мерцающим звездам. Когда страшный круг был готов, африды собрались вокруг него, а их нечестивый повелитель вышел в его центр. Старик извлек из-под черного балахона длинный кривой нож, который светился грязно-зеленым цветом. Предводитель афридов внимательно осмотрел привязанных к столбам истекающих кровью людей. Выбрав маленького мальчика, а это был сын нашего кузнеца Абу-Кир, с которым я так любила играть, - от страшных воспоминаний Маймуна побледнела как полотно, но усилием воли заставила себя говорить дальше, - он вспорол ему живот и запустил в разверстую рану руку. Выдернув клубок внутренностей, проклятый колдун воздел руку с окровавленным ножом к небу и выкрикнул какое-то заклятие.
        Девушка на мгновение остановилась. Стоявшие вокруг нее мужчины, пораженные ее рассказом, молчали.
        - С острия ножа колдуна в небо ударила молния. Земля у его ног треснула, и из нее, словно чудовищный птенец, проклюнулся черный алтарь. Африды попадали на колени и затянули какую-то заунывную молитву, - Маймуна говорила все тише и тише.
        Убедившись, что все твари полностью увлечены своим мерзким ритуалом, я решилась на бегство. Я бежала, словно за мной гнались все демоны преисподней. Да так оно и было на самом деле. И все время, пока я не убежала далеко-далеко в пустыню, меня преследовали страшные, полные нечеловеческой муки крики моих односельчан. Я вырыла яму в песке, укрылась шкурами и забилась внутрь, моля Голгора Пожирателя Огня, чтобы он укрыл меня от взора проклятого колдуна. Я старалась пить как можно реже, экономя воду, - продолжала Маймуна, - но она закончилась к вечеру следующего дня. Страшная жажда терзала мое тело и мозг, и я смутно помню, что было дальше. В очередной раз очнувшись от забытья, мне показалось, что земля дрожит от топота копыт. Не зная, грезится мне это или нет, я выползла из своего укрытия. Вот и вся моя история. Не знаю, как мне удалось сохранить разум... - закончила Маймуна свой рассказ.
        - Девочка, пускай тебе хотя бы послужит утешением, что мы перебили все афридское отродье, - закусил губу Брул, до глубины души пораженный мужеством Маймуны. На долю не каждой девушки выпадают подобные испытания. - Можешь быть уверена, что ваш Великий Хелиф позаботится о тебе и о твоем соплеменнике...
        - Что ты говоришь, воин, какой соплеменник? Я же сказала, что спастись удалось лишь мне одной, - горестно вздохнула девушка.
        - Хвала небесам, ты ошибаешься, - покачал головой пикт. - Нас привел в Мизр именно рассказ твоего соплеменника Мехмета бер Ишима.
        - Не пристало смеяться мужественному воину над девушкой. - На глаза Маймуны навернулись слезы. - В Мизре никогда не было человека по имени Мехмет...
        - Как это так? - удивился Брул, - Мехмет бер Ишим, такой тощий высокий старикашка с длинной белой бородой...
        Пикт с надеждой оглянулся на собравшихся в палатке воинов.
        - Ну, мне вроде показалось, что у него не хватает мизинца на левой руке, - пожал плечами один из муджарийцев.
        - Ты описываешь проклятого предводителя афридов! - вскричала Маймуна, в ужасе закрыв лицо руками.
        - Где Кулл и Асаф?! - страшным голосом взревел Брул. Пикт вскочил на ноги, опрокинув походный столик, на котором стояла еда. - Седлать лошадей!

        * * *

        Кулл повидал за свою жизнь немало чудес, но никогда ему еще не доводилось сталкиваться с чем-нибудь подобным.
        Прямо у него под ногами, в небольшой котловине, укрытой со всех сторон дюнами, бешено бурлил песчаный водоворот. Песок по краям огромной воронки то вздымался гигантскими волнами кверху, до опадал.
        - Клянусь Голгором, не в царство ли мертвых ведет этот путь? - бросил Асаф Куллу.
        - Кто может сказать наверняка? - В ответ пожал плечами атлант. - Мне это больше напоминает пасть, ведущую в ненасытную утробу некоего демона!
        Атлант, потирая подбородок, напряженно вглядывался в центр водоворота, но рассмотреть ничего не смог. В уходящем в невесть какие глубины широком жерле жуткой воронки клубился мрак, нарушаемый лишь редкими синими вспышками. Кулл покачал головой:
        - Эй, Мехмет, и давно это здесь? - спросил он у старика.
        - Да уж почитай как за пять дней до моего отъезда эта штука объявилась, благородный господин, - ответил Мехмет. Странная улыбка блуждала по его морщинистому лицу.
        - Кулл, смотри, - указал атланту Асаф.
        Кулл обернулся. С вершины дюны хорошо был виден отряд всадников, мчащийся во весь опор в их сторону. Возглавлявший эту безумную гонку всадник вырвался далеко вперед. Он что-то кричал и размахивал руками. Атлант приложил руку к глазам:
        - Это Брул. Неужели им кого-нибудь удалось найти?
        - Молю Голгора чтобы ты оказался прав, - взволнованно произнес Асаф. - Скоро узнаем...
        - О владыка владык, посмотри туда! - Голос Мехмета звучал так взволнованно, что оба мужчины обернулись к старику.
        - Куда? - огляделся Асаф. - Я ничего не вижу...
        Мехмет, взяв хелифа под руку, подвел юношу к краю дюны.
        - Во-о-он там... - Старик указал рукой куда-то вниз.
        Асаф бер Барахия нагнулся пониже, стараясь разглядеть, на что же ему показывал старик, и в этот момент из центра песчаного водоворота прямо в грудь Великого Хелифа ударила синяя молния. Муджариец вскрикнул и потерял равновесие. Какое-то время он балансировал в неустойчивости на вершине дюны, а затем начал падать вниз.
        С яростным воплем Кулл рванулся к краю песчаного откоса. Стремительности движений этого человека позавидовал бы даже тигр, которого атлант считал своим тотемом. Сердце не успело ударить и двух раз, как Кулл, метнувший вперед свое тренированное тело, вытянув правую руку вперед оказался прямо над пропастью. И в последний момент он успел подхватить падающего Асафа за руку.
        - Спокойно, я тебя держу! - прохрипел Кулл. Распластавшись на самом краю дюны он удерживал муджарийца буквально за кончики пальцев.
        Внезапно здоровенный пласт песка подался и обрушился вниз. Кулл почувствовал, как под тяжестью тела Асафа он начал съезжать вниз.
        - Спокойно, - повторил он, глядя в безумно распахнутые глаза юноши, под ногами которого яростно кипел песчаный водоворот. - Не шевелись, и все будет в порядке...
        Куллу на мгновение показалось, что внизу действительно находится слюнявая пасть какого-то запредельного создания, алчно разинутая в предвкушении добычи. Он помотал головой, отгоняя дурацкое видение.
        - Мехмет, - стараясь не шевелиться, позвал Кулл старика. - Давай, хватайся за ноги и потихоньку оттаскивай меня от края.
        Заслышав приближающиеся шаги, Кулл ободряюще улыбнулся Асафу... Вдруг в голове атланта мелькнула странная мысль: а ведь походка-то Мех-мета не стариковская! Уже понимая, что изменить что-либо он не в силах, Кулл повернул голову.
        Мехмет опустился рядом с ним на корточки. Старик вовсе не торопился помогать атланту.
        - Ты сказал, что это путь в царство мертвых, Кулл. Так вот, для тебя это так и есть!
        - Но почему?.. - выдохнул атлант. - Что я тебе сделал?
        - Что ты мне сделал?! - Голос Мехмета изменился. Еще недавно дребезжащий старческий тенор сменился гулким басом.
        Куллу почудилось, что слова старика доходят до него словно из глубины пещеры. Где же он слышал этот голос раньше?
        Мехмет поднялся на ноги и, простирая костлявые руки к небесам, рассмеялся страшным смехом. Казалось, старик стал в два раза выше ростом, покрытое грязью тряпье превратилось в черный балахон. Черты его лица подернулись рябью, словно отражение в воде, в которую бросили камушек.
        И к ужасу Кулла, вместо морщинистого коричневого лица теперь перед ним оказался омерзительно блеклый белый череп с пылающими жутким багровым огнем глазницами.
        - Тулса Дуум! - воскликнул атлант. - Так это ты?
        - Да, это я, смертный червь, твой господин! - Голос древнего колдуна был ужасен. - Помнишь, много лет тому назад я пообещал тебе, что вернусь, чтобы в полной мере насладиться твоей агонией? Я сдержал свое слово!
        Как легко сейчас тебя убить, Кулл, - рассмеялся Тулса Дуум, снова присаживаясь на корточки. - Но мне этого мало! Ты, конечно, сдохнешь в страшных муках, но чуть погодя. Я хочу, чтобы ты сперва успел осознать тот факт, что теперь эта гнусная плесень, которую ты называешь человечеством, обречена!
        Создания Ктулхи готовы к решительному бою, и остановить их, так определили силы, что превыше Судьбы, мог только ты. - В глазницах умершего тысячи лет назад колдуна полыхнул зловещий огонь. - Но я решил по-другому!
        Теперь, когда ты, как безродный пес подохнешь в мертвых песках, Муджария и Валузия не смогут заключить союз, предопределенный вашими глупыми богами. Твои советники сочтут, что валузийская армия достаточно сильна, чтобы разгромить полоумного Шашонга и без твоего руководства. Пускай же дети Валки и создания Ктулхи истребляют друг друга в смертоубийственной войне! Те, кто выживет, станут моими слугами... Я буду править этим миром! - Тулса Дуум зашелся безумным каркающим смехом.
        - Будь ты проклят! - проревел Кулл. - Ничего, клянусь Валкой, я еще доберусь до твоих гнилых костей, ходячий прах! Мы еще встретимся...
        - Конечно-конечно, - издевательски поклонился атланту бессмертный колдун, - непременно встретимся. Когда ты будешь умирать от отчаяния, жажды и укусов ядовитых змей. И, можешь мне поверить, я приложу все усилия, чтобы твои мучения продолжались как можно дольше! Ты еще будешь вымаливать у меня смерть, пес. Помни, моя тень всегда будет лежать у тебя за спиной. Я появлюсь тогда, когда ты будешь меньше всего этого ждать.
        - Сколько раз я разрушал твои козни, костяной урод, но тебе всегда удавалось скрыться! - прохрипел Кулл. - Клянусь Валкой, в этот раз тебе не удастся улизнуть от расплаты, бурдюк с квашеным дерьмом!
        И настолько страшен был яростный взгляд атланта, что бессмертный колдун отшатнулся, словно отброшенный неведомой силой.
        - Ну что же. - Тулса Дуум поднялся на ноги. - Вот-вот подоспеет твой тупой дружок-варвар. И ему найдется роль в нашем представлении...
        Кулл, все это время старающийся незаметно высвободить левой рукой свой кинжал, наконец смог это сделать. И в тот момент, когда окованный железом тяжелый черный сапог обрушился ему на бок, атлант одним-единственным стремительным движением послал стальное лезвие в левую глазницу Тулсы Дуума.
        И те несколько мгновений, пока они с Асафом падали прямо в центр неистово вращающейся воронки, жуткий крик Тулсы Дуума триумфально звучал в его ушах.

        * * *

        Брул, безжалостно погоняя своего скакуна, мчался вдоль цепочки следов, уходящих вглубь пустыни. За ним, отставая на пару дюжин локтей, несся отряд муджарийских и валузийских воинов.
        Ветер бешено свистел в ушах пикта, кожу секли песчинки, которые горячий ветер, словно насмехаясь, бросал ему в лицо. Брул сам не понимал, что именно гонит его вперед, но инстинктивно он чувствовал жуткую опасность, грозящую его другу и королю Валузии.
        - Быстрей, быстрей! - шептал он на ухо своему скакуну - Ну давай же!
        Пикт испытал огромное облегчение, когда на вершине одной из песчаных сопок он увидел фигуры Кулла и Асафа.
        - Опасность! Опасность! - Пикт, размахивая руками, ревел словно раненый леопард, - Берегитесь Мехмета!
        Но слишком далеко он находился, чтобы его можно было расслышать. Уже понимая, что опоздал, Брул безжалостно вонзил шпоры в бока и без того взмыленной лошади. Он еще больше оторвался от основного отряда и, словно черная молния, взлетел по песчаному косогору.
        Буквально в паре локтей от вершины дюны его скакун захрипел, роняя с губ клочья кровавой вены, и рухнул как подкошенный. Брул покатился по песку, но, совершив немыслимый кувырок, вновь оказался на ногах.
        Как раз вовремя, чтобы увидеть, как закутанная в черный балахон фигура наносит Куллу, распростершемуся на самом краю обрыва, страшный удар ногой.
        Все, что произошло дальше, казалось свершилось одновременно. Брул увидел медленное-мед-ленное, будто во сне, движение руки атланта. Короткий высверк стального лезвия - и Мехмет вскинул руки к голове. Черный капюшон откинулся, и, к своему ужасу, пикт разглядел голый мертвенно-бледный череп. Тулса Дуум!
        Из левой глазницы чернокнижника торчала раскалившаяся добела рукоять кинжала Кулла. С раздирающим душу криком древний колдун растворился в воздухе. А Кулл исчез за краем обрыва.
        Ни мгновенья не раздумывая, Брул бросился следом.

        * * *

        Когда отряд воинов Кулла и Асафа достиг вершины дюны, глазам людей предстало странное зрелище. Песок покрывали следы четырех разных людей, но вокруг не было ни единого человеческого существа. А в котловине, что лежала прямо под обрывом, медленно успокаиваясь, бурлил песок...

        * * *

        Яростный вихрь подхватил Кулла и закружил, сжимая в своих змеиных объятиях. Атлант почувствовал, как неведомая сила увлекает его в бездонный колодец, где не было места свету. "Должно быть, так чувствует себя человек, проглоченный морским драконом!" - мелькнула в голове Кулла странная мысль. Но не успел атлант подумать о чем-либо еще, тьма сгинула, и в глаза ударило ослепительное солнце. Земная твердь стремительно приближалась - казалось, на Кулла падает целый мир, - и в следующее мгновение удар жесточайшей силы начисто выбил воздух из его легких. Атлант погрузился в пульсирующую багровой болью тьму.
        Кулл пришел в себя от льющейся ему в рот тоненькой струйки воды. Он закашлялся и сел, ощупывая огромную шишку на затылке.
        - Где мы? - первым делом спросил он у Асафа, сидевшего рядом с ним на корточках.
        - Об этом было бы неплохо поинтересоваться у твоего странного друга, - пожал плечами хелиф. - Но могу поспорить, что где-то весьма далеко от Муджарии.
        - Мне тоже почему-то так кажется, - скривился Кулл, отплевываясь от забившего его рот песка.
        - Здоров же ты, валузиец, летать! - Асаф восхищенно поцокал языком. - Ты этому с детства обучался?
        - Да уж. - Кулл, пошатываясь, поднялся на ноги. - Только вот в этот раз крылья прицепить забыл... - Проклятый Тулса Дуум! - Атлант погрозил белесому небу кулаком. - Клянусь Валкой, рано или поздно я до тебя доберусь, чего бы мне это ни стоило!
        Кулл, не стесняясь в выражениях, поведал Асафу о своей вражде с древним колдуном.
        - Клянусь хвостом великой птицы Ка, - заканчивая свой рассказ, Кулл в бешенстве ударил себя кулаком по бедру, - этому вонючему отродью праха и тлена даже честная сталь не приносит вреда!.. Валка будет свидетелем, но в этот раз мне таки придется что-нибудь придумать!
        - Умеешь же ты выбирать себе врагов! - покачал головой Асаф, в голосе юноши звучала неподдельная зависть. - Как ты думаешь, куда нас забросило его колдовство? - Юноша повел рукой вокруг.
        - А вот это, друг мой, нам предстоит выяснить самим. - Атлант, приложив козырьком руку ко лбу, огляделся. Вокруг, насколько хватал глаз, расстилалась ровная потрескавшаяся поверхность глинистого такыра. - Подозреваю, Тулса Дуум своим колдовством забросил нас на ту сторону Стагуса...
        - Ну что же, - улыбнулся спутнику муджариец, - придется завоевать королевство Шашонга вдвоем!
        - Клянусь богами, парень, мы так и сделаем! - Кулл в восторге хлопнул юношу по плечу.
        "Вот это воин! - подумал атлант. - Да с таким напарником я горы переверну!"
        - Сперва давай посмотрим, чем мы располагаем, - распорядился Кулл.
        Великий Хелиф Асаф бер Барахия коротко кивнул, признавая старшинство Кулла.
        Дела оказались отнюдь не так плохи, как могло быть, учитывая их положение. Выяснилось, что на двоих они располагают трехдневным запасом воды и еды.
        Кроме того, Кулл сохранил свой меч и один из кинжалов, а Асаф - свой клинок Каркадан, с которым никогда не расставался.
        - Славлю твою предусмотрительность, мудрейший из мудрых! - развел руками Асаф. - Но кто же мог предположить,что будет вовсе не рядовая поездка?
        - Запомни, юный хелиф, - покачал головой варвар. - Даже если ты перешагиваешь порог своей опочивальни, лишь небеса знают, где ты можешь очутиться в следующее мгновение. И в тот момент, когда ты осознаешь, что ты один на один с целым миром, Асаф, ты станешь истинным хозяином своей судьбы! Досужие разглагольствования о том, что, дескать, кто же знал, что выйдет так, а не иначе, - удел глупцов. Запомни, Асаф, - везет тому, кто готов ко всему!
        - Запомню. - Асаф был совершенно серьезен. - Теперь запомню.

        * * *

        Солнце упрямо пересекало небосвод, безжалостно обрушивая яростные лучи на мертвую почву. Но двое путников упрямством ничуть не уступали дневному светилу.
        Вот уже третьи сутки Кулл и Асаф двигались на юг. Именно это направление они выбрали после недолгих раздумий.
        - Если мы и впрямь находимся на восточном берегу Стагуса, то горы Коф лежат точно на юге, - сказал Кулл. - А там уж рукой подать и до Муджарии!
        - А если нет? - спокойно поинтересовался Асаф.
        - Тогда нам совершенно все равно, в какую сторону идти, - равнодушно ответил Кулл. - В любом случае нужно искать человеческое жилье.
        - Твоя правда, горец, - согласился с атлантом Асаф. - Юг так юг!
        Днем они отсиживались в яме, укрытой шкурой песчаного кота (глупое животное ошиблось в выборе добычи!), а шли преимущественно ночью, ориентируясь по звездам. Кулл, еще в молодости, будучи капитаном пиратского корабля, в совершенстве освоил расположение небесных светил.
        К исходу третьих суток у них закончилась вода, но они размеренным шагом бывалых путешественников продолжали двигаться вперед.
        - Кулл, мы погибнем? - Сиплый голос Асафа напоминал воронье карканье. Хелиф, шатаясь от слабости, брел по растрескавшейся глине.
        - Нет, - покачал головой Кулл. - Не имеем права.
        Глаза атланта глубоко запали, дочерна загорелая кожа натянулась на скулах, придавая ему сходство с мумией, но дух атланта пылал яростным пламенем мести.
        - Клянусь Валкой, мерзавец Тулса Дуум дорого заплатит за каждое мгновение, проведенное нами в этой преисподней! - прохрипел Кулл. - Сколько раз я разрушал планы этого злодея, не сбыться его надеждам и на этот раз!
        Через два часа потерявший сознание Асаф рухнул наземь. Кулл забросил бесчувственное тело юного хелифа на плечи и побрел дальше. Каждый шаг давался атланту с неимоверным трудом. В глазах его плясали огненные пятна, раскаленный воздух обжигал измученные легкие, кровь бешено стучала в висках. Но он шел вперед, и не было силы, которая могла бы его остановить.
        Перед его мысленным взором возникал отвратительный скалящийся череп с горящими багровыми угольями глазницами, в ушах звенели слова Тулсы Дуума: "Я буду править этим миром!", заставляя непослушное тело двигаться дальше. Добраться до врага любой ценой! Вцепиться в горло, разорвать на части!
        Только это желание поддерживало на ногах горца, да еще врожденное упрямство. Не отступать и не сдаваться! Ни перед кем и ни перед чем...
        Когда розовый диск солнца показался из-за небесного окоема, заставляя тень бредущего из последних сил человека убегать в бесконечность, на горизонте показалась зеленая роща оазиса.

        * * *

        Кулл сперва напоил юношу, а затем принялся утолять свою жажду. Он с жадностью глотал прохладную чистую воду, не в силах остановиться. Но даже после того, как его живот раздулся точно бурдюк с молодым вином, Кулл долго-долго лежал в озерце, впитывая всей кожей животворную прохладу.
        Тем временем Асаф пришел в себя в достаточной мере, чтобы говорить:
        - Опять я обязан тебе жизнью, Кулл!
        - Сегодня - ты мне, завтра - я тебе, - пожал плечами атлант. - Хвала Валке, мы живы!
        Не в силах удержаться, Кулл опять начал пить.
        - Смотри не лопни! - поддразнил его Асаф. - Или ты собираешься напиться впрок, как дрома-тарий?
        - А что, они вправду напиваются впрок? - поинтересовался Кулл, испытывавший неподдельный интерес к этим могучим зверюгам.
        - Правда, - кивнул Асаф. - Дроматарий пьет в течение трех часов, чтобы потом полторы дюжины дней обходиться без воды.
        - Три часа? - не поверил Кулл.
        - Да, - ответил хелиф и почему-то рассмеялся.
        В ответ на непонимающий взгляд Кулла Асаф,
        задыхаясь от смеха, ответил:
        - Просто я вспомнил одну притчу о воине Нур-ад-Дине, по прозвищу Наливайка. - Хелиф буквально всхлипывал. - Кто мог подумать, что, находясь в сердце неизвестной пустыни, куда нас закинула злая воля колдуна, я вспомню не что иное, как эту историю!
        - Давай рассказывай, - поторопил Кулл.
        После нескольких приступов смеха хелиф успокоился и начал свой рассказ:
        - Это было в те времена, когда народ детей пустыни раскололся на два лагеря. И только по воле Голгора Пожирателя Огня тогда брат не поднял руку на брата. Но сейчас речь не об этом. Так вот два лагеря готовились к войне. Силы хелифов Ами-Зейбака и его единоутробного брата АмиДжаймама были примерно равны. И тогда хелифу Ами-Зейбаку пришла в голову идея научить дроматариев напиваться в срок меньший, чем отпустила им природа. Это сразу бы дало его армии преимущество над братом.
        Призвал он мудрых советников, - продолжал свое повествование Асаф, - но не смогли убеленные сединами мудрецы помочь хелифу. Разгневанный владыка приказал было казнить мудрецов, но удержал его скорую на расправу руку главный советник которого звали Зурейк. Хитроумный Зурейк вспомнил о том, что никто не разбирается в дроматариях лучше, чем могучий воин Нур-ад-Дин. Правда, когда не пьян. А пьян он был всегда, за что и получил прозвище Наливайка.
        - Привели тогда Нур-ад-Дина, по прозвищу Наливайка, к грозному ликом хелифу. Ами-Зейбак спрашивает воина: "А можешь ли ты научить дроматариев покрывать свою жажду быстрее?" Отвечает воин: "А то!" - "И что надобно тебе для этого?" - подивился владыка. "Дюжину горшков пальмового вина, большой шатер и трех прислужниц-танцовщиц с гибким станом", - отвечает хелифу воин.
        "Да будет по-твоему, - кивнул хелиф. - Но помни, если ты не уложишься в срок пускай хотя бы на миг меньший трех часов, лишиться тебе головы!" - напевно произносил Асаф. - Кивнул, соглашаясь Нур-ад-Дин, по прозванию Наливайка.
        Разбили на берегу бурнойреки Айяс, что делит Муджарию пополам, шатер, доставили вино и танцовщиц. Привязал тогда Нур-ад-Дин дроматария хелифа Ами-Зейбака к могучему дереву. Откупорил первый сосуд с пальмовым вином и направился в шатер, откуда вскоре послышались звуки веселья.
        Через час хелиф Ами-Зейбак начал раздувать в гневе ноздри. Еще через час схватил он хитроумного советника Зурейка за бороду и сказал, что отрубит не одну голову, а две. А еще через полчаса кликнул разъяренный хелиф стражу и велел схватить проклятого обманщика и пьяницу. Бросились стражники выполнять приказ своего господина, но попадали без чувств наземь, сраженные кулаком могучего Нур-ад-Дина. Но только собрался обуянный великой злобой хелиф свершить расправу над Зурейком, полог откинулся, и вышел Нур-ад-Дин...
        На мгновение Асаф прервался, чтобы с головой погрузиться в воду. Отфыркавшись, юноша продолжал:
        - Так вот, дошло до наших времен, что Нурад-Дин, по прозвищу Наливайка, икая, сказал хелифу Ами-Зейбаку следующее: "Умерь свой гнев, о светоч мира, и не сотвори сему почтенному советника вреда. У меня еще осталось полчаса - а это много, и полкувшина вина - а вот это мало!"
        С этими словами подвел воин Нур-ад-Дин, по прозвищу Наливайка, охваченного жаждой дроматария хелифа Ами-Зейбака к реке. Опустился дроматарий на колени и припал к воде. Нур-ад-Дин поставил недопитый кувшин на землю и задумался глубоко. Понял хелиф, что сейчас будет воин творить свой заговор. Как же еще иначе можно было заставить животное напиться быстрее? И точно, обошел воин Нур-ад-Дин животное, воздел руки к небесам и замер на мгновение...
        Асаф сделал паузу и Кулл затаил дыхание, ломая голову, как же воину Нур-ад-Дину, по прозвищу Наливайка, удастся выйти из создавшегося положения.
        - ...да как пнет дроматария по мужскому достоинству!
        Кулл на мгновение оторопел, потеряв дар речи.
        - Фью-ю-ю-ть! - Асаф выпучил глаза и с характерным скворчанием всосал в себя воду, мастерски изображая жертву подобного удара.
        Довольно долго двое взрослых мужчин, всхлипывая, взревывая и хлопая друг друга по спине, корчились от смеха на берегу озерца. Простая незатейливая байка Асафа сняла напряжение последних страшных дней. Жизнерадостный смех очистил души воинов, укрепляя сердца, придавая уверенности в своих силах.
        Отсмеявшись, Кулл поднялся, протягивая руку юноше.
        - Пойдем, оглядимся. Вдруг здесь кто-нибудь живет? Если повезет, то разживемся едой и узнаем, где же, во имя Валки, мы находимся?
        Но, к их великому разочарованию, признаков человеческого жилища обнаружить им не удалось. Хвала небесам, в оазисе росло множество съедобных растений, поэтому друзья смогли удовлетворить свой голод дикими дынями, виноградом, питательными корневищами шиясы и финиками.
        Целый день Кулл и Асаф отсыпались в тени деревьев на берегу пруда. Проснувшись ближе к вечеру, они отправились на охоту, и им удалось подбить камнями трех крупных птиц, напоминавших куропаток.
        Уже стемнело, когда друзья развели костер. Легкий ветерок разносил окрест запах дыма и мяса, запеченного с диким чесноком и другими травами. Потрескивали, прогорая, сухие ветки; на небе высыпали звезды.
        - Что мы будем делать дальше? - обратился к Куллу муджариец. - Эх, знать бы наверняка, где мы находимся!
        - Вы находитесь точно в сердце Великих Песков, отделяющих Край Мира от земель, принадлежащих грозному владыке Мегриба! - прямо за их спинами неожиданно раздался тихий шелестящий голос. - И это место станет вашим последним пристанищем!
        В мгновение ока мужчины оказались на ногах, сжимая в руках мечи.
        На колеблющейся границе света костра и тьмы ночи Кулл увидел закутанную в плащ фигуру. Атлант пригляделся повнимательнее, с удивлением отметив, что сквозь тело незнакомца отчетливо проглядывали звезды.
        - Кто ты, призрак? - Голос атланта не предвещал неожиданному пришельцу ничего хорошего.
        - Я - Повелитель Великих Песков Май Есумдун! - ответствовал призрак. - Трепещите, люди!
        Ни Кулл, ни Асаф трепетать явно не собирались.
        - Что-то ты не больно похож на повелителя чего-либо большего, - рассмеялся Кулл, похлопывая себя по бедру клинком, - нежели детские куличики из песка!
        - Смотри, почтенный, чтобы тебя ветром не сдуло! - добавил Асаф.
        - Замолчите, смертные! - зашипел старик, отступая в ночь, стараясь плотнее укутаться в свой удивительный плащ песочного цвета.
        Кулл пригляделся повнимательнее и заметил, что плащ назвавшегося таким труднопроизносимым именем призрака шевелится, словно действительно был соткан из мириадов песчинок, живших своей собственной жизнью.
        - Ты, презренный злоязыкий африд! Смейся над павшим величием, топчи поверженного гиганта! Если бы не этот сын могильной плесени Тулса Дуум, будь проклято его имя, я бы превратил тебя в песчаную блоху, я бы заставил тебя глотать песок, я бы...
        - Ты сказал Тулса Дуум? - От удивления Кулл опустил меч.
        - Не делай вид, шакалье отродье, что тебе неведомо имя твоего господина! - Голос призрачного старца был полон горечи и боли.
        - Но почему ты считаешь нас слугами этого злодея? - удивился Кулл.
        Любой другой человек, бросивший ему в лицо подобные оскорбления, был бы давно уже мертв, но это был особый случай.
        Руку атланта удержало даже не сознание того, что меч не в состоянии причинить призраку вреда, а некое чувство, которое он привык называть чутьем. Сердце подсказывало Куллу, что Май Есумдун - такая же жертва Тулсы Дуума, что и они сами.
        - Клянусь Валкой, - ударил себя в грудь Кулл, - я лучше, чем кто-либо другой, знаком с этим исчадием преисподней! Ты ошибаешься, старик, считая нас его слугами. Более того, именно по воле Тулсы Дуума мы сейчас находимся в твоих владениях!
        - Истинно так, почтенный, - подтвердил сказанное другом Асаф.
        Май Есумдун вгляделся в лица воинов.
        - Я верю вам, - наконец сказал он. - Раз вы враги Тулсы Дуума, то вы мои друзья! - Призрак приблизился к костру. - Предлагаю вам свое гостеприимство, - поклонился он Куллу и Асафу, - хотя сейчас это лишь пустой звук. Не гневайтесь на меня, мужественные воины. Я принял вас за слуг проклятого злодея, явившихся мучить меня...
        - Но чем ты, простой старик, мог помешать этому колдуну? - искренне удивился Кулл. - И почему ты называешь себя Повелителем Великих Песков?
        - Не думайте, что я сошел с ума, - горестно покачала головой полупрозрачная фигура, - Но я действительно Повелитель Великих Песков, некогда могущественнейший волшебник Май Есумдун.
        - Но каким образом Тулса Дуум смог превратить тебя в жалкую тень? - воскликнул удивленный Асаф.
        - Моя история достаточно проста, - развел руками Май Есумдун, - Я родился триста лет тому
        назад и еще в детстве попал в обучение к величайшему из величайших Мегрибских колдунов Тамактану Даамду.
        - А я считал, что Мегриб всего лишь выдумки краснобаев и сказителей! - удивился Кулл. - Неужели и впрямь существует такая страна, населенная могучими волшебниками?
        - Существует, - ответил призрачный старец. - В ней я родился и рос, обучаясь искусству волшебства, приобщаясь к великим тайнам.
        Когда я достиг успехов, то в непомерной своей гордыне решил, что сравнялся со своим наставником. Оставив учение, я поступил на службу к правителю одной из соседних стран, став его придворным магом. Затем я возглавил его армию и с помощью подвластных мне сил разгромил непокорных его воле соседей.
        От Края Мира до Безвечного Моря гремела моя слава, - старик вздохнул, - но шли годы, устали мои глаза от вида смерти и страданий, отвратилась моя душа от битв и сражений. Я оставил бренный мир, удалившись со своей верной женой Енгельдой сюда, в Великие Пески. И вот уже многие десятки лет я, оттачивая свой дух, предаюсь размышлениям под шорох песков вечности.
        До недавнего времени я наслаждался покоем и не ведал горя. Но вот несколько лет тому назад в моих землях объявилась отвратная тварь, что носит имя Тулсы Дуума. Он рассказал мне о грядущей битве созданий Ктулхи и созданий Молодых Богов и сказал, что все, что ему нужно, - это переждать со своими слугами грозные события в этом спокойном месте, столь далеком от поля битвы. Будь прокляты мои уши! Как я мог довериться этому демону?!
        Я совершенно не обращал внимания на это существо, принявшее личину ищущего мира аскета. И лишь случайно я обнаружил, чем занимаются его слуги - омерзительные создания, восставшие со дна преисподней и демонические твари. Страшные человеческие жертвоприношения, мерзкая некромантия и непотребная волшба успели осквернить Великие Пески! Только тогда я понял, что Тулса Дуум готовит свои собственные войска, собираясь обмануть и Молодых Богов и созданий Ктулхи. Мне открылась истинная сущность этого демона, но было уже слишком поздно!
        Май Есумдун на мгновение замолк, ветер трепал края его призрачного плаща.
        - Тулса Дуум искал ключ моей власти над Душою Песков. Если бы ему удалось его получить, то в распоряжении этого создания преисподней оказалась бы целая армия неуязвимых существ из песка. Я думаю, что еще жив, только потому, что колдун надеется пытками вырвать у меня это знание...
        Колдуну удалось захватить меня врасплох. - Голос старика был тих и печален. - Обманом он лишил меня волшебной силы, превратив в жалкую тень, видимую лишь ночью! Злодей мог бы вообще меня уничтожить, но ему доставляет изощренное удовольствие наблюдать за моими муками и бессилием. Часто он является сюда, чтобы, наполнив мое тело былой жизнью, подвергать меня невыносимым мукам.
        Кулл сплюнул в песок:
        - Клянусь перьями великой Птицы Творения, я положу конец его деяниям!
        - Скажи, как можно тебе помочь, почтенный Есумдун? - спросил в свою очередь Асаф.
        - Нет ничего проще. - Печальная улыбка тронула морщинистое лицо правителя Великих Песков. - Нужно всего лишь разбить песочные часы Тулсы Дуума, которые хранятся в его покоях в некогда принадлежавшей мне Замке из Песка. Именно в этом магическом талисмане он удерживает мою силу. Как только будут разбиты оковы заклинаний, удерживающих мою душу, я снова стану тем, кем был раньше, - великим волшебником Май Есумдуном. И тогда преисподняя покажется Тулсе Дууму обителью покоя!
        На мгновение глаза старика вспыхнули нестерпимым блеском.
        - Увы, я в состоянии лишь скитаться по этому оазису, ставшему моей тюрьмой. И в ужасе глядеть на убывающую луну... Потому что в новолуние, когда небесная черепаха Варжва проглотит ночное светило, моя дочка, мой цветок пустыни... - Голос призрака стих.
        - У тебя есть дочка, почтенный Есумдун? - поинтересовался Асаф бер Барахия, явно тронутый историей старца.
        - Да. Шестнадцать лет тому назад моя любимая Енгельда покинула этот мир, оставив безутешному отцу дочь. С тех пор Таалана - моя единственная радость, мой смысл жизни. А теперь... - Взгляд старика погас.
        - Что же с ней случилось? - спросил Асаф.
        - В новолуние моя дочка Таалана, радость моей души, моя единственная услада, волей треклятого злодея обречена выйти замуж за вождя племени афридов-людоедов страшного Курашбаха. Этого цепного пса Тулсы Дуума! Колдун поклялся, что сломает мою волю, даже если ему потребуется вывернуть мир наизнанку!
        Призрачные слезы скатились по призрачным щекам.
        - Но расскажите мне вашу историю, путники. - Май Есумдун взял себя в руки. - Кто вы, и что за напасть вынудила вас пересечь бескрайние просторы пустыни? И где ваш караван, я не вижу ни лошадей, ни верблюдов, ни ездовых страссов?
        - Я - повелитель Валузии, Кулл, - гордо произнес атлант.
        - А я, Великий Хелиф Муджарии Асаф бер Барахия. - В голосе юноши отчетливо прозвучали царственные нотки.
        - Напасть, которая с нами приключилась, носит имя Тулсы Дуума, - выругался Кулл. - Что же касается каравана, то его никогда и не было.
        - Но как вы оказались прямо в центре безжизненных песков? - удивился старик.
        - Коварный колдун заманил нас в ловушку, и мы свалились прямиком в гигантскую воронку в песке, - ответил Асаф.
        - Нас подхватил темный вихрь, - добавил атлант, - и мы оказались здесь.
        - Горе мне, горе! - вскричал Май Есумдун. - Тулса Дуум прочитал мои свитки! Значит, теперь он может перемещаться Путями Песков. Печальную весть принесли вы, незнакомцы...
        - Что такое Пути Песков? - спросил атлант у призрака.
        - Я могу открыть магический проход в любое место, где есть хотя бы куча песка, - ответил Май Есумдун.
        - А ты можешь переправить нас обратно в Муджарию? - оживился Асаф.
        - Увы, смелые воины, - развел руками старик. - В своем нынешнем состоянии я не могу даже покинуть этот оазис. Вот если бы моя сила была при мне...
        - Скажи, - спросил Кулл у призрака, - сколько времени нам потребуется на то, чтобы пересечь Великие Пески и достичь гор Коф?
        - Вся жизнь, - ответил Май Есумдун. - И, поверь мне, владыка Валузии, срок этот будет короток. Никто не в силах в одиночку преодолеть эти безжизненные земли. Но даже если бы в твоем распоряжении был целый караван, тебе пришлось бы пробираться до Края Мира долгие-долгие луны.
        - Значит, придется навестить Тулсу Дуума, - решил Кулл. -Ты как думаешь, Асаф?
        - Только после того, как мы освободим несчастную дочь этого человека из лап афридов, - ответил юноша.
        - Судьба прекрасной Тааланы предопределена, - покачал головой старик. - Лучше удалитесь в пустыню, чтобы избегнуть страшной смерти в руках Тулсы Дуума, и проведите оставшееся вам время в молитве и размышлениях. Ваша смерть ничего не изменит... Да и что могут противопоставить два человека целому воинственному племени и могущественному колдуну, перед которым даже я оказался бессилен... - с горечью закончил старик.
        - Многое! - не выдержал Кулл. - Смелость, мастерство, стальной клинок и силу духа!
        Атлант был не на шутку рассержен.
        - И главное из этого - сила духа, которой ты, старик, начисто лишен! Клянусь Валкой, ты забыл, что ты в первую очередь мужчина, а не колдун! Возьми себя в руки. Пока ты жив, ты должен бороться! Ты говоришь, что некогда был великим воином, а я слышу речи трусливого крестьянина... Ничья судьба не может быть предопределена, пока человек не сдается!
        На протяжении всей речи горца глаза Мая Есумдуна разгорались странным пламенем.
        - Ты трижды по три раза прав, воин! Благодарю тебя за то, что ты мне напомнил о том, что я мужчина! Проклятый Тулса Дуум почти добился, чтобы я превратился в живого мертвеца. И я буду бороться до конца!
        - Вот эти слова более подобают мужу, - кивнул Кулл. - Итак, где находится деревня афридов?

        * * *

        - Мы чуть не опоздали, - прошептал Асаф Куллу.
        Муджариец, задрав голову, внимательно изучал темное звездное небо.
        - Ничего, у нас осталось еще пара часов. Ты все запомнил, Асаф?
        - Не волнуйся, - легко улыбнулся муджари-ец. - Все должно пройти как по маслу!
        Глядя на молодого хелифа, охваченного возбуждением предстоящей битвы, атлант улыбнулся. В Асафе Кулл видел себя в юности: бесшабашного, уверенного в своих силах, верящего в свою счастливую судьбу. Впрочем, надо отдать должное, Кулл и сейчас оставался таким.
        Они затемно подкрались к окраине деревни афридов, обойдя ее по совету Мая Есумдуна с востока. Именно в этом месте, прилепившись к высокому частоколу, располагались хозяйственные постройки и хлев.
        На фоне звезд отчетливо выделялись силуэты часовых, что несли вахту на крыше деревянных строений. Уверенные в своей безопасности, африды, которые прекрасно видели в темноте, время от времени лениво оглядывали пустыню. Трое рослых тварей, о чем-то переговариваясь, прикладывались в кувшинам с вином.
        - Твой тот, что слева, - шепотом велел Асафу Кулл. - Ну, да поможет нам Валка, вперед!
        Стремительной тенью он скользнул к высокой - в три человеческих роста - стене. Муджариец последовал за ним.
        Петли на концах сплетенных из лиан веревок упали точно на заостренные колья, и две фигуры, сливаясь с темным деревом, начали бесшумно подниматься. Ухватившись левой рукой за ствол дерева, Кулл осторожно высунулся из-за частокола и огляделся. Так же, как и африды, он прекрасно видел в темноте.
        - Проклятие! - про себя выругался Кулл.
        Дело в том, что к троице часовых афридов присоединилось еще двое их собратьев. Прислонив длинные копья с широкими стальными наконечниками к стене, мерзкие создания сошлись кружком. Откуда-то появились новые кувшины с вином, африды возбужденно размахивали руками и то и дело разражались отвратительным хохотом, походившим более на ржание осла, объевшегося пьяных смокв.
        - Клянусь копытом Шаб-Ниггурата, проклятый Курашбах не заслуживает такого везения! - ударил могучим кулаком по бедру один из афридов - молодой верзила.
        - Ты говори, да не заговаривайся, - осадил его коренастый африд с шрамом через всю морду. - Хотя кое в чем ты прав. - Его широкий рот открылся и длинный звериный язык облизал острые треугольные клыки. - Эта Таалана, с какой стороны ни поглядеть, в самом деле лакомый кусочек!
        - Нет братцы, Курашбах - вождь, каких поискать надо, - вступил в беседу еще один африд. Судя по покрытому шрамами лицу и обломанному рогу, это был ветеран, прошедший не одну кампанию. - Будь уверен, нам всем перепадет от этой девки, когда Курашбах с ней наиграется.
        - Ага, Хребтолом, наиграется... - сплюнул себе под ноги еще один африд, затачивая длинным кинжалом свои когти. - Если она к тому времени не помрет...
        - А какая разница? - удивился Хребтолом.
        - Для тебя может быть, и нету, - заржал молодой, - а мне нравится, когда они кричат и корчатся от боли!
        - А ну кончай болтать! - приказал самый здоровый африд. В отличие от всех остальных он был одет в клепаный нагрудник и не выпустил из рук оружия. Кулл подумал, что это, наверное, начальник караула. - Как Курашбах скажет, так и будет, ясно!?
        - Да кто же спорит, Костогрыз! - развел руками африд со шрамом. - Ну, ладно, вы тут стойте, а нам пора. Когда вас сменят, давайте к Столбу Шаб-Ниггурата бегом. А то как бы парни не сожрали этого здоровенного варвара. Как там его, Прул или Мрул? Крепенький такой, даром что пятерых положил, вкусный, наверное!
        - Ты уж пригляди, Зубодыр, чтобы и нам по кусочку оставили, - заискивающе попросил приятеля молодой африд.
        - Не бойся, Мосол, всем достанется, - хохотнул Зубодыр.
        Брул?! А он-то как здесь оказался?
        От волнения Кулл, забывшись, изо всех сил сжал кол, за который держался. Сухая древесина не выдержала хватки атланта и раскололась с громким треском. Африды мгновенно схватились за оружие, напряженно вслушиваясь в ночь.
        - Ну-ка, быстро осмотреть все кругом, - велел Костогрыз.
        Африды мгновенно рассыпались по крыше. Кулл, проклиная себя за несдержанность, скрылся за частоколом. Его план, построенный на внезапности атаки, грозил развалиться как тростниковая хижина в объятиях черного смерча.
        Он услышал приближающиеся шаги, и над частоколом появилась черная фигура одного из афридов. Мосол, а это оказался именно рослый молодой африд, перегнулся через частокол, напряженно вглядываясь вниз.
        Кулл решил, что настало время действовать. Попрочнее уперевшись ногами в деревянную ограду, он распрямился, словно атакующая кобра, и, ухватив Мосла за правый рог, изо всех сил рванул его вниз.
        Африд, разинувший от удивления зубастую пасть, даже не успел вскрикнуть, когда заостренное дерево с мягким чавканьем вонзилось в его глазницу. Рывок Кулла оказался настолько силен, что кол пробил голову африда насквозь и вышел из затылка. Изо рта краснокожей твари хлынула кровь, Мосол судорожно задергался и умер. Используя рог убитого африда в качестве опоры, Кулл одним тигриным прыжком бросил свое тело за частокол.
        Надо отдать должное ветерану Хребтолому, тот не растерялся и сразу же бросился навстречу атланту. Если бы Кулл замер хотя бы на мгновение, широкое зазубренное лезвие вошло бы ему точно в живот. Но атлант, вместо того чтобы приземлиться на ноги, упал на плечо и прокатился вперед, пропуская смертоносное жало над головой.
        Словно выброшенный из катапульты живой снаряд, он сбил Хребтолома с ног и прежде, чем тот успел схватиться за меч, страшным ударом кинжала распорол африду живот и грудную клетку.
        В следующий миг атлант был уже на ногах, поворачиваясь, чтобы отразить атаку нового противника. Но тут Кулл поскользнулся в луже крови, вытекшей из разваленного буквально пополам Хребтолома, и потерял равновесие...
        Изуродованная длинным шрамом морда Зубодыра скривилась в кровожадной гримасе. Уверенный в отчаянном положении своей жертвы африд отвел руку с копьем, размахнулся, оскалился и...
        На мгновение Куллу показалось, что у Зубодыра во лбу вырос третий рог. Африд замер, торжество в кровавых угольях его глаз сменилась выражением крайнего удивления, он пошатнулся и замертво рухнул на деревянную крышу. Из его переносицы, войдя в голову рогатой бестии по самую рукоять, торчал тяжелый кинжал Асафа.
        Даже этой короткой передышке Куллу хватило, чтобы восстановить равновесие. Он развернулся как раз вовремя, чтобы увидеть, как голова одного из оставшихся афридов, вращаясь, как набитый перьями мяч для игры в ракетку, перелетает через частокол и исчезает во тьме. "Да, владеть мечом Асафа действительно учили лучшие из лучших", - восхищенно подумал Кулл.
        Перепрыгнув через поверженного Зубодыра, атлант нос к носу столкнулся с командиром стражи Костогрызом. Этот противник оказался посерьезнее предыдущих. Костогрыз сражался сразу двумя клинками - в правой его руке был тяжелый кривой клинок, а в левой - острый как бритва кинжал с крючком на конце. Африд отбил кривым клинком прямой выпад Кулла и, в свою очередь, полоснул по незащищенной груди атланта кинжалом. Из длинного пореза потекла кровь, Костогрыз довольно осклабился.
        Африда, пережившего множество подобных поединков, подвела чрезмерная уверенность в своих силах. Вместо того чтобы поднять тревогу, он решил лично расправиться с дерзнувшими вторгнуться в его деревню сынами человеческими. Должно быть, он так и умер, не успев осознать, что же происходит на самом деле. Когда рогатый демон попытался покончить с Куллом боковым ударом в шею, атлант прыгнул вперед, перекидывая клинок из правой руки в левую. Правой рукой он заблокировал руку Кострогрыза с клинком, а коленом отбил в сторону вторую руку африда, ту, в которой зверочеловек сжимал кинжал. От сильнейшего удара тонкий клинок вылетел из рук командира стражей и, звеня, откатился далеко в сторону.
        Неуловимым для глаза движением Кулл вонзил свой меч в незащищенный бок африда, прямо под кромку нагрудника. И хотя прямой муджарийский клинок Кулла был слишком короток и легок для привыкшего к тяжелому двуручному топору атланта, это не делало его менее смертоносным. Рука Кострогрыза разжалась, и клинокупал ему под ноги. Африд разинул пасть, но крик так и не вылетел из его глотки - Кулл стальными тисками сжал его шею. Еще мгновение, и атлант брезгливо отбросил в сторону бездыханное тело.
        За это время юный хелиф успел покончить и со своим противником. Наступила тишина, нарушаемая лишь тяжелым дыханием Асафа и Кулла.
        - Надо поставить их обратно к стенам, - бросил Асафу Кулл, подхватывая подмышки одного из убитых афридов.
        - Ты хочешь, чтобы снизу казалось, будто они все еще живы и стоят на страже! - восхитился планом атланта хелиф. - Клянусь Голгором Пожирателем Огня, славно придумано!
        Не мешкая, друзья привязали мертвецов к кольям частокола, вложив копья им в руки.
        - Ты слышал, - спросил Кулл у Асафа, когда они закончили свою грязную работу, - что в их руках Брул?
        - Да, - кивнул юный хелиф, перетягивая куском ткани рану на предплечье. - Каким-то образом твоему другу удалось последовать за нами. Похоже, наш план придется менять. Я думаю, нам следует разделиться.
        - Хорошо, - на мгновение задумался Кулл. - Ты займешься дочкой колдуна, а я отправлюсь выручать Брула.
        Атланту в голову пришла мысль, на первый взгляд показавшаяся ему совершенно безумной. Нет, полный бред! Хотя... Хотя...
        - Значит, сделаем так... - обратился он к Асафу.
        И по мере того как Кулл делился с ним своей дикой идеей, улыбка муджарийца становилась все шире и шире.

        * * *

        На просторной площади, находившейся в самом центре деревни афридов, сейчас собралось все племя краснокожих демонов. Отсутствовали только часовые, несущие караул на стенах деревни. Неровный свет сотен факелов освещал море голов, дробясь мутными бликами в налитых кровью глазах созданий Шаб-Ниггурата, одного из первых Звериных Богов.
        У западного края площади, между двух массивных деревянных строений, располагался высокий помост, сложенный из темного камня. Там, на троне, сделанном из человеческих костей, восседал вождь афридов - Курашбах. На бочкообразной груди Повелителя Людоедов красовалась гирлянда из маленьких черепов, судя по всему - детских, а заостренные длинные уши были украшены сережками из фаланг пальцев. Длинные тяжелые рога Курашбаха были покрыты золотом, а на голове красовалась черная корона в форме копыта. Внизу помоста, оцепив его полукругом, стояла шеренга здоровенных афридов копьеносцев, одетых в кожаную с металлическими клепками броню.
        У ног Курашбаха скорчилась стройная женская фигурка. Кулл понял, что это и была Таалана, дочка повелителя Великих Песков Мая Есумдуна. Девушка была обнажена, а ее кожу покрывала затейливая вязь магических рун. Рот Тааланы был заткнут кляпом, а тонкие руки безжалостно стянуты за спиной волосяным арканом. Такой же аркан был накинут ей на шею, а его конец крепился к поясу Курашбаха.
        - Пришло время, братья мои, - поднимаясь с трона, проревел Курашбах.
        Когда он поднялся на ноги, стало ясно, что рогатый вождь на голову выше любого из своих соплеменников. А огромным мышцам этого краснокожего гиганта позавидовал бы даже повелитель джунглей - саблезубый тигр.
        - Сегодня - полнолуние. - Глубокий бас, более походивший на звериный рев, прокатился над площадью, заставляя смолкнуть все разговоры. - И сегодня мы почтим жертвой повелителя нашего Шаб-Ниггурата, Скачущего во Тьме!
        - Да потрясет цокот его копыт вершины мира! - нестройно проревели африды, опускаясь на колени.
        - Пускай омоет копыта Черного Бога горячая кровь воина, чья смелость прошла испытание битвой! - провозгласил Курашбах, указывая могучей ручищей в центр площади.
        Взоры афридов обратились на хорошо утоптанную земляную площадку, вокруг которой были вкопаны покрытые рунами каменные глыбы. В ее центре возвышались два каменных столба, между которых был привязан обнаженный человек.
        Это был широкоплечий мужчина среднего роста. Темные спутанные волосы, пропитанные запекшейся кровью, ниспадали ему на плечи, и исподлобья сверкал бешеный взгляд. Рот его был заткнут кляпом, поэтому он мог лишь злобно сопеть и фыркать. Было ясно, что воин этот не боится смерти, и единственное, что его пугает - это перспектива погибнуть, не отправив на тот свет пару-тройку врагов, должных проложить ему путь в рай.
        - Также, - продолжил Курашбах, - сегодня я возьму новую жену. - Африд рассмеялся и злобно пнул скорчившуюся у его ног девушку. От удара под ребра Таалана упала, но сильным рывком аркана вождь людоедов вновь поставил ее на колени. - Такова воля посланца Шаб-Ниггурата Тулсы Дуума.
        Курашбах с ненавистью посмотрел на Таалану.
        - Он запретил тебя убивать, человеческое отродье. По крайней мере сразу... - Африд вновь радостно завыл. - А чтобы ты не могла навредить нам своими чарами, дочь колдуна, я сперва вырву твой язык, а затем отрублю тебе руки.
        - Ну а потом мы отправимся в оазис старого колдуна в свадебное путешествие, - издевательски ощерился людоед-великан. - Я думаю, Май Есумдун обрадуется, когда узнает, что у его лядащей девчонки будет не один муж, а сотня! Ты проживешь еще несколько дней, чтобы твой непокорный отец смог раскаяться в своем упрямстве!
        Слова своего вождя африды встретили радостным воем и улюлюканьем.
        - Мои верные псы, - Курашбах оглядел беснующуюся толпу, - любой из вас может бросить вызов моим стражам! Клянусь Девятью Рогами Тьмы, победители получат право обглодать ее руки и познать ее тело...
        Африды вскочили на ноги и дико завыли, стуча оружием. Казалось, на земле воцарилась преисподняя и ночное небо побледнело и съежилось, в ужасе отшатнувшись прочь.
        Передав аркан с дрожащей и плачущей от страха, унижения и боли Тааланой одному из своих телохранителей, Курашбах спустился с тронного возвышения и направился к пленнику. Остановившись за пару шагов до распятого между каменных глыб человека, он воздел руки к небу и затянул ритуальное песнопение. Его нечестивая паства вновь опустилась на колени, вторя своему вождю.
        - Йа, Шаб-Ниггурат, черный Владыка, яви свой лик на три стороны света, воздавая милость слугам своим. Дай нам силы, Рогатый, подобный грозному дыханию зверю хаоса, грядущему, чтобы пожрать мир! Да вкусишь ты от горячей крови героя и воздвигнешь свою длань над землями червей, что зовутся людьми! Йа, Шаб-Ниггурат!
        Древние, оскорбляющие небеса слова, взлетали к равнодушным холодным звездам. Казалось, над площадью повисла звенящая тишина, а тьма за границей света факелов налилась клубящейся жадной мглой. Ощутимо повеяло мертвенным холодом и тошнотворным смрадом разложившейся плоти.
        Курашбах снял с пояса кожаный мешочек и сыпанул какого-то порошка в каменные чаши, стоявшие по обе стороны от пленника. Африд прошептал несколько слов, и в них вспыхнуло пламя. Но подчиняясь воле вызвавшего его существа, огонь угас. Из каменных чаш повалили клубы светящегося зеленоватого дыма, точно змея, свивавшаяся тугими кольцами.
        Курашбах выпрямился во весь свой огромный рост. В руках его появился изогнутый черный обсидиановый нож, светящийся по краям трупной зеленью. Но не успел он всадить жертвенный кинжал в отчаянно бьющегося в оковах человека, как произошло следующее.
        В противоположном от тронного помоста конце широкой площади, за спинами коленопреклоненных афридов раздался ужасающий рев. Так могло бы кричать какое-нибудь голодное божество из преисподней, требующее новых жизней.
        Этот неожиданный и грозный звук заставил Курашбаха опустить руку, а его рогатых подданных содрогнуться от страха. Верховный африд резко обернулся.
        Там, на границе света и тьмы, возвышалась гигантская косматая фигура в два человеческих роста. Жуткое существо словно возникло из небытия. На огромной бесформенной голове выделялись три огромных рога, из разверстой пасти торчали устрашающие клыки, а огромные - с кулак взрослого мужчины - глаза ярко светились мертвенным бело-зеленым светом. Но самым страшным являлось то, что по бочкообразной груди и могучим плечам посланника преисподней то и дело пробегали жадные языки пламени; огненные же капли стекали из ноздрей чудовища.
        Когда демон понял, что замечен, он задрал мерзкую морду к небесам и завыл. Ночь вновь наполнил страшный, заставлявший леденеть кровь в жилах, торжествующий рев.
        - Йа Шаб-Ниггурат! - исторгло из недр могучей груди существо и проревело: - Падите ниц, смертные, перед посланником Черного Господина!
        Не обращая ни малейшего внимания на распростершихся в пыли поскуливающих от страха афридов, пылающая тварь странной колеблющейся походкой направилась прямо к алтарю.
        - Приветствую тебя, господин, - низко поклонился вождь афридов, когда косматый демон подошел к каменным столбам. В отличие от своих подданных Курашбах, сохранивший спокойствие и трезвость рассудка, на колени явно опускаться не собирался.
        - Чем мы обязаны тому, что Черный Бог решил откликнуться на наш зов? - смиренно обратился вождь афридов к посланнику Шаб-Ниггу-рата.
        - Шаб-Ниггурат велел мне забрать жертву. - Демон махнул могучей лапой в сторону пленника. - Ему понадобилось тело этого смертного целиком!
        От очередного рева, исторгнутого посланником Древнего Бога, у Курашбаха заложило уши.
        - Слушаюсь и повинуюсь, - опять поклонился африд. - Лучшие мои воины доставят пленного воина куда ты пожелаешь.
        - Они не смогут пройти моим путем между мирами, - возразил демон. - По крайней мере, пока живы! - Существо рассмеялось странным лающим смехом.
        - Да будет так! - согласился Курашбах. - Тогда до самого твоего возвращения к Черному Владыке тебя будет сопровождать почетная стража, - продолжал настаивать вождь афридов. - Ибо это самая малая честь, какую могут воздать мои соплеменники посланцу великого Шаб-Ниггурата!
        По приказу Курашбаха к алтарю, то и дело кланяясь, подбежал отряд его личной стражи. На тронном возвышении остался лишь его личный телохранитель, державший на привязи Таалану.
        - Мне некогда тут задерживаться, - рявкнул демон.
        В мгновение ока в его лапе появился меч, короткий взмах и острое лезвие рассекло путы, удерживающие пленника.
        - Иди за мной, - приказал посланник Шаб-Ниггурата человеку. Демон развернулся и все той же странной походкой направился в сторону, откуда появился.
        К удивлению Курашбаха, человек даже не сделал попытки убежать. Глаза его остекленели, и он, безвольно свесив руки вдоль туловища, побрел за косматым чудовищем.
        Повинуясь приказу своего господина, стражники африды двинулись следом. Страх перед своим вождем оказался сильнее, чем перед неведомым чудовищем.
        Демоны приходят и уходят, а что с ними может сделать Курашбах, им было прекрасно известно. Нет уж, лучше просто быстро умереть!
        Курашбах, не спуская глаз, смотрел в спину удаляющегося посланника Шаб-Ниггурата. Лоб африда был наморщен, в голове вертелись странные мысли. Церемония обращения к Великому Богу была еще не закончена, а Черный Господин уже прислал одного из своих слуг. Почему же он не подал ему, Курашбаху, обычного знака? Что-то тут было не так. Но что именно?..
        Демон и сопровождавший его человек уже почти пересекли площадь Еще несколько шагов, и они растворились бы в темноте, когда Курашбах оглянулся на свой трон.
        Что это?! У подножия костяного кресла валялся мертвый стражник, из его перерезанного от уха до уха горла хлестала кровь, а Тааланы, дочери непокорного Мая Есумдуна, нигде не было видно...
        Вот тут в голове Курашбаха все встало на свои места.
        - Схватить их! - Вопль разъяренного африда был ненамного тише рева демона. - Это самозванец!
        В свою личную стражу Курашбах отбирал самых лучших воинов. Поэтому не было ничего удивительного в том, что они обладали куда лучшей реакцией, нежели большая часть племени афридов. Пока остальные соображали что к чему, личная охрана вождя, обнажив клинки, ринулась в атаку.
        И в это мгновение с внушающим ужас посланником тьмы начали происходить разительные перемены. Он сорвал со своих плеч рогатую голову, а затем откинул покрывавшую все его тело косматую шкуру. Взору оторопевших афридов предстал мощный человек с развевающейся гривой черных волос. Спрыгнув с ходуль, он кинул своему "пленнику" кривой клинок Хребтолома.
        - Давай, Брул, за мной! - взревел атлант, бросаясь бежать.
        - Хо-хо, Кулл, ты как всегда вовремя! - Пикт, прихрамывая, помчался следом.
        - Стараюсь, - на бегу хмыкнул Кулл. - Нам нужно успеть к загону с ездовыми строссами!
        Друзья припустили во весь дух, преследуемые по пятам сворой разъяренных афридов. Кулл уверенно вел Брула к цели. Уроки Мая Есумдуна не прошли даром, и атлант с легкостью прокладывал путь между многочисленными постройками и кривыми заборами.
        Хвала Валке, между ними и стражниками Курашбаха было шагов двадцать-тридцать, а остальные людоеды отставали от беглецов шагов на двести. Однако усталость и раны Брула брали свое, и пикт бежал все медленнее и медленнее. Увидев, что один из людей начал сбавлять ход, африды торжествующе взвыли. Но их радость была недолгой, Кулл схватил друга в охапку и гигантскими скачками помчался дальше. Расстояние между беглецами и преследователями опять увеличилось.
        Вскоре Кулл с Брулом оказались у огороженного высоким забором вольера с гигантскими птицами, которые немногие живущие в пустыне люди и африды использовали в качестве лошадей. Строссы были очень неприхотливыми созданиями и обладали редкой выносливостью, хотя и отличались удивительно мерзким нравом.
        - Туда! - Кулл поставил пикта на землю и указал Брулу на группу из четырех оседланных строссов, на одном из которых сидела Таалана.
        Понимая, что сейчас от него нет большого толку, Брул подчинился: наверняка Кулл знает, что делает. И точно! Убедившись, что пикт заковылял к птицам, Кулл повернулся к загону и крикнул:
        - Асаф, давай!
        По команде Кулла муджариец запалил предварительно обмазанные смолой и обложенные хворостом стены вольеры.
        Тем временем загона достигли и личные стражники верховного африда. Часть начала оттаскивать от стен горящие ветки, часть бросилась на Кулла. Атлант метко метнул кинжал в одного из мчавшихся к нему воинов. Стальное острие вонзилось в оскаленную пасть людоеда, кровь ручьем ударила у него из горла, и тот рухнул замертво. Уклонившись от клинков атакующих, Кулл стремительными ударами покончил еще с двумя афридами: одному он перерубил плечо, а второму разрубил голову. Удар атланта был настолько силен, что мозг из черепной коробки людоеда просто выплеснулся на утоптанную землю.
        Кулл вновь испустил тот самый ужасающий рев, что вкупе с его нарядом заставил Курашбаха поверить, что перед ним действительно посланец отвратительного Шаб-Ниггурата. На самом деле атлант мастерски воспроизвел боевой клич владыки горных саблезубых тигров, обитающих в Приморских горах в Атлантиде.
        Как-то много-много лет тому назад, когда Кулл еще был молод, он нос к носу столкнулся с этим могучим хищником. Тогда они дрались три часа, и хотя и человек и зверь были изранены, никто не смог одержать победу. Лишь Валка знает, как они смогли поговорить и о чем, но с тех пор ни один тигр не мог причинить Куллу вреда, а сам Кулл объявил этого зверя своим тотемом. Более того, на какое-то время присоединившись к тигриному прайду, он полностью истребил целое племя дикарей, объявивших горным тиграм войну не на жизнь, а на смерть.
        Мгновение растерянности стоило противостоящим Куллу афридам еще одного бойца. Дюжий африд судорожно бился в пыли, зажимая обеими руками распоротый живот.
        Однако этих бывалых вояк испугать было трудно. Оставшиеся в живых с новыми силами навалилась на Кулла, обрушив на него шквал ударов. И хотя пока атланту удавалось отбиваться, кровь уже текла из нескольких ран на груди и руках - в отличие от афридов, Кулла не защищала кожаная броня.
        Отпрыгнув в сторону, чтобы выйти из окружения, Кулл высоко подскочил в воздух, пропуская под ногами клинок одного из афридов. Инерция удара развернула краснокожую бестию боком. Атлант не преминул воспользоваться своим выгодным положением и со всего маху обрушил удар кулака левой руки тому на голову - точно между рогов. Здоровенный африд закачался, кровь брызнула у него из глаз, ушей и рта, и он упал навзничь. Пару раз судорожно дернувшись, людоед испустил дух.
        Перекатившись через плечо, атлант сделал подсечку африду левше, норовящему достать его прямым ударом длинного кинжалаа. Извернувшись со стремительностью и ловкостью тигра, Кулл отбил клинок рогатой твари в сторону и вскочил на ноги. Прежде чем его противник успел подняться на колени, атлант страшным ударом ноги в грудь отправил его обратно на землю. Судя по отвратительному булькающему хрипению африда, у того была размозжена грудная клетка.
        Кулл едва перевел дух и огляделся. Теперь от основной массы афридов его отделяло не более полусотни шагов.
        - Асаф, теперь! - рявкнул он изо всех сил, не прекращая сражаться.
        Хотя афридам удалось сбить огонь вдоль восточной стены загона, остальные три уже вовсю пылали. Жадное пламя ревело, пожирая сухое дерево. Совершенно обезумевшие к этому времени от огня и жара птицы впали в неистовство. Они метались по охваченному пламенем вольеру, оглашая воздух пронзительным клекотом.
        Тем временем Кулл поразил мечом своего очередного противника. Его клинок вошел африду прямо под обрез кожаного нагрудника. Удар атланта был такой силы, что стальное лезвие, перерубив позвоночник, вышло у рогатого демона из спины, намертво застряв в кожаной броне. Африд бесформенной кучей сполз вниз, оставив горца безоружным.
        И именно в этот момент хелиф, которому страшных трудов стоило бездеятельно ожидать приказа Кулла, распахнул ворота. Сплошным серым потоком гигантские птицы, сбивая друг друга с ног, бросились навстречу спасению.
        Кулл едва успел отпрыгнуть в сторону, как стадо взбесившихся птиц промчалось по тому месту, где он только что находился. Противостоящие ему африды оказались не так расторопны и были превращены мчащимися со скоростью горной лавины строссами в кровавое месиво. В одно мгновение проскочив несколько дюжин шагов, отделявших их от передовых рядов афридов, птицы не знающим удержу живым тараном обрушились на набегающих краснокожих тварей.
        Кулл подбежал к Асафу и радостно хлопнул хелифа по плечу.
        - У нас получилось! - воскликнул атлант, указывая муджарийцу на вскипавший кровавой пеной жуткий живой вал, образовавшийся в месте столкновения двух живых потоков.
        И если раньше африды, словно вырвавшиеся на волю легионы демонов, торжествующе улюлюкали, то сейчас они выли от боли и страха. За какие-то считанные мгновения стадо гигантских птиц уничтожило верную половину племени.
        - Воистину безумная идея, - восхищенно присвистнул юноша - Клянусь Голгором Пожирателем Огня, тебе покровительствуют небеса!
        - Небеса покровительствуют смелым, - рассмеялся Кулл и так хлопнул муджарийца по плечу, что у того подогнулись ноги.
        - Твоя правда, друг! Однако поспешим. - юный хелиф махнул Куллу, указывая на Таалану и Брула, удерживающих оседланных и подготовленных к дальней дороге птиц.
        Ловко вскочив в седла, они направили своих двуногих скакунов в сторону ворот. Часовых не было видно - должно быть, несшие стражу воины оставили свой пост, присоединившись к погоне. Для отличающихся огромной физической силой Кулла и Асафа не составило большого труда сбить замки и откинуть здоровенный шкворень, соединяющий створки ворот.
        Подгоняя своих птиц, компания направилась в пустыню, оставляя за спиной деревню афридов. Вскоре о пережитом ими приключении напоминало лишь далекое зарево на горизонте.

        * * *

        Как только Кулл убедился, что их преследовать никто не собирается, он поравнялся с Тааланой, закутанной в накидку Асафа, и обратился к едва держащейся в седле девушке:
        - Как ты, дитя?
        Та всхлипнула в ответ:
        - Н-но-ормально!
        - Не бойся, теперь уже все позади, - как можно ласковее сказал Кулл, успокаивающе погладив Таалану по плечу. - Потерпи еще немного, скоро мы доставим тебя к отцу...
        До сих пор не могущая поверить в свое воистину чудесное спасение девушка ничего не ответила, а лишь заплакала еще громче. Кулл меньше всего представлял как нужно утешать плачущих девчонок и, ища поддержки, умоляюще посмотрел на Асафа. Тот, улыбнувшись, подъехал к девушке и начал нашептывать ей что-то успокаивающее. Кулл только диву давался, каким ласковым и нежным голосом умел говорить Асаф. Увидев, что девушка перестала всхлипывать, Кулл поспешил отъехать прочь.
        - Ты-то как сюда попал? - поравнявшись с пиктом, он дружески потрепал Брула по плечу.
        - Я нашел в пустыне девчонку из Мизра и она объяснила нам, что же на самом деле произошло
        в этой злополучной деревне... - Брул пересказал Куллу историю Маймуны. - Я сразу подумал, что проклятый Мехмет решил заманить вас с Асафом в ловушку. Мы помчались вдогонку, благо ветер еще не успел занести следы.
        Можешь себе представить, что я почувствовал, когда понял, что этот сивобородый старикашка не кто иной, как Тулса Дуум! - воскликнул пикт. - Я загнал лошадь, стараясь поспеть вовремя, но опоздал...
        Когда я увидел, что ты упал с обрыва, то прыгнул вслед за тобой, и меня засосало в песчаный водоворот, прежде чем он окончательно затянулся, - добавил Брул. - А потом меня подхватил черный смерч...
        Кулл молча кивнул. Ему не было нужды выслушивать впечатления пикта - он все это сам испытал.
        - В следующее мгновение я оказался один-одинешенек в пустыне, - продолжил свой рассказ пикт. - Не успел я толком в себе прийти, гляжу, как скачут эти уроды, ну, рогатые... А у меня из оружия всего-то муджарийская сабля да нож.
        Брул перевел дух, жадно припав к поданной ему Куллом фляге.
        - Но я показал этим красномордым кишкоедам, что может сделать настоящий воин! - Пикт довольно прищурился. - Глупым афридам следовало было бы затоптать меня своими птичками, а они решили скрутить меня сами... За что и поплатились! Рогатым бестиям впору только с крестьянами драться, да и то - втроем на одного. Эх,
        Кулл, видел бы ты, как я сражался! Одному я - р-р-раз! - саблей голову долой. - Пикт бурно жестикулировал, демонстрируя, как именно он расправлялся со своими врагами. - Второму - ножом кишки наружу, третьему - хрясь рукоятью сабли в кадык, четвертому - коленом промеж ног! Следующих двоих я...
        - Как же они с тобой сладили, гроза афридов? - Кулл, не выдержав, рассмеялся. Атлант слишком хорошо знал своего друга, чтобы отделить художественное преувеличение от истины.
        Ни в малой степени не смущенный пикт тоже заржал.
        - Нет, правда, я положил пяток этих шкуродеров. Прибил бы и больше, да они сообразили накинуть на меня сеть.
        - А дальше? - поинтересовался Кулл.
        - Доставили меня в свою деревню, избили, заперли в какой-то хибаре. А потом пришел этот здоровенный поганец - Курашбах - и сказал, что из меня выйдет достойное подношение его богам. - Брул сплюнул в песок. - Веришь, он смотрел на меня точно на кусок мяса в лавке мясника!..
        - Расскажи лучше, как это вы сумели меня найти, Кулл? - после непродолжительной паузы спросил Брул.
        - На самом деле я даже не подозревал, что ты последовал за нами, - покачал головой Кулл. - Мы прибыли сюда, чтобы спасти девушку. Дело же было так... - Атлант в нескольких словах поведал пикту историю их с Асафом приключений в Великих Песках.
        - Сколько я тебя знаю, всегда поражался твоей способности появляться в нужном месте в нужное время, - развел руками Брул. - Чудны деяния судьбы, Кулл! Получается, что я своей жизнью обязан и этому колдуну, отцу Тааланы. Если бы вы его не встретили, к этому времени я был бы похож на освежеванного кролика! Ну дела...
        Пикт замолчал, пораженный взаимосвязью событий, которые привели к его спасению. Однако долго ломать голову над устройством мира Брул не привык.
        - Ты мне вот что скажи, - воскликнул пикт. - Как тебе удалось превратиться в это страшное создание? Клянусь Валкой, я чуть не обделался, когда увидел этого горящего монстра. А когда он разразился твоим боевым кличем, я вообще перестал соображать, что происходит!
        - Ты не поверишь, - хмыкнул Кулл. - Но подобному трюку я выучился у одного отшельника в горах Зальгары. Я тебе говорил, что славно там покуролесил в свое время. Однажды кто-то распустил слух, будто отшельник, живущий высоко в горах, владеет волшебными доспехами Тигра, которые, дескать, делают своего хозяина неуязвимым. Позже выяснилось, что это полное вранье...
        Брул уловил в голосе друга неподдельное сожаление.
        - Так вот, когда мои головорезы после безуспешных переговоров решились взять жилище дедка штурмом, этот старый прохиндей, нарядившись подобным образом, так напугал этих горе вояк, что треть из них просто померла со страха! - Кулл покачал головой, вспоминая дела давно минувших дней. - А вторую треть этот старикан отходил до полусмерти своим посохом. Кто же мог подумать, что он - бывший наставник школы Огненного Спрута?
        Брул восхищенно присвистнул:
        - Ну тебе повезло! Надо же наткнуться на спрутобоя!
        - Ну, слово за слово, посох о посох, мы с ним изрядно друг дружку поколошматили, - продолжал Кулл. - А потом крепко сдружились... Я многому от него научился.
        На самом деле весь секрет подобного "превращения" - пара-тройка шкур, несколько прямых веток или кольев, смола, особым образом смешанная с маслом, да пригоршня светляков. Благо все это оказалось под рукой. Ну а в том, что тебе прекрасно известен мой боевой клич - я не сомневался, - закончил Кулл свой рассказ.
        - Отлично, с краснорожими людоедами мы разобрались, - Брул кровожадно ощерился. - Что дальше? Не будь я Брулом Копьебоем, если у тебе уже нет какого-нибудь плана!
        - Конечно план есть, - согласился Кулл. - Причем проще некуда. Мы добудем один магический талисман для колдуна-призрака, и в благодарность за это Май Есумдун переправит нас в любое место!
        - Действительно, пустяки. - Пикт улыбнулся. - Ставлю свое годовое жалование, что этот талисман хранится в каком-нибудь жутком месте и под надежной охраной. Ну, я прав?
        - На все сто. - Кулл был совершенно серьезен. - Он находится в Замке из Песка в покоях Тулсы Дуума.

        * * *

        Кто может описать встречу отца и дочери, не надеявшихся увидеть друг друга живыми? Кто может описать радость Мая Есумдуна, вновь обретшего дочь? И кто может описать ужас Тааланы, осознавший то чудовищное состояние полунебытия, в котором находился ее отец?
        Мужчины, доставившие Таалану в оазис, поспешили удалиться прочь, когда дочь и отец увидали друг друга. Но долго еще в их ушах звенел крик ужаса Тааланы, попытавшийся обнять отца, в котором она души не чаяла.
        - Злобный колдун, будь ты проклят! - вскричал Асаф, когда они уселись у костра на краю оазиса. - Но я еще доберусь до тебя! - По лицу юного хелифа текли слезы.
        Пикт молча положил руку на плечо муджарийца и сжал его. Мудрый Брул понимал, есть горе, которому словами не поможешь.
        И даже стальные глаза обычно невозмутимого Кулла подозрительно блестели.
        - Клянусь всем сущим, - прошептал атлант в темноту. - Тулса Дуум, ты обречен!

        * * *

        - А я говорю, что пойду с вами! - упрямо повторила Таалана.
        - Ты пойми, дитя... - начал было Кулл.
        - Никакое я не дитя, - топнула ногой дочка колдуна. - Я уже взрослая девушка!
        - Ну хорошо, взрослая девушка. - Кулл изо всех сил старался сохранять спокойствие. - Мы отправляемся в путешествие, из которого, быть может, не вернемся. Асаф, Брул и я - все трое, опытные воины и грозные бойцы, и сможем постоять за себя. А что сможешь сделать ты, если на нас нападут враги? Более того, ты слабее нас и не такая выносливая. Пойми сама, что ты будешь обузой. На карту поставлены не только наши жизни и жизнь твоего отца, вопрос стоит и о судьбе человечества!
        Мы не можем рисковать провалить нашу миссию из-за какой-то упрямой девчонки!
        - Но я знаю Замок из. Песка как свои пальцы! - попыталась было возразить Таалана. - Как вы обойдетесь без проводника?
        - Твой отец рассказал нам обо всем, что встретится нам по пути. - Кулл был непреклонен. - И мы не нуждаемся в твоей помощи...
        - Но, Кулл, может быть, действительно нам стоит взять ее с собой? - обратился к другу Асаф. - Не оставлять же ее тут одну?
        Кулл старался не обращать внимания на страстные взгляды, которыми обменивалась парочка. Не то что бы атлант не одобрял возникшую между Асафом и Тааланой любовь, но сам Кулл относился к женщинам как к неизбежному злу, хотя время от времени проводил с ними время. Теперь он искренне надеялся, что его другу хватит ума не потерять голову.
        - Я сказал - нет. - Кулл был неумолим. - Май Есумдун утверждает, что у Тулсы Дуума сейчас какие-то проблемы и он появится здесь не раньше чем через дюжину дней. А афридам, нашими общими стараниями, сейчас не до нее... Кроме того, кто может присмотреть за дочкой лучше родного отца?
        И, подводя черту под неприятным для него разговором, он углубился в изучение карты, нарисованной им со слов старого колдуна.

        * * *

        Друзья, после непродолжительного прощания с Тааланой и ее отцом, выступили в путь на закате. Кулл решил прибегнуть к уже опробованной ими тактике двигаться по ночам, а отдыхать днем, укрываясь от испепеляющих лучей солнца под шкурами песчаного кота.
        Отдохнувшие и отъевшиеся строссы, не зная устали, ровным шагом покрывали лигу за лигой. Время от времени Кулл останавливал отряд, выверяя путь по звездам.
        Понимая, что втроем они не смогут справиться со слугами Тулсы Дуума, Кулл тщательно следовал разработанному маршруту, который, по словам Мая Есумдуна, должен был в обход сторожевых постов колдуна вывести их к Замку из Песка.
        - Главное, держитесь подальше от черных песчаных смерчей, - напутствовал их Май Есумдун. - Это разведчики Тулсы Дуума, а справиться с ними без специальных заклинаний вы не сможете. Не забывайте, все, что от вас требуется, - это, воспользовавшись отсутствием хозяина, выкрасть песочные часы.
        Хвала Валке, удача была на стороне отряда Кулла, и путникам удалось благополучно избежать встречи с демонами-смерчами. Трое суток пути пролетело как одно мгновение, и на исходе четвертой ночи на горизонте показались величественные шпили дворца Мая Есумдуна, теперь, правда, поменявшего хозяина.
        При первом взгляде на это строение становилось понятно, почему Повелитель Великих Песков назвал свой дворец "Замок из Песка". И мощные контрфорсы, и высокие стены, и уходящие в голубое небо стройные башни - все было сделано из этого материала. Оставалось только диву даваться, какие могучие заклинания удерживали мириады и мириады перетекающих с места на место песчинок вместе, придавая им крепость камня. Даже на таком расстоянии до ушей Кулла и его спутников доносилось легкое шуршание. Если закрыть глаза, можно было подумать, что находишься не в центре бескрайних песков, а на берегу моря.
        - Значит, так. - Кулл проводил с друзьями последнее совещание. - Строссов оставляем прямо здесь. Потом, - он сверился с картой, - нам нужно выйти к южной стене между двух башен. Вот в этом месте. - Он ткнул пальцем в корявый рисунок. - Затем мы пробираемся по подземному ходу в коридор, из которого потайной ход ведет прямо в покои Мая Есумдуна. - Кулл оглядел внимательно глядевших на карту Асафа и Брула. - Берем часы и тем же путем обратно.
        - Если Тулса Дуум до сих пор еще не нашел этого потайного хода, - выразил сомнение пикт. - Сам знаешь, какая это хитрая и осторожная тварь.
        - Все равно выбора у нас нет, - пожал плечами Асаф. - Либо нам удастся заполучить этот талисман и в тогда колдун вернет нас домой, либо нам суждено погибнуть в этих песках. Если, конечно, Тулса Дуум не вернется раньше, чтобы предать нас мучительной смерти...
        - Но не суем ли голову в ловушку мы сами? - возразил пикт.
        - Даже если это и так, разберемся на месте. -
        Решил Кулл. - Асаф прав, выбора у нас нет...

        * * *

        Словно три бесплотные тени друзья крались вдоль уходящей ввысь стены гигантского замка. Три пары зорких глаз напряженно вглядывались в закатные тени, стараясь определить опасность, но все было тихо. Несмотря на четкость указаний Мая Есумдуна, у Кулла ушло немало времени на то, чтобы найти тайную пружину, приводящую в действие каменный блок.
        Но как только атлант нажал на нужный выступ,. раздался звонкий щелчок, и массивная глыба песчаника ушла отъехала вглубь стены, открывая темный лаз. Брул извлек из своего мешка три самодельных факела, запалил их и вручил Куллу и Асафу. Едва друзья нырнули в подземный ход, глыба с глухим скрежетом встала на свое место.
        Кулл, высоко подняв факел, осмотрелся. Они находились внутри длинного коридора, конец которого терялся во тьме. Голые стены смыкались где-то наверху, а каменный пол был скрыт под кучами песка. Он прислушался, но тишина нарушалась лишь ставшим уже привычным шорохом песчинок да тяжелым дыханием Асафа и Брула.
        - Вроде бы все нормально, - сказал Брул. - Вперед?
        - Вперед, - согласился Кулл. - Но держите оружие наготове. Твоя правда, Брул, что-то тут не так...
        Не успел Кулл закончить фразу, как песчаные кучи на полу словно взорвались, и из укрытий полезли африды. В мгновение ока друзья были окружены десятками и десятками краснокожих людоедов, выставивших вперед длинные пики.
        - Ну вот мы и снова встретились. - За спинами своих людей появилась исполинская фигура златорогого африда. Это был Курашбах. - Добро пожаловать, путники, во дворец великого Тулсы Дуума.
        - Хозяин меня предупредил, что к нему должны пожаловать дорогие гости. - Гигантский африд оскалил свои страшные клыки в издевательской улыбке. - И велел подготовить достойную встречу...
        Сейчас я не могу вас убить, мне велено захватить вас живыми. Впрочем, оно и к лучшему, ярость лишает месть остроты. - Глаза Курашбаха налились кровью. - Впрочем, господин оказал мне честь, разрешив убить тебя, Кулл Валузийский, когда он наиграется с тобой вдоволь. Хотя я считаю, что окажу тебе тем самым благодеяние. - Африд ненавидяще оглядел Кулла.
        А что касается вас, - он ткнул когтем в сторону Брула и Асафа, - то вам уготовано удобное местечко на алтаре Шаб-Ниггурата. - Взять их, - велел рогатый своим воинам.
        По приказу своего вождя африды обрушились на прижатых к стенке людей. И, несмотря на то, что друзья были лишены маневра, им удалось отбить первый натиск афридов. В отличие от людоедов им не было нужды сдерживать себя. Волна краснокожих тварей отхлынула, оставив на полу мертвые тела неудачников.
        - Болваны! - яростно взревел Курашбах. - Я же сказал вам пользоваться сетями и древками пик!
        В гневе могучий африд хватил кулаком по голове ближайшего к нему соплеменника. Раздался треск, и голова злополучного воина разлетелась на части, заляпав стены и стоящих рядом с ним воинов кровавыми ошметками.
        - Вперед, шакальи отродья! - затопал ногами Курашбах.
        Видимо, Курашбах внушал своим подданным страх больший, нежели клинки людей. Подбадривая друг друга воплями, изрядно поредевшая толпа афридов вновь навалилась на Кулла, Асафа и Брула. На этот раз друзья ничего не смогли поделать. Их острые клинки резали пальмовые веревки одну за другой, но, судя по всему, проклятые людоеды основательно запаслись сетями. Несмотря на все усилия воинов, они безнадежно запутались в силках краснокожих демонов. Убедившись, что их противники спеленуты по рукам и ногам и больше вреда не представляют, визжащие от удовольствия рогатые твари обрушили на пленников град ударов тупыми древками пик.
        Курашбах какое-то время с явным удовольствием наблюдал за избиением беззащитных людей, а затем велел своим воинам остановиться. Надо сказать, те подчинились с явкой неохотой.
        - Я люблю отбивное мясо, - облизнулся вождь афридов, ставя ногу на голову спеленатого сетями и поваленного Кулла, в отличие от Асафа и Брула все еще не потерявшего сознание. - Позже мы продолжим этот процесс, пока твоя плоть сама не начнет отделяться от костей.
        - Я убью тебя! - прохрипел Кулл, кровавая пена выступила на его губах. Он, напрягая все силы, забился в удерживающих его путах - но тщетно.
        - Только разве что в мечтаниях, - гнусно осклабился Курашбах.
        С этими словами он взял меч Кулла за лезвие, коротко размахнулся и со смехом обрушил массивное навершие рукояти прямо за ухо атланту.
        Словно кувшин с жидким огнем лемурийских пиратов взорвался в голове у Кулла, и он потерял сознание.

        * * *

        Возвращение сознания было мучительным. Когда, отогнав усилием воли боль прочь, Кулл открыл глаза, то первым, что он увидел, были толстые железные прутья перед его лицом. Он попытался выпрямиться во весь рост, однако сделать ему этого не удалось. Помотав головой, чтобы прийти в себя, атлант понял, что находится в тесной железной клетке.
        Сперва его поразила странная перспектива, но затем Кулл сообразил, что пребывает в пяти локтях над полом - его клетка была подвешена к потолку. Он огляделся по сторонам. На некотором удалении от него висели еще две клетки.
        - Валка милостивый, - прошептал про себя Кулл. - Они живы!
        И вправду, несмотря на потрепанный вид, многочисленные синяки и ссадины, Асаф и Брул были в полном порядке. Увидев, что их друг пришел в себя, они вздохнули с облегчением.
        - Живой? - поинтересовался Брул.
        - Да вроде, - ощупывая здоровенный желвак за ухом, - ответил Кулл. - Где мы?
        - Я пришел в себя только здесь и не видел, через какие помещения нас несли, - сказал Асаф. - Но, судя по всему, мы находимся в бывшей лаборатории песчаного колдуна.
        Кулл обвел взглядом просторную комнату, по углам которой громоздились покореженные остатки каких-то конструкций из меди и стекла, валялись разорванные книги, поломанные пучки трав и какие-то объедки. Каминная решетка была повалена, и на ней кто-то заботливо выложил инструменты, назначение которых не вызывало ни малейшего сомнения. Это были орудия пыток. Атлант также отметил недавно вбитые в стены крепления, крючья и шипастые зажимы. Да, злая воля Тулсы Дуума превратила обитель знаний в зал пыток. Судя по беспорядку, грязи и отвратительному зловонию, бывшая лаборатория была отдана на откуп афридам.
        - Где бы ни появился проклятый Тулса Дуум, всюду он сеет смерть и разрушение, - вздохнул Кулл.
        - Точно, его рук дело, - невесело согласился Брул. - Ну что, похоже, на этот раз мы влипли!
        Тем временем послышались хриплые вопли, и в лабораторию ввалилась шумная орава афридов.
        - Это точно, - злобно хрюкнул один из надзирателей - одноглазый коротышка. - Чирикайте, птички - пока... Появится наш господин, вы еще не так запоете!
        Брул, не затрудняя себя поисками более подходящего ответа, ловко плюнул сквозь прутья. Его плевок угодил разговорчивому африду точно в налитый кровью единственный глаз, что вызвало у десятка дружков пострадавшего приступ бурного веселья. Африды, покатываясь от смеха, стали лупить друг друга по спинам.
        - Ну, Кривоморд, эк он тебя ловко! - прохрюкал один из людоедов, тыча пальцем в пострадавшего товарища. - Эй, гляньте только на этого недомерка!
        - Вот умора! - схватился за живот другой караульщик.
        - Гы-гы-гы! - заржал кто-то еще.
        Судя по всему, Кривоморд особой любовью у соплеменников не пользовался.
        Взвыв от ярости, краснокожий демон схватил пику и обрушил тяжелое древко на клетку Брула. Железная клетушка раскачивалась и кружилась под шквалом ударов. Новая забава явно пришлась афридам по вкусу, и остальные людоеды последовали примеру Кривоморда. Когда злобные твари, пыхтя и отдуваясь, отложили в сторону пики, все тело Кулла ломило от боли.
        - Теперь я понимаю, что должен чувствовать дворцовый гонг, когда в него ударяют колотушкой, - держась за бока, сказал Асаф.
        - Клянусь Хоненом, я доберусь еще до вас, отродья могильных червей! - Брул погрозил кулаком мучителям.
        - Сейчас, приятель, погоди, - рассмеялся один из афридов. - Вот отдохнем чуток и продолжим!
        - Слышь, други, а может, под нашими курочками огонь развести? - предложил еще кто-то.
        - Ага, сейчас развели, - вскинулся начальник караула - пузатый вислорогий африд. - А неровен час, помрут они или всякий вид потеряют? Я даже не говорю о Курашбахе, который нас наизнанку вывернет. Может, ты хочешь вместо них попасть в руки Мертвоголовому... для опытов...
        - Это я так, Волчегрыз... будто я не понимаю? - Его собеседник вздрогнул от страха. - Я и в мыслях не имел ничего такого...
        - А раз не имел, Толстопят, так и заткнись, а то я сам тебе язык укорочу...
        Униженно кланяясь, Толстопят попятился и, проклиная себя за глупость, поспешил затеряться в толпе.
        Кулл с удовольствием отметил, что африды панически боятся Тулсу Дуума, которого называют Мертвоголовым. По крайней мере с этой стороны немедленная опасность им не грозит.... Чем бы сейчас ни был занят чародей, в данный момент ему не до них. Отлично! Пока Тулса Дуум уверен, что его враги под надежной охраной, у них есть шанс выполнить задуманное! Вот только бы выбраться из проклятой клетки... Он должен что-нибудь придумать...
        - Кулл, что это? - Напряженные раздумья атланта прервал шепот Брула.
        Проследив направление взгляда пикта, атлант повернул голову к высокой стрельчатой нише, ведущий в коридоры замка. Скрытая выступом стены от афридов, там шевелилась смутная расплывчатая тень.
        - Кто бы это ни был, он явно не хочет, чтобы его видели наши тюремщики, - тихонько ответил другу Кулл. - А враг нашего врага - наш друг!
        Кулл заметил, что клетка Асафа располагалась в дальнем от входа в лабораторию углу комнаты. Оценив обстановку и решив, что бы ни происходило в нише, афридам об этом знать не следует, атлант велел Брулу:
        - Передай Асафу, чтобы тот по моему сигналу был готов отвлечь тюремщиков.
        - Точно, - согласился пикт. - А вдруг это наш шанс?
        Такой опытный воин, как Брул, моментально оценил все возможные направления развития событий и полностью разделял ход мыслей Кулла.
        - Эй, Асаф, - тихонько позвал Брул муджарийца, которому с его места не был виден вход. - Тут вроде что-то затевается. Когда Кулл подаст сигнал, постарайся отвлечь на себя внимание афридов!
        - Сделаем! - воспрял духом успевший приуныть хелиф. - Эх, лишь бы вырваться из этой клетки! Лучше погибнуть с оружием в руках, отправив на тот свет пару-тройку поганых тварей, чем быть принесенным в жертву каким-то древним паскудным демонам!
        - Хорошо сказано, - кивнул головой Брул. - Буду рад умереть в хорошей компании...
        Тем временем краснокожие бестии уселись кружком и решили перекусить. В их когтистых лапах появились сочащиеся свежей кровью куски мяса - Кулл старался даже не думать об источнике их возникновения. Давясь от жадности, пожиратели плоти с чавканьем, сопением и тошнотворным причмокиванием принялись рвать мясо острыми зубами. Уж на что многое повидал Кулл, но и он при виде подобной омерзительной трапезы содрогнулся от тошноты.
        - Эй вы, - Волчегрыз оскалился в сторону пленников. - Не хотите подкрепиться?
        Африд ловким броском послал полуобглоданную кость между прутьев клетки Брула.
        - Хорошее мясцо, мягкое, нежное... Кто знает, может быть, это была твоя жена или дочка? - захлебываясь смехом, заколотил себя по ляжкам командир афридов.
        Брул, захлебнувшись в приступе тошноты, пинком отбросил страшный предмет прочь. Довольные своей шуткой твари гоготали и улюлюкали. Асаф начал выкрикивать проклятия, адресуя их отвратительным порождениям Шаб-Ниггурата, но те не обращали на муджарийца никакого внимания.
        Удовлетворив голод, африды с набитыми животами отваливались на спинки импровизированных сидений, сооруженных ими из безжалостно разломанных на части книжных полок.
        - Ну что, после такого обеда не грех и малость отдохнуть, - сыто рыгнул их предводитель.
        В лапах Волчегрыза появилась кособокая глиняная трубка, которую он набил каким-то темным веществом, похожим на смолу. Примеру своего командира последовали все без исключения африды. К потолку потянулись коричневые струйки дыма, и по лаборатории Мая Есумдуна распространился тяжелый и чуть горьковатый травяной запах.
        - Бандж! - воскликнул Брул, поворачиваясь к Куллу. - Красномордые дряни курят бандж!
        Кулл поморщился и сплюнул. Это страшное зелье было печально известно во всех Семи Королевствах. Оно давало своим поклонникам сладкие видения, за которые, однако, приходилось расплачиваться очень дорого. Человек, нанюхавшийся дыма от горящего банджа, через какое-то время становился безумным созданием, не понимающим, в каком мире он живет. Сладкие грезы сменялись жуткими кошмарами, и банджарин - так назывались курители банджа - превращался в кровавого маньяка, несущего смерть всем, кто имел неосторожность оказаться на его пути.
        Однако, несмотря на самые строгие запреты, остановить распространение этой отравы остановить не удалось. Даже в далекой Харкулии, где за продажу или покупку банджа полагалась конфискация имущества, у всего рода торговца смертью и страшная смерть в руках храмовых палачей. Но самым удивительным было то, что до сих пор не удавалось понять, откуда вообще бралась эта зараза. В землях Семи Королевств и Малых Княжеств не росло ничего подобного!
        - Вот нам и удалось узнать, с какой стороны приходит эта гадость, - ответил пикту Кулл. - Я так и думал, что за распространением этой отравы стоит какой-нибудь колдун! Порой мне кажется, что Тулса Дуум несет ответственность за все то зло, что вершится под нашими небесами!
        Время шло, африды замолкли, погружаясь в дурманные грезы. По их мордам расплылись довольные сладострастные улыбки, а из разинутых пастей некоторых тварей стекала слюна. При одной только мысли о том, что им может сейчас казаться, Кулл содрогнулся от омерзения.
        Кулл попеременно поглядывал то на нишу, то на ничего не подозревавших афридов.
        - Валка Великий, ну что он там копается? - прошептал он, обращаясь к Брулу. - Чего же он медлит?
        - Может быть, он ждет, пока африды впадут в забытье? - Брул пожал плечами.
        - От банджа в забытье не впадают, - покачал головой Кулл. - Просто в один прекрасный момент сладкие грезы незаметно уступают место кошмарным видениям. Именно в этот момент банджарин становится смертельно опасен!
        Кулл отнюдь не понаслышке знал, что происходит с человеком, подвергшимся воздействию этого дурмана. Один раз ему еле-еле удалось пережить попытку покушения, когда один из жрецов Валки, предавший свою веру, во время моления, на котором присутствовал и владыка Валузии, всыпал огромное количество банджа в чаши для курения. Тогда нанюхавшиеся мерзкого зелья люди, повергнутые дурманящими кошмарами в самые глубины преисподней, калеча и убивая, набросились друг на друга. Чудом выживший во всеобщей резне Кулл наотрез отказался говорить, что же именно тогда он видел.
        - Слышишь, Кривоморд... - Волчегрыз толкнул ногой коротышку. - Ты это... иди... к дверям... Сохрани нас Темный Рогач Шаб-Ниггурат, ежели нас застукает Курашбах... - Волчегрыз вновь глубоко затянулся.
        - Чуть что сразу Кривоморд, - обиженно засопел одноглазый африд, но ослушаться командира побоялся.
        Увидев, что африд встал на ноги и, покачиваясь, побрел к стрельчатой нише, Кулл махнул рукой Асафу.
        - Эй ты, урод одноглазый! - закричал муджариец, обращаясь к африду. - Похоже, тебе, недомерку бельмастому, свою задницу двумя руками не найти! Смотри, мимо двери не пройди, а то еще и рога обломаешь! Так ты иди сюда, я тебе пинка дам, чтобы ты в нужном направлении двигался!
        Оскорбления юного хелифа пробились даже сквозь дурманную пелену. Кривоморд взвыл от ярости и, забыв про приказ Волчегрыза, бросился к клетке обидчика. Забыв про пику, разъяренный африд начал прыгать под клеткой Асафа, безрезультатно стараясь достать обидчика когтями.
        Словно бы не замечая усилий впавшего в неистовство банджарина, Асаф продолжал поливать его отборной бранью. Брул даже восхищенно открыл рот, вслушиваясь в затейливые обороты и словесные конструкции.
        Тем временем Кулл не сводил глаз с клубов дыма под потолком. Он был готов поклясться, что его было намного больше, чем могла бы надымить даже сотня банджаринов. Что-то очень странное было в этом коричневом облаке..,
        И точно, только сейчас Кулл заметил, что струи дыма беспрестанно находятся в движении. Туманные дымные жгуты почему-то не смешивались, а извивались и скручивались, точно рассерженные змеи. Атлант отвел взгляд от гипнотического танца дымных струй, наливающихся упругой силой. Их расплывчатые контуры в одно мгновение приобрели четкие очертания.
        Но что это? Куллу показалось, что в дюжине локтей над его головой находится стая не то рыб, не то змей. Может быть, эти видения были вызваны банджем? Кулл потряс головой и протер глаза кулаками. Но нет, зрение его не обманывало, атлант уже определенно мог различить бусинки глаз и темные щели ртов ужасающих дымовых созданий.
        На мгновение Кулл перевел взгляд вниз. Все краснокожие демоны, у которых состояние блаженства сменилось дикой злобой, столпились в дальнем углу лаборатории. Потрясая кулаками, людоеды собрались под клеткой Асафа. Юный хелиф бросил взгляд на Кулла, и тот показал ему знаками, что он должен еще немного удержать внимание афридов.
        Асаф успокаивающе подмигнул другу. Муджариец, устраиваясь поудобнее, завозился в своей клетке, его лицо осветила довольная мальчишеская улыбка, и он... помочился прямо на головы беснующихся под ним людоедов.
        Что тут началось! Оскорбленные африды ревели точно дикие звери, каковыми в общем-то и являлись, несмотря на умение говорить. Их глаза налились кровью, морды исказились в страшном оскале, с клыков слетали клочья пены. Презрев все последствия своего поступка, африды жаждали только одного - крови, крови и еще раз крови...
        Не обращая внимания на вопли Волчегрыза, сохранившего остатки соображения, несколько людоедов рванулись к стенам, где располагались механизмы. Мускулы на руках афридов вздулись, послышалось скрипение и лязгание, и Кулл почувствовал, как его клетка пошла вниз. Клетки его друзей также начали опускаться. Вскоре последовал сильный удар об пол, заставивший болью отозваться избитое тело Кулла, и движение остановилось.
        Когда Кулл увидел искаженные банджем и желанием убийства отвратительные хари, отделенные от него лишь редкими стальными прутьями, он подумал, что клетка, пожалуй, была вполне подходящим укрытием.
        "Валка милостивый, - подумал Кулл. - Надеюсь, кто бы все это ни затеял, он знает, что делает!"
        В следующее мгновение Кулл забыл обо всем на свете, приготовившись к своей последней битве, - н не строил иллюзий по поводу ее исхода. Что мог сделать страшно избитый, безоружный, сидящий в клетке человек против пары дюжин обкурившихся банджа вооруженных людоедов? Но и так просто атлант сдаваться не собирался - уж хотя бы несколько тварей он захватит с собой...
        Ослепленным яростью и дурманом рогатым тварям явно было мало просто проткнуть пленников пиками. Африды желали выковырять людей из железных убежищ, чтобы вцепиться в податливую человеческую плоть когтями и зубами, почувствовать сладкий вкус крови. На то, чтобы сбить огромный висячий засов, им потребовалось лишь несколько мгновений.
        Одна стенка клетки, протестующе скрипя ржавыми петлями, поплыла в сторону, и к Куллу потянулись десятки скрюченных рук. Он понадежнее уперся спиной и правой ногой в стенку и всей мощью своих огромных мышц бросил в смертельном рывке свое тело вперед.
        И этот же момент дымные рыбозмеи выбрали для своего нападения.
        Словно коричневые молнии обрушились с высокого потолка на головы афридов. В мгновение ока краснокожие людоеды были спутаны по рукам и ногам длинными мощными телами существ, порожденных волей неведомого колдуна. Страшные зубы впивались в красную кожу людоедов, руки и ноги которых моментально начали распухать от страшного яда.
        Теперь афридам было не до кровавой потехи. Не встретивший ни малейшего сопротивления Кулл пролетел вперед и покатился по полу, с грохотом сбивая мебель. Застряв в куче досок, он с неподдельным ужасом смотрел, как тугие кольца рыбозмей сжимаются вокруг шей афридов. Ему показалось, что рогатых банджаринов заживо пожирают их самые страшные кошмары, неведомым образом превратившиеся в явь. Красные лица афридов наливались жуткой синевой, из распахнутых ртов, тщетно пытавшихся ухватить хотя бы малую толику воздуха, свешивались вздувшиеся языки. Подобное не могло присниться Куллу даже в самом страшном сне - одно за другим гибкие змеиные тела исчезали в глотках афридов. И самым страшным было то, что все происходящее свершалось в полной тишине - мертвой тишине. Через несколько мгновений все было кончено.
        Кулл, отряхиваясь, поднялся на ноги и огляделся. Кроме самого атланта и его друзей, все еще запертых в клетках, в бывшей лаборатории песчаного колдуна не было ни одного живого существа. На усеянном мусором и грязью полу скорчились две дюжины изуродованных краснокожих тел. Кроме кошмарных воспоминаний Кулла больше ничего не говорило об ужасающих рыбозмеях, в мгновение ока уничтоживших грозных бойцов Курашбаха. В нише тоже никого не было видно.
        Кулл вовсе не собирался терять время на пустое глазение по сторонам. Враги были мертвы - это главное, а неведомый спаситель пускай сам решает, что ему делать дальше. Подхватив одну из валявшихся на полу пик (атлант выбрал оружие с окованным железными полосками древком), он поспешил к клеткам. Всего два удара потребовалось Куллу, чтобы освободить Брула и Асафа.
        - Что это было? - первым делом поинтересовался у атланта Асаф. - Я никогда не видел ничего подобного!
        - Я тоже, - кивнул головой Брул. - Но кто-то нам помог, и нам следует этим воспользоваться.
        Пикт подобрал с пола длинный прямой клинок и теперь вертел его в кисти, привыкая к новому оружию.
        - Так, раз мы находимся в лаборатории, значит, нам нужно идти по второму от лаборатории коридору налево, - прикинул Асаф. - Два поворота направо, а потом прямо до центральной лестницы. А там, двумя этажами выше, как раз находятся покои песчаного колдуна. Второй коридор направо, третий поворот налево...
        - Ты что, держишь в голове карту всего замка? - удивился Брул. - Вот здорово!
        - Тогда вперед, - кивнул муджарийцу Кулл, устраивая поудобнее тяжелую алебарду на плече. - Мы за тобой...
        Асаф заткнул за пояс клинок с волнистым лезвием и поспешил к выходу в коридор.
        Едва он поравнялся с нишей, как к нему, размахивая сверкающим клинком, устремилась массивная фигура.
        - Берегись! - крикнул товарищу Брул.
        Услышав крик, юноша, вытаскивая клинок из-за пояса, начал разворачиваться. Но слишком поздно! Кулл, отставший от муджарийца шагов на десять-двенадцать, понял, что тот не успеет блокировать выпад уцелевшего африда.
        Волчегрыз, а это был именно он, вне всякого сомнения обладал превосходным чутьем. Буквально за миг до нападения волшебных рыбозмей он успел юркнуть ко входу и спрятаться в каком-то укрытии. Никто не мог назвать трусом этого прошедшего множество военных кампаний африда. Понимая, что он обречен, Волчегрыз тем не менее решил убить хотя бы одного из врагов.
        Африд сознавал, что он находится в выигрышном положении и его противник обречен. Злобная улыбка исказила морду рогатого демона, глаза его горели безумным огнем, из оскаленной пасти вырывалось глухое рычание. И вдруг выражение жестокого торжества на лице Волчегрыза уступило место удивлению - как будто барышник, пришедший выкапывать свою кубышку, обнаружил, что она пуста.
        Командир стражников замер на месте с занесенным клинком. Мгновение он стоял неподвижно, а затем колени африда подломились, и он как подкошенный рухнул лицом вниз. Из правого бока Волчегрыза - точно напротив печени, торчала рукоятка тяжелого кинжала.
        Не успевший остановиться Асаф по инерции взмахнул клинком и, не удержав равновесия, сел на пол. Едва Кулл и Брул подскочили к упавшему юноше, прикрывая его с обеих сторон, как из темноты дверного портала появилась закутанная в серую ткань фигура.
        Неудивительно, что Куллу не удалось толком рассмотреть колдуна - складки скрывавшего его плаща клубились подобно дыму, заставляя носившего его человека сливаться со стенами. Даже с расстояния в несколько шагов атланту приходилось прикладывать усилия, чтобы удержать неведомого спасителя в поле зрения.
        И тут человек в плаще поднял руку и откинул капюшон.
        - Надеюсь теперь вы не будете возражать против моего общества? - устало улыбаясь, спросила у потерявших дар речи мужчин Таалана.

        * * *

        - Голгор, Пожиратель Огня! - воскликнул Асаф, поднимаясь на ноги. - Непослушная девчонка! Да тебе же могли убить!
        Забыв о присутствии друзей, муджариец крепко-крепко обнял девушку.
        - Я же не могла бросить тебя одного, мой господин. -Таалана прильнула к широкой груди юноши. - Кроме того, когда у меня свободны руки и не завязан рот, я в состоянии постоять за себя! - Девушка со значением посмотрела на Кулла.
        Таалана выпрямилась во весь рост, глаза ее сияли.
        - Отец меня многому научил, а он один из самых искусных магов по эту сторону Края Мира. Если бы проклятый Тулса Дуум не застал нас врасплох, мы бы ему показали!
        - А где он сейчас? - спросил у девушки Кулл.
        Атланту не давали покоя слова колдуна "я появлюсь тогда, когда ты будешь меньше всего этого ждать". Уж больно легко пока все у них получалось.
        Куллу были ведомы границы могущества мертвого колдуна, и он не сомневался, что все, чем располагает Таалана, едва ли будет помехой для Тулсы Дуума.
        - Мне не верится, что колдун просто бросил этот замок на произвол судьбы, оставив его под охраной тупых афридов. Кроме того, сам Курашбах говорил о том, что весть о нашем прибытии ему передал Тулса Дуум.
        - Ты совершенно прав, Кулл. - Таалана вновь стала серьезной. - Тулса Дуум постоянно следит за замком, но сейчас у него большие проблемы в Плоскости Богов. Старым Богам не понравились его планы захватить власть в этом мире исключительно для себя одного... Это порождение зла лишило моего отца физического тела и волшебной силы, но не вечного духа. Так вот, когда Маю Есумдуну удалось проникнуть в черные Миры Ктулхи, правда не надолго, он стал свидетелем сражения между Тулсой Дуумом и Йоосом, одним из слуг Нъярлатотепа. И тем не менее он может общаться с вождем афридов Курашбахом.
        - Ну-ну, - с сомнением покачал головой Кулл. Рассказ Тааланы вовсе не поколебал его уверенности в том, что Мертвоголовый ведет с ними какую-то игру. - В любом случае, давайте поспешим, пока он не решил так или иначе свои проблемы...
        - Ты совершенно прав, Кулл, - согласилась с ним Таалана. - Тулса Дуум наверняка уже сообщил Курашбаху, что пленникам удалось бежать. Так что у нас времени даже меньше, чем ты рассчитываешь.
        - Кулл, смотри!
        Атлант обернулся на радостный крик Асафа. Муджариец, прижимая клинок к груди, ласково гладил свой верный Каркадан.
        - Ясное дело, Волчегрызу удалось укрыть этот меч от глаз Курашбаха! - предположил Брул. - Да и какой дурак отдал бы такую вещь!
        - Теперь нам никто не страшен! - взмахивая мечом, воскликнул сияющий Асаф. - Держись поближе ко мне, любимая, я сумею тебя защитить! - Муджариец с обожанием посмотрел на Таалану.
        И тут друзья услышали яростный вой, исторгнутый сотнями глоток. С каждым мгновением он становился громче и громче. Похоже было, что все уцелевшие африды явились по души Кулла и его друзей. Слитный топот сотен ног заставил вибрировать даже твердый камень стен.
        - Бежим! - решил Кулл. - Таалана, ты лучше всех знаешь дорогу, поэтому веди нас, - распорядился атлант. - Асаф, ни на шаг от нее, понял? Мы с Брулом будем прикрывать вас сзади...
        Казалось, лигам пустых каменных коридоров не будет конца.
        Ага, вот наконец и лестница на верхние этажи. Вверх, вверх, вверх! Новые коридоры... Поворот, еще поворот... Страшный звериный рев и лязг оружия за спиной...
        Усталость и пережитые побои брали свое, дистанция между бегущими людьми и преследующими их людоедами неумолимо сокращалась. Бежавшие в первых рядах африды начали метать вдогонку Куллу и Брулу дротики, метательные диски и пики. Звон смертельного железа метался по коридорам, однако расстояние было еще слишком велико, чтобы рогатые бестии могли совершать прицельные броски.
        - Где же эти проклятые покои? - прохрипел на бегу пикт, дыхание с бульканьем вырвалось у него из груди.
        - Скоро уже. - Кулл отсчитывал повороты. - Ну-ка, давай покажем этим уродам, с кем они имеют дело.
        Брул яростно рассмеялся:
        - Ты думаешь о том же, о чем и я!
        Подождав, пока Таалана и Асаф скроются за поворотом коридора, ведущего к покоям Мая Есумдуна, друзья развернулись и, уклоняясь от шквала смертельного железа, пробежали пару дюжин шагов навстречу преследующим их афридам. Брул, наклонившись, ухватил в каждую руку по парочке толстых коротких дротиков, Куллу же пришлись по вкусу тяжелые пики с широкими волнистыми наконечниками.
        - Ну что, брат, готов? - повернулся Кулл к пикту.
        Тот молча кивнул в ответ.
        Друзья остановились, хладнокровно выжидая, пока мчащаяся за ними по пятам толпа зверолюдей окажется в узком месте, где по обеим сторонам коридора из стен выступали массивные колонны. И когда передовые ряды краснокожих людоедов оказались в рукотворной стремнине, Кулл с Брулом обрушили на них свой смертоносный груз.
        Ни один из дротиков пикта не пролетел мимо цели и по меньшей мере четверо афридов пали, сраженные в голову. Людоеды, бежавшие за ними следом, ловко перепрыгнули через павших соплеменников, но тяжелые пики, со страшной силой пущенные Куллом, настигли их в воздухе. В мгновение ока коридор оказался перегорожен кучей поверженных тел, в которой увязли и остальные преследователи.
        Атлант и пикт быстренько пополнили свой боезапас. Расставив ноги для упора, они с утробным рыком, вкладывая в броски все свои силы и ненависть, метали дротики и пики в живую стену, перегородившую коридор. Когда же вокруг кончились все метательные снаряды, они, выхватив свои мечи, рванулись в атаку, добивая уцелевших афридов.
        Наконец, когда ни один из людоедов больше не шевелился, они удовлетворенно оглядели дело своих рук. Страшный завал, возведенный из мертвых тел и надежно спрессованный давлением врезавшихся в нее с разбегу афридов, надежно перегораживал коридор.
        - Теперь у нас немного времени в запасе, - тяжело дыша, сказал пикт. - Они будут думать, что мы их поджидаем тут, и побоятся лезть вперед с налету.
        - В самый раз, - согласился Кулл. -Ходу...
        Они помчались по коридору к повороту, за которым скрылись их друзья. Пробежав чуть более двух сотен шагов, они замерли как вкопанные.
        У массивных дверей, ведущих в покои Мая Есумдуна и где теперь разместился новый хозяин Замка из Песка - Тулса Дуум, замерли Асаф и Таалана. А прямо перед ними, удерживаемые короткими толстенными цепями яростно скалились гигантские черные тигры. Это были самые большие хищники, каких доводилось видеть Брулу. Ростом с хорошую лошадь, тигры, злобно рыча, клацали страшными зубами, длиной с руку взрослого мужчины.
        - Все пропало, - прошептала Таалана, - это скалистые тигры южного Мегриба. Я ничего не могу с ними поделать, эти животные не поддаются магии!
        Кулл отдал свой клинок Брулу, отодвинул в сторону юного хелифа, сжимавшего Каркадан в побелевших руках, и смело шагнул вперед.
        - Арр-р-ргх! - взревел атлант, и тигры удивленно попятились прочь.
        - Арр-ар-р. - Рык гигантских хищников выражал теперь скорее недоумение.
        - Р-рр-х-хха! - Кулл встал между черными кошками и успокаивающе потрепал их за мощные челюсти.
        - Асаф, дай мне твой клинок, - повернулся он к муджарийцу. - Обычным мечом тут, боюсь, не справиться.
        Юный хелиф кинул Каркадан Куллу. Тот ловко поймал клинок за рукоятку, и пару раз крутанул меч, примериваясь.
        Он что-то прошептал тиграм, ласково потрепав страшных кошек за уши. Громадные хищники облизали Кулла длиннющими розовыми языками и спокойно улеглись на камень. Кулл подошел к тому тигру, что был справа, тщательно прицелился, сжал Каркадан двумя руками и, вкладывая в удар все свои силы, рубанул по натянутой цепи.
        Древний клинок тихонько дзынькнул, словно колокольчик на наряде валузийской модницы, и рассек толстенную цепь, словно та была сделана из козьего сыра. Кулл довольно улыбнулся, повернулся ко второму тигру, и тот через миг был тоже свободен.
        Атлант отошел от дверей и сел на пол, привалившись спиной к стене.
        - Можно идти, - сказал он друзьям. - Путь свободен.
        Таалана подошла к дверям, прикрыла глаза и выставила сложенные лодочкой руки вперед. Постояв одно мгновение, он довольно улыбнулась:
        - Здесь нет никаких магических ловушек! Должно быть, Тулса Дуум целиком полагался на своих грозных стражей...
        Как истинный рыцарь, Асаф первым открыл дверь, готовый отразить любую опасность, грозящую его любимой, но пока все было тихо.
        - Заходите, друзья, - кивнул атлант на дверь своим спутникам. - Сейчас я тоже к вам присоединюсь.
        Брул на мгновение задержался на пороге покоев песчаного колдуна и обернулся. Глазам пикта предстало самое удивительное зрелище, какое он когда-либо видел. Черные тигры положили свои массивные головы на плечи Кулла и прикрыли глаза. Все трое тихонько урчали и фыркали. Кто мог знать, о чем они сейчас говорят?
        Пикт с удивлением смотрел на старого друга, с которым они прошли огонь, воду и горнила множества сражений. Никто в здравом уме не решился бы назвать повелителя Валузии чувствительным человеком. Отнюдь! Но в это мгновение испещренное многочисленными шрамами лицо безжалостного владыки и не ведающего пощады воина осеняла блаженная улыбка. Впервые со времени своего знакомства с Куллом Брул видел своего друга таким умиротворенным и расслабленным. Никогда прежде не видел пикт в глазах Кулла столько нежности и безмятежности. И хотя сейчас каждый миг был на счету, Брул тихонько прикрыл за собой дверь, стараясь не потревожить Кулла.
        - Каждый имеет право на счастье, - прошептал Брул. - Пускай хоть на миг...
        Вскоре Кулл присоединился к своему отряду.
        - Асаф, Таалана, - приказал он. - Вы ищите часы... А мы, - атлант повернулся к Брулу, - будем удерживать двери.
        Они быстро накинули засов на железные скобы и принялись стаскивать массивную мебель, возводя импровизированный заслон.
        Некоторое время все молчали, занимаясь своим делом.
        - Нам нужно продержаться до тех пор, пока часы не найдутся, - начал размышлять вслух пикт. -
        А как только они будут разбиты, волшебная сила вернется к песчаному колдуну, и он нас вытащит отсюда. Так, Кулл?
        - По плану так, - хмыкнул атлант. - Но если мы не найдем этого проклятого магического талисмана, нам крышка...
        Внезапно послышался чудовищный рык, а вслед за ним дикие крики, исполненные ужаса и боли. Таалана вздрогнула, побледнела, но ни на мгновение не прекратила поисков.
        - Молодец девчонка, - одобрительно кивнул Брул. - Хорошая порода!
        Крики и рычание не стихали некоторое время: тигры сполна возвращали свой долг Куллу. К тому же они очень проголодались...
        Время уходило как песок между пальцами, Таалана перевернула всю комнату, залезла во все известные только ей тайники и укромные местечки, но тщетно... Часов не было.
        Наконец какофония в коридоре смолкла - то ли афридам удалось победить черных хищников, то ли те, удовлетворив голод, наконец оставили их в покое.
        Послышался грозный рев - Кулл узнал голос Курашбаха, - и на дверь обрушился град ударов. Но массивные створки пока еще держались.
        - Их здесь нет! - Таалана уселась на пол, обхватила колени руками и расплакалась, - Все пропало... Все наши усилия напрасны...
        Побледневший Асаф уселся рядом с девушкой, обнял ее за плечи и начал что-то нашептать на ухо, успокаивающе покачивая.
        - Они должны быть где-то здесь! - рявкнул Кулл. - Ищите! Не смейте сдаваться! Думай, Таалана, куда мог спрятать этот талисман чертов Тулса Дуум! Ты же сама колдунья...
        Девушка перестала плакать и глубоко задумалась.
        - Ну как же я не догадалась! - воскликнула Таалана, вскакивая на ноги. - Зеркало Ишмагаду!
        Девушка бросилась к необычно толстому круглому зеркалу, стоявшему на низком столике, вырезанном из громадного кристалла сверкающего черного кварца.
        Толстенная дверь, содрогающаяся от мощных ударов, с оглушительном треском лопнула, но удерживаемая массивной железной полосой засова, все еще держалась в петлях.
        - Мне нужно немного времени! - крикнула Таалана, в голосе ее слышалась радость. - Хорошие вы мои, продержитесь еще чуть-чуть, и все наши проблемы будут решены!
        Мужчины, изготовившись к бою, бросились к расползающемуся заслону. И вовремя. Не выдержав ударов тарана, дверь раскололась на мелкие щепки, и в образовавшийся проход вломились размахивающие своими кривыми клинками африды.
        Асаф, Брул и Кулл встали плечом к плечу и приняли бой. Кулл орудовал на дальней дистанции тяжелой алебардой, Брул крушил врагов тяжелым длинным клинком на средней, а верткий, как песчаный мангуст, Асаф выстроил непреодолимую стальную стену на ближней. Его Каркадан метался точно серебряная молния, разя наповал прорвавшихся сквозь защиту атланта и пикта афридов. Хвала небесам, в такой страшной толчее афридам не удавалось пустить в ход дротики и длинные пики.
        Казалось, троица друзей превратилась в лютого шестирукого демона войны, Тайхабара (древние книги утверждали что это страшное существо, явившееся невесть из каких глубин мироздания, было непобедимо в бою; именно Тайхабар Шесть Лезвий отрубил Йог-Саготу все семьдесят щупалец Тьмы). Их клинки сокрушали кожаные доспехи и шлемы афридов как бумажные, громоздя вокруг кучи изрубленных тел.
        Африды валились десятками, кровь хлюпала под ногами, но слишком уж не равны были силы. Все новые и новые отряды зверолюдей, подгоняемый стальной волей Курашбаха, бросались в бой. И хотя за каждый сделанный вперед шаг рогатые бестии платили страшную дань своими жизнями, под их давлением друзьям приходилось отступать. И когда афридам удалось отбросить их от дверей, помещение в одно мгновение заполнилось бесчисленным количеством краснокожих тварей.
        Покрытые десятками мелких и крупных ран, друзья окружили замершую у зеркала Таалану. Прикрывая девушку своими телами они, словно металлический еж, ощетинились клинками. Окружившие их со всех сторон африды взяли пики и дротики наизготовку, но опьяненных запахом крови людоедов остановил властный голос Курашбаха.
        - Горец - мой! - взревел африд-великан, расталкивая своих подчиненных.
        Злобная ухмылка исказила его морду, на губах выступила пена, в налитых кровью, как брюшко обожравшегося клопа, глазах металось безумие. Чудовищные мышцы бугрились на могучих руках и бочкообразной груди. Вид вождя племени зверолюдей был поистине страшен.
        - Осквернитель! - взревел вождь афридов. - Ты посмел бросить вызов могуществу великого Шаб-Ниггурата! Я убью тебя своими руками... Я разрублю тебя на тысячу кусочков, я сожру твою печень, я высосу твой костный мозг!
        - Смотри не подавись, урод, - сплюнул на пол розовой слюной Кулл, отирая заливавшую глаза кровь. - Что-то я смотрю, твой повелитель не спешит тебе на помощь. Ну что, как, презренный трус, прикрываясь именем своего кривоногого божка, прикажешь растерзать меня своим рабам, или сразимся один на один, как подобает мужчинам?
        Тяжелое дыхание с хрипом вырывалось из бурно вздымающейся груди Кулла. Атлант тянул время, давая Таалане шанс добраться до артефакта Тулсы Дуума.
        - Ты - мертвец, человек! - Разъяренный Курашбах взвыл, как будто его заживо тащили в преисподнюю. - Твоя смерть будет страшна! Сперва я отрублю тебе руки, потом ноги, затем вырву левый глаз, распорю твое брюхо...
        - Не обделайся от напряжения, - рассмеялся Кулл. - Смотри, кишки застудишь, так языком болтая. Ты будешь сражаться или нет, чучело рогатое?
        Вождь афридов страшно оскалился.
        - Места! - проревел Курашбах, оборачиваясь к своим воинам.
        Краснокожие людоеды попятились к стенам, освобождая центр комнаты для поединка. Кулл перехватил поудобнее свою тяжелую алебарду и шагнул в центр импровизированной арены. Он на мгновение замер, оглянувшись. Асаф и Брул надежно загораживали Таалану, по искаженному невероятным напряжением лицу которой стекали крупные капли пота. Несмотря на все происходящее, девушка так и не открыла глаза, полностью сконцентрировавшись на своих чарах.
        На мгновение воцарилась полная тишина. Сотни пар глаз были обращены на сошедшихся в смертельном поединке противников. Курашбах воистину был великаном. Ростом более пяти локтей, африд обладал могучими мускулами, которым позавидовал бы и лев. Каким бы высоким и крупным ни был Кулл по человеческим меркам; как бы ни была мощна его грудь и широки его плечи, все же по сравнению с троллеподобным афридом он казался подростком. Однако движения атланта, грациозные и обманчиво плавные, как у хищника, говорили о его невероятной физической силе. А те из его врагов, кто заглядывал в ледяные серые глаза Кулла, могли бы засвидетельствовать, если бы конечно они выжили, что в глубинах этих прозрачных колодцев таится сама Смерть.
        Курашбах взмахнул своим огромным двуручным мечом и без предупреждения обрушил тяжелое лезвие на Кулла. Вернее на то место, где только что тот стоял. Зашипев, точно разъяренная кошка, Кулл отпрыгнул в сторону и, в свою очередь, попытался длинным выпадом снизу поразить Курашбаха в живот. Африд ловко увернулся, отведя алебарду плоскостью меча.
        Противники, обмениваясь мощными ударами, танцевали вокруг друг друга. И хотя Куллу до сих пор удавалось или уворачиваться от ударов Курашбаха или их блокировать, видно было, что дается это ему с величайшим трудом. Если бы атлант был так же прикрыт доспехами и полон сил, как Курашбах, течение боя было бы совершенно другим.
        Но, увы, судьба подобные пожелания в расчет не принимает.
        Вот уже глубокий порез лег на правый бицепс атланта, длинная рана тянулась по правому боку, а из задетого острием меча бедра текла кровь. Однако и Куллу удалось пару раз достать Курашбаха. Могучий африд все еще мотал головой, стараясь прийти в себя после неожиданной контратаки Кулла, сумевшего тяжелым древком нанести ему сильнейший удар в голову. А из глубокой раны на груди Курашбаха, в такт ударам сердца, стекали тяжелые крупные капли крови.
        Курашбах наседал на Кулла, его тяжелый меч со свистом рассекал воздух. Атлант понимал, что, пропусти он хоть один подобный удар, - с ним будет покончено. Нельзя сказать, что Курашбах хорошо владел мечом, - Куллу попадались мечники куда сильнее, - африд брал скоростью и чистой силой. Ну что же, Кулл готов был побить рогатого великана его собственным оружием!
        Кулл понадежнее уперся в каменный пол, мышцы на его спине и руках вздулись, а алебарда превратилась в размытый круг. Курашбах попятился, гадая, что предпримет его противник. Сперва вождь афридов думал, что Кулл попросту выплеснул все оставшиеся у него силы в последнем рывке, но атлант и не думал снижать скорость. Раз за разом он обрушивал на африда тяжелое лезвие.
        Впервые с начала поединка в глазах вождя зверолюдей появилась неуверенность. То, что он поначалу счел легкой разминкой, грозило превратиться в смертельный поединок.
        Человек вовсе не собирался умирать. Более того, он упрямо наступал! На губах Курашбаха выступила кровавая пена, африд совершенно потерял разум, превратившись в алчущего крови дикого зверя. С ревом он раскрутил меч и, подпрыгнув, обрушил тяжелый клинок на Кулла, вложив в этот удар все свои силы.
        И хотя парировать его атланту не составило особого труда, атака африда все же увенчалась успехом. Толстое древко алебарды с жутким треском лопнуло в руках Кулла и тот остался безоружным. Побледневшие Асаф и Брул не успели ничего сделать, как Курашбах высоко занес свой меч и опустил его на голову атланта. Безумная радость отразилась в выпученных глазах людоеда, уже видевшего ненавистного человека разрубленным на две половинки.
        Кулл, однако, до последнего момента сохранял ледяное спокойствие. И когда уже казалось, что острая сталь неминуемо поразит атланта, он резко бросился вперед. Кулл поймал крестовину меча Курашбаха и одновременно ударил вождя коленом в пах. Рев торжества сменился криком боли. Рогатый людоед выпустил меч и повалился на Кулла, сбив его с ног. Противники, изо всех сил молотя друг друга, покатились по полу.
        Одного-единственного момента замешательства Курашбаха хватило Куллу, чтобы зажать шею краснокожего великана стальным захватом. Вождь афридов беспорядочно наносил атланту по голове и корпусу страшные удары, но ничего изменить уже не мог - захват Кулла неумолимо сжимался. Обливаясь кровью из разбитых носа, бровей и ушей, Кулл сумел подняться на ноги, не отпуская Курашбаха.
        С яростным звериным рыком атлант изо всех сил несколько раз ударил коленом в живот африду. И когда тот скрючился, глотая воздух, Кулл разжал руки, подпрыгнул и со всего маху опустил правый локоть на затылок Курашбаха. Тот, не издав ни звука, повалился на залитый кровью пол. Не дожидаясь, пока вождь придет в себя, Кулл подхватил его на руки.
        Мышцы атланта вздулись в чудовищном напряжении, когда он поднял неподвижное тело Курашбаха над головой. Все, кто сейчас присутствовал в зале, затаили дыхание, не в силах оторваться от разворачивающегося действия. Кулл яростно взвыл и обрушил гигантского африда спиной на выставленное колено. Раздался страшный треск, и позвоночник Курашбаха переломился, точно сухая хворостина.
        Кулл медленно выпрямился, обвел вжавшихся от страха в стену афридов безумным взглядом и, запрокинув голову, издал победный рев. Тот самый, воспоминания о котором еще не успели выветриться у афридов, уцелевших в ту роковую для них ночь, когда Кулл и Асаф освободили Таалану и Брула.
        Когда же откуда-то издалека в ответ раздались два ужасающих тигриных рыка, заставившие задребезжать стеклянные светильники на стенах, африды не выдержали. Давя и калеча друг друга, краснокожие людоеды в ужасе бросились прочь. Теперь они были уверены, что злая судьба свела их с неким страшным демоном в человеческом обличье. А за их спинами жутко рычал и бешено хохотал могучий, яростный, окровавленный человек, голыми руками разорвавший на части их непобедимого вождя!
        Вскоре Кулл, Асаф, Брул и Таалана остались одни в заваленном мертвыми телами помещении. Кулл перестал смеяться, зашатался и, обливаясь кровью, рухнул на руки вовремя подскочившим друзьям. Муджариец и пикт, изорвав на куски свои рубахи, стали перевязывать израненного Кулла.
        - Ты самый великий боец, какого только я видел! - воскликнул пораженный до глубины души Асаф. - Благословен будь Голгор Пожиратель Огня, отпустивший тебе столько силы!
        - Подожди, пообщаешься с ним подольше, увидишь и не такое! - грубовато пошутил Брул. - Видел бы ты, что нам пришлось перенести в жутких подземельях Черного Города, где один проклятый лемурийский колдун чуть было не оживил самого Повелителя Тьмы Верезаала!
        - Да уж, - прохрипел более или менее пришедший к этому времени в себя Кулл. - Нельзя сказать, что Курашбах был сильным противником. Так, здоровенный тупой болван, который...
        "Дзы-ынн-нннь!" Кулла перебил длинный хрустальный перелив.
        Друзья обернулись к зеркалу Тааланы, от которого исходил этот удивительный звук. Девушка удовлетворенно улыбнулась и по локоть погрузила руки в полированную поверхность. Какое-то время она что-то нащупывала в глубинах волшебного зеркала, а затем радостно вскрикнула:
        - Вот они!
        Еще мгновение, и Таалана выпрямилась, сжимая в правой руке массивные песочные часы. Эти удивительные часы были составлены из двух многогранных пирамид, наполненных странной изменяющей свой цвет субстанцией, отдаленно напоминающей тончайшую песчаную пыль. Но самым странным было то, что, несмотря на непрерывно сыплющуюся из верхней пирамиды струйку песчинок, песка в ней не убывало, а в нижней пирамидке, наоборот, не прибавлялось.
        - Нам все-таки удалось сделать это! - воскликнул Асаф, - Я просто в это не верю!..
        Страшная вспышка невероятного черного пламени помешала муджарийцу закончить фразу. Когда к ослепленным на мгновение друзьям вернулось зрение они увидели возникшую в центре комнату фигуру, закутанную в черную накидку.
        - И правильно делаешь. - Гулкий голос новоприбывшего сочился ненавистью и лютой злобой.
        Первым понял, что сейчас произойдет, Кулл. Его реакция была мгновенной.
        - Кидай часы! - крикнул он ошеломленной Таалане и, метнув обломок алебарды в Тулсу Дуума, прыгнул к девушке.
        Но возможности Тулсы Дуума несравненно превосходили человеческие. Негодяй не дал им ни малейшего шанса. Щелчок пальцев колдуна, и Кулл повис в воздухе, словно застывшая в кусочке смолы муха. Его друзья тоже замерли как статуи, остановившись на половине движения.
        - Ты думал, что тебе удастся обмануть меня, атлант? - Тулса Дуум мотнул головой, и Кулл рухнул на камень. - Ты решил, что в союзе с раз-воплощенным чародеем и его ведьмовским отродьем сможете победить меня? Наивный глупец!
        Тебе сказали, что я пленен слугами Ктулхи? Неразумная тварь, да все боги и демоны, вместе взятые, не в состоянии остановить меня! - Бессмертный колдун зашелся совершенно безумным смехом. - Оставь тщетные надежды!
        Только сейчас Кулл разглядел, в каком состоянии находился Тулса Дуум. Весь странным образом скособоченный, он казался каким-то усохшим, мертвенно белая кость его черепа теперь была покрыта отвратительными желтовато-зелеными рыхлыми пятнами, а багровое сияние в левой глазнице погасло. Когда же он двинулся, заметно припадая на правую ногу, его плащ на мгновение распахнулся, и Кулл понял, что было с колдуном не так. Левый рукав его облегающего черного одеяния был начисто оторван - вместе с рукой...
        Но он отнюдь не потерял свей силы и ненависти к Куллу. Тулса Дуум обращался только к атланту, не обращая на остальных ровным счетом никакого внимания.
        - Смотри на меня, червь! Из-за тебя опять разрушены мои планы! И мое тело... Но ты не переживешь своего триумфа, ничтожное порождение бога-недоучки! У меня сейчас нет времени возиться с твоим телом, но я приготовил для твоей души особую преисподнюю. - Тулса Дуум захлебывался словами.
        - Ты окончательно спятил, старый дурак. - Куллу потребовались неимоверные усилия, чтобы разомкнуть губы и произнести эти несколько слов. - У тебя и так в голове вместо мозгов были могильные черви, а теперь, видать, и они расползлись!
        - Ты... дрянь... отребье... ничтожество... - зашипел чародей. - Клянусь яйцом мироздания, ты обречен на вечность мук и страданий, которые заставят содрогнуться самые глубины преисподней! И пускай сейчас я вынужден оставить этот проклятый мир, позже я вернусь снова - но уже его господином!
        Ну что же, глупейший из смертных и несчастнейший из них, - оскалился Тулса Дуум. - Вот и пришел конец твоей убогой жизни... Если хочешь, попытайся помолиться своему Валке, скоро и он последует за тобой во тьму!
        Колдун повернулся к парализованной троице.
        - Ты, муджариец, отруби голову этим двум, - Тулса Дуум махнул уцелевшей рукой в сторону Кулла и Брула, - А ты, девка, отдай мне часы... - поворачиваясь к Таалане велел колдун.
        Относясь к людям, лишь как к покорным его воле марионеткам, злодей уже забыл о существовании Асафа.
        Глаза муджарийского хелифа выражали страшную муку, он прокусил губу и по его подбородку стекала струйка крови, пот выступил на лбу, но заклятие Тулсы Дуума обладало невероятной силой. Несмотря на его ожесточенное внутреннее сопротивление, юноша шаг за шагом приближался к Куллу. Остановившись у распростертого на полу тела, хелиф начал рывками поднимать Каркадан над головой. Кулл не сводил с него глаз.
        В это время Таалана, силы которой не шли ни в какое сравнение с непостижимой разумом мощью черного колдуна, двинулась Мертвоголовому навстречу. Из глаз девушки капали слезы, но не подчиниться воле Тулсы Дуума она не могла. Пройдя несколько шагов и поравнявшись с Асафом, она протянула песочные часы злобно улыбавшемуся чародею. Тулса Дуум, снедаемый нетерпением, шагнул ей навстречу и требовательно протянул уцелевшую руку. Через мгновение магический талисман, в котором были заключены душа и сила Мая Есумдуна, оказался крепко зажат в его кулаке.
        - Ценная вещица... - проскрипел колдун.
        На мгновение задумавшись, он, точно выбирающий себе лошадь воин, окинул внимательным взглядом Таалану.
        - Пожалуй, она мне еще пригодится, - пробормотал Тулса Дуум себе под нос. - Да, определенно... Я найду достойное применение этому здоровому телу...
        Он повернулся к Асафу, небрежно бросив дочке песчаного колдуна:
        - Когда раб покончит с этими двумя, перережешь ему глотку. А потом отправишься со мной...
        Точно серебряная молния устремилась к груди Кулла. Тулса Дуум с удовольствием следил за смертельным полетом клинка Асафа, вот-вот готовым пронзить сердце Кулла.
        И в этот момент волшебный меч налился ослепительно-белым светом. Лезвие Каркадана раскалилось добела, и на нем проступила тонкая вязь древних рун. Может быть, сработало какое-нибудь заклятие, в незапамятные времена наложенное на Каркадан могучим Мегрибским магом, а может быть, Каркадан в какой-то мере обладал собственной волей, кто знает? Но вместо того чтобы пронзить яростное неукротимое сердце атланта, острая сталь обрушилась на все еще вытянутую в указующем жесте руку Тулсы Дуума.
        От крика, исторгнутого чародеем, кровь хлынула из ушей околдованных им людей. Неразрушимая сталь с чистым тонким звуком разлетелась на мириады крошечных осколков, и отрубленная кисть колдуна шлепнулась на каменный пол.
        Песочные часы выпали из извивающихся, точно страшный черный паук, горящих белым пламенем пальцев. Прокатившись пару локтей и ударившись об каменную ножку стола, они треснули по всей длине. Из расколотого хрустального сосуда вырвался желтовато-алый смерч, в мгновение ока налившийся золотым сиянием. И между людьми и Тулсой Дуумом вырос Май Есумдун.
        - Вот мы и встретились вновь, Тулса Дуум, - грозно произнес Повелитель Великих Песков. - Пришла пора положить конец твоим козням, равно противным Порядку и Хаосу!
        Кулл в изумлении смотрел на песчаного колдуна, в облике которого произошли разительные перемены. Кто теперь мог узнать в этом рослом седобородом человек с благородным и мужественным лицом жалкую полупрозрачную тень?
        - Проклятый Май Есумдун! - вскричал Тулса Дуум. - Ты возомнил себя равным мне противником?! Даже если бы все слуги Хаоса встали на моем пути, моих сил хватило бы, чтобы уничтожить тебя и ненавистного Кулла! Я даже не буду на тебя тратить заклинания!
        Колдун в черном взмахнул обрубком руки, и в грудь Мая Есумдуна ударила черная молния, отбросив чародея к стене. Тот, с силой врезавшись в камень, сполз на пол.
        Тулсу Дуума сгубила ненависть к Куллу. Вместо того, чтобы добить песчаного колдуна, он, выкрикивая слова какого-то заклинания, направился к атланту. Если бы он сосредоточил свои силы, хоть и ослабленные столкновением со слугами Ктулхи, на единственном опасном для него противнике, и Кулл и его друзья были бы обречены.
        Отвлеченный появлением нового врага, колдун забыл об удерживающих Кулла, Асафа, Брула и Таалану чарах. Почувствовав, что наконец свободны, друзья - кто как мог - атаковали Тулсу Дуума.
        Оказавшийся позади Тулсы Дуума пикт, не мудрствуя лукаво, ухватил тяжелую скамью и обрушил ее колдуну на голову. Таалана выкрикнула какое-то заклинание, и черную мантию злодея охватило пламя. Оставшийся лишь с рукоятью Каркадана в руках Асаф подскочил к Тулсе Дууму и изо всех сил ударил его в лицо, используя тяжелую гарду как кастет. Лишь до полусмерти израненный Кулл ничего не смог сделать, тяжело ворочаясь на каменном полу и безуспешно пытаясь подняться на ноги.
        Но даже одновременное нападение трех человек не смогло причинить вреда такому могучему колдуну, каким являлся Тулса Дуум. Однако этой небольшой заминки вполне хватило Маю Есумдуну, чтобы оправиться от ужасного удара. Песчаный колдун смог подняться на ноги и, держась рукой за окровавленную голову, выкрикнул страшным голосом:
        - Древние повелители, сокрытые мраком, явите свой грозный лик миру! Йа Шаб-Ниггурат, йа Нъярлатотеп, йа Йог-Сагот! Я, Май Есумдун, владеющий тремя ключами Силы и восемью словами Власти, открываю вам путь! Жертва принесена, и пусть Черный Бог, попирающий огненными копытами Бездну, взревет! Пусть свершится предопределенное и Боги Заката обратят свой мертвенный взор к Востоку! Хаос, возьми колдуна, возомнившего себя Богом!
        Обмакнув раздробленные пальцы правой руки в собственную кровь, Май Есумдун, держась левой рукой за стену, начал чертить в воздухе руны, вспыхивающие мертвенно-зеленым пламенем.
        Когда Тулса Дуум понял, что именно делает песчаный колдун, он издал вопль, описать который было невозможно. В этом жутком крике воедино слились ярость, безумие, отчаяние, воспоминания о страшной боли и ее же предчувствие и страх. Беспредельный страх, недоступный пониманию смертных...
        Тулса Дуум попытался было произнести какое-то свое заклинание, но было уже поздно. Призыв Мая Есумдуна был услышан в той жуткой юдоли боли и зла, где, вне пространства и времени, обитали боги Ктулхи.
        Шесть человек внезапно оказались заключены в гигантский прозрачный пузырь, заполненный мертвенным серым сиянием. За пределами этого исчезающе малого островка Порядка в безбрежном океане Хаоса пульсировали, сплетаясь и извиваясь, страшные ускользающие формы, которым в человеческом разуме просто не было определения. Удушливый, неподвижный воздух, ставший тягучим, подобно расплавленной смоле, был холоден, как в глубинах космоса, и вытягивал из человеческих тел последние крохи тепла.
        Тулса Дуум, скуля как побитый щенок, выкрикивал разные заклинания и метался в поисках какой-нибудь лазейки. Но все его усилия были тщетны, и он лишь натыкался на невидимые стены. В этом месте, где бы оно ни находилось, не было места человеческому волшебству. Кулл, Асаф, Брул и Таалана, переполняемые запредельным ужасом и отвращением, инстинктивно сбились вместе в центре пузыря. Само человеческое естество содрогалось при виде тех омерзительных образов, порожденных Злом, которые со всех сторон облепили их эфемерное пристанище.
        Внезапно они почувствовали дыхание некоего абсолютно чуждого всему живому Присутствия. Люди содрогались в конвульсиях, захлебывались в рвоте, кровь текла у них из всех естественных отверстий, ибо от близости запредельного абсолютного Ужаса начали рваться те невидимые узы, что удерживают душу в теле.
        Несмотря на то что Кулл был изранен сильнее своих друзей, он все еще держался. И сквозь меркнущее сознание атлант успел заметить три Лика Зла, возникших от них буквально в дюжине локтей.
        Нет, не должен был человек видеть такое! Казалось, выражение лиц Древних Богов Ктулхи проходило бесконечную трансформацию - от Мерзости к Жути, от Страха к Кошмару. Ничего более определенного Кулл сказать не мог, ибо благословенная память тут же извергла из себя ядовитую блевотину омерзительных воспоминаний.
        Видел ли в действительности Кулл то, что произошло далее, или же все это явилось болезненным бредом захлебывающегося ужасом воображения? Позже он и сам уже не был ни в чем уверен. Но в тот момент он стал свидетелем безмолвного разговора, состоявшегося между в мгновение поседевшим и постаревшим Маем Есумдуном и одним из Троицы Ктулхи. Атлант не понял, о чем они говорили, более того, он не хотел даже об этом знать, но, видимо, Древние Боги остались вполне удовлетворены речами песчаного колдуна.
        К Тулсе Дууму со всех сторон потянулись белесые, алчные, длинные щупальца, свитые из омерзительных клочьев небытия, живущих каждое своей жизнью. Сперва тонкие, эти нити затем наливались силой и вздувались, бесстыдно обнимая воющего в запредельном ужасе колдуна. Они по-хозяйски ощупывали тело Тулсы Дуума, уминая его в бесформенный ком. Колдун уже съежился до размеров тыквы и продолжал уменьшаться. При этом он оставался живым и лишь хрипел от невыносимой боли. Похоже, участь, которую он пророчил Куллу, постигла его самого.
        Перед тем как окончательно потерять сознание, провалившись в спасительное беспамятство, Кулл увидел, что конец одной из извивающихся конечностей тьмы наливается кощунственным бутоном. Затем этот бутон расцвел отвратительным алым цветком зубастой пасти, которая и поглотила Тулсу Дуума - одного из самых могущественных адептов зла на Земле.

        * * *

        - Отличное приключение, Брул! - Одетый в походную одежду Кулл с размаху рухнул на низкое сиденье рядом с пиктом, предававшимся поглощению уникальных вин из подвалов Замка из Песка.
        Хвала небесам, по каким-то собственным причинам Тулса Дуум скрыл от афридов существование винных погребов Мая Есумдуна.
        - Неплохо размялись, - хмыкнул Брул. - Это тебе не на троне задницу просиживать. Однако клянусь хвостом птицы Ка, оно чуть не стало для тебя последним!
        Кулл, получивший в поединке с Курашбахом несколько тяжелейших ран, только на третьи сутки пришел в себя. К тому же он, впрочем как и остальные, потерял немалую часть жизненной силы во время пришествия Богов Ктулхи. Асаф, Таалана и Брул ни на мгновение не отходили от метавшегося в бреду друга. Муджариец даже опасался, что тот умрет, однако Брул успокоил юного хелифа: "Раз он не помер сразу, значит, будет жить, знаю я его тигриную породу! Даже смерть ни за что на свете не решится подойти к человеку с такими кулаками!"
        С того дня, хвала заботливому уходу Тааланы и целебным мазям и отварам ее отца, атлант стремительно пошел на поправку. Когда же утром третьего дня Кулл возмущенно отказался от жиденького целительного бульона с травами и потребовал жареного мяса с острым соусом, Брул начал прощаться с гостеприимными хозяевами.
        Однако им пришлось задержаться еще на несколько дней. Май Есумдун тщательно обследовал могучего горца, пока, к собственному удивлению, не уверился, что Кулл абсолютно здоров.
        - Так ведь не стало же! - Кулл закинул ноги на столик и нацедил себе полную кружку густого дынного вина, кроме сладости отличавшегося еще и отменной крепостью. - Посуди сам, как много мы достигли, заплатив всего кувшином крови и парой новых шрамов! Во-первых, мы избавились от проклятого Тулсы Дуума!
        Рука Брула дрогнула, и он пролил вино себе на грудь. Хотя потерявший сознание пикт не был свидетелем явления Ктулхи, при одном упоминании о судьбе Тулсы Дуума он испытывал приступ леденящего душу ужаса.
        - Как подумаю об этом, в голове темнеет, - пожаловался пикт Куллу. - Помню только, что наш старик какое-то заклинание произнес, а дальше - темнота... Давай лучше выпьем... - Он жадно припал к полному кувшину.
        Кулл, соглашаясь, кивнул. Он ни словом не обмолвился друзьям о том, чему оказался свидетелем. Подождав, пока пикт вместе с двумя пинтами вина вновь обретет уверенность в себе, он продолжил:
        - Во-вторых Асаф сыскал себе достойную жену. - Хотя самому Куллу куда милее сладкого шепота женщин были звуки боя, он искренне разделял радость друга, к которому успел привязаться. - А, в третьих, какого союзника мы приобрели!
        - Не будь я Брул Копьебой, если ты не сможешь завести себе друзей и союзников даже в брюхе у шакала! - расхохотался Брул, в восторге хлопая рукой по колену. - Я поражаюсь твоей способности из всего извлекать пользу! Наверное, это и есть то, что Ту и Ка-Ну называет "государственным мышлением".
        - А знаешь, ты, наверное, прав, - Кулл на мгновение задумался. - Поверь мне, быть хорошим владыкой во сто крат тяжелее, чем быть хорошим воином... Кроме того, я до сих пор не уверен, что вообще можно быть "хорошим" владыкой!
        - Да брось ты! - Пикт ткнул кулаком в плечо друга. - Знай себе отдавай приказы! Однако я тебе сочувствую, сам бы ни за что на свете не согласился занять твое место или место Ка-Ну.
        Выслушав рассуждения своего друга, Кулл рассмеялся.
        - Ладно, собирайся. Пора в путь.
        - Да уж, мы тут засиделись, - кивнул Брул. - А у нас еще вон сколько дел! Проклятый Шашонг ждет не дождется, пока мы с него шкуру снимем!
        Одним глотком осушив свои чаши, друзья поднялись на ноги и направились во внутренний дворик Замка из Песка, где их дожидались Май Есумдун, Таалана и Асаф.
        К тому времени, когда Кулл и его верный друг присоединились к ним, все слова уже были сказаны. Май Есумдун на прощание крепко обнял дочку и царственного зятя:
        - Отец, вы будете самым почетным гостем на нашей свадьбе! - Асаф низко поклонился Повелителю Великих Песков. - А первого сына мы обязательно назовем в вашу честь.
        Зардевшаяся Таалана опустила глаза и уткнулась лицом в плечо хелифа.
        - И смотрите, чтобы у вас было не меньше трех сыновей! - напутствовал влюбленную пару Май Есумдун.
        Старый чародей взмахнул руками, полы его волшебного плаща взметнулись, и в центре дворика возникла песчаная воронка. В отличие от подстроенной Тулсой Дуумом ловушки, в этот раз песок был удивительно светел и мягок. Казалось даже, что это не песок, а струи нежного персикового цвета дыма.
        - Вы окажетесь на восточной окраине Мизра, прямо у лагеря, разбитого вашими воинами, - сказал Май Есумдун Куллу и Асафу. - По их зову сейчас в Мизр прибыли Фейсал бер Карим, Ка-Ну и Ту. Они вас продолжают искать, так как советник Асафа - мудрый Фейсал бер Карим - чувствует, что вы еще живы.
        - Хорошо, что все они вместе, - сказал Асаф Куллу. - По крайней мере, не придется повторять нашу историю тысячу раз!
        Первыми в воронку шагнули Асаф и Таалана, за ними последовал Брул.
        - Подожди, Кулл. - Май Есумдун остановил атланта. - Я обязан тебе всем самым главным: свободой, жизнью, дочерью. И хотя истоки моей силы сокрыты в этих бескрайних песках, знай, по первому твоему зову я готов явиться тебе на помощь. Ты знаешь слова, которые нужно произнести, - главное, чтобы рядом была хотя бы куча песка.
        Он на мгновение замолк, обратив глаза в пустоту.
        - Тебе, Кулл, уготована великая судьба. Но и великие испытания выпадут на твою долю...
        - Такова участь воина, - пожал плечами атлант. - Знаешь, старик, опасности меня не пугают.
        - Знаю, - кивнул головой Май Есумдун. - Поэтому и дарю тебе на память это...
        Старый чародей отстегнул удерживающую плащ массивную фибулу и снял его со своих плеч. Казалось, волшебный плащ этот был сделан из паутины, потому что, сложенный, он легко уместился в кулаке Кулла.
        - Держи мой подарок в тайне ото всех, - сказал Повелитель Великих Песков. - Потому что настанет миг, когда лишь плащ великого Даамду сможет укрыть наш мир от алчного взора Изначальной Тьмы. И миг сей станет судьбоносным для жизни человека... и твоей тоже. И это будет время смерти старого мира и рождения мира нового. Что же будет дальше с тобой, увы, мне не ведомо...
        - Воин знает свою судьбу, чародей. - Кулла предсказание мага оставило совершенно равнодушным - в его жизни оно ничего не меняло, - А меч - свое дело... Но за подарок - спасибо!
        Кулл поклонился Маю Есумдуну и шагнул в песчаную воронку:
        - Прощай, чародей!
        - До свидания, воин, до свидания... - покачал головой Май Есумдун.
        Глубокая морщина легла между его седыми бровями.

        OCR: де Монфор

        WWW.CIMMERIA.RU
 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к