Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Зарубежные Авторы / Вайс Лора: " Фейри Мерроу Современная История Русалки " - читать онлайн

Сохранить .
Фейри Мерроу. Современная история русалки Лора Вайс


        Написано немало историй, снято немало фильмов об этих удивительных созданиях, что живут на глубинах морей и океанов, рек и озер, но было бы неправильно утаить и не рассказать вам, дорогие читатели, еще одну историю о русалке по имени Мемо. Юная ундина жила в океане, путешествуя со своей семьей от берега к берегу в поисках тепла и еды, но в один прекрасный день в её жизнь волей случая вторгся человек, который перевернул все с хвоста на голову.  Молодой самоуверенный парень по имени Джейк, сын влиятельного бизнесмена и просто разгильдяй повстречал девушку необычайной красоты, решив незамедлительно покорить красавицу, однако все оказалось не так-то просто, ведь она русалка, а русалки - существа непокорные. Однако не только нрав и характер стали помехой к их счастью, но и предрассудки, как мира людей, так и мира фейри.   Смогут ли двое устоять перед натиском судьбы? Или людям и русалкам не суждено быть вместе? 



        Море - это все! Дыхание его чисто, животворно. В его безбрежной пустыне человек не чувствует себя одиноким, ибо вокруг себя он ощущает биение жизни. -
        Ж. Верн
        ГЛАВА 1
        МОЙ МИР


        Эта увлекательная история началась в Аделаиде. Именно здесь я встретилась с мужчиной, из-за которого вся моя жизнь перевернулась с хвоста на голову.
        Мое имя Мемо и я фейри мерроу или ундина, или просто русалка, живущая в океане, который омывает южные берега Австралии. Многие люди считают, что мерроу живут в сказочных хрустальных дворцах или в затонувших кораблях, что веками лежат на морском дне и, что самое главное - нас не существует, но это не так. Мы существуем и живем около островов или коралловых рифов - везде, где есть еда и теплые течения, а вечерами выходим на берег, чтобы побыть наедине со своими избранниками.
        Пути людей и русалок часто пересекаются, так как многие из нас выходят в ночи из воды, обретая ноги, и проводят это время в мире людей, развлекаются в ночных клубах или еще в каких-нибудь интересных местах, где можно встретить наивного парня или девушку для отношений на одну ночь. Мерроу верят, что проведя ночь с человеком, им будет сопутствовать удача в своей собственной семье, поэтому такие встречи происходят накануне русалочьих  свадеб или по достижении двадцати лет, если фейри не вступили в брак к этому времени. У меня же пока есть время не торопиться и это хорошо, я никогда не понимала этой традиции. Зачем выходить к людям и обязательно проводить с ними ночь? Ведь дельфины, касатки и киты не выбрасываются на берег, чтобы встретиться с человеком, прежде чем завести семью. Они счастливы и без этого.
        Русалки, видимо, считают себя чем-то средним между людьми и морскими обитателями, так как могут быть и на суше, и в воде, но мы все равно другие, совсем другие. Так, например, можем гипнотизировать обитателей суши, можем заставить забыть о чем-то или наоборот вспомнить, а еще мы плачем пресными слезами, в отличие от людей, которые могут исцелять от душевной боли. Красиво поем, особенно на суше в грозу или ранним утром, когда солнце только-только касается лучами волн. Но самое главное, если мерроу не зайдет в воду с рассветом, то океан откажется от нее или него и больше не впустит. А жизнь без хвоста в окружении людей, это все равно, что долгая и мучительная смерть. Правда, есть одно исключение! Если русалка встретит человека, и они полюбят друг друга, то она может отказаться от жизни в океане и обрести счастье на суше, только мерроу обязательно должна признаться в том, кто она есть. И, лишь единицы обрели это самое счастье, так как люди не готовы принять нас такими, какие мы есть.
        Я живу в большой семье, где есть главный - отец, видимо, поэтому у людей сложилось мнение, что в пучине морской обитает Нептун, но таких Нептунов в наших океанах огромное множество. Есть его жена, а также множество дочерей и сыновей, но это лидеры, которые ведут за собой еще несколько больших семей. Все мерроу живут по такому принципу, иначе одним в большой воде не выжить. Потому что и на нас охотятся акулы, мурены, осьминоги и прочие здешние хищники, поэтому чем нас больше, тем выше шансы на то, что ты сможешь дожить до старости и рассказывать внукам истории, как однажды катался на большой белой акуле.
        Так что, я принадлежу к большой семье, а мой отец тот самый лидер и ведет за собой еще шесть семей. Мать уже выбрала для меня жениха, и они готовятся к тому моменту, когда первый раз выпустят свою дочь на сушу к людям. Но, до этого еще несколько месяцев и можно продолжать жить беззаботной жизнью восемнадцатилетней русалки, которая плавает среди дельфинов и касаток и очень любит петь вместе с ними. Если бы так было всегда, мне совершенно не хочется выходить из воды и встречаться с людьми.
        У нас ходит множество легенд о том, какие люди непостоянные, глупые и жестокие создания, как они предавали мерроу и оставляли их погибать в одиночестве. Но человек есть некая часть фейри, поэтому прерывать связь с ними нельзя, ибо земля разозлится на нас и больше не пустит к себе, а русалкам без суши нельзя, иначе как любить и заводить детей? Тем не менее, для меня люди проявление похоти и бессмысленности. Никогда бы не хотела иметь с ними дела, если бы ни эти поверья. И как только русалки могли влюбляться в них? Да еще и покидать океан! Я бы никогда не ушла из него. Океан прекрасен, в нем так тихо и благодаря этой тишине можно улавливать тончайшие звуки. Как же он красочен? Даже на земле нет таких красок, как здесь, а еще океан огромен, и ты можешь плыть куда угодно.
        Наша семья часто путешествует,  мы побывали у берегов многих стран: Индии, Дании, Америки, а теперь остановились у берегов Австралии, здесь много еды и очень тепло, а еще прекрасные пляжи для того, чтобы отдыхать и любоваться на луну. Я частенько выбираюсь по ночам из воды и сижу на песке, но эти пляжи дикие, на них не бывает людей, что очень кстати.
        К слову, о себе. Я люблю океан и вижу в нем не только средство пропитания, а много больше, значительно больше. В нем всегда есть тайна, в нем есть особенная жизнь, и ты разделяешь ее. Мне всегда было интереснее плавать среди китов и касаток, чем среди своей семьи, так как они слишком озабочены традициями и всевозможными правилами, а я не люблю правил и запретов. Когда еще была ребенком, уже уплывала к дельфинам,  играла с их детенышами, и это было так весело, а потом сидела наказанная на рифе, но даже тогда умудрялась найти себе занятие, например, отыскать раковину с жемчужиной и подарить ее маме. От чего ее сердце оттаивало, и она прощала меня. Так у нее набралось этих жемчужин на целое ожерелье, и каждая была связана с очередным приключением. Моя мама очень хорошо знала людей, умела читать и писать, чему научила и меня. На  день рождения она всегда дарила книги, я их прятала под камнями на берегу и когда выходила на сушу, читала с большим удовольствием. Это было забавно, как люди могли писать о таких красивых вещах, как например любовь, тоска, жизнь и смерть, видимо, они все же что-то понимали в
этом, когда-то. Возможно, мне бы и хотелось посмотреть на жизнь людей, совсем чуть-чуть, но не более того.
        Мой жених, наоборот, верит во все предания, приметы и собирается также скоро выйти на сушу, чтобы встретить человека, отчего становится неприятно, я бы не хотела делить его с кем-то, пусть даже и на одну ночь. Кстати, его зовут Нилье, и он совершенно не знает, что такое любовь. Его интересует только охота с моим отцом и остальными мужчинами, а еще ему гораздо интереснее проводить время на суше, чем здесь со мной. Странная из нас получится пара, каждого тянет к чему угодно, только не друг к другу, но отец решил так, а его слово закон. У меня очень хороший папа, всегда выслушает и даст совет, но настаивать не будет, поэтому именно он частенько отпускал меня в те детские приключения, пока мама не видела. Просто, в выборе пары они весьма суеверны и традиционны. Мужчина, по их представлению, должен быть силен и, пожалуй, все! А иногда так хочется поговорить, поделиться мнением или поспорить, возможно, с возрастом Нилье и поумнеет, ведь мой отец умный и мудрый, значит, надежда еще есть.


        ГЛАВА 2
        КТО БЫ ЗНАЛ, ЧТО ЭТО ОН


        Спустя ровно три месяца я должна буду первый раз выйти к людям. Для этого многие фейри рассказывают юным особам, как там - в мире людей, чем они живут, как общаются и чем занимаются. Как выяснилось, их жизнь весьма упростилась с того времени, о котором я читала в книгах, теперь они больше времени тратят на развлечения и могут не спать ночами, слушая громкую и очень неприятную музыку, танцевать непонятные танцы и целоваться с совершенно неизвестными представителями противоположного пола.
         Опытные русалки учили нас, как правильно очаровать человека, чтобы он пошел за тобой, а на утро ничего не вспомнил. Для этого надо было использовать наш дар, сначала загипнотизировать, а потом увести его за собой на одинокий берег и провести с ним ночь, после чего заставить все забыть и самой с рассветом вернуться в воду. Как оказалось, сейчас даже не надо никого гипнотизировать, они сами с удовольствием идут за тобой, а на утро самостоятельно обо всем забывают и тебя просят о том же. Но, на всякий случай, уметь воспользоваться способностями все-таки надо, чтобы избежать непредвиденных ситуаций. Не иначе, как инструктаж по выживанию какой-то!
        Русалки очень красивы, поэтому они хорошо выделяются на фоне остальных и чтобы не вызывать подозрений, только одна или один мерроу могут посетить определенный клуб за раз, а на следующую ночь наступает очередь другого. Здесь, в Аделаиде, не так-то и много ночных клубов, поэтому придется встать в очередь. Лично моя внешность отлична от остальных, поэтому многие здесь считают меня не очень привлекательной, хотя, смотря на себя в отражении, никогда не могла понять, что не так. Такие же длинные и волнистые русые волосы, только глаза не зеленые, как у остальных, а темно синие, словно вечернее небо, и чешуя на хвосте тоже синяя под стать глазам, с множеством оттенков фиолетового и, как ни странно, красного, хотя у других зеленая с оттенками оранжевого или розового. Возможно, я и вправду была гадким утенком на фоне остальных. Многие смеялись надо мной, говоря, что Мемо не один раз придется выходить на берег, чтобы очаровать человека и использовать при этом весь свой талант на полную мощность. Но, мне все равно на их слова, так как эта затея в целом глупа и непонятна. Я бы с удовольствием никуда не
ходила, и никого не очаровывала, а еще бы, никогда не стала женой Нилье!
        Однажды я решила поговорить с отцом и попросить отсрочки своего «наказания», он как всегда сидел у рифа и смотрел вдаль, на самом деле любовался мадам Эльми, которая в водорослях искала раковины:
        - Отец! Можно поговорить с тобой?
        - Что? - он тогда дернулся и испуганно посмотрел на меня, - ах, да. Чего ты хотела?
        - Поговорить.
        - Да-да. Давай поговорим. Тебя что-то беспокоит? - он нехотя повернулся ко мне и растерянно улыбнулся.
        - Можно попросить тебя о том, чтобы я последняя шла к людям?
        - Почему? Ты чего-то боишься или стесняешься? Может быть, их насмешек? - он посмотрел на остальных.
        - Нет, нет. Просто хочу узнать больше информации из первых уст. От тех, кто уже побывал там, передо мной.
        - Ну, хорошо. Оно и правильно! Это очень мудрый шаг, - и отец снова повернулся в сторону Эльми.
        - Спасибо, - я поцеловала его в щеку и поплыла прочь.
        Теперь можно не беспокоиться, через два дня они начнут выходить, а моя очередь настанет не раньше чем через две или три недели. Все это время можно посвятить путешествию с дельфинами, они как раз сейчас недалеко. Я попрощалась с мамой и отправилась к своим друзьям. Там, у впадин, за десятки миль от берегов Аделаиды столько прекрасного, а главное никаких обязательств и людей! Дельфины охотятся, резвятся и гоняются наперегонки, что может быть лучше?
        В один из этих чудесных дней, мы выплыли прямо перед чьей-то яхтой, на ней было множество людей, особенно девушек, у них играла громкая музыка и они совершенно не понимали, что делали. Я спряталась за дельфином и осторожно выглядывала, а люди, тем временем, заметили остальных из стаи, прыгающих по волнам, и начали бросать в них бутылки. Мне тогда казалось, что человек совсем перестал осознавать, где он живет и что делает. Дельфины уплыли от яхты и скрылись под водой, а я все смотрела на них, после чего на палубу вышел какой-то парень, он еле держался на ногах и начал что-то кричать. Тогда я услышала всплеск с другой стороны их судна. Подплыв туда, увидела, как девушка уходит под воду, она даже не пыталась барахтаться. Тот парень, что кричал, спустился по лестнице и протягивал ей руку, но она уже ушла под воду. Не выдержав всего этого, я подплыла, подхватила ее под руки и вытолкнула наверх, от нее отвратительно пахло, чем-то странным и дурманящим голову, но спасение требует жертв. Дотащив  до лестницы, подала в руки тому парню, он схватил свою подругу, но также ухватил и мою руку, а когда вытянул,
то вдруг очнулся от своего прежнего состояния и уставился на меня круглыми глазами.
        Тогда, подумав про себя, что я попала в весьма щекотливую ситуацию, быстренько нырнула под воду и спряталась под днищем яхты. Тот парень затащил девушку на палубу, а потом, неожиданно для всех, сам спрыгнул в воду, он плавал и кричал:
        - Эй!? Ты здесь? Тебе нужна помощь?
        Затем еще несколько раз нырнул, но я отплыла еще дальше, чтобы меня не заметили. Через несколько минут парень поднялся к своим, и их судно поплыло дальше, только уже без музыки и криков.
        Я же подплыла к тем бутылкам, которые они набросали, собрала их, унесла на дно и закопала в песок. Что же это за люди такие?! Ни жалости, ни сочувствия! Дико разозлившись, решила, что если и пойду к людям, то только чтобы дать пощечину кому-нибудь из них, а не дарить им просто так себя. Да кто они такие, чтобы русалки очаровывали их?! Мы сами себе хозяева, и не должны прислуживать людям, а эти традиции, это лишь призрачные мифы, от которых пора уже давно отказаться.
        Через две недели своего путешествия, я вернулась к семье. Мама, тем временем, уже ждала меня:
        - Мемо, дитя! Ну, наконец-то! Я уже думала, ты решила выйти замуж за своего дельфина или  кита, - бурчала она.
        - А что, моя очередь уже наступила? - как же мне хотелось услышать слово «нет»
        - Да, твои сестры уже были на суше, как и другие девушки, осталась только ты.
        - Ну, что ж! И, когда мой выход?
        - Завтра. Инрима спрятала для тебя одежду под камнем на берегу. Так что, следующая ночь твоя. Наконец-то моя средняя дочь станет настоящей невестой! - она обнимала меня и искренне радовалась тому, что ее дочь скоро достанется какому-то человеку и лишится своей чистоты.
        Я лишь испытывала отвращение, в носу сразу возникал тот запах, каким пахла тонувшая девушка. Раньше, в далеком детстве, я слышала рассказы об ундинах, которые живут сами по себе, не привязанные ни к кому, они обитают в морях или реках, иногда выходят к людям, но не для близости, а просто ради интереса. Как бы хотелось быть такой же. Но бабушки утверждали, что те ундины только миф, и ни одна русалка не может жить в одиночестве.


        ГЛАВА 3
        ГЛУПАЯ ДАНЬ ТРАДИЦИЯМ


        Моя ночь настала. Я выплыла к берегу, выкатилась на сушу и ждала, когда хвост высохнет. Сейчас в Австралии очень жарко, дует теплый ветер, поэтому, спустя пару минут, мой хвост высох,  его чешуйки начали сглаживаться и сливаться с остальными, меняя цвет, а потом и вовсе хвост разделился по центру, превратившись в пару длинных ног. И все, что напоминало о хвосте, это цвет ногтей, который переливался различными оттенками фиолетового в свете луны. Поднявшись, быстренько подбежала к камню и нашла под ним какую-то одежду. Это было очень короткое блестящее платье черного цвета, надев его, поняла, что ростом выше своих сестер, ровно на половину длины юбки. Оказывается, и здесь я отличилась!  Но, другой одежды все равно не было, поэтому натянув безвкусный кусок тряпки и туфли, побрела через небольшие заросли к дороге, а там, у обочины, стояла машина с затемненными стеклами. Из нее доносились какие-то звуки и иногда мигали фары, а самое главное, около двери лежали вещи. Подкравшись к машине, взяла лежащую на земле одежду и спряталась в перелеске. В руках у меня оказалось легкое шелковое платье нежно
голубого цвета. Приложив к себе, поняла - это то, что надо и по размеру подходит. Когда переоделась, ощутила себя значительно лучше, а свое платье оставила у той машины.
        Теперь надо добраться до клуба, о котором говорили Эльке и Солье. Он находился в нескольких милях от побережья и был весьма популярен у местной молодежи. Как сказали сестры, там очень много симпатичных парней готовых на что угодно за красивые глаза. Ну, мои глаза, конечно, отличались от других, но попробовать стоило. Добравшись до клуба, удивилась пестроте красок: все сияло, мелькало, и было похоже на разноцветную карусель. На стоянке возле здания стояло множество машин, чуть поодаль на небольшой площадке суетились люди. Они о чем-то весело разговаривали, кто-то пытался выяснить отношения, кто-то целовался, а кто-то и вовсе лежал на траве в непонятном состоянии.
        Мне стало настолько страшно, это впервые происходило со мной, и было так не похоже на жизнь в океане, где вместо хаоса, спокойное и размеренное течение. Но время не ждет, до рассвета всего семь часов, так что стоило поторопиться.
        Собравшись с духом, устремилась к дверям, там стоял высокий мужчина в черном костюме и сторожил вход.  Когда я подошла, он хотел остановить меня, но посмотрев в глаза, снял свои очки и, приоткрыв рот, впустил внутрь. Хотя странно, ведь я даже не успела воспользоваться силой внушения. Возможно, этот парень лишь с виду крепкий, а внутри очень слаб, раз на него действует обычный русалочий взгляд.
        Когда оказалась внутри, в лицо ударил очень яркий свет, он мигал и, честно говоря, резал глаза, а еще почувствовала тот мерзкий запах, и им пахли почти все здесь присутствующие. Хотелось развернуться и сбежать, но не получилось. Ко мне сразу же подошел какой-то парень и предложил выпить. К слову, русалки не могли пить то, что пили люди, у нас от этого было несварение, и моментом наступала тошнота.  Парень подвел меня к стойке и спросил:
        - Что будешь пить, красавица?
        - Сок, - я все время оглядывалась и не обращала особого внимания на своего спутника.
        - Сок?! Да ты что? Здесь девушки такое не пьют. Я закажу тебе отличный коктейль, - он что-то попросил у бармена, и тот дал ему бокал с чем-то странным, белого цвета. - Вот, держи.
        Но когда я сделала глоток, то тут же выплюнула обратно. Вкус был отвратительный, горький и напоминал машинное масло, каким смазывают детали моторных лодок.
        - Нет, спасибо. Кажется, это не мое.
        Тогда я наконец-то посмотрела на своего сопровождающего и еле удержалась, чтобы не засмеяться. Он был такой странный: лысая голова, рыжая борода и плавающий взгляд.
        - Ну, тогда может, потанцуем? - спросил он
        - Извини, я хотела бы отойти ненадолго.
        - Отпущу, только если пообещаешь вернуться!
        - Конечно, конечно!
        Я быстренько сбежала от этого чудака и направилась в дамскую комнату, чтобы немного перевести дух и успокоиться, но когда шла, то нечаянно с кем-то столкнулась. Не поднимая глаз, извинилась и побежала дальше, а когда добралась до туалета, встала перед зеркалом и наконец-то увидела себя не в отражении волн или камней, а в чистом прозрачном зеркале.  На меня смотрела девушка совершенно иная, чем ее сестры. Теперь мне стало ясно, почему они смеялись над моей внешностью, я, действительно, отличалась от них. Во мне чего-то не было от них, а в них чего-то не было моего. Тем временем, мимо проходили другие девушки и как-то надменно посматривали в мою сторону. Тогда я повернулась к рядом стоящей соседке и спросила:
        - Привет! А не подскажете, который час?
        - Час ночи, - тогда девушка повернулась ко мне и изумленно посмотрела в глаза. - Я знаю тебя. Точно, знаю! Мы не встречались раньше?
        И я ее узнала, это та самая девица, которая чуть не утонула, свалившись с яхты.
        - Нет. Мы не встречались.  Спасибо, я пошла.
        Выйдя оттуда, еще раз осмотрелась и села на диванчик. У меня разрывалась голова от их ужасной музыки, дико болели глаза от этого света. Я не хотела идти и с кем-то знакомиться, хотела лишь сбежать и броситься в воду. Здесь нет никого, кто мог бы хоть чуть-чуть понравиться. Только воняющие животные, дергающиеся под непонятные звуки. И чтобы хоть немного перевести дух, закрыла глаза. Я сидела, откинувшись на спинку, и пыталась вспомнить шум океана. У меня всего четыре часа до восхода, а я полностью разбита. Но, спустя несколько минут, меня кто-то потрогал за коленку, а когда открыла глаза, чуть не упала с дивана, передо мной стоял тот самый парень, с яхты. Он смотрел такими же круглыми глазами, что и в тот день, а я, воспользовавшись окаменением моего горе-знакомого, решила сбежать. Соскочив с дивана, быстро пошла к выходу, решив для себя, что все! Хватит с меня этих приключений! Выйдя на улицу, наконец-то вздохнула полной грудью и направилась в сторону перелеска, однако не успела пройти и нескольких метров, как меня схватили за руку. Снова он:
        - Подожди! Не убегай! - сказал парень с яхты, а потом навзничь рухнул на землю.
        Ну, за что мне эти наказания? Что теперь с ним делать? Я зачерпнула немного воды из рядом стоявшего фонтана и плеснула ему в лицо.
        - Эй? Ты меня видишь? - похлопала ему по щекам, затем взяла за руку и нажала на болевую точку, мы всегда так делаем, если кого-то ударил током скат или укусила мурена.
        - Что ты делаешь?! Больно! - он резко вскочил и, видимо, немного пришел в себя.
        - А иначе ты бы так и лежал здесь. Ладно, мне пора.
        - Нет, подожди. Я помню тебя. Слушай! Извини, что так некрасиво получилось. Давай вернемся внутрь, чего-нибудь выпьем?
        - Нет, спасибо. Как оказалось, мне нечего там пить. Тем более время уже много.
        - Ну, хорошо. Может, тогда прогуляемся?
        - А что? - смекнула я. - Это идея! До побережья?
        - Хорошо. Желание девушки - закон!
        Я посмотрела на него, теперь он казался мне другим, нежели чем там, в воде. Высокий, стройный, загорелый, с темными волосами и такими глубокими серыми глазами, его губы были очень притягательными, а еще щеки, с ярким румянцем. Возможно, вот он - моя удача на сегодня. С ним даже приятно было бы провести время, ведь этот человек такой красивый, в сотни раз лучше Нилье. Во мне в этот момент заговорило нечто новое, до селе не проявлявшее себя. Может быть, это и есть темперамент всех мерроу?
        Мы добрались до берега и парень, качаясь, сел на песок.
        - А как тебя зовут, прекрасная незнакомка?
        - Ме…, - чуть не проговорилась, - Миранда.
        - Очень приятно, а меня Джейк Мартинс младший.
        - Как много имен.
        Джейк как-то странно посмотрел на меня, но потом снова расслабился.
        - Откуда ты? Я тебя здесь раньше не видел.
        - Я издалека. Недавно сюда переехала с отцом.
        Мне же хотелось быстрее перейти к действиям, так как время шло, но когда он в очередной раз посмотрел мне в глаза, то мысли остановились.
        - Ты такая красивая. Вот, если бы я не был так пьян, то подумал бы, что ты видение. Призрак красоты! - после чего Джейк лег на песок.
        - А где ты живешь, Джейк Мартинс младший?
        - Ты еще и смешная, - к этому моменту странный парень уже закрыл глаза. - Я живу на вилле у побережья, в десяти милях отсюда. Приходи ко мне в гости…
        - Когда-нибудь, - шепнула я.
        И он уснул, мне стало даже смешно, но в то же время приятно. Может быть, Джейк не такой, каким показался на яхте? Тогда я наклонилась над ним и поцеловала в губы, а он улыбнулся и снова заснул.
        В итоге пришлось оттащить его в заросли и накрыть большим пальмовым листом. Сама же сняла с себя туфли, платье, засунула их под камень и направилась к воде. Когда зашла по грудь, ощутила дрожь во всем теле и потеряла опору, мой хвост вернулся.  Я оглянулась назад и подумала про себя, что обязательно должна вернуться и найти Джейка, тем более, моя миссия еще не выполнена, после чего нырнула в воду. Вот так, эта ужасная ночь обернулась приятным воспоминанием.


        ГЛАВА 4
        ОБМАН


         Еще надо было как-то объяснить семье, что я ничего не сделала, и что свадьба теперь откладывается. Однако, я была готова на что угодно, лишь бы этот брак с Нилье не состоялся. Меня вообще не интересовали семейные узы, только океан и прекрасное пение его жителей. После этой ночи хотелось плыть и не останавливаться, а потом найти прибрежные камни, сесть на них и запеть на рассвете, чтобы все услышали, чтобы их сердца замерли.
         Не знаю почему, но меня всегда тяготило окружающее, эти семейные перемещения и вечные правила, а душа так хотела свободы. Когда в детстве читала книги, то самыми любимыми из них были рассказы рыбаков о том, как они встречали ундин на берегах рек, и те были такими независимыми и таинственными, тогда у меня в сердце зарождалась надежда на то, что и я буду такой же. Но эти надежды таяли с каждым годом, пока не растаяли совсем, а теперь от них остались лишь осколки, ведь скоро меня должны отдать в руки самого глупого и высокомерного представителя нашего вида.
        У рифа уже ждала мама с сестрами. Они смотрели на меня, их глаза светились, но когда я подплыла, мама тут же дотронулась до рук, волос, хвоста, и ее улыбка куда-то ушла.
        - Ты не очаровала человека. Не так ли?
        Сестры, тем временем, тоже подсуетились.
        - Конечно, не очаровала, она же страшная! Посмотри на нее, ею можно акул отгонять! - выкрикнула Эльке.
        - Молчи, Эльке! - мама одернула ее, но на меня смотрела все еще очень строго. - Что случилось?
        - Я не смогла воспользоваться своими чарами, прости.
        - Ну, так и знала! Если бы ты не пропускала уроки, уплывая в океан к своим домашним животным, то давно бы уже стала прекрасной невестой и моей гордостью, - она была очень расстроена и не сдерживала своего негодования.
        В это время к нам подплыл отец и, кто бы мог подумать, Нилье.
        - Итеррима, - отец обратился к маме. - В чем дело?
        - Триторрио! Твоя дочь опозорила меня! Она не смогла очаровать человека. А значит, не может вступить в брак.
        - Мемо? - лишь папа не был так строг, в его глазах я не видела презрения. -  Это правда?
        - Да. Но, я исправлюсь. Правда.
        - Надеюсь, а иначе я найду себе другую невесту, - гордо вставил Нилье.
        Я посмотрела на него, как на чернильный след от осьминога, с отвращением.
        - Ничего страшного. У Мемо еще все получится, - отец обнял меня. - А теперь плыви дитя, завтра попробуешь снова.
        Поскорее уплыв от них, отправилась к соседним рифам, где солнце было так близко, что можно почувствовать его тепло и не думать ни о чем.  Мне стало больно от их слов, неужели, я действительно так безнадежна, что не смогу заставить человека быть с собой? Но ведь сама не захотела обольщать его, не захотела проводить с ним ночь. Так что, в следующий раз обязательно попробую и испытаю свои чары. Но только, чтобы проверить и не более того.
        Джейк показался мне человеком необычным, в нем было что-то манящее, любопытное и я, как настоящая мерроу, отреагировала на него своим интересом. Поэтому какая разница, что они там думают! Буду действовать по плану, а они ничего не узнают.
        Завтра я снова выйду из воды и обязательно найду Джейка. А лучше, поплыву к тому берегу, где находится его вилла и встречусь там, чтобы избежать лишних взглядов. И, представив нашу встречу, уснула лежа на разноцветных водорослях в окружении мелких рыбешек, которые пытались протиснуться сквозь пальцы и волосы, чтобы достать себе пищу.
         Мне снилось, как я уплываю отсюда далеко-далеко, и меня встречает какое-то сияние, а чем ближе подплывала к нему, тем становилось теплее и спокойнее. Открыв глаза, увидела, что луна уже светит над водой, делая океан не голубым, а синим с оттенками белого. Я села и осмотрелась вокруг, все стало таким тихим и лишь небольшие косяки рыб проносились где-то у поверхности. Но спустя минуту, в голову ударила мысль, я же должна встретиться с Джейком, тем более он сам звал меня в гости. Тогда приподнялась, отряхнула хвост, выгнала из волос мальков и поплыла вперед.
        Его вилла должна была быть где-то недалеко, в небольшой бухте. Заплыв туда, высунула голову из воды, на берегу стояло несколько домов, с множеством мостиков, соединяющихся с пирсом. В одном из этих домов горели окна и мелькали чьи-то тени, как всегда играла музыка. Скорее всего, это и есть вилла Джейка. Но, как только хотела вылезти из воды, вспомнила, что у меня нет одежды. Как же глупо! И почему я не забрала ее с собой? Бестолковая русалка! А в этот момент, из его дома вышла девушка и направилась прямо на пирс. Ее качало из стороны в сторону, и она без конца закрывала руками рот. Когда дошла до пирса и села, то попыталась набрать воды, чтобы умыться, я же решила действовать. Подплыв к ней, аккуратно высунулась из воды и посмотрела в ее испуганные глаза.
        - Кто ты? - спросила она, чуть не свалившись в воду .
        - Не волнуйся, я лишь твой сон, - тогда я включила свои чары и проникла в ее сознание, напевая тихую песню мерроу, - ты себя плохо чувствуешь, поэтому сейчас снимешь свою одежду и оставишь здесь, а сама пойдешь домой и ляжешь спать.
        - Хорошо.
        Тогда девушка встала, сняла с себя шорты и тунику, после чего побрела прочь. Ну вот, мои чары работают, значит все в порядке. Я вылезла на пирс, положила на доски хвост, чтобы он обсох, тем временем, надела на себя тунику, а когда хвост обратился в ноги, надела и шорты, затем собрала волосы в хвост и заколола их иголкой морского ежа. Теперь все готово, единственное, на ногах не было обуви, но ничего, вряд ли кто-то это заметит. Оставалось только не побояться и зайти в дом, где как казалось, было много народа. Но, не успев зайти внутрь, остановилась, так как из этой самой двери чуть ли не на руках вышел сам Джейк. Он упал прямо ко мне в ноги, а когда поднял глаза, то изменился в лице.
        - Это снова ты, - он глупо улыбнулся и продолжил стоять на четвереньках передо мной, - Прости, я забыл твое имя. Не напомнишь?
        - Миранда.
        - Ах, да. Извини, просто у меня плохая память на имена. Знаешь, вчера я проснулся под пальмой. И как только меня туда занесло? - Джейк все-таки встал и облокотился на перила моста.
        - Не знаю, может быть, ты слишком много выпил тех клубных коктейлей? Как, впрочем, и сейчас, - на этот раз мне стало не так приятно от нашей встречи.
        - Наверно. Ну, а ты! Что тут делаешь? Если пришла на вечеринку, заходи.
        - Нет, мне не стоит туда идти. Глядя на тебя, и так понимаю, что там происходит.  Неужели ты всегда так проводишь время?
        - В общем, да. А что еще тут можно делать? Иначе сплошная скукота. Ну, так что? Зайдешь?
        - Я лучше пойду. Сейчас не лучшее время, - что ж, я струсила.
        Собравшись уже уходить, почувствовала, как его рука коснулась плеча.
        - Подожди. Если ты будешь каждый раз убегать, мы так и не познакомимся.
        - Не переживай, завтра ты меня не вспомнишь, как собственно, и сегодня.
        - А я, может быть, хочу вспомнить, - тогда он взял меня за руку и потянул за собой на пирс.
        - Зачем мы туда идем? - ну вот, опять к воде.
        - Хочу освежиться, чтобы завтра тебя не забыть.
        Джейк отпустил мою руку и с разбега прыгнул в воду, а через минуту вынырнул и подплыл к краю пирса, ухватившись за доски.
        - Иди ко мне. Поплаваем наперегонки.
        - Нет, спасибо, - и тихо себе под нос сказала, - я все равно обгоню тебя, стоит только тронуться с места.
        - Ну, как хочешь, - он вылез из воды и сел на пол. - Значит, Миранда! Извини, конечно, но тебе не идет это имя.
        - Согласна, - конечно, не идет. Как можно русалку так назвать? - Но, так уж вышло.
        - У тебя необычная внешность. Таких глаз я еще никогда не видел. Хотя! Ты знаешь, видел, - и он вопросительно посмотрел на меня.
        - И где же?
        - Когда мы с друзьями плавали на яхте. Только это  было видение или белая горячка, что даже скорее.
        - Знаешь, тебе надо меньше пить. Так вся жизнь пройдет.
        - И что? Она в любом случае пройдет. Вопрос лишь в том, как скоро.
        - А тебе сколько лет?
        - Двадцать пять. Я молод, красив и богат! - Джейк  явно пытался со мной флиртовать. - Как думаешь, у меня может что-нибудь получиться с такой девушкой, как ты?
        Но как только я хотела ответить, из дверей показалась та самая девушка с яхты, которую спасла. Она подошла к нам и презрительно посмотрела на меня.
        - Джейк Мартинс, куда ты пропал? Тебя все ждут, - девица ухватила его за руку.
        - Сейчас, Линда, подожди. Не видишь, я разговариваю со своей новой знакомой.
        - Ничего. Потом поговоришь. Давай вставай и пойдем.
        Она обняла его и, смачно поцеловав в губы, видимо этот жест был адресован мне, повела в дом. Тогда Джейк обернулся и сказал напоследок:
        - Никуда не уходи. Я еще вернусь.
        И смеясь, они ушли. Я же осталась одна стоять на пирсе, тогда вытащила из волос иголку, отчего локоны упали на плечи, а потом рассыпались по спине. Легкий южный ветер раздувал их, а я вдыхала запах моего океана. Ловила капельки воды, которые отскакивали от деревянных свай при ударе о них волн, и ждала его возвращения, но спустя полчаса Джейк так и не пришел, сквозь огромные окна было видно, как он пьет и танцует со своей девушкой. На душе стало просто отвратительно, видимо, я ненормальная русалка, раз мужчина забыл про меня так скоро. В таком случае лучше вернуться в океан, а завтра пойти в тот злосчастный клуб под названием Гольфстрим,  найти другого человека для решения своих проблем и доказать семье, что я не без хвоста.
        Сняв с себя вещи, оставила их лежать на пирсе, а сама прыгнула в воду и уже через минуту уплывала прочь. Все-таки люди очень странные, они не понимают, чего хотят и прожигают жизнь, утопая в той мерзости, которую пьют, а еще, совершенно не ценят оказанных им знаков внимания. В моем сердце буквально разгорелся пожар, который превратился в гнев. Хотелось утопить их обоих, но гордыня не мое, поэтому сменив тот гнев на милость, решила просто забыть. Жалко, что мерроу не могут заставить забыть о чем-то себя.
        По пути домой нашла очередную раковину и вытащила из нее жемчужину, но это была не просто белая горошина, она была темно фиолетового цвета с красными разводами, тогда я решила оставить ее себе. Она теперь станет символом моей свободы от остальных.
        Вернувшись к семье, легла спать на мягкие и нежные водоросли. К этому времени уже все спали, кроме некоторых мужчин, которые охраняли группу от возможного нападения хищников из глубин. Но, как выяснилось, не спала и Солье, она подплыла, села рядом и так восторженно посмотрела на меня, от чего стало не по себе.
        - Солье. Ты чего не спишь? - тихо удивилась я.
        - Хочу первая узнать, как все было. Давай, рассказывай.
        - Ну, какая разница, что и как было? Главное, что у вас все было, а на меня не обращайте внимания.
        - Значит опять ничего. Что с тобой, Мемо?
        - Ох, Солье! Если бы ты только могла понять. Но ты все равно не поймешь, так что ложись спать, а с мамой я завтра сама поговорю,  - она уплыла к себе, но в ее глазах я почему-то не увидела укора как у Эльке или матери. Может быть, Солье тоже чувствует себя иначе, чем все? Хотя, это вряд ли.
        На удивление, удалось очень быстро уснуть и хорошо выспаться, поэтому к утру чувствовала себя просто прекрасно. Никакой обиды, никаких переживаний и сомнений, все просто идеально. Мама также не стала журить, она лишь подплыла и сказала: «Сегодня ночью снова выйдешь!», - и отправилась по своим делам, а я еще долго лежала на водорослях, смотрела наверх, считала проплывающих у поверхности рыбешек. Мимо проплыл Нилье и как-то странно посмотрел на меня, будто бы в нем что-то проснулось от долгой спячки. Возможно, мозг? Хотя, и это вряд ли.
        Сегодня ночью я выйду на сушу и очарую какого-нибудь симпатичного парня, но ночь с ним проводить не буду. Просто не хочу! И все равно, что скажут остальные.
         Весь сегодняшний день провела в плавании среди коралловых рифов, там всегда кто-то прячется, и очень часто попадаются весьма вкусные незнакомцы. А под вечер выбралась на дикий пляж с западной стороны, там очень много скал и слышится грозный рокот прибоя, но для пения лучшего места не найти.
        Я сидела на одном из камней и долго-долго пела свои песни, от них всегда расслабляется тело и отдыхает душа. Многие люди верили, что пение морских нимф могло погубить человека, это, конечно, так, но русалки мирный народ и просто так никому зла не причиняют. А вот на нас самих эти звуки действуют благотворно, избавляя от многих переживаний и душевных страданий.
        Когда же солнце скрылось за горизонтом, и начал просматриваться месяц, я спустилась в воду и отправилась к тому берегу, от которого ближе всего можно добраться до Гольфстрима. Доплыв до него, как всегда вышла, получила свои ноги и направилась к камню за одеждой. Но, как только отодвинула его и хотела взять вещи, услышала шелест листьев и чьи-то шаги. Тогда, схватив платье, спряталась за пальмой. Надев его, выглянула из-за дерева, но никого не увидела. Неужели мне что-то померещилось? По крайней мере, успела одеться. Вернувшись за туфлями, тихо взяла их и уже хотела идти к дороге, как чей-то голос окликнул меня:
        - Мемо?
         Я вздрогнула и резко обернулась.
        - Солье? Что ты здесь делаешь?
        - Меня мама послала за тобой, хотя, я больше сама напросилась. Она хочет, чтобы я тебе помогла в случае чего.
        - И как ты мне хочешь помочь? Подержать парня, пока я его буду раздевать?
        Она засмеялась и подошла к соседнему камню за своим нарядом. А когда оделась, сказала очень странную вещь:
        - Сестра, я хочу сказать тебе по секрету, что тоже еще не была с человеком. Только маме ни слова!
        - Как так?
        - Просто, мы с моим женихом Ранье договорились, что будем первыми друг у друга, он не хочет делить меня с человеком, за что я ему несказанно благодарна.
        - Но как ты обманула маму?
        - Вот для этого-то я и здесь. Я же вижу, как тебе это неприятно и понимаю твои чувства. - Солье подошла ко мне и сказала на ухо. - Когда ты найдешь парня и очаруешь его, обязательно дотронься до него и нанеси его запах на свое тело.
        - Фу, какая гадость! Да ни за что! - от одной только мысли мне стало противно.
        - А иначе ее не проведешь. Ты, возможно, хочешь, чтобы в следующий раз она сама с тобой пошла?
        - Ладно, ладно. Все! Поняла! А теперь пойдем, время идет.
        Мы вышли на дорогу и направились в сторону  клуба, а когда добрались, то взялись за руки, сделали глубокий вдох и зашли внутрь. Там как всегда царило нечто безобразное - множество пьяных людей и ужасный ди-джей забавлял их своей бездарной музыкой. Я решила пойти к барной стойке и поймать какого-нибудь беднягу на живца. Но, как только села на стул, позади себя услышала знакомый голос:
        - Привет, Миранда.
        Осторожно повернувшись в сторону говорящего, застыла и не могла произнести ни слова. Рядом со мной сидел Джейк Мартинс и, подпирая рукой голову, пожирал меня глазами.
        - Привет.
        - Ты так быстро сбежала вчера.
        Тогда я подумала, что если это быстро, то у него явные проблемы с пространством и временем.
        - Я просто не стала мешать вам с Линдой, веселиться. Вот и все. Тем более, меня на ту вечеринку никто не звал, и было весьма не тактично с моей стороны вот так явиться без приглашения, - конечно, пришлось лукавить, а как иначе показать, что мне все равно и я вовсе не обижена.
        - С Линдой сложно веселиться, она после каждого такого веселья требует долгих походов по здешним магазинам, чего я совершенно не переношу.
        - И почему же ты здесь?
        - Тебя хотел найти.
        - Ну вот, ты меня нашел. Что дальше?
        - Не знаю, ты как-то обезоруживаешь. Я любой девушке могу наговорить множество всего и не потеряться, а с тобой так не получается.
        - Наверно потому, что ты так и не успеваешь ничего сказать.
        Тогда Джейк почесал затылок и сделал очень виноватые глаза.
        - Я обидел тебя, знаю. И прошу прощения за это, но сейчас, как ты видишь, я трезв и готов посвятить тебе все свое внимание.
        - Прости. Не сегодня. Я здесь не одна и у меня очень мало времени.
        - Здесь твой парень? - он начал оглядываться.
        - Возможно, - тогда я окинула взглядом площадку для танцев и увидела Солье, которая уже шла под ручку с каким-то пареньком. - Все! Мне пора.
        - Постой, - он снова взял меня за руку. - Давай встретимся, я завтра отправляюсь на рыбалку, на своей яхте. Может быть, ты составишь мне компанию.
        Но в этот момент я засмотрелась на сестру, отчего проговорилась.
        - Зачем? Я не бросаюсь в дельфинов бутылками, это не рыбалка, а скорее бомбардировка с воздуха.
        А когда поняла, что сказала, то тут же соскочила со стула и выдернула свою руку.
        - Что? Что ты сказала? - Джейк продолжал идти за мной, пока не встал, перегородив дорогу. - Повтори, что ты сказала минуту назад.
        - Прости, но я действительно спешу.
        - Я отпущу тебя, если пообещаешь завтра утром прийти в док.
        - Утром? Нет, я не могу. Если только вечером.
        - Но, я тогда уже вернусь.
        - Ничего страшного, для меня охота на рыбу обычное дело, поэтому не думаю, что пропущу много интересного. А вот вечером, ровно в десять, буду на пирсе. До встречи, Джейк.
        Я посмотрела ему в глаза и улыбнулась, а потом убежала к Солье, которая уже начала нервничать, поскольку ей одной пришлось сдерживать бурные порывы пойманной добычи. Мы быстро вышли на улицу и направились к берегу. Парень несказанно радовался, что перед ним две прекрасные нимфы и согласны на все, лишь бы он передвигал ногами.
        Выйдя к берегу, мы усадили его на песок и Солье начала раздевать бедолагу, а я посмотрела ему в глаза и сказала:
        - Как тебя зовут?
        - Стив, - он смотрел на нас с искренним удивлением в глазах. - Девочки, вы такие нетерпеливые! Позвольте мне хотя бы дотронуться до вас.
        - Потом дотронешься, потом. А теперь посмотри на меня и скажи, что ты видишь?
        - Небо, темно-синее небо, - его руки ослабли, и он медленно лег на песок.
        Я же больше ему ничего не говорила, только смотрела в глаза и думала о том, что он должен сделать. Солье в этот момент отсела в сторону и завороженно наблюдала за нами. А когда все закончилось, я подумала про себя, что Стив хочет спать, и он послушно закрыл глаза. После чего повернулась к сестре:
        - Солье? Солье? - пришлось уже крикнуть ей, чтобы она очнулась от своего забвения. - Что теперь делать?
        - Дотронься до этого.
        - Что?  Это же гадость! - и зажмурившись, сделала так, как сказала сестра. - Все?
        - Да. Теперь можем плыть.
        Мы разделись, спрятали одежду и побежали в воду, а вскоре уже плыли домой. Пока добирались, Солье не выдержала и спросила:
        - Как ты это сделала?
        - Как ты научила!
        - Я не об этом. Как ты загипнотизировала его без слов?
        - Не знаю, как-то само собой получилось. А мы разве не так это делаем?
        - Конечно же, нет, нам необходимо полное сосредоточение и множество убеждений, причем, даже после этого не сразу получается. Мозг человека долго сопротивляется, а ты завладела его разумом за секунду, да и еще и молча!
        - Мне нечего тебе ответить. Все было так, как было.
        - Все-таки ты какая-то странная.
        - Давай не будем об этом.
        - Ладно, но можно последний вопрос?
        - Задавай, только последний!
        - Кто тот парень из клуба? Вы долго разговаривали. Почему ты не выбрала его?
        - Он просто местный богач, который любит поговорить с туристками, - какая глупость, подумала я, но не говорить же ей, что он мне интересен и завтра у нас очередная встреча.
        - Ясно, - но Солье не обманешь, она все поняла, просто не стала расспрашивать дальше. - Знай, если что, я на твоей стороне. У нас же теперь общий секрет?
        - Да, конечно.
        Добравшись до семьи, встретилась с мамой. И эта хитрость сработала, она выплыла к остальным и сказала, что теперь ее дочь невеста, а в скором времени жена Нилье. Теперь осталось только отделаться от жениха, но это уже не так проблематично. Вокруг же много голодных акул! Шучу. Просто, надо было правильно поговорить с отцом, он всегда поддерживал и принимал мою сторону.


        ГЛАВА 5
        ПЕРВОЕ СВИДАНИЕ НА СУШЕ


        До свадьбы оставалось еще два месяца, так как по традиции свадьбы у русалок проходили во время дождей, а они должны начаться как раз через два месяца, а может и три, если повезет. Но не буду о грустном. Сегодня вечером у меня свидание, о котором настоял сам Джейк.
        Забрав с берега одежду, поплыла в док и перепрятала ее там. А пока было время, разрезала сети рыбаков осколком раковины, это весьма увлекательное занятие, ведь в них попадалась не только рыба, а еще и дельфины, чего допускать нельзя, поскольку у рыбаков всегда наготове гарпун. Но, когда и эти дела были сделаны, решила найти водоросли, завернуть в них свою жемчужину и повесить на шею, чтобы не потерялась.
         Так прошло время, до десяти часов оставалось пятнадцать минут, тогда вылезла из воды, высушила хвост и пошла одеваться. Вскоре вдалеке показалось судно, оно медленно направлялось в док. Зрелище потрясающее - белая яхта, сияющая в лунном свете так величественно скользящая по волнам. Когда же яхта была пришвартована, я встала у пирса и ждала появления моего нового знакомого.
        Джейк спрыгнул с лестницы и подошел ко мне, после чего поцеловал руку. Это так необычно!
        - Здравствуй. И извини, если от меня пахнет рыбой. Не успел принять душ, торопился к тебе.
        - Ничего страшного, мне даже нравится, - и мне действительно это нравилось, ведь, запах рыбы, это практически запах океана, а что может быть лучше?
        - Куда теперь пойдем?
        - Куда угодно, только не в Гольфстрим и не в воду.
        Он улыбнулся и убрал непослушный локон с моего лба.
        - Тогда в ресторан!
        - А он далеко? Просто мне потом придется долго добираться до дома.
        - Странная ты. Утром и днем занята, гуляешь по ночам, но продолжаешь бояться возвращаться домой. Чем же ты занимаешься?
        - Помогаю отцу с его работой, а он в благодарность позволяет отлучаться по вечерам, только недалеко от дома.
        - Ясно. Можешь не переживать, я доставлю тебя к дому, и твоя карета не превратится в тыкву.
        - Это же Золушка? Правда? Здорово, мне так нравится эта сказка.
        Джейк продолжал смотреть на меня и изумляться, он боялся рассмеяться, чтобы не обидеть, его поражала моя наивность. Но этому есть оправдание, для меня мир людей еще только открывается и об их жизни не узнать только лишь по книгам.
        - Ладно. Пойдем, моя машина на стоянке.
        Мы сели в это четырехколесное чудо, и оно повезло нас до какого-то ресторана, в котором, по словам Джейка, подавали прекрасного лангуста. Хотя, что в нем может быть прекрасного, обычный лангуст, его только сложнее разгрызть, чем краба или креветку. Видимо, у людей свои причуды. Пока ехали, я все время смотрелась в зеркало, мне было так интересно наблюдать за собой здесь, на суше. Джейк периодически поворачивался и усмехался.
        - Ну вот, мы и приехали.
        - Как-то долго ехали! По воде быстрее получилось бы.
        - Ты верно шутишь? Да?
        - Да, извини.
        Выйдя из машины, мы оказались напротив небольшого заведения с веселым названием «Поющий лангуст», действительно весело. Внутри ресторана сидели люди, что-то ели и оживленно разговаривали. Когда мы вошли, Джейк сразу проводил меня за столик и попросил официанта принести какого-то вина.
        - А что это за вино?
        - Я заказал белое семьдесят пятого года. Ты не против?
        - Может, не стоит это пить? Оно же старое!
        - Да откуда ты такая взялась? - он отложил меню и закрыл руками глаза. - Чем вино старше, тем оно лучше. Ты разве никогда не пила вина?
        - Честно? Нет, и не хотела бы. Можно мне просто воды?
        - Хорошо. А есть ты будешь сырого лангуста?
        - А можно?
        Тогда Джейк совсем откинулся на спинку стула и наполовину сполз под стол.
        - Я шучу. Заказывай то, что считаешь нужным.
        - Вот так бы сразу.
        Через полчаса нам принесли воду, вино и приготовленных лангустов уже без панциря. И это было очень вкусно, а самое главное, легко! Он смотрел, как я ем, как подсаливаю свою воду и как, с блеском в глазах, рассматриваю окружающих.
        - Миранда? Ты как будто с другой планеты. Никогда еще таких не встречал, видимо, отец редко выпускает тебя в люди.
        - Да. Это так. Кстати, здесь вас обманывают.
        - Почему же?
        - Таким лангустом нельзя наесться, он очень маленький. Мы, обычно, по три таких съедаем и то кажется мало.
        - Однако! - больше он ничего не смог сказать.
        - Расскажи о себе, Джейк? Кто ты? Чем занимаешься?
        - Я сын одного очень влиятельного и обеспеченного человека, мы вместе занимаемся бизнесом. Но, недавно у меня умерла мать, поэтому отец отправил сюда, чтобы я развеялся.
        - Сочувствую.
        - Да ничего. Она долго и тяжело болела, поэтому смерть для нее стала спасением.
        - Значит ты не отсюда?
        - Нет. Я из Соединенных Штатов, а мои корни уходят далеко в Ирландию. А ты, как я понял, неместная?
        - Мы недавно сюда перебрались. А когда наступит зима, возможно, покинем берега Австралии.
        - Берега?
        - У нас домик. У берега, - язык мой, враг мой.
        А время уже близилось к часу ночи, так что пора было отправляться обратно. Джейк заметил мое беспокойство, поэтому не стал ничего говорить, а лишь проводил до машины и любезно открыл дверь.
        - Куда тебя отвезти?
        - В док.
        Но Джейк привез меня не в док, а к своему дому, после чего остановился, повернулся и положил свою руку мне на колено.
        - Что ты делаешь? - спросила я.
        - Слушай, пойдем ко мне. Нам же было хорошо там, в ресторане, а у меня можно продолжить свидание. Может быть, я даже пару лангустов найду у себя в холодильнике.
        - Джейк, - я наклонилась к нему и поцеловала в щеку. - Спасибо тебе за мое первое свидание, ты даже не представляешь, что для меня это значит. Только я не пойду в твой дом. Это не то, что нужно тебе. Поверь.
        Джейк как будто не слушал, он смотрел в глаза и не мог оторваться.
        - Твои глаза, они как небо, только глубже в сотни раз. Кто же ты такая? То  непосредственная и наивная, как подросток, то серьезная и чувственная.
        - Я та, которую ты хочешь видеть сейчас, но завтра может все измениться. Поэтому давай сохраним эту ночь, как нечто чистое и новое. А теперь, я выйду из машины, но ты не пойдешь за мной.
        - Я увижу тебя еще?
        - Да. Я найду тебя, когда наступит очередная ночь. До встречи, Джейк.
        Выйдя из машины, почувствовала себя каплей в море, так было легко и непринужденно. Мне не пришлось прибегать к чарам, чтобы остудить его пыл, не пришлось переживать за сказанное или сделанное, я просто добежала до берега и зашла в воду, а потом поплыла. Я готова была разделить свою радость с океаном и обнимать каждую проплывающую мимо рыбу или ската, мое сердце пело, как и душа.


        ГЛАВА 6
        НЕИСПРАВИМЫЕ


        Все стало иначе после той ночи. Я больше не чувствовала себя звеном в цепи, а наоборот, ощутила свободу ото всех обязательств перед семьей. Многие из мерроу боялись даже подумать о том, что они могут быть отвергнуты сородичами, они не хотели терять эту связь, и впадали в ужас от мысли об одиночестве. Я же совсем другая, меня пугают мысли о том, что всю оставшуюся жизнь придется плавать рядом с нелюбимым фейри, кучей детей от него и, старея, рассказывать юным особам, как правильно окрутить человека и провести с ним время, приводя себя в пример. Это просто ужасно! Во мне все говорит о противоположном и этого не изменить.
        Джейк привлекал меня чем-то независимым и отличным от жизни остальных мерроу. Благодаря нему я смогла посмотреть на себя с другой стороны, понять, что могу нравиться, могу не нуждаться ни в ком. Мы встречались по ночам и проводили время в разных местах: в кафе, в клубе или просто гуляли по побережью. Он не переставал удивляться моей неопытности во многих человеческих вопросах. И пока были вместе, он оставался трезвым, что радовало, иначе как можно жить в постоянном бреду и не помнить того, что с тобой происходило еще вчера? К счастью, Джейк теперь все помнил и не хотел упускать ни минуты нашего общения.
        Он давно хотел покатать меня на своей яхте и показать те места, которые, по его мнению,  я никогда не видела. Хотя, это именно я могла показать ему то, чего он еще не видел. В общем, приходилось изумляться всем его рассказам об океане или  его жителях. У людей, к слову, очень скупое представление об обитателях океана, но за это их не осудишь, я же тоже мало знаю о жизни людей и наземных животных. Джейк стремился всегда удивить и сделать что-то приятное. Однажды, на очередном свидании он спросил, почему я всегда в одном и том же платье, на что у меня не было ответа, для русалки одежда не важна в принципе, мы любим все красивое, но одежду не воспринимаем вообще. Она лишь тряпка, которая прикрывает тело, которое, по этическим представлениям людей должно быть скрыто от чужих глаз. И тогда, узнав, что мне больше и нечего надевать, Джейк проявил свою мужскую сущность и купил различные наряды, а я, как всегда, изобразила радость.
        В очередной раз, когда мы встретились на ночном берегу, он решил не упускать возможность и все же настоять на морсом приключении.
        - Миранда, я очередной раз хочу предложить тебе прогуляться на яхте. Не отказывай. Ты себе даже не представляешь, что теряешь.
        - Хорошо, я соглашусь. Но у меня условие!
        - Любое.
        - Это будет вечер. Как сегодня.
        - И как все предыдущие вечера. - Джейк опустил взгляд и грустно усмехнулся.
        - Не обижайся, ты же знаешь, что я не могу иначе.
        - Знаю, хотя не понимаю. Может быть, мне стоит сходить к твоему отцу и поговорить с ним?
        - Нет! Он стар, слаб и болен. Его нельзя волновать, - я забеспокоилась и изобразила испуг.
        - Ладно, ладно.  Я уже понял, что у тебя все сложно. Только вот, как-то странно все получается.
        - Что именно?
        - Мы встречаемся ночью, а на ночные встречи это не похоже. Прошло уже две недели, а мы все ходим за ручку, как школьники.
        - А ты хочешь большего?
        - Да. Как и любой взрослый мужчина.
        - Наверно, я начинаю понимать, зачем ты зовешь меня покататься на яхте. Это единственный не опробованный тобой способ, потому как остальное уже было и не дало результатов. Так?
        - Не буду врать тебе и скажу честно. Я тот тип мужчин, который не любит откладывать близость с женщиной в долгий ящик. Если мне нравится девушка, то я хочу быть с ней.
        - А как же любовь?
        На эти слова Джейк лишь рассмеялся, он качал головой и смотрел на меня, как на древнее ископаемое.
        - Миранда! Ты словно из другого времени. Тем более, я не верю в любовь. В ту, о которой пишут и показывают в кино.
        - Во что же ты тогда веришь?
        - Не знаю. В симпатию. Вот ты мне очень симпатична и я хочу не просто держать тебя за руку. Мне хочется обнимать тебя, целовать и все остальное.
        - А что потом?
        - К чему эти вопросы? - он явно рассердился. - Если ты хочешь, чтобы я сказал, что после ночи любви мы поженимся и обзаведемся детьми, то я такого не скажу. Мне не надо этого. Я другой и не буду обременять себя подобными вещами, по крайней мере, лет до сорока.
        - Джейк, я вовсе не хочу того, о чем ты говоришь. Видишь ли, я тоже другая.
        В его глазах появилось смятение, Джейк снова не мог понять меня, он сел на песок и запустил одну руку в свои волосы.
        - И чего ты хочешь? Если не привязать к себе парня, то чего?
        - Я хочу любить и быть единственной в жизни моего избранника. Понимаешь, мне не хочется брака и семьи, пока. Но без любви я не могу.
        - Просто все начинается именно с этого. Сначала появляется привязанность, потом желание съехаться, а затем начинаются разговоры о прекрасных белых голубках и прочей женской белиберде. - Джейк встал с песка, отряхнулся и повернулся ко мне. - Миранда, я не готов к подобному и не могу ждать, пока появится это прелестное чувство, а мы сольемся в любовном экстазе.
        - Я поняла.
        - И что скажешь?
        - Знаешь? Давай так. Мы будем просто общаться, и проводить вместе время, а ты живи так, как жил раньше.
        - Но это получается что-то странное. Зачем мне это?
        - Поверь, две недели общения, это не время, это мгновение. Если ты чего-то хочешь со мной, то подождешь со своей страстью и решишь, что я значу для тебя. А пока есть те девушки, которые с удовольствием разделят твои взгляды на жизнь.
        - Я не верю своим ушам. Ты диктуешь мне правила! А если я откажусь?
        - Тогда потеряешь меня, я растаю в морском воздухе, как видение. И в том не будет чьей-то вины, а значит, не будет и обид.
        Джейк подошел к воде и закричал, а потом, смеясь и размахивая руками, вернулся ко мне:
        - Да я просто с ума схожу рядом с тобой! Ни одна другая не говорила мне подобного! Только ты рушишь весь ход моих мыслей и лишаешь логики. Как я могу отказаться? Конечно, я согласен.
        - Отлично! Тогда завтра вечером я приду в док, и ты покажешь мне то, чего я еще не видела. А сейчас мне надо идти.
        Когда я уходила, Джейк стоял у воды спиной ко мне и молчал. Он думал, что со мной так же, как и с остальными, но глубоко ошибался. Мне нужна именно любовь, а еще его сердце, полностью. Мерроу как касатки или киты, они выбирают себе пару раз и навсегда. И только после гибели одного могут выбрать другого, такова уж наша природа и с ней ничего не сделаешь. Видимо, поэтому многие ундины погибали от несчастной любви к людям, человек не способен чувствовать так же. Люди весьма переменчивы и непостоянны, поэтому привязываться к ним опасно. Я понимала это, и более того, знала натуру Джейка, но все равно ввязалась в эту игру. Мне очень хотелось испытать подобные чувства и заставить его измениться, хоть это и могло обернуться плачевно.
        Вернувшись в океан, поплыла к прибрежным скалам. Мне надо было побыть наедине с собой. А у скал можно ощутить силу и услышать шепот ветра, отчего мысли останавливались. Но по пути меня перехватила Солье, она выскочила откуда ни возьмись, и налетела на меня:
        - Мемо? Вот ты где! Как прошло?
        - Что?
        - Не притворяйся! Я же знаю, что ты уже вторую неделю плаваешь к нему на свидания. Расскажи мне все. У вас уже что-то было? Каков он?
        - Стоп, стоп, стоп. Не гони как морской конек.  Я расскажу тебе, только больше никому.
        - Мой рот подобен раковине моллюска!
        - У нас ничего не было. Мы просто друзья.
        - Что? Ну вот, как так можно? - Солье ударила хвостом по водорослям и слегка дернула меня за волосы.
        - Вот и он о том же…- усмехнувшись, ответила я. - Завтра мы поплывем на его яхте.
        - Здорово! Потом обязательно расскажешь.
        Мы еще долго разговаривали и шутили про людей, а потом поплыли к семье. Я так и не попала к скалам, но вместо этого смогла наконец-то поделиться хоть с кем-то своими переживаниями и надеждами. Солье понимала не все и со многим не могла согласиться, но зато могла сохранить все в тайне, что для меня сейчас важнее всего. А завтра я снова буду с ним, и буду слушать его, смотреть на него и чувствовать себя немного человеком.
        Когда наступило утро, я уже не могла дождаться вечера, так хотелось уплыть от всего, что происходило вокруг и выйти к Джейку. До свадьбы, которая, скорее всего так и не произойдет, оставалось чуть больше месяца, а я стала все меньше и меньше времени проводить около отца, матери и Нилье. Душу полностью  поглотили ночные путешествия, от них чувствовала себя на своем месте, ходить по суше оказалось весьма интересным занятием, после которого возвращалась в воду и ощущала настоящую  гармонию. Я как будто нашла себя в этой жизни и уже не хотела отказываться от нее. А Джейк был прекрасным проводником в мир людей, никто так не мог рассказать и объяснить так, как он. И вот, наступил вечер, все мои мысли с самого утра только о нем. Что же это? Любовь или просто любопытство мерроу?
        К десяти вечера я была в доке. Джейк тем временем уже стоял в рубке и запускал двигатели. Через пять минут он вышел и пригласил меня на палубу. Судно отплыло от берега и вышло в океан. Яхта покачивалась, слышались легкие удары воды о борта. Я сидела у самого края палубы и слушала шум океана, переплетающийся со звуками мотора. Спустя час пути Джейк вышел и сел рядом. Он молчал и просто смотрел вперед, а потом снял с себя кофту и накрыл ею мои плечи.
        - Тебе не холодно? - спустя полчаса молчания, спросил он. - Я могу вынести плед из каюты.
        - Нет. Здесь тепло.
        - Правда? А я вот уже замерз.
        Тогда я вернула ему кофту и легла на палубу.
        - Как красиво смотрится луна отсюда и все эти звезды. Такие отчетливые очертания. Завидую я тебе.
        - Чему?
        - Тому, что ты можешь видеть все это каждый день и не задумываться о том, что время уходит и надо возвращаться.
        - Миранда? Что у тебя за жизнь? Ты как будто света белого не видишь.
        - Вижу, - я улыбнулась и посмотрела на него, - только иначе. В моей жизни лучи солнца не такие яркие, а свет луны не такой чистый. - Но опомнившись, встала и отошла от края, так как волны усилились и начали доставать почти до ног.
        - Ты боишься воды? - Джейк подошел ко мне.
        - Нет, просто не хочу промокнуть, а не то буду выглядеть как рыба.
        - Ты можешь распустить волосы? Они у тебя такие длинные и мягкие, а когда развеваются на ветру, то хочется вечно смотреть на них.
        Я вытащила иголку, и волосы рассыпались в воздухе, подхваченные ветром. И тогда Джейк наклонился ко мне:
        - Что ты хочешь сделать? - спросила я.
        - Поцеловать тебя.
        Мы почти поцеловались, как вдруг в глаза ударил яркий свет прожектора, к нам приближалась двупалубная яхта, на ней было много людей и они размахивали руками. А когда подплыли совсем близко, то один из мужчин крикнул:
        - Джей Мартинс! Собственной персоной! И не один! - этот парень повернулся к друзьям и сказал. - Эй, ребята? Смотрите, кого мы поймали в темных водах!
        - Кто это? -  спросила я у Джейка.
        - Мои друзья. Видимо, не у нас одних сегодня романтическое настроение. - Прикрывая глаза рукой, он всматривался в компанию, после чего недовольно прошептал. - Линда тоже здесь. Черт! И что я ей скажу?
        - В смысле?
        - Как-то надо ей объяснить кто ты и почему мы здесь вдвоем.
        Тогда я все поняла, и мне захотелось немедленно покинуть это место, тем более далеко ходить не надо, вокруг всюду мой дом. Но те люди начали перекидывать трап и звать нас к себе. Линда также подошла к ограждению и с недовольным выражением лица наблюдала за происходящим. Джейк в этот момент повернулся ко мне и сказал:
        - Давай зайдем к ним. Потанцуем, выпьем чего-нибудь, а тебе я принесу сок или подсоленной воды, - он улыбался, но эта улыбка была похожа скорее на насмешку.
        - А что ты скажешь своей девушке?
        - Ну, не знаю. Что-нибудь придумаю.
        - Знаешь, я лучше останусь и подожду тебя здесь, а ты иди к ним.
        - Уверена?
        - Да, абсолютно.
        - И ты не упадешь в воду, и не нажмешь какую-нибудь кнопку, отчего тебя унесет в неизвестном направлении?
        - Не волнуйся, все будет нормально. Тем более берег не так уж и далеко, а я хорошо плаваю.
        - Опять шутишь? Ну, ладно. Я мигом!
        Он перепрыгнул на соседнюю палубу и, поцеловавшись с Линдой, направился в каюту к остальным. А я осталась одна, как тогда, у его дома. И снова эта женщина увела его за собой. Значит, у него все-таки есть привязанность, которую он так боится и даже не замечает. Немного посидев на скамейке,  решила не оставаться здесь более, я чувствовала себя брошенной и обиженной. Неожиданно для себя поняла, что больше не хочу его видеть. Ундины особый народ, у нас очень яркие и глубокие чувства, будь то любовь, или обида, или ненависть. Если что-то особенное происходит в нашей жизни, мы очень быстро реагируем и долго переживаем произошедшее.
        Подойдя к краю, перешагнула через ограждение и нырнула в воду, а выплыв, еще раз посмотрела на них. Джейк тем временем вышел на палубу с бутылкой в одной руке и  Линдой - в другой. После такого зрелища я ушла под воду и поплыла как можно дальше от этого распутного места. Видимо, Джейк тот человек, который привлекает к себе лесть и похоть. Все ненастоящее и испорченное очерняет его душу, он же и не замечает, как погружается туда с головой, и когда это зло поглотит его полностью, Джейк превратится в одного из них и потеряет то светлое, что еще осталось в его сердце.
        Я же дитя океана, и моя судьба вечно плавать в его просторах, а все эти чувства - это удел людей. Так пусть они и страдают от своих пороков, а Мемо другая. Мне нужна чистота и легкость, и если  суждено встретить их в океане, то пусть так и будет.


        ГЛАВА 7
        КРУШЕНИЕ РОДИТЕЛЬСКИХ НАДЕЖД И НЕ ТОЛЬКО


        С тех пор прошел месяц, я все это время плавала в океане и больше не выходила на сушу. В душе все перевернулось и лишь усилием воли удалось заставить себя не страдать. Тем более, надо мной нависла еще большая угроза - свадьба. Дожди должны начаться уже на днях, поэтому надо в срочном порядке что-то придумать, дабы избежать этого кошмара. Мама готовилась, собирала особые голубые водоросли, даже поймала морского ежа, у которого не было двух иголок. Cвадьба у русалок считалась состоявшейся только после того, как палец жениха и невесты прокалывали иголкой того самого ежа и молодые обменивались своей кровью. Чушь, конечно, но опять же - дань традициям! Я все думала, как сказать ей, что не стану женой для Нилье. К моему несчастью почти все мерроу сами выбирали себе пару, а я, как дочь лидера, доставалась мужчине выбранному отцом и матерью, а на кандидатуре Нилье настояла именно мама и уговорила отца. Ей казалось, что этот парень невероятно красив и горяч, в чем она сильно ошибалась. Нилье с большей страстью гонялся за осьминогами и скатами, чем за девушками, а в его голове вместо мозгов рос планктон.
        На следующий день пошли дожди. Все начали готовиться к празднику, выбрали пляж и русалок с лучшими голосами, чтобы те пели свадебные песни. Мама вплела мне в волосы те самые голубые водоросли, взяла несчастного перепуганного ежа, и мы поплыли к пляжу. К этому времени все пары уже сидели на берегу и ждали отца, чтобы тот обратился к великому океану и земле, дабы те были щедры и милостивы к нам. А каждая мать невесты достала по иголке и приготовилась к кровопусканию. Меня посадили рядом с Нилье, и отец приступил к своему обращению. Я смотрела на небо, ловила лицом капли пресной воды, они скатывались и струйками стекали по телу. Мои мысли были где-то далеко, не в океане, не на суше, а где-то еще дальше, а может быть, выше.
          Когда отец закончил, мама взяла руку Нилье и уколола ему палец, потом взяла мою руку, а когда хотела коснуться иглой пальца, я выдернула руку. Нилье в этот момент вздрогнул и возмущенно посмотрел на меня, мама также была в шоке.
        - Что ты делаешь? Мемо? - спросила мать.
        - Прости мама, прости папа, но я не буду женой для Нилье.
        - Что значит, не будешь? Почему?
        - Не хочу! Я не люблю его и считаю самым никчемным среди всех мерроу. Поэтому прошу извинить меня, но я уплываю и не желаю портить остальным праздник.
        Я отпустила руки, и волны затянули меня в воду. Уплывая прочь, еще слышала крики матери. Она просила отца остановить меня, потом просила о том же Нилье, но все впустую. В конце концов, у меня тоже есть чувства и желания. Нельзя всю жизнь плыть только по тому течению, по которому заставляют, я хочу найти свое течение и отправиться в путешествие, которое принесет мне счастье. И начать стоило с прибрежных скал, до которых я так и не доплыла, а сейчас самое лучшее время, чтобы сесть на камень и петь, так как на небе сверкает молния и слышатся раскаты грома.
        Добравшись до скал, выбрала высокий камень, выступающий из воды, и забралась на него, после чего запела. Моя песня была о том, как невинная душа вырвалась из плена морского чудовища и обрела свободу. Тогда я успокоилась и полностью отдалась ощущениям, тем, которые придавали дождь, гром, молния и грохот волн, разбивающихся о скалы. К вечеру, когда океан поутих и ливень превратился в мелкий моросящий дождь, я решила вернуться домой, к семье. Во мне не было страха, все самое страшное уже сделано, а остальное лишь мелкие последствия большого взрыва.
        Спустившись под воду, поплыла к своим. Мама сидела на камнях и ни с кем не разговаривала, а отец был рядом, держал ее за плечи и пытался утешить. Увидев меня, они поднялись и с невозмутимым видом ждали, когда их непокорная дочь подплывет ближе.
        - Отец, мама? Я готова выслушать все, что угодно. Но! К Нилье не вернусь.
        - Ты понимаешь, что совершенный тобой поступок не имеет оправдания? - еле сдерживая гнев, сказала мама.
        - Понимаю.
        - Хорошо, что хоть что-то ты понимаешь. Я виню себя за то, что не смогла правильно тебя воспитать и исправлю это!
        Тогда в разговор вступил отец:
        - Мемо? Мы с матерью решили предоставить тебе возможность самой выбрать себе мужа, но это должно произойти не позже чем через месяц!
        - Но разве можно полюбить за месяц? - я чувствовала, что меня очередной раз загоняют в рамки.
        - Это не наши проблемы! Ты решила действовать самостоятельно, вот и получай последствия. Или так, или отцу придется изгнать тебя! - мама не успокаивалась.
        - И вы готовы прогнать собственную дочь, из-за того, что она хочет счастья?
        - Есть законы, Мемо! И если их нарушать, от нашей семьи ничего не останется. Если бы твой отец потворствовал прихоти каждого, то все бы уже давно расплылись по разным концам океана и погибли в зубах хищников.
        - Хорошо. Я все поняла.
        Сказав это, уплыла к себе - на свой камень, заросший водорослями. Все новоиспеченные мужья и жены были где-то на суше, предавались пылким страстям, а я лежала и, как прежде, любовалась косяками рыб. Странно получается, я больше всего на свете хочу любви, но меньше всего ее получаю, даже от родителей. Они всегда прохладно ко мне относились, хоть и пытались доказать обратное. Как и сейчас, готовы прогнать лишь бы добиться своего и сломить мой дух. И вовсе это не те прекрасные сказки рыбаков об ундинах, а непонятная жизнь стаи русалок, которые потерялись в своих никчемных традициях.  Я лучше покину их, чем пойду против своей воли, или уйду на сушу, ведь там не так уж и плохо.
        Кстати, давно меня не было на земле, так что сейчас самое время развеяться. И недолго думая, я отправилась к берегу, недалеко от которого располагался Гольфстрим. Несмотря на то, что на суше все еще шел дождь, я выбралась на берег, доползла до пальмовых зарослей, где достала свою одежду, обтерла ею хвост, а когда он обратился в ноги, оделась и пошла в клуб. К счастью, дождевая вода не действует на нас так, как морская и ноги не обращаются обратно.
        Добравшись до клуба, заметила, что сегодня на стоянке мало машин, а значит и людей столько же,  но оно и к лучшему. Я зашла внутрь и услышала приятную тихую музыку, наконец-то. Там действительно было мало народа, все сидели за своими столиками, а некоторые пары медленно танцевали. Весьма приятная обстановка, видимо, это дождь так благотворно действует на людей. Пройдя к мягкому дивану у стены, села на него и просто смотрела на танцующих, мне казалось это очень красивым, сама я танцевать не умела, да и как можно так двигаться, когда у тебя хвост, максимум, это покружиться вокруг своей оси и перевернуться через себя. Все-таки в людях есть что-то хорошее, они очень милые, когда едят и когда медленно танцуют. Тем временем, официант принес меню.
        - Будете что-нибудь заказывать, мисс?
        Я пристально посмотрела на него и про себя попросила сока из манго, а еще креветок и побольше.
        - Хорошо, сейчас я вам все принесу, - затем мальчик удалился.
        Как же хорошо и полезно уметь управлять чужим сознанием, особенно, когда нет человеческих денег.
        Через несколько минут мне принесли заказ, и я принялась поедать креветок, запивая их соком. А что еще делать, когда бросаешь непутевого жениха, дерзишь родителям и фактически остаешься одна? На столике также лежал оставленный кем-то журнал, поэтому я взяла его и начала читать, в последнее время редко удавалось почитать. А пока читала и ела свой прекрасный ужин, не заметила, как кто-то зашел в клуб и направился к барной стойке. Это был мужчина, он попросил у бармена налить ему какого-то виски, а потом еще и еще, при этом жаловался на свою несчастную судьбу. Рассказывал, как в море потерял девушку, что она утонула, что он месяц с поисковым отрядом ее искал, но так и не нашел и  теперь винит себя за все случившееся. Мне же стало смешно от этой истории, особенно как этот парень ее описывал, захлебываясь слезами.  И только, когда бармен произнес фразу: « Мистер Мартинс, может вам хватит на сегодня?», мой смех пропал, а сердце замерло. Я осторожно выглянула из-за журнала и посмотрела на них. Тогда в моей голове закружились мысли. Неужели он потерял свою Линду? А теперь страдает? И снова спрятавшись,
стала слушать дальше, а Джейк не унимался, продолжал говорить:
        - Понимаешь! Она была особенная, не такая как все девушки вместе взятые. Ее волосы напоминали чистый шелк, а глаза - темное небо и такое необычное красивое лицо, а фигура… Но самое главное, ее душа. Она словно ангел, спустившийся в этот порочный мир, и она хотела помочь мне. Слышишь?! - Джейк схватил бармена за рубашку. - Она хотела изменить меня, только меня! А я, как последний кретин, бросил ее на яхте и пошел пить.
        Бармен попытался высвободиться из его рук, но когда понял, что просто так этого не сделать, сказал:
        - Сэр? Мистер Мартинс! Вы описали девушку очень похожую вон на ту, - и указал на меня, - может, она сможет выслушать вас?
        Тогда я поняла, что мое дело плохо и надо немедленно уходить. Я быстренько встала из-за стола и уже хотела сделать шаг, как Джейк обернулся. Наши глаза встретились снова. Он не верил тому, что видел,  я же хотела лишь бежать как можно быстрее, поскольку не имела ни малейшего желания очередной раз оказаться в списке его забав.
         У Джейка выпал бокал из руки, а когда долетел до пола и разбился на сотни сколков, я побежала к дверям. Он ринулся за мной, но русалки не только умели быстро плавать, но и бегать, поэтому я добежала до зарослей за несколько минут и спряталась за деревьями. Джейк прибежал следом, он искал, кричал и просил, чтобы я вышла к нему. Но не хотелось встречаться с ним, я не достойна такой жизни и не хочу ходить с ним рядом как экзотическое животное, а в один прекрасный момент наскучить и сидеть в аквариуме, смотря, как он пьет и целует свою Линду.
         Он еще долго искал меня, но потом ушел в другое место, я же быстро разделась, засунула вещи под камень и побежала в воду, затем поплыла, но через минуту остановилась и посмотрела назад, на берег. Джейк стоял там и безутешно смотрел вперед, но меня он не видел, в ночи вообще сложно что-то рассмотреть, тем более сквозь дождь. Потом он сел на берегу, закрыл руками лицо и продолжал кричать:
        - Миранда! Миранда! Прости меня! Вернись, ты нужна  мне! Вернись!
        Я нырнула под воду и поплыла вперед как можно дальше от него. Кто знает, может быть, человек и способен одуматься, но только не Джейк. Его дух давно сломлен, а то окружение, которое всегда неподалеку, не позволяет помочь ему, оно лишь еще сильнее затаскивает в бездну. Мне нет места около него, и он вовсе не герой моей сказки о прекрасной ундине и ее возлюбленном человеке.


        ГЛАВА 8
        УТОНУТЬ, ЧТОБЫ ПРОТРЕЗВЕТЬ


        После той встречи прошла неделя, дожди все еще не прекращались, а я начала морально готовиться к тому, что скоро останусь без семьи. В нашем мире сложно быть одной, а обрести новую семью, примкнув к другой группе, практически невозможно, но меня это не пугало, с детства я была где угодно, только не рядом с семьей. Часто попадала в передряги, особенно когда нос к носу столкнулась со стаей тигровых акул, еще незабываемая встреча с больной касаткой, которая приняла меня за хищника и решила атаковать из последних сил. Многое случалось, однажды  я чуть не погибла, когда подплыла слишком близко к скалам в шторм, меня закрутило водяным вихрем и понесло прямо на камни, если бы не чудо, то не видеть мне больше океана.  И везде я была одна, выпутывалась, как могла и снова плыла навстречу приключениям, поэтому одиночество это не та печаль, которая съедала душу. Во мне затаилась какая-то терзающая боль, глубоко внутри, и я ее чувствую сколько себя помню, а еще странная тяга к единению с океаном. Ну, почему я такая? Почему бы мне не родиться подобно Солье или Эльке, у них нет таких проблем. Мерроу отлично
понимают свое место в этом мире и всеми силами пытаются удержаться вместе, и это основной принцип выживания. А, я? Все время хочу уплыть, почувствовать адреналин в крови и повстречаться с чем-то еще неизвестным. Таково и мое желание быть с Джейком, тоже стремление почувствовать доселе непознанное. Но он не просто притягивает мое любопытство, он заставляет меня хотеть быть с ним, только лишь своим видом и жестами тела, даже без слов! И в этом я чувствую особенную опасность, от которой сердце содрогается, ведь, последовав за таким манящим огоньком, можно попасть в настоящее пламя и сгореть.
        Люди и русалки не созданы друг для друга, отчего мне очень грустно. Все же живет в сердце надежда, что может быть, когда-нибудь смогу быть с человеком, так как быть с мерроу не хочу. Но, раскрывшись перед человеком и подарив ему свою свободу и хвост, можно натолкнуться на эгоизм и презрение. История знает очень мало историй подобных связей со счастливым концом, в основном это трагедия для русалки и безразличие человека. А Джейк совершенно не похож на того, кто мог бы отбросить все предрассудки и вступить в долговечные отношения с ундиной. Он как батискаф, куда подует ветер, туда его и несет, что является очень плохим качеством его характера. Поэтому, как бы ни стремилось сердце, надо отказаться от него. Мне хочется еще многое повидать в жизни и попробовать найти в ней свое место, что гораздо важнее пустых фантазий.
        Я продолжала плавать, встречать и провожать рыболовные суда, находила сети и выпускала оттуда черепах, но меня все равно тянуло на берег. Хотелось выйти на сушу, сесть на сухой песок и зарыться в него ногами. Еще через неделю дожди временно прекратились, и можно было наконец-то выбраться, подышать воздухом, который пах цветами и травой, а не рыбой. Когда наступил вечер, и солнце скрылось за горизонтом, я нашла дикий пляж, выбралась на берег и, обессиленная от долгого плавания, упала на песок, хотелось лежать здесь вечно. Приподнявшись, увидела свои ноги и, как хотела, зарылась ими в песок, тот был такой теплый, приятный, что откинулась назад и просто ловила легкие порывы вечернего ветра. Эта ночь обещала быть прекрасной, если бы не случай.
         Мой пляж находился в окружении скал, которые переходили в равнину, по той равнине вдоль обрыва вилась дорога. И вдруг, ночную тишину нарушил шум, напоминающий визг и скрежет, а потом звонкий удар об ограждение и машина вылетела с обрыва, устремившись  вниз. Рухнув в воду, вокруг нее пошло бурление, и автомобиль стремительно начал уходить на дно. Я не смогла спокойно наблюдать за всем происходящим и забежала в воду. Доплыв до машины, увидела лежащего на руле человека без сознания. Вода заполняла салон и была уже по грудь этого несчастного. Недолго думая, схватила со дна камень и разбила стекло, вода бурным потоком хлынула внутрь, а когда заполнила все пустое пространство, я открыла дверь и вытащила мужчину. Вытянув беднягу на поверхность, поплыла к берегу, потом вытолкала его на сушу, перевернула и посмотрела на лицо. Увидев того, кто передо мной лежал, отпрыгнула в сторону. Это был Джейк! И от него, как всегда, пахло той мерзостью, которую он пьет. Но сейчас главное другое, Джейк не дышал! К сожалению русалки не делают искусственного дыхания, мы лишь находим особенные точки на теле, которые
провоцируют работу того или иного органа и могут как его включить, так и выключить. К этому моменту у меня уже были ноги, поэтому я быстро перевернула его на живот и нажала на три точки в области лопаток, тогда Джейк резко открыл глаза и сначала не мог дышать, в легкие попала вода, но через секунду она вышла, и он сделал первый вдох. После чего, еле поднявшись, сел на песок и продолжил откашливаться. Я же хотела убежать, но Джейк быстро подскочил с места и преградил мне путь.
        - Миранда? Это ты. И ты спасла меня.
        - Прости, но я тебя не знаю. Пока! - Конечно, это была наиглупейшая попытка сбежать, которая естественно провалилась.
        - Перестань. Я чуть не погиб сейчас, если бы не ты, то…
        - Джейк! Перестань пить и перестанешь летать с обрывов, как гордый сапсан! А теперь извини, но мне надо уходить.
        - Я не пущу тебя. Почему ты так поступила со мной? Я месяц считал тебя утонувшей и готов был сам пойти за тобой.
        - Вместо этого ты пошел до ближайшего бара, - я засмеялась.
        - Прошу, не иронизируй. Мне было очень плохо, как ты вообще смогла добраться до берега?
        - Отец приплыл за мной на лодке и отвез домой, ведь я была одна на чужой яхте и чувствовала себя ужасно, пока вы развлекались. Все?! Удовлетворен ответом?! - крикнула на него.
        - Я даже и не знаю, как могу оправдаться. Видимо никак. Но с тех пор я многое для себя понял.
        - Надеюсь. Возможно, теперь ты будешь внимательнее к своим женщинам. А сейчас пусти и дай мне уйти.
        - Послушай, Миранда? Я хочу что-то сказать тебе.
        - У тебя две минуты, - мое сердце в этот момент не замерло и не испытало чего-то особенного, так как лицезреть нетрезвого мужчину, пытающегося загладить свою вину - жалкое зрелище.
        - Ты мне очень нравишься. Твой облик стоит перед  глазами каждый день и ночь, я только о тебе и думаю, а когда понял, что ты жива, то и вовсе стал ходить, как одержимый.
        - Джейк! Ты пьян, и все твои слова не стоят и пустого панциря. Поэтому давай все забудем и разойдемся каждый в свою сторону. Я не понимаю, почему судьба без конца сталкивает меня с тобой, но этому пора прекратиться. Наши пути не должны пересекаться, просто не должны! Ты как морская губка в океане с виски, или чего еще там. А вокруг стоят они и топят тебя в этом, но ты даже не пытаешься сопротивляться. И самое плохое, что пьешь ты не от горя, а просто так. Однажды, ты очередной раз совершишь глупость, но меня уже не будет рядом, как впрочем,  и твоих друзей, - и пока я все это говорила, в его глазах становилось все меньше блеска, он перестал улыбаться, его плечи опустились. - Мне очень жаль, что такой человек как ты скоро исчезнет, превратится в сосуд для спиртного и остаток своей жизни проведет в забвении, не испытав привязанности и любви. Хотя, что я говорю, Джейк Мартинс не верит в любовь.
        Я замолчала и пристально смотрела ему в глаза. Он был опустошен и не знал, что можно ответить.
        - Миранда, я еще могу измениться, ради тебя.
        - А если меня не станет, если я уйду, тогда что? Ты снова перечеркнешь все, что сделал?
        - Нет.
        - Тогда ты сделаешь это не ради меня, а ради себя, что важнее и правильнее.
        - Я знаю только одно на сто процентов, начать без тебя не смогу.
        - Хорошо. Я помогу тебе, но только, как друг.
        - Согласен, - и в его глазах снова что-то засияло, он оживился, слегка улыбнулся, но уже без иронии как раньше. - А можно еще один вопрос?
        - Последний.
        - Почему ты голая? - он вскинул брови и так по-мужски осмотрел меня.
        - Я не голая, на мне мои длинные волосы, которые прикрывают тело от ветра. И мне нравится плавать обнаженной.
        - Тогда чего мы ждем? - он схватил меня за руку и повел в воду. - Давай поплаваем.
        - Нет, - я резко остановилась и вырвала руку. - Я уже наплавалась на сегодня, поэтому лучше пойду, а тебе надо бы выспаться и привести себя в порядок. Отправляйся домой.
        - Так, может, мы вместе пойдем. Оденься, а я тебя подожду.
        - Нет. Я останусь здесь, а ты уйдешь.
        - Хорошо, я уйду. Только пообещай завтра прийти ко мне?
        - Обещаю.
        Джейк поднялся по тропе наверх и скрылся из виду, а я начала ругать себя за все, что случилось. Мне хотелось только одного, нырнуть в воду и покинуть берега Австралии. Джейк снова вторгся в мою душу, а я так хорошо держалась. Целый месяц без него и вот, опять! Но, на этот раз все будет по-другому! Никаких пустых надежд и романтичных взглядов, только дружба. Серьезная и суровая дружба между человеком и мерроу. Даже звучит нелепо.
        Я забежала в воду и поплыла к своим, сегодня надо провести время около семьи, я  очень устала и хочу спать.


        ГЛАВА 9
        ОЧИЩЕНИЕ ЧЕРЕЗ ПРОЗРЕНИЕ


        Всю ночь мне снились земные сны, в них я ходила по асфальту, а вокруг были леса, но не такие как здесь, еще снились широкие реки с чистой, кристальной водой. Я никогда не бывала в этих местах, но они все равно мне снились, отчего было ощущение, что я не мерроу, а человек. Что же это? Желание быть среди людей или предостережение? В любом случае, пока не окунешься в непознанное, не поймешь - бояться или радоваться.
        Мама со мной не разговаривала, она надеялась таким образом призвать меня к совести и заставить, наконец-то, выбрать себе жениха, отец все время проводил на охоте с остальными, а сестры наслаждались своей замужней жизнью. Даже Солье теперь не проявляла прежнего интереса к моей жизни, ее поглотила любовь к Ранье - ее мужу. К слову, она молодец, что решила отказаться от нашей глупой традиции и сохранила для него свою честь и достоинство. Я бы тоже хотела быть с кем-то впервые и навсегда, но не сейчас, а когда-нибудь. Сейчас передо мной стоит более сложная задача - спасти Мартинса младшего от разрушения мозга и души. Теперь он будет меня слушаться, в нем уже не осталось ничего, что связывало его с прошлыми хождениями по кругу. Джейк был опустошен, его сознание требовало лечения, а я могу его вылечить, могу дать новую жизнь, только если он выдержит. Но если сорвется, то на этом все и закончится, я же уплыву отсюда. Уплыву как можно дальше и обоснуюсь в каком-нибудь тихом месте, без людей и их душевных терзаний.
        Я пришла к Джейку домой, как мы и договаривались. Он стоял одетый в халат и смотрел сквозь меня. В нем что-то сломалось, я знала энергичного парня, у которого был целый сундук шуток и колкостей, а еще безграничная любознательность и четкий ум. Но сейчас в нем были лишь пустота и отчаяние, поэтому, прежде чем дать будущее, необходимо избавиться от настоящего и подчистить прошлое.
        Впервые оказавшись у него дома, сначала немного смущалась и не знала, где найти себе место, но потом облюбовала мягкое и уютное кресло, стоявшее рядом с большим окном, которое выходило на побережье. Джейк тем временем лег на диван напротив меня и закрыл лицо полотенцем.  Пролежав так где-то час, заговорил:
        - Ну? Друг! Что скажешь?
        - Ничего, - я продолжала смотреть на воду.
        Тогда он снял полотенце и сел.
        - Как ничего? Так и будешь молчать?
        - Джейк, мне нечего тебе сказать, пока. Лучше ты расскажи что-нибудь.
        - Что?
        - Что захочешь.
        - Это похоже на сеанс психотерапии. А я ненавижу мозгоправов.
        - Прости, но я не знаю, кто это. Я могу слушать тебя, а могу просто молчать. Выбирай сам, в любом случае мы здесь вдвоем, но если захочешь, можешь не замечать меня.
        - Интересно. Тогда выйди из дома и иди на пирс.
        - Хорошо.
        Я вышла на улицу и направилась к пирсу. Пусть Джейк сам решает, что нам делать сейчас, если хочет молчать, пусть молчит. Только он знает, что не один и знает, что никто не будет его утешать, держа в руке бокал, а одновременно заманивая в кровать.
        Мне же стало так скучно у воды, что я решила спеть, а когда запела, то закрыв глаза, покинула это место, оказалась где-то там, у скал. Но когда вернулась, то увидела Джейка, он сидел в метре от меня и слушал:
        - Почему ты остановилась?
        - Потому что песня закончилась.
        - А можешь спеть снова? Я такого еще никогда не слышал, у тебя неземной голос, он заменяет и слова, и музыку одновременно.
        - В следующий раз.
        - Миранда, кто ты?
        - Сначала расскажи мне, кто ты. А потом, может быть, и я поделюсь с тобой.
        - Так я уже все рассказал.
        - Ты рассказывал о своей прошлой жизни, но не о себе. Я знаю лишь события вокруг тебя, но не собственно тебя.
        - Что сказать? Я вырос в семье богатого человека и мог позволить себе все, что угодно. Получил блестящее образование, место в компании отца и любовь окружающих, хоть и фальшивую. Но мне хватало.
        - Это опять обстоятельства, не ты.
        - Миранда! Я двадцати пяти летний одинокий пьющий миллионер. Я пустышка, мыльный пузырь! Я лишь комод набитый долларами, в который то и дело залезают чьи-то руки, раскрывают ящики, опустошают их, а уходя, так и оставляют не закрытыми.
        - Но ты же не всегда был таким? Ты был ребенком. Кем ты тогда считал себя?
        - Не знаю. Пиратом, благородным пиратом, который грабит, но не убивает. А еще находит красавицу, спасает ее и уводит с собой. А вместо этого я превратился в пьющего моряка, у которого тысяча и одна красавица, лишенная души и мозгов, к тому же.
        - И что мешает избавиться от этого образа?
        - Все те же обстоятельства, - он прислонился к столбу и его взор устремился на океан.
        - Джейк. Есть ты, а есть окружающие тебя люди, которые создают те обстоятельства, они заставляют жить тебя по их правилам, угрожают, если ты перечишь и надеяться, что ты все-таки сломаешься. Но запомни, что я сейчас скажу. Сначала делай что-то для себя, но при этом не забывай о других. Поставь во главу своей судьбы себя самого, но не ломай при этом судьбы остальных, тогда обстоятельства отступят, как и те люди. Оставшись без них, ты не пропадешь, а наоборот, поднимешься в своих же глазах, - честно сказать, я это говорила не только ему, но и себе.
        - Значит, я должен послать их всех?
        - Нет. Ты должен отказать им в том, чего ты не хочешь, но при этом не бросать все и сразу.
        - А теперь твоя очередь. Я рассказал о себе.
        - Моя жизнь похожа на твою, только не выпивкой и деньгами. Меня с детства заставляли принять правила и законы, которые мне чужды. И я возразила.
        - И как? Помогло?
        - Да. Помогло. Возможно, в результате этого придется многого лишиться, но оно того стоило.
        - И ты хочешь заставить меня сделать то же самое? Ведь, если я откажусь от принципов моего отца, от его планов на мою дальнейшую жизнь, он выгонит меня, оставит без гроша. И я не знаю, в каком мире живешь ты Миранда, но в моем мире остаться без денег значит пропасть.
        - Однако, твой отец не заставляет тебя пить.
        - Да, это так. Только он заставляет меня жить по его правилам, а чтобы хоть как-то забыться, я пью.
        - Ты смирился, подчинился и просто заглушаешь боль. Это не будет помогать всегда. Когда-то оно разрушит твое сознание и тело.
        - Значит, считаешь, стоит рискнуть?
        - Да, - я сидела на пирсе и смотрела на колыхающуюся воду.
        Джейк подошел, сел рядом, он обнял меня и попросил:
        - Спой еще раз, пожалуйста. Для меня сейчас это лучшее лекарство.
        Я запела, а закончив, решила, что пора уходить, так как время близилось к рассвету. Когда мы встали и направились к дому, то на пороге встретили Линду.  Тогда в ее взгляде прочитала ненависть к себе. Линда начала обнимать Джейка и изображать, как сильно переживает.
        - Джейк? Как ты мог не позвонить мне после всего случившегося?
        - Прости Линда, но я очень устал.
        - А для нее не устал? - она сердилась, глаза разгорались, белоснежное личико багровело на глазах.
        - Не начинай! Миранда спасла меня, вытащила из воды, поэтому имеет полное право навестить.
        - Ладно, милый, прости свою глупую рыбку. А теперь проводи гостью, и пойдем скорей. Я положу тебе на лоб влажное полотенце и дам чего-нибудь выпить, чтобы снять напряжение.
        Я тогда усмехнулась и подумала, что из нее такая же рыбка, как из меня кенгуру. И она опять хочет его напоить, какая ирония!
        Джейк не мог так просто отделаться от нее, поэтому впустил и сказал мне на прощание:
        - Надеюсь, что завтра мы снова встретимся. Я согласен рискнуть.
        Идти пришлось не далеко, обогнув его дом, вернулась к побережью, но прежде чем войти в воду, посмотрела в окно. Джейк целовался с ней, после чего они пошли наверх. Где-то в глубине души мне было неприятно, но мы условились, что между нами только дружба, значит, так тому и быть. Тем более, люди быстро не меняются, поэтому еще все впереди и возможно, он еще поймет, что Линда не та женщина, с которой стоит разделить жизнь.
        Я успела до рассвета, а когда отплыла на несколько метров от берега, на горизонте возник розовый рассвет. Встретив первые лучи, ушла под воду и направилась далеко в морские глубины, где не так много света, а по дну ползают интересные существа, у которых светятся усики, они как земные светлячки, только более крупные и очень быстрые. Улегшись на песок, еще долго наблюдала за тем, как эти создания гоняются друг за другом, а потом расплываются в считанные секунды, их подводные танцы начали усыплять, и я погрузилась в сон.


        ГЛАВА 10
        ПРАВДА, СПУСТЯ ВОСЕМНАДЦАТЬ ЛЕТ


        До моего выбора жениха оставалась всего неделя, а родители не подавали вида, они терпеливо ждали. Но я ни чем не могла их удивить или успокоить, мое решение было однозначным. Никакого брака с неизвестным мне мерроу! Солье тем временем снова начала проявлять ко мне интерес. Она кружила вокруг как акула и выпытывала всевозможные тайны моего общения с Джейком.
        Джейк за две недели наших встреч весьма преобразился. Он больше не чувствовал себя потерянным, а скорее наоборот, был полон энтузиазма, но продолжал встречаться с Линдой. Она приходила к нему с утра, а вечером наставал мой черед. Солье этого не понимала, она была убеждена, что Джейк нравится мне, а значит и владеть им должна только я, что для меня звучало как необузданная дикость. Нельзя владеть кем-то, можно лишь желать быть с кем-то, но у мерроу свои представления о жизни, хотя, что это я такое говорю! Я же тоже мерроу, правда, другая.
        Одним прекрасным вечером, когда я собиралась плыть к Джейку, меня задержала Солье, она рассказывала, как хочет отправиться к тем скалам, к которым обычно плаваю я, и спеть там песню для своего мужа. Мне пришлось объяснить ей, что и где находится, а самое главное, как избежать несчастного случая. Поговорив, Солье направилась к Ранье, я же почти отплыла за риф, как заметила маму и отца. Они о чем-то спорили вдали ото всех, и мама что-то требовала от отца. Никогда не любив подслушивать чужие разговоры, все же решила не упустить возможности. Я спряталась за рифом и прислушалась.
        - Итеррима, так нельзя. Для нее всё совершенно иначе, чем для нас. Она не сможет жить нашими законами, - говорил отец взволнованным голосом.
        - Она должна! Она выросла среди нас, впитала наш уклад с самого раннего детства. Это лишь ее дурной характер! Потом все изменится, она свыкнется.
        - Нет, не свыкнется. Эта жизнь убьет ее рано или поздно. Мне кажется, пришло время все рассказать Мемо.
        Тогда все в моем теле содрогнулось, а взгляд устремился в никуда. Они явно что-то скрывали, причем всю мою жизнь и знали, что меня подобная жизнь угнетает. Но выплывать нельзя, поэтому я осталась на прежнем месте и продолжила слушать.
        - Триторрио. Мы вырастили ее как свою. Она просто обязана послушать нас. Да и какая разница, кто ее родил, она выросла здесь, в океане.
        - Ты не понимаешь. Они другие и живут по другим правилам, это заложено у них в крови.
        Больше терпеть я не смогла и выплыла к ним. Мама вздрогнула и побледнела, а отец опустил глаза и сидел, молча.
        - Может, поделитесь этой увлекательной историей и со мной? - я с укором смотрела на них обоих.
        - О чем ты, Мемо? Мы говорили вовсе не о тебе и не обязаны перед тобой отчитываться. - мама решила перейти в нападение, но отец не стал молчать.
        - Хватит, Итеррима! Здесь мое слово закон, а я желаю все рассказать, - и он обратился ко мне. - Мемо, дочка. Нам давно надо было тебе все рассказать, как только мы поняли, что ты не можешь разделить образ жизни нашей семьи.
        - Что же это за тайна?
        - Ты не наша дочь. Я подобрал тебя на берегу совсем маленькой и забрал с собой. К нашему удивлению и счастью океан принял тебя, но ты не морская фейри.
        - А какая же?
        - Речная. Твои сородичи водятся в реках и озерах. Поэтому ты не похожа на нас, у тебя синие глаза и хвост. Но даже не это главное. Речные ундины живут поодиночке, а не в семьях, как мы.
        - Поэтому я всегда хочу быть одна?
        - Да, - отец очень переживал, он смотрел на меня с надеждой в глазах, и все время дергал хвостом. - Не сердись на нас. Мы думали, если ты выросла среди нас, то свыкнешься, и твоя кровь не заговорит, но этого не случилось. Поэтому я отменяю решение о твоей свадьбе и даю тебе право выбора.
        - Какого еще выбора? - возмутилась мама.
        - Мемо сама решит, быть ли ей с нами, или уйти независимо от того, найдет она себе жениха или нет.
        - Где ты меня нашел? Где мой настоящий дом? - в этот момент я была где-то не здесь, мое сознание попало в другое измерение. А там были лишь пустота и свист ветра.
        - У берегов Ирландии. Там много речных ундин, возможно, ты одна из них.
        - Но разве речные фейри могут плавать в морской воде?
        - Нет, - произнесла мама, - речные ундины могут жить только в пресных водах, а ты особенная. Поэтому-то я и решила, что ты сможешь жить среди нас и быть одной из нас. Я лишь хотела для тебя счастья.
        Тогда я впервые увидела слезы матери, она искренне переживала и винила себя за то, что заставляла меня жить по их правилам. Возможно, они действительно желали только добра и хотели дать мне настоящую семью, только я не нуждалась в ней, просто не нуждалась. После всего сказанного отец подплыл ко мне и обнял.
        - Мемо, девочка моя. Я надеюсь, что в твоей жизни все будет хорошо, и ты найдешь то счастье, которого просит твоя душа. Если хочешь, можешь остаться с нами.
        - Спасибо, отец. Только сейчас мне нужно время, чтобы все осознать.
        - Конечно.
        Я решила сегодня не выходить к Джейку, а отправиться на дикий пляж, чтобы обо всем подумать и принять новость, от которой испытала шок. Конечно, я давно чувствовала и знала, что не такая как они, но не могла даже представить, что настолько не такая. Теперь все встало на свои места, больше не нужно находить оправдания своей странности, не нужно стесняться себя, теперь можно начать новую жизнь, первой главой которой станет поиск настоящей семьи, а точнее своих сородичей.
        Добравшись до пляжа, всю ночь просидела на песке, вспоминая все, что пережила, все те ощущения, которые вызывали у меня приключения. С меня как будто сняли оковы и выпустили в свободное плавание. Но куда плыть? К берегам Ирландии? А если речные ундины не примут меня, тем более я столько лет прожила в океане? Вдруг не смогу принять пресную воду? Сейчас было больше вопросов, чем ответов. Возможно, спустя какое-то время все уляжется и мысли успокоятся, тогда решение само придет. Сейчас я не могу просто так уплыть, ведь еще остался Джейк, которому все еще необходима моя помощь. Самое неприятное то, что некому открыться, некому рассказать о своей печали и не от кого принять совета. Отец все возложил на меня саму, а мама хотела, чтобы я осталась и стала как они. Я бы с радостью рассказала все Джейку, но этого делать нельзя по многим причинам, самой главной из которых является страх, его страх. А так, у меня пока еще оставался друг, нуждающийся во мне.
        Наутро я уплыла далеко от берегов и провела весь день в компании китов. Одна из самок родила малыша, и в их стае был праздник, а я плавала рядом и гладила новорожденного. Как это прекрасно видеть новую жизнь и разделять чью-то радость. Этому малышу еще столько предстоит, но с ним все будет в порядке, ведь около него будет семья, всегда и до последнего взмаха хвоста. Киты чудесные создания, ели бы все могли так любить друг друга как они, мир тогда бы не знал горя и боли. Я была счастлива рядом с ними, но только как сторонний наблюдатель, сама же хотела чего-то другого, чего-то того, чего моя душа еще не осознала до конца, благо время не стоит на месте, и оно все расставит на свои места.
        К вечеру вернулась обратно к побережью и решила навестить Джейка. Добравшись до его виллы, обнаружила, что дом пуст. Но когда собралась было уйти, увидела записку в цветочной вазе рядом с дверью. Я развернула ее и прочитала:
        «Дорогая Миранда, я долго ждал тебя вчера ночью, чтобы сообщить новость, но ты так и не появилась. Я улетаю домой на неделю. Когда вернусь, то надеюсь встретиться с тобой. Я все еще нуждаюсь в тебе, с каждым днем все больше.
        Джейк »
        Ну вот, теперь даже не отвлечься на чужие проблемы. Но ничего, он скоро вернется и все начнется сначала, хотя он написал, что все больше нуждается. Верить ли его словам? Он часто говорил, что я особенная и притягиваю его как магнит, а после моего ухода всегда приводил Линду и притягивался к ней. Мне это всё предельно надоело, но друзей в беде не бросают, все же Джейк очень старался и прекратил пить, редко ходил в клубы, больше времени проводил, гуляя со мной по побережью, или в парках. Может быть, я настолько плохо знаю людей, но казалось, что Джейк любит Линду, хоть до конца и не осознал еще этого, их близость явно доказывала взаимное притяжение. А мне в этой ситуации досталась роль необычной девушки с удивительным голосом, которая лечила его душу по ночам.


        ГЛАВА 11
        ЖУТКИЙ КОНФУЗ


        Неделя началась с сильных дождей. Я редко выходила на сушу, мало с кем разговаривала, проводя время в основном далеко от семьи. Моей последней страстью стала помощь рыбакам в ловле крабов, я испытывала искреннюю радость от их довольных лиц. Рыбаки очень суеверные люди, они каждый раз просят удачи, когда выходят в открытое море и делают множество различных движений для этого. Они всегда надеются и никогда не унывают, считают, что море также бывает не в настроении, в чем абсолютно правы.
        Мама старалась со мной не разговаривать, она очень боялась услышать, что я решила уплыть от них, а отец просто не хотел давить. Об этой, покрытой мраком, истории узнали Эльке и Солье, но тоже решили не вмешиваться, они понимали, насколько тяжело я могла себя чувствовать. Лишь однажды ко мне подплыла Солье и начала разговор, но не обо мне, а о Джейке. В тот день мы были глубоко на дне, так как на поверхности разыгрался нешуточный шторм, и воды были очень не спокойными. Я, как всегда, лежала на водорослях, а Солье пристроилась рядом и начала издалека:
        - Я так счастлива с ним. Он буквально угадывает каждое мое желание и всегда хочет быть рядом, - щебетала Солье.
        - Поздравляю. Это, наверно, то, чего ты всегда хотела.
        - Да, это так. Если бы не он, то моя жизнь была бы похожа на раковину, которую давно покинул хозяин.
        - Солье? Я ведь вижу, что ты хочешь о чем-то спросить.
        - Все-то ты всегда видишь. Да, хочу. Хочу узнать, как у тебя продвигаются отношения с Джейком?
        - Никак. Мы лишь друзья, чем вполне довольны.
        - Как может мерроу дружить с человеком? Во всех легендах и поверьях люди влюбляются в ундин, как собственно, и в жизни.
        - А потом бросают, как в легендах, поверьях и, собственно, в жизни. Он любит свою девушку - Линду. Хоть и считает ее назойливой эгоистичной, но все равно любит.
        - Он говорил тебе об этом?
        - Нет, но это видно. Она всегда рядом с ним, а он не против ее присутствия.
        - Но между вами что-то же возникло, в самом начале?
        - То кануло в лету. Люди не могут любить сверхъестественных для них существ, они мечтают о них, испытывают некую страсть, но не любят. Ты же знаешь, как люди фантазируют о нимфах, ангелах и прочих созданиях, а потом спускаются на землю и продолжают жить прежней жизнью, выбирая в спутники себе подобных.
        - Всегда есть надежда, что следующий раз будет другим.
        - Возможно. Но такие надежды как раз и губят, впоследствии.
        - А мне кажется, что Джейку нравишься ты.
        - Солье, ты как ребенок. Но, это хорошо. Я вот не такая, к сожалению.
        Она вернулась к мужу, а я осталась лежать и перебирать пальцами свою жемчужину. Эта симпатичная горошинка стала талисманом, верой в светлое будущее, потому что была не похожа на остальные, как и я.
         В жизни нет ничего постоянного, весь мир в движении, надо лишь правильно выбрать путь и плыть по нему, навстречу своим мечтам, а я всегда хотела двигаться, хотела побывать везде и узнать все, что называется миром.
        Неделя прошла, и сегодня вечером я увижу Джейка. Выйдя из воды, надела на себя лучший наряд, а именно длинное платье в древнегреческом стиле цвета слоновой кости с небольшим орнаментом на груди, ведь ему нравилось, когда женщины красиво и изысканно одеты, после чего направилась к его дому. Когда постучалась в дверь, то какое-то странное волнение охватило душу, и мелкая дрожь пробежалась по рукам и ногам. Джейк открыл дверь и с радостью, схватив за руку, затащил внутрь. Он поднял меня на руки и долго кружил, пока перед глазами не поплыло все вокруг. Еле высвободившись из такой железной хватки, села на диван, а он сел напротив и не переставал смотреть на меня светящимися глазами. Как будто побывал в раю и вернулся, чтобы забрать с собой. Я же могла только сидеть и ждать, когда он произнесет хоть слово, а через десять минут такого счастливого молчания, Мартинс заговорил:
        - Миранда! Ты даже не представляешь себе, как я счастлив. В моей жизни явно наметился прогресс, и все только благодаря тебе.
        - Я очень рада за тебя. Что случилось? - в этот момент в голове проскользнула неприятная мысль, что он решил жениться на Линде.
        - У меня был долгий и серьезный разговор с отцом. Он долго кричал, угрожал, но, в конце концов, сдался. Теперь я не должен жить, так как хочет он и не должен быть с тем, с кем хочет он.
        - Ты сейчас говоришь про Линду?
        - Что? Линду? Нет, - отмахнулся с нелепой улыбкой Джейк - Линда это так, временное увлечение. Дома меня ждет другая, которую выбрал отец. Но больше ждать ей не придется, я свободен!
        - Прекрасно. И сколько же у тебя таких временных увлечений? Наверно, в каждой стране по штуке?
        - А ты что? Ревнуешь? - он откинулся назад и подмигнул.
        - Нет, - хотя все-таки да, но ему об этом знать не стоит. - Просто, за девушек обидно. Они же надеются.
        - Глупости, они… Точнее она. Линда знает, что у нас все это не серьезно, а так - для расслабления.
        - Ясно.
        Всю оставшуюся ночь мы провели, сидя у камина с чаем и долгими приятными, задушевными разговорами. Джейк все время пытался узнать, что происходило со мной за все дни его отсутствия, что интересного случилось в моей жизни. Но я не могла рассказать ему, что тоже победила, узнав, что у меня нет настоящей семьи и я фейри-одиночка, а потом в эмоциях прыгнуть в воду и, хлопая хвостом по поверхности, уплыть куда подальше. Честно говоря, меня уже утомила эта двойная жизнь, Джейк делился со мной всем, был откровенен, возможно, как никогда, а я скрывала не просто маленькую тайну, а тайну размером с Марианскую впадину.
        После того вечера наши встречи происходили каждый день, с Линдой он практически не встречался, не отвечал на ее звонки и старался игнорировать. Хотя, было бы правильнее просто объясниться с ней, но Джейк не торопился с выяснениями отношений, возможно, потому что не принял окончательного решения и не готов был поставить точку. Я же могла отвлечься от своих мыслей, находясь рядом с ним. Мы много гуляли, ходили на местные дискотеки и танцевали, он научил меня двигаться в такт той странной музыке. Танцы оказались весьма интересным занятием. Но самое главное, Джейк все время касался меня, он дотрагивался до рук, спины, лица и делал это как будто случайно, но в глазах всегда все написано, а мерроу отлично читают по глазам.
        Однако одним прекрасным днем случилось то, что изменило мою жизнь, перечеркнув все прошлое и оставив только будущее. Я, как всегда, пришла к Джейку под вечер, на этот раз мы остались у него дома и просто сидели на пирсе, разговаривали о подводном мире, он, как всегда, пытался удивить меня фактами из жизни морских существ, а я мило улыбалась и удивлялась. Но его глаза в это время смотрели мне на шею, отчего я, честно говоря, смутилась.
        - Что-то не так, Миранда? Ты как-то напряжена.
        - Просто, ты так странно смотришь.
        - Да, нет. Я смотрю без какого-либо умысла, просто мне интересно, зачем у тебя на шее эта нить из водорослей? Давно хотел спросить.
        - Ах, это, - тогда я вздохнула с облегчением и развернула водоросли, после вытащила жемчужину. - Вот, это жемчужина. Я ношу ее, как талисман.
        - Красивая, а почему в водорослях? Ее можно повесить на цепочку, как кулон.
        - Да как-то не задумывалась. Как нашла, так сразу и повесила на шею, завернув во что было.
        Я дала ее Джейку в руки, он принялся рассматривать жемчужину, как вдруг она выскользнула из его рук и упала в воду, опустившись на большой плоский камень на дне рядом с деревянными опорами.
        - Моя жемчужина?! - я лишь подскочила и нагнулась над водой.
        - Прости! Миранда, прости! У меня руки-крюки, прости! Я сейчас достану.
        Тогда он снял рубашку и прыгнул в воду, а поднявшись наверх, заулыбался и раскрыл ладонь, на которой лежала моя жемчужина.
        - Спасибо, тебе. Давай выбирайся из воды.
        - Нет. Не хочу, вода сегодня особенно теплая, лучше ты иди ко мне. Поплаваем.
        - Не стоит. Я и так много времени провожу у воды, помогая отцу, поэтому хочу побыть на суше.
        - Ладно, тогда держи свою жемчужину, а я потом вылезу.
        Но, когда я протянула руку, Джейк схватил ее и дернул к себе. Перед глазами успели промелькнуть только волны, как я оказалась в воде. Мое сердце в тот момент, наверно, остановилось. Всплыв на поверхность, я ощутила, как вместо двух ног на плаву меня удерживает хвост. Джейк не успел заметить, все же было темно, но он увидел мое лицо.
        - Миранда? Что с тобой? Такое ощущение, что ты увидела приближающееся цунами.
        - Лучше бы его, - я часто дышала и держалась рукой за опору моста, спрятав за неё хвост.
        - С тобой все в порядке?
        Он хотел подплыть, но я остановила его:
        - Стой! Лучше вылезай из воды и принеси мне полотенце. Пожалуйста.
        - Хорошо. А тебя можно оставить одну?
        - Да-да. Иди.
        Он быстро вылез и пошел в дом за полотенцем, а я подтянулась на руках и села на пирс, затем выставила хвост, чтобы он обсох, но Джейк слишком быстро вернулся, поэтому я снова соскользнула в воду.
        - Вылезай, я помогу тебе, - он положил полотенце на доски и протянул мне руку.
        -  Знаешь, принеси мне еще воды. Как-то пить очень захотелось.
        - Ты странно себя ведешь. Стоило тебе упасть в воду, как твое лицо побелело и до сих пор остается таким. Я никуда не пойду, пока не вытащу тебя.
        - Поверь, все в порядке. Просто все это произошло очень резко, а от резкой смены положения у меня обычно кружится голова.
        - Тогда тем более тебе нужна помощь.
        В это время я почувствовала, что срочно должна опуститься под воду и немного подышать, а иначе начну задыхаться. Джейк тем временем заметил, что мне стало еще хуже.
        - Так. Ну, все! Давай руку! - прикрикнул он.
        - Нет. Подожди. Я немного освежусь и вернусь.
        Уйдя под воду с головой, начала жадно вдыхать, а когда стало легче, выплыла обратно, но увидела только, как Джейк дельфином прыгнул в воду и через секунду взял меня за талию.
        - Я вытащу тебя, держись. И извини, больше такого не повторится.
        - Слушай. Мне уже легче, правда, - я старалась не шевелить хвостом, только бы он не коснулся его.
        - Как бы там ни было, нам все равно надо вылезать из воды.
        - А я передумала, давай поплаваем наперегонки. А кто проиграет, идет за водой?
        В этот момент Джейк начал осматриваться вокруг себя.
        - Странно, вокруг нас что, рыбы? Или морские змеи?
        - Нет. Вокруг никого, - только я, подумала про себя.
        - Все! Мне это уже совсем не нравится, давай, поплыли обратно.
        Джейк хотел подтолкнуть меня, чтобы высадить на пирс, но резко отпрыгнул. Его глаза источали потоки удивления и страха.
        - Что с тобой? - ели шевеля губами, спросил Джейк.
        - А что со мной? - для меня все закончилось, он дотронулся до хвоста и понял, что что-то не так. Я лишь опустила глаза и смотрела в воду.
        - Что с твоими ногами?
        - Вылезай из воды, Джейк, - усталым голосом произнесла я.
        Он, обогнув меня на расстоянии, вылез из воды и встал напротив.
        - А теперь, смотри, - добавила с еще большим чувством разочарования.
        Мне больше ничего не оставалось, как раскрыться перед ним. Я сняла платье, легла на воду и подняла вверх свой хвост, после чего медленно опустила обратно. Впервые мне было одновременно и стыдно, и больно, за то, что я русалка. Руки дрожали, а в горле образовался ком. Джейк стоял и молчал. В его глазах было смятение и все тот же страх, от которого он не мог даже пошевелиться. Такое молчание длилось несколько минут, и первой его нарушила я.
        - Что ты молчишь? Скажи что-нибудь?
        - Ты? - он глубоко вдохнул. -  Ты русалка? - после чего сел на пол.
        - Да. Фейри мерроу, если точнее.
        Джейк схватился за голову и начал смеяться, отчего мне стало еще хуже.
        - Русалка! Русалка! Да, как это вообще возможно? Я все это время водился с рыбой!
        - Что? С рыбой? - я подняла глаза и посмотрела на него.
        - Ну, да. Ты же прямо какая-то Ариель из сказки. Я ее всегда называл страшной рыбой. Она ведь, действительно, похожа на рыбу, только страшную, в их понимании, - он продолжал смеяться и смотреть на меня, как на что-то низшее.
        После этих слов мое сердце как будто прострелила молния, я просто отвернулась, и как ни когда высоко прыгнула в воду, а оказавшись на глубине, поплыла так быстро, как только могла плыть русалка.
         Добравшись до рифов спустя неизвестно, сколько времени, опустилась на песок рядом с ними и начала рыдать. Я чувствовала такую боль, которая не могла сравниться с тысячью ударов багром. Вот она, цена за привязанность к людям. Смех и презрение, больше ничего! Джейк оказался таким же, как и все остальные, безжалостным монстром, который чувствует свое превосходство над всем окружающим миром.
        Проплакав несколько часов кряду, я села и посмотрела наверх, а там уже солнце пустило первые лучи, и один из них коснулся моего лица. Это знак, подумала я, знак того, что пора прекратить строить иллюзии, пора начать жизнь так, как мне определила природа. И я сейчас же вернусь к семье, чтобы сказать, что покидаю их, уплываю навстречу своему будущему. Пусть все это остается здесь, дальше нести на себе такую ношу не хочу и не буду. Морские мерроу созданы для океана, люди созданы для земли, а я создана для рек, где должна жить одна, вечно скрываясь от людей.


        ГЛАВА 12
        НАЙТИ, ЧТОБЫ ПРОСТИТЬ


        Вернувшись к семье, подозвала Солье и все ей рассказала, так как уже не было сил скрывать и таиться. Она слушала внимательно и не могла поверить в то, что прекрасный и романтичный человек Джейк так мог все воспринять и посчитать меня чем-то никчемным и отвратительным. Я видела, что Солье плачет, хоть и без слез, они растворялись в воде, стоило им только показаться из глаз. Мне же необходимо было выговориться, дать выход всему, что накопилось, тогда я начала понимать свое отношение к Джейку. Он мне нравился, действительно нравился, а иногда казалось, что даже больше, но вся его жизнь состоит из шаблонов и предрассудков, в нем нет того азарта и стремления к непознанному, его ум не способен принять и оценить то, что существует в мире нечто большее.
        Солье выслушала все, а потом обняла меня и поцеловала в голову.
        - Мемо? Это еще не конец, это лишь начало. Поверь. Если один человек посчитал тебя морским чудовищем, вовсе не значит, что и другие так же поступят. Люди разные, как и мерроу. Все вокруг тоже долгое время считали тебя странной, но только потому, что не знали твоей истинной природы, а познав ее, они посмотрели на Мемо с уважением и восхищением. Ведь ты речная ундина, которая по каким-то неведомым причинам может плавать в океане. Это чудо! Может быть, не стоит искать признания среди людей, а стоит его найти среди своих? Пусть то будут морские или речные мерроу.
        - Наверно, ты права. Я просто запуталась в себе и позволила всему случиться. Мне пора принять себя такой, какая я есть. Что ж, пришло время найти речных фейри и, возможно, они примут меня.
        - Ты хочешь покинуть нас?
        - Это необходимо. Иначе я так и останусь в водовороте этих событий и потеряюсь совсем.
        - А ты говорила маме или отцу?
        - Еще нет, но собираюсь. Я скажу им сегодня, а завтра утром отправлюсь в долгое путешествие.
        - Мне будет тебя не хватать, именно ты дала мне сил, чтобы пойти против традиций. Я всегда наблюдала за тобой с восхищением и завистью, хотела быть такой же - независимой и своенравной.
        - Поверь мне, сестра, что в этом не так много хорошего, как кажется. Меня тянет к одиночеству, но в то же время хочется найти свою половинку. Всё это разрывает на части и делает тебя несчастной. Ты смотришь на всех и радуешься тому, что они любят, рожают детей и проводят вместе время, но не хочешь этого для себя, как оно есть, а хочешь чего-то другого, чего еще сама не знаешь.
        - О, великие силы стихии. Я и не знала, что тебе настолько плохо.
        - Да, Солье. Мне плохо. Иногда думаю, что возможно я больше человек, чем русалка, потому как меня все время тянет на сушу, но в то же время не могу без воды, душа принадлежит океану. Когда я была с Джейком, то чувствовала себя спокойнее, как на своем месте, а когда покидала его, то уплывала далеко-далеко и испытывала истинное удовлетворение от прожитого дня.
        - Видимо, Джейк был тем, кто давал тебе чувство постоянства и определенности. Я так же чувствую себя рядом с Ранье. Как ты думаешь, ты любишь Джейка?
        - Не знаю, возможно. Но я так пыталась закрыться от чувств, что совсем запуталась. Ведь он все время пил, или бросал меня, уходя к Линде, или просто насмехался. Надежда появилась только тогда, когда ему стало по-настоящему плохо. Мне казалось, что я помогу ему, и он изменится, станет чище, мудрее, а затем полюбит меня, но я ошиблась. Люди не меняются, они лишь притворяются.
        - Ладно, пора оставить все это. Он глупец, если не увидел того чуда, которое было с ним рядом все это время. А значит, его судьба по-прежнему не в его руках. Но, я прошу, не принимай решение спонтанно, просто тебе сейчас больно и поэтому хочется уплыть как можно дальше ото всего. Подумай.
        - Хорошо, Солье, я подумаю. Спасибо тебе за все.
        - Ты же моя сестра, как я могу оставить тебя в трудную минуту.
        Она уплыла, а я осталась сидеть около нашего рифа. Возможно, Солье  права и мне не стоит так быстро принимать решение. Но, даже оставшись здесь сейчас, я все равно должна буду уйти потом, так как желание найти себе подобных непреодолимо. Решив все-таки дождаться следующего дня, легла на свое место и хотела взять в руку жемчужину, но перебрав нить на шее, не обнаружила ее и только тогда вспомнила, что она так и осталась в руках Джейка. Что за неприятности меня преследуют? Потеряла самое дорогое, что имела - свой талисман! Вот же рыбина безмозглая!
        Весь следующий день решила провести дома, во всем теле чувствовалась ужасная слабость, не хотелось никуда плыть. Тогда, заметив мое состояние, подплыла мама и села рядом. Она просто смотрела на меня и гладила по волосам, я же вспоминала моменты из детства. Однажды так же беспомощно лежала на водорослях с глубокой раной на хвосте, которую получила от винта моторной лодки. В тот момент мама тоже сидела рядом и, молча, гладила мои волосы. Прекрасные были времена кроме, конечно, раны. Видимо, сердце матери всегда чувствует, что с ее ребенком что-то не так, пусть даже и не с родным.
        Пролежав до самого вечера, вдруг, неожиданно для себя самой, захотела выйти на сушу и пойти в одно место, куда меня водил Джейк. Там играла очень красивая музыка, она была не похожа, на ту, под которую танцевали в Гольфстриме, в этой музыке присутствовало что-то сказочное, фантастическое, отчего ощущался полет мысли. Я решила точно, что выплыв на берег, пойду именно туда. И когда лунный свет коснулся водной глади, поплыла к тому берегу, что был ближе всего к кафе под названием «Сияние в ночи». Там уютно и спокойно, как раз то, что сейчас нужно для заживления душевных ран.
        Сев за столик, попросила официанта принести воды и немного морского салата, в котором были очень вкусные водоросли с особенным соусом, после чего закрыла глаза и прислушалась к восхитительным звукам, создающим столь нежную мелодию. Но даже здесь не дали спокойно отдохнуть. Через полчаса моего прекрасного единения с собой, за столик уселся какой-то парень, я даже вздрогнула и уставилась на него как на Лохнесское чудовище, но он чувствовал себя весьма раскованно и делал вид, что знает меня.
        - Привет! - улыбался парень во весь рот.
        - А я вас знаю, простите?
        - Конечно, знаешь. Я Фил, друг Мартинса.
        - Ах, очередной лучший друг. Да-да. Где-то мы, наверно, встречались.
        - Мы встречались, и на яхте, и в Гольфстриме. Видимо, ты настолько была увлечена Джейком, что не обращала внимания на окружающих.
        - Нет. Просто, когда вокруг много нетрезвых лиц, все они сливаются в единую массу.
        - Смешно. Ты мне лучше ответь, что ты такого сделала с нашим миллионером?
        - А с ним что-то не так?
        - Да он ходит, как в воду опущенный.
        - Правда? Ну, да, он действительно недавно испытал стресс, находясь в воде. Его чуть не покусали морские змеи, но он  вовремя прогнал их.
        - И это истинная причина? - рассмеялся он. - Не ожидал, что заядлый рыбак Джейк испугается змей, да он их голыми руками раньше ловил. - Фил прищурился и затаился. -  Просто, Мартинс иначе объяснил свое состояние.
        - И как же? - мне тогда стало страшно. Если он проболтался, то я смело могла стать экспонатом в чьем-нибудь дорогом аквариуме.
        - Он сказал, что очень плохо поступил с тобой, что совершил какой-то ужасный поступок и даже готов утопиться, если больше не увидит тебя. Ну, это вкратце.
        - Что ж, - после этих слов стало как-то мерзко, поскольку на слух рассказ воспринимался, как очередная ложь, за которой прятались неясные мотивы, - пусть пойдет и утопится. Передай это ему, если встретитесь.
        После чего я встала и вышла из кафе. Вернувшись к берегу, сняла одежду, расчесала волосы, а потом медленно зашла в воду и  поплыла домой.
        С тех пор я редко выходила к людям, в основном проводила время на диких пляжах около скал или в океане. Мне не хотелось больше встречаться со знакомыми  и друзьями Джейка. В ту ночь он сделал свой выбор, превратив меня в то, что ниже его достоинства, а то, что сказал его друг, походило скорее на издевку, чем на угрызения совести. От семьи я решила пока не уплывать, они изменили ко мне свое отношение, стали более понимающими, прекратили ставить какие-либо условия и стали больше похожи на родителей, которые заботятся о своем ребенке не потому, что так надо и так делали их предки, а потому что любят. Сейчас мне была необходима их поддержка, чтобы переварить случившееся и успокоиться. В дальний путь лучше отправляться не из-за бегства от проблем, поэтому сначала надо остыть.
        Но, чем больше проходило времени, тем больше я успокаивала в себе гнев, а на его место приходили сомнения. Вдруг, тот парень говорил правду, и Джейк, действительно, сожалел о том, что сказал? Все-таки что-то меня к нему притягивало, что-то, чему не могла найти логического объяснения или причины. Тогда я решила приплыть к его вилле и одним глазком посмотреть, что там происходит.
         И только собралась в путь, как меня перехватила Солье. Она подплыла и с заискивающим взглядом спросила:
        - Далеко собираешься?
        - Не очень. Хочу поплавать перед сном. Сегодня красивая луна и спокойная вода.
        - Ну-ну, - она оттащила меня в сторону и начала говорить шепотом. - Только знай, что его нет дома. Уже давно.
        - О чем ты? Я вовсе не собиралась…
        - Не рассказывай мне сказок, я прекрасно знаю, что тебя эта история с Джейком продолжает волновать, оттого ты часто не можешь заснуть и периодически плаваешь в док. И прошу, не отрицай, я все понимаю.
        - Хорошо, раз ты и так все знаешь, и как мне кажется, даже больше чем я сама. Но откуда тебе известно, что его нет?
        - У меня свои источники.
        - Интересно! Я и не знала, что у тебя настолько много тайн.
        - У всех есть свои секреты, я не исключение. Но сейчас не обо мне. Джейк давно уже вышел в открытый океан на своей яхте. Через несколько дней после вашего расставания и по сей день плавает где-то там. Причем, один!
        - Ты так это сказала, будто бы меня это заботит больше всего.
        - Конечно, заботит и я уверена, что это первый вопрос, который ты себе задала. Мемо, мне кажется, что ты влюблена в него. Если бы не любовь, то вряд ли так отреагировала бы на его отношение к себе. Мы же мерроу, мы можем долго болеть душой, только если любим, а если нет, то остаемся хладнокровными и, порой, жестокими. Хоть ты и не морская, тем не менее, русалка, а значит, чувствуешь так же.
        - И что мне теперь делать? - я сдалась и признала все, что сказала Солье.
        - Найти его. И это не будет слишком сложно, он в наших владениях. И знаешь, что еще?
        - Что?
        - Он не просто так вышел в океан. Он продолжает верить, что сможет найти тебя.
        - Ну, с чего ты это взяла? Джейк любит рыбачить и не более того.
        - Я знаю точно, что ему плохо. Но он не ушел куда-то по земле, он отправился по воде в одиночестве, а значит все так, как я говорю. А сейчас отправляйся и ищи его, только так вы сможете все решить и во всем разобраться.
        - И почему я должна искать его?
        - Ты меня иногда поражаешь! Ну, не ему же нырять на дно с аквалангом и бороздить просторы океана в поисках таинственной девушки ундины, так и на стаю акул несложно наплыть.
        - Ты права. Просто я волнуюсь, - я уже собиралась уплыть, но остановилась. - Солье? Может быть, ты все-таки расскажешь, откуда такая информация?
        - Всему свое время, сестра.
        Мы расстались и поплыли каждая в свою сторону. Я направилась вперед и плыла очень быстро, успевая прислушиваться к звукам с поверхности, в надежде услышать шум мотора. Но все судна, которые мне попадались, были или рыбацкими, или грузовыми. На поиски ушла вся ночь, я уже выбилась из сил, и меня клонило ко сну, тогда решила остановиться и немного отдохнуть, а на горизонте как раз виднелся чудесный островок из водорослей.  Улегшись посреди них, закрыла глаза и начала представлять нашу встречу, только в каждом сценарии такой встречи финал был одним и тем же - Джейк смеялся, а потом бросал в меня бутылкой. Возможно, во мне говорил страх, а возможно, предчувствие.
        Переведя дух, поплыла дальше, не хотела терять день. В солнечном свете все отчетливее и в чем-то даже безопаснее, чем во мраке ночи. К концу дня решила всплыть на поверхность и осмотреться, все-таки проделала долгий путь и довольно далеко уплыла от берега.
        Вокруг была лишь бесконечная гладь воды и больше ничего, мне начало казаться, что все это злая шутка или способ меня проучить, но никак не правда. Возможно, таким образом семья решила избавиться от меня? Хотя, это весьма глупо, ведь я и сама собиралась покинуть их в скором времени, а Солье доказала, что не враг мне и способна хранить чужие тайны. Так, в чем же дело? Но когда я хотела снова опуститься на глубину, то услышала далекий гул, он исходил не с поверхности, а из воды. Нырнув обратно, еще более отчетливо услышала шум. Мерроу очень хорошо могли слышать, особенно под водой, поэтому определить звук за сотню миль - это обычное дело для нас. Тогда я поплыла навстречу звукам, с каждой милей шум становился все более отчетливым и ясным, а подплыв максимально близко, снова поднялась на поверхность. И вот оно! Поиски окончены. Это была яхта Джейка, мотор которой то глох, то снова начинал работать.
        Я пыталась рассмотреть, что происходит на палубе, но там никого не было и судно как-то одиноко раскачивалось на волнах, однако сейчас выйти из воды я не могла, поэтому пришлось ждать вечера и первого блеска луны. До заката оставалось всего пару часов, но даже они длились как вечность, потому что яхта олицетворяла собой нечто мрачное и опустевшее, наводя на неприятные мысли.
         Когда лунный месяц наконец-то показался, я влезла на палубу и ждала, когда хвост обсохнет, тем временем осматривалась и пыталась услышать хотя бы намек на жизнь, но все здесь говорило об ее отсутствии.
        Мои ноги появились спустя пару минут, тогда я поднялась и пошла внутрь. В рубке никого не было, затем отправилась в каюту. Дверь слегка раскачивалась от качки и местами поскрипывала, отворив ее, попыталась всмотреться в темноту, но зайдя внутрь, также никого не увидела. Яхта пуста! А вдруг Джейк решил и правда утопиться? Но нет, лучше гнать подальше от себя подобные мысли. Как этот человек может решиться на смерть? Он скорее решится на несколько бутылок спиртного в сочетании с Линдой, чем на самоубийство из-за какой-то там «страшной рыбы».
        Вернувшись на палубу, села и попыталась объяснить все происходящее, но так и не смогла. Джейка здесь точно нет и на дне тоже. Тогда мне пришел в голову только один ответ, его сняли с яхты друзья, или спасатели, или еще кто-нибудь, правда еще была идея со съедением хищниками, но запах крови еще долго бы держался в воде. Решив для себя, что мне здесь делать больше нечего, хотела вернуться в океан, но как только собралась прыгнуть, услышала какой-то всплеск со стороны правого борта, с того самого, где располагалась лестница. Я быстро  забежала  за рубку и стала наблюдать. По лестнице кто-то поднимался, он был в специальном костюме и с аквалангом, а как только поднялся, снял с себя маску, и я увидела Джейка. Он, видимо, был где-то за рифовыми островками, поэтому и не видела его. Но что он там делал? Искал клад с затонувшего пиратского корабля или решил поиграть в морской бой со здешними стаями тигровых акул? Хотя, может быть, Джейк решил стать ловцом жемчуга, а значит с ним все в порядке, и мне здесь делать нечего.
        Желая покинуть яхту, подошла к ограждению и уже хотела прыгнуть, как услышала его, он сидел на палубе, где пять минут назад сидела я, и говорил с океаном, произнося мое имя, точнее не совсем мое, но это неважно. Тогда я вернулась в свое укрытие и, затаившись, продолжила слушать.
        - Миранда. Где же ты? Я должен найти тебя. Слышишь?! - он крикнул в пустоту. - Я должен найти ее. Господи! Ну почему я такой идиот? - Джейк уткнулся головой в руки. - Если ты меня слышишь, пожалуйста, прости, прости за все, что сделал и дай хотя бы поговорить с собой.
        Я не стала больше ждать и тихо произнесла:
        - Зачем?
        Джейк вздрогнул и резко выпрямился, после чего медленно встал и повернулся в мою сторону, а я вышла из темноты.
        - Миранда?
        - Мемо.
        - Что?
        - Мемо, мое настоящее имя - Мемо. Так, зачем ты хочешь со мной поговорить?
        - Ты здесь, - он стоял и боялся подойти, - я хочу исправить все, что натворил.
        - А разве есть что-то, что надо исправлять? По-моему мы уже во всем разобрались тогда у пирса.
        - Я был недоумком, и во мне говорил страх. А когда меня что-то вводит в такое состояние, я начинаю говорить вещи, от которых потом сам страдаю и заставляю страдать других.
        - Так, чего же ты хочешь? Моего прощения? - я вышла немного вперед. - Хорошо, я прощаю тебя. Все?
        - Нет, не все. Оставшись без тебя, я потерял себя, снова. Мне сложно объяснить это - мою тягу к тебе и желание постоянно видеть, но когда ты рядом, я понимаю, что нашел свое место и обрел покой. - Джейк подошел ближе и взял меня за руку. - Мне плохо без тебя Мир…, прости, Мемо. Я прошу, вернись ко мне и прости за все.
        - Извини, Джейк, но я не могу быть с тобой. Ты человек, а я мерроу. Мы слишком разные.
        - Нет, Мемо, нет! Мы не разные, с тобой не разные. Мы похожи.
        - Твоя натура переменчива, а моя нет. Возможно, в нас и есть что-то схожее, но это лишь одинаковые мысли и взгляды на не столь важные вопросы, а в главном мы очень даже разные. Поэтому прощай Джейк. Надеюсь, тебе принесет удачу встреча с русалкой.
        Мне стало так больно и показалось, что вся эта затея ошибочна и нам нельзя быть вместе, как бы мне этого ни хотелось. Я подошла к краю палубы, но Джейк не отпустил руку, наоборот крепко сжал и подтянул меня к себе, после чего пристально посмотрел в глаза и сказал:
        - А если я скажу, что люблю тебя? - его взгляд был очень напряжен, руки немного дрожали.
        - Ты не веришь в любовь, - высвободив руку, дотронулась до его лица и улыбнулась. - Джейк, люди не любят фей, нимф и ангелов, они лишь мечтают о них, как о чем-то нереальном и запретном.
        Но Джейк не успокаивался, он обнял меня и прижал к себе.
        - Любят. Я люблю тебя. И да, я верю в любовь, поверил, когда встретил тебя. И я не прошу взаимности, только дай шанс. Шанс все исправить.
        Я впервые ощутила это чувство, которое так будоражит сердца и причиняет порой столько боли. Мое сердце уже давно любит его, только оно боялось признаться в этом. Джейк тот, кто дарит умиротворение и ощущение времени. Он нужен мне со всеми его недостатками, ведь без него душа пустеет и покидает тело в очередных поисках дома.
        - Я дам тебе шанс.
        Тогда он наклонился и поцеловал меня. Его губы как океан, который погружает в себя полностью. После этого мы сели на палубу, и он обнял меня. В  его глазах снова горел огонь,  взгляд наполнился смыслом.
        Так прошла эта ночь.


        ГЛАВА 13
        С АКУЛАМИ НАПЕРЕГОНКИ


        Когда Джейк уснул в своей каюте, я вернулась в воду. Утро наступило через несколько часов, так что мне удалось немного поспать на глубине и восстановить потерянные за время поиска силы. На удивление, проснулась от того, что кто-то трогает меня за хвост, а открыв глаза, увидела Джейка в костюме аквалангиста. Он дотрагивался до хвоста и тот, в свою очередь, подергивался от прикосновений. Затем Джейк показал жестом, чтобы мы всплыли на поверхность, я за секунду оказалась там, в отличие от него. И когда мой человек наконец-то поднялся, как подводная лодка в шторм, то снял маску и заговорил:
        - Доброе утро, моя русалка! - он улыбался и, наверно, был счастлив.
        - Доброе утро, но я еще не твоя русалка. Так что, не обольщайся. И зачем ты трогал мой хвост?
        - Извини, не удержался. Мне до сих пор не верится, что ты ундина. Хотя, я уже давно подозревал, что с тобой не так все просто, но об этом даже не мог и подумать.
        - Мы такие, какими нас создала природа. Просто мерроу не открылись людям, не заявили о своем существовании, так как океан пока единственное, до чего вы еще не добрались.
        - И ты первая, кто вышел из воды?
        - Нет, не первая. Мы иногда выходим к людям, но это похоже на то, как вы посещаете морские глубины - изредка и из интереса. А еще у нас есть одна глупая традиция, но это неважно.
        - Я так много хочу узнать о тебе, но даже не знаю, с чего начать.
        - Пожалуй, лучше начать с еды.
        - Отличная идея, тогда я поднимусь на борт и достану консервы.
        - Что? Консервы? Это же гадость. Нет! Здесь ты мой гость, так что сейчас у тебя будет завтрак не хуже, чем в ресторане.
        Джейк тем временем забрался на палубу, а я взяла сетку, висевшую на борту судна, и нырнула под воду. На дне удалось поймать несколько лангустов, крабов, устриц, а для гарнира нарвала водорослей, тех самых, которые подавали в кафе, правда, еще поймала морского огурца, но это для себя. Вернувшись к Джейку, достала из воды свою сеть и передала ему.
        - Ничего себе! Я иногда сутками могу ловить их, а ты вот так просто, за несколько минут?
        - Ну, это моя стихия и здесь для меня всегда припасены отменные морепродукты. Кстати, морского огурца не трогай, если его съешь -отравишься.
        - Тогда зачем он нужен?
        - Для меня. Я-то не отравлюсь.
        - Знаешь, а у меня идея. Давай сегодня устроим ужин из этого улова, а сейчас подкрепимся тем, что есть. Ты своим огурцом, а я консервами. Как тебе?
        - Неплохая идея. Согласна.
        Весь день мы о чем-то разговаривали, периодически я уходила на дно, чтобы подышать, а потом снова поднималась, а с наступлением вечера он удалился, чтобы приготовить ужин и попросил меня не подглядывать.
        Когда лунный свет коснулся океана, я выбралась из воды и, усевшись на палубе, ждала появления ног. В этот момент вышел Джейк и спросил:
        - Можно мне помочь?
        - С чем?
        - Высушить твой хвост.
        - Ну что ж, можешь помочь, если тебе не противно?
        - Конечно, нет, - он взял полотенце и начал медленно и аккуратно вытирать хвост. - Он очень красивый, подходит к цвету твоих глаз.
        - Джейк, - я засмеялась, - это не платье или туфли, которые подходят по цвету, это, фактически, мои ноги.
        - Да, прости, - отложив полотенце, он снова коснулся его руками.
        А через минуту мой хвост обернулся ногами, и руки Джейка уже лежали на одной из них.
        - Теперь можешь убрать руки, - я смотрела на него, пытаясь вернуть на землю, но он настолько впал в ступор, что не мог пошевелиться. - Джейк Мартинс? Может быть, уже вернетесь?
        Тогда он сел и повернулся ко мне:
        - Что-то я странно себя чувствую, - он потер глаза и улыбнулся, - это просто фантастика какая-то!
        - Скорее волшебство нашего мира, которое есть, но о нем никто не знает.
        - Но теперь ты еще и обнаженная! И если бы не длинные волосы, то… - он попытался откинуть один из локонов.
        - Даже не мечтай! - я шлепнула его по руке. - Лучше дай свою рубашку, тебе все равно скрывать нечего, - и  со смехом оттолкнула его.
        Джейк снял свою рубашку и отдал мне, я быстро натянула ее на себя, закола волосы и встала, а он вернулся на камбуз, чтобы продолжить приготовление еды. Когда все было готово, Джейк вынес тарелки, бокалы и бутылку воды. Мы сели на палубе и приступили к ужину.
        - Как тебе лангусты в моем исполнении?
        - Знаешь, как-то не очень. Слишком вареные, вот если бы сырые и в панцире….
        Джейк засмеялся:
        - Зато я положил тебе двух и еще большую часть улова.
        - Спасибо, я оценила. Теперь не съем тебя от недостатка пищи.
        После ужина Джейк сел рядом, а потом лег головой мне на ноги. Его взгляд казался таким спокойным и искренним, что хотелось верить всем сердцем в истину чувств. Иногда он дотрагивался до моих волос, до губ, порою наклонял меня к себе и поцеловал. Всю ночь мы разговаривали, рассказывали о себе правду.
        - У тебя необычное имя, оно красивое и очень подходит тебе. Что оно значит?
        - Ну, моя мама всегда любила книги и дала мне имя в честь одного персонажа, только изменила первую букву, чтобы сделать его более женственным.
        - Немо?
        - Да. Я с детства люблю опасные путешествия, часто сбегала от родителей и попадала в различные неприятности, так что имя как раз подходящее.
        - А кто твои родители?
        - Хочешь познакомиться? - я засмеялась. - Не знаю кто они. Просто, меня удочерили морские мерроу.
        - Что? Так, ты не ундина? Я не понимаю.
        - Я ундина, только не морская, а речная. Мы немного отличаемся друг от друга, но самое интересное, что я могу плавать и дышать морской водой в отличие от своих сородичей. Скоро я отправлюсь на их поиски.
        - А это далеко, а то я буду скучать.
        - Это очень далеко, практически на другом конце света.
        Тогда Джейк поднялся и встревожено посмотрел на меня.
        - Но ты же вернешься потом?
        - Я не знаю, Джейк, не знаю. Я слишком долго жила в чуждой для меня среде и очень устала. Мне хочется найти себя, свой дом и, возможно, родственников или даже родителей.
        - Значит, ты скоро покинешь берега Австралии, - он встал и направился к ограждению. - А, я? Я могу пойти за тобой?
        Поднявшись, подошла к нему и взяла за руку:
        - Джейк, это не экскурсия, это очень сложный и ключевой момент в моей жизни. Все не так просто. Речные ундины - они одиночки, это как зов души.
        - И ты хочешь остаться одна только потому, что они одиночки?
        - Все сложно. Признаться честно, я и сама не знаю, чего хочу. Мне хорошо с тобой, но в то же время испытываю тягу к чему-то далекому, где есть только я и вода. Да, и потом! Зачем тебе нужна русалка? Я тебе нравлюсь, как сказочное существо, но не как та, с которой ты бы хотел прожить жизнь.
        - А откуда ты знаешь, чего я хочу? Ты не просто нравишься мне, я люблю тебя. Впервые в своей жизни чувствую, что не могу расстаться с девушкой, не могу перестать разговаривать с ней и видеть. Безусловно, не берусь рассуждать о вечности, но мое сердце привязалось к тебе. Я готов ждать взаимности так долго, как это потребуется без каких-либо намеков. Только дай возможность быть рядом?
        - Я постараюсь.
        После этого разговора Джейк стал очень грустным, мало смеялся и совершенно забыл про свой любимый сарказм. Он больше проводил времени, наблюдая за океаном, и за тем, что происходит в толще его вод. Мы плавали вместе, я показывала ему множество хитростей ловли крабов и прочих существ. Я показала ему множество красивых мест, мы побывали среди скатов, дельфинов и китов.
        В один из таких дней, когда было еще рано, мы очередной раз собрались в плавание по дну океана. Так как я не могла находиться на яхте в дневные часы, то Джейк благородно сопровождал меня на глубине до наступления вечера.
        Так, плавая среди коралловых рифов и песка, я что-то услышала и почувствовала странный запах. Тогда показала Джейку, что надо всплыть. Поднявшись на поверхность, я уже испытывала неприятное напряжение, эти звуки и запах говорили о чем-то зловещем.
        - Джейк! Мы сейчас опустимся на дно, и ты поплывешь к яхте, я буду следом за тобой. Но, прошу, плыви как можно быстрее.
        - В чем дело? Что-то не так?
        - Я кого-то слышу и чувствую. Не могу понять кого, запах знакомый с детства, но я не помню, кому он принадлежит. Только знаю наверняка, что этот запах влечет за собой смерть.
        - Может быть, крупное судно?
        - Нет, оно живое и движется под водой, причем в нашем направлении. Так что, давай. Не теряй времени, нам прилично плыть.
        Опустившись на глубину, поплыли к яхте, однако звуки и запах приближались, я пыталась рассмотреть и увидеть хоть что-то, вокруг же никого не было. Мы добрались до рифов, и тут-то я увидела, кого слышала. На нас плыла касатка, она пока не чувствовала нас, но была голодна, что определялось по ее поведению. Я схватила Джейка за руку и затащила за риф, а через минуту мой нос уловил запах крови, когда стала оглядываться, то увидела, что  Джейк поранил палец, видимо об острые кораллы и тоненькая струйка крови расплывалась в воде. Если касатка почувствует ее - нам конец, точнее Джейку. Для мерроу касатки не страшны, мы живем в мире друг с другом, но вот люди для них не переставали быть периодическим кормом. Джейк пытался сжать палец, но это бесполезно, тогда я взяла его руку и положила его палец себе в рот, чтобы кровь больше не попадала в воду. Касатка, тем временем, проплыла мимо, и к нашему счастью ничего не заметила, но вот через десять минут на горизонте показалась стая тигровых акул, они-то прекрасно все почувствовали и уже направились к нам. Я быстро вытолкала Джейка из-за рифа и показала, чтобы
он плыл к яхте, а сама решила отвлечь хищников и, порезав свое запястье осколком раковины, хотела было уплыть, однако Джейк схватил за руку и не собирался отпускать, показывая, что никуда без меня не поплывет. Я же еще сильнее толкнула его вперед, а сама в считанные секунды ринулась в другую сторону, выдавливая из руки кровь и оставляя за собой красный след. Акулы тут же переключились и поплыли за мной, они также набрали скорость. У них была дурная привычка, тигровые акулы постепенно окружали жертву и бросками кидались, вцепляясь в нее. Джейк за это время доплыл до судна и вылез на поверхность, а моя задача была уже не отвлекать, а самой скрыться от них. Сделав большой круг, остановилась и выдавила много крови, после чего закрыла ртом рану и поплыла к яхте. Акулы бросились на кровавое пятно всей стаей, но быстро поняли, что есть там нечего, и снова последовали за мной.
        Выиграв немного времени, успела добраться до яхты, но вспомнила, что сейчас еще день и мне нельзя выходить на поверхность. Джейк бегал вдоль ограждения, всматривался в воду, а когда я всплыла и взялась руками за лестницу, он подбежал и хотел уже вытянуть меня, но я отпустила руки.
        - Я не могу, Джейк! Я не могу сейчас выйти из воды!
        - Но тогда они съедят тебя! Что важнее? Быстро, давай руки!
        - Нет, я поплыву отсюда, может быть, они потеряют со временем след.
        Но когда хотела уже уйти под воду, то лишь услышала громкий крик Джейка и ощутила резкую боль в хвосте, а потом еще. В глазах в этот момент потемнело и все что запомнилось, так это то, как Джейк успел схватить меня за руки.


        ГЛАВА 14
        ПЕРВАЯ НОЧЬ СЧАСТЬЯ БЕЗ ОКЕАНА


        Очнувшись, увидела, что лежу в каюте на кровати Джейка, а спустя секунду почувствовала рвущую на части боль, только уже не в хвосте, а в ногах. Они были замотаны бинтом, но сквозь него просачивалась кровь. На каждой ноге было по глубокой рваной ране. Через несколько секунд зашел Джейк, он принес еще бинты и какие-то мази.
        - Как ты?
        - Нормально. Это не первые укусы акул за всю мою жизнь. Больно, но излечимо.
        - Просто, кровь не останавливается, надо зашивать. Мы уже плывем к берегу, я отнесу тебя в больницу.
        - Нет! Это исключено. Мне нужна лишь морская вода, - тогда я подскочила на кровати, так как вспомнила, когда оказалась на яхте. - Ты меня вытащил? - и, закрыв глаза руками, упала обратно. - Ужас! Я же больше не вернусь в океан.
        - Зато ты жива. Пусть теперь не в воде, но есть еще и земля.
        - Ты не понимаешь. Для русалки лучше смерть, чем остаться без воды.
        - Я же рядом с тобой и буду рядом всегда.
        Тогда мне стало совсем плохо, вспомнились все истории про несчастных мерроу, которых бросили их избранные люди, оставив медленно погибать от тоски. Джейк тем временем сменил повязки, после чего сел рядом.
        - Джейк! Я не пойду в вашу больницу, и ко мне не будут прикасаться другие люди. Это решено.
        - Но твои раны, от бездействия пойдет заражение.
        - Ничего страшного, я опущу ноги в воду завтра днем.
        - В соленую воду?
        - Я все-таки русалка, Джейк! - не выдержав, крикнула на него. - Как ты думаешь, мы лечимся у себя под водой?
        - Ладно, прости. Я пойду, изменю курс.
        Он вышел, а я накрыла себя подушкой и зарыдала. Следующий день ждала с тяжестью на душе, так как боялась выходить к воде. Мне казалось, что океан затащит на дно, а я не смогу там дышать и утону.
        Когда наступило утро, Джейк взял меня на руки и отнес на палубу. Закрыв глаза,  опустила ноги в воду, и сколько бы ни ждала после, хвост так и не вернулся. Слезы лились ручьями из глаз, а сердце разрывалось на части, я лишилась своей жизни, лишилась возможности найти семью, лишилась всего, что так дорого мерроу. А осталась здесь, среди обмана, жестокости и неискренности этих существ, я была не готова к такому и не хотела этого. Джейк пытался успокоить, но у него ничего не получалось. Я злилась на него за то, что встретила, за то, что позволила так с собой обойтись.
        В таких мучениях прошло три дня, мои ноги постепенно заживали, а душа наоборот, все сильнее кровоточила. Я смотрела на Джейка и хотела, чтобы его не было. Он чувствовал это и тоже страдал, а мне было все равно. Пусть страдает, если в нем есть хоть капля совести.
         Я все больше времени проводила, сидя на палубе и смотря вдаль, на волны, на птиц, качающихся на них, и в глазах появлялись  слезы.  На ногах все еще были раны, небольшие, похожие на укусы мурены, но уже не акулы и практически не болели.
        Джейк подошел ко мне очередным вечером и решил впервые за несколько дней поговорить о нас:
        - Мемо? Расскажи мне, от чего ты страдаешь больше, от того, что осталась без воды, или от того, что осталась без нее со мной?
        - Стоит ли говорить об этом? Ты не переживай, я уйду как только раны заживут, и больше не буду докучать тебе своей неполноценностью.
        - Ты это так воспринимаешь? Что я был с тобой из-за хвоста, так как люблю экзотику?
        - Как и все вы.
        - Значит, я для тебя по-прежнему богатенький изувер, играющийся с чужими судьбами в свое удовольствие?
         Я молчала. Нет, вовсе не считала его таким и любила, но не могла признаться, особенно из-за последних событий. Джейк же подошел к мачте и ударил по ней кулаком, потом повернулся ко мне и резким движением поднял на ноги.
        - Мемо! Ты слышишь? Если нет, то начни слушать. Я люблю тебя, потому что это ты! У тебя не мозг испарился и не душа, и не сердце, а всего лишь хвост!
        - Но без хвоста, я уже не я.
        - Зато, я это я! - Джейк взял меня на руки и понес в каюту, а потом сорвал с меня рубашку и положил на кровать, после чего начал раздеваться сам.
        - Что ты делаешь? - я натянула на себя простынь.
        - Раздеваюсь!
        - Для чего? Чтобы изнасиловать то, что от меня осталось?
        - Нет. Чтобы показать, как я люблю тебя. Если ты ничего не захочешь, то ничего и не будет, но я хочу спать рядом с тобой, ощущать твое тело. Мне это важно.
        - Делай, что хочешь…
        Он лег рядом и просто ласкал меня, я же ощутила какое-то странное чувство, какую-то мелкую дрожь, где-то внутри и не хотела, чтобы он убирал руки. После чего села напротив него и сказала:
        - Джейк. У меня еще никого не было.
        - Это лучшие слова, которые я когда-либо слышал. Значит, ты будешь всегда только моей.
        Взяв меня за руки, подтянул к себе, и я легла к нему на грудь. Он целовал мои губы и шею, после чего перевернул на спину и продолжил целовать, я же взяла его руку и поцеловала каждый палец. Неожиданно в сердце что-то щелкнуло и нечто особенное вырвалось наружу из тайников русалочьей души. Я посмотрела ему в глаза как-то по-особенному, и в нем все зажглось. Он целовал с особенной страстью, а потом лег сверху и взял мои руки в свои, и мы соединились. Я ощущала не только его тело, но и его суть, его мысли, страсть. Отдавшись ему, поняла, что люблю, люблю слишком сильно, чтобы отказаться от своих чувств. Пусть я и речная фейри, но любовь никто не отменял, только она живет на этой земле дольше всех и будет продолжать жить после нас.
          Эта необыкновенная ночь прошла, и когда в иллюминатор попали первые лучи, я встала и вышла на палубу. Джейк еще спал, а мне не хотелось его будить.
         Солнце слепило глаза, а кожа впервые ощущала столько тепла.
         Я стою на двух ногах на палубе днем и могу дышать воздухом, от этого были весьма противоречивые чувства, то ли хотела этого всегда, то ли - никогда, но одно знала точно - я хочу быть с Джейком, и пора уже отбросить все  глупые сомнения. Прогулявшись по палубе, остановилась и посмотрела на ноги, ран как будто и не было, даже шрамов не осталось, значит, морская вода все еще лечит, а значит, не будет против, если я немного поплаваю, пусть даже и в образе «сухопутной русалки».
         Разбежавшись, прыгнула в воду, это было так приятно и освежающе, прохладный утренний океан. И пока наслаждалась ощущениями, не заметила, как начала задыхаться. Когда же остановилась и посмотрела вглубь, то увидела невероятное, мой хвост вернулся и спокойно вилял под водой, удерживая тело на плаву. Тогда я нырнула и сделала глубокий вдох. Получается, океан принял меня! Счастью не было предела, поэтому хотелось нырять и нырять, опускаться на дно и подниматься наверх, но через полчаса ликования и радости вспомнила, что там, в каюте спит Джейк. Как же он обрадуется, когда узнает!
        Хотя, был еще один удивительный момент. Если океан принял меня снова, то может быть, он и выпустит обратно? Я решилась на эксперимент и выбралась на палубу, а когда вернулись ноги, очередной раз прыгнула в воду и вот, опять хвост! Что же это? Неужели, могу меняться, когда захочу? Со мной явно что-то не так. Но это прекрасно, получается, теперь я не привязана к воде и способна возвращаться в океан по своему желанию.
        Вернувшись на борт, решила дождаться Джейка и поделиться с ним этим чудом. Он проснулся спустя час и вышел ко мне, я стояла у заграждения, а в душе уже все кипело, но он начал разговор первым.
        - Мемо, - он обнял и поцеловал меня. - Вчера было нечто невероятное. Во мне словно что-то перестроилось, и организм сошел с ума.
        - Это плохо?
        - Наоборот. Такого со мной еще не было.
        - Джейк, мне надо что-то сказать тебе.
        - Давай, сначала я. Мне тоже надо кое-что сказать.
        - Хорошо, - я решила выслушать, лучше услышать его мысли до того, как расскажу о себе.
        - Я хотел попросить, чтобы ты не переживала из-за хвоста. Ты же всегда мечтала о путешествиях, о чем-то неизведанном. И ты можешь это получить, на земле есть масса таких мест. Пусть вода и закрыта, но открыта земля и небо над ней. Все еще впереди, а я буду рядом, чтобы помочь.
        Тогда я прикрыла рукой ему рот и посмотрела в глаза, вложив во взгляд всю свою любовь.
        - Джейк. А сейчас моя очередь. Послушай. Я тоже люблю тебя. И люблю уже давно.
        После этих слов он опустился на колени, обнял мои ноги и принялся целовать их, но это не все, что я хотела сказать, поэтому попросила его встать и выслушать до конца:
        - Это не все.
        - Что может быть еще столь же важное?
        - Смотри.
        Я отошла от него и нырнула в воду, после чего всплыла, показав свой хвост, но на лице Джейка не было радости, он лишь грустно улыбнулся. Тогда я попросила помочь, и он вытащил меня обратно, а через пару минут хвост снова стал ногами. Джейк удивился, хотя это все равно его не обрадовало.
        - В чем дело? Ты не рад за меня?
        - Рад, конечно, рад.
        - Нет, ты не понимаешь. Я больше не привязана к воде. Я могу выходить из нее, когда захочу!
        - Да, это замечательно.
        В этот момент я поняла, что ему было бы лучше, если бы хвост так и не вернулся. В этом случае я бы больше походила на людей и не нуждалась в воде, а он смог бы относиться ко мне, как к человеку. Получается, моя особенность вовсе не достоинство, а лишь помеха в наших с ним отношениях. И теория снова верна, только с небольшими поправками, люди, мечтая о сверхъестественном, пытаются очеловечить его и приспособить к себе, но ведь так нельзя. Все создания на этой земле уникальны, и пытаться изменить их суть просто несправедливо! Либо мы принимаем особенности друг друга, как они есть, либо приходится расставаться, так как есть вещи, которые в силу природы не могут быть изменены, а ломать и заставлять чувствовать себя другим - это все равно, что медленно и терпеливо убивать.
          Мы все еще оставались в открытых водах, продолжали узнавать друг друга, но уже совершенно по-другому, чем раньше. Джейк раскрылся с разных сторон, в нем было все: ум, сила, отчаянность и, самое удивительное, стремление к постоянству, а я могла быть прекрасной женщиной и хозяйкой, правда, все еще продолжала добывать нам еду. Наши ночи проходили удивительно и незабываемо, а дни проводили среди рифов в поисках чего-то необычного.
        Но время шло. Нам пора было возвращаться на сушу, так как запас горючего иссякал, да и пресной воды тоже. Так что, сегодня решили отбывать. Джейк задал координаты и, запустив двигатели, яхта поплыла к берегам Аделаиды. Путь должен был занять практически весь день, мы же тем временем сидели на палубе и играли в какую-то человеческую игру под названием лото, а через несколько минут игры Джейк резко остановился, взял мою руку и спросил:
        - Мемо? Пока мы не вернулись на сушу, хочу кое о чем спросить тебя.
        - Я вся во внимании, - только внимание мое сейчас было сконцентрировано на этих непонятных бочонках. Какие глупые игры у людей! Или это я глупая?
        - Будь моей женой?
        - Что?! - я даже поперхнулась.
        - Я понимаю, возможно, предложение звучит не вовремя, но я полностью отдаю отчет в том, что говорю. И еще, у меня есть подарок для тебя, - он ушел в каюту, а я осталась сидеть с мешочком от лото в руке и погруженная в необратимый шок.
        Может быть, это его очередная шутка? Ведь, если это правда, то я не знаю, что ему ответить. Все развивается слишком быстро и каждый из нас еще не готов к подобному шагу, хотя, вероятно, Джейк боится возвращения к себе домой, там он снова должен будет влиться в прежний ритм жизни и начать встречаться с друзьями, поэтому хочет обезопасить себя от очередных проступков. Но тогда это огромная ошибка с его стороны, раз он снова боится сорваться.  И пока я усиленно соображала, пытаясь переварить все сказанное, Джейк вернулся с раковиной в руке. Он сел напротив и протянул ее мне.
        - Загляни внутрь. Там есть то, что тебе очень понравится.
        Когда я заглянула внутрь, то увидела что-то блестящее, а зацепив сюрприз пальцами, вытянула цепочку из белого золота, на которой висела моя утерянная жемчужина.
        - Ты не потерял ее! Джейк? - я подскочила и поцеловала его. - Спасибо! Ты не представляешь, как много она для меня значит.
        - Представляю, понял в тот самый день. А сейчас давай, я помогу тебе.
        Я закрутила и заколола волосы, оголив шею, а Джейк подошел со спины и застегнул цепочку. После чего поцеловал во все еще оголенную шею и спросил:
        - Так, что ты решила?
        - Знаешь, дай мне еще время подумать. Когда мы вернемся, многое может измениться, поэтому не стоит сейчас принимать столь важные решения.
        - А что может измениться? Я снова начну пить и встречаться с Линдой? Или ты решишь отправиться на поиски своей семьи?
        - Прошу тебя, дай мне немного времени.
        - Хорошо, - он вздохнул. - В твоем распоряжении столько времени, сколько потребуется. И, кажется, я уже это говорил.
        - Да, говорил, - мы засмеялись и легли на палубу.
        День подходил к концу,  на горизонте показались очертания берега. Аделаида впереди и чем она встретит нас неизвестно.


        ГЛАВА 15
        СУДЬБОНОСНЫЕ РЕШЕНИЯ


        Мы прибыли в док, затем сошли с яхты. Джейк стал уговаривать меня остаться у него дома, а не возвращаться к семье, но я хотела встретиться с ними, так как прошло почти три недели. Тем более, надо было обо всем им рассказать. Поэтому я решила отправиться прямо сейчас, не теряя времени, но обещала Джейку вернуться уже на следующий день.
        Он прижал меня к себе и сказал:
        - Буду ждать тебя.
        - Я вернусь, даю слово, - и легла ему на плечо.
        После этого нырнула в воду и поплыла. Я не знала, как мама или отец отреагируют на то, что мой жених человек, но меня это не волновало, это уже не их забота - ограждать от людей и заставлять быть с мерроу. Все эти правила и устои уже в прошлом, на их месте появилось право выбора дальнейшего пути, каким бы он ни был. Первой меня встретила Солье, она как будто чувствовала, что я уже вернулась. Подплыв, сестра потянула меня в сторону  и начала с особым любопытством расспрашивать обо всем, что произошло на яхте.
        - Мемо! Как я рада тебя видеть, - она крепко обняла меня.
        - Здравствуй, сестра. Я тоже рада тебя видеть.
        - Ну, рассказывай. Как все прошло? Судя по тому, как надолго ты пропала, можно предположить, что у вас все хорошо.
        - Да. Это так. Мы помирились, но в нашем совместном путешествии произошло многое.
        - Что же? У вас все было?
        - Солье! Тебя волнует только одно.
        - Конечно! Только так познается любовь и все ее прелести, - она без конца хихикала.
        - Мы били близки.
        - И как он? Хорош?
        - Очень хорош, даже слишком, - я почувствовала, как мое лицо краснеет от стеснения, - Но там, на яхте произошло кое-что очень серьезное и странное.
        - Что же?
        - Если вкратце, то я могу быть на суше днем, а океан все равно принимает меня, если возвращаюсь в его воды.
        - Как такое может быть?
        - Не знаю, возможно, это очередная особенность речных ундин? Поэтому мне нужно обо всем этом поговорить с родителями, вдруг, они что-то знают.
        - Вряд ли, если бы знали, то давно бы уже рассказали. Ведь они так не хотят, чтобы ты уплывала. Когда ты отправилась на поиски Джейка, они очень переживали. Но я успокоила их, придумала очередную небылицу.
        - Сегодня я расскажу им все.
        - Не думаю, что это хорошая идея. Они не обрадуются твоей связи с человеком.
        - Возможно, но они ничего не сделают. Отныне моя жизнь только в моих собственных руках.
        - Как знаешь. И еще!  Я очень рада за тебя, ты вселяешь в меня надежду.
        - Спасибо.
        Мы расстались, Солье направилась к остальным, а я к отцу. Но у рифа была только мама, увидев меня, она тут же подплыла и обняла свою непокорную дочь.
        - Мемо! Дитя! Наконец-то ты вернулась, мы уже думали, что ты покинула нас.
        - Мама, если бы я решила уплыть, то обязательно предупредила о своем решении. Как я могу вот так просто без слов бросить вас.
        - Но где же ты была так долго? Солье говорила, что ты где-то среди китовых семей, хотя это странно, киты все время движутся и за три недели они бы уже уплыли слишком далеко.
        - Мам. Нам нужно поговорить об очень важных  событиях, которые произошли со мной.
        - Я слушаю.
        - Во-первых, я могу быть на суше и днем, а во-вторых, я люблю человека.
        Мама от неожиданности села на камни и сначала не могла произнести ни слова. Ее взгляд наполнился грустью. Но через несколько минут, собравшись с силами, она заговорила:
        - Кто он? И насколько далеко вы зашли в своих чувствах?
        - Его зовут Джейк и он сделал мне предложение.
        - И давно вы встречаетесь?
        - Несколько месяцев.
        - Ясно. Наверно, я уже не имею права тебе указывать, но могу лишь посоветовать. Ты прекрасно знаешь, что люди не лучший вариант для мерроу из-за их переменчивой и жестокой натуры, и что многие русалки пострадали от них, поэтому я бы всем сердцем желала вашего скорейшего расставания. Однако, ты упряма, тем более ты не нашего вида, так что хочу предостеречь. Будь осторожна и не верь во все, что он говорит тебе. И как только появится хоть капля сомнения, немедля уходи. Только так ты сможешь избежать разбитого сердца и вечной душевной боли.
        - Я понимаю все это, поэтому стараюсь быть осторожней.
        - Ты действительно можешь быть на суше в дневные часы?
        - Да.
        - Удивительно!
        - Ты знаешь что-нибудь об этом?
        - К сожалению, нет. Я не имела чести общаться с речными ундинами, поэтому не знаю всех их особенностей. А сейчас, мне пора. Не волнуйся, я поговорю с отцом и постараюсь все объяснить.
        И мама уплыла, ей было очень больно слышать все, что я сказала, особенно про Джейка. Но она решила не мешать и дать мне возможность самой решить, что делать дальше, за что я ей безмерно благодарна. За столько лет впервые ощутила себя независимой и получила шанс найти свой путь.
        После этого разговора, который получился весьма сдержанным и холодным, решила вернуться наверх к своему человеку. За время путешествия я поняла, что быть с мужчиной, любить его и помогать ему, это не так плохо, как казалось раньше, и мне хочется продолжать так жить, несмотря на заложенную в генах тягу  к одиночеству и постоянным перемещениям. В конце концов, испытать адреналин от опасностей на пути к неизвестному я еще успею, а вот испытать счастье от близости с любимым мужчиной надо сейчас, так как в нашей жизни все меняется и порой слишком быстро, поэтому нельзя тратить мгновения радости на то, что еще может подождать.
        Я выплыла у берега, на котором стоял дом Джейка, а когда влезла на пирс, то решила не звать его сразу, мне хотелось очень тихо прокрасться в дом и обнять своего, возможно, жениха, пока он не видит. После появления ног, встала и направилась к дверям, но только собралась зайти, как услышала разговор между ним и какой-то женщиной, позже я поняла, чей это голос. Линда! Они спорили, а Линда периодически переходила на крик, пыталась уверить Джейка в своей глубокой и непоколебимой любви. Хотя, только слепой, немой и глухой мог поверить в искренность ее чувств. Но она не отступала:
        - Это та самая девица, которая больше похожа на дикарку, живущую среди камней? Это с ней ты провел три недели? - Линда не унималась.
        - Да. Это она.
        - А как же я? Я же люблю тебя!
        - Прости Линда, но то, что происходило между нами сложно назвать даже увлечением, не то, что любовью. Для тебя было важно лишь напоить меня до состояния комы, а потом тратить мои деньги, пока я в отключке.
        - Не правда! Я всегда была рядом с тобой, независимо от твоего состояния.
        - Конечно, особенно когда мое состояние подразумевало положение лицом в подушку в течение суток. Слушай, давай без трагедий, между нами давно все решено.
        - Так ты любишь ее? Она же нищенка и будет тянуть из тебя деньги, только в отличие от меня, не будет искренна с тобой!
        - Поверь мне Линда, ее эти бумажки не волнуют. Она иная.
        - Знаю я ее! - она сказала это так уверенно. А вдруг, ей что-то известно?
        - Что ты можешь знать?
        - Все они одинаковые, эти безродные девицы, что крутятся вокруг обеспеченных парней и мечтают получить небо в алмазах, - в этот момент ее голос как-то изменился, она успокоилась и уже не показывала той ярости, что была буквально минуту назад. - Ладно. Пусть будет так! Но знай, ваша интрижка закончится очень быстро, тебе она скоро наскучит, и ты на коленях приползешь ко мне.
        - Я люблю ее и мне все равно, кто она и откуда. А если что-то и пойдет не так, то к тебе я ползти не намерен.
        - Это мы еще посмотрим!
        И Линда ушла, хлопнув дверью. Она была очень зла, я чувствовала, от нее исходит что-то мрачное, что-то, что может причинить боль и страдания, но, хотелось верить, что это лишь раскаленные эмоции, не более того. Зайдя в дом, остановилась посреди комнаты, Джейк в этот момент стоял ко мне спиной.
        - Привет, - я очень тихо сказала, чтобы не напугать его.
        Тогда он повернулся.
        - Наконец-то ты здесь. Сейчас приходила Линда и …
        - Не переживай, все будет в порядке. Я слышала ваш разговор.
        - Надеюсь, она все правильно поняла и больше я ее здесь не увижу, - он обнял меня и начал целовать.
        Мы провели очередную волшебную ночь в тот день и вместе встретили утро. Я вышла на улицу и не могла поверить, что стою в его рубашке, с чашкой горячего чая в руке, при этом не должна бежать в воду, чтобы не лишиться хвоста. Это неповторимые ощущения. В течение дня мне все же приходилось возвращаться в воду, так как начинали болеть ноги, ощущалась нехватка воздуха, но немного поплавав, снова возвращалась на землю, как ни в чем не бывало.
        Джейк окружил меня невероятной заботой, он все время был рядом, все время хотел помочь. Каждый день я находила в доме подарки, а вечерами мы сидели у камина, и он читал книги вслух. Мне начало казаться, что я обрела гармонию между жизнью в океане и на суше. Но Джейк продолжал ждать ответа, это было видно по его глазам, он каждую ночь, обнимая и целуя меня, смотрел с надеждой, желая услышать слова согласия. Я хотела сказать - да, только не могла решиться, так как где-то в душе еще не верила во все происходящее, в эту сказку, где человек искренне полюбил мерроу и хочет провести с ней всю жизнь.
        Прошло около двух недель нашего счастья, к этому времени я уже чувствовала, что готова стать его спутницей, только нужен момент и, конечно же, необходимо предупредить семью. Поэтому, проснувшись очередным утром, сказала Джейку, что должна навестить родителей, после чего спустилась на пирс и прыгнула в воду, а опустившись на глубину, поплыла к своим. Я хотела не только рассказать обо всем, но и найти иголку этого несчастного морского ежа, чтобы скрепить наш союз, как положено это делать среди мерроу. На этот раз мне удалось встретить не только маму, но и отца. Они сидели вместе, распределяли добычу среди остальных. Увидев меня, отложили все в сторону и поднялись. Отец с улыбкой и радостью в глазах обнял:
        - Мемо. Дочь моя, как же давно я тебя не видел. Ты совсем забыла нас?
        - Что ты отец, я не забыла, просто …
        - Можешь не объяснять, твоя мама мне все рассказала.
        - И ты не против того, что услышал?
        - Против я или нет уже не имеет значения. Главное, что ты счастлива, пусть даже и с человеком.
        - У меня новость для вас, - я взяла каждого из них за руку, и мы сели.
        - Какая же? - спросила мама.
        - Мы с Джейком хотим пожениться.
        - Да. Это, действительно, неожиданно, - отец сидел в замешательстве и не знал, как реагировать.
        - Мама, отец! Он не плохой человек, тем более мы очень похожи. Я не верю в сказки, но хочу попытаться обрести себя, и если мне это удастся с Джейком, то это будет лучшей финал из всех возможных.
        - Что ж. Пусть будет так! Я даю свое согласие, - отец приложил мою руку к своему сердцу.
        - Я тоже даю свое согласие и очень хочу верить в то, что ты сказала, - мама поцеловала меня в голову.  - И когда же состоится ваша свадьба? По чьим правилам она будет проходить?
        - Мы еще не обсуждали этого, но я надеюсь, что будет два обряда. Сегодня же мы оговорим детали, а завтра днем я вернусь к вам и обо всем расскажу.
        - Хорошо, тогда возвращайся к жениху.
        Я поплыла обратно, а по пути встретила Солье, но она держалась в стороне и не захотела подплыть ко мне, расспросить, как обычно это делала. Ее лицо выглядело бледным и болезненным, тогда я решила сама подплыть к ней, чтобы обрадовать, но меня опередил ее муж, Ранье взял сестру за руку и куда-то увел за собой. Что ж, значит, расскажу завтра, тем более информации будет уже гораздо больше


        ГЛАВА 16
        НА ПУТИ СОПЕРНИЦЫ


        Вернувшись к дому Джейка, забралась на пирс и через пару минут забежала в дом, чтобы найти его, но в гостиной не было света, во всем доме стояла тишина, а спустя несколько минут послышались голоса со второго этажа. Я тихо поднялась по лестнице и зашла в спальню, тогда моим глазам явилась жуткая картина. Джейк лежал в постели вместе с Линдой, они обнимались и делали все, что положено в такие моменты, вокруг стояли открытые бутылки, а около кровати лежало два пустых бокала. Линда увидела меня и тут же встала, затем надела халат и подошла.
        - Ну что? Русалочка! Все! Пора возвращаться к своим рыбкам и осьминогам, может быть, кто-нибудь из них и составит тебе достойную компанию. - Джейк тем временем обнимал подушку и звал ее обратно. - Он все-все мне рассказал. Но не стоит себя винить, ты должна гордиться собой, так как удостоилась чести лежать рядом с таким мужчиной. Неужели ты думала, что Джейк серьезно увлекся тобой?
        Я стояла, молча, и не могла говорить, боялась того, что не выдержу и заплачу, но плакать нельзя, нельзя, чтобы она видела мои слезы.
        - Мемо! Ты всего лишь рыба мутант, которая должна сидеть в тине и не подниматься на поверхность, чтобы не портить собой этот чудесный вид вокруг.
        Мне уже было достаточно всего увиденного, поэтому я решила не терпеть унижения дальше, а скорее уйти и вернуться в океан. Но когда спустилась обратно по лестнице, то вдруг включился свет и из кухни вышли два мужчины, они были просто огромны. Преградив собой выход к берегу, стояли и пожирали меня глазами, в этот момент из кладовой вышел еще один. Подойдя, он  схватил меня за руки.
        - Что вы делаете? Отпустите меня! Я же ничего вам не сделала! - пытаясь вырваться, кричала я.
        Тем временем по лестнице спустилась Линда, она вышла в центр комнаты и обратилась ко мне:
        - Знаешь, Мемо, пусть я и считаю тебя чем-то отвратительным, но некоторые не разделяют моего мнения, думают, что русалки это нечто экзотическое и очень дорогое.
        - И что же ты хочешь со мной сделать?
        - Я лично хочу только одного.
        Она сходила на кухню и взяла ножницы, после чего подошла ко мне и попросила того негодяя, который держал за руки, завязать глаза и опустить меня на колени. Когда он это сделал, Линда принялась отстригать волосы. Закончив, отошла назад и приказала поднять меня.
        - Вот теперь я довольна, но если бы не желание одного человека сохранить твой товарный вид, то изуродовала бы еще и лицо, а так приходится довольствоваться малым.
        - Что же дальше?
        - А дальше тебя ждет увлекательное путешествие в чудеснейшее место. Там очень много мужчин, которые попробуют на свой вкус морскую фею. Ты станешь лучшей в том борделе, я уверена. Они для тебя уже подготовили отличный аквариум, а рядом будет стоять большая кровать. В общем, ты хотела получить человека, а там их будут сотни и все твои.
        В этот момент тот, кто меня держал на секунду отошел, чтобы взять свою куртку, а я сняла повязку и успела схватить стул, затем бросила его в окно. Осколки стекла рассыпались по полу, наступая на которые, побежала прочь. Они кинулись вслед за мной, но я успела прыгнуть в воду. А как только хотела уплыть, почувствовала, что меня кто-то схватил и крепко удерживал. К моему ужасу это были Солье и Ранье. Я посмотрела сестре в глаза:
        - Солье, сестра?! Что ты делаешь?
        - Прости, Мемо! Но, так надо. - Солье смотрела куда-то в сторону.
        -Для чего и кому это надо?!
        - Пойми, мы с Ранье давно уже ходим среди людей, и он получает в дар от одного человека волшебный порошок, от которого нам обоим становится хорошо. Но в последнее время тот человек стал отказываться от денег. Он хотел получить в свой дом мерроу, девушку. А ты лучший вариант.
        - И ты хочешь продать меня?
        - Я люблю Ранье, а он не может без порошка. И как настоящая жена, я должна помочь своему мужу. Ты исчезнешь, родители решат, что ты сбежала со своим человеком.
        - Они все узнают!
        - Нет, потому что вскоре ты сбежишь и от своего человека, отправишься на поиски своих сородичей. План идеальный.
        - Я думала, что ты мне сестра.
        - Мемо, кого ты обманываешь? - Солье наконец-то посмотрела мне в глаза. - Ты какая-то речная ундина, которая лежала на берегу и ждала своей смерти от беспомощности. Тебе не место в океане и тем более, не место среди нас.
        Они подняли меня наверх и отдали в руки тем людям. Я ждала предательства от Джейка, от остальных, но не могла даже представить, что среди них окажутся мерроу. Как какую-то вещь меня продали за временное удовольствие! Я села в машину и нас повезли в неизвестном направлении. Спустя пару часов впереди показались ворота.
        Роскошный дом стоял на обрыве и десятки метров отделяли его от океана. А когда машина заехала в ворота, нас встретил тот самый человек, в нем все вызывало отвращение, хоть он и выглядел как благородный господин. Он попросил вывести меня из машины и поставить перед ним, а его помощники тем временем достали чемодан и отдали в руки Ранье, который приехал с нами. В его глазах было столько блеска и жажды, что он совершенно не обращал на меня внимания, только на этот проклятый чемодан.
        Вилла представляла собой разукрашенную под старину крепость, в которой по балконам сновали полуголые девушки и заинтересованно посматривали на меня. Я же стояла напротив этого монстра, а он с похотью в глазах рассматривал новый товар.
        - Как тебя зовут, морская нимфа?
        Не желая с ним разговаривать, молчала, но он не терпел неповиновения, поэтому быстро подошел и ударил по лицу, после чего еще раз спросил. Я же впервые в жизни, испытав боль от чужой руки, почувствовала, что моя жизнь закончена.
        - Мемо.
        - Итак, Мемо! Я не терплю непослушания, запомни это! Мое имя Марк, я хозяин этого чудесного дома, где обеспеченные мужчины и женщины реализуют свои желания. Мне не терпелось получить русалку в свои руки, и вот, ты здесь! Я возлагаю на тебя большие надежды.
        - Я лучше умру, чем буду обслуживать твоих животных!
        - Это ты еще успеешь, только учти, смерть у тебя будет очень медленной и очень мучительной.
        Потом Марк приказал своим людям отвести меня в дом и привести в надлежащий вид, так как уже завтра вечером прибудут первые клиенты, желающие развлечься с русалкой. После того, как другие девушки причесали меня и уложили короткие волосы, они проводили меня до бассейна с морской водой. Я ушла под воду и устроилась в темном углу, чтобы закрыть глаза и не видеть всего происходящего вокруг. Девушки продолжали стоять и с восторгом в глазах разглядывать хвост, который слегка колыхался и переливался на свету. Что я тогда испытывала? Только ненависть, но не к ним, а к себе, так как позволила всему случиться, доверилась, зная, что все это обман. Я глупая, бестолковая рыба, которая отбилась от косяка и поплыла в стаю акул, чтобы доказать им свое бесстрашие.
        Я слышала, как те люди рассуждали о ценах на меня и как составляли списки желающих. Мне же хотелось только смерти, которую обязательно получу, только надо дождаться подходящего момента. Мерроу не боятся умирать, особенно когда смерть спасает их от позора и бесчестия, так и я хочу принять ее, чтобы освободиться раз и навсегда. Жизнь имеет смысл лишь тогда, когда она ведет нас к чему-то светлому, пусть даже и с периодическими неприятностями, которые меркнут на фоне того хорошего, за что каждый из нас борется. Но когда тебя сажают в клетку ради развлечения других, и ты должна всю оставшуюся жизнь быть чьей-то рабыней, то здесь уместна только смерть.
        Ночь прошла в забвении, я не поднималась на поверхность, не принимала их еду и не отвечала на вопросы других женщин. Я ждала, ждала, когда наступит тот злосчастный вечер и мне удастся обрести свободу.
        Утром следующего дня к краю бассейна подошла одна из девушек и опустила руку в воду, жестом показав, что хочет поговорить. Я выплыла к ней.
        - У меня мало времени, но я хочу тебе помочь.
        - С чего бы тебе мне помогать?
        - Потому что я тоже мерроу, правда, в прошлом.
        - Что?
        - Да. Раньше, до встречи с человеком, была русалкой, а теперь живу здесь, так как океан отказался от меня, а люди Марка предложили хорошую жизнь, но я тогда не знала, что эта жизнь выглядит так. Хотя, сейчас не обо мне. У нас мало времени. Скажи, кто твои родители? Я попытаюсь отправить им послание.
        - Как ты это сделаешь?
        - Это уже мои трудности. Так ты будешь говорить?
        - Отец Тритторио, он лидер нашей группы, а мать Итеррима. Они у южных берегов Аделаиды.
        - Хорошо, я постараюсь помочь тебе, - она уже хотела уйти.
        - Постой! Как тебя зовут?
        - Окамени-ольме, а здесь Салли. Ладно, не будем терять время. Я приду позже и расскажу обо всем.
        И она убежала, а я осталась в воде.
        ГЛАВА 17
        МЫ СВОИХ НЕ БРОСАЕМ


        Те события, которые разворачивались после моего исчезновения, и о которых я узнала позднее.
        Окамени попросила одного из охранников, который был давно влюблен в нее, отправиться в док, взять моторную лодку и выйти в океан. После чего найти дельфинов, они часто плавали около берегов Аделаиды, и бросить им пакет с запиской, при этом включив запись определенных звуков, которые являлись пением мерроу под водой и содержали в себе просьбу о помощи и о тех, кому нужно было отнести послание. Это был единственный способ, а шансы на успех слишком малы, так как стаи дельфинов могло и не быть сегодня в здешних водах, но попытаться стоило.
        Охранник действительно отправился в док и вышел в открытые воды, он пробыл в них несколько часов, но дельфинов так и не было, тогда он хотел уже вернуться, как вдруг появилось несколько плавников, а через секунду и серо-голубые спины. Он быстро подбежал, включил запись, опустил пакет с приемников в воду, и один из дельфинов изменил направление в сторону его лодки, а когда подплыл, то высунул морду и издал несколько звуков. Охранник спустил записку, а дельфин взял ее в зубы и исчез в глубинах.
        Моя семья тем временем была у рифов, отец готовился отправиться на охоту с остальными мужчинами. Мама с самого утра была сама не своя, она что-то чувствовала, и ее сердце переполняли тревоги, отец пытался ее успокоить, но ничего не получалось:
        - Итеррима, с тобой с самого утра что-то происходит. В чем причина?
        - Не знаю, я чувствую беду, на душе тяжело, а в голову лезут мрачные мысли. Мемо обещала приплыть сегодня, но скоро вечер, а ее все нет. Да и Солье с мужем не видно со вчерашнего вечера.
        - Ну, Мемо сейчас занята особыми делами, все-таки свадьба, так что могла и задержаться, а Солье с Ранье вечно отсутствуют, они все не могут насытиться своим счастьем, - отец засмеялся.
        - Если бы все было именно так, как ты говоришь. Но, Триторрио, мое сердце не на месте.
        В этот момент послышались голоса остальных, они что-то кричали и размахивали копьями. Отец немедленно выплыл вперед и стал вглядываться, после чего повернулся к группе и сказал:
        - Не бойтесь, я чувствую запах дельфина. Видимо, отбился бедолага от стаи.
        Дельфин подплыл к отцу и открыл пасть, а из нее выплыл пакет с запиской. Мама взяла ее, и они немедленно всплыли на поверхность. А когда отец вытащил и прочел послание, то покачнулся, успев ухватиться за спину дельфина. Мама выхватила письмо и также прочла.
        - Поэтому мое сердце и чувствует беду. Мемо, дочь моя! Триторрио?! Что нам делать?!
        - Я немедленно соберу мужчин, и мы отправимся к восточным берегам.
        - Но те люди возможно вооружены. Вы с ними не справитесь.
        - Мы значительно сильнее и проворнее людей, а еще обладаем силой внушения. Все равно другого выхода нет.
        - Есть, - мама посмотрела задумчивым взглядом на него. - Подождите меня у рифа и не отплывайте пока, я скоро вернусь.
        И она, нырнув в воду, поплыла в направлении берега, на котором располагалась вилла Джейка. Быстро добравшись до нее, вылезла на пирс, в это время уже начал появляться лунный диск, и подошла к двери. Она постучалась. Джейк открыл спустя минуту и с улыбкой вышел на улицу.
        - Мемо! Это ты? Где ты была? - только спустя секунду он понял, что перед ним не я. - Кто вы?
        - Итеррима, мать Мемо. Я хочу, чтобы ты освободил свою душу и сказал, зачем продал мою дочь?
        - Что? Я не понимаю. Где Мемо? - Джейк изменился в лице, он побледнел, в его глазах уже не было прежней радости.
        - Она была с тобой до тех пор, пока ты не продал ее в бордель на востоке города! Скажи лишь, как ее можно спасти, и я уйду.
        - Я не продавал ее, - тогда Джейк вспомнил вчерашнюю ночь, точнее отрывки той ночи. - Ко мне пришла Линда и попросила выпить с ней на прощание, а потом я отключился.
        Мама осмотрела все вокруг и увидела разбитое стекло.
        - А как же это? Неужели ты не понял, что тут произошло сражение?
        - Мне Линда сказала, что у нее сдали нервы, и она разбила стекло. - Джейк взялся руками за голову, после чего крикнул. - Ах, она мерзкая дрянь! Это ее рук дело. Ладно, Мемо надо спасать!
        - Причем как можно скорее, сегодня вечером ее начнут отдавать мужчинам. У нас в распоряжении осталось всего пару часов.
        - Я позвоню друзьям! Мы поедем туда.
        - Но они вооружены.
        - Ничего, у нас тоже оружие имеется. Возвращайтесь к своим и плывите к восточным берегам, там есть тропа слева от обрыва, по ней можно подняться к владениям Марка Копелли. Ждите там.
        - Хорошо. Знай, я верю тебе Джейк, не разочаруй меня, а иначе я лично найду тебя и скормлю касаткам!
        Мама прыгнула в воду и поплыла к отцу, а Джейк созвонился со всеми своими друзьями, и они направились в публичный дом Марка. Прибыв туда через час, обнаружили, что мерроу уже там и ждут дальнейших указаний. Джейк велел им затаиться, а сам в компании еще шести человек позвонил в дверь. Открыл один из охранников и проводил компанию к хозяину. Джейк был очень богат, как и многие из его друзей, поэтому таким гостям Марк всегда был рад, он встретил их в своем кабинете.
        - Господин Мартинс! Вы так неожиданно посетили меня.
        - Мы с друзьями решили отметить помолвку Дина, а где, как ни у тебя это можно сделать лучше всего. Я отлично знаю, в твоем доме можно испытать нечто невероятное.
        - Ваши слова греют мне душу. - Марк сел за стол и достал несколько журналов с девочками. - Выбирайте, дорогие гости. Любая королева моего замка будет ваша.
        Друзья Джейка принялись рассматривать журналы, а Джейк подошел к Марку и вызвал его на пару слов, а когда они вышли, Джейк тихо сказал:
        - Марк, я хочу нечто лучшее для своего друга. За любые деньги, но мне нужно не золото этих стен, а платина. Понимаешь? Есть у тебя что-нибудь подобное?
        Марк колебался, но и упустить такие деньги, цифру которых он мог указать сам, не мог. И спустя минут десять раздумий все-таки сломался:
        - Есть одна! Она что-то невероятное, скорее нимфа, а не человек.
        - Настолько хороша?
        - Не представляете насколько! Она богиня и такая есть только у меня. Но ее цена очень высока.
        - Я же сказал, деньги сегодня значения не имеют.
        - Что ж, на нее большая очередь, но для такого клиента как вы всегда есть место. Ваш друг будет первый, кто повстречается с ней!
        Марк ушел к охране, а Джейк вернулся к друзьям и все рассказал, распределив между ними обязанности. Дин должен был зайти ко мне и ждать сигнала от Генри, который должен был находиться с одной из девушек поблизости и вовремя убрать охранников.  Среди друзей Джейка были не только богатые пижоны, среди них были и мастера спорта по боевым искусствам и бывшие солдаты, поэтому задача упрощалась, но применения оружия никто не отменял.


        ГЛАВА 18
        СПАСТИ И ОСОЗНАТЬ, ЧТО ТЫ НЕ НУЖЕН


        Я была в своем бассейне и с ужасом ждала, когда в двери войдет очередной монстр. Окамени так и не пришла ко мне, чтобы рассказать о том, получилось ли у нее отправить послание или нет. Но раз не пришла, значит, ничего не вышло.
        Через несколько минут двери открылись, и в них вошел Марк с двумя охранниками. Он приказал мне подняться, но я не хотела, поэтому продолжала сидеть на дне, забившись в угол.  Тогда это чудовище велело одному из своих людей опустить в воду провод, а после того, как его опустили, я лишь увидела, как голубые стрелы разлетелись по воде, пронзив мое тело, после чего последовала сильная боль, а сердце начало прерывисто биться. Я еще сильнее прижалась к стене и начала глубоко дышать. Марк тем временем снова велел  мне подняться.
        - Русалочка, послушай. Если ты не поднимешься, мой человек снова и снова будет опускать провод, пока ты не превратишься в рыбу, зажаренную на гриле. Лучше не зли меня.
        После очередного удара током я все-таки поднялась наверх, но у меня очень сильно двоилось в глазах, во всем теле чувствовалась слабость. Охранники вытащили меня из воды и положили на кровать, предварительно завязав глаза, а еще через секунду почувствовала, как тонкая игла вонзилась в шею, и тогда сознание помутилось, я не могла пошевелить руками или хвостом, только слышала их разговоры.
        - Теперь она готова. Эй, Салли! Иди сюда! Будешь держать ее хвост влажным, пока не придет клиент. Как только он увидит ее, высуши хвост и уходи.
        - Да, господин Марк.
        Марк ушел, выставив охранников у дверей, а Салли стояла рядом и смачивала хвост морской водой, а через несколько минут двери снова открылись, и в них зашел мужчина. Он подошел и посмотрел на меня.
        - Это что? Русалка? - заикаясь, спросил он.
        - Да. - Салли в этот момент принялась обтирать хвост.
        - Джейк и не говорил, что она такая. Обалдеть! Русалка! Ладно. Накрой ее простынею, за ней пришли. А ты должна молчать, или пойдешь сама плавать на дно бассейна.
        - Вы пришли спасти ее?
        - Да.
        - А можно мне с вами? Прошу. Я тоже когда-то была русалкой, и это я отправила послание с просьбой о помощи ее семье. Заберите меня отсюда. - Салли, видимо, упала на колени и молила Дина.
        - Ладно-ладно. Вставай! Пойдешь с нами, все равно через час сюда нагрянет полиция.
        Пока они говорили, у меня уже появились ноги, но двигать ими я не могла. Салли в этот момент сняла повязку с моих глаз. Она смотрела и улыбалась.
        - Мемо, за тобой пришли. Они спасут нас!
        Но у меня не было сил даже ответить, поэтому просто лежала и со слезами смотрела в потолок. Через минуту за дверями послышались шаги, и что-то упало, затем в двери зашел другой мужчина и дал знак, что пора уходить. Джейк все это время беседовал с Марком, отвлекая его от дел и наблюдения за камерами слежения.
        Дин взял меня на руки, и мы вышли из комнаты, позже к нам присоединились и другие. Укладывая охранников на лопатки, они осторожно продвигались вперед, пока не достигли главного помещения, где находилась большая часть охранников и кабинет Марка. Тогда один из друзей Джейка вышел к ним, заправляя рубашку в брюки, и направился в кабинет, зайдя внутрь, сказал, что все было как всегда - превосходно. Джейк тем временем вытащил пистолет и направил на Марка.
        - Господин Мартинс, что вы делаете? - Марк попятился к столу, но Генри перехватил его.
        - Значит так, любезный Марк. Сейчас ты отзовешь своих церберов и отправишь их на перекур, а я со своими друзьями и своей девушкой выйду отсюда.
        - Мистер Мартинс, вы бы раньше сказали, что вам приглянулась одна из моих королев, я бы с радостью предоставил ее в постоянное пользование, - он испуганно смотрел на Генри и пытался улыбаться.
        - Ты опять не понял, Марк. Я пришел за русалкой, которую зовут Мемо. Ты знаешь меня и знаешь, как нехорошо меня злить, но все равно протянул свои поганые руки к моей женщине. Не забывай, что я могу за считанные секунды отстрелить тебе все, за что ты держишься, а потом сожгу твою конуру.
        - Я знаю, знаю. И поверьте мне, я не знал, что она ваша. А если бы знал, то лично позвонил бы, а лучше сам привез к вашему дому.
        - А теперь выйди к охране и скажи им, что велено.
        Марк дрожащими руками открыл дверь и вышел к своим людям, он отправил их в другое помещение, а сам вернулся и умоляющим голосом стал просить пощадить его.
        - Генри? - обратился Джейк к другу. - Привяжи его к стулу и открой сейф со всей его черной картотекой. Полиция прибудет уже через несколько минут, надо упростить им работу, - после чего обратился к Марку. - Знай, если бы с ней что-то случилось, то даже полиция тебе бы не помогла, она лишь соскребла бы твои мозги со стены и аккуратно сложила в баночку. А сейчас можешь радоваться.
        После чего Джейк подошел к нему и ударил прикладом по голове. Они с Генри вышли и отправились на улицу, где их уже ждали остальные, в числе которых была и я, только в силу помутнения разума не могла оценить совершенный Джейком благородный поступок. Они вынесли меня из ворот, и зашли в небольшие заросли, в которых должны были ждать мерроу. А буквально через минуту подъехала группа спецназа во главе с начальником полиции. Но это уже было не так важно, ведь я теперь со своей семьей. Мама подбежала ко мне и начала проверять все ли в порядке, ее слезы в этот момент оставляли следы на моем лице. Отец проследовал к Джейку и забрал меня из его рук, после чего произнес:
        - Я благодарю вас за спасения моей дочери. И сейчас мы возвращаемся в океан.
        - Но, подождите, она же вернется потом? - Джейк остановил отца, схватив за руку, но остальные мерроу тут же преградили путь и оттолкнули его, загородив своего лидера.
        Однако отец ничего не ответил и продолжил спускаться к воде, а мама посмотрела на Джейка и сказала:
        - Если ты действительно любишь Мемо, то оставишь ее. Она мерроу и должна жить в океане с остальными подобными ей.
        - Но я не смогу без нее. - Джейк стоял и сжимал руки в кулаки.
        - Пойми, русалке нужна не только любовь, исходящая от человека, ей нужна безопасность рядом с этим человеком. Она должна не бояться жить в мире людей. А с тобой у Мемо нет ни единого шанса на спокойную и безопасную жизнь, ты хочешь решать свои проблемы за ее счет, хочешь получать ее любовь, но в силу своей природы не сможешь уберечь ее от нападок человеческого мира. Оставь Мемо, дай ей возможность жить, не страдая. Я вижу, ты благородный человек, а значит, найдешь еще достойную спутницу.
        После всего сказанного мама ушла за остальными. Мы вошли в воду и через минуту уже плыли в направлении своих рифов. Отец крепко держал меня в руках, а я чувствовала, что сознание возвращается, морская вода могла излечить нас от чего угодно и вернуть к жизни. Открыв глаза, посмотрела на него и еще сильнее обняла.
        - Папа.
        У отца в этот момент показались слезы в глазах, которые мгновенно растворились в воде.
        - Ты теперь в безопасности, дочь моя.
        - Мне нужно что-то сказать тебе. Это очень важно.
        - Что же? Что может быть еще важнее того, что ты цела и невредима?
        - Солье и Ранье попали под влияние порошка, который им давал тот человек. Их надо спасать.
        - Что?! - отец остановился и спустил меня с рук. - Какой человек?
        - Тот, который держал меня в плену. Он шантажировал их и заставил… - тогда я замолчала, боялась сказать, что Солье предала меня. Я не хотела, чтобы их наказывали, ведь это была не их вина. Все произошло из-за пристрастия к этому человеческому яду.
        - Договаривай!
        - Только если пообещаешь, что не накажешь их.
        - Я не буду ничего обещать, мне нужно знать степень их вины, чтобы принять решение. А теперь, говори! - строго произнес отец.
        - Они не дали мне уйти в тот вечер, отдали в руки людей.
        Мама тем временем закрыла лицо руками и начала рыдать, а отец пришел в состояние жуткого гнева, он запустил копьем в толщу воды, и оно наполовину вонзилось в песок.
        - Предатели! Она же наша дочь! Как она могла пойти против семьи?!  Ну, ничего, они поплатятся за предательство.
        - Не надо! Я умоляю тебя, не надо! - закричала я
        Но отец не слушал, он передал меня маме и велел возвращаться домой, а сам отправился куда-то с другими мерроу. Мама была в отчаянии и не могла поверить, что ее родная дочь предала свою семью ради наркотика, попробовать который уже было позором для фейри. Я не знаю, правильно ли было все рассказать, но где же тогда справедливость? Меня хотели сделать игрушкой в руках обеспеченных людей, чтобы они развлекались и глумились над моим телом. Разве это правильно? Русалка свободное существо, нас нельзя принуждать. История знавала несколько случаев, когда люди брали мерроу силой, но поплатились за это жизнью, так как русалки, используя свой дар, уводили их за собой в воду. Но история еще не знала предательства со стороны самих мерроу, чтобы чистокровная фейри предала себе подобного ради человека. Такое деяние наказывалось у нас очень строго и только смертью, виновных связывали, пускали кровь и оставляли на дне, вблизи стаи тигровых акул и когда все заканчивалось, высекали надписи на камнях, чтобы другие группы могли прочесть и сделать выводы.
        Солье и ее мужа теперь ждало именно такое наказание, но я хотела еще раз попробовать уговорить отца помиловать их, все-таки сестра сделала это из-за любви к Ранье, и она готова была делать ради него все, что угодно, пусть даже противозаконное. Кто знает, как бы поступили мы в данной ситуации? Я ради Джейка хотела бросить все, что связывало меня с прежней жизнью и, к счастью, судьба не давала мне выбирать между любовью и предательством своей семьи. Хот сейчас уже нет смысла думать о нем, так как нам все равно не быть вместе. Около Джейка всегда будут находиться люди, желающие мне зла, а от подобных отношений никому счастья не будет. Вечный страх и сомнения в преданности породят ненависть, погубив былые чувства, поэтому пора каждому из нас найти свой собственный путь. Теперь я точно решила, что мне пора покинуть берега Аделаиды и отправиться на поиски настоящей семьи, которая не будет искать во мне недостатки, а наоборот увидит достоинства.


        ГЛАВА 19
        ПРОЩАЙ ТОТ, КОГО ЛЮБЛЮ…


        Вернувшись к родному рифу, мы сидели и ждали появления отца. Мама предупредила остальных, чтобы они были наготове и если появятся Солье с мужем, то задержали их. Я же подплыла к матери, попыталась успокоить:
        - Может быть, отец помилует их? Все же она ваша дочь, а я готова простить ее.
        - Отец не помилует их, как и я. Она нарушила самый главный закон мерроу, поэтому я ее своей дочерью больше не считаю.
        - Но это неправильно. Как можно отказаться от своего ребенка? Ее же заставил Ранье.
        - Значит, она должна была с ним расстаться, так как он оказался недостойным. Очевидно, его душа прогнила до основания, связавшись с человеческим ядом. Но Солье последовала за ним, поравнялась с его ничтожностью.
        - Она просто слишком сильно любила его, - мне стало очень плохо, от одной только мысли, что с ними могут сделать.
        - Пойми Мемо, любовь еще не все, что должно связывать мерроу. Пусть ты и не морская, но все же русалка, тем более воспитывалась среди нас, поэтому должна понимать. Мир опасен, он не всегда ждет нас с распростертыми объятиями, а значит, надо оберегать друг друга ото всего, что несет нам зло. И даже я, прожив долгую жизнь, сделала для себя вывод и теперь согласна с тобой.
        - Какой вывод?
        - Выходить к людям и быть с ними нельзя. Это пережиток прошлого и просто миф. Люди несут нам не удачу, а страдания, они проникают в наши сердца, разрушают душу, заполняют своим ядом.
        - Но Джейк не такой, как они все.
        - Да, не такой. Но он не один на земле, его окружает множество людей, которые никогда не позволят вам быть вместе.
        - Я понимаю это и впервые понимаю не только разумом, но и сердцем.
        - Значит, ты стала взрослой. И я горжусь, что воспитала такую дочь. А теперь плыви туда, куда обычно уплываешь, лучше тебе не видеть дальнейшего развития событий.
        Я отправилась к дикому пляжу, чтобы побыть наедине с собой и подумать о том, что буду делать дальше. Добравшись до него, выбралась на берег и села на песок. В голове пролетало множество мыслей, там был и ужас от того, что сегодня впервые за столько веков приведут в действие казнь, которая страшнее любого изгнания. Я знала, как кусают тигровые акулы, они пожирают добычу живьем, пока та еще дышит и видит все происходящее. Но это уже не моя жизнь, я принадлежу другому миру, поэтому не стану вмешиваться в то, что имеет смысл для морских мерроу. Для меня оставался еще не решенный вопрос с Джейком. Хоть я и решила, что наша история с ним подошла к концу, но не сказала ему об этом лично. Он должен услышать это от меня, и какая жалость, что я не смогу заставить его забыть обо всем, ведь вокруг теперь столько свидетелей. Но с моим уходом все закончится.
        Тогда, недолго думая, встала и пошла в воду. Я решила незамедлительно встретиться с Джейком, чтобы расставить все точки над «и». Доплыв до виллы, увидела его, он сидел на пирсе, а рядом стояла бутылка. К счастью он не пил, а понемногу выливал из нее в воду, после чего ставил бутылку на доски и снова продолжал неподвижно сидеть, опустив голову. Сердце сжалось, я чувствовала, как во мне все кричит и хочет быть с ним, но больше поддаваться порыву нельзя, а иначе мы погубим друг друга. Я подплыла к нему и легонько дотронулась рукой до ног.
        - Здравствуй, Джейк.
        Он поднял голову и тут же вытянул меня из воды, посадил к себе на колени.
        - Мемо, - он будто ожил, целовал и обнимал, глаза наполнились блеском. - Ты вернулась. Я только молю Бога, чтобы ты простила меня за все.
        - Ты не виноват. Мы просто поверили в сказку.
        - О чем ты? Это не сказка, это реальность. Мы уедем отсюда как можно дальше, я обещаю, что больше с тобой ничего не случится.
        - Джейк, куда бы мы ни уехали, везде будут люди, которые рано или поздно узнают обо мне и события повторятся. Нам не дадут быть вместе.
        - Значит, ты вернулась, чтобы расстаться со мной?
        - Да.
        - Я не смогу без тебя. Тогда лучше заставь все забыть, иначе я буду мучиться оставшуюся жизнь, зная, что ты где-то там, с кем-то еще,  а не со мной.
        - Не могу. Твои друзья все знают, они помогут тебе вспомнить, захочешь ты того или нет, - к этому моменту у меня уже появились ноги, и я встала. - Однажды какая-нибудь девушка поможет тебе справиться с болью. Так всегда бывает.
        - А тебе другой мерроу?
        - Джейк, сердце русалки может принадлежать только одному мужчине, раз и навсегда. И мое принадлежит тебе.
        - И к чему тогда все эти страдания? Раз мы любим друг друга, стоит попробовать еще.
        - Нет. Я не хочу больше попадаться в грязные руки людей и участвовать в их мерзких планах. Мне нужна свобода. Такова наша природа, мы можем любить, но при этом жить в одиночестве.
        - Ты и мне предлагаешь такой вариант? У меня природа другая, если я люблю, то хочу быть рядом с тем, кого люблю. - Джейк также встал. Он ходил из стороны в сторону.
        - Тогда лучше заставь себя ненавидеть, а не любить. Вам, людям ненависть помогает справиться с болью.
        - Не надо учить меня! Я душу тебе отдал и хочу горы свернуть, только бы обеспечить нам будущее, безопасное будущее. Мое сердце не может ненавидеть тебя! - он подошел совсем близко и принялся ласкать руками мое лицо, после чего прислонился своей головой к моей. - Просто останься.
        - Хорошо. Я останусь с тобой.
        Я решила остаться, но лишь на эту ночь. Джейку было слишком больно отпускать меня сейчас. Может быть, завтра утром, когда проснется один, он воспримет мой уход как предательство и возненавидит. Это единственный выход.
        Мы поднялись на второй этаж, зашли в комнату, и Джейк начал целовать меня так горячо, что из головы все мысли улетели прочь. Мне стоило только прикоснуться к нему, как просыпалась страсть, влекущая за собой чувство поглощения и растворения в этом человеке. Всю ночь мы были едины, Джейк не хотел выпускать меня из своих рук, но под утро все же сдался и уснул. Я притворилась, что сплю, но через час встала и еще несколько минут смотрела на него, старалась запомнить все - каждое родимое пятнышко, каждый изгиб его тела, а особенно его губы. Я решила оставить ему свою жемчужину, как память, как признание в вечной любви и преданности. Оставив цепочку на подушке, тихо спустилась вниз и вышла на улицу. Солнце уже поднялось, и след от его лучей походил на золотую дорогу, которая уводила вдаль океана. Прыгнув в воду, последний раз посмотрела на его дом и опустилась на глубину.
        Вернувшись к семье, узнала, что вчера ночью Солье и Ранье казнили. Их задержали, как только они вернулись, после чего отец отдал приказ связать им руки и основной плавник, затем вся группа проследовала до назначенного места. Там отец лично оставил порез на теле каждого. Их оставили лежать на дне, а через несколько минут на запах крови уже собралась стая акул. И все. Отец проявил стойкость, он стерпел, а мама рыдала в голос, как и другие сестры. Возможно, они теперь будут во всем винить меня, но это уже неважно, я уплываю от них навсегда.
        Я подплыла к родителям, обняла каждого из них.
        - Отец, мама, я вернулась, чтобы попрощаться.
        - Неужели ты снова возвращаешься к своему человеку? - мама чувствовала его запах и настороженно смотрела на меня.
        - Нет. С ним я уже попрощалась. Я уплываю на поиски своих сородичей.
        - Что? - отец совсем растерялся. - Но почему? Ты можешь остаться с нами, мы с мамой ни к чему тебя не принуждаем. Живи, как хочешь, только не покидай нас, - он знал, что когда-то я решусь на этот шаг, но подобные мысли всегда хочется спрятать подальше и верить в лучшее.
        - Отец, мне не место среди вас. Я должна жить в другом месте и среди других мерроу, а сейчас лучшее время для того, чтобы отправиться на их поиски.
        Они сидели, молча, в их глазах было отчаяние, боль. Ведь за один день они потеряли сразу двух дочерей, но иначе нельзя.  Спустя некоторое время отец спросил:
        - Ты направишься к берегам Ирландии?
        - Да.
        - Тогда тебе нужно юго-западное побережье, там я тебя и нашел, на берегах графства Керри. На его территории есть озера Килларни, там по слухам и обитают пресноводные ундины. Но плыть предстоит около двух месяцев.
        - Спасибо. Я очень люблю вас и, возможно, мы когда-нибудь встретимся еще.
        Отец крепко обнял меня, а через секунду присоединилась и мама, ей было тяжело говорить, поэтому она просто обнимала и сдерживалась, чтобы не зарыдать. Они переживали, ведь подобное путешествие таило в себе тысячи опасностей, надо было пересечь Индийский океан,  войти в воды Атлантического и практически переплыть и его. Путь мог занять и больше положенного времени из-за возможных проблем. Но, кто знает, может быть, все сложится хорошо, и я преодолею этот нелегкий путь, а в конце выйду на берег своих предков?
          В детстве старые мерроу рассказывали нам сказки о волшебных берегах Ирландии, как там обитают волшебные нимфы и творят чудеса. Они одеваются в одежды из водорослей и носят венки, сплетенные из цветов, а по ночам выходят на берег и поют песни своих предков. Люди их практически не интересуют, они любят жить в одиночестве, собираясь вместе только на праздники весны и лета. Что ж! Если все так, как  рассказывали, то путешествие стоит того.


        ГЛАВА 20
        НЕ БЕЗ ПРИКЛЮЧЕНИЙ


        В тот же день я и отправилась в плавание. Когда отплыла на несколько сотен миль от берегов Австралии, то ощутила гамму чувств, с одной стороны полную свободу и независимость, а с другой - горечь от расставания с родителями, а особенно от того, что больше никогда не увижу Джейка, того единственного мужчину, которому отдала свое сердце. Океан в свою очередь восхищал просторами, в нем все превращалось в бесконечность: мысли, ощущения, звуки и запахи.
          Я останавливалась только на ночь, пряталась среди рифов или в пещерах, которые встречались на пути, чтобы заночевать. Мимо проплывали касатки,  киты, они смотрели на меня своими большими темными глазами и кокетливо дергали плавниками, также встречались большие черепахи, на панцире которых можно было сидеть, поедая креветок или лобстеров, выглядело как перерыв на обед после долгого и утомительного движения вперед. Иногда приходилось сталкиваться и с хищниками, но избегать акул и прочих недоброжелателей научилась еще в детстве, испытав в свое время их острые зубы на своем хвосте.
          Всплывая на поверхность, смотрела на солнце, на глубине следила за течениями и особенностями морских растений, все это служило хорошим ориентиром. Океан удивителен, в нем не бывает суеты или напряженности, его воды всегда спокойны, лишь иногда бывает шторм, но он не достает до глубин, поэтому величие океана сохраняется в любую погоду. Прожив в его водах всю свою жизнь, даже не представляла, как можно жить дальше без него, как можно жить в реках или озерах, ведь их глубина несравнима с глубиной океана, как несравнима и с его обитателями. Но вернуться в его ласковые воды можно всегда, а вот побывать в пресных - это шанс обрести дом, где моя природа проявит себя в полной мере.
          Так прошел месяц пути. Я вошла в Атлантический океан и была где-то около берегов Африки, там протекало множество теплых течений, где можно было погреться и отдохнуть. Надо мной проплывали грузовые суда, ни оставляли за собой длинные борозды бурлящих волн. Удивительно, как люди смогли создать таких гигантов, вроде кораблей и самолетов, но так и смогли создать модель своего счастья. Может быть, это будет их следующий шаг? Самый сложный и мучительный, так как попытки обрести душевный покой и навести порядок в своем сознании - это сложно, слишком сложно, но все же возможно, если очень постараться и ответить на, казалось бы, несложные вопросы: «Кто я и для чего мы здесь?». Но ответы найти непросто, ведь человек хочет достичь чего-то более высокого, чем он сам. Но нужно ли это?
        А сейчас не только людям надо было ответить на эти вопросы, но и мне самой, чтобы понять свою суть и принять свою судьбу.
          Пока плыла навстречу будущему, постоянно вспоминала дни и ночи, проведенные с Джейком, мысли о нем грели душу и не давали чувствовать себя одиноко посреди голубых просторов. Задаваясь вопросами, где он и что с ним происходит, иногда начинала сомневаться в принятом решении оставить его, но потом снова приходило четкое понимание того, как все могло бы обернуться очередной трагедией останься мы вместе. Где Джейк, там и мое горе, несмотря на любовь и страсть, которые зачастую затмевали разум. Но если бы не он, то я еще долго не смогла бы решиться на столь рискованное путешествие.
          После того, как отплыла от берегов Африки, на поверхности разразился сильный шторм, в самое сердце которого попало рыболовное судно. Его разматывало из стороны в сторону, а трехметровые волны обрушивались на палубу. Все это время я оставалась на глубине, однако слышала треск, исходивший от бортов корабля. Океан готов был поглотить его целиком, но не торопился, пытался разорвать на части и утопить обломки в своих глубинах. А ведь там находятся люди, которые наверно молятся сейчас и просят океан сохранить им жизнь. Увы, но стихия беспощадна, когда в гневе и не терпит препятствий на своем пути.
          Примерно через час все стихло, небо просветлело, появилась луна, а то судно по-прежнему было на плаву, но оно странно вело себя, будто никто им не управлял. Тогда я решила подняться на поверхность и посмотреть. Оказавшись наверху, начала слушать. Судно одиноко поскрипывало, а волны тихо бились о борт. Неужели стихия все-таки победила людей? И их смыло в океан? Я уже хотела плыть дальше, как вдруг услышала чей-то приглушенный плач, доносившийся из рубки. По голосу это была женщина. Вдруг она единственная выжившая и вдруг, ей нужна помощь? Я все же решилась и забралась на палубу, а когда зашла в рубку, то увидела молодую девушку. Она сидела, сжавшись в углу, и рыдала. Подойдя к ней, спросила:
        - Вы ранены?
        Она открыла глаза и испуганно посмотрела на меня, но когда начала говорить, я ее не понимала. Видимо, это какой-то другой человеческий язык, меня такому не учили. Спустя несколько минут непонятных фраз, девушка убрала руки и опустила ноги, тогда я увидела ее большой живот.
        - Ты ждешь ребенка?  Как же ты оказалась на этом кораблике, да еще и в открытом океане? - эти вопросы я скорее задавала себе, чем ей. - Как твое имя? Где твой дом? - я показывала жестами и хоть как-то пыталась донести до нее информацию.
        Девушка долго присматривалась, пыталась хоть что-то понять, после чего все же сказала:
        - Паула. Бразилия.
        Я тем временем подошла к панели управления, поскольку успела что-то запомнить, пока находилась на яхте Джейка, поэтому попыталась найти передатчик, чтобы послать сигнал о помощи. Тем более, мы находились не так далеко от берегов Бразилии, а значит, был шанс подать сигнал. Но через несколько минут Паула снова заплакала и начала хвататься за живот. У нее начались роды, а у меня тихая паника. Что же теперь делать? Я начала усиленно вспоминать, как наши женщины рассказывали о процессе родов и что при этом делали. И, к сожалению, как оно происходит у людей - я не знала. В моем мире ребенок появлялся на свет без особых мучений со стороны матери,  и его тут же опускали в воду, чтобы он сделал первый вдох, но у людей все иначе. Человеческие женщины долго  мучаются, испытывают сильную боль, после чего их ребенок с трудом выходит. Я не видела родов даже среди своих, не то что среди людей! Но сейчас надо постараться и проявить стойкость, так как Паула очень молода и сильно напугана.
          Подойдя к ней, приложила ухо к животу и начала слушать. Внутри стучали два сердца, одно из них было маленькое и его ударов было гораздо больше, чем у матери. Ее ребенок находился в воде! Как удивительно! У людей все наоборот, чем у нас. Дети мерроу живут в животе матери окруженные воздушной оболочкой, она не дает морским водам сдавливать ребенка, создавая защитный слой. В случае с Паулой все по-другому. Я пыталась сопоставить ритм сердца детеныша и схватки матери, а спустя полчаса начала понимать их последовательность. Также определила положение ребенка и степень его продвижения к выходу. Все происходило очень медленно, схватки длились несколько часов, в течение которых нарастали. Паула начинала уже кричать.
          Пока ее организм готовился к тому, чтобы выпустить ребенка, я вернулась к приборной панели и продолжила поиск передатчика. Спустя двадцать минут все же нашла его и передала сигнал SOS на берег. Мне что-то ответили, но я не поняла ничего из сказанного, поэтому подала сигнал еще раз и отложила передатчик в сторону, а сама вернулась к женщине. Паула к этому времени совсем ослабела, она потеряла много сил, пока кричала. Я снова послушала ее живот и поняла, что ребенку пора выходить, тогда попросила Паулу начинать тужиться.  Она поняла, что я хочу, но у нее плохо получалось из-за отсутствия сил. И мне пришлось прибегнуть к гипнозу. Пусть она не понимала тех слов, что я говорила про себя, но ее мозг понимал посыл, который исходил от моего сознания, поэтому Паула начала делать то, что от нее просят, собрав все остатки энергии, которых, как оказалось, было еще много. Люди сами порой не догадываются, что в них сокрыта великая сила, ее лишь надо разбудить и заставить действовать, как и произошло сейчас.
          Держа руку на ее животе, прикосновениями показывала, когда надо напрячься, а когда расслабиться. Весь этот процесс диктовала вовсе не я, а ее ребенок. Стуком своего сердца он сообщал, как матери вести себя в тот или иной момент. И вот, через пять минут непрерывной работы показалась головка, после чего плечи и тельце. Это была девочка. Я взяла ее в руки, быстро пережала пуповину и перевязала ее ниткой, которую вытащила из одежды матери, но малышка не дышала. Тогда, как нас учили старые фейри, я издала несколько звуков, они были похожи на те, что издают дельфины. Нам говорили, что подобные звуки проходят насквозь, заставляют реагировать все органы. И, действительно, после такого девочка зашевелилась и сделала первый вдох, а затем громко закричала. Она была настолько красива, что из моих глаз полились слезы, я впервые держала в руках новую жизнь, которая была так чиста и прекрасна. После передала новорожденную Пауле, а она не переставала повторять одно и то же слово: «Грасиас». Затем Паула буквально на пальцах спросила мое имя и я ответила: «Мемо», тогда новоиспеченная мать посмотрела на свою дочь и
назвала мое имя. Она решила назвать девочку в мою честь. К этому моменту уже наступил день, а когда я поднялась и вышла на палубу, то увидела вдалеке корабль, то были спасатели. Вернувшись к Пауле, показала, что помощь уже близко и на прощание поцеловала ее дочку. Мои слезы снова вернулись, и одну из них я подарила Пауле. Тогда ее взгляд изменился, стал более спокойным.
          Корабль со спасателями был совсем уже близко, поэтому я вышла и прыгнула в воду. Те люди забрали Паулу и ее дочку, укутали их в одеяла. Женщина еще долго смотрела на воду, она повторяла одно и то же слово «Сирена», а потом ушла в каюту.
         Я снова осталась одна, но время не ждет и надо плыть дальше.
          Поразительно, как часто судьба сталкивает меня с людьми. И эти встречи не всегда несут с собой печаль, порой они несут радость и счастье. Видимо, люди не так уж и плохи, в них еще есть что-то светлое, как было в Пауле, в ее дочери и в Джейке. Сегодня я удостоилась великой чести, мои руки приняли чистую душу, а это что-то да значит. Для мерроу многое окутано тайной, и многое имеет смысл, как и сейчас. То, что случилось, есть великая тайна и эта тайна имеет смысл, так как, ощутив себя частью рождения новой жизни, я приобрела бесценный опыт, который буду передавать дальше. Возможно, когда-то и я стану матерью, а кто-то поможет мне и подарит слезу счастья.
        На исходе последняя неделя моего пути. Воды стали явно прохладнее, а течения более интенсивными. Но, я уже близка к тому, чтобы встретиться с берегами, на которых, возможно, родилась.
          Оставшиеся дни прошли в мыслях о прошлом и будущем. Я вспоминала то, чему меня учили родители и как они хотели, чтобы я смотрела на мир, а думая о будущем, хотела представить себе речных ундин и то, чем они живут. Мне хотелось верить, что они примут меня и посвятят во все тайны своего бытия, но увидят ли ундины во мне соплеменника, пожелают ли открыться? Вдруг, я уже не часть их мира, из-за того, что много лет прожила в океане и воспитана в чуждых им традициях? Оставалось лишь надеяться.


        ГЛАВА 21
        А СПАСЕТ ЛИ ПРАВДА?


        Впереди показались берега окутанные туманом, что придавало этой земле ощущение тайны. Вот и закончился мой долгий путь.
        Я увидела несколько рыбацких лодок, стоявших на приколе и, к счастью, они были без рыбаков. Подплыв к ним, посмотрела внутрь и нашла пару сетей. Они, конечно, не так изысканно выглядят, как человеческая одежда, но чтобы скрыть излишнюю наготу все-таки сгодятся. К вечеру выбралась на берег и, обернувшись сетями, пошла в направлении озер, о которых говорил отец.
          Ирландия поражала своей красотой и природной магией. Недаром было придумано столько сказок на ее землях, здесь действительно все казалось каким-то волшебным, живущим по своим особым правилам и не подчиняющимся реальности. Передо мной открылись равнины и холмы, покрытые зеленой травой, а в воздухе переплетались запахи морской воды и местных растений. Даже луна здесь была ближе и больше, чем у берегов Австралии.  Все-таки как много прекрасного вокруг нас. Эта земля не отпугивала и не отвергала, она наоборот манила, обогревала своим теплом и умиротворяла ароматом.
        Те озера, где должны были жить ундины, располагались в нескольких десятках миль. Поэтому надо бы добраться до  них как можно быстрее, чтобы вовремя оказаться в воде, так как длительное пребывание на суше ослабляло мерроу и, в конечном итоге, лишало сознания. К тому же погода не радовала, вокруг было довольно-таки холодно.  Мои же волосы за время путешествия прилично отросли, и теперь я снова могла укрыться ими, чтобы не чувствовать прохладу здешней ночи. Путь оказался слишком далек, поэтому я вышла на дорогу и рискнула поймать машину. Мужчина остановился у обочины, а когда я подошла к машине, он посмотрел на меня совершенно обычным, скучающим взглядом, будто ему каждый день встречаются полуголые девушки у дороги, я же, воспользовавшись своим даром, убедила его отвезти меня к озерам Килларни. Спустя час пути мужчина остановился,  впереди, освещенные светом фар, показались редкие перелески.
        Вот она - земля моих предков, ступив на территорию речных фейри, сразу почувствовала чье-то присутствие. Здесь кто-то был, а возможно, есть и сейчас, только умело скрывается и это явно не люди.
          Кто знает, может быть, речные ундины уже наблюдают за мной, прячутся за деревьями, но видимо боятся и не выходят. Спустя двадцать минут пути  увидела сквозь деревья блеск водной глади, а когда подошла ближе, взору открылось озеро, оно переливалось в лунном свете. На его поверхности была лишь небольшая рябь и никаких волн, как в океане. Мое сердце замерло. Неужели, это и есть мой дом? То место, где жили настоящие родители, и где я родилась? Правда, оставался еще один вопрос, примут ли меня здешние воды? Если нет, то гибель неминуема после первого же вдоха.
          Я решила, что попытаться стоит, так как время на исходе, а утром мне необходимо оказаться в воде хотя бы на несколько минут. Зайдя в озеро, почувствовала, что пресная вода гораздо тяжелее и холоднее, чем морская, но ее прикосновения более ласковые и нежные. Через несколько секунд вернулся мой хвост, что придало уверенности, все же хвост появлялся только в тех водах, где мерроу могли плавать. Приготовившись нырнуть, хотела последний раз взглянуть на берег, а когда обернулась, то увидела нескольких девушек, они стояли и смотрели на меня удивленными глазами. Они были похожи между собой, у каждой длинные темные волосы, синие глаза и очень красивые лица. Одна из них вышла вперед и заговорила:
        - Кто ты такая?
        - Меня зовут Мемо.
        - Ты фейри?
        - Да.
        - Мы следили за тобой там, в лесу. От тебя пахнет морской водой, а значит, ты вышла из океана. Что привело морскую фейри в наши воды?
        - Я не совсем морская.
        - Как так? Не бывает не совсем морских ундин. Пресная вода убьет тебя, - тогда девушки зашли в воду и окружили меня. - Посмотрите на нее, - сказала одна из них. - Ее глаза похожи на наши и хвост такой же, только волосы светлые.
        - И вправду, - ответила другая. - А  ее хвост! Он появился в пресной воде, выходит, она может здесь плавать. Так, кто ты, Мемо?
        - Меня нашли морские мерроу и забрали с собой в океан, когда я была еще младенцем. Но они рассказали, что мои настоящие родители речные ундины, поэтому, проделав очень долгий путь, я вернулась сюда, чтобы найти свои корни и обрести дом.
        - Но если ты речная, то, как океан мог принять тебя?
        - Не знаю. Я была бы очень благодарна, если бы вы помогли мне.
        - Это так необычно и интересно! - одна из них все время плавала вокруг и улыбалась. - Меня зовут Тому, а моих сестер - Ирма и Кентра. Мы пресноводные мерроу.
        - Очень приятно, - я что-то чувствовала в них, какую-то простоту и ясность.
        - Ты действительно похожа на нас, однако мы сможем помочь, только если удостоверимся в том, что ты пресноводная.
        Тогда, ничего не отвечая, я нырнула в воду, а когда оказалась на дне, то остановилась и, закрыв глаза, сделала первый вдох. Вода прошла внутрь и дала толчок в сердце, которое забилось сначала слишком быстро, а потом успокоилось и застучало как прежде. Я открыла глаза и сделала еще несколько глубоких вдохов, отчего у меня немного вскружило голову. Сестры тем временем спустились ко мне и наблюдали за всем происходящим, они смеялись, а после начали подплывать ко мне и обнимать.
        - Удивительно! Ты и речная, и морская одновременно! Нам срочно нужно показать тебя нашей матери. Она знает много легенд и историй о жизни наших видов. Может быть, сможет помочь и тебе. Но стоит торопиться, рассвет скоро.
        - Разве речные ундины зависят от воды днем? - мне казалось, что я могу жить на суше в дневные часы благодаря своим генам, доставшимся мне от них.
        - Конечно, зависят! Ладно. Давай выбираться на берег, наша мать обитает в другом озере, в Лох-Лейн, так что не будем терять время.
        Выплыв на берег, мы обрели ноги, и пошли в направлении Лох-Лейн. Почти под утро добрались до берега нужного озера и быстро прыгнули в воду и как только опустились на дно, первые лучи солнца коснулись его поверхности. Тому и ее сестры глубоко дышали и смеялись, так как еще бы мгновение и все! Но, их смех быстро пропал, когда нам навстречу из высоких водорослей выплыли несколько взрослых ундин, среди которых были и женщины, и мужчины. Одна из женщин начала ругаться на сестер, в то время как другая подплыла ко мне. Она осмотрела мой хвост, волосы, после чего спросила:
        - Как может быть, чтобы морская мерроу плавала среди нас?
        В этот момент Тому обратилась к ней и рассказала о случившемся этой ночью. Женщина выслушала ее спокойно, только взгляд иногда проявлял беспокойство и удивление. А когда Тому закончила, я обратилась к женщине:
        - Мне нужна помощь. После сегодняшней ночи я поняла, что еще больше запуталась в своем происхождении.
        - Что же еще могло такого произойти, кроме того, что ты можешь плавать в двух водах? - спросила она.
        - Я могу ходить по суше в дневные часы и снова возвращаться в воду.
        Тогда эта женщина вскинула брови, а остальные начали шептаться между собой.
        - Мое имя Макрола, я лидер большей части этого озера, а эти проказницы мои дочери.
        - Значит, вы сможете мне помочь?
        - Увы, я знаю много легенд, но легенды подобной твоей истории не слышала никогда. Хотя, есть надежда, что об этом может что-то знать самая старая из нас. Ее зовут Керпера. Плыви за нами.
        Мы поплыли вглубь озера. Как оказалось, пресноводные ундины не живут в одиночестве, они существуют такими же группами, но их группа больше походила на небольшой подводный город, чем на сосуществование нескольких семей. На дне этого озера лежало множество затонувших лодок и несколько катеров, в них и жили ундины, но так было лишь днем, к вечеру они выходили на сушу и жили в лесах всю ночь, а наутро возвращались в воду.
        Мерроу встретили меня спокойно, они продолжали заниматься своими делами и не обращали особого внимания на то, что в их рядах произошло пополнение. Лишь дети подплывали к родителям и шептали, что от чужестранки чем-то пахнет, а те только смеялись и ничего не отвечали, видимо, они и сами не знали, как пахнет океан. Макрола подвела меня к одному из катеров и постучала о борт. Из маленькой каюты показалась старая женщина, ее волосы были заплетены в косы, а грудь прикрывали водоросли, она подплыла ко мне и, ничего не говоря, отвела в сторону. Мы сели на камни и Керпера спросила:
        - Как ты очаровываешь людей? Словом?
        - Нет.
        - Мыслью?
        - Да.
        Тогда  она нахмурилась, и начала что-то вспоминать. И только через полчаса снова заговорила. За это время я успела даже немного подремать, так как поиски очень утомили, а поспать так и не удалось.
        - Я знаю одну историю, она случилась восемнадцать лет назад, - и Керпера рассказала то, от чего мое сердце содрогнулось. - В здешних озерах жила одна ундина, ее, кажется, звали Верма, она очень любила смотреть на океан и мечтала плавать в его водах, поэтому часто сбегала от матери по ночам. И однажды, сбежав очередной раз, долго не возвращалась домой. Все подумали, что ее уже нет в живых, но через несколько месяцев она вернулась и рассказала о том, что повстречала морского мерроу и полюбила его всем сердцем. Все эти месяцы они провели вместе, встречались ночами, а наутро расходились по своим водам. Верма хотела быть только с ним. Все, кроме нее самой,  понимали, что это невозможно.
        - Но ведь можно покинуть воду, если мерроу полюбит и признается.
        - Если полюбит человека, а не фейри. Земля не принадлежит ни речной, ни морской мерроу, поэтому они не смогли бы остаться на суше вдвоем. Мать объясняла своей дочери, что им не суждено быть вместе, что они обречены на вечные мытарства, но Верма была упряма, она никого не видела кроме Торель, так звали того мерроу. И Верма снова вернулась к своему возлюбленному, они продолжали встречаться, а спустя еще месяц несчастная пришла домой. Она ждала ребенка, но ее глаза были полны горя и отчаяния. Когда семья Торель узнала, что он встречается с речной ундиной, они изгнали его. Он остался один, пожираемый болью и одиночеством. Верма продолжала поддерживать его, но Торель страдал так сильно, что отверг ее любовь, обвинив во всем, что с ним случилось. Поэтому-то она и вернулась домой в надежде на помощь матери, но мать отказалась от дочери, не желая видеть того ребенка, которого Верма носила под сердцем. Они оба остались одни. Вскоре природа сильно наказала мать Вермы за то, что та отреклась от своего ребенка, но несчастную девушку это не спасло. Изгнанная и напуганная, она жила в небольшом озере недалеко от
побережья, вынашивая свое дитя, а Торель плавал все это время где-то в водах океана, но их души мучились, так как любовь еще жила в сердцах. За день до родов Верма пришла к берегу, на котором встречалась с Торель, а он был там и ждал ее. Их счастью не было предела, они готовы были на любые лишения, только бы больше не расставаться. Условившись встретиться очередной ночью, они разошлись, но на следующий день разразился сильный шторм, а у Верма начались роды. У нее родилась девочка необычайной красоты, и к ночи молодая мать с младенцем пошла на побережье. Но Торель так и не выплыл к ним, как поговаривали местные рыбаки, они нашли тело мужчины у скал и у него был хвост, как у рыбы. - Керпера засмеялась, однако скоро веселье уступило место грусти. - Верма просидела у берега с дочерью на руках до самого утра, все ждала Торель, а когда первые лучи солнца коснулись земли, она положила дитя на песок, а сама ушла в океан, в котором так хотела плавать и погибла, сделав первый вдох. Ее новорожденная дочь пролежала на суше, обогреваемая лучами могущественного светила до самого заката, пока на берег не вышел
морской мерроу и не взял девочку на руки. Малышка тяжело дышала и не открывала глаз. Тот мерроу забрал ее с собой в океан. Больше их никто и никогда не видел. Все решили, что ребенок погиб, а оказывается, нет, - старуха посмотрела на меня и взяла за руку. - Ты дочь Вермы и Торель. Ундина двух вод и земли.
        Я плохо соображала от того, что услышала, но все же спросила:
        - А почему я не боюсь солнца?
        - Потому что природа восстановила справедливость. Ты могла плавать в морской и пресной воде, а что пролегает между ними?
        - Земля.
        - Именно! Земля является частью твоей жизни, связующим звеном между двумя средами, а солнце то, что согревает сушу, как согревало тебя в первые часы жизни. Ты родилась очень сильной и выносливой, выдержала столько часов на суше под палящими лучами, поэтому Великая мать наградила тебя, дала шанс выбирать себе любой дом, будь то океан, наши воды или земля.
        - Но причем здесь мой талант управлять людьми силой мысли?
        - Ну, это скорее смесь двух видов. Морские мерроу гипнотизируют людей словом, а речные могут взглядом обездвижить человека, но не управлять им. Ты же соединила в себе оба таланта. Здесь все гораздо проще.
        - Откуда вы знаете все это? Вы же не были с моей матерью в момент моего появления и ее смерти?
        - Я очень старая и мудрая, я умею слушать матушку природу, поэтому мне необязательно собирать сплетни, сидя на коряге. Тем более, мать Вермы, твоя бабушка, была моей подругой и под конец жизни покаялась в содеянном, после чего я пошла к тому озеру, где ты родилась, потом пришла к побережью, и каждое место рассказало мне обо всем, что произошло.
        - И что мне теперь делать? - я почему-то почувствовала сильную боль, а потом пустоту. Оказывается, у меня нет своего места, нет семьи, поэтому мне всегда было хорошо в одиночестве.
        - Осознать все, что я тебе рассказала и найти свое место в этой жизни.
        - Все годы своей жизни я только и хотела, как найти свое место, и думала, что найду его здесь, среди вас. А получается, я снова должна что-то искать. Лучше бы я сгинула вместе со своими родителями.
        - Что ты такое говоришь? - Керпера стукнула меня по голове веткой. - Природа дала тебе такую возможность! Самой выбрать место, где жить! Многие могут только мечтать об этом, а ты можешь плавать там, где захочешь и ходить по земле тогда, когда захочешь.
        - Но при этом не могу найти счастья. Ни в океане, ни здесь, ни на суше.
        - Я знаю только один способ решить твою проблему.
        - Какой же? - с надеждой спросила я.
        - Полюбить! Любовь спасет тебя, и ты забудешь обо всем. Тебе будет хорошо там, где будет твой мужчина. Хотя, - Керпера пристально посмотрела в мои глаза, - твое сердце уже занято. Кто он?
        - Это неважно.
        - Нет, важно. Говори.
        - Человек.
        Она откинулась назад от удивления, а потом залилась смехом, что меня уже начало раздражать.
        - Человек? Вот это да!
        - Не стоит так удивляться, я рассталась с ним. Правду говорят мерроу, от людей можно ждать только неприятностей.
        - Глупости! - она снова ударила меня этой проклятой веткой. - Кто только учил тебя? Люди, конечно, могут доставлять хлопоты, но если человек искренне полюбит тебя такой, какая ты есть, то спасет твою душу и подарит вечное счастье. Я знаю немало местных ундин, которые встретили людей и живут с ними в любви. По секрету, - она заговорила шепотом, - у нас здесь каждая вторая девушка мечтает встретить своего человека, только многие из здесь живущих мужчин слишком много пьют и уже женаты. - И она опять засмеялась.
        - Я отказалась от своего человека и потеряла его навсегда.
        - Даже потерянную в морской пучине жемчужину можно найти, если тому  благоволит природа, а уж человек покрупнее будет, - но после этого Керпера стала серьезной, улыбка сошла с ее лица. - А теперь послушай, ты можешь остаться здесь с нами и жить как все мы, а можешь уйти к людям и жить среди них. Ирландия особая страна, ее земли обширны и никто здесь не будет любопытен. Найди себе дом у воды и начни все с самого начала.
        - Спасибо, Керпера.
        - Только не торопись возвращаться в океан. Я уже вижу твои сомнения. Послушай старую ундину, в чем правы морские мерроу, так это в том, что океан не для одиночек.
        - Океана я не боюсь, его просторы долгие годы были мне домом. А одиночество всегда сопровождало меня, поэтому я научилась выживать без посторонней помощи.
        - Ну, раз ты научилась выживать в столь опасной среде, то жизнь на земле не должна показаться чем-то особенным. Здесь твой дом, ты родилась на этой земле и должна здесь жить, только так твоя душа сможет успокоиться.  А сейчас ступай и хорошо все обдумай.
        Я отплыла от ее катера и села в стороне. Было очень тяжело осознавать то, что у меня нет дома и, проделав столь долгий путь, сердце таки не обрело покоя. Отец погиб, а мать бросила меня умирать и ушла вслед за отцом. Она бросила своего ребенка вместо того, чтобы бороться, получается Триторрио и Итеррима самые лучшие родители, какие только могли быть у меня. Понимая все те особенности, которые были в неродной дочери, они продолжали любить эту странную девочку и хотели для нее счастья. А я предала их, захотела отыскать правду, но что эта правда дала мне? Только разочарования. Хотя, мой уход это спасение для них. Оставшись, я продолжала бы нести за собой шлейф неприятностей.
          Возможно, Керпера права и мне стоит остаться здесь. И кто знает, может быть, со временем боль утихнет, а я привыкну к этой воде и земле.
        Не пожелав остаться в Лох-Лейн, я решила поселиться в одном заброшенном доме, который обнаружила недалеко от побережья. Этот дом был хорошо спрятан в зелени, поэтому здесь можно жить и не бояться, что кто-то придет и увидит меня. Позаимствовав у местных рыбаков кое-какую одежду, выбралась в город, чтобы так же позаимствовать что-нибудь более женственное, так как ходить в обнаженном виде все-таки некультурно, раз уж я решила жить на поверхности. Как и говорила Керпера, ирландцы абсолютно спокойно воспринимают вновь прибывших, поэтому ходить среди них было довольно-таки безопасно. В Килларни никто не оборачивается и не провожает тебя взглядом, как это было в Аделаиде. Я могла зайти в любой магазин или кафе и уйти оттуда, а продавцы и официанты меня к этому моменту уже не помнили. Что может быть лучше такой жизни?
          Прошло уже несколько месяцев после моего прибытия к берегам Ирландии, в солнечную и теплую погоду я находилась на суше, а в холодную и дождливую уходила в океан. За все это время удалось побывать в городе только два раза и только для того, чтобы взять немного одежды. Иногда по ночам я думала о том, что же будет дальше. Неужели, мне так и суждено жить одной?  И самый главный вопрос, который не давал , как там Джейк Мартинс, этот ребячливый и заносчивый мужчина с самым большим сердцем?
         ГЛАВА 22
        МИР ДЖЕЙКА


        Проснувшись тем утром, я обнаружил, что лежу в постели один. На подушке поблескивала цепочка с жемчужиной, оставленная Мемо на прощание. Она ушла.
        Впервые в жизни почувствовал, что из меня вырвали душу. Что может спасти мужчину в момент его одиночества? Только бутылка дорогого и крепкого коньяка. Я провел несколько недель под его успокаивающим действием, но как только возвращалась трезвость, с ней возвращалась и боль. Меня бросила та женщина, из-за которой я восстал против отца, фактически поставив крест на своем многомиллионном наследстве, из-за которой поверил в себя, забросив привычный образ жизни и прежних друзей, а что получил в итоге? Одиночество в сотни раз превосходящее прежнее. Хоть у меня и не было искренних друзей, но они все равно были, пусть и крутились вокруг только из-за денег, а еще осталось разбитое вдребезги сердце, которое я впервые открыл для кого-то.
          Недаром говорят, что русалки не прекрасные и милые создания, а коварные и эгоистичные дьяволицы, живущие в морских глубинах. Выйдя в тот роковой день на пирс,  хотел выбросить жемчужину, но в ее отражении я увидел Мемо, точнее цвет ее глаз, поэтому не смог. Я решил оставить ее как напоминание о том, что никому нельзя доверять, особенно женщинам с их природным желанием разрушить твой мозг, а напоследок искромсать и сердце. Несколько недель моя ненависть к Мемо удерживала лидерство среди остальных чувств, таких как жалость к себе и ущемленное достоинство. Но, отойдя от состояния глубокого запоя, решил все-таки взять себя в руки и вернуться в штаты, так как  Аделаида изжила себя и более появляться здесь я не хотел.
          Накануне отъезда в аэропорт решил последний раз сходить в «Гольфстрим», чтобы попрощаться с теми ребятами, которые так часто доводили, а точнее, доносили меня до машины в былые времена. В клубе как всегда кипела жизнь, там меня встретил Дин, но он был не один, его сопровождала та самая девушка, которая бежала вместе с нами из борделя Марка. Они пригласили сесть с ними за столик и выпить на прощание. Дин не переставал обнимать Салли, его глаза горели как никогда. Он склонился ко мне и тихо сказал:
        - Знаешь, Мартинс? Если бы не твоя Мемо, то в моей жизни не появилась бы Салли. Она тоже русалка, только это секрет. - Дин был навеселе, но его разум затуманила не выпивка.
        - Русалка, значит. Ну что ж, поздравляю. Надеюсь, она не уплывет в неизвестном направлении, как Мемо.
        - Не уплывет, я это знаю на сто процентов. У нее больше нет хвоста, - и Дин захихикал, -  Салли теперь больше человек, чем нимфа, но она все равно необыкновенная.
        - Вдвойне рад за тебя, - на самом деле я завидовал, они-то рискнули и попытали счастье, в отличие от нас.
        Вскоре Дин вышел из-за стола и направился на улицу, чтобы проветриться, а я остался сидеть вместе с Салли. Она долго не решалась спросить, но все же не выдержала:
        - Ты знаешь, где Мемо сейчас?
        - Нет. И я не хочу разговаривать на эту тему.
        Но Салли не унималась.
        - А если бы ты мог узнать, захотел бы?
        - Не знаю. За все то время, что мы были вместе, она не проронила ни слова о том, куда собиралась отправиться, а значит, не хотела, чтобы я что-то знал или даже догадывался. Так к чему мне лезть туда, где меня не ждут?
        - Причина может быть только одна - любовь.
        - Любовь - чувство взаимное.
        - Ясно, тогда думаю, не стоит делиться с тобой информацией. Ты все равно утратил надежду, как и многие из вас.
        После этих слов во мне что-то перевернулось, и внутри началась борьба двух вечных соперников - разума и сердца. Если Салли что-то знала, то у меня мог появиться шанс найти Мемо, но тогда моё эго гордо застрелится, а, не получив эту информацию, я рискую убить в себе любовь, которая умрет вместе с душой. Так лучше поступиться гордостью, чем лишиться души, не так ли?
        Салли уже хотела выйти из-за столика, как я остановил ее:
        - Подожди. Если что-то знаешь, говори.
        - Так-то лучше. - Салли села обратно. - Пусть у меня больше и нет хвоста, но связи с подводным миром все же остались. Я слышала от здешних мерроу, что русалка по имени Мемо в поисках настоящей семьи отправилась к далеким берегам Ирландии.
        - Куда именно?
        - Этого я не знаю. Лишь слышала, что там есть большие озера, где водятся речные ундины, туда-то она и направилась.
        - Ирландия большая,  там множество озер, тем более, найти русалок практически невозможно. Это все равно, что искать иголку в стоге сена.
        - В нашем мире говорят иначе.
        - Как же?
        - Даже жемчужину, потерянную в морской пучине, можно найти, если тому  благоволит природа. Эта пословица говорит о том, что нельзя сдаваться. Надо пробовать и если вам суждено быть вместе, то вы еще встретитесь.
        - А как узнать, что нам суждено быть вместе?
        - Никак. Отдайся на волю стихии, она приведет тебя туда, где ты должен быть.
        - Спасибо тебе, Салли.
        - К слову, меня зовут Окамени-ольме, а не Салли. И, пожалуйста.
        Окамени ушла за Дином, а я остался сидеть и думать, что же мне делать дальше. Попытать счастье и отправиться в Ирландию, тем более это земля предков моей матери, или отставить все как есть и постараться забыть Мемо, чтобы больше не мучиться. Но для начала надо вернуться домой, чтобы все как следует обдумать. Я вышел из клуба, сел в машину и отправился в аэропорт.
        Спустя двадцать шесть часов мучений, споров с администрацией аэропорта и проблем с моим рейсом, я все-таки прилетел в Нью-Йорк. Путь, откровенно говоря, вымотал не на шутку, но впереди было еще много дел. Поскольку теперь моя жизнь шла в независимом направлении от отца, как и все финансовые потоки, то я решил сделать весьма рискованный шаг и инвестировать часть своих заработанных денег в фермерское хозяйство в Ирландии. Для чего надо было решить, в какое именно и где. Предки моей матери жили в графстве Керри, собственно, в самой столице Трали, а значит, можно попробовать заняться землями, вблизи от этого города. Внимательно изучив всю имеющуюся информацию по земле, принял решение взять в аренду несколько гектаров и построить на них ферму.
        Прошло около месяца после того, как я выбрал место и подготовил проект, после чего договорился с местными властями о встрече,  оставалось только взять билеты до Дублина, а оттуда уже вылететь в Трали. Я решил для себя так, если все получится и удастся построить ферму, то Джейк Мартинс останется жить в Ирландии. Тем более, там должна была быть моя Мемо, которая не уходила из головы ни на секунду.
        И вот, в который раз я стою в зале ожидания аэропорта Нью-Йорка и жду вылета. Многое тогда изменилось во мне. Два месяца жизни в пути не только физически, но и мысленно. Все размышления лишь о том, сколько еще всего надо преодолеть и сколько миль пройти, чтобы добиться результата. Стало казаться, что Аделаида была моим тупиком, там время остановилось, а я попал в яму, но Мемо изменила все, с чем мне приходилось соприкасаться, она вытащила из ямы и вывела из тупика, указав новый путь. Пусть ее не было рядом, но она заполняла собой мысли и двигала их в нужном направлении. И та ненависть уже очень скоро уступила место прежней любви, которая все еще горела ярким пламенем.
        Восемь часов пролетели незаметно, я держал в руках карту и внимательно изучал все близлежащие озера. Самые крупные в графстве Керри - это сеть озер Килларни. Но их много и Мемо могла отправиться к любому из них, поэтому шансы найти ее по-прежнему были слишком малы. Хотелось лишь верить в то, что сказала Салли.
        Когда самолет приземлился в аэропорту Дублина, я пересел на борт местных авиалиний и отправился в Трали - город моих предков. До него добрались быстро, как раз еще было светло и мне удалось попасть на встречу к здешнему представителю власти по землепользованию Конору Уолшу.  Он уже ждал меня.
        - Мистер Уолш. Приятно познакомиться, - я протянул руку мужчине средних лет с рыжей аккуратно подстриженной бородой, ярко-голубыми глазами и добродушной улыбкой.
        - Мистер Мартинс! Добро пожаловать в Трали. Долетели без проблем?
        - Да-да. Все прошло замечательно.
        - Тогда к делу? - Конор Уолш был человеком простым, но очень чётким и к своей работе относился с большой серьезностью. А еще, как настоящий ирландец, просто обожал пиджаки в клеточку.
        - Безусловно.
        - Мы внимательно изучили ваш проект и готовы сотрудничать. Но позвольте вопрос, отчего такой интерес к нам?
        - Это некая дань предкам. Я с детства мечтал побывать в Ирландии, а сейчас воплощаю мечту в реальность и даже планирую здесь остаться.
        - Похвально. Тем более мои коллеги высказывают большее доверие к серьезно настроенным людям, а вы как раз такой человек. Что ж, тогда проедем к участкам?
        Ехали мы по Дингл-роуд около часа, так как Конор показывал здешние места и рассказывал об их истории, а когда добрались и вышли из машины, передо мной раскинулись обширные луга,  недалеко от которых начиналось побережье, омываемое Атлантическим океаном. Я осмотрел земли и обратился к Уолшу:
        - Мне они подходят.
        - Замечательно! Тогда остается всего-то подписать договор ренты, и вы можете начинать обустраиваться.
        - А скажите, какие здесь ближайшие озера?
        - Рыбалку любите? - подмигнул Уолш. - Конечно же, Килларни, среди них Лох-Лейн и Макросс. Они, правда, находятся около самого города Килларни, но добраться до них можно по двадцать второму шоссе, оно ведет прямо в город. Это очень красивые места, приезжающие туристы всегда отправляются на их берега, чтобы проникнуться настоящим духом Ирландии, ну и, само собой, порыбачить. К слову, вокруг озер ходит множество легенд и местных сказок.
        - И о чем гласят легенды?
        - О фейри мерроу. Ирландия полнится слухами о русалках, собственно, как и о лепреконах с эльфами.
        - Очень интересно.
        Я стоял на возвышении и смотрел в сторону океана. Темная вода в лучах уходящего солнца переливалась то рыжими, то багровыми красками, ветер нес за собой ароматы соли и рыбы, на лугах шелестела трава. Здесь я ощутил настоящее умиротворение, все же северный климат действовал на меня куда благоприятнее.
        Мы вернулись в город, когда солнце уже скрылось за горизонтом, зашли в здание местного самоуправления и подписали все необходимые бумаги. Честно говоря, дорога и осмотр земель вымотали не на шутку, поэтому, завершив все дела, я сразу отправился в отель, где еще до вылета из Нью-Йорка забронировал номер. Перед сном решил наведаться в бар и немного выпить, но после первой же рюмки понял, что хватит. Я сидел за барной стойкой, задумавшись о том, как буду искать Мемо, пока меня не отвлекли, то была девушка. По акценту, видимо, англичанка:
        - Привет. Я Керри, - она села рядом за стойку и принялась смотреть на меня как на потенциальную жертву обольщения. Эх, женщины…
        Посмеявшись про себя, решил все же ответить:
        - Джейк.
        - Вы местный или турист?
        - Ни то, ни другое. Я здесь по работе.
        - А я туристка из Англии.
        - Рад за вас.
        - Может, прогуляемся. Сегодня так тепло, - она закусила губу и немного вскинула брови, напомнив мне Линду, тогда я чуть не вздрогнул.
        - Пожалуй, нет. Я только сегодня прилетел, и весь день провел в делах. Устал, так что, лучше пойду.
        - А завтра?
        - А завтра снова дела. Простите, Керри и доброй ночи.
        Выйдя из бара, быстро направился в номер. Со мной явно что-то случилось, раньше, когда встречал симпатичную женщину готов был в этот же вечер лечь с ней в постель, что собственно и делал. А сейчас? Ни одной мысли об этом и никаких желаний. Засыпаю с образом Мемо перед глазами, вижу ее в каждом сне, а просыпаюсь от того, что пытаюсь дотронуться до нее и каждый раз держу в руке жемчужину, что висит на шее с тех самых пор, как она уплыла. Это уже смахивает на безумие. Я решил приехать в Ирландию и готов заниматься фермерством! И все это только из-за Мемо. Где же те беззаботные вечера с бокалом в одной руке и раскованной девицей в другой? Где друзья, с которыми мог до утра веселиться и портить имущество баров и клубов? Она лишила меня не просто тех людей и той жизни, она лишила меня интереса к этому всему. Я словно упал с десятого этажа на асфальт, но не умер, а остался недвижимым и теперь могу лишь наблюдать со стороны за всем происходящим вокруг. Мой взгляд на многие вещи изменился, и прошлое вызывает, порой, чувство стыда. Стыда! Чтобы Джейку Мартинсу было стыдно за свои поступки? Это просто
невероятно!
        Но удивляться самому себе можно и позже, а сейчас лучше лечь спать. Завтра я намереваюсь проехать к тем озерам и осмотреться.


        ГЛАВА 23
        СЛУЧАЙНЫЕ НОВОСТИ


        Прошло уже четыре месяца с тех пор, как я приехал сюда. Поиски Мемо не дали результатов. Возможно, я так и не найду ее, ведь то, что она здесь, это лишь слухи и слова неподкрепленные фактами. Кто знает, может быть, ее вообще не было в Ирландии, а я как последний идиот поверил и пытаюсь найти то, чего на самом деле нет.
        Тем временем Уолш помог мне подобрать неплохой участок рядом с побережьем, где я решил обосноваться и построить дом. Ферма почти готова, осталось только найти рабочих и закупить скот, но все это не вызывало радости. Пока строители возводили загоны и амбары, я контролировал их днем, а вечером отправлялся к озерам, пытался обнаружить следы мерроу, но все безуспешно.  Будто русалки снова превратились в миф, который рассказывает экскурсовод туристам, чтобы вызвать интерес к здешним местам. Вся жизнь проходила как во сне: до обеда дела, а после тщетные попытки увидеть сказку, затем несколько часов на отдых и опять в путь. Я не замечал никого вокруг и, как казалось, постарел за это время лет на двадцать, по крайней мере, душой.
        В один из дней решил отправиться на открытую ярмарку в Килларни, чтобы закупить зерно для будущего скота. А там, по словам местных, продается самое лучшее, что только могут предложить фермеры. Приехать туда удалось лишь к полудню, много времени ушло на решение проблем, связанных с началом строительства дома. В Килларни сегодня шел дождь, поэтому пришлось спрятаться в пабе, чтобы переждать к тому времени уже ливень. Сидя за столиком, наблюдал за местными: мужчины смотрели футбол, запивая пропущенные мячи элем, а их жены сидели в стороне и что-то горячо обсуждали. Тогда я закрыл глаза и откинулся на спинку дивана, чтобы немного подремать, но как только расслабился, разговоры рядом сидящих стали более громкими и отчетливыми. Разговаривали две девушки, как выяснилось, они работали продавцами здешних магазинов одежды.
        - Софи? Со мной явно что-то происходит последние два месяца. И это меня очень пугает.
        - Что же?
        - Я теряю память!
        - Какой ужас.
        - И не говори. Представляешь, я стояла за прилавком как всегда, в магазин заходили покупатели, и вдруг в один прекрасный момент я выпала из пространства и времени. Что-то или кто-то сказал мне все забыть, а очнулась только спустя полчаса. Это было очень странно.
        - Так, тебе кто-то сказал все забыть?
        - Мне кажется, да. Это был приятный женский голос, я слышала его в своей голове. Тогда решила, что просто переутомилась, но подобное случилось снова, месяц спустя. В этот раз я запомнила, как в магазин зашла покупательница и ее внешность казалась такой необычной, но кто-то снова заставил все забыть и образ этой девушки буквально стерся из памяти.  И самое ужасное, когда это случилось в первый раз, хозяйка обнаружила пропажу нескольких вещей.
        - И что это были за вещи?
        - Платье, туфли и шаль. В следующий раз тоже пропала одежда, но вечером я обнаружила на столе деньги, их было больше, чем стоили украденные вещи. Будто бы кто-то извинялся за воровство.
        - Мистика.
        - Да-да. К слову, вся украденная одежда была одного и того же размера. Та, кто ее носит очень стройная особа. Эх, мне бы ее размеры, - вслух рассуждала пухленькая продавщица.
        Пока я слушал их болтовню, неожиданно для себя начал вспоминать, как Мемо рассказывала о том, что может мысленно внушать людям свои желания. Открыв глаза, встал и подошел к столику, за которым сидели подруги, они уставились на меня недовольными глазами, но через секунду одна из них смягчила взгляд.
        - Мисс! Простите, что так бесцеремонно вторгаюсь в вашу беседу, но я иностранный журналист и собираю различные истории о сверхъестественном. Ненароком услышал ваш разговор и очень заинтересовался. Позвольте присесть?
        - Журналист? И вы напечатаете мою историю?
        - Обязательно.
        - Как интересно. Присаживайтесь. Я Клэр, а это моя подруга Софи.
        Я сел за их столик, затем достал из кейса блокнот и ручку для большей реалистичности.
        - Меня зовут Джейк Мартинс, я из Нью-Йорка. А теперь, не могли бы более подробно рассказать о случившемся.
        Эта женщина - Клэр рассказала все то же самое, но единственное, что привнесло ясности в разговор, так это то, что после забвения, продавщица чувствовала очень явный запах морской воды в магазине, а значит, к ней приходила русалка, но не речная, а морская. И раз это было днем, то прийти могла только та мерроу, которая не боится солнца и может долгое время проводить без воды, или может воспользоваться не морской, а пресной водой. А способна на это только одна ундина - Мемо. Только она не боится дня и может плавать в двух водах. Но раз от нее по-прежнему пахнет океаном, значит, она продолжает обитать в нем. И что важнее всего, Мемо здесь, на юго-западе Ирландии у берегов Атлантического океана.
          Пока мои мысли выстраивались в логическую цепочку, я не заметил, как сижу и смотрю на солонку. Клэр и Софи к тому моменту замолчали и переглядывались, не понимая, что происходит. Когда же я пришел в себя, то успел сказать только это:
        - Девушки! Вы просто вернули меня к жизни.
        И я пошел по направлению к выходу.
        - Но, как же наша история? Вы же ничего не написали?
        - На первую полосу! - крикнул я и вышел из паба.
        Ливень стих, однако дождь не прекратился. Я добежал до машины и поехал в направлении побережья, мне хотелось как можно скорее попасть к нему. Не знаю почему, но в сознании засела уверенность в том, что Мемо именно там и я обязательно ее найду. И каково же было разочарование, когда, просидев у берега весь день и вечер, мне удалось только промокнуть насквозь и ничего больше.
        Вернувшись в номер гостиницы, где продолжал обитать, пока строился мой дом, понял, что я слишком много допустил ошибок в своей жизни, многих обидел и многим причинил боль. За восемь лет я успел сменить около двадцати девушек, желая от них только временных утех. Поступил как последний подонок с несколькими друзьями, не выручив их в нужный момент. Я знал только деньги и места, где их можно тратить в огромных количествах в то время, как моя мать нуждалась во внимании сына и мужа, но ни один из нас не дал ей той любви, которую она заслуживала. Видимо все, что со мной происходит последнее время, это наказание за бесцельно прожитые годы, проведенные в пьяном угаре. Мемо не женщина, она кара, только не с небес, а из морских глубин. Когда она покинула меня, я уже почувствовал, что из меня вырвали сердце, а сейчас из меня начали вырывать и мозг. Поиски и одержимость этой женщиной сводили с ума. Я не мог пить, так как спиртное вызывало чувство жалости к себе и отвращение, мало ел, так как проводил время либо на стройке, либо в дороге к этим проклятым озерам, плохо спал. Местные смотрели на меня, как на
мученика в дорогой одежде, качали головами при встрече и частенько говорили о том, как деньги делают людей несчастными. Что ж, они в чем-то правы, ведь даже деньги и прочие возможности не могут вернуть ту, которую полюбил всем своим существом.
        Я все думал, неужели Мемо не вспоминает меня? Неужели она забыла все, что между нами было? И если я ее не найду, то сойду с ума окончательно. Превращусь в бородатого чудака-пьяницу, который ходит по соседям и просит выпить, а потом долго и со слезами на глазах рассказывает о том, каким он был, как влюбился и что с ним сделала эта несчастная любовь. К слову сказать, тот вечер, который провел на побережье в дождь бесследно не прошел, я заболел и лежал в своем номере с температурой под сорок. Голова раскалывалась как никогда, в глазах все двоилось. Тогда, лежа в кровати, осознал, что остался совершенно один, а мои деньги не могли самостоятельно встать и сходить в аптеку, чтобы купить лекарств. Но, к счастью, в дверь постучали. Это был Уолш, мы за последние месяцы неплохо сдружились, поэтому он периодически навещал меня и делился своими взглядами на то, как Ирландии необходимо возвращаться к былым традициям в области сельского хозяйства. Его, конечно, было смешно слушать, но смех - это признак радости, которой как раз таки очень не хватало.
        - Джейк? Да ты как водоросль, которую выбросило на берег.
        - Да, вот. Немного приболел.
        - Почему же мне не позвонил? Я знаю несколько настоек, их готовит моя жена. Выпьешь, и уже на следующий день будешь бегать как молодой ягненок.
        - Признаваться в слабостях, это трусость, - я усмехнулся.
        - Знаешь поговорку, лучше  минуту быть трусом, чем всю жизнь мертвым. А с твоим видом недолго и до холмика на кладбище. Так что лежи, а я сейчас принесу тебе «эликсир жизни»!
        Уолш пошел за отварами, а я лег обратно в постель и сразу почувствовал себя лучше, так как уже одно понимание того, что ты не один и о тебе хотят позаботиться - помогает, хоть и не снижает температуру.
        Когда Конор вернулся и дал выпить этого зелья, я узнал, каким может быть на вкус яд. Однако к утру действительно полегчало, правда, еще чувствовалась слабость во всем теле, но лежать некогда, впереди еще много дел. И пока я временно перестал умирать, решил собраться и навестить ферму, затем стройку. Как раз сегодня на улице солнечно и достаточно тепло. Оказавшись на свежем воздухе, почувствовал себя еще лучше. Возможно, даже удастся съездить в Килларни и все-таки купить зерна.


        ГЛАВА 24.
        РЕЧНЫЕ УНДИНЫ МНЕ НЕ СЕСТРЫ!


        Моя жизнь не стала лучше после того, как я покинула семью. Хоть и ощутила себя свободной, но эта свобода дала мне не счастье и дом, а лишь медленно убивающее чувство одиночества, которое изводило и отравляло душу. Бросив всех, а самое главное, Джейка, осталась ни с чем. Правильно говорят люди, от добра - добра не ищут. Все-таки, воспитание в традициях морских мерроу заложило в меня глубинное стремление к тому, чтобы найти своего спутника на всю жизнь, и как бы я ни боролась с этим, все равно проиграла, потому что слепо верила в то, что речные мерроу одиночки, а оказалось это вовсе не так. Получается, от своего незнания и глупых убеждений обрекла себя на мучения. Что за жизнь в чужом заброшенном доме с периодическими вылазками к людям? Среди речных ундин мне также не нашлось места, а плыть обратно все равно, что скитаться по безграничным просторам океана, так как моя семья наверняка уже уплыла от берегов Австралии и направилась куда-то еще. Я застряла здесь в попытках найти себя, но лишь окончательно потеряла. Для жизни среди людей я не годна, а жить в океане в одиночестве невозможно. Единственный,
кто мог бы меня спасти, это Джейк, но я и его потеряла навсегда. Нас разделяют тысячи миль, и наши пути больше никогда не пересекутся.
          Сидя на скамейке возле дома одним прекрасным утром, размышляла над тем, что же мне делать дальше. В океан возвращаться не хотелось, тем более, сегодня замечательная погода. Солнце, чистое голубое небо и тепло, поэтому решила прогуляться по здешним лугам. Как только вышла из тени деревьев, что росли около дома, мои волосы сразу же подхватил ветер, они развевались и щекотали лицо, то были очень приятные ощущения, и только они радовали меня в последнее время. В такие теплые дни всегда надевала длинный сарафан с открытыми плечами и шнуровкой на талии. Я все же постепенно начала понимать смысл человеческой одежды, она украшала тело и создавала ощущение защищенности, а это немаловажно, когда живешь среди людей. Так и сейчас, мне нравилось то, как я выгляжу, нравилось приподнимать подол при ходьбе в высокой траве, нравилось то, как ветер задевает ткань, и она неловко касается тела. Расхаживая по зеленым лугам и дотрагиваясь до цветов, думала, что я слишком быстро вхожу в роль человека, честно говоря, меня это пугало, так как быть иногда среди людей и быть неполноценным человеком среди них - две большие
разницы. Скучая по прежним встречам с китами и дельфинами, хотела вернуть то время и при этом забыть все, что когда-либо связывало с землей. Если я хотя бы еще месяц проживу в этом доме, то сойду с ума или брошусь со скалы. Хуже неопределенности и полной потерянности ничего не может быть. Тогда я решила навестить Керперу еще раз и поговорить с ней о том, чтобы речные ундины приняли меня в свое семейство, пусть ненадолго, но продолжать существовать здесь уже невозможно. Больше так нельзя!
          Я вышла к дороге и решила дождаться машину, чтобы добраться до Лох-Лейн. Через полчаса впереди показался небольшой пикап, водитель увидел меня и остановился. Это был пожилой мужчина, перевозивший в своем прицепе маленьких кучерявых зверушек. Он вышел из автомобиля, и его лицо расплылось в улыбке:
        - Здравствуй, красавица!
        - Здравствуйте. Мистер?
        - Мистер Макфадден, - этот веселый старик с седой бородой и в смешном темно-зеленом комбинезоне напомнил мне гнома из сказки, которую любила нам рассказывать мама в детстве. Он смотрел на меня добродушно и очень ласково, как-то по-отечески.
        - Мистер Макфадден, не могли бы вы подбросить меня к озерам Килларни?
        - Конечно, о чем разговор. Только не будете ли вы против, если сядете к моим ягнятам? Просто передние сидения заняты мешками с картошкой.
        - Нет-нет, совсем не против. Они очень милые.
        Я забралась в прицеп и села на солому, а ягнята тут же облепили меня со всех сторон. Мистер Макфадден вернулся за руль, и мы тронулись с места. Периодически он смотрел в зеркало заднего вида и посмеивался.
        - Да, вы им понравились. Обычно ягнята боятся чужих, а здесь прильнули как к родной матери. Как вас зовут?
        - Мемо, - я решила не обманывать этого милого старика, так как вся ложь, которой окружена моя жизнь на суше, уже предельно надоела. Хотелось какой-то искренности и простоты общения.
        - Необычное имя, видимо, вы нездешняя.
        - Моя мама отсюда. А имя и вправду странное, просто родители перечитали приключенческих романов в свое время.
        - А знаете, Мемо, сегодня необычный день.
        - Да? И что же в нем необычного?
        - Сегодня Августовский праздник и в Килларни будут гуляния. Соберется много молодежи, все будут петь и танцевать, а мы, старики, смотреть и вспоминать свои былые времена, когда так же веселились и знакомились с девушками. Вам бы тоже побывать там, такая красавица без внимания не останется!
        - Может, вы и правы. Я давно не веселилась.
        И действительно, почему бы не посетить этот праздник? Тем более, здесь все очень доброжелательные, славные люди, они вряд ли захотят причинить вред.
        До Килларни добрались достаточно быстро, а когда Макфадден остановился на торговой площади, и я хотела вылезти, то несколько ягнят принялись хватать зубами подол сарафана, не желая меня отпускать. Что ж, приятно! Хотя бы животным я нравлюсь. Спрыгнув с прицепа, поблагодарила старика, сегодня мне совершенно не хотелось что-то внушать и стирать память, ведь он такой добрый и простой человек.
        - Большое спасибо, мистер Макфадден. Сколько я вам должна? - у меня было немного денег, я получила их от рыбаков, которым помогла, указав несколько рыбных мест.
        - Не за что. За один лишь взгляд подобных глаз уже тает сердце. Ты словно фея, а встретить фею к удаче, поэтому не будем портить нашу встречу какими-то бумажками.
        Я пожала ему руку, и мы расстались. Сегодня в городе и вправду было очень празднично, столбы украшали флажки и яркие фонарики, люди надевали праздничные костюмы, все готовились к веселью. Я же решила зайти в кафе немного погреться, ветер стал явно прохладнее. Ко мне подошел официант:
        - Не желаете нашего праздничного черничного пирога?
        - Да, пожалуйста.
        Он принес мне кусочек пирога, который был только что приготовлен и от него шел горячий пар, а еще чашку ягодного чая. И что со мной происходит? Фейри мерроу, которая гуляет среди людей и ест пирог! Видимо, мое отчаяние совсем дошло до крайности, раз я решила уподобиться жизни людей. Но, ничего. Немного посмотрю на праздник, а потом пойду к речным ундинам и попрошусь к ним жить, хоть это и звучит весьма унизительно. Дальше так продолжаться не может, надо срочно вернуться в воду, окружить себя другими мерроу.
          Праздничное шествие началось через час, к этому времени солнце уже начало опускаться. На улице зазвучала музыка, и люди пошли танцевать, это были очень необычные, но красивые танцы. Рыжеволосые девушки, похожие друг на друга как две капли воды, прыгали, отбивали чечетку и кружились, а остальные аплодировали им. Мне захотелось посмотреть на них поближе, я вышла из кафе и направилась в толпу. Все выглядело так странно, но в то же время весело и интересно. Я  среди людей, впервые ничего не боюсь, просто стою и смотрю на происходящее. В этот момент подул легкий ветер, я почувствовала нечто странное и обернулась, но вокруг ничего необычного не увидела, все стояли как прежде и веселились. Однако сердце забилось быстрее чем обычно, оно все-таки что-то ощутило, тогда я решила не испытывать судьбу и выйти из толпы, так как не прислушиваться к своей интуиции чревато проблемами.
        Пробираясь сквозь плотно стоявших людей, пыталась как можно аккуратней проскользнуть мимо них, при этом не поднимая глаз, и когда уже почти выбралась, то случайно столкнулась с кем-то плечом, но по привычке пробежала дальше, чтобы не обращать на себя внимания. Только отойдя на несколько сотен метров, очередной раз что-то почувствовала, но эти ощущения говорили о чем-то до боли знакомом и тот запах, который остался на плече после столкновения также был знаком. Возможно, это всего лишь изощрения моего измученного сознания, которое всеми силами пытается найти себя в этой неразберихе, тем более человеческий запах был повсюду, и от него уже начинала кружиться голова, поэтому я решила, что хватит с меня этого веселья, пора возвращаться домой, к русалкам.
        До озера удалось дойти за час, а пока шла,  вспоминала Джейка, его руки и губы, как они касались меня и дарили столько любви. Я села на берегу и смотрела на воду, она почему-то не тянула к себе, как это обычно происходило с океаном, его воды всегда манили меня, притягивали, а здесь все чужое и совершенно отталкивающее. Но попытаться все же надо. И как только хотела прыгнуть, услышала всплеск где-то за деревьями, затем чей-то смех. А когда обогнула их, увидела Ирму и ее сестру Кентру, рядом с ними вниз лицом плавал какой-то человек. Подбежав к ним, испуганно спросила:
        - Ирма? Что вы делаете?
        - О! Мемо, привет! А у нас здесь утопленник.
        - Что значит утопленник? Этому человеку срочно нужна помощь!
        - Зачем? Он был пьян в стельку и сам угодил к нам в руки, а теперь мы заберем его с собой, - они смеялись, толкали его из стороны в сторону.
        - Что за дикость? А ну, отойдите от него!
        - С чего бы это? Ты нам здесь не указ! Возвращайся к себе в океан и там командуй, а это наша территория.
        Тогда, не раздумывая, я прыгнула в воду и оттолкнула каждую из них, причем оказалось, что я гораздо сильнее их. Сестры не ожидали такого, они назвали меня демоном из океана и уплыли прочь, а я вытолкала беднягу на берег, после чего вылезла сама. Этот парень был уже совсем бледный, его сердце не билось, но мозг все еще работал, я чувствовала какие-то волны исходящие от головы, бедолагу надо было срочно спасать. Нажав несколько точек на груди, довершила дело ударом по сердцу. И оно заработало, а вода потоком хлынула из легких. После всего он закашлялся и открыл глаза.
        - Эй? С вами теперь все в порядке. Вы чуть не утонули, хотя на самом деле утонули, но я вас спасла.
        - Кто вы? - парень продолжал кашлять, но все же привстал и сел у дерева.
        - Это неважно, главное вы живы. А сейчас давайте я помогу и провожу вас до города.
        Я помогла ему встать и, поддерживая под руку, повела в сторону Килларни. Ирма с  Кентрой тем временем выглядывали из воды и о чем-то шептались, но какая уже разница. Я ни за что не пойду туда, где радуются тому, что кто-то утонул и достался им для развлечения. Словно какой-то ужасный ритуал, никогда бы не подумала, что речные мерроу так жестоки и без причин готовы забирать у людей жизнь! Мне там не место, меня учили приходить на помощь, а не затягивать беднягу в воду и топить его. Отныне, речных ундин для меня больше не существует!
          Очередной раз я вела под руку пьяного парня, который только что не лишился жизни из-за своей пагубной привычки. Видимо, это судьба, спасать мужчин, плавающих сначала в алкоголе, а потом бездыханных в воде. Он шел, его ноги заплетались, но не от спиртного, а от пережитого шока, поэтому, пройдя полпути, мы остановились и он сел на землю, чтобы немного прийти в себя, а спустя минут пять спросил:
        - Ну? Может, скажете, как ваше имя?
        - Миранда, - история повторяется. И почему я не придумала что-то получше?
        - А я Уайт Келли.
        - Что же ты, Уайт, делал там? У озера?
        - Решил немного освежиться, а из воды показались девушки, они звали к себе и все время смеялись, когда я протянул руку, то они затащили меня под воду и держали, пока я не наглотался. Кто они?
        - Никто. Это тебе привиделось. Пить надо меньше и не бродить ночами около воды.
        - Получается, я сам туда упал?
        - Да.
        - А что тогда ты там делала?
        - А я просто шла мимо, и услышала, как кто-то упал в воду. Ладно. Хватит сидеть, пойдем дальше.
        Уайт встал, и мы пошли, теперь он справлялся самостоятельно. Дойдя до центральной площади, я посадила его на скамейку, сама же решила уйти.
        - Миранда? Подожди. Я так и не поблагодарил тебя за спасение.
        Тогда я остановилась и решила помочь бедолаге еще кое в чем. Подойдя к нему, пристально посмотрела в глаза и сказала про себя:
        - Ты больше никогда не будешь пить алкоголь, никогда!
        - Хорошо, -  он смотрел на меня, качая головой в ответ.
        - Вот и славно, - закончив с гипнозом, отошла в сторону. - А теперь ступай домой.
        Мне казалось, что он дольше пробудет в состоянии забвения, но я ошиблась. Уайт быстро очнулся и встал.
        - Послушай. Видимо, мне действительно надо отдохнуть. Но! Позволь мне увидеть тебя еще раз?
        - Это не очень хорошая идея.
        - Прошу, пожалуйста. Я в любом случае буду ждать тебя завтра. Здесь, в кафе у Мориса.
        - Прощай, Уайт.
        Я пошла прочь, а он прокричал вслед:
        - Завтра в час дня! Буду ждать!
        Эти люди такие все-таки странные, стоит спасти им жизнь, как появляется чувство небывалой благодарности, которое они пытаются использовать для дальнейшего знакомства с надеждой на последующие отношения.
         Но как же я ошибалась в речных мерроу! Сегодняшний случай не давал мне покоя, произошло что-то ужасное и оно говорило о  первобытных нравах, господствующих в этих озерах. Пока шла по дороге, снова встретила машину мистера Макфаддена. Он любезно предложил довести меня обратно, так как сам жил неподалеку. На этот раз я села на переднее сиденье.
        - Ну как? Понравился праздник?
        - Да, было очень интересно.
        - Но почему я вижу грусть на твоем лице? Неужели кто-то обидел такого ангела?
        - Нет. Просто спасла сегодня одного парня, который чуть не утонул в озере.
        - Ты была у озер? - он испуганно посмотрел на меня. - Девочка моя, туда ночью лучше не соваться. В здешних водах плавают русалки, - старик прищурил глаза и стал говорить на полтона ниже. -  Их никто никогда не видел, но я знаю, они точно есть и часто заманивают к себе тех несчастных, кто оказался на берегу в полночь.
        - Эх, если бы вы знали… Русалок я не боюсь. Это они боятся меня, - я вспомнила глаза сестер в тот момент, когда они отлетали от меня.
        - Смешная ты, Мемо. Тот парень, наверно, турист? Они вечно попадают в неприятности.
        - Его звали Уайт Келли.
        - Келли? Ах, этот бездельник! Вечно ищет себе неприятностей. Но девушки за ним бегают. - Макфадден засмеялся и подмигнул мне.
        Спустя полтора часа мы добрались до побережья, я вышла из машины и попрощалась с мистером Макфадденом. На улице была уже глубокая ночь, а я давно не плавала, поэтому сразу пошла к воде. Когда вернулся хвост, то отплыла подальше и опустилась на дно. И, укутавшись водорослями, заснула подобно младенцу, так как сегодняшняя прогулка выбила из сил.


        ГЛАВА 25
        СЛЕПАЯ РЕВНОСТЬ НАС ПОГУБИТ


        Проснувшись рано утром, еще долго лежала на дне, смотрела, как волны перемешивают солнечный свет с водой, будто мед с молоком. Удивительно, но мои мысли и сравнения стали больше походить на человеческие. Видимо, поэтому меня и тянет встречаться с ними и просто разговаривать, так я хотя бы чувствую себя полезной. Раньше со мной общались дельфины, касатки и киты; мы пели, плавали наперегонки, играли, а теперь остались лишь одинокие просторы и тишина.
          И только спустя несколько часов я вспомнила, что тот беспечный утопленник будет ждать меня в городе. Он чем-то напомнил Джейка, поэтому увидеть его - это возможность предаться воспоминаниям и немного успокоить кровоточащее сердце. А это сейчас так необходимо. Поэтому, поднявшись на поверхность, осмотрелась вокруг и выбралась на берег, затем зашла в свой дом, выбрала наряд, который состоял из платья и туфель, только без каблуков, так как для русалки ходить на каблуках все равно, что плавать, привязав к хвосту морских ежей.  До города меня довез какой-то рыбак, отправившийся в Килларни за снастями. Выйдя у площади, некоторое время искала то кафе, о котором говорил Уайт, оно располагалось по соседству с местной библиотекой.  К слову, сегодня дул сильный ветер, и мои волосы кидало из стороны в сторону, поэтому я быстренько собрала их и заплела в косу, которая была длиной практически до колен. Волосы очень отросли из-за того, что Линда отрезала их в свое время, но так даже лучше. Я теперь стала похожа на принцессу Рапунцель, только башни не хватало для полного счастья.
          Когда зашла внутрь кафе, сразу же увидела вчерашнего друга по несчастью. На часах уже было три дня, а он все сидел и смотрел в окно. Я подкралась очень тихо и дотронулась до его плеча:
        - Привет, Уайт.
        Он сначала вздрогнул, а потом встал и будто осекся, не знал, что сказать. Только покрасневшие щеки выдавали его смущение.
        - Привет, Миранда. Ты так необычно выглядишь…
        - Как же?
        - Словно ирландская дева из прошлого. Светлые длинные волосы и это платье, все говорит о чем-то из древности.
        - Значит, это был комплимент. Что ж, спасибо. И еще, меня зовут не Миранда, - имя резало слух, меня даже передергивало, когда произносили его.
        - И как твое настоящее имя?
        Уайт в этот момент выдвинул для меня стул и помог сесть. Он оказался весьма галантным и воспитанным, что неожиданно для молодого мужчины плавающего в вине.
        - Мемо. - Уайт удивленно посмотрел на меня. - Да-да. Странное имя, но то была воля родителей.
        - Оно не странное, оно красивое, как и ты.
        Мы сидели там около двух часов, разговаривали обо всем на свете. Но у меня перед глазами был только один образ -  образ Джейка, казалось, что это он сидит напротив и болтает о таких милых пустяках, что это он пьет чай и заедает его кексом. Наверно, неправильно морочить голову Уайту, ведь мои мысли только об одном мужчине и так будет всегда. Джейк уже начал мерещиться мне на каждом шагу, даже вчера, я все-таки вспомнила тот странный запах, это был запах его одежды. Удивительно, как мозг пытается подстроиться под окружающее и перевести все в желаемое.
          Еще через полчаса я решила уйти и больше не возвращаться сюда, так как уже несколько человек запомнили мое лицо и знали мое настоящее имя, а это уже превышает все допустимые границы. Как бы хорошо ни было с людьми, я не одна из них и не могу позволить себе раскрыться, а скрывать себя и вечно таиться больше не хочу, поэтому вернусь на побережье, и какое-то время не буду выходить из воды. Лучше отправлюсь к островам, которых здесь немало, там можно расслабиться, отдохнуть от постоянных страхов и напоминаний о прежней жизни.
          Как только хотела сказать Уайту, что собираюсь покинуть его, он опередил меня:
        - Мемо, мне кажется, я наскучил тебе.
        - Что ты, конечно, нет. С тобой очень интересно и приятно общаться, просто сейчас не лучшее время для романтики.
        - У тебя кто-то есть?
        - Больше нет, а вот боль еще осталась.
        - Знаешь, лучшее средство от прежних чувств, это новые чувства.
        - Прости, Уайт, но это не для меня.
        - Поверь, время лечит. Я вовсе не хочу навязываться. Мы можем просто общаться и проводить какое-то время вместе, это же ни к чему не обязывает.
        - Сначала нет, но потом мужчинам начинают надоедать подобные отношения, и вы хотите чего-то большего, - ну вот, я даже рассуждаю, как когда-то рассуждал Джейк.
        - Мемо, ты спасла мне жизнь. Я на спиртное больше смотреть не могу. Какое там, что-то требовать еще! Для меня уже счастье, что я говорю с тобой и сижу рядом.
        - Надеюсь, что это правда. Но сейчас мне действительно пора.
        - Давай встретимся еще раз. Когда захочешь. К слову, через три дня будет фестиваль народного танца, он ежегодно проходит в Трали. Можем поехать туда вместе, это очень красивое зрелище.
        - Я подумаю.
        - А как я узнаю о твоем решении?
        - Через три дня, в самом Трали.
         - Но я могу отвезти тебя туда.
        - Не волнуйся, я знаю путь короче, тем более я еще не дала согласия. Пока, Уайт Келли.
        - До встречи, Мемо, - он смотрел на меня так, как раньше смотрел Джейк, когда мы только познакомились.
        Выйдя из кафе, направилась к дороге, а там поймала машину. Через час уже была у океана. Я решила уплыть как можно дальше от берега, ведь в моем распоряжении целых три дня. Кто знает, может быть, я и решусь отправиться к побережью недалеко от Трали. А оттуда рукой подать до города и до фестиваля.
        В первый день мне захотелось отправиться к острову под названием Большой Бласкет, там просто потрясающе: зеленые луга, холмы и необычайно красивое пение птиц, ни одной живой души вокруг, в частности людей. Можно сидеть на берегу, гулять босиком по прохладной траве, чувствовать ее влажность и свежесть, можно все, что только захочется, а больше всего мне хотелось петь. Я давно уже не делала этого, с тех пор как поселилась у берегов. Поэтому, усевшись на возвышении около воды, начала петь, в этот момент стихли птицы, волны перестали громко биться о скалы, они слегка касались их, будто гладили и стеснительно отступали назад. А через час недалеко от берега показались серые спины, тогда моей радости не было предела, это дельфины. Я немедленно забежала в воду и поплыла к ним. В стае было несколько детенышей, и они тут же принялись со мной играть, мы выпрыгивали из воды, ныряя вглубь, где крутились и снова поднимались на поверхность. Весь день прошел в компании с ними, к вечеру я снова вышла на берег и заночевала в высокой траве недалеко от воды, и чтобы не было холодно, как всегда укрылась волосами.
        Ночь прошла незаметно, я спала очень крепко и даже не видела снов. Следующий день прошел в поисках еды и отдыхе, лежа на волнах. Наконец-то удалось снова ощутить себя настоящей мерроу, без опасений и переживаний о людях, просто русалкой, плавающей на глубине и ловящей попутные течения. Когда наступил очередной вечер, осталась на дне, так как на острове дули сильные ветра и шел небольшой дождь, а в воде было очень тепло и уютно, только я и тишина вокруг. Так пролетел и последний третий день.  К ночи добралась до берегов, рядом с которыми расположился город Трали.
          Выбравшись из воды, достала одежду, которую прихватила с собой и разложила ее на траве, чтобы она высохла. К утру все было готово, и, одевшись, я направилась в город. Здесь все готовились к фестивалю, опять же большое количество людей и множество ярких красок, остановившись у входа в местный парк, долго искала взглядом Уайта, так как чувствовала, что он где-то здесь. И действительно, недалеко от меня, где стояло несколько скамеек, а люди сидели на них и готовились к представлению, увидела его. Он так же пытался отыскать меня, а через несколько минут мы встретились глазами. Уайт подошел,  его лицо светилось от счастья.
        - Мемо. Ты не перестаешь удивлять. Появляешься словно фея из ниоткуда.
        - Ну, почему же? Чтобы этой фее эффектно появиться, пришлось идти не одну милю.
        - В любом случае, я рад, что ты все-таки пришла.
        - Просто люблю ваши танцы, они очень необычные.
        Когда фестиваль стартовал, мы присоединились к толпе, чтобы посмотреть на танцующих. Уайт без конца поворачивался ко мне, брал за руку и просил, чтобы я с ним потанцевала, мое сердце тогда наполнилось детским задором. Все, что сейчас происходило, неожиданно стало таким простым, но в то же время особенным и, поддавшись общему веселью, я начала танцевать с ним. После этого окружающие нас люди превратились в разноцветную и застывшую картину, а музыка замолчала, Уайт смотрел в глаза, нежно улыбался, отчего в душе все стихло, отступила боль, которая каждый день мучила и истощала. Тогда я поняла, что Уайт не похож на Джейка, он другой, в нем было что-то наивное, легкое и отстраненное от этого мира, в отличие от Джейка, который был привязан ко всему, что его окружало и с ним всегда ощущалось какое-то внутреннее напряжение, не позволяющее расслабиться до конца и просто любить. Но сердцу не прикажешь, поэтому все мысли и воспоминания сводились только к Джейку, и пусть с ним было нелегко, а порою даже невыносимо, однако любовь к нему, подобно крови, заполнила все сосуды.
          Когда танцующие остановились и решили немного передохнуть, мы вышли из толпы. Уайт продолжал держать мою руку и смотреть, как на фею, но я снова ощутила легкий ветер как тогда, на празднике в Килларни, после чего, продолжая смеяться, обернулась. И с моего лица тут же пропала улыбка, так как в нескольких метрах от нас стоял Джейк. Он смотрел мне в глаза и не двигался. Я в этот момент тоже застыла, сердце не просто сильно забилось, оно задрожало. Все и вся исчезло вокруг, осталось лишь пустое серое пространство и мы с ним. Но никто из нас не мог нарушить молчания, страх сковал все тело от ног, до головы. Через несколько минут, а может, часов, Джейк все же подошел и тогда мир снова вернулся к нам, Уайт все это время стоял и наблюдал за происходящим.  Именно он нарушил тишину:
        - Мемо? Кто это?
        - Это он, - с губ соскользнули слова и сразу же растворились в пространстве.
        Джейк опустил взгляд на мою руку, которая так и была у Уайта, он тихо и практически незаметно усмехнулся, после чего хотел развернуться и уйти, но остановился и спросил:
        - Он знает кто ты?
        Уайт посмотрел на меня недоумевающим взглядом, но промолчал.
        - Нет, - ответила я.
        - Но, он знает твое имя.
        - Разве сейчас это важно? - я не могла отвести от него глаз, а они медленно наполнялись слезами.
        - Да. Важно. Я приехал сюда и изъездил Ирландию вдоль и поперек, чтобы найти и вернуть тебя, а что вижу в итоге? Ты с другим, танцуешь, смеешься, а он тебя обнимает.
        - Джейк, прошу не надо, ты многого не знаешь… - я хотела подойти к нему, но он отстранился.
        - Ничего не нужно объяснять. Правильно вас описывают в мифах и легендах, как продажных девиц, которые сначала обольщают, а потом убивают и переключаются на следующего. Лучше бы я оставил тебя в том борделе, уверен, ты бы нашла там себя.
        - Что ты такое говоришь? Я все это время только и думала о тебе.
        - Врешь! Расскажи лучше своей новой жертве, кто ты есть и чего ему с тобой ждать. Будь ты проклята, дьяволица, и пусть тебя поглотит океан навсегда!
        После этих слов он развернулся и пошел прочь.
        - Джейк?! - слезы так и хлынули из глаз. - Не уходи! Я люблю тебя, Джейк!
        Но, он уже скрылся в толпе, а я стояла и тихо рыдала. Уайт тем временем подошел и тихо спросил:
        - Мемо?  Это из-за него ты переживала?
        - Да, - отвечала я сквозь слезы.
        - Видимо, у вас что-то очень серьезное произошло. Но, знай, мне все равно на то, что он сказал.
        - Он прав, я несу несчастье всем, кого встречаю на своем пути, - подняв глаза, посмотрела на него. - Мне надо уйти, навсегда. Ты хороший человек, Уайт, и я не имею права вмешиваться в твою судьбу.
        Я хотела уйти, но он остановил меня.
        - Подожди. Это же такая ерунда. Какая разница, что думает он? Ты несешь свет и тепло, а это никак не совместимо с тем, что он говорил.
        - Ты не знаешь, кто я. И, поверь, лучше не знать.
        - Что ты такое говоришь? Самое главное, ты человек, а не какой-нибудь перевертыш из сказок.
        Мне стало так больно, что я уже не могла нормально соображать, поэтому решила рискнуть в порыве эмоций и показать Уайту, кто я есть.
        - Значит, думаешь, что все просто? Хорошо. Пойдем за мной, и я покажу тебе себя в истинном образе.
        Он думал, что это говорит мое расстройство и не верил, но решил согласиться, чтобы не усугублять моего состояния еще больше.
        - Хорошо. Пойдем.
        Мы направились в сторону побережья, а когда дошли, я начала раздеваться. Слезы все это время так и лились из глаз. К этому времени вокруг уже было темно, и только лунный свет озарял берег. Уайт явно подумал что-то не то, он подошел и испуганно произнес:
        - Мемо, не надо. Это сейчас лишнее.
        - Уайт, я не собираюсь соблазнять тебя, я хочу лишь показать себя.
        Сняв всю одежду, прикрылась волосами, затем взяла его за руку и подвела к воде. После чего села на берегу и положила ноги так, чтобы волны омывали их, а Уайт стоял рядом и растерянно улыбался. Через пару секунд мои ноги покрылись чешуей и обратились в хвост. Я несколько раз приподняла его и ударила по воде, а Уайт замер на месте и не мог поверить своим глазам.
        - Видишь. Я не человек, я русалка. И перед тобой сейчас мой настоящий дом.
        Он был невероятно удивлен, но не напуган, его лицо не проявило страха или неприязни. Через несколько минут Уайт сел около меня и полностью расслабился.
        - Знаешь, у нас в Ирландии уже много веков ходят легенды об ундинах. В основном, конечно, о тех, что водятся в озерах, но это неважно. Поэтому каждый из нас где-то глубоко в душе верит в ваше существование и считает невероятной удачей когда-нибудь повстречать. Я тоже верю в это.
        - Спасибо, Уайт. Ты первый из немногих, кто не испугался и воспринял меня так.
        - Просто люди перестали верить в чудеса, а они есть. Ты, то самое невероятное и прекрасное чудо. Как я понял, этот Джейк знает, кто ты.
        - Да, знает. Мы когда-то были вместе, но я ушла из-за того, что люди чуть не продали меня в рабство, а Джейк спас. А теперь, как оказалось, жалеет об этом.
        - Перестань. Он всего лишь ревнует, вот и все. Ты его любишь?
        - Люблю. И если ты знаешь о том, какие мы, то наверняка слышал, что ундины отдают свое сердце раз и навсегда только одному мужчине.
        - Слышал, - он вздохнул и немного погрустнел. - Ты мне очень нравишься, но я считаю недостойным себя быть рядом с фейри. Вы богини озер, рек и океанов, а люди могут жить только на земле и просить вас об удаче.
        - Да, возможно, ты прав. Люди и мерроу не могут быть вместе, - я еще немного помолчала, а потом продолжила. - Ладно, мне пора возвращаться домой. Кстати, я чувствую, что скоро будет шторм, поэтому не броди завтра вдоль берега.
        - Прощай, прекрасная Мемо.  И спасибо еще раз за то, что спасла от своих сестер, - я посмотрела на него с удивлением. - Да-да. Я понял, что это было не видение на пьяную голову.
        - Они мне не сестры, в их жилах течет зло и коварство.
        - И это видно. Ты другая, настоящая хозяйка океана, в отличие от них.
        После всего я легла на песок, дождалась, когда волны затянут меня в воду, после чего посмотрела на Уайта на прощание и нырнула вглубь. Когда отплыла на несколько миль, то опустилась на дно. Там был большой камень, на который и села, а затем разрыдалась, сил терпеть эту боль не осталось. Моя жизнь окончательно рухнула, ведь Джейк отказался от меня, сказал прямо в глаза, и теперь я должна скитаться в необъятных просторах океана в поисках смерти, которая рано или поздно настигнет из-за отчаяния и несчастной любви. Вот она - судьба ундины, которую отверг человек. Но я не хочу больше страдать, не хочу искать себе пристанище и не хочу больше возвращаться к людям. Лучше сгинуть в бурлящих волнах, которые с ревом бьются о скалы во время шторма. И я знаю отличное место, где можно отдать свою жизнь в руки великого океана, он распорядиться моей душой так, как я этого заслуживаю, и всем сразу станет легче.


        ГЛАВА 26
        ВЕЩИЙ СОН ДЖЕЙКА


        Я шел по улице в сторону отеля и не мог сдержать гнев, пинал все, что попадалось под ноги. Она предала меня, хотя обещала вечно любить, но не просто предала, а сначала изуродовала душу, перевернула сознание, а уже потом предала. Боже мой, я чуть с ума не сошел, пока искал ее! А она? Ну, нет! Все, хватит! Завтра же вылетаю обратно в Нью-Йорк, и пусть оно все горит синем пламенем.
          Зайдя в номер, созвонился с администратором отеля и попросил забронировать мне билет до Дублина на вечер, так как днем надо будет встретиться с Уолшем и обговорить все вопросы касательно фермы и земли, после чего лег спать, но заснуть не получалось. Все мысли были по-прежнему о ней, о ее глазах и губах, о том, как она танцевала с тем парнем и веселилась так, словно меня никогда и не существовало в ее жизни, отчего слезы текли из глаз и падали на одеяло. Я испытывал массу чувств, главными из которых были любовь и ненависть за растоптанное сердце. Но ненависть никак не могла уступить место любви и желанию видеть ее, поэтому решил напиться и заснуть, чтобы больше не мучиться. Опустошив две бутылки виски, упал на подушку и отключился.
        Во сне я видел Мемо, она рыдала и шла на утес, а потом подошла к краю. Я пытался добежать до нее, но дорога становилась все длиннее и длиннее, а небеса затягивались черными тучами, океан начинал бушевать, разбрасывая в стороны десятки рыбацких лодок. И последнее, что я увидел, это огромную волну, которая диким зверем набросилась на утес и смыла ее в океан. После чего проснулся в холодном поту, на часах было шесть утра, а на улице шел дождь.
          Приведя себя в порядок и одевшись, созвонился с Уолшем, чтобы договориться о встрече, но он сказал, что со вчерашнего дня находится в Килларни по неотложным делам, и вернуться сможет не раньше завтрашнего дня, поэтому я сам решил съездить и навестить его, так как времени было в обрез. Добраться до Килларни удалось спустя лишь два часа, из-за дождя образовались пробки на въезде в город. Мы услувились встретиться в кафе, где и обсудить все имеющиеся вопросы, Конор еще не знал, что я собрался вернуться на родину. Когда зашел в то самое кафе, Уолша еще не было, поэтому выбрал стол и сел, а буквально через минуту получил меню от милой рыжеволосой девушки. Пока сидел, пытался хоть что-то выбрать, но мысли все время относили в сторону и не давали сосредоточиться, перед глазами стояла Мемо, отчего меня снова и снова бросало то в жар, то в холод.
          Уолш задерживался, а я кое-как заказал себе кофе и погрузился в очередные мысли. Но спустя несколько минут ко мне кто-то подошел, когда же я поднял глаза, то увидел того самого парня, с которым теперь была Мемо. Не спрашивая разрешения, он уселся за стол и вызывающе уставился на меня. Я посчитал его выходку невероятной наглостью, поскольку и без этого хотел хорошенько врезать ему, но все же решил сдержаться.
        - Ты здесь что-то потерял? - спросил я, не скрывая презрения.
        - Я нет, а ты - да, - он говорил невозмутимо, но в то же время дерзко.
        - Что же?
        - Свои мозги. Я вижу денег у тебя достаточно, а вот в мозгах явная нехватка.
        - Тебе не кажется, что лучше сейчас тихо встать и уйти, а иначе… - но он перебил, не дал договорить.
        - Послушай, американский пижон! То, что ты вчера видел, это невинный акт дружеских отношений. Мемо спасла меня, вытащила из воды и откачала, когда я уже успел с белым светом попрощаться, она, конечно, очень понравилась мне, бесспорно, но между нами никогда и ничего не было, так как ее сердце - сердце русалки, как нам обоим известно, принадлежит только одному идиоту - тебе.
        - Я не верю, она могла внушить тебе все это.
        - Ты безнадежен, - он покачал головой и встал из-за стола. - Очень жаль, что такая светлая и чистая душа принадлежит теперь такому ничтожеству, как ты.
        Этот парень вышел на улицу, а во мне что-то щелкнуло, я выбежал следом.
        - Подожди. Как тебя зовут?
        - Уайт.
        - Ладно, Уайт. Извини. Я просто взбесился. Уже несколько месяцев ищу ее и уже было отчаялся, а тут встречаю с тобой… вот мне и сорвало крышу.
        - Мне твои извинения не нужны. Ты вчера отверг Мемо, а знаешь, что это значит для мерроу?
        - Одиночество.
        - Нет. Для них это верная смерть. Я прочел вчера в ее глазах, что она готова на ужасный поступок. В ней не осталось жизни после твоих слов.
        - Почему же ты не задержал ее?
        - Мерроу свободные существа, она бы внушила мне оставить ее и уйти, тем более, когда у нее разбито сердце.
        - Где я могу ее найти?
        - Не знаю. Она могла уже уплыть, единственное, что она сказала напоследок, это то, что сегодня будет сильный шторм и к берегу лучше не приближаться.
        - Вот черт! - я тогда сразу вспомнил свой сон. - Где ты обычно ее встречал?
        - Здесь, в Килларни. Но побережье достаточно далеко отсюда, в часе езды.
        - А там есть места, где обычно рыбаки оставляют свои лодки?
        - Есть. Недалеко от скал.
        Сейчас-то в моей голове все загудело, а сердце готово было выпрыгнуть из груди. Не объясняя ничего, я побежал к машине.
        Пока ехал, заметил, как небо постепенно чернеет, ветер становится все сильнее. Добравшись до побережья, вышел из машины и побежал к берегу, волны тем временем поднимались на два метра и обрушивались на берег, косой ливень и сильный ветер сбивали с ног. Я нашел те лодки и утес недалеко от них, когда добежал до него, увидел то, чего больше всего боялся. На краю стояла Мемо, ветер бросал ее мокрые волосы из стороны в сторону. Она смотрела вперед и ждала.
        - Мемо! Мемо! Уходи оттуда! - я кричал, что было сил.
        Она не слышала меня, рев бушующей стихии забивал любые звуки. Я уже почти добрался до нее,  как вдруг глаза застыли на том, что шло на нас. Волна высотой в четыре или пять метров, она неслась к берегу с невероятной скоростью, и через секунду послышался удар воды об утес, меня отбросило в сторону, а когда поднялся, то на краю уже никого не было. Ее смыло, как в том проклятом сне. Внизу были сплошные камни, среди которых просто невозможно выжить.
        Еле спустившись с утеса, я упал на песок. Ливень не унимался, огромные волны продолжали биться о камни, ветер свистел в ушах. Всё… ее больше нет,  нет моей Мемо и все из-за меня. Я убил ту, которую искал и мечтал дотронуться до нее еще раз. Что же я наделал?
          К ночи, не знаю как, не помню, но вернулся в отель, дошел до номера, открыл дверь и сел на пол в углу комнаты. Все тело трясло, перед глазами без конца повторялся один и тот же момент - как Мемо стоит на краю, а через секунду ее больше нет. После всего случившегося у меня пропало желание жить.  К утру еле встал и дошел до минибара, откуда взял бутылку виски, затем достал снотворное, которое уже несколько месяцев возил с собой на всякий случай, и высыпал весь порошок в бутылку. Но как только хотел выпить, в дверь постучали. Мне не хотелось идти и открывать, однако стучали очень настойчиво, а потом послышался голос Уолша, тогда я все-таки открыл дверь. Конор зашел и, увидев меня, даже раскрыл рот.
        - Джейк? Что с тобой? Ты вчера был в Килларни? Когда я пришел, то тебя там не увидел.
        - Да, был. Извини, что так и не дождался.
        В этот момент Конор заметил пустой пузырек от лекарства и мутное содержимое бутылки, которую я держал в руке.
        - Джейк. Я уже давно заметил, что с тобой что-то происходит и ты где угодно, но только не на земле, а сейчас смотрю, ты решил окончательно ее покинуть. Так, давай сюда свое зелье, - он забрал бутылку из рук и усадил меня в кресло, после чего сел напротив, - а теперь рассказывай, что заставило здорового, молодого и успешного мужика свести счеты с жизнью?
        - Женщина, за которой я сюда и приехал.
        - Ах, вот оно в чем дело. Ну, почему-то я не удивлен. Видимо оттого, что все страдания у людей в основном из-за несчастной любви. Она бросила тебя? Изменила?
        -  Думал, что изменила, а оказалось, что изменил ей я.
        - Что ж тогда мучиться? Иди и проси прощения, как все нормальные мужики, которые сначала наделают глупостей, а потом ползают на коленях. Я в этом спец, - Конор усмехнулся.
        - Не перед кем уже извиняться. Ее смыло волной во время вчерашнего шторма.
        - Как?
        - Она сама того захотела, а я не успел помешать.
        - И ты решил пойти за ней? - Уолш очень сердито посмотрел на меня. - Знаешь, в жизни всякое случается и зачастую эти происшествия сбивают человека с ног, заставляют думать, что дальнейшего смысла в его жалком существовании нет, но это самое большое заблуждение в мире людей. Если ты виноват в случившемся, то можешь все исправить, но здесь, а не в райских кущах. Работай, живи, помогай другим и созидай. Тогда Господь простит тебя, а ты со временем простишь себя.
        - Я не могу жить без нее. Она была смыслом в моей жизни и в моих делах.
        - Так пусть и остается смыслом, но теперь ты будешь жить не ради нее, а во имя ее. Просто нужно время, только оно способно залечивать глубокие и, казалось бы, смертельные раны на сердце. Когда-то все изменится, и ты проснешься готовым к новой жизни.
        - И что мне делать?
        - Пойти со мной в кафе и позавтракать, а потом поехать на ферму или в твой дом, который и станет началом новой жизни. Закрой боль и держи ее в таком виде до тех пор, пока она не перестанет пожирать тебя изнутри. А когда восстановишь силы и будешь готов бороться с ней, тогда и выпустишь.
        Мы вышли из отеля, сегодня небо было абсолютно чистое, ни единого облака, только оранжевый диск солнца. Уолш повел меня в ближайшее кафе и провел весь день рядом, мы ездили на ферму, к дому, который был почти закончен. Я смотрел на двухэтажный коттедж из камня и стекла, и пытался сделать так, как советовал Конор, спрятать боль, ведь, моей единственной мечтой было жить в этом доме вместе с Мемо.


        ГЛАВА 27
         ЖИЗНЬ ПОСЛЕ НЕУДАВШЕЙСЯ СМЕРТИ


        Я открыла глаза и не могла понять, где нахожусь. Это была какая-то комната, за окном светило яркое солнце, ветки царапались в стекло. Мне захотелось встать, но немного приподняв голову, ощутила резкую боль в спине, которая разошлась по всему телу, поэтому легла обратно на подушку и начала осматриваться. Здесь было очень тепло и пахло человеческой едой, за дверью слышались чьи-то шаги. Но самое главное, я слышала шум океана, который был совсем близко от этого дома. В комнате стояла деревянная мебель, украшенная резными узорами, на полу лежал небольшой, но очень пушистый ковер, а на рядом стоявшей тумбочке красовалась лампа, напоминающая старинный фонарь.
          На жизнь после смерти это не очень походило, видимо, я все-таки жива и кто-то принес  меня сюда. Но кто? И как только задалась этим вопросом, дверь открыли. В комнату вошел мистер Макфадден. Он сел на стул рядом с кроватью, глубоко вздохнул, после чего заговорил:
        - Ну, наконец-то, пришла в себя. Как же тебя так угораздило? Я думал, что русалки умнее, все-таки океан ваша стихия.
        - Вы знаете, кто я?
        - А как мне не знать, когда я вытащил тебя из воды.  Неплохой у меня получился улов, - он засмеялся и похлопал меня по руке.
        - Вчера был шторм.
        - Вчера? Дитя, ты уже лежишь здесь неделю. Тот шторм был пять дней назад.  Моя жена все это время ухаживала за тобой и периодически мы отвозили тебя к воде, чтобы ты могла побыть в ней и подышать.
        - Мне так стыдно перед вами, я принесла столько хлопот, как всегда. Даже умереть у меня нормально не получилось.
        - Так ты умереть хотела? - тогда он посмотрел в сторону двери и крикнул. - Анора, зайди к нам!
        И в комнату зашла пожилая женщина с очень красивым лицом и пышными волосами, заплетенными в косу.
        - О! Очнулась, красавица. - Она мило улыбнулась и погладила меня по голове.
        - А ты знаешь, наша ундина, оказывается, умереть хотела?  Я-то уже успел подумать, что русалки в наше время стали неуклюжими.
        - Зачем же ты хотела умереть, девочка? Ведь, ты совсем еще молодая и такая красивая. - Анора села в конце кровати и взяла мою руку.
        - Были на то причины, от меня отказался человек, которого я любила больше жизни.
        - Тоже мне причина, - она махнула рукой, - глупая ты еще, и какое счастье, что Колман достал тебя из воды.
        - Вы не понимаете, я теперь одна, совершенно одна. У меня нет семьи, нет ничего, за что можно бороться.
        - У тебя теперь есть мы. Дом Макфадденов всегда был открыт для хороших людей или ундин, - она усмехнулась. - Мы с мужем с радостью поможем тебе, только нам надо знать, как.
        - А почему я не могу встать?
        - У тебя перебита спина, - теперь они оба стали серьезными, в глазах появилось беспокойство, - мы не знаем, как вы - мерроу лечите себя.
        - Перебита спина? То есть, я не могу плавать и ходить?
        Они молчали и с сожалением смотрели на меня.
        - Ты не отчаивайся. Вы же существа особенные, поэтому выход найдется.
        - Я не знаю, как можно вылечить такое, - у меня из глаз полились слезы. - Любые раны мы лечим в океане, но это гораздо страшнее. Лучше бы вы не вытаскивали меня.
        - Ну-ну. Не плачь. У тебя есть кто-нибудь из людей, которым ты доверяешь или может быть, сородичи поблизости есть?
        - Других мерроу нет, но есть один человек. Уайт Келли.
        - А, это тот самый Келли, которого ты спасла? - спросил мистер Колман.
        - Да, это он.
        - Тогда я найду его и привезу сюда. Он молод и силен, сможет носить тебя к воде.
        - Спасибо вам, мистер и миссис Макфадден. Я впервые в жизни встречаю таких людей, как вы.
        - Не за что. Мы - ирландцы с молоком матери впитывали легенды и мифы об ундинах и прочих хозяевах суши и воды, поэтому с уважением относимся к природе и ее творениям.
        К вечеру мистер Колман приехал, а вместе с ним был Уайт. Он забежал в комнату и упал на колени перед кроватью. В его глазах царил страх и сожаление.
        - Зачем, зачем ты это сделала?  Он же не стоит того!
        - Это уже неважно Уайт, любовь к нему умерла  в тот день, когда волна поглотила меня. Теперь все будет по-другому.
        - Старик Макфадден сказал, что у тебя перебита спина, как же это можно вылечить без врачей?
        - Не знаю. Надеюсь только на то, что океан поможет. Но мне нужно будет часто опускаться в воду.
        - Я помогу тебе. Буду носить к воде столько, сколько потребуется. Кстати, я видел в тот роковой день Джейка и все рассказал ему. Пытался объяснить, что между нами ничего не было.
        - И? - я смотрела в потолок и ощущала пустоту.
        - Он ушел, сел в машину и куда-то уехал.
        - Это всё уже не имеет значения. Он часто срывался и возвращался к тому, от чего я его спасала, а теперь пусть живет, как считает нужным.
        После того как приехал Уайт началась жизнь сопряженная с болью и надеждой. Он носил меня к берегу по нескольку раз в день, всегда был рядом и помогал во всем. Дом Макфадденов стал родным, а эти люди семьей. Шли дни, недели, но я по-прежнему не могла пошевелить хвостом или ногами. На дворе наступила осень, все вокруг стало золотым, воздух наполнился прохладой, вода также стала холоднее, но на мерроу это особо не влияло. Единственное, чего удалось добиться, так это того, что боль отступила, теперь я могла сидеть и спокойно вращать головой или руками, но не плавать.
          У меня было достаточно времени, чтобы переосмыслить свою жизнь и все вокруг. Я поняла, как была глупа и наивна, полагая, что любовь к Джейку это все, чего мне нужно в жизни. В мире есть много достойного внимания, например, те люди, которые окружали сейчас; природа, которая поражала своей красотой не только на морском дне, но и на суше и просто покой, какого раньше не было. Конечно, не хватало океана и всех, кто в нем обитал, все-таки это истинный дом, в котором природой определено жить мерроу, но та жизнь, что была сейчас, доставляла не меньше приятных ощущений, несмотря на то, что я теперь походила на инвалида.
          К счастью, Уайт не проявлял большего интереса, кроме дружеского, что сейчас было очень кстати. Я довольно часто замечала в его глазах всевозможные желания, но он хорошо их контролировал. Миссис и мистер Макфадден продолжали заботиться, они относились ко мне словно к дочери, только это отношение отличалось от нашего. В мире мерроу родители не такие чуткие и нежные к своим детям, они более строгие, жесткие и основным в их воспитании является привитие правил и законов выживания в столь непростых условиях существования. Но оно так и должно быть, океан и его хищники беспощадны к более слабому или неподготовленному обитателю. У людей все иначе, они живут больше чувствами, которые являются очень тонкой материей, поэтому подвержены постоянным колебаниям и изменениям, но эти чувства создают особый жизненный интерес, они насыщают их мир и делают его пестрым, ярким и необычным. И мне выдался шанс прикоснуться к этой материи, посмотреть на мир человека с другой стороны, понять, как люди живут в семье и какими хорошими они могут быть.
        Однажды, после очередного пребывания в воде, Уайт принес меня к дому и посадил на лавку, а сам отправился помогать мистеру Колману с лодкой. Я сидела и смотрела на пустое побережье, по которому одиноко шел человек к далеко лежащей лодке, а чайки летали над берегом и кричали - то была картина невероятной красоты, в душе возникало чувство присутствия в особенном сказочном месте, где все происходит очень просто и в то же время сложно. А пока сидела и любовалась пейзажем, ко мне вышла Анора, она села рядом:
        - Здесь очень красиво осенью. Погода успокаивается, а с ней успокаивается и океан. - Анора принялась расчесывать свои волосы и продолжала смотреть вдаль.
        - Да, я заметила.
        - Скажи, Мемо. Почему ты ушла от семьи? Неужели из-за того мужчины?
        - Нет. Я наоборот ушла от него, чтобы приплыть сюда, так как моя мама отсюда.
        - Твоя мама человек?
        - Нет, нет. Моя мама была речной ундиной, а отец морским, но они погибли, когда я была младенцем, и другие морские мерроу забрали меня с собой в океан. Так я и выросла среди них, а когда узнала всю правду своего происхождения, то захотела найти настоящую семью. Но настоящей семьи для такой как я не существует.
        - Неправда. Для любого в нашем мире найдется место, так и ты его нашла. У нас. И я бы очень хотела, чтобы ты осталась с нами.
        - А я могла бы только мечтать об этом.
        Анора обняла меня и я подумала, что пора прекращать бессмысленные поиски своего места в жизни, ведь все, что мне нужно уже перед глазами. А нужно мне всё: вода, земля и люди, как бы странно это ни звучало.
        С тех пор прошел еще месяц, но хвост так и не слушался, я уже начала отчаиваться, так как еще не знала столь долгого лечения, а значит, для меня все закончилось катастрофой. Но в этом никто не виноват, ведь все вокруг предупреждали  о печальном исходе отношений с человеком, а я не слушала, хотя они и были правы. И если раньше не могла определиться, кто я здесь, то теперь не могла понять, зачем я здесь, ибо не существует большего ужаса, чем неспособность плавать и даже ходить. Видимо кто-то решил хорошо проучить меня за все допущенные ошибки.
        Постепенно приближалась зима, Уайт продолжал нянчиться со мной. В один из уже довольно прохладных дней, он очередной раз отнес меня к берегу, сам же вернулся в дом за курткой. И пока его не было, я лежала на берегу, волны накатывали до самой шеи, оставляя на руках и плечах соленую пену. Надо мной медленно проплывали светло серые облака, и чувство спокойствия уравновешивало сознание, но через минуту я вдруг почувствовала сильный щипок, и мой хвост дернулся от боли, тогда, быстро поднявшись, посмотрела на него и снова ощутила чей-то укус, а хвост снова дернулся. Недолго думая, я подняла хвост, оттуда сразу же выполз краб и быстро удалился. И только в этот момент осознала, что случилось то, в чем уже начала сомневаться. Он заработал! Я решила пошевелить им и все получилось. Виляя хвостом из стороны в сторону, плакала и смеялась от счастья, ведь теперь океан снова со мной, и, отпустив руки, позволила волнам забрать себя. Движения несколько минут были довольно неловкими, но скоро все вернулось, и я поплыла вперед как раньше.  Кувыркаясь и кружась, забыла обо всем, даже об Уайте, который пришел к берегу
и искал меня. Опустившись на дно, резко оттолкнулась и устремилась вверх. Я выпрыгнула из воды на пару метров, после чего нырнула обратно. А когда поднялась на поверхность, то увидела Уайта, он стоял, приоткрыв рот, и наблюдал за происходящим.
        Выбравшись на берег, подождала своих ног и встала. А Уайт подошел ко мне:
        - Все получилось? Океан излечил тебя?
        - Да! Уайт! Я снова могу плавать! - прыгая от счастья, кричала я.
         Отбежав от него, начала кружиться, а Уайт нагнал и подхватил на руки, теперь мы кружились и смеялись вдвоем, как дети. Потом вернулись в дом, но теперь я шла сама. Анора, увидев эту картину, начала обнимать и целовать меня, а мистер Колман просто стоял рядом и улыбался.
        После всего случившегося у меня началась новая жизнь, в благодарность за свое спасение и долгий уход, я уходила в океан вместе с Макфадденом, помогала ему ловить рыбу и крабов,  Аноре помогала по дому, все же сил накопилось достаточно за время лежания в постели. Иногда выезжала с мистером Колманом в Килларни, чтобы, используя свои возможности, помочь продать улов, за что он всегда делился вырученными деньгами, а я могла купить себе одежду. Уайт продолжал навещать и никогда не приходил с пустыми руками, он, безусловно, был рад тому, что все наладилось, и я снова могла плавать или ходить, но грусть засела в его душе, ведь теперь не нужно было проводить со мной столько времени.
        Так прошла зима и весна, а когда наступило лето, я уже чувствовала себя не только мерроу, но и человеком, все же столь долгое время, проведенное среди людей, не могло повлиять иначе. Океан наконец-то прогрелся, и я могла подолгу плавать в его водах, а когда мы с мистером Колманом выходили на охоту, как я называла рыбалку, то и добычи было в два раза больше. Вскоре сюда вернулись дельфины, с которыми стала чаще видеться и плавать, отчего чувствовала себя еще лучше, они же мои братья и сестры. Все было замечательно, но когда уплывала к острову и оставалась одна, то в душе чувствовалась тоска, тоска все по одному и тому же существу в этом огромном мире, имя которому Джейк Мартинс. Никто и ничто не могли заменить мне то счастье, которое я испытывала когда-то с ним, возможно, это бессмысленные попытки задержать прошлое, но что как ни прошлое меняет нас и делает лучше, пусть и несчастнее.
        На острове все зацвело и покрылось зеленым ковром, скалы выглядели не такими холодными и отпугивающими как в осеннее и зимнее время. Солнечный свет заливал темные камни, от которого они сверкали, переливаясь в лучах. Это место стало любимым из всех, как раньше был скалистый берег Аделаиды. В детстве, когда в основном жила в воде, не знала и не понимала, почему многие взрослые мерроу так восхищаются землей, а сейчас я сама могу любоваться природой вне океана и ощущать ее прикосновения в виде ветра и земных ароматов.
        Спустя неделю мы с мистером Макфадденом вышли в океан и пробыли в его просторах до самого вечера, а когда вернулись, он сказал:
        - Ты составишь конкуренцию любому из живущих здесь рыбаков. Раньше я и не мечтал о таких деньгах, которые получаю сейчас. Только мне очень неудобно перед тобой, получается, что мы используем… - но я не дала ему договорить.
        - Не думайте об этих глупостях, вы сделали для меня нечто большее, за что я не расплачусь с вами ни одним уловом. Поверьте, мне нравится помогать вам и более того, я чувствую себя одной из вас, когда могу участвовать во всех ваших делах. И еще, вам нужны деньги, как и мне. Я больше не хочу пользоваться чарами, чтобы достать себе одежду, - я улыбнулась.
        - Тогда я могу послать свою совесть куда подальше? - и он засмеялся
        - Безусловно!
        По пути к дому мы условились, что завтра поедем в Килларни и обязательно продадим весь улов до последнего малька. А как же иначе? Если покупатель сам не возьмет, то я всегда ему «помогу» определиться с выбором.


        ГЛАВА 28
         ВСЕ РАВНО НЕ МОГУ БЕЗ ТЕБЯ…


        После того как не стало Мемо, прошло уже больше полугода. По совету Уолша я остался в Ирландии и продолжил работу. Мой дом давно  закончен, и я уже несколько месяцев, как живу в нем один. Его окна выходят на побережье, ведь я хотел, чтобы океан был рядом, и Мемо могла в нем плавать, когда захочет, а теперь только одинокий шум прибоя.
          Честно сказать, у меня плохо выходит справляться с болью и чувством вины, но начинается новый день, и я временно оказываюсь в водовороте дел, которых меньше не становится. Ферма требует много внимания и контроля, а когда все заканчивается и наступает вечер, мне совершенно не хочется возвращаться в пустой дом, поэтому отправляюсь в Трали и засиживаюсь в пабе до глубокой ночи. И так каждый день в течение полугода. И это единственный способ заглушить все, что кипит и переворачивается в душе.
          Сегодняшний день прошел, как и десятки других, только в результате мне надо было завтра утром ехать в Килларни, чтобы купить партию ягнят, поэтому пришлось вернуться домой пораньше и лечь спать. Этой ночью мне снился странный сон впервые за долгое время. Будто я приехал на ярмарку, но купил не ягнят, а большое количество рыбы, которая была еще жива и постоянно выбивалась из рук, огромные сельди извивались и умудрялись отвешивать мне приличные оплеухи своими хвостами. Загрузив рыбу в машину, отправился обратно, но проезжая мимо побережья, снова увидел, как огромная волна несется к берегу. В момент, когда она должна была обрушиться на сушу, я проснулся. И что это было? Очередное видение или протест уставшего и измученного сознания?
          Заснуть после кошмара я так и не смог, проворочался в постели до самого утра, а когда прозвенел будильник, сразу поднялся, быстро собрался и отправился в Килларни, тем более погода была прекрасная. Доехать удалось достаточно быстро, торговцы к этому времени только-только начали выкладывать на прилавки товар, так что я решил перекусить в кафе и дождаться открытия ярмарки. Пока сидел внутри и пил кофе, задумался о том, что было бы, если бы успел остановить Мемо. Вернулась бы она ко мне или  нет? Сидя перед окном, смотрел на прибывающих людей, но мыслями был далеко. Не переставая представлять ее, начал сравнивать про себя. Вот такие же у нее были волосы, такая же изумительная фигура и такие же непринужденные, легкие движения, только через минуту очнулся и понял, что сравниваю с девушкой, которая стоит спиной ко мне и помогает выгружать рыбу какому-то старику. Мое сердце тогда готово было выпрыгнуть. Я выскочил из кафе и побежал в сторону незнакомки. И чем ближе подходил, тем более знакомым казался ее голос. И остановившись за спиной, тихо  неуверенно спросил:
        - Мемо?
        Девушка вздрогнула и медленно повернулась, это была она. Мемо смотрела на меня как на врага, взгляд был холодный чужой.
        - Джейк.
        - Я, я, - у меня не было слов, - прости, сложно говорить. Ты жива?
        - Как видишь.
        - Ты себе не представляешь, сколько месяцев я провел в отчаянии. А ты все это время была где-то недалеко?
        - А что? Мне надо было все-таки умереть, чтобы твое отчаяние оправдалось?
        - Мемо? Давай отойдем, нам надо поговорить.
        Она согласилась, и мы отошли в сторону к небольшой парковой аллее.
        - Говори быстрее, у меня еще много дел, - ее глаза были такие чистые и яркие, что в них виднелся океан.
        - Я сожалею и ненавижу себя за все, что тебе сделал. И я ни на минуту не переставал любить тебя.
        - Джейк. Когда все случилось, но меня спасли, то я все еще не хотела жить, так как осталась без всего: без семьи, без дома и, в конце концов, без тебя, что было даже важнее остального. Но спустя определенное время боли и мучений, в основном физических, начала понимать как прекрасна жизнь, в которой больше нет Джейка Мартинса. Мне все еще дороги воспоминания о тебе, но «мы» больше не должны повториться.
        Ее слова лезвием прошлись по сердцу, однако она права, что считает меня врагом. Я слишком виноват перед ней и не имею права о чем-то просить.
        - Я хочу сказать только одно, выслушай меня. Оставшись там, в Аделаиде, я потерял себя. А когда узнал, что, возможно, ты направилась к берегам Ирландии, то, не раздумывая, прилетел сюда. Я искал тебя везде и уже терял здравый смысл, был одержим только тобой, а когда нашел, то не смог совладать с собой. Это была слепая и бессмысленная ревность, а слова, которые говорил, еще более бессмысленные. Потом, встретив Уайта, все понял и поехал за тобой, я видел, как ты стоишь на краю той скалы и видел, как тебя смыло волной. Хотел помешать, но не успел. И я вовсе не оправдываюсь. Думая, что тебя больше нет, хотел умереть, но один человек помог мне справиться с тем состоянием, хотя боль так никуда и не ушла и жила по сей день.
        - Значит, теперь ты избавился от той боли?
        - От той, да.
        - Так это хорошо. Кстати, я не виню тебя, потому что продолжаю любить. Пыталась выбросить тебя из сердца, не получилось, поэтому решила свыкнуться с этим бессмысленным чувством. Мы можем жить и порознь, - все это время ветер раздувал ее волосы, и некоторые локоны касались моих рук, отчего все содрогалось внутри.
        - Если ты того хочешь, я оставлю тебя в покое. Но знай, я по-прежнему люблю тебя и буду любить всегда. И еще, я не считаю свое чувство бессмысленным, оно имеет огромный смысл и наполняет меня жизнью, как и наполняло все эти месяцы.
        - Прощай, Джейк.
        Она дотронулась рукой до моего лица и поцеловала в губы. Я еле сдержался, чтобы не обнять ее, но Мемо уже все решила и меня для нее больше не существовало. Она ушла к тому старику и продолжила возиться с рыбой, тогда я вспомнил свой сон и понял его смысл.
        Купив то, зачем приехал, загрузил живность в машину и поехал обратно в Трали. Чувства переполняли, одни наслаивались на другие, но в результате все равно было плохо. Мемо жива, но она больше не со мной, а я так и остался в той яме, которую, кстати, вырыл для себя сам. Возможно, ей лучше без меня, ведь все что нас связывало, осталось там, у берегов Австралии, а здесь все иначе.
        После той встречи прошло около недели, однако успокоиться и смириться с тем, что случилось, не выходило, все мысли были только о ней. Уже несколько раз я терял Мемо, при этом, не предпринимая никаких действий, чтобы ее задержать. Так что же получается? А получается то, что Джейк Мартинс из рода акул бизнеса - слабак и ничтожество. Если всю жизнь давать свободу настроению любимой женщины и позволять ей бегать от себя, то понятие - мужчина теряет смысл. Я люблю Мемо и люблю так, как никто и никогда, а значит, должен попытаться все исправить и пусть это будет мое малодушие и слабость. Мы живем лишь раз, поэтому должны добиваться того, благодаря чему эта единственная жизнь становится лучше. А для меня это Мемо, только после ее появления я понял, как можно жить, а не просто существовать.
        Вскоре узнал через людей Уолша, где живет тот человек, с которым видел ее на ярмарке. Это был Колман Макфадден, простой ирландец на пенсии, занимающийся рыболовством и своим домашним хозяйством, жил он со своей женой на побережье недалеко от Килларни. Теперь оставалось только поехать туда и разыскать Мемо. Всю ночь перед поездкой не мог уснуть, представлял себе всевозможные варианты нашей встречи, и почему-то большинство из них сводилось к тому же, что произошло на ярмарке. Но войну за одну атаку не выиграть, поэтому надо готовиться к длительным боевым действиям со шпионажем и разведкой.
        Ранним утром я выехал в Килларни. На улицах было спокойно и тихо, словно все исчезли разом, только изредка мимо проезжали одинокие машины и быстро исчезали за поворотом. Добравшись до города, свернул на семьдесят второе шоссе и направился в сторону Траллиг Бега. Когда прибыл на место, оставил машину на обочине, а сам пошел по проселочной дороге к дому Мафаддена. Спустившись к побережью, увидел одиноко стоящий дом, утопающий в зелени, а в трехстах метрах от него океан. Вокруг никого не было, лишь шум накатывающих волн и гул ветра. Я стоял, смотрел на этот дом и думал, что Мемо здесь не может быть счастлива, но, возможно, ошибался. Единственный способ что-то узнать, это дойти до двери и постучать. Я поднялся по ступенькам, занес руку над дверью, как вдруг она открылась, и на порог вышел Уайт, он остановился и, кажется, побледнел от неожиданности. Я почему-то даже не удивился его появлению, он продолжал бороться за расположение Мемо.
        - Богатый американец! - он оперся на косяк двери. -  Что ты здесь делаешь?
        - Бедный ирландец! - я немного опустил голову в знак приветствия. - Я приехал, чтобы встретиться с Мемо.
        -Ее здесь нет и уже давно.
        Но в этот момент вышла пожилая женщина, видимо, жена хозяина и, строго посмотрев на Уайта, сказала:
        - Что ты несешь? - после чего обратилась ко мне. - Ты, наверно, Джейк?
        - Да. Приятно познакомиться миссис…?
        - Анора. Не слушайте этого мальчишку, Мемо сейчас в океане с мистером Колманом. К вечеру они должны вернуться. Если хотите, можете подождать ее внутри.
        - Буду очень признателен, - я прошел мимо Уайта и слегка толкнул его плечом…
        Зайдя в дом, проследовал за Анорой до гостиной и сел на диван. Эта женщина, на удивление, была очень любезна со мной, и проявляла большой интерес.
        - Джейк? Может быть, желаете чая?
        - Нет, благодарю.
        Она ушла на кухню, а я остался один на один с Уайтом. Он долго сидел в напряжении, а потом все-таки сдался и заговорил:
        - Давай выйдем, надо поговорить.
        - Мы можем поговорить и здесь.
        - Боишься, что с тобой что-то случится?
        - Слушай, сколько тебе лет, мальчик? - спросил я
        - Девятнадцать, - он вызывающе смотрел и готов был разорвать меня в клочки.
        - А мне двадцать шесть и я уже не интересуюсь петушиными боями, так что, извини. Хочешь поговорить, говори здесь.
        - Хорошо. - Уайт подался вперед. - Зачем ты продолжаешь лезть в ее жизнь?
        - Я должен отчитаться перед тобой? С какой бы это радости?
        - А с такой, ты не знаешь, что пережила Мемо, когда чуть не умерла, а старик Макфадден ее спас. У нее почти два месяца была перебита спина, и каждый день я носил ее к океану, чтобы она могла исцелиться. Тебя что-то не было рядом. Как и в то время, когда она мучилась и чувствовала себя изгоем, тебя тоже не было.
        - Я ее искал, причем, не имея ни одной зацепки. Да и потом, что ты можешь знать о нас  с Мемо?
        - О тебе я мало знаю, но о ней достаточно, чтобы сказать со стопроцентной уверенностью, что ты ей не подходишь.
        - Хочешь сказать, что знаешь ее лучше меня?
        - Я знаю о мерроу столько, сколько ты не знаешь о себе! Они не простые и не такие прекрасные, как может показаться сначала, но Мемо другая. Она не способна причинить боль, она готова плыть или бежать на помощь к любому, кто в этом нуждается. У нее светлая и чистая душа, а ты только очерняешь ее, заставляешь из раза в раз окунаться в свой грязный и испорченный мир. Оставь Мемо, дай ей спокойно жить и быть счастливой с другим.
        - Например, с тобой? Интересно. А она любит тебя?
        - Полюбит, со временем. Я буду ждать, пока ее сердце освободиться от такого мусора как ты.
        - Видимо, одного ты все же не знаешь. Мерроу любят лишь один раз, и эта любовь остается навсегда.
        - Знаю, но время может все изменить. Тем более, ей нужна не только любовь, но и защита. А с тобой она словно одинокий солдат на вражеском полигоне.
        - Ради нее я бросил все, что связывало меня с прежней жизнью.
        Вдруг в комнату зашла Анора, она хлопнула в ладоши, а когда мы замолчали, заговорила:
        - Так! Все, хватит! Вы делите ее, как  два голодных щенка кусок колбасы. Только и слышится, не ты, а я, не ты, а я! А вы спросили, чего хочет она? Мемо сейчас очень тяжело, она только-только начала адаптироваться в новом для себя мире, а вы, вместо того, чтобы помочь хотите окончательно ее сломать. И для чего? Чтобы потешить свое самолюбие и реализовать амбиции? - потом она обратилась к Уайту. - Ты вообще еще слишком молод, чтобы зарекаться о безопасности и счастье Мемо рядом с собой, - затем досталось и мне. - А вы, мистер Мартинс, должны очень постараться, чтобы она простила вас.
        Услышав последние слова, Уайт вскочил и ушел из дома, хлопнув дверью. Анора махнула рукой в его сторону, после чего села напротив и добавила:
        - Джейк, выслушайте меня внимательно. Я женщина, прожившая большую часть своей жизни, поэтому имею достаточно опыта. Пусть Мемо и не человек, но она такая же молодая и наивная, как многие девушки, поэтому все ее эмоции, чувства написаны на лице. Она все еще любит вас и, действительно, будет любить всегда. По сей день Мемо не может найти себе места, потому что рядом нет именно вас. Но она боится снова оказаться в ловушке, чего собственно, боюсь и я. Вы должны показать ей не только любовь, но и абсолютное доверие. В Мемо нельзя сомневаться.
        - Значит, вы хотите, чтобы мы снова были вместе?
        - Честно признаться, хочу. Вы с ней похожи, просто ты однажды запутался, а найти правильный путь и идти по нему, не оступаясь, очень сложно. Ты же человек, а мы существа вечно сомневающиеся. У Мемо все проще, но у вас общая судьба, это видно. Так что, дождись ее и не выплескивай сразу все, что наболело. Просто побудь рядом.
        - А как же Уайт? Он не оставит ее так просто.
        - И снова сомнения, - Анора вздохнула, - отбрось их, а иначе выгоню из дома!
        Она оставила меня одного. Я подошел к окну и увидел, как Уайт сидит на берегу в ожидании Мемо. Он просидел там до самого вечера, а когда начали опускаться сумерки, вдалеке показалась лодка.


        ГЛАВА 29
        ЧТОБЫ РЕШИТЬ, НАДО ПОНЯТЬ, А ЧТОБЫ ПОНЯТЬ, НАДО ЛЮБИТЬ


        Сегодня был не самый удачный день, но что-то все же смогли поймать. Видимо рыба уплыла от берегов в ожидании очередной непогоды. Мы возвращались к берегу, а там уже стоял Уайт и как-то нервно теребил плед. Еще в воде поняла, что-то не так.
        Когда выбралась на берег, Уайт накрыл меня пледом и помог обсушись хвост, все это время он смотрел необычайно нежно, но во взгляде угадывалась грусть.
        - В чем дело, Уайт?
        - Я хочу, чтобы ты знала, - он замолчал и повернулся в сторону океана.
        - Знала что?
        Тогда он снова посмотрел на меня и взял за руку.
        - Что я люблю тебя. Просто знай это. Я всегда буду рядом, если понадоблюсь.
        - Уайт? Что случилось? Почему…
        - А разве для того, чтобы любить, нужны причины? Я же не прошу взаимности, лишь надеюсь на то, что когда-нибудь ты оценишь меня.
        - Послушай, ты мне очень дорог и я безмерно благодарна тебе за помощь, но у нас…- он снова не дал договорить.
        - Я знаю, вы любите только раз. Тогда используй этот раз. Он ждет тебя.
        - Кто?! Джейк?! - я начала осматриваться вокруг.
        - Он в доме. Поговори с ним.
        После всего Уайт пошел помогать мистеру Колману, выгружать рыбу, а я стояла и не могла решиться, идти мне или нет. Отказав Джейку в последнюю встречу, не переставала сомневаться в принятом решении, ведь все равно любила, но что ждать от будущего с ним? Если все начать сначала, то велик риск снова познать боль, такая уж мы странная пара. Поэтому посчитала ненужным встречаться с Джейком, и пошла  вдоль берега, чтобы потом зайти в воду и уплыть к острову, но не успела. Кто-то бежал в мою сторону. Конечно же, это был он. Догнав меня, упал на колени и взял за руки. А мне стало так тяжело, так больно, я истосковалась по нему.
        - Мемо! Не уплывай. Прошу.
        Он потянул меня к себе и посадил рядом, я же оказалась неспособна сопротивляться.
        - Чего ты хочешь от меня? - я смотрела на него умоляющим взглядом. - Почему ты не можешь просто оставить и забыть меня?
        - Я не могу тебя забыть и не смогу. Ты стала моим смыслом, моей душой и моим разумом. Как еще мне объяснить, что жизнь без тебя невозможна? Может, хватит уже бегать друг от друга?
        - Джейк, прости, но сейчас я не могу разговаривать с тобой. Отправляйся завтра на закате на остров Большой Бласкет.
        - А ты приплывешь туда?
        - Не знаю, может быть. Но если я и буду разговаривать с тобой, то только там.
        - Хорошо.
        Я ушла в воду и уплыла прочь, а Джейк остался на берегу. Мне хотелось окончательно все обдумать и наконец-то определиться с судьбой. То ли пойти на риск и вернуться к тому, кого люблю сильнее всего на свете, то ли расстаться раз и навсегда.
        Этой ночью в океане было невероятно тепло, и я решила заночевать на дне, так как возвращаться к Уайту не хотела, просто не могла дать ему возможности даже надеяться на нас. Это было бы несправедливо по отношению к нему. Поэтому лежала на песке и как раньше смотрела наверх, но уснуть не получалось, душа требовала чего-то яркого, душа требовала скорости. Тогда поднялась и поплыла так быстро, как только позволяли силы. Сегодня мне нужна была скорость и адреналин, так как понять свои истинные чувства и желания могла, только отпустив их на волю. Я не отдыхала всю ночь, плыла и плыла, иногда останавливалась, но лишь на секунду, а потом снова отправлялась в путь. Такой я давно себя не видела и не чувствовала, последнее время в моей жизни все замедлилось и потеряло ту искру, которая была раньше. А сейчас вёс вернулось, и это была я - настоящая фейри, плавающая в безграничных просторах океана.
          К утру все же выбилась из сил и опустилась на дно, чтобы поспать. Уснуть удалось за считанные секунды, а во сне видела необъятный океан с высоты птичьего полета, я осматривалась вокруг себя, наблюдала, как медленно плывут облака и изредка касаются рук, а при попытке их схватить растворяются, превращаясь в струйки воды. Потом воды становилось все больше, она превращалась в водопад и срывалась с небес в океан. Это было прекрасно. Проснувшись, увидела, как солнце постепенно опускается. Значит, проспала весь день, но сейчас надо решить, чего хочу и что сказать Джейку. Закрыв глаза, вспомнила свой сон до мельчайших подробностей и тогда ответы пришли сами собой. Я поплыла к острову, до которого оставалось всего пару миль.
        Добравшись до Бласкета, обнаружила моторную лодку. Значит, он приплыл и ждет меня. Я подплыла  к лодке и посмотрела внутрь, на удивление Джейк лежал в ней и спал. Тогда, набрав в ладони воды, вылила на него.  Он резко открыл глаза и сел.
        - Мемо. Ты приплыла?
        - Да.
        - Я здесь со вчерашней ночи.
        - Почему?
        - Не знаю, - он смотрел на меня своим обычным взглядом, тем самым, каким смотрел, когда мы только начали встречаться.
        - Ладно, я на берег. Ты же все еще хочешь поговорить?
        - Я за тобой.
        Он спрыгнул в воду, и мы поплыли к берегу. Когда выбрались, а мой хвост обратился ногами, я встала и указала на равнину, там росла высокая трава и хорошо скрывала от ветров. Мы сели на траву, оказавшись в подобии зеленого кокона.
        - Джейк? Я приняла решение и готова дать истинный ответ на все, что было или есть между нами.
        - Почему-то я услышал только прошедшее и настоящее, но не будущее, - он опустил голову и не хотел показывать глаз.
        - Да, ты все правильно услышал. Потому что будущее начнется только сейчас.
        Я пододвинулась к нему и, встав на колени напротив Джейка, руками дотронулась до его лица, приподняла голову, а потом сняла с него рубашку. Он все понял и убрал мои волосы, которые прикрывали тело.
        - Ты весь дрожишь, - я гладила руками по его груди и спине, - тебе холодно?
        - Нет, мне слишком холодно.
        - Тогда нужно согреть тебя?
        - Да.
        Джейк, не раздумывая, обнял меня и посадил к себе на колени, а потом начались такие горячие поцелуи, что холодно уже никому не было. В нем накопилось очень много сил и страсти, которая была направлена только на меня, но я не уступала, с учетом того, что у мерроу во время близости в кровь выбрасывается слишком много адреналина. Мы провели вместе ночь, которая знаменовала начало нового пути, нашего общего пути. К слову, Джейк не спал всю ночь, видимо  боялся, что я снова сбегу, но бежать мне было некуда, кроме как в Северо-Ледовитый океан, но, боюсь, и там он бы меня нашел.
        Мы лежали друг напротив друга, он смотрел на меня, иногда поправлял непослушные волосы.
        - У меня осталось одно незаконченное дело к тебе, фейри мерроу, - сказал Джейк.
        - Правда?
        Тогда он сел и приподнял меня, после чего снял с шеи цепочку с жемчужиной и произнес:
        - Мемо, выходи за меня? Кольца с собой нет, но есть что-то более дорогое, наша жемчужина.
        - Я согласна, только мне нужна вода рядом с домом.
        Он засмеялся и надел на меня цепочку.
        - У тебя будет все, о чем только пожелаешь. Тем более, я давно уже свил нам гнездышко как раз недалеко от океана.
        Я поцеловала его, а потом попросила Джейка принести рыбацкий нож из лодки, когда он его принес, то взяла и отрезала себе волосы, оставив длину до пояса, после чего заплела их в косу.
        - Зачем? - Джейк не мог понять, что я делаю.
        - А разве так не лучше, - я обернулась вокруг своей оси.
        Тогда он подхватил меня на руки и понес к лодке. Мы плыли вместе, так как сейчас хотелось только одного - быть рядом с ним.


        ГЛАВА 30
        ВСЕ НАЧИНАЕТСЯ С СЕМЬИ И ЗАКАНЧИВАЕТСЯ ЕЮ


        Вернувшись на берег, я решила зайти к Макфадденам, чтобы поблагодарить за все и попрощаться. Они были дома, миссис Анора открыла дверь. Увидев меня вместе с Джейком, она расплакалась и позвала мужа, Анора все поняла.
        - Я так рада, что вы снова вместе, - она обняла меня и поцеловала. - Куда же вы теперь направитесь?
        - В Трали, там наш дом. - Джейк держал мою руку и улыбался. - И, я приглашаю вас на нашу свадьбу.
        - Ну и молодежь!  - мистер Колман засмеялся и почесал затылок. - Все у вас происходит за считанные секунды. Но здесь случай особенный, так что правильно. Мы с радостью приедем.
        Мы еще немного поговорили, а потом направились с Джейком к машине. Конечно, мне еще надо было встретиться с Уайтом, чтобы все ему рассказать. Я надеялась, что он поймет и останется для меня другом, каким был до этого. К полудню добрались до Трали, а еще через час и до дома. Это был такой большой и светлый коттедж недалеко от берега, мне сразу вспомнилась Аделаида и та вилла, на которой жил Джейк. Внутри дома все напоминало прошлое, а именно, самые приятные моменты из него, так же стоял камин, а перед ним диваны, такие же большие окна смотрели на океан. Только на втором этаже была не одна большая комната, а несколько. Джейк поднялся ко мне и спросил:
        - Тебе нравится?
        - Мне нравится везде, где есть ты. А зачем столько комнат? - я с ухмылкой посмотрела на него. - К тебе переберутся все твои друзья из Австралии?
        - Вообще-то нет, но идея хорошая, - он улыбнулся. - Мы же теперь семья, а  большой семье нужно много места.
        - Нас всего двое.
        - Пока двое.
        После таких слов я покраснела, а Джейк продолжал смотреть так страстно, что я не знала, куда себя деть, но он обнял меня и тихо сказал:
        - Мемо, я люблю тебя. Когда мы впервые встретились, ты сразу же стала моей судьбой, пусть я еще и не осознавал этого.
        - Ты тоже стал частью меня, и не только из-за особенностей мерроу. Это что-то более сложное и сильное.
        День нашей свадьбы был назначен на первое июля, Джейк пригласил немного гостей, в их число вошли Конор Уолш с семьей,  Дин и Салли, а точнее Окамени, ведь если бы не она, Джейк так бы и не нашел меня. В число моих приглашенных вошли миссис и мистер Макфадден, а также Уайт.
         Вскоре после отъезда в Трали я  встретилась с Уайтом. В тот день он сидел на берегу и ждал меня, а когда я пришла, то Уайт был не такой веселый и игривый как раньше.
        - Здравствуй, - я заговорила первая.
        - Привет, - он старался не смотрел на меня.
        - Ты уже все знаешь, не так ли?
        - Да, знаю. Ты снова вернулась к этому человеку и готова снова терпеть его выходки.
        - Не говори так.  Меня с Джейком связывает гораздо большее, чем ты можешь себе представить. Даже в моем мире не бывает все идеально, мы все живые существа, поэтому любовь не всегда сопряжена только с хорошими моментами, случается и страдать.
        - Как верно подмечено. Я как раз сейчас страдаю.
        - Уайт? Скажи мне честно. Чего бы ты сейчас хотел?
        - Я бы хотел избавиться от этих страданий, поскольку желаю тебе только счастья, и вижу, что твое счастье не со мной.
        - Можно я помогу тебе?
        - Как? Сотрешь память? Я не хочу так, мне важны эти воспоминания.
        - Нет, я не буду заставлять тебя забывать что-то. Есть еще один способ, - в этот момент у меня по щеке скатились две слезы, одну из которых поймала на палец. - Если ты попробуешь мою слезу, то твоя душа больше не будет болеть. Вместе с болью уйдет и любовь, которая заставляет страдать.
        - И что я буду чувствовать к тебе?
        - Ты все будешь помнить, будешь помнить и любовь, но не будешь ее чувствовать.
        - Я согласен, все равно другого выбора нет.
        Тогда я прикоснулась пальцем до его губ, и через секунду взгляд Уайта изменялся, он успокоился, стал абсолютно расслабленным и непринужденным.
        - Что сейчас ощущаешь? - спросила я.
        - Чувствую, что все хорошо. Больше нет боли и терзаний.
        После всего я пригласила Уайта на свадьбу, и он без лишних раздумий согласился.
        Вернувшись домой, хотела поплавать, но как только подошла к берегу, то услышала знакомый голос из воды, а потом увидела мелькнувший хвост. Это была мама, только на ее хвосте было ровно три небольших шрама, доставшихся от морского котика. Я быстро разделась, забежала в воду и нырнула вглубь, а там, на дне была моя семья, которую покинула почти год назад. Я бросилась к ним, начала обнимать отца и маму.
        - Отец, мама! Как же вы нашли меня?
        - Окамени отправила нам послание с дельфинами. Мы не так давно прибыли к берегам Ирландии, а на днях узнали о том, где ты. Как же ты жила здесь все это время? - мама говорила, но ее голос дрожал.
        - Сразу и не расскажешь обо всем, что случилось. Я уже и не надеялась, что встречу вас снова.
        - Запомни, Мемо, хоть океан и безграничен, но потерянные связи не разрываются, они лишь становятся длиннее, - сказал отец. - И мерроу никогда не забывают своих.
        - Мы тут краем уха слышали, ты замуж выходишь? И твой избранник тот самый человек - Джейк.
        - Да, все так.
        - Значит, он действительно любит тебя, - мама удивилась такому повороту событий. - Надеюсь, ты позволишь обручить вас по нашим обычаям?
        - Конечно, что за свадьба без морских ежей! - я засмеялась. - Здесь есть очень тихое и спокойное место, остров недалеко от побережья. Там и проведем церемонию.
        - Хорошо. Тогда завтра на закате мы будем ждать вас там.
        Когда я вышла на берег, то не могла поверить в то, что моя семья снова рядом, словно награда за все пережитые невзгоды. Джейк удивился их появлению, а идею о русалочьей свадьбе воспринял с большим интересом, все же не каждый день в тебя будут вонзать отравленные иголки. Следующим вечером мы отправились на остров, все мерроу уже были  там и ждали только нас. Джейк смутился от такого количества русалок, среди которых были женщины, мужчины, дети, старики. Он наклонился ко мне и тихо прошептал:
        - Будто клуб нудистов профессионалов, - и засмеялся.
        - Да уж, но ты не думай, в такие группы мы редко собираемся, только во время свадеб.
        - Приятно слышать. Но симпатичных русалочек здесь много. - Джейк снова захихикал, а я толкнула его локтем в бок.
        - Не обольщайся. Мне страшно представить, что будет с бедолагой, который останется наедине с несколькими такими красавицами.
        Когда мы вышли на берег, мама подошла к Джейку и строго сказала:
        - Раздевайся, человек.
        - Вот так сразу? - он начал оглядываться, ощущая на себе десятки глаз.
        - Не переживай. Вряд ли у тебя есть что-то такое, чего нет у нас. А океан и луна должны принять вас такими, какими создала природа, поэтому снимай все эти никчемные тряпки.
        Я в этот момент сдерживала себя, чтобы не рассмеяться, так как все незамужние фейри толкались и боялись упустить столь экзотическое зрелище. Но Джейк взял себя в руки и решил не отступать, поэтому снял с себя одежду, а потом спросил:
        - Что дальше? Лечь в форме морской звезды?
        - Не паясничай! - мама дала ему подзатыльник и толкнула в воду. - Садись так, чтобы волны омывали твои ноги, - а потом она обратилась ко мне. - Теперь ты, Мемо. Заходи и садись.
        Я села рядом с ним, мои ноги тут же превратились в хвост. Мама подошла сзади и достала иголку, после чего проколола сначала мой палец, чтобы весь яд ушел, а потом и его. Мы соединили руки так, чтобы кровь смешалась, все это происходило в свете полной луны. И тогда мама проговорила над нашими головами напутствие на древнем языке мерроу, а потом сказала:
        - Все. Теперь вы муж и жена по нашим законам. Наконец-то моя средняя дочь вышла замуж.
        После церемонии все ундины запели. Джейк все это время смотрел только на меня, а мама неусыпно следила за ним. Когда они все собрались обратно в океан, она подошла ко мне.
        - Мемо, дочь моя, я хочу сказать, что ошибалась в Джейке. Он необычный человек, он смог искренне полюбить мерроу. Живи с ним и защищай свою семью.
        - Спасибо, мама.
        - Да, еще! Ты нашла своих настоящих родителей?
        - Мои настоящие родители вы. Остальное уже неважно.
        - Я горжусь тобой, - мама обняла и поцеловала меня в голову. - Если бы все твои сестры были такими же.
        Они ушли в воду до восхода солнца, а я с Джейком осталась на берегу, и мы встретили рассвет.


        ГЛАВА 31
        КОНЕЦ ИЛИ НАЧАЛО?


        Наступило первое июля. Сегодня мы станем мужем и женой по законам людей. Я надела белое платье и распустила волосы, которые украсили белые орхидеи, а Джейк был в черном костюме, он смотрелся просто потрясающе.
        Все гости собрались у дверей. Мы решили провести церемонию рядом с домом, поэтому Джейк пригласил священника.
        Я вышла на веранду, где сняла туфли и спустилась босиком по лестнице, приподняв подол платья. Мои ноги касались песка, платье трепетало на ветру, как и волосы. Что может быть приятнее, когда ты спокойно и легко идешь навстречу своему счастью, а оно стоит впереди и ждет тебя с блеском в глазах. Джейк даже не мог представить себе, что через год знакомства с девушкой поведет ее к алтарю, конечно, если эта девушка не русалка. Он был ярким примеров того типа людей, которые не придают большого значения чувствам и особенно любви, но история Джейка является исключением из правил, он смог перебороть свои недостатки и поверить в самые сакральные элементы нашего мира, а я смогла помочь ему это сделать. А что, как не помощь друг другу и любовь заслуживают награды в конце?
        Джейк протянул мне руку, затем подвел к священнику, и тот начал церемонию бракосочетания. Пока святой отец произносил основные постулаты семейной жизни, я смотрела на своего мужа, а он на меня и нам было все равно на чьи-то слова, так как самое главное и важное уже случилось - мы вместе. И только когда был задан последний вопрос, я очнулась.
        - Согласна ли ты, Мемо, стать женой Джейка Мартинса?
        - Да.
        - А ты, Джейк Мартинс, согласен взять в жены Мемо?
        - Да. Согласен.
        - Тогда, я объявляю вас мужем и женой.
        Джейк поцеловал меня, а все присутствующие зааплодировали. Вот и все! У нас началась новая жизнь, и для этого стоило проплыть тысячи миль.
        К вечеру все разошлись, мы же сидели на берегу, пока мой хвост обсыхал на ветру после непродолжительного плавания. Спустя какое-то время Джейк посмотрел на меня и спросил:
        - Что еще ждет нас впереди?
        - Не знаю, - я опустила голову к нему на плечо. - Нас ждет жизнь.
        - Новая жизнь?
        - Возможно.
        - Тогда пойдемте в дом, миссис Мартинс?
        И он подхватил меня на руки, а когда за нами захлопнулась дверь, то история только началась…



 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к