Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Зарубежные Авторы / Вайс Лора: " Ирис И Дэн " - читать онлайн

Сохранить .
Ирис и Дэн Лора Вайс


        Андроиды давно вошли в жизнь человека. Они используются везде и всюду, но наиболее приоритетное направление - это армия. Андроиды стали идеальными суррогатами человека на поле боя, позволившими сохранить тысячи жизней. И когда современный мир оказался, втянут в очередную Холодную войну, андроидостроение лишь ускорило темпы развития. Производство «механических людей» было поставлено на поток, с конвейера сходили тысячи бездушных тел и распределялись по местам особого назначения. Однако, что есть адроид? А, может быть, кто? Существует ли вероятность того, что хотя бы одна единица сможет проявить свой интеллект, познать природу человеческих чувств и в итоге отделиться от своего создателя? Да! Такая вероятность существует! 



        Меня зовут Ирис-Грейс Берроу и вот моя история…


        ГЛАВА 1.


        Соединенные Штаты Америки. Штат  Теннеси. Город Сторридж, 2589 год.


        Итак,  это случилось пятьдесят лет назад. Мне было шестнадцать, когда в нашем доме появился Он - Дэн PSA(personal security android) 3001. Мой отец - Адриан Берроу, Генерал американской армии защитников южных территорий от вторжений чужеродных Андроидных систем, приставил ко мне Дэна для охраны.
        Ах, да! Я забыла упомянуть о том, что задолго до моего рождения весь мир перешел на использование системы Андроид для защиты своих государств, так как Конвенцией «по защите жизни и продолжения рода человеческого», было принято решение внедрить в армию андроидов с последующим вытеснением человека из всех систем ведения боя.
        Андроид был точным прототипом человека, но значительно сильнее, выносливее, они не чувствовали боль, не испытывали эмоций, владели всевозможными знаниями необходимыми для ведения сражений. В общем, андроиды имели цель защитить жизнь человека.
        С тех пор, как их внедрили в армию, разработчики на этом не остановились и продолжали создавать, совершенствовать, в итоге был создан целый модельный ряд для различных целей. Их использовали в быту, на работе и, конечно же, в качестве телохранителей, кем и являлся мой Дэн.
        В Сторридже без андроидов не обойтись, ведь этот город настолько сложно устроен, что в нем можно было легко пропасть без помощника и хорошей навигации. Центр Сторриджа напоминал гигантскую паутину, все здания которого соединялись бесконечными переходами и стеклянными тоннелями, возвышающимися на сотни метров над землей, поэтому по центру можно было гулять, не спускаясь вниз, но также легко можно было и потеряться, выйдя к свалкам или  бесконечным лесам. К счастью, я жила не в центре, а в пригороде и могла наслаждаться прекрасными пейзажами, до которых еще не успела добраться рука человека.
        Меня никогда не тянуло к жизни большого города, так как там все какое-то неживое и лишенное смысла, лишь множество небоскребов с миллионом офисов, из окон которых можно смотреть в соседние помещения, где полуобнаженные люди пытаются окончательно разрушить себя и стать такими же бессмысленными атрибутами своего времени. Только за пределами Сторриджа еще можно сохранить свой разум и сознание, не поддавшись безумию, творящемуся на воздушных улицах города, поскольку на земле человеку уже не осталось места, лишь бесконечное скопление машин, подключенных к гигантским электрогенераторам, раскаленным до предела.  Конечно же, все обеспеченные и влиятельные представители нашего округа перебрались за сотни и тысячи миль от границ этого серого и холодного монстра, чтобы дышать воздухом, который будет продолжать поддерживать жизнь, а не медленно забирать ее, отравляя тело своими токсинами.
        Так и мой отец решил жить посреди безграничных лесов и более не соваться в Сторридж, ему было абсолютно наплевать на то, что в нем творится и как люди постепенно саморазрушаются, превращаясь в подопытных крыс, бесцельно бегающих по тоннелям. Печально наблюдать, как только привилегированные могли устроиться в этой жизни, бросив остальных на волю судьбы.


        ГЛАВА 2.


        «Я»


        В две тысячи трехсотом году обстановка между государствами  сильно накалилась. Виной тому стали разработки новых видов энергии. В их создании участвовали научные деятели многих государств, но после политического конфликта Группу по созданию и внедрению НВИ распустили, и каждая страна стала тянуть одеяло на себя.
        Началась очередная Холодная война с периодическими боевыми действиями. И до сих пор мировое сообщество не пришло к единому решению конфликта. Поэтому главы всех государств вынуждены держать оборону, внедрять шпионов, засылать наемников и делать все, чтобы получить недостающие знания для самостоятельной работы в области энергоснабжения. А борьба все накаляется и ужесточается, так как прежних источников энергии уже не хватает для современных нужд.
        В итоге, ежегодно пропадает до ста тысяч человек в каждой стране, погибают до ста двадцати тысяч, вербуют до пятидесяти тысяч. Жизнь перестали ценить. Перед этой гонкой меркнут все человеческие ценности: семья, дети, любовь - все.
        И для того, чтобы хоть как-то снизить уровень смертности, были внедрены андроиды.
        Теперь немного обо мне. Называть можно просто - Ирис. Родилась в две тысячи пятьсот тридцать девятом году, отец, как уже было сказано, действующий генерал Адриан Берроу, я его всю жизнь так и называла - Генерал. Мама, мама - Эмили Берроу, когда ее вспоминаю, сердце наполняется одновременно и чувством любви, и чувством боли. Эмили была прекрасной женщиной, женой и матерью. Только она могла усмирить несносного Генерала, но ее не стало слишком рано, мне на тот момент было всего семь лет. Вот, что написали в Траурном письме отцу: «Эмили Берроу, руководитель Группы Защиты от взлома андроидных систем. Убита в 15.00,  в результате вторжения на территорию полигона.»
        Вот так просто. После похорон отец стал еще несноснее, он превратился во врага, моего врага, но когда мне исполнилось четырнадцать, генерал видимо понял, что лучше вообще не замечать свою дочь, «для ее же блага», так он сказал своему помощнику Стиву Грейнеру. Генерал Адриан давал мне все - деньги, возможности и, конечно же, свободу, о чем мечтает, наверное, любой подросток. Я росла одна и, наверно, перестала нуждаться в любви, понимании.
          Ирис Берроу понимала только свои ежеминутные желания и деньги, которые помогали их исполнять. Но что-то все же во мне сохранилось, то ли от прежней жизни, то ли просто было заложено генетически, я никогда не переступала черту. У меня было несколько табу. Это - Нет наркотикам, Нет случайным связям и Нет жалости. Хотя последнее скорее приобретенное….
        Так и жила. Школа-Клуб-Дом, причем домой, в трехэтажный особняк с прислугой и прочими результатами излишка денег, я возвращалась просто потому, что там была моя кровать, как раз на третьем этаже. В общем,  снобизмом не страдала, на меня никто не жаловался, хлопот Генералу Ирис-Грейс не доставляла, чему он, наверное, был рад, но не как отец, а как человек, не желающий слышать о присутствии в его доме кого-то еще.
        К своим шестнадцати годам я заимела трех друзей и джип МарсТайп, ну очень крутое авто того времени.
        Мне завидовали многие, но не деньгам и роскоши, так как там, где я училась,  и так все были обеспечены уже с пеленок и сразу  до старости. Завидовали той самой свободе, которой у большинства не было. Однако все родители одноклассников жалели меня, мне же было все равно. Я не ненавидела своего отца,  скорее  уважала и всегда держалась главного правила: «не кусай руку, которая тебя кормит».
        Но когда в нашем доме появился Он! Все резко изменилось, по крайней мере, в моей жизни.


        ГЛАВА 3.


        «ОН»


        Я и не знала, какие бесы во мне живут до Его прихода. Итак, Дэн. Андроид, телохранитель. Прототип молодого мужчины, лет двадцати шести, русые короткие волосы, мужественное лицо, идеально сложен и красив. В нем было все, что могло бы возбудить в юной девушке массу фантазий, но не у меня. Я его возненавидела с того самого момента, как он появился на нашем пороге. Тогда, помнится, генерал Адриан впервые вышел из своей комнаты в моем присутствии и впервые сказал несколько слов, а именно: «Сейчас очень неспокойно. Он твой телохранитель. Будет тебя защищать» Эти слова были сказаны куда-то в пустоту, отец даже не посмотрел в мою сторону, но неважно, так как мысли заполнили три слова: « Нарушитель  границ Ирис!»
        Дэн! Мерзкая машина, которая решила ограничить то единственное, чем я дорожила, мою СВОБОДУ.  Конечно, я ни слова никому не сказала против, но решила сразу - надо от него избавляться.
        Естественно, в шестнадцать лет я и не могла трезво оценить обострившуюся обстановку в штате, а также не могла оценить жест генерала. Только ненависть, тихая ненависть к машине…
        Дэн начал сопровождать меня везде и всюду. Его уже воспринимали как члена нашей маленькой группы. Надо сказать, что Дэн был весьма умен, его на славу напичкали всевозможными программами, некая ходячая Википедия. Наверно он дорого обошелся генералу, но деньги считать я не умела…
        Итак, первое испытание своему андроиду устроила по дороге в горы, куда мы с друзьями иногда выбирались на выходные. Дэн ехал за нами на мотоцикле.
        Когда-то, прочитав книгу об андроидах, мне было известно, что они быстро реагируют на изменение окружающей их среды, но это характерно для военных андроидов, любые другие имели один недостаток, при смене уровня поверхности и освещения подобный андроид на две минуты выпадал из пространства со всеми вытекающими последствиями. Это было сделано, конечно же, в целях безопасности человека, или просто сэкономили.
        Но, я опять-таки не учла, что телохранитель - это фактически военный, только «одомашненный»… Хотя, об этом позже…
        Мы ехали по серпантину, дорога то вилась вверх, то опускалась, на пути встречалось множество коротких тоннелей. Был безоблачный солнечный день и прекрасная погода для машиноубийства, не так ли?
        Друзья как всегда болтали о какой-то романтической белиберде, но я была от этого далека, тем более, задавшись святой целью самоосвобождения.
        К слову, водила я просто прекрасно, так как солдатня генерала никогда не отказывала  в помощи и учила, учила, учила. Поэтому умела и водить, и стрелять. Но без фанатизма…
        Так вот, в определенный момент, не объясняя ничего и никому, я выжала педаль газа. Видимо, друзья в этот момент сами выпали из пространства, но это было уже неважно.
        Машина ревела и мчалась по извилистой дороге. Здесь-то и началось светопреставление. Резкая смена уровня и света. Сначала я не смотрела в зеркала, а через десять минут экстремальной езды, сбавила скорость и взглянула назад, там никого не было. Какое же облегчение на мгновение посетило душу, к сожалению, только на мгновение.
        Обернувшись обратно, автоматически ударила по тормозам, и машина остановилась в сантиметре от моей механической няньки.
        В машине все это время стояла гробовая тишина, я открыла дверь  и вышла. Дэн медленно подошел ко мне, взял за руку и оттащил к обрыву. Тогда он впервые заговорил…
        - Видишь? Видишь эту высоту? - его голос не олицетворял спокойствия, а выражение лица напомнило мне мое, когда я его первый раз увидела дома, то есть, ненависть.
        - Вижу, и что?
        - Ты меня возненавидела в тот самый момент, как я появился. Не так ли?
        - Именно так. И, честно сказать, удивлена.
        - Чему?
        - А тому, что Ты бессмысленный кусок полимера или чего там еще, а туда же, бросаешься в эмоции. Твоя работа, между прочим, весьма тривиальна. Слушайся и выполняй! Я хочу, чтобы тебя не было. Здесь и сейчас! Так что не усложняй. Не удалось сейчас убрать тебя с моего пути, удастся позже, - в этот момент я ощутила чувство холодной и безжалостной ярости.
        - Мисс Бэрроу, вы редкостная стерва. Видимо, вы не все знаете про меня. Телохранителя убрать подобными дешевыми трюками не получится.
        - Да, как ты смеешь со мной разговаривать в подобном тоне? Ничтожная шестеренка! - я готова была взорваться от подобной дерзости какой-то машины, которая вообще должна передвигаться молча. Но уже в тот момент меня посетило странное чувство. Я, конечно, злилась, и в то же время была удивлена его человечностью. Вдруг в голову ворвалась отчетливая фраза - «Он Не Андроид!»
         Хотя, андроидом он был на все сто процентов.
        Ответа не последовало, Дэн отпустил руку, проводил до машины, усадил на пассажирское сиденье, сел за руль и мы поехали дальше. Про себя я повторяла ту фразу, и на секунду  возникло чувство стыда, но лишь на секунду.
        В горах мы пробыли три дня, друзья как-то постеснялись спросить о случившемся, видимо и так все было ясно. Дэн же за все  время не проронил ни слова.


        Вернувшись домой, я начала обдумывать новый план. И таких планов было множество. Я даже начала вести дневник:
        Среда 12.05.  - короткое замыкание - провал
        Суббота 15.05 - поджог - провал
        Вторник 18.05 - повреждение капсулы андроида - провал
        И так далее…
        А время шло, Дэн попросту выходил из сложившейся ситуации целым и невредимым, но мне больше ничего не говорил….
        Так пришлось мучиться целый год, а потом решила забросить все попытки уничтожения моего охранника. Может быть, стала взрослее, а может быть, он просто перестал мешать…


        ГЛАВА 4.


        «МЫ»


        Самое главное, теперь я свыклась с мыслью, что Ирис не одна, нас теперь двое - Ирис и Дэн. Везде и всюду. Но хороших чувств к нему по-прежнему не питала, хотя, он наверное тоже.
        Я окончила школу и  на свое семнадцатилетние  получила официальное разрешение в письменном виде от генерала, где он разрешал мне покинуть штат. Что ж, снова отдаленное чувство благодарности за столь благородный жест.
        Оставалось лишь собрать чемодан, когда же со сборами было покончено, я  вышла на порог и со словами: «Поехали, а то опоздаем», направилась к машине. Дэн был послушным мальчиком и вот, мы уже едем в аэропорт. Наконец-то, я далеко от того эгоистичного мирка и не одна!
        Мы направились в отель на побережье океана, сколько же тогда я увидела радости и счастья людей, их детей, сколько любви. Но Ирис была лишь зрителем этого фильма, лишь зрителем…
         Вставала всегда рано, пока пляж пустовал, надевала купальник и рысью мчалась в воду. Уплывала как можно дальше и просто лежала на волнах, совершенно не переживая, что меня унесет течением, так как «субмарина» по имени Дэн через две минуты уже кружила рядом, как акула около жертвы.
        И в один из таких дней я обратилась к нему:
        - Как так может быть, что ты рассуждаешь подобно человеку? - но он молчал. - Ну, ответь хоть что-то…Все-таки у нас временное перемирие…
        - Для чего мне Вам что-то отвечать? Моя же работа тривиальна. Я слушаю и выполняю.
        - Надо же! Он еще и обиделся? Вот так новость. Я и не думала, что адроиды столь злопамятны.
        - Я не злопамятный, я просто исполняю команду.
        - Ну, да, как же…Ладно, тогда вот тебе задача. Ответь на поставленный вопрос.
        - Я такой, каким меня создала корпорация. Моя задача…
        - Да, да, да… защищать, служить и бла, бла, бла. Ты мне ответь, как ты считаешь.
        -  Зачем Вам это нужно?  Чтобы лучше понять, как от меня избавиться?
        - Хм… Вопросом на вопрос! А потом он будет говорить, что действует по инструкции. Отвечай. Это приказ!
        -  Слушаюсь. Я не знаю. Видимо, благодаря одной из программ, которыми я, по вашему мнению,  напичкан.
        - Врешь. Однозначно  врешь. И,  кстати, я уже смирилась с твоим присутствием. Ты…, ты вполне сносный тип, - в этот момент он посмотрел на меня как-то не так, как-то мягко, отчего, неожиданно для себя, я улыбнулась.
        - Вы улыбнулись впервые за год, и в вашей улыбке я не определяю ненависти…
        - Да, ладно. И вообще, нам пора есть, точнее мне… Пойдем, здесь рядом с отелем есть приличный ресторан.
        Сколько же тогда всего происходило в голове, но почему-то все это не трогало сердце, только разум оценивал поступающую информацию, и все же что-то было такое, чего ни сердце, ни разум пока понять не  могли.
        Дни шли. Один за другим, они приближали нас к концу, к концу чего-то хорошего и к началу той самой жизни, от которой я  ни как не могла уйти.
        Однажды вечером, когда солнце уже скрылось за горизонтом и здешние улицы засверкали в свете неоновых фонарей, я решила посетить местную дискотеку. Мне жутко не хотелось брать с собой Дэна, так как он постоянно преследовал бы и создавал сплошные помехи на пути к какому-нибудь весьма интересному знакомству, поэтому решила просто сбежать. Клуб «Red Moon» располагался в нескольких милях от нашего отеля, он напоминал огромный шар, медленно вращающийся и переливающийся различными оттенками красного цвета. Я быстро собралась, и пока мой андроид находился в капсуле, тихо вышла за дверь. Оказавшись на улице, поймала такси и направилась в Красную Луну. Здесь собиралась вся золотая молодежь, которая тратила тысячи долларов, чтобы понаблюдать за тем, как обнаженные девушки и парни лазают по шарообразной конструкции и пытаются дотянуться до висящего под куполом сундука заполненного деньгами. Зрелище, честно говоря, было отвратительным, но здесь никогда не утихало веселье, поэтому решила остаться и развеяться.
        Яркий свет, мерцающие фонтаны и небывалое количество летающих в воздухе полимерных пузырей, которые медленно опускались на волосы, одежду, а стоило шевельнуться, то они снова взмывали ввысь и летели до следующей «посадочной площадки». Все искрилось, слышалась музыка, от которой сердце начинало биться часто и прерывисто. Я вышла на танцпол и смешалась с танцующей массой. Этот небольшой, но забавный хаос длился около часа, когда же мне захотелось пить, то на пути к барной стойке встретила парня, он мило улыбнулся и направился в мою сторону, я же остановилась в ожидании:
        - Привет, - он был слегка пьян, но это придавало ему шарма.
        - Привет.
        - Я Сэм.
        - А я Ирис, - кокетливо улыбнувшись, посмотрела в глаза.
        - Позволишь угостить тебя?
        - Почему бы и нет.
        Мы сели за столик неподалеку от танцпола,  Сэм заказал нам по бокалу Мэредит, это был слабый алкогольный напиток, он отлично утолял жажду и действовал как энергетик.
        Когда же нам принесли выпить, Сэм обратился ко мне:
        - Тебе здесь нравится?
        - Ничего, так.  Я, конечно, видела места и посерьезнее, но это тоже сойдет.
        - А мне не очень. Шумно и безвкусно, - скривился парень.
        - И что ты тогда здесь делаешь?
        - Ищу какую-нибудь симпатичную девушку, которой так же будет неприятна здешняя компания, - после чего он снова улыбнулся и подмигнул.- И, кажется, нашел. Может, прогуляемся. Здесь есть аллея Белых Теней. Потрясающее место.
        - Интересно. Что ж, пойдем.
        Мы встали и вышли из Красной Луны, я сразу же ощутила сильный гул в ушах и совершенно забыла о том, что в номере находится Дэн, который даже и не подозревает о том, где я.
        Сэм вел меня через пустые улицы, обещая что, то особое место практически уже за углом, однако, переходя перекрести, мы снова оказывались на очередной пустынной улице, где уже не было столько света. Я начала понимать, что этот парень явно ведет меня не на обещанную аллею, а куда-то еще. Спустя полчаса скитаний, мы остановились у невысокого здания, в котором горело лишь одно окно, тогда Сэм повернулся ко мне и сказал:
        - Ну, вот мы и пришли.
        - Но, это явно не аллея. Куда ты меня привел?
        - Знаешь? Сюда многие приезжают для того, чтобы посорить деньгами, и поиздеваться над теми, кто вынужден зарабатывать их через унижения. Ты такая же. Богатенькая девочка, жаждущая зрелища, но сегодня тебя ждет особое представление, в котором ты лично поучаствуешь, - он говорил с ненавистью в голосе и периодически толкал меня в плечо.
        - О чем ты говоришь? Я впервые оказалась здесь!
        - Разве? А как же места посерьезнее?
        - Я имела ввиду совершенно другое, - затем осмотрелась и поняла, что нахожусь в лабиринте из домов, а вокруг ни единой души, тогда сердце дрогнуло.
        - Плевать! Иди вперед!
        И он затолкал меня в двери, мы шли по темной лестнице, пока не остановились у двери. Сэм постучал и ему открыл парень, одетый в странный костюм, напоминающий цирковой наряд. Меня завели в квартиру, в которой творилось нечто непонятное. В каждой комнате сидело по нескольку человек, и они чего-то ждали. Я же обратилась к своему сопровождающему:
        - Послушай, меня же все равно будут искать. И если найдут, то вам несдобровать.
        - Вряд ли найдут, здесь везде антисканы. Ни люди, ни машины тебя не отследят.
        - И что же ты хочешь со мной сделать?
        - Видишь тех парней, что сидят напротив, - он указал на шестерых мужчин, которые сидели  у закрытой двери. - А видишь ту комнату? Там с таких как ты сбивают спесь, думаю более не нужно объяснять. Правда, сейчас там занято, но скоро настанет и твоя очередь.
        Он завел меня в подсобку и запер, мне же теперь оставалось только одно, слушать этот тихий ужас и ждать момента, когда произойдет нечто кошмарное. Как же я тогда ругала себя за то, что сбежала от Дэна.
        Спустя час послышался скрип отворяющейся двери, затем топот и звук, похожий на то, будто кого-то тащат, затем все снова стихло. Но, не прошло и пяти минут, как  дверь подсобки открыли и все тот же Сэм вытянул меня из комнаты, после чего провел к дверям того жуткого места. Мои руки тряслись,  в груди не хватало воздуха, но я ничего не могла сделать. Это наверно худшее из состояний, когда ты чувствуешь себя животным, которое ведут на бойню, но при этом ты осознаешь все, но не можешь этому воспрепятствовать.
        Как только он собрался завести меня внутрь, то в дверь позвонили. Все сидевшие сразу же встали и вытащили оружие, они выстроились вдоль стен и велели Сэму подойти к двери, я же села в углу дивана. Как только этот мерзавец встал напротив двери и уже хотел спросить, то вдруг она за секунду слетела с петель и полетела на него, сбив с ног. Остальные сразу же пригнулись и начали целиться, но на пороге никого не было, а спустя минуту один из этих мерзавцев упал, из его головы фонтаном забила кровь, пуля прошла сквозь несколько стен и пробила ему череп. Остальные открыли огонь на поражение, они стреляли по стенам, но когда их магазины опустели, то отошли в сторону и пытались всмотреться в белую пыль, которая поднялась от того, что часть стен была разрушена таким напалмом.
        Спустя еще пару минут в этом облаке из извести и бетона появилась темная фигура, которая стояла неподвижно, затем глаза этого создания засветились оранжевым светом, а все вокруг закричали: «Андроид! Это Андроид! Уходим!». Я пыталась всмотреться в его лицо, но все по-прежнему было в пыли и дыму, поэтому продолжала сидеть на своем месте,  не двигаясь. Пока вокруг творилась суматоха, и те люди пытались выбежать через запасной выход, андроид вышел вперед, и я увидела его, своего Дэна! Он направлялся прямо ко мне, но в этот момент неожиданно подбежал Сэм и схватил меня за волосы, поставив перед собой и угрожая пристрелить, если Дэн сделает еще хотя бы один шаг. Тогда мой телохранитель выставил вперед пистолет и, не произнося ни слова, выстрелил в голову Сэма. Все это произошло быстрее, чем за секунду, Сэм даже не успел среагировать, остальные в этот момент остановились и направили все свое оружие на него, но тогда андроид произнес:
        - Лучше не стоит, - он сказал это тихо, но четко.
        Все здесь присутствующие понимали, что сражаться с андроидом не имеет смысла, так как человек был бессилен перед такой машиной для убийства. Они медленно опустили оружие и так же медленно подняли руки, после чего отошли в сторону и застыли в ожидании, а Дэн посмотрел на меня и спросил:
        - Каким будет приказ? Уничтожить или оставить в живых?
        Тогда я обернулась в сторону Сэма и еще одного, который был убит первым, затем подняла глаза на сдавшихся. Они испуганы, у некоторых дрожали руки, я-то желала смерти каждого из них, но понимала, что не имею на это права, поэтому отвернулась и пошла в сторону двери, сказав напоследок:
        - Уходим Дэн, они уже мертвы.
        - Слушаюсь! - Дэн опустил пистолет и немедленно спрятал его в кобуру, после чего последовал за мной.
        Когда мы вышли на улицу, он усадил меня в машину. Пока ехали, Дэн не проронил ни слова, но стоило нам подъехать к отелю, как началось:
        - Я должен сообщить вашему отцу обо всем случившемся.
        - Что?! - у меня перехватило дыхание от услышанного. - Нет! Ты будешь молчать, а иначе он больше никогда не выпустит меня за пределы штата.
        - Я не имею права умалчивать такую информацию. Была угроза жизни, это все записано на датчики. Даже если бы я и хотел скрыть, все останется, информация через десять минут уйдет на сервер.
        - А ты можешь ее удалить? Стереть?
        - Да.
        - В чем же тогда проблема? Удали ее немедленно!
        - Не могу, это не по Уставу.
        Тогда я замолчала и откинулась на спинку. Все это время злилась только на себя, так как понимала, что виновата и стоило мне впервые в жизни выехать за пределы Теннеси, как тут же все испортила. Но, есть правила, есть Устав, по которому действуют все андроиды, поэтому требовать от него скрыть  что-либо бесполезно.
        После того дня я больше никуда не уходила в одиночестве, мы все время были вместе и это больше не раздражало. Когда Сэм завел меня в ту квартиру, то я, безусловно, испугалась и уже была готова к самому худшему, но почему-то мне удалось достаточно быстро справиться с тем стрессом, то ли от того, что все произошло слишком быстро, то ли от того, что я еще не осознавала всей серьезности происходящего.


        Наступил предпоследний день отдыха у океана. Я решила просто сидеть на берегу и смотреть вдаль, смотреть, как волны уносят печаль, одиночество, пустоту. Как удивительно тогда менялся мой мир, он просто исчезал, а на его месте появлялось огромное бегущее пространство, но бегущее неторопливо…
        Дэн все это время держался рядом, сидел на песке и смотрел туда же, куда и я… Тогда я снова с ним заговорила:
        - Спасибо.
        - За что, мисс?
        - За это - я указала вперед
        - За океан?
        - Да, что с тобой? Видимо это от того, что мы редко разговариваем, ты как-то тупеешь, Дэн - я не выдержала и засмеялась, а он впервые за долгое время улыбнулся
        - Возможно, надо проверить исправность мыслительного аппарата - продолжая улыбаться, ответил он, и закрыл глаза.
        - Можешь пока зависнуть, а я скажу, за что благодарна. А благодарю тебя за то, что ты там же, где и я. Всегда. Если смотрю в окно, ты вторишь мне, если на людей, ты так же. И сейчас, но сейчас это особенный момент.  Может ты и делаешь все автоматически, без эмоций, но мне тогда кажется, что все наоборот… Вот за что.
        Тогда, не открывая глаз, Дэн произнес:
        - Я это делаю не автоматически, а потому что Ты так хочешь.
        - Но, я не просила тебя об этом, никогда.
        - Знаю, тем не менее, ты этого хочешь.
        - Чего же?
        - Быть не одной.
        Меня это очень задело, задело до глубины души. Хотя я и перестала ненавидеть его, и мне уже стало приятно, что Дэн  рядом, Но! Почему даже машина видит мою слабость, мое одиночество и как ОН, может такое говорить? ОН, которому присвоен табельный номер и, который  просто существует, но не живет! Я очень разозлилась, потому что ко мне вернулось все то, от чего я стараюсь закрыться, от чего пытаюсь уйти каждый день. И, конечно же, не выдержала. Причем, даже слезы выступили из глаз, что для меня было редкостью.
        - Зачем? Зачем, ты мне это говоришь?
        - Прости, а что такого я сказал? - сколько же недоумения было в его лице и, самое главное, испуг, видимо из-за слез, которых он никогда раньше не видел.
        - Ах ты, несчастная машина, бедная, несчастная машина… Твой процессор не понимает, что такого… Я скажу тебе, что такого, - ну тут мои нервы совсем не выдержали, и вскочив,  откровенно начала рыдать. -  Видимо, ты долго выжидал момент!
        - Какой момент? - Дэн также подскочил, словно прозвучала боевая тревога.
        - Момент мести за то, что я пыталась избавиться от тебя… Да! Тысячу раз, да! Пыталась и теперь сожалею об этом. Ты не знаешь, кто я, как жила и что со мной происходило все эти годы. Мое одиночество, это мое проклятье, на которое я себя обрекла, родившись на этот свет! Но, тем не менее, я бегу от этого всю жизнь. Не хочу быть одна, но не могу. Потому что  я такая… И ты бьешь мне в спину, сейчас, когда, казалось бы, мне удалось удалиться от своего одиночества, пусть даже мысленно! Ненавижу тебя! - наверно, в этот момент рядом со мной начал образовываться второй океан - из  слез. Я закрыла глаза руками и просто рыдала, вспоминая все и всех: отца, маму, эту пустую и никчемную жизнь.
        Дэн стоял рядом в полной растерянности, он начал без конца повторять: «Прости, я не хотел, прости меня, я никогда не хотел и не захотел бы мстить тебе», потом подошел еще ближе,  но сделать ничего не мог, или не знал, что делать. Тогда я сама обняла его, просто обняла и, как говорится, рыдала у него на плече. Я запомнила тот момент на всю свою жизнь, впервые мое чувство одиночества куда-то испарилось. Так мы простояли, наверное, около часа, после чего я отпустила его и спросила:
        - Дэн? Я чудовище? Маленький и избалованный монстр?
        - Нет. Ты особенная. Видимо, именно из-за тебя я могу хотя бы на половину чувствовать себя человеком.
        - Как ты можешь чувствовать это? Ведь ты почти всегда молчишь.
        - Может быть, и молчу, но не перестаю наблюдать за тобой.
        - Ну да…ты же мой телохранитель.
        - Наблюдать не как за охраняемым объектом, а как за самым необычным и удивительным человеком, за Ирис.
        Возможно, в тот момент если нас кто-то видел на пляже, то счел бы парой влюбленных, мне и самой показалось, что Дэн признался в своей симпатии. Тогда захотелось его поцеловать. Ведь это первое существо в этом мире, которое смотрело на меня не как на богатенькую девицу с дрянным характером, а как на человека, на девушку с добрым сердцем, но тяжелой судьбой.  Но поцеловать его не хватило духа, ведь он все-таки андроид…
        После такого хотелось просто пропасть, исчезнуть, превратиться в нечто неосязаемое, невесомое и быть нигде и всюду одновременно.
          Странная она штука - жизнь. Когда у человека ничего нет, он беден и несчастлив, а когда есть все, то человек все равно несчастлив, потому что одинок. Мой Генерал, как раз, яркий представитель богатого и несчастного человека, чье несчастье перекинулось и на меня. Но что я могу сделать, чтобы перебороть одиночество? Ничего! Мы живем в таком мире, который перестал быть нам родным. Все превратилось в гонку и если тебе удалось прийти первым и остаться при этом живым, то ты победитель. Но, ты один! Конечно, еще остались люди, которые по-прежнему принадлежали себе и могли жить в обществе, заводить семьи, возможно, у них еще остались силы быть счастливыми. Однако как быть тем, кто полностью зависел от системы, кто не мог разорвать связь между своей жизнью и политическими интригами, кто не мог оградить себя от эгоизма близких ему людей?
        Так, и мне не представилось возможности спастись от системы. Раньше, несколько веков назад можно было просто сбежать и жить самостоятельно. Но сейчас это невозможно. Если попробовать сбежать, то перехватят другие, кто захочет воспользоваться твоей жизнью и обменять ее на нечто более ценное - на информацию. Тогда все будет еще хуже.
        Генерал, несмотря на весь свой оборонный состав, все-таки давал мне свободу, пусть мнимую, ненастоящую, но я могла чувствовать себя вне системы. Другим, подобным мне, такого случая не представилось. Вся их жизнь сводилась к строго прописанным маршрутам, а когда они вырастали, то сразу же попадали в систему и становились ее неотъемлемой частью, ее движущей силой.
        Конечно же, я не хотела становиться одной из тех несчастных, но как этого избежать было абсолютно непонятно.
        Итак, я одновременно и одинока, и нет, но это благодаря ему - Дэну. Он скрашивал мое существование, даже друзья не могли помочь с этим, а он смог. Может быть, это и есть путь к счастью, общаться и жить рядом с машиной. Значит, пусть будет так. А вдруг, когда-то все изменится, и я смогу найти свою нишу вне окружения  Генерала, вне охраны, и Дэн сможет служить и защищать кого-то другого, кто не будет требовать от него быть человеком. Но пока все будет так, как есть здесь и сейчас.


        ГЛАВА 5.


        ВОЗВРАЩЕНИЕ


        Настал тот день,  нужно было собираться и возвращаться в дом генерала.
        В это утро совсем не хотелось вставать из кровати. Дэн пришел ко мне в комнату в половине седьмого и сказал: «Пора. Необходимо успеть на самолет. Все вещи упакованы. В ванной комнате все, что нужно для того, чтобы одеться».  Мне как-то стало неприятно, и я, как всегда, решила что-нибудь сотворить в отместку:
        - Знаешь? Мне что-то не очень хорошо. Наверное, я заболела. Помоги. - все эти слова говорились из-под одеяла и несчастным голосом.
        - Чем я могу тебе помочь? Могу вызвать доктора.
        - Нет- нет, не надо доктора. Отнеси меня в ванную, - я все думала про себя, если уж суждено жить рядом с Дэном,  то можно использовать его с пользой для моих маленьких прихотей. Стервой  я  уже была, а вот капризной занудой еще нет.
        - Хорошо. Тогда держись крепче.
        В одно мгновение Дэн подхватил меня с кровати и понес. Что ж, ощущение было весьма приятным. Так дошли мы до ванной.
        - Где тебя оставить?
        - Не надо меня оставлять, поставь в ванну и стой здесь, рядом - за шторкой. Вдруг, мне станет хуже, и я упаду…
        - Будет исполнено. А тебя не будет смущать мое присутствие здесь? Насколько мне известно…
        - Ничего тебе неизвестно, просто стой и все…
        Дэн, конечно же, отвернулся. Хотя зачем - непонятно. Он ведь не мог проявлять чувства смущения и стыда. Но, да ладно. Я сняла с себя рубашку  и задвинула шторку:
        - Скажи, а ты моешься? - спрашивала, намыливая себе голову.
        - По мере загрязнения.
        - Странно, я никогда этого не видела.
        - Конечно, не видела, ведь я жил в смежном номере.
        - Но я и дома этого не замечала.
        - Может быть от того, что была увлечена идеей уничтожения меня.
        - Может быть, и если бы ты сейчас меня видел то,  в общем, я покраснела.
        - Фактор смущения, интересно. Значит тебе стыдно. Рад слышать.
        Мне действительно было очень стыдно, но самое главное то, что Дэн не просто воспроизводил свои воспоминания, он, все-таки, ощущал и обиду, и иронию, хоть и не признавал этого. А вдруг он не совсем машина? Мысли одолевали. И пока они одолевали,  я успела помыться, завернуться в полотенце и попроситься к своей нянечке на ручки:
        - Все, я готова, можешь забирать.
        - Ты одета?
        - А если нет, то что? Оставишь здесь всю такую больную и беспомощную?
        - Ирис! Я не…  - Дэн как-то замялся и несколько секунд не мог сформулировать мысль. -  Я не должен видеть тебя в обнаженном виде. Вот.
        - Почему же? Тебе же все равно. Или в твоей программе есть какая-то особая инструкция по оказанию помощи обнаженным девушкам?
        - Так, ты одета?
        - Ладно, не переживай. Я завернута, упакована и готова к транспортировке.
        - Хорошо, тогда иди сюда.
        Я отодвинула шторку и застыла,  на меня смотрел такой красивый мужчина, весь в тумане от пара. Дэн что-то не торопился брать меня на руки, просто стоял и смотрел:
        - На что смотришь?
        - На тебя. На то, как капли воды стекают с волос, с лица…Это, как вы - люди, говорите…Красиво.
         - Значит, ты еще можешь оценивать степень прекрасного. Удивительно…
        - Все, я оценил, могу приступить к транспортировке, - Дэн так многозначительно улыбнулся. И какая чудо-компания его только создала?
        Дэн - андроид принес обратно свою подопечную и вышел на балкон. Мне сделалось так хорошо, мысли пропали, была только я и одежда на кровати.
        Полотенце осталось на полу, я же взяла легкое платье, приложила к себе и просто смотрела в зеркало. Дэн все это время стоял на балконе и, вроде бы, смотрел куда-то вперед, может быть на людей, может на океан….
        Ко мне вернулся момент, когда он улыбнулся в ванной. Что же это было? Просто подражание эмоциям человека или истинные чувства и ощущения? А может быть, он учится на мне воспринимать мир? Если так, то это было бы здорово. Я бы училась его рациональности, а он - моей человечности. Отличный тандем получился бы.
        Пока я размышляла о нашем с ним партнерстве, то через зеркало заметила, что Дэн периодически поворачивается и смотрит на меня. Что ж, пусть смотрит и видит то, как прекрасно быть человеком.
        Одевшись, я собрала оставшиеся вещи.
        Мы ехали на машине, Дэн был за рулем. Мимо пролетало все то, что дало мне второе дыхание. Как же здорово, что генерал преподнес мне такой подарок. Может, когда-нибудь, я скажу ему спасибо.
        Солнце скользило по коже, волосы развевал ветер, и можно было закрыть глаза.
         Так жизнь научила меня ценить настоящее.  От прошлого всегда хотелось бежать, а будущее не сулило ничего хорошего, поэтому оставалось только здесь и сейчас. Хотя, меня все еще ждал неприятный разговор с генералом о том, что больше я никогда не покину своего дома, но в памяти останется это место, которое хранит все же больше приятных воспоминаний.
        Впереди показался аэропорт, а мне так не хотелось лететь обратно.
        - Все. Приехали. Самолет уже ждет - Дэн произнес эти слова холодно и жестко, после чего все мое хорошее окончательно куда-то пропало.
        - Понятно. Пойдем.
        Он обошел машину и открыл мне дверь. Потом был полет. Дэн сидел рядом, а я дремала у него на плече. Мы с ним были как нечто целое и раздельное одновременно. Ведь он андроид - человек и машина в одном лице. Видимо, все прозаично и просто до безобразия. Но в сказки верить не приходилось. Дэн то, что мне сейчас нужно, с ним можно говорить как с человеком, хоть и с немногословным человеком, но в то же время с ним нельзя сблизиться. Я его считала своим, поэтому позволяла себе немного лишнего, по причине неспособности андроидов вырабатывать чувства привязанности, симпатии и смущения, хотя в последнем  появились сомнения.
        Пока я дремала, мне снился сон, который переплетался с реальностью: с шумом двигателей, с разговорами других пассажиров. В этом сне был Дэн, и он был человеком. Мы с ним разговаривали, смеялись, где-то гуляли и часто смотрели друг другу в глаза. Хороший сон, такой настоящий и успокаивающий, затем самолет вошел в зону турбулентности, и я проснулась. Дэн сидел и смотрел куда-то вперед, как всегда. В иллюминаторе виднелись облака, такие причудливые и странные, как будто кто-то их набросал и слегка взбил руками.  Я смотрела на небо и слушала монотонные неразборчивые шушуканья сидящих позади людей, пока одна из пассажирок не обратилась ко мне:
        - Привет!
        То была молодая девушка, немного старше меня, и летела она, как выяснилось, со своим братом в гости к каким-то родственникам.
        - Привет.
        - Это твой жених?  - она кивнула в сторону Дэна
        - Нет, это не … - я даже не успела ничего сказать, как меня перебили
        - Я Гейл. Это мой брат Скай. А как тебя зовут?
        - Э-э-э-э… ну, Ирис.
        - Приятно познакомиться. Так вернемся к главному. Это твой бойфренд? - Гейл оказалась весьма любопытной особой.
        - С чего ты решила?
        - Просто, пока ты спала, я видела, как он на тебя смотрит. По моему опыту так смотрят только влюбленные.  Ты, конечно, извини меня, что лезу не в свое дело, но нам с братом нравится угадывать, кто кому кем приходится.
        В этот момент я посмотрела на Дэна, он, очевидно, был на очередной своей перезагрузке и не слышал нашего разговора.
        - Нет, это не мой парень. Вообще-то он андроид и мой телохранитель.
        - Здорово! Значит ты какая-то важная шишка, раз к тебе охрану приставили. Но тогда он очень серьезно охраняет тебя, с любовью… - Гейл засмеялась, мне как-то тоже стало смешно.
        - Нет, я не шишка, я скорее семечко этой самой шишки. Да, ты права, Дэн особенный, сделан по спецзаказу.
        - В него встроили функцию любить и обожать клиента? - она все смеялась и толкала брата локтем в руку, тот периодически отрывался от планшета и хихикал вместе с ней
        - Наверно.
        - Тогда тебе очень повезло, - сказала Гейл.
        - Да уж, повезло, - в душе вдруг поселилась грусть, но сердце радовалось от услышанной новости, оказывается, он все это время на меня смотрел.
        После этой беседы очередные мысли посетили голову, и перебирала я их вплоть до самого прилета. Посадка была мягкой, у аэропорта нас уже ждала машина, так что мы сели и поехали в дом генерала. Хоть и становилось все хуже на душе, однако грели приятные мысли, воспоминания, тогда я впервые начала думать о прошлом с радостью.
        Еще в аэропорту пошел дождь, мимо пролетали блики света от соседних автомобилей. И наконец-то машина повернула и заехала в ворота. Я здесь, снова и казалось - навсегда.
        Генерала как всегда не было или он просто, как всегда, не выходил из своего кабинета. Дэн занес мои сумки в комнату. Почему-то он стал таким официальным:
        - Даже не скажешь - пока?
        - Приятного отдыха, мисс.
        - Хм! А ты еще и лжец.
        Он посмотрел на меня абсолютно пустым, холодным взглядом и вышел из комнаты.
        Все-таки с ним не так все просто. Дэн не просто андроид, он что-то искусственное с чем-то настоящим. Неужели они все такие, телохранители?
        А пока, разобрав вещи и немного перекусив, я легла спать и проспала до утра.


        ГЛАВА 6.


        НЕПРИЯТНЫЕ НОВОСТИ


        На следующее утро проснулась от дверного скрипа, горничная принесла записку, в которой было написано:
         « в 9.30 к нам в дом приедет миссис Габриель Майлз, тебе необходимо спуститься к этому времени ко мне в кабинет. Будет серьезный разговор. Оденься официально. Отец »
        Меня сразу передернуло от этого послания.  Написано в духе генерала,  но когда он присылал мне подобные сообщения, разговор заканчивался неприятными для меня известиями. Так мне сообщили о смерти мамы, так меня переселили на верхний этаж в полную изоляцию от отца, так меня перевели в спецшколу с абсолютно ужасными преподавателями и так далее.  Возможно, этот разговор будет как раз о том инциденте, который произошел во время нашего путешествия.
        Как и запросил генерал, я надела официальный костюм, который походил на темно-серый комбинезон с воротником-стойкой, спустилась на первый этаж и подошла к его кабинету, затем постучала.
        - Заходи, Ирис, - голос генерала звучал всегда очень жестко и четко, и кто его не знал, сразу представляли себе комнату для расстрела, а его палачом.
        Я зашла.  Эта женщина - миссис Майлз, уже сидела в кресле, спиной ко мне. Генерал указал на соседнее посадочное место и, поприветствовав  гостью,  я  села.
        - Ирис! Это миссис Габриель Майлз. Она является заместителем нашего Управления и одновременно ректором нашей Академии. Я думаю, ты знаешь, о каком учебном заведении идет речь.
        - Да, знаю. Академия военного дела и внедрения андроидных систем в боевое поле.
        - Верно. Уважаемая миссис Майлз согласилась принять тебя в нашу Академию. Но, так как ты закончила спецшколу, для тебя будет одно преимущество. Ты поступишь сразу на третий курс. Вам слово, Габриель…
        - Спасибо, мой генерал. Итак, мисс Берроу. С сегодняшнего дня вы приняты в Академию. Учебный семестр начнется через три дня. Вам необходимо внимательно ознакомиться с правилами и инструкциями нашей Академии. Форму и необходимую документацию я привезла. Надеюсь, вы будете похожи на своего отца, он человек редкой пунктуальности и невероятно строг к себе и своим подчиненным. Ну, что ж, у меня все.
        - Ирис, ты все услышала, теперь можешь идти.
        - Отец, у меня только один вопрос. Можно обратиться?
        Генерал, конечно же, не хотел более терпеть меня рядом, но в угоду своей коллеге согласился:
        - Да.
        - Дэн остается при мне?
        - Да. Это все?
        - Все.
        - Тогда ступай.
        - До свидания, миссис Майлз.
        Я вышла из кабинета, и мне хотелось добежать до пруда в саду и утопиться. Не представляю, как удалось сохранить самообладание в этом проклятом кабинете. Лучше бы мне запретили навсегда покидать пределы родного штата. Главный и единственный вопрос, который роился сейчас в голове, это: «Где Дэн?»
        Выбежав из дома, я направилась в помещение для прислуги, надо было срочно найти  его!
        В доме для слуг в это время находилась Кайли, пожилая и очень отзывчивая женщина, она в свое время приняла на себя много обязанностей по моему воспитанию.
        - Кайли? - обратилась я к ней.
        - Ирис! Здравствуй. Что с тобой? Что случилось, на тебе лица нет?
        - Это неважно, пока я здесь живу, со мной все время что-то случается. Скажи, ты видела Дэна?
        - Ну,  да. Он в своем боксе.
        - Хорошо, спасибо, Кайли.
        -Не за что… - она так и осталась сидеть в своем кресле.
        Я пошла в самую последнюю комнату и зашла внутрь. Бокс переместили сюда. Подбежав к нему, начала стучать и, видимо, так сильно, что Дэн принял это за тревогу.
        Он выскочил оттуда и с недоумением смотрел на меня. Все системы в боксе зашкаливали, все равно, что высокий пульс у человека, который находится при смерти.
        - Что случилось? Что с вами?
        - Да, прекрати ты! Хватит, со мной на Вы. Поедем скорее, поедем отсюда. Бери мою машину! Только быстрей, прошу….
        - Хорошо, идем….
        Мы направились в гараж, взяли машину и выехали за пределы ворот.
        - А теперь, езжай так быстро, как только сможешь. И, умоляю, не останавливайся! - моя голова горела огнем, сердце сжималось, а глаза снова наливались слезами.
        Дэн ехал, молча, иногда он смотрел на меня, но ничего не понимал. Прошло, наверно, несколько часов, прежде чем я наконец-то смогла сказать:
        - Останови.
        - Но мы посреди леса.
        - Неважно. Останови, я приказываю, - голос тогда у меня был тихий, бессильный.
        Дэн остановил машину, вокруг был лес, а солнце начало опускаться за горизонт.
         - Теперь ты можешь снова стать собой? Можешь быть тем самым получеловеком, каким был там, у океана? Скажи, Дэн…
        - Да. Могу, я уже стал. Что с тобой случилось?
        - Моя жизнь закончилась, даже не начавшись - слова просто срывались с губ, а глаза даже не могли открыться, я откинулась на сиденье и стала такой слабой, какой давно уже не была, -  меня отправили в Академию, к какой-то там миссис Габриель Майлз, - сколько же  злости я вложила, произнося это имя - Знаешь, что это за Академия?
        - Знаю.
        - Вот, и я так же ответила генералу. Это Ад, это страшное место, где из людей делают машины, а точнее шестеренки для огромного механизма. Там теряется вся твоя суть, теряется душа. Он хочет окончательно уничтожить меня. Знаешь, оставь меня лучше здесь, а Генералу скажи, что ее больше нет.
        - Ты же знаешь, что я тебя не оставлю.
        - Тогда ты засланный шпион и тоже хочешь моей смерти.
        Сказав это, я рывком открыла дверь и побежала в лес. Дэн тут же среагировал и пустился за мной. Но я же знала про этот несчастный эффект - «свет - уровень поверхности» и поэтому побежала туда, где солнце еще не ушло, и лучи света врезались в деревья.
         Он не окрикивал, просто преследовал. Моей же единственной целью было добежать до очередного обрыва и прыгнуть. Все равно моя жизнь ничто. И вовсе она не ценна.
        Вдалеке как раз была та самая спасительная пропасть. И когда я до нее добежала и почти прыгнула, то резко ощутила себя в чьих-то руках, а потом резкий кувырок, и я уже лежу на земле вплотную с обрывом. А Он надо мной.
        - Чего ты хочешь этим добиться? - тогда, впервые, мне пришлось наблюдать ярость андроида. Он с невероятной силой ударил кулаком по земле, затем схватил и как котенка поднял меня. - Я еще раз спрашиваю, чего ты хочешь этим добиться?!
        - Ничего! Ничего! Ничего… ничего… - от выкриков, я перешла к тихому шепоту и тихим слезам. - Неужели ты не видишь мою жизнь! Я никому не нужна. У меня ничего нет в душе и сердце. Мне не для кого жить.
        - Неправда!
        - Да? И кому же я так нужна? Не тебе ли? Андроиду-телохранителю с периодическими сбоями в программе?
        - Именно мне, - он сказал это тихо, и сразу же отпустил меня. - И у меня нет периодических сбоев в программе.
        - Тогда что же ты такое?
        - Я не знаю. Но я могу чувствовать, могу ощущать тебя.
        - И для чего же я тебе тогда? Для самопознания?
        - Нет. Без тебя я чувствую сильную боль где-то здесь, - он показал на грудь. - И я не знаю, что это. Но всем своим разумом понимаю, что только ты даешь мне больше, чем все мои системы питания. Я хочу быть рядом и видеть тебя, хочу, чтобы ты спала у меня на плече, как там, в самолете, хочу, чтобы прикладывала к себе одежду и смотрелась в зеркало.
        - И тебе это нравится?
        - Мне нравится все, что ты делаешь.
        - И что теперь? Ведь я не хочу возвращаться туда, я не хочу жить по его законам.
        - Я хочу, чтобы Ирис-Грейс Берроу жила.
        -  Что же это будет за жизнь?
        - Не знаю, но мы справимся с этим, вместе пройдем через все. И еще, я уничтожил все данные о том событии.
        - Как? Ты пошел против Устава? Почему?
        - Не хочу видеть, как ты страдаешь в изоляции от остального мира.


        Любой бы девушке понравились сказанные слова, и она бы кинулась в объятия к такому мужчине. Что ж, я  была не исключением, но броситься в объятия не смогла. Мое внимание было приковано к его глазам, какие же у него красивые глаза, нереально красивые. Зеленые с оттенком янтаря. Такие ясные и яркие и они так пронзительно смотрели на меня. Наверно, только благодаря этим глазам мой страх пропал, хоть и временно.
        В то время многое между нами происходило на уровне взглядов.  Так мы читали друг друга, учились понимать без слов, а иначе было нельзя. Так и сейчас, только глаза в глаза и ничего более. Может, подобное и выглядело странно, но для нас это стало истинным удовольствием. Это как столкновение двух галактик, когда одна проникает в другую и частицы перемешиваются, заполняя пустое пространство.
        ГЛАВА 7.


        ВОДОПАДЫ


        После того разговора все как-то изменилось. Стало проще, и меня уже не обременяла мысль об учебе в Академии. Возможно, это и не так плохо, я могла  больше узнать об Андроидах, а возможно, даже стать одной из их создателей.
        Начался семестр, наступила осень, и дни начали неспешно сменять друг друга.
        Дэн всегда был рядом.  После учебы мы шли куда-нибудь подальше от дома и долго бродили по парку. Он по-прежнему много молчал, а мне это очень нравилось. Зачем говорить что-то, если все и так понятно. Все разговоры о прекрасной погоде или о новых фильмах, все это не для таких, как мы.
        Учеба в академии дала мне массу преимуществ, в первую очередь - это огромное количество информации об андроидах,  во вторую очередь - это способы и методы применять эту информацию на практике. Я действительно стала профилироваться на создании адроидных систем, в частности, на проектировании, введении и испытании отдельных единиц. Это оказалось невероятно интересно и поглотило меня целиком. А всем известная миссис Майлз оказалась неплохой наставницей, она, конечно, была очень строга, но, к счастью, справедлива.
        Затем пришла зима, потом снова весна и так далее. Сезоны сменяли друг друга очень быстро, и тогда я начала задумываться о красоте мира, в котором мы живем. Когда лето приходит на смену весне, когда зима приходит на смену осени, меняется и наше настроение, оно как будто подстраивается под природу, под ее прихоти и желания: с дождями приходит грусть, с солнцем радость, а со снегом приходит надежда.  И все это происходит не просто так, человеку необходимо меняться, необходимо чувствовать и ощущать разные эмоции, а иначе нет смысла жить.


        Так я проучилась два курса, оставалось еще два.  На каникулах, как всегда, по письменному разрешению генерала, мы с Дэном отправлялись в очередное путешествие. На этот раз удостоились чести отправиться в Африку, к водопадам. Очередной полет и очередной путь к месту назначения.
        Когда мы оставались наедине, да еще и за тысячи миль от владений генерала, то становились более непринужденными, по крайней мере, я.
        - Ну? Дэн. Как тебе здесь?
        - Мокро.
        - И все? Только мокро, а как же: хорошо, замечательно и прочие человеческие чувства?
        - Не знаю. Если тебе нравится, значит все хорошо.
        - Как-то ты странно себя ведешь… За весь полет ни слова, а теперь просто: «Не Знаю». Может быть, тебе надоели все эти перемещения?
        - Нет, не надоели, мне не может что-то надоесть. Просто я считаю, что это небезопасно. В пределах страны это одно, но за ее пределами…
        - Не переживай, мне уже девятнадцать лет и за все три года  ни одного покушения, вообще ничего. Видимо, я не очень важная персона, но оно и к лучшему. Не так ли?
        - Ты пока еще не очень важная персона только потому, что генерал приложил немало усилий для того, чтобы сделать твою жизнь прозрачной, в частности, во мне есть датчики для искажения любого сигнала слежения.
        - Что ж, спасибо ему за это. А про встроенные датчики я прекрасно осведомлена. Ведь ты сам знаешь, на кого я учусь.
        - Знаю.
        - И все же тебя что-то беспокоит. Не скажешь, что?
        - Нет такой информации, прости.
        Весь разговор Дэн куда-то смотрел и создавал впечатление разговаривающей мебели. Было как-то неприятно, что в такой момент, когда мы остались одни и стояли напротив водопада, он изображал холодную никелированную поверхность.
        После чего, немного постояв и полюбовавшись видом, я направилась к отелю. Благо, он находился в полумиле от водопада. Дэн занес сумки в номер и, усевшись в кресло, отправился на перезагрузку.
        Конечно, мне было строго запрещено идти куда-то в одиночку, но что сделаешь с таким характером, тем более компании все равно никто бы не составил. Так, я решила пройтись вдоль отеля и осмотреться.
        На улице стоял полдень, было невероятно жарко и влажно, но как же, оказалось,  приятно гулять по этой влажной жаре, просто не передать словами. Отдыхающие бродили  возле бассейнов, гуляли по пальмовой аллее. Мне действительно стало нравиться ходить и наблюдать за ними.
        Немного побродив  по территории, решила спуститься к подножию водопада, там было так спокойно и прохладно, только грохочущие  потоки воды,  срывающиеся откуда-то  с высоты, и  пар, укрывающий  медленно текущую реку.  Я залезла на большой камень, который покоился за струями водопада, и сидела на нем в полном уединении от всего мира. Сидела до тех пор, пока не услышала всплески, кто-то приближался.
        - Кто здесь? - раздался мужской голос.
        - Я!
        - Кто, Я? - он стоял с обратной стороны, и увидеть его, конечно же, не могла.
        - А кто Вы, позвольте спросить?
        - Я тот, чье место вы заняли.
        - А что? Это частный камень? Или вы, лично, его с собой привезли и положили сюда? - какая наглость, подумала в этот момент.
        - Просто, в это время я сам люблю здесь сидеть и прятаться от чужих глаз, - с этими словами незнакомец зашел за водопад и предстал передо мной.
        - Что ж, теперь вам придется потесниться, ибо я здесь буду еще целый месяц, - мои слова были сказаны не без улыбки, ведь впереди стоял очень симпатичный молодой человек и так пронзительно смотрел на меня.
        - Ну, раз так, то я согласен предоставить вам, речная нимфа, добрую половину камня. Я Эрик. А как же зовут речную нимфу? - он так мило улыбался и не стеснялся проявлять все свое обаяние.
        - Речную нимфу зовут  Ирис.
        - И откуда ты? Из какого штата?
        - Хм, пусть я лучше буду здешней речной принцессой…
        - Ок!
        Но тут в голову ворвалась мысль, что Дэн, наверно,  уже идет сюда, и мне не поздоровиться, если он узнает обо всем этом.
        - Ой! Мне уже пора. Было очень приятно познакомиться, но мне надо бежать. Пока!
        - Мы еще увидимся? - сказал Эрик мне в след.
        - Может быть. Если ты не унесешь камень с собой, - в этот момент я спрыгнула со своего охраняемого объекта  и, оказавшись в воде по грудь, поплыла к берегу.
        Выйдя из воды, быстренько побежала вверх по тропинке, которая вела к отелю. И мои опасения оправдались, Дэн с негодующим видом шел навстречу мне.
        Решив избежать лобового столкновения, сошла с тропы в небольшие пальмовые заросли, через них и добралась до отеля, затем забежала в номер, но только хотела закрыть дверь, как нога Дэна помешала мне это сделать.
        - Где ты была? - он, действительно, олицетворял собой гнев, но голос был очень сдержан, только глаза выдавали его в этот момент.
        - Ну, прости. Я всего лишь на несколько минут вышла, - зная, что андроиды находятся на перезагрузке около полутора часов и  в полной изоляции от внешнего мира, я решила его обмануть.
        - Ты же знаешь, что уходить одной категорически запрещено.
        - Но, я не уходила далеко… И, извини, этого больше не повторится.
        - Хорошо. Но это в последний раз.
        - Конечно!
        Сказав это, я, естественно, впервые за два года совершенно конкретно соврала ему и поначалу чувствовала вину, но потом поняла, что это не то, из-за чего можно себя корить.
        В конце концов, мне тоже хочется почувствовать себя свободной, хотя бы изредка.
        Мне все хотелось представить момент новой встречи с таинственным парнем по имени Эрик, но также не знала, как представить моего нового знакомого Дэну. Ведь, я не могла до конца понять суть наших с ним взаимоотношений. То он был очень даже чутким и понимающим, то становился холодным и запрограммированным. И причину этой смены состояний я не могла понять, несмотря на свои знания.
        Год назад, когда мне исполнилось восемнадцать, я решила сконцентрироваться на учебе и своем верном андроиде. Но прошел еще один год, учеба наладилась, а вот Дэн не сдвинулся ни на шаг после нашего с ним разговора в лесу. Да, он помогал мне, всегда был рядом, порой проявлял чувства в разговорах, но так и остался отчужденным. Сколько бы раз я ни пыталась выманить его на откровенный разговор, так ничего и не получалось. На каждый вопрос следовали односложные ответы без какой-либо конкретики. Дэн как бы и хотел быть всегда и везде только со мной, но в то же время держался сдержанно и не позволял себе ничего.
        Может быть, пару лет назад мне и хотелось полного одиночества и изоляции от окружающих меня людей, но теперь это стало очень угнетать. Ведь это самое одиночество, оно необходимо ровно до того времени, пока ты не созреешь для чего-то нового. Теперь жизнь не была пустой и скучной как раньше. У меня появилось занятие, которое, безусловно, очень нравилось и позволяло чувствовать себя сильнее, умнее и значимее; появились люди, которые помогали мне в этом, которые также стали замечательными помощниками в  процессе моей реабилитации в обществе. Хотя, без Дэна я все равно не могла себя представить среди них всех. Он оставался неотъемлемой частью моей жизни, был тем, которого я не уставала видеть, который был нужен всегда и везде. Но, из-за своей специфики, Дэн являлся каждодневным напоминанием мне о том, что одиночество все еще рядом.
        И так как я отлично знала,  что мой андроид особенный и все-таки может чувствовать, то ждала от него чего-то большего, надеялась, что именно он сможет дать мне то самое ощущение целостности. Я хотела, чтобы Дэн стал для меня таким  спутником, каким не смог бы стать ни один человек. Из-за этих надежд  не позволяла себе думать о других мужчинах, никому не давала повода на что-то большее, чем просто дружба.  Но, смотря, как другие встречаются, отводила  взгляд  и говорила себе, что это не мое и что мне достаточно того, что я имею. Хотя теперь понимаю, то были специально выдуманные отговорки, чтобы просто не завидовать.
        Не знаю, мог ли Дэн испытывать чувство ревности, но, возможно, настало время это проверить?
        На следующий день после моего побега, я четко решила, что  надо еще раз встретиться с Эриком. И хотела сделать это на месте нашего первого знакомства. Конечно, уже не без Дэна. Тем более, я дала ему обещание, больше не уходить в одиночку.
        Так, после завтрака, когда на улице было еще не очень жарко, я изъявила желание прогуляться до водопада:
        - Знаешь, сегодня прекрасный день для прогулки. Так что, пойдем. И подай мне, пожалуйста, купальник.
        Дэн, молча, подал купальник и направился к двери. Когда мы спустились и вышли на улицу,  солнце резко ударило в глаза, такое ощущение, будто всю жизнь, живя в темноте, ты наконец-то оказываешься на свету и не знаешь, бояться теперь или наоборот радоваться.  Но я радовалась, так как этот свет - мой проводник в мир непознанного,  а именно, к водопаду  и заветному месту встречи.
        Спускаясь по тропе вниз к реке, я ни с того ни с сего начала представлять себе, что заплываю за водопад, а там меня ждет мой Дэн. Что он стоит по пояс в воде и просто ждет, когда я подойду к нему. Но, как только подошла и попыталась обнять его, меня отвлек чей-то оклик:
        - Привет! Ты же ведь речная нимфа? Я Эрик, помнишь меня?
        - Боюсь, что сегодня я сухопутная нимфа. Но, да, я помню тебя.
        Эрик стоял на берегу реки и снова смотрел на меня очень нежным и ласковым взглядом, как тогда, в первый раз.
        - Ну что? Готова разделить со мной наш камень?
        - Да, сейчас, подожди минуту, - только после этих слов вспомнила, что пришла сюда не одна.
        Мне стало как-то неловко перед Дэном. А он все это время стоял позади - надел солнечные очки и наблюдал за происходящим. Подойдя к нему, даже не успела задать вопрос, как он перебил:
        - Кто это?
        - Эрик - я совсем потерялась и не могла ничего придумать.
        - Что за Эрик? Я что-то не видел, как ты с ним знакомилась. И что это за «наш камень»? Видимо, за несколько минут, вряд ли можно успеть так много. - Дэн действительно говорил это не без упрека, а голос был не такой спокойный и четкий, как обычно.
        Честно говоря, меня это разозлило.
        - Во-первых, не что, а кто! А во-вторых, мы встретились в отеле, и он рассказал мне про это место. И мне захотелось посмотреть, - ну вот, очередная ложь.
        - Да? Кстати, когда вчера ты заходила в номер, с тебя вода стекала. Видимо, в отеле что-то прорвало…
        - Хорошо! Я действительно была здесь и встретила Эрика. И что? Мы уже договорились с тобой, что больше одна никуда не пойду.
        - Договорились, только ты продолжаешь врать. Кто он?
        - А зачем ты меня об этом спрашиваешь. Идентифицируй его и зайди в базу данных Управления. Там и найдешь, он американец. Теперь извини, мне уже хотелось бы пойти к Эрику.
        - Хорошо, как пожелаешь, - Дэн прошел к дереву около берега, сел под ним и начал исполнять свои обязанности, то есть наблюдать.
        Я же, переведя дух, направилась к моему новому знакомому. Мы зашли в воду и заплыли за водопад.  Эрик взобрался на камень первым и протянул мне руку. И вот, мы здесь, сидим, а вокруг никого, только шум воды.
        - Кто это был с тобой?
        - Мой телохранитель. И прошу,  не спрашивай, почему и зачем…
        - Хорошо. Так ты не просто речная принцесса, ты, оказывается, охраняемая принцесса.
        - Не то слово.
        - А можно нескромный вопрос?
        - Задавай, - а сердце в груди забилось быстрее, в первый раз у меня было что-то вроде свидания с симпатичным мужчиной, да еще и в таком месте.
        - У тебя есть  парень?
        - Нет, парня нет. А что? Хочешь побороться за это место?
        - Да уж, ты не из скромниц. В общем-то, было бы неплохо попробовать  узнать друг друга лучше.
        - Наверно. Что же тебя интересует? Хотя, давай, лучше я начну. Откуда ты? Чем занимаешься?
        - Я из Техаса. Но учусь в Калифорнии. Изучаю базы Верна. Но этот год последний, потом пойду уже по распределению. - Базами Верна в наше время назывались военные пространства, попадающие под наблюдение чужеродных спутников, получившие название в честь профессора Джеймса Верна. - А ты?
        - Живу и учусь в пригороде Сторридже, штат Теннеси. Поступила в колледж изобразительного искусства, - к сожалению, у меня не было возможности рассказать всей правды, хотя оно и к лучшему.
        - Так ты еще и художница. Хотя, если бы я умел рисовать, то ты бы стала моей музой и была бы на всех моих картинах.
        - Фу. Какое однообразие, - иногда приятно болтать ни о чем, тем более, если ты и так каждый день под гнетом своих серых и мрачных будней.
        Так мы проговорили около двух часов, после чего мне стало немного холодно, и я захотела поплавать, чтобы согреться.  Спрыгнув с камня, обошла водопад и поплыла вдоль него. Эрик последовал за мной.
        Как же здорово, когда к тебе проявляют столько интереса и ты кому-то очень симпатичен, тем более, когда этот кто-то тоже нравится. Я, видимо, была в этот момент как ребенок, который никогда не ел шоколада, но вдруг оказался на шоколадной фабрике. Вдруг появилась возможность попробовать что-то, о чем так много слышал, но никогда не видел. В этот момент я забыла о том, что хотела вызвать ревность у Дэна, мне просто было хорошо здесь и сейчас. Забыла настолько, что даже не замечала его, а он все это время ждал.
        Я и Эрик плавали наперегонки, шутили, смеялись. Он периодически подплывал совсем близко и обнимал. Вроде бы все как у всех, но в то же время как никогда раньше и не со мной.
        Мы вышли из воды, договорившись встретиться еще раз завтра вечером. У меня было прекрасное настроение, хотелось подбежать к Дэну и сказать ему: «Вот видишь, как это замечательно! Когда мужчина и женщина вот так общаются. Когда их ничто не сдерживает. Когда все просто. Я хочу, чтобы и ты был таким!» И снова поймала себя на мысли, что именно Дэн должен был быть на месте Эрика. Но как ему это объяснить, как заставить понять и прочувствовать? Увы, ответа не было.
        Подойдя к моему андроиду, села рядом с ним около дерева и увидела, что его глаза уже не были такими яркими как несколько часов назад, тогда я спросила:
        - С тобой что-то не так? Ты плохо выглядишь…
        - Со мной все в порядке, я исправен и готов следовать дальше.
        - Давай лучше посидим здесь и поговорим.
        - А ты разве не наговорилась? - Дэн как никогда был тихий и, как будто, совсем расслабленный.
        - С тобой, нет. Скажи, что для тебя Я?
        - Ты не что, а кто. Что - это я. Давай с тобой договоримся об одной вещи. Мы больше не будем разговаривать как два человека. Ты должна быть свободна от меня, но пока это невозможно. Я лишь помеха в твоей жизни, и три года назад ты была совершенно права. И, я прошу прощения за то, что позволил себе вторгнуться в твой разум. Это неправильно.
        - О чем это ты? Такие выводы из-за того, что я поплавала с парнем, которого почти не знаю?
        - Я видел тебя с ним, и я вижу тебя с собой. С ним ты смеешься,  глаза блестят, со мной  же ты надеешься и только. Если ты захочешь, то я буду с тобой всегда и буду защищать, но вторгаться в твое сердце мне - андроиду со сбитой программой - нельзя.
        - Что ж… Я с тобой не согласна. Да, ты андроид, но особенный, почти человек и …
        - Не надо иллюзий, Ирис. Я не человек и никогда им не буду, ни на «почти», ни на сколько. Моя особенность - это моя боль, которую я испытываю каждый день. Мое молчание убивает тебя, я вижу, я все вижу.  Давай больше не будем об этом.
        -  И ты не хочешь дать нам ни единого шанса? - мне тогда действительно стало больно, ведь от меня отказывался тот, кто для меня был всем.
        - У нас не может быть шансов. Когда вернемся, то мне необходимо будет пойти в AS, - Android Systems, компания по производству андроидов, -  и запросить чистку системы. Меня перенастроят и перезапустят. Так будет лучше нам обоим.
        - Я поняла. Ты решил сдаться, даже не попробовав. Тогда давай тоже договоримся об одной вещи. Пока мы здесь, то будем вместе как люди, переедем в другой отель, зарегистрируемся под другими именами. Пойдем туда как пара, все равно никто не поймет, что ты андроид.  Попробуем снять всю эту официальность с себя. А если ничего не получится, то все будет так, как ты хочешь.  И других вариантов я не рассматриваю!
        - Но это глупо. Неужели ты этого не понимаешь? Нет, я не пойду на такое.
        - Я приказываю тебе.
        - А я отказываю тебе. Если ты хочешь, чтобы мы были как два человека, то разве между нами не должно быть равенства. Получается, ты принуждаешь меня делать то, чего я не хочу.
        - Так значит,  ты этого просто не хочешь? - получается, от меня отказался даже Дэн -  Ладно! Делай, как считаешь правильным для себя. И кстати, я вовсе не считаю тебя неравным себе. Просто, очень хотелось… однако, неважно… уже неважно… Пойдем в номер.
        И почему в моей жизни все так? Как только происходит взлет, то заканчивается он обязательно падением и долгим заживлением после него. Видимо такая судьба. Не дано мне быть кем хочу и быть с тем, с кем хочу. Но ничего, придется плыть по течению, пока что-нибудь не изменится в очередной раз. Конечно, головой я понимала, что любить машину нельзя, но сердце всегда диктовало другое. И кем же я стану, если буду слушать только разум? Не той ли самой машиной?
        Дни шли, я встречалась с Эриком. Мы гуляли, о чем-то говорили, узнавали друг друга. Он оказался весьма необычным человеком, разносторонним и невероятно обаятельным, но что-то мешало мне  с ним сблизиться, и это «что-то» всегда ходило позади нас. Я не могла просто так выбросить Дэна из сердца.
        Однажды, я попросила своего телохранителя:
        - Можно хотя бы один день ты не пойдешь за нами? Ты же узнал всю информацию об Эрике? Он не шпион, не киллер и не маньяк-убийца. Так почему бы нам не побыть вдвоем? Когда ты рядом, ничего не получается, я не могу расслабиться, не могу понять своих чувств к нему.
        - Выходить за пределы отеля одной нельзя.
        - Тогда внутри отеля, например в моем номере? Как тебе?
        - Хорошо.
        - Большое тебе спасибо! Только не очень-то подслушивай нас за стенкой, - так и хотелось уколоть его хоть чем-то, вызвать на эмоции.
        - Твоя язвительность здесь ни к чему. Я просто действую по инструкции.
        Наконец-то я буду одна, без него. Может, это поможет сконцентрироваться на том, что действительно сейчас важно.
        Созвонившись с Эриком, мы договорились о встрече  на восемь вечера у меня в номере. Он тоже был невероятно рад тому, что мы останемся вдвоем.
        Солнце клонилось к закату, а я лежала на своей кровати и все пыталась представить сегодняшний вечер. Не хотелось ни есть, ни пить, ни подбирать одежду, ничего не хотелось. Волнение захватывало душу, ведь кто знает, чем мог закончиться этот вечер?
        И вот, уже почти семь, надо было все-таки сходить в душ, выбрать платье и что-то съесть. Когда дела были сделаны, а до встречи оставалось пятнадцать минут, в дверь постучались. Открыв ее, увидела на пороге Дэна:
        - Что-то хотел?
        - Да. Хотел сказать, что буду на перезагрузке, поэтому можешь не переживать.
        - Ты так доверяешь Эрику?
        - Я доверяю тебе, тем более это для тебя важно.
        - Что ж, спасибо. Все?
        - Все. Приятного вечера, Ирис.
        С этими словами Дэн ушел к себе в номер, а я все смотрела на его дверь, но тут меня вернули на землю. Пришел Эрик.
        - Привет!
        - Привет. Заходи, - меня почему-то это все смутило и я, наверно, покраснела.
        Как только закрылась дверь, Эрик обнял меня. Мы стояли и ничего не говорили, только чувствовали друг друга. После чего, вышли на балкон:
        - Как давно я хотел остаться с тобой наедине, - он стоял позади, обнимал и говорил очень тихо.
        - Мне тоже этого хотелось. Ну вот, ты здесь и теперь все идеально.
        - А знаешь, чего еще я очень хочу?
        - Знаю.
        Эрик подошел и поцеловал меня. Сложно описать тогда, что происходило в голове и в  сердце. Я и не знала, что такое бывает. Что обычный поцелуй может вызвать взрыв во всем теле. Не переставая целовать, он взял меня на руки и зашел в комнату. И когда мы были уже у кровати, во мне что-то надломилось.  Я отстранилась от него.
        -Что-то не так?  - Эрик явно не ожидал такого поворота событий, он взволнованно смотрел на меня и ничего не мог понять.
        - Видимо, да, - у меня, честно говоря, закружилась голова, и стало не хватать воздуха.
        - Если я сделал что-то не так…
        - Нет, ты все делал правильно, просто я, очевидно, еще не готова к такому. Прости.
        - Тебе не надо извиняться. Все нормально. Значит еще не время, вот и все.
        - Наверно ты думаешь, что я очередная стерва на твоем пути.
        - Как я могу думать, что ты стерва? Ты превосходная девушка, красивая, умная и очень необычная. С тобой не бывает неинтересно. Возможно, это и правильно. Ни к чему форсировать события. Мы можем просто общаться, как всегда, но только в сто раз лучше. Ведь мы одни сейчас.
        - Думаешь? Хотя, ты прав. Сегодня, действительно, очень необычный вечер, можно не стесняться слов.
        Так мы проговорили около полутора часов. Сидели, обнимались и разговаривали… Но моя душа была неспокойна и в ней происходили свои прения. Где-то, в десять часов или около того Эрик вышел от меня и направился к себе, а я осталась одна и в полном замешательстве. Мне совершенно не хотелось сидеть сейчас в номере и абсолютно не хотелось кого-либо видеть. Решала поступить  в своем духе - сбежать. Вышла из номера, прокралась мимо двери Дэна и спустилась вниз по лестнице. Выбравшись на улицу, побрела к реке. Я шла спокойно, неторопливо, в свете фонарей мелькали тропические насекомые и их стрекот отвлекал от мыслей. Так, спустившись к реке, прямо в сарафане зашла в воду и доплыла до заветного места. Тогда мысли окончательно атаковали  голову. Сплошные вопросы влетали и вылетали из нее. Причем, когда все случилось с Эриком, а точнее, не случилось, я не нашла ни одной причины тому. Вот и сейчас, только вопросы, а больше ничего.
        В это время, как выяснилось позже, Дэн понял, что меня нет, и побежал искать. Ему труда не составило это сделать.
        Я лежала на камне с закрытыми глазами и, наверно, было похоже, что не дышала. Вдруг, где-то у берега послышался всплеск и через минуту меня начали трясти за плечи, а когда я открыла глаза, то увидела его, моего Дэна, и все ответы на все вопросы сами меня нашли. Он был напуган:
        - Я знал, я предчувствовал, что нельзя тебя оставлять с ним одну! Что, что он сделал? Хотя, ладно, сам просканирую.
        - Ничего. Он ничего со мной не сделал, и я ничего не сделала с ним… И вот теперь не знаю, хорошо ли это, или ужасно?
        - Что случилось? - Дэн сразу же успокоился, но вид у него был весьма напряженный.
        - А я скажу, что случилось. Ты случился в моей жизни. Ты ворвался в нее, когда я этого не хотела и хочешь уйти из нее, когда я хочу, чтобы ты остался. Вот такой парадокс! Как тебе? Удовлетворен ответом? - несмотря на всю экспрессию в словах, я была невероятно спокойна и расслаблена, лежала на моем камешке и водила кончиками пальцев по воде, после чего присела и стала пристально смотреть ему в глаза, - Уп-с! А глаза-то у тебя снова загорелись… Знаешь, ты мне жизнь сломал.
        - Я не хотел…
        - Хотел, хотел и продолжаешь хотеть. Теперь я не боюсь признаться, что люблю тебя. Все равно скоро от твоих воспоминаний ничего не останется - я сползла в воду и, обогнув водопад, поплыла вперед, на душе стало невероятно легко, разум просветлел и ничего больше не давило в груди.
        Дэн поплыл за мной, потом взял за руку и подтащил к себе…
        - Ты меня любишь? - он, то ли не мог понять, что это значит, то ли не мог поверить, то ли еще что-то.
        - Да, люблю. Я это поняла уже давно, только боялась признаться себе. А Эрик полностью меня удостоверил в этом. Так что, ты действительно испортил  мне всю игру. Теперь ты мой должник. Вот так.
        - И что мне делать? Я же не знаю…
        - Ну, ты можешь забраться на вершину водопада и спрыгнуть оттуда, чтобы наверняка, в лепешку. Или ты можешь что-нибудь мне сказать.
        После непродолжительного молчания, Дэн произнес то, что перевернуло мою жизнь раз и навсегда.
        - Я тоже люблю тебя. Я пытался найти правильное слово, которое опишет все мои чувства к тебе, но больше всего подходило именно - любовь.  И теперь я с радостью бы выбрал вариант спрыгнуть, но тогда тебя некому будет охранять.
        Но когда он говорил, в моей голове прокручивалась снова и снова только одна фраза: «Я тоже люблю». Вот он - момент истины. Момент, о котором я мечтала больше всего на свете.
        Потом он замолчал, его глаза были уже не просто зеленые с янтарным оттенком, они стали цвета травы и солнца. Мы сблизились в воде, он обхватил меня за талию и последовал поцелуй. И все, что было до этого - пропало, забылось, перестало существовать. Только он и я. Ирис и Дэн. И они вместе! Это было выше всего человеческого, выше даже космического. Это длилось минут десять, но показалось, что прошла вечность и даже больше. Он смотрел на меня, а я терялась в его глазах…
        Я даже не поняла, как мы потом оказались в номере, но мне было страшно отвлечься даже на секунду от него. Всю ночь мы лежали рядом, Дэн нежно обнимал меня, а я слушала стук его искусственного сердца, и была нигде и всюду одновременно, пока не заснула.
        Проснувшись рано утром,  встала с кровати, сходила в душ и вышла на балкон. Дэн ушел, видимо, еще ночью. И вот сейчас было непонятно, произошло ли все по-настоящему или это был всего лишь сон. Но это неважно. Если все реально, то это мое счастье, а если сон, то тоже прекрасно, ведь такого замечательного сновидения у меня не было никогда.
        Балкон как раз выходил на сторону, где шумел водопад, поэтому мечтать с таким прекрасным видом на срывающуюся с высоты груду воды, было еще лучше. Когда небо абсолютно чистое нежно-голубого цвета, когда клубы пара поднимаются так высоко над водой, что пытаются дотянуться до радуги, и  когда ты знаешь, что это место хранит твою самую главную тайну, то все проблемы и сомнения меркнут.
        Всю свою жизнь я хотела добиться такого чувства, которое позволит мне не сомневаться в содеянном, которое  превратит мою душу в цветочный сад, где все растения яркие и пестрые, где цветы никогда не вянут, где воздух пропитан ароматом чего-то невероятно притягательного, но неизвестного. Так и случилось. И чтобы дойти до этого, нужно было встретиться с человеком, попытаться полюбить его, но в итоге понять, что сердце принадлежит другому. Понять, что я нуждаюсь не в людях с их чувственностью и эмоциональностью, а в существе совершенно иного рода и происхождения.
          Возможно, это лишь очередная фантазия, которую захотелось воплотить в реальность, потому что подобные отношения неестественны и не похожи ни на что в этом мире. Но пока я здесь, пока здесь он, то пусть все будет, как будет.
        Мои мысли подобно спокойному течению реки, плыли и плыли куда-то, до тех пор, пока не раздался стук в дверь. Я решила, что это мой Дэн и, подбежав к двери, открыла ее, но на пороге стоял Эрик, вид у него был весьма потерянный и недоумевающий.
        - Эрик? Привет. А что ты здесь делаешь?
        - Пришел к тебе, хочу задать один вопрос.
        - Да? Хорошо, спрашивай.
        - Что вчера произошло?
        - Но мы же с тобой обо всем поговорили и …
        - О чем мы с тобой вчера говорили, я помню. Что было после нашей встречи. Я решил потом прогуляться и пошел к реке, а там, как ты думаешь, кого я увидел?
        - Меня, - я закусила губу и почувствовала себя ужасно, он все видел.
        - Не только тебя, но и твоего телохранителя. И это было бы ничего, если не одно «но»! Вы целовались.  Это что вообще? Может, объяснишь?
        - Я и не знаю, что тебе сказать… Просто так вышло…
        - Тебе было настолько неприятно со мной, что ты решила не упускать возможность и попробовать с ним?
        - О чем ты? Между нами ничего не было. Ты же сам понимаешь, что это исключено.
        - Я этого не знаю, он принес тебя в номер, вряд ли такие поцелуи и объятия заканчиваются словами: «Ну, пока! Я спать». Да и вообще, как это возможно? Он же андроид! Суррогат, не человек. Механизм, в конце концов.
        - Вот именно потому, что он андроид, ничего и не было. Извини, но мне нечего тебе сказать. Он просто мой телохранитель. Может быть, я поддалась какому-то порыву. И, кстати, мне не было с тобой неприятно. Просто, я впервые осталась с мужчиной наедине и струсила.
        - Но какая тогда связь между нашей встречей и тем, что произошло у тебя с ним?
        - Страх и неопытность в любовных вопросах.
        - Знаешь, я не верю тебе. Ты слишком связана со своим андроидом, вы везде и всюду вместе, и ваши взгляды тоже о многом говорят. Видимо, ты решила превратить его в свою секс-игрушку, - Эрик все больше сердился, а я ничего не могла с этим сделать, только принимать его обвинения.
        - Да, что ты такое говоришь? Какую игрушку? Это все из-за того, что у нас ничего не вышло вчера?
        - Нет, это из-за того, что ты сама не знаешь, чего хочешь! Ты мне понравилась настолько, что я готов был забыть про все на свете рядом с тобой. И мне плевать на то, что было у нас что-то или нет. А ты все испортила!
        - Возможно, прости. Ты мне тоже нравишься, но, видимо, еще не настолько.
         Он же махнул рукой и собрался уходить.
        - А вот ты мне нравишься именно настолько… Хотя, ладно. Все и так ясно. Прощай, Ирис. Будь счастлива, - Эрик отвернулся и направился к лестнице, а потом исчез.
        Я не могла понять, что мне положено сейчас чувствовать. Было и неприятно, но в то же время и хорошо, ведь теперь не надо мучиться и терзать себя, не надо искать объяснений и не надо никому морочить голову. Постояв так в минутном шоке, я подошла к двери Дэна и зашла внутрь.
        В комнате было темно, шторы задвинуты, а загрузочная капсула открыта и пуста, и только неоновый свет из нее частично рассеивал мрак. Я тихонько прошептала в темноту:
        -Дэн? Ты здесь?
        - Да. Здесь, - из темного угла донесся его голос.
        - А что ты там делаешь? Ты, конечно, извини, но мне не очень приятно общаться вот так. Может, я включу свет?
        - Лучше не надо. Я слышал ваш разговор, - он говорил как-то прерывисто и быстро.
        - Неудивительно. Получилось весьма громко.
        - Так ты действительно просто струсила и испугалась? Поэтому использовала меня, как успокоительное средство?
        - Да, что же это такое? Почему на меня сегодня все нападают? - я не выдержала и включила свет. Дэн сидел в кресле, в углу. - Дэн? Что с тобой? Что это такое у тебя на лице? - я кинулась к нему и не поверила глазам, у него на лице были синие подтеки, они шли от глаз, затем по щекам и, видимо, крупными каплями падали на грудь. - Ты плачешь?
        Я не смогла сдержаться, встала на колени перед ним и начала вытирать руками синие слезы моего андроида.
        - Почему? Почему ты плачешь? - мое сердце просто заболело, физически. Ведь, это невозможно.
        - Я не знаю. Я ничего не почувствовал. Ответь мне на вопрос.
        - Конечно же, ты не успокоительное средство! Как, вообще, ты мог такое подумать? Все, что было вчера - это искренне и по-настоящему. Я же не могла сказать Эрику всю правду! Ты же должен понять. Скажи! Ты понимаешь?
        - Понимаю.  Но ведь этот человек прав, между нами ничего не может быть. Я - суррогат, машина.
        - Для меня ты не машина, но и не человек. Ты - инопланетянин, который не такой как мы, но имеет право на жизнь и счастье.
        - Ты рассуждаешь, как ребенок. Ирис! Это просто порывы эмоций, твоих эмоций. Потакание ежеминутным слабостям, как угодно, но в реальности этому не дано быть.
        - Значит, те слова, что любишь меня - это потакание моим слабостям?
        - Лучше нам забыть все, что между нами было. Здесь тебе хорошо и ты можешь расслабиться, но что будет, когда мы вернемся домой, к твоему отцу? Начнется учебный год, начнется прежняя жизнь. Тебе нужна полноценная жизнь! Наши чувства - это просто фантазия, которая никогда не станет реальностью.
        - Так! Мне надоело, что ты швыряешь меня, как дворняжку. То я нужна тебе как там, в лесу или здесь у водопада, то не нужна. Действительно, зачем тратить свою единственную жизнь на бездушное создание.
        Я встала, вышла из номера, хлопнув дверью, и ушла к себе.
        Господи, какой ужас тогда творился в  душе. После такого пришло четкое понимание происходящего. Мне, действительно, надоели все эти страдания. Надоело, что меня все время кидает из стороны в сторону. Я отказываюсь от одного в пользу другого, но предо мной все равно захлопывают дверь. В этот момент, какая бы это ни была ирония, тот сад, что я развела в своей душе, завял сразу и без остатка. Что ж, отличная школа мудрости. Наверно, мне нужно было благодарить судьбу за такие уроки.
        После тех событий отдыхать оставалось всего неделю, и я решила использовать это время на всю катушку. Ходила в бар, на дискотеку, плавала у водопада и загорала. Все, что нужно среднестатистической девушке. Причем, мне это нравилось и, самое главное, отвлекало от всего плохого, что успело произойти.
        Неделя прошла, и пора было отправляться домой. Как всегда, собравшись, мы поехали в аэропорт, сели в самолет, тогда я в первый раз заговорила с Дэном за последнее время:
        - У меня к тебе вопрос. Чисто научного характера.
        - Я слушаю.
        - Та синяя жидкость, что вытекала из твоих глаз, это матрикс? - к слову, матрикс - специальное вещество, которое заменяло кровь в системе сосудов андроида, оно имело сине-голубой цвет и издавало небольшое свечение. Оно было необходимо, чтобы обновлять всю систему организма и не давать изнашиваться искусственным органам. Таким образом, матрикс подлежал полной замене каждый год, чтобы в организме адроида не накапливались токсины и прочие посторонние вещества.
         - Не совсем. Матрикс не имеет выхода через сосуды глаз. Это что-то среднее. Но у андроидов не может такого быть, видимо, это очередная особенность моего строения.
        - Интересно. Когда вернемся, хочу изучить этот феномен.
        И больше мы не проронили ни слова. Я смотрела в иллюминатор, а Дэн ушел на перезагрузку, как всегда.
        Прошло несколько часов и вот она - Америка. Моя недавно забытая родина.


        ГЛАВА 8.


        ВРЕМЯ ДЛЯ ЖИЗНИ


        Начался очередной учебный год. Я много читала, много занималась и много думала. Мысли были разные: о жизни, об учебе, о том, что узнавала каждый день. Но только не о том, что происходило у водопада. То была запретная тема, и я пыталась закрыться от нее.
        Все друзья и коллеги по учебе стали отличным средством от ненужных воспоминаний.  В первом семестре я прекрасно себя зарекомендовала, в результате миссис Майлз позволила мне участвовать в процессе создания андроидов. Она связалась со своими знакомыми из компании Android Systems (AS) и порекомендовала меня в качестве стажера в отделение проектирования и конструирования андр-ботов, как их называли сами разработчики.
        Наступила зима, я проводила в AS много времени, помогала проектировать мимико-вращательные механизмы для военных андроидов и удостоилась чести познакомиться с самым лучшим программистом андр-ботов - Фрэнком Дилейни. Он был невероятным специалистом, хоть и достаточно молодым, всего двадцать четыре года, а без него уже не могли обойтись при каких-либо нарушениях, ошибках и сбоях в работе ботов. Фрэнк творил чудеса, как нейрохирург высочайшего уровня на мозгу своего пациента.
        Нам часто приходилось общаться по рабочим вопросам, так мы подружились. Стали вместе ходить на обеды, подшучивать над коллегами и просто болтать по телефону во внерабочее и внеучебное время. С ним можно было поговорить о чем угодно и не думать, не сказала ли я чего-то лишнего. Мы вместе уходили с работы, доходили до стоянки и еще минут двадцать обязательно разбирали какой-нибудь интересный случай, произошедший у него в отделе. Потом начинали трястись от холода и рассаживались по машинам. Фрэнк ехал к себе, а меня Дэн вез в кафе под названием «Under the sky».
        То было потрясающее место, с большими витринными окнами. Оно  находилось на возвышении. Я всегда занимала столик около окна в углу и часто любовалась пейзажем, а именно, нескончаемыми лесами и холмами, но зимой вид был особенно завораживающим. В кафе я ужинала и составляла отчеты по каждому пройденному дню практики в AS.
        Дэн при этом всегда сидел за соседним столиком и смотрел в окно.
        Сегодня все было как обычно, но немного по-другому. На этот раз в кафе я поехала не одна, а с Фрэнком. Снег падал крупными хлопьями, снежинки медленно опускались и очень аккуратно ложились на землю, ветер стих еще утром, поэтому на улице началась тихая, тихая сказка и длилась весь день.
        Когда мы вышли с работы, то оказались в мифической стране, где была зима, но не было холодно, словно природа стихла в ожидании чего-то особенного. Будто все замерло, и только снег нарушал молчание. И почему я раньше не замечала всего этого, ведь вокруг столько  непознанного и прекрасного! Тогда я обратилась к Фрэнку:
        - Что это? Посмотри вокруг, жизнь остановилась.
        - Да, действительно. Давно такого не было.
        - А может, мы просто не замечали? Ведь, согласись, сколько раз мы выходим на улицу и не можем остановиться, чтобы посмотреть вокруг, просто так…
        - Возможно, но пусть это будет наша первая сказка, наше первое прозрение, - Фрэнк любил дурачиться над моими девчачьими рассуждениями и в этот момент запустил в меня снежком.
        - Ах,  так! Тогда, получай!
        Со стороны мы выглядели как дети, дети-переростки, которые вышли из серьезного заведения и у ворот начали играть в снежки. Но Фрэнк был именно ребенком-переростком, он каким-то чудом сохранил в себе нечто живое, наивное и веселое. И я благодарна ему за то, что он делился со мной этим внутренним детством.
        Когда, вдоволь наигравшись и навалявшись в снегу, мы встали и начали отряхиваться, Фрэнк подошел ко мне и стал руками убирать снег с моих волос, тогда он сказал:
        - У тебя ресницы в снегу… Только не вытирай глаза, так красивее.
        - Но тогда они растают. Ты так на меня смотришь, как будто,- у меня не хватило смелости сказать, что он смотрит на меня влюбленным взглядом.
        -  Как я смотрю?
        Фрэнк, действительно, ждал моего вердикта.
        - Не знаю, как-то очень нежно…
        - А почему бы и нет. Ну да ладно, может, покажешь мне то самое заветное место, где ты засиживаешься до ночи каждый день?
        - Хорошо, тебе понравится.  Поехали.
        Мы разошлись по машинам и отправились в кафе. Я сидела на заднем сидении, потирая руки, все-таки нехолодная погода меня подморозила. Автомобиль тронулся с места и поехал вперед. Дэн, видимо, заметил мой озноб:
        - Может быть, сделать теплее?
        - Нет, все нормально, сейчас согреюсь.
        - Но ты дрожишь. Вдруг, заболеешь?
        - Послушай, я уже все сказала. Чего непонятного? Нет, спасибо.
        - Ясно. Просто после таких валяний на снегу…
        Мне эти его полуупреки совсем не понравились, опять он пытался вмешаться туда, откуда потом всегда сбегал.
        - Каких, это, таких? Если тебе не дано поступать так же, то не надо упрекать других! И потом, мне как человеку свойственно проявлять эмоции и радость от окружающего, от погоды, от всего, что может мне казаться красивым и волнующим. Ты ведь если и упадешь в снег, то только от потери координации.  Так что, не суди о том, чего не знаешь и никогда не узнаешь…
        - Зачем ты так? Ты же знаешь, что я могу ощущать и ценить красоту.
        - Ну-ну, я прекрасно знаю, что ты еще тот эстет. Сегодня у тебя что-то красиво, а завтра: «Нет, я не могу так, это неправильно!» - я выпрямилась и изобразила металлический голос. -  Вот и все. Поэтому давай больше не будем об этом.
        - Хорошо.
        Мне стало неприятно от самой себя, после всего сказанного, но я не смогла иначе. Ведь, если не останавливать подобных ничтожных попыток, то снова придется вернуться к прежним ошибкам. А я хотела наконец-то начать жить. После такого диалога наступила полная тишина и длилась до самого кафе.
         Что может быть хуже чувств, которые отвергнуты тем, кто ворвался в сердце и уже никак не может уйти оттуда, и приходится каждый день бороться с этим, каждый день? Может быть, надо все-таки постараться, открыться другому, переступить через себя прежнюю и открыть себя новую, способную жить в мире со своим сердцем и разумом? Своей наивностью и пустыми надеждами я и так уже потеряла хорошего человека, а что же дальше, снова найти и снова упустить ради фантазии? Пора с этим заканчивать.
         Я вышла из машины и решила дождаться Фрэнка, затем мы зашли внутрь, Дэн следовал за нами.
        - Ну, как тебе  здесь?
        - Очень даже ничего. Так, значит, здесь ты прячешься от своего отца.
        - Я никогда не пряталась от генерала, скорее он от меня. Просто мне не хочется возвращаться домой, а здесь самое лучшее латте во всей округе и картина вечной природы из окна.
        - Что ж, тогда позволь, я сниму с тебя пальто. - Фрэнк любезно исполнил долг настоящего джентльмена.
        - Спасибо. Мы сядем здесь, в углу, отсюда открывается прекрасный  вид на леса и холмы.
        - Отлично. Я отлучусь ненадолго.
        - Конечно.
        Пока Фрэнк был занят, я открыла меню, выбрала все по стандарту и в этот момент ощутила на себе взгляд, а подняв голову, увидела, как Дэн сидит напротив за соседнем столиком и смотрит на меня. Он как будто извинялся и о чем-то просил одновременно. Но тут вернулся мой спутник, и я уже не обращала внимания на Дэна, а он в свою очередь отвернулся и все оставшееся время смотрел в окно.
        - Слушай, Фрэнк? У меня к тебе есть один вопрос. По работе.
        - Я думал, о работе мы говорим на работе, - он улыбался и все пытался кокетничать - Ладно. Задавай.
        - Скажи, вот ты отлично разбираешься в системе искусственного мозга ботов. Можешь запрограммировать его на любое действие. А возможно сделать так, чтобы андроид мог выделять матрикс в качестве слез или еще какое-то иное вещество?
        - Странный вопрос. Мы еще ни разу не создавали ботов для таких целей, где им нужно было бы плакать. Андроиды априори не способны выделять какие-либо продукты жизнедеятельности, за неимением желез. Им это просто не нужно. Нет такой задачи перед производителем.
        - Ну, может быть произошла какая-то ошибка в изготовлении системы сообщения сосудов, и матрикс мог выйти наружу?
        - А мы разве говорим о каком-то конкретном андроиде?
        - Нет, конечно же, нет. Просто интересно, возможно ли подобное.
        - Нет, это исключено. Матрикс вещество летучее, при выходе из тела бота оно испаряется, сразу же. Но это, что касается физических показателей, а вот система искусственного интеллекта андроида совершенно точно не подразумевает под собой наличие каких-либо эмоций, которые могли бы вызывать слезы.
        - Ясно, раз ты так говоришь, значит, так оно и есть, - я теперь четко поняла для себя, что мой Дэн был особенным на все двести процентов, он мог чувствовать, сопереживать, возможно, любить и даже плакать.
        - Да что мы все о них. Давай лучше о нас.
        - А что о нас? - смущению не было предела, Фрэнк действительно флиртовал со мной и пытался перейти на следующий уровень.
        - Ирис, я не мастер ораторского искусства и не умею говорить о высоком, но ты мне уже давно нравишься.
        - Как давно?
        - Наверно с самого первого дня знакомства. Ты необычная девушка. С тобой легко и просто. И, самое главное, мы похожи. По крайней мере, мне так кажется. Поэтому я хотел бы попробовать сделать следующий шаг.
        - А вдруг ничего не получится и что тогда будет с нашей дружбой? Я не хочу терять тебя. У меня и так практически никого нет.
        - Если между нами ничего и не выйдет, то я не перестану ценить и уважать тебя как человека, не перестану видеть в тебе друга. Поверь, у меня такой характер. Тем более, у меня тоже особенно никого и нет.
        - Ну что ж, может и стоит попробовать.
        После этих слов ничего особенного не случилось, сердце не дрогнуло, в теле не было никаких особенных ощущений. Но может быть, это и правильно. Пусть все будет мягко и плавно, пусть мое сердце аккуратно входит в эти спокойные воды, пусть моя душа парит над землей и медленно возвращается, как снег на улице. Ведь опыт, который у меня уже был, говорил о том, что от порывов и страстей только хуже. Страсть возникала из ниоткуда и также внезапно пропадала, оставляя за собой открытую рану.
        День приближался к концу. Мы вышли из кафе, на улице уже стемнело. И только два одиноких фонаря на стоянке освещали огромную снежную массу, Фрэнк подвел меня как раз к одному из этих фонарей и поцеловал. Стало, действительно, приятно и тепло на душе. Никаких эмоциональных взрывов, просто нежное тепло. Он вел себя так, будто это был не первый наш поцелуй, и как будто наши отношения уже довольно долго длятся. Странно, но приятно. Потом наступил момент прощания:
        - Тогда до завтра?
        - Да, конечно, - ответила я.
        - До встречи, Ирис.
        - Пока…
        В чем-то Фрэнк напоминал мне Дэна, он также любил коротко и четко изъясняться, ему нравилось все простое и очевидное. Может быть, эти черты выработались в процессе работы в AS, не знаю, но такое отношение к жизни меня явно радовало и притягивало к нему.
        Я села в машину, и мы с Дэном поехали домой. Всю дорогу в голове царила абсолютная пустота и это впервые, но так замечательно! А вдруг, Фрэнк и есть тот человек, который способен навести порядок в моей жизни? Как же мне это необходимо.
        Подъехав к воротам владений генерала, Дэн остановил машину и заглушил двигатель:
        - Ирис. Скажи, он тебе нравится? По-настоящему нравится?
        - Да, он мне по-настоящему нравится. А почему тебя это волнует?
        - Я хочу, чтобы ты была счастлива.
        - Хм. Банальная фраза. Я думаю, ты прекрасно знаешь, какое счастье мне нужно. Мы уже проходили подобное и не один раз. Но природа против такого счастья, поэтому надо искать другие альтернативы. Мне вовсе не хочется быть одинокой до конца жизни.
        - Я не прощу себя, если ты останешься одна.
        - Я тоже не прощу тебя, если так случится. Заезжай лучше внутрь, а то мне рано вставать завтра.
        Вот, непонятно, зачем он заводит все эти разговоры, ведь они, в общем-то, ни о чем.  И как Дэн не понимает, что поднимая темы прошлых событий, он заставляет меня страдать. Почему, когда сам от меня отрекся, продолжает давить на больное? Может, он сам еще не пришел к определенному выводу и пытается понять, есть ли еще надежда? Но я не в силах больше продолжать эту игру. Мне нужно больше, намного больше…


        ГЛАВА 9.


        КОНФЕРЕНЦИЯ  И НЕОЖИДАННАЯ ВСТРЕЧА


        Весна подкралась незаметно, стали появляться первые листья на деревьях, трава походила на нежный мягкий ковер, раскинувшийся по равнинам и холмам, но не везде. Где-то еще кучковался снег, переходя в непрерывные ручьи.
        Я всю зиму проработала в AS, весной нужно было возвращаться в Академию и представить комиссии итоги своей работы в качестве стажера. Доклад был готов, за что спасибо Фрэнку, он, хоть и отвлекал меня от излишней серьезности, но в ответственные моменты всегда помогал.
        Наши отношения развивались медленно, спешить ни ему, ни мне не хотелось. Хотя мы очень много времени проводили вместе, в основном у него дома.  И так как к ужину в особняке генерала меня никто не ждал, то я частенько оставалась у Фрэнка с ночевкой. Нас объединила работа и несхожесть с окружающими людьми, поэтому такое общение доставляло массу удовольствия, а главное привнесло покой в мою душу. Конечно, дальше поцелуев и объятий дело не зашло, но это не мешало,  а только укрепляло нашу духовную связь. Дэн все это время присутствовал рядом, но в то же время его никто не замечал. Он стал тенью, которая ходила за мной бесшумно и ненавязчиво. Мне казалось, что Дэн успокоился и смирился с тем, что  нас теперь было трое.
        Итак, наступил ответственный день, мне нужно было представить доклад в Академии, а результатом хорошего доклада должна была стать постоянная должность в компании Android Systems. Мне очень хотелось получить эту должность, тем более я планировала работать в отделе Фрэнка.
        Я встала рано, около пяти утра, и не могла уснуть. Нервы пошаливали. Пришлось проваляться в постели еще час.
        Комиссия должна состояться в десять часов, поэтому, не теряя более ни минуты,  встала, приняла душ, оделась, взяла свой планшет, на котором хранилась вся моя работа и направилась к двери. На улице  уже стоял Дэн, мы сели в машину и поехали.
         Фрэнк тоже приехал, он хотел поддержать меня и если что, замолвить словечко, ведь мистер Дилейни был не последним человеком в компании.
        Мы все втроем зашли в кабинет. В комиссию входило шесть человек, из них я знала только миссис Майлз и еще одного преподавателя, мистера Нортмана, остальные же оказались представителями компании AS, которых, почему-то, никогда там не видела.
        Затем, подойдя к трибуне, положила перед собой планшет, загрузила  работу и начала рассказывать. Доклад длился около трех часов, после чего меня остановили и попросили подождать за дверью. Когда я вышла из кабинета, то почувствовала, что из меня выпили все соки и  мозг готов был отправиться на перезагрузку. Так пришлось прождать еще около часа, затем нас пригласили обратно. Я стояла в центре, а по обе стороны от меня стояли мои мужчины. Причем, когда Председатель комиссии встала и вышла для оглашения принятого ими решения, мое сердце забилось так, что даже перехватило дыхание. Фрэнк и Дэн заметили панику и тихонько, каждый из них взял меня за руку. Первой и единственной выступала мисс Старлет:
        - Ирис Грейс Берроу, мы ознакомились с вашим докладом и признаем проделанный вами труд достойным дальнейшего сотрудничества с нашей компанией. Вы приняты в штат на постоянную должность. Тем более, по заявлению нашего заведующего по программированию систем искусственного интеллекта, мистера Фрэнка Дилейни, готовы предоставить вам должность в его отделе, какую именно, я думаю, он сам оговорит с вами. Поздравляю.
        - Спасибо за предоставленную мне возможность высказаться и за предложение вступить в ваш штат. До свидания.
        Я пребывала в шоке, в радостном шоке от такого вердикта. Мы вышли, и я не вытерпела, обняв каждого из моих спутников. Фрэнк стоял гордый и довольный собой, что смог посодействовать моему дальнейшему пребыванию рядом с ним, а Дэн просто стоял и, молча, улыбался.
        Через несколько минут из кабинета вышла миссис Майлз и подозвала меня к себе:
        - Мисс Ирис. У меня есть к вам одно предложение.
        - Да, я слушаю.
        - Вам остается еще один год обучения в нашей Академии, но так как комиссия осталась довольна вашими знаниями и готова взять вас на работу, то последний год я могу обменять на Конференцию, которая будет проходить в дружественной стране, в Румынии. В моих силах подготовить всю документацию о вашем окончании Академии, если вы согласитесь. Так что?
        - Конечно, я согласна, а что за Конференция? - возникли странные ощущения от такой перспективы, но в  руках работников Управления все возможности, поэтому  глупо отказываться от подобного предложения.
        - Конференция по защите искусственного интеллекта от вторжения сигналов чужеродных спутников. Вам нужно будет подготовить доклад, надеюсь, такого же качества как сегодня и представить его. Запуск через месяц. Как раз вам хватит времени собрать материалы, работая в тандеме с мистером Дилейни. Все, что нужно для оформления поездки я пришлю позже.
        - Хорошо. - Габриель отвернулась и собралась уходить, тогда я ее окликнула. - И еще! Миссис Майлз?
        - Да?
        - Спасибо вам, за все.
        - Это моя работа, удачи мисс Берроу.
        Что ж, впереди еще много работы, но оно того стоило.  Казалось бы, в жизни стало все налаживаться: наконец-то я определилась с выбором профессии, наконец-то я вспомнила о своей личной жизни, наконец-то сердце перестало ныть каждую ночь.
        Продолжительное чувство спокойствия, что для меня совершенно несвойственно, все-таки смогло внедриться в израненную душу. И что может быть лучше этого, определенно ничего, ведь я смогла открыться другому человеку.
        Так шли дни, весна постепенно вступала в права. Владения генерала стали снова превращаться в зеленый рай с обширными газонами и длинными аллеями из высоких и старых вязов. Когда-то давно эти места спасали меня от одиночества, я могла ходить по аллеям, залезать на деревья и представлять себя их частью, частью большого и древнего семейства. Но с тех пор прошло много лет, и как опавший листок, меня уносило все дальше и дальше от прежних воспоминаний.
        У меня появилась отличная возможность покончить с жизнью в доме генерала. Фрэнк предложил переехать к нему, поэтому в один прекрасный день я собрала вещи и спустилась вниз, нужно было сообщить генералу об отъезде.
        Его кабинет оказался, как всегда, заперт. Усевшись на диван возле него, решила дождаться отца. Прошло около получаса, как он появился на пороге дома, весь встревоженный и рассерженный, за ним следовал Стив с видом побитой собаки и что-то жалобно пытался объяснить. Генерал же отмахивался от него и периодически оскорблял, но это было стандартной формой общения, поэтому я зашла за ними в кабинет и сказала:
        - Отец? Мне нужно уехать, - он сначала даже не отреагировал на меня и только спустя десять минут ответил.
        - И какая нужда сообщать об этом мне? Не видишь, я занят. Отправляйся по своим делам и не отвлекай больше. - Генерал сел в свое кресло, взял какие-то бумаги и снова начал нападать на Стива, тыкая пальцем в документы.
        - Нет, ты не понял. Я хочу съехать отсюда. Насовсем. Вот, пришла предупредить.
        Отец как-то неожиданно замолчал и очень странно на меня посмотрел.
        - Да? Ну что ж… Надеюсь, у тебя были веские причины для принятия такого решения. И, где же ты остановишься? - впервые генерал проявил интерес к моей жизни и не поскупился на слова.
        - У друга. Его зовут…
        И тут он как всегда перебил.
        - Фрэнк Дилейни. Знаю, знаю… Тогда вперед, тем более, тебе давно уже пора проявить хоть каплю самостоятельности, а не прятаться за моей спиной, - очередной раз генерал нашел способ показать свою значимость и указать на мою никчемность. - Можешь съезжать, только свою мебель забери.
        - О чем ты, какую мебель? Мне ничего не нужно.
        - Я имею в виду Дэна. А то он совсем загнется здесь, без тебя, - после этих слов последовал какой-то непонятный смешок. -  Ладно, все. Можешь идти.
        Выйдя из кабинета, меня уже в который раз передернуло от беседы, но все закончилось, и я стала свободной личностью. Свободной от генерала. Возникло такое чувство, будто меня смыло огромной волной, а затем выбросило на незнакомый берег, что ж, оказывается, приятно быть выброшенной…
        Путь к воротам пролегал как раз через аллею. В последний раз я могла пройтись по дороге, вдоль которой стояли те самые зеленые гиганты и провожали меня. Пока шла,  вспоминала себя маленькую, маму, как мы здесь гуляли, а она пряталась  за деревьями. И, может быть, генерал тоже вспоминает что-нибудь, когда ходит здесь. Если да, то значит, в нем еще остался человек.
        За воротами стояла машина, Дэн, как всегда, был за рулем. Я села сзади, и мы тронулись с места.
        Вот, почему человек не может забывать плохие воспоминания, а хорошие сохранять? Почему записывается все? Целая жизнь, изрисованная чередой белых и черных полос. От каких-то воспоминаний хочется плакать, от других тихо улыбаться. Конечно, это правильно, с точки зрения приобретенного опыта, знаний, но иногда так хочется выбросить из головы лишнее, навсегда. Но если мне придется выбросить это самое лишнее, то я очнусь в состоянии амнезии с периодическими вспышками отдельных фрагментов из жизни.
        Пока мысли рассредоточивались в голове, и было состояние полного отчуждения от всего окружающего, Дэн привез меня в какое-то незнакомое место, это был то ли парк, то ли заброшенный лагерь, и остановился.
        - Где мы? Ты что, решил похитить меня на радостях?
        - Нет, похищать я тебя не буду. Давай пройдемся. Хочу в последний раз с тобой поговорить.
        - Что значит в последний раз?
        - Просто потом, когда ты будешь жить со своим человеком, такой возможности уже не будет.
        - Странно, конечно. Но, ладно. Пойдем, пройдемся, - мы вышли из машины и направились куда-то, где я никогда не была.
         Окружающая красота здешних мест завораживала: стройные и высокие сосны возвышались над нами, лучи света мелкими крупицами рассыпались по траве, множество тропинок вились вперед, периодически пересекаясь, а потом снова убегая вдаль.
        - И, куда же мы идем?
        - Подожди, просто иди. - Дэн как будто стал человеком. Он сам вел меня куда-то и хотел показать нечто особенное. Что же с ним происходило? Но отвечать на вопросы он не хотел. Так, пройдя около двух миль по лесу, Дэн произнес.  - А теперь закрой глаза и иди за мной, - он взял меня за руку и повел вперед. Когда остановился, и я открыла глаза, то увидела то, от чего сердце дрогнуло.
        - Озеро?  - вода в нем была нежно голубого цвета, а лес придавал  изумрудный оттенок. Оно находилось будто в фарфоровой чаше, из которой пили древние Боги. Я никогда еще не видела подобного. -  Что это?
        - Это место, которое я хочу запомнить. Но что это будет за воспоминание без тебя?
        - Как ты его нашел?
        - Принял координаты со спутника, как еще я могу обнаруживать объекты?
        - Ах, да. Извини. Так, о чем ты хотел поговорить?
        - Мне нужно сделать признание. Оно останется только между нами и только здесь. А когда мы вернемся, то пообещай, что ты сохранишь это воспоминание навсегда. По крайней мере, я так и сделаю. И когда мне будет не хватать тебя, то прокручивая эту запись перед глазами, я смогу продолжать существовать дальше, - все это время Дэн смотрел на озеро, а потом повернулся ко мне.
        - Я внимательно слушаю и да, я обещаю запомнить все, что ты скажешь, - мне снова стало казаться, что без Дэна не прожить и дня, сердце заболело как раньше, а разум снова погрузился в его глаза.
        - Ирис. Моя жизнь, если ее можно так назвать, строится только на тебе и около тебя. Я сделал тебе больно и не раз, но только потому, что не хочу ломать твою жизнь. Все, что я чувствую, можно определить как нескончаемое, всепоглощающее и вечное чувство любви. И так будет до тех пор, пока мой разум жив. Мне больше не хочется испытывать боль, боль от того, что нам не суждено быть вместе, но это единственный способ видеть и слышать тебя, а без этого лучше сразу пойти на деструкцию. Мне важно, чтобы ты сказала здесь и сейчас, что ты ко мне чувствуешь. Я хочу запомнить твои слова.
        Пока я его слушала, то слезы сами собой выступили из глаз и, естественно, ничего кроме любви и сильнейшей зависимости я к нему не испытывала, сколько бы ни пыталась отречься от своих чувств.
        - Я скажу... мое чувство к тебе - любовь. И мое сердце принадлежит только тебе, возможно, навсегда.
        - А теперь я могу поцеловать тебя?
        - Можешь…
        И он поцеловал. И снова появилось то самое ощущение, которое было у водопада и которое было в лесу, и отчасти то, которое было в первый день нашего знакомства. Здесь и сейчас я была жива как никогда, я чувствовала, и спокойствие, и притяжение, и ураган эмоций. Все одновременно могло уместиться в одном сердце.
        Это, действительно, те воспоминания, ради которых стоит жить. Мы стояли рядом, друг напротив друга, а потом Дэн обнял меня сзади и наш взор устремился вперед, на вечную воду. Сколько грусти и радости было тогда. Ведь это прощание, прощание с самым сокровенным и дорогим в жизни - с искренней любовью, с настоящим теплом, с ощущением пряности и сладости на губах.
        Я не знаю, сколько тогда прошло времени, но кого это волновало? Счастье не мерится минутами и часами, оно мерится вечностью.
        Возможно, чувство смирения придет, но значительно позже. Самое главное, что между нами все прояснилось. Стало ясно, что мы не играли в любовные игры, а по-настоящему любили друг друга, может быть и ни как два человека, но, возможно, даже лучше.
        К Фрэнку я приехала только под вечер, и хотелось одного - просто лечь спать. Ему видимо показалось, что мне так плохо из-за переезда, но оно и к лучшему. Хотя бы не было излишних вопросов. А завтра нужно проснуться и начать бороться за новую жизнь. Или, как минимум, окунуться в работу, ведь до конференции оставалась всего неделя.
        На следующее утро очень сильно болела голова,  совершенно не было желания ехать на работу, но время поджимало, поэтому пришлось встать. Я подошла к окну, нажала на пульт и жалюзи медленно разъехались. На улице пасмурно,  моросит легкий дождь и настроение соответственно погоде, такое же унылое с оттенком усталости и слабости. Мне рисовалась картина новой жизни, что мы с Фрэнком теперь будем все делать вместе: жить, работать и каждое утро заваривать чай друг другу, разбавляя его молоком. Вот и вся проза жизни. Но, кто знает, может быть так и надо? Кстати, а вот и он. Фрэнки зашел в комнату и сел на кровать:
        - Как спалось? Кошмары не мучили?
        - Нормально, а кошмары меня давно уже не посещают, видимо их и так хватает в реальности. Слушай? Может, не поедем сегодня никуда? - мне ну очень хотелось проваляться весь день в постели.
        - Увы, но придется ехать. Тебе через неделю на конференцию, надо подготовить окончательную презентацию, да и мне необходимо сегодня посетить производство, там у них какие-то проблемы с ботами, тело не отвечает сигналам мозга, и они остановили конвейер.
        - Ну, что ж. Раз так, то никуда не денешься, - я все смотрела в окно и пальцем пыталась стереть капли дождя с обратной стороны.
        - Тебе здесь не нравится? - Фрэнк видел мое настроение.
        - Как мне может здесь не нравиться, ведь это мечта, которая наконец-то исполнилась спустя столько лет. Просто голова болит. Но это ничего, скоро выйдем на улицу, и все пройдет.
        Тогда Фрэнк встал, подошел ко мне, поцеловал и прижал к себе.
        - Я понимаю твои переживания, это нелегко. Со временем все забудется, ведь теперь мы вместе.
         А я думала про себя, что ничего он не понимает, природа моих переживаний была совершенно иной, но Фрэнк хороший человек и кто, как ни он способен утешить меня в любое время.
        - Собирайся, я пока пойду и приготовлю завтрак, тебе полегчает. Я обещаю.
        - Хорошо, спасибо тебе.
        Он вышел из комнаты, а я направилась к шкафу и долго стояла перед ним, вовсе не из-за того, что не могла определиться с одеждой, а потому что смотрела куда-то сквозь и пыталась справиться с головной болью усилием мысли, увы, ничего не получалось.
        После завтрака мы надели  куртки,  и вышли на улицу. А там было сыро, капельки дождя проносились мимо так быстро, что терялись где-то на полпути. Около дома уже ждал Дэн, он помог мне сесть в машину, и мы поехали в AS. Фрэнк всегда ездил отдельно.
        Дорога до работы занимала около часа. Это время можно было потратить с пользой, а именно просто подремать. Так и сейчас - шум мотора, и полное единение с собой.
        По прибытии я открыла глаза, а когда Дэн припарковался, взяла портфель и нехотя вышла из машины, он же пошел за мной, как всегда.
        Весь день пришлось сидеть перед экраном и создавать модели, графики и анализировать поступающие данные от соответствия модели применяемому методу. Обычная рутинная работа, плюс головная боль, итог - желание уткнуться лбом в сенсорную грамму и заснуть.
        За месяц я проделала большую работу, почти все закончено. Последние несколько дней можно было посвятить сборам и просто немного отдохнуть.
        Фрэнк вернулся с производства к вечеру, захватил документы, а заодно и меня, после чего очередная дорога домой, на этот раз вместе с ним, Дэн поехал следом.
        Оставшиеся дни прошли спокойно в компании Фрэнка.
        И вот! Завтра вылет. Конференция стартует в Бухаресте в четыре часа по местному времени. Прибыть в аэропорт нужно было в восемь утра, пройти процедуру идентификации, зарегистрировать багаж и, конечно же, получить разрешение на перемещение андроида от Управления военной базы США, так как требованием стран, использующих свои андроидные системы, было продиктовано обязательное фиксирование в международной базе чужеродных единиц. Если же этого не сделать, то андроида просто уничтожали без каких-либо разбирательств, так как даже одна единица могла причинить серьезный ущерб. Тем более, в связи с политическими конфликтами и полной секретностью каждого из разработчиков, никто до конца  не знал о реальных возможностях своих конкурентов.
        Таким образом, пройдя все необходимые проверки и закончив с формальностями, я наконец-то могла спокойно попрощаться с Фрэнком:
        - Ну, вот и все, теперь дело за малым. Нужно долететь, приземлиться, добраться до места назначения и отчитаться, - я смотрела на него, улыбалась и не хотела, чтобы Фрэнк уходил. -  Жаль, что ты не летишь со мной. Неужели, Управление не могло разориться еще на один билет.
        - Да уж… Бюрократы, что еще сказать. Но ничего, я буду тебя ждать. Тем более, конференция продлится всего три дня.
        - А мне почему-то кажется, что дольше. Пока стояла на идентификации, посетило странное чувство, будто я не вернусь быстро.
        - Это все от стресса, все-таки это первая твоя поездка в качестве научного работника. Я уверен, все пройдет замечательно, и ты вернешься ко мне ровно через три дня. Тем более, с тобой Дэн, он-то точно в обиду не даст.
        - Надеюсь… Ладно, посадка уже началась. Я пойду. До встречи Фрэнк - мы обнялись на прощание, он что-то сунул мне в карман и попросил пока не смотреть.
        - Все, иди. Помни, я люблю тебя и жду обратно…
        Мы расстались,  я с Дэном направилась к трапу.
        Затем взлет и чувство полной свободы. Мне стало казаться, что я лечу вовсе не на конференцию, а в очередное экзотическое место, где можно остаться наедине с Дэном, с собой и снова ощутить те прекрасные мгновения счастья.
        Долетели мы быстро, всего за два часа, благо современные самолеты наравне с военными позволяли быстро перемещаться и приземляться  практически неощутимо для пассажиров. Но в аэропорту Бухареста я встретилась с первой и очень серьезной проблемой. На посту охраны, регистрирующем прибывших, нас остановили и проводили в Отделение безопасности и военного контроля.
        Там меня встретил полковник, он учтиво поднялся с места и пригласил за свой стол:
        - Здравствуйте. Меня зовут Корнел Мареш. Вы, я так понимаю, Ирис-Грейс Берроу, дочь генерала Адриана Берроу, прибыли в Бухарест на Конференцию по защите искусственного интеллекта от вторжения сигналов чужеродных спутников и являетесь работником компании по производству андроидов в штате Теннеси, город Сторридж?
        - Да, все правильно. Но по каким-то причинам меня задержали. И я хотела бы знать, по каким?
        - Нет-нет. Все в порядке. Единственная сложность, это ваш андроид. Понимаете, по правилам стран, занимающих нейтральную позицию в блоке конфликтующих, одной из которых и является Румыния,  запрещено выводить привезенных с собой боевых единиц. Мы отвечаем за безопасность прибывших иностранцев и предоставляем им своих андроидов, если таковое необходимо.
        - Но Дэн не боевая единица, он не входит в армейские ряды и его табельный номер относится совершенно к другой категории андр-ботов.
        - Категория - телохранитель, по нашим законам, также относится к боевым андроидам. Поэтому мне придется изъять его на время вашего пребывания в Бухаресте. Увы, таковы правила. Если есть необходимость, я могу приставить к вам нашего андроида.
        - Что будет с Дэном? - мне совершенно не хотелось оставаться без него, тем более я никак не ожидала такого поворота событий, но правила есть правила.
        - Он отправится в капсулу и будет находиться там, в состоянии дезактивации.
        - Хорошо, я возьму вашего бота.
        - Замечательно, а теперь вы можете идти и, еще раз, прошу извинить меня.
        - Ничего страшного, если так положено…
        - Спасибо за понимание. До свидания, мисс Берроу, - полковник проводил меня до выхода и распорядился о новом телохранителе, после чего удалился.
        Я подошла к Дэну и стала объяснять ему сложившуюся ситуацию, он как-то настороженно слушал и, безусловно, не имел желания оставлять меня одну.
        - У них свои правила и законы. Но ничего, всего три дня. Как-нибудь продержусь. Хотя и не представляю уже, как можно быть без тебя. Кстати, может, ты зайдешь в базу данных и изучишь этот вопрос, - я пыталась сохранять спокойствие.
        - К сожалению, не могу. Здешние антисканы глушат сигнал, я не в состоянии зайти в базу. Почему тебя не предупредили заранее?
        - Не знаю, видимо, это в порядке вещей. Ты не переживай, - я улыбнулась и погладила его по щеке. - Все будет хорошо. Тем более, румынские власти предоставят мне своего андроида на время.
        - Мне все равно неспокойно. Будь осторожна и не ходи по городу одна. Я ведь знаю твой характер.
        - Ничего, здесь я буду примерной девочкой.
        Дэн незаметно для всех взял мою руку и держал ее до тех пор, пока не появились работники аэропорта с моим новым ботом.
        - Я буду ждать тебя… - произнес он на прощание.
        Мы обменялись взглядами и Дэна увели для дальнейшей дезактивации и помещения в капсулу, а я направилась к выходу со своим временным телохранителем.
        В душе стало холодно и неприятно, создалось ощущение, будто от меня оторвали очень важную и нужную часть, без которой я не была собой. Без Дэна почувствовала себя по-настоящему одинокой и беззащитной. А то, что мне выдали, казалось грубой и никчемной пародией на андроида. В эти минуты согревала лишь одна мысль, что это вынужденная и временная мера.
        За пределами аэропорта уже ждала машина, мы сели в нее и поехали в отель с интересным названием «Bratiany Hotel». Как раз там и должна была состояться конференция.
        После прибытия, я зарегистрировалась, получила идентификационный номер и оправилась в свои апартаменты. Отель располагался на пересечении старинных улиц Бухареста, вид из окна открывался очень необычный.
        Меня удивляло, как они смогли сохранить первозданный вид города. Ни новых современных строений, которые возвышаются на сотни метров от земли, ни многоярусных дорожных магистралей, ничего того, что я привыкла лицезреть дома, только невысокие домики, множество зелени и старые мощеные дорожки в парке.  Было невероятно красиво и единственное, о чем приходилось сожалеть, так это об отсутствии Дэна здесь,  со мной.
        От мыслей отвлек звонок, я подняла трубку:
        -Алло.
        - Здравствуйте, мисс Берроу. Меня зовут Санда Петраке, я буду сопровождать вас на конференции. Начало через час, встречаемся в фойе.
        - Хорошо, буду там через двадцать минут. До встречи.
        Что ж, мне оставалось немного времени. Я взяла свой планшет и сразу же отправилась к месту встречи. Санда была уже там. Мы поздоровались еще раз и направились в конференц-зал. Народа было действительно очень много, представители разных стран собрались в этом зале и о чем-то шумно рассуждали, спорили, соглашались. Мне стало как-то не по себе, казалось бы, я совсем недавно училась в Академии, работала в узком кругу людей и вдруг такое! Подобное столпотворение представителей науки и власти совсем не сочеталось с моим здесь присутствием, но назад пути нет.
        Мисс Петраке - низкорослая блондинка с круглыми серыми глазами и курносым носом проводила меня до места дислокации и вручила программку, где была прописана очередность выхода вещателей, я стояла на пятом месте. Нас - представителей американских научных сотрудников, насчитывалось семь человек, но всех имен я не читала, так как была занята подготовкой презентации.
        Наконец-то все собрались, двери зала закрыли и Конференция стартовала. Начали выходить первые вещатели из России, Китая, Японии, так прошло около четырех часов, и вот, подошла очередь Соединенных Штатов. На трибуну вышел один из сотрудников и начал выступление. Я сначала не смотрела на него, он что-то рассказывал про базы Верна, про системы защиты, но когда подняла голову, то не поверила своим глазам. Там, за трибуной стоял тот, кого я уже не надеялась увидеть больше никогда. У меня соскользнуло с губ только одно слово: «Эрик!», тогда я схватила программку и начала вчитываться в очередность выступающих. И вот, над моим именем значилось - Сотрудник Научного Института по прогрессивным методикам защиты от вторжения в информационное поле. Штат Техас, США - Эрик-Джоел Рейнольдс.  У меня перехватило дух, в голове зазвенело и закрутилась череда вопросов: «Как мне быть, я же следующая?  Что он скажет и будет ли в принципе со мной разговаривать? И как вообще такое могло произойти?»
        Этот час - час его выступления, пролетел за секунду. И подошла моя очередь. Собрав все оставшиеся силы, я встала, взяла планшет, нагнула голову вниз и поднялась на трибуну. Ведущий представил меня участникам конференции, после чего я осмотрелась и начала свою презентацию.
        В тот момент взгляд упал на него. Естественно, Эрик сидел с бледным застывшим лицом и смотрел на девушку, которая училась на художника, а теперь рассказывает о новейших методах и способах перехвата и глушения всевозможных сигналов слежения. Когда выступление подошло к концу, ведущий поблагодарил за доклад и отпустил.
        Мне ничего не оставалось, как просто взять и сбежать отсюда в свой номер. Так я и решила сделать. Предупредив Санду, что чувствую себя неважно, направилась к дверям конференц-зала, но Эрик бросился вслед.
        Я лишь успела добежать до лифта, как он зашел туда вместе со мной. Тут Ирис-Грейс Берроу и попалась, встав в угол и закусив губу:
        - Ну, привет, речная нимфа. - Эрик стоял в противоположном углу, смотря на меня невероятно встревоженным и пытливым взглядом. - Как интересно, ты не только рисуешь, но и спутники глушишь.
        - Здравствуй, Эрик.
        - Тебе, как всегда, нечего сказать…
        - Да уж, ситуация не из простых. Пойми, я не могла тогда тебе всего рассказать. А теперь ты знаешь…
        - Нет, я многого не знаю о тебе. Там, у водопада, ты оставила очень много вопросов. Ирис, которая скрывает свое истинное лицо, которая целуется со своим телохранителем-андроидом, что еще? Чего еще я не знаю?
        - Ты прав, многого…
        Потом мы вышли из лифта и встали около окна в коридоре. Эрик не спускал с меня глаз:
        - Я ведь так и не смог тебя забыть. В памяти осталось все в мельчайших подробностях, что происходило между нами. А как ты? Где твой андроид?
        - Его здесь нет. Я нормально.
        - Вот, что меня в тебе всегда поражало, так это твоя манера изъясняться короткими фразами. Я мог распинаться часами, а ты только слушала и молчала.
        - Но, разве плохо, когда тебя слушают?
        - Нет, не плохо, поэтому я и потерял от тебя голову. Ирис - речная принцесса, которая, то приближает, то отталкивает, то любит, то становится холодная как лед. Прошло много времени, а я продолжаю корить себя.
        - Себя? За что? Ведь это я …
        - Именно себя. За то, что не дал нам шанса и ушел. - Эрик подошел совсем близко, наверно, хотел поцеловать, но я отодвинулась от него. - Ты опять отталкиваешь меня? Видимо, твой андроид где-то рядом.
        - У меня ничего нет с Дэном. Я встречаюсь с другим, с человеком. Мы живем вместе, уже давно.
        Эрик явно не ожидал такого и сразу отстранился.
        - Ах… Ясно, надеюсь он хороший Человек.
        - Послушай, Эрик, я виновата перед тобой. За то, что обманула, за то, что предала, но теперь все изменилось. Моя жизнь не так безоблачна и прекрасна, как хотелось бы. Ты помог мне тогда, помог разобраться в себе, понять, что нельзя ради сиюминутных порывов отворачиваться от хороших людей и менять их на фантазии.
        - Ну, хорошо, что хоть в чем-то я был полезен для тебя, - он усмехнулся, но в лице было столько разочарования и грусти.
        - Если  дашь  шанс, то я многое расскажу о себе.  Мне вовсе не хочется снова расставаться с тобой на такой ноте.
        - Конечно, ведь мне невероятно интересно наконец-то узнать тебя. Кто знает, вдруг мы сможем остаться хотя бы друзьями?
        - Хорошо. Тогда, давай  завтра. После конференции.
        - Может даже в ресторане? Только не сбегай, снова.
        После этих слов Эрик направился к лифту. Я же скорее зашла в свой номер, захлопнула дверь,  схватила подушку с кровати и закричала в нее, что было сил.  Мозг хотел просто взорваться ото всего.  Впереди еще два дня, а я уже чувствовала себя так, словно пробыла здесь год. Мне хотелось схватить вещи, поймать машину и мчаться в аэропорт, забрать Дэна и вернуться домой. Лучше я еще год буду учиться в Академии, чем сидеть здесь еще два дня.
        Зачем жизнь подбрасывает мне подобные сюрпризы, зачем заставляет переживать одно и то же снова и снова? В эту ночь я сделала массу признаний самой себе: во-первых, я больше жизни люблю Дэна, во-вторых, я не могу подвести  Фрэнка, в-третьих, я не имею права давать каких-либо надежд Эрику и, самое главное, я устала от такой жизни. Создавалось впечатление, что куда бы ни завела меня кривая, везде  поджидали только страхи, сомнения, запреты, а в итоге -  одиночество и разбитое сердце.
        Скоро мне исполнится двадцать лет, а я по-прежнему стою на распутье и не знаю, что выбрать: любовь и всеобщее порицание  или спокойствие и вечную дружбу.
        Так, пролежав в кровати несколько часов, когда была уже глубокая ночь, вдруг неожиданно для самой себя решила, что после окончания конференции поеду в аэропорт, заберу Дэна, и мы улетим как можно дальше ото всех и будь, что будет! Невозможно так себя мучить, невозможно заставлять страдать его и просто отвратительно давать ложные надежды Фрэнку, лучше пусть я исчезну для него навсегда.
        Заснуть получилось только к утру, а предстоящий день обещал быть весьма насыщенным. Очередная сессия начиналась в десять часов утра и должна была закончиться только в шесть вечера.
        Проспав всего пару часов, встала и, шатаясь, пошла в ванную. Глаза не хотели открываться,  мозг все еще находился в «спящем режиме» и только, когда встала под прохладную воду, смогла наконец-то отойти от своего ужасного состояния.  Затем оделась, позавтракала и направилась в конференц-зал. Мисс Петраке, как всегда, уже ждала меня. Она улыбалась, пыталась шутить, и все время спрашивала, как я живу там, у себя на родине. Как выяснилось, Санда еще ни разу не была в штатах, но безумно мечтала туда попасть. Что ж, возможно, когда-нибудь ее мечта исполнится…
        Подручные выдали нам микрофоны, наушники, подключили к центральной сети, и все закрутилось по новой. Бесконечные выступления, прения и аплодисменты. Я так же, как и вчера вышла после Эрика, отчиталась за свою часть работы и села на место. Эти шесть часов длились целую вечность, хотелось закрыть глаза и спать, видимо, как раз под конец сессии мое желание отключиться перебороло волю и я, опираясь на одну руку, заснула. Санда периодически толкала локтем мне в бок, но ее попытки не увенчались успехом, ведь это монотонное бормотание так убаюкивающе действовало на нервы.
        А потом, сквозь сон, я услышала мужской голос:
        - Ирис, Ирис! Просыпайся, уже все закончилось, - тогда, открыв глаза, увидела Эрика. Он стоял напротив и глупо улыбался.
        - А-а-а-а… Эрик. Привет.
        - Тяжелая ночь?
        - Еще какая, а ты чего-то хотел? - у меня совсем выпало из головы, что я с ним о чем-то договаривалась.
        - В общем-то, да. Сходить в ресторан, ведь после такого крепкого сна надо подкрепиться.
        - Неплохая идея…Ладно, пойдем.
        Все-таки пришлось встать и пойти в этот ресторан. На улице было тепло, а свежий воздух окончательно меня разбудил. Что ж, хотя бы можно пройтись по здешним местам и не одной.
        Ресторан находился в одной миле от отеля, по пути мы немного поговорили ни о чем, Эрик рассказывал о Румынии, менталитете здешнего населения и прочих вещах, отвлекающих от предстоящей беседы.
        Но вот, мы уже внутри и учтивый официант провожает нас к столику. Местечко оказалось весьма уютным. Эрик сел напротив и расслабленно откинулся на спинку кресла, затем спросил:
        - Ну что, расскажешь, какая ты на самом деле?
        - Что тебя интересует? - мне совершенно не хотелось делиться с ним своей жизнью и проблемами в ней.
        - Все! Кто ты? Чем занимаешься? С кем встречаешься?
        - Походит не на беседу по душам, а на допрос. Я вовсе не обещала устраивать долгую и слезливую исповедь.
        - Я не прошу исповедоваться, а хочу лишь узнать заново девушку, которую не могу выбросить из головы и сердца.
        - Ок! Начну с того, что мой отец действующий генерал, который связан со мной лишь генетически, а в остальном совершенно хладнокровный и эгоистичный человек. Училась я в Академии военного дела и внедрения андроидных систем в боевое поле, теперь работаю в Андроид Системс. А встречаюсь со своим коллегой, очень хорошим и надежным человеком. Вот то основное, что было скрыто от тебя, конечно, кроме бойфренда.
        - Ну что ж, весьма сжато, четко и информативно. В твоем стиле. Можно еще вопрос?
        - Задавай, - мне стало совсем не по себе от этого односложного разговора и хотелось просто встать и вернуться в отель.
        - Что ты чувствовала, когда мы расстались?
        - Наверно обиду, ведь ты просто ушел и не захотел выслушать, понять меня. Но знаешь, это уже в прошлом, поэтому не стоит бередить то, что давно отболело. Давай просто спокойно посидим и поговорим о чем-нибудь отдаленном.
        - Может быть. Только я еще надеюсь на возможность вернуть наши чувства и попробовать все с начала.
        - Извини Эрик, но это абсолютно точно исключено. Между нами все потеряно, я люблю другого мужчину и надеюсь на счастливое с ним будущее. А ты еще встретишь свою любовь…
        - Исчерпывающий ответ. - Эрик сидел совершенно потерянный. - Ладно, раз ты уверена в этом на все сто процентов, то тогда ничего не остается, как - друзья. Хотя, жизнь очень переменчива и все еще может случиться…
        - Пожалуй, друзья. Это лучший выход сейчас для нас обоих. Я люблю жить настоящим, поэтому не вижу иных альтернатив. И давай уже закончим, пожалуйста. Сегодня и так был тяжелый день и еще предстоит завтра. Так что, расскажи лучше …


        Эрик понял, что не имеет смысла больше развивать тему отношений, и оставшийся вечер мы просто болтали обо всем на свете.
        Более того, когда между людьми все заканчивается так, как получилось у нас, то не стоит больше пытаться возродить что-то потерянное и оставленное так далеко и так давно. Моя жизнь и без того была полна всяческих проблем, переживаний и неопределенности, а добавлять в нее еще одну проблему, которая уже лишена решения - бессмысленно и глупо.
        После ресторана мы направились в отель через парк, все в нем было прекрасно: старинные лавочки, освещающие их необычные фонари, различные скульптуры, заросшие пышными кустами, словом не парк, а очередная сказка. Но что это была за сказка без принца? Я себя чувствовала там, как персонаж из совершенно иного мира, который безвозвратно потерялся. Однако, через полчаса странствий по неведомым тропам, сквозь деревья показался отель. Наконец-то, подумала я и ускорила шаг. Эрик, безусловно, все понял и просто шел рядом, как воспитанный молодой человек, считающий неприличным отказать девушке в сопровождении в столь поздний час.
        Мы попрощались  в фойе, и каждый поехал на своем лифте. Еле добравшись до номера, я вошла внутрь, закрылась и упала на кровать в том, в чем была и уснула.
        Следующий день начался подобно предыдущему, за исключением того, что мне все-таки удалось выспаться. Очередная сессия, очередные не слишком удачные шутки Санды. Но, даже выступая, голова была забита только одним: «Сегодня последний день! Скоро весь этот кошмар закончится, я мигом доберусь до аэропорта и отправлюсь с Дэном навстречу нашему счастью». И как только прозвенел сигнал завершения, я попрощалась с мисс Петраке и побежала в свой номер. Быстренько взяла заранее собранный чемодан, вызвала такси и спустилась вниз. Эрик стоял уже там:
        - Может быть, вместе поедем в аэропорт? Все-таки в одном самолете полетим.
        - А разве ты не возвращаешься в Техас?
        - Забыл сказать, мне нужно будет сначала посетить твой город. Зайти в Управление. А оттуда я уже полечу к себе. Так что? Не против моей компании?
        - Знаешь, лучше я поеду одна. Просто есть кое-какие дела, которые надо уладить еще до отлета. И еще, в аэропорту меня будет ждать Дэн. Он остался там на дезактивации.
        - Значит, и он здесь. А я-то думал, что у тебя уже другой андроид. Ну, тогда все понятно. Ладно.
        - Этот андроид принадлежит румынским властям, его выдали вместо Дэна.  Не обижайся, прошу. У меня действительно еще остались дела, - на самом деле, я хотела добраться до аэропорта в одиночестве и взять билеты на другой рейс.
        - Ничего, я уже взрослый мальчик. Все понимаю. Удачи тебе, Ирис!
        - Прощай, Эрик.
        Он поцеловал меня в щеку, и я села в такси. Эрик еще некоторое время смотрел вслед уезжающей машине, а потом сел в свою.
        Дорога до аэропорта составляла около получаса. Таксист ехал достаточно быстро, поэтому я надеялась попасть туда еще раньше. Сердце готово было выпрыгнуть из груди, ведь скоро увижу Дэна и совершу самый безрассудный поступок в своей жизни. Но пока мысли роились в голове, я и не заметила, что машина едет в противоположном направлении от аэропорта. Присмотревшись и поняв, что вокруг сплошные леса, а впереди лишь темная дорога, уходящая в никуда, спросила у таксиста:
        - Прошу прощения, но куда мы едем? Это не дорога в аэропорт, - однако водитель молчал, тогда я дала команду своему новому андроиду. - Единица 3-2-2! Боевая готовность! Остановить!
        Но андроид не откликался на нее. Я буквально начала кричать, повторяя команду снова и снова, но тот сидел неподвижно и, вдруг, таксист сказал:
        - Замолчи! Он не поможет тебе. Сиди тихо или будет хуже.
        Тогда в голову ударило: «Меня похитили!»


        ГЛАВА 10.


        ПОХИЩЕНИЕ


        Мы ехали по лесной глуши, и только через час вдали показались какие-то огни. Добравшись до них, машина остановилась, тут-то и начался кошмар!
        Дверь открыл человек в униформе непонятного назначения и за руку вытащил меня наружу, когда я оказалась на улице, то увидела военный самолет на заброшенной взлетной полосе. Двигатели запущены, он был готов  к взлету.
         Мужчина вел меня к самолету, молча, периодически толкая в спину. Оказавшись внутри, я села на лавку, похититель зашел следом и закрыл дверь. И все! Не прошло нескольких минут, как самолет тронулся, начал набирать скорость и в мгновение ока оказался в небе.
        Через какое-то время меня начало трясти от холода, так как сидеть пришлось в грузовом отсеке, а человек в маске сидел напротив и наблюдал. Полет длился всего пару часов, но у меня уже онемели ноги, ногти на руках стали синими, а голова заболела с невероятной силой. Тогда я начала понимать, что значит оказаться в подобной ситуации. Раньше, казалось, что такого никогда не произойдет, но теперь сама лечу в неизвестном направлении и вынуждена гадать о своей дальнейшей участи. Все похищенные люди, как правило, не возвращались. Они либо становились на сторону врага, либо их убивали за бесполезностью. Только два пути, но какой достанется мне - неизвестно.
        Конечно же, было страшно. Страшно, больше никогда не увидеть Дэна и Фрэнка. Но, что конкретно произойдет со мной не очень-то и волновало. Какая разница, все равно та жизнь окончена, а значит - смысл потерян. Единственное, чего я все-таки боялась, так это пыток, в Академии рассказывали некоторые случаи похищений, которые заканчивались для людей ужасной и мучительной смертью.
        Спустя еще какое-то время я уже не могла думать, из-за холода. Все тело трясло, и остановить это было невозможно, а похититель спокойно сидел, однако поблажек или помощи я от него не ждала, все равно бессмысленно.
        Затем самолет накренился и начал заходить на посадку. Мы приземлились, пилот заглушил двигатели. Похититель встал, открыл дверь и подошел ко мне. Он, видимо, хотел поднять меня силой, но я встала сама и пошла к выходу, а напротив уже ждала машина. Вся процедура перемещения из самолета в автомобиль происходила в полной темноте. Меня усадили  и повезли в неизвестном направлении, но хотя бы удалось согреться.
        Видимо, современный мир настолько извратил мозг людей, что к похищениям, убийствам не относились, как к трагедии. Это стало в порядке вещей, ведь на дворе холодная война и надо просто стараться выжить, а какой ценой - неважно. Теперь, когда похищали человека, то о случившемся просто приходило извещение родственникам и все. Никто никого не искал, так как считалось, что это абсолютно бесполезно и нерезультативно.
         Да, внутри отдельной семьи это было горем, но для общества, государственных структур - очередным неизбежным происшествием. К концу каждого месяца власти публиковали списки пропавших, рассказывали о том, как обстоят дела на границах и плавно забывали обо всем. И так происходило из месяца в месяц, из года в год. Конфликтующие государства не создавали себе проблем, не обвиняли конкурирующие стороны, ведь никому не хотелось вызвать гнев  противника и перевести пассивную агрессию в активные столкновения. Иногда, конечно, случалось выводить войска андроидов и сражаться, но это скорее для защиты.  Тем более, все прекрасно понимали, что мирное население не интересует киллеров и шпионов, их интерес падал на  людей, которые хоть как-то были связаны с Андроидными системами, военными структурами и прочими организациями, участвовавшими в секретных разработках.
        И так как я была дочерью генерала американской армии штата Теннеси и работником AS, то автоматически стала отличным кандидатом для похищения. Просто надо было этого дождаться. Безусловно, хотелось верить в то, что такого не случится, но моя участь оказалась весьма банальна для нынешней обстановки.
        Прошло несколько часов пока мы прибыли к месту назначения. Машина остановилась, дверь открыл мужчина в одежде цвета хаки с автоматом на плече и жестом показал, чтобы я выходила. Мне было велено идти за ним, так я оказалась перед большими железными воротами, а вокруг лишь дикий лес.
        За воротами стоял особняк, его охраняли десятки солдат, видимо андроидов, они стояли неподвижно, как статуи и лишь после команды моего сопровождающего один из них сошел с позиции и открыл дверь дома.
         Внутри было тепло и светло, обстановка напоминала загородный коттедж. Мужчина указал на скамью в прихожей и удалился.
        К счастью, после первого сопровождающего, больше никто не проявлял грубости, действуя весьма тактично. Пока ждала, успела лучше осмотреться: в прихожей висели различные картины современных художников, много света и хорошо подобранная современная мебель. Что ж, для начала испытаний неплохо.
        После  двадцати минут ожидания услышала шаги на лестнице, и мое сердце забилось в истерике. Скорее всего, это хозяин дома и моей дальнейшей жизни, он спустился и вошел в прихожую. Передо мной встал мужчина лет тридцати в военной форме  с очень мужественным лицом, светлыми длинными, собранными в хвост, волосами и темно-серыми глазами. Я сидела и просто ждала, что же будет дальше. Хоть сердце и хотело выпрыгнуть из груди, но лицо не показывало ни капли страха. Ко мне будто снова вернулось подростковое высокомерие и гордость:
        - Здравствуйте, Ирис, - он говорил тихо, спокойно, без акцента. - Меня зовут Лукас Йенсен. Я приветствую вас в своем доме. Хорошо долетели?
        - Неплохо, с ветерком.
        - Приношу свои извинения за причиненные неудобства. Вы, наверно, устали. Позвольте, я провожу вас в вашу комнату, а Матиас занесет ваши вещи.
        Затем мы поднялись на второй этаж, Лукас проводил до комнаты и сказал:
        - Буду ждать вас к обеду в четыре часа, а пока отдыхайте. Дворецкий зайдет за вами.
        Он закрыл за собой дверь, а я осталась стоять и сжимать шелковый платок, который сняла с шеи в самолете и пыталась греть им руки.
         Комната оказалась большой и светлой, много мебели, красивый интерьер, большие окна, которые смотрели на безграничные леса и луга. Все условия и, видимо, Ирис их заслужила, какая ирония!
        Я, действительно, очень устала и замерзла, поэтому,  не раздумывая, сняла пальто и легла в кровать. О своей несчастной судьбе можно подумать и позже, а сейчас лучше воспользоваться гостеприимством моего похитителя и отдохнуть. В конце концов, к чему теперь куда-то торопиться? Сон охватил мозг в считанные секунды. Мне снилось многое: как я лечу с Дэном в неизвестном направлении, как говорю Фрэнку, что люблю другого, как стою у обрыва и падаю вниз, а Дэн не успевает схватить меня, но самое главное, что я наблюдаю за собой со стороны и не могу  ничего сделать.
        Не знаю, сколько тогда удалось проспать, но очнувшись, долго пыталась понять, где я, что это за место и почему со мной нет Дэна. Потом раздался стук в дверь, в комнату вошел тот, кого я видела совсем недавно и произнес: « Господин Лукас ждет в столовой. Я жду вас за дверью» и снова вышел. Тогда в голове все прояснилось. Я в каком-то доме, у каких-то людей, а Дэна больше никогда не увижу. Пришлось встать, умыться и проследовать за Матиасом вниз.
        Меня проводили в столовую, там стоял огромный стол на двенадцать персон, в начале которого  сидел господин Лукас:
        - Мисс Берроу, проходите, садитесь рядом со мной, - я прошла вперед и села слева от него. - Отдохнули?
        Лукас пристально смотрел на меня, отчего я стушевалась и, как всегда, закусила губу.
        - Наверное, хотите есть? Хотя, глупый вопрос, конечно хотите. Как вам здесь?
        - Спасибо, хорошо.
        - И у вас нет никаких вопросов ко мне?
        - Увы, но нет. Я и так все понимаю. Единственное - это цель, с которой вы привезли меня сюда, но я думаю, вы и сами хорошо о ней расскажете.
        - Вы и вправду такая, какой вас описывали. Немногословная и спокойная. Ладно. Предлагаю сначала отобедать, а потом я сам расскажу о своих целях.
        - Разумно.
        Мы сидели за столом, а Матиас подносил блюда. Еда была весьма вкусной, но очень сложно, оказалось, есть, когда на тебя смотрят с пристрастием и изучают каждое твое движение.
         После обеда Лукас пригласил меня в гостиную и предложил сесть на диван. Матиас тем временем внес поднос с чаем, а Лукас, усевшись на противоположный диван, взял чашку и снова принялся пронзительно смотреть мне в глаза:
        - Ну, что ж! Давайте поговорим о нашем будущем…
        - А что? У меня здесь есть будущее? И насколько долгое, позвольте узнать?
        - Зависит от вас. Мы можем сотрудничать, и тогда будете жить долго и счастливо. Или нет, но мне, честно говоря, не очень хочется пояснять данный вариант.
        - Ясно. Хочу сказать заранее, я многого не знаю.
        - Ничего страшного, для меня вы знаете достаточно, чтобы работать у нас.
        - Работать? - меня очень удивило, что сказанное  прозвучало, как  предложение работодателя на собеседовании.
        - Да, работать. Мы же не в каменном веке, чтобы сажать вас в карцер, морить голодом и требовать выкуп или, еще хуже, пытать, вытаскивая из вас секретную информацию. Это пройденный этап. Вы очень способный молодой специалист, окончивший серьезное учебное заведение и хорошо зарекомендовавший себя на  родине. Поэтому у меня чисто деловое предложение. Отпустить, конечно, я вас не могу. Риск, знаете ли, высок, но предоставить полноценную жизнь в состоянии. И давайте перейдем на «ты». Так что, Ирис?
        - Ну, раз у меня нет другой альтернативы, то вынуждена согласиться.
        - К слову, ты не станешь предателем своей страны. Мы не конфликтуем с Соединенными Штатами, у нас совершенно другие конкуренты. Мне от тебя нужны знания в сфере андроидостроения. Вопросы?
        - Где мы находимся?
        - Увы, но этого я сказать не могу. Пусть это место станет для тебя отдыхом загородом.
        - Вечным отдыхом? Если ты не скажешь где я, если я не буду пытаться убежать, если расскажу и покажу все, что знаю, то могу ли надеяться на возвращение домой?
        - Вряд ли. С вероятностью на девяносто девять процентов могу сказать, что нет.
        - Где я буду работать?
        - В этом доме есть все, что нужно. Раз в неделю мы будем проводить онлайн конференции с заинтересованными лицами, и ты сможешь отчитываться за всю проделанную работу.  Также ты можешь выходить на улицу, здесь за особняком обширные владения, есть конюшня, спортзал, бассейн и еще много чего, для того, чтобы чувствовать себя не пленницей, а хорошей гостьей.
        - Спасибо…
        Мне стало очень больно, где-то в глубине души. Я смотрела в окно и чувствовала, что жизнь вольной птички закончилась, а взамен наступило время сидеть на жердочке и каждый раз повторять выученные слова на забаву гостям.
        - Не переживай, Ирис. Все не так плохо. Я многое о тебе знаю, ведь ты всегда была одинока, у тебя сложные отношения с отцом, нет семьи, любви. Ты как вольный ветер бываешь везде и нигде. Что тебя держало там?
        - Пусть я и не была счастлива на все сто, но есть одна вещь, которая меня держала. И если бы не все вы, то я, наконец, смогла бы добиться счастья…
        - Какого же? Закончить жизнь самоубийством?  - Лукас иронично усмехнулся и наклонился вперед.
        - По-твоему у меня все так плохо?
        - Да. Именно так!
        - Тогда зачем я тебе нужна? Здесь я также могу свести счеты с жизнью по твоей логике.
        - Можешь, но не станешь. Здесь для тебя открывается что-то новое, ты же любишь все новое, что щекочет нервы.
        - Возможно. Видимо, вы очень долго за мной следили.
        - Достаточно долго, чтобы понять. Ну, да ладно, раз мы все выяснили, тогда я пойду. А ты можешь осмотреться, если хочешь - погулять, на улице сегодня тепло и сухо. Матиас позже все тебе расскажет и покажет. До встречи, Ирис…
        Лукас вышел и оставил меня наедине со своими мыслями. Сказать, что я пребывала в тихом шоке от его последних слов, значит, ничего не сказать. Он знает очень много, это видно, но хотя бы они ничего не знают про нас с Дэном и это главное!
        По совету  своего нового хозяина я вышла на улицу и решила прогуляться, солнце стояло еще высоко и, действительно, было очень тепло.
        Получается, я как бы пленница, но как бы и нет. Хотя жить неопределенное время здесь, без возможности покидать это место, безусловно, тяжело. Из всей сложившейся ситуации переживания были только за то, что больше не увижу Дэна, но, как бы странно это ни звучало, возможно, тогда я смогу оставить свои чувства где-то там, по пути в аэропорт Бухареста и со временем переживу боль расставания, а Дэн сохранит в памяти события, произошедшие у таинственного озера. Лучше жить так, чем вечно мучиться, из-за страха снова потерять его.
        Пока мысли одолевали разум, я ходила по здешним местам, смотрела, как грациозные лошади резвятся и скачут по угодьям господина Йенсена, как струи воды вытекают из кувшина мраморной женщины, сидящей на камне у фонтана недалеко от дома, как по траве тихо ползут тени от облаков в небе. И это все - моя новая жизнь, которая навсегда станет тюрьмой и одновременно Раем.
        Видимо, Лукас прав. Что меня там держало? Только запретная любовь и множество страданий от нее. Может быть, здесь все станет иначе, может быть, обрету покой и, наконец-то, смирюсь со своей долей.
        Я сидела около той каменной женщины и смотрела, как вода уносит переживания, оставляя лишь пустоту, а когда подняла голову и посмотрела на особняк, то заметила, что кто-то стоит за окном и наблюдает за мной. Тогда встала и побрела обратно в дом, мне хотелось дойти до кровати, чтобы лечь, а на встречу шел Матиас и нес мне пальто:
        -Господин Лукас велел вам одеться, на улице хоть и тепло, но все же весенняя погода коварна, вы можете заболеть. Позвольте, я помогу…
        Надев пальто, еще раз посмотрела в то окно, но там уже никого не было. Я решила засунуть руки в карманы и в одном из них нащупала что-то маленькое и твердое, а когда достала, то увидела портативный датчик-поисковик с кнопкой запуска программы слежения и поиска. Тогда-то я и вспомнила, как Фрэнк в день отлета что-то засунул в карман и не велел смотреть. Но, держа в руке датчик, не торопилась запускать программу. Мне неожиданно пришла в голову мысль, а вдруг, мое исчезновение - это выход из сложной ситуации, которая образовалась у меня в жизни. Пусть лучше я умру для них, раз и навсегда!


        ГЛАВА 11.


        ТАМ, ГДЕ МЕНЯ БОЛЬШЕ НЕТ…


        Однажды мне стало известно, что происходило там, где меня больше не было. И начну я с аэропорта Бухареста, куда так и не суждено было попасть, чтобы начать новую жизнь.
        Итак! В тот вечер, в вечер предполагаемого отлета, работники Управления по контролю за безопасностью аэропорта должны были активировать Дэна и вывести его из капсулы. Когда процедура закончилась, то Дэн вышел и ждал меня у терминала, но вместо Ирис, он встретил Эрика, тогда-то и стало все известно:
        - Дэн? Ну, привет. - Эрику явно была неприятна эта встреча.
        - Эрик… Здравствуй. Что ты здесь делаешь?
        - Мы с Ирис встретились на конференции. Кстати, она приехала?
        - Нет. Но, ей уже пора быть здесь.
        - Странно, она уехала передо мной. Ты можешь засечь ее со спутника?
        - Нет. Я не могу поймать сигнал, здесь антисканы.  Черт! Я так и знал, что нельзя было оставлять ее одну. - Дэн наконец-то показал свою человечность. В тот момент, он находился в смятении, чем очень удивил Эрика.
        - Проклятье! Ты думаешь, что ее перехватили? - Эрик также, осознав, что произошло, побледнел и начал нервничать.
        - Скорее всего. Сейчас необходимо идти в Управление ПКБ и бить тревогу. Мне нужно разрешение на разблокировку связи со спутником. Ты должен пойти со мной и все объяснить, моя просьба для них ничего не значит.
        - Конечно, тогда вперед…
         Они пошли в Управление, запросили разрешение, но просьбу удовлетворили только спустя четыре часа, к тому времени я уже пересекла границы Румынии, поэтому их попытка не увенчалась успехом. Дэн связался с моим отцом, тот велел немедленно вылететь обратно в Штаты и, по прибытии, тут же направляться к нему.
        Весь полет Эрик и Дэн сидели рядом друг с другом и молчали, но это было выдуманное спокойствие, которое прикрывало настоящие переживания. Для Дэна случилось что-то такой силы, что он больше не мог нормально скрывать свои особенности, ему было и страшно, и больно, и злость обуяла его искусственное сердце. Эрик в тот момент многое понял, он осознал, что те события у водопада носили особый характер, там были истинные чувства не только с моей стороны.
        Когда самолет приземлился, то два новоиспеченных друга по несчастью мчались в дом генерала. Они вошли в кабинет, а там стоял отец. Адриан Берроу впервые был спокоен, глаза не блестели как раньше, гнев покинул его:
        - Генерал! - Дэн отдал ему честь. -  Я хочу представить вам Эрика-Джоела Рейльнольдса. Он знакомый Ирис и был с ней на конференции.
        - Знаю, я уже все знаю… Ответьте оба мне на один вопрос. Как?! Как два здоровых мужика не смогли уберечь мою дочь?! Один еще ладно, непонятно кто и как… Но ты! Ты ее телохранитель! Я доверил тебе свою единственную дочь, и ты ее потерял! - вот теперь генерал начал входить в раж, его глаза снова заблестели и налились кровью. -  Так! Господин Рейнольдс, я бы хотел побеседовать с андроидом наедине. Позже мы с вами все обсудим, прошу… - Эрик послушно вышел из кабинета - А теперь разберемся с тобой! - отец подошел к окну и нервно закурил сигару. - Вот ты! Ты же бегал за ней как цирковая обезьяна за клоуном. Ведь она без тебя и шагу ступить не могла. У вас образовалась особая связь. И не смотри на меня удивленными глазами, я как-никак ее отец и военный человек, а еще, я стоял у истоков Андроидной системы, так что многое вижу, знаю и понимаю, поэтому уже давно заметил, что ты стал ее самым близким существом на этой земле. Так, объясни, как все это могло случиться?
        - Я не знаю. Видимо, за ней давно следили, кто-то из Управления или АS. Так как остальных я бы засек. Румыния была идеальным вариантов для перехвата, там нейтральная зона и меня отправили на дезактивацию.
        - Кто-то глушил твой сигнал? Интересно… А шпионом не может быть этот Эрик?
        - Нет. Я давно его уже исключил. Единственное, есть еще Фрэнк Дилейни.
        - Свяжись с ним и пусть срочно едет сюда. Кто направил Ирис на конференцию? Люди из AS?
        - Нет. Ее отправила Габриель Майлз.
        - Тогда она мне нужна здесь и сейчас! - но, когда генерал связался с Управлением и запросил Габриель, то после ответа прервал связь и посмотрел на Дэна холодным ненавистным взглядом, - Фрэнк здесь ни при чем. Это она, эта подлая дрянь!
        Как выяснилось, многоуважаемая Габриель Майлз покинула на днях Управление и исчезла. Вот она, та самая змея, которую генерал пригрел на груди, когда дал ей место в Академии, а затем и в Управлении. Даже в наше неспокойное время, когда доверие к людям сводилось к нулю, все равно можно было попасть в ловушку. Генерал в тот момент не мог поверить, что собственноручно позволил украсть свою дочь и упустить из виду шпиона. Кто знает, что у него тогда творилось в душе?
        Генерал тем временем допрашивал Эрика, а спустя час прибыл Фрэнк. Он ворвался в кабинет и направился к Дэну, после чего последовал  конкретный удар кулаком по лицу андроида. Дэн посмотрел на него, но ничего не ответил, а Фрэнк обратился к отцу:
        - Генерал! Позвольте обратиться! - заговорил Фрэнк.
        - Да, обращайся уже. Собрались здесь три слюнтяя! - отец негодовал. - Ты-то, программный гений, а туда же…
        - Когда я провожал Ирис на самолет, то положил ей в карман портативный датчик-поисковик. Это совершенно новое изобретение, оно позволяет ловить сигнал из любой точки мира и не глушится никакими спутниками или антисканами. Надо лишь нажать на кнопку.
        - Если бы она нажала, то вряд ли бы мы здесь сидели! Его могли и изъять. Скажи, есть какие-нибудь еще способы обнаружить ее местонахождение, любые?
        - Только датчик. - Фрэнк сел в кресло и закрыл лицо рукой.
        - Значит так, господа ничто и никто! Я даю вам ровно сутки, чтобы что-то придумать и явиться ко мне на доклад. А я направлюсь в Управление. Время пошло.
        Генерал вышел из кабинета и удалился. А Дэн, Фрэнк и Эрик стояли кто, где и смотрели куда-то в пол. После чего Эрик заговорил:
        - Ну что? Герой-любовник! Что делать будем? Я к тебе обращаюсь, андр-бот!
        Тут Фрэнк с непонимающим взглядом обратился к Эрику:
        - Я чего-то не понял.  Что еще за герой-любовник?
        - А ты не знаешь? Ну, многое потерял. Ирис безнадежно влюблена в Дэна, а тот в нее. Это длится уже очень давно. Из-за него она отшила меня в свое время, - после этих слов Эрика,  Фрэнк уставился на Дэна.
        - Может, объяснишь, что за чушь городит этот, как тебя там?
        - Я, Эрик Рейнольдс. Будем знакомы.
        - Он говорит правду, - Дэн как-то совсем сник, и ему уже было все равно. - Меня приставили к Ирис, и с самого начала я почувствовал к ней что-то…
        - Что за бред? Что значит почувствовал? Ты не можешь ощущать, я как никто знаю это…Или, подожди-ка, вот оно в чем дело… Это ты у нас плачешь «синими слезами». Вот так новости! - Фрэнк пребывал в тихом шоке и не мог поверить, что такое, в принципе, возможно. - Вот почему Ирис никак не могла продвинуться дальше, чем просто…. В тебе причина!
        - И что ты теперь будешь делать? Отправишь меня на деструкцию?
        - Это было бы самое правильное. Ты сбитая программа. Но! Я кое-что придумал. Это бред конечно, но попробовать стоит. Раз у тебя образовалась такая связь с Ирис, то почему бы не… - Фрэнк замолчал и задумался. - Ладно, поехали в AS, предстоит много работы…
         Все трое сели в машину и направились в Android Systems, там Фрэнк усадил Дэна в спец-кресло, подключил его к компьютеру и начал делать что-то особенное и уникальное в своем неподражаемом стиле. А Эрик рассказывал обо всем, что творилось там, на конференции. Затем Фрэнк подключил и Эрика, используя особый микрозонд, который мог считывать информацию с человеческого мозга и переводить ее в киберпространство.
        В итоге, используя память обоих, Фрэнк воссоздал всю последовательность событий, начиная со встречи у водопада и заканчивая последним днем в Румынии.  Он смотрел на все происходящее и не мог поверить тому, что видел на экране. Целая история, которая обошла его стороной.  Но, это не мешало ему творить.
        Всю полученную видеоинформацию Фрэнк загрузил в Дэна, подключил его к спутнику, запустил процесс слежения и поиска. И стал ждать…
        Эрик выполнил свою часть задачи и мог лететь домой, тем более смысла находиться здесь он больше не видел. Здесь и так оставались двое, которые любили одну девушку и могли ей помочь. Но, перед уходом Эрик обратился к Фрэнку:
        - Что будет с Дэном, если все получится?
        - Не знаю. Как работник компании я обязан предоставить отчет о нем, как о битом андроиде, а решение будет принимать уже руководство.
        - И каково это решение обычно?
        - Уничтожение - деструкция, или полная чистка системы и перезапуск. Но, пока я не найду Ирис, все должно оставаться в тайне. Надеюсь на твое молчание. - Фрэнк пристально посмотрел на Эрика.
        - Я ничего никому не скажу, за это не волнуйся. Ирис для меня тоже очень важна, она особенная девушка, но, знаешь, ты подумай, хорошо подумай, когда будешь составлять отчет. Может быть, стоит дать ему шанс? - Эрик кивнул в сторону Дэна, который лежал с закрытыми глазами и находился в киберпространстве.
        - У андроидов не бывает шансов! Нельзя допускать такого, а иначе андроиды могут подорвать авторитет человека, и тогда все закончится плачевно. Поэтому, когда я найду Ирис, то сделаю все по инструкции. Прощай, Эрик.
        - Прощай, Фрэнк Дилейни. - Эрик вышел и закрыл за собой дверь.
        Фрэнк и Дэн работали целыми днями, но результатов не было. Генерал периодически приезжал,  наблюдал за процессом и уезжал с чувством полного отчаяния, а время шло…


        ГЛАВА 12.


        НАС СТАНОВИТСЯ БОЛЬШЕ


        Тем временем я приступила к работе в доме господина Йенсена и помогала совершенствовать андроидную систему для неизвестного государства. Прошло уже два месяца с тех пор, как мне суждено было попасть сюда.
        Каждый день начинался с завтрака, затем я спускалась в специально оборудованное помещение и работала там до четырех часов, потом наступало время обеда, Лукас всегда присоединялся ко мне в это время, после чего мы шли в сад и гуляли. Ему нравилось разговаривать со мной, смотреть, как я катаюсь на его лошадях, как часами могу сидеть у фонтана. После наступало время ужина, чтения в гостиной и отчаливания в спальню.
        Я вовсе не испытывала неприязни к Лукасу, мне даже нравилось как он всегда держался, как рассказывал о своей жизни. Как выяснилось, Йенсен родился в Дании в бедной семье,  рано потерял родителей и долгое время искал свой путь в жизни. Был и наемником, и вербовщиком, в результате чего создал целую империю по разработке гибридных андроидных систем и успешно продавал их зарубежным клиентам. Эта деятельность, безусловно, принесла ему много денег и создала нерушимый авторитет в среде себе подобных. Но в его случае - это было лишь способом выживания.
        А завтра мне исполняется двадцать лет.  И я все думала, как бы оно было, если бы я доехала до аэропорта?  Ответил бы Дэн мне взаимностью, согласился ли улететь? И прокручивая эти вопросы в голове,  понимала, что даже здесь не могу найти себя, не могу оторваться от прошлого, хоть всегда любила настоящее. В моем сердце жила только одна мечта, чтобы в день своего рождения я бы, как раньше, вышла на улицу вместе с Дэном, села в машину и поехала куда-нибудь, неважно куда.


        Так, наступил этот день, я постарела еще на год. Как всегда, проснувшись и завершив процесс утренней сборки, пошла к двери, но когда открыла ее, то на пороге лежала подарочная коробка. Я ее взяла и как ребенок закопалась внутрь подарка, а там, на дне во множестве фантиков и конфетти, лежал платиновый медальон с абсолютно точно высеченным моим портретом, единственное, только волосы были короче, чем на самом деле, причем размер медальона не превышал размера перепелиного яйца, которыми Матиас закормил нас на завтрак. Было приятно получить подобную вещицу, ведь раньше я всегда сама себе покупала подарки и ощущала полную пустоту от них. Никто  никогда ничего мне не дарил, даже глупой открытки с поздравлением…
         Я быстренько подбежала к зеркалу, застегнула цепочку с медальоном на шее и направилась вниз на свое рабочее место. Очередные схемы, модели и программирование системы искусственного разума. Так прошли мои положенные часы, и насупило время заслуженного обеда. Когда поднялась наверх в столовую, то увидела множество воздушных шариков и большой торт на столе с двадцатью свечами, они уже горели и только ждали именинницу. Сначала в столовой никого не было, за это время я подошла к большому витражу и посмотрела на свое отражение. На меня смотрела девушка, которая впервые в жизни была счастлива как ребенок, но вскоре взгляд перешел на другое отражение, сзади стоял Лукас. Я обернулась и не стала скрывать своей радости.
        - Тебе понравился подарок? - спросил он.
        - Очень… Спасибо, Лукас…
        - Не за что, ты заслужила. Только, извини, волосы получились короче, каюсь, места не хватило, - он облокотился на спинку стула и заулыбался.
        - Ничего страшного, мне так даже больше нравится. Вот, думаю, может пора прическу сменить.
        - Мне ты нравишься в любой модификации, - он продолжал улыбаться и пронзительно смотреть в глаза.
        - Спасибо за комплимент, господин Йенсен, - я встала спиной к витражу и позволила себе пококетничать, все-таки не каждый день исполняется двадцать лет.
        - Ну что? Сначала торт или прогулка?
        - Пожалуй, прогулка. Но, задуть свечи все же надо, - подойдя к столу, сделала глубокий вдох и задула все двадцать свечей одним разом.
        - Желание не забыла загадать?
        - Не забыла, - только оно никогда не исполнится, подумала  про себя.
        - Теперь можем идти…
        Мы вышли на улицу и направились к небольшому пруду. Сегодня Лукас, как никогда, казался мне красивым и притягательным. И что только со мной случилось? Может быть, радость так в голову ударила? Дойдя до водоема, он сорвал кувшинку и протянул мне:
        - Вот, долго растил. Специально для тебя.
        - Ну, я сегодня вся в подарках. Очень мило.
        - Это меньшее, что я могу для тебя сделать. Ты не думай, что я такое чудовище, которое ничего не понимает и не чувствует. Я знаю эту жизнь с разных сторон, многое, что было сделано мной - это жестоко и неправильно. Но, такова жизнь. И мне очень хочется, чтобы ты не чувствовала себя здесь пленницей.
        - Я понимаю… Конечно, не одобряю подобную практику, но понимаю…
        - Ирис, уже два месяца я засыпаю с твоим образом перед глазами, а просыпаясь, ненавижу себя за то, что не смог встретить тебя иначе. Ты словно магнит, который притягивает к себе и лишает рассудка, - он сидел рядом и говорил, смотря на мелкую рябь воды. - Мне уже тридцать четыре года, а я так и не смог встретить свою девушку и вот, появляешься ты. Хоть я и давно наблюдаю за тобой, но истинное притяжение появилось, когда тебя привезли сюда. Там, в Америке ты была сказкой, а здесь - стала реальностью.
        - И что же это? - мне хотелось увидеть его глаза, но он все никак не поворачивался.
        - Мне кажется, я влюбился в тебя. Вот, сказал! - на этот раз Лукас сполз со скамейки и встал на колени предо мной. - Что скажешь?
        Мне в тот момент так стало жаль себя. Я несколько лет пыталась любить того, кто всегда оставался холодным и порою жестоким, а нормальных мужчин отталкивала. И почему бы мне не отдаться порыву чувств? Почему бы не стать нормальной женщиной с нормальными потребностями? Тогда я не выдержала и сама его поцеловала. Просто так, без лишних слов.
        Лукас стащил меня со скамьи и повалил на траву. Мы лежали, он был надо мной и целовал мои губы, шею и снова губы. А потом мы встали и пошли в дом.
         Но на пороге стоял тот человек, который привез меня сюда и подозвал к себе Лукаса. Они отошли в сторону и о чем-то разговаривали. Я же решила не ждать, поэтому зашла внутрь и просто застыла, предо мной, на том же самом месте, где сидела когда-то я, была молодая девушка. Она сидела с испуганным видом, заплаканными глазами и боялась смотреть на меня:
        - Привет! Кто ты? - спросила я.
        - Катя Белкова. Что со мной здесь будут делать? - она наконец-то подняла глаза и посмотрела на меня.
        - Ничего, - у меня случился шок, я не могла понять, в чем дело. Почему она здесь и сколько нас еще может стать? - Ты русская?
        - Да. Меня похитили около дома.
        - Не переживай, с тобой ничего не случится! Я обещаю! Меня тоже похитили, - у меня перехватило дыхание от захлестнувшей злости. - Сейчас, подожди немного, я скоро вернусь.
        Я вышла обратно на улицу. Тот человек уже уходил, а Лукас стоял и смотрел на меня виноватым взглядом.
        - Извини, я забыл сказать тебе.
        - Извини?! Так вот как оно есть на самом деле! Ты вешаешь мне лапшу на уши, а сам поставляешь себе очередной живой товар! А еще моложе не мог найти? Она же еще совсем юная!
        - Послушай! Я не вешал тебе никакой  лапши на уши, это всего лишь работа. Не все зависит только от меня, есть и другие: партнеры, заказчики. Все должно делаться быстро. Ты хороший специалист, но не в состоянии справиться с таким объемом работы в одиночку. И она не такая уж и юная, ей девятнадцать. Всего-то на год младше тебя.
        - Отлично! Меня ты решил себе на основное блюдо оставить, а кому достанется она? Или ты хочешь разнообразить меню? - моему негодованию не было предела.
        - Успокойся, Ирис… Мне никто кроме тебя не нужен. Она будет лишь помогать тебе в работе.
        - Нет, прости. Это слишком, даже для тебя! И, кстати, я прекрасно справляюсь одна! И еще! Забери свой «подарочек» - я сорвала с шеи цепочку и бросила к его ногам, а потом развернулась и вошла в дом, - Катя! Пойдем со мной. Я тебе помогу
        - Ирис? Постой! - Лукас зашел за мной и попытался остановить, но мне было уже все равно. Вскоре он вернулся на улицу, подобрал медальон и куда-то ушел.
        После такого на душе стало очередной раз противно и мерзко. Все-таки мне не везет с мужчинами, или им не везет со мной - не знаю. Я надеялась, что Лукас сможет дать мне что-то большее, чем просто возможность жить в хороших условиях, но он все превратил в жестокий бизнес со всеми вытекающими последствиями. Возможно, глупо было думать, что здесь я найду себя новую, все-таки это не курорт, а фактически тюрьма, завуалированная под красивый и уютный домик в лесу. Реальная жизнь лишена поэзии, лишена романтики и, тем более, искренней любви. Сейчас никто не задумывается о морали и нравственности, о душевной и физической чистоте, все сводится исключительно к бизнесу и возможности выжить в условиях жесткой конкуренции. Победа и преобладание - вот главный лозунг современного мира, поэтому нет больше смысла питать надежды и верить в «прекрасное - далеко».
        Если проанализировать все мои предыдущие отношения: с Эриком, Фрэнком и Дэном, то можно сделать вывод, что лишняя в них была именно я. Они видели во мне нечто другое: более сложное, притягательное и потерянное для остальных, но в то же время, не понимали, что такая Я не могу существовать рядом с ними. Так получилось и с Лукасом, к сожалению, он приверженец современных способов выживания, а я нет, и между нами ничего не может быть, кроме проклятого черного бизнеса. Поэтому придется играть по правилам и верить, что однажды что-нибудь случится, что угодно и это позволит мне проститься с Лукасом, его домом, а может и со всем окружающим миром, в котором нет места для Ирис-Грейс Берроу.
        Новая постоялица, честно говоря, пришлась как нельзя кстати, так как я уже устала от постоянного мужского общества. Катя оказалась девушкой очень открытой и доброй, нам было о чем поговорить, и работать стало, действительно, проще и быстрее. Тем более, после ссоры с Лукасом, я больше не желала тратить на него свое бесконечное время, а Катя стала прекрасным спутником и, впервые за много лет, отличной подругой. Мы вместе работали, проводили остаток дня и шли спать, она рассказывала о России, о своей семье, обо всем, что  для нее важно было не забывать, а я слушала и удивлялась такой свободе духа и силе воли, которая присуща, видимо, только русскому человеку. Катя надеялась однажды вернуться домой, но она не знала, что путь обратно для нее закрыт раз и навсегда, потому что, случайно подслушав разговор Матиаса с одним из заказчиков, узнала, что очередной гибрид готовился как раз против России. Поэтому моя новая и единственная подруга автоматически становилась предателем и не могла в дальнейшем вернуться на родину. Тем более у нее не было отца генерала и таких денег как у меня для создания себе путей
отступления.
        Так прошло еще три месяца, Лукас продолжал свои попытки наладить со мной связь, но у него ничего не получалось. Он успел извиниться уже тысячу раз, пытался оправдаться, в общем, делал все, что только мог, но успеха это ему не принесло, так как я не могла смириться с тем, что он похитил девушку, у которой была семья, было будущее, в отличие от меня. Но надежды он не терял…
        Однажды, очередным вечером, когда мы гуляли по парку, Катя спросила:
        - Ирис, почему ты никогда не рассказываешь о себе?
        - Наверно потому, что мне нечего рассказывать…
        - Не может быть. Всегда есть, что рассказать. Поделись хоть чем-нибудь.


        Она так жалобно смотрела, что мне и вправду стало стыдно от того, что я знаю о ней все, а она обо мне - ничего.
        - Например?
        - Ну, например, чем-то из личной жизни. У тебя был парень?
        - Да, и не один, - мне как-то стало смешно от самой себя. - Но все отношения заканчивались,  толком и не начавшись. В моей жизни все очень скоротечно и непонятно, поэтому нет того, что хотелось бы сохранить в памяти и рассказывать своим будущим детям.
        - Неужели ты так никого и не любила?
        - Честно? - Катя смотрела на меня горящими глазами и кивала. - Да. Любила и люблю, по сей день. Но это похоже скорее не на прекрасное чувство, а на постоянные муки.
        - Кто он? Как зовут?
        - Он особенный, не такой как все. Совсем не такой. А зовут его - Дэн.
        - Ты хочешь снова его увидеть?
        - И да, и нет. Все то время, которое мы провели вместе, я всегда лишь только надеялась…
        - А он разве не любил тебя?
        - Любил, по своему, конечно. Но нам не суждено быть  вместе, и давай больше не будем об этом.
        - Да, видимо, это и вправду мучительно для тебя. Но кто знает, еще все может измениться, ведь мир не стоит на месте. Кстати, а что у тебя с Йенсеном? Он так бегает за тобой и в его глазах столько тоски.
        - Ничего. Он слишком много себе придумал.
        - Нет, Лукас влюбился в тебя по уши. Это видно. - Катя продолжала расходиться.
        - Ему же хуже. Мы здесь пленницы, не забывай. А что за любовь может быть в плену?
        - Любовь может возникнуть где угодно, она не выбирает место и время.
        - Возможно, но она должна быть взаимна. Ладно, пойдем в дом, уже становится прохладно.
        Мы встали и пошли. Теперь дом господина Йенсена стал напоминать крепость без окон и дверей. Почти полгода я живу здесь и чувствую, что силы скоро иссякнут, ведь самое главное, что ценила в своей жизни - это возможность свободно перемещаться когда угодно и куда угодно, а теперь… Раньше я плакала редко, теперь же слезы душили каждую ночь. Все это подобие жизни разъедало душу изнутри, рвало сердце на части, а Лукас стал тому виной. Но что меня ждало там, на родине?
        После очередной ночи в обнимку с подушкой, пропитанной слезами, я решила все-таки использовать свой датчик. Тем более, мне совершенно не хотелось, чтобы Катя стала чьей-то очередной забавой, поэтому проснувшись, подошла к окну, взяла в руки часть шторы и из-под кромки достала поисковик и нажала кнопку пуска. Но к моему ужасу, он не сработал! Нажав еще несколько раз, поняла, что осталась без единого шанса на свободу, датчик просто не работал, тогда я бросила его на пол и со злости растоптала, после чего собрала кусочки и выбросила в окно. Все! Вот теперь точно - Все!
        Мне стало настолько горько, что на этот раз я не сдержалась и зарыдала во весь голос. Видимо, осознавая возможный шанс спастись, мне не было так плохо раньше, а сейчас, когда все стало ясно до конца - пришло осознание плачевности ситуации.


        ГЛАВА 13.


        КАК ТЫ, ДЭН? УСЛЫШЬ МЕНЯ


        Пять месяцев Фрэнк, Дэн и Генерал пытались продвинуться хоть на дюйм в попытке меня найти, но безрезультатно, каждый раз они оказывались там, где все начиналось. И Генерал, и Фрэнк теперь были в курсе особенностей Дэна, но они понимали, что этот андроид единственный способ и инструмент в поиске.
        Его искусственная нейронная система сильно износилась и даже очередная смена матрикса не спасала от прогрессирующего разрушения.  Ведь все это время Дэн был подключен и выведен в киберпространство, его нейроны бесконечно связывались с различными спутниками, а потом просто распадались. И в один прекрасный день его мозг перестал отвечать на команды, произошла тотальная перегрузка системы. Фрэнк не мог позволить ему уйти и Дэна срочно отвезли в лабораторию, вокруг него собралась самая опытная команда, а Фрэнки стоял во главе:
        - Вскрывайте черепную коробку. - Фрэнк занял место у монитора и начал отдавать команды.
        - Есть.
        - Чарли, сейчас пройди через оболочку G3-00  и покажи мне участок 2.
        - Есть, - через минуту Чарли обратился к Фрэнку. - Сэр?! Здесь что-то не так! Посмотрите! - вся команда стояла в оцепенении и смотрела на монитор. - Что это?
        - Не знаю, - Фрэнк не мог объяснить то, что увидел. - Зайди за оболочку G5-03  и покажи участок 7.
        - То же самое. Этого не может быть. Может сосуды расплавились?
        - Полимер не может расплавиться. Здесь другое. Полное срастание полимера и strap-системы, - strap-система являлась прототипом нервных окончаний мозга человека. - Впервые сталкиваюсь с подобным. Так! Зак, Марти вскройте часть тела, любую. Посмотрите, там есть подобное?
        - Сейчас. - Зак и Марти вскрыли участок выше запястья. - Да. Здесь везде полное срастание.
        - Получается, что его нейронная система задействована по всему телу. Ладно, с этим позже, а теперь надо нагнать нейроны в мозг, подключайте генератор, - они запустили генератор и новые нейроны заполняли мозг Дэна. - Пусть поработает часа два, затем закроете череп.
        Фрэнк вышел из лаборатории и сел на стул, он сначала не мог понять, что произошло с андроидом? Когда произошли трансформации и что с этим делать?  Каким-то абсолютно чудодейственным образом произошло сращение и благодаря этому, Дэн мог чувствовать  и ощущать. Получается, что теперь Дэн не просто андроид, он искусственный организм, способный воспринимать окружающее пространство в независимости от желания человека, но в то же время, Дэн являлся тем, чье существование претит всем законам Андроидной системы в целом.
        Когда процедура была завершена, то Фрэнк запустил систему и мозг Дэна снова заработал:
        - С возвращением. - Дэн лежал, молча. - Ты помнишь меня? Только не говори, что нет, - Фрэнк начал волноваться, ведь если вся информация утеряна, то тогда все, шансов найти меня, больше нет. - Хорошо, ты помнишь Ирис? Ирис! - он начал кричать и тормошить андроида. - Черт возьми! Ирис, в которую ты, проклятый бот,  влюбился! Помнишь?! Ее похитили! В Румынии! - но Дэн был невозмутим и мониторы не регистрировали никаких колебаний в его мозгу. - Вот ее фото! - Фрэнк загрузил мою фотографию и зафиксировал монитор напротив Дэна. - Смотри, дьявольская машина, это ты ее потерял!
        Фрэнк снял перчатки, бросил на пол и сел на скамейку в углу комнаты, а Дэн лежал и просто смотрел на монитор. Но тогда, спустя час произошло чудо. На соседнем экране стали появляться изображения, сначала хаотичные и беспорядочные, потом они приобретали все более последовательный характер, а в конце, по соседству с моей фотографией загрузился кадр со мной напротив озера, и из глаз Дэна снова потекла синяя жидкость.  Фрэнк поднял голову и не мог поверить, ведь для него, для лучшего программиста AS, происходящее было чем-то нереальным и в то же время сверхъестественным.
        А Дэн тем временем снова погрузился в киберпространство и начал связываться со спутниками, он считывал информацию, загружал данные и проверял координаты. Так длилось целых пять часов, пока не прозвучал голос кибер-помощника: «Есть совпадение цели! Координаты! Загружаю! Загрузка завершена!»
        Фрэнк подскочил со скамейки и рванулся к монитору, а там мигало изображение со швейцарского спутника, на котором была я рядом с домом Лукаса, также кибер-помощник загрузил поисковые данные. Дэн смог преодолеть заглушающий сигнал и внедриться в базу спутника, так он проделал с каждым из двухсот пятидесяти спутников.
        После чего Дэн вышел из киберпространства и сказал Фрэнку:
        - Я нашел ее. Надо связаться с генералом.
        - Да. Ты нашел… сейчас свяжусь. - Фрэнк был в полной прострации, теперь он понимал, что Дэн не дьявольская машина, а тот, кто способен любить как никто другой, кто способен преодолеть свои возможности и выйти на более высокий уровень, на уровень общения с другим искусственным интеллектом без помощи каких-либо программ и человека.
        - Спасибо, Фрэнк, что дал мне еще одну попытку. Ирис заслужила это.
        - Теперь я понимаю, почему она не могла любить кого-то еще…
         Фрэнк связался с генералом, и спустя уже час была сформирована группа из тридцати лучших боевых андроидов. Они лишь ждали команды на отбытие. Дэн вместе с Фрэнком прибыл на военный аэродром и подошел к отцу.
        - Генерал! - Фрэнк отдал честь и обратился к отцу. - Позвольте Дэну лететь с группой.
        - Ладно. Пусть летит, только быстрее. Нельзя терять ни минуты. Если спутник пошлет сигнал взлома, правительство Швейцарии даст команду атаковать с воздуха, тогда все пропало.
        Дэн поднялся на борт, а Фрэнк с Генералом отправились в комнату слежения. Они связались со всей группой и могли наблюдать за происходящим, отдавая необходимые команды. Военный самолет взмыл в небо и в считанные секунды скрылся из поля зрения.


        ГЛАВА 14.


        СПАСЕНИЕ


        Весь следующий день я работала, мне совершенно не хотелось подниматься наверх и кого-либо видеть. Катя ушла в положенное время, а я осталась в кабинете. Спустя полчаса ко мне спустился Лукас:
        - Что ты здесь делаешь? Уже поздно, ты можешь идти отдыхать, - он сел напротив и пододвинулся ко мне.
        - Мне не хочется. Все равно завтра конференция, надо доделать все до конца.
        - Послушай, Ирис. Ты стала какая-то другая. В твоих глазах сплошное отчаяние и нестерпимая тоска. Что могло такого произойти за два дня?
        - Прозрение снизошло, - я чувствовала, как набираюсь наглости и дерзости.
        - Тебе надо смириться. Я долго пытался объяснить, что иначе уже не будет. И появление Белковой лишь часть рабочего процесса, поэтому я до сих пор не могу понять, почему ты приняла это на свой счет?
        - Я со многим могу смириться, кроме одного! Зачем было вырывать человека из семьи?
        - Это было не мое решение. Ты думаешь, все так просто. Я тоже лишь часть процесса и если буду играть не по правилам, то от этого места ничего не останется. Но мы с тобой можем перебороть все проблемы. Можем быть заодно, можем любить друг друга, жить вместе и стать семьей, которой, кстати, у тебя никогда не было.
        - Человек сам выбирает свою судьбу. Ты ее выбрал. А я не хочу становиться частью твоего «процесса». И у меня была семья! Ты долго за мной наблюдал, но главного так и не увидел.
        - Ты врешь… я видел твои глаза, когда мы говорили о твоем прошлом. В них не было ничего, пустота. А я могу дать тебе все, а самое главное - смысл.
        После этих слов Лукас схватил меня и попытался поцеловать, но я вырвалась и со всего размаха дала ему пощечину, после чего побежала наверх. Мне казалось что все, больше нет ничего, что могло бы меня здесь задержать. Я выбежала из дома и направилась к воротам, проскочила в калитку и побежала в лес, но Лукас догнал меня и его глаза уже не были такими добрыми как раньше:
        - Я долго бился за твое сердце. С меня хватит! Сейчас ты пойдешь со мной в спальню, и мы решим этот вопрос раз и навсегда! - он схватил меня за руку и потащил за собой.
         - Нет! Отпусти! Ведь так же нельзя. Ты не такой!
        - Ты не знаешь, какой я. Я могу быть разным, это моя работа. Так что замолчи и иди. Ты смиришься, будешь со мной и будешь любить меня. А моральные принципы меня не волнуют, так что если вздумаешь сопротивляться, то твоя обожаемая Белкова позабавит многих из здесь присутствующих.
        - Ты монстр!
        - Возможно. Иди-иди…- он продолжал тащить меня.
         И вот, мы уже на пороге дома.
        Лукас завел меня за собой и направился к лестнице, тем временем Катя вышла из столовой и бросилась к нам:
        - Лукас?! Куда ты ее ведешь? Лукас, прошу, остановись!
        Она хватала его за руки, но он лишь отшвырнул ее в сторону и приказал Матиасу сторожить. Я же попыталась вырваться и толкнула его в грудь. Вдруг, через секунду услышала свист, и искры посыпались из глаз, голова резко закружилась, а я потеряла равновесие. Он взял меня на руки и пошел в спальню, когда зашли внутрь, то резко швырнул на кровать, после чего ощутила еще несколько сильнейших ударов по лицу, перед глазами все поплыло, из носа пошла кровь. Лишь, повторяя «Не надо», чувствовала, как с меня срывают одежду. Но через минуту Лукас вдруг остановился, он схватил меня за волосы и сквозь зубы сказал:
        - Лежи здесь. Если двинешься, то очень пожалеешь и твоя подружка тоже.
        А потом вышел из комнаты. Я с трудом открыла глаза, но ничего не могла рассмотреть, все расплывалось… Слезы лились ручьями, ведь он скоро вернется и сделает все, что захочет… Голова раскалывалась, в ушах стоял шум, и только сердце могло отчетливо чувствовать ужас происходящего.
        Прошло минут пятнадцать, как я снова открыла глаза и увидела расплывчатую фигуру, которая приближалась к кровати. Единственное, на что меня хватило, так это закричать:
        - Нет! Нет! Нет! Отпусти! - я рыдала и пыталась вырваться, как вдруг услышала голос.
        - Ирис! Ирис! Это я. Все в порядке. Открой глаза, посмотри на меня. Ирис!
        Открыв глаза,  лишь прошептала:
        - Дэн.
        - Да, это я. Все хорошо, теперь все будет хорошо. Со мной на связи Фрэнк и твой отец.
        - Дэн… Это ты… Отключи связь…- Дэн прервал связь и поднял меня, а я бросилась к нему на шею. -  Это ты… Больше никогда не оставляй меня! Слышишь? Никогда!
        - Никогда и ни за что. Прости, что тогда потерял тебя, но больше этого не произойдет.
        - Что с Лукасом?
        - Он внизу, они все внизу. На прицеле у группы. Их андроиды выведены из строя. Так что, нам пора.
        - Подожди, надо забрать Катю.
        - Она уже в машине. С ней все в порядке. Пойдем.
        Дэн укрыл меня плащом, взял на руки и пошел вниз, а там, на коленях с руками за головой стояли Лукас и вся его команда.
        Когда мы проходили мимо, Лукас резко вскочил и бросился на меня, но Дэн одним движением взял его за горло и сломал шею. Мой похититель медленно упал на пол и больше не двигался.
         Мы вышли на улицу, сели в машину, и последнее, что я услышала - это автоматную очередь там, за дверью дома. Затем группа наших андроидов вышла и отправилась в фургон. Все. Операция была закончена.
        Потом последовал перелет, все это время Катя спала, а я сидела у Дэна на руках, гладила его по щеке и тихо плакала.
        - Ирис, не плачь. Все закончилось.
        - Ты не понимаешь, это слезы счастья, - я отвечала ему шепотом. -  Ведь я уже простилась с этими ощущениями. Мне казалось, что больше не увижу тебя. Я люблю тебя, Дэн.
        - Я тоже люблю тебя. И буду любить вечно.
        Только тогда, после этих слов получилось закрыть глаза и уснуть, уснуть в его руках…
        Перелет длился пару часов, затем приземление на полигоне. Генерал и Фрэнк уже ждали. Когда мы все вышли, то Фрэнк бросился ко мне и стал обнимать, отец стоял в стороне и просто улыбался. Я же могла смотреть только на Дэна, он единственный, кто мог вырвать меня из этого состояния, в его глазах можно было утонуть и почувствовать полное спокойствие, как раньше…
        Когда страсти немного поутихли, все зашли внутрь помещения, генерал попросил оставить меня с ним наедине:
        - Как ты? Что они с тобой сделали? - отец стоял в растерянности и не знал, куда деть свой взгляд.
        - Я нормально. Со мной ничего не успели сделать, спасибо Дэну. Не переживай. Я вовсе не жду объятий и отеческих слез.
        - Это хорошо, ведь, ты знаешь…
        - Знаю и поверь, для меня очень важно то, что ты сделал…
        - Ирис! Здесь многое произошло, Дилейни потом тебе все расскажет. Назрели очень серьезные и важные вопросы, но об этом позже, а сейчас можешь ехать домой, если хочешь, конечно.
        - Не волнуйся, все-таки будет лучше, если я поеду к Фрэнку. Кстати, со мной прибыла девушка. Ее зовут Катя Белкова, она из России, но после всего, что произошло, Катя не может  вернуться на родину.
        - Ясно. Я займусь ее проблемой. Думаю, удастся договориться с Управлением и выдать ей гражданство, как беженке.
        - Спасибо, отец.
        Генерал ушел, а в комнату зашли Дэн, Фрэнк и Катя. Фрэнк как-то тушевался и заговорил очень робко:
        - Ирис. Я безумно счастлив, что ты жива и здорова. Мы пытались, как могли и вот, все получилось. Ради такого, наверно, стоит быть программистом AS.
        - Спасибо Фрэнк, если бы не ты… честно говоря, голова сейчас очень плохо соображает. Можно мы переночуем у тебя?
        - Конечно! И что значит, переночуем? Ты вообще-то еще живешь в моем доме.
        - А ты познакомился с Катей?
        - Да, мы уже имели удовольствие пообщаться, - они переглянулись, и моя подружка покраснела. - Ну, все, поехали. Всем нужно расслабиться и отдохнуть.
        Когда мы приехали домой к Фрэнку, то я еще долго стояла у порога, прижавшись к косяку, и смотрела вокруг себя: на улице было тепло, солнце заливало все окружающее пространство, ветер шевелил листья, цветы и мои волосы, отчего они щекотали лицо, а воздух был наполнен свободой. Вот она, моя истинная жизнь, которую невозможно променять ни на какие блага. Все в этом мире скоротечно, но лишь дух человека вечен и ему не нужны деньги, роскошные виллы и особняки, дорогие машины, ему нужна лишь свобода, только тогда наступает гармония между душой человека и космосом.


        ГЛАВА 15.


        ЗА МЕСЯЦ ДО ДЕСТРУКЦИИ


        После моего спасения прошло две недели. Я вышла на работу, но жили мы по-прежнему у Фрэнка. Генерал пытался разрешить вопрос о гражданстве для Кати, а пока она просто жила с нами. Фрэнк тем временем отдалился от меня, мы как будто снова стали хорошими друзьями, но не более. Истинных причин таких изменений я пока не знала. Однако после всего, что произошло, даже и думать не хотелось о любовных отношениях, мне еще долго снился тот жуткий вечер.
        Дэн как прежде всегда и везде был рядом. Единственное, что волновало, так это его поведение, он почти не разговаривал, не смотрел на меня и лишь изредка брал за руку, чтобы помочь.  Неужели он больше не любит меня, а слова с самолете - это всего лишь акт утешения и не более? Получается, что я снова одна, как всегда.
        Но одним прекрасным днем мой мир очередной раз перевернулся, и я почувствовала, что в спину всадили нож.
        То был рабочий день, я сидела в отделе за своим столом и пыталась исправить ошибки в программе, которую сама же и написала, как вдруг заметила, что Фрэнк подскочил с места и куда-то резко поспешил. За дверью стоял генерал, они встретились, обменялись рукопожатием и спешно удалились. Особого значения я не придала, ведь отец часто заглядывал в компанию по рабочим вопросам, когда же Фрэнк вернулся, то я впервые увидела столько печали в его глазах:
        - Что с тобой? - я убрала руки с сенсорной граммы и посмотрела на него. - На тебе лица нет.  Проблемы с отцом?
        - Ничего страшного. Так, очередные мелкие неполадки у них в системе.
        - Странно, раньше подобные проблемы не вызывали у тебя столько горя, - мне стало смешно.
        - Ирис! Надо поговорить. Давай выйдем во двор.
        - Ты меня пугаешь. Что еще могло случиться в очередной раз? Ладно, пойдем… - мы вышли на улицу, сели на лавку и Фрэнк впервые взял сигарету. - Что-то серьезное, я уже поняла. Давай рассказывай, не тяни.
        - В общем. Принято решение. Через месяц Дэна отправят на деструкцию.
        - Что?! - вскрикнув, вскочила со скамьи. -  Это шутка?! Учти, она очень жестокая!
        - Нет. Я такими вещами не шучу, ты знаешь. Это правда. За этот месяц генерал попросил создать нового телохранителя для тебя, более совершенного. - Фрэнк говорил тихо и сам не верил своим словам.
        - Почему? Что с Дэном не так? Он идеальный телохранитель, ты же знаешь? Расскажи мне все.
        - Хорошо. Я знаю «все». Пока мы пытались тебя найти, то многое случилось. Я знаю твою тайну, знаю, почему ты так и не смогла полюбить меня. Дэн не такой как все. Ведь так?
        - Да! Так. Он особенный.
        - Теперь я это понимаю как никто другой. Дэн чуть не перегорел, пока пытался найти тебя. Мы восстановили его, но при этом узнали о нем нечто уникальное.
        - Что же?
        - Он больше не андроид, точнее не та разновидность, которой мы занимаемся. Он трансформировался, его мозг связался с телом, теперь Дэн самостоятельно живущая единица, которая не зависит от человека и его команд. Новая искусственная материя, которая может существовать среди живой, органической. Вот, что он такое. И об этом знаю не только я, но и моя команда, и самое главное - твой отец. Я, как специалист компании, и так был обязан подать отчет Комиссии на рассмотрение…
        - И ты подал?
        - Нет, не стал…
        - Почему?
        - Потому что он любит тебя, а ты его. Возможно, Дэн стал таким из-за каких-то независимых мутаций, а может быть из-за тебя, это неясно. Но факт в том, что благодаря тебе, он смог выйти на связь с чужеродным спутником и абсолютно независимо общаться с искусственным интеллектом. Это более совершенная связь, но и очень опасная. Сама понимаешь.
        - Однако его все равно хотят  разобрать? Если не ты, то кто?
        - Твой отец. Генерал не может позволить Дэну продолжать трансформироваться и адаптироваться среди людей. Это против законов об андроидостроении, - у меня потекли слезы, а Фрэнк лишь мог обнять и попытаться утешить. - Я все понимаю, и если бы это было в моих силах, то никто бы ничего не узнал.
        - Дэн знает об этом?
        - Да. Решение было принято еще две недели назад, а сейчас его отсрочили на месяц.
        - Спасибо, Фрэнк. Ты навсегда останешься для меня самым близким и дорогим человеком. А теперь мне надо идти…
        - Конечно…
        Он остался сидеть на лавке, а я направилась к машине, Дэн ожидал за рулем. Сев на переднее сиденье, скомандовала трогаться и ехать в дом генерала:
        - Ирис, что-то случилось? - Дэн говорил, глядя на дорогу.
        - Не трать время, поехали…
        - Как скажешь…
        Мы ехали, молча, каждый думал о своем, но на самом деле, наверно,  об одном и том же. В голове не укладывалось, что скоро придется потерять его. В Швейцарии я уже перестала верить в возможную встречу, но вот случилось чудо, и мы снова оказались вместе, а теперь опять расставание, но на этот раз уже навсегда. Такого просто не должно быть! Это несправедливо!
        Когда машина заехала в ворота и остановилась, я выскочила из нее и побежала домой. Генерал, к счастью, был в кабинете и что-то писал у себя за столом, поэтому, не дожидаясь приглашения, просто вошла и села напротив:
        - Отец! Нам надо поговорить!
        - Полагаю, речь пойдет о твоем телохранителе? - он отвечал, не поднимая глаз.
        - Правильно! Именно о нем. Что это еще за решение? Зачем?
        - Послушай, Ирис, - он отложил бумаги в сторону. - Ты уже не ребенок, тем более окончила Академию и работаешь в серьезнейшей организации, поэтому должна понимать необходимость таковых мер. Я знаю, что ты к нему привязалась, что он спас тебе жизнь. Но! Есть законы, есть нормы и правила. Есть Устав, в конце концов! Андроиды создавались, чтобы служить человеку, а не чувствовать и сопереживать и тем более не осуществлять автономную деятельность. То, что этот андроид каким-то особым способом смог видоизмениться ставит под угрозу всю систему в целом. А если все начнут трансформироваться, что тогда будет? Война! В которой человек никогда не победит. И ты это должна понимать. Тебе всего двадцать, вся жизнь впереди, еще встретишь своего мужчину и он должен быть человеком. Сейчас не время для розовых слез, а точнее синих, - Генерал посмотрел на меня с насмешкой и упреком. - На дворе война. Твоего телохранителя разберут, изучат и, может быть, Дэн поможет нам совершить очередной прорыв. Здесь есть чем гордиться.
        - Ты все рушишь, - более я не выдержала. - Всегда. И мама для тебя была лишь хорошим специалистом, а я вообще никем. Тебе лучше пошло бы работать Судьей. С этого момента у тебя нет дочери!
        - Все сказала? Тебя и раньше в моей жизни не было, но как отец я желаю тебе счастья. Мое же решение непреложно.  Ты можешь биться в истерике или бежать и прыгать из окна, но решение не изменится. Кстати, пытаться скрыться бесполезно, он засвечен и будет пойман сразу же, как только вы попытаетесь пересечь границы Соединенных Штатов. Все! Разговор окончен! Иди…
        Я вышла от генерала с чувством, будто мое сердце вырвали и повесили у него в кабинете как трофей. Лучше бы они не спасали меня, и тогда все осталось бы в тайне, а Дэн мог бы жить дальше. Плакать не хотелось, да и слез не было. Возможно, отец прав, лучше прыгнуть из окна, но не для него, а для себя, чтобы больше не видеть этот мир с его законами и правилами. Хотя, зачем торопиться, ведь у нас есть еще целый месяц, чтобы проститься друг с другом. Надо, чтобы это время стало лучшим и единственным.
        Подойдя обратно к машине, села внутрь и обратилась к Дэну:
        - Я хочу отдохнуть. Давай уедем подальше отсюда.
        - Нам нельзя пересекать границу.
        - Почему? - мне стало интересно, что Дэн ответит мне на это, скажет ли правду?
        - Генерал не хочет, чтобы с тобой что-то случилось.
        - Ах, ну да… Отеческая забота… Хорошо, тогда мы отдохнем внутри страны. Поедем куда-нибудь, снимем дом, мне нужен глоток свежего воздуха и уединение после всего произошедшего. Что скажешь?
        - Я полностью в твоем распоряжении, - было видно, что Дэн обрадовался, хоть и попытался скрыть эмоции.
        - Вот и отлично. Сейчас позвоню Фрэнку и договорюсь.
        Уладив все рабочие вопросы, мы заехали к Фрэнку домой, там я собрала чемодан, попрощалась с Катей и попросила ее об одной очень забавной вещи.
        - Ирис, когда ты вернешься? Просто, мне неудобно, вдруг я мешаю Фрэнку?
        - Не говори глупостей, ты ему не мешаешь, он очень даже рад обществу такой прекрасной девушки как ты. Присмотри за ним и присмотрись к нему. Фрэнк замечательный парень.
        - Но, я думала, вы встречаетесь? - она как всегда покраснела.
        - Нет. У нас ничего не получается лучше, чем просто крепкая дружба. И тем более, я уже не раз замечала, как он на тебя смотрит.
        - По секрету, он тоже мне нравится, - Катя обняла меня и поцеловала в щеку.
        - Вот и замечательно, а я вернусь через  месяц. Пока!
        - До свидания, Ирис.
        Я закрыла за собой дверь. Села в авто и мы поехали прочь. Нам удалось снять отличный домик близ озера, где больше никого не было. Дорога туда занимала шесть часов, но пока голова была занята мыслями,  время пролетело незаметно.
        Дэн не хотел расстраивать меня, поэтому ничего не сказал, но то, что с ним происходило ужасное, стало ясно, когда он снова превратился в черствый сухарь: всегда в себе, потухшие глаза и взгляды, которые прятал.  Безусловно, мне хотелось с ним поговорить обо всем, но не сейчас, пусть он считает, что я ничего не знаю, по крайней мере, пока.
        Когда человек осознает, что скоро для него все закончится, то страх улетучивается, сомнения покидают, и хочется прожить оставшееся время на полную катушку. Нам становится не страшно любить, признаваться, исполнять мечты; мы начинаем, как никогда, удивляться красоте окружающего мира, в общем, начинаем по-настоящему ценить жизнь и это правильно.
        Так и сейчас, машина едет по дороге, а вокруг живая, дышащая и говорящая природа. Она готова принять нас, позаботиться и показать все свои красоты, только нужно открыться для нее и впустить в свое сердце. Люди слишком долго сидели в плену своих проблем, они замкнулись на себе, перестали общаться с миром, перестали искать гармонию с ним и в итоге, оказались в состоянии отчуждения и саморазрушения. Ведь что было раньше, в древности? Человек чтил законы природы, был ближе к ней и заботился о чистоте своего духа, тогда природа дарила ему любовь, детей, семью, а сама наблюдала со стороны и гордилась.  Вот, что сейчас забыто, но еще не потеряно.
         Как оказалось, мир настолько силен и милосерден, что способен пробудить чувства даже в неживом существе, сделать его настоящим. Но человек как всегда боится всего и вся и не способен принять этот дар. А я хочу! Хочу наконец-то почувствовать свою сущность.
        К вечеру мы были на месте. Я вышла из машины и окунулась в сказку. Вокруг сплошные леса; огромное сияющее в уходящих лучах солнца озеро и небольшой деревянный дом на берегу. Создалось впечатление, будто здесь ничего не менялось столетиями, будто время остановилось и пошло вспять. Как же мне не хватало этого. Я повернулась к Дэну:
        - Как раньше, но только лучше. И, прежде чем мы зайдем в дом, пообещай, что снимешь с себя маску безразличия и станешь самим собой. Мне это важно и нужно.
        - Хорошо. Что мне для этого сделать? Пронести тебя на руках через порог?
        - К чему эта ирония? Вообще-то я недавно пережила сущий кошмар и мне необходима твоя поддержка.
        - Извини, просто какие-то странные ощущения в голове.
        - По-человечески это называется «нет настроения».
        - Возможно. Ладно, пойдем внутрь. - Дэн переживал очень сильно, он впервые не хотел ничего.
        Внутри было все, действительно, как в сказке: старинная мебель, но при этом очень простая; красивые занавески, которые пропускали вечерние лучи; ковер, укрывающий ступени лестницы, ведущей на второй этаж. Такого я еще никогда не видела, лишь читала в книгах…
        Дэн занес вещи, положил ключи на стол и сел на диван в гостиной. По-прошествии времени и в результате произошедших изменений он больше не нуждался в столь частых перезагрузках, поэтому сейчас оставалось только сидеть и ничего не делать. Я подошла к нему и взяла за руку:
        - Дэн, не переживай… все хорошо. Давай ты сейчас просто отдохнешь… не думай ни о чем.
        - Мне незачем отдыхать, я не устаю, в принципе.
        - Ладно, тогда я пойду, поплаваю, пока на улице еще жарко.
        - Мне пойти с тобой?
        - Странно, раньше ты не спрашивал, а просто шел. Но нет, можешь не идти.
        Я направилась к озеру и зашла в воду прямо в шортах и футболке, было невероятно тепло и уютно, вода поглотила все печали и страхи,  а Дэн вышел на террасу и сел на диван, он решил наблюдать за мной с отдаленной позиции. Где-то час я плавала, иногда лежала на небольших волнах и смотрела в небо. Что-то очень необычное происходило сейчас, стало так легко и снова остановилось время…
        Когда  вышла на берег, Дэн уже стоял рядом и держал полотенце:
        - Накройся, замерзнешь…
        - Нет, не замерзну. Сейчас слишком жарко. Давай посидим здесь, на песке, - мы сидели на берегу, я прижалась к нему и положила голову на грудь. - Помнишь, ты хотел, чтобы так было?
        - Помню.
        - И это не радует тебя?
        - Меня радеет все, что связано с тобой.
        Сумерки спустились на землю, легкое облако пара стояло над водой, и лес замолчал. Я долго смотрела на тихие воды, после чего глаза начали закрываться, и я попала в другое измерение или просто уснула. Проснулась уже утром, в постели.
         И потянулись прекрасные, но последние дни моего счастья. Мы гуляли по лесу, плавали в озере, о чем-то вспоминали, а вечерами я готовила ужин,  затем забиралась с ногами на диван, накрывалась пледом, брала тарелку и съедала все до последней крошки. Такое ощущение, что попала в детство, какого у меня никогда не было, но пережить эти ощущения надо обязательно, ведь потом все закончится.
        Так прошла неделя отдыха в сказочном домике, оставалось еще три и мне хотелось, чтобы ночь не наступала, чтобы не наступало и следующее утро. Но Дэн все еще был напряжен, и я не знала, как вывести его из этого состояния, как заставить проживать каждый день с радостью. В один из таких дней  решила с ним поговорить о том, что тихо убивало нас обоих, мы сидели на поваленном дереве за домом и мешали угли в костре:
        - Поговорим? - обратилась  к нему.
        - О чем?
        - О нас. Как ты видишь нас после возвращения?
        - Ирис, не стоит об этом. Давай говорить о том, что здесь и сейчас.
        - Нет. Мне нужно знать, что будет.
         Дэн встал и отошел в сторону.
        - Ничего не будет, - он швырнул лежащие под ногами ветки и сел на землю. - Наверно, стоит сказать тебе…
        - Что сказать?
        - Этот месяц последний для нас. А потом все, меня разберут по частям и будут изучать. Поэтому я не хочу об этом говорить, не хочу представлять картину, в которой больше нет тебя. Только прошу, не надо расстраиваться и плакать. Лучше проститься нормально, тем более, осталось всего три недели, - пока он говорил, я тихо встала и направилась к дому, когда Дэн обернулся, то очередной раз испугался. - Ирис?! Ты где? Ирис?
        Я же тем временем зашла в дом и поднялась на чердак, там была одна большая просторная комната, пол которой покрывал толстый ковер. Выглянув из окна, наблюдала за ним. Дэн стоял напротив двери и без конца оглядывался:
        - Что-то потерял? Посмотри наверх! - крикнула я, и он поднял голову. - Вот видишь, я очень легко могу ускользнуть от тебя, и по сей день. Поднимайся ко мне. - Дэн поднялся быстро, затем посмотрел на меня удивленными глазами.
        - Ты слышала, что я тебе говорил?
        - Слышала. Извини, конечно, но я уже в курсе всего этого. Генерал все рассказал.
        - Ах, значит в курсе.
        - Дэн. Я не хочу снова переживать весь этот разговор, мне нужно только оставшееся время, чтобы провести его с тобой, - я села на ковер в центр комнаты и подтянула Дэна к себе. - Сядь рядом.
        - Ирис? Что нам …
        - Тихо, ничего не говори, просто поцелуй меня, - он приблизился ко мне и  поцеловал. - А теперь ниже, в шею…
        Дэн не мог сопротивляться мне, никогда, поэтому стал целовать те места, куда я показывала: губы, шею, плечи…Он остановился и посмотрел на меня, а его глаза снова загорелись:
        - Что мы делаем?
        - Мы любим друг друга. Ты что-нибудь знаешь об этом? - шептала в ответ.
        - Лишь отдаленно…
        - Вот и я тоже. Как ты думаешь, что будет дальше? - я начала снимать с него одежду, а когда закончила, попросила его сделать то же самое со мной, Дэн не рассчитал силу и просто порвал обе бретельки платья, и оно упало. - Ну? Что ты чувствуешь, смотря на меня без одежды?
        - Меня тянет к тебе еще сильнее, я хочу дотронуться до тебя.
        - Так дотронься и не отпускай больше …
        Я легла на пол, а он лег надо мной. Таких его глаз я еще не видела, они превратились в две галактики, которые не просто сияли, они проникали вглубь сердца. Потом последовал поцелуй, глубокий и долгий. Я ощутила, как напряглось его тело, такого с ним еще не было, впрочем, как и со мной. Мы оба владели лишь теорией, а сейчас наступил тот особый момент, я была готова отдаться ему полностью, а после отдаваться снова, снова и снова.
         Одной рукой Дэн уперся в пол, второй же принялся гладить мое лицо, пальцы аккуратно, немного дрожа, коснулись моих губ, затем подбородка, шеи, груди. В очередной раз я ощутила поцелуй. По телу тогда растеклось тепло, дыхание участилось, сердце, кажется, сбилось с привычного ритма. Я слегка прикрыла глаза и тихо прошептала:
        - Ты мне нужен. Нужен весь…
        - Я и так твой, - ответ прозвучал у самого уха.
        - Но я еще не твоя, - и легкий стон вырвался изо рта, когда Дэн прижался ко мне. И кто сказал, что андроиды холодны и бесчувственны? Мой Дэн другой, он горячий, он живой, он мой, только мой.
        - Тебе будет больно, - полушепотом произнес он, и хотел было отстраниться, однако я крепко ухватила его за шею.
        - Не думай о моей боли. Тем более, с тобой это не боль, а наслаждение.
        Мои ноги, будто сами собой согнулись в коленях, одна нога крепко прижалась к его бедру, а ступня второй коснулась голени Дэна. Тогда он снова склонился и одарил долгим поцелуем. Моя спина слегка изогнулась в преддверии чего-то особенного, тело подалось вперед, Дэн же положил руку мне на бедро и, продолжая целовать, качнулся вперед.  Мне стало немного больно.
         Ему не нужно было ничего объяснять, все происходило так, как должно быть, хотя нет, в миллион раз лучше. Столько любви и страсти я еще никогда не испытывала.
         Так прошла вся ночь, ночь, которая стала в моей жизни величайшим открытием и таинством одновременно. Теперь Дэн окончательно стал моей неотъемлемой частью в жизни, и без него ничего больше не могло быть.
        На следующее утро, открыв глаза, я все еще видела его:
        - Ты так красиво спишь, - он проводил рукой по моим волосам, рукам, спине. - Я бы смотрел на это вечно. Ирис, знай, чтобы ни случилось, ты моя жизнь, если так можно выразиться.
        - А ты моя. У нас еще есть время, чтобы прочувствовать это до конца.
        - До вчерашней ночи я не представлял, что физически любить тебя, это так необыкновенно. Не знаю, так ли чувствуешь ты, как я, но те ощущения сродни только созданию новой планеты, но не за миллионы лет, а за несколько секунд.
        - Я поняла, когда посмотрела в твои глаза. В моем случае, это что-то, что растекается по всему телу, идет в голову и уносит прочь от всего земного. Примерно так.
        Все оставшиеся дни мы были вместе, любили друг друга снова и снова. Я отдалась ему полностью, отдала свою душу, сердце и разум. Дэн теперь был еще более особенным и неповторимым,  он познал смысл человеческой любви, ощутил ее. Отныне Дэн не боялся обнимать меня, целовать, он просто делал это, когда хотел и делал не так как все… В любом его движении, жесте можно было увидеть нечто уникальное, но самое интересное, он тоже самое говорил про меня.
        Так прошли две недели и четыре дня,  мы стремительно и неизбежно приближались к точке невозврата.
        Уже завтра нам возвращаться в тот Ад, где его заберут у меня - навсегда. Но я уже точно решила, что последую за ним.


        ГЛАВА 16.


        ЗАКРЫВАЯ ГЛАЗА, ВИЖУ ТЕБЯ…


        Весь обратный путь я держала его за руку и боялась отпустить. Мы не разговаривали и, казалось, даже не дышали. Моя душа медленно и тихо умирала от нестерпимой боли, от того, что из нее вырвали жизнь, радость, любовь, и я не могла больше свободно выбирать дальнейший путь. И все потому, что кто-то так решил.
        Больше не возникало мыслей, что скорое расставание может пойти на пользу, что со временем станет легче. Ведь, если Дэн исчезнет из моей жизни, то больше никогда не взойдет солнце, я никогда не увижу космоса в его глазах. Так получилось, что андроид стал близким и родным, изменил взгляд на окружающий мир, помог познать истинную любовь. Видимо, счастье не может жить долго, оно уходит  и забирает душу с собой, а оставляет только пустую оболочку, которая продолжает бродить по земле в поисках выхода.
        К вечеру мы вернулись в дом Фрэнка, я смотрела в окна и видела, как они с Катей смеются,  она пальцем что-то стирает с его лица. Они счастливы. Но, увидев меня, Фрэнк замолчал и вышел во двор:
        - Здравствуй, Ирис. Как ты?
        - Привет, Фрэнк. Глупый вопрос. Думаю, ты знаешь, как я.
        - Знаю, извини, - он опустил взгляд и не мог ничего больше сказать.
        - Когда нам с Дэном надо будет явиться в AS?
        - Завтра утром. Они уже ждут. Твой отец тоже будет.
        - Мы приедем. Я смотрю, у вас с Катей все хорошо?
        - Да, неплохо. Она замечательная, - было видно, что Фрэнк стеснялся об этом говорить в такую минуту.
        - Это прекрасно, вы отличная пара. Ладно, мы пойдем наверх. До завтра.
        Мы зашли в комнату и легли на кровать, через час я смогла пересилить себя и заговорить:
        - Как ты думаешь, мы встретимся еще? Не здесь, а где-нибудь в другом мире.
        - Я могу лишь надеяться на это. Может быть, однажды…
        - Нет, ты не понял, я имею в виду, жизнь после смерти.
        - Ну, я точно буду тебя ждать, все семьдесят или восемьдесят лет.
        - А если раньше? Например, спустя несколько часов?
        - Только не говори, что хочешь… - Дэн повернулся и посмотрел на меня возмущенно-серьезным взглядом.
        - Хочу, именно так и хочу. Я уже все решила, еще до поездки.
        - Ирис! Это неравноценный размен, твоя жизнь не стоит моей. Я же всего на всего андроид, который практически не чувствует боли, который даже толком не может умереть, просто отключится. Я не разрешаю тебе идти на такое.
        - Это не тебе решать. И потом, ты для меня больше чем человек. Более близкого и родного существа у меня никогда не было и уже не будет, поэтому я пойду за тобой.
        - Нет, не пойдешь. Меня еще можно будет вернуть обратно, а вот тебя - нет. Твоя человеческая жизнь должна закончиться иначе, в семье, с детьми и внуками. Сама посуди, даже если бы меня оставили, что нас бы ждало в будущем? Тебе же нужна семья!
        - Вся моя семья, это ты.
        - Чушь! Ты должна пообещать мне, не делать глупостей. Давай договоримся с тобой, что мы встретимся, обязательно, но не сразу.
        - Прости, но я не буду ничего обещать.
        - Тебя не переубедить?
        - Нет.
        Почти всю ночь мы пролежали вместе, он обнимал меня и согревал своим теплом, но к утру силы закончились, и я задремала. Когда проснулась, Дэна не было рядом. Неужели он уехал один? Мы же договорились, что пройдем это вместе! Посмотрев на часы, поняла, что Комиссия уже началась, а процедура деструкции должна стартовать через два часа, тогда, соскочив с кровати, побежала вниз. Фрэнка не было, лишь Катя сидела на диване и смотрела на меня заплаканными глазами:
        - Где они? - я бросилась к ней.
        - Прости. Дэн попросил Фрэнка не будить тебя, они ухали три часа назад.
        - А ты? Почему не пришла и не сказала?
        - Дэн очень просил, чтобы тебя там не было, - она снова заплакала.
        Я выскочила на улицу, села в машину и поехала в AS. Мне хотелось только одного - успеть увидеть его в последний раз. Через час я была уже на месте и спешила внутрь. Но, подойдя к дверям отделения «Чистки и Деструкции», увидела, что там стоит охрана. Меня не пустили, а спустя десять минут генерал вышел из лифта и направился в отделение.
        Он посмотрел на меня невозмутимо, я же вложила в свой взгляд все, что только думала о нем и что просила у него, но отец, молча, зашел  внутрь, и двери заблокировались. Вот и все! Я так и не смогла увидеть Дэна.
        Выйдя на улицу, села на лавку. Я ждала. Спустя четыре часа показался Фрэнк. Он направился ко мне, затем присел рядом и взял за руку.
        - Ну, что? Все? - спросила его с болью в голосе.
        - Все.
        Когда он сказал это, то крупные слезы упали вниз на газон и остались там, блестеть на солнце. Глаза закрылись, а внутри все остановилось. Его больше нет. Нет моего Дэна, единственного и настоящего. Того, кого люблю. Люблю слишком сильно, чтобы отпустить и смириться с его смертью…
        - Он ничего не почувствовал?
        - Ничего. Последнее, что я видел на мониторе, когда завершал цикл чистки, это твое изображение.
        - Знаешь, я, наверное, съеду от вас с Катей.
        - Ирис! Зачем, я же не виноват во всем этом. Прошу, не надо так! - Фрэнк резко встал и начал ходить из стороны в сторону и опять полез за сигаретой.
        - Брось сигарету! - прикрикнула я, а он встал как вкопанный, отбросив ее в сторону. - Послушай, я не виню тебя и продолжаю считать своим лучшим другом, но прошу, не бери больше это в рот.
        - Как скажешь.
        Фрэнк так и остался стоять неподвижно, а я пошла к машине, села за руль и поехала прочь. Тогда лишь дорога могла отвлечь от горя утраты. Неизвестно сколько миль проехала, остановилась только потому, что мне показалось очень знакомой местность. Действительно, я здесь была, с Дэном. Это ведь то самое место, где за лесами спрятано таинственное озеро, пробравшись к нему, села на землю, около обрыва и долго смотрела на воду.
        Всего за несколько лет я успела пережить то, что многие не переживают за всю жизнь. Но что же будет дальше? Вряд ли судьба остановится на этом, у нее для меня точно уготовано еще много чего. Может быть, Дэн прав, не стоит так рано сдаваться, может, стоит еще побороться за себя и доказать, что сила не в положении, а в крепости духа. И пока я здесь, то могу еще заявить о своей независимости от чужих регалий. Точно! Надо начать все сначала: найти себе новый дом, продолжать работать, и, возможно, я смогу изменить взгляд человека на новых андроидов, таких, каким был Дэн.
        К вечеру заехала к Фрэнку, забрала свои вещи, по дороге выбросив их в овраг, и направилась в дом, который когда-то принадлежал моей маме. Он находился в ста милях от работы и нуждался в капитальном ремонте, но новая жизнь невозможна без лишений и усердия. Пока шел ремонт, я переоборудовала подвал под лабораторию, завезла всю необходимую аппаратуру, и получилось нечто похожее на то, где  работала, пока была в плену. Но это не плохо, наоборот, я любила заимствовать хорошие идеи и использовать их. Теперь, когда не получалось приезжать на работу, я всегда могла быть на связи с Фрэнком в режиме онлайн. Он поставлял всю необходимую информацию для того, чтобы можно было моделировать, создавать андроида с нуля, а в AS уже испытывать.


        * * *


        С тех пор прошло три года, три года жизни затворницы. Только работа могла спасти от душевной раны, которая не заживала, а лишь на время переставала кровоточить. Каждую ночь, закрывая глаза, я видела Его и тогда вставала, шла в лабораторию и работала всю ночь, засыпая лишь к утру, только тогда мне не снились сны, и сердце не болело. Затем просыпалась и шла в сад, там раньше у мамы росли ирисы, видимо, здесь и родилось мое имя. Но кое-что от прежней жизни осталось - это дерево магнолии, и сейчас оно цвело большими белыми цветами, от запаха которых кружилась голова. К слову сказать, я жила в гордом одиночестве, так как официально отказалась от защиты, мне не нужен был другой телохранитель, он бы только мешал…
        Фрэнк и Катя поженились, благо, генерал выбил для нее гражданство, и она также начала карьеру в AS. У них все складывалось замечательно, на удивление, они очень подходили друг другу. Я приезжала к Фрэнку в гости и засиживалась допоздна, после чего отправлялась на  работу и всю ночь занималась испытанием новых моделей. Параллельно писала отчеты, доклады и ежегодно выступала на Заседании Комиссии, я хотела добиться официального признания андроидов, которые походили на Дэна, но все же уступали ему по многим факторам. Я смогла создать нового андроида и разработать новейшую систему, которую назвала «Бионик». Но Комиссия каждый раз отказывала, а я продолжала работать и выступать. С отцом больше не общалась, лишь его помощник Стив периодически заезжал и передавал необходимую информацию с базы. Кстати сказать, Стив весьма зачастил в гости последние месяцы, он очень изменился с тех пор: возмужал, стал вести собственные проекты и более не пресмыкался перед генералом.
        Как-то раз, когда на дворе уже было темно, в дверь позвонили, а когда я открыла, то увидела мистера Грейнера, он не смог толком объяснить, зачем приехал, но отказывать  не стала и пригласила войти:
        - Что же тебя сюда привело?
        - Не знаю, просто захотелось поговорить, наверно.
        - И ты проехал более ста миль, чтобы просто поговорить?
        - Глупо, правда? - он смущался и периодически краснел.
        - Да. Не очень умно. Ты расслабься, а то разговора не получится, - я смотрела на него с высоко поднятыми бровями, пытаясь сдержать смех.
        - Просто, мне больше не к кому идти, кроме тебя. Как только я стал работать самостоятельно, то твой отец буквально выставил меня.
        - Он это может… Но ничего, я вот тоже ушла и благодарна небесам, что теперь живу одна.
        - Скажи, а можно мне остаться?
        - Стив! Ты явно напрашиваешься! Неужели ты думаешь, что я начну утешать тебя и подставлять носовой платок?
        - Вовсе нет! Я не за этим приехал. Мне все равно на мнение генерала. Просто… - он очередной раз замялся.
        - Просто я тебе нравлюсь. Да? - Стив совсем съежился и, кажется,  слился с диваном.
        - Вообще-то, да. Давно. С тех самых пор, когда ты еще жила в доме отца и заканчивала школу.
        - Вот оно как! И это не очередной шаг по карьерной лестнице? А не то, знай, через меня ничего не выйдет. Генерал на такое не купится.
        - Если бы мне нужно было пробиться, то я нашел бы другой способ. К слову, твой отец давно хотел нас свести. Сейчас мне не нужно его одобрение, я сам по себе и занимаюсь серьезной исследовательской работой, причем, успешно.
        - Да, ладно. Не обижайся. Я знаю тебя достаточно, чтобы не считать подхалимом. Так и быть, можешь остаться, но спать будешь на диване, тем более, ты с ним так хорошо подружился, - после этих слов Стив немного расслабился и заулыбался. - Если хочешь поесть, на кухне найдешь все, что нужно. А сейчас извини, мне надо работать.
        - Так поздно?
        - Для меня это только начало. Спокойной ночи.
        - Спокойно ночи…
        Я спустилась в лабораторию и приступила. Столько сил приходилось тратить, чтобы создать совершенного бионика - искусственный организм, способный существовать автономно, попросту жить. Но до конца срастить strap-систему с телом бота не получалось. Андроиды могли самостоятельно мыслить, принимать решения и воспроизводить эмоциональные ощущения, но спровоцировать физическое восприятие не выходило.
        Тем временем Стив продолжал наведываться ко мне все чаще. На удивление, он не мешал, наверно, одиночество настолько замучило, что возможность болтать и вместе ужинать стала отличным антидепрессантом.
        Однажды он приехал ко мне в полночь и на пороге упал на колени:
        - Ирис! Выходи за меня замуж! Я люблю тебя, - Стив вытащил из кармана кольцо и протянул мне, что ж, в голове случился взрыв, захотелось рассмеяться, но позволить себе такое при нем. Это был бы перебор.
        - Стив. Ты, видимо, домом ошибся? И хватит тут коленками пыль вытирать, заходи внутрь, - зайдя, Стив сел на ковер в центе коридора и просто смотрел на меня. - Что ты делаешь? Зачем сидишь на полу? Мне это уже начинает казаться странным, - но в этот момент перед глазами всплыла картина из домика на озере, меня кинуло в жар, словно передо мной сидел Дэн. - Вставай, тебе лучше уйти!
        - Не прогоняй меня, Ирис. Невозможно всегда быть одной, это неправильно. Тебе стоит попробовать жить по-другому.
        Он встал, подошел ко мне и начал целовать, я закрыла глаза и все еще видела Дэна. И в результате смешения воспоминаний, пережитой страсти, боли и трехлетнего одиночества я сдалась. Стив вложил в секс всю свою нежность, он хотел, чтобы мне было хорошо с ним сейчас и потом, мне же казалось, что если я открою глаза, то увижу Дэна, но он так и не появился…
        То была первая ночь, когда я не работала в лаборатории, а лежала в объятиях сильного мужчины на том самом диване…Сложно сказать, что тогда чувствовало  сердце, то ли было приятно, то ли обидно, но хотя бы не одиноко. После этого Стив переехал ко мне, и началась совместная жизнь, как-то вот так, просто.
        И еще целый год отчаянной борьбы с собой, с проектом по созданию бионика и с не проходящей болью в сердце. Надо сказать, что полюбить Стива за это время я так и не смогла, он продолжал надеяться и старался угодить во всем, но разве можно заново отдать сердце, которое полностью и без остатка принадлежит другому? Конечно, если бы я продолжала жить одна, то чувствовала бы себя еще хуже, Стив помогал бороться, но он не мог изменить того, что навсегда поглотило мою сущность.
        Работа над новой разновидностью андроидов шла своим чередом, хотя особенных сдвигов не наблюдалось, я лишь могла доработать уже сделанное. И очередной ночью, когда работала в AS, в кабинет зашел Фрэнк. Он сел рядом и уставился на меня сонными глазами:
        - Неужели ты всегда здесь сидишь после того, как уезжаешь от нас?
        - Да. Я зашла в тупик, Фрэнки.
        - В нашей работе не бывает тупиковых ситуаций, скорее временное затишье, а потом - бум! И вот оно - очередное решение.
        - Что-то мое временное затишье длится уже несколько лет.
        - Скажи, а зачем тебе это нужно? Чего ты хочешь добиться? Ведь, после случая с Дэном, Правление отказалось производить и ставить на поток подобных андроидов, а следовательно, исследования в этой области бессмысленны.
        - Я хочу помочь родиться на этот свет новому виду жизни, искусственной, но не менее прекрасной. И потом, я параллельно занялась кое-чем особенным, что может показаться абсолютнейшим бредом, но шанс на результат все-таки есть.
        - И чем же? Ну-ка, поделись? Люблю все нестандартное.
        - Только не смейся.  Я провела ряд исследований, пусть и теоретических, но все же. Есть возможность совместить живую и искусственную плоть.
        - Так трансплантация уже давно придумана.
        - Нет, это не имплантация искусственного органа в живой организм, а наоборот.
        - И в чем смысл? Мы пытаемся сделать андроида более долговечным,  а если пересаживать им живые органы, то какой толк? Они же раньше времени выйдут из строя, пусть хоть и теоретически.
        - Не просто органы, а человеческий мозг, со всей содержащейся в нем информацией о жизни этого человека. Мозг не стареет так, как тело и может существовать века, если носитель бионик.
        - Хм! Что-то из области фантастики. И зачем это надо?
        - Это не фантастика, это прорыв в науке. Только нужно разрешение на проведение испытаний, но и доработать бионика, чтобы он мог воспринимать мир как человек. Я близка к этому, однако не могу заставить чувствовать их физически. Если бы ты помог мне с информацией, которую получил в день деструкции Дэна.
        - Все слишком сложно. Покажи мне  расчеты и модели. Надо все просмотреть и подумать, и  я постараюсь помочь тебе. Но, той информации у меня нет. Ее конфисковали, после чего, видимо, уничтожили. Тем более, я присутствовал только на чистке, а процессом разбора занимались другие.
        - Все равно спасибо…
        На следующий день я ехала домой полная надежд и энтузиазма. Вдруг все получится, и появится некто новый и уникальный, как Дэн? Зайдя в лабораторию, отправила все наработанные материалы Фрэнку, а через несколько часов связалась с ним:
        - Что скажешь? - спросила я.
        - Очень интересно. По твоим расчетам вероятность имплантации и адаптации есть, но здесь еще нужны доработки, серьезные доработки. А что касается бионика, то я помогу. Есть кое-какие идеи.
        - Как ты думаешь, можно добиться разрешения от Правления?
        - Пока не знаю. Постараюсь связаться с ними. Но для этого нужно хорошо структурировать информацию и доработать модели.
        - Я этим займусь.
        - Тогда до связи. Отбой.
        - Отбой.
        Что ж, начало неплохое. Теперь надо было приложить максимум усилий, чтобы синхронизировать все процессы живого организма и бионика, адаптировать их и запустить процесс сращивания.
        Я работала несколько месяцев, прежде чем Фрэнк добился согласия от Комиссии на проведение опытов, кстати, он очередной раз совершил чудо и помог мне с доработкой бионика. Модель нового андроида могла теперь ощущать и чувствовать не только эмоционально, но и физически. Впервые бионик ощутил боль! Мы получили искусственный организм, который полностью соответствовал человеку, но был выносливее, сильнее, долговечнее, и он не зависел от участия последнего, только сам по себе. Матрикс не нужно было менять, он обновлялся сам, перезагрузки не нужны, бионик мог спать, но меньше чем человек, всего час в сутки, когда бионик выходил в киберпространство, то  мог получить любую информацию со спутника, так как это был совершенный интеллект и имел возможность обойти любое препятствие. Вот Он! Прорыв!
        И самое главное, так похож на Дэна, не внешне, но тем не менее. Только благодаря ему я стала той, какой стала - способной к открытия, способной вечно любить. Его образ всегда был перед глазами, где бы я ни находилась и с кем бы ни находилась. Такое ощущение, что он жив, но где-то далеко. Также Совет Правления AS, наконец-то, спустя четыре года официально признал биоников как разновидность андроидов.
        Мы с Фрэнком смогли приступить к экспериментам. Многое не получалось, мозг грызунов погибал, не приживаясь к искусственной strap-системе. Я пропадала сутками в AS с Фрэнком и Катей. Стив начал ревновать и не мог понять, что может меня там задерживать, но остановиться я не могла.
         Так мы мучились полгода, пока не произошел сдвиг. Наконец-то удалось срастить каналы мозга с системой нервных окончаний бионика, но чего-то не хватало, мозг не функционировал в полной мере, он находился в коме. Тогда Фрэнк пошел на еще более немыслимый шаг, он разработал особое вещество «Табэкс», которое соединяло в себе элементы нейронов живого организма и искусственного, они воспроизводили друг друга, пока не сливались в одно целое. И, внедрив Табэкс в мозг, можно было реанимировать его и вывести из комы. Запуск этой части эксперимента мы отложили на неделю. Новообразованное вещество должно было освоиться и приобрести окончательный вид, потому как процессы слияния еще не завершились.
        Я вышла из дверей компании полная надежд. Проделана огромная работа, мы добились невероятных результатов, но в душе по-прежнему жила тоска. В то время многие спрашивали, зачем мне это нужно, какова цель и смысл? Приходилось отвечать, что настало время совершить очередной прорыв в андроидостроении, что это позволит использовать биоников в более конструктивных и созидательных целях и многое другое.  Хотя истинная цель создания нового искусственного организма состояла во мне. Я хотела создать того, кто будет напоминать Дэна, кто будет так же далек от всего мирского, кто всегда будет открыт для чего-то нового и прекрасного, и не будет бояться показать свои чувства. Конечно, Дэна уже не вернуть и, возможно, глупо жить прошлым, но я устала жить настоящим, мне необходимы воспоминания, необходимо то, от чего однажды изменился мой мир, а сердце открылось для жалости, сочувствия, уважения и любви.


        ГЛАВА 17.


        КОГДА УХОДИТ ОДИН, ВСЕГДА ПРИХОДИТ ДРУГОЙ


        Одним вечером, когда вышла из дверей компании и собиралась сесть в машину, ко мне подошел солдат:
        - Ирис-Грейс Берроу? - он отдал честь.
        - Да. Это я.
        - Рядовой Стэнли Коренер! У меня послание для вас от генерала Адриана Берроу.
        Рядовой отдал мне письмо и отошел в сторону. Я раскрыла конверт, достала бумагу и прочла:
        « Ирис, ты должна явиться ко мне. Есть очень серьезный разговор! Приезжай как можно быстрее. Твой отец»
        Что ж, раз отец сам лично приглашает на разговор, то это действительно важно, тогда я подозвала Стэнли:
        - Нам надо ехать.
        - Есть! Моя машина за углом.
        - Нет. Я поеду на своей, а ты за мной.
        - Слушаюсь.
        Всю дорогу меня мучило любопытство, что такого мог сказать генерал? Но, чего бы он там ни придумал, мне до этого нет никакого дела. Так как простить ему смерть Дэна я не могла.
        Когда мы въехали в ворота, то обнаружила на стоянке несколько незнакомых машин, рядом с которыми дежурили военные андроиды из Управления. Неужели очередной конфликт? Но на пороге дома меня встретил человек в темном костюме и, поприветствовав, спросил:
        - Ирис-Грейс?
        - Да. С кем имею честь общаться?
        - Майкл Сторм, адвокат мистера Адриана. Он уже ждет вас в своей комнате.
        - А  что случилось?
        - Он сам все объяснит, пройдемте…
        Мистер Сторм проводил меня в спальню отца, и когда я зашла внутрь, то увидела бледного, осунувшегося и потерянного человека с потухшими глазами. Он сидел в кресле,  складывалось впечатление, что его здесь не было, что он где-то в другом месте. Я прошла в комнату и как можно тише присела на край кровати, тогда генерал очнулся, поднял глаза и заговорил:
        - Здравствуй, Ирис. Я рад, что ты так быстро приехала. Как дела?
        - Вряд ли ты вызвал меня, чтобы поговорить о жизни. Дела у меня нормально, работаю…
        - Знаю. Ты добилась больших успехов, создала нового андроида. Бионика, кажется?
        - Да.
        - А зачем тебе это нужно? - он пристально смотрел мне в глаза и боялся упустить хоть слово.
        - Это прорыв в науке и новые возможности для компании. Выход на новый уровень.
        - Не верю. Скажи, для чего это именно тебе?
        - Я вовсе не желаю посвящать тебя в то, что творится в глубине моей души. Самое главное, что Совет правления одобрил исследования, ваше Управление также в курсе, ведь Стив …- но как только я произнесла имя бывшего помощника, отец буквально подскочил в кресле, а глаза вспыхнули.
        - Стив?! Ты с ним общаешься?! - крикнул он.
        - Вообще-то мы живем вместе, уже около двух лет. И то, что он перестал ползать перед тобой на коленях, это похвально.
        - Ха! Каков мерзавец! Значит, он все-таки смог заморочить тебе голову. Я и не думал, что ты настолько глупа.
        - Что значит, заморочил голову? Я не понимаю…
        - Ладно. Мне нужно многое тебе сказать, так что сиди, слушай и не перебивай. Первое - у меня рак головного мозга в последней стадии, и я уже не жилец. Второе - Стив Грейнер мерзавец и предатель! С тех пор, как ты переехала в дом матери, он начал шантажировать меня и угрожать, хотел жениться на тебе и требовал, чтобы я посодействовал. Но, смотрю, он и без меня хорошо справился. Этот человек хочет занять высокий пост в Управлении и прибрать к рукам мои деньги, а ты самый лучший способ добиться цели.
        - Почему ты мне раньше не сказал, что у тебя рак? - в этот момент я ощутила жалость к отцу. Ведь он всегда такой сильный и упрямый человек, который мог добиться чего угодно, вдруг умирал от рака!
        - Неважно. Тебя не должно это волновать. Самое главное, не позволяй Грейнеру использовать себя.
        - Знаешь, я бы не стала с ним общаться, никогда, если бы ты не отобрал у меня Дэна. После его ухода моя жизнь стала еще более никчемной, чем была раньше. Я устала от одиночества.
        - Ты меня разочаровываешь. Не думал, что Ирис-Грейс может опуститься до такого. Связаться с первым встречным.
        - Ни тебе говорить о разочаровании. Я всегда была одна, но в отличие от тебя, мне это не нравилось.
        - Ирис? Я был плохим отцом, не спорю. Тебе есть, за что меня ненавидеть. Но, прежде, чем я уйду из жизни, хочу признаться кое в чем.
        - В чем же?
        - Дэна не было на деструкции. Его почистили, но сохранили.
        - Что?! - я почувствовала, как дрожь пошла по всему телу, а в ушах раздался звон.
        - Да. Он жив, если можно так сказать. Я отозвал решение в самый последний момент. Единственное, память ему стерли.
        - Где он?
        - В надежном месте. Я все расскажу, но только если пообещаешь одну вещь.
        - Говори…
        - Пообещай приходить ко мне на могилу.
        - Я бы приходила туда и без обещаний.
         Впервые у отца заблестели глаза, но не от злости, как раньше, а от слез:
        - Спасибо. А теперь слушай. Твой андроид находится в состоянии дезактивации на нашей базе. У тебя будут все ключи, чтобы пройти к нему, я об этом уже позаботился. Но! Есть еще одна очень серьезная проблема.
        -Какая? - моя душа снова ощутила жизнь, снова получила смысл. Неужели я заслужила счастья? Спустя почти пять лет ужасных мучений и бесконечной боли?
        - Грейнер об этом знает. И он не позволит тебе просто так вернуть андроида, поэтому сделай все как можно тише…
        Тогда я все поняла. Стив знал обо всем, что произошло между мной и Дэном, он был на чистке, и все видел. Но ненависти к нему не испытала, лишь презрение. Самое главное, Дэн жив, и я могу вернуть его.
        - Почему ты решил мне все рассказать? Ведь андроиды для тебя - это ничто.
        - Это так, но я запомнил твои глаза, там, у дверей ОЧД.
        - Но почему ты хранил это в тайне почти пять лет?
        - Впервые в жизни я испытал страх. А когда узнал, что жить осталось совсем недолго, решил снять с сердца этот груз. Не держи на меня зла, Ирис. Так поступают почти все люди. Сначала боятся сказать правду, а потом винят себя всю оставшуюся жизнь и в конце - признаются.
        - Хорошо… Я не буду винить тебя всю свою жизнь.
        - Вот и славно, а теперь подпиши бумаги, которые тебе даст Сторм. Все мое имущество перейдет в твои руки, когда я умру. И еще, Сторм передаст пакет, в котором содержится вся необходимая информация о телохранителе. Теперь можешь идти…
        Отец откинулся на спинку кресла и закрыл глаза, он очень тяжело дышал и уже не мог передвигаться самостоятельно, но моя помощь была не нужна, как всегда. Я встала, вышла из спальни и направилась в кабинет, где ожидал мистер Сторм.
        Подписав все нужные бумаги о передачи имущества, адвокат генерала выдал мне пакет, там лежали активационные ключи и точные координаты местонахождения Дэна. Мне тогда захотелось немедленно отправиться на базу и найти его, но там был Стив, поэтому поехала сначала к Фрэнку.
         Всю дорогу представляла себе нашу встречу, но омрачало то, что Дэн, возможно, не узнает меня - никогда! Хотя, это неважно, ведь он жив и снова будет со мной.
        На подъезде к дому Дилейни пошел сильный дождь, словно небеса решили откликнуться поздравить меня. Крупные капли отскакивали от капота и неслись на лобовое стекло, а мне это нравилось, дорога блестела лужами, из леса потянулся пар и легкой дымкой осел на обочинах. И вот, лес позади, вдоль дорог потянулись жилые кварталы.


        Фрэнк открыл мне дверь и впустил внутрь, я стояла мокрая, но абсолютно счастливая:
        - Что это с тобой? Почему не поехала домой?
        - Я все расскажу, только лучше нам пройти в кабинет. Не хочу впутывать Катю.
        - Хорошо, конечно. Пойдем…
        Он запер дверь, и мы сели на диван:
        - Давай рассказывай, что случилось в очередной раз? А то у тебя совершенно непонятный вид, то ли случилось что-то хорошее, то ли, что-то ужасное.
        - Случилось сразу все! Начну по порядку. У отца рак и он умирает, а Стив подлец.
        - Но, это вроде бы плохие новости, а у тебя явно есть и что-то хорошее?
        - Ты мне говорил, что не присутствовал, когда Дэна подвергли деструкции. Не так ли?
        - Да. Моя работа сводилась только к удалению всей информации. Деструкцией занимались люди генерала из Управления. А что, ты о чем-то узнала?
        - Дэн жив!
        - Что?! - Фрэнк даже побледнел от этой новости, встал с дивана и снова начал ходить туда-сюда. - Но как? Как генерал смог отменить решение? Это же просто невозможно. Управление было в курсе происходящего, а оно выше твоего отца.
        - Он отменил решение в самый последний момент, и ничего не стал объяснять. Видимо, были доверенные люди.
        - Просто невероятно! Первый раз сталкиваюсь с подобным. Я преклоняюсь перед ним, он все-таки смог переступить через свои принципы и сделать что-то ради тебя.
        - Да, и я благодарна ему за это. Благодарна всем сердцем и готова простить все, что было между нами раньше.
        - Ты знаешь, где Дэн?
        - Знаю, у меня есть ключи доступа, но есть одна проблема - Стив.
        - Да, кстати, что с ним?
        - Он оказался гнусным подлецом и негодяем. И я впервые попалась на крючок к проходимцу. В общем, Стив обо всем знал и использовал информацию, чтобы сойтись со мной. А теперь надо сделать все тихо, чтобы он ни о чем не заподозрил. Мне нужна твоя помощь, опять, - в этот момент я взяла его за руку. - Помоги, Фрэнки. Прошу.
        - Конечно, я помогу тебе, Ирис. Ведь ты так много для меня сделала. Стала верным другом и компаньоном, познакомила с Катей.
        - Спасибо тебе, спасибо большое, - я встала и обняла его. Фрэнк действительно был невероятным человеком.
        - Только нам нужен четкий и хорошо продуманный план. И самое главное, ты должна вести себя с Грейнером как раньше. Завтра встретимся на работе, попробуем что-нибудь придумать, а сейчас отправляйся домой и будь паинькой.
        - Слушаюсь!
         Фрэнк проводил меня до машины. В голове творилось что-то непонятное, лишь хаотичные мысли, переплетение радости и злости. Но сейчас я боялась представлять встречу с Дэном, так как по непонятным причинам вдруг начала бояться спугнуть удачу.
        Фрэнк прав, здесь нужна только логика, аккуратность и четкость, ведь на кону не только наша репутация, но и свобода. За несоблюдение законов и ослушание можно было попасть под трибунал, тогда человек лишался статуса независимой личности, и его жизнь с того момента принадлежала Первому судье, а тот наделялся всеми полномочиями и мог свободно распоряжаться дальнейшей судьбой обвиняемого. Как правило, обличенных сажали на пожизненный срок или вводили инъекцию Милта, данное вещество стремительно разрушало мозг, и человек умирал в течение суток в мучениях. «Суровые времена - суровые наказания», еще один лозунг современного мира. Единственный способ уйти от наказания - это модернизировать Дэна и переименовать его в бионика - официально признанную разновидность андроидов. Тогда старый Дэн будет считаться уничтоженным по версии людей генерала, а новый - станет представителем совершенно уникального искусственного организма в мире.
        Стив тем временем уже был дома, он встретил меня с недовольным видом:
        - Тебя все время нет. Я уже начинаю забывать, как ты выглядишь.
        - Стив, прости меня, но ты же знаешь, что работа сейчас в самом разгаре.
        - Знаю, но, тем не менее, надо уважать и свою личную жизнь. Твои андроиды никуда от тебя не убегут. И потом, с тех пор как я сделал тебе предложение, прошло почти два года, а ты так ничего и не ответила.
        - Я тебе обязательно отвечу. Давай договоримся, как только завершатся эксперименты, тогда и будем планировать дальнейшую жизнь. Когда все закончится, я смогу полностью сконцентрироваться на нас. Хорошо?
        - Ну, разве можно тебе отказать. - Стив наконец-то расслабился и расплылся в улыбке. -  Как только все закончится. Ты обещала!
        - Безусловно, - про себя я думала, как этот тип еще может на что-то надеяться?
        - Я люблю тебя, Ирис. И не хочу расставаться, никогда. Поэтому, надеюсь, ты не огорчишь меня…
        - Я тоже на это надеюсь, а теперь пойдем в дом.
        Стив был невероятно аккуратным и терпеливым, он годами выносил несносный характер отца, принимал все оскорбления и унижения, выполнял все, что ему приказывали и всегда очень умело заметал следы, если таковое требовалось. Четко решив для себя, что пришло время получить компенсацию за все эти годы, Стив ловко сумел втереться ко мне в доверие, зная, что я никогда не буду обсуждать свою жизнь с генералом. Дэн так и должен был остаться тайной, в первую очередь, для меня, поэтому Стив не стал рассказывать высшим структурам о нарушении закона отцом. Тем более, он так и не узнал, где именно находился Дэн все это время.
        Всю ночь я просидела на диване в гостиной, мне казалось, что все  происходящее вокруг - это просто галлюцинация, мираж и не более. Вдруг, захотелось вернуться на девять лет назад и прожить жизнь сначала, тогда многое можно было бы изменить, в первую очередь изменить свое отношение к окружающим, не колебаться и перестать считать себя самой несчастной. Только сейчас я начала понимать, что счастье не возникает откуда-то, оно создается нами, но и разрушается тоже нами. Если бы не отталкивала сначала Дэна, если бы не считала генерала своим врагом, может быть, тогда судьба отнеслась ко мне с большим снисхождением. Отец прав, мы все осознаем позже и мучаемся этим всю оставшуюся жизнь, но его скоро не станет, не станет того, кто любил меня, хоть и по-своему - неуклюже и грубо, но все-таки любил. Однако понимание приходит уже тогда, когда становится поздно исправлять ошибки. А Дэн колебался из-за меня, ведь он видел мою непостоянность, видел, как я пыталась найти себе другого, порой назло ему, поэтому не хотел мешать. От моей легкомысленности страдал Дэн, Эрик и Фрэнк, а сейчас хочется успеть изменить то,
что я еще в силах изменить.
        Так как я не спала, то собралась и поехала на работу раньше Стива, тем более совершенно не хотелось лишний раз с ним сталкиваться. Добравшись до AS, зашла в кабинет и села на стул в ожидании Фрэнка.
        Мысли совершенно не шли в голову, я ничего не могла придумать по плану спасения Дэна, Фрэнк приехал только спустя два часа:
        - Ирис. Ты уже здесь! - он прошел к своему столу. - Доброе утро. Что-то выглядишь неважно.
        - Доброе утро, - зевнув, произнесла я. -  Еще бы, я не спала всю ночь…
        - Ну, так нельзя. Пойдем, выпьем кофе и кое-что обсудим. Ведь, как я понимаю, время не ждет?
        - Абсолютно.
        Мы зашли в кафетерий и уселись в углу с двумя чашками горячего кофе. Фрэнк задумался, а я пыталась бороться со сном, но через минут двадцать он поднял взгляд и заговорил:
        - Так. Давай рассказывай, что тебе известно.
        - Мне известно только то, что Дэн на базе Управления. Координаты, конечно, есть, но они зашифрованы и представлены в виде граммы. Для этого надо знать систему кодирования базы, однако подобная информация недоступна даже для AS. Поэтому это все равно, что искать невидимую планету в чужой галактике. Я не знаю, что делать.
        - А Грейнер имеет доступ к их системе кодирования?
        - Возможно. Но он всю информацию хранит в Управлении.
        - А твой отец? Может быть, он поможет?
        - Нет, не поможет. Я еще больше пала в его глазах, когда связалась со Стивом, поэтому более он ничего не скажет. Да, и Дэн для генерала всего лишь моя прихоть, совершенно ничем не оправданная. Так что, нет.
        - Тогда я попробую обратиться к своим друзьям из Управления, но лишних вопросов не избежать. Ладно, даже если мы сможем расшифровать данные, дальше что? Останется как-то проникнуть туда и, самое главное, вывести Дэна и выйти самим незамеченными. Я частенько посещаю полигон и работаю с их андроидами, но всегда прохожу процедуру идентификации.
        - Я попробую что-нибудь придумать и упросить Стива провести меня в Управление.
        - Ты не должна его впутывать, он не глуп и сразу заподозрит неладное.
        - Но другого-то выхода нет.
        Тогда Фрэнк снова задумался, а через пару минут резко отставил чашку на край стола и сказал:
        - Есть! Вот что! Мой очередной поход на полигон должен состояться через три дня. А завтра AS осуществит поставку новой партии андроидов, если попробовать изменить им часть настроек и со сбитой программой отправить на базу, то я смогу взять с собой тебя в качестве помощника, чтобы отрегулировать такое большое количество порченых единиц. Ты пройдешь в Управление, найдешь Дэна, но это нужно будет сделать только тогда, когда система слежения отправится на перезагрузку.
        - Сколько времени нужно системе, чтобы осуществить перезапуск?
        - Около часа. Когда осуществляется перезагрузка все входы и выходы, конечно же, блокируются. Поэтому мы сделаем следующее, возьмем одну битую единицу, спишем на непоправимый брак и произведем подмену, тогда сможем уйти с Дэном, как и пришли.
        - А как же табельный номер? Его же тоже будут регистрировать?
        - Табельный номер тоже изменим. У меня есть одна программа, которая считывает номера и меняет их в базе. Военные, как правило, не смотрят номер лично, они всего лишь считывают его скраном и смотрят совпадение по базе.
        - Это действие наудачу.
        - Другого пути нет. Сначала еще надо расшифровать координаты. Это не легче. А теперь пойдем работать. Сегодня вечером будет известно, помогут ли мне.
        Мы отправились в лабораторию, Фрэнк связался с Управлением и попросил предоставить информацию по системе кодирования, объяснив свои действия тем, что при последней поставке андроидов перекодировали, и он не может отследить их местонахождение на поле. Оставалось только ждать ответа.
        Управление являлось неким монстром внутри оборонной системы, оно концентрировало на себе всю работу и замыкало все процессы взаимодействия людей и андроидов. Но и как в любом гигантском организме находились бреши, которые невозможно было отследить. Этими дефектами системы являлись, конечно же, люди. И как бы Управление ни пыталось наблюдать за всем и вся, все равно случались осечки. Так случилось и с Габриэль Майлз, которая внедрилась  и оставалась вне подозрений много лет, а потом так же легко смогла исчезнуть. Человеческий фактор никто не отменял и все, что создано руками человека по-прежнему можно обмануть и обойти.
        Если бы удалось вывести Дэна и переправить его в AS, то Управление не смогло бы до него добраться, так как эта территория уже вне  их юрисдикции. Компания стала автономной еще тридцать лет назад, когда выяснилось, что вмешательство военных только усугубляет процесс создания андроидов и приводит к серьезным сбоям в работе андр-ботов предназначенных для созидательных целей, тогда и было принято решение полностью исключить влияние Управления на производство.
        Прошел день, солнце потихоньку опускалось за горизонт, я открыла окно и ловила легкий ветер с приятным запахом осенней листвы, Фрэнк все это время работал на производстве, у меня уже не хватало терпения, в то же время, боялась услышать ответ - «нет». Но вот, наконец-то, Фрэнк появился на пороге лаборатории:
        - Ну что? Что-нибудь известно? - спешно спросила я.
        - Они готовы помочь нам, но эта помощь будет недешевой.
        - Мне все равно, сколько она будет стоить, я заплачу любые деньги.  Самое главное, что они помогут, - я глубоко вздохнула и почувствовала невероятное облегчение, теперь можно начинать.
        - Они пришлют дешифраторы мне лично, так что давай пакет, я займусь этим дома.
        - Хорошо. Фрэнк, я тебе так обязана.
        - Подожди еще благодарить, это лишь капля в море…
        Я отдала ему пакет и отправилась домой, на этот раз вовремя, Стива еще не было. Тогда, спустившись к себе в лабораторию, принялась за работу. Другого способа справиться с нервным возбуждением не было, но через час прозвучал сигнал вызова на мониторе. Я подключилась, на связи был мистер Сторм:
        - Мисс Ирис. Здравствуйте. У меня плохие новости. Ваш отец покинул это мир  двадцать минут назад. Завещание вступило в силу.
        - Когда похороны? - я не почувствовала горя утраты, не захотела плакать, лишь ощущение отчаяния и пустоты посетило сердце, теперь Ирис-Грейс осталась одна, совершенно одна. Отец был далеко не идеален, но понимание того, что ты не одинока, все-таки помогало осязать себя в этом мире.
        - Завтра, в девять утра. Вы будете?
        - Конечно, буду.
        - Тогда до встречи, мисс Берроу!
        - До завтра.
        Мы разъединились, а я уже не могла работать, это был контрольный выстрел. Хоть смерть и неизбежна, но ты все равно ее не ждешь и не хочешь.
         Тогда вышла во двор за домом, села на лавку, которая стояла под магнолией, листья аккуратно падали мне на пальто и волосы, фонарь освещал еще зеленую траву, а время снова остановилось, будто бы природа специально давала возможность осознать все произошедшее и свыкнуться с неизбежностью. Я не помню, как долго тогда просидела там, но отвлек шум подъезжающей машины. Стив. Он прошел во двор и сел рядом:
        - Ирис! У меня плохие известия… Твой….
        - Я уже знаю, это все равно скоро бы произошло.
        - Мои соболезнования. Я и не знал, что с генералом было что-то не так. Откуда ты знаешь, что… - но Стив не успел договорить, как я его перебила.
        - Со мной несколько часов назад связался адвокат отца и все рассказал. У него был рак в последней стадии.
        - Какой ужас! - Стив попытался изобразить столько сочувствия и печали, но вышло не очень.
        - Действительно. А я даже не смогла с ним нормально проститься.
        - Ничего. Не переживай, все равно он был недостойным отцом и не любил тебя.
        - Ты прав, но на похороны я все-таки поеду.
        - Конечно, мы поедем вместе, все-таки я много лет с ним работал.
        - Как пожелаешь… - я пыталась сделать все, чтобы он ни о чем не заподозрил и считал себя победителем.
        На следующий день мы отправились на кладбище. С самого утра светило солнце и казалось, что небо очистилось от туч и облаков, чтобы принять очередную душу, покидающую эту землю. В этот момент мне тоже захотелось туда, ведь там не надо ни о чем переживать, не надо бороться с несправедливостью, не надо страдать от потерь.
        На похоронах присутствовали коллеги отца, военные различных чинов и рангов. Они сидели, молча, не замечая вновь прибывающих. Затем наступил момент прочтения последней речи, после чего все по очереди подходили к гробу и отдавали честь. И вот, наступил последний акт - гроб опустили в яму. Я смотрела на все и надеялась, что Великий генерал американской армии защитников сможет обрести покой и, наконец-то, встретиться с мамой, ведь он этого очень хотел, хоть никогда и не признавался. Может быть, она исцелит его душу и подарит новую жизнь, жизнь после смерти.
        В тот момент, когда мы собрались уезжать, ко мне подошел адвокат отца:
        - Мисс Ирис, я надеюсь, Вы встретитесь со мной еще раз и поставите последнюю подпись? - меня просто передернуло от его слов, а Стив тут же отреагировал на услышанное, но пока ничего не сказал.
        - Обязательно. Я свяжусь с Вами. До свидания, мистер Сторм.
        Сев в машину, Стив не заставил себя долго ждать:
        - Ты уже встречалась с ним, значит, уже знала об отце. Почему не сказала? К чему тайны?
        - Извини, но я посчитала это личным делом. Ведь ты с отцом был в ссоре, поэтому я не видела смысла что-либо рассказывать.
        - Но мы теперь семья. Или, нет? - он говорил спокойно, но по глазам было видно, что рассержен и удивлен.
        - Официально еще нет. И потом, ты меня знаешь. Я не из тех, кто любит исповедоваться и плакаться в жилетку. Я не думаю, что это такая уж проблема, чтобы делать какие-то серьезные выводы.
        - Ладно. Извини меня. Возможно, я действительно перегибаю палку. Если не секрет, что тебе сказал адвокат?
        - Не секрет. Он объявил о болезни отца и дал подписать бумаги, так как после смерти отец завещал мне свое имущество.
        Стив решил подвести меня до работы, а вечером встретить. Мне, конечно, очень этого не хотелось, но выбора не было. Неужели он что-то заподозрил? Если так, то вся наша миссия автоматически оказывалась под угрозой.


        ГЛАВА 18.


        Я ПРОШУ, ВСПОМНИ ХОТЯ БЫ МГНОВЕНИЕ


        Когда  приехала в AS, то сразу же направилась к Фрэнку, он уже ждал меня:
        - Привет! Извини, что задержалась, но мне надо было проводить отца в последний путь.
        - Как? Он умер? - Фрэнк очередной раз застыл и побледнел.
        - Да. Прости, что не сказала, но я была сама не своя и, тем более, Стив сопровождал меня на похоронах.
        - Мои соболезнования. Ничего, ты все правильно сделала, - тогда он подошел и обнял. Несмотря на свою немногословность и скованность в проявлении чувств, Фрэнк всегда стремился утешить меня.
        - Спасибо. Но, это было неизбежно.
        - Может быть, ты хочешь отложить дела?
        - Нет, ни в коем случае. У нас и так мало времени. И еще, на похоронах случилась очень неприятная вещь.
        - Какая? - Фрэнк напрягся и пристально посмотрел мне в глаза.
        - Стив понял, что я встречалась с адвокатом до смерти отца. Возможно, он даже понял, что я общалась с генералом перед смертью. Меня это беспокоит, Грейнер слишком хитер…
        - Остается надеяться, что он будет придерживаться непоколебимости генерала и не решит, что тот мог рассказать тебе об андроиде.
        - Я на это очень надеюсь…
        - Ладно, тогда к делу. Я расшифровал координаты. А в десять часов в Управление были отправлены битые андроиды, так что ждем мольбы о помощи…
        - Скольких ты вывел из строя?
        - Сорок из ста.
        - Фрэнк. Я переживаю за тебя. Поэтому, давай договоримся, если что-то пойдет не так и нас засекут, то всю вину я возьму на себя. И это не обсуждается!
        - Ничего, все будет хорошо. Не думай о неудачах накануне войны, тогда проиграешь, даже не вступив в бой.
        Оставалось всего два дня до того, как я снова увижу Дэна. Я готова была отдать жизнь за него, ведь мне не за что больше держаться, а жить и чувствовать вечную незатихающую боль - это все равно, что добровольно отдать себя на пытки и сказать: «спасибо, что приняли».
        Стив явно что-то заподозрил, но он не мог найти ни одного тому подтверждения. С Фрэнком связались на следующий день и вызвали на базу, он, в свою очередь, смог договориться, чтобы взять себе помощника, и пока все шло по сценарию. А завтра мы с ним должны были ехать в Управление и устранять неполадки.
        Я заставила себя уснуть, но всю ночь мне снились кошмары, впервые за много лет. Снилось, что Дэн не вспомнил меня, что он увидел во мне опасность и выстрелил, отчего я, истекая кровью, умирала на руках у Фрэнка, и этот кошмар повторялся каждый раз, когда закрывала глаза.
        Проснувшись утром в холодном поту, чувствовала, что сердце готово выпрыгнуть из груди, однако времени на переживания нет, поэтому, быстро поднялась, приняла душ, оделась и отправилась к месту встречи с Фрэнком. Когда уходила, Стива уже не было, на тот момент я не придала этому особого значения.
        Встретившись на стоянке около нашего кафе, пересела в машину Дилейни, и мы отправились в Управление. Всю дорогу руки дрожали, воздуха в груди не хватало. Тогда Фрэнк сказал:
        - Послушай! Вот, когда мы пытались тебя спасти, то все до одного сохраняли спокойствие и выдержку. Если ты не успокоишься, то и смысла ехать нет, я высажу тебя по дороге, а сам просто сделаю свою работу и отправлюсь домой. Ясно?
        - Ясно. Я постараюсь привести себя в порядок.
        - Не старайся, а делай! Ты должна быть раскована, довольна и готова работать.
        - Хорошо, - тогда мне пришлось заставить себя успокоиться, но внутри все продолжало трястись.
        Подъехав к Управлению, мы вошли внутрь, прошли идентификацию и направились на базу. Стив достал оборудование и принялся настраивать ботов, я ему ассистировала. Мы работали около трех часов, затем прошел сигнал по Управлению о перезагрузке системы слежения и о блокировке всех выходов. Тогда Фрэнк выбрал бота и полностью уничтожил ему мозг, мы поместили его в капсулу для транспортировки и отправились в другое крыло, где по имеющимся данным должен был находиться Дэн.  Как выяснилось, там же располагалось помещение для реанимации андроидов, что значительно облегчало нам работу. Проследовав по указанным координатам, оказались в устаревшей лаборатории, там была дверь в помещение для утилизации элементов тела андроидов. Я ввела все необходимые ключи, дверь открылась, автоматически включился свет. Комната походила на морг с множеством ячеек, но они нужны были для растворения отработанных ботов. В одни помещали скелет, в другие - полимер, который формировал ткани. Осмотревшись вокруг, я заметила несколько капсул, лежащих друг на друге. Мы стали их открывать и убирать, а когда дошли до последней и открыли
ее, то из моих глаз потекли слезы. Там лежал он, подключенный к системам питания. Его глаза были закрыты, а мониторы регистрировали жизнедеятельность. Фрэнк тогда вкатил капсулу с уничтоженным ботом:
        - Давай. Поторопимся, у нас всего полчаса. Надо перетащить его сюда, - военные андроиды были значительно тяжелее других, поэтому удалось вытащить бота только с третьего раза, после этого Фрэнк отключил Дэна от питания, и мы перенесли его в транспортировочную капсулу. Поменяв их местами, вывезли Дэна из утилизационного помещения.
        - Ну что? Сколько у нас времени?
        - Пятнадцать минут. Срочно возвращаемся, - сказал Фрэнк и принялся толкать каталку с капсулой.
        Мы спешили, как могли и успели вернуться на место вовремя. Через секунду после  возвращения прозвучал сигнал включения системы, после чего мы снова приступили к работе, закончив еще через два часа, собрали оборудование, взяли транспортировочную капсулу с «битым» андроидом и направились к выходу. Военные открыли капсулу, считали табельный номер, тот совпал с номером испорченного бота, и выпустили нас из Управления:
        - Всё. - Фрэнк оглянулся назад. - Теперь надо возвращаться в компанию. Чем быстрее мы его подключим и модернизируем, тем быстрее все закончится.
        Загрузив все в машину, поехали в AS.  Сейчас я могла расслабиться, хотя сердце все еще колотилось, но на душе стало невероятно легко. Ведь, он здесь, живой и невредимый. Целых пять лет я прожила вслепую, а теперь мои глаза снова открылись, и это было счастье!
        Мы подъехали к дверям компании, Фрэнк немедленно отправился с Дэном в лабораторию, переместил его из капсулы в кресло, а я начала запуск системы «Бионик», все программы активировались и только ждали внедрения в мозг. Фрэнк подключил его ко всем необходимым датчикам, подготовил стартовую базу и осуществил запуск. «Бионик» начала загрузку с последующим изменением мозга Дэна, его strap-система тем временем также менялась. На мониторах было видно, какую шоковую терапию выдерживал сейчас Дэн, его тело дергалось, сосуды наполнялись новым видоизмененным матриксом. Я смотрела на него и просила небеса, чтобы все получилось, чтобы он выдержал нагрузку. Когда процесс модернизации подходил к концу, Фрэнк подключил мозг Дэна и убрал датчики. А по завершении процедуры я убрала все оставшиеся датчики с тела, и мы стали ждать. Дэн должен был включиться  сам.
        Время шло, но он так и не открывал глаза. Мониторы не работали, поэтому невозможно было понять, что сейчас с ним происходит. Я сидела напротив, а Фрэнк сидел около него:
        - Его сердце работает? - спросила я.
        - Очень вяло, нитевидный пульс. Надо еще ждать. Его организм подвергся серьезным нагрузкам и изменениям. Все равно, что пересадить человеку все органы и заставить их сразу работать на полную мощность.
        - Если он не очнется…- у меня очередной раз скатилась со щеки слеза.
        - Не паникуй. Здесь этому не место. Просто жди, Дэн мощный андроид, он однажды уже выдержал серьезные испытания, выдержит и сейчас.
        - А что же будет, если он так и не вспомнит меня?
        - На это я ничего не могу ответить тебе, извини… На все воля небес. Ладно, пойду, возьму нам кофе.
        - Хорошо…- я смотрела на него, вспоминала его глаза и ждала.
        Фрэнк вышел из лаборатории, я же осталась сидеть. Но через пять минут встала и подошла к нему. Это Дэн, мой Дэн, которого  потеряла, и снова нашла. Я взяла его руку и посмотрела в окно.
         Там природа совершала обряд, готовилась к зиме. Она сбрасывала с себя лишние одежды, а ветер уносил их вдаль, как бы сейчас оказаться на месте этих листьев и тоже нестись в неизвестном направлении. Пока мои мысли улетали прочь, я почувствовала, что рука Дэна дернулась, когда же посмотрела, то его глаза были открыты, а взгляд направлен на меня:
        - Дэн? Ты проснулся… Я понимаю, что ты не помнишь меня, но я… Я та, которую ты любил, - после этих слов отпустила его руку и села на стул, слезы очередной раз полились из глаз, я уже не смотрела на него, только тихо говорила. - Тебя так долго не было. Если ты больше не вспомнишь меня, то я все равно буду любить тебя и ждать…
        Дэн сидел неподвижно и продолжал смотреть, тогда, осознав все, я встала и пошла к двери, больше не было сил находиться здесь, и когда коснулась ручки, то услышала его голос:
        - Почему вы мне кажетесь такой знакомой? - после этих слов я обернулась.
        - Потому что мы любили друг друга.
        - Как может андроид любить человека? - Дэн спрашивал и одновременно изучал.
        - Поверь мне, ты можешь, а теперь особенно… Ты уже не андроид, ты бионик.
        - Что значит бионик?
        - Это значит, что ты почти человек. Можешь чувствовать эмоционально и физически наравне с людьми, но это придет чуть позже, как только твой организм приспособится.
        - Как вас зовут?
        - Ирис… А теперь отдыхай…
        Я вышла из лаборатории, Фрэнк в это время возвращался и нес кофе:
        -Ну что? Как дела? Еще не пришел в себя?
        - Пришел…
        - Правда? - он сразу же отставил стаканы в сторону. -  И как?
        - Все в порядке, организм пока еще не освоился…
        - Но почему столько грусти в голосе? Он вспомнил тебя?
        - Нет. И вряд ли вспомнит… Ладно, пусть он остается здесь на ночь, а я поеду домой…
        - Ирис. Не отчаивайся, все еще может быть. Ему нужно время. Откуда столько отчаяния? Я тебя не узнаю.
        - Фрэнк. Пойми, не тебе пришлось отдать свою жизнь андроиду, не тебе удалось влюбиться в него раз и навсегда, не тебе пришлось его потерять, и не тебе суждено было услышать, что больше тебя для него не существует. Поэтому я чувствую себя полностью раздавленной и хочу просто уйти… Самое главное, что он жив.
        Я вышла из дверей компании и побрела к воротам, там поймала такси, попросив отвезти в кафе, где оставила машину. Когда приехали, то зашла внутрь и села за свой любимый столик. Многое вспоминала, пила самый лучший латте во всей округе. Что же во мне не так? Почему от одних отказываюсь я, а другие отказываются от меня? Загадка на миллион долларов. Только вот, отгадав ее, счастья не прибавится. У меня теперь даже дома нет. У отца все напоминало о старой жизни, а у мамы выжидал Грейнер. Может быть, улететь прочь из Штатов и обосноваться где-нибудь подальше от всего этого. Действительно, отличная идея, надо только съездить домой, собрать вещи и отправиться в аэропорт. Хотя, лучше сразу в аэропорт. Точно!
         Встав из-за стола, оплатила по счету и вышла на улицу. На парковке меня смиренно дожидался старичок МарсТайп. Я направилась к машине, но тут меня окликнули:
        - Далеко собралась? - я обернулась и увидела, что около въезда на парковку стоит Стив.
        - Стив? Что ты здесь делаешь?
        - Да вот, наблюдаю за тобой.
        - И давно?
        - С самого утра. Столько интересного увидел, ты себе не представляешь, - его губы искривила злорадная ухмылка. - И когда ты собиралась рассказать мне о том, что вызволила свою вечную любовь?
        - Честно говоря, никогда, - все. Это конец.
        - Ну, я так и подумал, поэтому сам решил все узнать. А теперь садись в мою машину, поговорить надо.
        - Я к тебе не сяду.
        - Да? Что ж, тогда люди из Управления встретят твоего Фрэнка со всеми почестями.
        - А я приму вину на себя.
        - Они тебе не поверят, так как я замолвлю словечко. У меня есть выходы на нужных людей. Так что, садись.
        Я села к нему в машину, и он повез меня домой.
        - А теперь слушай. Я уже понял, что ты в курсе всего и вся. Поэтому без лишних слов хочу выставить свои условия. Если сделаешь все, как скажу, твоего Фрэнка не тронут, да и этого бота тоже. Итак! Первое - мы обвенчаемся завтра с утра, второе - ты перепишешь все имущество твоего папочки на меня и третье - передашь все права на биоников.
        - И что потом будет со мной?
        - А с тобой будет то же самое, что было со мной, пока я стоял на услужении у генерала.
        - То есть?
        - Будешь делать все, что я скажу. Знаешь, твой отец был редкостным подонком, я буквально дышал на него, а он вытирал об меня ноги. А когда попросил помочь мне с самостоятельными проектами, то просто вышвырнул из дома. В общем, я хочу добиться справедливости.
        - Я не имею никакого отношения к своему отцу. И ты это знаешь.
        -  Мне плевать, ты его дочь, а это главное.
        - Хорошо, я согласна, если ты обещаешь не трогать Фрэнка и Дэна.
        - Обещаю - и он сверкнул белозубой улыбкой.


        ГЛАВА 19.


        ЗАНОВО РОЖДЕННЫЕ


        Стив привез меня домой, а сам отправился в город. Он прекрасно знал, что я никуда не пойду и никому ничего не скажу, ведь стоило ему проронить хоть слово в Управлении, то беды не миновать. Я же не для этого столько страдала, терпела одиночество и работала сутками напролет, чтобы в одночасье потерять верного друга и единственную любовь, поэтому оставалось принять то, что окончательно уничтожит меня, но сохранит жизнь им.
        Возможно, я заслужила подобного отношения, так как за все в жизни приходится расплачиваться, рано или поздно. Отец был жесток и груб к подчиненным, он никогда не извинялся, никогда не сожалел о своих поступках, и судьба его покарала, сначала отобрала маму, а потом отдалила единственную дочь, но, видимо, этого мало. А кто, кроме меня может расплатиться до конца? Никто! Значит, так надо.
        Мне не хотелось сидеть дома, не хотелось работать, единственное, что могло помочь - это мамин сад, там все печали слабли и отходили на второй план, а разум очищался от лишних мыслей. Я пришла туда и села около дерева. На небе уже начали появляться звезды, их было огромное множество, и все до одной излучали бело-голубое, чистое сияние. Листья продолжали падать, но магнолия держалась, как могла, пытаясь сохранить на себе остатки лета. Кто знает, что в этот период чувствует природа? То ли ей хорошо и она уже ждет, когда белый снег укроет землю, то ли она сомневается и не хочет прощаться с солнечным теплом, с обильными ливнями и зелеными красками. Я, например, уже с нетерпением жду холодных белых облаков, которых становится так много, что на небе им уже не хватает места, и они опускаются на землю. Тогда можно ощутить себя птицей, которая большую часть жизни проводит среди белых обитателей небес. Как же мне хотелось стать ветром или дождем, чтобы слиться с природой, исчезнуть, раствориться.
        Я сидела и думала, что пора бы уже смириться со своей судьбой, пора принять ее и больше не пытаться бороться с тем, что уже давно известно. Может быть, расплатившись по долгам, смогу после смерти обрести свободу, отпустить все переживания, забыть все, что заставляло страдать сердце. Возможно, кто-то скажет, что я сдалась, а я скажу, что просто исполнила свой долг и смиренно приняла уготованное. Самое главное, спасла того, кто вдохнул в меня жизнь, кто сделал ее интереснее и насыщеннее, поэтому теперь можно и отступить.
        Пока была в саду, то услышала шум со стороны улицы, наверно, Стив вернулся. Но в мое «царство одиночества и смирения» вошел не он, а Фрэнк.
        - Надеюсь, не помешал? Решил, вот, заехать и подбодрить тебя.
        - Спасибо Фрэнк, но лучше тебе вернуться домой. Сегодня был тяжелый день, и у меня совершенно нет сил на задушевные беседы.
        - Я понимаю. Но все же не могу не сказать.
        - Хорошо, только быстро, да и Стив вот-вот вернется, вам лучше не встречаться.
        - Ок, - в этот момент Фрэнк глубоко вдохнул. - Ты чувствуешь, что все кончено, и ваша история останется только в твоих воспоминаниях, но это не так. Дэн еще может вспомнить, хоть и не сразу. Нельзя сдаваться так быстро. Мы такое совершили, что сдаваться сейчас - просто верх идиотизма.
        -  Фрэнки. Пойми, я сделала главное - вернула его и подарила новую жизнь. Он теперь сможет ощущать окружающий мир, сможет познать то, что сделает его настоящим и уникальным в своем роде. А отсутствие воспоминаний - это к лучшему, Дэн не будет зациклен на мне и сможет полностью раскрыться.  Мы однажды были вместе и познали счастье, какому можно только позавидовать, так что все нормально. Мы все успели…
        - То есть, ты решила окончательно отступиться. А вдруг он вспомнит? Что тогда? - Фрэнк совершенно не мог понять моего пессимизма, он смотрел удивленно, во взгляде чувствовался укор.
        - Тогда скажи ему, что Ирис больше нет. Пусть Дэн живет при тебе, а я найду способ больше не пересекаться с вами.
        - С нами? Ты о чем вообще? Ты и от меня решила отказаться?
        - Фрэнки, в моем сердце места были, есть и  будут только для вас троих: тебя, Дэна и Кати. Но сейчас так надо. Мне надо. Кстати, как Дэн?
        - Дэн хорошо, он как раз у меня дома. Катя занимается его адаптацией.
        - Я рада. А теперь нам лучше попрощаться, - я поцеловала его в щеку и направилась к двери. - Ах, да!  Меня не будет некоторое время на работе.
        - Как пожелаешь. Пока. И еще одно! - не поворачиваясь, я слушала его и хотела только одного, провалиться сквозь землю. - Дэн спрашивал про девушку по имени Ирис. Он чувствует, что знает тебя и уже сейчас испытывает притяжение, хоть еще и не помнит. Так что знай…
        После этих слов Фрэнк уехал, а я зашла в дом и спустилась в лабораторию. Как же хотелось все уничтожить, все, что таким трудом создавала столько лет, лишь бы не отдавать в руки озлобленного и беспринципного существа. Но, увы. Я готова сама стать игрушкой в его руках, только чтобы у Фрэнка и Дэна была нормальная жизнь.
        И совершенно обессилев, села, положила голову на стол, закрывшись руками, а спустя несколько часов, когда на дворе царила глубокая ночь, вернулся Стив. Он зашел в дом, затем спустился ко мне:
        - Ну, привет. Я обо всем договорился. Завтра в восемь утра мы поженимся, после чего встретимся с адвокатом,  - тогда я подняла голову и презрительно посмотрела ему в глаза.
        - Скажи, Стив. А чего ты хочешь? От жизни? Стать богатым и влиятельным, но счастливым? Или повторить жизнь моего отца?
        - Я человек прагматичный, поэтому счастье для меня не первостепенно сейчас. Да и что такое счастье? Вот, ты. Неужели ты считаешь себя счастливой, любя машину? Это не только глупо, но и отвратительно. Вообще, вы с отцом стоите друг друга. Вы всегда хотели получить то, что априори получить нельзя. Поверь, для своей дальнейшей жизни, для создания семьи, ты мне не нужна. Я лишь хочу добиться справедливости, а потом отдам тебя Первому судье. Но прежде ты еще поработаешь на меня.
        - Да. Ты не станешь продолжением генерала, ты станешь значительно хуже него. Он был великим человеком, хоть и жестоким, а ты просто никчемная шестерка, так ей и останешься. - Стив невероятно разозлился на эти слова и со всей силы дал мне пощечину, но на этот раз кровь пошла не из носа, а из рассечения около глаза, так как ударил он рукой, на которой носил старинный рифленый перстень. Сейчас я вынесла удар, молча, с высоко поднятой головой.
        - А теперь убирайся! - рявкнул он. - И чтобы до завтрашнего утра я тебя не видел!
        Стива Грейнера невероятно сильно задевало мнение людей, считающих его посредственным и несамостоятельным, но это была правда. За всю свою карьеру, которая сводилась к расшаркиваниям перед генералом, он даже не попытался заставить себя уважать, не попытался проявить свой ум и находчивость. Грейнер научился лишь молчать и хитро изворачиваться, отец знал это, поэтому считал его недостойным и мелочным подхалимом, но, видимо, недооценил. Допустив Стива ко всей информации, он запустил бомбу замедленного действия, которая ждала нужного момента, чтобы взорваться, а этот взрыв теперь приходился на меня.
        Из-за столь сильного удара всю ночь пришлось просидеть с куском льда около глаза, но обиды я не чувствовала, очевидно, прошлый горький опыт сделал свое дело, а жизнь очередной раз подставила подножку. Наверно человек на этой земле неспособен всегда идти ровно, не падая. Ну что ж, успокаивало то, что я это делаю не для себя. Завтра все решится и будет положено начало долгому и мучительному пути, но и этому пути настанет конец, как и всему живому в нашем мире.
        Так как поспать все равно не смогла, начала собираться с пяти часов утра. Нашла красивое платье, которое когда-то купила для очередной презентации и последующего празднования, припудрила лицо, особенно в области пореза и спустилась вниз, чтобы выпить  чая. Грейнер, к счастью, все еще спал. Когда же взяла в руки чашку, то увидела через окно заезжающую во двор машину.
         Ну, кому вздумалось приехать в столь раннее время? Тем более, сейчас совершенно не до гостей. Я тихонько встала из-за стола и вышла на улицу, чтобы Стив не услышал звонка. А когда закрыла за собой дверь и обернулась, то сердце остановилось на мгновение, напротив стоял Дэн. Он смотрел на меня как раньше, но немного по-другому. Через несколько минут, совладав с собой, спросила:
        - Дэн? Что ты здесь делаешь?
        - Я не знаю. Связался со спутником и получил адрес. Что у вас с лицом?
        - Ничего, упала и ударилась об угол. Зачем ты приехал?
        - Это ложь, параметры удара другие. Кто это сделал?
        - Не знаю, хулиганы, я не успела их рассмотреть. Была попытка ограбления и не более того. А теперь лучше уходи и спасибо за внимание.
        - Не могу, Ваш образ не уходит из головы  с тех пор как мы расстались в AS. И потом, Фрэнк сказал, что я Ваш телохранитель.
        - Был. Много лет назад. И я давно уже отказалась от защиты, поэтому в твои задачи больше не входит охранять меня. Дэн, прошу, уходи…
        - Простите, Ирис, я очень хочу вспомнить все, что было раньше, но не могу. Если Вы мне поможете… - он попытался взять мою руку, но я ее выдернула, отчего испытала сильное чувство ненависти к самой себе.
        - Нет, не нужно ничего вспоминать. Что было, то прошло, у меня теперь другая жизнь и другие планы. Все! Прощай, Дэн!
        Едва сдерживая слезы, я зашла обратно, но он помешал закрыть дверь и зашел за мной. Тем временем Стив уже стоял у лестницы и что-то держал за спиной:
        - Так ты, видимо, не осознала всей серьезности моего настроя. Позвала подмогу? Ничего, сейчас все встанет на свои места.
        - Стив, я его не звала! Клянусь! - Дэн попытался выйти вперед, но я его остановила. - Дэн? Уходи! Это приказ!
        - Вы не можете мне приказывать, я больше не служу Вам.
        - Нет, нет. Он отсюда не уйдет, - и Стив достал из-за спины полуавтоматический огнестрел непонятного происхождения и назначения. - Знаешь, Ирис, что я держу в руках? Это моя новая разработка, то, чем я занимался последние годы. Оружие против ботов, парализует все системы, а самое главное, выводит из строя мозг. Так что, сделаю два дела сразу, и этого монстра уничтожу, и испытаю разработку. - Стив нацелился в голову Дэна. -  Отойди в сторону!
        - Стив, я лучше умру здесь и сейчас, чем позволю тебе что-нибудь с ним сделать. А если я умру, то плакал весь твой план. Позволь ему уйти, тогда мы все сделаем, как и планировали.
        Грейнер колебался, он не хотел лишать себя таких денег и научного открытия, но и отпускать потенциальную опасность - тоже. Через несколько минут алчность его пересилила:
        - Хорошо. Пусть уходит. Он всего лишь андроид, который не даст в обиду свою человеческую подружку. Не так ли? Дэн?
        Я повернулась к Дэну и со слезами на глазах просила уйти, но он не отступал и, как будто, не слышал меня.
        -  Так что ты решил? Время на исходе!
        - Ладно. Я уйду.
        Но, когда Дэн хотел повернуться к двери, то резко схватил меня и повернул вместе с собой. В этот момент прозвучал выстрел. Стив выпустил пулю ему в спину. Только Грейнер не учел одной особенности, Дэн был не просто андроидом, он был биоником, а на биоников не действовал капсульный нейролептик, но, выпустив вещество, металлическая капсула прошла на вылет и застряла как раз около моего сердца.
        Сначала наступил шок,  я ничего не почувствовала, но через минуту ноги подкосились. Дэн держал меня за руки. Стив в этот  момент опустил пистолет и стоял в оцепенении. Спустя несколько секунд ощутила, как что-то теплое растекается по одежде, а затем резкая разрывающая боль прокатилась по всему телу, тогда я тихо сказала:
        - Дэн? Опусти меня на пол… - он положил меня, а сам повернулся к Стиву.
        Грейнер снова схватился за оружие и начал выпускать в него пулю за пулей.  Но Дэн шел к нему непоколебимо и быстро, после чего, выхватив пистолет и отбросив в сторону, уложил Стива на пол и одним ударом ноги раздавил грудную клетку, у Грейнера хлынула кровь изо рта, и это был конец.
        Я же все это время лежала и наблюдала за происходящим. Смотря, как Грейнер умирал, мне хотелось лишь одного, вздохнуть полной грудью, но не от облегчения, а от нехватки воздуха. В тот момент я не очень сильно отличалась от него, разница была только в том, что Стив уже ничего не чувствовал, а мне приходилось терпеть адскую боль и постепенно задыхаться.  Через минуту Дэн подбежал ко мне:
        - Ирис? Ирис! Ты жива?
        - Пока да, - я уже с трудом могла отвечать, почему-то немела грудная клетка.
        Он поднял меня и понес в машину, затем  связался с Фрэнком и мы куда-то поехали.
        - Ирис?! Не отключайся, дыши. Ты не имеешь права уходить, я все вспомнил! Все!


        «Ты вспомнил, я унесу эти слова с собой. Вот она - шоковая терапия в действии, хоть в чем-то Ирис-Грейс пригодилась»
        Я же больше не могла говорить, только смотрела на него и мысли хаотично метались в мозгу. Возможно, в этот момент у меня текли слезы, но я этого не ощущала, как и большую часть своего тела, легкие почти полностью парализовало, и от нехватки кислорода отключилась спустя пару минут. Что со мной происходило дальше, узнала из рассказа Фрэнка.


        Дэн приехал в AS, там нас ждал Фрэнк. Они пронесли меня через запасной выход, после чего направились в лабораторию. В помещении уже собралась команда из лучших нейрохирургов и специалистов по андроидам. Дэн положил меня на операционный стол, а команда реаниматологов подключили легкие к искусственной вентиляции. Тогда у Фрэнка было несколько минут на принятие решения, он приступил к обсуждению ситуации с командой:
        - Что это было за оружие? - спросил он.
        - Новая разработка, выдает капсулы с нейролептиком, они предназначены для андроидов. Но сама капсула содержит токсин Z-4, и при попадании в организм человека парализует органы очень быстро. Сейчас она уже не может дышать, сердце практически остановилось, а через несколько минут отключится мозг. Ей уже не выжить. Увы, но вариантов нет.
        Тогда Фрэнк подошел к своему верному помощнику Чарли и произнес то, что повергло остальных в шок.
        - Есть один вариант. И действовать надо немедленно. Вытаскивайте мозг!
        - Что? Мистер Дилейни, это же абсурд. Она фактически мертва!
        - Мы сейчас проделаем очень рискованную, но абсолютно уникальную операцию. И если все получится, то вы - господа станете величайшими учеными. Так что, не теряйте драгоценного времени, вытаскивайте мозг, пока он еще жив.
        Пока бригада нейрохирургов вскрывала мой череп, Фрэнк связался с производством и заказал немедленно изготовить модель бионика по заранее заданным параметрам, он отправил им всю необходимую информацию и вышел в коридор, где стоял Дэн.
        - Что с ней?
        - А ты все вспомнил? - Фрэнк очередной раз закурил сигарету.
        - Да. Так что?
        - Она мертва, - тогда Дэн сел на пол и закрыл лицо руками. - Да, подожди ты убиваться! Она мертва как человек, однако у нас есть шанс оживить ее, как бионика. Но это очень рискованно и есть высокая вероятность, что ничего не получится. Мы с Ирис работали над уникальной методикой внедрения живого мозга в бионика, сначала многое не получалось, а потом я разработал вещество, которое должно реанимировать мозг и помочь ему связаться со strap-системой и искусственными тканями. Но Табэкс еще не совсем готов к запуску, а времени ждать дольше - нет. Поэтому будем вводить. Вот только, каков окажется результат, никому неизвестно.
        И Дэн поднялся:
        - Она станет андроидом?
        - Биоником, даже более совершенным, чем ты. Так как тебя мы модернизировали, а ее тело будет создано заново со всеми доработками и усовершенствованиями. Я сейчас послал заказ на производство, бионик будет готов через час и он будет полной ее копией.
        В это время один из членов команды вышел из лаборатории и вызвал Фрэнка, а когда тот зашел внутрь, то увидел, что мозг успешно извлечен и помещен в камеру.
        - Все получилось? - спросил Фрэнк.
        - Да, но времени немного, чуть больше часа. Мы подсоединили его к регистратору и нагружаем кислородом.
        - Хорошо. Теперь подготовьте систему запуска «Бионика», принесите из другой камеры капсулы с Табэксом. Скоро прототип будет готов.
        Пока команда ждала бионика, Фрэнк стоял рядом с мертвым телом и гладил мою руку:
        - Прости Ирис, прости, что ничего сразу не понял. Прости, что лишил тебя жизни. Но я обещаю сделать все, чтобы вернуть тебя обратно. Мы все постараемся это сделать.
        Через двадцать минут в лабораторию вкатили капсулу с новым био-ботом, Фрэнк открыл ее, а там лежала красивая молодая девушка похожая на меня как две капли воды: такие же каштановые волосы до плеч, такие же глаза цвета сумеречного неба, такие же алые губы.
        - Все! Приступаем! Чарли, подготовь бионика, вскрой черепную коробку.
        - Есть!
        - Теперь подключите к системе и будьте готовы к запуску, а пока подносите мозг, - нейрохирурги подвезли мозг, отключили от регистратора и кислорода, затем переместили в черепную коробку био-бота, запустив процесс сращивания. - Хорошо! Несите Табэкс, как только сращивание закончится, я его введу.
        Через несколько секунд прозвучал сигнал завершения процедуры, и Фрэнк ввел Табэкс, вещество быстро распространилось, заполнив межклеточное пространство.
        - Закрывайте мозг. Через три минуты начинайте запуск системы. - Фрэнк делал все быстро и четко, он боялся только одного -  не успеть.
        Черепная коробка была закрыта, швы сращены, и все стали с напряжением смотреть на таймер. Когда истекла последняя секунда, то Чарли запустил систему. Миллионы сигналов пронизывали тело бота, информация закачивалась со скоростью света, матрикс заполнял сосуды, а Табэкс связывал strap-систему и мой мозг, посредством сильнейших электро-разрядов. В этот момент вся команда, затаив дыхание, пребывала в состоянии забвения от того, что происходило у них перед глазами. Фрэнк смотрел на мониторы и надеялся, что мозг выдержит. Ведь он однажды сказал: «это все равно, что заставить только что пересаженные органы работать на полную мощность»
        Через десять минут кибер-помощник сообщил об окончании загрузки и отключении системы, тогда Фрэнк отсоединил датчики от головы бионика, а остальные отключили тело. После чего, все отошли от стола.
        - Все! Теперь остается только ждать. Я благодарю вас, господа за оказанную помощь в спасении замечательного человека, который создал систему «Бионик» и предложил уникальный метод сращивания живого организма с искусственным. Даже если у нас ничего не получилось, вы, все равно, гении своего дела и смогли прикоснуться к чему-то совершенно уникальному. А теперь прошу, проследуйте в мой кабинет и отдохните…
        Когда команда удалилась, Фрэнк вышел в коридор и пригласил Дэна внутрь:
        - Нам надо быть с ней рядом, несмотря на исход эксперимента, - сказал Фрэнк.
        Дэн подошел к столу и не мог поверить. Перед ним лежала заново рожденная я, а на соседнем столе под простыней покоилось окровавленное тело мертвой Ирис, которая покинула этот мир в свои небольшие двадцать пять лет.
        - Я могу попрощаться с ней? - Дэн повернулся в сторону соседнего стола.
        - Можешь, я уже попрощался. Но пообещай мне, если она очнется, то ты примешь ее и такой.
        - Фрэнк, я приму ее любой, но только не мертвой. Если Ирис не вернется ко мне, то я больше не вижу смысла существовать.
        - Понимаю.
        Дэн подошел к безжизненному телу, открыл лицо и поцеловал ее губы. Он ничего не сказал, но многое вспомнил, и на простыню упали несколько синих капель. После чего Дэн вернулся ко мне и стал ждать, как совсем недавно ждала его я. Прошло несколько часов, прежде чем мои веки задрожали. В сознании все путалось, отрывки событий не могли соединиться в единую цепь, все происходило иначе, чем раньше. Такое ощущение, что прошла целая вечность, а я все это время пребывала в темноте и только сейчас снова ощутила себя.  Мозг изо всех сил пытался соединить все воспоминания воедино и пытался заставить пробудиться тело. Все это время Дэн стоял рядом и звал меня, но я ничего не слышала. И вдруг, произошла резкая вспышка, все события начали проноситься мимо, связываться, перестраиваться, занимать очередность и записываться на определенные участки мозга, а я это чувствовала, понимала и видела. Когда процесс восстановления памяти был закончен, ощутила еще несколько вспышек, но уже болевых, и по очереди начали включаться в работу различные органы. Я не могла понять, что со мной происходит. Почему ощущаю свой мозг и
могу доставать оттуда нужную информацию для запуска всего тела? Когда же все закончилось, то сквозь тишину и резко наступивший мрак услышала свое имя. Меня кто-то звал. Тогда, приложив немало усилий, подняла веки, и резкий свет ударил в глаза, а когда рассеялся, то передо мной стоял Он:
        -Дэн, - в его глазах было столько счастья и радости, они сияли как раньше и снова походили на две галактики в бесконечном космосе. - Что со мной? Я как-то странно себя чувствую, - в этот момент подошел Фрэнк, он закрыл рукой рот и не мог произнести ни слова. - Кто-нибудь объяснит мне, в чем дело?
        - Ирис. Ты жива и это главное,  - сказал Дэн
        - С возвращением, Ирис, - произнес Фрэнк, но в этот момент моя голова автоматически повернулась в сторону соседнего стола.
        - Там, я. Почему там, я? - слезы покатились из глаз.
        - Ирис. Понимаешь, твое тело не справилось с ядом, который содержался в пуле и вот, - Дэн также посмотрел на тело.
        - Я умерла? Но как же тогда?
        - Мы использовали твою систему и поместили мозг в бионика, ты обрела новую жизнь. - Фрэнк говорил и гладил мои волосы.
        - Я теперь био-бот?
        - Да.
        В голове тогда явно что-то перевернулось, неужели моя же система использовалась на мне! Получается, Фрэнк смог запустить мозг. Табэкс сработал! Получается, я снова жива и могу снова видеть этот мир как раньше, но немного по-другому. От всего случившегося чувства были неоднозначные. Хотелось, и радоваться, и сожалеть одновременно, ведь, получив еще один шанс на жизнь, я потеряла в себе человека. А значит, больше не могла принадлежать сама себе, хотя раньше тоже не могла. Всю жизнь приходилось прогибаться под обстоятельства, мириться с чужими решениями. Может быть, сейчас и есть тот самый момент, когда я наконец-то обрету свободу, избавлюсь от страхов и смогу любить открыто, не скрывая своих чувств. И пока я пыталась принять себя новую, Фрэнк заговорил:
        - Ирис? Извини за срочность, но нам нужно решить один серьезный вопрос.
        - Какой? - отвечала я, шевеля своими пальцами и пытаясь контролировать процесс дыхания с помощью сигналов.
        - Что мы будем делать? Либо нам придется засекретить все данные о твоей трансформации, либо дать им огласку. Команда готова сохранить тайну твоего спасения.
        - Я теперь лишена статуса «человек». Поэтому больше не смогу жить наравне со всеми, а быть подопытным кроликом не хочу.  Дэн, что нам делать?
        Тогда он ответил:
        - Надо засекретить все, что здесь произошло. А нам уйти. Только так. В биониках нет датчиков слежения, мой также удалили, поэтому спутники нас не засекут.
        - Значит, пусть так и будет.
         После этого Фрэнк направился в кабинет, где его ждали коллеги, а мы с Дэном остались вдвоем.
        -  Дэн? Что же будет дальше?
        - Дальше будем мы. Вместе навсегда, - отвечал он, сжимая мою руку.
        -  Помоги мне встать…
        Он взял меня на руки и аккуратно поставил на пол, я впервые ощутила прохладную плитку у себя под ногами не как человек, мозг оценивал полученный материал и мгновенно передавал ощущения холода в ноги. Затем мы подошли к окну, Дэн открыл его и в лицо подул свежий осенний ветерок.
        - Ты его чувствуешь? - спросила я.
        - Да.
        Дэн повернул меня к себе и поцеловал. Я снова ощутила нечто необыкновенное, только он мог такое сделать, а именно, позволить прочувствовать заново все, что происходило со мной там - в доме у озера. Дэн - моя жизнь, и какое счастье, что теперь эта жизнь может длиться не одну сотню лет. Выходит, мы сможем любить друг друга невероятно долго.  Это награда за то, что с нами происходило многие годы, за все разлуки, за все страдания, за все, что мешало нам быть вместе.
        Мы стояли рядом и смотрели на мир новыми глазами, а спустя пятнадцать минут вернулся Фрэнк:
        - Все улажено. Каждый из членов команды записал чистосердечное признание о своем участии в процедуре симбиоза, данная информация будет храниться в надежном месте. Теперь ты свободна, Ирис. Ты абсолютная копия человеческого организма, у тебя нет табельного номера, поэтому сразу никто не догадается, что Ирис-Грейс Берроу - бионик.
        - Спасибо, Фрэнк. Кстати, я хочу через адвоката передать тебе все права на систему «Бионик», ты сможешь продолжить исследования, а я буду помогать негласно, если захочешь.
        - Но, Ирис?
        - Никаких, но! Я теперь не могу в этом участвовать. Тем более, настало время получить свое счастье, за которое я боролась до смерти, - мой взгляд вновь упал на тело под простыней. -  И надо что-то сделать с моим домом. Там ведь остался Грейнер.
        - Я помогу. У меня есть знакомые, и Грейнер исчезнет навсегда. А так как до пропавших в нашей стране особого дела нет, то и проблем не возникнет. Тем более, я уже давно наводил на него справки и, оказывается, Управление не слишком-то ему доверяло. Но это уже неважно.   Теперь идите… Вам надо улетать из страны как можно скорее. Удачи вам! И до связи.
        - До свидания, Фрэнк - сказала я, поцеловав его в щеку
        - Пока, - Дэн пожал ему руку. - Спасибо, что спас ее.


        Мы вылетели из штатов в тот же день, конечно же, никто и не понял, что я - бионик, а Дэн был моим усовершенствованным телохранителем как раньше.
         Как же хорошо оказаться снова с ним и лететь в неизвестном направлении. Все-таки мечты сбываются, пусть и не сразу. И пусть стоило сначала умереть, прежде чем получить долгожданное счастье, но оно того стоило.
         Отправившись в место, которое держим под строжайшим секретом, и по сей день, обосновались там, в небольшом домике у реки. И я ничего не могу с собой поделать. Мне нравятся эти домики у воды, а Дэну по-прежнему нравится то, что нравится мне.
        Вскоре после отлета я продала всю недвижимость в Теннеси,  передала права на систему Фрэнку и навсегда распрощалась с тем порочным миром. Прошло уже пятьдесят лет, а каждый новый день до сих пор начинается для нас очередными открытиями.
        Мы живем в окружении огромной и дышащей природы, и кто-то может спросить, что общего между искусственной материей и природой? А я отвечу, что общее - все! У нас общая жизнь, долгая и красивая жизнь, где есть только Ирис и Дэн.



 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к