Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Зарубежные Авторы / Брекетт Ли: " Исчезновение Венериан " - читать онлайн

Сохранить .
Исчезновение венериан Ли Бреккет


        #

        Ли Бреккет
        Исчезновение венериан

        Глава 1

        Ветер дул ровно, не усиливаясь, не налетая внезапными шквалами, и силы его хватало ровно настолько, чтобы еле-еле наполнять паруса обшарпанной скорлупки и не спеша гнать ее по тихим морским волнам. Мэтт Харкер лежал у румпеля, считал струйки пота, стекающие по его голому телу, и угрюмыми тусклыми глазами поглядывал в темно-индиговые небеса. Из последних сил он сдерживал бессильную злобу, что поднималась у него в горле, как горькая отрыжка.
        Море - венерианская жена Рури Маклерена называла его морем Утренних Опалов,  - черное, пронизанное яркими подводными огоньками, чуть слышно плескалось за бортом корабля. Небо низко нависало над ним. Толстое облачное одеяние Венеры навсегда скрыло Солнце от изгнанников-землян, и теперь они почти забыли, как выглядит великое дневное светило. На горизонте синий мрак рассеялся, и узкая светлая полоска протянулась там, где небо сливалось с морем. Две тысячи восемьсот человек, экипажи двенадцати кораблей, чувствовали себя безнадежно заплутавшими на долгом пути между рождением и смертью.
        Мэтт Харкер глянул на парус, затем на кормовой фонарь идущего впереди корабля. В туманном сиянии, которое не угасает на Венере даже ночью, было отчетливо видно его лицо, изможденное, осунувшееся, покрытое морщинами и шрамами - наследством той жизни, когда желаешь и не имеешь, умираешь, но не становишься мертвым. Харкер был тощим, жилистым, невысоким человеком со змеиной уверенностью в движениях.
        Кто-то осторожно пробрался к нему, обходя спящих, чьи тела устилали всю палубу. Харкер равнодушно кивнул подошедшему:

        - Привет, Рури.

        - Привет,  - ответил Рури Маклерен и сел.
        Он был молод, наверное, вдвое моложе Харкера. На его лице, очень усталом, все еще светилась надежда. Некоторое время он сидел, ничего не говоря и никуда не глядя, а затем спросил:

        - Ради Бога, скажи, Мэтт, на сколько нас еще хватит?

        - Экая важность, парень! Что, терпение лопается?

        - Не знаю. Возможно. Когда мы где-нибудь остановимся?

        - Когда найдем место, где можно остановиться.

        - А есть ли такое место? По-моему, судьба преследует нас с самого моего рождения. Вечно что-нибудь да не так. То набеги туземцев, то лихорадка, то скверная земля… Нет нам покоя. Но должно же это когда-нибудь кончиться? Можно ли выжить в таких условиях?

        - Я предупреждал тебя: не заводи малыша!  - заметил Харкер.

        - При чем тут мой ребенок?

        - Ты начал беспокоиться. Малыша еще нет, а ты уже тревожишься.

        - Конечно, тревожусь.
        Маклерен обхватил голову руками и выругался. Харкер понимал, что его собеседник с трудом удерживается от крика.

        - Да, я не хочу, чтобы с моими женой и малышом случилось то же, что и с твоими. У нас на борту лихорадка.
        На минуту глаза Харкера стали похожи на раскаленные угли. Затем он взглянул на парус и сказал:

        - Может быть, смерть - лучший выход для них.

        - Не говори так.

        - Но это правда. Вот ты спрашиваешь меня, когда мы остановимся. Может быть, никогда. И не надо распускать нюни. Я подозревал это уже давно. Ты еще не родился, а я уже видел, как люди Облака сжигали наше первое поселение и распинали моих родителей в их собственном винограднике. Я был там, когда началось переселение в страну обетованную, обратно на Землю, и я все еще жду обещанного.
        Мышцы на лице Харкера натянулись, как проволочные узлы, но голос оставался пугающе спокойным:

        - Для твоих жены и малыша лучше было бы умереть сейчас, пока Вики еще молода и надеется на лучшее, а ребенок не успел открыть глаза.
        На рассвете Сим, высоченный негр, несколько успокоил Харкера. Он тихонько запел что-то печальное, медленное, как ветер, и бесконечно красивое. Харкер проклял его и снова свернулся клубком, пытаясь уснуть, но песня осталась с ним.

«О, я смотрел на Иордан, и то, что я увидел, пришло, чтобы унести меня домой…»
        Наконец Харкер уснул. Во сне он стонал и вертелся, а потом начал кричать. Люди вокруг проснулись и с интересом наблюдали за ним: днем Харкер был одиноким волком, его вечная злоба и холодный взгляд жестоких глаз не располагали к общению, и если время от времени он бредил во сне, никто не хотел и пальцем пошевелить, чтобы помочь ему.
        Люди с любопытством заглядывали в душу Харкера, но вмешиваться в его дела не собирались.
        Харкер же ни о чем не беспокоился. Он снова играл в снегу. Ему было семь лет.
        Сугробы были белыми и высокими, а над ними висело небо, такое голубое и чистое, что иногда он даже задумывался, не моет ли Бог небеса каждую неделю, как мама - на кухне пол. Солнце сияло, оно походило на большую золотую монету, и снег блестел в его лучах, как мириады крошечных бриллиантов. Харкер протянул руку к солнцу, морозный воздух гладил его лицо чистыми ладонями, и мальчик смеялся.
        А затем все исчезло.

        - Гляньте-ка,  - сказал кто-то,  - он плачет.

        - Ревет как маленький. Вы только послушайте.

        - Эй,  - сказал первый смущенно,  - может, разбудим его?

        - Ну его к черту, старого слюнтяя. Эй, послушай-ка…

        - Папа,  - прошептал Харкер,  - я хочу домой.
        Пришла заря, похожая на молочный огонь, просеянный через жемчужно-серые слои облаков. Сквозь сон Харкер слышал неясные крики. Ночь не принесла ему отдыха, и веки его упорно смыкались. Постепенно голоса обретали четкость, и наконец он услышал слово «Земля!» повторяемое снова и снова. Харкер заставил себя проснуться и встал.
        В тумане морские волны блестели палевыми переливами. Стаи маленьких драконов с блестящей, как драгоценные камни, чешуей поднялись с дрейфующих повсюду травяных островов, выгнули шеи и захлопали крыльями.
        Впереди маячил длинный низкий холмик грязной земли, поднимающийся среди болот. За ним к облакам вздымался гранитный утес, похожий на широкую стену. На него-то с надеждой и взирали десятки изгнанников.
        Харкер обнаружил, что рядом с ним стоит Рури Маклерен в обнимку с Вики - своей женой. Вики была одной из немногих венерианок, вышедших замуж в земной колонии. Как всякую уроженку Венеры, ее отличали чистая белая кожа, блестящие серебристые волосы и ярко-красные губы. Глаза ее были изменчивы, словно море, и полны скрытой жизни Сейчас в них появилось особое выражение, какое бывает у женщин, готовящихся к продолжению рода.
        Харкер оглянулся.

        - Земля,  - сказал Маклерен.

        - Грязь,  - ответил Харкер,  - болото, лихорадка. Это похоже на все остальное.

        - Мы можем остановиться здесь хотя бы ненадолго?  - спросила Вики.
        Харкер пожал плечами:

        - Это решит Гиббонс.
        Он хотел спросить, какая, к чертям, разница, где родится ребенок, но придержал язык и отвернулся. На досках лежали три тела, завернутые в рваные одеяла. Харкер криво улыбнулся:

        - Мы, пожалуй, остановимся, чтобы похоронить их. Это не займет много времени.
        Он взглянул в лицо Маклерена. В нем уже не осталось никакой надежды, оно было мертвое, как у всех переселенцев на Венере.
        Гиббонс созвал старейшин своего корабля - вождей, воинов, охотников и моряков,  - толстокожих людей, которые служили броней мягкому телу колонии. Среди созванных были и Харкер с Маклереном. Маклерен еще не вошел в возраст, но обладал качествами природного руководителя.
        Гиббонс был стар - печальный, сжигаемый внутренним пламенем вождь пяти тысяч колонистов, приехавших с Земли, чтобы начать новую жизнь на новом месте. Трагедии, отчаяние и измены, которых он повидал на своем веку немало, жестоко отразились на нем, но голову он держал все еще высоко.
        Иногда Харкер восхищался им, а иногда проклинал его нелепый романтический энтузиазм.
        Началась привычная дискуссия о том, попытаться ли основать поселок на этом грязном плоскогорье или продолжать путь по бесконечным, не обозначенным на картах морям.

        - Черт побери,  - нетерпеливо выкрикнул Харкер,  - посмотрим на месте. Вспомните прошлый раз, вспомните позапрошлый и прекратите скулеж.

        - Люди страшно устали,  - спокойно ответил Сим, черный гигант.  - Человеку нужно где-то укорениться. Если мы не обнаружим землю, очень скоро начнутся неприятности.

        - Ну так иди! Посмотрим, что ты тут найдешь!  - парировал Харкер.
        Гиббонс тяжело вздохнул:

        - Он прав. У нас истерия, лихорадка, дизентерия и скука, а скука - хуже всего.

        - Я голосую за поселение,  - сказал Маклерен.
        Харкер засмеялся и, выглянув из каюты, посмотрел на утесы. Серый гранит, похоже, поднимался прямо из болота. Харкер попытался разглядеть его вершину, но облака плотно укрывали ее от любопытных взоров. Темные глаза его сузились.
        Старейшины еще продолжали жаркий спор, но Харкер уже не слышал их. Неожиданная мысль пришла ему в голову. Внезапно обернувшись к собранию, он сказал:

        - Сэр, я прошу разрешения посмотреть, что находится на вершине этих утесов.
        Все замолкли.

        - Такие плато встречались нам часто,  - задумчиво произнес Гиббонс.  - Мы потеряли слишком многих, выясняя, обитаемые ли они.

        - Но ведь сейчас может и повезти. Наш первый поселок, как вы помните, стоял на высоком плато. Чистый воздух, хорошая земля, никакой лихорадки.

        - Я помню,  - кивнул Гиббонс и, помолчав, бросил проницательный взгляд на Харкера:
        - Я знаю тебя, Мэтт. Возможно, мы произведем разведку.
        Харкер ухмыльнулся:

        - В любом случае вы не много потеряете. Я больше не имею здесь никакого влияния.  - Он шагнул к двери.  - Дайте мне три недели. Надеюсь, вам не слишком надоело болтаться по морю в этом корыте? Потерпите еще немного - может быть, я принесу вам добрую весть.

        - Я пойду с тобой, Мэтт,  - сказал Маклерен.
        Харкер поглядел ему в глаза:

        - Тебе лучше остаться с Вики.

        - Если наверху хорошая земля, а с тобой что-нибудь случится и ты не сможешь сообщить нам…

        - Или, быть может, не сочту нужным вернуться?

        - Этого я не говорил. Возможно, мы оба не вернемся. Но вдвоем лучше, чем одному.
        Харкер улыбнулся загадочной и не слишком приятной улыбкой. Гиббонс повернулся к нему:

        - Он прав, Мэтт.
        Харкер пожал плечами. Тут встал Сим.

        - Двое хорошо,  - сказал он,  - а трое лучше.  - И обратился к Гиббонсу: - Здесь нас почти пятьсот человек, сэр. Если наверху новая страна, я обязан разделить тяжесть ее поисков.
        Гиббонс кивнул. Харкер усмехнулся:

        - Ты спятил, Сим. Зачем тебе карабкаться туда, где, может, и нет ничего?
        Негр улыбнулся. На блестящем от пота черном лице зубы его казались невероятно белыми.

        - Что ж, моему народу не привыкать к таким вещам, Мэтт. Карабкаться приходится много, а результат всегда нулевой.
        Они приготовились к походу и легли спать. Маклерен простился с Вики. Она поняла, почему он хочет идти, поцеловала его и сказала просто:

        - Береги себя.

        - Я вернусь до того, как он родится,  - пообещал Маклерен.
        На рассвете путешественники пустились в путь, взяв с собой сушеной рыбы и порошка из водорослей.
        У них были длинные ножи и веревки для подъема. Боеприпасы для бластеров давно кончились, а чтобы изготовить новые, не хватало оборудования. Все трое были мастерами по части метания копий, и поэтому каждый нес за спиной короткое копье.
        Лил дождь, когда разведчики, погрузившись в густой туман, пересекали грязную низину. Харкер вел их через болото. Он прекрасно знал, как быстро умеют нападать растения, когда их мучит голод, такой же, как и у всякого живого существа. Венера представляла собой громадную оранжерею, и растения развивались здесь в столь же различных формах, как рептилии или млекопитающие. Детей в колонии с малых лет приучали не трогать яркие цветочные бутоны, потому что цветы тоже часто кусались.
        Болото было узким, и люди благополучно преодолели его. Неподалеку закричал большой болотный дракон, но это был ночной охотник, а сейчас он чувствовал себя слишком сонным, чтобы гнаться за путешественниками. Наконец Харкер встал на твердую землю и осмотрел утес.
        Скала была обрызгана жирной грязью и иссечена эрозией. То тут, то там виднелись полосы сланца и плиты, которые, казалось, могли упасть при одном прикосновении. Но Харкер кивнул.

        - Можно лезть,  - сказал он.  - Вопрос в том, какая здесь высота.
        Сим хмыкнул:

        - Скала высока, как лестница, ведущая к Золотому городу. Все ли мы идем с чистой совестью? Бремя греха нельзя нести так далеко.
        Рури Маклерен взглянул на Харкера.

        - Ладно,  - сказал тот,  - исповедуюсь перед вами. Мне все равно, есть наверху земля или нет. Я хотел только одного: уйти к чертям с этого проклятого судна, пока совсем не спятил. Вот и весь мой грех.
        Маклерен кивнул. Он, похоже, не удивился:

        - Что ж, пора в путь.
        На следующее утро разведчики поднялись к небесам. Они ползли вверх сквозь молочный туман, полужидкий, горячий, невыносимый. Так они карабкались еще два дня.
        Первые две ночи Сим пел во время своей вахты, когда они отдыхали на каком-нибудь выступе, но потом тоже устал.
        Маклерен начал выдыхаться, хотя и не признавался в этом. Мэтт Харкер стал еще более молчаливым и хмурым, если это вообще было возможно. Ничто вокруг них не менялось. Облака продолжали скрывать вершину утеса.
        Во время очередной остановки Маклерен устало прохрипел:

        - Будет ли когда-нибудь конец этим утесам?  - Кожа его пожелтела, глаза горели лихорадочным блеском.

        - Они, наверное, выходят за пределы атмосферы,  - отозвался Харкер.
        На него тоже напала лихорадка. Притаившись в костях, она долго ждала удобного момента, чтобы выползти наружу, овладеть всем телом, а потом снова отступить. Но иногда она не отступала.

        - А тебе наплевать, куда мы в конце концов залезем?  - спросил Маклерен.

        - Я не уговаривал тебя идти.

        - Заткнись!
        Маклерен потянулся к горлу Харкера.
        Тот очень осторожно и аккуратно оттолкнул его. Маклерен согнулся, обхватил руками голову и заплакал. Сим отошел, покачивая головой, а через некоторое время принялся напевать: «Ох, никто не знает моей беды…»
        Харкер собирался с силами. В ушах у него звенело, тело дрожало, но выдержать вес Маклерена он еще мог. Они стали подниматься по ступеням выступа. Ступени были широкими, так что затруднений разведчики не испытывали. Но примерно через двести футов выступ резко шел под уклон. Сверху опускалась ребром выпуклая стена утеса, взобраться на которую могла разве что только муха.
        Мужчины остановились. Харкер неторопливо выругался. Его тоже жестоко трепала лихорадка. Сим закрыл глаза и улыбнулся:

        - Наверху Золотой город. Туда я и войду.
        Он спустился по снижавшемуся выступу к ребру и, обогнув его, исчез. Харкер безумно захохотал. Маклерен высвободился из его рук и отправился за Симом.
        Харкер пожал плечами и последовал за ними.
        За ребром выступ начисто отсутствовал. Разведчики остановились. Сзади их подпирали облака пара, а впереди возвышалась гранитная стена, увешанная толстыми, мясистыми ползучими растениями. Это был тупик.

        - Ну?  - спросил Харкер.
        Маклерен сел. Он не вскрикнул, ничего не сказал, просто сел. Сим стоял, опустив руки и склонив голову.

        - Кто тут говорил о земле обетованной?  - поинтересовался он.  - Венера - это колесо шулерской рулетки, на нем нельзя выиграть.
        И тут он заметил, что воздух уже не такой горячий, как раньше. Сначала он подумал, что его знобит от лихорадки, но нет - струя воздуха поднималась и ерошила его волосы.
        Чистая, прохладная, она пробивалась из-под ползучей растительности.
        Харкер принялся резать стебли ножом и обнаружил вход в пещеру - иззубренное отверстие, промытое в камне протекавшим здесь когда-то потоком.

        - Эта тяга идет с вершины,  - сказал Харкер.  - Должно быть, там дует ветер.
        У Маклерена и Сима медленно и робко стала появляться надежда. Все трое, не произнеся ни слова, вошли в туннель.
        Глава 2

        Чистый воздух действовал ободряюще, а надежда подгоняла путешественников вперед.
        Туннель начал резко подниматься.
        Теперь Харкер слышал вдали низкое, грохочущее бормотание воды. Похоже, там текла подземная река. Разведчиков окружала глубокая тьма, но камень под ногами был гладким и ровным, и поэтому шли они быстро.

        - Впереди что-то светится,  - заметил Сим.

        - Угу,  - ответил Харкер,  - вроде фосфоресценции. Не нравится мне эта река. Она может остановить нас.
        Разведчики молча зашагали дальше. Свет впереди усилился, воздух стал более влажным. На стенах появились пятна фосфоресцирующего лишайника, испускающего болезненное, лихорадочное сияние. Шум воды стал громче.
        На реку они наткнулись неожиданно.
        Она текла поперек туннеля по широкому каналу, проделанному глубоко в камне.
        Уровень воды находился ниже прежнего русла, поэтому туннель оставался сухим. Река была широкая, медлительная и величественная. На потолке и стенах блестели лишайники. Тусклый свет их красок отражался в воде.
        Над водой чернело широкое, уходящее вверх отверстие, откуда с бешеной силой тянуло холодным воздухом. Большая часть втягиваемого снаружи воздуха рассеивалась в главном, речном, туннеле. Отверстие было совершенно недоступно.

        - Я думаю,  - сказал Харкер,  - надо идти по краю, против течения.
        Камень был довольно сильно изъеден эрозией. На разных уровнях торчали широкие выступы.

        - Что, если эта речка идет не с поверхности?  - сказал Маклерен.  - Вдруг она начинается от подземного источника?

        - Тогда мы сломаем шеи,  - ответил Харкер.  - Пошли.
        Они двинулись. Через некоторое время в воде появились какие-то золотистые существа. Увидев людей, они замерли, а затем поплыли в их сторону.
        Они были не очень крупные - примерно с двенадцатилетнего ребенка. Тела их походили на человеческие, но плавали они с помощью чего-то похожего на спинной плавник. Кожа существ мерцала тем же бледно-золотистым цветом, что и лишайники на стенах, черные глаза не имели век. Лица же… Харкер просто не знал, с чем их сравнить, смутно вспоминая золотые одуванчики, которые росли на летних земных лужайках. Так вот, головы Пловцов походили на одуванчики.

        - О Господи!  - воскликнул Харкер.  - Кто они?

        - Они похожи на цветы,  - сказал Маклерен.

        - А по-моему, на рыб,  - отозвался Сим.

        - Держу пари, что они и то и другое. Это скорее всего плэнни[Колонисты сократили словосочетание «растение-животное» («plan-animal», англ.) в «плэнимэл», а потом и в плэнни. (Примеч. автора).] из амфибий. Видал я в болотах разные диковинки, но им далеко до этих. Вы только посмотрите! У них человеческий взгляд!

        - Они и по виду почти как люди.  - Маклерен вздрогнул.  - Я бы предпочел, чтобы они не смотрели на меня.

        - Пусть себе смотрят,  - махнул рукой Сим.  - Меня это не тревожит.
        Существа приближались. Некоторые начали карабкаться на низкий выступ, расположенный позади людей. Они были проворны и грациозны, но чувствовалось в них что-то до неприятности детское. На камень выбрались пятнадцать или двадцать Пловцов, напомнивших Харкеру ватагу озорных ребятишек, только озорство их было злым и бездумным.
        Харкер приказал своим товарищам не останавливаясь идти вперед, а сам приготовил нож и сжал в правой руке короткое копье.
        Шум реки изменился, канал расширился, и Харкер увидел, что туннель переходит в широкую темную пещеру,  - там река разливалась в озеро, из которого плавно переваливала через низкий и широкий каменный барьер. Сотни золотистых Пловцов, резвившихся в озере, тут же присоединились к своим товарищам, прижимая людей к стене.

        - Мне это дело не нравится,  - проворчал Маклерен.  - Чего доброго, они сейчас нам устроят веселую жизнь.
        Так и случилось. Под каменными сводами раздалось 0ронзительное хихиканье. Сверкая глазами, существа стремительно плыли вдоль выступа, высовывались из воды, хватали людей за лодыжки и смеялись. У Харкера свело внутренности.
        Маклерен заорал и стал лягаться, когда острые, словно иглы, когти впились в его лодыжку. Сим ударил копьем в мягкую, бескостную золотистую грудь. Легкое тело взлетело в воздух, разбрызгивая зловонную зеленоватую кровь. Действуя копьем, как бейсбольной битой, Харкер столкнул двух чудовищ обратно в воду, потом сшиб с выступа еще двух - они оказались на удивление легкими - и закричал:

        - Давайте наверх, под самый свод. Видите тот высокий выступ? Надеюсь, туда они не залезут!
        Он протолкнул Маклерена вперед, помог Симу отбиться от наступавших сзади, и все трое стали пробираться вперед и вверх по крошащемуся под ногами камню. Маклерен добрался до самого верха и стал швырять камни в атаковавших. Рядом, по потолку проходила широкая трещина - след какого-то древнего землетрясения. Выступ, на котором они стояли, дальше вел слегка под уклон.

        - О’кей!  - проорал Харкер.  - Здесь мы под самым потолком. Сюда им не добраться.
        Плэнни прекрасно плавали, но по камням ползали плохо. Они отчаянно цеплялись за выступы, соскальзывали и плюхались в воду. Наконец маленькие монстры ухватились за тело своего товарища, убитого копьем Сима, и стали пожирать его, злобно ссорясь из-за каждого куска.
        Маклерена вырвало. Харкер тоже чувствовал себя не слишком благополучно. Сим помог Маклерену перевязать кровоточащую ногу.
        Высокий выступ, где они теперь находились, огибал берег большого озера. Здесь было холоднее и суше, но совершенно темно, потому что лишайники исчезли. Харкер крикнул, и эхо вернулось нескоро пещера оказалась куда более обширной, чем они думали.
        Внизу, в черной воде, золотые тела кометами прочерчивали темноту. Харкер осторожно нащупывал дорогу. От предчувствия опасности, от ощущения чего-то невидимого, незнакомого и злобного по коже у него бегали мурашки.

        - Я что-то слышу,  - сказал Сим.
        Они замерли. В воздухе разлился слабый запах чего-то пряного, сладкого, гнилостного. Откуда-то спереди доносился мягкий рокочущий звук. Харкер решил, что там река втекает в пещеру Но Сим имел в виду не звук текущей воды. Он обратил внимание на странный сухой хруст, шедший отовсюду. Черная поверхность озера была теперь усеяна фосфоресцирующими пятнами Они быстро росли, сближались и вскоре превратились в сплошной ковер из цветов - голубых, золотых и пурпурных; на цветах сидели сверкающие Пловцы.

        - Боже мой!  - тихо произнес Харкер - Какого же они роста?

        - По крайней мере втрое больше меня,  - ответил Сим.  - Те, маленькие, были детьми, а это их папы. О Господи!
        Пловцы были очень похожи на тех, что атаковали разведчиков, и отличались от них только размерами. Но великанами они не казались. Их гибкие, легкие тела были великолепны. Плавники развернулись в большие сияющие крылья, на острие которых горели огоньки Золотые головы-одуванчики тоже изменились: они выпустили лепестки. Головы взрослых Пловцов увеличивала спираль из водорослей, имевших мерзкую, ядовитую красоту грибов. Лица же чудовищ были как у людей.
        С детства Харкер ни разу не чувствовал такого смертельного, леденящего душу ужаса, который охватил его сейчас.
        Поля пылающих цветов собрались внизу под ними Внезапно золотые гиганты мелодично вскрикнули, вода рядом с ними покрылась пеной, и тысячи похожих на цветы тел всплыли и полезли вверх, на выступ, покачиваясь на отвратительных паучьих ногах. Это были слуги людей-цветов - цветы-собаки. Вряд ли они представляли серьезную опасность, но Харкер сказал:

        - Давайте, к чертям, отсюда - И побежал вперед.
        Его спутники последовали за ним.
        Теперь от наступающей армии шел слабый свет. Цветы-собаки быстро поднимались вверх, а их хозяева плавали внизу, следя за ними.
        Выступ все круче шел под уклон. Харкер несся по нему как стрела. Уклон вел в туннель, к истоку реки. Короткий туннель, а в конце его…

        - Свет!  - заорал Харкер.
        Больная нога Маклерена подвернулась, и он упал.
        Харкер подхватил его. Они находились на нижней части ската. Снизу к ним лезли цветы-собаки. Нога Маклерена распухла и побелела: видимо, когти плэнни были ядовиты. Маклерен вырвался из рук Харкера

        - Беги!  - крикнул он.
        Харкер сильно ударил его по голове и потащил дальше, но вскоре понял, что ничего не выйдет: Маклерен весил больше него. Харкер толкнул бесчувственное тело в мощные руки Сима. Негр кивнул, схватил Маклерена, как ребенка, и побежал вперед. Харкер увидел, что первые преследователи-цветы взобрались на выступ и преградили ему дорогу.
        Сим перепрыгнул через них. Их оказалось всего три особи, и ростом они были невелики. Цветы бросились вслед за Симом. Харкер принялся лупить их копьем, острой костяной ручкой ножа, но на смену убитым спешил целый поток живых.
        Харкер бросился бежать, но цветы бежали быстрее. Он то и дело пускал в ход копье и нож, потом снова бежал, опять разворачивался и сражался, и к тому времени, когда они достигли конца туннеля, Харкер уже шатался от усталости.
        Сим остановился.

        - Дальше некуда,  - выдохнул он.
        Перед ними шумел водопад. Скала, с которой он падал, была слишком высокой, а сила потока слишком большой, чтобы даже гиганты плэнни могли преодолеть такую преграду. Сверху лился дневной свет, теплый, приветливый, но до места, откуда он проникал в туннель, добраться не было никакой возможности.
        Тупик.
        И тут Харкер увидел изъеденную трубу, размером чуть больше канализационной, ведущую наверх, к выходу. Она была очень узкой, но человек среднего телосложения мог, постаравшись, пролезть в нее. Надежда казалась чертовски малой, и все-таки…
        Продолжая отбиваться от обступивших его цветов, Харкер указал на трубу.

        - Лезь первым!  - крикнул отбивавшийся от тварей Сим.
        Харкер повиновался, помогая тяжело дышавшему Маклерену залезть следом. Сим, размахивая копьем, будто пылающей головней, прикрывал тыл, и когда товарищи проникли в спасительное отверстие, втиснулся туда тоже.
        Он почти дополз до безопасного места, когда понял, что дальше ему не пролезть. Он остановился. Его громадная грудь вздымалась, словно кузнечные мехи, руки поднимались и опускались. Харкер окликнул его и поторопил: он и Маклерен уже почти достигли вершины.
        Сим засмеялся:

        - Как я пролезу в эту нору?

        - Ползи скорее, дурак, я почти выдохся. Сим, черт бы тебя побрал!

        - Ползи сам, Харкер, и тащи за собой этого дохляка. Настоящий мужчина вроде меня в такую дыру не пролезет. Я, пожалуй, останусь здесь.  - Он немного помолчал и с яростью добавил: - Торопись же, пока они не уволокли тебя обратно.
        Сим был прав, и Харкеру пришлось покориться. И он вновь поволок Маклерена по узкому лазу.
        Маклерен очень ослаб и почти не помогал ему, но он был худым и узкокостным, и Харкер, хоть и не без труда, вытащил его на свободу. Тот покатился по склону, покрытому зеленой травой, какой никогда еще не видел на Венере. Вытащив Маклерена из отверстия, Харкер втиснулся в трубу снова, чтобы помочь Симу.
        Негр пел о славе Господней.
        Харкер прокричал в темноту:

        - Сим!

        - Ага,  - послышалось в ответ еле слышно.

        - Здесь хорошая земля, Сим.

        - Угу.

        - Сим, мы сумеем…
        Из лаза донеслось пение. Звук становился все слабее: видимо, Сим возвращался назад в пещеру. Вскоре слова перестали различаться, но мелодия была узнаваема. Мэтт Харкер вылез из норы и зарылся лицом в траву, но голос Сима преследовал его даже тут.
        Яркие солнечные лучи позолотили облака. Звенящую тишину нарушали только редкие птичьи трели. Птицы. Харкер перевернулся лицом вверх, потом сел на землю. Он чувствовал себя усталым и разбитым. Сердце его грызли боль и стыд, а застарелая злоба смертельным кольцом стянула душу.
        Перед ним раскинулся длинный травяной склон, спускавшийся вниз к реке, которая живописным изгибом уходила за гранитный отрог. У подножия холма расстилалась широкая равнина, а дальше темнел уходящий под небеса лес. Казалось, что гигантские деревья медленно плыли в тягучем тумане. Их темные ветви были развернуты, как крылья, и усыпаны цветами. Холодный сухой воздух ничем не напоминал гнилостные испарения болот. Пышная трава буйно росла на твердой, не расползавшейся под ногами почве.
        Рури Маклерен застонал, и Харкер обернулся. Нога Маклерена выглядела скверно, а сам он пребывал в полубессознательном состоянии. Кожа покраснела и начала шелушиться.
        Не зная, чем помочь раненому, Харкер тихонько выругался.
        Он опять взглянул на равнину и вдруг увидел девушку. Он не заметил, откуда она взялась,  - может, из-за кустов, в изобилии росших на склоне. Видимо, она пряталась там довольно долго и следила за незнакомцами. Она и сейчас внимательно изучала их, совершенно неподвижно стоя футах в сорока от них. Громадная алая бабочка сидела у нее на плече, помахивая крыльями.
        Девушка казалась скорее девочкой. Ее нагое тело было маленьким, стройным и совершенным, а белая кожа несколько отливала зеленым. Внимание Харкера привлекли короткие кудрявые волосы густого синего цвета и глаза - тоже синие и очень странные.
        Харкер смотрел на нее, она на него, и оба не двигались с места. Какая-то блестящая птица пролетела возле лица девушки, на мгновение задержалась возле ее губ и поцеловала их своим клювом. Девушка коснулась птицы, улыбнулась, но взгляда от Харкера не отвела.
        Харкер медленно встал и сказал:

        - Привет.
        Девушка не шевельнулась, не произнесла ни звука, но неожиданно пара громадных птиц, черных как смертный грех, с орлиными клювами и когтями, ринулись к голове Харкера и закружились вокруг него.
        Харкер снова уселся на землю.
        Странные глаза девушки перестали всматриваться в него, и взгляд ее устремился к трещине в холме, откуда он выбрался.
        Губы ее не двигались, но голос - или что-то вроде него - ясно прозвучал в голове Харкера:

        - Ты пришел из… Оттуда.  - В слове «оттуда» чувствовалась дрожь.

        - Да,  - ответил Харкер.  - Это что, телепатия?

        - Но ты не…
        В сознании Харкера возник образ золотых Пловцов. Изображение можно было узнать, но страх и ненависть смели с него всю красоту, оставив только ужас.

        - Нет,  - сказал Харкер.
        Он объяснил ей все насчет себя и Маклерена. Сказал и о Симе. Он знал, что она внимательно прослушивает его мозг, проверяя правдивость его слов, но это его не тревожило.

        - Мой друг ранен,  - сказал он.  - Нам нужны пища и кров
        Ответа не последовало. Девушка снова принялась разглядывать Харкера, его лицо, тело, волосы и, наконец, глаза.
        Его еще никогда не рассматривали таким образом. Он вызывающе ухмыльнулся, изо всех сил пытаясь показать, что ему глубоко наплевать на этот бесцеремонный осмотр.

        - Милочка,  - заявил он,  - ты выглядишь потрясающе. Кто ты - животное, минерал или растение?
        Девушка удивленно качнула маленькой круглой головкой и вернула ему его же вопрос. Харкер рассмеялся. Она улыбнулась, и в ее глазах засверкали искорки. Харкер встал и шагнул к ней. Птицы тут же заставили его вернуться обратно. Девушка насмешливо улыбнулась.

        - Иди,  - сказала она и отвернулась.
        Харкер нахмурился и участливо склонился над Маклереном.
        Ему удалось поставить парня на ноги, а затем взвалить на плечи. Он зашатался под нелегким грузом.

        - Я вернусь до того, как он родится,  - отчетливо произнес Маклерен.
        Харкер выждал момент и, когда девушка сделала первый шаг, пошел следом, сохраняя дистанцию. Две черные птицы неотступно следовали за ними.
        Они шагали по густой траве по направлению к лесу. Теперь небо окрасилось в кровавый цвет. Легкий ветерок играл волосами девушки. Мэтт Харкер видел, что ее короткие кудрявые волосы были широкими, как синие лепестки.
        Глава 3

        Путь по лесу оказался долгим. Вершина плато имела форму чаши, защищенной окружавшими ее утесами. Вспомнив об их первом поселке, Харкер решил, что это место неизмеримо лучше. Оно предстало перед ним как видение из чудесного сна - земля обетованная.
        Прохлада и чистота, царящие вокруг, вливали силу в легкие Харкера, в его сердце и уставшее тело.
        Однако животворящий воздух не уменьшил веса Маклерена.

        - Отдохнем?  - предложил Харкер.
        Он сел, аккуратно скинув Маклерена в траву. Девушка остановилась и сделала несколько шагов назад, внимательно глядя на Харкера, который дышал, как загнанная лошадь. Он ухмыльнулся.

        - Я выдохся,  - сообщил он.  - Слишком тяжелая работа для человека моих лет. Ты не могла бы позвать кого-нибудь мне на помощь?
        Девушка вновь уставилась на него. Спускалась ночь, светло-индиговая, куда более светлая, чем внизу, на уровне моря. Глаза девушки странно сверкали в темноте.

        - Зачем ты это делал?  - спросила она.

        - Что делал?

        - Нес это.  - Под «этим» она, по всей видимости, подразумевала Маклерена.
        Харкер неожиданно понял, что между ним и девушкой - пропасть и все объяснения будут напрасны.

        - Он мой друг. Он… Я должен…
        Она изучила его мысли и покачала головой:

        - Я не понимаю. Это испорченное… - Ее мысль-образ была комбинацией из понятий,
«сломано», «кончено», «бесполезно».  - Зачем это нести?

        - Маклерен не «это». Он человек, как и я. Он мой друг. Он болен, и я должен ему помочь.

        - Не понимаю.
        И она дала Харкеру понять, что он волен заниматься любыми глупостями, ее это не касается.
        Потом она снова тронулась в путь, не обращая внимания на просьбу Харкера подождать.
        Харкер через силу поднял Маклерена и снова зашагал. Эх, кабы Сим был здесь!.
        Он тут же пожалел, что подумал о Симе, и от души пожелал, чтобы тот умер быстро, до того… До чего? «Боже, уже темно, мне страшно, я скоро надорвусь от такой тяжести, а эта ведьма идет себе передо мной в синем тумане…»

«Ведьма», однако, была великолепно сложена и очаровательна, как луч лунного света, как чашечка цветка, полного душистого нектара тайны и неизвестности. Сердце Харкера помимо его воли забилось сильней.
        Они двигались в ароматной тени деревьев.
        Лес был не густой, с широкими мшистыми холмами и большими полянами. Под ногами повсюду росли цветы, но не было ни кустарников, ни папоротников. Вдруг девушка остановилась и подняла руку. Цветущая ветка, до которой она не могла дотянуться, сама наклонилась к ее лицу. Девушка сорвала большой цветок и воткнула себе в волосы. Затем повернулась и улыбнулась Харкеру. Он вздрогнул:

        - Как ты это делаешь?
        Она растерялась:

        - Ты имеешь в виду ветку? Ах, это… - Она засмеялась. Это был первый звук, который она издала, и он окатил Харкера будто теплым серебряным дождем.  - Я просто подумала, что хочу сорвать цветок, и ветка наклонилась.
        Телепортация, телекинетическая энергия - кажется, так это называется в книгах. На Земле кое-что знали об этом явлении, но в колонии было не до чтения книг, Даже из собственной скудной библиотеки. Вроде бы существовала какая-то религиозная секта, которая заставляла розы склоняться прямо в руки. Древняя мудрость гласила, что библейские чудеса совершались с помощью могучей энергии духа. Очень просто. Ну да.
        Харкер невольно подумал, не может ли девушка сделать такое и с ним. Но ведь его мозг принадлежит только ему. Или нет?

        - Как тебя зовут?  - спросил он.
        Она издала прозрачную трель. Харкер попытался просвистеть нечто подобное, но у него ничего не вышло. «Что-то вроде музыкального языка»,  - сообразил он. Это выглядело так, словно она подражала птицам.

        - Я буду звать тебя Бутон,  - сказал он.  - Только ты этого не понимаешь.
        Девушка приняла образ, рожденный в его мозгу, и вернула обратно: яркий огонь в густой бахроме лучей, цветы в китайской вазе его матери. Она снова засмеялась, отослала своих черных птиц и пошла по лесу, напевая, как иволга. Ей ответили другие голоса, и вдруг между деревьями появился ее народ.
        Все они были похожи на нее: мужчины, стройные и хрупкие, как дети, и женщины, нежные, словно цветы. Харкер насчитал более сотни обнаженных смеющихся любопытных созданий. То, что Харкер назвал лепестками, растущими на их головах, было всех цветов спектра и всевозможных оттенков - от кроваво-красного до снежно-белого.
        Существа непрерывно выводили долгие трели. Видимо, Бутон рассказала им, как нашла Харкера и Маклерена. Вся толпа медленно шла по лесу и наконец остановилась на громадной поляне, где росли только отдельные деревья.
        Здесь же журчал источник, образовавший маленькое озерцо, а затем поток исчезал за папоротниками.
        Маленький народ все подходил, и теперь Харкер видел, что все они молоды и младшие
        - совсем крошечные - отличаются от старших только размерами.
        Стариков среди них не было. Не увидел он и больных. Харкера, изнемогавшего от усталости и чувствовавшего близкий приступ лихорадки, это не ободрило.
        Он посадил Маклерена у источника. Захлебываясь, как животное, раненый принялся пить и вымочил себе голову и плечи. Лесные люди стояли кругом и молча наблюдали. Харкер почувствовал себя неловко, словно рыгнул в церкви. Он умыл Маклерена, помог ему напиться и осмотрел его ногу.
        Нужны были свет и тепло.
        Вокруг источника валялось много сушняка, а на камнях рос сухой мох. Харкер собрал кучу сухих веток. Лесной народец наблюдал за ним. Их пристальные, сияющие взгляды действовали Харкеру на нервы. Руки его тряслись так, что он высек искру только с четвертой попытки.
        Крошечный огонек заставил молчаливые ряды зашевелиться. Харкер стал раздувать огонь. Язычок пламени, сначала маленький, трепещущий и бледный, набрал силу и вырос. Харкер увидел полные ужаса глаза лесных людей. Раздался испуганный визг, и все исчезли, как сухие листья, унесенные ветром.
        Харкер достал нож. Лес был теперь тих, но не спокоен. По спине и затылку Харкера ползали мурашки, стягивало скулы. Не обращая на это внимания, он принялся водить лезвием над пламенем.
        Маклерен молча смотрел на него. Харкер улыбнулся:

        - Все будет в порядке, Рури.
        Он осторожно нажал на нужную точку на скуле раненого. Тело Маклерена вздрогнуло и обмякло. Харкер распрямил вздувшуюся ногу Маклерена и принялся за работу.
        Снова наступило утро. Харкер лежал у источника на прохладной траве. Угли костра серели и гасли. Он чувствовал себя отдохнувшим, лихорадка, похоже, отступила. Воздух был словно вино.
        Харкер перекатился на спину. Дул ветер, живой и сильный, щекоча ноздри каким-то необычным запахом. Деревья шумно веселились и чуть не кричали от радости. Харкер глубоко вздохнул и вдруг осознал, что облака высоко, выше, чем это бывает на Венере. Ветер разгонял их, и дневной свет был таким же ярким, как…
        Харкер вскочил. Кровь бурлила в нем, слепила глаза. Он бросился к высокому дереву и полез по ветвям, пока не добрался до самой верхушки.
        Под ним расстилалась чаша долины, зеленая, богатая, привлекательная. Вокруг нее поднимались серые гранитные утесы.
        Они вздымались там, где гулял ветер, а за ними, далеко-далеко, виднелись горы, уходившие в небо.
        На горах сквозь туман облаков белел снег, и, пока Харкер смотрел на него, там мелькнул какой-то отблеск и исчез так быстро, что Харкер увидел его скорее сердцем, чем глазами.
        Солнечный свет. Снежные поля и над ними солнце.
        Он не сразу спустился вниз, в тишину поляны, а стоял на ветке, не двигаясь, и увидел то, чего не видел раньше. Тогда он спустился.
        Рури Маклерен исчез. Оба рюкзака, один с едой, другой с веревками, перевязочным материалом, кремнем и кресалом, тоже испарились, а с ними и их копье. Ощупав бедро, Харкер не нашел ничего, кроме своего голого тела. И нож, и даже штаны были с него сняты.
        Стройная восхитительная фигура выступила из тени деревьев. Громадный белый цветок светился в синих кудрях. Сияющие глаза насмешливо смотрели на Харкера. Бутон улыбалась.
        Мэтт Харкер не спеша подошел к ней. Его суровое лицо ничего не выражало. Он старался, чтобы и мозг тоже ничего не выражал.

        - Где мой друг?

        - В Конечном месте.
        Бутон неопределенно кивнула в направлении утесов, откуда пришли земляне. Ее мысль-образ продемонстрировала Харкеру нечто среднее между кучей отбросов и кладбищем. И совершенно отчетливо чувствовалось, что ей очень досадно тратить время на такие пустяки.

        - Вы его… Он еще жив?

        - Оно было живое, когда мы положили его там. Все в порядке. Оно будет ждать, пока не прекратит двигаться, как когда-нибудь и все мы.

        - Зачем вы его…

        - Оно уродливое.  - Бутон пожала плечами.  - Оно сломанное.
        Она подняла руки и закинула назад голову. Трепет наслаждения прошел по ее телу. Она снова улыбнулась Харкеру.
        Тот попытался скрыть свою злость и не торопясь направился к утесам. Когда он проходил мимо куста с желтыми цветами и колючими ветками, одна ветка внезапно согнулась и хлестнула его по животу. Он резко остановился и услышал смех девушки.
        Когда он распрямился, девушка уже стояла перед ним.

        - Красное,  - сказала она удивленно.
        Бутон дотронулась заостренными пальцами до царапины, оставленной колючками. Ее, казалось, возбуждали и разочаровывали цвет и ощущение его крови. Ее пальцы двигались, ощупывая его мышцы, кожу и темные волосы на груди. Пальцы прошлись и по шее, по краю подбородка, коснулись лица, век, темных бровей. В Харкера проник шепот из ее мозга:

        - Что ты такое?
        Харкер медленно обнял ее. Тело девушки холодно и странно скользило под его ладонями и посылало ему неописуемый трепет полуудовлетворения-полуотвращения.
        Он склонил голову. Глаза ее стали глубокими, как озера синего огня. Он нашел ее губы. Они тоже были холодными и странными, как все ее тело, податливое, с пряным запахом, и тем же самым ароматом вдруг пахнуло от ее курчавых лепестков.
        Харкер заметил движение в лесу, радужные пятна украшенных лепестками голов. Бутон отошла от него, взяла его за руку и повела к далекой реке, к мирным зарослям папоротника, растущего на берегах.
        Взглянув вверх, Харкер увидел, что две черные птицы по-прежнему сопровождают их.

        - Кто же ты? Растение, цветок вроде этого?  - Он указал на белый бутон на ее голове.

        - А ты кто? Зверь, одетый в мех? Клыкастый хищник, вылезший из норы?
        Они засмеялись. Небо над их головами было цвета чистой овечьей шерсти. Теплая земля и смятый папоротник широко расстилались перед ними.

        - Куда ведет эта дорога?  - спросил Харкер.

        - К границе.  - Бутон указала на край долины.  - Я думаю, она ведет вниз, к морю. Когда-то мы туда спускались, но это было очень давно. Теперь мы не хотим туда ходить, да и звери делают путь опасным.

        - Да, конечно,  - согласился Харкер и поцеловал ее во впадину под подбородком.  - А что случается, когда приходят звери?
        Бутон засмеялась. И не успел Харкер шевельнуться, как оказался туго спеленутым вьющимися растениями и папоротником, а черные птицы кричали и щелкали острыми клювами над его лицом.

        - Вот что случается,  - сказала Бутон и дернула папоротник.  - Наши родичи понимают нас даже лучше, чем птицы.
        Харкер вспотел, хотя был уже освобожден.

        - А те создания в подземном озере тоже ваши родичи?
        Бутон с негодованием оттолкнула его мысль: так отталкивают ладонями упругий мяч.

        - Нет. Существует старая легенда, что эта долина когда-то была озером и в нем жили Пловцы. Они полностью отличались от нас. Мы пришли из высоких ущелий, там теперь только голые скалы. Это было очень давно. Когда озеро начало высыхать и нас стало больше, мы решили спуститься вниз. Потом мы прогнали Пловцов в черное озеро. Они пытались, и сейчас пытаются, выйти оттуда, вернуться к свету, но не могут. Иногда они посылают нам свои мысли. Они… Нет, я не хочу больше рассказывать о них.

        - Как вы станете сражаться с ними, если они выйдут?  - спросил Харкер.  - Тоже помогут птицы и растения?
        Бутон помедлила с ответом, потом сказала:

        - Я покажу тебе один способ.
        Она закрыла ему глаза рукой. Сначала было только темно, затем стали формироваться образы - люди, его собственный народ, видимый как отражение в тусклом кривом зеркале, но узнать его было можно. Люди хлынули в долины через трещины в утесах, и тут же каждое дерево, каждый кустик и стебелек травы наклонились к ним. Люди боролись, размахивали ножами, но продвигались вперед медленно. Затем через равнину потянулся туман, тонкий, плывущий в воздухе белый занавес. Он подходил все ближе, безо всякого ветра, движимый сам по себе. Харкер увидел, что это пушистые семена чертополоха. Пух садился на людей.
        Он сыпался бесконечно и неторопливо, постепенно обволакивая человеческие фигуры. Люди корчились, кричали от боли и страха, отбивались, но тщетно.
        Потом белый пух опал на землю. Тела людей были покрыты крошечными зелеными ростками, которые высасывали человеческую плоть и быстро росли.
        Через образы пробилась беззвучная речь Бутон:

        - Я видела некоторые твои мысли, когда выходила из пещеры. Я не могла их понять, но видела, как на наших равнинах режется бороздами земля, вырубаются наши деревья и все делается отвратительным. Если твой народ придет сюда, нам придется уйти, а долина принадлежит нам.
        Мэтт Харкер старательно вникал в мысли девушки, однако собственными соображениями делиться с нею не спешил.

        - Но раньше эта земля принадлежала Пловцам.

        - Они не могли удержать ее, а мы можем.

        - Зачем ты спасла меня, Бутон? Чего ты от меня хочешь?

        - Ты не опасен. Ты чужой. Я хотела играть с тобой.

        - Любовь, Бутон?  - Его пальцы ощупали широкий гладкий камень в корнях папоротника.

        - Любовь? Что это?

        - Это завтра и послезавтра. Это надежда, счастье и боль, полнота чувств, самоотверженность. Это цепь, которая привязывает тебя к жизни и придает ей ценность. Понимаешь?

        - Нет. Я расту, беру нужное от земли и солнца, играю с друзьями, с птицами, с ветром, с цветами. Затем приходит время, когда во мне созревают семена, а после я ухожу в Конечное место и жду. Вот и все. Только это я понимаю.
        Харкер посмотрел ей в глаза. По его телу прошла дрожь.

        - У тебя нет души, Бутон. В этом главное различие между нами. Ты живая, но души у тебя нет.
        Теперь ему было нетрудно осуществить свой план. Но сделать это нужно было как можно скорее. Сделать то, что могло хоть как-то оправдать смерть Сима, то, что Бутон могла прочитать в его мыслях, но не могла предупредить, потому что ей никогда не понять мысль об убийстве.
        Глава 4

        Черные птицы спикировали на Харкера, но руководящий их волей мозг перестал подавать сигналы, и птицы в растерянности прекратили атаку.
        Папоротники и вьюнки качнулись было в сторону человека, однако тут же остановили движение. Птицы, тяжело взмахивая крыльями, улетели прочь.
        Мэтт Харкер встал, не глядя на то, что лежало у его ног.
        Он знал, что у него еще есть немного времени. Возможно, цветочный народ не сразу заметит отсутствие девушки. Возможно, они не станут следить за его мыслями: всем известно, что он - всего лишь новая игрушка Бутон. Возможно…
        Мэтт побежал к утесам, туда, где находилось Конечное место. Он старался держаться открытых пространств и по возможности избегать зарослей.
        Он уже подбегал к месту назначения, когда понял, что его заметили. Птицы вернулись, и их огромные черные крылья оглушительно захлопали над самой его головой. Харкер поднял сухую ветвь, чтобы отбиваться от них, но она рассыпалась в руке. Телекинез, сила мысли - вот их преимущество. Когда-то Харкер читал, что, имея известный навык, можно никогда не проигрывать в кости: кубики будут падать так, как ты захочешь. Хотел бы он сейчас вообразить себя бластером.
        Изогнутые клювы рвали его руки. Он схватил одну птицу за шею и придушил.
        Вторая закричала, и на этот раз Харкеру не так повезло: пока он убивал птицу, ее когти разорвали ему щеку. Он снова побежал.
        Кусты хищно тянулись к нему, вьющиеся стебли, как змеи, переплетались на его пути Каждая зеленая травинка резала его обнаженные ноги, словно остро отточенный нож. Но он уже добежал до утесов, и теперь перед ним расстилалась голая каменистая площадка.
        Принюхавшись, Харкер понял, что близок к Конечному месту. Легкий аромат увядающих цветов, переживших пору цветения, а далее - мертвый, едкий запах гниения. Он громко окликнул Маклерена, с ужасом подумав, что может не получить ответа, и едва поверил своим ушам, когда услышал слабый голос товарища.
        Он быстро зашагал на звук. Маленький вьюнок оплел его ноги и потянул вниз. Харкер вырвал растение с корнем. Оглянувшись через плечо, он увидел тонкую белую вуаль, маленькое пятнышко вдалеке. Оно приближалось.
        Харкер дошел до Конечного места. Это был каньон, довольно глубокий, с высокими отвесными стенами, напоминающий широкий колодец. На дне его виднелись тела, сваленные в сухую рыхлую кучу, бесцветные тела-цветы, увядшие, серые.
        Рури Маклерен лежал на этой куче как будто невредимый. Рядом валялись два рюкзака и оружие. В разных местах сидели, лежали и слабо ползали те, кто, по выражению Бутон, ждал, пока не прекратит двигаться.
        Здесь копошились старые, увядшие, поврежденные или же некрасивые. В этом месте их уродство не могло оскорблять. Похоже, что умственно они уже умерли. Они не обращали внимания ни на людей, ни на своих собратьев, но слепые жизненные силы еще сохранялись в них. Так цветет обреченная на смерть герань, чей срезанный стебель уже засох.

        - Мэтт!  - выдавил Маклерен.  - О Господи, Мэтт, как я рад тебя видеть!

        - С тобой все в порядке?

        - Да. Даже нога почти прошла. Ты можешь вытащить меня отсюда?

        - Бросай рюкзаки.
        Маклерен повиновался. Он заметил возбужденное состояние Харкера и по его окровавленному лицу понял, что затевается что-то скверное. Поднимая Маклерена наверх, Харкер вкратце объяснил ему положение дел. Белый туман был уже очень близко.

        - Ты можешь идти?  - спросил Харкер.
        Маклерен взглянул на наплывающее облако:

        - И даже бегать. Побегу так, что черти не остановят.
        Харкер подал ему веревку:

        - Беги на ту сторону каньона.  - Он помог приятелю надеть рюкзак.  - Остановишься точно напротив меня. Понятно? Стой там с веревкой и держись голых камней.
        Маклерен побежал. Он сильно хромал, лицо его исказилось от боли. Харкер выругался. Облако подошло уже так близко, что Харкер видел миллионы крошечных семян, которые плыли в своих шелковых волокнах, повинуясь приказу цветочного народа. Он пожал плечами и начал наматывать бинты и пучки сухой травы на костяной наконечник вновь обретенного копья. Край облака уже навис над ним, когда он высек искру, зажег свой импровизированный факел и прыгнул вниз, на кучу мертвых цветочных созданий.
        Предательская рыхлая куча мешала ему двигаться вперед. Харкер ткнул факел в мертвые тела, и сухая увядшая масса вспыхнула. Он погнал пламя к дальней стене и быстро обернулся. Даже когда огонь охватил их, умиравшие создания не шевельнулись. Края облака вспыхнули, начали сжиматься, и вскоре оно исчезло в клубах дыма.

        - Рури!  - заорал Харкер.
        Долгую минуту он стоял, задыхаясь и кашляя в густом дыму, чувствуя, как подступающий жар опаляет кожу. Наконец, когда Харкер почти отчаялся, над ним показалось залитое потом лицо Маклерена и вниз зазмеилась веревка. Языки пламени злобно лизали спину Харкера, пока он по-обезьяньи карабкался на стену.
        Они отошли повыше и двинулись по скалистому грунту, время от времени срезая преграждающие путь кустарники и вьюнки.
        Маклерен, не привыкший к виду живых растений, вздрогнул.

        - Это просто немыслимо,  - сказал он.  - Как они это делают?

        - Насколько я понял, они кровные родственники растениям. Давай отдохнем здесь минутку.
        Маклерен благодарно взглянул на приятеля и улегся на камни. Сквозь тугую повязку сочилась кровь. Харкер повернулся к долине.
        Цветочный народ растянулся длинным полумесяцем. Их яркие многоцветные головы четко выделялись на фоне зеленой равнины.
        Харкер догадался, что они сторожат проход, и понял: сейчас они знают все, что происходит в его мозгу, так же, как знала это Бутон. Новая форма коллективизма один - мозг для всех и все для одного. Даже если Маклерен был здоров, никаких шансов на спасение у людей не оставалось. Там не проскочит и мышь.

«Интересно,  - подумал Харкер,  - скоро ли придет следующее облако?»

        - Что будем делать, Мэтт? Есть ли какой-нибудь способ уйти отсюда?
        Маклерен думал не о себе. Он смотрел на долину, как Люцифер, жаждущий рая, и думал о Вики. Даже не о самой Вики, а о Вики как о символе тридцати восьми сотен венерианских скитальцев.

        - Не знаю,  - пожал плечами Харкер.  - Прежним путем нам не пройти, тем более через пещеры. Хотя!.. Помнишь, когда мы отгоняли тех чудищ на реке и ты чуть не упал, швыряя в них камни? Там был разлом, прямо у края озера, трещина от землетрясения. Если мы доберемся до нее сверху и как следует встряхнем…
        Прошла минута, прежде чем до Маклерена дошло. Он широко раскрыл глаза:

        - Обвал вызовет запруду…

        - Вода поднимется достаточно высоко. Пловцы выберутся…
        Горящими глазами Харкер смотрел на головы-цветы, пестрящие внизу.

        - Но если долину затопит, Мэтт, и Пловцы вылезут наружу, что останется здесь для нашего народа?

        - Думаю, обвал окажется не таким уж мощным. По краям разлома камень достаточно крепок.  - Харкер внимательно осмотрел дно долины.  - Видишь эти склоны? Даже если обвал не прекратится сам по себе, достаточно небольшого рва, чтобы отвести воду и осушить дно.

        - Может, и так.  - Маклерен кивнул.  - Но ведь Пловцы останутся. Я не думаю, что они намного добрее тех крошек.  - По его тону можно было понять, что он более склонен сражаться с народом Бутон.
        Рот Харкера медленно скривился в усмешке.

        - Пловцы - водяные создания, Рури. Они амфибии, живут под землей, в полной темноте, и один Бог знает, как давно они там поселились. Ты знаешь, что бывает с червями, когда их вытаскивают на свет? Ты знаешь, что бывает с грибами, растущими в темноте?  - Он почти благоговейно провел пальцем по своей коже.  - Ты ничего не заметил на себе, Рури? Впрочем, ты был слишком занят.
        Маклерен изумился. Он потер свою кожу, поморщился и снова потер.

        - Загар,  - сказал он удивленно.  - О Боже! Солнечный загар, даже ожог.
        Харкер встал:

        - Давай пойдем и посмотрим.
        Головы-цветы внизу задвигались.

        - Им не нравится эта мысль, Рури. Видимо, наша идея вполне осуществима, и они это знают.
        Маклерен встал, опираясь на копье как на трость.

        - Мэтт, они не дадут нам уйти.
        Харкер нахмурился:

        - Бутон говорила, что есть и другие способы защиты… Но не оставаться же нам здесь!
        Они снова полезли наверх, очень медленно, щадя рану Маклерена. Харкер пытался угадать, далеко ли подземная пещера. Река была хорошим проводником, а скалы почти не имели растительности.
        Харкер внимательно следил за цветочным народом, но ничего угрожающего из долины не появлялось.
        Вид скал резко переменился. Древние землетрясения оставили на камне свои следы: извилистые трещины, огромные гранитные плиты, грозно нависшие над пропастью и готовые низвергнуться в темноту.
        Харкер остановился:

        - Вот оно. Знаешь, Рури, я хочу, чтобы ты отсюда ушел. Здесь слишком опасно.

        - Мэтт, я…

        - Заткнись. Один из нас должен остаться в живых и вернуться на корабль. Большой спешки нет, дня через три -четыре ты будешь способен ходить нормально. Ты…

        - А почему я? Ты лучше всех лазаешь по горам…

        - Ты женат,  - коротко ответил Харкер.  - Чтобы скинуть вниз пару этих плит, хватит и одного человека. Они и так еле-еле держатся. Может быть, я выберусь благополучно. Но ведь глупо рисковать обоим, не так ли?

        - Угу. Но, Мэтт…

        - Послушай, мальчик, я знаю, что делаю.  - Голос Харкера стал необычно мягким.  - Передашь мой привет Вики и… - Он вдруг вскрикнул от резкой боли.
        Нерешительно опустив глаза, Харкер увидел, что его тело покрыто маленькими огоньками, слабыми, мерцающими, исчезающими, но оставляющими сильные ожоги. Огоньки плясали и на Маклерене. Друзья уставились друг на друга.
        Ужас беспомощности охватил Харкера.
        Опять телекинез. Люди-цветы повернули против пришельцев их же собственное оружие.
        Они видели огонь и его действие, воссоздали этот процесс в мозгу, сосредоточились сообща и выпустили мысленную силу всей колонии на двоих людей. Харкер давно понял, почему они ухватили мысль о солнечном ожоге и применили ее буквально.
        Огонь, самовозгорание. Это очень просто, надо только знать, как… Тут было что-то от Неопалимой Купины.
        Атака возобновилась с новой силой. О Боже, как больно! Маклерен закричал. Его набедренная повязка и бинты начали тлеть.

«Господи, что же делать, скажи мне скорее, что делать,  - лихорадочно думал Харкер.
        - Цветочный народ фокусируется на нас через наш же мозг, через наше сознание. Возможно, до подсознания они доберутся не так легко. Значит… значит, надо, чтобы Рури лишился сознания, упал в обморок…»
        Опять пламя, ожог, страшная боль.

«Сейчас они прочтут мою мысль и задержат меня…»
        Без предупреждения Харкер сильно ударил Маклерена в челюсть и оттащил его к камням. Все это он сделал с поразительной силой и скоростью. Самому ему спасаться некогда, да скоро и вообще не понадобится.
        Не сводя с Маклерена глаз, он отошел футов на сто. Третья атака была очень болезненной, настолько болезненной, что Харкер чуть не упал. Но Рури Маклерен не был ею задет.
        Харкер улыбнулся, последний раз взглянул на бесчувственное тело товарища и бросился к искореженным гранитным плитам на утесах. Движение его было рассчитано так точно, что тело неслось вперед автоматически, не останавливаясь даже тогда, когда огоньки стали разгораться, оставляя на коже огромные бурые пятна ожогов. Он столкнул вниз гигантский зазубренный камень, и тот по пути задел и повлек за собой следующий. Харкер уперся в третий, лежавший на скользком глинистом ложе, и с нечеловеческой силой спихнул его в пропасть.
        Харкер упал. Мир растворился в дрожащем ревущем хаосе, подернулся яркой вуалью пламени и клубами удушливого дыма. Последнее, что мелькнуло перед угасающим взором Харкера, было высокой, укутанной снегом горой, уходящей в ясное небо…
        Настала ночь. Рури Маклерен лежал на выступавшем над долиной карнизе. Долина под ним терялась в индиговых тенях, но шум воды - стремительной, бурной, злой - давал представление о том, что там происходит.
        В долину хлынула новая жизнь. Она поднималась на гребнях бурлящей воды, горела золотом в синеве ночи: сверкающие гиганты возвращались на родину, чтобы отомстить. Воду покрывали огромные пятна радужного сияния - цветы-собаки вышли на охоту. Между ними, крутясь и подпрыгивая в смертельной игре, неслись малыши Пловцов.
        Маклерен следил за их последней охотой. Он всю ночь наблюдал, как золотые титаны требуют расплаты за века темноты. С восходом солнца цветочного народа уже не существовало. А днем Маклерен увидел, как умирают Пловцы.
        Вода размыла завал. Поток, вернувшийся в свое русло, отрезал их от пещер. На землю лился яркий солнечный свет.
        Сначала Пловцы с патетической радостью приветствовали его, но вскоре они все поняли.
        Маклерен отвернулся. Он отдыхал и ждал, когда исполнится предсказание Харкера.
        Когда он нашел проход, долина уже просохла.
        Он оглянулся на горы, вдохнул сладкий ветер и почувствовал великий стыд за то, что жив и может дышать.
        Он посмотрел назад - на пещеры, где умер Сим, и на утесы, где он похоронил то, что осталось от Мэтта Харкера.
        Ему казалось, что он должен что-то сказать, но слова не приходили, только грудь была переполнена и тяжело вздымалась.
        Он молча повернулся к каменному проходу, ведущему к морю Утренних Опалов, к двадцати восьми сотням странников, которые отыскали дом.


        notes
1

        Колонисты сократили словосочетание «растение-животное» («plan-animal», англ.) в
«плэнимэл», а потом и в плэнни. (Примеч. автора).


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к