Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Зарубежные Авторы / Брекетт Ли: " Женщина С Альтаира " - читать онлайн

Сохранить .
Женщина с Альтаира Ли Бреккет


        #

        Kb Бреккет
        Женщина с Альтаира

        Глава 1. ЭРИАН

        День, когда Дэвид вернулся домой из глубокого космоса, стал великим днем для каждого землянина.
        И долго будет этот день отмечен красным в календаре семьи Макквари.
        Мы поехали в космопорт встречать его: я, Бэт, наша с Дэвидом сестра, только что окончившая колледж, и невеста Дэвида мисс Люишем. У мисс Люишем были хорошие родители, но не было денег, а у Дэвида было и то и другое. Мисс была из тех красивых пустоглазых бэби, коих отлично делают из бакелитовых чурок,  - в точности как человек. Но Бэт находила ее потрясающей и часами насиловала свою внешность, пытаясь хоть отчасти приблизиться к этому недосягаемому идеалу. Однако все усилия оставались тщетными. Впрочем, несмотря ни на что, волосы Бэт все еще вели себя как настоящие волосы и даже раздувались ветром.
        Космопорт был переполнен. Люди давно отвыкли изумленно раскрывать рты, услышав очередное сообщение о межпланетных перелетах, но звездные корабли все еще будоражили воображение, а люди, летающие на них, повсеместно считались героями. Говорили, что «Энсон -Макквари» побывал где-то в районе Плеяд, а потому встречать его собрались тысячи зевак. Мне вспоминаются трепещущие на ветру флаги и взволнованный голос какого-то оратора.

        - Ну разве это не чудо?  - сказала Бэт, безуспешно борясь с комком в горле.  - И все это ради Дэвида!

        - На этом корабле есть еще несколько человек,  - заметил я.

        - Ах, ты всегда такой противный!  - огрызнулась она.  - Дэвид - капитан и владелец корабля, он заслуживает такого приема.

        - Вот оно что!..  - парировал я.  - Впрочем, Дэвид наверняка думает то же самое.
        Администрация пропустила нас через заграждения, я подтолкнул Бэт и мисс Люишем, которая поплыла вперед, как домашняя утка, норовя подойти поближе к телекамерам. В этот момент нас остановил женский голос, и Бэт, быстро повернувшись, крикнула:

        - Марта!
        От группы репортеров отделилась на редкость привлекательная молодая особа и подошла к нам.

        - Я совсем обнаглела и злоупотребляю старой школьной дружбой,  - заявила она.
        Это нарочитое нахальство мне понравилось. Она явно напрашивалась на то, чтобы ее прогнали, и, наверное, мне надо было поступить именно так. К сожалению, в ту пору я не знал, какую роль суждено сыграть Марте Уолтерс во всей этой истории. Подумать только: одно грубое слово, один толчок - и все могло быть совсем иным.
        Но откуда человеку знать события наперед?
        Бэт пустилась в объяснения:

        - Марта была на последнем курсе, когда я поступала, Раф. Помнишь, когда я хотела стать журналисткой?
        Информация введена, рычажки памяти усиленно защелкали, и вот я уже говорю:

        - Ах, так вы - та самая Марта Уолтерс, которая пишет портретные очерки для
«Паблик»?

        - Да. Это моя работа и хобби одновременно.

        - Так вы напали на богатую жилу. С моего брата только очерки и писать.
        Она склонила голову набок и внимательно меня оглядела.

        - Думаю, это относится не только к нему. Подумать только, я никогда не слышала о вас.

        - Я всеми позабытый Макквари, тот, что не был никогда в космосе.
        Мы стояли на площади, в том ее месте, которое было специально забронировано для нашей семьи. Бэт болтала, мисс Люишем стояла как статуя, величавая и гордая, и эта светлоглазая подхалимка и втирушка Марта обдумывала вопросы и пыталась подыскать достойный повод, чтобы задать их.

        - Вы - старше Дэвида?

        - О! На тысячу лет.

        - Вы Макквари, и вы не были в космосе?  - Она недоверчиво покачала головой.  - Это все равно что быть рыбой и отказываться плавать.

        - Но он же не виноват,  - вступилась за меня сердобольная Бэт.  - Когда же появится корабль, Раф? Я просто не в силах ждать!
        Я попытался понять, какого же все-таки цвета глаза у Марты.
        Я было определил их как голубые, но вдруг - то ли от света, то ли еще от чего - они стали зелеными, как морская вода.

        - Не может же быть, чтобы вас признали негодным к полетам,  - посочувствовала она.

        - Нет, дело не в этом: я разбился при посадке. Самолет был легкий, но грохнулся весьма тяжело.

        - Раф был на полпути из Академии в космопорт,  - печально сообщила Бэт.  - У него уже имелись бумаги и все такое, и он был назначен в свое первое путешествие младшим офицером. Отец чуть не умер от разочарования. Раф - он же старший и все такое… Но у него оставался Дэвид.

        - Понятно,  - сказала Марта.
        Она улыбнулась мне, но уже не нахально, а скорее заинтересованно.

        - Я думала, что трость у вас ради шика.

        - Так оно и есть,  - рассмеялся я.  - Думаю, мою семью больше всего раздражает, что здоровый как лошадь парень всюду таскает с собой эту штуку, намекая, что внешность обманчива и неизвестно, что будет завтра.
        С «Энсоном -Макквари» поддерживалась связь по радио. Приходили сообщения о курсе, и репродуктор повторял их. Люди толпились вокруг, как свора гончих, трещали миллионы голосов, вытягивались шеи, напряжение росло. Башни Манхэттена мощно сияли вдали. Марта и я мирно разговаривали. По-моему, мы говорили о ней.
        И тут поднялся страшный рев. Бэт завизжала мне в ухо. Несколько секунд пронзительный звук неистовствовал, а затем все смолкло, и небо треснуло, как разорвавшийся шелк. Из трещины со свистом вылетело серебряное пятнышко. Оно быстро увеличивалось, превращаясь в громадное, элегантное создание с потускневшими боками и звездной пылью на носу. Каждая заклепка дышала гордостью. Ах, какое оно было прекрасное, это творение рук человеческих! Оно сияло, как полная луна, и отбрасывало блики на посадочное поле, очищенное от всякой там межпланетной мелкоты. «Энсон -Макквари» вернулся домой.
        Я заметил, что Марта даже не взглянула на корабль. Она наблюдала за мной.

        - Вы довольно-таки непонятная личность,  - сказала она наконец.

        - Вам это не нравится?  - спросил я и заметил: - Терпеть не могу книг, где все ясно с первой страницы.

        - Вот как? Значит, вы не похожи на Дэвида. Что ж… Ах да, вы хотели сказать что-то о вашем чтении…

        - Вот он!  - взвизгнула Бэт.  - Вот Дэвид.
        Ограда сдерживала толпу, а служащие спешно организовали вторую линию защиты от армии настырных репортеров. Нам, родственникам, разрешалось первыми приветствовать прибывших.
        Открылся нижний люк, и до изнеможения медленно из него выползла платформа. На ней красовалась высокая фигура в абсолютно безупречной униформе.
        Грянул оркестр. В воздух понеслись тысячи приветствий, торопливо застрекотали телекамеры, а Дэвид поднял руку и улыбнулся. Красивый парень, мой брат,  - он вобрал в себя все лучшие черты рода Макквари. Я думаю, он был слегка раздосадован, когда Бэт влетела по ступенькам наверх и бросилась ему на шею: она помяла его воротничок. Мисс Люишем поднялась на платформу с тщательно отрепетированной грацией, демонстрируя свои роскошные ноги. Она изящно протянула руки, готовясь приветствовать Дэвида приличным случаю поцелуем, какой истинному герою естественно ожидать от будущей жены, но Дэвид бросил на нее такой ошарашенный взгляд, словно он увидел бедняжку впервые в жизни, и лицо его прошло через шесть разных оттенков красного.
        Но он великолепно справился. Он схватил эти протянутые руки, тепло, даже с жаром, потряс их и одновременно так ловко отодвинул мисс Люишем в сторону, что та почти не заметила этого. Прежде чем она успела что-нибудь сказать, он заговорил - громко, с мальчишеской гордостью:

        - В чужих мирах я видел много удивительных и драгоценных вещей. И самую удивительную драгоценность я привез с собой. Я хочу, чтобы вы приветствовали ее на Земле.
        Он повернулся и поманил к себе того, кто ждал по другую сторону люка внутри корабля.
        Не думаю, чтобы кто-то из нас, и мисс Люишем меньше всех, поняли, в чем тут дело. Все мы - и родственники, и зрители - были слишком заворожены торжественностью встречи, чтобы как следует рассмотреть маленькое существо, вцепившееся в руку Дэвида.
        Она казалась невероятно миниатюрной и хрупкой Для взрослой женщины, но бесспорно была ею. На ней было очень оригинальное платье из какой-то легкой ткани, блестевшей на солнце, и то, что скрывалось под ним, имело удивительно привлекательную форму.
        Кожа ее была идеально белой, как тонкий фарфор, на маленьком заостренном личике застыло обреченное выражение. Брови поднимались к вискам, как два изящных крыла.
        Густые волосы аметистового цвета были уложены в высокую, замысловатую прическу и сияли всеми мыслимыми оттенками этого драгоценного камня, и каждый такой оттенок смешивался с другими в невообразимой гамме, одновременно существуя и сам по себе. Глаза под разлетающимися бровями были того же цвета, но более глубокого, ближе к пурпурному. Она с превеликим замешательством смотрела на этот чужой шумный мир.

        - Она с Альтаира,  - сказал Дэвид.  - Ее зовут Эриан. Она моя жена.
        Реакция на это последнее заявление была бурной, но смущенной и довольно деликатной. Прежде чем крики смолкли, прежде чем Бэт отвела изумленный взгляд от своей неожиданной невестки, мисс Люишем достойно удалилась. Ни один волосок ее замысловатой прически не сбился с определенного ему места. Что же творилось в ее душе - этого я не знаю.
        Репортеры, предприняв отчаянный штурм, сокрушили живую цепь охраны и рассыпались вокруг платформы. Телевизионщикам тут же досталась неплохая пожива: Дэвид наклонился и поцеловал свою маленькую новобрачную с Альтаира.

        - Полагаю, что теперь вас отсюда и силком не увести?  - сказал я, взглянув на Марту.
        Она молча кивнула, и я увидел, что журналистка слегка дрожит, как волк, увидевший спящую перед самым его носом жирную овцу.

        - Женщина с Альтаира,  - шептала она.  - Это не заурядный очерк, это сенсация. Какой сюрприз для семьи! Бедное маленькое существо! Она, кажется, перепугана до смерти. Пожалуйста, не показывайте ей своих чувств, какими бы они ни были…
        И тут, осененная внезапной догадкой, Марта обернулась ко мне:

        - Кстати, а как у вашего брата с головой? Все в порядке?

        - Начинаю сомневаться,  - заметил я.
        На платформе, в фокусе всеобщего возбужденного внимания, новоявленная миссис Макквари дрожала возле своего осчастливленного мужа и смотрела загадочными пурпуровыми глазами на неведомых хозяев чужого ей мира.
        Глава 2. ЧУЖАЯ НА ЗЕМЛЕ

        В мрачном настроении отправились мы домой. Я ухитрился оттащить Бэт в сторону и пригрозил ей, что отлуплю ее, если она не будет держать рот на замке. Дэвид в экзальтации от возвращения и сенсации, которую произвел своим драматическим извещением о межзвездном браке, парил в облаках и не обращал на нас внимания. Он обнял Эриан за плечи, словно ребенка, болтал с ней, успокаивая и показывая на те или иные примечательные объекты вдоль дороги.
        Когда она смотрела на дома и деревья, на холмы и долины, на солнце и небо, я не мог удержаться от жалости и сострадания к ней. В дни своей юности я ходил как суперкарго на отцовском корабле на Венеру и Марс, а также за Пояс астероидов. Я знал, что значит ходить по чужой земле. А она оказалась так далеко от своего Дома, что даже ее родное солнце исчезло в пучине космоса.
        Время от времени она поглядывала на нас с каким-то затаенным ужасом. Бэт дулась и краснела. Я старался улыбаться, а Марта гладила руку Эриан. Дэвид научил ее говорить по-английски, и она довольно сносно болтала, хотя и не без своеобразного акцента, который превращал наш родной английский язык в некое экзотическое наречие.
        Голос у нее был мягкий, тихий и очень приятный, но говорила она мало. И мы тоже.
        Дэвид почти не обратил внимания на присутствие в нашей машине посторонней девушки. Я туманно пояснил, что Марта моя приятельница, он понимающе кивнул и тут же забыл о ней, а я был даже рад, что Марта находилась рядом. Бывают случаи, когда родственникам противопоказано оставаться наедине друг с другом.
        Жилище Макквари стояло на вершине холма. Дом был большой, построенный почти двести лет назад, когда старый Энсон Макквари только-только успел заложить основы будущего состояния, сорвав первый куш на перевозках лунной руды.
        Вокруг дома росли старые деревья и имелась тысяча акров земли. Все вокруг - и земля, и деревья, и дом - насквозь пропахло деньгами.
        Эриан взглянула на дом и покорно произнесла:

        - Он очень красив.

        - Не очень-то похоже на альтаирские жилища,  - заметил Дэвид,  - но она полюбит его.
        Я в этом не сомневался.
        Мы вышли из машины, и Марта замешкалась.
        Она настолько погрузилась в изучение Эриан, что вряд ли задумывалась о собственном положении, но теперь вид нашего родового замка, похоже, привел ее в чувство и несколько смутил.

        - Мне, наверное, лучше уйти,  - заметила она.  - Я и так надоела вам, а у меня еще куча дел. Я очень хотела бы взять у вас обоих настоящее интервью, но сейчас не время для этого.

        - Ну, нет,  - ответил я многозначительно,  - вы останетесь.  - Бэт непременно захочет обсудить с кем-нибудь создавшуюся ситуацию, а я для этого - кандидатура неподходящая. Вы ее давняя, школьная подруга, ведь так?
        Марта поглядела на разъяренное лицо Бэт и нерешительно кивнула.
        Эриан, державшаяся несколько позади, вдруг вскрикнула. Дэвид злобно окликнул меня.
        Я отправился узнать, в чем дело.

        - Это только Бек,  - сообщил я.

        - Ну-ка, убери его отсюда. Он напугал Эриан.

        - Ей придется привыкнуть к нему,  - заявил я и схватил Бека за ошейник. Это был крупный дог, один из лучших, какой у меня когда-либо жил. Ему не понравилась Эриан. Я чувствовал, как он дрожит, ощетинившись под моей рукой.
        Дэвид принялся было брюзжать, попрекая меня чрезмерной любовью к собакам, но Эриан сказала:

        - Я никогда не видела такого создания Он не собирается вредить. Он просто встревожен.
        Она заговорила с Беком на своем родном, мягко лившемся языке. Постепенно мускулы собаки расслабились, шерсть улеглась, уши обмякли. Он осторожно подошел к Эриан и положил морду прямо в ее руки, глаза его смотрели с недоумением. Эриан засмеялась:

        - Видите? Вот мы и подружились.
        Я посмотрел на собаку и не заметил радости в ее глазах. Как только Эриан убрала руку, Бек резко развернулся и поспешно умчался.

        - Мне надо многому учиться,  - мягко заметила Эриан.

        - А ты будь осторожен со своей проклятой скотиной,  - обернулся ко мне Дэвид.
        Дверь была открыта, и Дэвид сделал то, что, по его мнению, полагалось сделать в данной ситуации: поднял Эриан на руки и торжественно внес в дом.

        - Скажу только одно,  - проворчала Бэт.  - Надеюсь, что они не смогут… Я хочу сказать, что не вынесу племянника с лавандовыми волосами!
        Она решительно последовала за братом, но споткнулась и едва не упала. Я взял Марту под руку.

        - Не беспокойтесь. Бэт подберет вам подходящий наряд.

        - Наряд? С какой стати?

        - Сегодня у нас обед в честь Дэвида, официальный, разумеется. Будет много народу.

        - Замечательно!
        Тяжко вздохнув, она побрела к дому.
        Не знаю, насколько замечательным вышел этот обед, но уж скучать на нем не пришлось никому. Обширные помещения были заполнены теми, кого Дэйзи Эшфорд назвала бы ценными людьми. Все они пребывали в состоянии полной растерянности. Эриан, сидевшая за изысканным столом на месте мисс Люишем, казалась статуэткой дрезденского фарфора. На ней было платье бледно-золотого цвета, а ее волосы - воистину неземной красоты - казались огромной причудливой короной.
        Растерявшиеся женщины не знали, как себя с ней вести. Мужчины были очарованы, но тоже чувствовали себя не в своей тарелке. Дэвид не замечал общего замешательства и даже счел уместным попросить свою жену спеть. У нее нашелся любопытный музыкальный инструмент, и под его тихую музыку она исполнила песни своего родного мира, очень нежные и очень странные. Они рассказывали о том, что лежит за горами, о тайном знании океанов, о долгих спокойных думах пустынь. Но эти горы, океаны и пустыни не были земными. Под конец на глазах Эриан выступили слезы.
        Вскоре я заметил, что она исчезла. Дэвид слишком увлекся рассказом о своих приключениях, и присматривать за Эриан, похоже, должен был я.
        Наконец я нашел ее. Она печально стояла на ступенях террасы, ведущей в сад. В саду было много теней, кусты раскачивались на ветру, поэтому место, вероятно, казалось ей страшным. И небо к тому же было затянуто тучами.
        Она повернулась и взглянула на меня:

        - Зачем вы следите за мной?

        - Я подумал, что вы, быть может, чувствуете себя одиноко.

        - Здесь Дэвид. Как я могу быть одинокой?
        Я не видел ее лица. В темноте оно казалось маленьким белым пятном.

        - Да,  - сказал я,  - у вас есть Дэвид. Но мне кажется, вы печальны.

        - Я не печальна,  - ответила она.
        Особой грусти в ее голосе и в самом деле не чувствовалось, но уловить ее настроение мне так и не удалось.

        - Эриан, постарайтесь понять нас. Мы растерялись сегодня, потому что не ожидали вас и…
        Я пытался объяснить суть дела - довольно коряво и в общем-то безуспешно.

        - Не принимайте это близко к сердцу. Вы теперь член нашей семьи, и мы сделаем все, что сможем, чтобы вам было хорошо.

        - Малышка полна злобы.

        - Она еще девочка. Дайте ей время. Через месяц она захочет выкрасить себе волосы под цвет ваших.
        Я протянул ей руку:

        - У нас принято пожимать руки в знак дружбы. Вы принимаете мою дружбу, Эриан?
        Она долго колебалась, а затем серьезно, почти по слогам, точно стараясь, чтобы до меня лучше дошел смысл ее слов, произнесла:

        - Я не буду ненавидеть вас, Раф.
        Она положила свою руку на мою. Прикосновение было мягким и прохладным, даже холодным, словно ладонь мою облепили хлопья снега. Затем она вздрогнула.

        - В вашем мире холодно, когда наступает тьма.

        - А в вашем мире всегда тепло?
        Мы повернули к дому, и, приглядевшись, я наконец понял, почему Дэвид не отпустил ее от себя. Она тихо ответила:

        - Да, у нас тепло, и луны на небе, как яркие лампы. Шпили и крыши сверкают, а здесь темные листья дрожат и не пахнут…
        Она замолчала.

        - Вы, видимо, очень сильно и глубоко полюбили Дэвида, если решились на такой долгий путь с ним.

        - Любовь и вправду великая сила,  - прошептала она.
        Мы вошли в дом, и Дэвид снова позвал ее.
        Несколько дней я не видел Эриан. Я управлял финансами Макквари - не потому, что мне это нравилось, а потому, что хотел хоть как-то оправдать деньги, которые тратил. Дэвид привез из своего путешествия бесценный груз, и я прикинул, что за вычетом издержек перелета нам причитается около миллиона долларов.
        Я был так занят, что едва находил время встречаться с Мартой. Просто удивительно, насколько это стало для меня важным - видеть Марту. Это случилось очень скоро и без лишних слов. Она покинула наш дом в приподнятом настроении, потому что собрала неплохой материал для своих статей. Я спросил:

        - Когда я увижу вас снова?

        - Когда угодно,  - ответила она.
        И мы начали встречаться: всякий раз, когда нам было угодно.
        Однажды вечером, когда мы случайно собрались за обедом всей семьей, Эриан застенчиво сказала:

        - Дэвид, я подумала…
        Он тут же весь превратился в слух. Нет сомнений, он обожал ее. Признаться, я был несколько озадачен. У Дэвида за его жизнь было всего три увлечения: звездные корабли, он сам и династия Макквари, причем именно в таком порядке. Но его обращение с Эриан свидетельствовало о том, что появилось и четвертое.

        - Дома у меня была маленькая комнатка,  - продолжала Эриан,  - она принадлежала только мне, и иногда я запиралась в ней, чтобы сделать подарки своим родным. Я очень люблю мастерить всякие безделушки. Говорят, у меня неплохо получалось это. Дэвид, ты не мог бы и здесь устроить для меня маленькую мастерскую?
        Дэвид улыбнулся и сказал, что даст ей все, чего она только ни попросит, кроме разве что здешней одежды, которая, может быть, и сгодится таким уродам, как земляне, но ей будет явно не к лицу. Эриан улыбнулась в ответ и все так же робко попросила немного недорогих камней и тонкой золотой и платиновой проволоки.

        - Бриллианты,  - сказал Дэвид,  - изумруды, все, что захочешь.

        - Нет, я хотела бы хрусталь или циркон. Неограненный, пожалуйста. Я хочу огранить камни сама.

        - Этими крошечными ручками? Прекрасно, дорогая, завтра же доставлю.
        Эриан серьезно поблагодарила и взглянула на меня:

        - Я очень быстро учусь, Раф. Я видела всех ваших лошадей. Они такие большие и красивые!..

        - Если захотите,  - сказал я,  - я научу вас ездить верхом.

        - О! Я надеюсь, вы подберете для меня самую маленькую лошадку?
        Я засмеялся и объяснил ей, что на трехнедельном жеребенке далеко не уедешь, но тут вмешался Дэвид. Он сердито заявил, что мои неуклюжие кобылы до смерти залягают Эриан и поэтому он запрещает подобные развлечения.
        После обеда я отвел Бэт в сторону и спросил, что она думает об Эриан.

        - Ох, наверное, это не ее вина, Раф, но у меня от нее мурашки по коже. Она бродит по комнатам, как маленький призрак, и иной раз так посмотрит… У меня создается впечатление, что она изучает меня - изнутри, я хочу сказать. Мне это не нравится. И сама она мне не нравится.

        - Ладно, но все-таки постарайся быть с ней милой. Бедняжке, наверное, тяжело. Не забывай, что мы для нее чужаки…

        - Она сама захотела приехать,  - безжалостно отрезала Бэт.
        Я оставил ее и пошел на свидание с Мартой.
        Глава 3. ПОДАРКИ ОТ ДУШИ

        Дэвид оборудовал для Эриан чудесную мастерскую, где она могла сутки напролет делать свои милые безделушки. Эриан сидела там целыми днями и не позволяла никому, даже Дэвиду, смотреть, чем она занимается. Несколько недель она работала не покладая рук и однажды пришла к обеденному столу с видом пай-девочки, ожидающей заслуженных похвал. При этом она что-то прятала в складках платья - я не разглядел, что именно.
        На ее голове красовалось нечто вроде тиары, которая очень шла к ее аметистовым волосам и маленькому личику: изящная вещица, из причудливо переплетенных платиновых и золотых проволочек, напоминающая изысканный венок и украшенная безупречным кристаллом, который она сама отшлифовала. Я никогда не видел такого типа огранки.
        Она высыпала свой блестящий груз на скатерть.

        - Смотрите, я сделала подарок для каждого. Вы должны носить их, иначе я буду очень огорчена.
        Перед нами лежали очень красивые вещи.
        Дэвиду и мне она сделала кольца: на ее родной планете мужчины любят украшения не меньше женщин, но пуританские нравы Земли требовали снисхождения.
        Моей сестре предназначалось ожерелье - такое, от которого не отказалась бы ни одна девушка, даже если бы его предлагал сам дьявол.
        Присутствующие изумленно ахнули.
        Дэвид выразил сожаление, что не знал об этом таланте своей жены: с помощью таких штучек можно сколотить неплохое состояние,  - но Эриан только покачала головой:

        - Нет. Они для подарка и должны делаться от души. Иначе я не могла бы их изготовить.
        Все камни имели одну и ту же огранку, весьма необычную, на мой взгляд.
        Это случилось ровно через восемь дней после раздачи подарков. Дэвид отправился по делам в город, а Марта и я решили провести уик-энд в лесу, неподалеку от дома.
        Вдруг из усадьбы раздался крик, и мы со всех ног бросились туда. Нельзя было установить, кто кричал, но я почему-то был уверен, что это Бэт. Затем к этим отчаянным воплям примешались другие звуки. Я бежал как угорелый. Вскоре из леса мы попали в старый, заброшенный яблоневый сад. Яблони здесь давно перестали плодоносить и теперь разрослись, как настоящие лесные деревья.
        Бэт взобралась на одного из этих сучковатых ветеранов. Платье ее было изодрано и окровавлено, на лице тоже виднелась кровь. Ее крики уже не имели никакого смысла: еще минута - и она упадет.
        Под деревом стоял мой породистый дог-гигант Бек. Он прыгал, его зубы сверкали на солнце, словно ножи, и щелкали в каком-нибудь дюйме от ног Бэт, прижавшейся к стволу яблони. Прыгая, животное издавало странные, душераздирающие стоны. Похоже, что дог испытывал величайшие муки и всеми силами умолял невидимых мучителей отпустить его.
        Я окликнул Бека. Он повернул голову, жалобно взглянул на меня, а затем снова вернулся к упорным попыткам прикончить мою сестру. Со мной была тяжелая трость, с которой я обычно гулял по окрестностям, и я ударил собаку массивным набалдашником. Бедный Бек! Он испустил дух через одну или две минуты и даже не пытался защищаться. Я подхватил рухнувшую с дерева Бэт, и мы с Мартой потащили ее на руках домой.
        Эриан была дома. Она вскрикнула от ужаса и наклонила голову. Я помню, как в полутемном холле на лбу ее блеснул кристалл.
        Прибежали перепуганные служанки и взяли Бэт, а я позвонил в город Дэвиду и доктору.
        Потом я занялся бренди и тоником.
        Скоро появилась Бэт, больше испуганная, чем раненная. Она рассказала, что смотрела на нас с Мартой и вдруг невесть откуда выскочил Бек и безо всяких причин попытался перегрызть ей горло.

        - Я никогда не делала ему ничего плохого,  - всхлипывала она.  - Я любила его, и он любил меня. Наверное, он взбесился.
        На мое счастье, вскоре приехал доктор и занялся Бэт. Бека увезли на вскрытие.
        Пес оказался не бешеным, но были обнаружены признаки какой-то другой болезни. Я сжег свою трость. Я не мог забыть, как стонал Бек, как он смотрел на меня, умирая. Дэвид бросил мне несколько злых слов, и я чуть не ударил его, что было бы некрасиво в данных обстоятельствах.
        Как бы то ни было, но собака умерла.
        Бэт поправилась. Со временем нервы у всех успокоились, и даже Бэт устала говорить об этом случае. Наступал день рождения Дэвида. Эриан усиленно готовилась к празднеству, непрерывно задавая нам вопросы относительно того, что должно быть сделано по нашим обычаям, и дополняя кое-что свое.
        Дэвид любил пышность, так что снова был организован большой обед и созвана куча народу. Теперь Эриан завоевала признание. К этому времени все уже успели пошушукаться с ней. Успех ее был куда более значительным, чем в первый раз.
        Некоторые женщины даже решили, что с такой милой и несчастной крошкой не стоит быть чересчур суровыми.
        Марта и я удалились в библиотеку, чтобы поцеловаться на свободе. Через закрытую дверь мы слышали, как поет Эриан.
        Она пела не то, что прежде, не те полные страстной тоски мелодии, а что-то веселое и озорное. Когда она замолчала, из гостиной вновь послышалась беспечная болтовня гостей.
        Так прошло около часа. И вдруг веселый шум праздника прорезали чьи-то отчаянные крики. Я вообразил, что начался пожар, и помчался к выходу. Гости столпились на веранде и с любопытством вглядывались в темноту, пытаясь понять, по какому случаю поднялась такая суматоха.
        Среди собравшихся была и Эриан.
        Конюшни и большие открытые загоны располагались довольно далеко от дома. На полпути я встретил бежавшего ко мне Джемиссона, моего старшего грума.

        - Мисс Бэт!  - кричал он.
        Лицо его было белым, как мука.

        - Скорее!
        Я прибавил ходу, но страшное предчувствие - не предчувствие даже, а холодная уверенность, от которой мышцы цепенели и к горлу подкатывался тошнотворный комок,
        - овладело всем моим существом: зачем так спешить? Теперь уже поздно.
        В той конюшне жила старая, чистых кровей кобыла, ласковая, как котенок. Она уже давно не работала и доживала свой век, так сказать, на пенсии. Бэт обожала ее. Как только моя сестра появлялась там, старая Хейзл начинала перебирать негнущимися ногами и обнюхивать ее руки в ожидании сахара.
        Теперь здесь горели прожекторы, и в их лучах силуэты людей и лошадей сливались в одну серую бурлящую массу, а человеческие крики и конское ржание сплетались в тревожный, настойчивый гул. Хейзл прижалась к ограде загона. Каждый мускул ее тела дрожал, темная шкура покрылась потом. На копытах кобылы алели пятна крови.
        Бэт была мертва. Она прибежала сюда в загон в белом вечернем платье и в серебряных туфельках, а старая кобыла убила ее. Это было совершенно непостижимо и бессмысленно. Циркониевое ожерелье, подарок Эриан, сверкало среди брызг крови.
        Люди накинули на обезумевшую кобылу веревки. Она яростно забилась, отчаянно завизжала. Кто-то сунул мне в руки пистолет, и я немедленно пустил его в ход, отчетливо понимая, что ни эта несчастная кляча, ни старина Бек никогда в жизни не решились бы на убийство своей хозяйки.
        Дикость какая-то. Однако Бэт погибла.
        Так закончился веселый вечер.
        Вот, значит, каково бывает тому, кто теряет свою младшую сестру.
        Иной раз она была надоедлива, иногда смешна и всегда нестерпимо болтлива… И теперь этому пришел конец. Как страшно!
        Прибежал рассвирепевший Дэвид и хотел перестрелять всех лошадей. Я остановил его, и тогда он бросился на меня Произошла скверная сцена. Это были мои лошади, и одну из них уже пришлось пристрелить, а теперь погибла и вторая.
        С тех пор между мной и братом встала стена, и его ненависть ко мне росла с каждым днем. Я не мог понять почему.
        Он словно обезумел, но какие бы недостатки ни имел Дэвид, сумасшествия среди них не было.
        Мы похоронили Бэт, и Эриан плакала больше всех. Она была преданной утешительницей Дэвида, и я впервые порадовался тому, что она здесь.
        Глава 4. ЗВЕЗДНЫЕ СНЫ

        В первую же ночь после похорон я начал видеть сны. Сначала они были короткими и смутными, потом длиннее и яснее, и в конце концов мои дни стали кошмарами, а ночи
        - невыносимым адом. Не было для меня большей муки, чем сон Я видел во сне космос.
        Все Макквари - космолетчики Начиная со старого Энсона все наши мужчины летали на кораблях, а девушки выходили замуж за космолетчиков. Знамя Макквари не раз покрывало себя славой. Никаких грехов, кроме стремления быть первыми, за нами не водилось. И корабли Макквари выигрывали, мы снимали сливки с межпланетной торговли, а теперь вот пробились к звездам.
        Я был Макквари и старший сын вдобавок.
        Я был изначально предназначен для космоса. Это так же неизбежно, как восход солнца или детские болезни.
        Теперь я видел космос во сне. Я висел в пустоте между мраком и ослепительным светом, и ни сверху, ни снизу, ни вокруг не было ничего, кроме жестокого излучения далеких солнц, наблюдающих за моим падением. Я падал через миллионы безмолвных миль, безгласный, беспомощный, а звезды выглядели все такими же, и я вроде бы и не двигался. Я знал, что буду падать вечно, и мне никогда не позволят умереть, и звезды не изменятся до конца вечности.
        Это были ужасные сны. Снотворное делало их еще хуже. Я целыми днями ездил верхом и выматывался достаточно, чтобы крепко спать, но ничего хорошего мои изнурительные прогулки не приносили. Я пытался пить, но и выпивка не помогала.
        В этих снах был заложен комплекс вины.
        Одна часть их все время повторялась: я сам, зная об ожидавшей меня участи, бежал от нее, как преследуемый разъяренными гончими заяц.
        Везде, куда бы я ни повернулся, был мой отец. Раскинув руки, он загораживал мне дорогу. Глаза его были опущены, но я знал, что однажды он поднимет их, посмотрит на меня и узнает правду. Я с ужасом ждал этого момента, и этот страх был не меньше страха перед космосом. Спрятаться было негде, и я падал в безвременный мир.
        С Мартой я не виделся. У меня не хватало духу на разговоры с людьми. Я начал подумывать о смерти. Она казалась мне предпочтительнее обитой войлоком камеры в психиатрической больнице.
        Дэвид по-прежнему был невыносим. Эриан нежно порхала надо мной. Я, конечно, ничего не рассказывал им, кроме того, что плохо сплю.
        Затем каким-то удивительным образом в мои сны вмешалась Эриан. Не сама она, а ее мир, планета у Альтаира, которую она оставила ради Дэвида.
        Это было очень странно, потому что она мало рассказывала о своем мире. В сущности, она даже отказывалась говорить о нем, Дэвид тоже не распространялся на эту тему, разве что говорил о состоянии тамошней торговли. Но во сне я бывал там, я отчетливо видел этот мир, и в моем ужасном падении сквозь космическое пространство появлялись неожиданные светлые проблески. Я видел каждый лист, каждый цветок, каждую башенку в сияющем городе, улицы которого я знал как лес, окружавший нашу усадьбу. Я видел причудливые изгибы крыш, украшенных затейливой резьбой, широкие равнины перистой травы, что, как дым от костра, стелилась по земле и сливалась с мерцающими опалами морских волн. По цвету разливающегося над горизонтом сияния я узнавал, какая из лун всходит сейчас на небе, а по запаху трав, внезапно заполнившему воздух, я догадывался, из каких краев прилетел утренний ветер.
        Самым странным было то, что я рассказал обо всем этом Эриан, умалчивая лишь о своих кошмарах. Она быстро взглянула на меня и сказала:

        - Да, удивительно!
        Я начал было передавать подробности, но она вдруг засмеялась:

        - Ну конечно! Ничего странного тут нет. Я же сама вам об этом рассказывала.

        - Когда?

        - Несколько дней назад. Вы тогда выпили лишнего, Раф, поэтому и не помните. Я хотела, чтобы вы поскорее уснули, и не нашла ничего лучшего, как рассказать о своем мире.
        Это объяснение было не хуже любого другого, а ничего более убедительного мне придумать не удалось, так что я счел за лучшее выбросить это из головы. Но с тех пор мир Эриан мне больше не свился.
        Я чувствовал себя подлецом по отношению к Марте, но в такие вещи нельзя впутывать другого, особенно если этот другой близок тебе и дорог. С каждым днем мы все больше и больше отдалялись друг от друга; и, поглощенный своими переживаниями, я даже не пытался найти благовидный предлог для своих отлучек. Между тем провалы сознания усилились и стали посещать меня даже в часы бодрствования. Однажды я обнаружил, что моя лошадь стоит на краю обрыва и земля уже осыпается под ее ногами. В другой раз я поймал себя на том, что держу в руке острый перочинный нож и задумчиво царапаю им свое запястье.
        Я перестал ездить верхом. Я прекратил водить машину. Я запер все мои ружья и отдал ключи Джемиссону. Я знал, что должен умереть, но свыкнуться с этой мыслью не мог.
        Однажды, незваная и нежданная, ко мне заявилась Марта. Она вошла в дом, отыскала меня и вежливо закрыла дверь перед носом у моих домочадцев. Мы остались наедине.

        - Я хочу знать правду, Раф. Что случилось?
        Я путано обьяснил ей, что не очень хорошо себя чувствую, но вообще-то со мной как будто все в порядке, поблагодарил ее за визит и постарался избавиться от нее, но она не сдавалась.

        - Посмотри на меня, Раф. Ты разлюбил меня?
        Я взглянул на нее, и она улыбнулась. Во всяком случае, мне так показалось.
        Я молча прижал ее к себе. Через некоторое время она прошептала:

        - В этом доме таится какое-то зло. Я почувствовала его, как только переступила ваш порог. Что-то очень скверное…

        - Глупости,  - нахмурился я.
        Но она упорствовала в своем убеждении и, слегка повысив голос, принялась ругать меня за то, что я заставляю ее страдать. Излив свои чувства, она успокоилась, взглянула мне в лицо и заметила:

        - Ты чертовски скверно выглядишь, Раф. В чем дело?

        - Сам не знаю.
        Внезапно мне захотелось выбраться из этого дома, и как можно скорее. Кажется, я поверил ее речам. Нелогично? Я и не хотел быть логичным.

        - Пойдем погуляем. Может, на свежем воздухе моя голова будет лучше соображать.
        Мы не стали уходить слишком далеко. Последние несколько недель страшно истощили и вымотали меня, и каждое движение давалось мне с трудом. Мы дошли до поросшего травой бугра позади дома, присели на него. Марта не пыталась скрыть свой испуг.
        Откровенничать с ней я не собирался.
        Я твердо решил, что не скажу ни слова, и, конечно, все выболтал. Не знаю, что ей удалось понять, потому что рассказывал я не очень связно, но когда я закончил, она сильно побледнела и обхватила меня руками:

        - Тебе нужен психиатр. И хороший доктор.

        - Доктор у меня есть, а психиатр нужен только тем, кто не хочет в чем-то признаться самому себе. Но я - то не из их числа.

        - Откуда же у тебя эти сны?

        - Думаешь, меня мучит комплекс вины? Послушай, Марта, я расскажу тебе кое-что, чего не знает никто, кроме меня. Может быть, это уронит меня в твоих глазах, но я хочу все рассказать тебе, и лучше сделать это сейчас. Помнишь, я говорил тебе о той аварии, из-за которой меня не пустили в экспедицию? Так вот, я сам разбил свой самолет, я сделал это намеренно.
        Ее глаза широко раскрылись. Прежде чем она успела что-то сказать, я поспешно продолжил:

        - Я никогда не хотел уходить в космос. Когда я был маленьким, мой отец часто пытался соблазнить меня рассказами о космических путешествиях, но так ничего и не добился. Я любил Землю. Я любил собак, лошадей и прогулки по лесу. Мне вовсе не хотелось идти по протоптанной поколениями Макквари дорожке. Когда я был мальчишкой, мы с отцом часто ссорились из-за этого. С возрастом мое отвращение к космосу не уменьшилось, но я обнаружил, что всякая борьба бесполезна. Кроме того, я любил отца. Ты знаешь, как некоторые люди гордятся семейными традициями. Космос был его жизнью. И его желание сделать меня космолетчиком оказалось сильнее моего упрямства. Итак, я пошел. Мне не нравилось это дело. Я, прямо скажем, ненавидел его, но помалкивал. Однажды мы возвращались с Марса и один человек из нашей команды погиб. Он вышел наружу, чтобы проверить обшивку, и магнитные защелки не сработали. Его отнесло от корабля. Через экран я видел, как он становился все меньше и меньше, пока не исчез совсем. Ты знаешь, как быстро идет корабль на полном ускорении? Мы тотчас послали за ним бот, но было уже поздно. Этот человек все
еще там. Он всегда будет там. После этого случая одна мысль о космосе приводила меня в ужас. Точно так же некоторые люди боятся моря. Дело тут не в страхе смерти. Нет. Меня пугала пустота, тьма, холод и ожидание. Я не хотел сидеть взаперти, а корабль - это тот же гроб. Я пытался бороться с этим чувством. Я совершил еще два путешествия и после второго слег на несколько месяцев. Я никому не говорил о причинах этой болезни и, выздоровев, отправился в Академию получать назначение. Мой отец был горд и безмерно счастлив. Еще бы! Ведь дети просто обязаны любить то, что любят их родители! Он дал мне должность на своем флагманском корабле. Я не мог сказать ему правду, но не мог и идти в полет. И кто Дал мне право делать вид, будто в трудную минуту на меня можно положиться, а на самом деле… И я разбил свой самолет. «Если я умру,  - думал я,  - я сделаю это прилично и в одиночку, если останусь жить, то буду настолько искалечен, что физически не смогу отправиться в космос, и честь дома таким образом будет спасена». Я полагал, что Бог на моей стороне, и в любом случае считал катастрофу с самолетом правильным
выбором. После аварии эстафетный факел принял Дэвид, и мой отец умер счастливым.
        Некоторое время мы молчали. Я сидел и вертел на пальце кольцо, подаренное мне Эриан. Наконец Марта сказала:

        - Вот и объяснение.

        - Чему?

        - Тому, как ты встречал корабль Дэвида. В твоем взгляде не было ни зависти, ни сожаления. Ты не хотел быть на его месте, но гордился им так же, как Бэт.

        - Дэвид чуточку задается,  - сказал я,  - но вообще-то он толковый парень. Я говорил с его людьми… Так что насчет меня?

        - Раф, ты начал было что-то рассказывать об Эриан. Как она связана с этим делом?

        - Ах да, я забыл…
        Я рассказал о своих снах.

        - Не исключено, что она описывала мне свой мир, а мое воображение сделало остальное.

        - Сомневаюсь.
        Некоторое время Марта сосредоточенно молчала, а затем принялась расспрашивать меня о том, что говорила Эриан, что ответил я, что и как я вспоминал. В конце концов мне захотелось узнать, к чему она ведет.

        - Тебе не приходило в голову, Раф, что все эти беды навалились на вас с тех пор, как появилась Эриан? Все происшедшее не имеет реального объяснения: Бек, старая кобыла, сама Бэт, прибежавшая в загон в вечернем платье, да еще ночью, чего ни одна женщина в здравом уме не сделает! А теперь эти кошмары, которые ведут тебя к… Ох, да я вижу, что ты рассказал мне только часть!.. Послушай, Раф, все это слишком неправдоподобно! Так не бывает.

        - Но какое отношение имеет к этому Эриан? Сдается мне, Марта, что ты порешь чушь!

        - Так ли? Откуда мы знаем, какими силами они обладают, на что способны существа ее мира?

        - Но она любит Дэвида! С какой стати она станет уничтожать его родных?

        - Откуда ты знаешь, что она его любит? Она сама тебе это говорила?

        - Да.
        Но тут я вспомнил слова Эриан и поправился:

        - Нет, если быть точным. Она лишь сказала, что любовь - великая сила. Но тогда за каким же чертом она согласилась приехать сюда?
        Почему-то наш разговор глубоко встревожил меня. Место, где мы сидели, было открытым и пустынным, но меня не покидало ощущение, что нас кто-то подслушивает, а Марте, проявляющей неуместное любопытство, грозит серьезная опасность.

        - Все это вздор,  - резко сказал я.  - Мы не автоматы с дистанционным управлением. Никто не может насылать на нас сны, заставлять нас делать то, чего мы не хотим, а тем более подталкивать к гибели.

        - Земные люди не могут. Но Эриан не земная. Внутренне она чужда нам, хотя внешнее сходство очень сильное. И Бэт говорила то же самое.

        - Женская болтовня.

        - Возможно. Но возможно также, что мы иногда бываем ближе к истине, чем мужчины. Мы не стыдимся доверять инстинктам и интуиции, дарованным нам Господом. Эта женщина - зло. Она наполнила дом смертью.
        Марта вздрогнула, словно от холодного ветра, внезапно протянула руку, сорвала с моего пальца кольцо и забросила его далеко в густую траву.

        - Я не хочу, чтобы ты носил сделанные ею вещи!
        Настала моя очередь содрогнуться. Как только кольцо исчезло, пропало и давление на мой разум, исчез неопределенный страх и мои растрепанные нервы снова начали приходить в норму, но я все-таки не мог поверить ее словам.

        - И все-таки я считаю, что ты говоришь глупости. Откуда у Эриан такое могущество? Она всегда мила, дружелюбна и ходит за Дэвидом, как преданный спаниель. Я не думаю, чтобы она питала к нам ненависть.

        - Я знаю, как можно разгадать эту загадку.

        - Как?  - Я с удивлением воззрился на нее.

        - Возьмем твои сны о мире Эриан. Даже если она рассказывала тебе о своей родине, вряд ли она делала это так подробно. Ты мог просто выдумать эти подробности, но как узнать, выдумал ты их или нет? Это может знать только тот, кто побывал там. Если твои сны ошибочны, значит, Эриан сказала тебе правду и это были просто сны, капризы утомленного сознания. Но если они правильны во всех деталях, тогда это не сны, а воспоминания самой Эриан, смешанные с теми страшными видениями, которые она насылает, чтобы мучить тебя.

        - Пусть так. Но как она узнала о моем отношении к космосу? Как она могла… А впрочем… Спросим Дэвида.

        - Нет, не Дэвида! Никого, кто имеет хоть какое-то отношение к ней. К тому же если у нее есть причины ненавидеть Дэвида, она вряд ли захочет рассказывать нам о них, так?

        - Так-то так. А ты не думаешь, что твои репортерские замашки в данном случае несколько неуместны?

        - Я пытаюсь спасти твою шкуру, упрямый ты осел!  - рявкнула она, не то злясь, не то плача.
        Я встал:

        - Тогда пошли. Есть такой Гриффит, наблюдатель на «Энсон -Макквари». Я близко знаком с ним.
        Мне внезапно пришло в голову, что Гриффит ни разу не был здесь после приземления
«Энсон -Макквари». Почему? Я не мог найти ответа. Они с Дэвидом всегда были друзьями. Я почувствовал себя крайне заинтригованным - я, который всегда считал, что любопытство - это чисто женская черта.
        Машина Марты стояла на подъездной дорожке. С террасы нас окликнула Эриан.
        В своих легких юбках, разлетавшихся вокруг ее ног, с пурпурной, сверкающей на солнце башней прически она выглядела очень мило. Марта сказала, что хочет заставить меня вести машину. Эриан ответила, что мне это полезно. Они обе дружелюбно улыбнулись, и мы уехали.

        - Она всегда носит эту тиару?  - спросила Марта.

        - Не знаю. Кажется, да. А что?

        - Драгоценности днем - это дурной вкус.

        - Очевидно, так принято у нее на родине.

        - Когда она прилетела, на ней тоже была тиара?

        - Нет. Она ее сделала… Да не все ли равно?
        Тут меня одолела внезапная дремота, я начал зевать и быстро уснул. Спал я как младенец и никаких снов не видел. Когда мы с Мартой приехали куда надо, я все еще спал и проснулся уже наполовину вытащенным из машины.
        Глава 5. ОБ АЛЬТАИРЕ

        Гриффит оказался на месте. В промежутках между рейсами космолетчики обычно сидят дома, предаются ничегонеделанию и общаются со своими женами и детьми. Кажется, он был рад видеть меня, но бурного восторга не проявил. Он спросил, как дела, я ответил, что все отлично, он сказал, что все собирался зайти, но был очень занят, и оба мы знали, что ни одно из этих утверждений не было правдой. Затем он неловко пробормотал, что очень сожалеет о смерти Бэт, и я поблагодарил его за сочувствие. Не в силах придумать ничего лучше, он спросил, чем может быть полезен.

        - Понимаешь,  - сказал я,  - моя невеста с ума сходит от желания посмотреть снимки, которые вы привезли из своего последнего путешествия. Новые миры и все такое.
        Я объяснил ему, кто она по профессии.

        - Она хочет написать статью о том, как работают космические наблюдатели, каким образом сведения передаются правительству и ученым, и тому подобное. Я надеюсь, что вы, в виде особой милости, покажете ей свои фильмы.

        - О,  - сказал он с видимым облегчением,  - конечно, я буду рад.
        Он провел нас в маленький флигель, спрятавшийся за домом, где размещалась его фотолаборатория и комната с проектором. Он искал нужные катушки и попутно болтал о каком-то прекрасном астрономическом материале, за который его удостоили высокой награды. Марта задавала ему вопросы, какие только могла придумать: о его работе, интересах, и деловито записывала. Зажужжал проектор. Мы смотрели.
        Фильмы были великолепны. Гриффит знал свое дело. Межзвездное пространство, звезды, созвездия и туманности заполняли экран, и казалось, ты сам находишься в космосе.
        Мы наблюдали чужую солнечную систему, вынырнувшую перед нами, а затем принялись изучать отдельные планеты, по мере того как «Энсон -Макквари» подходил к ним.
        Некоторые из них были мертвы и голы, другие - наполнены бурной растительностью, третьи населены, но не всегда гуманоидами. Для каждой из планет был сделан спектральный анализ, дан исчерпывающий список руд и минералов, которые можно там найти, а также указывались сведения о составе атмосферы, гравитации, типах местной флоры и фауны.
        Очарованный увиденным, я почти забыл, для чего пришел, но тут…
        Вот он, мир моих снов, мир Эриан, каждый листок, каждый стебелек травы, каждый оттенок, и этот сияющий город с удивительными крышами, спускающийся к морю, чьи волны сверкали, словно огромные опалы.
        И тут странная дурнота овладела мной. Не знаю, что случилось вслед за этим, но я снова оказался в доме Гриффита, и Марта отпаивала меня бренди.
        Я встал и, покачиваясь, повернулся к расстроенному и встревоженному хозяину.

        - Это была вторая планета Альтаира, не так ли?  - спросил я.  - Родной мир жены моего брата?

        - Да,  - ответил он.

        - Что там случилось?
        Я шагнул к нему, и он чуть подался назад.

        - Что произошло между моим братом и Эриан?

        - Спросите Дэвида,  - пробормотал Гриффит.
        Он попытался уйти, но я удержал его.

        - Расскажите мне все,  - попросил я.  - Бэт уже нет в живых, ей уже ничто не поможет, но остались Дэвид и я. Ради Бога, Гриф, вы же были его другом!

        - Да,  - задумчиво кивнул Гриффит,  - я был его другом. Я говорил ему, чтобы он не делал этого, но ведь вы знаете Дэвида.
        Он сделал сердитый, неопределенный жест и взглянул на меня:

        - Она такая маленькая. Как она… Я имею в виду…

        - Не имею понятия. Скажите мне точно, что Дэвид сделал с ней. Ведь она полетела сюда не по доброй воле, верно?

        - Верно. Он попытался доказать нам, что она сама захотела на Землю, но все понимали, что это не так. Я точно не знаю, в чем заключалась сделка, но народ этот нуждался не то в химикалиях, не то в лекарствах, и, видимо, здорово в них нуждался. Наш корабль, разумеется, был набит подобными вещами. Вы сами знаете, как Щедро раздавал их Дэвид для установления хороших отношений с другими расами. Для чего бы ни требовались эти вещи - для людей, для скота, против вредителей урожая или загрязнения воды,  - за них всегда благодарны, особенно примитивные племена. Народ же Эриан был весьма развит. Дэвид очень не любил рассказывать про эти переговоры.
        Гриффит замялся, и я подтолкнул его:

        - Вы хотите сказать, что Дэвид дал им химикаты или лекарства в обмен на Эриан, иначе говоря, купил ее?
        Гриффит кивнул. Он, казалось, сам стыдился этого, словно служба под началом Дэвида делала его соучастником преступления.

        - Шантажировал ее, это будет ближе к истине,  - сказал он.  - Самое гнусное в этой истории то, что Эриан уже была заложницей. По крайней мере, так я слышал. Во всяком случае, поехала она не по своей воле.
        Я полагаю, что если бы мне в тот момент попала в руки шея Дэвида, я бы сломал ее. Сколько зла может совершить человек!
        Марта спросила Гриффита:

        - У этого народа есть какие-нибудь особые способности? Нам очень важно это знать, мистер Гриффит.

        - Их культура отличается очень сложной структурой, а мы находились там не столь долго, чтобы изучить ее достаточно подробно. К тому же - языковой барьер. Но я вполне уверен, что они телепаты - как вы знаете, многие расы обладают этой способностью,  - но в какой степени, я не могу сказать.

        - Телепаты,  - тихо повторила Марта.
        Она посмотрела на меня.

        - Мистер Гриффит, носят ли там женщины тиары вот такого вида?
        Она детально описала украшение Эриан, включая странно ограненный камень.

        - Я имею в виду - носят ли их повседневно?
        Он, очевидно, подумал, что только женщина может беспокоиться о безделушках в такое время.

        - Честно говоря, мисс Уолтерс, я не обращал внимания на их украшения. Драгоценности там носят и мужчины, и женщины, и почти все делают их сами.  - Он остановился, вспоминая что-то.  - Да, я видел свадебную церемонию. Там обменивались маленькими коронами, как мы кольцами, и, насколько я понял, молились некоему Создавшему Все.

        - Большое-пребольшое спасибо,  - улыбнулась Марта.  - А теперь, я думаю, пора везти Рафа домой.
        Я что-то сказал Гриффиту - не помню, что именно,  - мы пожали друг другу руки, и он, кажется, облегченно вздохнул. Я сел в автомобиль и задумался, а Марта повела машину, но не к моему дому, а туда, где жила она. Марта сказала, что на минутку забежит домой, и взяла с собой ключи от машины. Я размышлял, и мысли мои были невеселы. Марта вернулась с маленьким чемоданчиком.

        - Зачем это?  - спросил я.

        - Я останусь с тобой.

        - Черта с два!
        Она посмотрела на меня, и взгляд ее был холоден и непреклонен, как стальное лезвие.

        - Когда речь идет о тебе, мне наплевать не только на общественное мнение, но и на собственную шкуру. Ясно? Я останусь с тобой, пока это дело не закончится.
        Я ругался, умолял, объяснял, но Марта выехала из города, непоколебимая и безрассудная. В конце концов я сдался. Не мог же я выкинуть ее из машины. Впрочем, это тоже не помогло бы избавиться от нее.
        Наконец она сказала:

        - Ты, конечно, знаешь самое простое, логичное и безопасное решение для всего происходящего.

        - Какое?

        - Уйти за пределы досягаемости Эриан, и пусть Дэвид отвечает за последствия собственных грехов.

        - Он вполне заслуживает этого!  - взъярился я.

        - Но ты же не захочешь уйти.

        - Как я могу, Марта?  - И я снова начал кричать на нее, говоря, что ей самой следует уйти из нашего дома.

        - Ладно, все устроится. А теперь давай подумаем. Я полагаю, что обратиться в полицию мы не можем.

        - Вряд ли. Даже подумать страшно - предложить тупоголовому копу забрать женщину с лавандовыми волосами, занимающуюся колдовством. Ты думаешь, что тиара Эриан помогает ей… ну, воздействовать на чужое сознание?

        - Точно не знаю. А раз мы этого не знаем, Раф, мы можем подозревать что угодно.
        Я вспомнил необъяснимое облегчение, появившееся у меня, когда Марта выбросила мое кольцо. Не могло ли кольцо быть контактной антенной, фокусной точкой для концентрации энергии Эриан, которая усиливалась и целеустремленно направлялась пучком золотых и платиновых проволочек и кристаллом с причудливыми гранями? Вспомнил я и сверкающее ожерелье на шее Бэт в ночь ее смерти.

«Эти подарки должны быть сделаны от души».

        - Как же нам поступить, Раф? Я просто ума не приложу. А ты?

        - Я полагаю, нам нужно встретиться с ними лицом к лицу и поговорить начистоту.
        Марта вздохнула, и мы погрузились в унылое молчание.
        Глава 6. ПОСЛЕДНЯЯ МАГИЯ

        Когда мы вернулись домой, было уже совсем темно.
        Эриан радостно приветствовала нас:

        - Я так счастлива, что вы снова привезли с собой Марту, Раф. Мы очень давно не видели ее.

        - Она останется здесь на некоторое время,  - сказал я.

        - Очень приятно. С тех пор как малышка умерла, мне не с кем и поболтать по-женски. Пойдемте, я посмотрю, все ли в порядке в комнате для гостей.

        - Где Дэвид?  - спросил я.

        - Он уехал в город и вернется только ночью. Мое сердце полно печали: я думаю, что он уехал договариваться о следующей экспедиции.
        Она увела Марту. Я пошел следом, якобы для того, чтобы убедиться, что у Марты есть все необходимое, и оставался в ее комнате, пока не пришла горничная. Затем я отправился переодеться к обеду, проклиная исчезнувшего Дэвида.
        Прежде чем мы спустились вниз, мне удалось перекинуться с Мартой двумя словами.

        - Нам лучше подождать,  - сказал я.  - Надо взяться за обоих сразу. Это единственный способ насторожить Дэвида.

        - Он рассказывал тебе о новом полете?
        Я покачал головой:

        - Он вообще редко разговаривает со мной.

        - Вот как? Эриан и тут успела поработать.
        В этом, похоже, можно было не сомневаться. Конечно, мы с Дэвидом никогда не пылали страстью друг к другу, но и ссор между нами не случалось.
        После смерти Бэт все изменилось.
        Эриан была очень приветлива с Мартой.
        В прежние времена такой вечер показался бы нам просто восхитительным. Но сегодня… Наши подозрения не шли у меня из головы. Хотелось бы знать, догадывается ли об этом Эриан, если да, то каковы будут ее ответные действия?
        Не успел я об этом подумать, как она воскликнула:

        - О Раф, вы потеряли свое кольцо.
        Я спешно сочинил более или менее убедительное оправдание.

        - Мне страшно жаль, Эриан. Когда-нибудь вы сделаете мне другое.
        Она улыбнулась:

        - Это не потребуется. Подождите!
        Она убежала. Мы с Мартой выразительно переглянулись. Эриан вернулась из своей мастерской с шелковой подушечкой в руках.

        - Смотрите: к вашей помолвке я приготовила небольшой подарок.
        На подушечке лежали два кольца с одинаковым рисунком, одно большое, другое маленькое. Циркониевые камни слабо поблескивали, словно злобные, следящие за нами глаза.

        - Вы не обменяетесь ими сейчас? Я была бы так счастлива!
        Марта хотела сказать что-то резкое, но я удержал ее взглядом и рассыпался в благодарностях. Если она знает, что мы питаем недоверие к ее подаркам,  - ничего не поделаешь, если не знает - не стоит наводить ее на эту мысль сразу же.

        - О Эриан,  - сказал я,  - но они слишком красивы для простого подарка. Надо сберечь их до свадьбы. Мы все равно планировали церемонию обмена кольцами, так что они будут очень кстати. Правда, Марта?

        - Да, разумеется.
        Эриан сияла, как счастливый ребенок, и без конца повторяла, что ее маленькие безделушки недостойны такой чести. В эту минуту я снова начал сомневаться.
        Выглядеть невинным как младенец и при этом таить в душе такие ужасные замыслы - нет, на это никто не может быть способен.
        Марта, видимо, заметила мои колебания и сказала:

        - Раф, дорогой, спрячь их хорошенько. Я не хочу, чтобы с ними что-нибудь случилось до нашей свадьбы.
        Я унес кольца в свою комнату и спрятал в самый дальний угол комода под стопку рубашек. Пока я находился в комнате, у меня возникло страшное искушение надеть большое кольцо на палец, просто посмотреть, полюбоваться необычной огранкой этого камня и филигранной его оправой. Какой вред может принести кольцо?
        Спасло меня то, что желание это показалось мне слишком сильным. Я испугался. Я быстро задвинул ящик на место, запер его и выбросил ключ в окно. Повернувшись, я увидел на пороге Марту.

        - Я не дала бы тебе надеть его,  - прошептала она.  - Но ты видишь, Раф, насколько мы были правы?
        Я даже затрясся. Мы снова пошли вниз, и Марта украдкой шепнула мне:

        - Я уверена, что она знает.
        Я согласно кивнул, и мне стало страшно.
        Стыдно, конечно, бояться такого хрупкого маленького существа, но я боялся.
        Когда настало время идти спать, мы с Мартой облегченно вздохнули. Это избавляло нас от тяжкой необходимости разговаривать с Эриан. Спать я не собирался, но рад был находиться подальше от нее.
        Комната Марты располагалась невдалеке от моей - дальше, чем мне бы хотелось, однако достаточно близко, чтобы я услышал, если Марта позовет меня. Я велел ей оставить дверь открытой и орать во всю глотку, если что-нибудь - все равно что - покажется ей не так. Свою дверь я тоже оставил открытой и уселся в кресло, откуда мне был виден освещенный коридор. Я пожалел, что у меня нет оружия, но для этого надо было идти к Джемиссону за ключами, а я отчаянно боялся оставить Марту одну.
        В доме стояла полная тишина. Огромные старинные часы на лестничной площадке монотонно и мирно отбивали каждые четверть часа, а каждый новый час отсчиты-вался ударами глубокого, низкого тона. Кажется, последний бой я слышал в половине второго. Я не собирался спать и нарочно ничего не пил вечером, кроме черного кофе. Но меня так долго мучила бессонница!
        Я помню, что вышел в коридор и заглянул в комнату Марты. Марта лежала, свернувшись клубочком. Что было потом, я помню смутно. Не думаю, что я спал очень крепко или очень долго, но и этого было достаточно. Я увидел живой и очень страшный сон. Я видел Марту, стоявшую в саду в клетчатом купальном халате. Ей грозила какая-то опасность, и я должен был спасти ее.
        Я вскочил с кресла и прислушался.
        Царящую в доме тишину нарушало только негромкое тиканье часов на площадке. Я побежал в комнату Марты. Сначала мне показалось, что она спит, но потом я разглядел на постели только скомканное одеяло. Я окликнул Марту, но ответа не было. Продолжая звать ее, я торопливо сбежал вниз. Повсюду стояла глубокая тишина, и так продолжалось до тех пор, пока я не выскочил на террасу над темным садом: там до меня долетел ее зов.
        Полная луна ярко освещала ее клетчатый купальный халат и белое, как у мертвеца, лицо. Еще минута - и я уже обнимал ее, а она рыдала и не могла поверить тому, что я жив.

        - Наверное, мне это приснилось, Раф, но я была уверена, что ты лежишь где-то здесь
        - раненый, а может, и умирающий.
        Она была ужасно испугана, и я тоже.
        Я знал, кто послал эти сны - их не трудно было послать даже без помощи телепатии. Мы так боялись друг за друга, повсюду нам мерещились опасности, и во сне наша тревога не хотела покидать нас.
        Мы поднялись по ступеням на широкую террасу, залитую этим проклятым ярким лунным светом. Из дверей библиотеки вышел Дэвид и преградил нам путь. В руках он сжимал двустволку и на таком расстоянии не мог промахнуться.
        Дэвид!
        Он не ездил в город. Он все время был в своей комнате и ждал. Глаза его были широко раскрыты и пусты, холодные блики лунного света плавали в его зрачках.
        Рядом стояла Эриан.
        В отчаянии я попытался загородить собой Марту и крикнул:

        - Дэвид!
        Он слегка повернул голову, словно услышал какой-то далекий, очень далекий звук, нахмурил брови, однако не сказал ни единого слова.
        Эриан тихо произнесла:

        - Мне очень жаль, Раф и Марта, что так получилось. Мне не в чем упрекнуть вас, вы были добры ко мне. Если бы Марта не разгадала моих замыслов… Однако теперь не время каяться. Все должно кончиться здесь, в эту ночь.

        - Эриан… - начал я.
        Два черных ствола охотничьего ружья угрюмо уставились на меня. На руке Дэвида, на протянутом к курку пальце сверкало блестящее кольцо.

        - Эриан, Дэвид совершил серьезный проступок. Мы знаем об этом, но разве это дает вам право убивать всех нас - Бэт, Марту…

        - Я дала обет своим богам,  - прошептала Эриан.  - У меня тоже были отец и мать, брат и сестра. Я очень любила их. И был еще кое-кто, кто мог бы стать моей второй половиной…

        - Я отправлю вас обратно,  - сказал я.  - Я пошлю корабль к Альтаиру. Только отпустите Марту.

        - Как я могу вернуться после того, что он со мной сделал? Как я могу начать новую жизнь с той кровью, которая уже лежит на мне? Нет. Я возьму у Дэвида все, что он любит, даже сам космос, и только тогда расскажу ему, в чем его вина.

        - Понятно, Эриан. Но почему Марта? Она не может остановить вас. Если Дэвид убьет меня, этого будет достаточно. Его будут судить за совершенное убийство, все всплывет наружу, и это будет его концом, независимо от того, что решит суд.
        С невыразимой печалью Эриан улыбнулась:

        - Вы должны знать, что думает Марта. Ее тело очень хочет жить, однако сердце говорит: «Без Рафа - нет!» - а сердце сильнее тела. Нет, Раф, если она останется жива, она вытащит Дэвида из клетки, только для того, чтобы отомстить мне. А теперь давайте прекратим мучить друг друга.
        И она болезненно поморщилась.
        Существо, стоящее рядом с нею, почувствовало ее безмолвный приказ. Ружье поднялось, и я понял, что это конец.
        Я еще раз яростно выкрикнул его имя. Дэвид находился в двадцати пяти или в тридцати футах от меня.
        Я оттолкнул Марту в сторону и, пригнувшись, бросился к Дэвиду. Это было бессмысленно, но ничего лучшего я придумать не мог.
        Целую вечность спустя до меня долетел его стон. Он стонал так же, как старый Бек в тот день. Я понял, что он не хотел убивать меня.
        Эриан что-то шептала. Кристалл в ее тиаре сверкал, лицо было исполнено страшной, нечеловеческой силы. Дэвид испустил низкий предсмертный вой. На его руках и шее набухли вены. Глаза женщины с Альтаира горели, как пурпурные звезды. Стволы ружья все еще целились в меня, и палец Дэвида напряженно согнулся на спусковом крючке.
        Кто-то, словно ветер, метнулся мимо меня.
        Кто-то в клетчатом бросился - не на Дэвида - на Эриан. Раздался вопль - не знаю чей, может быть, мой. Ружье грохнуло из обоих стволов, раскаленный вихрь пронесся над моим плечом, и горячий металл обжег мне руку, когда я в последний момент отбил ружье вверх. Выстрелы никого не задели, пули только сшибли ветви деревьев.
        Дэвид с протяжным стоном выронил ружье.
        Я оглянулся. Марта склонилась над каменной балюстрадой, дрожащая, рыдающая и торжествующая. В руке ее сверкала хрустальная тиара…
        Я перенес обмякшее тело Эриан в дом - легкое, хрупкое, птичье тело с переломанными костями. Она упала с террасы на утрамбованную землю сада и тяжело ударилась. Волосы ее распустились и свисали через мою руку плотным пурпурно-багряным покровом, переливающимся в лунном свете.
        Я бережно положил ее на диван. Она посмотрела на меня подернутыми туманом глазами и отчетливо сказала:

        - Животных я могла принудить поступать против их воли. Человеческий мозг неизмеримо сложнее, а значит, и сильнее. С человеком мне не справиться.
        Она замолчала. Через несколько трагических минут вновь раздался ее шепот:

        - Как жаль, Раф, что приходится умирать так далеко от родного дома.
        Вот и все.
        Грохот выстрелов разбудил слуг. Они сбежались к нам со всего дома.
        Я сказал им, что Дэвиду показалось, будто в сад проникли грабители, и он выстрелил, а Эриан от неожиданности упала с террасы. Они поверили. Они обязаны были поверить. Почему бы и нет? Дэвид ошеломленно сидел, сгорбившись на холодном камне, и смотрел в никуда. Я не мог заговорить с ним, не мог дотронуться до него. Я велел слугам увести его в дом и позвонить кому следует в город. Затем я увел Марту в ее комнату.

        - Все будет в порядке,  - успокаивал я ее.  - Несчастный случай. Говорить буду я сам. Ты не будешь даже упомянута.

        - Мне наплевать,  - заявила она охрипшим голосом,  - мне на все, абсолютно на все наплевать, лишь бы только ты был жив и здоров.
        Она судорожно обняла меня, крепко, до боли.

        - Мне жаль, что я убила ее. Я вовсе не хотела ее убивать. Но я сделала бы это снова не задумываясь. Сделала бы еще раз, потому что она хотела убить тебя!
        Она перевела дух, стиснула меня еще крепче и перешла на крик:

        - Ты дурак, ох какой же ты дурак! Зачем ты бросился к Дэвиду? Ты хотел, чтобы он выстрелил в тебя, а не в меня!
        Она еще много чего говорила, однако в конце концов устала и затихла. Я уложил ее в постель, дал снотворного, и она немедленно уснула.
        Оставив с ней пришедшую на вызов горничную, я спустился вниз. Мне было что сказать Дэвиду.
        Вот каким образом традиции семьи Макквари, лелеемые более двухсот лет, были нарушены. Даже дом пропал, потому что никто из нас не захотел в нем оставаться. Дэвид никогда больше не пойдет в космос.
        Я рад, но не удовлетворен. Что выиграли мы от случившегося? Что выиграли люди? Разве без звезд они стали счастливее?
        Конечно, теперь уже поздно раскаиваться. Поздно было уже тогда, когда одетый в шкуры варвар глядел на луну и желал добраться до нее. Если у нас с Мартой родится сын, я боюсь, что Макквари снова отправятся в космос.


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к