Библиотека / Фантастика / Зарубежные Авторы / Браун Фредерик: " Галактический Скиталец " - читать онлайн

Сохранить .
Галактический скиталец Фредерик Браун


        #

        Фредрик Браун
        Галактический скиталец

        Глава 1

        Его нельзя было назвать по имени, ибо у него не было имени. Он не знал значения слова «имя», да и вообще никаких слов. Он не знал ни одного языка, ибо за мириады световых лет, которые он бороздил Галактику, он не встретил ни одного живого существа. Он считал себя единственным живым существом во всей Вселенной.
        У него не было родителей, потому что он был единственным и уникальным. Он был обломком скалы диметром чуть больше мили, свободно парящим в бесконечном космосе. Существуют мириады подобных крошечных мирков, но все они были безжизненными камнями, мертвой материей. Он мыслил, и он представлял собой целостность. Случайное соединение атомов в молекулы превратили его в разумное существо. Насколько нам известно, такое в истории мироздания случалось всего дважды: второй раз - в доисторические времена на Земле, когда атомы углерода образовали органические молекулы, которые начали размножаться и развиваться.
        Споры с Земли были занесены через космос на две ближайших планеты Марс и Венеру, и когда спустя миллион лет на этих планетах высадился Человек, он нашел там растительный мир. Он отличался от земного, но своим появлением на свет был обязан именно ему. Жизнь зародилась только на Земле, и только там её формы начали размножаться и вступили на долгий путь эволюции.
        Пришелец с окраины Галактики не размножался. Он оставался единственным и одиноким. Его эволюция заключалась только в развитии самосознания и расширении знаний. Не обладая органами чувств, он научился без них постигать окружавшую его Вселенную. Без всякого языка он научился понимать её законы и движущие силы и пользовался ими для свободного движения в космосе и ещё многого другого, что он научился делать.
        Его можно было назвать думающей скалой, чувствующим планетоидом.
        Его можно было назвать галактическим скитальцем. С биологической точки зрения он был отклонением от нормы, причудливым результатом игры природы.
        Он действительно был галактическим скитальцем. Он бороздил необъятные просторы Вселенной, но не в поисках другой жизни. Он давно убедился, что другого разума не существует, и смирился со своим одиночеством.
        Но он не чувствовал себя одиноким, ибо не знал о существовании одиночества. Для него не было ни добра, ни зла - мораль возникает только через общение с другими. Он не испытывал никаких эмоций, если не считать эмоцией желание расширить самосознание и углубить знания - мы называем это любознательностью или любопытством.
        Сейчас, по прошествии миллиардов лет - не молодой и не старый - он приближался к маленькому желтому солнцу, вокруг которого вращались девять планет.
        Еще одна звездная система.
        Глава 2

        Его звали Крэг - во всяком случае именно так он представлялся - и это имя было ничем не лучше и не хуже других. Он был контрабандистом, вором и убийцей. Некогда он был астронавтом, и памятью о тех днях было потерянная кисть левой руки. Его отличали от других металлический протез, пристрастие к экзотическим напиткам и стойкое отвращение к работе. Работа так или иначе теряла для него смысл: везде кроме избранной им сферы деятельности нужно было вкалывать неделю, чтобы заработать на порцию выпивки или дозу самого дешевого нефтина, а только они и представляли в его жизни какую-то ценность. Он знал, чем добро отличается от зла, но в его жизни эти понятия не стоили и крупицы марсианского песка. Он не был одинок, ибо ему был никто не нужен. Он всех ненавидел.
        Тем более сейчас, когда он был в их руках. И не где-нибудь, а здесь в Альбукерке, центре Федерации и самом паршивом месте на пяти планетах, где все было давно схвачено. Здесь закон был куда циничней преступности, а у преступника был шанс уйти от правосудия, только если он был частью хорошо налаженной машины. Одиночкам здесь не было место, и долго они не протягивали. Ему не следовало вообще сюда приезжать, но наводка казалась такой надежной, что он решил рискнуть. Сейчас он знал, что наводчик был частью машины, а сама наводка - ловушкой, чтобы его подставить. У него не было времени даже попытаться провернуть то дело, ради которого он приехал, если это дело существовало вообще. Его взяли при выходе из аэропорта и обыскали. В кармане был обнаружен нефтин, спрятанный под двойным дном пачки сигарет. Сигареты ему дал разговорчивый коммивояжер, сидевший рядом в самолете, как бесплатный рекламный образец новой продукции, которую его компания выбрасывала на рынок. Нефтин был серьезной штукой: независимо от того, как он попадал к владельцу, обладание им жестоко каралось - вплоть до психокоррекции.
Подставили его красиво и взяли чисто.
        Нерешенным оставался только один вопрос: дадут ли ему двадцать лет отсидки на мрачной Каллисто или отправят на психокоррекцию.
        Сидя на койке в камере, он размышлял, что его ждет. Разница была большая. Жизнь на Каллисто вообще было трудно назвать жизнью, но там все-таки был, хоть и призрачный, шанс на побег. Что касается психокоррекции, то сама мысль о ней была невыносимой. Он решил, что если если его приговорят к психокоррекции, то он или убьет себя сам, или даст подстрелить себя охранникам при попытке к бегству.
        Смерти можно было посмотреть в лицо и даже рассмеяться. Но не психокоррекции. Во всяком случае Крэгу. Несколько веков назад электрический стул просто убивал - психокоррекция шла гораздо дальше. Она «изменяла» человека или сводила его с ума. Статистически каждый девятый случай психокоррекции заканчивался имено сумасшествием осужденного, поэтому её применяли лишь в крайних случаях. Таких, что карались смертью во времена существования смертной казни. Но даже в случае самых тяжких преступлений, к которым относилось и обладание нефтином, у судьи был выбор: он мог приговорить преступника к максимальному сроку в двадцать лет на Каллисто или к психокоррекции. Крэг содрогнулся при мысли о том, что она может когда-нибудь стать обязательным наказанием и за меньшие преступления, если науке удастся исключить из практики этот один случай из девяти.
        Если психокоррекция срабатывала, человек становился нормальным. Она стирала из памяти все воспоминания и опыт, результатом которых было отклонение от нормы. Все воспоминания как хорошие, так и плохие.
        После психокоррекции человек как личность начинал с нуля. Он сохранял свои навыки, умел говорить и самостоятельно есть, а если он раньше катался на лыжах или играл на флейте, то эти умения никуда не исчезали.
        Но Крэг не вспомнит своего имени, пока ему его не назовут. Он не вспомнит пыток на Венере в течение трех дней и двух ночей, пока его не подобрали остальные члены экипажа и не увезли от неиствовавших растений, не переносивших любых животных клеток, в особенности - в человеческом организме. Он не вспомнит, что когда-то был астронавтом, или что однажды ему пришлось обходиться без воды целых девять дней. Он не вспомнит вообще ничего, что составляло смысл его прежней жизни.
        Человек начинал с нуля и становился другой личностью.
        Крэг мог смириться со смертью, но не мог и не хотел даже на секунду себе представить, что его тело по-прежнему будет жить и действовать, подчиняясь командам какого-то пай-мальчика, один вид которого вызывал у него тошноту. В крайнем случае он убьет этого пай-мальчика, разделавшись со своим телом прежде, чем тому удастся им завладеть.
        Он знал, что сможет это сделать, хоть это будет и непросто. Оружие, с которым он никогда не рассставался, было приспособлено для убийства других, а не себя. Чтобы убить себя протезом, нужно было мужество.
        Даже таким специально изготовленным, как был у него. Глядя на его протез, никому не могло придти в голову, что он весит несколько фунтов, а не унций. Он был окрашен под цвет кожи, и нужно было внимательно приглядеться, чтобы вообще заметить, что это не рука. Если все же протез замечали, то, естественно, полагали, что он сделан из дюлароя, который использовался для этой цели уже больше столетия. Дюларой был гораздо легче магния и весил примерно так же, как бальзовое дерево. Протез Крэга был покрыт дюлароем снаружи, но внутри он был сделан из стали и усилен свинцовыми прокладками. Вряд ли нашлись бы охотники получить им пощечину, даже самую легкую. Долгие тренировки и физическая сила позволяли Крэгу так ловко управлять протезом, что никто даже не подозревал его истинный вес.
        Кроме того, никто даже не мог предположить, что протез был съемным, поскольку все обычные протезы - неважно рук или ног - вживлялись хирургическим путем и становились неотъемлемой частью тел их владельцев. Именно поэтому у Крэга не отобрали протез при аресте и переодевании в тюремную одежду. Крэг изготовил свой протез сам, а один хирург, скрывавшийся от правосудия в Рио, подсоеднил его к культе так, что мышечная ткань держала его на месте автоматически. Но стоило Крэгу нарочно расслабить мышцы культи, как протез моментально становился съемным и превращался в грозное метательное оружие, которым Крэг после долгих упражнений научился поражать цель с поразительной точностью. С известной натяжкой можно было сказать, что у Крэга была «длинная рука». Чтобы вывести из строя одного противника, требовался всего один бросок.
        Этим оружием и располагал Крэг в тюрьме.
        Через решетку в потолке раздался голос:

        - Твой суд назначен на четырнадцать часов. Осталось десять минут. Приготовься.
        Крэг посмотрел на решетку и выругался. Но поскольку связь была односторонней, никакой реакции на его выходку не последовало. Крэг подошел к окну и посмотрел на раскинувшийся внизу Альбукерк - третий по величине город Солнечной системы и второй - на Земле. Его пересекала по диагонали яркая лента челночной автострады, которая вела к самому крупному на планете космодрому, располагавшемуся в сорока милях на юго-восток.
        Окно не было забрано решеткой, но закрывавшиий его прозрачный пластик был очень прочным. Возможно, ему удалось бы разбить его протезом, но, чтобы бежать отсюда, нужны были крылья. Его камера располагалась на самом верху Здания Федерального Суда, а все тридцать его этажей не имели снаружи никаких уступов - окна и стены были сделано заподлицо. Выпрыгнув из окна, он мог только покончить с собой, а время сводить счеты с жизнью ещё не пришло - его могли приговорить к отсидке на Каллисто.
        Он ненавидел этот продажный город, бывший в определенном смысле хуже, чем Марс-Сити, известный своей преступностью и злачными местами. Здесь не грабили на улицах, но именно здесь плелись сети интриг между вечно соперничавшими Союзной и Синдикалистской партиями. Политика расцветала на почве зловонной грязи, в которой были вымазаны не только сторонники обеих партий, но и те, кто старался держаться нейтралитета. Грязь не приставала только к партийной верхушке.
        Снова раздался голос из решетки:

        - Сейчас дверь камеры открыта. Пройди до конца коридора, где тебя встретят охранники и проводят в зал суда.
        Через пластик окна Крэг уловил серебристый блеск приземлявшегося космического корабля и услышал отдаленный рев реактивных двигателей. Он подождал несколько секунд, пока корабль не скрылся из вида.
        Больше задерживаться он не мог. Он знал, что его поведение в данный момент имеет значение. Если он откажется выходить, то охранники придут за ним сами, и его непослушание будет учтено при вынесении приговора, особенно, если он окажет сопротивление. В его случае это могло означать разницу между Каллисто и психокоррекцией.
        Он открыл дверь и оказался в коридоре - там был только один выход. Два вооруженных охранника в зеленой форме и лучевыми пистолетами в кобурах ждали его примерно в трехстах ярдах. Они стояли у первой двери, пройти через которую, как впрочем и дальше, он мог только с ними.
        Он не пытался заговорить с тюремщиками, и они тоже хранили молчание. Когда он поравнлся с ними, они просто расступились в стороны, и он оказался между ними. Дверь автоматически распахнулась, но он знал, что она оставалась бы запертой, будь он один.
        Он мог легко убить их обоих. Удар тыльной стороной протеза в лицо охранника слева и молниеносный боковой удар по охраннику справа - они оба умерли бы, так и не поняв, что произошло, и даже не успев потянуться за оружием. Но как пройти сквозь оставшиеся двери и заставить их распахнуться? Вероятность, что ему удастся бежать, была настолько мала, что до вынесения приговора об этом нечего было и думать. Поэтому он спокойно шел между ними, спустился на один пролет вниз и затем уже на другом этаже они прошли по нескольким коридорам, пока не остановились у одной из дверей. Зал суда, где будет слушаться его дело. Дверь распахнулась.
        Все уже были на месте, так что он прибыл последним, если не считать охранников, вошедших вслед за ним.
        Комната была достаточно просторной, но в ней находилось не более дюжины людей, включая Крэга и сопровождавшего его конвоя. Процедура судебного разбирательства со времен образования Федерации была сильно упрощена, хотя, по крайней мере теоретически, она считалась такой же справедливой и беспристрастной как и раньше.
        Судья, одетый в обычный костюм деловых людей, сидел за обычным конторским столом спиной к стене. Два юриста - защитник и обвинитель сидели за столиками поменьше по обе стороны от судьи. Пять присяжных заседателей ждали начала процесса в удобных креслах, стоявших вдоль стены. Техник звуко - и видеозаиси расположился со своей аппаратурой и коробками с пленками около третьей стены. Стул подсудимого стоял по диагонали так, что он смотрел в угол между присяжными и судьей. В зале не было никаких зрителей и представителей прессы, хотя процесс и не был закрытым. Все судебное разбирательство записывалось на пленку, и после его оканчания копии записи могли быть тут же востребованы представителями прессы и всех зарегистрированных средств массовой информации.
        Все это Крэг уже видел раньше, когда его судили в первый раз. Тогда его оправдали, потому что четверо из пяти присяжных, а именно столько голосов было нужно для осуждения или оправдания подсудимого, решили, что представленных доказательств его вины недостаточно. Но Крэг все-таки удивился, увидев, кто сидел в кресле судьи. Там сидел Олливер.
        Удивительно было не то, что Олливер был тем самым судьей, который судил Крэга шесть лет назад. Это могло быть простым совпадением или потому что Олливер подал прошение с соответствующей просьбой - привилегия судьи, проявившего интерес к преступнику, с которым уже сталкивался раньше. Странным было то, что Олливер будет председательствовать на обычном судебном процессе, разбиравшем заурядный случай. За шесть лет, прошедших с того времени, как они встречались в суде, Олливер стал очень важной птицей.
        Хотя судья Олливер и не был таким оголтелым консерватором, как большинство членов Синдикалистской партии, к которой он принадлежал, он добился высокого положения в партийной иерархии синдикалистов и был их кандидатом на выборах Координатора Северной Америки - второго по значению поста в Солнечной системе, которые проходили всего шесть месяцев назад. Он проиграл на выборах, но ему удалось набрать больше голосов, чем любому другому кандидату синидикалистов на этот пост за последние сто лет. Безусловно, его политический вес и влияние были настолько значительными, что он давно должен был отказаться от рассмотрения обычных уголовных дел.
        По мнению Крэга, ему так и следовало поступить: хотя он его терпеть не мог как человека, но отдавал ему должное как личности. Крэг был невысокого мнения о политиках, но полагал, что Олливер лучше других подходит для того, чтобы стать государственным деятелем. Крэг не без оснований считал, что Синдикалистская партия будет готовить Олливера для предстоящих выборов на высший из всех постов - Координатора Системы. Союзная партия располагала твердой поддержкой большинства избирателей в Северной Америке и на Марсе, но что касается всей Солнечной системы, то силы партий были примерно равны, и результаты выборов Координатора и распределение мест в Совете Системы были всегда непредсказуемы. Безусловно, Олливер, выдвигая свою кандидатуру на выборах, где у него не было шансов победить, заслужил право баллотироваться на более высокий пост, где почти наверняка одержит победу.
        Причина личной неприязни, которую Крэг испытывал к Олливеру, заключалась в уничтожающей отповеди, которую дал ему судья после предыдущего разбирательства. Частная беседа судьи с подсудимым после суда независимо от того, признавался ли последний виновным или нет, была обычной судебной практикой. Олливер не стеснялся в выражениях, высказывая все, что думает о Крэге, и он этого не забыл.
        Теперь судьба опять свела их вместе, но на этот раз присяжные наверняка найдут Крэга виновным, а определение наказания будет целиком зависеть от Олливера.
        Разбирательство прошло как по маслу.
        После обычных формальностей были представлены записанные на пленку показания свидетелей, с которыми ознакомились присяжные и которые были приобщены к делу. Сначала шли показания капитана полиции, возглавлявшего полицейскую службу аэропорта. Он сообщил, что накануне приземления самолета к ним поступил анонимный звонок из Чикаго. Неизвестная женщина, отказавшаяся себя назвать, сообщила, что человек по имени Крэг, внешность которого она описала, находился на борту самолета и при нем был нефтин. Полицейский рассказал, как Крэг был задержан и обыскан, и как у него был найден наркотик. Затем его допрашивал адвокат. Да, они пытались проследить звонок в Чикаго. Выяснилось, что звонили из телефона-автомата, и никаких зацепок по выяснению личности звонившей найти не удалось. Да, задержание производилось в полном соответствии с требованиями закона. Для таких экстренных случаев у них есть запас ордеров на задержание и обыск вымышленных Джона Доу и Джейн Доу. Этими ордерами пользовались, когда, по его мнению, на то были серьезные основания. В случае поступления компрометирующей информации, будь то анонимно или
нет, пассажир всегда задерживался и подвергался обыску. Если ничего запрещенного не находили, пассажира отпускали с извинениями.
        Три других полицейских аэропорта дали аналогичные показания. Они присутствовали при обыске и подтвердили, что у Крэга был найден нефтин. Адвокат Крэга вопросов к ним не имел.
        Затем были заслушаны показания самого Крэга. Ему разрешили изложить их лично, и он рассказал, как сел на самолет и обнаружил в соседнем кресле высокого, худощавого, хорошо одетого мужчину. Они разговорились только при подлете к Альбукерку: попутчик представился Закарией и сообщил, что занимается рекламой новой марки сигарет, которая его компания выбрасывает на рынок. Он рассказывал об этих сигаретах и всучил Крэгу пачку в качестве бесплатного образца. После приземления попутчик быстро вышел из самолета и скрылся, когда полиция остановила Крэга и отвела его в участок, где он и был обыскан.
        Затем показали пленку, где Крэга допрашивал обвинитель. Ему не удалось ни разу сбить Крэга с его первоначальных показаний, но отказ последнего сообщить что-либо о себе за исключением эпизода с самолетом произвел плохое впечатление.
        Затем в опровержение показаний Крэга обвинение представило запись ещё одного свидетеля - некоего Крэбла. По фотографии он опознал Крэга как своего соседа по самолету на пути в Альбукерк, но заявил, что не представлялся ему ни под именем Закария, ни под каким другим, и что они вообще не разговаривали, и что никаких сигарет он Крэгу не давал. Вопросы защиты только укрепили доверие к его показаниями, так как выяснилось, что он был уважаемым бизнесменом, владельцем галантерейного магазина, который никогда не вступал в противоречие с законом, и жизнь которого всегда была открытой книгой.
        Затем на вопросы опять отвечал Крэг, чьи показания расходились с тем, что сообщил Крэбл. Крэг подтвердил, что именно Крэбл сидел рядом с ним в самолете, но стоял на своем, что тот представился Закарией и дал ему пачку сигарет.
        На этом разбирательство закончилось. Пока Олливер напутствовал присяжных заседателей, Крэг размышлял над тем, как просто и красиво его подставили. Во всей операции участвовало всего несколько человек. Самое большее - четверо. Наводчик, который направил его в Альбукерк. Служащий, отвечавший за рассадку пассажиров в самолете и проследивший, чтобы Крэг сидел там, где им было нужно. Женщина, которая сделала анонимный звонок из Чикаго, и, наконец, сам Крэбл, действительно бывший респектабельным бизнесменом, за которого себя выдавал, и выбранный для осуществления задуманного именно по этой причине. Объяснения Крэга на фоне показаний Крэбла должны были выглядеть как неумное вранье, как, собственно, и получилось в действительности. Единственная причина, почему в этих обстоятельствах Крэг не признал себя виновным, заключалась в том, что тогда он должен был сообщить, где, как и у кого он приобрел нефтин, а сказать по этому поводу он мог только правду, которой и так никто не верил.
        Пять членов жюри присяжных удалились в комнату для совещания, располагавшуюся рядом в залом суда. Они вернулись почти тут же, и их председатель объявил единогласный вердикт - виновен.
        Судья Олливер сухо распорядился очистить зал и выключить все записывающие устройства. Суд закончился. Приговор всегда выносился после практиковавшейся частной беседы судьи с осужденным. После беседы судья мог вынести приговор сразу или взять отсрочку на двадцать четыре часа для принятия окончательного решения.
        В глазах Крэга этот суд был фарсом. Так оно и оказалось, и он почувствовал, что начинает злиться. В зале суда кроме него и Олливера остались только два охранника.

        - Подсудимый, подойдите ко мне.
        Крэг поднялся и подошел к столу судьи. На его лице застыла маска безразличия.

        - Охрана, оставьте нас одних и подождите, пожалуйста, за дверью.
        Это было неожиданно. Правда, судья мог по своему усмотрению удалить охранников или оставить их в зале, но он всегда предпочитал беседовать с опасным преступником в их присутствии. На прошлом суде, когда Крэга оправдали, судья все же оставил охранников в зале. Безусловно, уже тогда Олливер распознал или почувствовал в Крэге способность прибегнуть к насилию и опасался спровоцировать его вспышку тем, что намеревался ему высказать. Это было понятно, но почему он удалил охранников сейчас, когда обстоятельства для беседы были ещё менее благоприятными?
        Крэг, пожав плечами, отбросил этот вопрос как несущественный. Если Олливер объявит свое решение сразу и приговорит его к психокоррекции, то у него не оставалось выбора. Он убьет сначала Олливера, потом обоих охранников и постарается как можно дальше пробиться к заветной свободе, пока его не убьют самого при попытке к бегству.
        Он услышал, как за охранниками закрылась дверь, и молча ждал, что будет дальше, разглядывая какую-то точку на стене над головой Олливера. Ему не хотелось смотреть на него - он хорошо знал внешность этого крупного, широкоплечего мужчины с серебристой сединой над красноватым лицом, выражение которого могло быть суровым, как во время судебного разбирательства, или привлекательным и располагающим к себе, как во время выступлений по телевидению в ходе избираттельной компании.
        Крэг не сомневался, какое именно выражение лица у Олливера сейчас, пока тот не сказал:

        - Посмотри на меня, Крэг.
        Крэг взглянул на судью и увидел на его лице улыбку.

        - Крэг, как ты отнесешься к свободе и миллиону долларов в придачу? негромко спросил он и после небольшой паузы продолжил: - Не смотри на меня так. Я не шучу. Возьми себе кресло, одно из кресел присяжных - они удобнее, чем твое. Закуривай и давай побеседуем.
        Крэг пододвинул кресло и настороженно сел. Сигарету он взял с удовольствием - в тюрьме курить не разрешалось - и, закурив, сказал:

        - Говорите. Я слушаю.

        - Все просто. У меня есть дело, которые ты можешь для меня сделать. Думаю, что ты
        - один из немногих, кому это под силу. Если ты согласишься за него взяться, получишь свободу. Если добьешься успеха - получишь миллион. Может, даже больше, если будешь работать со мной дальше. И нужен ты мне не для рэкета. Как раз наоборот. Это шанс помочь человечеству, помочь мне вытащить его из помойки, в которой оно оказалось.

        - Приберегите это для своих предвыборных речей, судья. Меня вполне устроят свобода и миллион долларов, если вы это серьезно. Сначала один вопрос. Меня подставили. Это ваша работа? Чтобы загнать меня в угол?
        Олливер покачал головой.

        - Нет. Но признаю, что когда наткнулся в бюллетене на сообщение о твоем аресте и суде, я обратился с прошением председательствовать на нем. Так тебя в самом деле подставили?
        Крэг кивнул.

        - Я так и думал. Уж больно все гладко: слишком много улик и слишком слабая собственная версия. Догадываешься, кто стоит за этим?
        Крэг пожал плечами:

        - У меня есть враги. Но я выясню.

        - Нет!  - резко возразил Олливер.  - Если ты согласишься на мое предложение, тебе придется отложить сведение личных счетов, пока не выполнишь мое поручение. Согласен?
        Крэг неохотно кивнул:

        - Согласен. Что я должен сделать?

        - Сейчас не время и не место обсуждать это. Раз уже ты заранее согласился, мы поговорим о деле, когда ты будешь на свободе. В двух словах всего не объяснить.

        - А если я решу, что это слишком опасно, и откажусь?

        - Не думаю. Это - трудное дело, но я уверен, что за миллион долларов ты за него возьмешься. Кроме того, ты сможешь получить куда больше, чем просто деньги. Я рискну в надежде, что мы договоримся. Но сначала обсудим побег.

        - Побег? Вы не може…  - он осекся на полуслове, поняв, что хотел задать дурацкий вопрос.

        - Конечно, побег. Тебя признали виновным в тяжком преступлении на основании неопровержимых улик. Если я отпущу тебя или вынесу легкий приговор, меня тут же обвинят в попустительстве и предвзятости. У меня тоже есть враги, Крэг. Они есть у всех, кто занимается политикой.

        - Ладно. Как вы можете помочь мне бежать?

        - Твой побег сейчас готовится. Как только все приготовления будут закончены, тебя известят, что надо делать.

        - Каким образом?

        - Через динамик в твоей камере. Мо… у моего друга есть доступ к системе внутренней тюремной связи. Должен сказать, однако, что мы не можем гарантировать стопроцентные шансы на успех. Мы сделаем все от нас зависящее, а об остальном ты должен позаботиться сам.
        Крэг улыбнулся.

        - И если мне не удастся выбраться оттуда, значит, я - не тот человек, который вам нужен. Таким образом, вы ничего не теряете, если меня подстрелят при попытке к бегству. Ладно, пусть будет так. Какой приговор вы собираетесь мне вынести?

        - Будет лучше, если я объявлю, что беру отсрочку на двадцать четыре часа. Если я вынесу приговор прямо сейчас - неважно какой: Каллисто или психокоррекция - то подготовка к приведению его в исполнение начнется немедленно. Я не знаю, сколько времени на займет, но лучше иметь сутки в запасе. Поэтому я беру отсрочку.

        - Хорошо. Что я должен делать после побега?

        - Приходи ко мне домой. Линден, семь-девятнадцать. Никаких телефонных звонков - мой телефон наверняка прослушивается.

        - Дом охраняется?  - Крэг знал, что дома большинства политических деятелей были под круглосуточной охраной.

        - Да, и я не собираюсь прдупреждать охранников, чтобы тебя пропустили. Они - члены моей партии, но довериться им в этом я не могу. Как пройти сквозь охрану - твоя проблема. Если ты не сможешь этого сделать без моей помощи, значит, ты не тот, за кого я тебя принимал, и не тот, кто мне нужен. Но постарайся их не убивать без крайней на то необходимости. Я не люблю насилия.  - Он нахмурился.  - Я не люблю насилия, даже если оно вынужденное и во имя благородной цели.
        Крэг рассмеялся:

        - Постараюсь не убивать ваших охранников даже во имя благородной цели.
        Олливер покраснел:

        - Цель в самом деле благородная, Крэг…  - он обернулся и взглянул на часы, висевшие на стене.  - Хорошо, у нас ещё есть немного времени. Я часто разговариваю с подсудимыми по полчаса и даже больше до вынесения приговора.

        - В прошлый раз вы долго беседовали со мной, прежде чем освободить, раз уж меня оправдали.

        - Ты этого заслужил. Ты был виновен тогда. Но я должен рассказать тебе, для чего все это затевается, и смеяться здесь не над чем. Я хочу основать новую политическую партию, Крэг, которая вытащит наш мир, всю Солнечную систему из того болота, в котором они завязли.
        Я хочу положить конец взяточничеству и коррупции и вернуть мир к старомодной демократии. Это будет партия нового типа, которая выведет нас из тупика. Если взглянуть правде в глаза, то обе ведущие партии, хотя я и являюсь членом одной из них - партии нелепых крайностей. Союзная партия имеет коммунистические истоки, а Синдикалистская - фашистские. В противостоянии между ними мы потеряли то, что когда-то имели - демократию.

        - Я понимаю, о чем вы говорите,  - сказал Крэг,  - и, может, даже в чем-то согласен. Но Союзная и Синдикалистская партии сделали демократию бранным словом и превратили её в посмешище. Чем вы собираетесь привлечь сторонников?
        Олливер улыбнулся:

        - Конечно, мы не настолько наивны. Дискредитировано само «слово», а не понятие. Мы назовем себя Кооперационистами и заявим о себе как сторонниках компромиссного курса, который примирит две существующие крайности. Не меньше половины членов обеих партий, искренне желающих иметь честное правительство, присоединятся к нам. Да, сейчас мы действуем тайно, но перед выборами мы выйдем из подполья - ты сам в этом убедишься. Что ж, на сегодня, пожалуй, достаточно. Итак, мы обо всем договорились?
        Крэг кивнул.

        - Хорошо,  - Олливер нажал на кнопку на столе, и вошли охранники. Покидая с ними зал, Крэг слышал, как включилась записывающая аппаратура, и голос Олливера, объявлявшего, что для принятия окончательного решения берет отсрочку в двадцать четыре часа.
        Очутившись в камере, Крэг задумался. Он старался представить себе, в чем заключался план побега. Предусматривал ли этот план, дававший ему шанс, смену одежды? Он посмотрел на себя. Серая рубашка может сойти, если расстегнуть ворот и закатать рукава. Но серые брюки буквально кричали о тюрьме. Ему придется воспользоваться брюками охранника, даже если они будут не совсем впору, и при первой возможности переодеться в шорты. Почти все жители Альбукерка летом носили шорты.
        Он расстегнул воротник и, закатав рукава, подошел к металлическому зеркалу, вмонтированному в стену над раковиной. Да, его вид до пояса вполне сойдет. Даже короткая тюремная стрижка не будет бросаться в глаза - летом многие стриглись коротко.
        Что касается лица, то здесь проблем не было. У него было самое обычное лицо, на котором не было никаких признаков порока или преступных наклонностей - такое лицо ничем не выделялось в толпе и с трудом запоминалось. За это лицо он щедро заплатил тому же хирургу в Рио, который усовершенствовал его протез. Лицо, которое у него было раньше, стало слишком хорошо известным в преступном мире, а это было куда опаснее, чем полиции.
        Его тело тоже производило обманчивое впечатление. Самое обычное телосложение скрывало силу и выносливость акробата, и он отлично владел всеми разрешенными и запрещенными приемами рукопашного боя. Крэг мог легко справиться с обычным противником одной правой рукой и часто так и делал при свидетелях на спор, когда не хотел выдавать секрет своей левой руки. Это был его козырной туз, припрятанный на крайний случпй. Он пользовался им, если по другому уже было нельзя.
        Шагая по камере, он остановился у окна. До свободы его отделяло тридцать этажей. Но тюрьмой были только три верхних этажа. Если ему удастся добраться до двадцать седьмого этажа, он может спуститься вниз на лифте и оказаться в относительной безопасности.
        Но каковы были его шансы пройти эти три этажа? Он решил, что больше половины, если Олливер ему поможет. В противном случае - тысяча против одного: именно к такому неутешительному выводу он пришел накануне суда.
        Олливер! В конце концов он оказался ничем не лучше других политиков. Помогает преступнику бежать, чтобы этот преступник что-то украл для него. А может, он действительно сказал Крэгу правду? И действует из альтруистских побуждений? Крэг пожал плечами: все это было неважно.
        Но Олливер в самом деле удивил его. Интересно, как он выглядел, когда судья вместо приговора улыбнулся и предложил ему свободу и миллион долларов.
        Крэг ухмыльнулся и неожиданно рассмеялся вслух.

        - Неужели это правда так смешно, Крэг?  - спросил насмешливый женский голос.
        Он быстро взглянул на решетку в потолке. Голос продолжал:

        - Да-да, сейчас связь двусторонняя - вы можете отвечать. Об этом мало кто знает, но с камерами везде установлена двусторонняя связь. Иногда, к примеру, полиция хочет знать, о чем адвокат беседует с подследственным. Полиция тоже не брезгует грязными приемами, но вам, наверное, это известно и без меня?

        - Вы подключились, чтобы спросить меня об этом?

        - Терпение, Крэг. У вас есть время, есть оно и у меня. Я отослала дежурного офицера с поручением и нахожусь в зале управления одна. В нашем распоряжении по крайней мере четверть часа.

        - Вы, должно быть, важная птица, раз можете себе такое позволить.

        - Моя должность не имеет значения. Важно то, что я вам помогаю. И не ради вас самих, Крэг, но потому что вы можете помочь… сами знаете кому. Как только вернется офицер, я к вам приду.

        - Ко мне? Сюда?

        - Да, я принесу кое-что, необходимое для побега. Пока я здесь одна, я открою замок вашей камеры. Но не уходите прямо сейчас. Более того, вы должны оставаться в камере по крайней мере полчаса после моего ухода. Договорились?

        - Договорились,  - ответил Крэг и услышал щелчок замка.

        - Что вы принесете?  - спросил Крэг и, не дождавшись ответа, понял, что связь отключена.
        Он присел на койку и стал ждать. Почему для помощи была выбрана женщина? Он ненавидел женщин, всех без исключения. А эта ещё позволяла себе насмешливый и снисходительный тон.
        Дверь открылась, и в камеру быстро вошла женщина, тут же затворившая дверь за собой. Действительно важная птица: она была одета в строгую форму Главного Психокорректора. Должность психокорректора была очень престижной, а самих психокорректоров можно было пересчитать по пальцам. Чтобы занять эту должность, человек должен был иметь не только докторскую степень в психологии и электронике, но и большую политическую поддержку. Что ж, если она тесно связана с Олливером, то политическая поддержка ей была обеспечена.
        Но она не была похожа на женщину, защитившую две докторских диссертации. Она была потрясающе красива. Даже строгая форма не могла скрыть её великолепной фигуры, а большие роговые очки на лице, лишенном всякой косметики, не скрывали нежного овала и правильных черт лица. Ее голубые глаза сквозь слегка затемненные стекла очков поражали своей глубиной, а из под форменного берета вились темно-каштановые волосы. Джеймисон ненавидел её вдвойне - за то, что она женщина и за её красоту. Но больше всего его раздражал цвет её волос. Он был точно такого же оттенка как у Ли.
        Чтобы подчеркнуть свое отношение, он нарочно остался сидеть на койке. Но если она и заметила неуважение, то никак этого не показала и, остановившись напротив, открыла сумку. Теперь, однако, её голос был сухим и деловитым, а от прежнего дружелюбия не осталось и следа.

        - Это - самое главное,  - произнесла она и бросила на койку маленький металлический цилиндр.  - Положите его в карман. Он радиоактивен и без него или охранника, у которого он есть, большинство дверей - смертельная западня.

        - Я знаю,  - коротко ответил он.
        Затем последовал клочок бумаги, сложенный в несколько раз.

        - Это план тюрьмы, где помечено, как добраться до выхода с наименьшей вероятностью наткнуться на охранников. Если все-таки этого избежать не удастся…
        Она протянула ему маленький пистолет, но он покачал головой.

        - Не надо,  - сказал он - Он мне не нужен.
        Она молча положила его обратно в сумку, как будто ничего другого и не ожидала услышать.

        - Это - гостевая карточка. Прикрепите её к рубашке. Она не поможет вам на верхних трех этажах, потому что всех посетителей обязательно сопровождает тюремщик, но на остальных этажах она избавит вас от ненужных вопросов обычных охранников.
        Карточку он взял. Затем она достала короткую, тонкую как лезвие бритвы ножовку, сделанную из дюриума.

        - Этим вы распилите задвижку замка своей двери. Я запру дверь, когда буду уходить.

        - Зачем?

        - Не будьте глупцом, Крэг. Эту дверь можно запереть снаружи, но открыть её можно только с пульта управления. Меня только что сменил дежурный офицер. Если вашу дверь найдут открытой, то сразу станет ясно, что сделать это могли только охранник или я. Конечно, он будет под большим подозрением, чем я, но я не хочу, чтобы на меня падала даже её тень.

        - Если вы так осторожны,  - спросил Крэг,  - то откуда вы знаете, что охранник нас сейчас не подслушивает?

        - Этого я не знаю,  - спокойно ответила она.  - Но это - риск, которого нельзя было избежать. Теперь - одежда. Я принесла вам шорты.
        Она достала из сумки плотно свернутый шелковый комок.

        - Ботинки я принести не смогла.  - Она взглянула на его обувь.  - Ваши слишком уж похожи на тюремные, поэтому лучше их оставить здесь. В Альбукерке примерно половина гражданского населения ходит в сандалях, а остальные - босиком. Босиком вы будете меньше бросаться в глаза, чем в этих ботинках. О рубашке, я вижу, вы уже подумали сами, но кое-что можно улучшить. Я могу оставить ножницы и иголку с ниткой - рукава лучше отрезать, чем закатать. Вы с этим справитесь?

        - Да,  - Крэг помедлил,  - но это займет минут двадцать или около того, так что лучше я начну прямо сейчас.

        - У вас достаточно времени и для этого, и чтобы распилить замок, и чтобы запомнить и уничтожить план. Все это не должно занять больше сорока минут, и через сорок минут - самое позднее через час, когда вы услышите бой часов - лучший момент для побега. Усли вы управитесь раньше, лучше немного подождать.

        - Как насчет денег?

        - Вот двадцать долларов. Больше вам не понадобится, потому что вы должны попасть в… сами знаете куда, как можно раньше. И трезвым.
        Крэг не счел нужным комментировать. Он никогда не пил, когда работал или находился в опасности. Преступник, пивший не вовремя, долго не протягивал.

        - И последнее, Крэг. Вы можете завернуть воротник вовнутрь, чтобы рубашка больше походила на тенниску. Давайте, я…
        Она потянулась к воротнику, но Крэг дернулся в сторону и вскочил на ноги.

        - Я сам,  - сказал он.

        - Вы что, испугались меня?  - засмеялась она.

        - Я не люблю, когда до меня дотрагиваются. Особенно женщины. А теперь, если у вас все, можете уходить.

        - Хороша благодарность. А что касается женщин, вам никто не говорил, что это излечимо? Но во всяком случае вы все таки встали из-за меня.
        Крэг промолчал. Когда она вышла, он услышал, как щелкнул замок. Ему показалось, что даже в коридоре она продолжжала улыбаться.
        Он не стал терять времени и сразу занялся замком. Он пилил задвижку с такой силой, будто хотел выместить на этом куске металла всю накопившуюся злость. Он закончил все приготовления раньше отведенного срока и уже почти решился выйти в коридор, но, поразмыслив, все таки дождался боя часов.
        Он потихоньку отворил дверь и выглянул - коридор был пуст. Он шел уверенно и без задержек, хорошо запомнив, где нужно сворачивать, как было помечено в плане, который он уничтожил. Когда он почти прошел второй коридор, он услышал шаги охранников. Спрятавшись в нише, он ждал, пока они поравняются с ним, и приготовился нанести первый удар. Но они свернули в сторону и он, подождав ещё немного, продолжил свой путь. Спустившись по лестнице, он оказался на двадцать девятом этаже. Здесь было больше коридоров и поворотов, но охранников он не встретил и добрался до лестничной клетки без всяких приключений.
        И, наконец, последний, двадцать восьмой этаж. Здесь, около поворота на лестницу наверняка постоянно дежурил охранник. Но за этой дверью был лифт, ведущий к свободе.
        Глава 3

        Охранник был на месте. Осторожно выглянув из-за угла, Крэг увидел, что тот сидел на стуле возле самой двери. Он не спал и был настороже. К счастью, когда Крэг выглядывал, он смотрел в другую сторону. Его пистолет был не в кобуре, а лежал на коленях, и палец был на спусковом крючке.
        А на стене над его головой…
        Крэг усмехнулся и, сняв протез, взял его в правую руку и приготовился к броску. Наверняка или Олливер, или женщина, а то и оба вместе знали о маленькой блестящей полусфере, которой мог быть только термодатчик, включавший сигнал тревоги при резком повышении температуры. А женщина, между тем, предлагала ему воспользоваться лучевым пистолетом. Застрелить из него охранника было равносильно самоубийству. Если бы у охранника было время пустить в ход свое оружие, то, без сомнения, датчик среагировал бы и на его выстрел, даже направленный в другую сторону. Если бы охранник промахнулся, хотя трудно не попасть в человека с десяти футов, тревога поднялась бы в любом случае.
        С такого расстояния Крэг не мог промахнуться. Он вышел из-за прикрытия с уже занесенной для броска правой рукой, в которой сжимал свой метательный снаряд. Охранник успел только взглянуть на Крэга, и тут же упал от мощнейшего удара протезом в лицо. Больше ему уже было не суждено охранять, да и вообще что-либо делать.
        Крэг подошел к убитому, поднял протез и, стерев кровь, водрузил его на место. Затем он взял за ствол пистолет, нарочно держа его так, чтобы оставить отпечатки пальцев, и испачкал рукоятку в крови. Они в любом случае выяснят, кто убил охранника, но пусть они лучше ломают голову над тем, как ему удалось отнять пистолет, чем над орудием убийства. Если Крэгу приходилось убивать протезом, он всегда старался подбросить в качестве орудия убийства какой-то другой тупой предмет, если у него на это было время.
        С помощью ключа, который висел у охранника на поясе, он открыл дверь и тут же закрыл её за собой. Сигнализация молчала. За это, видимо, все же следовало поблагодарить женщину - без радиоактивного стержня ему вряд ли бы это удалось. Они действительно дали ему шанс спастись, хотя он, воспользовавшись предложенным ими пистолетом, мог все испортить. Кроме того, она ему не сказала, а ведь наверняка знала, что от радиоактивного цилиндра нужно было избавиться здесь же - он действовал как пароль на верхних трех этажах, а на остальной территории здания наоборот поднимал тревогу.
        Он выбросил цилиндр в мусорную корзину и только после этого нажал на кнопку лифта. Через несколько минут он уже был на улице и, затерявшись в толпе, мог считать себя в относительной безопасности.
        Улица была запружена потоком небрежно одетых людей. За исключением тех, кто носил форму, почти на всех были легкие брюки или шорты, спортивная рубашка или майка. Многие мужчины вообще были раздеты до пояса. Встречались и женщины, на которых не было ничего кроме брюк, но у них были очевидные для всех причины предпочитать такой экстравагантный стиль. У всех женщин, которые ходили босиком, и у некоторых мужчин был сделан педикюр с золотистым или серебристым лаком.
        Звуковая реклама просто оглушала. Пообедайте в Стейси! Посетите Дом Необычных Удовольствий! Пользуйтесь зубной пастой Кобба! Навестите заведение мадам Блэйн! Пейте Хотси! Летайте на Пан-Американ! Покупйте! Пейте! Посетите! Пользуйтесь! Покупайте!
        Крэг зашел в гостиницу и направился прямиком в туалет. Закрывшись в кабине, он избавился от рубашки, сунув её в мешок для мусора. Но не потому, что она могла привлечь внимание или ему больше нравилось ходить без одежды. Причина была в другом - без рубашки он выглядел по другому. Благодаря мощному мускулистому торсу и хорошо развитым плечам он казался крупнее и фунтов на двадцать тяжелее, чем на самом деле.
        Разменяв двадцать долларов, он купил легкие сандали в маленьком гостиничном киоске и сделал ещё две покупки в лавке за углом. Он купил дешевые наручные часы - его отобрали при аресте - которые, судя по всему, протянут не больше нескольких дней, но которые могли прикрыть полоску, оставленную на коже наручниками, и солнечные очки: чуть ли не каждый второй на улице был в очках от солнца. В данный момент он больше ничего не мог сделать, чтобы изменить свой внешний вид, но и этого было вполне достаточно. Он сомневался, что сейчас его смогут узнать даже охранники, общавшиеся с ним каждый день в тюрьме - во всяком случае при беглом взгляде, брошенном на улице.
        Чем скорее он окажется в доме Олливера, тем меньшей опасности будет подвергаться. Сейчас труп охранника уже наверняка обнаружили и проверили все камеры. О его побеге уже известно, и его ищут. Полиция запросто могла выставить дополнительный защитный кордон вокруг дома судьи, который председательствовал на его суде. Бежавшие заключенные зачастую так ненавидели своих судей, что пытались их убить. Правда, в данном случае судья Олливер взял отсрочку на двадцать четыре часа, но все равно он выбирал между двумя высшыми мерами наказания, и полиция могла придти к выводу, что эта отсрочка никак не скажется на желании Крэга отомстить, если у него такое желание было.
        Точно так же они могли взять под охрану свидетелей, чьи показания фигурировали не процессе, и по крайней мере в одном случае их боязнь мести имела реальную почву. Крэг ничего не имел против полицейских аэропорта, которые обыскивали его и подтвердили обнаружение нефтина. Они давали честные показания. Но что касается бизнесмена, подбросившего ему наркотик и отрицавшего это, то у Крэга с ним были свои счеты. Но торопиться ему было некуда: он мог спокойно дождаться, пока полиция не снимет кордон. В черном списке Крэга значился и наводчик из Чикаго, пославший его в Альбукерк. И перед смертью он расскажет, кто именно из врагов Крэга за этим стоял. Но все это может подождать. Обычно склонные к насилию люди не отличаются терпеливостью, но Крэг относился к тем, кто составляет редкое исключение.
        В случае с Олливером надо было наоборот действовать безотлагательно: чем быстрее он постарается проникнуть в дом, тем меньшей опасности будет подвергаться.
        Он взял такси и назвал адрес за два квартала до дома Олливера. Расплатившись с таксистом, он сделал вид, что звонит во входную дверь, и дождался, пока тот не скрылся за углом. Затем он пешком дошел до дома Олливера и прошел мимо него по противоположной стороне улицы. Около ворот стоял охранник. Значит, с другой стороны тоже была охрана - проверять не имело смысла. Но никакого дополнительного кордона или припаркованных поблизости машин с людьми было не видно.
        Он шел, размышляя над тем, как лучше поступить. Попасть в дом, убив охранника, неважно снаружи или внутри было самым простым. Он мог подойти и спросить, дома ли судья, а затем ударом в челюсть решить все проблемы. Это было просто, но бессмысленно, если он собирался задержаться в доме для беседы с Олливером, которая могла затянуться. Мертвый охранник или даже пропавший - если он притащит тело в дом - сразу наведут полицию на его след. Он не успеет и глазом моргнуть, как они слетятся как вороны и будут настаивать на обыске ради безопасности Олливера, даже если он им скажет, что Крэг у него не появлялся. У них, разумеется, будет ордер на обыск и все такое, так что Олливер ничего не сможет поделать.
        Проникнуть в дом через крышу было куда заманчивее, если ему удастся перепрыгнуть на неё с крыши соседнего дома. Прикинув расстояние, он решил, что это возможно.
        Дом Олливера был трехэтажным строением в форме куба. Он был просторным, не меньше пятнадцати-двадцати комнат, но без всяких архитектурных излишеств и вычурности - во всяком случае снаружи. Было не принято, чтобы политики, претендовавшие на выборную государственную должность, жили на широкую ногу, какие бы доходы ни получали. Если они любили роскошь, а большинство из них было подвержено этой слабости, они старались избегать таких бросающихся в глаза проявлений этой страсти, как шикарные особняки. Люди склонны делать выводы об общем, судя по тем частностям, которые они видят собственными глазами.
        Соседний дом был примерно таких же размеров и формы как и дом Олливера, но в отличие от последнего он был разбит на квартиры, в которых жили несколько семей. Мимолетного взгляда, брошенного Крэгом на крыши домов, когда он проходил мимо, было достаточно чтобы определить расстояние между ними в пятнадцать футов. Это здание подходило для его целей лучше всего: дом по другую сторону стоял слишком далеко.
        Когда дом Олливера скрылся из вида, Крэг перешел на другую сторону и пошел обратно. Он вошел в соседний дом и внимательно изучил почтовые ящики и звонки в квартиры, располагавшиеся в холле. Всего квартир было шесть - по две на каждом этаже, значит, на верхнем были квартиры под номерами пять и шесть. Все покрытые прозрачным пластиком почтовые ящики имели таблички с указанием имени владельцев, причем в ящике пятой квартиры, которую занимал некий Хользауэр, было напихано корреспонденции явно больше, чем приходит за один день. Крэг достал из кармана гостевую карточку, которую он снял при выходе из Здания Федерального Суда, и с её помощью вскрыл замок ящика. Он был прав: судя по почте, Хользауэров не было дома почти неделю.
        Он опять закрыл ящик и, сделав отмычку из булавки карточки, открыл дверь на лестничную площадку. Поднявшись пешком до третьего этажа, он с помощью той же отмычки проник в квартиру номер пять и закрыл за собой дверь. Ему повезло: квартира выходила на ту сторону, что была ближе к дому Олливера.
        Решив, что сначала нужно дождаться темноты, он обошел всю квартиру и не спеша осмотрел её. В такую погоду многие пользуются крышей как солярием и загорают, поэтому при свете дня кто-нибудь мог заметить его прыжок с крыши на крышу.
        Он начал с одежды, надеясь найти рубашку и пару шорт своего размера те, что ему дали в тюрьме, были маловаты и стесняли движения. Но с этим ему не повезло. Хотя он нашел много одежды, но он был готов скорее отправиться нагишом, чем воспользоваться найденным. Судя по одежде и очень специфичному подбору литературы, стоявшей на полке, было ясно, что «Хользауэр энд Компани» были парой голубых. Крэга не интересовали кокетливые трусики с кружевами или отороченные шкурой леопарда, но время девать ему было некуда, и он развлекся тем, что разрезал их на мелкие клочки. Он даже не стал бы возражать против неожиданного возвращения хозяев, чтобы посмотреть на выражения их лиц при виде груды тряпья, усеянного конфетти из порванных книг. Он не любил голубых. Однако никто так и не появился.
        Денег и драгоценностей он не нашел, но это было неважно: его ждала работа с гонораром в миллион долларов. Олливер наверняка даст ему аванс, которого хватит на все текущие расходы.
        Настала пора подумать, пока ещё было светло, как он будет действовать, когда стемнеет. Он изучил дом Олливера сначала из одного окна, потом из другого. Наверняка на крышу вел люк из чердака, но он, скорее, всего будет закрыт изнутри. Открыть его снаружи без специальных инструментов и притом бесшумно было невозможно. Но на третьем этаже было распахнуто окно, и если свеситься вниз, держась руками за край крыши, то в него можно было залезть.
        Прикидывая расстояние, которое ему надо было перепрыгнуть, он услышал, как заскрипели тормоза машин, и быстро перебрался к другому окну, выходившему на улицу, чтобы выяснить, в чем дело.
        Перед домом Олливера стояли две машины. Из первой вышли пять полицейских, и четыре
        - из второй. Двое из них начали обходить здание, а остальные направились к центральному входу. Один человек остался в машине, и Крэг видел, как он высунулся из окна и крикнул что-то вслед полицейским. Это был Олливер.
        Так вот, значит, почему они не усилили охрану дома сразу. Олливера просто не было дома, и в этом не было необходимости. Теперь они привезли его домой и тщательно все обыщут, прежде чем позволят судье войти. Если бы Крэг пробрался в дом раньше, причем неважно каким способом, он очутился бы в западне.
        Неужели Олливер его выдал? Немного поразмышляв, Крэг отбросил такую вероятность. Какой смысл был Олливеру устраивать ему побег и тут же помогать полиции в поимке беглеца? Нет, это, должно быть, была идея полицейских, и Олливеру не удалось отговорить их от того, что они считали необходимым. Полицейскими Олливер не командовал. Он, наверное, сам сейчас надеялся, что Крэг ещё не проник к нему в дом, иначе все, что он сумел предпринять, оказывалось бесполезным.
        Крэг порадовался своей осторожности.
        Наблюдая за происходящим в окно из глубины комнаты, чтобы его не заметили, он ждал. Примерно через двадцать минут - более чем достаточный срок для самого тщательного обыска дома имевшимися силами - все девять полицейских вышли на улицу. Крэг пересчитал их несколько раз, чтобы убедиться, что в доме никого из них не осталось. Значит, охрану по-преженму будут нести два человека: один снаружи, и другой - внутри.
        Олливер вылез из машины, перебросился несколькими словами с одним из полицейских и прошел через калитку в дом. Крэг был в этом уверен, хотя из окна ему не было видно входной двери. Полицейские расселись по машинами, и те тронулись с места. Первая машина проехала вперед, развернулась и припарковалась у тротуара за несколько домов. Неожиданно все её пассажиры куда-то исчезли: водитель включил устройство, превращавшее стекла в тонированные. Машина не имела никаких опознавательных знаков принадлежности к полиции, и любой проходивший мимо пешеход не обратил бы на неё никакого внимания. Вторая машина проехала дальше и завернула за угол, но Крэг был уверен, что она не уедет. Он бросился к окну, выходившему во двор, и успел увидеть, как она припарковалась в конце аллеи, как раз напротив того места, где на улице стояла первая машина.
        Сверху донесся рокот вертолета. Внимательно прислушавшись, Крэг ругнулся про себя
        - вертолет не просто пролетал мимо, а кружил вокруг дома судьи. С вертолета отлично просматривались все крыши, и он будет здорово ему мешать осуществить задуманное.
        Но сейчас особенно волноваться было не из-за чего, потому что Крэг все равно дожидался наступления темноты, а за это время что-нибудь могло измениться. Он взглянул на часы - до темноты было не меньше двух часов - и решил, что лучше всего это время поспать. День был долгим и, насколько он мог судить, предстояла не менее длинная ночь. С другой стороны, ночи вообще могло не быть, потому что он не собирался сдаваться живым, если его обнаружат.
        Крэг научился моментально засыпать в любое время и в любом месте. Почти в любом месте - он с отвращением посмотрел на огромную с инкрустациями кровать хозяев квартиры, представил, как они проводили на ней время, и устроился в кресле. Через минуту он спал крепким, но чутким сном: скрип замка, любой, даже самый незначительный звук, который мог означать опасность, мгновенно разбудил бы его.
        Его сон, длившийся почти два часа, не потревожили никакие подозрительные звуки. Он проснулся как кошка сразу и окончательно. Встав с кресла, он потянулся и услышал рокот кружившего вертолета.
        Посмотрев в окна, Крэг увидел, что обе полицейские машины стояли на старом месте. Уже совсем стемнело, а на небе светила яркая луна. По отбрасываемым теням он определил, что луна находилась где-то посередине между зенитом и горизонтом, и он задумался, не стоит ли ему подождать еще, пока луна не скроется совсем. С другой стороны, это могло ещё больше усилить опасность. При отсутствии лунного света от вертолета почти не будет толку - даже с прожектором он сможет контролировать очень ограниченное пространство, и не исключено, что дополнительные наряды полицейских будут размещены на крышах дома Олливера и соседних домов. Сейчас же, пока ярко светила луна, в наблюдении за крышами полицейские могли полностью полагаться на вертолет. Обмнуть сидевших в вертолете полицейских было легче, чем неизвестное количество расставленных на крышах постов.
        У каждого вертолета есть слепая зона - прямо под ним. Если бы вертолет не кружил над крышей, а пролетел прямо над ней…
        Крэг покопался в мелочи, разбросанной на туалетном столике, и нашел маленькое зеркальце и маникюрные щипцы. В гостиной была лестница, ведущая на крышу. Крэг по ней поднялся и, слегка приоткрыв люк, оставил его в таком положении, использовав щипцы как распорку. Даже если наблюдатели с вертолета заметят приоткрытый люк, они не придадут ему никакого значения: так делали многие жильцы верхних этажей, чтобы ночью было не так душно. Кроме того, в такие теплые вечера многие жильцы сидели или даже спали на крышах.
        Воздух был совсем теплым, и наверняка в этом квартале были приоткрыты десятки люков. С помощью зеркальца Крэг осмотрел крыши ближайших домов. Там никого не было
        - видимо, непрерывный звук двигателя низко летящего веролета отпугнул всех любителей спать на свежем воздухе. Если так оно и было, то присутствие вертолета было скорее преимуществом, чем помехой, тем более, что шум двигателей мог заглушить любые звуки, которые будут сопровождать его прыжок.
        С помощью зеркальца, которое он положил почти плашмя на крышу, он долго следил за перемещениями вертолета. Насколько он мог судить, вертолет летал на высоте девяноста-ста футов и старался её придерживаться. В основном он летал по кругу, центром которого был дом Олливера, а радиус приблизительно в пол-квартала. Но время от времени - то ли из-за желания пилота внести разнообразие в монотонность маршрута, то ли чтобы изменить угол обзора - вертолет описывал в воздухе восьмерку, центр которой приходился как раз на крышу дома Олливера. Время от времени? Продолжая наблюдать, Крэг понял, что вертолет описывает восьмерку после каждого четвертого или пятого круга. Значит, он был на автопилоте, и этим можно было воспользоваться.
        Если начать разбег и прыгнуть в тот момент, когда вертолет будет пролетать над крышей, у Крэга будет несколько секунд, когда его не будет видно вообще, а потом он уже должен висеть на руках, держась за край крыши. За то время, пока вертолет развернется и появится опять, Крэг уже должен успеть залезть в окно и оказаться в доме. Вся операция должна была быть очень быстрой и рассчитанной по долям секунды. От люка до края крыши было примерно шесть шагов и, прикинув, Крэг решил, что для разбега и прыжка в пятнадцать футов этого вполне достаточно. Если разбег будет слишком коротким - что ж, ему и раньше приходилось рисковать.
        Он дождался, пока вертолет описал ещё три восьмерки, чтобы по звуку приближающегося сзади воздушного судна точно знать, когда именно можно было начинать разбег. На четвертой восьмерке он решился.
        Захлопнув за собой люк, он бросился вперед и через шесть шагов прыгнул. Легко приземлившись, он едва удержался в нескольких дюймах от края крыши и тут же соскользнул вниз, держась руками за водосток. Немного раскачавшись, он уцепился протезом за внутреннюю часть рамы открытого окна и через мгновенье спрыгнул в комнату. Проделать такой маневр мог только опытный гимнаст. Крэг задержался у окна и прислушивался к звуку двигателей, пока не убедился, что вертолет продолжал летать на автопилоте, и летчик не перешел на ручное управление, чтобы снизиться и проверить подозрительное движение.
        Крэг не думал, что в доме были охранники, но он мог столкнуться со слугами и решил не рисковать. Он отвернулся от окна и подождал, пока глаза не привыкнут к темноте комнаты, оказавшейся спальней для гостей. Он прошел через комнату и очутился в коридоре, где было ещё темнее. На втором этаже свет тоже был выключен, и он спустился на первый. Здесь коридор уже был слегка освещен, а под дверью напротив лестницы виднелась полоска яркого света.
        Он подошел к двери и замер, прислушиваясь. Он услышал два голоса Олливера и какой-то женщины, но дверь была массивная, и разобрать, о чем они говорили, было невозможно.
        Услышав женский голос, Крэг заколебался. Олливер велел ему придти в дом сразу и должен был его ждать. Если он сейчас был с женщиной, значит, он ей доверял, как доверял Главному Психокорректору.
        Крэг распахнул дверь и решительно вошел.
        Олливер сидел за массивным столом красного дерева. Увидев Крэга, у него округлились глаза и отвисла челюсть.

        - Боже мой, Крэг! Как тебе это удалось? Я не подумал о том, что они будут обыскивать дом и поставят охрану, раз приговор ещё не вынесен. Но они настояли на своем. Я решил, что ты где-нибудь затаишься и объявишься через пару недель.
        Быстро взглянув на Олливера, Крэг перевел взгляд на женщину. Она показалась ему знакомой, но он никак не мог сообразить, где они встречались. Он мог бы так и не узнать её, если бы не темно-каштановые волосы, которые уже не скрывал форменный берет, и не её насмешливый голос. Повернувшись к Олливеру, она сказала:

        - Я предупреждала, что он появится сегодня вечером. Ты посмеялся над моими словами, теперь моя очередь смеяться,  - и она действительно рассмеялась. У неё был очень мелодичный смех.

        - И не спрашивай у него, как ему это удалось. Он все равно тебе не скажет, а для тебя это не имеет никакого значения.
        Она была не просто красива. Она была потрясающе красива. Если форма психокорректора не скрывала её великолепной фигуры, то элегантность одетого на ней костюма её подчеркивала. Вечерний туалет состоял из открытой блузки, сшитой из сильно просвечивающей ткани. Юбка была длинной и сильно расклешенной к низу, но прежче чем лечь свободными складками на коленях, она плотно, как тонкая перчатка, облегала бедра. Лицо, лишь слегка тронутое косметикой, уже не пряталось за роговыми очками и было обрамлено струящимися каштановыми волосами. Она улыбнулась Крэгу, и в её глазах вспыхнули огоньки, когда она медленно, даже нарочито медленно осмотрела его с ног до головы.

        - В тюремной одежде вы выглядели куда хуже. Никогда бы не подумала, что вы так привлекательны,  - сказала она полушутя, но так откровенно, что ни один мужчина не мог бы остаться равнодушным к такому комплименту.
        За исключением Крэга. Он взглянул на неё и повернулся к Олливеру.

        - Присутствие этой женщины во время нашей беседы обязательно?
        Олливер уже пришел в себя и улыбнулся.

        - Боюсь, что так, Крэг. Она просто необходима для осуществления моих, вернее, наших планов. Но сначала я хотел бы её представить. Это - Джудит. Моя жена.
        Крэг разозлился.

        - Если она должна остаться, то дайте мне какую-нибудь одежду. Я не хочу разговаривать в таком виде.
        Олливер нахмурился, но все же сказал:

        - В том шкафу есть халаты. Но ты ведешь себя по крайней мере странно, Крэг. Мы живем в двадцать третьем веке, а не во времена королевы Виктории.
        Крэг молча подошел к шкафу и открыл его. Там висело несколько халатов, и Крэг взял первый попавшийся, который оказался шелковым и темно-бордовым. Уже надев его, он понял, что ему, судя по всему, попался халат Джудит, а не Олливера. Он был узок в плечах и с короткими рукавами, а у судьи были широкие плечи и длинные руки. Но он понял, что и так выглядел по-дурацки, потребовав одежду, и теперь ему не хотелось ставить себя в ещё более глупое положение и возвращаться к шкафу, чтобы переодеться. В конце концов халаты носили и мужчины, и женщины, а у выбранного им был самый обычный покрой, хотя сама ткань была просто великолепной. И все же…

        - Он не заразный, Крэг,  - сказала Джудит.
        Он мог сохранить достоинство, только проигнорировав её слова. И, если на то пошло, не замечая её саму и все, что она говорит или делает. Либо это, либо, если Олливер будет настаивать на её постоянном присутствии, послать все к черту, включая возможность заработать миллион. А миллион это не шутки, и особо привередничать было глупо.

        - Садись, Крэг,  - сказал Олливер.
        Он увидел, что Олливер опять устроился в кресле за столом, а Джудит присела на край стола и смотрела на него очень серьезно, без тени насмешки.
        Крэг пододвинул стул и уселся, повернув голову так, чтобы видеть только Олливера.

        - Один вопрос,  - начал он.  - Сегодня утром вы говорили серьезно? И у вас есть миллион долларов?
        Олливер кивнул.

        - Серьезно. Что касается миллиона, то у меня сейчас есть больше половины, и будет остальное, когда ты выполнишь работу. Для неё в любом случае потребуется время, тем более, что это не здесь, а на Марсе. Ты понимаешь, что это не мои деньги. Это фонд, образованный…
        Крэг не дал ему договорить:

        - Меня это не интересует. Важно то, что деньги есть, и они будут моими, если я выполню ваше поручение. И чем быстрее я за него возьмусь, тем будет лучше. Я пришел сегодня вечером и сегодня вечером могу уйти. Расскажите, что я должен сделать, дайте денег на расходы, и я уйду.
        Олливер медленно покачал головой.

        - Боюсь, что все не так просто. Дело в том, что для выполнения этого задания тебе нужно сначала пройти психокоррекцию.
        Глава 4

        Если бы скорость мышления Крэга отставала бы от его физических рефлексов, Олливера через пару секунд уже не было бы в живых.
        От смерти судью отделяло всего шесть дюймов - именно на этом расстоянии от его лица остановился кулак Крэга, вернее, протез его левой руки. Если бы удар дошел до цели, то женщина умерла бы на долю секунды позже. Три прыжка, отделявшие Крэга от стола, он преодолел с такой стремительностью, что ни судья, ни его жена не успели даже пошевелиться.
        От смерти их спасли две вещи. Первое - это то, что руки Олливера спокойно лежали на столе, и рядом не было никаких кнопок и открытых ящиков. Вторая - успевшая промелькнуть мысль, что Олливер не мог иметь в виду то, что сказал. Здесь не было смысла. Психокоррекция уничтожит те самые таланты и навыки Крэга, которые были необходмы для выполнения задуманного судьей плана, в чем бы он ни заключался.

        - Подождите, Крэг,  - хрипло сказала Джудит. Краем глаза он видел, что она не шевельнулась, и её поза не изменилась. Даже её взгляд был по-прежнему устремлен на стул, где он только что сидел.

        - Вы уже сами поняли, иначе мы были бы уже мертвы, что он имел в виду другое.
        Породистое лицо Олливера было по-прежнему серым от перенесенного потрясения, а голос слегка срывался:

        - Я всего лишь хотел ска…

        - Помолчи, Олли,  - резко оборвала его Джудит,  - я все объясню сама. Ты и так уже сделал большую глупость. Я предупреждала, что Крэг…  - она перевела дыхание, и её голос снова стал бесстрастным.  - Крэг, не могли бы вы присесть и выслушать мои объяснения? Я обещаю, что никто из нас не будет шевелиться. Олли, держи свои руки на столе и ничего не говори. Договорились, Крэг?
        Он не ответил, но вернулся на свое место и сел, не сводя с них глаз. Он присел на самый край стула. Если Олливер пошевелится, то на этот раз он будет ещё быстрее.
        Джудит продолжала:

        - Вы вовремя сообразили, Крэг, что после психокоррекции потеряете для нас всякую ценность. Но точно также от вас будет мало толку, если вы будете беглым преступником, на которого объявлен розыск. Вы согласны с этим?

        - Меня и раньше разыскивали,  - ответил Крэг,  - причем личности пострашнее полиции.

        - Верно, но на этот раз работа предстоит очень необычная и трудная. Кроме того, Олливер обещал вам свободу. Это значит полную свободу, а не свободу преследуемого преступника.

        - Вы имеете в виду фальшивый сертификат о психокоррекции?

        - Конечно. Начать с нуля, чистая память. Даже ваши враги в преступном мире потеряют к вам интерес.

        - От фальшивого сертификата мало толку,  - возразил Крэг.  - Мы уже это проходили.

        - Потому что эти сертификаты были поддельными, а не настоящими, подкрепленными всеми фактами и соответствующим образом зарегистрированными. Разница в том, что вы на самом деле отправитесь к психокорректору, но психокоррекции подвергаться не будете. Здесь - стопроцентная гарантия. Она в первый раз пошевелилась и взглянула на Олливера. На её лице появилось выражение злости.  - Даже от таких идиотов, как мой муж, который чуть не убил нас обоих пару минут назад.
        Мозг Крэга лихорадочно работал. План в своей безупречности был слишком простым. Еще задавая вопрос, он уже сам знал на него ответ:

        - Значит, мне нужно опять попасть за решетку. А что, если полицейские сначала меня пристрелят, а уже потом арестуют?

        - Этого не случится, потому что арестуют вас здесь и сейчас, то есть после того, как мы поговорим. Когда я позову полицию, Олливер будет держать вас на мушке. Вы уже будете схвачены, поэтому у полиции не будет предлога начать стрельбу.
        Крэг кивнул:

        - А моей психокоррекцией вы будете заниматься сами?

        - Разумеется. Здесь тоже не может быть осечки. Сейчас я единственный психокорректор. Мой помощник в отпуске. Лучшего момента трудно себе представить. У вас ещё есть вопросы?

        - Да,  - Крэг посмотрел ей прямо в глаза.  - Откуда мне знать, что я могу вам доверять?
        Она выдержала его взгляд.

        - Вы можете мне доверять, Крэг. Я знаю, что вас смущает, и мне очень жаль. Мне не следовало разговаривать с вами в таком тоне, и я прошу меня извинить.

        - Так вы обещаете во время психокоррекции ничего не делать с моим мозгом?

        - Обещаю. Подумайте сами, и вы со мной согласитесь. После психокоррекции вы потеряете для нас всякую ценность. И если я изменю хоть что-нибудь, вы меня потом убьете. Я знаю это.

        - Но ведь вы можете стереть всякое воспоминание о проделанных коррекциях.

        - Нет не могу, Крэг. Этот процесс - не избирательный. Мне придется стереть либо все воспоминания, либо ни одного. Когда-нибудь наука добьется нужной избирательности в коррекции человеческого мышления и памяти, но это - дело будущего.
        Крэг кивнул. Олливер, уже полностью пришедший в себя, спросил:

        - Так что же ты решил, Крэг?

        - Я согласен. Доставайте пистолет.
        Олливер открыл ящик.

        - Повесьте халат обратно в шкаф, а то могут возникнуть никому не нужные вопросы.

        - Погодите. А зачем все это нужно было устраивать? Почему вы не могли рассказать все это в беседе после суда и приговорить меня сразу к психокоррекции? Зачем все эти сложности с побегом и сдачей властям?

        - Вы бы не поверили ему, Крэг,  - ответила Джудит.  - Вы бы подумали, что он пользуется этой уловкой каждый раз, когда приговаривает к психокоррекции, чтобы преступник воспринимал её спокойно и без эксцессов. Или подумали бы что-нибудь другое, но в любом случае, вы бы ему не поверили. То, что мы действительно помогли вам бежать, меняет дело. Чтобы отправить на психокоррекцию, совсем не нужно устраивать побег и потом выдавать властям.
        На это было трудно возразить. Крэг ни за что бы не поверил Олливеру, во всяком случае настолько, чтобы добровольно отправиться на психокоррекцию. Он скорее попытался бы бежать без всякой помощи, чем довериться Олливеру.
        Он встал, чтобы снять халат, и немного помедлил.
        На этот раз Джудит не пыталась над ним подшучивать. Она соскользнула со стола и направилась к двери.

        - Я иду за полицией,  - сказала она.  - Приготовьтесь. Крэг быстро повесил халат на место и отошел к стене. Когда в комнату ворвались полицейские, он стоял с поднятыми руками под прицелом направленного на него Олливером пистолета.
        По дороге в тюрьму не произошло никаких событий, но уже в тюрьме случилось нечто неприятное. Полиция передала Крэга охранникам, которые отвели его в камеру и прежде, чем уйти, избили до потери сознания. От сопротивления Крэга удержали здравый смысл и инстинкт самосохранения. Их было шестеро, и помимо резиновых дубинок, которыми они его обрабатывали, у каждого был лучевой пистолет. Крэг мог убить трех или четырех из них, но его шансы расправиться со всеми до того, как кому-нибудь удастся его убить, были не больше одного против тысячи. Если бы ему действительно предстояла психокоррекция, иной возможности испытать судьбу он и не желал бы, но теперь такой расклад его не устраивал.
        Сознание вернулось к нему в середине ночи. Все тело страшно ныло от перенесенных побоев, но он все таки сумел подняться с пола и дотащиться до койки. Через некоторое время он заснул.
        Утром ему сообщили через динамик в потолке, что судья приговорил его к психокоррекции, и что через полчаса охранники заберут его для приведения приговора в исполнение. Он с трудом поднялся и сел на койке. Он был абсолютно голым - перед тем, как избить, охранники сняли с него всю одежду и бросили её в углу камеры. Превозмогая боль, он оделся.
        За ним пришли шесть охранников, причем они явились на десять минут раньше, чтобы опять избить его. Но не так жестоко, как ночью - они не хотели, чтобы он потерял сознание и не мог самостоятельно добраться до психокорректора, и были его в основном по рукам и плечам. Когда раздался сигнал, Крэга отвели на этаж ниже и привязали в креслу в кабинете психокоррекции. Уже в кабинете они снова ударили его несколько раз по голове, а на прощанье один из охранников нанес Крэгу такой сильный удар в живот, что ему оставалось только радоваться, что в то утро он остался без завтрака.
        Через несколько минут вошла Джудит, одетая в ту же форму, что и во время их первой встречи. Сейчас она казалась ещё красивей, потому что он хорошо помнил каждый изгиб её тела, который она пыталась скрыть форменной одеждой. На ней опять были роговые очки с затемненными стеклами, но она их сразу сняла.
        Крэг молча наблюдал за ней.
        Она улыбнулась:

        - Да не волнуйтесь вы так, Крэг. Я же не буду делать никакой коррекции. Я даже не будут подключать электроды.
        Он не ответил.
        Ее улыбка погасла.

        - Знаете, Крэг, даже если бы у нас не было договоренности, я бы ни за что не стала в вас что-нибудь менять. Вы настолько самобытны в своей грубости, что по мне вам лучше таким и оставаться, чем превратиться в обходительного клерка или лифтера. А ведь я могла вас превратить именно в них. Но не буду.

        - Развяжите меня,  - попросил Крэг.

        - Когда дверь закрыта и нет свидетелей?  - она улыбнулась в ответ на его кислую гримасу.  - Нет, Крэг, это не женское кокетство. Я знаю, что вы терпеть не можете женщин. Но я также знаю вашу вспыльчивость и догадываюсь, как с вами обошлись прошлой ночью. Если вы окажетесь на свободе, мне придется следить за каждым своим словом, чтобы вы меня не ударили. Левой рукой.

        - Вы о ней знаете?

        - Я знаю гораздо больше, чем вам кажется. Но мне нужно знать ещё больше. Вам придется рассказать о себе и очень подробно.

        - Зачем?

        - Да потому что я должна представить отчет. В отчете должна содержаться вся информация по данному делу и список всех преступлений, в которых вы сейчас должны признаваться под действием этой аппаратуры. Да, кстати, чуть не забыла её включить.  - Она обошла кресло, на котором сидел Крэг, и что-то включила. Через мгновение послышался шум работающей аппаратуры.

        - Этот звук слышно в коридоре. И я не хочу, чтобы кто-нибудь, проходя мимо, обратил внимание на отсутствие шума. Не волнуйтесь, эта аппаратура все равно к вам не подключена.
        Когда она вновь появилась перед ним, у неё в руках были блокнот и ручка. Пододвинув стул поближе к его креслу, она села, положив блокнот на колени и глядя прямо на Крэга.

        - Когда и где вы родились, Крэг?

        - Напишите, что хотите.

        - Крэг, этот отчет будет перепроверяться, и все уже известные факты вашей биографии будут сличаться с тем, что содержится в отчете. Если будет обнаружено хоть какое-то несоответствие, значит, вся процедура была простой инсценировкой. Будет проведено расследование, почему в вашем случае машина дала сбой. Вас снова арестуют и привезут сюда, только на этот раз проводить психокоррекцию будет уже другой человек. Я сама окажусь в тюрьме и, не исключено, что тоже отправлюсь на психокоррекцию. Насколько мне известно, преступление, которое я сейчас совершаю, до меня ещё никто не совершал, и неизвестно, какое за него определят наказание. В вашем же случае такого вопроса не возникнет.
        Я не могу рисковать больше, чем рискую сейчас, поэтому вы должны мне помочь, в противном случае… В противном случае я подключаю электроды и делаю то, что мне надлежит делать. У меня нет выбора. Вы это понимете?

        - Хорошо,  - мрачно отозвался Крэг.  - Спрашивайте.

        - Когда и где вы родились?
        Крэг ответил на этот вопрос и на другие, охватывавшие период детства, учебы в Космическом колледже и первые годы работы астронавтом.

        - Ваша карьера астронавта прервалась, когда вы потеряли руку. Расскажите об этом.

        - Я летал уже семь лет и был лейтенантом на «Веге-III». Мы готовили корабль к полету на Марс. Произошла авария - чистая случайность и нелепое совпадение разных факторов. Здесь не было ни моей вины, ни кого-либо другого. Просто такое иногда случается. Механическая неисправность в ракетном двигателе привела к его запуску, когда я его чистил.

        - Вину за случившееся возложили на вас?

        - Не совсем. Но они воспользовались формальной зацепкой, чтобы не выплачивать компенсацию, которая была мне положена. Кроме этого, меня разжаловали, отобрали лицензию и превратили из астронавта в однорукого бандита.

        - А что это была за формальная зацепка?

        - Проверка на алкоголь. Она показала какое-то мизерное содержание. Я выпил с другом на дорожку - всего один бокал, да и то чего-то слабенького за шесть часов до аварии. Но там были свидетели, с помощью которых им удалось доказать, что это произошло именно за шесть часов. По инструкции пить нельзя за восемь часов до вылета, а вылет был объявлен спустя час после аварии. Таким образом, формально я выпил на час позже, чем позволялось инструкцией. Они воспользовались этим, чтобы сэкономить кучу денег. Я ничего не мог поделать.

        - А после этого?

        - Ну, меня попинали тут и там некоторое время, а потом я начал огрызаться. Долго мы ещё будем разговаривать?

        - Примерно час, чтобы все выглядело со стороны как настоящая психокоррекция.

        - Эти ремни мне здорово все натерли. Вы можете меня развязать, если я дам слово?
        Помедлив, Джудит сказала:

        - Хорошо, но только через минуту. В моем отчете должна быть отражена ещё одна вещь, и я знаю, что этот вопрос вам не понравится. Так что лучше задать его сейчас. Почему вы так ненавидите женщин?

        - Тут все просто. Я женился примерно за месяц до аварии на девушке, по которой сходил с ума. Знаете, что она сделала, когда узнала, что я остался без руки и лишился работы?

        - Развелась?

        - Она вышла замуж за другого, когда я ещё был в больнице.

        - Вы что-нибудь… предпринимали в связи с этим?

        - Вы имеете в виду - не убил ли я ее? Нет, я её так ненавидел, что не мог себя заставить посмотреть на неё или притронуться к ней - даже, чтобы убить.

        - И вы даже сами себе не признаетесь, что по-прежнему любите ее?
        Лицо Крэга побагровело, а на лбу вздулись жилы от неимоверных усилий, которые он прикладывал, чтобы освободиться от ремней.

        - Если бы я не ремни, я бы…

        - Разумеется. Вы хотите что-нибудь ещё мне о ней рассказать?

        - У неё были точно такие же волосы как у вас. И она была такая же красивая.  - Он помолчал.  - Нет, вы красивее. И ещё порочнее.

        - Нет, Крэг. Я просто лишена сентиментальности. Как и вы. Ладно, для отчета вполне достаточно. Мы больше не будем возвращаться к ней и вообще к женщинам. А теперь, как мы договорились, я развяжу вас.
        Она расстегнула застежки ремней и Крэг встал на ноги. Он сперва потер лоб - ремень, запрокидывавший его голову назад, причинял особые неудобства - а потом запястья.

        - Что еще?  - спросил он.

        - Прежде всего, список преступлений. Они в этом особенно заинтересованы, чтобы уменьшить список нераскрытых преступлений. Здесь вам терять нечего, так что можно выкладывать все начистоту.
        Крэг засмеялся:

        - Вы устанете записывать.

        - Вы можете наговорить все в диктофон, а полиция уже положит звукозапись на бумагу. Да, и ещё одна вещь: когда я включу диктофон, постарайтесь говорить ровным и бесстрастным голосом, как будто вы находитесь в трансе. Именно так дают показания подсудимые под воздействием аппаратуры. И вам придется опять сесть в кресло, чтобы было нужное расстояние до микрофона. Готовы?
        Крэг сказал, что готов, и она включила запись.
        Крэг описал все основные вехи своей преступной деятельности, за исключением двух преступлений. В них участвовали сообщники, которые до сих пор, насколько ему было известно, гуляли на свободе. Закончив, он подал знак Джудит, и она выключила магнитофон.

        - А как насчет преступления, за которое я был осужден? Я имею в виду нефтин. О нем я тоже должен рассказать?

        - Думаю, что да, Крэг. Если о нем ничего не будет сказано в отчете, это может вызвать дополнительные вопросы, а нам это не нужно. Постойте, ведь вы были на Венере год назад?

        - Да.

        - Скажите, что приобрели нефтин там у какого-то неизвестного человека. Придумайте ему имя и кое-какие детали его внешности. Расскажите, как вы познакомились, но так, чтобы это нельзя было проверить. Скажите, что придерживали нефтин для перепродажи и приехали сюда, потому что цена на него здесь сильно подскочила. У вас не было конкретного покупателя, и вы собирались найти кого-нибудь на месте.
        Крэг кивнул, и список его преступлений пополнился ещё одним.

        - Я что-нибудь выпустил?  - спросил он, когда Джудит опять выключила магнитофон.

        - Да, ваш вчерашний побег. Нужно рассказать, как вам удалось бежать. Я придумала версию, которую невозможно опровергнуть.

        - Какую?

        - Охранника, которого вы убили, звали Костер. Он появился здесь меньше года назад, а до этого работал барменом в Чикаго. Скажите, что вы с ним были знакомы по Чикаго. Он пришел к вам позавчера в камеру и предложил организовать побег за десять тысяч долларов, которые вы заплатите, оказавшись на свободе. Вы согласились, и он снабдил вас всем необходимым.

        - А зачем тогда мне нужно было его убивать?

        - Чтобы не платить десять тысяч долларов.

        - Не пойдет. Если бы я не захотел, я бы и так мог не платить. Лучше сказать другое. Он дал мне маршрут и время, когда должен был выпустить меня через охраняемый им вход. Но на самом деле он не собирался помогать мне бежать - он хотел убить меня при попытке к бегству и получить повышение. Но ему не удалось выхватить пистолет достаточно быстро - я ждал подвоха и, вырвав у него оружие, убил его.

        - Да, так намного лучше. На этом и остановимся. Вы быстро соображаете, Крэг.
        Она опять включила магнитофон, и он рассказал, как ему «удалось» бежать.

        - Отлично,  - она выключила магнитофон.  - С первым этапом покончено. Теперь второй этап - машина должна стереть из памяти все, о чем вы только что рассказали.  - Она взглянула на часы.  - У нас есть ещё около пятнадцати минут. Мне нужно опять привязать вас к креслу ремнями.

        - Зачем?

        - После моего ухода охранники должны найти вас привязанным, а когда они ослабят ремни, то от них должен остаться след - особенно на лбу. Если этого не будет, они могут заподозрить неладное.
        Он наклонился и сам завязал ремни на лодыжках, а затем, держа руки на подлокотниках, откинулся назад, чтобы ей было удобнее закрепить остальные.
        Когда она пристегивала ремнем запястье левой руки, он вспомнил, что давно хотел спросить.

        - Вы знали о моей левой руке. Сколько ещё человек о ней знает? Будет ли об этом что-нибудь в отчете? Тогда наверняка меня заставят сменить мой протез на обычный.

        - Не волнуйтесь, Крэг. За исключением, возможно, Олливера об этом не знает никто. Я догадалась, что протез тяжелый, по тому, как вы замахнулись вчера на Олливера. Я ему об этом не говорила, и я не знаю, догадался ли он этом сам.

        - Хорошо. Поскольку у нас ещё есть время, может, вы расскажете что-нибудь о деле, которое Олливер хочет мне поручить?
        Она покачала головой.

        - Он хочет объяснить все сам. Кроме того, я должна ещё рассказать вам, как себя вести после моего ухода.

        - Я знаю. Безобидно как кролик.

        - Я не об этом. Прежде всего, когда я уйду, вы должны быть без сознания. Придут охранники, развяжут вас и…

        - Еще раз изобьют по ходу дела?

        - Нет, Крэг. Вы уже не тот, кто убил их коллегу, и они не будут держать на вас зла. Они положат вас на носилки и на лифте доставят на двадцатый этаж, где расположен медицинский комплекс. Там, но уже на кровати, вы и должны придти в себя.

        - Сколько я должен быть без сознания?

        - Не менее часа. Некоторые даже больше.

        - А затем?

        - Притворитесь, что сбиты с толку. Помните - вы не знаете, кто вы, и как туда попали. Сядьте на койке, как будто пытаетесь сообразить в чем дело.

        - Что потом?

        - Вам все расскажут. Время от времени медсестра будет заглядывать в дверь, чтобы не пропустить момент, когда вы очнетесь. Когда она увидит, что вы сидите на койке, она отведет вас к человеку, который все объяснит и скажет, что делать.

        - А как я должен все это воспринять?

        - Вы озадачены и можете задавать вопросы. Но будьте вежливы. Соглашайтесь со всем, что вам предложат. После этого уже не будет никаких проблем.

        - Как и когда я свяжусь с Олливером?

        - Об этом позаботятся, так что не волнуйтесь. Чем меньше вы знаете заранее, тем естественнее будете себя вести. Главное - ни на секунду не ослаблять контроля за своей речью и поведением. Ни на секунду.
        Наверное, это все, что вам нужно знать, Крэг. Будьте осторожны. А теперь закройте глаза и дышите медленно и глубоко, как будто спите.
        Крэг не доверял женщинам и ждал от них любой выходки, но легкое прикосновение её губ застало его врасплох.
        Он сидел, не шевелясь и не проронив ни слова, ненавидя её так сильно, что даже удержался от проклятия, лишь бы не доставить ей удовольствия своей очевидной реакцией. Сидя с закрытыми глазами, он слышал, как она подошла к пульту управления и выключила всю аппаратуру. Слышал её шаги в наступившей тишине, звук открывающейся и закрывающейся двери.
        Только через несколько минут, когда за дверью раздались шаги охранников, он вспомнил, что надо заставить себя расслабиться и дышать глубоко и медленно.
        По шагам и по тому, как его перекладывали на носилки, он понял, что на этот раз охранников было двое. Теперь они уже его не боялись и не били. Спустившись на лифте на несколько этажей вниз, его принесли в какую-то комнату и переложили на кровать.

        - Это он убил Костера,  - сказал один охранник другому.  - Может, оставим ему что-нибудь на память о себе?

        - Не-е,  - ответил другой голос.  - Какой смысл? Он уже сам не свой. Даже если он что-то и почувствует, то не будет знать за что.

        - Так-то оно так, но…

        - Да ладно, пошли. Не забудь о сегодняшей вечеринке и побереги силы.
        Он услышал, как за ними закрылась дверь.
        Он уже начинал пожинать плоды того, что «прошел» психокоррекцию. Он задумался над тем, как определить время - в тюрьме у него, естественно, отобрали часы - и вдруг услышал бой часов. Проблема решилась сама собой ему нужно было только дождаться, когда часы будут бить в следующий раз, и тут же «очнуться».
        Все его тело ныло от перенесенных побоев, и ему стоило немалых трудов провести этот час, не шевелясь. Наконец, он открыл глаза и, убедившись, что находится в комнате один, приподнялся и сел. Он слегка массировал плечи, когда открылась дверь и в палату вошла молоденькая медсестра.

        - Как вы себя чувствуете?  - приветливо спросила она.
        Крэг встал и поморщился.

        - Все ужасно болит,  - признался он.  - А что со мной случилось? Авария? Как я сюда попал?
        Она улыбнулась.

        - Теперь уже все позади, и… скоро вам все объяснят. Может, вам лучше прилечь и немного отдохнуть?

        - Да нет… все нормально,  - он постарался придать своему голосу неуверенность. Посмотрев вниз, он изобразил недоумение: - А разве это… не тюремная одежда? Я что. ?

        - Сейчас все позади. Как только вам все объяснят, вы сможете уйти. А что касается одежды…  - она подошла к стенному шкафу и открыла дверцу. Там висели рубашка и шорты, а под ними стояла пара сандалей.  - Вы можете переодеться в это. Если вам нужно помочь…

        - Нет, спасибо, я сам - тут же отозвался Крэг.  - А нет ли у вас тут душа? Может, он немного снимет боль.
        Она кивнула и показала на дверь в стене, которую он сразу не заметил.

        - Душ там. Вы уверены, что вам не нужна моя помощь?
        Крэг ответил, что уверен, и подождал, пока она не уйдет. Затем он закрыл дверь в коридор и долго стоял под душем, пустив сначала горячую воду, а потом ледяную. Одевшись, он подошел к двери и выглянул в коридор, изображая нерешительность.
        Медсестра сидела за столом в десятке шагов от него. Услышав звук открывающейся двери, она подняла голову и, увидев Крэга, опять улыбнулась и сделала знак рукой подойти.

        - Как вы себя чувствуете? Выглядите вы точно лучше.

        - Все нормально,  - ответил Крэг.  - Но я пытался вспомнить, что произошло, и ничего не помню… даже как меня зовут.

        - Не волнуйтесь, все будет в порядке. Я сейчас провожу вас к доктору Грэю.
        Она встала, и они с Крэгом направились в дальний конец коридора. Оставив его в небольшой приемной, она сказала, что доктор примет его через несколько минут. И действительно, через несколько минут дверь кабинета открылась и выглянувший круглолицый мужчина сказал:

        - Проходите, Крэг.
        Войдя в кабинет, Крэг сел в предложенное ему кресло и спросил:

        - Вы назвали меня Крэгом. Меня так зовут, доктор?

        - Да, Крэг. Закуривайте, если хотите,  - он протянул пачку сигарет и, щелкнув зажигалкой, подождал, пока Крэг прикурит.

        - Вас зовут Крэг, если, конечно, вы не захотите переменить имя. Когда вы полностью освоитесь, вы сможете по желанию принять другое имя. Видите ли, Крэг, вы раньше были преступником, и чтобы вновь вернуть вас обществу, было необходимоо стереть из памяти кое-какую информацию.

        - Был преступником? А что я натворил?

        - Будет лучше, Крэг, если я не стану отвечать на этот вопрос. Вам нужно думать о будущем, а не прошлом. Тем более сейчас, когда прошлое не имеет никакого значения. Что бы вы ни совершили, все осталось в прошлом. И вам не нужно чувствовать никакой вины за содеянное, потому что вы не тот человек, который нарушал закон. Вы начинаете новую жизнь, и у общества нет к вам никаких претензий.

        - Понятно, доктор,  - кивнул Крэг.
        Круглолицый взглянул на карточку, лежавшую перед ним на столе.

        - В определенном смысле вам повезло. У вас нет родственников, поэтому с прошлым вас ничего не связывает. В противном случае у нас иногда бывают осложнения, но…  - он откашлялся и не стал заканчивать начатую фразу. Вам повезло ещё и в другом. У вас есть покровитель, который предлагает работу, да и зарплату, куда лучше того, что удается найти большинству наших… выпускников. Вы будете пилотом космического корабля.

        - Пилотом космического корабля?  - Крэгу не нужно было притворяться, чтобы показать удивление. Может, он даже слишком удивился, потому что доктор внимательно на него посмотрел.

        - Да,  - подтвердил он,  - пилотом частного космического корабля. Вы имеет необходимый опыт, и у вас в свое время была лицензия высшей квалификации. Правда, её вас лишили, но по закону она автоматически восстанавливается, если человек прошел психокоррекцию, а отобрана она была не из-за некомпетентности. В вашем случае причина была другая. Но, разумеется, вам придется пройти курс переподготовки.

        - А что это за судно?

        - Четыре пассажира, полуавтомат, класс J-14. А вашим работодателем, Крэг, будет великий человек, на самом деле великий. Его зовут Олливер и он, возможно, является самым выдающимся политическим деятелем Системы. Во всяком случае, по моему мнению. Но вы должны очень ценить то, что он проявил к вам интерес и предложил эту работу. В противном случае вам пришлось бы начинать новую жизнь с… малоинтересных занятий. Охотников на такую работу не так много, и мы не можем удовлетворить всех заявок. Естественно, если вы не хотите возвращаться в космос, то можете отказаться. Вы свободный человек, Крэг, и эта работа вам предлагается, а не навязывается.

        - Я согласен,  - ответил Крэг и, вспомнив, торопливо добавил: Спасибо. Большое спасибо.
        Круглолиций продолжал улыбаться.

        - Благодарить нужно не меня, а судью Олливера. Кстати, вы будете жить и питаться в его доме, поэтому вам не нужно беспокоиться о жилье. Вот его адрес и десять долларов,  - он протянул Крэгу листок бумаги и банкноту. Это на такси, если вы не захотите идти пешком. Но особой спешки здесь нет.
        Крэг встал, положил обе бумажки в карман и ещё раз поблагодарил доктора.
        Через пять минут он был на оживленной улице у Здания Федерального Суда и глубоко вздохнул. Он был свободен!
        И голоден. Чертовски голоден. Полдень ещё не наступил, но ведь он не ужинал и не завтракал. Он пропустил ужин из-за побега, а завтрак, потому что ему ничего не дали - видимо, считалось, что на пустой желудок результаты психокоррекции были лучше. Причина могла быть и в том, что избившие его охранники нарочно не принесли ему поесть.
        Кроме того, ему хотелось выпить. Но на десять долларов он особо разгуляться не мог, особенно учитывая стоимость напитков, которые он предпочитал, и он решил от души наесться, тем более, что соскучился по нормальной пище. Он отправился в лучший ресторан.
        Немного погодя, уже на полный желудок его опять потянуло выпить. Он поразмышлял над тем, где стрельнуть сотню-другую до того, как объявиться в доме Олливера. Но все, что приходило на ум, было в большей или меньшей степени связано с риском, а был ли этот риск оправдан? Он решил, что нет, во всяком случае, пока все не станет на свои места.
        Спешить необходимости не было и он, подозвав официанта, заказал ещё кофе и попросил свежую газету.
        В колонке новостей было упоминание о том, что его приговорили к психокоррекции, но никаких подробностей не сообщалось. Для приговоренных к психокоррекции так было заведено - никаких деталей. Предполагалось, что раз человек начинал с нуля и не помнил о себе ничего - ни совершенного преступления, ни даже имени, общество тоже должно было забыть о его прошлом, и все собранные на него данные, даже отпечатки пальцев уничтожались.
        Он пролистал остальные страницы. Ничего интересного. Обычная политическая кухня и прочая ерунда.
        Ему захотелось пройтись и ещё раз насладиться свободой. Кроме того, это должно было пойти на пользу мышцам, все ещё нывшим после побоев. Он расплатился и вышел.
        Он направился в сторону дома Олливера, но по двум причинам выбрал не кратчайший путь, а в обход. Первая заключалась в том, что ему хотелось просто погулять, а вторая - он не хотел заходить в Марсианский квартал, пользовавшийся дурной славой. Там было легко влипнуть в какую-нибудь историю, а ему это сейчас было не нужно.
        Он шел легко как кошка, уверенной поступью человека, привыкшего к десятку разных сил притяжения. Он думал о миллионе долларов.
        Целый миллион за одно дело.
        Привратник у входной двери Олливера был на вид таким же безобразным и жестоким садистом, как и большинство охранников, но он вежливо кивнул Крэгу и открыл ему дверь, предупредив, что судья ждет его в кабинете. Крэг прошел через гостиную и оказался в комнате, в которой они уже встречались вчера.

        - Присаживайся, Крэг,  - сказал судья.  - Ты не очень-то спешил.
        Крэг не ответил.

        - Ты уже поел?  - спросил судья, и Крэг кивнул в ответ.

        - Хорошо. Тогда мы можем поговорить. Ведь ты умеешь говорить?

        - Когда необходимо,  - ответил Крэг.  - Сейчас я предпочел бы слушать.

        - Ладно. Тебе сказали, что я предложил тебе стать моим пилотом, и я полагаю - ты согласился.

        - Да.

        - Ты знаком с J-14?

        - Мне нужен день, чтобы пролистать инструкцию и изучить пульт управления.

        - Хорошо. Мы вылетаем на Марс через неделю. Мой корабль стоит на девяносто шестой стоянке космодрома, и ты можешь изучать его, сколько хочешь. Я могу управлять им и сам, но я никогда не отправляюсь в космос без человека, который может меня подменить.

        - А когда мы окажемся на Марсе?

        - Ты уволишься и займешься своим настоящим делом. Я расскажу тебе о нем по дороге
        - времени для этого будет более чем достаточно.

        - Для деталей - да, если вы не захотите их рассказать раньше. Но сейчас мы можете рассказать мне о нем в общих чертах. Может, я не смогу это сделать, или мне так покажется. Даже за миллион долларов я не возьмусь за безнадежное дело. Если я откажусь, то какая разница когда - сейчас или по пути на Марс?

        - Это опасно, но не так. Я думаю, что ты согласишься. Я даже в этом уверен, но ты все равно сможешь отказаться на Марсе.

        - Оставим для Марса детали, но я хочу знать основной характер работы сейчас. Возможно, мне нужно сделать кое-какие приготовления в оставшуюся неделю. Возможно, для выполнения этой работы нужно что-то, что легче достать здесь на Земле, чем на Марсе.

        - Ну что ж, может ты и прав. Может, действительно лучше начать продумывать план на неделю раньше. Фактически, если ты сейчас дашь окончательный ответ, я могу тебе рассказать все, за исключением одной вещи, которая никак не может повлиять на твое решение.

        - Согласен. Говорите.

        - Я хочу, чтобы ты украл одну вещь в Мэнло.
        Крэг присвистнул:

        - Да это же крепость!

        - Да, но не такая неприступная для того, кто устроится там охранником. И вот здесь сертификат о психокоррекции просто незаменим. Среди прочих равных, в охранники предпочитают брать людей со свежими сертификатами о психокоррекции, кем бы они ни были раньше, потому что таких людей отличает честность. Фактически, их прошлым даже не интересуются, и в любом случае можно смело утверждать, что ты о нем сам ничего не знаешь.
        Крэг хмуро улыбнулся.

        - А если вакансий охранников нет, то я могу убрать одного из них в городе, и вакансии появятся.

        - В этом нет необходимости. Мэнло довольно уединенное место, и Эйсон не разрешает там присутствия женщин. По этим двум причинам Эйсон вынужден платить хорошие премиальные, чтобы нанять служащих, и все равно текучесть кадров очень большая. У тебя не будет проблем с поступлением на работу.

        - А тот предмет, что я должен украсть, каких он размеров?

        - Его можно унести в кармане.

        - Мэнло - большой комплекс. Вы можете мне сказать, где искать этот предмет?

        - Да, но я не знаю, как до него добраться.

        - Раньше кто-нибудь пытался его выкрасть?

        - Да, Крэг, у меня… шесть месяцев назад у нас был агент на Мэнло. Он работал не охранником, а техником. Он помогал Эйсону работать с этим… предметом и рассказал мне о нем. Я велел ему попытаться выкрасть его на тех же условиях, что и тебе. Через несколько недель я прочитал отчет, в котором говорилось, что он погиб в результате несчастного случая. Правда ли это, или его поймали и тайно казнили - я не знаю.

        - Наверное, попался на ловушку; на Мэнло их полно.
        Олливер пожал плечами:

        - Он не был профессиональным преступником - совсем не твоя весовая категория. Мне следовало ограничиться его использованием в качестве информатора и не рассчитывать на нечто большее. Но с тех пор я искал подходящего человека для этой работы, пока не наткнулся на твое имя в бюллетене и не подал прошение о ведении этого дела. Итак, что скажешь, Крэг?

        - Это все, что требуется? Я достаю предмет и передаю вам?

        - И ещё одно, если можно. Ты ведь умеешь обращаться с инструментами?

        - Да. Если работа охранника не позволит мне подобраться достаточно близко, я могу устроиться в мастерскую.

        - Неплохая мысль. Но, задавая вопрос, я имел в виду не это. Если бы тебе удалось изготовить дубликат и подложить его вместо настоящего, это было бы прекрасно. Чем дольше Эйсон не хватится этого предмета, тем большую ценность он для нас представит. Но в любом случае, меня вполне удовлетворит простая кража.

        - Сколько людей кроме вас и Эйсона знают о существовании этого предмета и его ценности?

        - Насколько мне известно, за пределами Мэнло - никто. Да и в самом Мэнло, видимо, не так много. Это - что касается его существования. Что же до ценности, я думаю никто кроме меня, в том числе и Эйсон. Это - его изобретение, но он полагает, что ему нет применения, и поэтому он практически ничего не стоит. Но я знаю, как с его помощью заработать миллиарды, а Кооперационистской партии понадобятся именно миллиарды долларов до того, как она в открытую сможет бросить вызов обеим ведущим партиям.
        Олливер помолчал и опять спросил:

        - Так что же ты решил, Крэг?

        - Еще один вопрос. Есть ли у вас миллион долларов наличными? Или мне предполагается заплатить из гипотетических миллиардов?

        - Миллион наличными есть. Не мои личные средства, конечно, а партийная касса. Моим соратникам по партии известно только то, что у меня есть возможность вложить этот миллион, а это - капля в море при учреждении новой партии, и заработать миллиарды. Они согласились доверить мне вложить этот миллион, не задавая вопросов, во что именно. Как руководителю партии и будущему кандидату на пост Координатора системы, мне дали карт-бланш в распоряжении партийной кассой. Если бы я мог сказать тебе, Крэг, кто за нами стоит, ты бы понял, насколько это серьезно.

        - Мне до этого нет дела,  - ответил Крэг.  - Миллион наличными есть, и он находится в ваших руках. Это все, что я хотел знать. Сделка состоялась. Но мне нужен аванс на текущие расходы. Тысячи должно хватить.
        Олливер нахмурился:

        - Тебе не потребуется так много, Крэг. Ты будешь жить здесь как мой служащий всю неделю до отъезда. У меня есть лишняя машина, которой ты можешь пользоваться для поездок в Порт. Зачем тебе деньги?

        - Во-первых, сменить гардероб. Во-вторых - для выпивки.

        - Я забрал чемоданы, которые были с тобой во время ареста. Они в твоей комнате. Насколько я понимаю, находящиеся в нем вещи не по карману человеку, ищущему работу охранника. Что касается выпивки, то об этом не может быть и речи. Ты должен оставаться трезвым, пока дело не будет сделано.

        - Должен? Мне никто не приказывает, Олливер. Я был в тюрьме и не видел спиртного целый месяц. Как только мы окажемся на Марсе, я не притронусь к спиртному, пока не закончу дело. Но пока мы ещё здесь, я собираюсь напиться - хотите вы этого или нет. Если вы не дадите аванс, я достану денег сам.

        - А что, если ты спьяну попадешь в какую-нибудь историю?

        - Я напиваюсь в одиночку. Я запрусь в своей комнате, а если уж вы так беспокоитесь, можете запереть меня сами снаружи.

        - Запереть на замок, который ты не сможешь взломать?

        - На замок, который я не собираюсь взламывать. Можете даже поставить охранника у двери.
        Олливер засмеялся.

        - А как я это объясню охраннику, который считает, что ты прошел психокоррекцию? После психокоррекции люди пьют чуть-чуть, да и то в компании, чтобы не выделяться. Кроме того, с охранником ты можешь разобраться так же легко, как и с замком, а лишних охранников у меня нет. Ладно, я согласен при условии, что ты будешь пить в своей комнате, и что ты протрезвеешь вовремя, чтобы успеть освоиться с J-14.

        - Договорились. Раз у меня есть одежда, пяти сотен будет достаточно. А как насчет слуг?

        - В доме их всего двое. Я могу их отпустить на несколько дней, а мы с Джудит будем обедать и ужинать в городе. А как будешь питаться ты? Или ты вообще обойдешься без пищи?

        - Я обойдусь. Где моя комната? Я хочу переодеться.

        - На втором этаже напротив лестничной площадки. Вот пятьсот долларов. Когда ты вернешься, слуг в доме уже не будет.
        Крэг взял деньги и отправился в свою комнату. Он проверил багаж и выяснил, что полицейские оставили себе на память не так много - во всяком случае ничего такого, что ему могло срочно потребоваться. Ему повезло даже в случае оправдания подсудимый редко получал свои вещи назад, и Крэг никак не рассчитывал их снова увидеть.
        Он быстро переоделся и вышел на улицу. Психологическая потребность выпить, чтобы получить необходимую разрядку, давала о себе знать все сильнее, и, оказавшись в районе, где торгуют спиртным, он заторопился. Цены в магазине, где продавалмсь напитки, которые он предпочитал, были раза в три дороже, чем на Марсе и два раза - чем в квартале астронавтов, но поскольку вся сумма составляла меньше двухсот долларов, он заплатил, не торгуясь.
        Заперевшись в комнате он напился до беспамятства и пребывал в таком состоянии целых два дня: каждый раз, приходя в себя, он снова брался за бутылку и пил, пока не терял способность соображать. На третий день он решил, что пора заканчивать, и вылил все оставшееся спиртное в раковину. Никакого удовольствия от пьянки он не получил, но ему удалось снять накопившееся напряжение, и он знал, что теперь у него не будет тяги к спиртному до тех пор, пока не появится возможность выпить в более цивилизованной обстановке и не подвергая при этом себя опасности.
        Он не очень прочно держался на ногах, а глаза были мутными, но к нему вернулась способность соображать. Ему преследовало какое-то смутное воспоминание о том, что он несколько раз видел Джудит, стоявшую у его кровати, когда он практически ничего не соображал. Но, убедившись в том, что замок был заперт, он решил, что это ему померещилось и было галлюцинацией.
        На лестнице он столкнулся с Джудит, которая собиралась уходить. Она молча на него посмотрела и прошла мимо, так и не проронив ни слова. Это его вполне устраивало.
        Олливера в кабинете не было, и Крэг написал ему короткую записку, которую оставил на столе: «Все в порядке, слуг можно вернуть». Он нашел кухню, приготовил себе внушительный ужин и, расправившись с ним, отправился к себе спать. На следующее утро он проснулся бодрым и отдохнувшим.
        Все следующие дни он почти полностью проводил на космодроме, изучая инструкции по управлению J-14 Олливера и справочники по космической навигации.
        Кроме того, он думал. Он предпочитал заранее спланировать все, что можно, и подготовиться как можно тщательнее. Посетив большой книжный магазин, он приобрел там все, что у них было по Мэнло и Эйсону. Эти книги он тоже прочитал.
        Разумеется, он и до этого немало знал об Эйсоне. Эйсон был известным ученым и изобретателем. В начале своей научной карьеры он обратил внимание на созвучие своего имени с именем знаменитого изобретателя прошлых веков Эдисона и назвал свою лабораторию Мэнло по аналогии с Мэнло-Парком Эдисона. Как и Эдисон, Эйсон был скорее практиком, нежели теоретиком - он быстро находил практическое применение тому, что для остальных было лишь сухими математическими формулами и абстрактными выводами. Как и Эдисон он заставлял науку работать, и сам отличался поразительной работоспособностью. Он намного превзошел Эдисона в количестве и разнообразии изобретений и, разбогатев, стал одним из самых состоятельных людей Системы. Он мог покупать и продавать правительства, но политика его совершенно не интересовала. Он был равнодушен к власти и славе, его увлекала только собственная работа.
        Мэнло превратился в целый комплекс, в котором размещались лаборатории, мастерские и жилые помещения. Этот комплекс располагался за несколько миль от ближайшего марсианского города и был защищен системой охраны, превращавшей его в неприступную крепость. Эйсон принимал на работу только мужчин, и помимо него в Мэнло жили около шестидесяти человек, тридцать из которых составляли охранники.
        Олливер был прав, говоря, что единственной возможностью украсть что-нибудь в Мэнло была работа в составе его персонала. Но даже внутри комплекса преступника подстерегали многочисленные ловушки, причем хитрые и неординарные. Это было самое трудное дело, за которое приходилось браться Крэгу. Но с другой стороны, миллион долларов был самым крупным кушем в его жизни, который он мог сорвать.
        Крэг предпочитал проводить время в собственном обществе и всячески избегал Олливеров, особенно Джудит. Он отдельно платил прислуге, чтобы завтрак ему приносили в комнату на подносе, а обедал и ужинал он в городе или ресторане космодрома.
        Через неделю он постучался в гостиную. Он спросил Олливера, определился ли тот с датой отъезда, и Олливер кивнул:

        - Послезавтра. С кораблем все в порядке?

        - Да,  - ответил Крэг.  - Мы можем лететь в любой момент. Хотите, чтобы я получил разрешение на вылет?

        - Да. На десять часов утра. Если это время уже занято, то сразу после десяти. Деньги ещё нужны?
        Крэг покачал головой.

        - До Мэнло мне хватит. Если я получу там место, то меня наверняка будут обыскивать
        - охранники Эйсона люди обстоятельные - и мне ни к чему иметь при себе крупную сумму.

        - Хорошо. И они наверняка будут проверять все, что ты им скажешь, Крэг. Я не про сертификат - он настоящий, и они в этом легко убедятся - я про твои действия после выхода из тюрьмы. Ты продумал, как объяснить на Марсе свой отказ от хорошо оплачиваемого места пилота ради работы у них за куда меньшие деньги?

        - Да. Я как раз хотел согласовать это с вами, чтобы вы подтвердили мой рассказ, если они будут вас спрашивать. После психокоррекции люди часто начинают бояться космоса, и со мной произошло то же самое. Я трясся от страха весь полет до Марса и ни за какие деньги больше не соглашусь отправиться в космос.

        - Хорошо. В случае необходимости я это подтвержу и предупрежу Джудит.
        Крэ нахмурился:

        - Она что - тоже едет?

        - Да. Не волнуйся - там полно места: корабль рассчитан на четырех пассажиров. А что тебя смущает?

        - Ничего, если она не будет ко мне цепляться. Теперь вы можете мне сказать, что именно я должен украсть на Мэнло. Я уже принял решение и не отступлю от него, чем бы этот предмет ни оказался.

        - Ладно. Это устройство, которое напоминает по форме плоскмй карманный фонарик. Корпус из закаленной стали. В центре одной из плоских граней - линза. Но ты легко отличишь это устройство от фонаря по линзе она зеленая и непрозрачная. Я мог бы сообщить ещё кое-какие детали, но их все равно недостаточно, чтобы заранее изготовить дубликат.

        - Я все равно не мог бы его забрать с собой. А где он хранится?

        - В сейфе в личной мастерской Эйсона. Я не знаю, где именно в сейфе, но у Эйсона на столе стоит картотека, где помечено, в каком ящике хранится тот или иной предмет. Интересующий нас предмет имеет шифр DIS-I.

        - И это все, что вы можете мне дать?

        - Да. И ещё несколько слов. Больше ничего не крадите. Возможно, там хранятся другие ценности, но мне они не нужны, и мне не хотелось бы, чтобы Эйсон знал, что его обокрали. И если тебе удастся заполучить этот предмет…

        - После того, как мне удастся его заполучить.

        - Хорошо, после того, как он он у тебя окажется в руках, не пытайся ни на что нажимать или использовать его. Обещай мне это.

        - Будет лучше, если вы мне сами скажете, что это такое. Я могу не справиться с любопытством.

        - Ладно. Это - дезинтегратор. Он освобождает все связывающие силы… Я не очень силен в теории атома, поэтому не смогу объяснить все с научной точки зрения. Но это устройство расщепляет вещество и превращает его в нейтроний.
        Крэг тихо присвистнул.

        - Дезинтегратор… и, по-вашему, Эйсон считает его бесполезным?

        - Да, потому что у него очень ограниченный радиус действия. Его размеры увеличиваются в кубической прогрессии в зависимости от радиуса действия. Образец, который тебе предстоит украсть, действует на расстоянии всего двух футов. Аппарат, который будет действовать на расстоянии двадцати футов, должен быть размером с дом, а на расстоянии тысячи футов - с небольшую планету. Во всей системе не найдется столько сырья, чтобы сделать один такой аппарат.
        Кроме того, он действует с задержкой. Луч дезинтегратора провоцирует цепную реакцию в любом относительно однородном предмете, на который он направлен и который находится в радиусе его действия, но до начала реакции проходит несколько секунд. Как оружие, он бесполезен, Крэг, можешь мне поверить на слово.

        - Тогда,  - сказал Крэг,  - если вы готовы выложить за него миллион долларов, то его ценность должна быть в побочном продукте - нейтронии. Но где его можно использовать?  - Крэг, как и любой астронавт, разумеется, знал о существовании нейтрония. Даже школьникам было известно, что некоторые звезды состояли из полностью расщепленного вещества, кубический дюйм которого весил десятки тонн. Были известны карликовые звезды размером меньше Земли и весящие больше Солнца. Но в солнечной системе такого расщепленного вещества не было. Чистый нейтроний, полностью расщепленное вещество должно было быть немыслимо тяжелым - тяжелее ядра любой звезды. Естественно, если уметь обращаться с нейтронием, то применение ему найдется не в утяжелении шахматных фигур, чтобы они держались на доске. Но атомы расщепленного вещества вряд ли могли удержаться молекулами любой оболочки, в которой их пытались бы удержать… И что им помешает пройти сквозь сито этих молекул и устремиться к ядру, допустим, Земли или любой другой планеты, на которой вещество будет расщеплено?
        Олливер улыбался.

        - Это уже не твои заботы, Крэг. Возможно, я расскажу тебе об этом позже, если это будет входить в мои планы. Я рассказал тебе все, что мог, и что может оказаться тебе полезным.
        Крэг кивнул. Но он продолжал раздумывать над тем, что сообщил ему Олливер. Можно ли было использовать прибор как оружие, если радиус действия был меньше его искалеченной левой руки, да и действовал он с задержкой? Или все-таки существовал метод удержания и храниения нейтрония? Ладно, когда прибор окажется у него в руках, у него ещё будет время об этом подумать, прежде чем отдать Олливеру даже за миллион долларов.
        Полет на Марс был скучным и однообразным, как и все космические полеты. К счастью, J-14 относился к кораблям повышенной комфортности, и у него была своя каюта. Он проводил в ней все время, когда был не занят на пульте управления. Он много спал, а остальное время читал или слушал прихваченные с собой пленки. С Олливером он общался очень мало и почти совсем не разговаривал с Джудит, за искоючением редких односложных ответов на её прямые вопросы, обращенные к нему.
        При подлете к Марсу Крэг перешел на ручное управление и мастерски посадил корабль.

        - Где я могу с вами связаться?  - спросил он Олливера.

        - У нас заказаны номера в отеле «Фобос». Но ты едешь туда с нами, Крэг. Тебе там тоже заказан номер.

        - Зачем? Я могу сразу направиться в Мэнло.

        - Потому что у меня здесь есть источники информации, которые могут помочь нам сориентироваться. Дай мне вечер, и завтра ты будешь знать больше, чем сегодня. Тогда и пойдешь.
        Крэг кивнул. В отеле он отправился прямо в свой номер и не выходил оттуда до утра. Утром, когда он умылся и собрался, раздался звонок Олливера, сообщившего, что узнал все необходимое.
        Олливер встретил его один в гостиной многокомнатного номера-люкс, который он занимал с Джудит.

        - У меня хорошие новости, Крэг. Эйсон сейчас на Земле, и у него самый разгар отпуска. До его возвращения у тебя будет не меньше двух недель. Может, без него твоя задача будет полегче.

        - Кто набирает персонал во время его отсутствия?

        - Помощников он набирает только сам, а что касается охранников, то эта задача возложена на некоего Кнутсона, который отвечает за службу безопасности. К сожалению, мне не удалось выяснить, как укомплектован его штат в настоящий момент, но обычно им всегда не хватает одного или двух человек.

        - Лучше всего, если мне удастся познакомиться с Кнутсоном в городе, сказал Крэг.  - Вы можете мне сказать, как он выглядит?

        - Да, я с ним встречался шесть месяцев назад, когда посещал Мэнло. Он - крупный, с рыжими волосами и большим шрамом через всю щеку, правда, не помню - какую. Грузный, и по виду - драчун. Как у тебя с деньгами? Может, нужно еще?

        - Пара сотен не повредит. У меня есть деньги, чтобы добраться туда, но я могу не сразу получить работу.
        Олливер отсчитал ему двести долларов.
        Когда он убирал деньги в бумажник, вышла Джудит, одетая в халат. Она протянула ему руку:

        - До свидания, Крэг. Желаю удачи.
        Крэга удивило, что её рука была такой горячей. Быстро пожав её, он тут же ушел.
        Небольшой городок Пранджер, раскинувшийся в долине Гор Сиртис, с населением всего в тысячу двести человек был единственным звеном, связывавшим Мэнло с цивилизацией, хотя, по сути, цивилизацией был сам Мэнло. Между Пранджером и Марс-Сити не было регулярного воздушного сообщения, и Крэгу пришлось добираться туда на перекладных. Оказавшись в Пранджере только после обеда, Крэг снял номер в гостинице, перекусил и отправился осматривать город.
        Особо осматривать, правда, было нечего. За исключением двух забегаловок и нескольких магазинов все остальные дома были типовыми постройками, где жили шахтеры. Это был горняцкий городок, выросший рядом с молибденовыми шахтами, в которых работало все население, не считая, конечно, тех, кто обслуживал забегаловки и магазины. Бедный и непрезентабельный городишко. Он был единственным местом, где шахтеры и охранники могли отдохнуть и расслабиться, поэтому неудивительно, что желающих там работать было найти очень непросто. Крэг решил, что сразу идти и предлагать свои услуги в качестве охранника было неразумно: отказ сразу сведет на нет все шансы устроиться там на работу. У него просто не будет никакого предлога задержаться в Пранджере и попробовать ещё раз. Куда лучше было случайно познакомиться с Кнутсоном и получить предложение поступить на службу в Мэнло от него. Тогда Крэг может согласиться без риска получить отказ.
        Ближе к вечеру, наблюдая за прохожими из окна номера, он заметил высокого рыжего человека, проходившего мимо гостиницы и, выйдя на улицу, пошел за ним следом. Из окна он не мог разглядеть, был ли у него шрам, но по одежде этот человек отличался от шахтеров, и Крэг почти не сомневался, что нашел Кнутсона. В ресторанчике, куда они зашли, Крэг рассмотрел шрам и убедился, что был прав. Как и говорил Олливер, рыжий действительно был забиякой, и подружиться с ним будет проще простого. Если, конечно, позволить себя избить - просто.
        Крэг подошел к стойке бара и, оступившись, «нечаянно» толкнул Кнутсона, который расплескал содержимое своего стакана. Крэг быстро извинился: если он собирался предъявлять свой сертификат о психокоррекции, он должен быть очень осторожным, чтобы у Кнутсона не возникло подозрений. После психокоррекции человек мог защищать себя, если это была самооборона, или нападать на других, если этого требовали его обязанности охранника, но в остальных случаях он не проявлял агрессивности.
        Через минуту он опять «нечаянно» толкнул Кнутсона, который расплескал ещё больше виски. На этот раз Крэгу не пришлось извиняться, потому что для этого не было времени. Он умудрился чуть уклониться от молниеносного удара в челюсть и удержался на ногах, хотя и отлетел на несколько футов назад. Бросившись на Кнутсона, он нанес сильный ответный удар правой. Завязалась драка. Крэг только имитировал удары левой рукой, а пользовался одной правой. Сыграл он отлично: драка действительно выглядела как настоящая и бескомпромиссная, хотя на самом деле Крэг мог прекратить её в любой момент одним ударом, причем только правой. Но он позволил себя уложить на пол в долгой и с виду равной борьбе, победа в которой далась Кнутсону нелегко.
        Кнутсон, ухмыляясь разбитыми в кровь губами, сам помог ему подняться на ноги и сказал:

        - Да, парень, для своей комплекции ты дерешься здорово. Еще чуть-чуть и на полу был бы я. Пошли, я тебя угощу.
        Крэг ухмыльнулся Кнутсону в ответ и позволили дотащить себя до столика, где охранник заказал две порции виски. Через несколько минут он уже отвечал на вопрос, что он делал в Пранджере.

        - Послушай,  - оживившись, сказал Кнутсон,  - такому бойцу как ты не место в шахтах. Что ты думаешь насчет работы в Мэнло?
        Как выяснилось, Крэг с удовольствием поработал бы в Мэнло вместе со своим новым другом. Посмотрев сертификат о психокоррекции, Кнутсон расцвел от удовольствия:

        - Лучше не бывает. Всего двухнедельной давности. Нам не нужно проверять, что было раньше, а за две недели ты вряд ли мог что-нибудь натворить. Как ты сюда попал?
        После объяснений Крэга Кнутсон пообещал прямо утром позвонить Олливеру в отель
«Фобос» Марс-Сити и получить нужные рекомендации. После этого, если отпечатки пальцев Крэга совпадут с отпечатками на сертификате, он мог приступать к работе, когда захочет.

        - Мы платим не больше, чем получают шахтеры,  - рассказывал Кнутсон, но зато работа чистая и простая. По сути, надо просто держать ухо востро и не спать, пока ты в наряде. Годится?

        - Годится,  - ответил Крэг.
        Глава 5

        Конечно, Крэг мог получить эту работу и просто предложив свои услуги, но так получилось гораздо лучше, тем более, что он подружился с Кнутсоном. Самым быстрым и надежным способом подружиться с такими как он, было затеять драку и дать себя побить, но только после жестокой схватки, в которой шансы были примерно равны. Тогда твой «противник» будет тебя уважать. Если побить его - он будет тебя ненавидеть, а если не дать отпор и сразу «лечь» презирать. Воспользовавшись расположением Кнутсона, Крэг сразу попал в нужный ему наряд, который патрулировал сам комплекс, а не его окрестности. Он получил возможность изучить каждую комнату комплекса за исключением личных апартаментов и лаборатории Эйсона, которые всегда были заперты во время его отлучек. Причем - не просто заперты, отметил про себя Крэг. Все подходы к личным покоям изобретателя наверняка охранялись многочисленными ловушками и системами сигнализации. Доступа в эти комнаты не имели даже Кнутсон и Главный техник Кембридж, бывший доверенным лицом Эйсона. Как туда можно попасть знал один Эйсон, и без него войти туда не мог никто.
        Три дня и ночи Крэг потратил на изучение распорядка дня, маршрутов передвижения охранников, расположения их постов в комплексе на протяжении суток, установленных ими ловушек. Ему посчастливилось заранее решить одну из основных проблем, которые перед ним стояли: на третьем этаже располагался небольшой музей примитивного оружия, которым использовались земляне раньше. Одним из экспонатов - у Крэга ещё будет время определить, каким именно - он воспользуется, когда придет время вынести дезинтегратор из Мэнло.
        Вечером следующего дня во время ужина в столовой Кнутсон спросил Крэга:

        - Ты любишь бои? Я имею ввиду бокс.

        - Само собой,  - ответил Крэг.

        - Сегодня по телевизору будет транслироваться отличный матч из Марс-Сити. Если хочешь, приходи ко мне, и мы посмотрим вместе.

        - Приду,  - отозвался Крэг.

        - Матч начинается в семь. Значит, к семи и приходи. Если придешь раньше, то не стесняйся и устраивайся без меня.
        Крэг так и поступил. Он пришел раньше и не стал стесняться. Вскрыв заднюю крышку телевизора, от взял одну из плат кинескопа. Когда появившийся через несколько минут Кнутсон включил телевизор, экран оставался темным и, покрутив ручки, он выругался.
        Крэг ждал этого момента:

        - Я вообще-то соображаю в телевизорах. Сейчас в главной лаборатории никого нет. Давай смотаемся туда, и я попробую все исправить.
        В лаборатории он стал копаться в ящике с деталями, и через несколько минут Кнутсон не выдержал.

        - Мы так все пропустим. Пошли в общую гостиную и посмотрим там. А ремонтом можно заняться после.

        - Ты иди один. Я уже почти все наладил и жалко бросать из-за такой мелочи. Тут осталось совсем чуть-чуть, и я наверняка успею посмотреть конец.
        Он действительно успел застать конец поединка и «починил» телевизор Кнутсона. Кроме того, у него в карманах оказались небольшой атомный фонарик, детектор магнитных полей и ещё кое-какая мелочь, которая могла ему понадобиться.
        Следующей ночью он удовлетворился тем, что с помощью фонарика и детектора обнаружил и разобрался, как обезвредить три различных системы сигнализации охранявших апартаменты Эйсона. Входить туда он не стал - ему нужно было иметь в своем распоряжении целую ночь и при этом не оглядываться на обязанности ночного сторожа, который должен был периодически отмечаться, нажимая кнопки в разных местах комплекса. На следующий день он попросил Кнутсона перевести его в дневную смену.
        Дождавшись следующей ночи, когда все уже спали, он обезвредил все три системы сигнализации и проник в личные покои Эйсона. У него был запас времени в пять часов. Он начал с тщательного обследования всех помещений и обнаружил ещё три ловушки, которые также обезвредил. Только затем он мог спокойно заняться сейфом из дюрастали.
        Сейф стоял прямо около стола Эйсона, на котором Крэг обнаружил предмет, подсказавший ему, как действовать дальше без необходимости пробовать наобум все возможные варианты. Это был маленький магнит в форме подковы, использовавшийся, очевидно, как грузик для бумаг. А что, если это был не просто грузик? А вдруг это ключ к магнитному замку?
        Он внимательно, дюйм за дюймом осмотрел дверцу сейфа. Она была сделана из дюрастали, и на ней не было никаких царапин или следов от пальцев, которые могли бы послужить подсказкой. Ему удалось обнаружить только почти незаметную точку, как те, что оставляют мухи, примерно в футе справа от центра дверцы. Но такие следы мух легко стираются, а этот не стирался, и потом на Марсе не было мух. Он прикладывал к этому месту магнит в самых разных положениях, и вдруг, когда оба полюса оказались направленными вверх, а точка - прямо посередине между ними, дверца распахнулась. Внутри были сотни ячеек и ящичков, и на каждом была наклеена табличка с номером.
        Крэг нашел на столе реестр и по номеру, которым снабдил его Олливер, выяснил, в каком ящике находился интересующий его предмет. Через мгновение дезинтегратор был в его руках. Благодаря данному Олливером описанию ошибки быть не могло. Он действительно был очень похож на карманный атомный фонарик, причем даже меньших размеров, чем он стащил в мастерской. Линза действительно была непрозрачной и сделана из какого-то темно-зеленого вещества. Крэг уже начал закрывать сейф, когда сообразил, что у него было время изготовить дубликат и выполнить просьбу Олливера, не хотевшего, чтобы пропажу быстро обнаружили. Конечно, если Эйсон проверит действие дубликата, он сразу же обнаружит подмену, но если он просто будет просматривать ящики, чтобы удостовериться, что все предметы на месте, он может вполне удовлетвориться тем, что ничего не пропало. И чем дольше он не будет знать о подмене, тем лучше.
        Он взял с собой дезинтегратор и направился в личную мастерскую Эйсона. Трудно было представить мастерскую, более оснащенную для изготовления грабителем дубликата какого-нибудь небольшого предмета, который он собирался украсть. Если бы у Крэга было время, он мог бы вскрыть дезинтегратор, разобрать его и изготовить действующий дубликат. Но он ограничился изготовлением отличной копии и, закончив, аккуратно разложил все инструменты по своим местам, чтобы не осталось никаких следов его работы. Он положил дубликат на место, где хранился дезинтегратор, закрыл сейф и опять подключил ловушки, за исключением тех, что находились у входной двери. Дождавшись в темноте, пока не пройдут охранники, совершавшие очередной обход, он включил все три системы сигнализации, охранявшие вход, и через десять минут был в своей комнате. В кабинете и мастерской Эйсона не осталось никаких следов пребывания там Крэга, если не считать кое-какой мусор в корзине мастерской, обнаружить который можно было только специально изучив содержимое мусорных ящиков и сличив его с тем, что выбрасывал сам Эйсон. Крэгу предстояло сделать ещё
кое-что, но это могло подождать до завтра, и он с удовольствием использовал оставшиеся до утра два часа для сна.
        Самым важным и самым легким делом следующего дня было вынести дезинтегратор за пределы Мэнло. Музей примитивного оружия землян, располагавшийся на третьем этаже, входил в маршрут его обхода. Там он выбрал мощный охотничий лук двадцатого века и тяжелую стрелу. Прикрепив клейкой лентой маленький дезинтегратор к древку стрелы сразу за наконечником, он выстрелил ею из лука, послав стрелу высоко над огороженной проволокой стеной, по которой был пропущен ток. Стрела упала в глубоком овраге, дно которого из Мэнло не просматривалось. Если дезинтегратор не сломался во время приземления стрелы - а Крэг предусмотрительно обмотал его мягкой тканью, чтобы этого не произошло - то он спокойно будет ждать, пока Крэг не подберет его. Короткий визит в главную мастерскую во время обеда, когда там никого не было, позволил Крэгу незаметно вернуть на место фонарик и все детали, которые он брал, готовясь к операции.
        Но он не хотел вызывать подозрений неожиданным уходом. Или, что ещё хуже, подставить себя под увольнение, совершив нечто такое, что выходило бы за рамки поведения человека, прошедшего психокоррекцию. Он выбрал самый надежный способ. На следующее утро он пожаловался на сильную головную боль и тошноту. Кнутсон отвел его в медпункт и отправился за одним из техников, который смыслил в медицине. Воспользовавшись тем, что остался один, Крэг быстро отыскал и сразу принял несколько таблеток беладонны и быстродействующего слабительного.

        - Похоже на лихорадку,  - сказал техник, глядя на расширенные зрачки Крэга.  - Когда-нибудь раньше страдали этим?
        Крэг хмуро улыбнулся:

        - Откуда мне помнить! Но в моем досье, наверное, должна быть какая-то информация.
        Техник взглянул на Кнутсона:

        - Если я прав, то через несколько часов у него начнется сильный понос. В таком случае его лучше отвезти в Марс-Сити для лечения. Я не в состоянии вылечить его здесь и даже сделать нужные анализы.

        - Тогда не стоит рисковать и ждать,  - ответил Кнутсон.  - Я сам отвезу его в Марс-Сити, и пусть они там все проверят.

        - Ему лучше не быть в дороге, пока не пройдет первый приступ. Если я не ошибся в диагнозе, то к завтрашнему утру он оклемается, и у него будет несколько дней в запасе до второго приступа. Если до второго приступа он пройдет медосмотр и начнет принимать нужные лекарства, то быстро выздоровеет.
        Как и ожидалось, Крэгу стало значительно хуже, и он промучился всю вторую половину дня, но к утру ему стало гораздо легче.
        Кнутсон рассчитался с ним за работу и даже хотел отпустить Крэга, не обыскивая ни его самого, ни его багаж, но Крэг настоял на обыске, заявив, что не хотел бы оказаться в числе подозреваемых, если после его ухода в Мэнло обнаружится какая-нибудь пропажа. Он также отклонил предложение Кнутсона доставить его до Пранджера на вертолете, сказав, что прогулка пешком пойдет ему на пользу. Едва Мэнло скрылся из вида, Крэг спрятал свою сумку около дороги и, сделав большой крюк, добрался до оврага и после недолгих поисков подобрал стрелу.
        Он не стал испытывать дезинтегратор так близко от Мэнло, потому что не знал, действует ли он беззвучно или нет. Скорее всего - нет. Он вернулся за своей сумкой, достал из кармана дезинтегратор и, направив его на кусты, которые росли в дюжине футов, нажал большим пальцем на рычажок. Никаких изменений. Потихоньку приближаясь к кустам, он продолжал нажимать на рычажок. Ничего не происходило до тех, пока он не оказался в двух футах от них. Кусты вдруг как бы растворилисиь в воздухе, и от них не осталось никакого следа даже на песке, в котором они росли. Олливер сказал правду о том, что делает этот прибор, и о радиусе его действия. Преступники могли использовать этот прибор, чтобы избавиться от трупа, но в качестве орудия убийства даже простой нож был эффективнее. На взгляд Крэга этот прибор не стоил миллиона долларов, но это уже была забота Олливера.
        Оказавшись в тот же вечер в Марс-Сити, он прежде всего укрепил свое алиби, отправившись в клинику, где прошел тщательный медосмотр. Поставленный техником диагноз не подтвердился. Видимо, сказали ему, причина была в чем-то другом, и он обещал сразу придти на обследование, если приступ повторится.
        После этого он, как и обещал, позвонил Кнутсону и поделился новостями. Если бы он не сделал этот звонок, то Кнутсон мог бы задуматься почему, и в любом случае не имело смысла закрывать за собой эту дверь. Миллиона у него пока ещё не было, да и миллион когда-нибудь кончится. В любом случае при необходимости у него всегда будет возможность вернуться в Мэнло и устроиться там на работу. Кнутсон звал его сразу обратно, но Крэг сказал, что хоть диагноз не подтвердился, ему лучше некоторое время поработать в Марс-Сити и быть рядом с клиникой на случай нового рецидива.
        Потом Крэг позвонил в отель Олливеру.

        - Это Крэг,  - сказал он, когда трубку взял судья.  - Я все сделал.

        - Потрясающе, Крэг! Ты можешь приехать прямо сейчас?

        - То, что вы должны мне передать, у вас в номере?

        - Конечно, нет. У меня это может быть только завтра после обеда.

        - Тогда я позвоню завтра после обеда.

        - Подожди, Крэг. Где ты нахо…
        Крэг повесил трубку.
        Он позвонил на следующий день уже к вечеру. Олливер, взяв трубку, быстро произвес:

        - Крэг, не вешай трубку! Послушай! Такую сумму наличными сразу собрать непросто. Мои основные вложения на Земле, и я…

        - Сколько у вас при себе в гостинице?

        - Половина. И мне потребуется ещё несколько дней, чтобы достать вторую половину.

        - Ладно,  - сказал Крэг.  - Если у вас есть одна половина, то насчет второй я поверю вам на слово. Кто-нибудь ещё в номере есть?

        - Только Джудит. Ты можешь приехать прямо сейчас?
        Крэг сказал, что да, и через пять минут вошел в отель.
        Олливер с перекошенным от нетерпения лицом спросил его прямо в дверях:

        - Он у тебя с собой?
        Крэг кивнул и обвел глазами гостиную. Джудит в ещё более откровенном костюме, чем во время первой встречи в доме Оллвивера в Альбукерке, сидела, откинувшись на софе, и смотрела на Крэга непроницаемым взглядом.
        Олливер повернулся к ней:

        - Мы поверим ему на слово, что он у него с собой. Принеси, пожалуйста, деньги, дорогая.
        Джудит вышла в соседнюю комнату и вернулась с пачкой купюр толщиной в дюйм. Она протянула её Крэгу:

        - Здесь пятьсот тысяч. Пересчитайте.
        Крэг засунул деньги в карман.

        - Раз я верю вам насчет второй половины, то нет смысла не доверять с первой. Ладно, Олливер, вот ваша игрушка.
        Олливер протянул слегка дрожавшую руку.

        - Боже мой, Крэг! И ты думаешь, они не хватятся её в Мэнло?

        - Не хватятся, пока Эйсон не захочет проверить, как действует изготовленный мной дубликат. Поговорим лучше о второй половине миллиона. Где и когда я смогу его получить?

        - Присядь, Крэг,  - ответил Олливер и, подойдя к софе, сел рядом с женой.  - Позволь мне рассказать о некоторых своих планах и сделать тебе предложение. Первое - я могу вернуть вторую половину миллиона в течение суток, как мы окажемся на Земле. Она у меня есть, и это только вопрос обращения сделанных вложений в наличные.

        - Хорошо,  - ответил Крэг,  - а когда вы собираетесь вернуться на Землю?

        - Мы вылетаем завтра, но дожны попасть ещё в одно место по пути на Землю. Вся поездка займет неделю. Но это как раз второе, о чем я хотел сказать - почему бы тебе не полететь с нами?

        - А куда мы должны попасть сначала?

        - На пояс астероидов. Самый его край. Я хочу высадиться на маленьком астероиде.

        - И испытать дезинтегратор?
        Крэг медленно кивнул, размышляя над тем, почему ему самому не пришла в голову такая простая мысль, как добиться получения нейтрония в управляемом виде. Расщепить полностью маленький астероид и из-за отсутствия гравитации его атомы устремятся вглубь себя, образуя таким образом маленький шарик, который можно доставить на корабль. При условии, разумеется, что его масса будет относительно небольшой, чтобы корабль не потерпел крушения при посадке на Землю. В общем, если подумать, не так и сложно. Неужели Эйсон не мог догадаться? Или, не исключено, он об этом подумал, но не нашел применения нейтронию. А у Олливера какие-то задумки наверняка были.

        - Согласен,  - сказал Крэг.  - Во сколько вылет?

        - Полдень устроит?

        - Мне все равно,  - ответил Крэг.  - Встретимся на корабле. Вы им больше не пользовались? Он на прежней стоянке?

        - Да, он уже заправлен и готов к вылету. Я рад, что ты согласился, Крэг. Мне нужно кое о чем с тобой поговорить, и времени в полете для этого будет достаточно. Что ж, тогда до встречи на корабле.
        Выйдя из отеля, Крэг зашел в два разных банка и оставил там большую часть полученных денег. После этого он задумался, почему так поступил. Он не доверял Олливеру по той простой причине, что не доверял вообще никому, и не исключал возможности, что Олливер пригласил его на корабль с целью отобрать полмиллона и не платить остальные. Но если Олливеру действительно удастся его убить, то какая разница, будут ли деньги при нем или в банке в Марс-Сити? Впрочем, если он сообщит Олливеру, что положил деньги в банк, то разница может быть. Естественно, он примет все меры предосторожности, но все равно ему нужно будет спать и вообще… Он пожал плечами - если человек погнался за большими деньгами и пошел на связанный с этим риск, то волноваться по этому поводу уже поздно. Может, Олливер и не решится пойти на убийство, зная, что если у него что-нибудь сорвется, то ему самому живым уже не быть. Кроме того, кто знает, может действительно планы Олливера в отношении дезинтегратора превращали миллион долларов в ничего не значащую мелочь.
        Спал он крепко и без сновидений.
        На следующий день он проверял готовность J-14 к вылету, когда появились Олливер и Джудит. Джудит сразу ушла к себе в каюту переодеться для полета, а Олливер опустился в кресло второго пилота рядом с Крэгом и откинулся назад.

        - У нас ещё есть время. Да и курс уже проложен.

        - Куда?

        - Да просто до ближайшей точки в астероидном поясе. Когда мы туда доберемся, мы просто выберем астероид походящей величины.

        - Нужно найти такой, что весит не более полутонны,  - сказал Крэг. Это, конечно, если вы хотите захватить его с собой. На большую нагрузку корабль не рассчитан, и могут быть проблемы при посадке на Земле. Или вы хотите облегчить вес корабля, избавившись от всего лишнего?
        Олливер улыбнулся:

        - У меня на борту нет ничего и никого лишнего. Но я удивлен, Крэг, и не скрою - приятно удивлен, что у тебя хватило выдержки и здравомыслия все-таки придти на корабль. Человек другого калибра мог бы испугаться, что я оставлю его там и сэкономлю полмиллиона.
        Крэг ухмыльнулся:

        - Я люблю рисковать.

        - Рисковать не придется. Это действительно большой замысел, и если ты решишь присоединиться ко мне, то получишь нечто куда более ценное, чем какой-то жалкий миллион. Ты получишь власть.

        - А вы?

        - Я получу ещё больше власти. У меня будет власть, которой не имел ещё никто в истории человечества. Я… я не хочу сейчас открывать все карты, Крэг. Мы поговорим после посещения астероида, когда я выясню две вещи. Крэг, а что ты думаешь о Джудит?

        - Какая разница?

        - Я хочу знать.

        - Я ненавижу всех женщин,  - ответил Крэг.

        - А Джудит, наверное, больше остальных?

        - Нет,  - солгал Крэг.  - А что?
        Олливер пожал плечами.

        - Да так, ничего. Что ж, раз ты уже сидишь на месте пилота, мы можем взлетать. Через пару минут как раз будет полдень. Держи координаты, а я скажу Джудит, чтобы она пристегнулась.
        Он отправился к ней в каюту и через минуту вернулся на свое место.

        - Она пристегнется у себя и выходить не будет,  - сообщил он и, помолчав, добавил:
        - Красивая женщина, Крэг, и очень умная. Умным женщинам ни за что нельзя доверять, и я, к сожалению, постигаю эту истину на собственном опыте. Так что ты скажешь на мое предложение, Крэг?

        - Я подожду, пока все не узнаю. Ладно. До полудня осталось пять секунд. Четыре. Три. Две…
        Полет был скучным. Судя по всему, Джудит тоже было скучно, и она почти не покидала своей каюты. Только Олливер был очень оживлен, и было видно, что ему не терпится наконец прибыть на место. Он все время суетился и никак не мог найти себе места. Иногда он настолько глубоко погружался в свои мысли, что приходилось переспрашивать ещё раз, чтобы заставить его очнуться.
        Так получилось и при подлете к поясу астероидов. Крэг начал потихоньку притормаживать, стараясь уравнять скорость движения корабля со скоростью астероидов. Некоторые астероиды уже были видны на экране радара.

        - Какой размер астероида вас интересует?  - спросил Крэг, обращаясь к судье.

        - Что? А-а… Это не так важно. Несколько сот тонн. Размером примерно с дом.

        - С такой большой массой не сможем забрать его с собой, до каких бы размеров он ни уменьшился.

        - А нам это и не нужно. Мы просто проведем эксперимент.

        - Тогда можно выбрать и покрупнее. Например - Церес. Он чуть меньше пятисот миль в диаметре.

        - Это будет слишком долго. Я ведь уже говорил, что цепная реакция происходит с задержкой, и если предоставленная мне информация соответствует действительности, то астероиду в несколько сот тонн потребуется около часа, чтобы исчезнуть.
        Вспомнив, что во время его испытаний кусты исчезли за несколько минут, Крэг подумал, что так оно, наверное, и есть. Он, разумеется, не собирался говорить Олливеру, что он ослушался его указаний и испытал действие дезинтегратора.
        Теперь они летели в окружении астероидов и, судя по показаниям радара, ближайшие из них находились всего на расстоянии одной или двух миль. Крэг внимательно изучал проплывавшие мимо небесные тела и наконец выбрал один из астероидов размером с дом, как и хотел Олливер. Он мастерски приблизился к нему и точно рассчитал скорость движения - теперь астероид и корабль двигались совершенно одинаково, как будто составляли единое целое.
        Олливер, замерев, наблюдал за действиями Крэга.

        - Получилось, Крэг,  - сказал он, не скрывая восхищения.
        Крэг кивнул и выключил двигатели. Теперь астероид и корабль, притягиваемые несколькими фунтами гравитации своих масс, будут двигаться в безвоздушном пространстве как братья-близнецы, пока опять не заработают двигатели.
        Олливер похлопал Крэга по плечу.

        - Отличная работа. Что ж, пора надевать скафандры. Я скажу Джудит.
        Для проведения эксперимента у них не было необходимости всем покидать корабль, но скафандры должны были надеть все. На таком маленьком корабле как J-14 не было специальной камеры для выхода в космос - было гораздо проще выпустить весь воздух из корабля, а потом перед тем, как все снимут скафандры, вновь наполнить корабль воздухом, который генерировала специальная установка.
        Крэг поправлял на себе прозрачный шлем, когда вышла Джудит, уже полностью одетая.

        - Все готовы?  - спросил Олливер.  - Тогда я начинаю выпускать воздух.
        Они могли разговаривать с помощью специальных переговорных устройств, встроенных в шлемофоны.

        - Так вы оба идете? Или нет?

        - Я не пропущу этого зрелища ни за какие деньги,  - сказала Джудит, а Крэг просто кивнул. Олливер следил за показаниями приборов и наконец произнес:

        - Все готово. Можно открывать выходной люк.
        Он поправил застежки на обуви и прыгнул на астероид.
        Не обладая опытом астронавта, он не привязался и при прыжке слегка оттолкнул корабль, который начал отдаляться от астероида. Если бы он был один и не сообразил бы тут же прыгнуть обратно, то корабль оказался бы слишком далеко, и Олливер был бы обречен на гибель. Но ему на помощь пришел Крэг, и с помощью брошенного им троса корабль пришвартовали к астероиду. Теперь они все могли благополучно перебраться на астероид, не боясь потерять с ним всякую связь. Последней на астероид прыгнула Джудит.
        Олливер быстро прошел на другой конец астероида. Прежде, чем последовать за ним, Крэг на мгновенье задержался. В этом крошечном мире время и его связь с расстоянием никак не соответствовали привычным представлениям. Пройдя всего тридцать ярдов, можно было из ночи попасть в день и потом опять в ночь. Корабль был пришвартован со стороны захода солнца; Олливер, оказавшись на стороне восхода, остановился и сказал:

        - Вот здесь мы и начнем.
        В руках у него был дезинтегратор, и он нажал на рычажок.
        Неужели, подумал Крэг, он расщепит астероид на нейтроний так же легко, как и кусты на Марсе, только за большее время? Почему бы и нет, если начнется цепная реакция, а сам астероид состоял из относительно однородного вещества? Крэг только сейчас сообразил, что на Марсе исчезли все кусты, имевшие общую корневую систему, а не только те, что оказались на расстоянии двух футов от дезинтегратора. Боже мой, ужаснулся он, а если бы он направил прибор на землю на расстоянии меньше двух футов! Начавшаяся цепная реакция в конце концов уничтожила бы весь Марс! Во всяком случае, если астероид действительно исчезнет, то Марс постигла бы та же судьба, только времени потребовалось бы больше. При этой мысли он почувствовал, как по его телу побежали мурашки. По недомыслию он подверг смертельной опасности не только себя, но и пятьдесят миллионов жителей Марса.
        Олливер двинулся обратно, и Джудит пошла ему навстречу. Крэг последовал за ней, и они остановились посередине залитой солнцем стороны. Олливер наклонился, и Крэг сначала решил, что он хочет облучить дезинтегратором другое место, но в руках у Олливера была карманная шестидюймовая линейка. Он помечал мелом равные отрезки на поверхности астероида.

        - Так мы узнаем быстрее, действует ли прибор,  - сказал он.  - Если расстояние между пометками станет меньше шести дюймов, значит - действует.

        - А что потом?  - спросил Крэг.  - Бежать на корабль, пока астероид не исчез полностью?

        - Да, но у нас будет запас времени примерно в полчаса.

        - А что потом?  - не унимался Крэг.

        - А потом… Подожди, мне кажется, что расстояние стало меньше шести дюймов, но мне надо знать наверняка, а потом я скажу. Посмотри, дорогая, он схватил Джудит за рукав скафандра,  - ведь расстояние правда стало меньше? Как будто астероид сжимается?

        - Да… Мне тоже так кажется. И горизонт как будто стал ближе.
        Олливер выпрямился и посмотрел на линию горизонта. В этот момент Джудит повернулась к Крэгу и посмотрела ему прямо в глаза каким-то странным взглядом. Ему показалось, что она хотела о чем-то спросить, но не решалась и пыталась прочитать ответ в его глазах. Он выдержал её взгляд, но был по настоящему озадачен.
        Олливер сказал:

        - Мне кажется… хотя почему кажется? Самое большее через минуту мы будем знать наверняка.
        Немного погодя, Олливер повернулся к ним и произнес преувеличенно спокойным голосом:

        - Да, расстояние стало меньше на полдйма. Прибор работает.
        Он отошел немного в сторону и, повернувшись к Крэгу, продолжил:

        - Крэг, теперь заработанный тобой миллион все равно что бумага для мусора. Что ты скажешь на то, чтобы стать моим верным помощником, вторым по власти человеком Солнечной системы?
        Крэг взглянул на него, не отвечая и спрашивая себя, не сошел ли Олливер с ума. Видимо, его мысли отразились на лице, потому что Олливер покачал головой:

        - Нет, Крэг, я не сошел с ума. И у меня нет никакого коммерческого применения нейтронию - я это придумал для отвода глаз. Но подумай вот о чем:
        Нужно спрятать по одному из таких приборов на всех обитаемых планетах и сделать их управляемыми по радио специальным устройством, которое я могу привести в действие, где бы ни находился. Больше ничего не требуется. Если прибор действет на астероиде
        - а он действует!  - то он может использоваться для разложения на нейтроний объектов любой величины. Для прибора не существует разницы между орехом и планетой.
        Крэг продолжал молча смотреть на Олливера, удивляясь, как он сам не додумался до этого раньше.

        - Теперь у меня нет секретов, и я расскажу тебе все, Крэг. За мной не стоит никакой новой политической партии. Больше того, как только я закончу всю подготовку, никаких политических партий не будет вообще! Буду только я один! Но мне понадобится помощь, и я предлагаю тебе стать вторым после меня лицом, несмотря на….
        Он неожиданно рассмеялся, и его голос изменился:

        - Джудит, дорогая, это бесполезно.
        Крэг быстро обернулся и увидел, что Джудит держит в руках лучевой пистолет, направленный на Олливера.
        Олливер довольно хмыкнул:

        - Я тоже подумал о том, что тебе пора показать свое истинное лицо. И лучшего момента для этого трудно представить. Я нашел эту игрушку в кармане твоего скафадндра несколько часов назад, и я её разрядил. Давай, жми на курок. Или ты уже нажала?
        Она уже действительно на него нажала - стоявшему рядом Крэгу было видно, что её указательный палец почти касался рукоятки пистолета, нацеленного на судью. Крэгу было хорошо видо, как она побледнела. Но не от страха, а от бешенства.

        - Что же, я проиграла,  - сказала она, обращаясь к Олливеру.  - Но кому-нибудь все равно удастся тебя остановить. Разве ты не понимаешь, что для того, чтобы твой план удался, тебе нужно уничтожить как минимум одну планету, чтобы все поняли серьезность твоих угроз. Миллионы жизней. Миллиарды, если ты решишь выбрать для этой цели Землю. Уничтожив Землю, ты уничтожишь три четверти человечества, чтобы править оставшейся четвертью. Ты - сумасшедший!
        Олливер засмеялся и сделал шаг назад. Теперь у него в руках тоже был лучевой пистолет, который он держал так, что под прицелом находились и Крэг, и Джудит.

        - Она шпионка, Крэг, подосланная Союзной партией. Я знал это с самого начала и держал её на расстоянии. Она вышла за меня замуж, потому что им был нужен осведомитель, который мог следить за каждым моим шагом. Что ж, я позволял ей это и использовал её в своих целях. А теперь, Крэг, мне нужна твоя помощь. Забери у неё пистолет.
        Пистолет был незаряжен, и забирать его не было никакой необходимости. Крэг знал, что Олливер просто испытывает его и вынуждает встать на чью-либо сторону.
        Крэг медлил. Олливер действительно сошел с ума или в самом деле собирался создать систему, в которой Крэг был бы вторым лицом? Нужно ли это было Крэгу ценой уничтожения одного или нескольких миров? Одно дело - убить несколько человек, и Крэгу было к этому не привыкать, но уничтожить целый мир, население целой планеты…

        - Это твой последний шанс, Крэг,  - сказал Олливер,  - или я вместо одной Джудит убью вас обоих. Не считайте меня глупцом, который не замечал, что вы без ума друг от друга и только притворялись, что терпеть не можете один другого, чтобы я ни о чем не догадался. Что ж, ты можешь её забрать, Крэг, но только мертвой. Или ты все таки предпочтешь власть, которая стоит куда больше миллиардов?  - Он засмеялся.  - Предпочтешь иметь любую женщину, всех женщин, которых пожелаешь?
        Астероид заметно уменьшился в размерах. Хотя Олливер и не двинулся с места, он стал значительно ближе к ним. Он отступил ещё на шаг, чтобы сохранить безопасное расстояние, и опять сросил:

        - Так что же ты решил, Крэг?
        Если бы не перчатка скафандра, Крэг наверняка попытался бы метнуть в Олливера свой протез: тогда у него был бы шанс вывести судью из строя до того, как он успеет нажать курок. Теперь же оставалась всего одна возможность спастись, да и та зависела от того, была ли реакция Джудит такой же мгновенной как его собственная или, во всяком случае, почти такой же быстрой. Он повернулся к женщине и протянул правую руку, будто намереваясь забрать пистолет, но тут же сильно толкнул её в плечо и крикнул: - «Ночная сторона!»
        От его толчка она потеряла равновесие и отлетела на два шага в сторону - теперь от горизонта и от спасительной темноты её отделял всего один шаг. Сам Олливер метнулся в противоположную сторону. Как он и ожидал, сноп пламени прошел как раз между ними, не причинив им вреда. Через мгновение они уже были на ночной стороне астероида и на какое-то время в относительной безопасности.
        Крэг услышал, как Олливер выругался. А затем рассмеялся и презрительно сказал:

        - Ты полный идиот, Крэг. Ты отказался от моего предложения ради женщины и возможности походить в героях всего несколько минут.  - Он опять рассмеялся, но на этот раз в его словах звучала ирония.  - Наш мир совсем маленький. И с каждой минутой становится все меньше и меньше. Сколько, по-твоему, должно пройти времени, чтобы прятаться стало просто не за что?
        Отвечать не имело смысла, и Крэг промолчал. Несколько мгновений он привыкал к почти полной темноте, в которой оказался. Единственным источником света были отблески с поверхности соседних астероидов, двигавшихся по параллельным орбитам. Его внимание привлек один из них, совсем небольшой, который, судя по всему, двигался в их сторону, потому что постепенно увеличивался в размерах. Посмотрев ещё раз на уменьшавшийся горизонт, Крэг обернулся. Олливера нигде не быо видно. Крэга это не удивило: Олливер не такой глупец, чтобы рисковать. Оказавшись на ночной стороне, он какое-то мгновение ничего не будет видеть, и от его оружия не будет никакого толку.
        Олливер, конечно, мог бы вернуться на корабль и оставить их умирать, но Крэг был уверен, что он так не поступит. Олливер ни за что не лишит себя удовольствия лично расправиться с ними: для этого ему нужно было всего лишь дождаться, когда астероид станет совсем маленьким. За шар величиной с мяч спрятаться невозможно.
        Но куда делась Джудит? Он ещё раз оглянулся. Может, она решила добраться до корабля, обогнув астероид с другой стороны?
        Крэг посмотрел в ту сторону, где должен был находиться корабль, и выругался: освещенная сторона корабля блестела уже далеко, и корабль продолжал удаляться! Он быстро уменьшался в размерах, но его двигатели были выключены. Неужели он недооценил Олливера, который все таки оставил их одних умирать от удушья, когда кончится запас кислорода?
        Неожиданный взрыв ярости Олливера был ответом на его вопрос. Судья все ещё был на астероиде и только сейчас заметил удалявшийся корабль.
        В тот же момент он почувствовал, как кто-то положил ему руку на плечо и услышал голос Джудит:

        - Крэг, мне очень жаль, но другого выхода у меня не было. Я должна была так поступить. У нас не было шансов попасть на корабль: входной люк располагался с дневной стороны и он…

        - Подожди,  - прервал её Крэг.
        Он на ощупь нашел у неё на шлеме выключатель и отключил переговорное устройство. Затем он проделал то же самое со своим шлемом. Затем он наклонился вперед так, что его шлем касался её, и сказал:

        - Пока наши шлемы касаются, мы можем разговаривать, и Олливер не будет нас слышать. Ты меня слышишь?

        - Да,  - в её голосе не было никакого испуга.  - Но какая разница, слышит он нас или нет? Мы все равно здесь погибнем, все трое. Мне правда жаль, Крэг, но по другому я поступить не могла.

        - Что ты сделала с пистолетом?

        - Он у меня в кармане. Здесь. Но он не заряжен.
        Крэг взял его и прикинул вес. Он был полегче снаряда, которым он предпочел бы воспользоваться, но не мог из-за скафандра. Все равно, решил он, пистолет тоже сгодится.

        - Подожди,  - сказал он и слегка сжал руку Джудит. Он повернулся и направился к дневной стороне. Теперь астероид уменьшался прямо на глазах его диаметр составлял не более двадцати футов. Приближаясь к границе дня и ночи, он пригибался все ниже и ниже, чтобы Олливер не смог его заметить раньше времени. Когда до границы остался всего один шаг, Крэг резко выпрямился с занесенной для броска рукой.
        Олливер был совсем рядом и все время поворачивался, стараясь держать под контролем все стороны одновременно. Крэг метнул пистолет и не промахнулся - шлем Олливера разлетелся на куски.
        Крэг глубоко вздохнул и включил переговорное устройство.

        - Джудит,  - спросил он,  - ты меня слышишь?

        - Да, Крэг,  - ответила она.  - Я включила переговорное устройство.
        Джудит подошла к Крэгу и, взглянув на тело Олливера, вздрогнула.

        - Он был как бешеный пес, Крэг. И все-таки у меня до самой последней минуты оставались сомнения. Это правда, что я подозревала что-то неладное, но только здесь…

        - Ты действительно была подослана Союзной партией?

        - Нет, это неправда. Я на самом влюбилась в него и вышла замуж. И я верила, что он действительно хочет создать новую партию и положить конец коррупции, сформировав новое правительство.

        - И ты продолжала его любить?

        - Нет. Уже несколько месяцев, вернее, почти год, как от прежней любви ничего не осталось. Но когда любовь прошла, я стала смотреть на него другими глазами, и у меня появились первые подозрения. Я решила остаться и помешать ему, если эти подозрения подтвердятся. Слава богу, мне это удалось. Он не остановился бы перед уничтожением почти всего человечества, лишь бы иметь неограниченную власть над оставшимися в живых. Ты считаешь себя преступником, Крэг, но ты - невинный младенец по сравнению с ним.
        Она повернулась и посмотрела в сторону корабля.

        - У нас нет никаких шансов добраться до него?

        - Больше нет. Если бы был хоть один шанс из миллиона, я бы прыгнул. Он поднял пистолет Олливера.  - Будь пистолет не лучевым и стреляй он с отдачей, я бы попробовал использовать её энергию для разгона, а так…

        - Крэг, мы должны уничтожить дезинтегратор. Каким бы малым ни был шанс, что наши тела здесь когда-нибудь найдут, все равно он есть, и стоит кому-нибудь догадаться, в чем заключается действие этого прибора, как опять над человечеством может повиснуть угроза уничтожения…

        - Ладно,  - Крэг пошарил рукой в карманах Олливера и вытащил дезинтегратор.  - Думаю, что лучевой пистолет расплавит его и превратит в кусо… Но сначала мы можем его использовать по назначению. Наш маленький мир становится все меньше, и перенаселенность нам не нужна.
        Он включил рычажок и провел прибором вдоль тела Олливера на расстоянии фута.

        - Мы можем обойтись без его компании, верно?

        - Чудесная мысль! Ты ведь не откажешься применить его на мне… через несколько минут?

        - Несколько минут? Джудит, воздуха в наших скафандрах хватит ещё на полчаса. Куда спешить?

        - Мне уже не хватает воздуха. Наверное, Олливер что-то сделал со скафандром, когда разряжал мой пистолет. Он знал, что я пойду против него, стоит ему открыть свои планы. Даже если он и сам не верил, что меня приставили за ним шпионить.
        Она действительно дышала с трудом.

        - Крэг, пожалуйста, направь на меня дезинтегратор. Я не хочу, чтобы меня нашли обезображенной от удушья.

        - Понятно,  - ответил Крэг.

        - И еще, Крэг… Мне страшно. Ты не мог бы меня обнять?
        Он так и сделал. И почему-то от ненависти не осталось и следа.
        Она прильнула к нему. Она уже совсем задыхалась, судорожно открывая рот.

        - Прощай, Крэг. Я не хочу, чтобы ты слышал, как я…  - Она выключила переговорное устройство.
        Меньше, чем через минуту, она безжизненно повисла на его руках. Крэг осторожно положил её на землю и включил дезинтегратор, как она просила. На этот раз он отвернулся.
        Затем он положил дезинтегратор на землю и, взяв пистолет Олливера, расстреливал прибор тепловым излучением огромной мощности до тех пор, пока тот не превратился в бесформенный кусок металла.
        Астероид стал уже совсем маленьким, и на нем было трудно стоять, но все-таки Крэг ещё несколько минут смотрел на яркие звезды бездонного черного неба. У него тоже кончался запас кислорода, и ему самому оставалось жить не больше десяти минут. Наверное, Джудит ошиблась, посчитав, что Олливер что-то сделал с её скафандром. У Олливера не было причин уменьшать запас кислорода в скафандре Крэга. Видимо, в обоих скафандрах, а может даже во всех трех запас кислорода никто не проверял. Да это было и неважно, если они могли вернуться на корабль в любой момент.
        Астероид стал размером уже меньше одного ярда, и Крэг, отчаявшись удержаться на нем стоя, сел.
        Астероид все уменьшался, пока, наконец, не стал маленьким шариком, который Крэг взял в руку и рассмеялся. Кто бы мог подумать, во что превратится небесное тело размером с дом Олливера!
        Он держал астероид в руке, пока тот не стал размером с апельсин, а потом с мандарин, который Крэг засунул в карман. Он продолжал смеяться, представив себе выражение лиц тех, кто может случайно его обнаружить с маленьким шариком в кармане, весящим сотни тонн.
        Он продолжал улыбаться, когда проваливался в темную мглу бездонного черного неба, в котором не было звезд.
        Он продолжал улыбаться, когда его забрала смерть.
        Глава 6

        Приближаясь к семимиллионной солнечной системе, встретившейся на его пути, он не ожидал ничего необычного. Да и чем она могла отличаться от других? Ничем.
        Он пролетел мимо двух мертвых холодных гигантских планет, вокруг одной из которых крутилось кольцо астероидов. Он видел немало подобных планет и знал, как они образовывались. Он миновал орбиту Юпитера, но Юпитер был по другую сторону солнца, иначе он ещё раньше натолкнулся бы на некоторых спутниках этой планеты на то, что он давно уже отчаялся встретить во Вселенной - другую форму жизни.
        На пути к солнцу был пояс астероидов. Скопление скалистых пород таких же как и он, только не наделенных разумом, а потому бездумных и безжизненных. Некоторые из них были крупнее, некоторые - мельче. Находясь в подобном поясе астероидов, он был одним из тысяч себе подобных, пока миллиарды лет назад не произошло случайное соединение атомов, наделившее его разумом, и он стал непохожим на остальных.
        Приближавшийся пояс астероидов был точно таким же. Во всяком случае ему так показалось сначала. И вдруг…
        Совсем рядом, на расстоянии каких-то световых секунд где-то внутри этого пояса он заметил нечто. Что странное и неожиданное, которое могло быть, вернее, не могло не быть другим разумом. Иное разумное существо. Или, точнее, существа, потому что их было несколько.
        Он быстро перешел в субкосмос и почти тут же вернулся в космос в десятке миль от места, где зафиксировал проявление разума. Это был астероид, причем совсем маленький. Он выровнял свою скорость со скоростью этого астероида и решил понаблюдать за развитием событий с этого расстояния. Причиной, по которой он не стал подходить ближе, была не осторожность: просто с этого расстояния он мог наблюдать за происходящим точно так же, как и с более близкого. Каким-то чувством, отличным от зрения, он постигал не только внешние формы, но и само строение молекул астероида и находившихся на нем существ.
        Он знал, что молекулярная структура астероида меняется: обычная цепная реакция, которая расщепляла не только молекулы, но и атомы, из которых они были созданы. Эта цепная реакция в конечном счете превратит астероид в крошечный комок расщепленного вещества. Но его внимание привлекло не это: ему была известна эта реакция, и он сам умел не только вызывать её, но и давать ей обратный ход.
        Его внимание было сосредоточено и не на предмете, который был состыкован с астероидом, хотя, при отсутствии других проявлений разума, этот предмет заинтересовал бы его чрезвычайно: он был искусственного происхождения и явился бы первым свидетельством существования иного разума, с которым он столкнулся во Вселенной. Но на астероиде были сами разумные существа, и все его внимание было поглощено ими. В данный момент одно из существ отвязывало веревку, державшую искусственную конструкцию возле астероида и оттолкнуло эту конструкцию от небесного тела.
        Это существо, как и два других, было облачено в какую-то тоже искусственную оболочку. Молекулярное строение оболочки свидетельствовало о том, что её основная часть отличалась гибкостью. Как и многие части тела, заключенные в оболочку. Это было странные тела с очень сложным строением. И хрупкие, очень хрупкие: оболочки были снабжены устройствами, которые производили тепло, и сами оболочки его удерживали вместе с газом. По всей вероятности, тепло и газ были необходимы для жизнеобеспечения этих существ. Он выяснил, что газ состоял в основном из кислорода и двуокиси углерода, хотя были незначительные примеси и других веществ. Существа вводили газ в свой организм и тут же выводили его, хотя и с существенно меньшим содержанием кислорода. Емкость с кислородом автоматически поддерживала его содержание внутри оболочки. Очень странная и недолговечная конструкция. Во Вселенной существовало много планет, где содержание кислорода и температура атмосферы точно соответствовали тем, что поддерживались внутри оболочки. На таких планетах эти существа могли бы жить без всякой оболочки… Он понял, что эти существа
пришли, скорее всего, с одной из таких планет - населенных похожими на них существами - и что их пребывание на лишенном воздуха астероиде в холоде космоса было временным, а их оболочки служили для того, чтобы они могли выжить в…
        Выжить? Как он об этом подумал? До сих пор для него не существовало понятий жизни и смерти, но сейчас он об этом знал, как знал и то, что этим существам был отпущен короткий срок жизни, а потом они просто переставали существовать. Он пришел к этим выводам, всего лишь изучив их физические тела, а теперь их мысли, казавшиеся сначала бессмысленной мешаниной различных и непонятных понятий, начинали постепенно обретать смысл.
        Внезапно существ осталось всего двое - два источника разума. Третий неожиданно умер. Его тело сразу превратилось в комок мертвой материи. Один из оставшихся в живых бросил в него какой-то предмет, разбивший находившуюся сверху прозрачную защитную оболочку, что и привело к смерти. Теперь оставшиеся в живых использовали какой-то предмет, который начал цепную реакцию разложения вещества, из которых состояли оболочка и тело умершего. Видимо, мыслительные возможности этих существ были очень ограничены, раз им приходилось прибегать к помощи прибора для такой простой вещи. Все его внимание было приковано к оставшимся в живых. Один из них испытывал боль, связанную с понижением содержания кислорода в оболочке. Он впервые узнал о существовании боли, хотя и не совсем понял её суть. Поскольку кислорода в контейнере уже совсем не осталось, это существо тоже должно было скоро умереть, и он сконцентрировал все внимание на изучении этого, как выяснилось, непродолжительного процесса.
        Единственное оставшееся в живых существо опять использовало прибор, и вновь от мертвого тела не осталось никаких следов. Неужели разложение тел умерших ниже атомно-молекулярного уровня так важно для них? Если да, то почему?
        Теперь в живых осталось только одно существо, и его мысли стали понятнее, хоть и содержали по прежнему так много неведомого. Существо воспользовалось другим прибором, излучавшим тепло, и уничтожило с его помощью первый прибор, который вызвал распад молекул и атомов мертвых тел.
        Зачем? Новая попытка постичь логику действий и мыслей опять натолкнулась на обилие неизвестных понятий, за которыми ощущалась сила и независимость. Затем существо успокоилось и стало чего-то ждать. И, наконец, оно тоже испытало боль. После этого
        - ничего. Существо умерло.
        Все произошло невероятно быстро. После миллиардов лет одинокого скитания по Вселенной наконец встретить трех существ, наделенных разумом, которые тут же все погибают со скоростью метеоритов, ворвавшихся в атмосферу! Некоторое время он раздумывал, не стоит ли сразу отправиться на поиски планеты, откуда пришли эти существа, но сначала решил заняться другим.
        Он внимательно изучил структуру строения тела последнего из умерших единственного, чье тело не было дезинтегрировано. При близком изучении многое стало понятным. Он обнаружил два органа, которые держали воздух, и мышцы, приводившие их в действие и осуществлявшие вдох и выдох. Он синтезировал кислород, телепортировал его в кислородный контейнер и затем привел в действие дыхательные мшшцы. Существо начало дышать. Одновременно он привел в действие большую мышцу, которая служила насосом, подававшим поток жидкости ко всем частям организма. Через некоторое время стимуляции мышц уже не требовалось - они начали действовать самостоятельно.
        Самый верхний, мыслительный уровень существа оставался по-прежнему погруженным в спячку, но само тело жило. Попытка изучить нижний уровень разума - уровень памяти
        - оказалась успешной и совсем легкой: изучение уже не затруднялось эмоциями и посторонними мыслями существа. В памяти Крэга хранились ответы на все вопросы, и теперь было ясно, что произошло на астероиде. Теперь уже не было загадкой, кем были эти три существа, как и зачем они здесь оказались.
        Теперь он знал все, что приключилось с Крэгом за всю его жизнь, а также все, что было известно Крэгу об истории человечества, освоении космоса и многих других вещах, которые надежно хранились в его подсознаении. Он узнал Крэга так хорошо, как никогда ни один человек не сможет узнать другого.
        Он понял, что его одиночеству во Вселенной наступил конец.
        Глава 7

        Крэг проснулся, как просыпаются животные - сразу и окончательно. Но все было неправильно. Вернее, все, чего не должно было быть, оказалось на месте. Он лежал, не шевелясь и не открывая глаз. Он вдыхал воздух, хотя это было невозможно - ведь он умер от удушья, и сейчас должен не просыпаться, а лежать мертвым.
        Кроме того, он лежал на твердой поверхности, а гравитационные силы прижимали его к земле так, как будто он был на родной планете. Такой силы притяжения не было даже у самых больших астероидов - неужели он действительно оказался на Земле? Наверное, его успел подобрать оказавшийся поблизости космический корабль и спас его от смерти, заменив кислородный баллон, но… нет, здесь что-то не так. Он не был бы тогда в скафандре. А может, он лежал на камнях горной породы в грузовом отсеке одного из кораблей, незаконно добывающих урановую руду в астероидном поясе?

        - Нет, Крэг,  - слова прозвучали прямо у него в голове.  - ты действительно в безопасности, но не на Земле и не на корабле.
        Крэг открыл глаза - перед ним была бездонная черная бездна космоса с яркими звездами и далеким солнцем. Он сел и огляделся. Он снова был на астероиде, но на этот раз гораздо больших размеров. Насколько он мог судить сидя, диаметр астероида составлял примерно милю - но все равно слишком мало, чтобы его гравитационное поле даже отчасти напоминало земное.

        - Это искусственная гравитация, Крэг,  - снова раздался тот же голос у него в голове.  - Примерно такая же, как на твоей родной планете. Может, тебя больше устроит гравитация поменьше, как на четвертой планете, которую вы называете Марсом?

        - Кто ты?  - громко спросил Крэг. Он на мгновенье задумался, не умер ли он на самом деле, и не снится ли ему в потусторонней жизни этот безумный сон, но тут же отбросил эту идею. Мир был реальным, и он был жив.

        - У меня нет имени,  - ответил голос.  - Я тот, кого ты считаешь астероидом, на котором сидишь. И я - действительно астероид, но из другой, очень далекой солечной системы, и я, как и ты, наделен разумом.

        - Кремниевая жизнь?  - спросил Крэг.  - Но разве это..?

        - А чем кремниевая жизнь страннее углеродной? Что касается причины, почему я спас тебе жизнь, а точнее - вернул её, можешь считать, что из любопытства. Ты - первое живое существо, с которым мне довелось встретиться.

        - Значит, ты оказался здесь и нашел меня после всего, что случилось… на другом астероиде?

        - В разгар событий. Но я не понимал, что происходит, и разобрался только, когда все уже закончилось. Теперь я знаю все, что случилось, из твоих мыслей и воспоминаний, которые я изучил, пока ты спал после возвращения к жизни. Тебе, конечно, трудно поверить, что все это правда, но это так. Ты жив и не грезишь во сне.  - После небольшой паузы голос продолжал: - Скафандр причиняет тебе неудобства: ты слишком долго в нем находился. Может, мне создать вокруг тебя атмосферное поле, чтобы ты мог его снять на время?

        - Я в порядке,  - ответил Крэг. Он хотел подняться на ноги, но не смог - его скафандр был будто прибит к земле с той стороны, куда он положил расщепленный астероид. Он улыбнулся и сказал: - За исключением того, что в этом гравитационном поле у меня в кармане лежит несколько сот тонн. Ты можешь меня освободить?
        Ответа не последовало, но вдруг он почувствовал необычайную легкость. Он вынул шарик из кармана и положил его на землю. Затем его вес опять стал прежним.

        - Впечатляет,  - сказал Крэг.  - И ты умеешь это делать без всяких механизмов?

        - Я ничего не знал о механизмах, пока не изучил твои знания, Крэг. Из твоих мыслей я узнал, что…

        - Черт бы тебя побрал!  - разозлился Крэг.  - Оставь мои мысли в покое! Это - мои мысли!
        Наступила неловкая пауза, но через минуту голос опять заговорил, но на этот раз слова действительно звучали - пришелец модулировал звуковоые волны внутри шлема.

        - Извини,  - сказал он.  - Я должен был сообразить, что ты будешь недоволен тем, что кто-то копался в твоих мыслях. Но если бы я этого не сделал, я бы не смог сейчас с тобой разговаривать. Я больше не буду вторгаться в твой мозг.
        Крэг нахмурился:

        - Зачем ты вернул меня к жизни? Что тебе от меня надо?

        - Тогда я этого не знал и сделал это из любопытства - я просто хотел побольше узнать о тебе и твоей расе. Теперь мне нужно не просто это. От тебя я узнал о существовании дружбы, и я хочу, чтобы ты стал моим другом.

        - Странно, что это слово сохранилось в моей памяти,  - ответил Крэг. Я был уверен, что забыл его. Но мне не нужны друзья, и я хочу, чтобы ты оставил меня в покое.

        - Может, ты снова хотел бы… умереть?
        Крэг засмеялся:

        - Два раза за один день? Нет уж, спасибо. Но как я вернусь на Марс? Из-за того, черт возьми, что ты меня оживил, теперь ещё эта проблема! Или доставь меня сам на Марс или верни корабль, а дальше уж - моя забота!

        - Я боялся, что ты решишь именно так,  - ответил голос.  - Корабль уже здесь и крутится на орбите вокруг меня. Ты хочешь, чтобы я его посадил?

        - Да,  - ответил Крэг.
        Корабль мягко опустился на землю около него. Крэг вошел в открытый входной люк и захлопнул его за собой. Он включил генератор воздуха и в ожидании момента, когда можно будет снять скафандр, сел за пульт управления и начал прокладывать курс на Марс. Он не удивился, когда заметил, что «астероид» уже свободно парил в космосе, оставив его одного.
        Полчаса спустя, когда корабль лег на курс, контролируемый автопилотом, и в предстоящие два дня полета к Марсу он был свободен, Крэг расслабился и начал думать. Жалел ли он, что был жив? Отчасти - да. Он уже один раз умер, а больше живому человеку не положено, и к тому же - у мертвых не было проблем. С другой стороны, у него было полмиллиона долларов, часть - наличными при себе, а другая часть - в марсианских банках. Было глупо умирать, не потратив их. У него никогда ещё не было такой огромной суммы, и этих денег хватит на несколько лет, как бы щедро он ни сорил ими.
        И почему не прожить эти несколько лет? Разве деньги - не все, что ему было нужно?
        Или нет? Он вспомнил несколько минут, проведенных с Джудит после смерти Олливера, и, выругавшись от бесилия, заставил себя выкинуть эти мысли из головы. В те минуты он расслабился и раскис, но оставаться таким было нельзя.

        - До свиданья, Крэг,  - слова прозвучали в самое ухо, и Крэг вздрогнул от неожиданности.
        Он посмотрел во все иллюминаторы, но ничего не увидел.

        - Ты где?  - спросил он.

        - Там, где ты меня оставил. Но через несколько минут я окажусь за пределами своих возможностей вот так разговаривать и перед расставанием хотел бы сообщить тебе, как я решил поступить.

        - Мне все равно, что ты решил,  - ответил Крэг.  - Оставь меня в покое, и больше мне ничего не нужно.

        - Я так и сделаю, но я хочу, чтобы ты знал мои планы. Я собираюсь создать новый мир.

        - Давай, валяй.

        - Спасибо,  - Крэгу показалось, что в голосе прозвучала ирония.  - Я так и сделаю. Ты узнаешь, когда это произойдет. Я надеюсь, что ты, в конце концов, все-таки придешь ко мне. Я буду ждать.

        - И напрасно, но это твое дело. Ладно, всего хорошего. Хотя погоди, если ты ещё здесь. Что это ты имеешь в виду под созданием мира? Ты что, умеешь создавать материю?

        - В этом нет необходимости. Здесь полно материи - миллионы больших и маленьких астероидов вращаются на своих орбитах между Марсом и Юпитером. Здесь уже когда-то была планета, прежде чем она раскололась несколько миллионов лет назад. Этих осколков сейчас больше чем достаточно, чтобы создать планету размером с Марс.
        Мне нужно всего лишь использовать себя в качестве ядра и собрать вокруг себя осколки. Это будет новый мир, без всяких следов цивилизации, и для его освоения будут нужны волевые и выносливые колонисты. Крэг, я надеюсь, что ты подберешь группу людей таких же жестких и сильных как сам слюнтяям там делать нечего - и придешь ко мне. Мне нужны люди с независимым характером, которым никто не сможет приказать, даже я сам. Я не хочу быть богом, Крэг, хотя некоторые мои возможности превышают то, что доступно Человеку. Я не хочу, чтобы новый мир осваивали люди, у которых может возникнуть соблазн подчиниться мне.

        - Против такого искушения устоят немногие, особенно, если поклонение будет вознаграждено. Как ты сможешь оградить себя от слабаков и лизоблюдов?
        Раздался звук, который вполне можно было принять за смех.

        - Об этом я позабочусь, Крэг. Ты же приезжай, когда захочешь. И если ты найдешь желающих, таких же как сам, приезжай с ними. Я вас встречу.
        Крэг засмеялся.

        - Я подумаю над этим, когда… когда истрачу полмиллиона.

        - Большего я и не прошу. До свиданья, Крэг.
        Наступила тишина, и появилось ощущуение пустоты. Крэг понял, что это был конец связи.
        Он остался один и ощутил свое одиночество. Это было странно, потому что все годы, которые он прожил не в ладах с законом, он не только не тяготился своим одиночеством, но и стремился к нему. Неужели все это из-за нескольких минут, проведенных наедине с Джудит, когда он перестал ненавидеть, ибо ненависть ничего не меняла перед лицом неминуемой гибели? Или его ощущение связано с тем, что, умерев, он опять вернулся к жизни? А может, все это из-за того, что другой разум изучил его мозг и, узнав его мысли, начал разделять их?
        Он вспомнил, что в мифологии уже был персонаж, который вернулся к жизни после смерти. Интересно, изменилось ли его отношение к жизни после пережитого? Черт бы побрал этот обломок камня, подумал он о пришельце. Ну почему он не оставил все, как было? Неужели одной смерти человеку недостаточно?
        Два дня, которые занял полет к Марсу, казалось, никогда не кончатся. Но, чтобы избежать всякого риска, ему пришлось умерить нетерпение и отложить высадку ещё на неделю. Если бы он приземлился в Марс-Сити, то совершил бы непростительную ошибку. В бортовом журнале, который проходил обязательную проверку, было ясно указано, что корабль покинул Марс с тремя людьми на борту, и какое бы объяснение исчезновению двух пассажиров он ни представил, расследования случившегося и ненужного привлечения внимания властей к своей персоне Крэгу было не избежать. Будет куда лучше, если корабль станет считаться пропавшим без вести.
        Он совершил посадку на песчаных дюнах Новой Ливийской Пустыни и уже на земле перевел корабль в горизонтальное положение - он мог пролежать там незамеченным долгие годы. Но Крэг не стал рисковать и четыре дня добирался пешком до ближайшего шахтерского поселка. Там, выдав себя за старателя, он взял в аренду небольшой вездеход с бульдозерной насадкой и вернулся к кораблю. Целый день он потратил на то, чтобы полностью закопать его в песок. Вернувшись в поселок, он рассчитался за аренду и купил билет до Марс-Сити.
        Теперь он был в безопасности. Поскольку после психокоррекции были уничтожены все его отпечатки пальцев вместе с досье о совершенных преступлениях, сейчас ничего не связывало его с тем Крэгом, который вылетел с Марса вместе с Олливером и Джудит. Через неделю объявят о том, что корабль Олливера пропал без вести и вероятной гибели всех находившихся на борту - при максимальной загрузке J-14 имел запасов на две недели, да и то для двух человек, а в данном случае людей было трое.
        Он добрался до Марс-Сити уже вечером, но все магазины, бары и рестораны были открыты - они работали круглые сутки. Крэг купил себе несколько костюмов, рубашек и разной обуви, а также дорогой чемодан. Он не стал забирать с корабля свою сумку с вещами - она не соответствовала его новому облиу преуспевающего богача.
        Странно, но он не спешил окунуться в кутеж. С одной стороны, он просто устал - после проделанной геркулесовой работы по закапыванию корабля ему сильнее хотелось спать, чем выпить. Но он не спешил даже выспаться.
        Он спросил у продавца, заворачивавшего его покупки:

        - Какой отель считается сейчас самым шикарным? По-прежнему «Люксор»?

        - Совершенно верно. В прошлом году построили ещё несколько первоклассных отелей, но «Люксор» остается самым дорогим.

        - Когда вы закончите, отправьте мои покупки туда.

        - Разумеется, сэр. Если у вас заранее забронирован номер…

        - Я сказал отправить вещи туда.
        Он вышел из магазина. Сейчас уже было совсем поздно, но на улицах было полно народу. Большинство женщин и мужчин щеголяли в дорогих нарядах, но встречалось немало и тех, в ком было трудно сразу распознать мужчину или женщину. Сам Крэг, купив новые вещи, тут же переоделся, но его одежда, хоть и дорогая, выглядела скромнее и не так вычурно как у большинства прохожих.
        Отель «Люксор» располагался в десяти кварталах, и он решил пройтись пешком, чтобы снять напряжение и почувствовать сонливость. Однако прогулка быстро наскучила ему, и он решил взять такси, но сначала заглянуть в бар.
        Изучив предложенный перечень напитков, он решил начать с коктейля старинного алкогольного напитка, предшественника новых и более сильнодействующих смесей. Он медленно потягивал его и размышлял, почему по-прежнему чувствует такую опустошенность. У него было то, к чему он всегда стремился - деньги. Полмиллиона долларов. Он был в полной безопасности - его никто не разыскивал, а досье о прошлой деятельности было уничтожено.
        Он решил, что просто устал. Завтра он придет в себя.
        Он взглянул на свое отражение в зеркале, которым были забраны полки, уставленные напитками. Странно, вот уже сколько веков посетители баров смотрели в это зеркало на свое отражение и размышляли.
        Крэг тоже смотрел на себя и думал. Вот сидит Крэг. Кто он сейчас? Раньше он был кем-то - он был преступником. Теперь - он богач, один из миллионов богатых людей, которым не надо красть, убивать, скрываться или прятаться. Его единственной потребностью было получать удовольствие, но начало было неважным - коктейль был безвкусным.
        Он закурил и глубоко затянулся.
        Около него кто-то сидел… Девушка.

        - Разрешите?  - спросила она, и Крэг протянул ей пачку сигарет. Он не повернулся, чтобы взглянуть на нее, но в зеркале видел, что у неё были такие же каштановые волосы, как у Джудит и его бывшей жены. На этом сходство и ограничивалось.

        - Спасибо, мистер,  - сказала она.  - Может, вы меня угостите?
        Он положил перед ней десятидолларовую бумажку, которую вытащил из пачки полученной сдачи.

        - Купи себе сама и оставь сдачу. Мне не нужна компания, и я не хочу ни с кем разговаривать.
        Он отделался дешево. В баре был ещё десяток проституток обоих полов. Пока девушка сидела рядом, его никто не будет тревожить. Если бы она ушла, то свои услуги начала бы предлагать другая, потом третья, и каждый раз они сбивали бы его с мысли. С мысли? А о чем он думал? Ни о чем.
        Ему просто следовало выспаться - причиной всему была усталость.
        Между редкими глотками он смотрел в стакан. Если он посмотрит в зеркало, то увидит рядом с собой девушку, а цвет её волос напомнит о Джудит. Но почему он не мог о ней подумать, если ему этого хотелось? Сейчас она была мертва, и ему уже больше не нужно было её бояться. Бояться? Как такая мысль могла придти ему в голову? Он ничего не боялся. Он имел в виду, что теперь ему не нужно было её ненавидеть.
        Он случайно взглянул в зеркало и поймал взгляд девушки. Она сказала:

        - Извините, что я заговорила, мистер, но у вас такой одинокий вид. Я права? Или вы на кого-нибудь злитесь?
        Вместо ответа Крэг одним глотком допил коктейль и вышел. Оказавшись на улице, он поднял руку, чтобы остановить такси, но передумал и отправился пешком.
        Здание, в котором размещался отель «Люксор» было небольшим по сравнению с окружавшими его домами. В нем было всего шесть этажей, но оно стояло в глубине городского парка, полностью засаженного деревьями и цветами, привезенными с Земли. Они представляли разительный контраст по сравнению с тусклой марсианской растительностью.
        Крэг подошел к главному входу отеля и вошел в сиявшее золотом и серебром фойе с полированным мраморным полом.

        - Есть свободный номер?  - спросил он. В «Люксоре» все номера были только «люкс».
        Служащий в пенснэ на сером шелковом шнурке неодобрительно взглянул на него. Его яйцевидный череп был абсолютно лысым.

        - У вас забронирован номер, мистер э-э..?

        - Имя вы назвали правильно,  - ответил Крэг.  - Мистер Э. Нет, я ничего не бронировал заранее.

        - Боюсь, что тогда я ничем не смогу по…

        - Я знакомый управляющего,  - сказал Крэг.  - Если вы взглнете на мою визитку, я думаю, что-нибудь найдется.  - Крэг положил на стойку стодолларовую банкноту.

        - Я и есть управляющий, мистер Э. Меня зовут Карлтон. Я мог ошибиться и сейчас сверюсь с журналом.  - Он не притронулся к купюре, но достал папку из крокодиловой кожи и перебрал в ней несколько бумаг.

        - Действительно, у нас как раз есть один свободный люкс. Номер четырнадцать.

        - Это ваш лучший номер?

        - Один из лучших. Двести тридцать долларов в сутки.

        - Я беру его,  - сказал Крэг и, отсчитав несколько купюр из толстой пачки, положил их на стойку.  - Пожалуйста, заполните за меня все регистрационные бланки сами. Мой багаж доставят сюда, но это будет только завтра. Распорядитесь его тут же поднять ко мне в номер.

        - Разумеется, мистер Э.  - Управляющий нажал кнопку и, как по волшебству, появился коридорный.  - Люкс номер четырнадцать,  - сказал он, передавая коридорному ключ.
        В огромной, тридцать на сорок футов и великолепно обставленной гостиной Крэг дал чаевые коридорному и отослал его, заверив, что ему больше ничего не нужно. Оставшись один, он осмотрелся. Количество дверей указывало, что в его номере было ещё не менее пяти комнат, но прежде, чем начать остмотр, он вышел на балкон и с минуту постоял на прохладном марсианском воздухе, разглядывая залитые рекламой окружавшие здания. Да, вид здесь здорово отличался от привычного ему квартала астронавтов, располагавшегося в северной части Марс-Сити. Но здесь он был в безопасности: в таких роскошных местах, как это, никому, кто сорил деньгами, не задавали никаких вопросов, и было почти невозможно попасть в неприятность, от которой было нельзя откупиться. Если человек сорил деньгами, его автоматически принимали за важного политика или профсоюзного босса, которые хотят сохранить инкогнито.
        Он вернулся в гостиную и открыл одну из дверей. Она вела в небольшой, но прекрасно оснащенный бар. Внимательно изучив этикетки, он остановился на бутылке «woji» - она могла нагнать на него сонливость быстрее остальных напитков. Может, ему даже удастся повеселеть. Но ожидаемого эффекта не получилось, а напиток показался горьким на вкус.
        Он вернулся в гостиную и открыл другую дверь. Она вела в библиотеку, в которой было полно книг, пластинок и кассет. Он посмотрел на полки с книгами - за исключением нескольких справочников, которые могли понадобиться путешественнику, все книги были порнографическими. Значит, пластинки и кассеты были такими же, и он не стал их даже смотреть.
        Двойная дверь перед софой оказалась ширмой, за которой был видеоэкран шириной восемь и высотой шесть футов. Крэг щелкнул выключателем и сел на софу. На экране вспыхнули яркие краски, которые соединились в изображение музыкального шоу, передаваемого с Земли. Перед большим хором, двигавшимся в такт ритму, выплясывал какой-то худосочный юнец с раздражающе тонким голосом.
        Крэг встал и выключил телевизор. Он вернулся в бар и налил себе ещё выпить. На этот раз он выбрал «estaquil» - один из самых крепких напитков, считавшийся успокаивающим и усыпляющим. На этот раз вкус показался приторно-сладким, но никакого другого эффекта напиток не произвел.
        Толкнув другую дверь, Крэг оказался в игровой. Вся комната была заставлена всевозможными игровыми автоматами, но Крэг знал, что они запрограммированы так, что шансов выиграть практически не было, и он не стал даже пробовать. Кроме того, какой был смысл играть, если у него и так денег столько, что он не знал, что с ними делать. Один из автоматов все же привлек его внимание - это был антиквариат, пятидесятицентовый «однорукий бандит». Крэг, ругнувшись про себя, покопался в кармане и нашел нужную монету. Скорее всего, автоматы были запрограммированы так, что давали возможность выиграть в первой попытке. Он бросил монету в щель и дернул рычаг. Цилиндры закрутились и остановились один за одним: вишенка, вишенка и апельсин. Четыре монеты в полдоллара каждая упали в лоток для выигрыша. Крэг не стал их вынимать и, вернувшись в гостиную, открыл следующую дверь.
        Она вела в огромную спальню, которая по размерам была даже больше гостиной и обставлена ещё шикарнее. Ее украшением была кровать эбенового дерева восьми футов шириной. На кровати лежали блондинка, брюнетка и шатенка. Все абсолютно голые. На мгновенье Крэгу показалось, что шатенка похожа на Джудит, но это было не так.
        И все-таки его внимание привлекла именно шатенка. Она села и, подняв руки над головой, потянулась как кошка, улыбнулась и сказала:

        - Привет.
        Остальные тоже приподнялись и улыбнулись ему.
        От неожиданности Крэг замер и продолжал держаться за ручку двери.

        - Прошу извинить меня за бестактный вопрос,  - сказал Крэг,  - но я остановился в этом отеле в первый раз. Вы входите в стандартный набор услуг, который предоставляет администрация?
        Шатенка рассмеялась:

        - Конечно. Но вам не обязательно оставлять всех, если вы этого не хотите,  - она бросила на него томный взгляд.
        Блондинка тоже улыбнулась и перевернулась на спину, очевидно полагая, что так Крэгу будет лучше видно все её прелести. Она была права.
        Брюнетка тоже решила внести свою лепту:

        - Но втроем с нами веселее. Мы много что умеем.

        - Убирайтесь,  - сказал Крэг.  - Все до одной.
        Они не стали спорить и, похоже, даже не обиделись. Они спокойно слезли с кровати, прошли через гостиную и вышли в коридор, так ничего на себя и не накинув и абсолютно не смущаясь своей наготы.
        Крэг рассмеялся. Он вернулся в бар и налил себе выпить. На этот раз чистого виски. Поскольку все, что он до этого пил, не доставляло ему удовольствия, он решил пробовать все подряд.
        Он присел на софу и сделал глоток.
        В дверь тихо постучали. Крэг поставил стакан и поднялся открыть дверь. Наверное, принесли его багаж, хотя он и не ждал его так скоро - он сказал в магазине, что сегодня ему покупки не понадобятся и просил занести их на следующий день.
        Но у коридорного, стоявшего за дверью, ничего в руках не было. Он был очень смазливым, и его курчавые волосы были тщательно уложены.
        Он улыбнулся Крэгу.

        - Меня прислала администрация, сэр. Поскольку вы не захотели женщин, они решили, что, может… Я ничем не могу вам помочь?
        Крэг внимательно на него посмотрел и сказал:

        - Повернись кругом.
        Юноша понимающе улыбнулся и грациозно повернулся. У него была круглая попка, которую он слегка выставил.
        Крэг, отведя ногу назад, дал ему со всей силы пинка и тихо закрыл дверь.
        Он взял свой стакан с виски и выпил содержимое одним залпом. Интересно, почему он совсем не чувствовал сонливости? Он обнаружил ещё одну спальню, поменьше, но на этот раз никаких посетителей в ней не было.
        В просторной ванной был небольшой бассейн, наполненный подогретой водой. Раздевшись, Крэг прыгнул в воду. Однако, плавать он не стал и почти тут же вылез, обнаружив, что вода была ароматизирована. В конце концов он залез под холодный душ, но даже после него его тело продолжало источать слабый запах фиалок.
        Он надел шорты и направился в большую спальню, надеясь, что ему все-таки удастся заснуть. Взглянув на чудовищных размеров кровать, он решил устроиться на кровати, стоявшей в другой спальне. Она была поменьше и не так вычурно отделана. Вполне возможно, на ней тоже происходили всякие паскудства, но их наверняка было поменьше. Он выключил свет и закрыл глаза.
        Но заснуть он так и мог. Он встал и отправился в бар, надеясь найти там шкафчик с лекарствами. Обычно он очень редко прибегал к лекарствам, но сейчас ему просто необходимо было заснуть. Если он не заснет, то тогда примется за спиртное всерьез, а начинать пить, не отдохнув и не выспавшись, было не очень здорово.
        Может, под музыку я засну быстрее, подумал он и, нащупав рукой, клавиатуру встроенного в стену радиоприемника, включил его. Убрав звук до минимума, он захватил самый конец новостей.

        - …в астероидном поясе. Ученые Марса и Земли продолжают изучать это беспрецедентное и невероятное явление, но до сих пор не в состоянии объяснить его. На этом мы заканчиваем новости этого часа. Следующий выпуск в 3.15 по времени Марс-Сити.
        Крэг сел на кровати и зажег свет. Он выключил радио и потянулся к телефону, стоявшему возле кровати. Приветливый голос телефонистки попросил его обождать, и через минуту в трубке раздался сухой голос управляющего с пенснэ.

        - Говорит Карлтон. Я вас слушаю, мистер Э.

        - Я слышал самый конец новостей центральной радиостанции Марс-Сити. Что-то насчет астероидного пояса. Вы можете устроить, чтобы эту последнюю часть выпуска прокрутили для меня по радио в моем номере?

        - Боюсь, мистер Э, для этого придется перестраивать ваш приемник - он автоматически принимает сигнал…

        - Тогда по телефону,  - прервал его Крэг.  - Они записывают все, что выходит в эфир и за деньги с удовольствием прокрутят пленку.

        - Я узнаю, что можно сделать, сэр. Положите, пожалуйста, трубку, и я вам сразу перезвоню, как только все выясню.
        Крэг повесил трубку и закурил в ожидании звонка. Через несколько минут зазвонил телефон, и Крэг тут же схватил трубку.

        - Это возможно, мистер Э. Стоимость - пятьдесят долларов. Вас это устроит?

        - Да, и побыстрее, иначе я могу послушать уже по обычному радио.

        - Очень хорошо. Повесьте, пожалуйста, трубку ещё раз.
        Крэг повесил трубку и, глядя на нее, недоумевал, чем именно его так заинтересовала новость, и зачем нужна такая спешка. Что бы ни происходило в астероидном поясе, его никак это не касалось. Если пришелец действительно претворял в жизнь свои планы, то это опять таки не имело никакого отношения к Крэгу. Новый мир, черт побери! Пока у него были деньги, а полмиллиона за один день не потратить, он будет наслаждаться комфортом богатой жизни в цивилизованном мире, а не помогать кучке преступников осваивать новую планету.
        Но он продолжал нетерпеливо поглядывать на телефон, и, наконец, он зазвонил.

        - Станция готова, сэр. Администрация «Люксора» рада, что ей удалось…

        - Тогда освободите линию,  - сказал Крэг.
        В трубке наступила тишина, и через несколько секунд раздался голос диктора:

        - Через час после обращения обсерватории Луны к обсерваториям Земли и Марса, а также ко всем другим обсерваториям, которые могли наблюдать Марс, подтвердилось сообщение о необычном феномене, замеченном учеными Луны. Наблюдение за астероидами, размеры которых позволяют следить за их движением в телескоп, продолжается. По непонятным причинам астероид Идальго сместился со своей орбиты и сейчас находится на значительном удалении от нее. Расчеты, проведенные с помощью компьютеров, показали, что траектория движения Идальго является точной копией орбиты Цереса, но поскольку Идальго движется с гораздо большей скоростью, он настигнет Церес и столкнется с ним через несколько дней.
        Самым удивительным является то, что скорость движения астероида Идальго на новой орбите с учетом его массы невозможна по законам физики.
        Обсерватория Луны сейчас находится с другой стороны Земли и не может продолжать наблюдение за астероидным поясом, но все телескопы ночной стороны Марса и Земли, направленные на астероидный пояс, свидетельствуют о том, что все без исключения астероиды изменили свои орбиты!
        Все астероиды устремились сейчас на одну орбиту и, поскольку они двигаются с разной скоростью, они неминуемо должны столкнуться и в конечном итоге образовать новую планету!
        Если предположить, что в общее движение вовлечены и те астероиды, которых не видно в телескоп из-за малых размеров, то образующаяся новая планета будет величиной чуть больше Марса.
        В настоящий момент с Земли и Марса стартуют космические корабли, которым предстоит наблюдать за этим невероятным явлением с близкого расстояния. В чем бы ни заключались причины происходящего, мы являемся свидетелями события космического значения, происходящего в астероидном поясе. Ученые Марса и Земли продолжают изучать это уникальное явление…
        Крэг положил трубку телефона - дальше он уже слышал по радио пятнадцать минут назад.
        Значит, пришелец не шутил и принялся за дело всерьез.
        Он хмыкнул и направился в бар, где налил себе «woji». Забрав стакан, он вышел на балкон и долго стоял, рассматривая черное марсианское небо с плывущим на нем Фобосом.
        Небо было усеяно звездами и он отыскал на нем место, где был невидимый невооруженным глазом пояс астероидов, собиравшийся в единое целое для новой планеты. Он опять хмыкнул, но на этот раз в его голосе не было иронии.
        Сжав кулак, он поднял его над головой и погрозил небу. Ведь я уже умер, черт возьми. Зачем ты снова вернул меня к жизни?!
        Он допил горчивший «woji» и выбросил стакан в раскинувшийся внизу сад.
        Покачиваясь от усталости, он вернулся в спальню и бросился на кровать. Наконец, он уснул.
        Глава 8

        Крэг проснулся как всегда сразу и тут же сориентировался. Он был в своем номере в
«Люксоре», а полумрак в комнате означал не рассвет, а сумерки. Он проспал четырнадцать или пятнадцать часов.
        Он сел на краю кровати, прикурил сигарету и направился в гостиную. Его багаж был уже доставлен и стоял возле самой двери - видимо, его не стали распаковывать, чтобы не потревожить постояльца. Он сам отнес его в спальню и, открыв чемодан, выбрал одежду.
        Он чувствовал себя отдохнувшим. Сегодня был тот день или, вернее, ночь, когда начнется исторический загул, которого он столько ждал и ради которого работал.
        Но он был голоден, и сначала нужно было плотно поесть. Начав пить, он уже не будет есть, пока снова не протрезвеет, а сколько может до этого пройти времени - неизвестно. Сначала он хотел заказать еду в номер, но потом передумал и решил спуститься вниз.
        Ресторан «Люксора» работал круглые сутки, и там можно было заказать что угодно в любое время дня и ночи. Каждый час посетителям предлагалось выступление варьете, и всего таких представлений за сутки было двадцать четыре.
        Когда он проходил мимо стойки портье, он услышал, как его окликнули:

        - Мистер Э, не могли бы вы уделить мне минуту?
        Крэг обернулся и увидел управляющего Карлтона. Подойдя к стойке, Крэг облокотился на неё и выжидающе посмотрел на управляющего.

        - Не могли бы вы сказать, сколько ещё собираетесь пробыть в нашем отеле, мистер Э?

        - Не знаю,  - ответил Крэг.  - По меньшей мере ещё несколько дней. А может, я останусь у вас жить навсегда.

        - Понятно. В таком случае, боюсь, что мне придется попросить вас заплатить за второй день. Помимо всяких мелких счетов за вами уже числится задолженность в двести пятьдесят долларов…
        Крэг положил на стойку тысячедолларовую бумажку:

        - Скажете мне, когда эти деньги кончатся. Пятьдесят долларов за радионовости. За что остальное?

        - Гонорар коридорному, которого мы направили в ваш номер вчера вечером. Вы… кхе… воспользовались его услугами весьма необычным способом, но то, что вы сделали, не позволило ему сегодня выйти на работу, и мы посчитали справедливым…

        - Это справедливо,  - торжественно подтвердил Крэг.  - И это стоит денег.
        Он повернулся, чтобы уйти, но управляющий снова окликнул его.

        - «Люксор» сожалеет, что вчерашние девушки вам не подошли. И что обычные услуги коридорного тоже были вами отвергнуты. Но мы считаем своим долгом удовлетворить даже нетрадиционные запросы наших постояльцев. Мы можем предоставить детей обоих полов, пожилых людей… Если, как указывает ваше обращение с коридорным, вы предпочитаете получать удовольствие причинением боли, то мы располагаем широким ассортиментом специальных приспособлений. И людьми самых разных категорий, которые за определнную плату готовы… кхе… выполнить любое ваше пожелание.

        - Самых разных категорий?

        - Самых разных, сэр. «Люксор» гордится тем, что умеет удовлетворять любые запросы.

        - Мне нравятся управляющие гостиницами,  - сказал Крэг.  - Когда у вас будет время, загляните ко мне и захватите штопор.
        Он прошел в ресторан. Девушка в чисто символической одежде, которой практически было совсем не заметно, встретила его у входа, проводила за столик и взяла заказ на аперитив. Он осмотрелся по сторонам и выяснил, что все официиантки были одинаково раздеты. Интересно, что могло предложить варьете, чтобы отвлечь внимание посетителей ресторана от официанток. Потом началось представление, и он все понял. Понаблюдав несколько минут, он со злостью встал и вышел на улицу. Через несколько кварталов он нашел ресторан, специализировавшийся не на сексе, а на пище, и плотно поел.
        Насытившись, он откинулся в кресле и закурил, изредка потягивая коньяк. Он размышлял, не стоит ли буквально на минуту заскочить в «Люксор», рассчитаться с гостиницей, взять сдачи с тысячи долларов и забрать свои вещи. Но потом передумал: любой отель в Марс-Сити будет мало чем отличаться от «Люксора», если он был такого класса и комфортабельности, которые требовались Крэгу. Тем более, что сейчас он уже зарекомендовал себя в «Люксоре» так, что его не будут особенно донимать, если он запрется в номере один. Дверь в номер была массивной и запиралась изнутри прочной задвижкой - вряд ли его станут беспокоить во время запоя. Он мог бы, конечно, снять одноместный номер в дешевой гостинице, вроде той, где он провел ночь накануне вылета с Олливером на астероидный пояс, но затрапезная обстановка будет действовать удручающе. Тем более, что со своими деньгами он мог жить в самом шикарном номере, даже если его не интересовали предлагаемые ими услуги в области секса и других пороков, за исключением, пожалуй, выпивки.
        Что было толку от денег, если их не тратить?
        А может, его проблема заключалась как раз в том, что у него были деньги? Преступник с деньгами был безработным без всякой цели в жизни пока он их не потратит, и у него не появится стимул взяться за новое дело. Может, ему нужно проиграть или просто выкинуть деньги, чтобы опять взяться за работу? Но это уже был какой-то заколдованный круг: он понимал, что новые деньги, которые он сумеет раздобыть, тоже будут ему не нужны. Таким образом получалось, что у него не было стимула не только красть, но и вообще жить.
        Так что же у него было или, вернее, осталось?
        Только одно - побыстрее напиться, и было непонятно, чего он с этим тянет.
        Он вернулся в «Люксор», поднялся в номер и, повесив снаружи табличку «Не беспокоить», заперся изнутри.
        Он сразу направился в бар и принялся напиваться. Не спеша, но основательно: он не хотел отключаться сразу, чтобы не потерять способность чувствовать вкус напитков. Рассвет застал его ещё на ногах - он ходил взад-вперед по гостиной со стаканом в руке, как тигр в клетке. Но его рука была по-прежнему твердой: он ни разу не расплескал ни капли, и все содержимое фужеров и стаканов попадало ему прямо в рот. Он был сильно пьян, но пьян не до потери контроля над собой.
        Он сделал перерыв только один раз, час назад, когда кончились запасы «woji». Он пил только его и не хотел мешать. Позвонив в бюро обслуживания он заказал в номер ящик «woji», но поскольку он не хотел никого видеть, он просто открыл дверь и снял табличку, а сам направился в ванную и принял душ. Когда он оделся и вышел в гостиную, ящик со спиртным уже был на месте. Он опять повесил табличку, запер дверь на задвижку и откупорил первую бутылку из ящика.
        К полудню он достиг стадии бешенства. Он разбил все игровые автоматы, бутылки и даже телевизионный экран.
        После этого он провалился в беспамятство, а очнувшись, и чувствуя себя просто ужасно, опять начал пить. Он потерял счет времени. Просыпаясь несколько раз, он не мог сообразить, проспал ли он несколько часов или минут. Точно так же он не знал, да его это и не волновало, сколько времени он уже пьет. Иногда в комнате было светло, иногда - темно, но это не имело значения.
        Ничего не имело значения кроме того, чтобы оставаться пьяным и ни о чем не думать.
        О чем же он старался всеми силами не думать? Он боялся ответить себе на этот вопрос. Кроме того, он все ещё её ненавидел. То, что она умерла, ничего не меняло. Она все равно оставалась, вернее, раньше была женщиной.
        И все-таки наступил момент, когда проснувшись и чувствуя тошноту и слабость, он знал, что запой остался позади. Он сел на кровати позвонил по телефону узнать, какое было число и время дня. Он пил четыре дня подряд, и сейчас был вечер, как и тогда, когда он начал пить. В ванной его стошнило. После этого он почувствовал себя лучше, принял душ, побрился и надел чистую одежду.
        Оглядев номер, он прикинул, что нанесенный ущерб стоит порядка тысячи долларов, но они запросто могут заломить вдвое больше. Правда, для него это не имело никакого значения - чем быстрее он потратит полмиллиона, тем лучше. Ему вообще предстояло придумать, как потратить все полмиллиона, а пара тысяч в данном случае погоды не делала.
        Может, ему действительно отправиться в казино, выбрать там более или менее честную игру и постараться получить удовольствие? Но найти честную игру в Марс-Сити, да и во всей Системе, было почти так же трудно, как и честную женщину. Может, их вообще не существовало. Честности не было нигде - ни в игре, ни в женщинах, ни в политике, ни в бизнесе.
        Он спустился вниз и остановился у стойки портье. Смена была не Карлтона, и Крэг сказал, что по его номеру пронесся ураган, причинивший большой ущерб, и что надо все привести в порядок и представить ему счет. Он будет отсутствовать несколько часов, и за это время они должны были все исправить.

        - Да, сэр,  - ответил служащий.
        Крэг направился в ресторан, где обедал четыре дня назад. Он не был голоден, но заставил себя плотно поесть и после этого почувствовал себя лучше. Лучше физически
        - его голова по-прежнему плохо соображала.
        Прогулка пешком по прохладному марсианскому воздуху могла пойти ему на пользу. А теперь после еды можно было выпить что-нибудь легкое, чтобы окончательно придти в себя. Кроме того, ему нужно было убить время до возвращения в гостиницу, пока они убирали мусор и приводили в порядок его номер.
        Он пошел пешком. Прохлада воздуха действовала на него благотворно, и через некоторое время, он почувствовал, как его голова проясняется, и к нему возвращаются силы. Он ненавидел слабость в других и особенно в себе.
        Он прошел мимо многих хороших баров, прежде чем остановил свой выбор на одном из них - обычном питейном заведении, которое по виду находилось здесь уже несколько веков. Войдя в него, он с удовлетворением отметил, что не ошибся: там не было женщин и голубых. За столиком возле бармена сидели всего два посетителя, которые тихо разговаривали, потягивая свою выпивку.
        Крэг направился прямо к стойке и сел за нее. Грузный бармен с тяжелой челюстью подошел к нему, не проронив ни слова. Крэг сделал заказ и сразу хотел расплатиться, но так и не смог найти мелкой купюры, с которой в этом баре ему могли дать сдачу. Он вспомнил, что собирался тратить деньги, а не экономить их, и предложил бармену выпить с ним.
        Бармен сказал спасибо и налил себе виски. Потянувшись к радио, он включил его:

        - Сейчас должны быть новости.
        Он не ошибся, но разговор шел о предстоящих выборах, и диктор серьезно рассуждал на тему о шансах претендентов на победу, как будто не знал, что рассуждать о шансах было бессмысленно. Результаты выборов были предопределены: они решались на закрытых заседаниях руководства обеих партий, а голосование и подсчет голосов были простой формальностью.
        Крэг выругался, и бармен с тяжелой челюстью согласно кивнул:

        - Да, опять вешают лапшу. Я думал в новостях что-нибудь скажут о новой планете, но об этом, наверное, говорили в самом начале. Неважно, я слушал новости пару часов назад, и вряд ли это время что-нибудь изменилось.  - Он потянулся выключить приемник, но его рука замерла на полпути.
        Диктор продолжал:

        - Сообщение с Земли. Великий судья Олливер пропал без вести в космосе. Его частный корабль J-14, вылетевший с Марса две недели назад, направлялся на Землю. Олливера сопровождали его супруга и личный пилот. Корабль так и не приземлилися ни на Земле, ни на других планетах, и, поскольку запасов для находившихся на борту трех человек было только на десять дней, остается предположить…

        - Черт,  - сказал бармен,  - единственный человек в политике, который казался честным! Слушай, а что ты думаешь по поводу новой планеты?

        - Да ничего,  - ответил Крэг,  - а ты?

        - Черт её знает. Да и что я могу думать, если ученые ребята сами не могут разобраться, что происходит. Теории-то у них есть. У них всегда полно теорий. Но все они дурацкие. Но ни один из них ни за что не признается, что ни черта не понимает. Еще налить?

        - Спасибо, хватит. Я уже ухожу.
        Он слез с сиденья и уже на пути к двери услышал за спиной звук, который сразу узнал. Его спасла моментальная реакция: он бросился на пол так быстро, что пуля прошла выше. Звуком был щелчок замка на двери, который приводился в действие дистанционным управлением. Этот бар был западней такие маленькие тихие заведения часто промышляли разбоем, особенно на окраинах города. Хорошо одетый одинокий посетитель, заглянувший в такой бар и имевший глупость достать пачку денег, как это сделал Крэг, уже не покидал бар живым. Падая, он успел заметить, что двух посетителей, сидевших за столиком, больше не было: видимо, они тихонько ушли, когда он слушал радио.
        Вторая порция выпивки, которую предложил бармен, наверняка была отравленной. Когда он от неё отказался и направился к выходу, бармен перешел к запасному варианту: он закрыл входную дверь и достал спрятанное под прилавком оружие.
        Крэг увидел, что этим оружием был старинный дробовик с отпиленным стволом. Если шум не являлся помехой - а в таких барах стены наверняка были звуконепроницаемыми
        - то на ближнем и среднем расстоянии дробовик ничем не уступал более современному оружию. Сейчас его дуло опускалось вниз: бармен надеялся покончить с Крэгом вторым выстрелом.
        Но Крэг быстро перекатился к стойке и замер под ней; теперь, чтобы выстрелить в него, бармену нужно было залезть на стойку. Услышав поспешные шаги за стойкой, Крэг сообразил, что бармен пытается её обойти, и приготовился, занеся для броска правую руку с зажатым в ней протезом…
        Как только бармен показался из-за стойки, он получил мощнейший удар протезом в переносицу, даже не успев прицелиться дробовиком.
        На этом схватка, длившаяся не более трех секунд, закончилась: бармен был мертв.
        Крэг пристегнул свой протез на место и отряхнулся. Он зашел за стойку и нашел в кассе чуть больше ста долларов. Но, пошарив в карманах убитого, он обнаружил восемь тысячедолларовых купюр - это была совсем свежая добыча теперь уже мертвого негодяя. Крэг скорчил гримасу и рассмеялся. Ему никак не удавалось оказаться на мели: все его расходы, которые он покрывал из полученных от Олливера денег, включая ещё не оплаченный счет за нанесенный отелю ущерб, составляли намного меньше восьми тысяч долларов, которые он только что нашел.
        Чтобы не рисковать понапрасну, он вышел из бара через заднюю дверь.
        Вернувшись в гостиницу, Крэг подошел к стойке. Управляющего все ещё не было, но портье сообщил ему, что порядок в номере полностью восстановлен, и протянул счет, оказавшийся лишь немногим больше того, что он ожидал. Крэг заплатил по счету и оставил тысячу долларов в виде аванса.

        - Благодарю вас, мистер Э,  - сказал портье.  - Если вам что-нибудь потребуется…
        Крэг заверил его, что ему пока ничего не требовалось.
        Крэг немного поболтался по номеру и включил радио в гостиной: до выпуска новостей оставалось несколько минут. После никому не нужной рекламы наконец раздался голос диктора:

        - Мы начинаем выпуск с последних сообщений об образовании новой планеты в астероидном поясе или, вернее, на том месте, где раньше был астероидный пояс.
        Планета образуется с необычайной скоростью. По оценкам, в её состав уже вошли девять десятых всех астероидов. Сейчас она достигла размеров Марса и станет чуть больше, когда присоединит к себе оставшиеся астероиды в течение ближайших четырех-пяти часов. Астероиды, чьи орбиты находятся позади новой планеты, набирают скорость с тем, чтобы врезаться в нее, а находящиеся впереди - замедляют движение, и новое небесное тело само настигает их.
        Планета вращается вокруг своей оси, но период вращения, хотя и остается, по всей видимости, стабильным, можно будет окончательно определить, когда улягутся облака пыли, поднятой падающими астероидами, и поверхность станет видимой. Тот факт, что пыль в рассеянном виде собирается в облака, свидетельствует о невероятном с точки зрения науки наличии атмосферы. Толщина слоя пыли пока не позволяет сделать точный спектроскопический анализ, но совершенно очевидно, что в состав воздуха входит кислород, и вполне вероятно, что этим воздухом можно будет дышать.
        Космические корабли, расположившиеся в районе бывшего некогда пояса астероидов, продолжают вести спектроскопические и другие наблюдения в непосредственной близости от новой планеты. Высадка на планету предполагается, как только Совет Солнечной системы сочтет это достаточно безопасным.
        Пока не принято никаких решений относительно названия новой планеты. Большинство склоняется к мнению назвать планету Беллини, по имени астронома, первым заметившего в большой телескоп обсерватории Луны смещение со своей орбиты астероида Церес. Именно его сообщение приковало внимание к астероидному поясу и, соответственно, образованию новой планеты.
        Дальше диктор перешел к новостям политической жизни, и Крэг выключил приемник.
        Он подумал о том, что по телевизору могут показывать, как выглядит эта планета: наверняка, космические корабли делали снимки и снимали все происходящие изменения на пленку. Он включил телевизор и устроился на софе.
        Экран вспыхнул разноцветными пятнами, которые снова собрались в картину эстрадного представления. Тот же самый исполнитель со светлыми волосами и подведенными глазами выводил ту же песню противным тенором.
        Крэг не спеша встал и спокойно, без всякой злости подошел к экрану и со всей силы стукнул его ногой.
        Он прошел в бар и налил себе выпить на ночь, но на него напала зевота и, так не допив, он отправился спать.
        В эту ночь ему снились сны, но, проснувшись утром, он так и не смог припомнить - что именно. И это было к лучшему - Крэг бы только разозлилися, если бы знал, что ему снилось.
        Весь этот день он провел в центре города, где располагались офисы компаний и административные здания Марс-Сити. Он зашел в оба банка, куда положил деньги, полученные от Олливера перед вылетом на Землю. Он оставил их там, потому что не доверял Олливеру. Но он также не доверял и банкам и поэтому решил, что лучше держать деньги при себе наличными. Правда, была опасность, что его убьют и ограбят, как это чуть не случилось прошлой ночью, но если его решат лишить жизни из-за денег, то сумма совсем не обязательно должна быть большой. В любом случае, мертвому ему будет все равно, сколько денег достанется убийцам.
        Но он не ожидал, что купюр будет так много. Хотя основная масса банкнот была достоинством в десять тысяч долларов - самых крупных купюр, имевших хождение - все равно пачка денег оказалась толщиной не меньше дюйма. Рассовывать их все по разным карманам было неудобно, и Крэг решил, что вечером спрячет их в своем номере в четырех разных тайниках по сто тысяч в каждом.
        Он использовал все свое воображение, чтобы найти тайники, в которых практически никому не могло придти в голову искать деньги.
        На это ушел весь вечер.
        Глава 9

        На следующий день он опять отправился в город и оказался в квартале астронавтов, располагавшемся в его северной части. Там действительно было немало астронавтов, особенно тех, кто сидел или почти сидел на мели - но они составляли лишь малую часть основного населения. Это был район, пользовавшийся дурной славой и далеко не безопасный.
        У Крэга не было никакой необходимости отправляться туда - в квартале не было чего-то такого, что нельзя было найти за его пределами, причем гораздо безопаснее. В этом квартале убийства, драки и грабежи были самой заурядной вещью, а полицейские патрули состояли из шести человек. Блюстителей порядка там так ненавидели, что один полицейский не выжил бы там и одного дня, не говоря уже о ночи.
        Да, это был опасный район для хорошо одетого человека, у которого с собой было сто тысяч долларов наличными. Может, именно поэтому Крэга и тянуло сюда. Опасность возбуждала его, обостряла чувства и вкус к жизни. Он находил радость в жизни только при угрозе смерти.
        Он уже задумывался о том, что, причина, возможно, заключалась в его подсознательном желании умереть. Неужели от так ненавидел людей и был так одинок, что мог найти счастье только в забвении?
        Иногда ему казалось, что так оно и есть, во всяком случае это подсказывало простой и очевидный выход. Ответом на вопрос был нефтин. Достать нефтин было трудно, но можно, если знать, куда обратиться и быть при больших деньгах. Торговцы наркотиками ненавидели нефтин так же сильно, как и полицейские. На нефтине нельзя было построить стабильный бизнес - его можно было продать клиенту только один раз, потому что через двадцать часов клиент умирал. Нефтин вызывал в человеке ощущение экстаза в сотни раз сильнее, чем любой другой наркотик, а после этого человек впадал в дикое бешенство и убивал на улицах столько прохожих, сколько успевал, пока его самого не убивали. Но даже если его брали живым, то, что бы с ним ни делали, какие бы препараты ни вводили, он все равно умирал, так и не выходя из состояния экстаза. Это был лучший способ уйти из жизни для человека, который по каким то причинам хотел свести с ней счеты в состоянии экстатического припадка, особенно если он при этом ненавидел людей и желал бы прихватить с собой на тот свет десяток или полтора других. Именно поэтому продажа или даже просто
хранение нефтина карались высшей мерой наказания - двадцать лет на Каллисто или психокоррекция. Даже самые отъявленные преступники и торговцы наркотиками предпочитали не связываться с нефтином, если, конечно, они сами не собирались им воспользоваться. В таком случае, им, естественно, терять было нечего.
        Но, как ни странно, хотя Крэг не возражал бы оказаться мертвым, у него не было ярко выраженного желания умирать. По крайней мере, по своей воле.
        Он вспомнил одну книжку, очень старую, которую читал в детстве. В ней рассказывалось об охоте на тигра-людоеда в старинные времена, когда на Земле ещё была страна под названием Индия. Этот тигр убил сотни людей и терроризировал одну индийскую провинцию многие годы. Запуганные местные жители прозвали его
«Жалобщик», потому что ночами, бродя вокруг окрестных деревень он издавал какие-то стонущие звуки. Когда наконец белый охотник, ставший впоследствии автором этой книги, убил тигра-людоеда, то обнаружил при осмотре очень старую и запущенную инфекцию: одна кость практически полностью сгнила, а плоть вокруг неё была распухшей и полной гноя. В течение долгих лет каждое движения тигра сопровождалось мучительной болью, и все-таки он продолжал жить и убивать. Тигры не могут совершить самоубийства даже с помощью нефтина.
        Крэг пытался развлечься в казино, но это ему не удалось. Большие игральные автоматы наподобие тех, что стояли в его номере в «Люксоре», были настолько явно запрограммированы на проигрыш игрока, что было глупо позволять выкачивать из себя деньги. Он получил бы гораздо больше удовольствия от простого разведения костра из денег, чтобы погреть руки. Он заходил один единственный раз в игральный салон
«Люксора» на второй день после запоя. Он сел против крупье при ставке сто долларов за карту и проиграл несколько тысяч, пока его нервы не выдержали: крупье столь очевидно передергивал, что Крэг в конце концов стукнул его по руке с картами, причем не правой рукой, а протезом. Шулер громко закричал и выронил две карты, хотя у него должна была быть всего одна. Крэг вышел из зала, размышляя, предъявит ли отель ему за это счет. Счета предъявлено не было - слишком много свидетелей видели вторую карту.
        Он немного поиграл в клубе астронавтов «Спейстаун». Если хорошо поискать, там можно было найти игру без шулерства, но астронавты и завсегдатаи были недостаточно богаты, чтобы играть по-крупному, и низкие ставки скоро наскучили Крэгу, потому что особой разницы между проигрышем и выигрышем для него не было.
        Он много пил, но не так много за один раз, чтобы потерять контроль над происходящим. Крэг напивался до беспамятства редко и после долгого периода воздержания, будь то добровольного или вынужденного. Он никогда не пил, когда работал или был в космосе, но если работа или космический полет затягивались, он потом с лихвой наверстывал упущенное задним числом. Обычно же он пил регулярно, но никогда не перегибал палку.
        В основном он пил в квартале астронавтов и пользовался баром своего номера только два раза в день: утром перед выходом в город и на ночь перед тем, как лечь спать. Он размышлял, не стоит ли ему вообще переехать в квартал астронавтов - там было несколько неплохих, хотя далеко не шикарных гостиниц, но все-таки решил этого не делать. Отдавая себе отчет в том, что было глупо платить так много за номер, которым он практически не пользовался, он все равно продолжал в нем жить. Это было дорого, но он себе честно признался, что чем скорее потратит деньги, тем ему будет лучше. Пока у него были деньги, у него не было необходимости красть, а значит работать.
        Он был как тигр, запертый в клетке и обложенный кусками мяса, за которым не надо было охотиться. Он мог насытить себя и никогда не испытывать чувство голода, но вскоре он начал бы скучать по джунглям, где насыщению всегда предшествует охота. Сытый тигр остается тигром, но все-таки никогда не убивает ради удовольствия. Преступник, получивший деньги, которых он так добивался, перестает быть преступником. Если у него все в порядке с головой, он не начинает тут же думать, как достать ещё больше денег.
        Но если у него голова в порядке, он не разбрасывается деньгами просто ради того, чтобы опять появился стимул где-то их снова доставать. Потому что этим самым он отрицает ценность денег, и проблему не решит любое их количество, а это, в свою очередь, убивает стимул и смысл существования.
        Нет, единственное, что Крэг мог сделать с деньгами - это потратить их, а жизнь в
«Люксоре» способствовала этому.
        Плохо, конечно, что его никогда не интересовал достаток как таковой или, скажем, власть. Деньги он всегда рассматривал как нечто, что нужно тратить, а власть означала политику, которую он ненавидел всю жизнь, даже до того, как стал преступником.
        Новости он больше не слушал и нарочно не включал приемник в номере, но время от времени все-таки захватывал последние сообщения, находясь в баре или другом месте, где было включено радио.
        В одну из первых поездок в квартал астронавтов он оказался в маленьком баре, где народу было больше, чем хотелось бы, но все равно протолкнуться ещё было можно. Он сидел за стойкой и изучал дно стакана с woji.
        Неожиданно бармен включил радиоприемник и раздался оглушительный рев музыки, если это можно было назвать музыкой.
        Крэг потянулся через стойку и постучал бармена по плечу.

        - Выключи его,  - попросил он.
        Бармен выдержал его взгляд.

        - Мистер, вы здесь не один. Есть и те, кто хочет слушать музыку.

        - А я не хочу,  - сказал Крэг и сжал пальцы на плече бармена. Выключи.
        Бармен посмотрел Крэгу в глаза и прочитал там что-то такое, что заставило его изменить тон.

        - Мистер, единственное, что я могу сделать, это убавить громкость. Тот парень, что сидит в конце стойки, велел мне включить радио, и если я его выключу, то будут неприятности. Я не знаю, насколько опасны вы, но зато я знаю, как опасен он. Таких как он в Марс-Сити, да и где хотите, не так много. Если я не выключу приемник, вы можете устроить скандал, но если я выключу, то он разнесет все заведение вместе со мной в придачу.
        Крэг отпустил его и бармен стал потирать место, где только что были пальцы Крэга.

        - А может,  - предложил бармен,  - вы выйдете с ним на улицу и утрясете этот вопрос? Тогда я сделаю так, как велит вернувшийся.
        Крэг ухмыльнулся. Ничего лучшего он и не желал бы, но вспомнил, что в последние дни старался не нарываться на неприятности, а в данном случае у него не было даже предлога затеять драку.

        - Ладно,  - сказал он,  - сделай потише.
        Если тот крутой парень будет недоволен, вот тогда…
        Бармен убрал звук примерно наполовину и сказал:

        - Этой дряни осталось звучать ещё минуту, от силы две, а потом будут новости. Я думаю, что Гардин велел включить радио из-за них. Так что какая разница?
        Крэг согласился - никакой разницы.
        Он посмотрел в конец стойки и без труда определил, кого именно бармен назвал Гардином. Из группы сидевших там мужчин только один выглядел тем, кого мог испугаться бармен. Остальные были курсантами космических колледжей лет двадцати или около того. Гардин был старше их, среднего роста и плотного телосложения. Его уверенные движения свидетельствовали о силе и ловкости. Он был, наверное, помоложе Крэга, но не намного и был, в отличие от Крэга, брюнетом. Как и Крэг, он наверняка не ладил в законом, и печать профессии на его лице была выражена ярче.
        Начались новости, но Крэг, погруженный в свои мысли, пропустил самое начало. Затем, когда его сознание зафиксировало слова «новая планета», он против своей воли стал слушать продолжение.

        - … все ещё окружена облаками пыли, которые начинают редеть. Тем не менее адмирал Йейтс запретил высадку на планету, пока её поверхность не будет полностью просматриваться из космоса. Разведывательная экспедиция готова и ждет только команды, но ожидание может затянуться ещё на несколько недель… Существует множество загадочных явлений, не последнее место среди которых занимает выделяемое тепло. Его количество слишком велико для планеты, столь удаленной от Солнца. На новой планете будет примерно такая же температура, как на Земле, и такие же времена года, хотя её удаленность от Солнца почти вдвое превышает земную. Большинство ученых полагают, что выделяемое внутреннее тепло является результатом столкновения астероидов при образовании планеты. Теперь уже не осталось астероидов как больших, так и малых, которые бы не вошли в состав новой планеты и продолжали движение по орбите, на которой раньше находился астероидный пояс, а теперь - новая планета.
        В настоящий момент диаметр новой планеты составляет около шести тысяч миль - это нечто среднее между Марсом и Землей. Концентрация воды такая же, как и на Земле, а сила притяжения является чуть меньше земной. Не вызывает сомнения, что планета вращается вокруг своей оси, но точный период обращения можно будет рассчитать только после того, как уляжется пыль и можно будет выбрать визуальные ориентиры на поверхности…
        Извините за короткую паузу… мне только что принесли последние сводки.
        Очень важная новость, дорогие слушатели. Беллини из Лунной обсерватории, которому его ученые коллеги предоставили честь дать название новой планете, только что объявил о своем решении. Он заявил, что не стал обращаться к мифологии, откуда традиционно заимствовались имена для тысяч небесных тел достаточно крупных, чтобы иметь название. Беллини полагает, что ему пришла в голову удачная мысль составить имя планеты из начальных букв имен первых шести астероидов, положивших начало новой планете.
        Расположенные для созвучия в определенном порядке эти буквы и стали названием новой планеты - Крэгон, Ка-Эр-Э-Г-О-Эн - Крэгон…
        Крэг откинулся назад, держась за край стойки, и рассмеялся. Это был его самый громкий и самый искренний смех за долгие годы - он даже не помнил, когда так смеялся в последний раз.

        - Черт его побери,  - подумал он.  - Значит, ему удалось забраться в башку Беллини и заставить его назвать планету в мою честь. И он полагает, что этим ему удастся меня заманить!
        Кто-то постучал его по плечу и, перестав смеяться, Крэг обернулся.
        Перед ним стоял Гардин с непроницаемым выражением лица, но производивший впечатление сжатой пружины. Он спросил:

        - Ты смеялся надо мной, дружище?
        Крэг справился с приступом смеха.

        - Нет,  - ответил он,  - не над тобой. Но если ты хочешь, мне это не составит труда
        - я люблю веселье.
        Гардин повернулся к бармену.

        - Выключи!  - сказал он, показав на радио. После новостей опять передавали музыку. Бармен щелкнул выключателем, и наступила тишина.

        - А над чем ты смеялся?  - вкрадчиво спросил Гардин.
        Глаза Крэга похолодели, но он держал себя в руках.

        - Над тем, что мне пришло в голову, и слишком долго объяснять. Но ты тоже можешь пошутить, если хочешь.
        Неожиданно Гардин рассмеялся.

        - Здесь нет ничего смешного, правда? Ладно, я погорячился. Забудем об этом.

        - Ну, если хочешь, мы можем выйти на улицу… повеселиться,  - сказал Крэг.

        - Ты уже посмеялся, а я обойдусь без смеха. Как насчет того, чтобы выпить вместе?

        - Согласен,  - ответил Крэг.
        Так у него появился друг или почти друг, во всяком случае ближе Крэг никого к себе не подпускал.
        Он ничего не знал о прошлом Гардина, но и Гардин, конечно, тоже ничего не знал о прошлом Крэга. Они не доверяли друг другу до такой степени. Сначала они вообще не доверяли друг другу, но со временем прониклись взаимной симпатией, тем более, что в настоящий момент никто из них не нуждался в деньгах. Вот если бы Гардин сидел на мели…
        Но деньги у Гардина были, и он их не жалел. Он был грабителем, которому нравилось сорвать большой куш и истратить его. Он тоже спешил избавиться от денег, чтобы была причина вновь взяться за дело.
        Он знал о Гардине все это, и Гардин знал то же самое про него. При всем том, что у них было схожего, они не были одинаковыми. Крэг считал, что он сильнее Гардина - сильнее физически и по сообразительности. Но они никогда не мерялись силами и даже не пытались это сделать. Что касается интеллекта, силы воли или решительности, то настоящей проверкой могла быть только опасность или какие-то чрезвычайные обстоятельства.
        У Гардина было ещё одно отличие. У него была женщина. Он никогда не говорил, была ли она его женой - в любом случае Крэгу до этого не было дела - но по отдельным репликам в разговорах Крэг понял, что они были вместе несколько лет. Ее звали Би, и она была крупной блондинкой. Крэг выяснил, что может переносить её общество и даже общаться с ней, потому что, во-первых, она принадлежала другому, а во-вторых, не было сомнений, что она была однолюбкой. Когда они были втроем, она не донимала Крэга. Была ли причина в том, что она боялась Гардина, Крэг не знал, и это его не интересовало. Он дал себе зарок никогда не оставаться с ней наедине.
        Когда Би оказывалась в их компании, Крэг почти забывал, что она женщина. Она пила и ругалась наравне с ними, и одевалась так же скромно по меркам Марс-Сити, как и они. Она никогда не кокетничала в присутствии Крэга, даже с Гардиным. Как они общались, когда его не было поблизости, Крэг старался не думать.
        Обычно Крэг и Гардин слонялись вдвоем, но иногда к ним присоединялась и Би. Они никогда не спрашивали друг друга, где кто живет - им это было не нужно. У них были излюбленные места, в которых они всегда находили друг друга, если хотели провести время вместе. Этого было вполне достаточно.
        Некоторое время они развлекались игрой в покер один на один или другими карточными играми, в которые можно было играть, одолжив колоду и заперевшись в маленькой задней комнате, чтобы никто не мешал. Какое-то время они шли примерно на равных, и ставки постоянно росли. Но с ростом ставок Крэг стал постепенно выигрывать. Он уже хорошо изучил Гардина и по едва заметным мелочам в выражении его лица или жестикуляции мог точно определить, когда следовало проявить осторожность, а когда можно было смело блефовать.
        Неожиданно для себя он выяснил, что выиграл у Гардина почти восемьдесят тысяч долларов и по разным признакам уловил, что за внешним спокойствием Гардина скрывалась озабоченность - его деньги кончались. Скорее всего, куш, на который жили Гардин и Би, был где-то в районе ста тысяч, но никак не полмиллиона. Крэгу эти деньги были не нужны - он не знал, куда девать свои. И он осторожно начал проигрывать, но так, чтобы это не бросалось в глаза, и не за одну игру. Наконец, они опять вернулись к тому, с чего начали, и, поиграв ещё несколько вечеров, потеряли интерес к картам. Они стали играть гораздо реже и по небольшим ставкам в такие игры, где выигрыш зависел от мастерства и удовлетворение от выигрыша значило больше выигранной суммы.
        Ну и, конечно, заключение пари. Они убивали время, постоянно заключая пари по самым неожиданным поводам. Ставки в среднем были по пять-десять долларов, но иногда они поднимались гораздо выше - это касалось тех вопросов, где выигрыш зависел не от чистой случайности, и по которым они придерживались принципиально разного мнения. Если же они, к примеру, сидели одни в баре, то спорили на десять долларов, куда подойдет следующий посетитель - к правой или левой стороне стойки. Будет ли следующий посетитель босиком или в сандалях. Если бы на Марсе были дожди, они наверняка бы поспорили, где упадет первая капля, и тому подобной ерунде. Пари действительно были дурацкими, но, заключая их, они получали тему для разговора, ибо они никогда не говорили о своем прошлом, а разговор на отвлеченные темы помогал убить время.
        Время было их общим врагом, хотя ни один из них не признавался в этом другому.
        Однажды Крэг привел Гардина в свой номер в «Люксоре». Гардин огляделся и присвистнул.

        - А где же кнопка вызывать танцовщиц?  - спросил он и, не дождавшись ответа, продолжал: - Ты что - женоненавистник?  - Крэг опять промолчал, и больше этот вопрос не поднимался.
        Гардин ходил по номеру, засунув руки в карманы, пока не набрел на комнату с порнографией. Там он вытащил руки, чтобы пролистать несколько книг и покопаться в пленках. Крэг услышал, как он хмыкнул, и выражение его лица покоробило Крэга.

        - Выходи оттуда,  - сказал он.  - Забирай все, что хочешь, домой и можешь оставить себе, но только не устраивай здесь читки.
        Гардин вышел в гостиную.

        - Чего это ты так распсиховался?  - спросил он.
        Крэг пожал плечами.

        - Что будешь пить?

        - Woji. Если у тебя найдется нефтин, то не откажусь от порции. Шучу, конечно. Крэг открыл две бутылки woji и передал одну Гардину вместе со стаканом.
        Гардин налил себе выпить и поставил бутылку рядом с креслом, в котором устроился.

        - Мне что-то совсем тошно, Крэг,  - сказал он другим тоном.  - Сам не пойму, что со мной.

        - Ты просто размяк.

        - Размяк?! Спорю на тысячу, что я могу тебя сделать прямо здесь и сейчас.
        Крэг улыбнулся и в какое-то мгновение чуть не поддался искушению, но все-таки справился с собой и сказал:

        - Никаких пари, Гардин. Садись и пей. Я не пацан, чтобы играть в ковбоев, да и ты тоже. Стоит нам только начать, и один из нас убьет другого. Давай не будем искушать судьбу за какую-то тысячу да и вообще за деньги.
        Гардин сел, но его лицо по-прежнему выдавало напряжение.

        - Тогда не заводи меня.

        - Я не завожу, я только сказал тебе правду. Черт, это точно так же относится и ко мне.  - На самом деле Крэг так не считал.
        Гардин встал с кресла и начал расхаживать взад-вперед. Он отворил створки, за которыми был экран шесть на восемь футов и, увидев его, присвистнул от удивления:

        - Впечатляет. Кстати, хорошо, что вспомнил. Знаешь, что сегодня показывают?

        - Что?

        - Высадку на Крэгон. Слышал последние новости?

        - Со вчерашнего дня нет. А что там нового?

        - Пыль исчезла. Не улеглась, а просто сразу куда-то пропала. И на планете уже все есть. Это невозможно, но они уверяют, что это так.
        Крэг закурил.

        - Что значит - все есть?

        - Ну все, что бывает на планетах, которые не являются безжизненными. Растительность, деревья и прочее. Очень похоже на Землю, только там в основном поверхность занята сушей, а не морем. Но есть реки и озера, есть свежая вода, хотя так не бывает.

        - Почему не бывает?

        - Ручьи и реки образуются после дождей, тысячелетиями пробивая себе русла и стекая с возвышенностей в низины. Черт, этой планете всего две недели от роду! Как там могли образоваться русла?

        - Может, это очень предусмотрительная планета.

        - Какой бы она ни была, но это неестественно. Можешь над этим смеяться сколько угодно, но даже самые осторожные ученые начинают признавать, что такое не могло произойти естественным путем. Некоторые из них прямо признаются, что это пугает их до смерти.

        - Что пугает?

        - Они не понимают, что происходит - вот что.  - Гардин подошел к телевизору.  - Я чуть не забыл, пока не увидел телевизор. Сейчас они должны передавать сообщение о высадке. Посмотрим, ладно?

        - Ладно,  - ответил Крэг. Гардин включил телевизор. Большой экран вспыхну разноцветными огнями, и на нем появилась почти голая амазонка, певшая о радости какого-то извращения.

        - Выключи эту дрянь,  - попросил Крэг.

        - Ладно, но осталось меньше минуты…  - он потянулся к пульту дистанционного управления, н в этот момент песня закончилась, и амазонка исчезла с экрана.
        На экране появилось изображение планеты, как она выглядела из космоса. Если бы не очертания континентов, её вполне можно было бы принять за Землю. Синие океаны, коричнево-зеленые материки, белые полярные районы.

        - Мы показываем вам Крэгон,  - сказал голос за кадром,  - самую молодую планету Солнечной системы. Вид, который вы наблюдаете на экранах своих телевизоров, это то, как она выглядит с борта флагманского корабля DORAI, дрейфующего на расстоянии двухсот тысяч миль от планеты. Мы будем продолжать трансляцию с флагмана, пока не поступят сообщения с разведывательного корабля ANDROS, который готовится осуществить посадку. Самое большее через двадцать минут ANDROS войдет в атмосферу Крэгона, и мы подключимся к нему, чтобы вместе с разведчиками присутствовать при первой высадке Человека на этой планете. На борту разведчика находятся два астронавта - капитан Бэрк и лейтенант Лейдло. Нам жаль, что размеры разведчика не позволяют установить на нем транскосмическое видео-оборудование, поэтому мы вынуждены пользоваться ретранслятором флагмана. А теперь позвольте познакомить вас с членами экипажа разведчика, с которыми мы поддерживаем постоянную радиосвязь. Капитан Бэрк.
        На экране появилась трехмерная фотография человека средних лет с суровыми глазами, но слабым подбородком.

        - Вы нас слышите, капитан?

        - Да, сэр, у микрофона Бэрк,  - ответил голос.

        - Есть какие-нибудь новости?

        - Только то, что мы спускаемся медленно и осторожно в соответствии с полученным заданием. Сейчас мы находимся на расстоянии ста миль от поверхности и ещё далеко от верхних слоев атмосферы.

        - Хорошо. Тогда у нас есть время представить вашего напарника.
        На экране появилась новая фотография. Очень красивый молодой человек с черными вьющимися волосами. Судя по виду, у него должен был быть томный голос. Так оно и оказалось.

        - Лейтенант Лейдло, сэр.

        - В вашу задачу входит постоянно докладывать о происходящем, а капитан будет занят управлением корабля. Это так, лейтенант?

        - Да, сэр.

        - Хорошо. Тогда оставайтесь на связи.
        Фотографии на экране вновь уступили место вращающемуся в космосе шару планеты.

        - Вы уже выбрали место для посадки, лейтенант?

        - Да, сэр. Примерно в середине световой стороны, а это - центр самого крупного материка неподалеку от берега озера. Я думаю, что смогу показать какого. Мы принимаем на мониторе то же изображение, что и вы. Вы видите озеро прямо посередине материка - оно по форме напоминает треугольник?

        - Да, лейтенант.

        - Мы предполагаем приземлиться у южной, самой нижней вершины этого треугольника. Вы видите, что здесь в озеро впадает река; по крайней мере так кажется из космоса. Местность по обеим сторонам реки покрыта зеленью, но неподалеку есть коричневый участок. Он и будет центральным пунктом наблюдения. Мы сможем взять пробы воды в реке и озере, выяснить, что за растительность образует зеленые участки, и что представляют собой коричневые участки - песок, горы ли нечто другое. Наши приборы показывают температуру около семидесяти градусов по Фаренгейту, т. е. очень близкую к оптимальной. Для приземления это место представляется очень удобным.

        - Спасибо, лейтенант. На какой высоте вы сейчас находитесь?

        - Чуть меньше восьмидесяти миль. Мы спускаемся медленно и используем антигравитационные установки.
        Крэг хмыкнул.
        Лейтенант продолжал:

        - Конечно, прежде чем приземлиться, мы ещё раз все взвесим. Сейчас мы спускаемся в автоматическом режиме до высоты пяти миль. С этого расстояния наши телескопы позволят разглядеть в деталях все особенности местности. К тому времени, как мы войдем в атмосферу, мы уже будем знать точный состав воздуха, сможем ли мы им дышать и обходиться без скафандров.

        - Спасибо, лейтенант Лейдло. А сейчас мы передаем слово адмиралу флота Джонсону, который находится рядом с нами на корабле.
        Крэг опять хмыкнул, и Гардин оторвался от телевизора, чтобы взглянуть на него.

        - Что в этом смешного?  - поинтересовался он.

        - Да все,  - ответил Крэг.  - Приземления не будет, иначе они оттуда никогда не взлетят.

        - Почему?

        - Они - незванные гости. Сам увидишь.
        Гардин улыбнулся.

        - Ты знаешь старую поговорку насчет того, что слово - не воробей? На сколько ты готов поспорить?
        Крэг пожал плечами:

        - На сколько хочешь. Но ты все равно проиграешь.
        Гардин достал дегьги и пересчитал их.

        - Осталось не так много, но тысячу я поставлю. Или ты передумал?
        Вместо ответа Крэг достал тысячедолларовую бумажку и положил её на полу между ними. Гардин сверху положил десять купюр по сто долларов каждая.
        На экране было бульдожье лицо адмирала.

        - … пока не было оснований проявлять беспокойство, но флот принял все меры предосторожности. Прежде, чем разведчики покинут корабль, мы тщательно изучим весь район приземления на предмет возможной опасности. Представляется невероятным, чтобы на такой юной планете были разумные существа, но все таки мы хотим подстраховаться и на этот случай. Эта планета уже преподнесла нам столько сюрпризов и загадок, к которым в первую очередь можно отнести само её образование, создание атмосферы, законченного рельефа местности и, что особенно поразительно - некоей растительности. Именно потому, что загадок так много, мы не направили для высадки большой корабль, чтобы не подвергать риску жизни тысяч людей.
        Капитан Бэрк и лейтенант Лейдло добровольно вызвались принять участие в высадке и знают, что рискуют своими жизнями, хотя особых оснований для беспокойства пока нет. Но новая планета - это всегда неизвестность, и это в полной мере можно отнести к данному случаю. Образование планеты было настолько неожиданным и загадочным, что можно вполне допустить возможность намеренного действия иного разума.
        Вместе с тем, высадка на планету пока не вызывает никаких опасений. Мы располагаем все необходимой информацией. Самым большим вопросом остается атмосфера. Будет ли воздух пригодным для дыхания или нам придется высаживать растительность, как мы это делали на Марсе и Венере и под куполами Каллисто? Спектрографический анализ, а на расстоянии мы можем опираться только на него, дает обнадеживающие результаты. Содержание кислорода и углекислого газа в воздухе примерно такое же, как и на Земле. Плотность атмосферы чуть меньше земной, но совсем незначительно. Давление атмосферы на уровне моря соответствует земному на высоте одной мили от уровня моря, другими словами - тому, где расположены Альбукерк или Денвер.
        Определенный элемент неизвестности связан с тем, что на расстоянии мы не смогли окончательно состав и содержание примесей, и нельзя исключать, что какая-то из них окажется ядовитой. На борту разведывательного корабля нет химической лаборатории, но зато есть клетки с канарейками и другими мелкими подопытными животными, которые помогут капитану Бэрку принять решение о возможности кратковременно покинуть корабль без скафандров.
        Но наши разведчики сразу начнут исследовательские работы в районе посадки независимо от того, придется им надевать скафандры или нет.
        Крэг выругался и спросил:

        - Еще woji, Гардин?
        Гардин кивнул, и Крэг отправился в бар, откуда принес и открыл ещё две бутылки. На экране снова был шар планеты, а голос адмирала уступил место тихой музыке.

        - Что это он замолчал?  - спросил Крэг.  - Неужели сказал все, что знал?

        - Наверное. Судя по всему, они заполняют паузу, пока не придет сообщение с корабля-разведчика. Еще несколько минут - они уже должны входить в верхние слои атмосферы.  - Гардин взглянул на деньги, лежавшие на полу.  - Крэг, а с чего ты пошел на такой бессмысленный спор? Ты практически подарил мне тысячу.

        - Посмотрим,  - ответил Крэг.

        - Если, правда, ты не знаешь чего-то, что неизвестно другим, но откуда..? Хотя, раз ты сам предложил пари… Мне не нравится чувствовать себя идиотом, который играет по чужим правилам.
        Крэг улыбнулся:

        - Если хочешь, давай отменим пари. Даю тебе эту возможность, пока нет новостей с корабля-разведчика.
        Гардин с секунду колебался, но потом покачал головой:

        - Нет, пусть все остается в силе,  - сказал он и сделал большой глоток прямо из бутылки.
        Музыка прекратилась и раздался голос лейтенанта:

        - Говорит лейтенант Лейдло с разведывательного корабля. Капитан Бэрк находится у пульта управления. Мы медленно спускаемся и входим в верхние слои атмосферы Крэгона. Мы знаем об этом по показаниями приборов, фиксирующих давление, пока лишь едва превышающее лабораторным вакуум. Мы находимся на высоте примерно пятидесяти миль и спускаемся со скоростью пять миль в минуту, хотя через несколько минут мы замедлим скорость спуска, чтобы не перегреть обшивку корабля трением о воздух.
        Сейчас высота сорок пять миль. Отсюда видно - я в этом уверен - что зеленые пятна на поверхности действительно являются лесами. Во всяком случае именно так выглядят густые леса Земли с такой высоты.
        Сейчас высота тридцать миль, и мы почти достигли стратосферы. Но… капитан Бэрк остановил наш спуск и дальнейшее движение корабля прекращено. Что случилось, капитан?
        В этот момент Крэг спросил:

        - Хочешь, удвоим ставки?
        Гардин покачал головой:

        - Но откуда, черт возьми, ты мог..?

        - Это неважно. Может, я и в самом деле знаю то, чего не знают другие. Если не хочешь удваивать, то даю тебе последний шанс отказаться от пари.
        Гардин больше не сомневался. Он схватил деньги, вернул Крэгу его тысячу и засунул свои стодолларовые бумажки в карман. Крэг улыбнулся:

        - Теперь посмотрим, что он задумал.

        - Ты это о ком?

        - Подожди,  - ответил Крэг, услышав по телевизору другой голос.

        - Говорит капитан Бэрк. Прошу извинить за то, что мы с лейтенантом разговаривали, выключив микрофон. Пока нет никакой нештатной ситуации, но мы должны кое-что проверить прежде, чем продолжим спуск. Похоже, что-то случилось с нашей системой воздухоочистки.
        Я остановил спуск, взглянув на клетку с тремя канарейками - вам о них рассказывали несколько минут назад. Так вот - одна из них лежала на дне клетки, а с двумя остальными тоже творилось что-то неладное.
        Судя по всему, что-то случилось с воздухоочистителями, и пока мы не устраним неисправность, мы не будем продолжать спуск. Лейтенант, который разбирается в этой аппаратуре лучше меня, сейчас проводит осмотр. Как только он закончит и доложит о результатах, я тут же сообщу вам.
        Немного погодя опять раздался голос капитана:

        - Происходит что-то непонятное. Лейтенант Лейдло докладывает, что вся аппаратура работает нормально, индикаторы показывают нужное содержание кислорода и не фиксируют присутствия каких-то посторонних примесей. Между тем, две канарейки уже мертвы, а третья умирает. Хомяки и белые мыши жмутся друг к другу и дышат с трудом
        - они явно не в своей тарелке.
        Мы с лейтенантом чувствуем какой-то странный запах. Я ещё не обсуждал с ним свои ощущения, но мне кажется, что этот запах чем-то напоминает серную кислоту, и кроме того он какой-то сладковатый. Если вы можете себе представить нечто среднее между запахом серной кислоты и жасмина - то это как раз то, как я описал бы свои ощущения.
        Между тем наш корабль абсолютно герметичен. Мы совсем не используем внешнюю атмосферу, какой бы разреженной она ни была на высоте тридцати миль. Что-то, видимо, не в порядке с самим кораблем. Это никак не может быть связано с планетой. Скорее все…

        - Капитан Бэрк!  - его прервал голос адмирала с флагманского корабля.  - Немедленно поднимайтесь! Покиньте атмосферу!

        - Да, адмирал.

        - Продолжайте докладывать.

        - Да, адмирал. Мы поднимаемся. Сейчас высота тридцать три мили… тридцать пять. Ко мне подходит лейтенант Лейдло. Он бледен - видимо, сказывается стресс. И моя головная боль - у меня не было времени сказать о ней раньше - сейчас она проходит. Сорок миль. Мне кажется, что все позади, сэр. Или наша система очистки вновь заработала нормально. Сделаем ещё одну попытку, сэр?

        - Сначала немедленно вернитесь на базу. Прежде, чем повторить попытку с роботами или людьми на борту, мы должны тщательно обследовать ваш корабль. То же самое относится к системе очистки воздуха, канарейкам, да и к вам с лейтенантом.

        - Да, сэр.
        Гардин посмотрел на Крэга, и тот рассмеялся. Крэг обратил внимание, что за последние полчаса он смеялся больше, чем за несколько месяцев.

        - Спорим, что корабль с роботами тоже там не сядет?  - спросил Крэг.

        - Нет уж!  - Гардин выключил телевизор.  - Дальше смотреть нечего. Чтобы отправить корабль без людей потребуется не меньше суток. Крэг, что это значит?
        Крэг медленно покачал головой.

        - Извини. Чтобы объяснить, мне пришлось бы рассказать многое другое.

        - Мы никак не можем на этом заработать?
        Крэг снова покачал головой.

        - Партию в джин, чтобы убить время?
        Гардин поднялся.

        - Извини, Крэг, у меня дела. Меня какое-то время не будет. Эта моя тысяча, которая чуть не стала твоей - спасибо, что отказался от верного пари - почти все, что у меня осталось. Я хочу слегка поправить свои дела.

        - Удачи,  - ответил Крэг.
        Глава 10

        Крэг не видел Гардина больше недели, хотя продолжал регулярно посещать те места, где они обычно встречались. Он не заходил в гостиницу, где жил Гардин, по двум причинам: во-первых, он знал, что если Гардин все ещё жил там и хотел увидеться с Крэгом, они бы обязательно уже встретились в одном из баров, и во-вторых, Гардина могло не быть дома, но его могла дожидаться Би, а он не хотел с ней встречаться, когда Гардина не было рядом. А ещё лучше - даже если Гардин и был рядом.
        Он начал регулярно следить за новостями, сообщавшими о новой планете. После первой неудачной попытки высадиться на ней, прямые трансляции были прекращены, и теперь передавались только сообщения.
        Космический флот не мог скрыть факты, но он мог избежать щекотливого положения, в котором оказывался, позволяя общественности быть свидетелем своих неудач.
        В корпусе отозванного корабля не было найдено никакого постороннего газа. Единственным подтверждением случившегося были две мертвых канарейки и продолжительная болезнь третьей. Не избежали болезней хомяки, мыши и люди. Капитан и лейтенант почти сутки после возвращения мучились от тошноты.
        Воздухоочистительная аппаратура оказалась в полном порядке, а вскрытие мертвых канареек не пролило никакого света на возможную причину смерти.
        Единственным выводом, к которому пришли ученые, было то, что в атмосфере Крэгона содержится какая-то неизвестная примесь, настолько ядовитая, что даже в разреженной атмосфере на высоте тридцати миль от поверхности может проникнуть сквозь герметичную обшивку корабля и умертвить его пассажиров или, во всяком, вывести их строя. Скафандры вряд ли могли решить проблему, потому что материал, из которых они были сделаны, уступал по прочности и герметичности обшивке корабля.
        Через два дня после первой попытки высадиться на Крэгон был отправлен искусственно пилотируемый разведчик. Поскольку первый разведчик доставил не образцы смертельного газа, а лишь последствия его действия, был сделан вывод, что на обратном пути произошла утечка этого газа, и то же самое может случиться со вторым кораблем, в каких бы контейнерах этот газ ни содержался. Поэтому вместо контейнеров второй разведчик был начинен оборудованием для проведения химического анализа. Часть оборудования работала в автоматическом режиме, часть - с помощью дистанционного управления. Таким образом, можно было взять пробы на месте и, пока корабль находился на планете, сделать предварительный анализ и передать его результаты для дальнейшей обработки.
        Единственной загвоздкой оказалось то, что этот корабль так и не смог приземлиться. Он даже не смог войти в верхние слои атмосферы. Крэгон изменил тактику. За двести миль до поверхности корабль уперся в силовое поле.
        Даже простые ракеты без экипажа на борту были нежеланными гостями на Крэгоне.
        Крэг только посмеивался.
        На этом официальные попытки высадиться на Крэгоне прекратились. Адмиралтейство сделало тщательно сформулированное заявление, в котором за объяснением скудости передаваемой общественности информации скрывался смертельный испуг.

        - Сейчас представляется возможным и отчасти даже вероятным, что Солнечная система подверглась проникновению представителей иного разума. Образование новой планеты из осколков Солнечной системы было слишком необычным и внезапным, чтобы его можно было объяснить с точки зрения любой из астрофизических теорий, известных Человеку. Таким образом, нельзя исключать возможность её намеренного создания какой-либо чуждой расой, прибывшей из-за пределов Солнечной системы.
        То, что намерения этой расы не являются дружественными, подтверждается фактом отказа от мирных контактов, которые могли бы быть установлены в случае приземления нашего корабля на этой планете. Силовое поле не существует в природе и, следовательно, его происхождение является искусственным. С большой долей вероятности можно предположить, что ядовитый газ, проникающий сквозь герметичную обшивку корабля и полностью исчезающий при выходе из атмосферы, также является искусственным по происхождению.
        Поскольку до сих пор планета Крэгон, насколько можно судить, не предпринимала никаких враждебных действий против Солнечной системы, необходимости объявлять военное положение нет, но мы обязаны ввести чрезвычайное положение. В связи с тем, что нельзя исключать вероятности нахождения среди нас шпионов Крэгонской расы, необходимо ввести строгую цензуру на…
        Совет Солнечной системы немедленно ввел чрезвычайное положение, удвоил налоги на малые доходы (и слегка увеличил их на большие) для финансирования каких-то оборонительных программ. Смысл и характер программ, естественно, не раскрывался из-за боязни крэгонских шпионов.
        В городе ходило множество слухов, которые в квартале астронавтов удивительно соответствовали действительности, особенно по вопросам, связанным с космосом. Хотя все сообщения относительно Крэгона, направляемые в штаб-квартиру космических вооруженных сил Марса, шли с грифом «совершенно секретно», их содержание по непонятным каналам становилось известным в квартале в течение нескольких минут после получения. Крэг знал, что на достоверность этой информации можно положиться.
        Вторая попытка проникнуть на Крэгон с помощью управляемого корабля была не совсем мирным спуском на антигравитационных двигателях. Натолкнувшись на силовое поле, этот корабль нанес мощнейший ракетный удар по поверхности планеты. Ракеты с ядерными боеголовками взорвались, натолкнувшись на силовое поле, а последующее изучение места взрыва показало, что силовое поле полностью изолировало атмосферу планеты от последствий ядерных взрывов, в том числе и радиации.
        Крэгон был неуязвим.
        Вот тогда Солнечную систему захватила истерия шпиономании. Военные не знали, является ли Крэгон обитаемой планетой, и если да, то как выглядели её обитатели. Военные были напуганы и, поскольку Крэгон был вне пределов их досягаемости, они занялись тем, что было им под силу - начали выискивать шпионов. Все, кто по каким-то причинам не мог или не хотел убедительно объяснить причину своего нахождения в том или ином месте, немедленно арестовывались и, если их показания нельзя было сразу проверить, то допросы продолжались дальше, в том числе и с применением психотропных средств.
        Этот факт заставил Крэга задуматься. Хотя богачей, останавливавшихся в шикарных отелях, полиция никогда не беспокоила - многие из них были слишком влиятельными, чтобы с ними связываться - Крэг понимал, что с военными дело обстоит иначе. Они могут решить, что крэгонские шпионы могут выдавать себя за развлекающихся воротил именно из-за этой «неприкосновенности». Военные были меньше полиции подвержены запугиванию и коррупции, особенно, если решат, что имеют дело со шпионами чуждой расы.
        Крэг принял меры предосторожности, в которых раньше не было необходимости. Он посетил лучшего специалиста Марса по подделке документов, который снабдил его целым пакетом бумаг, удостоверяющим, что он был совсем другой личностью. Разумеется, эти документы не могли выдержать специальной тщательной проверки, но они вполне годились для предъявления в случае обычной проверки.
        После он задумался о том, не напрасно ли он потерял время и деньги на эти фальшивые бумаги, от которых не было толку в случае серьезного подозрения, а он сам уже дал основания серьезно подозревать себя, если Гардин проболтается. Он никак не ожидал истерии шпиономании в тот день, когда они с Гардином следили по телевизору за первой попыткой высадиться на Крэгоне. Он сам себя подставил, предложив Гардину пари на тысячу долларов, что разведчик не сможет сесть и обратно взлететь. Военные захотят узнать, откуда ему это было известно. Конечно, он мог бы рассказать им правду и признаться заодно в убийстве Олливера.
        Гардин сам мог начать его подозревать и сообщить куда надо об этом пари, и Крэг бы его понял. Но что, в конце концов, это меняло, и какая Крэгу была разница? Он все равно не собирался жить вечно, а рисковать ему было не привыкать.
        Это напомнило ему, что в последнее время он мало чем разнообразил свою жизнь и в тот же вечер, выпив больше обычного, затеял драку в одном из самых разбойных баров квартала. В этой части города это было проще простого.
        Он позволил себе разойтись во мнении с четырьмя подвыпившими портовыми грузчиками. Он не знал, о чем именно они спорят, да и грузчики тоже этого не знали. Он просто не согласился с чем-то из того, что было сказано, и тут же едва успел увернуться от кулака, направленного в его челюсть. Ни секунды не раздумывая, он нанес сильный удар правой под-дых нападавшему, и тот согнулся пополам, хватая воздух открытым ртом.
        Крэг отступил от стойки и повернулся к трем собутыльникам упавшего на пол грузчика. Они медленно наступали на него. Он успел нанести легкий удар левой в солнечное сплетение тому, кто находился ближе всех, и в этот момент сильнейший удар в голову слева отбросил Крэга почти к двери. Он встал и, низко пригнувшись, пошел на двух оставшихся противников: обе его руки заработали как поршни. Через несколько секунд остался только один грузчик, ещё не потерявший способность сопротивляться. Он был самым крупным из всей четверки, но и он протянул недолго, хотя Крэг на этот раз пользовался только правой рукой.
        Все случилось так быстро, что Крэг даже не успел запыхаться, хотя его голова гудела от пропущенного удара. Он вернулся к стойке, чтобы забрать свой недопитый стакан. Бармен, сжимая в руке солидных размеров скалку, попятился назад.
        Крэг успокаивающе кивнул ему.

        - Все в порядке,  - сказал он.  - Все живы и ничего не сломано. Тебе нет необходимости присоединяться к остальным, если, конечно, ты сам этого не хочешь.
        Бармен согласно кивнул, а Крэг допил виски и положил на стойку деньги.

        - Когда они придут в себя, угости их за мой счет,  - сказал он и вышел из бара.
        Это его немного развлекло, однако…
        Интересно, где сейчас Гардин? Какое дело он замышлял или уже проворачивал? Пригласил бы он Крэга в долю, если бы знал, что у него тоже кончаются деньги? И согласился бы Крэг, получи он такое предложение? Он решил, что, наверное, да, хотя…
        Но ему ещё было очень далеко до мели, чтобы браться за новое дело. У него до сих пор оставалось больше девяти десятых проклятого полумиллиона. Полмиллиона были большие деньги. Слишком большие, черт бы их побрал.
        Вернее, черт бы побрал человека, который не может получить удовольствие, тратя их,
        - подумал он.
        Вернувшись в свой номер необычно рано, он включил большой экран. Не потому, что ожидал узнать что-то новое о планете, но ему было интересно, какую лапшу правительство будет вешать своим гражданам: комментаторы и дикторы должны были что-то рассказывать, неважно - правду или нет.
        На экране появился седоволосый мужественного вида диктор рекламы. Его улыбка была настолько подкупающе искренней, что Крэг решил послушать, что он будет предлагать. Крэг подошел поближе к экрану, потому что знал, чем все это может кончиться.

        - Вы - некрофил? Все ваши проблемы уже решены новым продуктом «Дженерал Плэстикс», который только что поступил в продажу. Он отличается от мертвого тела только тем, что со временем не разлагается. В продажу поступили изделия обоих полов и по низкой, страшно низкой цене. Кроме того, вы можете воспользоваться услугами проката, если вы, как и большинство некрофилов, не страдающих фетишизмом, предпочитаете время от времени разнообразить объект своих…
        От удара ноги Крэга экран разбился.
        Крэг уже знал, что заменить экран на этом телевизоре стоило семьсот долларов. Плюс двести тридцать за номер и ещё сотня на прочие расходы. Еще один день и ещё одна тысяча. Но даже, если тратить деньги в таком темпе, то полмиллиона хватит надолго. Что же все таки делает Гардин?
        Он вышел на балкон и посмотрел на небо. Новую планету пока не было видно - она находилась ниже линии горизонта. Ну и черт с ней!
        На небе была видна Земля, и Крэг, глядя на нее, размышлял, не стоит ли для разнообразия туда слетать. Почему бы и нет? На Земле все было таким же прогнившим и развращенным, как и на Марсе. Ни на одной из планет не было чего-то такого, чего не было на другой: разница заключалась только в том, что на Земле было больше народа. И чуть больше полицейских, что делало Землю чуть менее опасной по сравнению с Марсом.
        Он прошел в бар номера и налил себе выпить. Неужели выпивка была всем, что у него осталось? Черт, если кроме выпивки его больше ничего в жизни не интересовало, то почему не свести с ней счеты раз и навсегда? Потому что тигр не совершает самоубийства, даже с помощью нефтина, который помог бы ему забрать на тот свет немало жертв.
        Он пил, пока не почувствовал сонливость, и отправился спать.
        Он уснул, и ему приснился сон. О прекрасной женщине с каштановыми волосами, которая была его женой - и во сне он не знал, что она предала и оставила его, потому что это было много позже - и он безумно любил её. Эта женщина постепенно менялась, и в этом не было ничего удивительного, потому что во сне всегда все понятно. Ее волосы остались того же цвета, но она стала ещё красивей и ещё более любимой и почему-то все время отдалялась от него все дальше и дальше в космосе, и на этот раз он отчаянно звал её Джудит! Джудит! И он не знал, что это уже другая женщина, и это имя - не его жены. Потому что в этом сне все женщины были одной единственной женщиной, и не было никаких других. И она вернулась к нему и положила руки на плечи. И вдруг с непоследовательностью, присущей снам, он уже держал в объятиях мертвое тело, и оно исчезало на глазах…
        Телефон продолжал звонить.
        Он резко поднялся и схватил трубку.

        - Да?

        - Мистер Э! Звонит женщина, которая просит соединить с вами и отказывается себя назвать. Но она утверждает, что это очень важно - вопрос жизни и смерти. Как нам…

        - Соедините.
        Он не стал просить переключить его на отдельную линию, чтобы не привлекать любопытства администрации, которая тогда наверняка начнет подслушивать. В Марс-Сити ему могла звонить только одна женщина.

        - Да?  - спросил он.
        В трубке раздался голос, который он и ожидал услышать:

        - Я не хочу называть свое имя, но ты меня узнаешь, если я скажу, что мы встречались в…

        - Я знаю, кто ты,  - прервал он её.  - В чем дело?  - спросил он, хотя догадаться было нетрудно.

        - Наш общий друг - я не буду называть его имя, раз ты узнал меня, попал в ужасную переделку. Не думаю, чтобы ты мог помочь, но…

        - Где ты находишься? Постарайся описать место, не называя его.

        - В нашем номере в гостинице, но оставаться здесь небезопасно, и мне лучше отсюда уйти. Может, мы встретимся там, где вы играли в карты с тремя астронавтами, только что вернувшимися с Каллисто, которые пытались…

        - Я буду там через десять минут,  - сказал Крэг и повесил трубку.
        Он быстро оделся и ополоснул лицо холодной водой. Он вновь чувствовал себя живым - он был нужен, и это было опасно.
        Глава 11

        Этот бар ничем не выделялся среди других, расположенных на этой улице, за исключением двух заведений подороже. Крэг был в нем через десять минут, но Би опередила его. Судя по всему, она только что вошла, потому что как раз усаживалась в одной из кабинок у стены, когда её заметил Крэг. Какой-то грузчик из порта обратил на неё внимание и, отойдя от стойки, направился в её сторону. Крэг не возражал бы померяться с ним силой, но сейчас на это не было времени и он, ускорив шаг, опередил грузчика и, сев в кабинке напротив Би, обратился к ней по имени - разумеется, вымышленному. Грузчик нерешительно потоптался на месте и вернулся к стойке бара.

        - Счет времени идет на минуты?  - был первый вопрос Крэга.
        Она наклонилась вперед, и он увидел, что она плакала, хотя и пыталась скрыть следы слез косметикой.

        - Не думаю,  - ответила она,  - но я даже не представляю, чем ты можешь помочь тем более, что он…

        - Тогда подожди,  - прервал её Крэг. Он вытащил из кармана несколько монет и, подойдя к музыкальному автомату, бросил их в щель и увеличил громкость. В баре было слишком тихо, и их беседу могли подслушать. Динамики взревели, но Крэг, поморщившись, решил не убавлять звук.

        - Теперь выкладывай, но только самую суть.

        - Ограбление склада оптовой торговли ювелирными изделиями. На десятом этаже комплекса Рэшлера, в десяти кварталах к северу от…

        - Я знаю, где это. Продолжай.

        - Он там в западне. В самом комплексе и на целый квартал вокруг него расставлены посты, сверху постоянно дежурят вертолеты. Он, должно быть, где-то задел сигнализацию…

        - Он один?

        - Да, он работал в одиночку. Он к этому готовился две недели и…

        - Об этом кроме тебя никто не знал?

        - Никто. Это наверняка сработала сигнализация. Подставить его просто никто не мог, потому что никто об этом не знал. Это…

        - Откуда ты знаешь о случившемся? Я имею в виду, что он в ловушке?
        Она открыла сумку и достала предмет, напоминавший с виду большой косметический набор.

        - Это переговорное устройство. У него такое же, только замаскированное под портсигар и…

        - Я видел его. Он тебя вызвал по нему?

        - Да. В случае вызова устройство издает слабый звук. Когда Гардин работает, я всегда держу его под рукой на случай вызова, если ему вдруг понадобится моя помощь…

        - Что он велел тебе сделать? Связаться со мной?

        - Нет. На этот раз он ничего не просил, только хотел попрощаться со мной. Он сказал, что надежды нет, и что каждый выход блокирован. Там десятки, а может, и сотни полицейских, и он велел мне как можно быстрее убраться из квартиры, пока туда не нагрянула полиция. Я сразу позвонила тебе и тут же ушла.

        - Они знают, кто он?
        Она кивнула.

        - Не представляю откуда, разве что кто-нибудь его узнал, когда он стрелял из окна. Но сейчас там установлен громкоговоритель, и они предлагают ему сдаться, обращаясь по имени. Он сразу понял, что они быстро выяснят, где он живет, и поэтому связался со мной…

        - Ты можешь с ним связаться сама по этой штуке?

        - Да, но…

        - Давай, свяжись прямо сейчас. Скажи ему, что я хочу поговорить с ним и потом передай микрофон мне.
        Она открыла набор и, делая вид, что смотрится в зеркальце, нажала какую-то кнопку.

        - Гардин? Ты знаешь, кто говорит. Здесь рядом твой друг, который хочет с тобой поговорить - ты узнаешь его по голосу.
        Крэг потянулся за миниатюрным передатчиком и, сделав вид, что рассматривает его, сказал, как будто разговаривал с Би, сидевшей напротив:

        - Привет, Гардин. Говорить будем быстро, чтобы нас не успели засечь и выследить. Они знают, кто ты, так что скрывать твое имя нет смысла. Какая обстановка?

        - Я в мышеловке,  - раздался тихий-тихий голос, который было едва слышно из-за гремевшей музыки.  - Ты ничем не можешь помочь, но все равно спасибо. Здесь не меньше сотни полицейских.

        - Сколько ты можешь продержаться?

        - Да сколько угодно. Им незачем лезть сюда и подставлять себя под пули, поэтому они будут ждать, пока мне все это не надоест самому, и я не вылезу сам.

        - Сколько ты можешь продержаться, черт возьми?! Часов или дней?

        - Да не меньше недели, если я захочу. Еды здесь нет, но за это время от голода я не помру. Зато воды здесь хоть залейся.

        - Боеприпасы?

        - Все, что было у охранников, не считая моих собственных. Они знают, что с этим у меня трудностей нет.

        - Они могут применить газ?

        - Только если начнут стрелять газовыми баллонами в окна. А им это не нужно. Да и зачем? Я отсюда все равно никуда не денусь, а они обожают осады.

        - Ладно, Гардин, держись. Я тебя вытащу. Может быть, понадобится несколько дней, но я тебя вытащу.

        - Не сможешь. Даже не пытайся. Это…

        - Я не буду рассказывать тебе как, потому что нас могли уже засечь. Или когда, даже если бы я знал. Но самое главное, держись, и я тебя вытащу!
        Крэг захлопнул крышку и быстро встал.

        - Пошли, нам нужно убираться отсюда, если полиции удалось засечь, откуда мы разговаривали.
        Около бара стояло пустое такси и, втолкнув в него Би, Крэг быстро в него залез сам и назвал адрес другого бара. Би схватила его за рукав:

        - Крэг, это самоубийство! Ты не мо…
        Он сбросил её руку.

        - Мы можем, если он продержится два дня. Может, даже раньше, если нам удастся найти подкрепление. У Гардина ещё есть друзья, на кого ты можешь положиться в этом деле?

        - Только один, Хаузер. Но… его самого ищет полиция. Он в бегах, поэтому ты с ним и не встретился. И он очень крутой, такой, что…

        - Ладно. Похоже, нам именно такой и нужен. Ты можешь с ним связаться?

        - Конечно, но…

        - Не спорь. Сейчас мы пойдем в тот бар, который я назвал таксисту, чтобы он не заподозрил неладное. Мы быстро чего-нибудть выпьем и разойдемся. Слушай меня внимательно. Ни в коем случае не возвращайся домой - Гардин, наверное, прав, и полиция уже там. Найди Хаузера и, если он согласится, приходи с ним в «Люксор». Слушай, а сама-то ты хочешь участвовать? Я могу вытащить Гардина и один, только это займет больше времени.
        Они уже входили в бар, и Крэг, сразу заказав две порции виски, повернулся к Би и спросил:

        - Так что ты решила?

        - Мое решение принято уже давно. Ты сразу едешь в «Люксор»?

        - Сначала мне нужно кое-что купить. Сколько тебе потребуется времени, чтобы найти Хаузера или выяснить, что связь с ним потеряна?

        - Не меньше двух часов, если не звонить ему по телефону. Но он просил не звонить.

        - Тогда не звони. В таком случае я должен быть в «Люксоре» раньше вас. Удачи, Би.
        Они допили виски, и Крэг вышел из бара первым. Он направился прямо в агентство по продаже аэролетов и приобрел шестиместный «Даргун», заплатив наличными и переплатив сверху, чтобы забрать демонстрационный образец, уже стоявший заправленным на крыше. На нем он и прилетел в «Люксор» через несколько минут. К нему тут же подскочил служащий, чтобы отогнать аэролет на стоянку, и Крэг спросил у него:

        - Здесь есть поблизости магазин, торгующий инструментами и всякими скобяными товарами?

        - Да, сэр, в трех кварталах на север есть…

        - Ты можешь сбегать туда прямо сейчас, купить мне три лопаты и уложить их в аэролет?

        - Боюсь, сэр, прямо сейчас я не смогу отлучиться так надолго. Наверняка, один из коридорных…
        Крэг протянул ему сто долларов.

        - Я не хочу терять время. Пошли коридорного сам. Мне нужны большие лопаты для песка, а сдачу можете поделить между собой. И ещё - не загоняй мой аэролет далеко на стоянку. Припаркуй его так, чтобы я мог сразу взлететь.

        - Да, сэр.  - Поскольку лопаты не могли стоить больше десяти долларов за штуку, чаевые были достаточно щедрыми, чтобы обеспечить мгновенное обслуживание.
        Крэг спустился на лифте в свой номер и позвонил портье.

        - Ко мне должны придти два человека. Как только они появятся, немедленно пошлите их сюда.

        - Да, сэр. Их имена?

        - Неважно, как они представятся. Кто бы меня ни спросил, пропустите.
        Он побросал кое-какие вещи в небольшой дорожный чемодан. На остальное - наплевать: все равно там, куда он собирался, оставшиеся вещи будут не нужны.
        Он взял отвертку и отвинтил винты выключателя в гостиной - первого из четырех тайников, в каждом из которых он спрятал по сто тысяч.
        Тайник был пуст. Крэг выругался и принялся за второй тайник - кто бы ни обыскивал его комнату не мог обнаружить все тайники. В это время раздался звонок в дверь, и он пошел открыть её.
        В коридоре стояла Би и ещё два человека. Невысокий лысый человек с бегающими глазами, но из тех, с кем лучше не связываться. И похожая на цыганку женщина, тоже невысокая. Благодаря точеным чертам лица, она была бы очень красивой, если бы не маленькие как у грызуна глаза-бусинки.
        Крэг впустил их и запер дверь.

        - Познакомься, Крэг, это - Хаузер и Герт. Он согласен помочь вытащить Гардина, но его женщина должна быть с нами, особенно, если мы потом куда-то уедем.
        Крэг кивнул.

        - Хорошо. Ступайте в ту комнату - там бар, и налейте себе что-нибудь выпить. Мы почти готовы. Мне осталось только закончить одно дело.
        Во втором тайнике денег тоже не было. Так же, как и в третьем, и в четвертом.
        Он вернулся в бар.

        - Есть работа,  - сказал он.  - Выпивка пока подождет. У меня здесь были спрятаны деньги, большие деньги. В четырех разных тайниках. Сейчас денег там нет, во всех четырех. Это означает, что когда я их прятал, за мной следили. Никакой обыск, даже если бы здесь неделю копался целый полицейский участок, не мог бы обнаружить все четыре тайника. Значит, где-то в номере есть панели, через которые можно извне наблюдать за происходящим в номере. Помогите мне найти их.
        Хаузер сказал:

        - Скорее всего - зеркала. Они здесь повсюду и встроены в стены, а не висят. Мне как-то приходилось работать в одном шикарном отеле, и зеркала, сквозь которые можно смотреть - там обычная штука.
        Крэг кивнул. Около того места, где он стоял, в стену было встроено небольшое зеркало. Крэг взял бутылку и с размаха бросил её в зеркало. Оно разлетелось на мелкие куски, образовав проем в стене, сквозь который был виден проход. Но проем был слишком маленьким, чтобы в него пролезть, и Крэг, прихватив другую бутылку, отправился в гостиную, где нашел зеркало нужных размеров и разбил его.
        Хаузер был рядом.

        - Хочешь вернуть деньги? Помощь нужна? У меня есть ствол.
        Крэг переступил через проем и уже был в проходе.

        - Это - личное дело, и я справлюсь сам. Развлекай пока женщин, только не особенно налегайте на спиртное. Нам предстоит тяжелая работа.
        Он находился в целой галерее узких коридоров, из которых, как выяснилось, можно было следить за каждой комнатой всех номеров без исключения. Особенно много наблюдательных пунктов было оборудовано в спальнях. И этими коридорами пользовались - в них не было ни пылинки! Вполне возможно, что помимо использования подглядывания с целью кражи, администрация предоставляла возможность наиболее важным клиентам, предпочитавшим «смотреть, а не делать», подглядывать за оргиями других постояльцев. Что ж, в этом Крэг их, должно быть, разочаровал, прогнав проституток и коридорного.
        Зато в соседнем номере действие было в самом разгаре. Те же самые блондинка, брюнетка и шатенка, с которыми он встретился в первый день, на этот раз были оставлены постояльцем, и сейчас все они были очень заняты. Крэгу пришлось пройти много коридоров с зеркалами, прежде чем ему удалось, наконец, добраться до ступенек, ведущих вниз. Продвигаясь по коридорам, он не мог не видеть того, что творилось в спальнях остальных номеров, и решил, что постояльцы «Люксора» были ещё хуже администрации. Конечно, среди клиентуры «Люксора» наверняка были и те, кто занимался сексом без всяких извращений, но во время этого путешествия Крэгу их встретить не довелось.
        Между тем, его интересовало не восстановление нравственности, а возвращение своих денег. И у него было сильное предчувствие, переходящее в уверенность, что в краже замешана сама администрация. Он вспомнил, как заблестели глаза Карлтона, когда он достал пачку крупных купюр, чтобы внести аванс за номер. Наверное, именно тогда управляющий и поставил своего соглядатая - скорее всего коридорного - следить, не будет ли Крэг куда-нибудь прятать деньги. Значит, коридорный был соучастником, но вряд ли ему могло перепасть больше тысячи из тех четырехсот тысяч, которые прикарманил Карлтон.
        Крэг не стал смотреть, что делается в номерах на других этажах - он и так уже насмотрелся достаточно. Он считал лестничные пролеты, пока не оказался на первом этаже. Здесь он внимательно осмотрел стены и нашел дверь, которая была заперта снаружи. Здесь должны были располагаться личные апартаменты управляющего или его кабинет. Здесь не было никаких глазков или зеркал, поэтому Крэг не знал, что было с другой стороны. Он взломал замок так тихо и осторожно, как ему ещё ни разу не приходилось в своей жизни.
        Крэг чуть-чуть приоткрыл дверь - за ней располагался кабинет управляющего - и буквально в ярде от себя увидел спину Карлтона, сидящего в кресле и просматривающего какие-то бумаги.
        Крэг бесшумно вошел и закрыл за собой дверь. Правой рукой он обхватил сзади тощую шею Карлтона и сильным рывком притянул к себе так, чтобы судорожно замахавший руками управляющий не мог дотянуться ни до каких кнопок на столе или под столом, или издать какой-нибудь звук.

        - Если ты ещё не догадался, кто я,  - сказал Крэг,  - то быстро сообразишь, если я скажу, что пришел забрать свои четыреста тысяч. Где деньги?
        Он чуть ослабил хватку, чтобы Карлтон мог шепотом ответить, но, не услышав ответа, вновь сжал пальцы.
        Дрожащая рука поднялась и указала на сейф с цифровым замком, который был встроен в стену напротив. Крэг чуть разжал пальцы и услышал хриплый шепот:

        - Налево четыре, потом шесть, один, восемь.
        Крэг вытащил его из кресла и поставил на ноги.

        - Пошли. ты будешь рядом, когда я буду открывать. Если сработает сигнализация, или кто-нибудь прибежит на выручку, ты умрешь в ту же секунду.
        Он протащил Карлтона через кабинет и остановился у противоположнойстены, держа его между собой и сейфом.
        Карлтон отчаянно захрипел, пытаясь что-то сказать, и Крэг чуть разжал пальцы.

        - Ловушка?

        - Да. Если мы будем стоять здесь, то оба умрем. Я открою сам. Позвольте мне это сделать самому.
        Крэг позволил. Кроме бухгалтерских книг и пленок в сейфе было две металлических шкатулки для денег.

        - Которая из них?  - спросил Крэг.
        Задыхавшийся управляющий слабым движением показал на одну из них.

        - Вот эта. Это мои деньги. В другой - деньги отеля.

        - Возьми обе шкатулки. Отнеси их на стол и открой,  - сказал Крэг, не отпуская шею Карлтона.
        Крэг подождал, пока обе шкатулки не были открыты, и слегка ударил Карлтона металлическим протезом чуть пониже уха. Крэг с удовольствием ударил бы и посильнее, но он не убивал без необходимости. Он посадил Карлтона в кресло, надежно связал его и засунул кляп.
        Он забрал все крупные купюры из обеих шкатулок, не пересчитывая - их было явно больше, чем на четыреста тысяч. Он опять вернулся в коридор, запер за собой дверь и, отсчитав нужное количество пролетов, оказался на своем этаже.
        Та троица, которую он оставил в своем номере, тоже была в коридоре и с интересом наблюдала за выступлением блондинки, брюнетки и шатенки в соседнем люксе.

        - Пошли,  - бросил им Крэг.  - Отсюда нужно убираться, как можно быстрее.
        Они, не споря, последовали за ним и поднялись на лифте на крышу.

        - Лопаты?  - спросил Крэг служащего.

        - В аэролете, сэр, и…

        - Спасибо, я его вижу сам.  - Он быстро направился к аэролету и, как только все заняли свои места, аэролет взмыл в воздух.

        - Что ты имел в виду, спрашивая про лопаты?  - поинтересовалась Би. Он посмотрел на неё и увидел у неё в руках початую бутылку. Он взял её и выбросил в иллюминатор.

        - Никакого спиртного, пока все не будет позади. Нам предстоит работа, если, конечно, вы хотите, чтобы я вытащил Гардина.

        - Но… лопаты! Ты же не собираешься его откапывать с крыши двадцатиэтажного дома?
        Крэг не ответил. Он выжимал из аэролета все, на что тот был способен, и летел на юг. Он не разговаривал и не отвечал на вопросы, пока они не удалились от города на час лета. Тогда, обращаясь к Би, он сказал:

        - Свяжись с Гардином. Скажи ему, что надо продержаться всего несколько часов, и мы его вытащим.

        - Но мы удаляемся от Марс-Сити! Как же..?

        - Не волнуйся. Делай, как велено.
        Би достала переговорное устройство, что-то сказала в него и выслушала ответ.

        - С ним все в порядке. Он может держаться, сколько потребуется. Но он не верит, что ты сможешь его вытащить. Он сказал, что там сейчас не меньше двухсот полицейских и шесть вертолетов. Они собьют любого, кто…

        - Скажи ему, чтобы не ломал себе голову и просто держался.
        Она послушно начала говорить в микрофон и через некоторое время захлопнула крышку. Повернувшись, чтобы видеть Крэга, она сказала:

        - Я ему все передала. Но почему ты не можешь сказать нам и ему, что ты затеял? Мы здесь все заодно.

        - Хорошо,  - ответил он.  - У меня есть спрятанный космический корабль. Мы его откопаем и спасем Гардина. Я могу подлететь так, что Гардин прямо из окна шагнет в корабль.

        - Боже мой, космический корабль в Марс-Сити! Но ведь это…  - она осеклась и неожиданно рассмеялась.  - Я чуть не сказала, что это запрещено законом.  - Помолчав, она добавила: - Это может сработать, Крэг. Но почему я не могу сказать Гардину? Он приободрится, если будет знать, что ты собираешься предпринять, и есть хорошие шансы на успех.

        - Шансы на успех не просто хорошие. Сейчас полицейские могут следить за частотой, на которой вы разговариваете. Тогда они подготовятся к встрече с нами, и план может не сработать. Вертолеты ничего не могут сделать с космическим кораблем, точно так же, как и все средства, задействованные в осаде в самом здании и вокруг
        - они бессильны против космического корабля. Но если они будут знать заранее, то могут вызвать другой космический корабль или притащить пару атомных пушек и сбить нас.

        - Но они все равно потом вызовут корабли из космодрома, Крэг.

        - К тому времени, когда они стартуют, мы уже будем за пределами Марса. А теперь помолчи. Я веду аэролет вручную, а ночью это непросто, и лучше мне не отвлекаться.
        Через два часа они приземлились. В слабом свете Фобоса и Деймоса Крэг указал на песчаную дюну.

        - Это - корабль,  - сказал он.  - Хаузер, принеси лопаты и…

        - Лопаты?  - в голосе Хаузера был ужас.  - Да нам потребуются месяцы, чтобы откопать его вручную. Почему мы не можем воспользоваться специальным пескоуборщиком?

        - Потому что достать его и пригнать сюда займет не час и не два. И потом нам не нужно откапывать весь корабль, черт возьми! Нам нужно прорыть траншею к входному люку, а он находится ровно посередине. Когда я буду внутри, я смогу раскачать корабль на антигравитационных двигателях и сбросить основную массу песка. А потом мы сможем взлететь, и песок осыпется сам собой.
        Они начали копать. Крэг работал размеренно и без перерывов. Хаузер сначала работал в таком же темпе, но скоро не выдержал и время от времени отдыхал, опираясь на черенок. Обе женщины копали по очереди третьей лопатой - когда Крэг посылал за лопатами, он не знал, что их окажется четверо.
        Хаузер почти совсем выбился из сил.

        - Боже мой, КрэГ,  - сказал он.  - Это все равно займет несколько часов. Ты ничего не захватил перекусить? Я уже здорово проголодался.

        - Тогда копай быстрее,  - ответил Крэг.  - В корабле есть еда. Ты умеешь управлять этой штукой?
        Хаузер вытер пот со лба тыльной стороной руки и покачал головой:

        - Я - нет, но Гардин - умеет. А куда мы направляемся? На Венеру?

        - Решим, когда Гардин будет с ними.
        Даже для троих работа оказалась труднее и объемнее, чем сначала предполагал Крэг. На рассвете они, наконец, докопались до входного люка и открыли его. Би несколько раз порывалась связаться с Гардином, но Крэг ей не позволил. Если полиции удастся проследить, откуда шел разговор с Гардином, они могли вообще никогда не взлететь.
        Запустив антигравитационные двигатели, Крэг удивился, как сильно корабль завяз в песке. Сначала казалось, что он вообще не шевелится, потом чуть заметно шевельнулся, дальше - больше и, наконец, они были в воздухе.
        На пути обратно в Марс-Сити Крэг управлял кораблем вручную и, поскольку на такой малой высоте он не мог лететь на полной скорости, полет занял около часа. Хаузер с женщинами наелись до отвала из запасов, которые были на корабле, но выпить им Крэг не дал - он забрал ключ от контейнера, где хранились бутылки, и сказал, что никто не выпьет ни капли, пока они не окажутся в безопасности с Гардином на борту. После еды Хаузер и женщины уснули.
        Когда до Марс-Сити оставалось несколько минут лета, Крэг разбудил их. Он велел Би связаться с Гардином и передать, чтобы тот ждал наготове в середине северной стороны здания.
        Все прошло как по маслу. Крэг так мастерски расположил корабль, что по сравнению с откапыванием, процедура самого спасения показалась детской забавой. С улицы, крыши и окон комплекса на корабль обрушился такой шквал огня, что он в считанные секунды расплавил бы аэролет в лепешку. Но толстый и прочный корпус корабля лишь слегка нагрелся. В то мгновение, когда за Гардином захлопнулся люк, корабль взмыл в воздух и стал набирать высоту.

        - Теперь мы в безопасности,  - сказал Крэг.  - За нами сейчас пошлют погоню, но им нас не догнать.

        - Ты уверен?

        - Да. Нам нечем защищаться, потому что на борту не установлено никакого оружия, но именно по этой причине мы - быстрее других.

        - Но куда мы летим?  - спросил Гардин.  - Они будут следить за нами по радарам, и нигде на Марсе мы не сможем приземлиться. Значит, Венера?

        - Крэгон,  - ответил Крэг.

        - Крэгон? Но на Крэгоне невозможно высадиться! Даже если бы летел весь флот!
        Крэг улыбнулся:

        - Именно поэтому мы туда и летим.
        Глава 12

        Обсуждение было жарким даже после рассказа Крэга. Все, и особенно женщины, предпочитали лететь на Венеру.
        Новая, неосвоенная планета, говорили они, никакой цивилизации. На Венере они все будут богаты. Гардин прихватил с собой целую сумку алмазов у него было много времени, чтобы не спеша отобрать самые ценные камни. Их стоимость было трудно определить, но она составляла никак не меньше миллиона, даже если их продавать из под полы, и Гардин был готов разделить все поровну со всеми, кто участвовал в его спасении.
        Конечно, приземление на Венере было не лишено риска - им придется сесть в каком-нибудь уединенном месте и спрятать корабль, как это сделал Крэг на Марсе. Но если им удастся добраться до города и продать несколько камней, то они были в безопасности. Даже если их опознают, они были достаточно богаты, чтобы откупиться от высылки с Венеры, и им ещё останется вполне достаточно на безбедную жизнь.

        - Что толку от бриллиантов на Крэгоне?  - спрашивала Би.

        - Вы можете носить их,  - ответил Крэг.  - Вы будете самыми шикарными женщинами планеты.
        Крэгу все таки удалось переубедить их. Первым его поддержал Гардин, потом Хаузер, и женщины были вынуждены согласиться.
        Через два дня они подлетали к Крэгону.
        Крэг перешел на ручное управление: этого потребовали остальные, помня, что случилось с воздухом во время первой попытки приземления на новой планете. Крэг спускался очень медленно, готовый в любую минуту начать набор высоты, если кто-нибудь из них начнет задыхаться. Но ничего такого не случилось, и Крэг благополучно совершил мягкую посадку.
        Как только корабль сел, в голове Крэга прозвучало:

        - Добро пожаловать, Крэг.
        Он мысленно ответил и тут же посмотрел на остальных - слышали они что-нибудь или нет. Они ничего не слышали.
        Крэг не стал утруждать себя анализом воздуха планеты и сразу распахнул люк. Он знал, что этот воздух будет таким же, как на Земле, и не ошибся. Воздух отличался такой свежестью, чистотой и прохладой, что вдыхать его было невообразимо приятно. Остальные вышли за ним.

        - Вот мы и добрались,  - сказал Гардин.  - Что дальше?

        - Это надо отметить,  - предложила Би.  - Устроить хорошую пьянку.
        Крэг помедлил, но потом протянул ей ключ от контейнера.

        - Ладно,  - сказал он.  - Давайте отпразднуем.
        Би отправилась на корабль и вскоре вышла с открытой бутылкой woji. На её лице была гримаса недовольства.

        - Ничего не скажешь, запас спиртного - хоть куда!  - презрительно заявила она. Всего десять бутылок - по две каждого вида. А что мы будем делать, когда они кончатся?

        - Обходиться без них,  - ответил Крэг.  - Или найдем что-нибудь похожее на дикий виноград и научимся делать свое вино.

        - Черт тебя побери, Крэг,  - сказала Би.  - Если ты знал, что мы улетаем с Марса, то почему не пополнил запасы? Освободив Гардина, мы запросто могли совершить налет на какой нибудь магазин на отшибе и запастись спиртным. По крайней мере, на первое время.
        Крэг пожал плечами. На самом деле он думал об этом, но все-таки отказался от этой мысли. Корабль не мог взять на борт столько, чтобы они были обеспечены до конца жизни, а чем раньше они научатся обходиться без спиртного или научатся делать свое, тем лучше.
        Би пустила бутылку по кругу, но Крэг сделал только маленький глоток и передал её дальше. Его гораздо больше интересовало знакомство с местностью и прикидка своих возможностей. Он посадил корабль у чистого, тихо журчащего ручья. У него не было сомнений, что воду можно было смело пить. Ручей протекал по покрытой сочной травой долине, за которой начинался густой лес: некоторые деревья в нем выглядели знакомыми, а некоторые Крэг видел впервые в жизни. Он был уверен, что они найдут съедобные плоды, причем очень вкусные. Мясо? Как бы отвечая на его немой вопрос - хотя он знал, что пришелец, который все это создал, больше не подслушивает его мыслей раздался крик какого-то животного. В ручье с громким плеском прыгнула какая-то рыба. Да, здесь было все, что нужно для жизни. И опасности здесь тоже были. Наверняка в лесах водились хищники: вместе с жертвами должны были быть и охотники. Что ж, все к лучшему. Что легко дается - не ценится. Он убедился в этой истине в «Люксоре».
        Ему опять передали бутылку, и он увидел, что она была второй. Он опять сделал маленький глоток и, передав дальше, протянул руку Би.

        - Ключ,  - сказал он.  - На сегодня хватит. Нам ещё предстоит работа.

        - Работа? Так сразу? Да мы только что приземлились! Ты что, даже не дашь нем отпраздновать?
        Крэг помедлил и пожал плечами. Почему бы и нет? Они приземлились на дневную сторону, но уже наступали сумерки, и скоро станет темно. Почему не позволить им, да и себе отпраздновать как следует? Завтра утром можно будет приняться за работу. Кроме того, все четверо могли и умели пить помногу. Они запросто могли опорожнить все десять бутылок, и это снимет проблему, как растянуть оставшиеся на подольше. Почему не снять сразу и эту проблему?

        - Ладно,  - сказал он.  - Сегодня веселимся. Но сначала давайте наберем побольше веток для костра. На корабле все равно спать будет тесно.

        - А зачем костер?  - спросил Хаузер.  - Здесь не холодно.
        Не исключено, что ночью похолодает, а искать ветки уже будет поздно. Кроме того,  - Крэг махнул рукой в сторону леса,  - мы не знаем, какие гости могут пожаловать с наступлением темноты. Если кто-то и придет, то нам лучше видеть кто.
        Хаузер нахмурился.

        - А с чего ты взял, что здесь могут водиться опасные животные? По твоим словам, пришелец создал этот мир, чтобы угодить тебе. Зачем тогда населять его кем-то, кто может нанести вред?

        - Да потому, что он хорошо знает меня и сделал именно так, как мне хотелось бы. А мне не нужны ягнята без волков. А как бы тебе хотелось, Гардин?
        Гардин улыбнулся:

        - Кто знает, но во всяком случае меня бы мало устроила одна вода без выпивки. Ладно, мы ведь ещё ничего не видели. Может, здесь текут целые реки woji. Пошли собирать сучья.
        Сучьев было полно на другом берегу ручья. На всякий случай Крэг поставил Хаузера с лучевым пистолетом охранять их, пока они вчетвером собирали дрова. Через час, когда солнце начало садиться, они набрали солидную кучу веток, которой за глаза хватит поддерживать огонь всю ночь, если они решат её провести на открытом воздухе.
        Через час они отдали должное предусмотрительности Крэга - во всяком случае в отношении тепла. Если бы не костер, им пришлось бы забраться в тесный корабль. Они немного выпили и, притащив с корабля еду, принялись за дело всерьез.
        За исключением Крэга. Сначала он пил наравне с ними, но постепенно стал делать все большие перерывы. Он сказал себе, что один из них - и почему бы не он сам - должен оставаться достаточно трезвым, чтобы охранять других. Но дело было не только в этом. После каждого нового глотка, ему хотелось продолжать пить все меньше и меньше.
        Ему никогда особенно не нравился вкус спиртного. Он пил, чтобы опьянеть и забыться. А здесь…
        К полуночи - период обращения Крэгона и смены дня и ночи был почти таким же, как на Земле - выпивка кончилась, и все остальные здорово напились. К этому времени сильно посвежело, и Крэг помог им добраться до корабля, где уложил их на койки.
        Затем он вернулся к костру, подбросил ещё веток и сел, глядя на языки пламени. Один. Он не мог позволить себе уснуть и не спал. Конечно, он мог вернуться на корабль и закрыть входной люк, но ему не хотелось возвращаться туда даже на несколько часов. Ему было лучше здесь одному, даже если нельзя было спать. При необходимости он вообще мог обходиться без сна несколько суток подряд, и ему не раз приходилось это делать.
        Утром, после самого прекрасного в его жизни восхода солнца, он чувствовал легкую усталость. Но все равно был гораздо свежее всех остальных. Гардин признался, что у него с похмелья раскалывалась голова, но старался держать себя в руках. Остальные тоже жаловались на похмелье, и не скрывали того, как им было плохо.
        Завтрак был невеселым.

        - Ну что, босс?  - спросила Би.  - Какие будут указания на сегодня? Или будем все решать голосованием? У нас здесь демократия или диктатура?

        - Если хочешь, можно и проголосовать,  - ответил Крэг.  - Но независимо от этого, нам все равно придется кое-что сделать, хотим мы этого или нет. Нам нужно жилье. Корабль слишком тесен для пяти человек. Даже для четырех. Нужно начать со строительства домов - сначала небольших временных мазанок, а потом можно заняться и более основательной постройкой.

        - Что такое мазанка?  - поинтересовался Хаузер.

        - легкие строения, которые обмазываются глиной, высыхающей на солнце. Если мы направимся вдоль ручья двумя группами, мы наверняка найдем глину.

        - Глиняные мазанки? Мы будем жить в глиняных мазанках?  - в голосе Герт звучал неподдельный ужас.
        Крэг взглянул на нее.

        - Если есть другие соображения помимо того, чтобы жить впятером в корабле - давайте обсудим. И кроме того - вопрос еды. Запасов на корабле хватит на несколько дней - при экономии можно их растянуть на неделю. За это время нам надо научиться охотиться и ловить рыбу, и лучше с этим не тянуть. Гардин, ты ведь умеешь метко стрелять?
        Гардин кивнул.

        - Тогда я предлагаю вот что. Начни с этого леса и постарайся выяснить, что там водится. Возьми побольше оружия, но не углубляйся особенно далеко - неизвестно, с кем там можно столкнуться. Нужно постигать опасности постепенно, а не ценой смерти в первый же день. Если хочешь, я могу пойти с тобой, но…
        Гардин сказал:

        - Я обойдусь без помощи. А чем ты собираешься заняться сам?

        - Поисками глины. Я когда-то немного изучал геологию и, судя по всему, лучше других смогу определить, что именно нам нужно. Если глина есть рядом - хорошо. Но если глина окажется далеко, то придется перенести штаб-квартиру туда и, соответственно, перегнать корабль. Хаузер, ты когда-нибудь ловил рыбу?

        - Нет.

        - Ладно. Значит, старые навыки тебе мешать не будут, тем более, что здесь все может быть по другому. Найди проволоку и сделай крючки. Постарайся выяснить, что сгодится для приманки. Придумай сам, как сделать сеть. Или сделай гарпун и постарайся поймать рыбу там, где вода помельче. Или придумай что-нибудь другое, как поймать рыбу. Договорились?
        Хаузер кивнул без всякого энтузиазма.

        - А мы?  - спросила Би.  - Ты, наверное, и для нас расписал весь день?

        - А вам, наверное, лучше начать со сбора дров. Их понадобится много. А дальше будет видно. Если я найду глину, мы займемся ей. А если Гардину удастся вернуться с добычей, то вам придется освежевать её и приготовить. А может, помочь Хаузеру плести сеть,  - он улыбнулся.  - Не волнуйтесь, работы хватит на всех.

        - Я не волнуюсь,  - Би пристально посмотрела на Крэга.  - Во всяком случае по этому поводу.

        - Я здесь не начальник,  - ответил Крэг.  - И это были не приказы или мои причуды. Но мы должны все это сделать, если хотим выжить. Кто-нибудь хочет поменяться заданиями или у кого-нибудь есть другие предложения?

        - Да,  - сказала Герт.  - Ты нас заманил в какое-то идиотское место. Лучше бы мы отправились на Венеру.

        - Возможно,  - сказал Гардин,  - но сейчас слишком поздно. Чтобы вернуться на Марс, топлива не хватит. Мы сделали свой выбор, когда вылетели с Марса, и вы можете обвинять Крэга за то, что он вас уговорил, но сейчас это ничего не изменит. Пошли.
        Они разошлись в разные стороны. Крэгу повезло: он нашел залежи отличной глины всего в пятидесяти ярдах вверх по течению. Он замесил несколько кусков и разложил на солнце, чтобы посмотреть, как она будет сохнуть. Би и Герт собрали немного веток и хмуро наблюдали за Крэгом, не предлагая свою помощь. Хаузер напильником затачивал кусок проволоки, который он согнул наподобие крючка.
        Крэг рассказал им о глине и предложил помочь сделать несколько кирпичей.
        Би вызывающе взглянула на него:

        - Мы здесь все обсудили, Крэг. Нам не нужно другое жилище, во всяком случае - мазанки. Мы хотим спать на корабле. Ты - единственный, кто хочет иметь отдельное жилье, так почему мы должны тебе помогать?
        Крэг вздохнул, но решил не спорить. Если женщины начинали отбиваться от рук, то поставить их на место должны были их мужчины, и он не собирался вмешиваться в семейные конфликты. Рано или поздно они устанут от неудобных и узких коек корабля и изменят свое отношение. А когда кончатся запасы продовольствия на корабле, им придется стать гораздо покладистее.
        Он вернулся к глине и стал делать кирпичи. Хаузер не поймал ни одной рыбы. Гардин вернулся уже к вечеру, и его единственной добычей был какой-то зверек, похожий на кролика. Он выглядел обескураженным.

        - Я видел их несколько раз, но почти все время мазал. Они такие шустрые…
        Он сказал, что видел животное покрупнее, но слишком далеко, чтобы определить, кто это был, а подобраться поближе, чтобы выстрелить наверняка, ему не удалось.

        - Наверное, я - хороший охотник в городе, а не на природе, признался он.  - Я могу следить за человеком в городе сутками и ни разу не выпустить его из вида, но дикие животные, судя по всему, не по моей части. А как остальные?
        Он все понял, поймав взгляды Хаузера и двух женщин.
        Крэг медленно покачал головой.

        - Гардин, наверное, я сделал ошибку. Если тебе здесь не нравится, если такая жизнь тебе не по душе, я ошибся. Ты по-прежнему хочешь попасть на Венеру и попытать счастья там?

        - Хочу ли я? Крэг, может, я бы здесь и прижился, если бы Би это устраивало. Но стоит на неё взглянуть - и ответ ясен. Да, мы хотим вернуться на Венеру. Я готов отдать алмазов на миллион долларов, лишь бы достать горючего, чтобы туда добраться.

        - Оставь алмазы при себе,  - ответил Крэг.  - Баки не совсем пустые до Венеры вам дотянуть хватит, хотя по приборам этого не видно. На пути сюда я маленько поколдовал над ними, пока вы спали. Я хотел дать Крэгону шанс. И я хотел, чтобы вы считали, что прибыли сюда навсегда. Забирай корабль и улетайте.
        Обе женщины вскочили на ноги. Хаузер улыбался.
        Крэг кивнул:

        - Забирайте. Только выгрузите все съестное, которое вам не понадобится в пути. А также все инструменты и оружие кроме лучевых пистолетов для тебя и Хаузера. И это тоже возьмите,  - он протянул пачку денег, которые забрал из двух шкатулок в
«Люксоре».

        - Что это?  - спросил Гардин.

        - Я не пересчитывал,  - ответил Крэг,  - но здесь больше полумиллиона долларов или… никчемных бумажек. Никчемных здесь. А теперь давайте разгрузим корабль.
        Гардин выглядел озадаченным и даже нерешительным, зато остальные работали так быстро, как, наверное, не трудились ни разу в жизни - они боялись, что Крэг может передумать.
        Через час, стоя у покрытой брезентом кучи снаряжения и продовольствия, вытащенных из корабля, Крэг следил за взлетом.
        Он ничего не чувствовал внутри - ни радости, ни огорчения. Так случилось. Это был его мир, и он будет здесь жить, пока не умрет или не погибнет. Конечно, ему будет одиноко, но он к этому привык. И здесь было несравнено лучше, чем на прогнивших от коррупции Земле, Марсе или Венере. Это был нелегкий, но честный мир. И этот мир был его миром и принадлежал ему одному. Пришелец долго копался у него в мозгах, пока он был без сознания, и хорошо понял, каким должен быть мир, чтобы устроить Крэга.
        Наступали сумерки, и он наблюдал последние лучи солнца - продолжать работу с глиной было слишком поздно. Хотя костер разжигать ещё было рано, он решил сложить поленицу заранее, чтобы все было готово, и направился к куче веток, которые собрали женщины.
        Но едва он сделал первый шаг, как у него в голове раздался голос пришельца:

        - Ты поступил правильно, Крэг. Как и ты, они боролись с обществом. Но эта борьба разложила, а не закалила их. Я знал, что они не останутся, изучив их мысли.

        - Я должен был сам это знать,  - ответил Крэг.  - За исключением Гардина. Мне казалось, что он сможет.

        - Он был к этому ближе других. И мог бы остаться, если бы был один и не связан с женщиной, не подходившей ему.
        Крэг рассмеялся:

        - А разве есть подходящие женщины вообще?

        - Твое подсознание знает, что есть, Крэг. Единственная и неповторимая для тебя.
        Крэг разозлился:

        - И ты посмел…

        - Не забывай, Крэг, что это случилось, когда я вернул тебя к жизни ещё до того, как знал, что тебе не понравится мое вторжение в твой личный мир. Я сказал тебе, что больше этого не повторится, и я остаюсь верен своему слову. Я могу звучать у тебя в голове, но мой мозг воспринимает только сказанное тобой вслух или мысли, обращенные прямо ко мне. Поэтому я знаю, что хранилось в твоем подсознании тогда, и не думаю, чтобы что-то изменилось с тех пор.
        Крэг не ответил, и голос продолжал:

        - Ты помнишь, что случилось с Джудит, Крэг? Да, дезинтегратор. Но прежде, чем это случилось, я изучил её мозг, её тело - она была первой из трех людей на астероиде, которых я изучил. Но я успел это сделать и не забыл расположения ни единого атома, ни единой молекулы. И все эти атомы даже после дезинтеграции никуда не делись. Собрать их и соединить снова было нетрудно.

        - Зачем?  - голос Крэга срывался.  - Она же мертва!

        - Так ведь и ты был мертвым, Крэг. Что такое смерть? Ты должен знать. Но я сохранил Джудит, сохранил для тебя. Пока ты не будешь готов, пока не явишься ко мне, а я в этом не сомневался. Оживить тебя было легко, но восстановить каждую молекулу…

        - Ты это можешь? Ты уверен?!

        - Я уже это сделал, Крэг. Она уже идет. Обернись, и ты увидишь сам.
        Крэг обернулся и замер, ни в силах ни пошевелиться, ни говорить.

        - Тебе не придется ничего объяснять ей, Крэг. Я сообщил ей все, что случилось. Я должен сказать, что она не только хочет, но и может… Нет, лучше я сейчас уйду из твоего сознания, и её тоже. Скажи ей сам…
        Но Джудит была уже в объятиях Крэга, и ему было наплевать, читает его мысли кто-нибудь или нет.


        КОНЕЦ


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к