Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Зарубежные Авторы / Андерсон Кевин: " Небесный Капитан И Мир Будущего " - читать онлайн

Сохранить .
Небесный Капитан и Мир будущего К. Дж. Андерсон

        Таинственные исчезновения ведущих ученых вызывают профессиональный интерес у репортера Полли Перкинс, которая, объединившись с асом и искателем приключений Небесным Капитаном, решает устроить расследование.
        Рискуя жизнью, они бесстрашно пытаются остановить злого гения, доктора Тотенкопфа, желающего с помощью ужасающих монстров уничтожить планету…

        НЕБЕСНЫЙ КАПИТАН и МИР БУДУЩЕГО
        К. Дж. Андерсон по сценарию Керри Конрана

        Эпизод первый
        МЕХАНИЧЕСКИЕ МОНСТРЫ

        1

        ИСПУГАННЫЙ ПАССАЖИР

        КРЫЛАТЫЙ ЧЕРЕП

        ЗЛОВЕЩИЙ НАБЛЮДАТЕЛЬ

        На гигантскую гондолу, плывшую сквозь холодный туман в сгущающихся сумерках, набросилась снежная буря.
        Доктор Варгас стоял у широкого панорамного окна аэростата, наблюдая надвигающиеся на них смутные очертания Нью-Йорка. Ему вдруг показалось, что он очутился внутри стеклянного шара с крутящимися снежными хлопьями — известной игрушки-сувенира, которая могла принадлежать в данном случае какому-нибудь чудовищу-великану.
        И это чувство, будто он находится в чьих-то страшных руках, вовсе не было одной лишь игрой воображения. Уж кому, как не Варгасу, разбираться в чудовищах…
        Ледяной ветер наседал снаружи, и под его напором, казалось, трещал экран обзора. Доктор невольно попятился от окна, оставив на стекле след от своего порывистого, взволнованного дыхания. Отсюда, с такой высоты, небоскребы Манхэттена, среди которых клубилась вьюга, казались музейной диорамой, выставленной на всеобщее обозрение.
        Просторный салон первого класса был наполнен пассажирами: здесь потягивали вино и шампанское, закусывая напитки безумно дорогими сырами, и непринужденно болтали на великосветские темы. Громогласно хохотал толстяк с выпирающим брюхом. Его окружала компания мужчин, с важным видом сосавших сигары, от чего все помещение наполнялось столь же непроницаемым сизым туманом, как и тот, что клубился снаружи. Трио музыкантов — кларнетист, виолончелист и саксофонист — исполняло камерно-джазовую музыку, звучавшую мягко и ненавязчиво.
        Публика состояла в основном из бизнесменов с напомаженными волосами и в безукоризненно элегантных смокингах и их спутниц, блиставших драгоценностями, задрапированных в вечерние платья ярких расцветок. Наряды, подчеркивавшие все формы и округлости, ниспадая, обтекали тела, словно водопады, до самых каблуков, высоких и изящных, оставляя в то же время нетронутыми руки и плечи алебастровой белизны.
        Каждый здесь выпячивал как только мог свое богатство и общественное положение. Еще бы! Ведь они принимали участие в таком событии: первый перелет «Гинденбурга-III» из Берлина в Нью-Йорк — этим еще долго можно будет хвастаться на великосветских раутах и балах.
        Доктор Варгас, напротив, старался «не засветиться». Ему ни к чему было афишировать свое присутствие. Он хотел лишь одного — сбежать из Германии как можно скорее, пока еще не поздно. Пока еще не стало СЛИШКОМ ПОЗДНО.
        На протяжении всего путешествия — обманчиво спокойного полета над Европой, а затем над зимним Атлантическим океаном — повара поражали воображение пассажиров-богатеев экзотическими блюдами, паштетами и икрой, немыслимыми десертами и прочими кондитерскими изысками. Однако Варгасу есть не хотелось. Большую часть времени доктор проводил в своей каюте. Успокаивающий, словно колыбельная песня, шум пропеллеров дирижабля напоминал ему о механизмах куда более зловещих, чем двигатель внутреннего сгорания…
        Мимо, устремляясь на капитанский мостик, прошел один из членов экипажа, в белой униформе с золотыми эполетами, в фуражке с идеально-правильными очертаниями, с улыбкой манекена на чисто выбритом лице. По пути он приветливо кивал знакомым пассажирам.
        — Простите, капитан, — остановила его тощая, как поручень, женщина, вставшая у летчика на пути. Ее седеющие волосы были подстрижены по моде более чем десятилетней давности. Она словно не могла расстаться с подростковым возрастом.
        Слабая улыбка мелькнула на лице члена экипажа.
        — Я всего лишь второй пилот, мадам.
        — Эта буря не задержит нас? Скажите, у нас в самом деле нет причин для беспокойства? Эти здания, они такие высокие. Мы не зацепимся за эти небоскребы?
        Ни шквал ветра, ни снежный вихрь, казалось, не действовали на громадный корпус дирижабля. И все же Варгас чувствовал малейшие колебания гондолы, отзывавшиеся всякий раз у него в желудке. После ужасной гибели первого «Гинденбурга» над Лэйкхерстом, в штате Нью-Джерси, в позапрошлом году оснований для беспокойства у каждого из находившихся на борту было достаточно.
        Варгас видел эти снимки: горящее воздушное судно, падавшее на землю точно огненное облако. Говорили, что пожар якобы был вызван утечкой газа из баллона гондолы и последующим ударом молнии, воспламенившим ее. Ходили также слухи, что взрыв был организован диверсантами Сопротивления. Обугленный скелет цеппелина лежал на обожженной земле, точно кости доисторического чудовища, вызывая в памяти слова «О, род людской!».
        Но даже эта катастрофа была ничто в сравнении с тем, что ждало человечество в ближайшем будущем. Если только Варгасу не удастся предотвратить это…
        Второй пилот ответил наседавшей на него даме улыбкой, поспешив заверить ее:
        — Не беспокойтесь мадам. «Гинденбург-III» сконструирован с учетом ошибок, допущенных при сооружении его предшественников. Эта метель лишь слегка запорошит нашу обшивку — как глазурь пончик.
        Супруг дамы, стоявший у покрытого инеем стекла, не преминул заметить:
        — Похоже, этой глазурью покрылся уже весь город внизу.
        Пилот, видимо, проходил специальный курс по общению с пассажирами.
        — Думаю, вы согласитесь, что путешествовать через Атлантику на нашем дирижабле намного комфортнее и быстрее, чем на любом океанском лайнере. Запомните мои слова: «Титаники» отошли в прошлое, будущее — за «Гинденбургами»!
        Сделав это заявление и с учтивой непринужденностью коснувшись козырька фуражки, пилот поспешил на капитанский мостик, который отделяли от наблюдательной площадки двойные двери из полированного дерева.
        — Не пройдет и часа, — бросил он напоследок, — как мы пришвартуемся на Эмпайр стейт билдинг.
        Камерное трио продолжало играть. Официанты разносили подносы с напитками. Варгас смотрел в окно, мертвой хваткой вцепившись в свой черный портфель. Он всюду носил его с собой и не расставался ни на минуту, даже в каюте, когда дверь была на замке.
        Доктор Варгас был худощавым нервным человеком с убеленными сединой волосами, орлиным носом и козлиной бородкой с проседью. Одет он был в довольно потрепанный, непритязательный костюм из коричневого твида. Покидая Берлин впопыхах, доктор не успел прихватить с собой даже смену белья.
        Но скоро все будет позади. Вот уже замаячили перед ними огни посадочной полосы. «Гинденбург-III» сейчас приземлится на крышу высочайшего в мире небоскреба.
        Варгас быстро смешается с толпой прибывших, встреченной такой же возбужденной стаей фотографов и репортеров. Он должен мгновенно исчезнуть в городе, где никто не знает, кто он такой, в городе, где можно уйти от погони и спрятаться от соглядатаев.
        Скоро он окажется в безопасности. Если повезет.

        Но «Гинденбург» словно застыл на финишной прямой. Посадка мучительно затягивалась. Пассажиры, многие из которых были уже изрядно навеселе, облепили панорамные окна, вглядываясь в очертания мегаполиса.
        Почувствовав, как наседает сзади толпа, доктор ощутил приступ клаустрофобии и поспешил вырваться, прижимая портфель к груди. Вокруг иллюминатора на корме народ не толпился, поскольку обзор закрывали ванты и киль дирижабля. Прокладка из вулканизированной резины была пригнана неплотно, и от стекла тянуло холодком. Варгас поплотнее запахнул твидовое пальто, радуясь передышке и возможности побыть в одиночестве, хотя одиночество здесь, на корабле, было не менее мучительным, чем ожидание. Доктору не терпелось поскорее вырваться отсюда на заснеженные улицы Нью-Йорка.
        Вытирая лоб носовым платком, Варгас осторожно осмотрелся по сторонам и, убедившись, что на него никто не смотрит, извлек из кармана две небольшие пробирки.
        В голове моментально пронеслись воспоминания о том, какой ценой они ему достались и как это привело его на борт корабля, поскольку доктору пришлось бежать. Завернув пробирки в платок, он засунул их поглубже в портфель.
        Захрипели громкоговорители, и Варгас вздрогнул. Ему живо припомнились команды из таких же вот громкоговорителей, собаки на поводках автоматчиков и нескончаемые ряды колючей проволоки. Однако раскатистый бас капитана всего лишь известил по-немецки о прибытии «Гинденбурга» в конечный пункт назначения.
        — Попрошу всех пассажиров занять свои места и приготовиться к посадке. Погода штормовая, так что возможна небольшая качка.
        Заглушая мерное утробное рычание моторов подкачки воздуха, взвыли авиационные двигатели. Шесть самолетов тигрово-полосатых и леопардово-пятнистых расцветок, с устрашающе оскаленными клыками на носах, пронеслись мимо лениво ползущего «Гинденбурга».
        Варгас невольно вскрикнул, однако остальные пассажиры приветствовали появление самолетов неистовым свистом и шутками. Шесть воздушных машин промчались мимо, приветственно качнув крыльями.
        Снова зазвучал голос капитана:
        — Леди и джентльмены, нас приветствует церемониальный эскорт славного Крылатого Легиона! Полагаю, теперь у вас исчезли последние сомнения в том, что наша посадка пройдет благополучно.
        Кто же не знал этих героев, этих смельчаков и отчаянных сорвиголов, сколько раз спасавших мир, когда он оказывался на краю катастрофы! Они уберегли человечество от ядовитого метеоритного дождя, от ученых-маньяков, от изобретателей сверхмощного оружия и от простых налетчиков, делавших при помощи различных механизмов подкопы под банки. Варгас облегченно вздохнул. Похоже, теперь они в надежных руках.
        Отделившись от толпы пассажиров, к нему подбежали двое резвящихся детишек. У них не было ни малейшего шанса увидеть что-нибудь из-за спин взрослых. Поэтому мальчишки стали прыгать вокруг старика, заглядывая в окно.
        — Дай я посмотрю! Ну дай!
        — А Небесный Капитан тоже летит?
        Доктор Варгас попятился в сторону, и в этот момент один не в меру прыткий юнец выбил портфель у него из рук. Доктор не успел застегнуть замок, и бумаги высыпались по полу.
        — Осторожнее! — воскликнул Варгас.
        Но дети были слишком увлечены появлением легендарной эскадрильи, чтобы обращать внимание на старика.
        Варгас рухнул на колени, пытаясь собрать бумаги как можно скорее. Если бы кто-нибудь увидел его со стороны, то вряд ли заподозрил, что судьба целого мира находится сейчас в этом портфеле, среди этих чертежей и графиков.
        На каждом листе имелась печать: оскаленный крылатый череп и крылья с железными перьями. Доктор, собирая разрозненные листки, старался прикрыть в первую очередь эмблему. Хоть бы никто не заметил!
        Ему бросилось в глаза фото препарированного гризли. Несчастная жертва вивисекции, распростертая на операционном столе. Варгаса едва не стошнило. Но даже если бы это и случилось, все списали бы на качку. Он поднял глаза, испуганно озираясь, и похолодел: взгляд одного из мальчишек был прикован к этой фотографии. Но прежде чем тот успел обратиться к своему соседу, Варгас сунул снимок в портфель и на негнущихся ногах рванул к выходу. Похоже, выбраться из цеппелина ему будет непросто.

        Пока остальные собирали багаж и обсуждали приземление со стюардами, делая последние заказы, Варгас шел по коридорам «Гинденбурга» к выходу, то и дело озираясь по сторонам, словно за ним гнались. Прижав к портфелю листок бумаги и стараясь, чтобы никто не мог заглянуть ему через плечо, он поспешно вывел на нем карандашом несколько слов. Навстречу доктору двигались носильщики с багажом, он выискивал среди них знакомое лицо. И вот наконец увидел того, кого искал, — коренастого улыбчивого блондина.
        Заметив на себе нетерпеливый взгляд пассажира, молодой человек остановился:
        — Да, доктор Варгас?
        Приглушенным голосом Варгас, вручая портфель, забормотал носильщику:
        — Пожалуйста, срочно передайте это, как только мы совершим посадку. Я… сам не смогу этого сделать.
        Их толкали пассажиры. Варгас сглотнул ком в горле. Он сжал руки носильщика, умоляюще глядя тому в глаза:
        — Отнесите по этому адресу, доктору Уолтеру Дженнингсу. Вы должны передать ему этот портфель лично — слышите? — только лично в руки. И пожалуйста, не перепутайте.
        — Хорошо, доктор. Как прикажете. — И носильщик выпятил челюсть, продемонстрировав решимость немедленно выполнить поручение.
        Он давно чувствовал, что с этим пассажиром что-то неладно. Все долгое путешествие над Атлантикой старик страшно нервничал, и парень проявил участие, пытаясь хоть как-то его успокоить. Так состоялось их короткое знакомство на борту дирижабля. Доктор Варгас не доверял никому, и у него не было ни одного близкого, надежного человека на борту дирижабля. Повинуясь то ли инстинктивному порыву, то ли отчаянию, он решил довериться этому парню. У него вообще не имелось союзников, доктор был совершенно одинок, так что выбора не оставалось. Риск слишком велик, но он не может ждать случая, пока ему подвернется кто-нибудь другой, более надежный человек, чем этот носильщик. Варгасу нужен помощник, а этот носильщик — парень пусть, может быть, и недалекий, но зато уж он наверняка не связан с Одиннадцатым Подразделением и его дьявольскими исчадиями. И доктор Варгас решил воспользоваться предоставившимся ему шансом.
        Этот парень даже не подозревал, в какую историю ввязывается. Вот бедняга! Варгасу было жаль носильщика, но доктор снова напомнил себе, что выбора нет. Тем более он уже давно привык иметь дело с невинными жертвами.
        Сунув портфель в груду багажа, носильщик стал пробираться к выходу дальше по коридору, оставив Варгаса у окна. Доктор всячески изображал беспечность — как будто бы ничего не произошло, и знать он не знает этого парня, зачем-то задержавшего его в коридоре.
        Отойдя на порядочное расстояние, носильщик обратил внимание на листок бумаги, которым была обернута ручка портфеля. Это была записка доктора Варгаса:
        Он знает, что я здесь.
        Мы должны защитить их.
        Прощай, друг.
        Носильщик недоуменно заморгал. Что это еще за шпионские игры? Передать портфель по назначению он не против, но не по душе ему какие-то таинственные записки! Он обернулся, чтобы посмотреть туда, где еще минуту назад с отсутствующим видом стоял старик.
        Но доктора Варгаса уже и след простыл.

        Лучи прожектора с кружащимися в них снежинками расчерчивали небо над Манхэттеном, освещая место посадки дирижабля. Они скользили по корпусу гондолы, покрытому глянцевой коркой льда. Сейчас «Гинденбург» напоминал одновременно гигантскую сосульку и какой-то аппарат инопланетян, собирающийся примкнуть к гигантскому сталагмиту небоскреба. С крыши замигали вспышки фотоаппаратов. Улицы были запружены толпами любопытных, наблюдавших приближение корабля к месту назначения. На их глазах происходило событие века — первый трансатлантический вояж знаменитого «Гинденбурга-III».
        Специальная команда на крыше небоскреба приняла швартовы и буксирные тросы, поставила якорь и закрепила трап.
        Воздушное судно прочно зависло на высоте сотни этажей над улицами Нью-Йорка. Пассажиры, толпившиеся у выхода, спеша первыми выгрузиться на крышу, невольно замерли, увидев под ногами натянутые подвесные сходни. Несмотря на боковые поручни, предотвращавшие падение, у всякого, ступившего на трап, начиналось головокружение. И редко кто удерживался, чтобы не посмотреть туда, вниз, в зияющую черную пропасть.
        А тем временем внизу, на далекой улице, маячила темная фигура, так же, как и остальные, уставясь в небо и наблюдая происходящее. Фигура стояла на пересечении Тридцать четвертой стрит и Пятой авеню. Облаченный в кожаное пальто человек держался отчужденно. Люди вокруг ежились от холода, но плотно закутанная в кожаный кокон, точно зачехленная, фигура, казалось, демонстрировала полную невосприимчивость к погодным условиям.
        Наконец, понаблюдав еще некоторое время, незнакомец рукой в черной кожаной перчатке достал из-за пазухи блокнот. На белой бумаге черными угловатыми, но удивительно ровными, выверенными буквами, похожими на какой-то особенный типографский шрифт, были выведены семь имен, одно строго под другим. Казалось, рука незнакомца ни разу не дрогнула, выписывая их. Пять имен из семи уже были зачеркнуты.
        Вынув перо, другой рукой он ровной линией зачеркнул шестое имя в списке: ДОКТОР ДЖОРДЖ ВАРГАС. Затем, захлопнув блокнот, незнакомец спрятал его под непроницаемым кожаным пальто.
        В списке осталось только одно имя.

        2

        ОТВАЖНАЯ ЖУРНАЛИСТКА

        ЦЕПЬ ИСЧЕЗНОВЕНИЙ

        ЗАГАДОЧНАЯ ПОСЫЛКА

        Свежая пресса!
        Полли Перкинс нетерпеливо схватила со своего редакционного стола утренний выпуск «Кроникл», пробежав глазами передовицу. Она обожала этот дразнящий обоняние маслянистый типографский запах только что вышедшей из печати бумаги и хрусткий шелест разворачиваемых страниц. Взгляд Полли перебегал от статьи к статье, от раздела к разделу. Впрочем, все они имели интригующий подзаголовок: «Сенсация!» Она до того любила этот процесс, что даже не ленилась порой заглядывать в лабиринты типографий, где, терпеливо стоя перед печатной машиной, дожидалась появления на свет нового номера, лишь бы схватить и первой прочесть анонсы, знаменующие наступление нового дня.
        А уж тем более Полли любила это делать, когда в газете был помещен ее снимок или ее статья. Как сегодня.
        Окна редакции загромождали каменные исполины Нью-Йорка, заслонявшие лучи утренней зари, однако девушке вполне хватало желтого света настольной лампы. Колпачок лампочки представлял собой миниатюрный глобус, с матовыми континентами и прозрачными океанами. Полли так и не решила, следует ли считать его новым словом в искусстве или же чистейшей воды китчем. В любом случае лампочка оказалась как нельзя более кстати, особенно в свете новостей, пришедших в это утро. Пожалуй, в ней было даже нечто символическое.
        Развернув первую страницу, Полли погрузилась в нее целиком. Заголовок был дан жирным шрифтом, мощными угловатыми буквами. Он победно гласил:
        «ГИНДЕНБУРГ ТРЕТИЙ» ПРИШВАРТОВАЛСЯ К ЭМПАЙРУ, ЗАВЕРШИВ СВОЙ ПЕРВЫЙ ТРАНСАТЛАНТИЧЕСКИЙ КРУИЗ!
        Снимок получился расплывчатым: то ли из-за снежной бури, то ли из-за скверного качества фотопленки. Но на нем все равно явственно был различим исполинский силуэт цеппелина — точно Кинг-Конг, раскачивающий верхушку небоскреба в знаменитом фильме 1933 года, со спецэффектами Уиллиса О’Брайена. На соседнем снимке, сделанном каким-то жалким любителем, был запечатлен «Гинденбург»: вид издалека, на фоне каменных вершин Нью-Йорка и натянутых вантов Бруклинского моста.
        Полли проигнорировала размашистый заголовок, уделив, однако, особое внимание небольшой статье в самой нижней части полосы. Это было для нее сейчас куда важнее. Перевернув страницу, Полли склонилась над газетой, и лицо ее озарила улыбка. Она внимательно всматривалась в текст, выискивая типографские опечатки.
        ПОЛИЦИЯ РАЗЫСКИВАЕТ ИСЧЕЗНУВШЕГО УЧЕНОГО
        От нашего специального корреспондента Полли Перкинс
        Ее голубые глаза невольно задержались на собственной фамилии, прежде чем она перешла к чтению статьи. В тексте имелась фотография, как минимум десятилетней давности, — лучшее, что ей удалось раскопать в архивах «Кроникл». Очевидно, что доктор Варгас исчез непосредственно после швартовки цеппелина, и девушка питала надежду, что читатели смогут опознать этого человека, несмотря на давность снимка.
        Если бы только ей удалось самой обнаружить ученого. Это была бы настоящая сенсация!
        Серьезная и невозмутимая Полли была поставщиком сенсаций в «Кроникл» — во всяком случае, она считала себя таковой. Отавный редактор Морис Пейли, однако, не разделял ее мнения. Когда он сообщил ей последнюю новость об исчезновении Варгаса, в его глазах внезапно мелькнула тревога.
        — Только учти, Полли. Это вовсе не значит, что ты должна влезать в новые неприятности!
        — Я не собираюсь никуда влезать, мистер Пейли. Меня интересуют только новости. Информация. Временами приходится жертвовать чем-то, если хочешь достичь большего.
        С этими словами она оттерла начальника в сторону, пробираясь к черной пишущей машинке «Ройял», ветерану их конторы. Редактор помялся в дверном проеме, наблюдая за подчиненной взором заботливого опекуна, но Полли давно не обращала на него ровным счетом никакого внимания. Она уже однажды отбрила его, холодно сообщив, что сумеет позаботиться о себе сама. Теперь, оставшись в одиночестве, Полли неистово застучала по клавишам. Исчезновение доктора Варгаса не случайность, а лишь последнее или одно из последних звеньев в целой цепи внезапных исчезновений выдающихся ученых, специалистов с мировым именем, в последние десятилетия работавших в Германии. Она вычислила эту связь и проследила уже пять подобных инцидентов. В связи с этим Полли написала несколько статей, опубликованных Пейли. Изредка издатель пытался подать товар лицом, но чаще оттеснял ее материалы на последние страницы.
        Так что поднять настоящий шум вокруг этой истории вряд ли удастся. Да она и не собиралась; во всяком случае, не слишком на это рассчитывала. Никто, конечно, не поверит в то, что ситуация настолько серьезная, но пусть люди хотя бы прочитают и задумаются. Особенно подозрительными выглядели обстоятельства последнего исчезновения. Из обрывочных сведений, которые ей удалось раздобыть, складывалась интересная картина; доктора Варгаса явно преследовали, и он пытался сбежать. Только вот от кого?
        На столе зажужжал селектор, и Полли оторвалась от машинки, нажав кнопку приема.
        — Вам посылка, мисс Перкинс.
        — Спасибо, Изабел. Сейчас подойду.
        Спустившись в вестибюль, Полли нетерпеливо постучала пальцами по стойке отдела приема почтовых сообщений. Ее волнистые золотые волосы были аккуратно уложены и кое-где закреплены заколками. Впрочем, у девушки не было лишнего времени, чтобы следить за последними веяниями моды. На ней было симпатичное деловое платье и черные туфли на не слишком высоких каблуках, чтобы было удобно бегать по этажам редакции. Дабы завершить портрет нашей героини, добавим, что ротик у Полли был маленький и пунцовый, а нос — слегка курносый, аккуратный. Вообще она обладала той уверенной строгой красотой, которая сразу выделяла ее из толпы возбужденно хихикающих красоток, изо всех сил старающихся привлечь внимание мужчин.
        На высоких каблуках и в красном платье в обтяжку к Полли походкой гусыни приближалась служащая с небольшим пакетом: нечто упакованное в плотную коричневую бумагу для бандеролей.
        — Вот, мисс Перкинс. Это вам.
        Полли озадаченно посмотрела на пакет:
        — Вообще-то я не ожидала никакой посылки, Изабел. Ты не знаешь случайно…
        — Фамилии не назвали. Только сказали, что это очень важно.
        Взвесив пакет на ладони, Полли принялась вскрывать его. Под плотной бумагой оказалась какая-то старинная книга в твердой обложке. Изабел перегнулась из-за своей стойки, также не в силах сдержать любопытства:
        — Наверное, новый бестселлер? Какой-нибудь роман?
        Заголовок, вытисненный золотыми буквами на кожаной обложке, гласил:
        «МАТЕМАТИЧЕСКИЕ НАЧАЛА НАТУРАЛЬНОЙ ФИЛОСОФИИ,
        СОЧИНЕНИЕ СЭРА ИСААКА НЬЮТОНА»
        — Не думаю, Изабел, что это роман или бестселлер. Скорее, что-то классическое.
        Полли и понятия не имела, что бы это могло значить. Еще больше она удивилась, открыв книгу и обнаружив на первой же странице билет в кинотеатр. Но это не была закладка или забытый кем-то билет.
        Это был билет на вечерний сеанс «Волшебника страны Оз». На обороте было торопливо нацарапано тонким паучьим почерком:
        «Я знаю, кто следующий. Встретимся в 18.00. Приходите одна!»

        3

        ОРУЖИЕ РЕПОРТЕРА

        КОНСПИРАТИВНАЯ ВСТРЕЧА

        УПУЩЕННАЯ ВОЗМОЖНОСТЬ

        Репортеры — люди, умеющие превосходно хранить секреты и скрывать источники, из которых получают информацию. Работа в «Кроникл» многому научила Полли, и она знала, как обходить препятствия, возникавшие на пути или вообще отбрасывать все проблемы в сторону. Вскоре после получения загадочного сообщения она вернулась в свой рабочий кабинет, залитый тусклым казенным светом. Даже не садясь за стол, Полли направилась к картотеке. Каменные ульи Манхэттена матово светили в окно позади нее. И хотя в редакции уже никого не было, Полли из предосторожности все же не стала включать лампу. Выдвинув один из ящиков, она засунула руку в глубину, за папки. Порывшись, девушка вскоре извлекла оттуда золоченый дубовый футляр и поставила его на стол, сдвинув в сторону карандаши, блокноты и прочие канцпринадлежности. Просунув ноготь под крышку, она открыла футляр привычным движением указательного пальца.
        — Похоже, сегодня тебе предстоит работа, — пробормотала Полли, обращаясь к фотоаппарату, лежавшему в центре футляра на мягкой подкладке. Полли извлекла его, проверила механизм, зарядила свежую пленку, пощелкала вспышкой и, наконец, закрыла объектив крышкой, словно поставив на предохранитель. Она вообще обращалась с фотоаппаратом так, будто чистила, смазывала, заряжала и проверяла свой пистолет. Да в сущности так оно и было. Фотоаппарат — табельное оружие корреспондента. Довольная результатами осмотра, Полли перекинула кожаный ремень через плечо, прилаживая свою портупею. Она брала его с собой на самые важные встречи — на всякий случай. С этой же целью, приладив свою «лейку» сбоку, Полли залезла еще глубже в тот же самый ящик, доставая кольт 45-го калибра. Она должна предусмотреть все, принимая во внимание важность сегодняшней встречи. Если этому человеку известно что-то об исчезновении ученых, то может случиться все что угодно. Следом за кольтом на свет появилась коробка с патронами.
        Откинув барабан, Полли принялась заряжать его новенькими блестящими цилиндриками патронов. Но не успела она заполнить и двух из шести гнезд, как внезапно вспыхнул свет. На миг зажмурившись, но сохраняя спокойствие, девушка развернулась в крутящемся кресле в сторону входной двери.
        В дверном проеме стоял седовласый мужчина лет пятидесяти-шестидесяти. Ничуть не испугавшись направленного в его сторону ствола револьвера, главный редактор Пейли испустил протяжный вздох и покачал головой:
        — Полли, неужели наши отношения зашли так далеко? Ты разочаровалась во мне как в редакторе?
        Ничуть не смущенная этим вопросом, Полли продолжала заряжать барабан.
        — Что это у тебя?
        — Это? — Полли посмотрела на револьвер так, будто видела его впервые. — Кольт системы «Нью-Сервис М», 1917 года выпуска. Так, игрушка. Мне его бабушка подарила.
        — Пошлю-ка я с тобой кого-нибудь из парней. Похоже, ты опять ввязываешься в какую-то опасную историю. — Он показал на револьвер: — А эту игрушку оставь здесь. И не вздумай спорить.
        Полли и не собиралась спорить с начальником. Равно как и не собиралась его слушаться.
        — Все в порядке, мистер Пейли. Вы же знаете, что я — девушка осторожная.
        Вернув барабан на место, она сунула кольт в наплечную репортерскую сумку.
        — Полли, я вижу, что для тебя все мои слова — пустое сотрясание воздуха…
        — Нет, что вы, я всегда прислушиваюсь к вашим советам. — Мельком бросив взгляд на большие настенные часы, она подхватила сумку и двинулась к двери. — Я в кино опаздываю. Вы смотрели «Волшебника страны Оз»?
        — Нет. Я слышал, что фильм неплохой, но вряд ли может сравниться с «Унесенными ветром». — Пейли горестно вздохнул. — Моя жена так обожает эту ленту, что ничего другого мы не смотрим вот уже долгое время.
        У редактора были три взрослые дочери, но ни одна из них не доставляла ему стольких огорчений, как его подчиненная Полли. Да уж, она нисколько не походила на его спокойных и уравновешенных дочек.
        В дверях Полли улыбнулась начальнику. Пейли вздрогнул:
        — Не нравится мне это…
        — Что же вам не нравится, мистер Пейли?
        — Не нравится мне, когда ты вот так улыбаешься, Полли.
        — И чем же вам не по вкусу моя улыбка? — Она улыбнулась еще шире и ослепительнее.
        — Я знаю, что ничего хорошего она не предвещает. Ты опять вляпаешься в историю.
        — История — это такая наука или процесс, если вам угодно, мистер Пейли, что вляпываться в нее стоит в любом случае. Иначе после тебя уже ничего не останется.
        Мистер Пейли упрямо продолжал торчать в дверном проеме, никак не реагируя на эту демагогию. Впрочем, если Полли на что-то решилась, ее не сможет остановить никто. И Пейли прекрасно знал это.
        Она решила воззвать к его разуму и рассудительности:
        — Поймите, мистер Пейли, пропали шесть человек. Шесть ученых, крупных ученых, где они? Что с ними? Разве такое возможно в наше время, да еще в одной стране? Не исключено, что их уже нет в живых. Чьих рук это дело, мне еще предстоит выяснить. И я сделаю это во что бы то ни стало. Пока этим не занялась полиция. Вы же знаете — как только вмешается полиция, то будет поздно проводить журналистское расследование.
        — Именно это я и хотел сказать тебе, Полли. И именно поэтому я не хочу, чтобы ты в это ввязывалась. Предоставь все органам, которые занимаются подобными делами.
        — Мистер Пейли, я всего-навсего иду в кино. Огородное пугало, трусливый лев, железный дровосек и все такое…
        — Угу, — недоверчиво кивнул Пейли. — Значит, ты просто идешь в кино?
        — Да, — подтвердила она.
        — С фотоаппаратом и револьвером?
        — Девушки в наше время должны быть особенно осторожны.
        — Даже в кинотеатре?
        — Даже в кинотеатре. Можете за меня не беспокоиться.
        — Да уж, вижу, ты во всеоружии. Экипировалась как раз для просмотра детской сказки. Полли, я беспокоюсь не за тебя. Я за себя переживаю. Если тебя убьют, представляешь, какая бумажная волокита начнется? Мне снова придется начинать с нуля, готовить на твое место кого-нибудь другого.
        О-о, мистер Пейли знал, какие аргументы следует употребить! Разговоров о своей возможной замене не потерпит ни один репортер в мире. Полли это просто бесило, и он превосходно играл на ее чувствах.
        Редактор в задумчивости потер щеку.
        — Впрочем, возможно, в этом есть и свои преимущества. Быть может, мне удастся взять на твое место человека более сговорчивого…
        Не желая больше слышать этот вздор, Полли устремилась к выходу, оттирая начальника в сторону:
        — Я принесу вам из кино попкорна…
        Протискиваясь мимо Пейли, Полли, несколько раздосадованная, и не заметила, как ловко скользнула его рука в ее сумку, — все заняло буквально секунду.
        Как только девушка оказалась за порогом, лицо мистера Пейли приобрело совершенно иное выражение.
        — Ну, детка, куда тебе со мной тягаться.
        В правой руке редактора остался ее кольт.
        — Надеюсь, ты проживешь еще достаточно долго, чтобы успеть освоить мои приемы.

        Неоновые трубки, розовые и оранжевые, обводили вывеску кинотеатра радужной каймой. Вдоль фасада сновал бесконечный поток пешеходов, возвращавшихся с работы. Снег растаял, на улицах была слякоть, и желтые такси поднимали брызги, тормозя у парадного входа и выгружая публику.
        Полли вылезла с заднего сиденья и расплатилась с водителем через окошко. Она повернулась к оранжевым буквам над входом. На девушке была мягкая черная шляпа, почти скрывавшая ее золотистые локоны, и теплый тренч плащ в стиле «милитари», под которым прятался фотоаппарат. Она специально набросила его сверху, чтобы не привлекать внимания к ремешку на плече. Полли снова бросила взгляд на часы: как бы не опоздать. Осторожно ступая по слякоти, она добралась до входа и отдала заранее приготовленный билет контролеру. Книгу она при этом не выпускала из рук: Полли надеялась, что обложка привлечет внимание того, кто назначил ей свидание.
        В витрине красовалась афиша фильма, о котором так много говорили в последнее время, но посмотреть который она пока так и не удосужилась. Говорящее пугало и железный дровосек, лишенный сердца, — вряд ли это в ее вкусе. Но Полли была согласна на все, лишь бы получить информацию.
        Так, контролер даже не обратил внимания на книгу в ее руках. В фойе несколько мужчин прошлись по Полли оценивающими взглядами, но их, похоже, больше привлекала ее фигурка, чем название книги. Однако должен же быть здесь этот незнакомец, отправивший ей столь загадочное послание. И, выжидательно глядя по сторонам, девушка проследовала в фойе.
        Остановившись возле буфета, она стала осматривать толпу, благо отсюда открывался как нельзя более удобный вид. Интересно, а он-то сам знает ее в лицо? Или знаком с ней только по газетным статьям? Демонстративно выставив перед собой книгу, Полли выжидала, вращая ее в руках, чтобы каждый проходящий мимо мог обратить внимание на заглавие.
        Но труды Исаака Ньютона, похоже, мало кого интересовали в современном мире. Если на книгу и обращали внимание, то взгляды были, по преимуществу, иронически-недоумевающие. Мужчина в элегантном костюме налетел на Полли, устремившись за попкорном. Она тут же выставила книгу обложкой вперед, но незнакомец только скривился и поспешил занять очередь в буфете. Полли состроила у него за спиной гримасу.
        Вздохнув, она продолжала осматривать фойе и вдруг обратила внимание на одинокого мужчину. Он стоял как раз напротив винтовой лестницы, ведущей на балкон. В руках мужчина держал небольшой портфель. Непонятно чем, но он привлек ее внимание.
        И вот их глаза встретились. Мужчина тут же нервно отвернулся и принялся взбираться по лестнице. Видимо, это был знак следовать за ним — мужчины никогда просто так не отворачивались от Полли Перкинс, даже во время особо настойчивых интервью. Выждав некоторое время, чтобы не потерять чувства собственного достоинства и одновременно соблюсти конспирацию, она устремилась за ним.
        Так ни разу и не обернувшись, мужчина пробрался в первый ряд балкона, где пустовало несколько кресел. Это были не лучшие места для просмотра кинофильма, зато самое подходящее место для келейного разговора. Фильм уже шел, и Полли поспешила по проходу в первый ряд. На экране Джуди Гарланд, прижимая к груди своего песика, сокрушалась, как все вокруг не похоже на Канзас. Это было довольно метким замечанием, принимая во внимание то, в каких экзотических условиях они вдруг очутились.
        Полли опустилась в кресло рядом с мужчиной. В мерцающем свете проектора она разглядела лицо незнакомца. Ничего примечательного, разве что очки в золотой оправе. Некоторое время они сидели рядом, скованные напряжением, словно два школьника на первом свидании.
        Наконец Полли сунула книгу ему под нос:
        — Это вы прислали?
        Мужчина тревожно оглянулся, но задние сиденья были пусты. Убедившись в этом, незнакомец решительно кивнул.
        Чувствуя просыпающийся журналистский азарт, Полли спросила:
        — А кто вы такой? И зачем вы все это затеяли, мистер?..
        — Дженнингс. Я — доктор Уолтер Дженнингс. Только, пожалуйста, говорите потише.
        У этого человека был отчетливый немецкий акцент.
        — Значит, вы — доктор? — горячо зашипела Полли. — То есть медик?
        — Я химик-исследователь. Специализируюсь на производных нуклеиновой кислоты. Связующие энзимы в протеусах, которые…
        Ее подозрения оправдались.
        — Но как же пропавшие ученые? Вы сообщили, что знаете, кто будет следующим.
        — Да… — замялся он. — Видите ли, дело в том, что…
        И снова замолчал, словно опасаясь, что их могут подслушать. Выждав некоторое время и следя одним глазом за событиями, происходящими на экране, Полли решила действовать решительно, чтобы вынудить его вступить в контакт. Демонстративно встав, она повернулась к выходу и сказала:
        — В таком случае, доктор, свяжитесь со мной, как только у вас появится какой-либо материал на эту тему. А сейчас, к сожалению, я вынуждена спешить. И поскольку вы молчите…
        Но Дженнингс уже ухватил ее за рукав тренча.
        — Подождите же, — зашипел он. — Куда вы так спешите? Садитесь и слушайте. Я был в группе ученых, работавших в секретной лаборатории под Берлином накануне Мировой войны. Так называемое Одиннадцатое Подразделение.
        — Чем же вы там занимались?
        — Не спрашивайте. Это ужасно… Я не имею права говорить об этом: мы все давали подписку о неразглашении. Государственная тайна, понимаете?
        Ее глаза округлились. Полли немедленно стала строчить в блокноте. Но едва только ученый сотрудник Одиннадцатого Подразделения увидел, чем она занимается, как в ужасе замахал руками так, что у него чуть было не слетели с носа очки. Более того, Дженнингс шарахнулся куда-то в сторону, в пустой проход, стуча креслами.
        Но теперь Полли не собиралась выпускать добычу. Догнав ученого, она, в свою очередь, схватила того за рукав:
        — Погодите! Вы же написали, что знаете имя следующего. Исчезли уже шестеро. Кто седьмой?
        — Вы еще не догадываетесь? — обернулся он. — Нас было семеро в той группе.
        — Значит…
        — Это я. И он уже идет за мной!
        Внезапный грохот вмешался в шум кинопоказа. Снаружи взвыли сирены воздушной тревоги. Этот пронизывающий рев немедленно посеял панику, вселяя страх в сердца всех зрителей — взрослых и детей. Пленка на экране оборвалась, и в зале немедленно вспыхнул свет.
        Дженнингс трясся от страха, но Полли по-прежнему не выпускала его.
        — Кто это, доктор? — воскликнула она. — Кто «он», который идет за вами?
        В зале поднялся шум, с успехом заглушавший долетавший с улицы вой сирен.
        В глазах Дженнингса сверкнул ужас.
        — Тотенкопф. Это Тотенкопф!
        Не особенно сведущая в немецком, Полли пыталась вспомнить, что это может значить. Как переводится «Тотенкопф»? Мертвая голова? Голова смерти?
        Ученый рванулся так, что рукав его затрещал.
        — Мне надо бежать отсюда. Иначе конец. Он нашел меня!
        Публика хлынула с балкона в поисках выхода, вовлекая в свой поток Дженнингса и Полли. Миг — и он уже был вне ее досягаемости. Вот мелькнула спина Дженнингса и прощально сверкнули его очки, а затем он скрылся в толпе.
        Под душераздирающий визг сигнализации Полли стала пробираться к выходу. У нее возникли весомые подозрения, что дело здесь вовсе не в воздушном налете. И вдруг, в самый последний момент, она заметила из прохода, что на кресле, в котором сидел Дженнингс, остался какой-то листок, быть может оброненный им или случайно забытый. Нет, не листок, поняла она, подобравшись ближе, не листок, а целая папка выпала из портфеля доктора Дженнингса. Как знать, случайно ли? Папка лежала зажатая между обивкой и поручнем кресла.
        Не обращая внимания на царящий вокруг хаос, Полли дотянулась до вожделенного документа и, как только раскрыла папку, увидела чертежи странной машины. Еще более странной оказалась масштабная линейка внизу, говорившая о том, что размеры этого аппарата были просто невероятными.
        В полном недоумении девушка устремилась к выходу следом за всеми, туда, где только что исчез Дженнингс. И только выбравшись на улицу, она услыхала шум куда более грозный, чем сирены воздушной тревоги.

        4

        РОБОТЫ С НЕБА

        ОБОРОНА МАНХЭТТЕНА

        ВОТ ОНА, ДОЛГОЖДАННАЯ СЕНСАЦИЯ

        Вырвавшись из кинотеатра на улицу, Полли оказалась посреди хаоса.
        Такси с ходу врезались друг в друга, вышибая искры из покореженных бамперов. Пешеходы разбегались в тщетных поисках убежища.
        Хотя Америка вовсе не находилась в состоянии войны с каким-либо государством, каждый год обязательно появлялся какой-нибудь ученый-фанатик с очередными маниакальными планами уничтожения главного мегаполиса мира. До сих пор у всех на памяти был наводящий ужас летучий Железный Шар с антенной, испускавшей волны, управляющие сознанием. Затем появился Властелин Электричества со своим жутким цеппелином, стрелявшим молниями из металлического стержня, похожего на громоотвод. Так что теперь население Нью-Йорка, наученное горьким опытом, было готово ко всему и соблюдало привычные меры безопасности. Город был оборудован системой оповещения, и сирены на улицах заливались в унисон, предупреждая о новой, очередной и пока еще неведомой напасти, а жители растекались по заблаговременно устроенным убежищам.
        На башнях самых высоких небоскребов уже находились во всеоружии, заняв свои посты, военные и полицейские батальоны, спешно принимавшие меры по защите города. Улицы были забаррикадированы машинами и танками. Повсюду расставили наготове артиллерийские орудия, их выволокли из ближайших подворотен, где те отбывали свое постоянное дежурство. Лучи прожекторов пронзали черное небо в ожидании опасности, которая могла оттуда появиться.
        Постепенно по улицам все громче и громче раскатывался зловещий шум, эхом отражавшийся от высоких стен. Солдаты и полисмены выстроились с оружием наготове. Напуганные горожане тыкали пальцами в небо и задирали головы.
        Полли всмотрелась в клочок неба между небоскребами, и ее глазам открылась потрясающая картина: такого ей еще видеть не приходилось. Над городом проносился целый рой странных летательных аппаратов, совсем непохожих своими очертаниями на самолеты. Они больше смахивали на людей: руки, распахнутые, как крылья, в стороны, и ноги, сложенные в виде фюзеляжа. Эти гигантские металлические, по-видимому, человекоподобные существа — или аппараты — пролетали над Нью-Йорком, закрыв собой ночное небо.
        Едва Полли успела забежать за угол ближайшего здания, как мимо пронесся отряд солдат, громко топоча сапогами по мокрому тротуару. Винтовки и пулеметы были выставлены вперед, словно солдаты шли на штурм вражеских укреплений. Пятая авеню прямо на глазах превращалась в зону боевых действий.

        Полли уже бессознательно, повинуясь одному лишь репортерскому инстинкту, приготовила фотоаппарат к съемке, передвинув его на грудь и установив режим электронной вспышки. Буквально на ходу она сделала несколько снимков посреди всеобщего хаоса, запечатлев для истории картину грядущей катастрофы. Хорошо, что она успела зарядить новую пленку, так что кадров у нее в запасе достаточно. Следовало поторопиться и собрать как можно больше материала — и при этом еще не опоздать в «Кроникл». Если бы не приглашение доктора Дженнингса, она бы могла и не успеть оказаться в эпицентре событий. Впрочем, ее все равно могли опередить другие репортеры. Мистер Пейли будет на седьмом небе… или, наоборот, вне себя от злости.
        Точно стая диких гусей, кочевали чудовища над городом: грозные черные тени, выслеживавшие какую-то неведомую цель. Волна за волной прокатывалась по небу над головами онемевших людей.
        Наконец Полли заметила телефонную будку на углу Пятьдесят третьей и тут же бросилась к ней, сообразив, что нужно сделать немедленно, в первую очередь. Забравшись в кабинку, она плотно захлопнула за собой стеклянную дверь — сирены стали звучать глуше и уже не резали слух. Лязг танков, броневиков и сталкивающихся автомобилей также заметно отдалился. Полли выгребла из кошелька горсть мелочи, вставила монету в щель и набрала номер.
        Прижав трубку поплотнее к уху, Полли стала ждать, когда Пейли ответит. Наверняка старик еще в редакции. И сейчас, после объявления воздушной тревоги, он, скорее всего, стоит у окна своего кабинета вместе с другими репортерами, пытаясь, так же как и все остальные, угадать, чем чревато наступление этого зловещего флота железных гигантов, зависшего над городом.
        На третьем гудке Пейли снял трубку. На том конце провода слышался такой шум, что можно было легко представить, что творится сейчас в редакции.
        — Это Полли, мистер Пейли! Я в самом эпицентре событий!
        — Полли? — Нельзя сказать, чтобы мистер Пейли был хоть как-то обрадован этим сообщением. — Убирайся оттуда немедленно!
        — Мистер Пейли, разве вы не хотите увеличить тираж газеты? Или, может, вы вообще раздумали заниматься журналистикой?
        Он недовольно проворчал нечто невразумительное, не в силах, очевидно, возразить открытым текстом.
        — Ну, что там творится? Только что объявили об эвакуации гражданского населения в Мидтауне.
        Сквозь треск эфира, напоминавший далекие пулеметные очереди, Полли объяснила ситуацию в нескольких словах, зажимая трубку плечом и лихорадочно роясь в блокноте.
        — Мистер Пейли, времени у меня в обрез. Я встретилась в кинотеатре со своим информатором и получила абсолютно свежие сведения. Теперь складывается полная картина исчезновений. Я уверена.
        — Что с чем складывается? О чем ты, Полли?
        Все так же прижимая трубку плечом к уху, она торопливо строчила в блокноте, искоса разглядывая с лязгом проплывавшие по улице танки.
        — Срочно соберите все сведения о докторе Уолтере Дженнингсе и некоем субъекте по фамилии Тотенкопф из Одиннадцатого Подразделения. Номера телефонов, адреса, любую информацию. Мне все это может срочно понадобиться. Это крайне важно.
        — Тотенкопф? Кто это такой? Что еще за… — Дальше пошли помехи, и его голос утонул в треске эфира.
        — Это вы и выясните, надеюсь. Полагаюсь на вас, потому что больше не на кого. Какой-то немецкий исследователь или что-то вроде того. Видимо, он как-то связан с исчезновением шести ученых. А я пока попытаю удачи здесь, в городе. На месте событий.
        — Полли, ты в курсе, что организуется оборонительный периметр? Тебя должны эвакуировать оттуда. Там не останется ни одного гражданского лица.
        — Я готовлю сенсацию для «Кроникл», мистер Пейли, так что игра стоит свеч.
        — Полли, но ты должна…
        — Не просите меня ни о чем.
        Она услышала, как Пейли вызывает рассыльного и дает тому поручение:
        — Быстро собрать всю информацию по этим людям.
        Затем он снова рявкнул в микрофон:
        — Полли, послушай меня. Ты слышишь? Я твой босс, и я требую, чтобы ты немедленно покинула район боевых действий. Слышишь? Сейчас ты повесишь трубку, закроешь свой блокнот и понесешься оттуда быстрее птицы.
        В это время Полли заметила что-то за стеклянной дверцей.
        — Минуту, я, кажется, что-то вижу. Они только что появились у меня над головой! Какие огромные! Сейчас они пересекают Шестую авеню. В сотне… всего в сотне ярдов от меня.
        Ее взгляд поднимался все выше, и глаза все больше округлялись по мере приближения гигантов. Их головы уже возвышались над крышами домов. Голос Полли невольно сорвался в шепот.
        — О господи, — пролепетала она.
        И в этот момент начался оглушительный орудийный огонь.
        Морис Пейли услышал все это на другом конце провода, сидя за своим столом в «Кроникл». И не только услышал. За окном его рабочего кабинета уже сверкали вспышки далекой орудийной пальбы. Редактор вцепился в трубку.
        — Полли! — закричал он.
        Но ответа Пейли не дождался.
        — Полли!!!
        Тем временем на углу Пятьдесят третьей стрит в совершенно пустой телефонной будке болталась на проводе осиротевшая трубка. И лишь голос издателя безуспешно заклинал из раскачивающейся эбонитовой чашечки:
        — Полли! Полли!! Полли!!!

        5

        МАРШ ГИГАНТСКИХ МАШИН

        НЕБЕСНЫЙ КАПИТАН СПЕШИТ НА ПОМОЩЬ

        РИСКОВАННЫЙ КАДР

        Пока полиция занимала свои огневые рубежи за патрульными машинами, Полли выбежала из телефонной будки. Фотоаппарат болтался на ремне, и ей надо было подойти поближе, чтобы получился хороший кадр, но полицейская баррикада встала на ее пути. Улицы тем временем опустели: все уже были эвакуированы из опасного района или попрятались по убежищам.
        Тень девушки резко очерченным силуэтом метнулась по кирпичной стене многоэтажного здания, когда она сделала попытку тайком обойти заграждение по тротуару.
        — Стоять! Эй, леди, назад! Вернитесь немедленно! — выкрикнул в мегафон полицейский. — Вы слышали, что я сказал, леди? Я не собираюсь бегать за вами — на нас идут монстры-гиганты, прямо по этой улице!
        Полли замерла в темноте аллеи, наводя объектив на далекую перспективу улицы. Пан или пропал. Она должна сделать снимок, который затем обойдет все газеты мира и, как знать, может, завоюет премию. Скажите, пожалуйста, «леди». А где, интересно, все репортеры мужского пола? Кто-то же должен запечатлеть историческое событие.
        Земля затряслась под ногами. К ним приближался звук шагов, от которых, казалось, шатались окрестные дома. «Может, я и в самом деле погорячилась?» — пришло ей на ум. Впервые в жизни Полли подумала об осторожности. Она задирала голову все выше и выше, не в силах ухватить взглядом то, что наступало на них.
        — Надо было захватить широкофокусный объектив, — пробормотала она с досадой.

        Броневики и машины ринулись по Пятой авеню в поспешном отступлении, джипы с солдатами кувыркались в воздухе. Танки грызли гусеницами бордюры тротуаров, сплющивали под собой припаркованные автомобили, пытаясь уйти от нависшей над ними угрозы.
        А следом мерно грохотали шаги. Каждый из них звучал как гром с неба или разорвавшаяся бомба. Шаги были неторопливыми, но, благодаря размерам монстра, приближались столь быстро, что танки и джипы, мчась на пределе возможностей, все равно не успевали уйти от погони.
        Плечом к плечу равняясь со зданиями, монстры показались на перекрестке из-за ближайшего утла. Сутулые механические гиганты бок о бок продвигались по улицам Нью-Йорка, сокрушая все на своем пути.
        У этих исполинских роботов были руки и ноги толщиной с балки опор небоскреба. В конечностях располагались шарниры, на месте локтей и колен. На месте кистей находились металлические диски, от которых отходили изогнутые когти, образуя тройную клешню. Такой запросто можно было разорвать борт линейного корабля. Угловатые торсы чудовищ были унизаны заклепками, каждая размером с канализационный люк. Под этими заклепками, за металлической обшивкой, гудели мощные генераторы, а сверху, на броне, на самой груди, красовалась эмблема крылатого черепа.
        Головы чудовищных роботов напоминали конусоидальные шлемы: посреди головы горел стеклянный циклопический глаз, а сбоку, из правого «уха», торчала антенна.
        Отступая по тротуарам, полиция вела прицельный огонь, пытаясь нащупать в роботах уязвимое место. Но тщетно: пули только высекали искры из брони. Железные гиганты неторопливо шествовали по опустевшим городским площадям, впечатывая шаги и ничуть не замедляясь под градом обрушившегося на них орудийного огня. Одна гигантская ступня опустилась на патрульную машину, расплющив ее в блин, — водителю удалось выскочить буквально в последнюю секунду.
        Так, плечом к плечу, роботы продолжали свое грозное шествие. Трудно было даже понять, что это: наступление, объявление войны — или же им далее дела не было до этих микроскопических существ, шнырявших под ногами. Люди для таких исполинских размеров не имели никакого значения. Монстры маршировали к своей, одним им ведомой цели.
        Выбравшийся из раздавленного автомобиля взъерошенный полицейский сержант орал в рацию:
        — Они прорвались сквозь периметр. Пришлите подкрепление. Пришлите всех, кого можете!

        В штаб-квартире городской самообороны дежурный оператор принял сигнал бедствия. Подобные ситуации требовали привлечения сил гораздо больших, чем местные воинские части.
        Замигала красная лампочка тревожного вызова. Оператор пощелкал рычагами, отыскивая аварийный участок. Ему и прежде не раз уже приходилось это делать. Набрав полную грудь воздуха, дежурный схватил свой микрофон и вышел на требуемую частоту:
        — Говорит штаб по чрезвычайным ситуациям!. Вызываю Небесного Капитана! Небесный Капитан, отзовитесь! Мы ждем вас. Повторяю…
        Заработала антенна на куполе Эмпайр стейт билдинг. Сигнал, пропущенный через усилители, разнесся над городом, а затем и над всем североамериканским континентом. Подхватываемый и распространяемый промежуточными радиостанциями по цепочке, он пересек Атлантику и прокатился над Европой. Со скоростью света вызов облетел земной шар, выясняя местонахождение небесного аса.
        И пока роботы молотили тяжелыми ступнями асфальт, пока раскачивались в воздухе их стальные крюкастые лапы, сигнал, посланный оператором, летел и летел, эхом разносясь над планетой.

        И вот уже издалека, из нижней части нью-йоркской бухты, от Атлантического океана и через Гудзонов пролив, клинком рассекая плотную завесу тумана, донеслись раскаты ответного сигнала. Сверхскоростные двигатели несли самолет, точно обозленного шершня, сначала под Бруклином, а затем и над Манхэттеном.
        Прорвавшись сквозь туман, «Ястреб П-40» мчался меж высотных зданий. Он летел, не обращая внимания на препятствия: фабричные трубы, уползающие в небо, мачты высоковольтных передач и радиовышки словно бы ничего для него не значили. На носу самолета хищно скалились клыки ревущего тигра, нарисованные яркой краской как раз перед почти невидимым вращающимся пропеллером — мутным диском, бороздившим воздух. Плотоядные глаза хищника, нарисованные там же, словно вглядывались в даль в поисках добычи. Три двадцатимиллиметровых пулемета на каждом крыле простерли свои стволы вперед, прикусив ленты с патронами, — они были готовы немедленно вступить в бой.
        Небесный Капитан прибыл на помощь.

        Втиснувшись в узкую кабину, капитан Джо Салливан проверял приборы и двигатели, торопливо щелкая переключателями на панели. Делал он это так быстро и ловко, будто приборы были продолжением его пальцев, да и сам он составлял с боевой машиной единое целое. Джо чувствовал этот самолет как часть собственного тела и действовал уже не задумываясь. Он инстинктивно ощущал каждую деталь, каждый прибор, словно они были составной частью его организма.
        Голос оператора прорвался сквозь хрипы эфира:
        — Мы ждем вас, Капитан…
        Рукой в кожаной летной перчатке Салливан схватил микрофон и включил обратную связь. Командир героического Крылатого Легиона, человек замкнутый и неразговорчивый, он был известным асом, рисковым летчиком, настоящим сорвиголовой, и никто не мог потягаться с ним в искусстве воздушного боя. Сейчас, когда Джо взлетал навстречу роботам-монстрам, лицо его излучало решимость и уверенность.
        — Небесный Капитан на связи. Иду на цель.
        Кожаный капюшон летной куртки облегал голову, скрывая под собой волосы. Капитан натянул защитные очки и поднял воротник из овчины. Теперь он был полностью готов к полету.
        Лопасти алюминиевого пропеллера зажужжали, растворяясь в воздухе. «П-40» развернулся и на полной скорости устремился навстречу гигантским роботам, разрушавшим Манхэттен.

        А тем временем внизу, в хаосе улиц, Полли старалась не пропустить ничего из этой оргии монстров, разворачивающейся прямо у нее на глазах. Она прокралась вдоль покинутой всеми баррикады, наспех воздвигнутой полицией, обходя перевернутые мусорные контейнеры и какие-то картонные коробки. Наконец впереди показался свет, причем настолько яркий, что он развеял последние остатки мрака. Яркие неоновые вывески и уличные фонари засияли совершенно обыденно, как будто этот вечер ничем не отличался от остальных.
        Девушка стремглав бросилась по аллее к перекрестку, постепенно перебегая на более широкую авеню, куда как раз и направлялись марширующие роботы.
        В своих изящных туфельках она просеменила до остановки посреди улицы, постоянно вытягивая шею и вглядываясь в даль. Ее крошечная фигурка была сейчас совершенно беззащитна перед приближавшимся стадом железных мамонтов, сокрушавших ногами мостовую. Полли замерла, вдруг поняв, что роботы видят ее.
        Когда гигантские машины нависли над девушкой, бороздя своими циклопьими глазами опустевшие улицы, где все так хорошо просматривалось в свете вспыхнувшей иллюминации, она поняла, что чудовища пришли сюда не зря: они что-то (или кого-то) искали. Теперь, разглядывая этих застывших посреди улицы исполинов, Полли решила, что если ей удастся запечатлеть это на фотопленку, то Пулитцеровская премия, считай, у нее в кармане.
        Полли торопливо сорвала крышку с объектива и решительно перемотала пленку. Это движение было сродни установке курка револьвера на боевой взвод, за ним неминуемо должны были последовать нажатие на спусковой крючок — и выстрел!
        Руки дрожали, и Полли решила поставить минимальную выдержку, чтобы кадр не получился размытым. Хотя, принимая во внимание, что сейчас ночь, освещение, несмотря на яркую иллюминацию улиц, все-таки может оказаться недостаточным. Она подняла фотоаппарат и прильнула к видоискателю, наводя объектив на ближайшего из роботов.
        «Спокойствие… только спокойствие», — твердила она себе, пытаясь унять нервную дрожь, вдруг охватившую все ее тело.
        Но прежде чем девушка успела сделать снимок, раздался взрыв — страшный удар как раз в угол соседнего здания. Это один из роботов врезал по нему своей огромной клешней. Во все стороны полетели камни, и земля качнулась под ногами Полли, швырнув ее навзничь. Фотоаппарат выпал из рук и покатился по вдруг наклонившейся улице, исчезнув в водостоке.
        Полли тут же вскочила на ноги и бросилась к водостоку. Роботы неудержимо двигались вперед, сотрясая шагами мостовую. Если она не успеет, то ее либо размажут по мостовой, либо она упустит лучший кадр в своей жизни.
        Она бросилась к поребрику тротуара, не обращая внимания на грязь, слякоть и мусор, разбросанный повсюду из перевернутых контейнеров. Полли запустила руку в водосток в поисках исчезнувшего фотоаппарата, стараясь дотянуться как можно дальше. Идя в ногу, стройными рядами, мерной поступью, покачиваясь, роботы двинулись дальше, сотрясая почву. Прижавшись лицом к тротуару, девушка изо всех сил пыталась нащупать пальцами потерянный фотоаппарат. Наконец ей почти удалось дотянуться до кожаного ремня.
        Черная тень легла на нее — тень от приближающихся машин. В ужасе Полли оглянулась и увидела роботов. Они были всего в нескольких и гагах, безжалостные и неумолимые, хоронящие под собой все живое. Да и шаги в данном случае — понятие относительное. Разве можно сравнить человеческие шаги с поступью роботов! Зажмурившись, Полли постаралась использовать последние оставшиеся ей секунды, целиком сосредоточившись на попытке достать фотоаппарат. Она вывернула руку так, что казалось, плечо сейчас выскочит из сустава. И вот наконец ей удалось зацепить мизинцем тонкий ремешок. Осторожно, как будто это была емкость с нитроглицерином, девушка стала подтягивать фотоаппарат к себе.
        Победно усмехнувшись, Полли вытащила его из водостока и тут же вскочила. Теперь, когда фотоаппарат снова был у нее в руках, оставалась сущая ерунда — выжить.
        Она помчалась вперед по аллее, но тут же остановилась как завороженная. Град камней летел вниз от сокрушаемых зданий, преграждая ей путь к отступлению. Повсюду были развалины домов. Полли нервно озиралась, отыскивая выход. Дело принимало нешуточный оборот. Требовалось найти выход из создавшейся ситуации. А для того, чтобы принять правильное решение в столь ответственный момент, требовалось верно оценить свое положение.
        Дальше по улице, за вторым рядом баррикад, засела отступившая полиция с пистолетами, винтовками и пулеметами. Но полицейские не знали о том, что Полли здесь, и, наверное, даже если бы знали — это бы их не остановило, учитывая, что сейчас творилось. Раскаленные пули отскакивали от брони роботов, визжали в воздухе и сыпали искрами. От них не спрячешься. Хоть в нее никто и не прицеливается, уйти от такого кучного рикошета и шального свинца практически невозможно.
        И Полли побежала по тротуару, стараясь держаться поближе к стенам домов. Здесь меньше риска попасть под камнепад или стать добычей шальной пули. Спрятаться за роботами казалось куда легче, чем пытаться прорваться сквозь шквал огня. Тем более полиция вряд ли обрадуется ее появлению в запретной зоне. Вокруг сыпались осколки кирпичей, щебень и каменное крошево, поднимая пыль и превращая воздух в непроницаемый душный туман.
        На миг Полли остановилась и, приняв окончательное решение, разорвала узкую юбку по шву — так легче бежать.
        — Экстремальные ситуации, — пробормотала она сквозь зубы (ткань и нитки поддавались с трудом), — порождают безумные на первый взгляд решения.
        Эти слова она не раз слышала от редактора Пейли, когда была еще только практиканткой. Знай Пейли, что Полли пойдет так далеко, он, наверное, удержался бы от подобных высказываний. Тогда она еще только брала свои первые интервью у общественных деятелей. В то время наставник любил осыпать девушку мудрыми советами (как и положено с практикантками), зная, что это ни к чему не обязывает ни тех ни других. Думал ли тогда мистер Пейли, что Полли вскоре начнет претворять его наставления на практике.
        — Так вот оно, мое безумное решение!
        Поняв, что у нее остался единственный выход, Полли сделала глубокий вздох — и затем метнулась навстречу роботам. Чудовищные создания были громадными и, как следствие, медлительными и неповоротливыми, к тому же между исполинскими ногами оставались достаточно широкие промежутки, чтобы девушка могла прорваться. Казалось, это должно сработать. Однако решимость Полли постепенно таяла и сходила на нет по мере приближения к машинам. Вот перед ней опустилась, уже совсем рядом, нога, похожая на металлическую опору электростанции. Раздался страшный грохот, от которого захотелось немедленно зажать уши.
        В экстремальных ситуациях есть тот плюс, что, приняв решение, переменить его уже нельзя, потому что выбора просто не остается. Точно насекомое, пытающееся уйти от хлопушки, Полли металась между ступнями гигантов. Над ней железным маятником пронеслась верхняя конечность монстра. Полли инстинктивно пригнулась. Затем ей пришлось уклониться от встречи с нижней конечностью, приземлившейся рядом, точно упавшее с неба такси — ступня была примерно таких же размеров. Удар при этом был такой, что у девушки задрожали колени.
        Посмотрев вверх, она увидела всего в нескольких футах над собой еще одну металлическую ступню. У Полли перехватило дыхание — она едва успела откатиться в сторону. Дальше дело пошло еще хуже. Нога с грохотом опустилась уже совсем близко, катастрофически близко, и ноги пошли маршировать с такой частотой, словно девушка попала под минометный огонь. Полли закрыла голову руками. Улица затряслась сразу со всех сторон.
        Шум механизмов в утробах роботов приблизился вплотную: она слышала, как ворочаются валы и шестерни в их железных организмах, как гудят моторы. Полли обернулась на этот звук. Железный каблук опускался прямо ей на голову, точно ковш экскаватора.
        «Вот и все», — подумала Полли, поняв, что путь к отступлению отрезан.
        А нога между тем неотвратимо приближалась. И выхода не было. Девушка была обречена.

        Эпизод второй КРЫЛАТЫЙ УЖАС

        6

        В УБЕЖИЩЕ

        КРАТЕР В МАНХЭТТЕНЕ

        МИРОВАЯ КАТАСТРОФА

        За несколько секунд до того, как исчезнуть под каблуком гиганта, Полли отбросила фотоаппарат в сторону, и он, бренча, покатился по тротуару. Пусть после нее останутся хотя бы снимки. И только тут Полли вспомнила, что ей так и не удалось сделать ни одного приличного кадра. Сейчас, под опускающейся подошвой робота, она прекрасно понимала, что чувствует жук, встретивший на тропинке пешехода.
        И вдруг над Пятой авеню, отражаясь от тесных стен высотных зданий, разнесся стремительный — и такой знакомый — вой истребителя. «П-40» летел так, будто во всем мире для него не существовало препятствий. Невзирая на близкие стены домов, «Ястреб» несся прямо на монстра.
        Пулеметная очередь из всех шести стволов, установленных на крыльях, заставила этот грозный механизм попятиться. С занесенной ногой, уже собираясь сделать очередной шаг, гигант вдруг зашатался, застигнутый в столь неудобной позиции и лишенный равновесия. Всего на несколько секунд, но девушке этого хватило, чтобы успеть скрыться. Она откатилась в сторону, на безопасное расстояние, не переводя дыхания, остановившись лишь на миг, чтобы подобрать фотоаппарат. Вскочив на ноги, Полли на бегу воздела руку в салюте, приветствуя Небесного Капитана, пролетавшего над ее головой. Затем, не останавливаясь ни на минуту, принялась искать убежище. Ей удалось пробраться под прикрытие строительных лесов, наспех воздвигнутых ремонтными рабочими.
        По Пятой авеню раскатились радостные вопли полицейских, прячущихся вдали за баррикадой. Небесный Капитан набрал высоту, выбравшись из тесного коридора улиц, лег на крыло и стал разворачиваться для следующего захода.
        Впереди на перекрестке показались еще четыре металлических гиганта. Они производили больше лязга и шума, чем целое войско средневековых рыцарей, облаченных в доспехи. Тяжело ступая, монстры вращали своими единственными зрачками, что-то выслеживая внизу, на тротуаре. Лазерные лучи, выбивавшиеся из их голов, зашарили по мостовой, сосредоточившись в одной точке. Булыжная мостовая стала плавиться и затрещала. Пятый робот присоединился к остальным, посылая свой могучий луч туда же. Раздался взрыв, и осколки булыжников вместе с каменным крошевом разлетелись по сторонам. Роботы продолжали слегка вращать головами, прожигая в асфальте гигантскую дыру. Со стороны они напоминали пиратов, склонившихся над картой сокровищ, на которой заветный крестик был поставлен как раз в центре Манхэттена.
        Приближаясь с тыла. Небесный Капитан выпустил новую серию очередей. Раскаленные пули застучали по шлемам, точно автоматический клепочный пистолет в руках внезапно свихнувшегося монтажника. Но пули не могли отвлечь роботов от занятия, на котором те полностью сосредоточились.
        «Ястреб» снова пронесся над макушками монстров, на которых, кстати, тоже была изображена видная ему лишь отсюда эмблема крылатого черепа. Небесный Капитан нахмурился. Что за злобный гений породил на свет эту армию монстров? Пилот крепче сжал штурвал, уходя в «бочку», лавируя между громадными неповоротливыми лапищами. Казалось, пьяные великаны безуспешно пытаются поймать назойливую осу. Между тем Капитана закрутило, и он ударился головой о стеклянный колпак кабины. Поморщившись, Джо взял штурвал на себя и взмыл вверх. Двигатели взревели. Тройная клешня робота клацнула в воздухе как раз возле его крыла, когда летчик ревущей ракетой почти вертикально уходил в небеса.
        Чудом вырвавшись из лап чудовища, бесстрашный Капитан хладнокровно выводил аэроплан на новый вираж, с легкостью обходя на своем пути препятствия. Он сделал два круга над кварталом. Сейчас Джо не думал об опасности, он хотел лишь одного — как можно скорее атаковать монстров в очередной раз. Самолет устремился в пике — вниз, в узкий лабиринт улиц, и тут он заметил черные телефонные кабели, провисавшие между зданиями. Они тянулись от дома к дому, пересекая аллею, точно паучья сеть. На маневры не оставалось ни времени, ни пространства. Небесный Капитан прицелился и выстрелил из своих орудий. Пулеметная очередь скосила один из столбов, который пал, точно колос под серпом жнеца, как раз на пути одного из ковылявших роботов-гигантов. Нога того запнулась о провод, вспыхнувший искрами, и стала сгибаться в колене. Вторая нижняя конечность, двинувшись вперед, наткнулась на катившийся под ноги столб, и робот потерял равновесие. Гигантская громада стала падать, неуклюже размахивая конечностями.
        «П-40» невредимым выскользнул из аллей и взмыл вверх, прочертив в небе дугу. Небесный Капитан оглянулся проследить за падением монстра.
        Как раз здесь на одном из заданий, во время операции против так называемых «Ракетных Грабителей», запускавших боеголовки в бронированные стены банков и затем совершавших налеты на реактивных самолетах и похищавших золотые слитки, разбился один из тяжелых штурмовиков Крылатого Легиона. Храброму пилоту едва удалось дотянуть до земли. Небесный Капитан тогда чертил небо над ним, передавая по рации приказы и инструкции, поскольку знал, чем чревато падение такого огромного воздушного судна. Заблаговременно выпустив горючее, тяжелый аэроплан ударился о землю в Центральном парке, точно молот о наковальню. Это была самая страшная авиакатастрофа в их Легионе. Но по сравнению с падением робота это было почти ничто. Гигантский корпус рухнул на Пятую авеню, точно доселе невиданная авиабомба.
        Под весом его туши мостовая прогнулась и заходила ходуном. Асфальт вскрылся, и по нему разошлась трещина. Она зигзагом пробежала от дома к дому и устремилась под ноги Полли. Девушка пыталась поймать в объектив это зрелище. В самый патетический момент падения монстра она снимала кадр за кадром, прослеживая путь робота до самой земли. И когда все свершилось, Полли щелкнула фотоаппаратом напоследок — это было словно контрольный выстрел в голову робота, покоившегося в нескольких футах от нее.
        «Я не я буду, — подумала Полли, — если хоть один из этих снимков не получит Пулитцеровскую премию».
        И тут время словно остановилось. Все замерло, включая армию роботов. Небесный Капитан пошел на очередной виток, но стрельба полицейских из-за баррикады внезапно стихла. Их пулеметы смолкли, и красно-оранжевые языки пламени больше не высовывались из-за груд мусора. Словно у всех внезапно захватило дух от этого зрелища, оставшегося (ура!) у нее на фотопленке.
        Но самым странным было поведение роботов. Они остановились как вкопанные посреди улицы. Антенны на голове издавали писк, шорох, треск и какие-то сигналы, точно роботы переговаривались с кем-то и прислушивались к инструкциям. Затем железные исполины разом, как по команде, раздвинули руки в стороны. Под их ногами взорвалась и заклубилась земля. Это сработали стартовые ракеты, находившиеся в их ногах и бронированных торсах. Отрываясь от земли, гиганты взмывали в воздух один за другим. С соседних улиц донесся такой же грохот, и над домами показались огненные столпы, на которых восходили в небо шагающие машины, превратившиеся в летательные аппараты. Вся армия роботов, распахнув руки-крылья, поднималась в небо, точно стая хищных птиц.
        Небесный Капитан между тем уже приготовился к новой атаке и как раз заходил на роботов, когда поднимающийся перед ним гигантский корпус внезапно застал его врасплох. Секунда — и самолет неизбежно протаранил бы корпус, однако в последний момент летчику удалось увести самолет в сторону. Железные гиганты поднимались в небо волна за волной, пока их окончательно не поглотили тучи.

        Напуганные ньюйоркцы, пригибаясь и испуганно озираясь, выбирались из своих убежищ. Люди выходили на улицы, со страхом оглядывая разрушения, вызванные ордой летучих гигантов. Толпы горожан замерли на тротуарах, не решаясь ступить на проспект, где распростерлась гигантская металлическая туша. Люди молча наблюдали, как Полли приближается к поверженному роботу, разбросавшему конечности по Пятой авеню. Наконец, преодолев нерешительность, толпа хлынула к нему, точно лилипуты к спящему Гулливеру.
        Полли продолжала снимать. Теперь мистер Пейли наверняка даст ей повышение.
        Наконец сирены воздушной тревоги смолкли. Эскадрилья роботов исчезла.
        Улицу тотчас заполнили машины спасателей, пожарных и кареты «скорой помощи». К ним присоединилась полиция. Но главный сюрприз ожидал всех впереди — в двух кварталах, куда Полли удалось пробраться сквозь гомонящую толпу. Туда хлынули все, кто успел налюбоваться на павшего исполина.
        Только теперь стала ясна цель появления роботов в районе Манхэттена. Гигантские машины прожгли в земле воронку и вырвали из подземных коммуникаций силовые генераторы, турбины и насосы, обеспечивавшие газом, водой и электричеством весь город. Все городские коммуникации. Это напоминало пиратскую операцию по трансплантации органов. Монстры похитили сердце города, его легкие и прочие важные системы жизнеобеспечения.
        — Но зачем они это сделали? — пробормотала Полли.
        Однако, пожалуй, никто из присутствующих не смог бы ответить на этот вопрос.
        Подняв болтавшийся на ремешке фотоаппарат, который она уже не пыталась спрятать под плащ, Полли сделала несколько снимков обугленной воронки. И как раз в этот момент появился Небесный Капитан. Его «П-40» прощально прочертил небо вдоль улицы, словно летчик хотел убедиться, что там, внизу, все в порядке. Полли проводила героя задумчивым взглядом.
        Наконец-то Полли удалось заполучить первую страницу в экстренном выпуске «Кроникл». Ее репортаж дали крупным шрифтом, причем солидными жирными буквами, а не таким курсивом, как газетные «утки». Красивые буквы взывали к каждому жителю Нью-Йорка:
        МЕХАНИЧЕСКИЕ МОНСТРЫ ВТОРГЛИСЬ В НАШ ЛЮБИМЫЙ ГОРОД
        (Материал подготовлен Полли Перкинс)
        И под статьей — один из ЕЕ снимков! На самом деле набралось столько удачных кадров, что главный редактор «Кроникл» Пейли решил посвятить им целый разворот. И хотя он, конечно, «накрутил ей хвост» за глупый, необдуманный риск, едва перешагнув порог кабинета шефа и закрыв за собой дверь, Полли услышала, как он кричит на остальных репортеров, обвиняя их в том, что они не оказались вовремя в нужном месте и упустили сенсацию века.
        — Такой возможности вам уже может не представиться до конца жизни! — восклицал главный редактор.
        Полли самодовольно улыбнулась и направилась в типографию. Она стояла перед станком в ожидании первого экземпляра и успела выхватить его «горяченьким» из-под пресса.
        Привычно пробежав глазами заголовок и задержавшись на своей фамилии, дабы убедиться, что ее не переврали нерадивые наборщики, а затем проверив всю статью, девушка гордой походкой направилась в свой кабинет.
        Радиостанции продолжали сообщать по всем каналам последние новости о налете механических гигантов и последствиях катастрофы. Сведения были самые противоречивые, но все сходились в одном: Манхэттен был лишь первым пунктом коварного плана.

        — …дальнейшие, более подробные детали нападения изложены в…
        —.. центр города как будто вымер, лишенный коммуникаций и даже линии связи…
        — …согласно телеграммам от английских, французских и германских информационных агентств, атака роботов не ограничится налетом на Нью-Йорк…

        Полли развернула на столе атлас мира, придвинув поближе настольную лампу в виде глобуса. Судя по сводкам, не одному лишь Небесному Капитану — Джо Салливану — пришлось отражать нашествие роботов. То же самое происходило в различных уголках земного шара, куда устремились боевые машины остальных пилотов-наемников Крылатого Легиона.
        Сутулые механические фигуры разгуливали по «рю» Парижа, точно репку вырвав с корнями из земли металлическое основание каркаса Эйфелевой башни. Бесчинствовали они и на «стритах» Лондона, учинив налет на Биг Бен. Своими маршами монстры разрушили несколько знаменитых мостов через Темзу. Даже в Москве, где по приказу наркома Молотова Красная Армия встретила их танками, «механические недочеловеки», как писала о них советская пресса, разгромили народное хозяйство страны, погубили нарождающуюся индустрию и безнадежно испортили сырьевые источники, лишив тем самым Страну Советов исходного материала для гонки вооружений. А это нанесло непоправимый урон производству танков и тяжелому машиностроению.
        Ответные удары Крылатого Легиона встретили минимум сопротивления и особого успеха не имели. Казалось, роботам и дела не было до всякой мошкары. Монстры появлялись невесть откуда и исчезали в никуда, выполнив свою задачу, а попросту говоря, учинив разгром. И повсюду за собой они оставляли развалины и выжженную землю. А также загадку: «Зачем им все это нужно?»

        — …по сообщениям Би-би-си, сталелитейный завод в Нюрнберге был буквально сметен с лица земли тем, что очевидцы трагедии назвали «механическим торнадо»…
        — …информационные агентства Парижа и Мадрида сообщают о загадочных землеройных машинах, появляющихся из-под земли, точно кроты, и разрушающих угольные шахты и нефтяные скважины…

        Безумный гений-изобретатель, который произвел на свет этих чудовищ (возможно, тот самый загадочный Тотенкопф, о котором говорил доктор Дженнингс), по всей видимости, придерживался какого-то четко разработанного плана, подводя планету к краю пропасти. Похоже, это была лишь первая часть его плана. Что за этим последует — неизвестно. Все терялись в догадках. Полли так и не удалось разыскать профессора Дженнингса после его исчезновения из кинотеатра. Но зато теперь ей стало ясно, отчего этот ученый так опасался за свою жизнь. И если он еще жив, то, наверное, спрятался так, что его не найдет теперь и самый пронырливый репортер. Или самая пронырливая репортерша.
        Но что же все-таки случилось с доктором Варгасом, бесследно сгинувшим после посадки «Гинденбурга»?
        Полли предстояло это выяснить, ибо исследование ученых было прелюдией ужасного сценария, разработанного Тотенкопфом. Она была в этом уверена. Задумчиво опершись подбородком о ладонь, Полли продолжала слушать радио.
        — Сегодня весь мир может надеяться лишь на чудо — что правительства совместно с силами Крылатого Легиона разрешат эти загадки…

        7

        ЗАСЕКРЕЧЕННАЯ БАЗА

        ВДОХНОВЛЕННЫЙ ФАНТАСТИКОЙ

        КОЛЛЕКЦИЯ ПОПОЛНЯЕТСЯ НОВЫМ ТРОФЕЕМ

        Пусть они даже и не испугались появления Капитана, но гигантские самодвижущиеся машины все же убрались из Нью-Йорка. Теперь ему здесь было делать нечего. Небесный Капитан пронесся над сушей и водами, оставив город далеко позади, и вошел в мягкие, пушистые, словно только что собранный хлопок, облака. Отсюда он понесся к постепенно вырисовывавшимся вдалеке пикам гор.
        Остальные силы Крылатого Легиона уже должны были к этому времени собраться на базе, вернувшись со своих заданий из различных точек земного шара. За все эти годы службы в Легионе, годы, полные приключений, Джо Салливан не мог припомнить случая, когда бы легионеры были просто нарасхват, как сегодня. Столько тревожных вызовов одновременно! Славный денек для героев. Судя по всему, с этими роботами еще предстоит немало повозиться.
        Рыча двигателями, его самолет набирал высоту, приближаясь к смутным очертаниям гор на горизонте. Наконец под пилотом распахнулась долина, отсюда, с высоты, похожая на камуфляжную куртку, брошенную у подножия гор. Она раскинулась посреди поросших густым лесом холмов, и добраться сюда можно было лишь по головоломному, запутанному лабиринту извилистых горных троп — или по воздуху. Здесь, под прикрытием гор, в труднопроходимых местах, располагалась секретная база знаменитого Крылатого Легиона.
        Грозные серебристые цеппелины издалека сверкали возле причальных мачт, бока их переливались на солнце. Дальше шла полоса аэродрома, занимавшего большую часть долины. Взлетно-посадочные полосы расходились в нескольких направлениях к поросшим лесом горам, предоставляя летчикам возможность сесть с любой стороны, где им будет быстрее и удобнее. На размеченной линиями бетонке дежурили на своих местах боевые самолеты, готовые стартовать при первой необходимости. Ряды исполинских ангаров, на изрядном расстоянии друг от друга разбросанные по всему ландшафту, скрывали в себе боевую технику, станки и ремонтное оборудование. Здесь же размещались испытательные доки и квартиры для личного состава.
        Всякий раз Джо ощущал приятное покалывание в груди, возвращаясь домой. Ему было чем гордиться — чувство ни с чем не сравнимое. Местонахождение базы было известно далеко не каждому, по вполне понятным причинам, но Салливан был твердо уверен, что, если бы все эти маньяки, мечтающие о мировом господстве, вдруг увидели, с кем они решили потягаться, их число резко сократилось бы, ибо половина наверняка оставила бы свои безумные замыслы. Как было бы хорошо…
        Совершив мягкую посадку, «Ястреб» стал выруливать по «взлетке». Навстречу уже спешила команда авиатехников. Пятясь и указывая направление, двое из них завели самолет в ангар. Под его высоким куполом громоздились леса, снизу напоминавшие переплетение паутины и казавшиеся струнами, протянутыми из угла в угол. Команда техников набросилась на боевую машину со всех сторон, словно на финишировавшую гоночную машину.
        Оставив двигатель на холостом ходу. Небесный Капитан распахнул прозрачную дверцу кабины и прокричал сквозь рев моторов:
        — Залейте горючего, и патроны, похоже, тоже на исходе!
        Он вылез на крыло и двинулся по нему, выкрикивая поручения, хотя техники и так прекрасно знали свое дело.
        — Все будет в порядке, Небесный Капитан.
        — Осмотрите шланги, вполне возможно, есть повреждения. И прострелы в фюзеляже. Могли остаться отверстия от пуль. Ну, в общем, все как обычно.
        — От пуль? По вам стреляли, кэп? Разве у этих роботов было огнестрельное оружие?
        — Я сам стрелял, Джимми. А там рикошетило со всех сторон, так что могло запросто попасть и по корпусу.
        — Не беспокойтесь, кэп, самолет будет как новенький.
        — Ну ладно, не мне вас учить.
        Легко спрыгнув с крыла на бетонированный пол, Джо вздохнул во всю ширь своих легких, впитывая столь любимые им запахи авиационного бензина, горячих выхлопов и моторной смазки.
        — Как только проявите пленку из передних камер — сразу несите мне, нужно будет просмотреть детали. Эти роботы-монстры, доложу я вам, фрукты еще те… И принесите бортжурнал. Через час — сбор всех пилотов Легиона. Я должен проинструктировать всех лично, и пусть каждый доложит о результатах операции. — Он стал вращать плечами, скидывая лямки парашюта. — Декс здесь?
        Механик ухмыльнулся:
        — Где же еще ему быть, капитан?
        На цветном развороте комиксов, вырванном из воскресного выпуска нью-йоркской «Кроникл», был изображен Бак Роджерс в своей фантастической экипировке. Какой-то инопланетный злыдень ухватил Вильму Диринг в качестве заложницы, приставив к ее виску диковинную внеземную пушку. Бак как раз вразумлял его, направив свое оружие на стальную обшивку корабля. Текст в «пузыре» гласил: «Мой ультразвуковой демолекулятор пройдет сквозь эту стену, как нож сквозь масло».
        Комикс был приклеен скотчем к чертежному столу, а газетные поля уже испещрены какими-то заметками и формулами. Рядом валялись чертежи предполагаемого устройства, весьма смахивающего на ультразвуковой демолекулятор Бака Роджерса.
        Декс Дирборн — правая рука знаменитого Капитана и технический гений, вечно что-то изобретавший, — радостно сверкая карими глазами, целился в дальний угол комнаты из какого-то весьма диковинного пистолета. О том, что это пистолет, можно было догадаться по наличию прицела, разноцветных кнопок и изогнутой рукоятке, приспособленной скорее для руки инопланетянина.
        Декс еще и сам не знал точного предназначения всех кнопок, которыми он оснастил свое оружие. Просто парень следовал фантазии художника, рисовавшего эти комиксы. Как только ультразвуковой демолекулятор пройдет испытания, он придумает для него какие-нибудь дополнительные функции.
        Высунув кончик языка, Декс направил дуло лучемета на стальную пластину, поставленную стоймя в глубине бетонного бункера. Лучемет нетерпеливо дрожал в руке, будто горел желанием показать себя в деле. Оглянувшись через плечо. Декс крикнул помощникам:
        — На всякий случай — ложись!
        Сотрудники лаборатории поспешили покинуть бункер для стрельбы, спрятавшись за мешками с песком. Стянув со лба защитные сварочные очки, Декс навел пистолет точно в центр стальной пластины и нажал кнопку «Огонь».
        Концентрические круги света ударили в металлическую пластину. Пистолет зашкворчал в его руке, точно раскаленная сковородка. Пульсирующие лучи волнами атаковали сталь. Не прошло и секунды, как металл раскалился добела, тая на глазах.
        Декс опустил ствол. Глаза его возбужденно горели.
        — Мощность что надо! А ствол даже не разогрелся.
        Положив пистолет на стол, он поспешил к стальной мишени. Ассистенты вылезли из-за баррикады, отирая пот со лба. Декс остался доволен результатами испытания: громадная дыра, проплавленная в трехдюймовой стали.
        — Бак Роджерс знает свое дело!
        За его спиной со скрежетом отъехала гигантская дверь ангара, заливая помещение солнечным светом. Декс отвернулся от своей оплавленной мишени, услышав знакомый утробный рев двигателей. Оба ассистента, вскрикнув от волнения, тут же бросились разводить огромные створки, сквозь которые въезжал мощный тягач.
        На платформе тягача покоился остов гигантского робота. Он был изрядно покорежен падением с высоты своего пятиэтажного роста, на броне были заметны царапины, но в целом корпус оказался цел. Циклопий глаз потух, конечности онемели, застыв на шарнирах все в том же зафиксированном положении.
        Декс не мог поверить собственным глазам. У него просто челюсть отвалилась.
        — Вот черт! — пробормотал он, нечаянно положив ладонь на еще не остывшую мишень, и тут же одернул ее, дуя на пальцы, будто коснулся горячего утюга.
        В ореоле солнечного света у входа в ангар появилась фигура Капитана в полурасстегнутой кожаной куртке и очках авиатора, поднятых на лоб.
        Водитель тягача высунул голову из окошка, озираясь и перекрикиваясь с персоналом, помогавшим разгружать платформу. Железный монстр едва вместился в огромный ангар, заполнив собой все помещение.
        — Привет, Декс! Видишь, какую добычу я привез из Манхэттена? Там такие звери разгуливают по вечерам. Сможешь его раскрутить и посмотреть, как там все внутри устроено?
        Декс в восхищении всплеснул руками:
        — Я слышал про них по радио, кэп. Но там говорилось о больших роботах, а этот просто гигантский!
        Декс медленно обходил тушу гиганта, вернее, пока одну лишь его наглухо запаянную куполообразную голову, на которой не было даже следов винтов или сварочных швов. Юноша был явно поражен размерами механического чудища.
        — Неужели вы оставите это мне?
        — Если выяснишь, откуда это чудище взялось, то я подарю тебе такого на Рождество. Слово офицера.
        Если кто-нибудь на свете и был способен развинтить такой агрегат и разобраться в его устройстве, так это Декс. Небесный Капитан, как всегда, всецело полагался на своего помощника.
        Когда-то паренек с глазами мечтателя подрабатывал в пивнушке, частенько навещаемой летчиками Крылатого Легиона. Он неплохо учился В школе, однако большую часть времени проводил за чтением комиксов и просмотром фантастических сериалов. Его привлекало все немыслимое и невозможное, а действительность интересовала мало. Родители давно махнули на сына рукой, не надеясь, что из Декстера выйдет что-то путное.
        Но с Небесным Капитаном и его летчиками парнишка быстро нашел общий язык. Все началось с невинной болтовни и коренного вопроса его жизни: «А что будет, если?..»
        Небесный Капитан разглядел этого гения за стойкой пивной. Парнишка верил в свои силы, и Капитан решил дать ему шанс. Однажды он ввалился в пивную и с загадочным видом подошел к стойке и облокотился на нее.
        — Декс, как ты смотришь на то, чтобы объединить все мои технические ресурсы с твоими задумками и фантазиями? Попробуем их реализовать, а? Я думаю, вместе мы будем просто непобедимы. Ну что, идет?
        Декс черпал вдохновение из фантастических журналов о чудесах и приключениях, в изобилии выходивших в Америке в 30-е годы XX столетия. Любимыми его авторами, которые и подсказывали парню идеи, были Джек Уильямсон, Эдмунд Гамильтон, так называемый Доктор Смит и даже Эдгар Берроуз с Гербертом Уэллсом.
        Некоторые из его изобретений казались скорее экспонатами музея инопланетных культур, и им с трудом можно было подыскать практическое применение, однако большая их часть состояла на вооружении Крылатого Легиона и уже не раз спасала не только его летчиков, но и весь мир. Чего стоили одни только усовершенствования Декса в «Ястребе» Капитана. К тому же изобретатель выступал по совместительству в роли библиотекаря, собрав изрядную коллекцию комиксов и фантастики.
        — Ну а ты, Декс, пока мы там сражались в небесах с монстрами, что ты поделывал в своем уютном ангарчике? — Небесный Капитан пристально рассмотрел пистолет, лежавший на столе, а затем перевел взгляд на дырку в мишени.
        С вожделением глазевший на робота Декс оторвался наконец от монстра и пригласил Капитана внутрь испытательного бункера.
        — Знакомьтесь — мой друг ультразвуковой демолекулятор. Проделывает дырки в трехдюймовой стали, а также способен на многое другое, только я пока не придумал, на что именно. Однако и сейчас уже есть на что посмотреть.
        Пройдя мимо верстака, он подвел пилота к осциллоскопу и включил прибор. На сетчатом экране появились линии-зигзаги.
        — Эти сигналы я записал после появления первых роботов в Нью-Йорке, Москве, Париже, Мадриде и Лондоне. Вот, смотрите…
        Из динамика раздались звуки разной продолжительности, напоминавшие гудение телефонного сигнала. Они явно передавались в определенном ритме, напоминая загадочную переливающуюся мелодию, построенную на нескольких тонах. Небесный Капитан приник к экрану, разглядывая линии:
        — Азбука Морзе?
        — Я и сам так подумал сначала, но перед нами знаковая система гораздо более сложного уровня. К тому же она имеет подсигнал в низкочастотном поле. Что-то вроде подсознательного внушения — возможно, именно этот сигнал ими и управляет.
        — Управляет? Откуда?
        — Судя по всему, управление роботами ведется из какого-то одного определенного места. Так сказать, из штаба.
        — Сможешь перехватить, откуда подается сигнал?
        — Попробую, как только начнется следующая передача.
        — Молодчина, Декс!
        Стянув перчатки, Капитан указал на гигантского робота, распростертого на платформе:
        — Ну и с этим экспонатом тебе тоже не мешало бы ознакомиться. Выясни, что у него там тикает. — Небесный Капитан улыбнулся по-мальчишески озорно. — Не сильно я тебя нагрузил?
        — Нормально, — отозвался Декс, старательно скрывая тихую радость, охватившую его, когда он услышал о возможности покопаться в громадном механизме.
        Небесный Капитан бросил перчатки на верстак:
        — Я должен знать, откуда они явились и кто послал их сюда. Жду твоего доклада.
        Не замедляя шага и нигде не останавливаясь, он направился в штаб Легиона. Это был такой же огромный ангар, три стены которого занимала детальная карта полушарий. Техники в униформе ходили по воздвигнутым лесам, длинными шестами помечая на карте различные регионы. Сверху из громкоговорителей легионеры сообщали новые координаты.
        Небесный Капитан лишь мельком оглядел этот бушующий активностью ангар. Кивнув, он сразу направился к двери своего кабинета, расположенного напротив карты. Это было его святилище — здесь он мог побыть наедине с собой, предаваясь размышлениям. Табличка на двери сообщала, что здесь находится в свободное от полетов время КАПИТАН ДЖОЗЕФ САЛЛИВАН.
        Закрыв дверь, он облегченно вздохнул. Ну наконец-то. Капитан привалился к двери спиной. Телом мгновенно овладела усталость. Он почувствовал ее — от ноющих ребер и до кончиков пальцев. Битва с роботами далась ему нелегко. Но никто в мире не узнает об этом, даже его ближайшие сподвижники. Никто и никогда не видел Небесного Капитана уставшим.
        Вялой походкой он проковылял к столу посреди своего крошечного кабинета и рухнул на стул. На свой собственный стул. Не включая света, выдвинул ящик письменного стола, достал оттуда стакан и поставил его на стол, одним движением руки сдвинув папки и разрозненные бумаги в сторону. Затем Джо достал из потайного ящика бутылку. Можно было подумать, что в ней молоко, но на самом деле бутылка содержала раствор магнезии. Капитан наполнил стакан до краев жидкостью белого как мел цвета и поднял его в молчаливом салюте, уже заранее скривившись.
        За спиной раздался женский голос:
        — Что, животик побаливает?
        Небесный Капитан развернулся, моментально извлекая пистолет из кобуры. Ствол нацелился в темный угол кабинета. И оттуда, улыбаясь ему, на свет выступила Полли Перкинс.
        Капитан узнал ее сразу, хотя и почувствовал некоторое замешательство. Вспышка радости озарила его лицо, но тут же потухла. Старые раны еще не зажили.
        — Ну, Джо, как ты поживаешь без меня?

        8

        ЧЕРТЕЖ ОТ ТОТЕНКОПФА

        ЭКСКУРСИЯ ПО «СКЛАДУ УЖАСОВ»

        НОВЫЕ СВЕДЕНИЯ ОБ ОДИННАДЦАТОМ ПОДРАЗДЕЛЕНИИ

        — Кто тебя сюда впустил? — с нескрываемым раздражением спросил Небесный Капитан. — Убирайся немедленно. Репортерам к нам путь заказан.
        — Рада видеть тебя. Небесный Капитан, — ответила Полли, скромно присаживаясь на краешек стола. — Вообще-то Декс говорил, что у тебя сегодня хорошее настроение.
        — Декс… — Слово застряло у него в глотке. Скрипнув зубами, Небесный Капитан схватил черную телефонную трубку и яростно закрутил диск. — Декс! Срочно ко мне!
        Полли медленно покачала головой. Точнее, своими золотыми локонами.
        — Прошло целых три года, Джо. Сколько можно сердиться? Я уже и забыла, из-за чего мы тогда поссорились.
        Сдавив телефонную трубку ладонью, Небесный Капитан положил ее на место. Повернувшись к Полли, он сказал, сдерживаясь насколько мог:
        — Ты — предательница. Ты сорвала тогда всю операцию… Ты перерезала мне бензопроводный шланг…
        — Хорошо. Пусть будет так. — Полли чуть откинулась назад. — Ты, как вижу, все еще не пережил того разочарования.
        — Ничего себе разочарование! Да я, между прочим, из-за тебя полгода просидел в маньчжурском лагере для военнопленных.
        Он нахмурился, вспоминая, что ему пришлось пережить.
        — Мне чуть не отрезали пальцы…
        Полли закатила глаза: это она уже слышала миллион раз.
        — Джо, говорю в последний раз: я ничего не делала с твоим чертовым аэропланом.
        — И все это только ради того, чтобы снять Тойо Хидеки в ванной! Не говоря о прочем…
        Она закинула ногу на ногу, призывая себя к спокойствию.
        — А вот мне кажется, что ты просто выдумал всю эту «диверсию», чтобы прикрыть ту историю с девчонкой в Нанкине.
        — С какой еще девчонкой? Ты рехнулась?
        — С той загадочной девчушкой, которую ты все время обхаживал.
        — Ничего такого не было. Это все плод твоего больного воображения.
        — Да? И как же ее звали, Джо? Как звали плод моего больного воображения?
        — Хорошо, — сердито заявил Капитан. — Если тебе так хочется знать, ее звали мисс Фикция. Тебя это устраивает?
        Полли придвинулась поближе к Капитану, но он тут же шарахнулся в сторону, подняв на всякий случай пистолет.
        — Вот что, милая, с меня хватит.
        — Интересно, что же ты собираешься делать дальше? Застрелишь меня? — Полли невинно заморгала ресницами.
        Тут распахнулась дверь, и в кабинет ворвался Декс. Увидев Капитана, направлявшего ствол на Полли, он воскликнул:
        — Замечательно! Вижу, вы нашли друг друга. Я так и знал.
        Небесный Капитан встал из-за стола, оставив стакан с магнезией нетронутым:
        — Приятно было встретиться, Полли. Надеюсь, следующее наше свидание состоится не раньше чем еще лет через десять. Декс, проводи мисс Перкинс на КПП. И не забудь потом все прибрать.
        — Привет, Полли, — смущенно произнес юноша.
        — Привет, Декс.
        На лице его отразилось замешательство.
        — Я… это самое…
        — И я тоже. Все в порядке, дружок, не переживай.
        И Полли, с милой улыбкой, в сопровождении Декса направилась к выходу.
        Небесный Капитан между тем приготовился напоследок хлопнуть дверью.
        Однако, остановившись у порога, Полли хмыкнула:
        — Очень жаль, что у вас нет времени взглянуть на это.
        И продемонстрировала им загадочный чертеж, оставленный доктором Дженнингсом в кинотеатре.
        С первого взгляда Небесный Капитан понял, что перед ним. Рисунок отражал знакомые конфигурации робота. Одного из тех, что терроризировали Манхэттен. Джо тут же бросился к двери, схватился за ручку и закрыл собой выход.
        — Откуда это у тебя?
        Полли ответила загадочной улыбкой и вырвала листок из руки Капитана.
        — Какая разница… Тем более этот чертеж не единственное, что у меня есть. У меня полно подобного материала…
        — Мне нужен этот чертеж… Точнее, Дексу, — заколебался Капитан.
        Юноша у дверей просиял.
        — Пожалуй, было бы не лишним ознакомиться с первоисточниками… Это могло бы нам помочь.
        — В общем, так, — уверенно сказала Полли, оборачиваясь. — Тебе нужны мои материалы, а мне — твоя информация. Расклад прежний.
        Небесный Капитан вздохнул. Атака Полли заставила его призадуматься. Месть разгневанной женщины порой страшнее нападения маньяка, мечтающего о мировом господстве.
        — Ну что, Капитан? — заговорил Декс. — Покажем ей? Она может оказаться нам полезной.
        Небесный Капитан тут же осадил его взглядом, но Полли немедленно воспользовалась ситуацией.
        — Ой, что это вы имеете в виду? — невинно спросила она, заметив замешательство Капитана. — Как интересно! Пожалуйста, покажите!
        Капитан тут же отвел взгляд в сторону, но Полли не проведешь.
        Она неторопливо сложила листок бумаги вчетверо и как ни в чем не бывало направилась к выходу.
        — Ну так что, принимаешь ты мое предложение?

        Залитые лучами солнца, они стояли перед входом в один из секретных ангаров Легиона: Декс, Полли и Небесный Капитан. Порывшись в кармане, Декс вытащил связку ключей. Побренчав ими, юноша вскоре безошибочно выбрал нужный ключ и отпер висячий замок. Он толкнул проржавевшую дверь склада, распахивая ее перед гостями:
        — А вот и наша квартира. Подожди, Полли.
        Декс щелкнул выключателем, осветив свой «музей». Ряд за рядом предстали перед ней «экспонаты», которые можно было принять за артефакты неизвестных инопланетных культур.
        — Давно говорил Капитану, что нам пора открывать выставку.
        На этом складе хранилась коллекция совершенно немыслимых технических изобретений: землеройные машины на танковых траках; роботы с сумасшедшей «начинкой», способные переработать землю в удобрение и имевшие некоторое сходство с теми, что атаковали Манхэттен: колбы с электрическими созданиями, светившимися в полумраке, точно неоновые лампы; крылатые монстры самого немыслимого вида.
        У Полли отвисла челюсть.
        — Боже мой, что это?
        — Здесь собрано все, что уже однажды покушалось на Землю. Полли, мы избавили человечество от всей этой грязи.
        — Битва на Юре?
        — Совершенно верно. Оттуда их и привезли.
        Какой-то маньяк извлек из доисторического комара, сохранившегося в янтаре, образчик крови тиранозавра, решив повернуть время вспять. В результате Крылатому Легиону пришлось воевать с динозаврами. На смену этому психу пришел так называемый Оптик. Этому безумцу удалось выплавить из метеорита особое стекло, с помощью которого можно было заглядывать в иные миры. Оптик обрел способность при помощи своих линз проникать в параллельные вселенные, истребляя мировых лидеров. И когда Небесный Капитан загнал его в угол, Оптик скрылся в одном из измерений, где, возможно, и пребывает до сих пор.
        — Откуда у тебя все это? — ошарашенно спросила Полли.
        — Все началось три года назад, со вторжения роботов. И, судя по всему, занимался этим кто-то один. — Декс почесал в затылке. — Вообще-то, до сих пор мы старались не посвящать в это дело репортеров.
        Небесный Капитан следил отсутствующим взором за их продвижением по огромному «музею». Каждый шаг здесь, на выставке немыслимых экспонатов неземной природы, открывал нечто новое. Джо понимал Полли, которой довелось соприкоснуться с невероятным, однако внешне оставался бесстрастным.
        — Эти машины, — между тем продолжал Декс, — все эти машины, — подчеркнул он, — появлялись невесть откуда, забирали что хотели и потом исчезали бесследно. Как в последнем случае. — Он вздохнул. — Вот уже три года прошло, а мы до сих пор не знаем, что им нужно и кто насылает их на нас.
        Юноша провел Полли вдоль рядов разбитых, изувеченных механизмов, остановившись перед устрашающего вида крабом с огромными клешнями.
        — Вот этот приятель четвертого мая попал к нам из Буэнос-Айреса. Загадочные механизмы продолжают нападать на нас во всех точках земного шара. — Клешни заканчивались на теле чудовища неимоверными крючками. — А вот этого красавца нашли в пятнадцати милях от Вены.
        — Когда?
        — Тринадцатого июня, — ответил несколько смущенный вопросом Декс.
        — Тринадцатого июня?
        Кажется, кое-что проясняется.
        — А в чем дело? — вмешался Небесный Капитан. — Что тебя так удивило?
        — Дальше можете не говорить. Следующая дата — восьмое июля. Правильно?
        — Откуда ты знаешь?
        — Восьмое июля, вечер.
        — Верно. Ну и что?
        — Почитай «Кроникл», Джо, в моих статьях ты найдешь много интересного. Нет, правда. Именно в этих городах и исчезали ученые. И даты тоже совпадают. Это не случайно.
        Декс потряс головой:
        — Черт возьми! Кэп, это просто немыслимо! Откуда она знает?
        Небесный Капитан нагнулся ближе. Он уже устал от этих игр.
        — И что еще тебе известно?
        Вместо ответа Полли приблизилась к одной из машин.
        — Если я не ошибаюсь…
        Она стерла слой пыли и копоти с корпуса, открывая знакомые очертания черепа с железными крыльями. Голос ее моментально изменился — в нем не осталось и следа иронии.
        — Доктор Варгас был шестым по счету ученым, исчезнувшим при загадочных обстоятельствах. Следующий его коллега связался со мной, назначив встречу в кинотеатре. Его кто-то явно преследовал. Он настойчиво повторял: «Тотенкопф». И при одном упоминании этого имени становился бледным как смерть.
        — Тотенкопф? Кто это? — Декс уставился на крылатый череп.
        Полли вытащила из сумки газету на немецком языке:
        — Судя по всему, человек-невидимка. Я уже дважды перерыла библиотеку и связалась со всеми своими информаторами, от Парижа до Бангкока. Но это — все, что мне удалось раскопать.
        Она развернула газету на корпусе поверженного робота. Семь человек в белых лабораторных халатах на фоне загадочной аппаратуры. Снимок был скверного качества, однако некоторые детали на нем можно было разглядеть. И опознать всех пропавших ученых.
        — Это лаборатория доктора Тотенкопфа, организованная накануне Мировой войны. Так называемая бригада «Эйнхайт Эльф» — Одиннадцатое Подразделение.
        Преодолевая раздражение, Небесный Капитан склонился над статьей:
        — Что-то я никого не узнаю.
        — Неудивительно. В то время они были молоды.
        Капитан хмыкнул, вглядываясь в готический шрифт:
        — И чем же занималось это загадочное подразделение?
        — Неизвестно, — ответила Полли. — Это была секретная лаборатория. Однако ходят слухи, что там проводились эксперименты на узниках концлагерей. Лаборатория была внезапно закрыта, и Тотенкопф бесследно исчез. Был объявлен международный розыск. За его голову было назначено крупное вознаграждение. Но вот уже тридцать лет о нем ни слуху ни духу.
        — И ты считаешь, что теперь мы столкнулись с ним? — спросил Небесный Капитан.
        Полли ткнула пальцем в газету:
        — Обрати внимание на это название. Одиннадцатое Подразделение.
        Капитан уставился на крылатый череп:
        — И где сейчас этот ученый, назначивший тебе встречу? Куда он исчез?
        Девушка перехватила его взгляд:
        — Похоже, в этом деле у нас общие… Не так ли, Джо?
        — Ладно, уговорила. Но только никаких публикаций. Поняла? Ничего не делать без моего разрешения. Ты не напишешь ни одной строчки, не дашь никому ни одной фотографии без моего позволения. Все понятно?
        Она хмуро кивнула:
        — Пусть будет по-твоему.
        И незаметно передвинула на груди фотоаппарат, чтобы запечатлеть напоследок остов обездвиженного гиганта — одного из экспонатов «музея» Крылатого Легиона.

        9

        ЗАВЕТНЫЙ АДРЕС

        ВТОРЖЕНИЕ В ЛАБОРАТОРИЮ

        ЗЛОВЕЩЕЕ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ

        В тот же день черный «паккард» Полли несся по залитой дождем улице Нью-Йорка, однако планы ее пока еще были неясны даже ей самой. Рядом сидел Небесный Капитан, хмуро наблюдавший за ее вождением. Гораздо безопаснее он ощущал себя за штурвалом «Ястреба», чем в машине, управляемой Полли, — там, во всяком случае, все было под рукой.
        Заметив, что девушка искоса иронически поглядывает на него, видимо догадываясь об ощущениях, которые он в данный момент испытывает, Небесный Капитан разозлился еще больше и уставился в мокрое ветровое стекло.
        — Ну, что скажешь? — не вытерпел он, первым обратившись к ней.
        — А зря я тогда бросила тебя, Джо.
        Он удивленно повернулся к ней.
        — Кстати, совсем забыла тебя поблагодарить. Ты прилетел как раз вовремя. Еще немного, и меня бы раздавил робот, я имею в виду — во время манхэттенского нашествия.
        Опоздай ты еще на минуту, и от меня бы и мокрого места не осталось.
        — Что? Так ты и там уже успела побывать? — Небесный Капитан посмотрел на пролетающие мимо каменные арки, фонари и огни встречных машин. — Я и не заметил, — с напускным равнодушием произнес он.
        Но Полли продолжала улыбаться — ее не проведешь.
        — А может, это ты меня тогда бросил? Ну и ладно. Все к лучшему.
        — Смотри на дорогу. — Он вгляделся в ветровое стекло, пытаясь разобраться, где они.
        Полли притормозила перед темным многоэтажным домом.
        — Здесь должен прятаться Дженнингс, если только мои предположения верны.
        Оставив машину у тротуара, Полли и Небесный Капитан проследовали к парадному входу. Полли подняла воротник плаща и надвинула черную фетровую шляпу. Кожаную летную куртку Капитана моментально оросил дождь, и капли засеребрились на его волосах: Джо не признавал никаких головных уборов, кроме летного шлема. Полли заторопилась, по привычке пытаясь вырваться вперед, но летчик скоро нагнал ее. Он не предоставит ей этой радости — в очередной раз почувствовать себя главной.
        Они свернули в сумеречную аллею, спустились по лестнице, усыпанной осенней листвой, прошли мимо кучи какого-то хлама и битого камня и наконец остановились перед маленькой табличкой на дверях: «ХИМИЧЕСКАЯ ЛАБОРАТОРИЯ».
        Сверившись с адресом на клочке бумаги, который она держала наготове, Полли отрывисто постучала. Никто не ответил.
        — Доктор Дженнингс? Это Полли Перкинс.
        Выждав еще некоторое время, она ударила кулаком в дверь:
        — Доктор Дженнингс!
        Она поймала встревоженный взгляд Небесного Капитана. Тот дернул ручку.
        — Заперто.
        Он оглянулся, прикидывая, как еще можно проникнуть в дом, и заметил распахнутое окно на втором этаже.
        — Похоже, там идет проветривание. Ну, это нам только на руку.
        Из кучи мусора Джо извлек обрывок веревки и сломанный стул. Сделав петлю, он проверил веревку на прочность.
        Уже замахнувшись, он услышал за спиной грохот. Обернувшись, Капитан увидел Полли. Подняв с земли булыжник, она высадила дверное стекло и уже запустила внутрь руку, отодвигая щеколду и сбрасывая крюк.
        — Не трудись, Джо. Уже открыто.
        Опять она его обскакала. Небесный Капитан уставился на девушку долгим взглядом, точно поперхнувшись словами негодования, которые он с трудом сдерживал. Наконец, отбросив стул, Джо распахнул дверь в лабораторию доктора Дженнингса.
        — Несолидно как-то охраняется такое заведение. Мне доводилось иметь дело с учеными чудаками и с маньяками-изобретателями. Обычно они принимают меры по защите своих закромов.
        В лаборатории царил настоящий разгром. Вся немногочисленная мебель была перевернута.
        — Очевидно, нас опередили. Здесь уже кто-то побывал.
        Дверцы шкафа были раскрыты настежь, а содержимое ящиков вместе с бумагами из письменного стола разбросано по полу. Разбитые пробирки и мензурки блестели осколками, залив все вокруг остро пахнущими химическими реактивами. Торшер разбили о стену, в столешнице письменного стола зияла трещина.
        — Опоздали, — выдохнула Полли.
        Переступая через обломки, они вошли в помещение, осматривая следы разгрома. Щелкнув выключателем, в слабом свете электрической лампочки, удивительным образом уцелевшей в этом беспорядке, Полли разглядела металлический шкаф в дальнем углу кабинета. Он чудом уцелел во время разгрома — благодаря тому, что крепился на кронштейнах, и вандалы то ли не смогли, то ли просто поленились отодрать его от стены. Зато дверь они старательно сломали и сорвали с петель.
        Ни слова не сказав капитану и не посвятив его в свои намерения, Полли направилась к этому изувеченному предмету меблировки и отбросила в сторону дверь, вяло болтавшуюся на единственной сохранившейся петле. Ее глазам предстало такое, что девушка сперва растерянно заморгала, а потом привычным движением схватилась за фотоаппарат, целясь объективом во внутренности шкафа.
        Полка за полкой он был уставлен стеклянными сосудами. В них в формалине плавали скелетики немыслимых уродцев, явно инопланетного происхождения — в земной фауне подобные экземпляры напрочь отсутствовали. Ни с одной из земных форм жизни они, совершенно точно, не имели даже самого отдаленного сходства.
        — Видимо, отбракованные экземпляры. Похоже, здесь ставились генетические эксперименты, — пробормотала девушка.
        В дальнем углу шкафа что-то шевельнулось — какая-то темная тень со смутными очертаниями. На самой нижней полке Полли обнаружила емкость, в которой двигалось нечто живое. Выудив предмет на свет, она сначала просто не поверила собственным глазам: там плавал — и дышал в жидкости! — самый настоящий слон размером с кусок мыла, упавшего в лохань. Слоник размахивал крошечным хоботом, напоминая ребенка с пластмассовым свистком во рту.
        За ее спиной внезапно вырос Небесный Капитан. Он всмотрелся в монстра и бросил:
        — Все, шутки в сторону! Объясни, чем здесь занимались?
        Полли в недоумении пожала плечами:
        — Я знаю столько же, сколько и ты. Доктор Дженнингс не очень-то распространялся о своей работе. Интервью у нас не получилось — на Манхэттен как раз в этот момент напали роботы.
        Оторвавшись от наблюдения за перемещениями микрослона, Полли подняла глаза и вскрикнула, увидев за спиной Капитана незнакомца.
        Этот человек внезапно выступил из темного угла, где прятался до сих пор. Доктор заметно исхудал и осунулся со времени их последней встречи в кинотеатре.
        Лицом вылитый призрак, ученый шатаясь двинутся к гостям. Руки он умоляюще протягивал перед собой, словно в безмолвной просьбе или зове о помощи.
        — Дженнингс! Это вы? Держи его, Джо.
        Небесный Капитан едва успел подхватить рухнувшее вперед тело. Капитан опустил его на заваленный мусором пол и только тут заметил, что из спины ученого торчит рукоять ножа. Пиджак намок от крови. Золотые очки на мертвенно-бледном лице блеснули каким-то странным светом.
        Доктор Дженнингс схватил Джо за руку, пытаясь что-то ему сказать. Он вцепился в молнию, расстегивая летную куртку капитана. Едва слышным голосом доктор произнес:
        — Вы должны остановить его…
        Небесный Капитан и Полли замерли — со второго этажа раздался нарастающий шум. Сюда кто-то приближался, и, судя по всему, это были не человеческие шаги. Подхватив Дженнингса под мышки, они поволокли его к выходу. Прислонив ученого к стене. Небесный Капитан сказал Полли:
        — Жди меня здесь. Может, еще не все потеряно.
        Шум в соседней комнате стал приближаться. Загремела оконная рама. Капитан бросился вверх по лестнице и вбежал в небольшой кабинет, расположенный на втором этаже. Здесь, отдельно от лаборатории, находились скромные апартаменты доктора Дженнингса.
        Джо вбежал как раз вовремя, застав в окне силуэт незнакомца в черном.
        — Стоять!
        Небесный Капитан схватил его за руку и рванул на себя. Фигура развернулась на подоконнике, и он оказался лицом к лицу с потрясающей красоты женщиной. Идеальные черты лица, темно-пунцовые, просто невероятного цвета губы, если только это не помада, и главное — глаза. Они прятались за толстыми светонепроницаемыми линзами.
        Капитан никак не ожидал встретить прекрасную незнакомку вместо предполагаемого убийцы. Он выпустил ее рукав со словами:
        — Не бойтесь, я не причиню вам вреда.
        Женщина в черном метнулась вперед и с какой-то совершенно невероятной скоростью нанесла ему удар тыльной стороной ладони. В этот миг Капитану показалось, что его шарахнули снарядом из катапульты. Сила удара была такой, что его отбросило к стене и просто влепило в нее со всего размаха. Под плечом затрещали обои, а может, это были его кости. Джо перекатился к двери, не отлипая от стены. Ноги моментально стали ватными, и Небесный Капитан почувствовал, что если он попытается сделать хоть шаг, то рухнет на пол. Он с немым стоном схватился за голову.
        Прежде чем ему удалось прийти в себя, странная женщина, обладающая столь убийственным ударом, вспрыгнула на подоконник. Невзирая на мучительную боль, от которой раскалывалась голова, Небесный Капитан бросился за ней, пытаясь схватить незнакомку. Но он лишь ударил кулаками по стеклу. Оно с грохотом рассыпалось, и Джо едва успел укрыть голову от падающих осколков.
        — Проклятье! — вырвалось у него.
        Капитан стоял перед пустым окном, из которого зияла темнота, заполнившая вечерние улицы города. Женщина была одета в нечто вроде наряда ниндзя — какие-то латы непроницаемого черного цвета. В данное время суток лучше маскировки и не придумаешь. Очевидно, она как следует приготовилась и рассчитала все, прежде чем появиться здесь.
        С кошачьей грацией незнакомка приземлилась под окном и, моментально выпрямившись, бросилась по аллее. Миг — и она уже исчезла.
        Скрипнув зубами, Джо отшатнулся от пустого провала окна.
        — Да что же здесь происходит, черт возьми, хотел бы я знать, — пробормотал он.
        И как теперь сказать Полли, что он упустил загадочную незнакомку с ударом молотобойца? Лицо Небесного Капитана горело от стыда и царапин, оставшихся от осыпавшего его дождя осколков.
        Покидая кабинет доктора Дженнингса, он оглянулся последний раз и вдруг заметил на полу кожаный портфель. Как это он не бросился ему в глаза раньше? Видимо, портфель лежал под письменным столом, который теперь был сдвинут в сторону, — он сам задеты его по дороге, отлетая в сторону после мощного удара незнакомки. Капитан озадаченно нахмурился и поднял портфель. Все же хоть какая-то добыча…

        Полли стояла на коленях перед доктором Дженнингсом в перевернутой вверх дном лаборатории, прикусив губу от отчаяния. Она уже ничем не могла помочь этому человеку. Он умирал у нее на глазах. Доктор потерял много крови, к тому же нож, судя по всему, вошел глубоко, и если его извлечь, это лишь ускорит гибель ученого, сопроводив ее новыми мучительными страданиями. Из последних сил доктор пролепетал, едва шевеля обескровленными губами:
        — Мисс Перкинс…
        — Я здесь, доктор. Я знала, что непременно вас разыщу.
        — Тотенкопф… Если он найдет их… тогда его уже ничто не остановит. Ничто…
        Полли нагнулась поближе, чтобы не пропустить ни слова. Слова буквально таяли на губах умирающего, исчезая с последними порывами дыхания. С каждой секундой голос его становился все слабее.
        — Найдет? Но что, доктор? Что он должен найти?
        Вялой окровавленной рукой Дженнингс коснулся нагрудного кармана и трясущимися пальцами извлек оттуда две пробирки:
        — Эти образцы… Как только они попадут ему в руки, мир будет обречен на полное уничтожение. Начнется обратный отсчет.
        — Отсчет чего?
        — Времени, которое останется до конца мироздания, распада и наступления эры полного хаоса.
        С этими словами глаза его закатились, и несчастный испустил последний вздох. Больше Полли ничего от него не услышала. Остальные загадки доктор Дженнингс унес с собой в могилу.
        — Доктор!
        Полли в последний раз попыталась встряхнуть его, приводя в чувство, но было поздно. Доктор уснул последним сном, отправившись в этот вечер в загадочное царство теней. Хотя он и так вынужден был провести остаток жизни как призрак, прячась от людей и не доверяя ни единой живой душе. Впрочем, доктор почему-то все же решил доверить ей нечто, судя по всему, необычайно важное. И раз уж дело идет о спасении целого мира…
        Полли осторожно извлекла пробирки из его ладони.
        Она обернулась, заслышав шум с лестницы. В комнату вошел, пошатываясь, Небесный Капитан. Он опустился рядом с телом доктора.
        — Дженнингс мертв, — сказала Полли. Она осторожно прикрыла тело курткой.
        — В таком случае сообщу тебе еще одну неприятную новость: убийце удалось уйти.
        Полли посмотрела на Джо.
        — Но есть и приятная.
        — В самом деле?
        — Вот! — Он предъявил найденный на втором этаже портфель.
        Полли тут же узнала сумку доктора:
        — Дженнингс приходил с этим портфелем в кинотеатр.
        Она почти вырвала у него сумку из рук, незаметно спрятав пробирки. Полли решила пока не посвящать в это Капитана. Узнает, когда придет его черед. Девушка предпочитала всегда иметь пару козырей в рукаве, чтобы вести свою игру безошибочно и наверняка. Пока она знает больше его, она владеет ситуацией. В противном случае Джо быстро перетащит одеяло на себя и полностью лишит ее инициативы. С него станется.
        Полли торопливо открыла портфель, ожидая увидеть там все что угодно. Но там были только бумаги. Все те же бумаги: толстая пачка разнокалиберных листов, чертежей, текстов и фотографий. Брови у нее моментально встали «домиком».
        — Но это же все на немецком.
        Девушка снова прикусила губу от огорчения. Незнание немецкого языка встало на ее пути неожиданным препятствием. Она выхватила взглядом отдельные слова, напечатанные готическим шрифтом, а кое-где и написанные от руки.
        — Ничего страшного, — откликнулся Небесный Капитан. — Отдадим переводчикам. У нас в Легионе, как минимум, пятеро достаточно бегло болтают по-немецки.
        На улице взвыли сирены. Снова воздушная тревога — вот уже вторая за последние несколько дней. Пронзительные звуки катились по улице, эхом отражаясь от зданий. В домах напротив лихорадочно замигал свет: одни спросонья включали его, чтобы понять, что происходит, а другие, напротив, торопились выключить, чтобы не привлечь внимания самолетов.
        — Только не это! — воскликнула Полли, бросаясь следом за Капитаном к окну лаборатории.
        Прожекторы чертили небо, подернутое тучами. Издали донесся нарастающий рокот — грозный и не предвещавший ничего хорошего. Все как и в прошлый раз. Какое-то новое грандиозное чудовище надвигалось на город, готовясь смести его с лица земли.
        — Мне надо срочно возвращаться на базу, — заявил Небесный Капитан.
        Последний раз склонившись над ученым, Полли секунду помедлила и наконец решительно схватила портфель, укладывая бумаги обратно и застегивая его.
        — Погибшего придется оставить здесь. Мы все равно ничем уже ему не поможем. Я с тобой, Джо.

        10

        УЖАС, ЛЕТЯЩИЙ НА КРЫЛЬЯХ НОЧИ

        БЕЗБИЛЕТНАЯ ПАССАЖИРКА

        ИСТОЧНИК СИГНАЛА ОБНАРУЖЕН

        Вернувшись на базу Легиона, расположенную в далеких горах, черный «паккард» Полли вылетел на взлетную полосу, весь забрызганный грязью непроходимых троп, по которым они сюда добирались. Небесный Капитан на ходу выпрыгнул из машины, даже не дождавшись, пока девушка затормозит.
        Экипаж авиатехников, получивший сигнал тревоги из Нью-Йорка, был уже наготове возле «Ястреба», заканчивая последние приготовления к вылету. Несколько человек бросились вместе с Джо к поджидавшему хозяина аэроплану.
        — Только краску на носу подновить не успели, кэп. Так что уж не серчайте… Осталась дырка в носу, и еще у одного клыка вид такой, будто он обломан.
        — Плавное — это горючее и боеприпасы. Полетаем пока с обломанным зубом. Надеюсь, заправить машину успели?
        — Обижаете, кэп! — закатил глаза техник.
        На взлетке уже гудели другие самолеты, разогревая мощные авиамоторы. Легионеры по очереди стартовали в небо и уже барражировали наверху, бдительно осматривая местность. Натянув прочные тросы, над мачтой плавали дирижабли с командами наблюдения.
        Небесный Капитан выкрикнул на ходу еще несколько вопросов авиатехникам, уже не обращая внимания на Полли. Он как-будто забыл о ее существовании. Сейчас Джо хотел лишь одного — как можно быстрее сесть за штурвал и взмыть вверх со стартовой полосы. Чтобы не отстать от своих товарищей.
        — В чем там дело? Что передают в сводках?
        — Разведка перехватила сигнал. Что-то движется в нашу сторону.
        — Далеко?
        — Согласно данным радара, они где-то в пяти сотнях морских миль отсюда. Как я уже сказал, движутся, судя по всему, прямиком на нас. Об этом говорит траектория их движения. Неизвестные идут постоянным курсом. Возможно, засекли нашу базу.
        — Скоро они будут здесь? Сколько у нас еще времени?
        Ответом ему был рев с неба. Из облаков, тронутых рассветными лучами, вынырнули серебристые корпуса. Их было около дюжины.
        — Вот они, капитан. — Техник ткнул пальцем вверх.
        Эти летательные аппараты напоминали стаю механических коршунов: те же грозные очертания, освещенные солнцем. Свет играл на их металлической броне.
        Вблизи машины оказались похожи на летучих мышей, распахнувших кожистые перепончатые крылья. Выстроившись строго в линию и соблюдая интервалы, диковинные самолеты размахивали металлическими крыльями, точно доисторические птеродактили. В воздухе нарастал грозный посвист, который издавали эти чудовища. Противник Крылатого Легиона стал сбрасывать высоту над аэродромом. Капитан узнал пятидесятимиллиметровые пулеметы носовых орудий. Вороненые стволы шевельнулись, прицеливаясь, и извергли шквал огня.
        Пробежав по крылу Капитан поспешно забрался в кабину. Уже собираясь захлопнуть стеклянную дверцу, он крикнул напоследок:
        — Всем на оборону аэродрома! Выкатывайте зенитные орудия!
        Противник стал пикировать над аэродромом. Техники бросились в укрытия. Два самолета Легиона, оставшиеся на взлетной полосе, стали разгоняться, пытаясь взлететь одновременно. Зависнув над ними, враги открыли огонь. Под градом снарядов взорвались и вспыхнули несколько выстроившихся на взлетке пустующих самолетов. Крупнокалиберные пули застучали по бетону, поднимая пыль и каменные брызги. Со зловещим свистом вражеские аэропланы снова взмыли в воздух. Казалось, над аэродромом пронесся ураган, смерч, торнадо. Близко стоявшие самолеты взрывались один за другим, точно поставленные в ряд бутылки с горючим, поднимая фонтаны огня и вхолостую молотя воздух оторванными пропеллерами. Над самой головой у них с ревом пронеслась отделившаяся от корпуса турбина.
        — Похоже, уже только самые ленивые не знают о местонахождении базы, — процедил Капитан.
        Застегивая шлем, он торопливо защелкал переключателями приборов, проводя предстартовую подготовку. Надевая очки, он услышал:
        — Погоди минутку, Джо.
        По крылу к нему в кабину забиралась Полли.
        — Ты куда? — прокричал он сквозь рев двигателей. — С ума сошла? Это тебе не прогулка и не экскурсия, а боевой вылет.
        — Я в курсе. И поэтому полечу с тобой.
        Над ангарами поднялся столб дыма — возможно, прямое попадание в склад. Самолеты легионеров уже чертили небо над головой, наводя орудия на противника. С аэродрома салютовали зенитки, выискивая кружившиеся вражеские тени на фоне рассветного неба.
        — Полли, не дури! Быстро выметайся отсюда! Забыла, что случилось в последний раз, когда ты залезла ко мне в кабину?
        Сейчас Джо мог только орать на нее, окруженный ревом и шумом со всех сторон, но на Полли даже такие интонации не действовали.
        — Мы же делаем одно общее дело! Забыл?
        — Какое дело? О чем ты?
        — Мы должны действовать сообща!
        Полли упрямо лезла в кабину, и похоже, никакими силами ее было уже не остановить. Тем более времени все равно уже не оставалось. Сейчас была дорога каждая секунда.
        — Шутки в сторону, Полли. Люди идут на смерть, а тебе нужна сенсация для твоей несчастной газетенки!
        — Ах так! Для моей несчастной газетенки? Это — орган печати, и, между прочим, принадлежит он главному редактору, мистеру Пейли.
        В этот драматический момент вид у нее был решительный и прекрасный. Вокруг рвались бомбы, ревели сирены, и орудия изрыгали столбы пламени и дыма. Весь аэродром был в огне.
        Полли вцепилась в железную скобу с воплем:
        — Не бросай меня, Джо! Заклинаю тебя! Это же мой шанс, и я должна раздобыть материал во что бы то ни стало.
        Небесный Капитан сжал кулак в кожаной перчатке и выругался. Он больше времени потратит на дискуссии с этой упрямой журналисткой. А в воздухе его ждут боевые товарищи. И мрачные силуэты вражеских аэропланов.
        Проворно взмахивая крылами, железные птеродактили кружили над аэродромом. Наконец, на очередном заходе, им удалось выпустить несколько очередей по ангару, из которого только-только успел выбраться «П-40». Капитан буквально выскочил из огня, в последний момент вырулив на взлетную полосу. У него за спиной треснуло, разлетаясь на части, мощное сооружение. Загорелся бензин, и сдетонировали боеприпасы. Уклоняясь от падавших бомб, Джо вырулил на дорожку. Шрапнель осколков сыпалась на него со всех сторон. По фюзеляжу заступало, как по жестяной крыше во время дождя.
        Птеродактили заслонили небо у них над головой. Куда взлетать? И успеет ли он? Базу накрыли. В этом не оставалось сомнений.
        — Давай! — крикнул он Полли, до сих пор болтавшейся на металлической ступеньке. — Только быстро!
        Полли торопливо вскарабкалась и устроилась за спиной Капитана. Тот наглухо захлопнул колпак кабины, даже не оглядываясь на нее, не тратя ни одной секунды, ведь каждая из них была теперь на вес золота. Мотор «Ястреба» взревел на пределе оборотов, и мощные лопасти пропеллера яростно замолотили воздух, унося машину вперед, к ближайшей взлетной полосе.

        А тем временем в картографическом отделе подземного бункера Декс торопливо шел мимо радиооператоров, щелкавших тумблерами и втыкавших контакты в гнезда. Они лихорадочно пытались скорректировать огонь, надеясь спасти остатки аэродрома. Декс пробежал пальцами по кнопкам аппаратуры, настраивая осциллоскоп. Экран вспыхнул, на нем появился тот самый искаженный сигнал, перехваченный передатчиком. Юноша уставился в пляшущую в центре экрана точку, выписывавшую загадочные зигзаги. Все то же самое, что и в первый раз, во время нападения роботов на мировое сообщество. Прерывистый писк азбуки Морзе из небольшого динамика звучал точно так же, только на этот раз гораздо сильнее. Понятное дело: враг стоял, можно сказать, на пороге.
        — Вот ты где! — воскликнул Декс, победно воздевая кулак. Он схватил наушники с микрофоном, сдернув их с головы одного из операторов, при чем тот даже не пикнул. — Кэп! — завещал он на частоте Капитана. — Вы слышите меня?
        Даже здесь, в бомбоубежище, стены сотрясались от взрывов. Можно было только представить себе, что же творилось снаружи. А уж в небе — и того чище. Бой разгорался. Если этим крылатым монстрам удастся добраться до главного ангара, — а это лишь вопрос времени, — то конец всему. Хоть бы Небесный Капитан успел остановить их.

        «Ястреб» уже несся в небе, преследуемый птеродактилями. Несколько вражеских машин висели у Джо на хвосте. Трое, разглядел он. Ему уже приходилось биться в небе с тремя машинами одновременно, но на этот раз, похоже, все будет гораздо сложнее. Сзади раздавались залпы, и только скорость да то, что время от времени Небесный Капитан ложился на крыло и выполнял различные мыслимые и немыслимые пируэты и фигуры высшего пилотажа, спасало его от прямого попадания. Пули иной раз стрекотали по обшивке, проходя по касательной. Однако они уже настигали его, и Небесный Капитан чувствовал это спиной, за которой все более грозно и настойчиво выли железные монстры. Точно стая горластых механических воронов устремилась за ними, испуская смертоносные крики, предвещавшие неминуемую беду.
        — Посмотрим, как тебе это понравится, — пробормотал Джо, выходя из очередного виража и ловя одну из вражеских машин в крестик пулеметного прицела. Он нажал на гашетку.
        В этот момент в шлемофоне взорвался эфир, и Капитан услышал знакомый голос, искаженный помехами:
        — Кэп, это Декс! Отзовитесь!
        Он поднял микрофон:
        — В чем дело, Декс? Мне сейчас не до тебя. Я, как ты понимаешь, несколько занят. Отключись и перестань засорять эфир.
        Капитан сосредоточил внимание на ближайшем крылатом монстре и сбросил пальцем предохранитель, задержав на миг дыхание. Целый сноп огня вырвался из стволов, расположенных на крыльях «Ястреба»: отлично, боеприпасы не пропали впустую. Пули пронзили серебристую обшивку, в мгновение ока превратив птеродактиля в пылающий огненный шар, взорвавшийся посреди неба.
        Облегченно вздохнув. Капитан бросил в микрофон:
        — Ну ладно, выкладывай!
        — Делайте что угодно, кэп, только не стреляйте!
        Капитан хмуро уставился в черное пятно копоти, расползающееся в небе, словно вспышка потухшего салютного залпа, относимая ветром в сторону. В воздухе пронеслись, разлетаясь, дотлевающие осколки.
        — Что там у тебя, Декс?
        В голосе Декса прозвучало разочарование:
        — Вы что, его уже подбили?
        — А ты как думаешь? Ты что, этим не доволен?
        — Послушайте, кэп, вы приказали мне выследить сигнал, управляющий монстрами. Так вот, его издает одна из этих крылатых машин. Их вожак, кто бы он ни был, должен находиться в оболочке одного из этих, по-видимому, роботов. Это часть все той же армии, навербованной в лабораториях. Если техника сгорит, то мне никогда не удастся докопаться до сути.
        Небесный Капитан раздосадованно простонал. Впрочем, у него никогда не было оснований не доверять Дексу.
        — Ну, Декс, ты всегда знаешь, как усложнить задачу. И что ты предлагаешь? В какой из машин может быть этот «вожак стаи»?
        Перед ним, над обугленным, пылающим аэродромом, ныряли в облака и пикировали вниз вражеские истребители, продолжавшие сеять вокруг смерть и разрушение. По сторонам дымился лес.
        Голос Декса начал звучать неуверенно. Парень замялся, пытаясь сообразить.
        — Капитан, мы можем только догадываться. Для того чтобы получить хоть какую-то информацию, придется сбить хотя бы одну из машин. Причем так, чтобы она долетела до земли по возможности целой. Погодите! — Юноша издал возглас разочарования: — О черт! Сигнал стал слабее. Кажется, мы теряем его.
        В этот момент Небесный Капитан заметил, что один из птеродактилей отделился от стаи, ускользая за горизонт, в сторону Нью-Йорка. Остальные сосредоточили огонь на уцелевших ангарах, подбираясь к сердцу военной базы — командному центру. На аэродроме уже живого места не было. Взлететь оттуда, вероятно, было уже невозможно — самолет мог взорваться прямо на полосе, прорываясь сквозь огонь.
        — Кажется, я обнаружил его, Декс. Сейчас он направляется к городу.
        Ему было мучительно больно оставлять поле боя, бросая боевых товарищей на произвол судьбы, но Капитан прекрасно понимал, что его ждет поединок один на один — воздушная дуэль с незнакомым асом. Сейчас это гораздо важнее. Змею надо убивать начиная с головы. Если он сейчас не обезглавит противника, в следующий раз разобраться с ним будет гораздо сложнее.
        — Смотри только не подведи меня, Декс. Очень хотелось бы, чтобы твои слова оказались правдой.
        — Под мою ответственность, Капитан! Только не упустите его! Может, это наш единственный шанс!
        С тяжелым сердцем Небесный Капитан развернулся, меняя направление.
        — Держи меня в курсе, Декс, сообщи, как только появится что-нибудь новое. Докладывай немедленно. Все. Я пошел на охоту.
        — Я не подведу вас, Капитан! До следующей связи.
        Полли безмолвно скрючилась сзади, в тесной кабине, почти не подавая признаков жизни. Небесный Капитан пустился в погоню за врагом, направлявшимся в сторону Манхэттена.

        11

        ВОЗДУШНЫЙ БОЙ НАД МАНХЭТТЕНОМ

        НЕБЕСНЫЕ ГРАБИТЕЛИ

        ПОЛЛИ СРЕЗАЕТ УГОЛ

        Декс развернул на широком штабном столе огромную карту. Он даже не вздрогнул, когда по крыше бункера раскатился взрыв. Громыхнуло где-то совсем рядом, — похоже, птеродактили подобрались уже близко и крылатые разбойники разыгрались не на шутку. Помещение штаба стало заполняться смолистым дымом, нервно замигали лампочки, распространяя тусклый свет.
        Декс как ни в чем не бывало растянул жевательную резинку и сунул ее в рот, выбросив скатанную в шарик обертку точно в мусорную корзину. По перекрытию забарабанили осколки. Крылатые монстры продолжали вести прицельное бомбометание, пока отважные летчики-истребители Крылатого Легиона делали все возможное, чтобы защитить базу от вторжения.
        Декс прокричал сквозь шум находившимся неподалеку связистам:
        — Мне нужен полный спектр сигнала! Все волны на всех частотах, любые инфра- и ультразвуковые колебания!
        Двое операторов тут же инстинктивно приникли к своим столам, когда по крыше застучали осколки. Остальные герои бункера проявляли чудеса храбрости. Даже не поморщившись, они с суровыми лицами выдергивали штекеры и попеременно вставляли их в разные гнезда, обеспечивая связь мужественным защитникам базы Легиона. Стоя на страже возле передатчиков, они беззаветно исполняли свои обязанности, не зная усталости, стойкие, как железные гвозди, которые даже враждебные силы не могли с корнем выдернуть из земли — то есть из глубин подземного бункера, где они так ловко и надежно укрылись от бомбардировки, окруженные дорогостоящей аппаратурой и новейшей техникой. А боевые корабли Легиона кружили между тем над их головами, вращая мощными пропеллерами, рассекая воздух и облака, испуская струи свинца и раскаленных газов. Рев пулеметов напоминал раскаты грома, и небесное сражение с каждой минутой разгоралось все пуще.
        — Графики увеличенных частот мне на стол! — распорядился Декс, приникнув к экрану и вглядываясь в него до боли в глазах. Юноша мучительно искал ответ, который мог спасти жизнь очень многим и подарить бесценные минуты Капитану, сэкономив тому время, необходимое для уничтожения противника.
        Взрывы грохотали один за другим, как будто по базе вели прицельный артиллерийский обстрел из гаубиц. Оранжевые вспышки расплескались желтками на фоне синего неба, сереющего от дыма над аэродромом. Постепенно небо наливалось цветами свинца и гари. Атакующие стали целить по наблюдательным дирижаблям. Как ни старались отвести их в сторону палившие с земли солдаты и парившие в небе летчики, летучая орда сосредоточила огонь на беззащитных воздушных судах.
        Выстрелы разорвали обшивку и воспламенили заполнявший ее водород. Дальнейшее напоминало картину гибели первого «Гинденбурга»: взрыв — и в считанные секунды цеппелины Легиона растаяли в пламени, навсегда прекратив свое существование. Они словно исчезли в огненном аду, — казалось, что в небе в это мгновение распахнулись врата ада, низвергнув ревущие реки огня и столбы пламени. Почерневшие скелеты медленно и величественно опустились вниз, разгоняя в стороны бойцов, поторопившихся покинуть окопы и укрытия.
        Воздушные силы Легиона с новой силой набросились на противника. С узких, как бритва, крыльев серебристых птеродактилей вырывались огненные лучи, точно консервным ножом вскрывшие крышу ангара. К высоким дверям полетели чешуйки и оплавленные куски изрешеченного и сожженного металла. Все летное поле было усеяно осколками.
        А внизу под ненадежной крышей находился Декс, неотрывно вглядывавшийся в экран и изо всех сил пытавшийся решить задачу.

        Небесный Капитан неотступно преследовал «крылатого бандита», улетавшего к Нью-Йорку. Он висел у него на хвосте. Вражеский самолет, взмахивавший огромными крыльями, напоминал сейчас хищную птицу, устремившуюся за добычей.
        Они, развив сумасшедшую скорость, на бреющем полете пролетели над Лонг-Айлендом. Затем по воздушному коридору прошли над Квинсом и Всемирной ярмаркой 1939 года, обещавшей, если верить расклеенным повсюду афишам, стать самой грандиозной международной выставкой за всю историю человечества. Небесный Капитан бросил взгляд на величественный Трайлон — стофутовый обелиск, упирающийся вершиной в небо, по крайней мере, так казалось с земли. На самой вершине его громоздился шар диаметром в двести футов. Президент Рузвельт лично произнес речь на открытии памятника, назвав его «строением Мира будущего».
        Но пока что Капитану предстояло спасать мир сегодняшний.
        Ревущие машины пересекли воздушное пространство над Ист-Ривер. Еще миг, и они уже воспарили над самым сердцем Манхэттена — Мидтауном.
        — Если этот птеродактиль надеется сбить меня со следа в лабиринте небоскребов, — произнес Капитан, — то мы еще посмотрим, у кого лучше получится водить противника за нос.
        — Никто и не сомневается в том, что ты настоящий ас, только не надо демонстрировать свои способности, — откликнулась Полли, скрючившаяся в дальнем углу кабины.
        Отважной журналистке приходилось наблюдать за событиями со стороны, она никак не могла повлиять на исход дела. «Обидно, конечно. Ничего, зато там, на земле, основная задача ляжет на мои плечи», — утешала она себя. Вот только какой будет эта самая задача, Полли представляла себе не вполне отчетливо.
        Следуя своим загадочным курсом, крылатый монстр нырял между высокими зданиями, проносился низко над улицами, над крышами такси и автобусов, шарахавшихся в стороны, чтобы избежать столкновения. Но Небесный Капитан ни на миг не упускал противника, он сидел как приклеенный чуть ли не на самом хвосте.
        Постепенно набирая высоту, они вышли на уровень крыш. Полли уставилась вниз, разглядывая землю через стекло.
        — Джо, — закричала она, — там еще шесть таких же динозавров пришли ему на помощь!
        Капитан закрутил головой, но летные очки не позволяли разглядеть обстановку, он был почти лишен бокового зрения — очки закрывали обзор по сторонам.
        — И куда они направились? За нами?
        Птеродактили зависли над огромной воронкой в центре Манхэттена, еще вчера проделанной здесь роботами-гигантами. Казалось, эта зияющая рана посреди большого города была распахнута небесам. В яме смутно маячили силуэты силовых генераторов. Точно клапаны беззащитного сердца, выставленного на всеобщее обозрение.
        — Эти пришли не за нами, Джо. Посмотри, что они творят!
        Шесть крылатых хищников сбросили тросы вниз, в глубину подземного кратера. Автоматические держатели защелкнулись на каркасе, где были размещены исполинские турбины. Сверкнули искры, раздался металлический скрежет, и наконец аппараты были вырваны из земли вместе с каркасом. Мгновенно потухли все витрины и неоновые вывески Манхэттена. Каменные соты небоскребов тоже перестали светиться.
        — Они похищают генераторы. — Полли была искренне озадачена происходящим. — Тотенкопф явно что-то замышляет, ему потребовались источники энергии. Он не просто вздумал обесточить город. Ему нужна энергия, много энергии, Джо. Это опасный человек.
        И тут невесть откуда взявшаяся тройка новых птеродактилей устремилась за самолетом Капитана, точно совы за полевой мышью. Из крыльев, отливающих ртутью, выдвинулись орудия, обрушившие огонь на «Ястреб». Пули завизжали совсем рядом, пронзая обшивку фюзеляжа.
        — Пытаются нас запутать, — процедил Капитан, продолжая преследовать цель. — Хотят сбросить меня с хвоста. Посмотрим, как у вас это получится! — Он приник к приборам на панели управления, в то же время не отрывая глаз от летучего птеродактиля, пытавшегося скрыться в лабиринтах нью-йоркских улиц.
        — Похоже, Джо, они собираются нас попросту уничтожить.
        Однако летчик не слушал Полли. Птеродактиль в этот момент бросился к земле, задевая на лету крыши машин. Пешеходы шарахнулись в стороны, некоторые падали прямо посреди тротуара.
        Выжимая всю мощь из двигателей. Небесный Капитан гнался за своей жертвой, продолжая охоту. Пули преследователей бороздили его обшивку, разбивая уличные фонари и царапая стены домов. Но «Ястреб» мчался вперед по тесному коридору улицы.
        Небесный Капитан оглянулся на Полли:
        — С тобой все в порядке? Не зацепило?
        — Все отлично, — выдохнула она, откидываясь в кресле.
        — Там под сиденьем есть бутылка магнезийного молока, вдруг понадобится. У некоторых в полете начинается головокружение. Кое-кого укачивает.
        — Меня не укачивает. Я чувствую себя превосходно.
        Небесный Капитан скептически оглядел ее из-под очков:
        — А по виду не скажешь.
        — Лучше на себя посмотри, — огрызнулась Полли. Ее лицо вдруг окаменело. — Не зевай!!
        Капитан снова потянулся к штурвалу. И как раз вовремя: на их пути встал громадный небоскреб из бетона и стали. Летчик резко взмыл вверх, так что затрещали шестерни механизма.
        Декс усовершенствовал двигатели «П-40», подкрылки, руль высоты и прочие механизмы.
        Теперь это был не самолет, а просто фантастика. Он мог совершать самые сложные пируэты. «Ястреб» почти вертикально взмыл вдоль стены небоскреба. Задрожали стекла. И только вырулив над крышей, Джо решился перевести дыхание, но тут он снова заметил улетавшего врага и ринулся в погоню.
        На их пути встала огромная рекламная вывеска. Птеродактиль устремился вперед в самоубийственном броске — еще немного, и он бы в нее врезался. Однако противник успел срезать на ходу пулеметным огнем опоры, оставив лишь голые столбы. Все остальное рухнуло вниз, торжественно и неторопливо, как будто в замедленной съемке. Враг успел поднырнуть под падающую вывеску, но Небесному Капитану было уже поздно производить подобный маневр. Вывеска неуклонно сближалась с летящим «Ястребом».
        — Джо! — закричала Полли.
        — Вижу. Она слишком большая, чтобы ее не заметить.
        Капитан потянул ручку управления на себя, и аэроплан перевернулся, входя в «мертвую петлю». Сзади закувыркалась Полли, ойкая и хватаясь за все что ни попадя, лишь бы не выпасть из кресла. Девушка отчаянно боролась за свою жизнь — еще чуть-чуть, и, казалось, она вылетит из кабины. Аэроплан вильнул за перекресток, спрятавшись за угол здания.
        — Извините за беспокойство, кэп, — раздался по рации голос Декса. — Но я снова потерял сигнал.
        — Я у него на хвосте, Декс. Сейчас прижму.
        Приникнув лицом к стеклу, Полли узнала место, где они находились в данный момент.
        — Бог мой! Сворачивай скорее влево!
        — Сиди спокойно, Полли. Не ерзай. И не мешай.
        — Здесь можно классно срезать угол: выйти по Монтгомери-стрит и прижать его на Третьей авеню. Тогда он уж точно от нас не уйдет.
        Небесный Капитан упорно игнорировал ее советы, продолжая двигаться по выбранной траектории. У него было свое собственное мнение о маршруте.
        Высунувшись из-за спинки кресла, Полли проорала прямо ему в ухо:
        — Послушай же меня, Джо. Я знаю эти улицы, как линии собственной ладони.
        Капитан хмуро оглянулся, зыркнув глазами, но не мог не признать ее правоту. Девушка настойчиво вперилась в него взглядом:
        — Сворачивай влево!
        Небесный Капитан сцепил зубы и заложил крутой вираж, пролетев под проводами. И тут только понял, что попал в тупите. Прямо по курсу самолета появился грузовик. Водитель отчаянно загудел, и Небесный Капитан едва успел набрать высоту, чтобы избежать столкновения. Встречные машины ринулись врассыпную, тревожно блея, точно стадо испуганных овец. А Небесный Капитан был сейчас словно горный коршун, прилетевший за добычей. Но не овцы были ему нужны, а то, что летело впереди, пронзительно рассекая воздух огромными серебристо-ртутными крылами.
        Пытаясь овладеть штурвалом, Джо бросил на Полли рассерженный взгляд, но та, однако, ничуть не смутилась.
        — Все правильно, теперь прямо… Погоди! Давай теперь направо! Правее, тебе говорят!
        — Когда? На котором повороте? — Он яростно вращал штурвал, тревожно оглядываясь на советчицу.
        Полли прочертила пальцем по стеклу кабины:
        — Вон на том. Мы его уже пролетели.
        Джо изо всех сил потянул на себя ручку управления, набирая высоту и входя в «мертвую петлю» по немыслимой траектории. Казалось, самолет захрустел костями. Капитан точно вписался в поворот, заходя за угол здания. По пути он зацепил натянутую между домами веревку, на которой висело не то белье, не то рекламные лозунги. Разорванные тряпки полетели в стороны, оседая на землю, точно белые привидения.
        — В следующий раз предупреждай заранее.
        — Влево!
        Он снова крутанул штурвал в сторону, и «Ястреб» недовольно заклекотал, словно протестуя против такого обращения с его механизмом. Снова набирая скорость и вкручиваясь штопором в улицу, Небесный Капитан с трудом избежал столкновения с одним из домов, со скрежетом сбив с него антенну.
        — Проклятье!
        Он оглянулся на Полли, а преследователи между тем уже отрезали им выход из кварталов. Они летели навстречу с соседних улиц, настигая его. Расстояние понемногу сокращалось. Стрелка указателя скорости доползла уже до двухсот миль в час.
        — Теперь снова влево. — В голосе Полли не было и тени сомнения, словно она отдавала распоряжения насчет вечеринки в саду возле собственного дома.
        Недовольно рявкнув нечто невразумительное, Небесный Капитан выполнил ее инструкции, снова заходя на малой высоте над переполненной транспортом и пешеходами улицей. Два автомобиля бросились в разные стороны, едва успев прижаться к обочинам.
        До этого их водители соревновались в скорости, пытаясь перегнать друг друга, но, увидев налетающий самолет, тут же обо всем позабыли.
        Капитан вытер пот со лба, задев при этом очки.
        Вглядываясь сквозь стеклянный колпак наружу, Полли сказала:
        — Теперь левее.
        — Куда уж еще левее — мы и так пересекли Третью авеню и ходим кругами!
        Тут Капитан, разгневанно обернувшись, увидел, что летит прямиком на железную дорогу. Он вильнул в сторону, в последний момент избежав столкновения, но теперь оказался лицом к лицу с двумя птеродактилями, выросшими у него на пути. Враги шарахнули по нему из стволов авиационных пулеметов.
        «Ястреб» прочертил в небе дугу, резко свернув направо, на запруженную улицу за перекрестком. Пулеметным огнем ему едва не срезало крылья, и теперь птеродактили прочно висели у него на хвосте.
        — Вправо!
        Капитан заложил большой крен, резко сворачивая на соседнюю улицу.
        — Влево.
        Крыло царапнуло по зданию.
        — Что-то уж слишком мы петляем, Полли. Ты, часом, ничего не перепутала?
        Они вылетели с этой улицы буквально со скоростью пушечного снаряда.
        Полли вскинулась, теперь она точно знала дорогу:
        — А сейчас сразу вправо! Только вправо!
        Еще один поворот, снова рычаг, новое движение штурвала и… Стаза Капитана полезли на лоб: он вдруг увидел надвигающееся на него здание. Остов из стальных балок какой-то очередной поднебесной конструкции, быть может еще только строящейся.
        — Это тупик! — воскликнул он. — Мы в ловушке.
        А сверху, прикрывая отступление, уже нависли птеродактили, окончательно перекрыв улицу, подводя их к стальной конструкции, словно предлагая на выбор — расшибиться об нее лбом или же погибнуть под их ураганным обстрелом.
        — Но ее же… то есть его… никогда здесь раньше не было. Этого не может быть! — в отчаянии воскликнула Полли, с ужасом осознавая происходящее.
        — Я бы тебя удавил за это, Полли, но сейчас просто нет времени.
        Горячие пули пронзили бронированный фюзеляж, заботливо усовершенствованный Дексом. Очередь за очередью расходились по обшивке, нащупывая бензобак, содержавший воспламеняющееся горючее. Из корпуса самолета брызнули струи.
        — Черт побери!
        Вцепившись в штурвал, Небесный Капитан нацелился на небольшой проем между балками, надеясь пролететь стальную конструкцию, как пуля, навылет. Монтажники в касках, работавшие на лесах, так и замерли, увидев устремившийся на них «Ястреб». Уж чего-чего, а воздушного боя прямо на своем рабочем месте они никак не ожидали. И уж конечно, не предполагали, что их будет таранить самолет. А «Ястреб» между тем шел напролом, как будто собираясь провести лобовую атаку.
        Рабочие попрыгали с лесов и подвесных люлек в разные стороны, когда Небесный Капитан на полной скорости вошел в недостроенное здание. Когда он мчался сквозь леса, крыло зацепило стальную балку, высекая искры.
        — Места более чем достаточно, — пробормотал он.
        Между тем преследователи, встретив на своем пути новое препятствие, рассыпались по сторонам: размеры и размах крыльев не позволяли им рискнуть.
        Очутившись внутри здания, среди балок и переплетений, Небесный Капитан не мог сбросить скорость. Он изо всех сил старался лететь прямо и не заблудиться в этом конструкторе. Крылья порой чиркали по опорам, вышибая искры и угрожая закрутить самолет в смертельный штопор.
        Он вскрикнул от неожиданности, когда одна из балок неожиданно встала на его пути. Для маневра не было ни времени, ни места. Он высадил из пулеметов заряд, от которого содрогнулись крылья. Пули замолотили по стальным переплетениям. Платформа рухнула, освободив ему путь в самый последний момент, и он вырвался из здания в открытое пространство.
        Но лишь на миг. Впереди путь преградило новое препятствие — здание на противоположной стороне улицы. Скорость была такой, что любой поворот был невозможен в столь узком промежутке. У летчика оставался единственный шанс, и он решил сделать последнюю, отчаянную попытку. Небесный Капитан схватился за рычаг, установленный на панели управления совершенно недавно. Табличка над рычагом сообщала весьма категорично: «Не трогать!» И ниже шла подпись: «Декс».
        Но Джо все равно нажал на рычаг. Он рванул его на себя, и в брюхе «Ястреба» тут же распахнулся люк, из которого выскочил, болтаясь на прочном тросе, крепкий стальной крюк.
        На лету крюк зацепился за одну из внешних балок здания. Самолет моментально развернуло, как на аттракционе. Трос закрутился на барабане, разматывая катушку.
        Небесный Капитан затаил дыхание. Его легкие от перегрузки словно сдавила невидимая рука. Центробежная сила оказалась такой сильной, что его вжало в сиденье. Их вынесло из здания, точно на раскрученной вертикально качели. Они прочертили крылом по шатру перед входом в театр, взорвав одну за другой целую гирлянду разноцветных декоративных лампочек, которые детонировали, словно капсюли. Раскаленная спираль воспламенила бензин, хлеставший из бака. По корпусу расползся огонь, жадно облизывая обшивку.
        Оцепенев от ужаса, Полли уставилась на стекло, на котором вспыхнуло багряное пламя. Она даже не поняла, что произошло, поскольку не была посвящена, в отличие от Джо, в то, что Декс изобрел новейшее устройство для маневрирования.
        — Джо! — только и вырвалось у нее, пока они совершали этот головокружительный трюк.
        — Спокойно, Полли. Все в порядке.
        Но им не удалось сбить со следа противника. С соседних улиц прямо на них вылетела целая эскадрилья механических птеродактилей. Плавные взмахи их крыльев напоминали движения океанского ската, шевелящего плавниками в толще вод. Но только на плавниках этих «скатов» мерцали далеко не электрические огни, плавники вели прицельную стрельбу по девушке и офицеру.
        На дымящемся аэроплане Небесный Капитан поднялся к вершинам зданий, резко взяв ручку управления на себя. Наступило время для очередной безумной затеи из числа тех, что постоянно генерировал Декс. На крыше ближайшего дома Джо увидел то, что и ожидал увидеть: две исполинские емкости с водой. В этих цистернах содержался запас на случай аварии водопровода.
        — Ну, Полли, держись.
        Капитан выстрелил по ближайшей цистерне и влетел в струю воды, окатившую пылающий фюзеляж. Роняя с крыльев водяные брызги, спасенный «Ястреб» помчался дальше.
        Серебряные крылья замахали следом — одному из противников удалось подобраться совсем близко. Самолет пронесся над крышей и нырнул под вывеску.
        — Вот он! — закричала Полли.
        И в самом деле, «вожак стаи» завис как раз под ними, считая, видимо, что наконец-то оторвался от преследователя. Пули зачертили по фюзеляжу, и бензин снова вспыхнул.
        Небесный Капитан оглянулся на пылающее крыло.
        — Да уж, — сказал он. — Неплохо мы срезали угол.
        — Я ведь говорила тебе, что знаю кратчайший путь.

        12

        КРЕСТИК НА КАРТЕ

        ВОЗВРАЩЕНИЕ ЗАГАДОЧНОЙ ЖЕНЩИНЫ

        ГОНКА ЗАКАНЧИВАЕТСЯ В ОКЕАНЕ

        Уклоняясь от падающих осколков камней и штукатурки. Декс пытался наладить связь с Капитаном. Эфир гремел и трещал, сотрясаясь от разрядов. Над головой у юноши тоже творилась полная неразбериха: бой над базой не утихал, а, скорее наоборот, разгорался с новой силой. Декс слышал стоны раненых и выкрики связистов, пытавшихся связаться с огневыми рубежами, скорректировать стрельбу и вызвать подкрепление.
        На развернутых на столе картах он продолжал отмечать все новые секторы, откуда поступал сигнал. На осциллоскопе, вычерчивая зигзаги, тревожно маячила зеленая точка. Декс развернул еще одну жевательную резинку и, метнув ее в рот, продолжил свое дело. Резинка помогала юноше хоть немного снять напряжение.
        — Сообщи, как только что-нибудь выяснишь, Декс! — донесся до него почти бесплотный, заглушенный разрывами голос Капитана. — Похоже, нас здесь загоняют в ловушку. Обступили со всех сторон.
        Но и это было еще не все. Крылатые монстры разбомбили электростанцию базы, и осциллоскоп, прощально мигнув, отключился. Когда Декс попытался подключить его к дополнительному источнику энергии, из проводов посыпались искры. Глухие взрывы наверху и выстрелы тяжелых гаубиц сотрясали до сих пор чудом устоявшее здание штаба. Сквозь решето крыши виднелось окутанное копотью небо.
        — Здесь у нас тоже не пикник. Капитан, если уж на то пошло! — прокричал Декс в микрофон. — Подождите еще немного. Я его уже почти вычислил.

        Небесный Капитан скользил над улицей, преследуя «вожака». Летящие за ними птеродактили сосредоточили свой огонь на хвосте «Ястреба».
        Неожиданно первый преследователь сложил крылья и камнем полетел вниз, чтобы через несколько мгновений вынырнуть с другой стороны.
        — Чуть не попался. Дешевый трюк, а я на него клюнул!
        Тем временем следующие четыре птеродактиля принялись молотить их по хвосту.
        — Зато теперь он уже никуда от нас не денется, — подала голос Полли. — Он висит у нас на хвосте.
        — Приятно слышать. — Небесный Капитан закричал в микрофон: — Декс!
        — Еще пол ми нуты, Капитан. Больше я у вас не прошу.
        — Полминуты? Всего-то?
        — Да, около того.
        Полли высунулась из-за плеча летчика, выхватив у того микрофон.
        — Декс, дорогой!
        Казалось, пули свистели уже в кабине, пролетая через продырявленный насквозь «Ястреб».
        Да, Полли? — с оптимизмом откликнулся юноша.
        — По-то-ро-пись!
        Небесный Капитан тут же вырвал у нее микрофон.
        — Я попытаюсь увести их в сторону, к воде, может, удастся выиграть еще немного времени.
        Он повернулся к Полли, побледневшей от перегрузки:
        — Я же предупреждал. Теперь небось жалеешь, что забралась ко мне в кабину?
        И Джо на полном ходу пронесся вдоль по Таймс-сквер. Дрожа всем продырявленным корпусом, «Ястреб» с прощальным воем излетел и скрылся в облаках, подальше от улиц Манхэттена.
        Следом за ним, беспрерывно стреляя, исчезли и четыре птеродактиля.

        А на базе Легиона тем временем рвались цистерны с бензином и артиллерийские прожекторы шарили в облаках, выхватывая серебристые порхающие тени. Земля сотрясалась — на ней не устояло почти ни одного сооружения. Крылатый Легион из последних сил сдерживал атаку чудовищ. В небе сверкали пулеметные очереди, разгоралась отчаянная воздушная схватка не на жизнь, а на смерть, битва, в которой все средства были хороши.
        Несмотря на весь этот хаос. Декс продолжал корпеть над картой. Техники выкрикивали координаты:
        — Тридцать градусов, пеленг ноль-ноль-пять!
        Декс соединял отмеченные на карте точки линией, втыкая карандаш в поверхность бумаги. Получалась кривая, вычерченная аркой. Плавная дута. Таких дуг появилось уже несколько. С каждой новой координатой сужался круг над источником сигнала.
        Вбежал офицер с перепачканным пороховой сажей лицом. Он нервно оглядывался по сторонам, и наконец взгляд его остановился на Дексе.
        — Мы дольше не продержимся. Пора отступать. Надо срочно эвакуировать базу. Точнее, то, что от нее осталось.
        И тут, точно в подтверждение его слов, к их ногам с грохотом слетел зазубренный кусок крыши.
        — Еще рано. Я почти у цели. Надо подождать.
        — Декс, у нас больше нет времени. Еще немного — и всем каюк. Нас здесь просто накроет.
        — Тогда уходите без меня. Я не могу подвести Капитана.
        — Можно подумать, что мы собираемся его подводить, Декс! Дело не в этом, надо спасать Легион.
        — Идите, — отмахнулся он. — Я сразу за вами, только закончу работу.
        Некоторые техники выбежали, кое-кто остался. Двое радистов по-прежнему выкрикивали координаты, а Декс заканчивал обводить пространство на карте, отмечая точку за точкой, вычерчивая дугу за дугой.
        — Вот ты где! — наконец воскликнул он, и в голосе его звучала победа. Юноша нарисовал жирный крест над труднодоступным и малонаселенным горным районом.
        — Джо, я нашел его! — заорал он в микрофон. — Нашел!
        Но не успела на лице Декса расцвести торжествующая улыбка, как снаряд прямым попаданием обрушил к ногам остатки крыши и перекрытий. Мигом схватив карту и комкая ее на ходу, юноша бросился к выходу. Все вокруг горело, трещало, взрывалось. Сверху сыпались осколки, снизу пылала земля. Внезапно пол под ногами покачнулся, и его так ударило о землю, что заныли ребра и плечо.
        Декс встряхнул головой, и с волос посыпалась цементная пыль. Главное осталось у него в руках — обрывок штабной карты, вырванный из середины. Посреди листа сохранился четко вычерченный крестик.
        Вокруг ревело пламя, и со всех сторон сыпался град осколков. Декс попробовал двинуться, хотя бы ползком, но обнаружил, что ногу придавило. Попытка освободиться оказалась безуспешной, он лишь напрасно дергал ногой. Если бы только Декс успел закончить антигравитационный генератор…
        Что-то огромное прорвалось сквозь брешь в ангаре. В клубах дыма юноша разглядел грозные очертания. Декс замер на полу, поняв, что бежать некуда.
        Нога черной фигуры властно ступила на пол. Это была женщина в черном, с какими-то странными мутными линзами на глазах. Рядом с ней двигались два робота, каждый семь футов высотой, с конической головой, осиной талией и парой стальных щупалец вместо рук. Этими щупальцами они рылись в осколках, рассыпая вокруг электрические искры.
        Придавленный обвалом, Декс зашарил вокруг руками, пытаясь найти хоть что-нибудь для защиты. И тут взгляд его наткнулся на ультразвуковой демолекулятор. Видимо, тот слетел со стола в последний момент и потому не был похоронен под кучей мусора. Редкая удача! Его лучемет, способный расплавить трехдюймовую сталь, был почти у него в руках, требовалось только до него дотянуться.
        Тут загадочная женщина в черном заметила юношу, распростертого на полу, и решительной походкой немедленно направилась к нему.
        Декс дотянулся только до рукоятки, приспособленной скорее, если судить по ее форме, для кисти какого-нибудь инопланетянина. Зацепившись за один из хитроумных изгибов, выполнявших декоративную функцию и украшавших корпус оружия, Декс подтянул лучемет чуть ближе. Добравшись наконец до оружия, он направил ствол в одного из роботов и выстрелил концентрическим пульсирующим лучом.
        Луч ударил в броню робота, как раз в самую середину, вмиг раскалив это место добела. Щупальца внезапно обвисли, продолжая искриться, и робот на всем ходу, словно пьяный, рухнул вперед, на груду осколков. Он был мертвее мертвого, каким только может быть выключенный агрегат.
        — Один готов! — воскликнул Декс, направляя ствол на следующего.
        Но юноша опоздал: щупальце обвилось вокруг его запястья, и резкий удар пронзил руку. Пистолет выпал. Другое щупальце разворошило обломки, освобождая его ногу. Затем робот, подхватив тело Декса, легко, точно тряпичную куклу, поднял того в воздух.
        Тщетно извивался юноша, зажатый металлической хваткой. Щупальца только крепче обвивали его и сдавливали. Декс метнул взгляд на кулак с заветным обрывком карты. Мысли в его голове лихорадочно заметались: надо придумывать выход из положения.

        Взмыв над металлически-серыми водами Атлантики, Небесный Капитан выпустил очередную струю пулеметного огня. Пламя разгоралось, охватив крыло. В кабине запахло бензином.
        Полли вращала головой по сторонам, то высматривая в облаках преследователей, то снова тревожно вглядываясь в затылок Капитана. Она лихорадочно строчила в своем репортерском блокноте, бормоча:
        — Шесть машин пустилось за нами в погоню… — Оставалась надежда, что хотя бы блокнот сохранится, и тогда все узнают о их судьбе. — Оторваться нам, судя по всему, не удастся. Боеприпасы на исходе. Наше положение безнадежно…
        — Что ты там бормочешь? — спросил Капитан.
        «Ястреб» содрогнулся под новым залпом пулеметных очередей. Другой самолет давно бы уже рассыпался в воздухе, но «П-40» держался. Пока.
        Сосредоточив огонь на «Ястребе», крылатые монстры упрямо сидели у них на хвосте. Еще немного, и они бессильно зависнут в воздухе, без горючего и боеприпасов. Внизу показался бездонный океан, и Полли стала терять надежду, что хотя бы блокнот ее когда-нибудь найдут и опубликуют последние записи в «Кроникл».
        — Держись! — воскликнул Небесный Капитан, устремляясь прямиком к зыбкой поверхности океана, клубящегося внизу.
        Один из двигателей заглох, и самолет постоянно заваливало набок.
        — Джо! — завопила девушка. — Что ты делаешь? Ты хочешь ускорить нашу гибель?
        — Я знаю, что делаю. Успокойся.
        Полли с ужасом прижалась к стеклу, вглядываясь в свинцовые волны, подбиравшиеся к ним снизу.
        — На такой скорости мы точно разобьемся! Твой самолет разлетится вдребезги. — Полли вцепилась в кожаное плечо пилота, но тот даже не шелохнулся.
        И они устремились к сумрачной поверхности океана, на верную смерть.

        Эпизод третий
        ТЕНЬ БУДУЩЕГО

        13

        ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ФУНКЦИЯ «ЯСТРЕБА»

        ПОДВОДНЫЙ АС

        БАЗА В ОГНЕ

        Лишь секунды оставались до их падения в воду, когда вдруг опять взвыли моторы «П-40», на краткое время возвращаясь к жизни. Предвкушая конец гонки, птеродактили устремились за ними, провожая падающий самолет.
        Полли завизжала. Небесный Капитан крепко сжал штурвал, даже не шелохнувшись. Океан надвигался на них, точно бесконечно раскинувшийся вокруг синий асфальт. Полли зажмурилась, приготовившись к сокрушительному удару.
        За несколько мгновений до того, как врезаться в волны, Небесный Капитан прокричал в микрофон шлема:
        — Переключаюсь в режим «амфибия»!
        И правой рукой рванул заветный рычаг.
        Из корпуса мгновенно выскочили дополнительные кили, винты и форсунки. Сработала гидроизоляция, наглухо закупорившая кабину, и мотор заурчал совершенно по-иному, теперь его низкий, утробный голос напоминал шум подводной лодки. «Ястреб» преобразился, приняв конические очертания торпеды, оснащенной килями и пропеллерами.
        После этого трансформировавшийся аэроплан Капитана плавно вошел в водные хляби.
        Вокруг кабины поднялись фонтаны пузырей, и звуки окружающего мира стали долетать приглушенно. Крыло, зашипев, тут же погасло, сбив огонь, а пропеллер удовлетворенно заурчал, погрузившись в воду и перемалывая ее лопастями. «Ястреб» скрылся от преследователей под волнами океана.
        Птеродактили закрутились над местом падения. Часть их с размаху врезалась в океан, взрываясь и разбрасывая по сторонам куски обшивки, винты и моторы, словно вихрь из метеоритов пронесся над Атлантикой.
        Тем временем «П-40», уже ставший подводной лодкой, погружался на глубину. Полли прилипла к стеклу, вернее — к иллюминатору, в полном восхищении:
        — Вот это да! Был Небесный Капитан, а стал Капитан Немо!
        Небесный Капитан как ни в чем не бывало вел самолет под водой.
        — Да, это все прибамбасы Декса. Парень почерпнул очередную идею из комиксов. Ох и молодчина же он!
        Месяца не проходило, чтобы помощник Джо не являлся к нему с очередным ворохом комиксов, выдвигая совершенно безумную идею, которая, как ни странно, всегда безотказно срабатывала. Старина Декс продолжал удивлять его. Черно-белые рисунки из научно-фантастических журналов воплощались в чертежи, а потом и в реальную действительность, приобретая цвет и плоть. Этот молодой человек неустанно конструировал какие-то невероятные датчики, какие-то сверхмощные двигатели, какую-то немыслимую «электрическую броню», которую постоянно замыкало, и парню приходилось оправдываться, а также невиданные модели оружия, вроде своего ультразвукового демолекулятора, который он решил назвать «Баком Роджерсом», в честь героя комиксов.
        А поскольку злые гении продолжали атаковать мир своими хитроумными устройствами, у Капитана и Крылатого Легиона всегда было чем отразить их очередной удар. Декс жадно поглощал фантастику и околонаучную литературу, вдохновляясь ими. В комиксах его интересовали не сюжеты, а лишь фантастические изобретения.
        Теперь, когда ужас Полли понемногу схлынул, на лице ее появилась недовольная гримаса.
        — Так ты знал, что мы не разобьемся? Получается, ты все это время нарочно запугивал меня.
        — Спокойно. Представь, что мы на аттракционах.
        — Проклятье, Джо! Я уже приготовилась расшибиться в лепешку! Мог бы хоть намекнуть!
        — Я был занят, и мне было совершенно не до намеков. Кстати, пули, если ты обратила внимание, были настоящие.
        — Мерзавец! — Она все еще не могла справиться с возмущением.
        — И потом, ты сама напросилась. Кто залез ко мне в кабину, нагрузив на боевой истребитель дополнительные сто пятьдесят фунтов веса и снизив тем самым его маневренность?
        — Сто пятьдесят? С чего это ты взял? Да откуда тебе знать…
        — Прикинул на глаз.
        — Все-таки ты мерзавец.
        Так, мирно переругиваясь, плыли они в океанской глубине, поднимая пузыри пропеллером. Солнечный свет уже едва пробивался сквозь толщу вод, и дорога впереди становилась все темнее. Впрочем, Небесный Капитан пока и сам понятия не имел, куда он направляется.
        — Мы не заблудимся? — озабоченно спросила Полли, озираясь.
        Капитан взял курс наверх, к солнечному свету. Вода забурлила, и шум двигателя вновь изменился. Капитан развернулся, направляясь к берегу.
        — Пора на базу.
        А вдали все еще плюхались в воду останки вражеских птеродактилей. Они сыпались дождем.
        Небесный Капитан стал вызывать Декса, но тот упорно молчал.
        — Что там у них случилось? — забеспокоился он. — Декс, откликнись! Мы ушли от них! Что у вас нового?
        Но лишь слабое хрипение эфира было ему ответом. Он тревожно переглянулся с Полли: ничего хорошего это не предвещало.
        Капитан схватился за рычаги и взял курс в сторону базы Легиона. Он снова и снова вызывал базу, пытаясь добиться вразумительного ответа если не от Декса, то хоть от кого-нибудь другого. Однако частота Легиона оставалась зловеще безмолвной. Взлетая над сушей и набирая высоту, Джо чувствовал ледяной холодок в желудке. Проносясь над дикими холмами и пустынной местностью к громадному комплексу, где размещалась штаб-квартира Легиона, он еще издалека заприметил столбы дыма, тянувшиеся из долины за холмами.
        Когда наконец показалась база, у него тревожно сжалось сердце. Все было охвачено огнем. Увидев обугленные каркасы ангаров, Небесный Капитан онемел от горестного предчувствия.
        — Господи, — хрипло прошептала Полли. — Что же это?.. Джо!
        На взлетке догорали воздушные суда, так и не взлетевшие в воздух. Сожженные дирижабли лежали вокруг, точно почерневшие скелеты китов, выброшенных на берег. И главное — со всех сторон кострами пылали разбившиеся самолеты защитников Легиона.
        Среди них серебрились и знакомые силуэты поверженных птеродактилей противника.

        14

        ПОТЕРЯННЫЙ ДРУГ

        НАСТУПЛЕНИЕ МЕХАНИЧЕСКИХ ПАРАЗИТОВ

        СЕКРЕТНОЕ СООБЩЕНИЕ

        Труднее всего оказалось найти свободное место для посадки посреди разрушенного аэродрома. Всюду сновал персонал из наземной команды: техники заливали огонь и вытаскивали раненых из-под обломков. Руины и осколки покрывали все взлетное поле.
        Небесный Капитан уже здорово устал, и ему совсем не хотелось делать над взлеткой второй круг, но он приложил все силы, чтобы посадить самолет в безопасном месте. Хотя сил у него оставалось не так-то много. Скорее, совсем мало, если судить по тому, как дрожали его руки на штурвале.
        Напоровшись колесом шасси на огрызок металла, торчавший посреди расплавленного поля, «Ястреб» подпрыгнул и, чадя горелой резиной, поскакал вперед, качая крыльями и вихляясь. Завизжали тормоза. Он подскочил на выбоине и наконец остановился перед вторым ангаром службы технической поддержки.
        Вернее, перед тем, что от этого ангара осталось. А осталось от былого великолепия совсем немного. Некогда величественное здание склада выгорело насквозь. От крыши не было и следа, стены во многих местах треснули, а из трещин выбивались языки пламени и струилась копоть.
        Техники с закопченными лицами и воспаленными глазами крутились возле «Ястреба». Они были рады увидеть Капитана живым и здоровым. Казалось, в этот момент к ним вернулась не только надежда, но и силы. Счастливые возгласы заглушили треск огня. Неизвестно еще, удастся ли привести все это в порядок и как восстановить потери, но боевой дух легионеров не был сломлен.
        Небесный Капитан выбрался из кабины и, стоя на простреленном крыле, приветствовал друзей. Полли вылезла следом, и он подал ей руку, несколько смущенный шумом, поднявшимся вокруг него. Девушка была настолько потрясена, что даже не стала как-то комментировать происходящие вокруг нее события.
        Спрыгнув с крыла и отряхнувшись, Небесный Капитан направился к ангару Центра управления полетами, где группа рабочих высвобождала из-под обвалов тяжелую стальную балку, загородившую проход в помещение штаба. Техники возились с крюком подъемного крана, они все никак не могли зацепиться хоть за что-нибудь, чтобы немного оттащить балку в сторону.
        Заметив Джо, один из членов его наземного экипажа завопил:
        — Там остался Декс, Капитан! Они захватили Декса.
        В глазах Капитана тут же блеснула молния.
        — Нет времени утюжить тут землю бульдозерами.
        И навалился на балку. Остальные поспешили ему на помощь. Голыми руками группа мужчин оттащила балку в сторону; бросив ее наземь с гудением, от которого долго потом звенело в ушах.
        — Эх, ему бы сюда этот его новый пистолет, — произнес Небесный Капитан, вспомнив про лучеметы Декса.
        Интересно, успел парень овладеть оружием? И как быть теперь с источником сигнала, который Дексу удалось перехватить. Сможет ли он передать его своим? Декс обязательно что-нибудь придумает. Если, конечно, он еще жив.
        За балкой открылся узкий проход в убежище. Капитан втиснулся туда, царапая куртку о края обломанной кирпичной кладки. За ним стала пробираться Полли. Пыхтя и пролезая через заваленный осколками тоннель, им удалось наконец добраться до помещения штаба.
        Здесь их ждала страшная картина. Всюду, куда ни взгляни, были сплошные роботы. Сверкая своими стальными панцирями, они двигались с проворством громадных насекомых. Монстров было приблизительно около дюжины. Точно считать времени у них не было.
        — Нет, ты только глянь, — вырвалось у Капитана.
        — Порядок наводят, — подтвердила Полли. — Или ищут что.
        Роботы размеренно сновали по завалам, разгребая их своими щупальцами, вытаскивая и раскладывая остатки разбитой мебели, оборудования и аппаратуры.
        — Роются, как тараканы на кухне, — брезгливо скривилась Полли, высунувшись из-за плеча Джо.
        Словно услышав это ее замечание, один из роботов тут же заметил незваных гостей и без промедления направился к ним, Полли вскрикнула, но было поздно. Гибкое металлическое щупальце взвилось в воздухе и, точно выстрелив плетью, удлиняясь на глазах, захватило запястье Капитана. Хватка у него была точно у питона. Джо Салливан попятился, пытаясь выдернуть руку, но не тут-то было. Монстр прочно держал свою жертву. Сначала Капитан попытался ухватиться за кусок арматуры, торчавшей из стены, потом стал свободной левой рукой лихорадочно расстегивать кобуру, подозревая, что не успеет. Наконец все же ему удалось высвободить пистолет и высадить в монстра всю обойму. Пули прошлись по корпусу, не причинив ему вреда, лишь слегка оцарапав и оставив почти невидимые глазу вмятины. Правда, одна из них угодила в оптический сенсор — глаз робота, сиявший в центре его головы. Машина отступила, корпус ее закачался, как на пружине. Щупальце сползло, выпустило добычу и упало, змеясь по осколкам. Робот зашатался и рухнул на груду мусора.
        Этот поединок привлек внимание остальной команды механических насекомых (или насекомоподобных механизмов), и те устремились к ним, точно зомби на запах живых. Роботы волокли свои странные змеистые конечности по полу, точно заранее прицеливаясь для броска. Все они отвлеклись от своих поисков, полностью сосредоточившись на вновь прибывших. Словно по команде, монстры окружили их со всех сторон, замкнув круг. Движения их были вкрадчиво-скользящими. Таких механизмов Капитану видеть еще не приходилось.
        Успев вставить запасную обойму, он выстрелил в одного из наступавших — пуля снова ударила в голову, вызвав фонтан электрических искр, и робот замер как громом пораженный.
        Но Капитан уже понял, что запасной обоймы на всех ему не хватит, даже при самой меткой стрельбе. Роботы надвигались со всех сторон с упорством насекомых, не обращая внимания на то, что в их рядах имелись потери.
        — Что ж, попробуем другую тактику.
        Капитан оглянулся, соображая на ходу. Для отступления оставалось совсем немного места. А пролезть в узкий проход между завалами они не успеют.
        Тут он взглянул наверх: там, на останках крыши, повисла стальная балка перекрытия, болтавшаяся в петле электрического кабеля.
        Роботы между тем неотвратимо приближались, переползая по каменным обломкам. Их стальные конечности вздымались над осколками, мягко сгибаясь в суставах-шарнирах.
        Подпуская роботов все ближе и ближе, он выждал момент, когда они окажутся как раз под балкой. Затем поднял пистолет, прицелился и выстрелил, перешибая обесточенный кабель.
        Балка пролетела мимо как маятник, с ужасным скрипом выворачивая камни из стены.
        Джо успел оттолкнуть Полли — громадная покореженная рельсина просвистела над их головами буквально в нескольких дюймах, так что девушка почувствовала дуновение ветерка.
        Рельс врезался в переднюю шеренгу роботов и сшиб их с ног с таким шумом, словно грузовик с полным кузовом музыкальных инструментов врезался на ходу в кирпичную стену.
        Небесный Капитан и Полли вскочили на ноги, готовые встретить уцелевших роботов, но, прежде чем те успели прийти в себя и выровнять строй, прозвучала сирена.
        Это была не привычная сирена воздушной тревоги и не учебная сирена военного городка — то был совершенно незнакомый, чужеродный сигнал неизвестного происхождения. Он всколыхнул воздух, отозвавшись в ушах мучительной болью.
        — Что это, Джо?
        — Не знаю. У нас в Легионе таких сигналов нет. Это явно что-то постороннее.
        Роботы замерли, шевеля извилистыми конечностями, которые плавно колебались в воздухе, напоминая движения водорослей. Затем они все разом, суетливо, как тараканы, посыпались к пролому в соседней стене; спешно разгребая себе дорогу. Одна из машин запнулась и рухнула, повергнув наземь своего соседа. Но оба тут же поднялись и торопливо выскочили следом за остальными.
        Полли схватилась за виски:
        — Что это, Джо? Они расплодились, как тараканы. Как же теперь с ними бороться?
        Сколько их? Все время появляются новые разновидности. Этому конца не будет.
        Капитан посмотрел на свое запястье:
        — Хорошо еще, что хоть руку не отхватил. Сил бы у него хватило, хватка железная.
        — Боже мой, Джо, что происходит? Что происходит?..
        — Перестань причитать. Это моя работа. Ты просто впервые сталкиваешься с порождениями злых гениев нашего века. Мне приходилось видывать и не такое. Но, должен признаться, последнее нападение оказалось почище всего, что мне встречалось до сих пор. Я имею в виду — с первого их вторжения в Манхэттен.
        — Как ты считаешь, все это придумал один человек?
        — Вне сомнения. Наступление организовано каким-то маньяком, овладевшим тайнами засекреченных лабораторий. Обычно все так и начинается: какое-то правительство разрабатывает новое оружие, а потом процесс вдруг выходит из-под контроля. Среди ученых тоже полно заговорщиков. Кроме того, каждый может сойти с ума…
        — Джо! — Она вдруг схватила его за запястье, прервав на полуслове. — Мы не можем дать им уйти. Они же забрали Декса.
        — Проследим, куда они направляются.
        Полли с Капитаном принялись карабкаться по завалам к дыре, сквозь которую только что исчезли роботы. Но не успели они выбраться наружу, как за стеной прогремел взрыв и волной воздуха их отшвырнуло назад.
        — Это сработали стартовые дюзы! — прокричал Капитан, на несколько секунд контуженный взрывом. Отплевываясь от песка и пыли, он поспешил обратно к дыре.
        Но было уже поздно. Серебристый птеродактиль вместе с остальными роботами стартовал за стеной ангара.
        — Стой! — завопил Капитан, бросаясь следом и расстреливая вдогонку оставшиеся патроны.
        Но разве тут помогут пули малого калибра! Он ведь испробовал на этой серебристо-ртутной броне авиационные пулеметы — и то безрезультатно.
        — Уходят, Джо! Мы должны остановить их во что бы то ни стало! — кричала Полли.
        — Знаю, — проскрипел он зубами. — И не просто уходят. Они и аппаратуру уносят. Вот ведь гады!
        — Неужели мы дадим им уйти? — взывала девушка.
        — Поздно. Они уже ушли.
        Она дико озиралась по сторонам.
        — У нас не осталось ни одного уцелевшего самолета, чтобы их догнать.
        — Но там же Декс. Джо, мы должны попробовать. Надо сделать хоть что-то.
        Полли вырывалась из его крепких рук, словно сама была готова взлететь следом, но Капитан не выпускал свою подопечную. Сейчас он отчего-то вдруг почувствовал ответственность за нее, словно потеря Декса напомнила Джо о том, что он в любой момент может потерять еще одно близкое ему существо.
        Полли медленно опустила голову, сознавая тщетность своих попыток и полную безвыходность их положения. Так они стояли, пока последний вражеский корабль не скрылся в небесах. Небо потемнело. Наступивший вечер тяжелой тенью ложился на землю, снова напоминая о горечи утрат, которые постигли их сегодня — на вторые сутки после начала необъявленной войны. Угловатые силуэты птеродактилей пересекли желтый диск луны. Куда они отправились, зачем прилетали — по-прежнему оставалось тайной за семью печатями.
        Небесный Капитан и Полли стояли бок о бок, созерцая картину разрушения. Оранжевые языки пламени плясали вокруг, словно здесь разбило ночной лагерь воинственное племя дикарей. Уцелевшие, все, кто еще стоял на ногах, заливали костры, хотя спасать, в общем-то, было уже нечего: самое ценное наверняка унесли роботы. Часть людей, вооружившись ломами и фонариками, разыскивала раненых в развалинах склада.
        — Из всех врагов, с которыми нам приходилось сталкиваться, это самый грозный противник, — признал Капитан. — Таких потерь у нас еще не было.
        Словно в подтверждение его слов, за спиной у них рухнули остатки стены.
        Полли обвела взглядом сгоревший аэродром, открывшийся перед ними на месте исчезнувшей стены, и покачала головой:
        — Но чего хочет этот Тотенкопф? Что ему нужно? И зачем они забрали Декса?
        Вопрос был риторическим: столько же адресованным Капитану, сколько и самой себе.
        — Я не настолько хорошо знаю его, чтобы понять, что же произошло с Дексом на самом деле. Тут какая-то загадка. Обычно этим мерзавцам достаточно похвастать своими достижениями в области техники. Покичившись своими способностями, эти недобитки потом прячутся и тихо скалятся по подземельям. Похищениями людей они прежде не занимались.
        — А как же шестеро ученых, Джо? Знакомый почерк. Многие из них исчезли при загадочных обстоятельствах. Кроме Дженнингса, пожалуй, который умер у меня на руках.
        Капитан снова залез в развалины и обошел место, где стояла аппаратура. Декс до последней минуты был здесь. Тут валялись и его комиксы, разбросанные по полу, словно последнее напоминание о пропавшем товарище. На одном из журналов остался отпечаток подошвы робота. На другом — кровь, разукрасившая черно-белые иллюстрации.
        — Видимо, Тотенкопф знал, что надо искать.
        Небесный Капитан нагнулся и поднял один из комиксов. Под ним блеснуло что-то металлическое.
        — Пистолет-говносос! Загадочное металлическое ружье! Да это же последняя модель пистолета, собранного Дексом!
        Полли вдруг стало стыдно, что она до сих пор скрывает от Капитана две маленькие капсулы, отданные ей умирающим Дженнингсом. Кто знает, может быть, похищение молодого изобретателя как-то связано с ними? Из предсмертных намеков доктора она могла понять только, что Тотенкопфу, похоже, страшно нужны эти капсулы. Или ампулы, пробирки — как их назвать? Должна ли она держать это в тайне? Быть может, посвятив Небесного Капитана в свою тайну, Полли спасет его от новой опасности? А вдруг это как-то поможет освободить юношу, попавшего в плен к роботам?
        Небесный Капитан продолжал рассматривать подобранный ультразвуковой демолекулятор — оружие Бака Роджерса. Не поднимая на нее глаз, он произнес:
        — Должно быть, Декс слишком быстро подобрался к разгадке. Этот Тотенкопф убирает всех, кто слишком много знает. Это в его духе. Декс как-то рассказывал мне одну штуку.
        Полли уже засунула руку в карман, нащупывая капсулы и настраиваясь на откровенность, но…
        Она вдруг представила, как выйдет Джо из себя, узнав, что Полли прятала это от него до сих пор. Он обзовет ее ничтожной продажной журналисткой, девчонкой, мечтающей о славе, и вообще не подпустит потом к себе на километр. Нет, горячиться не следовало. Надо выбрать более подходящий момент. Огорченно вздохнув, Полли поникла взором и вдруг заметила среди мусора обертку жевательной резинки. «Знакомая этикетка, — сообразила Полли. — Это же Декс. Его фирменная марка».
        — Джо… — позвала она.
        Повертев пистолет в руке, Капитан спрятал его в нагрудный карман и обернулся.
        Полли стояла перед ним с многозначительной улыбкой, как важную улику предъявляя ему обертку.
        Джо озадаченно посмотрел на нее, потом — вверх. Медленная улыбка озарила его лицо. Капитан понял, что девушка имеет в виду.
        Там, вверху, на останках крыши, маячил клочок карты, прилепленный розовой жвачкой. На клочке была наспех нацарапана стрелка компаса, указывающая на север, и обведена извилистыми линиями зона, в центре которой карандашом был нарисован крест.
        — Декс оставил нам свой след! Теперь мы знаем, где его искать!
        — Это все меняет, — поспешила разделить радость Капитана Полли.
        — Только путь, пожалуй, нам предстоит неблизкий. Надо успеть приготовиться. Смотри!
        В самом центре обведенного в кружок участка карты выделялось слово, напечатанное типографским шрифтом:
        «НЕПАЛ».

        15

        В НЕПАЛ

        ПОРТФЕЛЬ, ПОЛНЫЙ СЕКРЕТОВ

        И СНОВА ОДИННАДЦАТОЕ ПОДРАЗДЕЛЕНИЕ

        «Ястреб» парил в ночи, направляясь на восток через Атлантику, на противоположную сторону земного шара. После всех ужасов минувшей ночи столь дальний перелет был для Полли почти отдыхом. Убаюкивающий звук моторов казался бы колыбельной песней, если бы не напряжение, которое не покидало как ее, так и Капитана.
        Им не терпелось поскорее прибыть на место.
        «П-40» заправился и зарядил стволы, пополнив боекомплект. Пробоины на корпусе были залатаны, пробитые баки запаяны, а простреленные шланги заменены. Трое лучших инженеров Легиона учинили детальную проверку аэроплана, обшарив и облазав все, что только можно было обшарить и облазать. И только после этого Небесному Капитану доложили, что истребитель к старту готов.
        Не проявляя, впрочем, особого энтузиазма, наземная команда смотрела вслед «Ястребу», выруливающему на взлетно-посадочную полосу, прощально махая руками:
        — Удачи, кэп!
        Даже в лучшие, мирные времена путешествие вокруг света — нелегкое испытание. Им предстояло дозаправиться в Лондоне, а затем, вероятно, в Стамбуле или Самарканде, прежде чем приступить к заключительному этапу пути, поднявшись высоко в Гималаи. Крылатый Легион, благодаря своим подвигам, совершенным во имя человечества, был известен по всему миру, и им везде охотно оказывали поддержку Поэтому проблем по дороге возникнуть не должно — если только они ограничатся встречами с представителями различных национальностей. Люди им не страшны. Бояться следует только роботов.
        Итак, Полли и Джо отправились на поиски Декса. Спасти парня и остановить Тотенкопфа — вот что было главной целью их путешествия.
        Полли снова протиснулась в кабину, постаравшись устроиться поудобнее, поскольку путь предстоял долгий. Максимальная скорость полета — где-то двести миль в час, значит, лететь им предстояло около суток, с учетом вынужденных посадок для дозаправки топливом. Но на этот раз Полли не предоставит Капитану возможности поиздеваться над ней, не покажет себя слабой. Она вытерпит все. Она ничем не уступит Джо…
        Поэтому Полли молчала. Назло Небесному Капитану.
        Капитан был целиком поглощен своими мыслями и процессом полета, но девушке казалось, что ему хочется поговорить с ней, поделиться чем-то еще невысказанным. Что ж, пусть начнет первым. Может, он собирается извиниться за то, что сказал во время первой встречи на базе? Она подождет, ей торопиться некуда.
        Скрючившись в абсолютной темноте кабины, при свете одних лишь зеленых и красных огоньков панели управления, Полли достала портфель доктора Дженнингса и положила его себе на колени. Сейчас у нее как раз появилось свободное время подробнее ознакомиться с его содержимым. Хотя за минувшие двое суток ей даже спать толком не приходилось. Так, урывками. Но Полли решила использовать время с толком. Листая страницу за страницей, она просматривала заметки, графики, чертежи. Там было несколько журнальных статей на немецком, и девушка пожалела, что не прихватила с собой словарь. Впрочем, Капитан все равно отказался бы включить освещение. Хотя можно было захватить с собой не только словарь, но и фонарик. Словарь остался на ее столе в редакции «Кроникл», рядом с пишущей машинкой.
        Зато у Полли был с собой репортерский блокнот, и она могла кое-что переписать, чтобы разгадать впоследствии незнакомую готическую вязь при помощи словаря, чтобы понять, о чем же там идет речь. В фотоаппарате у нее достаточно пленки, и она прихватила с собой еще про запас, для перезарядки. Ничего, издатель Пейли еще свалится со стула, прочитав ее новый материал. У него волосы дыбом встанут на лысине.
        Основную часть документов, находящихся в портфеле, составляли чертежи машин весьма странных конструкций, что очень заинтересовало Полли. Многое тут казалось смутно знакомым: насекомоподобные роботы со щупальцами, металлические птеродактили, или «летучие крылья», как она их окрестила про себя, а также гигантские шагающие роботы, наводившие ужас на Манхэттен. На остальных чертежах были изображены другие странные устройства, словно бы вышедшие из кошмарных сновидений Леонардо да Винчи, который, как известно, сделал немало подобных графических набросков фантастических изобретений.
        Убедившись в том, что Джо за ней не подглядывает, Полли сунула бумаги обратно и извлекла две колбы с загадочным веществом. Она разглядывала их затаив дыхание. Испуская последний вздох, профессор Дженнингс предупредил девушку, что эти мензурки вызовут мировой катаклизм, если попадут в руки доктора Тотенкопфа. Хотя, с другой стороны, он ведь не объяснил, в чьи же руки они должны попасть и что ей делать с этим веществом, а может, и с двумя разными веществами. Что, если одно из них является катализатором другого и, смешав их… Впрочем, экспериментировать не стоило. Она не настолько любопытна, чтобы рисковать судьбами целого мира. Полли внимательно осмотрела колбочки, затем сделала несколько беглых заметок в блокноте:
        «Вирус? Сомнительно».
        «Взрывчатка? Слишком малый объем».
        «Яд? Вполне вероятно. Но какая же должна быть концентрация, чтобы двумя пробирками отравить все источники и резервуары с водой, если речь идет о мировом катаклизме?»
        Так и не найдя ответа, ограничившись лишь догадками и предположениями, Полли начала набрасывать первую статью, предварительно спрятав стеклянные трубочки в карман.
        Девушку постепенно начало угнетать тягостное молчание Капитана. Он что, думает, что она первая с ним заговорит? Это после всех его издевательств? Мог бы предупредить ее, когда они падали в воду, ведь она тогда думала, что находится на волосок от смерти… Впрочем, она не злопамятная.
        Полли снова переворошила бумаги в портфеле, на этот раз выразительно шурша страницами. И наконец, не выдержав, заговорила:
        — Похоже, судя по фамилиям, которые мне попались в статьях, бумаги эти принадлежали пропавшему доктору Варгасу. Он успел передать их Дженнингсу, что, возможно, и явилось причиной гибели профессора.
        — Варгас? — словоохотливо откликнулся Капитан. — Не тот ли это научный хмырь, что пропал во время полета «Гинденбурга-III»?
        — Как мне удалось выяснить, все время полета он находился на дирижабле. А исчез этот знаменитый ученый во время швартовки. Он был в числе пассажиров, стоявших у трапа.
        — Я в курсе.
        Полли просияла:
        — Джо, ты читаешь мои статьи?
        — Слышал по радио.
        Однако Полли не проведешь, она не слишком-то поверила его отговорке и продолжала задорно шелестеть бумагами, снова перекладывая содержимое портфеля.
        Небесный Капитан продолжал:
        — Должно быть, Варгас знал, насколько важны эти бумаги. Да и Дженнингс тоже.
        Он не выдержал и повернулся к девушке.
        Полли потрясла головой, лицо ее выдавало крайнее удивление:
        — Надо же… Нет, ты только подумай… Вот это да!
        — Ну, что там? — нетерпеливо спросил Джо, на которого внезапно нахлынул приступ любопытства. — Что ты там нашла?
        — Пирожок. Села, поела и опять пошла.
        — Серьезно, Полли?
        — Как приятно. Наконец-то ты назвал меня по имени. Впервые за столько лет…
        — Да ладно тебе дуться. Что там?
        — Прелюбопытнейшая информация! — Полли с важным видом прикусила губу. Разложив бумаги на коленях, она листала их вдумчиво, как детектив досье всемирно известного преступника. — Знаешь, что за тип этот Тотенкопф?
        — Ну?
        — Вундеркинд. Гениальный изобретатель. Загадочная личность. Свой первый патент он зарегистрировал в возрасте двенадцати лет.
        Послюнив палец, Полли перелистнула очередную страницу и продолжила читать вслух попадавшиеся ей понятные места.
        — Дальше — больше. К семнадцати годам он защитил две докторские диссертации, кстати, и по сей день Тотенкопф считается самым выдающимся умом нашего столетия. Но все это было еще до начала Мировой войны. — Она сделала паузу. — А теперь описывается темная сторона его жизни. Сначала в деревне, где ученый проживал, стали пропадать животные: собаки, кошки, разный домашний скот. Правда, некоторых потом находили — изувеченными, со вспоротыми животами. Все это приписали каким-то чудовищным экспериментам, зная, что в округе проживает так называемый «доктор». Потом — еще хуже. Вслед за жертвами вивисекции стали пропадать дети…
        Полли оторвала глаза от бумаг, лицо ее было мертвенно-бледным в слабом свете приборов.
        — Дальше идут сообщения о пропавших детях, — внезапно изменившимся голосом произнесла она.
        Затем, достав из портфеля еще одну папку, развязала тесемки. Оттуда посыпались старые фотографии, покоробившиеся от времени.
        — Через год после исчезновения Тотенкопфа с научной арены в германском парламенте стали циркулировать зловещие слухи. К депутатам поступали запросы. Поговаривали, будто он приступил к работе над изобретением так называемой «Машины Судного Дня». Десятилетиями его разыскивали сначала по всей Европе, а затем и по всему миру. Но следов его не было обнаружено нигде: ни в Америке, ни в Азии, ни в Африке, ни даже в Австралии и Антарктиде. Все попытки найти отступившегося ученого ни к чему не приводили. И вплоть до сегодняшнего дня его местонахождение так и остается загадкой.
        — И сколько же времени прошло с тех пор?
        — Вот уже более тридцати лет Тотенкопфа никто не видел.
        Капитан присвистнул:
        — Да за это время человек с воображением может заварить такую кашу, что… — Не закончив, он только покрутил головой, не отрываясь от штурвала.
        — Да уж.
        — Но, судя по тому, что всюду появились эти роботы, в связи с которыми фамилия Тотенкопфа постоянно всплывает, сейчас он приступил к осуществлению своих планов, решив не ограничиваться одними опытами в лаборатории.
        Капитан оглянулся и увидел, что Полли открыла какой-то гроссбух и изучает его.
        — А это что такое?
        Полли монотонно продолжала пересказывать то, что ей удалось разобрать:
        — Ну, здесь, похоже, ничего интересного. — Она перелистывала книгу записей, сравнивая данные, изложенные в графах. — Перечисляются поставки снабжения в Одиннадцатое Подразделение. Далее страница за страницей — образчики флоры и фауны, всевозможные роды, виды, отряды и семейства. По два экземпляра каждого представителя. Так сказать, каждой твари по паре. Здесь их тысячи.
        Полли снова озадаченно порылась в портфеле, вид у нее был несколько смущенный.
        — А также запасы провианта, которых хватило бы не меньше чем на десятилетие. И еще — резервы стали, нефти, угля.
        — Видимо, все его желания исполнялись.
        — До поры до времени — да. Пока он был руководителем лаборатории и действовал легально.
        — Но, видимо, прежде чем перейти на конспиративное положение, он сумел запастись как следует.
        Тут до Полли стал доходить смысл прочитанного, того, что она обнаружила в различных записях, статьях и документах. Девушка также начала догадываться, зачем готовился весь этот компромат на Тотенкопфа. Она вдруг вспомнила, о чем рассказывали ей Декс с Капитаном в необыкновенном музее.
        — Это же и есть тот самый стратегический запас, который нужен ему для сборки роботов! Выходит, и генераторы, унесенные из Манхэттена, понадобились ему, чтобы пополнить запасы энергии. Тут все описано, у этого типа далеко идущие планы. Это похоже на заказ товаров по каталогу — причем по всему миру! — В голосе Полли зазвенел неподдельный гнев. — Что же это вы вознамерились сотворить, доктор Тотенкопф?
        По-прежнему не отрываясь от документов, она продолжала чтение уже без комментариев, только изредка позволяя себе возмущенные восклицания. Преимущественно это были междометия. Вскоре девушка заметила, что Небесный Капитан снова замкнулся в себе. Он не отрывал взгляда, устремленного вперед, от наступающего рассвета, который загорался за облаками, разливаясь над побережьем Великобритании. Словно хотел одной лишь силой воли приблизить пункт назначения.
        Тень легла на его лицо, но Полли поспешила успокоить Капитана:
        — С ним все будет в порядке, Джо. Декс в состоянии позаботиться о себе. Этот парень не пропадет.
        Небесный Капитан медленно обернулся. Казалось, он не знал, что ей на это сказать.
        — Мы найдем его, — добавила Полли.
        «Ястреб» мчался прежним курсом.

        16

        ЛАГЕРЬ В ГИМАЛАЯХ

        ДРУГ-ШЕРП

        МЕСТО НАЗНАЧЕНИЯ — ШАНГРИ-ЛА

        Хоть и потрепанный, но по-прежнему надежный, как верный старый конь, самолет Небесного Капитана спускался сквозь плотные кучевые облака, словно постепенно отодвигая в сторону завесу, за которой показались знакомые контуры земли, все ее складки, извивы и обрывы, притаившиеся за лучами. Как только они вышли из облаков, земля оказалась совсем рядом — это было неожиданно и великолепно. Высокие кремнистые пики торчали из ватного облачного океана, точно атоллы, не обозначенные на карте. Полли смотрела сквозь тронутое морозом заиндевевшее стекло на выплывающие из небытия величественные склоны Гималаев.
        — Это ледник хребта Канченджанга, — пояснил Капитан тоном экскурсовода. — На границе Непала и Сиккима. Высота пика восемь с половиной тысяч метров. Мы пересекаем Тибетское плато.
        — Сикким? — переспросила она. — Что это такое? Государство?
        — Английская колония в Индии.
        — Далеко еще осталось до Непала? — С этим вопросом Полли уже не в первый раз обращалась к нему, ведь за время полета они обогнули половину земного шара, перелетев Атлантический океан, и теперь пересекали Евразию.
        — Он уже под нами. Если бы мы летели над атласом, ты могла бы прочитать внизу на земле слово «НЕПАЛ».
        Джо сбросил скорость, спускаясь дальше в плотные облака. Полли не понимала, откуда у него такая уверенность. Ведь в этом густом молочном киселе можно было натолкнуться на все что угодно: ей всюду мерещились каменные выступы, скалы, утесы и снежные равнины, в которые они вот-вот врежутся. Однако Небесный Капитан уверенно летел вслепую, полностью доверяя то ли своему чутью, то ли точным приборам.
        Пройдя слой облаков, Капитан опустился ниже, к отрогам гор. А горы здесь раскинулись повсюду. Куда ни глянь, везде увидишь лишь продуваемую ветром землю, ледники да голый камень. Вскоре показались и какие-то убогие жилища — отделанные мехом шатры и палатки на ледяных берегах замерзшего озера.
        — Главный лагерь, — улыбнулся Джо через плечо. — Все удобства, прямо как дома. Отсюда и начнем.
        — Далеко мы забрались от Манхэттена.
        Пока «П-40» кружился над лагерем, из какой-то лачуги вышел шерп. Он поднял руки в перчатках с обрезанными пальцами и замахал Капитану.
        — А, Каджи… Уже ждет нас.
        Еще двое выбежали следом за Каджи, подняв ладони козырьком и разглядывая аэроплан. Все трое были в овчинных полушубках, меховых шапках и унтах. Однако спутники Каджи отчего-то руками не размахивали. Видимо, не слишком обрадовались их визиту. А что, интересно, они почувствовали при их появлении? Быть может, тревогу? Беспокойство? Но в связи с чем? Что могло страшить их здесь, в неприступных отрогах Гималаев?
        «Ястреб» направился к месту посадки на обледеневшей равнине озера. Это был идеально гладкий (правда, и скользкий!) аэродром. Шасси мягко коснулись замерзшей поверхности озера и покатились, скользя до полной остановки. Каджи с остальными шерпами бежали по льду и стали здороваться, пока пилот заглушал мотор.
        Откинув стеклянный колпак, Небесный Капитан впустил в кабину холод и туман. Полли поежилась, изо рта у нее вырвалось облачко пара. Выпрыгнув на поцарапанное пулями крыло аэроплана. Небесный Капитан протянул ей руку в кожаной перчатке, помогая выбраться наружу Вставая, Полли поплотнее закуталась, стараясь не дрожать.
        Каджи приветствовал их тепло, с радушием истинного горца. Этот человек казался сгустком энергии, которую он излучал вокруг себя. Каджи хорошо за сорок, хотя определить точный возраст азиата весьма непросто. На его обветренной физиономии, привыкшей к буранам и пронизывающим горным ветрам, застыла гостеприимная улыбка.
        — Друг мой, Капитан Джо! Как я рад снова видеть тебя в наших горах!
        — Взаимно, Каджи. Хотя я бы хотел, чтобы наша встреча произошла при других обстоятельствах. — Он указал на Полли: — Это Полли Перкинс. Она пойдет с нами.
        — Очень приятно, — сказала она, переминаясь с ноги на ногу и подумав, что здесь, на пронизывающем ветру, не самое подходящее место для изящных манер.
        Каджи дружелюбно улыбнулся и потряс ее протянутую руку:
        — Раз Капитан берет вас с собой, значит, вы — крепкий человек и сможете вынести все тяготы путешествия?
        — Сможет, — ответил за Полли Капитан. Это прозвучало как ультиматум. Он снова вскочил на крыло. — Тут надо кое-что выгрузить из припасов, которые мы возьмем в дорогу.
        Каджи заговорил на непальском, бросая приказы двум своим спутникам, видимо его подчиненным.
        — Кхаскура, гаркхали сунвар якха, лимбу канаши пали… — посыпались гортанные звуки. Полли, естественно, не поняла ни слова.
        Оба «непали» представляли собой весьма живописное зрелище. Они были в меховой одежде, в обуви из шкур — нечто среднее между сапогами и русскими валенками. Один из них обращал на себя внимание узким лбом, как бы нависшим над бровями, а другой — длинным крючковатым носом. Двигались они как-то странно, крадучись, даже днем, при ярком солнечном свете. Шерпы приняли от Капитана тяжелые коробки, которые он вытащил из кабины и поставил на крыло. Пока Полли, съежившись от мороза и обхватив себя руками, старалась сохранить тепло, трое шерпов проворно разгрузили самолет, нагромоздив на льду впечатляющую кучу небольших ящичков и коробочек.
        — Неудивительно, что в кабине было так тесно, — пробормотала Полли в воротник, оглядывая это «хозяйство».
        Передавая очередной ящик крючконосому шерпу, Небесный Капитан обратился к Каджи:
        — Карты достали?
        «Какие еще карты? — пронеслось в голове замерзающей Полли. — Игральные, что ли? Но мы ведь не в казино приехали!»
        — Да, все в порядке. Местный мала-мала нарисовал, один из наших самых старых.
        — Точность гарантирована?
        — Моя-твоя гарантирована, Капитана с Неба.
        — Достаточно детально?
        — Достатошна, достатошна, — иронически отозвался шерп, умело коверкая язык. — Вся карта лежала главный палатка. — Каджи усмехнулся щербатым ртом. Затем он закрыл его, к великому облегчению Полли, и как-то застенчиво спросил: — А твоя… для меня привозила мала-мала, Капитана Джо?
        С довольной усмешкой Небесный Капитан забрался в кабину и напоследок выудил с самого дна, из-под своего сиденья, три большие плоские и продолговатые коробки.
        — Три упаковки, как ты и просил.
        Каджи принял коробки с таким почтением и благодарностью, будто это были буддийские святыни.
        — Ты меня облагодетельствовал по гроб жизни.
        Шерп поднял крышку верхней коробки, извлек из нее небольшую круглую банку и, ухмыльнувшись, продемонстрировал ее Полли:
        — Венские сосиски. — Глаза его сладостно затуманились. — Забытый вкус!
        Взвалив заветные коробки на широкое плечо, Каджи затрусил по льду на противоположный берег озера, к разбитому там походному лагерю.
        — Пойдем! — крикнул он через плечо. — Я покажу тебе карты. Ты будешь доволен.
        Лязгая зубами от высокогорного холода, Полли перевела взгляд на пару молчаливых шерпов, замерших возле груды консервов. Подождав, пока Каджи удалится, она стрельнула глазами в Капитана:
        — Послушай, ты хорошо знаком с этим шерпом?
        — С Каджи? Да это мой старый друг. А в чем дело?
        — Я чувствую, что-то с ним не то… И особенно с его дружками. Можешь считать это интуицией, но я ему не доверяю.
        Небесный Капитан стащил тяжелый вещмешок с крыла и перенес его на другую сторону аэроплана.
        — Да ну, это просто смешно. То же самое он сказал о тебе.
        — Это когда? Пока лопотал на своем наречии?
        — Ты же не знаешь непальского языка. Так что Каджи может говорить о тебе все что угодно, а ты даже ухом не поведешь.
        — И тем не менее…
        Джо поднял рюкзак со словами:
        — Держи, должна же от тебя быть хоть какая-то польза, — и бросил его ей.
        Полли схватила вещмешок, но не смогла сохранить равновесие и брякнулась на лед, прямо на спину. Падая, она успела заметить, как угрюмые шерпы, стоящие у горы припасов, обменялись многозначительными взглядами.

        Внутри главной палатки было тепло. Стены освещала подвешенная к куполу керосиновая лампа. Каджи, Небесный Капитан и Полли сидели за маленьким деревянным столиком. Холодный ветер свистел снаружи, хлопая шкурами и тряся обледенелым клапаном палатки, похожим на глянцево поблескивающий высунутый язык. Полли переоделась в теплые вещи, которые предусмотрительно прихватила с собой в большом дорожном чемодане. Ей также выдали огромные мужские рукавицы. Закипающий чайник висел на треноге над небольшим костерком из сушеного навоза яков. Говорят, что эти животные сохранились только в Тибете. Девушка уже достаточно согрелась, чтобы сосредоточиться на от руки вычерченной карте, раскатанной на деревянном столике.
        Небесный Капитан придавил угол карты локтем.
        — Декс успел передать, что сигнал идет из этой долины, к северу от Каракорума.
        Он достал обрывок карты, который они нашли в ангаре. Разгладив его ладонью, Капитан положил трофей в центра стола. Тот почти вписался в очертания самодельной карты шерпов. Капитан ткнул пальцем:
        — Вот отсюда исходил сигнал неизвестного происхождения. Значит, там должен располагаться какой-то мощный радиопередатчик.
        Карта Каджи была достаточно детальной, но в этом месте зияло белое пятно. Terra incognita.
        — Это что — неизученный район? Почему здесь ничего не написано?
        Увидев черный крест, оставленный рукой Декса, старый шерп озабоченно нахмурился.
        — Что? Этого места не существует?
        — Это Шамбала, — почтительным полушепотом произнес шерп.
        — В самом деле? — загорелась Полли. — Та самая легендарная страна? Так она существует на самом деле?
        — Это запретное место! — Каджи решительно отвернулся от карты. — Там находится источник Калачакры — тибетской магии. Те, кто там живет, как говорят, владеют сверхъестественными знаниями.
        Полли посмотрела на Капитана. Оба они уже знали, что будет дальше. Иного выхода не оставалось.
        — Ты можешь провести нас туда? — спросил Небесный Капитан.
        Каджи тихо поднялся. Он склонился над картой, оценивающе посмотрел на нее, затем — на три упаковки с венскими сосисками. Шерп размышлял. Наконец он тяжело вздохнул:
        — Никто еще не заходил так далеко, Капитан. Это очень опасно.
        — Само собой. Ну так что?
        — Шамбала находится под защитой жрецов ламаистского монастыря Калачакры. — Шерп выкатил глаза, красневшие на обветренном лице. Он переводил взгляд с Небесного Капитана на Полли, затем рассматривал штабеля венских сосисок, словно взвешивая их. — Если нас там заметят, то живыми нам не уйти.
        — Но почему? — недоуменно спросил Капитан. — Что же там такого особенного? Посевы наркотических растений? Маковые или конопляные поля? Склад героина?
        — Шамбала известна под многими именами, друзья мои. Евреи называли ее Эдемом. Древние греки — Эмпиреями. А вам она, может быть, известна как… мистическая Шангри-Ла.
        Сквозь внезапно распахнувшийся клапан палатки влетел порыв ледяного ветра. В шатер просунул голову один из шерпов-помощников. Не обращая внимания на гостей, угрюмый шерп бросил несколько слов на тибетском наречии.
        Старик затарахтел в ответ на таком же тарабарском языке, а затем обернулся к Полли и Капитану:
        — Близится ураган, путь становится опасным. Если вы решили идти, то выходить нужно прямо сейчас.
        Никто из них не знал, какие опасности подстерегают их впереди, но Небесный Капитан на всякий случай вопросительно посмотрел на Полли. И оба они еще раз, как зачарованные, склонились над белым пятном на карте, вспомнив о Дексе и Тотенкопфе, после чего ответили в один голос:
        — Идем!

        17

        ПУТЬ СКВОЗЬ СНЕГА

        БЕЛОЕ ПЯТНО НА КАРТЕ

        ЗАБРОШЕННАЯ БАЗА

        Поначалу у них создалось впечатление, что снег идет совсем легкий. Но когда с гор пришел ветер, снегопад понемногу усилился, и вскоре снег превратился в одно целое с плотными облаками, тесно собравшимися и прижавшимися к вершинам Канченджанга. Небесный Капитан, Полли, Каджи и еще два шерпа-проводника поднимались в гору медленным караваном. Помимо снега им мешали еще тяжелые меха, в которые все были укутаны, а также огромные заплечные мешки, груженные снедью и прочими припасами. Сугробы и обледенелые камни угрожали путникам на каждом шагу. Температура окружающего воздуха также падала с каждой минутой.
        — А здесь в самом деле есть тропа? — спросила Полли, зарываясь носом в очередной сугроб.
        — Это не тропа, — торжественно заявил Каджи. — Это Путь.
        Путь? Что он имел в виду? Маршрут? Трассу? Дорогу, в конце концов? Или какой-то Путь в высшем смысле? Запуталась она в этих восточных терминах, которыми изредка перебрасывались между собой Капитан со своим другом-шерпом.
        — Сюда не протаптывают дорог, — заметил Капитан. — Здесь свои понятия. — Он распрямился, вдыхая искрящийся морозом горный воздух. — И даже таким, как Тотенкопф, сюда не просто добраться.
        Каджи заплюхал по снегу вперед, разгребая унтами плотное белое месиво. Он говорил мало, лишь изредка обращаясь к Капитану и своим землякам, которые волочились позади, перекрикиваясь друг с другом по-непальски сквозь вой ветра. Казалось, они выясняют между собой отношения, но, может быть, в горах просто такая манера разговаривать. Путники шли все светлое время дня, а затем на них набросился ураган, не оставив времени для передышки. Даже для опытных альпинистов это был подъем на пределе человеческих возможностей. Сначала они просто шли вверх по относительно пологой тропинке, а затем им пришлось карабкаться по склону стоявшего особняком горного хребта. Небесный Капитан присматривал за Полли, видя, что та задыхается, и уже трижды или четырежды спас ей жизнь — помогая спрятаться от снежной лавины, обрушившейся сверху, выталкивая из-под ледяных мостов, подхватив рукой в перчатке, когда девушка соскальзывала в пропасть. Он уже заранее чувствовал смущение при мысли о том, как она будет осыпать его благодарностями.
        Рыхлый снег раздвигался под ними, точно зыбучие пески, а воздух становился все более разреженным. Путники уже поднялись на скалы, с которых просматривался лагерь, маячивший внизу крохотным пятном. Словно крепкие рабочие лошадки, все три шерпа бодро топтали снег, невзирая на опасности, скользкие склоны и крутые обрывы, ведущие в бездну. Небесный Капитан с Полли едва поспевали за ними, уже еле-еле волоча ноги. Ураганный ветер принес с собой крупу, бившую в глаза и застывавшую на путниках ледяной коркой. Они с трудом могли разглядеть белые плечи и спину Каджи, возглавлявшего процессию.
        Где-то посередине хребта обдуваемый всеми ветрами шерп стал обходить узкий выступ над глубоким ущельем. Схватившись за обледеневший камень, Полли на секунду позволила себе заглянуть в бездну, распростершуюся под ногами. Там зияла трещина, казалось расколовшая Гималаи от Индии до Тибета. Один неверный шаг — и девушка даже не узнает, в какой стороне она разобьется насмерть и где упокоится ее окоченевшее тело.
        Словно в ответ на эту мысль под ногой у нее тут же хрустнул камешек, и Полли поскользнулась. Она отчаянно замахала руками, порыв ветра ударил в грудь, увлекая девушку в пропасть…
        Но Капитан привычным движением схватил ее и вытащил на безопасное место.
        — Уже пятый раз за день, — заметил он.
        — Четвертый. Не приукрашивай заслуги.
        А между тем двое шерпов, наблюдая за их спинами неудачное падение Полли, уже хотели было использовать свой шанс. Крючконосый молчаливо, но выразительно кивнул товарищу, вытаскивая из-под шубы кривой кинжал. Но узколобый остановил его ребром ладони и быстро что-то пробормотал. Если бы рядом по случайности оказался переводчик с непальского, он бы истолковал это так: «Спокойно. Не торопись. Никуда они от нас не денутся». Оба аборигена прекрасно знали, что за время опасного пути в Шангри-Ла им еще предоставится масса благоприятных возможностей.
        Когда участники экспедиции наконец выбрались к вершине горного кряжа, узкого, как лезвие бритвы, ветер набросился на них с небывалой силой. Полли и Капитану пришлось вцепиться друг в друга, чтобы удержаться на ногах.
        Снег поредел, и глыба штормовых облаков сдвинулась вниз, открывая чудесный вид на ледяные пики, одиноко высившиеся вдали. Двое шерпов протолкались вперед, не желая оставаться рядом с остальными. Полли хмуро проводила их глазами.
        Капитан боком протиснулся к Каджи, который долгим взглядом осматривал родные Гималаи, раскинувшиеся перед ним и прекрасно обозреваемые с такой высоты. Подняв руку в перчатке с обрезанными пальцами, шерп указал на каменистые зубцы:
        — Здесь кончается цивилизация, Капитан Джо! Впереди — место, отмеченное на карте. — Он нахлобучил меховую шапку и подтянул перчатки. — Здесь мы должны идти особенно осторожно.
        Вздрогнув, Полли посмотрела на Каджи:
        — Мне показалось, что мы и раньше шли не по накатанной дороге.
        — Слушай, что тебе говорят, — процедил Капитан.
        Издалека донеслись дикие крики шерпов, отделившихся от колонны. Каджи мгновенно обернулся в их сторону, прислушиваясь к непальской речи, и затем махнул рукой Капитану:
        — Пошли! Быстрее!
        Собравшись с последними силами, Полли заторопилась за проводником, который легко и без видимого напряжения, с потрясающим проворством преодолевал последние футы подъема. Отсюда, с самой высшей точки, открывался еще более удивительный вид.
        Девушка ожидала увидеть за хребтами загадочных гор все что угодно, но уж никак не антенну, встающую из глубокой горной долины. Стальной каркас высился над окрестными пиками, нижняя же, опорная, часть была укрыта белым пухом снегов.
        Такое мог воздвигнуть здесь только один человек, и Небесный Капитан знал его имя, — Тотенкопф, — слетело с его губ вместе с облачком пара.
        Полли настигла Джо, тяжело дыша.
        — Откуда, как не с «Крыши Мира», посылать ему свои сигналы? Отсюда он может подавать команды своим роботам куда угодно.
        — Вот именно. Он давно уже этим и занимается. Но как раз высота антенны и позволила Дексу засечь сигнал. Как веревочка ни вьется…
        Когда ветер на некоторое время стих, они расслышали низкий сигнал электрического зуммера, испускаемый радиобашней. Это очень напоминало гудение проводов высоковольтки.
        На верхушке антенны едва заметно мигал свет. Вряд ли это был посадочный маяк: ни одно воздушное судно не рискнуло бы лететь над опасными отрогами Канченджанга. Джо с новой долей энтузиазма ринулся вперед по крутому склону.
        — Пошли скорее. Мы уже близко.
        — Да уж. Может быть, нас угостят там, внизу, чашечкой горячего кофе? — язвительно заметила Полли.
        — Кофе там, может, и есть, но угощать нас будут совсем другим, — сказал Каджи, вдруг потерявший чувство юмора.
        К тому времени, когда путники достигли основания могучей башни, они уже проваливались в снег по колено. Небесный Капитан обвел местность восхищенным взором. Вот это место для базы! Полная неприступность — раз. Широченная взлетная полоса для аэродрома — два. И, наконец, вполне подходящие климатические условия. Запрокинув голову, Джо мысленно признал, что радиовышка Тотенкопфа — поистине вершина достижений техники.
        Две силовые станции высились, точно часовые, у входа в гигантское сооружение. Через такой проход могли свободно, точно мухи, залететь сразу несколько «Ястребов». Трансформаторы надменно поблескивали внушительными катушками, конические башни усилителей размерами напоминали египетские пирамиды. Какие-то чудовищные сосульки торчали из обнаженного металла.
        Небесный Капитан вытащил из шубы бинокль и стал осматриваться вокруг, щурясь от нестерпимой снежно-солнечной белизны. Он различил сверкающий лабиринт ледовых тоннелей, прорытых в леднике и под пертых стальными балками и каркасами. В каменных массивах гор также были вырублены глубокие темные пещеры. На рельсах стояли пустые вагонетки. Может, здесь добывали руду?
        — Ну что там? — Полли уже рвала у него бинокль. — Дай же и мне посмотреть.
        Но Небесный Капитан прочно вцепился в бинокль и отдавать его не собирался. Вместо этого он стал сдержанным тоном, как Полли тогда в кабине, рассказывать, что он видит. Повторялась ситуация с загадочным портфелем, только они поменялись местами.
        — Похоже на горные разработки.
        Все эти покрытые снегом и льдом гигантские генераторы, заиндевевшие вагонетки вдали, опоры шахт порождали ощущение, что разработки давно заброшены. Возможно, это место вообще необитаемо. И вся эта могущественная машинерия брошена на произвол судьбы, предоставлена во власть погоды и времени.
        Каджи, пригнувшись и прищурившись, разглядел что-то вдали, не пользуясь биноклем.
        — Здесь случилось что-то плохое.
        Небесный Капитан скользнул биноклем по рельсовому мосту и опустил его ко входу в одну из штолен. Ветер в долине бушевал намного слабее, отчего тишина здесь производила особенно зловещее впечатление. Он повернулся к Каджи:
        — Скажи своим людям, что мы спускаемся. Я хочу осмотреть это место вблизи.
        Каджи согласно кивнул, заметно нервничая:
        — Будь по-твоему, Капитан Джо. Но это… плохое место.
        — Да уж, отнюдь не таким я себе представляла Шангри-Ла, — заметила Полли.
        Старый шерп обернулся и посмотрел на нее:
        — Нет, это еще не Шангри-Ла.
        Добравшись до исполинских генераторов, словно стороживших вход в зияющий провал штольни, все пятеро медленно вошли под своды гигантской пещеры. Леденящий душу стон арктического ветра раскатывался, отражаясь от стен.
        — Ну, здесь мы хоть в укрытии, — подбодрил спутников Небесный Капитан.
        — М-да, не сказала бы, что здесь чувствуешь себя уютно, — сказала Полли.
        «Что ж ты не щелкаешь, детка, фотоаппарат-то тебе зачем?» — слегка раздраженно подумал Джо.
        Выпучив глаза, девушка как завороженная зашагала в глубь пещеры. Над ней висели гигантские сталактиты железных балок, пересекавших лабиринт. Гигантские буровые машины, тяжелые экскаваторы, рельсы с гирляндами вагонеток — все это, заполнявшее пещеру, покоилось в мертвом безмолвии.
        Полли и тут оказалась на высоте: она первой заметила эмблему «черепа с крылышками». Знак этот, словно печать гробовщика, был проставлен на всем оборудовании.
        — Это Тотенкопф, нет никаких сомнений. Мы вышли на верный след.
        Каджи обнаружил несколько старых шахтерских ламп, которые ему удалось зажечь. Одну он передал Полли, другую — Капитану, который тут же отправился в лабиринт, увлекаемый любопытством.
        — Декс! — позвал он на всякий случай.
        Жуткое эхо, отозвавшееся со всех сторон, заставило его пригнуться.
        Свет фонарей плясал на ледяных стенах пещеры. Полли невольно вскрикнула, подойдя к одной из них поближе. Там маячила тень доисторического чудовища с длинной выгнутой шеей. И подобное встречалось повсюду. Динозавры различных видов и форм вмерзли в лед, но вблизи их можно было разглядеть словно через толстый слой стекла.
        — Неужели со времен Ледникового периода?..
        — Видимо, их обнаружили, когда рыли шахты.
        Шедший сзади за ними Каджи не проявил ни малейшего интереса к этому паноптикуму. Он сморщил широкий плоский нос:
        — Воздух здесь пахнет смертью, Капитан Джо.
        Экспедиция стала разбредаться по лабиринту, все осматривались: каждого интересовало свое. Полли обошла одну из безмолвствовавших бурильных машин. Вытерев с нее слой пыли и инея, девушка произнесла:
        — Ну где ты, башка с крылышками? Кстати, а куда это все подевались?
        Звук собственного голоса напугал Полли: он появился откуда-то сзади и гаркнул в самое ухо.
        Сняв рукавицы, она приготовила фотоаппарат, собираясь запечатлеть исполинскую машину. Но не успела девушка щелкнуть, как обратила внимание на то, что крючконосый шерп вдруг отделился от остальных. Решив, что никто его не заметил, он юркнул в темный боковой тоннель…

        Небесный Капитан и Каджи обнаружили сложную многофункциональную панель управления, расположенную как раз за кучей аппаратуры на дальней стене подземелья. Лампочки на панели управления, увы, не горели. Небесный Капитан наугад щелкнул несколькими выключателями, но не добился никакого результата. Тут он, к счастью, обнаружил полку с технической документацией.
        — Похоже, этот Тотенкопф несколько отстал от жизни, а может, он просто человек старомодный.
        Сняв перчатки, Небесный Капитан открыл журнал с записями и стал перелистывать ломкие пожелтевшие страницы, покрытые бисерным почерком.
        — Интересно-интересно. Забавно даже, я бы сказал. Последняя запись сделана… четверть века назад.
        Шерп порылся в длинном ряду стеклянных баночек, содержавших образцы пород, и выудил одну, особенно пыльную и грязную. Он поднес ее к лицу, изучая содержимое.
        — Камни. Что же ищет твой враг?
        Потрясенный тем, что он только что прочел, Небесный Капитан захлопнул старый журнал:
        — Уран! Здесь богатые залежи урана.
        Только тут он заметил, что Каджи проявил интерес к баночке.
        — Я бы на твоем месте этого не делал.
        Шерп выпучил глаза, как будто в банке была гадюка, и быстро поставил ее на место. После чего вытер руку о жилет из овчины.
        Капитан заинтересовался другим оборудованием. Особое его внимание привлек шкафчик. Он отодвинул задвижку, подергал ручку, и дверца с противным скрипом открылась. Внутри висели громоздкие белые костюмы со стеклянными шлемами.
        — А это что за наряды?
        — Противорадиационные скафандры. Тотенкопф позаботился обо всем. Так сказать, на крайний случай. Видимо, он с самого начала приготовился к худшему.
        На полке над скафандрами Небесный Капитан наткнулся на небольшой аппаратик квадратной формы, с циферблатом. Взяв его за верхнюю рукоятку, он щелкнул тумблером, и стрелка вздрогнула, перескочив несколько делений. Она мгновенно перешла красную черту, означавшую опасный уровень радиации. Из крошечного динамика раздалось знакомое зловещее потрескивание.
        Каджи тут же повернул голову:
        — Что это, Капитан?
        — Это счетчик Гейзера.
        Небесный Капитан повернул прибор в другую сторону, но тот разразился еще большим шумом, теперь уже похожим на помехи в эфире.
        — А что значит этот шум?
        — То, что нас облучает со всех сторон. Вся шахта насквозь радиоактивна. Ты верно сказал — здесь пахнет смертью.
        Чутье не обмануло старого проводника. Сколько ни шарил Капитан Джо прибором в разные стороны, он не мог найти ни одного безопасного места. Заражено было все.
        — Мы не можем здесь больше задерживаться.
        Только тут Джо обратил внимание, что все остальные куда-то бесследно исчезли. Он повернулся к Каджи:
        — Где Полли?

        18

        ТЕНЬ В ТОННЕЛЕ

        ДЖО УЗНАЕТ ПРО ПРОБИРКИ

        ОГНЕННЫЕ ШНУРЫ

        Нутром чуя, что крючконосый может привести ее к некоторым разгадкам или дать материал для сенсационного репортажа, Полли двинула за ним, крадясь вдоль стенки извилистого тоннеля.
        «Здесь пахнет жареным, — шептала она про себя. — Ой как пахнет!»
        Хоть сотоварищи Каджи и делали вид, будто с удивлением разглядывают огромную пещеру, все эти заброшенные шахты Тотенкопфа, у них явно была другая задача. И сейчас этот человек, за которым крадучись следовала Полли, знал, куда он идет и зачем.
        Прячась за поворотами тоннелей, девушка осторожно двигалась вперед, изредка освещая себе путь керосиновой лампой. Шерп, уверенный, что его никто не видел и преследования не будет, спокойно шел себе по тоннелю, не замечая Полли.
        Его крючконосая тень металась по стенам, устремляясь в неизвестном направлении. Вот Полли лисьим движением скользнула за угол. Сбоку тоннель расширялся, превращаясь в зал. Выхода оттуда не было никакого, если не считать сверкнувшую металлом дверь с колесом блокировки посередине — вроде той, что ставят в банках. Повернув колесо, можно раздвинуть сложную систему запоров, блокирующую дверь одновременно сверху, снизу и с боков. Запоры пересекали дверь крестом, и уже издалека было видно, как хорошо она укреплена. Что могло скрываться за такой дверью? Вне всякого сомнения, нечто важное, дорогое и, может быть, даже драгоценное. Но для кого оборудовано хранилище? Для Тотенкопфа или, быть может, для кого-то другого, кто обитал здесь до него и кого он отсюда выжил? Дверь напоминала входной люк в гигантскую немецкую подлодку. Свет лампы скользнул по предупреждающей табличке с надписью: «VERBOTEN». Познания Полли в немецком были весьма скромными, но она примерно догадывалась, что это должно означать. «ВХОД ЗАПРЕЩЕН». Или что-нибудь вроде этого.
        — Похоже, это не вывеска над кафе, гостеприимно приглашающая зайти внутрь, — пробормотала она. Затем нахмурилась, вспомнив, что мешкать нельзя, иначе она упустит шерпа. Но куда он мог уйти? Полли выглянула в тоннель и прислушалась. Судя по всему, шерп как раз и скрылся за этой дверью.
        Полли поставила лампу на пол и взялась обеими руками за металлическую баранку. Механизм оказался на удивление хорошо смазан. Видимо, кто-то постоянно им пользовался.
        Поправив рюкзак и прихватив керосиновую лампу, девушка вошла в открывшееся помещение. Похоже, здесь был какой-то бункер, неизвестно для чего предназначенный. Стены оказались слишком высоки, и скромный свет ее лампы не доставал до потолка. Она даже не представляла себе размеров помещения, в котором сейчас находилась. Полли обвела лампой вокруг. Она постаралась держать себя в руках, несмотря на охватившее ее волнение. Что это — склад? Какие-то ящики, бочки… Что же здесь хранили?
        И тут свет упал на ухмыляющееся крючконосое лицо. Оказывается, все это время шерп стоял у нее за спиной, выжидая, пока девушка к нему обернется. В руке у него блеснул нож. Шерп сделал резкое движение и…
        Полли завопила, отшатнувшись в сторону.

        Небесный Капитан и Каджи осторожно двигались по тоннелю.
        — Мисс Перкинс! — звал шерп через каждые несколько шагов.
        — Полли! — вторил ему Капитан, чей голос выдавал не столько тревогу, сколько раздражение.
        Опять она принялась за старое. Эта взбалмошная, не желающая ни с кем считаться девица, которой он и так уже был сыт по горло, снова попала в переделку, а может, просто заблудилась в системе тоннелей.
        Какой еще сенсации ей захотелось? Вон там, в главном зале, навалом всякого барахла: буровых установок, дезактивационных роботов, пробирок с образчиками радиоактивных веществ — снимай сколько хочешь. И чего, спрашивается, она полезла в этот лабиринт? Неужели ей мало приключений?
        Мужчины вышли к развилке, дальше тоннель шел в двух разных направлениях.
        Небесный Капитан вздохнул:
        — Ну что, похоже, нам придется разделиться? Встречаемся у выхода, найдем мы ее или нет, в любом случае.
        — Неужели ты оставишь ее здесь?
        — Через час нас окончательно добьет радиация, если не что-нибудь другое. А у меня задание.
        Каджи кивнул. Видно было, что он расстроен.
        — А ты взял свою коробочку, Капитан Джо? Как она называется — счетчик Гейзера?
        — Он нам больше не понадобится. И так все понятно. Здесь даже крыса долго не выдержит.
        Всюду уровень радиации такой, что прибор зашкаливает. Вот только Полли об этом не знает и гуляет себе. Устроила экскурсию…
        Шерп положил руку ему на плечо:
        — Желаю удачи, Капитан.
        И они разошлись по тоннелям, продолжая выкликать имя Полли. Небесный Капитан двигался вперед, поминутно мысленно проклиная девушку и честя ее на чем свет стоит. Вдруг он услышал за поворотом пронзительный женский крик. Джо бросился вперед и, поскользнувшись, чуть было не расшиб себе лоб о лед. От болтающегося фонаря в его руке по стенам метнулись диковинные тени.
        Через полминуты Джо притормозил перед темным проемом толстенной стальной двери. Крик, несомненно, доносился оттуда. Через секунду крик повторился, и одновременно с ним донеслись звуки возни, как будто там, сцепившись, боролись двое.
        Небесный Капитан впрыгнул в комнату, как снежный барс. Размахивая фонарем во все стороны, он увидел наконец шерпа, державшего нож у горла Полли. Она отчаянно извивалась в его объятиях, пытаясь вырваться, укусить, ущипнуть, поцарапать, оттоптать ногу каблуком — короче, освободиться любой ценой. Но ничего из арсенала этих женских приемов ей не помогало. Нож врага лишь еще больнее и глубже врезался в нежную кожу.
        — Джо! — закричала Полли, увидев его. — Ну давай же, действуй!!
        Расправив плечи. Капитан, угрожая, направился к шерпу. «Сейчас я тебя порву» — было написано в его глазах. Страшным ревом из горла летчика выкатились слова:
        — Отпусти!..
        Джо был готов убить этого человека голыми руками.
        И тут из-за его спины выступил другой шерп, с кривым кинжалом, направленным прямо на Капитана:
        — Отдай сосуды, и девушка останется жива.
        В расширенных зрачках блеснул отблеск света керосиновой лампы.
        — Сосуды? — переспросил Капитан, ярость которого резко сменилась удивлением. — Какие еще сосуды? — Последний вопрос был адресован Полли.
        Неужели она, одержимая любопытством, похитила что-то у шерпов? Может быть, какие-нибудь священные буддийские реликвии? С нее станется. Ему снова приходится выручать журналистку из беды, в которую ее завел чересчур длинный нос.
        — Не валяй дурака, Капитан. Я дважды не повторяю.
        Шерп кивнул своему крючконосому дружку, на губах которого зазмеилась улыбка. Полли вскрикнула — лезвие вонзилось в ее шею еще сильнее.
        — Еще немного — и хлынет кровь. Так что думай быстрее.
        Небесный Капитан перевел взгляд с одного врага на другого:
        — Слушай, я же уже сказал, что не знаю, о чем ты говоришь. Если вы считаете, что мы похитили какие-то ваши священные реликвии, то могу вас заверить — такого не было. Если не верите, что ж, убивайте нас. — Джо с вызовом поднял подбородок, словно готовый немедленно встретиться хоть с тысячей таких вот шерпских ножей.
        Низколобый заколебался:
        — Ну, как пожелаешь. Я предлагал мирно уладить дело. Не хотите отдать по-хорошему — будем обыскивать мертвецов.
        Он кивнул крючконосому, и тот с воодушевлением кивнул в ответ, готовый немедленно перерезать Полли глотку. Очевидно, этому человеку нравилось заниматься подобными вещами.
        — Погодите!
        Все повернулись к Полли. Взгляды у всех при этом были совершенно разные: в глазах шерпов сверкали алчность и нетерпение: во взоре Небесного Капитана шевельнулось подозрение, что девушка вляпалась в очередную историю, поэтому он смотрел на нее сердито.
        Глотнув воздуха, насколько это позволял впившийся в горло нож шерпа, Полли стала судорожно рыться в вещмешке. Она перебирала катушки запасной пленки для фотоаппарата, пакеты с провизией, свертки с бутербродами, варежки и наконец дрожащей рукой нерешительно вытащила заветную тряпочку, хранившуюся на самом дне. Конечно, можно сейчас шваркнуть рюкзак наземь, пусть бы они разбились, но отчего-то этот выход показался Полли не самым подходящим. Предсмертные слова профессора Дженнингса промелькнули в ее голове. Если эти капсулы достанутся Тотенкопфу, гибель мира неизбежна.
        Но разве у нее был выбор? Отдать пробирки или умереть. Может, Небесный Капитан еще что-нибудь придумает, если они останутся живы…
        В крайнем случае, она сама придумает. В конце концов, она должна сейчас спасти жизнь Джо.
        Уронив рюкзак, Полли развернула тряпочку и протянула врагам две закупоренные пробирки.
        Лица шерпов озарились победными улыбками. Холодный металл перестал жечь ей горло, девушка смогла свободно вздохнуть и виновато посмотреть в глаза Небесного Капитана:
        — Прости, Джо.
        Крючконосый шерп выхватил капсулы из ее рук:
        — Превосходно. Теперь мы получили то, зачем сюда пришли.
        Выставив перед собой ножи, оба шерпа стали медленно отступать к выходу.
        — Прощайте, приятели! Ваше путешествие здесь и закончится.
        Стальная дверь наглухо захлопнулась, оставив пленников в темном склепе. Снаружи глухо лязгнули засовы. Последним звуком, который они услышали, было клацанье массивной задвижки, как будто огромный зверь, заглотивший их целиком, удовлетворенно защелкнул пасть. Эхом выстрела этот звук раскатился вдоль стен их камеры.
        Темноту освещал лишь робкий свет керосиновых ламп, которого хватит еще неизвестно насколько. Теперь они навсегда отрезаны от остального мира, и вряд ли кому-то удастся отыскать их здесь, даже мертвых.
        Небесный Капитан повернулся к Полли. В глазах его пылала ярость.
        — Так ты знала об этих «сосудах»?
        Она отвела взгляд в сторону. Сейчас его глаза были страшнее, чем у диких шерпов, бешено взиравших на нее своими азиатскими раскосыми глазами.
        — Я уже совсем было собиралась рассказать тебе, Джо. Честное слово. Но что-то меня удерживало.
        — Ах, удерживало?
        — Вернее, сначала удерживало, но потом я переборола себя. — Полли стала расхаживать по камере, набираясь духу, потом резко обернулась к Джо: — Так что я совсем уже было решилась. Но тут… — она развела руками по сторонам, — тут случилось нечто непредвиденное.
        — Да неужели? Непредвиденное?
        — Да.
        Джо не спускал с нее взора.
        — Обычная история. С тобой всегда случается нечто непредвиденное.
        — Джо, как ты можешь! Людям надо верить. Ты должен мне поверить, Джо. Я же тебя никогда не обманывала.
        Он вздохнул. Так, наверное, вздыхает вулкан перед извержением.
        — И что же в них было, в этих пресловутых «сосудах»?
        — Не знаю. — Полли пожала плечами. — Откуда я могу знать?
        — Опять ложь. Очередная!
        Капитан подошел к металлической двери и пнул ее. Но даже его прочный форменный ботинок не мог нанести ей сколько-нибудь значительных повреждений. Джо только отбил себе ногу.
        — Я правду говорю, Джо, — Полли неотступно следовала за ним, заламывая руки. — Ну что я должна такое сделать, чтобы ты поверил мне? Скажи — и я сделаю.
        Он не оборачивался.
        — Я сказала тебе правду, одну только правду и ничего, кроме правды. Мне что, поклясться или присягнуть?
        Капитан молчал.
        — Профессор вручил мне их, уже умирая. Он не посвятил меня в детали: куда, кому, зачем я должна их отдать. Совершенно неизвестно, что с ними вообще делать! — Она всплеснула руками. — Откуда я могу что-то знать? Он сказал мне только одно: если эти капсулы или ампулы, не помню, как он их там назвал, попадут к Тотенкопфу, то тогда — всё!
        — Что — всё?
        — Привожу его слова буквально: «Начнется обратный отсчет до момента гибели мира». Ну, или что-то в этом роде. Это были его последние слова.
        — Что за чушь ты несешь? Не мог он такого сказать. Ты хочешь, чтобы я в это поверил? Да ни один умирающий не выговорит таких слов! Ты всегда лгала мне, с самого начала. Обман, кругом один сплошной обман.
        Он снова пнул дверь, но на этот раз уже осмотрительнее — каблуком.
        — Ладно. Джо, пусть будет так, как ты хочешь. Пусть я лгала. Пусть и сейчас лгу. Но, поверь мне, даже когда я обманываю, я не преувеличиваю. Профессор говорил об опасности, нависшей над миром, над всем миром! — Она выразительно раскинула руки в стороны, однако это выглядело не слишком убедительно, поскольку темная клетка, в которую они угодили, весьма мало походила на огромный мир. — И именно эти слова сказал мне профессор перед смертью. — Полли фыркнула. — Люди всегда говорят правду перед смертью.
        — Это точно. — Капитан пристально посмотрел на нее. — Я и сам в этом только что убедился, когда ты стонала под ножом этого эскимоса… вернее, шерпа.
        Еще раз попробовав крутануть колесо засова, что оказалось безуспешным, так как оно стояло на блокираторе, Небесный Капитан оставил дверь в покое. У него зародилась новая мысль.
        — Так вот что искал Тотенкопф все это время: ему нужны были эти пробирки. Значит, он решил, что они у нас? Может быть, из-за этого и похитил Декса? Ведь если бы ты отдала мне их сразу, то я непременно передал бы пробирки в лабораторию Декса для исследования, и тогда… — Он застонал, схватившись за голову: — Ну конечно. Теперь все становится ясно.
        Полли робко приблизилась и дотронулась до него, не решаясь положить руку на плечо.
        — Прости меня, Джо. Я так виновата. Но я не хотела, чтобы все так вышло.
        Небесный Капитан промолчал в ответ. После двух изнурительных суток подряд, которые ему пришлось провести в воздухе, у него уже просто не осталось сил. Джо опустился на пол и прислонился к стене. Чем дальше, тем хуже. Им уже отсюда не выбраться.
        — Похоже, конец света и в самом деле близок, — сонно пробормотал он.
        — Да? Значит, ты мне поверил?
        — Во всяком случае, нам крышка.
        — Погоди, еще не все потеряно.
        — Представь себе, все. Я говорил тебе о радиации?
        — Что-о?
        — Мы сейчас находимся посреди залежей радиоактивных руд.
        — Не шути так, Джо.
        — Я и не шучу. Если бы ты поменьше шаталась по лабиринтам, то сама бы увидела. Здесь добывают урановую руду.
        Внезапно выражение его лица изменилось, он повернул голову:
        — Слышишь? Откуда это шипение?
        — В самом деле шипит, — подтвердила Полли, прислушиваясь.
        Небесный Капитан выставил перед собой лампу:
        — Где мы находимся? Что это — склад?
        — Знаешь, Джо, у меня как-то не было времени в этом разобраться. Как только я сюда вошла, мне сразу приставили к горлу нож.
        Какие-то ящики, бочки, баллоны, металлические коробки с заклепками по бокам громоздились до самого потолка. Вдвоем им удалось извлечь один из ящиков и вытащить его в центр комнаты. Капитан отбросил в сторону крышку и разворошил упаковочную солому.
        — Убери лампу! — крикнул он, и Полли поспешно отдернула руку.
        Плотными рядами там лежали динамитные заряды. Как сардины в жестянке.
        Капитан обвел оценивающим взором штабеля со взрывчаткой, газовые баллоны и прочее, предназначенное для горных разработок. Одних ящиков здесь было не меньше сотни. На всех красовались выведенные по трафарету предупредительные надписи: «SPRENGMITTEL» и «GEFAHR: DYNAMIT».
        — Неужели это то самое, о чем я думаю?
        Полли кивнула:
        — Эта комната начинена взрывчаткой. Нам надо поосторожнее обращаться с фонарями.
        — Ну, это только ускорит нашу гибель. Динамит сработает быстрее, чем радиация.
        Небесный Капитан вздохнул.
        — Ты чего?
        — Да вот, вспомнил, как собирался провести эти выходные.
        Между тем шипение становилось все громче. Пытаясь выяснить его источник, они вскоре увидели за штабелями с десяток бикфордовых шнуров, тянувшихся из верхних ящиков и уже догоревших до середины.

        Эпизод четвертый ЛЕТАЮЩАЯ КРЕПОСТЬ

        19

        ПОСЛЕДНЕЕ ПРИЗНАНИЕ

        БЕГСТВО ОТ ШАРОВОЙ МОЛНИИ

        РАСПЛАТА ЗА ПРЕДАТЕЛЬСТВО

        Даже если самому взобраться на верхние ящики, а Полли поставить на плечи, им все равно не дотянуться до огненных фитилей. Небесный Капитан понял это мгновенно — им просто не хватит времени. Шнуры с шипением дымились и укорачивались на глазах, подбираясь к динамиту. У Тотенкопфа хранилось здесь достаточно взрывчатки, чтобы разворотить полгоры. У них оставались считанные минуты, чтобы придумать выход, или потом придется распрощаться с жизнью.
        Пленники бросились к металлической двери, стуча в нее кулаками и призывая на помощь:
        — Каджи!
        Возле стройных рядов бочек с порохом Капитан заметил ржавую кирку с отполированной рукоятью. Он схватил ее и размахнулся:
        — Поберегись!
        Полли пригнулась, и кирка обрушилась на дверь. В ушах загудело, звук, казалось, проникал внутрь черепа. Небесный Капитан потряс головой, пытаясь избавиться от этого назойливого шума, затем вновь поднял свое орудие и повторил попытку еще несколько раз. Удар за ударом сыпались на дверь, оставляя лишь незначительные царапины. Лезвие кирки погнулось, и она стала бесполезной.
        Отшвырнув инструмент в сторону, Небесный Капитан стал осматривать глазок, по которому он бил.
        — Может, попробовать отогнуть ножом?
        — Не выйдет. Зазор совсем небольшой.
        В досаде он ударил по металлу кулаком.
        Полли подняла над головой уже задыхающийся светильник, пытаясь разглядеть стены и потолок. Может быть, здесь имеется какое-нибудь отверстие для вентиляции? Какой-нибудь люк, ну хоть что-нибудь? Но девушка быстро поняла, что все ее поиски тщетны.
        — Джо, — позвала она. — Я хочу кое о чем тебя спросить… напоследок.
        Небесный Капитан отвернулся от двери и уставился на связку динамитных зарядов, валявшуюся рядом с пороховыми бочками. Над головой у них продолжали шипеть огненные шнуры.
        — Тогда, в Нанкине, — она сглотнула, уже не уверенная, что хочет получить последнее признание Небесного Капитана, — ты ведь ухаживал за кем-то у меня за спиной, не так ли?
        — Нет, Полли, — отрезал Капитан. Голос его был тверд и звучал убедительно, хотя на самом деле его внимание было сосредоточено на связке динамитных зарядов. Он достал из-за пояса нож. — И по-моему, сейчас не время говорить об оскорбленных чувствах.
        Полли с облегчением улыбнулась. Как ей вдруг стало легко! В эту минуту девушка забыла даже о динамите, об угрозе, висевшей у них над головой, и том, что часы ее уже, быть может, сочтены. Она бросилась ему на грудь, но Капитан никак на это не отреагировал, продолжая колотить по полу острием ножа.
        Ему удалось продолбить под косяком небольшую дыру.
        — Пожалуй, этого будет достаточно.
        Подбросив заряд в ладони, словно прикидывая его массу и детонационные способности, Джо пихнул его под дверь. Динамит не влезал. Тогда Капитан разорвал упаковку и вытащил из нее один заряд. Но тот тоже не помещался. Капитан разломал его надвое. Та же история. Ножом он укоротил заряд, как поступают с затупившимся карандашом. Вот теперь подошло. Просто идеально. Однако времени любоваться своей работой у Джо не было. Он жестом велел Полли спрятаться у него за спиной и достал свою верную зажигалку. Она прошла с ним сквозь огонь и воду и еще ни разу не подвела.
        Поднеся вспыхнувший голубым цветом огонек к динамитному огрызку, Небесный Капитан поджег его.
        — Все объяснения — потом. Сейчас у нас всего несколько секунд, чтобы успеть убраться отсюда.
        И поволок девушку за ящики со взрывчаткой.
        Полли оглянулась:
        — Какое замечательное укрытие. Наконец-то я чувствую себя в безопасности.
        Позабыв в эту минуту все былые обиды. Небесный Капитан прижал Полли к себе. И тут же ощутил появившиеся неизвестно откуда спокойствие и уверенность. Полли почувствовала то же самое. Впервые за долгое время они были вместе. Невысказанные слова заклокотали в груди и наконец вырвались:
        — Слушай, Полли, возможно, мы сейчас погибнем. Помнишь, что ты говорила о последних словах умирающих? Ну, что никто не может лгать перед смертью.
        — Да, — шепнула она, думая совсем о другом.
        — Так вот, я хотел бы спросить тебя кое о чем в этот последний момент.
        Полли прижалась к нему еще теснее. Сейчас они лежали, плотно упакованные, как два динамитных заряда, что в ящиках над их головами, готовые взорваться в любую секунду.
        — О чем ты хотел спросить?
        — Это ведь ты перерезала тогда мне бензопровод в самолете?
        Полли вспыхнула:
        — Иди ты к черту, Джо! Нашел тоже о чем спрашивать в такую минуту! Я тебе уже говорила: ничего я не делала с твоим паршивым аэропланом!
        — Замечательно!
        Однако по его голосу было не похоже, что он ей поверил.
        — Неужели даже в последние минуты жизни я не могу услышать что-то другое? — Полли отпрянула от Джо, моментально став холодной, словно гималайский ледник.
        Он испустил тяжкий вздох:
        — Неужели мы даже на тот свет не можем отправиться без ссор?
        Осторожно выглянув за край ящика, они убедились, что заряд под дверью почти выгорел. Осталось всего несколько дюймов. С большим трудом они посмотрели друг другу в глаза и затем снова неохотно прижались один к другому. Чтобы хоть немного успокоиться.
        — Не уверен, что это сработает, — шепнул Джо на ухо девушке, как будто их могли подслушать динамитные заряды. — Но, во всяком случае, попытка…
        — Не пытка, — закончила она. — Пусть уж лучше все кончится сразу.
        Они синхронно вздохнули и приготовились к неминуемой смерти. Взрывчатка под дверью выгорела дотла. Что самое обидное — не было даже хлопка, чтобы хоть как-то вознаградить Капитана за старания. Любой школьник, развлекающийся с пиротехникой, наделал бы больше шуму.
        И тут, когда, казалось, все уже было потеряно, за дверью кто-то завозился. Загремел засов, раздались щелчки, сопровождаемые поворотом колеса, и тяжелая створка отъехала в сторону, впуская бледный свет.
        В дверном проеме стоял Каджи. Он держал перед собой лампу и ухмылялся:
        — А, вот вы где, Капитан Джо. И мисс Перкинс тоже тут. Я вам не помешал? Искал, искал вас повсюду. — Он просунул голову внутрь. — А зачем вы заперлись здесь?
        Керосин в его лампе почти иссяк, поэтому старик плохо видел, к тому же он не знал, где находится. В этот момент ему под ногу подкатилась половинка динамитного заряда. Шерп нагнулся и посмотрел на взрывчатку, точно на какой-то невиданный гриб, а уже затем перевел взгляд на бикфордовы шнуры и ящики с грозными предупреждениями, занимавшие большую часть помещения.
        Рот его превратился в букву «о», и примерно то же международное междометие вырвалось из уст непальца.
        Между тем Полли и Капитан уже вскочили на ноги и, громадными прыжками преодолевая препятствия, неслись к выходу. Не останавливаясь, Небесный Капитан схватил Каджи за шиворот, и все трое устремились в тоннель.
        Полли вдруг остановилась как вкопанная:
        — Моя пленка! Все осталось в вещмешке!
        Она бросилась назад. Рюкзак — это Полли помнила точно — остался между динамитных ящиков.
        Небесный Капитан зацепил ее рукой, словно рыбу острогой, и потащил обратно.
        — Вон отсюда немедленно! — гаркнул он на девушку. — Иначе это будут последние кадры в твоей жизни.
        Он стал толкать ее перед собой к выходу из тоннеля, не давая остановиться.
        Очутившись в пещере, они пробежали мимо сверлильно-бурильных аппаратов, мимо динозавров, застывших во льду, мимо экранов панели управления и образцов урановой руды. Небесный Капитан еще никогда в жизни не бегал так быстро, да и остальные тоже побили свои личные рекорды в беге на короткие дистанции. Наконец голубое небо и холодный воздух распахнулись перед ними.
        Тем временем на складе один из фитилей добрался до ящика с динамитом. Он затрещал, на миг замолк, а затем взорвался, воспламеняя все остальные ящики. В мгновение ока, за какую-то долю секунды, пламя поглотило бочки с порохом. Цепная реакция усилила взрыв. Шахта не просто взорвалась — ледяные и каменные стены испарились. Опоры и своды рухнули, и гора затряслась, точно готовая упасть к их ногам, не выдержав собственного веса. По тоннелям промчались столбы пламени, собиравшиеся в громадный огненный шар, который катился вперед, сметая все на своем пути. Он двигался прямо на них, расплавляя стены ледника, рельсы и вагонетки.
        Все это они увидели, оглянувшись на бегу через плечо. В следующий миг их уже несло в воздухе. Подхваченные взрывной волной, словно ими выстрелили из пушки, один за другим они попадали в глубокий сугроб. Вынырнув оттуда, они увидели, как над их головами проходит огромный клубок пламени.
        Рокот эха раскатился по хребтам Гималаев, вызвав несколько снежных лавин, вторивших взрыву и наполнявших гигантскими запасами снега необитаемые предгорные ущелья. Длинные сумеречные тени легли на скрытую в горах долину. Близился вечер.
        — Что-то у меня потемнело в глазах…
        Небесный Капитан выбрался из сугроба, чувствуя звон в ушах. Он провел рукой по лицу, стирая снег, и увидел на перчатке кровь. Голова у него кружилась.
        Вдруг он заметил перед собой черный силуэт, больше похожий на тень. Что-то забрезжило в памяти. Силуэт женщины, распростершийся перед ним. Джо тут же заподозрил худшее, что только могло произойти.
        — Полли!
        Голос прозвучал странно и почему-то очень далеко. Неужели это его голос?
        Джо бросился в молочно-белый туман, кровь стучала в висках, и голова разламывалась. Казалось, сам дневной свет померк перед ним. Капитан зажмурился и открыл глаза.
        Слабое сияние факелов приближалось к нему из тумана. Огни качались в такт шагов надвигавшейся процессии. Какие-то люди двигались к нему с подветренной стороны. Они шли друг за другом по снегу. Судя по всему, местные жители в черных одеяниях, на которых был изображен какой-то загадочный иероглиф. Лица их были скрыты капюшонами. На минуту Джо показалось, что это галлюцинация, что его просто контузило взрывом.
        Капитан доковылял до Полли, лежавшей ничком в снегу. Он прохрипел ее имя, но голос был едва слышен ему самому. Ноги вязли в рыхлом снегу, он сделал последний шаг и свалился замертво, провалившись в небытие…
        Местные жители с факелами в руках окружили распростертые тела Небесного Капитана, Полли и Каджи. Без единого слова они подняли их, водрузив на самодельные носилки. Медленно развернувшись в ту сторону, откуда пришли, загадочные люди в черном устремились в ледяную пустыню.
        До поры до времени скрытая от посторонних глаз, из снегов поднялась «черная ниндзя» — женщина, с которой Небесному Капитану довелось столкнуться в лаборатории Дженнингса. Сквозь светонепроницаемые очки незнакомка осматривала равнину — поднимающиеся облака копоти и догорающие языки пламени. Затем она взглянула вслед удалявшейся колонне, скрывшейся среди гор.
        Они больше не интересовали ее.
        Разжав кулак в черной перчатке, женщина посмотрела на лежавшие внутри две стеклянные капсулы. Снова зажав их в кулаке, она повернулась и направилась в ту сторону, где за скалой был спрятан серебристый птеродактиль. Настало время действовать.
        Не глядя, женщина перешагнула через тела двух предателей-шерпов, лежавших в кровавом снегу. Оба кинжала, вонзенных в спину, прошли сквозь сердца с такой силой, что лезвия торчали из груди. Вскоре ветра и снегопады окончательно уничтожат трупы, если же нет — об этом позаботятся питающиеся падалью звери, уж они-то оставят одни обглоданные кости.
        Загадочная незнакомка забралась в серебристый птеродактиль, включила двигатель, и вскоре летательный аппарат уже со свистом летел над отрогами Гималаев.

        20

        СТРАННАЯ ПРОЦЕССИЯ

        ПРОБУЖДЕНИЕ НЕ ИЗ ВЕСЕЛЫХ

        ЖРЕЦ ИЗ ШАНГРИ-ЛА

        Ночь опустилась на холодные горные ущелья. Никому не ведомые долины скрывались за неприступными скалами и непроходимыми снежными перевалами. Казалось, что безмолвная и холодная армия ледников, утесов и обвалов сторожила покой долин, куда еще не забредала нога путешественника или альпиниста.
        В руках людей, движущихся через долину, были факелы, но они бы отыскали путь и без них, в любой темноте. Им не требовались ни шерп-проводник, ни другие провожатые. Эти люди шли по склонам, пронзаемым ветрами, с носилками, на которых покоились Небесный Капитан, Полли и Каджи.
        Молчаливые путники следовали своему тайному плану. Трудно сказать, что ими вообще двигало: некий скрытый замысел или инстинкт? Они уже достигли седловины горной цепи, пройдя сквозь щель между острыми зубцами скал, когда их предводитель, лицо которого было спрятано под капюшоном, остановился, чтобы взглянуть вниз. Плотный морозный туман стоял здесь стеной, совершенно непроницаемый для человеческого взора, но вьющаяся пелена вдруг стала таять, точно по мановению его руки. Пред ними предстало то, что на первый взгляд можно было принять за мираж, подобный тем, что терзают путника в пустыне: внизу вдруг распахнулась долина, покрытая на диво сочной и пышной растительностью. Она была подернута дымкой, так что трудно было сказать точно, где именно эта долина находится — в недостижимой дали или же прямо у них под ногами, стоит только сделать шаг. В этой укрытой со всех сторон непроходимыми горами, никому не известной долине невероятной красоты было полным-полно прозрачных ручьев и диковинных садов, каменных монастырей и небольших хижин, украшенных разноцветными флажками. Обвитые пестрыми лентами молельные
колеса трещали под напором горного ветра, который здесь был на удивление тихим и смирным.
        — Шангри-Ла, — пробормотал, точно пароль, предводитель в капюшоне.
        Так происходило всегда, когда он возвращался домой. Люди в черных одеждах поспешили вперед. Совершенно непостижимым образом ни ветер, ни снег не последовали за ними.
        Застонав на носилках, Небесный Капитан с трудом открыл глаза. Все вокруг расплывалось. Он ощутил внезапное тепло и какой-то удивительный покой, снизошедший на него. Словно лицо летчика, только что обдуваемое суровым ветром, вдруг оросил нежный туман. Будто он неведомым образом за несколько секунд перелетел из Арктики в тропики.
        Капитан оперся о локоть и, приподнявшись на носилках, замыкавших процессию, увидел перед собой безмятежную долину, загадочную и гостеприимную. Он вздрогнул и пробормотал:
        — Шангри-Ла… — и тут же упал, забывшись сном, таким же глубоким и безмятежным, как эта долина.

        Золотой солнечный луч защекотал лицо спящей Полли. Она стала потягиваться, нежась в солнечном свете, такая умиротворенная и прекрасная — просто само совершенство. Улыбка раздвинула губы девушки, когда она вспомнила сны, которые сегодня видела — такие же прекрасные, как и она сама. Довольно мурлыкая, Полли зарылась в расшитое одеяло. Наконец, со сладостным вздохом, неохотно покидая страшу сновидений, она захлопала ресницами, возвращаясь к реальности.
        Девушка уставилась в черепичный потолок, разрисованный замысловатыми узорами, с какими ей еще никогда не доводилось встречаться. Через некоторое время на лицо ее наплыла тень. Полли заерзала под расписным одеялом и заглянула под него. Глаза ее вдруг стали большими, и она испуганно завернулась в одеяло:
        — Где же моя одежда?..
        Теперь уже окончательно проснувшись и натянув одеяло до самой головы, она осмотрелась по сторонам. Полли понятия не имела, куда ее занесло: все вокруг было совершенно незнакомым. Но рядом с девушкой, совсем близко, лежал Небесный Капитан и смотрел на нее, ухмыляясь.
        По голому плечу, выставленному из-под одеяла, и особенно по этой усмешке Полли поняла, что и он тоже сейчас голый, что называется, в чем мать родила.
        — Доброе утро, Полли, — улыбнулся Джо.
        Она тут же завопила:
        — Что ты здесь делаешь? Немедленно убирайся! Пошел вон!
        Но Капитан даже не шелохнулся. Напротив, он заложил руки за голову и откинулся на подушку:
        — Я уйду отсюда не раньше, чем ты раздобудешь мне брюки. Только где ты их, интересно, возьмешь? Сомневаюсь, что у тебя это получится. — Небесный Капитан невинно заморгал. — Поверь мне, я уже пытался…
        Глаза Полли скользнули по телу Джо, прикрытому одеялом.
        — Так ты тоже…
        — Без трусов? Смелее, Полли, можешь не стесняться. Для журналистки тебе явно не хватает развязности.
        — Ничего смешного, Джо! Что с нами случилось? Где мы? И кто забрал наши шмотки?
        Это были только первые пришедшие в голову вопросы — она могла задать их гораздо больше.
        Небесный Капитан озорно рассмеялся.
        Покраснев, Полли еще плотнее натянула одеяло.
        — Ты-то, конечно, доволен. Перестань на меня так пялиться!
        — Так — это как?
        — Отвернись, Джо! Я не шучу. Смотри в другую сторону.
        Разочарованно хмыкнув, он перекатился на бок, на другой конец кровати, где встретился с Каджи. Бронзовокожий шерп был тоже гол, как новорожденный младенец. Он приветствовал друга словами:
        — Здорово, Капитан Джо.
        Небесный Капитан едва успел поправить одеяло, и тут распахнулась резная деревянная дверь. Все трое уставились в дверной проем, натянув общее одеяло до подбородков.
        Перед ними предстал человек впечатляющей внешности, с яркими, запоминающимися чертами лица. Трудно не заметить лицо, изукрашенное узорами, словно ваза, бесстрастное и доброжелательное одновременно. На незнакомце были украшения из чеканного золота и шлифованных драгоценных камней. Ни у кого не осталось сомнения, что их посетил жрец Калачакры.
        Выражение лица этого человека производило еще большее впечатление. На нем застыли непримиримость и блаженство. Полли сильно усомнилась, получит ли она ответы на свои многочисленные вопросы. По глазам пришельца было видно, что вопросы здесь задает он.
        Каджи поднял руки и коснулся ими лба в безмолвном приветствии. Небесный Капитан и Полли посмотрели друг на друга в недоумении. Они не знали, что им делать. Поступить так же, как шерп, или же ограничиться привычным европейским приветствием? Ведь они не были посвящены в эти восточные церемонии, а просто обезьянничать не хотелось. Но тут шерп подтолкнул Капитана, а тот, в свою очередь, двинул локтем Полли, после чего они повторили жест Каджи. Посмотрев на озадаченного Капитана, гималайский жрец чуть заметно улыбнулся.
        Полли повернулась в сторону Каджи и горячо зашептала:
        — Попроси его, чтобы нам вернули одежду.
        Каджи смиренно забормотал на своем наречии и затем перевел ответ жреца:
        — Он говорит, одежду сожгли.
        — Как сожгли? — воскликнула Полли в негодовании. — Почему?
        — Моя лучшая летная куртка! — охнул Капитан.
        После нового обмена репликами Каджи уточнил:
        — Он сказал, мы были в отравленных подземельях. Одежда испорчена. Ее даже магией не очистить.
        — Чертова радиация, — сквозь зубы пробормотал Капитан.
        В комнату вошли еще несколько жрецов. В руках у них были аккуратные стопки новой одежды и подносы с плодами из садов Шангри-Ла.
        Каджи продолжал переводить:
        — Он сказал, что нам назначили проводника, который и выведет нас, в мир, к которому мы принадлежим, — уточнил шерп. — Как только мы оденемся и будем готовы.
        Небесный Капитан признательно кивнул жрецу и тут же обратился к Каджи:
        — Передай, что мы благодарны ему за все, что он для нас сделал, но мы ищем одного человека. Это и привело нас сюда. Объясни ему.
        Каджи заговорил со жрецом и, судя по продолжительности речи, сумел объяснить тому все, чего добивался Капитан.
        Ответ был краток. Он состоял из одной фразы, брошенной довольно резким и категоричным тоном. Властно поджав губы, жрец развернулся в сторону двери, видимо больше не собираясь тратить на них время.
        Шерп грустно посмотрел на Капитана:
        — Он настаивает, чтобы мы ушли отсюда до наступления сумерек, потому что больше он ничего для нас сделать не может.
        Жрец Калачакры переступил порог, не оглядываясь на случайных гостей, как будто они больше его не интересовали. Впрочем, скорее всего, они не интересовали его с самого начала, а все, что он для них сделал, было лишь проявлением восточного гостеприимства.
        Но Небесный Капитан так просто сдаваться не собирался. Вскочив в постели, он сказал:
        — Тогда расскажи ему, что мы нашли рядом с его неприкосновенной территорией.
        Каджи торопливо поведал жрецу о случившемся, но тот уже был за порогом и закрывал дверь. Остальные его люди тоже удалились.
        — Скажи, что этого человека зовут Тотенкопф.
        Разукрашенный узорами жрец замер, мгновенно отреагировав на фамилию, Каджи даже не успел ничего перевести.
        — Тотенкопф?
        Жрец медленно обратил зловещий взор на Капитана и бросил несколько отрывистых слов.
        — Он спрашивает, что вам надо от этого человека.
        Небесный Капитан метнулся вперед, не обращая внимания на сползающее одеяло. Абсолютно голый, он твердым взглядом посмотрел жрецу в глаза:
        — Я пришел сюда, чтобы убить его.
        Жрец Калачакры посмотрел на Небесного Капитана, но его раскрашенное лицо не выдало никаких эмоций. Каджи перевел еще раз, на всякий случай, если тот чего-то не понял, но жрец оборвал его на полуслове и ответил:
        — Тогда мы вам поможем.

        21

        ЖАЛЬ, ЧТО ОСТАЛОСЬ МАЛО КАДРОВ

        ПОВЕРЖЕННЫЙ РАЙ

        РАБЫ ТОТЕНКОПФА

        Спустя некоторое время посвежевший от сна Небесный Капитан вышел на балкон крепости с затейливыми зубцами и башенками в восточном стиле, где они содержались. Как узники или как гости? Делать выводы пока еще было рано, несмотря на согласие жреца им помочь. Джо полной грудью вдохнул горный воздух: здесь он был какой-то особенный, наверное насыщенный озоном. На Капитане была одежда цвета хаки и кожаная куртка. Он не стал спрашивать, где обитатели этих укромных мест разжились подобным обмундированием.
        Вдали струился серебряный водопад.
        — Шангри-Ла… — прошептал Небесный Капитан. Вряд ли он смог бы сдержать улыбку, даже если бы захотел. Надо же куда завела его любовь к приключениям.
        Он повернулся на звук шагов. Сквозь арку на балкон вышла Полли в цветастом непальском платье. Она явно стеснялась своего нового карнавального наряда, к которому еще не привыкла, но пыталась двигаться с изяществом.
        — Ну как? Что скажешь, Джо? — Подняв руки над головой, она покрутилась, демонстрируя ему платье.
        С неподражаемой ухмылкой Капитан ответил:
        — Очень жаль, что они сожгли «плохую» одежду.
        Полли скрестила руки на груди.
        — Ты же сам велел мне не брать с собой ничего лишнего.
        Он продолжал рассматривать плотную ткань, выпятив губу:
        — Из чего это сделано? Это, случайно, не перешитая лошадиная попона?
        — А мне нравится.
        — Мохнатое какое. Ты в нем напоминаешь стройного и изящного… мамонта.
        — Идиот.
        Он с улыбкой обошел девушку, погладив ее по спине:
        — Никуда не денешься, придется носить то, что есть. Пойдем. Нас уже ждут.
        Ломая голову, шутит Джо или говорит всерьез, озадаченная Полли последовала за ним.
        Небесный Капитан, Полли и Каджи шли за жрецом Калачакры по тропинке через сад. Все здесь было необычно: буйство красок, изобилие плодов — настолько необычно, что пришельцам временами становилось не по себе.
        Вспомнив о своем профессиональном долге, Полли украдкой достала фотоаппарат, собираясь сделать несколько впечатляющих снимков.
        — Никто в цивилизованном мире такого еще… — Тут она посмотрела на счетчик кадров и осеклась: — Не может быть! У меня осталось всего два кадра. Все остальное я прощелкала во время полета над Гималаями. А запасные пленки сгорели. Все, что были в рюкзаке. — Она сверкнула глазами на Небесного Капитана: — А все ты! Это ведь ты не дал мне тогда спасти пленки.
        — Конечно. Я лишил тебя славной участи журналистки — сгореть вместе со своими пленками и прочими материалами. Вот была бы захватывающая статейка! Героическая журналистка, спасая свои бесценные фотоматериалы, предпочла сгореть заживо.
        Полли посмотрела на фотоаппарат, как мать на внезапно заболевшего ребенка:
        — Надо же — мы в легендарной Шангри-Ла, а у меня всего два кадра.
        Ошеломленная этим фактом, она шла за жрецом сквозь сады.
        Небесный Капитан шепнул Каджи:
        — Что он так помрачнел? И куда он нас ведет, хотел бы я знать.
        Шерп нахмурился:
        — Он ведет нас к тому, что осталось от лаборатории Тотенкопфа.
        Полли услышала последние слова.
        — Так, значит, Тотенкопф тоже был здесь? В Шангри-Ла, стране праведников?
        — Не думаю, что здесь ему были рады, — заметил Небесный Капитан.
        Жрец Калачакры остановился и указал на длинный ряд узких ступенек, ведущих в древний ламаистский монастырь. Все трое последовали за ним по мраморной лестнице. Чувства скорби и гнева боролись на разрисованном лице жреца.
        Полли невольно прижалась к Капитану, когда они стали приближаться к священному месту. Страшная картина открывалась их глазам: древний храм, разрушенный бесцеремонной рукой вандала. Изувеченные статуи, разбитые стены, вдоль которых пролегали зловещие черные кабели. Какой-то маньяк ради того, чтобы разместить здесь свою аппаратуру, не пожалел убранства святилища. Но если архитектуру Древнего Рима уничтожали отсталые в культурном отношении варвары, то здесь постаралась рука «цивилизованного» человека. Сочетание древнего святилища с передовыми технологиями производило странное впечатление: словно будущее боролось здесь с прошлым, пытаясь стереть следы человеческой истории, а может, и не пытаясь вовсе, а просто высокомерно ни с чем не считаясь. Лаборатория на месте святилища — что может быть ужаснее? Это как плевок в лицо цивилизованному миру, Америке например. Спрашивается — для чего нужны передовые технологии, если ради них уничтожается история человечества?
        Стальная табличка с эмблемой крылатого черепа была сорвана со стены и ржавела на пыльном полу. Жрец что-то сердито забормотал, Каджи прислушивался.
        — Он говорит, теперь это место осквернено. Но придет время, и они его очистят.
        Останки лаборатории, столь бесцеремонно вторгшейся в святилище, словно застыли во времени, напомнив заброшенные шахты в горах. Стеклянные реторты, спиртовые горелки, уродцы, плавающие в формалине, электрогенераторы — все здесь было заброшено уже давным-давно. Какие-то скрюченные скелеты с пятнами от химических реактивов лежали на операционных столах.
        — Ремни, — шепнула Джо Полли. — Несчастных привязывали. Выходит, что они надругались над живыми существами.
        — Отделение вивисекции, — механически ответил Капитан. — После досье, которое ты читала в кабине, я другого и не ожидал.
        Полли не зря сказала «они». Не мог же доктор Тотенкопф творить все это в одиночку. Значит, у него были помощники. Но кто — живые люди или роботы? Вряд ли живые люди были способны на то, что она сейчас видела.
        Скелеты на хирургических столах скалили зубы, извиваясь в агонии. Разлагающиеся трупики плавали в маслянистых жидкостях. Какие-то трубки уходили от аккумуляторных батарей в забитые нечистотами емкости.
        Тишина и затхлый, заплесневелый запах, напоминавший о смерти, действовали угнетающе.
        — Что здесь случилось? — спросила Полли, которой уже не терпелось как можно скорее покинуть это место.
        Каджи перевел ее вопрос.
        — Он говорит, Тотенкопф поработил жителей Шангри-Лa, заставив их работать в шахтах, на другой стороне долины. Это были ужасные времена. Все, кто там работал, скоро заболевали из-за того, что камень, который там добывали, был отравлен. — Шерп многозначительно кивнул: — Да, я знаю. Капитан Джо мне показывал. «Счетчик Кайзера» называется.
        Затем он стал вслушиваться в продолжение истории, которую поведал им жрец Калачакры.
        — А все, кто болел, приходили к Тотенкопфу «лечиться». Вот на этих столах он и ставил свои эксперименты. Что здесь творилось! Бедные жители Шангри-Ла.
        Небесный Капитан и Полли посмотрели на скелеты, распростертые на цинковых столах. Полли приблизилась к одному из них.
        — К счастью, страдания их были недолгими, — сказал Каджи.
        Небесный Капитан гневно тряхнул кулаком в воздухе:
        — Где он? Каджи, спроси: где прячется этот Тотенкопф? Что с ним случилось? Они выкурили его отсюда?
        По всему было видно, что злой гений давно оставил свою лабораторию.
        — Жрец не знает. Все, что известно, — Тотенкопф ушел отсюда много лет назад. Шерп обвел руками это царство ужаса: Оскверненное святилище — вот все, что после него осталось и что напоминает о его присутствии в этих краях.
        Полли метнула взор в Небесного Капитана:
        — Джо, а ведь Тотенкопф привел нас сюда с определенной целью. Даже если это место и не играло особой роли в его планах, он предвидел, что мы пустимся по следу Декса. Ведь это его люди отобрали у нас «сосуды смерти». Тотенкопф ждал нас, нимало не беспокоясь. Он знал, что мы сами доставим ему пробирки.
        — Ну что ж, он свое получил. И получит еще. Черт возьми, пока все, чего мы добились, — это сэкономили ему время. Тоже мне почтальоны. Доставка посылок на дом — как вам это понравится? — проворчал Капитан.
        Пора было собираться в дорогу. Джо рвался с места, как его крылатый «Ястреб». Ему уже не терпелось начать охоту.
        — Неужели не осталось в живых ни одного свидетеля? — спросила Полли у шерпа. — С кем можно было бы поговорить?
        С закипающими на глазах слезами жрец заговорил по-непальски. Каджи перевел:
        — Вы правы, мисс Перкинс. Один человек выжил: это последний из рабов Тотенкопфа. Он мог бы вам помочь.
        Капитан посмотрел на жреца, стоявшего посреди этих чертогов ужаса:
        — Отведите меня к нему.

        В одной из маленьких хижин посреди долины мерцал огонек костра, наполнявший воздух ароматом благовоний. Старенький, ветхий патефон на столике крутил поцарапанный валик. Звучала песня в исполнении Марлен Дитрих.
        Ночь пала на долину, и великолепная панорама неба распахнулась над головой. Звезды были рассыпаны по небосводу, точно бриллианты на черном бархате. Здесь не было ни облаков, ни городской подсветки, и потому они смотрелись гораздо ярче и чище. С трудом верилось, что такую картину звездного неба вообще можно наблюдать с Земли. Казалось, они находились на какой-то другой планете. Вежливо постучав в дверь, жрец Калачакры отодвинул завесу над входом и жестом пригласил войти остальных. Их приветствовали кашель и хриплый голос, раздавшиеся из темного угла комнаты.
        Небесный Капитан нагнулся, чтобы не удариться головой о притолоку, и вошел, оглядываясь в зыбком свете костерка. В дальнем углу на скромной койке неподвижно лежал жалкого вида старик. Завернувшись в одеяло, он прятался от света. Несчастного трясло, несмотря на то что огонь наполнял комнату теплом. Когда гости вошли, старик отвернулся к стене, то ли испугавшись, то ли устыдившись своего жалкого вида.
        Решительным жестом жрец Калачакры велел им подойти поближе. Он нагнулся над постелью, дотронувшись до распухшей сети жил на узловатой руке. Рука эта покоилась на смятых одеялах, прикрывавших чахлую грудь старика.
        Полли присела рядом, лицо ее выражало сострадание и участие. Капитан в нетерпении повернулся к Каджи:
        — Спроси его, не знает ли он, что случилось с Тотенкопфом. Скажи, что он нам нужен живым или мертвым. И если старику что-нибудь известно, это может ускорить наши поиски.
        Пока жрец стоял рядом с больным, сокрушенно сложив руки, Каджи переводил. Некоторое время спустя раздался слабый дрожащий голос. В груди старика что-то булькало, словно легкие его были заполнены водой.
        Похоже, что сердце шерпа тоже болезненно сжалось от этой картины.
        — Он спрашивает… зачем вы ищете Тотенкопфа?
        Капитан выпятил грудь.
        — Чтобы расплатиться с ним за все, что тот сделал. Чтобы то, что произошло здесь — и там, «на другой земле», никогда больше не повторилось.
        Несмотря на железную решимость, прозвучавшую в тоне Капитана, старик, похоже, мало доверял его словам, продолжая прятаться под одеялом и отворачиваться к стене.
        Каджи с видимой неохотой наклонился над койкой, повторив заявление летчика. Спустя некоторое время из легких вырвался мучительный свист и высохший скелет приподнялся над кроватью, напоминая корягу, встающую из болота. Он протянул корявую руку с пальцами, растопыренными, точно ветки облысев шей сосны, и указал куда-то в угол, где стояли короткие кривые горбыли.
        — Костыли? Он хочет свои костыли? — тут же отреагировал Небесный Капитан, принося требуемое.
        Несчастный между тем продолжал лопотать что-то бессвязное едва слышным голосом. Каджи перевел как мог, по крупицам собирая слова, которые вылетали из несчастного, точно ошметки легких из чахоточного больного.
        — Он сказал, что вам надо идти… к какой-то Рана. А эти предметы приведут вас туда. Они выведут вас прямо к Тотенкопфу.
        Капитан поднял костыль, разглядывая его в скудном свете костерка, по-прежнему ничего не понимая. Полли тоже склонилась над странным предметом, не менее озадаченная. Ничем не примечательная клюка, трех футов в длину и с рукояткой в форме буквы «Т». Потемневшее дерево, отполированное ладонью за долгие годы.
        Джо обернулся к Каджи:
        — Какая еще Рана? Я не понимаю. Скажи ему.
        Сделав еще одну попытку, шерп безнадежно замотал головой:
        — Он все время повторяет то же самое, капитан Джо: «Следуйте к Рана, что на великих утесах Баджарина. А этот посох выведет вас туда».
        — Чушь какая-то, — пробормотал Капитан, разглядывая трость.
        Он пытался вспомнить местность с таким названием, припоминая все географические и навигационные карты, с которыми ему доводилось сталкиваться за долгие годы службы. Но таких названий ему не встречалось, Конечно, даже теперь, в XX веке, Гималаи оставались еще неизученным белым пятном, перед которым пасовали географы. Шангри-Ла считалась легендарной и загадочной страной, но он хотя бы слышал о ней.
        Но Рана? Великие утесы Баджарина?
        — Нет такого места на карте, — уверенно сказал Джо.
        Старик снова захрипел, и теперь из груди его доносились совсем уж неразборчивые звуки. В то же время он напрягался с каждой минутой все больше, настойчиво втолковывая им что-то, чего они понять не могли. Каджи обратился к своим друзьям:
        — Я больше ничего не могу ему объяснить. Но этот человек говорит, что раз он помог вам, то и вы должны сделать для него кое-что. Нечто очень важное.
        — Само собой. Все что угодно. — Капитан с готовностью нагнулся над койкой: — Что пожелаете, дедушка?
        На диво быстрым и ловким движением калека схватил его за отворот кожаной куртки, притянув к себе. Так, уцепившись за летную куртку, последний страдалец из рудников Тотенкопфа сделал отчаянную попытку приподняться на кровати, подставляя свое лицо свету.
        Полли невольно охнула, разглядев его. Небесный Капитан, однако, смолчал, не сводя со старика взгляда. Это было не человеческое лицо. Скорее, оно напоминало восковую маску. Веки были срезаны, а глаза не закрывались — оттого старик так упорно и отворачивался от света. С кривящихся от боли губ стекала зеленоватая слюна. Чудовищная голова словно наполовину растаяла, дыхание со свистом вырывалось из огромных, разросшихся ноздрей. На обезображенном лице страдальца можно было прочесть всю глубину его мук.
        Каким-то нечеловеческим, скорее, жабьим голосом выговаривая слова, человек настойчиво тянулся к уху Капитана. Не нужно было переводчика, чтобы понять его последнюю просьбу:
        — Убей меня.

        22

        КУРСОМ НА ЗВЕЗДУ

        ВЫЯСНЕНИЕ КООРДИНАТ

        ОТКУДА НЕТ ВОЗВРАТА

        Оставив Шангри-Ла далеко позади, Небесный Капитан рванул в воздух. Его самолет разогнался по льду замерзшего горного озера, набирая скорость, затем прощально оттолкнулся мягкими каучуковыми колесами, и аэроплан взмыл в воздух.
        Поднявшись над снежными пиками, над сверкающим в лучах солнца необыкновенно красивым ландшафтом, «Ястреб» взял курс в указанном направлении. Полли и Небесный Капитан сидели молча, был слышен лишь успокаивающий шум мотора. Путешественников сейчас мало интересовали высокогорные достопримечательности и головокружительные пейзажи. Их мысли и заботы были совсем о другом.
        Полли, примостившаяся на заднем сиденье, держала на коленях деревянный посох несчастного калеки. Она вертела его в руках, силясь понять, в чем тут загадка и как эта штука поможет им отыскать Тотенкопфа. Несмотря на все их настойчивые попытки добиться каких-то конкретных указаний, старик просто не в силах был что-либо разъяснять.
        Полли заметила какие-то зарубки и стала их рассматривать.
        — Джо, ты обратил на это внимание?
        — Обратил, Полли. Это посох. Называй его как хочешь: трость, костыль, клюка, подпорка. Еще его можно использовать в качестве дубины.
        — Нет, тут какие-то знаки. — Девушка провела по ним ногтем. — Похоже на линейку. — Она еще раз осмотрела загадочный предмет, обнаружив два стершихся рисунка. — И еще изображение полумесяца и звезды. Эти символы могут что-то означать. Как ты думаешь, Джо? Может, это и есть указание — месяц и звезда приведут нас к Рана?
        Небесный Капитан со вздохом ударил себя по лбу:
        — Ну конечно. Рана! Я так зациклился на картах, что просто упустил из виду очевидное! — Он расцвел, припомнив известную строчку из баллады Джона Мейсфилда: «И все, что мне надо. — только корабль да звезда, чтоб сквозь ночь вела…»
        Небесный Капитан стал развивать свою мысль, строя предположения:
        — Звезда! Совершенно точно. Старик и не говорил о местности. Он имел в виду звезду.
        В их мифологии и астрономии Рана — это название звезды. Так вот оно, оказывается, что!
        Полли пригнулась поближе, заражаясь его возбуждением и надеждой. Она была рада разделить с Джо этот торжественный момент, сблизивший их, словно они снова стали чем-то единым после всего, что случилось.
        Не спуская глаз с приборной доски и как будто не замечая Полли, Капитан продолжал рассуждать:
        — Древние моряки ориентировались по ночному небу. Они могли определить свое местонахождение по звездам и по луне.
        Развернувшись, Джо забрал посох у Полли. Костыль стукнул по стеклу узкой кабины.
        Управляя одной рукой, он с проснувшимся вдруг интересом к этому странному предмету стал изучать его подробнее.
        — Известно, что викинги составляли карты звездного неба и эфемериды широт, к которым требовался ключ для расшифровки. Они называли этот ключ «посохом Иакова». — Джо поднял костыль, показывая Полли: — Это и есть ключ. Вот почему старик так дорожил им.
        Небесный Капитан вытянул ноги, пытаясь устроиться в тесном пространстве кабины. Посох он приставил к глазу, точно деревянный телескоп, развернув при этом ручку клюки от себя. Дотронувшись до ручки, он неожиданно обнаружил, что та движется вдоль посоха.
        — Вот это да! Какое хитроумное устройство! И как мы только не заметили этого до сих пор? — Джо досадливо простонал, упрекая себя очередной раз в невнимательности. — А все потому, что считали этих людей отсталым племенем, примитивными дикарями, живущими в далеких от цивилизации краях — вот почему. Поделом нам.
        Пока он изучал символы и деления линейки, Полли тоже охватило возбуждение.
        — Так ты думаешь, что эта штуковина работает? И мы сможем найти Тотенкопфа — и Декса — при помощи посоха?
        Аэроплан скользил в воздушных потоках. Небесный свод был пуст, как будто распахнулся только для них одних, для одинокого «Ястреба», взмывшего в облака. Поглядывая на приборы и проверяя курс, Капитан рылся в сумке с документами. Он вытащил навигационные карты и экземпляр «Навигационного календаря».
        — Ага, вот то, что мне нужно! — радостно воскликнул он.
        Полли поджала губы:
        — Что-то уж больно просто получается. Ты что, можешь вот так взять и вычислить положение этой звезды? Рана или как там она называется?
        Джо потряс книжкой:
        — Мы сделаем несколько иначе. Достаточно взглянуть сюда, и все станет на свои места.
        «Ястреб» продолжал плавное парение, ведомый автопилотом, установленным на борту Дексом. На протяжении долгого пути от базы Легиона до Гималаев Небесный Капитан то и дело использовал эту систему. Вот и сейчас автопилот дал ему возможность отвлечься от управления самолетом и сосредоточиться на картах, чтобы выяснить и уточнить курс.
        Капитан развернул карту на приборной доске. Приладив на колено блокнотик, он ловко застрочил в нем карандашом, вычисляя и размышляя вслух:
        — Берем плато Каракал за исходную позицию. — Он прервался, чтобы свериться со справочником. — Широта Рана составляет двадцать градусов сорок минут. Прямое восхождение — ноль три часа сорок три минуты. Деклинация — десять градусов шесть секунд.
        Расставив пальцы на проверочной линейке, Небесный Капитан прочертил линию по центру карты. Еще раз перепроверив расчеты, он, довольно улыбаясь, обвел окружностью конечную точку линии:
        — Вот здесь.
        Полли потянулась, насколько позволяла тесная кабина, заглядывая в карту через его плечо. Линия начиналась на материке и заканчивалась где-то посреди океана, где не было ни единого островка.
        — Но здесь же ничего нет, Джо. Ты уверен, что вычислил верно?
        — Да, еще как уверен, — с вызовом ответил он. И тоже уставился на карту, словно задумавшись над ее словами. — Если старик прав, то Тотенкопф здесь. Мертвая точка посреди неизвестной пустоты.
        — Звучит весьма интригующе.
        Оба замолкли. Никто не решался упрекнуть замученного, изувеченного страдальца, прикованного долгие годы к койке, испытавшего на себе все тяготы рабства и работ в рудниках, облучившегося, гниющего заживо, в том, что он просто… ошибся.
        Небесный Капитан провел вторую линию, параллельную первой, но в два раза короче. Он, ссутулившись, согнулся над картой.
        — Помнишь, ты переживала, что у тебя в фотоаппарате закончилась пленка? — Он обвел крайнюю точку второй, короткой линии аналогичной окружностью. — Так вот, у нас, кажется, возникла проблема куда серьезнее.
        — В чем дело? — напряглась Полли, в недоумении разглядывая карту. — Что, все дело в этой точке? И что? Что она обозначает?
        — То, что нам не хватит горючего. — Джо начал перелистывать карты. — Это точка, откуда нет возврата.
        — Ты хочешь сказать, что там мы опять упадем в океан? — Она попыталась заглянуть на показания топливометра, но приборную доску заслоняли разложенные карты. — А сколько горючего у нас еще осталось?
        — Почти нисколько.
        Полли вздрогнула:
        — Что же делать? Как мы теперь доберемся до базы Тотенкопфа?
        Лицо Небесного Капитана оставалось бесстрастным, как маска, пока он бороздил взглядом карты, принимая решение. Затем он вновь улыбнулся:
        — Ага! Как это я забыл про Фрэнки?
        — Кто это? — не поняла Полли.
        — Мой старый друг.
        Небесный Капитан достал еще одну карту и разложил ее поверх первой.
        — Фрэнки Кук командует разведотрядом военно-морского флота Великобритании. Их база, конечно, засекречена, зато до них рукой подать при хорошей погоде: всего-то пятьсот миль.
        Полли испытала невероятное облегчение. Уж больно не хотелось ей снова падать в море. Стрелки на топливометре она так и не увидела, но мотор, как ей показалось, стал жужжать слабее.
        — Ничего, нас голыми руками не возьмешь!
        Собрав все карты с приборной доски, Джо открыл крышку панели, под которой находился телеграфный ключ.
        — Если удастся связаться, я сообщу им координаты места встречи.
        Он торопливо застучал ключом, отправляя знакомые каждому летчику, как ноты — музыканту, сигналы «морзянки». Закончив короткую передачу, он размял пальцы и снова лихо забарабанил ключом.
        — А что будет, если они не получат твоего сообщения? — поинтересовалась Полли. — Топливо-то у нас уже на исходе.
        Капитан хотел было сказать, что это масса тела некой журналистки, заявившейся без приглашения к нему в кабину, значительно увеличила расход горючего, но сдержался.
        — Ты не знаешь Фрэнки! Будь уверена, наш сигнал не пропустят, и скоро они будут ждать нас там, где я назначил встречу.
        Заметив, что Полли смотрит на него с нескрываемым скептицизмом, Джо добавил:
        — Вот увидишь, все будет в порядке.

        23

        ПОЛЕТ БЕЗ ГОРЮЧЕГО

        СТАНЦИЯ МАНТА

        АТАКА В ОБЛАКАХ

        Час спустя Небесный Капитан сверился с картой, опять занявшей весь салон. Он по-прежнему оставался внешне спокоен и не терял присутствия духа, но в глубине души стал волноваться. Карту Джо развернул в том числе и для того, чтобы Полли не видела стрелку топливометра. (И зачем он только рассказал ей в свое время про то, где эта стрелка находится! Девушка наверняка не отыскала бы ее среди остальных приборов.) Капитан еще раз сверился с курсом и уставился долгим выжидающим взглядом на пелену облаков. Но там не было того, что так упорно искал его пытливый взор. Полли придвинулась так близко, что он затылком чувствовал ее дыхание. Она пыталась подглядеть показания приборов. Черта с два он ей даст! Но тут машину слегка крутанул в сторону встречный поток, «Ястреб» шевельнул крылом, и одна из карт сползла в сторону. Полли успела заметить вспыхнувшую лампочку, сигнализирующую, что горючее на исходе, а также стрелку, перешедшую предупредительную черту.
        — Для чего горит эта лампочка? — с вызовом спросила она.
        — Ни для чего. Она просто так горит.
        — Врешь!
        На это слово Джо обозлился. Уж кто-кто, а она могла бы и помолчать о «вранье» после всего, что случилось в Гималаях.
        — A-а, теперь ты, значит, беспокоишься о горючем? — сорвался он. — Что ж ты не подумала о нем тогда, перерезая мне бензопровод в Нанкине?
        Но Полли не расслышала его слов из-за шума мотора.
        — Что ты говоришь?
        — Я сказал: не волнуйся, Полли, — как можно более спокойным голосом сказал Капитан, подавляя гнев. — Все прекрасно.
        Словно в опровержение этих его слов, лампочка начала мигать еще назойливее, да плюс еще подключился звуковой сигнализатор. Декс явно перестарался с индикаторами. Зачем уж так-то перестраховываться? Он не слепой, и так увидит.
        Капитан постучал по стеклу, пытаясь сбросить стрелку обратно, словно бак мог от этого наполниться топливом.
        — Проклятье.
        — Значит, все, да? Горючего больше не осталось?
        — Полли, сколько раз говорить: «топлива». Топлива совсем уже… топливо у нас еще есть, не беспокойся. Мы уже почти прилетели.
        В этот момент «П-40» как-то нехорошо накренился, и мотор стал кашлять. Капитан пробежал пальцами по всем тумблерам, щелкнул выключателями, словно пытаясь улестить аэроплан и выкроить еще несколько лишних минут полета.
        — Не отвлекай меня.
        — Я просто спросила. Просто задала тебе вопрос, — повторила Полли. Она возилась со спинкой кресла. Звуки были такие, будто Полли пыталась ее утрамбовать. — Неужели тебе так трудно ответить? Я же имею право знать, что меня ждет в… ближайшие несколько минут, если я не ошибаюсь.
        Отплевавшись напоследок, двигатель окончательно заглох.
        Тишина обрушилась на них как лавина: лишь слабо посвистывал ветер, дребезжал фюзеляж, да слышно было, как поперхнулась от неожиданности Полли. Самолет вошел в крутое пике, неуклонно теряя высоту. Пропеллер еще несколько раз крутанулся и замер.
        Капитан стал работать закрылками, пытаясь выровнять аэроплан и как-то удержать на воздушных потоках хоть некоторое время, чтобы предотвратить падение. «Ястреб» падал сквозь облака стремительно и неудержимо, точно механический кондор.
        — Пристегнись, Полли.
        — Какое уж тут может быть «пристегнись»…
        Входя в зону турбулентных воздушных потоков, «Ястреб» яростно дернулся, отбросив девушку вбок. Она тут же перестала ныть и быстро пристегнула свои ремни.
        Небесный Капитан сказал в микрофон:
        — Идем курсом на станцию Манта! Как слышите? Прием! Идем курсом на станцию Манта!
        Но лишь шорох эфира был ему ответом.
        «Где же ты, Фрэнки? Давай же… — пробормотал Джо про себя. — Еще немного, и ты точно опоздаешь!»
        Новый толчок, от которого лязгнули челюсти и застучали кости, — это Небесный Капитан навалился на штурвал и руль высоты, откидываясь назад, чтобы хоть как-то поднять нос самолета навстречу поднимающимся воздушным массам.
        Как только «П-40» изменил положение, откуда-то из-под сиденья выкатилась забытая бутылка и остановилась у ног Полли. Посмотрев вниз, она узнала магнезийное молоко. Украдкой взглянув на Джо, она схватила бутылку с пола и, сделав изрядный глоток, наспех вытерла губы. Вкус был премерзостный, к тому же это не особенно ей помогло.
        — Все в порядке. — Небесный Капитан потянулся к рычагу. — Включаю режим посадки. — Что-то защелкало, застрекотало в шестеренках, и под брюхом самолета вывалились шасси, приняв посадочное положение.
        — Какая еще посадка? — отупело переспросила Полли. Всюду были сплошные облака, и совершенно непонятно, куда они в данный момент летели. Но желудок подсказывал Полли, что, скорее всего, к земле, причем вертикально. Возможно, просто камнем падали в океан. — Джо, что ты творишь? Ты не сможешь посадить его на воду.
        — А мы и не садимся на воду. — Небесный Капитан вовсю трудился над рычагами, что-то там переставляя и перещелкивая. Смысл его действий, как и вообще всего происходящего, девушка улавливала плохо.
        Когда они внезапно вынырнули из облаков, лицо Полли стало таким же белым, как магнезийное молоко. Но Небесный Капитан успокаивающе улыбался.
        — Вот на что мы сядем, — сказал он.
        В небе перед ними вырисовывалась громадная крепость из стекла и металла, которую удерживали в воздухе два мощнейших роторных двигателя с пропеллерами. Точно гигантских размеров вертолет, зависла в небе база военно-морских сил Великобритании. Все было как положено — взлетно-посадочная полоса, комплекс административных и технических сооружений и флаг, полоскавшийся на высокой мачте и указывавший принадлежность летучей базы.
        Полли уставилась на эту невероятную крепость:
        — Что это?
        — Не волнуйся, я же сказал, что все будет в порядке. Это мобильная база Фрэнки. Она может появиться в любом месте и в любое время, главное — назначить координаты. Декс принимал участие в создании этой базы, но все держится в строжайшей секретности, так что о ее существовании никто не должен знать. Усекла? Ты способна сохранить это в тайне, Полли? — с нажимом спросил Джо.
        — Да, я умею хранить секреты… но это мне уже не поможет, если мы разобьемся при посадке об эту…
        Украдкой за его спиной Полли вынула фотоаппарат. «Не пропадать же добру», — рассудила она. Скоро ей удастся разжиться новыми запасами пленки, наверняка военная база — более цивилизованное место, чем Гималайские горы.
        Полли удовлетворенно вздохнула.
        Похоже, куда ни отправься в компании с Джо Салливаном — обязательно нарвешься на какие-нибудь приключения.
        По радио раздался деловой голос с явным британским выговором:
        — Станция Манта на связи. Разрешаю подсадку на платформу «три-два-семь». Следуйте прежним курсом.
        — Вас понял! — с облегчением воскликнул срывающимся голосом Капитан. — «Три-два семь». Захожу на посадку.
        — Добро пожаловать, капитан Салливан. Желаю мягкой посадки! Добро пожаловать на нашу базу, сэр.
        Капитан чуткой рукой завел «Ястреб» меж двух исполинских пропеллеров, стрекочущих под облаками, выравнивая курс по белым отметкам аэродрома. Влекомый инерцией самолет коснулся взлетно-посадочной полосы и покатился по ней.
        Полли клещом вцепилась в кресло, сейчас ее никто не смог бы отодрать, даже если бы очень захотел. Она сделала это как раз вовремя: в следующий миг самолет вздрогнул, коснувшись полосы. Шасси подпрыгнули раз, затем другой. Сизый дым взвился из тормозной системы, и раздался скрежет, от которого заныли зубы.
        Небесный Капитан откинул колпак кабины, впуская освежающий атлантический воздух. С сияющим видом он приветственно замахал рукой, как ни в чем не бывало, будто подобные экстренные посадки он выполнял каждый день. Перепрыгнув через борт кабины, Джо приземлился на палубу летающей крепости.
        Британские морские офицеры в сверкающей эполетами униформе резво сбегались к его машине со стороны административных зданий, расположенных в основании боевой рубки. Оглянувшись и убедившись, что Полли в состоянии выбраться из кабины самостоятельно, Капитан отправился им навстречу. Впереди группы встречавших двигался образчик классической женской красоты, из тех, что поэты называют «ангелами», «мадоннами» и «мимолетными виденьями». От незнакомки просто исходила непоколебимая уверенность в собственной неотразимости. Этот эталон красоты был облачен в аккуратную черную униформу, что называется, с иголочки, тщательно отутюженную и заправленную по всем правилам, как койка образцового солдата. Под фуражкой с «крабом», знаменующим принадлежность хозяйки к военно-морским силам, были идеально, в соответствии с уставом, уложены волосы цвета воронова крыла. Черная нашлепка прикрывала правый глаз незнакомки, намекая на то, что ее прошлое было так же богато приключениями, как и жизнь Небесного Капитана. Женщина остановилась, ожидая его приближения и уже издалека оценивая гостя ироничным взором, затем она
перевела взгляд на изрешеченный пулями аэроплан. Полные губы сложились в холодную усмешку.
        — Ну, здравствуй, Джозеф Салливан, а я-то думала, что тебя уже давно нет на белом свете.
        — Ты бы оказалась права, не подоспей вы вовремя.
        После непродолжительной паузы Небесный Капитан распахнул руки и обнялся с обаятельной командиршей, как со старым боевым товарищем:
        — Рад видеть тебя, Фрэнки!
        «Наверное, полное имя этой красотки — Фрэнсис», — начала догадываться Полли, которая до этого и не подозревала, что за мужским именем может скрываться этакая армейская фифочка.
        На Полли, которая карабкалась по крылу «Ястреба», никто даже не обратил внимания. Спрыгнув, она ощутила укол в сердце. Фрэнки? Вот еще не хватало! Приведя в порядок слегка измятое платье, расправив складки и отряхнувшись от налипших соринок, девушка почувствовала, как затекли у нее ноги от неудобного сидения в углу кабины. Наконец, закончив туалет, она заторопилась вперед.
        Для «встречи боевых товарищей» Небесный Капитан и Фрэнки что-то слишком затянули свои объятия. Полностью игнорируя Полли, женщина в военной форме отступила на шаг, оценивая помятый вид Капитана.
        — Надеюсь, что дело у тебя действительно важное, раз ты заказал базу? А то у кого-то из нас будут неприятности.
        — Еще бы не важное. Я выполняю чрезвычайное задание.
        Фрэнки скользнула взглядом по Полли, приподнимая брови:
        — А это еще у нас кто? Превышение нормы багажа?
        Стараясь держаться в рамках приличий и помня, что он разговаривает с подданной Британии, Небесный Капитан пустился в пространные объяснения:
        — Гм, капитан Франческа Кук, разрешите представить вам мисс Полли Перкинс, журналистку нью-йоркской газеты «Кроникл».
        Женщины смерили друг друга холодными взглядами. Небесный Капитан стоял как раз в том месте, где рапиры скрестились, поэтому ему досталось с обеих сторон.
        — Ах да, Полли Перкинс, как же. Премного наслышана. — Фрэнки сухо протянула руку, и их ладони встретились в формальном рукопожатии. — Рада лицезреть наконец свою соперницу.
        Потрясенная как внешностью женщины-Капитана, так и ее обходительностью, Полли даже не нашлась что ответить. Ей вдруг стало не по себе. Откуда эта Фрэнки про нее знает? Что значит — «премного наслышана»? Что ей успел наболтать Джо? Вряд ли он представил Полли в выгодном свете, учитывая, что с глазу на глаз он высказывал ей накипевшее.
        Покончив с любезностями, Фрэнки повернулась к Небесному Капитану. В тоне ее было полно невысказанных намеков:
        — Да, Джозеф, много воды утекло после Нанкина.
        Нанкин? Опять всплывает этот Нанкин! Полли бросила на Джо уничтожающий взгляд. Он занервничал, но старательно не подавал виду.
        — Да, в самом деле, давненько это было. — После новой паузы он в замешательстве стянул перчатки и потер ладони. — Ну так что, как там поживает двигатель номер три, а, Фрэнки? Декс говорил, что он хромает, и еще, помнится, там были трудности с…
        Внезапно палубу огласил сигнал системы «Клаксон», от которого захотелось зажать уши. Вокруг замелькали огни тревоги, и голос из репродукторов объявил:
        — Говорит штаб. Оружие к бою! Стрелкам занять свои места! Свистать всех наверх! Общий сбор на палубе!
        «Слава богу, — пробормотал про себя Капитан. — Ну до чего же вовремя объявили на этот раз тревогу».
        Адъютант уже мчался по палубе к Фрэнки, протягивая ей листок бумаги:
        — Командир! Обнаружено шесть вражеских судов, предположительно батискафов, в тридцати градусах к северо-западу.
        — Ничего себе. Кучно встали. Такого количества подводных лодок в одном районе у нас еще не было. Опознали конфигурации?
        — Никак нет. Не похоже ни на что известное. Батискафы крайне больших размеров и, судя по всему, хорошо вооружены. — Молодой офицер замялся. — Есть признаки, согласно перехваченным сигналам, что нас они тоже засекли.
        Фрэнки снова вопросительно взглянула на Небесного Капитана:
        — Ну и кто пришел по твою душу в этот раз, Джозеф?
        Он порозовел.
        — Ничего не поделаешь, ты же знаешь, вечно попадаю в разные истории.
        Из облаков прогремел взрыв, совсем близко, над самой палубой. Винты по краям посадочной площадки взвыли еще оглушительней, пытаясь выровнять базу, покачнувшуюся на воздушных течениях.
        Небо заполнилось огнем зенитной артиллерии. Взрывы следовали один за другим, раскатываясь по палубе, точно они вдруг попали в грозовой массив облаков. Все это напоминало «гран-финаль» праздника фейерверков, и летающая крепость словно оказалась в самом центре грандиозного шоу.

        24

        ОСТРОВ ИЗ НИОТКУДА

        ПОДВОДНЫЕ МАШИНЫ

        РЕШАЮЩИЙ ДОВОД

        Один из взрывов пришелся как раз по необъятной палубе воздушного эсминца, выбив у Полли почву из-под ног, но Небесный Капитан вовремя подхватил ее. Гигантские пропеллеры выравнивали колеблющееся судно, поднимая платформу под укрытие облаков. Фрэнки выкрикивала приказы, но ее отлично вымуштрованная команда и так знала свое дело.
        Сквозь люки в палубе уже лезли члены экипажа, спускаясь по трапам в выдвижные орудийные турели под платформой. Крупнокалиберные пушки заерзали в бойницах, когда огневые расчеты заняли свои места. Они выпустили ревущие очереди залпов заградительного огня, бомбардируя невидимого противника далеко внизу, в мутных водах океана.
        Небесный Капитан с сожалением посмотрел на свой «Ястреб», неподвижно стоявший в конце аэродрома:
        — Фрэнки, как скоро твои люди смогут заправить мой аэроплан и пополнить боеприпасы?
        — Не спеши, Джозеф. Сейчас не до этого. Пойдем со мной. Вот сюда.
        Торопливыми шагами, но не проявляя паники, Фрэнки повела их на Капитанский мостик. Джо уже взялся за ручку двери, когда новый мощный взрыв сотряс платформу и Полли растянулась. Фрэнки даже не вздрогнула.
        — Придется вам обоим привыкать к качке. Ничего, все дело в тренировке. Мы так даже не обращаем уже на это внимания.
        На корабле царил организованный кавардак. Все было в огне и в дыму, однако морские офицеры с биноклями бодро выкрикивали цели, поправки и коррективы огня. Стрелки вращали башни турелей. Летчики-истребители мчались к своим боевым машинам, рассыпавшись по взлетно-посадочной полосе, точно муравьи. С грохотом, заглушившим канонаду, стартовали десятки самолетов, зажужжав пропеллерами и взревев реактивными соплами. Снизу гудели артиллерийские турели под защитой брони от встречного огня противника.
        Небесный Капитан спешил за Фрэнки, стараясь не отставать. Полли делала то же самое, не выпуская его из виду. Она не позволит Джо зайти слишком далеко.
        У входа на Капитанский мостик выпрямился по стойке «смирно» вахтенный офицер.
        — Майор Слейтер, принимаю управление на себя.
        — Есть, командир, — с заметным облегчением отозвался тот.
        Бросив беглый взгляд на приборы, Фрэнки мигом оценила ситуацию.
        — План действий следующий: поднимаемся на высоту десяти тысяч футов и запускаем весь комплекс противодействий. Все, что у нас есть: ракеты, боеголовки, глубинные бомбы… что у нас там еще?
        Вахтенный офицер тут же передал распоряжения соответствующим службам.
        Пока Фрэнки красовалась на Капитанском мостике, Полли увидела в одном из экранов свое всклокоченное отражение и скривилась. Похоже, у нее сейчас мало шансов тягаться с соперницей.
        Фрэнки подошла к столу и развернула на нем карту сектора, над которым они сейчас находились. Головы их — Фрэнки и Небесного Капитана — почти соприкоснулись. Полли поднялась на цыпочки, пытаясь заглянуть через плечо.
        Фрэнки ткнула холеным пальцем в район на карте, где было что-то написано карандашом и посреди океана красовался большой вопросительный знак. Здесь не было никаких географических названий — только синее пятно пучины, по насыщенности цвета которого можно было разве что определить глубину.
        — Вот в этом секторе, Джозеф, наша разведка обнаружила несуществующий и не обозначенный ни на одной из карт островок, в трех километрах к северо-востоку от нашей нынешней позиции.
        Полли не вытерпела:
        — Вот, значит, где он!
        Фрэнки недоуменно обернулась на нее: казалось, она уже успела забыть о существовании Полли.
        — Простите? — холодно переспросила она. — Кто имеется в виду? — Вопрос она адресовала Капитану, совершенно не обращая внимания на Полли. — Во что ты собрался меня втравить на этот раз, Джозеф?
        Он немедленно улыбнулся с наигранным оптимизмом:
        — Да разве есть в мире что-то, с чем ты не сможешь справиться, Фрэнки! Это с такой-то воздушной базой!
        «Интересно, — соображала Полли, — как далеко зашла их дружба? Что-то они ведут себя слишком раскованно и ничуть не стесняются друг друга». Брови ее задумчиво сошлись на переносице.
        Несмотря на то что воздушная крепость набирала высоту, уносимая вверх ревущими пропеллерами, одна из вражеских ракет угодила ей в днище. Искры брызнули из раций, и пол под ногами покосился под довольно крутым углом.
        У Полли начался приступ морской болезни. Она схватилась за панель управления и, видимо, что-то там задела, поскольку тут же взревел на повышенных оборотах один из пропеллеров и станция стала крениться в противоположную сторону. Девушка почувствовала себя так, будто попала на гигантскую карусель, расположенную под самыми облаками.
        Небесный Капитан быстро рванулся к приборам и исправил положение, убрав ее руку с панели.
        — Пожалуйста, — с надрывом (как ей показалось) произнес он, — постарайся ничего здесь не трогать. Ты, может быть, не заметила, что все приведено в состояние боевой готовности.
        Фрэнки тоже что-то подправила на противоположной стороне, чтобы выровнять воздушную крепость. Единственный глаз командира так сверкнул на Полли, что та сразу почувствовала себя в состоянии боевой готовности.
        Она лишь пискнула:
        — Но я же не специально…
        Тем временем зенитные снаряды разрывались один за другим, оставляя в небе легкие округлые облачка. От несмолкающего воя сирены начинало ломить виски.
        Как только был установлен надлежащий режим подъема крепости и она пошла дальше в облака автоматически, Фрэнки подошла к молодому лейтенанту, сидевшему за эхолотом. По экрану бежали точки, выписывая смутные очертания вражеского судна, точно болотные огоньки в тумане.
        — Так, так… Посмотрим, что у нас здесь.
        — Командир! — докладывал вахтенный офицер. — Координаты кораблей противника: азимут — триста шестнадцать, дальность — четыре. Приближаются на большой скорости. Похоже, у нас будут неприятности.
        Фрэнки решительным шагом прошла к связистам.
        — Выведите на экран картинку.
        Связисты дружно забарабанили по клавиатурам.
        — Есть, Капитан. Запуск радиозонда. Готовность… Пять, четыре, три, два, один!
        Палец нажал на кнопку, и под воздушной крепостью распахнулись створки люка, выпуская крошечный, по сравнению с крепостью, радиозонд с мигающими на корпусе лампочками, не иначе как для более легкого обнаружения его противником. Но все было не так просто. Очередная хитроумная задумка Декса. Он скопировал эту штуковину из какого-то комикса на военную тему и утверждал, что в будущем все подобные приборы, равно как и детонационные устройства (бомбы, мины, гранаты и прочее), будут снабжены подобного рода лампочками-индикаторами, к тому же издающими дополнительный писк.
        «Для психологического воздействия», — многозначительно пояснил Декс.
        Снаряд просвистел в небе, мимо палящих зениток, сквозь орудийный огонь и облака дыма, разносимые ветром, пока не плюхнулся наконец маленькой торпедой в волны океана. Сработала автоматическая система, и зонд развернулся нужным курсом, ориентируясь на глубине. Его датчики и видоискатели обнаружили цель. При помощи инфракрасной оптики зонд различил смутные очертания чего-то надвигающегося на них в толще вод у самого дна.

        — Сейчас дадим сигнал на экран, капитан, — сообщил военный инженер. — Телеметрические данные загружаются.
        Небесный Капитан, Фрэнки и Полли стояли в ожидании возле небольшого круглого монитора. За его выпуклым стеклом, как за иллюминатором, метнулся рыбий косяк. Разрешение было таково, что казалось, будто они наблюдают за происходящим там, на дне, в непосредственной близости, сквозь иллюминатор подводной лодки или батисферы. Вслед за вспугнутыми рыбешками из глубоководного тумана выступили расплывчатые силуэты, постепенно обретая резкость и конкретность.
        Двадцать гигантских железных машин возникли из океанского мрака. Точно исполинские крабы двигались они по дну, переступая четырьмя шарнирными конечностями. Постепенно чудовища вплывали в фокус, становясь все более различимыми и ужасными. Они надвигались медленно и неотвратимо, поднимая илистую муть со дна океана.
        Резкость стала такой, что на броне механических крабов стала отчетливо различима знакомая эмблема крылатого черепа.
        — Тотенкопф, — сказала Полли, утверждая очевидное.
        Затем панцири «крабов» распахнулись. В вихре пены и огня оттуда вылетели ракеты. Своими закругленными носами они взрывали воды океана, устремляясь к намеченной цели в небесах.
        — По нам открыли огонь! — доложил вахтенный офицер.
        Боеголовки вынырнули из океана и устремились под облака, настигая воздушную крепость. Такому воздушному судну не хватило бы маневренности, чтобы уйти от них, поэтому ракеты — или торпеды — поразили его бронированный корпус. Поднялись клубы дыма, из-под палуб стал пробиваться огонь. Громадные пропеллеры воздушной крепости сейчас работали как вентиляторы, разнося клочья дыма по сторонам. Осколки дождем осыпали палубу. Мостик огласили новые звуки: теперь, помимо воя сирены боевой готовности, подключилась еще пожарная сигнализация. Шум на мостике стоял невообразимый.
        — Слушай, Джозеф, — сказала Фрэнки. — С меня хватит. Мне и так достанется от начальства. Ты втравил меня в свою очередную историю. Извини, но ты ведь даже не подданный Великобритании.
        Она повернулась к пилоту, управлявшему полетом крепости:
        — Полный назад. Возвращаемся на базу Извини, Джозеф, но выбора у меня нет. Как говорится, вовремя отступить — это тоже доблесть.
        Капитан уперся руками в стол, на котором были разложены карты:
        — Фрэнки, ты должна доставить меня на остров.
        Ее ничуть не смутило подобное утверждение.
        — А тебе не кажется, что ты слишком многого просишь?
        Еще один краб выстрелил подводным ракетным залпом. Взрыв сотряс основание воздушной крепости, проделав громадную дыру в пагубе. Туда бросилась пожарная команда, заливая огонь кислотной пеной.
        — Капитан, с передним ротором совсем беда! — доложил вахтенный. — Мы теряем высоту.
        У всех свело желудки, когда база Манта стала падать.
        Полли стала выбирать, за что бы схватиться, на этот раз осторожно, чтобы под руку ей опять не попалась панель управления.
        Фрэнки покачала головой:
        — Прости, Джозеф, мне очень жаль, но… Ты знаешь, я тебе никогда не отказывала, но сейчас это невозможно.
        Небесный Капитан пристально посмотрел на нее и наконец выложил последний свой козырь:
        — Фрэнки, он похитил Декса.
        Женщина взглянула на него совершенно иначе. Он знал, чем ее можно сразить наповал.
        Декстер Дирборн-младший был автором проекта воздушной крепости. Он сконструировал ее, прочитав роман Жюля Верна «Заоблачный клипер». На первый взгляд этот проект выглядел чистой фантастикой. Многие заявляли, что это полный бред, поскольку подобное судно должно перемещаться в воздухе вопреки законам аэродинамики, однако Дексу удалось отстоять свою точку зрения. Он построил модель и запустил ее на глазах потрясенной комиссии. Фрэнки на свой страх и риск поддержала юного гения, оправдываясь тем, что проект имеет стратегическое значение. Летающий аэродром, оснащенный вооружением эскадренного эсминца, был способен заменить целую воздушную эскадрилью, которая могла легко переместиться в очередную зону боевых действий в любой точке земного шара.
        И Декс ее не подвел. Он лично налаживал все оборудование и сам провел первый испытательный полет. Фрэнки, так же как и Крылатый Легион, была обязана ему всем, и не одной только карьерой.
        Небесный Капитан знал, что значит Декс для Капитана военно-морских сил Великобритании.
        Во время второго полета воздушной станции Декс обратил внимание на странный шум в двигателе номер три, который он лично проверил перед вылетом. Буквально в последний момент юноше удалось найти и обезвредить бомбу, заложенную диверсантами, и спасти жизнь всему экипажу, всем, кто находился на борту, в том числе и Фрэнки.
        Небесный Капитан знал, что теперь она пойдет на все ради того, чтобы выручить Декса из беды.
        — Капитан! — раздался голос вахтенного.
        Но она уже не замечала ничего. Все отошло на второй план: обстрел корабля, поврежденная обшивка, пожар на борту, предстоящий разговор с командованием.
        — Боевая операция продолжается, майор Слейтер, — бросила она вахтенному офицеру. — Делайте что хотите, но выравнивайте платформу. Нам предстоит выполнить ответственное боевое задание.
        И, больше не обращая внимания на происходящее, Фрэнки и Небесный Капитан склонились над картой в единодушном порыве.
        — Под таким массированным обстрелом нам никогда не пробиться к острову с воздуха, — мудро заметила женщина. — Мы должны отыскать другой путь.

        25

«ДРУГОЙ ПУТЬ»

        ЭСКАДРИЛЬЯ АМФИБИЙ

        КРЫЛАТЫЕ ДРУЗЬЯ

        Дым все больше заполнял капитанскую рубку. Ревущие снаружи гигантские пропеллеры молотили вовсю, пытаясь удержать воздушную крепость от падения. А подводные гиганты между тем продолжали ракетный обстрел.
        Придерживаясь при каждом очередном ударе за штабной столик, Фрэнки и Небесный Капитан продолжали изучать карту. За ними, по-прежнему испытывая уколы ревности, наблюдала Полли.
        Капитан указал место на карте — там, где синий цвет, насыщенность которого обозначала глубину, выцветал до белого:
        — Смотри сюда. Здесь вдоль восточного берега острова тянется полоса отлива. Может, стоит попробовать…
        Фрэнки покачала головой, поправляя под фуражкой черные волосы:
        — Все равно слишком глубоко. У нас нет аппаратов, способных опускаться на глубину более трехсот метров. — Она склонилась ближе. — Погоди, а в этом районе…
        Достав из бокового ящика стола кальку, женщина наложила ее на интересовавший их участок. На кальке был карандашный набросок недавно обнаруженного острова.
        — Мы сняли это с помощью картографического эхолота, который тоже, как ты сам, наверное, догадываешься, изобрел Декс.
        Она выдержала трагическую паузу.
        «Старина Декс», — одновременно подумали оба.
        Прокашлявшись и, видимо, скрывая слезы, подступившие к горлу, Фрэнки продолжила:
        — Совсем забыла тебе сказать. Дело в том, что прибор Декса засек одну маленькую, но чрезвычайно интересную деталь: на южной оконечности острова есть небольшая пещера, что-то вроде грота. Устье этой пещеры выходит на побережье, причем она тянется через весь остров.
        Но только Фрэнки начала вычерчивать мягким карандашом жирную линию, пролегавшую через карту, чтобы наглядно продемонстрировать Джо длину пещеры, как капитанский мостик сотряс новый взрыв. Все вскочили с мест, хватаясь за уши, кто-то покатился по полу, кто-то завизжал: «Мама!» Одна Фрэнки не поморщилась. Карандаш в ее руке даже не дрогнул. Ну, положим, дрогнул, но лишь чуть-чуть, допустив буквально миллиметровую погрешность в безукоризненной линии.
        — Вот как ты можешь проникнуть сюда, Это единственный способ. Все остальное — напрасная трата времени и ресурсов.
        — Но вы же видели эти шагающие экскаваторы на дне, — вмешалась Полли, пользуясь случаем утереть нос «командирше». — Разве нет? Наверняка это пограничники Тотенкопфа, которые охраняют остров со всех сторон, в том числе и с южной.
        Пренебрежительным тоном Фрэнки ответила «штатской»:
        — Предоставьте это мне.
        Она обернулась к вахтенному, отдавая приказ:
        — Майор Слейтер, объявить боевую готовность десантному отряду. А тебе, Джозеф, лучше всего приготовиться и занять свое место в «Ястребе».

        Воздух над пылающей авиабазой светился от трассирующих пуль. С гудением проносились реактивные истребители, которые можно было заметить лишь по следу, оставляемому из дюз. Защитники крепости палили со всех огневых позиций. На судне не осталось ни одного пулемета или орудия, которые не были бы задействованы в бою. Пулеметы взрывали воду бронебойными пулями, орудия перехватывали ракеты, взлетавшие из воды. Торпеды и глубоководные бомбы падали в воду, нанося заметный урон врагу. Но все равно зависшая под облаками воздушная крепость представляла собой слишком уязвимую мишень. Стрелки в турелях под основной платформой продолжали выбирать цели, но толща воды защищала подводных монстров. Одна из турелей была взорвана ракетой, от нее остались лишь покореженный каркас да обугленное пятно на месте стрелка.
        Тем временем на верхней палубе, где размещался аэродром, стало заметно оживленнее. Из громкоговорителей над палубой разносилось:
        — Отряд Манта, доложите на основную базу, где вы? Повторяю, отряд Манта, доложите на основную базу…
        В одной из взлетных полос, находящейся на отшибе, распахнулись люки, из которых выдвинулись платформы располагавшегося под ней ангара технического обеспечения. С платформ тянулись носами к небу самолеты вертикального взлета. Ну и странный же был у них вид. Они скорее походили на хищных акул в своем синем морском камуфляже под цвет волн и океанских глубин, где полосы света, доходящего сквозь толщу воды, причудливо переплетаются с холодным ультрамариновым мраком. В акульих головах сверкали «глаза» — кабинки пилотов. Стекла были толстыми и пуленепробиваемыми, как иллюминаторы батискафов. В крылья, скорее напоминающие плавники, в задней части были вмонтированы гребные винты.
        Техники деловито сновали вокруг этих аппаратов, производя последние проверки перед запуском. По слаженности и четкости работы команды сразу становилось ясно, что запуск подводных «амфибий» для них дело привычное. Наконец, сделав в планшете последние пометки о готовности, старший техник засигналил цветным фонариком в сторону одной из рубок и засвистел в боцманский свисток, болтавшийся у него на груди:
        — Готовность номер один!
        Громыхая по узкому коридору, из рубки высыпались пилоты в черном. Подбадривая друг друга шутливыми возгласами, они ринулись в специальный отсек, где хранилось снаряжение. Вскоре все они были в аквалангах. На полках выстроились стеклянные пузыри шлемов, на каждом из которых было указано имя пилота.
        Это Декс снова попал под влияние комиксов про Бака Роджерса.
        Пилоты элитного десантного отряда выстроились, после чего Капитан Франческа Кук лично проверила боеготовность всех и каждого пилота в отдельности. Не прошедшие подобной проверки моментально выбывали из отряда. Подразделение это целиком состояло из женщин.
        Все члены особой подводной команды носили одинаковые костюмы для подводного плавания: строгого черного цвета, облегавшие тело, не оставляя сомнений в половой принадлежности бойцов. На спине у каждой был ранец, состоявший из реактивного устройства для плавания под водой и акваланга замкнутого цикла, не испускавшего, в отличие от обычных аквалангов, пузырей, что помогало аквалангисту скрывать свое присутствие даже на мелководье.
        После проверки прозвучала команда, и девушки, не тратя времени даром, разбежались по кабинам «акул». Техники закупорили за ними герметичные пуленепробиваемые колпаки. Наконец взревели двигатели, и по команде, данной по рации, «акулы» согласно взмыли в воздух, зависнув над палубой.
        Авиатехники в засаленных комбинезонах, закончившие заправку «П-40» и зарядку пулеметов, а также наскоро залатавшие пробоины, чтобы «Ястреб» мог вступить в бой, также отошли в сторону, выполнив свою работу.
        Небесный Капитан с Полли сбежали по ступенькам с капитанского мостика к аэроплану, стоявшему там же, где они его и оставили, в самом конце одной из укороченных взлетных полос.
        — Полли? — оглянулся на девушку Джо. — Может, останешься?
        — Но почему?
        — Я не хочу потом за тебя отвечать.
        — Ты давно за меня уже не отвечаешь. Да за меня вообще никто не отвечает. Я не маленькая девочка. Понятно?
        — Я не могу подвергать тебя опасности.
        Громоподобный взрыв раскатился по палубе. В воздухе завизжали осколки, пробарабанившие по фюзеляжу «Ястреба».
        — И это ты называешь безопасным местом?
        — Ладно, вали в кабину. Только быстро.
        Фрэнки догнала их. Она собиралась лететь вместе с ними на операцию в своем личном истребителе. Небесный Капитан бросил ей на бегу через плечо:
        — Фрэнки, ты уверена, что наш самолет в порядке?
        — В гораздо большем, чем когда прилетел сюда. А моя база как раз наоборот — выглядела намного лучше до твоего прибытия.
        — Скажите, пожалуйста, — буркнула Полли, уже взбираясь в кабину. Она привычно устроилась на заднем сиденье. Взрывы сотрясали палубу, и это ощущалось даже здесь.
        — Удачи, Джозеф!
        Небесный Капитан, улыбаясь, помахал в ответ:
        — И тебе, Фрэнки! Доведи нас до острова, а уж с Тотенкопфом мы как-нибудь сами разберемся.
        Когда Фрэнки исчезла в своем истребителе, захлопнув дверцу кабины, она убрала черную нашлепку с глаза и оглянулась на «Ястреб», обменявшись с Небесным Капитаном той особой улыбкой, понятной лишь двум пилотам, готовым вылететь навстречу неведомой опасности.
        Капитан заметил пристальный холодный взгляд Полли.
        — В чем дело? — спросил он, тут же становясь серьезным и озабоченным.
        — Кгм… так что она там говорила про Нанкин?
        Застегивая молнию на летном шлеме. Небесный Капитан сделал вид, что внезапно оглох:
        — Извини, Полли, плохо слышу тебя. Слишком шумно, да и шлем заглушает звуки. Расскажешь потом.
        — Обязательно, — прошипела она с заднего сиденья.
        Джо включил зажигание, и двигатель ожил, заработав мощными лопастями.

        26

        ПОЛЕТ ПОД ВОДОЙ

        РАЗГОВОР ДВУХ АСОВ

        ЧУДОВИЩНЫЙ СТРАЖ

        Как только моторы набрали обороты и пропеллеры раскрутились в полную силу, превратившись в расплывчатые вихри впереди машин, готовые нести их вперед, оба аэроплана, точно нетерпеливые скакуны на ипподроме, застыли в ожидании сигнала, разрешающего вылет.
        Едва дождавшись его, аэропланы сорвались с места, разгоняясь по взлетной полосе, местами сильно побитой осколками.
        Небесный Капитан уставился вперед, гадая, где же кончается полоса. Полли заранее зажмурилась: еще одного падения в океан она не переживет.
        И вдруг твердая поверхность под ними исчезла — просто оборвалась. Они уже неслись по воздуху.
        — До чего же здорово, — воодушевленно прокричал через плечо Капитан, — стартовать с такой полосы. Здесь не нужно времени для подъема, достаточно набрать скорость и добраться до торца — задача намного облегчается. Думаю, изобретение Декса скоро примут на вооружение и в других странах.
        Потянув на себя ручку управления, он обернулся на военно-морскую базу англичан и пробормотал:
        — Красота!
        Взлетать отсюда оказалось слишком легко для летчика его класса.
        В шлемофоне раздался голос Фрэнки, взмывшей за ним следом:
        — Помни про нос самолета, Джозеф. У нас часто случаются неприятности на короткой полосе. Тебя может закрутить вниз. Это тебе не наземный аэродром.
        — Смотри сама не навернись, — жизнерадостно откликнулся он. — Не хотелось бы потом возвращаться за тобой.
        — Вот твоя слабая сторона: ты всегда был невосприимчив к критике.
        Полли сзади заметила:
        — Какой красивый старт.
        Она сказала это достаточно выразительно, чтобы привлечь внимание Джо.
        — Спасибо, Полли, — благодарно обернулся он к ней. Теперь Джо уже не разговаривал с ней небрежно через плечо.
        Вот она его и поймала.
        — Ах, так, значит, ты все слышал?
        Метнув в нее оскорбленный взгляд, Небесный Капитан вернулся к панели управления.
        За ними немедленно стартовала эскадрилья десантных амфибий, машина за машиной по очереди срывались с палубы, точно пчелы из узкого летка. Эфир тут же заполнился женскими голосами.
        «Надо отдать им должное — взлетают они образцово, как по учебнику», — подумал Небесный Капитан. Действительно, летчицы вполне могли участвовать в воздушном параде. Интересно, каковы они в деле?
        «Ястреб» поравнялся с аэропланом Фрэнки, а за ними выстроились строем аэропланы-амфибии. Так они и летели: впереди «тигр», сзади «акулы». Весьма живописное зрелище.
        — Ну что, потягаемся? — подзадорила его Фрэнки.
        Она произнесла это каким-то особенным, грудным, бархатным голосом. Наконец-то она оказалась в своей стихии.
        — База Манта, говорит Капитан. Приготовиться к массированной артиллерийской атаке и сбросу торпед. Контрольное время — десять секунд. Переключение в режим амфибий.
        Зная, что отряд, летящий за ней, уже выстроился в боевом порядке, Фрэнки щелкнула выключателем на передней панели. Боевая машина стала меняться у нее на глазах, приобретая иные конфигурации. Сложная система сервомеханизмов обеспечивала эту метаморфозу, происходившую прямо на лету: выдвинулись дюзы и плавниковые закрылки, сработала герметизация кабины для движения под водой.
        Как только трансформация была завершена, о чем сообщила мигающая лампочка на панели, Фрэнки заметила, что океан надвинулся на нее уже совсем близко. Она совершила со своей эскадрильей не меньше сотни боевых вылетов, правда, по преимуществу учебных, тренировочных, то есть условно боевых. Но в реальном бою все будет совершенно иначе. Намного веселее. И вот ее аэроплан пошел круто вниз.
        — Входим в воду. Пять… четыре… три… два…
        Рядом с ней, единственный мужчина в женской команде по синхронному плаванию, с победным возгласом вошел в воду Небесный Капитан. За ним туда же спланировала целая эскадрилья амфибий, словно стая русалок, догонявшая несговорчивого утопленника.
        Они исчезли в волнах, оставив лишь легкий пенный след, точнее — клокотавшую водоворотами пену в тех местах, где эскадрилья вошла в воду.
        Амфибии остановились в ледяном глубоководном тумане и начали подниматься, пока не достигли поверхности. Они могли плыть и на глубине, но здесь было светлее и не требовалось включать подводных прожекторов, по которым их мог издалека заметить противник. Тесным строем, точно стайка рыб, скользили они к секретному острову доктора Тотенкопфа.
        Полли уже наглядно убедилась в надежности «П-40» и в универсальных свойствах этой машины, но все же пугливо озиралась, рассматривая внезапно изменившийся ландшафт. Несмотря на то что они были вдалеке от судоходных путей, илистое дно покрывали останки затонувших кораблей. Очевидно, любое судно, подходившее слишком близко к таинственному острову, пополняло это кладбище кораблей.
        Небесный Капитан тоже безмолвно уставился на это зловещее великолепие. Они как раз проплывали над каким-то древним фрегатом, поросшим тонкими нитями коричневатых водорослей.
        «ИСКАТЕЛЬ ПРИКЛЮЧЕНИЙ», — было написано на его борту большими угловатыми буквами. Надпись уже почти стерлась, но разобрать еще было можно.
        А тем временем наверху, в небесах, разгорался нешуточный бой. Полли понимала, что крепость боролась из последних сил, чтобы выстоять против полчища механических крабов доктора Тотенкопфа. Надо же, какой контраст: там борьба не на жизнь, а на смерть, а здесь — молчаливый покой. Это вдруг напомнило ей, что каждого путника ждет в конце приключений отдых — пусть даже такой, на океанском дне.
        Раздавшийся по рации голос Фрэнки развеял это элегическое настроение.
        — Джозеф, а помнишь тот рейсовый перелет через Шанхай? Я еще сбила тогда транспортный самолет, а ты принял какого-то охламона за ведомого.
        — Ну еще бы! Разве такое забудешь? Мы уже взяли цель, а этот дурик пошел на бреющем у самой земли и врезался в «колбасу», разбив рекламный щит. Вот уж он тогда взбесился! — Небесный Капитан расплылся в улыбке до ушей, предаваясь счастливым воспоминаниям о давних боевых подвигах.
        Полли не понимала ни слова из их разговора.
        Фрэнки тоже стала посмеиваться, вспомнив былое, а Небесный Капитан продолжил:
        — А как началась болтанка, он как завопит по радио…
        Фрэнки вторила ему фальцетом, и оба радостно закричали в унисон:
        — Он как завопит тогда: «Я не понял, что делать с этим тумблером — включить или выключить?»
        Капитан просто корчился от смеха.
        — Ну надо же так спросить: включить или выключить? Ой, не могу!
        Полли озадаченно уставилась на него:
        — Что это тебя так развеселило?
        Джо только махнул кожаной перчаткой:
        — Долго объяснять, Полли…
        — И все же попытайся.
        Но прежде чем он успел придумать очередную отговорку, глубокая вода вокруг них вдруг забурлила от рвущихся снарядов, выпущенных из орудий подводной лодки. Подводная взрывная волна так закрутила их турбулентным потоком, что все, что она перед этим испытала в воздухе, показалось Полли детским баловством на качелях. Здесь была иная плотность и, стало быть, действовала иная сила. Когда они обогнули каменную стену каньона, глубокого ущелья на южной оконечности острова, разрывные снаряды все еще продолжали атаковать следующие за ними десантные амфибии. Оранжевые вспышки и белые облака пузырей окружили их со всех сторон.
        Экран радара на панели управления перед Небесным Капитаном вспыхнул, и невыносимый писк экстренной сигнализации заполнил герметично закупоренную кабину. Голос автопилота бесстрастно объявил:
        — Максимальный уровень опасности… Экстренное предупреждение… Надвигается нечто большое… и, вероятно, крайне опасное.
        На волне глубоководной связи заговорила Фрэнки:
        — Я нащупала радаром что-то похожее на пещеру: четыре румба вправо, глубина — шестнадцать сто. Смотри в оба!
        Эскадрилья амфибий металась, точно стая акул в поисках добычи. Они отстреливались от противника, принимая огонь на себя и отвлекая подводные дозоры, чтобы Капитан мог проникнуть в ущелье незамеченным.
        Вход в подводную пещеру оба пилота заметили почти одновременно. Перед ними зияла черная дыра. Первое, что пришло в голову: наверняка пещера кишит всякими подводными гадами. Ни один аквалангист, наверное, не решился бы туда заплыть. Но это еще куда ни шло. Главное — это узкий вход в пещеру, вряд ли туда пройдут крылья «П-40».
        Фрэнки просигналила им:
        — Джозеф, вот вход в пещеру, которая, согласно радиолокационным данным, проходит через весь остров. Как раз то, что тебе надо. Здорово я придумала, да?
        — Что это у нее такой самодовольный тон? — скисла Полли.
        Капитан уже набрал скорость, приближаясь к устью неприветливой пещеры.
        — Я вижу ее. Следую прямым курсом. Мы уже приближаемся.
        Аэроплан (вернее, уже акваплан) Фрэнки грациозно вильнул хвостом, обгоняя их.
        — Что такое? — не понял Капитан. — Почему она обгоняет? Решила нас опередить?
        Но тут его сомнения были развеяны громадным роботом-крабом, отделившимся от стены.
        До этого его не было видно на фоне скалы, где он дежурил у входа, — благодаря подводному камуфляжу монстр замаскировался, точно хамелеон. Этот краб был не чета тем, что разгуливали по экрану в капитанской рубке. Громадный панцирь его был покрыт ракушками и разорванными металлическими останками прежних жертв. Механический краб подкрадывался к ним, но его заметила Фрэнки. Чудовище загородило вход в пещеру. Громадные клешни его были способны перекусить одним своим движением подводную лодку средних размеров или разрезать обшивку линейного корабля.
        — Фрэнки, ты только глянь! Все пропало! — закричал Небесный Капитан.
        Капитан британских военно-морских сил ответила ему холодным смешком:
        — Вот уж никогда не думала, что ты из тех, кто сдается так просто, Джозеф.
        Она шла прямо на чудовище, не сбрасывая скорости.
        — И пожалуйста, не надо недооценивать моих амфибий.
        Подводные планеры взрыли воду возле ущелья, устремляясь за ней. Небесный Капитан пожал плечами:
        — Ну ладно, уговорила.
        Фрэнки вглядывалась в клубящийся перед ней мрак, пригнувшись к приборам. За стенами кабины глухо звучали взрывы, точно били в огромный барабан, спрятанный где-то на дне.
        Гигантский крабоподобный робот становился все больше и больше, терпеливо выжидая приближения летчицы. Он не собирался носиться за ней по всему побережью. Его задачей было подстеречь добычу. Фрэнки даже самой себе не призналась бы, что испытывает хоть тень страха. Включив микрофон, она сообщила:
        — Будь готов к прорыву, Джозеф. Мы расчистим тебе дорогу — для Декса.
        — Для Декса! — Капитан оглянулся и увидел, как кивнула, эхом повторив эти слова, хмурая Полли. Он рванул вслед за эскадрильей. Так, друг за другом, точно вагоны за локомотивом, они приближались к гигантской машине.
        Возглавлявшая колонну Фрэнки первой по достоинству оценила чудище, рассмотрев его в прицел. Пальцы ее забегали по приборной доске, и лампочки вспыхнули, согласно подтверждая готовность.
        — Говорит Капитан, группа Манта, говорит Капитан… Соблюдаем первичный боевой порядок, запуск торпед сериями.
        Возбужденные летчицы откликнулись резкими голосами, подтверждая прием.
        Небесный Капитан наблюдал за приближением эскадрильи. Расстояние между ними и чудовищем неуклонно сокращалось. Оставшиеся до схватки секунды тянулись в мертвой тишине.
        — Держись, Полли, — глухо проговорил он.
        — Думаешь, это сработает, Джо?
        — Если Фрэнки что-то решила, ее уже не переубедишь.
        Нельзя сказать, чтобы Полли удовлетворил такой ответ. И уж точно не успокоил. Она попыталась отвлечь себя мыслями о том, какая роскошная статья появится в «Кроникл» под ее фамилией… если, конечно, они не найдут себе последнее пристанище на кладбище кораблей… или на панцире этого чудовища.
        Бр-р! Полли поежилась. Даже без оптических приборов с такого расстояния монстр производил неизгладимое впечатление.
        — Спокойно… еще секунду, — пробормотала Фрэнки сама себе, зажимая руль ладонью и нацеливая палец на кнопку спуска, расположенную рядом.
        Краб выстрелил в нее парой ракет, которые прошли мимо и взорвались с разных сторон: группа Манта двигалась слишком быстро, чтобы быть удобными мишенями. Яростный турбулентный поток отбросил Фрэнки в сторону и сбил прицел, однако она снова навела его на робота. Обшивка сотрясалась под ударами взрывных волн, едва не разрывая акваплан на части. Но Фрэнки уверенно приближалась к механическому чудовищу.
        — Огонь!
        Выстроившись бок о бок со своим командиром, эскадрилья амфибий выстрелила торпедами, подвешенными на крыльях-плавниках. Толща вод задрожала. Снаряды устремились к монстру. Они летели к цели неотвратимо, как железные опилки, притянутые магнитом.
        Одна за другой они врезались в заросший ракушками панцирь, производя серию взрывов, рассыпавшихся причудливым подводным салютом, состоявшим из бисера пузырьков, сполоха огня и урагана осколков. Однако плотный механический скелет оказался неприступен даже для боеголовок. Ничуть не обеспокоенный этой атакой, монстр просто отмахнулся от их клешней, словно от комаров.
        Ударные волны, отразившиеся от панциря, закрутили наступавшие амфибии, и им пришлось спешно перестраиваться в боевой порядок для нанесения следующего удара.
        Небесный Капитан схватился за рычаги, пытаясь выровнять «Ястреб» в этом диком водовороте. Его едва не отбросило на подводные скалы, откуда торчали острые пики коралловых сталагмитов, наросших здесь за долгие века. Однако ему все равно не удалось избежать царапин на обшивке.
        Обратным потоком, отхлынувшим от скал, их понесло навстречу механическому чудовищу, сторожившему вход в пещеру. Пульт управления вещал бесперебойно — словно сигналы соревновались, кто из них окажется громче и назойливей. Небесный Капитан тщетно боролся с рулевым управлением — его неотвратимо засасывало в пещеру. Пот струился по лбу.
        Полли схватилась за спинку сиденья:
        — Что это, Джо?
        Небесный Капитан яростно крутил рычаги, но механизмы его не слушались. Подводные течения были слишком могущественны, чтобы с ними могла поспорить механика.
        — Не знаю. Что-то с управлением. Руль заело.
        Когда развеялись облака пузырей и осколков, Небесный Капитан и Полли вдруг увидели прямо перед собой гигантскую машину с распахнутыми наготове клешнями.
        Небесного Капитана несло прямо навстречу крабу. Он не мог ни свернуть, ни остановиться.
        Фрэнки в ужасе смотрела, как «Ястреб» понесло в сторону робота-краба. Тигр на носу хищно оскалил зубы.
        — Джозеф, остановись! Ты слышишь меня, Джозеф?
        Только что она упрекнула его в нерешительности. Как она могла!
        Чудовищный краб слегка присел на задние конечности, как перед атакой, выставляя напоказ металлические пластины на брюхе. Они раздвинулись, открывая орудийный люк, откуда немедленно вырвалась торпеда. Подводная ракета устремилась прямо на цель. А целью был приближающийся Небесный Капитан. Он несся навстречу своей гибели.
        — Джо, смотри! — закричала Полли.
        Небесный Капитан безуспешно дергал руль.
        В механизме застрял коралловый осколок, заблокировав его.
        — Похоже, мы заглохли, — признался Джо. — Все, нам крышка.
        А торпеда все приближалась…

        Эпизод пятый (и последний)
        ЗАГАДОЧНЫЙ ДОКТОР ТОТЕНКОПФ

        27

        ОТВЛЕКАЮЩИЙ МАНЕВР

        ЭКСТРЕМАЛЬНАЯ СТРАТЕГИЯ

        ЧУДЕСНОЕ СПАСЕНИЕ

        Когда вражеская торпеда была всего в нескольких секундах от потерявшего управление аэроплана, Полли инстинктивно зажмурилась… и тут же открыла глаза.
        — Слушай, а Декс не придумал какой-нибудь дополнительной защиты для таких случаев? — с надеждой спросила она.
        — Сейчас уже поздно, — мрачно ответил Небесный Капитан. — Единственная надежда — что, взорвавшись сами, мы сможем освободить путь для Фрэнки. Тогда она закончит дело за нас.
        — О. Джо…
        — Полли?
        — Да?
        — Полли?
        Голос его звучал на редкость искренно. Казалось, Джо хочет сказать ей что-то важное.
        Торпеда, выпущенная механическим крабом, неслась прямо на них. Осталось всего пятьдесят ярдов… вот уже двадцать…
        И тогда Небесный Капитан сказал:
        — А зря ты не использовала последние два кадра в Шангри-Ла.
        В этот момент аэроплан Фрэнки устремился к ним и прошел перед самым носом «Ястреба», так близко, что их волной отнесло в сторону. Торпеды тут же переключились на корпус ее самолета.
        — Ну-ка, ну-ка, летите сюда, — напряженно усмехнулась Фрэнки за штурвалом. — Цып-цып-цып…
        Даже Полли, несмотря на всю свою антипатию, пришла в восторг. Небесный Капитан рассмеялся в микрофон:
        — Спасибо, Фрэнки. Эта штука была уже совсем близко.
        Однако, пытаясь увести торпеду в сторону, Фрэнки преследовала также иные цели. С торпедой на хвосте она на максимальной скорости описала в воде «мертвую петлю», после чего устремилась навстречу монстру. Однако торпеда прочно висела на хвосте: маневр Фрэнки не сбил ее с толку. Она, как приклеенная, гналась за ней, настигая ее медленно, но верно.
        — Готовность номер один, Джозеф, — сообщила Фрэнки. Голос ее, ничуть не выдававший беспокойства, ровно и холодно прозвучал из динамика на приборной доске. — Ты должен сделать все одним махом.
        — Фрэнки, от меня сейчас мало толку. Руль заклинило. Я не могу.
        Самолет Фрэнки мчался навстречу монстру.
        — Она собирается протаранить его, — ахнула Полли. Не разбираясь в тактике подводных поединков, она женским чутьем догадывалась, что происходит.
        — Эта леди ничего не делает просто так, — отвечал Небесный Капитан. — У нее всегда на уме какой-то план. Она мыслит на несколько ходов вперед. Иначе как, думаешь, она стала бы командиром эсминца?
        Однако, похоже, и сам Небесный Капитан был обеспокоен происходящим.
        — Фрэнки, что ты задумала? — с нескрываемой тревогой спросил он в микрофон. — Сейчас не время устраивать авиашоу. — Но он уже догадался, что она собирается сделать, и ужаснулся.
        — Это же самоубийство! — воскликнула Полли.
        — Черт возьми! — Капитан побледнел. — Фрэнки, остановись!
        Но самолет уже приближался к монстру вместе с висящей на хвосте торпедой. Он шел прямо, никуда не сворачивая. Фрэнки выполнила «полубочку», но не для того, чтобы увильнуть в сторону, а лишь выравнивая курс. Столкновение было неотвратимо. Вражеская торпеда следовала за ней, не отрываясь и неумолимо сокращая расстояние.
        — Предоставь это мне, — сквозь зубы пробормотала летчица. Голос ее был убийственно спокоен. — Не отвлекай, Джозеф. Сейчас им мало не покажется!
        — Фрэнки! Не-ет! — в ужасе закричал Капитан.
        — Три…
        Несмотря на свое достаточно сложное отношение к неотразимой и загадочной летчице-англичанке, Полли в этот момент забыла об этом.
        — Нет, Фрэнки, — шептала она. — Не надо. Не делай этого, пожалуйста!
        — Два…
        — Фрэнки, остановись! Пока еще не поздно!
        — Один…
        Полли закрыла лицо руками.

        Гигантский механический краб предстал перед Фрэнки своей необъятной тушей, заслоняя все остальное. Торпеде, настигавшей ее, недоставало всего нескольких футов для того, чтобы сработал взрыватель.
        Все произошло быстрее, чем мог зарегистрировать человеческий глаз.
        Фрэнки схватила заветный рычаг и что есть сил дернула на себя. Брызнули искры, раскрылись зажимы, блокирующие кресло пилота, и сработал небольшой стартовый пороховой заряд, вместе с пружинами выбросивший кабину вверх. Отделившись от самолета, летчица устремилась к поверхности воды.
        Буквально в следующее мгновение торпеда настигла опустевший самолет и, ударив в фюзеляж, взорвалась. Одновременно с этим самолет Фрэнки на полной скорости вонзился в брюхо членистоногого монстра.
        Казалось, океан содрогнулся от этого чудовищного взрыва. Волны раскатились, обдав ноги Фрэнки глубинным холодом. Ее вынесло на поверхность, как пробку от шампанского, которое как следует встряхнули, перед тем как открыть. Устремившись вверх со скоростью ракеты, Фрэнки прошла сквозь водопад пены, вцепившись в подлокотники кресла. Под ней поднималось из моря взбаламученное пятно осколков и ила. Вот это был старт!
        Как только она оказалась на поверхности, под ней включился мотор. Изящный тонкий пропеллер из специального сплава раскрутил лопасти, поднимая Фрэнки еще выше. Это была модифицированная модель недавно появившегося «геликоптера» Игоря Сикорского. Декс читал не только фантастику, но интересовался и последними достижениями современной техники.
        Ни разу до этого не испытанная система прекрасно сработала — на что Фрэнки и надеялась до последней минуты.
        — Спасибо тебе за твои фантазии, мой милый мальчик, — прошептала она, оглядываясь на оставшийся далеко внизу контур таинственного острова. — Даю слово, что, когда все это закончится, я подарю тебе годовую подписку на любое фантастическое чтиво, какое только пожелаешь.
        Эскадрилья амфибий стартовала следом за ней, поднимаясь над океаном. Все вместе они устремились к воздушной крепости.

        После взрыва «Ястреб» Небесного Капитана попал в самый настоящий подводный ад. Их варили в котле, полном пузырей и осколков сталагмитов, крутящегося ила и водорослей, среди которых мелькали оторванные клешни и сегменты крабьего скелета вперемешку с проводами и разбитыми механизмами. Их закрутило водоворотом, мощным подводным смерчем, образованным взрывной волной в тесном ущелье. Стремительный водный поток смыл застрявший коралл из рулевого управления, и Капитан внезапно ощутил, что руль вновь повинуется ему.
        «Ястреб» промчался сквозь осколки стража острова и на полном ходу влетел в подводную пещеру.
        По радио раздался хриплый голос Фрэнки. Теперь она была наверху, их разделяли воздушное пространство и толща океана, поэтому связь ухудшилась.
        — Путь свободен, Джозеф. Желаю удачи. Ждем тебя с Дексом.
        — Спасибо, Фрэнки. Без него мы не уйдем, обещаю.
        Как радостно слышать голос человека, с которым ты минуту назад уже мысленно распрощался навсегда. «Я думал, что тебя уже нет, а ты, оказывается, живая». Это все равно что признание в любви: искреннее и чистое, какое может сделать только ребенок. Ведь у любви нет пределов. Она безгранична, как океан.
        Джо отключил радио. Теперь вести переговоры становилось опасным. Их могли засечь радиолокаторы Тотенкопфа. Аэроплан все глубже уходил в подводную пещеру.
        — А все-таки Фрэнки хорошая девчонка! — невольно вырвалось у Полли.
        — Кто бы сомневался, — ответил Небесный Капитан.

        28

        ПОДВОДНЫЙ ТОННЕЛЬ

        УДИВИТЕЛЬНЫЕ ДЖУНГЛИ

        ЗЕМЛЯ, ЗАБЫТАЯ ВРЕМЕНЕМ

        Они двигались на ощупь в темноте, с минуты на минуту ожидая новой атаки со стороны ужасных машин Тотенкопфа. Перед ними распахнулись своды, поросшие сосульками кораллов и затянутые водорослями; глубоководные рыбы смотрели на них из щелей скал своими выпученными глазами. В колышущихся бурых водорослях нет-нет да и мелькал змеиный хвост какой-нибудь океанической твари. Временами казалось, что по корпусу «Ястреба» скользят чьи-то липкие влажные щупальца, царапая обшивку крючками и чмокая присосками. В подводном иле дремал планктон и резвилась всякая рыбная мелочь, предпочитавшая мрак свету. Мотор работал на пониженных оборотах, издавая низкий утробный звук, заглушаемый толстым слоем воды.
        Как только они проникли в пещеру, на носу «П-40» вспыхнули фонари, освещая загадочный, полный тайн лабиринт.
        Перед ними распахнулось таинственное спокойствие странного мира, где царствовали скрытые подводные течения.
        Полли прильнула к стеклу, точно ребенок к аквариуму. Плаза ее светились восторгом. В них отражалось чудо — экзотические рыбы немыслимых расцветок, моллюски, коралловые соты, в которых селилось неисчислимое множество самых разных существ всех форм и расцветок, от мала до велика. Все это проходило перед ее восхищенным взором. Такого не увидишь ни в аквариуме, ни в энциклопедии натуралиста.
        Доисторические морские лилии распахнули створки лепестков, дожидаясь, пока в них попадется какая-нибудь зазевавшаяся рыбешка. Какие-то причудливые сороконожки рылись в иле, охотясь на улиток величиной с тыкву. Трубчатые губки, похожие на резиновые водопроводные шланги, всасывали теплую воду прилива, фильтруя микроорганизмы, а вокруг них скользили тонкие ленты извивающихся морских змей.
        Все обитатели глубоководного тоннеля были зубастыми существами, так и норовившими ухватить, оторвать, оттяпать что-нибудь.
        Какая-то тварь, нечто среднее между крокодилом и меч-рыбой, неотступно юлила вокруг них, привлеченная светом фар. Наконец, получив по зубам пропеллером, она убралась восвояси, вильнув в сторону и слопав по пути пару незадачливых рыбешек.
        — И далеко мы намерены забираться в эту пещеру, Джо?
        — К сожалению, у нас нет карты этой местности.
        — А что у нас есть?
        — Только надежда.
        — На что?
        — На то, что этот тоннель где-нибудь кончается или выходит на поверхность. Придется ждать, пока вдалеке не забрезжит свет.
        — Но как мы увидим его с включенными фарами?
        — Справедливое замечание. Но без фар мы вообще расшибемся о стенку, погнем пропеллер — и что тогда? Может быть, ты предпочитаешь плыть под водой самостоятельно? Ласты у тебя есть?
        Полли скромно замолчала. С мужчинами иногда спорить бесполезно. У них своя убийственная логика.
        Вскоре цвет воды заметно изменился.
        — Вот! — воскликнул Капитан и показал рукой вдаль.
        Откуда-то сверху в тоннель проникали полосы солнечных лучей. Полли уже стала привыкать к темноте и совсем забыла, что там, наверху, день в самом разгаре, ведь они, отделенные от суши стенами воды и камня, как будто очутились в совершенно другом мире.
        Путешественники вплыли в грот, стены которого причудливо переливались, играя всеми цветами, под случайными лучами солнца, проникавшими сюда.
        — Тихий час окончен. Подъем! — сказал Капитан, устремляясь вверх, к источнику света. — Всплываем!
        — Ничего себе тихий час! — иронически заметила Полли. — Это ты так называешь все, что с нами произошло? Мне бы сейчас глоток свежего воздуха…
        Пуская пузыри, «Ястреб» поднимался по карстовой пещере с уходящими в высоту сводами. Наконец он выплыл на поверхность лагуны, укрытой слоем палой листвы, тут же облепившей корпус «П-40» со всех сторон, словно они хотели замаскироваться.
        В лагуне помимо листвы плавали, образуя островки, странные махровые лилии. Испуганные земноводные попрыгали с них, устремляясь к безопасному берегу.
        Небесный Капитан откинул крышу кабины, расправляя грудь и набирая полные легкие воздуха. Воздух оказался настолько плотным и густым, пропитанным ароматами цветения и гниения, что его, казалось, можно было пережевывать.
        Полли сморщила нос:
        — Пахнет, как от навозной кучи.
        Небесный Капитан сел на край кабины, перекинув ноги на крыло. Их окружала буйная дикая растительность, какая обычно и бывает на необитаемых тропических островах, — плотная стена непроходимых джунглей. Оттуда, из-за этой зеленой стены, доносились загадочные звуки: жужжание насекомых, вой и хрюканье, дикий посвист.
        Солнце просачивалось сквозь кроны мерцающим светом, как-то по-особенному отражаясь в плотном влажном воздухе, насыщенном испарениями. Казалось, сам солнечный свет застревает в нем. Гигантские, уходящие в небо тростники и раскидистые папоротники вставали над головой, рассеивая в воздухе ослепительную росу. Приземистые древовидные папоротники с толстыми и твердыми, как броня, бревнами стволов достигали в высоту сотни футов. Вся первобытная вечнозеленая растительность — травы и деревья — собралась здесь.
        Небесный Капитан похлопал Полли по плечу и приложил палец к губам, после чего указал на лес. Она повернулась, не веря глазам: три гигантские доисторические птицы пили воду из лужи длинными горбатыми клювами. Таким клювом запросто можно было перерубить ствол дуба. Они отчасти напоминали страусов и фламинго: мускулистые ноги, достигавшие двадцати футов в длину, заканчивались уморительно маленькими телами. Зато одним таким «окорочком» можно было бы кормить семью целую неделю.
        Аэроплан покачнулся на воде, в которой что-то зашевелилось, и Полли схватилась за Капитана, чтобы удержать равновесие. Темная извилистая тень поднималась из глубины грота. Рядом вынырнула часть туловища с едва заметным гребнем на спине и маленькая головка на змеиной шее. Из пасти свисали обрывки водорослей, которые это существо непрерывно жевало. Спокойными коровьими движениями оно покрутило шеей по сторонам — точно перископ, показавшийся над водой, — втянуло ноздрями затхлый воздух джунглей и снова скрылось под водой.
        Полли срочно полезла за фотоаппаратом. Лицо ее пылало от возбуждения, она с трудом переводила дыхание. Сколько чудес! Но кого выбрать? Кто из доисторических животных останется на пленке? Ведь у нее только два кадра, всего лишь два — и еще неизвестно, что встретится им потом. Как бы не пришлось кусать локти. После минутного колебания девушка опустила фотоаппарат, в который раз уже готовая разреветься от досады, что оставила рюкзак на динамитном складе.
        Небесный Капитан посмотрел на нее удивленно и даже как-то недоверчиво:
        — В чем дело? Ты не хочешь снимать? Это же динозавры, птицеящеры, доисторические птицы, подводные монстры! Тебя что, и это уже не устраивает?
        Полли выразительно постучала по счетчику кадров:
        — Осталось всего на два снимка, Джо. Кто знает, что ждет нас впереди?
        — Ну, смотри сама… Во всяком случае, прибереги один, чтобы мы сфотографировались втроем с Дексом.
        Он залез в кабину и пошарил в багажном отделении. Через некоторое время Небесный Капитан извлек оттуда компас в футляре и длинное мачете.
        — Всегда беру с собой, на случай вынужденной посадки. Давай посмотрим, что у нас там.
        Стрелка компаса, снятая с упора, бешено закрутилась, указывая одновременно во все стороны света.
        — Плохо дело. Видно, Тотенкопф добрался и до магнитного поля Земли.
        Выбравшись на берег, они обнаружили, что земля здесь мягкая и илистая. Двигаться по такому грунту приходилось с опаской — можно было поскользнуться. Под ногами чавкало. В нос Полли ударил резкий запах болота.
        Она пригнулась, едва не вскрикнув: над головой со звуком бензопилы пронеслась неведомая тварь. Все, что девушка успела разглядеть, — это пестрый хвост и прозрачные крылья размахом в два фута. Потом она сообразила, что это была стрекоза. Она кружила над ними, не желая отставать, и Небесный Капитан вытащил пистолет, уже собираясь пристрелить ее, но тут назойливое насекомое, интуитивно угадав, что час расплаты близок, мигом убралось в болото.
        Доисторические папоротники и мхи, разросшиеся как исполинские кактусы, обступали топь — за ними начинался лес. Громадный неповоротливый жук пустился в бегство по стволу палого папоротника и плюхнулся в болото, исчезнув в вязких водорослях. Коротконогий паук размером с собаку выпучил на них глаза с какого-то облупленного дерева, однако столь крупная добыча его, очевидно, не заинтересовала.
        Небесный Капитан и Полли несколько часов прорубали себе дорогу сквозь джунгли. Капитан махал мачете налево и направо, с каждой минутой открывая все новые тайны загадочного мира. Несмотря на шум и треск, производимый ими, этот мир оставался незыблемо спокоен. Плотная завеса густого воздуха не шевелилась, лишь редкие умиротворенные звуки крошечных существ, тонувшие в непрерывном цокоте цикад, сопровождали их путь.
        Небесный Капитан вдруг услышал странный щебет, громкий и настойчивый. С обеспокоенным лицом он повернулся к Полли, прикладывая палец к губам:
        — Ш-ш-ш. Слышишь?
        Высокие травы и папоротники заслоняли им обзор. Стал подниматься ветер, но небо оставалось ясным.
        Полли прислушалась.
        — Никогда еще не слышала ничего подобного.
        Небесный Капитан осторожно двинулся вперед. Звук был настойчивым: какой-то сиплый свист. Он раздвинул колючие заросли ежевики и высоченную траву. Полли на полусогнутых ногах двинулась следом за ним.
        Перед ними открылось птичье гнездо размером с автофургон. Сплетено оно было из бревен и расщепленных стволов папоротника. В этом загоне сидела пара доисторических птенчиков, каждый размером с медвежонка. Они качали большими головами на слабых шеях, поблескивая черными бусинками глаз. Пташки, по всему видать, проголодались. Настойчивый клекот сменился другими звуками. Они заметно переменили интонации, заметив путешественников, и защелкали клювами, больше похожими на медвежьи капканы.
        Но тут воздух прорезал более грозный клекот, похожий на рулады птенцов, только несколькими октавами ниже. Подняв голову, Небесный Капитан увидел тень размером с аэроплан и когти величиной с сабли.
        — Бежим! — крикнул он, не вступая в дальнейшие объяснения.

        29

«ЧЕРТОВ МОСТ»

        ОСТАЛСЯ ОДИН, ПОСЛЕДНИЙ КАДР

        ДВА ПРИЗНАНИЯ

        Птенцы немедленно подняли гам, разевая клювы и клича свою мамочку. С неба раздался ответный рев хищника, и дрожь пробрала Полли до костей. Крылатое чудище спикировало вниз. Путешественники бросились в убежище, под прикрытие разлапистого папоротника. Рассерженная птица пролетела над кронами тропического леса, в гневе размахивая клювом и разминая когти. Небесный Капитан лихорадочно заработал мачете, надеясь пробиться в местечко поукромнее. Под его лезвием разлетались обвисшие лианы. Полли спешила следом, отмахиваясь от выпрямлявшихся стеблей и отплевываясь от растительного сока, брызгавшего из перерубленных растений.
        Крылатый ужас кружил над ними, возобновляя свои атаки. Птица-монстр запускала когти в чащу, надеясь достать кого-нибудь из них. Вниз упало потерянное перо размером с человеческую руку. Порхая, оно опустилось на землю рядом с Полли. Доисторическое чудовище в последний раз набросилось на кроны и улетело. Небесный Капитан и Полли не торопились покидать свое укрытие. Они постояли в тени высокого, как пальма, папоротника, опасаясь возвращения птицы. Однако разгневанная мать больше не появлялась.
        — Похоже, она решила найти им других червяков, — прокомментировал Небесный Капитан. — Пошли.
        Он продолжал прорубать просеку, считая, что выбрал верное направление. Во всяком случае, он четко знал, что самолет остался у него за спиной, а значит, они идут верной дорогой. Рано или поздно они должны выйти из джунглей. Путешественники продвигались к центру острова, распугивая жуков размером с дикобраза, которые быстро скрывались в подлеске. Полли ковыляла за Капитаном, а ветви становились все гуще и непроходимее.
        Небесный Капитан работал с упорством комбайна, размахивая своим мачете, и вот, прорубаясь сквозь чащу, он внезапно обнаружил, что вышел к отвесной скале. Едва не оступившись, Полли схватила Джо за руку, переводя дыхание.
        Заслонившись козырьком ладони, он осматривал глубокий каньон, перерезавший им путь. Капитан выругался.
        — Можно вернуться к аэроплану, — предложила Полли, — и попробовать сесть в другом месте.
        Капитан посмотрел на свои ладони, натертые мачете:
        — Да уж. И потом опять прорубаться через этот тростник?
        Он выглянул за край каньона и напряженно всматривался некоторое время в даль. Казалось, каньон пересекал весь остров, так что обойти его не представлялось возможным. Но тут Капитан кое-что приметил.
        — Видишь? — спросил он, указывая мачете вперед.
        — Что?
        — Вон там.
        Полли побледнела, увидев ЭТО.
        — А может быть, поищем другую дорогу? — почти с мольбою спросила она.
        — Пошли, — решительно сказал Небесный Капитан и устремился вдоль края обрыва — туда, где над пропастью провисал «чертов мост», самое ненадежное в мире сооружение для переправы. Он был сделан из высохших лиан и деревянных реек, покрывшихся от сырости мхом. Мост уходил к соседней стенке каньона, возле которой в бездну величественно струились серебристые водопады, впадавшие в бурную реку с каменистым дном и водоворотами.
        — Должно быть, Тотенкопф давно освоил эти края.
        Делая первый шаг, поставив ногу на ближайшую планку, Небесный Капитан проверил ее каблуком на прочность. Травяные веревки опасно дрожали, а древесина под ногой скрипела. Однако, ничем не выдав своей тревоги, Капитан, обернувшись, одарил Полли улыбкой:
        — Даже меня превосходно держит. — И поманил ее рукой, приглашающе указывая на аттракцион: — Дамы вперед.
        — A-а, теперь вспомнил, что ты джентльмен? — Полли резким жестом показала на мост: — Это твоя идея. Сам и иди.
        — И пойду.
        Небесный Капитан направился вперед, осторожно ступая по планкам, поочередно переставляя ноги и придерживаясь за боковые веревки.
        — Все в порядке! — бодро крикнул он, не оглядываясь. Несмотря на то что веревки-перила были под рукой, Джо смутно чувствовал, на них полагаться не стоит.
        Полли решила, что на краю каньона оставаться еще опаснее, чем доверить свою жизнь этой хрупкой переправе. Она со вздохом приблизилась, окинув мост прощальным взором, и сделала первый шаг. Полли смотрела только вперед, как лунатик, стараясь не бросать взгляд в пропасть. Доисторическое сооружение шаталось при каждом ее шаге. При этом девушке казалось, что уже прошла уйма времени, а противоположный край ущелья ничуть не приближается и остается все так же бесконечно далеким.
        Наконец они добрались до середины, где мост провисал над ревущими потоками. Здесь было так высоко, что бунтующая внизу река доносила до них лишь звуки тихо журчащего ручейка. Наверное, такой она отсюда и казалась, но Полли ни за какие деньги не согласилась бы сейчас на это посмотреть. Дальнейший путь оказался еще сложнее — перекладины здесь были склизкими от брызг водопада. Планки моста, поросшие мокрым мхом, прогнили и поскрипывали под ногами. Но главная опасность внезапно грозила им с неба — оттуда, откуда они ждали ее сейчас меньше всего. Это была та самая летающая тварь, что напала на них возле гнезда. Путешественники различили над собой шелест крыльев и хриплое карканье. Преимущество птицы было в том, что они ее слышали, а она — видела.
        Полли решила сфотографировать доисторическое чудовище, однако как только она взялась за фотоаппарат, то почувствовала, что ей катастрофически не хватает равновесия. Девушка не могла выпустить веревок из рук. Полли двинулась вперед, убеждая себя, что еще встретит впереди что-нибудь не менее интересное на этом острове чудовищ. Проклятье! И потом, не станет же она рисковать фотоаппаратом, который мог свалиться в ущелье.
        Кошмарная птица издала новый крик и ринулась в атаку. По мосту скользнула тень ее широко распахнутых крыльев.
        Небесный Капитан не терял времени даром. Он тут же дернул Полли за руку, чуть не вывихнув ее:
        — Бежим! Быстрее!
        Они поскакали по хрупким рейкам, по треснувшим досочкам, торопясь добраться до противоположной стороны.
        Но птица оказалась проворнее. Им не удалось достичь берега. Небесный Капитан швырнул Полли на шаткие перекладины моста и прикрыл своим телом. Полли на головокружительной высоте с ужасом увидела сквозь щели ревущий речной поток.
        Небесный Капитан полез в кобуру за пистолетом. Но едва успел его выхватить, как рукоятка выскользнула из пальцев. Провалившись в щель, пистолет прощально сверкнул синим огнем стали, исчезая в бездне, на дне реки.
        Птица пронеслась мимо, зацепив когтями веревки моста. Рывок был настолько мощным, что их закачало во все стороны. Монстр с клекотом пронесся мимо, рассекая крыльями воздух. Сделав круг и развернувшись, он снова пошел в атаку.
        Одна из веревок оказалась почти перерезанной острым как бритва когтем и держалась буквально на ниточке. Небесный Капитан вскочил с колен, увлекая Полли за собой:
        — Мы должны успеть добежать!
        Но Полли вдруг вырвала руку и развернулась в обратную сторону.
        — Погоди!
        Она зашарила по мосту, выуживая фотоаппарат, зацепившийся ремешком за одну из надтреснутых реек.
        — Если ты так будешь прыгать по мосту, Джо Салливан, — капризно сказала она, — я потеряю фотоаппарат.
        Веревка могла оборваться в любой миг. Небесный Капитан побагровел:
        — Быстро вперед!
        Чудовищная птица вновь устремилась на них, раскрывая кривой клюв, в котором запросто могли поместиться они оба.
        Джо шарахнулся в сторону, увлекая за собой Полли, которая волокла фотоаппарат на ремешке, как собачонку. Теперь, когда он наконец был у нее, Полли уже не сопротивлялась. Она довольно ухмылялась, позволяя тащить себя на противоположный берег и наблюдая за полетом птицы.
        Последним рывком Джо выбросил ее на твердую почву, и тут веревка оборвалась. Мост стал раскручиваться, болтаясь на одной струне. Деревяшки опадали в пропасть, кружась, как осенние листья, вниз, в далекую бурлящую реку.
        Они лежали в грязи, распростертые на берегу каньона, но все еще слишком уязвимые. Небесный Капитан оттащил Полли в кустарник, где над ними сомкнулись ветви, спрятавшие беглецов от ненасытной твари. Гигантская птица снова чертила над ними круги.
        Полли, довольно улыбаясь, поглаживала свой фотоаппарат, в то время как Небесный Капитан, обессиленный, рухнул под дерево. Ему пришлось тащить девушку через весь мост. Капитан раздраженно посмотрел на нее:
        — Ты что, совсем спятила? Последнего ума лишилась? Мы из-за тебя чуть не погибли — и все из-за твоего дурацкого фотоаппарата!
        — Для тебя, может, и дурацкого, а для меня это сейчас самая дорогая вещь. Настолько дорогая, что… — Тут Полли бросила взгляд вниз и осеклась.
        Голубые глаза ее вдруг наполнились слезами, а нижняя губа задрожала, как у обиженного ребенка.
        Гнев Капитана моментально схлынул. У Полли был сейчас такой трогательно-несчастный вид, что он всерьез обеспокоился. Джо вообще не выносил женских слез… особенно слез Полли Перкинс.
        — Все в порядке, Полли, — попытался он вразумить ее. — Отавное — мы живы.
        У девушки было совершенно убитое горем лицо, когда она предъявила ему фотоаппарат.
        — ???
        — Посмотри.
        — Ну?
        — Только взгляни на счетчик, — рыдающим голосом проговорила она.
        — Смотрю, смотрю. Ну и что?
        — Нет, — закрутила она головой. — Тебе этого не понять. Ты никогда не понимал.
        — Да в чем дело? Ну, извини. Я не хотел тебя…
        — Да как ты не понимаешь! — взвилась Полли. — Я же сфотографировала… сфотографировала землю, — проговорила она, всхлипывая.
        Теперь уже Джо был в полном замешательстве.
        — Сфотографировала что?
        — Землю!!!
        — Зачем? — опешил он.
        Она ткнула в счетчик кадров:
        — Вот, смотри! Когда я убегала от птицы. Из всего, что мы видели, из всех чудес этого острова я сфотографировала одну землю! — Полли была на грани истерики. — Я потеряла кадр!
        Небесный Капитан не мог удержаться, как он ни старался, от улыбки, которая могла вызвать новый взрыв негодования. Он попытался скрыть ее, забравшись поглубже в кустарник, однако Полли все же заметила.
        — Ничего смешного, Джо! У меня остался всего один кадр! Ты хоть это понимаешь? Один-единственный кадр!
        Небесный Капитан не ответил ей, но смех разбирал его всю дорогу, пока он прорубал тропу через джунгли.
        Им предстояло пройти еще долгий путь и преодолеть немало испытаний, прежде чем они доберутся до Тотенкопфа. Полли молча и понуро брела за Джо, не в силах простить себе роковой оплошности. Она поминутно спотыкалась о корни и проклинала себя.
        Продравшись сквозь стену кустарника, путешественники забрели в еще более плотные заросли. Снова перед ними вставала глухая зеленая стена. Небесный Капитан оглянулся на Полли — посмотреть, все ли с девушкой в порядке и удалось ли ей окончательно пережить невосполнимую утрату.
        Она заботливо, как ребенка, прижимала фотоаппарат к груди, храня бесценный кадр.
        — Что с ней случится, с твоей «лейкой»?
        Вместо ответа она посмотрела на него как на несмышленыша, спокойным и искренним взором. Казалось, Полли не собиралась отвечать, но затем она сказала изменившимся голосом:
        — Ты же сам мне ее подарил. Неужели не помнишь?
        Кровь прихлынула к щекам Капитана. Он чаще обычного замахал мачете, углубляясь в лесные дебри. С каким-то особенным смаком Джо набросился на толстенный канат переплетенных лиан.
        — Разве ты уже забыл? — спросила Полли. — Ты летел тогда за американскими новобранцами в Нанкин. А я готовила материал об эвакуации в Шанхае.
        — Я все помню, — глухо проронил Капитан. — Тойо Хидеки в купальном халате.
        Между ними повисла тишина. Капитан с деланной сосредоточенностью выбирал очередную лиану, примериваясь к ней мачете. Он рубил уже все что ни попадя, лишь бы не оборачиваться и не встречаться с Полли взглядом.
        — Джо, признайся честно. Мне уже все равно, клянусь. Просто я хочу знать. Та девушка в Нанкине… это была Фрэнки Кук, не так ли?
        Небесный Капитан замер и повернулся к ней, не поднимая глаз:
        — Полли, послушай…
        — И давно вы с ней встречаетесь? Не бойся, просто скажи. Облегчи душу. Мне все это уже безразлично.
        Небесный Капитан вонзил мачете в податливый грунт и положил обе руки девушке на плечи. Он склонился к ней, вкладывая в свои слова всю искренность, на которую только был способен. Голос его вдруг задрожал:
        — Полли, посмотри мне в глаза. Я никогда не обманывал тебя. И ничего не делал у тебя за спиной. Никогда.
        Полли набралась духу и наконец сделала так долго томившее ее признание, вызывающе заявив:
        — Это я перерезала тебе бензопровод!
        Ответная реакция оказалась именно такой, какую она и ожидала.
        — Три месяца в плену, — процедил Капитан, багровея.
        Полли с ненавистью во взоре развернулась к нему:
        — Я так и знала! Твой паршивый…
        Джо схватил ее, зажимая рот ладонью.
        — Тихо! — прошипел он. — Смотри.
        Глаза его вспыхнули, и в этот момент в них отразилось все: его вынужденная посадка и три месяца плена, проведенные в маньчжурском лагере для военнопленных. Джо вспомнил, как он чуть было не лишился тогда пальцев. Но сейчас перед ними открылось зрелище, которое заставило их забыть все старые обиды.
        — Он здесь.
        Ярость Полли выветрилась так же быстро, как и пришла. Залитая солнечным светом и подернутая горным туманом, вдалеке маячила каменная крепость, вырубленная в склоне вулкана.
        — Тотенкопф!

        30

        ЗЛОВЕЩАЯ КРЕПОСТЬ

        ГРАНДИОЗНОЕ СООРУЖЕНИЕ

        КОВЧЕГ ТОТЕНКОПФА

        К тому времени, как Небесный Капитан с Полли продрались сквозь первобытные джунгли к крепости Тотенкопфа, сумерки уже опустились на землю. Они подошли с подветренной стороны к воротам цитадели. Небесный Капитан то и дело посматривал вверх, в ожидании еще какой-нибудь крылатой напасти, но джунгли служили им надежным прикрытием. Ни одна из этих тварей не могла пробиться сквозь высокие кроны папоротника.
        — Похоже, местное зверье недаром так боится людей, — сказала Полли, заметив полосатую спину большой рептилии, удиравшей от них со всех ног.
        — Не людей, — уточнил Небесный Капитан. — А доктора Тотенкопфа.
        Они оказались на крутом склоне, так что теперь идти приходилось с оглядкой. Склон уводил их к крепости, высеченной в вулкане. Путешественники пошли медленнее. Полли свалилась в какую-то яму, продолговатую, как свежая могила, вырытая ковшом землечерпалки. Небесный Капитан протянул ей руку в пустоту и вдруг замер.
        Отряхнувшись, Полли, к которой вернулось прежнее самообладание, с достоинством сказала:
        — Спасибо, я сама. Я не нуждаюсь ни в чьей помощи. Почему, интересно, Тотенкопф, на которого трудится столько рабов, не закопал эти траншеи посреди дороги?
        — Это не траншеи, Полли. — Небесный Капитан пораженно уставился куда-то вверх. — Это следы от когтей.
        Она посмотрела в ту же сторону и едва не упала в обморок. Прямо над ними высился гигантский скелет, напоминавший высохшего доисторического ящера. В верхней челюсти желтели грозные клыки, а на окостеневшей шее висел ошейник, напоминавший обруч от бочки. К обручу была приделана проржавевшая цепь, другой конец которой крепился к железным воротам, ведущим в крепость.
        — Видимо, что-то вроде сторожевого пса.
        — Вот только покормить его забыли, — уточнил Небесный Капитан, подходя к скелету гиганта, чтобы получше рассмотреть. — Нам просто повезло, что мы опоздали к нему на ужин.
        Джо задумчиво посмотрел на неприступные железные ворота. Опыт подсказывал ему, что в такие заведения лучше всего заходить не с парадного входа.
        Полли замерла и произнесла срывающимся голосом:
        — Смотри!
        На земле лежала еще одна такая же цепь. Осторожно прокравшись вдоль нее, они выяснили, что цепь, обвиваясь вокруг горы камней, уходит за трещину в скальной породе. Приблизившись, путешественники заметили, что крупные металлические звенья чуть подрагивают, звякая. Из-за камней доносился мощный храп.
        На миг у обоих перехватило дыхание.
        — Второй тоже наверняка не ужинал, — заметил Небесный Капитан.
        Они посмотрели друг другу в глаза. Из расщелины, из-за кучи камней, поднимались струи пара — это дышало дремавшее там чудовище.
        — Как ты думаешь, куда ведет эта расщелина? — спросил у своей спутницы Небесный Капитан, видимо уже заранее зная ответ.
        Полли тоже уже догадалась:
        — И вход достаточно узкий, так что эта тварь не сможет броситься за нами в погоню.
        Внезапно храп за грудой камней сменило невнятное чавканье — как будто там кто-то спросонья зашевелился. Затем послышалось хриплое утробное рычание. Медлить было нельзя ни минуты. Они быстро заскочили в расщелину.
        Здесь их поначалу встретила тьма, кромешная и непроницаемая. Небесный Капитан достал свою верную зажигалку и, щелкнув ею, выставил перед собой как факел.
        Сначала им пришлось идти согнувшись в три погибели, но потом узкий лаз стал расширяться в тоннель. Невесть сколько времени шли они по нему, но наконец на стенах заплясали красноватые отблики, и откуда-то издалека донеслось гудение: как будто вулкан клокотал магмой, или где-то глубоко внутри шла непрерывная работа по тектоническому переустройству Земли.
        Полли тронула Джо за плечо:
        — Слышишь?
        Капитан кивнул. Если это и в самом деле вулкан, то у них мало шансов выбраться отсюда. Когда они выйдут к озеру магмы, то либо получат тепловой удар и потеряют сознание, либо задохнутся от сероводородных удушающих газов, сами даже того не заметив. Капитан опасливо принюхался, словно кролик на лужайке, проверяющий, нет ли где поблизости лисы. Но никакими вулканическими газами, судя по всему, не пахло. Напротив, этот запах был ему знаком: вкусный, ароматный запах… машинной смазки, разве могут быть сомнения?
        Через пару минут блуждания по тоннелю его догадки подтвердились. Сияние становилось все ярче, все интенсивнее, и каменный пол под ногами завибрировал от мерных ударов. Такое ни с чем не перепутаешь. Это был не шум вулканических процессов, а самый настоящий индустриальный шум. Шум мастерской, фабрики, шум труда. Охряный свет мерцал из отверстия под ногами, куда они едва не свалились.
        — Вентиляционная шахта!
        Небесный Капитан оценил обстановку.
        — Хуже не будет, — заключил он наконец.
        Джо откинул решетку люка и спрыгнул вниз, повиснув на руках и цепляясь за край. Он просчитал два возможных варианта. Если шахта окажется слишком глубокой и будет уходить вертикально вниз, то можно, расставив ноги, притормаживать движение. Если же она идет наклонно, то по этой металлической трубе можно съехать, как на санках с горы.
        Однако этого делать не пришлось — подошва уперлась в сгиб колена трубы. Джо протянул руки Полли:
        — Прыгай, я поймаю. Алле-гоп!
        Она посмотрела на эти руки, когда-то заключавшие ее в объятия, в которых она чувствовала себя под надежной защитой, и прыгнула. Джо подхватил Полли, но тут же опустил, ни на секунду не задержав в воздухе дольше, чем требовалось. Пока девушка приводила в порядок юбку, он уже умчался в дальний конец, к каменному выступу, откуда открывалась огромная пещера. Полли поспешила за ним и увидела зрелище, на некоторое время приковавшее ее к месту с раскрытым ртом. В который уже раз она пожалела, что у нее нет пленки.
        Несмотря на яркие лампы под куполом, пещера расплывалась в туманных сумерках, так что нельзя было получить даже приблизительное представление о размерах этого помещения. Во всяком случае, потолок уходил в высоту не менее чем на шестьсот футов.
        — Вот это да, — вырвалось у Небесного Капитана, — никогда бы не поверил.
        В центре этого грандиозного строительного ангара происходила сборка ракетного корабля. Ряд за рядом высились огромные цилиндры, истекавшие туманом, — видимо, наполненные жидкими охлажденными газами. Цилиндры и остов корабля были окружены мостками, перекидными и подвесными лесами, складными лестницами и приставными трапами, а также платформами лифтов. Со стального корпуса ракеты скалился крылатый череп — эмблема Тотенкопфа.
        Оценив размеры этого сооружения, Полли ошарашенно произнесла:
        — Да она, должно быть, ростом с Эмпайр стейт билдинг!
        — Трудно сравнивать. Такой махины я еще не видывал. И вряд ли кто другой встречал что-либо подобное.
        Никаких рабов, вроде тех, что трудились на урановых рудниках, здесь не было. Процесс был полностью автоматизирован. Всюду двигались роботы, одни только роботы. Роботы складывали, подвозили и монтировали. Роботы паяли, варили, собирали, сверлили и привинчивали. Порхая под куполом на огнедышащих реактивных форсунках, точно пчелы, они трудились над созданием самой грандиозной ракеты в истории человечества. Помимо реактивных роботов под куполом парили также сборочные агрегаты. Над полом пещеры скользили грузовые платформы на воздушных подушках, начинявшие ракету ящиками с провиантом.
        Ракетный комплекс Тотенкопфа потрясал даже самое смелое воображение. Здесь собирались на конвейере роботы, которые терроризировали Нью-Йорк и другие города мира, здесь же с размахом производились крылатые истребители-птеродактили и подводные механические крабы, начиненные боеголовками. Всюду — на суше, на море и в воздухе — у Тотенкопфа была своя армия.
        Гигантские шестерни конвейера, на котором происходила сборка, согласно вращались в синхронной гармонии, напоминавшей слаженную работу часового механизма. С конвейера слетали искры сварочных аппаратов и доносился шум, с которым в броню роботов вколачивали заклепки. Каждый день отсюда сходили все новые поколения механических титанов. Производство работало круглые сутки, без пересменок и обеденных перерывов.
        Но самое странное они разглядели внизу. На полу пещеры были проложены рельсы, по которым двигались вагоны, груженные клетками с животными всех возможных видов. Вагоны подъезжали к трюмам гигантского корабля, куда загружались клетки, этаж за этажом, вагон за вагоном. Даже с такого расстояния и без бинокля Небесный Капитан и Полли могли различить самых крупных особей: слонов, лошадей, верблюдов, львов. Грузовые лифты поднимали их в ракету. Поезда с клетками сновали по кольцу: опустевшие вагоны устремлялись за новыми животными.
        Небесный Капитан сдвинул брови на переносице:
        — Что он собирается делать с этими животными? Ставить опыты? Или доктор Тотенкопф просто решил обзавестись частным зоопарком? Хотя этот тип, судя по всему, ничего не делает просто так.
        Полли долго смотрела на клетки, сосредоточенно соображая. Все это казалось ей знакомым, где-то она уже об этом читала. Пара за парой животных сгружали в трюм корабля. Пара… за парой. В каждой клетке было по два представителя вида. Ну конечно! Это сошло на нее как озарение.
        — Господи, Джо, это же так просто!
        Он непонимающе уставился на нее.
        — Продолжение рода! Понимаешь?
        Взгляд Капитана говорил, что понятней ему не стало.
        — «Каждой твари по паре»! Это же ковчег. Он строит ковчег!
        Полли тут же схватилась за фотоаппарат. Ей хотелось запечатлеть весь этот огромный комплекс на последнем оставшемся у нее кадре, но это было невозможно. Тогда Полли решила сосредоточиться на ракете или клетках с животными — но результат оказался прежним. Слишком масштабной была открывшаяся картина — она и глазами-то ее объять не могла. Здесь нужна была широкофокусная панорамная камера или киносъемка. И еще неплохо бы прихватить вертолет, чтобы снять крупные планы. Сколько Полли ни смотрела в видоискатель, но так и не могла ни на чем остановиться — уж слишком глобальной была общая картина. У нее опустились руки. Иногда и техника бывает бессильна.
        Полли со вздохом убрала фотоаппарат.
        Небесный Капитан с удивлением посмотрел на нее, затем перевел взгляд на ракету.
        — В чем дело?
        Роботы продолжали свой кропотливый труд. Вагоны сновали по рельсам, разгружая животных все новых и новых видов.
        — Ты что, думаешь найти кадр более эффектный, чем все ЭТО? Что-то еще более сенсационное, нежели космический ковчег?
        В этот момент по динамикам над сводами фабрики раскатился голос. По тембру он не был человеческим. Слова звучали так, будто их собирали на том же конвейере, что и роботов. Голос говорил по-немецки.
        Небесный Капитан повернулся к Полли:
        — Ты что-нибудь поняла?
        — Похоже, объявляют готовность к старту.
        Они встревоженно переглянулись.
        — Значит, мы явились как раз вовремя.
        Небесный Капитан взглянул на подмостки неподалеку. Они уходили вбок, где разветвлялись в лабиринты подсобных помещений.
        — Мы должны найти этого Тотенкопфа. За мной.
        — Ладно, Джо. Только умоляю тебя — тише. Нас могут услышать роботы.
        Но стоило Полли сделать шаг, и ее каблук попал на камешек, отколовшийся от стены пещеры. Камень провалился вниз и громко застучал по трубам. Казалось, он падал целую вечность, прогромыхав по всему, что встретилось ему на пути. Наконец он долетел до стальной обшивки пола, и вибрирующий звук раскатился напоследок по огромному залу.
        Небесный Капитан уставился на нее:
        — Нет, у тебя просто талант попадать в истории…
        Полли сглотнула комок в горле и виновато закатила глаза. Плечи ее чуть дрогнули. Что она еще могла сказать?
        Машины внизу тут же замерли. Роботы взлетели в своих реактивных ранцах, направляясь к отдаленному участку переходов, привлеченные звуком, словно осы, на чье гнездо покусился захватчик. Лишь вагоны со слонами и прочей живностью безучастно замерли. Слоны дружественно махали хоботами из клеток, словно приветствуя их, в перспективе — будущих пленников, таких же, как они сами.
        — Не шевелись, — процедил Небесный Капитан краешком рта. — Может быть, еще не все потеряно. Может, они нас не заметили.
        Но, услышав шорох шагов за спиной, они обернулись и увидели перед собой ту самую роковую женщину в черном, с которой Небесный Капитан столкнулся в лаборатории профессора Дженнингса. Таинственная брюнетка сделала шаг вперед, наводя на них оружие странной формы.
        Не успел Небесный Капитан сказать: «Здравствуйте», как был сражен мощным ударом в грудь. Джо полетел вниз, как с утеса, гадая, ударится он затылком о стальной пол или еще раньше сломает себе шею об одну из лестниц. Он со стоном схватился за ребро. Удар, как и в прошлый раз, был сокрушительной силы. Так бьют копытом, а не кулаком.
        Полли спрыгнула рядом с ним и тут же распрямилась, негодующе посмотрев на женщину, готовая защищать друга.
        — Что это вы себе позволяете? — спросила она с вызовом. Такое поведение вообще свойственно репортерам. Она еще хотела добавить: «Здесь свободная страна…»
        Но загадочная женщина без лишних слов нажала на кнопку своего странного оружия. Последовала пронзительная, как сверкание бриллианта, вспышка, окутавшая тела Небесного Капитана и Полли.

        31

        В КЛЕТКЕ

        ВСТРЕЧА ДРУЗЕЙ

        НОВАЯ УТОПИЯ

        Со стоном приходя в сознание, Небесный Капитан обнаружил рядом с собой Полли. Причем прижавшуюся к нему всем телом. Сначала Джо улыбнулся, довольный этим новым для него фактом, но потом обнаружил, что руки у него связаны над головой. То же самое и у нее. Небесный Капитан перекатился, пошевелив плечами и разворачиваясь лицом к Полли. Их разделяло всего несколько дюймов.
        Она уже растерянно хлопала ресницами:
        — Что с нами, Джо? Где мы?
        — Могу тебя заверить только в одном — трусы с тебя на сей раз не снимали.
        — Очень смешно.
        — Что может быть смешного в конце света?
        По стенам и полу раскатывались какие-то вибрирующие звуки. Где-то, судя по пыхтению, работали тяжелые паровые или гидравлические прессы. Неуемный доктор Тотенкопф не знал конца своим дьявольским планам. Он постоянно придумывал все новые и новые каверзы. Вот и сейчас они оказались уже в другом цехе.
        Небесный Капитан вспомнил про клетки с животными. Его поразила страшная мысль, которую он не решался озвучить, зная приблизительно, что Полли скажет в ответ. Но если и они… о боже… стали постояльцами ковчега?
        При одной мысли об этом Джо дернулся в цепях, которые сковывали его.
        Ребра ныли, голова трещала, и он с трудом мог даже различить, что перед ним. Он вообще плохо помнил, что произошло. Какая-то женщина, какое-то оружие у нее в руках… Ну да, конечно! Это была она, та самая незнакомка! Интересно, что за пушка была у нее? Вот бы прихватить такую, когда им удастся освободить Декса.
        Впрочем, сейчас пока неплохо бы ему самому освободиться.
        Небесный Капитан дернулся посильнее в своих путах (это были, скорее всего, наручники), но добился только того, что содрал кожу на запястьях. Он слегка упал духом, решив не тратить понапрасну силы, и призадумался о своем невеселом положении.
        Полли крутила головой по сторонам, разглядывая небольшое по размерам помещение, в котором они оказались.
        Это определенно не цех сборки роботов, с высоким куполом, под которым умещалась ракета величиной с Манхэттен. Это какая-то мастерская с вибрирующими металлическими стенами. Вибрация здесь была постоянной — для того и стены пришлось обшивать железом, иначе они бы просто развалились. Значит, можно было сделать вывод, что здесь находится кузня.
        — Где мы? — спросила Полли, адресуя вопрос в потолок, потому что прекрасно понимала: ее спутник знает об этом столько же, сколько и она сама.
        — Думаю, что, упитывая размах Тотенкопфа, который усматривается во всем, что он делает, доктор вполне мог бы выделить нам камеру побольше… — Он ударил ногой по дребезжащей стене: — Это просто какая-то мышиная клетка. Здесь тесно, как в шкафу!
        — Или как у тебя в кабине, — не преминула заметить Полли.
        Капитан вытянул шею, пытаясь разглядеть что-то сквозь узкий просвет. Стены дрожали и сотрясались методично, и Полли при каждом ударе прижимало к нему.
        — Мы куда-то движемся, — подозрительно проговорил он. — Это не клетка. Это контейнер.
        Он вспомнил, что видел нечто подобное в зале с ракетой.
        Полли приподнялась на цыпочки, заглядывая в ту же самую щель.
        — Может, нас погрузят на корабль?
        Дернув цепь изо всех сил. Небесный Капитан попытался дотянуться до вентиляционного отверстия на противоположной стенке. Прижавшись к нему глазом, он почувствовал, как у него перехватывает дыхание.
        — Это не корабль, Полли. Приготовься ко всему.
        Девушка протиснулась к отверстию, и лицо ее мертвенно побледнело. Они находились внутри стального контейнера, который двигался по ленте вдоль громадного комплекса. Жужжащие вверх-вниз лифты и беспрерывно движущиеся конвейерные ленты проходили сквозь лабиринты монтажных лесов. Сияющие реки расплавленного металла струились по желобам, заполняя формы. Готовые слитки металла двигались дальше на конвейере, попадая под гигантские молоты и в хлопотливые руки роботов.
        А излишки материала и производственный мусор двигались по параллельной ленте к машине, которая занималась сплющиванием и дроблением. Это был гигантский механизм, завершающий производственный цикл и уничтожающий отбросы. Именно на этом конвейере и очутились сейчас Небесный Капитан и Полли.
        Раздался удар о невидимый барьер, извещавший о том, что они прибыли на распределительный участок ленты. Здесь пересекалось несколько траекторий конвейера. Гигантские сортирующие машины выбирали обрезки металла, складывая их на конвейер, который вел к расплющивателю. Контролируемые чудовищной центральной головой робота, гидравлические молоты и поршни ходили вверх-вниз, испуская клубы пара. Возбужденно переступая конечностями, точно пьяный паук, гигантский механизм сортировал продукцию: излишки и отходы перебрасывались на конвейер, увенчанный огромным гидравлическим молотом, способным расплющить металл до толщины бумажного листка.
        — Мы следующие на очереди, — заметил Капитан.
        Он был бы не против, если бы его сейчас кто-нибудь обогнал.
        Их клетка уже попала к роботу. Металлические пальцы защелкнулись, крепко сдавливая сталь. Гигант уже поднял их в воздух, и тут что-то случилось, вышла какая-то заминка, словно робот заколебался, куда отправить деталь, не участвующую в производственном цикле и вроде бы для сборки непригодную. Они на некоторое время зависли в воздухе. Робот потряс контейнер, в котором пленники ожидали своей участи. Кричать было бесполезно. Но при встряске, словно спички в спичечном коробке, загремели цепи. Этот звук чем-то, очевидно, привлек внимание робота. Стальная коробка оказалась не пуста. Да и кто же станет выбрасывать такую добротную коробку под «гидравлический молот»? Так думал Капитан, продолжая логику механического интеллекта. Небесный Капитан и Полли наблюдали за роботом через скважину из своей металлической клетки. Циклопий глаз робота уставился на странную коробку, подозрительно громыхавшую внутри. Полли показала ему язык.
        В голове колоссальной машины распахнулся лючок, лязгнув створкой. Оттуда выбрался улыбающийся молодой человек.
        Небесный Капитан и Полли воскликнули одновременно:
        — Декс!
        Увидев прикованных цепями друзей, Декс произнес с довольным вздохом:
        — Великолепно! Вы снова вместе.
        Полли в замешательстве дернулась в сторону от Капитана:
        — Декс что, хочет сказать, будто каждый раз, когда он встречается с нами, мы оказываемся вместе?
        — Он просто выдает желаемое за действительное. — Небесный Капитан повернулся к молодому человеку, стараясь перекричать грохот и лязг, издаваемые сортировальными машинами, и удары гидравлического молота.
        — Мы искали тебя по всему свету, Декс! Слава богу, теперь нашли!
        — Да уж, — подала голос Полли. — Мы здесь, чтобы спасти тебя.
        Декс скептически взглянул с высоты головы исполинского робота на удерживавшие их оковы:
        — Спасти меня, кэп? Гм, судя по тому, что я вижу.
        Небесный Капитан оборвал его:
        — Просто вытащи нас отсюда. Декс. Хорошо? И воздержись от комментариев.
        — Держитесь крепче! — Декс задергал рычагами внутри головы гигантской машины, приводя в движение многочисленные сортирующие конечности.
        Сначала он медленно опустил их вниз, к самому полу, затем освободил и нацелил клешню захвата.
        — Погодите секунду. Думаю, это должно сработать.
        Искусно маневрируя клешнями и захватами, удерживая одной механической рукой стальную коробку с Капитаном и Полли, другой конечностью он сорвал верхнюю часть металлического узилища, как ребенок срывает крышку с молочной бутылки.
        Декс спустился с гигантской машины и через минуту уже спрыгнул в распечатанный контейнер.
        — Вот вы где. Рад снова видеть вас, кэп… и вас, Полли, тоже.
        Небесный Капитан загремел оковами.
        — Сколько времени осталось до старта ракеты?
        Декс достал из кармана комбинезона какой-то инструмент, нажал кнопку на рукоятке, и с другого конца выскочило небольшое крутящееся лезвие.
        — У нас на все про все десять минут, сэр.
        С этими словами он поднес лезвие к наручникам Капитана. Посыпались искры, и раздался душераздирающий визг пилы.
        — Декс, дорогой, а как насчет этих пробирок, которые дал мне Дженнингс? Ты, случайно, не знаешь, для чего они?
        Полли отпрянула в сторону, косясь на сыплющиеся искры.
        Молодой человек на миг опустил свой инструмент.
        — A-а, понял, о чем ты говоришь. В этих пробирках Адам и Ева.
        — Адам и Ева? — потрясенно переспросила девушка. С ума сойти, и это она таскала в кармане всю первую половину их путешествия!
        — Да. Для ковчега. Это настоящий шедевр Тотенкопфа, возникший в его извращенной воображении. Результат его садистских экспериментов. И в любом случае, то, что родится из этих сосудов, человеком уже не будет.
        Это объяснение не произвело особого впечатления на Небесного Капитана.
        — А что здесь за место, что это за фабрика? И что вообще происходит? Тотенкопф в самом деле строит ковчег?
        По собственному опыту Джо знал, что остановить злодея становится легче, когда детально знаешь, что у того на уме.
        Декс поведал им все, что узнал во время своего недолгого пребывания в плену.
        — Доктор Тотенкопф уверен, что Земля обречена. Цивилизация встала на путь самоуничтожения. Мы создали технологии, которые убьют нас же самих. И он не собирается ждать, пока катастрофа случится, поэтому задумал немыслимое: построить корабль, который унесет с собой «кирпичики» для строительства новой цивилизации в космос.
        — Видимо, речь идет об этом небоскребе-ракете, — заметила Полли.
        — С собой он берет только самое лучшее. Тотенкопф хочет создать расу хозяев, идеальный общественный строй. Специально запрограммированные им машины отбирают виды животных Земли. Они станут семенами технологической Утопии. Тотенкопф называет ее Мир будущего.
        — Похоже на слоган для очередной международной ярмарки, — заметила Полли.
        Тем временем включился автоматический режим, заменивший отсутствующего Декса. Процесс на конвейере возобновился. Сортирующие конечности замелькали в воздухе, скидывая мусор под пресс.
        — Ого! — вскинулся Декс, набрасываясь на наручники с удвоенной энергией.
        И в этот момент одна из металлических лап схватила раскуроченный контейнер, в котором находились все трое. Дексу пришлось оставить работу и уцепиться покрепче, чтобы не выпасть. Он сделал это как раз вовремя, потому что их коробку уже выкинули на главный конвейер. Теперь она была настолько раскурочена, что явно годилась только в мусор.
        — Похоже, мы вернулись туда, откуда начинали, — сказала Полли.
        И тут все трое почувствовали, что начали двигаться в сторону сокрушающего автоматического пресса. Там, под огромным металлическим поршнем, металл превращался в бумагу. Конвейерная лента, казалось, понеслась с удвоенной скоростью. Возможно, в связи с предстоящим запуском ракеты чья-то рука ускоряла ход событий.
        — Декс! — закричал Небесный Капитан, дергаясь и звеня цепями.
        — Делаю все, что могу. — ответил юноша, снова прицеливаясь жужжащим лезвием в «браслеты» Капитана. Опять посыпались искры, и пот проступил на лице юноши.
        Полли, как будто забыв о том, что через считанные минуты ей предстоит превратиться в ничто, продолжала развивать мысль, овладевшую ею. Она восстанавливала события, как будто готовила репортаж:
        — Получается, несколько уцелевших ученых похитили эти пробирки с острова. Они хотели выиграть время, потому что знали, что Тотенкопф не улетит без них, без своих драгоценных генетических экземпляров.
        Продолжая работу, Декс выразительно кивнул ей. На миг оторвав визжащее лезвие от наручников Капитана, чтобы она могла слышать его, он прокричал:
        — Совершенно верно. Но теперь, когда доктор заполучил свои экземпляры обратно, его здесь ничто уже больше не держит.
        Небесный Капитан почувствовал внезапно охватившее его раздражение. Не так уж и страшно, если планы маньяка осуществятся.
        — Так пускай он уматывается с Земли. В космосе достаточно места, чтобы он где-нибудь свернул себе шею.
        Однако выражение лица Декса говорило о том, что он рассказал им еще далеко не все.
        — Что бы ни случилось, кэп, Тотенкопфа нельзя выпускать с Земли. Иначе может произойти непоправимое.
        Удары пресса вместе с шипением приближались. Казалось, что к ним, тяжело ступая, подходил гигантский робот, готовый ударом стопы расплющить их черепные коробки.
        — Декс! — заорал Джо. — Поговорим об этом позже. Пили давай!
        — Прошу прощения, кэп! — И юноша снова набросился на металл. Однако теперь уже казалось маловероятным, что он успеет освободить обоих пленников.
        Но для Полли сейчас было важнее всего получить ответ.
        — Но почему. Декс? Почему Тотенкопф не должен покинуть Землю?
        — Только не останавливайся, Декс, — поспешно добавил Капитан. — Объясняй, но работай. Работай и объясняй.
        Юноша прокричал сквозь визг своей пилы:
        — Все дело в устройстве ракетного двигателя. Принцип его работы известен только Тотенкопфу. Он использует мощные энергетические источники и работает на радиоактивных веществах.
        — Знаем, — хмуро кивнул Капитан. — Мы уже побывали на его «приисках». Это урановая руда.
        — Ядерное топливо. Как только ракета стартует, это моментально приведет к цепной реакции в атмосфере.
        — Ну, так я и думал, — торжествующе заявил Капитан. — Самая настоящая Машина Судного Дня!
        — Как только ракета взлетит, ничего уже нельзя будет изменить и спасти. Процесс станет необратимым. Земля будет испепелена.

        32

        КОНЕЦ МИРОЗДАНИЯ

        ОСТАТКИ ОДИННАДЦАТОГО ПОДРАЗДЕЛЕНИЯ

        СМЕРТЕЛЬНАЯ ЛОВУШКА

        Впрочем, сейчас у них были более неотложные проблемы. Ремень конвейера неуклонно подводил пленников все ближе и ближе к тому месту, где все закончилось бы одним ударом молота. Туда, откуда слышалось шипение гидравлического молота и лязг лезвий, кромсающих металл. Небесный Капитан боролся с цепями, которые продолжал резать Декс.
        Полли повернулась к юноше. Несмотря на неминуемую опасность, она не могла избавиться от наваждения: планета уже представала перед ней обугленным шаром.
        — Но обратный отсчет уже начался. Об этом объявили громкоговорители! — воскликнула девушка. — Кап: мы можем остановить его?
        Декс покачал головой:
        — Поверь, Полли, я сам бы хотел это узнать. Я уже облазил всю систему управления, но только сам доктор Тотенкопф может остановить запущенный механизм, а никого из нас он и близко к себе не подпустит. Мне, например, он до сих пор не показывался.
        — Так ты не видел Тотенкопфа?
        — Нет, и даже не знаю, как он выглядит.
        — Зато мы знаем, что он из себя представляет, — пробурчал Капитан, косясь на свои наручники. Пока что того, что уже перепилил Декс, не хватало, чтобы разорвать цепи.
        — У него великолепная охрана, — продолжал Декс.
        — Да уж, мы в этом убедились, — процедил Небесный Капитан. Не успел Декс допилить до конца, как он уже рывком высвободил одну руку, отогнув металл движением запястья. Разминая затекшие пальцы, Джо спросил:
        — Декс, а где он вообще находится, этот Тотенкопф? Я доберусь до него, как бы его ни оберегали… эти автоматы. Насколько я понимаю, его охрана состоит ведь не из людей, не так ли?
        Зараженный его решимостью, Декс принялся перепиливать второй наручник.
        — Я уверен в этом, сэр.
        — Кстати, мальчики, — подала голос Полли, — вы обратили внимание, что до этого компостера осталось максимум десять футов?
        Небесный Капитан рванул вторую руну, но ее еще прочно удерживал металл. Полли тоже безуспешно рвалась с цепи, как привязанная овечка. Декс лихорадочно работал пилой, нажимая и рискуя сломать лезвие, но времени катастрофически не хватало.
        Юноша вскинул голову.
        — Что будем делать, Капитан? Мне оставаться?
        В любом случае, даже если он успеет перепилить оставшуюся часть наручников Джо, спасение Полли оставалось под вопросом. Они попали в двусмысленное положение. Выбраться самим и оставить Полли?
        Поршень молота был уже близок. Шум стоял такой, как будто одновременно сваливали бетонные обломки несколько самосвалов. Лента конвейера несла их клетку прямо в зияющую пасть механизма, под пресс.
        — Джо? — подала голос Полли. — Я, вообще-то…
        Что она могла сказать?
        И тут, в этот роковой момент, когда решалась судьба всех троих, конвейер неожиданно замер. Фонтаны пара поднялись от механизмов, и массивные молоты над их головами замерли на середине пути. В этот патетический момент клетка остановилась у самого края, уже готовая сорваться в пасть механического чудовища.
        Благодаря оторванной крышке клетки Полли смогла увидеть, что на лестничных пролетах над ними стоят трое, все с виду — пожилые мужчины. Один из них тянул что есть силы аварийный рычаг тормоза.
        На незнакомцах были рабочие халаты в пятнах, а отросшие седые волосы говорили о том, что они давно не стриглись. Но самое странное — все трое приветливо махали им, словно приветствуя пленников.
        Декс довольно улыбнулся, махнув им в ответ.
        — Кэп, Полли, рад представить вам талантливых джентльменов, которые и построили этот механический дворец. Эти трое — последние, кто остался.
        Тут Полли осенило: она узнала седовласых мужчин. Она узнала эти лица, несмотря на то что некоторых видела лишь на фотографиях десятилетней давности. Годы плена отнюдь не омолодили ученых, но девушка могла назвать их фамилии: доктор Кесслер, доктор Ланг и доктор Варгас.
        — Одиннадцатое Подразделение, — только и вымолвила она.

        Спустя несколько минут после того, как Небесный Капитан и Полли были освобождены от своих цепей, все вместе — уже вшестером — они бежали по каменному тоннелю. Не было никаких сомнений, что времени осталось в обрез.
        Впереди виднелся огромный проход, арочный свод которого упирался в верхнюю часть тоннеля. Отсюда открывался вход в галерею: большой и длинный зал, представлявший собой музей всевозможных артефактов, среди которых можно было заметить и механические модели роботов, и чаны с плавающими в них представителями животного мира.
        — Судя по всему, Тотенкопф потратил немало времени, собирая коллекцию этих безделиц, — заметила Полли на бегу.
        — Он не просто их собирал, — задыхаясь, ответил доктор Варгас. — Он с ними экспериментировал. А некоторых и просто истязал — и все во имя науки.
        Посреди огромного зала высился скелет бронтозавра, весьма похожего на животное, вынырнувшее из подземного грота, когда Небесный Капитан и Полли еще не выбрались из самолета на болотистые берега острова. С одним лишь различием — у этого динозавра было две головы: вторая вырастала из туловища на такой же тонкой змеиной шее. Полли и Небесный Капитан удивленно переглянулись, однако у них не было времени разглядывать уродов.
        Трое ученых из Одиннадцатого Подразделения спешили вперед, указывая им путь. Они явно боялись этого места, то и дело прижимаясь к стенам, опасливо обегая причудливые экспонаты. Доктор Варгас тронул Полли за руку, чтобы привлечь ее внимание, и с каким-то суеверным страхом указал на железную дверь, с которой ухмылялся все тот же крылатый череп.
        Дверь охраняли двое роботов самого зловещего вида. Рост каждого из них в два раза превышал человеческий. За механическими охранниками у самого порога были выставлены два конических аппарата, в которых по мерному гудению и многочисленным моткам проволоки на катушке можно было опознать трансформаторы, однако, весьма экзотического вида.
        — Высокочастотные трансформаторы Тесла, — выдохнул Декс, останавливаясь. — Страшная штука в действии: правда, они используются в основном в демонстрационных целях.
        — Вряд ли здесь они выставлены для демонстрации, — процедил Капитан, выглядывая из-за утла и оценивая обстановку.
        — Вот где скрывается Тотенкопф, — сказал Декс. — Но он под надежной защитой.
        — Другого входа нет, — подал голос доктор Варгас, кивая на стражников.
        Из тоннеля донеслось раскатившееся по залам мощными громкоговорителями грозное предупреждение — робот вел обратный отсчет на немецком.
        Взволнованная, Полли обернулась к Небесному Капитану:
        — Осталось всего пять минут, Джо.
        Джо осмотрел дверь и стражников, после чего сказал остальным:
        — Ждите меня здесь и не высовывайтесь.
        Хрустнув пальцами и разминая кисти, он свернул за угол.
        — Что вы делаете? — крикнул ему вслед доктор Варгас. — Вас же убьют! Вы погибнете!
        Но Небесный Капитан уже шел вперед не останавливаясь. Как только он появился в поле зрения машин, парализованные до этого стражи возле дверей немедленно оживились. Защелкали шестерни, и зажужжали сервомоторы. Стражи выпрямились, разворачивая оптические датчики в сторону пришельца. Оба робота сделали шаг навстречу друг другу, загораживая ему проход и отсекая путь к железной двери.
        Небесный Капитан, не останавливаясь, шел на них, доставая из-за пазухи пистолет системы «Бак Роджерс» и нажимая на ходу на красную кнопку. Расходящийся кругами импульс проплавил дыру в бронированном торсе. Робот сложился пополам, и шарниры на ногах его задергались, как курица, которой топором снесли голову. Затем он рухнул на пол.
        Не обращая на это внимания, на Джо уже шел второй робот. Ускользая от него в сторожу, Капитан сделал второй выстрел, но на этот раз прибор отчего-то не сработал. Робот уже простер по направлению к Джо свои металлические когти.
        — Декс! Не мог бы ты меня проконсультировать? — Голос Капитана почти не выдавал волнения.
        Декс высунулся из-за угла:
        — Попробуйте потрясти. Иногда помогает.
        Небесный Капитан попятился от наступающего робота, переходя на быстрый шаг. Он торопливо встряхнул пистолет и снова прицелился. Но и на этот раз настоящего выстрела не получилось. Из ствола вырвался лишь чахлый концентрический поток, которым удалось с грехом пополам проплавить шарнир на ноге робота. Тот заковылял и продолжил надвигаться, не останавливаясь, на Капитана. Заметив, что машина теряет равновесие, Небесный Капитан бросился вперед, изо всех сил толкнул робота со стороны поврежденного бока. Механизм полетел на пол, брякнувшись словно груда металлолома, и беспомощно засучил конечностями, точно перевернутая на спину черепаха.
        Громкоговорители тем временем продолжали отсчитывать время, оставшееся до гибели Земли. Прошла еще минута.
        Доктор Кесслер нетерпеливо выскочил из своего угла, увидев, что оба стража повержены. Он заспешил к железной двери кабинета Тотенкопфа.
        — Быстрее! — кричал он. — Мы должны поторопиться! Вы слышите — осталось всего четыре минуты.
        С удивительной для пожилого человека быстротой он обогнал Джо и устремился к порогу.
        Интуиция и на сей раз не обманула Небесного Капитана. В последнюю секунду он заподозрил что-то неладное и закричал:
        — Доктор, остановитесь!
        Но было уже поздно. Стоило Кесслеру ступить на металлическую пластину между трансформаторами, как спирали обмотки затрещали и из конусов-катушек вырвались разветвленными молниями разряды. Они пронзили тело старика, и доктор Кесслер застыл, как муха в янтаре, на металлическом пороге. Искры статических разрядов окатили его, словно струями воды. Миг — и все услышали его короткий вскрик и увидели тело, пожираемое пламенем. За считанные доли секунды ученый обуглился, и почерневший скелет рухнул на пороге, рассыпаясь.
        Синие молнии еще несколько раз сверкнули между двумя трансформаторами, сплетая электрическую паутину лучей. Она сгущалась, постепенно начиная напоминать экран телевизионного аппарата. Из сетки электрических разрядов выглянуло лицо-голограмма. Это было лицо понурого, уставшего человека, причем какого-то удивительно хладнокровного и бесстрастного, точно из него вынули душу. Такое лицо могло привидеться только в кошмаре.
        Содрогнувшись, Варгас указал на грозный лик, выглядывавший из голограммы:
        — Это он. Доктор Тотенкопф.

        33

        ЛИК ЗЛОВЕЩЕГО ГЕНИЯ

        В СКЛЕПЕ ТОТЕНКОПФА

        ПРИЗРАК БЕЗУМЦА

        Мерцающая голограмма смотрела на них пустыми глазницами. Только рот шевелился, вещая по-немецки зловещим, громоподобным голосом:
        — Was begonnen wurde kahn nicht gehaltet werden. Verlasse den Plate oder sterbe. Sie sind gewarnen.
        Полли обратилась к доктору Варгасу:
        — Не совсем поняла, о чем он…
        Старый ученый перевел:
        — «Однажды начатое уже не остановить. Покиньте это место или умрете. Я вас предупредил». Тотенкопф любит разбрасываться подобными лозунгами, даже когда за этим не скрывается ничего особенно важного.
        — Ясненько, обычное предупреждение, вроде черепа с костями на трансформаторной будке. — Небесный Капитан посмотрел на переливающуюся голограмму и свел брови на переносице. Он повернулся к Полли: — Ты, кажется, смотрела «Волшебника страны Оз»?
        — Не до конца.
        Голова стала повторять свой грозный ультиматум и вдруг, замолкнув на полуслове, погасла. Гудящие трансформаторы брызнули искрами, загудели и замерли, обесточенные.
        Декс стоял около одного из них, на изолированном основании. Юноша помахивал оборванными проводами, которые он выдернул из панели управления. Вид у него был точно у садовника, только что выполовшего из клумбы особо опасный сорняк.
        — Думаю, мы его достаточно наслушались.
        Небесный Капитан решительной походкой направился к тому месту, где только что рассыпался почерневший скелет доктора Кесслера. Перед самым порогом, где уже начиналась металлическая пластина, он остановился.
        — Ты уверен, что больше сюрпризов не будет?
        Декс отбросил провода:
        — Я только что вырубил всю систему питания. — Молодой человек пожал плечами: — Вообще-то убедиться в этом можно только одним способом. Если хотите, я попробую…
        — Нет, Декс, — вмешалась Полли. — Это наше дело, и мы сами должны довести его до конца.
        С этими словами она приблизилась к Капитану и взяла его за руку.
        Все посмотрели на них.
        Полли сделала первый шаг, ступив на металлическую пластину между трансформаторами, увлекая за собой Небесного Капитана. Секунда — и они оказались за порогом. Оба переглянулись с видимым облегчением, перебравшись через него целыми и невредимыми.
        Они оглянулись на Декса, смотревшего на них с застывшим лицом. Юноша был поражен не меньше, чем остальные.
        — Черт побери! Я имел в виду проверить совсем иначе — хотел сначала бросить туда что-нибудь.
        Небесный Капитан застенчиво пожал плечами:
        — В любом случае наша проверка сработала. Ну что, пора нанести визит зловещему гению?
        Двое уцелевших ученых кинулись следом за Дексом. Распахнув тяжелые железные двери, они оказались в кабинете Тотенкопфа.
        Но перед ними было не совсем то, что они ожидали увидеть. Кабинет представлял собой библиотеку, в которой имелись все условия для постоянного проживания. Он служил одновременно просторной гостиной и уютной спальней, здесь имелись все остальные удобства. Любой ученый мог работать в таком месте годами, не покидая кабинета. Все было в идеальном порядке: книги в кожаных переплетах ровно выстроились на полках, только в воздухе чувствовалась затхлость, словно библиотеку не проветривали уже несколько лет. Похоже, они были первыми людьми, переступившими этот порог. На столе стояли хрустальные бокалы и опустевший графин с рубинового цвета хересом, засохшим на дне. Стол из красного дерева был завален пожелтевшими бумагами и потрескавшимися от времени лабораторными журналами. Декс вместе с двумя пожилыми учеными сразу окружили стол Тотенкопфа, склонив свои любопытствующие головы. Они стали рыться в пыльных документах, забыв, что времени почти не оставалось.
        Однако присутствия хозяина нигде не чувствовалось. Кабинет казался давно покинутым. Как и все, что оставалось после Тотенкопфа.
        Полли повела носом.
        — Его здесь нет, — сказала она. — Мы опоздали.
        Доктор Варгас сдул пыль с какого-то толстенного гроссбуха.
        — Это его личные записи. Тотенкопф не мог уйти без них. Он никогда не оставляет после себя таких следов. — Варгас постучал по покоробившейся обложке: — Разгадка где-то здесь.
        Доктор Ланг чихнул от поднявшейся пыли, затем заморгал покрасневшими глазами, разглядывая записи и журналы наблюдения за подопытными образцами.
        — Только этот человек — и никто другой — может остановить все и предотвратить трагедию. Мы должны его найти во что бы то ни стало.
        Пока остальные рассматривали бумаги, Небесный Капитан прошел дальше, заглянул в покои Тотенкопфа и обнаружил альков — нишу в стене, задернутую занавесками. Думая найти там кровать, Джо раздвинул их, но за ними оказалась еще одна небольшая комната, занятая аппаратурой: панель управления, экран и радиопередатчик.
        — Я нашел его, — сообщил Небесный Капитан, но в голосе не было торжества. — Вот только сомневаюсь, что доктор Тотенкопф сейчас способен что-либо остановить.
        Все устремились к нему. В стоявшем перед пультом кожаном кресле с высокой спинкой возлежал темный силуэт. Небесный Капитан щелкнул настенным выключателем. Яркий свет озарил лицо доктора Тотенкопфа.
        Перед ними предстало совсем не то, что они только что видели на голограмме. Нет, здесь тоже были провалившиеся глазницы и зловещее выражение лица, но сейчас оно выглядело не устрашающим, а скорее жалким и отталкивающим. В кресле лежала иссохшая мумия. Тотенкопф умер за пультом управления своей автоматической империи. Он и забылся вечным сном прямо на рабочем месте.
        Полли протиснулась вперед и остолбенела.
        — Не может быть, — выдохнула она. — Нет, только не это!
        Декс осторожно приблизился к креслу, тоже не в силах поверить собственным глазам.
        — Значит, все это — катастрофа Земли, армии роботов и прочее, — все было запрограммировано, — ошалело произнес он. — Земля должна была погибнуть в 1939 году, но, похоже, сам Тотенкопф скончался задолго до этого, — добавил он, сморщив нос, — судя по запаху.
        Небесный Капитан заметил листок бумаги, зажатый в окостеневших пальцах мумии. Он выдернул его и, развернув ломкую бумагу, обнаружил там два слова на немецком, написанные от руки. Он предъявил записку доктору Варгасу, который зачитал ее вслух:
        — «Простите меня!»
        Небесный Капитан сердито хмыкнул:
        — Вряд ли у нас найдется время, чтобы исполнить его последнюю просьбу, если мы не остановим катастрофу за оставшиеся у нас минуты.
        В руках у Декса оказался переплетенный в кожу блокнот с порыжевшими от времени страницами.
        — Это его дневник.
        Юноша полистал записи, вглядываясь в незнакомый почерк.
        — Последняя запись сделана одиннадцатого октября… тысяча девятьсот восемнадцатого года. Еще до окончания Мировой войны. — Пораженный не меньше, чем остальные, Декс захлопнул блокнот. — Доктор Тотенкопф умер более двадцати лет назад. Когда меня еще на свете, можно сказать, не было.
        Небесный Капитан скомкал записку с предсмертной просьбой и бросил рассыпавшиеся от ветхости клочки на пол.
        — Итак, мы, оказывается, гонялись за призраком чуть ли не по всему свету.
        Полли положила руки ему на плечи:
        — Те гигантские роботы в Манхэттене — не призраки, Джо. И птеродактили, разбомбившие Легион, тоже, а ведь была еще и та загадочная женщина, которая в нас стреляла.
        — Кстати, это она убила доктора Дженнингса, — проговорил Капитан.
        — Ты мне об этом не рассказывая.
        — Не все ли теперь равно?..
        Декс в это время заинтересовался панелью управления. Отвернув кресло с мумией в сторону и смахнув пыль с датчиков, он уверенно и с беззаботным любопытством стал щелкать многочисленными тумблерами, кнопками и переключателями. Лампы в приборах вспыхнули, наливаясь поочередно красным, желтым и зеленым цветом.
        — А пульт-то работает, — оживился Декс. — Добрый знак. Может, все не так уж плохо.
        Уже забыв о существовании Тотенкопфа, он чуть было не уселся на мумию, пристраиваясь за пультом, который теперь целиком завладел его вниманием.
        Юноша сразу заинтересовался тумблером, заметно выступающим из панели. Декс без колебаний протянул к нему руку и включил. Времени для раздумий у них просто не оставалось.
        Тут же что-то загудело, и стена в нише раздвинулась, открывая широкий панорамный экран. Перед ними открылся вид на империю Тотенкопфа: там безостановочно трудились его механические слуги, эти приговоренные к вечному рабству машины.
        Все тут же обступили этот грандиозный экран, глядя на сотни и сотни роботов, трудившихся без остановки. Весь остров существовал как единый организм, руководимый заложенной программой: все здесь двигалось, трудилось, росло и воспроизводилось по команде, давно заданной тем, кого уже много лет не существовало на свете и от кого остался лишь жалкий огрызок плоти, так же мало похожей на человека, как сухофрукт — на плод, сорванный с дерева.
        Все здесь было подчинено единой задаче.
        — Тотенкопф обо всем позаботился заблаговременно, — произнес Декс. — Только одного не учел: что сам он смертен, в отличие от его автоматов. Доктор заложил свои инструкции в центр управления производством, он спланировал процесс, не зная, что сам не доживет до исполнения своего желания.
        — И он еще просит прощения у человечества за все, что сделал! — возмутилась Полли.
        Ученые молчали. Видимо, у них, лично знавших Тотенкопфа и работавших под его руководством долгое время, вопросов не возникало.
        — Итак, он умер, но машины доделали все за него. Они заканчивают свою программу. Им больше не нужен хозяин.
        Доктор Варгас тронул стекло экрана ладонями:
        — Разве вы сами не видите? Весь этот остров и есть Тотенкопф. До самого последнего винтика. Это единый организм. Он одурачил нас даже собственной смертью.
        Кто же был этот мизантроп, столь яростно ненавидевший человечество? И почему он таким стал? Был ли Тотенкопф просто несчастным безумцем или… Или он мстил человечеству, как таковому, за что-то, что случилось лично с ним или с кем-то из его близких? Или за что-нибудь другое, глобальное, истребление на планете животного мира например? Для них, как и для всего остального человечества, это останется вечной загадкой. Так же как и то, почему он вдруг перед смертью попросил у всех прощения.
        Небесный Капитан сжал кулаки.
        — Можно ли уничтожить того, кто уже мертв? — задала Полли риторический вопрос. — Кстати, должна вам напомнить, у нас осталась всего одна минута, максимум — две.
        Внезапно какой-то грохот разнесся по гигантскому комплексу. Под ногами у них все содрогнулось, как будто ожил вулкан, на склоне которого располагалась крепость Тотенкопфа. Двое уцелевших ученых Одиннадцатого Подразделения многозначительно переглянулись.
        Шум нарастал с каждой секундой, и пол сотрясался от огненных толчков громадных ракетных двигателей. Высохший труп Тотенкопфа вздрагивал в кресле, словно ожив, и сползал на подлокотник.
        Небесный Капитан обернулся к Дексу:
        — Как мы можем это остановить?
        Старый доктор Варгас покачал головой и отвернулся от панорамного стекла:
        — Ничто теперь не остановит конец мироздания.

        34

        ОБРАТНЫЙ ОТСЧЕТ

        ТРОГАТЕЛЬНОЕ ПРОЩАНИЕ

        ФИНАЛЬНЫЙ ПОЕДИНОК

        Когда ракета стала изрыгать пламя из стартовых дюз, находившихся в основании башни, потайная комната Тотенкопфа, расположенная как раз напротив, начала разваливаться прямо у них на глазах. Сначала пробежала трещина по потолку библиотеки, заодно прихватив и стекло панорамного окна. Затем дождем посыпалась штукатурка, вторя реву разогревающихся ракетных двигателей.
        Полли пригнулась, прикрывая голову.
        — Должен же быть какой-то способ отменить запуск! — воскликнула она.
        Доктор Варгас и доктор Ланг сошлись посреди кабинета, возбужденно перебрасываясь по-немецки малопонятными фразами. Очевидно, они отвергали одну за другой все идеи, какие только могли возникнуть в столь безвыходном положении. Сама ракета уже представляла собой бомбу, и неосторожные действия могли привести лишь к ускорению роковой развязки. Наконец, перебрав все варианты, они их отвергли. Декс выжидательно посмотрел на двух стариков, прикидывая, чем бы им помочь. Стол Тотенкопфа был завален бумагами, в которых, вне всякого сомнения, можно было разобраться, — если бы только у них оставалось на это время.
        Решение предстояло принять в считанные секунды.
        Наконец, рассудив, что хуже все равно не будет, Декс набросился на панель управления, наугад щелкая тумблерами, надеясь, что случайное нажатие какой-нибудь кнопки сможет отключить ракету. Кое в чем он преуспел: где-то произошло короткое замыкание, и автоматизированная система по всему комплексу вырубилась. Сопровождалось это целым фонтаном искр, вылетевших из пульта управления. Декс вовремя шарахнулся в сторону, успев прикрыть лицо. Из панели управления повалил дым.
        — Боюсь, что я нажал не ту кнопку, — пробормотал он.
        Декс был совершенно прав: несмотря на то что конвейеры остановились, ракета продолжала изрыгать пламя, наполняя гулом весь комплекс. Казалось, где-то работает вулкан, приближая неминуемое землетрясение.
        Теребя бородку, доктор Варгас обратился к Капитану. На лице при этом застыло пристыженное выражение.
        — Даже если это в принципе и возможно, гвардия Тотенкопфа — так называемые «механические защитники» — все равно не позволит нам этого сделать. Она близко не подпустит нас к жизненно важным узлам оборудования. Такова программа. Тотенкопф особенно постарался, программируя «защитников». Это его элита.
        Небесный Капитан расправил плечи:
        — Об этих чертовых машинах я, с вашего позволения, позабочусь сам. — Он хрустнул костяшками пальцев, сжимая кулаки. — Только скажите, что надо сделать.
        Варгас посмотрел на Ланга. Тот пожал плечами, резонно заметив:
        — Хуже не будет. Пусть попробует.
        Варгас развернул перед Капитаном чертежи.
        — Мы сами разрабатывали конструкцию этого корабля. Ученые Одиннадцатого Подразделения знакомы с его возможностями. Целью нашей работы было определить — и устранить — все возможные изъяны и недостатки в конструкции. Но, конечно, в таких монументальных аппаратах сложно достичь полного совершенства. — Он стыдливо опустил глаза. — Да мы, честно говоря, и не хотели, чтобы это совершенство было достигнуто. Некоторые из нас.
        Желтым ногтем он указал на линию электросистемы, проходившую через ракету:
        — Вот здесь, посмотрите внимательней.
        К нему присоединился доктор Ланг. Ученый был настолько возбужден, что постоянно сбивался на немецкий. Варгас дополнял его, и оба, перебивая друг друга, принялись бестолково объяснять. Небесный Капитан переводил взгляд с одного на другого, вконец запутавшись.
        Тут вмешался Декс:
        — Они говорят, что если вам удастся перерубить подводящий провод в системном терминале, то это может вызвать короткое замыкание в электросистеме ракетного двигателя. Тогда искры воспламенят горючее еще до того, как отделится третья ступень и начнется необратимая цепная реакция. Если успеете, — он усмехнулся, — то будет большой взрыв, но только в небе. Прощальный салют, и все. Нет ракеты — нет проблемы, и конец света откладывается.
        Небесный Капитан почувствовал проблеск надежды. Но слишком уж подозрительно простым показался ему этот план.
        — И это все? Все, что я должен сделать — перерубить провод? — Он хлопнул Декса по спине. — Тогда вперед… Нечего терять время. Где этот самый…
        — В том-то и дело, что терминал находится на борту корабля, кэп. — Лицо юноши окаменело. — И… как только вы обезвредите провод, выбраться оттуда уже будет невозможно.
        Небесный Капитан замер на миг, оценивая ситуацию, и сказал:
        — Ладно, нечего уж теперь рассусоливать. Речь идет о спасении мира. — С решительным вздохом он повернулся к Полли: — Отведи Декса и ученых в безопасное место. Вы выйдете к «Ястребу» по просеке. Декс сможет управиться с самолетом… наверное.
        Юноша зарделся.
        — Свяжетесь с Фрэнки, как только покинете остров. Она знает, что делать дальше.
        Полли вызывающе уперла руки в бока:
        — О чем ты говоришь, Джо? Я иду с тобой.
        — На этот раз — нет.
        — Но мы же все делали вдвоем! Это наше общее дело. И ты хочешь избавиться от меня в самом интересном месте? — Полли воинственно схватилась за фотоаппарат, как будто это был, как минимум, револьвер. — И потом, у меня еще остался последний кадр.
        Она старалась не думать о том, что этот последний кадр может запечатлеть гибель ракеты с ними на борту. И тут Полли совершила невероятный — в первую очередь для себя — поступок: она обняла Капитана и прижалась к нему.
        — Я тебя не пущу… одного.
        Какое-то стоическое спокойствие вдруг овладело Джо, когда он заглянул в ее голубые глаза. Голос Небесного Капитана изменился, стал нежным.
        — К сожалению, у нас нет времени на объяснения, Полли. Остается только надеяться, что ты поймешь… и простишь меня, когда-нибудь потом.
        Полли вопросительно посмотрела на него:
        — Простить тебя? Ах, так ты имеешь в виду за Нанкин…
        — Нет. Только за это. — Небесный Капитан привлек Полли и крепко поцеловал ее в губы.
        И тут же, безо всякого предупреждения, отстранив от себя, двинул девушку кулаком. Полли без чувств рухнула на руки Декса, вовремя подхватившего ее. Декс же был не меньше Полли удивлен подобным оборотом дела.
        — Позаботься о ней, Декс.
        — Само собой, кэп. — Юноша придерживал сползающее тело, провожая взглядом старшего друга, устремившегося к выходу. — Желаю удачи!
        Ракетные двигатели разогревались, готовясь к стартовому толчку, пожирая запасы топлива с неимоверной скоростью. Окружавшие корпус ракеты опорные вышки размером с небоскреб уже готовы были разлететься по сторонам, когда наступит момент старта и подъемная сила достигнет максимального уровня.
        Надвинув летные очки на глаза, Джо погрузился в мир испарений и выхлопов, едкого дыма и газов, от которых перехватывало дыхание. Никто, конечно, не позаботился о вентиляции: у роботов потребности в ней не возникало.
        Небесный Капитан двигался почти на ощупь по этому грохочущему аду, среди огня и дыма. Остров, казалось, разваливался на части прямо под ногами. Его потряхивало из стороны в сторону. Пробежав по конечности робота, хаотично двигавшейся над конвейером, Джо перескочил на ленту, а оттуда спрыгнул на землю.
        Роботы-уборщики продолжали здесь свой безмолвный труд, совершенно безучастные к тому, что произойдет через несколько минут. Вряд ли от них что-то останется после старта. Монстры продолжали мести пол, который вскоре превратится в плотную корку окалины. Наконец Джо взобрался на пусковые леса, откуда было уже рукой подать до входного распахнутого люка.
        И тут на его пути встала незнакомка, точнее, старая знакомая — загадочная брюнетка, с руками, упертыми в бока, — точь-в-точь как Полли в недавней попытке закатить ему сцену. Поправив темные очки, красотка повернула к нему свое идеальной формы безжизненное лицо. Вид у нее был такой, будто она поджидала его здесь все это время.
        Небесный Капитан вздохнул: у него не было ни времени, ни желания вступать в очередной конфликт. Но эта женщина была единственным препятствием, отделявшим его от ракеты.
        Они стали медленно перемещаться, выбирая место для удара. Небесный Капитан помахал перед собой кулаками, словно боксер:
        — Интересно, как тебе это понравится?
        Но женщина уже опередила его. Джо даже не увидел ее руки, промелькнувшей в воздухе расплывчатым пятном. Скорость удара, как и сила, оказалась просто непостижимой. Одним ударом женщина сразила его наповал.

        Декс с доктором Варгасом тащили бесчувственное тело Полли, а доктор Ланг шел впереди, открывая двери.
        — Сюда! Через гараж.
        — Надо убираться отсюда поскорее, Фриц! — кричал задыхавшийся Варгас, едва удерживая Полли за ноги. Еще один кусок потолка свалился прямо на стол доктора Тотенкопфа.
        — Да знаю я, знаю! — Доктор Ланг открыл опечатанную дверь в глубине кабинета. Он затарахтел что-то по-немецки, настаивая, что следует поторопиться.
        Отдуваясь, Декс спросил:
        — Здесь столько техники — неужели нет ни одной машины, на которой можно дать деру?
        — О том и речь, — отозвался Варгас. — Куда, вы думаете, мы идем, молодой человек?
        Когда они очутились в гараже, по стенам которого гулко разносился рокот стартующей ракеты, доктор Ланг тотчас же бросился к гигантскому транспорту.
        — Вот! — Он сорвал брезент в пятнах смазки — под ним оказался тягач на воздушной подушке.
        — Лучше не придумаешь, — заметил Декс, невольно любуясь размерами судна и его дизайном. — Именно это нам сейчас и нужно.
        Ланг сдвинул в сторону какие-то ящики, что-то полетело за борт: он наспех избавлялся от лишнего груза, освобождая место. Декс с Варгасом осторожно уложили Полли на палубу, подсунув ей под голову скатанное одеяло. Убедившись, что с девушкой все в порядке, Декс забрался в рубку и наспех ознакомился с панелью управления.
        — Кажется, я смогу сообразить, как она заводится…
        Предоставленная самой себе, Полли зашевелилась и заморгала, приходя в чувство.
        Декс уже освоился с рычагами и приборами. Большая красная кнопка, очевидно, означала зажигание. Как только он нажал ее, машина взвыла, пропеллеры завертелись и расположенные внизу двигатели стали нагнетать сжатый воздух, поднимая судно над землей. Убедившись, что они висят над поверхностью, Декс оттянул на себя рычаг — и машина плавно двинулась вперед.
        Со свистом и тряской громоздкий транспорт медленно полз по содрогающейся пещере. Своды осыпались, и камни летели на них со всех сторон. Постепенно медлительное средство передвижения наращивало скорость, прорываясь к выходу из пещеры. Очевидно, это был аварийный выход — похоже, Тотенкопф обо всем позаботился, оставляя себе пути к отступлению.
        Доктор Ланг встал рядом с Дексом, который ловко управлялся с рычагами.
        — Мы совершали на этом судне облеты острова. Потрясающий вид открывается с вулкана! Но вскоре нам пришлось отменить эти экспедиции. Нас все время преследовала одна доисторическая птица. Бедный доктор Шмидт…
        Варгас стоял напротив Декса, держась за поручень.
        — Лучше бы я остался на борту «Гинденбурга-III», — вздохнул он. Тут старый ученый перевел взгляд туда, где еще минуту назад лежала Полли. И недоуменно захлопал покрасневшими глазами. Он схватил Декса за рукав: — Прошу прощения…
        Палуба была пуста.

        После немыслимого удара незнакомки Небесного Капитана отшвырнуло и припечатало к стене. Откуда только брались такие силы и быстрота в этой загадочной женщине? Капитан потряс головой, пытаясь подняться.
        — Ну ладно, посмотрим. Сейчас ты узнаешь…
        Он бросился вперед и нанес ей такой удар, который отправил бы в нокаут и динозавра, но женщина снова продемонстрировала немыслимую быстроту реакции и силу встречного удара. Взмахнув полой своего черного одеяния, она сделала неуловимое глазом движение, и Капитан вновь очутился на земле.
        Он снова бросился вперед, надеясь достать ее хоть раз, прежде чем она нападет в третий. Ему, правда, удалось довольно ловко увернуться от апперкота, и некоторое время они размахивали кулаками, примериваясь, в стойке. Но кончилось все это бесславным поражением: Небесный Капитан вновь был повержен одним могучим ударом, после которого уже не мог даже встать.
        Это было уже не просто поражение. Это был настоящий позор. Единственное, что утешало, — вокруг не было свидетелей бесславного поединка.
        Когда женщина встала над ним, Джо нашел в себе силы только приподняться на локте. Незнакомка извлекла на свет свое странное электрическое оружие и направила на него разрядник-электрод. Капитан понял, что если она сейчас разрядит в него свой шокер, то об остановке ракеты можно забыть. Он не успеет очнуться к тому времени, когда та стартует.
        Женщина в черном уже положила руку в перчатке на спусковую кнопку оружия. Но прежде чем она успела нажать, лицо ее вдруг содрогнулось. Не исказилось, а именно содрогнулось. На нем осталось прежнее выражение, даже губы не шевельнулись. Но она рухнула наземь, словно от удара, уронив свой шокер.
        Вытирая кровь, стекающую в глаза вместе с потом, Джо увидел, кто пришел ему на помощь. За спиной упавшей стояла Полли. В руках у нее был обрезок трубы, и она смотрела на Небесного Капитана разгневанно-презрительно. Под глазом у девушки красовался свежий синяк.
        Прежде чем они успели обменяться репликами, оба услышали странное бряцание и посмотрели на распростертое тело.
        После такого удара люди обычно сразу отправляются на тот свет или, как минимум, лежат без сознания неделю.
        Но на их глазах загадочная женщина вновь задергала конечностями. Из-под черных очков брызнули искры. Очки треснули, вместе с лицом, которое оказалось просто маской.
        Под ней находились лишь провода и оптические датчики. Роковая женщина-терминатор оказалась машиной, вероятно, из последнего, самого совершенного поколения роботов Тотенкопфа.
        Шатаясь, Небесный Капитан встал на ноги. Он старался сохранить равновесие, пока Полли приближалась к нему решительной походкой. Джо вытер кровь, стекавшую из угла рта.
        — Где ты пропадала?
        На этот раз он не успел уклониться от удара в челюсть, нанесенного по всем правилам бокса.
        — Пошли, — в приказном тоне изрекла девушка, поворачиваясь к нему спиной и устремляясь к входному отверстию. — Только не думай, что мы в расчете.
        Небесный Капитан потер скулу.
        — Полли, пойми, я это сделал ради твоего же блага. Я хотел спасти тебя.
        Бормоча бессвязные оправдания, Джо устремился за ней в пещеру в самом центре горы. Перед глазами его стояли чертежи, показанные доктором Варгасом. Он забыл до поры до времени про конфликт с Полли и спешил к панели управления.
        — Пора выбираться отсюда.
        Содрогавшаяся и дымящаяся ракета казалась бесконечно далекой оттого, что была воздвигнута в центре пещеры.
        Стараясь сохранять самообладание, Небесный Капитан защелкал переключателями и расплылся в довольной улыбке, когда пусковая башня загудела и стала распрямляться.
        — Личная доставка.
        Он трудился над кнопками и циферблатами, наблюдая, как башня поднимается, выдвигаясь, как телескоп, и тянется с гудением к верхнему модулю ракеты.
        Джо регулировал продвижение трапа, а Полли, не дожидаясь, пока этот процесс закончится, уже устремилась по узкому проходу. Время не ждет. Небесный Капитан, поспешивший следом, едва успел поймать ее за руку, когда вдруг вздрогнула земля. Гора, на которой стояла крепость, содрогнулась. Отвалившиеся куски стен ударили в решетку и полетели вниз, оглушая уже никому не нужных роботов, продолжавших трудиться. Когда Небесный Капитан и Полли добежали до конца выдвижной лестницы, какой-то камень попал в механизм, застопорив его.
        Полли едва успела ухватиться за поручень. Перед ними распахнулась зияющая пропасть, отделявшая их от входа в ракету.
        — Джо!
        С решительным вздохом он отодвинул ее в сторону и стал отступать для разгона.
        — Большую часть жизни я провел в полете. Теперь попытаемся обойтись без аэроплана.
        Разбежавшись, Небесный Капитан оттолкнулся от качающейся оконечности трапа, как от трамплина, и взмыл в воздух. Он достиг корпуса ракеты, врезавшись в обшивку. Однако вход остался в стороне. Капитан едва успел зацепиться за открытый люк. Капитан повис на одной руке, одновременно отчаянно пытаясь найти ногами опору на гладкой поверхности корабля.
        В двадцати футах от него Полли могла только наблюдать за этим, не в силах ничем ему помочь.
        Ревущие ракетные двигатели сотрясали пещеру. Неожиданно один из толчков вызвал обвал. Камни рухнули на железный помост, где стояла Полли. Пусковая башня наклонилась и устремилась вперед, сокращая расстояние между собой и ракетой.
        Небесный Капитан, подтягиваясь, боролся из последних сил. Наконец ему удалось забросить вторую руку. Ботинки отчаянно скользили, пока не уперлись в громадную заклепку на корпусе ракеты. Одним усилием воли Джо подтянулся к входному отверстию и вполз, задыхаясь. Совершенно без сил он рухнул на пол, не в состоянии сделать даже шага.
        В это время падающий трап уперся в корпус ракеты. Полли грациозно соскочила с него и проследовала внутрь мимо лежавшего на полу Капитана.
        — Хватит валяться, Джо. У нас не так много времени.
        Он ошарашенно посмотрел ей вслед.
        В это время динамики начали по-немецки отсчитывать секунды, оставшиеся до запуска:
        — Пять… четыре… три… два… один — пуск!
        Небесный Капитан привстал на колени, поспешно задраивая люк, но исполинский корабль уже начал подниматься в воздух, издавая такой рев, словно тысяча громовых раскатов, прогремевших одновременно.

        35

        В ПОЛЕТЕ

        СИСТЕМА БЕЗОПАСНОСТИ

        КОНЕЦ ДЬЯВОЛЬСКОГО ПЛАНА

        Набрав скорость, транспорт на воздушной подушке выстрелил из пещеры на полном ходу. Крепость Тотенкопфа осталась позади. Беглецы ворвались в джунгли. За их спиной трясся и грохотал индустриальный комплекс, в небо поднимался дым.
        — А Тотенкопфа разве не волновала судьба его комплекса после старта? — спросил Декс, оглядываясь.
        — А зачем он ему? — вопросом на вопрос отозвался Варгас. — Если уж вся Земля сгорит, то и комплекс вместе с ней.
        — И вместе с нами, — добавил Ланг, лицо которого было бледнее обычного. — Я уже давно пожалел, что в свое время связался с Одиннадцатым Подразделением.
        Тут над их головами появилась старая знакомая — доисторическая птица. С душераздирающим скрежетом она пустилась в погоню, словно это они были виноваты в том, что происходило с островом.
        — Вот она! — завопил Ланг. — Тварь, которая унесла доктора Шмидта. — Одержимый паническим страхом, он попытался спрятаться под сиденьем.
        Громадная птица уже настигла их. Декс посмотрел вверх: размах ее крыльев был шире, чем у «Ястреба» Небесного Капитана.
        Он попробовал маневрировать, пытаясь уйти от птицы, но транспорт на воздушной подушке не был приспособлен для подобных трюков. И скорости им тоже катастрофически не хватало.
        Но прежде чем крылатый хищник настиг добычу, грандиозный взрыв потряс остров. Над крепостью стала подниматься ракета. Она уходила в небо: сначала над крепостью, потом над джунглями, над всем островом и, наконец, над океаном.
        Взрыв вызвал мощную ударную волну, и птица моментально позабыла о своих хищнических планах и ринулась на поиски убежища, оставив их в покое.
        — Черт возьми, пора сматываться! — прокричал Декс сквозь оглушительные раскаты.
        Ракета набирала высоту, оставляя в синем небе огненный инверсионный след.
        — Поздно! — простонал Ланг. — Как только сработает третья ступень, Земля превратится в радиоактивный пепел.
        — Если Небесный Капитан успел попасть на борт до старта, у нас еще есть шанс, — убежденно сказал Декс. — Так что подождем, посмотрим, как развернутся события.
        Старт ракеты окончательно уничтожил крепость. Взрывы, разносившиеся с той стороны, распугали представителей доисторической фауны. Бросив взгляд вниз, Декс увидел стадо динозавров, мчавшихся к прибрежной полосе.
        Включив рацию, он произнес в микрофон:
        — Вызываю базу Манта. Как слышите? Прием! Вызываю базу Манта. Фрэнки, это Декс. Ты слышишь меня?

        Стартом ракеты их сначала вдавило в пол. Но Капитану удалось подняться и дойти до узкой металлической лесенки. Ее скобы вели в рубку наверху. Джо повис на скобе и стал подтягиваться, преодолевая нагрузку. Заныла каждая клеточка тела.
        — В жизни не чувствовал себя хуже, — поделился он с Полли. — Хотя, принимая во внимание, что мы спасаем мир… можно, конечно, и потерпеть.
        Полли последовала за ним, словно зомби, с трудом передвигая ноги из-за бешено возрастающей нагрузки. Впереди окровавленный Капитан навалился на скобу так, будто вознамерился выдернуть ее из стены.
        Мощные двигатели преодолевали гравитацию, продолжая отрывать ракету от земли. Ноги налились свинцом, однако Капитану уже удалось взобраться по лестнице, и Полли не позволит ему вырваться вперед.
        Девушка переступала по коридору, хватаясь за иллюминаторы, через которые просматривался трюм: грандиозное помещение, до самого потолка забитое клетками с животными, собранными Тотенкопфом во всех уголках света. Тысячи беспомощных созданий были заключены здесь, вынужденные лететь в неизвестность, согласно планам безумца, который вознамерился сотворить новый Эдем.
        Небесный Капитан оглянулся на Полли, заметив, что та рассматривает клетки с животными.
        — Полли, поторопись.
        Она полезла следом. Небесный Капитан уже подал ей руку, чтобы помочь выбраться из люка в полу.
        В командном отсеке трудились механизмы. Для обслуживания ракеты Тотенкопф создал целый рой летучих роботов, круживших здесь, точно пчелы.
        Посреди рубки развернулся огромный экран, по которому проплывали вниз облака. Перед экраном стояло единственное кресло. Корабль без пилота. Пустующий трон Тотенкопфа, откуда тот собирался наблюдать галактику. Впрочем, роботы прекрасно справлялись и без него.
        — Мы должны спасти животных, — произнесла Полли. — Хотя бы их…
        — Мы должны спасти Землю, — напомнил Капитан.
        Металлический голос разнесся по рубке, бросая немецкие слова.
        — Осталась минута до того, как сработает третья ступень, — прокомментировала Полли.
        Прямо у них под ногами был реактор, простиравшийся на две тысячи футов в длину. Небесный Капитан посмотрел вниз, потом — на узкий переходной мостик, уводивший к системному терминалу.
        — Другой дороги нет.
        Он ступил на узкий трап. Ракета вздрогнула, набирая скорость, продолжила стрелой прорываться сквозь атмосферу. Джо едва удалось сохранить равновесие. Внизу распахнулась пропасть: дна видно не было.
        — Не время бороться со страхом высоты, — напомнил себе летчик.
        Устремляясь за Джо, Полли бросила напоследок взгляд на панель управления, обратив внимание на предупреждающую надпись:
        DRINGLICHKEITSFREIGABE.
        — Аварийный сброс, — пробормотала она. — Интересно, что Тотенкопф собирался сбрасывать в случае аварии?
        Не успев еще прийти к какому-либо предположению, девушка откинула крышку и нажала на красную кнопку.
        Негодующий вой сирены разнесся по всему кораблю. Механический голос из динамиков объявил на немецком:
        — Внимание! Опасность в отделении реактора!
        Полли замерла. Опять она сделала что-то не то.
        Ракета вздрогнула.
        Небесного Капитана тряхнуло на трапе. На миг ему показалось, что сейчас он слетит в бездну. Обернувшись, Джо увидел Полли возле панели управления.
        — Что ты делаешь?
        — Пыталась тебе помочь, — виноватым голосом отозвалась девушка и поспешила следом.
        Ступив на трап, она, естественно, тоже бросила взгляд в пропасть. За спиной что-то зажужжало. Полли оглянулась: диафрагма люка сомкнулась за ней, изолировав грузовой отсек.
        — Опасность! — повторил голос робота. — Внимание!
        Тут Капитана осенило.
        — Бежим! — крикнул он Полли. — Надо срочно перебраться на другую сторону.
        Они бросились по узкому стальному мостику, не заглядывая в пропасть реактора. Корабль затрясло, и им едва удалось устоять на ногах. Застав их где-то посередине моста массивные люки грузового отсека распахнулись, точно челюсти крокодила, выпускающего жертву.
        Небесный Капитан подхватил теряющую равновесие Полли. Стальные балки застонали от напряжения. Сердитые красные зрачки сигнализации засверкали из темноты.
        — Держись! — закричал Капитан.
        Нижняя ступень ракеты отделилась, вжимая их в решетку трапа. Воздух засвистел в образовавшемся внизу отверстии. Земля под ними уходила вниз: океан с заплаткой острова Тотенкопфа скрывался за линией горизонта.
        Грузовой отсек с животными устремился к земле, через несколько секунд выпустив парашюты.
        Освободившись от части груза, ракета рванулась к небесам с удвоенной скоростью.
        — Разгоняемся! — прокричал Капитан сквозь свист ветра.
        Полли почувствовала подступающую к горлу тошноту.
        — Не хотелось бы туда свалиться. Больно далеко падать.
        — Мы и не собираемся падать.
        — Тридцать секунд до отделения ступени, — объявил голос робота из динамиков.
        Небесный Капитан и Полли встревоженно переглянулись. Времени почти не осталось. Они торопливо полезли по трапу, цепляясь за железные прутья.
        Джо снова удержал Полли, когда ракету начало трясти. Толстенные балки, крепившие внутреннюю часть, изогнулись от нагрузки: одна из них переломилась надвое, обнажив сверкающий слоистый металл.
        — Еще немного, — прохрипел Капитан.
        Наконец они добрались до рубки. Здесь их осыпало и ослепило сверкающими электрическими искрами. Образовавшийся завал преградил им путь. Порхающих в воздухе роботов разметало, как ураган листву, они сталкивались друг с другом и разбивались о корпус ракеты. Троих роботов всосала воздушная воронка, и они улетели в бездонную дыру.
        — Двадцать секунд до отделения ступени.
        Со стоном смертельно раненного зверя одна из металлических балок, поддерживающих свод, выскочила. Заклепки, точно пули рикошетом, выстрелили по корпусу. Небесный Капитан едва успел уклониться от одной, провизжавшей у него над ухом. Увлекаемая ускорением балка ударила в трап, точно топор палача раскраивая его надвое.
        Опережая падение трапа, Небесный Капитан потянул Полли за собой, и они успели выбраться на безопасное место, когда железная конструкция, сминаясь, провалилась в зияющее отверстие.
        — Десять секунд до отделения ступени.
        Поднявшись на ноги, Небесный Капитан и Полли ощутили толчок, вновь бросивший их наземь. И все же они упрямо ползли к системному терминалу, отсчитывая последние секунды.
        Капитан уже потянулся к тумблерам и подсветке приборной доски, вспоминая схему электроснабжения корабля, которую объяснял ему Варгас.
        В этот момент перед ним возник один из плавающих в воздухе роботов, пушечным ядром устремившийся к нему. Из его корпуса брызнули синие искры. Защитная система ракеты не дремала. Небесный Капитан едва успел уклониться от посланного в него заряда. Летучий робот напоминал разгневанного шершня, защищающего свое гнездо.
        Полли ударила его сцепленными пальцами, как молотом. На миг тот вырубился, ударился о ближайшую балку и покатился по полу. Не успев взлететь, но приведя в готовность свои сервомоторы, робот исчез в воздушной воронке.
        Полли посмотрела на свои окровавленные пальцы:
        — Кажется, перелом.
        Небесный Капитан наконец добрался до нужной секции и щелкнул переключателем. Тут же поблизости распахнулась панель в полу, открывая сложные переплетения электропроводки. Там, в укромном месте, подвешенные в стеклянном контейнере, хранились мензурки с «Адамом» и «Евой», генетическими созданиями экспериментов доктора Тотенкопфа.
        Первая часть задания была выполнена. Капитану оставалось только надеяться, что он с успехом завершит и вторую. Он заскользил взглядом по панели управления. Небесный Капитан вытащил из бокового кармана куртки небольшие кусачки — инструмент на случай аварии. Впервые в жизни ему приходилось не ремонтировать, а ломать.
        Осторожно защемив кусачками провод, Джо оглянулся на Полли. Та молчаливо кивнула, сознавая, что на этом героическом поступке их жизни закончатся. Земля будет спасена, но они — нет.
        Наконец девушка не выдержала:
        Джо, мы не можем больше ждать.
        — Прощай, Полли.
        Кусачки стати сжиматься, впиваясь в провод.
        В этот момент на запястье Джо, останавливая его, легла чья-то рука. Небесный Капитан и Полли вздрогнули. Перед ними стояла та самая женщина в черном, с разбитым лицом, из которого торчали провода и металлические пластины. Одеяние было обожжено и разорвано и выставляло напоказ соблазнительные части синтетического тела.
        — Как? — застонал Небесный Капитан. — Ты еще жива?
        Он развернулся и всадил кусачки ей в то, что осталось от лица. Вместо крови оттуда брызнули искры, и все тело женщины-робота затряслось мелкой дрожью. Затем, словно что-то выключилось в ней, как будто кто-то повернул невидимый выключатель, — женщина-андроид замерла и с грохотом рухнула на пол.
        — Только в этот раз не оживай. Очень тебя прошу.
        — Пять секунд до отделения ступени, — прогудел голос из динамиков.
        — Джо! — завопила Полли.
        Воздух стал разреженным, дышать удавалось с трудом. Понимая, что времени на размышления нет, Небесный Капитан решительно перекусил провод в тот самый момент, когда ядерный реактор третьей ступени уже готов был взорваться. Панель вспыхнула, озарившись искрами, и окуталась дымом.
        Теперь, когда дело было сделано, у них оставались считанные секунды. Небесный Капитан схватил Полли и сжал ее в объятиях. Они ждали взрыва. Земля спасена, но они обречены.
        Внезапно взвыла сирена аварийной системы:
        — Внимание: системный сбой! Внимание: системный сбой!
        Одновременно с этим нестерпимым воем раздался и другой звук — звук открываемых гидравлических люков. Они распахнулись рядом с ними, прямо в стене. Взглянув на ближайший к нему, Небесный Капитан потянул Полли за собой.
        — Сдается мне, Тотенкопф оставил себе лазейку на случай неблагоприятного исхода. А ну-ка, попробуем и мы.
        Тем временем прозвучит последний предупреждающий сигнал. Взмывающая в небо ракета взорвалась в воздухе, превратившись в огромный пылающий шар.

        36

        ВСПЫШКА В НЕБЕСАХ

        ЧУДЕСНОЕ СПАСЕНИЕ

        ПОСЛЕДНИЙ СНИМОК

        Покинув остров, транспорт на воздушной подушке мчался над океаном. Декс смотрел на тающий в небе инверсионный след ракеты, прослеживая ее направление. Белая полоска увенчалась огненным шаром, облаками дыма и вихрем осколков.
        Ученые возликовали, воздев хрупкие старческие кулачки в воздух:
        — Небесный Капитан сделал это! Земля спасена!
        Декса посетило странное чувство — горечь пополам с радостью. Несколько секунд он не мог произнести ни слова. Через некоторое время с небес донеслись как бы раскаты грома. Звук дошел гораздо позже, подтверждая случившееся.
        — Он оставался героем до самой последней минуты… — Декс сглотнул ком в горле. В его воображении промелькнули портреты Джо и Полли в траурных рамках.
        Оставив управление транспортом, мчавшимся, точно катер, над хмурыми волнами океана, юноша извлек бинокль, обнаруженный им в бардачке под панелью управления. Видимо, он нужен был для наблюдения за первобытными пернатыми.
        Декс стал рассматривать небо. Сквозь черные облака кувыркающиеся осколки устремились к океанской поверхности, точно метеоритный дождь. Наблюдая эту картину, юноша почувствовал, как все сжалось внутри.
        И вдруг он увидел в эпицентре взрыва крохотную точку, блеснувшую, словно новенькая пуля. У Декса перехватило дыхание: неужели?.. Он торопливо подрегулировал оптику, боясь упустить из поля зрения этот едва видимый предмет. Наконец он понял, что это такое. Сомнений быть не могло: спасательная капсула!
        Она плавно летела к земле, выпустив скомканную ткань парашюта.

        А тем временем на борту воздушной крепости, изрядно потрепанной вражеским огнем, молодой лейтенант военно-морских сил Великобритании наблюдал те же облака в окуляры своего бинокля. Он с улыбкой оттопырил большой палец вверх:
        — Я вижу их, капитан! Они живы!
        Облаченная в новый отутюженный мундир, Фрэнки Кук, стоявшая рядом в величественной позе, никак не отреагировала на сказанное.
        Она включила микрофон, и над палубой разнесся ее голос:
        — Отряду бомбардировщиков и команде спасателей — готовность номер один. Свистать всех наверх!
        Пожар на борту был укрощен. Раненых с палубы унесли, главные разрушения устранили. Хуже всего пришлось взлетной полосе. Большая часть стоявших там самолетов сгорела. Оставалось последнее — покончить с машинами Тотенкопфа. Их механический враг должен быть истреблен.
        — Набираем высоту, — сказала Фрэнки. — Выберемся из этих облаков, а там посмотрим, как быть дальше.
        На палубе воздушной крепости закипела оживленная деятельность. Отряд спасателей готовился к высадке — там, где капсула, относимая ветром на парашюте, должна была упасть в океан.
        Тяжелые бомбардировщики сорвались с места, устремляясь к таинственному острову, чтобы довершить начатое.
        Громада воздушной крепости, увенчанная рубкой, вынырнула из облаков. На борту у нее красовалась цифра «1» величиной с двухэтажный дом.
        Навстречу ей уже приближалась другая, точно такая же воздушная крепость под номером «3».
        — Подкрепление прибыло, Капитан, — доложил лейтенант.
        Фрэнки не удержалась от улыбки, встречая взглядом третью воздушную крепость, показавшуюся над горизонтом, — номер «7».
        Вскоре все три крепости собрались в небе, готовясь к последнему удару. Бомбардировщики волна за волной стартовали с палуб, вылетая на боевое задание.

        Свидание с Фрэнки могло подождать. Декс переменил курс, огибая остров и устремляясь к месту падения спасательной капсулы. Два старых ученых стояли у борта, наблюдая за спуском.
        У них над головами пронеслось звено бомбардировщиков. Впереди шли силы Крылатого Легиона — им была предоставлена честь первыми сбросить бомбы на мятежный остров доктора Тотенкопфа. За ними следовали тысячи других, заполнив воздух зловещим гулом.
        На пути к месту падения перед Дексом предстало невиданное зрелище: торчавшие над водой змеиные шеи и гребни первобытных животных. Они в панике покидали остров, спасаясь в водах океана.
        Первый удар бомбардировщиков накрыл остров.
        — Стерилизуют остров, — догадался Декс. — Машины Тотенкопфа способны к самовоспроизводству. Поэтому нужно разбомбить все, чтобы даже винтика не осталось.
        Волна за волной бомбардировщики шли над островом, оставляя позади лишь сожженную землю.
        Наконец транспорт на воздушной подушке добрался до спасательной капсулы, плававшей на поверхности океана. Люк был уже распахнут, и, заглянув в него, Декс увидел Небесного Капитана и Полли, крепко обнявшихся в тесном пространстве.
        Заслышав шум мотора, они быстро отпрянули друг от друга, но Полли не смогла скрыть довольной, блаженной улыбки, появившейся на ее лице. Ока потянулась к фотоаппарату:
        — Последний снимок, Джо.
        — Не трать пленку. Что теперь снимать? Все уже позади. Нам все равно никто не поверит.
        Полли поймала пылающий остров в видоискатель. Вот так, на фоне плывущих доисторических чудовищ, она запечатлеет финал этой драмы, в которой они участвовали все последние дни. Величественное зрелище.
        — Кажется, у тебя получится неплохой репортаж, — сказал Небесный Капитан.
        — Я не я буду, если главный редактор Пейли не даст мне первую страницу.
        Но Полли так и не нажала на спуск. Внезапно она улыбнулась и направила объектив на Небесного Капитана.
        Джо, с запекшейся кровью на лбу, улыбнулся ей в ответ.
        — Пожалуй, вот что будет на первой странице.
        Небесный Капитан забеспокоился:
        — Полли, погоди, ты же…
        Но было поздно. Она уже сделала снимок его удивленного, испуганного лица.
        Довольная, Полли опустила фотоаппарат.
        — Не надо лишних слов, Джо, — сказала она, падая ему в объятия.
        Капитан показал на камеру:
        — Ты же забыла снять крышку с объектива!

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к