Библиотека / Фантастика / Зарубежные Авторы / Абнетт Дэн: " Башня Молний Тёмный Король " - читать онлайн

Сохранить .
Башня молний. Тёмный Король Дэн Абнетт
        Грэм Макнилл

        Ересь Хоуса #10

        Дэн Абнетт
        Башня молний

        Чего ты боишься? Чего ты действительно боишься?

        Некогда здесь находился прекрасный дворец, он стоял подобно короне света на вершине мира. Это произошло еще совсем недавно, когда человечество во второй раз покинуло свою родную планету в погоне за судьбой, оказавшейся немилосердной в предыдущую эпоху.
        Мастера-ремесленники из множества соперничающих гильдий Масонов возвели позолоченный дворец блок за блоком как заявление о единстве, царственном и неоспоримом. После мрачной и беспросветной Эры Раздора непримиримые племена и вероучения Терры были сплавлены единой властью, и дворец представлял символ этого потрясающего достижения. Все мелкие представители династий и этнархи, все клан-нации и гено-септы, все деспоты и пан-континентальные тираны были подавлены или сокрушены, ниспровергнуты или аннексированы. Некоторые, находчивые и наиболее дальновидные, заключили договоры и были приняты в лоно новой власти. Лучше присягнуть на верность, чем испытать на себе гнев воинов в громовой броне.
        Повиновение лучше, чем вражда с новым повелителем мира.
        Поговаривали, что если однажды увидеть или услышать его речь, то все сомнения исчезнут навсегда. Он был один, всегда. Он был Императором задолго до появления такого титула. Никто не знал, как его назвали при рождении, потому что он всегда от природы был Императором.
        Даже мастера-ремесленники гильдий Масонов, знаменитые своей лицемерной цеховой враждой и тщеславными перебранками, замолчали и, в самодовольстве, построили для него дворец.
        Монументальный. Скорее не сооружение, а огромный земляной массив обработанный руками. Мастера-ремесленники построили его на величайшей горной гряде Терры и превратили её исполинские пики в его бастионы. Он возвышался над миром опустошенным столетиями войн и смертей и, хотя тот мир был отстроен заново, вместе с его прекрасными городами и чудесами архитектуры, расцветшими в новую эру Объединения, ничто не могло сравниться с великолепием дворца.
        Ибо он представлял прекрасное и волнующее зрелище из золота и серебра. Говорили, что мастера-ремесленники из гильдий Масонов сложили свои инструменты на землю и заплакали по завершении своей работы.
        С тех пор как он был завершен, дворец был самой большой и уникальной структурой, созданной руками человека. Его опоры были погружены глубоко в мантию планеты, а башни достигали безвоздушных слоев атмосферы. Он был воплощением самого слова
«дворец», не нуждаясь даже в определении, как будто до него никогда прежде не существовало других дворцов.
        ОН испортил это великолепие. Он поднял темными занавесками стены вокруг золотых залов и одел поднимающиеся ввысь башни в кожу из брони десятиметровой толщины. Он убрал прочь инкрустированные драгоценными камнями фасады и кристэлефантиновые орнаменты, изящные минареты и сияющие купола, а на их место он установил бесчисленные турели и платформы для артиллерийских орудий. Он вырыл громадные земляные укрепления в близлежащих низинах и укрепил их миллионами батарей. Он закрепил платформы на стационарной орбите для защиты с небес, их орудийные блоки заряжали и испытывали днем и ночью. Он поставил на стены своих людей, закованных в броню цвета золота, и приготовился к грядущей войне.
        Его звали Дорн, и он не гордился своей работой.

        Вадок Синх, военный каменщик, имел привычку поглаживать архитекторские планы, когда выкладывал их, словно они были его любимым домашним животным.

        - Необходимость, - произнес он своё любимое слово, доставая исправленный план-проект возвышенности Давалагири.

        - Но неприятная, - ответил Дорн. Он стоял далеко от стола, прислонившись к одной из толстых колонн планировочной комнаты, скрестив руки на широкой груди.

        - Неприятным будет то, что они сделают, если обнаружат Врата Анапурна слабыми и непрочными, - возразил Синх, откинувшись назад и зажигая свою вос-трубку от тонкой свечи, тем самым предоставив возможность толпе слуг закончить выкладывать чертежи и приводить в порядок медную аппаратуру смотровых линз, позволяющих увеличивать детали и проецировать их на стены для близкого ознакомления.
        Дорн пожал плечами.

        - Все равно по-прежнему безобразно. Мензо из Траверта потратил тридцать лет на инкрустирование этих ворот орбисом и лазулитом. Паломники стекаются сюда только для того чтобы на них посмотреть. Они говорят, что по красоте это сооружение превосходит даже Врата Вечности.

        - По красоте? Теперь? - Синх улыбнулся. Он начал ходить по комнате, оставляя за собой шлейф синего дыма из углубления в его длинноствольной трубке. Его рабы следовали за ним туда-сюда по комнате, подобно робкой толпе нашкодивших малышей за своей мамой. Синх был высоким человеком, даже выше чем примарх, но худым как скелет. Его гильдия генетически вывела в них высокий рост ради улучшения обзора и наблюдения.

        - Рогал, я так люблю наши беседы. Каждый сам себе на уме. Ты - воин, я - ремесленник, и ты читаешь мне лекции об эстетике?

        - Я не читаю лекции, - ответил Дорн. Он знал, что в углу комнаты Сигизмунд и Архамус напряглись после упоминания его имени Синхом. Позднее Дорну опять придется слушать о «надлежащем уважении и соблюдении протокола».

        - Конечно, нет, - сказал Синх, - но это необходимость. Сколько легионов сейчас имеет при себе Выскочка?
        Дорн услышал, как Сигизмунд поднялся на ноги. Он развернулся и пристально посмотрел на первого капитана Имперских Кулаков. Сигизмунд на секунду сердито оглянулся, а потом вышел из комнаты.
        Дорн быстро взглянул обратно на вольного каменщика.

        - Слишком много - сказал он Синху, протягивающему длинную и тонкую ладонь к чертежам. - Итак?

        - Начинаем работу завтра с восходом солнца. Осторожно разбираем ворота и складываем демонтированные элементы в подвалы. Мы поставим их обратно, когда все закончится.
        Синх кивнул.

«Мы вернем их всех на место», - подумал Дорн. - «Когда все закончится, мы все сделаем так, как было раньше».

        Холодные потоки воздуха прибывали с нижних валов той ночью. Дворец был настолько огромен, что пропасти его стен порождали собственный микроклимат. Пустотные щиты испытывали по-новому. Грязные звезды плавали по жаркой ряби новых реакторов дворца.
        Не дворца. Больше не дворца, а крепости. Некоторые из этих звезд были орбитальными платформами, они ловили последние отраженные солнечные лучи по мере обращения Терры. Дорн надел отороченную мехом накидку, принадлежавшую ему со времен его юности на Инвите, и вышел, чтобы пройтись по тротуару проспекта Давалангири, побывать среди его красоты в последний раз. Это была одна из немногих ещё не тронутых секций дворца. Плиты брони из адамантия, тускло-коричневый противоударный роккрит и автоматические турели еще не успели отравить его величие.
        Хотя скоро все изменится. Со стен Дорн мог видеть огни полумиллиона палаток лагеря Масонов, армии трудящихся, которая с восходом солнца заполонит проспект со своими молотками, стамесками и подъёмными кранами.
        Накидка принадлежала его дедушке, хотя Дорн уже давно понял, что никакие узы крови не связывали его с вырастившей его кастой ледяного улья Инвита. Он был создан из другой генетической линии, самой странной, в стерильном подземелье глубоко сокрытой части дворца.
        Не дворца. Более не дворца, а крепости.
        Дорн был создан для правления, для принятия трудных решений и содействия неутомимым амбициям своего отца. Он был создан примархом, одним из лишь двадцати существующих во всей галактике, спроектированным главным архитектором человечества, высшим творцом генетического кода.
        Империум нуждается во многом, но больше всего в самозащите и возможности сражаться при необходимости. Вот почему я поставил двадцать прочных зубцов на входе в крепость.
        Сражаться было удивительно легко. Физические характеристики Дорна были выше, чем у всех людей, кроме как еще двадцати человек во всем мире, и ими были его отец и девятнадцать братьев. По мнению Дорна, настоящим искусством было понимание того, когда не следует сражаться. Его дедушка, старый инвитский муж, патриарх клана ледяного улья, научил его этому.
        Дорн стал седьмым потерянным сыном, которого возвратили. К тому моменту как силы его отца нашли его, он по праву стал владыкой системы, управляя Скоплением/Объединением Инвит будучи главой Дома Дорн. Его дедушка был мертв уже как сорок зим, но владыка все ещё спал в перекинутой через тело отороченной мехом накидке. Его люди называли его императором, пока истинное значение этого слова им не продемонстрировали тысячи боевых кораблей в небе над Инвитом. Дорн отправился встречать своего отца на борту Фаланги, одного корабля против тысяч, но зато какого корабля: настоящей крепости. Его отец был впечатлен. Дорн всегда великолепно проявлял себя в создании крепостей.
        Потому-то Дорн и вернулся на Терру со своим генетическим родителем. Не из-за любви и послушания, а больше всего, чертов Синх, из-за необходимости. Звезды развернулись, и хаос выплеснулся из-под них. Самые яркие из всех пали, и немыслимое, еретическое, стало правдой.
        Империум сражался сам с собой. Воитель, по причинам, которые Дорн абсолютно не мог понять, обратился против своего отца и бросил свои силы в пламя всеобщей войны. Война идет на Терру. В этом не было никаких сомнений.
        Она придет. И Терра должна быть готова к ней. Дворец должен быть готов. Его отец лично попросил его вернуться на Терру для ее укрепления. Для этой задачи не было никого лучше. Не было лучших мастеров обороны. Дорн и его Кулаки, назначенные преторианцами Императора, смогут отразить любую атаку.
        Залы Терры были безмолвны, а стены глубоки, единственным звуком был вечный удаленный гул Астрономикона. Дворец, что Дорн укрепил и красоту которого испортил, пребывал на вершине мира подобно темному венцу.
        Рогал Дорн построил множество превосходнейших крепостей во вселенной: город-крепость на Завамунде, остроконечный пилон Галланта, сторожевые башни на Рутанской Границе. Все это неприступные бастионы, дворцы, из которых правят лорды губернаторы. Но, ни одна из них не была столь необходимой как эта крепость. Ни одну из них не было так тяжко завершать. Это было все равно, что заслонить свет или осушить море. Сияющее великолепие триумфа его отца, вечный памятник объединению был замурован в грубую оболочку утилитарной обороны.
        И все из-за Хоруса, величайшего сукиного сына, принесшего новый раскол.
        Дорн услышал, как камень раскалывается. Он посмотрел вниз, сжал свой кулак, свой Имперский кулак, вокруг каменного блока тротуара. Блок превратился в порошок.

        - Мой повелитель, все в порядке?
        Архамус тенью сопровождал его от зала планирования. Не такой вспыльчивый, как Сигизмунд, Архамус руководил личной свитой Дорна.
        Лицо Архамуса выглядело обеспокоенным.

        - Просто даю выход своим эмоциям.
        Архамус указал на расщепленный блок.

        - Давая работу ремесленникам Синха?

        - Что-то в этом роде.
        Архамус кивнул. Он помедлил, после чего взглянул с высоты стены на далекие укрепления Махабарата.

        - Вы создали чудо, вы знаете.

        - Я его разрушил.

        - Я понимаю, что вам это противно, но так должно было быть. И никто не смог бы сделать лучше.
        Дорн тяжело вздохнул.

        - Ты любезен, старый друг, но сердце подсказывает другое. Такой необходимости никогда не должно было быть. Я использовал все свое воображение, но до сих пор не могу понять, что могло послужить началом этой войны. Гордость и амбиции, обиды, зависть? Этого не достаточно, даже близко не достаточно, это не для примарха. Эти эмоции слишком незначительны и свойственны смертным, чтобы довести примарха до такого. Они могут спровоцировать спор, в крайнем случае, длительную вражду. Но не расколоть галактику пополам, - Дорн посмотрел на ночное небо. - И все же он идет против всех разумных доводов.

        - Гуиллиман остановит его.

        - Робаут слишком далеко.

        - Тогда Русс. Лев. Хан.
        Дорн покачал головой.

        - Я не думаю, что они успеют его остановить. Я подозреваю, что он будет наступать, пока не настигнет нас.

        - Тогда мы его остановим! - сказал Архамус. - Ведь мы это сделаем, господин?

        - Конечно. Я только хочу…

        - Что?

        - Ничего.

        - Чего вы хотите, господин?

        - Ничего.
        Внезапно ветер затеребил отороченную мехом накидку Дорна. Над ними погасли щиты, а затем огневые испытания начались снова.

        - Могу я задать вам вопрос, господин? - спросил Архамус.

        - Конечно.

        - Чего вы действительно боитесь?

        Рассмотри проблему, Рогал Дорн. Первой аксиомой защиты является понимание того, от чего ты защищаешься. Чего ты боишься? Кого ты боишься?
        Дорн шагал по залам Округа Кат Мандау, где выполняли свою работу органы Адептус Терра. Округ, представлявший собой целый город заключенный внутри ступенчатых огороженных территорий внутреннего дворца, никогда не спал. Одетые в балахоны адепты суетились на широких проспектах. Министры и послы проводили выгодные сделки под сводами километровой высоты потолка зала Гегемона. Великий механизм Империума вращался вокруг него, его неустанное функционирование было подобно спешащим часам. Это-то и принесло с собой Объединение, а также почти безграничную экспансию миров и доминионов, ныне руководимых и контролируемых им.
        Двести лет Император и его примархи сражались ради создания Империума. Они вели Великий Крестовый Поход от одной звезды к другой, дабы выковать империю человека, без колебаний взяв на себя эту масштабную задачу, потому что они с полной уверенностью верили в светлое будущее, уготованное для их расы. Они все в это верили. Все.
        Чего он боится? Кого он боится? Ангрона? Нет, не его. Дорн без всяких угрызений совести расколет ему череп пополам, если они встретятся лицом к лицу. Лоргара? Магнуса? Вокруг этих двоих всегда витало слабое зловоние колдовства, но Дорн не испытывал к ним ничего, что можно было бы описать как страх. Фулгрима? Нет, Фениксоподобный - опасный враг, но не причина для ужаса. Пертурабо? Ну, их соперничество было долгим, полным язвительных оскорблений двух братьев, каждый из которых сражались за внимание своего отца.
        Несмотря на своё настроение, Дорн улыбнулся. Годы его обмена оскорблениями с Пертурабо выглядели почти комично по сравнению с тем, что сейчас происходило. Они были слишком похожи, слишком ревнивы к сильно схожим умениям друг друга. Дорн знал, что попадаться на удочку Железного Воина было его слабостью. Но соперничество всегда было мотивирующей силой среди примархов, фактор, ведущий их к всё более великим достижениям.
        Нет, Пертурабо он не боится.
        Тогда Хоруса-Луперкаля?
        Бесцельные блуждания Дорна привели его в Инвестиарий. В этом просторном пространстве, амфитеатр открывался ночному небу, двадцать статуй стояли на оуслитовых (ouslite) плитах безмолвным кольцом. Вокруг никого не было. Даже Кустодианская Стража исчезла. Световые шары сияли на чугунных столбах. Диаметр Инвестиария был два километра. Под блистающими звездами он выглядел как арена, на которой собрались для боя двадцать воинов.
        Второй и одиннадцатый постаменты пустовали долгое время. Никто даже не говорил об исчезнувших братьях. Их личные трагедии воспринимались как некие отклонения. Были ли они на самом деле предупреждением, на которое никто так и не обратил внимание?
        Сигизмунд настаивал, что статуи предателей также должны быть убраны из Инвестиария. Он выразил готовность лично это сделать. Дорн вспомнил, что это вызвало у Императора смех.
        В настоящее время они были закрыты тканью. Их высокие и закутанные силуэты в синей ночной тьме походили на призраков.
        Тогда получается Хорус? Неужели Хорус?
        Возможно. Хорус был величайшим из них, что теперь делало его самым страшным врагом. Мог ли кто-либо из них надеяться превзойти его на поле битвы?
        Воинская доблесть едва ли была причиной. Дорн никогда в жизни не боялся силы или ярости врага. Сражение всегда было простым испытанием. Что действительно имело значение, порождало страх, так это то, почему враг сражался. Что понуждало его к этому.
        Ох, и теперь мы это поняли. Правда, наконец, всплыла, он ощутил, как волосы на коже встали дыбом. Я не боюсь Хоруса. Я страшусь обнаружить нечто, что заставило его пойти против нас. Я не могу найти никакого оправдания этой ереси, но у Хоруса должны быть какие-то причины. Я боюсь, что когда их узнаю, когда они раскроются моему сбитому с толку разуму, я могу… согласиться.

        - Ты избавишься от них всех?
        Дорн повернулся на звук голоса. На секунду он прозвучал как мягкое ворчание его отца.
        Но это был простой человек, закутанный в накидку с капюшоном, едва ли в половину роста Дорна. Его накидка соответствовала обычному дворцовому администратору.

        - Что ты сказал?
        Человек вошел в круг Инвестиария, чтобы встретить Дорна. Он использовал старое приветствие Объединения вместо знака Аквиллы.

        - Ты смотрел на статуи своих сородичей, - сказал он, - и я спросил… избавишься ли ты от всех них?

        - От статуй или моих братьев, Сигиллайт?

        - И тех и других.

        - От статуй, возможно. Я уверен, что Хорус неплохо оперируют самими людьми.
        Малкадор улыбнулся и посмотрел на Дорна. Как и у Дорна, его волосы были белыми, но в отличие от последнего у него они были длинными как грива. Малкадор был необыкновенным человеком. Он находился вместе Императором с самого начала Объединения, служа ему как помощник, советник и наблюдатель. Он поднялся до положения главы совета Терры. Император и его примархи были генетически выведенными сверхлюдьми, но Малкадор был обычным человеком, и это делало его необыкновенным. Он стоял на равных со сверхлюдьми, повелевающими Империумом, хотя был простым человеком.

        - Пройдешься со мной, Рогал Дорн?

        - Разве даже в это время нет никаких важных дел требующих твоего вмешательства, мой друг? Совет будет оплакивать твоё отсутствие за столом заседаний.

        - Совет может некоторое время поработать и без меня, - ответил Малкадор. - Я люблю ощущать дуновения ветра в это время ночи. Империум не знает покоя, но здесь, среди разреженного воздуха старой Гималазии, я нахожу хотя бы иллюзию покоя, время подумать и очистить разум. Я гуляю. Затем закрываю глаза. Звезды не исчезают только из-за того, что я на них не смотрю.

        - Пока нет, - сказал Дорн.
        Малкадор засмеялся.

        - Нет, еще нет.

        Поначалу они говорили немного. Они покинули Инвестиарий и пошли вдоль бежевых камней самых высоких террас Округа между фонтанами. Они дошли до Врат Льва, потом до платформ, возвышающихся над кольцами бассейнов и до посадочных полей Плато Брахмапутра. Врата некогда были воплощением величия: два позолоченных зверя сцепившихся когтями в яростном столкновении. По плану работ Дорна их заменили огромными серыми оборонительными башнями, утыканными амбразурами макро-пушек и казематами. Куртина из блеклого роккрита окружала врата, её кромка была утыкана стабилизаторами пустотных щитов подобно шипам на спине некой доисторической рептилии.
        Они долго стояли и смотрели на врата.

        - Я бесхитростный человек, - протяжно сказал Малкадор.
        Дорн поднял брови.

        - О, да конечно, - продолжил Малкадор, - возможно я такой. Политикам легко даётся обман. Мне известно, что меня считают хитрым человеком.

        - Старое слово, имеющее значение ничто иное как «мудрый», - ответил Дорн.

        - Верно. Я приму это как комплимент. Я хотел сказать только, что мне не нужно сейчас хитрить.

        - Нет?

        - Император ясно выразил своё беспокойство.

        - Что это значит? - спросил Дорн.
        Малкадор ответил со слабым вздохом.

        - Он понимает, что тебя наполняют опасения.

        - Учитывая обстоятельства, думаю это естественно, - сказал Дорн.
        Сигиллайт кивнул.

        - Он полагается на тебя. Он доверил тебе руководство обороной. Терра не должна пасть, не имеет значения, что принесёт с собой Хорус. Дворец не должен пасть. Если все решится здесь, то все должно закончиться нашим триумфом. Но он, я и ты знаем, что любая защита сильна настолько, насколько уязвима ее самая слабая часть: вера, уверенность, доверие.

        - К чему ты говоришь это мне?

        - Если в твоем сердце есть сомнения, это наша общая слабость.
        Дорн отвернулся.

        - Моё сердце скорбит из-за того, что я сотворил с дворцом. Это всё.

        - Так ли это? Я не верю. Чего ты действительно боишься?
        Малкадор поднял руку и в его комнате зажегся свет. Дорн осмотрелся, он никогда раньше не заходил в личные апартаменты Сигиллайта. Древние картины висели на стенах: осыпающиеся, хрупкие предметы из древесины, парусины и разлагающихся красок, хранились в тонких синих стазисных полях; дымчато-бледный портрет женщины с самой необычной улыбкой; ослепительно желтые цветы, изображенные на мутном рисунке; в тени неуклонный и строгий взор полного старого человека, отбрасывающего табачно-черную тень.
        Вдоль другой стены висели старые, превратившиеся в лохмотья знамена, на которых были изображен удар молнии - знак армий до Объединения. Комплекты брони - превосходной, сверкающей громовой брони - были установлены в мерцающих висячих сферах (- were mounted in shimmering suspension zones).
        Малкадор предложил Дорну вино, от которого тот отказался, и кресло, на которое он сел.

        - Я примирился с самим собой, - сказал Дорн - Я понял, чего я боюсь.
        Малкадор кивнул. Он откинул назад свой капюшон, и свет осветил его длинные белые волосы.

        - Просвети меня, - сказал он, сделав маленький глоток из бокала.

        - Я не боюсь никого из них. Ни Хоруса, ни Фулгрима, никого из них. Я боюсь причины. Боюсь причины их враждебности.

        - Ты пугаешься того, чего ты не понимаешь.

        - Именно так, Я теряюсь в догадках, что движет Воителем и его приспешниками. Для меня это чуждо и совершенно не поддается пониманию. Хорошая защита базируется на осознании того, с чем ты сражаешься. Я могу возвести огромные стены и орудийные башни, но всё равно не буду понимать, с чем я борюсь.

        - Точка зрения, - сказал Малкадор, - верная для нас всех. Я подозреваю, что даже Император не может полностью понять, что столь яростно направляет Хоруса против нас. И знаешь, что я думаю?

        - Скажи мне.
        Малкадор пожал плечами.

        - Я верю, что будет лучше, если мы этого не будем знать. Правда ведет к пониманию сумасшествия. Хорус абсолютно безумен. Хаос внутри него.

        - Ты говоришь так, словно Хаос это… нечто существующее.

        - Это так. Тебя это так удивляет? Ты знаешь о варпе и видел его тлетворное влияние, это и есть хаос. Сейчас он затронул человечество, исказив лучших из нас. Все, что мы теперь можем сделать - оставаться верными себе, изгнать и отринуть его. Пытаться понять его - глупое дело. Оно поработит и нас тоже.

        - Понимаю.

        - Не думай об этом, Рогал Дорн, и проживешь дольше. Единственное что ты можешь, так это признать свой страх. Это все, что может сделать любой из нас. Осознай что это: твой чистый, человеческий рассудок сотрясается от вида заразного и удушливого безумия варпа.

        - Это то, во что верит Император? - спросил Дорн.

        - Это то, что он знает. То, что он знает и в то же время не может понять. Иногда, друг мой, счастье в неведении.
        Дорн еще некоторое время сидел. Малкадор смотрел на него, потягивая вино.

        - Что ж, друг мой, спасибо тебе за твоё потраченное время, - сказал Дорн, - и за твою честность. Я должен….

        - Есть еще кое-что, что я хочу тебе показать, - сказал Малкадор. Он поставил стакан на стол, встал и прошел в дальний угол комнаты, где что-то достал из ящика старого комода. Он подошел к Дорну и положил этот предмет на невысокий столик между ними.
        Дорн открыл рот, но не смог издать ни звука. Страх сковал его.

        - Ты их конечно помнишь.
        Старая колода карт, поношенная и потертая, обесцвеченная и покрывшаяся пятнами от времени. Малкадор выкладывал карты одну за другой.
        Меньший Арканой (Lesser Arcanoi), просто игровые безделушки, впрочем, широко используемые для гаданий еще до наступления Долгой Ночи.

        - Это колода была создана на Нострамо Квинтус.

        - Он использовал их, - прошептал Дорн.

        - Да, он. Он полагался на них. Верил в гадание на картах. Он раскладывал на картах свою судьбу каждую неспокойную ночь и смотрел, как лягут карты.

        - Святая Терра….

        - Друг мой, с тобой все в порядке? - спросил Малкадор. - Ты совершенно бледен.
        Дорн кивнул.

        - Кёрз.

        - Именно. Ты забыл его или просто отгородил память о нем у себя в сознании? Ты спорил и ссорился со многими своими братьями за эти годы, но только Кёрз всегда тебя задевал.

        - Да.

        - Он почти убил тебя.

        - Да.

        - Давным-давно на Черауте.

        - Я и так достаточно хорошо это помню!
        Малкадор посмотрел на Дорна. Примарх встал на ноги.

        - Тогда сядь обратно и расскажи мне, потому что меня там не было.
        Дорн сел.

        - Это случилось так давно, что, кажется, прошла уже целая жизнь. Мы приводили к согласию систему Чераут. То была тяжелая битва. Дети Императора, Повелители Ночи и мои Кулаки, вместе мы добились цели. Но Кёрз не знал, когда нужно остановиться. Он никогда этого не понимал.

        - И ты сделал ему выговор?

        - Он был чудовищем. Да, я обвинил его. А потом Фулгрим рассказал мне кое о чем.

        - О чем именно?
        Дорн закрыл глаза.

        - Фениксоподобный рассказал мне то, что ему поведал сам Кёрз: приступы, припадки, которые мучили Кёрза со времен его детства на Нострамо, видения. Кёрз говорил, что видел галактику в огне, разрушенное наследие Императора, Астартес сражающихся друг с другом. Все это была ложь, оскорбление наших убеждений.

        - Ты выступил против Кёрза?

        - Он напал на меня. И думаю, он бы меня убил. Он был безумен. Поэтому мы прогнали его, устав от его жажды крови. Потому-то он уничтожил свой родной мир и увел Повелителей Ночи в самые темные уголки космоса.
        Малкадор кивнул и продолжил сдавать карты.

        - Рогал, он - то чего ты действительно боишься, потому что он воплощенный ужас. Никто из других примархов не использовал страх в качестве оружия, так как это делал Кёрз. ТЫ не боишься Хоруса и его больных еретиков, ты боишься страха, который на их стороне, ночного ужаса надвигающегося вместе с предателями.
        Дорн сел и тихо прошептал.

        - Признаюсь, он являлся ко мне призраком. Он посещал меня все это время.

        - Потому что он был прав. Его видения были правдой. Он видел в них грядущую Ересь. Это истина, которая пугает тебя. Сейчас ты желаешь, чтобы ты прислушался к ней тогда.
        Дорн посмотрел на разложенные пред ним на столе карты.

        - Ты веришь в гадания, Сигиллайт?

        - Давай посмотрим, - ответил Малкадор, переворачивая карты одну за другой. Луна, Мученик и Чудовище, Темный Король криво лёг поперёк Императора.
        Еще одна карта, Башня Молний.
        Дорн тяжело вздохнул:

        - Бастион, расколотый ударом молнии. Дворец, обращенный в руины огнем. Я видел достаточно.

        - У этой карты есть много значений, - сказал Малкадор. - Подобно карте Смерти, она не столь проста и очевидна какой кажется поначалу. В ульях северной Мерики она значила перемены в будущем, переворот судьбы. Для племени Франков и Тали она означает знание или достижение, полученное через жертву. Проблеск вдохновения, если угодно, который приводит в беспорядок известный тебе мир, но оставляет тебя с более великим даром.
        Дорн указал:

        - Темный Король лег поперек Императора.
        Малкадор фыркнул.

        - Это не совсем наука, мой друг.

        Они пробили себе путь сквозь мощные защитные укрепления в Галдвани и Ксигазе (Haldwani and Xigaze). Небеса на вершине мира были в огне. Несмотря на бомбардировки с орбитальных платформ и постоянные налёты Штормовых Птиц и Крыльев Ястреба, легионы предателей наступали через Брахмапутру, вверх вдоль дельты Карнали. Континентальные огненные бури бушевали на равнине Ганджетик.
        Как только текущие подобно реке пронзительно кричащие толпы и шагающие боевые машины достигли внешнего вала укреплений дворца, они были встречены свирепым дождем из огня. Все огневые точки вдоль проспекта Давалангири задействовали свои орудия. Лазеры протянулись наружу неоновыми хлыстами, испаряя всё, к чему прикасались. Снаряды артиллерии падали подобно граду. Попавшие под обстрел титаны взрывались, падая лицом вниз и давя толпившихся у их ног воинов. Но они все равно наступали. Энергетические лучи ударяли по бронированным стенам подобно молниям. Молниям, раскалывающим башню.
        Стены пали. Они обвалились подобно сползающим ледникам, покрытые золотом тела падали с них, сходя вниз подобно лавине.
        Дворец загорелся. Врата Примус пали. Врата Льва, подверглись атаке с севера. Врата Аннапурна. У Последних Врат предатели, наконец, сумели прорваться во дворец, вырезая всех, кого встречали внутри. Около каждых разбитых врат, там, где титаны упали друг на друга, пытаясь ворваться внутрь, их обломки громоздились огромными беспорядочными кучами. Орда еретиков карабкалась по обломкам, проникая во дворец и выкрикивая имя своего…

        - Прекратить имитацию, - сказал Дорн.
        Он посмотрел вниз на гололитический стол. По его команде армия врага отряд за отрядом исчезла, и дворец восстановился. Дым развеялся.

        - Перезагрузить параметры с Хорусом, Пертурабо, Ангроном и Кёрзом.

        - Сопротивление? - осведомилась программа.

        - Имперские Кулаки, Кровавые Ангелы, Белые Шрамы. Возобновить и переиграть сценарий.
        Карта замерцала. Армии надвигались, Дворец снова начал гореть.

        - Проигрывай имитацию за имитацией, если хочешь, - произнес голос позади него. - Но это просто имитация. Я знаю, что ты не подведешь меня, когда придет время.
        Дорн обернулся и сказал:

        - Отец, я никогда умышленно не подведу тебя.

        - Тогда не бойся. Не позволяй страху встать у тебя на пути.

        Чего ты боишься? Чего ты действительно боишься?

        Башня Молний, подумал Рогал Дорн. Я понял её значение: достижение, полученное через жертву.
        Я боюсь только того, что это может быть за жертва.
        Грэм Макнилл
        Тёмный Король

        Там где раньше был свет, ныне осталась лишь тьма. Взвинченный, быстрый пульс близости смерти стучал в его венах, горький привкус ожидаемого предательства, тем не менее полностью нежеланного. Он знал, что всё придёт к этому, как неизбежное следствие наивной веры в добродетельность человеческого сердца. Смерть заполнила его чувства, кровь покрывала его зубы, а её зловоние затопило обоняние.
        Будто это было вчера, давно позабытые воспоминания проведённых на погружённом в ночь мире Нострамо лет вспыхнули в его разуме: призрачная тьма, разрываемая прорывающимися редкими нитями света, мерцающими меж скользких от дождя улиц и тишины безмолвствующего в страхе населения.
        Из этой зловонной тьмы явился луч света и надежды, обещание лучшего будущего. Но теперь эта надежда была отброшена, когда яркое копьё будущего прожгло себя в его разуме…

…гибель мира и великий чёрно-золотой глаз, наблюдающий, как он сгорает…

…сражающиеся насмерть под красными небесами Астартес…

…золотой орёл, низвергнутый с небес…
        Он закричал в агонии от видений разрушения и всеобщего конца, возникающих в его голове. Голоса взывали к нему. Он слышал своё имя, которым его нарёк отец и другое, дарованное дрожащими от ужаса обитателями Нострамо.
        Он открыл глаза и позволил видениям улетучиться из его разума, по мере того, как возвращались ощущения телесного мира. Кровь с солёными слезами обожгли его глаза и он обернулся на звуки зовущих его по имени голосов.
        Испуганные лица взирали на него со страхом, однако в этом не было ничего нового. С их губ срывалось бормотание, но он не мог различить слов, всё ещё погружённый в заполнявший его череп белый шум.
        Какое зрелище было столь ужасающим? Что могло их настолько напугать?
        Он опустил взгляд и осознал, что сидит поверх другой, живой и дышащей фигуры.
        Гигант в изорванной золотой робе, с волосами цвета белой кости, теперь забрызганными блестящими рубиновыми каплями.
        Под ним, подобно пятну крови, стелилась отделанная золотом накидка из красного бархата.
        Смуглая, железного цвета плоть. Разверзнутая и кровоточащая.
        Он осознал причиненный лежащему под ним телу вред, подняв всё ещё сжатые в кулаки ладони. Кровь стекала с кончиков его пальцев и он мог прочувствовать всё богатство генетического мастерства, заложенного в каждой молекуле на его зубах.
        Он знал гиганта.
        Его имя было легендарным, а каменное сердце с мастерством ведения войны непревзойдёнными.
        Его звали Рогал Дорн.
        Он снова поднял взгляд, когда вновь услышал своё имя, на этот раз его произнёс воин в золотых пластинчатых доспехах Имперских Кулаков и несущий чёрную с белым геральдику Первого Капитана.
        Этого воина он тоже знал…

        - Кёрз! - вскричал Сигизмунд. - Что ты наделал?

        Пустота космоса мерцала в свете далёких светил за бронированным стеклом, планеты и неизвестные звездные системы вращались по своим предопределённым траекториям и не подозревая о разворачивающихся на сцене человеческих потуг драмах. Что могли знать живущие под сенью этих звёзд о системе Чераут и крови, пролитой ради её усмирения во имя восходящего Императора Человечества?
        Кёрз заглушил разжигаемый подобными вопросами гнев, вглядываясь в своё отражение холодными обсидиановыми глазами, более напоминающими на его мертвенно-бледном лице пустые глазницы. Гладкие, невьющиеся волосы опускались до шеи подобно чёрным верёвкам и рассыпались по широким мощным плечам. Он отвернулся от своего отражения, испытывая неудобство от взиравшего на него с той стороны кошмарного разочарования.
        Блестящий металл привлёк его угрюмый взгляд: его броня, стоящая в сокрытом тенью алькове дальней стены. Он пересёк комнату и положил руку на выполненный в виде черепа шлем. Напоминающие драгоценные камни грани линз мерцали в скудном свете, а распростёртые по бокам тёмные крылья придавали ему сходство с неким несущим возмездие ангелом ночи. Отполированные пластины были темны, как и подходило Примарху Повелителей Ночи, каждая изготовлена идеально подходящей к другой, и отделаны на концах золотом, ловящим блеск звёзд.
        Отвернувшись от доспехов, он зашагал по жесткому металлическому полу служившей его местом заточения мрачной комнаты, больше напоминающей пещеру. Толстые стальные колонны поддерживали величественный свод, чьи наивысшие области были окутаны тенями, а гул могучих реакторов звёздного форта напоминал сердцебиение металла.
        Эта эстетичность функционального аскетизма была типичной для Имперских Кулаков, чьи мастера соорудили орбитальную крепость в качестве операционной базы для усмирения системы Чераут.
        Дети Императора устроили свой традиционный банкет в честь победы прежде чем был сделан первый выстрел, и, вместе с Легионом Фулгрима и Повелителями Ночи, Имперские Кулаки Рогала Дорна проломили оборону воинственной людской коалиции, сопротивляющейся приходу Империума. Спустя восемь месяцев тяжёлых, кровавых боёв, орёл возвышался над руинами последнего бастиона. Однако там, где Дорн восхвалял Детей Императора, действия Легиона Конрада приводило его в ярость.
        Конфликт достиг апогея среди серебристых развалин Осмия.
        Погребальные костры дочерна закоптили небеса и Кёрз наблюдал, как его Капелланы дирижируют казнями поверженных врагов, когда в его лагерь ворвался Дорн. Его тощее лицо готово было метать молнии.

        - Кёрз!
        Никогда ранее Рогал не звал его по имени.

        - Брат? - ответил он.

        - Трон! Что ты здесь творишь? - спросил Дорн, его нормальный, дружелюбный тон позабыт от бушующего в нём гнева. Фаланга закованных в золотые доспехи воинов следовала за своим предводителем и Конрад немедленно почувствовал повисшее в воздухе напряжение.

        - Караю виновных, - спокойно ответил он. - Восстанавливаю порядок.
        Примарх Имперских Кулаков тряхнул головой.

        - Это не порядок, Кёрз, это убийство. Прикажи своим людям прекратить. Мои Имперские Кулаки принимают этот сектор.

        - Прекратить? - изрёк Конрад. - Разве они не враги?

        - Больше нет, - ответил Дорн. - Сейчас они пленники, но вскоре им предстоит стать умиротворенным населением и частью Империума. Ты что, забыл цель, с которой Император объявил Великий Крестовый Поход?

        - Завоёвывать. - сказал Конрад.

        - Нет, - произнёс Рогал, опустив золотую перчатку на наплечник брата Примарха. - Мы освободители, не разрушители, брат. Мы приносим свет просвещения, не смерть. Мы обязаны править с благожелательностью, если хотим надеяться, чтоб эти люди признали нашу власть над галактикой.
        Кёрза передёрнуло от прикосновения и возмутило притворное дружелюбие Дорна. Под его кожей бурлил скрытый гнев раздражения, однако если Рогал и заметил это, то не подал виду.

        - Эти люди оказали нам сопротивление и должны понести кару за своё преступление, - вымолвил Конрад. - Покорность Империуму придёт из страха наказания, и ты понимаешь это не хуже остальных, Дорн. Убей сопротивляющихся и прочие усвоят урок, что противостоять нам - значит погибнуть.
        Рогал покачал головой, воспользовавшись рукой, дабы увести Кёрза от любопытных взглядов, которые привлекла их разгорячённая беседа.

        - Ты неправ, но нам стоит обсудить этот вопрос с глазу на глаз.

        - Нет, - ответил Примарх Повелителей Ночи, злобно вырвавшись из хватки брата. - Думаешь эти люди смиренно приклонят перед нами колено только постольку, поскольку мы проявили к ним сочувствие? Милосердие - для глупцов и слабаков. Оно лишь породит порочность и неизбежное предательство. Страх наказания, а не благожелательность умиротворит остальное население этой планеты.
        Дорн вздохнул.

        - А ненависть, угнездившаяся в тех, кого ты оставишь в живых, будет передаваться из поколение в поколение до тех пор, пока весь мир не погрузится в войну, причины которой сражающиеся не смогут даже вспомнить. Это никогда не закончится, разве ты не видишь? Ненависть порождает только ненависть, а Империум не может быть построен на столь кровавом фундаменте.

        - Все империи зарождались в крови, - сказал Кёрз. - Притворяться, что всё было иначе, наивно. Власть закона нельзя поддержать одной лишь слепой верой в то, что люди по природе своей добродетельны. Неужели мы видели недостаточно для того, чтобы понять - человечество надо заставлять быть смиренным?

        - Не могу поверить, что слышу подобное, - ответил Рогал. - Что нашло на тебя, Кёрз?

        - Ничего такого, чего не было во мне всегда, Дорн, - сказал Конрад, отходя от могучей золотой фигуры и схватив одного из немногих оставшихся военнопленных, подняв того за передок туники. Примарх Повелителей Ночи подцепил упавший болтер и всунул его в трясущиеся руки пленника.
        Кёрз наклонился и произнёс:

        - Давай. Убей меня.
        Испуганный человек затряс головой, массивное оружие дрожало в его руках, будто их скрутил спазм.

        - Нет? - сказал Конрад. - Почему нет?
        Пленник попытался ответить, но из-за трепета от столь близкого присутствия Примарха смог выдавить из себя лишь нечленораздельное бормотание.

        - Ты боишься, что будешь убит?
        Мужчина кивнул и Кёрз обратился к своим воинам.

        - Никто не трогает этого человека. Вне зависимости от того, что случится, наказания он не понесёт.
        Конрад повернулся и зашагал обратно к Дорну с распростертыми в обе стороны руками, подставив свою спину пленнику.
        Стоило ему повернуться к вооружённому человеку, как болтер был вздёрнут и воздух рассек звук выстрела. Полетели искры, когда разрывной заряд срикошетил от доспеха Кёрза и он крутанулся на пятках, чтобы размозжить пленнику череп своим кулаком.
        Обезглавленный труп ещё мгновение шатался, прежде чем медленно рухнуть на колени и завалиться на грудь.

        - Видишь, - произнёс Конрад, с его пальцев капала кровь и кусочки кости.

        - И что это должно доказывать? - спросил скривившийся в отвращении Дорн.

        - Что при первом же представившемся случае смертные выберут путь раздора. Когда он полагал, что его накажут, он не смел стрелять, однако в тот самый момент, как человек почувствовал себя свободным от последствий, он начал действовать.

        - Это было недостойное деяние, - сказал Дорн и Кёрз отвернулся от него прежде чем тот успел закончить, но Примарх Имперских Кулаков схватил Конрада за руку. - Твои воины прекратят и удалятся, Кёрз. Это приказ, не просьба. Покинь планету. Немедленно.
        Глаза Дорна были подобны граниту и Конрад, зная достаточно о решительности своего брата, понял, что он вывел его из себя.

        - Когда эта кампания завершиться, у нас с тобой будет разговор, Кёрз. Ты переступил черту и я больше не собираюсь одобрять твои варварские методы ведения войны. Твой путь не есть путь Империума.

        - Полагаю, возможно ты прав… - прошептал Конрад.
        И он повёл своих воинов с поля битвы, их тёмная броня делала их похожими на тени среди руин.
        Он размышлял, что бы произошло, если б он довёл разговор до логического завершения.
        Кёрз сторонился насилия, присущего подобной цепочке рассуждений и провёл рукой по своим тёмным волосам, чувствуя себя, как зверь в клетке. В этот момент дверь в его комнату - его тюрьму - отварилась и вошёл воин в блестящих тёмно-синих доспехах. Через дверной проём он мог видеть пурпурную броню Гвардии Феникса Фулгрима, чьи золотые алебарды с медного цвета плащами сверкали в бледном свете звёздного форта.
        Дорн с Примархом Детей Императора не собирались рисковать с его заключением.
        Прибывший Десантник был выбрит налысо, с бледным угловатым лицом и прикрытыми чёрными глазами над суровым подбородком.
        Конрад кивнул в знак приветствия своему советнику, Капитану Шенгу, и подозвал его нетерпеливым взмахом руки.

        - Какие новости? - спросил Кёрз, когда Шенг склонился перед ним в резком поклоне.
        Шенг ответил:

        - Владыка Кулаков поправляется, повелитель. Любой другой, кроме Примарха, был бы уже трижды мёртв с теми ранами, что вы нанесли ему.
        Конрад вернулся взглядом в звёздному полотну за пределами космической крепости, прекрасно представляя серьёзность ран Рогала, ведь он нанёс их своими когтями и зубами.

        - В таком случае я должен ожидать приговора своих собратьев, не так ли?

        - Со всем уважением, мой повелитель, вы и вправду пролили кровь брата-Примарха.

        - И в ответ за это они, без сомнения, также потребуют крови…
        Он вспомнил Дорна, пришедшего его покои, разъярённого резнёй на Черауте и взбешённый тем, что ему поведал Фулгрим - тайны, которые Кёрз доверил Примарху Детей Императора несколькими днями ранее. Припадок случился с ним, когда Феникс рассказывал Конраду истории о Чемосе, швырнув Повелителя Ночи на пол и наполняя разум ужасающими видениями кошмарного будущего смерти и непроглядной тьмы.
        Тронутый мнимой заботой Фулгрима, Кёрз доверился своему старому учителю, поведав о терзающих его разум с ранних дней пребывания на Нострамо видениях.
        Галактика в войне.
        Астартес обернулись друг против друга.
        Смерть настигнет его от рук отца…
        Орлиные бледные черты Фулгрима оставались стоическими, но Кёрз видел мерцание беспокойства в глазах своего брата. Он надеялся, что Феникс сохранит его признание в тайне, однако когда в его дверях появился Дорн, Конрад понял что был предан.
        По правде говоря, он мало помнил из того, что произошло после вихря обвинений Рогала в оскорблении Императора… настоящее истаяло и будущее захватило его разум агонизирующими видениями галактики, заключённой в бесконечный круг непрекращающейся войны, когда пришельцы, мутанты и бунтари восстали дабы попировать на гниющем трупе Империума.
        Это и было тем будущим, которое создавал Император? Это была неизбежная судьба галактики, в которой страх наказания не являлся средством контроля. К подобному приводили слабые люди, которым дозволялось вершить судьбу Человечества и Кёрз знал, что из всех Примархов, лишь один обладает достаточной силой воли для сотворения нового Империума из податливой глины нынешнего его состояния.

        - Настало время идти своей дорогой, Шенг. - вымолвил Конрад.

        - Этот момент вы предрекали?

        - Да. Мои братья воспользуются этой возможностью, чтобы избавиться от нас.

        - Полагаю, вы правы, - согласился Капитан. - Мои источники сообщают, что идут разговоры, и не просто пустые разговоры, про отзыв Легиона на Терру для расследования наших методов ведения войны.

        - Знаю. Поскольку они не могут убить меня, трусы решили поразить меня через мой Легион. Понимаешь, Шенг? Они выжидали подобного случая десятилетиями. Они лишь слабые глупцы, которым не хватает смелости свершить то, что должно свершить, но мне, о да, мне хватит.

        - Тогда каковы будут наши действия, мой повелитель? - спросил Шенг.

        - Фулгрим с Дорном предали меня, но у насесть друзья среди других Легионов, - произнёс Кёрз. - Но сперва нам требуется навести порядок в своём доме. Скажи, есть ли вести с Нострамо?

        - Как мы и опасались, мой повелитель, - сказал Капитан. - Режим Регента-Администратора Балтия пал. Коррупция бесконтрольна, преступники правят из разрушенных шпилей Нострамо Куинтус и беззаконие стало нормой.

        - В таком случае я не могу терять время, пока скудоумные глупцы решают мою судьбу, будто я презренный провинившийся слуга.

        - Каковы ваши приказания, мой повелитель? - спросил Шенг.

        - Готовь наши корабли, Капитан, - молвил Конрад. - Мы возвращаемся на Нострамо.

        - Но ведь вам приказали оставаться в уединении, повелитель, - указал Шенг. - Преторианцы Лорда Фулгрима и Храмовники Дорна охраняют ваши покои.
        Кёрз криво ухмыльнулся и произнёс:

        - Оставь их мне…

        Конрад поднял последнюю часть своего доспеха из тёмного алькова и воздел его над головой. Он обернулся к дверям в свои покои и опустил шлем пока забрало в виде черепа с шипением герметизации не соединилось с латным воротником. Зрение Кёрза обострилось, восприятие расширилось и он слился с тенями тускло освещённой комнаты.
        Он замедлил ритм дыхания и напряг свои чувства, тьма была его вторым домом после стольких лет в её объятьях в качестве хищника, выслеживающего слабых и виновных. Примарх Повелителей Ночи на мгновение почувствовал сожаление, что всё дошло до этого, но он тут же яростно отбросил подобные мысли. Сомнения, сожаление и нерешительность являются слабостями, от которых могут страдать другие, но не Конрад Кёрз.
        Его дыхание стало более глубоким и мрачная комната для него ожила.
        Кёрз ощущал силу во тьме; холодный интеллект охотников и существ ночи, что убивали под её покровом. Смертоносные инстинкты, отточенные на полях тысяч сражений ныне достигли невообразимых уровней и также послужат ему в этом бою.
        Он широко развёл руки и рябь психической силы ударила подобно взрывной волне с Конрадом в эпицентре. Свисающие осветительные полосы, заполнявшие комнату, взорвались одна за другой в фонтане ярких искр. Разбитое стекло мелодично зазвенело о стальную палубу дождём осколков.
        Спутанные силовые кабели выскочили из своих ячеек, шипя и извиваясь наподобие разъярённых змей, а электрические разряды осветили покои в голубые оттенки.
        Замелькали красные предупредительные огни. Когда дверь отворилась, внутрь пробился люминесцентный свет и окаймил очертания нескольких бронированных фигур.
        Кёрз прыгнул точно вверх, ухватившись за открытую решётку в структуре ближайшей колонны, и завис в кромешной тьме комнаты прежде, чем его смог коснуться свет. Ногами Конрад обхватил колонну и взобрался выше, в то время как воины рассеялись с алебардами наизготовку.
        Повелитель Ночи слышал как они зовут его по имени, их голоса отражались эхом во тьме.
        Усилие мускула и вот он в воздухе, мерцающая тень мёртвых звёзд и истребления. Чувства стоящих внизу Космических Десантников были усилены дабы видеть сквозь темноту, однако они бледнели в сравнении с возможностями Примарха Повелителей Ночи. Там, где прочие различали лишь свет и тьму, перед Кёрзом представали мириады тонов и оттенков, незримые для тех, кто не стал единым с их чёрными глубинами.
        Один из Гвардии Феникса стоял прямо под Конрадом, осматривая покои в поисках узника и даже не подозревая о нависшем над ним роке.
        Кёрз крутанулся вокруг колонны, петляя при каждом повороте и держа руки подобно занесённым для удара секирам. Воин умер, когда железная плоть Примарха срезала его голову с бронированного латного воротника. В мгновения после удара Конрад уже был в движении, исчезая во тьме, подобно тени.
        Крики тревоги отразились эхом, когда его тюремщики осознали, что Кёрз был среди них и бешено шаря лучами нашлемных фонарей в попытках обнаружить Примарха. С отточенным десятилетиями охоты на людей умением, Кёрз избегал ярких лучей.
        Ещё один воин пал с разорванным торсом, кровь хлестала из перерезанных артерий будто из находящихся под давлением шлангов. Тьму пронзила стрельба и вспышки изрыгающих снаряды стволов, когда Космические Десантники открыли огонь по незримому убийце. Ни один из них не поразил цель, поскольку к этому моменту Конрад уже убрался из зоны поражения, несясь в воздухе подобно злобному призраку и лавируя меж летящих болтов с рубящими лезвиями.
        Один из Храмовников Дорна отошёл к островку света и Конрад во тьме проскользнул к нему, двигаясь невообразимо беззвучно для бронированного воина. В крови Кёрза клокотало ощущение, которое ему никогда ранее не доводилось испытывать, и Повелитель Ночи насладился им, как только осознал его природу.
        В противоположность необдуманному заявлению Жиллимана, Астартес, судя по всему, могли испытывать страх…
        Этот страх надо было ценить. Ужас смертных был потным и тошнотворным, но это… это было подобно загнанной в спинной мозг молнии.
        Кёрз рванулся к бронированному Храмовнику, одному из сильнейших и храбрейших воинов Дорна.
        Ветеран или нет, но погиб он также как и остальные - в крови и агонии.

        - Смерть обитает во тьме, - вскричал Конрад. - И он знает ваши имена.
        До него доносились яростные призывы подкреплений, но продвинутые системы его доспеха с лёгкостью заглушили их, когда Кёрз вновь оказался в воздухе, перепрыгивая от тени к тени.

        - Никто не придёт, - сказал он. - Вы погибните здесь одни.
        За его словами последовал беспорядочный огонь, когда Космические Десантники постарались выяснить его местоположение во мгле.
        Но Кёрз владел тьмой и неважно, на какой свет или чувства рассчитывали воины, их было недостаточно чтобы остановить Примарха Повелителей Ночи. Он видел выживших - Храмовника и двух Гвардейцев Феникса, отступавших к дверному проёму. Теперь они осознали, что в этом сражении им не победить, но совершили ошибку, полагая, что из боя с Конрадом Кёрзом можно сбежать.
        Смеясь от накатившей радости охоты, наслаждения, которое он давно позабыл в отсутствии достойных жертв, Повелитель Ночи спланировал и рухнул меж врагов, словно убийца.
        Прежде, чем они смогли среагировать, Кёрз резанул алебардой по широкой дуге, на высоте в пару ладоней от палубы. Силовое лезвие прорезало боевую броню, мясо и кости с шипящим, электрическим звоном.
        Воины упали на пол, захрипев от боли, когда они приземлились на оставшиеся от ног окровавленные культи. Конрад отшвырнул украденную им алебарду в сторону и заблокировал ответный удар павшего Гвардейца Феникса.
        Он разломил оружие врага надвое и пробил его кусками грудную клетку Космического Десантника.
        Храмовник взревел от гнева, умудрившись выстрелить прежде, чем Кёрз смог до него добраться. Он вырвал оружие из хватки своей жертвы и опустил одно колено на грудь поверженного, а второе на левую руку.
        Прижатый воин постарался нанести удар свободной рукой.
        Повелитель Ночи перехватил её и вырвал руку из плеча.
        С нарастающим гулом и стуком переключателей включилось аварийное освещение, после чего покои озарились резким белым светом, рассеявшим тени и изгнавшим тьму.
        Там, где ранее была тьма, ныне был свет.
        И бывшее место заключения теперь обернулось бойней.
        Вьющиеся кровавые дуги покрывали стены и палубу, и повсюду лежали напоминающие хирургические отбросы разбитые, безголовые, лишённые конечности тела.
        Кёрз улыбнулся развернувшемуся перед ним побоищем и личность, которую он носил все эти годы с самого момента преклонения колена перед своим отцом, спала подобно маске.
        Теперь он более не был Конрадом Кёрзом.
        Теперь он был Ночным Призраком.

        Ночной Призрак перевернул последнюю карту и его челюсть напряглась, когда вновь возникла знакомая комбинация. Стратегиум его флагмана был погружен во тьму с островками синего света вокруг гололитических дисплеев и консолей. Примарх Повелителей Ночи не обращал внимания на окружение, игнорирую давящее ощущение ожидания, исходящее от всех членов команды.
        Перед Призраком, на мягко освещаемом пюпитре, лежала изношенная колода карт, чьи края истёрлись и свернулись от десятилетий перемешивания и раскладывания. Не более чем салонная игра праздных богачей с Ностромо Куинтус, он узнал, что вариации этих карт использовались для гаданий в Ульях Мерики и племенах Франков во времена, предшествовавшие наступлению Старой Ночи.
        Карты, видимо, представляли срез всех слоёв общества того времени, с различными наборами воинов, жрецов, купцов и рабочих. Древние верили, что будущее можно прочитать по сложившимся комбинациям карт, более известным как Младший Аркан, однако подобные традиции вышли из моды в этой бесцветной, мирской галактике…
        За тем исключением, что сколько бы раз Примарх не мешал, а затем раскладывал на отполированном стекле пюпитре карты, выпадало одно и то же.
        Луна, Мученик и Чудовище лежали в треугольном раскладе. Король был перевёрнут у ног Императора на одной стороне комбинации, а на другой, также перевёрнутым, находился Голубь, которого мудрецы полагали символом надежды. Карта, которую Ночной Призрак только что выложил, лежала поверх всей комбинации, она мало менялось за прошедшие века, и значение её, зачастую неверно толкуемое, было очевидным.
        Смерть.
        Он услышал шаги и поднял взгляд чтобы увидеть приближающегося Капитана Шенга, одетого в боевой доспех и окутанного церемониальной чёрной накидкой из блестящего патагия. Крылья его шлема обрамляли посмертную маску черепа пришельца с выступающей нижней челюстью, задвинутой за шею.
        За спиной своего советника, Примарх мог видеть изображённую на дисплее спокойно вращающуюся сферу Ностромо. Планету опоясывали плотные облака загрязнений, цвета эмфиземной желтезны и лепрозно-коричневого. Радиоактивная луна Тенебор виднелась лишь как болезненный шар, восходящий из покрытой пятнами короны умирающего солнца Нострамо.

        - Что тебе, Капитан? - спросил Ночной Призрак.

        - Донесение из Хоровой палаты, мой повелитель.
        Примарх безрадостно усмехнулся.

        - Мои братья?

        - По всей видимости, мой повелитель. - ответил Шенг. - Астропаты ощущают преломлённую психическую волну, означающую приближение через Империан великого множество судов…

        - Дорн, - произнёс Ночной Призрак, обратив своё внимание на лежащие перед ним карты.

        - Без сомнений. Каковы ваши приказы, мой повелитель?
        Всматриваясь в мир своей юности, Примарх ощутил, как под его кожей вскипает, подобный раскалённой магме под корой умирающей планеты, вездесущий гнев.

        - Когда-то Нострамо был образцом умиротворённой планеты, Шенг. - промолвил Ночной Призрак. - Его население подчинялось моим законам из страха сурового наказания, которое я обрушу на любого их преступившего. Каждый гражданин знал своё место и пойти против закона означало смерть.

        - Я помню, мой повелитель.

        - Я теперь мы возвращаемся к этому… - изрёк Примарх, смахнув карты с пюпитра, дабы показать неспешно текущий текст. - Убийство каждые одиннадцать секунд, изнасилование каждые девять секунд, насилие ежемесячно растёт по экспоненте, уровень самоубийств удваивается с каждым годом. В течении десятилетия от оставленного мной законопослушного мира ничего не останется.

        - Без страха воздаяния, человечество возвращается к первобытным инстинктам, мой повелитель.
        Ночной Призрак кивнул:

        - Это так, Шенг, окончательное доказательство, что вера Императора в добродетельность человеческой натуры есть полнейшая глупость.
        Капитан заколебался, прежде чем заговорить вновь.

        - Значит вы собираетесь одобрить атаку?

        - Конечно, - сказал Примарх, взирая на обречённую планету. - Лишь самые крайние меры послужат примером нашей силы воли. Нострамо для нас погиб. Мы пришли за вами всеми…
        Ночной Призрак зашагал по центральному проходу стратегиума, дабы встать перед изображением планеты. Луна полностью вышла из-за Нострамо и теперь отражала свет, что блестел на корпусах флота Повелителей Ночи - полсотни кораблей в боевом построении, выстроившиеся над больным, прокажённым котлом, каким и являлся испещрённый лабиринтами с кишащим преступниками шпилями мир Нострамо Куинтус.
        Вдалеке виднелась грандиозная рана на теле планеты, врезающаяся в тело мира пропасть, появившаяся во время пламенного прибытия Примарха. Поскольку он вышел из адских глубин, ему пришлось испытать боль и страдания, которых прочие не способны даже вообразить. Он вынес мучения своей юности и жил с кошмарным осознанием собственной смерти.
        А его братья удивлялись, отчего он выглядит будто бы уже умершим…
        Он услышал беспокойство позади себя и даже без чьих-либо слов, шестым чувством ощутил яростное давление множества выходящих из врат Империана космических кораблей.

        - Слишком поздно, братья мои… - прошептал он. - Я исчезну прежде чем вы сможете меня остановить.
        Ночной Призрак бросил последний взгляд на Нострамо и промолвил.

        - Всем кораблям. Открыть огонь.

        Раскалённые копья ослепительно белого света устремились из орудий бесчисленных батарей, пронзая мир. Сходящиеся и усиливающие свою мощь, сила тысячи запертых в узилище звёзд слились в колонну света, что была больше самого широкого шпиля Нострамо Куинтус.
        Огромный луч рассеял окружавшую планету тьму, небеса затопило марево света и ввысь взметнулся порождённый бомбардировкой Повелителей Ночи огонь невообразимой силы, тут же воспламенивший воздух на километры во всех направлениях.
        Слепящий удар чистой энергии пробил плотную адамантиевую кору Нострамо через разлом, образовавшийся после прибытия Примарха. Невообразимая мощь обрушилась на внутренние слои планеты, пока, наконец, луч не достиг ядра и галактика видела немного подобных взрывов.

        Ночной Призрак наблюдал за смертью Нострамо со спокойной отрешённостью и ощущая, как чудовищность свершённого накрыла его подобно чёрному савану. Удивительно, но это была не та тяжесть, которую он ожидал. Когда он смотрел, как разламываются тектонические плиты, а расплавленное сердце планеты выплёскивается дабы поглотить поверхность и сжечь атмосферу, Примарх ощущал лишь чувство огромного облегчения.
        Прошлое было мертво и он показал, что вера, согласно которой он жил до этого, была лишь пустыми словами. Отголоски только что свершённого чудовищного деяния многократно отразятся по всему Империуму и привлекут внимание тех, кто, также как и он, понимал необходимость жертв, которые требовалось принести, дабы сохранить галактику для человечества.
        Нострамо горел и Ночной Призрак произнёс:

        - Я беру тяжесть этого злодеяния на себя и не убоюсь его, ибо я и есть воплощение страха…

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к