Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / История / Чапковский Александр: " Механический Ученик " - читать онлайн

Сохранить .
Механический ученик Александр Вениаминович Чапковский

        Историческая повесть о великом русском изобретателе Ползунове.

        ГОРОД НА ИСЕТИ

        Город Екатеринбург сделал столицею Урала артиллерии капитан Василий Никитич Татищев.
        Он прибыл в Сибирскую губернию по повелению царя Петра I «для осмотру рудных мест и строения заводов». Так звучал приказ.
        Артиллерии капитану приказали править горным Уралом. И капитан повиновался.
        Штаб-квартира капитана — горная канцелярия — была в уральском городе Уктусе, Незадолго до его приезда во время очередного набега полгорода сожгли башкиры. А от завода осталась одна домна и четыре молота. «Но и те,  — писал в Петербург Татищев,  — от недовольства воды летом и зимою по несколько месяцев стоят, и работы не бывает».
        В те годы колёса заводских машин крутила вода. Обмелела летом вода — значит, стоят машины. Так повелось испокон веку: нет реки — нет завода. Поэтому и решил капитан перенести город с заводом в другое, обильное водою место.
        Нашли его в шести верстах от Уктуса на реке Исети.
        Проект нового завода на реке Исети Татищев отправил на одобрение в Петербург. А пока там тянули с ответом, он начал подготовку к строительству на свой страх и риск. Но начал он преждевременно…
        Был на заводах Урала ещё один правитель — Демидов. Татищев приехал поднимать казённые заводы. А Демидову эти заводы что кость поперёк горла! До сих пор всё, что создавали на Урале — пушки, ядра, ружья,  — казна покупала у него, теперь — начинала производить сама. Татищев управлял государственными заводами, Демидов — своими собственными. А двум медведям тесно в одной берлоге.
        У Демидова свои суды, свои солдаты, своё оружие.
        Попробуй сладь с ним!
        Началась настоящая война.
        Нарубили рабочие камень для казённого завода, а демидовские люди за одну ночь покидали этот камень на подводы и к себе увезли. Осмелился какой-то крестьянин пойти проводником на казённый караван — и сгинул, бедняга, без следа в лесу. А ещё один продал хлеб государственным рабочим — и полыхает на другой день его изба красным петухом. А местным жителям, вогулам, сказали: найдёшь для Татищева руду — сам вместо руды полетишь в печь!
        И вот уже никто и ни за какие посулы не желает помочь капитану. Ещё бы! Своя жизнь дороже.
        Война шла не только на Урале, но и в столице. Демидов задаривал царских вельмож и через них оклеветал перед царём Татищева. Над головой капитана сгустились грозные тучи. Скор был на расправу царь и далеко не всегда справедлив. И Татищев поспешил в Петербург.
        Что спрашивал царь и что отвечал Татищев, навсегда осталось тайной. Только в скором времени Пётр I поручил своему любимцу — генерал-майору Геннину учинить «розыск между Демидовым и Татищевым и писать о том в Сенат, также Берг-коллегию и нам».
        Генерал-майор Геннин был хитёр как лиса. Он быстро разобрался, кто прав, а кто виноват, и обо всём сообщил в Петербург. Демидову, писал он, не очень мило, что государевы заводы начнут здесь цвесть. Так Геннин, а вслед за ним и Высший суд во всём оправдали Татищева, доказали его честность перед царём. С тем и уехал Татищев.
        А Геннин остался на Урале начальником горной канцелярии. Он и завершил строительство города на Исети: возвёл плотину, завод, достроил дома и поставил во имя святой великомученицы Екатерины белую церковь.
        Потом грянули пушки и возвестили рождение нового города. Название городу дали в честь царёвой жены Екатерины.
        Город Екатеринбург.
        Ещё позже придумали городу герб и отправили его на «высочайшее утверждение». Этот герб описан в одной старинной книге.
        «В нижней части герба,  — рассказывает книга,  — в зелёном поле серебряная печь и рудокопная шахта, обозначающая, что округа сего города изобильна разными рудами».
        Несколько лет спустя, в 1728 году, в городе произошло незначительное событие: в нищей семье солдата Екатеринбургской второй роты Ивана Ползунова родился сын. Его окрестили, как и отца, Иваном.
        Детство Иван Ползунов провёл в Екатеринбурге.

        СТЁПКА КЛИНОК

        В те далёкие времена уральские дети занимались в двух школах: словесной и арифметической. Словесная школа учила грамоте и письму. Кончил словесную школу, прошёл испытание — можешь поступать в арифметическую. Арифметическая школа посложнее словесной и предназначалась для ребят постарше. Тут тебе и арифметика, и геометрия, и черчение. И не только это. Горнозаводское искусство почиталось на Урале второй грамотой. Вот и учили в арифметической школе, как различать минералы, жечь уголь, пробировать металлы, плавить руду,  — готовили мастеров.
        Когда Ване Ползунову минуло девять лет, он закончил словесную и пошёл в арифметическую школу. Помещалась она в большой избе со слюдяными оконцами. Ученики сидели на лавках за длинными столами. Рядом с Ваней всякий раз норовил сесть Сенька Черемисинов, полицмейстеров сынок.
        Как-то раз он наклонился к Ване, глянул хитро и сказал на ухо:
        — А отец беглого Стёпку Клинка выследил. Теперь уж его точно поймают.
        Сенька хотел ещё что-то добавить, но в это время вошёл учитель. Начался урок. Учитель положил перед собою букварь Фёдора Поликарпова, который продолжали изучать в арифметической школе. Учиться по такому букварю — дело непростое. Он был написан на церковнославянском языке и название имел мудрёное:

        Букварь
        Славенскими, греческими, римскими письмены учиться хотящим, и любомудрие, в пользу душеспасительную, обрести тщащимся.

        А проще говоря,

        Букварь
        Славянского, греческого и римского языков для всех, кто хочет выучиться читать и писать.

        И назывался букварь сложно, и учиться по нему — сущее наказание. Из всего класса только Ваня Ползунов ухитрялся запоминать наизусть целые страницы.
        Ребята диву давались: как это у него получается? Поглядит на страницу, подержит букварь перед глазами и может повторить слово в слово. Да если бы только букварь! Самые трудные задачки по арифметике он решал легко, как орехи щёлкал.

        «Летит гусь, за ним — полгуся, за ним четверть гуся, за ним ещё четверть гуся. Сколько летит гусей?»
        Ребята ломают голову, соображают, как это четвертушки гусей взлететь умудрились, а Ползунов тут как тут:
        — Два гуся летят!
        Сенька с завистью глядел на него. Он часами мог глазеть на учителя, но хоть тресни: не понимал и половины сказанного.
        Многое умел Сенька: на руках ходил, с моста вниз головой сигал, а вот с науками у него не ладилось. Потому-то его отец, полицмейстер Черемисинов, велел ему сидеть рядом с Иваном, ума набираться.
        — Сегодня мы поговорим о прилежности и благочинии,  — начал урок седенький учитель с розовым, в тонких прожилках, лицом.  — Поглядите в букварь.
        Все посмотрели на картинку, где была нарисована классная комната. Посреди неё — длинный стол. За столом ученики и учителя. Два ученика отвечают урок: один стоит на коленях, другой согнулся в три погибели.
        Учитель откашлялся и торжественно прочёл такие стихи:
        Хвалите бога человеку всяку:
        долг учится словес письмен знаку
        Учение во благо разуметь,
        в царство небесно со святыми успеть.

        Теперь повторяйте за мной,  — произнёс он.  — Хвалите бога человеку всяку…
        Все хором повторяли стихи. Ползунов рассеянно вторил классу.
        Он всё вспоминал вчерашний вечер, когда ещё до Сеньки узнал, что Степана выследили и вот-вот поймают. Он проходил мимо горного управления. Полицмейстер, выходя на крыльцо, кричал кому-то: «Теперича мы его словим!» — и махал при этих словах кулаками.
        И Ваня сразу сообразил, к кому относятся эти слова! Он вспомнил рассказ Семёна про то, как его отец, шинкуя капусту, отрубал кочерыжки и приговаривал: «Не хочешь сознаться? Тогда я тебе, треклятой, как Стёпке Клинку, буду голову рубить!»
        Ваня постоял минуту возле управления и побежал в лес.
        Стёпка Клинок сидел на пне возле сторожки. Он увидал Ваню и приложил палец к губам — тише, мол, иди. В шаге от него стоял оленёнок и жевал ветку. Оленёнок поднял голову, поглядел на Ваню и метнулся к лесу. Степан рассмеялся.
        — Я его второй месяц приручаю, а ты спугнул!..
        — Степан!  — перебил Ваня.  — Я узнал, что тебя выследили. Беги скорее!
        Степан нахмурился.
        — Вот как!  — сказал он, поднимаясь,  — Эх, Ваня, Ваня, надоела мне такая жизнь. Иной раз думаешь — может, не таиться, не бегать, пусть поймают. Но добро бы просто убили, а то ведь станут измываться. Высекут кнутом да швырнут в острог до конца дней.
        Ваня поглядел на солдата, и слёзы навернулись на его глазах. Степан обернулся к нему.
        — Ну-ка, веселее глядеть!  — приказал он.  — Это ещё что такое? Я живой, а он по мне слёзы льёт!
        Степан обнял Ваню за плечи, погладил по голове.
        — Жаль оставлять тебя, Ванюша. Кто тебе лес покажет, научит зверей понимать?
        — Стёпа,  — спросил Иван,  — а может, обойдётся? Спрячешься где-нибудь поблизости, а я тебе каждый день таскать еду буду. Хоть год отсиживайся!
        — Нет, Ванюша, не дело это. Меня поймают, да и тебе несдобровать. Надо бежать. Прощай, милый. Бог даст, ещё встретимся. А теперь — домой, ать-два!
        Он перекрестил Ваню, развернул и даже слегка подтолкнул — иди, мол, не оборачивайся.
        Но прошла минута — и Ваня снова услыхал его голос.
        — Погоди!  — кричал Степан.  — Воротись!
        Он присел на корточки возле Вани и сказал:
        — Хочу я, Ваня, оставить тебе подарок. Да не простой, а золотой,  — он усмехнулся.  — Помнишь, у деревни Шарташ я показывал тебе ручей? Там ещё жёлтые цветы на берегу?
        — Помню.
        — Так вот, под этими цветами золотая жила. Думал я это золото сам добыть, да не судьба. Ты об этом пока забудь, а придёт время — вспомни.
        Как недавно всё это было — только вчера…
        … — Ты куда смотришь? Почему стихи не повторяешь?
        Ваня и не заметил, как подошёл учитель. Ребята даже рты открыли от любопытства: что дальше будет?
        Ваня поглядел по сторонам. Крупный паук бежал по стене к своей паутине. Этого паука и паутину Иван приметил давно и часто наблюдал за ним во время уроков.
        — Смотрю, как паук ткёт паутину,  — тихо ответил Ползунов.
        — Паутину? Ткёт? Что за ерунда?
        — Паутина тонкая, а какая крепкая.
        — Ну и что?
        — Паук-то тяжёлый, а она почти не прогибается. А ежели из верёвок такой мост сделать, он корову выдержит?
        — Это ещё что!  — рассердился учитель.  — Где это видано, чтобы коровы ходили по паутине? Вздор какой! Ох, Ваня, отбился ты от рук — стихи и те выучить не можешь.
        — А я стихи запомнил,  — все так же тихо проговорил Иван.
        — Запомнил? Ну-ка, повтори!
        Иван слово в слово повторил стихи. Ни разу не ошибся.
        — Ну-ну,  — пробормотал учитель.  — И впрямь… Садись, Ползунов. И зря на паука-то глаза не пяль. Повторяй вместе со всеми.
        На другой картине были нарисованы те же ученики и наставники. Ученик, который стоял на коленях, продолжал ответ. Второго постигла печальная участь: его разложили на скамье и секли розгами. Видно, невпопад ответил. Учитель прочёл вслух стихи:
        Всякий человек в тиши поучайся:
        во службе богу измлада отдайся.
        Ленивые же за праздность бьются,
        грехов творити всегда да блюдутся!

        Все повторили стихи три раза.
        Учитель обтёр большим клетчатым платком розовые щёки.
        Семён зашептал Ване:
        — Я про тебя всё знаю!
        — Что знаешь?
        — Всё! И про Стёпку знаю. Ты раз к нему в лес бежал, а я за тобой следом, понял? Вот теперь, когда его сечь начнут, он про тебя расскажет. Не боязно тебе?
        Ваня ничего не ответил, только толкнул его локтем, Сенька взвыл.
        — Иван!  — закричал учитель.  — Ну-ка, ступай в угол. То ты на паука глазеешь, теперь драку учинил. А ты, Семён, подай розгу.
        После уроков, по дороге домой, Семён нагнал Ивана.
        — Как, больно?  — поинтересовался он.  — Это что — розги. Вот когда батогами или плетьми лупят — потом ни сесть, ни лечь. Я раз у бати две копейки стянул да за щёку спрятал. Он меня кнутом так огрел, что я и монету проглотил и всю неделю на животе спал.
        Иван молча прибавил шагу.
        — Ты чего это?  — обиделся Семён.  — Я же про тебя ни слова, а ты в обиду! Намекни я отцу, что ты к Стёпке бегал, тебя бы вздули нещадно, а потом отдали в горные работы. Навечно.
        Ваня остановился и насмешливо поглядел на него.
        — Ты не скажешь.
        — Почему?
        — Да потому что трус. Хоть и силён, а трус! Только скажи отцу хоть полслова, век будешь на себя пенять!
        Семён и вправду ничего не сказал отцу. А Стёпка Клинок в тот же день навсегда исчез из тех мест. Как ни старался полицмейстер Черемисинов, не поймал он беглого солдата.

        ЗОЛОТАЯ ЖИЛА

        Шёл летний дождик.
        Ваня стоял на ноле и во все глаза глядел на радугу, сиявшую у горизонта.
        — Погляди на радугу, мой друг,  — сказал стоявший рядом Шедаль.  — Запомни, она есть оптическое явление. Лучи солнца преломляются в мельчайших капельках воды, разлагаются на составные части. Знакома ли тебе сия теория?
        — Знакома,  — отвечал Ваня.
        — Верно ли я объясняю ему появление радуги?  — обратился Шедаль к геодезии прапорщику Андрею Ивановичу Порошину, который рассеянно слушал их разговор.
        — Думаю, да!  — ответил тот, оглядываясь вокруг.  — Места-то какие чудные! Вот что, Ползунов, даю тебе приказ. Завтра воскресенье. Как отстоишь в церкви заутреню, так сразу — сюда. Сделаешь карту местности: мельницу, холм, поле, все расстояния — ничего не забудь. Как я тебя учил, ясно?
        — Есть, ваше благородие,  — весело отвечал Ползунов.
        Он перекинул через плечо тяжёлый геодезический планшет и зашагал с друзьями к дому.
        Эта дружба двух взрослых и мальчика удивляла многих. На самом деле ничего странного в ней не было. Все трое были чужими среди жителей города и потому тянулись друг к другу.
        Вот их истории.
        Капитан шведской армии Тур Шедаль попал в русский плен в позорный для шведов день Полтавской битвы.
        Вместе с горсткой солдат Шедаль перебрался, отступая после битвы, на другой берег Днепра. Там узнал печальную новость: его лучший друг попал в плен. Раненный и смертельно усталый Шедаль поплыл в лагерь к русским, на выручку Друга.
        Лагерь противника поразил его. В громадном шатре пировали вместе русские и шведские генералы. Повсюду горели костры. Русские солдаты беззлобно переговаривались с пленными, своими недавними врагами.
        — Так я впервые столкнулся с двумя чертами русского характера — с отвагой и добродушием,  — рассказывал капитан.
        За шатром, на телеге, лежал раненый друг Шедаля. Всю ночь Шедаль провёл возле него. Прикладывал ко лбу холодное полотенце, вливал в рот бальзам. Под утро раненый умер.
        Два русских офицера подошли к Шедалю.
        — Мы не хотели тревожить вас, капитан, но сейчас вы должны отдать шпагу и следовать за нами. Ранец вашего друга можете взять с собой.
        Капитан Шедаль повиновался.
        Так начался его долгий путь в Сибирь. Вместе с небольшим отрядом пленных он ехал на телегах и шёл пешком через леса, где хозяйничали бесчисленные разбойники, мимо бедных деревень. В конце пути он отморозил ноги, но никто не услыхал от него ни единой жалобы.
        — Передо мной открывалась невероятная страна. Она побеждала непобедимые войска, но не становилась от этого счастливее,  — говорил он Ване.  — Народ, который умеет постоять за себя, не должен быть рабом!
        Но рабство здесь процветало повсюду. За одно случайно оброненное слово людей волокли в тайный приказ, а там совершалось такое, о чём Шедаль и слушать не мог без содрогания!
        Иногда, усталый, он прислонялся к дереву и, закрыв глаза, с тоской вспоминал родную Швецию…
        В конце концов судьба забросила Шедаля в новый город под названием Екатеринбург. Здесь, на реке Исети, он поставил возле пристани крепкий сруб и написал у входа: «Постоялый двор капитана шведской армии Тура Шедаля».
        Шедаль полюбил своё новое дело. Долгими вечерами он просиживал с заезжими купцами за бутылкой вина, слушал их бесконечные рассказы о дальних городах и странах, на славу потчевал и каждого просил об одном — привозить из Петербурга и заграницы географические карты, геодезические приборы и книги. Его собственная комната понемногу превращалась в музей.
        Шедаля считали чудаком. Ему было пятьдесят, а он водил дружбу с мальчишками: запускал змеев, мастерил кукол и потешные ружья. Особенно он привязался к смышлёному солдатскому сыну Ване Ползунову, скучавшему в компании сверстников. Из взрослых Шедаль водил дружбу с прапорщиком геодезии Андреем Ивановичем Порошиным.
        Андрей Иванович попал в Екатеринбург безусым юнцом сразу после артиллерийского училища. Его прислали на строительство нового города, под начало капитана Татищева. Порошин сумел завоевать расположение капитана, Татищеву пришлись по душе честолюбие и трудоспособность помощника. Порошин мог работать день и ночь, во всём стараясь быть первым.
        — Вот погоди, Андрей Иванович,  — сказал ему как-то Татищев.  — Как закончим главные городские строения, так пошлю тебя на обучение за границу. С твоим упорством ты преуспеешь в науках, а воротясь, принесёшь пользу отечеству.
        Татищев своё слово сдержал.
        Молодой артиллерист отправился в Швецию. А когда вернулся на Урал, увидал, что многое изменилось. Бросилось в глаза то, что не замечал прежде: неперелазные заборы, цепные кобели, скука… Ему давали мелкие поручения, работа была скучна, а будущее — туманно. Вместе с рудознатцами он искал новые месторождения меди, но так и не нашёл. Он всё ближе сходился с городским чудаком Шедалем и его приятелем четырнадцатилетним Ваней Ползуновым.
        Вот и сейчас они дружно шли к дому.
        — Без вас мне, наверное, пришлось бы совсем худо,  — сказал Андрей Иванович, крепко сжимая Ванину руку.  — Да только помочь вы мне не в силах. Поверьте, господин Шедаль, не о таких делах я мечтал, когда возвращался из Швеции. Я думал совершить нечто значительное, но все мои мечты разбиваются в прах. Не к чему приложить мне свои знания.
        — Да не спешите вы, Андрей Иванович,  — успокаивал его Шедаль.  — Всё образуется. Вы молоды, полны сил. Вот найдёте руду, изобретёте что-нибудь. Вас заметят, одарят благами, Только тогда вы поймёте, что такое настоящая тоска. И ещё пожалеете о нынешнем беспечном житье!
        Порошин удивлённо поглядел на него.
        — А пока вы не стали знамениты, пойдёмте ко мне,  — продолжал Шедаль.  — Сварю я вам пунша, посидим, покурим. И тебя, Ваня, чем-нибудь угощу.
        Они приближались к пристани, где стоял дом Шедаля.

        Там, в задней комнате дома, для Ивана открывалась настоящая страна чудес. Капитан Шедаль интересовался всем на свете и мог смастерить что угодно. Вся комната была уставлена чучелами птиц и зверей, на стене висели барометры и картины, татарские лук и стрелы, бивни слонов. На столе стоял глобус, валялись в беспорядке русские и немецкие книги, увеличительные стёкла. И самое замечательное в этой комнате — сказочный набор чертёжных инструментов в тяжёлой, обтянутой изнутри бархатом коробке.
        Иван мог часами разглядывать этот набор, брать в руки тяжёлый стальной циркуль, транспортир с множеством делений, измеритель — две длинные ноги, с острыми иголками на концах.
        — Эти инструменты достались мне от самого дорогого друга,  — сказал как-то Шедаль.  — Он был учёный человек и хороший солдат. Из-за него я и вернулся в лагерь к русским, где попал в плен.
        Они часто играли в путешествия. Раскладывали на полу громадную карту и отправлялись в далёкие моря. Ваня служил на корабле юнгой.
        — Ползунов!  — командовал Шедаль.  — Всё ли погрузили на борт?
        — Так точно, капитан.
        — Тогда поднять паруса!
        Они воевали с пиратами, садились на мель, попадали в штормы. Однажды их корабль налетел на рифы. Команда спаслась на плоту, который подплыл к затерянному в море острову. Остров оказался обитаем: там жили чёрные дикари.
        — Вот здесь поставим плотину,  — предложил Ползунов, разглядывая карту.  — В горах наверняка есть железная руда. Завод будет возле плотины. Колёса заставят работать кузнечные мехи, пилы, токарные машины. Сейчас я нарисую кузню.
        — А дикарей мы обучим грамоте и механике,  — деловито продолжал он.  — Я в механике могу растолковать всё: как сцепляются шестерёнки, как работают воздуходувки и даже зачем нужен кривошипно-шатунный механизм.
        — Да у тебя получился не океанский остров, а уральский завод-городок!  — смеялся Шедаль.
        Быстро мелькали дни! Как-то зимним вечером Порошин пришёл к Шедалю в особенно грустном настроении.
        — Видно, мне на роду написано быть геодезистом до конца дней,  — сказал он.  — Буду рисовать на бумаге планы местности, выполнять мелкие поручения конторы, дослужусь до поручика, а там в отставку, на покой. Славный путь!
        — Андрей Иванович, дорогой, да не мучайте вы себя!  — уговаривал Шедаль.  — Ведь тысячи людей…
        — Мало ли кто и что!  — сердился Порошин.  — Я так жить не хочу!
        — Ах, если бы я мог хоть чем-то помочь вам,  — сокрушался Шедаль.
        — Я и сам не смог себе помочь,  — ответил Андрей Иванович.  — Меня недели две назад послали с отрядом рудознатцев искать золотую жилу, а я вернулся с пустыми руками.
        — А кабы нашли?  — спросил Ваня.
        — Тогда б, наверное, и разговор был другой.
        Ваня на минуту задумался, потом твёрдо сказал:
        — Я помогу вам, Андрей Иванович. Дождёмся весны, и я покажу, где искать жилу.
        — Откуда ты знаешь?  — спросил Порошин.
        — Это моя тайна,  — отвечал Ваня.

        МЕХАНИЧЕСКИЙ УЧЕНИК

        Когда механику Главнейшей горных и заводских дел канцелярии Никите Бахареву потребовался ученик, он пришёл в арифметическую школу.
        Бахарев не устраивал испытания. Он просто разговаривал с мальчиками, задавал вопросы. Иногда переходил на немецкий, проверяя, понимают его ребята или нет.
        Потом он отобрал несколько мальчиков и пошёл вместе с ними к плотине.
        — Плотина есть главнейшее сооружение нашего города,  — объяснял Бахарев.  — Она даёт движение всем цеховым механизмам. Кто ответит — сколько колёс крутит плотина?
        — Полета… А то и боле!  — вперёд всех выпалил Сенька Черемисинов.
        — Верно. И что ты о них знаешь?
        — Вода бежит ручейками с рубленых ларей на большие и мелкие колёса,  — отвечал Сенька.  — Колёса крутятся, да так шибко, что ни одна лошадь не остановит. Такие сильные. От них сила разбегается по цехам: качает воздуходувки, пилит брёвна, куёт металл.
        — А может машина работать далеко от реки?
        — Может. Только тогда в неё надо впрячь лошадь. Я видал, как откачивают воду из шахт.
        — Молодец,  — похвалил Бахарев.
        — Без водяной силы или лошадей,  — продолжал Сенька,  — ни одна машина работать не будет.
        — Верно,  — согласился Бахарев.
        — Нет, не верно,  — раздался голос за спиной Сеньки.
        Все с удивлением обернулись.
        — То есть как это — не верно?  — спросил Бахарев.  — Ты кто таков?
        — Я, ваше благородие, Иван Ползунов,  — спокойно отвечал мальчик.  — А про машины без плотин и лошадей я читал в Леупольдовой механике. Эти машины зовутся огнедействующими.
        — Ты читаешь по-немецки?
        — Плоховато, но разобраться могу. А с Леупольдовой механикой мне изрядно помогали господа Порошин и Шедаль.
        — Действие огненных машин можешь истолковать?
        — Пока нет. Сей предмет для меня ещё тёмен.
        — Так, так,  — сказал Бахарев.  — Интересно. Пойдёмте, ребята, назад, в школу.
        На другой день в школе объявили: вместо одного механического ученика Бахарев взял сразу двух — Ваню Ползунова и Семёна Черемисинова. Поговаривали, что за Семёна похлопотал его отец, полицмейстер Черемисинов.
        У Ивана началась новая жизнь.
        Его начальник Никита Бахарев был человек необыкновенный. Он учился в Петербургской морской академии, ездил, как и Порошин, в Швецию перенимать тонкости машинного дела. На первый взгляд он казался учёным сухарём, который ничем, кроме заводов, не интересовался. Иван даже думал, что рабочих он запоминает не по лицам, а по машинам — кто у какой стоит. Но один случай заставил Ваню переменить своё мнение о Бахареве.
        Однажды Бахарев вместе с заводским приказчиком и своими учениками делал обход завода. Возле одной из печей они увидали горщика, прикованного к печи цепью.
        — Провинившийся солдат,  — объяснил приказчик.  — Прислали недавно, он здесь новичок. Командир заводов самолично велели приковать его к печи за дерзостные слова.
        Бахарев подошёл к солдату.
        — Что за слова ты говорил?  — спросил он.
        — Послало нас, ваше благородие, начальство работать,  — рассказывал солдат.  — На дворе стужа, а у половины — ни сапог, ни кафтанов. Вот я и крикнул: «Давайте нам сапоги и одежду. Иначе не станем работать!» Скрутили меня — и к командиру на суд. Вот и весь сказ.
        — Сними его с цепи,  — сказал Бахарев приказчику.
        — Это как же так,  — отвечал тот.  — Поперёк командирова приказа идти?
        — Делай, что велят,  — коротко приказал Бахарев.  — С командиром я сам поговорю.
        Он покосился на Сеньку и добавил, обращаясь к солдату:
        — А ты, солдат, в другой раз остерегись бездельные слова болтать! Понял?
        — Так точно, понял, ваше благородие,  — отвечал солдат.
        Механик Никита Бахарев числился не на заводе, а в Главнейшей горных и заводских дел канцелярии. И не один, а вместе со всеми учениками. Канцелярии подчинялись все сибирские, пермские, кунгурские и прочие заводы. И вместе с ними — все управители, служащие, мастеровые и приписанные к заводам крестьяне.
        Много забот лежало на плечах механика Бахарева!
        Кто отвечает за постройку на рудниках водоподъёмных машин? Бахарев!
        Кто отвечает за постройку пильных мельниц и прочих заводских архитектур? Бахарев!
        Кто отвечает за пожарные машины и насосы? Опять Бахарев!
        Всё на нём висит, за всё он в ответе.
        Сухопарый, всегда небрежно одетый, он носился по заводу, появляясь ни с того ни с сего там, где его меньше всего ждали. И, как нарочно, именно в том месте нуждались в его помощи. Нюх у него, что ли, был какой-то особый?
        Механическое и горное искусство он знал назубок. Иван с первых же недель многое перенял у него, а главное — умение видеть всё производство целиком, охватывать взглядом целый завод.
        Ещё в арифметической школе его научили чертить части механизмов, разбираться в их работе. Но все эти колёса, шестерни, валы, штанги слились в один огромный механизм только теперь, когда их показывал Бахарев.
        — Завод есть соединение трёх главных частей,  — говорил Бахарев.  — Первая часть — гидравлические колёса, сила всего завода, вторая — штанги, валы, шестерни, передающие эту силу цехам, а третья — цеховые механизмы.

        Как-то раз они пришли в кузнечный цех — громадное каменное здание. В печах раскаляли металл, а потом били по нему тяжёлыми кузнечными молотами. Огонь в печах раздували мехами. Раскачать эти мехи вручную было невозможно.
        — Ну-ка посмотри, где здесь гидравлическое колесо?  — спросил Бахарев Ивана.
        Иван покрутил головой туда-сюда, но никакого колеса не увидел. Под потолком ходили взад и вперёд крепкие железные штанги. Они-то и приводили в движение мехи, стоящие возле печей.
        — Гидравлическое колесо крутится в особом помещении, через дорогу от кузнечного цеха,  — объяснял Бахарев.  — А штанги передают его силу двадцати четырём мехам. Не приставлять же к каждому механизму своё гидравлическое колесо!
        Они прошли в высокий сруб, где вода, стекая с ларя, медленно поворачивала деревянное колесо. В помещении пахло сыростью. Брёвна сруба почернели и кое-где покрылись плесенью.
        Неподалёку от колеса крутились точила и шлифовальные круги. Возле них сидел на стуле точильщик. Его лицо облепила мелкая каменная пыль, он походил на арапа. Точильщик даже не повернул головы в сторону вошедших — боялся оторвать глаза от каменных кругов.
        День за днём Ползунов узнавал завод всё лучше и лучше.
        Двум своим ученикам Бахарев дал совершенно разные задания. Работа Ползунова состояла вот в чём.
        Василий Никитич Татищев перед отъездом из Екатеринбурга подарил городу свою библиотеку. Часть книг рабочие свалили без разбора в одной комнате заводской лаборатории.
        — Даю тебе срок два месяца,  — сказал Бахарев Ивану.  — Будешь помогать немцу-библиотекарю. Разбери все книги и раздели по языкам и специальностям. Потом разложи по полкам: книги по артиллерии — на одну полку, по фортификации — на другую, по истории — на третью. Все книги, где хоть что-то говорится о механике, отложи и составь на них опись: что и на каком языке написано. Понял?
        — Понял!  — радостно отвечал Ползунов и тотчас принялся за дело.
        Чего только он не узнавал из этих книг!
        История древних и современных народов, войны, путешествия, открытия, горное дело, металлургия, строительное и военное искусство — перед его глазами оживал целый мир.
        Он брал в руки карандаш и погружался в сложные выкладки артиллерийских расчётов, разглядывал планы и разрезы крепостных сооружений.
        — Смотрите-ка,  — говорил он Бахареву, который время от времени заглядывал в лабораторию.  — Если поднять ствол выше, то ядро полетит высоко-высоко, а упадёт близко. Если направить его прямо, ядро полетит дальше. Линия, по которой оно полетит, зависит от притяжения Земли.
        — Верно,  — говорил Бахарев.  — А тебе-то это зачем?
        — Прелюбопытно,  — отвечал Ползунов, прятал в карман листок с расчётами и рисунками, а книгу ставил на место.
        Любопытно было всё!
        Он жадно проглатывал книги по истории. Иногда читал целый день. Потом волновался: вдруг не успеет прочесть всё, пропустит самое интересное? И с головой погружался в механику.
        Поздними вечерами в окне лаборатории то и дело горела лучина. Иван не мог расстаться с книгами даже ночью.
        Иногда он забегал к Шедалю, чтобы рассказать об очередной находке и спросить объяснений. Но времени на такие встречи оставалось всё меньше.
        Однажды по дороге в библиотеку Иван встретил Семёна. За плечом у Семёна болтался мешок.
        — Как дела?  — спросил Семён.  — Всё в книжках копаешься?
        — Всё копаюсь,  — отвечал Иван.
        — Что ж, оно, конечно, неплохо, но уныло,  — лениво произнёс Семён.  — Другое дело — у меня. Хоть и не так почётно, зато хлебно. Меня Бахарев приставил постигать хозяйство, в припасную контору. Тут тебе и железо кровельное, и лес, и,  — он многозначительно тряхнул мешком,  — продукты, конвой снаряжать.
        — Рад за тебя,  — сказал Ползунов.
        — Это ещё что,  — хвастался Семён.  — Хоть с виду я и мелкая сошка, многое от меня зависит. Я всё успел доглядеть, и иные мне уже боятся перечить. Вот как!
        — Я пойду,  — сказал Иван,  — у меня каждая минута на счету.
        Никите Бахареву приходилось много ездить по сибирским заводам. В одну из дальних поездок он взял с собой Ивана.
        Ехали в крытых возках, не спеша. Тридцать вёрст проедут — и привал. Дорога шла среди лесов и редких деревень. Время лихое, ехали с бережением — Бахарев позаботился об охране, взял с собой трёх драгун.
        Иван никогда ещё не уезжал так далеко от дома. Вокруг открывалась деревянная страна: сторожевые башни с наблюдательными теремками, рубленые церкви со множеством больших и малых куполов, бревенчатые крепостные стены, тесовые заборы. Осторожно жили.
        В маленькой деревушке, которая не случайно называлась Капелька, им повстречался конвой: два солдата везли в телеге человека в кандалах. Тощая лошадёнка понуро подвезла заключённого к покосившейся остроконечной башенке, одиноко торчавшей на околице. Заключённый подошёл к башенке и огляделся вокруг.
        Ваня повернул голову и ахнул — перед ним стоял Стёпка Клинок! Их глаза встретились, но Стёпка и бровью не повёл. Солдат тем временем впустил заключённого в острог и долго возился с замком, запирая дверь. Сделав дело, он вышел на опушку, где расположился на ночёвку Бахарев со спутниками, и присел у телеги. Второй солдат между тем распряг лошадь и пошёл к острогу. Ночь выдалась тёплая, ночевали под открытым небом.
        — Заключённый у меня не просто так человек, а колдун,  — заговорил солдат, усаживаясь поудобнее.
        Драгуны испуганно переглянулись.
        Колдун, по рассказу солдата, объявился возле поместья помещика Блудова. Люди помещика прознали о нём случайно, а узнав, зачастили к нему со всеми бедами.
        Колдун наперечёт знал лесные травы. Больше того, знал он и какие травы от каких болезней могут излечить, а стало быть, умел ворожить. Кто ему дал эту науку — может, леший, а может, ведьмы? Бог знает! Да только если кто поранит на косьбе руку или животом занедужит — сразу к нему.
        На каждый случай у него своё зелье. Какая ни есть хвороба — любую от того зелья как рукой снимет.
        Однажды случилось вот. Проходил колдун по деревне и увидал свору помещичьих гончих. Поглядел он на них да и скажи: «Эких кобелей выкормил. Людей бы так кормил!»
        А на другой день неожиданно для всех подох в самом расцвете своих собачьих лет любимый блудовский кобель.
        Все стали судить да рядить об этом.
        Выходило, что сглазил кобеля колдун своим чёрным взглядом. Не иначе.
        Злодея привели в приказную избу, и там на допросах да под пытками он во всём повинился. Подьячим там Емеля, у него все сознаются — и правые и виноватые. Порешили колдуна казнить — и вроде бы делу конец.
        Ан нет. Послали его в покаянную избу, а он, сидючи там, сказал государево слово и дело. И тут же казнить его стало никак невозможно, надо дальше вести распрос. Вдруг он и впрямь ведает про измышления на их императорское величество, либо про бунт, либо про измену.
        Принялись его вдругорядь пытать да расспрашивать. И тогда он показал вот что.
        Умышления на государя, на бунт или измену он будто бы ни за кем не ведает, а государево слово и дело сказал затем, чтобы указать, где таятся несметные залежи серебра.
        И будто бы на Алтае, у самого Колыванского озера, живут отдельно от всех татарин Азим и русский человек Рябухин. Рябухин человек не простой: умеет плавить серебряные деньги — две части меди и одна часть серебра в копейке. Серебра в этих залежах тысячи пудов.
        — И так он ладно врал да заливал,  — продолжал солдат,  — так, видать, крепко знает рудное дело, что все ему поверили. И написали обо всём в Тайную канцелярию. Прождали недолго — и года не прошло, как прислали ответ: приказано впредь о сыскании руд в Тайную канцелярию не писать, а писать в Берг-коллегию. В Берг-коллегии велели вместе с острожником отправляться на Колыванское озеро и самим посмотреть, что да как.
        — Вот и идём мы теперь на Алтай, искать татарина Азима да русского человека Рябухина,  — со вздохом закончил солдат.
        Ночью, когда все уснули, Иван вылез из-под телеги. Свет полной луны ярко освещал бревенчатое здание острога и солдата, стоявшего на часах. Он подошёл к острогу.
        — Глянь-ка,  — обратился Ваня к солдату.  — Какая большая луна. Полнолуние.
        — Нам о том знать не положено,  — отвечал солдат.
        — Отчего же это про луну да не положено,  — удивился Ваня. Он встал спиной к двери и положил руку на засов.  — А про месяц, когда он тонкий-тонкий, как клинок, про месяц положено?
        Заключённый кашлянул.
        Солдат искоса поглядел на острог и сказал:
        — Нам разговаривать не велено. Стой на часах да думай. Вот и всё.
        — Об чём же ты думаешь?  — спросил Ваня и слегка надавил на засов.
        Было страшно.
        — О корове,  — сказал солдат, не замечая лёгкого скрипа.
        Засов отошёл в сторону.
        — О какой корове?  — спросил Ваня и опустил руки.
        Между скобой и засовом появился зазор. Дверь острога была открыта.
        — О своей, о чьей же ещё,  — отвечал солдат.  — Как она там без меня?
        — Эх ты,  — сказал Ваня, облегчённо вздыхая.  — Ты бы лучше о звёздах размышлял или о луне. О божьем творении.
        — Корова — тоже творение божье,  — ответил солдат.
        — А раз так,  — заключил Ваня,  — то и ладно, думай дальше. Пойду спать.
        В ту ночь Ване не спалось. Он вспомнил рассказ солдата о колдуне, обдумывая каждое слово. Почему Степан говорил о серебре на далёком Алтае и умолчал про золотую жилу возле деревни Шарташ? Держал ли он своё слово перед Ваней? Или хотел подальше увести солдат?
        Ваня так и не нашёл ответа на этот вопрос. Он задремал только на рассвете, но вскоре был разбужен страшным криком.
        — Сбежал!  — кричал солдат.  — Сбежал колдун!
        Колдун убежал. Часовой задремал, а колдун открыл дверь острога и укрылся в лесу. Как он изловчился отодвинуть засов? Как сломал кандалы? Никто ничего не понимал. Одно слово — колдун.
        — Теперь его не сыскать,  — убивался солдат.  — Ведь лес для него что дом родной. Что теперь со мной будет?
        Бахарев велел спешно закладывать лошадей и собираться в путь.

        АЛТАЙСКОЕ СЕРЕБРО

        В Екатеринбург пришла радостная весть. Прапорщик геодезии Андрей Иванович Порошин открыл в окрестностях города близ деревни Шарташ богатую золотую жилу. О том немедля написали в Петербург.
        — Вот ведь повезло человеку!  — говорили вокруг.  — Мы здесь испокон веку живём и ни о каком золоте слыхом не слыхали. А он не успел приехать и — на тебе!  — находит золотую жилу. Вот что значит заграничное учение.
        Ваня слушал эти слова и усмехался про себя. Он-то знал, в чём дело. Знал да молчал.
        — Спасибо, Ваня,  — сказал ему Андрей Иванович.  — Ты сделал для меня великое дело. Я этого тебе никогда не забуду. На днях нашим городом проезжал начальник алтайских Колывано-Воскресенских заводов генерал-майор Беэр. Он прослышал про новые прииски, предложил мне переехать к нему, на Алтай. Там начинается новое, великое дело. Все демидовские заводы на Алтае перешли в руки её императорского величества. Есть на чём себя показать.
        — И что, вы согласились?  — спросил Ваня.
        — Да, но при одном условии,  — сказал Порошин.  — Со мной поедут мои люди. И среди них непременно будешь ты. Ну как?
        — Конечно, едем!  — воскликнул Ваня.
        Он даже подпрыгнул от радости.
        — Погоди веселиться,  — сказал Порошин.  — За тебя ещё придётся повоевать с Беэром. Он требует опытных мастеров, а ты для него никто, какой-то механический ученик. Но я своего добьюсь. Без тебя не поеду.
        С этого дня Ваня стал жадно ловить любые известия, приходившие с далёкого Алтая.
        Приедут из тех краёв купцы или горщики — он тут как тут. Прислали в канцелярию новые приказы, он тотчас к Бахареву — нет ли в них чего-нибудь про Алтай?
        Понемногу он узнал вот что.
        Первым на Алтай поспел вездесущий Никита Демидов. Это было понятно. С такой хваткой да не первым! Ещё в 1724 году он послал туда своих разведчиков.
        Прошло два года, и его сынок Акинфий повёз в Петербург образцы алтайской руды. Акинфий расторопностью пошёл в отца. Он быстро добился у государыни разрешения добывать на Алтае медную руду и строить заводы.
        Заикнулся он было о золоте, но получил уклончивый отказ. Буде такие руды обнаружатся, их следовало безволокитно отсылать в Петербург на пробу. Там разберутся.
        Первые алтайские заводы назвали Колывано-Воскресенскими. Возле них, на реке Барнаулке, начал расти ещё один небольшой заводик. Его обнесли земляным валом и крепостной стеной. Завод охранял батальон солдат. Заводской посад стал главным городом Алтая — Барнаулом.
        На алтайских заводах плавили чёрную медь, а слитки везли на Урал. Там из них получали чистую красную медь.
        — Зачем возить слитки в такую даль?  — удивлялся Ваня.  — Не проще бы делать всё на самом Алтае?

        Никто не мог толком ответить на этот вопрос. И только однажды, в трактире у Шедаля, Ваня узнал тайну этих тысячевёрстных перевозок. Об этом рассказал купец, который исколесил весь Урал и Алтай и теперь ехал домой, в Петербург.
        — В этом деле заложена великая демидовская хитрость,  — говорил он.  — Демидов считает каждую копейку, думаешь, стал бы он зря на такие перевозки тратить деньги.  — Купец наклонился к Ивану поближе, будто Демидов мог его услыхать.  — На Урале из этой чёрной меди получали не только красную медь, но золото и серебро. И делали это в подземелье Невьянской башни. Да что тут говорить! Там не только плавили золото да серебро, а ещё чеканили монеты. Вот я слышал про такой случай…
        Купец задумался, словно взвешивал в уме, стоит ли говорить об этом или нет. Потом глотнул вина и продолжал:
        — Рассказывают, что заявился раз к Демидову беглый солдат. «Я,  — говорит солдат,  — знаю на Алтае место, где серебра так много, хоть пруд пруди. В том краю живут татарин Азим и русский человек Рябухин, которые делают из этого серебра деньги. Возьмите, говорит, меня под свою защиту, и я вам открою это место». Демидов всё пообещал, а когда солдат ему показал серебро, велел засадить его вместе с Рябухиным и Азимом в подземелье Невьянской башни, чтобы они работали на него и не могли выдать.
        — А как звали солдата?  — спросил Иван.
        — Люди говорили — Степаном.
        — А дальше что с ним стало?
        — Чего не знаю, того не знаю. Наверное, там и сидит до сих пор. Известно только, что о демидовских делах донесли в Петербург. И по этим доносам выходило, что он плавил золото и серебро не только на Урале, но и на самом Алтае. И тогда государыня издала указ, по которому предписывала все заводы на Иртыше и Оби от Демидова забрать по казённой цене. Теперь всё в тех краях принадлежит государыне — и лес, и земли, и реки, и крестьяне, и сами мастера. Идут оттуда в Петербург обозы с золотом и серебром.
        — А что с солдатом-то стало?  — не унимался Ваня.
        — Да говорю же тебе русским языком — не знаю,  — рассердился купец.  — Там теперь все солдаты. Рабочих пригоняют на завод по рекрутским наборам. Рабочие — солдаты, инженеры — офицеры. Чуть что — военный суд. Страх божий!  — Купец вздохнул и махнул рукой.
        Так Ваня и не узнал о судьбе друга.

        ПРОШЕНИЕ

        Шёл 1753 год.
        Пять лет минуло с той поры, как Ползунов покинул Екатеринбург. Казалось, ещё вчера отходили из города подводы, толпились провожающие. И среди них отец и мать Вани…
        Лучшие мастера под началом Порошина уезжали из Екатеринбурга в Барнаул, с Урала на Алтай.
        Среди них не было Бахарева. Он навлёк на себя немилость начальства, вступившись в очередной раз за провинившегося солдата. Бахарева отстранили от дел, и он, по собственному выражению, впал в меланхолию. Ивану не суждено было вновь увидеть его.
        Когда Ваня пришёл прощаться с Шедалем, тот сидел за книгой. Шедаль подошёл к Ване и крепко его обнял.
        — У тебя начинается новая жизнь,  — сказал он.  — Кто знает, встретимся ли мы вновь. Бог сподобил тебя умом и талантом. Направь же свои помыслы на благо отечеству, на облегчение сил трудящихся. Я дарю тебе чертёжный набор, принадлежавший некогда моему другу. Пусть он послужит и тебе!
        Теперь чертёжный набор вместе с десятком книг, двумя барометрами и глобусом украшал клетушку Ивана. Своего дома он ещё не построил. Пока жил в чистой курной избе богомольного старика Никиты Скопцова.
        Жили тесно. Мать Вани, Дарья Абрамовна Ползунова, перебралась к сыну. Она приехала одна — отца отправили в Петербург с караваном уральского камня. Но в доме Ивана появились новые люди.
        Дела Ползунова на Барнаульском заводе сперва складывались как нельзя удачно. Через год его произвели в прапорщики, унтер-шихтмейстеры, немного прибавили жалованья. Унтер-шихтмейстеру по чину полагалась прислуга. К Ивану приставили денщика Семёна и дворовую девушку Прасковью.
        Андрей Иванович Порошин всячески покровительствовал ему. По его просьбе иноземный инженер Иоанн Христиани обучал Ивана пробирному, плавильному и другим горным наукам, дабы сделать его достойным к производству в младшие офицеры.

        Казалось, что перед Ползуновым открывается безоблачное будущее. Но жизнь распорядилась по-другому. Порошин служил на Алтае недолго. Через несколько лет он уехал в Петербург, где получил чин полковника и должность начальника Колывано-Воскресенских заводов. Управлять заводами он по приказу государыни должен был, находясь в столице, а на заводах всем распоряжался Христиани. Понятно, что у Христиани не хватало времени, и он занимался с Ползуновым всё меньше и меньше. Учёба закончилась тем, что он дал Ивану необходимые книги да иногда освобождал его от работы ради занятий.
        По вечерам Иван много читал, выводил на бумаге чертежи машин, механизмов. Весь вечер в его клетушке горела свеча.
        Для барнаульских парней он навсегда остался чужаком. Весёлые вечёрки с песнями проходили без него. Кличку ему дали — «колдун». Проходя по улице, он иной раз слыхал за спиной это слово.
        Заводские дела, порученные Ползунову, не имели отношения к наукам. Он работал писцом. Работа требовала одного — точности.
        Вместе с горными мастерами Ползунов взвешивал привезённую руду, определял пробу серебра, измерял влажность. Всё записывали в особые книги. Только потом руду отправляли на переработку. Отвлекали Ползунова и другими поручениями, но, памятуя его аккуратность, всякий раз возвращали назад, на приёмку.
        Однажды после трёхмесячного отсутствия он заглянул в документы и ужаснулся: всё это время никто не учитывал влажность руды! Это грозило неприятностями. Он тотчас сел за донесение Христиани. «Весь 1751 год,  — писал он,  — по многократным чинимым апробациям из каждого пуда серебряных руд выключалось полфунта. В нынешнем 1752 году надобно также принимать руду за выключкой на сырость».
        Ползунову объявили благодарность. Но его положение изменилось мало. Работать писцом было скучнее скучного.
        Летним воскресным утром он сидел дома над книгой знаменитого петербургского монетного мастера Ивана Шлаттера.
        «Сие есть совершенное описание, как все употребляемые к монетному делу металлы пробовать и перечищать и какие к тому делу потребности надобны. Я уповаю, что сей трактат, который на Российском языке впервые издан, будет воспринят с приятнейшей склонностью, понеже намерение моё к тому усердное и простосердечное было».
        Ползунов оторвался от книги, прислушался. Совсем рядом, в саду, его мать с кем-то разговаривала. Иван выглянул в окно — Дарья Абрамовна беседовала с Сенькой Черемисиновым. Разговор шёл о нём.
        — Учёность, милая Дарья Абрамовна, это, конечно, хорошо,  — говорил Сенька.  — И унтер-шихтмейстер для солдатского-то сына высокий чин. Но чин чином, а деньги деньгами. Какой толк в учёности, ежели ты беден. Только зря будешь вечером свечи жечь да глаза портить.
        — Ну а что делать-то, Сенечка! Я вижу, что мой Ванюша не ломается на горных работах да не слепнет возле печей,  — и на том спасибо. А деньги-то, где же их взять?
        Семён облокотился на калитку и отвечал с усмешкой.
        — Кабы уговорили вы Ваню меня кое в чём послушать! Я, может, в науках и не преуспел, зато места у меня всю жизнь добрые, хлебные. В Екатеринбурге в приказной конторе сидел и здесь приставлен к хозяйству, опять-таки ведаю припасами. Потому умею сидеть тихо и незаметно, а начальство — оно любит тишину, вот и пригреет тебя. Ну да это я так, к слову. А к вам, любезная Дарья Абрамовна, у меня просьба: скажите Ване, чтобы не чурался земляков, не обходил стороной.
        — Да разве он чурается?  — удивилась Дарья Абрамовна.
        — Оно, конечно, нет, но всё-таки… Поговорите с ним, а я на днях зайду к нему в гости, домой или в контору. Я ему чем-то помогу, он — мне.
        — Хорошо, Сеня, я с ним поговорю,  — отвечала Дарья Абрамовна.  — Только мне кажется, что надобно его женить.
        — Верно,  — поддержал Семён.  — Хорошо бы на купчихе какой-нибудь, на вдове. Чтобы к его образованности да уму денег прибавить.
        Иван досадливо захлопнул окно. «Опять за то же,  — с досадой подумал он.  — Ведь уже был у нас с ним разговор!»
        Семён приехал на Алтай недавно, но знал уже здесь всех и каждого. Он всем улыбался, по вечерам играл на гармони, пел песни. Сенька не скупился на мелкие услуги начальству, умел стать нужным.
        — Мелкими услугами покупается большая дружба,  — заметил он раз Ивану.  — И когда ты только жить научишься!
        Разговаривая с Дарьей Абрамовной, Сенька имел в виду вот что.
        Однажды он зашёл в контору к Ивану.
        — Я к тебе на два слова,  — сказал он.  — Бросил контору, без меня разберутся.
        Семён доверительно склонился над столом.
        — Как дела у тебя?  — расспрашивал он Ивана.  — Что слыхать с домом? Начал постройку? Пора, пора, брат. Мать из Екатеринбурга вывез, а сам у чужих людей живёшь. Своим хозяйством надо обзаводиться. Ты скажи, ежели что надо… Земляки всё-таки, друзья с детства… Помнишь, как тебя за таракана взгрели, а?
        Он рассмеялся. Иван подумал: «Вот ведь как нехорошо. Семён помочь хочет, а я ему даже слова приветливого не сказал. Неловко».
        — Ты садись, Семён,  — сказал он.  — Я тебе рад, ведь и вправду земляки. А насчёт дома не волнуйся. За год скоплю денег и построю. Ты же знаешь, я своими руками всё сам могу сделать.
        — Вот то-то и дело, что ты со своими золотыми руками да светлой головой живёшь в бедности. А дураки строят царские хоромы!
        — Ну и господь с ними, с дураками!
        — Ты меня послушай,  — тихо сказал Семён.  — Я тебе помогу с деньгами. Завтра придёт большая партия серебряной руды. Ты после апробации запиши, что по причине её большой сырости надобно не полфунта с пуда сбрасывать, а три четверти фунта. Дальше ни о чём не думай, я тебе из рук в руки… На дом хватит!
        Иван ошалело поглядел на Семёна. Странные мысли закружились у него в голове. Всего четверть фунта — кто заметит?  — а не надо копить, не надо ни в чём себе отказывать. За один день. Ему в голову ничего подобного не приходило!
        — А завтра вечером заходи ко мне,  — говорил Семён.  — Я тебя с друзьями познакомлю. Что ты всё один да один, как медведь в берлоге. Дружно надо жить, по-хорошему. Ты мне помог, я — тебе.
        Иван живо представил себе семёновских дружков, разговоры о чужих деньгах — кто сколько ворует, у кого какое жалованье. Эти друзья не отвяжутся потом ни за что.
        — Нет,  — твёрдо сказал он.  — Нет, спасибо.
        Семён вышел, не сказав ни слова.
        Внешне с тех пор ничего не изменилось, но Иван знал, что в лице Семёна нажил себе врага.
        Семён настроил против него канцеляриста Мартына Кторова, озлобленного неудачника. Мартын всем завидовал. Услыхав о богатстве далее незнакомого ему человека, он начинал грызть ногти и бурчать сквозь зубы: «Что же это такое, почему у него есть всё, а у меня — ничего. Ворует небось!» Ивану, которого привечали Порошин и Христиани, он завидовал особенно.
        Семён всячески подстрекал Мартына. Говорил, что Иван насмехается над его маленьким ростом, наушничает начальству. Иван и Дарья Абрамовна и знать не знали обо всём этом. Поэтому, когда Ивана командировали от завода в Бийскую крепость, Дарья Абрамовна, ничего не подозревая, собралась к Мартыну в дом.
        В доме Мартына за длинным столом сидели гости: поп, дьякон, два канцеляриста и копиист-чертёжник — мозглявый юноша, необычно гордый тем, что попал в столь избранное общество.
        Сперва выпили за хозяина. Потом за всех присутствующих. Потом за будущую хозяйку, чтобы бог послал холостому Мартыну добрую и весёлую жену. Пили даже за дворовую девку Маланью, которая прислуживала за столом и поглядывала на Мартына хитрыми, бесстыжими глазами. Дарья Абрамовна едва пригубляла рюмку. Потом тихо сказала:
        — Давай, Мартын, выпьем за моего Ванюшу, чтобы он всё сделал да поскорее возвращался.
        — Чего же это нам за него пить,  — неожиданно возразил Мартын.  — Он-то небось, когда с начальством гуляет, о нас и не вспоминает.
        — Да что ты, Мартын,  — опешила Дарья Абрамовна.  — Он и не гуляет с начальством вовсе. Ванюша непьющий.
        — Конечно,  — ехидничал Мартын,  — он непьющий. Это мы пьяницы. Он учёный. А мы — мелочь канцелярская. Ему прапорщика дают, а мы — писари. Может, мы и такие и сякие, зато свою братию перед начальством не оговариваем!
        — Кто оговаривает?  — рассердилась Дарья Абрамовна.  — Ванюша мой оговаривает? Ишь что понёс, окаянный!
        — Это я окаянный?  — закричал Мартын, вскакивая.
        Гости тщетно пытались остановить его. Стол закачался. Штоф с водкой упал на пол и разбился. Началась свалка.
        Потом Ползунов почти полгода вёл с Мартыном тяжбу. Дело кончилось мировой и обошлось Ползунову в пять рублей.
        …Всё это припомнилось ему, когда он услыхал разговор Семёна с матерью. Он снова выглянул в окно — Семёна уже не было. Иван закрыл книгу и вышел на улицу.
        Возле гармахерской, где находились печи для очистки меди, Иван увидал человек пять горнозаводских рабочих. Они не заметили его. Между ними сидел слепой старик с мальчиком-поводырём.
        Ползунов узнал старика. Этот старик проработал на Барнаульском заводе двадцать лет и постоянно следил за плавкой серебра. Надо было поймать минуту, когда серебро уже начинало плавиться, но ещё не улетучивалось. Прошли годы, и перед глазами старика не осталось ничего, кроме ослепительного блеска металла.
        — Спой ещё что-нибудь, дед,  — сказал высокий парень в фетровом колпаке. Это был Артём Поляков, вожак и заводила у здешних рабочих.  — Хороши у тебя песни!
        Дед запрокинул к небу седую голову и запел:
        Ты взойди-ка, взойди,
        Солнце красное,
        Над горою-то над высокою,
        Над полянушкой широкою.
        А на той полянушке
        Стоит завод новенький,
        А у железных-то ворот
        Будочка сосновенькая.
        Ты свети-ка, согрей,
        Красное солнышко,
        Во заводе там да работничков,
        Добрых молодцев-бездомничков.
        Ты им дай-ка, прибавь,
        Красное солнышко,
        Силу крепкую да крепёшеньку,
        Было б можно терпеть
        Холод-голод, непогодушку
        Да разнесчастную невзгодушку.

        Иван подошёл ближе, Песня оборвалась. Рабочие исподлобья глядели на него. Для них он уже был — начальство. А для начальства, как и раньше,  — солдатский сын.
        — Айдате робить,  — сказал Артём.  — Ты, дед, иди с богом. Вот тебе на краюху хлеба да на чарку вина.
        Дед суетливо поднялся.
        — Спасибо вам, люди добрые, дай вам бог здоровья!
        Мальчик уводил его. Через минуту возле гармахерской никого не осталось.
        Ползунов повернулся и зашагал к дому.
        Взял чистый лист бумаги, обмакнул перо в чернильницу. Уже три года, как его определили в обучение пробирному и плавильному искусству — и что? С самого прихода на завод ничего не изменилось. Разве что немного прибавили жалованье. Ни настоящей работы, ни учёбы нет. На его счёт принято определение, ему сто раз обещали — и всё это пустой звук.
        «А желаю же по силе оных определений тем наукам обучаться,  — писал он в рапорте к начальству,  — дабы я за полагаемыми на меня другими должностями в знании оных наук против своей братии не мог понести обиды. К тому же молодость моих лет без наук втуне пропадает».

        ПОБЕГ

        Летний полдень на Барнаульской пристани. Жара. Рабочие сели обедать. Посреди кошмы, расстеленной на траве,  — жбан с квасом, рыбный пирог, горшок с кашей, огурцы, хлеб.
        Голодных горнозаводских рабочих подкармливали урочные рабочие-рудовозы. По закону они не должны были постоянно работать на заводе, а, исполнив заданный начальством урок, занимались своими, крестьянскими делами. Принесли еду и два казака, приставленные охранять пристань.
        Команда Ползунова состояла из горнозаводских рабочих. Их сняли с Колыванского завода и прислали на пристань грузить руду и сопровождать суда вверх по Оби. Работа на пристани казалась для них отдыхом после завода, где работали круглый год по двенадцать часов в сутки. Отдыхали только по случаю поломки печей или маловодья, когда вода переставала крутить заводские колёса.
        Иван расплатился с возчиком-рудовозом, записал расход в книгу и уселся чуть поодаль от рабочих. Он искоса наблюдал за ними.
        Все они выглядели старше своего возраста. Только один парень — статный, босой — выделялся среди них. Это был Артём Поляков. У остальных и в глазах было зелено и щёки отливали зеленью. Многие всё время кашляли.
        В шахте отбивали руду, согнувшись в три погибели, иногда просто на четвереньках, ползали, как кроты, ожидая обвала, который каждый год хоронил заживо сотни рабочих. Как тут не ссутулиться! А возле жарких печей мастеров обливали всё время холодной водой — иначе не выстоишь! Как тут чахотку да ломоту в костях не заработать?
        Иван вспомнил недавний бунт рабочих-раскольников. Страшный бунт. Их собралось человек тридцать в одной из изб соседней деревни. Раскольничий поп запер на засов дверь, затворил окна и начал молитву.
        Дом окружила команда солдат во главе с заводским офицером. Офицер приказал выйти.
        — Лучше заживо сгорим, чем пойдём на завод!  — выкрикнул из избы мужик.
        — Натужно нам на заводе,  — раздался ребячий голос.  — Не могём больше.
        Неожиданно белые клубы дыма повалили из избы. Красные языки пламени взметнулись вверх. В избе кричали.
        — Всю неделю никто не мог подойти к пожарищу,  — говорил Артём Поляков.  — Боялись.
        По странной случайности мысли Ползунова переплетались с разговором рабочих. Ползунов прислушался.
        — А я думаю — лучше б дали дёру,  — зло говорил Артём.  — Бежать надо было за камни, на Бухтарму-реку. Мало там нашего брата схоронилось, что ли? Уж как их оттедова старались выкурить — и солдат посылали, и казаков. Да только шиш, беглых живьём не возьмёшь! Не запужаешь, не тот народ. Все огнём пытаны, на дыбе ломаны, живот положат, а в неволю не пойдут. А жисть там небось ух какая! Всё своё, всё собственное: земля, конь, ружьё. На себя люди робят. Кругом лес, реки — зверья, рыбы тьма-тьмущая, с голоду не помрёшь.
        И Ползунов представил себе это знаменитое Беловодье, спрятанное за неприступными хребтами Алтая. Там жило по своим неписаным законам удивительное племя русских горцев, бежавших от нужды и притеснений. Куда только не бежали русские крестьяне — в Польшу, за Дон, в глубь Алтайских гор!
        Жгучая тоска по вольной жизни охватила его. Забыть раз и навсегда постылый военный режим: начальство, рапорты, обязанности надсмотрщика. Много ли он добился за время работы, много ли успел? Все его науки, все помыслы молодости, честолюбивые мечты пропадают втуне.

        Быть может, за всё последнее время Ползунову только раз решили доверить настоящее дело — строить пильную мельницу на Змеиногорском руднике. Построить такую мельницу — дело сложное. Строители рубили для неё дом — амбар величиной с добрую избу, а землекопы по чертежам соединяли мельницу длинным каналом с рекой Змеёвкой. Плотина, которой перегородили реку, названа на чертежах плотинкой — ведь по сравнению с громадными плотинами Барнаульского и Екатеринбургского заводов она выглядела совсем маленькой.
        Ползунов следил за тем, как строили плотину, как рыли канал, как соединяли механизмы пильной мельницы.
        Когда вода прибежала к гидравлическому колесу плотины, оно привело в движение множество шестерён и колёс. А они, в свою очередь, двигали вверх-вниз пильную раму, сани, на которых лежало бревно, и бревнотаски. Эти бревнотаски сами таскали брёвна к лесопильной раме и убирали готовые доски. Механические руки! С ними и дело спорилось, и рабочим было легче.
        Но пильную мельницу, наконец, построили, и Ползунова снова вернули к нудным обязанностям писца.
        Он поглядел на грузчиков. После тяжёлого, изматывающего труда у них не оставалось сил ни на какие размышления. Как он мог облегчить их жизнь, чем помочь? Эх, дали бы ему возможность создавать машины вроде той бревнотаски!
        Он подошёл к рабочим.
        — Ты что,  — шутливо спросил он Артёма,  — людей подстрекаешь? На Беловодье собрался?
        — А ежели и так — донесёте?  — спросил Артём, весело сверкая зубами.
        Все замолчали, глядя на Ползунова. «Неловко получилось,  — подумал он.  — Надобно свести на шутку этот опасный разговор». Но вместо этого неожиданно для себя тихо сказал:
        — Нет, не донесу.
        Казаки смотрели на говоривших. Они не принимали участия в разговоре, но с интересом слушали его.
        — Ну поговорили, и будет,  — сказал Артём, поднимаясь на ноги.  — Вставай, ребята, пора суда грузить!
        Через два дня Ползунов написал рапорт в канцелярию: «При отвале моём из Барнаульского завода на перекличку и раскомандирование по судам не явилось три человека, присланных с Колыванского завода, солдат Тимофей Воротников, Афанасий Михайлов и Артём Поляков. С ними вместе бежали казаки Михайло Миронов и Матвей Кузнецов, взяв с собой ружья и патроны. Украли казённую лодку да небольшое весло».

        МОНЕТНЫЙ МАСТЕР

        Обоз алтайского серебра подъехал к Петропавловской крепости. Здесь, за Петропавловским собором, находилась пробирная лаборатория. Обоз остановился возле неё.
        Путь от Барнаула до Петербурга занял немного времени — немногим более двух месяцев. Ехали через Томск и Тобольск, перевалили Урал, проехали Нижний Новгород и попали в Москву.
        Ползунов часто вспоминал Москву. Жарко натопленную избу на постоялом дворе, трескучую лучину. Он сам на лавке с раскрытой книгой на коленях. А напротив, подперев руками подбородок, Поленька, племянница хозяина. Её густые волосы слегка растрепались, суровая рубаха открывала шею и плечи.
        Он рассказывал ей про Урал, горные заводы. Вспомнил наклонную Невьянскую башню.
        — Много разного сказывают про неё люди,  — говорил он.  — Одни — будто построил её Демидов, восхитившись одной итальянской башней. Другие спорят: покосилась-де она от великих злодеяний Демидова. Потому как в её подвалах — темницы, а в тех темницах творят тайные воровские дела. И ещё слыхал я, будто попал в эти темницы мой друг…
        — И всё-то вам ведомо, Иван Иванович,  — восхищалась Поленька.  — Я раз самого господина Демидова видала, в карете проезжал. Такой видный из себя господин!
        В свои двадцать лет Поленька успела уже овдоветь. Её мужа, солдата Поваляева, убили в недавней Прусской кампании. Теперь она жила у дяди, содержателя постоялого двора. Иван рассказывал ей о своём детстве. Судьба Клинка не заинтересовала её вовсе, о Порошине она слушала с благоговением, а про Шедаля спросила, не перебрался ли он в Петербург или Москву.
        — Его больше нет в живых,  — сказал Иван и перекрестился.
        — Жалко…  — протянула Поленька.  — А у нас через двор живёт бабка Ксюшка, гадалка. Поглядит на твою руку и тотчас скажет, сколько лет проживёшь, за кого замуж пойдёшь: за старого, богатого али по любви.
        Ах, кабы не драгоценный груз, побыл бы Ползунов подольше в Москве! Но пятьдесят шесть слитков чистого золота и серебра — не шутка! Надо как можно скорее сдать груз казне.
        Конвоем командовал драгунский капитан Адам Ширман. За приёмку и сдачу серебра отвечал унтер-шихтмейстер Иван Ползунов. Капитан был весёлый, покладистый человек. Время в его компании проходило незаметно. Капитан спешил, на Алтае его ждала невеста. Горнозаводские дела занимали его мало. Дорогой он развлекал Ползунова бесконечными рассказами о кутежах, картах и охоте. «Счастливец,  — думал про него Ползунов.  — Он влюблён, и никакие дела не заботят его».
        Возле пробирной лаборатории — небольшого заводика с высокой красной трубой — Ширман и Ползунов вышли из саней. Конвойные подтянулись ближе. Рабочие стащили с саней рогожи и принялись перетаскивать в лабораторию кованые ящики. В приёмной эти ящики вскрывали и мастер-пробирщик принимал по реестру золото и серебро, Он тщательно взвешивал каждый слиток.
        Возле пробирщика стоял высокий сановитый старик. Он зорко следил за приёмкой, поглядывал на слитки. Когда всё закончилось, старик взял у пробирщика акт, пробежал его глазами и расписался внизу одним твёрдым росчерком пера — Иван Шлаттер.
        — Так вы… тот самый Шлаттер?  — вырвалось у Ползунова.
        — Тот самый.  — Шлаттер удивлённо посмотрел на него.
        — Вы простите,  — смущённо пробормотал Ползунов.  — Дело в том, что я читал в Барнауле ваши книги по пробирному искусству и очень желал вас увидеть.
        Шлаттер улыбнулся. С интересом поглядел на молодого барнаульца.
        — Приятно слышать, что в Барнауле читают мои книги,  — сказал он.  — И мне бы не мешало узнать о тамошних делах. Давайте сделаем так. Вы сейчас с дороги, да и время неподходящее… Езжайте-ка к себе на квартиру, отдохните, а завтра приходите сюда часов в двенадцать. Думаю, нам будет о чём поговорить. Порошину о вашем приезде я сообщу сам.
        На другое утро капитан Ширман с командой отправился назад в Барнаул. Он считал каждый час, отделявший его от любимой.
        — Боже мой!  — сказал он на прощание Ползунову.  — Как ты можешь тратить время на разговоры со всякими учёными стариками, когда рядом жизнь, море удовольствий!
        — И самое главное удовольствие,  — отвечал Ползунов,  — сделать настоящую работу.
        Он нанял извозчика и вскоре снова стоял перед Петропавловской крепостью.
        Берг-коллегия находилась неподалёку от пробирной лаборатории, в Трубецком бастионе. Слуга проводил Ползунова в небольшую квадратную комнату со сводчатыми потолками и узкими окнами. Иван Андреевич Шлаттер поднялся из-за конторки ему навстречу.
        На конторке грудой лежали раскрытые немецкие книги, отпечатанные на твёрдой желтоватой бумаге, чернильница с перьями, два подсвечника с огарками свечей, валялись исписанные листы. Позади высились полки с книгами, сбоку стоял несгораемый ящик, и на нём бронзовые часы. По стенам комнаты были развешаны гравюры с изображением сибирских рудников, рудокопных механизмов, мельниц, плотин. Некоторые из гравюр Ползунов уже видел в книгах Шлаттера.
        Иван Андреевич поздоровался с Ползуновым и усадил его на стул, стоявший напротив конторки.
        — Надолго пожаловали в Петербург?  — спросил он.
        — Капитан Ширман вместе с охраной отправился назад нынче утром, а у меня тут кое-какие поручения заводской канцелярии. Боюсь, придётся задержаться месяца на два.
        — Чего же страшного? Жизнь в столице полна разнообразных развлечений.
        — Я не охоч до них.
        — Экой вы скромник! Смотрите, начальство таких не жалует. Начальство любит слабинки, чтобы иметь возможность великодушно их прощать. Выставляйте свои недостатки, молодой человек, и прячьте достоинства — это верный путь к преуспеяниям. Впрочем, не моё дело.  — Он вздохнул и, помолчав немного, спросил: — Что нового на заводах?
        — Всё по-старому,  — ответил Ползунов.  — С каждым годом серебра выплавляют всё больше и больше. Кабы доставало леса да реки текли в нужных местах…
        — А булки росли на деревьях!  — рассмеялся Шлаттер.
        Ползунов застенчиво усмехнулся.
        — Не знаю, Андрей Иванович, как насчёт булок на деревьях, а от водяного руководства, от плотин, мы могли бы и отказаться.
        — Это каким же образом?
        — Да вот каким…  — Ползунов подобрался, прикидывая в уме, как бы получше выразить свою мысль, и наконец просто бухнул: — Надобно строить огненные машины.
        — Огненные машины?  — Шлаттер удивлённо уставился на барнаульского механика.  — Ну-ну! Впрочем… Чем чёрт не шутит. Такое творение могло бы принести мастеру великую славу. У англичан эти машины уже изысканы и поднимают громадные тяжести. Но у нас, в России, о них и слыхал-то далеко не всякий, а чтобы построить — и говорить не приходится.
        — У англичан они несовершенны и служат для откачки воды,  — сказал Ползунов.  — Я же говорю о машине особой для всех заводских нужд.
        Шлаттер недоверчиво улыбнулся.
        — Расскажу-ка я вам, любезный друг, вот что. Первую огненную машину — и сие вам, вероятно, известно — построил аглицкий мастер Ньюкомен. До него тоже строили огненные машины, да действовали они зело плохо.
        Он взял в руку перо и чёткой, ясной линией нарисовал похожий на бочку котёл.
        — Из сего котла,  — он ткнул пальцем в рисунок,  — исходит начало и побуждение всей машины. Вот цилиндр с поршнем. Поднялся поршень до верха — и пар больше не подают.
        Он рисовал части, или, как говорили в те времена, главнейшие члены машины, и хотя Ползунов прекрасно всё это знал, шлаттеровский рисунок радовал его глаз.
        — В отверстие цилиндра,  — продолжал Шлаттер,  — пускают маленький фонтан студёной воды. И пар сгущается, обращается в воду. А поршень оседает на дно цилиндра.
        Шлаттер любовно оглядел рисунок.

        — Однако,  — сказал он,  — действие машины вы понимаете и сами, я же толкую про другое. Однажды при сборке машины Ньюкомена присутствовал шведский физик Мортен Тривальд. Он, как и мы с вами, понял действие огненной машины. Воротясь в Швецию, Тривальд заявил, что придумал новую огнедействующую машину для откачки воды из шахт. Он даже изловчился стребовать на неё патент. Но машина Тривальда не пришла в действие! А веду я к тому, что мало постичь устройство машин и огнедействующую механику, надобно ещё обладать талантом истинного мастера. Понимаете?
        — Понимаю.
        — Это касательно техники. Что же до остального, то скажу — большей славы нынешнему механику и сыскать не на чем. Правда, до аглицких мастеров нам далеко, но ежели у вас что-нибудь получится, то вам всенепременно пойдут чины и награды. Глядишь, и при дворе обласкают. Вот тебе и карьера!
        — Да не в этом дело!..  — пробормотал Ползунов.
        — И в этом тоже!  — уверенно оборвал Шлаттер.  — Удивительный вы, право слово, человек. Столица вас не волнует, успех — оставляет равнодушным. Уж не больны ли вы? Да у меня в ваши годы от одних этих слов кровь в жилах кипела!
        Странное чувство охватило Ползунова, когда он покидал Шлаттера. Казалось, они говорили на двух разных языках и понимали друг друга, лишь когда речь заходила о машинах.
        «Как жаль,  — думал Ползунов.  — Такой замечательный мастер, а сколь честолюбив и как мало верит в российских механиков».
        А Шлаттер после ухода Ползунова на минуту задумался, потом вздохнул, пробормотал что-то вроде: «Экой странный…» — и сел за перевод труда знаменитого немецкого механика.

        В ГОСТЯХ У ПОРОШИНА

        На третий день после приезда Ползунов встал пораньше, принял у денщика Семёна вычищенный мундир и отправился к начальнику Колывано-Воскресенских заводов Андрею Ивановичу Порошину.
        Он очень ждал и очень боялся этой встречи. Ждал — потому что скучал по Андрею Ивановичу и часто вспоминал его, а боялся — потому что теперь это был не какой-то заштатный прапорщик-геодезист, а знатный придворный и начальник. Вот отчего Ползунов не решился отправиться к нему сразу после приезда.
        Небольшой особняк Порошина стоял на берегу Мойки, неподалёку от снятой Ползуновым квартиры. Его провели в дом, Андрей Иванович сам вышел ему навстречу.
        — Ванюша, дорогой мой,  — сказал он, обнимая Ползунова.  — Рад тебя видеть. Мы тебя заждались, не знали, что о тебе думать. Боялись, уж не случилось ли чего с тобой в чужом городе.
        Он провёл Ползунова в кабинет, усадил в кресло.
        — Ну скажи мне, мой друг,  — продолжал он,  — благополучно ли ехал? Все ли живы и здоровы в любезном Барнауле? И что у тебя слышно?
        — Всё хорошо и слава богу,  — отвечал Ползунов.  — И барнаульские наши живы и здоровы, вас по-прежнему любят и велели кланяться. И вам спасибо, что не забыли меня!
        — Какие ещё спасибо!  — воскликнул Андрей Иванович.  — Разве я тебя, Ванюша, могу забыть? И стараюсь следить за твоими делами. Христиани шлёт о тебе в Петербург самые лестные письма. Ну давай рассказывай по порядку, а я велю пока приготовить нам с тобой завтрак.
        Начался предлинный разговор. Андрей Иванович вспомнил о судьбе серебра, которое он, подобно Ползунову, привёз в своё время из Барнаула в Петербург.
        — Из этого серебра,  — говорил он,  — в 1752 году её величество воздвигла гробницу Александру Невскому. Приношение истинно царское и христианское. Девяносто пудов чистого серебра! Видел ли ты, братец, сей драгоценный памятник?
        Ползунов видел гробницу, и она вызывала в нём двоякое чувство. Он восхищался красотой памятника, блистательной работой петербургских мастеров. Рыцарские доспехи воинов, великолепные военные трофеи, громадные подсвечники по бокам. Благолепие памятника покоряло душу.
        Но, глядя на памятник, он вспоминал и другое. Чёрные дыры шахт, где двенадцать часов в день горбились рудокопы. Жаркие печи. Дети и подростки, похожие на стариков. Он вспомнил пристань, грузчиков, баржи. Раскольников, которые сожгли себя заживо. Стоила ли эта серебряная глыба тысяч человеческих жизней?
        — Великое государство,  — продолжал Андрей Иванович, не дожидаясь ответа,  — создаёт великие памятники: пирамиды, дворцы, каналы. Я полагаю, что гробница Александра Невского — тоже великий памятник наших славных дней, так ведь?
        — Да,  — отвечал Ползунов.  — Я видел гробницу.
        — А стихи господина Ломоносова прочёл? Как же так — стихов не заметил! Погоди-ка…
        Святой и храбрый князь здесь телом почивает, —
        Но духом от небес на град он сей призирает…

        Дальше забыл!  — сказал Порошин, весело поглядывая на Ползунова.  — А что ты скажешь про Прусскую кампанию? Читал указ — нашему оружию покорилось целое Прусское королевство, и подчиняется оно отныне русскому генерал-губернатору.
        Иван вспомнил Москву, Пелагею, двадцатилетнюю вдову солдата Поваляева, убитого в эту войну. Он промолчал.
        — Ну да ладно,  — продолжал Порошин.  — Расскажи-ка лучше, как там без меня управляется Христиани?
        — С Христиани я вижусь только по службе, да и то редко. Зато очень подружился с пастором наших немцев — Иоганном Любке. Он у нас в Барнауле человек новый, а уже всех и всё знает. Скажу по секрету, его металлургия да рудокопное дело более привлекает, нежели прихожане. Он со всего Колыванского округа собирает минералы, изучает их под микроскопом. Вот каков у нас нынче пастор! Может, говорит, испрошу разрешение и вообще в горное дело перейду.
        — Ай да проповедник!  — рассмеялся Порошин.  — Вот ведь штука — духовную должность бросать собрался, в горное дело подаётся! Ну и ну. Ты, как вернёшься, скажи ему от меня поклон.
        — Да наш Колыванский округ приохотит к горному делу кого угодно,  — сказал Ползунов.  — А Барнаул такой город стал — не узнаете! Добрая тысяча домов, два завода — плавильный и стекольный,  — пробирная лаборатория, школа, госпиталь, аптека. И места кругом славные — реки, леса, озёра. Не то что Петербург, столпотворение, а не город!
        Упоминание о лесе заставило Порошина нахмуриться.
        — Леса-то небось не осталось,  — горько усмехнулся он.  — Жгете его почём зря. А руду как добываете? Словно дикари! Половину выбрасываете в отвалы. Эх, глаза б мои не глядели! Вот погодите, вернусь в Барнаул, все работы начнём вести по-новому.
        — Если уж говорить о новом, то надо перво-наперво строить огненные машины,  — сказал Иван.  — Хоть одну такую поставить для пробы!
        — Я не против,  — согласился Порошин.  — Раз англичане смогли, чем мы хуже! Но тут ещё в другом дело. В Англии труд дорог, а у нас работных людей хватает.
        — И у нас не хватает!  — возразил Ползунов.  — Люди, как чёрные невольники, работают от зари дотемна. Помещики продают людей на заводы в наказание, отрывают от семей. За что такая каторга! Малолетки — и те надрываются! Огненные машины хоть отчасти облегчили бы их труд!
        Порошин нахмурился.
        — Полагаю, мы не будем обсуждать исконное право дворян: продавать и покупать крепостных,  — сказал он.  — Если буйный нрав отдельных помещиков приводит иногда к печальным последствиям, то дворянство само найдёт на них управу. Не тебе об этом судить.
        Перед Ползуновым сидел дворянин и крепостник Андрей Иванович Порошин. Помолчали.
        — Ладно, Ванюша, не сердись,  — примирительно сказал он через минуту.  — А в другой раз будь осмотрительнее. Занимайся своим делом. Знаешь, как говорят — ешь пирог с грибами, держи язык за зубами! Ты где остановился?  — Он перевёл разговор на другую тему.
        — На квартире,  — ответил Иван.
        — Для чего же не ко мне на двор въехал? Нашли бы местечко, где тебя поместить. И далеко ли твоя квартира? Не будет ли тебе затруднения ко мне ездить и хороша ли она, покойна?
        — Хороша, ваше превосходительство!
        — Ну так и поживи, мой друг, покуда на ней, а там поглядим,  — сказал Андрей Иванович.  — О содержании своём можешь и не заботиться. Кушай у меня, а лошадей с обозом продай, только одну оставь, на которой будешь ездить. Да и той можешь брать корм с моей конюшки. Книги покупай за счёт канцелярии.
        Андрею Ивановичу хотелось быть как можно великодушней.
        — Может быть, у тебя есть какая-нибудь просьба? Я нынче при дворе во многом могу помочь. Говори, не стесняйся.
        Иван задумался. Дерзкая мысль пришла ему в голову. Он решительно наклонился к Порошину.
        — Андрей Иванович!  — заговорил он.  — Христом богом молю, вечным рабом буду. Помогите освободить Стёпку Клинка. Он уже какой год сидит в подземелье Невьянской башни у господина Демидова. Замолвите словечко, выпустите человека на волю.
        Порошин ласково поглядел на него.
        — Эх, Ванюша,  — сказал он.  — Добрая ты душа. Всё как прежде: для себя — ничего, только для других. Ну что я тебе скажу? Демидов вскорости будет в Петербурге. Ты мне своё дело изложи на бумаге, а я походатайствую, авось что-нибудь да выйдет. А теперь ступай.
        Иван уже был в дверях, когда Порошин снова окликнул его.
        — Да, Ваня,  — сказал он ему вслед,  — ты об огненной машине-то думай, книги купи, со Шлаттером посоветуйся. Вернёшься в Барнаул — начнёшь работать.

        НА ПРИСТАНИ

        Время бежало незаметно. Оно проносилось мимо, теряясь в строчках канцелярских отчётов, рапортов, инструкций. Ползунов сплавлял руду с Кабановской и Красноярской пристаней, сносил старые амбары, ставил новые, подгонял ленивых и нерачительных, ведал амуницией и провиантом. Занимался всем, кроме самого главного — огненной машины.
        Апрельским вечером он сидел у окна казённой избы на Красноярской пристани, рассеянно проглядывая полученную инструкцию. Инструкция была длинной.
        Канцелярия приказывала принять присланных с Бийской крепости военных служителей и распределить их по судам. Потом погрузить в эти суда свинцовую руду и сплавить весь караван на Барнаульский завод. Всё это предписывалось делать с «крайним старанием».
        Ползунов отложил инструкцию и с тоской поглядел в окно. Потом повернулся к капралу, стоявшему в дверях избы.

        — Завтра всех людей — на погрузку,  — приказал он.  — Сперва погрузите свинцовую руду, а если останется место, то и серебряную. Солдатам и казакам будут платить по три копейки в день, а урядникам и капралам за надзор — по полторы копейки. Понял?
        — Так точно, ваше благородие! Все сделаем. На ленивых да грубых палок не пожалеем. Будем работать без отдыха в праздники и воскресенья, согласно приказу.
        Капрал вышел из избы, а Ползунов так и остался сидеть без движения, уставясь в окно.
        Смеркалось. Надо бы зажечь свечу и посидеть над книгами и чертежами, поломать голову над расчётом огненной машины. Но он не мог даже подняться. Тупая работа на пристани, споры, кляузы, наказания выматывали все силы.
        Отдыха не было даже дома.
        Он вернулся из Петербурга не один. Вместе с ним в Барнаул, в его дом, приехала из Москвы солдатская вдова Поленька Поваляева.
        — Познакомься, матушка,  — сказал он тогда, вводя Поленьку в избу,  — моя невеста, Поленька.
        Мать поглядела на неё и, ничего не сказав, ушла к себе. С первого взгляда невзлюбила она свою будущую невестку. Поленька сперва старалась и так и сяк угодить свекрови, но Дарья Абрамовна даже головы не поворачивала в её сторону. Что Поленька ни сделает — всё не так! И щи у неё кислые, и пол плохо подметён, и на скатерти пятно.
        — И одевается она не по-нашему,  — ворчала Дарья Абрамовна, когда оставалась наедине с сыном.  — Всё ходит в своём, в московском. Ишь расфрантилась — нашим, уральским, видать, брезгует. А ты тоже хорош! Мало тебе вокруг барнаульских девок? Верно Семён Черемисинов говорит: при твоём уме да чине ты, Ваня, кого угодно выбрать мог. Хоть купчиху, хоть приказчикову дочку.
        — Ты больше с Семёном разговаривай!  — в сердцах крикнул Иван.  — Он тебя научит!
        — Вот ты невзлюбил Семёна,  — отвечала Дарья Абрамовна.  — Чем он тебе плох? Поди, не глупее тебя будет! Вон какой дом построил!
        — При чём здесь дом?
        — А при том. Он о своей семье печётся. Хочет, чтобы они не хуже людей жили.
        Иван тяжело вздохнул.
        — Послушай, мама,  — мягко заговорил он.  — Что значит — не хуже? Ежели ты толкуешь о деньгах, то их всё равно всегда мало, а ежели про заботы да дела, то это совсем другое дело.
        — Не знаю я ничего,  — отвечала Дарья Абрамовна,  — но только на женитьбу своего родительского благословения я тебе не дам!
        Не было счастья, да несчастье помогло. На Красноярской пристани случился пожар. Сгорела казённая изба. Дело было вот в чём.
        Иван ещё в Петербурге задумал сделать модель огненной машины Ньюкомена. Но времени на работу не оставалось: приходилось дневать и ночевать на пристани. Тогда он приказал двум крестьянам поставить в казённой избе глиняный горн, чтобы отливать в нём детали будущей модели.
        Горн поставили. В тот же вечер его принялись сушить. Тут-то и случился пожар.
        Иван не получал разрешения на строительство горна. И понятно, не захотел объяснять начальству истинную причину пожара. Он ограничился короткой запиской: изба-де сгорела из-за неисправности печи.
        Тем бы дело и кончилось, не живи в той же деревне крестьянин по имени Токарев. Когда-то давным давно Ползунов наказал его по приказанию Христиани «за пустые и бездельные слова». Токарев затаил обиду. И теперь написал донос.
        Через два дня Христиани вызвал Ползунова для объяснений.
        — Как это случилось,  — громко возмущался Христиани,  — что вы утаили от меня правду?
        Ползунов стоял, опустив голову.
        — Почему я от посторонних людей узнаю, что вы строили в казённой избе горн, собирались отливать части какой-то машины?
        — Я был неправ,  — сказал Ползунов.  — Воля ваша, можете вычесть из моего жалованья стоимость избы.
        — И вычтем!  — сердился Христиани.  — Рассудим до конца и вычтем. Ну от вас-то, Иван Иванович, от вас я этого никак не ожидал.
        — А что мне было делать?  — горячо отвечал Ползунов.  — Ведь с тех пор как я вернулся из Петербурга, только одного и прошу: окажите милость, дайте построить огненную машину. Ежели бы мне поддержку не на словах, а на деле дали, сколько бы я успел!
        — Ладно,  — сказал Христиани.  — Я ещё раз доложу в Петербург. Думаю, разбираться с этим делом будет сам Андрей Иванович Порошин. На будущий год он, видимо, приедет на заводы. И теперь уже генералом.
        — Порошин приезжает!  — радостно воскликнул Ползунов.
        — Да, и к его приезду вам бы следовало обвенчаться в церкви с вашей невестой Пелагеей Поваляевой. Чтобы не было никаких разговоров.
        «А эти разговоры — чья работа,  — подумал Иван.  — Токарева или Черемисинова?» Он вспомнил, что всё последнее время видел Токарева возле припасной конторы. Начальник её, Семён Черемисинов, всячески привечал его. Одна компания!
        Резкий стук в дверь вернул Ползунова к действительности.
        В дверях стоял капрал.
        — Ваше благородие,  — сообщил он.  — Тут батоги привезли, изволите посмотреть?
        — Батоги?  — переспросил Ползунов.
        Он молча глядел на капрала.
        «Почему я должен заниматься всем этим?  — думал он.  — Неужели для этого я учился, пытался что-то понять, разбирался в чертежах и книгах? Следить за солдатами и казаками? Глядеть на батоги? И всё-таки… Раз уж судьба приставила меня к этим делам, я должен выполнять их честно, отвечать за работу, но вместе с тем делать всё, чтобы облегчить труд отданных под моё начало людей».
        — Ты вот что,  — сказал он капралу.  — Ты батоги брось. Давай попробуем платить задельно. Больше сделал — больше и получил. Пускай люди доброхотно работают и сами блюдут свою выгоду. Может, тогда и палок не потребуется? С начальством я этот вопрос улажу. Ну как?
        — Есть, ваше благородие!  — весело отвечал капрал.
        Ползунов поднялся, достал с полки книгу, зажёг свечу и углубился в чтение.

        СТРАШНЫЙ СОН

        Тихим летним вечером по берегу реки прогуливались двое. Один — сухопарый, длинный — шёл, засунув руки в карманы, и внимательно слушал собеседника. А тот — невысокий, крепкий — излагал что-то, размахивая руками и встряхивая окладистой бородой.
        — Да поймите вы, любезный Иван Иванович,  — перебил высокий,  — механическое искусство и душевные помыслы суть вещи различные. Людскими чувствами и движениями души движет господь бог. И механическими ухищрениями ничего не изменишь! Это я вам говорю как бывший пастор.
        — Нет, почтенный господин Любке, я с вами не могу согласиться,  — отвечал Иван Иванович.  — Машина, над которой я сейчас тружусь и которая уже несколько лет отнимает всё моё время, это не просто механизм — это вещь, должная облегчить труд по нас грядущим. В этом корень. Ради этого я изучил все машины, созданные в Англии и Германии. Ради этого создаю свою машину, отличную от тех.
        — Да что она изменит, ваша машина?  — пожимал плечами Любке.  — Наивный вы человек! Неужели вы не понимаете, что в Англии и Германии их создатели меньше всего думали об облегчении труда и больше всего о прибылях?
        — Ну и пусть их!  — отвечал Ползунов.  — Не в этом дело. Я, к слову сказать, и машину задумал совсем другую. У них главная цель — откачать воду из шахт, а я придумываю заводскую машину. Моя огненная машина должна служить для всех нужд завода: откачивать воду, двигать мехи, поднимать молот — короче, заменить водяное колесо.
        — Не буду с вами спорить,  — сказал Любке.  — Я ведь нынче не пастор, а горный офицер. И не сегодня-завтра приезжает мой преемник по духовной должности. А меня более всего интересует ход горнозаводских дел. Расскажите, как идёт ваша работа?
        — Да что тут говорить! С той поры, как приехал Андрей Иванович Порошин, мне, по неимению практики к сложению огненной машины, выделили время на занятия с вами и другими искусными механиками да мастерами. Я сделал все необходимые извлечения из Белидора, Леупольда, Шлаттера и других книг. Потом перенёс описания и чертежи огненных машин в свои бумаги. И вот ведь странно, я просто вижу, как много упустили в своих работах по огнедействующей механике знатнейшие учёные мужи! И хотя теория этих машин покрыта великой тьмой, сделать возможно многое!
        — Что же странного?  — отвечал Любке.  — В бытность свою я знал немало европейских учёных, а за их сочинениями слежу и поныне. Так вот, я не сомневаюсь, что по части механики вы не только не уступаете им, но даже во многом их превосходите. Что же касается теории и тьмы, которой она покрыта…
        — То здесь у меня есть одно преимущество!  — подхватил Ползунов.  — Ещё в Петербурге я приобрёл издание трудов господина Ломоносова. И хотя спор о теплоте пусть решают те, кому это положено по должности, я полностью разделяю теорию нашего знатнейшего химика.
        — А идею теплорода, таинственного вещества, которое улетает из нагретых тел, вы отвергаете?
        — Я механик, и не моё дело спорить с учёными мужами, но в теории теплоты я следую господину Ломоносову. Он же считает, что теплота состоит в коловратном движении нечувствительных частиц, из которых соткано тело.
        — Вы, как я смотрю, тщательно изучили Ломоносова,  — сказал Любке.  — Ну а проект огненной машины составлен?
        — Главные механические части машины уже изображены. Но вся хитрость состоит в том, чтобы машина не только откачивала воду из рудных ям, но могла использоваться для всех заводских нужд. Она сможет приводить в движение не один паровой насос, как у Ньюкомена, а несколько разных механизмов. Потому-то мне и надобно наделить её двумя поршнями — чтобы действовала равномерно и непрерывно. И стояла отдельно, как гидравлическое колесо на кузницах Екатеринбурга. Я видел такие кузницы ещё в детстве.
        — Какой же из членов машины ещё не изобретён?  — спросил Любке.  — Кажется, всё уже сделано.
        — Вот именно, что кажется!  — досадливо произнёс Ползунов.  — Самое трудное — впереди. У меня, как я сказывал, два цилиндра. И когда один поршень поднялся до верха, второй стоит в самом низу. Вот тут-то вся закавыка. Надобно сразу в один цилиндр подать студёную воду, чтобы сгустить пар и осадить поршень, а в другой — подать пар, чтобы поршень начал подниматься вверх. И всё это одновременно, механически, с помощью некоего распределителя.
        — А как делали аглицкие мастера?  — спросил Любке.
        — То были одноцилиндровые машины, а в моей — два цилиндра,  — ответил Ползунов.
        — Стало быть, никаких примеров у вас нет,  — заключил Любке.
        К ним подбежал мальчишка.
        — Ваше благородие!  — кричал он Ползунову.  — Ваше благородие, вам записка от их высокопревосходительства господина Порошина.
        Ползунов взял записку, развернул, пробежал глазами.
        — Можно было и не тянуть столько лет,  — горько усмехнулся он.
        В записке Порошин сообщал, что должен срочно отбыть из Барнаула на несколько дней и времени на встречу у него нет. А для Ивана у него безотрадная новость: пришло очередное письмо от Демидова. Сей господин в последний раз сообщал, что ни о каком Клинке он не имеет представления и пишет лишь «из великого уважения к его высокопревосходительству Андрею Ивановичу Порошину. Что же до Невьянской башни, то там подземелий нет вовсе, а слухи о них распускают его враги и завистники».
        Иван понял, что никогда больше не увидит Клинка.
        Наскоро распрощавшись с Любке, он зашагал домой.
        В ту ночь Ползунову приснился страшный сон.
        Ему снилась огненная машина, стоявшая на белом, засыпанном снегом поле. Возле неё — почерневшая изба с мёрзлыми окнами. Дверь избы хлопает — и на пороге стоит Стёпка Клинок. Молодой, весёлый. Вот он подходит к машине — и она начинает работать.
        Горит пламя в топке, крутятся колёса, поднимаются и опускаются цепи, но что поднимают эти цепи?
        Иван подошёл ближе и ахнул: вместо мехов машина раскачивала крышки зияющих чернотой шахт.
        — Останови, Степан,  — тихо попросил он.  — Ты что, не видишь, что происходит? Останови её.
        Но Степан только смеялся.
        — Ерунда, ваше благородие,  — отвечал Степан.  — Подумаешь, шахты — экая невидаль! Зато извольте поглядеть на распределитель воды и пара. Как работает, а? Это мой вам последний подарок.
        Он взял Ивана за руку и подвёл к машине. И Ползунов вдруг увидел тот самый механизм, над которым ломал голову уже полгода.
        На самом верху машины через колесо была перекинута цепь, на которой, как гирьки у ходиков, висели два деревянных бруса. Брусья поднимались и опускались вместе с поршнями машины. Из каждого бруса сбоку торчал железный рог. Этими рогами брусья поддевали и перекидывали в разные стороны перевёрнутый, похожий на серп маятник. Поднялся вместе с поршнем правый брус — перекинул маятник налево, поднялся левый брус — маятник полетел вправо.

        — Этот маятник не простой,  — говорил Степан.  — Он соединён с зубчатым колесом, и оное колесо поворачивается при полном подъёме одного поршня и опускании другого. Сие колесо воздействует на механизм, подающий пар и воду в цилиндры.
        — Степан,  — сказал Ползунов.  — Ведь я во сне. Надо бы зарисовать, запомнить. Забуду ведь.
        — Ничего, ваше благородие, запомните,  — уверил Степан и прыгнул в шахту.  — Прощайте!
        — Стой!  — завопил Иван, схватив какой-то рычаг.
        Машина взвизгнула и полыхнула кровавым пламенем. На белом снегу вперемешку с брёвнами разлетевшейся избушки валялись части машины. А сам Иван ничком лежал подле серповидного маятника и зубчатого колеса.
        В этот миг он проснулся. Вскочил с постели, подбежал к столу. Потом схватил бумагу, перо и зарисовал механизм с маятником.
        На другой день он подал начальнику Колывано-Воскресенских заводов генералу Порошину три документа:
        1 — предложение применять на заводах огненные машины;
        2 — описание огненной машины;
        3 — чертёж машины.

        НАГРАДА

        Однажды в ноябре 1763 года Ползунова срочно вызвали в канцелярию заводов. Его ждал Христиани.
        — Я хочу поздравить вас, любезный Иван Иванович, с замечательной победой!  — сказал он.  — Проект вашей огненной машины рассмотрен в Петербурге. Возможно, его видела даже сама государыня Екатерина II, щедрая покровительница наук и художеств.
        Ползунов затаив дыхание слушал Христиани. Он сам не ожидал такого успеха.
        — В указе кабинета её величества,  — Христиани ткнул пальцем в папку,  — вы найдёте рассуждения президента Берг-коллегии господина Шлаттера. Сравнивая вашу машину с аглицкой, он пишет вот что.
        Христиани вынул из папки бумагу.
        — «Шихтмейстер Ползунов,  — читал Христиани,  — так похвалы достойною хитростью оную машину сумел переделать и изобразить, что сей его вымысел за новое изобретение почесть должно».
        Христиани оторвал взгляд от бумаги и поглядел на Ползунова. Тот стоял молча.
        — И главное,  — продолжал он,  — вас производят в механикусы с чином и жалованьем инженерного капитана-поручика и дают награду четыреста рублёв.
        Он дружески потрепал Ползунова по плечу.
        — Ну что же вы всё молчите, любезный Иван Иванович?  — спросил он.  — Ответьте хоть что-нибудь. Рады? Счастливы? Шутка сказать — такие похвалы и поощрения!
        — А что там про цилиндры сказано?  — спросил Ползунов.  — И насчёт мехов господин Шлаттер ничего не говорит?
        — Тут сказано о многом,  — растерялся Христиани.  — Но разве в этом главное? Ваш проект одобрен, вы нынче механикус, наградные — четыреста рублёв. Что ещё надобно? Берите-ка вы рассуждения господина Шлаттера и ступайте домой. Поглядите всё завтра свежим взглядом. Да, постойте, Иван Иванович!  — крикнул он ему в спину.  — Непременно зайдите к Порошину. Он немного прихворнул и никуда не выходит. Мы ему ничего не сообщали, хотели, чтобы вы его сами порадовали.
        Ползунов взял папку и вышел на улицу.
        Дома, в горнице, сидела Поля и разговаривала о чём-то с Дмитрием Левзиным, механическим учеником Ползунова.
        Иван Иванович вошёл, опустился на стул и положил возле себя папку. Поля и Дмитрий молча смотрели на него.
        — Хорошо, что ты зашёл,  — бросил Ползунов Левзину.  — Поглядим вместе рассуждения Шлаттера. Одобрили мою огненную машину.
        Левзин оживился при этих словах, а Поля и бровью не повела.
        — Меня произвели в механикусы и дали в награду четыреста рублёв.
        На этот раз пришёл черёд оживиться Поле.
        — Четыреста рублёв за этот чертёж?  — воскликнула она.  — Быть не может! Да это же… целое состояние!
        — Проект рассматривал сам президент Берг-коллегии господин Шлаттер — помнишь, я тебе рассказывал о нём?
        — Да, да, помню.  — Она всплеснула руками: — Ой, вот счастье-то привалило! Механикус… Это какой чин — капитан? Вот это новость!
        — Иди-ка сюда, Дима,  — сказал Ползунов.  — Поглядим, что написал господин Шлаттер.
        Заключение Шлаттера называлось «Рассуждение о проектированной шихтмейстером Ползуновым огнёмдействующей машины» и состояло из пяти разделов. Иван Иванович пробежал глазами два первых раздела.
        — Так,  — приговаривал он, просматривая бумаги,  — разумно и правильно. Постой-ка… Что же это он пишет? Разве я и сам не понимаю, что мою машину неспособно ставить к каждой печи для приводу мехов? Ведь я, Дима, напротив, задумал поставить воздушный ларь, дабы заменить шестнадцать мелких мехов двумя громадными, которые и будет качать огненная машина. Мехи дуют воздух в ларь, а от ларя дутьё пойдёт по трубам к печи. Ай да господин Шлаттер! Коли не разобрался, мог бы написать, спросить! Что дальше? Ага, «выплавляемый металл весьма дорого обходиться будет…». Ещё бы! Если к каждой печи приставлять по огненной машине, то, конечно, уйдёт много дров. Но разве я такое предлагал?
        Левзин молча слушал Ползунова. Подошла Поля.
        — Ты не серчай, Иван,  — сказала она.  — Всё же у тебя хорошо, рассудили всё в твою пользу — так стоит ли по пустякам надрывать душу? Ты погляди на себя: в щеках зелень да и в глазах зелено. И как кашляешь — просто страх берёт!
        — Да что же тут хорошего?  — вскричал Ползунов.  — Шлаттер не понял моего проекта — разумеешь, не понял! Ты подумай, что он предлагает — качать огненной машиной воду из шахт и подавать эту воду на гидравлические колёса, чтобы они качали мехи. Это же весь труд загубить!
        Он хотел сказать ещё что-то, но закашлялся и прикрыл рот платком. Когда кашель наконец отпустил его, он сказал:
        — Если кто спросит — я у Порошина. Будем разбираться.
        — Вот ведь какой человек,  — сказала Поля Левзину.  — Ему счастье привалило — чин да награды, а он всё изводится. Четыреста рублёв…
        Но Левзин едва слушал её.
        — Воздушный ларь,  — с восхищением повторил он.  — Никогда подобного не слыхал. Вот уж воистину: всяко слово у человека — золото.
        Порошин лежал на диване в своём кабинете.
        — Я, Ванюша, в спальне не лёг,  — объяснял он, сбрасывая пуховое одеяло.  — Стоит лечь, как тебя и впрямь хворь одолевает. А я так полагаю, что всякую болезнь надо пересиливать. Полежишь немного, потом поработаешь, потом — опять в постель. Глядишь, через день-другой и здоров.
        Он поднялся с дивана, одёрнул стёганый халат и поздоровался с Ползуновым.
        — Вы лежите, Андрей Иванович,  — сказал Ползунов.  — Я посижу подле вас.
        — Ничего, ничего, Ванюша, мне полезно походить,  — отвечал Порошин, прогуливаясь по комнате.  — Ну, с чем пришёл? Так ведь просто ты к старику не заглядываешь. Уж не стряслось ли что?
        — Да нет,  — отвечал Ползунов.  — Стрястись — ничего не стряслось, всё слава богу. Дело в том, что нынче утром на наш проект в контору из Петербурга пришёл ответ.
        — Ответ?  — быстро переспросил Андрей Иванович.  — И что же они нам пишут?
        — Шлаттер одобрил проект и почёл мою машину за новое изобретение. Меня повысили до механикуса и дали награду — четыреста рублёв.
        — Ну поздравляю тебя, братец,  — сказал Порошин, обнимая Ивана за плечи.  — Как, однако, они тебя выделили. Поздравляю. Смотри, как время бежит. Могли ли мечтать: я уже генерал, а ты — механикус. А давно ли ты в драных штанах в арифметическую школу бегал? Эх, жаль Шедаль не дожил!..
        — Спасибо, Андрей Иванович, за поздравление,  — отвечал Ползунов.  — Да только поздравлять особенно не с чем.
        — Как это не с чем?
        — А так. Шлаттер не понял главного. Он принял мою машину за паровой насос, вроде тех, о которых мы говорили с ним в Петербурге. Предлагает добывать с её помощью воду и лить на гидравлические колёса. Ну разве такое возможно?
        Порошин поглядел на бумаги, зацепил глазами фразу, прочёл: «…буде Ползунов при заводах необходимо не надобен, то прислать его сюда с обозом серебра, дабы он для приобретения себе в механике искусства здесь при Академии наук пребывал и свои дарования и способности употребил впредь для заводской пользы».
        Он усмехнулся:
        — Ишь чего захотели! Никуда мы тебя не отпустим. А машину ты в действие приведёшь и без них. Понял?
        — Понял,  — отвечал Иван.
        — Пиши записку, в чём у тебя нужда — люди, деньги, материалы,  — отказа не будет. Моя тебе в том порука.
        — Спасибо,  — сказал Ползунов.
        С этого дня началась работа над огненной машиной.

        ЧЕСТЬ ОТЕЧЕСТВА

        По ночам ему не спалось. Он тяжело ворочался, кашлял. В пять был уже на ногах. Тихо ступая, чтобы не разбудить Полю, выходил из дома и шагал по снегу к литейному цеху. Недавно по его чертежам поставили литейную печь — готовить части для огненной машины. Среди множества других отливали и главнейшие — цилиндры.
        Отливка цилиндров доставляла Ползунову больше всего хлопот. Никогда прежде в Барнауле, да и во всей России, таких отливок не делали. У Ползунова не было ни подходящих инструментов, ни чертежей. Он искал подобия. Цилиндры напоминали пушечные стволы. Цилиндры — пушки, поршни — ядра. Пушки мастерски лили на его родном Урале.
        Он каждодневно наблюдал за отливкой.
        Вот и сейчас он подошёл к литейной яме, отрытой недалеко от печи. В яме стояла глиняная форма. Он присел на корточки, чтобы получше разглядеть её. Всё по чертежам. Два мужика сыпали землю в зазор между формой и ямой.
        — Утрамбуйте покрепче землю!  — приказал им Ползунов.  — А вот здесь прокопайте литейную канавку.
        По литейной канавке жидкий металл направляли от печи к форме.
        — Отливку цилиндров без меня не начинать,  — сказал он.  — Всё приготовите и позовёте меня.
        В этот момент к литейной подошёл человек в тяжёлой медвежьей дохе. Это был Иоганн Любке, бывший пастор Барнаула.
        Только теперь Ползунов вспомнил, что обещал ему показать постройку машины. Они поздоровались.
        — Вот видите,  — сказал Ползунов.  — Для отливки частей огненной машины пришлось ставить печь. Сегодня, когда начнут лить цилиндры, мы ещё вернёмся сюда.
        — А разве ваши ученики или подчинённые не могут сами проследить за работой?
        — Ученики малолетни,  — отвечал Ползунов,  — а настоящих художников, знающих медное искусство, литейщиков да паяльщиков по пустоте здешних мест в моём распоряжении нет. Вот и тружусь с мастеровыми да простыми мужиками. Приспосабливаю готовые заводские машины для своего дела, а иные готовлю заново. Сейчас как раз и пойдём к токарной машине.
        — А начальство вам помогает?  — спросил Любке.
        — У Порошина и Христиани и без меня дел по горло. Да и помочь они могут только по хозяйственной части — дать людей или материалы. А вся огненная машина на мне. Всякая механическая часть после отлива,  — говорил он,  — требует токарной работы на водяных колёсах. Здесь, в Барнауле, токарных вододействующих станков никогда не строили. Но в Екатеринбурге их было предостаточно, и в делании их там немало преуспели. Вот я и построил токарный станок наподобие екатеринбургского для расточки различных членов своей огненной машины.
        — Сколько же сил вы тратите, если для построения своей машины вам приходится строить другие, новые машины!
        — Ещё бы!  — воскликнул Ползунов.  — Но прибавьте к этому, что мои подручные и ученики выбраны мною не по познаниям, а по склонности и в глаза не видели вододействующего токарного станка. Устройство же огненной машины сокрыто от них туманом невежества. Всё надо объяснить да показать!
        Немало пришлось помотаться Любке в тот день. Любопытство обошлось бывшему пастору дорого — он едва держался на ногах. Помогать приходилось во всём. На токарном станке растачивали тяжёлые паровые трубы — Ползунов начал работу сам, а его помощники только глядели. Любке вместе с Ползуновым укреплял трубы на токарном станке, ставил резцы.
        Потом они отправились к жестянщикам. Жестянщики разбивали молотами болванки меди, превращая их в толстые листы. После этого отбивали листы, придавали им форму котла. Ползунов потрогал рукой кромку листа. Взял в руки зубило, молоток и начал выравнивать лист.
        — Вот так,  — говорил он.  — Пока край не будет ровным.
        От жестянщиков Ползунов повёл Любке к громадному строению, где должна была разместиться огненная машина.
        — В этом доме,  — объяснял Ползунов, окидывая хозяйским взглядом трёхэтажный сруб,  — мы купно соединим все члены огненной машины. А когда поставим, потребуется время, чтобы навыкнуть к её действию, научиться ею управлять.
        Ползунов прыгал с бревна на бревно, заглядывал в каждый угол строительства.
        Только к вечеру они вернулись к литейной печи. Возле неё стоял тяжёлый чад расплавленного металла.
        — Все пропорции металлов соблюдены?  — спросил Ползунов пожилого литейщика.
        — Так точно, ваше благородие,  — отвечал тот и, поглядев на него, ахнул: — Что с вами, ваше благородие?
        Приступ удушливого кашля охватил Ползунова. Он приложил к губам платок, на котором тотчас выступили кровавые пятна.
        — Да вы сядьте, ваше благородие,  — говорил перепуганный литейщик.  — И не извольте беспокоиться, всё справно сделаем. В аккурат по вашим чертежам.
        — Полно, Иван Иванович, пойдёмте отсюда,  — говорил Любке.
        Он взял Ползунова за руку и повёл к дому. Кашель прошёл, но Ползунов ещё тяжело дышал. На худых щеках появился розовый румянец.
        Дома за столом, кроме Ползунова, Поли и Любке, сидел ещё Дмитрий Левзин, ученик Ползунова. Он проводил у них все вечера — после ужина они вместе с Ползуновым корпели над чертежами модели огненной машины.
        — Я нынче наблюдал за неусыпным попечением, которое проявляет ваш супруг в отношении своего детища,  — говорил Любке Поле.  — И подивился его искреннему рвению.
        — Как бы это неусыпное попечение не довело его до худого,  — сказала Поленька.  — Я его каждый день христом богом молю пойти к лекарю, а всё без толку…
        — Ну будет тебе жаловаться,  — оборвал Ползунов.  — Нашла о чём заводить разговор. Давай-ка лучше, Левзин, расскажи нам о модели — изрядно ли ты за сегодня преуспел?
        После ужина бывший пастор почувствовал, что его силы на исходе. Он встал и раскланялся.
        — Может быть, посидите с нами, поглядите чертежи модели?  — предложил Ползунов.
        — Нет, нет,  — отвечал Любке,  — я слишком устал и должен нынче вечером написать несколько писем.
        В письме, которое Любке написал в тот вечер своему другу, он сообщал вот что:
        «Я наиболее имею здесь знакомство с горным механиком, Иваном Ползуновым, мужем, делающим истинную честь своему отечеству. Он строит огненную машину, совсем отличную от аглицкой. Сия машина будет приводить в действие мехи или цилиндры посредством огня. Какая же от того последует выгода! Если потребует надобность, Россия будет строить заводы на высоких горах и в самых даже шахтах. От его огненной машины будут действовать 15 печей».

        ПОСЛЕДНИЕ СЛОВА

        К декабрю 1765 года работа над огненной машиной подходила к концу. А в начале следующего, 1766 года пришла пора первых испытаний. По утрам Ползунов часто приходил к деревянному строению, где размещалось его детище. Доделок оставалось много. После первого пуска надо было проверить заново все расчёты, переделать котёл, переложить печь. Воздуходувные мехи ещё не сделали — вместо них на цепях висели брёвна, по тяжести равные мехам. Машина работала вхолостую, поднимала и опускала брёвна.

        Дорога от дома до огненной машины занимала немного времени, но Ползунов быстро уставал и, задыхаясь, присаживался на скамейку, поставленную возле строения. Он подолгу вглядывался в дрожащую синеву неба, трогал пальцами жёсткую корку весеннего снега.
        На первое испытание приезжали Порошин и Христиани. Вместе с Ползуновым они оглядывали котёл, следили за работой поршней в цилиндрах.
        — Котёл не надёжен при употреблении,  — сказал Ползунов Порошину.  — Сделать другой было никак невозможно — в Барнауле нет искусных литейщиков. Надобно написать в Екатеринбургскую канцелярию, чтобы нам учинили вспоможение. Тамошние мастера могут отлить котёл, способный выдержать пар великой силы.
        — Напишем,  — пообещал Порошин.  — Думаю, что заводчики Демидовы тоже не откажутся порадеть для пользы общества. Зато цилиндры да поршни — на твоей совести. Сам докладывал, что цилиндр изнутри должен быть отполирован гладко, как стекло, и крепко прилегать к поршню. А что на самом деле? Между поршнем и цилиндром палец можно просунуть!
        — Цилиндры без великого множества особых инструментов и машин не получатся,  — отвечал Ползунов.  — Но я нынче же начну искать способ, как уплотнять поршень, чтобы вдругорядь машина действовала надёжнее.
        Всё это было совсем недавно… А сейчас он сидел без сил и глядел на бревенчатое строение, на ослепительный снег, тяжёлым пластом лежавший на крыше, на само солнце. Ему стало нестерпимо душно. Пот застилал глаза. Неохватные брёвна здания начали медленно валиться на него. Защищаясь, он слабо махнул рукой. Возле него появился человек.
        — Семён?  — удивился Ползунов.  — Ты что здесь делаешь?
        — Да вот тружусь,  — усмехаясь отвечал тот.  — Ломаю твою машину. Нет в ней теперь надобы.
        Краешком сознания он понимал, что бредит, что никакого Семёна рядом нет, надо только собраться с силами, и добрести до дома. Ползунов поднялся и схватил Семёна за рукав…
        Он очнулся в постели. Открыл глаза, увидал перед собою Полю и священника. В изножье постели сидел немец-лекарь.
        — Принесите мне перо и бумагу,  — попросил Ползунов слабым голосом.
        Он начал диктовать.
        — Всепресветлейшая, державнейшая великая государыня императрица Екатерина Алексеевна, самодержица всероссийская, государыня всемилостивейшая, бьёт челом механикус Иван, Иванов сын, Ползунов… Сочинённый мной проект с планом и описанием новой машины, которую плавильные печи действовать могут через посредство воздуха и паров…
        — Тут, Ванюша, священник пришёл, надо бы причаститься,  — сказала Поля.
        Ползунов продолжал диктовать.
        — …И дабы высочайшим вашего императорского величества указом повелено было: за означенный мною при устроении машины неусыпный труд и старание пожалованные четыреста рублёв мне, а ежели я, по воле божьей, помру, то жене моей на пропитание и поминовение души моей выдать…
        Поля зарыдала и бросилась к постели умирающего.
        — …Меня за болезнию от всего машинного производства ныне уволить.
        — Неужели он эти четыреста рублёв до сих пор не вытребовал?  — удивился лекарь.  — Вот человек! Простых дел не понимает.
        Ползунов откинулся на подушку и закрыл глаза. Чужие люди окружали его. Завещать своё дело было некому. Пять-шесть преданных людей — и всё было бы по-другому. Но он был один. И его детище — огненная машина — никому не нужно.
        — Хватило бы двух-трёх,  — бормотал он.  — Нельзя же… всё на… одного…
        Он едва шевелил губами.
        — Что он говорит?  — спросила Поленька.
        — Он бредит,  — ответил кто-то.
        — Всё прахом… один…
        Это были его последние слова.

        ЗАКЛЮЧЕНИЕ

        Но последнее слово любого человека — это дело, которому он посвятил жизнь.
        Огненная машина была не только последним словом Ползунова, но ещё и последним словом техники тех лет.
        Такое слово удаётся понять далеко не всем. После смерти изобретателя к громадному зданию машины приезжали начальники и мастеровые. В печи разводили огонь, машину приводили в действие. Иногда она работала, иногда — нет. Её попытались «усовершенствовать» — и тогда уже она замерла навсегда. Все со вздохом вспомнили Ползунова и поняли: ничего не выйдет. Машину забросили.
        Мальчишки играли возле неё, растаскивая всё, что возможно. Набожные крестьяне обходили машину стороной и подолгу крестились, украдкой поглядывая в её сторону.
        Скоро от огненной машины не осталось почти ничего.
        Ползунов опередил своё время, вступил с ним в борьбу. Время жестоко мстило ему при жизни и после смерти. Он умер без друзей и преемников. Его имя предали забвению.
        Время оказалось сильнее. Ползунов проиграл этот поединок.
        Проиграл или выиграл? Тут можно поспорить!
        Прошло два-три десятка лет — а для истории это сущий пустяк, секунда,  — и огненная машина снова появилась на свет.
        На этот раз ей повезло больше: она родилась вовремя. Люди и техника были готовы к её появлению.
        Паровая машина закрутила колёса заводов во всём мире. И завод перестал нуждаться в плотине. Появилась возможность строить его в любом месте, независимо от реки.
        Ползунов начинал выигрывать.
        Потом появились удивительные кареты-самоходы. Люди ахали от удивления: шутка сказать, карета без лошадей! У этих карет было три колеса, а впереди стоял громадный и неуклюжий паровой двигатель. Кучер в треуголке и камзоле сидел на козлах этой чудо-кареты и держал вместо вожжей ручку клапана.
        Тяжёлые паровые самоходы никак не ехали по грунтовым дорогам — у них увязали колеса. И тогда придумали рельсы. Так появились паровозы.
        Паровозы потянули бесчисленные составы с пассажирами и грузами из города в город, из страны в страну. Все расстояния сократились. Люди попадали из одного города в другой в десятки раз быстрее, чем во времена Ползунова.
        Ползунов победил время!
        Победил! Но возможно ли это? Ведь время неумолимо — царство паровых машин кончилось.
        Мы ещё повторяем по привычке: паровоз, пароход. А на самом деле их давно заменили теплоходы и тепловозы.
        Да и возможно ли иначе? Только сегодня с конвейера завода сошла новенькая машина. А историки, техники пожимают плечами. Они знают, эта машина — уже вчерашний день. Где-то в научной лаборатории на листке бумаги изложена идея новой машины, более современной.
        Как, например, паромобиль.
        Паромобиль? Это ещё что такое? Тот самый паровой самоход, о котором нынче и думать забыли? Он самый! Только красивый и комфортабельный. Когда он бежит по улицам города, его ни за что не отличишь от обычного автомобиля.
        А понадобился он вот зачем. Дизельные и бензиновые автомобили имеют один громадный недостаток: они страшно загрязняют воздух, выбрасывают в него множество вредных веществ. В большом городе, где очень много автомобилей, подчас становится нечем дышать.
        Зато паромобиль — этот близкий родственник паровоза — такого недостатка лишён. Вот и появились на свет первые паромобили, внутри которых работает знакомая тебе «огненная машина». А во многих проектах ракет и космических кораблей заложены паровые двигатели — куда уж современнее!
        Так что же, кончился спор Ползунова со временем? Вовсе нет! Он всё идёт.
        Великие идеи не умирают. Они появляются вновь и вновь, продолжают служить людям. И конечно, Ползунов не мог даже представить себе такого изобретения, как паромобиль, а мы не знаем, побегут ли паромобили по улицам Москвы и полетит ли в космос «огненная машина». Но какова бы ни была судьба этих изобретений, судьбу Ползунова мы можем предсказать наверняка. Люди никогда не забудут этого человека, который подарил им замечательную идею огненной машины.

^Художник В. Винокур^

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к