Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / История / Мухачев Валерий: " Сын Предателя " - читать онлайн

Сохранить .
Сын предателя Валерий Мухачев

        По разному сложились судьбы двух поколений одной ижевской семьи. Во время войны Фёдор воевал в партизанском отряде, после неё сидел в лагере. Его сын Николай после войны стал художником и всю жизнь был "сыном предателя"

        глава 1

         Непонятно почему, по какой причине этот дом на одном из холмов города Ижевска был носителем магической силы зла. Наверно, и сам холм с несколькими кварталами или, лучше сказать, улочками из деревянных домов, был загадочен и непонятен для разумно мыслящего человека. Но опять лучше начать всё по порядку.
         В далёком двадцатом веке, во время Гражданской войны, сам Колчак пытался отстоять Монархию в России именно на этом холме, и солдаты его, белогвардейцы, накопали много окопов и траншей. То, что в эту землю пролилось много белой и красной крови, можно не сомневаться. Не от этой ли беды жители домов, построенных позднее на этом братоубийственном холме, стали чем-то отличаться от жителей других районов города?
         Нет, конечно, отличие это не бросалось в глаза настолько, чтобы можно было сделать какой-либо вывод в ту или другую сторону. Но то, что жители именно этого холма, то-есть, его улочек, всё время рвались в дальние путешествия, был факт бесспорный. Как будто души умерших на поле брани звали этих жителей в те края, в которые переселились они в новой своей ипостаси.
         Но это всё - отступления, которые, может быть, не имеют ничего общего ни с климатом летом и зимой, ни даже с историей, которая так или иначе задела каждую семью, и кому-то пришлось, независимо от своего желания, чуточку изменить её в том направлении, которое, как твердят верующие, угодно богу.

* * *

         Было необычайно жаркое лето, какое бывает после очень суровой зимы. Спортивного сложения молодой мужчина шагал в военкомат, находившийся в двухэтажном деревянном доме в центре города, через коротких четыре часа после объявления войны. Здесь, в далёком тылу, в небольшом тогда предуральском городке, мало кому верилось, что война будет долгой и кровопролитной.
         Наверно поэтому появление без повестки добровольца выглядело бравадой, и военный комиссар подозрительно смотрел на прославленного спортсмена, которого знал не только по фотографиям в местной газете.
         В тридцатых годах двадцатого века в Советском Союзе было время спортивных и трудовых подвигов, приравненных к борьбе за освобождение рабочего класса во всём мире. Поэтому спортсмены, на каком бы уровне и в каком бы городе ни поднимались на пьедестал почёта, пользовались всеобщим вниманием, и власти относились к ним весьма благосклонно.
         Военный  комиссар встал навстречу молодому мужчине, посмотрел испытующе в глаза и, не давая что-либо сказать, опередил:
         -Понимаю, понимаю! Патриотизм похвален. И всё же прошу подождать! Вызовем.
         Военный комиссар посмотрел в бумаги, лежавшие на столе и затем веско продолжил:
         -Война - дело серьёзное. Нужна армия на передовой, тут всё понятно. Но нужна армия и в тылу! Кто-то и винтовки должен давать фронту.
         -Но я - сапожник! Я не умею делать винтовки. Я умею хорошо из винтовки стрелять!
         -Прекрасно, - пробурчал комиссар, - наслышан, вы имеете значок "ворошиловского стрелка"?
         -Да, конечно.
         -Ждите, вызовем. Если обстоятельства потребуют, назначим командиром отряда новобранцев. Но прошу подождать. Мы ещё не знаем подробностей инцидента. Кто знает, может быть, через день-другой ситуация стабилизируется и ваша активность будет выглядеть, как паника!
         Молодой мужчина щёлкнул каблуками своих щёгольских сапог, развернулся по-военному и молча вышел. Военный комиссар с неприязнью отнёсся именно к виду щёгольских сапог молодого мужчины, отчего и разговаривал подчёркнуто сухо. Конечно, сапожник, носивший хорошие или даже замечательные сапоги, имел право на это, но выходил за рамки пословицы -"сапожник без сапог".
         Дома молодой мужчина обнял свою тоже молодую жену и ощутил округлившийся живот явно не первого месяца беременности. Только что доброе выражение лица его перекосила гримаса необъяснимой злобы.
         -Ты что, сдурела, Параська? Я же на фронт ухожу! Тебе что, Петруши мало? Избавься немедленно!
         -Но как, Федя? Он же уже ножками дёргает!
         -А вот как!
         От сильного удара ногой в живот Прасковья пролетела два метра до кровати, сильно стукнувшись спиной о её дужку. Двойная боль была слабее душевной, которая захлестнула её.
         -За что, Федя? - только и простонала она.
         -А, чёрт! Я ещё должен объяснять, что от меня не может быть детей? Ты таскала детей от кого попало каждый год! Они подыхали один за другим! И не думай, что этот не подохнет тоже!
         И сильнейший удар потряс Прасковью с головы до пят.
         Пришла она в себя, когда её Федя, проливая из рюмки капли водки на её грудь, заплетающимся языком твердил фразы, которые закрепились в её памяти и которые не менялись вот уже несколько лет. Все они крутились вокруг вариантов на тему прощения.
         Боже мой! Как много раз это повторялось! Сапожник Федя ничем не отличался от членов цеха сапожников. Пил до колик в желудке и до сильнейшего похмельного синдрома. В часы похмелья он страшно мучился от язвы желудка. Мучения мужа смягчали её сердце. Прасковья терпела его необъяснимые взрывы злобы не только ради этих мучительных часов и потом дней тишины. Тогда Федя кроил, шил, прибивал каблуки и создавал шедевры длч модников и модниц.
         Он кормил её и Петрушу, обеспечивая не только хлебом и квасом, но и маслом с красной икрой. Конечно, и она вносила что-то в общую семейную кастрюлю, но это "хлебало" было чересчур постным. Каждую субботу, к которой настроение Феди приближалось к взрывоопасному, он надевал модный шевиотовый костюм, который получил в виде приза за победу в бильярд над сорока участниками турнира в санатории "Ессентуки". После этого он мчался в ресторан "Кама", чтобы в кругу друзей-сапожников отметить конец рабочей недели.
         Возвращался Федя домой, шатаясь, в добрейшем настроении, прихватив бутылочку водки для себя и бутылку вина для Прасковьи. И горе было отказаться выпить с Федей на брудершафт!
         Прасковья жалела мужа, и неизвестно, что в её душе было больше - любви или жалости.
         У Феди была травма на границе во время службы. По его рассказам его придавила лошадь, отчего сильно пострадала промежность. Врач-хирург постарался, чтобы всё восстановилось полностью. Однако по молодости лет своих не удержался от шутливого напутствия. По словам весёлого врача Феде после этой беды нянчить придётся чужих детей.
         Вот эта неосторожная фраза и стала роковой для Прасковьи. Федя зациклился на мысли, что не способен дать потомство, и Петя, третий по счёту выживший сын, как и два умерших первенца, походил на Прасковью. Из-за этого и невозможно было разубедить мужа. Смуглости кожи и похожести Петиных глаз на отцовские Феде было недостаточно, и он терпел сына, как неизбежное зло, не испытывая к нему отцовских чувств.
         Уверенность в свою несостоятельность переросла в подобие шизофрении. В больницу обращаться по такому поводу Федя считал бессмысленным и вымещал злобу на жене, которая, как на грех, была общительна и улыбчива с мужчинами. Ревность Феди их отношения портила основательно.
         Но сейчас, когда война, кажется, была вовсе не выдумкой, когда голос В.И.Сталина из чёрной тарелки на стене не старался успокоить, наоборот, призывал, всё это наполняло Прасковью горечью.
         Она уже не вспоминала об обидах, наносимых мужем, прислушивалась к жизни, кипевшей или едва теплившейся у неё под сердцем, и невольные слёзы увлажняли её глаза. Нельзя сказать, чтобы Прасковья была слабой женщиной. Ей попадало от мужа как раз за не женскую властность характера, за стальной блеск глаз, когда ей что-то не нравилось, за язык, наконец, которым она могла произнести те слова, за которые пол-страны перегуляло на лесоповал в ранге политических.
         Но, к счастью её, Федя числился в рядах НКВД, конечно, нелегально, и все фразы Прасковьи, по мнению "стукачей", были направлены на раскрутку подлинных врагов советской власти. Сама же Прасковья врагом советской власти быть никак не могла, так как была жительницей исключительно деревенской, малообразованной, если не сказать, неграмотной. В город попала случайно.
         Просто через её деревню проходил лыжный маршрут спортсменов - "город - деревня - город".
         Федя мчался впереди большой группы лыжников и наткнулся на девушку в таком нелепом наряде, что сначала выпучил глаза, потом стал хохотать и, потеряв равновесие, упал к ногам чудища.
         -Как тебя зовут, дура? - перестав смеяться, сердитым голосом спросил он, отряхиваясь.
         Она не обратила внимания тогда на эту быструю смену настроения красивого, высокого парня.
         Сами лыжи, каких она в деревне и в глаза до того не видела, привлекли её внимание. Такие лыжи могли быть только у богача, поэтому сердце её ёкнуло - "это он!"
         -Параша, - брякнула она и, видя, что парень опять расхохотался, поправила себя:
         -Прасковья!
         С этого и началось их знакомство. Федя обещал приехать и заторопился, увидев приближающихся соперников по лыжне. Конечно же Федя после победы в этой гонке забыл бы о встрече с нелепой фигурой деревенской девушки начисто, если бы не некоторые шероховатости в его биографии.
         В эту эпоху социализма придирчивое ВЧК, а потом НКВД выискивало в биографиях человечества, именуемого - "советские люди" любую связь с белогвардейщиной, элитой дворянства, купечеством. Любое благополучие на фоне дикого обнищания народа вызывало возмущение и зависть масс. Загреметь "под фанфары" можно было в любую минуту.
         Прасковья не забыла о встрече тем более. Сразу поняв, что в деревушке счастья не словить, Прасковья пешком прошагала сорок километров до Ижевска, устроилась разнорабочей на стройку и, совершая трудовой подвиг, быстро освоила специальность каменщика. Вот оттуда, со стройки на улице Советской, с высоты второго этажа, она и увидела знакомого лыжника в костюме при галстуке. И, несмотря на вьющуюся тёмную шевелюру, Прасковья узнала парня. Сама не осознавая своего поступка, Прасковья со второго этажа стала вопить:
         -Эй! Лыжник! Это я! Я здесь!
         Ненормальные вопли привлекли внимание не только Фёдора. В проёмах окон появились лица строителей.
         -Да ты, Парася, с ума, что ли, сошла? Это же Лубин! Да он на тебя и чихать-то не захочет! - так стала увещевать Прасковью Тася, с которой та сдружилась на танцах. - Ты, вон, на Михаила обрати внимание. Парень всё время на тебя пялится!
         Но дальше произошло неожиданное. На втором этаже, среди пылью и краской покрытых рабочих роб стоял парень в недешёвом костюме, в рубашке при галстуке и идеально начищенных сапогах.
         -Где тут Параша? - широко улыбаясь, спросил Лубин, который по словам Таси и чихать не хотел на Прасковью. Окрик откуда-то сверху для Фёдора был такой же неожиданностью, как и встреча на лыжном маршруте. Это его опять позабавило, но и задело за живое. Сам будучи энергичным во всех начинаниях, он ценил это качество и в людях, а у девушек, с которыми ему пришлось познакомиться, это качество встречалось совсем не в том виде, в каком ему нравилось.
         Конечно, девушка из деревни выглядела рядом с франтом весьма курьёзно, но сама биография нищей крестьянки, карабкавшейся в ряды рабочей интеллигенции, скрадывала скандальные шероховатости в биографии Фёдора. Ради этой биографии стоило терпеть недовольство родителей и насмешки спортсменов. Брак был заключён наскоро в городском Загсе на радость Прасковьи без участия родителей как Фёдора, так и матери Прасковьи. В Соцгороде Феде, как знаменитому спортсмену, скоро дали комнату в построенном новом двухэтажном доме.
         Егоровна, мать Прасковьи, приехала к ним только один раз, Федю сразу невзлюбила, ворчала, что нынче девки совсем забыли о боге и даже не желают знать дорогу в церковный храм. Но о венчании заикаться не решилась по причине неудовольствия Властей  к такому финалу любви, а потому быстро уехала и больше не приезжала, оставив молодым самим решать семейные проблемы.
         В деревнях привыкли оформлять семейный союз в церкви, а не в Загсе. По этой причине дитя часто росло с мамкой, к папке же ходило в гости, если, конечно, красавец не сбегал куда-нибудь на заработки безадресно. Церковь же была разрушена не одна, церковный обряд был у новой власти не в чести. В городе молодёжь упрощение создания семьи восприняла безболезненно.
         Происхождение Прасковьи из простонародья не помешало ей научиться забивать гвозди любой величины в стены, в доски, стряпать пельмени с космической скоростью, а главное - танцевать. Вот в этом-то и сошлись Федя с Прасковьей полностью. Вальс и танго были для них лучшим общением. Ноги их крутили вензеля с необычайной точностью и каким-то особенным почерком.
         Друзья Феди, глядя на танцующих, довольно быстро забыли, что Прасковья с её звучным уменьшительным именем - деревенская недоучка, едва умевшая расписаться на какой-нибудь серьёзной бумажке. Не имея образования, в отличие от Феди, владевшего чудесным почерком и отсутствием ошибок при письме, Прасковья продолжала работать каменщиком на стройке.
         Пригодился богатый опыт кладки деревенских печей. Научилась Прасковья этому ремеслу самостоятельно, когда мать её затолкали в Психушку, чтобы отнять добротный дом, в котором Егоровна заперлась весьма неосмотрительно. Однако это и спасло их семью от раскулачивания, значит, и от высылки в Сибирь. Сочли Егоровну сумасшедшей ещё и за  привычку говорить сама с собой, не обращая внимания на проходивших мимо.
         Параську в её двенадцать лет на улицу не выгнали, а переселили на окраину в "курятник" два на три метра с щелями в стенах, соломенной крышей и разбитой печью. Жил тут глухонемой Иван, которого травили все парни в деревне. Отчего умер, никто не понял. Изба же быстро была разграблена и приведена в негодность.
         Параська сначала пугалась ночевать в одиночестве, приводила подружку. Потом увлеклась ремонтом избёнки и к ночи падала без сил, забыв о всяком страхе. Сельсовет расположился в доме Егоровны. Параська переступала порог собственного дома, подходила к Председателю, известному раньше алкоголику и лежебоке, клянчила немного кирпичей из разрушенной церкви.
         Тот царственным жестом указывал куда-то в  стену дланью и изрыгал на неё облако сивушных масел:
         -Бери!
         Пока мать прохлаждалась на казённых харчах в городской Психушке, Прасковья обмазала стены замесом из глины, соломы и навоза, натаскала десятка три кирпичей из разрушенной церкви, разобрала растрескавшуюся печь и за лето слепила в обратном порядке. В холодную пору приходила с продуктами Матрёна, жена бакенщика Семёна Кулькина, восторгалась количеством тепла, на которую оказалась способна слепленная Прасковьей печь.
         Она разнесла славу о способной девчонке, так что зарабатывать Параська стала с ранних лет. Деньгами не платили, конечно, всё продуктами да одежонкой с выросших детей. Об учёбе мечтать не приходилось. В середине зимы Егоровна почти в полном здравии вернулась домой, то-есть, в "курятник", в котором и прожила полных три десятка лет. Мозги свои Егоровна не потеряла, но говорить с той поры стала мало, в колхоз не пошла, защищённая, как ни странно, справкой о душевной болезни, стала пожизненной единоличницей, порицаемой всей деревней.
         "Курятником" осталась довольна, потому что прилагаемые восемнадцать соток земли оказались землицей прежирной, чистого чернозёма в ней было вдоволь. Правду говоря, уходила землица в болото с богатейшими запасами осоки, полчищами лягушек и, дополнительно, ежевесенними запасами рыбы после спада Камы. Весной была возможность разговеться рыбными блюдами. Работы, конечно, было невпроворот. Труда Егоровна, тогда ещё сорокатрёхлетняя женщина, не боялась. Не до отдыха было. Единоличники были и редкостью, и нежелательным элементом Советской власти.
         Они облагались налогами на всю живность от куриц до крупного рогатого скота. В труде единоличника были одни минусы. Требовалось платить налог яйцами, шерстью, маслом сливочным. Молоко без снятой сметаны превращалось в творог и обрат. Творог ели, обрат шёл на пойло корове. Егоровну вынудили держать корову, овец и куриц. Платила она налоги по полной программе, не задумываясь, куда всё это уходило. Баловала себя и Параську шаньгами из постной ржаной муки с картофельным пюре, сверху помазанным сметанкой.
         Колхозники жили не лучше, а у ленивых и того не было.
         Муж Егоровны, отец Параськи, Степан Ветрянкин, сбежал в город Ижевск при первой угрозе раскулачивания, выдал себя за не имеющего ни гроша за душой. За небольшие деньги построил под бугром, почти в логу, хибару, привёл в избу бездомную нищенку и зарабатывал помалу. Ни Параська, ни Егоровна его не тревожили, чтобы не усложнять жизнь ни ему и ни себе.
         Время было смутное. Врагов искали с каким-то остервенением. И ведь были же враги. Как же им было не быть? Богатые потеряли не только всё нажитое, но и надежду на будущее. Советская власть утвердилась навечно, и всякому, кто хотел быть богатым, но не мог им стать, оставалось искать счастье на дне гранёного стакана, благо водка стоила недорого, и продавалсь всюду в подвальчиках, забегаловках по сто, сто пятьдесят, двести грамм. Повторять не возбранялось. Частенько где напивались, там и отдыхали вповалку, отчего плодились, как тараканы, воры-карманники.

        глава 2

         Итак, война, не входившая ни в пятилетние планы индустриализации, электрификации и добычи ископаемых, ни в планы вообще какие то бы ни было, началась. И началась серьёзно. Скорость продвижения немецких войск отражалась на скудном пайке жителей тыла незамедлительно. К Военкомату толпами повалили парни с повестками в нагрудном кармане. Потом пошли мужики в возрасте, среди них замелькали бодрящиеся ветераны японской войны.
         И было бы смешно, если бы в военное время им не нашлось место в обозе и госпиталях.
         Но заводских рабочих, изготовлявших оружие и боеприпасы, не трогали.
         Фёдор. получил повестку через двое суток. Не хватало командиров с опытом пограничной службы и умением обращаться с лошадьми. Бывший пограничник, имевший язву желудка, не хотел и слышать об освобождении, которое ему гарантировал врач. Просьбы Прасковьи послушаться врача, устроиться в завод и получить "бронь", Фёдора раздражали. Он до самого вызова по повестке пил и без конца твердил: - Последний год живу! Как, Параська, жить-то будешь?
         Кончилось всё, как у всех девушек, женщин и бабушек. Вокзал, слёзы, последние объятия. Товарные составы уходили на запад, и начиналось ожидание редкого письма с коротким содержанием или похоронки, которая сожмёт женское сердце, раздавит и уничтожит былое семейное счастье. И надо с этим жить, числясь вдовой, не верящей до конца этому известию. Тяжелей это переносить матерям, пережившим на много лет своих сыновей.
         Прасковья как была, так и осталась деревенщиной. Военное лихолетье не помешало ей дома на супружеском ложе родить дитя. То ли от недоедания, то ли от ужаса перед неясным будущим дитя родилось похожим на высохшую воблу с большой головой и тоненькими конечностями. Акушерку вызвала подружка Анна, которая помогала в последний месяц отяжелевшей Прасковье по дому.
         К их общему удивлению явился молодой акушер, которого застеснялись обе женщины. Но мужчина, не смущаясь, быстро принял роды, которые не были затяжными, завязал пупок младенцу и предложил кормить заморыша искусственными добавками.
         Старший, Петя, уже в свои три с половиной года отличался упитанностью и смуглостью кожи, как у отца. Чёрные, смоляные волосы как-то сразу сделали его лицо старше на неопределённое количество месяцев. А новый жилец смотрелся бледной поганкой. Пшеничного оттенка волосы на голове сливались с бледной кожицей личика, и глаза сероватого оттенка невыразительно выглядывали из-под белёсых намёков на брови.
         Тем не менее, этому дитятке Прасковья отдавала большую часть любви. И хотя скромная еда делилась с первенцем поровну, грудь всецело принадлежала заморышу. Хотя, что там можно было высосать? Молочный обрат? Это было трудно выяснить, так как Коля рос лениво и кричать громко о своём недоедании не решался.
         В общем, росло это существо вопреки законам природы о выживании.
         Прасковья плюнула на кирпичную специальность, потому что поднимать строительство на том хлебе, который теперь выдавался по карточкам, не было никакой возможности. Начался длительный период жизни, посвящённый спекуляции. Слово это всех пугало. Борьба со спекуляцией велась решительно. Но голод был ещё ужаснее и побеждал все доводы разума.
         Для начала Прасковья уговорила Анну, чтобы вдвоём не так страшно было шагать за полста километров в деревни, где и развернулась их деятельность.
         В глухомань тащили всё: старые одеяла, фуфайки, платья, сапоги. Всё, что ещё можно было носить, накрыться или подложить. Назад везли на себе и на санках картошку, муку, лук, масло, сало. В зимние морозы лакомством были замороженные круги молока. С этой неподъёмной тяжестью шагала Прасковья назад, к детям, будто впереди был Берлин, который надо было во что бы то ни стало взять. Подруга Анна, непривычная к тяжёлой крестьянской работе, выбивалась из сил к середине пути. Тогда уже начиналось взятие крепости, в которой не было ни стен, ни пушек, но подвиг равнялся взятию Бастилии!
         Прасковья сначала относила свою ношу метров на пятьдесят, возвращалась, поднимала подругу и тащила её вперёд вместе с котомкой и санками. И так до тех пор, пока Анна не приходила в себя. Деревенская выносливость Прасковьи была просто удивительной. Походы эти были крайне тяжелы в зимние месяцы. Котомки грузились на санки, поэтому грузили безжалостно много, чтобы прожить в городе дольше. В пути боялись мародёров, которые в то тяжёлое время могли в одночасье лишить всех результатов труда.
         Дома ждали вечно злой Петя и едва дышащий Коля, которого старший сын старательно сбывал со света, подобно кукушонку. Соверщенно невероятное упорство проявлял этот копия-отец.
         Обычно открывалась створка в окне. Крепыш затаскивал заморыша на подоконник и ждал, когда тот посинеет. Прасковья пустила в дом молоденькую квартирантку, которая работала в заводе дотемна. Петя пользовался днём полной свободой и повторял эту процедуру регулярно.
         Летом такая процедура заканчивалась благополучно, но в октябрьские заморозки "бледная поганка" синел основательно. О зиме говорить уже не приходилось. Зимой сорок третьего Прасковья еле доползла до дома и чуть не упала в обморок. Её "малявонька" во весь тощий рост красовался на подоконнике без видимого стекла перед ним, а Петя тщательно поливал его ноги из ковщика. Вбежав в дом, Прасковья схватила ледяное тело младшего сына, затолкала под несколько лоскутных одеял, и заткнула окно подушкой.
         Из последних сил затопила печь и помчалась за соседом-стекольщиком. Кончилось тем, что Коля отогрелся под одеялами, выполз из-под них и уселся по-турецки.
         А вот Петя заболел именно от переохлаждения. Заболел серьёзно не то от огорчения, что "бледную поганку" ничто не берёт, не то судьбой это было предначертано. Болезнь продолжалась две недели.
         Петя лежал в коме, не ел, не пил, не открывал глаза, и только розовый цвет лица подтверждал, что в его теле ещё не прекратилось пульсирование крови. Прасковья бегала по врачам. Некоторые разводили руками, предлагали заказывать гробик. Другие удивлялись, что дитя не гниёт, шёпотом сообщали о чудодейственном немецком лекарстве, но предупреждали об опасности его поисков.
         Лишь тот самый молодой акушер, который три года назад завязывал пупок на животе Коли, повернул Петю на правый бок, приподнял головку, и Петя проснулся.
         Проснулся, но уже не Петя. То ли мозг его не выдержал это испытание, то ли душа другая впорхнула в его тело более глупая, но успехов ни в чём у Пети не стало проявляться. Более того, он стал смотреть на мать, как на незнакомую женщину, и стал добиваться любви совсем не детской. С шести лет такое влечение пахло патологией. Но, повторю, душа Пети слишком долго отсутствовала в теле, и могло такое статься, что душа погибшего воина на фронтах Отечественной войны могла по ошибке занять освободившееся место.
         Прасковья злилась на такое обстоятельство, но отсутствие мужиков в городе, достойных её внимания, сводило с ума не одну её. Хотя в "Совдепии" на все нестандартные ситуации глаза старательно закрывались, и печать захлёбывалась славословиями, подростки в воюющей стране чаще всех разряжали напряги в женском обществе. Но не с шести же лет!

* * *

         Пропагандисты напрасно объявили, что плоть первична, а душа вторична. Если бы во-время
         стали изучать душу, а уж потом тело, может быть, не было и войны такой длительной и такой кровопролитной. И Петя не стал бы с шести лет маленьким старичком с любвеобильной игрушкой в штанишках. Да и в руководстве страны не появились бы самонадеянные голодранцы, которые, имея души рабов, так до кончины по-рабски и мыслили. Ловля шпионов по всей стране походила на откровенную истерию. Нехватка населения в России усугублялась его старательным уничтожением. А Европа задыхалась от переселённости.
         Растолкав немецкими плечами народы Европы, гитлеровская военщина захотела прогуляться до Москвы, постреливая по редким кустам, за которыми могли спрятаться русские партизаны с косами и топорами. Война оказалась затяжной из-за просторов, о которых у немецких вояк даже представления не было. За этими далями где-то писал редкие письма Фёдор.
         Письма были короткие. В них уже не было бравады спортсмена. Подвиг заключался уже в том, что в винтовке оставался один патрон, а приказа об отступлении не было. С передовой, из-под города Невеля Прасковья получила письмо от мужа с просьбой срочно выслать документы о болезни.
         Охая и плача выпрашивала она в больнице сведения о язве желудка Фёдора Лубина. Заведующая терапевтическим отделением послала её в Военкомат за разрешением. И с большим трудом пакет был запечатан и послан в район города Великие Луки. Увы, пакет вернулся в ноябре сорок первого назад с припиской - "не значится". А в декабре сорок первого года пришло последнее письмо из партизанского отряда. Как оно дошло, объяснить невозможно. Ожидание следующей весточки затянулось навечно. Не было и похоронки. Появилось извещение - "пропал без вести". Худшее из худших - это извещение не давало права на получение пенсии на детей в годы войны. Правда, ясли и детский сад выхлопотать было можно.
         "Прогулки" в деревни продолжались. Колю удалось устроить к четырём годам в Детский сад. Там ещё как-то кормили. Конечно, повора воровали и воспитателей подкармливали, но детки худо-бедно в туалеты что-то откладывали, ухитряясь расти по полсантиметра в месяц. От жировых отложений страдать не приходилось. Ввиду отсутствия мыла дети страдали от обилия глистов, вшей и чесотки. Постоянное желание есть приводило к привычке обсасывать пальцы, жевать траву, облизывать листья тополя, когда на них выступало подобие чего-то сладкого. И всё же это для Коли было спасением от проделок узурпатора-брата.
         В годы войны весь город увлекался пешеходными прогулками, и талии были практически у всех и в любом возрасте. Правда, мешковатая одежда, в которой щеголяла Советская нация, скрывала не только излишнюю худобу, но и прекрасную фигуру молоденьких девушек. Трамваи ходили редко, на разъездах стояли по пять-десять минут. В центр, на улицу Советскую можно было придти, отстав от прибытия трамвая на немного. Выгодно было ехать разве что до Казанского вокзала.
         Прасковья поднаторела на спекуляции. Продавала военным курево, полученное для цели выуживания информации из уст словоохотливых солдат и офицеров, разницу имела, как премию. Варила мыло, изготовляла конфеты, но быстро лишилась этого безопасного приработка, не сумев выполнить план по выявлению "врагов народа". Попыталась она и на свой страх и риск халявно заработать, наполнив спичками чемодан в Казани, чтобы продать на Ижевском рынке. Здесь она попала в облаву. Сделав вид, что проходила мимо, Прасковья бросила своё неокупившееся богатство, и смешалась с толпой зевак.
         Сумма занятых денег была значительной. Пришлось расстаться с домом, который был куплен Федей перед войной, чтобы иметь огород. Комнату в Соцгороде им пришлось сдать. Там, среди многочисленных соседей Фёдор просто не просыхал. Прасковья как могла, воевала с привычкой Фёдора лопать водку, но из этого у неё ничего не вышло.
         Дом был продан за достаточную сумму, чтобы погасить долг и купить это подобие дома на том самом холме Колтомы. Боже мой! Как могла жить многочисленная семья в этой "халупе"? Дверь была сожжена! Одеяло вместо двери пропускало и ветер и снег! Посреди комнатки стояла железная печка, которую топили круглосуточно, так как не было спичек. В крайнем случае, пользовались кремнием, подолгу высекая искру. Были сожжены сарай, туалет, изгороди и вся мебель, если она, кончно, была до этого. В комнате не было ни стула, ни стола. Шестеро детей от пяти до шестнадцати лет теснились вокруг этой печки и пекли кружочки картофеля на её раскалённой поверхности. Все по очереди отдыхали на куче тряпья,  что лежала на полу у стены.
         Сама хозяйка, потерявшая мужа где-то под Киевом, имела вид весьма плачевный, и была не способна противиться своим бедам. Вся эта несчастная семья, получив весьма скромную сумму денег у Прасковьи, отбыла на юг России, где, как многим тогда казалось, были если не райские кущи, то тепло и сытно.

        глава 3

         Прасковья отделалась материальнвми потерями и жутким испугом, что по тем временам было удачей неимоверной. За спекуляцию давали три года без суда и следствия. В двадцать первом веке это назвали бы бизнесом, но в двадцатом веке слово "спекуляция" соседствовало со словом "нары". Можно было добраться за счёт государства и до Колымы, Дальнего Востока, где не хватало и поселений, и жителей. В дремучих чащобах даже памятник на могиле заработать провинившимся "бизнесменам" советской эпохи не удавалось.
          Тем не менее жизнь с потерей кормильца продолжалась.
         Пенсионер печального возраста сколотил входную дверь, насадил её на петли. Снова Прасковья слепила русскую печь, купила отлёт - отбросы при распиле брёвен на доски, оборудовала туалетик и сараюшку. А как оттаяла земля, в мае и халупу озаборила. Огород вскапывали втроём. Прасковья и Петя работали напряжённо. Коля копал в пол-лопатки, хныкал и канючил, всем своим видом показывая, что у него все силы на исходе. Этим он зарабатывал лютую ненависть старшего брата.
         Огород для Коли был чем-то вроде аэродрома, по которому не добраться с лопатой до конца и за неделю. Прасковья с Петей вскапывали огород за два дня. В их общий труд вливалась и маленькая грядка Коли, которую мать молча перекапывала.
         Для Коли единственной посильной работой было рисование. Прасковья с каким-то непонятным для Коли упорством направляла его усердие в этом направлении. Она покупала на последние деньги альбомы и цветные карандаши.

* * *

         А в это время немцы успешно продвигались вперёд. На подступах к Великим Лукам, где в июльские дни Фёдор Лубин в чине младшего лейтенанта командовал ротой слабо обученных, почти поголовно, деревенских парней, немцы добрались до зубов вооружённые, с армадой танков и с  воющей стаей самолётов. Спрятаться было негде, артиллерия почти безмолствовала, кухня третьи сутки не появлялась, связь была прервана.
         Фёдор корчился от боли в желудке, и вид командира не вызывал бодрости у испуганных подчинённых. Все ощущали страх, который можно было подавить присутствием хотя бы приличного количества боеприпасов, а главное - спирта и горячей овсяной каши. Увы, не было связи, не было и врага перед их окопами, в которые рота закопалась по самые плечи. Был только грохот боя слева и справа, и где-то позади.
         Эта ситуация неизвестности, отсутствие информации, и болезненное состояние младшего лейтенанта снижало боевой дух многих. Состояние Фёдора ухудшалось всё сильнее. Организм требовал помощи после принятия ещё вчера ста граммов спирта. Конечно, пить было нельзя, но ведь кроме спирта в роте не было ничего. Сержант, командир одного из взводов, решительно взял на себя руководство. Он же и предложил Фёдору написать домой письмо с просьбой выслать документы о болезни, если такой имелся.
         Фёдор продиктовал текст. Сержант химическим карандашом, часто его слюнявя полуграмотно начиркал на листке, который достал из полевой сумки Фёдора, и отдал санитарке, приказав ей тотчас передать письмо почтовикам. Санитарку подобрала полуторка, удиравшая от наседавших сзади танков. Один из них, плюнув в полуторку раза два снарядом, резко повернул в сторону окопов роты. Простреливая окопы, танк беспрепятственно примял не одну каску. Мгновенно появились убитые и раненые. Живые спрятали головы от страха, имея только винтовки, бесполезные против танковой брони.
         Вечером вчерашнего дня приезжал на "Эмке" майор из штаба, обещал подбросить бутылок с зажигательной смесью и ящик гранат. Но сегодня не было ни майора, ни спасительных гранат.
         Младший лейтенант очнулся, когда за танком появилась пехота.  Боль притупилась в желудке при виде немецких касок, и он рявкнул:
         -Солдаты, к бою!
         Он поднял пистолет и выстрелил в приближающегося немца, потом ещё в двух. Но в следующий момент что-то тяжёлое ударило по руке, груди и лицу. Пистолет выпал из руки, в глазах потемнело, и Фёдор потерял сознание. Очнулся он опять же от тупой боли во всём теле. Было темно. На зубах скрипел песок, рядом с ним кто-то стонал, звал сестру. Фёдор попытался приподняться и вскрикнул от боли. Сломанная рука отдалась электрическим током в мозгу. Боль в желудке исчезла из организма на долгий отрезок времени.
         Хотелось лишь узнать, что случилось, почему он лежит в траншее, и кто стонет. Осторожно он опёрся здоровой рукой в дно траншеи и, превозмогая боль, поднялся во весь рост. Прямо перед ним, в слабых вспышках далёких взрывов, он различил немецкого солдата, который лежал в неестественной позе. Недалеко от него ещё и ещё тускло поблескивали глубокие каски фашистов. Стоны раненого как-то резко, не закончив слова, прекратились, завершившись звучным всхлипом.
         Фёдор прислушался ещё к шороху  и звяку. К нему кто-то приближался по траншее.
         -Товарищ младший лейтенант! Вы живы? Я взял командование на себя. Извините, что так вышло. Нас тут осталось двое, вместе с вами, конечно.
         -А что с остальными?
         -Тут много наших полегло. Ещё человек двадцать, помнится, живых было. Может, в плен увели?
         -А ты?
         -Так за мёртвого, наверно, приняли. Ранен я сильно.
         -Идти можешь?
         -Из окопа бы выкарабкаться надо.
         Фёдор только сейчас понял весь ужас своего положения. За потерю роты в полном составе никаким способом не отвертеться от военного трибунала. Никакая язва желудка не спасёт. Не было секрета для него в устройстве власти. Читая статьи в газете о шпионах, затесавшихся в руководящие органы от профессоров до генералов и маршалов, додумывал он междустрочные тексты и понимал, что просто шла напряжённая драка за власть. И такую пешку, как он, даже не полковники и генералы сдуют вместо пылинки, а какие-нибудь рядовые сотрудники НКВД под руководством лейтенанта или капитана, изобразив суд.
         Где сейчас штаб Армии, где линия фронта? Бой уже гремел глухо где-то позади, за спиной.
         Боль в груди снова стала нарастать, смешалась с болью в руке. Однако это не мешало Фёдору размышлять. Глаза уже привыкли к полумраку в траншее. Солдат был неказист телом, ранен в голову и, обильно смазанный кровью, выглядел, как нежилец на этом свете.
         "Если умрёт, последний свидетель моей болезни исчезнет, и тогда достанется мне позорная смерть воина, оставшегося в живых при подозрительных обстоятельствах" - подумалось Фёдору. Ему как-то не приходило в голову, что он тоже сильно ранен.
         Он вспомнил, что танки пришли справа и решил идти именно туда, по течению реки на север, где был гром боя менее интенсивный днём. Из окопа он, прижав левую сломанную руку к груди, одним махом выпрыгнул, и на травяном покрове минуту скрежетал зубами. После того, как боль в руке стала притупляться, вытащил раненого сержанта с великой осторожностью, как драгоценный сосуд, удивляясь, что раненый в голову нешуточно не только жив, но ещё и способен идти.
         Превозмогая брезгливость, Фёдор обшарил одного фрица, другого. Набрал несколько плиток шоколада, две банки тушонки, алюминиевую ёмкость со спиртом, аптечку. Затем повесил на грудь и немецкий автомат. Постояв над убитым русским солдатом, стянул с него ремень и слегка пристегнул с его помощью сломанную руку к груди. Потом посмотрел на сержанта, стоявшего столбом и боявшегося, как показалось Фёдору, нечаянно упасть.
         Он подхватил его под руку здоровой рукой и, морщась от боли в сломанной руке, пошёл туда, где вдали чёрной полосой прорисовывался горизонт. К утру они были в лесном массиве, деревья которого росли в болотистой почве. Путь оставался для Фёдора только в партизанский отряд, если, конечно, окружённые и разбитые части  могли сосредоточиться в лесной глубинке и организоваться во что-нибудь подобное.

        глава 4

         В Ижевске жизнь шла в напряжённом ритме. Каждое утро печальный гудок висел над городом, пугая любителей сна. Толпы рабочих втягивались в проходные номерных заводов, и шла незримая война тружеников тыла с жестоким врагом. Изготовлялось самое убойное оружие для армии. Смены рабочих часто удлиннялись до суток. Не всегда сытые заводские рабочие работали до полного истощения. Не выполнить норму значило быть пособником врагу.
         Умирали, конечно, но не так часто и не так много, как на фронте. Были и те, кто спасал свою семью от лишений военного времени охотой и рыбалкой. В таких семьях дети вырастали более здоровыми. Завалить лося, кабана или поймать зайца в петлю было гораздо проще, чем купить в готовом виде на базаре. Хотя на базар это всё и не попадало, а распространялось по родственным связям и близким друзьям.
         Стоило, конечно же, дорого и съедалось всё скрытно. Браконьеров ловили, мясо отбирали, сдавали в столовые, а уж куда это мясо путешествовало дальше, об этом история умалчивает. Ножки и рожки с кишочками, конечно, шли в общественные супы. Дети, не умеющие ловить дичь и рыбу, искали подножный корм у бабуль в огородах и садах, добирались до ближайших колхозов, где уж что-нибудь существенное в желудки попадало обязательно.
         Осень всю молодёжь заставляла мчаться в лес, где и ягод было вдоволь, и грибов достаточно. Но лучшей едой в военное время была картошка. Её садили у дорог на несколько километров вокруг города. Эти участки не были огорожены, хозяева их были безымянными, но воровать, как помнит история, мало кто отваживался. Осенью хозяева тащили богатый урожай на спинах, грузили на массивные тележки. Кто-то ухитрялся нанять лошадь, и уж совсем редко погружалось приличное количество мешков на полуторки и "ЗИСы".
         С картошки да жмыха военное поколение было приземистым, но выносливым. Такой же выносливой была и сама картошка. Её садили не в виде клубней, и даже не в урезанном виде. Садили тонюсенькие очиски, тайно помолясь на малюсенькие иконы. Ждали божьего дарения к осени. И то ли часто поминали всевышнего в годы войны как в тылу, так и на передовой в кромешном аду, картошка давала урожай добрый.

* * *

         Прасковья верила в бога не по писанию, а всей душой. Часто она давала деньги на свечку идущим в единственную церковь и просила помянуть раба божьего Фёдора. Правда, и после получения извещения о без вести пропавшем муже ей долго казалось, что она кощунствует, поминая мужа, возможно, живого. Наверно, поэтому сама она в церковь не ходила, считая, что грех её не будет так велик, когда помянет её Фёдора незнакомая мужу тётка.
         Да и церковь была в городе всего одна, находилась далеко от Колтомы. Остальные были либо превращены в склады либо срезаны вровень с землёй. Только ещё старожилы какое-то время к этим святым пустотам ходили и, оглянувшись по сторонам, спешно осеняли себя крестным знамением.
         Тяжко вздохнув, спешили покинуть осквернённое место. Лекторы старались изощрённой фразеологией увести общество в мир материальный, обещая благоденствие для каждого, кто будет трудиться, не покладая рук, не требуя взамен того, что может снова привести к неравенству в обществе.
         О боге говорилось мало и говорилось, как о древней сказке, которую и детям ни к чему знать.
         Положительного в СССР было, конечно, много. Читали книги все повально, ходили в кино толпой, танцевали, прижавшись разгорячёнными телами друг к другу очень доверительно, пили, пели и дрались. Не до смерти, а так, от избытка чувств. Улицы переполнялись по вечерам звуками гармоник, аккордеонов. Пьяные голоса перекрикивали поющих. А утром мрачные рожи, серые с похмелья, ползли к заводам под жуткие гудки, по которым и определялось время. Наручные часы были величайшей редкостью. Часто с ними с фронта приходили калеки, напивались по случаю встречи с родными, падали где-нибудь у забора. Ворюги без хлопот освобождали их от ежедневной заботы заводить это чудо техники.
         Конечно, были и перегибы, как без них строить Новейшую историю? Она ведь началась не с рождения Христа, а с рождения Владимира Ульянова!
         Срок уж очень короткий, опыта мало и народ, к тому же, не всегда понимал, чего хотят от него Партия и Правительство. Трудились все будто из-под палки, расслаблялись каждую пятницу, субботу, не забывая "лечиться" и  в воскресенье. И самое главное завоевание Октябрьской Революции - получали одинаковую зарплату и трудоголики, и тунеядцы. Трудоголики жили по принципу - быстрее время летит. Тунеядцы жили по принципу - сколько не трудись, денег больше не будет.
                      ..................................................................
         Прасковья была из трудяг, приучала детей не лениться, а учёбу за труд не считала. Наверно, поэтому Петя с годами всё более глупел в учебном процессе, но трудился в домашнем хозяйстве всё усерднее. Коля  жил по принципу тунеядцев, уклонялся от физической работы, но в учёбе проявлял способности неплохие. Неграмотная мать умилялась успехами младшего сына в рисовании, и покупала для хилого телом и духом Коли даже акварельные краски, которые стоили очень дорого. Видно, Прасковья хотела доказать Фёдору, который был против рождения второго ребёнка, что муж был не прав. Она наслушалась об удивительных случаях получения похоронок на живых солдат, продолжала верить, что муж жив. Ведь самой похоронки не было.
         С лёгкой руки матери Коля поверил в своё предназначение, и рисовал с утра до вечера. При этом он стал чудом переползать в следующий класс. Однако ни Прасковье, ни Коле не было известно, что художником стать даже с мастерством было не всегда возможно. Ведь художник был в те годы агитатором за советскую власть! Он должен был иметь незапятнаную репутацию, быть морально устойчивым и верным сыном своей Родины. На художников смотрели. как на богатых людей. Именно это и имела ввиду Прасковья. Она устала жить бедно, и мечтала о времени, когда её надежда, любимый сын станет кормильцем.
         В годы становления пролетарского искусства были развенчаны мастера прошлого, подняты на щит пленерная живопись, когда одним мазком можно было изобразить всю ногу или руку, не говоря уже о бровях портретируемого. Скульптуры рабочего и колхозницы в непотребной робе заслонили шедевры царской монархии. Все эти "голиафы" и "афродиты" советской эпохи заполонили музеи, парки, улицы, включая вождей и членов Правительства, меняющихся по причине возраста.
         Художники, скрупулёзно выписывавшие детали лица, одежды и, конечно же, листочков, травинок, преследовались художниками нового, реалистического искусства и обзывались "фотографами".
         Новизна в искусстве скрывала несостоятельность, проще говоря, бездарность.

        глава 5

         Солдат, раненый в голову, умер, когда они с Фёдором тащились по колено в воде через бесконечное лесистое болото, в первый же день. Если бы не сломанная рука, Фёдор мог бы ещё вынести несчастного сержанта на один из редких сухих бугорков. Но уж так случилось - сержант упал в эту поколенную жижу и захлебнулся мгновенно. Фёдор отчаянно тащил парня или, скорее, труп несколько десятков метров, старательно держа его голову над водой.
         Но это зеркало воды простиралось за все ближние и дальние стволы чахлых осин, лип и редких берёз без признаков травяного покрова! Обессилевшего Фёдора напугал окрик, раздавшийся позади:
         -Стой, солдат, погоди!
         Фёдор от неожиданности разжал пальцы, и тело сержанта с тихим всплеском погрузилось в воду.
         -Э, да ты, никак, мёртвого тащишь? - раздался незлобный голос. Фёдор оглянулся и увидел мужика в утлой плоскодонке.
         -Извиняй, но могу взять только живого, - продолжал мужик, не отводя, между тем, ствол винтовки от направления в сторону Фёдора. Только спустя несколько мгновений до Фёдора дошло, что сержант всё ещё в воде. Он быстро наклонился, схватил солдата за гимнастёрку, потащил на себя. Но тело стало каким-то тяжёлым, неподатливым и никак не хотело отрываться от водной глади.
         -Что я теперь делать-то буду? - вслух пробормотал Фёдор.
         -А ничего! Прыгай в лодку, поплывём дальше, - проговорил мужик. - Места здесь гиблые, неровён час, утонешь и никто не узнает, где могилка твоя! - пошутил лодочник. - Ему ты всё-равно ничем не поможешь. Садись, а то раздумаю!
         -Погоди немного, - попросил Фёдор, и быстро подтащил тело солдата к лодке.
         -Погрузи его, а я пойду следом. Авось, не утону.
         В лодке уже лежали винтовки, за которыми мужик, видно, плавал на место боя. Была тут и немецкая амуниция, и гранаты. Хозяин лодки посмотрел на руку Фёдора, притянутую к груди ремнём, прикинул в уме, что чуть что справится и без винтовки, схватил труп за плечи и заволок в лодку. Потом посмотрел осадку лодки и, крякнув, неуверенно сказал:
         -Ладно уж, чего там, залезай тоже. Как-нибудь доберёмся.
         Добрались они скоро до какого-то партизанского отряда. Вернее, это были жалкие остатки разных полков или рот, может и взводов или группа счастливцев, не попавших в плен к немцам. Странно было их видеть Фёдору, но и этим солдатам младший лейтенант показался тоже странным. Народ был более похож на сбежавших с поля боя, чем на патриотов, готовых грудью постоять за Отчизну.
         -Ну, лейтенант, как командовать  будешь? Руку-то выправлять надо! - сказал мужик, привёзший Фёдора. - У нас тут лекарь только домашний есть. Спирт в рот и никакого наркоза. Автомат тебе пока без надобности. Завтра лечиться будем. А сегодня солдатика похороним. Почестей не будет, патроны беречь надо. Да и стрельба нам теперь не нужна. Отсидеться бы.
         Фёдор с благодарностью принял краюшку хлеба, стакан прокисшего молока. Сам сбросил с плеча вещмешок, который изрядно намок за время путешествия, перед группой солдат. Содержимое хотя и потеряло свой аппетитный вид, но десятку солдат хватило, чтобы "заморить червяка". То ли народ собрался молчаливый, то ли все не отошли от ужаса недавних боёв, пили и жевали молча, не глядя друг другу  в глаза.
         Яму выкопали неглубокую, но всё равно выступила вода. Документы отдали Фёдору, какие были у сержанта, сделали холмик, воткнули колышек, на котором химическим карандашом  начиркали фамилию, зная наверняка, что ненадолго это писание сохранит природа.
         Шалаш был слеплен под руководством мужика, который дал приют Фёдору в плоскодонке. Честно говоря, вызывал он у Фёдора серьёзные опасения. Слишком свободно чувствовал себя этот человек околопенсионного возраста среди вчерашних бойцов Красной Армии. То ли народ подобрался не боевой, и никто не хотел высовываться, то ли сам мужик был из тех коммунистов, которых руководство оставляло для подрывной деятельности в тылу врага. Пока этого Фёдор не почувствовал. Но выбора не было. С такой рукой, кости которой надо было как можно скорее выправлять, недолго было превратиться в инвалида, не то, что воевать.
         Утро не сулило ничего хорошего. Всю ночь ныла рука. Фёдор стал бояться врачебных экзекуций после неудачного падения с лошади на границе, всю ночь не спал. Его обмывало нездоровым потом, хотелось вытереть спину, но любое движение причиняло острую боль.
         Солнечный луч проник во входное отверстие. Народ зашевелился, по одному стали выползать наружу.
         Фёдор, скрипя зубами и постанывая, выкарабкался последним. Мужик уже стоял перед строем солдат с видом заправского командира. На ромбики отличия Фёдора не обращал никакого внимания. Чувствовалось, что он и собрал всю эту компанию с определённой целью, о которой и собирался сообщить именно в этот момент.
         -Ну, боевая дружина, слушай сюда! Кроме лейтенанта здесь больших нет, да и тот не в рабочем состоянии. Идём сейчас в деревню, тут недалеко. Лейтенанта оставим лекарю, остальные добывают харчи, кто как умееет, по избам и собираемся у околицы.  Немцев тут ранним утром не ожидается, но глядеть должны в оба! Ну, вперёд, орлы!
         Мужик, так и не представившись, не задав никому из солдат вопроса, пошёл по лесу уверенно маршрутом, ему не со вчерашнего дня знакомым. Скоро лес стал погуще, почва под ногами обрела твёрдость, да и тропинка появилась утоптанная.
         Через четверть часа появились крыши изб, частично тесовые, но большей частью покрытые соломой. Ещё минут через десять группа солдат, обойдя ложбину с небольшим прудом, подкралась к крайней избе.
         -Здесь лекарь наш живёт, - обратился мужик к Фёдору, - ступай к нему, не бойся. У него все лечатся, так что не ты первый будешь. Да ты иди, чего встал? Я подожду. А вы, парни, вперёд! А то жрать сегодня и завтра будет нечего!
         Фёдор шагнул к калитке, подёргал, открыл и вошёл во двор. На крыльцо вышел бородатый дед, седой, низкорослый, согнутый временем, но с моложавой улыбкой на лице.
         -Никак, ко мне пожаловал, мил человек? Заходи, заходи! С бедой, я вижу, своей забрёл?
         Сейчас мы быстро беду твою отгоним, ещё повоюешь, командир! Вот только фуражку-то надо бы на гражданку поменять. Да и знаки отличия спороть бы от греха подальше. Немец-то больно лютует, когда командиров видит. Он, видишь ли, в каждом из вас коммунистов чует!
         -А что, здесь они тоже есть? - растерялся Фёдор.
         -Есть-то есть, но как бы и нет. Понимаешь, наездом они, на мотоциклетках примчатся, посмотрят и назад! Если кого увидят, подстрелят под настроение или с собой заберут. Смотря как оценят на первый взгляд. Ну, давай, посмотрим, что с рукой-то делать будем.
         Дед достал ножницы для стрижки овец, уверенно разрезал рукав гимнастёрки. Опухшую и посиневшую в области перелома руку осмотрел не спеша.
         -Ладно, идём в горницу, лечь тебе надо, а то упадёшь невзначай, и станет ещё хуже.
         Когда Фёдор устроился на старинной, с кованными спинками, кровати, дед принёс ковш воды и предложил выпить до дна.
         -Это чтобы гангрены какой-нибудь не получилось, - объяснил он. - Не нравится мне эта синь.
         Фёдор, уже дрожавший от ожидания непредсказуемой новой боли, вспотевший насквозь от обычного человеческого страха в ожидании неизбежной операции, понюхал воду и удовлетворённо крякнул. На него пахнуло крепким запахом самогона. Вылив содержимое ковшика в своё горло, Фёдор "поплыл" основательно. Страх улетучился уже через две минуты, боль притупилась, даже захотелось спать.
         Его уже не пугало, что после такого возлияния он будет завтра страдать от боли в желудке, которая наверняка будет слабее и не так мучительна, когда и рука будет ныть постоянно.
         Дед принёс две половинки липовой коры, наложил их с двух сторон на руку и стянул мочалом довольно крепко. Искры из глаз Фёдора не посыпались, но зубами он поскрипел не одну минуту, это время ему показалось вечностью. То ли самогон с потом испарился из  него, то ли ещё какая-то жидкость пошла не в то место, но всё нижнее бельё стало мокрым.
         -Ты, мил человек, полежи маленько, а я погутарю с твоим провожатым, - сказал дед и вышел. Фёдор медленно приходил в себя. Самогон постепенно вернул состояние сонливости, в голове стало шуметь. Рука, привязанная дедом к шее, укреплённая не гипсом, а обычной корой, неожиданно перестала беспокоить и он заснул, совершенно забыв об опасности.

        глава 6

         Почему-то именно с неприятия бога началась эта "новейшая" история Советской империи. Для стариков и старух была оставлена единственная церковь с кладбищем умерших до этой расписанной в цвета радуги эпохи.
         Всё, что блестело и раздражало новую власть, было снято и заменено крашеным в тусклые цвета, чтобы "опиум для народа" не вводил этот самый народ в искушение посещать пристанища поповской проповеди вместо дворцов и клубов, в которых агитаторы с красными книжечками у сердца живописали о подвигах советского народа и будущей жизни при коммунизме.
         Постройки двадцатых и тридцатых годов ещё как-то сохраняли лепнину и даже кое-где власть дозволяла архитекторам проектировать здания с колоннами. Но, совершенно загадочно страна, в которой ни один правитель не смог бы в течение своей жизни посетить хотя бы все города этой самой многонациональной страны, стала беднеть, несмотря на подвиги Стаханова, Чкалова и многих других безымянных героев труда.
         Постепенно заменялись священники на верных делу Ленина-Сталина слуг. Кавалеры Георгиевских крестов не были в чести, и носить награды для них было так же опасно, как школьнику на уроке русского языка сказать громко, что бог есть. Само засилие псевдонимов в фамилиях руководителей страны наводило на мысль, что никак группировка, взявшая власть
         в свои руки, хочет скрыть своё тёмное прошлое!
         Само слово - ссылка вдруг стало иметь значение - подвиг! Эти псевдонимы, заработанные в революционной деятельности, придуманные на "досуге", легко запоминались и неплохо звучали. История сочинялась на ходу и, несмотря на младенческий возраст, её незамедлительно стали изучать на Рабфаке и Народных Университетах.

 * * *

         Прасковья была из крестьян, ничем не отличалась от голытьбы, став такой именно благодаря Революции. Но на Рабфак поступила легко. Не имея особых способностей, которые проявляются чаще всего в раннем детстве, с трудом освоила письменность. И в Большевистскую Партию заявление написала сразу, как только смогла различать буквы. Наверно, её биография зазвучала бы иначе, если бы не подвиг Егоровны, её матери, уклонившейся от вступления в колхоз. Целый год Прасковья добивалась авторитета кандидатом в члены ВКП(б), но замужество всё испортило.
         Фёдор Лубин, муж её, оказался сыном бывшего унтер-офицера в отставке, жившего в Сарапуле. Отказали ей не в грубой форме, но дали понять, что родня слишком близкая, да и мать её тоже женщина несознательная, тянущая дело коллективизации назад. Но учли деловую хватку в НКВД, предложив нелегально сотрудничать, тем более, что и Фёдор пытался заслужить доверие новой власти, всячески демонстрируя равнодушие к отцу и матери. Он и женился на Прасковье, чтобы не выделяться своим привилигированным происхождением. По причине множества ошибок в самом заявлении Прасковьи это тоже повлияло на отрицательный результат.
         Она так и не научилась разбираться в сложностях правил русского языка. В суффиксах и приставках блуждали и сами учителя, окончившие три класса церковно-приходской школы.
         Грамота на минимальном уровне всё же Партии требовалась. Иначе как член Партии мог бы изучать пятьдесят шесть томов Владимира Ульянова?
         Как ни билась Прасковья в годы войны, растить двух малышей становилось всё труднее. В завод её не взяли по причине инвалидности. Она видела только одним глазом. История произошла в возрасте семи лет. Глаз стал покрываться бельмом после попадания в глаз соринки. Прасковья тёрла глаз грязной ладошкой, занесла инфекцию. Деревенский лекарь из народа засыпал в глаз толчёный сахар. Глаз хорошо продрало, бельмо исчезло, но зрение на этот глаз стало равно нулю.
         Ходила Прасковья в Военкомат, где пыталась выяснить, что означают слова "пропал без вести", добивалась помощи в Райсобесе. Но чаще ездила в деревню Гольяны и везла от Егоровны продукты.
         В артели "Труженик", в которой работал Фёдор до войны, она тоже побывала не раз. Помощь была всегда одноразовой или она видела одним глазом две разведённые руки. Жест был всегда понятен.
         Однажды в сапожной артели Прасковья и увидела пожилого маленького Николаича, который пришёл с фронта в январе сорок четвёртого года после списания по причине ранения в живот.
         Пуля застряла в позвоночнике, пробив всю брюшную полость. Конечно, в сравнении с Фёдором - не орёл, даже вообще не герой, к тому же, умевший подшивать только валенки.
         Но для конца сорок четвёртого года спрос и на него был, так что с двумя детьми козырять своей внешностью не приходилось.
         Новый жилец в небольшом домике согласился на звание квартиранта. На самом деле, так оно и было. На любовные игры рассчитывать не приходилось. Постоянно Прасковья стирала полоски тряпок из простыней, заменявшие бинт. Рана не заживала, потому что пуля из позвоночника не спешила высвободиться, но гной  приходилось вытягивать жгутом и постоянно перевязывать живот. Николаич терпеливо переносил это неудобство, ждал улучшения, ходил к врачу и возвращался повеселевший.
         Валенки Николаич подшивал исправно, брал немного с тех, кто не хотел черпать пятками снег и делился с Прасковьей выручкой без навара для себя. Когда клиент оказывался достаточно щедр или боль в животе притуплялась, Николаич брал в руки балалайку. Коля прриходил в восторг от весёлых мелодий, звучно отдававшихся в его сердце, и Николаич уже не казался сердитым или грозным. По возрасту повоевав в обозе, Николаич схлопотал шальную пулю, которая потеряла убойную силу. Вот почему позвоночник его пострадал не настолько, чтобы Николаич стал полным инвалидом. Но маленькую пенсию бывший подвозчик снарядов получал.
         Прасковья пережила тяжкое военное время стоически. После окончания войны бесчисленные походы в Военкомат и Комиссариат дали плоды. Фёдор был признан пропавшим без вести окончательно. Правда, полковник беседовал с нею, не глядя в глаза, объяснил весьма туманно обстановку в том районе боёв, нажимая на возможность гибели в болотах под Великими Луками. Торжественным тоном он заверил, что дети не несут ответственности за те или иные неправильные действия родителей.
         Прасковья чувствовала какую-то недосказанность в тоне военного начальника, и сердце её сжимала неясная тревога, которая не давала поверить в смерть мужа. В общем, пенсия была назначена на детей не такая, чтобы можно было ею заполнить брешь в семейном бюджете, но жить стало легче. Годы после войны превратились в период ожидания чуда, и это ожидание после победной эйфории было даже приятнее ожидания победы здесь, в тылу, даже не испытавшем, что такое - бомбёжка.
         Все думали, что ну вот уж завтра-то будет, наконец, лучше, чем сегодня! Дни шли и шли годы, а лучше наступало медленнее, чем рассвет утром в зимнее время. Трудились, конечно, на благо Родины усердно, расслаблялись до потери здоровья, дечились и опять трудились.
         Прасковья приучала детей тому, что умела сама. А умела она выполнять сплошь мужскую работу, от выполнения которой усердно уклонялся Коля, не вынося тяжёлой физической нагрузки. Всё свободное время от учёбы он уделял чтению книг.
          Учёба в первом классе началась неудачно для малорослого, худосочного мальчишки. На уроке рисования Коля сидел рядом с мальчиком, который надумал срисовать из букваря портрет Сталина. Получился очень смешной, похожий на ёжика, рисунок, над которым Коля смеялся так заливисто, что подошла учительница. Рисунок на Вождя страны походил только усами. Но букварь мальчика был раскрыт на странице с изображением Сталина. С Прасковьей была проведена беседа, и она просто заперла сына от греха подальше в доме до самой зимы.
         Только на следующий год и уже в другой школе Коля проявлял свои способности, но портрет Сталина прикрывал ладошкой или промокашкой, чтобы не засмеяться невзначай.
         Мало поучившаяся мать умилялась успехами младшего сына в рисовании. Ужимая бюджет семьи, покупала книги, альбомы, краски и кисточки. Видя, как легко у Коли всё получалось на бумаге, Прасковье труд художника казался лёгким заработком денег в будущем для сына.
         Успехи в рисовании в школе Колю автоматически продвинули к созданию стенгазеты. Труд этот был просто неблагодарный. Он отнимал много времени, отчего к урокам подготовиться не всегда удавалось. Сыпались тройки и даже двойки. Учителям было необходимо, чтобы стенгазета регулярно менялась, хотя на неё смотрели только минут двадцать, после чего она недели две висела вместо обоев. Коле было обидно, что его труд никак не влиял на его успеваемость в положительную сторону.
         Избавиться же от этой нагрузки было невозможно. Многие ученики просто скрывали, что они тоже хорошо рисуют. Учителя часто повторяли, что советский пионер должен проявлять скромность. Эта скромность требовала от Коли не зазнаваться, что он и старался делать, не показывая свои рисунки, которые рисовал сначала в Доме пионеров, потом во Дворце Культуры.
         Скоро жить стало намного тяжелее, несмотря на детскую пенсию. Николаич заразился жадностью Прасковьи, и повторил её подвиг с проклятыми спичками, которые облегчали быт советских обывателей. Скатался он в эту, манящую всех спекулянтов, Казань. Всё бы закончилось благополучно. Да чемодан был старый, замок был сломан ещё на передовой, а верёвка, которой был опоясан чемодан, порвалась. Всё содержимое рассыпалось по улице Максима Горького прямо к ногам милиционера.
         Три полных года дали бывшему тыловому воину, не посмотрев на ранение. Сидеть далеко не послали, где-то около столицы Удмуртии пристроили ремонтировать валенки заключённым.
         Прасковья тотчас же открестилась от этого знакомства. Запятнать свою биографию не пожелала, оберегая звание вдовы воина, пропавшего без вести в партизанском отряде. Для её детей было не безразлично, кто мог жить в одном с ними доме. НКВД отслеживал дальнейшую жизнь бывших заключённых  и их родственников. Николаич особых претензий предъявлять не стал, тем более, что найти кров у какой-нибудь не щепетильной вдовы проблем для мужика в послевоенные годы не составляло.
         Но Прасковья не только ошибалась в попытке оградить себя и детей от подозрений в связях с Николаичем. Служба НКВД работала днём и ночью. Старательные поиски неблагонадёжных никогда не заканчивались безрезультатно. Сами находясь под перекрёстной слежкой, солдаты и офицеры боялись друг друга и азартно доказывали службой верность Отечеству.
         Прасковья уже была в чёрном списке. Её муж Фёдор был не просто в числе пропавших без вести. По приказу И.В.Сталина он входил в число изменников Родины.
         Сама Прасковья, конечно, об этом догадывалась и поэтому усердствовала в сотрудничестве с НКВД. Её сигналы по поводу какой-нибудь зазевавшейся работницы проверялись с азартом, но кроме глупости обнаружить ничего не удавалось. Просто Прасковья не в состоянии была обнаружить сколько-нибудь значимого "врага народа", так как была  в должности незначительной из-за чудовищного количества ошибок при письме. А ведь допущенные ошибки при написании фамилии и имени подозреваемого лица сразу лишали документ достоверности.
         Когда капитану Жогину надоело получать осуждение начальства за кляузы Прасковьи, он надумал выдать её замуж за бывшего сотрудника НКВД Алексея Ч. Этот сотрудник заполнял в застенках НКВД журнал довольно своеобразным почерком, но без ошибок. Однако однажды вместо абревиатуры - ВМН написал ВММ. Начальство расценило это не как ошибку, а как откровенное издевательство над приговором, который был совсем не безобидным. Алексей Ч. пошёл под пытки. Бывший недавно ещё другом сотрудник поломал ему пальцы, дубинкой отбил спину, нарушив её чувствительность, и прекратил экзекуцию, когда Алексей Ч. признал себя английским шпионом, получившим задание Высшую меру наказания записывать как - Высшая Мера Молчания. Алексея Ч. спасла, скорее всего, начитанность, подсказавшая правильное объяснение непредвиденной ошибки, которую кто-то расшифровал начальству как - Высшая Мера Мучений.
         Начальство спохватилось почти во-время. Разница оказалась по значению незначительной. Алексея Ч. отправили в больницу залечивать спину и вправлять назад пальцы. С работы, конечно, сняли. Грамотный Алексей Ч. устроился работать в Книготорг и проявил себя в должности товароведа, распространявшего литературу по книжным магазинам и библиотекам.
         Вот этот Алексей Ч. и явился в домик на холме Колтомы на закате Сталинского царствования. Позже он вечно жаловался на боль а руках, причиной считал костоед, но никогда не пытался объяснять нечувствительность  спины. Привычку заполнять красивым почерком журнал, приобретённую в штабе НКВД, забыть не смог и стал вести личный инвентарный журнал, ставя номер в каждой новой купленной книжке.
         Алексей Ч. много лет носил старую офицерскую шинель и фуражку, в каких осенью и весной ходили работники спецслужб. За бедность Прасковья площадно материла дядю Лёшу, считая, что книгой сыт не будешь. Однако Коля пристрастился к повальному чтению тех книг, которые дядя Лёша приносил для своего чтения. Чтение книг было сродни наркотику, уводило из реальной жизни. Учёба уходила на задний план.
         Двойки постоянно приходилось исправлять. Книги мешали учиться. Коля стал переползать из класса в класс уже чудом. Книги рождали фантазии на тему любви. Поиски Дульсинеи Тобосской продолжались в родном классе. На уроках он тайно любовался то той девочкой, то этой. Любовь менялась после описания новой героини приключенческого романа Майна Рида, Жюль Верна. "Декамерон" и "Тысяча и одна ночь" превратили всю жизнь Коли в любовные страдания.
         Смерть Сталина Коля встретил спокойно. Дядя Лёша проливал крокодиловы слёзы и причитал: -- Как теперь жить будем?
         -Да как жили, так и будем жить! - улыбаясь, успокоил двенадцатилетний Коля и дядю Лёшу и мать. Петя ненавидел дядю Лёшу, молчал постоянно или что-то делал в огороде. Его домашнее трудолюбие переходило все нормы, учитывая возраст.

        глава 7

         Тяжёлая поступь подкованных сапог, угрожающе приближающаяся к кровати, разбудила Фёдора. Он мог бы ещё вскочить с той спортивной подвижностью, которая выработалась у него в годы службы на границе, но рука приковала его к той позе, в которой было легче терпеть проснувшуюся ноющую боль, подобную зубной. Он ждал своей участи, надеясь на благоприятный исход, как ждёт зверь в клетке, оскалясь, но бессильный против судьбы.
         Предчувствие не обмануло его. В комнату вошли два немца в мешковатой амуниции, держа в руках наизготовку револьвер и винтовку.
         -Ну. как дела, командир? - смеясь, спросил на чистом русском языке чернявый. - Извини, но отлёживаться будешь в другом месте. Здесь скоро немцы появятся. Видишь, двоих раздели!
         Жалко, учили  в школе только русский язык, кроме "хенде хох" ни бельмеса не понимаем.
         А то напугали бы до потери штанов! А, командир?
         Фёдор напряжённо всматривался в лица русскоговорящих немцев. Чьи-то очень знакомые физиономии ему напоминала эта парочка, но немецкая форма сразу приводила его в напряг, и он не знал, то ли улыбаться в ответ, то ли ждать каких-нибудь неожиданностей, не предвещавших ничего хорошего. Лицо чернявого ему казалось более знакомым, но он никак не мог вспомнить, где именно мог его  видеть.
         К приходу гостей он уже успел спрятать фуражку под кроватью, прикрыть одеялом себя до подбородка, но из-за отсутствия возможности защищаться уверенность покинула его окончательно. Его вдруг охватило страстное желание жить, и он почувствовал, что теряет контроль над своей волей, что сейчас, именно сейчас он решится на всё, что ему ни прикажут эти два самодовольных типа! В их руках теперь его живая плоть, его мозг с судорожными мыслями, его сердце, которое было смелым там, среди солдат на передовой, а здесь застучало с заячьей быстротой.
         -Вы... кто? - почти прохрипел он, едва держа себя  в руках.
         -Не узнал? - сердито спросил рыжий, сверля глазами Фёдора. - Погубил всю роту! Что, надеешься, что встанем по стойке смирно и опять будем ждать, когда ты нас в атаку поведёшь? А куда? Кругом - болото! И немцы! А советская власть удрала!
         -Да тише ты! - остановил разошедшегося напарника чернявый, - не видишь, командир страдает. Вставай, старшой, пора идти.
         Фёдор кое-как поднялся с кровати, надел гражданскую фуражку, подаренную лекарем, не пытаясь достать из-под кровати офицерскую. Простая фуражка придала ему больше уверенности, и он удивился в душе только что пережитому страху. "Наверно, так вот недолго и стать предателем", - подумал он про себя, с сожалением покидая избу, такую уютную после прогулки по болоту. Они прошли всего метров триста. Вся разношёрстная группа собралась в густом островке леса. Здесь был и мужик, хозяин плоскодонки, и лекарь. Некоторые солдаты щеголяли в резиновых сапогах, оставшихся в семьях солдатских матерей и жён. Почти все были нагружены пухлыми мешками, мелким скарбом. Два "немца" с винтовкой и револьвером напугали не одного Фёдора.
         Только русская речь спасла группу от губительной перестрелки, но матерились за испуг долго.
         -Ну, пора, товарищи, познакомиться, - сказал мужик с плоскодонки. - Я являюсь старостой этой деревни. Эти двое, - указал он на двух "немцев", - полицаи. Задание дано нам не простое. Называется это задание - "выжженная земля"! Мы должны поголовно включить население, оказавшееся под немцем, в борьбу с врагом партизанскими методами. Желающих дружить с немецкими захватчиками, беспощадно уничтожать!
         -Мы что, тоже должны стать полицаями? - спросил Фёдор, пытаясь определить своё место в этой группе молчаливых окруженцев.
         -Сегодня мы уже столкнулись с нежеланием многих помогать нам, -
         многозначительно поднял правую руку староста. - Нам пришлось отнимать хлеб, мясо, муку и одежду в нескольких домах. Я, конечно, бывший председатель колхоза, и многие односельчане имеют зуб на меня, но вы - бойцы Красной Армии, и если они не желают оказывать помощь вам, значит, они - тоже враги!
         Все выжидающе молчали. Фёдор чувствовал себя в этом обществе двуссмысленно. Он вообще  не понимал, как себя вести, хорошо уяснив ещё в мирное время деятельность весьма мрачную НКВД. Эта потеря целой роты, из которой двое - Рыжий и Чернявый, очевидно, не просто сдались, а сразу стали сотрудничать с немцами, ставила его в один ряд с "врагами народа". И какой бы он подвиг ни совершил здесь, за линией фронта, едва ли кто оценит это там, в Штабе Армии, где уже на карте полковники начертили новую линию обороны, которая стала ещё ближе к Москве.
         Конечно, не только его рота была виновна в том, что танки прошли сквозь её ряды, будто её и не было. Тыловые части были отрезаны обходным маневром танков, а самолёты разбомбили мост через реку Ловать. Но кто там, в Кремле, будет в этом разбираться?
         -Ладно, пошли! - сказал староста, - тут недалеко  есть охотничий домик, в нём и заночуем. А ты, Лейтенант, с рукой не шути, нужен ещё будешь. Иди с лекарем, лечись.
         Гурьбой солдаты безропотно зашагали за полицаями и старостой. Лекарь смотрел им вслед, пока они не скрылись за стволами берёз, осин и лип. Потом повернулся к Фёдору.
         -Ну, пошли и мы!
         Они вернулись в избу. Дед опять принёс ковш самогона, подал Фёдору, подождал, пока тот не проглотил всё до дна. Закусили из того, что у деда в запасе было. Лекарь подождал, пока Фёдор расположился на кровати, склонился над ним.
         -Тут вот какое дело. Я, конечно, не такой старый, как тебе может показаться. В общем, мы тут все - заложники. Всем нам надо держаться вместе. Но надо, чтобы нами руководил человек, знающий военное дело.
         Лекарь испытующе посмотрел в глаза Фёдору. Улыбчивость лица его исчезла, появился какой-то хищный блеск в глазах, и он продолжил:
         -Не такой,  чтобы очень великий, ну, лейтенант для нас подходит, вроде тебя.
         -Да я ведь - младший лейтенант, - попытался поправить лекаря Фёдор.
         -Да кто ж будет такое длинное звание-то в лесу произносить! - засмеялся натянуто лекарь. - Не успеешь опомниться, как и в капитаны произведём! Ещё короче будет звучать. Воевать без шума не получится, потому как жрать хочется каждый день. Район у нас тут бедный, сам видишь - болото. Здесь что ни семья, отдавать нам что-нибудь мало кто хочет. Так что мародёрничать-то придётся. Что - немцы, что - мы для некоторых здесь - одно и то же. А идти искать счастье за линией фронта, чтобы опять вдруг попасть в окружение из-за отсутствия патронов смысла  вам нет!
         Лекарь почему-то посмотрел в окно, будто пытался увидеть скрвышихся за деревьями солдат, и закончил:
         -Так что, как выздоровеешь, руководи, как знающий военное ремесло. А уж я постараюсь.
         Наверно, надо было как-то ответить этому скользкому типу, может быть, прикрикнуть, напомнить, что они всё ещё - советские люди, а не какие-нибудь бандиты. Фёдор был уверен, что СССР непременно победит зарвавшихся фашистов. Но эта уверенность была в то время, когда болел только желудок. Теперь же он ждал, когда ноющая боль в переломе начнёт затухать. С рукой, зажатой в липовой коре, патриотизм его дал серьёзную трещину. Хотелось материться громко и безнадёжно ещё и потому, что обратной дороги в воинскую часть, которая неизвестно сейчас где, просто нет!
         Да и срастаться перелом будет не одну неделю, и правильно ли срастётся. Морщась от боли при попытке сменить позу, Фёдор уже  не думал о предложении лекаря, как о чём-то серьёзном. Его нисколько не радовало повышение по службе. Даже смеяться по поводу легко заработанного ромбика на петлицу в голову не приходило. Наверно, правильно было затаиться и действовать по обстоятельствам, пока же надо было дольше жаловаться на боль в руке, и бежать от этих горе-партизан.

        глава 8

         Друзья появились как-то неожиданно. Однажды в эту улицу забрёл Славка. Коля играл с соседским мальчиком Юрой в городки. Фигуры неохотно вылетали из очерченного квадрата. Палки были разной длины и совсем различного веса. Попасть было мудрено. Славка был плотоно сбит, достаточно силён и стал вышибать не не только "пушки" и "колодец" с завидной точностью, но и "запечатанное письмо". Дружба с ним укрепилась и с помощью игры в домино.
         Когда играли у Славки в доме, его мать, с вечно недовольным выражением на лице, кричала Славке прямо с первого этажа сходить за водой или за хлебом. И когда какой-то тенор заливался из чёрной тарелки на стене - "то ли луковица, то ли репка, то ль забыла, то ли любит крепко!" - Коле хотелось дослушать любимую песню, но никогда это не удавалось. Коля уже знал - семья Славки готовится обедать или ужинать.
         В это же время на улице стал кататься нескладно скроёный мальчишка на подростковом велосипеде. К тому времени, когда Коле исполнилось четырнадцать лет, он уже умел кататься. В пионерском лагере посёлка Пычас неизвестно каким чудом оказались два подростковых велосипеда. В очередь стояли всего несколько ребят из обеспеченных семей. А кто не умел кататься, сидели на скамейке и с завистью поглядывали на мчавшихся по кругу небольшого стадиона.
         Коля улучил момент, когда многим ребятам наскучило и кататься, и смотреть на катающихся. Он взял велосипед, залез на него верхом, поставил одну ногу на педаль и оттолкнулся другой ногой. То ли он долго наблюдал за катающимися, то ли вестибулярный аппарат его был идеально настроен, но он сумел проехать почти два метра. Постепенно он научился и вторую ногу ставить на педаль, а там и педали закрутил. За  оставшиеся две недели отдыха в пионерском лагере велосипед полностью подчинился его стараниям.
         Витька понравился своей щедростью. Коля первым прокатился на новеньком велосипеде. Новый друг незамедлительно стал учить его игре в шахматы. Удивительная игра привлекла Колю непредсказуемостью результата. Учёба стала хромать на две ноги. Рисование в ИЗОстудии, шахматы и уличные игры отнимали так  много сил и времени, что было удивительно, как удавалось Коле по геометрии, алгебре и физике зарабатывать неустойчивые тройки.
         Позже и остальные предметы стали из двоек и четвёрок иметь среднеарифметические цифры.
         Седьмой класс в школе номер 16 был последним. Сама школа была деревянной, достаточно просторной, чтобы  в каждом  классе потели сорок детишек в две смены. Директор школы пережила блокаду в Ленинграде, привезла с собой техничку, сухопарую, крикливую, вечно недовольную быстро носившейся во время перемен оравой учеников.
         Высокопарные выступления директора школы всегда заканчивались просьбой сочувственно относиться к труду уборщицы Кати,  которая едва не померла с голоду в городе Ленина. Она так и называла Ленинград городом Ленина. Слово "голод", конечно, понимали все. Но тётя Катя продолжала орать изо дня в день, отчего большая половина учеников город Ленина никак не связывала с мощным гоолосом высокой старой технички.
         Школа номер шестнадцать была просто набита детдомовцами. Это было время многих погибших отцов. Почему у этих детей не было и матерей, Коле было непонятно. Ведь у него мама была.
         У многих учеников были и мамы и папы. Папины дети были прилично одеты, выглядели самостоятельными и здоровыми. Они же и учились вполне прилично.
         За время учёбы в деревянной школе Коля обнаружил, что некоторые ученики скрывали, что хорошо рисуют.
         В большом классном коллективе успехи у всех, конечно, были разными.
         В седьмом классе учиться стало легче. То ли ученики повзрослели, то ли повлияло, что Колю выбрали главным редактором общешкольной стенной газеты, но обижать его перестали.
         Дядя Лёша незаметно вписался в родственники, стал реже ходить домой к своим более взрослым детям. Прасковья стала меньше материться, потому что стала окультуриваться рядом с совершенно не ругающимся "интеллигентом в подштанниках."
         Петя продолжал ненавидеть дядю Лёшу. Вообще Петя становился уже совершенно нетерпим и для Коли. Вероятно, дыухнедельная кома не отразилась положительно на его мозгу. Если Коля учился плохо из-за разбрызгивания своих умственных усилий на разные виды творчества, то Петя тратил все лучшие силы молодости на помощь Прасковье в огороде, носил воду, ходил в магазин за продуктами, а вот уроки выполнять ленился подозрительно старательно.
         Всплывала пословица - "в семье - не без урода".
         Но пора вернуться к друзьям Коли. Витя был сыном Главного химика завода по выплавке стали, был прилично обеспечен и часто приглашал Колю к себе в гости поиграть в шахматы. При этом он неизменно выигрывал. Родители, видя, как гость переживает, приглашали его к столу и смягчали огорчение манной кашей, вкусной и питательной, по их мнению. Коля наедался так, что готов был проигрывать в шахматы в любой день, не огорчаясь.
         Но, как говорится, благодарность имеет свои границы. Дядя Лёша принёс Коле книжку по теории шахмат, и Витя стал постепенно терять своё преимущество. Но это происходить стало много позже. Всё же Витя воспитывался в интеллигентной семье, и Коле надо было подниматься над тем уровнем вахлачной жизни, из которой обычно обитатели шли в заводскую проходную и трудились до пенсии у станка токарного, фрезерного, у напильника и отвёртки.
         И это был лучший вариант. Обычно же, дело заканчивалось трудом грузчика, такелажника или сантехника. Коле хотелось стать художником, и в этом его желании Прасковья была первой помощницей. Правда, тройки в дневнике угрожали не сбыться этой мечте. На такие же отметки учился и Славка. Отец у него был шлифовщик. В заводе был награждён орденом Ленина, считался работником положительным. В разговоре был скуп на слова, как и сам Славка.
         Витя и Славка учились в одном классе на год позже Коли. Но Витя учился легко и успешно.
         Витя был не только умнее и Коли и Славки, но он ещё и слушал голос Америки, так как у них в доме был крутой радиоприёмник. Прасковья уважала Славку и с подозрением относилась к Вите. Сама мать Коли тянулась больше к простым людям, которые выглядели, как раскрытая книга.
         Витя имел взгляд скептический, при этом у него губы поворачивались не в открытую улыбку, а саркастическую. На мать Коли Витя смотрел так же, как на свою маму. Но мама Вити была с высшим образованием и любой взгляд сына воспринимала с высоты своего развития. А вот мама Коли эту саркастическую улыбку Вити воспринимала, как издёвку над её необразованностью.
         Конечно, ради сына, который больше  общался с Витей, Прасковья терпела его, как необходимое зло. Для Коли Витя был настояшим "Клондайком". Золота, конечно, не было, но изредка поедание каши в доме Вити укрепляло хилый организм Коли. У Славки Коле ничего не перепадало.
         Когда Коля вызывал Славку выйти, тот выглядывал в окно и предлагал придти часа через два.
         И хотя Коля знал, что отец Славки пропадает на пруду, занимаясь рыбной ловлей, попробовать рыбки Коле не довелось у Славки ни разу.

        глава 9

         Самолёт прилетел ночью. Гаврилыч, бывший председатель колхоза, тот самый лодочник, что помог Фёдору перейти болотистую местность - староста, избранный немецким офицером "совершенно случайно", передал солдатам приказ через лекаря разжечь костры в виде квадрата на вместительной полянке. Два парашютиста приземлились в лесу, и было большой удачей для них не повиснуть на ветвях деревьев.
         Фёдору показалось странным, что не раздавались выстрелы, и самолёт пролетел над домом, в котором он лежал в этот момент не в состоянии заснуть от всё более усиливавшейся боли в руке, в сторону запада. Обоих парашютистов солдаты нашли только утром. Как успел рассказать позже лекарь, немцы тоже с рассвета начали поисковый рейд, приехав на мотоциклах с пулемётами. За селом они рассредоточились и цепью пошли в лесу. Вслед за ними приползли два грузовика, из них высыпали два десятка немцев с автоматами, которые зашагали вслед ушедшим.
         Выловили всех - и солдат, сбежавших с поля  боя, и парашютистов.
         Фёдор, находившийся в неопределённоЙ ситуации в доме лекаря, даже не пытался бежать. Рука, зажатая в коре липы, срастаться упорно не хотела, потому что, видно, перелом от попадания немецкой пули был сложным.
         Немцы зашли в дом лекаря на обратном пути. Офицер стоял молча посреди комнаты, а лекарь в угодливом поклоне частил слова, которые, при его неожиданном заикании едва ли доходили до немца. Наблюдая испуг лекаря, Фёдор сел на кровати, ожидая неминуемых избиений, готовый принять смерть в любом её варианте. Как ни странно, настоящего немецкого офицера он не испугался. Ему просто казалось, что офицер не опустится до кулачной драки, просто распорядится расстрелять и всё.
         Сама пуля, летящая в направлении к его телу, не видна, и поэтому до последней минуты такая смерть не ожидаема, отчего она неизмеримо легче убийства ножом, повешением или в результате многочисленных избиений. С гимнастёрки отличительные знаки офицера лекарь с молчаливого согласия Фёдора срезал, но следы не очень чётко всё же читались, отчего лекарь заикался в неподдельном страхе.
         -Коммунист? - коротко пролаял офицер, тыча пальцем в грудь Фёдора.
         -Нет, - равнодушным тоном ответил Фёдор. Это было правдой, и мелькнула надежда на спасение от слишком быстрого конца его недолгого путешествия по занятой врагом территории России.
         Он вспомнил за минуту раздумья немца всю свою короткую жизнь до  советской власти, когда мальчишкой помогал отцу делать мебель с выкрутасами для многочисленных заказчиков в том большом доме на центральной улице их маленького купеческого городка. Вспомнил, как учился в церковно-приходской школе, как отец строил планы отправить его в Москву учиться на художника. Революция поломала все планы, заставила приспосабливаться к новой власти, ругать отца в кругу неотёсанных сапожников. Не только сапожное дело отвело от него неприязнь новой власти, но и быстрая женитьба на неграмотной Прасковье из деревни сгладила его биографию.
         Отец, конечно, был всего унтер-офицером в отставке, но слово "офицер" поднимало его отца в разряд ненавистных белогвардейцев. Самого Ивана Семёновича спасло от преследования мастерство столяра-краснодеревщика. Слишком мало было мастеров в городе такого уровня, а мебель была нужна любой власти.
         Большой дом отец Фёдора во-время продал по частям. Семья переехала в скромный домик на окраине, который и не выпячивался в те годы, когда происходила крутая чистка рядов советских людей.
         Мысли исчезли сгновенно от следующего окрика:
         -Офицер? - рявкнул немец, обратив внимание на забинтованную руку на привязи и вьющиеся волосы на голове.
         -Нет-нет, господин генерал! Он просто лечится! Сломал руку! Упал и сломал! - забыв заикаться, проговорил одним духом лекарь.
         -Гут, - успокоился немец, - забрать тоже. В регистратуре проверить.
         Русскоязычный немецкий офицер обеспокоил Фёдора. - "Неужели провокация?" - подумал он, связывая этот визит с пролетевшим самолётом почему-то на запад.
         Их всех повели под конвоем в центр села. Парашютистов Фёдор сразу определил в группе конвоируемых. Один из них был молодой мужчина, второй была девушка, как предположил Фёдор, скорее всего, радистка. Этих двух посадили в кузов грузовика и увезли первыми.
         Фёдора и солдат, сбежавших с поля боя и сдавшихся теперь немецким автоматчикам без сопротивления, заперли в сарае, бывшем коровнике, в котором были маленькие. продолговатые щели, заменявшие окна, и пол, густо усыпанный прелой соломой вперемежку с ароматными лепёшками.
         Через некоторое время дверь в сарай приоткрылась, и в щель бочком протиснулся знакомый им всем староста.
         -Ну, цвет советской армии, кто хочет жить, прошу за  мной, а кто хочет сгнить в концлагере, можете начать гнить уже в этом  коровнике!
         Фёдор не сомневался теперь, что староста был из тех перевёртышей, которым было с любой властью по пути. Но и сам он не очень-то много хорошего получил от этих Советов, в которых заседали бывшие лодыри и алкоголики. Он и сам превратился в любителя выпить, чтобы не прослыть белой вороной. От этого и заработал язву желудка. Был ли смысл упрямиться судьбе, которая толкала его к выходу из этого сарая, когда ещё неизвестно было, чего от него потребуют немецкие вояки.
         Воспоминание о бесконечном гуле самолётов над головой и лязге гусениц танков в недавнем бою были красноречивей агитаторских речей. Он нерешительно переминался с ноги на ногу, ожидая, что будут предпринимать остальные. И солдаты понуро двинулись к выходу.  Фёдор последовал за ними.
         -Оружие вам не потребуется, - заявил немецкий офицер. Характерный для этой нации акцент даже короткие фразы не в состоянии были скрыть. - Будем освобождать территорию от помощников партизан. Вы получите спички, бнзин и будете поджигателями. Невыполнение приказа карается смерть! А сейчас вы, проявив солидарность с немецкой армией, награждаетесь обеденным перерывом!
         Староста шагал впереди решительным шагом, за ним - солдаты, смотревшие себе под ноги, согнув спины и ставшие чуть ниже ростом, неуверенно мяли сапогами землю. Фёдор шёл позади, мучимый приступом язвы желудка и ноющей болью  в сломанной руке. Офицер на мотоцикле с двумя немцами укатил вперёд, даже не удосуживаясь проконтролировать группу русских пленных. Всё это казалось Фёдору странным. Походило на какой-то плохой спектакль. Правда, удирать было так же бессмысленно, как и оставаться в этом стаде.
         Он уже почти не удивился, когда в бывшей конторе колхоза увидел Рыжего и Чернявого, одетых в немецкую форму, мирно беседующих с немецким офицером и двумя немецкими солдатами. Самым убийственным для Фёдора был тот факт, что и два парашютиста были здесь совсем не в виде арестованных,  и никакого допроса не велось. Обсуждалось что-то важное, так как при входе группы пленных все замолчали.
         Обед был не особенно щедрый - чисто деревенская пища. Картошка, кружка молока и домашние лепёшки были поставлены на стол двумя невзрачными бабками. Фёдору такая пища желудок не излечивала, но выбора не было, и он старательно пережёвывал не разогретую кртошку, запивал холодным молоком, отдельно жевал лепёшки, мысленно проклиная себя за отказ воспользоваться советом Прасковьи и врача.
         -Как рука, лейтенант?
         Вопрос прозвучал так неожиданно, что Фёдор сначала даже не понял, кому он направлен. Он поднял голову, оглядывая всех по очереди. Видя направленные на него взгляды, он даже не понял, кто задал вопрос.
         -Это ты зря снял знаки отличия, лейтенант! - прозвучал всё тот же голос, и Фёдор  увидел открывающийся рот Рыжего в немецкой форме. - Теперь вот перед всем честным народом отвечай, как воевать дальше будешь - с нами или против нас?
         -Так рука же не заживает, - осторожно начал Фёдор, - и желудок у меня вконец разболелся.
         -Так шлёпнуть тебя и все твои болячки враз исчезнут, а? Ты ведь на войну-то шёл, небось, чины хапать, а не желудок лечить!
         -Ладно тебе, Рыжий! - зыкнул немецкий офицер. - Нам лейтенант нужен не для стрельбы. Он, думаю, грамотнее нас всех в разработке операций. Так что он и без лычек на гимнастёрке и ромбиков разных разберётся в боевых планах. Ну, пожрали? А теперь, встать и пошли готовиться к шмону!

        глава 10

         -Ты не думай, ты лечись! - успокаивал лекарь. От желудка у меня есть хорошее средство, настой из трав сделаю к ночи, будешь пить. Через недели три почувствуешь себя лучше. А рука будет болеть, пока хрящ не рассосётся. Пуля, конечно, попортила руку, но всё же по касательной прошла, так что повезло тебе, могла и оторвать при прямом попадании. А немцев я испугался, честно говоря, зря. Не такие уж они и страшные, если их не злить да не перечить...
         Лекарь то ли Фёдора успокаивал, то ли старался свою совесть усыпить, но выглядел в своих разглагольствованиях неубедительно. Фёдор почти не слушал его, обдумывая, как ему вести себя дальше. Поверить, что он, офицер НКВД, не попадёт под перемалывающую машину Сталинских жерновов, он не мог. Если бы он был родом из Московской области или, что ещё ужаснее, приграничных с Германией областей, он мог бы считать это продвижение фашистов в сторону Москвы катастрофой. Но, проехав немало часов до фронтовой полосы, он поразился Российскому простору, который одолеть едва ли удастся Германии, несмотря на рабскую помощь всей Европы.
         Поэтому сотрудничать ч сомнительно побеждающей Германией он не смог бы решиться даже в минуты страха за свою жизнь. Оставаться в этой компании было уже душе противно, но и бежать было просто некуда. Болото простиралось во все сторны, а где не было болота, всюду - немцы, их посты, их техника.
         Население, оставшееся в оккупации, едва ли было надёжным. А советские войска откатывались к востоку, судя по глухим раскатам артиллерийской канонады, с угрожающим ускорением.
         На другой день явился в дом лекаря староста.
         -Поговорить надо, лейтенант.
         Он присел на прочный деревенский табурет, посмотрел на руку Фёдора.
         -Конечно, рука - дело серьёзное. И желудок больной - тоже нас не радует. Скрыл, что ли, от медкомиссии болезнь-то?
         -Просто не сказал, - ответил Фёдор.
         -Значит, патриот, - удовлетворённо хмыкнул староста. - Ну да об этом на медкомиссии было бы бесполезно заикаться. Могли бы и обвинить в уклонении от воинской обязанности в военное время.
         Староста помолчал с минуту, явно не торопясь начать говорить о сути своего визита. Наконец, прямо посмотрев в глаза Фёдору, стал говорить:
         -Оставил меня Райком партии организовать в этом районе партизанский отряд. Особый, понимаешь? Особый отряд!
         Староста не только повторил эти два слова, но и проговорил второй раз с нажимом. - В этом районе мало тех среди населения, кто ждёт победу наших войск над немецкими захватчиками. Просто даже стали радоваться приходу немцев. Те, представь себе, стали раздавать землю бывшим колхозникам. Жизнь без коммунистов обещают. Ну, эта нечисть и готова служить им верой и правдой. А мы должны в корне это начинание немецкой комендатуры изничтожить.
         -Каким образом? - равнодушным тоном спросил Фёдор.
         -Немцы хотят, чтобы весной поля были засеяны, урожай к осени намечают получить. С сельским населением заключают какие-то договорённости, что-то им оставят для пропитания. Но, думаю, ограбят, заберут всё подчистую и, значит, снабдят свою армию. Так  что, чтобы сорвать посевную, мирным путём не получится, придётся пострелять.
         -Своих? - удивился  Фёдор.
         -Ну, какие же они - свои? Свои ушли с войсками на восток. Всё бросили и ушли. А эти могли уйти, но остались!
         -Вот так, придти в деревню и начать убивать?
         -Да ты  что, лейтенант? Я тут тебе хочу поручить разработать операцию, а ты слюни распускаешь! Забыл, что ли, где находишься? Мне надо, чтобы немцы пришли сами к этому решению! А для этого и надо-то всего подумать, как это организовать. В общем, принимай лечение от лекаря и думай,  как настроить немцев против жителей. А мы исполним всё самым должным образом!
         Староста встал с табурета, подошёл к лекарю, который в течение всей беседы из трав готовил приятно пахнувший коктейль для Фёдора, и будто даже не прислушивался к разговору.
         -Думаю, Порфирий, придётся тебе постараться, чтобы у лейтенанта не только тело оздоровело, но и голова просветлела!
         -Будь спокооен, Гаврилыч, в три недели и уложимся.
         Староста ушёл. Лекарь поставил кружку с горячим снадобьем на стол перед Фёдором.
         -Ты бы, лейтенант, не злил Гаврилыча-то. Мигом попадёшь в лапы Гестапо. У нас, конечно, не курорт, но и война не пыльная. Население безоружное. Что  скажем, то и делать будут. А стрелять и не придётся. Боятся же все за свои шкуры. А вот немцы, что не по ним покажется, не спрашивая к стенке поставят! Ты пей!
         Лекарство оказалось каким-то странным. Фёдору стали видеться то ли сны, то ли миражи. Лекарь превратился во что-то расплывчатое, обволакивающее его со всех сторон. Скоро Фёдор провалился в глубокую пропасть и потерялся в нереальном мире, в котором он летал вниз головой.
         А в это время, пока у Фёдора заживало тело и светлела голова от душистой конопли, солдаты, теперь партизаны, рыскали по дворам бывших колхозников, руководимые Рыжим и Чернявым в полицейской форме, собирали продукты и одежду во имя победы, не уточняя - которой. В победу Советского Союза им уже верилось не очень, но бывшие колхозники, видя полицейскую форму, начинали злиться и верить в победу не ту, в которую следовало, и пытались  что-то оставить и себе. Партизаны, однако, вошли во вкус, им хотелось не только кушать, но и получать удовольствия более изысканные, так что скоро в селе стали прятать не только съестные припасы, но и молодых девок, вызывая откровенную, ответную злобу лесных воинов.
         Немцы это болотистое, тихое по их мнению место объезжали по шоссе, доверив старосте управлять мирным населением. Селений было достаточно более богатых, и немцам пока куриц и яиц хватало.
         Фёдора действительно три недели не трогали. Рука уже вполне могла обойтись без этой надоевшей коры и, что удивительно, желудок перестал беспокоить. Но без лекарства, которое лекарь готовил каждый вечер, Фёдор уже никак не мог заснуть. Полупьяное состояние затягивало, воевать хотелось всё меньше, тем более, что немцы, служившие в тыловых частях, были ещё не так сильно покусаны партизанскими отрядами.
         Но время шло, болезнь отступила, и пора было расплачиваться за приятное обхождение.
         Староста пришёл утром, тут же перешёл к делу:
         -Ну, лейтенант, думаю, ты здорово поправил своё здоровье! Пора и за дело. В соседнем районе какой-то гад прямо на центральной улице убил немца в чине. Из-за этого гада туда направляется карательный отряд, с которым приказано и нам выступить.
         -Да я, вроде, не готов, - попытался отказаться Фёдор.
         -Слушай, лейтенант! Мы тут уже все запачкались, пока ты отлёживался! Теперь твоя очередь! Немцы хотят наказать население поголовно, если убийца не будет найден. Ну а мы - исполнители. Нам, конечно, прикажут стрелять! А может просто поджигать!
         -А парашютист с радисткой тоже пойдут? - невпопад спросил Фёдор, не зная, как оттянуть момент своего участия в нежелательной для него операции. Мысль бежать во что бы то ни стало окрепла в этот момент окончательно.
         -А до них-то тебе какое дело? - удивился староста, но пояснил: - Забросили их неудачно. Радистка должна была сообщать местному населению о зверствах фашистов, а парень организовать партизанский отряд. А что его организовывать. А вот они - мы, организовались и без него. И  приказ секретный - организовывать жуткие зверства фашистов - выполним! Будут зверства фашистов известны бойцам Красной Армии, сдаваться в плен мало кто захочет!
         -А кто приказал-то? - устало и  почти равнодушно спросил Фёдор, уже заранее зная ответ. Ему просто нужно было время, которое он растягивал, как парашютист, готовившийся сделать последний шаг в пустоту.
         -Ты что, до лейтенанта дослужился и ни разу не получал устного приказа, что ли? - повысил голос староста. - Пять минут на сборы и хватит болтать, лейтенант! Мы тебя не для того тут кормим, чтобы ты в чистом белье отлёживался!
         Староста зло хлопнул входной дверью. Фёдор кинулся к окну, распахнул его и в чём был, стараясь не производить шум, выскользнул вниз на землю, шмыгнул за кусты смородины, пополз по меже и, спрятавшись за баней, стал ждать. Бежать в лес было глупо, так как, погорячившись, он даже не подумал о том, что тепла ночью будет недостаточно без тёплой одежды и сапог. Фёдор, вооружился  увесистой палкой, беспокоясь лишь о том, сколько человек будут его искать.
         Скоро раздались два голоса. То были голоса старосты и лекаря.
         -Чёрт, через окно удрал сволочь! - ревел староста.
         -Может ещё догоним? - спросил нерешительно лекарь.
         -Да побродит по болоту и придёт, заставлю на коленях гада поползать! - сквозь зубы процедил староста. - Ладно, пошли, немцы не любят ждать нашего брата, пунктуальные черти!

        глава 11

         В школе номер тридцать два, находившейся поблизости от дома Коли, в которой он проучился одну неделю в первом классе в семь лет, было два этажа. Хотя здание и было кирпичным, но размер школы был больше школы номер шестнадцать не намного. Поэтому и здесь учёба была организована в две смены. Восьмой класс находился на втором этаже в самом конце коридора.
         Коля чувствовал себя в новом коллективе весьма неуютно. Попав в коллектив успешно учившихся тридцати девочек и девяти мальчиков, Коля не смог поднять свою успеваемость до общего уровня.
         Учителя, наверно, долго удивлялись, как такой ученик мог быть определён именно в этот элитный класс. Ещё два восьмых класса были претендентами на увеличение численности рабочего класса.
         Именно в тех классах случались непредвиденные чрезвычайные происшествия с вмешательством милиции. И к огорчению Коли, в одном из них стала учиться Зоя, так замечательно певшая на уроках пения в младших классах старой деревянной школы номер шестнадцать. Наверно, мать Коли не была такой уж простой женщиной, какой казалась ему. Ведь она была женой прославленного спортсмена, пусть не погибшего на фронте, а только пропавшего без вести!
         Но разве не могло произойти разрыва снаряда под ногами бойца, и обезображенный труп не смогла бы опознать и родная мать? Или рядом  не оказалось ни одного живого человека, потому что все пали смертью храбрых вместе с корреспондентом фронтовой газеты, и заметка не появилась об этом подвиге? И в плен мог попасть боец, но не пожелал стать предателем и был повешен на глазах жителей села или города, был просто закопан, как безвестный герой? Да мало ли на войне самых непредвиденных ситуаций!
         Наверно, Прасковья надеялась, что в лучшем классе её сынок подтянется, почему и сходила в школу на час раньше сына. Но надежды Прасковьи не оправдались. Дело в том, что до седьмого класса в этой же школе проучился брат Коли - Петя. К этому году учёбы глупость Пети выпирала уже из всех пор его мозга, и практически он не столько учился, сколько мучился сам и мучил учителей, боровшихся за стопроцентную успеваемость в школе.
         Была такая установка Партии и Правительства, что неграмотных в СССР нет и не должно быть никогда. Поэтому немало учеников школ и студентов ВУЗов сменили классы и аудитории на смирительные рубашки в психиатрических заведениях.
         Слишком умные попадали, конечно, чаще, а слишком глупые попадали тоже, но с большим опозданием. Только получив аттестат о неуспешном окончании седьмого класса, Петя был официально признан непригодным не только к учёбе, но и к самостоятельной жизни вообще. Вероятнее всего, болезнь в детстве, когда Петя прожил две недели в коме, догнала его в этом цветущем возрасте и отправила обратно в кому, из которой он уже не вернулся на трудовой фронт, став государственным нахлебником пожизненно.
         И вот, после глупейшего ученика Лубова Пети явился другой Лубов, только - Коля, весьма редко радовавший учителей своими познаниями. Но закон о всеобщем образовании был подписан на заре Советской власти самим Ульяновым, так что самый глупый ученик - Петя Лубов ухитрился окончить семь классов с реально существующим аттестатом. И вот теперь надо было выпустить уже из десятого класса и тоже с аттестатом ещё одного - Лубова Колю!
         Надо полагать, что на Колю стали смотреть, как на менее глупого брата, отчего успехи были занижены до предела. И только отсутствие десятого игрока на футбольном поле сделало Колю нужным человеком на уроках физкультуры. Был Коля и ростом мал, и вес его был бараний, но фланг на футбольном поле он, как мог, затыкал. На лыжах, конечно, сын прославленного когда-то лыжника, скорее ходил, чем бегал. Но вот на уроках его подвижность вечно раздражала учителей.
         Когда же он, устав по какой-нибудь причине, чаще от голода, замирал, радуя учительницу своим задумчивым видом, он просто мечтал о совершенно другом мире. Новый материал урока уже никогда не мог заинтересовать его. Девочки класса на него не обращали никакого внимания, мальчики смотрели, как на не доросшего до учёбы в восьмом классе. Рисованием Коля увлекался после уроков, в классе об этом никто не знал.
         Так что был он самым незаметным учеником не только в классе этом, но и в коридоре школы он протискивался у стенки, стараясь не столкнуться с более сильными из других классов. Ещё он старался избегать встреч с Зоей, в которую был тайно влюблён. Только один раз случай представился ему ещё раз и навсегда прославиться. Срисовал он акварелью картину И.Шишкина -  "Корабельная роща", вставил в резную раму, которую дядя по материнской линии в тюрьме смастерил, и принёс на школьную выставку.
         Учительница - классный руководитель, принесла эту копию обратно в класс из учительской на свой урок, подошла к Коле и спросила: - Это, Лубов, что за рама? В ней не только нет художественной ценности, но ты даже её как-нибудь не украсил! И не ты её, наверно, сделал, ведь так? Неси это домой, и если что-нибудь нарисуешь, тогда и посмотрим!
         Класс дружно стал смеяться, а Коля никак не мог проглотить комок обиды, застрявшей в горле. Он был так поражён, что учительница не заметила разницы между репродукцией и рисунком, что просто не смог в ответ ничего сказать, чтобы нечаянно не заплакать. Всё-таки, это был уже восьмой класс. И только дома Коля показал матери свой труд и, чуть не плача, слюнявым пальцем размазал ствол сосны, выкрикивая:
         -А это что, не нарисовано, да?
         Прасковья, как могда, успокаивала талантливое чадо, труд которого не только оценили, но и уравняли с мастером, не заметив отличия от подлинника. Это же недооценивание его таланта чувствовал Коля и в ИЗОстудии. Во Дворце Машиностроителей помещение студии было просторным. Новички занимали одну половину, рисовали натюрморты и гипсовые фрагменты головы Давида, героя греческой мифологии.
          А на другой половине маститые самодеятельные художники рисовали натурщиц.  Считалось это дело сложным, и когда Коля, покорённый красотой новой натурщицы, перетащил свой мольберт поближе к ногам молодой женщины, сидевшей на стуле, установленном, впридачу, на подиум, полдюжины уважаемых мастеров стали убеждать его, что рано ещё ему, что это - сложно, и надо знать пропорции тела, анатомию, в которой он просто заблудится.
         Как ни странно, рисунок на полном листе ватмана получился без всякого знания анатомии полным повторением оригинала. Олимп был завоёван без излишнего пота и кровопролития. Гораздо сложнее было завоёвывать авторитет в школе. Рисовать в восьмом классе, да  и в последующих двух никто не собирался или просто не умел. Хвалиться рисунками в голову Коле не приходило.
         А учёба с этими скучными теоремами, заумными алгебраическими уравнениями просто не давалась. Астрономия увлекала невероятными будущими открытиями, и учительница охотно ставила ему пятёрку за пятёркой. Но она же вела физику и алгебру. Этот переход от пятёрок к двойкам и  с натягом тройкам был настолько неприятен для учительницы, что она твёрдо уверовала в Колину тупость и ставила автоматически тройки чаще двоек.

        глава 12

         Фёдор ещё немного подождал, затаившись за баней, опасаясь возвращения старосты и лекаря. Потом подкрался к окну и попытался открыть его. К входной двери идти было бесполезно, поэтому пришлось сломать стекло. Он влез в окно, сначала торопливо убрав осколки, чтобы не пораниться, влез в избу. Здесь его стал бить озноб от страха, и руки выполняли хватательные движения настолько неловко, что сломанная рука, сросшаяся неправильно, будто впервые училась помогать одеваться в тёплую одежду. Времени он потратил гораздо больше, чем следовало, поэтому из пищи прихватил совсем немного того, что было на виду.
         Уже выпрыгнув в окно и постепенно успокоившись, он обрадовался, что ни староста и ни лекарь не обратили внимания, что он выпрыгнул в окно не по сезону одетый, иначе навряд ли его побег увенчался бы успехом. Он направился, почему-то, по направлению к  северу.
         Так ему показалось безопаснее идти. Время было дневное, и он шёл, часто останавливаясь за редким кустарником, озирался по сторонам, отчего до ночи ушёл недалеко.
         Дороги, к счастью не широкие, Фёдор перебегал, убедившись в полной безопасности. К ночи
         действие настойки лекаря полностью улетучилось и началась настоящая ломка. По телу поползли мурашки, в глаза полезли какие-то видения, голова раскалывалась. Силы быстро стали покидать его, когда он обнаружил, что ходит по кругу. Фёдору стало страшно и одиноко в лесу. Собственные шаги его пугали нечаянным треском и хлюпаньем воды. Даже выдыхаемый воздух в виде туманного облачка в похолодавшем к ночи лесу, казался  каким-то таинственным существом.
         Когда стало  совсем темно, воображение под воздействием остатков наркотического снадобья лекаря уже рисовало вокруг него чертей, кикимор и всей чертовщины, которую так старательно донесли до его разума в детстве великие сказочники. Собственные мысли он произносил шёпотом, чтобы не оставаться в полном одиночестве, но, запнувшись о корягу, он таким громким шёпотом начинал материться, что от этого его испуг становился ещё больше.
         Нет ничего ужаснее оказаться в лесу, растущем возле болота в ночное время!
         Ноги скоро стали чавкать, хлюпать, вода стала стремиться перелиться через край голенища. Фёдор повернул назад, выбрался опять на сушняк и здесь, потерявший силы, свалился на влажный дёрн и  стал ждать утра.
         То, что он увидел на заре, приободрило, появилась надежда на чудо. Изба была полуразрушена, одиноко притулилась на опушке, но чувствовалось, что кто-то в ней есть. Окна были тщательно забиты досками, но над крышей дымилась кирпичной кладки труба.
         Фёдор стал ждать, не решаясь приблизиться. Скоро из-за ограды послышался женский голос. Это Фёдора успокоило. К  женскому голосу добавилось овечье блеянье и кудахтанье. Теперь его ожидание уже  не было нервным и нетерпеливым. Достав из-за пазухи картофелину, он почистил её и, не сводя глаз с ограды, за которой доносились звуки, медленно стал жевать. Женщина вышла с ведром неожиданно для него, подошла к колодцу, руками перебирая верёвку, опустила бадью вниз. Когда всплеск воды раздался из глубины колодца, "журавль" быстро стал подниматься в небо. И даже  тогда Фёдор всё не решался подойти, боясь испугать женщину или, чего доброго, потерять нажитую свободу.
         Когда хозяйка избы перелила из бадьи воду в ведро и собралась идти обратно, Фёдор негромко произнёс:
         -Здравствуй, красавица!
         Женщина резко опустила ведро, обхватила руками грудь и осела на пожухлую траву. И только взглянув на Фёдора, выдохнула:
         -Фу, чёрт! Да какая я тебе красавица? Ты-то кто?
         -Солдат я, понимаешь? Заблудился! Мне бы поесть чего-нибудь и устал я в мокре вашем бродить.
         -Ну, отдохни, конечно. Картошка, вот, варёная есть да грибы солёные.
         -И ладно мне! - обрадовался Фёдор. - А как отдохну, пойду партизан искать. Может и ты знаешь, где они тут воюют?
         -Ишь чего! Да ты что? Какие-такие партизаны? Да нет их здесь никого! Одна я тут. Дом-то сожгли супостаты... Ой, что это я? Немцы, значит, пушкой спалили, вот сюда и перебралась. Дом-то лесника, а лесник помер. А я - его дочь. Вот.
         Фёдор и близко не мог разглядеть какой-нибудь процент красоты в лице женщины, но молодость её была явной, не более лет двадцати. Одежонка, конечно, не красила её да и брови были невыразительные, глаза без ресниц и нос облупился от солнца и ветра. И только губы, походившие на два подрумяненных пирожка, украшали это малопривлекательное лицо, призывно требуя поцелуев.
         Фёдор, в секунду оценив внешность женщины, уже смотрел мимо её головы во все сторны. Почувствовав окончательно, что ему просто повезло на эту встречу, он успокоился, поднял ведро с водой и пошёл за поспешившей в дом женщиной. Воды в ведре поубавилось на четверть, но женщина доливать снова не захотела, торопясь услужить гостю, который был строен и ладно скроён, с лицом моложавым и для лесных мест слишком интеллигентным.
         "С таким-то лицом бандиты по болоту не рыскают" - думала она. Сердце её вдруг отчего-то заколотилось, краска прильнула к щекам, мысли запрыгали зайчиками, крутясь вокруг одной и той же неотвязчивой, совсем не о войне! Да бог с ней, войной, когда вот он, уж не суженый ли, явился по зову сердца в такие одинокие ночи?
         А Фёдор шёл позади одутловатой из-за одежды фигуры, и мысль совсем противоположная, с привкусом вынужденной обязанности отблагодарить за хлеб-соль и приют натурой не слишком радовала. "Не исключено, что привяжется" - думал он на эту тему, - "Придётся изменить Параське. А куда деваться? Организм - он и есть организм"!
         С такими одинаково разными мыслями они  вошли в избу. Единственное застеклённое окно на кухне небольшого размера давало скудный свет.
         -Как тебя зовут-то? - спросила женщина, когда они присели к столу, на котором дымился горшок с варёной картошкой, а рядом пристроились две чашки с солёными огурцами и грибами.
         -Фёдором зовут, - в тон ей ответил он.
         -Да документ-то хоть какой бы и показал, - не унималась хозяйка.
         -Да, конечно, - заспешил Фёдор полезть в карман гимнастёрки и ощутил пустоту. Военного билета не было.
          Он сунул руку в другой и нащупал документ. Лицо его  озарилось, он вытянул книжечку, но на ощуп уже чувствовал, что это совсем не новенькая книжечка, а мятая и распухшая от воды - того самого сержанта, которого они тогда похоронили в лесу. С растерянным видом он раскрыл мятые странички там, где была фотография. На них обоих с прямоугольничка смотрела какая-то неразличимая тень. Он попытался прочесть фамилию, которая расплылась, но читалась.
         -Вот беда-то! В воде попортился документ. Ничего не разобрать, - облегчённо вздохнул он и протянул книжечку женщине. Та повертела её в руке.
         -Да ладно, видно, что не немецкий! А как спросил ты про партизан, я и подумала - уж не от Гаврилыча ли ты тут шастаешь!
         -Кто это? - спросил Фёдор, насторожившись.
         -Да, Председатель наш тут бывший. Сейчас он у немцев старостой стал. Да ты что не ешь-то?
         Картошка с огурчиками хорошо идёт. Вот и грузди поспели, волнушки!
         -А тебя, хозяйка, как звать-то? - прервал Фёдор женщину.
         -Ой, совсем забыла! Надя я!
         -А нет ли, Надя, молочка? Язва у меня, солёноое-то мне вредно.
         Надя  всплеснула руками, засмеялась, показав идеально ровный ряд блестящих зубов, став вдруг довольно миленькой девушкой, даже симпатичной.
         -Ой, а я хотела уже и настойки предложить! Сейчас молока налью, конечно, у меня козье молочко, полезное!
         Она вскочила со стула, выбежала из избы и вернулась с крынкой, наполненной наполовину.
         Фёдор ел картошку, запивая её молоком, а Надя, опершись локтями в  стол и положив на кулачки нижнюю челюсть, смотрела, как он ест,  и это ничуть его не раздражало и не мешало аккуратно разжёвывать рассыпчатую картошку. Он ел и назойливая мысль не покидала его, где он мог потерять свой документ - там, в траншее, на поле боя или в избе лекаря староста выудил из кармана гимнастёрки, когда он выпрыгнул в окно в одном нижнем белье?
         В любом случае это была немалая беда.

        глава 13

         Советский Союз был довольно серьёзно изолирован и от Европы, и от Азии. С Америкой и вовсе связь была только на уровне Правительства и Посольства. Несмотря на дружбу с Китаем, Болгарией и странами Содружества, туристом попасть в любую из них было дано избранным. Поэтому в годы Сталинского руководства ни побегов за Границу, ни выдворений туда не происходило. Легко попадали на Дальний Восток, в Магадан, Якутию и Сахалин. Кто хотел получить глоток свободы, пусть даже мизерный, мог и добровольно туда отправиться, не дожидаясь ночного визита сотрудников НКВД и принудительного отъезда туда в вагонах для скота.
         У Прасковьи был родной брат Семён, рыжий, конопатый и малопривлекательный мужчина. Коля увидел его впервые в шестилетнем возрасте, когда тот, отслужив три года в Польше, прежде чем прибыть домой в деревню Гольяны, заскочил в колтоминский домик повидаться с сестрой.
         Посмотрев немного на бедствующую сестрицу Прасковью, он стал хвастать, что мог остаться в Польше, жениться на красавице Ганке, которая родила от него сына. Для подтверждения своих слов он показал фотокарточку, которую не только Прасковья разглядывала, но и Коля.
         Николаич, тогда живший ещё с Прасковьей, сидел у порога, уперев локти в колени и свесив
         ладони между ног. Опущенная голова его показывала полное равнодушие к происходящему разговору. Прасковья стала показывать брату выразительным жестом указательным пальцем у виска, чтобы он замолчал. Семён вскочил со стула, схватил сумку и выбежал из дома. Зелёный солдатский чемодан из фанеры, с которым Семён заявился в гости, так и остался стоять в комнате.
         Николаич поднял голову, посмотрел на Прасковью и только сказал:
         -Недолго ему гулять с таким болтливым языком!
         И как в воду смотрел. Семён написал письмо из  какого-то посёлка у Байкала, который и на карте не был обозначен. Только через пять лет Семён освободился, приехал снова в Ижевск и привёз ту злополучную раму, которую в тюрьме с иезуитским терпением вырезал незамысловато из еловой доски. Картина И.Шишкина в ней, конечно, смотрелась не эффектно.
         Учительница потому и вернула копию Коле, не сумев отличить акварель от типографской репродукции.
         -И охота была тебе, братец тащить это дерево через всю страну? - удивилась Прасковья, но Коля тогда принял подарок с восторгом. Семён укатил в Сталинград, который заново отстраивался после войны. А вслед за Семёном приехала к Прасковье его жена, которой он обзавёлся в тюрьме. Много было слёз и объятий, на которые Коля смотрел равнодушно. Ему казались чужими и дядя Семён, и тётя, имени которой он даже не успел узнать. Маленькая девчонка, дочь дяди Семёна, постоянно цеплялась за юбку плаксивой тёти, добавляя мокра этой встрече. В котомку гостьям посыпались какие-то тряпки, одежда для обустройства на новом месте, хлеб, картошка.
         Этот нищенский подарок вызвал новый поток слёз тёти. На другой день женщина с дочерью испарились, и Коля никогда больше тётю не увидел и не узнал, как её зовут.
         В это время у Прасковьи был уже милый друг - дядя Лёша. С ним Прасковья любила петь песни, хлебнув бражки или, скорее, нахлебавшись досыта. В этом лучезарном состоянии они, не стесняясь присутствия Коли, разбалтывали семейные тайны брата Семёна, Книготорга, в котором работал дядя Лёша, и Механического института, в котором к тому времени работала мать Коли. Этот венигрет впитывался в память Коли, до поры непригодный для какого-нибудь использования.
         Конечно, если бы Коля был таким же, как Павлик Морозов, этим влюблённым голубкам в солидном возрасте пришлось бы отбрыкиваться и отнекиваться в серьёзном кабинете на углу Советской и Пушкинской. Но к приближению кончины И.В.Сталина вдали от Москвы руководители уже понимали, что половина шпионов и предателей Родины - эти "враги народа"-не такие уж и враги!
         Поэтому в Удмуртии не было такого яростного гонения, каким отличалась столица СССР. Конечно, и в 1954 году по инерции народ боялся болтать об отсутствии в магазинах того, что так хочется скушать или поносить. Шептались, обычно, на кухнях, но ропот народа до улиц не доносился.
         Дядя Лёша много читал, но знания свои прятал за улыбкой, когда был трезв. Пьяненький болтал, забыв о пытках, о том, что мало ему платит директор Книготорга, что младшему сыну его в школе ставят учителя сплошные тройки. Надо заметить, что из-за специфического питания в годы войны и десятка лет после неё память Коли не была прочной. Он не мог выучить стихотворение, за что снижалась годовая отметка по литературе сразу на балл.
         Из-за памяти не получалось писать умные сочинения. Оставалось довольствоваться опять же тройкой. Диктанты писал Коля на пятёрки не потому, что знал правила правописания назубок, просто вспоминались слова в прочитанных книжках как они напечатаны. Конечно, учиться хорошо дано не каждому. Для этого ученик должен иметь еврейские способности, жить в добропорядочной семье, генетически здоровой.
         А о какой здоровой семье можно говорить, когда Петя, брат Коли, часто жаловался на головные боли, остался на второй год дважды, а седьмой класс не смог закончить успешно.
         И сама Прасковья писала письма, делая по три ошибки в каждом слове. Если и были у отца Коли приличные извилины где-то там под красивой, волнистой шевелюрой, то трудно это проверить. Ведь у пропавшего без вести воина в земле мог остаться череп, очень похожий на те двадцать миллионов погибших в войне.
         Возможно, по материнской линии и шла эта полоса глупости, замешавшаяся в гены Коли, отчего он умение рисовать унаследовал от отца, а неспособность к точным наукам - от матери. В дополнение ко всем бедам приключилось новомодное увлечение настольным теннисом. Коля сделал две самодельные ракетки, купил три шарика, и три друга пошли в общежитие Механического института, в  котором и стали добивать прекрасный теннисный стол.
         Конечно, благодаря Прасковье, работавшей здесь завхозом, мальчиков терпели студенты, которым эта троица мешала совершенствовать своё мастерство не один год. Коле и его друзьям, как и всем подросткам, переходный возраст пришлось пережить непросто. В этот период дома не сидится, улица манит кажущейся свободой от домашней суеты и учёбы в школе.
         Часто бессмысленное времяпровождение с бессодержательной болтовнёй заменяло чтение книг, зубрёжку исторических дат, теорем и формул. Дни рождения вождей, писателей, даты революций, бунтов, эпох никак не укладывались в мозговые извилины. Ошибка всей молодёжи заключалась в уверенности, что жизнь бесконечна и всё успеется. Наверно, поэтому восьмой и девятый классы без выпускных экзаменов Колю расслабили, отчего учёба стала превращаться в монотонный процесс. Игра в теннис и шахматы зимой, летом - катание на велосипедах, купание в пруду, игры в волейбол и футбол были интересней, а будущая трудовая жизнь казалась далёкой и неясной.

        глава 14

         Фёдор ни за что не захотел ночевать в доме. Его пугала перспектива снова увидеть у кровати Рыжего и Чернявого. Надя разочарованно мяла в руках тряпку, которой только что вытерла со стола, думая, что вот и не понравилась гостю, а так мечтала согреться рядом с горячим мужским телом.
         -В сарае, что ли, устроить тебе постель? - спросила тихо, покорным видом своим выказывая непротивление повороту судьбы.
         -Мы могли бы там вместе переночевать, - улыбнулся Фёдор.
         -Правда? Ты не против? - подпрыгнула Надя и громко засмеялась. - Я уж думала, не приглянулась тебе, - простодушно заулыбалась она. - Так я сейчас, живо всё приготовлю!
         -Да чего готовить-то? Пошли! Боюсь я здесь ночевать. Старосту, наверно, я здорово разозлил. А далеко ли ушёл от деревни-то?
         -От Гаврилыча-то ты ушёл всего семь километров, но вражина этот едва ли сюда полезет. А чем разозлил-то?
         -Так бежал я от него и лекаря, - беспокойным тоном ответил Фёдор, - вот и  спрашиваю, нет ли партизан настоящих здесь?
         -Уйти хочешь? Тут кругом немцы посуху, а к фронту - болото. Его к декабрю заморозит, так можно пройти. Только полыньи припорашивает снегом, утонешь бесследно.
         -Я бы утром пошёл дальше к северу. К югу-то немцев больше тянет, а мы к холоду привычные.
         В сарае было уже темно. Наощуп, держа Фёдора за руку, Надя потащила его по лестнице на сеновал. Оба несли одеяла, подушки, с трудом вскарабкались, побросали на сено ноши.
         В полумраке расстелила Надя одеяла, бросила в изголовья подушки. Оба легли как-то отчуждённо, будто совершенно забыв, что им хочется делать дальше.
         Фёдор почувствовал какое-то неодолимое препятствие к продвижению нескольких сантиметров расстояния до тела деревенской девушки. Надя же почувствовала такое сердцебиение, что не в состоянии была пошевелиться. Она вся замерла в ожидании. И когда спина стала наполняться испариной, девушка стала осторожно освобождаться от своей, не красящей её, одежонки.
         Фёдор облегчённо вздохнул, почувствовав шевеление Нади, и тоже стал снимать всё, что  могло помешать объединиться телам их для более тесного сближения. Делалось всё молча, слышно было только похрустывание сена под одеялом да излишнее шумное дыхание обоих.
         Ранним утром Надя покинула нагретое ложе, чтобы накормить козу, двух овечек и четырёх куриц. Петуха она зарубила сразу, чтобы не привлёк немцев своим голосистым пением. Фёдор вскочил, напряжённо озираясь, через минуту, стал поспешно одеваться. Надина голова улыбнулась ему уже внизу лестницы и исчезла. Фёдор спустился следом, выглянул из сарая, крадучись подошёл к изгороди, готовый  перемахнуть через неё и мчаться в лес во всю прыть.
         Но кругом было тихо, и ничто не предвещало беды. Надя гундосила незамысловатый мотив, возясь у печки. Огонь быстро захватил в плен дрова, внутри печи загудело от воздушной тяги,  и скоро завтрак был готов. Шикарная яичница из четырёх яиц на козьем молоке украшала стол. Надя, сияющая счастливой улыбкой, одетая в домотканую кофту из овечьей шерсти, ждала, когда Фёдор сядет за стол. Он посмотрел на это чудо на чёрной чугунной сковороде, потом на Надю и сказал:
         -Ну, зачем ты так-то? Ведь на меня яиц и  молока не напасёшься! Я бы и картошки поел. А завтра что будешь есть?
         -И пусть! - торжествовала она. - Мне сейчас хорошо! Кто его знает, что будет завтра? Завтра ведь может и не быть, понимаешь? Придут немцы и опять сожгут всё это! А то и меня убьют.
         Она помолчала несколько мгновений, задумавшись над своими словами, очнувшись, сказала:
         -Ну чего ты? Ты ешь, это тебе полезно.
         Он съел ровно половину содержимого сковороды, завершил завтрак стаканом молока с лепёшками и поблагодарил Надю скромным поцелуем. Она смущённо засмеялась в ответ.
         -Ночью ты целовал горячей, - простодушно, чисто по-деревенски, призналась она, - наверно, ночью я красивей, правда?
         -Какая же ночью ты красивей? Тебя же не видно! - в тон ей ответил Фёдор, и на этот раз прижал девушку к своей груди крепко и так же крепко поцеловал. Он вдруг осознал после её признания, что действительно, в любой момент всё это тихое счастье может прекратиться, потому что немцы совсем близко и в любую минуту кто-то из оберштурмфюреров пошлёт какого-нибудь оберлейтенанта с ротой прочесать кромку болота для обнаружения партизан.
         И может так случиться, что оберлейтенант в свою очередь пошлёт этих перевёртышей со старостой во главе, которые обнаружат его здесь в плену эйфории, не имеющего ни ружья, ни гранаты, чтобы защитить Надю от посягательств бывших советских солдат, позабывших не только о присяге, но и о земле, которая их вскормила, и  которую просто необходимо защитить от врага.
         -О твоём доме они знают, - вдруг догадался Фёдор. - Ну да, как же я сразу не сообразил!
         -Знают, - согласилась Надя. - Наверно, забыли. А может и нет.
         -Ещё не поздно уйти! - с проснувшимся беспокойством в голосе сказал Фёдор. - Понимаешь, вдвоём мы можем меньше вызвать подозрения у немцев,  если случайно наткнёмся на них.
         -Нет, Федя, нет! Лучше подождать до декабря. Болото замёрзнет, тогда проще. А сейчас в болоте тропу знать надо. Утонуть можно.
         Надя сразу погрустнела, снова стала некрасивой. Но Фёдор уже  не замечал ни белёсых бровей, ни отсутствия ресниц, и даже облупившийся нос девушки не казался ему чересчур красным.
         Всё это уже не было главным в его отношении к Наде после их ночной близости. Он просто не мог вот так уйти из её дома, оставив её одну в полной зависимости от немцев, которым она могла стать лёгким подарком.
         -Нельзя ждать мороза, - веско заметил он, - сейчас не уйдём, в декабре не уйдём уже никуда. Партизаны разозлят фашистов к декабрю основательно, и они тоже воспользуются тем, что будет лёд. Тогда и пушки подгонят, болото снарядами пробуровят, чтобы партизан утопить. В холодной-то воде сердце быстро остынет. И пули не надо будет.
         -А скотину-то кому оставлю?
         -Куриц можно зарезать, козу взять с собой, а овец выпустить, сами к людям дорогу найдут. Можно ведь и по кромке болота пробираться. Чувствую я, что севернее должны наши части остаться в большом скоплении.
         -Ой, милый! И не к горю ли моему тебя бог-то послал, а? - запричитала Надя. - Ведь увидишь какую-нибудь кралю и был таков! А я куда? Вон ты какой пригожий! Шёл бы один, раз уж так хочешь!
         Фёдору не хотелось сообщать девушке, что и женат он, и  сын есть у него. Всё это было где-то в прошлой жизни и казалось нереальным. Опасность, которая окружала со всех сторон, стёрла на время законы социалистической Родины. Поведение в этой действительности подчинялось теперь законам военного времени. Слабый духом терял все устои, заколоченные в  мозг политическими лозунгами агитаторов. Сильный духом фанатически верил в правоту Коммунистической партии. Но и тот, и другой в любой момент могли быть убиты пулей, которой было наплевать на те или иные мотивы поведения этих, совершенно по-разному мыслящих людей.
         Война уничтожала без выбора убеждений. Просто были счастливцы и были неудачники. Фёдору хотелось быть в  числе счастливцев. Он звериным чутьём ощущал приближение опасности, и  только Надя задерживала его неутолимое желание нырнуть в глубь болота, в котором он имел шанс на преодоление этого неясного своего положения то ли партизана, то ли шатуна, отлынивающего от прямой обязанности советского офицера.

        глава 15

         Учёба в десятом классе приблизилась настолько реально, что породила в душе беспокойство неимоверное. После окончания девятого класса лето радовало Колю то жарой, то дождём с прохладой. Солнце требовало вставать намного раньше, чем в пасмурное, дождливое утро. Но Николая трясло при мысли о том количестве государственных экзаменов, которые неумолимо приближались.
         Запущенный материал по физике, алгебре и тригонометрии не давал подолгу уснуть. Хотелось как-то изменить весь порядок жизни. Хотелось, но начинать что-либо для этого уже не было силы воли. Николай просто не мог понять ни один из этих предметов. Иногда, в часы особенно изнуряющей жары, он безвольным жестом раскрывал учебник алгебры, тупо смотрел на формулы, которые через несколько секунд начинали расплываться.
         Тогда он захлопывал учебник и производил это же с учебником по физике. До тригонометрии процесс открывания учебника не доходил. Самым приятным из  предметов был английский. Правда, сколько ни бился Николай, его язык не хотел освоить произношение буквы "дабл ю", он произносил её как "в". Учительницу это раздражало, и она всегда ставила ему тройку. Этот предмет требовал усидчивости. Но он не был таким сложным, как закон Джоуля, Ома и Ньютона.
         Даже тригонометрия как-то ещё поддавалась Николаю, правда, местами - не вся от корки до  корки учебника. Алгебру Николай просто ненавидел. Но и она отвечала ему тем же, не позволяя раскрыть тайны своих законов. И чем же в каникулы заниматься, как не любимым или просто лёгким делом? Он начал с английского. Во-первых, знание английского языка просто необходимо при поступлении в любой ВУЗ. А поступать Николай собирался непременно. У него сомнений по этому поводу даже не было.
         И Николай усиленно стал терзать словарь английского языка, стараясь не думать о пока ещё далёком сентябре. При встрече с друзьями становилось на душе легче. Ни  Виктор, ни Слава о таких пустяках, как школьные успехи, не заикались. Разговоры велись о шахматах, футболе. Николай узнавал от Виктора о скудных школьных успехах Славы, но о своих успехах Виктор не давал никакой информации. Два его друга перешли ещё только в девятый класс, экзамены им не грозили, поэтому встречались с настроением далеко не одинаковым.
         Иногда у Николая появлялось желание рисовать. Но это беспокойство о будущем мешало сосредоточиться, мешало вообще заняться чем-либо. Николай читал много о переходном возрасте, но как-то не мог применить это к себе, хотя это состояние и настигало его в самый неподходящий момент. Прасковья ему в душу не лезла, вопросы не задавала. Дядя Лёша для улучшения настроения подсовывал романы о страстной любви, чем ещё более усугублял тревожное состояние.
         Да, конечно, Николай был влюблён! Девочка была так красива, что подойти было невозможно. Не имея опыта общения с девочками, Николай мог только проехать на своём велосипеде мимо, потом развернуться и опять проехать мимо! Но уже не решаясь взглянуть в глаза избраннице. Самым удивительным открытием через несколько лет для него было то, что Галя была его троюродной сестрой. Эта самая Галя посещала акробатическую секцию, имела отлично развитую фигуру, и Николай своим художническим взглядом готов был съесть красавицу.
         Естественно, вокруг Гали вилась толпа поклонников, тоже спортсменов, и Николаю ничего не светило, отчего ещё больше портилось настроение. Под впечатлением выступлений Гали в Доме пионеров, которые Николай старался не пропускать, захотелось и ему добиться каких-нибудь спортивных результатов. К сожалению, с его мускулами мало чего могло получиться серьёзного.
         Но тело оказалось настолько гибким, что стал Николай в одно лето "гутаперчивым", то-есть, мог свернуться калачиком, сделать шпагат и выполнить со своим телом всё, чего не могли другим ребятам позволить суставы. Это было его большой тайной, которую не знала даже Прасковья. Он боялся, что мать просто испугается такой картины. Друзьям он тоже свои выкрутасы не показывал, потому что иногда был в затруднении вернуть своё тело в нормальное положение.
         Силы эти упражнения не прибавляли, так что хвалиться было нечем.
         К осени английский язык продвинулся настолько, что учебник за десятый класс был просто вызубрен. Тригонометрия не стала казаться сложной. Даже физика слегка стала терять свои туманные очертания. И лишь алгебра походила на холодный айсберг, который лучше было обойти, не пытаясь идти на сближение.
         Много лет спустя Николай узнал из научных статей, что дети рождаются с задатками художника, математика, артиста или музыканта. Но в эту осень ему такой факт не был известен.
         Учебный год начался без каких-либо открытий. Парни выросли на три-пять сантиметров. У девочек появились на груди выпуклости, раздались бёдра, отчего глаза мальчишек стали рассматривать эти обновления с нескрываемым интересом. Стали даже образовываться пары. Всё пошло по накатанному кругу. Отличник продолжал получать пятёрки, слабый ученик - тройки и четвёрки, а вот неудачник - слов нет!
         Николай продолжал получать пятёрки по астрономии. И у той же учительницы - тройки и двойки по физике и алгебре. Учительница была для него змеем Горынычем о трёх головах, хотя, на самом деле, она была нескромно молода и нравилась Николаю не только лицом, но и вечно меняющимися нарядами. Красивая одежда отвлекала Николая от желания запомнить новый материал урока, и он к новогодним каникулам был похож на утопленника, которому выплыть на поверхность к экзаменам уже не грозило.
         Был один эпизод, когда всё могло повернуться к всплытию. Учительница познакомила класс с новым материалом и на эту тему задала задачу. Что случилось с Николаем, он понять не мог. Но когда учительница пообещала поставить пять тому, кто решит задачу первым, он её и решил. И как он ни тянул руку, как ни пытался обратить на себя внимание, первый ученик поставил локоть на парту намного позже Николая и тут же получил эту самую отметку!
         Всё было кончено! Учительница так и осталась змеем-горынычем с двумя огнедышащими головами и одной головой, которой нравился астрономист!
         Полностью разочаровавшись в физике, алгебре и английском, на которых эта тройка была узаконена навсегда, Николай пошёл в ИЗОстудию, в которую доступ ему был немедленно предоставлен. Ведь там нужно было только уметь рисовать! К весне Николай уже недурно рисовал, тратил на эти занятия то время, которое было уже бесполезно тратить на учёбу.
         Что-то в голове застревало. Что было волноваться Николаю, ведь половина класса так же училась, может быть, чуть лучше.
         Однако экзамены начались по литературе. Что-то и как-то он  написал, получил привычную тройку. Английский был следующим. Николай вошёл в класс, увидел, как все пять учеников склонили  головы чуть не к самой парте, пытаясь стать малозаметными. Две женщины, члены комиссии, сидели за столом. Учительница английского языка стояла у стола, и когда Николай занял последнее, шестое место за партой, предложила пойти отвечать тому, кто готов. Николай окинул взглядом вопросы, потом посмотрел на товарищей по классу. Все сидели, прижавшись к партам.
         Николая поразило это более всего. Он помнил, как отвечали в течение года эти самые ребята, не так, чтобы бойко, но ниже четвёрки никто из них не получал.
         -Ну, пора отвечать! - более настойчиво повторила  учительница. - Времени было достаточно.
         -Можно, я пойду? - решительно подал голос Николай, перестав тянуть руку. Ему как-то сразу надоело видеть трусость товарищей.
         -Ты, Лубин, ещё только что вошёл, готовься! -  попыталась остудить его пыл учительница, ставившая ему весь учебный год тройки.
         -Да готов я!
         -В чём дело? - удивилась пожилая из членов комиссии. - Пусть идёт отвечать, это даже интересно!
         Николай пошёл к доске, прочитал английский текст и тут же перевёл на русский язык. Перевод его был такой художественный, не дословный, что дальше произошло для Николая совершенно неожиданное.
         -Простите, уважаемая Нинель Львовна, он у вас тут в журнале сплошной троечник? Но троечник так не может отвечать! Я настаиваю поставить ему годовую отметку - четыре! Думаю, коллега меня поддержит, - обратилась она к члену комиссии. Та согласно кивнула головой.
         Нинель Львовна стояла красная, мяла в руках платочек и ничего не говорила в своё оправдание.
         А Николай радовался в душе, что ещё одна тройка исчезла из аттестата. Всё шло хорошо, пока не пришла очередь алгебры. Николай стоял у доски и просто молчал. Те же члены комиссии смотрели на него, вместе с учительницей ждали терпеливо, когда же он раскроет рот. Всё было напрасно. В горле замкнуло, язык присох к нёбу, зубы стиснуло небывалой скромностью. Приближалась гибель аттестата.
         -Ну, что ж, придётся оставить на осень, - с сожалением произнесла всё та же пожилая учительница. Но красивая, любимая втайне Николаем учительница физики, алгебры и астрономии в одном лице, ставившая Николаю пятёрки по астрономи, мрачным голосом произнесла одно единственное слово:
         -Бесполезно!
         В классе уже учеников не было, и позор Николая никто не видел. Все сдали этот экзамен. Пожилая учительница вдохнула и с шумом выдохнула воздух, всем видом показывая, как она устала.
         -Что ж, не портить же молодому человеку жизнь из-за одного предмета. Так-то он, в общем, показал себя успешно, давайте поставим - "три" и по вашему предмету, - сказала она, не глядя на Николая.
         Он вышел из класса мокрый от выступившего пота по всему телу. Он не против был позаниматься до осени с Татьяной Владимировной, ощущать её близость, слышать её голос. Но отчуждение, которым отдавало это слово - "бесполезно", заставило его мгновенно вспотеть, придти в ужас от мысли, почему учителя так усердно пытаются его превратить в откровенного дурака? Вероятно и сама пожилая учительница, член комиссии, почувствовала эту неприязнь учителей к Николаю, потому и встала на его защиту. Не мог же он опять заставить краснеть и Татьяну Владимировну, рассказав случай с пятёркой, после которого  и физика, и алгебра стали ему безразличны.
         Неприятный осадок сохранялся в душе целую неделю. Но молодость и есть - молодость! Уже хотелось попробовать поступить в художественное училище, время экзаменов приближалось, и для подготовки надо было порисовать, чтобы было что показать приёмной комиссии.

        глава 16

         Бесполезность своего предложения бежать и Наде Фёдор  чувствовал с самого начала. Резать куриц, бросать овец на произвол судьбы или волкам на съедение да ещё тащить куда-то козу можно было предлагать разве что такому беглецу, как он. Устоявшееся хозяйство Нади к зиме было мало-мальски подготовлено, а немцы, если тут не появятся партизаны, едва ли полезут искать этот островок до декабря. План ухода был им пересмотрен после причитаний Нади.
         -Хорошо, хорошо! Конечно, ты права! Я пойду один, разведаю и. если обнаружу партизан, вернусь за тобой.
         Надя была согласна, но просила пожить хотя бы неделю. Фёдор колебался до вечера. А вечером уже не было сил бороться с соблазном, который погубил не одного мужчину, но дал миру потомство, несмотря на разорительные войны.
         На заре их разбудили голоса. Они замерли, не решаясь одеться. Мужские голоса произносили русские слова. Надю это  успокоило, она быстро оделась и спустилась вниз по лестнице. Фёдору же наоборот, доверия русская речь не прибавила. Он одевался, стараясь не производить лишнего шума, всё время прислушиваясь к говорящим голосам. Бежать с сарая было уже поздно, если это явился староста со своими помощниками, а немцам такое раннее время навряд ли подходило для поисков неблагонадёжного населения.
         -Федя, иди сюда! - услыхал он призыв Нади и, облегчённо вздохнув, спустился по лестнице, задержавшись, тем не менее, в дверях сарая. У дома стояли пять человек в военной форме. Эти люди не скрывали своей принадлежности к  Советской Армии. Все пятеро были при красных звёздочках на пилотках и фуражке, в руках держали винтовки. Только у одного из них был автомат с круглым диском. Капитан по званию поманил его пальцем, как нашкодившего мальчишку, спутники навели на него винтовки.
         Фёдор по-военному чётко подошёл, приставил ногу и встал "руки по швам".
         -Кто такой? Документы? - мрачным взглядом сверля его, потребовал капитан.
         -Лубин Фёдор Иванович, младший лейтенант, - негромко отрапортовал Фёдор, - документов нет, утеряны на поле боя.
         -Какого ещё такого боя? - зло прошипел капитан.
         -Федя, ты  же показывал мне? - невпопад вмешалась Надя. - Да есть у него документ, товарищ командир!
         -Ага, вот оно что? Значит, бабе показать документ можно, а капитану Советской Армии нельзя? А ну показывай, вражья морда, кого ты там убил?
         -Да не убивал я его! Мы вместе с сержантом шли через болото, оба ранены были, а документ его вот, пожалуйста!
         Капитан рассматривал военный билет, на первой странице которого с подсохшей фотокарточки безглазо улыбался рот, но фамилию неожиданно для Фёдора капитан смог прочитать.
         -Любин Фёдор Игнатьевич. Это что же ты тут темноту-то гонишь? Вот же и фамилия твоя, и инициалы! Ты что, поиграть, что ли, решил с нами? - неожиданно миролюбиво произнёс капитан. - Да не немцы мы, а в настоящий момент партизаны. Ясно?
         -Так точно, товарищ капитан! - ответил Фёдор, сразу перестав сопротивляться выгодным для себя обстоятельствам.
         -Итак, Любин, откуда ты идёшь, кого видел? Или всё же пригрелся у тёлки в тёплой постельке и ждёшь конца боевых действий? - с усмешкой задал вопрос капитан.
         -Никак нет, товарищ капитан, хотел  ещё вчера пойти искать партизан, но... да что там, бежал я от старосты, тут недалеко деревня, километров семь будет. Солдат дюжину он сагитировал помогать фрицам. У меня рука была сломана, лечили меня там. Ну, а как срослась кость, я и сбежал.
         -А что, складно врёт, парни! Учитесь! - съехидничал капитан. Солдаты дружно засмеялись. Надя тоже заулыбалась от того, что всё так мирно закончилось. Ей уже показалось, что вот и партизан искать не надо.
         Но дальше пошло уже не так для неё радостно. Пять бойцов вовсе не собирались идти куда-то дальше, и возвращаться куда-то тоже не думали. Этот район был ими сразу облюбован для образования партизанской базы.
         Коза, овцы и курицы были объявлены общественной собственностью, запасы продуктов было приказано поставить на учёт и строгую экономию. Военное положение обязывало подчиниться без всяких разговоров.
         Так Фёдор Лубин стал Любиным с небольшим изменением в фамилии и совсем перестал быть похожим на себя, заимел отчество - Игнатьевич. Имя удачно совпало, что уже помогло совсем не запутаться. Что он мог сказать о себе этим людям, блуждающим по занятой врагом территории? Чтобы не засветиться при встрече с подозрительным человеком, пристрелили бы в два счёта.
         В деревню капитан послал двух солдат на разведку ближе к вечеру. Остальные, поужинав, устроились на сеновале, не оспаривая права Фёдора на хозяйскую постель. Оно и было безопаснее для вооружённых бойцов отбиться в случае нападения, и хозяйка, к счастью для Фёдора, не приглянулась капитану.
         Утром вернулись разведчики. Слова Фёдора они подтвердили почти полностью. Староста действительно в деревне был, а с ними были два полицая, но солдат они не видели. Это капитана не насторожило. Он решил взять в плен эту троицу и выяснить с их помощью положение немецких сил в районе.
         -С чего-то мы ведь должны начать, - веско заметил он. - Не возьмём деревню, не наберём партизан. А без численного преимущества нам и оружия не раздобыть, и пользы от нас мало.
         Когда стало смеркаться, отряд вместе с Фёдором двинулся в путь Шли около двух часов. В сентябре к девяти часам вечера было уже трудно различить, где лучше шагать, но разведчики вели группу более выгодным путём - сапоги только слабо хлюпали в мягкой, илистой почве. Скоро и трава стала клониться под тяжестью сапог. Вышли прямо к огородам.
         Дом старосты был в центре деревни. Залаял пёс.
         -Чёрт! Это ещё что такое? - зашептал капитан, одёргивая одного из разведчиков. Солдат уполз вперёд. Скоро раздался яростный лай, потом визг, и всё стихло. Заняли места у окон, в дверь постучали негромко. Когда мужской  голос спросил - "кто там?" - ответил Фёдор:
         -Извини, староста, я набегался, сдаюсь!
         Дверь открылась немедленно.
         -Ну, гнида, так-то ты ответил на мою заботу! - только и успел сказать староста. Приклад опустился на его голову увесисто. Беречь его здоровье никому в голову не пришло. Кляп засунули в рот, верёвкой опутали грудь и руки, крепко прижав их к рёбрам. Вошли в избу. Как ни странно, староста жил один. Это облегчало задачу. Фёдора оставили охранять пленника, вручив ему пистолет с единственным патроном, пошли по домам полицаев, которые засекли разведчики.
         Скоро деревню потрясли выстрелы. Стрельба продолжалась минут двадцать, раздались взрывы гранат. Потом наступила тишина.
         Староста пришёл в себя, смотрел непонимающе на Фёдора. Ему удалось выплюнуть кляп.
         -Ты, что, дурак? Ну-ка, развяжи меня немедленно! Я же тебя без суда расстреляю! Ты с НКВД не шути!
         -Извини, господин староста, не я тебя ударял, не я тебя  и связывал. Капитан разберётся, кто из нас дальше воевать будет!
         Староста как-то сразу сник, почувствовав, что не этот бывший раненый так с ним поступил, тем более, что в сенях раздались тяжёлые шаги нескольких человек. Капитан вернулся весь в крови. Следом шёл один из бойцов.
         -Уходим! - морщась от боли, коротко бросил капитан. - Стреляй гада, чего ждёшь!
         Фёдор взглянул на капитана, потом на старосту. Тот зло выругался и закричал:
         -Стреляй, подлый предатель! Ты что, не видишь, что капитан липовый?
         Это же переодетый эсэсовец!
         Фёдор растерялся. Он медлил. Он просто не мог понять, кто действительно из этих двух людей представляет для него наибольшую опасность. Капитан выхватил из его рук пистолет и выпустил единственную пулю в старосту, который как-то странно изогнулся и рухнул на спину вместе со стулом, с неприятным стуком черепа о половицу.
         Капитан, не оглядываясь, побежал к выходу, за ним - солдат. Фёдор выскочил последним. Все трое побежали по огороду к лесу. Капитан скоро перешёл на неверный шаг, быстро теряя силы. Рана была, как видно, серьёзной, и солдат подхватил командира за руку, предложив Фёдору сделать то же самое. В кромешной темноте они заблудились. Капитан попросил положить его на землю.
         -Чёрт-те что! - прохрипел он. - Разведчики не обнаружили солдат, а они вернулись откуда-то, и все вооружены до зубов. Жаль, потеряли хлопцев. Сколько там мы этих гадов положили? - обратился он к солдату.
         -Да человек пять не двигались, - ответил солдат.
         -Мало. Всех надо было изничтожить. Предатели! Своих же убили!
         После того, как капитан, как ему показалось, отдохнул, они медленно двинулись вперёд, но быстро поняли, что идут неизвестно куда. Капитан быстро терял силы, и движение вперёд становилось возможным, только если бы были носилки. Капитан понял это первым.
         -Лейтенант, бери распоряжение на себя. Я уже - труп. Решай.
         Такого мужества от капитана Фёдор просто не ожидал. На его совести, как он считал сам, была уже одна жизнь - сержанта Любина, почти однофамильца. Но чтобы решить судьбу старшего по званию, это было уже слишком!
         До утра было бесполезно куда-либо двигаться. Вынужденный привал продлился до проблесков зари, несмотря на опасное для жизни состояние капитана и возможность погони врага.
         Как только стало немного светать, Фёдор попросил солдата ножом срезать две толстые жердушки и изготовить носилки. Капитан лежал с закрытыми глазами, и мертвенная бледность лица говорила о слишком большой потере крови. Он был совершенно безучастен к дальнейшим действиям подчинённого солдата и Фёдора. Рана в грудь окрасила гимнастёрку,  кровь не останавливалась. Мозг капитана перестал разумно реагировать на происходящее вокруг него.
         Солдат торопливо резал ветки, накидывал их поперёк двух жердушек. Порвав свою рубаху на полосы, связал сооружение. Сверху набросил плащ-палатку, на неё положили безжизненное тело капитана.
         Фёдор не спешил тронуться в путь. Он долго оглядывался, осматривал стволы деревьев в поисках правильного  направления, только тогда взялся за носилки. Только через три час, покружив в однообразно окрашенной местности, устав до изнеможения, наткнулись они на знакомую избу.
         Дверь была распахнута настежь, все съестные запасы исчезли, в теплушке ни козы, ни овечек, и насест был пуст. Фёдор, покусывая губу, то вбегал в избу, то метался по двору, не решаясь в голос звать Надю.
         -Да ладно, лейтенант, чего бегать-то? - попытался остановить его солдат - Разошлись мы с этими, кто живым остался, не ясно, что ли? Непонятно только, как они нашли этот дом?
         -Так промахнулся капитан, не убил старосту-то! - почти крикнул Фёдор. -Ранен был, вот и  промахнулся. Надо было мне не медлить.
         Фёдор сейчас понимал, что заблудились они к своему счастью, но помощь капитану нужна была срочная.
         Хотел он знать, что случилось с Надей уже не с тем любопытством постороннего гостя. Её судьба была  ему уже не безразлична. Слова солдата вернули его в мир реальности. Сентябрьское утро проплывало над верхушками деревьев, растеклось по крыльцу за открытой дверью и вползло по половицам в комнату, сделав различимыми две неподвижно сидевшие фигуры и лежавшего раненого. Ни одного патрона в винтовке и пистолете, ни куска хлеба, ни возможности помочь капитану.

        глава 17

         Прасковья развила бурную деятельность. Несмотря на свою малограмотность, имела она серьёзные организаторские способности. В соседней улице жил художник, который работал в Художественном Фонде. Сходила она к нему посоветоваться, показала рисунки Николая.
         Иван Буракин был художником оформительского плана, рисовать картины забросил в далёком прошлом, но помочь соседке пожелал. Выяснил, что в Художественном училище на третьем курсе в Казани учился молодой человек, который как раз в это время подрабатывал на Сельскохозяйственной выставке. Была такая особенность СССР иметь для показухи необыкновенные достижения, которых добивался какой-нибудь выборочный колхоз обязательно имени Владимира Ильича, в котором спереди и сзади наталкивали витаминами хрюшку, быка или корову. Опытная станция выращивала необыкновенно могучий сноп пшеницы, кукурузы или гигантские овощи.
         В павильонах стены сплошь завешивались художественно оформленными плакатами, которые как раз и стоили очень даже прилично. Здесь-то и подкармливались художники, студенты художественных ВУЗов и училищ.
         Вот такой молодой человек и оказался в соседстве с художником Буракиным. Он и дал адрес квартиры в Казани, в которой можно было на период экзаменов снять койку в комнате. Прасковья вручила Николаю адрес в Казани, дала денег на дорогу и еду, а поезд довершил этот подвиг самостоятельного путешествия в исторический город, с которым были связаны годы учёбы Владимира Ульянова.
         Училище располагалось на улице Комлева. Двухэтажное старинное здание было небольшим, поэтому принять должны были тридцать человек. Приехало же со всего Советского Союза сто тридцать жаждущих стать Репиными, Суриковыми, и просто скромными учителями рисования, если уж не повезёт стать большим.
         Был и сюрприз для менее одарённых. Пятнадцать мест отводилось для национальностей. Если, значит, удмурт или татарин, рисуй на тройки. А русским с этими тройками делать нечего. Так что для хозяев России конкурс был неизмеримо тяжелее.
         Комната, в которой хозяева устроили Николая,  вместила ещё двух конкурентов. Каратаев и Бегенев были тоже из Ижевска, возрастом старше его и опытнее. Как они рисовали, Николай ещё не знал, но смеяться над ним они стали с первого дня из-за дремучести в области знания знаменитых художников. Оказалось, что Николай не знал ни о Тициане, ни о  Рембрандте, Веласкесе и Микельанджело. Ни о ком,  кроме Шишкина и Репина. Беседы их о художниках Николай слушал, разинув рот, но часто не зная даже по репродукциям этих мастеров, просто не понимал, о чём идёт речь.
         Тем не менее, на первом же экзамене за рисунок гипсовой модели он получил пять.
         Надо сказать, в училище бытовало среди педагогов убеждение, что гипс передать на экзамене претенденты могут только на четыре. Так что сразу же Николай вырвался вперёд в числе четырёх лучших. Бегенев и Коротаев фыркали и  возмущались - "И такому дремучему человеку так везёт!" Они, почему-то, просто не могли понять, что в училище везёт только умеющему рисовать. Когда же был поставлен натюрморт из различных предметов, и опять была получена пятёрка, Бегенев приуныл.
         Николай уже знал, что этому парню исполнилось тридцать четыре года, и этот год давал Бегеневу последний шанс. И он знал, что всех троих из одного города ни за что не примут. Кто-то непременно будет за бортом. Коротаев был на три года моложе товарища и был даровит.
         Третий экзамен Николай тоже сдал на пять. Бегенев сидел на кровати в расстроенных чувствах. Друг его, как мог, утешал. Но чувствовалось, что был он неискренен. Экзамены вообще не для того придуманы, чтобы утешать неудачников, но  Николаю было не по себе.
         Его возраст позволял поступать и поступать. Когда же он узнал, что Бегенев поступает в третий раз, выходило, что он свалился бедой на голову этому великовозрастному парню.
         В общем, на экзамене по литературе Николай пот из себя не выжимал, получил двойку, таким образом почётно устранившись от  конкурса. Директор училища пытался выжать из него хоть какую-нибудь зацепку, чтобы исправить положение, Николай молчал, как на экзамене по алгебре в школе.
         Даже пожелание директора увидеть его на следующий год снова он не озвучил словами благодарности.
         Коротаев и Бегенев поступили.
         Прасковья встретила Николая широко улыбаясь. Узнав, что сын не поступил в  училище, прямо-таки засветилась солнечной улыбкой. Никак, гора с её плеч свалилась, не иначе.
         -Не переживай! - урезонивала она сына. - Денег же всё-равно нет. Ты ничего не умеешь делать. А я уже договорилась, тебя примут на Мотозавод слесарем. Деньги там хорошие платят. Чем не жизнь!
         Через две недели, когда Николаю показалось, что о нём в Мотозаводе забыли, самостоятельно сбегал на берег пруда, где начался приём на работу в Элетромеханический завод. Оказалось, что устроиться на работу и в этот завод не было никаких препятствий. Только и здесь попросили подождать. А на другой день пригласили на работу в Мотозавод.
         До путешествия в цех дело не дошло. Предложили поработать кочегаром. Николай послушно согласился.
         Сколько силы нужно кочегару для катания одноколёсной тачки с углем, у Николая не было.
         Тачка сама весила, как оказалось, в два раза тяжелее кочегара. Николай усердно учился катать ей порожняком. Когда стало получаться, грузил на треть. То ли случайно, то ли как, пришёл начальник смены, посмотрел на героя-угольщика и в приказном порядке сократил восьмичасовой день на два часа. И всё-равно через неделю руки, спину и ноги ломило, отчего сон не наступал подолгу. К счастью, через две недели пришло избавление. Николая вызвали в цех. Здесь он  пришёл в откровенное уныние.
         Перед ним раскрыли схемы с ненавистными для него Кулонами, Джоулями, Омами и Фарадами из его нелюбимой физики! Через два дня его пригласили на работу и в Электромеханический завод. Он, конечно, сходил, сообщил, что уже работает в Мотозаводе. Там посмеялись его активности и с миром отпустили. Однако учебник и работа выгодно отличались. Все эти всевозможные сопротивления просматривались зрительно, прощупывались руками и вставлялись в нужные отверстия с понятной маркировкой. К тому же эта  работа хорошо оплачивалась.
         Поэтому любовь к деньгам и физике была обоюдной, автоматически вспоминались законы. Так что уже через полгода Николай стал числиться в передовых рядах рабочих. Он снова ходил в ИЗОстудию, надеясь через год снова поступать в Художественное училище. Но зарплата, такая превосходная, можно сказать - сказочная, затягивала. Когда месяцев через восемь
         он струдом затолкал в два кармана советские "портянки", то шёл домой как будто  в брюках-галифе. Дома он снял клеёнку с круглого стола,  который сам смастерил, уложил деньги в два слоя по всей столешнице, накрыл обратно клеёнкой и стал ждать мать.
         Прасковья поднялась на второй этаж их маленькой половины дома.
         -Ну, и где же деньги? - улыбаясь в ожидании чуда, спросила она.
         -Да вот же они, разве не видишь? - так же улыбаясь, показал Николай на стол. - Вот же!
         -Да где?
         -Ну, приподними клеёнку-то! Может, сколько-нибудь и найдёшь!
         Прасковья приподняла клеёнку и тут же  без сил присела на стул.
         -Боже мой! Как много-то! Вот и дожили до перемен! Я знала, что когда-нибудь так и будет!
         Но так хорошо жить долго не пришлось. После Нового года стал беспокоить Военкомат. Понеслись повестки на медкомиссию. Ввиду слабого здоровья Николая направили учиться в Радиоклуб! Что же это такое? Опять эта физика! До мая Николай терпел это истязание. Уже было трудно посещать ИЗОстудию после выстукивания азбуки Морзе, изучения материальной части радиостанции и напряжённого труда в заводе. В мае он бросил эти занятия и стал усиленно готовиться ехать обратно в Казань. В июле  пришёл капитан из Военкомата и умолял придти сдать экзамен хотя бы на радиотелефониста. И он сходил. Сдачи экзамена никакой не было. Просто  само присутствие зафиксировали, и в личном деле записали профессию для будущей службы.
         -Идите, пока свободны! - сообщил всем подполковник. - Ждите повестки!
         А через неделю дядя Лёша, который был ещё больше Прасковьи рад, что Николай не поступил в Училище в Казани, сообщил ему об открытии Художественно-Графического Факультета в Удмуртском Государственном Педагогическом Институте.

        глава 18

         Капитан умер тихо. Просто не проснулся. На плащ-палатке Фёдор и солдат вынесли его во двор. Солнце осветило потерявшее живой цвет лицо, которое и при слабых проблесках жизни уже было мертвенно-бледным. Руки капитана были с синеватым оттенком, кулаки сжаты, видно, от переносимой боли. Фёдору всё казалось, что рано предавать земле командира, что ещё он очнётся и заговорит приказным тоном.
         Документы, на этот раз Фёдор вручил солдату. Он знал только имя солдата - Андрей, не пытался в беседе выяснять дополнительные данные. Не находясь при параде, проще, поменяв частично одежду, он и не приказывал Андрею, а как бы обращался с просьбой. Ему не хотелось попасть ещё раз с чужими документами в какую-нибудь историю.
         Андрей раскопал в сарае маломальскую лопату и выжидающе смотрел на Фёдора.
         -Да, конечно, - очнувшись от своих раздумий, проронил Фёдор, - не здесь, там, за оградой, ближе к лесу.
         Солдат ушёл копать могилу, а Фёдор опять вошёл в избу, потерявшую весь свой уют. Ещё раз он окинул её взглядом. Вдруг вспомнил потайную мастерскую отца в Сарапуле. Какое-то беспокойство охватило Фёдора. Ему представилось, что Надя могла успеть спрятаться в погребе и теперь боится высунуть свой нос, не зная, кто находится в избе.
         Его внимание привлекла холстина, лежавшая на полу в кухне, которая никак не походила на половик. Он приподнял уголок её и увидел люк в подполье. Ещё более разволновавшись, он открыл западню и заглянул вниз. В полумраке что-то белело. На шестке он нашёл спички, похоже немецкого производства. Светом спички он посветил вниз. Тело Нади лежало в неестественной позе, как будто её просто сбросили вниз. Она была жива, но связана по рукам и ногам.
         Немецкие прихвостни оставили её, скорее всего, умирать мучительной смертью, досыта поиздевавшись.
         Фёдору не хотелось, чтобы Андрей увидел девушку в голом виде. Он быстро спустился вниз, разрезал узел верёвки, связывавший руки и задранное платье над головой, освободил ноги от пут. Надя так замёрзла, что едва ворочала руками, надевая всё, что Фёдор ей подавал. Лицо её, и без того некрасивое, было всё в кровоподтёках, один глаз превратился в щелку.
         От падения в подполье не по своей воле по лестнице вниз головой переломов не наблюдалось,
         но плечо и бедро были ободраны до клочьев висевшей кожи.
         Надя была не в состоянии даже плакать, просто смотрела неподвижно мимо Фёдора, находясь в шоке от пережитого ужаса. Когда Андрей, закончив работу, позвал Фёдора, тот уже привёл девушку в терпимый порядок, мокрым полотенцем протёр ей лицо. Несмотря на его усилия, Надя выглядела весьма пострадавшей. Но Андрею, вошедшему в избу, явление Нади показалось сверхестественным, он выпучил глаза и так стоял столбом несколько мгновений.
         -Ну, чего встал? - раздражённо спросил Фёдор. - Надо спешить, дождаться мерзавцев можем!
         Всё ещё оглядываясь, Андреё взялся за плащпалатку, и они понесли капитана к могиле.
         -А если бы мы опоздали? - наконец полюбопытствовал Андрей.
         -Похоронили бы двоих, - просто ответил Фёдор. - Хорошо, что так случилось, всё лучше тут плутать втроём.
         Они шли, надеясь, что Надя знает здешние места, и если они не найдут партизан, то у местного населения с девушкой будут вызывать больше доверия.
         Оставаться в разорённом хозяйстве Нади смысла теперь не было. Бросить Надю на произвол судьбы Фёдору в голову не приходило. Девушка шла как заведённая кукла. Глаз один смотрел не мигая, второй будто подмигивал, губы из формы пирожком превратились в два распухших пельменя кончиками вниз. Боль в плече и бедре ощущать она стала через несколько километров. Раны подсохли, боль, видно, стала нестерпимой, потому что Надя стала сильно хромать и, наконец, разразилась неудержимыми рыданиями.
         Ни Фёдор, ни тем более Андрей, не пытались успокоить её. Фёдор по опыту ссор с женой знал, что лучше не мешать излить обиду на отвратительные обстоятельства. Солдат шёл позади неё, не решаясь предложить помощь в присутствии старшего позванию. Хотя здесь в лесу звание Фёдора ничем не подтверждалось кроме его слов, солдат был из крестьян и привык считать стоящим над ним любого, у кого был уверенный голос и твёрдый взгляд.
         Всем хотелось есть, но больше мучила жажда. Фёдор потихоньку замедлял шаг, пока они не остановились, не сговариваясь. Надя сквозь слёзы смотрела, в какую сторону идти дальше.
         Она знала, конечно, эти места, но после перенесённых страданий и унижения, будто впервые видела всё вокруг. Фёдор с Андреем, похоже, переоценили Надины знания местности.
         Приближался вечер, а какого-нибудь жилья вокруг не было. К тому же они устали постоянно оглядываться, пугаться треска сучков под собственными ногами, и идти слишком медленно с Надей. Фёдор решил сменить направление, и пошёл впереди маленькой группы более ускоренным шагом. Страх встретить немцев стал притупляться. Равнодушие к опасности вызвал голод, который толкал их туда, где можно было найти деревню, еду и наткнуться на немецкие мундиры.
         Часа четыре они шли, оглядываясь по сторонам. Надя плелась уже позади, с трудом поспевая за ними.
         Вышли  к полю, на котором стояла неубранной то ли рожь, то ли пшеница. Картина эта была такой мирной, что не хотелось верить, что здесь в любую минуту раздадутся выстрелы, и придётся либо примять колосья своими телами, либо мчаться назад в лес, чтобы терпеть мучительный голод, сырость и собственное бессилие.
         Они стали ждать, когда окончательно стемнеет. Колосья мяли в ладонях и зёрна сыпали в рот. Надя сидела на соломенной подстилке, не глядя на мужчин. По-деревенски привычная к мужским притязаниям, она уж не так сильно страдала от изнасилования, как от того, что с нею обошлись так жестоко. Боль физическую она терпела стоически, но морально была так убита, что всё время старалась быть поодаль от Фёдора и солдата.
         Все трое молча жевали, пытаясь глотать разжёванную кашицу.
         -Может, набрать зерна и дальше идти? - прервал долгое молчание Андрей. Фёдор очнулся от своих мыслей, посмотрел, приподнявшись над качающимся ковром золотистых колосьев, вдаль.
         Практически было что-то увидеть невозможно из-за полумрака, опустившегося на землю.
         -Надо бы Надю определить в какую-нибудь семью. Пусть хоть она перестанет мотаться. А мы с тобой пойдём дальше, - решил наконец Фёдор.
         Когда совсем стемнело, они пересекли поле и, придерживаясь тропинки, стали красться вперёд. Домишко вырос прямо перед ними. Рискнуть решил Фёдор, который и бегал хорошо, и одет был неброско. Выдавали его только сапоги и солдатские брюки-галифе. Он подобрался к окну и негромко постучал. На крыльцо высунулся человек и старческим голосом спросил:
         -Кто это бродит по ночам?
         -Свои!
         -Петро, не ты ли?
         -Свои, дед, не бойся! - зашептал Фёдор. - Женщина у нас тут раненая, помогите, пожалуйста!
         Дед спустился с крыльца, подошёл ближе.
         -Где женщина-то?
         -Немцы есть у вас? - спросил Фёдор запоздало.
         -Да где же их нету-то, - сердито пробурчал старик. - Они леса-то жутко боятся, с того края все справные дома заняли. Мой-то дом им не просторным показался. Тесно у меня. Но женщина, это - хорошо. Помощницей будет.
         -Вот и ладно, - удовлетворённо хмыкнул Фёдор и сходил за спутниками.
         Старик в темноте не мог разглядеть трёх гостей, но лучину жечь не стал. Наощуп достал с шестка котелок с картошкой, солёные грибы принёс из сеней.
         -Утром раненько найду вам на дорогу чего пожевать, а пока не обессудьте, чем богаты, - извиняющимся тоном пояснил он.
         Утром старик, разглядев печальное состояние Нади, цокал языком, ругал супостатов и был готов отдать гостям последнее. Фёдор остановил его щедрость непререкаемым тоном. Взяли с собой запас на один день, не желая обездолить старика и Надю.
         Выскользнули из дома, когда ещё было темно, и через поле ушли за кромку леса.

        глава 19

         Экзамен по литературе начался с первого августа. Институт располагался в двух зданиях. Экзамен проводился не в большом четырёхэтажном здании, а в скромном двухэтажном, отчего ощущение страха снижалось из-за необъяснимого уюта ввиду немногочисленной толкотни абитуриентов. Конкурс оказался весьма незначительным, всего два или три человека на одно место. Николаю сразу не повезло. Войдя в аудиторию, он обнаружил отсутствие письменного приглашения, без которого не мог быть допущен к экзамену.
         Тысяча девятьсот пятьдесят девятый год ещё пропах духом "оттепели", педагоги отличались необыкновенным радушием, поэтому доброжелательным тоном посоветовали сходить домой за спасительной бумаженцией. Стоит ли много слов тратить, с какой скоростью мчался он домой, а потом обратно! С трамваем повезло дважды, и потерян был только час. И это была судьба. Трамваи ходили настолько редко, а институт находился так далеко от остановки, что  эта удача определила надежду на успех.
         Тройка за сочинение совершенно не беспокоила Николая. Беспокоило другое! Ещё вчера могло всё рухнуть.  Парторг цеха, в котором Николай вышел в передовики производства, и слышать не хотел об отпуске для поступления в институт. Рассчёт, который Николай был готов взять ради  мечты с детства,  не был подписан. Всё подитожил Военкомат. Три дня тому назад Николай полностью рассчитался с завода в связи с уходом а Советскую Армию. Тот же Парторг поздравил с будущей службой в доблестных войсках, пожелал вернуться в цех через три года!
         И вот она - заветная тройка за примитивное сочинение, которое Николай ухитрился начиркать за весьма короткое оставшееся время.
         Всё могла прикончить медицинская комиссия, признав Николая годным к воинской службе. А уже через три дня нужно было сдавать историю СССР. А так хотелось поступить и рисовать!
         Николаю в голову не приходило, куда он рвался поступить. Педагогических наклонностей он, скорее всего, не имел, о будущем он даже не задумывался. Сам завод его уже пугал тем, что рабочие в конце смены глотали сомнительного качества спирт, бежали до проходной, чтобы за воротами  по-пластунски доползти до ближайшей лужайки и на ней замереть часа на четыре в нелепой позе, часто в собственной луже.
         У рабочих не имелось прав свободного человека. Расценки постоянно снижались, как только передовики перескакивали невидимую планку слишком высокой зарплаты. Менее успешные рабочие сводили  концы с концами, ненавидели передовиков производства. Авралы в третьей декаде каждого месяца были обычным явлением. Если не было работы, все обязаны были находиться на своё месте, книгу разрешалось читать, если это был учебник школы или института.
         Однако приёмная комиссия, разглядывая слабо покрытый мускулами скелет Николая, остановилась на мысли, что семнадцать килограмм нехватки мяса являются препятствием к службе. В глазах пухлых женщин Николай читал выражение тихого ужаса.
         Военный комиссар долго не стал разглядывать простор между ногами Николая, просто покачал головой и изрёк:
         -Придётся отправить в часть для откорма!
         Врачи сообщили, что откормом тут едва ли пахнет.
         -Где учишься? - спросил полковник.
         -Поступаю в Педагогический.
         -И как успехи?
         -Сдал литературу на три.
         -Ну, если поступишь, учись, - отеческим тоном поощрил Николая полковник. - А не поступишь, год отсрочки. И поправляйся!
         Николай, несмотря на отсутствие угрожающих жизни килограммов веса, мчался домой, как на крыльях. Конечно, было некрасиво отлынивать от почётной обязанности, но, во-первых, дефект в здоровье, как оказалось позднее, он имел серьёзный, а во-вторых учиться хотят многие, да многим легче отслужить три года в армии, чем один раз сдать экзамены в ВУЗ.
         История СССР не доставила больших хлопот. Получив отметку "четыре", он сказал Прасковье, что он - студент!
         Прасковья улыбнулась заговорщически.
         -Не знаю, куда бы ты поступил, если бы я не сходила к Марие Алексеевне. Она хорошо помнит твоего отца, а слово Главврача на медкомиссии что-нибудь да значит.
         Николай смотрел на мать, которая стала ему казаться чином не ниже генерала. Но сомнение в душе у него всё же осталось. Ведь нехватку веса комиссия наблюдала и при погонах на плечах!
         Полученные пятёрки за рисунки и живопись подтвердили слова Николая. Теперь следовало забыть о сумасшедших зарплатах, перейти на скудное питание и долго находиться в крайней нужде.
         Прасковья, привыкшая бороться за светлое будущее человечества рука об руку со Сталиным и следующими Генсеками после него, смотрела на жизнь прагматично. Сын и экзамены сдавал в сатиновых шароварах, которые Прасковья только умела шить, и в них же учиться надумал вечно.
         Нищенский вид студента совершенно не вязался с его талантом. Но это Николая не волновало.
         Первый преподаватель Худ-графа был к тридцати пяти годам полностью облысевшим, обещал студентам будущие успехи, даже не озвучивая педагогическую направленность обучения.
         Но совсем по-другому рассуждал Декан физико-математического факультета, к которому был приплюсован Худ-граф. Теперь Николай, совершенно не усвоив физику в средней школе, должен был изучать её за  полный курс Физико-математического факультета! Правда, без применения задач.
         Как это должно было выглядеть, Николай предположить не мог, но уныния эта новость ему добавила.
         Его совершенно не расстроило, что их сразу отправили в колхоз на уборку картошки. Любая поездка вдаль от дома его радовала. Он ещё только сел в кузов автомобиля, как стрела амура пронзила наскозь его тщедушную грудь. Его взгляд столкнулся с взглядом неописуемым по красоте! То, что красавицы обладают способностью гипнотизировать, Николай не знал, и подозрений в этом направлении не имел.
         Зина была неотразима! В груди Николая прозвучал сигнал, день за днём всё усиливаясь до уровня взрыва! Было ещё хорошо, что этот взрыв был подземным, и до общего обозрения не дошёл.
         Николай за месяц служения отстающему колхозу немного поправился, но Зина с её чудесным даром природы в виде удивительного взгляда становилась для него наваждением, заслоняющим реальный мир.

        глава 20

         Картина, которая предстала их глазам, была ужасной. Часов через пять быстрой ходьбы они наткнулись не результат кровопролитного боя. Десятки бойцов Красной Армии издавали зловоние, от которого тошнота стала подступать к горлу. У многих руки сжимали винтовку или автомат, не успев истратить патроны до  конца. Были и изуродованные тела от попадания снаряда поблизости.
         Фёдор, прикрыв нос фуражкой, выбрал себе винтовку и пистолет, валявшиеся на земле, насобирал десяток патронов. Андрей выпростал из рук покойника автомат с круглым диском, и долго стирал с него остатки прилипшей плоти. Оба бежали от догоняющего трупного запаха полчаса, после чего, обессиленные, легли на траву в окружении негустого кустарника, чтобы отдышаться. Нашли чуть позже лужу, помыли руки и съели по лепёшке из ржаной муки.
         В сумерках добрались до берега реки. Предположили, что это река Великая. Но им было всё-равно, независимо от названия этой водной глади, не перебраться на противоположный берег.
         Да и был ли смысл в этом, они не знали. Решили отойти от поблескивающей на солнце реки и повернули на запад, чтобы избежать заболоченной местности, которая не обещала им ни скромного провианта, ни маломальски сносного ночлега.
         Деревни были здесь удалены одна от другой на семь - десять километров, по дороге это было бы - не расстояние, но постоянная настороженность, замедление шагов при каком-нибудь непонятном звуке, да ещё переход дорог и просек удлинняли эти расстояния чуть не втрое.
         Фёдор уже часа два ощущал пожар в желудке, его пошатывало, он часто глотал небольшими порциями воду из фляжки, позаимствованной у погибшего воина, надеясь облегчить свои страдания. Под конец он упал и стал кататься по земле, потеряв всякий контроль над собой. Андрей стоял над ним, совершенно не зная, как поступить и чем помочь. Ночь приближалась по осеннему быстро.
         Андрей отошёл к зарослям ивняка, обрамлявшего вечно невысыхающюю большую лужу, похожую на малюсенькое озеро, и оттуда осматривал округу, держа автомат наготове.
         Когда приступ боли притупился, Фёдор сел на траву и, не увидев спутника, встал и пошёл, продолжая пошатываться, держа винтовку двумя руками перед собой, сам не зная куда.
         Андрей догнал его и, ни о чём не спрашивая, пошёл впереди.
         Ему уже было известно о болезни Фёдора, и он шёл вперёд решительным шагом, торопясь  выйти к какому-нибудь жилью и добыть продукты для товарища.
         Окраина села встретила их выжженным пустырём. Метрах в ста от крайнего дома торчали нелепые остовы деревьев, казавшиеся в густом полумраке цепью наступающего врага исполинского роста. Идти вперёд через это пространство было не по себе в вечернем сумраке. Они подождали, когда окончательно стемнеет.
         в селе не слышалось какого-нибудь явственного шума техники или просто звуков. Спутников это почему-то совсем не удивило. Почти  в полной темноте или близко к этому, они пробрались к крыльцу ближнего дома, тихо постучали. Не получив ответа, толкнули дверь и она со скрипом, напугавшим их, открылась. В тёмных сенях, судорожно сжимая винтовку и автомат, готовые в любую минуту открыть огонь, они запнулись о что-то мягкое. Андрей ощупал препятствие и грубо выругался в адрес фашистов.
         Они осторожно перешагнули через труп и, спотыкаясь, зашли в избу. В темноте Андрей щупал пальцами пространство, пытаясь что-нибудь обнаружить. Ещё три трупа разной величины лежали вниз лицом на полу. В печи Андрей нашёл горшок, в котором в не слитой воде была неизвестно когда сварёная картошка. По тому, что от трупов запаха ещё не было, Андрей определил, что картошку есть можно. Лаз в подполье он искал перед печкой, едва не занозив пальцы.
         Кольцо звякнуло, когда терпение Андрея было на исходе. Фёдор ощущал дуновение ветерка от движущегося в поисках Андрея. Ему сразу стало легче после первой съеденной картофелины, которую услужливый Андрей сначала надкусил сам.
         Андрей, непонятно каким образом, легко ориентировался в темноте, открыл люк в подполье, спустился вниз, что-то нащупал, что-то вытащил, закрыл люк. Затем он с пола поставил свои находки на стол. Сложив улов в мешок, обнаруженный висящим на верёвке у печки, Андрей завязал сверху узел, закинул жалобно звякнувшую поклажу на спину, и они покинули избу.
         Любопытство их не было удовлетворено, хотелось узнать, что случилось в этой деревне. К тому же Фёдор был серьёзно болен, поэтому они забрались в сарай и решили дождаться утренней зари. Хотелось хоть немного обсохнуть и отдохнуть от скитаний по лесу.
         В сарае было пусто, но чувствовалось, что совсем недавно здесь была живность. Видно, каратели прочесали село весьма жестоко и выжгли поле перед лесом для своей безопасности.
         Но тогда напрашивался вывод, что где-то здесь недалеко орудует партизанский отряд, и они непременно должны с ним встретиться.
         Когда чуть забрезжило, оба, так и не сомкнув глаз, по огородам стали пробираться к другому дому. Запустение было и там. Соседняя улица тоже была пуста. Никакой военной техники, ни фашистов, ни жителей села не было видно.
         Фёдор, оживший после скромного ужина и завтрака, уже не походил на развалину, был энергичен и хотел реабилитировать себя в глазах младшего по званию в их маленьком отряде.
         -Надо разведать, всё же, что здесь произошло, - проговорил он, как будто сам себе. Но Андрей воспринял это, как приказ и пополз по огороду к следующему дому. Скоро он махнул Фёдору рукой, встал во весь рост и, не скрываясь, заглянул в окно. Село вымерло полностью. Непонятно было, почему не были сожжены дома. Единственным живым существом осталась кошка, на которую не хватило  пули.
         Наполнив два мешка овощами Фёдор и Андрей двинулись  в путь. Наткнулись они на побоище за длинным сараем, к которому примыкала канава, похожая на специально вырытый ров. Там и лежали все жители села. Было очевидно, что расстрел был произведён не более суток назад.
         Смерть ещё не обезобразила тела до неузнаваемости. Мародёры цивилизованной Европы не побрезговали одежонкой несчастных, готовясь к зимовке в России.
         Мраморный цвет тел с яркокрасными выбоинами на груди взывал к мести, но два бойца только сжимали кулаки и молча смотрели, чтобы запомнить эту картину никому не нужной смерти.
         Снова они шли бесцельно вперёд, придерживаясь более густых зарослей, не зарываясь в топкие места и избегая дорог. Мешки с поклажей давили на плечи, спины были мокрыми, но они всё шли, и каждый из них ждал, что не он, а другой сбросит мешок первым и заявит о своей усталости.
         Их остановку ускорил окрик, казалось, раздавшийся на весь лес. Это случилось настолько неожиданно, что Андрей, сбросив мешок, нажал на спусковой крючок автомата. Весь небольшой запас патронов в диске мгновенно иссяк.  Тотчас лес огласила тирада отборного мата:
         -Ты что, мать твою, делаешь. такой-сякой!
         И по пуле на каждого просвистели над их головами, отчего они не замедлили низко поклониться земле.
         -Свои же, чёрт побери! - крикнул Фёдор.
         Насторожённо сблизились и, увидев солдатскую форму, немного успокоились.
         -Документ есть? - спросил один из появившихся из-за стволов деревьев.
         Фёдору стало сразу не по себе. Показывать снова чужой документ было здесь гораздо опаснее, чем там, в доме Нади капитану. Он стал медлить, ожидая, когда Андрей вынет свою армейскую книжку. Но тот, вдруг заметив паузу в поведении Фёдора, заорал:
         -Да кто вы сами-то такие?
         И лучше бы он этого не делал. Три пули просвистели совсем близко, отчего оба упали на животы,  спрятавшись за мешки с продуктами.
         Лесные хозяева встали у них по бокам, и было их человек шесть.
         -Оружие на землю и встать, руки вверх! - скомандовал довольным тоном здоровенный детина.
         -Воевать идёте или прятаться от врага?
         -Воевать, конечно! - почти враз рявкнули Фёдор и Андрей.
         -Тогда документы сюда и без фокусов!
         Фёдор нехотя достал потерявшую приличный вид армейскую книжку покойного сержанта, понимая, что отсутствие вообще документа едва ли воспримет лесной народ положительно. Андрей тоже  предъявил свой документ, который был в полном порядке.
         Фёдор уловил неудовольствие в выражении лица богатыря, почувствовал, как нарастает боль в груди. Нервозность его тотчас была замечена. Здоровяк стал усиленно разглядывать его потрёпанное удостоверение. Наконец, сказал с явным раздражением:
         -Ты что, в реке, что ли, купался? Как фамилия, имя, отчество?
         -Любин Фёдор Игнатьевич.
         -Ага, вроде что-то похожее, а вот фотка-то чёрт знает чья!
         Фёдор чувствовал, что если он будет молчать, можно будет ожидать любой сюрприз. Кому в тылу врага нужно долго разбираться, чьё фото и чей документ, если в любой момент можно пригреть провокатора и шпиона, на которых был так щедры немцы.
         -Тут мы прошли мимо деревни. Там все убиты. Не вы ли виновники их смерти?
         -Что-о? - взревел верзила. - Да я тебя за такие слова сейчас пристрелю!
         -Лучше побереги патрон для фашиста, - спокойно ответил Фёдор. - А меня, если не скосит пуля врага, побереги для дела! Я слышал, кто-то смелый убил одного немецкого офицера. А в наказание немцы уничтожают целые селения. Так что убивать надо не одного офицера, а целый взвод фашистов, чтобы потери были с обеих сторон равные.
         -Ладно, чёрт с тобой, - сердитым тоном отозвался партизан. - Посмотрим, какой ты умный в деле. Пошли! - скомандовал он, и все двинулись вглубь леса.

        глава 21

         Учёба в институте была для Николая настолько непохожей на школьную, что он даже стал её воспринимать как игру с весьма лёгкими правилами. Не нужно было постоянно ждать, когда спросят. Не нужно было каждый день готовить домашнее задание. Всё решала сессия, к которой можно было подготовиться за полгода, а можно было и за три дня!
         Конечно, за три дня подготовиться можно было только в сказке Аксакова, когда помочь могло волшебное зёрнышко. Ну и ещё золотая рыбка из сказки А.С.Пушкина. Да народ чего только ни мечтал добиваться и с помощью волшебной лампы Аладдина, и "по щучьему велению, по моему хотению"! Веками человек мечтал не работать, а чтобы было сделано, не учить, а чтобы знать.
         Эта мечта двигала прогресс, который превращал человека из могучего Геракла в тщедущного интеллигента, которому приходилось придумывать себе спортивные снаряды, чтобы не деградировать в физическом развитии.
         Николай о своих мускулах не думал. Ему хотелось только рисовать. Система обучения не как в школе давала этот шанс. Учиться три дня в сессии по каждому предмету решил Николай для себя, не считая отметку "три" неважного качества. Правда на эти три дня заучивания предмета надо было сильно сосредоточиться. Николай был к этому готов.
         Самым трагическим событием всё же было совмещение двух деканов в одном лице. Сундуков был неистощим на придумывание новых и новых предметов, ничего не имеющих общего с рисунком и живописью. Предметы сыпались, как из рога изобилия. Было ощущение, что  Николай поступил не в институт, а в Университет. Перечислять эти предметы не имело смысла. Единственным предметом был русский язык, на котором Николай неизменно писал диктанты только на пять, и только в единственном числе.
         Физика стала для Николая кошмарным наваждением. Этот предмет он не смог бы освоить, даже если бы забросил всё своё рисование. Ещё ужаснее была начертательная геометрия. Её легко осваивали не умеющие рисовать. Мастера кисти и карандаша плавали в ней, теряя эти загадочные линии и точки в бесконечном пространстве.
         Рисуя натюрморты легко и непринуждённо, ему постоянно виделось одутловатое, красное лицо декана Физико-математического факультета.
         Николаю ничего другого не оставалось, как тянуть лямку первокурсника, вдевая костлявые ноги в шаровары, которые усердно шила Прасковья, не освоившая сложного пошива брюк.
         Вместо усердного познавания сложных переплетений плоскостей и связующих эти плоскости линий по "начерталке", уникальных свойств материалов и металлов по физике, Николай стал пытаться освободиться от злополучных шаровар, которые уже никто в городе не носил.
         Будто проснулся в нём "ген" мастерового Ивана Семёновича, его деда, строгавшего и пилившего, но способного и в других ремёслах.
         При отце он бы, скорее всего, начал бы с шитья туфель. Но у Прасковьи была старая швейная машина, а магазины были переполнены дешёвыми тканями. Это и упростило задачу.
         Упростив задачу до предела, Николай сшил штанишки, очень похожие на брюки. Этот подвиг  поставил Николая в ряд с нормальными молодыми людьми.
         Стипендия в размере двухсот двадцати рублей резко отличалась от зарплаты в заводе в две тысячи рублей, однако Прасковья акклиматизировалась мгновенно. Она всячески стала выжимать из дяди Лёши хоть что-нибудь, и крутилась сама, как белка в колесе.
         Где,  что и как она добывала недостающие деньги, история данные не донесла до сознаия Николая.
         К счастью, у руля Коммунистической Партии и Правительства СССР стоял толстый, неуклюжий, весёлый мужик - Никита Сергеевич. Широким взмахом руки он смахнул цену на хлеб в столовых учебных заведений. Это спасло Николая от дальнейшего похудения. В столовой института он брал два стакана чая, пил и  заедал бесплатным  хлебом. Так что стипендии на жизнь хватало.
         Николай не заметил, как втянулся в создание всё новых "прикидов". Машинка строчила почти ежедневно. Прасковью пугала мысль, что сын бросит это рисование, на которое мать так рассчитывала.
         Богатая жизнь ей буквально снилась. Она не подозревала, что сын настолько влюблён в однокурсницу, что именно из-за этого ему стало стыдно носить шаровары. Однажды это и произошло. Зина обратила внимание не столько на мастерство молодого художника, сколько на наряды Николая. Конечно, Николай пользовался вниманием не только Зины. С ним готовы были породниться вполне приличные девушки института, которым грозило распределение в сельскую местность.
         Зина не была той девушкой, с которой Николай обрёл бы покой и счастье. С ней ко времени их сближения уже переходили все уважаемые богатыри группы, отслужившие в армии. Рядом с Зиной даже в приличном костюме, котрый Николай ухитрился сшить сам, он выглядел, как друг и не более того.
         На любовника он просто не тянул по параметрам. Зина, к его несчастью, была всего на сантиметр его ниже. Учитывая, что у обоих толщина шеи и рук были одинаковыми по массе, они больше походили на двух подружек. Группа не замедлила смеяться. Лысый преподаватель стал делать недвусмысленные замечания, подогревая этим смех студентов.
         Особенно терпел Николай от подруги Зины. Люсина была его выше, стоять рядом с подругами Николаю было не по себе. Он чувствовал себя униженным не столько этими девушками, сколько самой природой. Ведь он видел, что брат его был таким же высоким, как и отец.
         Зимняя сессия подкралась незаметно. Надо было сдавать начертательную геометрию. На экзамене он напрасно сверлил глазами задачу, в которой надо было найти по точке нужную линию. Преподаватель подошёл, улыбаясь, спросил:
         -Как здоровье Прасковьи Степановны?
         Николай одурело воззрился на преподавателя.
         -Иногда болеет, но не жалуется!
         -Вот эти две точки мы, Лубин, соединим, а вторую задачу вам, будущий художник, всё-равно, не решить! Думаю, вас "три" устроит? Давайте зачётку.
         Дома Николай узнал от матери, что Прасковья дружила с женой преподавателя "начерталки", так что в действиях преподавателя не заметила ничего необычного.
         Но Николай, переживший шок от возможного провала экзамена, был ошарашен.
         Мать для него казалась феей из доброй сказки!

        глава 22

         Партизанская база находилась на редком для этой местности холме. Были выкопаны две землянки, не такие просторные, чтобы вольготно можно было расположиться. Планировалось небольшому отряду ещё построить что-то подобное для женского коллектива. Можно было ожидать, что местные мужчины могли привести и своих жён и детей.
         Верзила, так недружелюбно повстречавший Фёдора и Андрея, оказался командиром партизанского отряда. Хотя и отрядом-то назвать два десятка бойцов-окруженцев можно было с натягом. Здесь было всё, что осталось от полновесной роты после нескольких стычек с немецкими войсками.
         -Ну, теперь, Любин, докладывай, откуда вы идёте, что видели и, особенно,  о том селе, где жители погублены подлыми захватчиками?
         После изложенного Фёдором объяснения было решено выступить рано утром в сторону села и предать земле погибших.
         Ночью Фёдору стало совсем плохо. Он стонал во весь голос, метался на настиле из жердушек. В отряде не было ни врача, ни фельдшера, ни лекаря. Командир зажёг свечку, поднёс её к лицу Фёдора и незлобно выругался. Несколько соседей Фёдора проснулись и, освещённые слабым отблеском свечи, смотрели на мечущегося новичка.
         -Ну, а ты что скажешь, напарник? - обратился командир к Андрею, который лежал рядом  с Фёдором.
         -Болен он. Язва желудка у него.
         -Так с язвой же не берут на фронт! Когда это у него началось?
         -Не знаю, - ответил Андрей, - мы недавно встретились. Он ещё говорил, что звание у него - младший лейтенант.
         -Вот-те на! - присвистнул командир. - Какой же от него теперь пользы-то ждать? Разве определить командиром кухни. Вот и будет сам себе здоровую пищу готовить, если будет из чего.
         Утром выступили всем отрядом. Взяли с собой три лопаты, чтобы не искать на месте. Шли длинной цепочкой, впереди - хорошо вооружённые, позади - Фёдор с Андреем. Чувствовавший себя скверно Фёдор ни за что не хотел остаться в одной из землянок и ждать возвращения отряда. Командир отряда махнул рукой и распорядился не мешаться под ногами, идти позади и не отставать.
         Шли долго. Чувствовалось, что партизаны ещё не освоились в этом районе, и к селу шли зигзагообразно. Рассвет ознаменовался мелким, моросящим дождём и слабым проблеском зари с  востока. Идти становилось всё легче. Глаза уже различали,  куда ступают ноги, скорость увеличилась.
         Всем хотелось попасть к месту назначения быстрее, чем станет светло, как днём.
         Похоронили сельчан тихо, без салюта. Только командир вполголоса пообещал страшную кару немецким захватчикам и их прихвостням - предателям Родины.
         Фёдору при этих  словах стало не по себе. Он уже не рад был, что присвоил себе чужой документ, и не видел выхода из этой опаснейшей ситуации. Признаваться было поздно. И ладно бы язва желудка, но и рука срослась не так, как следовало, что усложняло стрельбу из винтовки на точность. Мелькнула мысль бежать, освободиться от спутника Андрея, который сболтнул о его воинском звании. Ведь по документу он был сержантом. А с сержанта какой спрос, почти тот же рядовой.
         Между тем, командир принял решение посетить любой, небольшой населённый пункт и отомстить за смерть мирных жителей, пока боевой дух в отряде накалился, и это могло для немцев стать плачевным фактом.
         Не раз в истории войн побеждали малым числом сильные духом. Немцы же воевали не для того, чтобы погибать, а чтобы богатеть на чужой земле. Правда, едва ли рядовые солдаты мечтали о большем, чем вернуться когда-нибудь на свою немецкую Родину, уже усеяв русскую землю многочисленными берёзовыми крестами.
         Фёдор, отставший к концу пути с мыслями о побеге, всё же почувствовал, что ещё более ухудшит своё положение, стал быстро догонять впереди идущих. Он твёрдо решил, что лучше проявит себя в этом бою и не будет бегать от пуль. Пусть даже убьют! Погибшего в бою не будут подозревать в дезертирстве, обмане, присвоении чужого имени!
         Командир не удивился появлению за своей спиной Фёдора. Молча продолжали идти ещё какое-то время.
         Утренний дождь размывал границы горизонта, мелькавшего в просветах деревьев. Наконец стали вырисовываться дома селения, в котором на угоре выделялся белый остов церкви. Тишина нарушалась рокотом мотора, скорее всего, походной электростанции фашистов. Улицы были пусты, но напряжение среди бойцов нарастало. Все были сосредоточены, сжимали винтовки и автоматы, готовясь к бою.
         Командир послал трёх бойцов на разведку, приказав остальным снабдить их дополнительно лишней парой гранат. Кто-то протянул ценные в бою "лимонки", кто-то - немецкие продолговатые гранаты, и разведчики мгновенно скрылись из глаз. Настало томительное ожидание.
         Скоро раздались выстрелы, разрывы гранат, ещё выстрелы. И наступила тишина, во время которой все стали переглядываться. Командир сидел на корточках и не сводил глаз с тех деревьев, из-за которых дожны были появиться возвращающиеся разведчики. Не он один увидел, как один из трёх посланных разведчиков машет издалека рукой. На таком расстоянии трудно было понять, что это означает. Командир послал ещё двоих узнать, в чём дело. Ему не хотелось потерять весь отряд, если посланные три разведчика погибли. И только после  сигналов этих двух бойцов отряд двинулся в село. Успех был ошеломляющий. Получилось, что три бойца овладели селом, а отряду оставалось просто войти в село! Были убиты шесть немцев и два полицая. Три немца и два полицая сдались, оказавшись в минуты боя без оружия.
         Захвачены были три пистолета-пулемёта, весьма диковинное оружие того времени, несколько немецких гранат, вальтеры и два мотоцикла с пулемётами. Времени находиться в селении было мало. Немцев тут же расстреляли. Полицаев решили судить после допроса, изобразив видимость честного народного суда. Фёдор узнал Чернявого. Тот пока ещё его не заметил и вёл себя достаточно сдержанно. Чувствовалось, что для себя он решил умереть достойно, пощады не просил, и в ногах не  валялся, как его собрат. После осмотра трупов и живых были собраны все документы.
         Командир мельком их просматривал, и вдруг стал пристально всматриваться в один из них.
         Поискал глазами вокруг себя и остановил взгляд на Фёдоре.
         -Иди-ка сюда, лазутчик! - загремел он на всю комнату. - Больной, значит, сволочь? А это что? - он бросил в лицо Фёдору документ.
         Тот поймал корочки, раскрыл, натянуто улыбнулся: - Ну, мой.
         -Так, значит, втесался в наши ряды и, если бы не случай, выдал бы нас врагу? Ну, братва, сейчас его расстреляем или судить будем с этими подонками?
         Солдаты, довольные, что обошлось в захвате села и пленных без потерь, были настроены не так воинственно, к тому же многие видели муки Фёдора ночью, поэтому единодушия в репликах не наблюдалось.
         -Ладно! - зло отреагировал командир, - мы тут - не НКВД, мы - народ и даём шанс отболтаться на суде с этими двумя! Возвращаемся!
         Бойцы забрали пулемёты с мотоциклов, старательно вывели из строя моторы и колёсные камеры. Загрузились трофейным оружием и провизией под завязку, не постеснявшись эксплуатировать спины и плечи будущих смертников, двинулись назад. Появившиеся невесть откуда местные жители стали умолять взять их с собой, справедливо боясь вероятной мести фашистов. Вместе с этим разношёрстным хвостом увеличившийся отряд гремучей змеёй стал заползать в туманный лес и исчез за пеленой осеннего, затяжного дождя.

        глава 23

         Первый курс на Худ-графе многим стоил несбыточной  мечты о дипломе. Начертательная геометрия съела сразу шесть студентов в конце второго семестра. Все перешедшие на второй курс старательно мучились над освоением масляных красок, которые нужно было класть на картон или холст от тёмного к белому, а не наоборот, как в акварели - от белого к тёмному.
         Нельзя сказать, что переход от акварели к масляной живописи был лёгким. Николай мучился не меньше других студентов, успехи которых были гораздо ниже его успехов. Краски были в тубах, выдавливать их приходилось на палитру. Сколько должно было понадобиться краски, было неизвестно. Николай обычно всегда сильно пачкался, довольно скоро рукава и колении у куртки и брюк начинали иметь пятна, которые отстирать уже не имелось возможности.
         Краски выдавались в скупом количестве, приходилось их дополнительно покупать на стипендию.
         Преподаватель подсказывал Николаю редко, давая ему самому до всего доходить. Поэтому Николай часто заходил в книжный магазин и искал книжки по теории рисования и живописи.
         У Николая появился друг, парень весёлый, легкомысленный и выпивоха. Николай попадал то в притяжение Зины, то Рудольфа Каргашина. Ни тот и ни та пользы для Николая не приносили.
         Энергия уходила то на сердечные страдания, то на весёлый хохот. И всё-таки умение рисовать росло, а с умением росла и неприязнь группы к сопливому, тощему студенту, так не похожему на солидных мужчин, отслуживших в армии, поработавших на производстве и в колхозе. Плутание в перспективе, тонах и цвете им солидности не прибавляли. Лёгкость же,
         с какой Николай разделывался с постановкой натюрморта или композицией многих раздражала.
         В каникулы в январе преподаватели одарили четырёх студентов поездкой в Москву. Среди них попал и Николай Лубин. Москва встретила студентов радушно. Гостиница подарила им комнату, музеи - шедевры живописи. Сама Москва поразила Метрополитеном. Эдик из группы "Б" уже бывал в Москве, поэтому троица "гусят" старательно шаркала подошвами ботинок по очищенному от снега асфальту следом.
         Как ни впитывал Николай технику живописи в Третьяковской Галерее и  в музее имени Пушкина, но понять её так и не смог. Он просто любовался шедеврами, не ощущая, что это нарисовано. Так всё было полно жизни!
         Три последних дня питались в столовой завода имени Ленина, в котором выпускался автомобиль "Москвич". В этой столовой была система - после определённого часа можно было набирать полный поднос на пятнадцать, а то и на десять копеек. Всё-равно все остатки выбрасывались.
         Зине Николай привёз туфли за  пять рублей. В них можно было ходить только в сухой день в лес за грибами. Каблук не превышал двух сантиметров. Николай внимательно следил, чтобы рост Зины всегда был ниже его роста на один сантиметр. Зина с саркастической улыбкой спросила:
         -Там, в Москве все такие, наверно, носят?
         Николаю стало неприятно. Он и так несколько завтраков и обедов в Москве пропустил, чтобы эти пять рублей сэкономить. К тому же, ему приходилось рядом с Зиной ходить, будто проглотив аршин. Вверх как он ни тянулся, но, видно, бог решил больше ему роста не давать.
         Учёба шла своим чередом. Воспоминания московские скоро перестали интересовать других студентов, карандаши чиркали по бумаге, кисти елозили по холстам. Лекторы читали лекции, не интересуясь, слушают их или нет.
         Весна приползла в город со скоростью черепахи, но как ни медлила, зелёные листочки затрепетали за окнами аудиторий. Николай ухитрился сдать все зачёты и экзамены. К июню он был уже свободен. С Зиной он расстался без особой печали. Каргашин так засыпался в учёбе, что не докучал ему рассказами на амурном фронте. Николай просто решил заработать денег в Художественном Фонде. Их преподаватель договорился с директором этой организации для более успешных студентов. Обычно требовались люди для оформления Сельхозвыставки.
         Практику можно было получить хорошую в оформительском деле, но лучше рисовать от этого было, конечно, невозможно. Николая Дирекор Фонда просто отфутболил. Вид был неказистым,
         впечатления не получилось. Николай был в такой нужде, что гордость свою выказывать не стал, сходил домой и принёс свои рисунки. Директор Худфонда был человеком культурным, против мастерства претензий не заимел. Так что Николай явился на Сельхозвыставку на велосипеде, всем видом показывая, что он, ко всему, ещё и спортсмен.
         Конечно, Николаю поручили самую чёрную работу. Николай и эту работу принял, как подарок судьбы. Две недели он выпиливал лобзиком буквы вывесок павильонов, потом писал тексты больших плакатов, стоимость которых была самой низкой. И когда он заработал одобрение старых художников, готовых поручить ему более сложное задание, Николай вдруг вспомнил, что должен написать несколько пейзажей. Как его ни уговаривали художники с седыми волосами, Николай сел на велосипед и укатил на природу. Шестьсот рублей, которые он заработал, хватило, чтобы сшить осеннее пальто из очень тёплой ткани и купить дорогие зимние ботинки.
         Теперь он вполне походил на жениха для Зины.
         К этому богатству Николай сам сшил настоящий пиджак с подкладом, карманами. Осталось опробовать - прогуляться до кинотеатра. У кинотеатра Колосс на него обратила внимание ужасно намалёванная девица, не доросшая до совершеннолетия.
         -Скажите, пожалуйста,  где вы купили такой пиджак? - моргая наивно голубыми глазами в ореоле ресниц, спросила девица. Толстые губы её сияли рубином. Николай прошёлся взад и  вперёд, повернулся спиной, потом передом.
         -Правда, красиво?
         -Он, наверно, очень дорогой?
         -Нет, не очень.
         -Он у вас какой-то не такой! - с восторгом воскликнула девушка, по имени Марина.
         Зина до первого сентября была забыта.

        глава 24

         -Ну, предатели, берите лопаты и копайте себе могилу! - приказал командир партизанского отряда. Фёдор и Чернявый молча подчинились, но третий завыл белугой, упал на колени и пополз к командиру на четвереньках, умоляя простить.
         -Ты, сволочь, убил всех жителей деревни и ещё воешь?! - заорал на него командир. - Бери лопату, гад, и копай глубже, чтобы от тебя меньше смердило! Вон, твои подельники уже в ад дорогу себе прокладывают!
         -Я не убивал! - канючил полицай. - Я только собирал народ!
         Командир достал револьвер, навёл на полицая.
         -Копай, гад!
         Полицай попятился в ужасе задом к лопате, сиротливо лежавшей на траве, взял её и вдруг, дико вопя, кинулся навстречу своей смерти. Раздался выстрел, лопата чиркнула воздух, и полицай рухнул в двух шагах от командира.
         -Мужики, лопата освободилась, помогите двум врагам народа, а то они до утра не выкопают новую землянку! - распорядился командир. - А этого закопайте где-нибудь подальше.
         Копали до самой ночи. Землянка нужна была просторная, народ сначала менялся у одной лопаты, но потом стали и Фёдору с Чернявым давать отдохнуть. Видно, всем понравилась выдержка этих мужчин, не требовавших к себе снисхождения. Фёдор чувствовал себя одураченным. Мог же сбежать в пути не один раз, если бы знал, что этот военный билет так некстати попадётся на глаза командиру.
         Он понимал, что никакое чудо сейчас не спасёт его от позорной смерти, и уже завидовал этому полицаю, который не стал дожидаться, когда толпа вместе с бойцами выслушает приговор, хором брякнет в лесной глуши - "смерть предателям"! Сам ли командир расстреляет их или доверит эту миссию кому-нибудь, разницы для него уже никакой не было. Несколько человек с ружьями неусыпно следили за Фёдором и Чернявым.
         Фёдору было неприятно оказаться рядом с полицаем, но Чернявый и не навязывался в напарники, вёл себя так, будто с Фёдором не знаком, копал молча и отдыхал, уперев глаза в землю. Ночью, при скупом освещении костра, жители деревни стали устраиваться на ночлег. Заготовленный лапник постелили под деревьями, подложили в изголовья захваченные из домов подушки, прикрылись, кто чем мог, плотно прижавшись друг к другу.
         Фёдору приказали вылезть из выкопанного прямоугольника, отвели в землянку к командиру. Тот сидел возле керосиновой лампы в окружении нескольких партизан, что-то громко обсуждая.
         -Ну, как желудок? - спросил он Фёдора. - Тяжёлая работа не вредит организму?
         -Да, вроде, полегчало. Поесть бы что-нибудь перед смертью, - криво улыбнулся Фёдор.
         -Ну, со смертью мы решили повременить. Но и доверять тебе, думаем, опасно. И рядом с полицаем тоже как-то вредно для дела. Если ты, действительно, младший лейтенант, зачем фокусами занялся?
         -Так была встреча до вас с группой во главе с капитаном, тот без документа мог и пристрелить сразу. Вот и пошло. А документ украл староста деревни, в которой мне лекарь руку сломанную лечил.
         -А рука действует?
         -Да чудно как-то срослась, стрелять - что пули за-зря переводить.
         Фёдор оголил руку. Командир вздохнул неопределённо, сказал:
         -Нет у нас врача да ещё хирурга. Здесь же профессор какой-нибудь требуется. А кто склеивал-то?
         -Деревенский лекарь.
         -Ладно, живи! На что-нибудь сгодишься. А поесть, это можно.
         В этот момент раздался выстрел. Фёдор вздрогнул, партизаны бросились к выходу из землянки. Командир остановил их окриком:
         -Куда? Полицая я приказал расстрелять. У нас тюремных камер здесь нет и самим того, что есть, не хватает.
         Только сейчас Фёдор осознал, какую опасность избежал. Жестокость войны продолжалась уже четыре месяца, а привыкнуть к ней не было сил. И мужик-то этот Чернявый незлобный был, при других обстоятельствах и в полицаи бы не пошёл. Да и не похож он был на душегуба, а вот и в героя превратиться не случилось. Даже права на другой вид наказания не получил. Просто пуля в грудь и конец.
         Одна из женщин, назначенная поваром, покосилась на него, помня, что Фёдор был рядом с полицаем в яме и небрежно положила на лоскут старой газеты кусок хлеба и стакан воды.
         -Завтра жрать будешь, супостат! Я бы тебя тоже пристрелила! И чего это начальник возится с такими,  не пойму?
         Фёдор промолчал, аккуратно пережёвывал хлеб, запивая водой.
         -Товарищ лейтенант, идите сюда! - позвал его голос, явно, Андрея. У Фёдора на душе стало теплее. Он пристроился рядом с солдатом, и тот зашептал ему доверительно на ухо:
         -Представляете, спросил меня командир ихний, что вы за человек. Я только рассказал про наши похождения, а он сразу приказал вас из ямы-то к нему в землянку привести. Я уж и сам струхнул за стрельбу свою из автомата.
         -Выходит, ты - мой спаситель, - сказал Фёдор, не сильно пожав плохо сросшейся рукой руку Андрея.
         Следующий день много изменений не принёс. Продолжали строить землянку, пилили деревья, рубили сруб, собирали мох и ломали лапник. Простые партизанские будни продолжались, пока не обустроились полностью. Боевая часть партизан занималась  разведкой, добывала провиант. Скоро и случай добыть оружие представился. Партизаны подкараулили одиночный грузовик, в котором были и автоматы и патроны. С большой радостью было встречено немалое количество консервов, вина и прочей снеди. Немецкие надписи никого не смущали.
         Конец октября принёс новые заботы. Стал выпадать снег, и следы партизанских вылазок стали выдавать местонахождение базы. И хотя немцы боялись углубляться в лес, они стали выставлять кордоны на ожидаемых выходах партизан из леса. Требовалось увеличить количество бойцов в отряде. Это можно было достичь только соединением малых отрядов в одно целое. Наладили по рации связь с другим партизанским отрядом. Расстояние по карте вычислили - разделяли два отряда двести километров. Были, наверно, отряды или группы небольшие и ближе, но связи не было.
         Командир отряда для связи решил послать трёх партизан, один из которых знал немецкий язык. Пробираться сквозь район, напичканный немцами, командир придумал сложным способом. С одной стороны это выглядело немного наивно, но едва ли был другой вариант более безопасный. Рассчитав по карте маршрут, в котором никак нельзя было  обойти два населённых пункта, решили нарядить трёх партизан в форму полицаев. Фёдора и Андрея решили выставить в виде арестованных партизан и так пройти оба населённых пункта. Если были там немцы, вариант менялся по ходу. Если их не было, три полицая вели под конвоем двух партизан.
         Это должно было  не насторожить местных полицаев, если они там были. Командир подозвал Фёдора и Андрея, которые всё время держались вместе.
         -Пойдёте с группой. План у меня простой. Не везде удастся пройти незаметно, может быть и открыто, через деревню или село. Будете изображать пленных партизан.
         Командир пытливо заглядывал им в глаза, скорее даже сверлил и продолжал:
         -Ребята вас будут сопровождать надёжные, охранять будут добросовестно. Желаю благополучного возвращения!
         Фёдору показалось, что он по-прежнему не нравился командиру. Удивляло только, что и Андрей не мог похвалиться доверием. Личный документ у Фёдора командир забрал, обещая вернуть по возвращении.
         Отправились на заре, решив идти по три часа до рассвета по тропам, а днём через лесные массивы. Скорость продвижения группы обещала понизиться до предела, и двести километров могли стать недостижимой мечтой. Три бойца держались обособленно, немецкие автоматы держали постоянно на боевом взводе и шагали позади Фёдора и Андрея.
         Сам факт, что командир им обоим не позволил иметь какое-нибудь оружие, вызывало у Фёдора неприятное предчувствие. Было постоянное ощущение, что пуля из немецкого автомата могла попасть в грудь со стороны врага и в спину от идущей позади троицы. Сам по себе план командира должен был помочь в случае встречи с фашистами. Но сам факт, что Фёдор и Андрей исполняли роль партизан, захваченных в плен, мало их радовал. Прошли они, таким образом, один населённый пункт, легко снабдившись продуктами, но дальше нервы обоих безоружных дали сбой.
         Андрей первым стал шёпотом договариваться о побеге. Оба не забыли, как легко заработали у командира отряда смерть два полицая. Они ведь тоже в отряд попали неизвестно откуда. А когда в отряде так легко решается вопрос о жизни и смерти, не лучше ли поискать другой отряд с другим командованием!
         У Фёдора созрел план исчезновения, когда они приблизились к селу, в котором была пристроена в дом деда Надя. Это был вариант рискованный, так как деда могли за это время убить, а Надю отправить работать в Германию. Ночью, когда бодрствующий партизан стал клевать носом, они отползли в сторону и растворились во мраке.

        глава 25

         -Ты меня поцеловал? - изумилась Марина, - Чудно как-то!
         -Почему? - спросил Николай, синея от голубизны глаз намалёванной школьницы.
         -Так меня ж никто не целует, сразу на кровать валят!
         -Как это - на кровать? - не понял Николай. - А если кровати нет?
         -Так на траву! Один раз попался такой энергичный, прямо в крапиву нырнули! - Марина так заливисто рассмеялась, что у Николая даже отголосков ревности не проявилось. Он понимал, конечно, что девица эта весьма лёгкого поведения, но в двадцать один год ему, не знавшему женщин, едва ли необходима была целомудренная подруга.
         Хотелось вот так, легко и просто завоевать красавицу. О траве и крапиве в голову ему не приходило, потому что звериного азарта он не испытывал, но в гости в свой дом он Марину пригласил. Она охотно согласилась. Мать его, Прасковья, улетела на курорт в Кисловодск, дядя Лёша отбыл на время к старшему сыну, у которого жена не была мегерой и охотно  ухаживала за стариком.
         В доме особого уюта не было, но суп, приготовленный Николаем, Марине понравился. После чая она потянулась на шатающемся стуле и спросила:
         -А я могу остаться ночевать?
         Её глаза во время улыбки стали такими голубыми, что Николая затрясло сверху донизу каким-то незнакомым возбуждением, и он дрожащим голосом промямлил:
         -Конечно!
         Он бесхитростно постелил ей на одной кровати, себе на другой, закрыл шторки на окнах, за которыми стало темнеть, и они полезли каждый в свою кровать. Николай лежал, боясь громко дышать. Ощущение, что он делает что-то не так, не покидало его. Марина вывела его из состояния оцепенения, сказав короткую фразу:
         -Ну иди же сюда!
         О. как запела его душа! Он слетел со своей кровати коршуном, вонзил ноги под согретое одеяло и снова замер, ощущая рядом шелковистую кожу руки, потом ноги, потом груди и,наконец, губы Марины.
         -Ты не снял трусы! - засмеялась она. - И мои тоже!
         Ему это было так незнакомо, но её помощь пришла во-время, и всё получилось как нельзя лучше. Спустя минуту Марина попросила таз с водой и пока занималась гигиеной, смотрела на его тощее тело, ставшее в сумраке комнаты ещё более убогим.
         -Какой ты худой! - чуть не плача проговорила она. Ему стало не по себе. Чувство, готовое перерасти в любовь, стало гаснуть даже не от того, что она сказала, а при мысли, что такого, каким он был в этот момент, может Марина не любить, а  только жалеть. А это было для него не одно и то же.
         Утром Марина сказала, что ей негде жить, и она была бы согласна остаться жить с ним. Для Николая такой вариант грозил осложнением, в отношениях с матерью. Ведь Марина видела в эту ночь пустую комнату. А в ней жили мать, дядя Лёша, он...О, нет! Он проклинал своё тело, свою внешность, с которой трудно рассчитывать на любовь той же Зины. Зина вдруг явственно нарисовалась в его воображении, встала рядом с Мариной. И ни голубизна глаз, ни шелковистость кожи Марины не смогли преодолеть шедевр - зелёные глаза Зины.
         Николай отказал просто и бесхитростно:
         -Марина, мне же учиться ещё три года! Я не могу бросить учёбу!
         -Я буду работать, буду тебя откармливать! - с жаром начала Марина,  но сразу же и  сникла. - У меня нет образования, а без образования много не заработаешь.
         -А какое оно у тебя? - чтобы не молчать, спросил Николай.
         -Семь классов. Знаешь, когда меня в пятнадцать лет в первый раз изнасиловали, мне понравилось, я почувствовала себя взрослой и бросила учиться.
         А у вас в городе меня взяли ученицей парикмахера. Только здесь все, кто приходит стричься, сразу глаза на меня пялят, а я не могу отказать.
         Разговор повернул в  сторону, уже совсем неприятную для Николая. Можно было предполагать, что девушка так легко пообщалась с ним в постели, почувствовав к нему нечто большее, чем к другим парням. Но из её откровений получалось, что он - один из многих, ничем не примечательный, и если бы не встреча, на его месте мог бы быть любой.
         Такая мысль ещё более укрепила его желание прекратить встречи. Он уже был не рад, что затеял это непредсказуемое знакомство. Но и отказаться от встреч сил не было. Эта шелковистая кожа, глупо расширяющиеся голубые глаза и неописуемое удовольствие, которого он никогда прежде не испытывал,  притягивали его. Они встречались ещё две недели, в течение которых он всё больше стеснялся раздеваться при свете, клял себя за малодушие.
         Через две недели вернулась с курорта Прасковья. Мать увидела красавицу, успевшую накинуть на себя платье, но забывшую трусы и бюсгалтер убрать со стула. Несколько мгновений обе смотрели на эти украшения на стуле, после чего мать изобразила на лице такое неудовольствие, что Николай понял - это конец. Прасковья посмотрела на часы, которые показывали семь часов утра.
         -Стоило мне уехать, как ты уже почувствовал себя хозяином дома! - зло проговорила Прасковья. - Чтобы это больше не повторялось!
         Николай выпроводил Марину за ворота, пробормотал что-то похожее на извинения, договорился о встрече в городе. Марина без тени смущения смотрела на него.
         -Теперь тебе мама не даст встречаться со мной, - сказала она просто, я понимаю, тебе надо учиться. Ну, прощай!
         Лёгкой походкой семнадцатилетняя развратница упорхнула, будто не была. Но Марина украла у Николая часть души, и какая-то сила толкала его некоторое время вслед за Мариной. Душа, казалось, кричала, что лучше этой девицы уже никогда не будет, что таких голубых глаз нет и у сотен других девушек, что такой шелковистой кожи он уже никогда не ощутит!
         Но ноги стояли на месте, руки сжимали дверь и косяк двери, прерывистое дыхание никак не могло перейти в ровное. Жёлтые листья клёнов скрыли синее платье. Ещё два-три раза мелькнули красивые ноги, лёгкая пыль песчаной тропинки улеглась.
         Слава И.Е.Репина стала заполнять мозг, охлаждать плоть, ставшую рабой сексуального удовольствия. В комнату вернулся уже прежний раб красок и кистей.
         Прасковья, всё ещё не сменившая выражения лица, ворчала, что она всем жертвует ради его диплома, а что видит?  Какая-то шалава лезет в её жизнь, хочет её исковеркать в одно мгновение!
         Николай впервые столкнулся с откровенной ревностью матери к возможной снохе. Это ему было незнакомо, но он уже понял, что не будь матери, Марина навсегда бы осталась в доме.
         Приехавшая к сентябрю Зина вдруг не стала  казаться красавицей. Этому Николай нисколько не удивился. Познав любовь в полном объёме с необыкновенной лёгкостью, его уже не тянуло этой любви добиваться с Зиной. Его невысокий рост и худоба не были отвергнуты Мариной, которая была на полголовы его ниже. И Марина навсегда заняла неоправданно большую часть того мира, в котором Зине оставалась крохотная лазейка.

        глава 26

         Им повезло. И дед оказался дома и Надя. Только была она какая-то хмурая. Сидела за столом, сжавшись в комочек, перед гостями не суетилась. от неё веяло каким-то испугом, который она даже не могла скрыть. Дед зыркал глазами во все стороны, стараясь не встречаться взглядами с Фёдором. Он не был уверен, есть у двух пришельцев оружие или нет, поэтому торопился поставить на стол котелок с варевом. И то, что не Надя, а именно старик суетился возле печки, Фёдора начинало раздражать.
         -А что это, дедуня, девушка у тебя не в себе? - задал он вопрос вкрадчивым голосом. - Аль нерадива в хозяйстве оказалась?
         Дед забегал от печки к столу и обратно ещё быстрее. Уже на столе появился и мутноватый напиток в четверти.
         -Нешто я буду вашу девушку-то эксплуатировать? У меня она живёт, как гостья, что ни на есть дорогая, вроде дочки! Ну, когда попрошу что-то помочь, так сейчас не тот момент!
         Он закончил бегать, вытер пот со лба.
         -Прячу я её в подполье, когда немцы приходят. А чтобы понадёжнее это, значит, было, вот - самогон! Немцы как выпьют, так "гут" верещат и уходят. Да вот, сосед у меня дерьмовый, боюсь я всё время, как бы не прознал про девоньку-то.
         Он заискивающе посмотрел в первый раз в глаза Фёдору. - Может, лучше будет, если она с вами уйдёт?
         -Наверно, лучше, - согласился Фёдор.
         Рано на заре они выскользнули из избы деда и направились туда, откуда пришли. В лесу напряжение понемногу спало. Фёдор и Андрей распрямились, но Надя продолжала идти, согнувшись, будто боялась задеть нависающие ветки.
         -Ты чего, Надь? - удивился Фёдор, - Распрямись, так ведь тяжело идти-то!
         -Я не могу, - прошептала Надя, - спину ломит.
         -Да отчего же ломит-то? Дед ведь  не эксплуатировал тебя!
         -В подполье я жила! - сказала Надя и заплакала. - Дед всё хотел,  чтобы я спала с ним, а за отказ заталкивал в подполье, грозился выдать немцам!
         -Вот гад! Фашисты пришли, а с народом-то сразу какие мерзкие перемены! - подал голос и Андрей.
         Ну, не совсем уж дед-то плохой, - примирительно отозвался Фёдор. - Надя жива, мы с каким-никаким провиантом, а за хотение его давайте уж простим старичка! Ему, поди, нелегко было  терпеть молодушку под боком.
         Долго шли молча. Надя постепенно расходилась и распрямилась. Они уже давно прошли то место, где сбежали от трёх переодетых в полицейскую форму партизан, а ощущение, что встреча может состояться, не покидала их. Фёдор точно знал, что только к северу двигаясь, не произойдёт непредвиденное столкновение с их конвоирами. Суток трое они растягивали ту провизию, что им выделил дед. В какой-нибудь населённый пункт и близко не подпускал обыкновенный страх. Часто слышался им нарастающий гул немецкой техники, самолёты пролетали над их головами с фашистской свастикой. Такая близость врага каждый день лишала последних сил и уверенности.
         Днём они обычно таились в каком-нибудь густом ельнике, плотно прижавшись к земле, на которую ещё не выпал снег. Желание есть глушили беседой громким шёпотом. Темы крутились вокруг политики с точки зрения обывателя.
         -А что будет, если нас поймают немцы? - спросил Андрей, прекрасно понимая, какой будет ответ.
         -В лесу пристрелят, а в деревне, пожалуй, нет, - ответил и Фёдор, не  видевший разницы в том, где произойдёт встреча.
         -Так давайте пойдём в деревню! - предложила Надя, сразу ухватившись за второй вариант встречи. Её тешила надежда, что в деревне кто-нибудь да и отнесётся с сочувствием к ним, спрячет от немцев, а самое главное, накормит. Немцы, которых она уже не раз видела и боялась их меньше, чем полицаев, могли и не оказаться именно в той деревне, о которой её воспалённый от голода мозг мечтал.
         -Вообще-то, если они заподозрят в нас лазутчиков, пытать будут, точно, - охладил Надино воображение Фёдор, - не посмотрят, кто из нас мужик, а кто - баба! А партизаны будут опять не доверять. Так что нет у нас другого варианта, как вернуться к командиру отряда, из которого мы недавно выбыли.
         -А что  мы скажем в своё оправдание? - полюбопытствовал Андрей.
         -Вот и новая тема для нашей следующей остановки на отдых, - заключил Фёдор, - попадём в разряд дезертиров, не выполнивших задание лесного командования, суд будет короткий и правый. Зато хоть Надя останется жива и это небольшой наш будет вклад в борьбу за светлое будущее нашей Родины. Она наплодит новых защитников Отечества, которые будут нам благодарны.
         -Да ладно вам! - рассердилась Надя. - Я и так беременна, да не знаю, от кого! В темноте она кулачком ткнула в бок Фёдора и засмеялась. - Кормить его надо, а я голодная!
         Фёдор невольно дёрнулся, не успевая вникнуть в смысл её слов, но Андрею пришло в голову, что виновны в этом насильники-полицаи, и он зло выругался вслух, пообещав убивать всех, кто носит немецкую форму. Фёдор же нащупал руку Нади, сжал её крепко:
         -Завтра непременно добудем еду, что бы нам это ни стоило!
         В ту же минуту в сердце его вонзилась заноза, стало трудно дышать. "От кого ребёнок?" - проносилось в мозгу. Он смотрел искоса на Надю. Сам факт беременности от насильников был вероятен, да и у деда всё могло случиться. Но жизнь Нади в подполье была явной, а насилие было связано с таким избиением, что и этот вариант не вязался с радостным восклицанием Нади.
         "Неужели от меня"? - домысливал Фёдор, догадываясь, что скорее так оно и должно было быть. "Но тогда Прасковья рожала тоже только от меня? А я так паршиво к ней относился!" Он не мог подозревать Надю в обмане. Таким опасным и шатким было их положение в этом лесу, что находить силы для обвинений или простого вранья едва ли Наде могло придти в голову.
         Ему очень хотелось завтра добыть что-нибудь для наполнения желудка Нади!
         Но не довелось. Они шли в автоматическом режиме, переставляя ноги с кочки на кочку. Болото, появившееся перед ними, преградило путь неожиданно. Надя предлагала обойти слева. Андрею же казалось, что справа будет удобнее. Фёдор превратился в яблоко раздора. Ему хотелось идти за Надей, но Андрей был резко против этого пути, настаивал жёстко на своём. При этом он не произносил ни слова. Андрей упрямо уходил медленно направо, а Надя смотрела  в левую сторону, не двигаясь с места, и ждала поддержки Фёдора. Влево движение выводило их в деревню.
         Фёдор наблюдал, как Андрей медленно отделялся от них, уверенный, видимо, что только так убедит обоих в правильности выбранного им пути. Деревенский парень по ему только понятным отметинам на почве и веткам деревьев предчувствовал близость партизан. Фёдору скоро надоело наблюдать за солдатом, и его сапоги зачавкали по болотной жиже и травяному сплетению следом.
         Оглянувшись назад, Фёдор с удивлением увидел, что Надя не двинулась вслед за ним, а продолжала стоять на сухой  кочке. Фёдор чувствовал, как ноги его в промокших сапогах начинают мёрзнуть. Плюнув смачно в лужу, он повернул назад, уже твёрдо уверенный, что Надя права. Ни неожиданно прозвучавшие крики на немецком языке, ни страх встретиться с командиром отряда не смогли бы заставить его бросить Надю. Он шёл к ней, не такой красивой,  какой бы ему хотелось её видеть, но притягиваемый сочувствием к её бедам, в которых был как-то виновен. Он встал рядом, улыбаясь, поцеловал.
         -Ты права. Надо идти слева! - сказал так, будто и не колебался только что. Они даже пригнулись, когда увидели, как Андрей, делая широченные прыжки, взметая брызги, мчался к ним. Лицо его выражало ужас. Он так широко раскрывал рот, что Фёдор стал ковырять в ухе, думая, не оглох ли. Андрей почти вплотную прижался к уху Фёдора и зашептал: - Там море крови! Вода красная!
         -Отчего? - удивился Фёдор.
         -Убитых там много!
         Фёдор, не задумываясь, пошёл смотреть, что так напугало парня. У него даже в голове не укладывалось, что здесь, в глухомани, может быть что-то из ряда вон пугающее, хотя бы и красного цвета.
         -Чёрт!! - только и смог он выговорить. Стволы деревьев были изодраны и сияли белой древесиной. Всюду валялись трупы в солдатской  форме, наполовину скрытые густой, липкой массой и красной водой. Никакого оружия при убитых не было. Фёдор почувствовал, как подступает новый приступ язвенной болезни.
         Даже не подходя близко к трупам, он уже был уверен, что это был тот самый отряд, который они покинули с тремя партизанами совсем недавно.

        глава 27

         Первый семестр третьего курса стал для Николая счастливым. С Зиной он дружил теперь сдержанно, на её знакомства с солидными парнями смотрел сквозь пальцы, усиленно занимаясь по всем предметам. Успевал он и шить себе благополучные наряды. Для более успешного рисования ходил он в общежитие на улице Шумайлова. Там он без стеснения заходил в комнаты к студентам, просил позировать, кто ему казался интересней для изображения портрета или  всей фигуры.
         Естественно, на него начинали смотреть с интересом. Может быть и мечтали какие-нибудь девушки о дружбе и даже большем. Бытовало мнение, что художники живут на широкую ногу.
         Об этом и в кино показывать не ленились, и милицейские хроники сообщали об украденных шедеврах живописи. Главным в этих историях были цены, которые озвучивались с придыханием, со слюной и почти с воплем!
         Увы, девушки ошибались. Художники чахли над своими полотнами, хорошими художниками становились, но хорошими мужьями - никогда! Чаще они спивались, жили от слово "худо".
         Да ведь и учебные заведения штамповали художников, не заботясь о их будущей судьбе.
         Написать картину, как Суриков или Репин в СССР было невозможно, потому что меценатов уничтожили в 1917 году. Государство платило за те полотна, которые экспонировались на выставках небогато.
         Поэтому все картины напоминали скороспелки. Картины печатались с молниеносной скоростью,
         что и позволяло жить весело. Но качества картин хватало на двадцать лет, после чего все картины требовали реставрации, которую чаще всего, не производили.
         Богатыми были единицы. Глазунов, Шилов писали портреты. Кто-то ещё. Остальным доставались деньги всё меньше и меньше.
         Николай исправно получал свои двадцать шесть рублей стипендии. После денежной реформы 1961 года советские "портянки" превратились в "лоскутки", и тратить их было очень легко. Рубли размером с пол-ладошки выскальзывали из рук и пропадали в кассовых аппаратах. Денег стало хватать не на весь месяц, поэтому подарки Зине делать стало затруднительно, если не сказать, не на что.
         У красавицы закрепилось на лице выражение несчастной бесприданницы, отчего Прасковья постоянно беспокоилась, если Зина долго не появлялась в их доме.
         Прасковья постоянно желала о ком-нибудь заботиться, при этом не всегда замечая, что её родной сынок нуждался не меньше в её заботе. Часто вещи, пошитые Николаем и находившиеся в отличном состоянии, вдруг исчезали, подаренные незабвенным жителям деревень, приехавшим на один день в Ижевск.
         Прасковья не забывала тех, кто в военную годину спасал её детей от голода, делясь продуктами в обмен на тряпьё, едва ли что стоящее в базарный день.
         Тогда Николай снова садился к швейной машине и три-четыре дня тарахтел ею, вызывая недовольство матери. Прасковья очень боялась, что Николай бросит художество и, как отец, станет не тем, кем она мечтала его увидеть после окончания института.
         В конце третьего курса должен был состояться экзамен по физике по всей программе физико-математического факультета. Явную глупость включения этого предмета декан Сундуков объяснял просто. В сельских районах часто не хватает учителей, и одному учителю приходится вести почти все предметы. Куда же девались сами выпускники физико-математического факультета, которые худо-бедно могли преподавать рисование в деревнях?
         Жизнь показала в будущем, что ни один выпускник Худ-графа физику в сельских школах и не преподавал.
         Тем не менее готовиться пришлось основательно. Николай уныло смотрел в толстый учебник, который приходилось брать в институтской библиотеке на короткое время. Он усердно тратил время на лабораторные работы по индукции, электрическому воздействию на магнитное поле,
         пытался запомнить, чем отличаются микрофарады от пикофарад. Живопись при этом маслом стала хромать из-за напряжённых мыслей о будущем экзамене.
         К тому же приходилось пропадать в библиотеке имени Ленина, в которой он на час-другой опережал преподавателя истории искусства, получал какой-нибудь редкий том и усиленно конспектировал биографии Джотто и Мозаччо, запоминал картины Тициана, Рембрандта, Веласкеса. Особенно его поражала "мадонна" Рафаэля. Он рассматривал нежные переходы от одного цвета к другому, когда подходила библиотекарь и требовала вернуть книгу для более серьёзного посетителя.
         Преподаватель по истории искусств мозолил книгу в зале для преподавателей, поэтому они ни разу не встретились. Но Преподаватель приходил в восторг от того, что Николай "запоминал" его лекции дословно! Ещё бы! Единственную книгу в Библиотеке они мозолили одну и ту же! Студенты всего курса этой книги и в глаза не увидели. Николай был благодарен Преподавателю за то, что он поставил ему три по "начертательной геометрии", поэтому хотел угодить по истории искусства, чтобы у преподавателя осталось о нём приятное воспоминание.

        глава 28

         Очень скоро Фёдор с Андреем почувствовали, что без местной жительницы плутать бы им по незнакомым местам неизвестно сколько времени. Надя безошибочно вывела их на покинутую партизанскую базу. Правда, радоваться было нечему. Землянки были основательно разрушены взрывами то ли снарядов, то ли гранат. Ни одной души они здесь не обнаружили, и настроение у всех было подавленное.
         С другой стороны можно было и не огорчаться чрезмерно, избежав наказания неизвестно какого уровня. То ли это было счастье дурацкое, то ли все войны состоят из таких вот случайностей, когда иной солдат то ли не там присядет, то ли не там приляжет, глядишь и войне - конец, а он - живой! Опять же,  к их счастью, немцам не пришло в голову потрошить скудные запасы лесного народа. Покопавшись в обвалившихся землянках, Фёдор и Андрей нашли целое сокровище - спички,  консервы и немного картошки.
         Случайно брошенной лопатой по очереди прорыли под завалом небольшую пещеру, утоптали ногами земляной пол. Много дней не мытые ноги после снятия сапог наполняли небольшое жилище неприятным запахом, который тяжелее переносила Надя. Но на улицу выходить и мёрзнуть ей не хотелось. Терпели все эти неприятности, морща носы, пока то ли не принюхались, то ли землянка, не имеющая двери, сама не вынесла все запахи к  верхушкам чахлых деревьев.
         Небольшой костёр попробовали разжечь по середине этого маленького жилища, но дым никак не хотел идти вслед за запахом. Пришлось проткнуть потолок над ними, земля обильно посыпалась на пламя. Расщепленный накат грозил упасть на них, когда Андрей отламывал щепу для поддержания затухающего костра. Подсохшие носки и портянки подарили приятные ощущения. Сапоги надели, не дожидаясь, когда они высохнут.
         Им было ясно, что путь на север был ошибочным. Место стоянки рядом с болотом так же не давало шанса на спасение, если немцы вернутся сюда снова. Выжидать и надеяться на случайную встречу с народными мстителями едва ли стоило. Пришлось решиться на вылазку в населённый пункт, который мог быть где-то поблизости. Идти решили втроём, оставлять Надю в лесу было равносильно на погибель. Ведь  едва ли имелось пятьдесят процентов надежды благополучно вернуться назад.
         С хорошим вооружением ещё можно было этот шанс увеличить на пять-десять процентов, но любая стрельба и в этом случае могла привлечь не один лишний взвод неприятеля для их поимки или уничтожения.
         Пойти решили днём, не  скрываясь, под видом нищих просить милостыню. Андрей основательно оброс и походил на деревенского мужика. А вот у Фёдора борода не росла, к тому же он немного походил на еврея, моложавый для своих тридцати лет, курчавый и стройный для нищенской внешности.
         Им ещё не было известно, что Гитлер ненавидел евреев, но Андрей, осмотрев Фёдора, интуитивно посоветовал ему держаться поодаль. Фёдор неохотно отстал у деревни, до которой они добрались к вечеру, спрятался за кустарником. Он ревниво наблюдал за Андреем, который подхватил под ручку Надю и, скрючившись, изображал подслеповатого странника. Двое вполне походили на семейную пару, одетую в нелепые деревенские обноски, вполне скрывавшие солдатское обмундирование Андрея и стройную, девичью фигурку Нади, ещё не изуродованную ранней беременностью.
         Когда они скрылись за дверью близстоявшего дома, Фёдор с облегчением вздохнул. Ждать пришлось долго. Когда окончательно стемнело, Фёдор не выдержал охватывавшего его до костей холода почти зимней ночи, стал пробираться следом. Внимательно осмотревшись по сторонам, юркнул в калитку, в которой исчезли его спутники. Света в окне избы не было.
         Он прокрался вглубь двора, зашёл под навес. Здесь было что-то похожее на загон для скота или хлев.
         Подобие ручки двери он нащупал с трудом, дёрнул, но дверь не поддалась. На всякий случай он постучал негромко, тихо  позвал:
         -Надя! Это я!
         Опыт пограничника не подвёл его. Таких гостей, как они, хозяева в доме держать не решались. Дверь со скрипом открылась. Он перешагнул порог, высоко поднимая ноги, боясь запнуться в темноте и чуть не упал, провалившись ногой в низко расположенный пол, впридачу, ударившись любом о перевод двери. Маленькое окошко было заткнуто тёмного  цвета тряпкой, короткий огарок свечки едва вырывал три лица на фоне закоптелых до черноты стен бани, отчего все походили на страшных  чертей.
         -Извини, Федя, что не позвали тебя! - зашептала Надя. - К лесу-то идти страшно, вдруг бы немцы увидели.
         -Да чего там! - перебил  её Андрей, - Хорошо, что догадался! А мы тут с хозяином сговорились переночевать, ну и отогреться. Так ведь, Михалыч?
         -Да нешто я враг вам! - заторопился подтвердить хозяин бани. - В доме-то немцев нет, но вдруг как придут! Что я скажу им? - добавил он после паузы.
         -А много немцев в деревне? - забеспокоился Фёдор.
         -Да сейчас их вообще-то нет. Но утром были, а вот почему убегли, что-то не пойму.
         Спать они стали на постланном хозяином тряпье. Удобства не было даже минимального, но утомление как физическое, так и нервное сказалось. Да и в сравнение с землянкой здесь было гораздо теплей и спокойней. Деревянные стены, напоминающие мирное время, как-то успокаивали. Верилось, что здесь немцы их не найдут, даже если заявятся в деревню.
         Ранним утром хозяин принёс скромный запас продуктов. Весь день они бесцельно просидели в бане. Отсутствие немцев в деревне действовало расслабляюще, скромный завтрак и обед тянули ко сну.
         Хозяин не торопил их покинуть убежище как можно скорее, только надоедал вопросами - что же дальше будет?
         Его интересовало, кому теперь подчиняться - Сталину, который теперь недосягаемо далеко или немцам, которые - здесь с криками - "ахтунг", "шнель" и русским словом "расстрел".
         Ни Фёдор, ни Андрей в ответ ничего вразумительного пожилому хозяину сказать не могли. Им было достаточно, что животы от голода не пучит, что ноги отдыхают в сухих сапогах, которые они боялись снять на случай бегства.
         В доме с хозяином жили жена хозяина и древняя старуха - его мать. Обеих женщин разбирало любопытство, кого это прячет Михалыч в бане. Но это не было проявлением животного страха. Просто и женщинам хотелось знать что-то о войне, которая проносилась злой птицей где-то рядом, задевая пока ещё не больно крылом и их деревню. Деревушка была достаточно далеко от дорог, по которым с запада на восток двигались танки и тяжёлая техника. Но грозный гул самолётов, которым было всё-равно, где лететь, постоянно напоминал об опасности.
         Страх в такие деревни придёт позже, когда начнёт шириться партизанское движение. Делиться всем придётся и с теми, кто за Сталина, и с теми, кто - за Гитлера.
         Вечером хозяин принёс охотничье ружьё и патронташ, набитый патронами.
         -Без ружья мне здесь будет спокойней, а вам какая-нибудь польза будет. Медведя уложите запросто. В лесу без ружья никак нельзя.
         Хозяин беспокойно мельтешил глазами, что-то его сильно волновало.
         -Уходить нам пора? - спросил Фёдор.
         -Да тут что-то кулак недобитый крутиться стал. Думаю, неспроста это. Целее будете. А я вот  вам на дорожку принёс и варежки. Зима ведь уже ко двору подбирается. Сами-то как-нибудь обойдёмся, и баба новые свяжет. А я тут пошукаю, кто в партизаны-то хочет. Может, и с вами захотят уйти. Ночь-то терпит, а утром уж непременно надо уходить.
         Утром приятная жизнь закончилась. Хозяин и два мужика втащили два мешка картошки под навес, хозяин поделился спичками, солью, добавил ко всему этому кусок солёного свиного сала.
         -Знакомьтесь, Иван и Егор! - сказал хозяин бани. - Желают воевать с врагом. Ружьё у них одно на двоих, но попадают в живность без промаха.
         Познакомились без особых формальностей, скорее обрадовались, что теперь связь с деревней будет прочной.
         -А трудности не пугают? - спросил Фёдор, скорее для видимости, понимая, что крепким мужикам в деревне находиться гораздо опасней. Немцы на каждого мужика в деревне смотрели как на помощника партизан и при малейшем подозрении суд был коротким.
         От Ивана и Егора Фёдор узнал о трагедии, разыгравшейся с отрядом партизан, когда они добрались до разрушенных землянок. Женщин и детей через их деревню увели дальше, и о судьбе их они ничего не знают. А партизаны ушли по болоту, которое немцы обстреливали. Стрельба из пушек была хорошо слышна.
         В землянке, которую облюбовали Фёдор и Андрей, Иван и Егор оставаться не советовали. Они просто предложили пойти ещё в одну деревню, которая даже не была отмечена на картах местного масштаба. Из неё перед войной были переселены полтора десятка человек поближе к конторе колхоза "Путь Илича". Две старухи и старик не захотели покинуть свои дома, дожили до войны и померли то ли от страха, послушав радио, то ли гул самолётов их напугал смертельно.
         Два дома оказались добротными, остальные зияли пустыми глазницами, заборы исчезли в печах стариков, сараи печально покосились и заросли лебедой. Ни дорожек, ни тропинок не сохранила природа. Бурьян был уже засохший, ломался под сапогами с хрустом, мелкий ельник и берёзки вперемежку с осинами заставляли путников обходить целые заросли.
         На самом деле, лучшего места для новой партизанской базы трудно было бы найти. Нужно было только подремонтировать, утеплить стены, окна двух домов, которые едва высились в этой чаще. Оставалось заготовить дрова.
         На разведку пошли Фёдор с Иваном, взяв два ружья. Иван хорошо знал местность, поэтому шли к автомобильной дороге без карты. Идти пришлось долго, постоянно напрягая зрение, пытаясь уловить малейшую опасность. Только к вечеру перед ними открылась просека. Дорога, мало наезженная, больше походила на сообщение между  сёлами, но с двумя охотничьими ружьями только на этом просёлке можно было рассчитывать на какой-нибудь успех.
         Дошли вдоль до крутого поворота дороги, здесь залегли и стали ждать. Иван был по-деревенски молчалив, Фёдору, когда он нервничал, опять портил настроение желудок. Он крепился и тоже молчал. Часа три ожидания не дали никакого результата. От этого Фёдору пришла мысль, что они неплохой выбрали район для партизанской базы. Но пришлось вернуться ни с чем.
         В следующий раз с  Иваном пошёл Андрей. Было решено, что они пройдут дальше, поэтому продуктов взяли на сутки. Рано утром они ушли тем же маршрутом. Ожидание было томительным и долгим. Только к утру третьего дня разведчики порадовали оставшихся своим возвращением. Наградой были две немецкие гранаты, автомат и два рожка с патронами немецкого изготовления.

        глава 29

         Экзамены наступили, как всегда, неожиданно. Как бы студенты ни тянули время, как бы ни трепали свои нервы ожиданием неминуемой расплаты за бесцельно потерянные часы, дни и даже месяцы, экзаменационная сессия всегда сваливалась, как снег на голову. Группа "А" была на редкость сплочена студентом Карачёвым, единственным коммунистом на худ-графе с большим партийным стажем. Наверно, поэтому он был избран парторгом факультета, и едва ли
         кто-нибудь из преподавателей-художников решился бы поставить ему два по рисунку или живописи.
         Но вот по общеобразовательным предметам педагоги были независимы, отчего по русскому языку за диктанты бывший старшина морской службы неизменно получал двойки. Неприязнь к удачливому студенту хилого сложения росла неудержимо у парторга, который из-за своей вечной неуспеваемости организовывал всю группу для изготовления шпаргалок.
         К своему тридцатилетию позабыв все свои школьные познания, которые и без того были посредственными, в чём Николай не сомневался, Карачёв не столько заботился о группе "А", сколько о своём неустойчивом положении у стола экзаменаторов. Николай соглашался написать шпаргалку, но воспользоваться помощью отказался наотрез. Ему претила такая система зарабатывания диплома.
         Николай считал, что самая обычная тройка, на которую он подготовится к экзамену, даст ему хоть какие-то познания, которыми как-нибудь удастся воспользоваться в будущей работе. Участвовать в изготовлении шпаргалок приходилось, чтобы не портить отношения с КПСС в лице старейшего студента Карачёва, которого панически боялись обидеть преподаватели рисования и живописи. Бездарный рисовальщик, и не мене бездарный живописец, Карачёв был не единственный, кто учился исключительно для получения корочек с бронзовым оттиском!
         Николай понимал, что не всем дано то, чем так щедро одаривает судьба его. Он не задирал нос, не воображал, но какие-то промахи в его поведении по причине молодости вырастали в глазах неуспевающих по рисунку и живописи до уровня издевательства. Простой, равнодушный взгляд на непрочный рисунок или серую живопись таких студентов выглядел откровенным плевком в душу. Нежелание подсказать ошибки воспринимались, как зазнайство.
         Студенты не хотели замечать, как преподаватель злился, если Николай пытался это делать на первом курсе. Конечно, совсем чистеньким в учебном процессе едва ли было возможно оставаться даже успевающему студенту. Николай хорошо помнил, как ему повезло с "начерталкой". Теперь наступила пора Физики, которую никаким напряжением ума ему было не осилить после полностью не освоенного материала школьной программы. Её даже в шпаргалочную систему невозможно утрамбовать.
         Сам учебник по физике по толщине превосходил словарь Ожегова по русскому языку.
         Николай знал, что идёт проваливать предмет без процента надежды на успех. Его обречённый вид после трёх бессонных ночей, исхудалое лицо не остались без внимания преподавателя. Семёнов сам был для высокого роста худощавым, если не сказать, просто худым. Сочувствующим взглядом он проследил за нервно дрожащей рукой Николая, потянувшейся за билетом.
         -Ну, смелее, Лубин! - сказал он с улыбкой.
         Николай назвал номер билета, который ему ничего не мог сообщить, пошёл к столу, сел и упёрся взглядом в листок, на котором вырисовывались "иероглифы" физической науки. Дальше произошло что-то, не вписывающиеся в экзаменационную этику.
         -Кажется, я проголодался! - сказал, зевая, Семёнов. - Вы, тут, Людмила Христофоровна, последите за порядком, а я схожу в столовую!
         Секретарь Иконникова, сухонькая, но подвижная старушка, которая однажды позировала, и которой портрет, написанный маслом Николаем, понравился больше всех, вскочила из-за стола и бухнула перед ним толстый учебник физики.
         -Читайте быстрей! Семёнов обедает пятнадцать минут!
         Николай обалдело смотрел на Иконникову только три секунды, но она успела повторить более настойчиво:
         -Да читайте же быстрее!
         Николай нашёл нужную страницу, проглотил её. Память, натренированная прочесть, тут же ответить и через пять минут все познания, почерпнутые таким способом, выкинуть из головы навсегда, не подвела и на этот раз. Набросав на лист формулы и выводы, он услыхал стук в дверь. Иконникова птицей подскочила к столу Николая, схватила книгу и положила на стол преподавателя.
         -Да, да! Войдите! - пропела она. Семёнов вошёл, улыбаясь.
         -Ну, думаю, кто-нибудь готов отвечать? - спросил он, добродушно улыбаясь Николаю. Николай, чтобы нечаянно только что полученные знания не выветрились досрочно, почти бегом кинулся к столу преподавателя физики, отбарабанил всё, что успел прочитал и перевёл дух.
         -А вот я задам вам два вопроса, и если вы ответите, поставлю вам четыре. Согласны?
         -Нет, лучше три! - почти вскричал Николай.
         -Хорошо. Думаю, на живописи это не отразится, - опять улыбнулся Семёнов. Он поставил три в зачётку.
         Николай чувствовал необыкновенное облегчение целых три дня. Наверно, поэтому по истории искусства он легко заработал пять. Воспоминание о Казани, когда он слушал рассказы о художниках, разинув от удивления рот, сейчас казались ему чем-то далёким и не реальным. Сейчас он знал об огромной армии художников и их лучших картинах практически всё. Но только на три дня!
         Завтра, сразу после экзамена, мозг очистится для новых знаний. Так уж была устроена память у Николая.

        глава 30

         Следующая вылазка закончилась полной неудачей. Неделю Фёдор и Надя ждали возвращения Андрея с Иваном и Егором, которые ушли подрывать какой-нибудь автомобиль на малоезженной дороге. Две гранаты хотелось им использовать с наибольшей отдачей. Фёдор высказал своё сомнение Андрею, но тот так стремился умножить их бедный арсенал, что Фёдор махнул рукой. Самому ему нездоровилось. Сказывалась и грубая деревенская пища, и сама язва не залечивалась - об этом ещё в Ессентуках предупреждали его врачи, когда предлагали сделать операцию.
         На десятый день Фёдор понял лишь одно - они с Надей остались одни в этом, богом забытом, заросшем и заснеженном районе, окружённом со всех сторон вражескими войсками. У них были только топор, пила и никакого оружия. Воевать было нечем и не с кем. Гул самолётов доносился часто, но всё где-то в стороне от их избы. Грохот канонады совершенно стих, и где шла война, им было не известно. Дошли ли немцы до Москвы, захватили ли её, неведение об этом терзало сознание, а воображение рисовало самые не радужные картины.
         Кто не побывал в такой ситуации, мог бы восклицать о том, что неверие в силу Коммунистической партии, ум и прозорливость товарища Сталина равнозначно предательству!
         И какое это - предательство, когда перед лицом - дуло немецкого автомата, а немцы - вот они, рядом! А где товарищ Сталин? И придёт ли он вообще когда-нибудь? Можно было терпеливо ждать чудесных изменений на фронте, если бы не хотелось хотя бы один раз в день поесть.
         Но стоило придти сюда немцам и, веря товарищу Сталину или не веря, а пришлось бы сдаться Фёдору с Надей на милость лающей "хенде хох!" нации.
         Фёдор вообще-то надеялся на чудо. Он имел ясное представление о силе страха перед НКВД, и знал, что когда будет выбор у народа - умереть от карающей всесильной руки Отца всех народов или от чужеземцев, поправших все законы, народ костьми ляжет на поле боя.
         Надо только подождать, когда страх солдат Красной Армии перед НКВД победит страх перед немецкой, всепобеждающей армией.
         Но сколько ждать времени, об этом не хотелось думать.
         Жить было легче, когда канонада боя была ещё слышна. Тишина же давила, мешала заснуть, а треск в доме от мороза казался громом, заставлял вскакивать и, затравленно озираясь, выскальзывать наружу. Они с Надей долго ещё прислушивались к каждому шороху, надеялись, что товарищи всё же вернутся. Любовь их растворилась в этом страхе. Да её и не было у Николая по-настоящему. Были они товарищами по несчастью, и никакая сила не могла теперь их разъединить.
         На одиннадцатый день ожидания услыхали они тихий стук в окно. Фёдор выскочил на крыльцо и бросил в темень рано наступившей ночи:
         -Кто там?
         -Свои! - раздался в ответ хриплый, прокуренный возглас. В избу вошёл, кряхтя, неизвестный.
         -Отец я Ивана. Что-то долго не являлся сынок за продуктами, так не надо ли чего?
         -Сейчас я зажгу лучину, что ли, - смутился Фёдор, не зная, как оповестить старого человека о возможном горе.
         Когда свет вычертил морщины старика, Фёдору стало ещё трудней начать говорить. Он вопросительно стал смотреть на Надю. Та  просто по-бабьи завыла. Это было выразительнее всяких, самых утешительных слов. Старик смахнул навернувшуюся слезу, в глазах его отразились вспышки огня лучины. Он продолжал стоять.
         -Я так и знал, - тяжко прохрипел он, - век партизанский недолог. Нешто немец-то долго терпеть будет, как его в спину тычут.
         Он  помолчал, будто свыкаясь с потерей сына, откашлялся и продолжил:
         -Там у нас, в деревне-то, вчера одного парня привезли. Тоже, сказали, какого-то немца шлёпнул на дороге. Так всенародно повесили. И сейчас висит.
         Фёдору захотелось посмотреть на парня, повешенного немцами, и он решил проводить отца Ивана. Надя увязалась следом, ни за что не согласившись остаться. С одной стороны их поступок граничил с бессмысленным риском, но возможность убедиться в том, что этот несчастный не имел отношения к трём ушедшим на задание, давала надежду на возвращение Андрея и его спутников. Шли след в след, чтобы не оставлять лишних улик. Надя шла последней, и маленькие её следы отпечатывались в снегу чётко.
         У деревни старик ушёл вперёд и, убедившись, что у трупа нет ни души, вернулся за фёдором. Фёдор крался возле плетёного из ивы в рост человека забора. Оттуда же, не решаясь подойти вплотную, пытался разглядеть изуродованное муками лицо покойника. На Андрея повешенный не походил, а Ивана с Егором старик бы узнал сразу.
         -Такого не знаю, - с ноткой сожаления в голосе, сказал Фёдор, вернувшись к старику и Наде.
         -То-то, и я не признал в нём гостя, - подтвердил отец Ивана.
         Фёдор только после его слов сообразил, в чьей бане ночевал.
         -Ты, отец, не отчаивайся! - сказал он как можно убедительней. - Возможно, наши товарищи могли заблудиться или вышли к другой партизанской группе. А парня неплохо бы снять и похоронить.
         -Что ты! Нельзя! Немцы предупредили, что если кто сделает это, всей деревне отвечать придётся!
         -А что, в деревне не осталось  ли у кого ещё ружья? -  спросил Фёдор, чтобы сменить тему разговора.
         -Так, у Филиппыча, наверно, есть. Только не отдаст ведь, сам хочет какую-нибудь подлянку фашистам устроить. Я, говорит, старый, смерть всё-равно от такой жизни скоро наступит, так хоть одного гада упеку. Немец-то всё злей становится. Наверно, наши задают им перцу.
         Нешто будут терпеть супостата на русской земле!
         -Ну, Филиппыч - человек старый, это точно. Не след ему воевать. Может, пригласишь его сюда? Желательно с ружьишком, а?
         -Сейчас не получится. Гулять по деревне с ружьём, всё-равно, что на медведя идти с перочинным ножиком. Нужно подождать, когда немцы отдыхать надумают в обнимку с их шнапсом. Да лучше всего, с зарёй, когда у этих бандитов самый крепкий сон. А самыми опасными тут и не фрицы вовсе. Тут полицаи бесчинствуют. Правда, их часто куда-то всё на машине увозят. Сейчас их как раз и нет.
         Николаю вспомнился почему-то сразу Чернявый, расстрелянный в отряде. Он почувствовал опять приближение приступа язвенной болезни, и стал торопиться обратно. Старик не стал задерживать его, восприняв перекошенное болью выражение лица Фёдора по-своему. По соседям собранные продукты погрузили на деревенские санки, и Фёдор с Надей поплелись назад в надвигающуюся навстречу им темень леса. Скоро, откуда-то сбоку, замелькали пары огоньков. Не иначе, волки, принюхавшись, заинтересовались содержимым санок.
         -Чёрт возьми! - выругался Фёдор. - У меня же спички напересчёт!
         -Давай вернёмся! - с нескрываемым волнением предложила Надя.
         -Да уж точно, другого тут ничего не придумаешь, - проворчал Фёдор. Они повернули назад, пошли быстрым шагом, но когда вышли на открытое пространство, выползла из-за леса луна и осветила ярко весь путь до околицы. Деревня стала недосягаемым убежищем, более опасным, чем эти лесные собаки, лязгающие челюстями и окружающие их с флангов.
         Им пришлось за эту ночь воочию убедиться в необыкновенном уме волчьей стаи, обонянием чувствующей безоружного человека. И хотя волкам доставалось и от немецких автоматов, и от русских, расплодились они нещадно, питаясь мертвечиной вдоволь. Два человека стояли спина к спине до самой зари, окружённые полдюжиной расположившихся  полукольцом взъерошенных волков, не решившихся напасть только потому, чвто четыре из них были ещё подростки, неопытные в охоте, волк был ещё не слишком голоден, а волчица не решалась начать атаку одна. Да и ножи, выставленные вперёд, действовали немного устрашающе, хотя как можно было тупыми деревенскими ножами воевать с изворотливыми хищниками, которых и лоси не могли рогами и копытами напугать.
         Их привлекали больше санки,  в которых так заманчиво благоухал свежей кровью поросёнок! Но ни Фёдору, ни Наде не хотелось даже с риском для жизни потерять это богатство.
         С рассветом, опустив морды вниз, косясь на них недовольными взглядами, стая ушла в сторону леса. Насквозь промёрзшие, вернулись они в заброшенную деревню. Фёдор уже не мог терпеть боль, пожаром охватившую грудь, катался по полу, не пытаясь сдерживать стоны и скрежет зубов.
         Надя стояла у порога, безвольно опустив руки. Лицо её страдальчески подёргивалось. Молодой, красивый Фёдор, доживший до тридцати лет, погибал, как ей казалось, у неё на глазах, не успев повоевать, и она не знала, как и чем ему помочь. Снова идти в деревню к людям одной было страшно, но другого выхода не было. Она знала, что может помочь только деревенская бабка, которая в силу вечно нищенствующих колохозников, непременно должна была быть в этой деревне в образе целительницы.
         Страх встретить немцев был слабее встречи с волками. Но она ведь была без поклажи, приманивавшей зверей. Это её приободрило, и она пошла назад, вооружившись на этот раз топором. В деревне было ещё тихо. Жители без нужды из дворов не высовывались. Надя вошла в калитку знакомой избы, как ей показалось, незамеченной.

        глава 31

         Сразу после сессии была организована экскурсия в Ленинград для обеих групп вновь испечённого четвёртого курса худ-графа. Надо сказать, что для будущих преподавателей рисования, черчения и труда условия создавались практически тепличные. Такая экскурсия стоила немалых денег. Почти полсотни молодых людей ехали на десять дней, не считая дороги, с правом бесплатного посещения всех музеев северной столицы для знакомства с шедеврами искусства.
         Конечно, такое знакомство с творчеством многих мастеров Европы и России было необходимо для будущих встреч с учениками школ, чтобы прививать им любовь к прекрасному на базе более реальных знаний.
         Николай ехал в новых брюках и пиджаке. Запас его денег мог хватить только на завтрак и ужин. Ему уже приходилось страдать от болей в неконкретных  местах его тщедушно устроенного организма, поэтому он запасся пачкой сахара-рафинада. В обед это помогало заглушить и боль и голод.
         Ходьба по Эрмитажу походила на коллективный поход великовозрастного детского сада. Все теснились вокруг гида - женщины, которая беспристрастным голосом гундосила крепко заученный текст. Николаю было всё это скучно, потому что заученная история искусства рядом с шедевром вспоминалась сразу и закреплялась в памяти, как потом выяснилось в будущем, навсегда.
         Он шёл позади группы, упирался взглядом в холсты, чуть не гладя их своим носом. Девицу очень приятной внешности он почувствовал по запаху духов, произвёл аллергическое чихание,
         после чего оглянулся.
         Миловидное личико заползло на его опустившееся плечо, чересчур внимательно рассматривая ту же картину. Осторожно выйдя из этого соприкосновения, Николай выпрямился и стал любоваться девушкой. Невысокая юная особа, пытающаяся познакомиться в Эрмитаже, не вызывала подозрений у него по простой причине. У него не было алмазов, золота и денег.
         Поэтому он просто спросил:
         -Правда, здорово?
         -Очень неплохо, - скромно оценила девушка шедевр семнадцатого века. - А вы так можете?
         -Я - студент! - засмеялся Николай. - Мне ещё надо поучиться хотя бы года два.
         -Вы - третьекурсник? - обрадовалась девушка.
         -Нет, я уже перешёл на четвёртый курс.
         -А в каком городе вы учитесь?
         -В Ижевске.
         Девушка внимательно посмотрела на него и, ничего не сказав, медленно стала двигаться к следующему полотну. Николай последовал за ней. Молча они рассматривали лица, одежды и атрибуты власти и богатства. Их шествие молча продолжалось минут пять. Девушку это не раздражало, а Николаю вдруг стало приятно вот так, молча, смотреть то на картину, то на живое творение в виде незнакомки, которая не стремилась уйти или отстраниться. Как будто она чего-то ждала.
         -Вы меня можете проводить, - наконец, произнесла она, когда были пройдены три или четыре зала.
         -Хорошо, - просто согласился Николай, не удивляясь тому, что они даже не познакомились. Сама система советской власти, в годы которой между богатым и бедным стояла только машина, да ещё, может быть, дача, не отдаляла молодых людей настолько, чтобы следовало сразу интересоваться, в какой квартире, какая зарплата, академик ли папа и так далее!
         Страна приучила молодёжь легко доверять друг другу, так как в моде не было похищений, да и преступления широкой огласки не получали. Вообще 1962 год отличался мягкостью нравов благодаря строгости законов.
         Группа студентов уже не существовала для Николая. Они шли по Невскому проспекту, спустились в метро, поднялись на скромный проспект, прошли его, потом повернули на более тихую улицу, дошли до какой-то трамвайной остановки и сели в трамвай.
         Николай ехал куда-то, не думая о том, как он будет возвращаться, сумееет ли найти дорогу  обратно. Он смотрел на девушку, ему хотелось нарисовать её портрет, настолько она была прекрасна в этом старом, скрипучем трамвае. Они вышли в каком-то районе Ленинграда, который ничем не отличался от его допотопного района в Ижевске. Разочарованно он рассматривал типовые пятиэтажки, в одной из которых жила девушка. И сам яркий Невский проспект, который только недавно радовал глаз, казалось, находился неизмеримо далеко от этого другого Ленинграда.
         -Ну, вот, я и приехала, - прервала молчание девушка.
         -Вы здесь можете каждый день ходить по музеям, - сказал Николай, - а мне уже скоро надо будет уезжать.
         -Вы можете перевестись в наш институт. Вас примут сразу на второй курс.
         -Правда?
         -Думаю, да.
         -Здесь где-то и жить ведь надо будет. Это меня пугает.
         -Вы же будете жить с нами, - она сказала это так, будто уже знала о нём буквально всё.
         А он смотрел на неё с нескрываемым изумлением. В горле его застрял какой-то комок, отчего он не мог несколько секунд что-либо ответить. Девушка уже окончательно казалась ему загадочной. Или её кто-то принуждал срочно выйти замуж за кого угодно, или она имела указание именно его выбрать в женихи, перевезти  в Ленинград. Это уже не на шутку его напугало.
         -Давайте завтра встретимся и обсудим этот вопрос, хорошо?
         -А где?
         -Ну, в Метро, например, где мы с вами сегодня вышли.
         Девушка утвердительно кивнула головой и нырнула  в обшарпанный подъезд.
         Николай долго ехал назад в ядовито поющем на поворотах трамвае, который был более древним, чем чешские трамваи в Ижевске. Потом он мчался в Метро, светлом и шикарном.
         Снова оказавшись на Невском проспекте, он быстро нашёл гостиницу. В номере его встретил возбуждённый Каргашин, долго осматривал его с восторгом.
         -Ну, как? - только и произнёс он, весь сгорая от любопытства.
         -А никак, - вяло ответил Николай, - предложила жениться на ней.
         -А ты?
         -Чудно как-то. Я даже фамилии её не знаю. Завтра договорились встретиться.
         -Да ты хоть поцеловал её?
         -Ну, что ты такое говоришь! Поцеловать! Девушка серьёзная, хочет, чтобы я учился в Ленинграде, а я - с поцелуями!
         -Ну, значит, не придёт, - заключил Каргашин, - забудь и выкинь из головы.

        глава 32

         Хозяин крайней избы не на шутку испугался. Он тут же проводил Надю через огороды к Матрёне, ещё бодрой старушке, и просил не заходить к нему на обратном пути. Объяснений этот мужик никаких не стал давать. Но Матрёна просто объяснила:
         -Полицаи вернулись, один тебя видел, так что ты уж придумай, что отвечать, когда остановят тебя. Мне бояться нечего, я уже пожила своё. А ты - молодая, жалко будет, как вороньём на тебя набросятся.
         -Чего ж придумать-то? - растерялась Надя. Ей сразу вспомнилось, как с ней обошлись полицаи ещё совсем недавно. На лице сразу появились слёзы.
         -Фёдор-то от язвы мучается страшно, а я и не знаю, как помочь! - запричитала она.
         -Да, болезнь эта тяжёлая, врачи её умеют только резать. А вот спирта у меня немного осталось! Без спирта тут никак не будет облегчения. Пусть примет, да проследи, чтобы не проглотил в однорядь! Растяни на четыре раза. Они,  мужики-то, как увидят это пойло, пока всё не выпьют, не остановятся. И вот травка. Завари, и пусть пьёт за час до еды по столовой ложке. А больше помочь нечем. Молочка бы ещё. Ну, ступай!
         Надя шла по заснеженным огородам, косясь по сторонам, постоянно проваливаясь в борозды, незаметные под белым покрывалом. Невероятному везению объяснения не искала, будучи неопытной в военном искусстве. Без приключений вышла из деревни, никем не остановленная и никто за ней не гнался следом. Казалось, ни немцам, ни полицаям до неё дела не было.
         Объяснение пришло в виде целой группы полицаев и немецких солдат, ворвавшихся через полчаса после её возвращения в дом, где мучился Фёдор. На их счастье у них не нашли оружия, а Фёдор был в таком состоянии, что не только не походил на партизана, но и был в полуживом состоянии.
         -Ну? - коротко спросил полицай, переведя слова главного немца.
         -Муж мой, муж! - заторопилась Надя. - Болеет, вот, ходила за лекарством!
         -А что не в деревне живёте? Прячетесь?
         -Что вы! Мы не хотим стеснять родственников! - неожиданно для себя вдохновенно соврала Надя. - Больного-то кому ж надо из родных? Боятся, что помрёт, а зимой хоронить-то неохота.
         -А кто родственники? - с недоверием спросил полицай. Надя выдержала паузу, готовясь к самому худшему, но на её счастье другой полицай перевёл приказ немецкого офицера возвращаться. Немец, по-всему, был доволен, что партизан не оказалось и рисковать жизнью не пришлось. Полицай махнул рукой товарищу и процедил:
         -Да чёрт с ними! Не тащить же эту развалину на допрос. А баба никуда не денется. Нет партизан и ладно.
         Надя долго сидела над неподвижно лежавшим на полу Фёдором. Руки её дрожали от  пережитого страха. Она даже не знала, кого бы записала в родственники, если бы полицаи продолжали допытываться и дальше. У хозяина крайней избы родня, наверно, была известна всей деревне.
         Матрёна, которая не боялась смерти,  выпроводила её тоже поспешно из дома. Старик, который не отдал ружьё, не был знаком с нею. И больше она никого не знала. Народ боялся, как она поняла, не столько немцев, сколько полицаев, биографии которых были испорчены этой советской властью.
         Многие, если и не были сосланы,  как кулаки, были разорены раскулачиванием и ненавидели коммунистов. Война всех поставила на свои места. Кто-то мог прожить до конца дней своих, затаив злобу и на власть, и на исполнителей её законов.
         Фёдор, наконец, пошевелился, открыл глаза, мутным, непонимающим взглядом упёрся в Надины стоптанные валенки. Она потрясла легонько его за плечо:
         -Очнулся, Феденька? А я принесла лекарство! Сейчас затоплю печку, заварю травку, попьёшь и станет легче.
         Надя и в  самом деле верила старухе, надеясь, что вот её товарищ встанет, улыбнётся и, как ни в чём ни бывало, будет рассказывать какую-нибудь историю, укорачивая этим длинные вечерние часы.
         Но Фёдор не встал ни в этот вечер, ни в следующие. Он просто угасал, становясь всё худее, хотя и до этого обострения болезни не отличался упитанностью. Жуткие провалы щёк не обещали ничего хорошего. Глаза его провалились, движения были вялыми, и Наде было непонятно, как вытащить его из когтей старухи с косой, которая по ночам снилась ей всё чаще.
         В деревню она теперь ходила не таясь, зачастила к знахарке, которая, видя равнодушие немцев к гостье, не стала её приходов остерегаться. Помощь старухи была не такой уж  существенной, но как говорится, важно  сочувствие.
         В декабре, когда она однажды задержалась в деревне из-за неожиданной метели до  утра следующего дня у сердобольной Матрёны, Фёдор не только встал с постели, но и истопил печь, чтобы не замёрзнуть. А утром ещё и встретил Надю но полдороге в лесу. Радость её была неописуемой! Она опять тащила санки, в которых кроме картошки ничего не было, но это её не огорчало нисколько. Столько дали добрые люди, сами жующие то, от чего отказывались квартирующие немцы.
         Глупые немцы сожрали куриц, лишившись при этом яиц. Петушиные вопли по утрам не разносил морозный воздух, пустолайки деревенские не перетявкивались, застреленные в первые же дни. Единственным фактом было мирное сосуществование завоевателей и бывших колхозников советской деревни из-за отсутствия партизан. Но надолго ли этот мир мог просуществовать, никто из жителей не мог знать.
         Фёдору всё же помогло лекарство Матрёны-целительницы. Надя ухитрилась спирт споить ему за четыре раза и то потому только, что Фёдор потерял желание радоваться. Иногда он вспоминал с сожалением, что отказался в мирное время от операции. Он поправлялся неохотно и долго.
         Надя уже знала, что Фёдор мог на фронт не пойти из-за язвы желудка. Но она тогда бы никогда не встретилась с ним. Она просто радовалась, что не одна в этом доме, что война где-то далеко. Её успокаивало, что Фёдор не может воевать не потому, что не хочет, а потому, что не может. Весной они посадят эти картофельные очистки, и может быть, что-нибудь вырастет к осени, и они заживут ни шатко, ни валко.
         Только бы война их дом  не сожгла, да воюющие стороны не задели.
         Хотелось верить, что тут, в лесном урочище, в соседстве с волками, можно было надеяться на чудо - какую-нибудь мирную жизнь!

        глава 33

         Каргашин оказался прав. То ли он имел богатый опыт общения с девушками, то ли был от природы наделён каким-то наитием, действительно Николай полный час простоял в светлом зале метрополитена. Несмотря на любование строгими линиями перспективы вокзала, провожание поездов и изучение причёсок, нарядов и лиц девушек, стоять и ждать становилось всё неприятнее. Возможность учиться в Ленинграде упорхнула так же легко, как и появилась.
         Это так походило на счастливый сон, которым кто-то под утро его побаловал, и  который не сбылся. Возможно, в Эрмитаже девушку ввёл в заблуждение костюм Николая, который выглядел весьма прилично. Умение Николая рисовать не пригодилось.
         Весь четвёртый курс ехал домой в подавленном состоянии. Это чувствовалось по всему. Такого мастерства, какое они увидели в Эрмитаже, Русском музее, Петергофе, едва ли можно было кому из них достичь когда-нибудь! Все были утомлены просмотром с утра до вечера, полуголодным состоянием, в котором каждый день находились.
         Всё же Ижевск, считавшийся столицей Удмуртии, был захолустным городком в 1962 году. И те улицы, которые неожиданно Николай обнаружил на окраине Васильевского острова, в Ижевске считались центральными. Николаю и многим другим студентам не хватало денег на еду, а швейцар в гостинице постоянно укорял их за равнодушный взгляд на киоск с газетами. Этот пожилой ленинградец, перенёсший, наверно, блокаду 1941-1943 годов в Великой Отечественной войне, удивлялся, что гостей северной столицы не интересует международная обстановка.
         Надо сказать, что всё лето шестьдесят второго года мир находился на грани не просто войны, а войны чудовищной! Шла идеологическая борьба между США и СССР. Не читавший газет и не имевший телевизора Николай до первого сентября жил в мире красок, не омрачаемом слухами, которые если и просачивались в дом с помощью дяди Лёши, не могли пробить броню его полной отрешённости от реальной действительности.
         А между тем и Космос покорялся своенравным Хрущёвым, который готов был послать в тартарары до срока живого человека, то-есть, в заоблачную высь, чтобы обогнать Кеннеди если не в сельском хозяйстве, то уж непременно в космической технике. Сомнительным чудом можно было назвать удачное возвращение космонавта номер один - Гагарина, но чудо свершилось, и американцы приуныли.
         Короче, время было насыщено событиями мирового значения, но Николай в этом времени был тем маленьким винтиком, от которого не зависело, будет завтра дождливый или солнечный день, опалит ли город Ижевск невероятной силы атомным грибом или настанет пора собирать грибы в лесу!
         Наверно, лучше было не знать того, чего так боялся весь мир летом 1962 года!
         Никита Сергеевич Хрущёв был малообразованный коммунист, вёл себя не всегда корректно по отношению к капиталистам, хотя сам был самым настоящим капиталистом. Шестая часть суши была у его ног!
         Ни у одного капиталиста в США не было такой власти, как у восточного медведя, от которого, как считала вся Америка, можно было ожидать что угодно.
         Не от того ли Каргашин, имевший отца-инвалида, знал о международной заварушке и рвался получить от жизни всё и сейчас!
         -Бери, Колян, от жизни всё сегодня, пока не поздно! - весело восклицал он с порога, когда появлялся неожиданно в доме Николая. - Хочешь, я приведу двух девочек? Моя закуска, твоя выпивка!
         И забывалась учёба, сбрасывались кисти в этюдник. Николай бежал в магазин, покупал две бутылки "Солнцедара" - жуткое народное пойло. Появлялись с Каргашиным две "чувырлы", полбуханки чёрного хлеба и луковица. Вся компания, не требовательная и не выпендривающаяся, морщилась, чавкала, колдуя над одной луковицей, и затем попарно целовалась, терпеливо ожидая продолжения более существенного.
         Каргашин часто проигрывал в выборе. Обычно привлекательная девушка, реально оценивая часть дома, который её всецело устраивал, выбирала Николая. Каргашин жил в стеснённых условиях, поэтому тащил "лахудру" в парк, где и наслаждался одномоментной любовью.
         Николай же сразу вспоминал о кистях, раскрывал этюдник и писал портрет. Девушке это нравилось, но очень недолго.
         На четвёртом курсе отношения между Преподавателем живописи и рисунка и стрпоптивым студентом испортились окончательно. Николай в рисунке уже не нуждался в опеке, на занятиях по рисунку не столько старательно рисовал то, что видел, сколько экспериментировал. То он рисовал стремительно и сразу двумя руками. При этом два карандаша мелькали сразу на двух участках рисунка, не сталкиваясь друг с другом. То он менял технику до неузнаваемости. В живописи Николай, неожиданно для себя, совершенно перестал видеть цвет.
         Объяснить себе такой факт он не мог. Цвет исчез непонятным образом. Прекрасные портреты перестали получаться, будто Николай никогда их писать и не умел. Преподаватель стал ставить за живопись тройки. При этом он наставлял Николая, как родной отец, не скрывая удовольствия на своём лице.
         Преподаватель не любил, когда Лубин пытался помочь отстающим студентам. Он так и говорил во всеуслышание:
         -Ну вот, у меня уже и появился консультант!
         После таких выпадов Николай перестал подсказывать товарищам и мог бы превратиться в зазнайку, но тройка по живописи смягчала расстояние между его мастерством в рисунке с другими студентами.
         Шла какая-то снова полоса неудач, как в средней школе. Наверно, преподаватель живописи заклевал бы Николая, пользуясь тем, что он уже стал Деканом Худ-графа, Членом Союза художников РСФСР и Народным Художником УАССР. Звания сыпались на его голову, потому что он попал в струю с теми темами, которые так нравились коммунистам.
         Мастерство у преподавателя, конечно, было, но почему преподаватель был недоволен, что его ученик, то-есть, Лубин Николай, успешен в изобразительном искусстве, самому Николаю было непонятно. Скорее всего, сам преподаватель не был настолько высок в своём мастерстве, чтобы не бояться, что ученик его превзойдёт и затмит. Несмотря на то, что на защиту Николая встали другие преподаватели живописи и рисунка, учиться стало тяжело.
         Каргашин предложил ему забрать документы и поехать учиться в Москву вместе с ним. Николай бы так и сделал, если бы на месте Каргашина был кто-то другой, но не этот ветреный, кудрявый покоритель девичьих сердец, который и  к четвёртому курсу не научился рисовать. С Зиной Николай уже не разговаривал, обнаружив однажды слабое сходство в портрете ремесленника с её тонкой шеей, покатыми плечами и рыжими космами, написанном преподавателем живописи. Да и зеленоглазая красавица пригляделась ему, а в веренице подруг, с которыми он крутился ей уже давно было мало места.
         Зина и сама была виновата. Её желание непременно познакомиться со студентом механического института, которых она непременно притаскивала на студеческие вечера, не стесняясь Николая, сделали своё дело. Любовь Николая потухла окончательно.
         Четвёртый курс почти полностью освободился от общеобразовательных предметов. Рисовать приходилось много. Уже никто не завидовал Николаю. Кто рисовал хорошо, считал себя будущим мастером, а кто не научился рисовать, смирился, поняв, что к облакам славы без крыльев не подняться.
         Преподаватель вырастал глыбой над своими учениками, став скоро и Заслуженным Художником РСФСР. Обучение под руководством мастера выглядело настоящей пыткой. Поправлять рисунок Преподаватель любил, но только портил. Стирание ластиком его карандашных линий "маэстро" встречал негодующим взглядом и острыми репликами. Николай на всё это отвечал молчанием, продолжал старательно стирать. Рисунок при этом хуже не становился.
         Сама похвальба преподавателя, что ему незаслуженно поставили "три" за диплом, а он скоро станет Народным Художником РСФСР, вызывала в Николае неприятное чувство.

        глава 34

         О мирной жизни пришлось забыть скоро. По лесу крался отряд партизан с северной стороны и наткнулся на их заброшенную деревушку. Распросы больше походили на дотошный допрос. Почему не в армии, почему не в партизанском отряде, и вообще кто такой. По всем выкладкам Фёдор походил на дезертира, которому дела нет до бед Родины. Фёдор на этот раз никаких документов показывать не стал, так как уже совершенно не походил на бойца Красной армии, и уж тем более на офицера.
         Усохший основательно, с тонкой, циплячьей шеей, провалившимися глазами, в деревенской, истёртой до дыр одежонке, он мог только похвалиться небогатыми на волос усами да какой-то "калмыцкой" бородёнкой на самом кончике подбородка.
         И всё-равно командир отряда, судя по погонам - майор-артиллерист, назойливо повторял вопросы над его ухом, выискивая какую-нибудь компрометирующую неточность в ответах.
         Час спустя, устав получать довольно однообразные ответы, майор перешёл к распросам Нади.
         Быстро выяснив обстановку, командир решил выбить немцев из соседнего села, занять круговую оборону и осесть здесь надолго.
         Надя сразу поняла, что тихая жизнь ей только снилась, что война идёт не где-то, а именно здесь, и будет ещё хуже не сегодня-завтра.
         Утром отдохнувший немного отряд, вооружённый довольно основательно и имевший даже не крупную пушку, установленную на полозья, покинул обогретые дыханием избы. Через несколько часов Фёдор с Надей услыхали уханье пушки, лёгкое стрекотание автоматных очередей, громкие хлопки винтовочных выстрелов. Бой продолжался не более одного часа.
         Потом наступила гнетущая тишина и томительное ожидание. Партизанские вылазки обычно заканчивались быстрыми отходами вглубь леса. Но часы ползли медленно к вечеру, а из соседней деревни никто назад не возвращался. Фёдор сгорал от любопытства, но не решался пойти следом, чтобы убедиться в маленькой победе партизан, которых для немцев, квартировавших в  деревне, было слишком много.
         Партизаны закрепились в деревне,  казалось, надолго. Надя сходила за продуктами. К её радости получила не только помощь от жителей деревни, но и немного захваченного продовольствия немецких  вояк. Командир отряда сочувственно отнёсся к болезни Фёдора. С европейской кухни Фёдор ожил через две недели и захотел поблагодарить партизан. В деревню он пришёл поздно вечером с Надей. Партизаны готовились встретить самолёт с большой земли.
         Небольшую площадку выравнивали вместе с жителями деревни, собирали хворост для разжигания костров. Командир отряда, увидев Фёдора, удивился:
         -Что, ожил, орёл? А не пора ли к нам в отряд?
         -Да я бы и сам не против, но стрелок из меня никудышный!
         -Что так?
         -Да вот, рука срослась не по месту.
         -Сломал, что ли, по пьяной лавочке?
         -Сломал.
         -А родом ты откуда?
         -Из Удмуртии.
         -Родители там?
         -Отец и мать.
         -Письмо послать родителям хочешь? - спросил командир. - С самолётом и отправим.
         Надя в это время зашла к знахарке, и Фёдор, которому не хотелось огорчать верную подругу их затворнической жизни, быстро написал несколько строк, свернул в треугольник, надписал адрес и передал письмо командиру отряда. Тот аккуратно вложил письмо в полевую сумку и заверил, что самолёт прилетит непременно сегодня ночью, пожелал быстрейшего выздоровления, потому что отлёживаться некогда, каждый боец в отряде на вес золота.
         После этой короткой речи командира Фёдор нашёл Надю у старой знахарки, которую не замедлил поблагодарить. Они с Надей, не дожидаясь самолёта, вернулись в свою избу.
         Волки их уже не беспокоили, видно о них уже кто-то "позаботился". Здесь, в тихой, забытой всеми деревушке о пяти избах, им стало вдруг тоскливо. В соседней деревне хотя и было тревожно, но людно и многоголосо.
         Они сидели за столом напротив друг друга, и каждый из них переживал вновь и вновь посещение людной деревни, в которой и советская власть существовать не замедлила, оккупация казалась кошмарным сном. И так им хотелось верить, что это - навсегда, что немцы не посмеют совать нос в этот партизанский край и, возможно, к весне советские войска вернутся и погонят проклятых фашистов на запад в их логово.
         А утром, когда рассвело окончательно, они услышали громыхание, которое не походило на лёгкую перестрелку. Это был настоящий гром из нескольких орудий, похожий на крупномасштабную артиллерийскую стрельбу. Среди этого грома доносились звуки выстрелов из винтовок, которые становились всё отчётливей и, значит, всё ближе. Фёдор заторопил Надю быстрей собирать самое необходимое, почувствовав, на своём коротком опыте, что тихая, оседлая жизнь подходит к концу, и удирать придётся через это замёрзшее болото, если, конечно, удастся.
         Только вот куда они попадут на другой стороне болота и попадут ли вообще, это он не знал и знать не хотел. Бежать приходится всегда в никуда, надеясь на чудо.
         Первые беглецы партизанского отряда появились, когда Фёдор подготовился, чтобы они сорвались с места. Санки были нагружены всем необходимым, два мешка, сделанные под вид рюкзаков, ожидали их у порога. Оба одетые во всё, что у них только было, похожие на чучела, продолжали  стоять у окна и смотрели туда, откуда появились беглецы. Они сразу схватили рюкзаки, закинули на спины, подхватили санки и выскочили из избы.
         -Бегите! Танки! - рявкнул Фёдору в ухо один из партизан. Он держал винтовку двумя руками, едва ли имея в ней хотя бы один патрон. Фёдор стал напряжённо всматриваться вдаль, откуда шло грозное рычание тракторного двигателя. Наконец появился и сам танк. Снег в лесном массиве был неглубоким, поэтому Фёдор и Надя зашагали довольно быстро.
         Партизан, отступавших вслед за ними, было не больше десятка. Два танка у леса  остановились и начали обстрел болота. Вокруг свистело, ухало, деревья валились с угрожающим шипением. Фёдор увлёк Надю в  сторону, которую снаряды перелетали и куда ещё не были нацелены. Партизаны последовали за ними. Немцы стояли за танками и ждали, когда снаряды изроют ледовое покрытие, и партизаны если не утонут, то в ледяной воде долго не протянут.
         Командир отряда подтянулся к Фёдору и Наде, когда оба, протаптывая тропу, выбились из сил. Фёдора снова стала мучить язва желудка, лицо его скривилось от боли, он выронил верёвку в снег и встал, держась за грудь. Их стали обходить два партизана. Один, заметив страдания Фёдора, поймал верёвку и потащил санки, хотя и нёс сам не маленькую поклажу.
         Уйти не удавалось. Немцы быстро вычислили их маневр, и танки повернули свои стволы в их сторону. Снаряды стали падать и разрываться так близко, что все залегли. После недолгой канонады вдруг стало тихо. Видно, у танкистов кончились снаряды, но застрекотали автоматы. Теперь уже все вскочили и кинулись вглубь болота. Деревья мешали немцам вести прицельный огонь, но всё-равно, несколько партизан остались лежать на снегу.
         Поредевшая группа вышла на трещавший под снегом лёд, и было неизвестно, какая глубина под ним, и какой толщины лёд. Рискуя провалиться на каждом шагу, полдюжины мужиков своим весом с оружием и провиантом в рюкзаках проверяла прочность льда. Успокаивало только соседство чахлых осин, которые едва ли могли расти на глубоких местах. Мокрые ноги могли привести и не утонувшего по горло партизана к смертельной простуде.
         Небольшой бугорок, заросший густо кустарником, встретился в виде награды. Его облюбовали для привала. Идти дальше не было сил, да и наступившая тишина за спиной без автоматного стрекота успокаивала. Оторвались, скорее всего, потому, что немцы были тыловые, в боевых действиях не участвовали и не хотели тонуть в болоте. Могли придти снова танки с боекомплектом, но об этом никому не хотелось думать. Разожгли костёр, чтобы хотя бы немного обогреться и высушить обувь и одежду.
         Фёдор сидел у костра, не в силах скрывать боль в груди. Командир, чтобы его ободрить, сказал:
         -Слышь, Фёдор! А письмо твоё я с самолётом отправил!
         Фёдор повернул голову, встретился глазами с командиром и через силу улыбнулся:
         -Спасибо, товарищ майор!
         Надя встрепенулась, лицо её выразило немое изумление.
         -Кому ты послал? Жене? - спросила шёпотом. Она даже не ждала ответа, заранее почувствовав, что у такого красавца обязательно должна быть жена.
         А он, уперев глаза в костёр, молчал, думая о том, как же там в тылу живут его родители, которых перед войной притесняли власти, допытываясь у отца, в каком он чине был в царской армии. Мать его, когда отца забирали в первый раз на допрос, вцепилась в мужа, не давая его увести со двора, отчего сотрудник ВЧК толкнул её с крыльца,  и она сломала ногу. С тех пор нога её срослась неправильно, мать стала сильно хромать.
         Инвалидность её прошла для власти незамеченной, потому что она всю жизнь жила за спиной мужа и не работала. Арест мужа грозил ей если не голодной смертью, то уж во всяком случае не сладкой старостью. Он послал письмо Прасковье, надеясь, что жена весть о нё передаст и родителям.
         -У тебя дети есть? - услышал Фёдор шёпот Нади и очнулся. Воспоминания рассеялись, реальная действительность обожгла всполохом костра. Стал слышен негромкий разговор партизан, обсуждавших дальнейший план действий.
         Фёдор понимал, что никакими ухищрениями эта маленькая группа бойцов не может расчитывать на выход из этого лабиринта болотистой местности, в который их загнали немецкие танки. Дальше идти было бесполезно, пеотому что и на другой стороне болота был враг, который  ждал их выхода, чтобы уничтожить всех до единого. Самым верным выходом было вернуться назад по своим следам.

        глава 35

         Вечером примчался Каргашин с новостью.
         -Представляешь, мне дают в Художественном Фонде два приглашения! Мы будем иметь право садиться на любой грузовой теплоход и путешествовать по Волге!
         -Что, писать этюды? - уточнил Николай.
         -Ну, я буду отдыхать и веселиться, а ты можешь писать этюды.
         -А сколько платить?
         -Да деньги только на питание возьмём, а плавание, конечно, бесплатно. Ну, пошли за документом на право этого отдыха!
         В Художественном Фонде директор Непряхин посмотрел на Николая и спросил Каргашина:
         -А этот мальчик - твой родственник, что ли?
         -Это студент Лубин. Мы с ним  в одной группе у одного преподавателя Х.
         -А, да-да! Вспоминаю. Кажется, вы на Сельхозвыставке работали года два назад?
         Когда они вышли из кабинета директора, Каргашин ухмыльнулся, глядя на Николая через свой курносый нос:
         -Вот уж точно - маленькая собачка до старости щенок!
         Прасковья повздыхать успела не больше одного часа. За это время она успела натолкать полный чемодан трусов, маек, носков и полотенец. Сам Николай набрал гору картона грунтованного, красками заполнил этюдник, в пакет сунул полбуханки хлеба, немного сахарного песку. Таким образом Николай был нагружен под завязку. Сам Каргашин ехал налегке с одной сумкой, которая была плоской, как клоп, просидевший в саркофаге Тутанхамона четыре тысячи лет.
         Они быстро доехали на автобусе до пристани в городе Сарапуле. Бумага, которой их снабдил директор Художественного Фонда, была настолько действенной, что капитан теплохода немедленно освободил одну каюту.
         Когда матрос отдавал шваровы, подбежал ещё один студент из группы Николая - Дукин Саша. Радость Каргашина была шумной, но Николай отнёсся к дополнительному попутчику без энтузиазма. Дукин рисованием не увлекался, учился, как Каргашин, ровно столько, и ни секунды больше, нажимая на черчение и общеобразовательные предметы.
         Куда поедет теплоход, всем троим было безразлично. Лишь бы плыл. Поплыли в Пермь. На корабле было двухразовое питание, не густо, конечно, для растущего организма. Платить надо было семнадцать рублей сразу на месяц. Казалось бы, не дорого, но месяц на одном теплоходе они ни разу не проплавали. Каргашин был солидным для своего возраста, он и договаривался о смене теплохода. Николая же сначала принимали за мальчика из-за чрезмерной моложавости, не наеденного лица и тела.
         Скоро, однако, это мнение менялось, когда он брал в руки топор и демонстрировал колку дров для камбуза на уровне циркового номера. Капитан смотрел с мостика на неожиданно мощный торс Николая, мелькавшего в наклонах, и глаза его сияли теплотой.
         -Где это ты, молодой человек, так навострился колоть дрова? - спросил он, когда тюлек пять рассыпались от точных ударов топором.
         -В деревянном доме, - улыбался в ответ Николай.
         Почти постоянно Николай писал этюды, пользуясь тем, что теплоход против течения плыл медленно. Смена ландшафта всё-равно требовала махать кистью  с не меньшей скоростью, чем топором. Уважение команды к Николаю росло, в то время как Каргашин и Дукин выглядели балластом для команды теплохода. Некоторые матросы роптали, что им приходится закупать продукты на этих двух бездельников.
         Команда теплохода любила смотреть, как на белом картоне появлялись их портреты или пейзажи. Чтобы  не ронять свой престиж, Каргашин становился инициатором смены теплохода. Снова приходилось платить за питание, поэтому дополнительно прикупать продукты Николай не мог, терпел двухразовое питание. По молодости своей Николай не решался продавать портреты, хотя у него и просили.
         Побывали друзья во многих городах. Когда Дукин их покинул, друзья этому только обрадовались.
         Скоро они доплыли до Усть-Донца, который был недалеко от Астрахани. Здесь теплоход застрял надолго, можно было плавать в заводи сколько угодно. Вода была необыкновенно тёплой, песок очень горячим, жара стояла ежедневно, но писать этюды Николай не прекращал, пока не кончится картон.
         Каргашин бегал в поисках девушек. Николаю довелось увидеть однажды настоящую принцессу.
         Он рисовал откровенную дурнушку на фоне пейзажа. Портрет получился слегка приукрашенный, когда позади себя он почувствовал присутствие зрителя. Он просто обернулся, чтобы убедиться в этом, и чуть не выронил кисть от изумления. Красота девушки ему показалась неземной! Но это длилось не больше мгновения. Сказав - похоже - ангел во плоти исчез, будто и не был.
         Девочка простодушно сказала, что это её сестра. Николай потерял дар речи на целую вечность! Рисовать девочку расхотелось, и он машинально окружал лицо дурнушки красивым пейзажем.
         -Девочка, видимо, гордилась своей сестрой, почему и сказала:
         -Мы живём вместе.
         -Да? - сделал удивлённое лицо Николай.
         -И мы спим на одной кровати, потому что у нас маленький дом. Но допоздна мне не дают спать её мальчик.
         -Почему?
         -Они все хотят с ней познакомиться.
         Закрыв этюдник, Николай сказал девочке "спасибо", понёс новое произведение двумя пальцами и пошёл на теплоход.
         Каргашин, увидев этюд, спросил:
         -Где ты эту страхолюдину откопал?
         -В жизни она ещё менее привлекательна. А вот сестра! Видел бы ты сестру!
         -А, все они одинаковы, когда свет выключишь! - брезгливо бросил Каргашин. - Здесь и страшилки даже на меня не смотрят. Все такие правильные!
         -Так здесь же провинция. Ты с ней погуляешь, уедешь. А замуж её никто не возьмёт. Вот  и берегут себя, - назидательно изрёк Николай.
         Вечером они пошли на танцы.
         Красавица стояла с двумя подругами и так резко выделялась, что Каргашин, смелый и решительный до наглости,  вмиг потерял в глазах Николая половину своего авторитета. Он даже не попытался опробовать своё обаяние на неё, отвернулся, равнодушно обронив:
         -Видали и получше! Пошли лучше пожрём абрикосы!

        глава 36

         Партизаны до вечера следующего дня ожидали бомбёжку, расположившись на острове. В костёр постоянно подкидывали сухие ветки по очереди, отдыхая по часу. Дольше уснуть не удавалось из-за быстрого замерзания части тела, не обогреваемого костром. Командир отряда к утру принял решение вернуться назад на исходную позицию, чтобы вдоль болота двигаться на юг и выйти из квадрата, в котором немцы засекли его немногочисленный отряд.
         Фёдору и Наде он предложил отстать от отряда. Майор уже давно заметил неправильно сросшуюся руку Фёдора, и не считал его способным ни к точной стрельбе, ни к продолжительному переходу с солидной поклажей на спине и в руках. К тому же у командира отряда не было уверенности, что они останутся живы в кишащей немцами оккупированной территории.
         Была одна задача - продать дороже свои жизни, если не судьба объединиться с другим партизанским отрядом.
         -Судьбе будет угодно, встретимся после победы! - хлопнув Фёдора по плечу, на прощание сказал майор, когда они по своим следам вышли под вечер к пяти сожжённым избам.
         Немцев не было видно. Здесь они простились. Шесть бойцов ушли под защитой темнеющего леса.
         Фёдор с Надей сокрушённо осматривали потерянный кров. К ночи декабрьский мороз стал крепчать, и им ничего не оставалось, как пойти в деревню. На стук в окно Михалыч, хозяин крайней избы, через закрытую дверь сказал, чтобы они быстро уходили.
         Ночью лес казался им наполненным зверями и немцами. При лунном освещении идти было легче, но ощущение безнадёжности их положения обоих пугало настолько, что они шли молча, вздрагивая от раздававшегося треска поблизости.
         Фёдор шёл с мыслью, что если они не найдут погреб, который он обнаружил при осмотре в первый день, наверно замёрзнут в эту морозную ночь. Они раскидывали обгоревшие доски и бревёшки со звериной яростью, разрывали ногами снег вперемежку с золой и тыкали жердушками в землю. Повезло Наде. Бугорок отозвался стуком дерева о дерево. Разрыв варежками сугроб, Фёдор нащупал щель и потянул доску на себя. Открылась чернеющая пустота, которой оба были настолько рады, будто волшебник подарил им дворец.
         Фёдор долго чиркал кресалом, раздувал оранжевую искорку в пакле, подставив клочок  газеты с довоенным текстом, посветил вниз. Обнаружив лестницу, спустился вниз. Надя спустилась следом. Они не сомневались, что это углубление надолго станет их жилищем.
         Деревня стала для них после появления партизанского отряда просто опасным соседом. Едва ли немцы будут равнодушно смотреть на их приходы.
         Запасов их продуктов могло при жестокой экономии хватить на месяц. Была надежда, что за это время завоеватели успокоятся, если, конечно, ещё какие-нибудь партизаны не объявятся вновь.
         Они уже не мылись несколько дней, отчего Надя страдала больше Фёдора. Мыться снегом ей было непривычно, да и мороз был очень сильный. Потихоньку над лазом в погреб слепили подобие сарая из обгорелых брёвен и досок. Стало возможно разжигать костёр, не боясь, что его кто-нибудь увидит. И в погребе от костра стало казаться теплее. Сарай утепляли, закапывая его в сугроб. Удалось сделать даже лопату из целого бревна, которое Фёдор обстругивал целый день.
         К счастью, "Робинзонада" их закончилась через неделю. Михалыч то ли усовестился за свою трусость, то ли немцы ослабили контроль, пришёл к ним в гости и с сочувствием охал на их условия жизни. Но и сам пожаловался на своё житьё. Оказывается, вся молодёжь и среднего возраста женщины были увезены в неизвестном направлении на другой день после боя. Стариков собрали в сарае и продержали трое суток без еды.
         Запертые в сарае ждали смерти, но вдруг пришёл полицай и, улыбаясь, сообщил, что на этот раз гер офицер прощает старых мужчин и женщин, у которых нет сыновей-партизан и отпускает домой. Наверно, фашистам пришло в голову, что партизаны уничтожены, а старики для партизанщины  устарели. Немцам стало в деревне скучно без достаточного количества девущек и женщин,  не слишком оберегавших свою честь под дулом автомата, и они перебрались в районный центр, откуда они и наведываются через день-другой.
         Михалыч принёс листовку, в которой сообщалось о разгроме немцев под Московй. Листовка была напечатана типографским способом и, наверно, была сброшена с самолёта. Михалыч подобрал её за околицей. Призыв в листовке уходить в партизаны и бить врага, не давая ему передышки и настроил Михалыча пойти к Фёдору и Наде. Очень уж хотелось поделиться новостью, от которой вдруг воспрянул он духом.
         Захотелось и Фёдору как-то помочь фронту. Он уже думал о том, что неплохо бы было подобраться к железной дороге, взорвать рельсы или разобрать их, чтобы составы полетели под откос. Но всё это не продвигалось дальше мечты, которая была откровенной утопией.
         Уже после ухода Михалыча идея борьбы плавно угасла. Правда, Михалыч обещал найти людей, добыть оружие и взрывчатку.
         Но прошла неделя, а заряженного на энергичные дела жителя соседней деревни будто ветром сдуло. Железная дорога была далеко. Там, наверно, развёртывались основные действия партизан, к которым и самолёты пробивались с продовольствием и оружием. Но до этих партизанских групп надо было добраться, рискуя попасть в засаду или наткнуться на немецкий патруль.
         И война для Фёдора продолжалась в этом неудобном погребе в обнимку с Надей, которая чувствовала себя постоянно неловко, обнимая его, и не в состоянии от него отказаться, ощущая толчки зарождающейся жизни в утробе.
         Через две недели Фёдор всё же решился сходить в деревню. Надя осталась дожидаться его в погребе. В этой яме, которую им пришлось и расширить, чтобы сделать лежанку, укрепить всем, что под руку попадёт,  Надя чувствовала себя спокойней, чем в доме до его сожжения. То ли погреб не так бросался в глаза непрошенным гостям, то ли привычка взяла своё, но она осталась без капризов. Фёдор считал, что так будет лучше.
         Крайняя изба мрачным пятном выделялась на белом снегу. Он прокрался через огород к ограде двора, прислушался. Тишина пугала даже больше, чем какой-нибудь звук. Фёдор долго стоял, провалившись по колено в сугроб, не решаясь открыть калитку. Скоро он почувствовал, что замёрзнет, если не будет двигаться. Он подтолкнул калитку внутрь двора, протиснулся в узкую щель, боясь произвести шум. Сени были не заперты, дверь легко подалась. Фёдор открыл её и замер. В сенях было темно. Он ощупью переставлял ноги, продвигаясь медленно в пустоту.
         На дверную ручку наткнулся случайно. Долго раздумывал, почему Михалыч не проявляет осторожность, но уже предчувствие беды охватило его.
         Фёдор попятился назад и тихо вышел во двор, прикрыв за собой скрипнувшую дверь. Обратно в огород пролез, разрывая и без того рваный полушубок, когда услышал скрип шагов по улице. Вошли двое, как ему показалось из их негромкого разговора:
         -Да никто не придёт. Партизан же нет!
         -А вдруг этот придурок всё же связан с кем-то? Иначе откуда у него листовка?
         Двое вошли с шумом в сени, потом в избу. Фёдор стоял, не шелохнувшись, не замечая даже, что он перестал чувствовать свой нос. Мысль, что ещё мгновение, и он был бы схвачен, привела его в ужас не за себя, а за Надю. Она осталась бы одна в той яме, решив, что он её бросил!
         Из избы, между  тем, раздались вопли, от которых Фёдор ощутил сильнейший спазм желудка. Острая боль заставила на мгновение потерять сознание и повалиться на снег именно в тот момент, когда четверо вышли из сеней и направились через двор к воротам на улицу.
         Придя в себя через мгновение, он долго ждал, оттирая обмороженный нос варежкой, потом голой рукой. Время тянулось медленно. Кругом была тишина. И всё-равно было страшно  уходить из деревни в лес. Ещё страшнее было зайти в избу, чтобы убедиться, что с Михалычем.

        глава 37

         -А сколько стоит ведро абрикосов? - спросил Николай.
         -Да что вы! Ешьте так! Какие там деньги! Только не сломайте побеги.
         С этими словами хозяин сада зашёл в дом, а старушка осталась стоять на крыльце. Николай и Каргашин набрали килограмма по два, простились со старушкой, которая всё продолжала стоять на крыльце, ласково щурясь.
         Николай ел абрикосы, утоляя обеденный голод, и ему казалось, что попали они с другом на землю обетованную. Повариха на теплоходе тоже готовила из дешёвых продуктов отменные супы и славно поджаренные котлеты с гарниром.
         Но сладкая жизнь вперемежку с купанием в парном водоёме, с загоранием до опасной черноты под палящим солнцем закончилась самым банальным образом.
         У капитана на теплоходе каталась дочь лет шести. Николай загорелся желанием написать её портрет, и капитан дал добро. Девочка сидела спокойно, и портрет получился неплохо. И тут началось буквально выклянчивание портрета всей командой. Конечно, самому капитану неудобно было в этом участвовать, но моряки взялись за дело азартно. Отказ отдать портрет был встречен настолько враждебно, что ночью два друга собрали вещи и  сбежали на рядом стоявший теплоход, который рано утром отправлялся в рейс.
         Поплыли вверх  по Волге. За восемьдесят километров от Волгограда теплоход застрял в Волго-Донском канале. Николай смотрел на высокие, опасно отвесные стены шлюза и прикидывал, утонет теплоход при обрушении стены или нет. Почему-то не хотелось находиться в каюте. Казалось, что тогда уж ни о каком  спасении мечтать  не придётся. Этот страх каким-то образом передался и Каргашину.
         Не долго думая, друзья собрали вещи и по пустырю потащились к шоссе. Загруженный под завязку, Николай скоро измучился. Поле всё было изрыто ямами и рытвинами. Картонки, нагруженные краской, стали не только толще, но и скользили, пытаясь  всё время рассыпаться. Этюдник ремнём натирал плечо, постоянно сползая на локтевой сустав, а чемодан завершал муки. Несколько раз Николай останавливался, укрепляя кладь, невольно оглядываясь на опасно строгую статую отца народов - товарища И.В.Сталина, издевательски зовущего назад, в уютную каюту теплохода.
         Огромная статуя бывшего вождя ни в какое сравнение не шла с пятиметровой статуей, когда-то украшавшей в Ижевске улицу Максима Горького.
         Каргашин шёл налегке, весело поводя головой вправо-влево, посматривал изредка на Николая, озаряя его своей невинной улыбкой, не догадываясь помочь.
         Николай решительно сбросил этюдник на землю, положил ворох этюдов рядом и стал выбрасывать рубашки, майки, трусы вокруг себя.
         Каргашин стоял поодаль, задрав курносый нос в небо, лёгкий, бодрый, подрыгивал ногой, как танцор, и через нос смотрел на действия товарища, сделав из толстых губ подобие вулкана, из которого вылетало короткое: - Ух, ты-ы!
         Смешно говорить, что от этого облегчения тяжесть этюдника не уменьшилась, но часть брыкливых этюдов перекочевала в чемодан и идти стало намного легче.
         Однако оказалось, что всё это Николай произвёл почти у шоссе, на котором остановился автобус. Оба друга залезли в автобус, сели на заднее сиденье, не подозревая, что в карманах у них лежал удивительный документ, равный цене проездного билета! Они же всю дорогу тряслись, что с них потребуют деньги.
         Волгоград встретил их ещё радушнее, чем автобус. Им была предоставлена комната в портовой гостинице совершенно бесплатно. На другой день они отправились знакомиться с городом, растянувшимся на семьдесят пять километров по берегу Волги.
         Конечно, "дом Павлова", основательно разрушенный в годы войны, поразил воображение Николая. Это был единственный объект, напоминающий о жестоких боях.
         На пляже, куда два друга помчались в первую очередь, Николай сразу же расставил этюдник и стал писать этюд с множеством бесхозных тел и палаток. Сажание плавок, бюстгалтеров на пляж, впихивание в них ноги и тела прервал порыв ветра, сорвавший картон прямо краской в песок.
         Огорчение было неописуемым!
         Качество работы было испорчено. С горя Николай купил бутылку Волгоградского кваса.
         Квас был таким вкусным!
         На другой день друзья знакомились с новой командой.
         Николай опять писал ползущий медленно берег и воду, в которой бликами отражались облака.
         К нему подошла маловыразительная женщина и попросила написать её портрет. Николай согласился. Писать даже такой портрет было приятнее, чем плывущие берега. Портрет получился вполне приличным. Женщина, которая оказалась поваром, молча ушла.
         Но тотчас подошли три моряка и стали упрашивать подарить портрет женщине.
         -Она даст тебе три рубля! - соблазнял один из них.
         -Она тебя закормит! - убеждал другой.
         Третий крутил пальцем у виска, когда Николай наотрез отказал. Парни молча удалились. Но путешествие стало сразу испорченным. Пришлось в городе Ульяновске высадиться и напроситься на теплоход, плывущий в город Горький. Каргашин ни разу не возмутился в адрес скупого рыцаря искусства. Видно, он высоко оценивал творческие успехи Николая.
         Ленясь что-нибудь творить, Каргашин как бы выступал в качестве продюсера, бегая от теплохода к теплоходу, договариваясь и обеспечивая Николая комфортным перемещением из одной каюты в другую.
         Конечно, в будущем выяснилось, что упрямство Николая не дарить в экстренных случаях портреты было полной глупостью.
         В городе Горьком они опять поменяли теплоход. Всю палубу этого теплохода заполняли новые аввтомобили "Волги" - ГАЗ-21. В придачу этой роскоши, доступной не каждому, плыло целое стадо девочек пятнадцатилетнего возраста. Располагались кто где. Кому-то досталось место в каюте, кому-то понравилось заднее сиденье "Волги".
         Николай понравился Лене из города Чимкента, портрет которой он нарисовал на второй день.
         Но отношения мгновенно испортились, как только Николай нарисовал и её подружку.
         Николай по этому поводу переживать не стал и переключил внимание своих кистей на Тамару Николаевну, гида туристической фирмы из города Горького.

        глава 38

         Фёдор открыл дверь в избу Михалыча. Темноту рассекали две полосы лунного освещения, разделившие пол избы на несколько частей. Михалыч лежал у стола, тёмная масса его тела, слегка задетая бледным лучом, пробившимся сквозь незавешенное окно, была неподвижна. Фёдор осторожно потряс его за плечо, раздался стон. Михалыч был жив, но избит нещадно. Даже в полумраке Фёдор увидел вместо лица кровавую маску.
         -Уходи, - простонал Михалыч, - я в порядке.
         Фёдор порядка в состоянии Михалыча не видел никакого, но то, что старик жив и у полицаев, по-всему, причин убивать пока не находилось, его немного успокоило. Несмотря на уговоры, Фёдор принёс дров, затопил печь, чтобы Михалыч не замёрз, лёжа на полу. И пока печь топилась, сидел у окна и ждал, когда избитый хозяин найдёт в себе силы подняться с пола и примется сам присматривать за весело трещавшими дровами. В погреб к Наде он ушёл сразу, как только Михалыч окончательно пришёл в себя.
         С оханьем и руганью для облегчения своих мук, он стал приводить себя в порядок. Никаких новостей Фёдор от него не дождался, но и живой Михалыч был для него лучшей новостью. В деревне уже оставалось полдюжины старых людей, едва ползавших по своим дворам и мало на что годных.
         Не хотелось терять одного из них, помощь которого была для него и Нади единственной.
         Если и была где-то там, под Москвой, победа Красной Армии, всё-равно, это было так далеко отсюда и, казалось, она была нереальной.
         Немцы так же хозяйничали, полицаи из кожи лезли, угождая завоевателям, а коммунисты прятались ничуть не меньше комсомольцев. И только беспартийные, не имевшие этой клички и опасной красной книжицы в кармане, теряли бдительность и, неожиданно для себя, попадали в концлагеря за чёрный цвет волос, глаз, бровей, горбатый нос и кудрявую шевелюру. Золотые зубы, неосторожно вставленные перед войной, тоже ускоряли арест.
         Немцам нужны были рабы без партийной закваски, менее способные на саботаж. Коммунистов старательно уничтожали, хотя на лбу принадлежность к партии едва ли была написана, и в плену можно было забыть о Ленине и Сталине. Фёдор в отряде майора-артиллериста выслушал рассказ о концлагере одного сбежавшего оттуда солдата, и всю дорогу до погреба думал только о том, чтобы никто его не заметил.
         Идя уже по лесу, он представлял, как из-за дерева выскочат немцы, схватят его и уволокут в этот страшный концлагерь.
         Надя сидела в яме в обнимку с топором, когда заслышала скрип снега.  Так она и не рассталась с оружием крестьян, когда он спустился к ней. В темноте он  не сразу почувствовал холод железа между ними, когда же понял, испугался. Надя за время его прогулки чуть не сошла с ума, и ему пришлось долго её успокаивать. Его отсутствие для неё превратилось в вечность, а с ума сходят люди и за более короткое время.
         Для подвига возможности не находилось и после нового года. Дни ползли в полумраке леса и в полном мраке погреба быстрее только в часы чуткого сна. Колоть дрова не решались, только пилили. Чурки получались круглыми, горели долго, но долго и разгорались. Занятие это укорачивало сутки, но и сильно утомляло, потому что спички вспоминались, как чудо века, а немецкие спички надо было добывать с оружием на большой дороге.
         В деревне немцы в первые два месяца войны были "щедрые", за две курицы давали спички в виде частокола. Это такая пластина, каждую спичку надо было отломить и чиркать по боковой поверхности. Когда квартировали румыны, какое-то ещё было послабление. Их отправили на фронт. Немцы спичек уже не давали, и вся деревня пользовалась этими огнивами, доставшимися многим от прадедов и дедов.
         Фёдор мечтал о лыжах, на которых в лесу и, особенно, по болоту, было бы легче уходить далеко добывать дрова с помощью топора. Пока же примитивной лопатой он разгребал снег всё дальше от погреба до ближайших невысоких деревьев и ширкал пилой царских времён до седьмого пота. К середине января кончилась картошка. В деревню пошла Надя. Фёдору после физических нагрузок и начавшегося поста стало опять плохо.
         После нескольких метелей снег стал глубоким. Идти по такому снегу было уже невозможно.
         Фёдор заострил две доски, сделал подобие крепления. Надя встала на это подобие лыж и пошла мыкаться до деревни. Позади неё волочились санки, делая след ещё замысловатей.
         Фёдор ждал её возвращения три дня. Ни крошки во рту довели его до пожирания оставленных ему Надей двух картофелин в сыром виде. Как ни странно, сырая картошка тушила пожар в желудке, ему становилось легче. В погребе было не тепло, но терпеть было можно.
         Невозможно было только терпеть долгое отсутствие Нади. В голову приходили самые ужасные мысли. Сделать ещё пару лыж уже не было сил.
         Надя пришла на четвёртые сутки на лыжах с  палками. Спички она добыть не смогла, но принесла кусок кремния, который давал искру бесперебойно. Немного картошки, немного муки, полкаравая хлеба и щепотку соли растягивали как могли.
         Из-за дефектной руки Фёдор бился с разжиганием огня всегда долго. Хотелось материться, вспоминая спички и особенно когда-то здоровую руку, но портить настроение Наде не хотелось. Она лежала в погребе, печальная и обессиленная. Фёдор не спрашивал, почему она так долго не возвращалась, тихо радуясь, что вернулась живой.
         Добыв, наконец, огонь и осветив вход в погреб, спустился вниз, сел рядом на край лежанки, обнял:
         -Ну, как там, в деревне?
         Надя вдруг зарыдала, быстро заговорила:
         -Немцы собрали всех стариков и старух в одну избу и подожгли! А обо мне же не зна-а-ли!
         Я просидела в избе у знахарки! В подполье! Спрятала она меня, за себя боялась! А я - вот она!
         Фёдор гладил Надю по голове, злился на своё бессилие, и вспоминалось предложение профессора сделать операцию. Он отказался,  потому что профессор удачное оперирование разделил с неудачным - пятьдесят на пятьдесят. И вот теперь, когда эти пятьдесят процентов могли бы изменить всю его жизнь здесь, сидят у него в груди и не дают возможности мстить врагу совсем другим образом.
         -Хорошо, что избу не подожгли, - задумчиво проговорил Фёдор.
         -Да как не подожгли-и! Сгорела изба! Я успела выскочить, когда запах почувствовала бензина. Немцы думали, изба пустая, подожгли только с улицы. Теперь уж уходить придётся, есть-то скоро будет нечего!
         Надя уткнулась ему в колени и продолжала уже негромко всхлипывать, выговорившись и облегчив себе душу.
         -А лыжи где нашла? - вдруг вспомнил Фёдор.
         -Так знахарка увидела мои доски, сказала, что спрятала лыжи за баню. Там их снегом занесло и не видно было. За лыжи-то немцы неладное бы заподозрили. Баня обгорела только сверху, там я и пряталась, всё боялась высунуться. Всё казалось, что они тут сторожат. Может зря так долго боялась. Да крик горевших всю душу вытряс и такого страху нагнал, что и голода я не чувствовала. Ой, страшно мне в этой яме сидеть!
         -Так глубже же закопаться уже некуда! - усмехнулся Фёдор. - Надо настроиться на то, что рано или поздно всё-равно придётся столкнуться с немцами и с этим жить. Тогда легче.
         -Как это - столкнуться? - испуганно вскрикнула Надя. - А маленький? Ему-то зачем?
         -Ему, конечно, это ни к чему, - согласился Фёдор, помолчал, - ну, ладно.
         Пойду за костром смотреть, а ты отдохни.
         Он полез по лестнице наверх, подложил бревёшки, и пока огонь активно лизал круглые бока осинника, погрузился в довоенные воспоминания.

        глава 39

         Плавание на грузовом теплоходе среди усыпавших палубу "Волг" приближалось к концу. Московская окраина проплывала справа и слева, ничем особенным не радуя глаз. Канал был наполнен откровенно грязной водой, в которой тут и там кружили мазутные пятна. На пляже смельчаки ныряли и плескались, рискуя подхватить на плечи масляную цвета дёгтя массу, от которой отмыться было не просто. Надписи красного цвета на желающих отдохнуть в воде не действовали.
         Николай смотрел на пейзаж и, видя хаотично разбросанные склады, гаражи и разномастные здания, узнать Москву был не в состоянии. Не звучал торжественный гимн, как в поезде, не появлялась захватывающая панорама, как в самолёте. Просто теплоход пристал к типовому речному вокзалу, капитан вышел из рубки на мостик и предупредил Каргашина, что стоянка будет три дня.
         Капитаны всегда разговаривали только с солидным товарищем Николая, слегка окидывая взглядом легковесного и моложавого до неприличия самого Николая. У народа было представление, что художники, как и артисты, имеют либо пышные шевелюры либо внушительную лысину. Слишком же молодые являются не более, как сопровождающие ученики.
         Так же капитан со снисходительной улыбкой проводил стайку девочек, пообещав гиду Татьяне Николаевне взять их в обратный путь. Девчонки шумно сбежали по трапу, помахали руками то ли капитану, то ли Николаю и Каргашину. Два друга направились в Метро. В вагоне они сразу приклеились к карте Метрополитена. На Красной площади они немного поплутали. Каргашин выдул бутылку пива, Николай вылизал "эскимо". Очень скоро и неожиданно в народной толпе Николай потерял друга, скорость которого под воздействием пива стала недосягаемой.
         Николай встал в очередь к Ленину. Очередь по всей площади медленно и чинно передвигалась по полшага вперёд. Неземной свет приближал его к хрустальному прямоугольному пеналу, в котором он сначала видел жёлтое пятно в изголовье, потом очертания прояснялись, и уже совсем рядом близорукие глаза видели тот же образ, который артист Щукин так старательно копировал в кино. Рядом с Лениным лежал И.В.Сталин, такой же жёлтый. Николаю было странно, что оба вождя были очень молоды.
         Вышел Николай из мавзолея, на котором надпись на граните выделяла две фамилии, так же медленно, как и вошёл. Он долго думал над тем, что Ленину было как-то тесно в мавзолее рядом с продолжателем его борьбы за освобождение рабочего класса. Шальная мысль качнулась в голове - а кто следующий?
         Пора было возвращаться на теплоход. Легко сказать, а как это сделать? Название речного порта выветрилось из головы. Да он и не пытался запомнить, надеясь на Каргашина. О речном порте у встречных не было понятия, потому что это были такие же гости Москвы.
         Уже к закрытию Метро работница подземного рая подсказала, где выйти. Речной вокзал предстал перед ним через сто метров. Но это был не тот речной вокзал. Это был южный. А Николаю нужен был северный.
         Сторож посмотрел на него с сочувствием и указал рукой на скамейку:
         -Тут, молодой человек, много людей переночевало, так что милости просим! А ваш речной вокзал как раз напротив.
         Ночь была тёплая, но скамейка резко отличалась от подвесной полки на теплоходе. Сон был короткий. В четыре часа утра стало светло, как днём. Впечатление от Москвы, которая была совершенно пуста, не имело никакого сравнения с той толкотнёй локтями и плечами днём!
         Николаю так понравилось идти по широкому пространству Москвы, что он решил не ждать открытия Метро. И был совершенно удивлён, что за два часа преодолел всего одну остановку.
         Желание идти дальше мгновенно исчезло. Он сел в метро и через полчаса уже был в своей каюте. Каргашин даже не проснулся.
         Путешествовать надоело. Все картонки были замазаны пейзажами и портретами. У обоих были на исходе деньги. На новом теплоходе оба друга отдыхали. Менять теплоход до Сарапула уже не имело смысла, поэтому Каргашин не отказывался помочь морякам заготовлять продукты на рынке.
         Николай в это время неудачные этюды, не задумываясь, замазывал новыми.
         В Ижевске Прасковья, мать  Николая, встретила его, держась за сердце, в доме села на кровать и только смотрела на сына увлажнёнными глазами. Она не рвалась смотреть этюды, не распрашивала, просто молча смотрела, поражаясь, что сын даже  не похудел. Несмотря на это, Николай набросился на нехитрую похлёбку, так, будто это был кусок поджаренной курицы.
         Он взахлёб рассказывал о своей поездке. Прасковья, отдышавшись и успокоившись, что сын жив, сказала:
         -Ладно болтать-то! Подавишься ещё! Пойду-ка в магазин да куплю чего-нибудь послаще.
         Ей, с её рабфаковским образованием были непонятны его устремления, но она чувствовала, что это необходимо для успешного окончания института, после которого, как она считала, сын займётся делом и с бедностью будет покончено.

        глава 40

         Война всё время искала участки земли, по которым можно было ударить снарядом, прошить пулемётной очередью и задеть чьё-то сердце. Ей требовались жертвы, и чем больше их было, тем более ужасной гримасой искривлялось её лицо.
         Снаряды стали рваться со всех сторон, и стенки погреба, трясясь и осыпаясь, заставили Фёдора и Надю выскочить на поверхность. За короткие минуты пейзаж стал неузнаваемым, снег почернел, деревья поломанные и расщепленные толстыми соломинами в хаотической лёжке, подсказывали, что надо вновь спрятаться в погреб. Но быть заживо погребёнными им не хотелось, а куда бежать, было непонятно.
         И самым непонятным был обстрел фактически пустого места. Думать же, что это громыхание посвящено им, было едва ли не смешно. По направлению взрывов, которые стремительно приближались к их убогому жилищу, Фёдор понял, что бежать надо в сторону от леса. Надя встала на лыжи и побежала к деревне. Фёдор по лыжне, поминутно проваливаясь глубоко в снег, усиленно работал ногами, стараясь не отстать.
         Снаряды сыпались с неба с ужасным воем, грохот едва не рвал ушные перепонки, и ноги сами, помимо воли Фёдора, несли тело вдаль, разрывая снег с силой, которая удваивалась после каждого разбрызгивания месива за его спиной. Надя от страха часто запиналась, перебирала ногами беспорядочно, отчего Фёдор чуть не наступал ей на лыжи. Ни ему, ни ей не приходило в голову, что спасительное от взрывов пространство могло таить ещё большую опасность.
         Этот взрыв Фёдор уже не услышал. Какая-то невидимая сила ударила в затылок и швырнула лицом в снег. Команда, данная им накануне телу, подняла его и заставила машинально передвигать ногами, в глазах стоял туман. Фёдор видел весь пейзаж в каком-то сверх-ярком белом блеске. Канонада неожиданно стихла. В ушах Фёдора пронзительно зазвенело от наступившей тишины. Что-то кричала Надя, остановившаяся и махавшая ему рукой. Оказавшись в непривычном для него мире, Фёдор видел, как снег вздыбливается прямо позади его ног, осыпая сапоги ошмётками тёмносерой земли. Выглядело это совсем не пугающе.
         Надя уже бежала к нему, усердно толкаясь в снег палками, замахала одной рукой, показывая, что надо бежать. Он что-то ответил  ей, не слыша своего голоса, отчего речь получилась невнятной. Наде показалось, что он её понял, и побежала дальше. Неожиданно оглохший, Фёдор не так панически боялся этого боя против него и Нади, поэтому сдерживал порыв своей подруги, по животному боявщейся за свою жизнь.
         Немцев они увидели раньше. На фоне леса в разрывах снарядов, повидимому, сами они были не так отчётливо заметны, как сгрудившаяся рота немцев в сине-зелёных шинелях и нелепых в такой мороз летних головных уборах. Вояки Рейха заботились не отморозить нечаянно носы и уши, постоянно подплясывали, били рука об руку и поглядывали на начальника, когда тот объявит отбой профилактическому прощупыванию болота.
         Бежать дальше было бессмысленно. Немцы были с автоматами, стрелять станут без предупреждения, и Фёдор первым распластался в снегу. Надя стояла над ним, бросив палки. И когда следующий взрыв совсем близко разорвал воздух, она упала рядом и стала закапываться в снег, как будто это могло спасти её от осколков или, что ещё хуже, прямого попадания снаряда. Взрывы пошли дальше, не пожелав смешать их тела с перегноем и снегом. Вдруг наступила гнетущая тишина. Затем заурчали двигатели танков, их шум стал медленно удаляться.
         Надя, припорошившая себя и Фёдора снегом, ещё некоторое время лежала не шевелясь. Холод пробирался к телу медленно, но упорно. Скоро она поняла, что если не встанет и не поднимет Фёдора, они замёрзнут. Немцев у деревни уже не было видно.
         Фёдор поморозил пальцы рук, нос и щеку, на которой лежал. Оттирала Надя и снегом, и с холодной водой делала примочки уже в погребе, который не пострадал от бомбёжки. Было обидно, что бежали зря, ещё больше рискуя жизнью. Постепенно, когда пальцы рук Фёдора стало болезненно щипать, а нос и щека обрели слабый румянец, Наде стало весело. Глядя на подругу, Фёдор уже не так страдал от боли в груди.
         Кружилось что-то в его голове, и ноги плохо слушались, но главным и странным для него было появление этой девушки, которую он не узнавал. Это обстоятельство Надю  сильно расстроило, и от весёлого состояния, в котором она только что находилась,  не осталось и следа. Она поднялась в сарай, разожгла огонь в примитивной кладке из кирпичей, поставила горшок со снегом на осколок плиты. Когда снег растаял, бросила в горшок последние три картофелины и стала ждать, когда будет готов последний скудный обед, печально задумавшись.
         Её охватило какое-то равнодушие то ли от усталости, то ли от пережитого стресса, связанного с неожиданной бомбёжкой. Немецкую речь она услышала,  как во сне. Но скрип снега под ногами привёл её в смятение. Она набросала снег в топку, отчего дым пополз во все щели сарая и несомненно только помог убедить немцев, что здесь есть живые люди, конечно же, партизаны. Она во-время скатилась по лестнице на дно погреба, потому что одновременно с прошившей стены сарайчика автоматной очередью раздалось:
         -Рус, сдавайс! Хенде хох!
         Надя толкнула Фёдора в грудь, не давая ему подняться с лежанки и полезла наверх. Вид женщины немцев озадачил. Хотя Надя не догадалась поднять руки, никто из окруживших сарайчик немцев не повторил приказ. Все удивлённо разглядывали русскую бабу, оказавшуюся живой в зоне, которую немцы старательно очистили от жителей, и которую даже пуля не берёт, и снаряды обошли стороной. Никто из немцев по-русски не понимал, поэтому пожилой немец пролаял:
         -Партизанен рус фройлен!
         -Нет-нет! Я живу здесь! Нет хлеба, нет еды!
         Немцы молча стояли вокруг неё. Ей стало страшно, что сейчас её не поймут и просто расстреляют. В её памяти вдруг всплыли познания, полученные на уроках английского языка, за который ей когда-то ставили только пять.
         -I hope you give me bred a litle if you whill be sou good[1 - Я надеюсь вы дадите мне немного хлеба, если я буду хорошей (искаж. англ.) ] - выдавила она из себя. Выражение лиц немцев мгновенно изменилось, двое даже засмеялись:
         -Ингленд шпион! Все засмеялись, явно поняв, что сказала Надя. Она тоже натянуто улыбнулась. Один немец по-английски предложил ей пойти с ними, потому что неприлично такой умной девушке жить в таких скотских условиях. И вся орава немцев, довольная, что с партизанами, о которых сообщили с другой стороны болота, покончено, радостно гогоча, двинулась туда, откуда только  что вернулись Надя с Фёдором.
         Сама Надя понимала, что ни о каком противоречии немецкому приказу нельзя было и думать. И то, что Фёдор остался в погребе благодаря непонятной даже для него удаче, давала ей силы не раскиснуть, не потерять самообладание, по крайней мере, до тех пор, пока они не покинут этот участок леса и не уйдут достаточно далеко от погреба. А там видно будет, что судьба ей подарит, и подарит ли ещё одну удачу.
         Фёдор же совсем не понял, что случилось. Он сидел на лежанке, ожидая, когда боль в обмороженных пальцах пройдёт. Только после достаточно долгого одиночества он заволновался и поднялся в сарайчик. Увидев засыпанную снегом и дымящуюся печурку, горшок с остывшей водой, он почувствовал неладное.
         Выглянув за щелястую дверь, он увидел множество следов с характерными немецкими подковками.
         Глухота не проходила, лес казался вымершим, и это пугало его. Он совершенно не понимал, где он, что случилось, почему так тихо вокруг, и кто эта девушка, исчезнувшая так же загадочно, как и появилась.
         Он даже не мог ответить на такой простой вопрос - кто он сам?

        глава 41

         Пятый курс в колхоз не поехал. Николай Лубин с любопытством разглядывал собравшихся у входа в институт студентов первых курсов, одетых в телогрейки, сапоги, готовых поехать на картофельный подвиг или вообще на любой во благо колхозного хозяйства. В коридорах было почти пусто и непривычно тихо. Общеобразовательных предметов было мало, и нужно было гораздо больше времени нюхать вредные испарения скипидара, пинена, лака и красок, чтобы окончательно выяснить, достойны ли студенты учить детей рисовать яблоко.
         Некоторые студенты направили свои усилия на черчение - нужный предмет для учеников школ.
         Сам Николай окончательно запутался в масляной живописи, совершенно не мог понять её технологии, о которой никто не читал в институте лекций, не показывал примеров. Акварельная техника сидела в его памяти крепко, поэтому он постоянно боролся с разбелом.
         Тёмные тона ему казались чёрными.
         Николай замечал, что и вся группа "А" писала этими блёклыми цветами, с тёмно-серыми разливами.
         Эту гамму красок настойчиво насаждал преподаватель живописи, постоянно возмущаясь, что вся группа "Б" пишет крикливо яркими красками. Трагически погибший преподаватель группы "Б" успел настроить студентов на эту нарядность красок, с которой Николай в душе тоже был  не согласен. Но и в сером колорите ему самому свои работы не нравились тоже.
         Конечно, какая-то подковёрная борьба между художниками им отмечалась, но удивлял его больше его личный конфликт с преподавателем, который обострялся, чем ближе был конец обучения. На пятом курсе ему уже не хотелось показывать домашние зарисовки. Он никак не мог забыть случай с теми этюдами и портретами, которые написал во время путешествия по Волге.
         Преподаватель, увидев в его руках массу этюдов в деканате, предложил положить на шкаф, пообещав освободиться и посмотреть. Через неделю на шкафу в деканате Николай не обнаружил ни одной своей работы. Их просто растащили студенты по своим местам проживания.
         Осталось только вспоминать своё полуголодное путешествие. Может Николай и сам усложнил себе жизнь, не пытаясь слегка полебезить перед преподавателем. Что делать, если люди, имеющие не очень выразительный талант, бьются изо всех сил, обижаясь на бога за то, что кто-то другой этого же уровня достигает смеясь.
         Преподаватель увеличивал свои картины из года в год, именно размером стремясь заставить Московские Выставкомы считаться с его мнением. При советской власти легко было этого достигнуть, восхваляя советский строй.
         Николай недолго задержался среди лучших учеников. Сейчас он не на шутку сердил преподавателя живописи, не показывая никакой подготовки к дипломной работе. Сложность поиска темы для Николая заключалась в этом скудном питании, состоявшем из пустой похлёбки с хлебом дома и двух стаканов чая опять же с хлебом в институте. Нехватка витаминов настолько ослабила его организм, что он уже с раздражением думал об этой дипломной шумихе.
         И для чего нужно было создавать картину будущим учителям рисования в школе? Ведь ученики даже не научатся рисовать правильно яблоко! Ну, один или два ученика сумеют и только!
         Разве недостаточно выставить на защите натюрморт, пейзаж или портрет?
         Эта путаница породила убеждение многих выпускников Худ-графа о их профессиональной подготовке на уровне мастеров, отчего лишь единицы осели в школах на скромной должности учителя рисования. Другие ушли в заводы и занялись оформительской деятельностью.
         Николай приходил в институт, мелькал несколько минут среди мольбертов. Студенты совершенно путали свои работы, мазали друг у друга, создавая коллективное панно кусочками. Преподаватель большой кистью одним-двумя мазками поправлял то у одного, то у другого творение.
         Николай тихо исчезал, спешил домой и на большом довольно холсте писал портрет ученицы,
         выглянувшей из окна навстречу весне.
         Писать ученицу седьмого класса было нелегко. Девочка всё время вскакивала, поворачивалась, всё в ней требовало движения, потому что она незаметно для глаз росла.
         Николаю требовалось время, чтобы  лицо, руки и эти краски как-то поддались ему, чтобы портрет получился убедительно и чтобы природа походила на природу. Для преподавателя он быстро набросал карандашом эскизную композицию с тремя ученицами, благодаря чему избавился на время от сердитого взгляда преподавателя.
         За две недели до защиты диплома он притащил своё творение. Преподаватель с одной стороны успокоился, но устное возмущение всё же высказал. Но Николай уже чувствовал, что гроза миновала.
         Защита была, конечно, намного легче, чем экзамен по физике. Директору института нравились все полотна без исключения. Преподаватели живописи не поставили ни одной тройки. Николай получил пять.
         Самым неприятным для многих было, конечно, распределение. Сам Николай уже собирался ехать в деревню Ершовку, но его вездесущая мать - Прасковья, и тут ликвидировала его попытку избавиться от её опеки. Она очень во-время появилась в институте, нашла преподавателя живописи, в печальных красках описала своё житие, после чего Николаю светила ижевская школа с диким народом в образе учеников.
         В эту Ершовку с радостью уехал Каргашин.
         У Николая и с распределением получился казус. Увидев мальчика в образе состоявшегося учителя, учителя в школе номер двенадцать пришли в ужас. Ему недвуссмысленно объяснили, что школа имеет дурную славу, учителей рисования в ней недолюбливают, в прошлом году гораздо более солидного учителя угостили кирпичом по голове.
         Николай явился в ГОРОНО и получил новое предложение - пойти в школу номер шестьдесят шесть.

        глава 42

         Неожиданно оставшись один, Фёдор уже на другой день почувствовал сильное беспокойство. С одной стороны тишина, окружавшая его, пугала не меньше, чем какой-нибудь шум. А с другой стороны он никак не мог вспомнить, как зовут его и эту девушку. Он никак не мог понять, откуда и что заставило незнакомую девушку привести его в эту  яму, и почему она исчезла.
         Проголодавшись, он поднялся  в сарайчик, увидел горшок с остывшей водой, стоявший на примитивной плите. Слабый дымок, вырвавшись из снежного плена, поднимался ленивыми волнами к потолку сарая. Память  тоже пыталась пробиться сквозь тупую боль в голове. Интуитивно он пытался выстроить непрочный мостик от настоящего дня к ушедшему, но что-то мешало, что было не в его власти.
         Он видел, как за дверью ветер качал стволы деревьев, но это не нарушало окружившую его мёртвую тишину. Голод заставил его посмотреть, что есть в горшке кроме воды. На дне он выловил три картофелины, съел одну. Две завернул в тряпицу, похожую на полотенце. Потерпев ровно две минуты, развернул полотенце и, поспешно почистив, с жадностью проглотил обе картошки, не задумываясь об ужине или завтраке.
         Скоро он почувствовал полное отвращение к погребу, в который ему не хотелось спускаться. В сарае было холодно. Фёдор нашёл мешок из под картошки, ножом прорезал три отверстия, натянул на себя. После этого надел сверху шубейку. Сквозь её прорехи теперь ветер не продувал, поэтому ему стало теплее. В таком  виде он пошёл по многочисленным следам от сапог, пока не оказался в деревне, в которой и был немедленно схвачен.
         Немцев не интересовала его глухота, которая могла быть и простым обманом. Найденная у него солдатская книжка была серьёзной причиной подозревать это. Пытки следовали одна за другой. Его били каждый день, добиваясь признания в шпионской деятельности, допытываясь, где скрывается партизанский отряд. Месяц тяжких истязаний привели его к полному истощению. Возможное возвращение памяти либо окончательно было выбито либо отодвинулось в далёкое будущее.
         Не добившись от Фёдора вразумительных ответов по причине глухоты, из-за которой не слыша вопросов и собственного голоса, он разучился внятно говорить, немцы привели в комнату допросов врача. Врач подтвердил глухоту пленного. Вопрос был только в том, в бою получил солдат контузию или это врождённый дефект.
         Фёдор в первые дни ещё смог внятно отрицать, что документ, который нашли у него - не его. Устав пытать упрямого партизана,  как они считали, немцы решили исследовать фотографию, которая была едва различима. Сфотографировав Фёдора, фотограф сравнил два снимка и по разнице в ушах пришёл к выводу, что документ действительно имеет фотографию другого человека.
         Пытки прекратились, Фёдор был немедленно отправлен в один из концлагерей, в котором пробыл недолго. После одного удара надзирателем по уху случилось чудо - вернулся слух!
         То ли время пришло для такого чуда, то ли удар соединил нервные волокна в глубинах мозга. Когда начальство концлагеря для пользы дела надумало провести чистку рядов слишком живучих теней, а заодно и рассортировать пленных по их специальностям, полученным когда-то в мирной жизни, Фёдору повезло в полной мере.
         Портные и сапожники были нужны немцам, чтобы  одевать многотысячную армию рабов до их последнего часа, пока каждый из них мог работать. Обувь и одежда рвались и снашивались быстрей того часа, когда работник становился не нужен. Конечно, работа эта совсем не походила на ту, что была в артели "Труженик" в родном городе, название которого у Фёдора вылетело из памяти. Приходилось создавать эти грубые, негнувшмеся ботинки с утра до ночи, не разгибаясь.
         Но это было легче, чем бегать по плацу, когда обнаруживался побег или таскать камни с места на место, а потом обратно. Ещё хуже было неожиданно совершать марш-бросок, перебираясь из одного лагеря в другой.
         Как ни старнно, ни истощение, ни язва желудка не повлияли на его живучесть. То ли невероятные, нечеловеческие условия помогали выжить, то ли микробы, разъедавшие желудок, не  выдержали этих условий жизни в истощённом организме. Фёдор тащился по плацу в рядах таких же человеческих теней, выпучив на серый мир удивлённые глаза, вставал утром, чтобы не унесли в газовую камеру или в постоянно поглощавшую человеческие скелеты печь, топившуюся круглосуточно.
         Наде повезло больше. Какому-то рыжему и довольно противному немецкому генералу захотелось выглядеть доброхотом. Он осмотрел похожую на него рыжим цветом волос девушку, отчего она напомнила ему, скорее  всего, родную дочь или в молодости жену. Предложил работать на кухне, готовить еду для собак. Овчарки были страшные, но сидели смирно по бокам стола, за которым и восседал сухопарый вояка.
         Каждое блюдо, приготовленное ею, Надя должна была пробовать перед кормёжкой, что и было ей объявлено,  как великое благоволение. Каким должно быть блюдо, Надя ещё не знала, поэтому благодарила весьма выразительной улыбкой, поклоном и трясущими руками ловила воздух, так как ужасно боялась рассердить этого важного генерала. Мысль о Фёдоре не покидала её ни на минуту, но  вырваться из тисков событий ей не удалось ни через неделю, ни через месяц.
         Мысленно Надя своего несчастного друга похоронила, отчего ей было тяжелей считать не  только дни, но и часы, которые она проводила в окружении этих немцев с непроницаемыми лицами, злыми глазами и раздвинутыми широко ногами, как только они останавливались хотя бы на минуту.
         Собак пришлось кормить убитыми немцами местными собаками, волками и даже человечьим мясом. Сначала Надя чувствовала отвращение к еде, но голод был лучшим аргументом в пользу  маленького кусочка, а потом и приличной порции. Так что скоро Надя и болтать по-немецки стала довольно бойко, а вскоре и освободилась от опробования собачьих блюд, потому что стало её часто тошнить. Генерал заподозрил, что кто-то из его охраны постарался обеспечить повариху "киндером", пробормотал - "гут" и постановил Надю кормить в солдатской кухне после всех, чтобы не портить своим русским видом армию Вермахта.
         Собаки от этого только выиграли, начав жрать на целый кусочек мяса больше. Надю всё-равно тошнило по причине развивавшейся своим чередом беременности. Правда, распухание её организма пока относили к обжорству.
         Немцев донимали "проклятые" партизаны, от этого они становились днём злее, а ночью их трусость не знала границ. Выжигались деревни, находившиеся в партизанских краях, гибли женщины, старики  и дети, озлобляя партизан ещё больше.
         И летели  под откос поезда, взрывались  мосты, а самолёты Красной Армии, используя данные разведки, бомбили и штабы немецкого командования, и сам Берлин.
         Всеобщая озлобленность не знала границ ни с той, ни с другой стороны, и братские могилы со звёздами и берёзовыми крестами вперемежку устилали европейскую часть СССР. У каждой Армии была своя правда, у каждого генерала был свой взгляд на боевые действия. Но защищавший свою землю, свою Родину народ был во всех веках силён духом больше. Поэтому даже оторванные от руководства партизанские отряды бились, уверенные, что там, под Москвой войскам будет легче, если и здесь они убьют сколько-нибудь немцев.

        глава 43

         В шестьдесят шестой школе учитель рисования заболел туберкулёзом и был направлен в Ялту на два месяца для лечения. Болезнь была, конечно, серьёзная, но излечимая. О том, что только два месяца Николаю придётся работать, его предупредила Завуч. Этого срока Николаю, как ему казалось, было достаточно, чтобы пойти в институт и просить выдать диплом ему на руки.
         Без диплома в своём кармане он чувствовал себя скованным по рукам, потому что не собирался вообще работать в школе. Для работы в школе у него просто не было соответствующей внешности.
         Само условие отработать год в школе, которое установил директор Института, Николая просто пугало. Во-первых, в школе зарплата молодого учителя ни в какое сравнение не входила с той заводской, которую успел понюхать Николай в свои восемнадцать лет. И во-вторых, ученики были часто выше самого Николая, отчего в коридоре школы он выглядел одним из учеников десятого класса.
         К тому же, два месяца работы в школе усложнились усилиями Завуча, которой Николай Фёдорович, как он теперь озвучивался, не нравился ни по каким параметрам. И слишком молод, и ростом мал и вес не наел. Завуч не однократно напоминала, что скоро вернётся после лечения преподаватель рисования, так что Николаю Фёдоровичу придётся искать новое место работы.
         Правда, была одна заковыка: с преподавателем Николай Фёдорович был тесно знаком, даже переписывался и знал, что преподаватель решил остаться навсегда в Ялте, которая специалистами такого профиля разбрасываться не намерена.
         Дополнительно к этому ГОРОНО запретило большим циркуляром принимать на работу в школы преподавателей, больных туберкулёзом. Когда Николай Фёдорович с гордым видом подал заявлением об уходе в  конце четверти, ему стали осторожно объяснять, что вообще-то дирекция школы не против, чтобы он остался и продолжил свою деятельность, что старшие товарищи помогут ему освоить эту сложную, педагогическую профессию.
         Однако Николай Фёдорович, не желая иметь приставленное отчество и работать в показательной школе, схватив трудовую книжку с вожделённой записью о труде в школе, помчался в институт.
         Директор Института встретил зарвавшегося свободного художника поедающим, мрачным взглядом, подобно кролика, строго сказал:
         -Только после года работы в школе и ни днём раньше!
         В ГОРОНО его встретили ехидными улыбками. Его внешность сразу вызывала эти улыбки. В ГОРОНО была скучная работа, поэтому пошутить было всегда приятно, что-то сродни, выпить чашку чая.
         -У нас есть школа номер двадцать один. Там только восемь часов. Никто не берётся.
         Но Николай, уже нашедший одно "тёплое место" с тремя выходными днями, согласился охотно.
         Теперь все силы его стали уходить на режиссуру. Нужно было ухитриться проработать с понедельника по четверг в Доме Народного Творчества Методистом, и не опоздать в пятницу и субботу на занятия в школу. Начались поездки по Удмуртии, встречи с самодеятельными художниками, директорами клубов, дворцов и руководителями ИЗОстудий.
         В пятницу он шёл из школы тихим шагом, но в субботу уже просто еле передвигал ноги. Соседи, случайно встретив его, качали головами и сочувственно говорили Прасковье:
         -Твой-то сын из школы опять пришёл бледный! Уж не болен ли чем?
         Мать смотрела на сына скорбно, просила полежать и говорила одно и то же:
         -И денег не видно, и здоровье не прибавляется!
         Богатство или хотя бы достаток плыли мимо их дома. Не было телевизора, магнитолы, приличной мебели. Даже одежда Николая, уставшего обшивать себя из-за напряжённой работы, выглядела чересчур скромной. Он продолжал по инерции рисовать, но одиночество, окружавшее его при оценке своего творчества, не продвигало мастерство вперёд. Многое он начинал и не заканчивал. Попытки влиться в коллектив профссиональных художников наталкивались на сопротивление, которое было необъяснимым.
         Лучом света стало возвращение Каргашина из Ершовки через год. Весёлый, жизнерадостный друг по институту вдохнул в серую жизнь Николая свежую струю. Вся работа вдруг стала казаться весёлой шуткой. Курьёзы в компании Каргашина превращались в смешные истории, обмываемые рюмками водки под поцелуи нетребовательных девиц.
         Советская власть породила полное презрение к богатству. Поэтому можно было купить бутылку водки, немного закуски, и можно было продолжать праздник!
         Однако праздники прекратились в связи с уходом Каргашина в Армию. Вообще, Каргашина жизнь таскала за красивые кудри на голове в разные стороны без всякого ущерба его весёлому нраву. Отдых от праздников продолжался всего четыре месяца. Каргашин, как снег на голову, свалился на Николая вместе с его неподражаемым хохотом. Несмотря на солидность и пышущее здоровьем тело, Каргашин был списан по причине оторвавшейся ключицы.
         Ключицу укрепили сталью, но для службы этого было недостаточно.
         Похожий на Ноздрёва из "Мёртвых душ" Гоголя, Каргашин возобновил с новой силой развращение скромного Николая, добившись немалых успехов на этом поприще. Но и это продолжалось относительно недолго. После того, как дочь полковника заявила папе, что этот красавец её изнасиловал, Каргашину светило весьма серьёзное судебное разбирательство.
         Учитывая заслуги отца-инвалида Отечественной войны, Каргашина решили спрятать аж на острове Сахалин. Туда он и отправился в свой последний маршрут, где и был погублен ровно через год в не сложном семейном конфликте. 

        глава 44

         Мало кто думал о благе соседа. Каждый жил в своём мирке воспоминаний о прошлой жизни, которая казалась и нереальной, и помогала вставать, надеясь снова дожить до той жизни. Сил вставать без такой надежды просто не было. И  не было сил,  если перед глазами не рисовались прекрасные туфельки. Ковырять шилом неподдающуюся ослабленным мускулам подошву башмаков было невыносимо тяжело. Красота этой обуви оценивалась узниками концлагеря непромокаемыми свойствами и отсутствием натирющих мозоли внутренних дефектов.
         Фёдор имел сухую фигуру, из которой кости вылазили с повышенным старанием. Он подсчитывал дни, которые находился в довольно благополучном бараке, чтобы до воскресения выполнить норму, которую им всем устанавливал капо. Память частично вернулась к нему, когда он обрёл слух. Он вспомнил, как зовут ту девушку, что привела его в погреб, вспомнил своё имя и даже фамилию - Любин Фёдор. Со временем всплыло в памяти отчество - Игнатьевич.
         Но это было всё, что сохранилось в его мозгу после контузии, о которой он тоже не догадывался. Единственно, что осталось для него в целости, это профессиональные навыки, которые проявились сразу, как только переводчик произнёс фразу - "кто есть - сапожник?"
         Кормили в концлагере не жирно, скорее скудно, но в общих бараках заключённые мёрли сотнями, выполняя явно изнурительные, тяжёлые работы. Запах горелого мяса, доносившийся через открываемую дверь со стороны крематория, вызывал тошноту, и в то же время подстёгивал. Организм находил какие-то скрытые резервы, утончая и без того тонкие жилы.
         Шило лениво, но настойчиво находило лаз в китовой коже, чтобы в следующую минуту крючок цеплял дратву, и дорожка петель постепенно окружала ботинок по кругу.
         Надежда на спасение давно уже была забыта Фёдором, жизнь продолжалась в каком-то тумане. Совершенно незнакомая местность и разноязычные сапожники, окружавшие его, усиливали изоляцию от мира. После контузии или после пыток голова часто болела, и тогда видения плыли в ночной мгле в болезненном воображении. Часто мелькало лицо Нади, отчего постепенно он проникся беспокойством о ней.
         О доме где-то там в России, о Прасковье и сыне всё было начисто стёрто из памяти. Эти видения были как будто отпущены в малом количестве - лицо Нади, погреб,  пугавший его по ночам, и лес, в котором он проваливался опять же в этот погреб. Бороться с немцами методом плохого пошива башмаков было так же глупо, как и шить меньше. Башмаки были нужны таким же несчастным, как и он сам. Да он и не догадывался бороться каким-нибудь способом.
         Наоборот, он исступлённо втыкал  и втыкал шило, крючком тянул и тянул дратву, а к ночи съедал свою скудную порцию супа,  в котором плавала какая-то масса, и валился на нары, почти уже заснувший. Правая рука от такой работы сначала долго болела. Но нервы, пробивая себе дорогу сквозь сухожилия, дотянулись до пальцев, заставили их подчиняться его желаниям. К счастью, он был левшой, так что правая рука всё-равно не могла бы справиться с такой работой.
         Гитлеровская машина превратила его в "зомби", настроенного всеми усилиями на работу, которая была пока ему по силам.
         Соседи пытались с ним заговорить на польском, чешском, французском. Он смотрел на них выпученными от голода глазами, спрашивал одним словом - "что?" и на этом беседа заканчивалась. Русских сапожников рядом не оказалось. Потеря памяти отделила его от Родины.
         На допросах полицаи твердили ему эту фамилию, имя и отчество, поэтому он их запомнил, согласился их принять, и под этими данными помнил себя. Живые тени, что мелькали вокруг него, часто таинственно исчезали и появлялись  новые, не до такой степени истощённые.
         Надсмотрщики следили за производительностью труда, и горе было замешкаться, упасть в обморок или не выполнить норму, которая для здорового человека не была бы обременительной.
                        ..........................................................
         А в это время Надя благополучно родила дочь, похожую на Фёдора, и назвала её Любой. Немецкий генерал допытывался, кто из солдат, находившийся в его подчинении удостоился чести стать отцом, но Надя улыбалась и отшучивалась: - Считайте, гер генерал, это маленькой тайной, я не хочу, чтобы жена этого солдата стала переживать из-за такого пустяка!
         Генерал тоже улыбался и дарил подарки. Надя, откормленная, похорошевшая до неприличия, была освобождена от работы, устроена в комнате первого этажа комендатуры. И хотя генерал благоволил к ней, но она чувствовала, что в любой момент всё её благополучие может рухнуть. Дочь её родилась намного раньше того срока, как её взял под опеку генерал. Немцы никак не были причастны к рождению ребёнка.
         Это-то и вызывало раздражение секретаря генерала - хладнокровную фрау Гейнц, которая презрительно меряла своим уничтожающим взглядом Надю, проходя мимо. Только мужеподобная, безгрудая Гейнц могла позволить себе такое пренебрежение и презрительность, но и она это делала молча. Мужчины же были более добродушны. Им невольно нравилась русская баба, больше похожая на их жён и сестёр, чем эта чопорная Гейнц.
         Немцы к этому времени на длительный срок задержались на завоёванных рубежах. Танки эшелонами отправлялись куда-то на восток, самолёты летели жуткими стаями в том же направлении. Солдаты ходили помрачневшие, пугавшиеся при словах - "восточный фронт", отчего Наде хотелось бежать без оглядки, забиться в какую-нибудь щель для спасения дочери и своей жизни.
         Генерал был пока её достаточной защитой, но и он в это неспокойное время то стремительной походкой почти бежал к автомобилю и уезжал на сутки-двои, то сидел в своём кабинете, заседая с офицерами.
         В такие моменты яростные вопли его, мало похожие на приказы, разносились по комендатуре, отчего часовые замирали, перестав вечно разгуливать. Надя начинала дрожать в своей комнате.
         Дочь чутьём угадывала страх матери и начинала плакать. Партизаны, как понимала Надя из обрывков немецких разговоров, стали донимать тыловых немцев настолько  серьёзно, что с передовой были отозваны пехотные войска,  сняты с проходившего состава поезда несколько танков. Вся эта техника пошла утюжить поля и леса партизанских краёв.
         Успех был, конечно, минимальный, так как находили только местных старух, стариков и детей, над которыми и зависал "дамоклов меч".
         Уже через две недели после рождения Любы Надя начала заниматься уборкой кабинетов и коридоров бывшей школы.  Чтобы лучше  понимать даваемые ей указания, она понемногу учила язык по учебнику, найденному в учительской, в которой устроил себе кабинет генерал.
         Её успехи порадовали немолодого вояку, и он подарил ей немецко-русский словарь.
         Иногда беседуя с молодой мамой, он оттаивал и отдавал приказы негромким голосом, отчего в комендатуре наступала миролюбивая обстановка до следующей вылазки партизан. Пойманных партизанских разведчиков пытали в соседнем доме, в котором при советской власти находился магазин. Вопли истязаемых в подвале этого дома глушились громкими звуками немецкого марша, но знакомые, матерные тирады несчастных до Нади доносились отчётливо.
         Бежать из комендатуры с ребёнком она уже была не в состоянии, потому что оставшиеся в оккупации жители смотрели на неё, как на "немецкую овчарку". Ребёнок воспринимался немецким подарком, едва ли кто приютил бы на первое время.
         Всё изменилось к весне 1942 года после какой-то операции Советских войск под Москвой. Генерал был отправлен на Восточный фронт. На его место назначен Заместитель, которому сразу не понравилось присутствие в комендатуре не только ребёнка, но и Нади. Немецкий порядок был наведён мгновенно. Надя устроена в одном из близстоявших деревянных домов, хозяйка которого была переселена в баню и обязана была обслуживать госпожу "Надью", если не хочет портить себе жизнь.
         Портить себе жизнь хозяйка не хотела, но обслуживала первое время Надю с очень мрачным выражением на лице, сверкая глазами исподлобья и с шипением произнося некоторые слова.
         Каждое утро Надя шла на службу, переживая за судьбу дочери, оставленной на попечение хозяйки. Неделю  спустя всё же решилась сообщить тёте Насте, что дочь не от немца, а от русского солдата, ставшего инвалидом от попадания снаряда рядом с ним. Тётя Настя поохала, спросила, не проломил ли снаряд голову мужу Нади слишком сильно.
         Успокоилась, узнав, что муж только оглох. С того дня они втроём чаще находились в бане, которую и топить надо было меньше, и уютнее в ней им казалось. Надя получала плату немецкими консервами, мукой и крупами в пакетах, которые подозрительно напоминали советское производство.
         Две женщины, подружившиеся на почве совместного поедания российско-немецких витаминов,
         выживали в оккупации, как им позволяла немецкая военщина.
         И едва ли всю правду о жизни каждого человека на оккупированной территории история могла донести ко дню Победы над фашистской Германией. Ведь даже сильно ненавидя врага, не каждый был в состоянии взять в руки нож и убить немца. Из винтовки или автомата это сделать было намного легче. 

         глава 45

         Машиностроительный завод оглушил Николая спёртым воздухом. После поездок по маленьким городам, сёлам и деревням Удмуртии, насладившись чистым воздухом на этюдах, Николаю показалось, что он попал в ад. Серые лица рабочих, бледные лица инженеров и постоянный рёв мотоциклетных моторов с шлейфом дыма из глушителей настраивали бежать без оглядки из тесной каморки Бюро Художественного Конструирования.
         Бежать было просто некуда, так как напряжённость работы сразу в двух организациях его измотала, а в заводе ожидаемые премии и зарплата такого же размера, какую он получал учителем и методистом этот ад подсластили. К тому же мечта приобрести чудо техники - мотоцикл, была намного реальнее, как только Николай вошёл в проходную завода.
         Николай никогда не прикасался к техническому пластилину, лепить что-либо не любил. Но за деньги он готов был освоить это странное занятие - лепить формы деталей мотоцикла, пользоваться инструментами, имитировать обновлённую формы щитков, бензобака, седла и вообще всего, что принадлежало двухколёсному транспорту.
         Николай творил и долго верил, что он делает что-то нужное. Правда, первую же работу оценил технический совет в нулевом варианте. Полностью покрашенный, сверкающий муляж мотоцикла, называемый "промышленным образцом", осмотрела группа ведущих конструкторов.
         Обнаружили невозможность штамповки углов, бензобак был признан не эргономичным. Новые выражения в голове Николая путались, вызывали удивление. Но спорить с инженерными асами было не принято.
         Нужно было начинать всё сначала. И так без конца. Однако над всем этим творчеством нависал заводской план, который не позволял слишком далеко отступать от привычного вида "мастодонта". Рисунки лёгких вариантов мотоцикла начальством были приняты в штыки, объявлены копией итальянского производства.
         Творчество Николая зашло в тупик. Всё внимание привлекать стала зарплата не только как дизайнера, но и побочная. Завод задыхался от нехватки рабочей силы. Сказывалось отсутствие прибавки населения в годы Великой Отечественной войны. Старые рабочие уходили на пенсию, умирали, а молодёжь, которая была в дефиците, рассасывалась большим количеством заводов.
         И когда Начальник БХК спрашивал  "кто пойдёт в цех поработать за дополнительную плату?"
         Николай почти бегом мчался в цех, где и осваивал на ходу любой рабочий станок.
         К своим двадцати восьми годам Николай солидности не нажил, разум его всё ещё гулял где-то с большим отставанием от истинного возраста, поэтому восемнадцатилетня фрезеровщица ему была почти ровесницей. Не долго думая, Николай связал свою судьбу с семьёй дикого алкогольного направления. Только после бурной, драчливой свадьбы пришло протрезвление.
         Прасковья сидела на своей кровати на первом этаже, смотрела на Николая и твердила: - Боже мой! Куда мы попали? Они ведь устроили четыре драки! А твой тесть обоссал ваше супружеское ложе! И как тебе спалось на обоссянной кровати?
         -Да ладно, мама! Всё образуется как-нибудь! Я пошлю её в вечернюю школу. Она получит среднее образование, потом техникум. Станет работать инженером. Молодая ведь!
         Молодая жена действительно согласна была учиться. Осенью начала ходить в восьмой класс.
         Николай уже не вспоминал, что красавица обдурила его, заявив, что училась десять лет. Ничего, три года пролетят незаметно.
         Дети стали появляться с угрожающим постоянством. За три года учёбы Таня подарила Николаю дочь и сына. Хорошо, что не отказалась и беременная бегать в школу. С грехом пополам аттестат был получен.
         О техникуме заикаться уже не хотелось, потому что жена загуляла по-чёрному. Деньги исчезали с космической скоростью из комода, в который доступ был свободен. Николай бегал по цехам, зарабатывая сразу две зарплаты. Денег не хватало. Скоро Николай уже узнал, что семейство караулило Таню у проходной, выклянчивая деньги на выпивку.
         Глупую жену нахваливали родственники, Николаю прилепили прозвище - "пироговский вотяк".
         Называя так Николая, деньгами его не гнушались. Таня получала в три раза меньше.
         Сына Таня не взлюбила прямо у дверей роддома. Бросила Николаю на руки с каким-то брезгливым выражением на лице.
         После нескольких сообщений на работе о поведении Тани Николай взял расчёт. Ему просто не хотелось знать подробности. Но Тане нравилось уже не только не скрывать свои подвиги, но и сообщать о них. Она просто не понимала, что её шутки приближали к её же беде.
         Новая работа требовала быстрого освоения, иначе грозило полное безденежье. Теперь надо было создавать интерьеры залов столовых, кафе и ресторанов. Говорить, что это было лёгкой задачей, значит не понимать, о чём идёт речь. А речь шла о больших деньгах. Заказы могли приносить деньги, которые могли удвоить зарплату в заводе. Николай бился не только с попыткой создать этот интерьер, но и с конкурентами, которые желали этот заказ отнять.
         Битва за жизнестойкость на новом месте привела к тому, что Николай серьёзно заболел. Врачи признали туберкулёз. Неприятная новость сильно напугала розовощёкую, грудастую Таню. Располневшая до неприличия баба мигом устроилась на полу. Две недели ей хватило отлёживать бока на жёстком матрасе, пока Николай без удержу кашлял на кровати с вечера до утра.
         Когда вечером он явился с работы, в совершенно пустой комнате его встретил четырёхлетний сын. В комнату поднялась Прасковья со стулом.
         -На, вот, хоть посидеть будет на чём! - сказала мать, сама же и уселась на этот стул. - На большую машину всё погрузили. Как жить-то будем?
         Сын в ответ только закашлялся.
         Сев на мотоцикл, Николай доехал до комиссинного магазина, купил обшарпанный диван скромных размеров, привёз домой. Три таких поездки позволили ему за скромные деньги восстановить обстановку. Не хватало долго только холодильника.

         Месяц ушёл на хождение в туберкулёзный диспансер и на хождение матери с первого этажа на второй с кружкой горячего настоя через каждые пятнадцать минут в течение каждой ночи.
         Неожиданно ровно через месяц кашель прекратился. Туберкулёзный диспансер, готовившийся отправить пациента на два месяца на лечение, обнаружил совершенно чистые лёгкие.

         глава 46

         Когда началась бомбёжка, Фёдор продолжал сидеть на своём рабочем месте, привычно трудясь над очередной парой башмаков. Грубыми ударами прикладов автоматов немцы попытались поднять работавших сапожников и портных, чтобы гнать их из бараков куда-то в первую минуту. Но когда барак стало встряхивать взрывной волной, охрану будто ветром сдуло.
         Все растерянно озирались по сторонам, готовясь к смерти, потому как надежды было мало, что самолёты целятся совсем не в эти ряды бараков, около которых не было ни города, ни даже села.
         После окончания бомбёжки выяснилось по крикам капо, что бомбили то ли американцы, то ли англичане. Всех заключённых погнали на станцию, погрузили в вагоны для скота и повезли неизвестно куда. В товарном вагоне, в который затолкали Фёдора, было так много народу, что живые и мёртвые не могли упасть. Смрад стоял невыносимый, лёгкие наполнялись наполовину, сдавленные соседями.
         При выгрузке одна треть вагона попадала, не получив поддержки плеч окружавших людей и осталась лежать на полу. Выжившие, едва шевеля конечностями, должны были выгрузить несчастных покойников на подъехавшие машины, после чего, построившись, двинулись к новому, ещё более ужасному лагерю.
         Фёдор, почти не понимая, как ещё передвигаются его ноги, всё же заметил непохожие на российские дома с крышами из красных плиток. Скоро дорога повернула в поле. Бараки были построены недавно, нары были сделаны из неоструганных досок, на которых можно было за ночь нахватать несколько занозок, если неосторожно шевелиться.
         Всё началось по-старому. Только теперь подошвы привозили из столярной мастерской, были они деревянные, к ним прибивался на гвозди верх из грубого брезента. Работа только казалась простой. Молоток к ночи становился не легче кувалды, а гвоздики были короткие. и пальцы левой руки, не такие ловкие,  как до ранения, не успевали освободиться от болезненной опухоли к следующему утру.
         Фёдор и до войны не  отличался  большим весом, а к концу сорок третьего года качался и от слабого сквозняка. Смерть караулила его, и уже он сам смирился с этой ревльностью.
         По ночам его обдавало жаром, похожим на тот, что был в прежнем лагере. Сон его всегда заканчивался кошмарным сжиганием в крематории, отчего утром он вскакивал раньше звуков сирены и дико таращил глаза на бесконечные ряды двухярусных нар. Он давно уже перестал сомневаться, что он не один страдает сумасшествием. По ночам барак разноголосо стонал, кряхтел, выл. Только днём все работали при полном молчании.
         Днём любой звук раздражал охрану, которая только и ждала, чтобы выместить злобу на этих скотоподобных скелетах. Это было для сытых солдат каким-то разнообразием и возможностью проявить рвение в боевой службе.
         Страх быть отправленным на восточный фронт уже заметно проявлялся в их поведении. При начальстве жестокости не было границ, а без начальства всё как-то спускалось на тормозах. Можно было незаметно отдохнуть, склонясь к столу и чуть не падая на незаконченный башмак.
         Сосед Фёдора, поляк, скоро стал единственным другом, потому что похожих слов в их языках оказалось довольно много. На нарах они пристроились рядом, и скоро Зденек с трудом понимал Фёдора, а Фёдор, мешая два языка, понимал друга. Зденек сообщил Фёдору, что находятся они в Польше, почти на границе с Чехословакией. Фёдору это ни о чём не говорило.
         Он мог только предположить, что побег может увенчаться успехом.
         И чем фантастичнее казалась мечта осуществления задуманного, тем большую изобретательность проявлял он во сне. Фёдор со Зденеком решили ждать следующей бомбёжки. Растерянность охраны могла дать хоть какой-то шанс.
         Как только обострилось желание завоевать свободу, воображение стало рисовать встречу с Надей. Видения ночных снов так явственно рисовали варианты их встречи, что он полностью уверовал в эту возможность. Это помогало выживать. Ни Ижевск, ни Прасковья с сыном, о которых он только вспоминал до контузии, в памяти не всплывали. Всё прошлое было начисто стёрто силой взрыва.
         А лицо Нади отчётливо выделялось на фоне мрака в предутреннем сне. Возможно и Надю не покидали тревожные мысли о судьбе оставленного в погребе больного Фёдора, отчего этот загадочный, зримый сон посещал и её. Навряд ли была это любовь с его стороны,  но и дружбой это тоже можно было назвать не с полной уверенностью. Скорее всего любовь Нади будила воспоминания в его сознании о пережитом.
                   .............................................................
         В это же время Надю однажды встретили при выходе из дома Насти два немолодых человека и предложили сотрудничать с подпольем города. Надя так испугалась, что не пожелала даже подумать над их предложением. Мужчины, конечно, знали о её дочке, слишком маленькой, чтобы  остаться сиротой, но немецкий генерал за свою жестокость к местному населению был приговорён к ликвидации, поэтому легче всего было именно ей выполнить эту задачу. Отказ её мужчины восприняли холодно, многозначительно переглянулись, но о их секретном посещении попросили забыть. Они предупредили её, что однажды и она взлетит на воздух в этой комендатуре.
         Для Нади настали чёрные дни. Каждый день прощаясь с дочкой, целуя её будто в последний раз, она во время уборки вздрагивала даже от хлопанья входной двери, замирала от громкого приветствия "Хайль!" Время шло, а взрыва всё не было. Нервы её настолько натянулись, что это заметила секретарь генерала - фрау Гейнц. Она стала навязчиво следить за уборщицей, и было отчего. В ведре с водой и в тряпке можно было спрятать и адскую машинку, и пистолет, и яд, которым сами немцы пользовались охотно.
         Долго так продолжаться не могло. Надя попросила освободить её от обязанностей уборщицы, на что генерал отреагировал весьма бурно. Он не собирался менять персонал, которым был окружён, а нервное состояние уборщицы его мало интересовало. Но Гейнц заинтересовало слишком серьёзно. Надю немедленно вызвали в Гестапо и там допросили весьма жёстко. Бить, кажется, не собирались. Всё-таки, стаж работы её при двух генералах был достаточно велик.
         К тому же немецкий язык она знала уже  достаточно хорошо, чтобы понимать приказы. А вот тайные разговоры во время совещаний при таком знании языка едва ли уборшица могла понять.
         Но для Гейнц важно было знать именно уровень знания языка Рейха этой раньше весёлой уборщицы, ставшей вдруг такой пугливой. Действительно, допрос получился слишком трудным для Нади. Кричавший на неё эсэсовец только усложнял понимание ею того, что от неё требовалось. Быстрые скороговорки и сленги вызывали на её лице немое недоумение, и частое выражение испуга, отчего она всё чаще переходила на русский язык, отвечая отрицательно и просила  повторить вопрос.
         Через три часа усиленного допроса эсэсовец вышел из комнаты без окон. Вместо  него вошёл знакомый офицер из комендатуры, добродушно  улыбающийся, учтиво поклонился:
         -Фрау Надья, вы свободьен! Ви молодетс. Ми ви верьим! Идёте!
         Надя глубоко вздохнула в первый раз, почувствовав, как ей не хватает воздуха. Слёзы навернулись на глаза, тихо сказав - "спасибо", выскользнула за дверь и только тогда почувствовала, как подкашиваются ноги. От долгого перерыва между обедом и ужином её стало тошнить. И в таком состоянии он дошла до дома Насти, которой и пришлось приводить её в порядок, быстро готовить ужин, кормить и успокаивать. Настю можно было понять: еда в голодном оккупированном городе появлялась только с приходом из комендатуры её жилички.

         глава 47

         Прасковью забота о внуке нисколько не напугала. Четырёхлетний внук разнообразил её жизнь, которую перестал украшать дядя Лёша по причине мужской слабости. Старик выглядел бодро в свои семьдесят четыре года, но время его безвозвратно ушло, а Прасковья была моложе на одиннадцать лет и раздражалась по любому случаю. Внук смягчал сердце бабушки, которая характером больше походила на генерала без армии.
         Проще говоря, была Прасковья к своей старости психопаткой, не терпящей возражений. Внук был, конечно, не сахар, тосковал по матери, вредничал и особых способностей в каком-нибудь направлении не проявлял. Николай, почувствовав как всякий мужчина, неограниченную свободу, все силы направил на завоевание высот дизайна и изобразительного искусства.
         Сын крутился вокруг него и был счастлив, чувствуя особую заботу отца, которая была весьма специфической. Едва сыну исполнилось пять лет, как Николай стал брать сына на этюды в лес. Пока он писал пейзаж, сын возился в зарослях в поисках чего-нибудь или смотрел, как кисти развозят цветные линии по картону, расцвечивают палитру загадочными пятнами.
         Но и это занятие сыну надоедало быстро. Он садился в коляску мотоцикла, который не смогла умыкнуть Наталья, и начинал тосковать. Тоска эта быстро передавалась Николаю, который иногда готов был лезть на стену из-за отсутствия привычной дозы секса. Пейзаж из-за этого часто оставался незаконченным.
         Скорость мотоцикла и рёв двигателя как-то глушили тоску по жене, которую он одновременно любил и ненавидел. Иногда, особенно под утро, любви к его беспутной жене у него было больше, и тогда страдания душевные гнали его в пятницу или субботу во дворец, надеясь познакомиться с легко доступной, стареющей матерью-одиночкой. В основном же работа не давала расслабиться.
         Худсоветы затягивали движение к высотам мастерства живописца, заставляя расти в оформительской профессии. Выезжать  на этюды приходилось редко. Требовалось проявлять и организаторские способности. Скоро Николай понял, что голым мастерством ни членов Худсовета невозможно одолеть, ни начальству понравиться не удастся.
         Проверенный способ подключения сторонней могучей и мохнатой лапы сыграл решающее значение. Благоволивший к нему однокурсник, ставший Заместителем Председателя Союза художников Удмуртии к этому времени, явился на Худсовет и короткими фразами, не терпящими возражений, решил в один приём все проблемы Николая.
         Прасковья, между тем, чувствуя, что не справляется с воспитанием сразу трёх мужиков,  подсуетилась в направлении женить Николая на  дочери своей знакомой. Лиза была не то, чтобы некрасивой старой девой, просто ей не хватало мяса, улыбчивости и простого человеческого счастья в жизни. Николай, не наевшийся досыта бедами с малообразованной и беспардонно пьющей роднёй Натальи, вновь не обратил внимания на низкую культуру поведения как Лизы, так и всей её родни.
         Прасковья опомнилась раньше сына, стала уговаривать Николая не спешить. Но ему будто в зад перцу кто насыпал, так захотелось скорейшей любви. После получения документа в Городском Загсе Лизу будто подменили. Придя к мужу с ребёнком в одиннадцать вечера с простынёй и подушкой, она с той же подушкой и простынёй ушла обратно домой через одиннадцать ночей, предложив ждать алименты.
         Обстановка сгустилась для Николая уже через девять месяцев.

        глава 48

         Война разгоралась, не допуская мысли о скорейшем освобождении. Немцы откровенно зверели и занимались проблемой уничтожения заключённых всё энергичнее. Сложность обеспеченья концлагерников продуктами питания разрешалась просто: то же количество баланды, которую съедала масса голодных полутрупов, делилось с вновь прибывшей партией заключённых. Но не только голод убивал несчастных. Были на вооружении охраны лагеря ещё холод, болезни и эксперименты медицинского персонала. Наказаниям так же не было границ.
         Фёдор жил вопреки всем мыслимым законам бытия. Почему он так цеплялся за этот ежедневный рассвет и находил силы работать, ответа он не имел. Скорее всего, контузия от разорвавшегося вблизи него снаряда перекроила его психику и лишила того утончённого восприятия действительности, которое и делает душу любого человека хрупкой и ранимой при любой трагической ситуации.
         Поляк, с которым дружил Фёдор, однажды утром не смог встать. Истощённое тело его стащили два немецких санитара и. даже не добивая, унесли в направлении крематория. Одиночество надолго стало спутником Фёдора. Худой, как многие, он мало менялся в последнее время. Тщательно съедал причитавшуюся порцию, закусывая крошившимися от недостатка кальция зубами. Практически зубы были почти и не нужны. Они только напоминали дикой болью о себе при глотании горячей баланды после стакана холодной  воды. Несмотря на свой тридцатитрёхлетний возраст Фёдор стал похож на сгорбленного старичка.
         Постоянная внаклон поза перешла и в переходы с места на место. Разогнуться не приходило в голову. Соседи его часто менялись, так что знакомиться он не успевал. Скорее всего, эти люди пытались  спастись, выдавая себя за сапожников. К сожалению, время на обучение немцы не собирались давать, и обманщиков ждала суровая кара. Фёдора кормили гораздо лучше, чем тех, кто находился в бараке. Капо быстро заметил профессиональность работника, и повар накладывал баланду погуще да и сверху бросал кусочки какого-то мяса, которые приходилось просто глотать из-за их  малого размера.
         Но именно это благоволение давало шанс жить и жить,  пропуская вне очереди концлагерников самых разных национальностей в печи крематория. Фёдор настолько отупел от однообразных движений, что даже не думал о той же участи для себя. Он перестал чувствовать время, превратившись в винтик военной машины, перемалывающей все человеческие чувства и оставляющей одно слово для каждого - жить!
         Кто-то хотел жить любой ценой, кто-то хотел просто жить и бороться, как мог и как того от него требовали. Но вся орава заключённых упрямо цеплялась за каждый рассвет, за каждый день, за каждую благословенную ночь, за каждый час и за каждый дополнительный вдох воздуха, приторный от близости крематория. Лето сменяла зима, зиму сменяло лето.
         Менялись концлагеря из-за неудержимого наступления советской армии, а обувь требовалась уже не только заключённым.
         Теперь Фёдор уже шил сапоги и ботинки для армии Вермахта, обувая фашистов за баланду, за чай с красной свёклой, за те мизерные кусочки мяса, которых  у соседей в чашках не было.
         Враги давали ему возможность дожить до победы, и он жил, не зная, до чьей победы доживёт. Непонятно каким образом исчезли признаки язвенной болезни. Давала о себе знать только общая слабость, порождённая недоеданием и не глубоким сном по ночам. Иногда  он думал о Наде, образ которой воскресился в памяти, но совсем не потому, что появлялись симптомы полового влечения. Просто память просыпалась под утро, вырывая его из этого нечеловеческого состояния на какие-то мгновения, и он начинал вдруг  переживать заново те счастливые дни, когда они были вместе.
         И совершенно не вспоминались неустроенность быта, полуголодное состояние, которое  казалось тогда сытнее сегодняшней жизни. Вспоминалась счастливая улыбка Нади, такая редкая. Печальное выражение её лица куда-то стёрлось. Сон был не длиннее мгновения, вылетал вместе со скорбным выдохом воздуха, сладковатый вкус которого и задерживать в груди было не очень приятно.

* * *

         А Надя всё время казнилась при мысли, что бросила друга в  погребе, смотрела на дочь, постоянно удивляясь её похожести на Фёдора. Смуглая, как и отец, Любочка широко открытыми глазами смотрела на этот непонятный для неё мир, чаще пугаясь,  чем радуясь. Взрослеть она стала рано, как и все дети войны. Слово - война ей было легче понять, чем слово "папа". Надя отступала вместе с генералом, который привык к ней, как к необходимой части его обслуживающего персонала. Менялись квартиры, менялись хозяева квартир, и снова приходилось тратить силы для человеческого общения с теми, кто терпел оккупацию фашистов, пряча камень за пазухой.
         Были и квартиры с хозяевами в виде настенных  фотографий. Тогда  приходилось обращаться за помощью к соседям, чтобы оставить дочь под присмотром. Это было гораздо сложнее, но генерал легко эту проблему улаживал,  подключая одного престарелого солдата из его свиты, которому повозиться с ребёнком было приятно. Наверно, он вспоминал о своей Гретхен, которая в Германии ждала своего отца-вояку с победой.
         Надя скоро стала замечать, что ей легче было разговаривать с Любой на немецком языке. Все прдукты, которые она получала, имели немецкие названия. Дочь всё чаще находилась под опекой старого солдата Курта, который сам непрочь был поболтать, терзая слух ребёнка лающими звуками языка Шекспира, Гёте и Канта.
         Но должен был наступить и конец этому периоду жизни. Отступление немцев перешло в паническое бегство. Генералу вместо "оппеля" потребовался самолёт. Количество мест не позволило не только забрать  и Надю с дочерью, но и младшие офицеры вынуждены были воспользоваться тем, что попадало под руку. Поезда мчали немецких завоевателей не на восток, а только на запад, к тем границам, которые они нарушили в июне 1941 года.
         Советские танки Надя увидела через два дня после бегства немецкого генерала. Немецкие солдаты отчаянно сопротивлялись, оставляя квартал за кварталом. Надя с дочерью забралась в подвал и там тряслась от страха ровно сутки в коллективе не менее напуганных старух и подростков. Одна старуха узнала Надю и что-то шептала соседкам. В подвале было сумрачно, свет падал через узкое вентиляционное окно, взрывы встряхивали землю, передавая вибрацию телам подвального общества.
         Наверно поэтому слушающим злобный шёпот старухи в адрес Нади было всё-равно, кем была  она при немцах.
         Но НКВД, прибывший вслед за победоносными частями Красной Армии, заинтересовался весьма основательно всеми, кто жил в оккупации. Только нежеланием возиться с ребёнком в боевой обстановке или просто  везением можно было объяснить равнодушие капитана НКВД к личности Нади. На  попутных машинах и поездах, часто в товарных вагонах добиралась она до родной деревни. В пути её всё же  выловил патруль. Трёхлетняя дочь не была зарегистрирована в  Загсе.
         Документов у Нади не было, а вот немецкий пропуск, который она по глупости не выбросила, сыграл злое дело. По такому пропуску она и на оккупированной территории была неприкосновенной фрау. Допрос был с пристрастием. Потом маршрут резко поменялся. Она попала в вагон, в который были запихнуты все подозрительные, не имеющие документов на момент задержания и не понравившиеся сотрудникам милиции.
         У Нади одежда была недостаточно скромной, каблуки модных туфель раздражали военных, и только её лицо, ставшее от испуга невыразительно серым, несмотря на упитанность,  не вызывало особой страсти мужиков. Да  и побита она была до синяков во время допросов.
         Поезд шёл на север и, наверно, навсегда увозил её без дочери в незнакомые ей места. Расставание перенесли обе тяжело. Люба вопила на весь перрон одно лишь слово -  "муттер"! Надя махала ей рукой, не вытирая скользящие по щекам слёзы, не в силах сопротивляться грубому охвату её рук цепкими пальцами молоденького солдата.
         Средних лет офицер, которому надоела эта сцена прощания немецкой шпионки и "немецкого произведения" в виде девочки, вопившей на ненавистном вражеском языке, бесцеремонно загородил своим телом видимую связь дочери с матерью. Затем он приказал арестованную "немку" посадить в вагон. Любу какие-то две женщины, взяв за руки, грубо ругая, увели куда-то. И было неизвестно, встретятся ли когда-нибудь мать и дочь на необъятных просторах Советского Союза.

         глава 49

         Беда пришла в дом Николая не только с постановлением суда платить алименты Наталье на двух детей, хотя сын Вовка продолжал жить с ним. Творческая деятельность быстро истощила Николая. Он не только нуждался в лечении, но мозг его был не в состоянии продумывать варианты оформления кабинетов школ, институтов или иных организаций. Художественный Совет в числе трёх уважаемых художников, мастера и дизайнера с нескрываемым неудовольствием рассматривал то, за что можно было начислить приятную для глаз или неприятную для кармана зарплату. Зарплата часто была малоприятная, так как в уме Николай отсекал почти половину Наталье.
         Рисовать пейзажи или портреты желание тотчас пропадало. Единственным выходом было запрячь в работу Вовку. В оформительском деле прославления великих завоеваний Октябрьской Революции всегда можно было найти посильное оказание помощи в работе для малыша. Вовка в свои пять лет уже мог разлиновывать белое поле планшета под текст. Работа, конечно, нудная и не интересная для любого возраста.
         Поэтому у Вовки скоро начиналась слёзная симфония. Николай чувствовал серьёзное давление на зарплату со стороны Худсовета, жалость к мальчишке проявлял сдержанно. Каждый раз с приплывом слёз сына он разговаривал с ним как с равным, объясняя ситуацию предельно понятным языком. Осторожно касался и некоторой нелюбви матери к отпрыску, который действительно со дня выхода из роддома не нравился Наталье.
         Самому Николаю Вовка тоже не нравился, родившись каким-то непонятным гибридом.
         Однако малыш проявил к семи годам приличные задатки ума, отчего Николай привык к  внешности сына, весьма далёкой от красоты матери.
         Жизнь пошла по руслу постоянной борьбы с неизвестным противником, кровожадность которого то ослаблялась при смене руководства страны, то усиливалась. Николаю было удивительно, что в принципе он, маленький человек, постоянно ощущал изменения курса политики.
         Детские годы Вовки пришлись на приближающийся крах социалистической системы Советской Империи. Желание уравнять в бедности все слои населения достигло апогея.
         Николай довёл свой рабочий день до середины ночи, усиленно эксплуатировал Вовку, который постепенно осваивал секреты художественного мастерства и даже успевал как-то получить в школе неплохие отметки.
         Нельзя сказать, что парнишка повторял вариант детства Никколо Паганини, которому дозволялось поесть только после освоения скрипичных фуг. Но что-то близкое к этому было. Результатом титанического труда была покупка старенького "Запорожца", который как разнообразил жизнь двух мужчин, так и усложнил дальнейшее существование.
         Николай надолго попал в опалу. Худсовет,  управляемый бывшим его преподавателем живописи и рисунка, ставшим Народным Художником РСФСР, усилил придирки к качеству работы. Руководству Художественного Фонда не нравилось, что Вовка принимал участие в сложной работе, которая была под силу только художникам с дипломом. Да и зарплата имела ограничение. Николай не мог подарить Вовке даже удовлетворительное детство, не говоря о счастливом.
         Для Николая мечта стать художником, вступить в Члены Союза рассыпалась, как карточный домик. Лебезить и угощать тех, от кого зависело улучшение своего положения Николай не хотел. Было противно смотреть, как творческий народ спивался, стремясь вознестись к облакам славы.
         Результат получался нулевым. Многие умирали, не допев лебединой песни кистью и не создав шедевров.
         Николаю, чтобы его не слишком терзали, приходилось посещать ИЗОстудию, в которой художники рисовали непременно обнажённых натурщиц. Практически все эти выскочки так ни одной фигуры толком и не изобразили. Вся эта игра во французский Монпарнас велась исключительно для того, чтобы Николай складировал дома эти обнажённые тела в большую  папку.
         Одна натурщица, гордо обнажавшаяся некоторое время, категорически отказалась позировать, увидев, что изображает Николай на своём ватманском листе. Потом она ему призналась, что считала себя красавицей, но увидев рисунки, стала стыдиться раздеваться.
         Однако пора было применять "Запорожец" более продуктивно. Государство в борьбе с бедностью населения неожиданно распределило народу сотки земли. Николаю достались четыре.
         Началась езда в садоогород. Это был кусок леса с липами, берёзами, ёлками. Корчевал народ всё это, кто как умел. Сам Николай из этой древесины с сыном построил теремок два метра на два.
         Хотелось жить богаче. Но получилось так, будто к одной тюрьме - алиментам - добавилась другая - садоогород!

         глава 50

         Война войной, а тыл жил, как открытой, так и тайной жизнью. Кому не хватало денег, воровали. Кому не хватало еды, попрошайничали. В Москве за воровство садили по законам военного времени на бесконечные сроки, отправляя "отдыхать" за противоправные действия в Магадан, Колыму или при "мягком" наказании в тайгу на лесоповал.
         Конец войны уже ощущался, победные информации накаляли чёрные тарелки радио. Голос Левитана всё чаще радовал толпы слушавших громкоговорители на площадях, и голод переносить становилось легче.
         Силы, тем не менее, у тружеников тыла были на исходе. Хотелось есть и есть. Выражение глаз прохожих на улицах было по-прежнему ничего не выражающим. В сумерках и темноте прогуливаться становилось опасно. И всё же жестокость нарушающих закон была умеренной. Да и жадностью мелкие хулиганы не страдали. Но именно эта, казалось бы, небольшая потеря одной буханки или другого продукта могла привести к смерти истощённого человека.
         Сказать, что человеческая жизнь чего-то стоила, было трудно. Возвращающиеся с фронта раненые и калеки умирали чаще, чем выздоравливали или достойно жили. Из плена освобождённые домой не попадали, проезжая в захолустные районы России или Казахстана, обживая тайгу, голую степь или горные хребты в концлагерях Советского покроя. Всё это объяснялось в газетах, как борьба со шпионами всех мастей, давая НКВД прекрасную возможность проявлять бдительность.
         Пленные немцы, итальянцы, румыны жили даже лучше. Они строили дома, школы, больницы добротно, находясь в городах. Среди них, конечно, тоже была смертность, но это чаще были простудные заболевания, полученные из-за летнего обмундирования всей гитлеровской армии. Зимы в России не для каждого европейца, да и на фронтах в летнем обмундировании многие из них понахватали обморожения, воспаление лёгких и туберкулёз.
         Жили немцы в здании цирка в Ижевске, пока было не до представлений. Потом им находили озаборенные территории. Кормили их сносно, охрана была не строгая, благо бежать кому-то из них было просто некуда. Слишком далека была родная страна, да и незнание русского языка было преградой, и ненависти жителей опасались немцы не зря.
         И только мальчишки рассматривали это скопище незлобиво, особенно радуясь, когда какой-нибудь сердобольный пожилой пленный, угадывая голодный блеск глаз сорванцов, приближался слишком близко к забору и бросал буханку хлеба через верх.
         Мальчишки, ждавшие этой благословенной минуты, ловили хлеб, рвали на куски и, давясь как зверьки, мгновенно уничтожали добычу. Охрана делала вид, что ничего не происходит.
         В детстве Николай наблюдал, как серая масса суровых немецких солдат, не умевших улыбаться, маршировала к месту работы, пугая его какой-то отрешённостью лиц, в котороых даже глаза ничего не выражали. Просто пленные немцы находились в непрерывном шоке от того, что видели. А видели они откровенную нищету города, за который непонятно для них зачем русские так отчаянно дрались и почему так хорошо к ним относятся.
         Победа в Ижевске была отмечена, конечно, не так ярко, как в Москве или западных городах СССР. Но духовой оркестр в саду имени М.Горького играл чуть ли не круглосуточно.
         Народ танцевал, пил и пел песни. Сотрудники НКВД и милиция на какое-то время расслабились, но не надолго. Заводы, не сбавляя темпа, выдавали продукцию для боевых действий, потому что ещё оставалась враждебной Япония. Победа над Германией увеличила мужское население в Ижевске не намного.
         Было много похоронок, много инвалидов, и из плена бойцы проскакивали в вагонах через вокзалы вдали от Ижевского под конвоем на восток.
                  ...............................................................
         Фёдора из плена освободили американцы. После передачи выживших узников советским войскам всё полуживое воинство получило статус предателей Родины, и поезд прямиком повёз их на север, который был ослабевшим организмам совсем не в радость. Уже в пути к свободе часть повторно заключённых полегла в безымянных могилах. Где-то в Архангельских лесах концлагерь принял Фёдора. Вспомнить свою подлинную фамилию ему удалось только с ошибкой в одну букву, отчество засело в голове - Игнатьевич.
         Так что какая-либо связь с Прасковьей не была налажена. О сыне Пете он мог бы вспомнить, а о втором сыне даже не мог и подозревать. Сапожное дело сыграло для него и здесь спасительную роль. Хотя и носили здесь только сапоги и валенки, не до туфель в бездорожье, но изнашивалась немудрёная обувь изрядно, а валенки и того быстрее.
         Фёдор вёз сапожный инструмент, который сметливые золотопогонники помогли довезти в целости. Сапожники на дороге не валялись. Стоит ли напоминать, что в этом жизненном пространстве были и враги, и завистники. Стукачами были переполнены бараки. НКВД даже здесь искал неблагонадёжных или просто шпионов среди бывших военнопленных.
         Фёдор по разведданным в Генштабе числился сержантом, звание не то, чтобы высокое, поэтому придирок особых не ощущал. Охранники часто выше этого звания не поднимались, поэтому на бывшего сержанта смотрели миролюбиво. Была лишь одна неувязка в биографии Любина Фёдора Игнатьевича. До войны житель города Ижевска сапожным делом не занимался, и до такого уровня мастерства ни один заключённый в немецких лагерях, да ещё при этом выживший, подняться едва ли мог.
         Правда, высокие чины до времени предполагали, что в плену немцы и не этому могли обучить, так что пока не придирались  к такой мелочи.
         Память Фёдора о прошлой своей жизни так и не проснулась, что подтвердили лагерные врачи методом устрашения и физического воздействия. В плену лица узников изменились настолько, что узнать их по довоенным фотографиям было невозможно. Отправляя в Гулаги бывших военнопленных, начальство навряд ли рассчитывало вернуть их обратно к нормальной жизни.
         Можно было сколько угодно фантазировать,  придумывать версии и штопать повествование белыми нитками, но факт встречи Фёдора и Нади мог бы остаться за кадром, если бы незначительный герой романа не был сапожником. Нищая после изнурительной войны Россия, кормившая пятнадцать Республик СССР дровами, цветными металлами, льном,  пушниной, рыбой, бумагой и чем-то ещё, нуждалась в сапожниках, портных, как никогда.
         Нельзя сказать, что НКВД проявлял много фантазии в разбивке концлагерей. Расстояние между мужским и женским лагерями скорее всего оказалось минимальным по причине строительства обоих руками одного мужского отряда "зэков" К тому же и охране без развлечений было никак нельзя.
         Фёдору приходилось работать ничуть не меньше, чем в немецком плену. Разница, конечно, была разительной.
         Все говорили по-русски, все были часто ни за что наказаны, кроме уголовников, конечно.
         И, главное, все были на Родине, пусть вдали от дома и родных, отчего все жили надеждой.
         Надежда, что скоро всё выяснится, заставляла несчастных трудиться на износ, что и являлось невероятным падежом мужиков, парней и стариков. Старикам не оставлялось никакой надежды. По этой причине население Гулагов становилось всё моложе.
         В охране лагерей бытовало убеждение, что охранять приходится отщепенцев советского общества, отношение было соответственное. Но сапожник был неприкосновенной кастой. От дружбы  с Фёдором зависело не только здоровье обуви, но и ног, которые регулярно в этой обуви грелись в мороз и слякоть.
         Однажды перед ним бросили на пол несколько пар малого размера обуви, приказав отремонтировать вне очереди. Ботинки были из грубой кожи, так называемые "кирзухи". Даже после замачивания поддавались шилу с трудом. Заплатки приходилось класть из той же кожи. Дамский размер усложнял работу. В душе Фёдора всколыхнулись какие-то туманные воспоминания. Он тщетно мучил себя, ремонтируя маломерки, попытками думать о прошлом, которое должно же было в его жизни быть. Но грубая тюремная обувь была слишком далека от тех изящных туфелек, за которыми охотились модницы города Ижевска.
         По окончании работы подошёл охранник, которому Фёдор сшил сапоги из добротной кожи, забив в подошвы красивые ряды деревянных гвоздиков и добавив чисто звучавшего скрипа во время ходьбы. Осмотрев выполненную работу, охранник поцокал языком, помолчал. Потом тихо сказал:
         -Тут рядом лагерь-то бабий. Сходи сам, отнеси им. Я с охраной договорился. Зайдёшь, выбери какую-нибудь. Час даю. И  назад чтобы пулей!
         Другие награды в концлагере были по мелочам, только эта считалась наивысшей. Бабы, истосковавшись по мужской ласке за годы войны, зверели и совершали действия, несовместимые с женским званием. Охрана и сама утоляла голод красоток, иногда пользовалась помощью "зэков", не замеченных в политических беседах и попытках к бегству.
         Фёдор прошёл несколько сот метров вдоль мощного забора с колючей проволокой  по верху, по узкой тропке в снегу в одиночестве, любуясь впервые елями, густо посаженными справа и  слева, отчего в полуденное время было сумрачно. Было ему удивительно, что женский лагерь был так близко. Никак не укладывалось в голове, за что их можно было держать в этой глуши вдали от семей, детей и родильных домов.
         Охранник с любопытством посмотрел в лицо Фёдора, спросил:
         -Сколько пар?
         -Семь, - однозначно ответил Фёдор.
         -А справишься? - засмеялся охранник, увидел на его лице недоумение, закончил:
         -Ладно, разберёшься по ходу. Иди вон туда! - он указал в сторону небольшого барака. Дверь Фёдор открыл без опаски, увидел семь мешкообразных фигур, в которых угадать изящные формы женских тел можно было разве только призвав на помощь всю свою фантазию.
         Измождённые лица без тени косметики отличались только цветом глаз и бровей. Эти женщины, возраст которых мог быть обозначен только по скорости, с какой они кинулись к нему, стали тянуть каждая к себе, готовые подраться из-за долгожданной добычи. И он совершенно растерялся, не зная, что предпринять, когда вопль: - Федя! - привёл его в волнение. Вмиг возле него осталась только одна неуклюжая фигура, которая чем-то напоминала Надю. Тёмные брови, ресницы и светло-рыжую прядь волос, торчавшую из-под арестантской шапки он разглядывал с недоумением несколько мгновений.
         -Да Надя я, Надя! - вопила женщина. Только после этого он с непонятной для него неохотой позволил себя обнять и поташить в отдельную каморку с кроватью, покрытой матрасом, набитым каким-то жёстким содержимым. У него не возникло ни животной страсти, ни желания целоваться с изменившейся в худшую сторону Надей, настолько неожиданной была встреча.
         Надя же была так обрадована этой встрече, что болтала без умолку минут пятнадцать, пока дверь не приоткрыл охранник и предупредил:
         -Ну, вы - голубки, время не ждёт, пора и делом заняться!
         Он подмигнул Фёдору и прикрыл дверь. Фёдор, наконец, опомнился и стал в свою очередь задавать Наде вопрос за вопросом. Его интересовало более всего, что с дочерью. Надя сразу поникла и смахнула невольно скопившиеся слёзы у глаз.
         -Ладно, давай на выход, - равнодушным тоном сказал  появившийся в дверях охранник.
         Фёдор послушно поднялся с кровати, осторожно высвобождая руку из судорожных цепляний Нади. Она теперь уже неприкрыто плакала, не желая так вот быстро расстаться.
         -Да ты, девка, успокойся! Придёт он ещё, - добродушным тоном успокоил её охранник. - У нас такие ценятся, нешто мы не понимаем.
         -За что её-то сюда? - спросил Фёдор.
         -За то! - коротко бросил охранник. - Дуй давай назад! Зря ты её не попользовал. Когда ещё заработаешь новый приход.

         глава 51

         Прасковья после смерти дяди Лёши стала спокойней. Раздражитель в мужском обличье исчез, а Вовкины шалости, который жил на первом этаже с нею, раздражали не так сильно. Петя то жил в Психбольнице, то Прасковья, растроенная отношением к больному сыну со стороны санитаров, забирала его домой. Вовке практически неуправляемый дядя Петя угрозой был незначительной, но Николаю всё время казалось, беды можно было ждать в любую минуту.
         Сын его рос каким-то очень практичным,  всё время что-то выменивал у друзей и знакомых. Попадали и довольно серьёзные вещи. В ящике стола на втором этаже он хранил то царские ассигнации, то серебряные полтинники. Скоро появились и детали мопеда, и даже целый двигатель.
         То ли новое поколение, к которому относился Вовка, готовилось в приближающемся двадцать первом веке жить по новым законам, то ли бедность надоела парнишке с раннего детства.
         Вовка старательно облапошивал более обеспеченных сверстников, используя свой изворотливый не по годам ум.
         Николай не вмешивался в эти не совсем правильные поступки сына, так как едва обеспечивал парня всем необходимым.
         Помощь Вовки в Художественном Фонде он стал скромно оплачивать, приучая паренька к расходованию средств и поощряя за труд, который был уже достаточно профессиональным.
         Члены Союза художников, входившие в состав Худсовета, привыкли к вмешательству мальчика в творческий процесс, но придирки при этом не становились ласковее, заставляя Николая совершенствовать своё мастерство. Дело доходило до курьёзов. Портрет "дорогого" Леонида Ильича Брежнева ковыряли ногтем, принимая нарисованный портрет за наклеенную офсетную печать, скрывая при этом удивление по поводу качества исполнения.
         После окончания восьмого класса и получения Аттестата с приличными отметками отец и сын засели за изготовление пяти красочных натюрмортов. Николай оформил эти творения то ли сына, то ли их обоих в паспарту, и они поехали в Свердловск.
         Сын как-то легко поступил на первый курс. Оставалось найти квартиру и снабдить сына деньгами. Николай вернулся домой один. Дома Прасковья поднялась к нему на второй этаж.
         -И чего мальчишку сплавил? Учился бы ещё до одиннадцатого класса! Ведь как он там жить-то будет?
         И снова Николай, как в первые дни женитьбы, ответил:
         -Да всё как-нибудь образуется. Специалистом выйдет. А после одиннадцатого-то в армию заберут, женится. И ни специальности не будет, и учёба без перспективы. Только - завод.
         Когда Володя стал учиться в восьмом классе, предметы стали более сложными. Понеслись в первой четверти тройки. При  мысли, что Волдя попытку поступить в Художественное училище может сорвать, заставила Николая пойти в школу. Содержательная беседа с классным руководителем дала неожиданные плоды. С одной стороны Володя прислушался к совету отца ликвидировать тройки, а с другой стороны классный руководитель, вполне приятная дама, провела разъяснительную работу среди учителей.
         В дневнике появились четвёрки и пятёрки.
         Несмотря на напряжённую учёбы Володя помогал Николаю в работе.
         Сам Николай не боялся сложности задания. Предложение нарисовать плакат размером пятьдесят или сто квадратных метров принимал без всяких эмоций. Он и сам скрывал своё удивление, когда ему сообщали, что его грандиозный труд украшает стену дома, расположенного в соседнем городе. Заказы такой сложности как доверялись по непонятным для него чудесам, так и исчезали загадочно. После них приходилось выполнять плакаты для полковников и подполковников.
         Все внутренности автомата, пулемёта Николай изучил настолько, что очталось взять пулемёт вхивую и начать его собирать и разбирать.
         Даже в этой работе Николай старался найти что-нибудь интересное.
         При этом не забывал Николай твердить сыну, что работа художника, конечно, не лёгкая, но голодным с этой профессией он не останется. Правда, сам Николай  примером для сына никак явиться не мог. Семья всё время экономила. Экономия и позволила купить старый "Запорожец". Теперь же приходилось экономить на запчасти для этого монстра и на бензин.
         Всё же ездить иногда приходилось и в садоогород, и на этюды.

         глава 52

         Фёдор старательно кроил, шил сапоги, туфли лагерному начальству, всё больше завоёвывая привиллегированное положение, практически мог посещать женский лагерь гораздо чаще, чем другие нужные по профессиям, сообщив кому следует, что Надя - его жена. Не имевшая броской красоты и выразительной фигуры, Надя была отдана Фёдору в единоличное пользование и даже устроена при кухне.
         Блатная орава, разобрав смазливых и просто красавиц, посматривала на серую бабу, начавшую краситься чаще угольком из печки, без аппетита, потому что и им часто приходилось обращаться за помощью к мастеру сапожного дела. Казалось, не было такого материала, из которого Фёдор не смог бы сделать что-то приличное, похожее нак обувь.
         Он уже давно почувствовал, что ему повезло с распределением. Ему не пришлось добраться до холодного северного моря, да и до дальневосточных широт тоже. Уже несколько раз отправлялись этапы зэков в новые строящиеся лагеря, а он освобождался от обязанности влиться в ряды отправляющихся зэков неизвестно куда. Вспоминалась и не могла вспомниться прежняя жизнь до войны.
         Свой возраст был ему неизвестен и записан тот, который мог принадлежать сержанту Любину, который ему сообщили после проверки в Военном Комиссариате. В столовой он питался с неслыханными привиллегиями из-за появившейся вновь язвы желудка. Работника, скорее похожего в своём деле на волшебника, берегли, не желая знать о статье - предатель Родины.
         В принципе стоявшие в верхних рядах лагерной иерархии не очень-то были щепетильны. Не имевшие нужной специальности зэки жили в постоянной опасности потерять силы на тяжёлых работах при плохом питании, плохой одежде и обуви. Портные, сапожники, артисты,  грамотные бухгалтеры, музыканты, если не гнушались услужливо и подобострастно служить начальству и уркам, терпимо устраивались в этом рабовладельческом мире, отделённом от справедливого социалистического государства колючей проволокой и бездорожьем.
         Начальство жило в отдельном благоустроенном бараке с печами, которые исправно поедали дрова, заготовляемые зэками. Страна с помощью дьявола и не изгнанного отовсюду бога, семимильными шагами двигалась к прогрессу, делая после каждых этих семи шагов шесть назад. Количество населения всех национальностей, потерянное в поисках врагов в мирное время и в годы войны с Гитлером, восполнялось и за счёт лагерной, краткосрочной любви.
         Качество нарождавшейся смены поколений, освобождённой от порочной страсти наживы, не  всегда соответствовало идеалам марксистско-ленинского учения, а пример "отца всех народов мира" носить туфли до полной сноски подошвы почему-то эту молодёжь не вдохновлял и не имел поддержки.
         Обувь и одежду даже "враги народа" стремились обновить во-время. И сапожник Фёдор возносился над жалким сбродом лагеря почти богом!
         С Надей он уже встречался довольно часто, по лагерным меркам. Ремонтировать обувь женщинам ему приходилось немало. Работниц гоняли на тяжёлые и грязные работы всё время, так что обувь рвалась.
         Надя вошла во вкус. Любви Фёдора ей стало  не хватать, и защищая свою сытую жизнь с дополнительной пайкой хлеба, она делила свои чувства не только с сапожником. В этом мире печали и бесправия такое явление, как ревность, было не только смешным, но и просто невозможным. И Фёдор был уже тем доволен, что ему не приходилось встречаться с соперником и даже знать его в лицо. Хотя какой же зэк не мог вычислить своего "благодетеля", который так заботился о его здоровье?
         После войны лагерь обновился новым контингентом заключённых. Одетые почти все в солдатскую и офицерскую форму, сплошь молодые мужики, редко старше сорока лет, насмотревшиеся на богатую жизнь Европы, попали сюда исключительно за вольные разговоры, в которых служба ГПУ видела опасные ростки для подрыва лучшего  в мире Советского строя. Кого-то попутал бес познакомиться с немецой девушкой. Кто-то восторгался картинами немецких художников слишком громко. А кто-то из-под стражи отпустил с миром молоденького мальчишку, пойманного с автоматом в руках, пытавшегося застрелить русского солдата.
         Но больше всего это были военнопленные, освобождённые американцами из концлагерей, но затребованные советским командованием в жёсткой  форме. Многие, конечно, выехали в Австралию, не пожелав радоваться победе русского оружия в Соловках или Колыме. Были и предатели, служившие у немцев полицаями и старостами. Были и власовцы. Рядом с ними страдали партизаны, не сумевшие доказать, что не один состав с пушками и танками свалился с рельсов с их помощью.
         Вся эта разношёрстная толпа недолго задержалась в загустевших бараках и была отправлена этапом в ещё более гиблые места.
         Фёдор в это короткое время изнывал от работы. И когда бараки освобождались от лишнего пота и вони, вздыхал с облегчением. С увеличением народонаселения количество сапожников увеличивалось, но что они могли сотворить без специального инструмента?
         Фёдор и по ночам спал неспокойно, трясясь за сапожный нож, шило и молоток. Потеря такого инструмента грозила убийством в лагере кого-нибудь, которое непременно навяжут на хозяина ножа или шила если не конвоиры, то блатные обязательно.
         Комната, в котрой кроме Фёдора жили ещё три человека, считалась на уровне гостиницы, дверь закрывалась на приличный замок, а ключ сдавался на вахту при полном отсутствии обитателей. Все четверо на общественные работы не ходили, комнату покидали полным составом редко, потому что трудились кто портным, кто, как Фёдор, сапожником. Зимой приходил истопник, полудряхлый интеллигент, спасавшийся от неминуемой смерти этим лёгким, по лагерным меркам трудом.
         Он топил печку до первого тепла, но никогда больше нормы, дорожа своей привиллегией.
         С Фёдором разговоры пытались завести его соседи, расшевелить на откровенность, распрашивали о прежней жизни. Недоуменный взгляд его довольно быстро отрезвлял любого из них, удивляя,  как это у мужика, прожившего полжизни,  нет прошлого! Фёдор после этих распросов начинал мучить себя попытками сосредоточится на своём детстве,  но только  добивался новой вспышки головной боли.
         Надя была моложе его  лет на десять внешне, но по документам разница не превышала двух- трёх лет. Работа в столовой позволяла ей урывать куски от пайки, которые она исподтишка совала Фёдору при встречах. Любовь получалась оплаченной, но Фёдору было не до сентиментальности. Встречи их были так коротки, что даже разговаривать было некогда, как и раздеваться до неприличия. Всё делалось чисто по-животному, на скорую руку, чтобы у охраны не появилось предлога запретить встречи или кого-нибудь из них отправить этапом туда, куда Макар телят не гонял.

         глава 53

         Страна менялась незаметно. Как таковой революции, подобной в Октябре 1917 года, не намечалось, но что-то в правительстве не складывалось. Старость Правительства стала такой вопиюще очевидной, что это не могли скрыть ни помпезность похорон, ни назначения новых Генсеков, которых приходилось уводить с трибун под руки. А жить хотелось лучше всё большему числу советских граждан, у кого была хватка руководителя и ум предпринимательский.
         Николай был загадочно уволен с работы под предлогом сокращения штатов. Художники стали избегать встреч с ним. Доходило до смешного, когда идущий навстречу маэстро сворачивал в какой-нибудь переулок или наклонял голову так, что нельзя было разглядеть ни глаз, ни бороды.
         Было бы смешно, если бы он мог устроиться на работу куда-нибудь. Но и здесь не прекращались фокусы непонятной направленности. Ему навязчиво предлагали то должность стропальщика, то - сторожа или дворника. Чаще и вовсе ничего не предлагали. Беда была в том, что сына Николай отправил учиться в Свердловск и помогать ему мог только из скромных накоплений.
         Сумма денег в сберкнижке таяла со скоростью снега в марте. Прасковья, мать его, недолго поддерживала сына и внука своей пенсией, потихоньку ушла в мир иной, так и не дождавшись лучшей доли. Петя, великовозрастный ребёнок, умер в больнице для душевнобольных.
         В доме, всё ещё прочном, прижились мыши, крысы и кошки. Эти нахлебники жили в мире, погибая только в дни всеобщей борьбы обывателей за чистоту и сохранность дорожающих от инфляции продуктов или по старости.
         Сноса дома при возрождающемся капитализме ожидать не приходилось. В лучшем случае, Николай едва ли мог до этого счастья дожить. Стоимость жилья зашла за все уровни благосостояния российской семьи. Продавались и покупались многократно одни и те же квартиры в старых, изношенных "хрущёвках" и домах Сталинских времён. Риэлтеры выслеживали алкашей и сдавали их "браткам", которые завершали переселение бедолаг в бомжатники или на кладбище без звёздочки, креста и оградки.
         Николаю потребовалось прожить четыре года, чтобы понять, что работа художником закрыта для него навсегда. Устроился он работать столяром в бригаду, немного приврав о своих навыках и опыте. Возраст Николая был критическим, и директор строительной фирмы из сочувствия не стал слишком  вдаваться в подробности, только спросил:
         -Лопаты деревянные сможете сделать? А то у нас все - мастера, а лопат для уборки стружки нет.
         Вопрос был задан простой, но как-то очень уж подходивший к той обстановке, какая царила в стране. Старое Правительство цеплялось за былые методы управления государством, а новые требования времени диктовали метлой и лопатой очищать страну от примитивного мышления старой гвардии.
         Вместо гробов с названием - телевизор, магнитола советского производства появились в продаже японские и корейские телевизоры и магнитофоны. Иностранная электроника вызывала и удивление и восторг. Появились и автомобили немецкие, чешские и американские. Улицы городов наполнились новыми людьми - "челноками", которых правильно надо было называть купцами.
         За границей стали цениться русские иконы и картины тех художников, творчество которых так не понравилось Никите Сергеевичу Хрущёву.
         Дикий набег капитализма в бывший советский порядок застал Николая врасплох. Он не умел ни продавать, ни приспосабливаться.
         Вовка, теперь уже - Володя, стал выше его ростом и ухитрился, не закончив ещё Художественное училище с ожидаемым блеском, обзавестись богатой женой. Он продолжал жить в Свердловске, не думая о возвращении в Ижевск.
         Несколько глубокомысленных  советов сына по вопросам бизнеса во время краткосрочных приездов запали в голову Николая.

          глава 54

         Смерть Сталина была встречена затишьем, которое определяла охрана. Все оцепенели в ожидании перемен неизвестно в какую сторону. Политические распрямились, повеселели, не сомневаясь, что начнутся послабления. Блатные понизили своё геройство. И только Фёдор продолжал равнодушно посматривать на тех и других. Незалеченная контузия с таким неприятным результатом стирания памяти поменяла его характер, превратив в лагерного "зомби".
         А между тем события разворачивались весьма судьбоносные для пятьдесят восьмой статьи, по которой проходили политические. Конечно, мало кто из зэков понимал в политике за колючей проволокой. Всё оценивалось по поведению лагерного начальства и событиям, происходившим в смежных лагерях. Слухи доходили благодаря частым перемещениям больших и малых  партий поражённых в своих правах, а также и  вольнонаёмные ускоряли продвижение "сарафанного радио".
         Где-то в какой-то момент началась негласная проверка дел зэков. Блатных, которые не имели ни богатства, ни вмешательства в политику, как-то легко вдруг объявили амнистированными. Даже пошёл слух, что это дело рук Лаврентия Берии, который цеплялся за пост "Отца народов". Ждали, тем не менее, новой партии политических, которых амнистия почему-то обходила стороной.
         Наверно, Берии было известно больше о пользе политических на самых тяжёлых работах в "зоне", чем о трудовых подвигах "социально близких", то-есть, урков.
         Пятьдесят восьмую это обстоятельство не пугало, но и радовало тоже не очень.
         До Фёдора добрались доброхоты-краснопогонники самым неожиданным для него образом. Вызвали к начальству лагеря и начались допрос за допросом. Сразу выяснилось, что Лжелюбин не знал ни одного из своих родственников. Ни одна фотография его не взволновала. Даже родную мать он не узнал на фотографии в числе трёх женщин.
         -Кто ты, мерзавец? - уже орал майор, не переставая скрипеть сапогами, которые сшил ему Фёдор. - Шпион? Какой разведки? Какой язык твой родной?
         Потом начались побои, к ним добавился карцер. Кормить пообещали после признания своей вины и выдачи тайны заговора и сообщников. Всё шло в чисто сталинском варианте развязывания языка.
         Смерть протянула свои костлявые руки для последнего объятия. Упрямство, с каким Фёдор твердил, что он - Фёдор Игнатьевич Любин, выводило из себя истязателей, не теряющих надежды наконец-то выловить среди своих рабов настоящего шпиона, готового за паршивую пайку хлеба служить проклятым капиталистам Запада и, может быть, даже Америки!
         Не желавшего умирать Фёдора били искусно, долго и болезненно две недели. Совершенно обалдевшего, почти потерявшего рассудок, неожиданно оставили в покое, вернули в комнату к его трём соседям. Для восстановления сил сосед по комнате приносил черпак супа и кусок чёрного хлеба из столовой. Фёдор был уже не в состоянии стоять на ногах. Когда он немного отшёл, появился фотограф, моргнула вспышка магния, "вылетела" из объектива птичка, и наступило затишье, пугавшее Фёдора не меньше, чем вызовы на допрос.
         Куда это затишье могло привести, он не знал и, кажется, не знало само лагерное начальство. Испуг майора был связан с неожиданным арестом Лаврентия Берии, обвиняемого в шпионаже. В бараке начальства буквально обосновался шок. Если уж и Берия, недоступный и неподсудный, попал в опалу нового руководства СССР, то что стоит шпионская деятельность какого-то захудалого зэка Любина? Это обстоятельство, скорее всего, и спасло жизнь Фёдору.
         Надя скоро обратила внимание, что Фёдор не стал появляться к ней в гости, а обувь для ремонта угрожающе накапливалась. Женшины подвязывали подошвы кто лыком, кто верёвкой, и только Наде повезло укрепить разваливающийся башмак проволокой. Она попробовала задать вопрос любовнику в погонах, но в том так сыграло самолюбие, что он обругал её шалавой и запретил вспоминать имя Фёдора.
         Надя помнила, что у них было молчаливое согласие не упоминать имя соперника, но охранник обозлился по другой причине. Ему пришлось оправдываться в кабинете майора, что он не разглядел у себя под носом шпиона.
         Самой Наде грозил этап в  какой-нибудь не близкий лагерь, как только станет ясно, чего ждать от новой власти. Но дальновидный майор трезво оценил мозговые возможности горе-шпиона. Уже через две недели майор сам зашёл в комнату, сел на колченогий табурет, расставив пошире ноги для устойчивости.
         -Начинай работать с завтрашнего утра. Тут один учёный сказал, что если ты потерял память, можешь и не узнать собственную мать. Я, конечно, в это не верю, но на шпиона ты что-то не тянешь. Не такие шпионы у меня ломались. Видно, и правда нечего тебе сказать. Но искать будем. Пока живи и радуйся, что руки у тебя, чёрт побери, не похожи на зэковские.
         Майор встал, отпнул табурет в сторону и вышел. Трое сокамерников выждали ровно минуту тишины и враз стали поздравлять Фёдора с послаблением наказания, которое и само по себе им было непонятно. Два портных и столяр были счастливы, что не нужно будет искать нового сапожника. К ним в комнату вполне мог затесаться кто-нибудь из блатных, и спокойной жизни, почти комфортной для приспособленцев настал бы конец.
         Сам Фёдор теперь понимал, что он - не он, но тогда кто? Концлагерь Гулаг не был тем местом, в котором строго по плану освобождались люди по окончании срока отсидки. При его неизвестном имени лагерь мог превратиться в место пожизненного проживания. Мог он и лишиться положения "придурка" - вполне узаконенной касты узников, избавившихся от лесоповала.
         Скоро Фёдора снова повели на допрос. Он стал как бы исследуемым животным с умением говорить, трудиться и даже  возвышаться над таким же скотом, населявшим лагерь.
         -Ну и где же ты научился своему мастерству? - спросил лейтенант из ГПУ. - У фашистов?
         -Не помню, где. У немцев я как-то сразу шил сапоги.
         -Значит, у немцев. Не у фашистов, а у немцев. У друзей, так сказать, что ли?
         -Ну, фашистов, значит.
         -Ну, вспомни что-нибудь. Дети ведь, наверно, были, жена? Город, наконец? Хотя бы город вспомни!
         -Город... - Фёдор наморщил лоб, полузакатил глаза, почувствовал накат головной боли, растущей откуда-то из затылка, давящей на шейные позвонки.
         -Не помню-ю, - почти прошептал, - ничего не помню.
         -А я подскажу! - вскричал лейтенант, - Ижевск! Ижевск!
         Это слово ударило по вискам, заставило вздрогнуть всем телом, что не укрылось от внимательного взгляда лейтенанта.
         -Ага, вспомнил! Вспомнил, наконец? - злорадно вскричал лейтенант. - Ну, продолжай вспоминать!
         Проблеск памяти всколыхнул Фёдора на мгновение, пахнуло чем-то знакомым от звучания - Ижевск, но дальше этого слова не пошло. Дальше заклинило, и как ни бился лейтенант, вытрясти из Фёдора ничего не смог. Но что поиски нужно было начинать именно в этом городе, лейтенанту стало ясно.
         Пока Фёдор опять старательно кудесничал над нехитрой обувью зэков и снова получил возможность встречаться с Надей, сотрудники НКВД перебирали в городах Удмуртии все сапожные мастреские, показывали, фотографию Фёдора. Удача их ожидала в Ижевске совершенно свлучайно. Сапожников в первые дни войны отправили на фронт, старые работники кто умерли, кто ушли на пенсию, а кто и увидел бы Фёдора в изменившемся зэке на фото, едва ли смог бы признать того довоенного красавца со спортивной выправкой.
         Тогда и обратились к весьма пожилому фотографу, который ещё до войны мог столкнуться лицом  к лицу с Фёдором, предъявили фотографию. Фотограф согласился охотно, попросил сутки. На следующей встрече огорошил сотрудников НКВД, сообщив не только имя, но и фамилию и отчество человека на фотографии.
         -Да это же наш прославленный спортсмен! Лубин Фёдор Иванович! Сейчас, конечно, не похож на мастера спорта, но перед войной и на лыжах отменно бегал, и прыгал высоко. Да вы его спробуйте в бильярд! Если умеет, значит, точно он!
         Такой оборот для начальника лагеря был обескураживающим. Лубин Ф.И. и Любин Ф.И. были с разницей в одну букву и, наверно, поэтому в памяти зэка было мало изъяна. Но теперь было уже ясно, почему произошла такая смена в памяти Лубина. Лубин был лейтенантом войск НКВД, а Любин - сержант той же воинской части. Оба пропали без вести в начале войны. В первые месяцы войны гибли и стрелковые части, и войска НКВД, попадая в окружение с одинаковым успехом.
         Но Лубин помнил не свою фамилию упорно, и это наводило на весьма серьёзные подозрения.
         Стук в окно в тёмное время суток заставил Прасковью вздрогнуть всем телом. Привычная к поздним гостям, она всё-равно всякий раз вздрагивала. Занимавшаяся постоянно каким-нибудь запретным поиском дополнительного заработка, который входил в число нетрудовых доходов, осторожно подошла к окну.
         Свет от лампочки, висевшей за её спиной под потолком, едва обозначил сине-красный цвет
         фуражки военного, но крупная ладонь нетерпеливо забарабанила уже  властно по двухмиллиметровому стеклу, грозя разбить его вдребезги. И хотя уже был пятьдесят четвёртый год, не такой жуткий, как при Сталине, страх неизбывной занозой сидел в какой-то части её мозга.
         Она заметалась по избе, пытаясь одним своим зрячим глазом обнаружить что-нибудь порочащее её. Стук напугал и обоих её сыновей. Милиционер ввалился в дверь с грубыми возгласами, сразу достал револьвер и, махая им у носа Прасковьи, стал кричать, что все распустились, надеясь развалить СССР.
         -Смотри, кто это? - продолжая держать в правой руке револьвер, милиционер левой тыкал фотокарточкой в лицо Прасковье. Она пятилась назад, стараясь отдалить фото подальше от своего носа, чтобы в слабом освещении разглядеть лицо. Милиционер, явно выпивший до этого изрядно, храбро двигался следом, поднял руку с грозной игрушкой вверх и вдруг выстрелил. Пуля пролетела у уха Прасковьи, впилась в потолок, оставив в нём жуткий шрам.
         Дядя Лёша, лежавший на кровати в позе парализованного, поднял голову, упёрся взглядом в милиционера и в этом положении замер.
         -Кто это? - почти шёпотом спросил он Прасковью. Вопрос, до смешного нелепый, отрезвил милиционера. Он спрятал оружие, бормоча неожиданно извинения:
         -Извиняюсь, не поставил на предохранитель.
         Но Прасковья, вздрогнувшая при стуке в стекло с улицы, выстрела испугалась меньше и успела разглядеть лицо мужа.
         Она потащила ставшего послушным милиционера на кухню.
         -Я замужем. Мужа  моего вы видели. С ним я живу по рекомендации НКВД, ну и по любви тоже.
         Детям я сказала, что их отец погиб, пропал без вести. Что я сейчас-то должна делать? Что? Он там где-то прохлаждался, а сейчас объявился? А как быть с пенсией на детей? И я не верю, что этот человек - мой муж! Не помнит ничего, значит - не он! А если выдаёт себя за моего мужа, то с какой целью? Ничего не знаю! Не он и всё!
         -Да ладно, - понятливо поддакнул милиционер, - нам только нужно выяснить его личность. А с осуждённым на десять лет вы автоматически считаетесь разведенной. Завтра вы зайдёте в Азинский отдел милиции и напишете подтверждение или как считаете нужным

        глава 55

         Невероятное везение перед переходом к другому хозяину ожидало Николая Фёдоровича. Проявив активность в общении с американским пастырем, он "подарил" ему пейзаж за  скромную сумму. Эту скромную сумму он положил в Банк на три месяца. Так тогда многие делали, сражаясь с чудовищной инфляцией, подаренной России Ельциным. Ну, да сказка не о том.
         Через три месяца увеличенную сумму Николай Фёдорович выложил в окошко "МММ", возле которого, как у центрального входа в театр, пришлось отстоять приличную очередь среди тех, кто стремился закопать в землю три золотых сольдо, чтобы выросло дерево с плодами из золота.
         То ли свыше кто подсказал ему день и час, то ли опыт был накоплен, успел Николай Фёдорович выудить в последние секунды миллион рублей из заветного окошка! А через несколько часов "МММ" лопнул! Или кто-то распорядился выдать ему деньги или пришёл он в тот момент, когда сообщение ещё не было получено по факсу в этом окошке.
         Наполнив до верха пакет бумажной "капустой", которую он и считать у окошка не стал, помчался он дальше пытать своё счастье в другом сомнительном заведении.
         О, это время баснословных накоплений и баснословных потерь в одно мгновенье! Россия, как необъезженный конь, избавившись от пятнадцати Республик, сорвалась в галоп, не разбирая дороги во главе с вечно пьяным кучером!
         Народ зажмурил глаза в восторге от скорости, а дрессировщик-правительство с разинутым ртом мог только наблюдать эту гонку, не  в силах приступить к своим обязанностям.
         Проценты небывалого размаха превратили обывателя в кролика, которого бизнесмен в образе удава заглатывал без сопротивления, обогащаясь без опасности быть уличённым в криминале.
         Все эти пириамиды, выдающие заманчивые проценты до определённого часа, помогали осуществиться мечте накопить и купить.
         Увы, копили единицы, а теряли миллионы.
         Деньги, накопленные в одночасье, заплыли в виде килограммов бумаги в Ломбард, а вынырнули в виде огромной партии китайского ширпотреба. Теперь следовало этим торговать, возвращая вместо миллиона десятки тысяч.
         Что делать, творческая душа Николая Фёдоровича, привыкшего в бригаде столяров к необходимости таскать тяжёлое отчество, не могла так просто успокоиться. На половину зарплаты копились красивенькие акции самых коварных ООО. Тем более, что зарплата у Николая Фёдоровича была, как у всех столяров в бригаде, а потому не маленькой. Эти акции остались памятью о небывалой глупости не только Николая Фёдоровича, но и всего Российского народа.
         Николая Фёдоровича пригрел-таки один из Банков, позволив ему распоряжаться прилегающей частью улицы. Работа не пыльная зимой и не снежная летом оплачивалась первые годы скудно. Но в бригаде столяров Николай Фёдорович почувствовал, что скорость его не та, поэтому во-время дал задний ход.
         Мести, конечно, улицу с высшим образованием было легче, чем орать в школе на дурно воспитанных учеников.
         Работа в бригаде вспоминалась, как дурной сон. Работа на прилегающей к Банку части улицы напряжения мозгов не требовала, поэтому мозг постепенно очищался от дурных знаний, полученных во время работы у пилорамы, рейсмуса и прочих сложных инструментов в виде ножовки, рубанка и дрели.
         Когда Николай Фёдорович, как мустанг прерий, взбунтовался, написав заявление на расчёт,  бригадир подитожил:
         -Смотри, папик, не продешеви!
         Николай Фёдорович случайно узнал, что означает это милое "папик", хотел от этого прозвища избавиться немедленно. Бригадир даже не догадался, что назови он его совсем другим словом, Николай Фёдорович и не стал бы брыкаться.
         В Банке скоро устыдились, что уважаемый Николай Фёдорович умеет так много и не скрывает этого, так что зарплата стала разбухать не по дням, а по часам.

         глава 56

         -Ну, поздравляю! - мрачным взглядом смерил лейтенант КГБ вошедшего в кабинет Фёдора. - Обрадовать пока тебя нечем. Любина Фёдора Игнатьевича куда подевал? Может хоть это помнишь?
         Фёдор, ошарашенный таким приёмом, растерялся. Никакой подготовки у него к допросу не было, мысли тяжело перекатывались из одного полушария в другое. Молчание зэка взбодрило лейтенакнта, настроило на оглушающие действия.
         -Говори, гад, как убил сержанта Любина?
         Наверно, так и надо было рявкнуть у уха Фёдора, чтобы он вдруг явственно увидел перед собой это непреодолимое болото, тяжко тянувшее его плечо вниз ещё живым телом сержанта!
         Пальцы не раненой руки сами собой сжались в кулак до белизны в суставах.
         -Ты что? А ну назад! Стрелять буду! - затараторил лейтенант, увидев телодвижение зэка.
         Но уже разжался конвульсивно сжавшийся кулак, обмякло усохшее тело Фёдора.
         -Похоронили мы его, - устало пробормотал он.
         -Ну вот, а говорил - не помню, - почти успокоился лейтенант. Ещё немного и вспомнишь, как у немцев служил против Советской власти! Кто пёр против нас, тот и выжил! За кормушку-то, небось, держался не только с помошью дратвы? Сколько ещё там напакостил?
         Но Фёдор уже почувствовал новый наплыв горячего в лобную часть. Жаром обдало затылок, отчего обхватил он ладонями голову, напугав и этим движением снова лейтенанта.
         -Руки за спину! - рявкнул он, не шутя выхватывая пистолет и наведя его в грудь зэка.
         -Лубин Фёдор Иванович, вот ты кто! - процедил лейтенант сквозь зубы, выискивая впечатление, произведённое его словами на Фёдора. Но того терзала головная боль, не давая сосредоточиться.
         В глаза его эта боль втыкалась тысячей микроиголок. Он уже не видел лейтенанта, а только расплывчатое пятно, которое вырастало до исполинских размеров, окружало и мучило своим утробным рявканьем.
         Через какое-то время, когда зрение восстановилось, лейтенант вызвал конвоира, махнул рукой:
         -Уведи этого гада!
         Конвоир привычно скомандовал, и Фёдор поплёлся из кабинета, заложив руки за спину, пошатываясь.
         1956 год уже не был похож на 1945, но подозрение как было, так и осталось, кроме скорого суда по приговору троек. Присвоение чужой фамилии, имени и отчества выглядело настолько опасно для дальнейшей судьбы Фёдора, что ни ожидаемой амнистии ему не светило, ни сокращения срока отсидки.
         Скорее всего, могли набросить ещё солидный довесок. Теперь он полностью подходил под графу - предатель Родины, скрывающийся от заслуженной кары под чужой фамилией. Концлагерь немецкий его ничуть не обелял, из которого он был освобождён не Советской Армией, а американской.
         Как ни странно, первыми получили амнистию бытовики - просто воры, растратчики и дезертиры. Потом очередь настала переживших плен гражданских лиц. Чуть позже стали покидать колючую проволоку пережившие плен военные. А Фёдор продолжал сучить дратву, точить нож и втыкать шило в неподатливую кирзу.
         Единственным радостным событием для него явилось освобождение Нади, которая не захотела его покинуть и всячески пыталась добиться его освобождения. Для этого она не покинула зону и, числясь вольнонаёмной, продолжала работать в столовой в женском лагере.
         Советская власть, настроив этих бараков в лесной зоне, не спешила опустошить ряды осуждённых, пока росли ещё в этом краю ряды хвойных деревьев.
         Новые партии зэков занимали нары амнистированных. В послевоенные голодные годы воров не убывало. Было неважно, что крали бутылку водки с прилавка или три колоска в поле. Важно, что попадали на нары, потому что должен был валиться лес, превращаясь в строительный материал.
         За опоздание на работу уже не сажали. Рассказанный анекдот пятьдесят восьмой статьёй уже не грозил. Но рассказывать анекдоты ещё долго боялись. "Сексоты" или, по-народному - "стукачи" остались. Н.С.Хрущёв, правда, решился объявить о культе И.В.Сталина, но страна не была готова к самобичеванию. Расстрелы-то производили тысячи, да  и пытки были в моде. И палачи, и истерзанные жизненными обстоятельствами продолжали жить по-соседству.
         Коммунистическую Партию слегка прилизали, приукрасили борзописцы с помощью героев войны,  на том культ личности и захлебнулся, начав раскручивать новый культ Никиты Сергеевича.
         Только уже счастья не получалось.
         Настал час освобожденния и Фёдора. Казалось, можно было поехать на родину, вернуться к прежней жизни. Но в памяти ничего не прояснилось от возвращения родной фамилии, а отчество не напоминало образ отца. Была только Надя, которая продолжала быть единственной ниточкой, соединяющей его  со свободой, которая без неё была бы условной до нереальности.
         Многие после освобождения не стремились куда-то уехать из этой лесной зоны. Привычно продолжали валить стволы, теперь уже получая зарплату, половина которой на радостях пропивалась. На остальные деньги не просто ели, а жрали, не в силах утолить накопившийся голод за десять-пятнадцать лет, а то и больше.

        глава 57

         Можно ли надеяться протолкнуться сквозь шипы и колючки цензуры в свободной стране социализма таланту, который заужен коридором от слова - нельзя до слова - можно? Мастера прозы и стиха писали заковыристо, иносказательно и этот же стиль выискивали у молодых, которых обзывали "начинающими". Не могущих так учёно писать, пересыпая текст иностранными словечками, переводимыми в десять вариантов, отпихивали, помогая малообразованным, малоталантливым цензорам производить естественный отбор.
         И многие гении прокисли, не успев даже превратиться в пышный хлеб литературного наследия. Конечно, вряд ли можно разделить культуру на советскую и капиталлистическую.
         Она, эта культура - едина. Романы Теодора Драйзера, Оноре де Бальзака описывают жизнь богатых и бедных точно так же, как и романы Шолохова. И нет разницы между жадным капиталистом и жадным коммунистом.
         Вот только объём жадности у одного зашкаливает за ряды нулей, а у другого этих нулей на порядок меньше. Коммунист имеет очень узкое поле воровства. Здесь самые разные виды копеечных льгот раздвигают законы так же, как вода просачивается в узкую щель и старательно её расширяет. И вот уже законы расползаются от подпунктов, в которых любой судья начинает плутать. И ему по телефону подсказывают вышестоящие товарищи, какой подпункт надо выбрать.
         И вот уже весь закон выхолощен, потерял свою действенную силу для одних, а для других эти подпункты написаны таким мелким почерком, что и очков не хватает, чтобы их обнаружить.
         При этом у коммуниста нет ничего! Он просто нищий! При этом его обслуживает целый взвод слуг! Он пользуется всеми благами, которые капиталист оплачивает из своего кармана, раскидывая вокруг себя пригоршнями доллары. Коммунист ни за что не платит. Это - льготы.
         Бесплатный проезд в автобусе, тринадцатая зарплата, гонорар в конверте для поездки на чёрное море. В пансионате отдельный номер.
         И непременно кто-то из медперсонала назначен личной массажисткой на весь срок отдыха.
         Проституция в Советском Союзе была так завуалирована, что доходило до смешного и грустного. Одна мадам, свежая на вид то ли совратила большого начальника, то ли ему днём не хватало станка для удовлетворения сексуальных потребностей. Мадам поднялась по служебной лестнице до уровня своего благодетеля.
         Жена начальника подняла бунт. Партийный комитет строго осудил ловеласа. Жена с ним развелась. Начальнику посоветовали поменять не только работу, но и город. Естественно, жена стала владелицей всей недвижимости. Начальник в соседнем городе занялся чуть не с нуля создавать свой  новый карьерный рост, проживая в гостинице.
         А мадам засела в просторный кабинет своего бывшего визави. У коммунистов всё было государственным. Вплоть до кальсон. Гарантией всех благ был партийный билет в виде красной книжечки.
         Николаю Фёдоровичу в Партию вступить не захотелось. Он ещё работая в заводе, прятался от Парторга отдела и цеха в туалете. В том же заводе его буквально заставили писать хорошие стихи.
         Плохие браковали сразу. Хорошие стихи почему-то не получались. Николай Фёдорович сразу понял, что из него не получится ни советский писатель, ни советский поэт. Он писал стихи и прятал их от народа в ящик комода.
         Пока Николай Фёдорович подметал улицу, прилегающую к красивой двери Банка, он находил время отвести душу с ручкой и бумагой, отдыхая в тихом подвале. Мысли вдали от богатого народа возникали самые щёкотные. И была даже какая-то радость в душе, что вот он пишет замечательные стихи,
         о которых никто не знает, что он может ходить по улице, ни с кем не раскланиваясь, как Иван Андреевич Крылов, ни с  кем не назначая дуэли, как Александр Сергеевич Пушкин!
         Да плевать ему на славу!
         Однако пенсия приползла ему на колени как-то незаметно светлосерой кошкой, уселась прочно всей рублёвой тяжестью. И обнаружил Николай Фёдорович, что и бежать утром с метлой никуда не надо, и сидеть у компьютера можно часами.
         О, этот голод! И ели-то до отвала не деликатесы, всё на ту же картошку налегали да на овсяную кашу. Но чёрный, пахучий хлеб был много лучше лагерного.
         Надя ухитрилась с помощью вохровца, с которым была в тесной дружбе до освобождения, получить закуток в бараке, который освободился после сокращения количества зэков. С трудом насобирали они с Фёдором доски, отгородили квадрат, в котором поместились кровать, стол и два табурета. Небольшой шкаф без замка с широкой щелью служил Наде хранилищем немудрёных нарядов.
         У Фёдора всё та же телогрейка да ватные брюки продолжали греть зябнувшее тело. Надя приносила из кухни крупу, полбуханки хлеба, который они теперь поджаривали на сковородке, доводя его до лучшей привлекательности. Фёдор брал деньги за отремонтированную обувь с вольных и получал скромную зарплату за ремонт арестантских ботинок, валенок и сапог.
         Накопив небольшую сумму, собрались они на родину Нади в надежде на более приличную жизнь.
         Но тут получилась загвоздка с получением документов. В паспортный отдел надо было ехать Наде по месту жительства, а Фёдору - в Ижевск. Со справками из лагеря по  всей России кататься милиция вряд ли долго бы позволила. Да и город Ижевск для Фёдора казался чем-то чужим для слуха. Такие расстояния с разлукой были непосильным испытанием.
         В общем, получили они у начальства лагеря справки, заменяющие серьёзный документ, на том и успокоились. Скоро Надя родила мальчика. Такой же черноволосый, похожий как две капли воды на Фёдора, радовал его своим лепетом и весёлым смехом. Тепла в бараке не хватало от железной печки, которую им сварили зэки. Зима и в хорошем доме утомляет заботами, а в бараке, давно построенном непрофессиональными плотниками, и фундамент свистит, и скрытые щели заткнуть мудрено бывает да и нечем.
         Отходов древесины хватало, но за ними охотились вольнонаёмные работники лагеря, так что позаботиться о зиме приходилось уже с мая.

         глава 58

         Несмотря на отказ Прасковьи Лубиной признать Фёдора своим мужем, он получил справку, которая подтверждала его исконную фамилию и возвращала имя родного отца. Родину этот факт ему не вернул, тем более, что отец его умер в Сарапуле в 1943 году. а мать - в 1953. Оставались две сестры в том же городе, в котором о факте его существования соообщить никто не удосужился, да и не до таких новостей тогда его сёстрам было.
         Надо было как можно громче отрекаться от такого замаранного брата. Сам же Фёдор, не имея даже малюсенькой фотокарточки, напомнившей бы ему что-нибудь о жизни до войны, так и остался потерянным для тех, кто смог бы как-то помочь ему вспомнить свою прежнюю жизнь.
         Где-то жила дочь Нади, о которой она тосковала до рождения сына. Фёдор, непонятно почему для него, настоял назвать сына Петей.
         Сын сгладил тоску матери по дочери, сделал её не такой болезненной. Искать в те годы по Детским Домам, находясь в заключении, было просто бесполезно. Отсидевшим большие сроки милиция не стремилась помогать в поисках, а на государственном уровне поиски не были организованы.
         Сын Петя рос, с рождения рассматривая колючую проволоку как ёлку или одуванчик. Околюченный пейзаж был так же обычен для Пети, как для городского мальчика замок в двери, который надо обязательно закрывать, чтобы чужой дядя не вошёл и не сделал ему больно.
         В этом глухом Архангельском крае, в сорока километрах от Котласа, колючая проволока была крепче любого замка, а охранник на вышке был ключом, открывающим или закрывающим эту колючую проволоку.
         Скучное детство компенсировалось поисками ягод, грибов, ловлей рыбы в речушке примитивной удочкой. Весь тот шум где-то в Московских кабинетах, залах дворцов во время заседаний, робких признаний вчерашних ошибок руководства долетал в этот медвежий край лёгким ветерком.
         Начальник лагеря как-то старался смягчить переход к новому отношению Правительства в сторону послаблений, которые были оценены зэками и с горечью, и с обидой за ошибочно проведённые годы в лагере и, в то же время, потерянные.
         Радости было мало. Охранники, привыкшие к безнаказанности, не понесли ни наказания, ни увольнения. Остались передачи продуктов и денег, в которых продолжался отбор того, что "не положено", в чьи-то руки. Лучшие места в трудовых профессиях покупались.
         Правда, теперь ужесточалось положение воров, которые пришли на смену осуждённых по пятьдесят восьмой статье. Но и пятьдесят восьмая статья осталась существовать ещё долго.
         В судах продолжали заседать прокуроры, руки которых были по локоть в крови, судьи, управляемые телефонным звонком сверху.
         Фёдор был в числе тех, кому был рад лагерь. И начальник лагеря был рад удерживать нужного работника бесконечно. И Надя была счастлива, что Фёдор потерял память и не сбежит от неё туда, где, наверно, были жена и дети. Ей и самой уже не хотелось менять устоявшийся, устроившийся быт. Охранник, защищавший её от чрезмерных тягот в период срока, перебрался в другой участок службы, и ничто не напоминало о её приспособленческих ухищрениях.
         Да ведь и к Фёдору за "доброту" Нади относились намного лучше. Сапожник Фёдор значительно окреп, поправился и туфли стал делать на загляденье кому следует. В столовой для заключённых уже не варили свёкольную ботву, всё старались класть в чан перловку да овсянку. Суп, правда, не всегда удобрялся маслом, но соли положить не забывали. Кости давали приличный навар.
         И хлеба было больше уже к шестидесятому году.
         Однако Фёдора с каждым годом всё больше мучил вопрос о тех годах, которые он прожил до тридцати лет.
         Те месяцы войны, которые он пробыл на фронте, его мало заботили, но отчество, полученное помимо его воли, волновало. Он не встречался с медицинскими светилами, не читал медицинской литературы, не имел телевизора, которым могли похвалиться единицы в больших городах. Только во сне являлись отрывочные видения, не связанные друг с другом.
         Ему не было известно, что с возрастом человек начинает итожить свой жизненный путь. Но именно это происходило неосознанно именно во сне с ним. И совсем не случайно предложил он назвать сына Петей. Как будто из каких-то глубин подсознания вырвалось имя, которое не стала Надя оспаривать, а приняла безропотно. Петя, так Петя!
         Но уже менялось что-то в Советском Союзе. Смерть И.В.Сталина требовала каких-то значительных изменений в судьбах не только вольных жителей городов и деревень. Уже явным было отставание Государства, построившего Социализм, от "загнивающего" Запада по многим показателям народного хозяйства. Автоматы и бомбы к праздничному столу никто подавать в кастрюлях к праздничному столу не собирался.
         Нужно было изобрести что-то устойчивое для души народа. Хлеб! Вот та идея, которую стал Никита Сергеевич усиленно проталкивать в народ! Чудовищные просторы степей Казахстана магнитом притянули его глаза!
         В Казахстанскую степь собрались и Фёдор с Надей, имея на руках двухлетнего Петю. Очень хотелось Фёдору изменить период той жизни, которую подарила ему Советская власть в Архангельской области. Да и Наде надоело слышать матьки работяг, осуждённых по бытовым статьям, за дощаной перегородкой, отделявшей их закуток.
         Авантюра переезда была не такой уж откровенной. В эти годы путешествия по Советскому Союзу уставший от страха народ совершал часто, не боясь за своё имущество, которое у многих укладывалось в один чемодан. Многие рвались из мест заключения в родные места. Казахстан не был исключением. Владельцы пятьдесят восьмой статьи, освобождённые Маленковым, поспешно удирали из лагерей, отчего, наверно, Н.С.Хрущёв счёл разумным не вмешиваться в это решение, а просто присвоить в ряд своих заслуг перед народом.
         Приезд сапожника и работника столовой в будущий Целиноград был в тот период, когда среди степных просторов стояли несколько саманных бараков, очень кстати. Возраст Фёдора ещё позволял как-то устроиться на работу в сапожной мастерской. Но таковой в этом, забытом богом месте, просто не могло быть. Но слово - сапожник действовало магически на всех, от кого зависело, задержится в степи Фёдор Лубин или поползёт куда-то ещё.
         Сразу нашлось помещение в бараке небольшое, на одно окно, с нарами, дощатым приспособлением для обеда и примитивными табуретами. В длинном коридоре их дверь в комнату была первой для удобства клиентов.
         Оставалось написать на двери слова - "Сапожная мастерская", и можно было приступать к работе. Тем более, что денег едва хватило на дорогу.

         глава 59

         Володя приехал совершенно неожиданно. Николай Фёдорович сходил в магазин, купил всё, что требуется для встречи дорогого гостя. Встреча, конечно, была без объятий, возгласов и слёз. Была только болтовня взахлёб со стороны Володи.
         -Ты, папаня, выглядишь молодцом! Не ожидал! - оценил вид отца сын.
         Володя давно уже не был дома, бродил по двору, рассматривал всё так, будто что-то изменилось.
         Отец и сын поднялись на второй этаж, постояли, потом присели на стулья, не сговариваясь, и молчали несколько мгновений. Но за эти короткие мгновения у обоих было ощущение, что прошлое вернулось к ним и пронеслось с непостижимой быстротой, напомнив, как здесь жили вчетвером, а затем неожиданно осиротели. Казалось, для того и приехал сын к отцу, чтобы вот так посидеть, вспомнить прошлое, а настоящее и будущее было не таким важным. В прошлом Володе не хватало материнской ласки, игрушек. Этими игрушками теперь Володя заваливал своего сына.
         -Всё на компьютере клацаешь? - прервал молчание Володя.
         -Да вот так и клацаю, - в тон ему ответил Николай Фёдорович. - Жизнь-то свою надо как-то подитожить.
         -А есть что-нибудь почитать?
         -Да вон сколько! Что, прямо сейчас хочешь посмотреть? Может сначала отметим твой приезд? У меня в холодильнике литр водки имеется.
         Володя вмиг оживился, поднялся со стула, ещё раз окинул взглядом комнату, которая в отличие от первого этажа была и светлой, и просторнее казалась благодаря высокому потолку и небольшой печке. Спустились на первый этаж. За столом, после нескольких ста граммов, которые Володя сам себе наливал, он стал необыкновенно говорлив и теперь полностью походил на Николая Фёдоровича в молодости. Отец любовался сыном, слушал, иногда задавал короткие вопросы о семье, о внуке.
         Душа его пела от счастья, что у сына всё в порядке, и не нужно беспокоиться о его житье-бытье. Иногда Володя спрашивал, как живётся отцу, но Николай Фёдорович только отмахивался, не желая отвлекать сына от рассказов о жизни его на чужбине.
         Володя всё налегал на водку и после того, как в литровой бутылке осталась половина жидкости, вдруг перестал скрывать недовольство своей личной жизнью. Тут и тёще досталось, и тестю. Тесть не нравился тем, что был под каблуком у тёщи, а тёща не нравилась потому, что была против любви Володи к строительной профессии. Тёща хотела, чтобы Володя работал в Художественном Фонде в городе Акмоле, бывшем Целинограде, а Володя сбежал в Алма-Ату, чтобы с бывшим первым мужем тёщи и отцом своей жены строить дома.
         Тёща жила в Акмоле со вторым мужем, который был Председателем Союза художников Казахстана. Сама она тоже была художницей, наверно, не бездарной, поэтому была о себе высокого мнения, как понял Николай Фёдорович из рассказов сына. Николаю Фёдоровичу, выпившему не больше ста граммов водки, было удивительно, что сын не пьянеет. Его нисколько не шатало, слова звучали чётко. У Николая Фёдоровича создалось впечатление, что сын научился пить много за время учёбы в Художественном училище.
         Но Володя, в довершение к одному сюрпризу, ещё и закурил в комнате.
         -Володя, может не надо воздух-то утяжелять? - извиняющимся тоном попросил отец, не терпящий курящих.
         -Извини, папаня, забылся!
         Николай Фёдорович, надышавшись масляными красками и скипидаром за свою жизнь, оберегал свои лёгкие, сколько было возможности.
         После перекура во дворе, для которого они оба вышли из комнаты, Володя обнаружил, что кровать на первом этаже была одна, вторая была на втором. Володя наотрез отказался покинуть отца. Его после изрядной дозы водки тянуло на бесконечную беседу. Пришлось сооружать ложе из восьми стульев.
         -Пап, откуда у тебя столько этих красавцев? - смеясь, спросил Володя по поводу стульев с мягким сиденьем бордового цвета.
         -Так люди выбрасывают, чуть только расшатаются. А я ведь по образованию ещё и преподаватель труда!
         Сутки пролетели птицей. Отец с сыном бегали по магазинам весь следующий день. Володя, обеспокоенный непритязательной одежонкой Николая Фёдоровича, обменял доллары на рубли и швырял их направо и налево, покупая костюмы, обувь, головные уборы, рубашки. Вечером оба с полными сумками вернулись домой. Николай Фёдорович чувствовал, что всё это богатство едва ли ему удастся износить, но не мешал сыну проявлять щедрость.
         Кончилось тем, чем и должно было кончиться. Денег хватило на покупки, но не осталось на обратный путь. Николай Фёдорович втайне мечтал о том, что Володе по этой причине придётся остаться в Ижевске. Но сын из каких-то ещё глубин карманов выковырял бумажки, достаточные для билета до Свердловска. Там ещё продолжала жить жена Володи, у которой он и хотел занять денег до Алма-Аты. Такой "бисквит" Николаю Фёдоровичу становился непонятным, в душе его появилась боль за будущее сына. Но Володя уже собрал свой рюкзак, подхватил на плечо.
         Проводы опять были без слёз, жарких объятий и только до трамвая. Николаю Фёдоровичу казалось, что он видит Володю в последний раз. Но не мог он себе позволить при людях сказать даже лишних напутственных слов, кроме пожелания счастливого пути.

         глава 60

         Первым посетителем, как почти и ожидал Фёдор, был лейтенант МВД. Раскосые глаза его смотрели настороженно, неулыбчиво, что Фёдора сразу напугало. Лейтенант осмотрел комнатушку, заглянул почему-то под кровать, под которой были в открытом ящике сложены деревянные колодки под разный размер - самое большое богатство сапожника.
         -Сколько берёшь за туфли? - будто обухом по голове ударил милиционер. Неосторожно было назвать сумму, и неосторожно умолчать.
         -Так всё зависит от доброты людской, - осторожно начал Фёдор.
         -А с меня, например?
         -А что вы хотите заказать, гражданин начальник? Я вообще-то по ремонту больше, - попытался улизнуть от скользкого разговора Фёдор. Ремонт он мог ещё осилить для такого большого начальника, который стоял перед ним. Но изготовление новой обуви, вероятнее всего бесплатно, могло оставить его без надежды зарабатывать на хлеб. Ведь следующими пошли бы все те, от кого могла зависеть возможность задержаться и в этом бараке, и в этом посёлке.
         Но лейтенант, которому впервые удалось увидеть живого сапожника во  вверенном ему районе, собирался именно подремонтировать обувь его жены. Он только напускал побольше строгости своему лицу, опасаясь, что сапожник окажется не настоящим и только окончательно испортит туфли. Видно, впечатлением первым он остался доволен и решился из-за спины вывести на свет жену, маленькую казашку, более похожую на школьницу из седьмого класса.
         -Вот на эту ногу, вот эти туфли! - показал милиционер пальцем, будто его жена была не только немой, но и больше походила на манекен. Фёдор знал, что прикасаться к чужой жене не желательно, тем более - лейтенанта, поэтому он на глаз определил рисунок ступни маленькой женщины, осмотрел стоптанную подошву и порванные места. Ремонт по его опыту был не таким уже и сложным, но он глубокомысленно осматривал и осматривал обувь, качал головой, прижмуривал глаз, наконец медленно проговорил:
         -Однако работы много, спешить не буду, чтобы не испортить.
         -И сколько? - нетерпеливо спросил лейтенант, приобретая вид заинтересованного торгаша. Лицо его напряглось, он уже не походил на начальника, от которого что-то в судьбе Фёдора зависело. О, великое дело быть мастером в дефицитной профессии! Вот так всегда - сначала давят на Фёдора обстоятельства, а потом он эти обстоятельства приручает!
         -Как же я могу с вас деньги-то брать, гражданин начальник, - скромно потупясь, мягко возразил Фёдор, - сколько изволите отщипнуть от своего, столькому и будем благодарны.
         -Ну, какой же я тебе - гражданин! - осклабился лейтенант. - Теперь я тебе - товарищ лейтенант и не начальник! Ты ведь теперь - вольный! Ну, когда работу сделаешь, сочтёмся.
         Лейтенант проследил взглядом, куда Фёдор поставил туфли и закончил:
         -Хорошо сделаешь, принесу ещё.
         После этих слов он подтолкнул жену к выходу, дверь за ними захлопнулась, и Фёдор облегчённо вздохнул.
         Надя сидела на кровати во время этой встречи, не шевелясь и глядя на свои ладони, будто в них обнаружилось что-то таинственное. Страх, неизбывный от столкновения с владельцами погон, так извратил её, что уже не могла она демонстрировать чувства достоинства в малой степени. Вертухай в лагере держал её в положении рабыни столько времени, что извратилась её душа. И если бы лейтенант положил на неё глаз, не смогла бы она найти силы отказать в чём-либо. Да и Фёдор бы по привычке сделал вид, что ничего не случилось.
         И когда лейтенант милиции покинул барак, Надя начала свободно дышать всей грудью. Ей и в голову не приходило, что время её ушло, бояться уже нечего, потому что предательские морщины превратили её благополучно в бабульку. И после ухода лейтенанта стало казаться, что они оба действительно - вольные, и лейтенант действительно заплатит за работу.
         В этот год наехавший народ поднимал тракторами целину в каком-то радостном упоении. Многие жили в палатках, многие тут и женились. Особенно в этом преуспели "зэка". Уж им-то, в основном потерявшим свои семьи, хотелось и ласки, и наверстать упущенное. Кто-то, если надеялся на верность жены или хотя бы родственников, детей своих, чаще возвращались назад, повстречавшись с отчуждёнными взглядами тех, с кем начинали идти по жизни, кого качали на руках, целовали перед сном и учили первым  словам.
         Фёдор Иванович однажды потерял покой, встретив в магазине девушку лет двадцати, красивую, несмотря на излишне длинный нос. Всё остальное - и волнистые, чёрные волосы, тёмнокоричневые глаза под вопросительными бровями, аккуратные тонкие, в ниточку, губы -  всё это пахнуло таким знакомым и родным, что он встал в проходе, широко раскрыв свои глаза и, не мигая, смотрел на стройную красавицу. Девушка посмотрела куда-то в грудь старика, как будто даже сквозь его истончённое лагерной жизнью тело и, не спеша, проплыла к выходу.
         А он продолжал стоять в той же позе, не догадываясь повернуть голову ей вслед, проводить взглядом или решиться бежать за нею и спросить! О чём?
         Он пришёл в барак, сел на табурет, опустив руки, задумчиво рассматривал обувь, которую надо было ремонтировать, но перед глазами из воздуха выплывал опять и опять образ девушки. И вдруг он всё вспомнил! Девушка походила на его сестру Нину! Ну, конечно, как он сразу не догадался! Сестра Нина приобрела реальное восприятие, вслед за которым появился в воображении дом, улицы города Сарапула! Его захлестнула череда той, довоенной жизни. Сами собой воскресли в памяти отец, мать и вторая сестра Тоня.
         Фёдор сидел на табурете, и слёзы совсем некстати, помимо его воли, смачивали сухую кожу щёк. Он мог поехать домой! Он мог встретиться с родными ещё три года назад, а вспомнил, откуда он родом, только сейчас!
         Так просидел Фёдор минут двадцать, пока не прибежал с улицы сын Петя. Мальчишка не любил этот барак и всё рвался на улицу. И Надя работала в столовой допоздна. Выбора в работе ей искать не приходилось. Да и это место раздатчицы первых и вторых блюд посетителям столовой помогало сносно кормиться их семье.
         Фёдор зарабатывал деньги, которые были не такими большими, карманы от них не пухли. Слишком невзрачной была обувь хлеборобов, чтобы за её ремонт можно было зарабатывать на хлеб с маслом. Вот в Сарапуле народ ходил на танцы. Туфли были мечтой для многих несбыточной, и он эту мечту им осуществлял! Да ведь он жил в Ижевске! Конечно в Ижевске!
         И жена была...Прасковья? Сын? Петя? Да, Петя!
         И поплыли воспоминания, необъяснимые для Фёдора, разбуженные той девушкой, загадочно похожей на сестру Нину. И теперь только, глядя на возившегося на кровати сына, сообразил Фёдор, что не случайно выпрыгнуло из его сознания это имя - Петя. Ну, конечно, он нечаянно назвал и второго своего сына этим именем, не осознавая, что это - не случайное совпадение!
         Нет, не мелькнула даже мысль у него, что надо бежать от Нади к такой далёкой и теперь уже совсем чужой Прасковье. Но отец и мать должны же узнать, что их сын жив!
         Фёдор сидел на табурете в застывшей позе, и только пальцы рук нервно теребили неизвестно как попавшую в руки туфлю от вновь принесённой для ремонта пары лейтенанта милиции, от заказов которого теперь невозможно стало отвертеться.
         Вечером, когда солнце уже ушло за редкие крыши построенных новосёлами домов и бараков, просвечивая в промежутках юрт и палаток узкими прощальными бликами, вернулась с работы Надя. Несмотря на усталость, накопленную у горячей плиты в столовой, она стала поспешно готовить нехитрый ужин. Ей сразу бросилось в глаза какое-то незнакомое состояние мужа. Ни одной пары готовой обуви в углу у двери, и сам Фёдор сидел в каком-то оцепенении, затаённо чему-то удыбаясь. Он был так  погружён в себя, что не сразу обратил внимание, что жена изучает его, тоже перестав следить за печкой.
         -Федя, что с тобой? - наконец решилась она задать вопрос, в душе уже ожидая наихудшее.
         -Надя, я вспомнил! - мечтательно проговорил он. -  Я вспомнил, что у меня есть отец и мать! И ещё есть две сестры!
         Надя, охнув, осела на кровать, закрыла лицо ладонями.
         -Я знала, что это когда-нибудь случится, - бесцветным голосом произнесла она. - Ты, наверно, не только про мать и отца вспомнил? - со слабой надеждой спросила она. В её голосе Фёдору уже слышалось отчаяние немолодой женщины, которая готова была его потерять в любую минуту в течение всей их совместной жизни.
         В это отчаянное время, когда война сожрала миллионы мужского населения, к которым "мироед" уничтожил ещё столько же в его  незабываемых лагерях, потерять мужа в соперничестве с какой-то изголодавшейся женщиной ничего не стоило. А муж её, наверно, вспомнил не только мать, но и жену с детьми. В борьбе с законной женой Фёдора Надя была бессильна и не имела даже ничтожных прав для этой борьбы.
         Если, конечно, жена Фёдора не вышла замуж. Но как быть с сыном Петей, который так привык знать, что у него есть отец? Что ему сказать, как объяснить?
         Фёдор тоже заметил расстройство жены, подсел рядом, обнял.
         -Что ж ты не рада? Ведь родственники, это - хорошо! Можно съездить в гости!
         -А жена, дети? - вытирая слёзы, вдруг брызнувшие из её глаз, выдавила из себя Надя.
         -Ну, не знаю, - озадаченно ответил Фёдор. - Посмотреть-то можно, наверно...как живут. Да ты подожди! Вот ведь о чём я забыл сказать-то! Девушку я встретил, ну точь-в-точь, моя сестра Нина! С этого и вспомнил!
         -Какая-такая девушка? На кого похожа? - встрепенулась Надя.
         -Ну, мы с Ниной в детстве очень походили друг на друга. Она на год меня моложе была.
         В двадцать она была точно такой же, как  эта девушка.
         -Да не Люба ли это? - всплеснула руками Надя. - Где ты её видел?
         -В магазине.
         Они ещё долго о чём-то разговаривали. Успокоившаяся Надя спохватилась, кинулась к печке, подбросила хворосту в почти потухшую печку. Потом они поужинали, и под впечатлением нового восприятия мира Фёдором, долго шептались в постели, собираясь утром найти девушку, которая подарила ему память и могла оказаться дочерью Любой.

         глава 61

         Что может пенсионер бывшего Советского Союза, превратившегося в клочки суши с многочисленными границами, таможнями и загранпаспортами? Сидеть у телевизора и впитывать подробности передачи "В мире путешествий". И хорошо, если досужий путешественник заинтересуется Казахстанской степью, озером Иссык-Куль или городом Акмолой, бывшим Целиноградом.
         Но и тогда лишь вскольз он снимет кадр цетральной улицы с домом Правителя, несколько загорелых казашек мелькнут возле юрты да лихо проскачут на приземистых лошадках несколько молодых джигитов. А как живёт Владимир Николаевич Лубин, как выглядит его жена, сын Родион?
         Об этом Николаю Фёдоровичу остаётся только гадать да воображением пользоваться в неограниченном количестве. Сидит ли Николай Фёдорович у телевизора, лежит ли он в постели, продолжая смотреть в экран, а мысли всё крутятся в одной плоскости - как бы съездить к сыну с ответным визитом. И деньги-то как будто есть, и ехать-то всего суток трое, а вот никак не выполнимо это мероприятие в новой стране, именуемой -  Россия.
         Она теперь без пятнадцати Республик судьбу свою справляет, продолжая помогать этим Республикам самым незамысловатым способом. Едут в Россию на заработки украинцы, белорусы, таджики, узбеки и, конечно, казахи в числе прочих народов. И едут не всегда те, кому бы Россия радовалась. Едут с наркотой, едут с ножом, автоматом и гранатой.
         Вот почему поехать Николаю Фёдоровичу боязно. Немало людей исчезает среди белого дня прямо у родного подъезда дома, школы и института.
         Телевизор запугал Николая Фёдоровича "чрезвычайными происшествиями", американскими триллерами, ментовскими сериалами. И путешествует он только до садоогорода и гаража, что на окраине Ижевска. Одна радость - сын звонит часто по телефону, рассказывает в короткой беседе новости из своей загадочной жизни за границей. Узнал Николай Фёдорович, что жену зовут Ольгой, что тёщу зовут Людмилой Фёдоровной.
         Очень подивился Николай Фёдорович одинаковому отчеству его и сватьи. К тому же сын сообщил однажды, что очень похожа Людмила Фёдоровна на деда Фёдора Ивановича, а Ольга - на отца своего - Александра Васильевича.  Сын посетовал, что зря отец не приехал на свадьбу, а то бы познакомился с его тёщей и тестем и подружился с ними. Конечно, Николай Фёдорович съездил бы в молодости непременно, когда была жива его мать, которая осталась бы домовничать. Но сейчас это было осуществить сложнее. Он видел несколько сожжённых деревянных домов, хозяева которых по каким-то причинам оставили на время дом без присмотра.
         В пустой дом мигом залезают воры или бомжи. Одни поджогом стараются скрыть следы воровства, а вторые просто хотят согреться. Жить одиноко Николаю Фёдоровичу неприятно.
         Единственной радостью стал подержанный компьютер с малым количеством гигабайтов.
         Все знакомые Николая Фёдоровича несколько лет слушали восторженные рассказы о прекрасной жизни в Казахстане. Постепенно рассказы перешли в короткие реплики, затем появились и тревожные нотки. Затем уже все знали, что жизнь в Казахстане не такая уже и счастливая.
         Все эти изменения происходили в душе Николая Фёдоровича из-за писем сына, в которых сын был чем-нибудь обязательно недоволен.

         глава 62

         Жизнь текла в неторопливом ритме. Фёдор постепенно пресыщался тем набором обретённой свободы. Уже начинал он роптать на назойливость лейтенанта милиции, который, казалось, слишком внимательно следил за доходами сапожника, урезая их своими заказами, которые оплачивал скупо. Многочисленная родня его несла обувь, которая попадала к Фёдору всё время через руки лейтенанта.
         Желание съездить в Россию всё росло, но осложнялось одним обстоятельством. Фёдор не мог вспомнить адрес в Сарапуле, и пугала неизвестность - живы ли родители и не разъехались ли сёстры. К тому же могли они выйти замуж, поменять фамилии. И тогда в чужом теперь для него городе не пришлось бы  ночевать под ближайшим кустом да возвращаться в Акмолу не солоно хлебавши.
         Надя как бы и не отговаривала, но и не поддерживала его в этой затее. Девушку они больше не встречали, а попытки найти её как Лубину или Кузнецову результата не дали. То ли милиция не пыталась поискать серьёзнее, то ли система поиска в СССР была направлена исключительно в сторону преступных элементов.
         С расстройства или так уже должно было случиться, заболел Фёдор на нервной почве - сказалось постоянное напряжение, сопровождавшее его в концлагерях немецких да в лагерях советских. Почувствовал он, не подняться уже ему. Возраст уже не тот был, чтобы надеяться. Надя вся изнервничалась, всё искала лекарей да знахарок. Врача же по той болезни в Акмоле не случилось. Терапевт же ничего не находила, почему и поставила диагноз,  как кипятком ошпарила.
         Надо, сказала, в Алма-Ату ехать, в столице, сказала, помогут. Спросила возраст, покачала головой, на том и успокоилась, добавив на прощание:
         -Вы, уважаемый, уж извините, но редкие мужчины сегодня доживают до такого преклонного возраста! Я бы посоветовала вам всё же гробик-то заказать. Нам, русским, без него никак нельзя.
         Материальное благополучие семьи пошло под уклон. Только сейчас Надя почувствовала, что одной едой сыт не будешь. Обувь у Пети рвалась сейчас заметно быстрее да и одежду он ухитрялся не только пачкать, но и дырявить. И  самой Наде хотелось приличнее выглядеть - как-никак жена сапожника! Работа-то её всё время на людях! В столовой чистенько надо было выглядеть, а от частой стирки какая же одежда долго выдержит столкновение с моющим средством?
         Но со знахаркой Наде повезло. Попала она с последней надеждой на чудо к женщине, которая была пришлой и походила на цыганку, как такой и оказалась. Повела Надя её в барак, чтобы показать больного мужа. Цыганка взяла руку Фёдора, рассмотрела на ладони внимательно все линии, потом приложила к его лбу свою ладонь и в таком положении долго молча сидела. Потом отвела свою руку от лба Фёдора, отпустила его руку и встала с табурета.
         -Чем расплатишься со мной, тот и результат получишь, женщина, - сказала цыганка и стала ждать, потому что Надя не готова была к такой концовке. Она растерянно моргала, но потом спохватилась и достала последние деньги, не думая, что будет с ними завтра. Но цыганка отвела её руку.
         -Вижу, последние. Значит, будет жить. Только пусть съездит на родину, - сказала цыганка и вышла из комнаты.
         Фёдор почти сразу открыл глаза, беспокойно дёрнувшись всем телом, поднялся с кровати, спросил:
         -С кем это, Надя, я сейчас разговаривал?
         Надя смотрела на мужа широко открытыми глазами, слёзы радости потекли по щекам, стали капать ей на грудь. Она осторожно обняла мужа, будто боялась, что он не выдержит её прикосновений, упадёт и рассыплется!
         Выздоровев таким необъяснимым образом, Фёдор принялся за работу с удвоенным усердием. Как только накопилась сумма, достаточная для оплаты проезда в плацкартном вагоне в оба конца, недолго собирался он в дорогу.
         Плачущую Надю успокаивал обещанием тотчас вернуться, только посмотрит, как там, в России живут родственники. Он даже дал слово, что только в Сарапул заедет и - назад! Он и сам уже верил, что ни о каком Ижевске и речи быть не могло.
         В летний жаркий день они втроём пришли на вокзал. Петя жался к матери и смотрел на старенького отца, будто провожал его в последний раз и больше никогда не увидит.
         Надя вздыхала и никак не могла совладать с намокшими глазами. Ей было страшно вот так остаться одной на вокзале с сыном и смотреть, как уходит поезд, и тихая, спокойная жизнь закончится, как только поезд скроется за этой бесконечной степью.
         Наконец это произошло. Фёдор вошёл в вагон, через несколько секунд лицо его появилось там, за стеклом. Он вымученно улыбался, повидимому и сам испугавшись своей смелости вот так, без конвоя, самостоятельно начать путешествовать. Надя стояла долго и смотрела, как уменьшается последний вагон, а Петя дёргал её за руку и звал домой.
         Обратно Надя шла в каком-то странном оцепенении. Было ощущение, что она второй раз переживала болезнь мужа, которая казалась ей неизлечимой. Хватит ли у Фёдора сил - вот что сидело в её мозгу занозой.
         А Фёдор Иванович расположился у окна, смотрел на степь, плывущую назад, иногда оглядывал проходивших мимо, слушал разговоры, в которых не было каких-нибудь значащих новостей.
         В большинстве своём народ стремился в Свердловск, богатый на дешёвые продукты, одежду и имевший рынок, на котором можно было продать фрукты из южных районов Казахстана и Узбекистана дороже, чем на родине.
         Свердловск Фёдор Иванович увидел утром. Народ уже успел разойтись по рабочим местам, только гуляли не спеша транзитные пассажиры, которых легко было вычислить по авоськам, баулам и чемоданам. Многие ехали с пересадкой, и Фёдор, прогуливаясь возле вокзала, узнавал некоторых попутчиков.
         Следующим утром, промаявшись без сна на жёсткой полке ради экономии денег, Фёдор вышел на перрон Сарапульского вокзала. Страх его перед поездкой как-то легко рассеялся, когда начали всплывать в памяти улицы старого города. Всё те же дома из постаревшего дерева мгновенно напомнили то время, когда бегал он вечером к Каме с удочкой, пытаясь обогатить обед ушицей или рыбным пирогом в зависимости от улова.
         Вот и улица Советская. В каком городе её нет! А параллельно ей идёт родная Красногвардейская. Некоторые дома исчезли, на их месте стоят каменные строения. Фёдор продвигается вперёд, всё дальше от Камы, напряжённо вглядываясь в окна, выискивая те знакомые очертания, которые могли бы ему напомнить детские и юношеские годы. Дом на два окна, довольно скромный по размерам его сразу насторожил, мозг обожгло приливом крови от часто забившегося сердца. Вот он, дом отца!
         Прочно сбитый сруб даже не покосился, сосновые доски наличников только потемнели от дождя, снега и ветра. Захотелось вбежать в ворота или забарабанить в стекло, чтобы поскорее увидеть отца или мать, если живы, сестёр, если не разъехались.
         Память вся восстановилась, жизнь в первые тридцать лет выплыла откуда-то из подкорковой кладовой мозга. Лицо сестры Нины, которое так напомнила девушка из города Акмолы, всё время стояло перед его глазами, когда он, сдерживая себя, негромко постучал в окно. В последнюю минуту он испугался своей смелости, сообразив, что сам стал неузнаваемо старым, с высохшим лицом, которое после лагерей уже не захотело обмолодиться за счёт жировых отложений по причине испорченного желудка, который не принимал слишком большого количества пищи. Ещё раз постучал он в калитку.
         Во дворе раздались неторопливые шаги, дверь приоткрылась, и незнакомая женщина уставилась на него.
         -Вам кого? - был первым её вопрос, который донёсся до его слуха откуда-то издалека, будто между ними была не эта приоткрытая дверь, а река забвения.
         -А я здесь жил... до войны...,- он проглотил слюну, мешавшую говорить, - здесь Лубины жили. Вы не знали их?
         -Так мы с мужем купили этот дом лет пять назад у женщины, фамилия...да в домовой книге фамилия-то есть. Подождите, я сейчас принесу, - сказала хозяйка дома.
         -Кто там, Нюра? - раздался мужской голос из глубины двора.
         -Да вот, старичок спрашивает о жильцах до нас.
         -А что ему надо?
         -Так жил в этом доме до войны, ищет родственников, кажется!
         -После тюрьмы, небось?
         Мужчина подошёл к двери, подозрительно окинул взглядом Фёдора. Неказистая фигура того, легко читавшаяся под одеждой, видно, успокоила его, он сразу расслабился, открыл широко дверь.
         -Чего там, заходи, отец! Не по-людски разговаривать-то через дверь.
         Они вошли в дом. Фёдор осматривался по сторонам, воспоминания нахлынули с новой силой, глаза затуманило, захотелось их вытирать и вытирать.
         -Да ты никак, отец, плачешь? - участливо спросил хозяин. Женщина уже раскрыла домовую книгу и стала пальцем указывать нужную фамилию. Имя и отчество полностью совпадали, но фамилия была - Губарина. Оставалось убедиться, в каком году она была прописана. Да, это его сестра - Нина.
         -А вы не знаете, где она сейчас живёт? - не надеясь получить ответ, всё же спросил Фёдор.
         -Говорила, что к дочери уедет  в Алнаши. Да кто его знает, может уехала, а может - нет.
         -Отец с матерью, видно, умерли? - тихо проговорил Фёдор.
         -Наверно, - вмешался в разговор и хозяин. - А тебе, отец, лет-то сколько?
         -Так по документам-то восемьдесят стукнет осенью.
         Фёдор посмотрел на обоих выжидающе, но какой-нибудь реакции не подметил.
         -Вторая ещё сестра у меня есть, Тоня, а где живёт, не знаю...ну, пойду я, - сказал он после затянувшейся паузы.
         Ни мужчина, ни женщина задерживать его не стали, ночлег не предложили.

         глава 63

         Опять весной повысили пенсию, отчего Николай Фёдорович смеялся в своём одиночестве сам с собой. Он подсчитывал, на сколько рублей увеличит траты на покупку продуктов питания, и получалось, что можно начать нажимать на экзотику - ананасы, бананы и апельсины. Но ещё лучше было побаловать себя в неограниченном количестве "деликатесами" из моркови, свёклы, лука и чеснока. И только самые что ни на есть местные овощи - огурцы и помидоры, цена которых превысила пенсионную ватерлинию, приходилось покупать поштучно и редко.
         Инфляция в СССР скрывалась с помощью искусственного сдерживания цен, за счёт раздевания донага деревни. Бензин дорожал неуклонно, с этим фактом ничего нельзя было правительству поделать. Приходилось менять косметику устаревших автомобилей и мотоциклов, чтобы оправдать как-то повышение цен на эту приглянувшуюся глазам технику. А вот сейчас в это "новое время" поворота к капитализму с социалистическим лицом, телевизионщики организовали программу "умные деньги", сообщая открыто, что и где стало дороже, а где - дешевле!
         При этом удорожание недвижимости объяснялось всё ещё низкой стоимостью жилья по сравнению с Европой. Сразу как-то многим захотелось сравнить зарплату россиянина и европейца. Не состыковывалось! И всё же Россия на карачках ползла к этому заветному уровню жизни если пока не Европы, то Африканских "третьих стран" уже точно.
         В России, конечно, едва ли солнце будет жарить тела граждан круглый год, а пальмы, то-есть, ели и сосны, никогда не накормят страждущих финиками и  кокосами. Но народ всё чаще стал перелетать Сочи и Ялту, чтобы приземлиться в Турции, Греции или Египте.
         Николай Фёдорович частенько перебирал пенсию своими натруженными пальцами, высчитывал, выкраивал, но ни разу даже в голову ему не приходило, что можно из неё выжать тот сок, который помог бы ему увидеть воочию ещё раз ласкающие глаз волны этого замечательного, далёкого моря.
         Сын опять звонил, спрашивал о здоровье, отчего хотелось плакать без слёз, жалеть себя за это неприкрытое одиночество, в котором снова и снова страшила мысль потерять здоровье по какой-то непредсказуемой причине. Николай Фёдорович иногда сравнивал себя с Робинзоном Крузо, вынужденный разговаривать с кошками, как с умными собеседниками. В такие минуты он кидался к компьютеру, щёлкал по клавишам, отводя душу при появлении на дисплее новых, умных фраз, строф и целых маленьких произведений за два или три дня.
         Потом азарт спадал, волна тоски уходила в прошлое, звонок сына опять забывался.
         Иногда разнообразие в тихую жизнь вносили неожиданные визиты какой-нибудь заблудившейся женщины, котороую направили сердобольные замужние подруги к одинокому и, кажется, не бедному пенсионеру. Тогда доверчивый по характеру Николай Фёдорович выставлял на стол домашнюю настойку с цветом вишни, из холодильника выуживал нехитрую закуску, ставил чай или кофе, печенье, и от всей души начинал лечиться от молчанки.
         Гостья не столько пыталась жевать и слушать, сколько с испугом оглядывать ералаш в доме, осторожно переводить разговор на уборку и выброс ненужного хлама на свалку. И вскоре разговор вразнобой надоедал обоим. Николаю Фёдоровичу - о поэзии и изобразительном искусстве, а женщине - о порядке в доме, приличных нарядах и вкусной пище.
         Удивительно, что женщины стремились в мгновение натянуть вожжи и начать управлять не взнузданным мужиком без даже видимого хомута, не имея высшего педагогического образования, но уверенные, что мужику одного лишь и надо - постель и капризы дамы!
         Расставания прикрывались милыми улыбками, обещаниями позвонить непременно в субботу или воскресенье.
         Дверь захлопывалась и визит тотчас забывался обоими. При этом Николай Фёдорович облегчённо выпускал огромное количество воздуха, который накопился в лёгких от сдерживания слишком неосторожных слов.
         Иногда Николай Фёдорович без всякого дела лежал на кровати, смотрел по телевизору душещипательный фильм времён царизма. Фильмы такие режиссёры ставили почему-то с блеском. Сами артисты, наряженные в неописуемо дорогие наряды, проникали в роль, можно сказать, до  кончиков мозгов. Кому же не приятно ощутить себя, хотя бы и в кино, графом, княгиней или даже царём!
         Боже мой! Как люди тщеславны! - думал Николай Фёдорович, когда  видел артиста, в одном фильме игравшего вора, а в этом - генерала.
         И начинал Николай Фёдорович мечтать. Все мечты поворачивались по направлению Лувра во Франции, Дрезденской Галереи в Германии. Италия ему казалась  такой маленькой, что хватило бы одного дня обежать  все её музеи.
         Много ли надо денег для этого не достижимого счастья? И продолжал писать Николай Фёдорович свои опусы, надеясь  на чудо!

         глава 64

         Переночевал Фёдор Иванович на вокзале без минимального комфорта на жёсткой лавке среди немногочисленного соседства, боясь при этом слишком глубоко заснуть. От полудремотного состояния ночь затянулась надолго. Но благодаря этому сел он на первы утренний рейс автобуса и покатил в Ижевск. Как-то само собой забылось обещание Наде не ездить в столицу Удмуртии.
         С одной стороны он ехал просто так, чтобы убедиться, а вдруг есть и живой ещё из тех, кто был ему дорог в далёком прошлом. А с другой стороны то количество лет, которое его отделяло от этой жизни, пугало. Он смотрел в окно на проносившиеся мимо лесные массивы, удивляясь асфальтовой дороге, позволявшей автобусу мчаться с приличной скоростью. Как-то само собой вспоминалось его путешествие на мотоцикле Иж-7 по гравийному шоссе без амортизатора заднего колеса в последние дни перед отправкой на фронт.
         Тогда он, прославленный спортсмен, не нашёл в себе силы объявить о своей болезни. Ему, чемпиону Удмуртии по лыжным гонкам, просто стыдно было пытаться увиливать от священного долга перед Родиной в час испытания. На фронте оказалось с этой "пустяковой" болезнью просто делать нечего. Нерегулярно появлявшаяся кухня превратила его боевой дух в полную боевую непригодность.
         Сегодня ему оставалось только удивляться, что он дожил до глубокой старости и ещё путешествует!
         Возможно, голодная жизнь и ликвидировала его язву желудка?
         Автобус подъехал к Ижевску, и ему во время поворота открылась величественная панорама незнакомого города. В начале девяностых годов двадцатого столетия этот вид города не был таким скромным, как его Акмола в Казахстане. Здесь он мог и заблудиться, как в настоящем столичном городе!
         Автобус въехал на площадь вокзала, остановился. Пассажиры поспешили на выход. Фёдор Иванович пропустил всех спешивших, медленно спустился с крутых ступенек, тяжело присел на ближайшую  скамью, почувствовав, как плохо слушаются онемевшие ноги. Всё было незнакомо. Кругом были камень, кирпич, асфальт и народ.
         Наконец, он встал и пошёл к трамвайной остановке, поминутно спрашивая дорогу. Кто-то отмахивался, думая - не попрошайка ли. Кто-то отвечал обстоятельно Трамвай в Колтому не шёл. Просто такого названия не было на щите, висевшем на проводе. Фёдор Иванович назойливо спрашивал, на него смотрели с загадочным выражением на лицах. Только один мужчина объяснил ему, что если он поедет на первом номере трамвая, то доедет до Четвёртой Подлесной, и там начинается Городок металлургов, который, вроде бы, назывался в его памяти так.
         Фёдор Иванович спросил только, есть ли там лес. Мужчина улыбнулся и  поправил его:
         -Парк Кирова там есть. Но если вы его имеете в виду, то - да.
         Четвёртая Подлесная Фёдору Ивановичу была не нужна. В окно смотреть было бесполезно. Ничто не напоминало деревянного Ижевска. Темнеющий лес на остановке приободрил его.
         Он поспешил к выходу, прошёл мимо общежития Сельхозинститута, повернул в первый же переулок. Справа, недалеко, он увидел несколько деревянных домов. Слева стояли тоже несколько домов. Название - Первая Подлесная он прочитал на первом же доме.
         Ощущение было у него, что это и есть тот дом, но он был более новый, чем тот, в котором он оставил Прасковью. Он прошёл до следующего  дома, но этот дом был большой, незнакомый ему по прошлым годам. Он вернулся к небольшому дому, более похожему на дом Прасковьи и решительно постучал в дверь. Мелькнула мысль, что Прасковья умерла, возможно, с голоду в войну, и новые жильцы построили на этом месте новую избу.
         Мысли его оборвались при звуке открывавшейся двери. Вышла немолодая женщина, подозрительно осмотрела его сквозь узкую щель. Он видел только один её глаз и часть носа. Она не напоминала ему Прасковью.
         -Тебе, старый, чего?
         -На этом месте дом не новый стоял, жила тут Прасковья Лубина с сыном. Не знаете, где они сейчас живут?
         -Так у какой-то женщины отец мой купил этот дом. В домовой книге она имеется, запись-то. Сейчас посмотрю.
         Она ушла. Сердце Фёдора Ивановича учащённо забилось. Было у него такое ощущение, что напал он на след, и вот сейчас женщина вернётся и сообщит важную новость. Женщина вернулась, открыла дверь, подвинула раскрытую домовую книгу к носу Фёдора Ивановича.
         "Прасковья Степановна Лубина выписана семнадцатого февраля 1947 года" - прочитал он запись, потом разглядывал некоторое время и вторую запись - Пётр Фёдорович Лубин, его сын, был выписан в ту же дату.
         -А куда уехали, не знаете? - с надеждой в голосе спросил Фёдор Иванович.
         -Отец-то знал, и мать знала. Так они уже померли. Я не знаю. А вы сходите в Адресное Бюро.
         Это на Советской. Там скажут.
         Женщина закрыла калитку, посчитав, что разговор с её стороны окончен. Она зашла в дом, собралась положить домовую книгу в ящик комода, но что-то вспомнила, стала листать.
         Вот ещё последняя запись - "Николай Фёдорович Лубин. Женщина разволновалась, схватила книгу, почти побежала к двери, открыла и вышла на улицу, хотела крикнуть старика, но он был уже далеко.
         Фёдор Иванович был уже действительно далеко. Он стоял на остановке, переваривая информацию, которая была для него недостаточной. До Советской он доехал благополучно. Язык его снова довёл до искомой двери. Здание Министерства Внутренних дел находилось, как ни странно, всё в том же здании, но пересекавшая Советскую улица Пушкинская так его запутала, что он с трудом нашёл вход в Адресное Бюро. Как-то робко он попросил девушку поискать адрес Прасковьи Степановны Лубиной и её сына.
         Девушка вернулась откуда-то из-за двери минут через пять и сообщила, что Лубина Прасковья Степановна проживает по улице Четвёртая Подлесная, дом номер Х, а сын её Пётр Фёдорович прописан по этому же адресу. Фёдор Иванович поблагодарил девушку и поспешил на трамвай, который сразу как-то облюбовал по приезде в город. Автобус и троллейбус могли, как ему казалось, увезти его не в ту сторону.
         Четвёртая Подлесная тоже была застроена кирпичными пятиэтажками. Только сама остановка несла это название. Он стал искать сначала дом среди кирпичных зданий, пока не обратил внимание на несколько деревянных домов вдали. Дом под номером Х выглядел весьма внушительно. Трудно было предположить, чтобы одинокая пожилая женщина могла осилить такое строительство в одиночку. Снова Фёдор Иванович решительно постучал в дверь, потом ещё и ещё.
         Походил перед окнами, потом сел на удобную завалинку, выступавшую за стену сеней. Было у него ощущение, что вся поездка эта - напрасная затея, что столько лет его отсутствия могут старуху только напугать, да и сыну будет встреча не в радость.
         -Вы, дедушка, кого здесь ждёте? - услыхал он вопрос женщины, проходившей мимо.
         -Да вот, хотел повидать Прасковью Степановну. Да никто не выходит.
         -Так померла Степановна-то! Этой весной и похоронили. И, знаете, сын-то даже обеда не предоставил, так без проводов и похоронили! Сын-то бедный уж очень был у неё. Сама всё жаловалась. Соседи и скинулись, кто могилку выкопал, а кто полотенца дал, автобус тоже кто-то оплатил.
         -А сын-то где? - прервал женщину Фёдор Иванович.
         -Так он квартиру получил. Дом-то продать пытаются на слом да, видно, никто не берёт. Может придёт ещё.
         -А вы не знаете, где он получил квартиру?
         -Ну, такие подробности вы уж у милиции спросите. Им-то это нужнее.
         Была какая-то мистика в этой карусели, в которую завертело Фёдора Ивановича. Он полностью растерялся. И ехать надо было обратно, потому как все концы обрублены, и в то же время сын был реальностью! Где-то он был, где-то в этом городе находилась его новая квартира, в которой он, старый человек, мог передохнуть, принять ванну, как все белые люди, выпить с сыном препкого напитка, поговорить о жизни.
         Решительно Фёдор Иванович направился назад, в Адресное Бюро в последней надежде разобраться с этой путаницей. Девушка выслушала его сбивчивую речь, спросила, кем он приходится Лубиным, после чего объяснила, что скорее всего данные ещё не поступили насчёт новой квартиры его сына, так  как он всё ещё прописан в старом доме.
         -Вы сходите в паспортный стол Октябрьского района, там вам точно всё и скажут.
         Фёдор Иванович шёл на вокзал чуть не плача. Деньги его не позволяли остановиться в гостинице, на вокзале не осталось сил ночевать на этих твёрдых скамьях под взглядом дежурного милиционера, следившего, чтобы пассажиры не засыпали. Да и питаться пирожками, запивая дорогим кофе в буфете при вокзале приходилось экономно, чтобы не ходить в платный туалет слишком часто. Единственной надеждой оставалось написать письмо, зная, что сын жив, и уж как-нибудь адресата почта найдёт и даст знать сыну об отце, который ещё жив.
         Правда, гордиться его сыну таким, как он, отцом едва ли большая радость.
         К огорчению Фёдора Ивановича в кассе билетов в сторону города Акмола на этот день не осталось. Кассир предложила купить билет в  предварительной кассе или придти завтра пораньше утром. Время ещё было не позднее, послеобеденное, слоняться по вокзалу или сидеть на лавке было невмоготу. И решился Фёдор Иванович в последний раз попытать счастья. Сел он опять на трамвай, стараясь не забыть, что на остановке - улица Кирова надо выйти и где-то там искать Паспортный стол во дворах. Он помнил объяснения одной женщины, которая сокрушалась по-поводу такого скрытного расположения этого старого двухэтажного здания, в котором и расположился не так давно этот Паспортный стол.
          Пока полз трамвай вслед за впереди идущим, Фёдор Иванович в  полудрёме вспоминал, как в лагере сидевшие кучно после войны ленинградцы сокрушались по поводу убийства Сергея Мироновича Кирова. Он иногда удивлялся их смелым высказываниям, что если бы Киров был Генеральным, то не было бы этих безобразий, и не сидели бы они ни за что, ни про что в этой глухомани. Блатные высмеивали их за такие речи, сдавали с удовольствием охране, потому что сидеть им полагалось при любом Генеральном, и никакой разницы от смены начальства им, социально близким, не намечалось.
         Ленинградцев Фёдору Ивановичу было жалко за то, что и обувь у них урки отбирали, и одежду, потому что интеллигенты эти стеснялись драться за жизнь, отчего и мёрли тоже кучно.
         -Остановка Кирова! - раздалось в динамике где-то над ухом Фёдора Ивановича. Он поспешно поднялся с сидения и вышел из вагона. Полнейшее непонимание, куда идти, его охватило при виде этого перекрёстка. В памяти возникла картина улиц  с деревянными домами, по которым по одной колее с разъездами ходил трамвай.
         Он обратился к пожилой женщине с вопросом и, к своему удивлению и радости, узнал, что
         она как раз идёт в Паспортный стол.
         Скорость у женщины была чуть выше, отчего она изредка останавливалась и поджидала его. Фёдор  Иванович добирался до неё, благодарил за заботу, и это продолжалось до самого здания.
         Они  вошли в дверь гуськом. Фёдор Иванович только тогда успокоился, когда встал у стойки перед женщиной, внимательно смотревшей на него.
         -Гражданин, говорите! - потребовала она с чисто милицейской краткостью.
         -Мне бы  сына найти, - сразу оробел Фёдор Иванович.
         -Ваш паспорт! Имя, отчество, фамилия сына, число, месяц, год рождения?
         Фёдор Иванович сообщил имя, отчество, но дальше замялся, стал путаться.
         Женщина  посмотрела на него чуть мягче.
         -Ну, год-то хоть помните? И дату приблизительно?
         Наконец, договорившись до  какой-то определённости, она начала копаться в делах. Фёдор Иванович сел на свободный стул у стола, потянул ноги, почувствовал облегчение. Так сидел он минут десять, почти стал клевать носом, когда женщина позвала его к стойке.
         -Ваш сын, Пётр Фёдорович Лубин, десятого января тысяча девятьсот тридцать восьмого года рождения, находится на постоянном лечении в Психиатрической больнице посёлка Постол.

         глава 65

         Зима тянулась, мало радуя иззябшее тело. В городе с исчезновением деревянного Ижевска как-то постепенно стали исчезать общественные бани. Их стали заменять комфортные сауны с бассейном и дорогим обслуживанием. Появились всевозможные тренажёрные залы, фитнес-клубы. Для бедных пенсионеров оставались квартирные ванны и души. Деревянный Ижевск ютился где-то на окраинах, лепил добротные баньки два метра на три и даже  меньше.
         У Николая Фёдоровича баня была, и была добротная. С новой ванной, с железной печкой, которая нагревала семь квадратных метров довольно быстро. Но проблема была с дровами и с водой. Всё это требовало дополнительного труда. Надо было напилить, наколоть, принести, разжечь, а сил было не так много. И баня стояла замёрзшая, а дрова не пиленые и не колотые. Да и бак в бане - без воды. Сам же Николай Фёдорович окунал космы свои в сугроб, в нём же мыл и остальные части тела.
         Мать его, Прасковья, зимой упала в огороде и уже не встала. Семь суток она говорила и двигала левой рукой. Потом умерла. Старуха, неизвестно откуда появившаяся, ухаживала за ней все эти дни. Николай Фёдорович совершенно растерялся, не знал как помочь. Оставшись один после скудных похорон, он закрыл на замок второй этаж, перебрался на первый, чтобы топить только одну печку.

         Хотелось со своими стихами, как в молодости, выйти в народ, обозначить себя в обществе.
         но что-то мешало. Была какая-то странность, которая Николаю Фёдоровичу была совершенно непонятна. Было ощущение, что менялась власть, появлялось послабление. С новой сменой власти послабление исчезало. Тогда Николай Фёдорович замыкался в своём доме, друзья тоже обходили его надолго.
         Вся эта борьба за власть как-то задевала, портила ему жизнь появлением каких-то таинственных людей, более похожих на бандитов, но никак не дружелюбных сыщиков.
         Николай Фёдорович работал столяром, удовольствие от работы, конечно, получал, но народ в бригаде был простой, без фокусов, соединялся в дружеском питье водки чаще, чем следовало, что ему не нравилось.
         Как-то один раз пригласили его почитать стихи в Клуб для пожилых людей. Но у него создалось впечатление, что все посетители этого Клуба только желали читать свои стихи, петь песни. И уж совсем у них не было интереса послушать, что же он мог им почитать.
         И Николай Фёдорович забросил всякую мысль куда-то проталкиваться в этой Новой России.
         Всё было против него - власть, друзья и даже родственники. Сын Володя подолгу не звонил,
         появлялся из небытия неожиданно.
         Потом снова исчезал надолго. Однажды он встретил дочь. Виктория сразу зачастила о деньгах. Он сходил в гости. Внук похвалился, что он уже в свои одиннадцать лет пил шампанское. Сама дочь на радостях в туалете выкурила полдюжины сигарет. Она становилась всё пьянее. Николай Фёдорович уяснил себе только, что дочь закончила восемь классов и
         на дальнейшем образовании поставила жирную точку.
         Дальнейшее общение с дочерью для него было бесперспективным. Голодать снова не хотелось.
         Сколько можно помогать? Женщина она у же в годах, сама должна как-то шевелиться. Так думал Николай Фёдорович, экономя на всё то, что могло предоставить ему  вознаграждение частной фирмы за обработку древесины.
         Не было никаких надежд в это сложное  время на дополнительную радость, кроме круга недорогой колбасы, сладкого торта и бутылки шампанского к Новому году. Сам Николай замечал множество бомжей, жизнь которых никого не интересовала. И у него создавалось впечатление, что жизнь его не так далека от прекрасной. Ведь он имел свой дом, баню и даже садоогород.
         Этот садоогород он получил, хотя по положению в законе не имел права. Но так как садоогород имел четыре сотки, а его приусадебный участок не превышал две, то он проскальзывап в этом законе на общих основаниях.
         Садоогород, конечно, весь зарос вишнями и бурьяном. Сосед всячески помогал расти на участке всякой гадости, упрашивал продать, на что Николай Фёдорович всегда отвечал отказом.

         глава 66

         Вокзал в Сарапуле, как и в первый приезд, Фёдора Ивановича не встретил таким же движением, как в столице Удмуртии. Город стоял на берегу Камы, но особенного движения гостей и туристов в нём не ощущалось. Скучный заштатный город, напоминавший Акмолу, однако действовал успокаивающе. Всё же это была его родина, здесь прожиты были детские и юношеские годы. Воспоминания, пока он ждал автобус Сарапул-Алнаши, захлестнули его воображение.
         В полудремотном состоянии, которое сопровождало его организм всю эту поездку, вспоминал он мастерскую отца, когда тот, ещё крепкий мужчина, на довольно примитивном оборудовании изготовлял мебель с такими соединениями, что углы комодов, шкафов и горок, казалось, выполнены из монолитного куска дерева. Покрытые политурой и всевозможными лаками. которые изготовляли тоже умельцы, скрывавшие секреты рецептов из поколения в поколение, эти мебельные шедевры расхватывались заказчиками быстро.
         Фёдора Ивановича профессия столяра-краснодеревщика в детстве за душу не трогала. Строгать и пилить ему тогда было не по силам и, чтобы время зря не пропадало, отец отдал его сапожнику в подмастерье. К удивлению родителей сынок к этой профессии пристрастился.
         В церковно-приходской школе ещё дополнительно проявился талант художественный. Фёдор Иванович в полусне улыбался, вспоминая, как вырисовывал всевозможные сапожки, туфли на манер сказочных.
         Педагог просил его рисовать что-нибудь интереснее и непременно выше этих сапог. Тогда к сапогам добавлялись фигуры вельможей и дам в роскошных платьях. Отец смотрел на эти рисунки и уже подгадывал, куда лучше определить сына. Он стал заказывать сыну рисунки мебели, что Фёдор Иванович исполнял с удовольствием. Ему нравилось, что этот труд давал мгновенный результат. Над шкафом, нарисованным быстро, отец возился не меньше недели.
         При этом ему приходилось тащить тяжёлую доску, распиливать её вдоль на несколько брусков, а потом фуганком выравнивать до идеальной прямизны. Но самым трудным было выпиливать пазы, вырубать стамеской проёмы да чтобы две детали будущего изделия сплелись так плотно, чтобы ни один заказчик не стал морщиться при сторговывании. Так что рисование увлекло не только Федю, но и Нину.
         Та, насмотревшись, как у брата ловко получается, и сама попробовала вполне успешно. Дочь отец всерьёз не воспринимал, но Федю надеялся приставить к своему ремеслу. Правда, Катерина, мать Феди, прожившая в гувернантках при доме Елабужского купца до замужества, была свидетельницей того, с каким уважением и почтением относились господа к художникам.
         Она лелеяла мечту видеть хоть кого-нибудь из троих детей мастером кисти и красок.
         Уж очень нравилось ей смотреть тогда, как кто-нибудь  из пригретых купцом художников превращал пустой белый холст в красивый пейзаж. Она даже научилась это слово при беседах с соседками вставлять как бы между прочим, отчего её считали от конца улицы, начинавшейся у леса до конца у берега Камы учёной. Сам Иван Николаевич самоучкой постиг грамоту, учёных слов избегал, писал грамотно, отчего и Фёдор Иванович, проучившись четыре года, отцу показывал в своих тетрадках только пятёрки.
         Тоня, старшая из трёх детей, пошла по какой-то непонятной линии. Способностей к рисованию не показывала, лицом ни на мать, ни на отца не походила. В семье старались вопрос этот не поднимать. Сам  Иван Николаевич никогда Катю не попрекал приносом в подоле, так как купец полностью оплатил венчание, дал богатое приданое за Катериной.
         К тому же невеста была моложе сорокатрёхлетнего жениха на восемнадцать лет да и не дурна собой.
         Такие браки при царе были не редкостью, богатые это себе допускать позволяли, и в этом, как показала жизнь в дальнейшем, было не так уж и много порока.
         Всё порушила Советская власть. Мечты родителей остались мечтами. Феде к концу двадцатых годов уже надо было отбрыкиваться от отца, который вышел в отставку, на беду для семьи, в чине унтер-офицера. В этом маленьком чине самым опасным для слуха было упоминание слова - офицер! Солдаты в царской армии терпели более всего именно от этого младшего офицерского состава.
         Да и мать Феди, стремившаяся выглядеть учёной и любившая рассказывать любопытным кумушкам, как она прекрасно жила в купеческом доме, после революции добавила опасности для судьбы семьи. Спасала только профессия Ивана Николаевича. Успел он наделать прекрасных изделий из сосны и берёзы всем нужным людям, пристроившимся к новой власти.
         Да и городок Сарапул был далеко от бушующей страстями Москвы, тем более, что сюда, в Удмуртию и ссылали многих сопротивленцев после семнадцатого года.
         Конечно, могли бы и расстрелять унтер-офицера, когда бы нашёлся ветеран, послуживший под его началом в армии, порасказавший о его зверствах, если бы такие были. К счастью, такого не обозначилось, но всё-равно таскали же на допросы Ивана Николаевича те, кто  и гвоздя-то забить в доску не умел по причине откровенного алкоголизма и природной лени.
         Катерина по этой причине вздрагивала при каждом стуке в дверь с улицы, при падении чашки на пол из рук детей своих. Она вообще стала настолько пугливой от постоянного ожидания, что и её потащат на допрос, что и умерла, наверно, со страху, не дожив несколько дней до смерти И.В.Сталина.
         Фёдор Иванович это всё уже предположил после встречи в Алнашах с сыном племянницы Люды -
         Сергеем. Приезд в Алнаши ничего положительного ему не сулил. Но знал он уже фамилию сестры Нины, и найти родственников в селе, где все знали друг о друге досконально всё, не составило труда. Сестра его переехала В Алнаши к дочери Людмиле, бывшей замужем.
         Клубок распутать помогли пожилые старухи, с которыми Нина часто общалась и жаловалась на свою судьбу.
         Фёдора Ивановича досужие до новостей старухи вывели на квартиру Сергея Пастухова, от которого Фёдор Иванович и узнал, что его сестра Нина умерла два года назад, а два месяца назад умерла и Люда, его племянница. Сам Пастухов, муж Люды, умер раньше всех, нахлебавшись палёной водки.
         Общение с отпрыском Пастуховых было безрадостным. Бывший милиционер был в драке ранен ножом в спину, пользовался инвалидной коляской и вызывал только жалость. Сел Фёдор Иванович в квартире внука Нины на знакомый стул, изготовленный отцом его. Стул не дал за множество лет ни малой доли шатания.
         С тяжёлым чувством покидал Фёдор Иванович Алнаши. Весь род его фамилии исчезал неотвратимо, и только маленькая надежда оставалась там, в Ижевске, на сына, который где-то получил квартиру.
         В Сарапуле он сел в поезд, долго стоял у окна, смотрел, как уплывает Родина в вечное прошлое, не надеясь уже когда-нибудь снова вернуться. Он не посетил могилы отца и матери.
         Да и мог ли он найти эти могилы, если даже те, что только недавно умерли, неизвестно было как найти. Время стёрло надписи, если их и поставили когда-то сёстры. Тоню он даже не стал искать.
         Эта её непохожесть на него с Ниной как-то с детства отдалила их настолько, что и сама Тоня чувствовала всю жизнь себя чужой. Где она сейчас? Да и жива ли?

         глава 67

         Николай познакомился со Светланой на вечере поэзии. Зал был большой, мест свободных было много. Николай заметил, что женщина смотрела на него настолько внимательно, что он подошёл и спросил, не были ли они знакомы раньше.
         -Я вас сразу узнала! - улыбнулась ему женщина. - Вы в Клуб приходили. Меня зовут Светлана.
         Николай назвал себя и они, не сговариваясь, присели на два кресла недалеко от сцены.
         Набор поэтов был самый разнокалиберный. Были и в возрасте, и совсем юные. Совсем юная девушка оседлала сцену и читала без конца и одышки. Пожилые дамы сначала долго рассказывали, как они дошли до жизни такой, потом читали слабые стихи. Чувствовалось, что многим из этих поэтов приснилось превратиться в мгновение ока в классиков литературы,
         стать богатыми, благодаря несметным тиражам их опусов.
         Только присутствие Светланы, с которой Николай тихим голосом обсуждал совсем другую тему,
         удерживало его встать и уйти. У него второй раз появилось желание запрыгнуть на сцену и прочитать пару стихотворений собственного сочинения, но жаждущих было не только много, но они все были, как видно, много раз озвучены, вошли в  какой-то негласный список, по которому и вылетали на гостеприимный помост.
         Всё же Николай Фёдорович сумел протиснуться на сцену, прочитал короткую басню. Светлана стала смотреть на него совсем по-другому, стала шептать, что у неё есть детские стихи, которые она уже оформила книжкой. Немедленно эти стихи оказались в руках у Николая. Он смотрел на уже готовые иллюстрации, под ними сиротливо ютились четыре или восемь строчек.
         Стихи были незатейливые, но так видно и надо было писать для детей. Николаю Фёдоровичу было без разницы, напечатает Светлана эту книжку или она останется в единственном варианте. Главное, рядом с ней ему было уютно, потому что крупная женщина была не только проста в общении с ним, но и проявляла к нему интерес. Ему только не нравилось, что с другой стороны подсела другая женщина, хотя весь ряд был свободен.
         Через какое-то время они со Светланой вышли из Дворца, будто вечно были знакомы. Само собой пошли в дом Николая. В пути он зашёл в магазин и купил пирожков, ватрушек, потому  что и сам проголодался, да и гостья едва ли была сыта.
         В доме Светлана встала в виде высокого столба или просто остолбенела. Порядка в доме не было, вернее был сплошной беспорядок. Николай Фёдорович не замедлил сообщить, что только гости помогают ему содержать дом хотя бы в каком-то порядке.
         Он стал с такой скоростью приводить обстановку в удовлетворительное состояние, что Светлане уже не хотелось жмуриться, изображать на лице ту маску, которая является антиподом весёлому клоуну.
         Когда они откушали магазинные покупки, Светлана снова разложила свои буклеты, он снова их рассмотрел, промямлил что-то одобрительное. Моду печатать книги за  свой счёт объявил расточительством, даже коснулся темы, что Россия совсем оборзела, не желая писателям оказывать посильную помощь.
         Потом он вдруг раззадорился читать длиннющую поэму, поминутно всматриваясь в глаза слушательницы. Он и сам удивился, что Светлана даже рот раскрыла, отчего он стал читать уже с выражением, подвывая, подхохатывая, подмигивая и жестикулируя без конца.
         Светлана стала забывать об уходе домой, явно не чувствуя, что Николай Фёдорович может нечаянно стать совладельцем её ванны в её квартире. Увы, Николай Фёдорович был уже не тот сокол, во-время подсказал, во-время проводил, не забыв обменяться телефонами.
         Светлана ему понравилась, как собеседник, но мысль, что надо будет не только читать стихи и слушать стихи, но что-то делать ещё, его напугала. К счастью, Светлана так и просидела, не сняв китайский балахон, в котором совершенно прятались соблазнительные формы.
         На другой же день Светлана позвонила. Надо было что-то ей ответить. Понятно, что женщина была околдована его языком. Но Николая Фёдоровича вчера, сразу после ухода Светланы,  посетили два накаченных товарища, один из них положил на стол перед ним руку с револьвером и спросил:
         -Тут мы слыхали, кто-то стихоплётством занимается? Не пора ли это дело прекратить?  У некоторых и могилу не находят, а тебя и искать-то никто не будет! Не пиши и живи спокойно!
         Да к тому же организм вдруг пошёл в какой-то разгон, здоровье развалилось в одночасье, и было непонятно, на что жаловаться и кому.
         Так что на звонок Светланы ответил уже не тот Николай Фёдорович, с которым Светлана сидела и кушала пирожки, а дряхлый, больной человек.

         глава 68

         Старик лежал вторую неделю, вставая лишь по нужде да под вечер не отказываясь похлебать малую толику супа и выпить чашечку чая. Дорога и пустые хлопоты так истощили его силы, что Надя, которая сама изнемогала, все дни ожидая Фёдора Ивановича, стала бояться за его здоровье. Не хотелось остаться одной в этом чужом для неё краю, к которому она никак не могла и не хотела привыкнуть.
         Здесь были холодные зимы, по сравнению с западной частью России, с ветрами, которые неслись над степью. Ветры останавливались неохотно у стен домов, сбивая иногда с ног зазевавшегося гуляку, будили в ней непреодолимое желание бежать на родину.
         Она поражалась день за днём смелости своего старика, путешествовавшего пусть не близко от её родных мест, но всё-равно далеко. И это путешествие его ей казалось нереальным. Да и нереальным было и её желание повторить его подвиг. Ей подходил семидесятый год, и день рождения был не за горами. Но она всё так же упорно бегала в столовую, мыла посуду, протирала столы после клиентов и не очень чисто смахивала лентяйкой с пола следы от грязной обуви.
         На пенсию её не гнали, привыкли к подвижной бабульке, усердной не по годам. Не каждый и догадывался о её подлинном возрасте. Да и Фёдор Иванович отлежался за две недели, попривык к мысли, что родственников кроме Нади и сына Петра у него не осталось, встал, наконец, с кровати и, как ни в чём не бывало, стал постукивать молоточком по гвоздикам, завершая ремонт очередной пары обуви.
         Жизнь снова вошла в свою колею и, казалось, ничто уже не помешает жить и жить им, забыв о том, что возраст уже порядочный, и не сегодня-завтра очередь их подойдёт удобрять земельку своими бренными телами.
         В России происходили громкие дела. Менялись Генсеки, Президенты, советские телевизоры уступали место японским и корейским. Машины уже всё чаще проносились по городу диковинные.
         Акмолу Президент Казахстана пожелал именовать Астаной, в которой пошло бурное строительство. А престарелая чета и телевизора не имела, и богатства не нажила. Хотелось, чтобы их общий сын сын, Пётр Фёдорович, жил успешнее их, но мужику уже стукнуло тридцать шесть, а особых успехов не наблюдалось. Родители были, как-никак, запачканы своими солидныцми сроками отсидки за колючей проволокой. Так что оставалось мужику клясть судьбу свою неудачника или виноватить родителей особенно неприятной записью в паспорте, что родился в тюрьме.
         Неожиданные изменения в их жизни произошли осенью девяносто второго года. В столовой к Наде подошла заведующая, загадочно улыбаясь, спросила, не имеет ли она кого-нибудь из родственников, которых когда-то потеряла. Надю как будто какой силой подбросило.
         -Люба? - хриплым голосом воскликнула она.
         -Да нет, - вскинула удивлённо брови заведующая, - Людмила Рощина ищет мать Надежду.
         Отчество не знает, фамилию не помнит. Помнит только, что жила в занятом немцами городе, в котором приходил немец Курт и играл с нею, пока мать надолго отлучалась. Я, конечно, не уверена, что она ищет тебя, но ты как-то рассказывала нам, что работала у немцев. Конечно, это плохо, что немец - её отец, да ведь у нас тут в Казахстане немцы-то лучшие работники. Так что не ты первая, не ты и последняя. У неё есть дочь - Лена. Будешь писать, дам адрес.
         -Конечно, буду! Курта я помню! Генерал посылал.
         -Генерал? - изумилась заведующая. - Ну, не ожидала от тебя!
         -Да нет! Отец-то её, если это она - Фёдор Иванович и есть, ну, с которым живу. А у генерала я уборщицей была. Жить-то надо было на что-нибудь.
         Заведующая столовой всё с таким же изумлением на лице сунула ей бумажку с адресом, покачала выразительно  головой, добавила:
         -Сидела в тюрьме-то всё же за дело! Другие-то партизанили!
         Надя проглотила обидные слова привычно. Никогда её воспоминания не выплёскивались в России. Здесь, в Казахстане, был чуточку другой мир. Народ смотрел на войну, как на что-то далёкое. Рассказ о днях под немецким игом казался чем-то необыкновенно страшным, а после её, Надиных слов, смягчённых из-за отсутствия эпизодов, не увиденных ею, война выглядела какой-то неубедительной.
         Фёдор Иванович новость встретил спокойно, даже скептически. Имя, которое не совпадало, для него было главным аргументом, что дочь - не Надина и, значит - не его.
         Ему вообще не верилось, что можно по таким скупым данным обнаружить родственника. Хотя они ничем не рисковали по причине своей бедности, но всё-равно было бы неприятно разочароваться и разочаровать женщину.
         Как ни странно, недели через три после отправления письма к ним в дверь постучали. Дома находился только Фёдор Иванович. Он без тени удивления на лице открыл дверь и стал ждать, когда две женщины вынут обувь для ремонта из  пакета.
         -Здесь живёт Надежда Аркадьевна Горилова? - спросила женщина со светлыми локонами, красиво обрамляющими её  продолговатое лицо с весело поблёскивающими голубыми глазами.
         -Здесь, - с пробуждающимся волнением ответил Фёдор Иванович.
         -Мы из Москвы, - сказала женщина постарше, почти с чёрными, гладко зачёсанными волосами к затылку, на котором они и были свёрнуты в аккуратный овал. - Нам бы с нею поговорить по поводу её дочери, - добавила она, окидывая взглядом комнату, в которой её карие глаза не находили ни фотографий, ни вообще чего-нибудь интересного.
         -Но мы должны сразу предупредить, что твёрдой уверенности нет в том, что это именно её дочь, - поспешила добавить голубоглазая блондинка.
         -Честно говоря, и нам бы не хотелось ошибиться, - задумчиво проговорил Фёдор Иванович, - Надя сейчас в столовой, но к обеду прибежит. Минут десять осталось. Подождите.
         Женщины оглянулись  по сторонам, вновь пытаясь, как видно, увидеть какие-нибудь фотографии на стенах. Не найдя ничего, они присели на два табурета, сколоченных хозяином специально для посетителей с несложным ремонтом их обуви.
         -А вы, наверно, муж Надежды Аркадьевны? - осторожно начала женщина с карими глазами. При этом её брови проползли по лбу немного вверх, обозначив морщины, которые состарили её сразу на несколько лет.
         -Мы живём без брака, так получилось. Неудобно уже было в Загс-то идти. Возраст не тот.
         -И давно вы вместе? - поинтересовалась голубоглазая блондинка.
         -Иногда мне уже кажется -  всю жизнь.
         -Как это - всю жизнь? - чуть не враз воскликнули обе женщины.
         -Да как Гитлер напал. Расставались, конечно, на годы, а потом опять вместе. Война ведь была.
         Обе женщины смотрели на хозяина комнаты уже с другим интересом.
         -Так это ж, наверно, и ваша дочь? - решилась спросить брюнетка с карими глазами.
         -Наверно, и моя. Только если не моя, а только Надина, я всё-равно - не против. Родни же всё-равно у меня никакой. Все померли.
         Женщины помолчали некоторое  время. Но видно было, что терпение у блондинки кончилось.
         -Может нам в столовую сходить? - спросила она, не надеясь, что седовласый старик сможет их проводить.
         -Сходить-то можно, конечно, - согласился Фёдор Иванович, - только к дому две дорожки ведут. Боюсь, не разошлись бы вы.
         Но в этот момент кто-то зачастил по коридору, шаги остановились у двери в комнату, и  появилась на пороге хозяйка.
         -А мне уже сообщили, что у нас гости! Так я запыхалась! Всё бегом да бегом.
         Две женщины засмеялись в ответ, представив этот бег старой женщины. Но тут же изобразили на лице серьёзное выражение.
         -Здравствуйте, Надежда Аркадьевна! - поздоровалась брюнетка, эхом повторила приветствие и блондинка.
         -Мы вам привезли фото женщины, - сказала блондинка, смутилась от пристального взгляда старухи, потупилась и продолжала, - возраст в Детдоме, конечно, уже - четырнадцать лет. А вот  на этом фото она уже в годах, взгляните, пожалуйста.
         -Это она! - воскликнула Надя. - Да ты, Федя, взгляни, она ведь точь-в-точь вылитый ты в молодости! Но почему - Люда? Я её Любой назвала!
         -Вы, Надежда Аркадьевна, не удивляйтесь, - успокоила её брюнетка, - в Сталинские времена детям осуждённых родителей меняли имена и фамилии. Но мы нашли ещё одно подтвержение вашего родства! Мы нашли сына Курта в Германии. И вот что хранилось в их фотоальбоме!
         Брюнетка торжественно вынула ещё одну фотографию, пожелтевшую от времени.
         На ней Надя увидела  себя с трёхлетней Любой в той комнате, в которой жила некоторое время в городе N. Слёзы радости катились по щекам старухи. Фёдор Иванович стал часто моргать, вытирая тыльной стороной ладони набежавшие сопли из носа. Две женщины стали радоваться тоже, правда, пока осторожно. Обычно родственники, узнав о материальном положении друг друга, могли и на попятную пойти, просто отказаться от родства. А в таких случаях, без их общего согласия на встречу по телевидению,  все поиски заканчивались тихо. Поисковикам оставалось только в тактичной форме убеждать ту или иную сторону, что это была ошибка.
         -Но вы ещё не знаете, что живёте не так далеко друг от друга! - не выдержала блондинка. -
         Ваша дочь живёт в Астане! Она проработала много лет комбайнёром! Сейчас, конечно, её работа полегче, в бухгалтерии. Нам бы  хотелось вас собрать в Москве на нашей встрече - "Жди меня".
         -Ой, что вы! У нас денег нет таких! - испугалась Надя.
         -Я только что путешествовал, это не для меня тоже! - отмахнулся и Фёдор  Иванович. - Нам бы вот сюда, чтобы повидаться, и ладно!
         -Так мы вам и билеты на поезд купим, и гостиницей обеспечим. Такси тоже вас привезёт на передачу и увезёт. Ваш случай очень уникален! Пожалуйста, не отказывайтесь! -
         стала убеждать стариков брюнетка.
         -Ой, и не знаю, что сказать! - уже меньше сомневаясь, закокетничала Надя. Это выглядело неожиданно смешно, отчего московские гостьи рассмеялись.
         -Вот и договорились! - улыбнулась блондинка. - А то ваша внучка из города Алматы может ещё долго не побывать в Москве.
         -А сколько ей лет? - встрепенулась Надя.
         -Двадцать, - сказала брюнетка, - к тому же - красавица! Да вы её скоро увидите! Мы вас хотим пригласить к дочери завтра.
         -А  во сколько? - заволновалась Надя. - Мне ведь на работу завтра.
         -Мы поговорим с начальством, чтобы вас освободили на время, - заверила брюнетка. Она вся светилась добротой, без которой уж точно на этой должности работать было бы невозможно.
         Её губы, слегка подкрашенные дорогой помадой, постоянно растягивались в два красных месяца, глаза чуть сужались и тоже тянулись к вискам, раскидывая глубокие морщинки, а на щеках образовывались ямочки, из-за которых такие лица легко запоминались.
         Блондинка, на вид молоденькая, оказалась одного возраста с брюнеткой, которая с опозданием отрекомендовалась Таней. Блондинку звали Аллой.
         Старики покочевряжились недолго, согласились путешествовать в Москву и, если это нужно, в Алматы.
         На другой день две женщины заехали за Фёдором Ивановичем и Надеждой Аркадьевной утром достаточно поздним. В "Волге" старики поместились легко, но залезали долго и неумело.
         Женщины помогли им. Наконец машина тронулась, проехала несколько  улиц и остановилась у трёхэтажного дома.
         -Приехали! - засмеялась Таня. Алла выпорхнула на мостовую, открыла пошире дверцу и помогла Наде выползти наружу. Фёдор Иванович сам справился с этой задачей, после чего они чинно направились к подьезду дома. На третьем этаже Таня позвонила в дверь с номером двенадцать.
         Волнение Нади передалось и Фёдору Ивановичу, руки у обоих затряслись, лица побледнели, отчего московские гостьи испугались не на шутку. Таня вынула таблетки валидола, протянула обоим. Фёдор Иванович лекарств не пил из принципа, но тут не отказался, положил под язык. Надя проглотила по привычке, не восприняв совета Тани, как с нею поступить. Холодок во рту на Фёдора Ивановича подействовал  успокоительно, и когда из-за  двери спросили: - Кто там? - он уже справился с волнением и теперь усердно поддерживал Надю, которая готова была упасть.
         Надя переживала этот момент встречи с потерянной не по её воле дочерью особенно остро.
         Она впилась широко открытыми глазами в дверь. Вся её материнская суть читалась в устремлённых глазах на эту волшебную дверь, за которой должна стоять её дочь, если, конечно, это была она.
         Дверь открылась. Женщина лет пятидесяти, с тёмной причёской, тёмными бровями, не подёрнутыми ещё сединой, тёмнокарими глазами равнодушно смотрела в лицо старухи. Лёгкая тень разочарования промелькнула в её узком лице с длинноватым носом. Тонкие в ниточку губы, удлинённые возрастом, изогнулись в скептическом недоверии, когда она рассматривала Надю сверху вниз.
         Рослая женщина, однако, понравилась Фёдору Ивановичу с той  скоростью, которая возможна, чтобы пауза не затянулась более допустимой.
         -Дочка, это мы, твои родители - папа и мама! - решился он нарушить это нелепое стояние перед дверью. Женщина только тогда перевела взгляд на старика. Что-то родное, на уровне подсознания, ощутилось ею именно в нём. Она очнулась, суетливо нырнула в прихожую, довольно быстро зачастив:
         -Ой, что это я? Проходите же, конечно, проходите!
         Надя, привыкшая всю свою жизнь всем подчиняться, не решилась броситься к этой женщине с объятиями, только слёзы радости наполняли её глаза, мешая смотреть  под ноги. Фёдор Иванович вёл её под руку к ближайшему стулу, усадил,  после чего и сам поискал, куда бы присесть. Людмила смотрела на старика, находила в его лице  черты, похожие на её, свыкалась с мыслью, что, возможно, перед нею не самозванцы.
         Но старуху её сознание с матерью, как видно, не хотело отождествлять. Надя действительно,
         став окончательно седой с белёсыми глазами, выглядела серой мышкой и не впечатляла ничем. Конечно, когда сорок с лишним лет дочь не знала, где её мать, забыла, как она выглядит, чего достигла в жизни, хотелось ей увидеть что-то значительное и успешное. Здесь же сидела женщина с психологией домработницы-дворника без эффектного прикида. Старик, конечно, достаточно высок, как и она, но он - пенсионер со стажем и, конечно, с копеечной пенсией.
         А ей, бухгалтеру маленькой фирмы, едва ли потянуть дочь с мужем-неудачником и внучкой впридачу с этими стариками. Вслух же  она пригласила гостей к столу, который был заранее накрыт. Оставалось только разлить чай по чашкам, после чего Люда стала ждать доказательств от московских женщин, заваривших это дело.
         -Всю жизнь я мечтала найти свою дочку, - почти шёпотом по-немецки проговорила Надя. Её глаза впились в лицо Людмилы в немом ожидании. Таня и Алла, не поняв фразы, уставились на старуху. Но Людмила вдруг подошла к Наде и, обнимая её, на чистом немецком языке стала частить фразу за фразой. Фёдор Иванович окончательно прослезился, и теперь уже вытирал и нос и глаза.
         Московские женщины совершенно ничего не могли понять, что происходит. Немецкого языка у них в планах встречи не было. Людмила, когда прошли минуты волнения от встречи, рассказала, что в школе на уроках немецкого языка стала поправлять учительницу, когда та с акцентом произносила какое-нибудь слово. Попала в число немцев. Так в паспорте теперь и значилось - немка.
         Поэтому и сослали в немецкое поселение. Одна бездетная семья приютила. Старики уже умерли, но успели заработать вот эту квартиру.

         глава 69

         Новость пришла не оттуда, откуда Николай Фёдорович ждал её с замиранием сердца. Казалось, что уже близка заветная мечта. Вот не сегодня-завтра из Редакции раздастся звонок на его сотовый телефон, приятный голос пригласит зайти к редактору, обсудить...
         Вместо этого позвонил из Казахстана Владимир с неприятной новостью. Оказывается, у его жены Лены объявились дедушка и бабушка - два древних "гриба"! И Володя просил денег, долларов триста бы хватило, чтобы прилично встретить "старперов".
         Он так и выражался по телефону. Чувствовалось, что лишние родственники его не радовали, так как он и раньше жаловался отцу, что не знает, куда уходят деньги. Николай Фёдорович уже нуждался в смене компьютера, копил довольно долго деньги, чтобы маломощный компьютер наконец-то поменять на чудо техники конца двадцатого века в сто и более гигабайтов.
         Откладывать покупку уже было никак невозможно.
         Он автоматически пообещал выслать в середине месяца, выключил телефон, сел на стул и задумался. Обещание своё, конечно, можно и похоронить, придумать какую-нибудь отговорку
         убедительнее, но настроение было уже испорчено не на один день. Володя, по его мнению,ходил в разряде неудачников. Жена Владимира поддержала его материально во время учёбы в Художественном училище в Свердловске, когда тот был беден, как Буратино после закапывания трёх сольдо в землю. А вот теперь она считала должником не только Володю, но и Николая Фёдоровича, обязанных обеспечивать ей жизнь на достойном уровне.
         Талант бизнесмена у Володи, как оказалось, был посредственным, дела не клеились.  Возвращаться в Ижевск ему не хотелось, потому что из вечного лета ехать в суровую зиму в Удмуртии ему, получившему гражданство в Казахстане, было не в радость. Просьба сына была уже третьей по счёту в этом году, отчего у Николая Фёдоровича все планы рассыпались, как карточный домик.
         Мечта иметь компьютер превращалась в туман над линией горизонта, которую и определить-то было невозможно. Пока Николай Фёдорович сомневался в течение недели, сын опять позвонил по поводу невероятной новости! Старик был его однофамильцем! Мало того, получалось, что он, Николай Фёдорович, был сыном этого старого!
         Эту новость Николай Фёдорович уже не только проглотить, но и разжевать не пожелал. Никак, Володя вытягивает у него "баксы" недозволенным методом, с помощью шантажа!
         Пропал без вести отец в декабре сорок первого года, это - не погиб. Но чтобы на девятом десятке объявиться?! Николай Фёдорович уже стал злиться на сына, и твёрдо решил не откладывать покупку компьютера.
         А в это время события разворачивались с непостижимой быстротой. Неожиданный звонок по телефону застал его, всё ещё нежившегося, в постели. Дремотное состояние мгновенно его покинуло. Николай Фёдорович по-молодецки вскочил, сунул ноги в трико, воткнул их в тапочки и спешно выхватил телефон из кармана куртки. Женский голос спрашивал разрешения войти к  нему для какой-то беседы. Николай Фёдорович чертыхнулся, что забыл выключить вечером телефон, но делать было нечего, пришлось по-домашнему одеться, чтобы выйти во двор.
         -Кто там с утра торопится в гости? - спросил он голосом недовольным, подозревая, что пришли проверять электрический счётчик или ещё кто-нибудь из городских служб.
         -Извините, мы из передачи "Жди меня"! - услышал он тот же женский голос за воротами, что звучал по телефону. Николай Фёдорович открыл ворота и увидел двух женщин. Позади них стрекотал видеокамерой молодой человек, фиксируя эту встречу. Под этим видеоглазом Николай Фёдорович сразу съёжился, потеряв остатки сонного состояния.
         -Вы не пустите нас? Мы бы хотели с вами поговорить.
         -А документы у вас есть? - недоверчиво спросил Николай Фёдорович.
         Просмотрев с видом читающего расплывчатые тексты на документах, он пожалел, что не взял очки. Но было светло, и лица женщин не вызывали какой-нибудь тревоги да и богатства особого в доме его не наблюдалось. Единственно, что его смущало - беспорядок в доме, к которому он давно привык, но который приводил всякого гостя в шоковое состояние. Хозяин видеокамеры водил своей компрометирующей техникой влево и вправо, что окончательно смутило Николая Фёдоровича. Прилично, не по-Ижевски одетые дамы, испуганно и нерешительно двинулись за ним.
         Он же всё время оправдывался, делая новый шаг вперёд, что лучше поговорить во дворе, потому что в доме ещё больше беспорядка. Однако любопытство женщин толкало всю группу вперёд. Действительно, сама теснота в комнате подействовала удручающе на гостей. Стул был один чистый. Второй Николай Фёдорович стал поспешно протирать грязной тряпкой и, видя результат не блестящий, схватил со стола газету с телевизионной программой, накрыл
         сиденье. Женщины осторожно присели. Молодой человек с видеокамерой остался в проёме двери. Николай Фёдорович продавил своим телом кровать и приготовился слушать.
         -У вас, Николай Фёдорович, отца звали Фёдор? -  осторожно спросила брюнетка, отрекомендовавшись коротким именем - Таня.
         -Ну да. Разве это не понятно из моего отчества?
         -А какое у вашего отца отчество? - поспешила оживить беседу моложавая блондинка, назвавшая себя Аллой.
         -Фёдор Иванович. Да вы не с того начали! - прервал осторожный допрос женщин Николай Фёдорович. - Сын уже звонил по этому поводу. Но я сразу заявляю - самозванцев мне не надо!
         -Простите, - успокоительным  тоном продолжила Таня, - мы не утверждаем факт какой бы то ни было. Просто выясняем некоторые белые пятна в биографии пожилого человека, который потерял память на много лет. Возможно, вы и поможете эту биографию как-то дополнить.
         -А нельзя ли без этого? - сердито спросил Николай Фёдорович.
         -Понимаете, из рассказа Фёдора Ивановича мы узнали о его путешествии в город Сарапул, Ижевск и...- Таня запнулась, заглянула в свои записи, - и Алнаши! Он искал родственников, но не застал никого в живых.
         -А я-то здесь при чём?
         -Ну как вы не понимаете? Он искал Прасковью Степановну Лубину! А она жила здесь до кончины в феврале этого года! - вмешалась Алла. - У вас есть брат Пётр?
         -Ну, есть.
         -Вот только про вас он почему-то не знает. А про Петра узнал, что он находится на излечении в посёлке Постол.
         -Да на каком излечении! - махнул рукой Николай Фёдорович. - В "психушке" не излечиваются, туда попадают до конца дней своих.
         -Что уж вы так пессимистически! - удивились обе женщины враз и переглянулись.
         -Да он неизлечим. Думаю, его скоро прикончат там. Если никто из родителей не появляется, кто там будет его кормить с ложечки-то?
         -У нас медицина пока ещё бесплатная, - заметила Таня.
         -Правильно! - скривил губы Николай фёдорович. - Мне уже два зуба удалили без наркоза и два раза резали, извиняясь, что на наркоз в поликлинике нет денег.
         Простите, но мы отвлеклись от интересующего нас вопроса, - мягко постаралась перевести разговор на мирные рельсы Таня.
         -А что этому старику надо-то? - настороженно спросил Николай Фёдорович. - Может жить захотел на старости лет за  мой счёт? Так  моей зарплаты едва ли хватит на двоих!
         -Успокоиться он хочет, - заполнила паузу Алла, - понимаете? Все старые люди,  которых судьба как-то вырвала из родных мест, хотят посетить родные места, вспомнить.
         -Вот уж снова увлеклись этими покаяниями! - фыркнул Николай Фёдорович. - А отец-то был алкоголиком! Бил эту самую Прасковью-то в живот! А я там был! И родился с букетом болезней не по этой ли причине?
         -Значит, не хотите встретиться? - разочарованно произнесла Таня. - Мы ведь все расходы берём на свою передачу.
         -Ну, это совсем другое дело, так бы сразу и говорили, - успокоился неожиданно быстро Николай Фёдорович, - даже интересно поговорить!
         -А мы вам уже и билет купили! - повеселела Алла, до этой минуты скучающим взглядом рассматривавшая небольшую фотографию военного на фоне большого фотопортрета в тёмнокоричневой раме, - На завтра!
         -Да? С вами не соскучишься. А как быть с работой?
         -А вы где работаете?
         -Так столяром в фирме.
         -А телефон есть?
         -Ну есть, конечно.
         -Считайте, что мы этот вопрос с повестки дня сняли! - засмеялась Таня.
         Николай Фёдорович взял из рук Тани билет, повертел его в руках.
         -Что, вот так закрыть дом на ключ и вперёд? А я даже не успел в квартиру ещё ни одной вещи перевезти. В Москве долго придётся находиться? И куда там обращаться?
         -Вы с нами и поедете! - засмеялась Алла. - Завтра на вокзале мы вас будем ждать в пять часов вечера на перроне. И пожалуйста не опаздывайте!
         -И уж не подведите нас! - просительным тоном добавила Таня. Молодой человек с видеокамерой всё это время то включал видеоглаз, то выключал, отчего стрекот мотора действовал раздражающе на хозяина избы.
         И когда гости покинули, наконец, дом, вздохнул с облегчением.
         Он долго выбирал рубашку, долго её гладил. Затем очередь дошла до брюк. Пришлось откопать и один галстук на всякий случай. Возня эта вызвала  на свободу несколько нехороших слов. Тут и женщинам из Москвы досталось, и Володе, а уж старика, который осмеливался называть себя родственником, Николай Фёдорович и вовсе затолкал под толстое одеяло из отборного мата.
         Вспомнился детский разговор с матерью.
         -Мама, а если объявится папа вот сейчас, лучше нам с ним будет, чем с дядей Лёшей?
         Мать тогда мечтательно посмотрела в пустоту и ответила: - Ой, как лучше-то было бы, когда бы Феденька да  объявился!
         -Вот, Прасковья Степановна, зри с неба-то на покойничка в живом виде! Чёрт побери! Раньше-то память не мог пробудить? - почти вслух шептали губы Николая Фёдоровича. - Ну, повидаться, поболтать  придётся. Старик всё-равно где-то живёт, уедет и не сегодня-завтра помрёт. Всё и забудется.
         Голова Николая Фёдоровича  всё тяжелела, появилась мысль - не опоздать бы. И он заснул с какими-то сумбурными мыслями, от которых вся жизнь его повернулась к неясному будущему.
         На другой день на железнодорожном вокзале его встретили вчерашние женщины из Москвы.
         Неожиданно для Николая с ними оказался и Володя. Лицо Николая Фёдоровича посветлело. Обниматься отец и сын не стали. Было это у них не принято, потому что какая-то отталкивающая сила была заложена ещё Прасковьей Степановной, не любившей телячьих нежностей. Николай Фёдорович перевёл взгляд на скамейку, которую украшал раритет Советского Союза - старик, похожий на высохший  гербарий, смотревший на него тёмнокоричневыми глазами в венке выцветших волос, не везде торчавших из черепа кучно.
         Старик медленно встал, как ни странно, без палочки или батога, подходившего как нельзя кстати для такого возраста, и медленно стал приближаться к Николаю Фёдоровичу. Николай Фёдорович, конечно, выглядел на фоне "старпера" молодцом, мог пробежать сто метров за автобусом, чтобы в него же и  сесть и не задохнуться. Поэтому с интересом уже наблюдал за  усилиями старика.
         Вот уже сблизились "полновесный век" с "шестидесятником", вот старик протянул вперёд руки, зашепелявил сквозь очень редкий зубовный частокол первую фразу: - Вылитый я в молодости!
         Видеокамера забегала вокруг них, отвлекая Николая Фёдоровича от излишней подозрительности к пришельцу из параллельного мира. Он хотел отодвинуться, прервать это надвижение, но побоялся, что старик упадёт и остался недвижим.
         Володя подбежал, поймал старика за руку и спасительно остановил наплыв массы из костей и жил на Николая Фёдоровича. Чувства родственности никак не хотели одолеть им. Губы Николая Фёдоровича скривились помимо его воли в подобие улыбки, чтобы совершенно чужой для него старик не почувствовал себя глупо. Но уже в следующее мгновение лицо старика побледнело, рот широко раскрылся в попытке ухватить побольше воздуха, ноги подкосились, и сухое, вмиг отяжелевшее тело стало проскальзывать сквозь усилия Володи к асфальту. Ситуация создалась трагическая. Поезд должен был вот-вот тронуться.
         Женщины из Москвы с горестным выражением на лицах что-то говорили проводнику вагона, сразу поняв, что все усилия по подготовке передачи по телевидению срываются. Таня подошла к Володе со словами соболезнования. Потом, после объявления по радио об отправлении поезда, заторопилась нырнуть в тамбур вагона вслед за молодым  человеком с видеокамерой. Алла спешно записала телефоны Володи и Николая Фёдоровича, чтобы справиться о здоровье старика и пообещала обязательно организовать встречу в Москве. Почти на ходу она запрыгнула в вагон поезда, который стал лениво набирать скорость мимо отца с сыном и старика, лежавшего на асфальте.

         глава 70

         "Скорая" подъехала почти мгновенно. Поставил врач "скорой" старику укол для поднятия или понижения давления. Заглянул врач в глаз, приподняв веко. Покачал головой, попросил паспорт старика. Увидев адрес прописки, развёл руками, сказал, что не может принять в больницу.
         На том и укатила "скорая". Николай Фёдорович пугался одной мысли, что старик помрёт в пути. Уже исчезли из его головы надежды на покупку компьютера. Ему даже в голову не приходили теперь те "нехорошие" слова, от которых он не пытался избавиться за последние двадцать четыре часа.
         Усталость охватила его с ног до головы от раздумья, где заказывать гроб, венок, памятник. Сама мысль о похоронах терзала его  всю дорогу, пока такси раскачивала старика, бросая его то в объятия Володи, то - Николая Фёдоровича.  Поглядывая на лицо старика Николай Фёдорович своим художническим взглядом обнаруживал явное сходство того с фотографиями, хранившимися дома в альбоме многие годы. Сходство это трудно было отрицать, но и привыкать к слову "папа" или "отец" было Николаю Фёдоровичу поздно.
         Такси остановилась у дома. Вдвоём с сыном они с трудом вташили в комнату старика и положили на кровать. То ли от толчков при движении, то ли от посвежевшего воздуха, Фёдор Иванович открыл глаза, непонимающе уставился на сына и внука, попытался встать.
         -Где это я? - был первым его вопрос.
         Николай Фёдорович криво улыбнулся, сказал:
         -Лежите, вам надо отдохнуть с дороги.
         Володя легонько прижал плечо старика и тоже добавил:
         -Лежи, дед, а то пугаешь нас своими фокусами!
         Старик непонимающе рассматривал Володю, повернулся на левый бок и, как будто согласившись, задремал.
         -Кажется, папаня, обошлось? - с надеждой в голосе спросил Володя.
         -Ещё неизвестно, - пробурчал Николай Фёдорович. Он обдумывал теперь житейский вопрос - чем кормить гостей и как поставить раскладушку в этом нагромождении ненужных, по мнению редких посетителей дома, вещей. Но Володя уже во-всю хлопотал, без зазрения совести собирая хлам в найденные мешки и мешочки, постоянно хлопал дверью, вынося всё подряд куда-то во двор.
         Скоро нижний этаж уже походил на жилое помещение, в котором нашлось место раскладушке. Стол был освобождён от книг, бумаг и газет, а кухня могла быть использована для приготовления ужина.
         Старик, когда воздух после протирания пола влажной тряпкой стал ещё свежее, очнулся окончательно и сел на кровати, бодро хлопая ресницами.
         -И что это было со мной? - удивлялся он, будто требовал объяснения у сновавшего взад-вперёд внука. Получалось, что основным родственником старика был Володя, женатый на его внучке, а Николай Фёдорович тогда кто?
         Только сейчас до Николая Фёдоровича дошло нелепое совпадение обстоятельств. Если бы сын не женился на Лене, заимев одного деда на двоих с этой Леной, Николай Фёдорович никогда бы не узнал, что Фёдор Иванович, родной отец его - жив, здоров до сих пор?
         Теперь уже невидимая игла воткнулась в мозг Николая Фёдоровича, боль стала невыносимой. Требовалось проглотить таблетку цитрамона для уничтожения не только этой головной боли, но и дурных мыслей. Володя сообщил радостным голосом, что он зверски проголодался. Николай Фёдорович почти бегом сходил в магазин, купил всё необходимое и даже больше. Экономить уже было бессмысленно, потому что ни о каком новом компьютере речи быть не могло. Дома он занялся приготовлением пищи, применив все свои навыки в поварском искусстве.
         Сыну ужин понравился, особенно приличного размера бутылка водки. Сам Николай Фёдорович наклонился, достал из-под стола бутылку домашней настойки с десяток градусов крепости.
         Старик очнулся как раз к застолью, от настойки не отказался, и быстро захмелел. Следы былого недуга совершенно исчезли. Нахально подмигивая Фёдор Иванович стал рассказывать, как здорово он всех разыграл.
         -Ну что бы мы там, в Москве, делали? - вопрошал он со смехом собутыльников. - А тут вот посидим по-родственному!
         Старик вдруг заплакал. Николай Фёдорович смотрел на отца с изумлением. Он опять вспомнил, как мать рассказывала об актёрских способностях отца. А отец осматривал стены осоловевшим взглядом сквозь капавшие слёзы и так же быстро перевёл разговор на другое:
         -Ты не будешь возражать, Николай, если я тебя буду сыном звать?
         -Зовите. Чего уж там! - ответил не пьянеющий от настойки Николай Фёдорович.
         -Наверно, дорогие картины-то покупаешь? Неужто так богат?
         -Да дед, ты чего? Папаня сам рисует! - уточнил Володя.
         -Неужто художник? Вот ведь как получается!
         Старик от картин перешёл на разглядывание фотографии.
         -Да ведь это я? - с изумлением воскликнул он. - Не застал я Прасковью-то, вот ведь, беда-то какая!
         Володя затосковал, вспомнив, видно, свои слабые успехи в Художественном училище. Николай Фёдорович смотрел исподтишка на старика и медленно привыкал к факту его реального существования.
         К ночи, когда никому из них не пришло в голову включить телевизор, Николай Фёдорович предложил Володе ночевать с дедом, а сам пошёл на второй этаж. Володя уложил старика в постель, подождал, когда тот успокоится, закроет глаза, пошёл смотреть второй этаж.
         Он будто знал, что на втором этаже точно такой же беспорядок, который он обязан разгребать. Николай Фёдорович обрадовался помощнику, извиняясь за свою безалаберность.
         Порядок был наведён быстро, несмотря на то, что оба были под хмельком.
         -Папаня, а что делать-то мне теперь? - задал, наконец, вопрос Володя. - Лена-то, как бы, сестрица мне получается?
         -Да...дела тёмные...сразу-то и не ответишь. Вроде как бы и разводиться надо да дружить по-родственному, - промямлил Николай Фёдорович.
         -Так спим же уже давно! - чуть не плача воскликнул Володя. - Может, всё-таки не его эта внучка-то? Люблю ведь её!
         -Ладно, давай завтра это, как-нибудь, - уныло прервал Николай Фёдорович сына. - Завтра и старик что-нибудь подскажет. Вообще-то ведь матери разные. Почти кузина. А на кузинах при царе женились, - попытался успокоить сына Николай Фёдорович.
         Сын ушёл вниз. Николай фёдорович разделся, выключил свет, лёг в постель и стал с открытыми глазами страдать. Он впервые не включил корейский телевизор, чтобы не мешать старику восстанавливать силы.
         Воскресное утро выдалось солнечным. Настроение у всех троих сначала было хорошим. Портиться стало, когда старик посмотрел наивными глазами на Николая Фёдоровича и сказал:
         -Вот скажи мне, Николай, кто тебе дал это царское имя? Ведь не идёт оно тебе!
         -Так меня же не спрашивали! - рассердился Николай Фёдорович. - Мать дружила с каким-то парнем в деревне Гольяны, тоже Николаем звали. Вот оттуда и пошло!
         -Я не осуждаю  Параську, бог ей судья. Да ведь вот какая незадача выходит! Дочь-то Людмила, если с этим парнем из деревни у Прасковьи ничего не было, сестра ведь тебе!
         А Володька, твой сын - мой внук!
         -Да уж так выходит, - согласился Николай Фёдорович.
         -Выходит, Володька женился, как бы, на родной сестре? - весело заржал старик. - И чего на свете не бывает! Не женись бы Володька на Лене, моей внучке, едва ли бы мы и встретились, а? Нет, я не против, любят они друг дружку, туда им и дорога. А всё-таки чудно!
         -Да ты, дед, чего раскудахтался? - возмутился Володя. - Будто меня и нет рядом! Я спрошу Лену, что она думает по этому поводу. Как решит, так и будет. Мне и самому, конечно, неприятно, что так получилось! А что, я виноват что ли в чём?
         Николай Фёдорович и Фёдор Иванович ничего не ответили, уткнулись в свои тарелки и уже дальше ели молча.
         -Ну как дальше-то? - спросил Володя, когда они позавтракали.
         -А что? Повидались и довольно! - рассудил Фёдор Иванович. - Вот ещё бы фотографии посмотреть. Может, сынок, что сохранилось? Много я в молодости фотографироваться любил.
         Да, Володь, было дело, хаживал я знатно на лыжах-то! Орёл был в молодости! Сейчас уже не то. Сил не хватает даже через Надю перелезть, - засмеялся старик.
         Николай Фёдорович принёс семейный альбом со старыми фотографиями, положил на кровать.
         Пожелтевшие фотографии Фёдор Иванович рассматривал сквозь слёзы. Он гладил их ладонью, часто смотрел куда-то вдаль. В такие моменты он будто покидал комнату, раздваиваясь душой и телом, не слыша и не видя ничего вокруг.
         -Дед, а дед! Слышь, что говорю? - крикнул Володя ему в ухо. Фёдор Иванович вздрогнул всем телом, посмотрел на внука, сказал обиженно:
         -Ну чего орёшь? Не видишь, вспоминаю. Ох, жизнь прошла, пора умирать.
         -Да вы что, Фёдор Иванович, вздумали-то? До дому ещё добраться надо! Жена ваша с Людой и Леной из Москвы вернутся, и вы вслед за ними!
         Передача-то сегодня вечером будет по телевидению. Давайте посмотрим, а уж завтра домой и отправитесь! - уговаривающим тоном зачастил Николай Фёдорович.
         Он так привык на "вы" разговаривать с дядей Лёшей, что никак не мог перебороть себя, чтобы Фёдора Ивановича назвать просто папой или отцом и обратиться на "ты". Старик посмотрел на него с заметной укоризной, отложил фотографии.
         -Не веришь ты, сынок, что я - твой отец. Вижу-вижу! Так я и сам не верю, что я ещё жив. Как это получается: кто-то живёт недолго, а вот такой, как  я, живу и живу! Будто в укор хорошему человеку. Да, война прошла мимо меня, стрелять-то пришлось немного. А вот помытарить досталось. Даже амнистию не заслужил. Так вот в предателях и хожу.
         -Да ладно, дед! С кем не бывает. Зато ты жив-здоров, а герой или ещё  какой, не трепись направо и налево, этим справедливости не добьёшься, - умозаключил Володя. Николай Фёдорович с изумлением смотрел на сына, поражённый его философским заключением далёкого от геройства жизненного пути старика. Когда человек переступает границу средней продолжительности жизни, наверно, поздно терзать его обвинениями в допущенных ошибках того срока жизни, когда более всего молодой организм боится смерти и всячески изворачивается, чтобы избежать её.
         И можно ли зайчиху обвинять в том, что она бросает на съедение своих зайчат, за их счёт спасая себя? Человек - то же животное, и к своей жизни относится тоже не равнодушно.
         Вечером Николай Фёдорович включил телевизор, и они стали ждать, когда члены их  семьи украсят своими лицами экран. Передача "Жди меня" началась, как обычно, с общего разговора о том, что теряются люди и, что удивительнее всего, передача "Жди  меня" часто их находит. Ведущий передачи подчёркивает, что это нелегко, но им помогают люди, часто по своей инициативе, за что передача очень им благодарна. Дальше пошли случаи, в которых люди из-за  перегородки откуда-то выходили в виде сюрприза, шли объятия, слёзы, улыбки радости.
         Режиссура  встреч была отработана блестяще. У зрителей в зале выступали слёзы умиления, ладони сами отбивали чечётку. Передача подошла к концу, но родных лиц ни Володя, ни Фёдор Иванович так и не обнаружили на экране телевизора.
         -Что же это случилось? - почти враз спросили друг друга Фёдор Иванович и Володя, глядя почему-то на Николая Фёдоровича.
         -А что ещё могло случиться хуже  того, что ты, старый, захотел театрально сдохнуть на вокзале? - вдруг вырвалось у Николая Фёдоровича, вмиг потерявшего интеллигентную сдержанность.
         -И то верно, - согласился Фёдор Иванович, - не к месту как-то вышло.
         Он не только не обиделся на сына за его слова, а даже обрадовался этому семейно  прозвучавшему - старый. Но уже поперхнулся Николай Фёдорович невольно прозвучавшей грубостью. Угрызения совести стали мучить от того, что старик вовсе не разыгрывал свою смерть, а просто переволновался при встрече. И слава богу, что "не сыграл в ящик" по-настоящему!
         Билеты в Москву удалось обменять на поезд до границы с Казахстаном. При расставании Николай Фёдорович сунул Володе пачку денег, мысленно проводив до отхода поезда новый компьютер в карман сына.
         Поезд не замедлил тронуться. Фёдор Иванович мелькнул в окне, Володина рука поелозила по стеклу прощально. Николай Фёдорович вздохнул глубоко с тем ощущением, что не только освободился от трудной заботы о гостях, но и от проблемы, куда потратить эти деньги, несколько дней мучившие его рассудок. На душе стало спокойно.

        глава 71

         Надя, Людмила и Лена немедленно вернулись из Москвы в Астану, как только при встрече с Таней и Аллой узнали о состоянии здоровья Фёдора Ивановича. Московские женщины не пытались их уговаривать остаться на репетицию передачи "Жди меня". Они только хотели отложить встречу на другое, более благоприятное время. Конечно, это несло передаче убытки, но они существовали на телевидении всегда.
         Старик с Володей приехали для женской половины семьи неожиданно в бодром состоянии духа. Фёдор Иванович всё время ходил по квартире в странном возбуждении, как будто не находил себе места. Под вечер он подошёл к Наде, положил руку ей на плечо.
         -А знаешь, ведь я сегодня умру.
         Эти слова были произнесены так буднично, что Надя взглянула на него с улыбкой и замахала рукой:
         -Да ладно шутить-то! Поживём ещё! Ведь - лето, не зима. Вон как на улице-то тепло!
         Но Фёдор Иванович как-то сразу сник, как будто решив окончательно для себя итог своего существования. Надя тоже вся скукожилась, почувствовав себя значительно старее. Фёдор Иванович будто своими словами, такими будничными, но такими жуткими из-за своей открытости, подвинул её к будущему одиночеству.
         Ни Володя, ни Людмила с Леной на слова Фёдора Ивановича внимания не обратили. Они не могли переварить новое своё родство, смотрели друг на друга смущённо и даже с некоторым раздражением. Мало того, что тёща Володи была  часто сварлива, так она ещё впридачу оказалась и тётей!! Новоиспечённая тётя, она же и тёща, расправила постель для родителей.
         Надя, гадая - шутит Фёдор Иванович или прдчувствует кончину, спать не спешила, а смотрела краем глаза, как Фёдор Иванович зашёл в другую комнату, где находились Володя и Лена.
         -Решают дети свои проблемы, - усмехнулся Фёдор Иванович, выйдя почти сразу назад, - им не до меня. А знаешь, Надя, пусть живут. Не надо только болтать людям. Фамилия у Людмилы другая, и у Лены тоже. Так что можно родство-то похоронить в моём гробу.
         -Да что ты всё об одном и том же! - почти плача воскликнула Надя. Фёдор Иванович ничего не ответил, отчего она и впрямь поверила в его предчувствие. От этого не хотелось лечь в постель рядом с будущим покойником.
         До сна дело не дошло. Фёдор Иванович схватился обеими руками за грудь и стал валиться на пол.
         Надя истошно закричала: - Володя! Люда!
         Оба вбежали в большую комнату. Володя успел подставить руки, но старик пробил их и глухо стукнулся о ковёр, смягчивший удар. Смерть была мгновенной. Все трое стояли неподвижно несколько мгновений, показавшихся  вечностью. Лена вышла из другой комнаты с заплаканными глазами с опозданием, так как хотела скрыть своё состояние. Сейчас её заплаканные глаза смотрелись естественно. Володя достал сотовый телефон и позвонил в "скорую помощь". Прибывший врач осмотрел Фёдора Ивановича, написал на бумажке подтверждение о смерти, предложил позвонить в Морг, чтобы забрали тело для заключения причины такого обстоятельства, и покинул квартиру.
         Втроём они подняли отяжелевшее тело Фёдора Ивановича, положили на стол, отчего ноги его свесились почти до пола. Эта неудобная поза как будто даже не нравилась покойнику. Он стал медленно сползать до соприкосновения носков туфель с полом, после чего успокоился.
         Ровно минуту или две Володя, Лена и Людмила не двигались с места, зачарованные этим действием трупа. И только Надя приковыляла вплотную к столу, пытаясь обнаружить какие-нибудь признаки жизни в лице своего мужа.
         И после того, как Надя осознала, что пути назад у Фёдора Ивановича к жизни не намечается, она всплакнула, но не так, чтобы истерично. Но со слезами искренними и молча.
         -На всё воля божья! - выразительным шёпотом произнесла она привычную для старых людей фразу. Эта вера в бога как-то медленно и неохотно захватывала её. Ни молиться, осеняя себя крестным знамением, ни  в церковь ходить они с Фёдором Ивановичем так и не посмели, а вот что-то набожное произнести с языка почему-то часто и срывалось.
         На другой день приехала "скорая" другого направления. Два хилых санитара, видно из тех, кому позволили служить далеко от тех мест, где могут стрелять, вошли с носилками в квартиру, боязливо подошли к покойнику и задумались на минуту. Возраст их едва тянул на восемнадцать лет, поэтому Володя взял Фёдора Ивановича под плечи, санитарам оставил ноги. Таким образом они положили тело на носилки. Сухое тело покойника стало загадочно тяжёлым, отчего санитары мялись, никак не могли решить, кому из них нести носилки у изголовья.
         Володя не выдержал, приказал боле крепкому на вид поднимать носилки впереди него, крякнул и тяжёлым шагом двинулся вслед за санитаром к выходу. Второй парень суетился, обогнал их, прыгнул в салон автомобиля, подхватил носилки, которые плавно покатились по полозьям. Врач-анатом пообещал, что всё будет сделано незаметно, но факт смерти будет установлен точный.
         После его слов Надя снова замочила слезой глаза. Видно, ей стало страшно при мысли, что и её скоро тоже будут препарировать и с такими дефектами закопают.
         После возвращения в квартиру Володя стал беспокоиться о следующих приготовлениях к похоронам. Он явно торопился, звонил, договаривался. Потом он  ушёл платить за услуги  землекопов, покупать гроб, венок, памятник. Когда он вернулся через несколько часов,
         Людмила, уже остывшая от спора с зятем по поводу открывшегося родства, тоже с намокшими глазами обнимала мать, перейдя на немецкий язык незаметно для обоих, успокаивала Надю, обняв за плечи.
         Володя хлопал глазами, не понимая лающий язык. Он был теперь уже рад, что не на немке женился. Правда, другой факт не казался ему слаще. Ему ещё предстояло познакомиться с Петром Лубиным, вторым сыном Фёдора Ивановича, но он надеялся, что этот второй Пётр не страдает отсутствием ума.
         Людмила уже пригласила Надю жить в её квартире, но это тягучее привыкание к родству захватило и старуху. Надя чувствовала себя в квартире дочери скованно. Дорогая мебель, ковры, люстры давили на её психику.
         Барак ей был привычнее, поэтому она отказывалась неумело, боясь обидеть дочь, которая и имя носила не ею названное. Людмила и сама чувствовала, что лучше бы было так, как было до знакомства. Зять, конечно, не сахар, особых способностей в бизнесе не проявил, Лену без матери обеспечить не может, а теперь и вовсе развинтится! Тётка ведь - не тёща, подавай родственнику всё, что можешь!
         А всё виновата Советская власть! Какого чёрта надо было отбирать детей у "врагов народа", давать им другие фамилии и имена? Вот и накровосмесились! Вот и пошла хилая молодёжь!
         С такими мыслями Людмила находилась с Надей на кухне, готовила ужин. Надя смотрела в окно, обе молчали, у обоих были свои мысли. Вошёл на кухню Володя. Чтобы развеять молчание женщин, он сообщил, что завтра, наверно, гроб уже привезут, остальное будет готово дня через три.
         Похоронили Фёдора Ивановича тихо, без лишних гостей. Пришли только три человека, которым покойный нравился умелым изготовлением для них обуви. Соседи только посмотрели вслед автобусу, не надеясь на приглашение на обед. Памятник тоже был скромным. Звезду не заказали. Просто крест, раб божий такой-то и пожелание спать спокойно.
         Володя с Леной уезжали в Алматы. Володя даже не пообещал ещё раз приехать. Надя как-то осторожно подвигала ладошкой на прощание.
         Николай Фёдорович получив телеграмму о смерти отца, повертел её в руках. Глаза его остались сухими, ву душе не звякнула ни одна струна. Он не успел привыкнуть к неожиданно свалившейся родне, и сама мысль поехать на похороны казалась абсурдной, тем более, что деньги его перекочевали в карман Володи. Ехать было просто не на что. На душе скребли кошки. Вся его жизнь получилась какой-то скомканной.
         Одиночество его  усиливалось от того, что сын не мог бросить своё дело в далёком городе Алматы, а он не мог поехать к сыну, чтобы не сегодня-завтра стать обузой по причине надвигающейся старости, а значит и немощи.

         глава 72

         Володя ехал с Леной после похорон Фёдора Ивановича в Алматы в плохом настроении. Казалось бы, что родственные узы с Леной при смешных обстоятельствах ещё более должны были их сблизить. Но это только казалось. Само слово - сестра, пусть и двоюродная, для Володи было неприятным.
         Он смотрел теперь на жену уже как-то по-другому. Она теперь уже не казалась ему такой же красивой, как прежде, и похожие черты лица её на его черты всерьёз раздражали лишь потому, что, как он возомнил себе, теперь каждый будет смотреть на их брак, как на кровосмешение.
         Он знал теперь, что тёща воспитывалась в детдоме, поэтому и была часто невыносима в своих требованиях приносить в семью денег больше, чем жена. Теперь всё поменялось! Ему уже не нужно изгибаться в попытке заработать больше! Тёща теперь - тётя, а Лена - сестра! Он свободен от обязанностей мужа! Он же теперь - родственник! Пусть сами и зарабатывают на свои прихоти. А ему хватает!
         Так он думал, терзая себя новыми обстоятельствами семейной жизни. Володя ещё мог бы стерпеть, окажись Лена более дальней родственницей. Но двоюродная сестра - это было слишком!
         Лена воспринимала новость менее трагически. Ей даже нравилась вторая родственность с мужем. Правда, она быстро заметила злость, которая захлёстывала Володю, когда она, улыбаясь, шутливо называла его братцем, обращаясь с какой-нибудь просьбой. Но скоро и ей передалась эта отчуждённость, когда она вдруг додумалась, что будет, если проболтается однажды в минуту откровения подружке, кем ей приходится муж. Поэтому, подъезжая к городу Алматы, они оба были погружены в раздумья, которые ничего не давали им для потепления взаимоотношений.
         Отцу Володя позвонил через две недели. Сначала справился о здоровье, ответил на многочисленные вопросы Николая Фёдоровича. Паузу молчания выдержал, отчего отец встревоженно спросил, что случилось.
         -Пап, я думаю разводиться! - наконец выдавил из себя сын.
         -Тут я тебе не советчик, - задумчиво произнёс Николай Фёдорович. - Может, вам анализ крови на родство сдать в больнице? - с надеждой в голосе спросил он Володю. - Мало ли что! Война ведь была, вдруг да кто и грешен был?
         -Ты думаешь, что говоришь? - возмутился Володя. - Да Лена мне понравилась тем, что мы так похожи! Нас и так называют братом и сестрой. Я теперь чувствую себя каким-то идиотом, когда понял, что и детей-то плодить теперь нельзя!
         Николай Фёдорович молча ждал, когда сын скажет что-нибудь ещё. Володя вздохнул тяжело в трубку и заключил:
         -В общем, папаня, развожусь и точка. Счастливо, пап!
         После такого разговора с сыном Николай Фёдорович ходил недели две в каком-то оцепенении. Можно было надеяться, что сын плюнет на всё и вернётся в Ижевск. Вариант этот казался ему таким радужным, что дня два ходил он в магазины, не сдерживая улыбку. Отчего казался, наверно, поглупевшим пожилым мужчиной встречным прохожим. Потом  ему стало жалко Володю и Лену.
         Нелепость ситуации, в которой никто из них не был виноват, всё же приводила к нарушению закона о браке. Родственники в брачный союз не вступали с незапамятных веков, оберегая здоровье потомства. Конечно, недоработка медицинских работников в создании семьи существовала в течение всего двадцатого века в СССР.
         Никаких серьёзных исследований для создания счастливых браков не производилось. Генетика в лице академика Вавилова была изгнана из страны, как непригодная наука для страны, создающей новое общество, отличное от людей всего земного шара. Советские люди женились только по любви, и заглядывать под юбки с согласия медицины им было как-то оскорбительно.
         Все стеснялись даже задуматься о величине, глубине и сексуальной совместимости. Даже голое тело не решались посмотреть друг у друга перед свадьбой. Вся эта зашторенность сознания приводила к разочарованию если не после первой же брачной ночи, то к концу медового месяца нереко.
         А уж эти детдомовские дети, неизвестно кем рождённые и неизвестно кем зачатые уж точно могли привести к родственному браку, как у Володи и Лены.
         Такие мысли изводили Николая Фёдоровича, мешали подолгу уснуть. И сын как в воду канул.
         Звонки прекратились, сам же Николай Фёдорович никак не мог дозвониться. Так прошло  ровно полгода. Всю зиму ое щёлкал по клавиатуре старенького компьютера, всё время боясь, что скромные гигабайты однажды будут доверху переполнены информацией.
         Только весной вынырнул из небытия голос Володи.
         -Папаня, я теперь живу в другой квартире. Телефон, который я тебе давал, забудь! Лена уехала к матери в Астану. Там и родила сына. Я к ней ездил, сын - здоровенький, не знаю, что будет дальше.
         Такой разговор привёл Николая Фёдоровича в полное недоумение. Кто была новая жена или сожительница, осталось глубокой тайной. Но фактом стали постоянные просьбы послать сколько-нибудь денег.
         А в Астане Лена не просто родила сына. Она так боялась родить какого-нибудь урода с генетическими отклонениями, что призналась во всём врачу-гинекологу. Врач-мужчина выслушал молча, покачал головой в знак согласия с её сомнениями, после чего очень подробно распросил о поведении матери и отца. Узнав, что матери у Лены и Володи были разные, врач успокоил Лену, сказав, что это уже не так страшно, потому что вариант вырисовывается пятьдесят на пятьдесят.
         Лена буквально превратилась в подопытного кролика. Врачи и санитарки в Роддоме стали навещать роженицу, разглядывать её, задавать вопросы. Казалось, что они целой бригадой собрались написать диссертацию на тему - совместимость браков между близкими родственниками. И когда родился здоровый ребёнок без каких-либо отклонений, врач-акушер заверила Лену, что она с мужем может быть спокойна в отношении этого ребёнка. Однако она настоятельно советовала не повторять более таких экспериментов.
         Узнав, что Лена уже развелась, врач посчитала этот шаг разумным и заверила, что такую красавицу ещё непременно полюбит какой-нибудь молодой человек.
         Лена была практически родственницей и Володе, и Николаю Фёдоровичу, но отношения, тем не менее, постепенно тускнели, связь в письмах и звонках осталась какой-то дежурной. Говорить о чём-либо сокровенном не хотелось. Надя, так и не дожив до полного звучания имени и отчества, тихо  угасла в одно сумрачное мартовское утро. На  похороны ни Володя, ни Николай Фёдорович не поехали. Был на похоронах только Пётр, который соизволил-таки
         проводить мать в последний путь, помочь сестре Людмиле.
         Лена сообщила Володе по телефону о подробностях этого грустного события, а уж Володя пересказал Николаю Фёдоровичу всё по телефону в краткой беседе.
         Жизнь Николая Фёдоровича в эти годы была небогатой. Столяром он не мог много денег заработать. И возраст был не тот, и душа не лежала хапать и хапать. Больше хотелось не спать ночью, потому что ситуация в России была переполнена какой-то бесшабастностью.
         Новости с телеэкрана падали в уши его щедрой россыпью. Хотелось смотреть и слушать всё подряд.
         Время пролетало с чудовищной скоростью. Постоянно объявлялись похороны великих, количество катастроф возросло, благодаря Интернету, опутавшему землю. Всё, о чём раньше узнать было невозможно, выперло из Космоса на землю и пролилось дождём с повсеместным промачиванием мозгов. Уже стало известно, что сказал Президент, что ответили ему. Кто с кем переспал, кто в людном месте неприлично оголился, кто кому признался в любви на Канарах, в Африке, в Англии, в Москве и вообще где угодно.
         В это же время пришла телеграмма из посёлка Постол о смерти брата Петра. Психиатрическая больница хоронила несчастного за пределами кладбища. Яму копали вполне разумные психи неглубоко. В общую яму положили Петра рядом с женщиной, активно закопали. Вокруг больных расхаживал санитар с мощным хлыстом, которым одного из четырёх больных огрел безжалостно.
         Скоро всё это отошло на второй план. Сын стал звонить чуть не каждую неделю, пытаясь, как видно, бороться с привязанностью к Лене, которая всё же была первой любовью, и нравилась больше второй жены. Это Николай Фёдорович из разговоров с сыном как-то чувствовал при повороте бесед о здоровье внука Ромы. Его только задевало за живое желание Володи скрыть фамилию, имя и отчество новой жены.
         Находясь за тысячи километров от этого города в Казахстане Николай Фёдорович не мог понять, что такого таинственного могла скрывать фамилия сожительницы его сына. Может быть сын планировал сбежать от новой женщины и не считал нужным вводить её имя в список родни?
         Но время шло или летело, в зависимости от обстоятельств. Однажды Володя порадовал Николая Фёдоровича фактом рождения дочери. Теперь уже отец стал настойчиво требовать раскрыть, наконец, имя, отчество и фамилию незнакомки, решившейся добавить внучку в его древо жизни. Юлия Анатольевна Истомина, русская по-национальности, могла бы жить и дальше по-соседству с квартирой Володи в городе Алматы.
         Но она жила в одной с Володей квартире, а он ел приготовленное ею кушанье, мылся с нею в одной ванне и, самое жуткое, спал с нею в одной постели!
         Спокойная жизнь пожилого жителя города Ижевска получила новый излом! О, он хорошо помнил Олю Истомину, появившуюся в Подлесной города Ижевска в один из вечеров, когда молодёжь, как обычно, встала в круг и волейбольный мяч отскакивал поочерёдно от напружиненных пальцев собравшихся. Стройная старшеклассница, не блиставшая броской красотой, как-то запала в сознание и сама помогла ему с ней познакомиться, сравнив Николая Фёдоровича с известным артистом.
         Это польстило Николаю Фёдоровичу и он вдруг почувствовал - это она, та самая, с которой ему легко будет шагать рядом по жизни. Он, окончивший только что институт, но ещё не укрепившийся в экономическом плане, решил для себя дождаться, когда Оля закончит десятый класс, и уже не стесняясь чьего-либо мнения, будет дружить с девушкой. Так оно и случилось.
         Летом он познакомился с отцом и матерью Оли, узнал имя, отчество и фамилию. Сразу вспомнился мастер участка в заводе, чересчур строго относившийся к нему, который оказался братом Оли. Это несколько охлаждающе влияло на его привязанность к Оле, но девушка так влюблённо смотрела на него в минуты их встреч, что Николай Фёдорович решил для себя о брате больше не думать. Дружба не постепенно, а чересчур быстро переросла в любовь, которая породила и спутника любви - ревность.
         Оля была, как и все девушки в её возрасте, откровенно влюбчива, а Николай Фёдорович, тогда уже двадцатишестилетний парень, настраивался на женитьбу. Легкомысленное кокетство Оли воспринимал он как будущую неверность мужу. Из откровенных бесед с Олей он узнал, что семья их жила в Москве, брат отца занимал какой-то  высокий пост, был осуждён, после чего отца Оли уволили с работы, как имеющего близкого родственника в заключении.
         Оля тогда не произнесла это малознакомое Николаю Фёдоровичу - "враг народа", но ему стало понятно это неожиданное появление семьи в Ижевске. Здесь, вдали от Москвы, не так жёстко относились друг к другу люди - сидевшие и не сидевшие. Сам факт попадания за решётку часто произносился одной фразой - "от тюрьмы да от сумы не зарекайся".
         Серьёзное решение жениться на Оле потускнело и незаметно растворилось в повседневных буднях и праздниках.
         Желание овладеть девушкой на законных основаниях исчезло ещё  и потому, что  в возрасте Оли любопытство к сближению с мужчиной было выше разумной предосторожности. Однажды это должно было случиться. Всё произошло как-то обыденно. Николай Фёдорович рисовал портрет Оли. Оба  устали к концу рисования портрета. Девушка увидела прекрасно выполненный портрет, пришла в неописуемый восторг, кинулась обнимать художника. А он уже не выпустил её из рук.
         Так, небрежно вытерев руки от краски, попавшей на них, он увлёк девушку на кровать, стоявшую рядом. Только влюблённая до конца девушка Оля могла вот так, не  сопротивляясь, упасть на подушки и ждать, когда же это действие начнётся. И вот сейчас Николай Фёдорович терзался сомнениями.
         Там, в Казахстане, это совпадение фамилий могло обозначать либо ничего либо что-то неприятное!

         глава 72

         Володя ехал с Леной после похорон Фёдора Ивановича в Алматы в плохом настроении. Казалось бы, что родственные узы с Леной при смешных обстоятельствах ещё более должны были их сблизить. Но это только казалось. Само слово - сестра, пусть и двоюродная, для Володи было неприятным.
         Он смотрел теперь на жену уже как-то по-другому. Она теперь уже не казалась ему такой же красивой, как прежде, и похожие черты лица её на его черты всерьёз раздражали лишь потому, что, как он возомнил себе, теперь каждый будет смотреть на их брак, как на кровосмешение.
         Он знал теперь, что тёща воспитывалась в детдоме, поэтому и была часто невыносима в своих требованиях приносить в семью денег больше, чем жена. Теперь всё поменялось! Ему уже не нужно изгибаться в попытке заработать больше! Тёща теперь - тётя, а Лена - сестра! Он свободен от обязанностей мужа! Он же теперь - родственник! Пусть сами и зарабатывают на свои прихоти. А ему хватает!
         Так он думал, терзая себя новыми обстоятельствами семейной жизни. Володя ещё мог бы стерпеть, окажись Лена более дальней родственницей. Но двоюродная сестра - это было слишком!
         Лена воспринимала новость менее трагически. Ей даже нравилась вторая родственность с мужем. Правда, она быстро заметила злость, которая захлёстывала Володю, когда она, улыбаясь, шутливо называла его братцем, обращаясь с какой-нибудь просьбой. Но скоро и ей передалась эта отчуждённость, когда она вдруг додумалась, что будет, если проболтается однажды в минуту откровения подружке, кем ей приходится муж. Поэтому, подъезжая к городу Алматы, они оба были погружены в раздумья, которые ничего не давали им для потепления взаимоотношений.
         Отцу Володя позвонил через две недели. Сначала справился о здоровье, ответил на многочисленные вопросы Николая Фёдоровича. Паузу молчания выдержал, отчего отец встревоженно спросил, что случилось.
         -Пап, я думаю разводиться! - наконец выдавил из себя сын.
         -Тут я тебе не советчик, - задумчиво произнёс Николай Фёдорович. - Может, вам анализ крови на родство сдать в больнице? - с надеждой в голосе спросил он Володю. - Мало ли что! Война ведь была, вдруг да кто и грешен был?
         -Ты думаешь, что говоришь? - возмутился Володя. - Да Лена мне понравилась тем, что мы так похожи! Нас и так называют братом и сестрой. Я теперь чувствую себя каким-то идиотом, когда понял, что и детей-то плодить теперь нельзя!
         Николай Фёдорович молча ждал, когда сын скажет что-нибудь ещё. Володя вздохнул тяжело в трубку и заключил:
         -В общем, папаня, развожусь и точка. Счастливо, пап!
         После такого разговора с сыном Николай Фёдорович ходил недели две в каком-то оцепенении. Можно было надеяться, что сын плюнет на всё и вернётся в Ижевск. Вариант этот казался ему таким радужным, что дня два ходил он в магазины, не сдерживая улыбку. Отчего казался, наверно, поглупевшим пожилым мужчиной встречным прохожим. Потом  ему стало жалко Володю и Лену.
         Нелепость ситуации, в которой никто из них не был виноват, всё же приводила к нарушению закона о браке. Родственники в брачный союз не вступали с незапамятных веков, оберегая здоровье потомства. Конечно, недоработка медицинских работников в создании семьи существовала в течение всего двадцатого века в СССР.
         Никаких серьёзных исследований для создания счастливых браков не производилось. Генетика в лице академика Вавилова была изгнана из страны, как непригодная наука для страны, создающей новое общество, отличное от людей всего земного шара. Советские люди женились только по любви, и заглядывать под юбки с согласия медицины им было как-то оскорбительно.
         Все стеснялись даже задуматься о величине, глубине и сексуальной совместимости. Даже голое тело не решались посмотреть друг у друга перед свадьбой. Вся эта зашторенность сознания приводила к разочарованию если не после первой же брачной ночи, то к концу медового месяца нереко.
         А уж эти детдомовские дети, неизвестно кем рождённые и неизвестно кем зачатые уж точно могли привести к родственному браку, как у Володи и Лены.
         Такие мысли изводили Николая Фёдоровича, мешали подолгу уснуть. И сын как в воду канул.
         Звонки прекратились, сам же Николай Фёдорович никак не мог дозвониться. Так прошло  ровно полгода. Всю зиму ое щёлкал по клавиатуре старенького компьютера, всё время боясь, что скромные гигабайты однажды будут доверху переполнены информацией.
         Только весной вынырнул из небытия голос Володи.
         -Папаня, я теперь живу в другой квартире. Телефон, который я тебе давал, забудь! Лена уехала к матери в Астану. Там и родила сына. Я к ней ездил, сын - здоровенький, не знаю, что будет дальше.
         Такой разговор привёл Николая Фёдоровича в полное недоумение. Кто была новая жена или сожительница, осталось глубокой тайной. Но фактом стали постоянные просьбы послать сколько-нибудь денег.
         А в Астане Лена не просто родила сына. Она так боялась родить какого-нибудь урода с генетическими отклонениями, что призналась во всём врачу-гинекологу. Врач-мужчина выслушал молча, покачал головой в знак согласия с её сомнениями, после чего очень подробно распросил о поведении матери и отца. Узнав, что матери у Лены и Володи были разные, врач успокоил Лену, сказав, что это уже не так страшно, потому что вариант вырисовывается пятьдесят на пятьдесят.
         Лена буквально превратилась в подопытного кролика. Врачи и санитарки в Роддоме стали навещать роженицу, разглядывать её, задавать вопросы. Казалось, что они целой бригадой собрались написать диссертацию на тему - совместимость браков между близкими родственниками. И когда родился здоровый ребёнок без каких-либо отклонений, врач-акушер заверила Лену, что она с мужем может быть спокойна в отношении этого ребёнка. Однако она настоятельно советовала не повторять более таких экспериментов.
         Узнав, что Лена уже развелась, врач посчитала этот шаг разумным и заверила, что такую красавицу ещё непременно полюбит какой-нибудь молодой человек.
         Лена была практически родственницей и Володе, и Николаю Фёдоровичу, но отношения, тем не менее, постепенно тускнели, связь в письмах и звонках осталась какой-то дежурной. Говорить о чём-либо сокровенном не хотелось. Надя, так и не дожив до полного звучания имени и отчества, тихо  угасла в одно сумрачное мартовское утро. На  похороны ни Володя, ни Николай Фёдорович не поехали. Был на похоронах только Пётр, который соизволил-таки проводить мать в последний путь, помочь сестре Людмиле.
         Лена сообщила Володе по телефону о подробностях этого грустного события, а уж Володя пересказал Николаю Фёдоровичу всё по телефону в краткой беседе.
         Жизнь Николая Фёдоровича в эти годы была небогатой. Столяром он не мог много денег заработать. И возраст был не тот, и душа не лежала хапать и хапать. Больше хотелось не спать ночью, потому что ситуация в России была переполнена какой-то бесшабастностью.
         Новости с телеэкрана падали в уши его щедрой россыпью. Хотелось смотреть и слушать всё подряд.
         Время пролетало с чудовищной скоростью. Постоянно объявлялись похороны великих, количество катастроф возросло, благодаря Интернету, опутавшему землю. Всё, о чём раньше узнать было невозможно, выперло из Космоса на землю и пролилось дождём с повсеместным промачиванием мозгов. Уже стало известно, что сказал Президент, что ответили ему. Кто с кем переспал, кто в людном месте неприлично оголился, кто кому признался в любви на Канарах, в Африке, в Англии, в Москве и вообще где угодно.
         В это же время пришла телеграмма из посёлка Постол о смерти брата Петра. Психиатрическая больница хоронила несчастного за пределами кладбища. Яму копали вполне разумные психи неглубоко. В общую яму положили Петра рядом с женщиной, активно закопали. Вокруг больных расхаживал санитар с мощным хлыстом, которым одного из четырёх больных огрел безжалостно.
         Скоро всё это отошло на второй план. Сын стал звонить чуть не каждую неделю, пытаясь, как видно, бороться с привязанностью к Лене, которая всё же была первой любовью, и нравилась больше второй жены. Это Николай Фёдорович из разговоров с сыном как-то чувствовал при повороте бесед о здоровье внука Ромы. Его только задевало за живое желание Володи скрыть фамилию, имя и отчество новой жены.
         Находясь за тысячи километров от этого города в Казахстане Николай Фёдорович не мог понять, что такого таинственного могла скрывать фамилия сожительницы его сына. Может быть сын планировал сбежать от новой женщины и не считал нужным вводить её имя в список родни?
         Но время шло или летело, в зависимости от обстоятельств. Однажды Володя порадовал Николая Фёдоровича фактом рождения дочери. Теперь уже отец стал настойчиво требовать раскрыть, наконец, имя, отчество и фамилию незнакомки, решившейся добавить внучку в его древо жизни. Юлия Анатольевна Истомина, русская по-национальности, могла бы жить и дальше по-соседству с квартирой Володи в городе Алматы.
         Но она жила в одной с Володей квартире, а он ел приготовленное ею кушанье, мылся с нею в одной ванне и, самое жуткое, спал с нею в одной постели!
         Спокойная жизнь пожилого жителя города Ижевска получила новый излом! О, он хорошо помнил Олю Истомину, появившуюся в Подлесной города Ижевска в один из вечеров, когда молодёжь, как обычно, встала в круг и волейбольный мяч отскакивал поочерёдно от напружиненных пальцев собравшихся. Стройная старшеклассница, не блиставшая броской красотой, как-то запала в сознание и сама помогла ему с ней познакомиться, сравнив Николая Фёдоровича с известным артистом.
         Это польстило Николаю Фёдоровичу и он вдруг почувствовал - это она, та самая, с которой ему легко будет шагать рядом по жизни. Он, окончивший только что институт, но ещё не укрепившийся в экономическом плане, решил для себя дождаться, когда Оля закончит десятый класс, и уже не стесняясь чьего-либо мнения, будет дружить с девушкой. Так оно и случилось.
         Летом он познакомился с отцом и матерью Оли, узнал имя, отчество и фамилию. Сразу вспомнился мастер участка в заводе, чересчур строго относившийся к нему, который оказался братом Оли. Это несколько охлаждающе влияло на его привязанность к Оле, но девушка так влюблённо смотрела на него в минуты их встреч, что Николай Фёдорович решил для себя о брате больше не думать. Дружба не постепенно, а чересчур быстро переросла в любовь, которая породила и спутника любви - ревность.
         Оля была, как и все девушки в её возрасте, откровенно влюбчива, а Николай Фёдорович, тогда уже двадцатишестилетний парень, настраивался на женитьбу. Легкомысленное кокетство Оли воспринимал он как будущую неверность мужу. Из откровенных бесед с Олей он узнал, что семья их жила в Москве, брат отца занимал какой-то  высокий пост, был осуждён, после чего отца Оли уволили с работы, как имеющего близкого родственника в заключении.
         Оля тогда не произнесла это малознакомое Николаю Фёдоровичу - "враг народа", но ему стало понятно это неожиданное появление семьи в Ижевске. Здесь, вдали от Москвы, не так жёстко относились друг к другу люди - сидевшие и не сидевшие. Сам факт попадания за решётку часто произносился одной фразой - "от тюрьмы да от сумы не зарекайся".
         Серьёзное решение жениться на Оле потускнело и незаметно растворилось в повседневных буднях и праздниках.
         Желание овладеть девушкой на законных основаниях исчезло ещё  и потому, что  в возрасте Оли любопытство к сближению с мужчиной было выше разумной предосторожности. Однажды это должно было случиться. Всё произошло как-то обыденно. Николай Фёдорович рисовал портрет Оли. Оба  устали к концу рисования портрета. Девушка увидела прекрасно выполненный портрет, пришла в неописуемый восторг, кинулась обнимать художника. А он уже не выпустил её из рук.
         Так, небрежно вытерев руки от краски, попавшей на них, он увлёк девушку на кровать, стоявшую рядом. Только влюблённая до конца девушка Оля могла вот так, не  сопротивляясь, упасть на подушки и ждать, когда же это действие начнётся. И вот сейчас Николай Фёдорович терзался сомнениями.
         Там, в Казахстане, это совпадение фамилий могло обозначать либо ничего либо что-то неприятное!

         глава 73

         Володя задумывался над словами отца недолго. Девушек из России в Алматы было не так много, чтобы рыться в поисках Золушки. А чересчур скуластых и красивых по восточным меркам девушек душа не принимала. Да и национальные обычаи как-то не укладывались в его восприятие. Казашки все были из многодетных семей, родственникам всем надо было и понравиться, и подарки какие ни на есть сыпать, числясь опять же по казахским меркам богатым бизнесменом.
         Казахи больше тяготели к разведению скота, торговле, катаясь с товаром в Россию, а за товаром - в Китай. Торговали фруктами, обувью и одеждой. Работать же, как русские, не любили. Всё это на их уклад жизни накладывало отпечаток нежелания долго учиться. Правда,
         казашки умели вести домашнее хозяйство, были трудолюбивы.
         Сам Володя увлёкся строительством домов, руководил бригадой из двадцати русских. Больше просто не набралось из числа умельцев с российским паспортом. Брать каждого рабочего с несколькими специальностями была прямая необходимость. Многие имели до трёх специальностей на брата, заменяя заболевших, умерших не ко времени или вернувшихся в Россию.
         Русская жена в Казахстане по красоте могла вдвое уступать той, которую мог бы Володя найти в России, но вдвое краше казалась казашки этого же уровня. Родина тянула к себе Володю, но обросший хозяйством, которого не было и не могло бы появиться в России, он был притянут крепкими путами к этому тёплому югу Казахстана. Юлия понравилась ему не случайно. Её мать была родом из Ижевска, а дед - коренным москвичом, по стечению обстоятельств сосланным в Удмуртию.
         В Ижевске семья жила долго и всего через три улицы от дома, в котором Володя провёл четырнадцать лет своего детства. Мать Юлии звали Ольгой Павловной, она несколько лет работала стюардессой на южной линии. Однажды самолёт разбился, мать Юлии погибла и похоронена была на кладбище Алма-Аты. Отец Юлии летел штурманом на том же самолёте, что и Ольга. Так что Юлия была бы круглой сиротой, если бы брат Ольги не удочерил её, перебравшись из Ижевска в освободившуюся квартиру в Алма-Ате.
         Для Анатолия Павловича Истомина это был редкий случай удрать с любовницей от надоевшей   жены подальше от Ижевской Партийной организации, которой так любила жаловаться на мужа сварливая жена. С новой женой, пожелавшей воспитывать двухлетнюю малышку, так похожую на покойную мать и на него, Анатолий обрёл добрый, компанейский характер. Он подарил Юлии своё отчество, так что ни у кого из знакомых даже мысли не появилось, что дочь у Анатолия не родная.
         Юлия Ижевск не только не видела, но и не стремилась его  увидеть. Эта  причина и была главной в отсутствии тяги у Володи скататься в гости к отцу. К тому же и Юлия не стала откладывать рождение дочери, которую Володя назвал Владой. Эта самая Влада и усложнила жизнь семьи настолько, что Володя усердно названивал отцу в Ижевск, постоянно намекая, что неплохо бы сколько-нибудь денег послать и чем скорее, тем лучше! Самому Володе сначала было стыдно заниматься таким неприличным вымогательством у отца, уже перешедшего на пенсионное вознаграждение, но он быстро почувствовал, что папаня не бедствует.
         Переводы посылает приличные и деньги назад не требует. После того, как Николай Фёдорович стал настойчиво выяснять личность жены, Володя учуял в этом любопытстве излишний интерес, и звонить ему в Ижевск расхотелось. То, что отец очень удивился самой фамилии Юлии, Володе не понравилось. Он, конечно, не рассыпался в любовных излияниях перед женой, не происходило это и с её стороны. Просто ложились рядом к ночи, обсуждали детали бытия некоторое время, иногда без дикого энтузиазма занимались любовью, целуясь больше потому, что губы удобнее было приложить к губам.
         Сама Юлия понимала, что Володя развёлся с первой женой неохотно, а так было нужно из-за близкого родства, чтобы избежать дурной наследственности детей. Это и накладывало оттенок сдержанности чувств в их повседневной жизни. Запретить мужу ездить в Астану Юлия была не в силах, так как весь бизнес Володи держался на поставках строительных материалов. Ездить приходилось часто на собственной машине, а куда отправлялся среднего уровня бизнесмен в Астане, предположить было можно, но проверить возможности не представлялось.
         Володя откладывал часть прибыли на воспитание своего и Лены сына с согласия Юлии. Да и спокойней было ей жить с Володей, не ввязываясь с ним в словесную перепалку, иначе он делал большие глаза и начинал демонстративно укладывать чемодан.
         Брачных уз русские в Казахстане часто не имели, потому что требовалось ехать в Россию или принимать Казахстанское гражданство. Сама национальность была прочной гарантией семьи. Единственной опасностью была сверхдоступность наркоты, которая плыла через Казахстан в Россию из Афганистана. В Китае за смертоносные наркотики следовала смертная казнь, но даже эта крутая мера не всех останавливала от попытки легко разбогатеть.
         Сам Володя активно покуривал, и  какой дым вдыхал, Юлия разобрать не могла, только иногда замечала, как её охватывает беспричинное веселье при поцелуях с мужем.
         В Астане жизнь шла своим чередом. Хвост в образе Ромы тянул Володю в этот город сильнее магнита. Любовь к Лене переросла в родственную привязанность, но Лену всё больше охватывало чувство стыда и неприязни к бывшему мужу, а теперь - двоюродному брату. Это недоказанное родство будило у Лены подозрение, что её мать всячески постаралась скрыть от Фёдора Ивановича измену, и никакой он ей не дед! Просто Володя, её муж, постарался избавиться от неё, влюбившись в свою новую сожительницу, околдовавшую его своей двухкомнатной квартирой.
         Не будь этой квартиры, муженёк попрыгал бы на новой "подстилке", да глядишь, и вернулся бы к ней обратно. Ну и что, что - брат! Рома же здоров! И с одним могли бы жить, как многие семьи в это непростое время.
         Если бы вернулся, ревновать да попрекать, конечно, немного для порядка бы стала, но не до распила пополам! Так, для восстановления режима пользования.
         Сам Володя, уйдя с головой в бизнес в напряге создать достойное житьё сыну и дочке, ублажить бывшую половину в постели не догадывался, скорее всего стесняясь присутствия "тёти Люды". Ещё его задевало за живое, что Лена, продав квартиру в Алматы, поделиться деньгами с ним не пожелала, потому что к ней уже сватался молодой человек, явно следивший за продвижением этой заветной суммы.
         Не бедствующая мать-одиночка была завидной невестой для молодого человека без своего угла на чужбине.
         Володя месяца три терпел нечаянное присутствие гостя в брюках до того дня, пока не застал его в очередной приезд в семейных трусах. После такой неприкрытости тела молодого человека желание ездить в Астану окончательно исчезло, хотя их, казалось бы, должно было связывать родство.
         Но не связало. Юлия заметила разницу в поведении Володи. Теперь он часто звонил отцу в Ижевск, интересовался его здоровьем, междометиями намекая на обстоятельства. Однажды, в отсутствие мужа, зазвонил телефон. Она взяла трубку, поднесла к уху. Из далёкого Ижевска отец Володи продиктовал ей код перевода в долларах. Володя, получив доллары в Банке, тотчас укатил в Китай. Он с такой радостью и так быстро собрался в дорогу, что Юлия испугалась - не сбежать ли задумал от неё не привязанный узами брака полумуж-полулюбовник.
         И только возвращение Володи с китайскими товарами и подарками успокоило её. Поездки стали частыми в страну "жёлтого дракона", потому что от строительства домов пришлось отказаться из-за отсутствия бухгалтера, кассира и архитектора в лице Лены, его первой жены.
         Сам же Володя, несмотря на окончание Художественного училища, ни в архитектуре, ни в бухгалтерии специалистом не был. Он просто был хорошим прорабом, мог сам сделать многое.
         Лена не случайно перебралась в Астану, ставшую столицей Казахстана. Там началось бурное строительство, так что без работы она не осталась. Ей тоже не хватало Володи, и в этом оба много потеряли.
         В Алматы бригада строителей распалась. Часть из них вернулась в Россию, часть ушла на мелкие строящиеся объекты, большей частью, частные дома.
         Володя пробавлялся извозом.
         Ровно через год дочь Володи и Юлии простыла на ровном месте, почихала две недели, и ни врач-педиатр, ни хирург не смогли остановить процесс затухания сердечной мышцы ребёнка. Похоронили Владу на том же кладбище, где покоились её бабушка - Ольга Павловна Истомина.
         Проходя мимо памятника с ещё хорошо сохранившейся фотографией на керамическом овале, Володя отметил про себя необыкновенную похожесть лиц Ольги Павловны, Юлии и Влады. Казалось, никакие вмешательства разных отцов не могли повлиять на внешность этих трёх человек женского рода.

        глава 74

         Известие о смерти малышки Николай Фёдорович получил месяц спустя. Его подозрение о новом промахе сына стало укрепляться даже без попытки узнать у Володи всё о его жене и родителях. Было неприятно даже думать, что на таком огромном пространстве родственники сталкиваются друг с другом, женятся и плодятся, не улучшая гены потомства. Не потому ли новое поколение растёт болезненным, что кажущееся чувство любви появляется именно у родственных душ, таинственным образом соединяющихся благодаря мобильному веку?
         Все эти языковые границы фактически не являются препятствием к встрече ближайших родственников. И нужен более серьёзный подход к заключению браков, чтобы рождалось здоровое поколение.
         Володе Николай Фёдорович, конечно, посочувствовал. Он не стал ничего советовать сыну, боясь, что Володя может опять совершить какой-нибудь выверт со своей второй женой. Мог ведь Володя опять развестись, жениться на казашке, наплодить пяток косоглазых, загорелых детишек.
         Тогда уже пришлось бы всю пенсию отправлять в Казахстан, самому до своей кончины работать в какой-нибудь фирме с подвигами в столярном деле!
         Володя, после краткого телефонного разговора опять надолго замолчал. Дальнейшие планы его семьи на переезд в Ижевск растворились в многокилометровом расстоянии между двумя странами.
         Николай Фёдорович неохотно старился, но всё-равно чувствовал приближение того конца, за которым или ничего не было или, всё-таки, что-то было, но уже совсем неясное, обещанное богом.
         Кому везёт упасть бездыханным от малого напряжения сердечной мышцы, не сможет никогда понять того, кто всю жизнь чахнет, скулит о недугах и живёт или существует восемьдесят лет, изводя родственников ожиданием получить наследство. И пусть наследство копеечное в сравнении с богатством олигарха, но лучше быстро получить гнилой дом с тремя-пятью сотками земли, чем годами ждать этой же награды за каждодневную заботу о нытике.
         Николай Фёдорович мечтал упасть и умереть мгновенно, потому что ни одной живой души около него не находилось рядом ни утром, ни вечером, ни зимой и ни летом. Поэтому он всё время искал себе занятие не по силам, а чтобы непременно с потом, от которого тело мгновенно худело на весомые граммы. Потеряв надежду увидеться с сыном в этой жизни, он даже ночью не спал, смотрел телевизор. На мгновение он окунался в сон, снова просыпался и упирал свой помутневший взгляд в мерцающий красками жизни экран, ничего не понимая.
         Хватало только сил щёлкнуть кнопкой пульта. Темнота окружала его воображение тревогой, глаза расширялись. Сон начисто вылетал, снова пульт оказывался в руке, снова под убаюкивающие крики и выстрелы американских гангстеров приходил благодатный сон, похожий на жизнь в параллельном мире. Возвращение из этого мира всегда было болезненным поздним утром или днём.
         Лень окутывала тёплым одеялом, которое не хотелось скинуть. Две кошки, которых он завёл, не желая этого, сидели перед кроватью и кровожадными взглядами, не мигая, упирались ему в переносицу. Было такое ощущение, что они предчувствуют беду с его  кончиной, и поэтому взглядами отдают часть своей энергии старому хозяину.
         Именно нужда кормить кошек и поднимала Николая Фёдоровича из нагретой, уютной постели несколько раньше, чем ему этого хотелось.
         Нещадно матеря кошек Николай Фёдорович опять обретал образ и подобие человека, суетился до самого вечера, терзая свои мускулы нагрузками, которые далеко не каждому шестидесятилетнему пенсионеру были под силу. А было ему уже шестьдесят шесть. Николая Фёдоровича всё чаще пугал собственный возраст. Он уже догадывался, почему многие умирали в этом возрасте. Испуг и был причиной инфарктов, инсультов и других незначительных жизненных обид, побуждавших старых людей выпить водочки для душевного успокоения.
         Водка и причиняла наибольший урон пожилому народонаселению. Уклад жизни как-то мало способствовал уверенному проживанию после шестидесяти лет. Николаю Фёдоровичу повезло. Он занимал своей особой дом, в котором не пожелали жить Володя и дочь Люда. С  дочерью дружба не получилась, поддерживать отношения не хотелось. На эту жилплощадь претендовали только кошки, которые приходили на смену умершей или попавшей под трамвай, по очереди охраняя дом от мышей и крыс.
         Конечно, в доме было много работы, много в огороде, что старику и было нужно, чтобы не дрябли мускулы. Хотелось, конечно, пожить и в государственной квартире с ванной, горячей и холодной водой, газовой плитой и унитазом в зимние месяцы. Но наступало лето, и благодать окружала его до глубокой осени. Вишни покрывались белой пеной в мае, зелень прятала ветхие заборы от соседей, и сами соседи становились в летнее время ласковее и добропорядочнее. Жизнь в двадцать первом веке поделила земной шар на райские уголки и множество углов, приблизившихся к аду.
         Наводнения, ураганы и жуткие пожары уносили великое количество человеческих жизней. Но человечеству и этого было мало. Терракты следовали один за другим, автомобили падали в пропасти, тонули, разбивались при столкновениях, калеча и убивая сотни тысяч любителей путешествий на колёсах. Автоматы неустанно стрекотали, правоохранительные органы не имели надежды работать без жертв в их рядах.
         И Николай Фёдорович, взирая на эти неисчислимые беды в экране телевизора, радовался, что живёт в благополучном регионе России, защищённом от мировой чумы многими километрами.
         Конечно, здесь тоже были маленькие трагедии. Кто-то страдал, кого-то просто убили. Но
         эти вопли о помощи уже не были слышны на соседней улице, и поэтому всем Николай Фёдорович был доволен, с лица его не сходила улыбка, когда он ел, спал или шёл по улице.
         Всё это рухнуло в один из вечеров. Николай Фёдорович лениво жевал "подарок Буша" - куриный окорочок. Голос сына был язвительно-насмешливый. Володя почти плачущими возгласами и с издевательским смешком выдал то, чего опасался отец:
         Поздравляю, папаня, тебя с успехами на сексуальном фронте! Гиганту любовных похождений всемирного масштаба - ура! Да такое даже во сне мало кому приснится! Я, кажется, женат на собственной сестре!
         Николай Фёдорович слушал молча, ощущая, как волосы на голове зашевелились без сквозняка и потом покрылась спина. Лихорадочно работал мозг над ответом, в голову ударяло током - зачем дал намёк своим глупым языком? Да мало ли таких совпадений в мире! Земля-то вон какая маленькая из космического корабля фотографируется!
         -Кто тебе сказал такую глупость? - промямлил он, наконец.
         -Анатолий Павлович и сказал! Ты ведь знаешь хорошо Истомина Анатолия Павловича? Или никогда с ним не встречался?
         Николай Фёдорович молчал в ответ. Не хотелось вспоминать, что именно из-за брата Ольги Павловны и не сложилась семья. Володя же, послушав молчание отца, выключил телефон, несмотря на то, что отец ещё держал трубку у уха.
         Жизнь потеряла оттенок прелести. Смысл жизни, наполненный заботой о сыне, окончательно иссяк. Уже Николай Фёдорович не мог разбудить в себе отцовской привязанности к своей дочери Людмиле. А сводная сестра, тоже Людмила, названная при рождении Любой, не вызывала стремления встречаться или простро писать письма. И вот теперь, когда объявилась ещё одна родная душа, Николай Фёдорович терял собственного сына, который едва ли простит ему полный развал его личной жизни.
         Эти тысячи километров за десять лет разлуки и без того охладили их беседы по телефону.
         А теперь о чём можно было говорить? О том, что Юлии нельзя мечтать о ребёнке? О новом разводе? А с Леной, у которой здоровый сын родился, для чего было разводиться? Ведь там-то ни он, ни Фёдор Иванович вины не имели! Не могла, что ли та Надя скрыть? Женщина всегда приучена врать мужу о своих грехах!
         Николай Фёдорович всё время ощущал непонятное давление на его судьбу, старался не замечать грубую слежку вечно одинаковых сыщиков сначала НКВД, потом КГБ. Да и ФСБ работала теми же методами и  с тем же штатом "сексотов". Его тяга к сочинительству пугала чиновников, не терпящих и малой доли критики их плодотворной деятельности на благо народа.
         Вкрадчиво, без согласия с его стороны, люди лезли с разговором, явно пользуясь психотропными и наркотическими препаратами, одурманивали и разговор переходил на политическую тему. Некоторые даже демонстрировали крошечные магнитофоны.
         Вся эта возня вокруг каких-то государственных секретов велась для копеечных льгот в советскую эпоху. И эти же льготы с красными флагами первого мая и седьмого ноября защищались кучкой ярых ленинцев на центральной площади не только Ижевска, но и по всей России.
         Николай Фёдорович заметил, что талантливых людей старались  больно уколоть именно несчастной судьбой их детей. Уродливая Правительственная махина ломала души гениев, наказывая их детей. Даже Иисус Христос, решившийся пожертвовать собой для спасения человечества, обрёк на страдания и своих родственников вплоть до дальних потомков. Дочь А.С.Пушкина скрывала своё родство с великим поэтом, дожила до почтенного возраста. И стоило  только Советской власти выявить её существование, как при загадочных обстоятельствах старушка разбилась на ровном месте насмерть.
         Случаев несчастливой судьбы детей знаменитостей можно перечислять достаточно, хотя и были исключения. Николай Фёдорович именно так и решал про себя, что Володе помогали тайные агенты сталкиваться именно со своими родственницами, чтобы биография его выглядела не только не чистой, но чтобы ему, Николаю Фёдоровичу, сделать больно!
         Жизнь бесславно заканчивалась. И это в то время, когда за окном старого дома Россия восставала из пепла Советской Эпохи, такой долгой для его жизни! Уже солнце перестало светить до полудня из-за высоких домов "новых русских", машины диковинные сновали у окон, и прекрасно одетые дамы несли нелёгкие пакеты, рекламно расписанные яркой краской, с продуктами из "супермаркета".
         Никому не было дела до старого деревянного дома, доживавшего последние сроки до сноса, и никого не интересовала судьба литературных произведений, которые могли погибнуть под ножом бульдозера вместе с этим домом. Николай Фёдорович лежал на кровати, как "раритет" двадцатого, ушедшего века, бездумно смотрел в потолок. До вечера он набирался сил, чтобы совсем некстати, в момент заходящего солнца начать шевелиться и, набравшись откуда-то сил, снова сесть к компьютеру и лупить с чрезмерной силой по клавиатуре.
         Это была его жизнь, его взнос в борьбу с бездуховностью современного мира, который воюет бесконечно только для того, чтобы пожрать сегодня. А завтра, возможно, разрывная пуля вывалит содержимое съеденного этим утром на песок пустыни или оазиса. Завтра мир явится на порог чистилища бога или аллаха, и никто из живущих сегодня не знает, какой приговор будет провозглашён каждому отдельно из этого мира.
         Точно знает Николай Фёдорович, что страдать будет другой мир - мир потомков, которым достанется разбомбленная и разграбленная планета! И не он ли сам является одним из тех, кто  недостаточно сил отдал для процветания земли? Совесть его просыпается в эти минуты, он уже выше становится бед родного сына, бед своих собственных. Он уже - оракул, ораторствующий на просторах белого листа, которому можно доверить все свои сокровенные мысли, которые не могут погибнуть под ножом бульдозера! Не должны!
         P.S.
         Сочинение потребовало много сил, но радость, что дело завершено, неизмерима!!! 

        notes

        Примечания

        1

        Я надеюсь вы дадите мне немного хлеба, если я буду хорошей (искаж. англ.) 

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к