Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / История / Алексеев Сергей: " Великие Битвы Великой Страны " - читать онлайн

Сохранить .
Великие битвы великой страны Сергей Петрович Алексеев

        В книгу лауреата Государственной премии СССР писателя С.П.Алексеева включены рассказы из русской истории, посвященные событиям Татаро-монгольского нашествия, Смутного времени, Петровской и Екатерининской эпохам, славным подвигам Суворова, выдающимся победам русского народа над армией Наполеона в 1812 году и над фашистской Германией в Великой Отечественной войне 1941 -1945 годов. Все они проникнуты чувством гордости за исторический путь России и любви к родной стране.

        Сергей Алексеев
        Великие битвы великой страны

        Рожденный в апреле

        Когда 1 апреля 1922 года в селе Плискове Винницкой области в семье врача Петра Сергеевича Алексеева появился долгожданный ребенок, отец сказал: «Сергей будет хирургом, как и я». Елена Александровна, тоже медицинский работник, согласилась: «Конечно. Кем же еще быть нашему сыну?»
        Однако судьба распорядилась по-своему…
        Ах, детство, детство! В его родном Плискове было всё: необъятные вишневые сады, где можно объедаться сочной ягодой - прямо с ветки. Речка, где можно ловить рыбу и спасаться от жары, барахтаясь до посинения в прохладных водах, а потом жариться на солнце. Леса с прекрасной охотой, на которую ходил вместе с отцом. Друзья и любящие родители. Всё, кроме школы. Вернее, школа была, но только начальная.
        Поэтому родители отправили Сережу учиться в Москву, где жили сестры Елены Александровны. Своих семей у них не было, и они с удовольствием принялись за воспитание племянника.
        В столице Алексеев попал в железную клетку строгой дисциплины и порядка, царивших в доме его теток Ганшиных. Всё по расписанию: подъем, завтрак, школа, прогулка, уроки, сон. Всё. Не дай бог выбиться из графика! Наказания были самыми разными, от лишения развлечений - скупых, но все же!  - до запрета надевать любимые «взрослые» брюки. Их ему недавно сшили - модные, навыпуск. До этого Сергей ходил в шортах, которых он, само собой, стеснялся. А тут «мальчик в коротких штанишках» сразу стал мужчиной. Провинившегося племянника тетки переставали водить в театр, на спектакли Таирова, которые ему особенно нравились. Лишали почти всего.
        «Поэтому когда я пошел в армию, тамошняя дисциплина показалась мне раем,  - признался как-то Алексеев.  - Сейчас я, конечно, благодарен теткам, но тогда…»
        Тогда он только и мечтал: скорее бы летние каникулы. Скорее бы в Плисков, к друзьям и неограниченной свободе.
        Но до лета далеко. Приходилось мириться и с железной дисциплиной, и с наказаниями за ее нарушения.
        Семейство Ганшиных, нужно признать, было совершенно удивительным и много дало юному Сергею. Старшая из сестер, Клавдия Александровна, с медалью закончила Сорбонну - престижный университет в Париже - и стала первой женщиной-ученой в новой России. Член-корреспондент Академии наук, заведующая кафедрой французского языка в МГУ, профессор, автор французско-русского словаря, многих солидных работ.
        Средняя, Мария Александровна,  - тоже профессор, заведовала кафедрой английского языка в Московском государственном институте иностранных языков. Благодаря ее наставничеству, автор этих строк получила второе высшее образование и, став преподавателем в том же вузе, по сей день использует в учебных целях написанную Марией Александровной Ганшиной «Грамматику английского языка».
        Юлия Александровна - специалист по русской филологии, профессор Московского педагогического института. Ее сборником диктантов пользовались многие поколения преподавателей и студентов.
        Лидия и Антонина занимались хозяйством, хотя и получили прекрасное образование.
        Ученые сестры мечтали, чтобы племянник пошел по их стопам и стал научным работником. А Сергей мечтал о небе. Записался в аэроклуб, а после окончания школы поступил в летное училище. Тогда все мальчишки мечтали стать летчиками, как легендарные Чкалов, Байдуков, Беляков. Их беспосадочный перелет через Северный полюс - невероятное чудо, которому аплодировал весь мир…
        …Лето 1941 года. Их, курсантов Поставского летного училища, вывезли в лагерь для полевых учений. Лагерь - рядом с западной границей. И в первый же день Великой Отечественной войны - массированная бомбежка. За несколько минут летное поле превратилось в ад. Лишь один самолет успел подняться в небо. Те, кто находились на поле, остались там навсегда. Уцелели немногие, побежавшие к лесу. Среди них - курсант Алексеев.
        Выживших в этой бомбежке направили в Оренбургское летное училище. Там их обучали полетам на новых машинах.
        Оренбургские степи… Сколько по ним хожено и езжено! А сколько намотано километров в учебных полетах! Пролетая в вышине и любуясь их строгой красотой, курсант Алексеев не мог и предположить, что когда-нибудь всё это ему понадобится. Что когда он станет писателем, то будет списывать с памяти, как с живой картины, увиденное и пережитое в те юные годы. «Взыграла, разгулялась вьюга - метель по всему Оренбургу. Темень кругом. Ветер по-разбойному свищет. Жалит лицо и руки колючими снежными иголками»,  - написал Сергей Алексеев в повести «Жизнь и смерть Гришатки Соколова». И вместе со своим героем мерз, коченел, вспоминая, как добирался до аэродрома в зимнюю стужу или стоял в карауле…
        Многое увиденное и пережитое в те годы найдет свое место в его исторических книгах: война, победа, горести и радости, лишения и стройки. Ведь он жил и мужал вместе с историей своей страны, ее народом, который станет главным героем его произведений.
        Но они напишутся потом. А сейчас - учеба, учеба… Алексеев, как и его товарищи, конечно же, рвался на фронт. Он успешно освоил штурмовик «ИЛ-16». Показал блестящее умение вести воздушный бой. Бомбометание. Стрельба по движущейся цели. Угол упреждения - научился всему быстро и легко. В Плискове этих движущихся целей было видимо-невидимо. Утки, куропатки, перепелки, прочая мелюзга, попадавшаяся им на охоте. Суметь рассчитать наперед движение цели, чтобы не промахнуться, Сергей научился еще мальчишкой, в родном селе. Теперь это пригодилось.
        После окончания Великой Отечественной войны армия сокращалась. Начальство, узнав, что у Алексеева есть вузовский диплом, предложило ему поступить в Высшую дипломатическую школу. Карьера дипломата казалась весьма привлекательной.
        Однако перед самым отъездом на учебу произошел несчастный случай. В одном из учебных полетов самолет вдруг стал терять высоту: заглох мотор. Падая, Сергей свалил машину на крыло, и, сломавшись, оно смягчило удар. С поврежденным позвоночником, с сотрясением мозга и тяжелыми травмами он оказался в госпитале. Все время, пока Сергей был между жизнью и смертью, его мать, Елена Александровна, дежурила у больничных ворот. Ни в дождь, ни в бурю ни на минуту не покидала свой пост: «Только бы выжил. Только бы сын остался жить». И небо услышало: ее сын стал поправляться.
        Лечение в санатории продлилось до зимы, а когда Сергей выписался, прием в дипломатическую школу уже закончился. В министерстве, куда он обратился, предложили временно поработать редактором в Детгизе. Сергей согласился - потому что не знал, что это такое. В стране был кадровый голод, а у Алексеева - диплом Государственного пединститута, который он окончил заочно, еще в армии. Полный курс исторического факультета Сергей прошел за полтора года, еще будучи студентом летного училища. В то время в Оренбургском пединституте преподавали эвакуированные из Москвы профессора и преподаватели университета. Получил диплом с отличием, «показав выдающиеся способности и знания в области исторических дисциплин, обнаружив склонность к самостоятельной научно-исследовательской работе»,  - как говорилось в заключении комиссии.
        Алексеев думал, что в Детгизе он временно, до поступления следующей осенью в Высшую дипломатическую школу. А остался навсегда. Увлек энтузиазм сотрудников издательства, его директора Константина Федотовича Пискунова. Все они так истово, с такой самоотдачей служили детству, детской литературе, что не попасть в этот костер самозабвенной любви к порученному делу было просто невозможно.
        В Детгизе Алексеев стал писать. Об освобождении Руси от многовекового монголо-татарского ига и доблести русских ратников. О Петре I и его морских баталиях за выход к Балтийскому морю. Об Иване Грозном и расширении границ государства Российского.
        О походах Суворова и подвиге простых солдат. И конечно же, о Великих Отечественных войнах: с Наполеоном в 1812 году и с гитлеровскими захватчиками (1941 -1945 гг.). Даже в таких «мирных» произведениях как «История крепостного мальчика» присутствует тема войны, где герой получает из рук самого Суворова медаль за спасение жизни русского офицера, раненного при штурме Измаила. В «Охоте на императора» - знаменитая Шипка и освобождение братского народа Болгарии от турецкого ига. История России неотделима от истории ее войн.
        Жизнь Сергея Петровича была насыщена радостью творчества, множеством интересных событий и незабываемых встреч. Написанные в увлекательной, доступной для детей форме, его повести и рассказы переведены на многие языки мира. С.П. Алексеев дважды удостаивался звания лауреата Государственных премий - СССР и РСФСР, международного диплома Г.Х. Андерсена, многих отечественных и международных наград. Его «История СССР» в течение десяти лет использовалась в качестве стационарного учебника для начальной школы. Последние тридцать лет Сергей Петрович руководил журналом «Детская литература».
        «Мои книги для тех,  - написал Сергей Алексеев,  - кто любит родную историю, кто гордится нашим великим прошлым, кто, став взрослым, и сам не пожалеет своих сил для создания на нашей древней земле богатого и справедливого государства».

        Валентина Алексеева
        ВЛАДИМИР АЛЕКСЕЕВ

        P.S. В настоящем предисловии использовались отрывки из книги воспоминаний о Сергее Петровиче Алексееве, написанной его вдовой В. А. Алексеевой и его восемнадцатилетним внуком Володей Алексеевым.

        История крепостного мальчика

        «Сколько стоит мальчик?» - «Какой нелепый вопрос!  - скажете вы.  - Разве мальчики продаются?! Разве можно торговать людьми!»
        А ведь это было.
        Было это во времена крепостного права, когда помещики могли продавать и покупать людей, как вещи.
        В этой повести рассказывается о том, как жили в России сто пятьдесят лет назад.
        Давайте мысленно перенесемся с вами в те времена.
        Митя Мышкин - главный герой повести - мальчик, которого продали. Судьба его удивительна и необычайна.
        Вместе с ним вы побываете у барыни Мавры Ермолаевны, попадете к графу Гущину, познакомитесь с девочкой Дашей, поедете на войну… Впрочем, не будем забегать вперед. Ведь обо всем вы узнаете, прочитав повесть.

        Глава первая барыня Мавра Ермолаевна

        Родное село

        Село называлось Закопанка. Стояло оно над самой рекой. С одной стороны начинались поля. Уходили они далеко-далеко, куда глаз видел. С другой - был парк и усадьба господ Воротынских. А за рекой, за крутым берегом, шел лес. Темный-темный… Страшно было в лесу, а Митька бегал. Не боялся, хотя и фамилия у него была Мышкин.
        Прожил Митька в Закопанке десять лет, и с ним ничего не случалось. И вдруг…
        Как сейчас помнит Митька то утро. Прибежала в избу дворовая девка Маланья, закричала:
        - Аксинья, Аксинья, барыня Кузьму кличут!
        Собрался отец, ушел. А когда вернулся, страшно и посмотреть: осунулся, посерел. Отозвал Кузьма Аксинью за дверь и стал о чем-то шептаться. Митька приложил ухо к двери. Только о чем говорил отец, так разобрать и не смог. И лишь потому, как заплакала мать, как заголосила на разные лады, понял: случилось недоброе.
        - Тять, тять!  - приставал Митька к отцу.  - Скажи, что такое, а, тять?
        Только отец стал какой-то недобрый, всё отмахивался и ничего не говорил.
        А вскоре прибежали Митькины дружки, позвали на улицу.
        - Митяй, а вас продают!  - закричали ребята.  - И Гришку продают, и Маньку продают, и Савву одноглазого продают!
        Митька сначала и понять не мог, а потом понял. Вспомнил: год назад тоже продавали. Все плакали. Только продавали тогда кого-то другого, не Митьку, а теперь, выходит, его продавать будут. А как, он и не знал. И зачем продавать? Митьке и здесь неплохо.

        Продали

        Шумно, празднично в воскресный день на ярмарке в большом селе Чудове. Скоморохи прыгают, гармоника играет, распевают песни подвыпившие мужики. И всё разумно на ярмарке. Ряды идут по базарной площади. В одном ряду гусей и разную птицу торгуют, в другом стоят возы с мукой и зерном, в третьем продают огородную мелочь. А дальше идут скотные ряды. Тут коровы, козы, овцы… А рядом со скотным и еще один ряд.
        Здесь продают людей.
        Выстроились в ряд мужики и бабы, а перед ними прохаживаются баре да управляющие - те, кто ведет торг.
        Подходят господа к мужикам, меряют с ног до головы взглядом, заставляют открывать рот - зубы смотрят, ладони рассматривают. Потом торгуются.
        На базар в Чудово привезли и закопанских мужиков.
        Сгрудились они в одну кучу, стоят, как овцы. Смотрит Митька по сторонам: и боязно и интересно.
        Рядом с Митькой по одну сторону - мать и отец, по другую - кривой Савва…
        - Ты чуть что - реви,  - поучает Савва Митьку.  - Баре, они ох как слез не любят! Может, не купят.
        Однако реветь Митьке нет надобности. Продает закопанских мужиков староста Степан Грыжа. Кричит Грыжа, нахваливает товар. Да только к закопанским мужикам никто не подходит.
        - Сегодня покупателев нет,  - сказал Савва.  - Мужик к осени не в цене.
        Успокоился Митька, осмелел, стал в носу ковырять: ждет, когда повезут назад в Закопанку.
        Да только под самый конец базара появилась в людском ряду старая барыня. А за барыней, словно на привязи, шел мужик. Борода нечесаная, рожа заспанная, в руках кнут. Прошла барыня по людскому ряду раз, два, взглянула на Митьку и остановилась. Грыжа сразу ожил.
        - Добрая баба!  - заговорил, показывая на Митькину мать.  - И мужик при ней. Баба смирная, работящая.
        А барыня только на Митьку смотрит и ничего не говорит.
        - Добрая баба…  - опять начинает Грыжа.
        - Но, но!  - прикрикнула барыня.  - Ты мне зубы не заговаривай. Мальчишкой мы интересуемся.
        Замялся староста, умолк: неудобно как-то мальца одного продавать.
        А барыня снова:
        - Ты что, язык проглотил? Сколько мальчишка, спрашиваю?
        Замер Митька, ждет, что скажет Грыжа. А кривой Савва Митьку в бок: мол, пора, пускай слезы. Взвыл Митька, как под ножом,  - даже Грыжа вздрогнул. А барыня хоть бы что. Подошла, Митькины руки пощупала, в рот заглянула, за ухо подергала.
        - Так сколько?  - снова спросила Грыжу.
        Помялся староста, а потом решил: хоть какая, да прибыль,  - проговорил:
        - Пять рублей.
        - Что? Да ты где такие цены, бесстыжий, выискал! Два с полтиной.
        - Четыре,  - скинул Грыжа.
        - Три,  - набавила барыня.
        Однако Грыжа уперся. Ушла барыня. Кривой Савва толкнул Митьку; тот смолк, вытер слезы, даже улыбнулся.
        Но барыня не отступилась. Походила, потолкалась по рядам, вернулась снова. Стала около Митьки.
        - Ест много?  - спросила Грыжу.
        - Ест?  - переспросил староста.  - Да не, чего ему много есть. Мало ест, больше пьет воду.
        - Так какой он мужик, раз ест мало,  - сказала барыня.
        Понял Грыжа, что дал маху, стал выкручиваться:
        - Так это он зимой ест мало, когда работы нет. А летом - у-у, что птенец прожорлив!
        Барыня снова ощупала Митьку, осмотрела со всех сторон, сказала:
        - Три. Красная цена ему три.
        За три рубля и отдали Митьку.
        Взял нечесаный мужик, что был с барыней, мальчика за руку, дернул. А Аксинья, Митькина мать, как заголосит, как бросится к сыну.
        - Дитятко мое!  - запричитала.  - Ох, люди добрые, сил моих нет…  - Прижала к себе Митьку.  - Не пущу,  - кричит,  - не отдам!
        Подбежал Грыжа, оттолкнул Аксинью. А бородатый мужик обхватил Митьку, приподнял, словно куль, взвалил на плечи.
        - Ой, ой!  - взвыла Аксинья и вдруг смирилась; обмякла, осела и рухнула на землю.
        Забился Митька, как карась на уде, заколотил по спине нечесаного мужика ногами. А тот лишь прижал крепче и потащил к выходу.
        Впереди, поднимая подол длинного платья, шла барыня. Сзади голосила мать. А на площади прыгали скоморохи, играла гармоника и подвыпившие мужики тянули песню…

        Как жили

        Была барыня Мавра Ермолаевна помещицей из бедных. Жила одна, детей не имела. И был у нее всего один дом, десятина земли да две души крепостных - кучер Архип и кухарка Варвара.
        Когда-то был у Мавры Ермолаевны муж. Служил офицером в армии, да погиб на войне. Получала теперь барыня пенсию. С нее и жила. Стоял дом Мавры Ермолаевны на взгорке, у реки, в самый притык к полям графа Гущина.
        Дом барыни был малый - в три комнаты. Во дворе стояли хлев для коровы, сарай для лошади и гусятник. И еще во дворе была банька, при ней-то Архип и Варвара жили. А около баньки росла кудрявая и пушистая, единственная на весь двор березка, и висел на березке скворечник.
        Жизнь в доме у Мавры Ермолаевны начиналась рано. Просыпалась барыня с рассветом. Выходила в ночном халате на крыльцо, кричала:
        - Варвара! Варвара!
        Выбегала заспанная Варвара; шла, помогала барыне мыться и одеваться. Пила барыня по утрам сбитень, потом ходила по подворью. Смотрела, как Архип коня чистит и солому у коровы меняет, как Варвара на кухне возится. Затем Мавра Ермолаевна шла в гусятник. Любила барыня гусей кормить.
        - Гусеньки мои, гусеньки!  - выводила она старческим голосом.
        После обеда барыня почивала. Вставала к ужину. Проверяла, подоила ли Варвара корову. Снова пила сбитень, раскладывала карты и часов в восемь ложилась спать. И так изо дня в день.
        Только в субботу день был необычный.
        После обеда Архип топил баню. Мылись все вместе.
        Вслед за баней начиналось главное - барыня порола своих крепостных. Летом - прямо на улице, зимой - в сенцах господского дома. Архип приносил широкую скамью, Варвара размачивала в соленой воде розги. Когда завела барыня такой порядок, Архип и Варвара не помнили. Давно это было. Привыкли.
        Первым били Архипа.
        Он неуклюже спускал с себя портки, задирал рубаху и ложился. Рядом становилась Варвара и подавала барыне розги. «Раз,  - отсчитывала Мавра Ермолаевна,  - два, три…» Двадцать ударов получал Архип.
        Затем ложилась Варвара, а розги подавал Архип.
        Варваре как бабе полагалось десять ударов. Потом Архип убирал скамью, а Варвара вешала сушить розги.
        После порки Архип запрягал мерина. И все ехали в церковь, к вечерне, молиться. Архип поерзывал распухшим задом по сиденью и все норовил привстать.
        - Садись!  - прикрикивала на него барыня.  - Садись! Чай, не по лицу била. Нежности большой на том месте нет.
        А после церкви ложились спать.
        Так и жили из года в год у помещицы Мавры Ермолаевны. Скучно жили.

        Розги

        Из-за розог и начались Митькины неприятности в новом доме.
        Когда в первую же субботу после бани Архип притащил скамью и стал готовиться к порке, Митька спросил:
        - Дядя Архип, а зачем розги?
        - Пороть.
        - Кого пороть?  - удивился Митька.
        - Кого? Вестимо кого: нас пороть,  - ответил Архип.
        - Так за что, дядя Архип?!
        - Как - за что?  - Архип посмотрел на Митьку, погладил свою кудлатую бороду, сказал: - Для порядку. Ну, чтоб помнили свое место, чтобы барыню уважали… А как же иначе! Иначе нельзя. Мужики, они, знаешь, народ балованный.
        Смотрит Митька на Архипа, опять спрашивает:
        - И меня бить будут?
        - Ну, а чего бы тебя не бить?  - отвечает Архип.  - И тебя пороть будут. С малолетства привыкать к порядку, стало быть, следует.
        Больно было Митьке, когда пороли, а стерпел. И стало мальчику жалко и себя, и Варвару, и дядю Архипа. А больше всего обидно. Решил он розги спрятать. Так и сделал.
        Полез в следующую субботу Архип за розгами, а их нет.
        Бросился туда, бросился сюда - нет, словно и не было. Накинулась барыня на Архипа:
        - За добром, ротозей, углядеть не можешь!
        - Да тут они были,  - оправдывается Архип и показывает на стену.  - Они уже какой год тут висят,  - и разводит руками.
        Архип, Варвара, барыня - все розги ищут. Нет розог.
        Тогда Мавра Ермолаевна позвала Митьку.
        - Брал розги?  - спрашивает.
        - Нет,  - говорит Митька. А сам чувствует, что краснеет.
        - Врешь!  - говорит барыня.  - Брал. По лицу вижу, что брал.
        А Митька все больше краснеет. Краснеет, но молчит. Решает: не отдам, и все.
        Так и не нашли розог. А спрятал их Митька под барынину перину. Ну а кому могло прийти в голову такое!
        Варвару и Архипа в этот день не пороли. А Митьке досталось. Надавала барыня ему тумаков и посадила в гусятник до той поры, пока не сознается.

        Гуси

        Страшно Митьке в гусятнике. Сидит, замер, не шелохнется. И гуси спокойно лежат на своих местах, словно бы Митьку не замечают.
        Но вдруг гуси ожили. Вытянул гусак шею, зашипел: «Ш-ш, ш-ш!» За ним зашипели и остальные. Испугался Митька, поднялся. Тогда и гусак поднялся. А за гусаком, как по команде, все стадо. С испуга мальчик бросился к двери, забарабанил что было сил кулаком.
        А в это время на улице как раз барыня была - уезжала в церковь.
        Подошла барыня к двери, спрашивает:
        - Одумался?
        Не признается Митька, только колотит в дверь и кричит:
        - Пустите! Ой, боюсь! Пустите! Ой, боюсь…
        - А где розги спрятал?  - спрашивает барыня.
        Молчит Митька.
        - Раз так,  - сказала Мавра Ермолаевна,  - пусть гуси тебя съедят.
        Села барыня в телегу и уехала. Стучит Митька в дверь. Никто не отзывается. Никого дома нет.
        А гуси растопырили крылья, вытянули шеи и подходят к Митьке все ближе и ближе…
        - Кыш!  - закричал Митька.
        Гуси даже внимания не обращают.
        - Кыш, кыш! Вот я вас!  - отбивается мальчик, а у самого зуб на зуб не попадает.
        А гуси в ответ шипят и тянут к нему свои страшные клювы.
        Схватил тогда Митька палку и ударил по вожаку, да с такой силой, что перебил шею. Подпрыгнул гусак, перевернулся и сдох. И сразу гуси умолкли.
        Перепугался Митька еще больше. Потом успокоился, прилег и заснул.
        И приснился Митьке сон, что он дома. Отец что-то стругает, мать пряжу крутит. Дома тепло, хорошо.
        Сидит на печи кот Васька, одним глазом на Митьку смотрит и как бы говорит: «А гуси, они ведь не страшные». Подходит Митька к коту, хочет погладить. Смотрит, а это вовсе не кот, а барыня Мавра Ермолаевна. Вскрикивает Митька, просыпается, а перед ним и впрямь стоит барыня, розги в руках держит.
        Нашлись все же розги! Приехала Мавра Ермолаевна из церкви, легла спать, а ей в бок что-то колет. Сунула руку под перину - розги!
        Била Митьку барыня тут же, прямо в гусятнике.
        А утром стала Мавра Ермолаевна гусей кормить и нашла своего любимого гусака мертвым. И снова пороли Митьку. На этот раз долго и больно.

        Валенки

        Первые дни жил Митька с Архипом и Варварой в каморке при баньке. А потом взяла барыня мальчика к себе в дом. Стал Митька у нее в услужении.
        Целый день барыня Митьку то туда, то сюда…
        Только и слышится:
        - Митька, в погреб сбегай!
        - Митька, половик стряхни!
        - Митька, где ты? Ми-и-тька!
        А вечером ляжет барыня спать и заставляет чесать себе пятки. Чешет Митька, чешет, пальцы устанут, а Мавра Ермолаевна все не засыпает.
        Наконец заснет. Свернется и Митька, как щенок, калачиком. Только закроет глаза, слышит:
        - Митька, воды подай!
        - Митька, туфли найди!
        И так до утра.
        Или у барыни бессонница начнется. И опять Митьке не спать. Требует барыня, чтобы Митька ей разные истории рассказывал. Уж он ей и про королевича Бову расскажет, и про серого волка, и про господ Воротынских, и про старосту Степана Грыжу. А барыня - давай еще.
        Днем-то барыня отоспится, а Митьке опять дело. Заставит Мавра Ермолаевна его пшено перебирать или горох растирать. Сидит Митька, глаза слипаются, спать хочется, но трет горох, перебирает пшено.
        А как-то легла барыня после обеда и заставила Митьку сушить валенки.
        - Да смотри,  - говорит,  - не спи! Валенки, они новые, далеко в печь не засовывай.
        Сидел, сидел Митька возле валенок и вдруг заснул. Проснулся оттого, что горелым запахло. Сунулся в печь, а от валенок одни верха остались. От горелого проснулась и барыня.
        - Митька!  - закричала.  - Митька, чего горелым пахнет!
        Прибежала Мавра Ермолаевна, смотрит - у Митьки в руках одни верха от валенок.
        И снова Митьку били. Всыпала ему барыня розог и приговаривала:
        - Тебе что, ночи мало? Тебе еще и днем спать, паршивец, ненасытная твоя душа!

        Дорога

        И стало Митьке невмочь. Забьется куда-нибудь, плачет. Родную Закопанку, отца, мать, кота Ваську вспомнит.
        Тяжело Митьке…
        Решил он бежать из господского дома. Стал потихоньку на дорогу собирать сухари. Прятал их в коровник, под стойлом. Потом стал дорогу выспрашивать осторожно. Заговорил вначале с Архипом.
        - Дядя Архип, а Чудово отседова, видать, далеко-далеко?  - спросил Митька.
        - Далеко,  - ответил Архип. Потом почесал свою кудлатую бороду, подумал и еще раз сказал: - Далеко-о!
        - А наше село Закопанка еще дальше?  - опять спросил Митька.
        Снова почесал Архип свою бороду, снова подумал и ответил:
        - Должно быть, дальше.
        Больше от него Митька ничего не узнал. Тогда он решил поговорить с Варварой.
        - Село Чудово?  - переспросила она.  - Есть такое село. Только далеко ли оно, не ведаю. Я дале трех верст отсель не бывала. Ты спросил бы у Архипа - он человек знающий.
        Понял Митька, что и от Варвары проку не будет, решил выведать про дорогу у самой Мавры Ермолаевны.
        Выждал Митька, когда барыня была в добром настроении, и спросил:
        - Барыня, а куда та дорога, что мимо усадьбы лугом идет?
        - На мельницу,  - сказала барыня.
        - А та, что через мост, на тот берег реки?
        Но барыня не ответила. Отвлекли Мавру Ермолаевну какие-то дела. Ушла.
        Через несколько дней Митька опять к ней с тем же вопросом.
        Посмотрела Мавра Ермолаевна на Митьку, потом взяла за ухо и спросила:
        - Дорога? А зачем тебе знать дорогу?
        Митька растерялся.
        - Так я так, барыня…  - начал Митька.
        - Я те дам «так»!  - перебила Мавра Ермолаевна.  - Ты у меня смотри, опять розог захотел?.. Архип, Архип!  - позвала.  - Дай-ка розгу, я покажу, какая дорога куда ведет.
        А через несколько дней барыня, зайдя в коровник, нашла Митькины сухари. Подивилась барыня, а потом поняла.
        И снова в этот день Митьку били. Отлеживался он в баньке, стонал и все выговаривал:
        - Убегу… убегу…
        Присаживалась к нему Варвара, по голове гладила.
        - Ить, родненький,  - говорила,  - и куда ты отсель побежишь? Дороги отсель тебе нету.

        Глава вторая Даша

        Граф Гущин

        Чтобы попасть в поместье графа Гущина, надо было из села Чудова ехать три версты полем, а потом еще десять лесом. А когда кончался лес и дорога выходила к реке, то, проехав мосток, надо было обогнуть усадьбу помещицы Мавры Ермолаевны, взять направо и ехать еще две версты по старинному парку, по липовой, ровной, как стрела, аллее.
        И вот только тогда вырастал из-за деревьев большой господский дом с шестью белыми колоннами, флигелями, барскими конюшнями, псарней и прочими дворовыми постройками. Это и было новгородское поместье графа Алексея Ильича Гущина - Барабиха. А кругом Барабихи, не охватишь глазом, лежали графские земли. И лес, что стеной стоял на горизонте, был графский. И луг, что зеленым ковром тянулся вдоль берега реки, графский. И сёла, что раскинулись кругом, словно жуки расползлись, были графские. И люди, что жили в этих селах,  - тоже графские. Двадцать тысяч душ крепостных имел граф Гущин. Да и имение у Гущина не одно. Были графские земли еще под Смоленском и под Орлом, а в Питере, на Невском проспекте, стоял высокий, с каменными львами при входе, дом Гущина. Здесь-то и жил сам граф. А в Барабиху наведывался всего раз в год. Приезжал осенью или зимой. Жил несколько дней и опять уезжал в Питер.
        Все остальное время старшим в Барабихе был управляющий Франц Иванович Нейман. Лет десять назад, будучи послом в Пруссии, граф Гущин привез тамошнего кучера Франца Неймана с собой в Россию. Нейман был расторопен, услужлив. Граф подумал и назначил немца своим управляющим.
        Вместе с графом съезжались в Барабиху человек до тридцати разных господ. Устраивались развлечения. Каждый год новые. То охоту на медведей придумают, да еще так, чтобы обязательно живых изловить. То кулачные бои меж мужиками, да так, чтобы непременно кого-нибудь насмерть. То санные катания. А вместо лошадей впрягут в розвальни молодых парней и девок и наперегонки заставляют бегать. Потом призы вручают тому, кто пришел первым. Только призы давали не тем, кто вез, а тем, кто сидел в розвальнях и погонял.
        А тут сообщил граф своему управляющему, что приедет на Новый год. И к приезду нужно организовать театр. Граф писал, что артистов пришлет из Питера. А управляющему наказывал, чтобы он набрал из местных мужиков и баб людей, склонных к пению и играм на инструментах, и чтобы к его приезду был в имении свой хор и оркестр. Однако о театре и о музыке немец имел понятие малое.
        То-то задал граф Гущин задачу своему управляющему!

        Дудка

        Говорила Варвара, что не уйти Митьке от Мавры Ермолаевны. А получилось иначе. Только не так, как он сам думал.
        По весне, как только появилась на лугу трава, барыня приставила Митьку к новому делу - пасти гусей.
        Сделал Архип Митьке дудку. «Это,  - сказал,  - для каждого пастуха вещь первейшая». Варвара сшила торбу для хлеба, напутствовала: «Только смотри далеко от гусей не отходи. И упаси боже, чтоб в графские хлеба не зашли! Не ровен час, увидит сам Франца Иваныч, ужо тогда тебе будет».
        А про немца Митька уже слышал, и не раз, и все недоброе.
        «Этот Франца,  - говорил Архип,  - скупее свет не видывал. Он лошадям и то корм сам отсыпает».
        «Немец-то антихрист,  - шептала Варвара.  - В церковь не ходит, постов не блюдет».  - И чуть что, так пугала Митьку: «Вот барыня продаст немцу - будешь знать!»
        Пасти гусей Митьке нравилось. Угонит их лугом подальше от дома, развалится на траве. Гуси ходят, траву щиплют, а Митька на дудке играет. И так наловчился, что Архип только головой качал: «Ить и здорово это у тебя получается!»
        И вот однажды - дело уже летом было - угнал Митька гусей лугом почти до гущинского парка. Сел на бережку, заиграл на дудке и не заметил, как гуси зашли в графские овсы. А в это время с горки от графского имения спускался на дрожках управляющий Франц Иванович и увидел гусей и Митьку.
        - О майн гот![1 - О боже!] - воскликнул немец, повернул лошадь и съехал на луг.
        Вылез из дрожек, стал к Митьке красться. Переступил раз, два… и вдруг замер.
        А Митьку ровно кто дернул. Обернулся - немец! Дудка сама из рук вон. А тут еще увидел гусей в овсах и совсем оробел. Вскочил - бежать!
        - Стой, стой!  - закричал немец.  - О, ты есть музыкант!
        Отбежал Митька в безопасное место, остановился. Взглянул - немец ничего такого дурного не говорит, а в сторону гусей даже не смотрит.
        - Иди сюда!  - манит немец.  - Я есть не злой человек.
        Поколебался Митька, потом подошел, однако встал так, чтобы чуть что - сразу бежать.
        - О, ты есть музыкант!  - снова сказал управляющий.  - Ты чей есть?  - спросил.
        - Барыни Мавры Ермолаевны,  - ответил Митька.
        - Гут,  - протянул немец.  - Зер гут.
        Потом нагнулся, поднял с земли дудку, покрутил в руке, усмехнулся. Порылся управляющий в кармане, достал кусок сахару, сунул Митьке; сел на коня и уехал.
        Посмотрел Митька на сахар, хотел сгрызть, а потом спрятал в карман. Решил: как убежит - матери принесет гостинец. А про себя подумал: «Говорили - немец злой. Вовсе он и не злой».

        Немой

        Долго торговался немец с Маврой Ермолаевной. Наконец выменял Митьку на два мешка овса и старую графскую перину. Перина и решила все дело. Уж больно хотелось барыне поспать на графском пуховике!
        Привел немец Митьку в небольшую избу, сказал: «Здесь есть твой дом». Глянули на мальчика четыре женских глаза - два молодых, недобрых, два подслеповатых, старых, от которых повеяло домашним теплом.
        Изба, куда привел управляющий Митьку, стояла тут же, на господском дворе. Жили в ней дворовая девка Палашка и тетка Агафья - барская повариха.
        Вначале Митька всего боялся, а больше всего девки Палашки. Уже в первый вечер, когда ложились спать, Палашка стала кричать:
        - И кой черт этого кутенка сюда сунули!
        Хорошо, заступилась тетка Агафья.
        - Тише!  - крикнула она.  - Чай, не своей волей.  - И погладила Митьку по голове.  - Не боись,  - приговаривала,  - не боись, соколик!
        А потом, когда Митька познакомился с дворовым мальчишкой Тимкой Глотовым, то узнал, что от девки Палашки никому прохода нет. «Она немцу про всех доносит»,  - говорил Тимка.
        Тимка рассказал Митьке и про другие дела, про то, что немец горькую пить любит. А как напьется, всех бьет и по-черному ругается. Рассказал Тимка и про ночного сторожа, деда Ерошку. Митька еще в первую ночь слышал, как кто-то все около их окон в колотушку бил. Это и был дед Ерошка. «Он трус,  - говорил Тимка.  - Всю ночь крутится возле вашей избы - это чтоб Палашка знала, что он не спит».
        Тимка был старше Митьки, и ростом выше, и в плечах шире. Ходил все эти дни Митька за Тимкой, как телок за маткой, и во всем слушался. А еще Тимка рассказал про господскую псарню и про немого, что за псами ходил. Тимка водил Митьку смотреть на немого.
        Глянул Митька - и мороз по коже прошел. Зарос человек, как медведь, а ноздри - нет ноздрей, одни клочья болтаются.
        - Что это?  - спросил Митька.
        - Разбойник,  - ответил Тимка.  - Вот ему ноздри и выдрали.
        - Эй, немой!  - крикнул Тимка и кинул в заросшего человека камнем.
        Тот выбежал из псарни, неуклюже взмахнул руками, что-то замычал и бросился к ребятам. Тимка - раз!  - и убежал. Митька не успел. Подскочил немой к нему, схватил за грудки, притянул к себе, к заросшему лицу с драными ноздрями.
        - A-а!  - закричал Митька.
        А немой ничего не сделал; отпустил Митьку и ушел.
        Всю ночь после этого немой мальчику снился. Вскрикивал во сне Митька. Просыпалась Палашка, тыкала его в бок.
        - Цыц, поганец!  - кричала.  - Сила нечистая чтоб тебя забрала!

        Артисты приехали

        Хоть и пил немец, а хозяин был дельный. Вот и с оркестром. Менее чем через месяц собрал немец и оркестр, и певцов разыскал. В Чудово на базар ездил, в соседние поместья заглядывал, графские деревни исколесил - и набрал. А вскоре приехал из Новгорода оркестрант и стал вести занятия. И Митька ходил учиться.
        К осени, как и обещал граф, прибыли в Барабиху артисты. Встречать прибывших высыпала вся дворня.
        - Глядь, штаны-то какие, штаны!  - кричал дед Ерошка и показывал на клетчатые, узкие, внизу со штрипками штаны высокого мужчины, ловко выпрыгнувшего из телеги.
        - Юбка-то, юбка-то! И как в таких юбках ходят?  - хохотала девка Палашка и тыкала пальцем в сторону молодой девушки.
        Та смущенно улыбалась и прятала лицо в голубой шарфик.
        Вместе со всеми встречать приехавших пришел и Митька. Стоял он рядом с Тимкой и, чтобы лучше разглядеть, по-гусиному вытягивал шею. И вдруг Митька увидел девочку. Была она совсем маленькая, зябко куталась в старенькое пальтишко, из-под которого выглядывала полосатая юбочка. На голове - Митька никак понять не мог - ни платок, ни шаль. Никогда Митька такого наряда не видывал. Девочка внимательно смотрела на встречающих и держалась за руку высокого, в штанах со штрипками.
        Девочка Митьке понравилась. После этого Митька все ходил около барского флигелечка, где разместили артистов,  - надеялся встретить. Да ему не везло. В первый день прогнала девка Палашка. На второй Митька чуть не попался на глаза самому немцу.
        И все же Митька девочку подкараулил. Припрятался как-то в кустах, а когда та проходила, выскочил. Выскочил, да и сам испугался.
        - Ты что?  - спросила девочка.
        А у Митьки язык словно дома остался.
        - Ты что?  - повторила девочка.  - Как тебя звать?
        - Митька я, Мышкин.
        - А я Даша,  - сказала девочка.
        И Митьке от этого сразу стало как-то легко. Осмелел он и выпалил:
        - А я тебя еще в первый день заприметил, ты в шали была!
        - Да какая это шаль!  - засмеялась Даша.  - Это шляпка называется.
        Митька смутился. Однако Даша улыбнулась. И мальчик опять ободрился.
        - А хочешь, я тебе поместье покажу?  - спросил он.
        - Хочу,  - ответила Даша.
        Митька ходил, словно летал на крыльях. Сводил Дашу на конный двор, подвел к псарне, показал, где господские амбары, а потом повел в парк и всю дорогу про жизнь в имении рассказывал. И про деда Ерошку, и про Палашку, и про немца.
        - А еще,  - зашептал Митька,  - у нас немой есть. Федька. Он разбойник. Ему ноздри выдрали.
        Даша слушала внимательно, и Митьке было приятно.
        - А этот высокий - он кто тебе, папаня?  - спросил Митька, когда они возвращались домой.
        - Нет,  - ответила Даша.  - Это Роланд.
        - Кто?  - переспросил Митька.
        - Рыцарь Роланд,  - повторила Даша.  - Это роль у него такая.
        - А мамка и папка у тебя тоже артисты?  - спросил Митька.
        - Да,  - ответила Даша.  - Только их продали князю Трегубову.
        - Как - продали?  - удивился Митька.
        - Взяли да и продали,  - ответила Даша.  - Крепостные мы - вот и продали.
        У Митьки от удивления даже рот приоткрылся.
        - Как так: артисты - и крепостные?  - усомнился он.
        - Конечно, крепостные,  - ответила Даша.
        - Все крепостные?  - переспросил Митька.
        - Да.
        - И тот, что штаны в клетку?
        - Да.
        А Митька все смотрел на Дашу и не верил: артисты - и вдруг крепостные!

        Ушел

        Жил Митька на новом месте, а все о своем думал - бежать. И снова стал собирать сухари на дорогу. Только поступал теперь умно: прятал сухари далеко, на конном дворе, в старой соломе.
        А как-то сидел Митька с Дашей на обрыве реки и рассказал про свой план. И про сухари рассказал.
        - Вот здорово!  - воскликнула Даша.  - А куда ты побежишь, Митя?  - спросила.
        - В Закопанку, домой,  - ответил мальчик.
        Сказал в тот день Митька, что убежит, а потом пожалел. Прошла вдруг у Митьки охота бежать. Назначил один срок - не ушел. Назначил другой - не ушел тоже.
        А однажды Даша его спрашивает:
        - Ты что ж, передумал?
        Митька покраснел, надулся и ничего не ответил. А сам решил: «Уйду, в эту же ночь уйду!»
        Дождался Митька вечера, лег на лежанку, а сам, чтобы не заснуть, с боку на бок переворачивается.
        - Ты что, поганец, не спишь?  - крикнула девка Палашка.
        Затих Митька. Выждал, пока Палашка захрапела, полежал еще немного, потом соскользнул тихонько с лежанки, на цыпочках подошел к двери, приоткрыл ее так, чтобы та не скрипнула, вышел в сени, схватил армяк - и на улицу.
        Думал Митька, что девка Палашка спит. А она притворялась. Заметила Палашка за Митькой последние дни странное, вот и стала приглядывать.
        Только Митька за дверь, Палашка поднялась и тоже вышла. Митька побежал к конному двору. Палашка - за ним. Подходит, смотрит - мальчик что-то разгребает и мешок вытаскивает. Сухари это были. Только Митька мешок под мышку, а Палашка его за руку - хвать! От неожиданности Митька вскрикнул, выронил мешок. Дернул было руку, но Палашка держит крепко. Забился Митька в руках Палашки, а потом изловчился и ухватил Палашку за руку зубами. Взвизгнула девка, выпустила Митьку. А он за сухари, через забор, мимо конного двора, за плетень - и в лес.
        Ушел Митька.

        Погоня

        Подняла Палашка крик, бросилась к управляющему.
        - Франца Иваныч!  - будит.  - Франца Иваныч!
        Встрепенулся немец.
        - Вас ист эс?  - забормотал на своем языке.
        - Митька бежал!  - тараторит девка Палашка.  - Митька бежал!
        - Какой Митька?  - не может взять в толк немец.
        - Ну, Митька, тот, что на дудке играет, что у барыни Мавры Ермолаевны вы за перину выменять изволили.
        - Так что есть Митька?  - опять спрашивает немец.
        - Утек, говорю, мальчишка.
        А в это время Митька был уже далеко от усадьбы графа Гущина. Пересек вброд ручей и шел лесом. Отбежал версты три, когда вдруг услышал собачий лай. Вначале Митька решил, что это в соседней деревне. Потом лай стал слышнее, потом все ближе и ближе… Побледнел Митька: погоня! Побежал быстрее, не выбирая дороги, прямо через кусты. Хлещут ветки, ударяют Митьку в лицо, хватают за руки… Бежит Митька, тяжело дышит. «Загрызут, загрызут!» - бьется тревожная мысль. И вдруг словно кто подсказал! Бросился Митька к дереву. В темноте не разглядел - попалась сосна. Поцарапал руки, больно, но лезет. Пролез метра два. А в это время псы подбежали к дереву и пронеслись мимо. Собачий лай ушел куда-то в сторону. Митька облегченно вздохнул. Лай перекинулся на другое место. Потом псы заскулили, забегали по кустам - то там, то тут… И вдруг повернули назад, остановились у дерева, подняли страшный вой и заскребли о кору. От страха Митька полез выше. И вдруг - хрусть - обломился сучок! Митька хвать за другой - и тот хрусть!
        - А-а-а!  - заголосил Митька и полетел вниз, прямо на собачьи спины.
        Взвизгнули от неожиданности псы, разлетелись брызгами в стороны. А потом опять в кучу.
        Лежит Митька, закрыл глаза; ждет, когда псы вцепятся.
        А псы подбежали, истошно над самой головой лают, брызжут слюной, но не трогают. Приоткрыл Митька один глаз, потом второй; приподнял голову, смотрит - а перед ним Федька - драные ноздри!
        Замычал Федор на псов, ударил одного арапником - те приумолкли. Встал Митька, а самому, оттого что немой здесь, еще страшнее. Федор ему показывает: мол, пошли. А Митька словно окаменел, с места не может сдвинуться. Подтолкнул немой Митьку; пошел тот, от страха еле ноги передвигает, повернуть голову назад не решается.
        Шли назад окружной дорогой, часа два. Митька шел и все думал, что-то теперь будет! И не так боялся Митька порки, и даже Федора не так уж боялся, но стыдно было Даши. «Ну, скажет, и убежать не смог!»
        Думал Митька, что его поведут к немцу. Оказывается, нет. Привел Федор Митьку на псарню, отвел в свой закуток, расстелил рядно, показал: мол, ложись, и дал краюху хлеба.
        Ушел куда-то Федор. А Митька лежит, понять не может, чего это его Федор сюда привел, и чего они окружным путем шли, и чего это немой ему краюху сунул? Лежит Митька, уснуть не может.

        «Вот ты где!»

        - Вот те Франца всыплет!  - кричала девка Палашка на Федора.  - Мало тебе ноздри пообрывали, бока еще пообломают!
        А Федор мычал и что-то руками показывал.
        - Не догнал, Франца Иваныч,  - докладывала утром Палашка немцу.  - Утек, поганец. Немой-то ни с чем вернулся.
        Пошумел, пошумел немец и плюнул. Пригрозил всыпать и Палашке, и Федору. Тем дело и кончилось.
        К утру Митька сообразил: не хочет Федор его выдавать немцу. Живет Митька на псарне день, живет два. Федор еду ему приносит. Вечером присядет, по голове потреплет. Постепенно стал Митька привыкать к немому. А все-таки как-то боязно… Вспомнит, как дразнили Федора, и самому неловко.
        Дней через пять повел с самого утра Федор собак прогуливать. Остался на псарне Митька один. Скучно стало в Федоровой каморке, вышел в сарай, где стояли собачьи клети: решил размяться. Побегал Митька из угла в угол, верхом на пруту покатался. Только хотел опять в каморку вернуться, вдруг входит на псарню Франц Иванович, а за ним девка Палашка. А Митьке и податься некуда. Юркнул было за собачью клеть, но Палашка как закричит:
        - Вон он, ирод, вон!
        Подбежала Палашка к Митьке, схватила за шиворот, вытащила на середину сарая.
        - А-а…  - протянул немец.  - Вот ты где!
        - Тут, тут!  - тараторила девка Палашка.  - Я же говорила, Франца Иваныч, что немой наврал. Неспроста немой с кухни-то похлебку воровал. Я-то приметила. Ить, думаю, и зачем это он?
        Пытался Митька вырваться, да где уж! Крикнул немец дворовых - связали Митьку. А через час, когда вернулся Федор, скрутили и Федора.
        Пороли виновных тут же, на псарне. Били арапниками. Федора - двое взрослых мужиков, Митьку - Палашка.
        - Ирод,  - кричала Палашка,  - вот тебе, будешь знать, как честных людей обманывать!  - И во всю силу врезала тяжелым арапником по худым Митькиным плечам.
        Митька только ежился и вздрагивал.
        - Не кричишь?  - приговаривала Палашка.  - Я те заставлю кричать!
        Митька стиснул зубы и молчал. Никто не заметил, как он потерял сознание.

        «А он вовсе и не страшный»

        Двое суток Митька не приходил в себя. А когда открыл глаза, не мог понять, где он и что произошло. Смотрит, рядом на корточках сидит девочка. Признал Митя - Даша, улыбнулся. Улыбнулась и Даша.
        - Митя,  - сказала,  - жив?
        - У-у,  - промычал Митька.
        - А мы-то уж думали…  - Даша не договорила.
        Посидела Даша, ушла. А потом пришла тетка Агафья.
        - Ну, жив, соколик?  - спросила.  - А твоя-то Даша тут совсем исплакалась. «Это, говорит, все я! Я его не отговорила». Дни и ночи возле тебя сидела. Спать не ложилась. Ахтерка, а девка славная.
        Поправлялся Митька медленно. Федор давно уже встал, опять с псами возится, а Митька все лежит. И ходят к нему то Даша, то тетка Агафья, то обе разом. И Федор, чуть свободная минута, здесь же рядом, что-то мычит и на руках показывает. Только что, Митька понять не может, а чувствует - что-то доброе немой сказать хочет.
        А как-то пришла тетка Агафья, и Митька - к ней.
        - Тетка Агафья,  - говорит,  - а дядя Федор, он вовсе и не страшный.
        - Не страшный, не страшный, соколик!  - отвечает тетка Агафья.  - А чего ему быть страшным? Ты слушай его, он, Митька, человек добрый, таких еще поискать нужно.
        - А чего он немой?  - спрашивает Митька.  - И ноздри чего у него драные? Разбойник он? Он человека убил?
        - Что ты, что ты, бог с тобой!  - замахала руками тетка Агафья.  - Какой он разбойник! Все бы такими были!  - Потом наклонилась к Митьке и зашептала: - Ты про мужицкого царя слыхал?
        - Про Емельку Пугачева?  - спросил Митька.  - Которому руки и ноги рубили?
        - Какой он тебе Емелька!  - повысила голос тетка Агафья.  - Емелиан Иванович он!  - И снова зашептала: - Федор-то был у Пугачева своим человеком. А как разбили Пугачева, схватили и Федора. Пытали, а потом разодрали ноздри и язык отрезали. Вот без малого пятнадцать лет такой он и есть. Ты его люби, Митя,  - он человек хороший,  - уходя еще раз сказала тетка Агафья.
        А вечером пришел Федор и присел на лежанку, Митька доверчиво улыбнулся, уткнулся ему в живот лицом, как, бывало, к матери, и стал гладить рукой по спине. И Федор своей шершавой рукой Митьку гладил. И сидели они молча весь вечер…
        Около месяца пролежал Митька. И все эти дни Даша бегала на псарню. Приносила поесть, новости рассказывала. А вечером садились они с Федором к Митьке на лавку. Смотрел Митька на Федора, смотрел на Дашу, и было ему так хорошо, как в родной Закопанке.

        Как скрипел снег

        Поднялся Митька, когда уже снег выпал. Укрыл снег по-хозяйски господский дом, и псарню, и лес, и все поля, что вокруг виднелись. Вышел Митька на улицу, сощурил глаза от яркого снега, попрыгал с ноги на ногу, вздохнул полной грудью.
        И снова жизнь пошла своим чередом. Только уж не ходил Митька больше в оркестр играть: поотстал за время болезни. Обошлись без него.
        Приставили пока Митьку к тетке Агафье на кухню - помои вытаскивать.
        Нравилась Митьке эта зима. Хоть и мороз пошаливал и ветрено было, а Митька словно и не замечал. Чуть свободная минута, бежит к Даше. Позовет Тимка Глотов Митьку с собой играть, а он: мол, не могу, занят, тетка Агафья не отпускает. А сам - к Даше. И бродят, ходят они по господскому парку, как тогда первый раз осенью.
        И Митьке хорошо. В парке никого нет. Только прыгают с ветки на ветку белки. Много развелось их в парке, и стали они словно ручные. «Цок, цок»,  - щелкают еловые шишки, только шелуха летит вниз. Сидят белки, щелкают орешки, на Митьку с Дашей поглядывают. Подмигнет Митька белкам, свистнет - те врассыпную.
        А как-то ушли Митька и Даша далеко-далеко. Шли, взявшись за руки, тащили за собой санки - надумали с гор кататься.
        Шли, а потом Митька сказал:
        - Садись, Даша.
        Даша села. Митька вез санки, и было ему совсем не тяжело. Митьке было радостно, и снег весело скрипел под ногами - хрусть, хрусть!
        А потом они съезжали с гор. Даша крепко держалась за Митьку и вскрикивала от страха. Санки подпрыгивали на буграх, и тогда сыпучими хлопьями взлетал из-под полозьев снег. А внизу санки переворачивались, ребята летели в пушистый сугроб и весело смеялись. Потом отряхивались и снова бежали на гору.
        И вдруг Даша остановила Митьку, сказала:
        - Митя, не хочу я… Не надо больше так. Не заходи больше ко мне.
        Митька оторопел.
        - Задразнили меня, Митя. Невестой зовут. И немец ругается, говорит: «Играть на театре тебя купили, а не для других дел». Не заходи, боюсь я…
        Митька ничего не ответил. Шли домой молча. И Митя уже не вез Дашу, а шли они рядом и вместе тащили санки, санки казались тяжелыми, ноги отяжелели, и снег хрустел уже вовсе не радостно, а зло и скрипуче, словно отругивался.

        Генеральная репетиция

        Обиделся в тот день Митька. Не забегал больше к Даше и старался на улице не встречать. И флигелек актерский обходил стороной. Словно вовсе и не было Даши.
        А время шло и шло. И чем ближе к Новому году, тем быстрее, будто кто подгонял палкой. Артисты кончали последние приготовления, и вот наступил день генеральной репетиции.
        Еще как-то раньше Даша говорила:
        «Митя, как будет репетиция, ты приходи, обязательно приходи! Проберись в зал, там еще дверь с резной ручкой, и встань у окна за занавеску. Только смотри стой тихо, виду не подавай!»
        И вот Митька вспомнил эти слова. Вспомнил - и вдруг захотелось взглянуть на Дашу, да так, как и раньше никогда не хотелось.
        «Пойду»,  - решил Митька.
        Пробрался он в графский дом, прошел в зал, спрятался за штору; стоит, замер. Прошел час, а может быть, и два. У Митьки уже ноги отекать стали. Зашевелился, высунул голову, осмотрелся. Зал большой, длинный. В конце зала во всю ширь - занавес. А на стенах и справа и слева висят портреты. Смотрят из золоченых рам на Митьку какие-то старухи, старики в орденах и лентах, и какая-то дамочка с тростью в руках тоже смотрит.
        Неприятно стало Митьке, спрятал опять голову. Но в это время за стеной послышались шорохи. Потом с шумом отворилась дверь. Глянул Митька: в зал вошел управляющий. Сел в кресло, хлопнул в ладоши, и занавес тотчас открылся.
        И сразу на сцену высыпали артисты. Они двигались, говорили, пели. Пестрели цветные наряды - у Митьки даже в глазах зарябило. И вдруг выбежала девочка. Она ударила ножкой о ножку, присела, поклонилась в зал и закружилась. Митька не отрывал глаз. Потом занавес закрылся. Но через несколько минут он открылся снова.
        Теперь Даша была в костюме мальчика. Она ходила за какой-то важной дамой и придерживала одной рукой подол ее длинного платья. В другой у Даши была шляпа с пером. В такт музыке Даша приседала и широко размахивала шляпой. Митька стоял как зачарованный.
        Когда занавес открылся в третий раз, Даша была в наряде бабочки. Она носилась по сцене и легко подпрыгивала. А за ней бегал молодой принц и пытался поймать. Вот он почти настигал Дашу, и тогда у Митьки замирало сердце. Но Даша ловко выскальзывала и убегала. Митька облегченно вздыхал. Наконец человек в костюме принца все же схватил Дашу за крыло. Легкое крылышко обвисло. Даша бежала теперь как-то боком, волоча ногу. Митька чуть не вскрикнул. Но вот Даша выпрямилась, широко раскинула руки и вновь закружилась. Митька успокоился. И вдруг Даша упала. Митька вначале не понял, нарочно или в самом деле. И лишь потому, как поднялся немец, как заругался на своем языке и полез на сцену, понял: не нарочно. Девочка встала, попыталась опять закружиться и снова упала. А немец уже поднялся на сцену и, держа в руке палку, шел к Даше. Девочка съежилась, замерла. Немец подошел к Даше, занес палку. И вдруг:
        - Не бей! Не бей!
        Митька сорвался со своего места и несся к сцене. Он стал между немцем и Дашей:
        - Не бей! Не бей!
        И оттого, что появился вдруг Митька, Даша испугалась еще больше. Но немец уже забыл про девочку. Он потянулся к Митьке. Тогда Даша вцепилась в Митькину руку и повлекла его за собой к выходной двери - прямо на улицу. Они бежали сами не зная куда, Митька и Даша-бабочка, в легком тюлевом наряде. А на улице трещал мороз и дул пронизывающий декабрьский ветер.
        И вдруг Митька остановился.
        - Даша!  - окликнул он.  - Даша!
        А девочку трясло - то ли от холода, то ли от испуга. Митька обнял ее, худенькую, бледную, взял на руки, приподнял. Даша не противилась. Она обхватила его руками и вдруг заплакала. Заплакала тихо, про себя, как, бывало, Аксинья, Митькина мать, плакала.
        А на улице бегали артисты, дворня, и на псарне истошно завыли собаки. Когда появился Митька с Дашей на руках, все расступились. Митька подошел к актерскому флигелечку. Толкнул дверь, переступил порог и положил Дашу на кровать.
        Даша открыла глаза. Посмотрела на Митьку и сказала то, от чего у Митьки дыхание сперло:
        - Митя, ты хороший! Ты смелый, Митя…

        Даша заболела

        Митьку немец не тронул - ждали господ. Но легче от этого Митьке не стало.
        Заболела Даша. На следующий день начался у нее жар. Приехал доктор, послушал, покачал головой, сказал: застужены легкие.
        Целыми днями Митька не находил себе места. Все норовил пройти к Даше, но его не пускали. В окна пытался заглядывать, да окна завешены.
        - Все из-за тебя!  - журила тетка Агафья.  - Из-за твоей дурости.
        И Митьку от этого как огнем жгло.
        За три дня до Нового года приехали господа. А потом стали съезжаться гости. Собралось карет до двадцати. А Митьке все равно - даже и не взглянул. Доложили графу про болезнь Даши. Пришлось ставить другое представление. Вызвал оркестрант Митьку, сказал, что и ему придется теперь на дудке играть. Два дня сыгрывались. А вечером Митька бегал к домику Даши и, пока хватало сил, все вокруг флигелечка топтался. Выходила тетка Агафья (она теперь у Даши дежурила), гнала Митьку спать.
        - Шел бы, соколик, домой,  - говорила.  - Ну что ты как неприкаянный!
        А потом сжалится и пустит Митьку на часок в сенцы. Сидит Митька, все о Даше думает.

        Страшное

        Страшное случилось под самый Новый год. Шло представление. Митька сидел в последнем ряду оркестра - с дудкой ближе и не полагалось. Сидел Митька и ничего не видел, не слышал. По дороге в господский дом забежал он к тетке Агафье. Достал Митька тряпочку, развернул и вынул сахар, тот, что немец ему дал и что он берег для матери.
        - Даше это гостинец,  - сказал Митька и протянул сахар тетке Агафье.
        А та вдруг заплакала:
        - Снова приезжал дохтур,  - зашептала,  - ох, худо Даше, ох, худо!
        Сидит Митька, играет на дудке, а у самого одна мысль: «Даша, Даша…» Никак не может себе простить Митька, что застудил Дашу.
        Играет Митька, а что кругом творится, не понимает. Подает оркестрант ему какие-то знаки - не видит. «Громче, громче играй!» - шепчет сосед, а он не слышит. Толкают Митьку в бок, а он словно из камня скроен. Ноет у Митьки душа: «Даша, Даша…»
        Не помнил Митька, как кончился спектакль. Господа хлопали, актеры кланялись, а он тихонько вышел на улицу и побежал к Дашиному Дому.
        Около дома тихо и пустынно. Дверь приоткрыта. Вошел Митька в сенцы, встретился с теткой Агафьей. Удивился: не останавливает его тетка Агафья, не удерживает. Вошел в комнату.
        На лавке лежала Даша, тихая, спокойная. Глаза закрыты. В руках Митькин сахар зажат. Остановился Митька, замер. И вдруг видит - у Дашиного изголовья свечка. Колышется легкое пламя, поднимается чад. Посмотрел Митька на свечку - понял.
        - А-а!  - заголосил он и бросился к Даше.  - Даша!  - кричит.  - Даша! Встань, Даша!  - И льются по Митькиным щекам слезы и падают на одеяло.  - Даша, Даша!
        Вернулись артисты. Входили в комнату, осторожно крестились. Стали полукругом.
        - Увести бы мальчонку надо,  - сказал кто-то.
        - Пусть сидит,  - ответила тетка Агафья.  - Пусть плачет. От слез оно легче бывает.
        Потом подошла к Митьке, погладила по голове, зашептала:
        - Пошел бы ты спать, соколик! Спать!  - и осторожно подталкивает Митьку к двери.
        Вышел Митька на улицу и побрел. Где бродил Митька, никто не знает. Да и сам он не помнит. Только в конце концов пришел к своему дому.
        - Опять шлялся!  - набросилась на него девка Палашка.
        Потом посмотрела на лицо, осеклась: лицо у Митьки стало страшным. Испугалась Палашка, оставила Митьку в покое. Плюхнулся Митька на лежанку, уткнулся носом в рукав и снова заплакал. Вздрагивают худенькие Митькины плечики, стонет душа: «Даша, Даша…»
        И в это время вдруг дед Ерошка забил в колотушку. Раз, два, три… двенадцать.
        Наступил Новый год.

        Пожар

        Среди ночи Митька вышел на улицу. Сквозь легкий зипун сразу пробил мороз. «Вь-и-ть»,  - просвистел ветер. Надвинул Митька покрепче шапку и двинулся к дому управляющего. Немец ложился спать. В окне горела свеча. Управляющий разделся, задул свечу, лег. Митька выждал время, подошел к двери, задвинул скобу и для надежности привалил колодой. Потом пошел на конный двор, взял охапку соломы и положил под дверь. Принес вторую и положил под угол дома, со стороны окна.
        Огонь вспыхнул сразу. Языки пламени лизнули крыльцо, занялся угол.
        Прибежал дед Ерошка.
        - Пожар!  - закричал он истошным голосом.
        На улицу стали выбегать дворовые. Появился Федор. Протирала глаза, не понимая, в чем дело, заспанная Палашка. Никто и не обратил внимания на Митьку. От крика проснулся немец. Бросился к двери, забил кулаками и дико закричал. Люди не двигались с места.
        Тогда вышла вперед тетка Агафья.
        - Все же человек,  - сказала она,  - побойтесь Бога!  - и пошла к двери.
        Но ее опередил Федор.
        В руках у него оказался кол. Он влетел на крыльцо, стал спиной к двери и грозно замычал. Все замерли. И только выскочила девка Палашка.
        - Ирод!  - завопила она. Бросаясь к Федору, вцепилась в его кудлатую бороду.  - Ирод!  - кричала.  - Убивец!
        А немой лишь мычал, еще сильнее прижимая дверь плечами и неловко отбиваясь от девки Палашки. И по озаренным окнам металась огромная тень немца.
        Митька постоял, постоял, потом повернулся и пошел к скотному двору. Там он перелез через изгородь и стал подниматься в гору, в сторону леса.
        На взгорье он остановился, взглянул на усадьбу. Там высоко в небо поднимались языки пламени. Потом разлетелись в стороны искры. Это рухнула крыша. И в то же время в господском доме вспыхнул свет: господа проснулись. Митька еще раз посмотрел на усадьбу и вошел в лес.

        Глава третья Гвардейский поручик

        Беглый

        По тракту из Москвы в Петербург мчался на тройке молодой офицер. Мчался офицер по срочным делам, даже в новогоднюю ночь ехал. Верстах в трех от почтовой станции, что возле села Чудова, ямщик вдруг осадил лошадей. Слез с козел, нагнулся.
        - Что там?  - крикнул офицер из санок.
        - Мальчонка, никак…  - ответил ямщик.  - Замерз, должно быть. Морозище-то какой!
        - Ну, давай его сюда,  - сказал офицер и приподнял укрывавшую ноги доху.
        Положили мальчонку на дно санок, в теплое место. Отогрелся он, отошел, шевельнулся.
        Приоткрыл офицер доху.
        - Ты кто?  - спрашивает.
        Молчит найденыш.
        - Ты кто?  - повторил офицер.
        - Митька я, Мышкин,  - ответил мальчонка.
        - Мышкин!  - усмехнулся офицер.  - Да как тебя сюда занесло?
        - Беглый небось,  - ответил за Митьку ямщик.  - По всему видать, беглый.
        - Н-да,  - произнес офицер.  - Так что же нам с тобой делать?
        - Да что делать!  - ответил ямщик.  - Сдадим его, ваше благородие, на станции - там разберутся.
        Впереди как раз мелькнул огонек. Санки подъезжали к селу Чудову. Соскочил ямщик с козел, отбросил с ног офицера доху.
        - Вылазь и ты, беглый,  - сказал Митьке.
        Офицер пошел на станцию, ямщик замешкался у лошадей, а Митька - раз!  - и в сторону.
        Вышел офицер со смотрителем станции, а Митьки и след простыл.
        - Тут был,  - стал оправдываться ямщик.  - И куда он девался? Утек небось, как есть утек. Шустрый такой, не зря что беглый.
        - Бог с ним, ваше благородие,  - сказал смотритель.  - Много их тут, беглых, шатается.
        Двинул офицер ямщика по затылку рукой и опять ушел в дом. Угнал и ямщик лошадей. А Митька в это время сидел за сугробом в придорожной канаве, не зная, как быть. И вдруг видит - подают новую тройку. Вышел офицер, сел в санки. Тогда Митька выпрыгнул, из канавы, догнал санки и пристроился сзади на полозьях.
        Резво бегут свежие кони, разлетается из-под полозьев снег, взлетают санки на ухабах - только держись! Держится Митька, слететь боится. Под дохой сидеть было тепло, а теперь холодно. Жмется Митька, трет ладошкой щеку, а сам чувствует - замерзает. И не стало у Митьки больше сил сидеть сзади. Покрутился, покрутился и стал пробираться по саночным распоркам к сиденью. Долез, смотрит - офицер спит.
        Приподнял тогда Митька край дохи - и шмыг в санки! И сразу стало тепло, хорошо.
        Свернулся калачиком и заснул. Проснулся Митька оттого, что кто-то тормошит его за плечо. Открыл сонные глаза. Смотрит, над ним стоит офицер.
        - Ты как здесь?
        Митька все и рассказал. Засмеялся офицер.
        - Вот я тебя сейчас властям сдам!  - говорит, а у самого на лице улыбка. Понравился, видать, офицеру Митька.
        Чувствует Митька, что офицер про власть просто так, чтобы припугнуть, говорит.
        Повел офицер Митьку на станцию. Накормил и опять спрашивает:
        - Так что же нам с тобой делать?
        - Возьми с собой, барин,  - произнес Митька.
        - С собой!  - усмехнулся офицер.  - В Питер?
        - Возьми, барин!  - просит Митька.  - Да я тебе все, что хошь, буду делать. На дудке играть буду!
        - На дудке?  - переспросил офицер.  - Ну разве что на дудке,  - и опять улыбнулся.
        Ночь была новогодняя. Выпил офицер чарку, потом вторую. В глазах появились веселые огоньки.
        Может, если бы не выпил офицер в эту ночь лишнюю рюмку, так бы и остался Митька на большой дороге. Да от вина человек добреет. Взял гвардейский офицер с собой Митьку в Питер.

        В Питере

        И началась у Митьки новая жизнь. Живет он в самом Питере на Невском проспекте, у поручика лейб-гвардии императорского полка Александра Васильевича Вяземского.
        Гвардейский поручик Митьке нравился. Молод, весел поручик. Ростом высок, статен, а как наденет парадный мундир - глаз не оторвешь. А главное, Митьку не обижает. И Митька в лепешку готов разбиться, лишь бы угодить поручику. Кофе научился варить. Сапоги чистил так, что они за версту блестели; за табаком бегал, парик расчесывал. Был Митька вроде как денщик.
        А еще Митька бегал на Литейный проспект, к дому генерал-аншефа[2 - Генерал-аншеф - чин, предшествующий званию фельдмаршала.] Федора Петровича Разумовского и там через девку Аглаю передавал для генеральской дочки от гвардейского поручика записочки и приносил ответы. Нравилось это Митьке. И дочка генеральская нравилась. Стройная, белокурая, не то что деревенские девки.
        А еще Митька любил, когда поручик про войну рассказывал. Здорово рассказывал! У Митьки даже дух захватывало.
        Пробыл Вяземский на войне год. Воевал с турками, к Черному морю ходил, реку Рымник переплывал, на стены турецкой крепости лазил.
        Слушает Митька. А самому кажется, что это вовсе не поручик Вяземский, а он, Митька, вплавь через реку Рымник перебирается, лезет на стену турецкой крепости и гонит турка к Черному морю.
        - Ну как, пойдешь в солдаты?  - спрашивает поручик.
        - Пойду,  - отвечает Митька.
        А вечерами, бывало, собирались у поручика товарищи. В карты начинали играть. Митька и здесь в услужении: вино разливает, пустые бутылки на кухню относит. Потом поручик заставляет Митьку на дудке играть. Играет Митька - все смеются. И Митьке весело. Нравились Митьке поручиковы товарищи. Шумят, кричат, все молодые, шпорами звенят. А потом Митька двери за каждым закрывает и каждый дает Митьке по полкопейки. Проводит Митька гостей - поручика укладывает спать: стянет сапоги, мундир снимет, уложит Вяземского в постель и одеялом еще прикроет.
        Останется Митька один. Наденет на себя гвардейский мундир, шпоры прикрепит, шпагу нацепит. Сядет Митька за стол, нальет рюмку вина, подымет, выпьет.
        Эх, и жизнь! Нравилась эта жизнь Митьке.

        Человека убили

        Заспорили как-то поручик Вяземский с драгунским майором Дубасовым, кто важнее: офицер гвардейский или армейский.
        - Гвардия есть опора царя и отечества!  - кричал Вяземский.  - Гвардии сам Петр Великий положил начало.
        - Опора, да не та,  - отвечал Дубасов.  - Гвардейские офицеры - одно только название, что гвардия. Сидите в Питере, на балы ходите. А кто за вас отечество защищает, кто кровь проливает? Мы, армейские офицеры.
        Обозлился Вяземский, полез в драку. Только Дубасов был умнее - драться не стал, а бросил к ногам поручика перчатку: вызывал Вяземского на дуэль - стреляться.
        Узнал Митька о случившемся, думает: «Как так, из-за такого дела - и стреляться? Мало ли на селе мужики спорят. Так ежели из-за каждого спора стреляться, скоро и живых не останется».
        Достал поручик ящик с пистолетами, почистил, щелкнул Митьку по носу и поехал за секундантом.
        Лег поручик в этот день раньше обычного. Лег и сразу заснул.
        А Митьке не спится. «Как это так?  - думает.  - Завтра стреляться, а он хоть бы хны».
        Утром, еще не рассвело, приехал за поручиком секундант.
        Оделся поручик, умылся, выбежал на улицу и сел в возок.
        - А как же я?  - остановил его Митька.
        - Что - ты?  - говорит поручик.  - Сиди дома, вари кофе. Через час буду.  - Потом подумал, добавил: - А коли беда случится, поезжай, Митька, в Рязанскую губернию, разыщи поместье Василия Федоровича Вяземского, скажи: мол, так и так. У него и останешься. Понял?
        - Понял,  - ответил Митька, а самому про это и думать страшно.
        И стал Митька ждать поручика. Ждет час, второй, третий. Нет поручика. «Ну,  - решил Митька,  - убили».
        А вечером поручик вернулся. Весел, насвистывает что-то. Бросился Митька к нему.
        - Ну как?  - спрашивает.
        - Что - как?
        - Ну, дувель эта самая…
        - А, дуэль!  - усмехнулся поручик.  - Что дуэль… Застрелил я его. Вот и все.  - И щелкнул Митьку опять по носу.  - Только утром это еще было.
        А у Митьки от этих слов как-то и радость прошла. «Чего стрелялись?  - думает.  - За что человека убили?»

        На войну

        Не сошла поручику дуэль с рук.
        Про убийство майора Дубасова узнала сама императрица Екатерина Великая. Приказала она разжаловать поручика из гвардейских офицеров и направить в действующую армию.
        А в это время как раз война с турками шла. Русские осадили турецкую крепость Измаил. Под Измаил и послали Вяземского.
        И стал он теперь не гвардейский офицер, а просто поручик армейский.
        - Плохи наши дела,  - сказал поручик Митьке.  - Опять на войну. Да нам не привыкать! На войне еще интереснее.
        И Митька думает: интереснее. А все же из Питера уезжать жаль. Да и не знает Митька, что с ним будет. Говорит поручику:
        - А что со мной будет?
        - Поедешь,  - отвечает Вяземский,  - в Рязанскую губернию.
        - Во те раз!  - опешил Митька. Смотрит на поручика, чуть не плачет.
        Походил, походил, а потом подошел к Вяземскому, говорит:
        - А возьми меня, барин, с собой!
        - Как - с собой?  - удивился поручик.
        - На войну,  - отвечает Митька.
        - На войну?
        - На войну.
        - Так что ты там будешь делать?
        - Турка бить буду,  - говорит Митька.
        - «Турка»!  - расхохотался поручик. А сам подумал: «Может, и взять?»
        И вот помчались поручик и Митька через всю Россию на перекладных от Балтийского до самого Черного моря. Менялись тройки, летели версты, проносились села и города. Митька сидел важный: Митька на войну ехал.

        Измаил

        Неприступной считалась турецкая крепость Измаил. Стояла крепость на берегу широкой реки Дунай, и было в ней сорок тысяч солдат и двести пушек. А кроме того, тянулся вокруг Измаила глубокий ров и поднимался высокий вал. И крепостная стена вокруг Измаила тянулась на шесть верст. Не могли русские генералы взять турецкую крепость.
        И вот прошел слух: под Измаил едет Суворов. И правда, вскоре Суворов прибыл. Прибыл, собрал совет.
        - Как поступать будем?  - спрашивает.
        - Отступать надобно,  - заговорили генералы.  - Домой, на зимние квартиры.
        - «На зимние квартиры»!  - передразнил Суворов.  - «Домой»! Нет,  - сказал.  - Русскому солдату дорога домой через Измаил идет. Нет дороги отсель иначе!
        И началась под Измаилом новая жизнь. Приказал Суворов насыпать такой же вал, какой шел вокруг крепости, и стал обучать солдат. Днем солдаты учатся ходить в штыковую атаку, а ночью, чтобы турки не видели, заставляет их Суворов на вал лазить. Подбегут солдаты к валу - Суворов кричит:
        - Отставить! Негоже, как стадо баранов, бегать! Давай снова!
        Так и бегают солдаты то к валу, то назад. А потом, когда научились подходить врассыпную, Суворов стал показывать, как на вал взбираться. «Тут,  - говорит,  - лезьте все разом, берите числом, взлетайте на вал в один момент».
        Несколько раз Митька бегал смотреть Суворова. А как-то Суворов приметил Митьку и спрашивает:
        - Что за солдат?
        - Солдат гренадерского Фанагорийского полка!  - отчеканил Митька.
        - Ай-яй!  - удивился Суворов.  - Солдат, говоришь?
        - Так точно, ваше сиятельство!  - ответил Митька. К этому времени Митька уже научился рапорт как следует отдавать.
        Посмотрел Суворов на Митьку, подивился, говорит:
        - Ну, раз солдат, так другое дело. Солдатам у нас почет.  - Снял Суворов свою шляпу и низко Митьке поклонился.
        Только дело на этом не кончилось. Вызвал, оказывается, в тот же день Суворов поручика Вяземского и приказал Митьку домой отправить.
        Загрустил Митька. Да и поручик привык к мальчику, отпускать не хочется. Тянули они с отъездом. А чтобы Суворову и генералам на глаза не попадаться, сидел Митька больше в палатке, все выходить боялся.
        Между тем русская армия подготовилась к бою. Суворов послал к турецкому генералу поела - предложил, чтобы турки сдались. Но генерал ответил: «Раньше небо упадет в Дунай, чем русские возьмут Измаил».
        Тогда Суворов отдал приказ начать штурм.

        «Вставай, барин!»

        В ночь на 11 декабря 1790 года русские пошли на приступ.
        Отдернул Митька полог палатки, стал смотреть. Палатка как раз так стояла, что из нее крепость была видна. Только сейчас была ночь, туман, и Митька ничего не видел. Лишь слышал громыханье пушек и ровный гул солдатских голосов.
        А когда наступил рассвет, Митька разглядел, что русские уже прошли ров, поднялись на крепостной вал и по штурмовым лестницам лезли на стену.
        Шла стрельба. Над крепостью поднимался дым. На стене, один к одному, словно воробьи на изгороди, сидели турки. А вокруг крепости - и прямо перед собой, и слева, и справа, куда хватал глаз,  - видел Митька, как двигалось, как колыхалось и плескалось со всех сторон огромное солдатское море. И казалось Митьке, что это вовсе и не солдаты и Измаил не крепость, а гудит перед ним, перекатывается и воет огромный пчелиный рой.
        И вдруг внимание Митьки привлек русский офицер. Опередив других, офицер уже был почти на самой стене. Он ловко карабкался по лестнице, взмахивал шпагой и что-то кричал. Присмотрелся Митька - и вдруг признал Вяземского.
        Вот поручик пригнулся, вот снова выпрямился… Вот свалил выстрелом высунувшегося из-за стены турка.
        - Ура!  - закричал Митька.  - Ура!
        А поручик уже на стене. Еще никого нет, а Вяземский там. Стоит, машет шпагой. Сбило с поручика шляпу, сорвало парик. Развеваются по ветру русые кудри. Отбивается поручик от турок и снова что-то кричит и кричит. И вот Вяземский уже не один, рядом с ним русские солдаты. Прыгают солдаты по ту сторону стены.
        И вдруг видит Митька, как поручик хватается за бок. Роняет шпагу… Минуту держится… Потом приседает, неловко поворачивается и падает вниз.
        - Барин, барин!  - кричит Митька, выбегает из палатки и бросается к крепости.
        Подбегает к стене, хватается за штурмовую лестницу.
        - Ты куда? Смерти захотел?!
        Митька не ответил. Кто-то схватил его за ногу.
        - Пусти, дяденька!  - Митька выдернул ногу и кошкой полез вверх.
        Влез, глянул вниз - и чуть не вскрикнул. Там один на одном, крест-накрест и просто так лежали побитые солдаты: русские, турки - все вместе. А совсем рядом в узких, запутанных улицах Измаила шел бой и неслись крики… Страшно стало Митьке; хотел повернуть назад, потом перекрестился, закрыл глаза и прыгнул внутрь крепости.
        Крадется Митька у самой стены, смотрит, не видать ли поручика. И вдруг видит: из-под убитого турка торчит знакомый сапог и шпора знакомая. Подбежал Митька, отвалил турецкого солдата, а под солдатом лежит поручик Вяземский.
        - Барин, барин!  - закричал Митька.  - Вставай, барин!
        А Вяземский лежит, не шелохнется. Приложил Митька ухо к груди поручика - дышит. Тихо, но дышит. Обрадовался Митька и опять свое.
        - Вставай, барин, вставай!  - трясет Митька поручика за плечо.
        А Вяземский словно и не живой.
        Взял тогда Митька поручика за ворот мундира и по земле потащил из крепости. Тяжело мальчишке - в поручике пудов до пяти,  - но тащит. Плачет, но тащит. У самых ворот столкнулся Митька с Суворовым.
        - Ты как здесь?  - удивился Суворов.
        - Да я…  - начал было Митька и растерялся. Стоит, вытирает слезы.
        Посмотрел Суворов на Митьку, на раненого.
        - Поручик Вяземский?  - спрашивает.
        Митька кивает головой.
        - Тот, что крепостную стену первым взял?
        Митька опять кивает.
        Крикнул Суворов солдат, приказал унести героя. А Митьку подозвал к себе, отодрал за ухо и сказал:
        - Беги вон, и чтобы духу твоего тут не было.

        Медаль

        Два дня и две ночи просидел Митька в санитарной палатке, у постели поручика Вяземского. На третий день поручик пришел в себя, признал Митьку.
        А еще через день пожаловал в палатку Суворов.
        Узнал Митька Суворова - спрятался. Поручик было привстал.
        - Не сметь! Лежать!  - крикнул Суворов. Подошел к постели Вяземского.  - Герой!  - сказал.  - Достоин высочайшей награды.  - И спрашивает: - А где твой денщик?
        - Так я, ваше сиятельство, отправил его в Рязанскую губернию,  - отвечает Вяземский.
        - Давно?
        - Давно.
        - Так,  - говорит Суворов.  - Дельно, хорошо, когда офицер исправен. Похвально. А то ведь вралей у нас - о-о - сколько развелось!
        - Так точно, ваше сиятельство!  - гаркнул поручик и думает: «Ну, пронесло!»
        А Суворов вдруг как закричит:
        - Солдат гренадерского Фанагорийского полка Дмитрий Мышкин, живо ко мне!
        Притаился Митька. Не знает, что и делать. А Суворов снова подает команду.
        Выбежал тогда Митька:
        - Слушаю, ваше сиятельство!  - и отдает честь.
        Улыбнулся Суворов.
        - Дельно,  - говорит,  - дельно!  - Потом скомандовал «смирно» и произнес: - За подвиг, подражания достойный, за спасение жизни российского офицера, жалую тебя, солдат гренадерского Фанагорийского полка Дмитрий Мышкин, медалью!
        Подошел Суворов к Митьке и приколол медаль.
        Митька стоит, руки по швам, не знает, что и говорить.
        А Суворов подсказывает:
        - Говори: «Служу императрице и Отечеству».
        - Служу императрице и Отечеству!  - повторяет Митька.
        - Дельно,  - говорит Суворов,  - дельно! Добрый из тебя солдат будет!
        Потом повернулся Суворов к Вяземскому, сказал:
        - Думал я тебя представить к высочайшей награде, а теперь вижу: зря думал. Негоже себя ведешь, поручик: приказа не выполняешь, командира обманываешь.
        Покраснел поручик, молчит. И вдруг блеснули хитринкой глаза, и выпалил:
        - Никак нет, ваше сиятельство!
        - Что - никак?
        - А как же я мог приказ выполнить,  - говорит Вяземский,  - коль дороги назад не было?
        - Ай-яй! Не было?  - переспросил Суворов.  - Может, и вралей не было?
        - Дорога солдату домой,  - ответил Вяземский,  - через Измаил ведет. Нет дороги российскому солдату домой иначе!
        Посмотрел Суворов на поручика, крякнул, ничего не ответил. А через несколько дней пришел приказ простить Вяземскому дуэль с Дубасовым и отправить назад, в Питер. Видать, понравился ответ поручика Суворову.
        Простились поручик и Митька с армией. И ехали они опять через всю Россию на перекладных от самого Черного до Балтийского моря. И снова менялись тройки, снова летели версты, снова проносились села и города.
        Митька сидел гордый и медаль щупал. Солдат с войны ехал.

        Прощай, Вяземский!

        - Митька, друг ты мой, никогда тебя не забуду, никому не отдам!  - говорил Вяземский.
        Появился вскоре у поручика новый товарищ - капитан Пикин. Взглянул Митька на капитана: глаза навыкате, нос клювом, губы поджаты, на всех смотрит косо и даже ходит не как все, а как-то боком, правое плечо вперед.
        Соберутся, как бывало, у поручика приятели. Все смеются, кричат. А капитан сядет в стороне, молчит, не улыбнется. Начнут офицеры про политику спорить, про дела государства говорить, заведут речь о мужиках: мол, неспроста мужики волнуются, так и жди нового бунта. А капитан спорящих прервет, скажет: «Мало с них шкуру дерут! Мало помещики порют - вот и распустились мужики! Вон Митька твой - и не поймешь, где холоп, где барин».
        Заговорят офицеры про войну, про Измаил, Суворова вспомнят. А капитан и здесь слово вставит: «Суворов выскочка, счастливый, в сорочке родился. Вот и везет».
        «И чего это терпит его поручик?» - думает Митька. А терпел Вяземский капитана потому, что любил Пикин играть в карты. Уж никто не хочет, а капитан играет. На картах они и сдружились.
        Как и раньше, собираются у поручика молодые офицеры, да только Митьке уже перестали казаться хорошими прежние вечера. Митька уже и на дудке играет не так охотно, и вино разносит с опаской. Боялся Митька Пикина: чуял, что беда от него пойдет.
        Так оно и случилось.
        Сели как-то офицеры играть в карты. Вошли в азарт. Играли до полуночи, и все проигрались. В выигрыше был лишь один капитан Пикин. Разошлись другие по домам, а капитана поручик не отпускает.
        - Играй,  - говорит,  - еще.
        - Как же с тобой играть,  - отвечает капитан,  - ты уже все проиграл!
        А поручик:
        - Нет, играй.
        Отказывается Пикин.
        - Играй,  - настаивает поручик.  - В долг,  - говорит,  - играть буду.
        - Нет,  - возражает Пикин,  - в долг не играю, хватит.
        Понял Митька, что дело плохим кончится, подошел к поручику, говорит:
        - Барин, спать пора.
        А поручик резко оттолкнул Митьку и опять к капитану:
        - Ставлю мундир!
        Ну, и снова проиграл Вяземский. Вошел поручик в еще больший азарт. Смотрит по сторонам, на что бы еще сыграть.
        А Митька опять подходит, говорит:
        - Барин, спать пора.
        Посмотрел поручик на Митьку, блеснул в глазах огонек, и вдруг говорит капитану:
        - Вот на Митьку ставлю.
        Митьку словно огнем обожгло.
        А капитан Пикин снова сдает карты и приговаривает:
        - Что ж, Митьку так Митьку. Вот он у меня узнает, кто холоп и кто барин!
        Сыграли, и снова проиграл поручик.
        - Митька!  - закричал Пикин.  - Собирай свои вещи, да медаль смотри не забудь! Будешь у меня при медали сапоги чистить.
        Митька не отозвался.
        Встал капитан, вышел на кухню: смотрит, а Митьки не видно.
        Вбежал Вяземский:
        - Митька!
        Никто не отзывается.
        - Митька!  - снова закричал поручик.
        А Митьки словно и не было.
        Ушел Митька.
        Смотрит Вяземский - только дверь на улицу слегка приоткрыта да лежит в углу забытая Митькой дудка.

        Глава четвертая Добрый барин

        Неожиданная встреча

        Третий день кривой Савва жил в Питере. Привез Савва из Закопанок соленые огурцы, продавал ведрами.
        - Огурцы соленые! Соленые-моченые! Кому соленые?  - надрывал он глотку.
        Да только мало кто покупал. Огурцов на базаре и без того хоть пруд пруди.
        На четвертый день с самого утра Савва опять стоял около своих кадок - отмерял огурцы. А рядом с бочками лежала большая краюха хлеба. Савва по куску от нее отламывал и ел. Вдруг видит - чья-то рука тянется к краюхе хлеба. Схватил он руку. Обернулся - мальчишка. Посмотрел - Митька.
        Признал и Митька кривого Савву - растерялся.
        - Жив! Ить те жив!  - вскричал Савва.  - Ух, радость-то какая! А мы тебя похоронили. Еще в тот год узнали, что ты от господ убег. А потом сказывали: уже по весне нашли в лесу замерзшего мальчишку. Так мы думали… Ан нет, жив-таки!
        И рассказал Савва Митьке и про отца, и про мать, и про всю Закопанку.
        - Жизнь-то в Закопанке совсем расстроилась,  - говорил Савва.  - Распродали господа мужиков. Старосту Степана Грыжу - так и того продали. А родителев твоих,  - говорил Савва,  - сосед, князь и енерал Юсуповский, купили. Помещик-то у них добрый. А наши-то господа совсем разорились. Лесок, что по ту сторону речки, продали. Землицу, что от старой баньки шла, тоже продали. И из дворовых всего два человека осталось - девка Маланья да я. Кривой - никто не берет. Эхма, было времечко!  - закончил свой рассказ Савва.  - Другие нонче пошли времена.
        - А вы тут чего, дядя Савва?  - спросил Митька.
        - Как - чего? Я теперь на месяц кажин раз в Питер езжу. Барыня посылают. Пшено вожу, редьку, огурцы. Оно дороже выходит… Да ты о себе расскажи, о себе.
        Митька рассказал.
        - Ить дела!  - проговорил Савва. Потом подумал, сказал: - Митька, завезу-ка я тебя до родителев. Вот уж радость будет! А там, глядишь, князек ваш тебя и выкупит. Вот и заживете все вместе!
        Всю дорогу Митька только и думал что об отце и матери.
        Ехали по талому снегу. Бурлили ручьи. Светило солнце.
        И Митьке было легко и радостно.
        - Дядя Савва,  - спрашивал Митька,  - а кот Васька жив?
        - Жив, жив,  - отвечал Савва.  - Чего ему не жить!
        - Дядя Савва, а барин, он добрый, выкупит?
        - Выкупит,  - отвечал Савва.  - Вот крест - выкупит!
        Как и обещал, привез Савва Митьку домой.
        - Аксинья!  - позвал.  - Аксинья! Принимай гостя.
        Выбежала Аксинья, увидела Митьку, онемела от счастья. А потом как заголосит, как заплачет! Схватила Митьку, целует…
        - Ох ты, мой родненький!  - причитает.  - Похудал… Ох ты, мой ненаглядный.
        Вышел Кузьма, посмотрел на сына, признал не сразу…
        - Что стоишь?  - крикнула Аксинья.  - Чай, сын прибыл… Митя, Митенька!  - и снова заголосила.
        На шум выбежал кот Васька. Посмотрел на Митьку, мяукнул; подошел, выгнул спину, задрал хвост и стал тереться о Митькины ноги.
        - Признал, признал!  - воскликнул Савва.  - Ить ты, паршивец, признал!
        А Митька стоял, вытирая рукавом намокшие глаза. И не знал, плакать или смеяться.
        Митька был счастлив.

        Блаженный

        Князь Гаврила Захарьевич Юсуповский был генералом русской армии. Под Фокшанами генерал получил тяжелое ранение в голову, вышел в отставку и поселился в своем новгородском имении. Занялся генерал хозяйством. Усадьбу привел в порядок, дом перестроил. Накупил дворовых, тягловых мужиков прикупил. Выписал садовника из Питера и повара. И пошло генеральское хозяйство в гору. Барин был добр. Мужиков не обижал, на Пасху и Рождество гостинцами баб одаривал, а в день святого Гаврилы раздавал всем по пять копеек медью и бочку браги выкатывал.
        Только стали мужики вскоре замечать за барином какие-то странности. Забываться стал временами, на себя всякое наговаривал. То возьмет в рот кинжал, бегает по двору и кричит: «Турок я! Турок!» То положит на порог голову и заплачет: «Пугачев я, Емелька, рубите мне, вору и разбойнику, буйную голову!» А еще, когда грянет, бывало, гром, бледнел барин и начинал шептать: «Война, война, снова турка в поход идет!»
        В день приезда Митьки побежал Кузьма к князю, бросился в ноги.
        - Не откажи, барин!  - просит.  - Уж пожалей, откупи сынка у графа Гущина!
        Рассказал Кузьма генералу про Митьку, стоит на коленях, просит.
        - Вот оно как!  - удивился генерал.  - На войне, говоришь, был?
        - Был, был!  - зачастил Кузьма.  - Медаль с той войны привез.
        - Медаль?  - протянул генерал.
        Приказал князь привести к нему Митьку.
        - Падай, падай барину в ножки!  - подталкивает Кузьма Митьку.
        А Митька по-солдатски отбил шаг, подошел к генералу и докладывает:
        - Солдат гренадерского Фанагорийского полка Дмитрий Мышкин прибыл!
        У Кузьмы от удивления скула отвалилась. «Ну, все испортил»,  - решил.
        Оказывается, нет. Взглянул генерал на Митьку, сказал: «Вольно». Потом обошел вокруг Митьки, осмотрел со всех сторон, медаль пощупал и ответил:
        - Ладно. Откуплю.
        Кузьма бросился целовать барскую руку. А генерал вдруг как закричит:
        - Не трожь, не трожь, сейчас взорвется!
        Отскочил Кузьма, стал неловко кланяться и пятиться к выходу.
        - Что с ним, тять?  - спросил потом Митька.
        - Блаженный,  - ответил Кузьма.
        И вот снова живет Митька в родительском доме. И снова помогает отцу и матери.
        А вечером все соберутся в светелке. Отец что-то стругает, мать веретено крутит. А на печи сидит кот Васька и, как прежде, смотрит на Митьку хитрым взглядом. И всем хорошо. И мирно трещит лучина, и от каждого вздоха, словно живое, колышется яркое пламя.

        Карты

        Неделю Митька прожил спокойно, а потом вызвал его к себе барин.
        - Давай,  - говорит,  - играть в карты. Я тебя этому искусству враз обучу.
        Вначале стал генерал Митьке карты показывать.
        - Это,  - говорит,  - двойка, это тройка, это семерка. Так что старше,  - спрашивает,  - двойка или семерка?
        - Семерка,  - отвечает Митька.
        - Правильно,  - говорит генерал.  - Молодец!
        Потом стал объяснять картинки.
        - Это,  - говорит,  - валет, это дама, это король. Кто старше?
        - Король,  - отвечает Митька.
        - Правильно,  - говорит генерал.  - Ну, дело у тебя пойдет.
        Потом объяснил генерал про масть. Трефь и пика - черные, бубен и червь - красные.
        - Трефь и пика - черные,  - повторяет Митька,  - бубен и червь - красные.
        И стал генерал учить Митьку играть в «подкидного дурака». А чтобы было интереснее, договорились бить проигравшему по носу тремя картами.
        Вначале Митька только проигрывал. Набил ему за эти дни барин нос так, что нос стал у Митьки вроде красной свеклы. И так пристрастился генерал бить картами, что игре еще и конец не пришел, а он уже приготовится и приговаривает:
        - Вот я тебя сейчас! Будешь знать, шельмец, как со мной в карты играть!
        А когда лупил, тоже приговаривал:
        - Так тебе и надо, так тебе и надо! Не берись играть, коль не умеешь.
        Но вот наступил день, когда Митька выиграл.
        - Как это так?  - проговорил генерал.  - Ты, шельмец, небось карты подмешал?
        А Митька ничего и не подмешивал. Так оно само вышло. Ну, и пришлось генералу подставлять свой нос.
        Митька бил осторожно.
        Опять сыграли. Барин проиграл снова. И снова Митька бьет по генеральскому носу. Только теперь Митька осмелел и бьет посильнее.
        И третью партию проиграл барин. На этот раз Митька ударил во всю силу.
        Начал барин кипятиться. А чем больше он кипятится, тем и играет невнимательнее. И стал у генерала нос краснеть. Видит барин - дела плохи. И как Митька выиграл снова, схватил палку и Митьку по мягкому месту - раз, два!
        - Ты,  - говорит,  - шельмец, плутуешь.
        И только Митька выиграет, барин за палку и бьет. Вернулся Митька домой - весь зад в синяках. Лег спать, думает: «Проиграл - плохо, выиграл - плохо! Пойми ты ее, барскую душу!»
        Решил Митька на следующий день больше у барина не выигрывать, поддаваться. Все же по носу, решил, не так больно.
        А генералу, видать, понравилось бить Митьку палкой. Решил он тоже поддаваться и за каждый выигрыш его драть. Блаженный был генерал.
        Вот сели они играть на следующий день. Митька поддается, и генерал поддается. Так они и играют в «дурака» на проигрыш. И все Митька проигрывает. Хотел барин Митьку палкой бить, а теперь, выходит, нельзя: нужно картами по носу. А это генералу уже наскучило.
        Пытается барин проиграть, а все не получается. Разозлился тогда генерал, крикнул на Митьку:
        - Пошел вон! Не умеешь играть, а лезешь!
        С той поры они уже в карты не играли.

        «Императрица»

        Прожил Митька еще неделю спокойно. А потом его снова кличут к барину.
        - Будешь,  - говорит генерал,  - за императрицу Екатерину Великую.
        Удивился Митька, думает: как же это он будет за императрицу?
        А барину пришла в голову блажь, что должна к нему приехать царица в гости. В это время как раз через Новгород из Петербурга в Москву царица ехала. Все вокруг только об этом и говорили. Вот и решил генерал всех удивить. Сшили Митьке женский наряд. А на следующий день прошел по селу слух, что в гости к генералу едет сама императрица Екатерина Великая. Собрали к господскому дому мужиков и баб. Разложили на крыльце ковер. Ждут. И вот карета въехала. Сам барин выбежал «императрицу» встречать. Мужики и бабы упали на колени. Никто и не обратил внимания, что карета господская, а на месте кучера свой же мужик, дядя Игнат, сидел.
        Открыл генерал дверцу кареты, поклонился, а из кареты выходит Митька.
        Ахнули мужики - ну и блажь…
        А барин взял «императрицу» под руку и повел в дом. Митька идет, путаются ноги в юбке. Привел барин Митьку в зал, а там стол накрыт. Усадил генерал Митьку.
        - Ваше величество,  - говорит,  - не откажите принять нашу убогую трапезу.
        Ест Митька; барин ему вина наливает.
        А после еды генерал говорит:
        - Ваше величество, извольте в ваши апартаменты проследовать.
        И повел барин Митьку по комнатам в спальню. Идет Митька, пошатывается. Смотрит, а в спальне уже кровать приготовлена.
        - Приятной ночи, ваше величество!  - сказал генерал и удалился.
        А Митька от вина опьянел, так в царицыном наряде и залез под одеяло.
        Спал в эту ночь Митька крепко. Проснулся утром, потянулся, вспомнил вчерашний день - самому смешно стало. А в это время вдруг открывается дверь, входит барин. Посмотрел барин на Митьку.
        - Ты что тут, поганец, делаешь?
        - Императрица я,  - говорит Митька.
        - Что?  - заревел генерал.  - «Императрица», паршивец? Вот я тебе дам «императрицу»!
        Понял Митька, что прошла у генерала блажь, вылез из-под одеяла - и бежать! Да запутался в юбках.
        Схватил его барин и давай лупить. Бьет и приговаривает:
        - Вот я тебе покажу «императрицу»! Мужик, а бабой прикидываешься! Имя монаршее позоришь!
        Еле вырвался Митька.
        А вечером Митьку опять позвали в господский дом. И снова он был за Екатерину Великую. Когда отвел генерал Митьку в спальню, он ложиться не стал, а потихоньку убежал из барского дома.
        На следующий день Митька ждал, что генерал позовет. Однако за Митькой никто не прибегал. Ни в этот день, ни на другой, ни в третий… Видать, прошла барская блажь.

        «Ать, два, левой, правой!»

        В третий раз генерал вспомнил про Митьку к концу лета.
        - Ты на войне был?  - спросил барин.
        - Был,  - ответил Митька.
        - Медаль получил?
        - Получил.
        - Так приходи завтра, да по всей форме! Посмотрим, какой из тебя солдат.
        Пришел Митька, и начались с этого дня учения. Является Митька с самого утра. Генерал уже одет - в мундире, при погонах и шпаге. Ждет. Выходят генерал и Митька во двор, начинаются учения.
        - Смирно!  - кричит генерал.
        - Так,  - говорит генерал,  - верно.
        Потом подает команду: «Направо, шагом марш!» Дойдет Митька до конца двора - генерал кричит: «Кругом!» Поворачивается Митька. И так до самого обеда ходит Митька по двору от одного угла до другого. А генерал идет рядом: «Выше ногу, шире шаг! Ать, два, левой, правой! Ать, два, ать, два!»
        А после обеда другие учения.
        - Ложись!  - кричит генерал.
        Митька ложится.
        - Встать!
        Митька встает.
        - На пузе ползи!
        Митька ползет. И так до самого вечера.
        Намучается Митька за целый день - сил нет. А с утра все снова. Через неделю Митька все команды выучил. Тогда генерал приказал собрать деревенских ребят. И теперь они с Митькой оба стали вести учения. Поначалу ребятам нравилось. С самого утра Митька их строил. Потом выходил генерал. Митька кричал «смирно» и докладывал:
        - Ваша светлость, рота к учению построена.
        - Вольно!  - говорил генерал.
        И начинались занятия. Да только вскоре ребятам всё надоело, не все стали являться.
        Заметил генерал - перекличку приказал делать. А для неисправных в курятнике устроил гауптвахту. Да только ребятам на гауптвахте нравилось больше, чем животами тереть господский двор. Там и отсиживались.
        Тогда отменил генерал гауптвахту и всыпал непослушным розог.
        А вскоре и ребят показалось генералу мало. Приказал он, чтобы собирались взрослые мужики. И вот с самого утра толпится на барском дворе человек до тридцати мужиков. Строит их барин по росту, и начинаются учения.
        - Ать, два! Ать, два! Левой, левой!  - снова командует генерал.
        Дело как раз летом было. На поле стоят неубранные хлеба, зерно осыпается. А мужики от одного конца до другого господский двор меряют. Научились мужики ходить, как настоящие солдаты, да только богаче от этого не стали.
        Мужики - на Митьку: «Все из-за тебя, из-за твоей медали!» Возненавидели мужики Митьку.
        А тут генерал стал поговаривать, что пора и в лагеря ехать и там учинить настоящие маневры. Разбить мужиков на две группы и устроить войну.
        Видит Митька - дело плохо, не простят мужики ему этой затеи, и сказал как-то барину:
        - Ваша светлость, а как же на войне без пушек быть?
        Посмотрел генерал на Митьку, сказал:
        - Правильно. Отпишу-ка я письмо самому любимцу императрицы, светлейшему князю Потемкину. Он меня помнит - пришлет.
        Написал, а ответ никак не приходит. Пока его ждали, генерал и забыл про военные учения. И опять стало спокойно.

        Кончилось детство

        Прошел год. Мало что изменилось за это время в жизни Митьки Мышкина, повзрослел разве что на год. Зато прежние его господа, помещики Воротынские, совсем разорились. Усадьбу продали, сами в Москву уехали. А кривого Савву и Маланью продали за долги князю Юсуповскому. Стал теперь Савва от князя в Питер и Чудово на базар ездить.
        И вот как-то захватил Савва в Чудово с собой Митьку. И здесь, в скотном ряду, повстречали они тетку Агафью.
        - Митька!  - закричала она.  - Соколик ты мой, Митька! Да, никак, ты?  - Она обхватила мальчика и крепко прижала к себе.  - А мыто…
        - Знаю, тетка Агафья,  - говорит Митька,  - помершим считали.
        - Считали, считали, соколик!
        Тетка Агафья водила Митьку по базару, купила ему пряник, вздыхала и все слезу рукавом смахивала.
        - Да чего ты, тетка Агафья!  - успокаивал ее Митька.
        - Ох, как вспомню, как вспомню!.. Так ты ничего, при родителях, значит?
        - Да, тетка Агафья.
        - Дашу-то помнишь?
        - Помню.
        - А Федора?
        - Помню, тетка Агафья.
        - Так засудили Федора - ушел на каторгу.
        - Как - засудили?  - вырвалось у Митьки.
        - Ой, не говори, соколик! Немца-то порешил немой, а дом поджег. Сам признался. А девка Палашка - типун ей на язык - потом все на тебя наговаривала.
        - Тетка Агафья,  - вдруг сказал Митька,  - не дядя Федор, я немца поджег.
        - Да что ты! Да бог с тобой, соколик!  - замахала руками тетка Агафья.
        - Я,  - повторил Митька.
        Ни единого слова не обронил Митька обратной дорогой. Сидел ястребом. За эти годы Митька почти что и забыл про графский дом. Прошло, как сон. И было ли это? Может, и не было…
        Дотемна просидел в тот день Митька над обрывом реки. Уставился на воду, смотрел в одну точку. Смотрел - и вставала перед ним та далекая новогодняя ночь. Дым, люди, языки пламени и немец. Бегает немец из угла в угол, бьется в закрытую дверь. А на крылечке стоит Федор, большой, широкоплечий, с дубиной в руке.
        А потом Митька увидел другую избу, ту, где актеры жили. Кровать. Свечу, что горела ровным пламенем. Дашу. Смотрит Митька на воду, а Даша, словно живая, перед ним стоит. Стоит и улыбается, как тогда, когда они в первый день свиделись.
        Сколько сидел Митька над рекой, неведомо. Только уж стало смеркаться, когда проходил берегом реки Митькин отец. Увидел сына, позвал. А тот не откликается. Подошел Кузьма к нему, положил руку на плечо.
        - Митя!  - позвал снова.
        А Митька ничего не слышит. Сидит как завороженный, все в воду смотрит.

        Счастливого тебе пути, Митька!

        Пообещал барин откупить Митьку, да позабыл. Вспомнил уже через год, летом. Послал генерал к графу Гущину своего управляющего, а когда тот вернулся, вызвал Митьку.
        Шел Митька к господскому дому, а у самого тяжесть какая-то на душе. И небо было серое, и полыхали где-то зарницы, и истошно петухи голосили. А у самого подъезда увидел Митька тележку - точь-в-точь как у немца Неймана была.
        «Откуда такая?» - подумал.
        - Э,  - произнес генерал, когда вошел Митька,  - да ты, говорят, смутьян!
        - Говорят, в графском имении дом сжег и ихнего управляющего, немца, погубил. Было такое дело?  - спрашивает генерал.
        - Было,  - отвечает Митька.
        Генерал поднял брови, с удивлением посмотрел на Митьку, как будто бы впервые видит.
        - Э, да ты на самом деле смутьян! Иди сюда.  - И повел Митьку в соседнюю комнату.
        Вошел Митька - и замер. Смотрит - стоит в комнате солдат, а рядом с ним девка Палашка.
        - Он, он!  - закричала Палашка.  - Ирод, убивец!  - бросилась она к Митьке.
        Митька - в сторону. А барин его раз - и за руку: «Стой!» Рванулся Митька, а генерал опять: «Стой!» Схватил тогда Митька стул, поднял над головой, закричал:
        - Уйди, барин! Уйди - не пожалею!
        - Ах, злодей!  - взвизгнул генерал, но остановился. А потом как закричит: - Хватай его, вяжи!
        Бросились к Митьке солдат и Палашка, а он к окну, только - бемц!  - звякнули стекла. Распахнулись от удара створки. Выпрыгнул Митька на улицу, прямо во двор, как раз к самым дрожкам. И в это время грянул гром, прошумел грозным раскатом. Вздрогнули кони, забили копытами. Митька - в возок, схватил кнут и полоснул лошадей во всю силу. Те взвились и понеслись к выходу. А ворота закрыты. И вдруг одна створка открылась. Вторую-то уже кони с размаху вынесли сами. Пролетая, увидел Митька кривого Савву.
        Выбежали генерал, Палашка и солдат на дорогу, а Митька уже далеко. Только шарахаются из-под колес замешкавшиеся куры да остался у самой дороги раздавленный гусь. Промчались кони через село, перемахнули вброд речку, вынесли на бугор и, поднимая пыль, понеслись полем.
        - Утек!  - кричала Палашка.  - Снова утек.
        И опять грянул гром. Блеснула молния. Генерал побледнел, схватил солдата за руку, зашептал:
        - Турка, снова турка войной идет…  - потом как закричит: - Смирно! Из всех орудий пли!
        Солдат растерялся. Схватил ружье, стрельнул. А девка Палашка вдруг умолкла, разинула рот и не знала, куда смотреть: то ли на барина, то ли туда, где на поле, на самом бугре, все еще держалась пыль, и кони - эхма, господские кони!  - уносили злодея и ирода Митьку Мышкина.
        Прощай, Митька! Счастливого тебе пути и большой удачи!

        Жизнь и смерть Гришатки Соколова

        ИЗ ПОВЕСТИ «ИСТОРИЯ КРЕПОСТНОГО МАЛЬЧИКА» ВЫ УЗНАЛИ О БЕЗВЫХОДНОЙ, ТРАГИЧЕСКОЙ СУДЬБЕ КРЕСТЬЯН ВО ВРЕМЕНА КРЕПОСТНОГО ПРАВА.
        НЕ РАЗ ПОДЫМАЛИСЬ КРЕСТЬЯНЕ НА БОРЬБУ ПРОТИВ ДВОРЯН И ПОМЕЩИКОВ. НО, ПЛОХО ВООРУЖЕННЫЕ, ПЛОХО ОБУЧЕННЫЕ, ОНИ ТЕРПЕЛИ ПОРАЖЕНИЯ ОТ ПРАВИТЕЛЬСТВЕННЫХ ВОЙСК.
        В 1773 ГОДУ ВСПЫХНУЛО НОВОЕ КРЕСТЬЯНСКОЕ ВОССТАНИЕ. ЕГО ВОЗГЛАВИЛ СМЕЛЫЙ ДОНСКОЙ КАЗАК ЕМЕЛЬЯН ИВАНОВИЧ ПУГАЧЕВ. ЭТО БЫЛА САМАЯ НАСТОЯЩАЯ ВОЙНА ТРУДОВОГО НАРОДА ПРОТИВ СВОИХ УГНЕТАТЕЛЕЙ И ЦАРИЦЫ ЕКАТЕРИНЫ ВТОРОЙ. БОЛЬШЕ ГОДА СРАЖАЛИСЬ ОТВАЖНЫЕ ПУГАЧЕВЦЫ. ОНИ ОДЕРЖАЛИ МНОГО СЛАВНЫХ ПОБЕД, ВЗЯЛИ МНОГО КРЕПОСТЕЙ И ГОРОДОВ. НО СИЛ ОПЯТЬ НЕ ХВАТИЛО. В КОНЦЕ 1774 ГОДА ВОССТАНИЕ БЫЛО ПОДАВЛЕНО. ПУГАЧЕВ СХВАЧЕН, ПОСАЖЕН В ЖЕЛЕЗНУЮ КЛЕТКУ И ПРИВЕЗЕН В МОСКВУ. ЗДЕСЬ ПУГАЧЕВА КАЗНИЛИ.
        ПРОШЛО ПОЧТИ ДВЕСТИ ЛЕТ. НО ПАМЯТЬ О ВЕЛИКОМ НАРОДНОМ ВОЖДЕ НЕ ЗАБЫТА.
        ВОТ И ЭТА ПОВЕСТЬ ПОСВЯЩЕНА ПУГАЧЕВУ. В НЕЙ ВЫ ПОДРУЖИТЕСЬ С МАЛЕНЬКИМ ОТВАЖНЫМ ПУГАЧЕВЦЕМ ГРИШАТКОЙ СОКОЛОВЫМ, МАЛЬЧИКОМ, КОТОРЫЙ ВМЕСТЕ СО ВЗРОСЛЫМИ СРАЖАЛСЯ И ПОГИБ ЗА СВОБОДУ.

        Глава первая Фантазии

        Первое знакомство

        Гришатку Соколова привезли в Оренбург в начале 1773 года.
        Жил Гришатка с отцом, с матерью, с дедом Тимофеем Васильевичем и сестренкой Аннушкой в селе Тоцком. За всю свою жизнь дальше Тоцкого не был. А тут на тебе - в Оренбург собирайся!
        Село Тоцкое большое, приметное. Около сотни дворов, четыреста душ жителей. Божий храм на пригорке. Погост. Речка журчит Незнайка. Каменный дом купца Недосекина. Каменный дом барского управителя отставного штык-юнкера Хлыстова. Мельница. Избы. Овины. Село Тоцкое и люди, живущие в нем, принадлежали оренбургскому губернатору генерал-поручику немцу Ивану Андреевичу Рейнсдорпу. Он здесь хозяин всему, судья и всему повелитель.
        Из тоцких крестьян набиралась в губернаторский дом прислуга: камердинеры, повара, лакеи. В Оренбург в услужение к барину был привезен и Гришатка.
        Глянул губернатор на мальчика.
        - Гут, гут[3 - Хорошо.],  - произнес.  - Иди-ка сюда,  - поманил он пальцем Гришатку.  - Подставляй свой голова.
        Гришатка подставил.
        Взял губернатор трубку и чубуком Гришатку по темени стук-пристук. Стал выбивать о голову мальчика пепел. Посыпалась табачная труха, а следом за ней вылетел огонек. Припек он Гришатку.
        - Ай!  - не сдержался мальчик.
        - Фи, какой,  - поморщился генерал.  - Так и знал - дурной он есть, твой голова.  - И для первого знакомства отодрал Гришатку за ухо.

        Вавила и другие

        Поселился Гришатка на первом этаже губернаторского дома в каморке у Вавилы Вязова.
        Вавиле лет двадцать. Он истопник и дровокол здешний. Под лежанкой у него топоры и пилы, в каморке мрак, сырость.
        Познакомился Гришатка и с другой барской прислугой. С парикмахером Алексашкой. Озорник Алексашка. В первый же день зазвал он Гришатку к себе в парикмахерский кабинет и завил мальчика.
        То-то было для всех потехи.
        Повстречался Гришатка и с кухонной судомойкой теткой Степанидой.
        - Ой, ой, Ванечка мой из гроба явился,  - заголосила Степанида.  - Родненький, кровинушка ты моя.  - И ну обнимать, целовать и ласкать мальчика.  - Ванечка! Ванечка!
        Гришатка опешил. Потом-то узнал: лет десять тому назад засек до смерти Степанидиного сынка Ванечку барский управитель Хлыстов. С той поры и впала Степанида в головную болезнь - всех детей за Ванечку принимала.
        Затем прибежали дворовые девки - сестры Акулька и Юлька.
        - Ох, ох, из Тоцкого!  - заверещали они.  - Как там папенька наш, как там маменька. Ох, ох, приехал из Тоцкого!
        Познакомился Гришатка и с дедом Кобылиным. Как и все, дед тоже из Тоцкого. И его, как Гришатку, привезли однажды в Оренбург. Только было это давным-давно.
        Состоял Кобылин при губернаторе в камердинерах и лакеях, а потом, по преклонности лет, был удален от барских покоев и определен в водовозы. Возил он с реки Яика воду в генеральский дом для всякой хозяйственной надобности.
        Была у старика и другая обязанность: пороть крепостных. Здорово это у него получалось. Врежет плеткой, словно саблей пройдется.
        - У меня талант к этому,  - хвастал Кобылин.  - Тут в замахе все дело.
        Дед принял Гришатку добром. Завел разговор про Тоцкое.
        А что рассказать Гришатке? Село как село. Недород четвертое лето. По весне голодуха. Смертей - что грибов в урожайный год.
        Барский правитель Хлыстов больно лютует. Нет на него управы.
        - Так, так,  - поддакивает старик, а сам: - Знаю Хлыстова. Исправно ведет хозяйство. Мужику всыпать, так это же не в помех. Откуда, думаешь, недород? Людишки ленятся - отсюда и недород. Помирают, говоришь, мужички. Эх-эх, воля на то Господня.
        Стал дед наставлять Гришатку уму-разуму.
        - Наш-то барин - генерал и губернатор, ты смотри ему не перечь. Скажет: «Дурак», отвечай: «Так точно, ваше сиятельство». Съездит тебя по уху - лови, целуй барскую ручку. Так-то оно спокойнее,  - объяснял дед Кобылин.
        Рассказал Гришатка деду про встречу свою с генералом.
        - Эка беда - голову припек,  - ответил старик.  - А ты улыбайся, словно это тебе в радость. Мал ты, Гришатка, глуп. В жизни приладиться главное. Слушай меня, в люди, даст бог, пробьешься - в лакеи, а то и выше, в самые камердинеры.
        Через несколько дней Гришатку снова крикнули к генералу.
        Губернатор лежал на мягком диване, на персидском ковре, раскуривал трубку.
        - Нагни свой голова,  - приказал генерал.
        Гришатка нагнул, думал, что Рейнсдорп снова трубку начнет выбивать о темя. Однако на этот раз барин выдал ему увесистого щелчка.
        - О, крепкий есть твой голова,  - произнес губернатор.
        Вечером у Гришатки произошел разговор с Вавилой.
        Поговорили о господах. Рассказал Гришатка дровоколу про трубку и про щелчок.
        - Немец, как есть немец,  - заявил Вавила.  - У него что ни день, то новые в голове фантазии.

        «Ку-ка-ре-ку!»

        Прав оказался Вавила.
        Немало бед принял Гришатка из-за этих самых барских фантазий.
        Началось с того, что Рейнсдорп решил просыпаться чуть свет, вставать с петухами. А так как петуха в губернаторском доме нет, то генерал приказал быть за голосистую птицу Гришатке.
        Явился мальчик чуть свет к дверям губернаторской спальни.
        - Ку-ка-ре-ку!  - завопил.
        Спит губернатор.
        - Ку-ка-ре-ку-ку!  - заголосил еще громче Гришатка.
        Не помогает.
        Кукарекал, кукарекал Гришатка, голос себе сорвал.
        Хоть плачь - не просыпается барин.
        Позвал Гришатка на помощь Вавилу. Вместе они кукарекают. Хоть из пушек пали, спит, не просыпается генерал-губернатор. Часов в одиннадцать наконец проснулся.
        - О майн гот!  - закричал генерал. Схватил он Гришатку за ухо.  - Не разбудил. Не разбудил. Ты есть приказа не выполнил.
        - Я же будил,  - начинает Гришатка.  - Вот и Вавила. Сон у вас очень крепкий, ваше сиятельство.
        - О, русише швайн[4 - Русская свинья.],  - вскипел генерал.  - Их бин золдат[5 - Я солдат.]. Их бин золдат. Я человек военный. Мышь хвостом шевельнет - я уже есть на ногах. Муха летит - я уже слышу.
        Смешно от такого вранья Гришатке.
        - Да вас хоть из пушек буди, ваше сиятельство.
        - Что!!  - заревел генерал.  - Кобильин, Кобильин! Всыпать ему плетей.
        Тащат Гришатку на кухню. Всыпает Кобылин ему плетей.

        Ганнибал

        Вздумалось Рейнсдорпу иметь при себе арапчонка. Вспомнил генерал про царя Петра Первого, что у того арапчопок был - себе захотелось. А откуда в Оренбурге и вдруг африканец, и губернатор опять за Гришатку. Вымазали мальчика сажей, Алексашка снова завил ему кудри, дали в руки опахало - веер на длинной палке. Ходит Гришатка следом за Рейнсдорпом, опахалом помахивает.
        Стал генерал величать Ганнибалом Гришатку, так же как и Петр Первый своего арапчонка звал.
        Потешается дворня:
        - Ганнибал, как есть Ганнибал!
        И вот как-то в губернаторском доме был званый прием. Стали съезжаться гости.
        Поставил генерал Гришатку с опахалом в руках недалеко от парадного входа. Пусть, думает, когда входят гости, смотрят они на этакое чудо, смотрят и ему, Рейнсдорпу, завидуют.
        Приходят гости, смотрят, завидуют.
        - Это есть Ганнибал,  - объясняет губернатор каждому.  - Из Африки он есть привезенный. Большая сумма гельд на него трачен.
        Все шло хорошо.
        Но вот какая-то дама, увидев необычного мальчика, всплеснула руками:
        - Ай, какой чудный! Ай, какой милый! Ай, какой черный! Как тебя звать?
        Растерялся Гришатка.
        - Гришатка я, Соколов,  - брякнул.
        Подивилась дама, протянула к Гришатке руку, взяла пальцем за подбородок.
        На пальце осталась сажа.
        Ойкнула от неожиданности дама, а затем рассмеялась. Подняла она палец высоко вверх, хохочет и всем показывает.
        Сконфузился генерал Рейнсдорп, покраснел, однако тут же нашелся:
        - Дорогой господа, я вас сделал веселый шутка. Шутка. Веселый шутка. Ха-ха!
        - Ха-ха!  - дружно ответили гости.
        Кончился званый прием. Разъехались гости.
        Кликнул барин Гришатку.
        - Зачем ты есть паршивый свой рожа ей подставлял? А?! Как ты посмел Гришайтка сказать. А? Кобильин! Кобильин!
        И снова Гришатку тащат на кухню. Снова Кобыл ин всыпает ему плетей.

        Великий гипнотизер

        Побывал как-то Рейнсдорп в Петербурге. Повидал там гипнотизера. Насмотрелся, как тот людей усыпляет, как в человеческое тело иглы стальные вкалывает.
        Вернулся генерал в Оренбург, вызвал Гришатку.
        - Я есть великий гипнотизер,  - заявил. Усадил он Гришатку на стул.  - Спи, спи, спи,  - шепчет.
        Не хочется вовсе Гришатке спать. Да что делать! Прикидывается, что засыпает.
        Доволен губернатор - дело идет. Вот он какой ловкий гипнотизер.
        Взялся за иглы. Кольнет. Не выдержит, вскрикнет Гришатка.
        - Не ври, не ври. Не болит,  - покрикивает генерал. И снова иглами тычет.
        Намучился, настрадался Гришатка. Возвратился к себе в каморку. Тело от уколов мозжит. Голова кружится.
        Шел Гришатка и вдруг увидел деда Кобылина. Заблестели озорством глаза у мальчишки. Побежал он назад к генералу.
        - Ваше сиятельство, а старика Кобылина вы сможете усыпить?
        - Что? Кобылина? Могу и Кобылина.
        Позвали к генералу Кобылина. Усадил он деда на стул.
        - Спи, спи,  - шепчет.
        Исполняет старик барскую волю, делает вид, что засыпает.
        - Гут, гут,  - произносит Рейнсдорп. Потирает от удовольствия руки. Взялся за иглы.
        Увидел старик иглы - взор помутился.
        Нацелился генерал, воткнул в дедово тело одну иглу, приготовил вторую.
        - А-ай!  - заорал старик.  - Батюшка, Иван Андреевич, не губите.
        - Ты что, ты что,  - затопал ногой генерал.  - Не болит, не болит. Я есть великий гипнотизер.
        - Болит, ваше сиятельство!  - кричит Кобылин. Рухнул на пол, ловит барскую руку, целует.
        Сплюнул генерал от досады, отпустил старика Кобылина.
        - Ox,  - вздыхал Кобылин, возвращаясь от генерала.  - И кто это надоумил барина, кто подсказал? Шкуру спущу со злодея.
        Гришатка стоял в стороне и усмехался.

        Тоцкое

        Весна. Солнце выше над горизонтом. Короче ночи, длиннее дни.
        Село Тоцкое. Ранний рассвет. Слабый дымок над избами. Пустынные улицы. С лаем промчался Шарик - дворовый пес купца Недосекина. Вышел на крыльцо своего дома штык-юнкер Хлыстов. Зевнул. Потянулся.
        Все как всегда.
        И вдруг…
        Видит Хлыстов, бегут к нему мужики. Один, второй, третий. Человек двадцать. Подбежали, шапки долой, бросились в ноги.
        - Батюшка, пожалей. Не губи, батюшка!
        Оказывается, Хлыстов приказал собрать с крестьян недоимки. Задолжали крестьяне барину. Кто рубль, кто два, кто зерном, кто мясом. Недород, обнищали крестьяне. В долгах по самую шею.
        - Подожди, батюшка,  - упрашивают мужики.  - Подожди хоть немного - до нового урожая.
        - Вон!  - закричал Хлыстов.  - Чтобы немедля! Сегодня же! За недоимки избы начну палить.
        И спалил дом Серафима Холодного.
        С этого и началось. Взыграла обида в мужицких душах. Ударила злоба в кровь.
        - Бей супостата!
        - На вилы, на вилы его!  - кричал Серафим Холодный.
        - В Незнайку, в Незнайку, вниз головой,  - вторила Наталья Прыткова, нареченная генеральского парикмахера Алексашки.
        - Рушь его собственный дом!  - кричали другие крестьяне.
        Хлыстов едва ноги унес. На коня - и в Оренбург к барину и губернатору.
        Для наведения порядка была отправлена Рейнсдорпом в Тоцкое команда солдат во главе с офицером Гагариным. Прибыли солдаты в село.
        Сгрудились мужики и бабы. У кого вилы, у кого косы, у кого дубины в руках.
        Вышел вперед Серафим Холодный.
        - Детушки,  - обратился к солдатам.  - Вы ли не наших кровей. Вам ли…
        - Молчать!  - закричал офицер Гагарин.  - Пали в них!  - подал команду.
        Стрельнули солдаты. Бросился народ кто куда, в разные стороны.
        На земле остались убитые. В том числе сразу и мать и отец Акульки и Юльки, девица Наталья Прыткова, Серафим Холодный и Матвей Соколов - родитель, отец Гришатки.
        Два дня на селе пороли крестьян. Затем команда уехала.
        Похоронили крестьяне убитых. Притихли.

        Медовый пряник

        В губернаторском доме ждали возвращения команды офицера Гагарина. Переполошилась прислуга. Соберутся группками, шепчутся.
        - Погибло Тоцкое, побьют мужиков солдаты,  - произносит Вавила Вязов.
        - Наташа, ягодка, убереги тебя господи,  - поминает невесту свою Алексашка.
        - Офицер Гагарин - служака: и виновному и безвинному всыплют солдаты,  - переговариваются между собой камердинеры и лакеи.
        - Ох, ох,  - вздыхают Акулька и Юлька,  - всыплют солдаты.
        И только один старик Кобылин словно бы рад нависшей беде.
        - Пусть, пусть надерут им солдаты спины. Пусть знают, как лезть на господ.
        Ждут возвращения Гагарина.
        Ждут день.
        Два.
        Три.
        И вот Гагарин вернулся. Разнеслась по дому страшная весть. Взвыли Акулька и Юлька. В слезах весельчак Алексашка.
        Гришатка навзрыд.
        - Тятька,  - кричит,  - родненький! Тятька, миленький. Как же теперь без тебя. Как же мамка и Аннушка. Как же дедушка наш Тимофей Васильевич. Тятька, тятенька!
        Понял Рейнсдорп, что команда офицера Гагарина наделала в Тоцком лишнего. Решил задобрить свою прислугу.
        Акульке и Юльке выдали на кофты яркого ситчику, Алексашке - рубль серебром. Гришатке - медовый пряник.
        - Благодетель. Заступник. В ножки нашему барину, в ножки ему,  - поучает дворовых старик Кобылин.
        Только никто, конечно, к барину не пошел. Смотрит Гришатка на пряник.
        - Тятька,  - плачет,  - тятенька!
        - Наташа, ягодка,  - голосит Алексашка.
        - Папенька, папенька наш, маменька, маменька!  - бьются в слезах Акулька и Юлька.
        Э-эх, жизнь подневольная, жизнь горемычная! Скажите: будет ли время доброе? Наступит ли час расплаты?

        Глава вторая Сокол и соколенок

        Царские знаки

        Царь, царь объявился. Народный заступник. Государь император Петр Третий Федорович.
        Слухи эти осенью 1773 года ветром пошли гулять по Оренбургу. Говорили, что император чудом спасся от смерти, более десяти лет скитался в заморских странах, а вот теперь снова вернулся в Россию. Здесь он где-то в Оренбургских степях, на реке Яике. А главное в том, что император горой за всех обездоленных и угнетенных. Что мужикам несет он землю и волю, а барам петлю на шею.
        - Быть великим делам,  - шептались на улицах и перекрестках оренбургские жители.
        Рад Вавила. Рад озорник Алексашка. Рады Акулька и Юлька.
        - За Ваню, за Ванечку отомсти,  - шепчет Степанида.
        Однако нет-нет - долетают до Гришаткиных ушей и такие речи:
        - Не царь он, не царь, а простой казак. Пугачев его имя. Пугачев Емельян Иванович. Родом он с Дона, из Зимовейской станицы.
        Вот и дед Кобылин:
        - Смутьян он, смутьян, а никакой не царь.
        Царя Петра Третьего Федоровича уже двенадцать лет как нет в живых. Разбойник он. Вор. Самозванец. На дыбу его, на дыбу!
        Смутился Гришатка: а может, и вправду он вовсе не царь.
        Однако тут одно за другим сразу.
        То Вавила Вязов сказал, что в городе появилась писаная от царя-батюшки бумага.
        - Манифест называется,  - объяснял Вавила.  - А в том манифесте: жалую вам волю-свободу, а также всю государственную и господскую землю с лесами, реками, рыбой, угодьями, травами. Во как! А снизу собственноручная подпись - государь император Петр Третий Федорович. Выходит, он и есть царь настоящий, раз манифесты пишет,  - заключил Вавила.
        А на следующий день Гришатка бегал на торжище и подслушал такие слова.
        - Доподлинный он государь,  - говорил какой-то хилый мужичонка в лаптях.  - Как есть доподлинный. У него на теле царские знаки.
        - Доподлинный он государь,  - докладывал вечером Гришатка Акульке и Юльке.  - У него на теле царские знаки.
        - Ох, ох,  - вздыхали Акулька и Юлька,  - царские знаки.

        Всколыхнулся Яик

        Заполыхали огнем Оренбургские степи. Всколыхнулся Яик. Из дальних и ближних мест потянулся на клич царя-избавителя несметными толпами измученный и измордованный барами люд.
        Пала крепость Татищево, пала Нижне-Озерная. Без боя сдалась Чернореченская. Хлебом-солью встретили царя-батюшку Сакмарский казачий городок и татарская Каргала.
        Огромная армия Пугачева подошла к Оренбургу. Обложили восставшие крепость со всех сторон. Нет ни выхода из нее, ни входа.
        Забилось тревожно Гришаткино сердце. Свернется он вечером в комок на своей лежанке, размечтается.
        Эх, скорее бы уж царь-батюшка взял Оренбург. Освободил бы его, Гришатку. Вернулся бы мальчик домой в свое Тоцкое.
        Берегись, управитель Хлыстов! Не пожалеет его Гришатка. Сполна за всех и за все отомстит: и за отца, и за Ванечку, и за Акульку и Юльку, за Серафима Холодного, за Наталью Прыткову. За всех, за всех. Никого, ничего не забудет.
        Смыкаются глаза у Гришатки.
        - Господи, помоги ты ему, нашему царю-батюшке,  - шепчет Гришатка и засыпает.
        Заснет, и видится мальчику сон. Будто повстречал он самого государя императора Петра Третьего Федоровича.
        Царь верхом на коне. В дорогом убранстве. Красная лента через плечо.
        «Ах, это ты Гришатка Соколов,  - произносит царь.  - Тот самый, о голову которого генерал Рейнсдорп выбивает трубку. Наказать генерала. А Гришатку взять в наше вольное казацкое воинство. Выдать ему коня, пистолет и пику».
        И отличается Гришатка в сражениях. Слава о нем идет по всему Оренбургскому краю, птицей летит через реки и степи.
        Взыгрались во сне мысли у мальчика. Приподнялся он на лежанке, будто всадник в седле.
        - Ура! Царю-батюшке слава! Вперед!
        Проходил в это время мимо Вавилиной каморки дед Кобылин. Услышал он странные крики. Открыл дверцу. Увидел Гришатку. Понял, в чем дело. Подошел Кобылин к Гришатке, ремнем по мягкому месту - хвать!

        Страшный человек

        Оренбург - грозная крепость. Это тебе не Татищево, не Нижне-Озерная. С ходу ее не возьмешь. Семьдесят пушек. Крепостной вал с частоколом. Ров. Бастионы. Солдаты.
        - Ах, негодяй! Ах, разбойник!  - посылал Рейнсдорп проклятия.  - Ну я тебе покажу.
        И вот как-то тащил Гришатка в кабинет к губернатору трубку. Открыл дверь и замер. Генерал важно ходит по комнате. У дверей - стража. В центре - человек огромного роста. Голова у человека взлохмачена, борода спутана. На теле лохмотья. На лбу и щеках «вор» выжжено. Нос выдран, одна переносица. На ногах тяжелые железные цепи.
        «Колодник»,  - понял Гришатка.
        - Так вот, братец,  - говорил генерал, обращаясь к страшному человеку,  - я тебе решил подарить свобода.
        Колодник растерялся. Стоит как столб. Не шутит ли губернатор.
        - Да, да, свобода,  - повторил генерал.  - Ты хочешь свобода?
        - Батюшка… Отец… Ваше высокородие…  - Слезы брызнули из глаз великана. Гремя кандалами, он повалился в ноги Рейнсдорпу.
        - Хорошо, хорошо,  - произнес генерал.  - Подымись, братец. Слушай. Пойдешь в лагерь к разбойнику Пугачеву. Как свой человек. Будто бежал из крепости. А потом,  - губернатор сделал паузу,  - ножичком ему по шее - чик, и готово.
        - Да я его, ваше превосходительство,  - загудел молодчик,  - в один момент.  - Он взмахнул своими богатырскими руками.  - Глазом не моргну, ваше сиятельство.
        - Ну и хорошо, ну и хорошо,  - зачастил губернатор.  - Ты мне голову Вильгельмьяна Пугачева, а я те свободу.  - Потом подумал.  - И денег сто рублей серебром в придачу. Ты есть понял меня?
        Колодник бросился целовать генеральскую руку:
        - Ваше высокопревосходительство, понял, понял. Будьте покойны. Да он у меня и не пикнет. Ваше высоко…
        - Ладно. Ступай,  - перебил губернатор.
        Когда стража и колодник ушли, Рейнсдорп самодовольно крякнул и поманил к себе Гришатку.
        - Мой голова,  - ткнул он пальцем себе в лоб,  - всем головам есть голова. Такой хитрость никто не придумает,  - и рассмеялся.

        «Посматривай! Послушивай!»

        - Посматривай! Послушивай!
        - Посматривай! Послушивай!
        Ходят часовые по земляному валу, перекликаются. Оберегают Оренбургскую крепость.
        Раскатистый смех Рейнсдорпа еще долго стоял в ушах у Гришатки.
        - Убьет, убьет колодник царя-заступника. Господи милосердный,  - взмолился мальчик к Господу Богу,  - помоги. Удержи злодейскую руку. Пошли ангелочка, шепни о беде в государево ушко. Помоги, Господи.
        Молился Гришатка Господу Богу, а сам думает: «Ой, не поможет, не поможет Господь!» Вспомнил Гришатка тот день, когда увозили его из Тоцкого. Тоже молился. Не помогло. Да и здесь, в Оренбурге, молился. И снова напрасно. Вернулся Гришатка к себе в каморку мрачнее тучи.
        Уже вечер. Ночь наступила. Не может Гришатка уснуть. Заговорить бы с Вавилой. Да вот уже третий день, как Вавилу ночами угоняют вместе с солдатами чинить деревянные бастионы. Некому Гришатке подать совет.
        И вдруг, как вспых среди ночи: бежать, немедля бежать из крепости! Опередить колодника. Явиться к царю первым, рассказать обо всем. Мальчишка даже подпрыгнул на лавке.
        Вскочил Гришатка, стал надевать армяк. От возбуждения и спешки трясется. Никак не может просунуть локоть в рукав.
        Наконец оделся, вышел на улицу. А там: взвыл, заиграл над городом ветер. Ударил мороз. Загуляли снежные вихри. Начиналась зима.
        Гришатка поежился, а сам подумал: «Ну и хорошо. Это к лучшему. Оно незаметнее». Решил он пробраться на вал - и через частокол, через ров на ту сторону.
        Пробрался. Прижался к дубовым бревнам. Прислушался. Тихо.
        Полез он по бревнам вверх. Добрался до края. Перекинул ноги и тело. Повис на руках. Поглубже вздохнул, зажмурил глаза. Оттолкнулся от бревен. Покатился Гришатка с вала вниз, в крепостной ров. То головой, то ногами ударится. То головой, то ногами.
        Наконец остановился. Поднялся. Цел, невредим. Только шишку набил на затылке.
        Глянул Гришатка на крепость. Нет ли погони. Все спокойно. Лишь:
        - Посматривай! Послушивай!
        - Посматривай! Послу-у-ушивай!  - несется сквозь ветер и снег.

        Горынь-пелена

        Взыграла, разгулялась вьюга - метель по всему Оренбургскому краю. Темень кругом. Ветер по-разбойному свищет. Жалит лицо и руки колючими снежными иголками.
        Третий час бредет Гришатка по степи. Как слепой телок тычется в разные стороны. Думал: только бежать бы из крепости, а там враз государевы люди сыщутся. А тут никого. Лишь ветер да снег. Лишь вой и гоготание бури.
        Продрог, как снегирь, на ветру мальчишка.
        - Ау, ау!  - голосит Гришатка.
        Крикнет, притихнет, слушает.
        - Ау, ау! Люди добрые, где вы!
        Жутко Гришатке. Сердце стучится. Озноб по телу. И чудятся мальчику разные страхи.
        То не буря гуляет по полю, а ведьмы и разные чудища пустились в сказочный перепляс. То не ветер треплет полы кафтана, а вурдалаки хватают Гришатку за руки и ноги. Присвистнула, пронеслась в ступе Баба-яга. Помелом провела по лицу Гришатки.
        - Господи праведный, помоги. Не оставь,  - шепчет мальчишка.  - Геть, геть, нечистая сила!
        Где-то взвыла волчица. Оборвалось Гришаткино сердце. Покатилось мячиком вниз. Повалился мальчонка на землю. Щеки в ладошки. Носом в сугроб. Не шелохнется.
        Навевает метель на Гришатку горынь-пелену, словно саваном укрывает.
        Встрепенулся мальчишка. Голову вскинул, ногами в землю, тело пружиной вверх.
        И снова идет Гришатка. Снова ветер и снег.
        - А-ау! А-ау!  - срывается детский голос. Покидают силы Гришатку.
        И вдруг - присмотрелся мальчонка: у самого носа снежный бугор - неубранный стог залежалого сена.
        - У-ух!  - вырвался вздох у Гришатки.
        Вырыл мальчишка в стоге нору. Залез. Надышал. Согрелся. Заснул, засопел Гришатка.

        Попался

        Проснулся Гришатка от шума человеческих голосов. Кто-то тронул мальчика за руку.
        Открыл Гришатка глаза. Стог разворочен, рядом солдаты.
        - Малец, гляньте - малец!
        - Ну и дела!
        - Откуда ты?  - загомонили солдаты.
        Подошел офицер.
        - Мы его вилами, ваше благородие, чуть не пришибли,  - доложили солдаты.
        Был ранний рассвет. Буря утихла. Глянул Гришатка: солдаты с вилами, рядом телеги. Одна, вторая, до сотни телег. Слева и справа по полю стога. За стогами - ба, совсем рядом ров и вал Оренбурга!
        Заплутал Гришатка в темноте и по вьюге, закружился в степи, думал, что ушел далеко, а выходит, заночевал у самого города.
        Ночью же за сеном явились солдаты.
        Вот и попался Гришатка.
        Привезли мальчика назад в Оренбург, доложили Рейнсдорпу.
        - Бежал,  - набросился губернатор.
        Чует Гришатка беду. Стал что есть сил и ума изворачиваться.
        - В ров я сорвался.
        - Сорвался?!
        - На вал я, на бревна полез,  - зачастил Гришатка.  - Уж больно схотелось на степь посмотреть… А ветер как дунет. Легкий я, ваше сиятельство. Не удержался… Вот и шишку набил,  - повернул мальчик к генералу затылок.
        Смотрит генерал - верно, шишка.
        - Дурной, как есть дурной твой голова,  - произнес губернатор, однако не так уж строго.
        Распорядился он всыпать Гришатке плетей и бросить в подвал на пятеро суток. Этим дело и кончилось.
        Врезал дед Кобылин по тощей Гришаткиной спине, приговаривал:
        - К разбойнику надумал бежать. К нему, к злодею. Меня не обманешь. Вот, вот тебе за государя, вот тебе за императора.

        Поклон от Савелия Лаптева

        Сидит Гришатка в подвале. День. Второй. Третий.
        - Не убежал, не убежал,  - сокрушается мальчик.  - Эх, как там царь-батюшка.  - И думы одна страшнее другой пугают Гришатку: - Убил, убил, зарезал его колодник.
        На четвертый день втащили в подвал к Гришатке побитого солдата.
        - Пить, пить,  - стонал мученик.
        Гришатка сунулся к стоящей тут же бадейке, дал напиться солдату.
        Глотнул тот воды, постонал и забылся. Часа через три солдат пришел в себя, глянул на мальчика.
        - Кто такой?
        - Гришатка.
        - За что же тебя, дитятко?
        Не знает Гришатка, как и сказать. Посмотрел на солдата - ни стар, ни молод. Брови густые. Вдоль правой щеки пальца в четыре шрам. Глаза, кажись, добрые, а там кто его знает. Осторожен Гришатка.
        На всякий случай решил соврать:
        - Убег я из крепости. На хутора. К мамке. Словили.
        - А-а,  - протянул солдат.
        Около часу они молчали.
        - Значит, убег,  - переспросил солдат.  - К мамке?
        - Эге, к ней к самой.
        Опять помолчали.
        - К мамке, значит, убег,  - начинает снова солдат.
        «Чего это он?  - обиделся Гришатка.  - Пристал, как репей к собаке».
        А солдат придвинулся к мальчику и продолжает:
        - Вот что: будешь снова бежать, так ступай к Сакмарским воротам. Встретишь стражника - рыжий такой и с бороды, и с усов. Как огонь - рыжий. Рындиным зовется. Шепнешь ему единое слово: «ворон». Он из ворот тя и выпустит. Вот так-то.  - Солдат перешел на шепот: - А как повстречаешь батюшку государя императора Петра Третьего Федоровича, то пади ему в ножки и скажи: «Поклон те, великий государь, от раба божьего Савелия Лаптева». Понял - от Савелия Лаптева. А-а,  - застонал солдат.
        Не ожидал Гришатка таких речей. Опешил. Переждал. Подумал.
        - Дяденька,  - наконец обратился к солдату,  - я не к мамке бежал. Я…
        Однако солдат отвернулся к стене и больше не молвил ни слова.

        Сакмарские ворота

        Зима. Забелело кругом. Иней на ветках. Сугробы. Дед Кобылин переставил свою водовозную бочку с колес на сани.
        Вышел Гришатка из заключения - первым делом помчался к валу. По-прежнему ходят дозорные. Пушки в сторону степи дулами смотрят. Город в тревоге. Никаких перемен.
        «Жив, жив царь-батюшка,  - соображает Гришатка.  - Убегу, сегодня же убегу. Дождусь темноты - к Сакмарским воротам. Увижу рыжего с бородой. Шепну ему слово «ворон» - и поминай как звали».
        Не собьется теперь Гришатка с пути. Небо чистое. Ночи звездные. Разъезды царя-батюшки гарцуют у самого города.
        Стало смеркаться. Собрался Гришатка, помчался к Сакмарским воротам. Подходил медленно, не торопясь, вытягивал шею - здесь ли стражник, что Рынд иным зовется.
        Нет Рындина. Все стражники у ворот то ли черные, то ли вовсе безусые и безбородые.
        - Эх!  - вздыхает Гришатка.  - Видать, соврал Лаптев про рыжего человека… А может, смена не та?
        Переждал, перемучился мальчик еще один день. Снова явился. На сей раз подошел поближе. Глазеет. Тут он, тут он, с бородой, рыжий. Рванулся мальчишка вперед, как вдруг чья-то рука за шею Гришатку хвать.
        Вскрикнул, рванулся Гришатка. Однако рука, что петля, еще туже зажала шею.
        Повернул человек Гришатку к себе лицом. Глянул Гришатка - Кобылин.
        - Ты зачем здесь, паршивец. Ась?
        И снова Гришатку били.
        - Душу по ветру пущу!  - кричал дед Кобылин.  - Кишки размотаю!  - И бил Гришатку с такой силой, словно и впрямь убийство задумал.

        «Честь имею»

        Старик Кобылин ездил за водой на Яик либо перед рассветом, либо когда упадет темнота. Это чтобы «разбойники» не приметили.
        Отлежался Гришатка день, второй после побоев, опять за свое. Э-эх, птахой небесной взмыть бы из крепости!
        Ночь. Лежит, думает думы свои Гришатка. И вдруг рукой с размаху по темени хлоп. «Бочка деда Кобылина, бочка!»
        Поднялся Гришатка, армяк на плечи, к Вавиле под лавку. Где тут топор? Вышел Гришатка во двор и сторонкой-сторонкой к дедовой бочке. Пощупал днище, крепкое днище. Пристроился мальчик, давай выламывать нижние доски. Трудился, трудился, отбил. Просунул голову, плечи - в размер, все пролезает.
        Приладил Гришатка доски на старое место, вернулся домой.
        «Ой, не уснуть бы!  - думает мальчик. Лежит, не спит, дожидается раннего часа.  - Ну,  - решает,  - пора».
        Явился он к бочке. Приподнял доски. Залез. Притих.
        Неудобно в бочке Гришатке. Холодно. На досках намерзла вода.
        Прошел час, а может быть, более. Терпит Гришатка. А мысли пчелиным жалом: вдруг как не поедет сегодня старик за водой.
        Но - чу!  - хлопнули двери. Раздались шаги. «Он, он»,  - забилось Гришаткино сердце.
        Вывел дед Кобылин коня, стал запрягать.
        - Но, но, ленивый!  - покрикивает.
        Запряг, взгромоздился на сани. Тронулись.
        Лежит Гришатка тихо-тихо. Не шелохнется. Дышит не в полный придых. Подбрасывает санки на снежных выбоинах. Скрипнет льдом и деревом бочка. Качнет Гришатку - мальчик руки в распор. Эх, не наделать бы шуму!
        Прошло минут десять.
        - Наше почтение!  - слышит Гришатка человеческий голос. Понял - городские ворота.
        Загремели засовы. Ржаво пискнули петли. Бросило сани на последней колдобине. Впереди простор Оренбургской степи.
        Переждал Гришатка немного, стал оттягивать доски. Глянул в просвет. Темень, тихо кругом. Лишь скрип-скрип из-под полозьев. Лишь чвак-чвак из-под конских копыт.
        Ну, с богом! Изловчился Гришатка, из бочки наружу - прыг!
        Прощай, Оренбургская крепость! Честь имею, генерал-поручик Рейнсдорп!

        «Путь-дорога куда лежит?»

        Прошел Гришатка версту, вторую. Забрезжил рассвет. Легко на душе у Гришатки. Остановится, кинет взглядом в сторону крепости и снова вперед. Идет он размашистым шагом. Версты ему нипочем.
        Впереди замаячил казачий разъезд. Рванули кони навстречу путнику. Момент - и рядом с Гришаткой. Обступили удалые наездники мальчика.
        - Кто будешь?
        - Откуда?
        - Путь-дорога куда лежит?
        - К его царскому величеству государю императору Петру Третьему Федоровичу.
        - Ух ты!
        - К нам, значит.
        - Пополнение жалует!
        - А зачем тебе к государю императору?
        Запнулся Гришатка, думает: сказать или нет про колодника. Ответил уклончиво:
        - По секретному делу.
        - Ого!
        - Скажи-ка на милость!
        - Он на тятьку, на тятьку в обиде. Тятька его отодрал. С жалобой шествует к батюшке.
        - Брось зубы скалить,  - оборвал балагуров высоченный детина с огромной серьгой в оттопыренном ухе.  - Ступай сюда!  - крикнул Гришатке.  - Сказывай.
        Подошел Гришатка, подтянулся к уху с серьгой и зашептал про злой умысел оренбургского губернатора.
        - Гей, казаки!  - закричал высоченный.  - Назад, в Бёрды, к государю!
        Подхватил он Гришатку, усадил на коня к себе за спину. Вздыбились кони, в разворот и ветром по чистому полю. Вцепился Гришатка в казацкий чекмень. Держится. Со страха глаза прикрылись. Дух перехватывает. Сползла на затылок Гришаткина шапка. Лицо что каленым железом прожгло. Ух ты, казацкая удаль!
        Конники вступили в Бёрды. В Бёрдской слободе ставка Емельяна Ивановича Пугачева. Здесь же «царский дворец» - огромный дом, пятистенок. Резное крыльцо, ступени. На крыльце стража - государева гвардия. Молодцы на подбор, один к одному - богатыри русские.
        Поравнялись с крыльцом казаки. Высоченный спрыгнул с коня. Подхватил, поставил на землю Гришатку. Потом подошел к страже, доложил что-то. И вот уже Гришатку ведут во «дворец». Переступили порог - сенцы. Впереди дубовая дверь.
        Замер Гришатка.
        - Ступай,  - толкнув дверь, скомандовал стражник.

        Остановилась в жилах Гришаткиных кровь

        Входя в комнату, Гришатка зажмурил глаза. Он, царь-государь, поди, в бархате, в золоте. Не ослепнуть бы - оберегался Гришатка.
        Вошел мальчик в горницу и сразу бух на колени. Прижался лбом к половицам.
        Лежит, не шевелится Гришатка, ждет царского слова.
        - Ух ты, старый приятель!  - кто-то пробасил над Гришаткой. Голос противный, Гришатке знакомый.
        Вскинул мальчик глаза - господи праведный: тот самый колодник без носа перед Гришаткой.
        Только не как тогда у Рейнсдорпа, не в цепях, не в лохмотьях, не со спутанной бородой. Волосы у каторжника гладко причесаны, на плечах новый зипун, искалеченный нос под тряпицей.
        Растерялся Гришатка: ни взад, ни вперед, ни в крик, ни в призыв. Остановилась в жилах Гришаткиных кровь. Сердце остановилось.
        «Опоздал, опоздал, вот на столечко опоздал. Совершил свое черное дело разбойник».
        Но вот скрипнула дверь из соседней комнаты. Вошел человек. Смотрит Гришатка. Красный кафтан. Генеральская лента через плечо. Пистолеты за поясом. Волосы на голове подстрижены по-казачьи - горшком. Черная борода. Глаза чуть вприщур, ясные, но с хитринкой.
        «Он, он, царь император»,  - кольнуло Гришатку.
        Бросился он к вошедшему человеку.
        - Государь,  - завопил,  - берегись, государь!
        Прижался мальчик к Пугачеву, словно собой заслонить собрался.
        - Стреляй, государь, стреляй!  - тычет Гришатка рукой на колодника.  - Он из Оренбурга. Рейнсдорпом он послан.
        Однако Пугачев не торопится.
        - Откуда ты, дитятко?
        - Стреляй, государь!
        - Зачем же стрелять,  - улыбается Пугачев.  - Соколов это. Хлопуша по прозвищу. Повинился во всем Хлопуша. Не поднял руку на государя. Милость мою заслужил.
        - Жизни не пожалею,  - гаркнул колодник.
        Опешил Гришатка, моргает глазами.
        - Вот так-то,  - произнес Пугачев.  - А ты-то откуда такой?
        - Из Оренбурга он, государь,  - ответил вместо Гришатки Хлопуша.
        - Да ну?! Ты что же, бежал?
        - Бежал,  - признался Гришатка.
        Покосился он еще раз на Хлопушу и рассказал Пугачеву, как было.
        - В бочке? Ну и дела! Хоть мал, а хитрец, вижу. А чего это у тебя волосы на голове прожжены?
        Поведал Гришатка, как Рейнсдорп выбивал о его голову трубку.
        - Ах, злодей!  - воскликнул Пугачев.  - Ну я до него доберусь. А как звать тебя, молодец?
        - Соколов я, Гришатка.
        - Соколов?  - переспросил Пугачев. Повернулся к Хлопуше: - И ты Соколов.
        - Так точно, ваше величество,  - гаркнул колодник.  - Соколов Афанасий.
        - Ну и дела,  - усмехнулся Пугачев.  - Выходит, и Сокол ко мне прилетел, выходит, и Соколенок.

        Глава третья Великий Государь

        На новом месте

        Прошло три дня. Обжился Гришатка на новом месте. Оставили его тут же, при «царском дворце». Только не наверху, а внизу, в пристройке, на кухне у государевой поварихи Ненилы.
        - Заходи, располагайся,  - сказала Ненила.  - Чай, и место, и миска тебе найдутся.
        Постригли Гришатке голову вкруг - по-казацки. Хлопуша притащил полушубок. Ненила где-то достала новые валенки. Хоть и велики валенки, хоть и плохо держатся на ногах, зато точь-в-точь такие же, как у самого царя-батюшки,  - белые, кожа на задниках.
        Стал Гришатка гонять по слободе. Слобода большая. И с каждым днем все больше и больше. Валит сюда народ со всех сторон. Наскоро ставят новые избы, роют землянки. Людей словно на торжище. Казаки, солдаты, татары, башкиры.
        Одних мужиков - хоть море пруди.
        Бежит Гришатка по бердским улицам.
        - Привет казаку!  - кричат пугачевцы.
        - Ну как генерал Рейнсдорп?
        - Скоро ли крепость сдастся?
        Вернется Гришатка домой. Накормит его Ненила. Погреется мальчик и снова к казакам и солдатам.
        Знают в слободе про Гришатку все: и как он был за голосистую птицу, и как в Ганнибалах ходил, и как выбивал губернатор о Гришаткино темя трубку.
        Знают про Тоцкое, про лютое дело офицера Гагарина. И про Вавилу знают, и про парикмахера Алексашку, про Акульку и Юльку, про деда Кобылина.
        Известнейшим человеком на всю слободу оказался Гришатка.
        «Дитятко»,  - называет его Ненила.
        - Ух ты, прибег. Царя заслонил. Жизнь свою ни в копейку,  - восторгается Гришаткой Хлопуша.
        - Казак, хороший будет казак,  - хвалят мальчика пугачевцы.

        Синь-даль

        Утро. Мороз. Градусов двадцать, но тихо, безветренно.
        Поп Иван, священник пугачевского войска, приводит вновь прибывших в Бёрды к присяге.
        Крыльцо «царского дворца». Ковер. В кресле сидит Пугачев. Рядом, ступенькой ниже, в поповской рясе поверх тулупа, свечкой застыл священник Иван. Лицо ястребиное, строгое. Перед крыльцом полукругом человек триста новеньких. Среди них и Гришатка. Все без шапок. Кто в армяке, кто в кацавейке, кто в лаптях и онучах, лишь немногие в валенках.
        - Я, казак войска государева, обещаюсь и клянусь всемогущим Богом…  - начинает густым басом священник Иван.
        - Я, казак войска государева, обещаюсь и клянусь…  - в одну глотку повторяют стоящие.
        - Я, казак войска государева…  - шепчет Гришатка.
        - Клянусь великому государю императору Петру Третьему Федоровичу служить не щадя живота своего до последней капли крови,  - продолжает поп Иван.
        - Клянусь великому государю…  - разносится в морозном воздухе.
        - Служить до последней капли крови,  - повторяет Гришатка.
        Проходит четверть часа. Присяга окончена.
        Пугачев подымается со своего места, кланяется в пояс народу.
        - Детушки!  - Голос у Пугачева зычный, призывный, Гришатку аж дрожь по телу берет.  - Молодые и старые. Вольные и подневольные. Русские, а также разных иных племен. Всем вам кланяюсь челом своим государевым. Царская вам милость моя, думы мои вам и сердце.
        - Долгие лета тебе, государь,  - несется в ответ.
        - Детушки,  - продолжает Емельян Иванович.  - Не мне клянетесь, себе клянетесь.  - Голос его срывается.  - Делу великому, правде великой, той, что выше всех правд на земле. В синь-даль вас зову, в жизнь-свободу. Иного пути у нас нетути. Не отступитесь же, детушки, не дрогните в сечах, не предайте же клятву сею великую.
        И из сотен глоток, как жар из печи:
        - Клянемся!
        - Клянемся!
        - Клянусь!  - шепчет Гришатка.
        «Уф!»
        - Гришатка, Гришатка,  - позвала Ненила.  - Собирайся, с государем в баню пойдешь.
        Собрался Гришатка. Ух ты, не каждому от батюшки подобная честь!
        Баня большая, с предбанником. Фонарь с потолка свисает.
        Маленькое оконце в огороды глядит.
        Липовая скамья. Полка-лежанка. Котел с кипящей водой. Рядом второй, поменьше - для распаривания березовых веников. В нем квас, смешанный с мятой. Груда раскаленных камней для поддавания пара.
        Раздевался Гришатка, а сам нет-нет да на государево тело взглянет. Вспомнил про царские знаки. Видит, у Пугачева на груди пониже сосков два белых сморщенных пятнышка. «Они, они»,  - соображает Гришатка.
        Заметил Пугачев пристальный взгляд мальчика, усмехнулся:
        - Смотри, смотри. Тебе такое, конечно, впервой.
        Зарделся Гришатка.
        - Это царские знаки?
        - Так точно,  - произнес Пугачев.  - Каждый царь от рождения имеет такие.
        - Прямо с младенчества?
        - Прямо с младенчества. Как народилось царское дите, так уже и сразу в отличиях. Вот так-то, Гришатка.
        Мылись долго. Пугачев хлестал себя веником. То и дело брался за ковш, тянулся к котлу, в котором квас, смешанный с мятой. Подцепит, подымется и с силой на раскаленные камни плеснет. Шарахнутся вверх и в стороны клубы ароматного пара. Квасом и мятой Гришатке в нос.
        Мылся Гришатка и вдруг вспомнил, что забыл он передать великому государю поклон от Савелия Лаптева. Бухнулся мальчик на мокрый пол Пугачеву в ноги:
        - Поклон тебе, великий государь, от раба божьего Савелия Лаптева.
        - Что?!
        - Поклон тебе, великий государь, от раба божьего Савелия Лаптева.
        - Встань, встань, подымись!
        Встал Гришатка, а Пугачев посмотрел куда-то поверх Гришаткиной головы и о чем-то задумался.
        Было это давно, в 1758 году, во время войны с Пруссией. Донской казак Емельян Пугачев находился в далеком походе. Молод, горяч казак. Рвется в самое пекло, в самую гущу боя. Вихрем летит на врага. Колет казацкой пикой, рубит казацкой шашкой. «Бестия, истинный бестия!» - восхищаются Пугачевым товарищи.
        Сдружился во время похода Пугачев с артиллерийским солдатом Савелием Лаптевым. Соберутся они, о том о сем, о жизни заговорят. Пугачев - о донских казаках. Лаптев - о смоленских крестьянах. Сам он родом оттуда. И как ни говори, как ни рассуждай, а получается, что нет жизни на Руси горше, чем жизнь крестьянина и казака-труженика.
        «Эх, власть бы мне в руки,  - говорил Пугачев.  - Я этих бар и господ в дугу, в бараний рог крутанул бы. А мужику и рабочему люду - волю-свободу, землю и солнце. Паши, сей, живи, радуйся!»
        «Ох, Омелька, быть бы тебе царем, великим государем»,  - отвечал на это Савелий Лаптев.
        «Эка куда хватанул,  - усмехнулся Пугачев.  - Да разве может так, чтобы царь - и вдруг из простого народа?»
        «Не бывало такого,  - соглашался солдат.  - Прав. Не бывало. Да мало ли чего не бывало…»
        Потом судьба разлучила друзей. Прошли годы…
        - Так как, говоришь, Лаптев сказал?  - обратился Пугачев к Гришатке.
        - Поклон тебе, великий государь…  - начинает мальчик.
        - Стой, стой,  - прервал Пугачев. «Великий государь!  - произнес про себя и подумал: - Одобряет, выходит, Лаптев. Не забыл старое. Царем величает. Ну что же, царь так царь. Держись, Емельян Иванович».  - Эй, Гришатка!  - закричал Пугачев.  - Залезай-ка на лавку. А ну, давай я тебя по-царски.
        - Да я сам, ваше величество.
        - Ложись, ложись, говорю. Не упорствуй.
        Намылил Пугачев Гришатке спину, живот, натер бока до пурпурного цвета мочалой. Взялся за березовый веник. Заходило под взмахами Гришаткино тело. Разыгралась, забилась в сосудах кровь.
        - Вот так, вот так,  - усмехаясь, приговаривает Пугачев.  - Чтобы болезни и хвори к тебе не пристали. Чтобы пули тебя не брали. Чтобы рос ты, Гришатка, как дуб среди степи. Чтобы был ты не раб, а казак!
        Потом Пугачев подхватил в бадейку воды. Отошел, размахнулся, хлестанул на Гришатку.
        Гришатка захлебнулся и фыркнул:
        - Уф!

        Шапка

        Собралось в Берды до трех тысяч простых крестьян - мужиков-лапотников. Они-то и ружья в руках никогда не держали. Многие пики не видели.
        Приказал Пугачев для крестьянской части своего войска устроить учения.
        Вели занятия сразу же за слободой на открытом месте. Бегают мужики в атаку. Учатся пикой владеть, в казацком седле держаться.
        Тут же неподалеку установлено три щита и на них мишени. По мишеням из ружей идет пальба.
        Около стрелков крутится Гришатка. Интересно ему. Стоит, смотрит.
        Стараются мужики. Пугачев заявил, что лучшему стрелку будет с его царской головы шапка.
        Шапка дорогая, мерлушковая, с малиновым верхом. То-то бы угодить в самое яблочко.
        Однако дела стрелков плохи. В щит еще кое-как попадают. А вот о большем не думай.
        Намучились, намерзлись крестьяне. Стали роптать:
        - Ружья кривые. Мишени далекие. На морозе руки дрожат. Попробовал бы тут сам царь-батюшка в яблочко стрельнуть.
        А в это время Пугачев прибыл проверять, как идут учения, и услышал крестьянские речи.
        Подъехал Емельян Иванович к стрелкам. Увидев царя, крестьяне попадали ниц.
        - Встаньте,  - приказал Пугачев.  - Тут воинский плац, а не государевы палаты. Тут пригиб не мне, а умельцам делай.
        Поднялись мужики.
        - Ружья, значит, кривые?
        Замялись крестьяне.
        Слез Пугачев с коня.
        - Ну-ка, подай сюда кривое ружьецо-то.
        Подали Пугачеву ружье.
        Вскинул Емельян Иванович стволину. Приклад к плечу, палец к курку - бах!
        - Попал, попал! В самую отметину!  - заголосили крестьяне.
        Взял Пугачев второе ружье - во вторую мишень. Взял третье, вскочил на коня и с ходу, с рыси - в третью.
        И снова в самую середину, снова навылет.
        Поразевали крестьяне рты. Остолбенели от такого умельства. И Гришатка разинул рот. «Ай да стрелок! Ай да царь-батюшка!»
        Подъехал Пугачев снова к крестьянам.
        - Ну как, детушки, ружья кривые или глаз ваш косит?!
        - Глаз, глаз, государь!  - закричали крестьяне.
        - То-то,  - рассмеялся Пугачев.  - Как же нам с шапкой, детушки, быть?
        - Твоя шапка, твоя!  - кричат вперебой крестьяне.  - Тебе полагается. По закону. По справедливости.
        - Эн, нет,  - говорит Пугачев.  - А ну-ка выходи, кто смелый.
        Нет смелых. Боятся стрелки при царе попасть в полный конфуз.
        В это время Пугачев заметил Гришатку.
        Сунул Пугачев ему в руки ружье.
        - Стреляй!
        Прицелился Гришатка. Руки дрожат. В глазах туман. Однако ослушаться государя боится. Стрельнул.
        - Попал, попал!  - взвыли мужики.  - Ух ты, в самую тютельку, в самое яблочко.
        - Ух ты!  - не удержался и сам Пугачев. Снял он со своей головы шапку.  - На, получай!
        Растерялся Гришатка, как быть, не знает.
        - Бери, бери!  - гудят мужики.  - Государь жалует.
        Взял Гришатка шапку, надел, утонул по самые уши. А когда приподнял шапку, то Пугачева рядом уже и нет. Лишь снег от конских копыт клубится.

        Сани

        - Эх, мало, мало у нас пушек! Ружей мало. Пороху бы нам побольше!  - сокрушается Емельян Иванович.
        Затеял Пугачев разные хитрости. То среди ночи подвезут казаки под самый Оренбург охапки сена и распалят костры. В крепости подумают, что это подошла пугачевская армия, и откроют страшный огонь из пушек.
        - Так-так,  - посмеивается Пугачев.  - Хорошо. Ядер у них тоже не тысячи. Пусть, пусть постреляют.
        Потом стали выманивать из крепости воинские отряды.
        Для этого поступали так. Подойдет пугачевский разъезд поближе к городу. А основные силы в стороне, в засаде.
        Увидят в крепости, что отряд мал, откроют ворота. Вылетят конники. Пугачевцы же делают вид, что отступают. Заманивают они неприятеля. Подведут солдат к задуманному месту. А там - раз!  - выскочили из засады товарищи. И неприятельский отряд либо в плену, либо порублен.
        Однако в Оренбурге вскоре догадались про пугачевские хитрости.
        Сколько ни ездят казаки к Оренбургу, как ни кричат, ни выманивают осажденных - никакого успеха.
        Тогда Пугачев приказал запрячь в сани тройку добрых коней.
        Оделся и сам поехал.
        - Батюшка, да куда же ты?  - взмолились пугачевские помощники.  - Да видано ли дело, чтобы сам царь - и вдруг вроде как за приманку. Да пожалей ты себя. Не царское это дело. А вдруг как убьют!
        - Не убьют, не убьют, детушки,  - отвечал Пугачев.  - Не убьют. Я завороженный. Ружья нужны нам, ружья. Нельзя нам без них.
        И вот тройка у самого города.
        Промчался Пугачев взад-вперед вдоль оренбургского вала.
        - Эй, солдатушки!  - закричал.  - Вам ли против своего законного государя идти. Рушь господ, открывай ворота.
        - Пугачев!  - понеслось по крепости.
        Подумал Рейнсдорп: «Вот так удача!»
        - Эй, верховые наружу!
        И снова открылись ворота, снова погоня.
        Мчат царские санки лихо, во весь опор. Кони как птицы. Шеи вперед, гривы по ветру, ногами по снежному месиву цок-перецок.
        Промчит Пугачев саженей сто, двести, приостановится. Подпустит погоню поближе. И снова плеткой коней.
        Почуяли верховые недоброе. Остановились. Отстали. Решили вернуться назад.
        - Эх, эх, пропали ружья!  - сокрушается Пугачев.
        Снова заворачивает он коней к Оренбургу. Снова взад-вперед у самого вала. И снова за ним погоня. И так несколько раз.
        Добился все же своего Емельян Иванович, заманил правительственный отряд до задуманного места.
        Выскочили пугачевцы, изрубили отряд.
        - Хорошо, хорошо!  - говорит Пугачев.  - Вот и ружьишек штук тридцать. Да и сабли, да конская сбруя. Эхма, не царское оно, конечно, дело этак по капельке! Да ведь и море капелькой полнится.

        Шашки

        Пугачев любил играть в шашки. Играл со своими командирами. А тут как-то надумал сыграть с Гришаткой.
        - Главное,  - поучал Пугачев,  - чтобы в дамки пройти. Дамка, она всему полю хозяин.
        Конечно, поначалу Гришатка проигрывал Пугачеву. А потом наловчился.
        И вот как-то сложилась игра так, что Гришатка первым и в дамки пролез, и шашек у него на доске больше.
        Струхнул Гришатка: «А ну как царь-государь рассердится».
        Сделал он вид, будто бы не замечает, что дамкой следует бить, то есть сделал Гришатка фука.
        Понял Пугачев Гришаткину хитрость.
        - Э, нет!  - говорит.  - Ты не хитри. Не гни перед сильным шапку. Бей! Не зевай! Шашки, они тем хороши,  - стал рассуждать Емельян Иванович,  - что тут, как на войне, словно бы ты полководец. Умен - победил. Недодумал - тебя побили. Вот так-то, Гришатка.
        Однако потом, когда они кончили игру и Гришатка выиграл, Пугачев вдруг заявил:
        - Побил ты меня, Гришатка. Царя своего побил. Не стыдно тебе?
        Смутился Гришатка, не знает, что и ответить.
        А Пугачев опять укоряет:
        - Побил, побил, не пожалел…
        Краснел Гришатка, краснел. «Как же это понять царя-батюшку?!  - И вдруг: - Э, была не была!»
        - Так ведь тут как на войне… Бей! Не зевай!
        - Молодец, ой молодец!  - рассмеялся Пугачев. Посмотрел он пристально на Гришатку, потрепал по голове.  - Башковитый. Эх, жить бы тебе в добрые времена!  - Пугачев задумался.  - Вот возьму власть, учиться, Гришатка, тебя пошлю. Там в Испанию или Голландию, к немцам али к французам. И станешь ты у меня первейшим человеком в науках. Про Ломоносова, чай, слыхал? Ломоносовым будешь.
        «Добрый царь-батюшка,  - подумал Гришатка.  - Добрый. Зазря я его обыграл».

        Карать или миловать

        К Пугачеву в Бёрды прибыла группа крестьян вместе с своим барином. Притащили помещика на суд к государю.
        И вот снова крыльцо «царского дворца» как тогда, во время присяги. Кресло. Ковер. Пугачев в кресле.
        Пугачев начинает допрос. Обращается то к мужикам, то к помещику:
        - Ну как, детушки, лют был барин у вас?
        - Лют, лют, уж больно лют, царь-государь, продыху от его лютости не было!  - кричат мужики.
        - Ну, а ты что скажешь, господин хороший?  - обращается Пугачев к помещику.
        Молчит, не отвечает помещик.
        Пугачев опять к мужикам:
        - А бил ли вас барин, руку к телу прикладывал?
        - Бил, бил, батюшка! Собственноручно. Кожа, поди, по сей день свербит.
        - Так,  - произнес Пугачев и снова к помещику: - Не врут, правду сказывают мужики?
        Молчит, не отзывается барин.
        Лицо у Пугачева начинает багроветь. На скулах желваки проступают. Вздувается шея.
        - А не забижал ли он стариков и детушек малых?
        - Забижал, забижал, великий государь. Ой, как забижал! Васятку Смирнова до смерти запорол батогами. Федотку Краснова посохом покалечил. Старика и старуху Раковых, о Господи, в мороз босыми гонял по снегу. Не выжили, померли Раковы.
        Нечего сказать в оправдание барину. Понимает он, что не миновать ему лютой казни.
        Но вдруг Пугачев смягчился, согнал с лица своего суровость.
        - А может, и добрые дела есть у вашего барина? Может, забыли вы, детушки?
        Видит помещик такое дело.
        - Есть, есть добрые дела!  - закричал он что есть силы.  - Я на Пасху всем по копейке жалую. На Великий пост Богу за души усопших поклоны бью.
        - Так, так,  - подбадривает Пугачев.
        - Я и за вас помолюсь,  - слукавил помещик,  - за ваше величество…
        - Да,  - усмехнулся Пугачев,  - вижу, и вправду много добрых дел на твоей душе. Так как же, детушки,  - обратился к крестьянам,  - карать мне вашего барина или миловать?
        Мужики враз, как по команде, бросились Пугачеву в ноги:
        - Карать, карать, батюшка. На виселицу его, дых ему в передых.
        Пугачев привстал во весь рост, глянул на согнутые спины крестьян, перевел взгляд на помещика, потом на стражу свою.
        Тихо. Все замерли. Ждут царского слова.
        - Бог не осудит. Вздернуть!  - взмахнул Пугачев рукой.
        - А-ай!  - завопил помещик.  - Разбойник! Злодей!
        - Ба-атюшка, благодетель, заступник!  - кричали крестьяне.

        «Прешпективная» труба

        У Пугачева имелась подзорная труба.
        Любил Емельян Иванович глянуть в нее - далеко видно.
        Вот и сейчас. Гришатка крутился в царевой горнице. А Пугачев, приложив подзорную трубу к глазу, рассматривает, как казаки где-то на краю Бёрдской улицы устроили драку.
        - Ах, паскудники, ах, лешие!  - ругается Пугачев. Крикнул караульных: - Там казаки дерутся. Разнять да всыпать зачинщикам!
        То-то будет зачинщикам! Пугачев строг к непорядкам.
        - Что это у тебя, государь?  - спросил Гришатка, показывая на трубу.
        - Инструмент оптический,  - ответил Пугачев.  - «Прешпективная» труба называется.
        - А чего в ней видно-то?
        - Все, что пожелаешь,  - сказал Пугачев.  - Хоть край света, хоть завтрашний день.
        - Да ну!  - не сдержался Гришатка.  - И Тоцкое?
        - Можно и Тоцкое.
        Пугачев приложил трубу снова к глазу, всмотрелся и говорит:
        - Вон деревеньку вижу. Церковь на взгорке. Погост. Каменный дом с крылечком.
        - Так это же Тоцкое!  - закричал Гришатка.  - Дом управителя нашего штык-юнкер Хлыстова.
        - Вон девоньку вижу. С косичкой. Маленькая такая. Букашечка,  - продолжает Емельян Иванович.
        - Так это же Аннушка, Аннушка, сестренка моя!
        - Вон деда старого вижу. С клюкой, с бородой в пол-аршина.
        - Так это же дедушка наш, дедушка Тимофей Васильевич!
        Потянулся Гришатка к трубе:
        - Дозволь, дозволь, государь, глянуть.
        - Смотри,  - произнес Пугачев.
        Вцепился Гришатка в трубу, ну и, конечно, никакого Тоцкого не увидел. А просто выросла перед ним крыша соседнего дома, только так, словно бы кто ее передвинул к самому Гришаткину носу.
        Понял Гришатка, что Пугачев пошутил. Однако виду не подал. Понравилась ему пугачевская выдумка про магическую силу трубы.
        Через несколько дней он снова выпросил у Пугачева трубу, а потом еще и еще раз. Ляжет Гришатка на лавку, один конец трубы к глазу, второй в потолок. Лежит, смотрит, и возникают перед мальчиком Тоцкое, и Оренбург, и Москва, и Питер, и весь белый свет. И раскрывается перед ним та самая синь-даль и жизнь-свобода, про которую рассказывал Емельян Иванович. Нет на земле ни бар, ни господ. Не слышно стона мужицкого. Не видно плача сиротского. Земля, и леса, и горы - все это не барское и не панское, все это работника-труженика. Эх, и жизнь: чудеса и сказка!
        Заинтересовался Пугачев, чем это занят мальчишка.
        - Чем ты там занят?
        Рассказал Гришатка Пугачеву про то, что видел.
        - Да ну!  - подивился Емельян Иванович.  - Синь-даль, жизнь-свободу…  - Задумался.  - Эх, кабы труба не соврала! Да-а-а, зажили бы людишки на белом свете!.. А может, оно так и будет, Гришатка. Ась? Труба ведь не простая, труба - «прешпективная».

        На урал

        Полюбился Хлопуше Гришатка, с самой первой встречи понравился. Мало того что раздобыл он мальчику полушубок - как-то горсть леденцов принес, потом рубаху синего цвета, наконец притащил Нениле для Гришатки бараний бок.
        - Ты что, сдурел?  - набросилась стряпуха на великана.  - Что, его тут голодом морят, не поят? Чай, при особе самого императора кормится…
        «Безносый-то опять приходил,  - рассказывала потом Ненила мальчику.  - Видать, люб ты ему, Гришатка».
        А тут как-то явился Хлопуша с казацкой саблей.
        - На, получай!
        Разгорелись глаза у Гришатки. Вот это подарок!
        - Что,  - закричал Пугачев, увидев у мальчика саблю.  - Кто сие баловство придумал?!
        - Пусть, пусть позабавится дитятко,  - стал упрашивать Пугачева Хлопуша.  - Мальчонка же он, государь. Не забижай ты его. Они, мальчонки, все до ружья охотники.
        Осталась сабля у мальчика.
        Нацепит ее Гришатка, по слободе бегает. Сабля длинная, по снегу волочится.
        - Атаман, как есть атаман!  - кричат со всех сторон пугачевцы.
        Нехватки в пушках, ядрах и порохе по-прежнему не давали Пугачеву покоя. «Эх, Урал, Урал-батюшка, вот бы куда податься!  - размышлял Пугачев.  - Прямо бы на самые железоделательные и оружейные заводы».
        И вдруг нежданно-негаданно явились к Пугачеву с Урала три заводских человека.
        - Государь, ждут, ждут тебя на заводах. И пушки, и ядра будут. Снаряжай-ка своих людей.
        На один из заводов, на Петровский, в поселок Авзян решили послать Хлопушу.
        Выслушал Хлопуша царское слово:
        - Слушаюсь, батюшка.
        - Ну, с богом! Ступай.
        Хлопуша ушел, однако через несколько минут снова явился.
        - Ну что тебе?
        - Дозволь, государь, мальчонку с собою взять.
        - Какого мальчонку?
        - Гришатку, ваше величество.
        - Да ты что, в своем ли уме, Хлопуша?
        - В своем, в своем, государь. Да отпусти ты его. Ему ж в интерес. Он же мальчонка. Они, мальчонки…
        Пугачев рассмеялся. Подумал. Махнул рукой.
        - Ладно, быть по-твоему. Забирай, Соколов-Хлопуша. Да береги ты его,  - добавил строго.
        - А как же!
        Уехал Гришатка.

        Глава четвертая Государственное поручение

        Галия

        В Авзян Хлопуша торопился как мог. Шутка ли сказать, у него государственное поручение.
        Сам царь-батюшка, отправляя в поход, так и сказал: «Государственное».
        - А главное,  - наставлял Пугачев,  - привези мне мортиры. Хоть две штуки. Чтобы навесным огнем можно было стрелять по Оренбургу.
        Хлопуше в сопровождение было придано пять казаков. Ехал с ним и заводской человек с Авзяна, низенький, маленький мужичонка по имени дядя Митяй.
        Хлопуша и казаки едут верхом на конях. Дядя Митяй и Гришатка - по-барски - в санках.
        То и дело к Гришатке подъезжает Хлопуша:
        - Не холодно тебе, дитятко?.. Не голодно?
        На четвертый день пути отряд остановился ночевать в башкирском сельце Иргизла. Хлопуша решил здесь дать и людям и лошадям отдых. Устроили дневку.
        Хлопуша, дядя Митяй и Гришатка расположились в одной юрте. Казаки - в других, по соседству.
        Юрта большая, занавесками перегорожена.
        Уселись ужинать. Уплетает Гришатка навар из бараньего мяса, поднял глаза кверху. Смотрит - из-за занавески выглядывает девочка. Волосы на голове черные-черные. Косички свисают. Глаза шустрые-шустрые. Из стороны в сторону бегают.
        Увидела девочка, что Гришатка ее заметил,  - юрк за занавеску.
        Опустил Гришатка глаза. Переждал минуту, опять поднял. Видит - снова торчит из-за занавески с косичками голова. Вот опять скрылась.
        Весь ужин Гришатка только и занимался тем, что глаза то в миску, то в сторону занавески, то в миску, то в сторону занавески. Даже шея заныла. А девочка то спрячется, то наружу, то спрячется, то наружу. Даже рука, что дергала занавеску, устала.
        На следующий день с утра Гришатка возился около санок. Вдруг слышит - за спиной кто-то пронесся верхом на лошади. Повернулся Гришатка - знакомая девочка.
        Промчалась девочка в одну сторону. Развернула коня. Промчалась мимо Гришатки в другую. Потом еще и еще раз.
        У Гришатки аж дух захватило. Ну и девчонка!
        Наконец девочка сбавила прыть. Осадила коня рядом с Гришаткой. Спрыгнула ловко на снег. Остановилась, смотрит на мальчика.
        - Как тебя звать?  - обратился Гришатка.
        Молчит девочка. Видимо, не понимает русскую речь. Стал Гришатка тыкать рукой: мол, звать как тебя, девчонка?
        - Га-ли-я,  - наконец протянула девочка.
        - А я Гришатка,  - проговорил мальчик, затарабанив пальцем себе в грудки.
        - Гри-шат-ка,  - повторила девочка. Потом зачастила: - Шатка, Шатка,  - и улыбнулась.
        - Да не Шатка, а Гришатка,  - стал поправлять мальчик.
        Однако девочка его не слушала и повторяла свое:
        - Шатка. Шатка. Шатка.
        Гришатка махнул рукой.
        Девочка стала с любопытством рассматривать висящую на боку у мальчика саблю, и Гришатка сразу же оживился. Он вытянул наполовину клинок, потом полностью. Взмахнул, описал полукруг и с победоносным видом вскинул снова его в ножны.
        Девочка не удивилась.
        Гришатка повторил все снова.
        И опять Галию это не поразило.
        Огорчился Гришатка, думает, чем бы еще похвастать. Вспомнил про шапку. Теперь она не спадет ему на глаза. Ушила ее Ненила. Снял мальчик шапку, крутит в руках, начинает объяснять Галие, что это шапка не простая - с царской она головы, а он, Гришатка, заслужил ее за меткую стрельбу из ружей. Гришатка ого-го какой целкий!
        - Пах, пах!  - объясняет мальчик.  - Фу ты, какая бестолковая. Пах, пах!  - вскидывает он руки на манер, словно стреляет.
        Но вот девочка закивала головой, побежала в дом, через минуту вернулась - в руках дробовое ружье.
        - Ну, поняла наконец-то.
        Протянула Галия Гришатке ружье - хотел же, так стрельни.
        - Куда бы стрельнуть?  - рассуждает Гришатка.
        А Галия схватила с его головы шапку и подбросила вверх. Вскинул Гришатка ружье - бах! Мимо.
        - Тьфу ты!
        Тогда ружье взяла Галия.
        «Ах, так!  - думает Гришатка.  - Ну на - промахнись и ты». Подбросил он шапку высоко-высоко. Ушла та в небо метров на двадцать. На секунду повисла. Растопырилась зонтом и снова к земле.
        В это время раздался выстрел.
        Не задела дробь мерлушковые бока, не затронула - угодила в самый малиновый верх. Вышибла. Только его и видели.
        - 0-ох!  - вырвался вздох у Гришатки.
        На следующий день с рассветом отряд Хлопуши покинул сельцо Иргизлу. Едет Гришатка, голове холодно. Прикрывает он темя рукой, сокрушается:
        - Эх, эх, и чего хвастал! Чего не сдержался. Царскую шапку испортил. Ну и девчонка!

        Дядя Митяй

        Гришаткину беду первым заметил дядя Митяй:
        - Э, чего там у тебя? Чего руку-то тянешь и тянешь?
        Подъехал Хлопуша. Всплеснул руками:
        - Дитятко, да где это ты?! Где же верх твой малиновый?
        Гришатка молчал, не признавался. Однако потом рассказал.
        - Ах она такая, разэтакая!  - гудел великан.  - Да как она посмела забижать государева человека? Ах, ах! Ну, мы ей покажем!
        - Да я сам виноват,  - пытался защитить Галию Гришатка.
        Однако Хлопуша не слушал его.
        - То-то я смотрю: глаза у нее так и бегают, так и бегают. Да ты не горюй, Гришатка. Мы тебе на шапку новый поставим верх. Еще лучше будет. Желаешь - атласный. Желаешь - парчовый. Хочешь, садись верхом на коня,  - неожиданно предложил Хлопуша.
        Поменялись они местами. Рад Гришатка до смерти. Вот научится ездить верхом - берегись, Галия!
        В отличие от Хлопуши, дядя Митяй оказался на редкость сварлив. То ему сено в санках плохо подмощено, то кони тихо бегут, то Гришатка все время вертится.
        - Неспокойный я очень,  - сознавался дядя Митяй.  - Душа у меня в раздражении. А почему? Жизнь извела, Гришатка.
        Дядя Митяй хотя ростом и мал и с виду хил, зато по рукам сразу видать - человек рабочий. Руки у него широкие, совками, цепкие. И аппетит хороший. На первой же остановке умял целую баранью ногу и не крякнул. Куда только лезет?
        - Наголодались мы на заводах,  - смущаясь, объяснял дядя Митяй.
        На восьмой день к вечеру, проехав с начала пути без малого триста верст, путники приблизились к поселку Авзяну.
        - Тут он и будет, Петровский, рода Демидовых, наш, стало быть, завод,  - сообщил дядя Митяй.
        За эти дни отряд Хлопуши вырос до ста пятидесяти человек. То в степи к нему примкнуло сорок человек конных башкир, то, откуда ни возьмись, появилась целая толпа безоружных крестьян, потом в лесу, уже почти у самого Авзяна, присоединилось человек пятьдесят углежогов.
        - Постой с людишками тут,  - предложил дядя Митяй Хлопуше.  - Заночуй. А я вмиг слетаю в Авзян, упредить надобно.
        Утром дядя Митяй вернулся.
        - Сполнено,  - заявил он Хлопуше.  - И пушки есть, и мортиры - целых три штуки, и ядра в большом количестве. И людишки работящие нас ждут. Вот так-то.
        - Благодарствую,  - произнес Хлопуша.

        Вечноотданные

        Заводской люд встретил Хлопушу торжественно. И не только потому, что он был посланцем самого царя императора, но и потому, что сам Хлопуша произвел на всех огромное впечатление.
        - Ух, батюшка, да и ты-то порченый!  - кричали люди, завидя безносое лицо Соколова.  - Видать, и тебе не сладко пришлось в жизни.
        - Не сладко, не сладко, работнички,  - отвечал Хлопуша.  - Да что было - прошло, миновало. Нынче все круто в другую сторону. Царь Петр Федорович, долгие лета ему, нынче всех нас, сирых и битых, великий заступник. Ура царю-батюшке!
        - Ура!  - кричали работники.
        Собралось их на заводской площади тысячи две. Изможденные, лица в дыму и копоти. Одежонка - рвань. Стоят, смотрят воспаленными глазами на огромную фигуру Хлопуши, ловят каждое слово.
        Тут же на площади был оглашен манифест Пугачева. Говорилось в нем, что царь-батюшка дарует рабочим людям всякие вольности и шлет им свое царское благословение.
        И снова «ура» всколыхнуло воздух.
        В общей толпе Хлопуша заметил группу людей, закованных в цепи. Все людишки, как тень, а эти и вовсе: кожа да кости. Не человеки, а слезы.
        - Что за народ?  - обратился Хлопуша к дяде Митяю.
        - Это вечноотданные, батюшка.
        - Какие еще вечноотданные?!
        - А это те, батюшка, которых вместо вечной ссылки в Сибирь сюда - к нам на завод. До конца своих дней так в цепях им и маяться. Из них многие к тачкам прикованы. Так и спят, так и работают. О, Господи!
        Нахмурилось лицо у Хлопуши.
        - Эй!  - закричал.  - Кто здесь вечноотданные, выходи-ка сюда!
        Загремели люди цепями, потянулись к Хлопу ше. Собралось их человек пятьдесят.
        - Люди вечноотданные,  - забасил Хлопуша.  - Мученики и перемученики.  - Голос его сорвался, из глаз проступила слеза.  - Люди без роду и племени. Отцы и брательники.  - Голос Хлопуши снова окреп, понесся могучим гулом.  - Быть вам отныне не вечно униженными, быть вам вечно свободными. На веки веков. Эй, кузнецы! Живо! Немедля оковы долой!
        - Батюшка, избавитель,  - бросились колодники в ноги Хлопуше.
        Потом Хлопуша устроил суд над управителем Авзяно-Петровского завода. Под одобрительный гул толпы управитель был тут же повешен.
        На следующий день Хлопуша стал проверять заводское хозяйство. Приказал показать ему мортиры и пушки.
        И вдруг выяснилось - исчезли куда-то мортиры. Обыскали весь завод. Нет их, словно и не было.
        - Были, были они!  - уверяет дядя Митяй.  - Как я в ночь приходил - были. Их, никак, управитель куда запрятал.
        - Эх ты, рано вздернули управителя!  - сокрушался Хлопуша.
        А вечером на Хлопушу свалилась вторая беда. Пропал куда-то Гришатка.
        - Да был он, был!  - разводил руками дядя Митяй.  - Туточка все время крутился.
        - Не уследил. Не усмотрел!  - ревел Хлопуша.  - Дитятко! Где же ты, дитятко?

        Бадья

        С Гришаткой случилось вот что. Крутился, крутился он возле Хлопуши и дяди Митяя, ходил, ходил по заводу, потом надоело. Пошел он бродить по улицам Авзяна. Тут его и окружили мальчишки:
        - Глянь, глянь, шашка висит!
        Разговорился Гришатка с ребятами. Шашку достал из ножен. Рубанул залихватски направо, налево.
        Разинули авзянские ребята рты:
        - Настоящая!
        Дивятся мальчишки. Это тебе не Галия. Приятно Гришатке.
        Принялся Гришатка про шапку хвастать. Рассказал, что шапка с царской головы. Что за меткую стрельбу шапка ему досталась. А верх (пока нового верха у шапки не было, Хлопуша наскоро стянул мерлушковые бока ниткой)  - это Гришатка прострелил влет, чтобы доказать одной глупой девчонке свое умельство.
        Не отстают от Гришатки ребята, ходят за ним по пятам.
        - А у нас рудники есть,  - вдруг заявил кудлатый, конопатый мальчишка.  - Глубо-о-кие!
        Побежали они смотреть рудники. На шахтах в этот день и в прошлый работы не было. По случаю приезда посланца от государя прекратил работу Авзянский завод. Подошли ребята к одной из шахт. Большая дыра в землю уходит. Над дырой, как над колодцем, на подпорках большое бревно. На бревне веревка намотана. С другой стороны веревки - бадья.
        - Это для спуска вовнутрь,  - стал объяснять конопатый.  - Руда-то, она под землей. Саженей в пол сотни. Там ее добывают, потом на завод.
        Заглянул Гришатка в дыру - ничего не видно.
        - Хочешь, мы тебя враз!  - вдруг предложил конопатый.
        Поколебался Гришатка. Да неудобно отказываться.
        Где же, скажут, твое геройство.
        - Хочу!
        Залез он в бадью. Стали ребята его спускать. Раскручивается веревка, что намотана на бревне. Придерживают ребята бревно, чтобы не очень оно вращалось.
        Вот спустили Гришатку на треть, на половину, на две трети. Совсем немного осталось. И вдруг не удержали бревно ребята. Завращалось оно быстро-быстро. Не ухватишь, не остановишь. Раскрутилась веревка. Бадья внизу о породу - бах!
        Обмерли ребята.
        - Вытягивай, вытягивай назад!  - завопил конопатый.
        Стали мальчишки выкручивать из шахты бадью. Торопятся. Выкрутили. Пусто в бадье.
        - Побился! Побился!
        - Эй, эй, отзовись!  - кричат ребята в дыру.  - Отзовись!
        Тихо. Нет никакого ответа.
        Страшно стало ребятам.
        - Перестреляют нас казаки!  - закричал конопатый.  - Повесит безносый. Тикай по домам - и молчок!
        Поразбежались ребята.

        Забылся

        Страшную ночь пережил Хлопуша. То казалось ему, что Гришатку убили, то - что ушел, заплутал Гришатка в лесу и там загрызли его волки или медведи, то вдруг чудится Хлопуше Гришаткин голос. Великан срывался со своего места и стремглав выбегал на улицу.
        - Найдется, найдется мальчонка,  - успокаивал Хлопушу дядя Митяй.  - Тута он, тута. Да куда ему деться? Не провалился же он под землю. Жив, помяни мое слово - жив!
        Гришатка и вправду остался жив.
        При ударе бадьи о грунт мальчик вылетел из нее наружу, стукнулся головой о какой-то камень и на время лишился сознания.
        Когда Гришатка пришел в себя, была уже ночь. Мальчик привстал, пощупал руки и ноги. Боли нет. Кости целы. Лишь в голове гул и непонятная тяжесть. Гришатка принялся звать на помощь. Никто призыва его не слышал. Слева и справа от мальчика виднелись какие-то углубления. Это начинались штреки и штольни - специальные ходы, которые вели в глубь шахты. Кругом темно, сыро.
        Гришатка подумал и сделал несколько шагов по одному из коридоров: «А вдруг где-то там впереди есть выход?» Коридор то суживался, то расширялся, время от времени его пересекали другие переходы. Гришатка сворачивал то налево, то направо; наконец он уперся в стену. Мальчик устал. От сырого и неприятного воздуха голова стала еще более тяжелой, и Гришатка чувствовал, как кровь ударяет в виски. Дышать становилось трудно.
        Гришатка не выдержал и присел. Он машинально провел рукой по земле и вдруг натолкнулся на непонятный предмет - что-то длинное, круглое, отверстие в середине. Рядом второй такой же предмет, чуть в стороне - третий.
        «Так это же пушки, это мортиры!  - понял Гришатка.  - Ах, вот куда запрятал их управитель!» Мальчик вскочил и помчался назад. Он спотыкался, падал, подымался, снова бежал. Сколько прошло времени, Гришатка не помнил. Он очумело тыкался то в одну, то в другую сторону. Наскакивал на стены, ударялся о какие-то балки и перекрытия. Наконец, полностью обессилевший, он опять опустился на землю. В нос снова ударил едкий, противный запах. Гришатка зевнул и забылся.

        «Тут они, тут»

        После бессонной ночи Хлопуша казался чернее тучи. Страшно глянуть, страшно подойти к человеку.
        Облазили казаки, башкирцы и сам Хлопуша вдоль и поперек весь завод, опросили всех жителей, на конях выезжали в лес и в степь. Никаких следов, ни слуху ни духу. Словно и вовсе не приезжал на завод Гришатка.
        И вот, когда, казалось, все надежды потеряны, в избу к Хлопуше ввалился плечистый, бородатый детина. Бросился в ноги:
        - Не гневись, батюшка.
        - Подымись, работный человек,  - произнес Хлопуша.
        Детина поднялся.
        - Батюшка, сыскался, сыскался твой…  - пришедший детина запнулся,  - сынок, значит.
        Хлопуша вскочил, схватил детину руками за грудки, тряхнул:
        - Да где же он, говори!
        - Играли, играли мальцы,  - заторопился детина.  - На руднике, на шахте. Да упустили бадью. А в бадье он, он самый - твой, значит. Мальцы с перепугу молчали. А потом Санька - мой, значит, взял и признался. Я его, батюшка, уже отодрал батогом, значит. Конопатый он у меня, до баловства дюже прыткий. Не гневись, батюшка.
        К руднику Хлопуша мчал с лошадиной прытью, только пятки сверкали. Подлетел, сразу полез в бадью.
        - Да куда ты, батюшка?  - пытался остановить великана дядя Митяй.  - Да ты тут постой, тут. Мы без тебя.
        - Крути!  - крикнул Хлопуша сбежавшимся людям.
        Спустили Хлопушу.
        - Гришатка! Дитятко! Гришатка!  - кричит великан.
        Тихо. Нет мальчика.
        Бросился Хлопуша в подземные коридоры. Следом за ним спустились другие. С факелами, с фонарями в руках. Расползлись люди в разные стороны.
        - Гришатка, Гришатка!  - несется со всех сторон.
        - Гришатка, дитятко!  - перекрывает всех голос Хлопуши. Носится, мечется он по коридорам и переходам, словно ветер-буран в непогоду.
        И вот наконец великан различил маленький, съежившийся комок - детское тельце.
        - Дитятко, дитятко! Родненький. Сынок!  - задыхался от счастья Хлопуша. Подхватил он Гришатку на руки.  - Головушка моя, рученьки, ноженьки!..
        Гришатка с трудом приоткрыл глаза.
        - Дядя… Афанасий…
        - Я, я!  - заревел Хлопуша, и слеза за слезой забили глаза.
        Потащил он Гришатку к свежему воздуху, к выходу.
        - Стой, стой,  - прошептал Гришатка.
        Хлопуша остановился.
        - Мортиры.
        - Что - мортиры?  - не понял Хлопуша.
        - Тут они, тут.
        - Да ну?  - только и молвил Хлопуша.

        Сила к силе

        В тот же день мортиры были извлечены на поверхность.
        - Они, они,  - говорил дядя Митяй.  - Они, голубушки. Самые.
        Хлопуша стал торопиться с возвращением назад в Бёрды к Пугачеву.
        Пушки и мортиры срочно устанавливались на колеса. На телеги грузились ядра. В заводских погребах нашелся и порох.
        Пока Хлопуша был занят заводскими делами, наблюдать за Гришаткой он поручил башкирцу Хакиму.
        Уедет мальчик вместе с Хакимом в степь за завод. Учит башкирец Гришатку в седле держаться, ездить шагом, рысью, в галоп. Гришатка смекалист и ловок. Он уже может и с коня на всем скаку спрыгнуть, и не слететь, если конь вздыбится, и удержаться в седле при конском прыжке через рытвину или канаву. Где нужно, Гришатка привстанет на стременах, где нужно, к шее лошадиной прижмется.
        - Якши, якши,  - хвалит Гришатку башкирец.
        Потом Хлопуша отсыпал Гришатке пороху и выдал с полсотни пуль. Казак Ферапонт Узловой соорудил для Гришатки мишени и два дня с утра до самого вечера заставлял мальчика пулять в цель. То из положения «стоя», то «с колена», то «лежа». А затем «с ходу», с коня, как тогда стрелял сам Емельян Иванович. Настреляется Гришатка, прокоптится от дыма и пороха, набьет плечо от ружейной отдачи. Зато радость так и светится в глазах у Гришатки. Теперь не случайно, а как по заказу влетают Гришаткины пули тютелька в тютельку в самое яблочко.
        - Умелец, умелец,  - хвалит Гришатку казак Ферапонт Узловой.
        А перед самым отбытием из Авзяна Хлопуша приказал испробовать целость пушек. И Гришатке было разрешено выстрелить из мортиры. Поднес Гришатка к стволине запал. Гаркнула мортира во весь свой пушечный дых - слушай, сбегайся народ, смотри на нового артиллериста.
        Наступил час отъезда.
        Многие из работных людей хотели присоединиться к Хлопуше. Однако он отобрал всего пятьдесят человек.
        - Нельзя, нельзя,  - отвечал остальным.  - У батюшки людишек хватает. Пушек, ядер, ружей у него мало. Вы уж тут потруждайтесь. В сем ваша главная сила. Вы да мы,  - добавил Хлопуша.  - Сила к силе - двойная сила!
        - Потруждаемся, батюшка, потруждаемся!  - кричали рабочие.
        Хлопуша оставил за старшего на заводе дядю Митяя.
        - Ну, прощайте!
        - С богом, с богом, Афанасий Тимофеевич!

        Косички вразлет

        Гришатка теперь ехал не в санках, а по-казацки - верхом. Пришпорит он сивку-бурку - своего удалого коня, вихрем по степи промчится. Смотрит, любуется на Гришатку Хлопуша.
        В башкирском сельце Иргизле Хлопуша снова устроил дневку.
        - Ну, где твоя Галия? Вот мы сейчас ей покажем.
        - Дядя Афанасий,  - взмолился Гришатка.
        - Ладно, ладно, сынок.
        - Шатка, Шатка!  - закричала Галия, увидев мальчика. Закричала и покраснела.
        Снова ели навар из бараньего мяса, долго сидели в юрте, вели разговоры. На сей раз Галия не пряталась за занавеску. Она то исчезала куда-то, то возвращалась вновь, приносила на огромных мисках-подносах еду. А Гришатке подсунула такой здоровенный кусок жирного мяса, что и дядя Митяй с таким бы не справился.
        На следующий день Гришатка и Галия сели верхом на коней и уехали в степь. Хотел было Гришатка похвастать девочке про стрельбу и про пушку. Однако сдержался.
        Ехали они рядом. Тихо кругом. Кони идут копыто к копыту, головы опустили. Хорошо Гришатке. Как-то радостно на душе. Начинает он рассказывать Галие про Хлопушу, про царя-батюшку, потом про Тоцкое, потом про синь-даль и свободу.
        Слушает девочка, словно бы понимает. А может, и понимает.
        Пропадали они до самого вечера. А где ездили, Гришатка не вспомнит. Не видел мальчишка дороги. Лишь лошадиные холки. Лишь стремена и уздечки. Да косички, косички вразлет…
        Вечером Галия взяла у Гришатки шапку и вшила ему новый верх. Правда, не парчовый, не атласный, а из простого сукна зеленого цвета. Глянул Гришатка - ну и верх! Лучше, лучше прежнего. Поклянется Гришатка, что лучше!
        Наутро обоз Хлопуши тронулся дальше в путь.
        Галия у дороги стояла грустная и долго-долго махала рукой.
        - Прощай, Галия!  - прокричал Гришатка.
        - Шатка, Шатка!  - приносил в ответ ветерок шепоток.  - Ша-а-тка!

        Глава пятая Вольная птица

        Кар-генерал

        Роста малого. Ноги тонкие. Руки тонкие. Большеголовый. Глаза как у зайца - в разные стороны. Волосы торчком, с медным отливом. На щеке бородавка, на подбородке другая. Это Кар. Кар-генерал.
        Едет Кар по завьюженной Оренбургской степи. Спешит на выручку к осажденному Оренбургу, к другу своему генералу Рейнсдорпу.
        Разбить и схватить Пугачева - таков приказ генералу Кару.
        Мороз. Ветер. Сидит Кар в открытом возке. Засунул руки в дамскую муфту. От мороза и ветра ежится. Растянулись походной колонной солдаты. И им на морозе холодно. «Эх, полушубки бы нам, сапоги валяные. Ради чего страдаем!»
        Едет Кар, рассуждает: «При одном появлении моем разбегутся злодеи. Войско у меня регулярное. Ружья и пушки. Молодцы гренадеры. Схвачу Пугачева - новый чин и награда».
        Вдруг шевельнулся легким облаком снег на горизонте. Впереди, с боков, сзади. Из снега выросли всадники. Криком и гиком наполнилась степь.
        Выпрыгнул Кар из санок:
        - К бою! Становись! Стройся! Пушки вперед!
        Построились солдаты. Ружья наизготовку.
        Пушки вперед.
        Все ближе и ближе пугачевские конники.
        - Ух ты, несметная сила!
        - Братцы, погибель пришла!  - понеслось в генеральском войске.
        - Молчать! За матушку царицу! Из пушек пали!  - кричит разъяренный Кар.
        Стрельнули пушки. Понеслись ядра и злая картечь в сторону наступающих. Молодцы пушкари, точен солдатский глаз. Да только не дрогнули пугачевцы. На месте погибших - сразу же новые, словно нет никаких потерь.
        - Их смерть не берет!
        - Их великие тысячи!  - зарокотали снова солдаты.
        - Бей, пали! Бей, пали!  - не унимался Кар.
        Кричит, а сам нет-нет да на санки свои посмотрит. Кони быстрые, санки легкие. В случае чего, спасут они генерала.
        Еще ближе придвинулись пугачевцы. Теперь уже не только конные, но и пешие на виду. Движутся, движутся, движутся. Не остановишь восставших рать.
        - Отходи! Отступай, братцы!  - понеслось по солдатским рядам.  - Сдавайся царю-государю Петру Третьему.
        Зашевелилось Карово войско. Врассыпную солдаты. Кто в плен, кто в сторону недалекого леса.
        Прыгнул Кар в свои генеральские санки. Эх, эх, пропадай чины и награды!
        Отъехал генерал версты три. Остановился, перевел дух. Вдруг невесть откуда появилась ворона. Поравнялась она с генеральским возком, растопырила крылья:
        «Кар-р!»
        «Свят, свят»,  - закрестился генерал с перепугу и снова плеткой коней. Да так, что дамская муфта из санок вон.

        «Слушаюсь, ваше Сиятельство!»

        Ждал генерал Рейнсдорп генерала Кара. Не прибыл на помощь Кар-генерал.
        Ждал генерал возвращения Хлопуши, не вернулся Хлопуша.
        Понял губернатор, что колодник его провел.
        - Русише швайн,  - ругнулся.
        Стал Рейнсдорп думать о том, как все же покончить ему с Пугачевым.
        - Вот что. Позвать ко мне старика Кобылина.
        Явился Кобылин.
        - Слушаюсь, ваше сиятельство.
        - Хочешь сто рублей серебром и медаль от царицы?
        - Желаю, ваше сиятельство.
        - Ну и хорошо, собирайся.
        - Куда, ваше сиятельство?
        - В лагерь к злодею.
        Понял старик зачем, в глазах помутилось.
        - Да я же стар!  - взмолился Кобылин.
        - Ничего-ничего. Так оно даже и лучше есть.
        - Да я и кинжала ему в ребра не всуну.
        - Не надо, не надо кинжал. Ты ему - яду.
        - Яду?! Так стариковские руки мои дрожат.
        - Что?!  - заревел генерал.  - Руки дрожат? Плетей захотелось? О, доннерветтер, всыпать ему плетей.
        Понял старик Кобылин - выбора нет.
        - Слушаюсь, ваше сиятельство!

        Честь и приветствие

        Вот так радостный день у Пугачева! То-то удача! И Кара разбили, и вернулся Хлопуша. Порох, ядра, пушки привез. Мортиры - целых три штуки. И привет от работного люда. Дружбу-союз с Урала. И Гришатка вернулся. Герой! Без него - как знать, может, и не было бы здесь мортиры.
        - Ну, Соколов-Сокол, уважил, уважил! Исполнил, как есть, мое государственное поручение. Ну, Соколов-Соколенок, порадовал!
        Произвел Пугачев Хлопушу в полковники.
        - Ну, а тебе какую награду?  - обратился к Гришатке.
        Подумал Гришатка и говорит:
        - Мне бы, батюшка, в Тоцкое…
        И вот едет Гришатка в Тоцкое. Сабля при нем. Шапка на нем. Пистолет настоящий за поясом.
        Блестит, искрится на солнце снег. От яркого света глаза смыкаются. Прикроет Гришатка глаза. Вырастает, как в сказке, Тоцкое.
        Сбежался, сгрудился народ. Встречают Гришатку жители. Честь ему кричат и приветствие:
        «Ура! Ура! Соколов Гришатка приехал».
        «Он у царя-батюшки в видных начальниках».
        «То-то будет теперь Хлыстову».
        Приятно от таких мыслей Гришатке. За спиной у него сундучок. В нем полушалок для матери, сарафан для сестрички Аннушки, для дедушки Тимофея Васильевича сапоги, козловые, новые, никем не ношенные.
        Справа от Гришатки казак Ферапонт Узловой, слева - башкирец Хаким. Специально посланы вместе с Гришаткой.
        Резво бегут казацкие кони. Верста за верстой, верста за верстой - все ближе и ближе родимое Тоцкое.
        Вот и оно. Божий храм на пригорке. Погост. Каменный дом купца Недосекина. Каменный дом штык-юнкера Хлыстова. Мельница. Вот и замерзшая речка, речка Незнайка. Вот и Шарик бежит. Стойте, буланые, стойте! Не торопитесь. Приехали.
        Радостно бьется Гришаткино сердце. Встречай, выползай из хибарок, народ!
        Но что такое? Наперерез путникам выбежала группа крестьян. С топорами, с вилами, с косами.
        - Не шевелись! Кто такие?
        - Мы здешние, здешние, тоцкие!  - закричал во всю мочь Гришатка.
        Смотрит мальчик - мужики незнакомые. Обступили они приехавших со всех сторон. Вышел вперед горбоносый, в треухе детина:
        - Здешние, не здешние - слазь!
        Схватились Ферапонт и Хаким за сабли. Гришатка руку быстрей к пистолету. Да где тут! В один момент набросились мужики на конных. Стащили на землю. Руки за спины. Скрутили, связали.
        - Тащи их, тащи к командиру!  - кричит горбоносый в треухе.
        Потащили крестьяне.
        Вот так встреча! Вот так честь и приветствие!

        «Ух ты! Ох ты!»

        Приволокли мужики пленников к командиру. Втащили в каменный дом к Хлыстову.
        Глянул Гришатка - Вавила!
        Глянул Вавила - Гришатка!
        - Ух ты!
        - Ох ты!
        Смотрят мужики остолбенело на Вязова. Горбоносый почесал за ухом. Понимает, что вышла промашка. Видать, и вправду не тех словили.
        Рассказал Вавила Гришатке, в чем дело. Вот уже две недели, как он здесь, в Тоцком. Послал Рейнсдорп дровокола в Тоцкое за продуктами. Трудно с харчами сейчас в Оренбурге. Приехал Вязов, а назад не вернулся.
        Снова, как весной, заволновались тоцкие мужики. Избрали Вавилу своим командиром. К тоцким присоединились крестьяне соседних сел и деревень. Организовался целый отряд. Волю всем объявили. Землю барскую стали делить. А вот теперь собираются идти в Бёрды к Пугачеву.
        - Порядок у нас строгий,  - объяснил Вавила.  - Охрана. Вы уж не сердитесь, что так получилось,  - обратился он к Хакиму и Узловому.
        - А как же Хлыстов?  - задал вопрос Гришатка.
        - Повесили, повесили, вздернули. Да ты-то мамку видел? Эй, позвать Соколову!  - крикнул Вавила.
        Прибежала Гришаткина мать, взвыла при виде сына:
        - Кровинушка, родненький, дитятко!
        Плачет, не верит своим глазам.
        - Он, он. Он самый, тетка Лукерья,  - улыбается Вязов.
        Примчалась сестренка Аннушка. За ней дед Тимофей Васильевич. За ними соседи и просто тоцкие жители. Набился хлыстовский дом до отказа.
        - Гришатка, Гришатка! Ух ты! И стрижен на казацкий манер, и пистолет, и сабля, и шапка, гляди, мерлушковая!
        Пришлось Гришатке до позднего вечера рассказывать всем про Бёрды, Оренбург и Пугачева.
        Пробыл мальчик в Тоцком три дня. На могилку сходил к родителю. Вволю поплакал. Повидал своих старых дружков и приятелей. Удаль свою в стрельбе показал. Похвастал про Авзянский завод.
        Но вот пора и назад к царю-батюшке.
        - Вот что,  - сказал Вавила.  - Едем все разом.
        Собралось Вавилово войско. Кто конно, кто пеше, кто в санках. Присмотрелся Гришатка. Ба - и дед Тимофей Васильевич тут же! В новых, привезенных Гришаткой козловых сапогах.
        - Да куда же ты, дедушка?!
        - Молчи, молчи,  - оборвал старик.  - К нему, к амператору. В войско казацкое.
        - Да ты же старенький, дедушка.
        - Эка скажешь!  - обиделся дед. Тряхнул бородой.  - Стар, да умел! Я еще при царе Петре Первом со шведами бился…
        Но тут подбежала Гришаткина мать:
        - Ах ты, старый, ах ты, глупый, ах душа твоя неспокойная! Да кто же в такой мороз и в козловых сапогах! Не смеши народ. Сиди, дед, дома.
        И Аннушка вцепилась в дедов армяк.
        Остался дед Тимофей Васильевич.
        Уехало крестьянское воинство.
        - Эх, эх!  - еще долго сокрушался старик.  - Как они там без меня! Хватит ли без меня у них силушки?

        Божий странник

        Вернулся Гришатка в Бёрды - новостей целый ворох.
        - Ой, что тут было, что тут было!  - докладывала ему Ненила.  - Дружка твоего словили.
        «Какого это еще дружка?» - подумал Гришатка.
        - Ну, того, того самого, что тебя плетками драл, что в водовозах у губернатора.
        - Деда Кобылина?!
        - Его, его самого. Он царя-батюшку травить собирался.
        Рассказала Ненила, что появился старик Кобылин в слободе под видом божьего странника.
        - На молебен, все говорил, иду. Из Сибири в далекий град Киев, в Киево-Печерскую лавру. Все за нашего царя-батюшку помолиться там обещался. Я ему еще сухарей на дорогу дала и баранины кус зажарила,  - призналась Ненила.  - А он, ох, ох, душонка его бесстыжая, мне же в котелок, где уха для государя варилась, взял и подсыпал отраву.
        - Повесили?  - поинтересовался Гришатка.
        - Нет, нет! Отпустил его государь. Говорит: «Ступай в свой Оренбург. Не имею на тебя зла, потому что человек ты глупый и темный. Иди и подумай». Да еще этому супостату десять рублей пожаловал. Чудной наш батюшка… К людям доверчив. Воистину царская, святая у него душа.
        Пожалел Гришатка, что не к нему в руки старик попался. «Ишь ты, царя-батюшку явился травить! Да я бы его, как Хлыстова, на одну перекладину!» - совершил свой приговор Гришатка.

        Портрет

        Сидел как-то Гришатка в царевой горнице. Взял лист бумаги, карандаш и стал рисовать портрет Пугачева.
        Нарисовал коня, на коне верхом царя-батюшку. Бороду нарисовал, генеральскую ленту, пистолеты за поясом. Снизу написал: «Царь-государь Петр Третий Федорович».
        Посмотрел Пугачев на портрет, усмехнулся.
        - Похож, как есть похож. Мастак ты, Гришатка.  - Потом подумал и произнес: - А знаешь, Гришатка, я вовсе не царь.
        Вылупил Гришатка на Пугачева глаза: «Ну и шутник батюшка. Право, такое скажет».
        - Не царь, не царь,  - повторил Пугачев.  - А простой казак Пугачев Емельян Иванович. Вот так-то, Гришатка.
        Лицо у Гришатки стало глупым-преглупым. Рот по-лягушечьи разинулся до ушей. Не знает, как и принять слова государевы.
        - А как же царские знаки?  - потянулся Гришатка рукой к груди Пугачева.
        - Знаки?  - Пугачев рассмеялся.  - Так это с Прусской войны. Картечины эти царские знаки мне припечатали.
        Провалилась под Гришаткой земля. Голова закружилась. Думал, царь настоящий. А тут казак, да к тому еще и простой. Обидно до слез Гришатке. Смотрит мальчик на шапку свою, смотрит на валенки. Выходит, и шапка не царская, не царские валенки.
        Бродил в этот день мальчик по Бёрдам, словно в воду опущенный. А вечером под большим секретом рассказал о словах Пугачева Хлопуше.
        - Эку новость принес!  - рассмеялся Хлопуша.  - Вестимо, не царь. Вестимо, Пугачев Емельян Иванович. Стал бы тебе настоящий царь воевать для народа землю и волю. Эх ты, Гришатка!
        Смутился Гришатка.
        - Царь наш батюшка,  - продолжал Хлопуша,  - тем и велик, что он сам из народа и что для народа он первый заступник.
        - Так, дядя Афанасий, он же не царь!
        - Как так - не царь?  - оборвал Хлопуша.  - Кто сказал, что не царь? Настоящий он царь!
        Совсем замутилась Гришаткина голова. Вот так запутал Хлопуша!
        - Царь он, доподлинный царь,  - повторил Хлопуша.  - Только не дворянский. Мужицкий он царь. Народом на царство венчан. Вождь он, Гришатка, народный. А сие выше, выше, чем царь. Понял?
        - Понял,  - произнес Гришатка. А сам подумал: «Выше, чем царь,  - эка куда хватанул Хлопуша!»

        Последнее слово деда Кобылина

        - Говоришь, отпустил?
        - Отпустил, отпустил, ваше сиятельство.
        Рейнсдорп хмыкнул. Смотрит он на деда Кобылина. Ой, что-то не так говорит старик. Не может губернатор понять, как это так, чтобы злодей Пугачев - и вдруг отпустил подосланного с ядом к нему человека.
        Рассказал Рейнсдорп о возвращении Кобылина своей жене генеральше, другим генералам и офицерам. «Да,  - призадумались те.  - Тут неспроста что-то».
        - Ваше сиятельство,  - вдруг произнес офицер Гагарин.  - А не перекуплен ли ваш Кобылин?
        Все повернулись к Гагарину.
        - Мысль такую имею,  - продолжал офицер,  - что прислан он сюда Пугачевым с целью убить вас, ваше сиятельство.
        Лицо у Рейнсдорпа вытянулось.
        - Что?!
        - Ему, наверное, и деньги злодей подсунул.
        Бросились обыскивать старика. Нашли у Кобылина пожалованные ему Пугачевым десять рублей.
        - Ох, ох!  - хватался за сердце Рейнсдорп.  - Сквозь строй его, сквозь строй шпицрутенами. Не жалея, до смерти.
        Схватили деда Кобылина, содрали до пояса одежонку.
        Построили роту солдат. Погнали старика под солдатские взмахи.
        Сам Рейнсдорп идет тут же, рядом.
        - Признавайся! Признавайся!  - кричит.
        - Нет, нет моей вины,  - твердит, изнемогая под ударами, дед Кобылин.  - Я ли вам не правдой служил, батюшка Иван Андреевич, ваше сиятельство? Я ли вам не слуга? Пожалей, смилостивись, батюшка!
        - Молчать, молчать! Ты не слуга мне. Ты есть вор и разбойник!
        - Пожалей, не губи!  - стонет Кобылин.
        - Так ему, так ему! Хлеще!
        Теряет от боли старик сознание.
        - Батюшка…
        Не отзывается генерал.
        И вдруг встрепенулось что-то в деде Кобылине, рванулся он к губернатору:
        - Изверг! Губитель!..
        Собрал старик последние силы, плюнул в лицо Рейнсдорпу и тут же упал как подкошенный.
        Кончился дед Кобылин.

        «На штурм! На слом!»

        Приказ к штурму был дан неожиданно.
        Вечером над Бёрдами стал подыматься туман. Разлился, разошелся он в разные стороны. Словно кто из огромной бадейки хлестнул молоком по степи.
        - Готовьсь! Готовьсь!  - понеслось от землянки к землянке, от избы к избе.
        Зашевелилось, задвигалось пугачевское войско. Заржали, почуяв скорое дело, кони. Заиграли трубы и дудки. Забегали сотники и командиры.
        Пользуясь темнотой и туманом, подтянули пугачевцы мортиры и пушки к самым стенам Оренбурга. Пугачев расставлял войска. Конных в засады, пеших за земляные выступы и в овражные пади. Перед пушками приказал из каменных плит выложить защитные стенки. Сам проверил готовность орудий.
        Зарумянилось небо, стал голубеть восток. Туман отступал, неохотно потянулся в низины.
        - Начинай с мортир. Пали!  - скомандовал Пугачев.
        Мортиры навесным огнем плюнули первые ядра. Залп, второй, третий.
        - Так их, так их! Молодцы, детушки!
        - Жарь, не стой!
        - Целься! Ура! Ух ты, в дом к самому генерал-губернатору.
        Гремит, захлебывается, рассыпается дробью барабанный бой над стенами крепости. Палит караульная пушка. Переполох и смятение в Оренбурге.
        - Не трусь, не трусь!  - кричат офицеры.
        - Солдаты, равняйсь!
        - Канониры, к орудиям!
        Тем временем Пугачев вывел из укрытия первую группу своих казаков и башкирцев. Рванулись они к крепостному валу.
        - На штурм! На слом!  - кричит Пугачев.
        Вьить, вьить!  - встретили их солдатские пули.
        Бах!  - врезалось в самую гущу ядро.
        - Смелей, смелей, детушки!  - подбадривает наступающих Пугачев.  - Нам ли под пулями гнуться?! Нам ли шапки снимать?! На штурм! На слом! По-соколиному!
        Подбежали наступающие к валу, залегли за откос горы. Передохнули. Дали залп по защитникам. Поднялись в полный рост и с криком двинулись дальше.
        Бросился Пугачев в атаку, да с малыми силами. Поняли это оренбургские офицеры. Открыли городские ворота. Стал заходить солдатский отряд в тыл Пугачеву. А сверху, увидев подмогу, подняли такую пальбу, что даже вал содрогнулся.
        Ясно Пугачеву, что победы не будет.
        - Назад, назад отходи, детушки!
        Отхлынули пугачевцы. Отошли за Яик в безопасное место.

        Ненила всплеснула руками

        Всю эту ночь Гришатку пугали страшные сны.
        То вдруг явился генерал Рейнсдорп с трубкой в руке и снова бил Гришатку по темени. Потом появилась тетка Степанида. Она снова кричала: «Ваня, Ванечка!» - обнимала и прижимала к себе Гришатку. Затем неожиданно всплыл губитель Гришаткиного отца - офицер Гагарин.
        Гагарин не один, вместе с солдатами. Вскинули солдаты ружья, направили на Гришатку.
        «Пали!» - командует офицер.
        Гришатка вскрикнул, заметался во сне. Подошла Ненила.
        - Дитятко, дитятко, не жар ли с тобой? На бочок, на бочок повернись, дитятко.
        Мальчик успокоился, но вскоре началось все снова. Опять Рейнсдорп, опять Степанида, снова Гагарин. И вдруг - Пугачев:
        «Кто забижает Гришатку?»
        Исчезают Рейнсдорп и Гагарин. Остается одна Степанида. Смотрит мальчик, а то вовсе не Степанида, а Гришаткина мать.
        «Царь наш, заступник!» - бросается женщина к Пугачеву.
        «Не царь он, не царь,  - кричит Гришатка,  - а простой казак Пугачев Емельян Иванович!»
        Лицо Гришаткиной матери становится строгим, смотрит она на сына укоряющим взглядом.
        «Царь он, царь он, Гришатка!»
        И вдруг врывается голос Хлопуши:
        «Царь он народный! Вождь и заступник!»
        И снова голос Гришаткиной матери:
        «Вождь и заступник!»
        Гришатка проснулся. Стоит у постели Ненила.
        - Дитятко, я кашу тебе приготовила.
        Вскочил Гришатка:
        - Тетка Ненила, а где… где царь-батюшка наш?
        - Уехал, уехал, Гришатка, Оренбург с казаками уехал брать.
        В это время на кухню к Нениле ввалился еще по первой встрече знакомый Гришатке казак, тот высоченный, с серьгой в оттопыренном ухе.
        - Сей минут из-под Оренбурга. Ух и сеча! Ух и сеча! Сам царь-батюшка водил казаков и башкирцев на приступ. Людишек много, оружия мало у нас. Неосторожен царь-государь. В самое пекло лезет. Ты, Ненила, догляд ай за Гришаткой, наказал император.
        - Ох, ох!  - вздыхала Ненила.  - Тут-то догляжу. Как они там, родные?
        Принялась Ненила угощать казака варевом. А Гришатка незаметно полушубок на плечи, пистолет из-под подушки за пояс и на улицу - шмыг. Подбежал он к коню, на котором прискакал казак из-под Оренбурга. Ногу в стремя, на спину - скок, пятками в лошадиное брюхо - трогай!
        Взвился лихой скакун с места галопом.
        Выбежали казак и Ненила.
        - Стой!  - закричал казак.
        - Ох ты, дитятко!  - всплеснула руками Ненила.

        «Крови частица народной»

        К исходу дня Пугачев начал новую атаку на Оренбург. На сей раз в конном строю.
        - За мной, детушки!
        Взяли казацкие кони в карьер. Вмиг промахнули открытым полем.
        Вот и ров, вот и вал.
        - На штурм! На слом!  - привстав в стременах, кричит Пугачев.
        И снова градом навстречу картечь, снова несмолкаемым гулом бабахнули ружья.
        Ударила пуля Пугачева в левый рукав - отлетел клок от полушубка, словно перо из птицы. Ударила другая пуля в правый рукав - обожгла чуть повыше локтя.
        - Не трусь!  - кричит Пугачев.  - Дело святое, правое. Смерть не страшна. Слазь с коня! Валом кати на вал!
        Однако казаки не успели выполнить приказ Пугачева. Сверху, с вала, посыпались на пугачевцев солдаты. Врезались они в ряды конных, взыграл рукопашный бой.
        Заработали казаки пиками, саблями. Крошит Пугачев солдат. Не подставляй головы, береги плечи! Удар у Пугачева пудовый. Сабля острая. Раз - взмах, два - взмах! Не шути с государем.
        - Емелька! Это Емелька!  - кричат царские солдаты и, словно к магниту, лезут к отважному всаднику.
        - Неразумные! Сирые!  - кричит Пугачев.  - Так-то своих встречаете?!  - И снова саблей во весь богатырский мах.
        Бьется Емельян Иванович, мышцы как сталь, лицо в напряжении. Зрачки как маятник - в разные стороны бегают. На взлохмаченной бороде сосулька повисла.
        Метнул Пугачев глазами налево - рядом верхом на коне Гришатка.
        - Прочь!  - взревел Пугачев.  - Откуда ты, глупое! Эй, казаки, оттащить Гришатку в безопасное место!
        Собрался Гришатка отъехать подальше от Пугачева, да вдруг заметил, как из-за крепостной стены из-за огромных бревен высунулось бородатое лицо солдата. Поднял солдат ружье, целит прямо в грудь Пугачеву.
        - Берегись, берегись, государь!
        Однако Пугачев то ли не услышал Гришаткиного крика, то ли не понял, в чем дело. Как был, так и остался на старом месте.
        Сощурил бородатый солдат левый глаз. Момент - и нажмет на ружейный курок.
        И вдруг Гришатка что есть мочи ударил коня. Дернул за узду так, что у лошади в губах кровь проступила.
        Взмыл, привстал конь на задние ноги. Прыгнул вперед, заслонил Гришаткой и собой Пугачева.
        Свистнула солдатская пуля. Ударила мальчика. Выпустил Гришатка из рук поводья. Осел, словно кто к земле потянул. Качнулся и рухнул с коня на снег.
        - Гришатка!  - закричал Пугачев. Он рванулся к мальчику, спрыгнул на землю, подбежал.  - Гришатка, Гришатка!
        Враз несколько казаков окружили Гришатку и Пугачева.
        - Дитятко,  - тормошит Пугачев Гришатку.  - Дитятко!
        Смотрит мальчик полузакрытыми глазами на Пугачева, смотрит, ничего не видит, не слышит. Не дышит Гришатка. Отжил, отгулял свой недолгий мальчишеский век Соколов-Соколенок.
        - Гришатка! Гришатка!  - кричит Пугачев.
        Расстегнул Пугачев полушубок Гришаткин.
        Рванул залитую кровью рубаху - у самого сердца рана навылет.
        Вдруг что-то зашуршало в руках Пугачева. Потянул он - бумага. Развернул - пугачевский портрет, тот самый, что рисовал как-то Гришатка. Конь. Пугачев. Генеральская лента. Пистолеты за поясом. Снизу надпись: «Царь-государь Петр Третий Федорович». Только надпись теперь перечеркнута. И вместо старой поверх нее новая - во весь разворот листа: «Пугачев Емельян Иванович - вождь и заступник народный».
        - Дитятко! Сокол!  - взревел Пугачев.  - Крови частица народной. Кровушки.  - И слеза, огромная слеза, размером в горошину, поползла по заросшей щеке Пугачева и тут же, застыв на морозе, повисла серебряной, стонущей каплей.

        Поле, огромное поле

        Поле, огромное поле. Только что вырытая в промерзшей земле могила. На краю ее - маленький гроб с Гришаткой. Вокруг - огромной толпой притихшие люди.
        - Успокой, Господи, душу новопреставленного раба твоего, отрока Соколова Григория, и сотвори ему вечную па-а-амять!  - вытягивает прощальную молитву священник Иван.
        Он, по привычке, в поповской ризе поверх тулупа.
        Только лицо на сей раз не ястребиное, не строгое. Как-то сморщилось лицо у попа Ивана. Служит он панихиду, а сам нет-нет да носом потянет. Забивается нос, в глазах проступают слезы.
        И голос сейчас у него тихий, и губы почти не шевелятся, словно бы вовсе и не он те слова произносит, а льются они откуда-то сами и несет их ветер из дальних далей.
        Поп Иван подает команду. Все медленно опускаются на колени и, сотрясая притихшую степь, трижды повторяют за священником:
        - Вечная па-а-амять.
        Четверо казаков подымают гроб и опускают его в могилу.
        По приказу Пугачева гремит прощальный салют из пушек.
        Опять тишина, и вдруг!..
        - Гришенька, родненький!  - взорвал немоту плачущий голос Ненилы.
        - Дитятко, сокол!  - крик стоном метнулся хрип из груди Хлопуши.
        И следом сотни людей:
        - Ушел, ушел! Улетел! Закрылись очи твои соколиные.
        - Детушки, детушки,  - перекрыл человеческий плач дрогнувший бас Пугачева. Он пробился к самому краю могилы, поднялся на бугор из отрытой земли.  - Неверно. Неверно! Жив он, жив, Соколенок! Соколам вольное небо. Ширь им, простор им и вечность.  - Пугачев вскинул руки, простер их вверх в синеву, к небу.  - Здесь он, здесь он, наш Соколенок!
        Все невольно подняли головы к небу. И хотя не было там ничего, но всем вдруг ясно представилась вольная птица. Она кружилась, махала крылом, издавала призывные крики. Она то взмывала, то падала вниз и манила, манила людей…
        А голос Пугачева крепчал и крепчал, наливался медью, гудел, словно колокол в час набата.
        - Соколам вечная слава! Соколам жить да жить! Не забудет смелых русский народ. Внуки-правнуки нас не забудут.
        Люди притихли. Хлопуша вытер слезу рукавом.

        Царь Иван Грозный

        Иван IV Грозный - один из самых известных русских царей. При нем страна окрепла, расширилась. Он присоединил к России Казанское и Астраханское ханства, другие земли. При нем в состав России вошла Сибирь. Родина наша стала страной, в которой жило много разных народов. При Иване IV был составлен «Большой чертеж» - первая географическая карта России. Была издана первая русская печатная книга, и жил первопечатник Иван Федоров. Начали строиться новые русские города: Архангельск, Воронеж, Самара и другие. Появилось русское чудо - красивейший собор Покрова в Москве, на Красной площади, рядом с Кремлем. Весь мир знает его как храм Василия Блаженного. Царь поощрял ремёсла, торговлю. Много и другого произошло в годы жизни царя Ивана. Был он человеком суровым, требовательным, а порой и жестоким. Не зря назвали его Грозным.
        И еще одно: до Ивана IV правители России носили титул великих князей. Вступив на престол, великий князь Иван IV первым назвал себя царем. С него и пошли в России цари.

        Глава первая Великий князь говорить будет

        Забавы

        После смерти отца, великого князя Василия III, в трехлетием возрасте мальчик был провозглашен великим князем Иваном IV. Сложным было Иваново детство. Мать, Елена Глинская, умерла, когда сыну исполнилось семь лет. Воспитанием сироты занялись бояре. С юных лет у него проявился нелегкий нрав. Появились забавы странные.
        Вот одна из потех Ивана. Забирался он на крышу высокого терема. Бросал с крыши собак и кошек. Бросит кота, следит: упадет ли тот на лапы, на бок, на спину. Изловчится кот, упадет на лапы, значит, остался жив.
        А вот и еще забава. Отправлялась как-то бабка Марефа к бабке Арине в гости. Заболела бабка Арина - в пояснице, в костях ломило. Несла ей бабка Марефа квас, пироги и сбитень. Прошла вдоль улицы, обогнула часовенку на бугре, вошла в проулок - и вдруг… Смотрит бабка: что-то в белом саване верстой немереной на нее движется. Вскрикнула, ойкнула бабка. От страха на землю подкошенным колосом рухнула.
        Переступило чудище через бабку. Дальше пошло верстой. Отлежалась, вскочила бабка, мчала домой как молодая.
        - Сатана явился! Сатана!  - кричала.
        Возвращался как-то кузнец Кузьма Веревка домой от дружка своего Басарги Подковы. Хорошее настроение у Басарги. Долго сидели они с приятелем. О жизни, о прошлом, о будущем говорили. Угощал Басарга Кузьму медовым настоем. Крепок настой у Басарги Подковы.
        Шел Кузьма, пошатывался, и вдруг смотрит: что-то в саване белом верстой немереной на него движется. Замер Кузьма от страха. Неземное ступает что-то. Неведанное.
        Поравнялось загадочное с кузнецом. Задело саваном. Чем-то стукнуло по голове. Рухнул Кузьма на землю. Переступило чудище через Кузьму, дальше пошло верстой.
        Отлежался Кузьма. Поднялся. Мчал рысаком под родную крышу.
        - Сатана! Сатана!  - кричал.
        Разнеслось по Москве, по домам, по площадям, по улицам:
        - Сатана! Сатана явился!
        Отважные оружейные мастера из пушечной слободы решили схватить сатану.
        Поймали. Потянули за белый саван. Слетел саван. Под ним ходули. На ходулях великий князь.
        От страха пали ниц перед ним мастера. Лежат. Не дышат. Переступили ходули через мастеров. Дальше пошли верстой.
        А Иван продолжал чинить свои «забавы». Рос он без отца и без матери, некому было его одернуть. Бояре же только поощряли: пусть потешается! Царю должно жестким быть, чтобы ни рука, ни сердце не дрогнули.

        Карусель

        Поражался простой народ. Что ни год - из Кремля, из дворцовых палат все новые и новые вести тайной молвой разносятся.
        Сразу же после смерти Василия III зашевелилось боярство. Каждому поближе к власти стать хочется. Момент удачный. Великий князь Иван IV малолеток, недоросль. При таком-то князе, конечно, советчик нужен. Много желающих стать советчиками, а еще лучше быть первым - первосоветчиком, первосоветником.
        Удачливее других оказался князь Овчина-Телепнёв-Оболенский. Дороден он с виду. Умом не глуп. Он и вышел на первое место.
        Перешептывается московский люд:
        - Сила в руках у Телепнёва-Оболенского. Овчина теперь за главного.
        Однако недовольны другие бояре, что власть досталась Овчине-Телепнёву-Оболенскому.
        - А мы чем хуже!
        Выбрали бояре момент. Скинули князя Овчину-Телепнёва-Оболенского. Заковали в оковы, бросили в страшное подземелье. Умер в оковах, в темнице князь.
        Власть в стране перешла к боярам, к совету, состоявшему из самых именитых, к Боярской думе.
        Вышли теперь на первое место князь Иван Вельский и князья Шуйские. Однако не возникло между ними согласия. Князь Иван Вельский и его сторонники были за то, чтобы в России усиливалась власть великого князя и в своем единении государство крепло. Шуйские и их приближенные - за то, чтобы ограничить власть великого князя, чтобы и другие князья и бояре право на власть имели.
        Началась между Вельским и Шуйским борьба.
        Шепот идет по домам, по московским улицам:
        - Вельский осилит Шуйских. Вельский!
        Но рядом с этими слышны и другие речи:
        - Шуйские станут над Вельскими. Шуйские!
        И верно. Осилили Шуйские Вельского. Брошен в темницу Вельский.
        Прошло недолгое время. Снова шепот ползет по домам, по московским улицам:
        - Выпущен Вельский. Все же Вельский осилил Шуйских.
        И верно. Выпущен из заточения Вельский. Первым советником ходит Вельский.
        Не утихает борьба между боярами. Прошло два года, и новая новость плывет по городу:
        - Сброшен, не удержался Вельский. Снова у власти Шуйские.
        И верно. Организовали Шуйские заговор против Вельского. Не удержался у власти Вельский.
        Догоняет новость одна другую:
        - Сослан в Белоозеро Вельский. Посажен в тюрьму, в заточение.
        И сразу за этим:
        - Скончался в заточении Вельский. Людишками Шуйских в тюрьме прикончен.
        Одержали Шуйские верх над Вельским. В первосоветниках ходят Шуйские.
        Крутится, крутится карусель.

        Должность

        Освободилась в служебных государственных верхах важная должность.
        Место и почетное, и доходное.
        Предстоит новое назначение.
        Заволновались в боярских и княжеских семьях. Много претендентов на эту должность.
        - Нам бы на должность. Нашему роду,  - идут разговоры в семье князей Таракановых.  - Мы - Таракановы - всех важней. Наш род о-го-го с какого века и дороден и славен. Не было б Москвы - не будь Таракановых. Не было бы Руси - не будь Таракановых. Нашему роду - должность!  - твердят Таракановы.
        И под крышей дома бояр Бородатовых тоже идут пересуды:
        - Нет других, чтобы нас важнее. Наш пращур Додон Бородатый на Куликовом поле еще воевал. Наш предок Извек Бородатый в Ногайские степи ходил походом. Наш прадед Тарах Бородатый при великокняжеской псовой охоте в дружках при великих московских князьях ходил.
        И пошло, и пошло, и поехало.
        Получается: нет достойнее бояр Бородатовых. От них, от Бородатовых, кто-то и должен вступить на должность.
        И в усадьбе бояр Кологривовых все тот же - о должности разговор:
        - Нам - Кологривовым - место сие уготовлено. Кому, как не нам. Кто же знатнее, чем мы - Кологривовы. Нет рода древнее, чем мы - Кологривовы. Нет рода богаче, чем мы - Кологривовы. Не допустит Господь, не допустит, чтобы нас обошли на должность. Первое право - наше.
        Собрались вместе затем бояре в высшем совете, в Боярской думе. Решали вопрос о должности, о хорошем служебном месте, то есть, как в старину говорили, «местничали».
        Рядили бояре. Гудели. Шумели. Кричали. Обиды старые вспоминали.
        Не кончились ссоры речами, глотками. Дело дошло до рук.
        Таракановы вцепились в бороды Бородатовых:
        - Мы важнее!
        Бородатовы в бороды Кологривовых:
        - Мы важнее!
        Кологривовы за груди трясли Таракановых:
        - Мы самые, самые, самые важные.
        А так как были еще и другие, которые о той же мечтали должности, то превратилась Дума в кромешный ад.
        Накричались. Вспотели. Охрипли бояре.
        Решился все же вопрос о должности. Нашелся самый из них дородный. Он и занял высокий пост.
        А умен ли?
        А смышлен ли он?
        А умел ли в делах служебных?
        Об этом не было речи. Не это, по боярскому разумению, главное. Не по уму, не по делу - по чину ступай на должность.
        О, бедная, бедная, бедная должность!

        Молодой князь и бояре

        Невзлюбил юный князь Шуйских, возненавидел. Немало обид и унижений перенес от них молодой Иван.
        Самолюбив, памятлив на обиды великий князь. Не простится боярам прошлое.
        Еще в тот год, когда князья Шуйские выступили против князя Вельского, один из приближенных Вельского спрятался от преследователей в спальне спящего Ивана. Ворвались сторонники Шуйского в спальню, разбудили, перепугали мальчика.
        На всю жизнь запомнилась Ивану IV эта ночь. И топот чужих ног, и крики, и собственный страх.
        Запомнил Иван и тот день, когда в одну из комнат великокняжеского дворца вошел князь Иван Шуйский, бесцеремонно уселся на лавку, оперся на постель Иванова отца, великого князя Василия III, даже ногу на нее положил.
        Глянул на князя Ивана Шуйского исподлобья маленький Иван, глазенки налились гневом.
        Самолюбив, памятлив на обиды великий князь. Не простится боярское непочтение.
        Укрепив свою власть, Шуйские и вовсе перестали считаться с мнением Ивана. Однажды другой князь из рода Шуйских - Андрей, будучи в хмельном состоянии, даже руку пытался поднять на молодого князя.
        Не думали бояре, что подросток-князь неожиданно проявит крутой характер. Терпел, терпел Иван. И вдруг… Случилось это из-за Федора Воронцова. Приблизил к себе Иван боярина Федора Воронцова. Милым он оказался ему человеком.
        Видят Шуйские, молодой Иван все время рядом с Воронцовым держится. При разговорах с другими все о Федоре Воронцове говорит.
        И умен Воронцов. И красив Воронцов.
        И характер - не злой, а ласковый.
        Заволновались Шуйские. А вдруг из-за такого к нему внимания Федор Воронцов силу большую приобретет в государстве. Решили отдалить Воронцова от великого князя. Даже пытались его убить. Иван заступился за любимого человека. Неохотно отступили Шуйские. Убить Воронцова не убили. Однако все же сослали подальше от Москвы, от Ивана на Волгу в город Кострому.
        Случай с Воронцовым и оказался для Шуйских роковым. Не отступил Иван, не смирился с их решением. Кликнул к себе псарей. Приказал схватить ставшего к тому времени самым могущественным из всех Шуйских - Андрея Шуйского.
        - Не сметь!  - кричал князь.  - Я Шуйский.
        Не послушались псари. Выполнили Иванов приказ: забили до смерти князя Андрея Шуйского.
        Задумались бояре. Поняли: время приходит грозное.
        Было великому князю Ивану IV в ту пору тринадцать лет.

        Великий князь говорить будет

        Боярин Афанасий Бутурлин имел острый и злой язык. Не может Бутурлин удержаться, чтобы не сказать о ком-нибудь нехорошего или колючего слова.
        Еще когда Шуйские были в силе:
        - Разбойники!  - называл всех Шуйских. Не лучшие слова говорил и о князе Вельском.  - И этот - разбойник. Вурдалак! Встретишься с ним на большой дороге - без ножа зарежет.
        Великую княгиню Елену Глинскую, мать Ивана IV, и ту и хитрой лисой, и змеей называл. Даже про молодого великого князя, случалось, не удержится - недоброе бросит. Правда, не громко, не вслух. А лишь при надежных, доверенных людях:
        - Послал нам Господь звереныша.
        А еще любил боярин Бутурлин при любом разговоре всегда первым выпрыгнуть, по любому поводу свое мнение первым высказать. Другие бояре только еще прикидывают, что бы сказать, а он тут как тут - готовы слова бутурлинские. Вот и великого князя повадился боярин перебивать.
        Посмотрел на него однажды косо великий князь Иван. Посмотрел второй раз косо. Что-то, видать, в уме отметил.
        Нужно сказать, что боярин Афанасий Бутурлин таким был не один. И другие бояре наперед великого князя лезли. И у этих свои советы, свои мнения. Едва поспевает молодой князь крутить головой налево, направо. Советы и наветы то одного, то другого боярина слушать.
        В 1545 году великому князю Ивану исполнилось 15 лет. По порядкам того времени это считалось совершеннолетием.
        В Кремле торжественно отмечался день рождения Ивана IV. Зашел разговор о делах государственных. Не удержался боярин Афанасий Бутурлин, по старой привычке и здесь первым сунулся.
        Грозно посмотрел на него великий князь. Не заметил этого Бутурлин. Ведет себя, как глухарь на току,  - ничего не видит, ничего не слышит. Словами своими, всякими советами и наставлениями упивается.
        Нахмурились Ивановы брови. Хоть и юн, а глаза свинцом налились.
        На следующий день великий князь Иван вызвал своих приближенных и приказал отрезать язык боярину Бутурлину. Узнали другие бояре. Притихли. Ясно: не им теперь лезть с речами, с советами.
        Великий князь говорить будет.

        Хочу жениться

        Кончилось Иваново детство. Повзрослел. Поумнел, остепенился. Великому князю Ивану исполнилось 16 лет.
        - Хочу жениться,  - объявил боярам.
        В те времена рано женились. Да и царь без жены - не царь, не положено.
        Стали искать для царя невесту.
        Где ж ее искать-то?
        - В Литве, вестимо,  - говорили одни.  - Мать Ивана, Елена Глинская, жена великого князя Василия III, оттуда была. В Литву послов засылать надобно…
        Другие не соглашались:
        - Не в Литву, а в Византию. Бабка нашего Ивана, Софья Палеолог, мать покойного князя Василия III,  - византийская принцесса. Умная женщина была, племянница самого императора!
        Спорят бояре, негодуют. В одном согласны: искать надобно в иных государствах: иноземные невесты лучше. Ищут приближенные заморских принцесс. Прикидывают:
        - Кто там есть из невест во французском королевстве?
        - Кто там есть из невест в немецких княжествах?
        - Кого присмотреть на земле греческой, земле сербской, польской или чешской?
        И вдруг:
        - Не хочу иноземной принцессы,  - заявил великий князь Иван.  - Желаю найти невесту в России.
        Пытаются приближенные объяснить ему про старые порядки:
        - Так ведь такое ведется издавна, испокон веков. Вот и батюшка твой великий князь Василий III, и дед…
        - Искать в России!  - грозно повторил князь Иван.
        Пришлось приближенным невесту искать в России. Разъехались гонцы в разные концы Русского государства. Стали отбирать в невесты великому князю самых знатных, самых красивых девушек.
        В Москве состоялись смотрины. Выстроились невесты в ряд. Идет вдоль ряда молодой князь. Выбирает себе суженую.
        Остановился князь Иван около девушки, которую звали Анастасией.
        - Захарьина,  - кто-то назвал фамилию.
        - Вот,  - указал на девушку пальцем князь.
        Видного рода девушка, знатного. Еще в XIV веке ее предок Андрей Кобыла в числе русских знатных людей ходил.
        Обвенчали в соборе Ивана и Анастасию Захарьину по тогдашним законам. Пропели священники им здравицу и пожелали счастья на долгие годы.
        Свадьбу праздновали несколько дней. Молодые выходили на площади Кремля, представлялись народу.
        Бойко идет веселье. Еще бы и дольше праздновали. Да вдруг прервал князь Иван буйные пиры:
        - Хватит!
        Решил он вместе с молодой супругой отправиться в далекую Троице-Сергиеву лавру и там помолиться Богу.
        Запрягли им княжеский возок. И вновь поразил всех великий князь.
        - Нет,  - замотал головой Иван.
        Решил он отправиться пешком. Не близко Троице-Сергиева лавра, семьдесят верст от Москвы.
        Зима. Ветер срывается стылыми вихрями. Шагает великий князь Иван. Шагает великая княгиня Анастасия.
        Верста за верстой. Верста за верстой. Ложится под ноги земля России.

        Шапка мономаха

        Стоит Иван IV в храме. Застыл. Свечи горят. Мерцают лампады. Лики святых с икон и со стен смотрят.
        Венчание Ивана состоялось в Кремле, в Успенском соборе. Собрались сюда бояре, князья, священники самых высоких званий.
        Митрополит - старший из священников - подошел к великому князю, благословил на царство. Надели Ивану IV на голову знаменитую «шапку Мономаха».
        Дружно пропели здравицу. Вокруг храма сгрудился народ.
        - Что там?  - спрашивают друг друга.
        - Венчание.
        - Кого?
        - Князя Ивана.
        - На что?
        - На царство.
        - Как же сие понять?
        - Государева власть крепчает.

        До этого Русским государством управляли великие князья.
        И отец Ивана IV - Василий III - был великим князем.
        И дед Ивана IV - Иван III - был великим князем.
        И все, кто правил Русью до них, тоже в князьях ходили.
        При Иване IV кончалось княжество на Руси. Царская власть создавалась.

        В этот момент появился у Успенского собора Любимка Ноздря. Подошел вплотную. Спросил:
        - Что там, любезные?
        - Венчание.
        - Кого?
        - Князя Ивана.
        - На что?
        - На царство.
        - Как же сие понять?
        - Государева власть крепчает.
        Кончилось богослужение. Стал царь Иван выходить из собора. И тут вдруг посыпались на него золотые монеты. Два знатных боярина стояли на возвышении, бросали деньги. Сыпались они золотым дождем на каменные плиты и ступени у входа в храм. Это было пожелание богатства стране и успехов царю.
        Видит Любимка: выходит из храма великий князь.
        - Царь, царь!  - понеслись голоса.
        Прошел царь - прямой, молодой, высокий.
        Выждали люди минуту, вторую. Бросились к каменным плитам, к ступеням собора. Потянулись к монетам. Блестит на ступенях, на плитах золото. Переливается. Досталась и Любимке золотая деньга. Зажал он деньгу в ладони:
        - Царская!
        Прямо с неба деньга свалилась…

        Огнем начинается

        Ездил Осирка Рябой под Звенигород к брату, а когда вернулся домой в Москву - нет дома. Сгорел дом, даже трубы не осталось.
        Страшные пожары произошли в Москве в тот памятный 1547 год. Невиданные.
        Первый из них вспыхнул 12 апреля. Загорелась в центре города одна из торговых лавок. За ней вторая, третья. Затем запылала Никольская улица. Пробушевал пожар вплоть до стен Китай-города. Пробушевал. Успокоился.
        Прошла неделя, и снова огонь побежал по московским улицам. Вспыхнул на этот раз он за рекой Яузой. Это трудовая окраина города. Жили здесь гончары и кожевники. Понеслось, заплясало пламя по мастерским, по домам, по подворьям. Оставило груду пепла и плач обездоленных.
        Хоть и великий был урон от двойного огня в апреле, однако самые страшные беды ожидали москвичей впереди. Прошел май, к исходу шагал июнь. И тут…
        Не видел Осирка Рябой пожара. Прибыл из-под Звенигорода на пепелище. Уезжая, оставил Москву Москвой, вернулся - мертва красавица.
        Вспыхнул огонь на Арбатской улице. Ветер гулял в те часы над Москвой. Вмиг добежало пламя до стен Кремля. Перепрыгнуло стены. Заметался в Кремле, как в западне, огонь. Обдало кремлевские площади жаром. Большинство строений в Кремле в те годы были деревянными. Вспыхнули терема и кремлевские палаты еловым лапником. Расхохотался, радуясь силе своей, огонь. Гигантским кострищем взметнулся в небо.
        Накалились кремлевские стены. А в стенах пороховые склады. Порох стал взрываться. Ломал, крошил стены. Адский грохот стоял над городом.
        Завершив расправу с Кремлем, огонь побежал по московским улицам.
        Идет, идет по Москве огонь.
        - Господи, помилосердствуй.
        Не жалеет огонь людей.
        - Господи, помилосердствуй.
        Более тысячи жителей погибли в пламени.
        Смотрит Осирка на пепелище:
        - Вон оно - царство. Огнем начинается.

        Двойная сила

        - Глинскую! Глинскую!
        - Анну Глинскую!
        - Волхову!
        Четыре дня разносил ветер пепел с московского пожарища. На пятый день заволновалась, зашумела трудовая Москва. Пошли голоса:
        - Москву подожгли!
        И шепотом, шепотом от одного к другому:
        - Дело рук Глинских. Глинские подожгли.
        Князья Глинские - родственники царя Ивана IV. Юрий и Михаил Глинские - родные братья скончавшейся матери Ивана - Елены Глинской. Анна Глинская - родная бабка царя Ивана. Недобрую славу сыскали среди народа князья Глинские. Пользуясь близостью к Ивану, стали Глинские незаконно богатеть, кичиться и злоупотреблять своим положением. Против царской родни и поднялся теперь народ.
        Восставшие двинулись в Кремль. Михаила Глинского не было в это время в Москве. Бабка Ивана - Анна Глинская,  - узнав о народном возмущении, из Москвы бежала. Хотел бежать и дядя царя Юрий Глинский. Но не успел. Спрятался в Кремле, в Успенском соборе.
        Сидит он за крепкими церковными стенами. «Сюда-то, в святую обитель, черный народ не сунется»,  - рассуждает Глинский.
        Однако восставшие не устрашились Бога. Окружили они Успенский собор.
        - Там он, там!
        - Хватай вора!  - неслись голоса.
        Ворвались в собор люди. Разыскали Юрия Глинского. Выволокли на площадь.
        Накипело в народе. Много обид приняли они и от Глинских, и от других бояр.
        - Смерть!
        - Смерть!  - неслись голоса.
        Кто-то схватил камень, бросил в боярина.
        - Смерть!
        - Смерть!
        Забили люди до смерти камнями Глинского.
        Не закончилось на этом народное возмущение. Кто-то пустил слух, что во всем виновата царева бабка Анна Глинская. Мол, старая княгиня с нечистой силой связана, что она «волхова». Нашлись люди, которые подтвердили, что, прикинувшись сорокой, летала она над Москвой и какой-то огненной водой разносила пожар по городу.
        Народ повалил в село Воробьево, где в это время находился молодой царь. Все решили, что здесь укрылись и царские родственники. Стали восставшие требовать от Ивана выдачи княгини Анны и Михаила Глинских.
        - Волхову!  - кричали люди.  - Волхову!
        Царь был напуган. Растерялся. Приготовился и сам к смерти. Однако Ивана восставшие не тронули.
        С большим трудом удалось приближенным царя убедить людей, что тут нет Глинских. Уговорили они горожан разойтись по домам.
        Прошло несколько дней. Москва утихла. Жители успокоились.
        Молодой царь не простил восставших. Приказал он схватить зачинщиков. Казнили их люто и всенародно.
        Царь победил. Однако долго еще не забывалось ему московское возмущение. Долго еще, просыпаясь, вздрагивал Иван по ночам. Пугал вскриком своим молодую жену Анастасию.
        - Боярство - сила. В народе - двойная сила,  - шептал Иван.

        Глава вторая На востоке, на юге

        Задолго до царя Ивана Грозного стало происходить собирание земель вокруг Москвы: при Иване IV границы России еще больше расширились. Наша родина стала складываться как многонациональное государство. В него вошли татары, башкиры, чуваши, мордва, мари, некоторые народы Северного Кавказа. Правда, не сразу, не в один день это произошло.
        Многие годы Россия страдала под игом Золотой Орды. В 1480 году при великом князе Иване III - деде Ивана Грозного - Россия окончательно скинула власть восточных завоевателей. Золотая Орда распалась. Образовалось несколько самостоятельных ханств. В том числе Казанское и Астраханское ханства. Ханские воины часто совершали набеги на земли Русского государства. Мешали торговле. Разоряли мирные селения. Угоняли людей в плен. Война была неизбежной.
        О военных походах царя Ивана на Казань и на Астрахань, о победах России над ханской властью, о дальнейшем расширении границ Русского государства вы и узнаете из этих рассказов.

        Три похода

        1545 год. Начался первый поход войск Ивана IV против Казани.
        Идут войска. Идет и Угрюм Нога. Вернее, не идет, а плывет. Шли русские войска на судах.
        Продвигались к Казани несколькими отрядами, разными путями - по рекам Волге, Каме и Вятке.
        Неудачей закончился этот поход. Воеводы между собой не договорились. Отряды действовали разрозненно. Устояло Казанское ханство.
        Вернулся Угрюм домой.
        - Ну, ну, где же Казань?
        Объясняет Угрюм:
        - Мы бы побили, да воеводы - врозь.
        Усмехаются люди:
        - Аники-воины. (Это значит - плохие воины.)
        Прошло два года. 1547 год. Снова русское войско двинулось на Казань. Снова в походе Угрюм Нога. Войска выступили зимой, в декабре месяце. Во главе похода сам царь Иван. Ему семнадцать лет.
        И вновь неудача. Дошли войска до Владимира, до Нижнего Новгорода. Здесь, у Нижнего Новгорода, в феврале стали переправляться через Волгу. Однако наступила страшная оттепель. Лед стал рыхлым. Не выдержал. Многие пушки и люди провалились, пошли на дно. Царь вернулся в Москву. И хотя московское войско дошло до Казани. Хотя и обратило отряды казанского хана в бегство. Однако штурмовать Казань не решилось. Простояв у города семь дней, воеводы повернули обратно.
        Вновь вернулся Угрюм домой.
        - Ну, ну, где же твоя Казань?
        Объясняет Угрюм:
        - Мы бы побили. Да зря, что поход - зимой.
        Усмехаются слушатели:
        - Аники-воины.
        Прошло еще два лета. 1549 год. Ноябрь. Тронулись в третий поход войска. И снова Нога в походе. И снова царь во главе похода.
        И вновь неудача. Опять начались оттепели. Даже дожди просыпались. Реки вскрылись. Дороги пришли в негодность. Обозы отстали. Подвоз продовольствия прекратился.
        Прибыл Иван IV под Казань. Ходил хмурый. Смотрел на талую землю, на серое небо, на непролазь. Тут, под Казанью, у берега Волги, и попался Угрюм Нога на глаза государю. Хотел он побыстрее от царя улизнуть в сторонку, однако Иван опередил:
        - Завоюем Казань?
        Замялся Угрюм.
        - Ну, ну!
        - Завоюем!  - гаркнул Угрюм Нога.
        Ушел в свои мысли Иван. Затем произнес, то ли для себя, то ли для тех, кто был рядом с ним в царской свите, то ли для Угрюма:
        - Видать, не велит Господь.
        Кто-то, бывший в царской свите, осмелился:
        - Оно бы летом, по-сухому, по-теплому, государь.
        - По-теплому,  - поддакнул Угрюм Нога.
        Глянул грозно царь на советчиков. И одного и другого как ветром в секунду сдуло.
        Было это на десятый день прихода русских к Казани. Прошел еще день. Отдал царь приказ прекратить осаду города. Повернули войска домой.
        Пришагал снова Угрюм в Москву.
        - Ну, ну, где же твоя Казань?
        Сплюнул Нога с досады.
        Смеются люди:
        - Аники-воины!

        Свияжск на Свияге

        Люди князя Пронского были согнаны на княжеский двор. Стоят среди других Артюшка, Давыдко и Юшка.
        Приказ брать топоры, брать пилы. Собираться в дальнюю дорогу.
        - Куда нас?  - гадает Артюшка.
        - Куда нас?  - гадает Давыдко.
        - Куда нас?  - гадает Юшка.
        И по другим боярским и княжеским поместьям собирали людей. Сошлось несколько сотен. Вместе с лошадьми и телегами погнали их в далекий Угличский уезд.
        Леса здесь дремучие. Сосны и ели высокие. Как сторожевые башни, стоят дубы.
        Начали лес валить. Падают, падают, падают зеленые великаны.
        - Куда же столько?  - гадает Артюшка.
        - Куда же столько?  - гадает Давыдко.
        - Куда же столько?  - гадает Юшка.
        Понял Иван и царские воеводы после своих неудач под Казанью, что без хорошей подготовки город не возьмешь. Особенно важно недалеко от Казани иметь надежное место для хранения пушечных и оружейных припасов и продовольствия.
        В двадцати километрах выше Казани в Волгу впадает река Свияга. Вот оно - отличное место. Тут, в устье реки Свияги, Иван IV и приказал строить крепость. Получила она название Свияжск.
        Для строительства новой крепости и нужен был лес, который рубили в верховьях Волги.
        Ясно Артюшке, ясно Давыдку, ясно Юшке, ясно другим, зачем их пригнали сюда, под Углич.
        Дела важные, считай, ратные. Стараются люди.
        Быстро идет работа.
        - Поспешай! Поспешай!
        - Не зевай! Не зевай!
        По приказу царя лес не только рубили. Здесь же, под Угличем, специальные мастера готовили отдельные части Свияжской крепости. В разобранном виде эти части спустили в Волгу, связали в плоты. Тронулись плоты вниз по течению.
        Плывут Артюшка, Давыдко и Юшка. Уставился Артюшка в небо:
        - Хорошо!
        Уставился Давыдко в воду:
        - Хорошо!
        Смотрит Юшка на проплывающие мимо волжские берега:
        - Хорошо!
        Отдыхай ратные люди.
        Прошли плоты мимо Ярославля, Костромы, Нижнего Новгорода. Вот и река Свияга.
        Только приткнулись плоты к берегу, как тут и закипела вовсю работа.
        - Поспешай! Поспешай!
        - Не зевай! Не зевай!
        Быстро построили люди крепость. Всего за четыре недели. Немалых размеров крепость. Величиной не в пятак, не в ладонь. В длину она тянулась почти на километр. В ширину на 610 метров. Высота стен Свияжской крепости достигала 8 метров. Через каждые 70 -95 метров сооружалась башня. В стенах были проделаны бойницы. Во многих местах в два этажа, в два яруса. Стены крепости строились необычно - собирались они в виде отдельных срубов, которые затем засыпались камнями и землей.
        Ладно идет работа.
        - Поспешай! Поспешай!
        - Не зевай! Не зевай!
        Как в сказке, вырос Свияжск на Свияге.

        «Как каждый из вас решит»

        Летом 1552 года русские войска вновь подступили к Казани.
        Впереди шел Ертоул - легкоконный полк. Выполнял он роль разведывательного отряда. Легки на ногу кони в этом полку. Ловки и быстры наездники. За Ертоулом шагает посошная рать - специальные отряды, которые создавались для починки дорог. Они же строили мосты, а если надо, прокладывали гати через сырые места и болота. Вслед за Ертоульским полком и по-сошной ратью двигались Передовой, Царский, Большой и Сторожевой полки. Это главная, ударная сила войска. По обе стороны от Царского полка шли полки Правой и Левой руки.
        Грозная сила идет к Казани.
        Но и Казань ведь немалая сила.
        Был в русском войске Несвитай Сукно. Не новичок он. Боец бывалый. Уже дважды ходил к Казани. Пока шагали долгие версты, Несвитай все про Казань рассказывал.
        - Стоит она,  - говорил Несвитай,  - на Казанке-реке. Пять верст от нее до Волги.
        Действительно, в те годы Волга не подходила, как сейчас, к самому городу, а протекала в пяти километрах от стен Казани.
        - А кроме речки Казанки, есть еще речка Булак,  - продолжал Несвитай.  - Вот как раз тут, где впадает Булак в Казанку, и поднялась Казань. А по ту сторону, за Казанью,  - Арское поле и Арский лес.
        Потом начинал про крепость.
        - Стены дубовые,  - говорил Несвитай.  - Тянутся в два ряда.
        Слушают другие, задают вопросы:
        - Как в два ряда?
        - Как ремень на портках, а поверх кушак,  - объяснял Несвитай.
        Действительно, Казань была окружена двойным крепостным кольцом. Между одной стеной и второй - внутренней и наружной - расстояние составляло несколько метров. Промежуток был засыпан камнями и глинистым илом. Получалась как бы единая крепостная стена, ширина которой превышала восемь с половиной метров.
        - Так как же пушки стену такую возьмут?!  - удивлялись слушатели.
        - Умельством, умельством,  - отвечает бывалый воин.
        Улыбаются ратники.
        - А стоит Казань на приподнятом месте,  - продолжал Несвитай и уточнял: - Словно шапка на лысом темени.
        Улыбаются ратники.
        - Так скинем шапку.
        - Скинем!
        - А перед стенами - глубокий ров,  - стал рассказывать о новом теперь Несвитай.  - А перед воротами тарасы.  - И тут же про тарасы: мол, это деревянные срубы, заполняемые землей. Ставят их перед воротами, чтобы защитить городские ворота от огня неприятельской артиллерии.
        - Ясно.
        Подошли войска к Казани. Верно - город шапкой поднялся над ровным местом. Верно - дубовые стены его опоясали. Верно - ров. Верно - тарасы.
        Стоит Казань. Приготовилась к бою.
        Ратники к Несвитаю:
        - Будет победа, не будет?
        - Будет так, как каждый из вас для себя решит,  - ответил загадкой воин.

        Не скривил

        Защищая от русских крепость, казанцы разделили свое войско на две части. Одна из них укрылась за стенами Казани. Другая, которой командовал хан Япанча, расположилась недалеко от города - в Арском лесу за Арским полем.
        Перед началом штурма Казани Иван IV собрал военный совет. Выступают царские воеводы. Слушает царь Иван.
        Вот поднялся первый воевода. Говорит он, что надо и русские войска разделить на две части. Большая, основная, пусть осаждает Казань. Вторая пусть постарается разбить воинов Япанчи перед стенами города. Опасен Япанча, объясняет воевода. Укрылся в Арском лесу, угрожает он с тыла русским. Даже если ворвешься в Казань, Япанча со спины ударит.
        Второй воевода выступил. И этот говорит о том же.
        Третий выступил. Третий тоже, чтобы разделить русские полки.
        - Опасен хан,  - в один голос говорят воеводы.  - Надо с него начинать.
        Согласен с таким мнением царь Иван. Командовать войсками, которым предстояло вступить в сражение с Япанчой, был назначен воевода Александр Борисович Горбатов-Шуйский.
        Зашевелилось русское войско. Двинулось к Арскому лесу. Идет вместе с другими Никита Петух. Голос у Петуха звонкий. Смеются соседи:
        - Пропоешь, прокричишь победу.
        Втянулись русские в лес. Набросились на них воины Япанчи. Завязалась упорная сеча. Бьются русские. Бьются казанцы. Шлет налево, направо удары Никита Петух. Шлют удары другие ратники.
        Однако чем дальше бой, тем яснее - не осилят все же русские казанских воинов.
        - Братцы, вперед! Братцы, вперед!  - кричит Никита Петух.
        Не получилось вперед у русских. Еще немного, и начали русские отступать. Отходят, отходят. Вот уже и на Арском поле. Отходят, отходят. Вот уже и на исходном месте. Захлебнулась атака русских. Не устоять им в жаркой, упорной схватке. Давит на них хан Япанча. Ясно ему: миг - и победу схватит. И вдруг…
        Что такое? Несутся по полю всадники. Присмотрелся Петух.
        - Наши!  - закричал.  - Наши!
        Оказалось, вступив с казанцами в бой, Горбатов-Шуйский пошел на хитрость. Не всех своих воинов послал он в атаку на Арский лес. Большую часть воевода укрыл в засаде. Да и задача у тех, что пошли на лес, была не в том, чтобы разбить неприятелей, а в том, чтобы выманить воинов Япанчи из леса на открытое место. И вот теперь, когда оказались казанцы на Арском поле, дал Горбатов-Шуйский команду выйти войскам из засады. Устремились они вперед.
        - Наши! Наши!  - не перестает кричать что есть силы Никита Петух.
        Отрезали русские казанцев от Арского леса. Завязалась упорная битва. Не устояли казанцы. Дал сигнал хан Япанча к отходу. Да перекрыты пути назад.
        Разбил на Арском поле казанцев воевода Горбатов-Шуйский.
        Стали ратники разыскивать Никиту Петуха:
        - Петух! Петух!
        - Кричи победу!
        Не откликается Никита Петух. Сложил он свою голову, погиб в жаркой схватке на Арском поле. Много и русских и казанцев тогда погибло.
        Доволен одержанной победой царь Иван.
        Пропели удачу полковые дудки.
        Довольны победой и ратники. Говорят, вспоминая хитрый маневр воеводы Горбатова-Шуйского:
        - Хоть по фамилии он и Горбатов, а в бою не скривил, все, что надо, исправно сделал.
        Стал воевода Горбатов-Шуйский первым героем Казанской битвы.

        Арский человек

        Случилось это за Арским полем в Арском лесу. Когда ворвались сюда боевые отряды воеводы Горбатова-Шуйского, среди ратных русских людей были и Путила Мешок и Евсей Зерно.
        В сражении с казанцами и Путила и Евсей были тяжело ранены.
        Откатилась битва из леса на Арское поле. Остались в лесу побитые и недобитые.
        Неизвестно, сколько времени прошло. Пришел в себя Путила: «Где я? Что со мной?» Не сразу и вспомнил, что была битва, что в бою ранен. Попытался подняться - не может.
        Посмотрел - рядом человек. Показалось Путиле, человек чем-то ему знакомый. Присмотрелся внимательно: так это ж Евсей.
        - Евсей!  - затормошил он приятеля. Шевельнулся Евсей. Чуть приоткрыл глаза, чуть голову приподнял:
        - Путила!
        Отлежались они, решили выбираться из леса. Пытались подняться - не могут.
        - Надо ползком,  - предложил Путила. Согласился Евсей. Однако люди по характеру были они поперечные.
        Предложил Путила ползти в одну сторону.
        - Нет,  - говорит Евсей,  - поползли в эту,  - и показывает в сторону как раз противоположную.
        Не сговорились они. Направились в разные стороны. Однако проползли метр, два и снова от ран забылись.
        Появился в это время в лесу незнакомый человек. Увидел он Путилу. Нагнулся.
        Пришел Путила опять в себя. Приоткрыл глаза. Видит человека.
        - Евсей!  - закричал Путила.
        Замотал отрицательно человек головой.
        - Нет.
        - Кто же ты?  - спрашивает Путила.
        - Арский я человек,  - ответил незнакомец. Вскоре он заметил и второго русского воина.
        Подошел человек к Евсею. Наклонился. Тронул за плечо. Приоткрыл тот глаза:
        - Путила!
        Замотал отрицательно человек головой.
        - Нет.
        - Кто же ты?  - спросил Евсей.
        - Арский я человек,  - ответил незнакомец. Трудно сказать: выбрались бы Путила и Евсей сами из леса. Или навеки в лесу остались. А вот незнакомец им помог. На плечах вытащил. Уложил у самой кромки леса. Тут их и подобрали русские ратники.
        - Евсей!
        - Путила!
        - Мы самые.
        Стали ратники интересоваться, как они - Евсей и Путила - здесь оказались.
        - Человек добрый вынес.
        - Как его звать?
        Молчит Путила. Молчит Евсей. Не знают, как звать незнакомого человека.
        - Как звать?  - повторили ратники. Пожимает плечами Евсей. Пожимает, поводит плечами Путила.
        - Арским человеком назвался,  - наконец произнес Путила.
        - Арским назвался,  - сказал Евсей.
        - Понятно,  - сказали ратники.
        Арскими людьми называли себя башкиры.
        Тут рядом лежат их земли.
        Тянулись башкиры к русским. Вот и этот доброе дело сделал.

        Про бревна, туры и московского дьяка

        Было это еще на пути к Казани. Загадали загадку ратникам воеводы. Был отдан приказ, чтобы каждый воин заготовил по одному бревну. Бревно на плечи и - марш к Казани.
        Нашлись недовольные:
        - Зачем нам бревна!
        - Плечи наши, кажись, не луженые.
        - Ноги наши, кажись, не дубовые.
        Прикрикнули сотники и десятники:
        - Но, но! Воеводам тут лучше знать.
        - Приказ государя!
        Примолкли строптивые. Тащат.
        Прошли немного. Новый приказ: приготовить туры и тоже тащить к Казани. Туры - это большие плетеные корзины, в которые засыпалась земля. Применялись туры при строительстве оборонительных сооружений.
        И вновь недовольные:
        - Зачем нам туры?
        - Туры-дуры. Идем не затем, чтобы за турами спать. Крепость идем воевать.
        Прикрикнули сотники и десятники:
        - Но, но! Воеводам тут лучше знать.
        - Приказ государя!
        Подошли, осадили русские войска Казань. Выглядывают казанцы из-за казанских стен. Высоки стены. Хорошо кругом все видно. Русские войска отсюда как на ладошке.
        Русских числом больше. Однако чтобы подойти к крепости, надо преодолеть открытое место. Много здесь при штурме ляжет лихих голов.
        Ждут в Казани атаки русских. Прошло несколько дней. Не начинают атаку русские. Глянули как-то рано утром снова казанцы с казанских стен. Небывалое что-то вокруг Казани.
        - Что там такое? Что там такое?!
        Не зря тащили русские воины бревна. Не зря тащили тяжелые туры. По приказу воевод расставили ратники за ночь туры напротив казанских стен. Между турами возвели забор из бревен. Быстро у русских идет работа. Окружили город одним кольцом из туров. Окружили вторым кольцом. Укрыли туры и бревна русские войска от обстрела с казанских стен. Есть надежная защита теперь у русских.
        - Ну, как - зря тащили?  - спрашивают сотники и десятники.
        - Нет,  - отвечают ратники.
        - То-то.
        - Кто же сие придумал?
        - Один человек.
        - А по имени как?
        - Дьяк Иван Выродков.
        - Умный, выходит, дьяк.
        - Голова-человек.
        Вскоре - и еще одно новое. Когда начался штурм Казани, задвигались вдруг туры, зашагали, словно живые, бревна. Передвигая вперед бревна и туры, укрываясь за ними от пуль и стрел, стали приближаться к казанским стенам русские ратники.
        Это тоже придумал дьяк Иван Выродков.
        Ценил его царь. Ценили другие. С него и пошли на Руси военные инженеры. Дьяк Иван Выродков стал, как и воевода Горбатов-Шуйский, одним из героев Казанской битвы.

        Про срубы и самоходные башни

        Не закончились казанские заслуги Ивана Выродкова созданием туров и движущихся стен.
        В осаде Казани принимало участие 150 орудий. Высоки казанские стены. Широки казанские стены. Грозно поднялись боевые башни. Бьют по крепостным стенам русские пушки, бьют. Разносят ядра первую дубовую кладку. Разлетаются в щепы бревна. А за бревнами камни и слежавшийся глиняный ил. Увязают ядра в земельной толще. А за этой толщей новый дубовый ряд. Это внутренняя крепостная стена. Не скоро пробьешь такую защиту. Не скоро ворвешься в город.
        О многом размышлял Иван Выродков во время казанской битвы. Хотел он увеличить в бою значение русских пушек. Вот бы придумать такое, чтобы пушечные ядра били не только в крепостные стены, но и могли бы точно поражать и улицы самого города. То есть чтобы пушкари и улицы, и дома, и площади Казани своими глазами видели.
        Но как?
        Ровные места вокруг Казани. Не поднимешь под небо пушкарей и пушки. Под небо - нет. А вот так, чтобы пушки оказались выше казанских стен?
        Придумал такое Выродков.
        Снова согнали ратников. Снова у них в руках топоры и пилы. Ходит Выродков, объясняет, что делать. Прислушиваются к его советам строители:
        - Умный дьяк.
        - Человек-голова.
        Сбивают люди огромный сруб. Растет он, растет. Но это не просто сруб, а вырастает башня. Поднялась башня. Почти в два раза выше казанских стен. Заберись на нее. Посмотри на Казань. Вот они, улицы и дома, вот они, городские площади.
        Поднялись на башню пушкари:
        - Всё видно!
        Не русские теперь войска, а казанские смотрятся как на ладошке.
        Построена башня. Вместе с ней еще несколько. Затащили люди на них орудия. На одну из таких башен, высота ее была 15 метров, подняли и установили сразу десять тяжелых пушек.
        Поднялись пушки на высоту. Но и это еще не все. Придумал Иван Выродков и устройство, с помощью которого башни могли передвигаться.
        Собрались люди.
        - Поднавалились!
        - Поднавалились!
        Тронулись башни под напором человеческих тел. Поплыли к стенам вражеской крепости.
        Уставились с высоты пушки, как коршуны, на Казань.

        Четыре подкопа

        Возмущался стрелецкий сотник Сухой-Кишкин:
        - Как кроты!
        - Не о том говоришь, Иван Гаврилович. Пользы не понимаешь,  - возражал ему воевода Михаил Воротынский.
        Был князь Михаил Воротынский одним из тех воевод, которые руководили осадой Казанского кремля. Слыл храбрым и знающим воином.
        Не отступал, стоял на своем Кишкин:
        - Нет чести воину лезть в подисподню к дьяволу. Небогоугодное, сатанинское это дело.
        Кому пришла первому в голову мысль рыть подкопы под казанские стены - сказать трудно. Называли близких царю людей: Василия Серебряного, Алексея Адашева. Мысль была верной, счастливой.
        Первый подкоп рыли под казанский тайник. Узнали русские лазутчики, что в Казани плохо с водой. Узнали и про тайник, через который в город поступала вода. Решили тайник взорвать.
        На рытье подкопа среди других попал и Савлук Подкова. Не обрадовался он такому известию. Спускаясь под землю, перекрестился, бороду расправил:
        - Ну, сотоварищи, к дьяволу в пасть!
        Многие тогда считали спускаться под землю опасным делом. Ничего не случилось с Подковой. Вскоре поднялся на поверхность. Жив и здоров.
        - Ну, как там?  - полезли к нему товарищи.  - Схватили черти тебя за бороду?
        Осмелел Подкова, улыбается:
        - Надо, так сам схвачу.
        Подошел сотник Сухой-Кишкин. Глянул на проем в земле. Покачал головой. Повторил свое: «Небогоугодное это дело».
        Рыли подкоп десять дней. Подземная галерея получилась длиной в 53 метра. Заложили в нее 11 бочек пороха. В намеченное время раздался взрыв. Он не только разрушил тайник казанцев, но и вызвал обвал в крепостной стене.
        - Взяла! Взяла!  - торжествовали ратники.
        Вновь подошел сотник Сухой-Кишкин. Вновь покачал головой. Однако на сей раз не осуждаючи, а с явным уже интересом.
        Первый подкоп послужил началом. Стали теперь осаждающие подводить минные галереи и под сами казанские стены. Тянутся, тянутся, высятся стены, надежно опоясывают кремль казанский. Ворота смотрят на восток, на запад, на юг, на север. Башня сменяет башню. Новый подкоп проложили к Арским воротам. Еще одну галерею, а длиной она оказалась в 200 метров, провели между воротами Аталыковыми и Тюменскими. Еще один подкоп - четвертый - произвели под Ногайские ворота. Ушли в глубину на 17 метров. Почти четыре тонны пороха перенесли под землю.
        Проходил этим местом как-то воевода Михаил Воротынский. Смотрит: кто это там такой горячий? Стоит человек у начала подкопа, руками машет, что-то возбужденно ратникам говорит.
        Подошел Михаил Воротынский ближе.
        Оказывается, это сотник Сухой-Кишкин. Выходит, поверил в дело.
        Продолжается осада Казани. Не могут пушки пробить мощную казанскую стену.
        Спокойны русские ратники. Знают они о подкопах. Тут же со всеми Савлук Подкова. Он тоже теперь за подкопы. Повернулся к стене казанской:
        - Не даешься, стена, по-старому. С корня тебя возьмем.

        Штурм

        - Царь предлагает!
        - Царь предлагает!
        Желая избежать кровопролития, Иван IV направил в казанскую крепость своих послов.
        - Царь предлагает!
        - Царь предлагает!
        Предлагал царь казанцам прекратить сопротивление. С отказом вернулись послы назад.
        Тогда начался штурм Казани. Были взорваны два подкопа. Страшный грохот заполнил небо.
        Образовались в стенах проломы. Русские со всех сторон устремились на приступ крепости.
        Еще за день до начала штурма смельчаки подбирались к казанским стенам. Землей и бревнами они засыпали рвы, навели мосты.
        Идут, идут по этим мостам, через эти бывшие рвы атакующие. Впереди стрельцы и отряды боярских дворовых людей. Среди дворовых людей - Тимофей Ведро.
        Со стен и крепостных башен казанцы ответили огненным боем. Ударили пули. Метнулись стрелы.
        Бежит Тимофей. Сражен сосед справа, сражен сосед слева. Продолжают бойцы атаку.
        Вот совсем рядом стены. И в эту минуту оттуда с их высот полетели в атакующих камни. Сбит сосед слева, сражен сосед справа. Невредим Тимофей Ведро. Продолжают бойцы атаку.
        Всего шаг до стены остался. И вдруг:
        - Берегись!
        - Берегись!
        Это стали осажденные со стен крепости лить на атакующих кипящий вар. Дико закричал сосед справа, забился в стонах сосед слева. Невредим Тимофей Ведро. Продолжают бойцы атаку.
        Вот они рядом, стены. И тут:
        - Сторонись!
        - Сторонись!
        Поднял глаза Тимофей. Оттуда сверху неслось бревно.
        «Вот она - смерть!» - лишь подумать успел Тимофей. Ударило бревно. Смело Тимофея, смело других. Дальше играючи покатилось.
        Заняли место Тимофея новые ратники. Продолжают бойцы атаку.
        А за стрельцами, за боярскими дворовыми людьми на штурм Казани следом идут и идут полки: Передовой, Сторожевой, полк Правой руки, полк Левой руки. Это вторая линия. И за ними в третьей, в последней,  - ратники Большого полка. И тут же, правда чуть в стороне, в резерве, застыли воины полка Царского.
        Всюду море голов и спин.
        Царь Иван ждал исхода битвы. Для него под Казанью была взята походная полотняная церковь. Поставили церковь. Идет молебен.
        - Господи, праведный…  - выводит священник.
        Царь молится.
        Закончен молебен. Иван вышел из церкви, сел на коня. Минута - и Царский полк поведет в атаку.
        Но не надо уже атаки. Не надо огня и новых жертв. На стенах, на башнях Казани уже вскинулись русские стяги.

        Храм

        Со всей России скликали в Москву мастеров: землекопов, каменотесов, каменщиков, плотников, лудильщиков, кровельщиков, мастеров по малярному делу, по резному, по живописному. Людей известных, трудом своим прославленных. Умельцев из умельцев.
        Идут по Москве разговоры:
        - Храм будут строить.
        - Господний!
        - Храм!
        Иван IV в честь казанской победы решил построить в Москве собор. Название уже дано: храм Покрова на Рву.
        Вырыли землекопы глубокий котлован. Заложили каменщики фундамент. Стали от земли подыматься стены.
        Ходила старуха Анна Рытова, смотрела, как тянется к небу храм.
        Погиб ее сын, стрелец Кирей Рытов, в бою под Казанью. Знает старуха - в память о русской победе, о воинах, павших в бою, воздвигается этот храм. Смотрит на стройку, представляет Кирея, представляет и себя, входящей в уже построенный Покровский собор. Молится. Молится. Молится. За память Кирея, за всех других. Царство им вечное, царство им вечное, царство небесное…
        - Скорее, скорее,  - торопит строителей старая Анна.
        Тянется, тянется к небу храм.
        Смотрит на стройку старуха Анна. Что же такое? Не один, выходит, здесь строят храм. И верно: подымается церковь, а рядом другая. И тут же еще и еще. Считала Анна. Сбилась. Опять считала. Пальцы для точности загибала. Девять церквей насчитала Анна.
        Все они вместе. Все они рядом. Крепко прижались одна к другой. Девятикратная память воинству.
        Удивительный строился храм. Девять церквей - и не похожи одна на другую. Девять красавиц. Девять стоят сестер.
        Поднимите голову. Взгляните на купола. Ликуют, спорят одна с другой церковные маковки. И - любая на свой манер.
        Храм Покрова строили пять лет. Не осуществилась мечта Анны Рытовой. Не дождалась. Умерла. Не помолилась в храме. Другие помянули добрым словом славных сынов России.
        Прогромыхали лавиной годы. Сменились века и люди. Собор и нынче стоит в Москве. В самом центре. На Красной площади. Только давно его уже не называют храмом Покрова на Рву. Всей стране он известен, всему миру известен как собор Василия Блаженного.
        Увидеть храм Василия Блаженного - значит увидеть чудо.
        Храм построили по проекту русских архитекторов. Звали их Барма и Постник.
        Существует такое предание. Когда сооружение собора было завершено, вызвал строителей царь Иван IV к себе. Смотрел долго на Барму. Смотрел на Постника. О чем-то думал. Наконец отпустил. Вызвал затем приближенных.
        - Ослепить!  - приказал царь.
        Решили приближенные, что ослышались.
        - Ослепить!  - повторил Иван.
        Не хотел он, чтобы талантливые мастера где-то могли повторить подобную красоту. Слеп человек. Так-то надежнее.
        Есть и такое предположение, что Постник и Барма не два человека, а одно лицо - Постник Барма. Постник - имя, Барма - фамилия.

        Как Хузангайка Трофимкой стал

        Чебоксары. Город Алатырь. Цивильск. Шумерля. Волга. Река Сура. Это Советская Чувашия. Трудолюбивый и щедрый край.
        В годы царствования Ивана Грозного Чувашия вошла в состав России. Состоялось это незадолго до падения Казани.
        И Хузангайка стал Трофимкой именно в те годы. Вот как случилось это.
        Шли русские войска еще в свой первый казанский поход. Один из отрядов остановился в чувашском селе. Приняли их хорошо чуваши. Накормили. Напоили. Приготовили для русских воинов ночлег.
        Перед тем как ложиться спать, Трофим Рябой, был он и в самом деле рябоват лицом, стал возиться с хозяйскими детьми. Особенно ему понравился мальчик лет шести. Глазенки живые, живые, цепкие. Туда, сюда, как маятник бегают. На лице и у него рябинки.
        - Как звать?
        - Хузангайка.
        - А я - Трофим.
        Познакомились они. Подружились. Трофим Рябой резную игрушку ему смастерил. На пальцах свистеть научил.
        Не хотел расставаться Хузангайка с Трофимом Рябым. Когда уходили русские, все стоял у околицы. И махал, и махал, и махал.
        И еще раз свела судьба Трофима Рябого с чувашским селом. Было это уже в четвертый, в главный поход на Казань. Многое изменилось тогда в селе. Присоединились в тот год чуваши к России. Под защиту России стали.
        Рады жители Трофиму Рябому. Рады другим ратникам. Снова приветствуют и угощают русских воинов. И Хузангайка вновь все время около Трофима Рябого вертится, все рядом с ним. Подрос мальчишка за эти годы. Однако глазенки все такие же живые, живые. Маятником все так же бегают.
        Как родных, провожали жители чувашского села русских воинов на бой. Пала тогда Казань.
        Ждали в чувашском селе победителей. И правда, прошли полки. Однако среди воинов Трофима Рябого не оказалось. Узнали жители: убит при штурме Казани Трофим Рябой.
        Вскоре после соединения с Россией чуваши стали называть своих детей русскими именами. Многие и из взрослых брали второе имя. Появились Иваны. Появились Николаи. Появились Степаны.
        Заявил тогда Хузангайка:
        - Трофимом хочу быть.
        Стал он Трофимом.
        Пошли по всей Чувашии новые имена. Да и жизнь становилась новой. В большом государстве теперь чуваши. И не только они одни. Вскоре и другие народы Поволжья и приволжских рек - татары, башкиры, мордва, мари - вошли в государство Русское. С той поры в общем отечестве все они. Вместе. Как большая семья - за одним столом.
        Всюду родные поля. Всюду родная земля. Родина всех - Россия.

        Прибыли

        С низовьев Волги, из далекой Астрахани, торопился в Москву гонец. Загнал он троих лошадей. Недоспал десятки ночей.
        Примчался в Москву гонец:
        - Измена!
        После падения Казани Иван IV решил предпринять поход и на далекую Астрахань. Там, в низовьях Волги, при впадении Волги в Каспийское море, после распада Золотой Орды образовалось Астраханское ханство. Не давало покоя оно Ивану. Враждовало с Россией, перекрывало очень важные для России торговые пути, которые вели в южные страны и в Среднюю Азию.
        И вот тридцатитысячное русское войско было посажено на суда и двинулось вниз по Волге. Второе войско шло по рекам Вятке и Каме.
        Успешным оказался поход на Астрахань. Разбили русские ханские войска. Овладели городом. Назначили русские воеводы управлять астраханскими землями хана Дербыш-Али. Оставили небольшой отряд казаков. Вернулись домой.
        Верили русские астраханскому хану. Однако нарушил клятву Дербыш-Али.
        Примчался в Москву гонец:
        - Измена!
        Изменил хан Дербыш России.
        Грозно глянул царь Иван на гонца. Сжались от гнева, как клещи, руки.
        И вот на Астрахань снова идут войска. Идут по Волге, по Вятке, по Каме. Грозная сила, как молох, движется.
        Разбит был Дербыш-Али.
        Доложили царю:
        - Взята Астрахань, государь.
        - В заморские страны бежал Дербыш.
        Прошел год. Снова из Астрахани мчится в Москву гонец. Загнал он троих лошадей. Недоспал десятки ночей. Вот и в Москве гонец.
        Ждал царь Иван важных вестей из Астрахани. Дождался. Вбежал гонец:
        - Прибыли, государь, прибыли!
        Улыбнулся слегка Иван. Пригладил свою золотистую бороду. Догадался, что вести - хорошие. Вести были о том, что приехали в Астрахань заморские купцы.
        Докладывает гонец царю:
        - Из Шемахи.
        - Из Дербента.
        - Из Ургенча.
        - Из Бухары.
        - Из Тюмени.
        Грозно смотрит на приближенных Иван. Но всем ясно - доволен царь. Нет отныне помех России для торговли с востоком, с югом. Потянулись купцы в Россию.
        Доволен царь. Расправились, расслабились руки-клещи.
        - Торговому люду хвала и слава!

        Общее небо

        Познакомьтесь - Микулка. Вот он сидит на струге. На самом носу. На самом виду. Налево, направо смотрит. А рядом другие струги. Бегут по крутой волне, как утицы колыхаются.
        Проплывают мимо леса. Пробегают поля. Словно скатерть легла земля - то степи и дали пошли бескрайние.
        И солнце светит. И синь в вышине. И где-то в небе играет жаворонок.
        Не жизнь - красота!
        Не жизнь - чудеса!
        Ратные люди сидят на стругах. Одетно. Оружно. Путь далекий. За Каспийское море на реку Терек. Это Северный Кавказ. Много живет здесь разных народов. Часто набегают сюда враги. Просят защиты местные жители у России. Отдал царь Иван IV приказ строить здесь русские городки. Ратных людей поселять по Тереку.
        Вот и движет сюда один из таких отрядов.
        Вместе с отрядом и плывет Микула. Пристал он к отряду где-то под Нижним Новгородом. Пробрался незаметно на одно из походных судов. Уже в пути и обнаружили ратные люди его на корме под лавкой.
        - Кто ты? Откуда?
        - С вами хочу!
        Про отца, про мать у мальчишки спросили.
        - Нет отца,  - объясняет мальчик. Мол, погиб под Казанью. Нет матери, мол, в лесу придавил медведь.
        Смотрят на мальчика ратники. То ли правда. То ли врет.
        - Сбежал?!
        - Нет,  - говорит мальчишка. И опять про Казань и про лес с медведем.
        - Как звать?
        - Микулкой.
        - Микула, значит. Доброе имя, богатырское имя.
        Поколебались, посовещались, подумали ратники. Взяли Микулку с собой в поход.
        Нелегкий, далекий к Кавказу путь. Качала струги волна речная, бросала волна морская. Преодолели ратные люди Каспий. Дошли до Кавказа, до гор, до Терека.
        Увидел Микулка высокие горы. Земля здесь, как конь непокорный, вздыбилась. Увидел горные реки. Вода в них, как море в прибое, вспенилась. Горных орлов увидел. Раскинули гордые птицы крылья. Ввысь за собою манят.
        Расселились по Тереку русские люди. Избы свои поставили. Стал и Микулка жителем дальних гор.
        Много важного тогда на его глазах совершилось. Вошли в состав России кавказские земли - Кабарда, Чечня. Другие потянулись к Москве народы.
        Понимал царь Иван важность южных земель для России. Когда у него скончалась жена Анастасия, он даже себе в новые жены взял дочь кабардинского князя Темир Гуки - юную княжну Кученей. Мария - такое имя получила она в России.
        Ширится. Ширится. Крепнет Россия. Далеко разбежались ее границы. Много народов разных под общим небом, под общим солнцем, в общем доме теперь живут.
        Вырос Микулка, стал защитником новых земель и друзей России. Имя богатырское оправдал.

        Глава третья На западе

        Русский запад. Река Нарова. Там, за Наровой, за озерами Чудским и Псковским, лежит Ливония.
        Это земли латышей и эстонцев. Вторглись сюда в давние времена немецкие рыцари. Подчинили себе местных жителей. Возник здесь Ливонский рыцарский орден. Не раз рыцари нападали на нашу Родину. Поднимались тогда русские люди, давали отпор врагам.
        Вспомните князя Александра Невского.
        Вспомните знаменитое Ледовое побоище.
        Это наши предки громили немецких рыцарей, напавших на русские земли.
        Во времена царя Ивана Грозного борьба с Ливонским орденом вспыхнула с новой силой. Россия рвалась на запад к торговым путям, к Балтийскому морю. Ливонские рыцари мечтали о западных русских землях. В 1558 году между Россией и Ливонией началась ожесточенная война. Получила она название Ливонской и продолжалась более двадцати лет.

        Разошлись и сошлись

        Русские штурмовали ливонскую крепость Нарву. Сильной, хорошо укрепленной считалась крепость. Стоит она на пограничной реке Нарове. Поднялись высоко в небо ее боевые башни.
        Не удержалась Нарва под натиском русских войск.
        Сражались под ливонской крепостью, в числе других, братья Нил и Кирилл Коржовы. Вот какая случилась с ними в те дни история.
        Честно сражался Нил.
        Честно сражался Кирилл.
        Взяли приступом русские Нарву. Отыграли победу трубы. Есть победа, значит, добыча, награда будет.
        Многие из защитников Нарвы попали после сражения к русским в плен. Нил и Кирилл тоже двоих схватили. Стали допытывать имена. Назвались пленные:
        - Юхан.
        - Яак.
        Оказалось, что они, так же как Нил и Кирилл, родные братья. Поразились такому совпадению братья Коржовы. Словно бы на всем белом свете только они, Нил и Кирилл, и могли быть братьями.
        - Кто вы - немцы?
        - Эсты,  - ответили Яак и Юхан.
        По законам тех давних времен пленные считались военной добычей. Ты пленил - ты и хозяин. Есть хозяин теперь у Юхана. Есть хозяин теперь у Яака. Пленных, как правило, затем продавали в разные дальние страны. Вот и братья Коржовы своих пленников продадут.
        Однако тут пришел вдруг царский приказ отпустить по домам всех плененных эстов.
        - Как?!
        - Почему?!
        - По какому праву?
        Жалко было поначалу Кириллу и Нилу лишаться живой добычи. Честно же взяли в плен. Даже прикинул уже Кирилл, сколько за Юхана он получит.
        - Три золотых,  - заявил Кирилл.
        - Пять золотых,  - размечтался Нил. Прикинул уже Нил - большой ли доход от продажи Яака.
        И вот приказ: отпустить всех пленных. Обидно Кириллу и Нилу.
        - Несправедливо,  - сказал Кирилл.
        - Обижают,  - промолвил Нил.
        Однако потом, посмотрев еще раз на Яака, на Юхана, уже по-другому заговорили братья:
        - Так ведь - эсты. Так ведь люди они подневольные.
        И вот расставание. Уходят недавние пленники к себе домой. В дальнейший поход отправляются братья Коржовы. Стоят они у дороги. Люди напротив людей. Братья напротив братьев.
        Махнул на прощанье рукой Кирилл.
        Юхан ему ответил.
        Махнул на прощанье рукой Яак.
        Ответил приветом Нил.
        Смотрят братья эстонцам вслед.
        - Разошлись наши судьбы,  - Нилу сказал Кирилл.
        - А может, как раз сошлись,  - тихо ответил Нил.

        Кот Фердинанд, пес Элефант

        Немецкий купец Вильгельм Кенигсмарк, при взятии русскими Нарвы, бежал из города.
        Бросил он в Нарве дом.
        Не жалеет, что бросил дом. Благодарит судьбу, что живым остался.
        Бросил он в Нарве торговую лавку.
        Не жалеет, что бросил лавку. Благодарит судьбу, что живым остался.
        Бросил в Нарве на реке Нарове торговый корабль.
        Не жалко ему корабля. Спасибо, что жив остался.
        Спрятался беглец где-то на далеком эстонском хуторе. Сидит. Дрожит.
        Хорошо жилось в Нарве купцу Кенигсмарку. Нарва - город торговый. Балтийское море почти что рядом. Нарова - река полноводная. Из ближних и дальних стран мира приходят в Нарву торговые корабли.
        - Э-эх, жизнь какая была доходная,  - вспоминает Вильгельм Кенигсмарк. Понимает: не видать ему больше Нарвы.
        Прошло несколько дней. И вдруг приносит хозяин хутора известие: всех, кто жил в Нарве, созывают назад. И горожан, и купцов, и просто рабочий люд.
        Усмехнулся Вильгельм Кенигсмарк:
        - Не такой я дурак. Так и побегу. Слава Богу, что жив остался.
        Прошло еще несколько дней. Снова хозяин хутора приносит все ту же весть. Созывают русские в Нарву всех, кто жил и родился в Нарве: и жильцов, и купцов, и ремесленный всякий люд.
        Посмотрел недоверчиво на хозяина хутора Кенигсмарк:
        «Может, просто решил от меня избавиться?»
        Вновь посмотрел:
        «Может, смерти моей желает?!»
        Не вернулся в Нарву купец Кенигсмарк.
        Сам не пошел, так за ним явились. Ведут его в Нарву. Идет: «Эх, час мой последний пробил».
        Прибыл в Нарву. Подвели его к дому:
        Видит - все как было. Даже пес Элефант у дверей лежит.
        Ведут к реке Нарове, туда, где стоят торговые корабли:
        - Твой?
        - Мой!  - закричал Кенигсмарк.
        Говорят купцу:
        - Забирай. Промышляй. Торгуй!
        Царь Иван Грозный придавал большое значение Нарве, как большому торговому и ремесленному городу. Это по его приказу вернули в Нарву бежавших жителей. Особенно наказывал царь оберегать купцов. Выдал им специальные грамоты. Разрешил без пошлин торговать по всей России.
        Доложили вскоре царю:
        - Наладилось все в Нарве. Вновь заморских гостей[6 - Гости - богатые купцы.] полно.
        Обрадовался царь, как такому же известию тогда из Астрахани:
        - Ждем вас в гости, торговые гости.

        Старый город

        Продвигаются русские войска в глубь Ливонии. Вслед за Нарвой были взяты крепости и города Нейшлот, Везенберг, Нейгауз. В июле 1558 года московские полки приступили к осаде Дерпта. Упорно сражались немецкие рыцари. Пятьсот пушек обороняли город. Не уставая, палили они по русским, смерть налево, направо сеяли.
        Оказался здесь, под Дерптом, среди русских ратников знающий человек - Варсонофий. Пробыл он до этого шесть долгих лет в монахах. Не вынес монастырской жизни. Бежал. И вот сразу из монахов попал в ратники. Ростом он человек высокий. В плечах широкий. Как столб верстовой, сразу в глаза бросается.
        Показал как-то Варсонофий рукой на ливонскую крепость, произнес:
        - Не Дерпт это вовсе, а город Юрьев.
        Сказал, посмотрел на других ликующим взглядом: пусть, мол, все видят, видят и знают, какой он осведомленный человек.
        Только не дождался бывший монах удивления.
        - Верно, конечно, Юрьев,  - послышались в ответ голоса.
        Выходит, многие знали другое название этого города.
        …Прекрасен современный эстонский город Тарту. Второй по величине в Эстонии. Новые здания. Старые улочки. Река Эмайыги. Тартуский государственный университет.
        Юрьев, Дерпт, Тарту - это названия одного и того же города.
        Когда-то на этих землях находилось поселение древних эстов - Тарпату. Во времена киевского князя Ярослава Мудрого русские основали здесь город, который был назван Юрьевом. В 1210 году Юрьев был захвачен немцами. Позднее на какое-то время он вновь переходил к России. В годы Ливонской войны им владели немецкие рыцари и бывший Юрьев и будущий Тарту называли Дерптом.
        После Риги и Ревеля (так в те годы называлась столица современной Эстонии город Таллин) Дерпт был важнейшим ливонским городом.
        Две недели штурмовали войска Ивана Грозного стены рыцарской крепости. Как волны, шли на приступ стрелецкие отряды.
        - Возьмем Юрьев, свечку поставлю Богу,  - говорил Варсонофий.
        Бьют по-прежнему без отдыха пушки. Летят ядра из крепости в крепость. Смерть налево, направо щедрой рукой бросают.
        - На слом! На слом!  - неслось в рядах ратников.
        - Круши! Круши!  - кричал бывший монах и мчал на приступ аршинным шагом.
        Не пришлось Варсонофию сдержать данное слово. Не поставил он Богу свечку. Не добежал до стен Юрьева. А другие дошли.
        Не выдержал Дерпт осады. Сдали немецкие рыцари город.

        Гариф и дружина

        Не поверил Дружина Подкова своим глазам. И в первый миг. Да и вслед за первым.
        - Привиделось! Привиделось! Наваждение, сгинь!
        Штурмовали русские ливонскую крепость Мариенбург. Неприступной считалась крепость. Глубокое озеро. Среди озера высится остров. На острове крепость. Это и есть Мариенбург. Прямо у стен вода. Только дело было зимой. Замерзло озеро. По льду и шли русские ратники на штурм Мариенбурга. Катили пушки. Ставили туры. Здесь при штурме…
        Впрочем, надо начать с другого. Было это во время боев за Казань. Как и сейчас, шли тогда русские войска на крепостные стены. Шел и Дружина. А когда подорвали одну из стен и устремились в пролом, вот тут-то все и случилось.
        В бою на какой-то миг вдруг засмотрелся Подкова на одного из казанцев. Уж больно бесстрашно казанец бился. Залюбовался Дружина. И то ли откликнулось отважное сердце в тот миг на отважное, то ли что-то другое в Подкове двинулось, только был момент, когда мог Дружина сразить казанца. А тут вдруг отвел копье. Был он тогда в копейщиках.
        Быстротечна при схватке встреча. Разнесло их тут же в разные стороны. Однако почудилось все же Дружине: казанец понял, что русский ратник отвел копье.
        Потом снова солдатская судьба их друг к другу бросила. Занес над Дружиной казанец меч. Да вдруг задержал, не опустил на темя. Ответило, видимо, отважное сердце отважному. И вновь раскидал их бой.
        Что случилось затем с казанцем, Дружина Подкова не знал. Может, погиб в бою. Может, не вынес плена.
        Восемь лет прошло с той поры. И вот Мариенбург. Война с Ливонией. Толкает Подкова вместе с другими пушку. Подтаскивают ее ратники по льду поближе к ливонской крепости. Напрягается Дружина. Уперся плечом. Почувствовал рядом плечо другое.
        Поднял глаза.
        - Свят, свят!
        Рядом тот - из Казани. Как громом сражен Подкова. «Да как же так? Вместе? В одном войске?! Плечо к плечу!» Моргает, моргает, моргает Дружина:
        - Привиделось! Привиделось! Наваждение, сгинь!
        Прошла минута. Пришел в себя от неожиданности Подкова. Понимает: конечно же, тот самый перед ним казанец. Он. Настоящий. Он!
        Слегка улыбнулся Дружина. И казанец легкой ответил ему улыбкой.
        «Признал»,  - понимает Подкова.
        Улыбнулся сильнее. И тот сильнее. Шире, шире, плывут улыбки.
        Восемь лет прошло с момента присоединения Казани к России. Немало изменений за эти годы произошло в жизни и страны и людей. Многие народы населяют теперь Россию.
        В Ливонской войне вместе с русскими ратниками принимали участие и татары, и башкиры, и чуваши, и мордва, и мари, и даже жители далеких Кавказских гор.
        - Как звать?  - спросил наконец казанца Дружина.
        - Гариф.
        - Дружина,  - назвал себя русский ратник.
        Толкают пушку Гариф и Дружина. Идут рядом. Плечо к плечу.

        «Орел» и «сокол»

        Большую роль в победе русских войск в Ливонии сыграли пушки и русские пушкари. Без них не взять бы царю Ивану хорошо укрепленных ливонских крепостей и рыцарских замков.
        Пушки в то время чаще называли «наряд». Существовало и выражение «большой наряд» или «стенной наряд». Это большие тяжелые пушки. Главная их задача - пробивать крепостные стены.
        Большим пушкам часто давали разные названия, собственные имена. Были пушки «Лебедь», «Павлик», «Куница», «Волк», «Медведь». Пушкари Ефим Зубатый и Фрол Чулок назвали свои большие наряды «Орел» и «Сокол».
        Лихими, упорными были в бою и Ефим, и Фрол. Не уступали один другому. Каждому честь дорога. Каждый хочет доказать, что он не просто пушкарь, а - настоящий мастер.
        Даже вскоре так повелось, что другие стали гадать на Ефима и на Фрола. Мол, кто из них первый стену вражеской крепости пробьет - Зубатый или Чулок. Какой отличится больше из их нарядов - «Орел» или «Сокол».
        Пищальник Лышика Пень даже стал биться на них об заклад, то есть играть на деньги.
        Когда штурмовали Нарву, Лышика Пень заявил, что первым стены Нарвы из своего наряда «Орел» пробьет Ефим Зубатый.
        Ошибся Лышика.
        Первым при штурме Нарвы были «Сокол» и Фрол Чулок.
        Пришлось Лышике раскошелиться.
        Тогда в следующий раз, а брали в то время ливонскую крепость Нейшлот, поставил Лышика Пень на Фрола Чулка и на его «Сокола».
        Вновь не повезло Лышике. Отличился при штурме Нейшлота как раз Ефим Зубатый и его «Орел».
        Вновь пришлось раскошеливаться Лышике.
        Невезучим оказался Лышика.
        Проиграл он, когда брали крепость Нейгауз.
        Проиграл, когда брали Дерпт.
        То же случилось и при взятии Мариенбурга.
        Неудачлив, видать, Лышика. Зол он за свою неудачу на Фрола Чулка и Ефима Зубатова. Даже хотел побить.
        А вот Ефим Зубатый и Фрол Чулок удачливы. Удачливы и их большие наряды «Орел» и «Сокол». На поле боя в лучших они всегда, в первых, в везучих. Нет им устали на ратном поле. Нет им равных в пушкарном деле.
        Хвалят ратники пушкарей:
        - Молодцы. Молодцы. Герои!
        Самих называют Орел и Сокол.
        - Сокол, ударь из «Сокола»!
        - По-орлиному бей, «Орел»!
        Не играет Лышика теперь в заклад ни на Ефима Зубатого, ни на Фрола Чулка, ни на кого другого. Лишь на победу ставит.
        Смеются другие ратники:
        - Хоть ты и Лышика, хоть и Пень, а поступаешь верно.
        Движут русские войска вперед. Победа идет к победе.

        Московит

        Ливонский город Лудза был одним из самых близких к русской границе. Переехал границу - улицы Лудзы бегут навстречу.
        Жила в Лудзе девочка Айна.
        Пугали немецкие рыцари и бароны латышей и эстонцев русскими. Называли их московитами. Всякие небыли о них говорили. Даже видом страшили. Мол, медвежьей шерстью они поросли. Мол, волчьи хвосты у каждого.
        Стали и родители пугать своих детей московитами. Чуть нашалят, чуть напроказят ребята, чуть не так поступят, как бы хотелось взрослым, так сразу же:
        - Вот московит придет!
        - Вот московит тебя заберет!
        Шепчут в страхе потом ребята:
        - Медвежьей шерстью они поросли.
        - Волчьи хвосты у каждого.
        Пугали московитами родители и маленькую Айну.
        Произошло это в самом начале Ливонской войны. Прошли русские войска стремительно через Лудзу. Задержался лишь небольшой отряд. Среди тех, кто остался в городе, был русский ратник по имени Петр, по фамилии Негожа.
        Вскоре в доме, в котором жила Айна, случилась беда. Вспыхнул пожар. То ли в трубе загорелась сажа, то ли на деревянный пол выпал огонь из печки, то ли что-то еще случилось, только взыграло вдруг в доме пламя. Дом деревянный. Дом двухэтажный. Побежал, как стрела, огонь.
        Девочка в доме была одна. В комнате на втором этаже. Почувствовала маленькая Айна дымный запах. Побежала к лестнице. Глянула вниз. Бушует пламя. Отпрянула. Заметалась по комнате. Бросилась к окну. Выглянула. Высоко.
        В комнате стоял шкаф. Подбежала к нему Айна. Открыла дверцу. Вот где надежное место. В шкафу от огня и спряталась.
        Заметались по улице люди. Сбежались к дому.
        - Пожар!
        Кинулся кто за ведром, кто за багром.
        Прибежала мать девочки.
        - Айна! Айна!  - забилась в истерике.
        Русский ратник Петр Негожа как раз в этот момент и оказался рядом с горящим домом. Пылает, ревет огонь. Рыжей гривой из окон рвется.
        - Айна! Айна!  - кричит несчастная женщина. Показывает руками на второй этаж.
        Понял Петр Негожа, в чем дело. Девочка в доме. Быстр на решение русский ратник. Перекрестился. Сказал: «С Богом!» - и бросился в пламя.
        Вбежал в дом:
        - Айна! Айна!  - Взлетел на второй этаж: - Айна! Айна!
        Не откликается девочка.
        Бушует кругом огонь. Жаром смертельным дышит. Хотел Негожа возвращаться вниз. Да тут словно что-то его задержало. Привлек внимание Петра Негожи шкаф. Приоткрыл он дверку. Вот она - девочка. Ни жива ни мертва. Кажется, даже не дышит. Видно, от страха лишилась чувств.
        Схватил Айну Негожа. Пробился сквозь огонь. Вынес из горящего дома ее на улицу.
        - Спас! Спас!  - сразу понеслись голоса по улице.
        - Кто спас?
        - Московит.
        - Московит?
        - Московит!
        Узнали люди, что имя русского ратника Петр. Обступили его.
        - Петр Московит.
        - Спасибо тебе, Московит.
        Был он Негожа. Стал Московит. Петр Московит. Тоже звучит неплохо.
        Пришла в себя маленькая Айна. Узнала и она, что спас ее русский воин. Смотрит на московита. Гадает:
        - А где же медвежья шерсть? А где же волчий хвост?
        Ищет глазами. Нет ни хвоста, ни шерсти.
        Гадает.
        Гадает.
        Гадает.
        «Видать, от пожара в огне сгорели»,  - решила Айна.

        Город Габсаль

        Московские войска продвигались все дальше на запад. Вновь были жаркие сражения. Но все чаще встречались ливонские города и крепости, которые - одни после недолгого боя, другие вовсе без боя - открывали ворота русским.
        Сдался без боя и город Габсаль.
        Ратник из новеньких Плакида Жук поражался:
        - Как так - без боя!
        Готовился он к войне, к схватке, к настоящему сражению. Храбрость думал свою испытать. А тут без боя! «К чему бы это,  - рассуждает Плакида.  - Не иначе как будет хитрость». Уверен он, что, как только войдут они в город, выскочат из разных засад и укрытий ливонские воины и перебьют русских.
        Однако когда вошли они в город, никто из засад не выскочил, никто вражды к русским не проявил. Наоборот. Едва расположились воины на отдых, как вдруг приходят к ним от горожан посыльные. Приглашают ратников на ужин.
        Поражается Плакида:
        - Как так - на ужин!
        Понимает Плакида: идет война. Сила спешит на силу. А тут вдруг нет боя. А тут вдруг - ужин! «Неспроста это, неспроста,  - теперь уже полностью уверен Плакида Жук.  - Во время еды отраву небось подсунут».
        Пришел он все же с другими на ужин. Однако весь вечер сидел. Ничего не пил, ничего не ел. Смотрит на других, на тех, кто ел, на тех, кто пил. Поражается Плакида. Никто за живот не хватается. Никто в судорогах не корчится. Никто не умирает.
        Прошло еще немного времени. Вдруг заиграла музыка.
        - Никак пляски затеяли,  - всполошился Плакида Жук.
        Недоброе сразу почувствовал ратник. «Заманивают, конечно, заманивают. Их бабы небось с ножами. По команде ножами наших сейчас пырнут». Смотрит внимательно он на пляшущих. Нет, не видать ножей.
        Весело было в тот день в Габсале. На флейтах, на дудках, на каких-то диковинных струнах играла музыка. Плясали, кружились все. Затем все вместе, взявшись за руки, устроили радостный хоровод.
        Смотрел, смотрел на других Плакида. Не сдержался. Левой, правой ногой притопнул. Поднялся. Расправил плечи. Пошел колесом по кругу.
        - Чудное, чудное. Невероятное,  - твердил в тот вечер Плакида Жук. Смотрел на своих, смотрел на ливонцев: - Словно и нет войны. Так бы и жили все годы вместе.  - Подумал, добавил: - Может, когда-нибудь так и будет.
        Весело было в тот день в Габсале. Отмечали ливонцы какой-то народный праздник.

        Показал

        Рыцарский военачальник ландмаршал Филипп фон Белль считался одним из самых храбрых немецких воинов. Известно это имя по всей Ливонии.
        - Белль упорен в бою.
        - Белль удачлив в бою.
        - Слов на ветер фон Белль не бросит.
        Поклялся ландмаршал, что одержит победу над русскими.
        - Покажу себя,  - заявил фон Белль.
        Русские войска двигались на город Эрмес. Умно поступил фон Белль. Приказал он из тех мест, через которые прошли, направляясь к Эрмесу, русские, привести к себе местных жителей.
        Явились к нему трое крестьян-латышей.
        Первый вопрос у Белля: сколько к Эрмесу русских идет солдат?
        Переглянулись крестьяне.
        - Тысяч пять,  - заявил один.
        - Тысяч пять,  - подтвердил второй.
        - Да, тысяч пять,  - подумав, ответил третий.
        - Ладно, пусть будет десять,  - накинул Филипп фон Белль.
        Второй к латышам вопрос: сколько у русских пушек?
        Переглянулись крестьяне:
        - Десять,  - назвал один.
        - Десять,  - сказал второй.
        - Верно, десять,  - подумав, ответил третий.
        - Ладно, пусть будет двадцать,  - сказал фон Белль.
        Прикинул Филипп фон Белль силы русских, прикинул свои. Больше у Белля солдат и пушек. Значит, будет победа на его стороне.
        Третий вопрос у немецкого рыцаря: какой дорогой русские воеводы к Эрмесу ведут войска?
        Все трое крестьян одну и ту же указали дорогу.
        Устроил на этой дороге фон Белль засаду. Стал на пути у русских.
        Ждут рыцари появления московских войск. Приготовились к бою. Смотрят дозорные вперед на дорогу.
        Ждет от дозорных фон Белль сигнала.
        - Ну, как?
        - Не появляются русские.
        Еще через какое-то время:
        - Как?
        - Не появляются русские.
        И вдруг:
        - Русские! Русские!
        Только не с той стороны, откуда их ждали. С тыла вдруг появились московские войска.
        - Как так с тыла?!  - не верит Белль.
        Бросились русские в атаку. Начался бой под Эрмесом. Все больше, все больше подходит ратников.
        - Тысяч двадцать,  - докладывают Беллю.
        Ударили русские пушки.
        - Штук сорок,  - сообщают Беллю.
        - Не может быть!  - разводит руками Белль.
        Не знал в ту минуту Белль, что это латышские крестьяне помогли под Эрмесом русским. Это они, отвечая на вопросы Белля, специально преуменьшали количество московских войск. Это они провели русские отряды обходными лесными дорогами, и те ударили Беллю в спину.
        Проиграли сражение под Эрмесом немецкие рыцари. Более пятисот человек осталось на поле боя. Многие рыцари и немецкие дворяне попали в плен.
        Обещал показать себя русским Белль. Увидели русские Белля. Идет он вместе с другими в колонне пленных.
        Вот он, смотрите, смотрите, смотрите - отважный ландмаршал Филипп фон Белль.

        Ээд и Энн

        Родились они в самом центре эстонской земли. Ээд - это она. Энн - это он. Он и она. Парень и девушка. Молоды оба. Стройны. Красивы.
        Счастливы Ээд и Энн. Любят землю свою. Любят небо свое. Любят речку свою. И друг друга - любят.
        Несвободные люди и Ээд и Энн. Крепостные они. Немец-помещик, Ганс Плеттенбинд, их хозяин и их господин.
        Хотели Ээд и Энн пожениться. Не разрешил помещик.
        Ходили к немцу родные Энна.
        Отправил помещик куда-то подальше Энна. Послал на барскую кухню работать Ээд.
        Рухнуло счастье. Погибли надежды. И вдруг…
        Проходили теми местами русские. Бежал без оглядки немец-помещик. Бросил свои владения. Бежал помещик. Зато к дому родному вернулся Энн.
        Вот снова вместе сердца молодые. Он и она. Ээд и Энн. Энн и Ээд. Нет хозяина больше над ними. Сами себе господа. Могут теперь жениться.
        Сыграли эстонцы веселую свадьбу. От угощений ломился стол. Пригласили на свадьбу и русских ратников. Все понимают - без них не бежал бы помещик-немец, не было бы этой свадьбы. Усадили гостей на почетном месте.
        Идет по кругу щедрая здравица:
        - За молодых!
        - За урожай!
        - За землю-кормилицу!
        - За долгий век!
        И все в один голос:
        - За людское добро!
        - За соседство!
        Спели хозяева потом по-эстонски. Гости по-русски спели. Прошли в танце эстонские люди. Ответили русские русской пляской.
        Солнце покинуло выси. Месяц идет по небу.
        Не утихает свадьба.
        Месяц покинул выси. Солнце плывет по небу.
        Не утихает свадьба.
        Смотрит на землю солнце:
        - Люди, цените дружбу!
        Небывалая вышла свадьба. Счастливы Ээд и Энн.

        Непобедимый Густав

        На горе высится замок Лоде. Замок как замок. Крепостные стены. Высокие башни. Бойницы в башнях. Ров перед замком. Подъемный мост. Вода под мостом во рву.
        Живет в нем рыцарь Густав фон Зидлиц. Был он со своими воинами под Нарвой. Принимал участие в сражении с русскими. После падения Нарвы вернулся в свой замок. Теперь отдыхает. С русскими в это время наступило как раз временное перемирие. Был перерыв в боях. Лежит замок в стороне от основных дорог. Укрыт лесами. Можно пожить спокойно.
        Густав фон Зидлиц - молодой рыцарь. Жил в замке и рыцарь старый. Отец Густава - Вольфганг фон Зидлиц.
        Был старый Зидлиц в какой-то войне контужен. Странность имел с тех пор. Каждое утро поднимался он на самую высокую башню замка. Брал в руки подзорную трубу. Медленно подносил ее к глазам. Внимательно смотрел в одну, затем в другую, затем в третью и, наконец, в четвертую сторону. Затем говорил:
        - Алес гут. Все хорошо,  - и спускался вниз.
        Привыкли в замке к этой причуде. Не обращали внимания на старого рыцаря. Правда, слуги Алесгутом его прозвали.
        И вот Алесгут как-то снова поднялся на башню.
        Взял в руки подзорную трубу. Медленно поднес к глазам. Посмотрел через трубу в одну сторону. Посмотрел во вторую, в третью. Перевел трубу на четвертую сторону. И тут! Видит - приближается к замку войско.
        - Идут! Идут!  - закричал Алесгут.  - Идут!
        - Кто идет?
        - Они! Они! Московиты! Русские!
        Удивился Густав фон Зидлиц. Так ведь перемирие! Поднялся молодой рыцарь сам на башню. Взял в руки подзорную трубу, да тут же понял - не нужна труба. И так все видно. Окружают отряды замок со всех сторон.
        - К бою!  - прокричал Густав фон Зидлиц.  - Форвертс! Вперед!
        Под стенами Лоде развернулся бой. Только этот бой был совсем не с русскими. Произошло восстание местных крестьян.
        Не только здесь, но и под Ревелем, под Ригой, в других ливонских землях поднимались в те годы на бой с немецкими рыцарями эсты и латыши. Заметались немецкие помещики. Не знают, кого опасаться больше. То ли ратников из России. То ли ливонских мстителей.
        Самоотверженно всюду сражались восставшие. Вот и под замком Лоде. Атаковали восставшие Лоде. Еще немного - и взяли бы штурмом рыцарский замок. Однако удержался Лоде. Крепкими были стены. Надежной была охрана.
        К тому же из соседних замков на помощь прибыли со своими войсками другие рыцари.
        Подавили немецкие рыцари восстание местных крестьян.
        «Прославился» этой победой Густав фон Зидлиц. Даже свои шутили:
        - Непобедимый Густав.

        Илгварс

        Не испугаешь страшным ратного человека. Но тут даже видавшие виды вздрогнули.
        Шла стрелецкая сотня сотника Романа Тутолмина лесом. Вдруг видят ратники - к стволу огромной сосны, лицом к дереву, человек привязан. Гол человек. Искусан, изъеден весь комарами. Спина от ударов плетьми до костей иссечена.
        Ясно: забит человек. Подошли ратники к сосне. Прислушались. Нет, кажется, жив. Значит: бит, не добит. И брошен.
        Отвязали, сняли они человека. Понимают - лат.
        Пришел тот в себя. Застонал. Но опять забылся. Когда несчастный очнулся снова, с вопросом к нему стрельцы:
        - Звать-то как? Звать?
        - Илгварс,  - простонал человек.
        - Кто же тебя?
        - Рыцарь.
        - Да мы ж его!
        Узнали русские ратники историю Илгварса. Был у Илгварса сын - маленький Гунар. Рос мальчик без матери. Скончалась у Гунара мать. Все время мальчик с отцом. Была у рыцаря необычная ферма. Жили на ней павлины. Называл их рыцарь райскими птицами. Илгварс как раз работал на этой ферме. Здесь же целые дни проводил и Гу нар. Среди птиц у рыцаря был любимый петух. Огромного роста был этот райский петух. И очень красив. Имел он длиннущий, длиннущий хвост. Волочился тот по земле за петухом, как королевская мантия. Бывали минуты, когда совершалось чудо. Хвост у петуха вдруг подымался. Тянулся к небу. Распускался огромным веером. Переливался красным, синим, зеленым цветом. Рябило тогда в глазах. Замирал от этой прелести маленький Гунар.
        Гордился рыцарь своим петухом. И вот однажды то ли что-то недоброе съел петух, то ли кто-то отраву ему подсунул, только негаданно сдох петух.
        Заподозрили Гунара. Рыцарь приказал схватить мальчика. Били его кнутами. Допрашивали. Не вынес Гунар побоев. Умер.
        Отгоревал на могилке сына Илгварс. Направился в лес. Вернулся с большой дубиной. Решил он рыцаря убить. Однако был схвачен. Придумал страшную смерть ему рыцарь: запороть кнутами, тело оставить в лесу на съедение комарам и зверю. Исполнили слуги лютый приказ немецкого рыцаря.
        Отошел, отлежался Илгварс, смотрит на русских ратников:
        - Нет мне пути домой.
        Подумали русские, пригласили с собой в поход.
        И вот пристал Илгварс к стрелецкой сотне сотника Романа Тутолмина, а точнее, к десятку десятника Постника Дыбы. Было их девять в десятке тогда человек. Погиб один из стрельцов недавно. Занял его место Илгварс. Стал в десятке как раз десятым.
        Лютым в бою был Илгварс. Не знал усталости на бранном поле.
        Шепчутся стрельцы:
        - Рыцаря своего ищет.
        Неизвестно: нашел, не нашел он рыцаря. Точно лишь то: был Илгварс - ливонский житель - в русском стрелецком войске. Славу храброго заслужил.

        Лучники

        Сходили на нет при Иване Грозном и лук, и стрелы. Устаревшим были уже оружием.
        Но тут…
        Русские двигались к городу Вейсенштейну. По дороге они узнали, что в 50 верстах от этих мест с большим рыцарским войском находится сам великий магистр Ливонского ордена Готгард Кетлер. Великий магистр - значит самый старший, самый главный над всеми рыцарями. Четыре пеших, пять конных полков под началом Кетлера.
        Отдали воеводы приказ: быстрее идти навстречу рыцарским полкам.
        Стремительно пошли войска. Торопят сотники и десятники:
        - Одна нога тут, другая там!
        - Одна нога тут, другая там!
        Готовятся воеводы нанести неожиданный удар по Кетлеру.
        Быстро идут войска. Однако вскоре путь им преградили топкие места и болота. Проваливаются в трясину по брюхо, по шею кони. Застревает наряд, телеги.
        Перекликаются ратники:
        - А-у-у!
        - О-го-го!
        Ропщат:
        - Эка ж места проклятущие!
        - Бросил под ноги нам черт болота.
        - Ничего, ничего. Черт не утянет, леший не схватит. Смелей вперед.
        Весь день штурмовали войска болота. Вот и снова сухое место. А вот и рыцари Кетлера.
        Ударили русские.
        Приняли рыцари бой. Однако пока русские шли, пока одолевали болота, наступила уже темнота. Какой же бой в темноте? Соседа и то не видно. Что же делать? Прекратить сражение? Напали русские на рыцарей неожиданно. В этом их преимущество. Бой отложить на завтра, значит, облегчить положение Кетлера.
        Не прекратили русские бой. Ночной бой - непростое дело. Кругом темнота. Кругом чернота. И все же приладились воины. И русские, и ливонские. Когда стреляли из ружей тех времен, то вместе с зарядом из ружейного ствола вылетал и огонь. Вот и целили сейчас по этим огням противники. Увидит воин неприятельский выстрел и тут же туда стреляет. Несет потери и та сторона и наша.
        И вот тут…
        - Лучников сюда! Лучников!  - прошла по русским рядам команда.
        Удалой народ лучники. Туго натянута тетива. Смертельным жалом летит стрела.
        Правда, большинство русских воинов уже было вооружено пищалями, то есть ружьями, стреляли пулями, но находились в войсках, совершавших ливонский поход, еще отряды и лучников.
        - Лучников сюда! Лучников!
        Прибыли лучники. Перестали русские стрелять из ружей. Вышли лучники вперед.
        И вот… Все изменилось на поле боя. Стреляя по русским, немецкие солдаты не видели теперь цели. Уходят пули куда-то в ночь. Зато русские лучники по ружейным вспышкам определяли место, где находились немецкие стрелки, и тут же без промаха били рыцарей.
        Ночное сражение продолжалось полтора часа. Лучники и решили его исход. Бросились в завершение боя русские врукопашную. Не удержались ливонские рыцари. Дрогнули. Побежали.
        Русские ратники гнали их несколько верст. Дошли до глубокой реки. Рядом оказался мост. Кинулись на него рыцари. Не выдержал, обвалился под их тяжестью мост. Многие потонули.
        Правда, сам Кетлер остался жив. Бежал он с немногими уцелевшими немецкими солдатами.
        - Э-эх, пожалела его стрела,  - сокрушались лучники.

        Три ивана

        - Ну, ну - расскажи.
        И вот уже в какой раз Абдул-Кериб начинал рассказывать про Кавказ. Про высокие горы, про вечные снега на вершинах гор. Про глубокие ущелья, стремительные реки. Про дома, повисшие над горными обрывами. Про крик орлов и разноцветье высокогорных трав.
        Слушал зачарованно молодой ратник Иван Верша.
        Поражался, услыхав про горы:
        - Чтобы земля и так вздыбилась!  - Поражался, узнав про снега на горах: - Как же так? Как же так? Оно раз горы, так к солнцу ближе!
        Абдул-Кериб из Черкесии. Не один он. Принимали участие в Ливонской войне несколько отрядов людей с Кавказа.
        Сдружился с Иваном Абдул-Кериб. Вместе под Нарвой были. На стены других крепостей ходили. Под Нейшлосом сражались оба.
        Крепость Нейшлос стояла на северном берегу Чудского озера. Важен Нейшлос для русских. В этом месте из озера вытекает река Нарова. По реке Великой, затем по Чудскому озеру и Нарове проходил речной путь из русского Пскова в Балтийское море. Перекрывала немецкая крепость этот путь.
        Здесь, под Нейшлосом, Иван Верша и совершил свой солдатский подвиг. Спас он от смерти Абдул-Кериба. Обрушился рыцарь с мечом на черкеса. Хорошо - оказался рядом тогда Иван. Бросился ратник под рыцарский взмах. И как затем все случилось, даже представить трудно. Вырвал на взмахе он меч из рук рыцаря. И тут же немца тем же мечом сразил.
        Поражались тогда другие:
        - Эка же сила!
        - Эка же удаль!
        Выходит, немец меч на погибель себе ковал.
        Обнял друга Абдул-Кериб:
        - Кунак. Кунак. Верен буду тебе до гроба.
        Приглашал он Ивана к себе на Кавказ:
        - В горы поедешь. Восходящее солнце увидишь первым.
        Мечтал Иван Верша попасть на Кавказ. Подняться в горы и первым увидеть солнце.
        Не судьба. Погиб он вскоре при штурме новой ливонской крепости.
        Вернулся с войны домой Абдул-Кериб. Женился. Родился сын у Абдул-Кериба. В память о русском друге назвал он его Иваном.
        Второй родился сын у Абдул-Кериба. И этого тоже назвал Иваном.
        Третьего сына Абдул-Керибу судьба послала.
        - Быть и тебе Иваном!  - сказал Кериб.
        Старший, средний и младший - три брата, три Ивана растут на Кавказе.

        Красный крест по белому

        Сенька Косой и Курбат Босой - московские мальчишки. Два соседа, два одногодка. Друзья они, неразлучные приятели.
        Растолковывал как-то Курбат Сеньке про ливонских рыцарей:
        - В латах они, в доспехах. А сверху плащ белый. На плаще, на груди и на спине,  - красный крест по белому.
        Живут Сенька и Курбат на берегу реки Яузы. А напротив на той стороне реки на высоком холме - монастырь, Андроневым называется.
        Крутился как-то Сенька Косой возле Андронева монастыря, заглянул за монастырскую стену и ахнул. Идет человек по подворью.
        «Рыцарь,  - соображает Сенька.  - Ливонский рыцарь!» Не верит. «Рыцарь, неужто рыцарь?!» И сразу же: «Так это же снится». Ущипнул себя в руку, ущипнул себя в щеку. Нет, не снится. Кошельком раскрылся у Сеньки рот:
        - Откуда же здесь, на Яузе, ливонский рыцарь?!
        Метнулся к другу:
        - Курбат! Курбат!
        Рассказывает, торопится:
        - Красный крест по белому. Доспехи. Латы. Ливонский рыцарь!
        - Не врешь?
        - Прибей меня гром!
        Бегут они к Андроневу монастырю.
        - Красный крест по белому,  - повторяет Сенька.
        Прибежали, сунулись за ограду. Никого за оградой. Пусто. Какой-то монах одиноко бредет по монастырской площади. Галка, с ближайшего дерева глянув на мальчишек, недовольно каркнула.
        Смотрит Курбат на Сеньку. Обманул!
        - Таратуй, обманщик,  - сказал Курбат.
        Зря он обижался на Сеньку.
        В первых же боях с Ливонским орденом русскими в плен было взято много немецких рыцарей. Приказал Иван Грозный отправить пленников в Москву. Показать народу. Часть из них как раз и поместили временно рядом с Яузой в Андроневом монастыре.
        И вот:
        - Ведут!
        - Ведут!
        Несется по московским улицам:
        - Ведут!
        - Ведут!
        Несется по московским улицам:
        - Рыцари!
        Сенька Косой и Курбат Босой тоже вместе со всеми дивиться на немцев бегали. Гонят пленных рыцарей по Москве.
        - Вон - он! Вон - он!  - кричит Сенька. Тычет пальцем на высокого рыцаря.
        Идет тот, ссутулив плечи. В доспехах, в латах. На плаще - красный крест по белому.
        Смотрят на пленных немецких рыцарей московские жители.
        - Значит, сила сломила силу.

        Кормление

        - Новый князь - на кормление!
        - Новый князь - на кормление!
        Новость неслась по городу Любиму. Передавалась из дома в дом, от одного жителя к другому.
        Царь за заслуги своим приближенным раздавал вотчины и даже целые города. Получивший такой дар имел право с населения собирать в свою пользу всякие подати и налоги. Это и называлось кормлением.
        Успехи русских войск в Ливонии продолжались. Шла к царю Ивану тогда удача. Русские войска во многих местах вышли к Балтийскому морю, доходили до Риги, до Ревеля, даже до прусской границы. Пало немало ливонских замков и городов.
        Стоял август 1560 года. Иван Грозный приказал штурмовать Феллин. Крепость Феллин считалась одной из лучших в Ливонии.
        Окружили ее русские войска, перекрыли все пути, начали осаду города.
        Прошел слух, что в крепости находится бывший великий магистр Ливонского ордена - Фюрстенберг. Долго пробыл во главе ордена Фюрстенберг. Всего лишь год, как заменил его Кетлер. Стар Фюрстенберг. Более молодой пришел к власти. Не удалось под Вейсенштейном взять Кетлера в плен. Мечтают ратники теперь захватить Фюрстенберга.
        - Схватили?
        - Схватили!
        Смельчаки ходили в разведку. Верно, в крепости находится Фюрстенберг.
        Три недели под ударами русских пушек держалась ливонская крепость, но вот пушки пробили стены. Сдался упорный Феллин.
        Взяли русские крепость:
        - Где Фюрстенберг?
        - Где Фюрстенберг?
        - Здесь Фюрстенберг.
        Разыскали. Схватили. К царю доставили.
        Рад Иван Грозный большой победе. Благодарит за Феллин, за Фюрстенберга воевод и ратников.
        …Ждут в городе Любиме нового князя на кормление.
        Прибыл.
        Интересуются жители у слуг:
        - Откуда?
        - Из Ливонии.
        - Значит, за воинские заслуги. За победы великие. Как звать?
        - Фюрстенберг.
        - Как, как?
        - Фюрстенберг.
        Разводят жители руками:
        - Неизвестный какой-то, вроде нерусский, заморский князь.
        Когда Фюрстенберга вели к русскому царю, не ожидал бывший великий магистр пощады. Стар Фюрстенберг. Горд Фюрстенберг. Не дрогнет перед русским царем. Не упадет на колени. Не побоится смерти.
        Не дрогнул великий магистр перед русским царем.
        Не упал на колени.
        Не побоялся смерти.
        Готов был Фюрстенберг к худшему. Глаза поднял к небу. С жизнью прощался.
        Однако неожиданно милостиво встретил его царь Иван. Долго смотрел на старика. На седины его, на морщины. О чем-то думал.
        Затем отпустил Фюрстенберга. Все поражались: распорядился Иван Грозный отправить старика в город Любим на кормление.
        Кормили, поили его горожане. До самой смерти в Любиме прожил.
        Победы русских войск в Ливонии нанесли сокрушительные удары по Ливонскому ордену. Теперь с падением Феллина он и вовсе распался.
        Говорили тогда в России:
        - Александр Невский начал, а мы добили.
        Как военная сила скончался Ливонский рыцарский орден. Зачеркнула его История.

        Глава четвертая Накатилась волна и отпрянула

        Всю свою жизнь царь Иван IV боролся с боярами, боролся за упрочение своей царской власти. Он хотел видеть Россию объединенным, мощным государством. Лишь сильная царская власть, по его мнению, могла сделать это. Бояре не хотели терять своих прав. Упорно сопротивлялись. Противодействие бояр Иван IV решил сломить силой.
        В 1565 году Иван Грозный создал опричнину - особое войско из приближенных и верных ему людей.
        Наступило суровое время. Беспощадно расправлялся царь Иван со своими настоящими и предполагаемыми врагами. Отправлял людей на казни, на муки. Опричники, а часто и сам царь, проявляли поразительную жестокость. О тяжелых годах опричнины, о необузданных, неуравновешенных чертах характера царя Ивана IV вы и узнаете из рассказов, составивших эту главу.

        Новые обиды

        Случилось это еще до похода русских войск в Ливонию. Заболел тяжело царь Иван. Пошел слух, что не выживет. Возник вопрос о судьбе престола. Совсем недавно у царя Ивана родился сын. Назвали мальчика Дмитрием. Крохотный он совсем. В пеленках еще барахтается.
        Плохо царю Ивану. Смерть действительно вот-вот постучится в двери. Потребовал тогда Иван от бояр, чтобы они присягнули на верность маленькому Дмитрию.
        Зашептались бояре:
        - Не нужен нам малолеток.
        - Не хотим пеленочника.
        - Не хотим Захарьиных.
        Не хотят бояре Дмитрия, опасаются, что тогда власть в стране достанется Захарьиным - родственникам царицы Анастасии, матери маленького царевича. Многие же из бояр сами мечтают об этой власти.
        Присяга в те времена считалась принятой, если человек поцелует крест. Иван IV требовал от бояр немедленного целования креста. Многие присягнули. Однако нашлись и такие, которые прикинулись больными. Князь Иван Шуйский под каким-то предлогом и вообще попытался от целования креста отказаться. Заколебался и один из героев Казанской битвы князь Александр Борисович Горбатов-Шуйский.
        Время было напряженное, неясное.
        Бояре стали называть свою кандидатуру на русский престол. Произносили имя князя Владимира Старицкого. Князь Владимир Андреевич Старицкий был двоюродным братом Ивана Грозного. Строен, статен, красив князь Старицкий. Посмотришь на царя Ивана, посмотришь на князя Владимира Андреевича, не царем Иваном, Старицким залюбуешься.
        А главное, характером он незлобив. С таким боярам ужиться проще. Потянулись к Старицкому все те, кто был вообще против сильной царской власти. Все те, кто мечтал о том, чтобы сохранилось все по-старому, не были нарушены прежние боярские права и боярские привилегии. Оказался в те годы Старицкий не только соперником Иванова рода на русский престол, но как бы и врагом самой идеи Ивана Грозного о государственном единоначалии.
        Царю Ивану становилось все хуже и хуже. Бояре подходили на цыпочках к комнате больного.
        - Дышит?
        - Пока дышит.
        - Скоро?
        - Скоро.
        С минуты на минуту ждали конца. Не сбылись боярские ожидания. Царь Иван пересилил болезнь. Пройдут годы. Не забудутся царем Иваном ни старые боярские, ни новые обиды. Подымется тяжелая рука государева.

        «Ненужно царя другого»

        В воскресенье 3 декабря 1564 года царь Иван Грозный неожиданно покинул Москву. Увез семью, забрал с собой казну и дорогие иконы, а также большую свиту.
        Затихли все. Следят, куда же движется царский поезд.
        Вот она, первая весть:
        - Прибыл в село Коломенское. (Это было недалеко от Москвы.)
        Через две недели:
        - Прибыл в Троицкий монастырь. (Это уже от Москвы изрядно.)
        Прошло еще время:
        - Прибыл в Александрову слободу. (Почти сто верст от Москвы Александрова слобода.)
        Ждали новых вестей. Однако дальше царь Иван не двинулся. Остался он в Александровой слободе.
        Через месяц царь направил в Москву послание. Сообщал Иван Грозный, что отрекается от престола.
        Растерялись бояре. Не знают, печалиться, радоваться ли. Вот и боярин Мансур Дупло. Все думал, как поступить: выступать за Иваново отречение, не выступать. Скажешь - да, а царь одумается, и попадешь на плаху.
        Бегал Мансур Дупло к другим советоваться. Пришел к соседу князю Фаддею Затонскому. Мол, что скажешь, соседушка-князь.
        Конечно, рад был бы князь Фаддей Затонский, если бы царь Иван действительно отрекся от трона. Однако ушел он от прямого ответа. Осторожен, осмотрителен князь Фаддей.
        Пошел боярин Дупло к другому соседу, к боярину Истоме Лыкову. Конечно, рад был бы Истома Лыков, если бы царь Иван покинул русский престол. Однако вслух свои мысли произносить не стал. Выжидал, осторожничал боярин Истома Лыков.
        В своем послании царь Иван говорил не только о желании уйти от власти. Он высказывал также жалобы на бояр и приказных людей, упрекал их в нерадивости и даже в изменах.
        Заёкали боярские сердца.
        Из Александровой слободы царь Иван обратился и к черному, то есть к простому посадскому люду. Однако тут уже не было грозных суровых слов. Писал царь, чтобы посадские люди «никакого сумнения не держали», что опалы на них не будет и царского гнева нет.
        Забурлила Москва.
        Устали они от боярских смут. Они - за царя Ивана. На стороне царя и купеческий люд. Поощряет государь дела торговые. «Наш он царь, хотя и крутой, и грозный. Не нужно царя другого».
        Должны были высказать свое мнение князья и бояре.
        Чертыхнулся боярин Мансур Дупло. Однако сказал:
        - Не нужно царя другого.
        Чертыхнулся князь Фаддей Затонский. Однако сказал:
        - Не нужно царя другого.
        Чертыхнулся боярин Истома Лыков. Однако сказал:
        - Не нужно царя другого.
        И другие князья и бояре за царя Ивана слова сказали.
        В Александрову слободу были направлены посыльные. Просили они, чтобы царь Иван «государства своего не оставлял» и всем владел и правил, как посчитает нужным.
        Принял Иван Грозный послов из Москвы. Выслушал. Согласился остаться на русском троне. Ушли посыльные.
        Сверкнули глаза Ивановы. Налились свинцом:
        - Ужо!
        Сжались в кулаки, до боли в пальцах, царевы руки. Поднял он посох и грозно по полу стукнул.

        Особые

        Дивились все на Гришку Плещеева.
        - Ну и ну!
        - А зачем же собачья морда у седла?
        - Шерсть-то, шерсть-то к чему, как метла, на конце кнутовища?
        Ухмылялся Гришка. Выпячивал губы:
        - Для опознания.
        Сидит Гришка на высоком коне. Сверху на Гришке грубая, почти нищенская роба. Откинул край: с внутренней стороны роба подбита овчинным мехом. Откинул сильнее. Под робой - нарядный кафтан. Суконный. Золотом шитый. Заметили люди - снова мех, но не овчинный теперь, а то ли куний, то ли соболиный. Дорогой, редкий.
        - О-го!
        Но не столько людей поразил Гришкин наряд - бедная роба и дорогой кафтан,  - сколько то, что к шее лошади, на которой сидел Гришка, была привязана собачья голова. В руках у Плещеева плеть. На ее конце метелкой болтается кусок шерсти.
        - Дивное что-то,  - поражаются люди.
        Поселившись в Александровой слободе, Иван Грозный провозгласил опричнину (опричнина от слова «опричный» - особый)  - создал отдельный, особый воинский корпус. В него было зачислено 1000 человек.
        Гришка Плещеев - один из опричников.
        - Что же это такое?  - интересуются люди.
        - При царе будем,  - отвечал Гришка.
        - Так мы ж тоже все при царе.
        - Это другое дело,  - растолковывал Гришка.  - Мы опричные. Мы особые. Царь нам верит. Царь выделяет. Но, но,  - прикрикнул на сдвинувшуюся было лошадь.  - Стой!
        Давно уже зрел у Ивана Грозного план нанести решительный удар по боярству. И вот создана опричнина.
        Отбирал царь людей в опричники с особым расчетом. Попали туда и богатые люди из старых княжеских родов, и представители боярской знати. Но большинство опричников были выходцами из незнатных фамилий или из малоземельных дворян. Выдвигал таких людей Иван Грозный. Поддерживал. Считал, что они будут более преданно служить и ему, и государству.
        Гришка Плещеев был как раз из таких - небогатых.
        - А голова-то собачья зачем? Голова у конячьей шеи?  - не отпускают Гришку жители.
        Посмотрел Гришка с высоты на людей:
        - Будем кусать, как собаки.
        - А метла?
        - Выметать все крамольное, царю неугодное.
        Присвистнул Гришка. Коня вшпорил. Умчался.
        Заболталась на скаку собачья голова. Заметалась на кончике плети волосяная метла по ветру.

        Старый и новый

        Стоял в тот день крик по всему Белёву. С насиженных дедовских мест выселяли князя Данилу Гавриловича Холмского. Несколько веков тому назад, еще при Ярославе Мудром, здесь поселились Холмские. Вот ведь с каких годов.
        Любит князь свою вотчину, свой Белёв. Любит Оку, хотя она еще и не очень широка в этих местах. Любит простор под Белёвом. Лес, что на той стороне реки.
        Всё и всех знает здесь князь Данила Гаврилович. И князя все знают. Приросли к нему. И дворяне, и страдники, то есть крестьяне, и все остальные. Есть на кого опереться князю. Вот уж где-где, а здесь, в Белёве, он воистину - князь. Владыка.
        И вот приказ царя Ивана - выкатывайся из родного гнезда, князь Данила.
        Под опричнину Иван Грозный отдавал целый ряд уездов и городов. Сюда вошли Можайск, Вязьма, Ростов, Ярославль, Козельск, Вологда, другие города. Вошел и Белёв. Из опричных городов и уездов царь приказал выселять старых владельцев и вместо них помещать опричников.
        Не без умысла так поступал Иван Грозный. Прав князь Холмский - отрывал царь неугодных ему князей и бояр не только от старых вотчин, но, главное, от старых связей, привязанностей и привычек. Лишал опоры и тех корней, которые давали им власть.
        Чернее тучи ходил князь Холмский по отчему дому.
        - Так-то - за родовые заслуги. Собирайся. Езжай. Да куда? В Казанские земли. К черту под язык, к сатане под лавку,  - ругался князь.
        Действительно, многих князей и бояр Иван Грозный переселял на Среднюю Волгу. И тут есть расчет у царя Ивана - пусть обживают русские новые земли.
        Не может успокоиться князь Холмский:
        - Ирод! Подальше от Москвы гонит. Своих-то - к себе, поближе.
        И в этом тоже не ошибался Холмский. Окружил царь Иван Москву надежным кольцом опричников.
        Отдают земли, усадьбу, дом и все ранее принадлежавшее князьям Холмским опричнику… Князь Данила Гаврилович даже фамилии не запомнил. Первый раз слышит.
        - Ни роду ни племени,  - снова кривится князь.  - Э-эх, клюкой бы, вурдалака, по темени.  - Повел головой по кругу: нет ли кого поблизости, и в мыслях - затаенных, запрятанных: - Заодно б и его той же клюкой - царя-ирода, Ивашку.
        Приказ есть приказ. Собрались Холмские. Покатили телеги.
        А навстречу тоже идут телеги. Опричник. Новый владелец едет.

        Рюриковичи

        Красив князь Владимир Старицкий. Незлобен. А главное - смелый и добрый воин.
        Ходил под Казань воеводой Владимир Старицкий. Отличился в боях под Казанью.
        - Брат мой. Кровь моя,  - не раз говорил Иван Грозный, обращаясь к своему двоюродному брату Владимиру Старицкому.
        Оба они из Рюриковичей, то есть потомки знаменитого русского князя Рюрика. Нет на Руси других, кроме них, потомков.
        Хотя и ценил царь Иван Владимира Старицкого, однако все же где-то на душе у царя всё время неспокойно было. Понимал царь Иван, что многие и среди князей, и бояр, и детей боярских, и просто дворян, и людей служилых не его, Ивана, а князя Владимира Андреевича видеть русским царем желали бы.
        А тут еще нашлись шептуны.
        - Ты, батюшка, да князь Владимир - всего лишь двое вас осталось из Рюриковичей.
        Намекали наушники Ивану Грозному, что, мол, и князь Старицкий царских кровей, мол, и он право на русский престол имеет.
        - Остерегись, остерегись, государь!
        Ударило Ивана Грозного по больному. Принялся коситься в сторону Старицкого. К тому же пошли ночные видения. Стал являться во сне царю Ивану князь Владимир. И все в одном виде: идет князь Владимир Старицкий со скипетром в руке, в царских регалиях.
        Мучают царскую душу страшные подозрения. Точат, терзают грудь.
        Не выдержал царь Иван. Начал с того, что лишил он князя Старицкого его Старицкой вотчины. Переселил.
        - Не будет гнезда осиного!
        Свою родную тетку - мать Владимира Старицкого, злую на язык княгиню Евфросинью,  - тоже не забыл. Постригли, погнали силой ее в далекий монастырь, в монахини.
        Чуть отлегло от души у Грозного. И тут:
        - Признался!
        - Признался!
        - Кто признался?
        - Повар.
        Сыскались недобрые, злые люди. Подкупили они царского повара, и тот показал, будто бы князь Владимир Старицкий дал ему яд, требуя, чтобы тот отравил царя.
        Хотел было усомниться Иван, да что-то внутри: «Так и есть, так и есть. Так оно даже лучше. Возрадуйся».
        Перекосилось лицо у Грозного:
        - Смерть!
        Схватили царские слуги князя Владимира Андреевича. Заставили выпить отраву. Скончался Владимир Старицкий.
        Успокоился Грозный - один он остался теперь из Рюриковичей.

        «Перебираем»

        Расправы царя Ивана Грозного над боярами начались еще до гибели князя Владимира Старицкого. В числе первых был казнен один из героев казанской победы воевода Александр Борисович Горбатов-Шуйский. Не простил ему царь Иван колебаний в тот день, когда лежал он при смерти и когда присягали бояре на верность малолетнему сыну Ивана Грозного царевичу Дмитрию.
        Погибли боярин Головин, князья Оболенские, погибли другие.
        После смерти князя Владимира Старицкого были казнены боярин Иван Иванович Турунтай-Пронский, воевода Кирик-Тырнов, князья Шаховские, князья Ушастые. И пошло. И пошло.
        Беспощаден царь Иван к своим настоящим и предполагаемым врагам. Подозрителен. Гору в песчинке видит.
        Свирепствуют опричники. Придумывают разные казни: одного посадят на кол, другого четвертуют, третьего тонкой веревкой надвое перетрут.
        Пример подает сам царь.
        Воевода Никита Козаринов-Голохвастов, опасаясь царской немилости, бежал из Москвы, постригся в монахи и тайно поселился в какой-то лесной обители. Не избежал он державного гнева. Разыскали его опричники.
        - Найден,  - доложили царю.
        - В лесной обители?
        - В монахах укрылся, великий царь.
        Приказал Грозный прикатить бочку пороха.
        Усадили на бочку Голохвастова. Подвели, подожгли фитиль.
        - Он же монах, он ангел,  - рассмеялся злорадно царь.  - Вот пусть и летит на небо.
        Грохнул громом зловещим взрыв.
        Долгие годы Ивану Грозному честно служил боярин Иван Петрович Федоров-Челяндин. Одним из главных был он в Боярской думе. Ценил его Грозный. И вдруг резко изменилось к нему отношение. Показалось царю, что Челяндину мало почестей, жаждет он большей власти.
        Вызвал Грозный Челяндина во дворец. Подвел к царскому трону:
        - Садись!
        - Что ты, государь. Что ты!
        - Садись!
        Не знает Челяндин, как поступить. И престол царский занимать негоже, и ослушаться царя нельзя.
        - Садись!  - закричал Иван. Грозно глаза сверкнули.
        Сел Челяндин.
        - Ты имеешь то, что искал,  - произнес царь. Взял кинжал и заколол Челяндина.
        Ожидал расправы и воевода князь Василий Прозоровский. Узнал Грозный, что Прозоровский любил медвежью охоту.
        - На медведя ходил?
        - Ходил, государь.
        Приказал Грозный пригнать медведя. Привели медведя. Большого. Шатуна. Злого. Голодного. Распорядился Иван Грозный выпустить его на Прозоровского.
        Растерзал шатун безоружного человека. Продолжаются казни. Карает Иван Грозный правого, неправого. Рушит боярство.
        - Перебираем людишек. Перебираем.

        Новгород

        - А-а-а! За что, батюшка?!
        Сабля опричника сверкнула, как молния. Покатилась с плеч голова несчастного.
        Древний Новгород - чудо родной земли. Река Волхов. Озеро Ильмень. Новгородский кремль. Башня Княжья. Башня Дворцовая. Знаменитый Кукуй. Софийский собор. Церковь Покрова. Церковь Входа в Иерусалим. Вечевая площадь. Знаменитая Торговая сторона.
        Был когда-то Новгород самостоятельным, не зависящим от Москвы городом. Его даже называли «Господин Великий Новгород». При царе Иване III, деде Ивана Грозного, Новгород потерял свою независимость и был присоединен к Москве.
        Жил в Новгороде Неудача Цыплятев. Из богатых он людей, из зажиточных. Нет уже прежней знатности у Новгорода. Однако Неудача Цыплятев по-прежнему его называет:
        - Господин Великий Новгород.
        Да и другие называют. Есть и такие, которые вообще против Москвы недоброе скажут.
        И вот кто-то донес в Москву царю Ивану Грозному, что якобы новгородцы вынашивают план измены. Поверил Грозный доносу. Даже обрадовался. Имеются в Новгороде недовольные. Вот и есть повод у Ивана Грозного утвердить свою окончательную власть над Новгородом.
        В январе 1570 года во главе пятнадцатитысячного опричного войска Иван Грозный неожиданно появился на берегах Волхова.
        Установили опричники вокруг Новгорода сторожевые посты и заставы. Приказ:
        - Всех задерживать. Никого не выпускать из города. Больше месяца пробыл Иван Грозный в Новгороде. Все это время не прекращались казни.
        Был схвачен и Неудача Цыплятев. Пытали его опричники.
        - Измену умышлял?
        - Упаси Господи.
        - «Господин Великий Новгород» говорил?
        - Так это по глупости.
        Короток суд у опричников. Вместе с другими погнали Цыплятева к Волхову. Тут главное место казни. Сотни людей в те дни лишились здесь жизни. Погиб и Цыплятев.
        Сбросили опричники тела казненных в Волхов. На их место новых ведут людей.
        Что там за скорбный голос идет над Волховом? Это не выдержал, плачет Волхов.

        Малюта Скуратов

        - Малюта Скуратов!
        - Малюта Скуратов!
        Вот он промчался верхом на коне. Налево, направо стегнул нагайкой. Метнулись люди в разные стороны.
        - Малюта Скуратов!
        - Малюта Скуратов!
        Много преданных опричников у Ивана Грозного. Действительно, псом голодным не то что измену, даже самую малую кроху любой непокорности выгрызут, действительно, любого неугодного царю, как метлой, выметут. На первом месте Малюта Скуратов.
        Уж если сердца нет у кого, так это у него - у Малюты Скуратова.
        Уж если совести нет у кого, так это у него - у Малюты Скуратова.
        Уж если стыда нет у кого, так это у него - у Малюты Скуратова.
        Бровью не поведет, жилкой не дрогнет Малюта при самой безжалостной казни.
        Казнили Ивана Висковатого. Был он одним из умнейших людей в государстве. Долгие годы руководил Посольским приказом. Попал в немилость. Казнили Висковатого распятием на бревнах. Добивали ножами.
        Малюта, конечно, в первых. Первым подошел и ножом ударил.
        Ударил. Усмехнулся. Нагайкой щелкнул.
        Казнили государственного казначея Никиту Фуникова-Карцева. И здесь он - Малюта - первый. Необычная смерть и у Фуникова. Казнили его водой. Сам Малюта ее и придумал. То льет на Фуникова из ведра кипящей водой, то холодной. Опять кипящей, опять холодной.
        Льет горячей, приговаривает:
        - Погрейся, злодей, погрейся.
        Льет холодной, приговаривает:
        - Остынь, злодей, остынь.
        И снова:
        - Погрейся, злодей. Остынь. Погрейся, злодей. Остынь.
        Наслаждается Малюта страданием человека.
        Когда казнили Михайло Темрюковича, был он родным братом второй жены Ивана Грозного кабардинской княжны Кученей - Марии Темрюковны,  - сажали его на кол, так первым он же - Малюта - его подсаживал. Ухмылялся:
        - Ловчее, Михайло, ловчее. Садись поудобнее.
        Зло посмотрел на мучителя Михайло Темрюкович.
        Расхохотался Малюта. Ударил плеткой. А ведь были в неразлучных друзьях до этого.
        Трудно вспомнить всех душегубств Малюты. Клещами людей разрывал. На слабом огне сжигал. Руками душил за горло.
        Палач он из палачей.
        Даже Грозный и тот подивился как-то:
        - Откуда лютость в тебе такая, Малюта?
        Ощерился в улыбке Малюта. Рад, что царя поразил:
        - Служу тебе правдой, отец-государь. А людишки - что? Горох же людишки, просо.
        Крепко запомнилось на Руси имя Малюты Скуратова. Из века в век, если скажут про человека: «Эх ты, Малюта!», «Эх ты, Скуратов!» - это значит, такой человек довел других до последней точки. Жесткий, безжалостный человек. Предел в пределе.
        Обесславил, обесчестил Малюта некогда доброе русское имя. Исчезло имя. Пойди поищи Малюту.

        Суровый век

        Заговорили как-то дьяк Чепурной и подьячий Третьяк о грозных делах Ивановых.
        - Грозный, грозный у нас государь.
        - Мало грозный. Слово едино - лют.
        Говорят они шепотом, ухо в ухо. Вдруг как услышат стены, будет им за слова крамольные.
        Лютый, лютый. Слово едино - кат[7 - Кат - палач.].
        Говорят они тихо-тихо. Голос пухом плывет сквозь зубы. Вдруг как услышит небо, будет им за слова змеиные.
        И крут и лют, конечно, царь Иван IV. Грозным не зря называется. Словом недобрым в истории поминается.
        Много шло от несдержанного характера царя Ивана. Во многом виноваты были бояре. С малых лет нет царю от бояр покоя. Есть и еще причина. Жил Иван Грозный во время, когда по всей Европе правилом стала для королей жестокость. Соревновалась суровость тогда с суровостью. Крутое время повсюду было.
        Франция. В те же годы, когда правил в России Иван IV, произошла здесь знаменитая Варфоломеева ночь. При короле Карле IX в одну из ночей в Париже из-за религиозных несогласий была уничтожена почти половина французской знати. Сам французский король мечом убивал своих подчиненных.
        Испания. Современник Ивана Грозного испанский король Филипп II всегда с радостью отправлялся на площадь Вальядолида в Мадриде, где на бесчисленных кострах сжигали виновных и невиновных людей Испании. Никогда не улыбался Филипп II. Лишь здесь, на мадридской площади, появлялась на лице у короля улыбка. И было это в минуту человеческой смерти.
        Швеция. Король Эрих XIV в припадках безумной злобы рубил без счета головы своим приближенным.
        Англия. Когда возраст короля или время его правления были кратны числу «семь», то есть делиться могли на семерку, в стране по этому поводу производились специальные казни - приносились в жертву каким-то никому не известным силам жизни совсем безвинные люди.
        XVI век. Жестокий век. Льется и льется кровь человечья.
        Слыхали дьяк Чепурной и подьячий Третьяк о жестокостях в западных странах. Говорили:
        - Так ведь то далеко. За межой. В тридесятом царстве.
        И опять за свое:
        - Лютый, лютый у нас государь.
        - Лют государь и время.
        Как ни таились дьяк Чепурной и подьячий Третьяк, да все же, видать, услышали стены их несогласные, дерзкие речи. Схвачен Чепурной. Схвачен Третьяк.
        Сидит на колу Третьяк. Чепурной на куски иссечен.
        Жестокое время. Суровый век.

        Накатилась волна и отпрянула

        1570 год. Неспокойно на южных границах Российского государства. Войска давнего врага России крымского хана Девлет-Гирея появились под Новосилем, под Рыльском. Поднимались и дальше на север. Доходили до реки Упы, до города Тулы.
        Новую негаданную беду принес и следующий, 1571 год. В мае крымские войска неожиданно появились у стен Москвы.
        Мирошка Кривая Нога - дворовый человек боярина Ивана Дмитриевича Вельского - мчал к дому от самого Таоанского луга с оленьей прытью.
        - Тьма крымских людей идет. Тьма!  - вопил Мирошка.
        Нелегко пробираться домой Мирошке. Много разного народа в те часы на улицах Москвы скопилось. Не удержали русские воеводы Девлет-Гирея ни на Оке, ни у Серпухова. Бросились жители окрестных городов и сел к Москве. Искали в городе укрытия и спасения. Забили беженцы московские улицы. Бежит Мирошка, торопится. Натыкается на стариков, на женщин, на плачущих детей. Чуть ли не по человеческим головам перебирается.
        Примчался домой Мирошка.
        - Пришлых людей тысячи!  - кричит.
        - Крымских людей - тысячи!
        С огромной армией подошел крымский хан Девлет-Гирей к Москве.
        Подожгли крымцы городские посады. Загорелись окраины города. Сильный ветер понес огонь к центру. Пламя охватило Китай-город, перебросилось в Кремль. Заполыхала гигантским костром деревянная Москва. Забушевало, загудело кругом пожаром.
        Огонь вплотную подошел и к усадьбе боярина Вельского.
        Смотрит боярин, смотрят другие. Куда от беды укрыться? Слева, справа огонь. Перед тобой огонь. Со спины огонь. Жаром кругом полыхает. Смерть в обнимку с огнем шагает.
        - Батюшка боярин, Иван Дмитриевич! В погреб!  - во всю грудь завопил Мирошка.
        Бросился Вельский, бросились другие в погреб. Влетел Мирошка. От быстрого бега и страха:
        - Уф!
        Не спас их погреб. Хотя был и каменный. Задохнулись от дыма, от чада люди.
        Сотни, тысячи москвичей погибли тогда от огня и в огне. Прошел огонь по городским концам, словно коса по полю.
        Устрашился огня и Девлет-Гирей. Побоялся вступить в пылающий город.
        Накатились крымцы, как волна, на Москву. Как волна, от нее и отпрянули.
        Сгорела Москва. Ни деревянного шеста не найдешь, ни столба на пустынном месте. Путнику коня привязать не к чему.

        Фрося

        Как ком с горы, как колесо в пути, катились на Русскую землю новые беды. То утихая, то вспыхивая с новой силой, шел по русским городам и селам великий мор.
        В 1563 году жестокая эпидемия сыпного тифа обрушилась на город Полоцк. Через два года эпидемия в Полоцке вспыхнула вновь. Затем она перебросилась в Великие Луки, в Торопец, в Смоленск. Страшная болезнь захватывала все новые и новые области Русского государства. Не пощадила она и Москву.
        Гулял мор по России и в 1570, и в 1571 годах. На смену тифу пришла чума.
        Девочка Фрося жила в Пскове. Подобралась и к Пскову смерть. За новостью входит новость.
        Померли сразу трое на соседней от Фросиного дома улице: бабка Лукьяна, внучка Татьяна, старик Федул.
        Померли сразу пятеро на поперечной улице: гончар Еремейка, бондарь Евсейка, дети - Иван, Кудеяр, Ларюк.
        Гуляет по Пскову, как ветер, смерть. Стучится к любому в двери. Подходит все ближе и ближе к Фросиному дому.
        Помер Евграф Телега. Это сосед, что живет от них справа.
        Помер Киприан Заноза. Это сосед, что живет от них слева.
        Скончались лучшие из лучших подружек Фроси - Анна, Степана, Кулиса, Анфиса.
        Заволновались отец и мать. Куда-то ходили. О чем-то шептались. Смотрит Фрося: готовит отец телегу. Впрягли коня. Усадили Фросю. Бежит лошаденка. Катит телега.
        Едут и Фрося, и мать, и отец. Путь их - к востоку, к Новгороду. Ищут они тут от чумы спасенья. Бежит, то как стрела, то вдруг, как змея, дорога. Среди лесных чащоб и болот петляет. На взгорки ползет, ковыляет низинами. Вот и показались соборы Новгорода.
        Вдруг застава. Стрельцы с пищалями.
        - Куда?
        - В Новгород,  - ответил отец.
        - Откуда?
        - Из Пскова.
        - Хватай!  - закричал караульный.
        Опасались новгородцы, как бы к ним из Пскова не пришла чума. Не знали родители Фроси, вышел приказ: всех, кто приезжает из Пскова в Новгород, тут же хватать и бросать в огонь.
        Жестокое время. Жестокие меры. Схватили, потащили на гибель родителей Фроси. Хотели бросить в огонь и девочку. Однако нашелся среди караульных жалостливый. Удержал он других от страшного дела. Уцелела, не умерла девочка Фрося.
        Всюду добрые люди встретятся. На доброте человеческий мир и поныне держится.

        И сын, и внук

        Заявил крымский хан Девлет-Гирей, что на следующий год он опять с войсками придет в Москву. Даже письмо Ивану Грозному специальное написал. Угрожал вновь разорить Москву, а самого царя взять в плен и привести на аркане в Крым.
        Сдержал свою угрозу Девлет-Гирей. Летом 1572 года двинул он снова огромную армию на Москву. Взял Девлет-Гирей в этот поход и сына, и внука.
        Сыну говорил:
        - Запоминай. Рассказывать будешь, как царя Грозного брали в плен.
        Внуку говорил:
        - Запоминай. Передашь своим детям, внукам и правнукам, как полонили царя московского, как брали Московский Кремль.
        Движут на север крымцы. Сотня идет за сотней. Тысяча движет за тысячей. Бьют кони копытами в травы, в землю. Поднимают степную пыль.
        Едет Девлет-Гирей.
        Едет сын.
        Едет внук.
        Все ближе Москва, все ближе. Сто верст до Москвы осталось. Семьдесят. Пятьдесят. Впереди небольшая река Лопасня. Здесь у ее берегов, в 45 километрах от Москвы, вблизи деревни Молоди, и встретились русские в главной битве с войсками Девлет-Гирея.
        Давит, давит Девлет-Гирей.
        Стоят, не колеблются русские.
        Послал Девлет-Гирей в битву сына.
        Погиб в сражении сын.
        Послал Девлет-Гирей внука.
        Убит в сражении внук.
        Не будет детей у сына. Не будет у внука внуков. Устояли русские в жарких схватках. Разбиты враги у берегов Лопасни. Не достались крымскому хану ни Москва, ни Московский Кремль, ни московский царь. Рухнули планы Девлет-Гирея.
        Гудят, переливаются в летнем небе могучим звоном московские колокола. Встречает Москва победителей.
        Победа при реке Лопасне имела огромное значение в жизни России. Дело в том, что к этому времени царь Иван разуверился в опричнине. Это опричные воеводы допустили в 1571 году крымские войска к Москве. А многие из опричников и вовсе к своим войскам тогда не явились. Это усилиями простых русских людей в 1572 году был разгромлен Девлет-Гирей.
        Распустил Иван Грозный опричное войско. Даже под угрозой смертной казни вспоминать об опричнине запретил.

        Глава пятая Последние годы

        Жизнь царя Ивана Грозного приближалась к концу. Приближалась к завершению и Ливонская война.
        Успехи России встревожили соседние государства. Польша, Литва, Швеция давно сами мечтали стать хозяевами ливонских земель.
        Тянулась к ним и далекая Дания.
        Вскоре Польша и Литва объединились в одном государстве.
        Стало оно называться Речь Посполитая. В начале Ливонской войны Россия сражалась только с ливонскими рыцарями. Теперь ей пришлось вступить в борьбу сразу с несколькими государствами.
        Русские войска были вынуждены отступать, стали терпеть поражения.
        О неудачном завершении Ливонской войны и последних годах правления царя Ивана Грозного вы и узнаете из этой главы.

        Дурные приметы

        Хвастал Степан Догони Коня:
        - А я царя спас!
        Действительно, был такой случай. Произошло это под городом Венденом.
        Ливонская война продолжалась. Московские полки стояли у Риги, у Ревеля. Однако сил взять эти крепости не хватило. Трудности ожидали русских и в других местах.
        В 1576 году в объединенном польско-литовском государстве - Речи Посполитой - стал новый король Стефан Баторий. Он был опытным полководцем. Вспыхнула война и со Швецией. России теперь пришлось сражаться и со шведскими войсками, и с литовскими, и с польскими.
        Упорные бои развернулись за город Венден (ныне это Цесис - один из красивейших городов Латвии). Сам царь Иван принимал участие в штурме крепости. Чуть не погиб при штурме. Пушки из крепости вели огонь по наступающим русским. Царь наблюдал за боем. Вдруг:
        - Государь, наклонись!  - услышал он чей-то голос.
        Пригнул царь голову. Пролетело рядом ядро. Не раздайся чей-то предупреждающий крик, сразило б оно Ивана.
        Отлетела лихая минута. Повернулся Иван Грозный в ту сторону, откуда раздался голос. Стоит перед ним ратник.
        - Как звать?  - спросил царь.
        - Степан Догони Коня.
        - Как, как?
        - Степан Догони Коня.
        Часто в те времена попадались фамилии странные. Развеселила она царя Ивана. Улыбнулся царь, рассматривает ратника. Высок. Плечист. Длинноног. Поджар. Действительно, такой коня и догонит и схватит.
        Смотрит и ратник на царя. Вот он перед ним, суровый их государь. Называется Грозным. А с виду не очень грозный. Запомнил Степан: наружно чуть грузен. Ростом - велик. Борода длинная, густая, рыжая не рыжая - золото с чернотой. Улыбнулся Степану царь. И Степан улыбнулся Грозному.
        Подбежали здесь государевы приближенные, увели царя.
        Венден был взят. Однако вскоре войска Речи Посполитой в союзе со шведами снова его отбили.
        Приказали русские воеводы начать новый штурм.
        Не получился штурм. Отразили его осажденные.
        Вторично посылают русские воеводы войска на крепость.
        Устояли вторично защитники Вендена.
        Третью попытку овладеть городом предприняли русские. И вновь удержалась ливонская крепость.
        Не только удержалась. Подошли в это время к Вендену новые отряды польских, литовских и шведских войск. Между ними и русскими полками произошло сражение.
        Сильнее оказались поляки, литовцы и шведы. Одержали они победу. Много русских погибло тогда под Венденом. Многие не вернулись назад в Россию.
        Был в этой битве и Степан Догони Коня. Отважно сражался ратник. Двадцать шесть ран получил в бою. А когда завершилась сеча, оправдал он свою фамилию. Догнал обезумевшего от боя коня. Вскочил. Ускакал от смерти, от плена.
        Узнал царь Иван о поражении русских войск. Вспомнил, что и сам чуть не погиб под Венденом.
        - Дурные приметы,  - сказал Иван.

        Двадцать лет, как идет война

        Для ведения войны нужны были деньги. Много денег. Разъехались по всей России сборщики податей и налогов.
        Поехал с отрядом ратных людей и Федор Курдяпа. Решительный человек Курдяпа. Уезжал, говорил:
        - Я живо. Я живо. У меня - не пикнут. Рекой польются в государеву казну богатства.
        За годы Ливонской войны не раз уже устраивались тяжелые поборы с жителей. Вот и еще один из таких поборов.
        Приехал Курдяпа под город Вологду.
        - Богатые места, богатые,  - рассуждает Курдяпа.  - Бывал. Видел. Вологодский житель от века крепок. Одной скотины, что капель в море.
        И вдруг… Приехал царский посланник в одну деревню, в другую, в четвертую, пятую. Посмотрел и ужаснулся. В разорении лежит земля вологодская.
        Прокатывались в те годы частые поборы по русским городам и селам, как злые волны.
        Попался Курдяпе крестьянин Ефимка Сухой.
        - Выгребли, выгребли, батюшка, все из нас. Метлой березовой вымели.
        Попался крестьянин Ищутка Слепой.
        - В хилости, батюшка, все теперь, в чахлости.
        И другие:
        - Разбежался, батюшка, работящий народ.
        - Многие вовсе померли.
        Не слепой Федор Курдяпа. Видит и сам, что в запустении край. Однако повысил голос:
        - Но, но! Государев приказ. Плетей захотели? А может, дыбы?
        Как ни старался Федор Курдяпа, не получилось ничего у него с поборами.
        Вернулся Курдяпа с пустой сумой.
        Был у царя. Объясняет - в разорение приходит земля русская.
        И из других мест приехали сборщики, из-под Каргополя, с Мологи, из-под Рязани, с Шелони. И тоже царю все говорят про великое разорение.
        - Пора бы с войной кончать.
        Насупился царь Иван:
        - Не вам решать.
        Сжались в кулаки Ивановы руки.
        - Не все сделали. Драть холопьев плетьми.
        Разъехались сборщики вновь по России. Пущены в ход и кнуты, и розги, и нагайки, и плети.
        Взлетают, взлетают розги, кнуты и плети.
        Бьют Ефимку Сухого. Бьют Ищутку Слепого. Бьют сотни и сотни других людей.
        Только сколько ни стегай по мужицким спинам, не выбьешь ты из них ни золота, ни серебра.
        Выдыхается, знать, Россия. Двадцать лет, как идет война.

        Три друга

        Это случилось тоже во время боев у Вендена. Как раз в последние минуты последнего боя.
        Не был очень героического вида Сысой Клешня. Никто не ожидал от него такого.
        Нет ничего героического и во внешнем виде Навейки. Худ. Невысок. На штанах поясок. Вот вам и весь Навейка.
        Сысой Клешня, Питирим Борода и Навейка - три закадычных друга.
        Сысой Клешня родом с реки Оки. Питирим Борода с севера, из Новгородской земли. С Заволжской стороны, с востока Навейка. Навейка - марийский житель.
        Пришли они под Венден как пушкари. В каждом сражении их пушки стояли рядом. Вот и в этом, последнем для них бою.
        Место они выбрали удобное. Чуть на взгорке. Нависли пушечные стволы над самым откосом. Хорошо пушкарям все видно. К тому же если будет атака врагов - врагам подыматься в гору.
        - Отменное место,  - сказал Сысой.
        - Лучше не надо,  - сказал Питирим.
        - Будем стоять до гроба,  - заявил, как бы от имени всех, Навейка.
        Отважно сражались в тот день пушкари. Однако битва сложилась не в пользу русских. Потеснили неприятели пешие наши части. Обрушили удар на русские батареи. Батарея Клешни, Бороды и Навейки оказалась в кольце врагов.
        Всё уже, всё уже кольцо окружения.
        - Взять живыми!  - приказали неприятельские командиры.
        Ясно противникам: быть русским пушкарям полоненными. Ясно и русским: не вырваться из окружения. Не избежать, не уйти от плена.
        Ближе враги. Всё ближе.
        И тут… Стреляли пушки. И вдруг замолкли.
        Насторожились солдаты Батория. Остановились. Прислушались. Нет, не стреляют пушки.
        Кто-то сказал:
        - У московитов кончились ядра.
        Действительно, расстреляли все ядра русские пушки. А враги, вот они - рядом.
        Глянул Борода на Клешню. Посмотрел Клешня на Навейку. Навейка - на Бороду.
        - Не дамся,  - сказал Сысой Клешня.
        - Не дамся,  - сказал Питирим Борода.
        - Не дадимся,  - произнес от себя и от имени всех Навейка - марийский житель.
        Ворвались враги на русскую батарею:
        - Сдавайтесь!
        Молчание на батарее.
        Не захотели русские артиллеристы сдаваться в плен. Не пожалели жизней. На стволах пушек своих повесились.
        Вот они рядом. Словно в строю. Словно в бою. Сысой Клешня, Питирим Борода и Навейка - марийский житель.
        Стоят поляки, стоят литовцы, стоят шведы. Смотрят на подвиг русских солдат.
        Преклонили неприятели головы. Отдали дань героям. Тихо над полем. Замерло всё в округе.

        Ведра, веревки и стены

        Не ходит неудача одна, без пары. Летом 1579 года король Речи Посполитой Стефан Баторий пошел войной на Россию. Переступил границу. Ударил на Полоцк.
        Важным в те годы был город Полоцк. Стоял он на берегу реки Западной Двины. Отсюда открывались дороги из России в Ливонию и дальше к Балтийскому морю до самой Риги.
        Не ожидали русские воеводы, что Баторий пойдет на Полоцк. Не оказалось здесь нужной силы. Мало в Полоцке русских войск.
        Началась героическая оборона Полоцка. Многие в те дни прославились. И ратные люди и не ратные. Прославился и полоцкий горожанин бондарь Кузьма Руковичка.
        Не смогли солдаты Батория взять Полоцк штурмом. Забросали они Полоцк раскаленными ядрами. Начались в городе пожары. Надо гасить огонь.
        Полоцк стоит над Двиной. Вода рядом. Да только не в городе она, а за крепостной стеной, там, на виду у солдат Батория. Все сильнее, сильнее пожары. Не будет воды - выгорит полностью Полоцк.
        Хоть бы ударил гром. Хоть бы просыпался дождь. Хотя бы росинка на землю капнула. Чисто небо. Нет грома. Не жди дождя.
        Появился человек на крепостной стене неожиданно. Веревка в руках, ведро. Смотрят другие:
        - Так это же бондарь Кузьма Руковичка.
        Обвязался смельчак веревкой. Свободный конец отдал одному из ратников:
        - Держи.
        Понял тот, в чем дело. Поняли и другие. Взялись за конец веревки.
        - Давай!
        Стал Кузьма Руковичка со стены спускаться вниз. Спустился. Подбежал к реке. Зачерпнул воды. Снова к стене несется. Открыли неприятельские солдаты огонь. Ударяют пули рядом с Кузьмой. Прикрывает он телом ведро:
        - Но, но, не балуй!  - Это он с пулями разговаривает.
        Наблюдают ратники со стены:
        - Добежит?
        - Не добежит?
        - Добежит?
        - Не добежит.
        Добежал Кузьма. Схватился за веревку. Втянули его наверх:
        - Герой! Голова!
        Только что же одно ведро! Как пылинка в огромном поле. Сотни тут надо ведер.
        Нашлись и другие теперь смельчаки.
        Десятки людей появились с ведрами. Десятки спустились со стен к Двине. Немало под выстрелами неприятельских солдат их тогда полегло. А Кузьма уцелел, в живых остался.
        Вот он снова бежит с ведром. Вот он снова бежит под огнем. Славный полоцкий бондарь Кузьма Руковичка.
        И вновь поражались, глядя на подвиг русских людей, неприятельские солдаты.
        Уже и Полоцк был взят.
        И другие припограничные русские крепости в жарких боях захвачены.
        Но все еще представлялись солдатам Батория полоцкие стены, ведра, веревки и храбрецы на стенах.
        Хоть и взят был врагами героический Полоцк. Однако спасен от огня был город.

        Чихаев

        Много отважных, смелых людей в России. Вот хотя бы Чихаев.
        Было это во время войны России со Швецией. Царем Иваном Грозным к шведскому королю с важным письмом был направлен русский гонец Чихаев.
        Наказ Чихаеву - передать письмо только в руки самого шведского короля. Однако король не пожелал принимать гонца. Распорядился, чтобы с содержанием письма прежде ознакомились его приближенные.
        Прибыл Чихаев. Не допускает королевская стража царского гонца к королю.
        - У меня письмо,  - говорит Чихаев.
        - Ну и что?
        - Самому королю.
        - Давай нам.
        Не отдает Чихаев.
        - Отдавай,  - повторяют шведы.  - Таков приказ. Приехал ты в нашу землю, так выполняй волю нашего короля.
        - Верно,  - говорит Чихаев.  - Приехал я в вашу землю. Однако приказ мне надо выполнять не вашего короля, а своего царя.
        Требует Чихаев, чтобы его допустили к шведскому королю.
        Не соглашаются шведы. И Чихаев не отступает.
        - Посадим тебя в тюрьму,  - грозят шведы.
        - Сажайте.
        - Лишим тебя пищи.
        - Лишайте.
        - Не будем давать воды.
        - Не давайте.
        - Погибнешь в тюрьме.
        - Ну что же, если воля Божья - погибну. Не обнищает Россия. Из-за одного меня не станет у моего государя ни людно, ни безлюдно.
        Злиться стали шведы. Ну и упрямец попался! Не выдержал один из них, ударил Чихаева в грудь, замахал над ним боевым топором:
        - Голову отсеку!
        Подставил Чихаев голову:
        - Секи.
        Видят шведы, ничем не напугаешь русского гонца. Решили силой отнять письмо. Набросились на Чихаева, стали обыскивать. Раздели. Разули. Нет письма.
        Перетрясли вещи Чихаева. Дорожный сундук взломали. Нет письма.
        - Да у тебя и нет-то никакого письма,  - говорят Чихаеву.
        - Есть.
        - Покажи!
        - Только шведскому королю!  - говорит Чихаев.
        Пришлось шведам доложить обо всем своему королю.
        - Ладно,  - сказал король.  - Ведите.
        Ввели Чихаева. Передал он письмо Ивана Грозного, как и было ему приказано, в собственные руки шведскому королю.
        Вести в письме были хорошие. Царь Иван предлагал перемирие.
        Вспоминали шведы потом Чихаева. Поражались его смелости и настойчивости.
        Даже сам шведский король сказал о Чихаеве:
        - Полцарства за такого отдать не жаль!

        Походный шатер

        Прошел год после падения Полоцка. Вновь двинул войска на Россию Стефан Баторий.
        Ударил на город Великие Луки. Стояли насмерть его защитники. На атаку отвечали атакой. Но сил у Батория было больше, и город пал. Разорил Стефан Баторий Великие Луки.
        Одержали в тот год воеводы Речи Посполитой победы над русскими и в других местах: под Невелем, под Торопцем. Один из воевод, Филон Кмита, даже начал поход на Смоленск.
        Смоленск. Припограничный в те годы город. Город-боец. Город-герой. Не раз штурмовали Смоленск враги. Не раз кипели здесь жаркие битвы. Вот и тогда. Идут на Смоленск войска Речи Посполитой. Воевода Филон Кмита ведет полки. Честолюбив Кмита. Самолюбив Кмита. Одержали другие воеводы победы над русскими. Теперь вот и он одержит.
        Как-то подарил Стефан Баторий воеводе Филону Кмите походный шатер. Шатер дорогой: из парчи, из бархата, золотом, серебром расшитый.
        Везут солдаты под Смоленск дар короля Батория. Заявил воевода:
        - Возьму Смоленск, королевский пир в королевском шатре устрою.
        Уже наметил Кмита, кого пригласит на пир. Уже поварам наказал, что из еды приготовить.
        Подошли солдаты Речи Посполитой к Смоленску. Приказал воевода перед Смоленском на видном месте шатер расставить. Пусть все знают, пусть все видят - пришел воевода Филон Кмита.
        Начался бой под Смоленском.
        - Вперед! Вперед!  - командует Кмита.
        Бросаются в бой королевские солдаты. Только крепко стоят под Смоленском русские ратники.
        - Вперед! Вперед!
        Надорвал свой голос Филон Кмита. Пытается пробиться к воротам Смоленска. Не пробился.
        Все тише, все тише напор врагов. Все сильнее удары русских.
        Удар.
        Снова удар.
        Еще удар.
        Не устояли, побежали солдаты Речи Посполи-той.
        - Шатер! Мой шатер!  - кричит воевода Филон Кмита.
        Свернули быстро шатер солдаты.
        Бежит со своим войском Филон Кмита. Добежал до Спасских лугов. Это сорок верст от Смоленска.
        Место ровное. Место удобное. Решил воевода: даст он на Спасских лугах новую битву русским. Уверен в своей победе.
        - Расставить шатер,  - приказал Кмита.
        Снова стал думать, кого пригласить в шатер на победный пир, чем угостить гостей.
        Не получилось у Филона Кмиты с победным пиром. Разбили русские и на Спасских лугах королевского воеводу.
        Захватили русские походный шатер:
        - Где Кмита?
        Нет воеводы. Бежал воевода Филон Кмита.
        Не воевода Филон Кмита, а русские в королевском походном шатре победу свою отпраздновали.

        Герои пскова

        Прошел еще год. Третьим походом пошел на Россию Стефан Баторий. Ударил на город Псков.
        Январь 1582 года. Лютует мороз на улице. Ветер несет поземку. Сбивает в сугробы снег.
        Нахохлились птицы. В норы забились звери. Продрогли красавцы лоси. Завывают ночами голодные волки. Все ближе к селениям их непрошеный след.
        Пятый месяц войска Стефана Батория штурмуют Псков. Взять Псков, открыть своим войскам дорогу в глубь русских земель - таков план польского короля.
        Рвется Баторий к победе. Однако стал на пути неприятелей неприступной твердыней Псков.
        Пробили солдаты Батория в одном месте псковские стены.
        - Виват! Виват! Победа!  - несется над вражеским войском.
        Устремились солдаты в прорыв вперед. Ждет Баторий - вот и запросит пощады город.
        Но что такое?! За этой пробитой стеной видят солдаты вторую стену.
        - Что за стена? Откуда?!
        Возвели, оказывается, ее псковичи. Все эти месяцы, как могли, укрепляли город.
        Продолжают войска Батория штурмовать Псков. Высоко над городом поднялась Покровская башня Псковского кремля. Много раз атаковали ее неприятельские солдаты. Наконец удалось ее захватить. Поднялись враги на башню. Смотрят с высоты на город. Хотел подняться на башню и сам Стефан Баторий. Сделал шаг. Но тут грохнули русские пушки. Смели пушкари-умельцы метким огнем вражеских солдат и весь верх у Покровской башни.
        Еще выше Покровской поднялась Свинузская башня Псковского кремля. Удалось солдатам Батория захватить Свинузскую башню. Набились в нее солдаты:
        - Победа! Виват!
        Хотел и Стефан Баторий подняться на башню. Сделал шаг. И вдруг взлетела под небо башня. Битым камнем на землю рухнула. Это русские герои пробрались в башенное подземелье. Заложили порох. Подорвались сами и подорвали башню.
        Кипит, полыхает за Псков сражение. Все, как один, поднялись на защиту родного города. И женщины, и дети, и старики в общем ряду с отважными.
        Минные подкопы приказал Баторий подвести под Псковский кремль. Не получилось у них с подкопами.
        Приказал вручную кирками долбить псковские стены. Не вышло, не получилось с кирками.
        По льду реки Великой бросил на штурм Пскова Баторий свои войска. Не привел к победе и этот штурм.
        Бился Баторий, бился. Не сломился упорный Псков. Сломился зато Баторий. Затрубили призывно трубы. Отступили войска от Пскова.
        Зима. Холод. Поредели войска Батория. Пришлось королю Стефану Баторию пойти с царем Иваном Грозным на мир. Пришлось ему вернуть России Великие Луки и ряд других захваченных им русских городов. Однако русский Полоцк и некоторые города отошли к Речи Посполитой.
        Вскоре было заключено перемирие и со Швецией. И тут царю Ивану пришлось уступить. Русские города Ям, Копорье, Иван-город и северная часть Эстонии были переданы под власть шведского короля.
        Ливонская война, длившаяся более двадцати лет и так успешно для России начавшаяся, закончилась неудачей. Иван Грозный не хотел смириться с поражением, считал его временным. Он собирался продолжить борьбу за выходы России к берегам Балтийского моря.
        Планам этим не суждено было осуществиться. Жизнь Ивана Грозного подходила к концу.

        Личный лекарь

        Был у Ивана Грозного личный лекарь. Приехал из Англии. Звали его Елисей Бомелей.
        Полюбил его Грозный. Приблизил к себе. Незаменимым стал человеком он при царском дворе.
        Набирает силу Елисей Бомелей. С опаской посматривают на него приближенные царя. Начинают на всякий случай искать с ним дружбы. Все чаще теперь стараются угодить Бомелею.
        Набирает силу Елисей Бомелей. Все ближе к царю он, все ближе. Вот уже и князья и бояре его, как огня, боятся. Хоть положений они и высоких, а перед лекарем униженно кланяются. Улыбками царева любимца осыпают.
        Улыбками осыпают, а про себя:
        - Без ножа бы его зарезали.
        - Без веревки на осину бы вздернули.
        Бармалеем его прозвали.
        Перешептываются бояре: мол, пробрался змееныш в душу царя. И там, как кот на печи, разлегся.
        Угождал Елисей Бомелей царю во всем и тут же всегда на кого-нибудь наговаривал. Исполнял он и тайные поручения царя. Изготовлял яды, отравы всякие. Много у царя врагов и тайных и мнимых. Есть кому подложить отраву.
        Могуч при царском дворе Бомелей. А все ему мало. Решил еще более усилить свое влияние на царя Ивана. Сказал, что по звездам гадать умеет.
        Поступал хитро. Предскажет Ивану Грозному какие-нибудь выдуманные беды:
        - Государь, а звезды говорят: быть на святое Рождество небесному грому. И быть, государь, тебе этим громом битому.
        Или:
        - Государь, а звезды снова сулят недоброе - случится с тобой водянка. (Это болезнь такая.)
        Напугает Бомелей Ивана, а затем шепотом, шепотом: мол, только он один и может от этих болезней и бед уберечь царя.
        Верит во всем государь вруну Бомелею. Начинает Елисей Бомелей царя от страшных бед спасать. И верно, «спасает»: не ударяет в царя небесный гром, не заболевает Иван водянкой.
        - Верой служу тебе, государь,  - не раз клялся Елисей Бомелей.  - Верой и правдой. До последнего вздоха верен тебе, до гроба.
        Стареет царь Иван. Как никогда доверчив.
        Несколько лет прожил Елисей Бомелей в России. Разбогател. На русских хлебах разъелся. И все же не покидает его тревога. Понимает: рано или поздно может раскрыться его обман. Решил он бежать из России. Собрал свои богатства. Покинул Москву. Добрался до Пскова. В Пскове его и схватили.
        Привезли Бомелея в Москву. Предстал он перед царем Иваном. Смотрит Иван Грозный на своего любимца.
        - Бармалей. Бармалей.
        Страшную принял смерть Елисей Бомелей. В муках огненных жизнь закончил. Проткнули через него металлический прут. На огромном костре зажарили.

        Поход ермака

        Дальние дали Русского государства - Урал, Зауралье, река Тура. Идут по реке лодки. Взмах веслами. Снова взмах. Это продвигается отряд казаков.
        Впереди на головном струге прославленный атаман донской казак Ермак Тимофеевич. Оживлен, улыбается Ермак. Улыбаются казаки.
        Взмах веслами. Снова взмах. Река Тура. Западная Сибирь.
        После падения в России ига Золотой Орды одна из групп ордынцев обосновалась в Западной Сибири. Здесь они образовали свое ханство, получившее название Сибирского.
        Во времена Ивана Грозного во главе Сибирского ханства стоял властный, решительный хан Кучу м. Ханские воины не раз нападали на русские земли, разоряли селения, угоняли жителей в рабство.
        Иван IV старался обезопасить восточные границы Русского государства. В 1581 году против Кучума были посланы казаки.
        Лихи, бесстрашны в бою казаки. Лих атаман Ермак Тимофеевич. Вот он - в шлеме, в кольчуге, глаза светлые, быстрые, борода черна, как глубина бездонная, топор боевой у пояса. Слово атамана для всех закон. И смел, и мудр Ермак Тимофеевич. Пылок душой и удачлив делом. Почет атаману, почет и слава!
        А вот противник Ермака Тимофеевича - хан Кучум. Он здесь всему хозяин. Хоть и стар, хоть и слеп Кучум. За Кучумом - и ум, и годы.
        Плывут, плывут по Туре казаки. Что их ждет впереди?
        1582 год. Ермаку удалось одержать свою первую победу над войсками хана Кучума. Казаки взяли город Чанги. Это теперешняя Тюмень.
        Из Туры казацкие струги переплыли в реку Тобол. Все дальше и дальше в глубь сибирских земель уходит Ермак Тимофеевич.
        Нелегко пришлось казакам в походе. Кучум собрал большое войско. С боями, с потерями идут вперед казаки. Всюду заслоны кучумовских войск. Тучей вздымаются в воздух стрелы. Ощетинились грозно копья. Идут казаки, словно сквозь колючие заросли пробиваются.
        Страшны, конечно, стрелы. Остры, конечно, копья. Но у казаков оружие понадежнее. Огненного боя. Пищали.
        Не было здесь, в Сибири, ни пушек, ни ружей. Продвигаются вперед казаки. Пробивают огнем дорогу. Дошли до устья реки Тобол. Вот он - Иртыш и иртышский берег.
        25 октября 1583 года казаки Ермака взяли столицу Сибирского ханства Искер.
        Об успехе своего похода Ермак донес в Москву царю Ивану IV. В Сибирь в помощь казакам прибыли стрельцы и русские воеводы.
        Иван Грозный был очень доволен сибирским походом Ермака. Говорят, он даже послал Ермаку со своего плеча царскую шубу.
        Только не пришлось Ермаку Тимофеевичу долго носить царский подарок. После падения столицы Сибирского ханства борьба с Кучумом не закончилась.
        Хоть и стар, хоть и слеп Кучум, берегись, не простак Кучум. Выследили его воины ночной привал Ермака. Напали. Погиб Ермак в схватке с воинами Кучума.

        Юрьев день

        Во времена правления царя Ивана Грозного большие изменения произошли в жизни крестьян. Еще и до этого крестьяне стали принадлежать крупным землевладельцам - боярам, князьям, помещикам. Однако они еще не были полностью крепостными. Раз в году крестьяне имели право менять своего хозяина, могли переходить от одного владельца к другому. Это было осенью, когда завершались основные полевые работы, в Юрьев день. Переходить можно было в срок за неделю до Юрьева дня и неделю спустя.
        Ждут, бывало, не дождутся крестьяне этого дня.
        Ждали в тот, 1581 год Юрьева дня и в семье Телегиных. Принадлежали Телегины боярину Верхотурову. Вот эта семья - Ефимка Телегин, отец Ефимки - Хабар Телегин, мать Ефимки - Анна, сестренки Наденька и Олюшка и бабка - старая Пелагея.
        Особенно ждала бабка. Намучилась она за свою долгую жизнь у боярина Верхотурова. Хоть на край света идти готова, хоть к самому дьяволу в пасть. Все надеется - в другом месте будет лучше.
        - Присмотрела я, присмотрела,  - говорила старая Пелагея.  - Есть сын боярский Тимофей Мещерин. Вот у кого люди живут так живут. Не лют, не крут. Шкуру с живых не сдирает. К нему и пойдем.
        И мать о новом месте все думает. И отец к новой жизни рвется. Ждут они Юрьева дня.
        Скорей бы!
        А Ефимке все равно. И Наденьке и Олюшке все равно. А если говорить честно, то переезжать на новое место им и вовсе не очень-то хочется.
        Тут речка. Зовут Сережа. Привыкли к речке. Тут лес. Вековой, дремучий. С грибами, с ягодами. Привыкли к родному лесу. Тут дружки и подружки. Катька, Анфиска, Мотька, Митрошка, Игнатка, Ларюк, Меркул. Как же без них? Без дружков, без приятелей.
        Не нужен ребятам Юрьев день.
        Сказал Ефимка:
        - Хоть бы и вовсе не был.
        - Не был, не был, не был,  - заверещали Наденька и Олюшка.
        Кончилось лето. Настала осень. Отец посветлел. Даже в плечах расправился. Оживилась, стала проворнее бегать мать.
        - Дождались, дождались,  - твердит старая Пелагея.  - Еще две недели, и Юрьев день.
        И вдруг! Что такое?! Как?! Почему?!
        Объявлено: не будет в этом году Юрьева дня. И в будущем не будет. Ввел царь Иван Грозный временный запрет на переход крестьян от одного помещика к другому.
        Заплакала, запричитала старая Пелагея:
        - Как же так?! Как же так?!
        Подошел Хабар Телегин, наклонился к матери:
        - Вот те и Юрьев день.
        И Ефимка, и Наденька, и Олюшка подбежали к бабушке:
        - Вот тебе, бабушка, и Юрьев день!
        Только не было в их словах сожаления. Глупые они, несмышленые. Довольны, что не надо никуда уезжать. Схватили лукошки, помчались в лес.
        …Прошло десять лет. При сыне Ивана Грозного, царе Федоре Ивановиче, вышел специальный указ, который навсегда отменил право крестьян переходить от одного помещика к другому. В России окончательно установилось крепостное право.

        Иван - сын Ивана

        Первый сын царя Ивана Грозного Дмитрий, которому бояре много лет тому назад приносили присягу на свою верность, умер еще ребенком. Второй сын царя, как и отец, носил имя Иван.
        Он и стал наследником русского престола.
        Иван Грозный любил, но в то же время и ревновал сына. Молод царевич Иван. Характером более мягок. Не страшились его, как царя Ивана Грозного, а, наоборот, тянулись к царевичу люди.
        Подозрителен царь Иван. Недобрые мысли в голову заползают. А тут еще и советчики нет-нет да и шепнут:
        - Остерегайся, государь. Уж больно люди не те вокруг царевича.
        Не находит в такие минуты царь себе места. Все кажется ему, что царевич Иван «желает царства», то есть мечтает побыстрее сам стать русским царем.
        Растравит себе душу царь Иван. Прикажет казнить кого-нибудь из друзей царевича. Затем успокоится. Встретится с сыном, старается что-нибудь доброе сказать. Как бы вину свою искупает.
        Готовил Иван Грозный сына к престолу, в государственные дела посвящал, не таил своих намерений и планов.
        И все же не мог до конца изменить свой несдержанный, жестокий характер царь. То вместе с сыном в застолье, вместе на охоте, радостен и светел, то вновь снова нахмурится, коршуном на него смотрит.
        Вот и в тот день.
        Заперечил в чем-то сын отцу. Произнес не то слово. Не сдержался опять Грозный. Лавиной бранных слов на сына обрушился. Даже ударил.
        Боярин Борис Годунов, бывший случайно при этой вспышке царского гнева, пытался было стать на защиту царевича.
        Еще больше взвился теперь Иван Грозный.
        - Заступники!  - кричал на Годунова.  - Не желаете мне добра. Вороги кругом. Изменники!
        Избил он жестоко боярина Годунова. Отступил боярин Борис Годунов.
        Повернулся Иван Грозный опять к сыну. Вновь неосторожное что-то сказал царевич.
        - Щенок! Ирод!  - закричал Грозный. Потерял он окончательно власть над собой. Глаза помрачнели. Забегали, забегали из стороны в сторону. Волосы на бороде как-то вздыбились. Нос, и до этого длинный, вовсе стал выглядеть клювом. Ссутулился, сгорбился царь Иван. И вдруг, как пружина, выпрямился.  - Щенок!
        Сжал он тяжелый посох, бывший у него в руке. Поднял руку. Ударил сына. Пришелся удар посоха в висок царевича. Упал, как подкошенный, царевич на пол.
        Не отходили лекари молодого Ивана. Умер царевич Иван.

        Отписать

        Была у Ивана Грозного борода: рыжая не рыжая - золото с чернотой.
        В один день превратилась в золото с белизной. Тяжело переживал царь Иван смерть своего сына.
        - Нет мне прощенья. Нет мне прощенья.
        Уединился. Отошел ото всех дел. По церквям и монастырям ездит. Бьет земные поклоны Богу.
        Приезжают гонцы из разных концов России.
        - К кому?
        - К государю.
        - Нельзя. Царь молится.
        Приезжают гонцы из разных ближних и дальних заморских стран.
        - К кому?
        - К государю.
        - Нельзя. Царь молится.
        Молится, молится царь Иван. Осыпает деньгами церкви и монастыри.
        Тянут свои печальные песни священники и монахи. Поминают погибшего царевича.
        Похудел царь Иван. Осунулся. Страшно глянуть теперь на Грозного.
        Стал царь вспоминать вдруг прошлые годы. Вспоминает опричнину, казни. Эх, эх, сколько извел людей. Ох, ох, жить самому недолго. Простит ли Господь суровость?
        Задумался.
        «Может, Господь и простит. А люди?»
        Решил царь вернуться к делам казненных. Пересмотреть суровые свои приговоры. Приказал отписать, то есть занести в специальные списки, фамилии тех, кто подлежит прощению.
        Стоят приближенные, называют царю фамилии.
        - Князь воевода Горбатов-Шуйский. Тот, что Казань…
        - Помню, помню,  - перебивает царь.  - Отписать.
        - Князь Владимир Андреевич Старицкий.
        Вспомнил Иван Грозный двоюродного брата:
        - Прости меня, грешного. Отписать.
        Продолжают называть приближенные казненных царем людей.
        - Боярин Иван Петрович Федоров-Челяндин.
        Вспоминает царь, как заставил тогда Челяндина сесть на царский трон.
        - Отписать.
        - Дьяк Иван Висковатый.
        Вспомнил Грозный, как добивали ножами Висковатого.
        - Отписать.
        - Воевода Никита Козаринов-Голохвастов.
        Вспомнил, как посадили Голохвастова на пороховую бочку и подожгли фитиль.
        - Отписать.
        - Кабардинский князь Михайло Темрюкович.
        Вспомнил, как сажали на кол Темрюковича.
        - Отписать.
        Идет фамилия за фамилией. Все тише и тише Иванов голос.
        - Отписать.
        - Отписать.
        - Отписать.
        - Отписать.
        Кто-то вспомнил и о Елисее Бомелее, бывшем царском лекаре, любимце царя Ивана:
        - Еще, государь, Елисей Бомелей.
        Посмотрел царь на сказавшего. Как в былые годы, глаза вновь налились свинцом.
        - Не бывать сему,  - произнес Иван Грозный.  - Вор. Лихоимец. За измену карать и впредь.
        Все новые и новые идут имена.
        И снова Иванов голос:
        - Отписать.
        - Отписать.
        - Отписать.

        Последний день

        Царю Ивану снился тяжелый сон. Куда-то стремительно вперед за даль, за синь уходит большак-дорога. Люди справа, слева стоят от дороги. По дороге, как по коридору, проходит царь.
        - Слава царю, слава!  - раздаются приветственные голоса.
        Но тут же, разрезая кинжалом воздух, оттесняя, опережая радостные крики, несутся слова другие:
        - На плаху его, на плаху!
        И вот уже бежит к царю палач. Сажень в плечах. Пудовый замах. Топор в руках.
        Иван вскрикивал и просыпался. Тупо вглядывался в ночную темноту. Судорожно водил рукой по кровати. Казалось, что-то искал. Сердце билось тревожно. Царь, успокаивая себя, произносил:
        - Пустое, пустое.
        Переворачивался на другой бок. Опять засыпал. Однако сон возвращался. И справа, и слева гремело снова:
        - Слава царю, слава!
        - На плаху его, на плаху!
        Промучился царь всю ночь. Утром ходил подавленный, раздраженный.
        Тут Куземка было бросился к царю, закричал:
        - Сгинь, нечисть. Не трожь Ивашку!
        Но получил по шее.
        Еще больше изменился царь Иван за последнее время. Постарел. Телом обмяк. Ссутулился. Морщины на лице глубокой бороздой легли, словно пахарь прошелся плугом.
        Шли последние дни царя. А вот и самый из них последний.
        Мылся в бане в тот день Иван. Мылся долго. Плескал на тело водой лениво. Погружен был в мысли свои государь. То ли о Боге, о жизни загробной думал, то ли о здешних, земных делах.
        Кто-то из злых языков шепнул:
        - Грехи государь смывает.
        Из бани Иван вернулся к себе в покои. Приказал принести шахматы. Любил Иван Грозный эту игру. Хоть и по-прежнему запрещенными были в те годы в России шахматы, хоть и считались сатанинским делом.
        Расставил царь на доске фигуры. Крикнули слуги ему напарника.
        Сидит за шахматной доской царь Иван. Вот оно, поле боя. Пешки, офицеры, другие фигуры. А вот и королевы и король.
        Оживился, глядя на доску, царь. Двинул фигуры вперед, в атаку. Глаза на секунду прежним огнем сверкнули. И вдруг качнулся, упал Иван. Бросились слуги. Нагнулись. Мертв государь.
        Бояре боялись народной смуты. Захлопнулись враз ворота Кремля. Застыла у стен, у входов, у выходов грозная стража.
        Однако весть уже поползла по Москве.
        - Царь умер!
        - Умер!
        - Умер!
        И вот:
        - Умер!  - подтверждая смерть Ивана Грозного, ударили московские колокола.

        «Вижу! Вижу!»

        Прошли годы тяжелым шагом, словно медведь по цветам и травам.
        Хватала за горло людей война. Измотали поборы боярские, истощили подати царские. Пожар плясал по селу. Мор накатил на жителей. Оголил недород поля. Все возможные и невозможные беды, казалось, на них обрушились. Разорено село и разрушено. Все живое навек приглушено.
        Росла когда-то при селе у дороги на зависть округе груша. Большая, ветвистая. Любили все место у старой груши.
        Соберутся ребята. В игры свои играют: в салки, считалки, скакалки, сиделки, гуделки, сопелки, догонялки.
        Весело здесь ребятам:
        - Догони!
        - Догони!
        - Догони!
        Соберутся и взрослые возле груши. Разговоры об урожае, о недороде, о дожде, вообще о погоде, о барах, боярах, о податях и налогах, о сенокосе, о медосборе, об опоросе, об Юрьевом дне, о свадьбах, крестинах, о колдунах и всякой нечистой силе, о конце света, о грозном царе Иване.
        При самой дороге груша. Пронеслись над селом, над округой, над всей Россией лихие ветры. Погибла, засохла и старая груша.
        Не слышно здесь больше детского смеха.
        Не слышно речей крестьянских.
        Не присядет на отдых под грушей путник.
        Не укроется конь в тени.
        И вдруг… Дело было как раз по весне. Прибежали как-то, резвясь и играя, дети Викулка и Дуняша по старой памяти к старой груше.
        Поравнялись. Остановились. Замерли.
        - Видишь?  - тихо спросил Викулка.
        - Вижу,  - так же негромко в ответ Дуняша.
        Стоят они притихшие, смотрят на грушу. Не верят своим глазам. Ожила вдруг груша. Будто проснулась. Листочком брызнула.
        - Видишь?  - уже громче спросил Викулка.
        - Вижу! Вижу!  - кричит Дуняша.
        Схватились за руки дети. Бегут они к людям:
        - Ожила!
        - Ожила!
        - Выжила!
        Радости нет конца.
        Налетел вдруг весенний ветер. Подхватил он Викулку. Подхватил Дуняшу. Оторвал от земли. Высоко над полями поднял. Летят они чистым небом. А под ними лежит Россия - реки, озера, леса, села и города.
        Ищут ребята родное село и грушу. Вот они! Вот они! Вон он - на груше листочек брызнул. На груше листочек брызнул!
        Нет у жизни, видать, конца.

        Небывалое бывает

        Издавна русские считались хорошими мореходами. Они совершали далекие плавания и торговали с другими народами.
        Но враги стремились отнять у России выходы к морю. Северными берегами Черного моря завладели турецкие захватчики. Берега Балтийского моря и прилегающие к ним земли латышей и эстонцев захватили шведы.
        В то время Швеция была очень сильным государством. Ее армия считалась одной из лучших в мире. Кроме того, Швеция имела большой, хорошо вооруженный флот.
        В 1700 году умный и деятельный русский царь Петр I объявил войну Швеции. Война со шведами длилась двадцать один год и закончилась полной победой русских. В истории она получила название Северной.
        Для России Северная война началась неудачно. Под шведской крепостью Нарвой русские потерпели поражение. О том, как и почему это случилось, а также о том, что понадобилось предпринять для будущих побед и о самих первых победах, вы и узнаете из повести «Небывалое бывает».

        Глава первая на реке Нарове

        Поход

        Идет русское войско в дальний поход. Через старинные русские города Новгород и Псков к шведскому городу Нарва. Царь Петр I ведет своих солдат сражаться за выход к Балтийскому морю. России нужно море, ой как нужно!
        Поход нелегкий, дальний. Идут солдаты по размытым дождем дорогам, вязнут по колено солдатские ноги в грязи.
        Устанут, промокнут солдаты за день, а обогреться негде. Села попадались редко. Ночевали все больше под открытым небом. Разведут солдаты костры, жмутся к огню, ложатся на мокрую землю.
        Вместе со всеми шел к Нарве и Иван Брыкин, тихий, неприметный солдат. Как и все, месил Брыкин непролазную грязь, нес тяжелое кремневое ружье - фузею, тащил большую солдатскую сумку, как и все, ложился спать на сырую землю.
        Только робок был Брыкин. Кто посмелее, тот ближе к костру пристроится, а Брыкин все в стороне лежит, до самого утра от холода ворочается.
        Найдется добрый солдат, скажет:
        - Ты что, Иван? Жизнь тебе недорога?
        - Что жизнь!  - ответит Брыкин.  - Жизнь наша - копейка. Кому солдатская жизнь надобна!
        Исхудали солдаты, оборвались в пути, болели, отставали от войска, помирали на дальних дорогах и в чужих селах.
        Не вынес похода и Иван Брыкин. Дошел до Новгорода и слег. Начался у Брыкина жар, заломило в костях. Уложили солдаты товарища на обозную телегу. Так и добрался Иван до Ильмень-озера. Остановились телеги у самого берега. Распрягли солдаты лошадей, напоили водой, легли спать.
        Дремал и Брыкин. Среди ночи больной очнулся. Почувствовал страшный холод, открыл глаза, подобрался к краю телеги, смотрит - кругом вода. Дует ветер, несет волны. Слышит Брыкин далекие солдатские голоса. А произошло вот что. Разыгралось ночью Ильмень-озеро. Вздулась от ветра вода, разбушевалась, хлынула на берег. Бросились солдаты к телегам, да поздно. Пришлось им оставить обоз на берегу.
        - Спасите!  - закричал Брыкин.
        Но в это время набежала волна, телегу повалило набок.
        - Спаси-ите!  - вновь закричал Брыкин и захлебнулся.
        Накрыла солдата вода с головой, подхватила, поволокла в озеро.
        К утру вода схлынула. Собрали солдаты уцелевшее добро, пошли дальше.
        А об Иване никто и не вспомнил. Не он первый, не он последний - много тогда по пути к Нарве солдат погибло.

        Кто трусит - ступай в обоз

        Ближе, ближе. Уже видна Нарва. Смотрит Петр: нелегко такую крепость воевать. На левом, крутом берегу реки Наровы, стоит крепость. Вокруг крепости - каменная стена. У самой реки виднеется Нарвский замок - крепость в крепости. Высоко в небо вытянулась главная башня замка - Длинный Герман.
        А напротив Нарвы, на правом берегу Наровы,  - другая крепость: Иван-город. И Иван город обнесен крепостной стеной «Нелегко будет воевать оные,  - думает Петр.  - Нелегко, а надобно. Без Нарвы нам не видеть моря».
        Следить за осадой Нарвской крепости Петр поручил генерал-инженеру барону Галларту… В России в то время было мало знающих людей, вот и приходилось приглашать иностранцев.
        Однако, приехав под Нарву, барон неохотно занимался своим делом. Галларта все раздражало: и пушек у русских мало, и кони тощи, и солдаты плохо обучены. Ходил Галларт всем недовольный и только злил Петра.
        Несколько раз царь приглашал иностранного генерала пройтись вокруг крепости, осмотреть самому шведские укрепления, но Галларт все отказывался.
        Тогда Петр взял лист бумаги, карандаш и пошел сам.
        Шведы увидели царя, стали стрелять. Ударяются рядом с Петром шведские пули, а он ходит, чертит что-то на бумаге, делает вид, что ничего не замечает. Стыдно стало Галларту. Нехотя пошел догонять Петра.
        Однако Петр ходит у самой крепости, а подойти к крепости Галларт боится. Остановился барон в безопасном месте, кричит:
        - Ваше величество!
        Хочет Галларт, чтобы царь обратил на него внимание, машет Петру рукой.
        Петр молчит.
        - Ваше величество!  - еще громче кричит Галларт.
        И вновь никакого ответа.
        Понял Галларт, что Петр нарочно не отзывается: ждет, когда барон подойдет ближе. Набрался генерал храбрости, сделал несколько шагов вперед. А в это время грянула с крепостной стены шведская пушка, просвистала в осеннем воздухе неприятельская бомба, шлепнулась в лужу недалеко от Галларта. Бросился барон на землю ни жив ни мертв. Лежит, ждет, когда бомба разорвется.
        Однако бомба не разорвалась.
        Приоткрыл тогда Галларт глаза, приподнял голову, смотрит - рядом стоит Петр. Улыбается Петр, подает генерал-инженеру руку.
        Покраснел Галларт, поднялся с грязной земли, говорит царю:
        - Ваше величество, да царское ли это дело под пулями ходить!
        - Царское не царское,  - отвечает Петр,  - а приходится. Видать, помощники у меня плохи. Не те помощники. А дело - оно военное. Тут кто трусит - ступай в обоз.
        Смутился генерал Галларт, обиделся на царя, поднял с земли свою шляпу и пошел к русскому лагерю.
        А Петр посмотрел ему вслед и только головой покачал.

        О двух мужиках

        Осада Нарвы затянулась. Вначале ждали поотставшие в дороге полки. Потом, когда начали обстрел вражеской крепости, оказалось, что русские пушки плохи. При стрельбе отваливались у пушек лафеты, ломались колеса, разрывались некрепкие пушечные стволы.
        В русском лагере поползли слухи, что шведов не одолеть, что на помощь крепости спешит сам шведский король.
        Приближалась зима. Пошли длинные, холодные ночи. Свистел колючий ветер. Почти над самой землей двигались черные, зловещие тучи.
        В одну из таких ночей Петр шел по лагерю, спустился к Нарове. Вдоль берега реки, ежась от холода, расхаживал часовой.
        - Эй, служивый!  - закричал Петр.
        Часовой вздрогнул. Обернулся. Узнал Петра.
        Вытянул руки по швам.
        - Ну как, побьем шведов?  - обратился Петр к солдату.
        - Бог, государь, он милостив. Может, и побьем,  - ответил часовой.
        - Что - Бог! А ты как мыслишь?
        - Что - я? Я как все,  - произнес солдат.
        - А как все?  - допытывает Петр.
        - Да разное говорят, государь. Побьют нас шведы, говорят.
        - Дурак!  - выругался Петр, сплюнул с досады и пошел дальше.
        - Государь,  - услышал он тихий оклик.
        - Ну что?  - спросил недовольно Петр и вернулся к солдату.
        - Государь, дозволь притчу рассказать.
        - Притчу?  - переспросил Петр. Усмехнулся.  - Рассказывай.
        - В давние времена,  - начал солдат,  - жили на селе два мужика. Пахали мужики землю, рожь сеяли. Да только жили мужики по-разному. У одного к осени все закрома полны хлебом, а другой соберет чуть более того, что посеял. Стало обидно второму мужику. В чем дело, какой такой секрет у товарища? Лежит мужик всю зиму на печи, думу свою думает. Наконец не вытерпел, пошел к соседу.
        «Почему это,  - говорит,  - у тебя такое везение?»
        «А у меня на то особый секрет есть»,  - слышит в ответ.
        «Какой секрет?» - спрашивает неудачливый мужик.
        «А вот,  - отвечает сосед и показывает ладони.  - Вот тут,  - говорит,  - мой секрет и есть».
        Обрадовался мужик, смотрит на ладони, а там пусто.
        «Да тут ничего нет!» - говорит он с обидой.
        «Как - нет? Есть,  - отвечает сосед.  - Смотри лучше»,  - и показывает на мозоли.
        «Да какой же это секрет?  - еще больше обиделся мужик.  - Мозоли и у меня есть!» - и смотрит на свои руки.
        Смотрит, а никаких мозолей на них и нет. Пролежал всю зиму мужик на печи, вот и сошли мозоли.
        - Э-э,  - проговорил Петр,  - да, я смотрю, ты неглуп!
        - Так точно, господин бомбардир-капитан.
        - Что - так точно?  - переспросил Петр.
        Солдат смутился.
        Петр рассмеялся.
        А через несколько дней, забрав Меншикова, Петр уехал в Новгород. Помчался Петр собирать новые полки да подгонять поотставшие в пути обозы.
        Всю дорогу Петр ехал молча, все о солдатской притче думал.

        «Страх - он хуже смерти!»

        Солдат Федор Грач сидел в окопе. Держал Грач в руке фузею, ждал, когда подойдут шведы. Отродясь еще не приходилось Федору стрелять из ружья. Не обучив ружейным приемам, так и послали на войну.
        - Боязно?  - спрашивает Федора сосед по окопу, усатый, уже немолодой солдат.
        - Боязно,  - отвечает, краснея, Грач.
        - Оно и понятно,  - говорит солдат.  - А ты не думай о страхе. От него, от страха, немало зла на войне бывает. Страх он еще хуже смерти.
        В ночь перед приходом шведов выпал туман. К рассвету пошел снег. Начался ветер, погнал в сторону русских снежные вихри. Холодный ветер леденил солдат. Вьюжило. В двадцати шагах нельзя было различить друг друга.
        Усатый солдат то и дело прикладывал к земле ухо - слушал, не идут ли шведы.
        Шведы появились неожиданно, словно из-под земли выросли. Обрушились шведские стрелки на русские окопы.
        Поднял Грач ружье, выстрелил. А что дальше произошло, уже и понять не мог. Перемешались в окопах русские и шведские мундиры. И рад бы стрелять Федор, а куда, не знает. Разыгралась вьюга, слепит глаза, где свой, где швед - разобрать трудно.
        И вдруг прошел слух: «Немцы предали». Оказывается, барон Галларт и другие иностранные офицеры перешли на сторону шведов. Оставшись без командиров, русские дрогнули, началась паника. Полки устремились к Нарове. Солдаты бежали к единственному мосту через реку. Вместе со всеми бежал и Федор Грач. Бежал, не видя ничего, бежал, спотыкался, падал, поднимался и снова бежал. Мост был временный, легкий. Поравнялся Грач с мостом и вдруг вспомнил слова бывалого солдата. Остановился Федор, повернулся к товарищам.
        - Стой!  - кричит.  - Стой, братцы! Страх - он хуже смерти!
        Кричит Грач, но никто не обращает на него внимания. Хватает Грач товарищей за руки, хочет остановить, да где уж. Оттолкнули солдаты Федора в сторону, побежал по шатким, прогибающимся доскам моста. Мост прогнулся. Деревянный настил осел, коснулся воды. Забурлила вода, заклокотала. И вдруг мост не выдержал. Оборвались непрочные пеньковые канаты. Скрипнул мост, развалился. Смотрит Грач на Нарову - несет река воды, тащит в пучину русских солдат.
        Отвернулся Федор, сел на камень, схватился за голову. Вдруг слышит - кто-то положил ему на плечо руку.
        Поднял Грач голову, смотрит - перед ним бывалый солдат.
        - Видишь, что страх делает?  - обращается солдат к Федору.
        - Вижу.
        - То-то,  - говорит солдат.  - Знай. А сейчас бери фузею. Слышишь - справа пальба идет. То царевы гвардейские полки - Преображенский и Семеновский - бьются. Пошли на помощь. А что народ гибнет, на то и война. Тут кто страх поборол, тот и есть настоящий солдат.

        «Пусть сам черт воюет с такими солдатами!»

        Подходя к Нарве, шведский король Карл говорил: «Московские мужики разбегутся при одном виде моих солдат».
        Однако вскоре королю пришлось изменить свое мнение. Не хотел, а все же пришлось. Произошло это вот как.
        Услышав сильную пальбу близ Наровы - а там бились преображенцы и семеновцы,  - Карл бросился к своим войскам.
        Король подоспел вовремя: гвардейцы оттеснили, отбили шведов. Того и гляди, обратятся шведы в позорное бегство.
        - Шведы, шведы!  - закричал Карл.  - С вами Бог и ваш король! За мной, шведы!
        Солдаты воспрянули духом и с новой силой бросились в битву.
        Слева, с невысокого холма, била русская пушка. С кипением врезались ядра в шведские ряды, валили по нескольку человек сразу.
        - Пушки, подать сюда пушки!  - закричал Карл.
        Несколько солдат бросились выполнять приказ. Вскоре появилась шведская батарея.
        - Огонь!
        Ядра легли с недолетом, метрах в тридцати от русской пушки.
        - Огонь!  - закричал Карл.
        Опять недолет.
        С третьего выстрела легли шведские ядра рядом с пушкой. Поднялась снежная пыль. Словно игрушечных, подкинуло в воздух и разбросало в разные стороны русских солдат.
        - Ура!  - закричал Карл.  - Ура!  - и замахал шляпой.
        Однако, когда улеглась пыль, король увидел: у пушки, словно вовсе и не было залпа, стоит солдат. Карл посмотрел - у солдата нет правой руки. Весь бок пушкаря залит кровью. Словно надломленный сук, торчит из плеча оголенная кость. Солдат держит в левой руке запал, что-то кричит, наводит пушку прямо на шведского короля.
        - Безумец!  - закричал король.
        В это время грянул новый выстрел, и Карл упал с лошади.
        Когда король вылез из-под убитого коня и осмотрелся, на прежнем месте солдата уже не было. Прихрамывая на ушибленную ногу, Карл поднялся на холм. Рядом с русской пушкой, истекая кровью, лежал солдат. Глаза героя были полузакрыты, губы произносили какие-то слова. Карл наклонился к умирающему. «Русский шведа и одной левой бьет»,  - повторял упрямо солдат.
        Уже потом, когда кончился бой, Карл пытался узнать, как звали героя. Однако никто ответить королю на его вопрос не мог. Тогда Карл вызвал барона Галларта.
        - Что за солдат, не знаю,  - ответил Галларт,  - однако, ваше величество, могу вас заверить, что таких у русских немало. Не люди - безумцы. Пусть сам черт воюет с такими солдатами!
        Посмотрел Карл на Галларта, вспомнил свои слова, сказанные при подходе к Нарве, задумался, ничего не ответил.

        Как майор Пиль смерть принял

        Еще в Москве нагадала старая цыганка майору Пилю, что примет он смерть от руки русского солдата. (Немец майор Пиль состоял на службе у русских.)
        Нрав у Пиля был веселый, легкий. Посмеялся он над словами цыганки, рассказал товарищам да и забыл. Вспомнил о них уже под Нарвой, в самый разгар боя.
        Узнав, что барон Галларт и другие иноземные офицеры изменили русским, майор Пиль тоже хотел перейти на сторону шведов. Однако майору не повезло. Перехватил Пиля русский солдат. Лицо у солдата здоровое, глаза злые. Майор едва ноги унес. Хорошо, помогла вьюга.
        - Фу ты, вредная!  - помянул в эту минуту майор цыганку.
        Отбежал Пиль в глубь лагеря, забился в офицерскую землянку, просидел там до самого вечера. Все боялся майор, что вот-вот ворвется в землянку солдат со злыми глазами. Потом успокоился. Мол, беда миновала, стал ждать, когда в русском лагере наконец появятся шведы.
        Однако шведы не шли. Не одержав победы над преображенцами и семеновцами, шведы прекратили бой.
        А вечером к землянке подбежал русский солдат, стукнул в дверь, закричал:
        - Господ офицеров на военный совет!
        Пришел Пиль в генеральскую избу, а там все решено. Договорились генералы послать к шведам своих послов просить о перемирии. Выделили князя Козловского и майора Пиля.
        Вышли послы на улицу. Кругом солдаты. Собираются солдаты группами, о чем-то спорят, шумят, перебивают друг друга. Несутся в ночном воздухе солдатские голоса.
        - Не сдадимся шведам!
        - Не отступим!
        - Животы положим, а со стыдом не уйдем!
        Обошли князь Козловский и майор Пиль солдат стороной. На всякий случай обходили осторожно, крадучись. Двинулись к шведским позициям. Однако у границы русского лагеря послов окликнули часовые.
        - Стой! Кто такие? Откуда?  - раздались звонкие голоса.
        И сразу к послам из темноты подступило несколько человек.
        - Да, никак, свои,  - заговорили солдаты.  - Да чего их сюда понесло?
        Послы растерялись. Захлопал выпученными глазами Пиль. Ради осторожности сделал шаг назад, стал за широкую спину князя Козловского.
        Повысил князь голос, пытался прикрикнуть на солдат, да ничего не получилось. Пришлось рассказать, в чем дело.
        - Ироды!  - закричал кто-то.  - Шкуру свою спасаете!
        - Что вы, братцы, что вы!  - вмешался Пиль.  - Ради вас стараемся…  - И осекся: показалось Пилю, что стоит перед ним тот самый солдат со злыми глазами.
        - Предатели! Бей предателей!  - понеслись солдатские возгласы.
        - Стой, стой, братцы!  - только и успел сказать князь Козловский.
        Навалились солдаты, бросили послов на землю, стали бить сапогами и прикладами.
        Вспомнил еще раз Пиль старую цыганку, дернулся и замер. Охал и стонал, хватаясь за пробитую голову, князь Козловский.
        А кругом разносилось:
        - Не сдадимся шведам!
        - Не отступим!
        - Животы положим, а со стыдом не уйдем!

        «Ученики выучатся и отблагодарят своих учителей»

        Солдаты готовились к новому бою. Однако генералы решили по-своему. В новый бой русская армия не вступила. Генералы договорились с королем Карлом о почетном отступлении.
        Ночью через Нарову стали наводиться мосты. Затем рота за ротой русские войска принялись переходить на правый ее берег. Переправу охраняли Преображенский и Семеновский полки. С барабанным боем, с распущенными знаменами они последними перешли Нарову.
        Весть о поражении русских войск застала Петра в Новгороде. Загнав лошадь, к царю примчался всадник.
        - Что там?  - спросил Петр.
        - Конфузия, государь!  - только и ответил прибывший.
        Подошел Меншиков. Узнав о поражении русской армии, побледнел, стал причитать:
        - Что же теперь? Как же оно будет!
        - Цыц!  - огрызнулся Петр.
        - Святая Богородица, да за что же ты нас,  - не унимался Меншиков.
        - Да умолкни ты, дурья башка!  - закричал Петр.  - От битья железо крепнет, человек мужает. Радуйся, дурак, науке. Чай, не первый раз со шведами бьемся. Дел-то посмотри сколько. Малому ли война научила? Эхма, только работай! Заводы строй, пушки лей, армия, поди, регулярная нужна, офицеры свои, генералы. Отстала Русь. Страна большая, а порядку мало. Попомни: ученики выучатся и отблагодарят своих учителей.

        Глава вторая На реке Неве

        Лодки идут по суше

        Русские подошли к Нотебургу осенью. Задули холодные северные ветры. Разыгралось неспокойное Ладожское озеро. Побежали высокие волны, забили о берег шумным прибоем.
        По Ладожскому озеру пригнали русские более полусотни ладей - больших лодок,  - стали готовиться к штурму. Штурмовать крепость лучше со стороны реки Невы: тут и берег ближе и волны не такие сильные. Но как провести лодки мимо крепости? Шведы начнут стрелять. Потопят меткие шведские стрелки русские лодки.
        Как быть?
        Весь день русские разбивали лагерь. Ставили большие солдатские палатки, разводили костры, чистили ружья.
        Вечером, когда все легли спать, Петр вышел к озеру. Тихо. Горят на берегу костры. Над озером поднимается луна. Засмотрелся Петр на луну, задумался.
        Вдруг до царя долетели громкие голоса. Петр оглянулся, смотрит - на берегу у костра собрались солдаты. Солдаты о чем-то спорят. Петр прислушался.
        - Братцы, а я так думаю, что шведа обхитрить можно,  - говорит чей-то голос.
        Петр подошел ближе, рассмотрел говорившего. Был он щупл и мал ростом. Петра даже смех взял - тоже герой!
        - Как же ты, куриная твоя душа,  - обратился Петр к солдату,  - обхитришь шведа?
        Солдат узнал царя и замер от страха.
        - Ну-ка, сказывай,  - потребовал Петр.
        - Да я так думаю, государь,  - запинаясь, проговорил солдат,  - стало быть, надо рубить просеку да просекой волоком, в обход крепости, и тащить лодки.
        - «Просекой, волоком»!  - усмехнулся Петр.  - Да как ты их тащить будешь? Ведра тебе это, что ли?
        - Да будь твоя воля, государь,  - хором заговорили солдаты,  - а мы их хоть голыми руками до Невы дотянем!
        Солдатская выдумка царю понравилась. На следующий день Петр приказал рубить просеку. Рубили просеку умно, так, чтобы верхушки деревьев падали к центру: по ветвям тащить легче. Впрягались в ладью человек по пятьдесят. Тащить тяжелые лодки - работа трудная. Облепят солдаты лодку со всех сторон, подхватят руками, еле сдвигают.
        - Раз - взяли, два - взяли!  - раздается голос Петра.
        - Еще раз, еще два!  - вторят ему ротные командиры.
        Устали солдаты. Выбились из сил. Надорвал свой богатырский голос Петр. Разгневался царь, подозвал щуплого солдата.
        - Что ж ты, куриная твоя душа!  - закричал Петр.  - Видал, каково лодки тащить?
        Молчит солдат. А Петр ругается еще шибче.
        Обиделся тогда солдат, говорит:
        - Так какое же дело без труда получается?
        Подивился Петр на солдата, промолчал. Потом подошел, похлопал по плечу и сказал:
        - Молодец, правду говоришь! Выиграем баталию - не забуду. Быть тебе при государевой награде.
        Только не дожил солдат до награды. Замешкался щуплый солдат, подвернулся под нос тяжелой ладьи. Бросились товарищи на помощь, да поздно. Придавила ладья солдата. Прикусил от боли солдат губы, да так и умер без крика и стона.
        И вновь подивился Петр: откуда сила такая берется? С таким солдатом не страшно и против шведа идти. Снял Петр шляпу, поклонился, приказал похоронить погибшего с офицерскими почестями.
        До позднего вечера русские рубили просеку. А утром в крепости началась тревога. Забегали на стенах караульные. Поднялся на высокую башню комендант. Шведы смотрели на Неву. Там, словно утиные выводки, на легкой волне качались русские лодки. Не сразу поняли шведы, в чем дело. А когда разобрались, было поздно: русские начали штурм.

        «Государь Петр Алексеич отступление повелел!»

        Две недели днем и ночью громыхали русские пушки. От частых команд охрипли артиллерийские офицеры. Усталые бомбардиры валились с ног. Нотебург горел.
        Но шведы не сдавались.
        - Эка орех каков!  - говорил Петр.  - Не раскусишь.
        Наконец, на четырнадцатый день, одна из стен треснула. С шумом повалились камни. А когда утихло и улеглась пыль, увидели русские: в стене широкий пролом.
        Бросились солдаты к лодкам, поплыли к острову. Командовать штурмом Петр поручил храброму полковнику князю Голицыну. Высадились солдаты на берег, кинулись к пролому.
        - Сдавайтесь!  - кричат русские.
        Шведы молчат, бросают с крепостных стен камни и раскаленные ядра, льют на головы наступающим горячую воду. Трудно русским. Видно, рано начали штурм.
        Понял Петр, что войска поторопились, отдал приказ отступить.
        С царским приказом послали к Голицыну молодого, необстрелянного солдата. Прибыл солдат на остров, стал разыскивать Голицына. Да разве найдешь! Кругом дым, огонь, в двух шагах ничего не видно. Подбежит солдат к одному месту - говорят, Голицын в другом; бросится туда - его посылают в третье.
        Измучился солдат, отошел в сторону.
        И вдруг напал на солдата страх. Страшно ему ослушаться и не передать Голицыну царский приказ. Но еще страшнее вновь подойти к крепости. И рад бы пойти, да ноги сами несут в обратную сторону, к берегу, туда, где стоят лодки.
        Подошел солдат к берегу. Видит - у лодок кто-то толпится. Посмотрел на форму - преображенцы. «Ну, не один я струсил!» - обрадовался молодой солдат.
        Смотрит новичок: преображенцы сталкивают лодки в воду. Лодки сталкивают, а сами не садятся. «Что такое?  - не может понять молодой солдат.  - В чем дело?» И вдруг понял: решили преображенцы биться до последнего. А раз так - не нужны им лодки. Нечего лодкам стоять у берега, незачем дразнить солдат.
        - Стой, братцы, стой! Что вы, братцы!  - закричал молодой солдат.
        Посмотрели преображенцы на новичка, подивились, что за крикун такой, и стали продолжать свое дело.
        - Стой, стой!  - вновь закричал молодой солдат, подбежал к лодкам, вцепился в одну из них руками.  - Не пущу!  - кричит.  - Государь Петр Алексеич отступление повелел. На чем плыть будем?
        «Ну и трус!  - подумали преображенцы.  - Самого царя приплел!» Подошли к солдату, стали оттаскивать от лодки. А он упирается и все твердит:
        - Государь Петр Алексеич отступление повелел!
        Но никто ему не поверил. Какая же вера может быть трусу? Разозлились преображенцы, решили поступить с молодым солдатом, как с предателем. Схватили, раскачали и бросили в воду.
        Однако солдат не утонул. Хоть и трус был, да, видать, силу имел немалую, выплыл. Вылез весь мокрый, вода ручьями стекает с кафтана. Посмотрел молодой солдат в сторону крепости. То ли страх у него прошел, то ли стыдно перед товарищами стало, только скинул солдат кафтан и побежал к пролому.
        А у самого пролома столкнулся солдат с князем Голицыным. Хотел солдат передать царский приказ, да понял - поздно. Смолчал.
        Русские продолжали штурм.

        Шведы выбросили белый флаг

        Не раз Петр бивал Меншикова, любую провинность не прощал. Изведал Меншиков и увесистый петровский кулак, и ловкую в руках Петра тяжелую дубовую палку. Но зато и любил Петр Меншикова больше всех на свете. Знал: скажи - пойдет Меншиков в огонь и в воду.
        Вот и сейчас не отступает Меншиков от царя ни на шаг. Стоят Петр и Меншиков у русских батарей, смотрят на крепость. Плохи дела у русских. Отбили шведы штурм, приободрились. Того и гляди, сами начнут атаку.
        - Государь,  - обращается Меншиков к царю,  - не устоят наши, пусти на подмогу. Пусти, а, государь!  - умоляет Меншиков.
        Петр молчит. Дергается тонкий петровский ус. Царь нервничает.
        - Государь…  - вновь начинает Меншиков.
        А дела у пролома совсем плохи. Шведы вышли из крепости, теснят русских к реке. На рослого преображенца навалились сразу трое, схватили шпаги, прокололи, словно бабочку.
        - Государь,  - не отстает Меншиков,  - пусти! А, государь!
        - Ладно, ступай,  - сдается наконец Петр.
        Собрав двенадцать лодок, Меншиков отплыл к крепости. Что есть силы солдаты налегли на весла. Против течения по быстрине плыть трудно. Взмахнут солдаты веслами, нажмут, бурлит по сторонам вода, пенится, а лодки почти ни с места.
        - Давай, братцы, нажмем, братцы!  - подбадривает Меншиков солдат, а сам с тревогой смотрит на берег.
        Не отводит глаз от крепости и Петр. Совсем мало русских осталось на острове. Понимает царь: не подоспеет подмога. Отвернулся Петр, безнадежно махнул рукой.
        А когда посмотрел вновь, не поверил своим глазам: лодки - у острова.
        Первым выскочил Меншиков. Взмахнул шпагой, врезался в толпу шведов. Только теперь Петр заметил: Меншиков без кафтана, в одной розовой шелковой рубахе. Меншиков пробился к стене. Ловко, как кошка, полез по штурмовой лестнице, ухватился за край пролома, подтянулся, вскочил на ноги и радостно замахал шляпой.
        - Хвастун, ой хвастун!  - не сдержался Петр.
        Неожиданно в пролом повалил дым, злыми языками пробилось пламя. Озаренная огнем, метнулась розовая рубаха Меншикова. Что было дальше, Петр не видел, мешал дым. В судороге, словно кто-то дергал его за нитку, зашевелился петровский ус.
        Прошла минута, вторая, третья. И вдруг…
        - Видишь?  - закричал Петр прямо в ухо стоящему рядом солдату.
        - Никак нет, ничего не вижу, бомбардир-капитан!  - ответил солдат.
        - Дурак! Куда смотришь? Вон куда гляди!  - И Петр показал на стену.
        Там, на самом верху, среди огня и дыма, меж острых зубцов стены, словно победное знамя, развевалась розовая, из шелка шитая рубаха бомбардир-поручика Александра Меншикова. Обезумев от боя, со страшно перекосившимся лицом, Меншиков метался у самого обрыва. А рядом с ним, слева и справа, мелькали зеленые кафтаны русских солдат. Вот их все больше и больше. Вот уже почти не видно шведов. Вот…
        Петр посмотрел в подзорную трубу. В стекле встрепенулось что-то белое. Флаг, белый флаг!
        Шведы выбросили белый флаг. Шведы сдаются!
        Отбросив в сторону трубу, Петр закричал:
        - Виктория! Виктория! Орех-то разгрызли. Вон оно как!
        Старой русской крепости Петр дал новое название - Шлиссельбург. Сейчас в память о царе Петре Шлиссельбург называется Петрокрепостью.

        Небывалое бывает

        Измученный дальней дорогой, в столицу Швеции прибыл гонец. Принес он тревожную весть: русские идут к Финскому заливу, к крепости Ниеншанц.
        Крепость Ниеншанц стояла на берегу Невы, недалеко от впадения Невы в Финский залив. Потерять шведам Ниеншанц - значит, пустить русских к морю. Заволновались шведы, снарядили военные корабли, послали помощь.
        На всех парусах мчатся шведские корабли к Неве. Подгоняет попутный ветер шведские фрегаты. Носятся над палубами чайки, обещают недалекий берег. А тем временем русские штурмуют крепость. Не выдержали шведы штурма, не понадеялись на помощь - пробили шведские барабаны сигнал к сдаче. Пришли корабли к Неве, а уже поздно: русские в крепости.
        Однако на кораблях о падении Ниеншанца ничего не знали. Остановились шведские корабли в Финском заливе, а два фрегата, «Гедан» и «Астрильд», пошли к крепости. Хотели шведы засветло подойти к Ниеншанцу, но не успели. Пришлось им опустить паруса, заночевать на Неве. Поставили шведы на кораблях часовых, легли спать. Ходят шведские часовые, не думают об опасности. Ночь наступила темная, небо беззвездное. Кругом тихо. Стоят корабли, словно впаянные в Неву, не качнутся. Ходят часовые, перекликаются.
        - Эй, на «Астрильде»!  - кричит часовой с «Гедана».
        - Эй, на «Гедане»!  - отвечают ему с «Астрильда».
        Вначале часовые перекликались часто, потом все реже и реже. Вскоре на «Астрильде» часовой замолк. Усыпила шведа тихая ночь.
        Походил, походил часовой на «Гедане». Скучно одному. Прислонился к мачте и тоже заснул.
        К утру сквозь сон почудился часовому с «Гедана» скрип уключин. Швед вздрогнул, приоткрыл глаза. Кругом туман. Дует легкий утренний ветер. Трепещется на мачте шведский флаг. Прислушался швед, скрип повторился.
        «Что бы это?» - подумал часовой, подошел к борту.
        И вдруг - швед даже не поверил своим глазам, подумал, не сон ли,  - увидел часовой вначале одну, потом вторую, потом сразу много лодок.
        Швед кинулся к другому борту - и там лодки. В лодках солдаты. И тут швед понял.
        - Русские!  - надрывая голос, закричал шведский часовой.
        - Русские!  - эхом пронеслось над Невой.
        - Русские!  - тревожно отозвалось в трюме.
        И сразу корабль ожил. Выбежали на палубу перепуганные офицеры. Заметались, не понимая, в чем дело, заспанные солдаты.
        А русские лодки тем временем подошли к фрегату. Облепили лодки фрегат со всех сторон. Словно муравьи на сахарную голову, стали карабкаться по крутым бортам «Гедана» русские солдаты.
        Первым на палубу ворвался Меншиков. Блеснул в руках Меншикова дымящийся пистолет, ловко заиграла острая шпага.
        - Эка какой ты, швед, глупый!  - приговаривал Меншиков и колол направо.  - Не ходил бы ты, швед, в чужие земли!  - И колол налево.
        Между тем над Невой поднялось солнце. Туман рассеялся. Стал виден и второй шведский корабль, «Астрильд». И на «Астрильде» идет бой. На «Астрильде» - сам Петр. Хорошо заметна высокая фигура Петра. Петр улыбается Меншикову: понимает, что шведам не отбиться.
        Однако нелегко далась русским победа. Геройски сражались шведские корабли. Стыдно им было русским лодкам сдаваться в плен. А все же пришлось.
        В честь победы русские отлили медаль. «Небывалое бывает»,  - говорил Петр про эту победу.

        На берегу Невы

        Пустынны берега реки Невы: леса, топи да непролазные чащи. И проехать трудно, и жить негде. А место важное - море.
        Через несколько дней после взятия Ниеншанца Петр забрал Меншикова, сел в лодку и поехал к устью Невы. При самом впадении Невы в море - остров. Вылез Петр из лодки, стал ходить по острову. Остров длинный, плоский, словно ладошка. Хохолками торчат хилые кусты, под ногами мох, сырость.
        - Ну и место, государь!  - проговорил Меншиков.
        - Что - место? Место как место,  - ответил Петр.  - Знатное место: море.
        Пошли дальше. Вдруг Меншиков провалился по колени в болото. Рванул ноги, стал на четвереньки, пополз на сухое место. Поднялся весь в грязи, посмотрел на ноги - одного ботфорта нет. Остался в грязи ботфорт.
        - Ай да Алексашка, ай да вид!  - рассмеялся Петр.
        - Ну и места проклятущие!  - с обидой проговорил Меншиков.  - Государь, пошли назад. Нечего сей топи мерить.
        - Зачем же назад, иди вперед, Данилыч. Чай, хозяйничать сюда пришли, а не гостями,  - ответил Петр и зашагал к морю.
        Меншиков нехотя поплелся сзади.
        - А вот смотри,  - обратился Петр к Меншикову.  - Жизни, говоришь, никакой нет, а это тебе что, не жизнь?
        Петр подошел к кочке, осторожно раздвинул кусты, и Меншиков увидел гнездо. В гнезде сидела птица. Она с удивлением смотрела на людей, не улетала.
        - Ишь ты,  - проговорил Меншиков,  - смелая!
        Птица вдруг взмахнула крылом, взлетела, стала носиться вокруг куста.
        Наконец Петр и Меншиков вышли к морю. Большое, мрачное, оно верблюжьими горбами катило свои волны, бросало о берег, било о гальку.
        Петр стоял, расправив плечи, дышал всей грудью. Морской ветер трепал полы кафтана, то поворачивая лицевой зеленой стороной, то внутренней - красной. Петр смотрел вдаль.
        Там, за сотни верст на запад, лежали иные страны, иные берега.
        Меншиков сидел на камне, переобувался.
        - Данилыч,  - произнес Петр.
        То ли Петр произнес тихо, то ли Меншиков сделал вид, что не слышит, только он не ответил.
        - Данилыч!  - вновь проговорил Петр.
        Меншиков насторожился.
        - Здесь, у моря,  - Петр обвел рукой,  - здесь, у моря,  - повторил он,  - будем строить город.
        У Меншикова занесенный ботфорт сам собой выпал из рук.
        - Город?  - переспросил он.  - Тут, на сих болотах, город?!
        - Да,  - ответил Петр и зашагал по берегу.
        А Меншиков продолжал сидеть на камне и смотрел удивленным, восторженным взглядом на удаляющуюся фигуру Петра.
        А по берегу носилась испуганная птица. Она то взмывала вверх, то падала вниз и оглашала своим криком нетронутые берега.

        Город у моря

        Для строительства нового города собрали к Неве со всей России мастеровой люд: плотников, столяров, каменщиков, нагнали простых мужиков.
        Вместе со своим отцом, Силантием Дымовым, приехал в новый город и маленький Никитка. Отвели Дымову место как и другим рабочим, в сырой землянке. Поселился Никитка рядом с отцом, на одних нарах.
        Утро. Четыре часа. Над городом палит пушка. Это сигнал. Встают рабочие, встает и Никиткин отец. Целый день копаются рабочие в грязи и болоте. Роют канавы, валят лес, таскают тяжелые бревна. Возвращаются домой затемно. Придут усталые, развесят около печки вонючие портянки, расставят дырявые сапоги и лапти, похлебают пустых щей и валятся на нары. Спят до утра словно убитые. А чуть свет опять гремит пушка.
        Весь день Никитка один. Все интересно Никитке: и то, что народу много, и солдат тьма-тьмущая, и море рядом. Никогда не видал Никитка столько воды. Даже смотреть страшно. Бегал Никитка к пристани, на корабли дивился. Ходил по городу, смотрел, как в лесу вырубают просеки, а потом вдоль просек дома складывают.
        Привыкли к Никитке рабочие. Посмотрят на него - дом, семью вспомнят. Полюбили Никитку. «Никитка, принеси воды»,  - попросят. Никитка бежит. «Никитка, расскажи, как у солдата табак украл». Никитка рассказывает.
        Жил Никитка до осени весело. Но пришла осень, грянули дожди. Заскучал Никитка. Сидит целые дни в землянке один. В землянке вода по колени. Скучно Никитке. Вырубил тогда Силантий из бревна сыну игрушку - солдата с ружьем.
        Повеселел Никитка.
        - Встать!  - подает команду.
        Солдат стоит, глазом не моргнет.
        - Ложись!  - кричит Никитка, а сам незаметно подталкивает солдата рукой.
        Наиграется Никитка, начнет воду вычерпывать. Перетаскает воду на улицу, только передохнет - а вода вновь набралась. Хоть плачь!
        Вскоре в городе начался голод. Продуктов на осень не запасли, а дороги размокли. Пошли болезни. Стали помирать люди словно мухи.
        Пришло время, захворал и Никитка. Вернулся однажды отец с работы, а у мальчика жар. Мечется Никитка на нарах, пить просит.
        Всю ночь Силантий не отходил от сына. Утром не пошел на работу. А днем нагрянул в землянку офицер с солдатами.
        - Порядку не знаешь?!  - закричал офицер.
        - Сынишка у меня тут. Хворый. Помирает сынишка,  - стал оправдываться Силантий.
        Но офицер не стал слушать. Дал команду, скрутили солдаты Силантию руки, погнали на работу. А когда вернулся, Никитка уже похолодел.
        - Никитка, Никитка!  - тормошит Силантий сына.
        Лежит Никитка, не шелохнется. Валяется рядом Никиткина игрушка - солдат с ружьем. Мертв Никитка.
        Гроба Никитке не делали. Похоронили, как всех, в общей могиле.
        Недолго прожил после этого и Силантий. К морозам и Силантия свезли на кладбище. Много тогда людей погибло. Много мужицких костей полегло в болотах и топях.
        Город, который строил Никиткин отец, был Петербург. Через несколько лет этот город стал столицей Русского государства.

        Золотой рубль

        Осень 1703 года выдалась ранняя. Словно из сита, лили холодные мелкие дожди. Задули ветры, погнали по Финскому заливу метровые волны.
        В один из таких дней к Неве подошел иностранный корабль. Корабль был датский, приплыли на нем купцы.
        У входа в Неву корабль бросил якорь. Идти дальше капитан не решался. Датчане послали в Петербург за лоцманом.
        Вскоре лоцман прибыл. Из-под брезентового плаща-капюшона глянуло на капитана молодое улыбающееся лицо. Раскрытыми ножницами зашевелились тонкие, словно шило, усы.
        - О гут, зер гут![8 - Хорошо, очень хорошо!] - приветствовал лоцмана капитан.
        Лоцман прошелся по палубе, пощупал снасти, придирчиво осмотрел паруса и реи.
        Всю дорогу лоцман молчал. Ловко перебирая рулевое колесо, он осторожно вводил корабль в Неву.
        - Гут, зер гут!  - говорил капитан.
        Русский датчанам понравился. Прощаясь, капитан подарил лоцману золотой рубль.
        Три дня судно разгружалось. Пока русские перетаскивали на берег пузатые бочки и тяжелые ящики, датские моряки ходили по городу. С самого утра отправлялся на берег и датский капитан. Капитан знал, что на улицах Петербурга можно повстречать русского царя. А взглянуть на Петра капитану очень хотелось. Слава о царе Петре к тому времени обошла весь мир. Однако датчанам не везло.
        И вот однажды капитан встретил лоцмана.
        - О майн фрейнд![9 - Мой друг!] - радостно приветствовал датчанин старого знакомца.
        «А что, если поделиться с ним своей неудачей?» - подумал капитан.
        Узнав, в чем дело, лоцман оживился, обещал помочь.
        Слово свое лоцман сдержал. Через несколько дней датских моряков пригласили в дом петербургского генерал-губернатора Александра Даниловича Меншикова. В просторном губернаторском доме собралось человек сто. Были здесь и знатные особы, и совсем неприметные люди - русские купцы и офицеры. Вскоре к гостям вышел и сам хозяин.
        - Его величество царь Петр Алексеевич,  - произнес Меншиков.
        Дверь распахнулась, и в комнату вошел Петр.
        Датский капитан взглянул на царя и ахнул. По комнате, прогибая половицы, шел лоцман.
        Заметив датчанина, Петр улыбнулся. Лукаво заблестели большие глаза, приветливо зашевелились усы-ножницы. Капитан растерялся, стал низко кланяться и что-то быстро-быстро заговорил на родном языке.
        - О чем сказывает господин датский капитан?  - обратился Петр к переводчику.
        - Ваше величество,  - ответил переводчик,  - капитан говорит о каком-то рубле. Капитан просит не гневаться и вернуть ему рубль.
        Петр рассмеялся.
        - Купцы и корабельщики,  - обратился царь к датским морякам,  - вы первые, что с миром пришли к нам, в древние русские земли. Слава вам, датские мореходы. Жалуйте к нам в моря. Купцы датские и немецкие, английские и шведские, жалуйте все, всем места хватит. За то мы и бились за море, за то и положили здесь русские головы.
        Потом, наклонившись к переводчику, Петр тихо сказал:
        - А капитану передай - рубль я ему не отдам. Рубль - он не краденый. Скажи, царь за здоровье датских моряков тот рубль пропил.

        Глава третья Опять Нарва

        Снова поход

        - Государь!  - Меншиков осторожно потряс Петра за плечи.  - Проснись.
        Петр приподнял голову и, не открывая глаз, перевернулся на другой бок.
        - Государь, проснись,  - вновь повторил Меншиков.
        - Пошел вон!  - ругнулся Петр и стал натягивать на голову одеяло.
        - Проснись же, государь!  - не отставал Меншиков.  - У Нарвы неспокойно, к крепости идет генерал Шлиппенбах.
        - Что?!  - Петр вскочил с кровати, схватил Меншикова за отвороты кафтана, притянул к себе.  - Что? Шведы - к Нарве?!
        - Да, государь.
        Петр отпустил Меншикова, зашагал по комнате из угла в угол. Потом остановился, вонзив взгляд в Меншикова, сказал:
        - Данилыч, час пробил. Пока Нарва у шведов - жить нам в страхе. Ступай, кличь генералов, снова быть битве.
        На следующий день русские войска спешно выступили в поход. И вот опять дорога. Как тогда, четыре года назад. Идут войска, движутся пушки, длинной вереницей тянутся обозные телеги.
        И вновь по дороге несется царский возок. Догоняет Петр русские полки, останавливает лошадей, кричит:
        - Здорово, молодцы!
        - Здравия желаем, бомбардир-капитан!  - отвечают солдаты.
        Идут солдаты стройными рядами. Тра-та-та, тра-та-та!  - выбивают походную дробь барабаны, развеваются пестрые полковые знамена.
        А высоко в небе светит солнце. Носятся в теплом воздухе стрижи. Где-то впереди раздается солдатская песня. Слышна команда:
        - Лева нога вперед! Права нога вперед! Шире шаг!
        Стоит Петр в возке. Снял шляпу. Развевает ветер Петровы кудри. Смотрит Петр на войска, говорит Меншикову:
        - Данилыч, смотри: российская армия идет наша, новая! Побьем шведа, а, Данилыч?
        - Побьем, государь! Ей-ей, побьем!  - отвечает Меншиков.
        - То-то,  - говорит Петр.  - Чай, на печи не лежали!  - И весело, по-детски смеется. Потом вдруг меняется в лице.  - Но, но,  - говорит Меншикову,  - не хвастай!  - Садится и начинает смотреть в небо, в безбрежную синь, в неохватную даль.
        Войска идут к Нарве.

        Машкарадный бой

        Подошли русские к Нарве. Послали разведку. Оказывается, Шлиппенбах еще далеко.
        Остановились войска на правом берегу Наровы. Стали готовиться к штурму.
        Однажды к Петру подошел Меншиков.
        - Государь,  - обратился он,  - разреши учинить машкарадный бой.
        - Что?  - переспросил Петр.
        - Машкарадный бой, говорю,  - повторил Меншиков и зашептал царю что-то на ухо.
        А на следующее утро к коменданту Нарвы генералу Горну прибежал корнет Попеншток.
        - Генерал, генерал!  - закричал Попеншток.  - К Нарве идет Шлиппенбах, русские готовятся к бою!
        Схватил Горн подзорную трубу, бросился к крепостной стене, посмотрел: действительно, русские строятся. Носится по полю Меншиков, машет шпагой, куда-то показывает. Посмотрел Горн на запад - правильно, там, за лесом, поднимается пыль.
        - О, слава тебе, Святая Мария!  - проговорил генерал. Потом повернулся к Попенштоку, сказал: - Жалую вас, господин корнет, капитаном.
        В это время вдалеке раздались два выстрела, потом еще два и еще. Это был шведский условный сигнал. Горн приказал ответить. С крепостной стены гаркнули пушки. А вскоре из-за леса стройной колонной появились и сами шведы.
        Заколыхались желтые и белые шведские знамена, заняли всю ширь дороги синие мундиры шведских солдат. Развернулись шведы во фронт, выкатили вперед пушки и открыли огонь. Русские стояли спиной к крепости, лицом к войскам Шлиппенбаха.
        И Горн подумал: «А что, если ударить русским в тыл? Шлиппенбах - спереди, войска из крепости - сзади, зажать русских в тиски, разгромить, как тогда, четыре года назад, удержать шведскую славу».
        Горн отдал приказ. Распахнулись крепостные ворота, выскочила конница, за ней побежали пешие отряды. Русские заметили вылазку, дрогнули, подались в сторону.
        - Ура!  - закричал Попеншток и побежал вниз с крепостной стены.
        Он вскочил на лошадь и вылетел пулей из крепости. Хотел Попеншток и тут оказаться первым. Горн видел, как его белая лошадь, вздымая пыль, галопом мчалась по полю. Попеншток подскакал к русским, рубанул налево, направо, повернул коня и помчался к войскам Шлиппен-баха. Вот он подлетел к шведам, соскочил с коня и бросился обнимать какого-то офицера.
        - Молодец!  - шептал Горн.  - Молодец, Попеншток!  - И восторженно смотрел на корнета.
        Но что такое? Потеряв шляпу, Попеншток несется назад. Вслед ему раздаются выстрелы. Шведы стреляют в шведов! Схватил Горн трясущимися руками подзорную трубу, стал искать Шлиппенбаха. Вот и он на коне, в окружении шведских знамен. Но - о святая Мария! Горн смотрит и не верит своим глазам: на коне в костюме шведского генерала сидит царь Петр. А те, кого Горн принимал за солдат Шлиппенбаха, схватив ружья наперевес, дружно бегут к открытым воротам крепости.
        - О Боже, о Боже!  - закричал Горн.  - Ворота, скорее закрыть ворота!
        Генерал побежал вниз. У самых ворот он столкнулся с Попенштоком. Подскочил Горн к Попенштоку, осадил его белую лошадь, сдернул седока на землю.
        - Вы, вы!..  - кричал, задыхаясь, Горн.  - Вы, Попеншток, мальчишка! О Боже, о Боже! Это все вы! Ну, где же ваш Шлиппенбах?! Рядовым, в карцер, под суд! О святая Мария! О святая Мария!
        Около трети нарвского гарнизона полегло в машкарадном бою.
        По случаю удачной выдумки в русском лагере шло веселье. Меншиков ходил важный, приговаривал:
        - Бивали мы этих шведов запросто. Что нам шведы!
        - Умолкни!  - крикнул Петр.  - Хоть ты и герой, да похвальбе знай меру! Тьфу, тошно смотреть!

        Бабат Барабыка

        Бабат Барабыка был барабанщиком в бомбардирской роте. На всю армию не было второго такого умелого барабанщика. Выбивал Барабыка и маршевую дробь и все сигналы воинские знал исправно.
        А еще Барабыка был известен тем, что разговаривал с самим генералом Горном. Было это так.
        30 июля, в воскресенье, русские начали обстрел Нарвы. Стреляли по бастионам Виктория и Гонор. Отсюда, пробив в стене брешь, хотели штурмовать город. Семь дней не отходили от пушек бомбардиры. Не отходил и Барабыка. Отложив в сторону барабан, подтаскивал ядра, засыпал в пушки порох. На восьмой день бастион Гонор осел. Земляная насыпь вокруг него обвалилась в ров.
        - Ну,  - заговорили солдаты,  - теперь готовься к штурму.
        В это самое время Барабыку вызвали к царю. Посмотрел Петр на раскосые глаза Бабата.
        - Татарин?  - спросил.
        - Калмык,  - ответил Барабыка.
        - Ишь ты!  - усмехнулся Петр.  - А тоже солдат.
        - Барабанщик я,  - ответил Барабыка.
        - Вот ты мне и надобен,  - сказал Петр.  - Пойдешь к крепости, передашь письмо нарвскому коменданту. Да смотри иди осторожно,  - напутствовал Петр.  - Бей в барабан шибче, говори, что ты есть российский парламентер.
        Пошел Барабыка, бьет в барабан что есть силы. Заметили шведы солдата, перестали стрелять.
        - Кто такой?  - закричали, когда Барабыка подошел к крепости.
        - Я есть парламентер российской армии,  - отвечает Барабыка.
        Скрипнули железные засовы тяжелых крепостных ворот, одна из створок их медленно приоткрылась. Барабыка вошел в крепость.
        Повели Барабыку кривыми маленькими улочками нового города мимо разбитых и горящих домов к нарвскому замку. Перед замком - глубокий ров. Через ров - мост. Мост поднят.
        - Кто такой?  - закричали с той стороны часовые.
        - Я есть парламентер российской армии,  - вновь повторил Барабыка.
        Громыхнули тяжелые цепи, мост опустился. Барабыка вошел в замок. Повели Барабыку по узким коридорам и крутым лестницам. Наконец вошли в большой зал. В глубине увидел Барабыка высокого, худого старика. «Генерал Горн»,  - узнал Барабыка.
        Взял Горн письмо, стал читать. «Сам Господь Бог разрушил Гонор,  - писал Петр,  - путь к приступу открыт…» Петр предлагал Горну сдать крепость и кончить кровопролитие.
        Прочел Горн письмо, уставился на Бабата.
        - Иди к царю Петру,  - сказал,  - передай: шведы не сдаются. Понял?
        - Никак нет,  - отвечает Барабыка.
        - Иди к царю Петру,  - повторил Горн,  - скажи: нет такого правила, чтобы шведы сдавались.
        - Как так - нет?  - возражает Барабыка.  - Есть. И при Орешке сдавались, и при Ниеншанце сдавались. Выходит, есть такое правило. А Нарва чем лучше? И при Нарве сдадутся.
        - Что?  - закричал Горн.
        Налились кровью генеральские глаза. Схватил Горн шпагу, бросился к русскому солдату:
        - Вон!  - закричал.  - Вон!.. О святая Мария!
        Так и ушел Барабыка ни с чем.
        Доложил Барабыка царю все, как было.
        - Ишь ты!  - сказал Петр.  - Так и сказал Горн: «Шведы не сдаются»?
        - Так точно, бомбардир-капитан!
        - А может, и прав генерал Горн?  - спрашивает Петр.
        - Как так - прав?  - возражает Барабыка.  - Я же ему говорю: «При Орешке сдались - раз, при Ниеншанце сдались - два и при Нарве, выходит, сдаться должны». Как же так, Бог троицу любит.
        - Молодец!  - говорит Петр.  - Мыслишь, как и пристало российскому солдату.
        - Никак нет, государь,  - говорит Барабыка.
        - Что - никак нет?  - не понимает Петр.
        - Какой же я солдат? Барабанщик я.
        - Ну и что, барабанщик - не солдат, что ли?  - удивился Петр.
        - Нет, бомбардир-капитан,  - отвечает Бабат,  - какой же он солдат, раз ружья не имеет.
        - Ишь ты!  - вновь усмехнулся Петр.  - Ружья, говоришь, не имеешь? Ладно, иди к ротному командиру, скажи: государь приказал ружье выдать. А про шведов это ты правду сказал: и при Нарве сдадутся.

        Штурм

        На следующий день русские начали штурм Нарвы. Шли на приступ тремя большими колоннами.
        Солдаты тащили лестницы и багры, оставив для облегчения в лагере походные ранцы.
        На штурм нарвской стены шел и Бабат Барабыка.
        Шведы открыли огонь. Стреляли пушки из крепости и через Нарову с высоких ивангородских стен. Ловко, страшно бились шведские солдаты. Там, где у высокой стены бастиона Гонор русские установили штурмовые лестницы, летели на голову атакующих камни, янтарными брызгами рассыпалась горящая смола.
        По крепости на взмыленном коне носился генерал Горн.
        - Шведы, шведы,  - кричал он,  - не посрамим шведской славы! Вперед, шведы!
        Приступ русских был неудачный. Добираясь почти до самого верха стены, солдаты не могли закрепиться. Штурмующие отхлынули. Отбежал со всеми и Барабыка. Установилась тишина. Никто не решался первым повторить атаку. И вдруг недолгую тишину нарушил барабанный бой. Это в свой барабан ударил Барабыка. Медленно, в такт барабанной дроби, он стал подходить к крепостной стене, стал подниматься по лестнице.
        Шведы опешили. Они смотрели на смельчака, боясь стрелять. А Барабыка продолжал бить в барабан, продолжал подниматься по лестнице. И вдруг всё зашевелилось, задвигалось. Русские снова бросились на штурм. Снова раздались выстрелы, полетели камни, полилась смола.
        Барабыка вскочил на крепостную стену. Кругом свистели пули, с Бабата сбило шляпу, от горящей смолы затлел кафтан. А он стоял на самом верху и бил в барабан:
        Тра-та-та! Тра-та-та!
        А оттуда, с той стороны стены, несся зычный голос генерала Горна:
        - Шведы, за Господа Бога и короля вперед!
        Однако поздно. Русские овладели стеной. Вот их все больше и больше.
        А наверху по-прежнему стоит Барабыка и что есть силы бьет в барабан. Потом забрасывает барабан за спину, сует палочки за пояс, хватает ружье и, задрав полы горящего кафтана, прыгает вниз.
        Русские врываются в Нарву. А внизу гремит голос Горна:
        - Шведы, шведы, позор вам, шведы!

        Шпага генерала Горна

        Был у Бабата дружок из солдат. Странную имел фамилию - Перец. Молчит, молчит Перец, а потом возьмет да такое скажет! Все норовил про царя Петра дурное сказать.
        А тут еще Бабат его вконец разозлил. Как вернулся Бабат от царя, так и стал хвастать, что Петр ему и ружье выдать приказал, и награду пообещал.
        - Чему радуешься?  - перебил Перец Бабата.  - Нашел отца-благодетеля! Он тебе ружье рад всунуть. Дура, царь - он и есть царь. Думаешь, ты ему нужен? Силушка твоя нужна. Чай, немало на его совести нашего люду. Вон она, царская милость,  - говорил Перец и задирал рубаху. Там поперек волосатой спины ровными рядами шли красные рубцы.  - А за что?  - спрашивал Перец.  - За то, что правду сказать не побоялся.
        И уж какой раз за этот поход начинал рассказывать Перец о том, как взбунтовались в его родном селе мужики, а царь прислал солдат и приказал всем батогов всыпать. А кто виноват, что мужикам на деревне жрать нечего? Вестимо, он, царь.
        - Так ведь то не царь, а бояре виноваты,  - пытается возражать Бабат.
        - Ишь ты, «бояре»!  - передразнивает Перец.  - А царь - он кто, мужик? Царь - он и есть первейший боярин. От него все в государстве зависит.
        - Так-то оно так…  - соглашается Бабат.
        А сам свое думает: «Как же так, чтобы царь - и был нехороший!»
        Так бы и думал Бабат, да произошла такая история.
        Спрыгнув с крепостной стены, Бабат побежал к Нарвскому замку. Здесь, на валу, отделявшем старый город от нового, он повстречал генерала Горна. Подбежал Барабыка к генеральской лошади, схватил за уздцы, закричал Горну:
        - Сдавайся!
        Признал генерал раскосые глаза Барабыки, схватился за шпагу. Хорошо, отскочил Бабат в сторону. Потом выбрал удобный момент, прыгнул и ухватился за рукоятку генеральской шпаги. Ухватился, держит и снова кричит:
        - Сдавайся!
        Так и держатся они вдвоем за одну шпагу. В это время подскакал к ним русский полковник Чамберс.
        - Брось!  - закричал полковник на Барабыку.  - Не пристало рядовому чину у генерала шпагу брать! Отдай сюда!
        А Барабыка словно окаменел, пальцы разжать не может. Разозлился тогда Чамберс, ударил Бабата по лицу. Пошатнулся Бабат, упал. Так и досталась генеральская шпага полковнику Чамберсу.
        А тут как раз проезжал Петр с генералами.
        - Что за шум?  - спросил.
        Чамберс и доложил ему: мол, рядовой чин, а у генерала шпагу отнять пытался, да и офицерского приказа не выполнил.
        - Раз так,  - сказал Петр,  - всыпать ему батогов за такое дело.
        Уехали генералы. Остался Барабыка один. А в это время, откуда ни возьмись, Перец.
        - Ну что,  - говорит Перец,  - видал, каково нашему брату? Вот она, царская милость.
        А Бабату и сказать нечего. Стоит, моргает раскосыми глазами. Хоть и злой мужик Перец, а все же и в его словах правда есть.

        За славу российскую

        Бой кончился. Петр и Меншиков верхом на конях выехали из крепости. Следом, чуть поодаль, группой ехали русские генералы. Ссутулив плечи, Петр грузно сидел в седле и устало смотрел на рыжую холку своей лошади. Меншиков, привстав на стременах, то и дело поворачивал голову из стороны в сторону и приветственно махал шляпой встречным солдатам и офицерам.
        Ехали молча.
        - Государь,  - вдруг проговорил Меншиков,  - Петр Алексеевич, гляди,  - и показал рукой на берег Наровы.
        Петр посмотрел. На берегу реки, задрав кверху ствол, стояла пушка. Около пушки, обступив ее со всех сторон, толпились солдаты. Взобравшись на лафет с ковшом в руке, стоял сержант. Он опускал ковш в ствол пушки, что-то зачерпывал им и раздавал солдатам.
        - Государь,  - проговорил Меншиков,  - смотри, никак, пьют. Ну и придумали! Смотри, государь: в ствол пушки вино налили! Ай да бомбардиры! Орлы! Герои!
        Петр улыбнулся. Остановил коня. Стали слышны солдатские голоса.
        - За что пить будем?  - спрашивает сержант и выжидающе смотрит на солдат.
        - За царя Петра!  - несется в ответ.
        - За Нарву!
        - За славный город Санкт-Питербурх!
        Петр и Меншиков поехали дальше, а вслед им неслось:
        - За артиллерию!
        - За товарищев, животы свои положивших!
        - Данилыч,  - проговорил Петр,  - поехали к морю.
        Через час Петр стоял у самой воды. Волны лизали подошвы больших Петровых ботфортов. Царь скрестил руки и смотрел вдаль. Меншиков стоял чуть поодаль.
        - Данилыч,  - позвал Петр Меншикова,  - а помнишь наш разговор тогда, в Новгороде?
        - Помню.
        - А Нарву?
        - Помню.
        - То-то. Выходит, не зря сюда мы хаживали, проливали кровь и пот русский.
        - Не зря, государь.
        - И колокола, выходит, не зря снимали. И заводы строили. И школы…
        - Верно. Верно,  - поддакивает Меншиков.
        - Данилыч, так и нам теперь не грех выпить? Не грех, Данилыч?!
        - Правильно, государь.
        - Так за что пить будем?
        - За государя Петра Алексеича!..  - выпалил Меншиков.
        - Дурак!  - оборвал Петр.  - За море пить надобно, за славу российскую.

        О Суворове и русских солдатах

        Суворов с детства мечтал стать военным. Однако он был слабым и болезненным мальчиком. «Ну где же тебе быть военным!  - смеялся над ним отец.  - Ты и ружья не подымешь!» Слова отца огорчали Суворова. Он решил закаляться.
        Наступят, бывало, зимние холода, все оденутся в теплые шубы или вовсе не выходят из дому, а маленький Суворов накинет легкую куртку и целый день проводит на улице. Наступит весна. Только вскроются реки, еще никто и не думает купаться, а Суворов - бух в студеную воду. Его не страшили теперь ни жара, ни холод. Мальчик много ходил, хорошо научился ездить верхом. Суворов добился своего. Он окреп и вскоре поступил на военную службу.
        Семьдесят лет прожил Суворов. Более пятидесяти из них он провел в армии. Начал службу простым солдатом. Кончил ее фельдмаршалом и генералиссимусом.
        Тридцать пять больших боев и сражений провел Суворов. В каждом из них он был победителем.

        Глава первая Всюду известны

        Пакет

        За непослушание императору Суворов был отстранен от армии. Жил фельдмаршал в селе Кончанском. В бабки играл с мальчишками, помогал звонарю бить в церковные колокола. В святые праздники пел на клиросе.
        А между тем русская армия тронулась в новый поход. И не было на Руси второго Суворова. Тут-то и вспомнили про Кончанское.
        Прибыл к Суворову на тройке молодой офицер, привез фельдмаршалу пакет за пятью печатями от самого государя императора Павла Первого.
        Глянул Суворов на пакет, прочитал:
        «Графу Александру Суворову в собственные руки».
        Покрутил фельдмаршал пакет в руках, вернул офицеру.
        - Не мне,  - говорит.  - Не мне.
        - Как - не вам?  - поразился посыльный.  - Вам. Велено вам в собственные руки.
        - Не мне. Не мне,  - повторил Суворов.  - Не задерживай. Мне с ребятами в лес по грибы-ягоды надо идти.
        И пошел.
        Смотрит офицер на пакет - все как полагается: и «графу» и «Александру Суворову».
        - Александр Васильевич!  - закричал.  - Ваше сиятельство!
        - Ну что?  - остановился Суворов.
        - Пакет…
        - Сказано - не мне,  - произнес Суворов.  - Не мне. Видать, другому Суворову.
        Так и уехал ни с чем посыльный.
        Прошло несколько дней, и снова в Кончанское прибыл на тройке молодой офицер. Снова привез из Петербурга от государя императора пакет за пятью печатями.
        Глянул Суворов на пакет, прочитал:
        «Фельдмаршалу российскому Александру Суворову».
        - Вот теперь мне,  - произнес Суворов и распечатал пакет.

        Туртукай

        Слава Суворова началась с Туртукая.
        Суворов только недавно был произведен в генералы и сражался под началом фельдмаршала графа Румянцева-Задунайского против турок.
        Румянцев был заслуженным военачальником. Одержал он немало побед над противником. Однако эта война поначалу велась нерешительно. Русская армия топталась на месте. Никаких побед, никаких продвижений.
        Не терпелось, не хотелось Суворову сидеть на одном месте.
        - Одним глядением крепостей не возьмешь,  - возмущался он робостью графа Румянцева.
        И вот, не спросясь разрешения, Суворов завязал с неприятелем бой. Отбросил противника, погнал и уже было ворвался в турецкую крепость Туртукай, как пришел приказ Румянцева повернуть назад. Суворов подумал: победа рядом, командующий далеко, и ослушался. Ударил в штыки. «Чудо-богатыри, за мной!» И взял Туртукай.
        Тут же Суворов написал фельдмаршалу донесение:
        «Слава Богу, слава вам! Туртукай взят, и я там».
        Обидно стало Румянцеву, что молодой генерал одержал победу над турками, а он, фельдмаршал, не может. Да и рапорт в стихах разозлил Румянцева. Решил он отдать Суворова под суд за ослушание и невыполнение приказания.
        Те, кто были поближе к Румянцеву, говорили:
        - Прав фельдмаршал. Что же это за армия, если в ней нарушать приказы!
        Однако большинство офицеров и солдат защищали Суворова.
        - Так приказ приказу рознь,  - говорили одни.
        - За победу - под суд?!  - роптали другие.
        - Это из-за стишков фельдмаршал обиделся,  - перешептывались третьи.
        Слухи о расправе над молодым генералом дошли и до царицы Екатерины Второй.
        Защитила она Суворова.
        «Победителя не судят»,  - написала царица Румянцеву.
        Суворов вернулся к войскам и через несколько дней одержал новую победу над турками.

        Суворов стоял в Кинбурне

        С небольшим отрядом казаков и солдат Суворов стоял в Кинбурне.
        Важной была крепость. Слева - Черное море. Узкая песчаная коса впереди. Справа - Днепровский лиман. Не допустить турок в Днепровский лиман - задача Суворова.
        Пятьдесят шесть турецких судов и фрегатов подошли к Кинбурнской косе, открыли огонь по русским.
        Окончили турецкие корабли обстрел, стали высаживать отборные войска на берег. Боялись турки Топал-паши[10 - Топал-паша - хромой начальник. У Суворова в это время болела нога, и он прихрамывал.] - так прозвали они Суворова. Даже французских офицеров призвали к себе на помощь.
        Вывел Суворов навстречу врагу небольшой гарнизон своей крепости, начал неравный бой.
        Бьются русские солдаты не щадя живота своего. То тут, то там на коне Суворов.
        - Алла! Алла!  - кричат турки.
        - Ура! Ура!  - не смолкают русские.
        Идет отчаянный бой, кипит рукопашная сеча. В разгар сражения картечь ударила в грудь Суворова. Потерял он сознание, свалился с коня.
        - Топал-паша убит! Убит! Убит!  - пронеслось в турецких рядах.
        Осмелели турки, с новой силой бросились в битву.
        Подняли между тем казаки генерала, промыли рану соленой водой. Пришел Суворов в себя.
        - Помогло, помилуй Бог, помогло!
        Увидели солдаты любимого командира - ни шагу назад, ни пяди земли противнику.
        Не утихает смертельный бой.
        - Ура! Алла! Алла! Ура!  - несется над берегом.
        Прошел час, и снова Суворова ранило. Хотели казаки вынести генерала в тихое место.
        - Не сметь!  - закричал Суворов.
        Перехватил он рану рукавом от рубахи - и к войскам.
        Однако от ран генерал обессилел. То и дело теряет Суворов сознание. Окружили его казаки, поддерживают командира в седле.
        Привстанет Суворов на стременах, взмахнет шпагой, крикнет: «Ура!» - и снова от боли теряет сознание. Снова придет в себя, снова «ура», и снова на казацкие плечи валится.
        Приказал тогда Суворов казакам придерживать коня и на бугре, на высоком месте,  - так, чтобы солдаты его видели. Видят солдаты генерала в бою, из последней мочи держатся.
        Устояли казаки и гренадеры. Дождались подмоги.
        Прибыла конница, ударили русские во всю силу, погнали турок и французских офицеров назад, к Черному морю. Немногие добрались до своих кораблей. А те, что добрались, распустили слух, что Суворов убит в Кинбурне.
        Однако от ран Суворов скоро оправился и еще не раз о себе напомнил.

        Битва Фокшанская

        С русскими против турок сражались австрийцы. Дела у австрийцев были неважны, и им грозил разгром под Фокшанами.
        Запросили австрийцы у русских помощи. На помощь пришел Суворов.
        Прибыл Суворов, остановился недалеко от австрийского лагеря. Командующий австрийской армией принц Кобургский немедля прислал к Суворову посыльного с просьбой, чтобы русский генерал тут же явился к австрийцам на военный совет.
        Собрался было Суворов ехать, а затем подумал: зачем? Знал он, что на военном совете с австрийцами начнутся споры, сомнения. Только время уйдет. А турки тем временем узнают о приходе Суворова.
        Прискакал посыльный от принца Кобургского к русскому лагерю.
        - Суворов Богу молится,  - заявили посыльному.
        Через час прибыл новый посыльный.
        - Суворов ужинает,  - отвечают ему.
        Прошел еще час, и снова прибыл посыльный.
        - Суворов спит,  - объяснили австрийцу.  - Наказал не тревожить.
        А Суворов вовсе не спал. Изучал он позиции неприятеля. Готовился к бою.
        Глубокой ночью принца Кобургского разбудили. Приехал курьер от Суворова, привез письмо от русского генерала.
        «Выступаю на турок,  - писал Суворов.  - Иду слева, ступай справа. Атакуй с чем пришел, чем Бог послал. Конница, начинай! Руби, коли, гони, отрезай, не упускай, ура! А коль не придешь, ударю один»,  - пригрозил Суворов.
        Переполошился принц Кобургский. Как же так - без военного совета, без обсуждения и так скоро! Однако делать нечего, пришлось подчиниться.
        Русские и австрийцы напали на турок и разгромили противника.
        После победы кое-кто стал упрекать Суворова: нехорошо, мол, Суворов поступил с австрийцами.
        - Нельзя было,  - объяснял Суворов.  - Нельзя иначе. Австрийцы - они поболтать любят. Заговорили бы меня на совете. Заспорили. Глядишь, и битва Фокшанская была б не на поле, а в штабе австрийском.

        Великий визирь

        Ни одно войско в мире не передвигалось так быстро, как суворовские солдаты. Неприятель и не ждет Суворова, думает - русские далеко. А Суворов тут как тут. Как снег на голову. Подошел. Ударил в штыки. Опрокинул противника. Так случилось и в знаменитой битве при Рымнике. Рымник - это река. У ее берегов собралась огромная, стотысячная турецкая армия.
        Командующий турецкой армией великий визирь Юсуф-паша восседал у себя в шатре на шелковых подушках, пил кофе.
        Хорошее настроение у великого визиря. Только что побывал у него турецкий разведчик: прибыл из русского лагеря. Принес разведчик хорошую весть: суворовская армия в четыре раза меньше турецкой. Стоит она в восьмидесяти верстах от Рымника и к бою пока не готова.
        Восседал визирь на подушках, пил кофе и составлял план разгрома Суворова. Потом стал мечтать о тех наградах, которыми осыплет его турецкий государь за победу. С мыслями о наградах великий визирь заснул. И вдруг на рассвете, сквозь радостный сон, Юсуф-паша услышал дикие крики:
        - Русские! Русские! Русские!
        Выскочил визирь из палатки - в турецком лагере паника. Носятся турецкие офицеры. Горланят солдаты. Крики. Шум. Разобраться немыслимо.
        - Какие русские?! Откуда русские?  - кричит визирь.
        А русские уже и слева и справа, бьют и в лоб, и с боков, и с тыла. Теснят растерявшихся турок. «Ура, ура!» - только и несется со всех сторон.
        - Стойте!  - кричит визирь.  - Сыны Аллаха! Стойте!
        Но турки не слушают своего начальника. Одолел турецкую армию великий страх.
        Схватил тогда визирь священную книгу - Коран, стал заклинать трусов.
        Но и слова о Боге не помогают.
        Приказал тогда визирь стрелять по турецким солдатам из собственных пушек.
        Но и пушки не помогают.
        Забыли солдаты и визиря и Аллаха. Бегут как стадо баранов. «Аман![11 - Сдаюсь, пощади!] - вопят.  - Аман!» Сбивают и давят друг друга.
        - Скоты!  - прошептал потрясенный визирь.
        Оставил он и Коран и пушки, подхватил полы парчового своего халата и, пока не поздно, бросился вслед за всеми.
        Любил Суворов стремительные переходы. Нападал на неприятеля неожиданно, обрушивался как снег на голову.

        Измаил

        Неприступной считалась турецкая крепость Измаил. Стояла крепость на берегу широкой реки Дунай, и было в ней сорок тысяч солдат и двести пушек. А кроме того, шел вокруг Измаила глубокий ров и поднимался высокий вал.
        И крепостная стена вокруг Измаила тянулась на шесть верст.
        Не могли русские генералы взять турецкую крепость.
        И вот прошел слух: под Измаил едет Суворов. И правда, вскоре Суворов прибыл. Прибыл, собрал совет.
        - Как поступать будем?  - спрашивает.
        А дело глубокой осенью было.
        - Отступать надобно,  - заговорили генералы.  - Домой, на зимние квартиры.
        - «На зимние квартиры»!  - передразнил Суворов.  - «Домой»! Нет,  - сказал.  - Русскому солдату дорога домой через Измаил ведет. Нет российскому солдату дороги отсель иначе!
        И началась под Измаилом необычная жизнь. Приказал Суворов насыпать такой же вал, какой шел вокруг крепости, и стал обучать солдат. Днем солдаты учатся ходить в штыковую атаку, а ночью, чтобы турки не видели, заставляет их Суворов на вал лазить. Подбегут солдаты к валу - Суворов кричит:
        - Отставить! Негоже, как стадо баранов, бегать. Давай снова.
        Так и бегают солдаты то к валу, то назад.
        А потом, когда научились подходить врассыпную, Суворов стал показывать, как на вал взбираться.
        - Тут,  - говорит,  - лезьте все разом, берите числом, взлетайте на вал в один момент.
        Несколько дней Суворов занимался с солдатами, а потом послал к турецкому генералу посла - предложил, чтобы турки сдались. Но генерал гордо ответил:
        - Раньше небо упадет в Дунай, чем русские возьмут Измаил.
        Тогда Суворов отдал приказ начать штурм крепости. Повторили солдаты все, чему учил их Суворов: перешли ров, поднялись на крепостной вал, по штурмовым лестницам поползли на стены. Лихо бились турки, только не удержали они русских солдат. Ворвались войска в Измаил, захватили в плен всю турецкую армию.
        Лишь один турок невредимым ушел из крепости. Дрожащий от страха, он прибежал в турецкую столицу и рассказал о новом подвиге русских солдат и новой победе генерала Суворова.

        Мишка

        Не везло Суворову на лошадей. Одной неприятельское ядро оторвало голову. Вторую ранило в шею, и ее пришлось пристрелить. Третья лошадь оказалась просто-напросто глупой.
        Но вот донские казаки подарили Суворову Мишку. Глянул фельдмаршал: уши торчком, землю скребет копытом. Не конь, а огонь.
        Подошел Суворов слева, подошел справа. И Мишка повел головой то в одну, то в другую сторону, как бы присматриваясь, достойным ли будет седок. Понравился Суворову Мишка. И Мишке, видать, Суворов пришелся по вкусу. Сдружились они и понимали друг друга без слов.
        Хорошее настроение у Суворова - и у Мишки хорошее, играет, мчит во весь опор. Огорчен, опечален Суворов - и Мишка насупится, шагом идет, медленно и осторожно, чтобы лишний раз хозяина не потревожить.
        Лихим оказался Мишка в бою. Ни ядер, ни пуль, ни кривых турецких сабель - ничего не боялся. У Рымника на Мишке Суворов громил Юсуф-пашу. На нем приехал под Измаил.
        Но и у лошади жизнь солдатская. В одном из сражений Мишку ранило в ногу. Конь захромал и к дальнейшей службе оказался негоден.
        Суворов бранился, кричал на докторов и коновалов, требовал, чтобы те излечили Мишку. Коню делали припарки, извлекли пулю, наложили ременный жгут. Не помогло. От хромоты конь не избавился.
        Пришлось Суворову расстаться с верным товарищем. Простился фельдмаршал с конем, приказал отправить его к себе в имение, в село Кончанское. Старосте написал, что конь «за верную службу переведен в отставку и посажен на пенсию», и наказал, чтобы Мишку хорошо кормили, чистили и выводили гулять.
        Староста каждый месяц должен был писать Суворову письма и сообщать, как живется в «отставке» Мишке.
        Фельдмаршал часто вспоминал лихого донца. И после Мишки у Суворова побывало немало коней, да лучше Мишки все-таки не было.

        «Убит под Фокшанами»

        На переходе к Фокшанам одна из колонн пехотного Смоленского полка попала под страшный обстрел неприятеля.
        Турецкая батарея укрылась в лесу и метким огнем валила смоленцев. А рядом шла другая колонна. Командир колонны подполковник Ковшов понял, что спасти своих можно лишь стремительным нападением на батарею противника. Подскакал он к генералу Райку, начальнику обеих колонн.
        - Разрешите,  - просит,  - ударить на неприятеля.
        Однако Райк был генерал нерешительный. Сидит на коне и молчит. Думает: разрешу, а вдруг и вторая колонна погибнет.
        Погибают смоленцы. Помощи нет.
        А в это время обе колонны догнал Суворов. Увидел он подполковника Ковшова.
        - Сударь, товарищи гибнут, а вы стоите! Вперед!  - закричал Суворов.
        - Ваше сиятельство,  - стал оправдываться подполковник,  - так я бы немедля исполнил свой долг, но жду приказания своего генерала.
        Посмотрел Суворов на генерала, а тот по-прежнему сидит на коне и молчит.
        - Какого генерала?!  - воскликнул Суворов.  - Райка? Да разве вы не видите, что он убит!
        Не понял вначале Ковшов насмешки Суворова. Как так, думает, почему же убит, коль генерал Райк жив и здоров и тут же рядом сидит на коне!
        - Убит. Убит,  - повторил Суворов.  - Ступайте!
        Бросился Ковшов к своей колонне, повернул ее в лес, разгромил турецкую батарею и спас товарищей.
        За суворовские слова Райк страшно обиделся. В тот же день он подал рапорт об отчислении его из суворовской армии.
        Просьбу Райка Суворов удовлетворил.
        - Не надобны мне подобные генералы,  - говорил он.  - Коль воинский начальник в нерешительности пребывает - пользы с него не будет.
        Позже, когда Суворова спрашивали:
        - А где же генерал Райк?
        Он неизменно отвечал:
        - Убит. Убит под Фокшанами.

        «Где ж это видано…»

        Где же это видано, чтобы кавалерия атаковала окопы! При подходе к Рымнику на привале солдаты завели спор.
        - А все же много нашего брата гибнет,  - заявил круглолицый, с рябинками от оспы солдат.
        - Так война, как же оно без смертей.
        - Так-то оно так,  - соглашался солдат,  - а все же, если подумать…
        - Чего же тут думать?
        - А вот, к примеру: засел неприятель в окопах, держится, пока до него добежишь, сколько людей навалит. А ежели на конях - раз, и в момент в окопах.
        Смеются солдаты. Где ж это видано, чтоб на конях - и в окопы.
        - Ты что же, умнее самого Суворова?  - говорят.
        - Зачем же умнее? Это я так, к слову,  - засмущался солдат.
        А в это время Суворов проходил по лагерю и подслушал солдатский разговор. Подошел он к спорщикам.
        - Как звать?  - обратился к рябому солдату.
        - Остап Капелюха.
        - Родом откуда?
        - Малороссийский, ваше сиятельство, из-под Чернигова.
        - Так, говоришь, чтобы кавалерия атаковала окопы?
        - Так точно, ваше сиятельство.
        Улыбнулся Суворов.
        На следующий день при атаке турецкого лагеря Смоленский полк натолкнулся на окопы противника. Пошли солдаты в атаку, однако турки подняли страшную стрельбу, и смоленцы отпрянули.
        Несколько раз ходили в атаку солдаты, да все неудачно. Хоть и недалеко до окопов, метров всего полтораста, однако идти солдатам по ровному месту. Пока бегут - турки их щелкают, словно зайцев.
        К Смоленскому полку прибыл Суворов. Видит - зазря погибают солдаты.
        - Гей!  - закричал.  - Эскадрон казаков на подмогу!
        Прибыли казаки. Построил их Суворов широким фронтом.
        - Конница, начинай!  - закричал Суворов.  - Ура! На рысях! Вперед! В полную силу!
        Вмиг пролетели казаки смертельные метры. Вскочили в окопы. Начали сечу, отвлекли турецких солдат. Теперь смоленцы подбежали к окопам без всяких потерь и вместе с казаками добили противника.
        - Ты смотри - голова!  - говорили потом солдаты про Капелюху.
        Солдат смущался, краснел и отвечал невпопад:
        - Так это ж Суворов. Так то ж казачки. Так это ж не я. Это вы, братцы.
        И верно. Не в первый раз уже применял Суворов конную атаку на окопы врага. Удалась атака и в этот раз.

        Турецкий штандарт

        Стремясь отрезать отходящего неприятеля, рота поручика Вицина быстрым шагом шла по кукурузному полю.
        Стебли высокие. Укрывают солдат с головой. Идут солдаты словно бы вовсе не полем, а лесом.
        Вдруг видят: впереди - турецкий штандарт.
        Остановился поручик Вицин, остановились солдаты. Что бы это такое? Никак, турки идут в наступление? А штандарт колышется поверх кукурузных стеблей и все ближе и ближе.
        - К бою!  - скомандовал Вицин.
        Вскинули солдаты ружья и карабины. Ждут.
        Вот турецкий штандарт и совсем рядом.
        - Вперед! Ура!  - закричал поручик.
        Бросились солдаты вперед.
        А навстречу им русский солдат выходит - турецкое знамя в руках.
        Рассмеялись солдаты:
        - Штандарт откуда?
        - Как звать?
        - Какого полка?
        Рассказал солдат, что звать его Гавриилом Жакеткой, что солдат он первой роты Смоленского полка, турецкое знамя отбил в бою и вот теперь несет командиру.
        - Ай да Жакетка,  - смеются солдаты.  - Вот напугал! Вот обманул!
        Объяснил поручик Вицин солдату, как разыскать командира Смоленского полка. Пошел солдат дальше своей дорогой. А рота убыстрила шаг - и вдогон неприятелю.
        Сто турецких знамен захватили русские в битве на Рымнике.
        Штандарт, взятый Гавриилом Жакеткой, был первым.

        Российский солдат

        Преследуя турок, гренадер Дындин увлекся боем.
        Бежит Дындин, колет штыком, бьет прикладом.
        - Аман, аман!  - кричат турки.
        Отбежали с версту. Повернул кто-то из турецких солдат голову, видит - всего-навсего один российский солдат сзади.
        Закричал турок, своим собратьям. Остановились беглецы, повернулись лицом к Дындину, окружили солдата.
        - Алла!  - кричат.  - Алла! Сдавайся!
        Только Дындин был не из тех, кто сдается.
        Пырнул штыком одного турка, пырнул второго, выстрелил в третьего.
        Что было дальше, солдат не помнил. Навалились турки на русского, приглушили прикладами. Очнулся Дындин в воде.
        Прихватив пленного, турки вплавь переправлялись через реку Рымник. Обмыла вода солдата, приоткрыл он глаза - жив. Только все тело жжет, в костях ломит, голова кругом. Закрыл солдат снова глаза, уронил голову.
        Выбрались турки на противоположный берег, положили на траву гренадера, советуются между собой, что делать дальше.
        Прислушался Дындин и хоть турецкий язык не знал, но понял: решили турки пленного дальше с собой не тащить, а отрезать солдатскую голову и принести, как трофей, начальству.
        Подошел турок к Дындину, схватил кривую турецкую саблю и только хотел рубануть по шее, как Дындин турка ногой в живот. Вскочил гренадер, вырвал ружье.
        Опешили турки. Что за чудо: ожил солдат - и в разные стороны.
        - Стой!  - кричит Дындин.
        Догнал одного турка - ударил штыком. Догнал второго - и тоже штыком. Еще один турок бросился в воду.
        И Дындин за ним. Потом снова на берег. Бьет направо, налево. Лишь закусил губу и от турецких ран и побоев кривится.
        Через час подошли наши солдаты. Смотрят - на берегу реки Рымник десять турок валяются и среди них российский солдат. Присмотрелись - так это же Дындин!
        - Дындин, Дындин!  - позвали товарища.
        Шевельнулся герой.
        - Жив, жив!  - закричали солдаты радостно и бросились к нему.
        Подняли они гренадера на руки, отправили к санитарной повозке.
        - Десять турок!  - восхищался Суворов, узнав о подвиге Дындина.  - Молодец! Ой какой молодец! Мало нам, выходит, один на одного - давай нам троих, троих мало - давай нам шесть, давай нам десять на одного: всех побьем, повалим, в полон возьмем - коль такой солдат в российских войсках имеется.

        Первый

        Вечером после победы у Рымника Суворов шел по русскому лагерю.
        Смотрит - у одной из палаток собрались офицеры, шумят, спорят, кто первым ворвался в турецкий лагерь.
        Остановился Суворов, прислушался.
        - Я первым ворвался,  - говорит поручик Синицкий.
        - Нет, я,  - уверяет капитан Мордюков.
        - Первым был я,  - доказывает секунд-майор граф Калачинский.
        Спорят офицеры, не уступают друг другу. Знают, что первому будет награда.
        Покачал головой Суворов, двинулся дальше. Смотрит - у костра собрались солдаты и тоже о том же спорят. Остановился Суворов, прислушался.
        - Первым ворвался в турецкий лагерь гренадер Гагин,  - говорит один из солдат.
        - Не Гагин, а Хотин,  - поправляет его второй.
        - И не Гагин, и не Хотин, а Знамов,  - уверяет третий.
        Решили солдаты вызвать и Гагина, и Хотина, и Знамова - пусть скажут сами. Заинтересовался Суворов. Решил подождать. Приходят солдаты.
        - Ты был первым?  - спрашивают у Гагина.
        - Нет,  - отвечает Гагин.  - Первым был Хотин.
        - Нет, не я,  - отвечает Хотин.  - Первым был Знамов.
        - Братцы,  - воскликнул Знамов,  - так я же и третьим не был! Первым был Гагин. За Гагиным - Хотин.
        Порадовался Суворов солдатской скромности, подошел он к гренадерам.
        - Дети! Чудо-богатыри! Все вы были первыми. Все вы герои!
        Потом Суворов вернулся к офицерской палатке. А там дело чуть не до драки. Офицеры по-прежнему спорят, друг другу первенство не уступают.
        Разозлился Суворов.
        - Марш спать!  - прикрикнул на офицеров.  - Никто из вас первым не был. Нет среди вас истинного героя.

        Переход

        Движется суворовская армия, совершает стремительный переход. День, второй, третий… десятый. Каждый день - шестьдесят верст. То ли солнце палит, то ли грязь, непогода - идут колонны одна за другой, совершают дальний поход.
        Измучились солдаты в пути. Пообтрепались башмаки на дорогах. Гудят от волдырей и усталости ноги.
        Изнемогли солдаты. Нет солдатских сил идти дальше. А идти надо. Нельзя не идти.
        Догоняет Суворов заднюю из колонн. Делает вид, что не замечает солдатской усталости.
        - Богатыри! Ребята!  - кричит Суворов.  - Орлы! Да за вами и конному не угнаться! Так, верно, молодцы - шире шаг: отдавите передним пятки!
        Догоняет Суворов среднюю из колонн:
        - Богатыри! Братцы! Неприятель от вас дрожит. Вперед! Вперед! Нога ногу подкрепляет - раз, два, левой, левой… Рука руку усиляет - раз, два, левой, левой! Шибче! Шибче! Задние пятки отдавят!
        Догоняет Суворов первую из колонн:
        - Дети! Орлы! Неприятель без вас скучает. Вперед! Вперед! Теснее ряд, выше голову, грудь навыкат! Ух, махни, головой тряхни, удаль солдатскую покажи! Барабаны! Музыка! Песни!
        Затрубили трубачи и горнисты, ударили барабаны, разнеслась над войсками песня. Повеселели, подтянулись солдаты. Сбилась от четкого солдатского шага дорожная пыль столбом.
        Едет впереди своих войск Суворов - доволен. Не остановилась русская армия - движется. Забыли солдаты про ссадины на ногах и усталость. Идут колонны одна за другой, совершают стремительный переход.

        Палочки

        Рядовой Пень в боях первым вперед не рвался. Зато после взятия городов был великий охотник до разной добычи.
        Начнут солдаты стыдить товарища.
        - А что,  - отвечал Пень,  - кровь проливаю, себя не жалею. Так уж и взять ничего нельзя!
        Вступили суворовские войска в маленький турецкий городок. Ехал Суворов по кривым, узким улочкам, видит - выскакивает из ворот соседнего дома солдат, гусь под мышкой.
        - Эй, молодец,  - окликнул Суворов,  - сюда!
        Подбежал Пень.
        - Откуда гусак?!
        Замялся Пень. Однако солдат был неглуп. Нашелся:
        - Так хозяйка дала, ваше сиятельство. На, говорит, служивый.
        - Так и дала?  - усмехнулся Суворов.
        - Дала, дала и еще приходить велела.
        Только сказал, а в это время из турецкого дома выбегает старая турчанка. Видать, поняла бабьим чутьем, что воинский начальник солдата ругает, осмелела, подбежала к нему и давай вырывать гуся.
        Отдал солдат гусака. Убежала турчанка.
        - Значит, сама дала и еще приходить велела!  - обозлился Суворов.
        - Так то не она, другая дала,  - стал выкручиваться Пень.  - Молодая.
        - Ах, молодая!  - воскликнул Суворов.
        Только воскликнул, а из дома выбегает молодая турчанка и тоже к солдату.
        Подскочила, затараторила на своем языке, руками машет и причитает.
        Суворов турецкий язык знал, понял, что турчанка говорит о шелковой шали. Протянул он руку к солдатской пазухе - вытащил шаль.
        Потупил Пень глаза, понял, что быть расплате. Крикнул Суворов солдат, приказал взять мародера под стражу. Вечером перед воинским строем виновного разложили на лавке и стали всыпать шомполами.
        Врезают солдаты воришке, а Суворов стоит рядом, приговаривает:
        - Жителя не обижай - он тебя кормит, не обижай - он тебя поит. Так ему. Так ему. Еще, еще!  - командует Суворов.  - Пусть хоть палочки дурь выбьют. Палочки тоже на пользу, коль солдат нечист на руку. Солдат - защитник жителя. Солдат не разбойник!

        Родительская шинель

        В наследство от отца Суворову досталась шинель. Была она старая, местами латаная. Но Суворов гордился родительской шинелью. Брал ее с собою во все походы и, как наступали холода, никакой другой одежды не признавал.
        И вот суворовская шинель попала в руки противника. Дело было летом. Хранилась шинель в армейском обозе. Как-то на обоз налетел турецкий разъезд, перебил охрану и увез ее вместе с другими вещами.
        Фельдмаршал опечалился страшно. Места себе не находил. Осунулся. Лишился доброго аппетита.
        - Да мы вам, ваше сиятельство,  - успокаивали его армейские интенданты,  - новую шинель сошьем. Лучшую.
        - Нет, нет,  - отвечал Суворов.  - Не видать мне подобной шинели. Нет ей цены. Нет ей замены.
        О пропаже суворовской шинели узнали и солдаты Фанагорийского полка. Договорились они во что бы то ни стало вернуть от турок фельдмаршальскую шинель.
        Во главе с поручиком Троицким и капралом Иваном Книгой солдаты пошли в разведку. Но неудачно: шинели не нашли. Зато взяли в плен турка. Стали допытывать, но тот про шинель ничего не знал.
        На следующий день снова ходили в разведку, снова взяли турка, но и этот турок нового ничего не сказал.
        Две недели солдаты упорно ходили в разведку. Изловили за это время шесть турецких солдат, и лишь седьмой оказался из тех, что принимали участие в наскоке на русский обоз.
        Пленник долго не мог вспомнить, была ли шинель и что с ней стало. Наконец вспомнил, что досталась она при дележе захваченного имущества старому турку по имени Осман.
        - А где он? Жив тот Осман?  - заволновались солдаты.
        Осман оказался жив. Только вот задача - пойди излови Османа.
        Тогда поручик Троицкий решил отпустить пленного турка и наказал: если тот принесет в русский лагерь суворовскую шинель, то и остальные шесть будут отпущены.
        На следующий день турок вернулся, принес шинель.
        Узнал Суворов, как попала к русским шинель, страшно разгневался.
        - Людьми рисковать! Из-за шинелишки солдатские головы под турецкие пули!  - кричал он на поручика Троицкого.
        Смутился поручик.
        - Так они, ваше сиятельство, сами.
        - «Сами»!  - пробурчал Суворов, однако уже не так строго.
        Потом взял шинель в руки, глянул на потертые полы, на залатанный борт и вдруг заплакал.
        - Чего это наш фельдмаршал?  - спрашивали не знавшие, в чем дело, солдаты.
        - Шинель,  - отвечал Иван Книга.
        - Ну так что?
        - Родительская,  - с нежностью пояснял капрал.

        Заманивай!

        На реке Треббии разгорелась кровопролитная битва с французами.
        Суворов внимательно следил за ходом сражения. Сидел верхом на казацкой лошади, без мундира, в белой рубахе, со шпагой в руке.
        В самый разгар битвы один из русских полков не выдержал напора французов. Солдаты дрогнули, отступили, побежали. Вместе со всеми бежал и молодой солдат Ермолай Шокин.
        «Ну, гибель пришла!» - думал солдат и шептал про себя молитву.
        Заметив замешательство русских, Суворов бросился к отступающему полку. Подлетел на разгоряченном коне, закричал:
        - Заманивай! Шибче! Так, правильно! Бегом!
        Бежит Шокин, думает: «Как же понять? Какое же здесь заманивание, раз полк отступает?»
        А Суворов опять:
        - Шибче! Шибче! Заманивай!
        Пробежали метров двести. Вдруг Суворов осадил коня. Привстал на стременах. Взмахнул над головой шпагой.
        - Стой!  - закричал.  - Хватит!
        Беглецы остановились. Остановился и Ермолай.
        - Чудо-богатыри!.. Назад!..  - закричал фельдмаршал.  - В штыки!.. Ура!.. С нами Бог! Вперед!..
        Повернулись солдаты лицом к неприятелю. Ударили в штыки.
        - Вперед!  - не умолкает Суворов.  - Богатыри! Неприятель от вас дрожит!  - И первым летит на французов.
        Смяли, разбили солдаты противника.
        Бежал Шокин, бился штыком, думал: «Ой ловко, ой как ловко Суворов все дело повернул! И виду про отступление не подал. И не ругал».
        И другие солдаты про то же думают. Бьются, не жалея себя, искупают минутную трусость.
        А Суворов уже был далеко от этих мест, ястребом сидел на коне и снова зорко следил, всё ли везде в порядке.
        Три дня длилась битва на реке Треббии. Победа была суворовской - полной.

        «Я сам принесу свою голову»

        В русском лагере солдаты поймали француза. Поначалу француз молчал. Говорил лишь «пардон, пардон»[12 - Извините, простите.] и больше ни слова.
        Потом, когда солдаты на него поднажали, пленник разговорился. Сознался, что проник в русский лагерь затем, чтобы убить Суворова.
        - Убить?!
        - Ишь ты, стервец!
        - Вешай его!  - зашумели солдаты.
        Однако подоспел дежурный по лагерю и вовремя остановил самосуд.
        Стали выяснять. Оказалось, что французы оценили голову Суворова в два миллиона ливров. Вот и соблазнился французский солдат. Решил подкараулить, убить Суворова и доставить своим генералам голову русского фельдмаршала.
        Доложили Суворову.
        - Помилуй Бог, два миллиона ливров!  - воскликнул Суворов.  - Так дорого!
        Слух о французском солдате прошел по всему русскому лагерю. Теперь не только солдаты, но и офицеры и генералы стали требовать казни лазутчика.
        Однако фельдмаршал, к общему удивлению, пленника отпустил.
        - Ступай,  - произнес,  - доложи своим генералам - пусть ждут. Я сам принесу к ним свою голову.
        Суворов сдержал «обещание». Через несколько дней при городе Нови русские войска разбили французов. Бросив знамена, обозы и всю артиллерию, французская армия позорно бежала. Командующий французской армией генерал Жубер был убит.
        - Надули меня французишки,  - «сокрушался» Суворов.  - Зря ходил. Не захотели платить. Поразбежались!

        Говорун

        Генерал князь Пирятин-Тамбовский во всех походах таскал за собой золоченую резную карету.
        Генералом Пирятин был неважным. Зато говоруном оказался страшным. Раз уж завел разговор - не отцепится. Собеседник уже и так и сяк, уже и шляпа в руках, и сам стоит у порога, а Пирятин:
        - Минуточку, минуточку. Я вам еще одну историю расскажу.
        Старшие и равные по чину стали избегать Пирятина. Тогда генерал принялся за подчиненных. Вызывает к себе офицеров и начинает рассказывать им всяческие истории. Вначале офицерам это нравилось. А потом, когда генерал рассказал все истории и раз, и второй, и третий, то и им опротивело. А так как начальству перечить было нельзя, офицеры придумали очередность. В понедельник ходил майор Краснощекин, во вторник - поручик Куклин, в среду - капитан Рябов, и так до конца недели. Называлось это у офицеров несением «разговорной» службы. Ходили, слушали, тратили время и проклинали Пирятина…
        С кем только не беседовал за свою долгую жизнь генерал, а вот с Суворовым не приходилось. А поговорить с фельдмаршалом очень хотелось. И вот случай представился князю.
        Один из неприятельских городов сдался русским без боя. Порядок в подобных случаях был таков, что победитель должен был в город въезжать в карете.
        - Зачем мне карета?  - заупрямился было Суворов.  - Донской конь - лучшей не сыскать для меня кареты.
        Однако генералы пристали, заговорили о престиже русской армии, о вековых порядках. Суворов поспорил и сдался.
        Стали искать карету и вспомнили про князя Пирятина.
        «Вот повезло!  - обрадовался князь.  - Вот уж наговорюсь, вот уж натешусь».
        Целую ночь генерал не спал, вспоминал разные истории, все готовился к встрече с Суворовым.
        А сам Суворов страшно не любил болтунов. Слышал он про Пирятина, понял, что заговорит его генерал по дороге.
        Тогда Суворов по поводу кареты и ее хозяина отдал такой приказ:
        «У генерала князя Пирятина-Тамбовского позлащенную его карету взять. Хозяину сидеть насупротив, смотреть вправо и молчать, ибо Суворов будет в размышлении».
        Прочитал Пирятин приказ, и сразу настроение у князя испортилось. Однако приказ есть приказ, надобно повиноваться.
        Сидит Пирятин в карете, держит голову, согласно приказу, повернутой вправо, молчит. Молчит, а самого так и распирает. Уж больно хочется ему заговорить с Суворовым. Просидел генерал молча минут десять и все же не вытерпел:
        - Александр Васильевич, вот я вам одну историю расскажу…
        Однако Суворов гневно глянул на генерала, и тот приумолк. Просидел Пирятин еще минут десять спокойно и чувствует, что больше не может. Не в силах болтун сдержаться.
        - Александр Васильевич, вот я вам…
        Несколько раз Пирятин пытался заговорить с Суворовым. Кончилось тем, что испортил он Суворову торжественный въезд в город и вконец разозлил фельдмаршала.
        «Вот уж болтун! Ну и болтун!  - ужаснулся Суворов.  - Упаси, Господи, русскую армию от таких генералов».
        В тот же вечер Суворов отдал приказ отчислить князя Пирятина вместе с его каретой из армии.
        - И чего это он?  - удивлялся Пирятин-Тамбовский.  - Карету для него не пожалел. Самые лучшие истории рассказать собирался. Не оценил. Не понял добра фельдмаршал.

        «Как дела у вас в Париже?»

        Поручик Козодубов во всем подражал французам. Манеры французские. Говорил по-французски. Книги читал французские.
        Особенно поручик любил болтать о Париже: и во что там народ одевается, и что ест, и что пьет, и как время проводит. И все-то ему у французов нравится. И все-то ему у русских нехорошо. И хотя сам Козодубов во Франции и Париже ни разу не был, да получалось из его слов, что чуть ли он не рожден в Париже, что вовсе и не русский он, а француз.
        Прожужжал поручик своим товарищам о французах и о Париже все уши.
        Вот как-то встретил Суворов Козодубова, взглянул, спрашивает:
        - Как дела у вас в Париже? Что матушка и батюшка пишут?
        - Так матушка у меня в Питере и батюшка в Питере,  - ответил удивленный поручик.
        - Ах, прости, прости!  - извинился Суворов.  - Я-то думал, ты из французских.
        Ничего не понял поручик. По-прежнему нахваливает все французское, а русских ругает.
        Прошло несколько дней. Встретил снова Суворов поручика, опять с вопросом:
        - Как дела у вас в Париже? Что матушка и батюшка пишут?
        - Так, ваше сиятельство, я уже говорил, матушка у меня в Питере и батюшка в Питере. А рожден я во Пскове.
        - Ах, прости, прости старика, запамятовал.
        Не может понять поручик, в чем дело. Стал он жаловаться товарищам на Суворова: мол, стар фельдмаршал, мол, память уже никуда и речи порой непонятные, странные.
        Видит Суворов, что поручик и теперь ничего не понял.
        Происходило это как раз во время войны с французами. Наступил перерыв в боях. Предложили французы обменяться пленными офицерами. Суворов согласился. Составили штабные офицеры списки.
        Просмотрел Суворов.
        - Тут не все,  - говорит.
        - Все, ваше сиятельство,  - докладывают офицеры.
        - Нет, не все,  - повторяет фельдмаршал.  - Тут еще один французишка не указан…
        Рассмеялись офицеры. Поняли шутку фельдмаршала. Рассказали поручику. Бросился тот со всех ног к Суворову.
        - Ваше сиятельство!  - кричит.  - Ваше сиятельство, ошибка! Русский я! Я же вам говорил.
        - Нет ошибки,  - отвечает фельдмаршал.  - Не русский ты.
        - Русский,  - утверждает поручик.  - Русский. И матушка у меня русская и батюшка русский. И фамилия у меня Козодубов. И во Пскове рожден.
        - Мало что во Пскове рожден. Мало что матушка да батюшка русские,  - говорит Суворов,  - Да ты-то не русский. Душа у тебя не русская.
        Дошло наконец до неумной головы, в чем дело. Упал он на колени, просит простить.
        Подумал Суворов, сказал:
        - Ладно, так уж и быть - оставайся. Только ступай с моих глаз долой. Иди думай. Гордись, дурак, что ты россиянин!

        Всюду известны

        Всю свою солдатскую жизнь Прошка провел в денщиках у Суворова.
        Любил похвастать Прошка близостью к великому полководцу. Начинал так: «Когда мы с фельдмаршалом бивали турок…» Или: «Когда мы бивали прусских…»
        - Ну, а ты здесь при чем?  - смеялись солдаты.
        - Как - при чем!  - обижался Прошка.  - Как же без меня? Да если бы не я…
        И Прошка не врал. Составляя планы сражений, Суворов любил «посоветоваться» со своим денщиком.
        - А как ты думаешь, Прошка,  - спрашивал Суворов,  - не заслать ли нам драгун[13 - Драгуны - кавалерийские части.] в тыл к неприятелю?
        - Заслать, заслать, непременно заслать,  - соглашался Прошка.
        - А как ты думаешь, не направить ли нам генералу такому-то сикурс[14 - Сикурс - помощь.].
        - А как же - направить, непременно направить,  - одобрял Прошка.
        Не раз Прошка спасал Суворова от верной гибели. Неосторожен, отчаян фельдмаршал. За ним нужен глаз да глаз. Неотступен Прошка - словно тень за Суворовым. Поскользнулся фельдмаршал на пароме, ударился головой о бревно, камнем пошел ко дну - Прошка, не мешкая, бросился в воду. Убило под Суворовым в разгар боя лошадь, и снова Прошка тут как тут - подводит нового рысака.
        А сколько раз выхаживал Прошка Суворова после ранений! Однажды ранение было особенно тяжелым. Пуля прошла сквозь шею фельдмаршала и остановилась в затылке. Пулю вырезали. Однако рана воспалилась.
        Суворов с трудом дышал и часто терял сознание. Больному требовался полный покой, Суворов же метался, порывался все время встать.
        Ни доктора, ни генералы не могли успокоить Суворова.
        И снова нашелся Прошка.
        - Не велено, не велено!  - покрикивал он на больного.
        - Кем не велено!  - возмущался Суворов.
        - Фельдмаршалом Суворовым,  - отвечал Прошка.
        - О, фельдмаршала надобно слушаться. Помилуй Бог, надобно слушаться,  - говорил Суворов и утихал.
        Во время войны с французами сардинский король неожиданно прислал Прошке медаль. При этом было указано, что Прошка награждается «за сбережение здоровья великого полководца».
        Медалью Прошка страшно гордился и, когда с кем-нибудь заводил разговор, обязательно упоминал: «Даже заграницкими моя особа отмечена. Мы с фельдмаршалом Александром Васильевичем всюду известны».

        Глава вторая Привыкай к деятельности неутомимой

        «Пахучка»

        Из Петербурга на службу к Суворову прибыл молодой офицер. Князь Мещерский. Одет офицер по последней моде: щегольской мундир, башмаки лаковые, шелковые чулки до самых колен. Напомажен, напудрен.
        Явился поручик к фельдмаршалу на доклад, словно не в штабную избу, а на званый обед во дворец пожаловал.
        Втянул в себя Суворов непривычный запах.
        - Помилуй Бог!  - воскликнул.  - Пахучка!
        - Что?  - не понял Мещерский.
        - Духи, говорю,  - произнес Суворов,  - пахучие.
        - Французские,  - похвастал поручик.
        Смотрит Суворов на приехавшего и опять «восхищается»:
        - А наряд-то, наряд-то какой! Чудо-наряд! И, должно быть, немало плачено.
        - Пол тысячи золотых,  - с гордостью ответил Мещерский.
        - Помилуй бог! Помилуй бог!  - воскликнул Суворов.  - А не прокатиться ли нам, милый, верхом?  - вдруг предложил поручику.
        Обрадовался молодой офицер. Сели они верхом на казацких коней. Тронулись. Сидит Мещерский на коне - собою любуется: вот он, мол, какой - и молодой, и красивый, и рядом с Суворовым едет.
        Целый день таскал Суворов за собой новичка по разным местам. Выбирал дорогу неезженую. Гнал лошадей через грязь и болота, через овраги и перелески. Дважды пускал вброд через реки.
        Едет Суворов и все приговаривает:
        - Подумать только, полтысячи золотых!
        Только Мещерский уже понял, в чем дело.
        Больше не хвастает. С грустью смотрит он на щегольской наряд, понимает - ни за что ни про что пропадает наряд.
        Обтрепал за долгую дорогу офицер дорогой мундир, изодрал шелковые чулки, испортил лаковые башмаки, о жесткое казачье седло до крови натер себе ноги.
        Вернулся щеголь в штаб-квартиру суворовских войск, слез с коня - едва на ногах держится. Едва держится, но виду не подает. Терпит.
        «Терпит. Всю дорогу молчал. Толк будет»,  - подумал Суворов.
        И не ошибся.
        Вскоре с поручика сошел питерский лоск. Стал «пахучка» исправным офицером и отличился во многих походах.

        Настоящий солдат

        Подошел как-то Суворов к солдату и сразу в упор:
        - Сколько от Земли до Месяца?[15 - Месяц - Луна.]
        - Два суворовских перехода!  - гаркнул солдат.
        Фельдмаршал аж крякнул от неожиданности. Вот так ответ! Вот так солдат!
        Любил Суворов, когда солдаты отвечали находчиво, без запинки. Приметил он молодца. Понравился фельдмаршалу солдатский ответ, однако и за себя стало обидно. «Ну,  - думает,  - не может быть, чтобы я, Суворов, и вдруг не поставил солдата в тупик».
        Встретил он через несколько дней находчивого солдата и снова в упор:
        - Сколько звезд на небе?
        - Сейчас, ваше сиятельство,  - ответил солдат,  - сочту,  - и уставился в небо.
        Ждал, ждал Суворов, продрог на ветру, а солдат не торопясь звезды считает.
        Сплюнул Суворов с досады. Ушел. «Вот так солдат!  - снова подумал.  - Ну, уж на третий раз,  - решил фельдмаршал,  - я своего добьюсь: поставлю в тупик солдата».
        Встретил солдата он в третий раз и снова с вопросом:
        - Ну-ка, молодец, а скажи-ка мне, как звали мою прародительницу?
        Доволен Суворов вопросом: откуда же знать простому солдату, как звали фельдмаршальскую бабку. Потер Суворов от удовольствия руки и только хотел сказать: «Ну, братец, попался!» - как вдруг солдат вытянулся во фрунт[16 - Во фрунт - то есть стал по стойке «смирно».] и гаркнул:
        - Виктория, ваше сиятельство!
        - Вот и не Виктория!  - обрадовался Суворов.
        - Виктория, Виктория,  - повторил солдат.  - Как же так может быть, чтобы у нашего фельдмаршала и вдруг в прародительницах была не Виктория!
        Опешил Суворов. Ну и ответ! Ну и хитрый солдат попался!
        - Ну, раз ты такой хитрый,  - произнес Суворов,  - скажи мне, какая разница между твоим ротным командиром и мной?
        - А та,  - не раздумывая ответил солдат,  - что ротный командир хотя бы и желал произвести меня в сержанты, да не может, а вашему сиятельству стоит только захотеть, и я…
        Что было делать Суворову? Пришлось ему произвести солдата в сержанты.
        Возвращался Суворов в свою палатку и восхищался:
        - Помилуй бог, как провел! Вот это да! Вот это солдат! Помилуй бог, настоящий солдат! Российский!

        Сапоги

        В чине генерал-аншефа Суворов был направлен на финляндскую границу. Поручили Суворову следить за переустройством и вооружением тамошних крепостей.
        Граница была большой. Крепостей много. Одному трудно.
        На самом отдаленном участке Суворов передоверил наблюдение за работами какому-то полковнику. Тот, присмотрев день-второй, перепоручил это своему помощнику - майору. А майор, в свою очередь,  - молодому поручику.
        Через какое-то время Суворов вспомнил про отдаленную крепость. Приехал. Посмотрел - работы стоят на месте.
        Разозлился Суворов, вызвал полковника.
        - Что же это!  - закричал.  - Почему работы не движутся?
        Испугался полковник ответственности и свалил все на майора: мол, майор во всем виноват.
        Суворов вызвал майора:
        - Поручал вам полковник?
        - Поручал. Так я же отдал приказ поручику.
        Вызвал Суворов поручика:
        - Получали приказ?
        - Так точно,  - ответил поручик.  - Получал. Да не думал, что к спеху.
        - Да,  - произнес Суворов,  - вижу, виновных нет.  - И приказал принести прут.
        Испугались виновные офицеры - ну как ударит!
        А Суворов схватил прут и давай хлестать свои сапоги. Хлещет и приговаривает:
        - Не ленитесь. Не ленитесь. Это вы во всем виноваты. Если бы вы сами ходили по всем работам, этого бы не случилось.
        Потом отбросил прут в сторону, сел на коня и уехал.
        Перекрестились офицеры - беда миновала. Собрали солдат. Засучили рукава. Топоры в руки. За дело.
        Помогли сапоги. Раньше других была отстроена отдаленная крепость.

        Монастырские стены

        Однажды сержанты и суворовские офицеры проводили с солдатами учения около монастыря. Глянули офицеры на высокие монастырские стены.
        - На штурм!  - раздалась команда.
        Солдаты опешили.
        - На штурм!
        Солдаты закричали «ура» и ловко полезли на стены.
        Перепугались монахи. Не поняли, в чем дело. Забились в темные кельи. Сидят. Дрожат.
        Кончили офицеры учения, похвалили солдат за проворство, построили, повели в казармы.
        На следующий день вновь повторились учения. И превратился монастырь в учебную крепость. С утра до вечера штурмуют его солдаты. Прошло несколько дней. Монахи попривыкли к учениям, перестали бояться. Жизнь в монастыре скучная-прескучная. Даже интересно стало монахам. Стоят смотрят. Ругается настоятель, разгоняет «святых отцов» по кельям. Только возвращаться в кельи им не хочется. Видать, понравилась солдатская удаль: самые молодые монахи и сами стали лазить на монастырские стены. И получился не монастырь, а черт знает что. Разгневался настоятель, явился с жалобой на солдат к Суворову.
        - Ай, ай!  - воскликнул Суворов.  - Вот негодники! Вот я им задам, вот покажу!
        Вернулся настоятель к себе в монастырь. «Ну,  - думает,  - все дело уладил». А утром глянул - и не верит своим глазам: со всех сторон подходят к монастырю войска. Идут солдаты стройными колоннами с барабанным боем, с песнями, тащат штурмовые лестницы, разворачивают пушки. Перед войсками верхом на коне Суворов. Не знал настоятель, что это по приказу Суворова штурмовали солдаты монастырские стены. Выхватил Суворов шпагу, вскинул над головой, указал на стены:
        - Чудо-богатыри, ура! Вперед! Во славу отечества!
        Понял настоятель, что напрасно ходил к Суворову. Написал в Питер. Только пока жалоба ходила по разным рукам, Суворов со своими войсками ушел на войну.
        Крепко бил Суворов противника. Ловко солдаты брали стены вражеских крепостей. Спасибо за учения, спасибо за монастырские стены.

        По-суворовски

        В поле недалеко от казарм капрал Казанского пехотного полка вел занятия со своими солдатами по-суворовски.
        - Чем важны учения?  - обратился капрал к солдатам.
        - Ученье свет, а неученье тьма!  - хором отвечали солдаты.
        - Так. Правильно. А чем ценен солдат ученый?
        - За ученого трех неученых дают.
        - Правильно. А что важнейшее в войске?
        - Солдат российский.
        - Так,  - произнес капрал,  - верно.  - И перешел к занятиям по рукопашному бою. Сам показал.
        Потом повторяли солдаты.
        - Коли! Правильно. Коли!  - выкрикивал капрал.  - Пуля дура, штык молодец!  - выкрикивал по-суворовски он при этом.
        Начался дождь. Однако капрал солдат не распустил.
        - За мной!  - закричал.  - Вперед!  - И побежал через поле, через овраг к речке.  - Живей, живей!  - подгоняет солдат и опять по-суворовски: - Голова хвоста не ждет. Храбрый впереди, трусишку и назади убивают!
        Подбежали к реке. Капрал бух в воду - и на тот берег. И солдаты за ним. Вылезли, смотрят - один поотстал. Бьется на быстрине, тонет.
        - Назад!  - закричал капрал.  - Сам погибай, а товарища выручай! В воду!
        Вытащили неумельца солдаты. Стоят, переводят дух.
        - Устали?  - усмехнулся капрал.
        - Устали,  - сознались солдаты, но тут же гаркнули по-суворовски: - Трудно в ученье, легко в бою!
        - Молодцы! Правильно!  - похвалил их довольный капрал.
        Слухи о занятиях солдат в Казанском полку дошли до Суворова. Порадовался фельдмаршал, что солдаты суворовскую науку осваивают. Решил он узнать фамилию лихого капрала. Написал письмо командиру полка. Вскоре пришел ответ:
        «Фамилию, ваше сиятельство, указать не могу. У нас что ни капрал - каждый ведет занятия по-суворовски».

        Госпиталь

        - Не люблю госпиталей,  - говорил Суворов.  - Тот их любит, кто не радеет за здоровье солдата.
        Принял Суворов командование над войсками, стоявшими на северной русской границе, и узнал, что в тамошних госпиталях находится сразу тысяча человек хворых.
        Явился Суворов в госпиталь, стал ходить по палатам.
        Зашел в первую, спрашивает у солдат:
        - Чем больны, чудо-богатыри?
        Молчат солдаты. Сказать неудобно.
        - Чем больны?  - повторил Суворов.
        - Животами мучаемся,  - наконец произнес какой-то солдатик.
        - Позвать сюда провиантмейстера[17 - Провиантмейстер - офицер, ведающий снабжением войск, провизией.],  - приказал Суворов.
        Провиантмейстер прибыл.
        - Чем солдат кормишь?  - спрашивает фельдмаршал.
        - Так, разным…  - начинает провиантмейстер.
        - Чем - разным?
        - Кашей, ваше сиятельство, мясом.
        - А еще?
        - Капустой.
        - Так,  - произнес Суворов и приказал принести капусту.
        Принесли, попробовал, а та тухлая.
        Посмотрел Суворов на провиантмейстера злыми глазами, закричал:
        - Под арест! На гауптвахту! На десять суток!
        Вошел Суворов во вторую палату.
        - Чем больны, чудо-богатыри?
        Растерялись, молчат солдаты.
        - Они поотмороженные,  - проговорил санитар.
        - Позвать сюда каптенармуса[18 - Каптенармус - унтер-офицер, ведающий обмундированием солдат.],  - распорядился Суворов.
        Каптенармус прибыл.
        - Во что солдат одеваешь?
        - Как положено, ваше сиятельство,  - отвечает каптенармус.  - В мундиры, в башмаки, в чулки.
        - В чулки!  - закричал Суворов.  - Север. Морозы. Почему валяных сапог не завезли? Где рукавицы?
        Почувствовал каптенармус свою вину. Молчит, переминается с ноги на ногу.
        - Под арест, на гауптвахту, на десять суток!  - отдал приказ Суворов.
        Пошел Суворов дальше. Входит в третью палату:
        - Чем больны, чудо-богатыри?
        - Это раненые,  - отвечает за солдат санитар.
        - Какие еще раненые?  - удивился Суворов.
        Войны в это время никакой не было.
        - Это из батареи поручика Кутайсова,  - объяснил санитар.  - На учениях пушку разорвало, ваше сиятельство.
        Кликнул Суворов поручика, отругал, что за снарядами и пушкой плохо следит, и тоже под арест, на гауптвахту, на десять суток.
        Прошло около месяца. Появились у солдат и валенки и рукавицы. И в помине не осталось тухлой капусты. Кутайсов и другие офицеры стали собственноручно проверять снаряды и пушки.
        Прошелся Суворов вновь по госпиталям. Ходит по палатам, а палаты пустые. Вместо прежней тысячи человек с трудом сорок больных насчиталось.
        Ходит Суворов - доволен. Не любил фельдмаршал госпиталей.

        На сестрорецком заводе

        Императрица Екатерина Вторая поручила Суворову обследовать Сестрорецкий оружейный завод.
        Стали на заводе готовить Суворову торжественную встречу. Начальник завода выехал на Петербургский тракт, чтобы заранее встретить фельдмаршала.
        А Суворов в это время в простой солдатской куртке на таратайке кружным путем по битой проселочной дороге приехал на завод и прямо в оружейные мастерские.
        Ходит Суворов по мастерским, смотрит по сторонам.
        Осмотрел карабины - хороши карабины.
        Осмотрел штыки - хороши, остры штыки.
        Поглядывает на Суворова мастер Иван Хомяков.
        «И чего это,  - думает,  - солдат здесь крутится?»
        - Эй, служивый, чего ты здесь?
        - Да так себе. Так себе. Ничего,  - ответил Суворов.  - Кто мастер?
        - Ну, я мастер.
        - Как звать?
        - Иван Хомяков.
        «И чего еще привязался!» - думает мастер.
        - Ступай,  - говорит,  - служивый, своей дорогой. Тут фельдмаршала ждут. Увидят тебя - попадет.
        Суворов ушел.
        Не встретил начальник завода высокого гостя, вернулся назад. Хомяков ему и рассказал о неизвестном солдате.
        - Какой солдат?
        - Да такой старенький.
        - Старенький?! А росту какого?
        - Небольшого, выходит, росту. Поменьше чем среднего.
        - Худощав?
        - Худощав.
        - Сед?
        - Сед.
        - Волосы хохолком впереди?
        - Хохолком.
        - Глаза голубые?
        - Голубые.
        - Так это ж Суворов!  - закричал начальник.
        Иван Хомяков так и присел. Бросились искать «солдата», а его и след простыл: ни таратайки, ни лошадей.
        Перепугался начальник завода. Хомякова ругает, стражу поносит. Да и мастер струхнул - выходит, сам же Суворова с завода выпроводил. Волнуются они, ждут наказаний.
        Через неделю из Питера прибыл пакет. Пакет от самой государыни. Держит его начальник в руках, вскрыть не решается - отставка, думает. Вскрыл. Развернул бумагу, одним глазом искоса смотрит, руки дрожат, сердце стучит. Читает. Читает и не верит своим глазам: в бумаге добрые слова про сестрорецкие штыки и карабины, монаршее благословение начальнику и приказ о выдаче Ивану Хомякову и другим мастерам по сто рублей серебром за искусство в работе.

        Ртищев-Умищев

        Многие проступки мог простить Суворов своим солдатам и офицерам, а вот ответа «не могу знать» не прощал.
        «Не терплю «немогузнаек»,  - говорил Суворов.  - От них лишь позор армии».
        И вот как-то Суворов приехал в свой любимый Фанагорийский полк, решил устроить офицерам экзамены.
        Расселись офицеры рядком на лавках. Напротив - командир полка и Суворов.
        - Что такое атака?  - обратился фельдмаршал к майору Козлятину.
        - Атака есть решительное движение войск вперед, имеющее целью уничтожить противника,  - отчеканил Козлятин.
        - Дельно, дельно,  - похвалил Суворов.  - Правильно. А что такое супренировать?  - спросил у капитана Проказина.
        - Супренировать, ваше сиятельство,  - ответил Проказин,  - это значит напасть неожиданно, застать неприятеля врасплох, разбить, не давая ему опомниться.
        - Дельно. Дельно,  - снова похвалил Суворов.
        Доволен фельдмаршал: знающие офицеры. И командир полка доволен. Сидит, улыбается, а сам Суворову все время на молодого поручика Ртищева показывает.
        - Это,  - говорит,  - самый знающий в полку офицер. Умница!
        Дошла очередь и до Ртищева.
        - А ну-ка, скажи мне, Ртищев,  - произнес Суворов,  - что такое есть ретирада?[19 - Ретирада - отступление.]
        Замялся поручик и вдруг…
        - Не могу знать!  - выпалил.
        Все так и ахнули. Ну, все дело испортил. Офицеров подвел. Командиров полка опозорил.
        Рассвирепел Суворов, вскочил с лавки.
        - Немогузнайку подсунули!  - закричал, затопал ногами.
        Повернулся, выбежал из избы прочь, сел на коня и хотел уехать. Да вдруг призадумался. Слез с коня, снова вернулся в избу, снова к поручику:
        - Так что такое есть ретирада?
        - Не могу знать, ваше сиятельство. В нашем полку такое слово никому не известно. Полк наш суворовский, полк наступающий!
        Глянул Суворов на Ртищева и вдруг закричал:
        - Ай да полк! Ай да полк! Славный полк - Фанагорийский. Значит, никто не знает?!
        - Так точно, ваше сиятельство.
        - Вот уж не думал, что проклятый немогузнайка доставит мне столько радости!  - прослезился Суворов.  - Вот так Ртищев! Ай да Умищев!

        Враг

        Секунд-майор граф Калачинский нажил себе в армии немало врагов. Невыдержанным был секунд-майор на язык. Чуть что - обязательно кого-нибудь обидит, ввяжется в спор, накричит или скажет дурное слово. Вот и невзлюбили его товарищи. Вот и появились у майора враги.
        Как-то пришел Калачинский к Суворову, пожаловался на своих товарищей.
        - Помилуй Бог!  - проговорил Суворов.  - Ай-ай, как нехорошо! Враги, говоришь? Ай-ай. Ну, мы до них доберемся.
        Прошло несколько дней. Вызвал к себе Суворов секунд-майора.
        - Узнал,  - говорит,  - я имя того главнейшего злодея, который вам много вредит.
        - Капитан Пикин?  - выпалил Калачинский.
        Стоит Калачинский, думает, кто бы это мог быть еще.
        - Знаю!  - закричал.  - Знаю! Генерал-квартирмейстер князь Оболенский!
        - Нет,  - опять произнес Суворов, посмотрел на Калачинского загадочным взглядом, поманил к себе пальцем.
        Подошел секунд-майор, наклонился к Суворову. А тот таинственно, шепотом:
        - Высунь язык.
        Калачинский высунул.
        - Вот твой главнейший враг,  - произнес Суворов.

        Барин

        Суворов жил во времена крепостного права. Он и сам был крупным помещиком. Под Москвой, под Владимиром, Костромой, Пензой и Новгородом находились земли и имения графа Суворова. Несколько тысяч душ крепостных крестьян принадлежало фельдмаршалу.
        В новгородском имении графа Александра Васильевича Суворова крестьяне с нетерпением ждали приезда барина.
        Изнемогли мужики. Замучил их своими придирками графский управляющий Балк. Вот и решили мужики дождаться приезда Суворова, прийти к нему и все рассказать. Прибыл Суворов. Явились крестьяне.
        - Как звать?  - обратился фельдмаршал к первому.
        - Денис Никитин.
        - Про что жалоба?
        - Сечен, батюшка.
        - За что сечен?
        Принялся Никитин объяснять, что зимой, проходя по барскому полю, нашел он подгнивший сноп хлеба. Подобрал его Никитин, поволок домой. Однако дорогой был встречен Балком, схвачен управляющим и выпорот.
        - Правильно выпорот,  - сказал Суворов,  - на барское рот не разевай.
        - Так сноп же подгнивший. Завалящий. Ему же все равно пропадать…
        - Не твое дело,  - прервал Суворов.  - За порчу с управляющего спрос. Ступай. А что у тебя?  - обратился ко второму мужику.
        - Сечен, батюшка.
        - За что сечен?
        - Шапку не снял перед Балком, ваше сиятельство.
        - Шапку снимай,  - ответил Суворов.  - Правильно сечен.
        - Так я же не заметил. Без злого умысла, ваше сиятельство.
        - Впредь замечай. Будет наука. Ну, а ты?  - обратился к горбатой старухе.
        - Сечена, батюшка, сечена,  - зашамкала та,  - недоимки у меня: три рубли двадцать копеек.
        - Помилуй Бог,  - воскликнул Суворов.  - Три рубля двадцать копеек! Верни. Немедля верни.
        - Так где же их взять?
        - Корову продай.
        - Так нет же коровы.
        - Займи.
        - Так у кого же занять?!
        - Ступай,  - прекратил разговор Суворов.  - Верно сечена. За недоимки управляющему наказ и впредь батогами жаловать.
        Больше жалобщиков не нашлось. Расходились мужики разочарованные.
        - Барин, как есть барин!  - говорили они.

        Невесты

        Приехал как-то Суворов под Владимир в свое имение Ундол, прошелся по улице, повстречал группу парней:
        - Женаты?
        - Нет, ваше сиятельство.
        - Почему не женаты?
        - Так невест на селе нет.
        Вызвал Суворов управляющего, стал кричать:
        - Парни как дубы выросли. Почему не женаты?
        - Невест же нет на селе.
        - Купить невест,  - распорядился Суворов.
        Любил Суворов, чтобы крестьяне вовремя заводили семью и детей, чтобы свое хозяйство вели в исправности. Хозяйство в исправности - барину лишний доход.
        На следующий день, получив двести рублей, управляющий двинулся за невестами.
        - На лица не смотри,  - наставлял Суворов.  - Лишь бы здоровы были. Не задерживайся. Купил - и в Ундол. Отправляй на подводах. Вези осторожно, сохранно.
        Через несколько дней невесты прибыли.
        Суворов вызвал парней:
        - Становись!
        Стали по росту.
        Подошел к невестам, согнал с телег:
        - Становись!
        Невесты построились.
        - На-пра-во!
        Парни и девки повернулись, оказались теперь попарно.
        - Шагом марш! Под венец. В церковь!  - скомандовал Суворов и сам пошел первым.
        Тут же молодых оженили. А так как времени было мало и невесты и женихи друг друга как следует не рассмотрели, то после обручения перепутались. Где муж, где жена, разобраться не могут.
        Построил тогда Суворов снова парней и девчат по росту. И сразу стало все на свое место.
        Суворов остался доволен. Женил. Доброе дело сделал. А о том, понравились ли друг другу женихи и невесты, и не подумал. Барин. И молодые смолчали: барская воля - надобно слушаться.

        Коньки

        Мало кто в те времена на коньках катался. А вот Суворов катался.
        Живя зиму в Ундоле, фельдмаршал каждый день ходил на замерзший пруд, проводил там часа два, а то и три сряду.
        Пристрастился ходить на пруд вместе с Суворовым и мальчишка Федька Ухов. Вначале просто ходил, смотрел. А потом смастерил для себя коньки из старой железки. Видит фельдмаршал - шустрый мальчишка, принялся его обучать.
        - Не робей. Не робей!  - наставляет Суворов.
        А Федька вовсе и не робеет. Только ноги у него разъезжаются.
        - Стой так. Держись прямо,  - объясняет Суворов.  - Шаг левой. Шаг правой. Пошел. Живее. Живее, давай!
        Заторопится Федька - бух, и на спину.
        Смеется Суворов.
        Подымется мальчишка, отряхнет снег, закусит губу и опять за учение. Упрямый Федька.
        - Шаг левой! Шаг правой!  - командует Суворов.  - Пошел. Живее. Живее. Давай!
        Неделю мучился Федька. Падал. Шишки себе набил. Однако своего добился. Держится на ногах крепко, хотя и бегает пока тихо.
        Мчит впереди Суворов.
        - Давай шибче! Давай шибче!  - кричит Федьке.
        Отстает Федька.
        Прошла еще неделя. Мальчишка освоился. Не уступает теперь Суворову.
        Прошла третья неделя, и Федька стал обгонять фельдмаршала. Обгонит:
        - Давай шибче! Давай шибче!  - кричит барину.
        Напрягается Суворов изо всех сил, пыжится, однако обогнать Федьку уже не может.
        Все чаще и чаще к пруду стали собираться другие мальчишки. Сгрудятся, смотрят, как фельдмаршал и Федька бегают. Весело им смотреть на Суворова, радуются, что свой барина обгоняет. Смеются.
        Обидно стало Суворову, стал отгонять он мальчишек. Отойдут те, а потом незаметно снова к пруду приблизятся. Снова смеются. Злится Суворов.
        - Пошли вон!  - кричит на ребят.
        Надоело это Суворову. Стал он тогда выбирать такое время, чтобы Федьки поблизости не было. Видит - нет Федьки, схватит коньки, скорей на каток. Пробежит по пруду круг-другой, смотрит - и Федька тут, словно из-под земли вырос. И снова бегут ребята. Снова смеются.
        Разозлился вконец Суворов, позвал управляющего:
        - Знаешь мальчишку Федьку Ухова?
        - Знаю, ваше сиятельство.
        - Так отвези его во Владимир и продай,  - приказал Суворов.  - Чтоб духу его тут не было!
        Приказал Суворов, а потом передумал: все же понравился мальчишка своим умельством фельдмаршалу.
        Остался Федька в Ундоле.
        Через три года Суворов снова вспомнил о мальчике и приказал управляющему отдать его в ученики к железных дел мастеру.
        Выучился Федька, вернулся в родную деревню и вскоре стал прославленным мастером на всю округу.

        Бобыль

        В селе Моровки-Шушки, что находилось в Пензенских владениях графа Суворова, жил бобыль Григорий Нектов.
        Дома не имел, жены не имел, родных тоже. Побирался он по селу - чем кто накормит, а то и вообще пропадал из Шушек, и где он скитался, толком никто не знал.
        А тут подошел набор крестьян в армию. Во времена Суворова солдатская служба была долгой-предолгой - двадцать пять лет. Из семьи уходил работник надолго, навечно. Вот и решили шушкинские мужики: чего же думать, пусть-ка Нектов идет в рекруты[20 - Рекрут - молодой солдат.].
        Суворов же страшно не любил отдавать своих крепостных в солдаты. Невыгодно. Завел он такой порядок: рекрутов покупать со стороны. Полцены вносил Суворов, вторую половину собирали сами крестьяне. Роптали мужики на денежные поборы, однако мирились. А вот на этот раз решили: зачем же им тратить лишние деньги, раз есть бобыль Гришка.
        Стали мужики упрашивать старосту Ивана Агафонова, чтобы тот немедля же написал о Гришке Суворову.
        Поначалу Агафонов уперся: а ну как барин начнет ругаться? Потом согласился: пользы же все равно никакой от Нектова. Принялся сочинять письмо. Писал хитро. Начал с того, что в Шушках второй год неурожай, что крестьяне пришли в скудность, денег на рекрута нет. Потом упомянул, что при покойном родителе рекрутов не покупали и что, мол, менять порядок не стоит. А уже в самом конце упомянул о Григории Нектове: мол, бобыль, делом не занят, бродяжничает, мол, его и отдать в солдаты.
        Ждут в Шушках ответа от Суворова. Вот и прибыл ответ. Взял староста бумагу - в глазах потемнело.
        «Рекрута немедля купить,  - грозно писал Суворов.  - И впредь покупать, иначе быть вам розгами битыми». Далее в письме наказывалось, чтобы Нектову всем миром «завести дом, ложку, плошку, скотину и все прочее» и чтобы помогать Гришке до тех пор, пока хозяйство его не наладится. А в конце… «Раз Нектов до сей поры бобыль,  - писал Суворов,  - то главный ответчик - староста Иван Агафонов, а посему повелеваю оженить того бобыля на Агафоновой дочке Лукерье и даю на тот случай сроку 15 ден».
        - Бог ты мой,  - вскричал Агафонов,  - бобыля Гришку - да на моей Лукерье!
        Прибежали крестьяне.
        - Ну что, что там в письме, чего барин в нем пишет?
        - Пошли вон!  - заревел Агафонов.  - Господи милый! За что покарал! За что же Лукерью…  - заскулил староста.  - Все из-за вас, проклятое семя!  - набросился он на крестьян.  - Сгною!.. Засеку!.. По миру пущу!..
        Разбежались крестьяне.
        Повздыхал, поохал староста Агафонов, да что же делать.
        Знал он крутой нрав барина - оженил на пятнадцатый день Лукерью и Гришку, завел им дом, ложку, плошку, скотину и все прочее.
        И не стало с той поры в Шушках бобыля Гришки. А в солдаты ушел рекрут, купленный за общий крестьянский счет, с приложением, как и полагалось, суворовской половины.

        Кому как у господ живется

        Как-то в воскресный день на ярмарке встретились крепостные разных господ. Были здесь мужики помещика Псарова, помещицы Водолеевой, князя Пирятина. Были и графа Суворова - у идольские мужики.
        Завели мужики разговор о том, кому как у господ живется.
        - У нас барин крут. Крут, не зря что фельдмаршал,  - заявили суворовские крестьяне.
        - Чем же он крут?
        - Парней и девчат обженил без разбору.
        - Ну, а еще?
        - Мальца Федьку хотел продать.
        - Еще?
        - Еще рекрутов покупать заставляет.
        - Ну и крут!  - засмеялись крепостные других господ.  - Вы уж молчите. У вас барин как барин. Хороший барин у вас. Дай Бог и нам бы такого.  - И принялись рассказывать о своей жизни.
        Крепостные помещика Псарова - про то, как их барин три раза в году - в Покров, Рождество и на Пасху[21 - Покров, Рождество, Пасха - церковные праздники.] - всем мужикам и бабам учиняет поголовную порку.
        - Это чтоб барскую руку помнили, чтобы боялись,  - объясняли псаровские крестьяне.  - Вот кто уж крут, так это наш барин: виновных - на цепь, недовольных - в солдаты, за недоимки - в темный подвал на хлеб и ржавую воду.
        - Подумаешь, Федьку хотел продать!  - заговорили крепостные помещицы Водолеевой.  - Того хоть за дело, за озорство, а наша барыня - так ни за что ни про что этих мальцов, словно цыплят, на торг возами вывозит. Не терпит барыня детского крику. Дворовых девок, так тех, о Господи, едва у кого народилось дите, топить, как котят, понуждает.
        - А наш барин,  - вмешались в разговор крестьяне князя Пирятина,  - по весне трех егерей запорол до смерти. А за что? За то, что те ненароком во время охоты подстрелили борзую. Сука поправилась, а мужиков - на погост.
        Долго шумели на базарной площади мужики. Говорили всякое. И про то, как мрут крестьяне от разных болезней, и что избы у всех не избы, а бог знает что, и что дети растут не учены, и что сами мучены-перемучены и нет уже больше сил терпеть измывательства и гнуть мужицкие спины ради бар и господской прихоти.
        Возвращались суворовские мужики к себе в Ундол, вспоминали разговор на базарной площади, думали: «Да, пожалуй, наш барин совсем хороший. Хоть и фельдмаршал, и граф, и князь, а все же жить при таком можно. Упаси нас Бог от других господ».

        Школа

        Несколько лет Россия жила без войны. Войска Суворова стояли на одном месте.
        Обзавелись за это время солдаты семьями. По-народились дети. Вот и решил Суворов организовать для солдатских детей школу.
        Организовал и сам стал вести в ней занятия.
        Собралось вначале в школу двенадцать ребят и подростков. А через несколько дней пришла девочка - Нюта. Ребята стали смеяться: девчонка - и в школу! Язык показывают. Дразнят.
        Только зря смеялись ребята. Нюта оказалась не глупее других.
        - Сколько дважды два?  - спросил Суворов.
        Сидят ребята, морщат лбы, соображают.
        - Четыре!  - выпалит Нюта.
        - Молодец! Правильно,  - скажет Суворов.
        Потом вызывает ребят к доске, заставляет писать разные слова. Выбирает трудные:
        - А ну-ка, Рындин, напиши мне слово «еще».
        Выйдет Рындин, подумает, напишет «ищо».
        - Так,  - произнесет Суворов.  - А ну-ка, Лаптев, ступай ты.
        Выйдет Лаптев, напишет «исчо». Мучаются ребята с упрямым словом. «Есчо», «ище», «исче» - по-разному пишут.
        - Неверно, неверно,  - говорит Суворов.  - Ну-ка, Нюта, ступай к доске.
        Выйдет Нюта и крупными буквами выведет: «Еще».
        - Вот теперь правильно,  - скажет Суворов и похвалит Нюту.
        Или устроит Суворов урок географии:
        - Где река Дон?
        И снова ребята морщат лбы. Один на Волгу покажет, другой на Днепр, третий вообще бог весть куда заберется. Зато Нюта подойдет к карте, схватит указку и сразу в нужное место ткнет.
        Вот и назначил Суворов Нюту старшей над классом. Обидно стало мальчишкам: девчонка - и вдруг старшая! Побыли они несколько дней в подчинении у Нюты, а потом Рындин и Лаптев обратились к Суворову с жалобой от всех ребят.
        - Да,  - произнес Суворов,  - ваша правда. Нехорошо это. Не дело. Не пристало парням у девочки быть в подчинении. Только ведь по заслугам Нюта за старшую. Как же нам быть?
        Стали ребята вместе с Суворовым думать, как же им быть.
        - Нюта умнее нас,  - заявил Рындин.
        - У нее голова больше,  - произнес Лаптев.
        - Неверно, неверно!  - перебил их Суворов.  - Не умнее вас Нюта. Нюта прилежнее. Не гоняйте,  - говорит,  - вечерами по улицам, а сидите дома, изучайте географию и арифметику, как трудные слова пишутся, запоминайте, и у вас дело пойдет.
        Послушались ребята Суворова. Выучили таблицу умножения. Запомнили, где какие моря и реки. Разные мудреные слова без ошибок писать научились.
        Через месяц Суворов устроил ребятам проверку:
        - Где река Дон?
        Каждый лезет, норовит показать первым.
        - Как написать слово «еще»?
        - Через «е», «щ», «е»!  - хором кричат ребята.
        - Сколько дважды два?
        - Четыре!
        - А трижды три?
        - Девять!
        - Молодцы! Правильно!  - хвалит Суворов.
        Пришло время сдержать Суворову данное слово. Решил он назначить старшим над классом вместо Нюты Рындина.
        Только ребята вдруг запротивились:
        - Пусть остается Нюта.
        - Нюта!
        - Нюта!  - понеслось с разных сторон.
        Усмехнулся Суворов, порадовался. Хоть и малые ребята, а поняли, что прав был Суворов, назначив Нюту за старшего, что лучшего старшего им и не надо.

        Шуба

        Подарила императрица Екатерина Вторая Суворову шубу. Сукно заграничное. Мехом подбита. Воротник из бобровой шкуры. Хорошая шуба. Однако Суворову она ни к чему. Даже в самые лютые морозы фельдмаршал одевался легко, по-солдатски.
        Спрятал бы ее Суворов на память в сундук, да только наказала царица фельдмаршалу с шубой не расставаться. Тогда Суворов пошел на хитрость.
        Стал он возить за собой Прошку. Сидит Суворов в санках, рядом с фельдмаршалом - Прошка, важно держит в руках царскую шубу. Идет Суворов по улице. Следом за ним Прошка - в руках шуба.
        Может быть, так до самой смерти своей и таскался бы Прошка с шубой, если бы вдруг кто-то не донес про суворовское непослушание императрице.
        Разгневалась Екатерина Вторая, приказала позвать Суворова.
        - Ты что же!  - говорит.  - Тебе что же, милость царская не по нутру?
        - Помилуй Бог!  - воскликнул Суворов.  - По нутру, матушка. По нутру. Премного обязан.
        - Ослушником стал!  - укоряет царица.  - Волю монаршую попираешь!
        - Никак нет,  - оправдывается Суворов.  - Я же солдат, матушка. Мне ли, как барчуку, нежиться! А про непослушание это кто-то по злобе донес. Шуба всегда при мне. Как же. К ней Прошка специально приставлен… Прошка!  - позвал фельдмаршал.
        Входит Прошка - приносит шубу.
        Рассмеялась царица.
        - Ладно,  - сказала,  - Бог с тобой. Твоя шуба, твоя и воля. Не насилую. Поступай как хочешь.
        Повесил Суворов шубу в дубовый шкаф. Там и висела шуба.

        Про корм и хвастливых помещиков

        Суворовская армия стояла на отдыхе в одной из южных губерний. Время было осеннее. С прокормом неважно. Особенно для лошадей.
        Суворов нещадно ругал своих интендантов, писал прошения губернским начальникам, но дело не двигалось.
        А тут ко всему постоянно надоедали местные помещики. Приезжали посмотреть на Суворова, и каждый непременно приглашал фельдмаршала в гости.
        Ездить же Суворов по гостям не любил и всем отвечал:
        - Не могу. Не могу. Занят!
        Приезжали помещики на тройках, четверках. Кони у всех резвые, сытые. Каждый пытался похвастать, пустить пыль в глаза - вот, мол, какой он богатый. А помещик Сопелкин приехал даже на целой восьмерке лошадей, запряженных цугом. Решил всех превзойти. Подумал: такому-то Суворов уж не откажет.
        Глянул фельдмаршал на сопелкинскую восьмерку, задумался и вдруг действительно согласился.
        На следующий день приказал Суворов собрать со всей армии восемьдесят самых тощих лошадей и запрячь их цугом в одну коляску. Запрягли. Уселся Суворов в коляску, поехал в гости.
        Растянулся фельдмаршальский поезд на полверсты. Переступили первые пары через ворота сопелкинской усадьбы, а коляски с Суворовым еще и не видно - где-то за бугром тащится. Забили армейские кони весь барский двор - повернуться негде.
        Понял помещик насмешку Суворова, однако смолчал. Распорядился развести коней по конюшням, пригласил фельдмаршала в дом.
        Целую неделю гостил Суворов у Сопелкина. Съели за это время армейские кони у помещика все запасы овса и сена, разжирели, поправились.
        Простился Суворов. Уехал. Вернулся в армию, спрашивает:
        - Как корм для лошадей? Есть ли ответ от губернских начальников?
        - Плохи дела, ваше сиятельство,  - отвечают Суворову.  - Нет ответа от губернских начальников.
        Тогда Суворов наказал собрать новых лошадей. И снова поехал в гости. На сей раз к помещику Рачкину. Потом ездил к Шляндину, потом к Утконосову.
        Другие помещики заволновались. Поняли - разорит их Суворов. Уж и не рады знаменитому гостю. Уж и не приглашают Суворова. А фельдмаршал все ездит и ездит.
        Кончила армия отдых, ушла в дальние походы. А в южной губернии еще долго вспоминали Суворова и потешались над хвастливыми помещиками.

        Суворочка

        Была у Суворова дочь - Наташа. Души не чаял Суворов в своей Наташе. В каких бы дальних походах ни был, всегда вспоминал о ней, писал частые письма, называл «душа моя», «милая голубушка», а друзьям говорил: «Смерть моя - для отечества, жизнь моя - для Наташи».
        Но вот Наташа выросла, была принята при царском дворе, закрутилась на разных балах и званых приемах и совсем забыла отца.
        Грустил Суворов в одиночестве. Особенно загрустил, будучи в ссылке в селе Кончанском. Редко-редко приходили сюда письма из Питера.
        А тут привязалась к Суворову девочка Катя Калашникова. Ходила Катя с Суворовым в лес, навещала Мишку, суворовского коня, жившего здесь в «отставке», лазила на гору Дубиху, где среди старых дубов и елей стояла маленькая сторожка, в которой любил отдыхать и работать Суворов.
        Идут фельдмаршал и Катя, ведут разговор.
        - Ты старенький,  - говорит Катя.
        - Какой же я старенький?  - возражает Суворов.  - Я молод. Смотри…  - И прыгает, словно мальчишка, через овраг.
        Катя смеется.
        - Ты седенький,  - говорит.
        - Не сед я, а рус,  - отвечает Суворов и молодецки встряхивает реденькими своими кудрями.
        - У тебя морщинки на лбу.
        - Какие же это морщинки?  - отшучивается Суворов.  - Это лихие шрамы.
        - Ты не у дел,  - заявляет Катя.
        - Как не у дел! Вот и неправда,  - уже серьезно скажет Суворов.
        Возьмет девочку за руку и поведет в лесную сторожку. Переступит Катя порог - кругом книги и карты. Глянет на карты, а там планы боев и сражений. Хоть и жил Суворов в изгнании, да времени зря не тратил, готовился к новым походам.
        К осени Суворов оборудовал одну из комнат кончанского дома под зимний сад. В лесу выкопали они вместе с Катей молодых сосенок, берез и елок, посадили их в кадки, установили в комнате. Потом с кончанскими мальчишками наловили синиц, снегирей и щеглов. Назвали комнату «птичьей горницей».
        Любил Суворов сиживать в «птичьей горнице». Приходила сюда и Катя. Сдружились они с фельдмаршалом. Вместе следили за птицами, давали им воду и корм, чистили комнату. А потом Катя садилась поближе к Суворову, и тот принимался рассказывать ей удивительные истории и забавные сказки.
        Но вот случилась беда. Заболела Катя тяжелой болезнью - оспой. Заболела и не поправилась.
        Осиротела «птичья горница».
        Сразу же по весне Суворов выпустил птиц на волю. А сосенки, березки и елки наказал высадить рядом с Катиной могилкой. Деревца разрослись. Появилась рощица. Часто приходил сюда Суворов, молча стоял и о чем-то думал. Может, о Кате. Может, и о Наташе.
        А Наташа по-прежнему ездила по разным вечерам и балам и совсем перестала писать в Кончанское.

        Николев

        В селе Кончанском Суворов находился под надзором обедневшего помещика Николева.
        Доставалось Суворову от Николева. Строго соблюдал Николев режимные правила: письма вскрывал фельдмаршала, доносил о тех, кто посещал опального полководца, следил, чтобы Суворов не отлучался в соседние села.
        Едва Суворов куда-нибудь собирается: «Не велено, ваше сиятельство, не велено!» - кричит Николев и задерживает лошадей.
        Направится Суворов с кончанскими мальчишками в лес по грибы или ягоды, и Николев тут как тут, возьмет лукошко, идет следом: «Ну как фельдмаршал удрать собрался!»
        Николев гордился своим положением.
        - Служба у меня немалая,  - говорил он крестьянам,  - сам фельдмаршал у меня в подчинении.
        - Правда. Правда твоя,  - соглашались крестьяне.  - Может, тебе еще и награду дадут за усердие.
        При таких словах Николев широко улыбался.
        - А что?  - отвечал.  - Может, дадут. Оно по заслугам.
        И дали.
        Когда Суворов был снова призван в армию, император Павел Первый стал спрашивать, есть ли какие просьбы у полководца.
        - Есть, есть, ваше величество,  - ответил Суворов.  - Великая просьба имеется.
        - Говори.
        - Был у меня в Кончанском надзиратель,  - произнес Суворов,  - исправно, ваше величество, свое дело вел: письма читал, в Питер докладывал, никуда из Кончанского не выпускал. За подобное усердие достоин высочайшей награды.
        Император не понял насмешки фельдмаршала и наградил Николева.

        Глава третья Последний поход

        Альпийские горы

        Высоки Альпийские горы. Здесь крутые обрывы и глубокие пропасти. Здесь неприступные скалы и шумные водопады. Здесь вершины покрыты снегом и дуют суровые леденящие ветры.
        Через Альпийские горы, через пропасти и стремнины вел в последний поход своих чудо-солдат Суворов.
        Трудно солдатам в походе. Вьюга. Снегопад. Непогода. Путь дальний, неведанный. Горы. Холодно, голодно солдатам в пути. Идут, скользят, срываются в пропасти. Тащат тяжелые пушки, несут пообмороженных и хворых своих товарищей.
        А кругом неприятель. Пройдут солдаты версту - бой. Пройдут еще несколько - бой.
        Пробивается русская армия сквозь горы и неприятеля. Совершает Альпийский поход.
        Трудно солдатам в походе. В середине пути один из полков не выдержал.
        - Куда нас завели?  - зароптали солдаты.  - Не пойдем дальше!
        - Суворов из ума выжил!
        - Назад! Поворачивай! Назад!
        К полку подъехал Суворов.
        - Хорошо,  - произнес фельдмаршал.  - Ступайте. Не нужны мне такие солдаты. Не русские вы. Ступайте.
        - Как так - не русские!  - возмутились солдаты.
        - Русский все одолеет. Русскому все нипочем!  - ответил Суворов.  - Прощайте.  - Повернул коня и молча поехал в горы.
        Солдаты опешили. Не ожидали такого.
        - Братцы!  - выкрикнул кто-то.  - Да что же это, а? Братцы! Мы ли не русские?!
        - Русские! Русские!  - понеслись голоса.
        Зашумели солдаты, задвигались, подхватили ружья, подняли носилки с ранеными и нестройно, торопясь и толкаясь, бросились вслед за фельдмаршалом.
        Высоки Альпийские горы. Здесь крутые обрывы и глубокие пропасти. Здесь неприступные скалы и шумные водопады. Здесь вершины покрыты снегом и дуют суровые леденящие ветры.
        Через Альпийские горы, через пропасти и стремнины вел своих чудо-солдат фельдмаршал Суворов.

        Идут солдаты, ведут разговор

        Идут солдаты, ведут разговор.
        - Оно бы ничего,  - рассуждают солдаты.  - Горы не страшны. Французы страшны. Если и будет наша погибель, так только от неприятеля.
        И вдруг…
        - К бою! К бою!  - прошла команда. Рассыпались солдаты по горной дороге, кто за утес, кто за скалы. Залегли. Ждут неприятеля. Вот и французы. Тра-та-та-та! Тра-та-та-та!  - несется со всех сторон.
        - Братцы, не робей! Ура! Держись, братцы! Удержались солдаты. Отступили французы. Идут солдаты, ведут разговор.
        - Оно бы ничего,  - рассуждают солдаты.  - Французы не страшны. Горы страшны. Если и будет наша погибель, так только от гор, непогоды.
        И вдруг…
        Заиграла, засвистела, забушевала метель. Рванул леденящий ветер. Обрушилась с гор лавина.
        - Берегись! Сторонись!  - несется команда. Рассыпались солдаты по горной дороге, кто за утес, кто за скалу. Залегли. Ждут. Пронеслись камни. Отгремела лавина. Прояснилось небо. Притихла метель. Идут солдаты, ведут разговор.
        - Оно бы ничего,  - рассуждают солдаты.  - Французы не страшны. Горы не страшны. Если и будет наша погибель, так только от мора, от голода.
        И вот кончилась еда. Нет провианта. Помрачнели солдаты. Насупились. Идут, опустились солдатские головы.
        И вдруг…
        Наше времечко военно, —

        затянул чей-то голос, —
        От покоя удаленно.
        Ой лю-ли, ой лю-ли,
        От покоя удаленно.

        Приободрились солдаты. Затянули ремни потуже. Повеселели. Идут. Подняли солдатские головы.
        Сидит Суворов верхом на коне, смотрит, любуется.
        - Братцы!  - кричит Суворов.  - Не страшны нам горы Альпийские. Не страшны нам французишки близкие. Что нам голод, мор, непогода - раз в российских войсках дух солдатский не переводится.
        - Ура!  - гремит в ответ на слова фельдмаршала.
        И снова разносится песня:
        С предводителем таким
        Всё на свете победим.
        Ой лю-ли, ой лю-ли,
        Всё на свете победим!

        Движется. Движется. Движется. По горным вершинам, по темным ущельям, в облаках, в туман, в непогоду, от обрыва к обрыву, со скалы на скалу. Движется. Движется. Движется. Не остановишь российскую армию. Пробиваются солдаты сквозь горы и неприятеля. Совершают Альпийский поход.

        Туча

        Сен-Готард. Узкая, извилистая тропа ведет к перевалу. А там, по ту сторону гор, новые горы, новые тропы, новые пропасти и стремнины.
        Неприступной вершиной стал Сен-Готард на пути у русских. Укрепились на перевале французские войска, перекрыли дорогу. Дважды ходили солдаты на штурм и дважды были отбиты.
        Суворов приказал штурмовать в третий раз.
        Выделил фельдмаршал группу солдат для обходного маневра. Назначил старшим молодого генерала, любимца своего, князя Петра Багратиона.
        - Ну, с Богом,  - перекрестил их Суворов.
        Поползли солдаты по уступам и скалам в обход Сен-Готарда, так, чтобы ударить противнику в спину. Поднялись уже до самых вершин, да только были замечены вдруг французами. Открыли французские стрелки ураганный огонь. Остановили русских. Сорвалась атака. Отдал Багратион приказ спускаться назад. Сползают солдаты вниз по отвесным скалам. Не торопятся, знают - не похвалит Суворов.
        И правда. Скинул фельдмаршал шляпу, машет, кричит что-то Багратиону. Вздрагивает на голове суворовский хохолок, словно и он, как фельдмаршал, гневается.
        - Шибче, шибче спускайся!  - кричит Суворов и тычет шляпой в хмурое небо.
        Смотрят солдаты - наплывает из-за гор на Сен-Готард черная туча. Смотрит на тучу и Багратион, однако не торопит солдат спускаться. Обволокла туча уступы и скалы, скрыла русских солдат.
        - Побьются в тумане,  - бранится Суворов.  - Эх, медленно, не по-моему водит войска Багратион!
        Волнуется фельдмаршал. Прождал несколько минут:
        - Ну как, не вернулся князь Петр?
        - Нет, не вернулся еще,  - докладывают Суворову.
        Прошло еще несколько минут.
        - Ну как, не вернулся?
        - Нет, ваше сиятельство.
        Прошло минут тридцать, и вдруг там, на самом верху, у самого перевала, поднялась страшная стрельба, всколыхнуло перевальную тишь знакомое солдатскому уху «ура».
        Насторожился Суворов.
        - Ура! Ура!  - несется на перевале.
        «Неужто Багратион?!» - недоумевает Суворов. И хочется верить, и трудно поверить!
        Туча тем временем переползла через горы, свернула в долину и открыла перед Суворовым Сен-Готард. Глянул фельдмаршал - так и есть: на вершине Багратион со своими солдатами.
        - Вперед!  - закричал Суворов.
        Ринулись солдаты в лобовую атаку. Оказались французы зажатыми с двух сторон: сверху и снизу. Не удержались. Бежали французы.
        Поднялся Суворов на Сен-Готард, доволен.
        - Так их! Правильно!  - приговаривает.  - Противник не ждет. А ты из-за гор высоких, из-за лесов дремучих, через топи, через болота, прямо из туч пади на него, как снег на голову. Ура! Бей! Коли! Руби! Так его! Молодец, князь Петр!  - повернулся Суворов к Багратиону.  - Эн нет, гляжу, по-нашему поступаешь!  - И расцеловал генерала.

        Чертов мост

        Преодолев Сен-Готард, русские спустились в ущелье Рейсы. Бежит непокорная Рейса, пенится, клокочет, ударяет волной в высокие берега, наполняет гулом и ревом округу. Отдает десятикратным эхом в горах.
        Жутко здесь путнику, жутко тут зверю, редкая птица слетит в ущелье.
        Через Рейсу на высоте тридцати метров перекинута узкая каменная арка. Сотрясается арка от рева реки. Зловеще повисла над пропастью.
        Недобрые это места. Чертов мост - перед русскими.
        Взорвали французы центральную часть моста, засели по ту сторону Рейсы.
        Бросились первые смельчаки на мост, но тут же свалились, сраженные пулями, в пропасть. Бросилась новая группа героев. Достигли пролома. Не перепрыгнешь пролом. Остановились. Скосили меткие французские стрелки русских героев. Ринулся новый отряд. Снова погибель.
        Остановилась атака.
        Сидит Суворов верхом на казацком коне, смотрит на мост, на солдат, на вражеский берег. Понимает: сколько ни бегай солдаты - не быть им на том берегу, не заделав в мосту пролома. Замечает фельдмаршал метрах в ста от дороги - стоит невесть для чего построенный здесь сарай. «Разобрать бы сарай, связать бревна и перебросить через пролом»,  - соображает Суворов. Только подумал, смотрит - от других отделяется тощий солдат, что-то машет товарищам и несется к сараю. Бросились вслед гренадеры, взобрались на крышу, стали растаскивать бревна.
        Наблюдает Суворов, видит: снимает тощий солдат поясной ремень. За ним и другие снимают. Связали, стянули ремнями солдаты бревна, подняли, поволокли к пролому.
        «Мудрая голова»,  - подумал фельдмаршал о тощем солдате. Доволен Суворов солдатской смекалкой.
        Поравнялись солдаты с мостом. Вьить, вьить!  - засвистели французские пули.
        Залегли смельчаки за бревна. Переждали. Опять поднялись. Только не все. Половина убитых. Тощий, однако, поднялся.
        Ступили солдаты шаг, второй, и снова французские пули. И снова солдат наполовину уменьшилось.
        Опять залегли. Опять переждали. Поднялись. Снова огонь. И вот в живых только три человека. Снова залп - два человека. Снова - один. Смотрит Суворов: только тощий солдат и остался.
        Не поднять солдату тяжелые бревна. Лег он, толкает перед собой, пытается сдвинуть. Поднатужился, сдвинулись бревна чуть-чуть - на вершок. Опять поднатужился - еще на вершок.
        - Герой! Молодец!  - не удержался Суворов.  - К герою на помощь!  - кричит солдатам.
        Бросились солдаты на помощь. Подбежали, схватили бревна - к пролому. Внеслись солдаты волной на мост. Брякнула, легла связка над пропастью. Откатились солдаты.
        Смотрит Суворов, а тощий солдат на мосту. Стоит на бревнах, повернулся к своим, машет рукой. Развевает ветер солдатский кафтан, треплет рыжеватые кудри. Обдает непокорная Рейса солдата пеной и брызгами.
        Больше героя фельдмаршал не видел. Зарябили перед глазами Суворова солдатские спины. Хлынули гренадеры грозным потоком на мост. Заходило, заколыхалось солдатское море. Вот уже первые на той стороне. Вот уже и победное «ура» несется в ущелье.
        Разбегаются, отходят французы.
        Отгремел бой. Чертов мост позади. Остановились войска на отдых.
        - Как звать героя?  - стал интересоваться Суворов тощим солдатом.
        - Мохов, Кирилл Мохов, ваше сиятельство. Гренадер Апшеронского пехотного полка, роты капитана Лукова.
        - Удалец! Удалец!  - восхищается Суворов.  - Переправу навел, мост соорудил. Богатырь! Витязь! Позвать удальца!
        - Мохов! Мохов!  - зовут солдаты.
        Не откликается Мохов.
        Лежит солдат на дне пропасти. Не слышит. Не видит.
        Свалили солдата французские пули. Разбился о камни. Не бьется больше смелое сердце солдатское.
        Погиб гренадер, а слава осталась.
        Соберутся солдаты, начнут вспоминать бои и походы, вспомнят и Чертов мост. Вспомнят Чертов мост - вспомнят и Мохова:
        - Если б не Мохов, если б не он - не видать нам победы. Доброе слово и память ему великая.

        Генеральский погон

        Идут войска, пробиваются через новые горы, через новые перевалы.
        Прорвались к Муттенской долине - тут роковая весть: полки, к которым торопился Суворов, разбиты.
        Французский полководец Массена бросил теперь основные силы против Суворова. Силы неравны. У Массена в четыре раза больше солдат, чем у Суворова. И все же Суворов решил первым начать атаку.
        Словно горная лавина, обрушились русские на французов. Полки Апшеронский и Азовский, казаки генерала Грекова врезались в противника с такой силой, что французы не выдержали и побежали.
        Мечется Массена среди своих войск, кричит, пытается остановить. Не помогает. Бегут французы, давят друг друга, зажали в своей толпе самого Массена.
        - Стойте! Стойте!  - кричит генерал.
        Вместе со всеми врезался во французские ряды и капрал Махотин. Видит - генерал на коне. Стал Махотин пробиваться к Массена. Пробился и сдернул Массена с коня. «Ну, братец, теперь не уйдешь. Теперь я тебя под мышку!» Радуется Махотин и вдруг видит у самого своего носа неприятельский штык. Кто-то из французских солдат бросился на помощь своему генералу. Отбил Махотин штык, повалил, пришиб прикладом француза. Повернулся опять к Массена. А тот уже на коне. Рванулся капрал к генералу. Ухватился рукой за плечо. Соскользнула рука. Пришпорил коня Массена. Вынес рысак генерала из битвы.
        - Держи! Держи его!  - кричит Махотин.
        Да где уж! Быстрее ветра уходит Массена.
        Стоит капрал, смотрит сожалеючи вслед. Стоит и не замечает, что у самого в зажатой руке генеральский погон. Посмотрел на руку - правда погон.
        Стыдно стало капралу, что упустил Массена. Решил про погон никому не рассказывать. А потом после битвы все же проговорился.
        - Так ты же герой!  - закричали солдаты.
        Дивятся, рассматривают солдаты генеральский погон. Потом поднялись, пошли, рассказали ротному командиру, командир - генералу, генерал - Суворову.
        На следующий день перед войсками был объявлен приказ фельдмаршала о производстве Махотина в офицеры.
        - Ура Махотину!  - кричат солдаты. Довольны, что свой брат в офицеры выбился.
        А офицеры насупились - ни радости, ни улыбки. Обидно их благородиям.
        После прочтения приказа выделили офицеры из своей среды поручика, капитана и полковника, послали к Суворову.
        - Как же так, ваше сиятельство, за какие заслуги?  - говорят офицеры.  - Подумаешь, генеральский погон. Вот если б он живого Массена привел.
        Посмотрел Суворов на офицеров, поманил к себе пальцем поручика:
        - Хочешь быть капитаном?
        Подивился поручик такому вопросу, подумал: а вдруг и вправду соблаговолит Суворов.
        - Так если ваша воля на то,  - произнес и пригнулся.
        Поманил Суворов капитана:
        - Хочешь быть полковником?
        - Как же не хотеть, ваше сиятельство!  - ответил капитан и тоже пригнулся.
        Позвал Суворов полковника:
        - Желаешь быть генералом?
        - Не смею просить. Все от Бога и вашего сиятельства,  - гаркнул полковник.
        - Ступайте принесите мне второй погон от Массена - быть и вам в повышении,  - произнес Суворов.
        Сконфузились офицеры. Повернулись. Ушли.
        А Суворов еще долго не мог успокоиться.
        - «За какие заслуги»!  - выкрикивал он.  - Ишь ты! За доблесть солдатскую - вот за какие заслуги.

        Рота капитана Смелого

        После каждого боя Суворов интересовался, какие войска были первыми, какие отличились больше других. Так было и после штурма Сен-Готарда.
        - Ступай разузнай,  - послал Суворов своего адъютанта.
        Адъютант долго ходил, расспрашивал, выяснял, однако без толку. Одни говорят - апшеронцы, другие - азовцы. «Гренадеры Багратиона»,  - утверждают третьи. «Нет, казаки Грекова»,  - доказывают четвертые. Обходит суворовский посланец войска, никак не добьется истины. Все были на перевале.
        И вдруг адъютанта окликнул какой-то солдат:
        - Хочешь знать без ошибки?
        - Говори же скорей!
        - Рота капитана Смелого, вот кто был первым,  - ответил солдат.
        - Рота капитана Смелого,  - доложил адъютант Суворову.
        - Так, молодцы!  - произнес фельдмаршал.
        После перехода через Чертов мост Суворов снова поинтересовался, кто был первым.
        Адъютант опять долго ходил по войскам, наконец пришел, доложил:
        - Рота капитана Смелого, ваше сиятельство.
        - Молодцы, герои!  - похвалил Суворов.
        После битвы с Массена фельдмаршал снова стал выяснять героев.
        - Рота капитана Смелого,  - услышал Суворов опять в ответ.
        - Вот так рота!  - подивился Суворов.
        Приказал он позвать к себе капитана Смелого.
        Стали искать. Выяснилось, что никакого капитана Смелого и роты такой во всей суворовской армии нет.
        - Ах ты, шельмец!  - рассердился Суворов.
        Вызвал адъютанта:
        - Ты что же неправду доносишь?!
        - Как - неправду!  - обиделся адъютант.  - Я, ваше сиятельство, к солдатам ходил. Они врать не станут. И при Сен-Готарде, и на Чертовом мосту, и в дело с Массена - всюду была первой рота капитана Смелого.
        - Ах, вон оно что!  - усмехнулся Суворов.  - Ну, ступай, еще раз поговори с солдатами.
        Прибегает адъютант к солдатам:
        - Где же ваша рота? Где капитан?
        - Капитана, пожалуй, и нет,  - отвечают солдаты,  - а рота есть. Как же, есть! Она и в Апшеронском пехотном полку, и в Азовском гренадерском полку, и в бригаде князя Багратиона, и среди казаков генерала Грекова,  - перечисляют солдаты.
        Вытянулось от удивления адъютантово лицо - что за чушь говорят солдаты!
        А дело в простом. Трудно при Сен-Готарде отличить, какие войска в первых, какие в последних. Перемешались тогда полки и роты на перевале - все в первых.
        Вот кто-то из солдат и придумал про роту капитана Смелого. Выдумка солдатам понравилась. Стали они с той поры самых отважных называть этим именем.
        Так и пошло.
        Отличатся апшеронцы.
        - Так это же рота капитана Смелого!  - кричат солдаты.
        Отличатся азовцы.
        - Рота Смелого!.. Смелого!.. Смелого!..  - несется в войсках.
        Отличатся гренадеры Багратиона или казаки Грекова, а солдаты опять свое:
        - Рота Смелого. Ей почет, ей и слава.
        Понравилась Суворову солдатская выдумка.
        Стал и он по-солдатски. Зайдет разговор, кого посылать на опасное дело.
        - Посылайте достойных,  - говорит фельдмаршал.  - Богатырей. Лучше всего тех, кто из роты солдатского капитана.

        Новые башмаки

        Оборвались в пути солдаты. Изодрали мундиры, избили башмаки на горных дорогах. Стынут солдаты от холода. Жмутся на ночевках к кострам, греют озябшие руки и спины.
        Не лучше других и Прохору Груше. Мундир - решето. Башмаки без подошвы. Ступает солдат голыми пятками по камням, впиваются камни в тело.
        Обвяжет Прохор тряпками ноги. Пройдет версту, от тряпок - мочала. Залатает мундир. К вечеру - снова ребра наружу.
        Измучился солдат: жизнь не мила, небо с овчинку.
        И вот Груша куда-то исчез, недосчитались его на привале.
        - Эхма! Видать, оступился, сорвался в пропасть,  - перекрестились солдаты.
        А утром Прохор явился. Глянули приятели - не узнать Груши. Красавец солдат перед ними. Новый мундир, башмаки новые.
        Мундир и башмаки были французские.
        Щупают солдаты мундир. Ай да мундир! Сукно в полпальца. Ватой подбито.
        - Ногу задери, ногу!  - просят солдаты.
        Подымет Прохор ногу. Ну и башмаки! Из ременной кожи, подошва что сталь, шипами покрыта.
        - Вот так обнова!  - восхищаются солдаты.  - Век бы ходить по камням и стуже.
        - Где достал?  - понеслись голоса.
        - Никак, дружков нашел, французов!
        - Тещу завел,  - смеются солдаты.
        Рассказал Прохор, что ходил он к французскому лагерю, подкрался, снял часового - вот и разжился.
        Завидно стало солдатам. В следующую ночь уже несколько человек отправились за добычей. Однако назад никто не вернулся. Французы усилили караул и перебили пришельцев.
        Так и остался Прохор Груша один во французской обнове.
        Походил день, второй, а потом неловко стало солдату. Среди своих и словно не свой. Словно среди простых петухов - пава.
        Не рад уже Груша теплу и удобству. Не мил ему ни французский кафтан, ни башмаки из ременной кожи. Стал он предлагать трофеи товарищам: одному башмаки, другому мундир.
        Отказываются, не берут, не хотят солдаты.
        - Ты раздобыл, ты и носи,  - отвечают Прохору.
        Говорят солдаты без зла, без зависти, просто неудобно им брать дорогой трофей у товарища. А Груше кажется, что солдаты его сторонятся, что из-за этих, будь они прокляты, башмаков и мундира теряет Прохор верных друзей и приятелей.
        Прошел еще день. Проклял Груша французский наряд. Снял мундир, снял башмаки, связал бечевой. Раскрутил и запустил в бездонную пропасть.
        Солдаты шумно обсуждали поступок Прохора Груши.
        - Дурак…  - проговорил кто-то.
        - Эх ты, мышиный помет,  - оборвали его солдаты.  - Правильно сделал. Молодец Груша. Желает как все.
        - Молодец!  - подтвердил седоусый капрал.  - Может, и погорячился Прохор, да, видать, душа у него солдатская.

        «Разрешите пострадать…»

        Преодолели герои горы. Впереди открылась долина. Сгрудились солдаты на скалах, смотрят вниз. Там, внизу, долгожданный конец похода.
        - Ура!  - закричали солдаты.
        Однако рано радовались герои. Оборвалась у самых солдатских ног козья тропа. Подойдешь к краю обрыва - голова кружится. Выделил Суворов отряды. Облазили те округу - нет спуска в долину.
        Задумался Суворов, собрал генералов и офицеров на военный совет. А солдаты остались над пропастью и тоже решают.
        - Надо назад,  - говорит один.
        - Куда же тебе назад?  - возражает второй.  - Надо вперед.
        - Ну, а куда вперед?
        Солдат задумался.
        - Туда,  - показал пальцем в долину.
        - «Туда»!  - передразнили его товарищи.  - Это и без тебя ясно. Только как же туда?
        - Надо подумать.
        - Братцы,  - вдруг произнес плечистый парень из апшеронцев,  - а что, ежели…
        Солдаты повернулись к нему.
        - У нас в деревне,  - стал вспоминать парень,  - ого-го какая круча была, так мы, бывало, ребятами с той кручи на чем сидишь съезжали.
        - Тьфу!  - сплюнул с досады какой-то усач.  - «На чем сидишь»! Да тут от тебя и мокрого места не останется…
        - Тут как богу будет угодно,  - перебил его сосед.  - Поди, все же правду говорит парень. Ну, ежели не сидя, так лежа, может, и получится.
        - Можно и лежа,  - соглашается парень.
        И снова заспорили солдаты. Одни за то, что получится, другие - что в этом деле верная гибель.
        - Эхма!  - вздохнул парень.  - Была не была!  - Скинул шапку, бросил о камни.  - Разрешите,  - говорит,  - пострадать за православный народ.
        Перекрестился парень, ружье под мышку - и к пропасти. Лег на спину.
        - Ты куда?  - подбежали солдаты.
        - Разрешите пострадать…  - повторил парень и отпустил руки.
        Летит парень, переворачивается то с боку на бок, то через голову. Ударяется о камни. Сюртук растрепало, ружье выпало.
        Смотрят солдаты, а у самих мурашки по телу. Пролетел парень еще метров сто и вдруг перестал катиться. Поднялся, замахал товарищам.
        - Жив! Жив!  - закричали солдаты.
        - Бра-атцы!  - раздается снизу далекий голос.  - Смелей, бра-атцы!
        Зашумели солдаты. Задвигались. Бросились к пропасти. Один, второй, третий…
        Вскоре вся русская армия кончила спуск. К вечеру того же дня солдаты достигли города Иланц.
        Альпийский поход был закончен.
        - Ну и ну!  - поражались австрийские генералы.  - Оленьими тропами - и провести целую армию!
        - А что,  - улыбался Суворов.  - Там где олень пройдет, там и солдат пройдет. Где олень не пройдет, так и там российскому солдату пути не заказаны.

        Птица-слава
        Рассказы об Отечественной войне 1812 года

        Год 1812. Огромная, полумиллионная армия французского императора Наполеона I напала на нашу родину.
        Наполеон был очень опытный полководец. Его армия считалась самой сильной в мире.
        Много мужества, стойкости и великую сыновнюю преданность родине проявили наши деды и прадеды, защищая свою Отчизну.
        О наших прославленных прадедах - героях войны 1812 года - и написаны эти рассказы.

        Глава первая Львиное отступление

        Тройная сила

        Отступают, отходят русские. Колонна за колонной, полк за полком, через реки, болота, по низинам и оврагам. Верста за верстой отступает русское войско.
        Нет у русских достаточно сил. Ропщут солдаты.
        - Что мы - зайцы трусливые?
        - Что в нас - кровь лягушачья?
        - Где это видано: россияне - спиной к неприятелю.
        Рвутся солдаты в бой.
        Понимают русские генералы: нет пока у нас сил справиться с грозным врагом. Сберегают войска и людей. Отводят свои полки.
        Вечером, на привале, разожгли костры. Лето, весело трещат сухие ветки. Однако солдатам совсем не весело.
        Лежат у костра солдаты: солдат Петров и солдат Егоров - солдат молодой и еще моложе.
        - Сильны, сильны, басурманы,  - вздыхает солдат молодой.
        - Ружья у них хорошие,  - вздыхает тот, что еще моложе.
        - Когда бы французов числом поменьше,  - опять начинает первый.
        - Когда бы войска у нас побольше,  - отвечает второй.
        Размечтались солдаты:
        - Вот если бы каждому из нас вдруг да тройную силу!
        Наутро солдаты вступили в бой.
        Бьется солдат Петров в рукопашном бою. Сбил одного француза. Перевел дыхание. Вытер вспотевший лоб. Осилил второго. Смотрит - третий бежит навстречу. Блеснул перед грудью Петрова штык. Размахнулся солдат прикладом. Прикончил француза третьего.
        Рядом бьется солдат Егоров. Сбил одного француза. Поправил ремни от ранца. Провел рукой по вспотевшей шее. Осилил второго. Смотрит - третий бежит навстречу. Блестит на солнце острый французский штык. Сторонись, не зевай, Егоров! Размахнулся солдат прикладом. Не стало француза третьего.
        Кончился бой.
        Опять лежат у костра на привале солдаты. Солдат Петров и солдат Егоров: солдат молодой и еще моложе.
        - Сильны, сильны, басурманы.
        - Не говори.
        - Когда бы французов числом поменьше.
        - Когда бы войска у нас побольше.
        - Кабы пушка была у каждого.
        - Не говори.
        Размечтались солдаты:
        - Эх, кто бы нам силу тройную дал!

        «Знай свое дело»

        Русских армий две. Одна отступает на Вильну, на Дриссу, на Полоцк. Командует ею генерал Барклай де Толли. Вторая отходит южнее. От города Гродно на Слуцк, на Бобруйск. Старшим здесь генерал Багратион.
        У Наполеона войск почти в три раза больше, чем у Барклая и Багратиона вместе взятых. Не дают французы русским возможности соединиться, хотят разбить по частям.
        Генерал Багратион у Бобруйска направлял солдат в разведку.
        - Только живо,  - напутствовал Багратион,  - суворовским маршем: туда и обратно.
        Тронулись солдаты в путь. А чтоб не плутать, не сбиться с дороги, прихватили с собой местного мужика Агафона Охапку.
        Оседлал Охапка свою лошаденку:
        - Ну, служивые, не отставайте.
        Идут солдаты, тащат ружья, походные ранцы. Впереди Агафон верхом на коне, по-барски.
        Едет он, повернется назад, глянет на солдатские лица:
        - То-то, служивые, нелегка солдатская служба. Как же вам пеше за конным!
        - Давай, давай, борода,  - отшучиваются солдаты.  - Знай свое дело.
        Идут солдаты версту, десять, пятнадцать верст.
        «Эка сколько отмерили,  - прикидывает Агафон.  - Коню бы отдых, да и солдаты, поди, устали».
        - Оно бы, служивые, отдых нужен.
        - Давай, давай, борода,  - посмеиваются солдаты.  - Знай свое дело.
        Прошли еще без малого десять верст. У Агафона на чем сидит уставать стало. Конь пошел вяло. Крутится мужик на седле, на солдат то и дело косится.
        - Оно бы, служивые…  - опять начинает Охапка.
        Перебивают солдаты:
        - Терпи, бородатый.
        Прошли еще версты три. И вдруг заупрямился, остановился крестьянский конь. Слез Агафон на землю, от долгой езды шатается.
        Рассмеялись солдаты:
        - Тебе что же, верхом наскучило?
        - Променажу душа желает.
        - Шило небось в седле?
        - Ну вас к дьяволу!  - огрызнулся Охапка.
        Постояли солдаты минутку, тронулись дальше в путь. Тащится Агафон сзади, за узду коня волочет.
        - Но-о, ленивый! Ноги твои еловые…
        Выбивается мужик из последних сил.
        Дошли солдаты до нужного места. Разузнали, что надо. Повернули назад:
        - Ну, борода, собирайся.
        - Помилуйте, братцы!  - взмолился Охапка.  - Коня пожалейте.
        Улыбнулись солдаты:
        - Ладно, сами назад дойдем.
        Тронули, не мешкая, солдаты в обратный путь. Остался Охапка один. Лежит на траве у дороги. Тело ломит, в ногах гудит.
        - Эко дело,  - качает головой крестьянин.  - Коня загнали. Сам в мыле. Ну и солдаты!

        Крик в тумане

        В белорусских сырых местах у реки Коноплянки сошлись на рассвете в низинке две гренадерские роты. Рота русских и рота французских солдат. Рукопашный взыгрался бой.
        От реки потянулся туман. Придвинулся к месту боя. Осел, окутал, прикрыл солдат.
        Бьется солдат Нерытов. Где свой, где чужой - разобрать трудно. То справа французская речь, то слева, то сзади, то спереди. И русские голоса то тут, то там, то пропадут, то рядом совсем объявятся. Перемешались в бою солдаты.
        И вот показалось Нерытову, что русские дрогнули. Побежали рядом солдаты. Соображает Нерытов: «Э, если такое дело, тут и сам не плошай».
        Увязался он за бегущими.
        - Подождите,  - кричит,  - ребята!
        Да где уж тут ждать. У страха ноги что крылья. Мчат гренадеры с оленьей прытью.
        - Братцы! Родимые!  - надрывает глотку солдат. Страшно ему отставать.
        Однако чем громче кричит Нерытов, тем только солдаты бегут быстрее.
        - Лешие…  - ругнулся солдат. Прибавил он шагу.
        Пробежали с версту. Хоть и взмок Нерытов до нитки, а все же догнал бегущих. Всмотрелся в солдатские спины: у русской пехоты мундиры темно-зеленого цвета, а у этих, о Господи,  - синие. «Так это ж французы»,  - понял солдат.
        Совестно стало Нерытову. Ясно ему, кто из солдат дрогнул на месте боя. Понятно и то, почему не подождали его солдаты: он же русским криком врагов пугает.
        Развеселился от мысли такой солдат. Страх пропал, словно и вовсе такого не было.
        Смышленым оказался Нерытов. Забежал он правее французов.
        - Братцы!  - кричит.  - Тут они. Тут. Заходи, окружай, родимые!
        Услышали французы крики правее, свернули с прямого пути. Опять забежал Нерытов, снова кричит. Опять повернули французы. Кончилось тем, что побежали французы в обратную сторону.
        Гонит их гренадер, не дает никуда отклониться. То с одной стороны забежит:
        - Справа, братцы, справа!..
        То с другой:
        - Слева, братцы, слева!..
        Бегут французы послушным стадом. Пробежали они версту. Вернулись к старому месту. Туман тем делом стал расходиться. Бой уже кончился. Строилась русская рота, собиралась в дальнейший путь. Вдруг видят солдаты: бегут французы. Схватили гренадеры ружья, забрали французов в плен.
        Доволен Нерытов, что снова к своим вернулся. Смешался в солдатских рядах. Неловко ему в недавней трусости признаваться. Делает вид: мол, нигде я и не был. Поправляет свой ранец. Молчит.
        Погнали русские пленных. Идут, удивляются:
        - И чего прибежали? И как такое случилось? Непонятное что-то.

        Солдат гренадерской роты

        Русские бились у Витебска.
        Гренадер Федор Беда сражался вместе со всеми. Рядом с ним офицер Ардатов, рядом боевые товарищи.
        И вдруг споткнулся, упал солдат. Ударила гренадера французская пуля в бок. Обожгла, вырвала клок тела, ушла от ребра рикошетом в поле.
        Подобрали санитары солдата. Отнесли к лекарям в палатку. Наложили Беде повязку на грудь, послали в команду для раненых. Только в команду солдат не прибыл. Свернул он с пути и опять в свою гренадерскую роту.
        Бьются гренадеры. Бьется Ардатов. Видят - рядом опять Беда.
        Заприметил Ардатов героя.
        Продолжается страшный бой. Не щадят живота своего гренадеры. Прошел час, и снова французская пуля достала солдата.
        Вскрикнул, повалился на землю солдат. Кровь с головы на землю закапала.
        Очнулся Беда снова в санитарной палатке. Промыли ему рану, перевязали бинтом голову, послали в команду для раненых. Только не прибыл в команду солдат. Свернул он с пути и опять в свою гренадерскую роту.
        Бьются гренадеры с противником. Промокли солдатские рубахи от пота. Во рту пересохло. Синяки на плечах от ружейной отдачи. В ушах колокольный гул.
        Смотрят солдаты - снова Беда тут же рядом в бою.
        Заулыбались солдаты. Еще дружней ударили по врагу.
        К исходу дня гренадера ранило в третий раз. Пуля попала в ногу.
        В третий раз попал солдат к докторам в палатку. В третий раз получил он приказ - немедля в команду для раненых. Только не выполнил приказа солдат. Свернул он с пути и опять в свою гренадерскую роту. Хромает, еле идет солдат.
        Явился и снова вместе со всеми палит по французам.
        Разинули рты солдаты. Подивился геройству Ардатов.
        - Откуда ты родом такой?
        - Где таких делают?
        - Не из железа, случайно, куют?
        Засмущался солдат.
        - С Украины я,  - произнес.  - Из-под Полтавы, с Ворсклы-реки.  - Потом подумал и гордо добавил: - Солдат государства Российского.

        Рай и ад

        Утомился солдат в походе. Прилег под кустом на привале. Лег и крепко уснул. Не услышал солдат, как рота двинулась дальше.
        Крепок солдатский сон.
        Ночью тем местом бродила Смерть. Идет, шагает, костлявая, косу свою несет. Пристальным взглядом внимательно смотрит, считает погибших за день солдат.
        Поравнялась Смерть с уснувшим солдатом, ткнула косой - не шевелится. Думает, помер, улыбнулась - и в общий счет.
        Стали решать, куда назначить солдата - в рай или в ад. А так как грехов за солдатом особенных не было, выпала честь отправляться ему на небо.
        Спустились ангелы и херувимы, забрали с собой солдата.
        Прибыл солдат на небо, очнулся. Смотрит: места незнакомые.
        «Видать, от части своей отбился»,  - соображает солдат.
        Ходит он, плутает по облакам. Что такое? Ни поля, ни леса, ни речки, чтобы воды напиться.
        - Эй вы, люди добрые!  - начинает кричать солдат.
        Явились ангелы и херувимы.
        - Где я, любезные?
        - В царстве небесном.
        Вылупил солдат глаза от испуга.
        «Боже, вот это попал! Эх, и будет мне от ротного командира. Унтер-офицер за отлучку шкуру с живого снимет».
        - Помилуйте, отпустите!  - взмолился солдат.
        Переглянулись ангелы и херувимы. Впервые такое на небе.
        - Отпустите!  - кричит солдат.  - Меня в роте товарищи ждут. Ротный меня заругает.
        Расшумелся солдат на небе.
        Услышал Господь:
        - Что там такое? Кто там порядки райские нарушает?!
        Доложили:
        - Солдат.
        Приказал Господь Бог привести солдата.
        - Ты чем недоволен, служивый?
        Струсил солдат при виде Господа Бога, а потом осмелел:
        - В роту назад отпустите.
        - В роту?!  - усмехнулся господь.
        - Ну да. Меня товарищи в роте ждут. Ротный меня заругает. Нельзя мне на небе. Отчизна моя в беде.
        Присмотрелся Господь, видит - не мертвый, живой перед ним солдат.
        - Тьфу ты!  - сплюнул Господь с досады.  - Снова напутали. Гнать его с неба.
        Подбежали ангелы и херувимы, столкнули солдата вниз.
        Летит, кувыркается с неба солдат. Заметили черти. Подхватили, потащили солдата в ад.
        - Стойте, стойте!  - кричит солдат.  - В роту назад отпустите!..
        Не слушают черти.
        Приволокли солдата к кипящим котлам:
        - Раздевайся!
        Привычен солдат к команде. Разделся.
        - Залезай!
        Забрался солдат в котел. Спустился в кипящую воду:
        - Хоть кости свои попарю.
        Заулыбался, замлел солдат.
        Дивятся черти: «Ну и ну! Вот так грешник в котел попался». Тащат новые связки дров. Дуют сильнее на пламя. Вспотели рогатые. Видят, солдата огонь не берет.
        - Эй, чего там расселся!
        Вылез солдат:
        - В роту назад отпустите.
        - Ан нет,  - отвечают черти.  - Полезай-ка в студеную воду.
        Окунулся солдат.
        Видят черти - ледяная вода не берет солдата. Погнали на раскаленные камни. Камни ему нипочем. Голодом морят. И к такому солдат привычен. Подтянет ремень потуже, знай себе ходит по аду, пугает ружьем чертей:
        - В роту назад отпустите!
        Мучились, мучились черти с солдатом, другие дела забросили. Не хватает дьявольских сил. Обозлились рогатые:
        - Черт с тобой! Ступай в свою роту.
        Прибыл в роту солдат. «Рассказать или нет?  - думает. Решает: - Лучше смолчу. Ротный еще заругает. Унтер за отлучку шкуру с живого снимет…»

        Испанская кровь

        Быстро идут французы. Пройдены Вильна, Свенцяны, Полоцк, Гродно, Новогрудок, Сморгонь.
        Растянулась французская армия. Верст триста по фронту. Верст триста вглубь.
        Нелегко дается врагам Россия. Кони не выносят свирепых маршей - конский идет падеж.
        Люди слабеют в походах - в армии тысячи хворых.
        Отстали в пути обозы: все меньше и меньше, плоше дневной рацион.
        Вступают французы в русские села. Вот тут-то будет пожива. Хмуро встречают французов села. Ни людей, ни еды, ни тепла. Врывается враг в города. Вот тут-то будет пожива. Голые стены встречают французов, сиротливо стоят дома. Уходят от неприятеля жители. Увозят хлеб, поджигают сено, скот угоняют в леса.
        Начинается ропот французов:
        - Где же русское масло?!
        - Где русское сало?!
        - Одна лебеда!
        Первыми взбунтовались испанцы.
        Дело было в лесу. Три дня шумели холодные ливни, хлыстом бичевали солдат. Продрогли, промокли, простыли солдаты. Съели запас сухарей.
        Окружают их мрачные ели. Тучи свинцовые давят. Сырость со всех сторон.
        Стали шептаться о чем-то испанцы. Вспоминают родимый дом: солнце Севильи, небо Гренады, Гвадалквивира журчащий плеск.
        - Куда мы идем?!
        - Зачем мы идем?!
        - Нет тут земли испанской!
        В испанском отряде сто тридцать три человека. Сговорились солдаты. Решили вернуться домой. Взяли ружья, походные ранцы, по-солдатски построились в ряд.
        - Стойте, куда?!  - кричат французские лейтенанты.
        Козырнули солдаты:
        - Домой!
        Зашагали испанцы.
        - Стойте! Именем императора: стойте!  - кричат лейтенанты.
        Повернулись испанцы, дали прощальный залп.
        Целый день пробирались на запад солдаты. Идут, Испанию вспоминают: солнце Севильи, небо Гренады, Гвадалквивира ласкающий плеск.
        Шагают испанцы. Не знают солдаты того, что грозный приказ уже отдан по армии.
        Заслонили солдатам войска дорогу, перекрыли на запад пути.
        Схватили испанцев, разоружили. Построили, бедных, в ряд:
        - Каждый второй выходит наружу.
        Вышел каждый второй. Подняли французы ружья.
        - Именем императора: пли!
        Грянули залпы.
        Обагрила русскую землю испанская кровь.

        Хлеб-соль

        Решили французские офицеры сделать Наполеону приятное.
        Знали они, что у русских такой обычай: встречать дорогих гостей хлебом и солью. Вот бы сюрприз императору.
        Приступили французы к делу. Явились в село Прокоповичи, собрали крестьян, объяснили, в чем дело.
        Жмутся крестьяне:
        - Да село у нас бедное.
        - Село невеликое.
        - Барин к тому же сбежал.
        - Но-но!  - прикрикнули офицеры.  - Обойдемся без барина.
        Пошушукались крестьяне между собой:
        - Ладно. Будет исполнено.
        Прибыли офицеры на следующий день проверить, всё ли в порядке. Смотрят - ни хлеба, ни соли нет.
        Набросились французы на мужиков.
        Разводят крестьяне руками:
        - Да муки у нас для хорошего хлеба нет.
        Ругнулись офицеры. Приказали из армейских запасов привезти муки в Прокоповичи.
        Явились на следующий день. Смотрят - снова ни хлеба, ни соли.
        Разводят крестьяне руками:
        - Соли, ваши благородия, не оказалось.
        Ругнулись опять французы. Приказали доставить с воинских складов армейских соль.
        Прибывают на третий день:
        - Ну как, все ли готово?
        Разводят крестьяне руками:
        - С дровами, ваши благородия, худо. Нечем огня разложить.
        Начинают французы терять терпение.
        - Как - нет?! Лес же у вас под боком!
        - Так ведь то барский, ваши благородия, лес.
        - Барин же ваш сбежал.
        - А вдруг воротится! Барин у нас того, строгий.
        Что офицерам делать? Позвали солдат, отправили в лес, приказали рубить дрова.
        Явились французы снова:
        - Ну, каков получился хлеб?
        Разводят крестьяне руками.
        - Да что вы!  - вскипели французы.  - Плетей захотели? Жизни не жалко? За ослушание - смерть!
        - Воля ваша,  - отвечают крестьяне.  - Только ведь бабы наши все, как единая, хворые, некому хлеб испечь.
        Замаялись офицеры. Уж и не рады, что придумали хлеб и соль. Пришлось им срочно вызывать армейского пекаря.
        Наконец-то все в полнейшем порядке.
        - Ну,  - говорят они мужикам,  - чтобы завтра быть чисто умытыми, чисто одетыми, девчатам ленты в косы вплести.
        - Будет исполнено.
        Прибывают французы на пятый день. Встречает их каравай испеченного хлеба. Запах душистый. Корка искристая. Рядом солонка стоит.
        Довольны офицеры. Побежали они по селу собирать крестьян. Только что же такое?! Пустое село. Осмотрели избы, сараи, овины - ни единого жителя. Ушли крестьяне целыми семьями в лес.
        Разразились французы страшенной бранью. Уж и так и этак поносят крестьян. Однако что же тут делать: не нести же самим хлеб и соль императору?
        Сели они на коней. Едут лесной дорогой. Вдруг метнулись в испуге лошади. Грянули выстрелы. Полосанула из леса дробь: крестьянская хлеб-соль.

        Бургундское

        Против Наполеона сражалось тридцать казачьих полков. Приметны лихие казаки. Синие куртки, штаны с огневыми лампасами. Черная шапка с белым султаном. Пика, ружье. Конь боевой. Характер бедовый. Казацкая челка бугром торчит.
        Боялись донских казаков французы. Увидят казацкие пики, услышат казацкие гики - сторонятся. Боялись французы. А вот лейтенант граф де ла Бийянкур не боялся.
        - Хотите, я вам казака пригоню живого?  - заявил он товарищам.
        Усмехнулись французы.
        Знают кавалерийские офицеры, что лейтенант вояка неробкий. Однако такое, чтоб в плен, да живого…
        - Не верите?  - обижается лейтенант.  - Вот честь вам моя дворянская. Вот слово вам графское. Хотите пари?
        Заключили они пари. На ящик вина бургундского.
        И вот лейтенанту представился случай. Смотрят французы: едет казак по полю. Едет себе, не торопится. Трубку табаком набивает.
        Душа, добрый конь,
        Эх, и душа, до-обрый конь! —

        плывет казачий напев над полем.
        Вшпорил де ла Бийянкур коня, бросился казаку наперерез. Скачет, саблей до срока машет: руку свою проверяет.
        Увидел казак француза, развернулся ему навстречу. Трубку за пояс, песню в карман, пику немедля к бою.
        Подскакал лейтенант и прямо с ходу, привстав в стременах, саблей стук по казацкой пике. Разлетелась на части пика. Лишь древко в хозяйских руках осталось.
        Не готов был казак к такому. Не о пике думал, голову оберегал. Удачен маневр лейтенантский: обезоружен казак.
        - Сдавайся, сдавайся!  - кричит де ла Бийянкур.
        И снова саблю свою заносит.
        Понял казак, что дело с таким непросто. Отпрянул поспешно он в сторону. Смотрит, чем же с врагом сразиться. Ружье за плечом - сейчас не дотянешься, нагайка висит у пояса. Схватил нагайку казак.
        Съехались снова они. Острая сабля в руках француза. Простая нагайка в казацких руках.
        - Сдавайся!  - кричит лейтенант.
        - Сейчас, ваше благородие,  - процедил сквозь зубы казак. Вскинул нагайку, в седле подался, по руке офицера хвать.
        Вскрикнул француз. Разжалась рука. Выпал острый клинок на землю.
        Присвистнул казак, привстал в стременах и начал хлестать француза. Бьет, приговаривает:
        - Вот так-то, твое благородие… Вот так-то. А ну-ка, бочком повернись. Вот так-то. А ну-ка еще… Эх, главное место жаль под седлом укрыто!..
        Видят французские офицеры, что их товарищ попал в беду. Помчались на помощь. Не растерялся казак. Схватил де ла Бийянкура за ворот мундира, перекинул к себе на седло, пришпорил коня и помчался к ближайшему лесу.
        Опоздали французы. Скрылся казак в лесу. А лес для русского - дом родной. Как огня, боятся французы русского леса.
        Остановились они, сожалеючи смотрят вслед.
        - Э-эх, ни за что пропал лейтенант. Уехало наше бургундское.

        Бесстыдство

        Лейб-гвардии его величества казачий полк шел в арьергарде барклаевских войск. Каждый день у казаков с неприятелем то большие, то малые стычки. Привыкли гвардейцы к опасной жизни. Каждый лезет вперед, норовит проявить геройство.
        Под городом Витебском казаки созоровали.
        Казачий полк стоял на одном берегу Двины. На другом, высоком, расположились лагерем французские кирасиры. Заметили гвардейцы у берега сторожевой пост неприятеля. Руки чешутся. Кровь играет. Вот бы кого побить. Только как же к врагам подкрасться? За версту все видит французский пост. И вот собралось человек десять. Расседлали они коней, разделись, взяли пики, ступили в воду, оттолкнулись от берега.
        Казаки не без хитрости. Плывут так, что еле-еле чубы из воды виднеются. За гривы лошадиные держатся. За шеи лошадиные прячутся.
        Глянешь с противоположного берега: плывет табун расседланных лошадей - видать, от своих отбился.
        Смотрят французы, довольны. Спустились они к реке. Поджидают живой гостинец.
        Подплыли гвардейцы к чужому берегу. Почуяли землю. Вскочили. Схватили пики, перебили французский пост.
        Расхрабрились совсем казаки. Мало им, что побили пост, решили ворваться к французам в лагерь.
        Прыгнули на лошадей. Гикнули. Свистнули. Пики вперед: уступай молодцам дорогу.
        Обомлели французы: что за чудо - голые всадники. Пронеслись казаки по лагерю, поработали пиками, развернули коней - и назад.
        Скачут, смеются:
        - Я память двоим оставил.
        - Мы с Гаврей троих прикончили.
        - Я офицера, кажись, пырнул.
        Весело озорникам. Только рано они смеялись. Поднялся по тревоге кирасирский полк. Помчались французы вдогонку. Зашли слева, справа. Погнали казаков на камни к крутому, словно стена, обрыву Двины.
        Подскакали лейб-казаки к обрыву, придержали коней:
        - Братцы, стена!
        А кирасиры все ближе и ближе.
        - Н-да, плохи наши дела.
        А кирасиры все ближе и ближе.
        Вот уже взлетели в небо тяжелые кирасирские палаши.
        - Эх, погибать, так со славою!  - выкрикнул кто-то.
        Похлопал казак скакуна по гриве:
        - Спасай, выручай, родимый!
        Взвился конь на дыбы. Метнулся, заржал - и в воду с обрыва.
        Следом бросились остальные.
        Дружна с удальцами удача. Никто не побился. Переплыли гвардейцы Двину. Ступили на берег. Прокричали:
        - Привет французам!..
        Бывший при полковом лагере штабной офицер возмущался:
        - Голыми! Да по какому уставу! Его величества полк, и вдруг… Тут же конфуз для российского войска!
        Доложил он Барклаю де Толли.
        - Да, да,  - соглашался Барклай.  - А ну, садись-ка, пиши приказ: плетей казакам за бесстыдство, за геройство вручить медали.

        Два курьера

        Мчится курьер из Первой русской армии от генерала Барклая де Толли во Вторую русскую армию к генералу Багратиону.
        Мчится курьер из Второй русской армии от генерала Багратиона в Первую русскую армию к генералу Барклаю де Толли.
        Пробираются курьеры окружными дорогами. Объезжают французские сторожевые посты, обходят французские части. Стараются ехать то лесом, то балкой. Больше ночью и меньше днем.
        Мчатся офицеры навстречу друг другу, съехались на половине пути.
        - Ну как у вас в армии Первой?
        - Ну как у вас во Второй?
        Разговорились курьеры. Каждому хочется геройством похвастать.
        - А мы под Полоцком девятьсот французов пленили,  - заявляет первый курьер.
        - А у нас под местечком Миром атаман Платов с казаками устроил засаду и порубал без малого целый французский полк,  - отвечает курьер второй.
        - А у нас генерал Коновницын под Островной сразился с самим Мюратом.
        - А наш генерал Раевский под Дашковской побил Даву[22 - Мюрат и Даву - прославленные французские маршалы.].
        Спорят офицеры. Один другому не уступает.
        - У нас солдаты самые смелые.
        - Нет, у нас самые смелые.
        - У нас генералы самые умные.
        - Вот и неправда: умнейшие в нашем войске.
        Чуть не подрались курьеры. Хорошо, что шел в это время лесом старик крестьянин. Остановили его курьеры:
        - Рассуди-ка нас, старый.
        Торопятся, перебивают один другого.
        Выслушал молча крестьянин.
        - Да-а,  - произнес.
        Полез в карман. Достал яблоко, вынул нож, разрезал на две половины:
        - Ешьте.
        Съели курьеры.
        - Ну, какая доля вкуснее?
        Смотрят офицеры удивленно на старого. Что за нелепый вопрос! Оно же из единого целого. Как же так, чтобы вкус у одного яблока и вдруг оказался разный!
        Не ясен курьерам намек крестьянский.
        - Да-а,  - произнес старик. Смотрит - над лесом сокол кружит. Соколиными крыльями машет. Указал крестьянин рукой на небо.  - Какое крыло сильнее?
        Смотрят офицеры удивленно то на сокола, то на крестьянина. Что за нелепый вопрос! Как же так, чтобы у сокола и крылья по силе вдруг оказались разные!
        Опять не понимают офицеры намек крестьянский.
        - Ты нам головы не мути!
        - Зубы не заговаривай!
        - Э-эх!  - обозлился старик, выломил две хворостины.  - А ну-ка, снимай мундиры,  - и вновь за свое: - Посмотрим, какая больнее хлещет.
        Переглянулись офицеры. Хотели обидеться. И вдруг рассмеялись. Дошло наконец до спорщиков.
        А до всех ли из вас дошло?

        Африка

        Два дня французы штурмовали город Смоленск. Под Смоленском соединились русские армии и приняли бой.
        Атака. Снова атака. Еще одна.
        Топот солдатских ног. Звериный рев пушек. Груды людей побитых.
        Рвутся солдаты навстречу французам. Не ожидая команд, ударяют в штыки. Безрассудны герои. Картечь так картечь. Гранаты - пусть будут гранаты. Нет страха в солдатских душах. Один на роту французов лезет. Двое - на целый полк.
        Бьются рядом полки: Симбирский, Волынский, Уфимский.
        - Вперед, братцы!
        Бьются герои. Льется потоками кровь.
        Подходят на помощь французам все новые и новые части. Понимает Барклай де Толли: не осилить русским французов, ночью отдал войскам приказ отойти.
        Снялись полки с позиций, бесшумно ушли за Днепр.
        Французы шли из Смоленска к Дорогобужу. Группа солдат во главе с молодым лейтенантом продвигалась вдоль днепровского берега. И вдруг из-за береговой кручи, из-за кустов и развесистых ив послышались выстрелы.
        Один, второй, третий…
        Без промаха бьют свинцовые пули. Что ни выстрел - французом меньше.
        Приказал лейтенант остановить продвижение. Прижались солдаты к земле, открыли ответный огонь.
        «Видать, значительный отряд,  - соображает лейтенант.  - Рота, а может быть, и больше». Стал он просить подмогу. Доложил по команде.
        Явилась подмога. Прислали и пушку.
        - Пушка, пали!
        Грянула пушка. Пронеслось ядро по кустам, прошипело, волчком закружилось по круче. Второе ядро врезалось в старую иву. Расщепило, искалечило ствол. Качнулась, рухнула ива.
        - Ура!  - закричали французы.
        Стреляют солдаты. Бьет, не смолкая, пушка.
        Идет настоящий бой.
        - Целься сюда!  - подает команду лейтенант.  - Целься сюда! Левее, правее, еще правее…
        Стреляют французы, а не знают того, что у Днепра в ивняке всего-навсего один русский солдат находится. Перебегает солдат от куста к кусту, от ивы к иве, стреляет из разных мест - вот и кажется со стороны, что целый отряд сражается.
        До самого вечера шла перестрелка. Наконец русский солдат умолк.
        - Франции вива! Императору слава!  - закричали французы.
        Доложил лейтенант начальству, что одержал он большую победу, уложил целую роту русских солдат.
        Утром к этому месту прибыл сам генерал. Интересно ему взглянуть на побитых русских. Двинулись французы к берегу Днепра, под старые ивы. Идет лейтенант, сердце стучит. Думает: «Человек пятьдесят русских побил.  - Потом поправляется: - Нет, сто». Ждет он наград за усердие.
        - Там рота, целая рота легла,  - докладывает генералу.
        Вышли они к Днепру, идут по крутому берегу. Идут, да только русских не видно. Обошли берег и в одну и в другую сторону - всего один русский солдат валяется. Приник он к земле, словно в атаку бежать собрался.
        - Ну где же ваша рота?  - обратился генерал к лейтенанту.
        Не может понять лейтенант, в чем дело. Где же действительно русские?!
        - Тут они, тут они были. Видать, разбежались…
        Усмехнулся генерал.
        - М-да… Вот она, ваша рота,  - ткнул рукой на русского егеря.
        В тот же день о подвиге русского солдата доложили Наполеону.
        - Один?  - переспросил император.  - С ружьем против роты солдат и пушки?
        - Так точно, ваше величество.
        - Лев, лев…  - произнес Наполеон. Потом повысил голос и почти закричал: - Все они львы. Львы, а не люди. Не Россия, а Африка.

        Глава вторая Новый главнокомандующий

        Новые порядки

        Михаилу Илларионовичу Кутузову исполнилось 67 лет. Пора бы уже в отставку, на стариковский покой. Так ведь нет - помнит народ Кутузова. Вот и сейчас. Собирайся, мол, старый конь. Кутузов едет к войскам.
        Вспоминает былое. Не счесть боев и походов. Крым и Дунай, поля Австрии, Измаильские грозные стены. Бой под Алуштой, осада Очакова, у Кагула упорный бой. Много всего позади…
        Едет Кутузов к войскам. Новый главнокомандующий едет.
        Ликуют солдаты: «Едет Кутузов бить французов».
        Объявили первый приказ Кутузова: продолжать отступление.
        - Как же так?  - спрашивают солдаты нового главнокомандующего.  - А бой?
        - Ваша светлость, что же, опять отступление?
        Посмотрел на солдат Кутузов, хитро прищурил свой единственный глаз:
        - Кто сказал отступление? Сие есть военный маневр!
        Взял Кутузов с собой штабных генералов, поехал осматривать боевые полки и роты. Едет, встречает пехотный полк. Лежат на привале солдаты.
        Увидели пехотные командиры главнокомандующего и генералов:
        - Встать!
        Повскакали солдаты, застыли, как сосны.
        Подъехал Кутузов:
        - Не надо, не надо. Пусть лежат, отдыхают солдаты. На то и привал.
        Подивились пехотные командиры: впервые так, чтобы перед главнокомандующим и генералами не надо было вставать во фрунт,  - распустили они солдат.
        Едет Кутузов дальше, встречает уланский полк. Расположился полк у какой-то реки. Сняли уланы мундиры, засучили рукава и штаны, коней боевых купают.
        Увидели уланские командиры Кутузова:
        - Стройся!
        Бросили уланы своих коней, построились в ряд.
        Подъехал Кутузов:
        - Отставить!  - И строго на офицеров: - Тут не мне - коню боевому внимание.
        Едет Кутузов дальше, встречает артиллерийскую батарею. Пушки солдаты чистят.
        Увидели главнокомандующего артиллерийские командиры:
        - Становись!
        - Разойдись!  - еще издали крикнул Кутузов. Подъехал ближе, стал отчитывать командиров: - Не сметь отрывать пушкарей от дела. Пусть солдаты пушки к боям готовят.
        Объехал Кутузов немало полков и рот. И всюду одно и то же. Увидят офицеры Кутузова:
        - Стройся!
        - Отставить!  - кричит Кутузов.  - Тут война, не военный парад.
        Поражаются армейские офицеры:
        - Порядки какие-то новые!
        Прошло несколько дней.
        Войска стояли у города Гжатска. В какой-то избе собрались офицеры. Пьют вино, веселятся, играют в карты. Шум и крики, как дым при пожаре, из окон столбом валят.
        Проезжал Кутузов мимо избы, услышал разгульные крики. Решил посмотреть, что там в избе творится. Слез он с коня, заходит в избу.
        Увидели офицеры главнокомандующего, соображают: встать им, не встать, бросить игру или нет? Вспоминают наказ Кутузова, решают остаться на месте. Продолжают в карты себе сражаться.
        Постоял, постоял Кутузов, покачал головой: «Да, неплохо усвоили наказ офицеры. Поняли, что к чему».
        - А ну-ка, голубчики,  - вдруг произнес,  - коли время у вас свободное, там у ворот Серко мой с дороги стоит нечищеный. Ступайте к нему. Ступайте, голубчики. Да поживее!  - прикрикнул Кутузов.
        Опешили офицеры. Приказ есть приказ. Вскочили, помчались вон из избы. Дорогой разводят руками:
        - Чтобы офицеру да чистить коня! Порядки какие-то новые…

        Кто как думает

        Вечер. Штабная изба. Тускло горят две свечи. Кутузов сидит за простым крестьянским столом, подписывает приказы и распоряжения.
        Рядом вытянулся дежурный генерал, подает одну за другой бумаги.
        При каждой новой бумаге Кутузов обращается к дежурному с одним и тем же вопросом:
        - Про что тут, голубчик?
        Генерал докладывает.
        - Так, так…  - кивает головой Кутузов. Затем начинает читать. Читает долго, не торопясь. Если глянуть со стороны, можно подумать: не заснул ли главнокомандующий? Но вот Кутузов берет перо - гусиным в то время еще писали,  - макает его в чернильницу и осторожно выводит подпись.
        Над одной из бумаг Кутузов задержался особенно долго. Прочитал раз, второй, повел своим единственным глазом на генерала, наконец произнес:
        - Не пойму что-то. Перескажи-ка, голубчик.
        - Прошение, ваша светлость.
        - Так.
        - От помещицы Смоленской губернии Нащёкиной Глафиры Захаровны.
        - Так.
        - Драгунские фуражиры скосили, ваша светлость, зеленый овес на поле помещицы. Владелица просит о возмещении убытков в размере сорока четырех рублей.
        - Так,  - произнес Кутузов, посмотрел на генерала.  - Как же нам быть, голубчик?
        - Мародерство, ваша светлость,  - отвечает генерал.  - Тут по всей строгости надобно. Под арест бы виновных.
        Кутузов закивал головой, повернулся к своему адъютанту.
        - А ты как, голубчик?
        - Надобно извиниться перед графиней. Солдатам - шпицрутенов, ваша светлость.
        - Так.
        Кутузов поднялся из-за стола, прошел в сенцы, открыл выходную дверь.
        - Эй, братец!  - окликнул стоящего у избы караульного.  - Ступай-ка сюда.
        Солдат нерешительно переступил порог, вытянулся:
        - Слушаю, ваша светлость.
        Объяснил Кутузов, в чем дело. Ждет, что же ответит солдат. Караульный замялся, переступил с ноги на ногу.
        - Так что же, голубчик?
        - Лес рубят - щепки летят,  - гаркнул солдат.  - Россию отдаем, неужто, ваша светлость, овсом скупиться!
        Кутузов поднял глаз на солдата:
        - Родом откуда?
        - Деревенька Глушково. В семи верстах от Смоленска.
        - Так деревня твоя под французом?
        - Сожгли мужики деревеньку.
        - Та-ак,  - произнес Кутузов.  - Ладно, ступай.  - Повернулся к своим офицерам.  - Слыхали?! Как же нам быть?
        Задел офицеров ответ солдата.
        - Солдат - мужик,  - заявил генерал.  - Солдату чужого добра не жалко. Наш долг защищать дворянство.
        - Дворянство - оплот царю и отечеству,  - произнес адъютант.  - Права графиня Нащёкина, тут надобны строгости, в пример для других.
        - Да-а,  - протянул Кутузов,  - «лес рубят - щепки летят…» - повторил он слова солдата, подошел к столу, взял в руки письмо, вновь прочитал, поморщился и вдруг разорвал на мелкие части.  - Позорнейший документ для россиянина. Не смею в армейских делах хранить.
        Затем Кутузов склонился к столу, открыл стоящий на нем деревянный ларец, отсчитал сорок четыре рубля из собственных денег, протянул адъютанту:
        - На, отправь графине Нащёкиной. Да отпиши, что главнокомандующим отдан специальный приказ и произведен с виновных строжайший взыск.

        Любопытный гусь

        Далеко прошли от русской границы французы. Без малого тысячу верст. Сколько их по пути побито! Тысячи в русской земле зарыты. Сколько вернется домой калек!
        Начинают роптать солдаты:
        - Куда нас ведут?..
        - Нам бы отдых в Смоленске нужен…
        - Нам бы дальше Днепра не ходить.
        С каждым шагом врагу труднее. Обтрепаться успели, солдаты. Голодно им в пути.
        Попадется солдатам краюха хлеба - чуть ли не драка. Отобьют у крестьян скотину - прямо со шкурой ее едят.
        Где-то за Вязьмой в Сычевском уезде ночевали солдаты у речки. Проснулись утром, видят - по лугу гусь здоровенный ходит.
        Как он сюда попал? Деревни кругом пустые. Крестьяне со скарбом давно в лесах. То ли птица отбилась от общей стаи, то ли просто был любопытным гусь: пришел посмотреть на французов.
        Вскочили солдаты:
        - Лови!
        - Окружай!
        - За лапу хватай!
        Хоть гусь и не очень прыткая птица, а все же поди схвати! Заметался гусак по лугу. Шею тянет, шипит. Как парусами, крыльями хлопает. Тяпнул клювом за штаны одного солдата. Тяпнул за палец второго. Отбивается длинношеий, ускользает из самых рук.
        Проснулись от шума солдаты. Бегут на подмогу новые.
        - Заходи к нему сзади!
        - От речки гони!
        - С фронта!
        - С тыла!
        - Давай во фланг!..  - как в настоящем бою, раздаются над лугом команды.
        Как ни бился, все же попался гусь. Схватили его солдаты. Глаза разгорелись, рты приоткрылись, слюна течет.
        На лугу оказались солдаты разных частей. Были французы, были пруссаки, итальянцы и даже из дальних кустов примчался житель вольного города Гамбурга.
        Возник у добытчиков спор.
        - Гусь наш,  - говорят французы.
        - Гусь наш!  - кричат пруссаки.
        - Гусь наш!  - шумят итальянцы.
        - Гусь мой!  - вопит житель Гамбурга.  - Я первым его схватил.
        Сцепились солдаты. Ругань стоит над лугом:
        - Прусское рыло!
        - Итальянская швабра!
        - Эй, француз, лягушку живую съешь!
        Приехал на шум генерал. Прикрикнул, навел порядок.
        - В чем дело?
        Мнутся солдаты.
        - В чем дело?  - повторил генерал.
        - Гусь…  - отвечают солдаты.
        Смотрят, а где же гусь?.. Нет, не видно, не слышно нигде пернатого. Лишь перо, как память о нем, в руках у одного из солдат осталось.
        Пока шумели, ругались солдаты, гусь юрк между ног и к речке быстрее ходу. С лапы на лапу, с лапы на лапу, с берега в воду поспешно прыг. Отплыл, залез в камыши. Лишь глазом оттуда удивленно посматривает. Видать, и впрямь любопытный гусь.

        Мешок с деньгами

        Богатый мужик Дормидонт Проскуров стал торговать с французами.
        У других крестьян французы ни за какие деньги ничего не достанут. Лучше сожгут крестьяне, лучше в реке утопят, лучше в лес волкам отнесут - лишь бы не французам.
        А Дормидонт Проскуров - пожалуйста!
        Видит он, что французы на деньги нескупы. Чего упускать момент, не трижды живем на свете. Продал Проскуров
        зерно,
        сено,
        корову,
        козу,
        распродал гусей и кур.
        Мешок специальный завел. Деньги в мешок собирает.
        Рассуждает: чего бы еще продать?
        Вспомнил он о соленьях. Продает огурцы и капусту, грибов небольшой остаток.
        Небывалый у Дормидонта Проскурова торг.
        - А репу возьмете?
        - Возьмем.
        - А морковь?
        - Возьмем и морковь,  - отвечают французы. Разбухает мешок с деньгами. Даже жмых
        Дормидонт перегнивший продал.
        Наконец Проскуров продал последнее. В общем, ни с чем остался.
        «Бог с ним,  - решает.  - Денег мешок. Я теперь на всю округу самый богатый. Раз в десять больше всего накуплю».
        Был Дормидонт продавцом, стал теперь покупателем. Отправился верст за двадцать в не занятое французами село на базар. Ходит что гоголь.
        Тут посмотрит, там приценится, и это и то пощупает.
        Облюбовал
        телку,
        корову,
        коня,
        второго коня, козу.
        Ну и пригонит домой богатства!..
        Вот и сошелся в цене. Начинает считать кредитки:
        - Раз, два, три…
        - Э, да ты подожди, постой… Они же фальшивые!
        - Что!  - заревел Проскуров.  - Какие фальшивые? Они же французами плачены!..
        Стал собираться народ. Стали смотреть кредитки. Так и есть, все, как одна, фальшивые.
        А дело в том, что, отправляясь в Россию, Наполеон приказал напечатать фальшивых денег. Оттого-то французы и щедры.
        Взвыл Дормидонт Проскуров. И туда, и сюда, к одному и к другому… Да только никто на фальшивые деньги продавать ему ничего не согласен.
        Вернулся домой он черней чернозема. Есть хочется - никто не дает. Худеет страдалец бедный.
        Наконец какой-то озорной мужичонка нашелся:
        - Хочешь краюху хлеба?
        - Давай!!!
        - Только тащи свой мешок с деньгами.
        Поскулил, поскулил Дормидонт, отдал мешок: есть хочется. «О господи, это за краюху-то и все-то мои богатства!»
        Сожгли крестьяне фальшивые деньги.
        Прошел день.
        Снова Проскурову кушать хочется. Никто не дает. Никто не здоровается. Не желают знать крестьяне предателя.
        Как же он жил? Да так вот и жил. Пока совсем не отощал и не помер.
        Жалко? Нисколько.

        Деликатность

        Многие дворяне при подходе французов бросали свои имения и уезжали.
        Однако были такие, которые и оставались. Не уехала и княгиня Затонская.
        - Французы меня не тронут,  - заявила княгиня.  - Я во французском духе воспитана. Я романы на их языке читаю. Французы - сама деликатность.
        Махнул старый князь рукой:
        - Ну, как знаешь.
        Взял и уехал.
        Осталась одна княгиня, да девка при ней, Парашка.
        Пришли французы под Вязьму. Какой-то отряд вступил и в имение князей Затонских.
        Явились солдаты в дом выбирать ночлег для своего командира.
        Прошли они длинным рядом различных комнат, облюбовали одну с окном к восходу.
        Комната небольшая, зато уютная. Кровать белым как снег застелена. Запахи ароматные. Столик, духи на столике.
        - Как раз нашему офицеру.
        Подошли княгиня и девка Парашка.
        - Это комната моя,  - объясняет княгиня.
        - Это комната ее сиятельства,  - уточняет Парашка.
        «Какое еще сиятельство!» - смотрят на женщин солдаты.
        - Это комната для нашего офицера,  - говорят они грозно.
        А в это время офицер вошел в дом. Услышал он разговор о комнате, подошел, поклонился княгине.
        - Пардон,  - произнес,  - мадам. Виконт де Ланжерон,  - представился. Поцеловал княгинину ручку.  - Убирайтесь!  - крикнул солдатам. Шаркнул ногой перед девкой Парашкой.  - Пардон, мамзель…
        Просияла княгиня. Предлагает она офицеру остаться, выбрать любую из комнат.
        - Хотите ту, что с балконом, или нет, лучше ту, что в китайском стиле.
        - Господину офицеру лучше бы княжеский кабинет,  - предлагает девка Парашка.  - Там ружья висят и сабли.
        - Не смею,  - отвечает виконт,  - нарушать ваш покой. Время военное, пересплю по-солдатски.
        Сказал, опять поклонился и тут же вышел наружу.
        Стоят княгиня с Парашкой.
        - Вот это француз! Сама деликатность.
        Решил офицер переночевать рядом с княжеским домом в селе.
        Выбрал избу получше.
        - Вот здесь,  - указал солдатам.
        Вошли солдаты в избу, минут через пять вернулись.
        - Ваше благородие, там горница занята. Там восемь детей крестьянских. Мал мала меньше. Хозяйка больна - лежит в беспамятстве.
        Глянул грозно офицер на солдат:
        - Очистить избу немедля!
        Побежали солдаты.
        Поздно вечером заглянула в село и девка Парашка. Встречает крестьян. Хвалится французским офицером, никак не нахвалится:
        - Он ручку барыне поцеловал!.. Солдат из господского дома выгнал. По-кавалерски мне поклонился. И все говорил «пардон». Сие есть деликатность,  - объясняла Парашка.
        Чешут мужики свои бороды:
        - Н-да, ворон ворону глаз не выклюет.

        Царские лошади

        В Екатеринославский драгунский полк поступило конное пополнение - 126 лошадей.
        Кони не простые, из царских конюшен. Сам Константин Павлович Романов, родной брат царя Александра, их для полка пожаловал. Правда, за плату.
        - Повезло,  - рассуждают драгуны.
        - Кони небось в сажень. С трудом на таких залезешь.
        - Кабы не война, видал бы ты этих коней!
        - Ныне и царский род для войны не скупится.
        - А как же, и им не чужа Россия!
        Потом пошел разговор, почем за коней уплачено.
        - По двести двадцать пять рублей серебром за штуку.
        - Деньги немалые. Тройная, выходит, цена.
        - Так ведь и лошади царские.
        Прибыли кони.
        Столпились драгуны, стоят глазеют.
        Кони какие-то странные. Ростом по грудь. Кожа к костям прилипла. Многие вовсе беззубые.
        - Может, ошибка,  - перешептываются драгуны.
        - Царские, может, только еще в пути.
        Ошибки не было. Пришел коновал. Стал проверять, здоровы ли кони. Порядок такой из веков в кавалерийских войсках. И вот - 45 оказались больными сапом. Чтобы не разносили заразу, тут же их пришлось пристрелить. 55 - не подходили по старости. Продали их немедля. С трудом по 40 рублей - где уж серебром, в бумажных рублях - ассигнациями.
        Лишь 26 лошадей были причислены в полк. И то, честно сказать, с натяжкой.
        - Да-а,  - рассуждают драгуны.  - Выходит, царский братец того… устроил обман-коммерцию.
        - Как купец, гнилое подсунул.
        - На войне под набил карман.
        - Не кони, выходит, хворые,  - тихо промолвил какой-то солдат,  - в царевом роду, видать, червоточина.

        Господи, помоги!

        Где-то в глуши, в смоленских лесах и чащобах, затерялся мужской монастырь.
        Бьют монахи земные поклоны:
        - Господи, помоги, уйми супостата, силу нашим войскам пошли!..
        Бьют монахи земные поклоны. Молятся, молятся, молятся. Только не слышит их слов Господь. Наступают кругом французы.
        - Господи, не оставь! Помоги!..  - взывают монахи. Предают Наполеона они анафеме, беды всякие кличут, лютые кары ему сулят.
        Однако Господь, словно и нет-то его на небе, молчит и молчит.
        Нашлись среди монахов такие, которые сняли свои сутаны, надели мирское, ружья в руки вместо креста и влились в русское войско. А остальные остались. Продолжают у Бога защиту вымаливать.
        Просили, просили - не отозвался Господь. Пришли в монастырь французы, какая-то конная часть.
        Загадили кони подворье. Солдаты в погребах монастырских рыщут, в кельях песни свои кричат.
        В испуге живут монахи. Днем с совками и метлами ходят - убирают конячий навоз. И лишь ночью, забившись в кельи, тихонько продолжают Господу Богу поклоны бить.
        Приехал как-то французский полковник. Собрал он монахов.
        - А ну молебен во славу императора Наполеона!
        Замялись монахи, да что же тут делать. Побьют их французы. Кто же тогда Господа Бога будет просить о спасении, кто же будет поклоны бить?!
        Отслужили монахи молебен в честь императора Наполеона.
        - И впредь служить ежедневно!  - отдал строгий приказ полковник.
        - Слушаем,  - пискнули черносутанники.
        Так и служат теперь монахи. Утром - за здравие императора, ночью - за упокой.
        - Уйми ты его, супостата!..  - гнут монахи свои спины до десятого пота.  - Лютые кары ему пошли!..
        Да только не отзывается что-то Господь.
        То ли в просьбах Господь запутался, то ли просто Всевышний ленится.

        «Войско второго сорта»

        По всей России в срочном порядке собирали для армии новых солдат. Из губерний Санкт-Петербургской, Московской, Нижегородской, из других губерний и мест России походным маршем шли они на войну. Крестьяне бросали свою соху, мелкие торговцы до лучших времен закрывали лавки. Обозники, каретники, плотники, горожане любых ремесел оставляли свой дом и труд.
        Называли новых солдат ополченцами.
        Враг наступал. Для учений времени не было. Умел держать ружье, не умел - все равно, ты отныне есть боевой солдат.
        - Братцы, в боях научимся!
        Под городом Гжатском к регулярной русской армии присоединились сразу двадцать пять тысяч таких новобранцев.
        - Эка сила какая прибыла!  - подзадоривают новых солдат бывалые.  - Что грибов в урожайный год. Значит, вас прямо в бой. Карасями на сковородку.
        Ходят ополченцы, настоящим солдатам завидуют.
        У солдат в разный цвет мундиры, панталоны в обтяжку, на ногах башмаки.
        У ополченцев простые кафтаны, портки-шаровары, сапоги невоенного кроя.
        У солдат шапки с султанами, кивера и кокарды.
        У ополченцев просто фуражки.
        У солдат ружья, штыки на ружьях.
        У ополченцев ружье на троих.
        - Вы рангом нас чуть пониже,  - смеются солдаты.  - Войско второго сорта.
        Всюду вновь прибывшему меньший почет. Так и тут, на войне.
        Под тем же городом Гжатском ополченцы имели первое «дело». Отличились они в бою. Отбили и в плен пригнали отряд французов.
        Сгрудились у пленных солдаты.
        - Ты смотри!
        - Ну и бороды!
        - Ну и кафтаны!
        Рады ополченцы, что их солдаты бывалые хвалят. Осмелели. Стали просить, чтобы каждому дали ружья.
        - Не давать им, не давать ружья!  - смеются солдаты.  - Да они с ружьями всех французов в плен заберут, нам ничего не оставят.
        Конечно, дали бы новым солдатам ружья. Да ведь ружей в армии не хватало, многотысячной стала армия. Ружья - они не грибы. Их в лесу под кустами не сыщешь. Ружья делать и делать надо.
        Да разве главное в ружьях? Ружье без солдата не стрельнет. Солдат и без ружья победит.

        Ингерманландский драгунский полк

        Много в русской армии разных полков: Московский пехотный, Московский драгунский, Полтавский, Смоленский, Елецкий, Иркутский, Литовский уланский, Ахтырский гусарский… Ингерманландский[23 - Санкт-Петербургская губерния до 1710 года называлась Ингерман л андской. Полк и сто лет спустя, в 1812 году, сохранил свое старое наименование.] драгунский полк.
        Отходят войска от Гжатска, дорогой идут к Можайску.
        Остановились ингерманландские драгуны на ночевку в селе Заболотном, расседлали коней.
        Окружили драгун крестьяне:
        - Откуда родом, служивые, будете?
        - Новгородские.
        - Вологодские.
        - Из-под славного города Санкт-Петербурга.
        - С Волхова.
        - Из Ижорской земли.
        - Понятно,  - отвечают крестьяне.  - А мыто думали - вы нерусские.
        - Как так?  - поразились драгуны.
        - Да название больно у вас диковинное.
        - Так не мы же его придумали. По губернии нашей значимся.
        - Ясно,  - протянули крестьяне.
        Переночевали драгуны в селе Заболотном, на следующий день ночевка в новом каком-то селе. Обступили драгун крестьяне:
        - Откуда, служивые, будете?
        - Новгородские.
        - Вологодские.
        - Из-под славного города Санкт-Петербурга.
        - С Волхова.
        - Из Ижорской земли.
        - Понятно,  - отвечают крестьяне.  - А мыто думали - вы нерусские.
        - Что, название больно диковинное?  - усмехнулись драгуны.
        - Нет,  - говорят крестьяне.  - Уж больно прытко русскую землю врагу отдаете.
        Смутились драгуны. Ну и крестьянский язык - режет острее бритвы.
        - Так ведь это военный маневр,  - повторяют слова Кутузова.
        - Может, оно и маневр,  - рассуждают крестьяне.  - Только что же это за армия, если солдаты по-рачьи пятятся.
        Обидно слушать такое драгунам. Едут они к Кутузову. Ни шагу назад, решают драгуны. Станем как пень. Хватит сеих маневров.
        А Кутузов и сам уже выбрал место для битвы. К этому месту теперь и подходили войска.
        Разыскали солдаты Кутузова:
        - Ваша светлость, сил больше нет. Отмени военный маневр. Дай команду побить французов.
        Улыбнулся Кутузов:
        - Час пробил. Быть по сему. С Богом, служивые!
        Доволен главнокомандующий, что пыл боевой в войсках.
        - Значит, бой!  - зашумели солдаты.
        - Бой!  - ответил Кутузов.
        - Ура!  - закричали драгуны.
        Едут драгуны к себе в деревню, везут долгожданную весть. Встречают крестьян у околицы. Кричат для задора:
        - Чем же ваше село известно?
        Село как село. Чем же оно известно? Ничем.
        - Поп у нас рыжий!  - выкрикнул кто-то.
        - То-то!  - смеются солдаты.  - Быть ему черным от гари и дыма.
        Обомлели крестьяне. К чему бы такие речи?
        А драгуны опять с вопросом:
        - Как величать деревеньку?
        - Бородино,  - отвечают крестьяне.
        Село что ни на есть самое обычное. Правда поля вокруг неоглядные, так ведь все в оврагах. Чем они приглянулись солдатам? Не знали крестьяне, что великая слава России будет крепнуть на этих полях. Что 7 сентября 1812 года здесь произойдет знаменитая Бородинская битва. И вся Россия будет помнить про день Бородина.

        Глава третья Бородино

        Всё светлее, светлее восток»

        Перед зарею, еще в темноте, никому не сказав ни слова, Кутузов сел на коня и, не доезжая версты полторы до Бородина, остановился на холме у небольшой деревеньки Горки. Он еще с вечера облюбовал это место. Тут во время боя будет ставка Кутузова.
        Главнокомандующий смотрит и смотрит в ночную даль.
        На возвышениях в нескольких местах стояли русские батареи. Одной из них, той, что называлась Кургановой, суждено было стать главным местом Бородинской битвы.
        Это знаменитая батарея Раевского. Левее ее, за селом Семеновским, были вырыты флеши - окопы углом к противнику. Это знаменитые Багратионовы флеши.
        Правый фланг русских войск занимала армия Барклая де Толли. Левый - армия, которой командовал Багратион.
        В нескольких верстах от основных сил в низинах и перелесках были укрыты резервные полки, казаки и кавалеристы.
        …На востоке проглянула первая полоска зари. Грачи завозились на ветлах. Конь под Кутузовым заскреб траву копытом, тихо заржал. Главнокомандующий не столько видит, сколько по свету догорающих бивачных костров угадывает расположение войск противника. Не столько слышит, сколько острым чутьем бывалого воина улавливает передвижения в неприятельском лагере.
        Смотрит и смотрит в ночную даль главнокомандующий.
        Всё светлее, светлее восток. Округа с холма - словно на ладони. Притихло, замерло всё. Недвижимы войска. Немота над полями. Лишь тучки над лесом крадутся кошачьим шагом.
        И вдруг рванули пушки. Провалилась, как в топь, тишина. Ударил час Бородинской битвы.

        «Это удвоит силы»

        Размещая войска перед битвой, на левый фланг Кутузов поставил армию Багратиона. Место здесь самое опасное. Подходы открытые. Понимает Кутузов, что тут французы начнут атаку.
        - Не мало ли войска у князя Петра?  - заволновался кто-то из штабных генералов.
        - Там же Багратион,  - ответил Кутузов.  - Это удвоит силы.
        Как и думал Кутузов, Наполеон действительно ударил с левого фланга. Взять Багратионовы флеши, а потом уже бросить войска на центр - таков план императора.
        Сто тридцать французских пушек открыли огонь. Три кавалерийских корпуса ринулись к флешам. Десятки пехотных полков смешались на малом месте. Лучшие маршалы Франции Ней, Даву и Мюрат лично ведут атаку.
        - На одного генерала столько маршалов!  - шутят в русских войсках.
        - Князю Багратиону хоть пять давай!
        - Держись, не робей, ребята!
        За атакой идет атака. Страха не знают французы. Лезут на флеши вместо убитых новые герои.
        - Браво, браво!  - кричит Багратион. Не может сдержать похвалы героям.
        Но и русские сшиты не ржавой иглой. Не меньше у русских отваги. Сошлись две стены. Бьются герой с героем. Не уступает смельчак смельчаку. Словно коса и камень. Русские ни шагу назад, французы ни шагу вперед. Лишь курганы растут из тел убитых.
        Не стихает бой у флешей. Солнце уже высоко. Не сдаются упрямые флеши.
        Негодует Наполеон. Срывается план императорский.
        Посылает он двести, триста, четыреста пушек. Грозен приказ императора:
        - Все силы на левый фланг!
        Бросаются в битву новые силы.
        - Ну как, отступил Багратион?
        - Нет, ваше величество.

        Непобедимая шпага

        Кирасир Адрианов во время Бородинской битвы был приставлен к Багратиону. Зрительную трубу подавал генералу, поддерживал за уздцы коня, во фляге таскал ключевую воду.
        Неотступен, как тень, кирасир Адрианов. Посматривает он на князя Петра, на горбатый орлиный нос («грузинец»,  - рассуждает солдат), на длинные цепкие руки («такие шпагу не выпустят»), на ладную фигуру Багратиона («девкам на загляденье»).
        Нравится Адрианову генерал. И за боевую удачу, и за то, как говорит с солдатами: все «братцы» или «ребята». И как воду из фляги пьет. Глотками большими, словно силу в себя вбирает. Но больше всего Адрианову нравится тот момент, когда, приподнявшись на стременах и вытянув кверху руку, голосом зычным, аж дрожь по спине, Багратион прокричит:
        - В атаку!
        Вот и сейчас. Вот уже генерал подался в седле. Вот-вот призывное крикнет. И вдруг… о пригорок вналет ядро. И в ту же секунду Адрианов решил, что привиделось. Из правой ноги генерала на землю хлынула кровь.
        Осел генерал. Вцепился в поводья:
        «Усидеть, усидеть. Виду войскам не подать».
        Минута казалась годом. Качнулся Багратион. Без стона повалился на землю.
        Подбежала генеральская свита. Стащили сапог. Мундир расстегнули. Отложили стальную шпагу.
        Явился армейский доктор. Осмотрел, покачал головой:
        - Осколок. Смертельно.
        Кое-кто потянулся к шляпам. Вырвался стон у пожилого полковника.
        Адрианов пытался пробиться к Багратиону. Его оттеснили.
        - Я же при генерале!..
        - Ступай, ступай!  - прикрикнули офицеры.  - Больше не надобен.
        «Убит, убит»,  - пошло по войскам.
        И вдруг непонятное стряслось с кирасиром. Увидел он Багратионову шпагу. Секунду смотрел. Потом схватил - и навстречу французам. Добежал, пырнул одного, другого. Замерли офицеры. Затаили солдаты дыхание. Разит кирасир Адрианов врагов, лишь шпага на солнце сверкает. Багратионова, непобедимая шпага.

        Настой валерьяновый

        В центре русских войск между левым и правым крылом возвышался курган - самая высокая точка на всем Бородинском поле.
        На кургане была поставлена русская батарея. Теперь, после гибели Багратиона, когда французам наконец удалось потеснить левый фланг, все их силы были брошены к центру. Курганная батарея оказалась главным местом сражения.
        К полудню батарея дважды переходила из рук в руки. Упорство и с той и с другой стороны достигло предела. Под генералом Барклаем де Толли убита пятая лошадь. Не стихает страшная канонада. Ядра, словно плуги, вздымают землю. Градом по полю стучит картечь. Хрипят недобитые кони. Одиноким воплем раздалось чье-то рыдание. Умирая, кто-то молится Богу. Неистово бьют барабаны. Черное облако дыма закрыло солнце.
        Французы опять потеснили русских.
        Стоит Кутузов на возвышенном месте у Горок, зорко следит за битвой. Подзорная труба в руках у Кутузова. Окружают его адъютанты, курьеры, посыльные. То одного, то другого манит к себе Кутузов:
        - А ну-ка, голубчик, скачи на Курганную.
        - Ступай-ка, батенька, в корпус Дохтурова.
        - Разведай, братец, как дела у Раевского.
        Мягко, без крика отдает приказы Кутузов. Все у него на счету: куда подвести резервы, какому генералу сменить позицию, к какому месту подвинуть пушки.
        Знает Кутузов, что в битве бывает всякое.
        Иногда и отступишь на шаг, зато после десять отмеришь вперед. Хладнокровен в бою Кутузов. Видит он, что французы теснят у Курганной русских. Однако не это в бою главнейшее. Победу в конце считают.
        В это время влетает на холм генерал Вольцоген. Конь генеральский взмылен. Лицо генерала бледное. Уздечка в руках мелкую дробь выбивает.
        Осадил генерал коня.
        - Отступаем,  - кричит,  - отступаем! Рушится, ваша светлость, центр!
        Вольцоген был генерал не из храбрых, хотя на словах и бойкий. Недолюбливали его в армии. Недолюбливал и Кутузов.
        Видит Кутузов, что центр действительно заколебался. Смотрит на это место, потом подымает взгляд на Вольцогена:
        - Да что вы, голубчик, я ничего не вижу.
        - Вот же, вот же!  - кричит Вольцоген.  - Взгляните,  - и тянет подзорную трубу главнокомандующему.
        Поднял Кутузов трубу, приложил к незрячему глазу, тому, что был выбит еще лет тридцать назад под Алуштой.
        - Нет,  - говорит,  - ничего не вижу.
        Понял Вольцоген хитрость Кутузова, промолчал. Повернулся он к месту боя. Смотрит, а там действительно отступление кончилось.
        Ударили наши солдаты в штыки, сами гонят французов.
        Усмехнулся Кутузов.
        - Да вы, батенька, видать, стороны перепутали. Бывает, голубчик, бывает. Оно от усталости…  - Подозвал адъютанта.  - Генералу настой валерьяновый.

        Завтрак генерала Милорадовича

        Пока Кутузов разговаривал с генералом Вольцогеном, у Курганной батареи произошло вот что. Сюда на помощь Барклаю де Толли с правого фланга по приказанию Кутузова прискакал генерал Милорадович. Как раз русские начали отступление.
        Горяч Милорадович. Лихой, боевой генерал, суворовский. Не зря он послан сюда Кутузовым.
        Кричит Милорадович что-то солдатам, глохнут, как в вате, в артиллерийском гуле слова. Решил генерал личным примером увлечь войска. Взял он с собой адъютанта и с места в карьер, галопом по полю навстречу французам. Влетел на пригорок, осадил скакуна, спрыгнул на землю.
        - Распорядитесь,  - командует адъютанту,  - подать сюда завтрак.
        Многое видел адъютант на своем веку, знал генеральскую лихость, однако такое… Стоит, растерялся.
        Рвутся кругом гранаты. Картечь как дождем поливает - верная смерть.
        - Завтрак подать!  - кричит Милорадович.
        Бросился адъютант выполнять приказание.
        Тащат генералу еду. Ухватил он утиную ногу, из фляги водой запивает.
        Не стихает зловещий бой. Ядра бугор осыпают. Видят солдаты под огнем генерала.
        - Господи, пищей, никак, занялся!
        - Да ну!
        - Ей-ей! Утиную ногу ест.
        - Выходит, наши дела неплохи.
        - Братцы, вперед!
        Собрались солдаты с силами, бросились на французов. Этот момент и увидел с холма Вольцоген.
        Уцелел под огнем Милорадович. Понял: не зря прискакал под пули. Отшвырнул недоеденный кус утятины. Снова вскочил на коня. Вернулся к своим полкам:
        - Дружно, вперед! Герои!
        Бьются, бьются солдаты. Огромным факелом пылает Бородино. Третий час после полудня. Кто сказал, что попятились русские?!

        Рука

        Молодой офицер Бибиков, уходя на войну, мечтал о подвиге, о геройстве.
        Прибыл Бибиков в армию, надеялся попасть в боевой полк. Однако судьба поступила иначе. Определили его офицером в штаб, для переписки разных бумаг и приказов.
        - Какое же в штабе геройство…  - вздыхает Бибиков.  - Где же я подвиг здесь совершу, чем же имя свое прославлю!..
        Прошло два месяца. Наступил день Бородинской битвы. Сражение было в самом разгаре. Пушки палили и с той и с другой стороны с такой силой, что не только голосов, но и ружейной стрельбы не было слышно. Бой шел за Курганную батарею. В это время Бибиков был послан к командиру одного из полков с приказом оставить свои позиции и срочно идти на помощь к генералу Раевскому.
        Вскочил Бибиков на коня, помчался выполнять важное поручение. Рад, что наконец из штаба вырвался. Едет, все о подвиге думает.
        Торопится Бибиков, знает,  - поручение срочное. Лихо мчит через гущу боя.
        Разыскал он указанный полк, передает приказ командиру.
        - Громче, громче!  - кричит командир.
        Заглушает канонада слова посыльного. Не может понять полковник, в каком направлении двигаться.
        Привстал тогда Бибиков в стременах, протянул руку в нужную сторону. Только протянул, как просвистало, пролетело неприятельское ядро, ударило Бибикова в самый локоть. Обломилась, отлетела, как хворостина, рука. Вскрикнул Бибиков от боли, стал валиться с коня. Падает, а сам понимает, что не передал он важный приказ полковнику. Собрал офицер последние силы - вторую руку в том же направлении тянет.
        - К Курганной батарее, на помощь Раевскому…  - прохрипел, упал и тут же лишился сознания.
        Понял полковник. Снялись солдаты, пошли на помощь товарищам.
        Весть о подвиге молодого офицера быстро прошла по русским полкам. Достигла она и Кутузова.
        - Молодец!  - прослезился Кутузов.  - Отменный, видать, офицер. К награде его. В списки героев. На вечные времена - внукам в пример, Отчизне во славу.
        Пришел в себя Бибиков только вечером, уже в санитарной палатке.
        Смотрит на то место, где еще утром была рука, сокрушается:
        - Как же я подвиг теперь совершу, чем же имя свое прославлю!..

        Рыжик

        Родился он маленьким-маленьким, рыженьким-рыженьким, словно в беличью шубку одет. Поднялся на хилые ножки, удивленно глянул на белый свет и нежно заржал.
        - Рыжик!  - вырвалось у кого-то.
        Так и остался лошаденок при этом имени.
        Прошло три года. Рыжик вырос, окреп. Не конь - загляденье. Шея тонкая, ноги стройные. Буйным ветром летит по полю.
        Вскоре Рыжик попал на военную службу. Определили его в гусарский полк к самому командиру. Однако не понравился чем-то коню гусарский начальник. То ли годами полковник стар, то ли сердце имел недоброе. Не подпускает Рыжик к себе командира: бьет копытом, рвет удила.
        Разозлился полковник, отдал коня своему адъютанту. Однако и тут неудача. То ли зелен-молод совсем адъютант, то ли душа у него нехрабрая. Не признает конь офицера, свечкой вздымает к небу.
        Намучились в гусарском полку с конем. Наконец решили отчислить упрямца. Да только тут влились в русскую армию казаки генерала Платова. Казак Савостин и выпросил Рыжика.
        Почуял Рыжик славную руку хозяина. Савостин лихой казак. Савостин всегда впереди. И Рыжик привык к почетному месту. Смирились другие кони, почтительно уступают ему дорогу.
        Гордится Рыжик своим хозяином. И Савостин к Рыжику, как к лучшему другу. Сам его кормит, сам его поит. Сам чистит и гладит коня.
        В самый разгар Бородинской битвы Кутузов отдал приказ казакам генерала Платова и кавалерийским полкам генерала Уварова быстрым маршем пройти по французским тылам, ударить противнику в спину.
        Помчались лихие кавалеристы, с криком и шумом обрушились на неприятеля. Не ожидали французы русских в своем тылу. Завязался горячий бой. Дрогнула французская конница. Врезались казаки в ряды французской пехоты, прошлись, как ножом по маслу.
        В это время Савостина ранило. Вылетел казак из седла, рухнул на землю.
        Проскочил Рыжик с разгона сквозь французский заслон, остановился. Повел головой. Вначале тихо, потом громко заржал. Много тогда коней без седоков оказалось. Стали лошади собираться около Рыжика. Привыкли ходить за ним. Создался целый табун. Заметался по полю Рыжик - ищет хозяина. И другие кони за ним то в одну, то в другую сторону. Хоть лошади и без седоков, да в общей массе и они боевой отряд - завидя их, разбегаются враз французы.
        Разыскал Рыжик Савостина. Взобрался казак на коня. Полетел догонять товарищей. Мчится Рыжик по полю, голову держит высоко-высоко.
        Лихим назвать бы его, а не Рыжиком. Да только клички даются с детства.

        «Дайте мне гвардию!»

        Возвышенное место у села Шевардино. Здесь напротив центра русских позиций ставка Наполеона. Император был одет в серую походную шинель. Сидел на складном стульчике, то и дело смотрел в подзорную трубу. За все долгие часы Бородинской битвы он ни разу не покинул этого места.
        Иногда Наполеон поднимался и начинал молча расхаживать из стороны в сторону. В самые напряженные моменты битвы сюда долетали русские ядра. Несколько раз они подкатывались к самым ногам императора. Наполеон не сторонился. Он тихо отталкивал их ногой, будто то были простые камни, помешавшие во время прогулки.
        За спиной у Наполеона толпилась свита. За свитой находился военный оркестр. Исполнялись военные марши. За холмом в низине стояла французская гвардия - главный резерв императора.
        Генералы не узнавали своего императора. Куда-то пропала энергия Наполеона. Он был сумрачен, неразговорчив.
        Император не узнавал своих генералов. Никогда он еще не видел столько тревоги на лицах своих подчиненных.
        Генералы не узнавали своих солдат. Не то чтобы бились солдаты хуже, нет, геройства хоть отбавляй, да только никак не осилят русских.
        Все было не так, как всегда. Много Наполеон одержал великих побед. Не знал себе равных.
        Но здесь… Целый день не смолкает битва. А где же победа? Смешно и сказать - сто метров русской земли отбито.
        Понимает Наполеон, что изменяет счастье ему военное. Сумрачен император французский.
        - А что, если гвардию бросить в бой?  - советуют генералы.
        Бережет император гвардию. Не решается бросить в бой.
        Подлетает к Наполеону маршал Даву:
        - Ваше величество, дайте мне гвардию! Я принесу вам победу.
        Поводит император отрицательно головой.
        Несется к императорской ставке Ней:
        - Ваше величество, дайте мне гвардию! Победа, ручаюсь, у ваших ног.
        Не дает император гвардию.
        Появляется маршал Мюрат, самый любимый французский маршал:
        - Дайте мне гвардию!..
        Отправляет назад император Мюрата.
        Ясно Наполеону, что и гвардия здесь не осилит, а гибель гвардии - верная смерть.
        Французы отбили Курганную батарею, но дальше не двинулись. Стоят перед ними России солдаты, не солдаты - стальная стена.
        День потухал. Солнце катилось к закату. Отгремели орудия. Кончился бой. Завершился кровавый день. Каждая из сторон осталась на старом месте.

        «Ждут генералы, ждет Россия»

        У Бородина не осилили русских французы. Но ведь и русские не осилили. Словом, ничейный бой. Бой хоть ничейный, да как смотреть. Наполеон впервые не разбил армию противника. Русские первыми в мире не уступили Наполеону. Вот почему для русских это победа. Для французов и Наполеона победы нет.
        Рвутся в новый бой генералы. Солдаты за новый бой. Что же решит Кутузов?
        Сед, умудрен в военных делах Кутузов. Знает он, что на подмогу к Наполеону торопятся войска из-под Витебска, из-под Смоленска. Хоть и изранен француз, да не убит. По-прежнему больше сил у противника.
        Главное - армию сберечь. Будет армия - будет время разбить врага.
        За битву при Бородино Кутузов был удостоен звания фельдмаршала. Понимал, что теперь ответственность за его решения вдвое больше.
        Все ждут, что же скажет Кутузов.
        Поднялся фельдмаршал с дубового кресла, посмотрел на образа, на лампаду, глянул в оконце на клок сероватого неба, глянул себе под ноги.
        Ждут генералы.
        Россия ждет.
        - С потерей Москвы,  - тихо начал Кутузов,  - еще не потеряна Россия… Но коль уничтожится армия, погибнут Москва и Россия.
        Кутузов остановился. Увидел лицо атамана Платова. Предательская слеза ползла по щеке бывалого воина. Фельдмаршал понял: важны не слова, а приказ. Он закончил быстро и твердо:
        - Властью, данной мне государем и отечеством, повелеваю… повелеваю,  - вновь повторил Кутузов,  - отступление…
        …И вот войска оставляют Москву. Яузский мост. Понуро идут солдаты. Подъехал Кутузов. Смотрит на войско. Видят его солдаты. Видят, но делают вид, что не видят. В первый раз ему не кричат «ура».

        Глава четвертая Какая сегодня погода

        Ключи

        Наполеон подъехал к Поклонной горе. Поднялся конь на бугристое место - взору открылась Москва.
        Шедшая за императором гвардия стала тесниться. Лезут солдаты вперед.
        - Москва! Вот он, конец войне.
        И опять, как тогда, при переходе через Неман:
        - Слава! Слава! Слава!
        - Императору вива!
        - Франции вива!  - несется со всех сторон.
        Яркое солнце стояло в зените. Город, как чудо, лежал на своих холмах. Золотом крытые маковки церквей и соборов играли, светили, слепили глаза. Вот оно, русское диво.
        Здесь при въезде в Москву Наполеон стал ожидать горожан с поклоном. Обычай такой - побежденным ключи приносить от города.
        Наполеон не может скрыть торжества. Победа достигнута. Сейчас принесут ключи. Не сегодня-завтра русский царь Александр пришлет генералов, запросит мира. С новой славой вернется император в родной Париж.
        И солдатам радость глаза закрыла. Смотрят на город: вот где квартиры, вот где отдых - покой, хлеба и мяса горы.
        - Императору слава!
        - Вива, вива, вива!  - не умолкают солдатские крики.
        Надел Наполеон любимый парадный наряд - мундир егерей гвардейских. Синий сюртук, белый жилет. В блеске, как хром, лосины.
        Ожидает император послов. Важно, как победителю и подобает, взад-вперед по Поклонной ходит. Перчатки то снимет, то снова наденет. Платком проведет по лбу, сунет в карман, снова достанет. Шутка ли сказать - ключи от Москвы… Кому выпадало такое!
        Проходит и час, и второй, и больше. Солнце уже не парит. В тучи ушел небосклон. В ногах и спине усталость. Император нахмурил брови:
        - Что я - мальчишка? Сколько же можно ждать?!
        Вдруг скачут офицеры, что были в Москве, в разведке.
        - Ваше величество, жителей нет в Москве. За войском ушли горожане.
        Сдвинул Наполеон треугольную шляпу:
        - Что?!
        - Город пуст.
        - А ключи?!
        Развели офицеры руками.
        - Проклятье!  - ругнулся Наполеон. Бросил в морду коню перчатки.
        Думали французы: в Москве всему делу конец. Ошиблись. Настоящая война только теперь начиналась.

        Костры

        Отступив из Москвы, Кутузов повел русскую армию по Рязанской дороге.
        Тут же, не дав войскам остановки, вслед за русскими бросился маршал Мюрат.
        Понял Наполеон, что Кутузов оставил Москву неспроста. Отдал ее как приманку. В сохранности русская армия.
        - Хитрая лиса… Русская бестия!  - ругается Наполеон.  - Догнать, разгромить, уничтожить!..  - дает он строжайший приказ Мюрату.
        Идет Мюрат по пятам Кутузова. Идет день, идет два… Взбивает пыль на Рязанской дороге. Остановится на ночь. Под самым носом полыхают русских биваков костры. Тут она - армия.
        Проснутся французы утром - нет русской армии. И снова поход, снова вдогон. Ночью опять костры. Дымятся и слева и справа. Кажется, протяни только руку - и схватишь за горло русских солдат.
        А утром опять никакого войска. Лишь головешки в кострах стреляют.
        Несколько дней шел Мюрат по Рязанской дороге. Исчезла куда-то русская армия.
        И правда исчезла. Отойдя от Москвы неполных два перехода, Кутузов неожиданно повернул всю свою армию резко на юг и проселочными дорогами, заметая следы, повел ее на Тульскую; передохнул и тронулся дальше, к старой Калужской дороге.
        Догоняет Мюрат Кутузова по Рязанской дороге, а в это время русские совсем в другой стороне, обошли полукругом Москву, стоят на Калужской.
        Идет Мюрат за ночными огнями. Не может понять, что это военная хитрость. Не армия жжет костры, а всего-навсего два казачьих полка, специально для этого здесь оставленных.
        Стараются казаки. Разложат костры. Много костров. И дальше спешат. К новой ночи дрова припасают.
        Не скоро раскрылась хитрость Кутузова. Вернулся Мюрат к Наполеону ни с чем.
        В страшном гневе император французский. Забыв свой высокий императорский сан, как последний солдат ругается.
        - Куль овсяный!.. Мозги лошадиные!..  - кричит на Мюрата.  - Хитрая лиса… Русская бестия!  - посылает проклятья Кутузову.

        Какая сегодня погода

        Едет маркиз Лористон к Кутузову. Сопровождает его в штаб-квартиру главнокомандующего поручик Орлов. Едет Орлов, говорит о погоде. Так наказал Кутузов. Ни о чем другом, только как о погоде. Это на всякий случай, чтобы офицер случайно секретов каких не выболтал.
        Смотрит Лористон на округу:
        - Удачные места под Тарутином.
        - Погода сегодня хорошая,  - отвечает Орлов.
        - Говорят, у вас в войсках пополнение?
        - Солнце словно бы летнее, а не осеннее,  - опять о погоде Орлов.
        Удивляется Лористон.
        Приехал посол к Кутузову, передал привет от императора, завел разговор. Начал не сразу о мире. А с жалоб на то, что война эта какая-то странная. Нет бы, сражались армии, а то ведь крестьяне вступают в бой. Ведут же бои без правил.
        - Простите, но это же лесные разбойники,  - говорит Лористон.
        «Эге,  - думает про себя Кутузов,  - молодцы мужички. Видать, хорошо насолили французам». А вслух:
        - Ваша правда, генерал,  - и вздыхает.  - Да, распустились совсем крестьяне. Эка беда… Только ведь я крестьянами не командую.
        - Зато казаки - люди военные,  - продолжает о своем Лористон.  - Но и они правил признавать не хотят.
        «Молодцы казаки,  - думает про себя Кутузов.  - Сбивайте с француза спесь. Шкуру с него сдирайте».
        А вслух:
        - Ох уж эти мне казаки, казаки… Я и сам не рад, что они при армии. В степях родились, деликатности не обучены.
        Начинает Лористон бранить ополченцев. Мол, больно лютуют.
        - Так это не войско,  - отвечает Кутузов.  - Сегодня они в строю, завтра опять разошлись по селам. Какой с ополченцев спрос!..
        А сам про себя: «Молодцы ополченцы».
        Ясна Лористону бесплодность его речей, стал говорить о мире.
        Посмотрел Кутузов на Лористона:
        - Я хоть сию секунду.
        Обрадовался Наполеонов посыльный:
        - Вот и наш император желает.
        Развел Кутузов руками:
        - Только я ведь всего солдат. Хожу под царем и Богом.
        - Но ваше слово… Ваш сан главнокомандующего…
        - Я хоть сегодня,  - опять повторил Кутузов. (А сам состроил в кармане фиг.)
        Уехал ни с чем посыльный. Провожает его Орлов, опять говорит о погоде.
        Трясется Лористон в седле. Вид унылый, насупился. Рассмеялся Орлов:
        - Ба, да оно ведь и вправду, видать, погода сегодня для нас хорошая!
        После посещения Лористона понял Кутузов: плохи дела у французов. Дал под селом Тарутином бой.
        Опять загремели пушки. Скрестились штыки и сабли. Сила на силу опять пошла.
        Проиграли французы бой. 36 пушек досталось русским.
        После сражения Кутузов занялся хозяйственными делами. Сюда, под Тарутино, провиант подвозят. Меняют солдатам одежду. Лошадьми пополняют конницу. Отдыхают солдаты. Набираются сил..

        «Спасена отныне Россия!»

        Москва! Наконец свершилось - древняя столица у ног императора. Одна из многих. Русские, как и другие, вскоре запросят мира. И тогда…
        Прежде - дела неотложные. Армия обтрепалась - надо ее одеть. Наступила осень - о теплой одежде надо подумать! С продовольствием плохо - надо пополнить запасы хлеба… Много разных дел французский император надеялся сделать. Вот приедут русские послы мира просить, и тогда…
        Проходит три томительных долгих недели. Негодует Наполеон:
        - Мир, немедленный мир с Россией!
        Есть над чем задуматься Наполеону. «Победитель я или нет? Почему же русские не просят мира?»
        Не дождался император русских послов. Ни с чем вернулся Лористон к своему императору, не привез мирного договора. Плохи дела в Москве у французов. Рухнули надежды и на то, чтобы откормить солдат, поменять одежду. Ушли, увезли все с собой жители. Нет в Москве ни хлеба, ни мяса. Нечем кормить коней. Лишь вина в погребах до отвалу. Напьются солдаты - идет грабеж. А где грабеж, там сразу пожары. Осень сухая. Огню раздолье. Запылал Китай-город, Гостиный двор. В Каретном ряду пожарище. В Охотном ряду пожарище. За Москвой-рекой Балчуг горит. Ночами светло как днем. Наполеон в Московском Кремле. Куда ни глянет отсюда - огонь и огонь. Морем огонь колышется.
        - Ваше величество,  - обеспокоены французские маршалы и генералы,  - опасно! Огонь подошел к Кремлю.
        Не хочется Наполеону уходить из Кремля. Неловко и стыдно. Только занял Московский Кремль, и вдруг - будь мил, убирайся. Медлит Наполеон.
        - Ваше величество, спасайтесь! Быстрее к реке…  - умоляют императора генералы.
        Медлит Наполеон.
        - Ваше величество!..
        И вот император нехотя надевает сюртук.
        Бушует, мечется пламя.
        Наполеон сбегает по широкой лестнице. «Это дорога в ад»,  - вспоминает Наполеон слова Коленкура. В злобе кусает губы.
        Уходя, Наполеон приказал взорвать Московский Кремль. К счастью, погибло немногое. Пошел дождь и затушил фитили.

        Выслушал Кутузов доклад о бегстве Наполеоновской армии, перекрестился:
        - Свершилось. Вот оно, неизбежное. Спасена отныне Россия.

        Высший почет

        Весть с том, что Наполеон ушел из Москвы, как мяч о стенку, ударяла и отлетала. Верят - не верят в нее солдаты. Нужно верить - не верится.
        - Ушел?!
        - По собственной воле!
        - Не может быть!
        - Побожись!
        Однако что же тут с правдой спорить. Всё тут яснее ясного. Всё тут белее белого. Ступай, посмотри Москву.
        Собрались солдаты в круг, стали хвалить Кутузова:
        - Ай да старик Кутузов!
        - Кутузов - тертый калач!
        - Кутузов - стреляный воробей!
        - Провел, обхитрил… Как сурка, Бонапарта из первопрестольной выжил!
        Слушает унтер-офицер солдатские разговоры.
        - Эй, вы, какой же фельдмаршал вам стреляный воробей?
        Смутились солдаты:
        - Да это же к слову. Орел наш Кутузов!
        Вспоминают солдаты, как уходили тогда из Москвы по Яузскому мосту и не кричали «ура» Кутузову,  - совестно.
        Еще роднее, ближе стал им теперь Кутузов. Все норовят увидеть фельдмаршала, исправить свою ошибку.
        Куда ни покажется главнокомандующий - всюду «ура» и «ура». Ну, право, хоть сиди под замком в избе, не высовывай нос из штаба.
        Но и этого мало солдатам. Собрались, явились к Кутузову:
        - Михайла Илларионович, ваша светлость, не гневись на нас, батюшка… Тогда у Москвы-реки…
        Прослезился Кутузов:
        - Ступайте. Нет на душе обиды. Я и сам бы тогда молчал.
        Но опять неспокойны солдаты. Узнали они, что любит фельдмаршал уху с наваром. Куда-то ходили, где-то искали, наловили ему стерлядей. Пусть рыбкой себя побалует.
        - Ух ты, ушица!.. Откуда такая?!  - поразился Кутузов.
        Не спрашивай. Ешь, поправляйся фельдмаршал Кутузов! Что ордена, что там награды… Высший выпал тебе почет.

        Случай, когда не надо было кричать «Ура»

        - И зачем кричали «ура»? И как оно вырвалось?  - сокрушались донские казаки.
        - Это Нечипор, Нечипор… Он за это в ответе.
        Молодой казак Нечипор Худояк и вправду первым победное крикнул.
        На следующий день после битвы у Малого Ярославца Наполеон с небольшой группой офицеров и генералов ехал из штаба к своим войскам. Едет Наполеон, не торопится. Думы разные в голове. В это время на соседнем холме появился разъезд казацкий. Увидели офицеры и генералы конных, решили, что свой отряд.
        А казаки сразу узнали французов. Вскинули пики, галопом летят к генералам.
        - Ура!  - кричит Худояк.
        - Ура-а!  - голосят другие.
        Наполеон вздрогнул. Свита пришла в замешательство. Кто-то открыл стрельбу.
        Все ближе и ближе лихие донцы. Кони, почуяв удачу, словно не мчат, а летят над полем. Режет утренний воздух тяжелый храп.
        У Наполеона мурашки прошли по телу.
        - Вот он, конец бесславный…
        Сгрудилась, окружила императора свита.
        Каждый последний момент считает.
        Худо пришлось бы французам, да только тут, заслышав пальбу и крики, вдруг на помощь своим явились кирасирские эскадроны. Отогнали они казаков.
        Долго не мог Наполеон позабыть об опасной встрече. Белость долго держалась в лице. Наконец успокоился, вызвал походного лекаря. Приказал он военному эскулапу немедля же изготовить смертельный яд. Не хотел император живым попадаться в плен. Стал носить в пузырьке отраву.
        Стали теперь более осторожными офицеры и генералы.
        Но больше всех неудачу этого дня переживали русские казаки.
        - Упустили… Эхма, упустили!.. И чего кричали «ура»?.. И как оно только вырвалось!

        Злая водичка

        Как-то еще во время Бородинской битвы какой-то полковник, бывший в кутузовской свите, потянулся к фляге и выпил глоток, второй. Заметил Кутузов, и ему захотелось.
        - Э-эй, голубчик, подай-ка сюда водицу.
        Растерялся полковник. Во фляге была не водица, а чистый спирт. Не нашелся полковник, как же ему ответить, отдал покорно флягу.
        Поднес Кутузов флягу к губам, сделал глоток и чуть-чуть не задохнулся.
        - Ух ты!  - с трудом переводит дух.  - Водичка какая злая.
        - Так точно!  - гаркнул полковник.  - Пьем и терпим, ваша светлость.
        Хотел фельдмаршал разгневаться на офицера. Однако полковник так ловко ответил, что вдруг остыл, рассмеялся Кутузов. Вернул он владельцу флягу и только пальцем ему погрозил.
        Узнали другие офицеры, что Кутузов простил полковника. А у многих во флягах вместо воды было вино или спирт. Осмелели.
        Заметил это Кутузов.
        И вот снова такой же случай. Теперь уже у Малого Ярославца.
        Смотрит Кутузов на поле боя. Рядом крутится свита. И снова полковник, не тот, а другой, потянулся к армейской фляге. И снова Кутузов:
        - Э-ей, голубчик, подай-ка сюда водицу.
        Подбежал полковник, смело тянет фельдмаршалу флягу. Знает, что нужно ему ответить.
        Поднес Кутузов флягу, однако не к губам на сей раз, а к носу. Понюхал:
        - Спирт?
        - Так точно!  - гаркнул полковник.  - Пьем и терпим, ваша светлость.
        Отбросил Кутузов флягу. Подошел, взял офицера за ухо.
        - Э, чужим умишком живешь! Слова повторяешь. Кто разрешил?  - Пальцем сунул на флягу.  - Что тут, питейный дом?!
        Строг оказался Кутузов. Для острастки другим тут же приказал уволить полковника в тыл. К тому же без пенсии.
        Струсили офицеры. Ты смотри, она и вправду водичка злая.

        Деликатесное блюдо

        Отступает французская армия. Полк за полком, полк за полком. Бесславно идут к Смоленску. Самым последним отходит Мюрат.
        Мюрат не только маршал французский, но еще и король. Было в Италии королевство - Неаполитанское. Захватили его французы. Отдал Наполеон королевство своему любимцу - Мюрату. Стал Мюрат королем.
        Ночевал Мюрат со своими полками у Можайска, в городе Верее. Подошли сюда русские. Решительным штурмом ворвались в город. Две тысячи французов было убито. Полторы тысячи сдалось в плен.
        Вошли солдаты в тот дом, где ставка была Мюрата. Осмотрелись - нет, не видать Мюрата. Маршал сбежал. Бежала и свита. Покрутились солдаты, наиболее шустрые - шмыг на кухню. Интересно, чем короли питаются. Яства, считай, заморские. Блюда невиданные, деликатесные…
        На кухне плита распалена. Ножи, сковородки, кастрюли. Дозревает обед королевский. То-то попали солдаты вовремя!
        Сгрудились они у плиты, крышку сняли с большой кастрюли. Наваром дыхнул пар. Ударили в нос непривычные запахи.
        - Ну, что там, что там в сием сосуде?
        - Уха из диковинных рыб?
        - Из горных козлов солянка?
        - Суп из нутра лебедей?
        Запустили солдаты половник в кастрюлю, притихли - тащат здоровую кость, мясо при ней болтается.
        - Оленины кус?
        - Говядины кус?
        - А может, что-то досель не виданное!
        Вдруг видят солдаты - под лавкой лежит копыто. С подковой.
        - Ба, да это же конь!
        Потянули снова солдаты кастрюльный запах - конячий, смердячий дух.
        Обалдели солдаты:
        - Такое-то королю!
        Бросились к печке. Тащат шипящий противень. Чудо какое-то жарится.
        Смотрят солдаты:
        - Братцы, так это же кот! Морда, гляди, кошачья!
        Рассмотрели солдаты. И правда. Вот и хвост в стороне валяется.
        Рассмеялись солдаты:
        - Тощий кот и копыто! Ну, братцы, худо пришлось французам, раз такое к столу короля деликатесным выходит блюдом.
        Отступает французская армия. Как зверь, огрызается. Сил у французов еще немало. Еды у французов мало.
        Свечи едят вместо сала. Порох заместо соли. За конский навар дерутся.
        Погнал их Кутузов по той же дороге, по которой наступали они к Москве. Места же здесь разоренные. Сами французы тому виной. Вот и прибыли дни расплаты.
        Однако это только начало. Расплата еще впереди.

        Глава пятая Небо. Поле. Полозьев скрип

        Награда

        Еще до того, как разгорелась Бородинская битва, в дни, когда русская армия отступала, к князю Петру Багратиону неожиданно явился подполковник Ахтырского гусарского полка Денис Давыдов.
        Багратион Давыдова знал давно - когда-то Давыдов служил у него адъютантом,  - он принял его сразу и очень приветливо.
        - Ну, рассказывай, выкладывай. Начальство обидело?
        - Нет,  - усмехнулся Денис Давыдов.  - Вот какую имею мысль.
        И стал говорить о французской армии. Мол, растянулась армия на сотни и сотни верст. От самого Немана через всю Россию тащатся к ней обозы, идут подкрепления, порох, ядра везут.
        - Верно,  - бросает князь Петр.
        - Надо, ваше сиятельство, оставить у Бонапарта в тылу наши конные отряды. Пусть они обозы и мелкие части щупают. Будет немалый урон врагу. Прошу казаков и гусар - докажу.
        Пошли они к Кутузову. Главнокомандующему идея понравилась. Распорядился он выделить Давыдову 50 гусар и 80 казаков.
        Так возник первый партизанский отряд. Русская армия отошла дальше, а Денис Давыдов ушел в леса.
        Много прославленных имен среди командиров партизанских отрядов: офицер Сеславин, простой крестьянин Герасим Курин, рядовой гусар Федор Потапов, по кличке Самусь, сельский староста Стулов, солдат Еременко, отставной майор Емельянов - в прошлом крепостной крестьянин, ветеран суворовских войн, произведенный за геройство Суворовым в офицеры.
        Как-то в какую-то итальянскую часть приехал из штаба Наполеона посыльный. Тут-то зашел разговор и еще об одном русском герое, о молодом штабс-капитане артиллерии Александре Самойловиче Фигнере.
        Лихость в Фигнере потрясающая. Он и в бою всегда впереди, и в походах не знает устали, и на расправу с врагом жестокий, но и в разведку без страха ходит.
        Фигнер даже в Москву к французам ходил, переодевшись, правда, крестьянином.
        Много зла причинил Фигнер со своим партизанским отрядом французам. Слух об отважном штабс-капитане даже дошел до Наполеона. За поимку Фигнера император назначил большую сумму.
        Приехавший к итальянцам из наполеоновского штаба офицер привез особую весть - где-то здесь, в местных лесах, скрывается Фигнер.
        Заволновались итальянцы. И страшно, и вот бы прославиться - взять и поймать злодея. Вот бы сюрприз императору. К тому же… награда.
        - Поймаем его!  - кричат итальянцы.  - В наших же жилах римская кровь!
        Собрались одни офицеры. Рядовых с собой не брали. Не хотели делить богатства.
        Подумал посыльный и тоже решил поехать. Интересно, что из того получится. А вдруг…
        Тронулись итальянцы. Рыщут они по соседнему лесу. Нет, не видно партизанских примет. Направляются в лес, что подальше. И там все спокойно и тихо. Едут верст за десять в крутые балки. И там неудача.
        Не хочется им возвращаться с пустыми руками домой. Да день на исходе. К тому же устали. И есть хочется. И дорога домой неблизкая.
        «Да, пора бы домой»,  - понимает и Наполеонов посыльный. Да только в эту минуту что-то, как назло, за язык его дернуло.
        - А не там ли они, вон за полем, в дубовой роще?
        И офицеры о том подумали. Решили:
        - Ну ладно, последний заход.
        Дотащились они до дубовой рощи. И правда - вот он, свежий след от лошадиных копыт.
        Поднялся дух в итальянцах.
        - В наших жилах римская кровь! Вперед!
        Втянулись они своей офицерской колонной в лес.
        И вдруг слева и справа налетели на них партизаны.
        Крики, свисты, стрельба…
        Туда итальянцы, сюда, да где там - они в окружении.
        Согнали партизаны плененных в кучу. Стоят они, по-итальянски носы повесив. А где же тот, Наполеонов посыльный?
        Смотрят - стоит он в первом ряду партизан, ручкой им нежненько машет:
        - Приветствую вас, господа офицеры! Будем знакомы - штабс-капитан Александр Самойлович Фигнер.

        Василиса Кожина

        Баба есть баба. Впрочем, не всякая.
        Василиса Кожина была женой деревенского старосты. По-бабьи она проворная. В избе чисто, дети накормлены, скотина в хлеву в довольствии.
        Да не только этим Кожина славилась. Муж у нее хоть и староста, да то ли с ленцой, то ли просто не очень проворный мужик. Вот и сложилось так, что по всяким делам крестьяне ходили не к старосте, а к женке ленивого Кожина.
        Оказалась старостиха первой в селе фигурой.
        Баба она дородная, баба она степенная. И посмотреть на такую приятно, и услышать умный совет.
        В общем, довольны крестьяне. Жаль, что женщин в старосты не избирают.
        И вот накатилась война с французами.
        Бегут к Василисе крестьяне:
        - Как же нам быть?
        - Бить нежданных, непрошеных,  - отвечает им Кожина.
        Смотрят мужики на нее недоверчиво. Не шутит ли баба?
        - Что же мы - войско?
        - А где ружья?
        - Где сабли?
        Короче, впервые совет Василисы был для крестьян ничто. Посмеялись, и только.
        Тогда собрала Василиса баб помоложе. Создался женский отряд. Без ружей, без сабель. Вилы, простые рогатины - вот все, чем богаты бабы.
        Уходят крестьянки в соседний лес. Смеются крестьяне:
        - Аники-воины!
        - Бонапарту схватите в плен!
        Впустую, конечно, ходили вначале по лесу бабы. Но вот наступил день, когда поймали они француза. Тянут трофей в село.
        Глянули мужики, так и ахнули. Ходят вокруг француза, смотрят, не верят своим глазам:
        - Гляди, настоящий!
        - С усами!
        - И сабля, смотри, была. И ружье!
        Висит оно теперь на плече у Кожиной. Сабля у рыжей молодки в руках.
        Торжествуют сельские женщины:
        - Ага!
        - Не верили!
        - Вот вам мужская работа!
        - Ну, посмотрели?  - спросила Кожина.  - Теперь собирайтесь, очередь, значит, ваша.
        - Подумаешь - раз повезло!
        - Скопом штуку одну споймали.
        - Ну меньше, ну больше одним - французская армия от этого, что ли, убавится?!
        - Дурни!  - ругнулась Кожина.
        После первой удачи дело у женщин пошло успешнее. Второй, третий, четвертый француз попался.
        Ружьишками женщины обзавелись. Василиса Кожина ходит теперь в шинели. Сабля гусарская сбоку висит.
        Отводят женщины пленных в уездный город Сычевку. Слава о них гремит.
        Задумались теперь мужики. Завидно им, глядя на женщин.
        - Эх, зря мы тогда не поверили!
        - И нам бы теперь почет.
        Пересилили они мужское свое упрямство. Стали являться к Кожиной, проситься в отряд.
        - Ну что же, надо подумать,  - отвечает с улыбкой им Кожина.  - Тут как присудит наш бабий сход.
        Сход порешил мужиков принять. Давно ведь женщины этого ждали. Не бабье дело вести войну.
        Хоть и не бабье, да все же мало кто из женщин оставил ружья. Огромный теперь отряд. Старшим по-прежнему Кожина. Мужики послушны во всем.
        - Приказывай, матушка, слушаем.
        - Бей до конца француза! Ныне это единый приказ.
        Вот какая она, Василиса Кожина, русская женщина, храбрая женщина. Ее не то что на место старосты, Кожину хоть в губернаторы назначай, хоть в военный совет сажай.

        Опасное место

        В белорусских непроходимых лесах под Оршей расположился партизанский отряд - крестьяне из ближних сел. Тут под Оршей они воевали, тут же в лесах и жили.
        В отряде среди других мужичонка, по имени Петрусь, по фамилии Глебка. Он и выбрал-то это место.
        - Хорошее место для вас я выбрал,  - любил похвастать Глебка.  - Можно по французам отсюда ударить, можно и снова сюда утечь!
        Так крестьяне и поступали. Ударят по обозу, небольшому отряду французских солдат или по фуражирам - и снова к себе в леса.
        - Нет, все же хорошее место я выбрал,  - не унимается Глебка.
        А место-то, по правде говоря, было не очень хорошее. Болота кругом да топи. Мошка безжалостно ест. Нет бы выбрать где выше, где суше.
        - Зато неприятель сюда не сунется,  - рассуждает все тот же Глебка.  - Сиди тут, как лыцарь в каменном замке.
        - Твой замок одни болота.
        - Болота для нас тут потверже камня,  - отбивается Глебка.  - А главное, можно всегда утечь. Любому из любого места можно всегда утечь,  - философствует Глебка.
        И вот однажды крестьяне было напали на какой-то обоз. Да тут подоспела французская полурота, и партизанам пришлось бежать. Добежали они до леса - думали, дальше француз не тронется.
        Однако полурота попалась отважная. Гнала она мужиков и дальше, шла по пятам и загнала в такие топи, что стой! Дальше вперед ни шагу. Тут, к счастью, спустился вечер. Французы тронуть крестьян не успели. Зато обложили со всех сторон - конечно, кроме той, где болото. Расположились солдаты на ночь. Противник надежно схвачен. Завтра ему конец.
        - Ну вот тебе и твой замок!  - кричат крестьяне на Глебку.  - Лыцарь ты этакий… Вот тебе и утечь!..
        - Да кто же думал! Француз какой-то чудной попался,  - разводит руками Глебка. Он и сам понимает, что делу, поди, конец. Однако для храбрости и себе и другим: - Оно же, болото, не очень топкое.
        Попробовали крестьяне - сплошная трясина. Шаг - и сразу по шею, два шага - катись с головой. Хотят они снова ополчиться на Глебку. Нет, не видно, пропал куда-то проклятый Глебка.
        - Может, утоп?
        А Глебка в это время пробирался все-таки по болоту. Сук у него длиннющий в руках. Щупает им трясину. С кочки на кочку, где бухнет по пояс, где еле удержится, и все же пролез.
        С той стороны болота была деревня.
        Поднял Глебка на ноги мужиков, объяснил поспешно, в чем дело. Набрали крестьяне сена, кладок и досок, пришли к опасному месту, соорудили шаткий настил. По настилу весь партизанский отряд и убрался из-под самого носа французов.
        - Ну, говорил я, что можно любому всегда утечь!  - опять торжествует Глебка.
        Вырвались мужики из окружения. Осмелели. Думают, а что, если им самим теперь захватить французов. Мысль озорная, всем нравится.
        Обошли крестьяне болото сухими местами, взяли с собой мужиков из местной деревни, послали в другие, чтобы и те приходили на помощь. В общем, к рассвету все были на нужном месте.
        Проснулись утром французы. Где же крестьяне?! А те у них за спиной. Вот уже и крики слышны, и самодельные пики пущены в ход, рогатины, косы, вилы. Правда, и ружей у мужиков с десяток, и две настоящие сабли. Заметались французы. Одни к трясине - тут их голубит верная смерть. Другие к крестьянам - навстречу им тянутся косы и вилы. Погибли французы.
        Довольны крестьяне.
        - Ну как?!  - смеясь, обращаются к Глебке.  - А говорил, что любому можно утечь!

        Мотя

        Отступают французы. Есть хочется. Нечего есть. Бродят французы по русским селам. Рыщут, где бы и чем поживиться.
        Не забыта и деревня Ивановка. Недавно побывали здесь двадцать французских солдат. Сегодня явились семеро.
        Ходят французы по избам. Пусты закрома крестьянские. Скотина куда-то припрятана.
        Явились они к деревенскому старосте, вцепились в белесую бороду:
        - Отвечай, где зерно укрыто.
        Разводит старик руками:
        - Третье лето у нас недород.
        - Недород?
        - Недород.
        Обозлились французы, хлесть старика нагайкой:
        - Недород?!
        - Недород!
        - Ах ты мошенник старый!  - кричат французы.  - Не желаешь добром, силой сказать заставим.
        Схватили солдаты деда. Швырнули, как сноп, на лавку. Теперь уже двое стоят с нагайками.
        Крутилась здесь Мотя - внучка упрямого старосты. Жалко ей деда, знает она, где зерно зарыто.
        Взлетели над спиной старика, как цепа в обмолот, нагайки. Зажмурилась Мотя:
        - Стойте!
        Остановились французы, смотрят на Мотю.
        - Дедушка хворый. Не бейте. Я покажу.
        - Ах ты душа окаянная,  - сплюнул старик с досады, потянулся к печному ухвату.
        Съежилась Мотя.
        - Но, но,  - вмешались французы.  - А ну, собирайся!  - командуют Моте.
        Собралась девочка. Идет, от обиды и страха всхлипывает. Вывела она французских солдат за околицу. Повела за бугор к оврагу.
        Кусты над оврагом. Место укрытое. Пойди разыщи здесь зерно без Моти.
        Спустились французы в овраг. Отмерила Мотя четыре шага от какой-то коряги, указала:
        - Вот здесь.
        Отложили солдаты ружья. Сняли мундиры. Лопаты в руки. Довольны французы: близка удача.
        - А ну, не мешайся!  - кричат на Мотю.
        Роют французы. Потеют французы. Французы вовсю стараются.
        А в это время там наверху, над краем оврага, из-за кустов высунулась чья-то бородатая голова. Следом за ней другая: улыбнулся Моте безусый парень, глазом хитро моргнул.
        Смешно, хихикнуть хотела Мотя. Однако сдержалась.
        Зашевелились кусты над оврагом. Поднялись крестьяне в свой полный рост. Один за другим прыгают вниз партизаны.
        Минута, вторая - вповалку лежат французы. Руки вожжами скручены.
        Идут партизаны домой. Гонят солдат французских.
        - Эка, удачлива ты, Матрена,  - хвалит девочку тот бородатый.
        - Ахтеры вы с нашим старостой,  - хихикает парень.
        - Семь штук - дела нешутейные,  - рассуждает какой-то мужик.
        - Подумаешь, семь,  - улыбается Мотя.  - Намедни их было двадцать.
        Вот и все. Вот и рассказ про деревню Ивановку, про отважную Мотю, Мотю-Матрену - русскую девочку.

        В небольшом городке Боровске

        Приемный пункт для плененных французов в небольшом городке Боровске. С самого утра начинают тянуться сюда крестьяне. Доставляют свою добычу. Кое-кто приходит и с ночи - быстрей бы управиться. Дел у крестьян и помимо французов много.
        Вот мужики привели офицера. Вот крестьяне целый отряд пригнали. Две молодухи, смеясь и лузгая семечки, приволокли усатого егеря. Снова какой-то отряд. Старуха с ружьем и два гренадера. А вот пришагал мальчишка.
        Маленький-маленький - мужичок с ноготок. Тоже привел француза.
        - Дитятко!
        - Родненький!
        - Да как ты его довел?!
        Топырит мальчонка губы:
        - Это уже второй.
        - Ух ты!
        - Ох ты!
        - Да кто же его споймал?
        - Я,  - отвечает мальчишка.
        Собрались крестьяне вокруг. Верят - не верят.
        - А ну, расскажи про геройство.
        - Дуй!
        - Не стесняйся!
        - Бреши!
        Обиделся было мальчонка. А потом рассказал:
        - Мы с дедом его словили. Я и коза.
        - Какая еще коза?!
        - Манька, бодатая.
        Интересно крестьянам.
        - Ну, ну, поподробнее!
        Оказывается, коза, привязанная к дереву у края дороги, своим видом приманивала поотставших французов, а дед оглушал их дубиной. Первого даже до смерти.
        - Хитры, хитры…  - говорят крестьяне.
        - Значит, и Манька вроде в героях.
        - А дед, ты смотри, мужик еще сильный.
        - Сильный,  - соглашается мальчик.  - Только он при одной ноге. В армии фельдмаршала Суворова при крепости Измаил покалеченный.
        - Выходит, солдат. Понятно.
        - Ну, а вести-то такого тебе не боязно?
        - Он же связанный.
        - А вдруг побежит.
        - Убежит!  - усмехнулся мальчонка.  - А это вот что?  - и показывает на самодельную пику.
        - И ты бы пырнул?!
        - Пырнул!
        - Эка жестокости сколько в малом,  - процедила одна из молодок.
        - Да, обозлились сердца,  - задумчиво бросил какой-то крестьянин.
        - Мне ее дед смастерил,  - снова заговорил о пике мальчишка.
        - Да что ты все дед да дед. А где же твой отец?
        - Убит на войне родитель.

        Французская шапка

        Агапка мечтал о французской шапке. Той, что носят гвардейцы: из медвежьего меха, с высоким красным султаном и медной бляхой.
        Отец у Агапки в партизанском отряде. Раздобыл он в каком-то бою долгожданный гостинец сыну.
        - На, получай!
        Напялил Агапка - загляденье, не шапка. Помчался мальчик по сельским улицам. Видят его крестьяне, смеются крестьяне:
        - Басурман бежит, глядите!
        Повстречались Агапке парни. Улюлюкают парни:
        - Лови, окружай француза!
        Попался Агапке Шарик.
        «Тяв-тяв, тяв-тяв!»
        - Однако, глупый какой ты, Шарик. Ты что, не узнал Агапку?!
        Увидел Агапку гусь:
        «Га-га-га, га-га-га»,  - тянет к мальчишке шею.
        Отбился едва Агапка.
        Примчался мальчик к дружкам и приятелям. Окружили его ребята.
        - Дай поносить, Агапка.
        Жалко Агапке. Шапка с султаном - такую ребятам!
        Обозлились мальчишки:
        - Француз. Бей, колоти француза!
        Достается Агапке. Будь ты проклята, эта шапка!

        Ванюшка, Марфутка, Филька и трое других ребят

        Собрались ребята, бродили по лесу. Было их шестеро: Ванюшка Валуев, Марфутка, Филька и трое еще ребят. Осень. Ни ягод тебе, ни грибов, ни птичьих гнезд на деревьях. Чем бы сейчас заняться? Вот бы поймать француза.
        Размечтались ребята.
        Француз здоровенный, конечно, с усами. Лошадиные скулы. Глазищи большие, размером с кулак. Ружье при французе, походная сумка.
        Представляют ребята, как ловят французов в плен.
        - Заходи!  - кричит Ванюшка Валуев.  - Окружай! Вали его наземь! Бей дубиной… Руки и ноги ему вяжи…
        Ванюшка в компании старший. Исполняют ребята его команды. Вместо француза у них бревно.
        Наигрались ребята, идут домой. Смотрят - под елкой, под сивой лапой, лежит настоящий француз.
        Бредит солдат, лопочет что-то на своем языке. Глаза у него закрыты. Ружья при французе не видно. Нет и походной сумки. И совсем он безусый. И вовсе не страшный. Мундир весь изодран - сквозь дыры голое тело светит.
        - Налетай!  - закричал Ванюшка.  - Вяжи ему руки и ноги…
        Однако ребята не двинулись с места. Да и сам-то Ванюшка крикнул не очень бойко.
        В общем, пропала вдруг у ребят охота брать лежащего француза в плен.
        Стоят, перешептываются:
        - Помирает, видать, француз.
        - Раненый?
        - Голод небось измучил.
        Стали ребята думать, как же им быть.
        - Может, в село донести об этом?
        - Правда, давай в село.
        Только хотели бежать, да снова задумались.
        - На вилы его мужики подымут.
        - Топорами прикончат.
        Жалко стало ребятам француза. Уж больно он стонет и мечется. Пусть помирает естественной смертью.
        Вернулись в село, разошлись по домам.
        Вошел Ванюшка в избу, на душе как-то тягостно. Все видит, как бредит в лесу француз. Он же с голоду там помирает. Покрутился Ванюшка с час - то на улице, то в огородах, даже к речке специально бегал,  - никак не может забыть солдата. Наконец вернулся домой, сунул под одежонку краюху хлеба, снова помчался в лес.
        Растолкал он француза. Приоткрыл тот глаза. Хотел рвануться с испуга, да слаб - остался на месте. Тычет Ванюшка ему краюху. Увидел солдат, потянулся. Слеза из глаза непрошено капнула.
        В это время Ванюша услышал шорохи. Обернулся - мелькнула тряпица. Так это же бежит Марфутка.
        Подбежала Марфутка, видит Ванюшку, страшно смутилась: хлеб у нее в руках.
        Вслед за Марфуткой явился Филька. За ним и трое других ребят.
        Словом, снова ребята вместе в лесу собрались, и каждый еду принес.
        С этого дня и стали они приходить к французу. Соорудили ему шалаш, рядно притащили, Марфутка - ниток: зашить мундир.
        Завелась у ребят настоящая тайна. В селе - ни гугу. Удивляются их родители. Где пропадают ребята?
        - Да так мы…  - уклончиво ответил Ванюшка.
        - Я на хутор к подружке хожу,  - заявит Марфутка.
        - Да я тут, я все время у дома,  - отвертится Филька.
        - Мы в горелки в лесу играем,  - скажут трое других ребят.
        Стал француз поправляться. Явились как-то ребята. Смотрят - солдат кораблик из дерева выстругал. Весло кормовое к нему отдельно.
        - Нате, для вас,  - сует француз гостинец ребятам.
        На следующий день вырезал им человечка. Человечек забавный - руками, ногами дрыгает. Веселит, как живой, ребят.
        Стал француз подыматься. Даже ходить.
        Явились ребята на третий день - нет в шалаше француза.
        Ушел из тех мест солдат. Лишь кораблик и веселого человечка, как память свою, оставил.
        Даже грустно стало ребятам. Вот так взял и ушел, ничего не сказал. Привыкли ребята к французу.
        Вернулись домой опять невеселые.
        - Да что тут с вами такое творится!  - пристали снова родители.
        Пожались, пожались ребята, а потом рассказали. Вначале Марфутка, затем Филька, затем трое других ребят. Даже Ванюшка и тот признался.
        Рассказали про все: и про первую встречу, и о том, как, не сговорившись, хлеб ему потащили, и про слезы, что были тогда у француза в глазах, и как мундир зашивала Марфутка, и как шалаш ему строили. Потом отдельно про кораблик и забавного человечка.
        Думали ребята, что будут в селе их ругать.
        Однако крестьяне такую весть встретили как-то спокойно. Не журили ребят. А кто-то даже сказал:
        - Ну что ж, дай ему Господь дорогу добрую! Может, и он такой же, как мы, крестьянин.
        Поражались ребята. Особенно на следующий день, когда те же самые мужики и в том же самом лесу трех новых французов подняли на вилы.

        Что-то топорщится

        Забелело. Выпал недавно снег. Идет по дороге отряд французский. Ремни у солдат подтянуты. Холод, конечно. Одежда летняя. Только холод еще терпим. Голод французов мучает.
        Вдруг навстречу сани крестьянские по первопутку. Мужик на санях. Мальчонка лошадкой правит. Бежит лошаденка трусцой. Снег пока неглубокий. Хорош у полозьев накат.
        Сани груженые. Что-то рядном укрыто. Что-то такое топорщится. Размечтались солдаты:
        - Может, хлеба мешки печеного.
        - Может, мясо отвозят в город.
        - Может, боров рядном укрыт.
        - Вот была бы удача!
        Смотрят на лошаденку. Лошаденка хоть роста среднего, не кавалерийский, конечно, конь, да неплохо, видать, откормлена. Так и просится прямо с санями в котел. Разгораются страсти солдатские. Криком кричит аппетит.
        - Эх, не свернул бы мужик с дороги!
        Да нет. Не чует беды лошаденка. Не чует беды мальчишка. Глупо сидит мужик. Скользят по ухабам сани. Все ближе и ближе. Солдатский спирается дых. Еще минута, и знай что хватай.
        И вдруг… Развернулись, как в танце, сани. Хвостом повернулась к французам лошадь. Послушно застыла. Спрыгнул мужик на землю. Тянет с саней рядно.
        - Берегись - закричали французы. Схватили поспешно ружья.
        Пушка на них глядит.
        И вот - запал в руках у крестьянина. Мальчишки восторженный вид. Пламя. Грохот. Картечи свист. Ответно раненых стон протяжный. Дорога в телах побитых.
        Дело сделано. Что есть силы летит лошаденка. Небо. Поле. Полозьев скрип.

        Глава шестая Последний крик наполеона

        Ружье

        Штабной офицер Хитаров, докладывая Кутузову о действиях русской армии, всегда преувеличивал наши успехи.
        - Сегодня, ваша светлость, столько-то французских солдат побито. (А побито в два раза меньше.)
        - При таком-то деле, ваша светлость, столько-то взято в плен. (А взято - дай бог половина.)
        Заметил это Кутузов и как-то:
        - Выходит, голубчик, мы с одной Бонапартовой армией справились. Почитай, взялись за другую?!
        Смутился Хитаров, сбавил свой пыл. Однако прошло какое-то время, и опять за то же.
        - Сегодня столько-то пушек у французов отбито. (А их вовсе в этот день не отбито.)
        - А партизаны доносят, что три знамени взято в плен. (И тоже, шельмец, придумал.)
        Разозлился Кутузов:
        - Да как ты, голубчик, смеешь доносить мне, прости старика, столь беспардонную ложь!
        И тут-то Хитаров признался:
        - Не могу я, ваша светлость! Оно же хочется, чтобы скорее. Чувства во мне говорят патриотические.
        Подивился Кутузов:
        - Скорее?
        Подумал. Позвал адъютанта:
        - Подай-ка ружье.
        Опять повернулся к Хитарову:
        - А знаешь ли что, голубчик? Чтобы было оно быстрее - на, получай ружье и ступай-ка в маршевый полк немедля.
        И тут же отдал приказ об этом.

        Нагайка

        Кутузов никогда не расставался с казацкой нагайкой. Висела она у него через плечо, без всякого дела. Коня не стегал, руку на солдат не поднимал. Зачем же тогда нагайка?
        Спросит об этом кто-нибудь у Кутузова.
        - Пусть повисит, голубчик, пусть,  - ответит Кутузов.  - Даст Бог, дело и ей найдется.
        Наступили холода. По-разному одеты в частях солдаты. Там, где интенданты и офицеры заботливы, полки и роты в тепле. Там, где офицеры и интенданты с ленцой, мерзнут, бедуют солдаты.
        Как-то приехал Кутузов в полк, где офицеры как раз ленивые. Пошел фельдмаршал по ротам. Явился в одну: одежонка солдатская - старь, башмаки ни разу не чинены, форма к зиме не завезена. Посетил Кутузов вторую роту. И в этой роте все точь-в-точь как и в первой. То же самое в третьей роте.
        Вернулся Кутузов в полковую избу, собрал офицеров:
        - Как живете, господа офицеры?
        - Бог милует.
        - Как службу несете?
        - Стараемся.
        - Не холодно вам, господа офицеры?
        - Согреты вашим присутствием,  - льстиво отвечают ему офицеры.
        Усмехнулся Кутузов. Видит - перед ним не только ленивцы, но и хитрецы к тому же отменные. Кряхтя, начинает снимать нагайку.
        - Так, так… Ну, а солдаты чем же согреты?!
        - Победами, ваша светлость!  - гаркнули офицеры.
        Кутузов остановился, глянул на офицеров. И вдруг передумал, снова надел нагайку. Находчивость офицеров поразила фельдмаршала. Решил он виновных простить.
        - Виновны,  - признались теперь офицеры, все еще с опаской поглядывая на нагайку.  - Будет исполнено.
        - Ладно, ступайте,  - сказал Кутузов. А сам подумал: «А все же хорошо, что нагайка висит. Гляжу, она и без дела инструмент небесполезный».

        Рукавички

        В русскую армию в виде пожертвований от населения стали поступать теплые вещи. Раскрывали в гренадерском полку посылку: три пары валяных сапог, шапка-ушанка, шапка крестьянская - малахай, поддевка, еще раз поддевка, портянок суконных, считай, десяток.
        - А это что?
        Смотрят солдаты - лежат рукавички. Маленькие-маленькие. Из козьего меха. Узором цветным расшиты. Детские.
        Вот так тебе подарок!
        Посылка пришла из-под Вологды.
        Собирали крестьяне солдатский гостинец. Тащили свое добро.
        - Солдату тепло, как родная мамка.
        - Солдату память вещей дороже.
        - Не жалей, мужички, служивым!
        - Как не помочь героям!
        Крутилась девочка Маша Докукина. Не хочется ей отставать от других. И она горой за служивых. Взяла и сунула рукавички.
        Достали солдаты гостинец. Не знают они про Машу. Решают: видать, по ошибке.
        Однако нашелся умный солдат:
        - Нет здесь ошибки. Давай-ка сюда.
        Отдали ему гостинец.
        Принял солдат. И сразу про дом, про деревню вспомнил, жену и своих ребят.
        Интересуются другие:
        - Ну, как рукавички?
        - Хороши,  - отвечает солдат.
        Хоть и в кармане лежат рукавички, да греют они солдата.

        Ротный

        На полпути между Смоленском и Оршей, под селением Красным, разгорелась новая битва с французами. Продолжалась битва четыре дня.
        Началось с того, что французская гвардия потеснила отряды русских. А какая-то рота и вовсе оказалась в кругу французов. Гвардия слева, гвардия справа, неприятель сзади и впереди. В роте три офицера. Старший из них - ротный - в перестрелке убит.
        Расстроилась рота. Не слышат команд солдаты.
        Нет бы оставшимся офицерам взять на себя начальство. Да, видимо, оба они растерялись.
        Остались солдаты без старшего. Рассыпались в разные стороны. Ожидает погибель солдат. Как тисками, будут они раздавлены. А еще хуже - позорный плен.
        И вдруг вышел вперед солдат Семен Перегудов:
        - Братцы, стой! Братцы, не трусь! Братцы, слушай мою команду!
        Кричал Перегудов громко. Роста был он приметного. Различили его солдаты. Тут же собрались в кучу.
        - Братцы!  - кричит Перегудов.  - Бей в одно место. Все разом. Ломись, как в закрытую дверь! На гвардию сыщется гвардия. Братцы, вперед!  - И первым полез на французов.
        Бросились вслед солдаты. И вправду пробились. Не то чтобы дверь - ворота чугунные вынесли б.
        Вернулись солдаты к своим.
        - Живы?!
        - Да как вас Господь помиловал?!
        Смеются солдаты:
        - Перегудова нам послал!
        Узнал Кутузов про доблестный подвиг солдата:
        - Командовал ротой?
        - Так точно. Роту из плена спас.
        Подумал Кутузов, назначил солдата и впредь командовать ротой.
        Говорят фельдмаршалу адъютанты: мол, в роте и так офицеры есть. Им бы по праву вместо солдата пойти в повышение, раз так уж случилось, что ротный начальник в бою был убит.
        - Ах, и офицеры в той роте были?!
        - Так точно, ваша светлость. Были и есть…
        - Нет, были,  - прервал Кутузов.  - Нынче нет таких офицеров. Остались они в окружении.
        Как так?! Не могут понять адъютанты. Офицеры же вместе со всеми вернулись.
        - Нет,  - повторил Кутузов.  - Вернулся лишь один офицер - Семен Перегудов. А те не вернулись,  - и поправил повязку, что прикрывала правый, выбитый пулей глаз.
        Четыре дня продолжались бои под Красным. На пятый день французы бежали.

        Казаки хотят жениться

        Когда казаки не схватили Наполеона под Малым Ярославцем, свою неудачу переживали не только они.
        Сокрушался и сам донской атаман генерал Платов. Лестно ему, если бы вдруг такое случилось.
        Решил атаман раззадорить своих казаков. Пообещал он за того из них, кто поймает Наполеона, выдать дочь свою и богатства большие в придачу.
        Дочь у атамана красавица. Стройна и румяна. Соловьиным голосом песни поет. Живет в столице войска донского городе Новочеркасске. В Питере часто бывает. С самой царицей знакомство водит.
        - Вот бы на ком жениться!
        Взыграла казацкая лихость. Рыщут вокруг отступающих войск казаки, ищут свою удачу.
        Только Наполеон не щегол, не белка. В силки не поймаешь. Орехом не подзовешь. Отходит Наполеон под защитой гвардии. Пойди подступись.
        - Нет, не видать казакам невесты, остывает казацкий пыл.
        Понимает Платов, что малоярославская удача не повторится. Подумал и сбавил.
        - Ладно, приведите любого французского маршала.
        Опять казаки за дело. Целыми днями в седле трясутся - где бы маршал какой попался.
        Да ведь и маршалы тоже не перепелки. По полю одни не ходят. Трудна, непосильна такая задача.
        И вдруг под городом Красным казаки набрели на обоз Даву.
        Налетели со всех сторон. Окружили, побили стражу. А где же хозяин? Смотрят: вот он в кибитке - маршал и маршальский жезл. Схватили, торопятся к Платову.
        Сияет казак Самодвига. Он первым схватил Даву. То-то будет донцу награда.
        Примчались удачники к Платову. Глянул Платов на жезл - настоящий маршальский жезл. Все верно - его, Даву.
        Жезл настоящий, а маршал поддельный. Не было Даву тогда при обозе. Приволокли казаки кого-то другого.
        - Тьфу ты!  - В досаде казацкие лица. Выходит - ничто старание.
        Пуще всех огорчен Самодвига. Из-под носа ушла невеста. Чуть не плачет лихой казак.
        - Атаман, Матвей Иванович! Поцеловать бы хотя красавицу…
        Глянул Платов на казака. Жезл достать - дело тоже геройское.
        - Ладно. Воротясь из похода.
        Однако не пришлось молодцу целоваться с донской красавицей. Через день казака убило.
        Казак погиб, а жезл сохранился. Он и ныне в музее храним, как память о днях геройских.

        «Счастье имею»

        Начальником штаба при Кутузове был генерал Беннигсен. Намучился с ним Кутузов.
        Кутузов скажет одно - Беннигсен, словно назло, другое. Кутузов ругает кого-нибудь из офицеров - Беннигсен берет под защиту. Главнокомандующий награждает - начальник штаба чинит помехи.
        Но главное было не в этом, а в том, что Беннигсен не столько помогал, сколько мешал успешным и правильным действиям русской армии.
        То он настаивал, чтобы Кутузов сразу же после Бородина дал новую битву французам. Мол, нельзя оставлять Москвы. А дать битву - значило не видеть дальше своего носа, не думать о будущем. Таким и был Беннигсен.
        Потом, когда только что отошли от Москвы, еще до Тарутина, Беннигсен снова за битву. Мол, смотрите, какой он, Беннигсен, великий патриот - так и рвется в бой с неприятелем. А о том, удачно ли место для боя и пора ли его давать, генерал и не думает. Честно говоря, генералом он был просто неважным.
        Тут Кутузов впервые по-настоящему разозлился.
        - Ладно,  - говорит,  - принимайте командование. А я уйду в рядовые. Берите весь штаб, ступайте, ищите место для боя.
        Обрадовался Беннигсен, собрал генералов, помчался высматривать место для битвы.
        Выбрал одно.
        - Нет,  - говорят генералы,  - место плохое.
        Выбрал новое место.
        - Нет,  - говорят генералы,  - место совсем непригодное.
        Выбрал третье, и это не лучше.
        Ездил, ездил Беннигсен по разным местам, замучил штабных генералов. Нет ничего подходящего.
        Вернулся понурый назад.
        - Ну как?  - спрашивает Кутузов.
        Разводят генералы руками. Стоит Беннигсен сконфужен.
        - В таком случае, я снова главный,  - сказал Кутузов.  - Будьте добры, выполняйте мои приказы.
        Все знали, что Беннигсен просто завидует главнокомандующему. Отсюда во всем упрямство. Не любили в армии генерала. Зато Беннигсен был любимцем царя. Царь же ненавидел Кутузова. Он и назначил-то Кутузова на пост главнокомандующего лишь потому, что другого выхода не было, не имелось в русской армии второго, равного Кутузову генерала. Весь народ тогда стал за Кутузова.
        Зная отношение Александра к фельдмаршалу, Беннигсен писал царю на Кутузова разные недобрые письма - короче, шпионил и наговаривал.
        Под Красным терпение Кутузова лопнуло.
        Вызвал он Беннигсена:
        - Генерал, у вас бледность я замечаю в лице. Вы болезнью какой-то страдаете.
        «Какая бледность, какая болезнь?» - удивляется Беннигсен. Он и румян, и здоров, и аппетит у него хороший.
        - Здоров я, ваша светлость.
        - Нет, нет. Это вам кажется,  - отвечает Кутузов.  - Вам лечиться, батенька, надобно. Непременно лечиться. Немедля, прямо сейчас. Сию же минуту. Поезжайте-ка, друг мой, в Калугу. Там воздух для вас полезный.
        И отправил его в Калугу. Тут же позвал адъютанта, потребовал лист бумаги и сел писать письмо государю.
        «По случаю болезненных припадков генерала Беннигсена и по разным другим обстоятельствам,  - писал Кутузов,  - предписал я ему отправиться в город Калугу…  - Фельдмаршал задумался. Написал: - О чем счастье имею вашему величеству донести».
        В то время, обращаясь к царю, обычно писали «счастье имею» (мол, обратиться к вам). Вот и использовал Кутузов такую форму. А сам, конечно, имел в виду другое. Фельдмаршал был счастлив, что выпроводил наконец Беннигсена. Пусть себе ломает царь Александр голову, о каком тут счастье ведется речь.

        Четыре гусара

        Четыре гусара. Веселых гусара. Четыре друга отправились в русский поход. Смеялись гусары, шутили гусары:
        - Подумаешь, русский поход!
        Прошли они Неман, в Витебске бились, блуждали в смоленском огне. Смеются гусары:
        - Война есть война!
        На Багратионовы лазили флеши.
        Шутят гусары:
        - Флеши есть флеши!
        Однако время не знало шуток. Грозный приблизился час. Побежали французы домой.
        Не унывают гусары. Четыре гусара. Веселых гусара. Старинных четыре друга.
        - Домой так домой!
        Голод пошел по войску. Крошки съестного нет.
        - Что нам голод!  - смеются гусары. Принялись есть лошадей.
        Съели первую.
        Трое едут - четвертый идет пешком.
        Съели вторую.
        Двое едут - двое идут пешком.
        Съели третью.
        Один едет - трое идут пешком.
        Съеден последний конь. Остались они безлошадными.
        Идут, не унывают гусары. Четыре гусара. Веселых гусара. Четыре надежных друга.
        Однако чем дальше, тем хуже и хуже. Голод есть голод. Истомились мои гусары - хоть кости свои глодай.
        Переглянулись гусары. Прошла минута. Прошла вторая. Может быть, больше. Кто их тогда считал?
        И вдруг исчезли, пропали, как сон, гусары. Словно и вовсе их свет не видал.
        Что за чудо?! Где же гусары? Четыре гусара. Веселых гусара. Верных четыре друга.
        Съели друг друга гусары.

        Изысканные манеры

        Отступает французская армия. Снегом весенним тает. Редеют полки, исчезают роты. В батальонах - по двадцать душ.
        После Красного без оглядки бежит неприятель.
        Река на пути французов. Белорусских полей красавица - знаменитая Березина.
        Берега низкие, ровные. Далекий открытый вид. Снегом поля занесены. Правда, река еще не замерзла. Льдины, как стаи, плывут.
        Подошли, остановились французы. Надо строить мосты.
        К Березине вместе с другими прибыл и Поль Шайно. Вот как сложилась судьба француза.
        В России в те годы среди богатых дворян было модным приглашать для воспитания своих детей иностранцев. Чаще всего французов. У них манеры изысканны. Язык французский певучий. «Мсье и пардон, бонжур и плезир»[24 - Господин, простите, здравствуйте, удовольствие.] - вот какие слова приятные. Потянулся в Россию разный жадный на деньги люд. Брали всех без разбора - лишь бы француз. Явился и Поль Шайно. Был каретником он в Париже. В России стал гувернером.
        Неплохо Шайно устроился. Сыт, обут, деньги хорошие платят. Живет под Смоленском в имении князя Нарышкина.
        И вдруг война. Наступают французы. Победа идет за победой. Подумал Шайно: «Э, в такую минуту лучше быть в армии. Там скорее богатым станешь».
        Вступил он во французскую армию. А так как солдатскому делу Шайно был не очень обучен, определили его в обоз. «Это ничего,  - рассуждает француз.  - Тут даже оно спокойнее. Будет к тому же богатства на чем везти». В общем, стал он опять каретником.
        Приехал Шайно в Москву. А что случилось дальше, вам уже хорошо известно. Покатились французы вспять.
        «Э,  - соображает обозник,  - дело недобрым пахнет». Взял и сбежал он из армии. Снова вернулся к себе под Смоленск. «Ну что ж, опять гувернером буду».
        Да только ошибся Шайно. Встретили барские крестьяне его немило. Чуть не убили. Пришлось французу брать ноги в руки, иными словами - бежать. У Березины и догнал он ушедшую армию. Строят французы мосты. Сидит Шайно дожидается. Скорей бы на правый берег.
        Сгрудились у Березины остатки французской армии: недобитая гвардия, уцелевшие при кое-каких корпусах обозы, тысячи раненых, тысячи пообмороженных. Столпились солдаты, ждут.
        И вот началась переправа. Мосты построены наспех. На чем только держатся! Доски шатаются. Перил - тех и вовсе нет.
        Все жмутся к мостам. Все хотели бы в первую очередь. Да нет, пропускают вначале гвардию. Затем отбирают наиболее годных для боя солдат. Остальные - пока дожидайтесь. Идут по мостам солдаты, торопятся. Срываются крайние в воду. Моржами средь льдин ныряют.
        Лезет на мост Шайно. Отгоняют его солдаты:
        - Куда!
        В наряде Шайно гражданском.
        - Куда!!
        - Я же француз!  - голосит Шайно.  - Я же ваш подданный. Я же солдат.
        Не признают, не пропускают его солдаты.
        В это время французов настигла русская армия. Наполеон отдал приказ немедля же сжечь мосты. Бросить остатки армии. Полыхнули мосты пожарищем. Остался Шайно и другие ни с чем.
        Заметался Шайно, подлетает к русским:
        - Я же ваш! Я гражданский… Я гувернер у князя Нарышкина.
        Усмехнулись солдаты:
        - Раз гувернер, так зачем же ты здесь?
        Подняли ружья. Рванулся Шайно - и в воду с разбегу прыг. Где он погиб, никому не известно. Ближе к тому, ближе ли к этому берегу. Только не выплыл к своим француз. Много французов тогда погибло. И здесь, на земле, и там, в реке. В знаменитой Березине, белорусских полей красавице.
        …На следующий день ударили страшной силы морозы.

        Два гренадера

        Лютует, лютует, лютует мороз. Страхи кругом летают. Сугробы - белым-бело - небо с землей ровняют. Ветер бьет шомполами по полю. Нелегкая выдалась доля: отбились от армии два гренадера. Сидят под сосной, замерзают.
        Одеты солдаты во что попало. Давно обтрепались мундиры.
        Продувает метель солдат. Мороз как штыком пыряет.
        Замерзают, кончают свой век солдаты. Замерзая, вздыхают солдаты:
        - Когда бы не эти метели…
        - Когда бы не эти морозы…
        И вдруг утихли метели. Пропали морозы. Зажурчали ручьи и реки. Солнце огнем взошло. Расправили плечи солдаты. Лица - под солнечный жар. Опалило солдатскую кожу. До боли в костях обожгло. Открыли глаза солдаты. Да это же ветер лютует и снег.
        Снова вздыхают солдаты:
        - Когда бы не лютый голод…
        - Когда бы краюха хлеба…
        И вдруг словно скатерть пришла самобранка. Под сосной у солдат еда. Хлеб, что в печке, румян набрался. Из котла вылезает каша. Сала огромный кус.
        Рванулись к еде солдаты. Замерзшие тянут пальцы. Ледяная крупа в руках.
        Снова вздыхают солдаты:
        - Когда бы не русская сила…
        - Когда бы не этот поход…
        - Будь проклят!  - кричат императору.
        И вдруг из бури, из ночи-тумана бесшумно является Наполеон. Шляпа горбом - треуголка. Серый знакомый сюртук. Он глазами сурово поводит. Брови плывут к облакам.
        Вскочили солдаты. Застыли солдаты.
        Приблизился к ним император. По лицам наотмашь бьет.
        Встрепенулись солдаты. Исчезла привычная шляпа. Не виден знакомый сюртук. То ветер гуляет по полю. Лица солдатские бьет.
        Упали на снег солдаты. Буря кругом лютует.
        Все реже и реже солдатские вздохи. Слова на губах замирают. Отбились от армии два гренадера. Лежат под сосной, замерзают.

        В лесу на поляне

        В лесу на поляне, меж сосен и елей, присмотрели солдаты отличное место. К ночлегу готовятся русские.
        Мороз. Без малого тридцать. Утоптали солдаты сугробы, отбросали от центра снег. Навалили огромных бревен. Пожаром дыхнул костер. Пламя мороз съедает.
        Греют солдаты спины, греют солдаты руки, шинели, развесив, сушат.
        Сварили солдаты щи, приготовили кашу. Достали ложки, уселись есть.
        А в это время в той же округе блуждали по лесу, сбившись с дороги, остатки какой-то французской промерзшей голодной роты.
        Огонь приманил французов. Вышли они к поляне. Застыли при виде костра и каши. Желудки готовы прыгнуть наружу.
        Не удержался какой-то солдат. Бросился к русским. Миску схватил у крайнего и кинулся снова в лес. Однако увяз в сугробе. Схватили его солдаты, притащили к огню.
        Француз тощий. Кожа да кости. Лишь глаза, как у зверя, огнем горят.
        - Тьфу, басурман, лишь кашу мою испортил!  - ругнулся тот, что лишился миски.
        - Ладно, Куняев, в Париже отдаст,  - шуткой ответил кто-то.
        То ли больно жалкий вид у голодного, то ли от огня размякли сердца солдатские, то ли чуют - конец войне,  - только не тронули наши француза.
        Усадили его к костру, дали миску и ложку.
        - На, наедайся.
        - Откуда ты взялся?
        - Как леший тебя не съел?
        Уплетает солдатскую кашу француз, как удав, не жуя, глотает. А сам в сторону леса рукою тычет.
        Смотрят туда солдаты. Не видно им ничего - от огня в темноту. А из леса французам видно. Видят они, что русские пленного не обижают. Смелый опять нашелся. За ним третий, четвертый, пятый… Потянулись французы к костру.
        Разглядели их русские. Батюшки светы! Не люди идут, а тени. А одежонка!.. Один, как священник, в поповской рясе. Другой по-бабьи в платок укутан. У третьего ноги, что куль, в рогожах. Четвертый, как конь,  - в попоне.
        Поднялись солдаты. Что им с такими делать?
        - Ладно, садись к огню!
        - У, да вас тут человек пятнадцать!
        - Может, и сам император из леса за вами выйдет?!  - снова шутку роняет кто-то.
        Накормили врагов солдаты. Что-то лопочут французы. Что - не поймешь. Небось говорят спасибо.
        Утром солдаты стали решать, что им с пришельцами делать. Как их считать? Казалось - за пленных. Да они же по собственной воле. Взять таких - какое же тут геройство.
        Решали солдаты, решали.
        - А ну их - пускай-ка себе идут!
        Сообщают они французам.
        Не уходят французы. Не верят.
        - Да ступайте, ступайте!.. Лежачего русский не бьет!
        - Куа? Куа?[25 - Что?] - лопочут французы. Не верят в такое чудо.
        Поднялся тогда Куняев, тот, чью кашу француз похитил:
        - Да катитесь, мусью проклятые! Не стойте. Не злите солдатскую кровь,  - и ругнулся. Да так, что французы сразу все поняли.
        Подхватили они попоны свои и рясы.
        - Мерси, гран мерси…[26 - Спасибо, большое спасибо.] - И подальше от этого места. Уходят остатки французской, чудом уцелевшей в России роты.
        - Да,  - переглянулись солдаты.  - Выходит, и вправду близок конец войне.

        Поход - в века

        1812 год. Декабрь. Неман. Граница России. Тот же мост, что летом полгода тому назад.
        Идут по мосту солдаты. Только не в эту - в обратную сторону. Не чеканят больше солдатский шаг. Не бьют барабаны. Не пыжатся дудки. Знамен не колышется строй. Горстка измученных, крупица оборванных - чудом еще в живых, покидают французы российский берег. Жалкий остаток великой силы. Доказательство силы иной.
        Вышли русские к Неману, остановились. Вот он, конец похода.
        - Выходит, жива Россия!
        - Жива,  - произнес седоусый капрал.
        Смотрят солдаты - капрал знакомый.
        - Ба, да не ты ли нам сказку тогда рассказывал?
        - Я,  - отвечает капрал.
        - Значит, вырос телок в сохатого,  - смеются солдаты.  - Копытом злодея насмерть!
        - Выходит, что так.
        Легко на душе солдата - исполнен солдатский долг.
        Стоят солдаты над обрывом реки, вспоминают былое время. Витебский бой, бои под Смоленском, жуткий день Бородинской сечи, пожар Москвы… Да, нелегок стал путь к победе. Будут ли помнить дела потомки… Немало пролито русской крови. Многих не счесть в живых.
        Взгрустнулось чуть-чуть солдатам. Поминают своих товарищей. И радостен день, и печален.
        В это время сюда же, к реке, подъехал со свитой Кутузов.
        - Ура-а!  - закричали солдаты.
        - Спасителю Отечества слава!
        - Фельдмаршалу слава!
        - У-у-ура!
        Поклонился Кутузов солдатам:
        - Героям Отечества слава! Солдату русскому слава!
        Потом подъехал поближе к солдатам:
        - Устали?
        - Устали,  - признались солдаты.  - Да ведь оно же конец похода.
        - Нет,  - говорит Кутузов.  - Вам новый еще поход.
        Смутились солдаты. К чему тут фельдмаршал клонит? А сами:
        - Рады стараться!  - Так армейский устав велит.
        Отъехал Кутузов на видное место. Обвел он глазами войска. И голосом зычным (куда стариковская хрипь девалась!):
        - Герои Витебска, герои Смоленска, соколы Тарутина и Ярославца, Бородинского поля орлы - незабвенные дети России!  - Кутузов приподнялся в седле.  - Живые, мертвые - стройся! Героям новый поход - в века!

        Рассказы о Великой Отечественной войне

        Была самая короткая ночь в году. Люди мирно спали. И вдруг: «Война! Война!» 22 июня 1941 года на нашу Родину напали немецкие фашисты. Напали словно воры, словно разбойники, неожиданно, без объявления войны, нарушив все договоренности. Нелегким был путь к победе. У врага было больше танков и самолетов, наши армии отступали. Бои шли на земле, в небе и на море. Прогремели великие битвы - Московская, Сталинградская, битва на Курской дуге. 250 дней не сдавался врагам героический Севастополь. 900 дней в страшной блокаде держался мужественный Ленинград. Отважно сражался Кавказ. На Украине, в Белоруссии, в других местах громили захватчиков грозные партизаны. Миллионы людей, в том числе и дети, трудились у заводских станков и на полях. Вся наша страна Советский Союз - так она называлась в те годы - делала всё, чтобы остановить фашистов.
        И вот пришел тот долгожданный день, когда советские войска погнали фашистов с родной земли, дошли до границ Германии и штурмом взяли столицу фашистов город Берлин. 9 мая стало нашим великим праздником - Днем Победы.
        В Великой Отечественной войне наши люди проявили чудеса храбрости и героизма. Эти прекрасные качества - храбрость, любовь к своему Отечеству были свойственны русскому народу на протяжении всей нашей истории, начиная с древних эпох. В наше время тоже есть место подвигу - не только на полях сражений, но и в мирной жизни. А вы, ребята, как думаете?

        Талалихин

        Защищая Москву от воздушных налетов, совершил свой прославленный подвиг летчик-комсомолец младший лейтенант Виктор Талалихин.
        Подмосковная ночь. Тихая. Лунная. Мирно плывут облака. Бежит луна от облака к облаку. Вот застеснялась. Спряталась. Вновь показалась.
        Ночь. Тишина. И вдруг заухали, взвыли зенитки. Прожекторы как пики кольнули небо. В воздухе был противник.
        Наблюдатели обнаружили приближающийся к Москве фашистский бомбардировщик. Младший лейтенант Талалихин получил приказ уничтожить врага. Через две минуты летчик был в воздухе.
        Быстро ползет стрелка прибора, показывающего высоту. Триста метров… пятьсот… тысяча. Все выше и выше ползет стрелка. Для летчика-истребителя важен запас высоты. Сверху и атаковать неприятеля лучше, сверху все виднее. Две тысячи метров, три. Всматривается Талалихин в черное небо. Нет, не видно нигде врага. Еще выше идет самолет. Четыре тысячи метров. Четыре с половиной. Вновь осмотрелся кругом Талалихин. Все так же по небу бежит луна. Все так же темно за бортом.
        И вдруг слева, чуть впереди, увидел Талалихин какой-то отблеск. Всмотрелся - опять блеснуло. Лунным светом мигнул металл. Все ясно. Враг рядом. Враг найден. Вот уже виден и весь самолет врага.
        - Не уйдешь!  - прокричал Талалихин. Схватил фашиста в прицел. Нажал на гашетку.
        Точно стрелял Талалихин.
        Первая же очередь догнала фашиста. Тронули пули правый мотор врага. Пламя мотор схватило. Ранен фашист, но не сбит. Наклоняет самолет на крыло, старается воздухом сбить огонь. Вот-вот и вовсе огонь собьет. Прибавил машине скорость. Бросает машину то влево, то вправо. Пытается оторваться, уйти от советского летчика.
        Опытный ас попался. Несколько заходов сделал уже Талалихин. Никак не добьет врага. Уходит противник.
        Вновь для атаки зашел Талалихин. Нажал на гашетку. Молчат пулеметы. Расстрелял все патроны летчик.
        Уходит противник. И тут…
        Не раз уже советские летчики таранили, то есть винтом или корпусом своего самолета сбивали самолеты врага. Еще в первые дни войны совершили таран младшие лейтенанты Петр Харитонов, Степан Здоровцев, Михаил Жуков. Да и здесь, под Москвой, тоже свои герои: капитан Алексей Катрич, младший лейтенант Борис Пирожков и другие. Однако все это были тараны дневные. Ночью Талалихин таранил первым.
        Подвел он машину к хвосту фашистского самолета. Только прицелил к удару, как вдруг блеснул огонь из фашистского самолета. Лучами метнулись пули. Обожгли они руку советскому летчику.
        Сжал Талалихин от нахлынувшей боли зубы. Однако штурвал из рук не выпустил. Снова зашел в хвост фашистского бомбардировщика. Нажал на рычаги. Дал полный газ. И со всей силой врезался в самолет противника. Вспыхнул бомбардировщик, как факел. Рухнул, завертелся, понесся вниз.
        Однако от удара был выведен из строя и самолет Талалихина. Пришлось летчику прыгать с парашютом. Прыгнул. Благополучно спустился вниз.
        За свой подвиг - за первый воздушный ночной таран - младший лейтенант Виктор Талалихин был удостоен высокой награды. Он стал Героем Советского Союза.

        Арифметика

        Продолжают рваться к Москве фашисты. Гудериан на Москву наступает с юга. С запада движется Гепнер. Гепнер тоже танковый генерал. Сотни танков в полках у Гепнера. Прорвали фашистские танки советский фронт.
        Прорван фронт, но знает Гепнер, что это еще не все. Там, впереди, еще главные русские силы. Мечтает Гепнер разбить эти силы.
        - Вперед, к победе!
        Наступают танки, и вдруг задержка. «Вот они, главные силы,  - решает Гепнер.  - Вот он, главный, последний бой».
        Закипело сражение. Кончилась схватка.
        - Разбиты?
        - Разбиты.
        - Главные силы?
        - Нет,  - отвечают Гепнеру.
        - Наши потери?
        - Двенадцать танков.
        - С кем же сражались?
        - Стрелковый батальон.
        - Н-да-а…  - протянул недовольно Гепнер. Движутся вперед фашисты. Сокрушают танки округу гулом. Прошли немного. Опять остановка. Закипело сражение. Кончился бой.
        - Разбиты?
        - Разбиты.
        - Главные силы?
        - Нет,  - отвечают Гепнеру.
        - Наши потери?
        - Шестнадцать танков.
        - С кем же сражались?
        - Сводный отряд курсантов.
        Нахмурился Гепнер. Жилка под глазом дернулась.
        Тронулись танки дальше. Моторы ревут, как звери. Прошли немного. Опять преграда. В новом бою фашисты. Закончилась схватка. Снова Гепнер спешит с вопросом:
        - Разбиты?
        - Разбиты.
        - Главные силы?
        - Нет,  - отвечают Гепнеру.
        Сплюнул с досады Гепнер.
        - Наши потери?
        - Семнадцать танков.
        - С кем же сражались?
        - Саперная рота.
        Наморщился Гепнер. Гримаса лицо схватила.
        Движутся, движутся вперед фашисты. Там остановка, и здесь задержка. Там задержка, и здесь остановка. Бой переходит в бой. Схватку сменяет схватка.
        Считает Гепнер потери: двенадцать танков, шестнадцать танков, семнадцать танков, опять двенадцать, пятнадцать, двадцать, четыре, десять, опять пятнадцать…
        Считает, сколько прошли километров,  - двадцать, пятнадцать, двенадцать, пять, стояли, опять стояли, девять, семнадцать, четыре, три, стояли, стояли, опять стояли.
        Считает, сколько пройти осталось…
        Уткнулся Гепнер, как школьник, в цифры. Слагает, вычитает. Делит. Множит. Опять слагает. Сидит, как бухгалтер, как счетовод. Смотрит на цифры. Смотрит на карту. Снова на карту. Опять на цифры.
        Огромны потери в войсках у Гепнера. Как ни крути, как ни верти, как ни считай, ни складывай, но если так дальше пойдет, останется Гепнер вскоре совсем без танков. Придется дальше шагать пешком.
        Сокрушают фашистов советские воины. Наносят удары по хваленой фашистской технике.
        Считают фашисты потери. Печальная арифметика.

        Генерал Панфилов

        Многие войска отличились в боях под Москвой. Особенно дивизия, которой командовал генерал Панфилов. 28 героев-панфиловцев как раз из его дивизии.
        Немолод уже Панфилов. К вискам седина подбежала. В морщинках лицо и лоб. По-солдатски подтянут всегда Панфилов. Шапка-ушанка. Полушубок сибирский. Грудь ремнями от пистолета, от командирской сумки схвачена крест-накрест.
        Не знает Панфилов усталости. Часто бывает в кругу солдат. Любят солдаты Панфилова. Вот и сейчас генерал на боевых позициях.
        Трудно панфиловцам. Пять дивизий врага штурмуют одну, советскую, 30 дней. И все бой и бой.
        Приехал Панфилов к артиллеристам:
        - Привет, бомбардиры-кудесники!
        Улыбаются артиллеристы. Приятно такое слышать.
        - Так точно, можно!  - смеются артиллеристы.
        Так и поступают артиллеристы. Навстречу врагу выдвигают пушки. Разят фашистов огнем и сталью. Приехал генерал к пулеметчикам:
        - Привет, глаза молодые, острые!
        В улыбке цветут пулеметчики. Похвала, теплота в словах генерала.
        Наставляет солдат Панфилов:
        - Не томите, сынки, дальним полетом пулю. Бей врага с расстояния близкого.
        - Есть, товарищ генерал!  - весело отвечают пулеметчики.
        Выполняют совет генерала в бою солдаты. Подпускают фашистов на близкую дистанцию.
        Приехал Панфилов к истребителям танков, к гранатометчикам:
        - Привет, дрессировщики Дуровы, укротители фашистского зверя!
        Улыбаются гранатометчики. Ведь недаром слова такие. И вправду они укротители. Не знают солдаты страха.
        Наставляет Панфилов солдат:
        - Фашист сидит за броней. Потому он и храбрый. А вы скорлупку с него срывайте. Скорлупку, скорлупку, сынки, срывайте.
        Смеются солдаты. Нравится им про скорлупку. Сражаются отважно гранатометчики. Бьют в упор по фашистским танкам. Скорлупку с врагов срывают.
        Любят солдаты генерала Панфилова. Заботливый он генерал. Накормлен ли солдат, напоен, тепло ли одет, обут? Нет ли задержек с почтой? Давно ли в бане вымылся солдат? Все беспокоит Панфилова. Любят солдаты своего генерала. С ним хоть в огонь, хоть в бездну.
        Генерал-майор Иван Васильевич Панфилов не дожил до победы. Защищая Москву от фашистов, смертью храбрых погиб генерал Панфилов. Погиб генерал, да оставил панфиловцев - отважных и стойких воинов. Не раз отличались в боях под Москвой панфиловцы.
        Скажешь «панфиловцы» - сразу героев рождает память.

        Зоя

        Сизой лентой на запад бежит шоссе. Мчат по шоссе машины. 85-й километр от Москвы. Присмотрись налево. Мраморный пьедестал.
        На пьедестале застыла девушка. Связаны руки. Гордый, открытый взгляд.
        Это памятник Зое. Зое Космодемьянской.
        Зоя училась в московской школе. Когда враг стал подходить к Москве, она вступила в партизанский отряд. Девушка перешла линию фронта и присоединилась к народным мстителям. Многие жители Подмосковья против фашистов тогда поднялись.
        Полюбили в отряде Зою. Отважно переносила она все тяготы и невзгоды опасной жизни. «Партизанка Таня» - так называли в отряде Зою.
        В селе Петрищево остановился большой фашистский отряд. Ночью Зоя проникла в Петрищево. Она пришла сюда с боевым заданием. Но враги схватили юную партизанку.
        Допрашивал Зою сам командир дивизии подполковник Рюдерер:
        - Кто вы?
        - Не скажу.
        - Это вы подожгли дома?
        - Да, я.
        - Ваши цели?
        - Уничтожить вас.
        Зою начали избивать. Требовали, чтобы она выдала своих товарищей, сказала, откуда пришла, кто послал ее на задание.
        «Нет», «Не знаю», «Не скажу», «Нет»,  - отвечала Зоя.
        И снова пошли побои.
        Ночью Зою подвергли новым мучениям. Почти раздетую, в одном нижнем белье, ее несколько раз выгоняли на улицу и заставляли босую ходить по снегу.
        И снова:
        - Скажите, кто вы? Кто вас послал? Откуда пришли?
        Зоя не отвечала.
        Утром Зою повели на казнь. Устроили ее в центре деревни на деревенской площади. К месту казни согнали колхозников.
        Девушку повели к виселице. Поставили на ящик. Набросили петлю на шею.
        Последняя минута, последний миг молодой жизни. Как использовать этот миг? Как остаться бойцом до конца?
        Вот комендант приготовился дать команду. Вот занес руку, но остановился. Кто-то из фашистов в это время припал к фотоаппарату. Комендант приосанился - нужно получиться достойным на снимке. И в это время…
        - Товарищи! Не бойтесь,  - прозвучал голос Зои.  - Будьте смелее, боритесь, бейте фашистов, жгите, травите!
        Стоявший рядом фашист подбежал к Зое, хотел ударить, но девушка оттолкнула его ногой.
        - Мне не страшно умирать, товарищи,  - говорила Зоя.  - Это счастье - умереть за свой народ.  - И чуть повернувшись, прокричала своим мучителям: - Нас двести миллионов. Всех не перевешаете. Все равно победа будет за нами!
        Комендант дернулся. Подал рукой команду…
        Минское шоссе. 85-й километр от Москвы. Памятник героине. Люди, пришедшие поклониться Зое. Синее небо. Простор. Цветы…

        Экзамен

        Не повезло лейтенанту Жулину.
        Все друзья в боевых полках. Жулин служит в учебной роте.
        Обучает лейтенант ополченцев.
        На защиту Москвы поднялись тысячи добровольцев. Создавались роты, полки и даже целые дивизии народного ополчения.
        У ополченцев знаний военных мало. Где у винтовки курок, где боек, зачастую путают.
        Обучает Жулин ополченцев стрельбе по мишеням. Учит штыком по мешкам колоть.
        Тяготится молодой офицер своим положением. Бои идут у самой Москвы. Охватывает враг советскую столицу огромным полукольцом. Рвется с севера, рвется с юга. Атакует в лоб. Дмитров, Клин, Истра в руках у фашистов. Бои идут всего в 40 километрах от Москвы, у поселка Крюково.
        Рвется Жулин к друзьям на фронт. Подает рапорта начальству.
        Подал раз - отказали.
        Подал два - отказали.
        Подал три - отказали.
        - Ступайте к своим ополченцам,  - отвечает ему начальство.
        Кончилось тем, что пригрозило начальство Жулину, что приедет к нему с проверкой. Устроит и ему и бойцам экзамен.
        И верно. Прошел день или два. Глянул Жулин - приехало начальство. К тому же начальство высшее - сам генерал в машине.
        В этот день проводил лейтенант с бойцами занятия в лесу, на лесной поляне, недалеко от поселка Нахабино. Рыли солдаты окопы.
        По мишеням вели стрельбу.
        Тишь, благодать кругом. Сосны стоят и ели.
        Бросился Жулин генералу навстречу, руку поднес к пилотке.
        - Товарищ генерал, рота лейтенанта Жулина,  - стал докладывать Жулин. Вдруг слышит самолетный гул прямо над головой. Поднял Жулин глаза - самолет. Видит: не наш - фашистский.
        Прекратил лейтенант доклад, повернулся к бойцам.
        - К бою!  - подал команду.
        Между тем фашистский самолет развернулся и открыл огонь по поляне.
        Хорошо, что бойцы отрыли окопы, укрылись они от пуль.
        - Огонь по фашисту!  - командует Жулин.
        Открыли огонь ополченцы.
        Секунда, вторая - и вдруг вспыхнул вражеский самолет.
        Еще секунда - выпрыгнул летчик. Раскрыл парашют, приземлился у самого края поляны. Подбежали солдаты, взяли фашиста в плен.
        Доволен Жулин. Поправил пилотку, гимнастерку одернул. К генералу опять шагнул. Козырнул. Замер по стойке «смирно».
        - Товарищ генерал, рота лейтенанта Жулина проводит учебные занятия.
        Улыбнулся генерал, повернулся к ополченцам:
        - Благодарю за службу, товарищи!
        - Служим Советскому Союзу!  - точно по уставу, дружно ответили ополченцы.
        - Вольно,  - сказал генерал. На Жулина одобряюще глянул.
        Вместе с генералом приехали и два майора.
        - Товарищ генерал,  - шепчут майоры,  - разрешите начать экзамен.
        - Зачем же?  - сказал генерал.  - Считаю: экзамен принят.
        Подошел и крепко руку пожал лейтенанту Жулину.
        А потом и орден прислали Жулину. Жулину - орден. Солдатам - медали.
        Важное дело - готовить войска к боям. Во многих местах: под Москвой, на Урале, в Сибири, в Средней Азии, на Дальнем Востоке - завершают войска обучение. Пройдет немного времени, и новые силы станут здесь, под Москвой, на пути у фашистов.
        Шагает, шагает время. Не в пользу фашистов часы считают.

        Дедушка

        Военкомат. Приемная. Сидят люди. Ждут вызова к военкому. Это добровольцы, желающие записаться в народное ополчение.
        В те грозные дни в народное ополчение уходили сотни и тысячи москвичей. Многие рвались тогда в ополченцы. Уходили целыми семьями. Из институтов - целыми курсами, с предприятий - целыми цехами. Запись в народное ополчение производилась прямо на фабриках, в учреждениях, на заводах и конечно же в военкоматах.
        Сидят люди. Ждут приема. Рядом с другими сидит подросток. Посмотришь на него - ясно, что лет ему пятнадцать, не более. Тут же сидит старик. Посмотришь на этого, и ясно - лет шестьдесят ему, не менее.
        - Сколько же тебе лет?  - спросили другие, ждущие очередь к военкому, у подростка.
        - Семнадцать,  - ответил подросток.
        Усмехнулись. Всем ясно - пятнадцать ему, не более.
        - Точно - семнадцать,  - уверяет подросток.  - Даже чуть-чуть еще с хвостиком.
        - Ну-ну!  - рассмеялась очередь.
        - Ну, а вам сколько же лет, папаша?  - обратились люди теперь к старику.
        - Сорок девять,  - сказал старик. Добавил: - Даже еще неполных.
        - Ну-ну!  - и ему ответили улыбкой люди.
        Дошла до подростка очередь. Прошел он в кабинет к военкому. Пробыл недолго. Вышел понурый. Ясно - не получился номер. Молод. Не взяли его в ополчение. Скрылся за дверью теперь старик. Этот пробыл там дольше. Разговор в кабинете был громкий. Всего люди не слышали, но отдельные фразы долетали сюда в приемную.
        - Да я еще - ого-го! Я еще молодого заткну за пояс.  - Это говорил старик.
        - Не могу. Нельзя. Поймите.  - Это говорил военком.
        - Да я еще в Гражданскую войну ротой командовал, да я еще в первую империалистическую войну Георгиевский крест получил, да я еще в 1904 году под Мукденом с японцами воевал.  - Это опять говорил старик.
        - Понимаю. Понимаю. Но не могу. Не имею права.  - Это опять говорил военком.
        Наконец дверь открылась. Вышел старик. И у этого вид угрюмый. Много лет старику для того, чтобы записывать его в ополчение.
        Ушли подросток и старик из военкомата. А на следующий день, когда ополченцы явились на сборный пункт, смотрят, а там в строю ополченцев уже стоят и вчерашний подросток и вчерашний старик.
        - Вот это да!  - поразились люди.
        Правда, у подростка с ополчением так ничего и не вышло. Заметили его. Вернули назад мальчишку. Война не детское это дело. А вот старик так и остался вместе со всеми. Вместе со всеми и шел он в учебный лагерь. Тут же двигались повозки со снаряжением.
        - Дедушка,  - обращаются к нему ополченцы,  - да ты хотя бы присел на одну из повозок.
        Сердится старик, негодует:
        - Какой я вам дедушка!  - Вскинул голову: - Я - боец! Я - солдат!
        Самым удивительным оказалось то, что ему было даже не шестьдесят лет, как предполагали тогда в военкомате другие, и даже не семьдесят, а целых восемьдесят. Как раз летом 1941 года восемьдесят лет исполнилось. Так что был он даже не столько дедушкой, сколько прадедушкой. Каким он чудом попал и удержался в ополченцах, так никто и не смог понять. Однако имя и фамилию его запомнили - Иван Иванович Резниченко.

        Три приятеля с Волхонки

        Гошка, Витька и Алешка - три приятеля с Волхонки.
        В дни обороны Москвы население города не только уходило в ряды ополченцев, не только помогало в сооружении оборонительных рубежей и укреплений. Все, кто мог, стали к станкам московских заводов. Жена заменяла ушедшего на фронт мужа, сестра - брата, старики - сыновей, подростки - своих отцов.
        Круглые сутки, в три смены, работали московские заводы. Все, что необходимо фронту, выпускали тогда заводы: гранаты и мины, колючую проволоку и противотанковые «ежи», железобетонные надолбы, снаряды и другое вооружение, военное обмундирование и много-много другого военного имущества.
        На одном из московских заводов и работали трое друзей.
        Вот идут они с работы. Вот встречают их мальчишки. Все мальчишки на Волхонке обожают трех друзей. Вот кричат привет мальчишки:
        - Здравствуй, Гошка, здравствуй, Витька! Здравствуй, Лешенька, привет!
        Остановились ребята, улыбнулись:
        - Нас не трое, нас четыре.
        Сказали и пошли себе дальше.
        Стоят мальчишки, смотрят подросткам вслед, поражаются:
        - Где четыре? Как четыре?! Где четыре, если три!
        Верно - трое идут ребят. Три спины. Три головы. Четвертой нигде не видно.
        Через несколько дней снова мальчишки увидели трех друзей. Озорно кричат мальчишки:
        - Здравствуй, Гошка, здравствуй, Витька! Здравствуй, Лешенька, привет!
        Остановились ребята, опять улыбнулись:
        - Нас не трое - целых шесть!
        Сказали и пошли себе дальше.
        Опешили вовсе теперь мальчишки, смотрят подросткам вслед, плечами худыми водят:
        - Где же шесть, раз только трое?! Трое, трое! Где же шесть?
        Снова прошло несколько дней. Вновь идут они с работы - три приятеля с Волхонки, три рабочих паренька - Гошка, Витька и Алешка. Вновь мальчишки на Волхонке отдают друзьям салют:
        - Здравствуй, Гошка, здравствуй, Витька! Здравствуй, Лешенька, привет!
        Остановились опять подростки, посмотрели на мальчишек и вдруг сказали (у мальчишек даже глаза вразлет):
        - Нас не трое, девять нас!
        Ухмыльнулись мальчишки, на лицах улыбки глупые - как же понять?
        Не мучили долго ребята мальчишек. Достали подростки свои рабочие книжки. Показали. В книжках нормы, в книжках цифры, сколько сделано за день. Вот рябит в глазах от чисел. Вот еще графа - процент. Смотрят мальчишки: сто… сто тридцать… двести… триста.
        - Ого-го!  - зашумели мальчишки.
        Пропали с лиц у мальчишек улыбки глупые.
        Ясность теперь на лицах. Понятно любому и каждому - триста процентов, значит, работа здесь за троих. Смотрят мальчишки на трех друзей:
        - Девять их, конечно, девять! Математика проста!
        Улыбаются ребята. Приосанились ребята. Вот шагает по асфальту молодой рабочий класс: Гошка, Витька и Алешка - три приятеля с Волхонки. Три приятеля с Волхонки, лет военных пареньки.

        «Айн, цвай, драй!»

        Бывалый солдат во взводе что вожак в журавлиной стае.
        Бой шел южнее Москвы, в Тульской области, около города Венев. Фашистские танки стали заходить в тыл советским войскам. Пришлось войскам отступить. Не успел уйти из Венева лишь взвод полковой разведки. Укрылись бойцы в одном из сараев на окраине города.
        Захватили фашисты Венев. Стоят часовые при въезде, при выезде. Не прорваться к своим разведчикам.
        - Нет тут выхода!
        - Нет спасения!
        - Верный плен!
        Вдруг вышел вперед разведчик сержант Мисанов:
        - Разговорчики! Как нет выхода, нет спасения?!
        Смотрят бойцы на Мисанова. Известен во взводе боец Мисанов. Если такое сказал Мисанов, значит, надежда и вправду есть. Притихли солдаты в сарае. Смотрят сквозь щели в стене на улицу. Смотрит и сам Мисанов.
        Ноябрь. Морозно на улице. Падает снег. Ветерок колесит по улице. Гонит вперед поземку.
        Проходят через город по улице совсем рядом с сараем, в котором сидят советские бойцы, маршевые колонны фашистской пехоты. Идут в колоннах по два человека. Зябко фашистам. Ссутулили плечи, подняли воротники.
        - Айн, цвай, драй!  - командуют фашистские командиры.
        «Айн, цвай, драй!» - отдается в ушах у Мисанова.
        «Что же сержант придумает?» - гадают солдаты.
        Смотрит Мисанов на фашистских солдат:
        - Эка вон как ссутулили плечи.
        - Так ведь от холода,  - поясняют бойцы.
        - Эка ж задрали воротники.
        - Так ведь за уши мороз хватает.
        Наступил вечер. Стемнело вокруг. Ни звезд, ни луны на небе. Лишь раздаются за стенами сарая немецкие голоса, лишь слышен топот солдатских ног.
        Прошло какое-то время, и вдруг Мисанов подал команду:
        - Становись! Стройся по два в колонну.
        Построились солдаты. Что же такое будет?
        - Поднять воротники!  - командует Мисанов.
        Подняли солдаты воротники.
        - Сутулься, сутулься. Плечи сутуль сильнее.
        Вогнали шеи солдаты в плечи.
        Распахнул Мисанов ворота.
        - Шагом марш!  - скомандовал тихо и тут же громко: - Айн, цвай, драй!
        Тронулись солдаты. Вышли на главную улицу, по которой шли фашистские роты, пристроились к хвосту одной из колонн.
        - Айн, цвай, драй!  - командует Мисанов. И тут же тихо: - Братцы, плечи сутуль, плечи сутуль сильнее.  - И снова громко, во всю солдатскую мочь: - Айн, цвай, драй!
        Прошли солдаты мимо фашистского часового, переступили границу города, вышли в открытое поле. Приотстали солдаты, оторвались от фашистских колонн, свернули с дороги. К утру и достигли своих.
        - Да как вы?!
        - Откуда?  - пошли вопросы.
        - Не гадали в живых вас видеть.
        - Так ведь с нами Мисанов!
        - Ах, Мисанов - так это другое дело.
        Бывалый солдат из любой беды живым, невредимым выйдет. Бывалый солдат во взводе что вожак в журавлиной стае.

        Ударная

        Харлов Иван служил пулеметчиком в 1-й Ударной армии.
        28 ноября 1941 года танковым ударом фашисты обрушились на город Яхрому. Яхрома стоит от Москвы точно на север, на берегу канала Москва - Волга. Ворвались фашисты в город, вышли к каналу. Захватили мост через канал, переправились на восточный его берег.
        Танковые соединения врага обходили Москву с севера. Положение было тяжелым, почти критическим.
        1-я Ударная армия получила приказ остановить врага.
        Втянулась Ударная в бой. Вместе с другими в бою и Харлов. Опытен он в сражении. В наступление шла стрелковая рота. Припал Харлов к пулемету. Защищает огнем своего пулемета советских стрелков. Действует по-харловски. Не торопится. Зря в поле пуль не пускает. Бережет патроны. Бьет точно по цели. Стреляет очередями короткими. Чувствует Харлов себя как бы ответственным за жизнь пехотинцев. Словно каждая лишняя смерть на его счету.
        Хорошо бойцам под такой защитой.
        И вдруг осколком фашистской мины искорежило у Харлова ствол пулемета.
        Оборвался, заглох огонь.
        А противник снова идет в атаку. Смотрит Харлов - воспользовались фашисты, что стих его пулемет, выдвинули вперед пушку. Вот-вот и ударит пушка по нашей роте. Сжались в кулаки от обиды у Харлова руки. Потом он постоял и вдруг припал к земле, прижался и как-то по-крабьи, боком, забирая чуть-чуть в обход, пополз по направлению к неприятельской пушке.
        Увидели солдаты, замерли.
        «Батюшки, верная смерть!»
        Впились солдаты глазами в Харлова. Вот ближе к пушке Харлов, вот ближе. Вот и рядом совсем. Поднялся в рост. Размахнулся. Бросил гранату. Уничтожил фашистский расчет.
        Не сдержались солдаты:
        - Ура Харлову!
        - Ну, Иван Андреич, теперь беги.
        Только прокричали, видят: вышли из-за бугра фашистские танки и идут прямо на Харлова.
        - Беги!  - снова кричат солдаты.
        Однако мешкает что-то Харлов. Не отбегает.
        Всмотрелись солдаты внимательнее.
        - Гляньте, гляньте!  - кричит один.
        Видят солдаты - разворачивает Харлов фашистскую пушку навстречу танкам. Развернул. Пригнулся. Припал к прицелу.
        Выстрел. Загорелся фашистский танк. Два танка подбил герой. Остальные свернули в сторону.
        До самого вечера длился бой. Отбросила Ударная армия фашистов вновь за канал. Восстановила здесь положение.
        Довольны солдаты:
        - А как же иначе! На то и Ударная!
        - Как же иначе, раз такие, как Харлов, есть.

        Кашира

        Рвутся, рвутся к Москве фашисты. Напрягают последние силы. Ищут, где бы, в месте каком пробиться. Не прорвались на западе, не пробились на севере. Вновь наносят удары с юга. Тут по-прежнему наступает танковый генерал Гудериан. Рвутся танки к Кашире, к реке Оке, к мостам через реку Оку.
        Помощь нужна Кашире. Нет в запасе у нашей армии свежих сил. Всюду идут бои. И все же помощь нашлась Кашире - конный корпус генерала Белова.
        - Куда же на танки - конницу,  - кое-кто говорил тогда.
        Да и правда: конница против танков!
        - Конница - день вчерашний.
        - В отставку пора кавалерии.
        - На покой!
        - По домам!
        - В музей!
        - Посмотрим, посмотрим,  - сказал генерал Белов.
        И вот явились к Кашире конники. И сразу с хода, с дороги в бой. Смешалось все на полях под Каширой. Танки и лошади, пушки и люди. Лязг гусениц, грохот орудий, храп лошадей, команды, крики, призывы раненых. Вот танки теснят кавалерию. Вот отступают под градом гранат и снарядов танки. Оставили всадники седла, сражаются в пешем строю. Но только успех наметится, снова они в стременах, мчатся по снежному полю.
        Гуляет отвага на полях под Каширой. Удаль узоры свои плетет.
        Дрогнули фашистские танки. Не устояли. Не пробились они к Кашире. Конечно, не только кавалеристы одни сражались. Пехотинцы здесь бились. Танкисты. Советская артиллерия помогла. Вместе и задержали они фашистов.
        Через три дня Гудериан начал новое наступление. И снова войска генерала Белова - а теперь генерал Белов командовал не только кавалерийским корпусом, но и всеми войсками, оборонявшими Каширу,  - остановили фашистскую армию. И не только остановили, но и погнали прочь от Москвы.
        Шутили над Гудерианом тогда солдаты:
        - Наш-то Белов того - дернул, выходит, его копытом.
        Услыхал генерал про копыто:
        - А что же, верно.  - И сам смеялся: - Только не я, генерал Белов, витязь советский побил фашистов…
        Потом повернулся к тем - к «неверующим», кто о кавалерии сказал как о дне вчерашнем:
        - Ну что - по домам? На покой? В музей?!
        Смутились «неверующие», однако тут же нашлись.
        - В музей,  - говорят и добавляют: - В музей нашей доблести русской и русской славы.

        Ходики

        Наступают советские войска. Отходят фашисты, сжигают все на своем пути, минируют.
        В одном из уцелевших крестьянских домов временно разместился штаб генерала Константина Константиновича Рокоссовского. Прославилась армия Рокоссовского в боях за Москву. Герои-панфиловцы сражались именно в этой армии.
        Очистили саперы дом от фашистских мин. Штаб приступил к работе. Рокоссовский, начальник штаба армии генерал Малинин и член Военного совета армии генерал Лобачев склонились над картой. Нужно подготовить и передать войскам срочные распоряжения.
        Однако в избу то и дело входят различные люди. Свои же штабные работники рады поздравить генералов с успехом, от местных жителей поблагодарить за освобождение, офицеры из штаба фронта - за сводками новостей.
        Отрывают от срочной работы посетители генералов. Ко всему - приехали корреспонденты. Много и разные. Просто журналисты, фотокорреспонденты и даже один кинооператор с огромным штативом и неуклюжей камерой. Набросились корреспонденты на генералов, как соколы на добычу. Особенно усердствует фотокорреспондент.
        - Подойдите, подойдите сюда поближе, товарищ командующий!  - командует Рокоссовскому.
        - Присядьте, товарищ генерал, присядьте.  - Это к начальнику штаба генералу Малинину.
        - Привстаньте, товарищ генерал, привстаньте.  - Это к члену Военного совета генералу Лoбачеву.
        Машет руками, командует. Словно не они здесь генералы, а он генерал.
        Посмотрел на корреспондента генерал Малинин. Человек он резкий, вспыльчивый. Шепчет Рокоссовскому:
        - Гнать их отсюда, товарищ командующий!
        - Неделикатно. Нет, нет,  - шепчет в ответ Рокоссовский.
        Висят н