Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / История / Акимов Владимир: " Демидовы " - читать онлайн

Сохранить .
Демидовы Владимир Владимирович Акимов
        Эдуард Яковлевич Володарский
        ВЛАДИМИР ВЛАДИМИРОВИЧ АКИМОВ (родился в 1938 году) работал слесарем-сборщиком на заводе, художником-декоратором в съемочных киногруппах. В 1969 году окончил режиссерский факультет ВГИКа. Дебютировал полнометражным фильмом по собственному сценарию «Нам некогда ждать», затем поставил короткометражный художественный фильм «Возвращение». По литературным сценариям В. Акимова сняты фильмы «Точка отсчета», «Прости-прощай» и «Дым отечества» (сценарий написан совместно с Э. Володарским).
        ЭДУАРД ЯКОВЛЕВИЧ ВОЛОДАРСКИМ (родился в 1941 году) окончил сценарный факультет ВГИКа. Член Союза писателей СССР. По сценариям Володарского, написанным совместно с Н. Михалковым, поставлены фильмы «Риск», «Ненависть», «Свой среди чужих, чужой среди своих». Э. Володарский автор киносценариев «Дорога домой», «Убит при исполнении», «Белый взрыв», «И был вечер, и было утро», «Забудьте слово смерть». «Емельян Пугачев», «Люди в океане» (в соавторстве с П. Чухраем). Пьесы Э. Володарского «Долги наши», «Самая счастливая», «Уходя, оглянись», «Звезды для лейтенанта», Западня», «Сержант, мой выстрел первый» поставлены во многих театрах страны. За участие в создании фильма «Люди в океане» удостоен Золотой медали им А. Довженко
        Фильм по литературному сценарию Эдуарда Володарского и Владимира Акимова «Демидовы» ставит на Свердловской киностудии режиссер Ярополк Лапшин.
        РОЖДЕНИЕ
        …Царь Петр мог ожидать от коварной судьбы любых ударов, но не такого жестокого.
        Бледное солнце неслось в гари и дыму. Чмокали вдали пушки — будто рыбьи пузыри лопались. Всадники скакали густой нестройной толпой. Реяли цветные перья над остроконечными российскими шлемами, вились за спиной подбитые шелком плащи из драгоценных соболей. Ветер трепал, топорщил боярские шубы, накинутые поверх броневых юшманов, сносил в сторону густые бороды. Тяжелые комья летели из-под копыт. Лавина всадников катилась к воротам Нарвской крепости.
        И вдруг в это византийское великолепие, в эту, казалось бы, непобедимую силу — маленький черный мячик. Закрутился, шипя, разорвался, и ударили во все стороны острозубые осколки. Отчаянное ржание раненых коней. Вопли людей, ругань…
        В кругляш подзорной трубы было видно, как на нарвских стенах суетились шведские артиллеристы в синих мундирах с белыми отворотами.
        Петр резко опустил трубу, в глаза ударило солнце. Он зажмурился, скрипнул зубами:
        - А наши пушкари что молчат?
        - До крепости не дострельнуть, мин херц, — виновато сказал Александр Ментиков. — Хрнновенькие пушчонки-то у нас. И порох дрянь.
        Залп! Еще залп! Конница смешалась, стала заворачивать. Шведская артиллерия громила бегущих пуще прежнего. Едкий пороховой дым стелился над полем боя, заволакивая трупы солдат, искалеченные повозки, мечущихся лошадей без всадников.
        19 НОЯБРЯ 1700 ГОДА ШВЕДСКАЯ АРМИЯ ПОД КОМАНДОВАНИЕМ ВОСЕМНАДЦАТИЛЕТНЕГО КОРОЛЯ КАРЛА РАЗБИЛА ВПЯТЕРО ПРЕВОСХОДИВШИЕ ЕЕ РУССКИЕ ВОЙСКА ДВОРЯНСКОЕ ОПОЛЧЕНИЕ ПОТЕРЯЛО БОЛЕЕ ТЫСЯЧИ ВСАДНИКОВ. ВОСЕМЬДЕСЯТ ДЕВЯТЬ ГЕНЕРАЛОВ ВО ГЛАВЕ С ГЕРЦОГОМ ДЕ КРУИ СДАЛИСЬ В ПЛЕН. ВСЯ РУССКАЯ АРТИЛЛЕРИЯ ДОСТАЛАСЬ НЕПРИЯТЕЛЮ.
        Плавильня была похожа на преисподнюю: низкие, сводчатые потолки, закопченный до черноты кирпич, в дыму блестящие от пота фигуры мастеров и подмастерьев в кожаных фартуках, волосы схвачены тонкими ремешками. В глубине этого ада шипели и охали мехи, звенел металл на наковальнях. Распоряжался здесь Никита Демидович Антуфьев, цыганистого вида мужик с чернющей бородой, высокий, плечистый. Его старший сын Акинфий стоял над мешками с рудной породой. Взял кусок, поколупал его ногтем, даже понюхал.
        - Знатная рудица! — вынырнул рядом с ним долговязый Пантелей. — Цены энтой рудице нету, ей-бо! — Он оскалил в улыбке большущие и желтые, как у лошади, зубы. Армяк висел на нем, будто на пугале огородном.
        …Подмастерье держал щипцами железную болванку, а Никита и Акинфий били по ней пудовыми молотами. Остывшая полоса гнулась так легко, что на лице Ни-киты Демидовича было выражение недоверия.
        - Видал, а? Бархатное железо! — цокал языком рудознатец Пантелей. — Соболиное железо! К ручкам-то, к ручкам само ласкается!
        - Нда-а, знатное железо… по всем статьям лучше нашего, — вздохнул Никита. — И много на Урале такого?
        - Ой, много! — всплеснул руками Пантелей. — Цельные горы! Земли вольные, хучь захлебнись! Там и каменья-самоцветы, и должно беспременно быть злато с серебром. По указу царя Петра там завод заложен, на Нейве-реке… Вода рядом, руда рядом, лиственницы — во! В три обхвата!
        - Завод, говоришь, уже есть… — Никита вздохнул.
        - Да заводишко-то — тьфу! Из тамошнего воеводы какой хозяин. Винишше трескает, и никаких делов!
        Никита Демидович крепко задумался.
        Оружейники были собраны на Слободской площади славного града Тулы. В сторонке грудились бабы, ребятишки воробьями облепили деревья.
        Возле походного царского возка конвой преображенцев, двое «птенцов Петровых» — Александр Меншиков и поручик де Геннин, из голландцев, артиллерист, рудных дел знаток. Да сам Петр.
        Со страхом смотрели мастера на непонятного царя в обшарпанном, заляпанном грязью мундире, с пистолетом за поясом. Петр смотрел на туляков своими выпуклыми, с дичинкой, глазами.
        Торговались битый час, а все без толку; Передние таили крикунов за широкими спинами.
        - Цену давайте! — горланили из толпы. — Нынче все дорого, что железо, что медь! Хлебушка казенного продайте!
        - Россия вам, мать вашу, бороды нечесанные, стало быть, по боку? — ярился Меншиков. — Было б в моем хлеву тепло да сытно, да?!
        В сером небе вороны шарахались от Алексашкиного крика.
        - Ты нас не страмоти! — Никита Демидов в запальчивости полез вперед. — Ишь какой… шест с бугра! За делом приехал, так дело и говори. Какая у казны за оружие последняя цена?
        Лицо Петра исказилось гневом, он внезапно шагнул в сторону, вырвал у ближнего солдата фузею. Толпа в ужасе откачнулась, завизжали бабы. Акинфий с силой рванул отца назад, за спины.
        - За каждую такую фузею… — Петр шел на толпу, ружье в его длиннющих руках будто уменьшилось вдвое, — платим мы иноземцам…
        - Восемнадцать целковых штука! — докончил за него де Геннин.
        - Ого! — весело удивились в толпе. — Подходяще! Мы согласны!
        - Такой цена — грабеж! — выкрикнул де Геннин.
        - Да и нет в казне таких денег… — устало проговорил Меншиков. — Какого пса мы б тут глотки драли… А оборонять Российскую землю от шведа надобно…
        - Профукали, стал быть, денежки… — зашелестели по толпе воровские голоса. — Проплясали на машкерадах своих чертенячьих. А таперя: Расея да Расея…
        От этих слов лицо Петра побагровело, на лбу впросинь набухли вены. Преображенцы хмуро переминались, готовые по первому знаку проучить смутьянов.
        - Пожалуй, я возьмусь, государь… — шагнул вновь из толпы Никита.
        - Шашнадцать целковых проси… — заволновались, зашептали в толпе. — Постой за всех, Никита.
        - Цена твоя? — резко спросил Петр.
        - Возьму я… — Никита еще подвинулся к царю. — По рублю и восемь гривен за фузею.
        Вокруг охнули.
        - А что ж не даром? — прищурился Петр.
        - Как это — даром? — испугался Никита. — Я и так в накладе…
        - Хорош… — Петр неопределенно хмыкнул, вынул из-за пояса пистолет. — Починить сможешь?
        Никита повертел оружие в руках:
        - Смогу, государь.
        - Ты вглядись получше, дядя, — вмешался Меншиков. — Это ж великий мастер Кухенрейтер делал.
        - Ну, так что ж, — пожал плечами Никита. — Кухенрейтер мастер славный, но и мы тоже… не пальцем деланы.
        - А как я с хвастунами поступаю, слыхал? — грозно спросил Петр. — За фузеи, коли плевую цену берешь, небось, что просить хочешь? Проси!
        - Заводишко на реке Нейве, что на Урал-горах, отдан мне, государь, в наем… — у Никиты, пока говорил, с лица потекло, как в парной.
        - Звать как? — спросил Петр.
        - Антуфьев Никита. Сын Демидов.
        - Хорош. — Петр зло притопнул ботфортом. — Жаден ты, Демидов.
        - И предерзок! — добавил Меншиков. — Казенный завод ему подавай! А фузеи пущай делает, а, мин херц?
        - Фузеи делать! — приказал Петр. — Вскорости приеду, погляжу.
        - Выходит, Никита, ты и есть этот… с бугра, — съязвил Меншиков и обидно засмеялся.
        Никита горестно опустил голову. Сорвалось! И вдобавок в такую кабалу впрягся!
        Солнце уже скатилось за дальний лес, но небо еще было ярко.
        Акинфий подкараулил Марью, когда она шла через кладбище к дому. Прячась за большим, черным крестом, он смотрел, как Марья положила на могилку охапку полевых цветов, посидела у изголовья, потом пошла по тропинке, петляющей меж могил. Была она светлоглазая, тоненькая.
        Акинфий, таясь за кустами, обогнал девушку, спрятался за толстой, старой березой и вдруг выскочил перед Марьей, раскинув руки, и загукал по-совиному. Девушка тихо ойкнула, отпрянула в сторону. Стремительно нагнулась, подхватила с тропки увесистый камень.
        - Это я, Акинфий! — едва успев увернуться, крикнул он. — Прости ради Христа, Марья… Попужать хотел малость…
        - Простила уже… — мягко улыбнулась она, усаживаясь на ствол ивы. — Что ж ты столько времени не приходил? Иль другая приглянулась?
        - Отец, чтоб его! — поморщился Акинфий и сел рядом. — С утра до ночи царю фузеи делаем! — Он разжал кулаки и показал ей незаживающие раны на ладонях
        - Богатыми хотите быть? — тихо улыбнулась Марья, беря его руку, и осторожно подула на ладонь.
        - По рублю да восемь гривен за фузею. В пору по миру идти, какое уж тут богатство… А он прям как взбесился! Думаешь, легко молотом-то махать?
        - Вижу, что нелегко, — Марья сорвала два листа подорожника. — Приложи-ка…
        - Где Акинфий? — строго спросил Никита Демидов, входя в кузню.
        - Отлучился, — перекрывая работный шум, откликнулся младший сын Григорий. — По какой-то надобности.
        Отец принялся осматривать готовые фузеи, что шеренгой стояли вдоль стены. Каждую чуть не на зуб пробовал.
        - Эт-то хто исделал? — уставился на одну.
        - Я, батя… — робко ответил Григорий.
        - Кто ж так делает! Это ж позорище… — Никита прищурился. — Брат брата, стало быть, выручает… Это по-божески… — И вдруг хрястнул фузею о наковальню с такой силой, что погнул ствол, в щепы разнес ложе.
        - Ежели наша затея лопнет, — жарко зашептал он, вжавшись бородою в сыновье ухо, — мы с матерью по миру пойдем… А перед тем тебя с Акишкой запорю до смерти! — Резко отстранился от сына, громыхнул на всю кузню: — Царю делаем!
        Для войска! Чтоб сие, как «Отче наш», помнили, рассукины дети!
        Молоты в кузне заработали еще быстрее, из горна пыхнуло таким жаром, что у Никиты борода затрещала.
        Луна мчалась сквозь тучи, а они все еще сидели, тесно прижавшись, и молчали…
        - Отец меня все женить грозит… — охрипшим голосом вдруг сказал Акинфий.
        - Так женись, — усмехнулась Марья. — За такого-то молодца любая пойдет. Вон Евдокия все глаза об тебя обломала.
        - А-а… — Акинфий отмахнулся и быстро спросил: — А ты?
        - Что — я?
        - Ты-то… — он засмущался, — пошла б?
        - И я… — Она пожала плечами.
        - А ежели я не шучу?
        - Так ведь это твой отец решать будем, — с тихой грустью сказала Марья. — Л я ему ни к чему, сирота худородная. Ему приданое богатое надобно.
        Он притянул ее к себе, жадно обнял, поцеловал в губы. Она задрожала вся, вскочила и быстро пошла прочь.
        - Сватов ожидай, Марья! — весело крикнул Акинфий. — Мое слово железное!
        В доме Никиты Демидовича было чисто, опрятно. На столе щи с бараниной, огромный пирог, рыба, закуски-заедки.
        Рядом с царем по одну сторону сидел Меншиков, а по другую рудознатец Пантелей, в чистой рубахе, умытый, причесанный. Никита достал из горки праздничные серебряные стакашки, а перед Петром поставил иной, черного металла.
        - Это железо непростое, — степенно отвечал на удивленный взгляд царя Никита. — С Урал-гор по твоему указу к нам перевезено. И я его опробовал.
        - Хитер хозяин-то наш, — Петр подмигнул Меншикову. — Чуешь, сколь крепко он линию свою гнет? А что, Алсксашка, может, и впрямь отдать завод тот Демидову?
        Пущай радеет на пользу государства Российского.
        - А деньги у него есть, мин херц? Чтоб дело начать.
        - Нету, государь… — развел руками Никита. — Мне фузеи в такой убыток стали, что и подумать страшно.
        - Так ведь и у меня денег нету, Демидыч, — вздохнул Петр. — А цену за фузеи ты сам назначил, никто тебя за язык не тянул.
        Воцарилось молчание. Никита столбом стоял посреди горницы.
        Петр сам стал разливать всем из баклаги водку. Никита подошел, взял чарку. Пальцы его дрожали, на скатерть капало.
        - А за ружья спасибо, Демидыч. — Петр потянулся к Никите черной чаркой. — От всего сердца спасибо!
        Занавеска дрогнула, и из-за нее появился Акинфий, державший обеими руками ларчик, обитый цветной жестью. На бордовом бархате лежал пистолет работы знаменитого Кухенрейтера. Сын осторожно передал ларчик отцу.
        Петр нетерпеливо выхватил пистолет, осмотрел, пощелкал курком. Его кругловатая физиономия с тонкими усиками засияла от удовольствия. Прицелился в печку:
        - Алексашка, ну-ка заряди!
        - Царь-государь! — сказал вдруг Пантелей, безмятежно улыбаясь. — Пойди-ка ты лучше во двор. Там с пистолетом сподручнее…
        …Со двора донесло раскатистый выстрел.
        - Охо-хонюшки… — прохрипел Никита и поднял жалкие, как у побитого, глаза на Акинфия. — Цену-то, говорит, сам назначал… Да еще этот, — кивнул на Пантелея, — варнак сибирский, в соблазн ввел: Урал, Урал, железо знатное…
        Грохнул второй выстрел.
        - Прибить его, что ли, а, Акиша? — тоскливо продолжал Никита. — До смерти.
        - Чего «прибить»? — Пантелей испуганно округлил глаза.
        На дворе выстрелили в третий раз и скоро — в четвертый.
        - Чего он палит-то так много? — неизвестно у кого спросил Никита. — Мажет, что ли?
        - Нетто государи мажут? — укоризненно покачал головой Пантелеи. — У их, знаешь, какой глаз? Это когда оружье дрянь, тогда конечно.
        - Нет, надо прибить. — Никита решительно встал, сжимая пудовые кулаки. — Держи его, Акиша, с него все началось…
        Пантелей проворно скакнул к двери и чуть не столкнулся с Петром. Царь подбежал к помертвевшему Никите, рванул за плечи и… поцеловал:
        - Бьет, как по заказу! Как же ты его починил, Демидыч? Ведь сам Кухенрейтер делал!
        - То не я, государь… То мои старший, Акишка.
        Акинфий несмело шагнул к царю, потупился. Царь протянул руку.
        - Молодец, мастер! Молодец!
        - Благодарствую, государь, — Акинфий поклонился степенно и к всеобщему изумлению достал из-за пазухи второй пистолет, точь-в-точь как первый, только курок у этого болтался бессильно.
        Выпучив глаза, Петр рассматривал два совершенно одинаковых пистолета и ничего не понимал:
        - К-как это?
        - У Кухенрейтера-то боечек с пружиной так поломаны, — пояснил Акинфий, — что починить никакой возможности не было. Пришлось другой такой пистолетишко сделать.
        Петр захохотал, облапил вконец смущенного Акинфия и трижды расцеловал.
        …Потом все порядком захмелели. Никита принялся бренчать на балалайке, а Григорий с Пантелеем плясали посреди горницы, били каблуками в выскобленные доски, выкидывали коленца. Потом все хором запели про то, как девица в лесу грибы собирала и встречала удалого разбойника. Охальную ухарскую песню.
        Никита исподволь наблюдал за царем, будто удобный момент выжидал. Наконец тихо прихлопнул ладонью струны, полез с лавки на пол, на колени. Петр, ласково глядя, подхватил его, поднял.
        - А если я сыщу денег, государь? — совсем трезво спросил Никита, вновь усаживаясь на лавку.
        - Где ж ты их сыщешь? — встрял по своему обыкновению Меншиков. — Они не грибы.
        - Все исполню для тебя, Никита, — продолжая улыбаться, сказал Петр. — Только денег у меня нет…
        - Акишка! Кланяйся государю! — приказал Никита.
        Акинфий встал, непонимающе посмотрел на отца и низко склонился перед Петром.
        - Помоги, государь Петр Алексеевич, — проникновенным голосом произнес Никита, — старшего моего женить. Невеста есть — купца Коробкова дочь, Евдокия.
        Акинфий в миг распрямился, как лук, у которого тетива лопнула.
        - Купец богатеющий, — не обращая на сына внимания, продолжал Никита. — Вся Тула у него в долгах, но тебе, государь, я чаю, не откажет!
        Прощались они ранним утром. Прежде чем сесть в возок, Петр взглянул на стену сарая, на которой накануне намалевали известкой шведского льва, разинувшего пасть в свирепом рыке, — все пули вошли в самую середину пасти.
        - Да-а… — Петр невесело усмехнулся. — В сражениях-то пока так не выходит, Никита. А потому по весне буду ждать от тебя с Урала добрые ружья и пушки.
        - Батюшка! — Никита по-бабьи всплеснул руками. — Так выходит…
        - Ты, Демидов, дурочку не ломай! — строго перебил его Петр. — Нешто я б в сваты пошел, ежели б не знал, куда ты приданое купеческое употребить собираешься?
        - Виноват, государь! — Никита низко поклонился. — Благодарен тебе до гробовой доски.
        - То-то! — Петр обнял Никиту и продолжал тихо, проникновенно: — Еще что сказать тебе хочу, Демидыч. О своей корысти меньше думай. Не жадничай. Об народе, об отечестве более думать надо. Ить я тебя государственным человеком делаю, Демидыч.
        - Слышу, государь, — шепотом отозвался Никита.
        - Ведь мало в ком опору найти могу, Демидыч… — в голосе царя зазвучала горькая тоска. — Вон у тебя сыновья какие — завидую. Есть кому доверить дело. Прошу тебя, Демидыч, не забудь слова мои. Работных людей не забижай. И будет тебе не от меня, от всего отечества благодарность. На все времена. Чуешь?
        - Чую, государь…
        Потом возок тронулся — взвизгнули колесные оси, застучали по прихваченной заморозком земле копыта лошадей. Отряд конных преображенцев окружил возок.
        Никита долго махал шапкой, и в глазах у него стояли слезы…
        Вновь звенели молоты о наковальни.
        - Это что, батя, — орал Акинфий, перекрывая грохот кузни, — меня, ровно бычка на веревочке, не спросясь, волокут? У меня тоже сердце есть! Живое!
        - Не желаешь?
        - Не желаю!
        - Запомни, Акишка, — отец опустил кувалду, — в жизни надо делать не как сердце велит, а как башке надобно! Ежли хозяином хочешь быть, а не подпевалой!
        Акинфий долго молчал, потом ответил упрямо:
        - Нет, батя! Я хочу жить, как сердце велит.
        - Поживешь — увидим…
        Свадьба гремела на всю слободу. Ломился дом от гостей. Пили, ели в три горла, орали песни, дрались.
        - Сразу, как отгуляем, на Урал Акинфий двинет, — наклонясь через стол к купцу Коробкову, — кричал Никита, — за дело приниматься!
        - Бог помочь. — гудел купец. — Ох, и пройдоха ты, Никита Демидыч! Ежели б не царь, Петр Лексеич, шиш бы ты дочку заполучил.
        Евдокия же, прижавшись щекой к плечу Акинфия, радостно шептала:
        - Детишек очень хочу, Акишенька. Мальчика и девочку.
        Акинфий с трудом отстранил ее от себя, пробормотал, пряча глаза:
        - Духота, не могу. Щас я, по надобности. Щас я…
        Евдокия встревоженно смотрела ему вслед.
        - Марья… Марьюшка, прости. Люблю я тебя, Марья, Христос видит, соврать не даст.
        - Пошто жизнь такая горькая? Чем я перед господом провинилась?
        - Деньги, Марьюшка… Купец отцу большое приданое дал. Будь они прокляты, эти деньги!
        Мигающий огонек лампадки. Над ним не лик — лишь глаза сквозь тьму.
        - Акинфушка, оставь меня… Грех это. У тебя теперь венчаная жена есть. Меня пожалей, Акинфушка…
        - Ох, Марья, Марья, до смерти не искупить мне греха этого. Батя на Урал посылает. Свидимся ли нет, кто ведает?
        - Пошто ты меня мучаешь, Акинфушка? Ведь грех… Нельзя… Милый ты мой…
        - Марьюшка, милая, давай крестиками поменяемся. Чтоб я про тебя, а ты про меня крепче помнили. Я об тебе молиться буду…
        Медленно наступал рассвет.
        …Акинфий вернулся домой, шатаясь, будто пьяный. Отец затащил его в тесную, темную каморку под лестницей и с маху ударил свинцовым кулаком в скулу:
        - Это ж твоя свадьба! Ты христианин али басурманин турецкий? Невеста на себя чуть руки не наложила!..
        - Это твоя свадьба, — криво усмехнулся Акинфий, поднимаясь. Потолок был низкий, и он не мог выпрямиться. — Это ты меня на Уральском заводе обженил…
        - Ах, ты-и! — Никита сорвал с гвоздя плеть и принялся хлестать сына. Акинфий не закрывался, лица не прятал.
        Ох, Урал, Урал, седая песня России! Распространялась Русская земля на север и на запад, но более на восток, «встречь солнцу», будто дерево росло, наливалось силой, гнало свежие побеги.
        На древнем Урале искали люди спасения и свободы. Бежали от притеснения бояр, искали земли обетованной. Стыли в пурге, в жаре изнемогали, но все равно шли и шли. Восток манил, Восток звал, Восток был путеводной звездой надежды. Перемахнули матушку-Волгу и дальше… Еще дальше. Нет дороге конца, нет края у земли…
        Переваливался на ухабах длинный обоз. Изнуренные лошади едва тащились. Акинфий и Пантелей поскакали вперед. Дорога вывела их к Каме. Сильный ветер дул по реке, гнал крутые черные волны.
        - Во-он, видишь, — Пантелей нагайкой указал на горизонт, — это и есть Урал. Считай, прибыли!
        Акинфий придержал коня, зачарованно смотрел на гряду темно-синих гор со снежными подтеками. Глухая тайга колыхалась вокруг.
        - Силища… — покачал головой Акинфий. — Ах страх берет…
        - Еще какая силища! — обрадованно согласился Пантелей. — Эдакой силищи на Руси и не видывали!
        - Мать моя Россия… — пробормотал Акинфий, — без конца ты и краю.
        Невьянская слобода — груда рубленых домишек, слюдяные оконца, переулочки узкие, заборы ветхие. И все это жалось к заводу, как цыплята жмутся к наседке. А вокруг танга. Черный лес.
        Приехавшие с демидовским обозом туляки-мастеровые знакомились с местными жителями. Плелись осторожные разговоры.
        - Как туты живешь-то?
        - Живем…
        - Хлеб жуем?
        - Хлеба-то, почитай, нету. Но квасом запиваем…
        - Как так? Сказывали, край у вас богатейший.
        - Х-ах! Кому богачество, а кому босачество… Ну, а новый-то хозяин?
        - Душа человек! — убежденно отвечал Пантелей. — Не сумлевайтссь, православные, у него дело пойдет. И хлеба, да и мя сушка, вам вдоволь будет!
        - Твои слова да в уши господу…
        …Акинфий тем временем осматривал с
        воеводой Степаном Кузовлевым завод. Чуть позади шагал Крот, правая рука воеводы, стражник и кат.
        А завод представлял зрелище жалкое: в пруду воды почти нет, одна зеленая тина, плотина разрушена паводком.
        - Пошто воды в прудах нету? — строго спросил Акинфий.
        - Так уходит, пес ее задери, — сипел рыхлый, одышливый воевода. — Бьемся, мучимся, а она уходит.
        - Как завороженная, ей-бо, — подал голос Крот.
        Акинфий даже не посмотрел на него. Шел по останкам плотины, хмурился, покусывал губу, пальцы сами сжимались в кулак. Не выдержал:
        - Я за такую работу шкуру б сдирал!
        - Ты не шибко тут, не шибко, Акинфий Никитов! — Воевода часто взахлеб задышал. — Государев указ указом, а ты… Не шибко, говорю! Я — воевода здешних мест!
        - Разоритель ты здешний. Хуже Карлы шведского.
        - Ты меня страмотить не смеешь! — Воевода угрожающе надвинулся на Акинфия. — Я — боярин! А ты… ты смерд смердящий! Я велю… Крот! Плетьми его! — Он схватил Крота за правую руку с нагайкой, толкнул к Акинфию. — Бей! Мой ответ!
        Акинфий вцепился взглядом в глаза Крота. Тот, насупясь, шагнул, запнулся, перебросил плеть в руке поудобнее, сделал два решительных шага и… стал подле Акинфия, но чуть сзади.
        - А ведь ты дурак, боярин, — одним ртом зло улыбнулся Акинфий. — Даже пес твой покинул тебя…
        …Навстречу Акинфию валила большая толпа работных люден. Завидев его, сходу остановились, торопливо снимая шапки:
        - Господь тебя спаси, хозяин! Тебя и твою жену, и детишек.
        - До жены с детишками ишшо дожить надобно, — мрачно отозвался Акинфий.
        - А у нас имеются! — со злым весельем выкрикнули из толпы. — Мал мала меньше, да есть хотят часто!
        - Хлеба давай, хозяин! Воевода хлеба давно не давал.
        - И жалованья, почитай, цельный год не платит.
        Акинфий опустил голову, долго молчал. Пантелей, пришедший с невьянским людом, выбрался вперед и с надеждой смотрел на Акинфня.
        - Кто плотину ладил, а? — наконец поднял голову Акинфий.
        Десятка полтора мужиков полезли из толпы, потянули шапки с лохматых голов.
        - Вам за такую работу не только хлеба… Вам колодки надобно набить!
        Мужики сопели, скребли и затылках.
        - Все заново будем! — крикнул Акинфий. — Плотину рубить!.. Домну новую… А хлеба у меня нету, не заработали!
        Толпа охнула и вновь затихла.
        - Пушки отольем, государю продадим, будет и иа хлеб. А покудова терпеть придется. И я с вами потерплю.
        - А говорил, душа-человек… — со всех сторон хмуро укоряли Пантелея.
        И началась работа. День и ночь. Копали при свете смоляных факелов, вбивали сван из лиственницы, на носилках подтаскивали обожженный кирпич к домне. Перестукивались топоры, протяжно кричали приказчики. Больше всех старался Крот.
        - Шевелитесь, ведьмячьи морды! — Его плеть не отдыхала.
        Акинфий поспевал всюду. Он почернел и высох, глубоко запавшие глаза светились тихой яростью. Он мотался от завода к плотине, оттуда — на карьер, потом на рудник, по дороге заглядывая к углежогам.
        …Карьер, где рыли руду, кишмя кишел людьми. Словно муравьи сладкую корку, облепили они склоны. Долбили руду кайлами, насылали в корзины и тачки, тащили по петляющей серпантином дороге вверх, к подводам.
        По ночам он не спал. Ворочался в постели, мял кулаком горячую подушку, глазел в синее оконце.
        - Не спится, Акиша? — с сочувствием спрашивал Пантелей.
        - Да вот думаю, Пантелей, почему так? Большое дело добром не сладишь, только — жестокостью. Почему?
        - А не хочет народ работать, — просто ответил Пантелей. — Кому ж охота задарма горбатиться, посуди сам.
        - Почему задарма? Я ж заплачу исправно.
        - Грозилась синица море зажечь. Ты сперва заплати, а потом требуй.
        - Да где я сейчас возьму?! — в бессильной тоске выкрикнул Акинфий, рванул рубаху на груди. — Себя, что ль, им скормлю!
        Пантелей шел по прогалине, окруженной лесом. В руках трепетали, подрагивая, чуть заметно клонились то в одну, то в другую сторону тонкие ивовые прутья. Акинфий стоял поодаль, держал под уздцы двух лошадей.
        - Здесь где-то… — бормотал Пантелеи. — Откройся, клад захороненный! Откройся человеку — самому главному зверю на земле божеской… для счастья, для тепла, для добра.
        Он остановился, долго стоял неподвижно.
        - Здесь большая руда должна быть.
        - Погодь, засеку сделаем.
        Акинфий принялся рубить кедровые сучья, втыкал их, куда указывал Пантелей. Делал заметки топором на деревьях.
        - Молодец, Пантелеи! — улыбался Акинфий. — За неделю третью кладовую находишь. И впрямь, тебе цены нету.
        Пантелей молча улыбался, рукавом отирал потное лицо.
        Акинфий развернул большой чертеж-карту, обломком угля сделал пометку.
        Здесь славный рудник начнем. Лесу прорва, река рядом. И завод заложить… Во-он там плотину ладить можно.
        Пантелей отдыхал, привалившись к дереву.
        - Вставай, пора! — Акинфий первым взобрался в седло.
        Они подъехали к склону горы, и Акинфий первым заметил пещеру. У входа стояли два каменных идола, словно охраняли.
        Акинфий слез с лошади, привязал повод к кусту, полез вверх. Пантелей последовал за ним.
        Вскоре Акинфий выскочил из пещеры, сбежал вниз, достал из притороченной к седлу сумки просмоленный факел, запалил его и кинулся обратно.
        Тесный проход упирался в высокие деревянные двери. В свете факела заметались летучие мыши.
        Акинфий толкнул двери, показалась большая ниша-комната. От дуновения воздуха деревянные, выкрашенные разноцветьем идолы разом поднялись, будто собирались защищаться от непрошенных гостей. Пещера наполнилась протяжным скрипом и треском. Но едва двери закрылись, идолы снова уселись вокруг большой гробницы.
        Акинфий и Пантелей с трудом подавили страх. Шипел и брызгал смоляной факел, горбатились на каменных сводах уродливые тени.
        Акинфий шагнул ближе, пригляделся. На идолах висело множество желтых металлических украшений, колец, ожерелий.
        - Золото… Сколько золотища, Пантелей!
        В гробнице лежал деревянный божок, усыпанный множеством золотых браслетов, колец, ожерелий, фигурок лошадей, быков, птиц.
        - Мать честная, Пантелей! — И Акинфий, дико улыбаясь, принялся набивать золотыми вещами карманы.
        - Не надо, — Пантелей тронул его за плечо. — Чужое это, грех… Слышь, что говорю? Беда будет, Акинфий…
        А тот, задыхаясь, стаскивал с идолов браслеты и ожерелья. Лицо его покрылось потом, пламя факела дрожало на лбу, щеках, отражалось в расширенных от алчности глазах.
        Пантелей схватил его за грудки.
        - Ты что, сдурел? Беда будет! Чужое… Акинфий!
        - Уйди, морда! — Акинфий двинул Пантелея кулаком в лицо. Гот отлетел в сторону. — Мне хлеб покупать ис на что… Струги не на что строить! А оно валяется тут без пользы!
        - Грех это, Акинфий, — медленно поднялся Пантелей. — Чужое это!
        По безлюдному болотистому острову гулял, свистел, как разбойник, ледяной ветер. Раздувал плащи у солдат, стоявших на часах возле царской палатки, трепал знамена, завывал.
        - Господи-и, что ж это за край такой, что даже ночи в см нету, — переминаясь и загораживаясь от ветра воротником плаща, бормотал часовой, глядя в блеклое серое небо.
        Рядом река гнала сильные волны, била в берег, где гнулся под ветром нищий ольховник.
        …Петр спал беспокойно. Ворочался, что-то бессвязно бормотал, подтягивал к жи-воту колени, чтобы согреться. Вязаные теплые носки на пятках были продраны. На полу в беспорядке чертежи, планы мировых столиц, выстроенных близ морей, — Лондона, Амстердама, Венеции.
        - Государь! — В палатку сунулся Меншиков. Петр, не просыпаясь, потянул из-под подушки тяжелый пистолет, сработанный Акинфием Демидовым. — Проснись, государь, беда!
        Петр сел и, не выпуская пистолета, стал протирать глаза. А Меншиков, дыша, как загнанная лошадь, продолжал:
        - Шведские фрегаты в устье зашли! — Меншиков заметался по палатке, собирая с пола нехитрые царские пожитки, чертежи, карты. — Ретироваться надо! Ну его к ляду, этот Васильевский остров? Гнилое место!.. Комарье одно…
        Петр, накинув поверх мундира латаный шерстяной плащ, выбрался наружу. Полуодетые солдаты бежали по заболоченному лугу к туманной Неве. Четверо волокли небольшую пушку. Чавкала под ногами болотная жижа.
        Длинноногий Петр скоро обогнал толпу солдат и первым оказался на берегу, заросшем осокой и чахлым кустарником.
        - Во-о-он, шведские фрегаты! — показывал подбежавший Меншиков.
        Примерно в полуверсте от берега в тумане маячили темные силуэты кораблей.
        - Слава богу, что туман, — утирая мокрые усы, проговорил остановившийся рядом унтер-офицер преображенец, — а то бы он вдарил. Ить двадцать пушек на каждом…
        Петр, стиснув зубы, вглядывался в шведские фрегаты.
        - Без свово флоту со шведом на морс тягаться — пустое дело, — услышал Петр голос другого солдата.
        - Я шпагу в палатке оставил, — тихо пробормотал Петр и медленно пошел от берега обратно, к палатке. Несколько преображенцев. переглянувшись, потянулись за ним.
        - А ну, как на лодках подкрасться. Небось, спят шведы-то, — послышался еще один голос. — Да на абордаж их, сучьих детей.
        - Окстись, что мелешь-то? — оборвали его.
        - А что? Запорожские казаки эдак с турками сколько разов управлялись.
        Петр резко обернулся, ухватил солдата за плечо:
        - Как звать?
        - Минаев, ваше величество. Преображенского полка! — гаркнул тот.
        - Со мной на лодках пойдешь?
        - А как иначе, государь? Ить я солдат!
        Петр молча поцеловал его, взглянул на Меншикова:
        - Быстро две команды на лодки. Силком не тяни. Кто по своей воле. Быстро! Покуда туман не развеялся!
        - Понял, государь! Мигом!
        …Когда Петр вновь появился на берегу со шпагой в руке, в лодках уже сидели солдаты.
        …Длинные, похожие на пироги, лодки покачивались на тихой воде.
        - Минаев где? — спросил Петр.
        - Здесь я, государь! — отозвался Минаев из первой лодки.
        - Меншиков! Алексашка, черт тебя!..
        - Здесь я, мин херц!
        - Я на первую, ты — на вторую. Атакуй левый фрегат. Пошли тихо, веслами не шлепать! — Петр прыгнул в лодку, улыбнулся Минаеву. — Так, говоришь, у запорожских казаков этак с турками получалось?
        - Очень даже лихо получалось, ваше величество! — расплылся тот в улыбке.
        - Пошел, ребятушки! И не трусь! Кто голову сложит, так за отечество!
        Лодки бесшумно скользнули по воде и скоро растворились в тумане.
        …Двумя дугами приближались они к фрегатам.
        - Тихо, черти косорукие! — шепотом ругался Петр, когда слышался слишком громкий всплеск весла, и блестящими глазами смотрел на шведские корабли. Обернулся к Минаеву: — Хороши, а? Красавцы! Погоди, Минаев, скоро и у пас такие будут!
        - Жаль, Карлушки ихнего тама нету, — усмехнулся Минаев. — А то бы теплого, в постельке…
        - Передай по лодкам… Готовьсь к абордажу! — отчеканил Петр. — Меншиков со своими атакует левый фрегат.
        Солдаты осматривали ружья и мушкеты, вытаскивали из ножен сабли, ножи. Лица у всех хмурые, сосредоточенные.
        - Выручай, пресвятая богородица…
        - А шведы, братцы, тоже богородице молятся?
        - Вроде бы…
        - Бог-то один, да веры разные.
        - Все люди-человеки, всем смертушка одинаково в глаза заглядывает.
        Лодки мягко подошли к фрегату, и солдаты молча, дружно стали карабкаться почти по отвесному борту, цепляясь за снасти, закидывая абордажные крючья. Двигались они сноровисто, ловко. Петр шепнул после паузы:
        - Все ж не как под Нарвой. Армия… Какая-никакая, а выучка.
        Он сбросил плащ, расстегнул мундир, чтоб легче дышалось, выдернул из ножен шпагу, а за пояс сунул нож и Акинфиев пистолет:
        - С богом, ребята-а! За матушку Ру-у-усь!
        Петр, зажав в зубах шпагу, полез наверх, цепляясь за веревку с абордажным крюком на другом конце. За ним, перекрестившись, устремился Минаев.
        ПОТОМКИ ПРЕОБРАЖЕНЦА ЕМЕЛЬЯНА МИНАЕВА: БАЛТИЙСКОГО ФЛОТА ЛЕЙТЕНАНТ АЛЕКСАНДР МИНАЕВ В ПЕРВУЮ МИРОВУЮ ВОЙНУ В БОЮ С ГЕРМАНСКИМ ЭСМИНЦЕМ ПОВЕЛ
        КОМАНДУ НА АБОРДАЖ И ПОГИБ В РУКОПАШНОЙ СХВАТКЕ; ПРАПРАВНУК ПЕТР АНДРЕЕВИЧ МИНАЕВ, МАЙОР СОВЕТСКОЙ АРМИИ. ПОГИБ ПРИ ОБОРОНЕ СЕВАСТОПОЛЯ.
        Нападавшие дрались остервенело. Им было некуда отступать и нечего терять. Шведы, захваченные врасплох, выскакивали на палубу полураздетые. Грохали выстрелы, слышался звон шпаг и лязганье штыков, короткие вскрики, брань.
        Царь в ярости отбросил шпагу и разряженный пистолет, схватился в рукопашную со шведским офицером. Они упали и покатились по палубе, стараясь подмять друг друга. Петр оказался много сильнее — железными руками сдавил офицеру горло.
        На втором фрегате тоже бились на штыках, на шпагах и ножах. Падали раненые, корчились, скатывались к кромке, бортов. Замирали в нелепых позах убитые.
        Меншиков приставил нож к груди капитана — жилистого, с рыжей бородой.
        - Командуй сдачу, не то всех перебьем, — тяжело дыша, проговорил Ментиков. — Ну!
        На артиллерийских палубах тоже кипела схватка. Трупы шведских пушкарей преображенцы выбрасывали в море через огневые люки…
        И вот уже на первом фрегате по вантам, зажав в зубах веревку с бело-голубым полотнищем, карабкался солдат Минаев. Вот он достиг верхушки мачты, ножом срезал шведский флаг и стал прикреплять русский. Секунда — и бело-голубое полотнище, подхваченное ветром, затрепетало над кораблем. Грянуло «Ура-а!».
        - Что там у Меншикова? Что он там? — Петр с тревогой вглядывался во второй фрегат. Оттуда всё еще доносились стрельба и крики. Но прошло несколько томительных мгновений, и шведский флаг полетел вниз и со второго фрегата, забился на ветру русский — белый с голубым андреевским крестом.
        - Алексашка… молодец!.. — прошептал Петр, улыбаясь сквозь слезы.
        На «меншиковском» корабле, под только что водруженным флагом, морщилась в смехе калмыковатая физиономия какого-то мальчишки в Преображенском мундире.
        …К лагерю русских войск на берегу Невы неспешно приближался длинный обоз. Телеги глубоко увязали в болотистой толще, лошади выбивались из сил. На переднем возу, со связками мушкетов, ружей и шпаг, восседали Никита Демидов и Вильгельм де Геннин. Уже издалека они заслышали катившиеся по угрюмой равнине «Ура-а!», выстрелы п крики.
        - Наддай, Никита Демидыч! — заволновался де Геннин. — По всему видать, баталия была и наши верх взяли…
        На заводском дворе перед Акинфием стояли оборванные, изможденные мужики.
        - С Алапаевского завода бегли. От воеводы Кузовлева, — пояснил Акинфию приказчик Крот.
        - Прими к себе, хозяин! Вконец измучил изверг проклятый, — загудели сразу несколько голосов.
        - Сам жрет и пьет в три горла, а мы животы подводим!
        - И в деле у пего никакого радения. Захирел заводишко-то.
        - А вы думаете, Акинфий Никитич тута вам пироги да бражку приготовил? — ехидно улыбнулся Крот.
        - У вас работа дельная и хлеба вдосталь. А пирогами мы пе набалованы.
        Акинфий обернулся к стоящему позади Пантелею, весело подмигнул и тишком показал из кармана золотую фигурку, что постоянно таскал с собой.
        - А ты… Зачем, мол, берешь… Вишь, как обернулось?
        - Это еще не обернулось, — вздохнул Пантелей.
        - Стало быть, захирел Алапаевский казенный-то? — уже не обращая внимания на Пантелея, не без удовольствия спросил Акинфий.
        - Когда без сердца работу делают, она хуже каторги!
        Загружали домну. На тачках катили руду, уголь, сбрасывали в ненасытное жерло печи. Гремели колеса, шаркали десятки ног. Акинфий ухватил одну тачку, покатил по доскам — тяжело: на лице выступил пот, дыхание стало надсадным.
        …Потом Акинфия видели на плотине. Он обсуждал с мастерами-плотинщиками, как поднять гребень. Сидели кружком, что-то чертили прутьями по земле.
        …Потом он осматривал новые пушки на стрельбище.
        …До темноты работал он в кузне. От грохота закладывало уши, от жара печей и горнов сохло во рту, пот сыпал градом. На подвесках накатывали чугунные чушки — будущие пушки и мортиры.
        …Поздним вечером, весь в копоти и саже, он притащился домой.
        - Обедать-то, батюшка… К столу пожалуй, — прошамкала беззубым ртом старуха Самсоновна, что прислуживала ему.
        - Не, спать хочу, — едва шевельнул потрескавшимися губами Акинфий. — Спа-а-а-ть…
        Петр и Никита Демидов ехали в двуколке.
        - Гляди, — пояснял царь, — тут прешпект будет. Так и назовем — Невский! А вот там адмиралтейство флота Российского!
        - Коровы ишшо нету, а подойник уже сделали, — усмехнулся Никита.
        - Адмиралтейство флота Российского! — чуть не с угрозой повторил Петр. — А вот на островке — крепость. Именами апостольскими освятим: Петра и Павла.
        Никита глазел вокруг и повсюду видел одно и то же: унылую, болотистую равнину. поросшую чахлым кустарником, ольшанником и северным корявым березняком. На горизонте маячили еловые леса.
        - Эх, государь, назвать-то как хочешь можно. Чтоб тут город построить? О-ох, многовато силушки надобно!
        - Не веришь, стало быть? — зло спросил Петр.
        - Сомнительство шибко берет.
        - А у тебя на Урале что было?
        - Леса да горы…
        - А теперь?
        - Знамо дело — завод. Старшин мой, Акинфий, старается, — не без гордости ответил Никита.
        - О его стараниях слух и до сих брегов диких дошел. — Петр недобро взглянул на Никиту. — Как он казенные заводы душит своекорыстно… Так? — Он крепко ухватил Никиту за локоть.
        - Молва-то все врет, государь.
        - Врет ли? — грозно спросил Петр. — Беглых с казенных заводов принимаете? Отвечай!
        - Дак куда ж девать, топить, что ли? — морщась от едва терпимой боли в локте, проговорил Никита. — Я, государь, ежли что… то токмо на пользу делу твоему великому. Фузеи вон привез. Де Геннин говорит, лучше шведских.
        - Коли бы они хуже были, — раздельно молвил Петр, страшно глядя в глаза Никите, — то твоей башкой, друг Демидыч, сейчас бы псы забавлялись.
        - Твоя воля, государь. Я верный холоп твой.
        Некоторое время они ехали молча. Петр часто дышал разинутым ртом, мял ладонью левую грудь. Вдруг выхватил из-за пояса пистолет. Никита побледнел.
        - Признаешь?
        Никита медленно, настороженно повернулся, узнал Акишкин «кухенрейтер».
        - Наша работа, — ухмыльнулся в бороду, отирая обильный пот со лба.
        - Бери! Дарю! Я из него нынче троих шведов уложил.
        - Спасибо, государь, — с чувством сказал Никита, спрыгнул с повозки, взял коня под уздцы — дорога сузилась, мешали кусты.
        - Донос на тебя я велел похерить, — продолжал Петр. — Коли к тебе бегут, стало быть, у тебя лучше. По казенные заводы зорить не токмо не смей, но помогай им непрестанно.
        - Пуще воеводы их никто не зорит. Потому — вор воевода-то.
        - Эх, Никита, — вздохнул Петр, — нешто я не знаю, что у меня, почитай, все воеводы воры. И казнил я, и менял — другие еще пуще тащат.
        - Вот те раз! — удивился Никита таким неожиданным словам. — Ты ж государь..
        - Так что ж? Одному не разорваться… — горько сказал Петр. — А помощников верных пересчитать — на руках пальцев хватит, да, может, кон и лишний останется.
        - Вот те раз… — повторил Никита. Что ж дальше будет?
        - Дальше все будет, друг Демидыч. — Лицо Петра внезапно просветлело. — Алешка мой в возраст войдет, главным помощником станет. За границу вьюношей пошлем. Выучатся — воров-воевод заменим. Главное — к морю пробились. — Петр повел рукой на гладь Финского залива, сверкавшую меж деревьев. — Город тут будет, куда Амстердаму! Пушек бы нам, Никита, поболе, у Карла больно много пушек…
        Неподалеку команда солдат, зашедши по колено на мелководье, вылавливала баграми трупы, прибиваемые зыбью к берегу. Шведов оттаскивали в одну сторону, русских в другую. От лишнего освобождали карманы. Две общие ямы, желтеющие свежими выбросами земли. Два креста, сколоченные из корявых прибрежных лесин…
        Командир команды, мальчишка с калмыковатым лицом, при виде подъехавшего царя, поспешно надел треуголку и отдал честь.
        Петр вгляделся в него, остановил лошадь:
        - А скажи-ка, молодец, не ты ли флаг российский давеча на шведском корабле водрузил?
        - Я… — покраснел юноша. — Преображенского, твоей царской милости, полку рядовой Васька Татищев.
        - Быть тебе сержантом, Татищев. Пошлю за границу учиться. Поедешь?
        Татищев вдруг повернулся кругом и побежал, тяжело увязая в песке.
        - Куда? — крикнул удивленный Петр.
        - Так собираться… — Татищев аж заплясал на одной ноге, так резко остановился.
        - Погоди, сержант. Еще повоевать надо… — усмехнулся Петр. — А какие науки изучать склонен? Иль все равно, лишь бы из России вон?
        - Не все равно, государь, — твердо ответил Татищев. — Хочу изучать горное дело, металлургию, химию как наиважнейшие для нынешних государств науки…
        - Видал, Никита Демидыч? — улыбнулся Петр. — Познакомься с вьюношей… — Он огрел лошадь вожжами, и повозка ходко побежала по сырому, плотному песку.
        - Я Демидов Никита, — добродушно улыбаясь Никита протянул Татищеву руку. — Заводчик оружейный. Небось, слыхал?
        Тот молча, изучающе смотрел на него.
        - Чего ты? Аль сробел? — Никита улыбнулся еще шире и потянулся обеими руками к руке Татищева. — Не надоть, я человек простой.
        Татищев резко отстранился, отступил на шаг и коротко поклонился:
        - Гвардии его величества сержант Татищев! — И обернулся к своим — Закапывай, чего стали!
        Солдаты споро заработали лопатами.
        - Тьфу! Сучонок боярский… — сквозь зубы пробормотал разобиженный Никита.
        Он посмотрел вслед Петру — одинокая коляска делалась все меньше и меньше, пока не превратилась в неразличимое пятнышко. Следы ее глубоко прорезали песок — две колеи уходили вдаль и там терялись. Внезапный ветер погнал по песку солдатскую треуголку. Песок засыпал Никите глаза, он стал тереть их кулаком. Ветер подул сильнее…
        ПОД КОМАНДОВАНИЕМ ПЕТРА ПЕРВОГО РУССКИЕ ВОЙСКА ШТУРМОМ ОВЛАДЕЛИ ГОРОДОМ-КРЕПОСТЬЮ НАРВА.
        В это лето сильно поредели леса под Тулой. Дымили по всей округе углежогные кучи, громадные, в два человеческих роста. Солнце едва светило сквозь дымный чад.
        Бледно, в сизоватой мути, цвели по вырубке бабьи платки. Собирали сучья, хворост. Пели песню. Про добра молодца, белую лебедушку да змею подколодную, злую разлучницу.
        Только Марья не пела, работала молча, не разгибаясь.
        На вырубку, с лесной дороги, въехала легкая тележка. В ней двое суровых приказчиков и молодая хозяйка, Евдокия Демидова. Песня смолкла.
        - Эй! — крикнула Евдокия, спрыгнув на землю. — Песня-то не помеха, коли в работе успеваете!
        Чей-то одинокий голос продолжил было песню, но тут же испуганно пресекся на полуслове… Косясь на Евдокию, все заработали быстрее, будто над ними плеть засвистала.
        - Здравствуй, Марьюшка. — Евдокия подошла к Марье, отвела в сторону.
        - Здравствуй, — едва слышно прошептала та и отвернулась.
        - Ты на меня сердце не держи, Марьюшка. Так уж суждено, видать. Мы с тобой теперь, как две сестры, две вдовы соломенные.
        - Какая ж мы ровня? — пожала плечами Марья. — Ты — замужняя.
        - А толку-то… Уехал на Урал-горы, и поминай как звали!
        - Зачем же ты за него… замуж? — не стерпела Марья. — Ведь знала, что он меня любит.
        - Люб он мне, оттого и пошла, — просто ответила Евдокия. — Больше жизни, больше отца с матерью… А ты б на моем месте не пошла?
        Вечернее солнце вытянуло от деревьев длинные тени. Евдокия увлекала Марью все дальше, к заросшей кустами горушке. Уже не доносились голоса с вырубки.
        - Скажи-ка, Марья, правду народ бает… будто мой Акинфий у тебя ночью… Ну, когда наша свадьба была…
        - Был, — односложно ответила Марья.
        - И что же у вас той ночью было? — напряженно спрашивала Евдокия.
        - Не надо про то, Евдокия.
        - Почему ж не надо? — нервно рассмеялась Евдокия. — Могу я знать, чего мой суженый в свадебную ночь делал? — Она заглянула в глаза Марье, и та испугалась, отшатнулась. — Бают, понесла ты от него… той ноченькой.
        - Если б понесла, давно родила бы.
        - А может, и родила, да под куст сунула? — пытала Евдокия.
        - Я на такое неспособная… чтоб Акишино дите погубить.
        - Почему ж неспособна-то? Раз чужого жениха в свадебную-то ночь привечала.
        - Видит бог, я не виновата.
        - Бог он все видит, да не скоро скажет!
        Евдокия выхватила из-за пазухи маленькую сулейку, сорвала с шеи медную цепочку. И вдруг повалила Марью навзничь, запрокинула ей голову и влила в рот из сулейки. Тяжело дыша, отбежала в сторону.
        Марья беспомощно, как слепая, поводила руками по сторонам, громко стонала. Тело в судороге вытянулось дугой.
        - Издыхай без покаяния, паскуда распутная! — хрипло крикнула Евдокия.
        Внезапно в кустах шумно затрещало, и Евдокия бросилась бежать. На поляну, где умирала Марья, вывалился из кустов лобастый теленок, на шее болтался обрывок веревки.
        …Ночь. Гудел ветер в вершинах деревьев. Светляки факелов медленно ползли по лесистому холму, тревожно отсвечивали в черной воде озерца.
        - Э-эй! — раздался истошный крик. — Сюда!
        Все сбежались на небольшую полянку. Близко склоняя факелы, разглядывали Марьин головной платок, весь изодранный, в пятнах крови. Передавали из рук в руки сулейку темного дерева на оборванной медной цепочке.
        Перед домом Демидова гудела толпа. Трещали, брызгали искрами факелы.
        Евдокия, простоволосая, разлохмаченная, сидела в своей светелке и, чуть покачиваясь, нашептывала песню про добра молодца, лебедушку и змею-разлучницу. Подле нее на полу стоял глиняный кувшин с кружкой.
        Шваркнулась о стену дверь — на пороге стал Никита с сулейкой в руке. Потянул носом и в изумлении уставился на Евдокию.
        - Ты… что? — запинаясь от гадливости и возмущения, спросил он. — Никак, пьяна?
        Евдокия подняла на него мутные глаза, углядела сулеечку.
        - A-а… сулеечка, — хихикнула она. — Хороша сулеечка… А цепка — дрянь, поганая цепка, свекрушко. Ну, иди сюда, посиди со мной, с бабой молодой. Муж-то мой хоть и живой, а нетути его… — Она пьяно рассмеялась и вдруг закричала жалобно, со слезами: — Пошто жизнь мою покалечили?! Пошто мужа меня лишил? Все деньги… — неожиданно спокойно и трезво сказала Евдокия, будто вместе с воплем вылетели из нее злоба и хмель. — Богачество, что в дом принесла, меня ж и губит. И Акинфушку. — И вновь закричала — Пес ты смердящий! Дьявол!
        От удара Никитиного сапога кувшин с брагой разлетелся в пыль.
        …Стоявшие подле демидовского дома часто закрестились, услышав истошный вон Евдокии.
        - Пли! — срывая голос, гаркнул Акинфий, и двенадцать пушек, вытянутых в шеренгу, разом изрыгнули пламя.
        Одну пушку разорвало. Развороченный ствол. отбросило, перевернулся лафет. Взрывом покалечило двух мастеров, одного убило.
        Пока мертвого оттаскивали в сторону, а раненых перевязывали обрывками их же рубах, Акинфий осматривал развороченную пушку, спрашивал:
        - Кто ствол отливал?
        - Я… — кашлянул в кулак Гудилин.
        - Почему разорвало?
        - Может, чугун пузырчатый… — неуверенно отвечал пожилой мастер.
        - А ты куда глядел, рассукин ты сын?! Из-за тебя человек загинул! — Он пнул ногой чугунный обломок. — Чтоб в точности мне причину установил! Заряжа-ай!.. Жалованье свое, — ткнул пальцем на убитого, — детям его отдашь!..
        ПЛАВИЛЬНЫХ ДЕЛ МАСТЕР ГУДИЛИН, ИЗ ПРИПИСНЫХ КРЕСТЬЯН; ВНУК — АНДРЕЙ ФОМИЧ ГУДИЛИН, ТАКЖЕ ПЛАВИЛЬНЫХ ДЕЛ МАСТЕР НА НИЖНЕ-ТАГИЛЬСКОМ ЗАВОДЕ; ПРАПРАВНУК — СОВЕТСКИЙ МЕТАЛЛУРГ ЮРИЙ ПЕТРОВИЧ ГУДИЛИН.
        Акинфия убитый больше не занимал — в поту таскал к пушкам картузы с порохом.
        - Двойной заряд!
        - Да что ты? — обомлели мастера. — Нешто можно?
        - Давай! Кому сказано! — И выхватил у ближайшего горящий фитиль. — Всем в овраг!
        - Да-a, это не Кузовлев-воевода… — говорили мастера, поднимаясь с земли.
        Лишь Гудилин не поднялся. Лежал, уткнувшись в песчаный склон, и тихонько, по-ребячьи, подвывал на одной высокой поте.
        Ранним туманным утром по дороге через ноля и перелески тянулся неторопливый обоз: десятка три телег, накрытых полукруглыми ивовыми навесами от дождя и солнца, в тени которых на соломе и мешках спали дети, старики — целые семьи. За телегами мычали привязанные коровы и телята.
        Марья в изорванном платье спала на одной из телег, чуть прикрытая дерюгой. Рядом сидел белоголовый дед. Он потряс Марью за плечо, протянул берестяной туесок с водой:
        - Ну-к, дочушка, полей…
        Марья испуганно вскинулась, потом доверчиво взяла туесок, выпила, судорожно дергая горлом.
        - Лежи, лежи, ишшо совсем слабая. Ты ить с нами уж пять ден едешь и все спишь да спишь.
        - И зачем только спас меня, дедушка, заче-ем? — простопала она.
        - Жизнь человеку бог дал, чтоб радоваться. Как птицы божьи, другое зверье… Нас вот гонют неведомо куда по-царскому указу, с родных мест оторвали. А мы — ничего…
        - Радуетесь? — усмехнулась Марья.
        - Живем, — с достоинством ответил дед.
        Много дней прошло. Месяцы пролетели. Осень поджигала листву.
        Никита восседал в возке рядом с Евдокией. Оба празднично одеты. На Никите новый кафтан с меховыми оторочками и серебряными пуговицами. На Евдокии цветастый платок, ожерелья, а на руках… кандалы. Подъезжали к заводам.
        Никита смотрел по сторонам и видел сплошь вырубленные леса, белые срезы пней, пятна гари от огня углежогов. Где тот обетованный край, о котором рассказывал рудознатец Пантелей? Вокруг обугленная земля, вывороченные пни и корневища, дым и копоть.
        - Знатная работа тут у Акишки, — бормотал Никита. — Без дела не сидит.
        И вдруг он увидел несущегося во весь опор всадника.
        - Акишка… — выдохнул Никита и перекрестился, и мутная слеза поползла в бороду. — Родимый мой… сердце мое, Акиша…
        И Евдокия задрожала, вскинула вверх руки, скованные цепью, и закричала пронзительно, будто перед смертью:
        - Акипфи-н-ий!
        Он слетел с лошади и сперва бросился к отцу, плюхнулся перед телегой в грязь на колени.
        - Батя… батяня… — И вдруг зарыдал глухо, будто хлынула из него почти двухлетняя, непомерная для человека усталость и тоска. И тряслись плечи и спина. — Батя-а… здравству-уй…
        Никита сполз с телеги и сам стал на колени и обнял сына, прижал к себе, накрыл его голову своей большущей, черной бородой:
        - Что, Акишка, худо было? Я знаю, знаю… Ничо, ничо, поплачь, поплачь — полегчает. Ты у меня молодец, Акишка. Завод-то дымит? За то великое спасибо тебе от царя Петра Лексеича… от всего отечества русского…
        ЗА СВОЮ ЖИЗНЬ ОТЕЦ И СЫН ДЕМИДОВЫ ОСНОВАЛИ НА УРАЛЕ И АЛТАЕ ПЯТЬДЕСЯТ ОДИН МЕТАЛЛУРГИЧЕСКИЙ ЗАВОД, НЕ СЧИТАЯ РУДНИКОВ И ПРИИСКОВ. РОССИЯ СТАЛА НЕЗАВИСИМОЙ ОТ ВВОЗА ИНОСТРАННОГО ЧУГУНА И ЖЕЛЕЗА И САМА СТАЛА ПРОДАВАТЬ ЕВРОПЕ МЕТАЛЛ.
        Евдокия кусала губы, чтоб не разреветься в голос, и вся дрожала, и цепь, сковавшая ей руки, глухо позвякивала.
        - Теперь вон с женой своей поцелуйся. Я ее к тебе в цепи привез. А за что, про то она тебе сама расскажет. — Никита подтолкнул сына к жене.
        Заплаканный Акинфий, ничего не понимая, обнял Евдокию.
        Простор могучей реки открылся им внезапно. Тугие, пологие волны медленно катили вдаль. А на другом берегу, низком и песчаном, стеной стоял кедровый и сосновый лес, будто солдаты в строю. Задние телеги переселенцев еще подтягивались к перевозу, а мужики сгрудились на высоком берегу, крестились, сняв шапки.
        - За энтими лесами и Урал начинается.
        - Дошли, слава тебе господи, не подохли.
        Вечерело. Прямо у перевоза переселенцы разбили свои табор — затопили костры, готовили ужин, чинили телеги, сбруи, износившуюся одежду. Где-то, собравшись в кружок, протяжно и печально пели бабы.
        Марья подбрасывала сучья в огонь, следила за большим казаном, подвешенным на жерди. Белоголовый старик, который спас ее от смерти, чинил истлевшую от пота п солнца рубаху. Плечистый парень Платон приволок охапку сучьев, свалил их у костра, сказал:
        - Рыбаки сеть вытащили, рыбы — прорва! Ба-альшущие!
        Он присел у костра и стал смотреть, как Марья ломает сучья, подкладывает их в огонь. Глуповатая, счастливая улыбка проплывала по губам Платона.
        - Что уставился-то? — спросила Марья.
        - Ничего, смотрю просто. Красивая ты, Марья.
        - Только красота эта не про тебя, Платоша.
        - За посмотренье денег не берут. — не обидевшись, Платон продолжал улыбаться.
        Из темноты вынырнули двое мужиков, один в лаптях, другой в разношенных сапогах, оба в рваных армяках.
        - Хлеб да соль, подневольные! — хрипло поздоровался высокий и тощий. Второй мужик почему-то засмеялся.
        - Здоровы будьте, православные, — глянул на них старик.
        - Куда ж это вы всем миром путь держите? — Тощий присел у огня.
        - Да вот на Урал-горы, к Демидовым.
        - Видать, вам шибко каторги захотелось.
        - Ну уж! — не поверил старик. — Демидовы-то, бают, душевные человеки. Крестьян шибко не забижают.
        - Демидовы-то? — переспросил тощий. — Они душевные. Разве что младенцев по ночам не едят, а так душе-евные!
        - Да ну?
        - Вот те и ну!
        - А вы отколь знаете?
        - А мы там были, хмель-мед пили, кайлом махали да руду на тачке таскали!
        - Так вы, ребята, беглые? — вскинулся старик.
        - Догадливый ты, дед.
        Оба беглых с жадностью набросились на еду. Марья смотрела на них и боялась спросить. Наконец решилась:
        - А вы, что же… и Акинфия Демидова знаете?
        - Акинфку-то? — Тощий проглотил ложку варева. — Самый главный лиходей. Чтоб ему сгореть в геенне огненной!
        - Неправда! — невольно вырвалось у Марьи, и все удивленно уставились на нее. — Акинфий добрый, богобоязненный. Я знаю его…
        На эти слова оба беглых мужика расхохотались.
        Марья встала и ушла к реке, прихватив деревянную бадейку.
        …Она просидела на берегу до поздней темноты. Приходил Платон, искал, звал, но она не отозвалась. Гасли вокруг костры — переселенцы укладывались на ночлег.
        Внезапно из темноты вынырнула фигура.
        - Ах, красавица! — Это был тощий. По другую сторону от Марьи вырос бородач.
        - Ты что-о! Пусти-и, — рванулась Марья, по тощий держал ее крепко, потянул к себе, приговаривая:
        - Тихо, тихо. Ты расскажи-ка нам лучше… Уж не полюбовник ли твой, энтот Акинфка?
        А бородач вдруг ухватился за нее сзади, стал валить на спину.
        - Пусти-и…
        Но бородач ловко закрыл ей рот широченной лапой, придавил к земле. А тощий торопливо рвал одежду, тыча бородой в лицо:
        - Тихо, тихо. Не дрыгайся. Чем мы твоего Акинфия хужей…
        Когда очнулась — вновь увидела перед собой ухмыляющуюся рожу.
        - Ну че, красавица, сладко небось?
        - Таперича ты держи, — прохрипел бородач, — мой черед…
        В эти короткие мгновения Марья углядела нож за кушаком тощего. Она выдернула нож и с силой вонзила ему в живот.
        - Ы-ы-у-у-а! — утробно завыл тот, отползая в сторону.
        А Марья ударила еще раз, наугад, метя в бородача. Тот тоже взвыл, схватившись за раненое плечо. Вскочил, опрометью бросился в темноту, хрипло ругаясь.
        Марья сидела на земле, сжимая нож, и неотрывно смотрела, как умирал тощий. Вот он перестал стонать, охнул и затих навсегда. Стало до жути тихо… Но вот вдалеке зашуршала под ногами прибрежная галька, долетел до нее голос Платона:
        - Марь-я-а-а! Кто кричал-то, э-э-эй! — Он прошел неподалеку, но Марья не отозвалась. — Где ж ты хоронишься, Марьюшка-а-а?!.
        Наконец-то дошли! Горы, поросшие лесом, неглубокие, залитые солнцем долины. Вот он — Невьянск!
        Встретил обоз переселенцев сам Акинфий Демидов с приказчиком. Горячие башкирские лошади нервно перебирали ногами.
        Прибывшие глазели на Демидова, про которого столько разного слышали в дальней дороге. Собой хорош, статей, силен. Марья прикусила губу, смотрела на Акинфия, не отрываясь. Может, заметит, узнает? И надеялась и страшилась. Акинфий скользнул по ней взглядом, не узнал.
        - У меня работать на совесть, — выкрикнул он, — тогда сыты и в тепле будете. А кто отлынивать вздумает, с тем разговор другой! — Для пущей убедительности вскинул кверху руку с нагайкой. — А про все остальное приказчик мой расскажет. — Он показал на Крота, пришпорил лошадь и поскакал к заводу.
        - Акишенька-а… — прошептала Марья, и силы покинули се. Она упала бы, не поддержи ее вовремя Платон.
        - Ты что, Марья? Кровинки в лице нет! — испугался он.
        - Ничего, ничего… уже прошло… — Она виновато глянула на Платона, слабо улыбнулась.
        - Ты, паскудник, будешь говорить ай нет? — воевода Кузовлев склонился над лежащим на каменном полу Пантелеем, светя факелом. — Сколько ты рудных мест за это время нашел?
        - Не считал, — хрипло ответил Пантелей.
        - Покажи, и отпущу с миром. Люди бают, ты серебро нашел. Цельную жилу. Правда ай нет?
        - Кто бает, у того и спроси, — выдохнул Пантелей.
        - Бейте его, ребята, пока не скажет, — вздохнул, разгибаясь, воевода и направился к выходу из подвала. — Только не до смерти. Ишшо пригодится.
        Выйдя на свое подворье, воевода с облегчением вздохнул и позвал:
        - Эй, Кро-от!..
        - Здесь, боярин. — Из темноты вынырнул приказчик Крот, поигрывая нагайкой. — Ну что, молчит?
        - Молчит, аспидное семя. А ты точно слыхал про серебро-то?
        - Своими ушами, боярин! — перекрестился Крот. — Акинфий Никитич его спрашивает, когда он из тайги-то пришел, чего ты, мол, сияешь, будто блин масляный. А Пантелешка и баит: серебряну жилу, хозяин, нашел. Знатная жила, что казна царска. Прям так и сказал!
        - А что Акишка?
        - Молчок, мол, никому… Завтрева покажешь.
        - Охо-хонюшки, — вздохнул воевода, бросил Кроту кожаный мешочек с монетами: — Держи за труды.
        Крот ловко поймал мешочек на лету.
        - Доходно, небось, двум господам-то служить? — усмехнулся воевода.
        - Не шути, боярин, — с угрозой промолвил Крот. — А то как пойду к Демидову да покаюсь.
        - Там тебе башку и оторвут, — в третий раз вздохнул воевода. — А не они, так я. Раз ты, мил человек, такую себе планиду выбрал, то уже не кочевряжься.
        - Какую такую планиду?
        - Иудину.
        Конные шарили по лесу. Аукали. Съезжались и вновь разъезжались. Лошадь под Акинфием запарилась, покрылась желтым мылом.
        - Нету нигде. Везде обыскали, — сумрачно сказал приказчик Крот. — Может, в Верхотурье податься? Чует мое сердце, воевода его захватил.
        Акинфий скрипнул зубами и пришпорил копя, но измученное животное низко опустило голову и не заржало — застонало.
        - Лошадей бы сменить, хозяин! — прокричали сзади.
        …Когда Акинфий после безуспешных поисков явился домой, там на лавке под иконами лежал Пантелей. Он харкал кровью и говорить не мог. Старуха Самсоновна пыталась поить его молоком, но и молока не принимал.
        - Где нашли? — глухо спросил Акинфий.
        - На плотине связанный лежал, — ответила Самсоновна. — Видать, ночью подбросили.
        - Пантелеша… — Акинфий присел рядом с другом, и слезы закипели у него в глазах. — Кто тебя так-то, Пантелеша?
        Пантелей молча смотрел на Акинфия своими ясными голубыми глазами.
        - Неужто воевода, а? На такое решился?..
        Пантелей на мгновенье прикрыл глаза.
        - Не жилец он боле… — всхлипнула старуха Самсоновна.
        - Не каркай, ворона! — рявкнул на нее Акинфий и повернулся к Кроту, входившему в избу: — Пушки погрузили?
        Крот утвердительно кивнул:
        - Завтрева можем трогаться.
        - Пантелеша! — жарко заговорил Акинфий. — Я тебя в Москву свезу. Там лекари, заморские. Враз на ноги поставят!
        - Сплавщики грят, шибко рисковое дело с такой тяжестью идтить, — глядя в потолок, сказал Крот.
        - Ништо, ништо, — не слушая Крота, продолжал Акинфий. — Мы того воеводу попотчуем. — Ои погладил руку Пантелея. — А ты, Пантелеша, ничего ему? Ну, про то, что мне надысь говорил…
        Пантелей вдруг тихо улыбнулся и едва заметно покачал головой.
        - Слава богу, — перекрестился Акинфий и поднял мокрые глаза на Крота: — Вели на стругах быть наготове. Трогаем тотчас!
        - Сплавщики-то… сумлеваются… — вновь начал было Крот.
        - Без сумления, — жестко перебил его Акинфий, — только бык на корову взбирается.
        Плыли. Мимо пронеслись Чусовые городки, рубленные Строгановыми. На бревенчатых башнях громоздились пушки.
        Акинфий стоял на носу переднего струга и зорко смотрел вперед, на приближающиеся скалы, на белые буруны. Рядом с рулевым — лоцман Чернояров и приказчики. Лоцман с виду спокоен, по в глазах напряжение. Обернулся к Акинфию:
        - Самос гиблое место. Во-он боец, Разбойник называется. — Он указал на мрачную скалу. Вода там бурлила и пенилась с особенной силой.
        - Не трусь, — коротко ответил Акинфий.
        - Трусь не трусь, человек — не гусь, с него вода не стекает, — с мрачноватой ухмылкой ответил Чернояров. — Тута много стругов сгинуло.
        Смертельно больной Пантелей лежал на палубе рядом с Акинфием. Лежал он на разостланном бухарском ковре и подушках и молча, отрешенно смотрел перед собой.
        Стремительно вырастал из воды Разбойник. Крутые волны били в тяжело груженный струг: на дне уложены стволы пушек, колеса, пирамиды ядер, корабельные якори. За первым стругом маячил в отдалении второй, за ним — третий.
        Первый прошел. Облегченно вздыхали сплавщики, вытер со лба пот рулевой.
        - Пронесло… — хмыкнул Чернояров.
        И вдруг позади — крики и громкий треск. Второй струг закрутило буруном, ударило о грудь «бойца» Разбойника. Лопались доски, пробитые чугунными стволами и ядрами. Все свершилось почти мгновенно — струг камнем пошел на дно.
        - А-ах, поганцы! — выдохнул Акинфий и кинулся к рулевому. — Заворачивай! К берегу!
        Третий струг тоже прошел благополучно окаянное место, но и ему просигналили пристать к берегу, где уже метался Акинфий.
        - Пушки! Мать-перемать! Царевы пушки!
        - Двенадцать человек утопло, — хрипло говорил мокрый насквозь рулевой с погибшего струга.
        - В воду! Все в воду! — кричал Акинфий. — Железо доставать!
        - Утопнем все, Акинфий Никитич, — робко возражали ему. — Разве в таком омуте достанешь?
        - Все в воду! — И Акинфий первым начал раздеваться. — Что стоите? Веревки давай! Или я вас тут всех в гроб загоню! Давай! Пошел!
        Оп перебросил через руку моток веревки и ринулся в воду.
        - Двенадцать невинных душ загинуло, а ему железа жалко, — вздохнул лоцман Чернояров, но тоже стал раздеваться. Следом за ним — другие.
        Скоро в стремнине барахталось множество людей. Выбивались из сил, стараясь нырнуть на дно и подцепить веревками стволы пушек. Обессиленные выбирались на берег, падали в изнеможении на прибрежную гальку, взахлеб дышали.
        - Еремей утоп, — слышался чей-то голос. — Нырнул и не вынырнул.
        - И Антон Черенок утоп.
        - А ему всё мало, душегуб проклятый.
        - За свой барыш он нас всех тут перетопит!
        - Что разлеглись? — заорал Акинфий, выбираясь на берег. — Масленица вам?! Паскуды! Царево добро сгибло! Труда сколько!
        - Давай, давай, дармоеды! За что хозяин вам денюжки-т платит! — в тон Акинфию ярился приказчик Крот и размахивал нагайкой.
        - Ты, милок, нагаечку-т убери. Ить она тож тонет, нагаечка-т…
        - Акинфий Никитич! — подбежал испуганный Лиходеев. — Там Пантелей помирает!
        Акинфий пе сразу понял, потом тяжело побежал к стоявшему у берега стругу.
        …Пантелей лежал на ковре и подушках. Он задыхался, и на губах пузырилась кровавая пена. С ненавистью посмотрел на склонившегося над ним Акинфия.
        - Уйди, вампир! Ты что же творишь, а? Что ж ты людей замучил?! В рудниках… на заводе… в лесу… Все мало тебе, мало…
        - А ты думал, железо святым духом делается, — нахмурился Акинфий. — Дело это грязное, потное, огня требует. А лесов здесь столько — птица не облетит! А что люди гибнут, так ни в одном большом деле без того не обходится, Пантелеша…
        - Душегуб ты! Чем ты боярина Кузовлева лучше? Я вот ему про серебряну жилу не сказал и… тебе не скажу. Вот тебе! — И Пантелей показал Акинфию кукиш. — Пущай лежит, чтоб ваши ноги туда поганые не ступали. И про рудные места новые, что открыл, тоже не скажу. Выкусите!..
        Пантелеи задохнулся, кровь алой стрункой потекла из уголка рта. Он захрипел, упал на спину и затих. Глаза остекленело устремились в небо.
        - Сами найдем, Пантелеша. Прощай… — Акинфий закрыл глаза товарищу. — Не мы, так другие сыщут. А с воеводой мы за тебя сочтемся, дай срок…
        Он глянул на Крота, остановившегося неподалеку.
        - Супротив этого места на берегу вели часовню поставить. Для Пантелея и всех утопших. — Он отряхнулся, будто сбрасывал непосильную ношу. — И в путь пора!
        БИТВА РУССКИХ СО ШВЕДАМИ ПОД ПОЛТАВОЙ ЗАКОНЧИЛАСЬ ПОЛНЫМ РАЗГРОМОМ ШВЕДСКОЙ АРМИИ КАРЛА XII. ЕДВА ЛИ НЕ ГЛАВНУЮ РОЛЬ В ЭТОЙ ИСТОРИЧЕСКОЙ ПОБЕДЕ СЫГРАЛА АРТИЛЛЕРИЯ РУССКИХ, СОСТОЯВШАЯ ПРЕИМУЩЕСТВЕННО ИЗ ДЕМИДОВСКИХ ПУШЕК.
        Князь Меншиков потчевал Никиту жирным обедом в своей походной палатке. Жевали жареную говядину, пили из серебряных кубков. Никита нет-нет да и поглядывал искоса себе на грудь, где висел наградной портрет Петра, усыпанный бриллиантами.
        - И Акинфию моему государь велел таку же порсуну послать, — сказал Никита и потер портрет рукавом. — Ну, давай, князюшко, за нашего, за милостивца.
        - У государя многие в чести ходили, да немногие остались, — сказал Меншиков, хрустя огурцом. — Вы, Демидовы, стоите крепко.
        - А ты надо мной смеялся, Данилыч. Помнишь?
        - Кто старое вспомянет, тому глаз вон.
        - А кто забудет, тому — оба. Александр Данилыч, ты бы мне пленных свеев отпустил на Уральский завод? Кои к литью железа способны.
        Меншиков прожевал кусок, запил из кубка, спросил напрямик:
        - Сколько дашь?
        - Да мы народ небогатый, — поскреб в затылке Никита, — только, можно сказать, на ноги становимся…
        - Ты, Демидыч, хвостом не виляй. — Меншиков потер пальцы о Шведское знамя со львом, что заменяло ему скатерть.
        - Народишко уж больно дохлый. До Урала, боюсь, не дойдут.
        - А ты сам выберешь. Там пушкари есть, оружейники. Говори цепу! — напирал Меншиков. — И государю об этом ни слова. Не то наши головы вместе полетят.
        - Это как пить, — усмехнулся Никита. — Мою-то башку государь давно грозился собакам кинуть. — Он опять поглядел на порсуну, протер ее: — Эх, Петр Лексеич, Петр Лексеич. Милостивец ты наш.
        …Никита Демидов с Меншиковым шли вдоль строя пленных шведов, приглядывались.
        - Кто литейное дело знает? Пушкарское? Оружейное? — спрашивал Меншиков; а переводчик быстро переводил. — Два шага вперед!
        Шведские моряки и солдаты один за другим выходили из строя. Глаза Никиты восхищенно блестели.
        - Знатный народишко, знатный, — довольно бормотал он.
        Ночь. Десяток всадников держались в тени елей неподалеку от дома воеводы Kузовлева. На всадниках восточные халаты, островерхие шапки с меховыми хвостами. У поясов кривые сабли, за спинами — луки, колчаны со стрелами.
        Тяжелые створки ворот медленно разошлись. Двое людей, открывших ворота, подбежали к всадникам, вскочили на ожидавших их лошадей. Высокий, плечистый, в котором без труда можно было узнать Акинфня, медленно отпил из фляги, поднял руку.
        - Ур-р-р! (Бей!) — раздался протяжный азиатский клич.
        Всадники ворвались внутрь двора, порубив охранявших дом троих пожилых стрельцов. Потом гонялись по обширному двору за прислугой, поджигали сараи, конюшни, выводили лошадей. Топот копыт, крики, ругань. Из-под крыш сарая и конюшни полыхнуло пламя.
        …Воевода Кузовлев стоял перед Акинфием в длинной холщовой рубахе. По стенам воеводской горницы метались отсветы пламени.
        - Это ж воровство, Демидов! — Воевода ткнул перстом на багровое окно. — Это бунт противу государя…
        - Противу тебя, душегуб! — Акинфий резко шагнул с порога к воеводе.
        Тот отшатнулся в ужасе, но пересилил себя и не отступил, сам шагнул навстречу:
        - Я слуга государев! Ои меня на должность здесь поставил! А ты, варнак, животы мои грабить, жечь!..
        Они сошлись грудь о грудь.
        - Уходи, Акинфий, — тяжело дыша, продолжал воевода. — За ради отца и многотрудства твоего жалею и прощаю. Уходи немедля. Иначе лютая казнь ожидает тебя. В разбойном приказе!
        - В разбойном? А это ты видел?! — Акинфий распахнул халат — на кафтане, над поясом с дареным Петром «кухенрейтером» сверкала каменьями царская порсуна, высшее отличие государево.
        Воевода глянул на царский лик, еще более грозный в пламенной игре пожара, и рухнул на колени.
        - Я тебе девок дам, Акинфушка. Хошь? — жалкие слова полетели с мокрых воеводиных губ. — У меня сладкие девки… выбирай любую!..
        - Пантелей тебе кланяться велел, — усмехнулся Акинфий. — Кто к тебе его заманил? Отвечай, червь навозный!
        - А помилуешь? — В глазах воеводы мелькнула сумасшедшая надежда.
        Но ответить ему Акинфий не успел — его кто-то оттолкнул. Выстрел — и в пороховом дыму мотнулась голова воеводы, и он грохнулся об пол. Это Крот, неслышно появившийся во время разговора, вырвал из-за пояса Акинфия «кухенрейтер».
        - Я думал, ты не решишься, — оправдываясь, сказал Крот.
        По горнице сизыми струями тянул дым. Акинфий достал из кармана флягу, отхлебнул, гадливо поморщился и рукавом отер рот.
        - Думал, не решишься, — снова, как эхо, повторил Крот, стянул с головы лисий малахай и, отвернувшись от убитого, перекрестился.
        Акинфий неожиданно метнулся к нему, вырвал у него из ножен кривую саблю и занес над его головой. Приказчик в ужасе присел, вскинул руки:
        - Пощади, Акинфий Никитич! Не губи-и!
        - А не ты ли, — с внезапным прозрением спросил Акинфий, — не ты ли змеюка у меня под боком? Пантелея воеводе… не ты ли?
        - Не я, не я… — трясясь, бормотал Крот.
        - Чего ж боишься?
        - Так страшно ж, Акинфий Никитич.
        Акинфий хрипло рассмеялся, смаху вонзил клинок в стену, нажал на рукоять и сломал его. Отшвырнул обломок.
        - У ворот шапку азиятскую бросьте, кушак… Приметка, ежли что, будет.
        - Рухлядишку-то воеводину пограбить можно? — спросил Крот.
        - Грабь, коли бога не боишься. — Акинфий еще раз отхлебнул из фляги и пошел из дома.
        - Людей бояться надо, — бормотал Крот, сдирая со стола скатерть. — Бог — он терпеливый, с им жить-ладить можно.
        В скатерть летела всякая всячина: оловянные и серебряные чарки, серебряные и деревянные ложки.
        Встречала его на крыльце старуха Самсоновна. Сухой, сморщенной ладонью скрывала от разбойника-ветра огонек свечи.
        - Хорош делательник!.. — укоризненно вздохнула она, глядя, как Акинфий, путаясь, стаскивал восточный халат. — Ряженым, что ль, по дворам ходил?
        Акинфий молча сунул ей халат и лисий малахай. Самсоновна недоуменно помяла в руках непривычную одежду, нюхнула для чего-то, швырнула в угол.
        - Тьфу, поганство какое! Откуда ты пьянушшай такой, а? — Она мелко закрестилась. — Пойдем-ка, батюшка, на постелю тебя отведу.
        Акинфий вырвал руку, повернулся и ступил на ступеньку лестницы. Она снова подхватила его под локоть, свела со ступеньки на пол, но Акинфий вновь вырвался и, тяжело опираясь о перила, стал подыматься по лестнице.
        - Да что с тобой, Акинфушка, опомнись! — . Старуха старалась ухватить его снизу за сапоги. — Ты ж к ей никогда не ходишь… не ночуешь…
        - А теперь пойду. Она душегубица… ну и я окаянный душегуб. Два сапога пара!
        - Как же я тебя ненавижу, мучитель проклятый… — шептала сквозь слёзы Евдокия. Перед ней на растерзанной, измятой постели храпел голый Акинфий. — Пошто ты жизнь мою загубил? Любовь истоптал? — Ненавидяще блестя глазами, она всё ниже склонялась к нему, придерживая разорванную рубаху. — Гос-споди, всех вас ненавижу! Всю породу вашу демидовскую!
        Руки Евдокии дрогнули и медленно, как бы против воли, потянулись к горлу Акинфия…
        - Я хорошая была, тихая. Хотела, чтоб любовь кругом меж людьми была. А вы… Всю душу мне спалили, до черна сожгли.
        Пальцы ее коснулись горла Акинфня, поползли дрожа, и тут она рухнула ему на грудь, жадно целуя закрытые глаза, надолго приникая к губам.
        - Акишенька… Прости меня, любый мой… Нетто мы не муж и жена венчаные, Акиша? Я тебя так люблю, до гроба. Мне дите от тебя хочется, Акиша. Стану денно и нощно господа молить…
        ЧЕРЕЗ ВОСЕМНАДЦАТЬ ЛЕТ ПОСЛЕ НАЧАЛА СЕВЕРНОЙ ВОЙНЫ КОРОЛЬ ШВЕЦИИ КАРЛ XII ПОГИБ НА ПОЛЕ БРАНИ. В ТОМ ЖЕ ГОДУ ЦАРЕВИЧ АЛЕКСЕЙ БЫЛ ПРИГОВОРЕН К СМЕРТНОЙ КАЗНИ. СЕВЕРНАЯ ВОЙНА ПРОДОЛЖАЛАСЬ ЕЩЕ ДОЛГИЕ ТРИ ГОДА, И УРАЛЬСКИЕ ПУШКИ ГРОМИЛИ НЕПРИЯТЕЛЯ…
        Акинфий проверял новые пушки. Слепяще играло солнце на стволах. Мишени были далеко отодвинуты в поле.
        На руках Акинфия маленький сын — первенец Прокопий. Крот с поклоном поднес Акинфию горящий фитиль, и сын потянулся к дымящему огоньку. Акинфий улыбнулся гордо и радостно, передал ему фитиль. Тот крепко сжал ручонками, деловито ткнул в пушку, сразу попав куда следует, — пушка отскочила, изрыгнув пламя и дым. Черный мячик понесся к мишени. Взлетели щепки, комья земли.
        Акинфий, смеясь, подхватил Прокопия.
        Санкт-Петербург. В гулком, сколоченном наспех сарае гулял ветер. Никита Демидов, пыхтя от усердия, выводил в толстой кожаной тетради под диктовку.
        - У купца Стеблова полторы тыщи пудов железного прута куплено. Да ишшо в крицах железо, — говорил сын Григорий.
        - Знаю, — буркнул Никита, — две тыщи да три сотни с полпудиком.
        - Сколь мы с тобой, батюшка, деньжищ-то переплатили. На каждом пуде небось алтына по три.
        - Что деньги? — притворно вздохнул Никита. — Прах. Жисть — вот золото истинное… А что переплатили — обратно возьмем. Еще как возьмем-то! — Он бросил тетрадь на стол, посмотрел в окно.
        Неподалеку, на острове, солдаты пилили сосны. Вот крайняя сосна пошатнулась и грохнулась о землю. На этом берегу, из-за черного скелета недостроенного корабля выехал возок и покатил к демидовскому сараю-складу.
        - Ну, — повеселел Никита, — сейчас с аглицкими купцами торговаться будем, душа с них вон!
        Английские купцы, сойдя с возка, ввалились в сарай. Самый главный и самый дородный, с седыми бакенбардами и трубкой в зубах, оглядел чугунные и железные болванки, сложенные штабелями вдоль стен, вздохнул и сказал:
        - Мы думаем о ваше предложение, мистер Демидофф. Цена есть грабительский! Но мы решил платит вам этот цена.
        Он крикнул что-то по-английски и через несколько мгновений двое слуг внесли объемистый кожаный мешок и плюхнули его на стол перед Никитой.
        - Без обману? — осведомился Никита, спрятав ухмылку в бороду. — Ладно, ладно, верю.
        - Пожалуйста, начните отгрузка нам железа. Сейчас. Нам слишком дорог отдых наших кораблей в Санкт-Петербург.
        - Про то мне ведомо, — вздохнул Никита. — Да ведь в цене-то, господа хорошие, мы до сей поры не сошлись…
        - Как? — англичанин обескураженно смотрел на Никиту.
        - Так это же вчерашняя цена, — посуровел Никита, — ее и надо было вчерась платить, а не кобениться. Нонче цена будет другая.
        Англичанин перевел товарищам слова Демидова, и те возмущенно загалдели.
        - Какой же цена сегодня? — выставил вперед подбородок англичанин.
        - Только вас жалеючи, — вновь вздохнул Никита, — и как нам торговать с вами долгие лета… — Он залихватски хлопнул себя по голенищу. — Эх, была не была! Прибавьте, господа хорошие, еще столько, и дело с концом.
        Главный англичанин сделал знак, и слуги забрали мешок с деньгами, понесли к выходу.
        - Мы едем к царю Петру! Надеюсь, на этот раз он тебя примерно накажет… А если нет, то английский флаг больше не увидят в Санкт-Петербурге!
        - Надейся, надейся, — лучезарно улыбнулся Демидов. — Только запомни — завтрева цена-то опять другая будет…
        Англичане, толкаясь в дверях, вывалились из сарая.
        - Ссечет нам головы государь, — убежденно проговорил Григорий, — попомни мое слово, батюшка.
        Рота ходко месила грязь по прибрежной дороге. Берег был низкий, невская вода длинными языками пересекала дорогу. Командиры покачивались в седлах, кутались в плащи от промозглого ветра.
        Внезапно позади, где щетинилась седыми гребнями волн сизо-черная Нева, часто и гулко забухали пушки.
        - Господи-и, — закрестились седоусые солдаты-преображенцы и среди них солдат Минаев, тот самый, что предложил когда-то Петру взять на абордаж шведские фрегаты. — Никак, швед налетел…
        - Сто-о-ой! — раздался отчаянный крик впереди.
        Минаев даже споткнулся от этого крика.
        Из-за поворота дороги съезжал под уклон молоденький прапорщик Нефедов. Копыта коня скользили но глине, как но наледи. Прапорщик, весело хохоча, выхватил из кармана мундира штоф, из другого измятую бумагу. Попытался разгладить ее, да только порвал, уронил в грязь и рассмеялся пуще прежнего.
        - Хрен с ей, так скажу. Господа офицеры, полнейшая виктория! Шведы в Пиштадте подписали мир!
        - Ур-ра-а! — потрясая ружьями, закричали солдаты. Позади продолжали беспорядочно палить пушки.
        Прапорщик, крутясь в седле среди обступивших его офицеров, совал каждому штоф с водкой и кричал:
        - Лифляндия! Ипгермоландия! Эстляндия, часть Карелии с Выборгом! Навечно русские! А, господа, каково?
        - Как же это, братцы? — растерянно бормотал солдат Минаев. — Раз мир… А с нами-то теперь что будет? — Он попытался просунуться к Нефедову, по не смог. — С нами-то как же теперь, а, господин офицер?
        - Чего тебе, старый? — наконец заметил его Нефедов. — Пошел, пошел! — И вновь засмеялся. — Господа офицеры! Государь приглашает прибыть вас в Летний сад на машкерад. Солдатам же — тр-ройной порцион водки! — Прапорщик тряхнул головой, парик, соскочив, упал в грязь, и Нефедов стал белобрысым, ушастым мальчишкой.
        - Ур-ра-а! — кричали солдаты, потрясая оружием.
        - Вот и все. — Царь Петр сильно потер лицо, как человек, давно не высыпавшийся и безмерно уставший.
        - Да-а, — вздохнул Никита, — двадцать один годок, шутка сказать…
        Разговор шел в маленьком домике-времянке в Петропавловской крепости. С худой крыши капало в глиняную крынку. В углу громоздились банки, где в спирту плавали человеческие и звериные уродцы — не успели, видно, отправить в кунст-камеру. На столе разбросаны чертежи, планы, книги, геодезические инструменты, циркули, перья.
        - Обыкновенно ученики науки в семь лет оканчивают, — сказал Петр, криво усмехнувшись, — а наша школа троекратной была. Алешке моему одиннадцати не было, когда мы в первый раз под Нарву-то подступились… Он маленьким смешной был, — Петр вдруг улыбнулся, светло, грустно, ткнул себя в ямку на подбородке: — Все сюда меня целовать любил. Ты, говорил, тутко на бабушку похож. Сейчас бы ему тридцать два было.
        - Многих эта война забрала, да не всех обратно отдала, — сказал Никита. — Вот и Алексей-царевич…
        - Что?! — Петр резко вскинул глаза.
        - Ежели б война не такая долгая, ты б его подле себя держал, воспитывал, — нерешительно продолжал Никита. — Может, и обошлось бы.
        - Нет, не обошлось бы… — Лицо Петра исказила судорога, и он заговорил быстро, все более распаляясь: — Я России служу, токмо ей одной! Из тьмы — к свету! В европских народов семью взошли! А он боярский да поповский прихвостень! А ты… Ты во-ор! — И он изо всей силы хрястнул кулаком о столешницу. Стол качнулся, чертежи и инструменты полетели на пол.
        Из соседней комнаты выбежала Екатерина и бросилась к Петру. Присела рядом, сорвала парик и, прижав его голову к груди, стала мягко и нежно оглаживать седоватый ежик волос. Петр дышал тяжело, с присвистом. Глаза закрылись, кулаки медленно стали разжиматься.
        Никита низко поклонился императрице и попятился к выходу.
        - Постой, — шепнула Екатерина. — Ты зачем все железо в Петербурге скупил и английским купцам продавать не хочешь? Они к государю жаловаться приходили.
        - Матушка… — Никита прижал руки к груди. — Они ведь воры несусветные, аглицкие-то купцы. Лучше нашего железа нету, а они цену какую дали? А у себя втридорога им торгуют! Грабют, истинный бог, по миру пускают. Вот я и решился проучить ихнего брата. Заступись, матушка… Я тебе с Урала-то каких невиданных самоцветов пришлю, у ихней королевки длинноносой таких отродясь не бывало! Соболей пришлю, горностаев!
        - Он тебе дворянство пожаловать хотел, — мягко улыбнулась Екатерина. — А теперь что?
        - Бог с ним, с дворянством, ни к чему оно мне. Ты лучше заступись, матушка…
        И вновь на складе Демидова, перед столом, топтались-переминались английские купцы.
        - Ты пират, Демидофф! — нервно говорил и пыхтел трубкой англичанин. — Кровавый флибустьер! Мы привезли деньги, сколько ты назначил! — Он хлопнул в ладоши, и двое слуг внесли два кожаных кошеля с деньгами.
        - Не пойдет! — резко мотнул головой Никита. — Я ж говорил вам, господа хорошие: другой день — и цена другая. Теперя в полтора раза против этого надобно.
        - Это… это грабеж… — растерянно проговорил купец.
        - А вы как думали! — зло захрипел Демидов, просунувшись через стол к купцам. — Вы грабили, а теперича… Теперича у нас виктория, не хотите, разом все голландцам продам!
        - Теперь уже точно башку ссечет, — убежденно пробормотал Григорий.
        Англичанин опять что-то говорил своим товарищам, те ахали, сокрушенно качали головами, укоризненно смотрели на Никиту.
        - Хорошо, — наконец сказал главный, — я пошлю за деньгами. Через час подвезут. Прикажи открыть склады. Мы будем грузить.
        - Когда деньги будут, тогда и склады открою, — отрезал Никита. — Терять нечего, все одно государь башку ссечет.
        - Если бы ты был дворянин, я бы вызвал тебя на дуэль, — срывающимся голосом проговорил купец.
        - А я не дворянин, — усмехнулся Демидов, — с меня и взятки гладки.
        Акинфий молился в часовне на высоком берегу Чусовой, где был похоронен Пантелей и утонувшие когда-то сплавщики.
        - Господи, помяну рабов твоих усопших Пантелея… Марью… Господи, прости прегрешения наши… — Акинфий замолчал, облизнул пересохшие губы, прошептал: — Надоумь меня, Пантелеша, где та жила серебряная, кою ты нашел? И кто у нас в дому змея подколодная? — Акинфий долго молчал, глядя на иконы, будто и впрямь ждал ответа. Потом перекрестился и вышел из часовни.
        Приказчик Крот поджидал его у входа, держал под уздцы двух лошадей. Стемнело, и на черное небо высыпали яркие, к морозу, звезды. Акинфий поежился, застегнул полушубок. Засмотрелся на гроздья звезд.
        - Почему они светют, а?
        - Господь зажег, вот и светют, — отозвался Крот.
        - Не, они, поди, из железа расплавленного али какой другой руды… Серебра там… Вот и светют. А почему так?
        - То нам знать не дано, хозяин, — усмехнулся Крот. — Узнать бы те места рудные, кои покойный Пантелей нашел. Вот ведь человек — сам не гам и другим не дам.
        Акинфий долго пристально смотрел на Крота, у того глаза вильнули в сторону.
        Руки у Никиты Демидова дрожали от волнения, проклятый сапог никак не лез на ногу. В спаленке было полутемно — тусклый зимний день едва проникал в слюдяное оконце. Бурча под нос. Никита вышел из спаленки в горницу, оттуда — в прихожую, потыкался по углам, где висели шубы, шапки, крикнул:
        - Малахай мой лисий где? Опять куды-то засунули, черти…
        В прихожей, у мраморной лестницы, стоял прапорщик Нефедов, тот самый, что когда-то объявлял о победоносном Пиштадском мире. Возле ботфорт его натекли лужицы талой воды, с треуголки, которую прапорщик держал в руке, капало. Сверху по лестнице спускалась полуодетая Евдокия с маленьким сынишкой на руках. Откуда-то вынырнула древняя Самсоновна, другие домочадцы.
        - Малахай мой где?! — уже злобно кричал Никита и вдруг схватился за сердце, осел на ступеньку. — А ну как не успеем, помрет он?..
        - За такие слова на дыбу велено, — мрачно бросил прапорщик.
        - Э-эх, мил человек! Дорога-то, сам знаешь, дай бог в две недели добраться!
        За окном послышался перестук копыт, голоса. Вскоре грохнула парадная дверь и в прихожую ввалился весь заснеженный Акинфий. Увидев его, радостно улыбнулась Евдокия.
        - Куды это ты собрался, отец? — удивился Акинфий. — Пурга на дворе.
        - На кудыкину гору чертей ловить! Ты вот где шляешься?
        - На Тагильском заводе был… А что стряслось-то? — Акинфий только сейчас увидел прапорщика Нефедова. — Откуда?
        - Из Санкт-Петербурга, — вздохнул прапорщик. — Восемь пар лошадей насмерть загнал… Государь император занемог крепко. Велел Никиту Демидыча прямиком к себе доставить.
        Старуха Самсоновна наконец отыскала в груде шуб Никитин малахай.
        - Как же он занемог-то? — растерянно спрашивал Акинфий.
        - Матросов на Неве спасал… Барка перевернулась, тонуть стали, а государь на своей яхте мимо шел. Возвращался с осмотра заводов, — устало рассказывал Нефедов. — А ветер в Неву большую воду нагнал. Государь увидел, что матросы тонут, и в воду. Ледяную… Почитан, часа два в воде по грудь простоял, матросов тех с рук на руки передавал. Простыл. Когда я уезжал, шибко плох был.
        - Я с вами! — не дав договорить прапорщику, решился Акнифий.
        - А заводы на кого оставим? — зло глянул на него Никита.
        - Гори они ясным огнем, твои заводы! — непокорно рыкнул Акинфий. — Я с вами еду, и весь сказ!
        - Акинфий! — всхлипнула Евдокия, прижимая сына к груди.
        - Не вон, нe вой, не одна остаешься. Через месяц вернемся. За приказчиками поглядывай!
        Они тряслись в возке, молчали, думая об одном и том же — о тяжкой болезни Петра.
        - Нет, ну что ему эти матросы, а? — вдруг прихлопнул себя по колену Акинфий. — А теперь помрет — государство осиротеет!
        - Он тогда не об государстве думал, — глухо ответил Никита. — Ты тогда на Чусовой железо спасать бросился, а государь — людей.
        - Так ты же сам… — задохнулся от гнева Акинфий, — са-ам мне говорил: делан не то, что сердце велит, а что голова приказывает. Али забыл?
        - Не всегда, стало быть, так-то делать надоть, — тяжело вздохнул Никита. — Век живи, век учись, Акишка.
        Прапорщик Нефедов похрапывал, забившись в угол возка.
        …Москву проезжали ночью. Проплыла мимо заиндевелая кремлевская степа. Колокольня Ивана Великого обозначилась в снежной круговерти.
        - Эй! — окликнул Никита будочника с древней алебардой. — Что государь, не слыхал?
        - Ась? — Тот выпростал из поднятого воротника бородатую рожу.
        - Государь, говорю, жив? Не слыхал?
        - Как не слыхать! Слыхал… — прогудел будочник, опять уходя головой в воротник. — Грабют нынче господ проезжающих, оченно даже проворно грабют. И режут. А они кричат. Очень даже слыхать…
        - Тьфу ты, глухая тетеря! Пошел! — крикнул Никита и захлопнул дверцу возка.
        По-зимнему низкое, полуденное солнце. Грохнула в глубине крепости пушка. Унтер Минаев стоял на часах подле домика. В комнате, в солнечном квадрате, ему был хорошо виден светлейший князь Меншиков, что сидел за столом императора и просматривал бумаги, а просмотрев, небрежно бросал их на пол.
        Демидовский возок култыхался на обледенелых колдобинах зимней дороги. Прапорщик Нефедов безмятежно спал. Глаза старика Демидова заволакивали слезы, он то и дело сморкался в платок, вздыхал, ворочался. Акинфий сидел неподвижно и остановившимися глазами смотрел в пространство.
        - Сердце чтой-то колет и колет, — вдруг сказал Никита. — Слышь, Акинфий, ежели помру, все тебе останется. Гришка пущай в Туле верховодит, а ты на Урале хозяином будь.
        - Что это ты помирать собрался?
        - Когда она с косой грянет, никому не ведомо. Так уж лучше загодя приготовиться. И запомни: дело не дроби, оно в одних руках должно быть.
        И вновь надолго замолчали.
        Вечерело. Крупная ворона, покружив над домиком, опустилась на сугроб напротив Минаева и принялась ходить взад-вперед, оставляя путанные крестики следов.
        В домике горело множество свечей. На полу громоздились горы бумаг, а Меншиков все сбрасывал новые — искал нужную м никак не мог отыскать.
        Ворона вдруг испуганно скакнула в сторону, взмахнула крыльями и полетела низко. Минаев оглянулся. По глубокому снегу шла женщина. Черный плащ вороным крылом стелился за ней по синим сугробам…
        …Окошко в домике быстро темнело — Александр Данилович задувал свечки одну за другой. Затем вышел наружу, зябко кутаясь в соболью шубу, и нос к носу столкнулся с Екатериной в черном плаще.
        - Та-ак… — с угрозой протянула она. — Майн либер киндер Саша…
        - Чего «либер киндер»? — нахмурился Меншиков. — Для тебя искал-то, государыня.
        - Да, да, для меня, — усмехаясь, покивала Екатерина. — Верно Петруша говаривал, что Меншиков в беззаконии зачат и в плутовстве скончает живот свой.
        - Все под богом ходим, — устало сказал Меншиков. — И ты, Катя, тоже.
        - Что? — Она надменно вскинула голову. — Я пока императрица, пес!
        - То-то и оно, что пока… — огрызнулся Меншиков. — Кто государство наследует? Ась? Ведь наш-то… уже как дитя малое — не говорит ничего. И писать не может. Искал вот в бумагах…
        - Надеялся? — со значением спросила императрица.
        - Это уж мое дело.
        - Не обижайся, Данилыч, — Екатерина примирительно тронула его за рукав, — Я тоже везде искала и… тоже не нашла.
        - Вижу, — вздохнул Меншиков. — Кабы нашла, сюда не прибежала.
        - Что ж теперь будет, кто наследует империю Российскую?
        - Поди знай… — Меншиков пропустил Екатерину вперед на тропку в сугробах, пошел следом. Только тут он заметил стоящего на часах унтера Минаева, буркнул:
        - Стой, орясина, смену пришлю.
        Минаев не мигая смотрел, как стлался за императрицей черный плащ, как спешил за ней первый сановник империи.
        …Ночью замело. Повалил густой снег. Замел дорожку к домику Петра. Унтер Минаев щурился, встряхивался, продолжая стоять на часах.
        Возок мчал по замерзшей Неве. За лесом, справа, проплыл шпиль Петропавловской крепости. Дорога петляла недалеко от домика, почти скрытого снегом.
        - Постой! — Никита указал прапорщику Нефедову на домик: — Тут мы с государем-то последний раз и беседовали…
        Когда они, увязая по пояс, подошли к домику, то увидели до бровей засыпанного снегом замерзшего унтера Минаева, опиравшегося на ружье.
        - Конец… нету государя… — уронил Никита и бессильно осел на снег рядом с мертвым унтером. — Был бы жив, солдата б евойного не забыли…
        Акинфий и прапорщик Нефедов стояли молча, опустив головы.
        - Видать, и мне недолго осталось… — пробормотал Никита.
        ПЕТР ПЕРВЫЙ УМЕР 28 ЯНВАРЯ 1725 ГОДА, НЕ НАЗНАЧИВ СЕБЕ ПРЕЕМНИКА. НИКИТА ДЕМИДОВ ПЕРЕЖИЛ СВОЕГО ИМПЕРАТОРА И ДРУГА ВСЕГО НА НЕСКОЛЬКО МЕСЯЦЕВ. В ГОД РАЗГРОМА ПОД НАРВОЙ В РУССКОЙ АРМИИ БЫЛО ВСЕГО 254 ПУШКИ. В ГОД СМЕРТИ ПЕТРА РУССКАЯ АРТИЛЛЕРИЯ, НЕ СЧИТАЯ ФЛОТА, НАСЧИТЫВАЛА 16 000 ОРУДИЙ, И БОЛЬШЕ ПОЛОВИНЫ ИЗ НИХ — УРАЛЬСКИХ ЗАВОДОВ.
        Полуденное солнце жарило вовсю. Пыль и копоть заводов ощущалась даже здесь, на Тульском кладбище. Большая толпа купцов и оружейников теснилась вокруг могилы Никиты Демидова. Впереди братья Акинфий и Григорий. На большой чугунной доске, водруженной на могиле, надпись: «Никита Демидов Антуфьев. Наименовался чином до 1701 года — кузнец, оружейного дела мастер. И в этом чине был пятьдесят один год. Пожалован именным указом в комиссары. Был в том чине до дня смерти».
        - Надо было про пожалованное дворянство упомянуть, — вполголоса сказал Григорий.
        - Ни к чему, — хмуро отозвался Акинфий, — отец сам не велел.
        - Погостишь в отчем доме-то али как? — глянул на него Григорий.
        - Недосуг мне гостить, на Урале дел невпроворот… — Увидев, каким обиженным сделалось лицо брата, Акинфий улыбнулся и положил ему руку на плечо.
        ВЛАСТЬ
        ПОСЛЕ СМЕРТИ ПЕТРА ПЕРВОГО НА РУССКИЙ ПРЕСТОЛ ВЗОШЛА ЕКАТЕРИНА. ПОСЛЕ ЕЕ СМЕРТИ ИМПЕРАТОРОМ СТАЛ ДЕВЯТИЛЕТНИЙ ПЕТР, СЫН КАЗНЕННОГО ЦАРЕВИЧА АЛЕКСЕЯ.
        Одинокий возок катил по бесконечным российским просторам, переваливаясь на ухабах, покрывался дорожной пылью, чернел под дождем. Двое конных гвардейцев сопровождали его. А в возке — бывший первый сановник империи Петра, светлейшим князь Ижорский Александр Данилович Меншиков с малолетним сыном и двумя дочерьми. Князь сильно постарел за эти несчастливые для него годы.
        На столе в кабинете Акинфия Никитича Демидова стоял макет каменной башни, окруженной высокими кирпичными стенами. Акинфий внимательно разглядывал его. Зодчий Ефим Корнеев и двое бородатых каменщиков переминались у стола.
        - Стены будем класть в полтора аршина, — говорил Корнеев, — и втрое больше обычного. Потому как в том месте много подземельной воды.
        - Ты в ней силу уральскую покажи. Нашу, железную! И чтоб я с нее весь Невьянск видеть мог.
        - Уж и не знаю, как на вас угодить, Акинфий Никитич.
        - Угождать не след, делать с талантом надо! — прищурился Акинфий.
        Дверь в кабинет приоткрылась, заглянул приказчик Крот:
        - Гости пожаловали, Акинфий Никитич.
        Во дворе дома Демидовых, у распахнутых ворот конюшни, стоял грязный возок и рядом с ним — опальный князь Меншиков с детьми. Позади два гвардейца держали под уздцы лошадей. Камзол на Меншикове сильно поношен, черную треуголку держал в руке, выражение лица конфузливое, растерянное.
        - Князь, дорогой… какими судьбами? — Акинфий сбежал с крыльца, стиснул Меншикова сильными руками.
        …Потом они сидели в столовой и два лакея подавали блюда, меняли серебряные приборы, наполняли кубки, а затем вновь неподвижно застывали у дверей. Евдокия держала на коленях трехлетнего сына. Рядом с отцом восседал тринадцатилетний первенец Прокопий.
        Акинфий взглянул на жену, и Евдокия, а за ней тут же и Прокопий поднялись. Как по команде, встали дочери и сын Меншикова. Вышли.
        - Э-эх, время-времечко, — вздохнул Акинфий, разливая водку в кубки. — Седые мы с тобой уже, князь.
        - Нда-а, годы катятся, аки камни с горы, — горестно покачал головой Меншиков. — Кто я был и кто теперь есмь? Свои крепости имел…
        - С моими пушками, — улыбнувшись, пошутил Акинфий и выпил.
        - Орденов — не знал уж куда вешать. И ведь все заслуженное! Великий Петр Лексеич старания мои отмечал. И на тебе! В Сибирь сослали, как варнака какого… Жену в дороге схоронил. Не перенесла унижении. — Меншиков трубно высморкался в платок, вытер повлажневшие глаза. — Вот какова на Руси благодарность за труды ревностные! Придет новый монарх и тебя за твои старания — в морду. Так-то, Демидыч, на ус мотай. Уж коли меня смяли, тебя и подавно раздавят.
        - Тебя смяли, это верно… — раздумчиво проговорил Акинфий и вдруг спросил в упор: — А кто ты такой был-то?
        - Как кто? — опешил Меншиков. — Я — правая рука императора был. Второй человек в государстве!
        - А чего полезного ты для государства сделал? Казну обворовывал? Взятки брал? Ордена себе вешал? — Акинфий спрашивал спокойно, даже с некоторой ласковостью в голосе, но злая усмешка кривила губы.
        - Да ты что-о, сучий хвост! — придушенно выкрикнул Меншиков и грохнул кулаком по столешнице. — Ты с кем разговариваешь?
        - Ты охолонись маленько, Александр Данилыч, охолонись, — ласково продолжал Акинфий. — Подумай лучше, с кем разговариваешь. У меня двадцать заводов, Данилыч. Нынче вот двадцать первый закладывать буду. Я — хозяин на Урале. А ты кто? Меня сомнут, в России железа не будет! Пушек не будет! Якорей! Моим железом со всей Европой торгуют! — Акинфий тяжело задышал, сжал кулаки. — А тебя вон смяли, и никому от этого не холодно, не жарко. Доходное место освободилось, другой на ем теперича воровать будет.
        Сломленный судьбой властелин не отвечал, сидел, сгорбившись. Акинфий одним махом опорожнил кубок, спросил:
        - Куда путь-то держишь, Данилыч?
        - В Березов… — не сразу отозвался Меншиков. — Сослали навечно.
        - Ты того… не обессудь за слова злые, — вздохнул Акинфий. — Чего заслужил, то и получил. Нешто деньгами тебе помочь? По старой дружбе.
        - Не надо, — Меншиков резко поднялся, взглянул с ненавистью. — Прощай, Акинфий Демидов. Дай бог больше не видеться!
        - Так и думал, что откажешься, — улыбнулся Акинфий. — Что ж, дай бог не видеться…
        ПОСЛЕ СМЕРТИ ПЕТРА И НА ПРЕСТОЛ ВСТУПИЛА АННА ИОАНОВНА. НАСТУПИЛИ ГУБИТЕЛЬНЫЕ ВРЕМЕНА БИРОНА.
        Под вечер Акинфий наблюдал, как каменщики возводили стены башни. Работа спорилась. Прозвонили колокола в церкви. Из завода шли закопченные кузнецы, плавильщики, горновые. Проходя мимо Акинфня, торопливо снимали шапки, кланялись. Вдруг истошный крик послышался издали:
        - Хозяи-и-ин!
        Вдоль заводского пруда, мимо баб, полоскавших на берегу белье, карьером летел приказчик Крот. Перемахнул через плотину и прямиком к Акинфию. Глаза у него выпучены, рот перекошен от крика:
        - Хозяин! Нашли место! Пантелеевское место нашли!
        - Ты что разорался на всю округу, дубина?! — рявкнул на него Акинфий.
        - Нашли место… — задыхаясь, бормотал Крот, — жилу серебряную и пометки Пантелеевские. Ох, и богатая жила, хозяии-ин!
        - Кто нашел?
        - Углежог. Платошкой кличут. Лес под уголь валил и наткнулся.
        - Он никому про жилу не сказывал?
        - Да вроде, никому… Правду сказать, там неподалеку еще углежоги работали… — раздумывая, отвечал Крот.
        - Н-ну-у, хорошо-о… — Акинфий вытер мокрый лоб, огляделся по сторонам. — За добрую весть сто рублей тебе жалую, Крот.
        - Премного благодарствую, хозяин.
        - А вечером ко мне того углежога приведи. Или ист, я сам к нему наведаюсь. Где живет, знаешь?
        Поздним вечером Акинфий в сопровождении Крота направлялся к жилищу углежога Платона. Шли узкими улочками. По обе стороны — покосившиеся, ветхие хибары с подслеповатыми оконцами. Свиньи нежились в лужах, бродили козы.
        Крот толкнул скрипучую дверь.
        - Хозяин дома?
        В глубине потрескивала лучина, воткнутая в стену рядом с иконой. Деревянная люлька на веревках подвешена к потолку. Нещадно дымила печь.
        Когда гости вошли, с лежанки растерянно поднялась, кутаясь в драный платок, Марья. Акинфий долго, не веря своим глазам, приглядывался к ней — постаревшей, с глубокими, печальными глазами.
        - Марья… — шепотом спросил Акинфий, и ужас охватил его. — Это ты, Марья?
        - Я… Здравствуйте, Акинфий Никитич…
        Крот с удивлением смотрел то на хозяина, то на Марью. Акинфий обессиленно прислонился к стене.
        - Ну-к, Крот, выйди, — негромко приказал он.
        Приказчик молча повиновался. На пороге обернулся.
        - Марья… — Акинфий шагнул к ней, будто слепой, протянув вперед руки. — Марьюшка… Как же это, господи!
        Они обнялись и долго стояли неподвижно, боясь шевельнуться.
        - Давно ты здесь? — шепотом спросил Акинфий.
        - Дочке уже шесть годов минуло…
        - Что ж не объявилась, не показалась?
        - Зачем? Чтоб твоя Евдокия меня опять отравой опоила?
        - Ох, Марья, Марья… — простонал Акинфий. — Что ж за жизнь такая подлая?
        - То не жизнь, Акинфушка, то — люди… На беду мы с тобой встренулись, чует сердце…
        Акинфий запустил руку в карман, достал пригоршню серебра, стал совать Марье. Монеты падали на пол, позванивали. Марья стояла, не шевелясь.
        Вильгельм де Геннин прибыл в Невьянск ранним утром. Из кареты следом за ним выбрался и бывший поручик Преображенского полка Василий Татищев.
        - Вот, Акинфий Никитич, это его превосходительство Василин Татищев, — улыбнулся до Геннин. — Будет тут начальником от бергколлегии.
        - Ну что ж, — усмехнулся Акинфий. — Прошу отобедать. Стол давно накрыт.
        - Нет, нет, Акинфий Никитич, сперва показывай свои владения.
        - Воля ваша, Вильгельм Иваныч…
        …Они обошли завод, кузни, осмотрели две домны. Повсюду видели они изможденных людей в лохмотьях — впалые щеки, провалившиеся глаза, пот от непосильной работы. И повсюду прогуливались здоровенные, мордастые парни в заломленных на затылок шапках, с нагайками в руках.
        В горной избе де Геннин остановился возле целой связки плетей, висевших на стене, покачал головой:
        - И много ты ими пользуешься, Акинфий Никитич?
        - В меру. Без строгости в нашем деле нельзя.
        …Спустились в шахту. Согнувшись, пробирались по узкому штреку, каменистые своды нависали над головой. Где-то громко журчала вода, слышался звон железа, удары кайла. Надсмотрщик с фонарем завел их в забой — в тесной нише при чадящем свете коптилок били кайлом породу несколько человек, ноги у всех в кандалах. Другие на тачках отвозили руду.
        Татищев присел на тачку, спросил у изможденного парня:
        - Ну… и как тут работается?
        - А вы у хозяина спросите. Ему видное, — с хрипом ответил тот.
        Мимо, поскрипывая тачками, согнувшись в три погибели, проходили рудокопы, искоса поглядывая на господ.
        - Нет, ваша милость, Василий Никитич, — говорил Акинфий за обедом Татищеву, — я сам простым кузнецом был и что такое тяжелая работа, знаю. И лупцевал меня отец чуть не каждый день. Только на пользу сие учение пошло.
        - Стало быть, ты хочешь меня уверить, что человек без плетей работать не будет, — усмехнулся Татищев.
        - Я не зверь, я человек, — угрюмо ответил Акинфий. — Иной раз от жалости сердце болит нестерпимо. Но в пашем деле не как сердце велит поступать надобно, а как голова приказывает.
        - По закону надобно, Акинфий Никитич, дорогой, — сказал Татищев. — По закону. Без жестокосердия.
        - Значица, я выхожу жестокосерд! — тяжело задышал Акинфий. — Что цепи надел и плетьми секу! Хорошо, я зверь, а ты, генерал, — ангел! Может, ты заместо них в рудник пойдешь? Кайлом махать да руду на тачке таскать. Не-ет, генерал, ты не пойдешь! Да и кто ж туда по своей охоте идти согласится? Стало быть, ядер не будет, пушек, других надобностей. И как же тогда быть?
        - Конь тяжелый воз потянет, ежли его кормить и беречь. Так и с работным людом надобно. — Де Геннин с удовольствием выпил вина.
        - Да-а… — помолчав, вздохнул Татищев. — Что Демидову законы, когда ему судьи знакомы.
        - Это ты про что?
        - А вот про что. У тебя сейчас двадцать заводов, а подать в казну платишь такую ж, как у тебя дюжина заводов была. Себя государственным человеком мнишь, а казне не додаешь.
        - Кому те деньги идут? — спросил Акинфий, устало закрыв лицо руками.
        - Что значит — кому? — удивился Татищев. — Доходы казны распределяются согласно государственной надобности
        - Кому идут деньги? — упрямо повторил Акинфий.
        - Не понимаю тебя, — нахмурился Татищев.
        Акинфий вскочил, с грохотом отодвинул тяжелый стул. Вышел и тотчас вернулся с кожаным портфелем. Рванул ворот, выпростал гайтан с крестом и ключиком.
        - Вы в Питербурхе думаете, мы навроде медведей, окромя лесов, ни хрена не знаем, — бормотал Акинфий, отпирая портфель. — Не… Нас тоже не в дровах нашли…
        Вынув нужную бумагу и далеко отставив от себя, пробежал глазами:
        - Слушай, что казна истратила за летошний год… На строительство Питербурха 256 313 рубликов, на содержание двора матушкиного 2 мильона 500 тыщ. Но матушка-то ладно, бог ей судья… Слушан дало: артиллерия российская — 370 тыщ, а конюшни светлейшего герцога Бирона — мильон с тремя рублями. Это так?
        - Это не твое дело, — не скрывая недовольства, сказал Татищев. — Твое дело исправно платить подать.
        - Ага, — кивнул Акинфий. — А лошадки немецкие мои денюжки на дерьмо переводить будут? Нет, генерал, я уж лучше двадцать первый завод поставлю. — Не выдержал, сложил кукиш, сунул Татищеву: — Вот конюху немецкому!
        - Остерегись, Демидов. — Татищев встал. — Я дворянин и я присягал…
        - И я дворянин, — поднялся Акинфий. — Мне Петр Великий сие звание даровал! И я россиянин!
        А башню все строили. Росли степы. Акинфий взобрался по лесам на верхнюю площадку. Отсюда открывалась далекая панорама на весь Невьянск, на заводы, пруды, нагромождение черных домишек, на серебряную гладь воды с парусными лодками.
        Акинфий вдохнул полной грудью, улыбнулся. Следом на площадку, пыхтя, взобрался зодчий Ефим Корнеев.
        - Тута две малых мортиры поставить надобно, — глянул на него Акинфий. — Ядер горку да пороху положить…
        - Пошто, Акинфий Никитич? — удивился зодчий. — По ком палить?
        - Было бы чем палить, Корнеич, а по ком — завсегда сыщется.
        …В камере под башней был сооружен сыродутный горн с клинчатыми мехами. Там трудились трое мастеровых.
        Когда зашел Акинфий, они вытаскивали из горна крипу отлитого металла.
        - Гляди, хозяин, — улыбаясь и утирая мокрое бородатое лицо, проговорил мастеровой Иван Детушкин. Он ловко подхватил полупудовую крипу железными щипцами, сунул в бочку с водой. С шипением поднялось облако пара. Через секунду Акинфий держал в руках кусок серебристого металла, ощупывал его, ковырял ногтем.
        ПЛАВИЛЬНЫХ ДЕЛ МАСТЕР ИВАН ДЕТУШКИН. ПОТОМКИ: ВНУК СЕРГЕЙ НИКОДИМОВИЧ — ТОЖЕ ПЛАВИЛЬНЫХ ДЕЛ МАСТЕР; ПРАВНУК ИГНАТ САВВИЧ — ГОРНОВОЙ НА ВЕРХ-ИСЕТСКОМ МЕТАЛЛУРГИЧЕСКОМ ЗАВОДЕ, ЧЛЕН РСДРП С 1903 ГОДА, ПОГИБ В 1919 В БОЯХ С КОЛЧАКОМ; ПРАПРАВНУК МИХАИЛ СЕРГЕЕВИЧ ДЕТУШКИН — СОВЕТСКИЙ УЧЕНЫЙ-АТОМЩИК.
        - Чистое серебро, хозяин, — гудел Детушкин. — Без примесей. Хоть рубли отливай!
        - Тихо, Детушкин, — Акинфий вскинул на него лихорадочно заблестевшие глаза, — про рублики никому ни полслова. Руду мы эту вам сюда по ночам доставлять будем, и уголь також, и припас съестной. А платить я вам чистым серебром буду.
        Трое мастеровых молчали, соображали. Страх медленно закрадывался в души. Акинфий бросил слиток на каменный пол, раздался мелодичный звон. Подмигнув мастеровым, хозяин вышел, старательно прикрыв за собой окованную железом дверь. За дверью стоял чубатый стражник с саблей и пистолетом за поясом.
        На столе Акинфня лежала громадная карта-чертеж Урала и ближних мест. Вокруг стола сгрудились бородатые мастера.
        - Думка у меня такая, господа мастера. До зимы заложить еще четыре завода: Кыштымский, Уткинский, Иргинский и Верх-Исетский. Окромя того, рудознатцы мои нашли богатые медные жилы в краях Алтайских.
        - Вон куды добрался Демидов! — присвистнув, сказал мастер Гудилин,
        - Дай срок, мы во все пределы распространимся! Была б охота к делу сему.
        При этих словах Акинфий покосился в сторону сына. Прокопий сидел в стороне и явно скучал. Был он статен и красив с виду, в дорогом атласном кафтане с брильянтовыми пуговицами. Дорогие перстни сверкали на холеных руках.
        - А на молотовых фабриках, — гудящим басом сказал Гудилин, — горн будем класть восемь аршин в длину и в ширину четыре аршина.
        - Десять длина надо и шесть — ширина, — на ломаном русском языке возразил высокий рыжий швед с трубочкой в зубах.
        - Эх, хватил! — обиделся Гудилин. — Отродясь таких больших не строили! В твоей Чухляндии строили?
        - В моя Швеция нет, а сдесь надо.
        УЛАФ СТРЕНБЕРГ, АРТИЛЛЕРИСТ, УНТЕР-ОФИЦЕР ШВЕДСКОЙ КОРОЛЕВСКОЙ АРМИИ. ПОСЛЕ ПЛЕНА ОСТАЛСЯ НАВСЕГДА В РОССИИ. ПОТОМКИ: ВИКТОР УЛАФОВИЧ СТРЕНБЕРГ, УПРАВЛЯЮЩИЙ ЗАВОДАМИ; ПРАВНУК ИВАН ИВАНОВИЧ СТРЕНБЕРГ, ГЕНЕРАЛ ОТ АРТИЛЛЕРИИ, ПОГИБ В
        ПЕРВУЮ МИРОВУЮ ВОИНУ В ГАЛИЦИИ; ПРАПРАВНУК ВЛАДИМИР АФАНАСЬЕВИЧ СТРЕНБЕРГ, СОВЕТСКИЙ УЧЕНЫЙ В ОБЛАСТИ МЕТАЛЛОГЕНИИ.
        - Видал, у него в Швеции нету, а здесь он хочет! — хлопнул себя по коленям Гудилин.
        - Надо думат вперед. Сколько железа будет дафать завод сегодня, а сколько зафтра, — пыхтя трубкой, невозмутимо отвечал Стренберг. — Кажется, так учил император Петр?
        Акинфий задумался.
        - И что это за земля такая — Швеция, — задиристо бубнил Гудилин. — Все командовать норовят.
        - Швеция — ошен хороший земля, — простодушно улыбнулся Стренберг.
        - Вот и вали туда! Поди, соскучился по родине-то?
        - Здесь мой родина, — качнул головой швед. — Россия…
        - Фу ты, ну ты! А Швеция как же?
        - И Швеция родина. У меня теперь два родина, я ошен богатый…
        - У нашего Емели семь пятниц на неделе! — хмыкнул Гудилин.
        Бородатые мастера слушали перепалку, улыбались.
        - Стренберг дело говорит, — сказал Акинфий. — Затея сия вдвое дороже станет, зато опосля фабрику перестраивать не придется.
        Сыну Прокопию окончательно надоели эти скучные разговоры, и он, поднявшись, направился к двери.
        - Ты куды, Прокопий? — недовольно глянул на него Акинфий.
        - В дорогу собраться, батюшка, — зевнул сын. — Завтрева в Питербурх выезжать спозаранку.
        Акинфий помрачнел, отвернулся. Прокопий вышел.
        - Не шибко сынок-то к нашему делу радеет, — сочувственно вздохнул мастер Гудилин.
        Ранним осенним утром Акинфий и Евдокия провожали сына в Санкт-Петербург. Они стояли у кареты, запряженной четверкой сытых коней. Кучер уже восседал на козлах.
        - Веди себя пристойно, — напутствовал Акинфий. — Без меры не бражничай, учись наукам прилежно… Ну, дай обниму тебя, — он прижал сына к груди, шепнул: — Вести об себе почаще присылай, а то мать шибко тоскует.
        - Ладно… — нехотя обронил Прокопии и подошел к матери.
        Дворовая челядь стояла поодаль, умилялась барскому прощанию. Приказчик Крот поигрывал нагайкой, улыбался чему-то.
        Карета тронулась. Евдокия утирала слезы, махала вслед рукой. Акинфий стоял, невесело опустив голову.
        Ночью он проснулся, будто от толчка. Осторожно встал с постели, начал торопливо одеваться, стараясь не шуметь. Евдокия не спала, следила за мужем из-под прикрытых век. Акинфий оглянулся на нее, вышел из спальни.
        Во дворе он открыл конюшни, заседлал коня, вывел его, взобрался в седло…
        …Марья вздрогнула, очнулась от сна, услышав негромкий стук в дверь. Поднялась, накинула платок на голые плечи, пошла открывать. Отодвинула щеколду и охнула, увидев в голубом проеме двери черную высокую фигуру. Шагнула, обняла сильно.
        - Марьюшка… Кровинка моя! Казни меня, как хошь, не могу без тебя! Сердце разрывается, Марья! Один я! Оди-ин, как перст, и не к кому прислониться!
        - Акинфушка… горе ты мое злосчастное…
        …В глухой ночи дробно рассыпался перестук копыт. Акинфий сидел в седле, при-жимая к себе Марью. Кончился поселок, дорога запетляла по черному лесу. Марья обреченно закрыла глаза, вся отдаваясь внезапному порыву. Эх, будь что будет! Сверкнуло счастье на мгновение, а там — хоть тьма до смертного часа! И слабая улыбка осветила изможденное ее лицо.
        Он привез ее в глухую сторожку, на руках внес внутрь, ногой распахнув дверь. Осторожно положил на расстеленные у печи ковры с подушками. Синяя ночь заглядывала в маленькие оконца. Акинфий зажег свечу, лампаду у иконы в красном углу.
        - Я здесь иной раз отдыхаю, — улыбнулся Акинфий. — Как по тайге намотаюсь, приеду сюды и сплю без памяти.
        - Нельзя нам тут быть… грех это, Акинфий, великий грех…
        - Замолим! — вновь улыбнулся Акинфий, обнимая ее. — Сил моих нет, Марья! Каждую ночь снишься! Спать не могу, работать не могу! Все опостылело!
        - То я виновата, Акинфушка, — утешала его Марья, — смутила тебя. Простн.
        Акинфий не дал ей договорить, повалил навзничь, стал жадно, торопливо целовать лицо, шею, грудь…
        Евдокия не спала. Лежала, стиснув зубы, и слезы медленно скатывались по щекам. Потом поднялась с постели, начала поспешно одеваться. Спустилась по широкой мраморной лестнице, вышла в вестибюль.
        Акинфий ножом отрезал куски холодного жареного мяса, ел с жадностью. Марья, лежа на коврах, молча, с улыбкой наблюдала за ним. Трепетало маленькое пламя свечи, странная тень горбатилась на бревенчатой стене.
        - Ехать пора, Акинфушка, — негромко сказала она. — Скоро светать начнет…
        - Ехать? — вздрогнул Акинфий. — Да, да, сейчас… — Он отшвырнул нож и невидящими глазами уставился на пламя свечи. — А то давай вовсе уедем отсюда, Марья. Куда захотим! Хоть за границу! Все брошу, от всего отрекусь, вдвоем жить будем. Пропади оно все пропадом — заводы, железо, пушки с якорями! Мы любить друг друга будем, Марья!
        - Нет, Акинфушка… — Марья грустно покачала головой. — Бог тебя пе для любви создал. Ты без свово дела в одночасье засохнешь.
        Акинфий молчал угнетенно, пальцами тер, ощупывал золотого божка, добытого когда-то в пещере.
        - Что ж нам делать с тобой, Марьюшка? Как быть дальше?
        Она нежно ладонями огладила его лицо, глаза были полны печальной любви:
        - Живи, покудова живется, Акинфушка… Господь надоумит…
        Евдокия долго стучалась в дом к приказчику Кроту. Наконец он отворил дверь и ахнул:
        - Хозяйка-а? Ужель стряслось чего?
        Оттолкнув Крота, Евдокия вошла в дом, широко перекрестилась на образ и вдруг рухнула перед Кротом на колени, взвыла:
        - Убей ее, Христом-богом тебя молю! Убей разлучницу окаянную! Всю мою жизнь она изломала, змея подколодная! Я тебе денег дам. Сколь захочешь! Сама рабой твоей буду до гроба, только убей ее!
        Страшно было смотреть на обезумевшую женщину, полуодетую, с распущенными волосами. Она ударилась всем телом об пол, стала биться головой, вскрикивала исступленно:
        - И его убей, мучителя проклятого! Изменщика подлого!
        - А ну как услышит кто? Ить мне первому башки не сносить, — склонился над ней Крот.
        - Никто не узнает! — Евдокия вскочила глянула на него дикими глазами. — С умом только надо к делу подступиться, а уж после озолочу тебя. Хозяином на Урале будешь! Заместо Акинфня! Я тебя научу, ты только с силами соберись!
        Вечером на порубки, где работали углежоги, прискакал Крот со стражником Игнахой, молодым, откормленным малым. Крот нагайкой поманил к себе Платона:
        - Собирай манатки и айда с нами!
        - Куда? — удивился Платон.
        - С энтого дня на руднике будешь, собирайся!
        - А сын Никита?
        - И Никиту с собой прихватывай. Заработок поболе будет.
        - Никита-а! — сложив ладони у рта, закричал Платон.
        От огромной, дымящейся углежогной кучи к ним бежал желтоволосый длинноногий парень.
        Следующим вечером, темным и дождливым, Крот провожал стражника Игнаху. Тот уже сидел в седле, нахлобучив мохнатую шапку на брови, придерживая нетерпеливого копя.
        - Прямиком в Санкт-Питербурх! В кабаки да трактиры не заглядывай, опосля набражничаешься. Письмо доставь во дворец, герцогу Бирону в собственные руки. Только ему и боле никому, слышь, Игнаха? Гляди, — ежели что не так, подыхать тебе в руднике в кандалах.
        - Не пужай. Сделаю все, как надо.
        - С богом тады! — Крот хлопнул ладонью по крупу коня и перекрестился, глядя вслед всаднику, растворявшемуся в мутном, слякотном тумане.
        В горнице мастера Гудилина степенно пили чай. Фома Петрович Гудилин и швед Улаф Стренберг восседали друг против друга, с шумом тянули с блюдечек. Стренберг еще поспевал между глотками потягивать свою трубочку.
        - У нас, между прочим, при царе Иване Грошом за такое вот баловство ноздри рвали и лбы клеймили, — поморщился Гудилин.
        - Царь Петр тоже курил, — возразил Стренберг.
        - Видала? — глянул на жену Гудилин. — Чуть что, сразу на Петра Лексеича кивает! Ладно, бог с тобой, дыми! Вон вареньица лучше голубичного спробуй.
        - Ошен вкусно, — попробовав, улыбался Стренберг. — Карашо…
        - В вашей паршивой Швеции небось такого не сдали.
        - Швеция не есть паршивый, — нахмурился Стренберг. — Швеция есть самый прекрасный.
        - Не слушай ты его, батюшка, — жена Гудилина, дородная, рыхлая женщина, поклонилась Стренбергу. — Он ить как репей ко всем цепляется. Ешь-пей на здоровье!
        Кроме них, за столом еще были дочь Гудилина Глаша и сын Стренберга Иоганн. Сидели в напряженной неподвижности, стараясь не смотреть друг на друга.
        - И какая такая нуждишка тебя в мой дом привела, Улафа Карлыч, даже интересно знать? — отмахнувшись от жены, спросил Гудилин.
        - Ты сам ошен карашо знаешь, — улыбнулся Стренберг.
        - Нет, не знаю.
        - Я пришел просит рука тфой дочь Глаша за мой сын Иоганн.
        - Что-о?! — Гудилин даже закашлялся. — Чтоб такую красавицу за твово Иогашку? Да ты никак белены объелся, Улафа Карлыч?
        - Я не ел никакой белены, — нахмурился Стренберг.
        - Чтоб мою Глашку, — Гудилин тыкал дочь в бок корявым пальцем, — чтоб вот эту вот Василису Прекрасную?!. Та-ак! Эт-то что ж получается? Сперва татары с турками нам кровь портили, а теперича вы принялись!
        - Уймись ты, черт бешеный, — урезонивала Гудилина жена.
        Стренберг поднялся с оскорбленным лицом. Трубка дергалась в зубах.
        - Ты… ошен злой человек!
        - Видали, я злой, а он доброта ангельская! Ты сперва железо плавить научись, а после сватайся!
        - Мой железо всегда был лутше, чем тфой!
        - Ах ты чухна белоглазая! — Гудилин оскорбился смертельно. — Да на моем железе сам Никита Демидов соболиное клеймо ставил! Я железо лил, когда ты ишшо сопли на кулак наматывал! Во-он из мово дома! Не то я тебе сей момент вторую Полтаву учиню!
        Улаф Стренберг вышел из дома Гудилина с надменным видом, пыхтя трубкой.
        Светлейший герцог Бирон был высок, румян, ладен. На бирюзовом кафтане с золотыми пуговицами алмазная орденская звезда. Герцог пил кофе, не забывал подливать из хрустального молочника в блюдечко рыжему пушистому коту в голубой шелковой попонке. Кот завтракал тут же, на герцогском рабочем столе.
        - Какие деньги, генерал? — Герцог, вытягивал красные, чувственные губы трубочкой, дул на кофе. — Мы бедны, как церковные крысы.
        - И все же, светлейший герцог, — почтительно, но настойчиво говорил Татищев, — нужно всемерно усилить казенные заводы. Ведь на казенные-то от Демидова не бегут, а с казенных — случается…
        - Да, да, да… — огорченно покачал головой Бирон. — Побеги — это ужас. Но, скажу по секрету, генерал, — Бирон понизил голос до шепота, — в бегах чуть не три миллиона наших подданных. Оттого и денег нет. А тут еще этот Демидов смеет утаивать пошлину! — Бирон пристукнул ладонью по столу. — Ты, генерал, составь на мое имя бумагу: сколько у него заводов, сколько пошлина… Отметь особо, какой доход дают кабаки в его владениях…
        - У него нет кабаков.
        - Как это? — изумился Бирон.
        Татищев пожал плечами.
        - И в этом одно из немногих достоинств его нахожу.
        - Да ты в своем уме, генерал! — Бирон резко поднялся. — Отсутствие кабаков есть великий ущерб казне ее величества!..
        Распахнулась дверь, на пороге встал адъютант.
        Бирон вопросительно посмотрел на него. Адъютант прошел к окну, приоткрыл шелковую штору — Бирон понял, подошел, глянул вниз — возле караульного солдата стоял стражник Игнаха.
        Ночь они опять провели в таежной сторожке. Акинфий сидел на корточках перед печкой, задумчиво смотрел на разгулявшееся пламя, говорил:
        - Беды наши, Марьюшка, в том, что никак не дают на Руси развернуться заводскому человеку. Помер царь Петр, так и пошло все обратно через пень колоду… Нонешняя-то государыня больше про балы да наряды думает. Немцев при дворе развелось, людишек каких-то воровских видимо-невидимо.
        - А ты разве не воруешь? — просто спросила Марья.
        - Для дела приходится, новые заводы ладить, рудники копать, уголь жечь — ох, сколь много денег надобно! — Акинфий подложил в печь полено, невесело усмехнулся: — Веришь ли, я третью часть прошлогоднего дохода на взятки да на подачки роздал.
        - Не шибко обеднял, поди?
        - Не об том речь, Марья, не об то-ом! — в голосе Акинфия зазвучала горькая досада. — Если б я только о наживе думал, я бы… Э-эх, да что там! И ты меня не понимаешь.
        - Поди ко мне, — шепотом позвала Марья.
        Акинфий подсел к нем. Они обнялись.
        - Берег я тебя в Туле-то, — улыбнулся Акинфий, — не трогал… А ты вон угольщику какому-то досталась. Нешто справедливо?
        - Да я не угольщику, — вздохнула Марья. — Меня беглые снасильничали, Акиша… Которые от тебя бежали.
        Акинфий задохнулся.
        - Вот так… Зло, Акинфушка, кругом зло от тебя исходит. Почему так, я и сама не знаю. — Она целовала его, гладила, ерошила волосы.
        - Ах, Марья, Марья… — мотал головой Акинфий. — Бедная ты моя…
        Гудело пламя в печи, синяя ночь заглядывала в маленькое оконце, время от времени подвывали волки.
        И вновь в предрассветной мгле скакал через спящую слободу одинокий всадник с женщиной, сидящей перед ним и закутанной в покрывало. Остановил коня возле покосившейся хибары, осторожно опустил женщину на землю, нагнулся, поцеловал.
        - С тобой побыл, будто живой воды испил, Марьюшка… — улыбнулся Акинфий, и глаза его молодо блестели.
        Он пришпорил коня, поскакал.
        Марья пошла к хибаре, и тут же из-за угла вынырнула черная фигура Крота, скользнула вдоль стены к двери. На пороге Крот обернулся, пошарил глазами по сторонам, перекрестился и пропал в доме.
        Через мгновенье оттуда послышался шум, а потом истошный, предсмертный бабий крик. Еще через мгновенье в двери показался Крот с ножом в руке, затравленно оглянулся по сторонам — слобода спала, только дымил и смутно шумел вдалеке завод. Крот судорожно отшвырнул окровавленный нож и бросился к лошади, привязанной на задах к частоколу.
        Ранним утром приказчик Лиходеев боязливо скребся в двери демидовской спальни:
        - Хозяин… Акинфий Никитич… К вам гости пожаловали.
        Евдокия уже не спала, с силой толкнула Акинфия локтем. Тои вскочил, очумело посмотрел вокруг:
        - Чего еще? Поспать не дадут, ироды…
        - По ночам спать надоть, — зло сверкнула глазами Евдокий.
        - Кого там черти принесли? — вздохнул Акинфий.
        - Князь Вяземский из Санкт-Питербурха. Гонец ишшо с вечера прискакал, — с мстительными нотками в голосе сообщила Евдокия.
        Акинфия будто ветром с кровати сдуло. Он одевался, на ходу приказывая жене:
        - Вели из кладовой соболей принести и горностаев. Сорок сороков! Бобровых шкурок тоже, украшений старинных с каменьями!
        - Ты, Акинфушка, от своих ночных шатании совсем сдурел…
        Акинфий глянул на жену, явственно прочитал в не глазах ненависть.
        …В кабинете Акинфня уже дожидались гости: князь Вяземский, тучный, с добродушным, мясистым лицом, затянутый в золоченый мундир, с брильянтовыми орденами, и генерал Татищев, в черном сюртуке, в левой руке — черная треуголка. Князь грузно прохаживался по кабинету, разглядывал чертежи и карты, развешанные по степам, остановился перед коллекцией минералов в ящиках под стеклами.
        - Специально сии минералы из Германии выписал, — пояснил Татищев. — Что говорить, заводчик хваткий, с талантом. Но самоуправствует сверх всякой меры.
        - Поправим… — степенно произнес Вяземский.
        - Возомнил себя чуть ли не царем на Урале.
        - Укротим… — вновь важно и глубокомысленно обронил князь. — В бараний рог согнем!
        А из подвалов тем временем прислуга торопливо выносила охапки шкурок — соболиных, горностаевых, бобровых. Принесли большой ларь с украшениями. Тут серебряные и золотые кольца и перстни, диадемы и аграфы, в оправах сверкали изумруды, жемчуг, топазы.
        - Давай еще, — отрывисто приказывал Акинфий. — Не жалей князю, пущай на него разом столбняк нападет!
        - Тут ведь ишшо беда какая, батюшка, — вздохнул Лиходеев. — Разбойничать в слободе стали. Энтой ночью ктой-то заводскую бабу зарезал. Прям в дому. Такое озорство зверское…
        - Какую бабу? — похолодев, спросил Акинфий.
        - Да Марьей звали…
        Оттолкнув приказчика, Акннфин пулей вылетел во двор, кинулся к конюшне, вывел заседланного коня.
        …Возле дома Марьи толпился народ. При появлении Акинфия разговоры и причитания разом смолкли.
        Акинфий слетел с лошади, кинулся в дом, расталкивая людей.
        Марья лежала на колченогом столе в гробу, и в руках, сложенных на груди, горела свечка. Несколько старушонок в черном стояли возле гроба, шепотом молились. Под образами возвышалась фигура священника и черной рясе, с красным, испитым лицом.
        Будто пьяный, Акинфнй сделал несколько нетвердых шагов к гробу. Старушки шарахнулись к двери, толкая друг друга, а священник продолжал стоять столбом. Акинфий рванул его за грудки, вытолкал вслед за старушками и захлопнул дверь. Медленно опустился оп перед гробом на колени, обнял бездыханную Марью, простонал глухо:
        - За что так наказываешь меня, господи?
        Князь Вяземский и статс-секретарь Татищев, казалось, дара речи лишились. Прислуга охапками вносила и сваливала на пол вороха соболей, горностаев, бобров. Завершающим ударом была малахитовая шкатулка, полная драгоценностей. У порога кланялся в пояс приказчик Лиходеев:
        - С ночи уехал, так и нету. А когда вернется, один бог ведает…
        Князь Вяземский трясущимися руками перебирал искрящиеся шкурки, гладил, даже нюхал.
        - Ох, ты-и-и… отродясь столько-то сразу не видывал. А сверкает-то как, прям живой огонь мечет! Небось, и в царских кладовых эдакой красоты нету! — Он утер выступивший на лбу пот и круто повернулся к приказчику: — Это что ж, в подарок нам?
        - Нижайшим образом просили не гневаться и принять подношение, ваша светлость… И отобедать просили чем бог послал.
        - Пойдем, Татищев, — хмыкнул князь. — Отведаем, чего господь Демидову посылает.
        Только к вечеру четверка взмыленных копей привезла гроб к часовне на высоком берегу Чусовой. Сопровождали его Крот и четверо стражников. Перепуганный священник сидел на телеге.
        - Рядом с Пантелеем могилу копайте! — приказал Акинфий и шагнул в часовню.
        - Последнюю отраду… последнюю надежду за что отобрал, господи? — запавшие глаза смотрели на иконы, были сухими и злыми. — Пошто я в одиночестве мучаюсь, жилы рву? Что мне заводы энти, богачество? Как жить дальше, господи, надоумь… — Акинфий облизнул пересохшие губы, прислушался. — Если ты есть, господи, пошто допускаешь, чтобы души невинные и праведные страдали и гибли? Пошто жестоким да лживым удачу даруешь, а добрых да чистых на мучения обрекаешь? Нешто в этом смысл житья нашего?
        В часовню бесшумно вошел Крот, оглянулся назад. Рука легла на рукоять ножа. Вот она, спина Акинфия, прямо перед ним.
        Но не хватило решимости, безвольно упала рука.
        - А может, тебя и нет вовсе, господи? Молимся, а кому и сами не ведаем? — вдруг громко спросил Акинфий.
        Крот даже пошатнулся от такого богохульства, мелко перекрестился. Акинфий оглянулся и, увидев приказчика, бросился на него, сдавил горло железными руками, повалил на пол:
        - Кто это, кто сделал, говори! Евдокия? А убивал кто? Ты?!
        - Смилуйся, Акинфий Никитич! Христом-богом молю! — захрипел Крот.
        - Нет Христа! Нет бога! — рявкнул Акинфий. — Говори, Евдокия?
        - Ничего не знаю, Акинфий Никитич… Раз только выспрашивала, куды ты но ночам ездишь. Насилу отбрехался.
        - А в Петербург донос написал кто? Тож она?!
        - Разрази меня гром, Акинфий Никитич, не ведаю! О-ой, задушишь…
        Акинфий чуть ослабил хватку, и Крот тут же выскользнул, бросился вон из часовни. Акинфий опустил голову, простонал:
        - О-ох, Евдокия, Евдокия… Что же ты натворила?..
        Плавильных дел мастер Гудилин переминался перед столом.
        - Стало быть, ни о каком серебряном руднике ты не знаешь? — спрашивал его Татищев, а князь Вяземский сидел в стороне и, казалось, дремал.
        - В глаза не видывал и слыхом не слыхивал! — решительно замотал головой Гудилин. — Наше дело железо исправно выплавлять. Чтобы кажная крица должного весу была и без пузырей.
        - Знаем, знаем твое дело, — поморщился Татищев. — Ступай…
        …Потом перед столом каланчой торчал швед Стренберг, невозмутимо посасывал потухшую трубочку.
        - И о том, что хозяин тайно серебро чеканит, ничего не ведаешь?
        - Это не есть мой работа. Мон работа есть железо.
        - Может, от других работных людей слыхал?
        - Я другой языки не слушаю. Лучше один раз увидеть, чем сто раз слышать других, — с достоинством ответил Стренберг.
        …Потом спрашивали Ивана Детушкина, который в подвале выплавлял серебро. Тот пучил на Татищева глаза и гудел:
        - Да ежели б я прознал про серебро, уж я бы сразу… Нешто я без понятия? — И он закрестился.
        - А ну как прикажу тебя сейчас пороть, пока правду не скажешь? — начал терять терпение Татищев. — Ведь врешь все, бестия!
        - Порите, воля ваша.
        - Ступай прочь, разбойник!.. Надобно, ваша светлость, непременно осмотреть сверху донизу всю башню, кою Демидов строит, — обернулся Татищев к Вяземскому. — И непременно объехать все рудники.
        - Ездили уж, искали… — лениво отозвался князь. — Я те, голубчик, не царская борзая, чтоб по углам нюхать.
        - А что же герцогу Бирону докладывать будем?
        - А то и доложу: был, да не нашел. Пущай он Демидова в Петербург вызывает да самолично пытает. У него на то права.
        - Да герцог прежде с нас головы снимет! — вскричал Татищев.
        - Бог даст, не снимет. И не ори на меня, голубчик, — так же лениво продолжал Вяземский. — Тебе на меня орать не положено. Я на тебя орать могу, а ты не моги. И позволь тебе, генерал, дать совет: не суйся ты в демидовские дела так рьяно.
        - Прошу прощения, ваше сиятельство, — обиделся Татищев, — я не суюсь, а выполняю светлейшего герцога распоряжение.
        - Охо-хошошки… — Вяземский перекрестил рот. — Герцог он, конечно, светлейший… А Елизавета Петровна, великого Петра родная дочь, грустит, всеми покинутая…
        - Как прикажешь понимать слова твои, князь? — Татищев напряженно посмотрел на Вяземского.
        - А как хошь, так и понимай, что уже тут приказывать. И еще тебе говорю, генерал: с Демидовым в свару не лезь. А что, обедать скоро ли подадут?
        Только на четвертый день поздним вечером появился в Невьянске Акинфий. Грохоча сапогами, прошел через вестибюль, поднялся по лестнице.
        Евдокия не спала. Напряженно прислушивалась к шагам и голосам. Вот дверь в спальне отворилась и медленно вошел Акинфий. Остановился перед широкой кроватью под балдахином и, будто окаменев, впился страшным взором в жену. Евдокия не выдержала, затряслась, поползла с кровати, путаясь в простынях.
        - Акинфушка… благодетель… прости Христа ради… — Она обнимала его заляпанные грязью сапоги, умоляла: — Прости… Ить ты супруг мой, Акинфушка. Мой… мой…
        - Купила ты меня за деньги, да, видно, не всего!
        Акинфий оттолкнул жену и вышел из спальни. Спустился вниз, позвал громко:
        - Эй, кто-нибудь!
        - Тут я, Акинфий Никитич! — вынырнул Лиходеев.
        - Гости завтра уезжать будут?
        - Завтрева, батюшка! Князь велел с утра карету заложить.
        - Хорошо. Как они из дома-то выйдут, так ты сразу дом и подпали.
        - Да ты в своем уме, батюшка?! — ужаснулся Лиходеев.
        - Делай, что велено, не то шкуру спущу! Только наперед людей выведи. И сена поболе накидай, чтоб горело хорошо! — С этими словами Акинфий сорвал с вешалки волчью шубу, бросил ее на пол и завалился спать.
        - А с добром как быть? Ить добра полон дом! — запричитал Лиходеев.
        - Делай, как велено, — выдохнул Акинфий и закрыл глаза.
        Утром у парадного крыльца толпились бабы, детишки, старики.
        Княжеский экипаж был уже запряжен четверкой холеных коней, четверо верховых демидовских стражников гарцевали разом. Слуги выносили и ставили в карету короба, тюки, лари.
        И вот вышли из дома Вяземский с Татищевым, а следом Акинфий.
        - Прощай, Демидов. — Князь легонько обнял его. — Я не в обиде. За подарки спасибо превеликое. И собирайся следом за нами в Санкт-Петербург. Предстанешь пред светлейшие очи герцога Бирона. — Князь в некотором смущении развел pyками.
        - Коль надобно, предстану.
        - Да… — с явной неохотой продолжил Вяземский. — Надобно на твоих заводах кабаки открыть. И не спорь! То высочайшее повеление. Не нашего ума. Все! — прервал он сам себя.
        Вдруг испуганный крик раздался в толпе, и люди шарахнулись в стороны от дома, горохом посыпались с крыльца.
        - Пожа-а-ар!
        Пламя полыхнуло из-под крыши в одном месте, в другом. Со звоном. стали лопаться стекла, в проемах окон заметались рыжие хвосты.
        - Коней запрягайте-с! Бочки иде?! Воды-и!
        Люди метались, бестолково кричали, и только Акинфий с каким-то удовольствием молча наблюдал за пожаром.
        - Что же ты столбом стоишь? — вскричал князь. — Командуй пожар тушить!
        - Пущай горит, ваша светлость, — равнодушно ответил Акинфий.
        - Да ты что, Демидов! Это же сколько добра по ветру!
        - Добро, конечно, жалко, князь. Только посудите сами, кто ж после ваших милостей там жить согласится?
        До князя и Татищева дошел смысл сказанного, но оба предпочли сделать вид, что намека не поняли.
        - Прощевай. Бог даст, в Санкт-Петербурге свидимся. — Князь первым полез в карету.
        …Демидовские домочадцы стояли напуганной, притихшей толпой. Со страхом смотрели на пожар. За спиной Евдокии появился Крот. Она глянула на него мельком, процедила с ненавистью:
        - Уйди с глаз долой, диавол.
        - Вы шибко-то не переживайте, што сорвалось. Он в Питенбурх собирается. Авось обратно-то и не вернется. От Биро-на отбояриться не просто…
        Акинфий и его брат Григорий обедали в кабаке при почтовой станции неподалеку от Санкт-Петербурга. В углу две подвыпивших девицы пели тоскливую песню про красну девицу, добра молодца и змею-разлучницу.
        - Нда-а… — покачал головой Демидов, выслушав рассказ брата. — Ну и дела в России…
        - Дела такие, братушка, что не дай бог, — вздохнул Григорий. — Да все в тайне.
        - Серебро мое…
        - Я как послание от тебя получил, глазам не поверил, — улыбался Григорий. — Считай, пять годов не виделись…
        - Серебро, которое весной прислал, хорошо схоронил?
        - До второго потопа искать будут.
        В другом углу краснолицый человек в подряснике обучал грамоте пяток вихрастых ребятишек. Одна нога у него была деревянная, вторая в порыжелом ботфорте — не то отставной инвалид, не то монах-расстрига.
        - Сия первая буква «аз», — широко разевая пасть, тянул учитель. — Означает многое душе православной. К примеру: аз есмь господь твой…
        - Аз есмь… — загалдели дети.
        Подошел кабацкий служка, поставил перед инвалидом штоф, чарку и миску крошева — репчатого лука с огурцами. Тот выпил чарку, крякнул, захрустел крошевом:
        - Сле-щая буква… — Он встал и захромал по зале. — Сле-щая буква «доб-ро-о»! — диким голосом заорал он и разом обнял обеих девок. — Добро-о, слышь, Ксюшка!
        Девка истошно завизжала, ударила инвалида по руке.
        - Как нас покойный батюшка учил? — негромко продолжал разговор Акинфий. — Ты веди меня куда хошь, я пойду за тобой, но я должен знать, что ты умней меня, что не заведешь по глупости своей в болото. Ты вспомни, как при Петре Лексеиче было и каково теперь?
        - За такие мысли, братушка…
        - То-то и оно! — переходя на шепот, продолжал Акинфий. — Мои заводы летошний год столько дали, сколь половина всех аглицких заводов, во как! А я мыслей своих бояться должен? Не-ет, шалишь!
        - Такие, как Петр Лексеич, небось, раз в двести лет родятся…
        - Правильно! — Акинфий наклонился к уху Григория. — А пока второго нету, мы, промышленные люди, должны царей на престол ставить! На нас все держится! Задави нас, и упадет Россия!
        - Отчаянный ты, братушка, — помедлив, проговорил Григорий.
        Акинфий утер губы и троекратно поцеловал Григория.
        - Энту грамотку, — едва слышно прошептал он, сунул мелко сложенный листок брату за обшлага рукава, — свезешь царевне Елизавете Петровне. Знай, ежели что стрясется, я выручу. Только грамотку, кроме царевны, — никому. А на словах передашь, что мне рассказывал. Пусть знает: медлить нельзя, по кускам раздерут Отечество. Здесь тебя буду ждать утром. И сей же час на Урал поедешь, Гриша. Тут тебе опасно!..
        Внезапно на дворе залаяли собаки, заржали лошади и в клубах морозного пара ввалились десятка два немцев. На полуслове оборвалась песня. Заметался за стойкой полусонный кабатчик. Слуги помчались за штофами и стаканами.
        - Вот они, теперешние хозяева земли Русской, — усмехнулся Акинфий.
        Мимо них прошел высокий, ладный человек в дорогом кафтане с алмазной звездой. Акинфий поспешно встал, поклонился:
        - Здравствуй, светлейший герцог.
        - Пардон, Демидов, пардон! — Герцог прошел к столу, где сидели две девицы, наклонился к черненькой, которую инвалид называл Ксюшей, и поцеловал ее в щеку.
        - Гутен морген, Ксюша!
        - Гутен морген, миленький. — Обняв герцога, Ксюша зашептала: — Про тайны шушукались, про черных людей. А потом старший младшему в рукав бумажку сунул.
        Герцог еще раз поцеловал девицу и подошел к Демидовым.
        - Ну, здравствуй, Демидов! — Он обнял Акинфия, легко коснулся щекой щеки. — Прости, но сперва здороваются с дамами, даже если род их занятий… предосудителен. — Бирон засмеялся, показав большие желтые зубы.
        - Это брат мой Григорий, светлейший герцог, — сказал Акинфий. — Тульским родительским заводом владеет.
        Бирон без церемоний протянул Григорию руку:
        - Если будет в чем нужда, обращайся сразу ко мне. Я друг твоего брата, а значит, и твой друг.
        - Спаси тя бог за ласку, светлейший герцог, — поклонился Григорий, а затем поклонился брату. — Прощай, брат. Пора мне
        - Прощай, — кивнул Акинфий.
        - Вы, русские, холодны, как ваша зима, — улыбнулся Бирон. — Хоть бы обнялись на прощание.
        - Чай, не на войну расстаемся, — усмехнулся Акинфий.
        - Просим к нам, светлейший герцог великой Курляндии! — крикнул один из офицеров-иемцев, сидевших за другим столом.
        - Благодарю, мой Ульрих, — Бирон прижал руку к сердцу. — Не могу. Деловое свидание! — И тут же продолжил по-немецки — У молодого русского письмо. Задержите.
        - Сле-щая буквица… — хрипло забормотал учитель, спавший за столом неподалеку от курляндцев. — Сле-щая — «лю-ди-и-и»! — истошно заорал он и, открыв один глаз, захохотал. — Какие же это люди? — Что — черти! Ксюшка-а, ты где?
        - Ах, ты! — Акинфий вдруг хлопнул себя ладонью по лбу. — Ключи Гришке забыл отдать! Прости, герцог! — И он бросился догонять брата.
        Курляндцы торопливо поднимались следом, заспешили к выходу.
        - А-ах, Ксю-ушка! Вот ты где, стервь! — орал инвалид. — С иноземцами винище хлещешь, а мной требуешь!
        Ои крепко ухватил ее за косы, Ксюшка взвизгнула. Курляндцы бросились выручать «даму», завязалась драка.
        - Идиоты, — поморщился Бирон.
        Полетел на пол один офицер, рухнул второй, тяжеленный стул полетел в голову инвалида, но тот пригнулся, и стул ударил в стену. В кабак вернулся Акинфий, улыбнулся.
        - Кончайте скорей с этим сумасшедшим, Ульрих! — крикнул по-немецки Бирон. — Догоняйте молодого!
        У Ульриха из носа текла кровь. Он выхватил из ножен шпагу, и не сдобровать бы инвалиду, если б Акинфий не успел выбить шпагу из руки курляндца. А потом Акинфий шагнул к инвалиду и сильным ударом свалил его с ног. Тот упал в угол и тут же захрапел, раскинув руки.
        … Группа курляндцев, гомоня, вывалилась на крыльцо. Крытый возок с Григорием давно миновал ворота и черной точкой мелькал на заснеженной дороге. Курляндцы торопливо отвязывали коней, прыгали в сёдла…
        Бирон и Акинфий медленно вышли из кабака, поднялись на второй этаж, где были нумера для постояльцев. Акинфий пропустил в комнату Бирона, плотно прикрыл дверь.
        - Я привез, сколь обещал.
        - В твоих рублях? — усмехнулся Бирон.
        - В гульденах. Золотом…
        Бирон, не скрывая удивления, наблюдал, как Акинфий вытянул из-под кровати и грохнул на стол толстый кожаный мешок. Мешок лопнул от удара, и на стол брызнули струей золотые монеты.
        Все пятьдесят тысяч… в гульденах?
        - Семьдесят, — отвечал Акинфий. — Ты же семьдесят просил?
        - Да, да, — несколько сконфузился герцог. — Семьдесят —
        - К тебе дело есть, герцог. Для империи выгодное. — Акинфий платком вытер губы. — По России множество народа не платит подушной подати.
        - Да, — подтвердил Бирон, — недоимки — это ужасно…
        - Сколько тебе хлопот от этих недоимок. Людей на дыбе пытать, плетьми драть… Берусь за всю Россию подушную подать платить! Сдавать ее тебе буду лично, герцог.
        - Что взамен? — серьезно и по-деловому спросил Бирон.
        - Упроси государыню, чтоб отдала по империи все соляные варницы да соляные рудники. И цену на соль я сам назначать буду. Не бойся, до соляного бунта не допущу.
        - Надо подумать, — сказал Бирон.
        Всадники нахлестывали коней. Снег летел из-под копыт. Они медленно настигали возок, кативший по дороге…
        - И все же, Демидов, ты чеканишь фальшивую монету, — говорил Бирон. — А за это — наказание страшное.
        - Сильно фальшивую? — неожиданно спросил Акинфий.
        - Не понимаю…
        - Я говорю, в монетах много серебра не хватает?
        - Да нет, — смешался Бирон. — Серебра в них даже больше.
        - Тогда какие ж они фальшивые?!
        Курляндцы настигли возок, окружили. Полетел с козлов возница. Из распахнутой дверцы выволокли Григория.
        - Есть, мой друг, указы государя Петра, — продолжал Бирон. — Утаивание драгоценных рудников грозит смертью. Так что открыл бы рудник, Акинфий Никитич. Одному мне. Я бы это серебро в интересах империи… И только половину.
        - Ложные доносы герцог, — скучным голосом отвечал Акинфий. — И в глаза никакого серебряного рудника не видел.
        - Лучше, Демидов, отдать половину, чем… поплатиться всем.
        - Я бы отдал, герцог, — развел руками Акинфий. — Только где она, эта половина?
        А на Урале готовились принимать плавку из новой домны. Надрывались подмастерья, раздувая громадные мехи, обливались потом.
        Старый мастер Гудилин, покусывая ус, выжидал. Подошел швед Стренберг с сыном. Гудилин недовольно покосился на них, буркнул:
        - Чего тебя черти принесли?
        - Иоганн хочет видать, как работает кароший железный мастер, — примирительно улыбнулся Стренберг,
        - Кароший, кароший, — передразнил Гудилин. — А себя небось ошен-ошен карошим считает! — Он надел рукавицы, взял в руки тяжелый багор, крикнул двум подмастерьям: — Ванька! Степка! Готовьсь!
        - Фома Петрович, позволь мой Иоганн помочь тебе? — спросил Стренберг. — Он ошен хотель. Он говорит, ты лютший мастер у Демидофф!
        - Их в дверь гонишь, а они в окно, — усмехнулся Гудилин. — Мою Глашку заполучить хотят! — Гудилин глянул на Иоганна, рыкнул: — Ну, бери ковш у Степки, чего вылупился?
        Иоганн метнулся, перехватил у Степки ковш, встал рядом с леткой. Гудилин ударил в нее острием багра раз, другой, и брызнула белая, огненная струя. Напор ее был так велик, что разворотило летку и огненный металл брызнул во все стороны.
        - Береги-и-ись!
        Люди бросились в стороны, и только Иоганн замешкался. Старый мастер успел кинуться к подростку, загородил грудью, всего на мгновение опередив расплавленный металл. Белая струя ударила старика в спину, опрокинула навзничь. Истошно закричал Иоганн, пытаясь оттащить Гудилина в сторону. Ему на помощь бросились Стренберг, подмастерья.
        Гудилина облили водой, положили на разостланные армяки. Слышно было, как Стренберг яростно кричал на сына по-шведски.
        - Не кричи ты, Карлыч, — слабым голосом произнес Гудилин. — То я виноват. Руды много заложил, пожадничал. А мальчонка тут не при чем. К сроку хорошим плавильщиком будет. На Глашке пущай женится… — Старый мастер хотел еще что-то сказать, но силы оставили его.
        Утром в пустом трактире, в углу, сидел мрачный с похмелья инвалид.
        - Что, дядя, тяжко? — весело спросил, войдя, Акинфий.
        - О-ох…
        - Эй, малый! — позвал Акинфий. — Водки!
        - Милостивец… Спаси тя Христос, но лучше медовухи. Водку с утра не приемлю.
        - Медовухи, малый!
        Принесли штоф и чарку, инвалид налил подрагивающей рукой, осторожно поднес, разинул волосатую пасть и опрокинул содержимое чарки. Затряс бородой, выпучив глаза, и тут же налил вторую, выдохнул, погладил грудь:
        - Зовут меня Егорий Кулебака, может, слыхал?
        - А я Акинфий Демидов с Урала. Не слыхал?
        - Глянь-ка, — Кулебака, не ответив на вопрос, показал на окно. — Не твои лошади пустые вернулись, Акинфий Демидов?
        Акинфий кинулся к окну, кулаком вышиб бычий пузырь и увидел, как в ворота станции входит его лошадь, волоча за собой смерзшиеся обрывки упряжных ремней.
        …Там, где дорога спускалась в лесистый овраг, стоял, накренясь, дорожный возок. Снег вокруг был истоптан конскими копытами, темнели замерзшие пятна крови. У колеса лежал мертвый возница.
        - Шпагами забили, — сказал Кулебака. — А с кем это ты вчера винище трескал?
        - Бирон… герцог… — Акинфий был растерян и подавлен.
        - Это который хахаль государыни?
        - Он самый. Ах, Григорий, Григорий, втравил я тебя…
        - В трактир-то тебя энтот Бирон вызвал, что ли? — допытывался Кулебака.
        - Так. Во дворце ушей много…
        - Ха! А тут мало! Бирон и подсадил к вам энту Ксюшку. Ить она ваши разговоры слушала. И как ты грамотку брату в рукав сунул, тоже видала. Вишь, Акинфий Демидов, какая жисть на Руси пошла. Российская царевна в неволе томится, по дорогам русских людей режут, в полон берут. Будто воевали нас да покорили…
        - Ах, Григорий, Григорий, — качал головой Акинфий.
        - Ничо, барин, — утешил его Кулебака, — жив твой брательник. Был бы мертвый, они б его с собой не забрали. Значит, найти можно. Коль ты меня похмелил с доброй душой, я тебе помогу.
        Они стояли на лестнице подвала Тайной канцелярии возле окованной ржавым железом двери. Из-за двери слышались приглушенные стоны, тянуло голубоватым дымком.
        - Ты мне толком скажи, светлейший герцог, — начальник Тайной канцелярии граф Андрей Иваныч Ушаков искоса поглядывал на Бирона, — что мне у этого малого выпытывать. А то мы по твоему приказу кажный день его на дыбу, а чего спрашивать, и не знаем.
        - Как он? — спросил Бирон.
        - Телом не крепок, но духом пока силен.
        - Спросите, куда серебро спрятал, которое ему брат его с Урала переправил, куда письмо подевал, которое ему брат дал. — Герцог прикрыл батистовым платком нос. — Однако мясом-то паленым как несет!
        - Без огня в нашей работе никак нельзя, — вздохнул Ушаков.
        Страшный вопль заглушил его слова. Ушаков приоткрыл дверь и заорал:
        - Погодь, ироды! Поговорить не даете!
        Вой перешел в тяжкие стоны. Вдруг
        Бирон вздрогнул и отшатнулся — из-под двери вытекал черный ручеек.
        - Вода это, — усмехнулся Ушаков. — Отливают сердешного. А может, ты сам его поспрошаешь, а, герцог?
        - Что ты, граф! — замотал головой Бирон. — У меня при виде крови бывают опасные колики. Ты уж сам его, голубчик, сам.
        - Такое наше дело, — вздохнул граф Ушаков. — Чтоб тайное становилось явным.
        В кабаке было душно и дымно. Под грязными столами на земляном полу из-за костей грызлись собаки. На сырых, промерзших стенах густые пятна плесени, кое-где наледи и сосульки. В кабак набилось в основном мужичье, рваное, дикое, пьяное. В слабом свете свечных огарков мелькали осоловевшие глаза, оскаленные рты, пудовые кулачища. Ор стоял такой, что собеседники, сидевшие рядом, едва слышали друг друга. Приказчик Крот обнимал запьяневшего Платона за широченные плечи, говорил в самое ухо:
        - Миловался он с твоей Марьей, Платоша.
        - Слышу-у… — пьяно мычал Платон.
        - Потому и приказал тебя в рудник упрятать, смекаешь? А как женка его Евдокия про прелюбодейство это распознала, он и велел Марью твою с дитем… того… — Крот подлил Платону сивухи в глиняную кружку. — Во как, Платоша, хозяева-то над нами, простыми людьми, изгиляются. Хужей, чем с собаками!
        - Убью-у-у… — тупо промычал Платон и выпил.
        - Убей, — просто и тихо сказал Крот. — И Христос тебя просит.
        - Убыо-у, — как медведь, рявкнул Платон и хватил кружкой об стол. — Марья… Марьюшка-а… Пошто мне жить без тебя-а? — Могучее тело Платона содрогнулось от рыданий.
        - А не жаль мне битого, ограбленного! — пьяно орал Егор Кулебака. — Жаль только молодца похмельного!
        Четверо караульных солдат раскачивали Кулебаку над черным провалом:
        - Сено-солома, сено-солома…
        - Еще раз и на «сено»! — скомандовал унтер.
        Кулебака полетел вниз, с высоты восьми ступеней, с хлюпом шмякнулся на гнилую солому. Загремел засов. В подвале Тайной канцелярии тьма царила кромешная, лишь чуть-чуть бледнело окошко под самым потолком.
        Кулебака отстегнул деревянную ногу, достал из нее огниво, трут. Чиркнул, дунул. И полез искать. Прямо по человеческим телам, стонущим, умирающим, в бреду и лихорадке. Крысы с визгом шарахались от тлеющего огонька.
        Григория Демидова он нашел в дальнем углу.
        - Слышь, Григорий, — зашептал ему на ухо Кулебака, — терпи… Я от брата твоего. Терпи, выручим…
        - На кого ж ты вчерась, голубок, «слово и дело» кричал? — зевая, спрашивал Кулебаку Андрей Ушаков, тростью играя с тараканом, мечущимся по полу в солнечном квадрате.
        - Твое сиятельство, — испуганно таращился Кулебака, — вот те Христос, зело пьян был, ни хрена не помню, бес попутал.
        - А-а-а, — опять зевнул Ушаков и перекрестил рот, — Бес, ои такой, может и попутать.
        - Отпусти, твое сиятельство. Калека я…
        - Вижу, — сказал Ушаков и обернулся к писарю — Что там у нас на одноногих есть?
        - На Нарвской заставе, ваше сиятельство, — загундосил тот, — какой-то хромой ухайдакал будочника и унес эвонную алебарду. На Охге семья зарезана, трое душ. Соседи видели хромого с узлом. Возле крепости святых апостолов Петра и Павла хромой ни пал на монашку, утянул ее в дрова и склонял к сожительству…
        - Хватит пока, — остановил писаря Ушаков и глянул на Кулебаку. — Вишь ты — к преступному сожительству. А ты хошь, чтоб я отпустил тебя.
        - Какая монашка? — обомлел Кулебака.
        - Какая монашка? — спросил Ушаков у писаря.
        - Тут не сказано, ваше сиятельство. Монашка, и все. Это у него надобно спросить.
        - Чего-то утренничек ноне студеный, — передернул плечами Ушаков. — Эй, греться давай!
        Появились двое катов с жаровней, полной горящих углей, третий, в красной рубахе с одним засученным рукавом, стал снимать со стен железный инструмент и бросать на жаровню.
        - Не знаю я никакой монашки! — рухнул на колени Кулебака.
        - Зато знаешь, на кого вчерась «слово и дело» показывал. А ноне, видать, протрезвел и напужался, так? Ну, так? Говори, не бойсь! Страшней, чем тут, нигде не бывает.
        - Милый, дорогой, я ж солдат-калека, воевал, от царицы медаль имею…
        Писарь проворно подскочил к Ушакову, что-то шепнул, и тот встал — по ступенькам в пыточную входил Бирон.
        - Ровно ничего, светлейший герцог, — виновато развел руками Ушаков.
        - Плохо, граф! Это не есть работа, это есть дерьмо!
        - Да что он у меня один, что ли? — вдруг озлился Ушаков. — Крутишься тут, как уж на палочке, и все нехорош!
        - Ваше!.. — Кулебака бросился к Бирону. — Высоч… Я в плену был! Российскую армию спас! В Крыму! Генерал Ласси…
        - При чем тут генерал Ласси? — оторопел Бирон.
        - Двадцать целковых в награду дал! Ласси! За то, что я по гнилому морю войска российские провел! Бахчисарай тады взяли.
        - Гм, гм, а верно. Мне Ласси говорил о каком-то… — Бирон поморщил лоб. — Прозвище у него было… Вроде какой-то русской еды…
        - Кулебака! — с надеждой вскрикнул инвалид. — Так энто я и есть, ваша светлость! Скажите графу, а то ни за что запытает.
        Снежно. Тихо. На крыльце Летнего дворца стоял караул преображенцев. Гвардии капитан Нефедов, тот самый, что когда-то сообщал о полной капитуляции шведов, поскрипывая ботфортами, прошел по мраморной лестнице.
        Один из караульных, огромный Фрол Зернов, молча плакал. Слезы текли по жестким солдатским морщинам.
        - Ничего, братец, сделать не могу. — Нефедов белыми перчатками сбил с лосин пылинку. — Мужайся, братец, такая твоя планида…
        Со второго этажа грохнул выстрел. Закружилось воронье.
        - Ее императорское величество изволили проснуться! — из дверей выглянул лакей.
        Еще раз гулко ударило ружье, и на мраморные ступени упала раненая галка.
        - Зернов, убрать! — приказал, поморщившись, Нефедов.
        Зернов совком подцепил птицу и понес к стоявшей у кустов кадушке, полной битых галок, воробьев и ворон.
        Еще выстрел. Еще! Отчаянный писк в кустах.
        - Ведь птицы небесные… Неужто не жалко? — вздохнул один солдат.
        - Не рассуждать! — крикнул Нефедов. — Мундиры оправить. Зернов, рожу утри!
        Простучала по булыжнику карета, остановилась. Из нее выбрался Акинфий Демидов. В руке держал лукошко, прикрытое цветастым лоскутом. Нефедов лихо отсалютовал шпагой, солдаты взяли «на караул».
        - Доброго здоровья, Акинфий Никитич, давно не видались, — поздоровался Нефедов. — Весьма сожалею, но придется подождать. Государыня только встала.
        - Обождем, — кивнул Акинфий и потер бок. — Ломит чего-то. Лекарь вот велел ходить поболе. Ты для компании не пройдешься со мной, капитан?
        Снова раздался выстрел. На снег упала ворона, побежала, таща за собой перебитое крыло. И тут же в голос зарыдал унтер Зернов. Он по-детски кривил рот, и все его огромное тело содрогалось, будто в ознобе.
        - Черт! — скрипнул зубами Нефедов. — Смена!
        Из дверей выскочили еще два солдата.
        - Зернов… Сукин ты сын! В казарму! Отведешь его, — приказал Нефедов другому солдату.
        - Что с ним? — справился Акинфий.
        - В великаны забрали.
        - Куда? — изумился Акинфий.
        - В великаны. Герцог Бирон его в прусскую гвардию продал, — пояснил Нефедов. — Ихний Фридрих-Вильгельм оченно великанистых россиян жалует… Скотина!
        - Кто?
        - Оба. — Нефедов смело посмотрел в глаза Акинфию.
        - Ты в меня глазенками не стреляй, господин капитан, — сказал Акинфий. — Я не герцог, людей не продаю.
        - Знаю, потому и сказал.
        - Слов-то на белом свете — ой-ей как много. Делов маловато.
        Возле дверей кабинета императрицы Анны Иоановны карлы и карлицы играли в чехарду. Поодаль толпились ожидавшие высочайшей аудиенции: мамаши с дочерьми на предмет определения оных в придворный штат, папаши с сыновьями, ищущими места в гвардии, иноземцы всех мастей, ищущие в России всего, что только есть в ней выгодного.
        Маленькая, полная старушка обстоятельно и с удовольствием рассказывала Акинфию:
        - Меня матушка-то и спрашивает: «Скажи, Филатовна, стреляют ли дамы в Москве?». — «Видела, говорю, государыня, как князь Черкасский княжну свою учил из окна стрелять, по твому примеру». — «И что же, спрашивает, попадает?» А я ей: «Иное, матушка, попадает, а иное кривеиько. Голубке при мне в крылышко попало».
        - На кой же она стреляет? — угрюмо спросил Акинфий.
        - Да-к удовольствие! — расплылась в улыбке старушка. — Играет, как дитенок.
        - Порют за такие игры! — не сдержался Акинфий. — И плакать не велят. Поняла, старая дура?
        - Ой? — нешуточно напугалась старушка и быстро отбежала в сторону, часто крестясь.
        Со стуком отворилась дверь кабинета, и оттуда на коленях выполз круглолицый человек, державший на голове папку телячьей кожи, набитую бумагами. Человек иа коленях прошествовал через толпу. Губы его беззвучно шевелились, на лбу набрякла шишка. Из-за полуотворенной двери слышался громкий смех, мужской и женский. Акинфий изумленно смотрел вслед человеку, а тот, подойдя к следующей двери длинной дворцовой анфилады, ударом лба отворил ее и двинулся дальше.
        - Что значит сие чудо? — спросил Акинфий.
        - Сочинитель Тредиаковкий, — охотно ответил сухонький старик. — Ему светлейший герцог приказал, ежели что сочинит, чтоб вот таким манером сочинение свое приносил, читал се величеству и после уносил, ха-ха-ха… — старик прыснул в кулак.
        - Так зачем же он сочиняет? — пожал плечами Акинфий.
        - Не могу, говорит, не сочинять, — продолжал хихикать старик. — Умора с ним, прости господи…
        - Дворянин и заводчик Демидов! — провозгласил камердинер и ударил в вощеный паркет жезлом.
        Императрица Анна Иоановна, повязанная белым бабьим платком, утирала концами его выступившие от смеха слезы. Бирон стоял рядом, приятно улыбаясь, и чистил шомполом ружье. Разных систем ружья и пистолеты виднелись в стеклянном шкафу у стены, на письменном столе, на ковре у ног императрицы.
        - Ты никак с грибами, Демидов! — Бирон лукаво подмигнул императрице, показав на лукошко в руках Акинфия. — Где ж насобирать столько умудрился?
        Императрица от приступа смеха даже с кресла сползла.
        - Грибы сии произрастают на Урале… — Акинфий с видимым трудом поднял лукошко, грохнул его на стол перед императрицей и сдернул пеструю тряпицу — лукошко было полно новеньких серебряных рублен. Улыбка сползла с лица Бирона. — Душевно рад видеть тебя, матушка-императрица, в добром здравии и в веселом расположении. И позволь поклониться тебе от скудости своей энтими вот рублевиками.
        - Про Акинфия Никитича говорят, что он на Урале серебро нашел, да скрыл от тебя, матушка, — сказал Бирои.
        Анна Иоановна проворно сошла с кресла, зачерпнула горсть монет.
        - А ты знаком с графом Ушаковым, Демидов?
        - Видались, матушка, — пожал плечами Акинфий.
        - Я лично в это серебро не верю, — подмигнул Акинфию Бирон. — Злые козни завистников.
        - Так это твои или мои рублевики? — спросила Анна Иоановна.
        - Все мы твои, матушка, — опустил голову Акинфий. — И что есть у нас, все твоей милости принадлежит.
        - Хорошо ответил, — с искренним удовольствием сказала императрица. — Вот как надобно отвечать государыне.
        - Острым умом своим Акинфий Никитич давно славился, — усмехнулся Бирон. — Все у него есть: железо, медь, каменья драгоценные… Серебра вот только, жаль, нету.
        - И серебро есть, светлейший герцог, — неожиданно сказал Акинфий. — И тот рудничок, матушка, не откажи принять в казну государственную.
        Бирон скривился.
        - А рублевики эти, матушка, — продолжил Акинфий, — на твоем монетном дворе чеканены. Серебро я туда привез на пробу. Хорошее серебро, лучшее в империи.
        - И много? — спросила императрица.
        - Живи сто лет, матушка, и половины не истратишь.
        - Господи! Вот удача-то, из всех долгов выпутаемся! — Потом она грозно взглянула на Бирона: — Если от кого о сем человеке плохое услышу, даже от тебя, герцог, гневом своим так ушибу, своих не узнаете! — Императрица, поманив Бирона к себе, отколола алмазную звезду с камзола герцога: — И ленту сыми, тебе еще будет.
        Она надела наклонившемуся Акинфию через плечо муаровую ленту, приколола звезду. Тот жарко приложился к ручке, окинул ее всю осмелевшим мужицким взглядом. Императрица даже зарделась.
        - Что просишь, Акинфушка? Проси, что хочешь.
        - У меня брат пропал, матушка. Прикажи графу Андрей Иванычу Ушакову отыскать его.
        … Бирон вышел проводить Демидова. Прошли через приемную.
        - Что ты просил, я отдал, герцог, — тихо проговорил Акинфий. — Брата верни.
        - Слышал я про твоего покойного отца россказни, — раскланиваясь во все стороны, проговорил Бирон, — как он английским купцам железо продавал, а цена каждый день была другая.
        - Было такое… — настороженно произнес Акинфий.
        - Так и у меня с тобой будет. Отдай мне, друг любезный, в аренду половину твоих заводов. С ответом не тороплю. Понимаю, подумать надобно. Прощай. Не забывай нас.
        Низкое зимнее солнце светило в спину всадникам, скакавшим широкой дугой по полю. А впереди бежал солдат Фрол Зернов. Подполковник Ульрих скакал на правом фланге, вытянув ноги в стременах.
        Зернов скатился кубарем в овраг, выбрался на другой стороне. Но левый фланг всадников вышел наперерез беглецу. Капитан Нефедов поровнялся с Зерновым, нагнувшись, ловко ухватил его за шиворот, остановился:
        - Эх, Фрол, Фрол, что ж ты натворил…
        - Не могу… — с трудом переводя дыхание, ответил Зернов. — На всю жизнь отечество спокидать не могу!
        Кто-то из солдат, спешившись, принес в манерке воды.
        - Что ж делать-то, Зернов, — невесело пожал плечами Нефедов. — Ты ведь солдат, и от приказов бегать никак нельзя.
        - Понимаю, ваше высокоблагородие, — Зернов поднял на капитана страдающие глаза. — Понимаю… А не могу…
        - Вста-ать! — гаркнул подоспевший Ульрих и ногой ударил сидящего на земле Зернова в лицо. — Русиш швайн!
        Сгрудившиеся вокруг гвардейцы глухо охнули, будто ударили их самих.
        - Не сметь! — дико выкрикнул капитан Нефедов и своим конем толкнул ульриховскую кобылу.
        Ульрих с искаженным от гнева лицом повернулся к гвардейцам:
        - Зольдаттен! Взять негодяй! — И показал на Нефедова.
        Ни один солдат не двинулся с места.
        КАПИТАН ПРЕОБРАЖЕНСКОГО ПОЛКА МИХАИЛ НЕФЕДОВ. ВНУК — СТЕПАН ГАВРИЛОВИЧ НЕФЕДОВ, ГЕНЕРАЛ ОТ КАВАЛЕРИИ; ПРАВНУК — ЮРИЙ СЕМЕНОВИЧ НЕФЕДОВ, ПОЛКОВНИК ДЕНИКИНСКОЙ БЕЛОЙ АРМИИ, ЯРЫЙ ВРАГ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ; ПРАПРАВНУК — ВАЛЕРИЙ ЮРЬЕВИЧ НЕФЕДОВ, ЭМИГРАНТ. УЧАСТНИК АНТИФАШИСТСКОГО СОПРОТИВЛЕНИЯ ВО ФРАНЦИИ, КАЗНЕН ГИТЛЕРОВЦАМИ В 1943 ГОДУ.
        Зернов внезапно нагнулся, проскочил под брюхом нефедовского коня и бросился к оврагу. На краю он остановился, быстро перекрестился.
        - Прощевайте, братцы-и! — И скрылся в овраге.
        Следом кинулся второй солдат. Вскоре он вернулся. Один.
        - Все… Вечная память…
        Все поснимали треуголки. Кроме подполковника Ульриха.
        - Бритвой он себя, по горлу… — объяснил солдат. — Веревками надо поднимать, снег там глубокий.
        - Вот так… Гвардии ее императорского величества солдат, — с трудом удерживая комок в горле, проговорил капитан Нефедов, — живот свой за отечество положил… Шляпу долой, господин подполковник!
        Под ненавидящими взглядами солдат Ульрих медленно стянул треуголку.
        - А теперь скачи в Тайную канцелярию, доноси на меня, — процедил Нефедов.
        - Ти оскорбиль меня перед зольдаттен! — Ульрих подтянул из ножен шпагу. — Защищайся!
        - С нашим удовольствием! — зло улыбнулся Нефедов.
        Всадники разъехались, а затем, повернув коней, помчались навстречу друг другу. Сшиблись. Сухой звон стали, отчаянное ржание коней, ругань русская и немецкая, комья земли из-под копыт. Ульрих рассек Нефедову щеку, капитан покалечил ему руку.
        - Хоть одного колбасника упокою! — орал Нефедов.
        - Грязный корофф! — не оставался в долгу Ульрих. — Кузькина твоя мать!
        Совсем рядом запела труба. Сражавшиеся остановились. К ним скакал мальчишка-сержант в сопровождении трубача.
        - Господа офицеры! С государыней плохо! Господин полковник приказал всем немедля в полк!
        Высокие черные окна глазели с набережной в черную воду Невы. Только два окна во втором этаже были освещены. Сторож у крыльца зябко кутался в длинный плащ.
        Подкатила закрытая карета в сопровождении двух всадников. Из кареты выбрался граф Ушаков. Всадники, спешившись, помогли ему взойти на крыльцо.
        - Здесь ожидайте, — буркнул Ушаков и открыл дверь.
        В кабинете Акинфия горело множество свечей. Хозяин за столом перебирал бумаги, рядом примостился Кулебака.
        - Боле дома никого нету? — спросил Ушаков.
        - Никого… — обернувшись и чуть помедлив, ответил Акинфий.
        - И то хорошо. — Ушаков сел в глубокое кресло. — Лишние уши — лишние хлопоты. — Он глянул на Кулебаку. — Ну-к, молодец, выйди!
        Акинфий кивнул, и Кулебяка молча вышел.
        - Перво-наперво, по повелению матушки-императрицы, нашел я твоего братца, — скрипуче проговорил Ушаков.
        - Все ноги небось оттоптал, покуда искал, — усмехнулся Акинфий.
        - Да уж нахлопотался, — вздохнул Ушаков. — И покуда искал, и покуда глаза закрывал…
        - Что?! — Акинфий схватил Ушакова за грудки. — Что ты сказал, душегуб?
        - Пусти… Сдавил будто медведь… Ты на кого руку подымаешь?!
        - Упырь кровавый! — хрипел Акинфий, и слезы кипели в глазах. — Ты казнил его?
        - Нет, — твердо отвечал Ушаков.
        - Кто? Говори! Или живого отсюда не выпущу!
        - Жадность твоя. Гордыня твоя. Коли б ты рудники не укрывал да монету фальшивую не чеканил, жив был бы твой брат.
        Долго молчали.
        - Ты на меня не гневись, Демидов, такова уж моя служба — блюсти державу Российскую. — Ушаков скорбно вздохнул.
        - Схоронили где?
        - Спрошу.
        - А вторая твоя весть какова? — пересилив себя, спросил Акинфий.
        - А вторая моя весть будет похуже первой. Государыня Анна Иоановна волей божьей…
        - Когда? — перебил Акинфий.
        - Час тому минул, Я прямо из дворца к тебе приехал.
        - И кто ж теперь? Неужто?..
        - Он самый… А про то, что я был у тебя — никому…
        Ушаков неслышно отступил к двери и исчез, будто его и не было.
        Ветер качал фонарь. За треснутым, мутным от нагара стеклышком, чадила сальная плошка. Белые мухи летели на мигающий огонек и тут же исчезали — была оттепель, и снег таял, не коснувшись земли.
        Из окна кареты было видно, как тускло поблескивал штык часового в неверном свете фонаря. В карете были двое.
        - Да не в деньгах дело, Акинфий Никитич, пойми, — говорил капитан Нефедов.
        - А в чем?
        - В присяге. Год назад императрица в ночь подняла гвардию и повелела присягнуть тому, кого родит ее племянница принцесса Мекленбургская… А теперича малыш императором будет, а регентом при нем — Бирон…
        - Неужто вы, русские люди, допустите, чтоб иноземец вашими судьбами вершил?
        - Как тут быть, не ведаю. Но гвардия тебе не подмога, Акинфий Никитич…
        - Ай, гвардионцы, ай, молодцы! — Акинфий горько рассмеялся. — Правильно, стало быть, Бирон вами, как борзыми щенками, торгует.
        - Еще слово, Демидов…
        - Я же безоружный, капитан. Ты лучше меня прямо к графу Ушакову доставь или к Бирону, и дело с концом. Покуда Иоанн Антонович в совершеннолетие войдет, светлейший герцог всю Россию по миру пустит. Все, за что Петр Великий жизнь положил, — все прахом пойдет. И вы, гвардейцы петровские, при Полтаве, при Гангуте, под Нарвой на смерть шедшие, — вы теперь Бирону станете помогать Россию зорить?!
        Капитан мрачно молчал.
        Акинфий приблизился к нему вплотную:
        - Вы царю Петру присягали?
        - Присягали.
        - А что дочь его, петровская кровь, царевна Елизавета Петровна, родительского престола теперь лишена, это как? Этим ваша присяга отцу ее не нарушена ли?
        - Помолчи, прошу. — Нефедов опять задумался, брови сошлись к переносице от тяжких мыслей. Мы о царевне всегда помнили. Подумать дай.
        - Ну, думай, — устало махнул рукой Акинфий и, помолчав, продолжил: — Нешто гвардия за дочь Петра Великого не вступится? Не верю! Денег? Сколько захотите, только дайте мне Бирона, дайте! Он думает нами, как лошадьми, повелевать: что русскому ни прикажешь, сделает, куда ни пошлешь — пойдет и еще кланяться будет! Ан хрен тебе, выкуси! Знай, капитан: ежели не вы, я тогда сам! Соберу молодцов сотню — и на дворец. Я ему зубами глотку…
        - Бирон да Бирон, — угрюмо пробурчал капитан. — Мы Бирону не присягали… — Помолчал и вдруг улыбнулся радостно: — Ведь мы ж ему-то не присягали!.. Как Елизавету Петровну известить? — Рука Нефедова легла на плечо Акинфия Демидова, и тот облегченно вздохнул:
        - Троих офицеров к ней пошлите, она ждет…
        - Ну что ж… с богом! — Нефедов перекрестился и полез из кареты. — Жди дома, Демидов.
        - Постой! На-ка вот, Петра Лексеича память. — Акинфий достал из-за пазухи пистолет «кухенрейтер».
        - Хитер ты, Демидов! Говорил: безоружный! — Капитан весело покрутил головой. — Тебя б императором поставить… — И выскочил в снежную круговерть.
        В дверях и на дворцовом крыльце было полно измайловцев, а в аллее перед дворцом толпились преображенцы с ружьями наизготовку.
        - Мушкеты на карау-ул! — Звонко скомандовал измайловский поручик. — Взводи курки! Стрельба полутонгами!
        Сквозь шорох падающего снега слышались резкие щелчки взводимых курков. Ряды преображенцев, напиравших на крыльцо, остановились.
        - Не сме-еть! — Капитан Нефедов и еще двое офицеров-преображенцев взбежали на крыльцо.
        - Лейб-гвардии Преображенского полка капитан Нефедов! — отсалютовал шпагой капитан.
        - Лейб-гвардии Измайловского полка поручик Оболенский! Я вас знаю, господин капитан. А то грешным делом подумал, не бунтовщики ли…
        - Нет! — резко осадил его Нефедов. — Это не бунт! Герцог Бирон здесь?
        - Герцог здесь… — растерялся поручик Оболенский. — Почивать изволят. Так вы?.. А как же Иоанн Антонович? А как же?.. Ведь присягали, господин капитан…
        - Мы присягали Иоанну Антоновичу, а не регенту Бирону.
        - Да здравствует Елизавета Петровна! — громыхнул строп преображенцев.
        - Я с вами, господин капитан! — Поручик Оболенский отсалютовал шпагой, закричал: — Охрана, слушай команду!
        Ранним утром протяжный, тревожный крик пронесся над Невьянском: «Пада-ет! Башня падае-ет!».
        Дворец Демидовых отстраивался заново. С зарею начинали работать каменщики. Несли на леса раствор и кирпичи, выкладывали толстые, почти крепостные стены дома. Внизу, возле длинных корыт, где замешивали раствор, белели горки яичной скорлупы.
        Всадник с криком проскакал мимо, и каменщики, бросив работу, устремились бегом через поселок к заводу.
        Из завода вывалилась большая толпа работных людей, и все, задрав головы, смотрели на башню. Она явственно накренилась.
        - Под сваями-то плывун пошел, вот ее и повело, сердешную.
        - Ох, не сдобровать Ефиму Корнееву. Демидов шкуру спустит.
        А Корнеев метался внутри башни, командовал:
        - Прошка, мигом на завод! Пущай мне брусы железные сюды доставят и обручи полосные. Аршинов восемь в длину!
        - Куда такие-то?
        - Делан, что велено, ирод! И рысью, рысью!
        Корнеев и несколько мастеров вышли на площадку второго этажа, откуда хорошо была видна змеевидная трещина, извивающаяся по стене.
        - Не додумали, — тяжко вздохнул кряжистый плотинщик.
        - А чем думали? — взъярился Корнеев. — Пошто плывун не углядели?
        - Так его ж там не было… Да и Акинфий Никитич торопил.
        - Он торопил, а нам теперича расхлебывать.
        - Гля, братцы, трещина вроде поболе стала.
        - Запорет он тебя, Корнеев. До смерти запорет…
        - Думаешь, плетей боюсь? — яростью глянул на мастеров Корнеев. — Я… Ежли она упадет… Я же другой такой не построю. Ить всю жизнь мечтал, во сие снилась!
        В подвал, где в малом горне выплавляли серебро, неожиданно хлынула вода.
        - Детушкин, куда ж серебро-то девать?
        - Откель плывун-то взялся?
        - Спасаться надо, братцы, подобру-поздорову!
        - Эй, малый, отворяй! — Детушкин забарабнил в тяжелую, окованную железом дверь — Вода затопляет!
        Никто не отозвался. Детушкин прислушался, тяжело дыша.
        - Отлучился куды-то…
        - А нам что, подыхать тута? — завизжал один из чеканщиков и сам начал молотить в дверь кулаками. — Отворя-ай!
        Стражник не отзывался. Вода прибывала с глухим шумом, и скоро все семеро рабочих стояли в ней по колено.
        - Братцы, как горн зальет, рвануть может. Он же весь внутри накаленный! — охнул один из плавильщиков.
        Все семеро снова неистово застучали в дверь. Вода в подвале все прибывала, и глаза их полнились смертельным ужасом…
        А в башню мужики тащили длинные железные полосы и прутья. На площадке второго этажа Корнеев рисовал куском угля на полу:
        - Вот так спробуем: как бочку, обручами обхватим, только изнутри. И балки железные на распор. Они и сжимать башню будут и растягивать. Уразумели? Она сама себя держать станет.
        - Хитро придумал Корнеев! Только удержит ли?
        - Башня тады вроде кривая будет, братцы!
        - Да хрен с ей, лишь бы стояла!
        - Небось Демидову-то в Питенбурхе не сладко приходится, ежли евонная башня падать начала.
        - Нe бойсь! Башня упадет, а Демидов — ни в жисть!
        Евдокия приблизилась к толпе мужиков и баб, судачивших, упадет башня или же Ефим Корнеев все же умудрится спасти ее. Следом за хозяйкой торопились два чубатых стражника.
        - Ну что, стоит?
        - Да вроде стоит, хозяйка. Ефим Корнеев старается.
        Муж покойной Марьи Платон к этому времени выбрался из кабака — драный тулуп нараспашку, борода заиндевела, в руке зажата недопитая бутыль сивухи.
        - Пр-равославны-и-я-а! — заорал Платон, остановившись перед толпой. — Демидовы-звери мою жену погубили-и!
        - Заткни хайло, морда! — На Платона наехал стражник, полоснул плетью по лицу. Тут же вспух багровый шрам. — Проспись, скот безрогий, не то в колодки забью!
        И тут Платон с неожиданным проворством ухватил стражника своей медвежьей лапой, легко сдернул с седла и ахнул об землю. Стражник, охнув, скорчился на земле. Платон выдернул у него из ножен саблю и неловко взобрался в седло.
        - Пр-равославны-н-я-а! Демидовы мою жену сгубили-и! — Он рванул поводья и ринулся на Евдокию, размахивая саблей.
        Наперерез ему направил лошадь второй стражник, но помочь не успел — Платон полоснул его саблей по голове. Евдокия дико завизжала и бросилась бежать.
        - A-а, душегубица! Зверюга демидовская! Круши их, православные! — Платон нагнал Евдокию и два раза рубанул саблей. Толпа ахнула.
        Акинфий прохаживался возле дома. На плечах наросли сугробики мокрого снега. В тени большой сосны маячила фигура верного Кулебаки.
        - Ежели господь удачу не пошлет и дело сорвется, ты забери сына Прокопия и двигай на Урал, — глухо проговорил Акинфий. — На Урале не выдадут.
        - А ты, барын, никак напужался? — усмехнулся Кулебака. — Как тот пьяница: напьется — так до царя гребется, а проспится — свиньи боится.
        В глубине аллеи показались широкие сани-розвальни, запряженные тройкой. Гремели бубенцы, слышался женский смех, визги, мужские голоса. Кулебака и Акинфий проворно встали за деревьями. За первыми санями показалась еще тройка. Они остановились напротив дома Демидовых. Чавкала под лошадиными копытами снежная жижа. Из передних саней выпрыгнул Прокопий в распахнутой собольей шубе, пьяный и растрепанный.
        - Господа, п-прошу ко мне! — воскликнул он. — Екатерина Андреевна, голубушка… — Прокопий поскользнулся и упал в снежную жижу. В санях раздался дружный смех, немецкая речь мешалась с французской и русской.
        - Вам почивать надобно, Прокопий Акинфыч. До завтра! Трогай!
        Когда Прокопий с трудом поднялся, обе тройки уже мчались по проспекту. Издалека доносились бубенцы и веселый женский смех.
        Прокопий, покачиваясь, поплелся в дом. На крыльце он опять поскользнулся и чуть не упал, но чья-то крепкая рука вовремя ноддержала его. Прокопий обернулся и увидел отца.
        В кабинете, не раздеваясь, Прокопий плюхнулся в кресло, вытянул ноги в грязных сапогах.
        - Доколе мне ишшо смотреть на все это? — с укоризной спросил Акинфий.
        - А что, батюшка? — беспечно улыбнулся Прокопий. — У графини Брюс была асаблея… Все высшее общество… Весело, батюшка… — И Прокопий рассмеялся.
        - Государю Петру не на кого было дело оставить. Оттого мучался и страдал. В родном сыне опору и надежду найти не мог… Неужто и меня участь сия ожидает? Неужто дело, которое мы с отцом начали, после смерти моей прахом пойдет.
        - Почему так, батюшка? Пошто такие мысли мрачные? — продолжал пьяно улыбаться Прокопий.
        - Потому, что сын мой в кабацкого гуляку превратился! — повысил голос Акинфий. — И умом не вышел, и удалью никого не удивил!
        - Батюшка… — начал было Прокопий, но Акинфий гневно перебил:
        - Замолчь, когда отец говорит! Больно мне видеть, что род наш демидовский кончится. А пуще того — заводы, рудники, дело железное захиреет, прахом пойдет. Для чего тогда жизнь прожита? Для чего всем пожертвовал? Любовью… Радостями земными… — Акинфий бормотал все тише и обреченнее. — Что после меня останется? Сын — самодур да пьяница? Деньги? Неужто для того стоило на свет божий рождаться?
        Офицеры — преображенцы и измайловцы — шли по длинной дворцовой анфиладе. Впереди Нефедов и Оболенский, в левой руке капитана подаренный Демидовым пистолет Петра Первого.
        Перед небольшой залой их пытались задержать несколько офицеров-измайловцев во главе с братом Бирона.
        - Назад! Клятвопреступники! Сложить оружие!
        Загремели выстрелы. Пороховой дым окутал анфиладу. Падали люди, в дыму слышались крики и стоны. Зазвенели обнаженные шпаги.
        - Вперед, ребята! — кричал капитан Нефедов. — Долой временщика Бирона!
        Гулко барабанили по драгоценному паркету солдатские сапоги.
        Скончавшаяся императрица Анна Иоановна лежала на столе в большой зале, прикрытая черным парчовым покрывалом. И громадные золоченые люстры были покрыты черным, и окна. Горело множество свечей. Замер почетный караул. Тускло поблескивали стволы ружей, навалом громоздившиеся в углу.
        На мгновение офицеры и солдаты задержали шаги. Караул не шевельнулся. Они медленно пересекли залу и вновь побежали, топоча по паркету.
        - Вот его спальня! — указал поручик Оболенский, и все остановились у высокой двери. Нефедов подергал ручку.
        - Ломай, ребята!
        В дверь забухали приклады ружей. Навалились плечами. Хрустнуло, подалось… С грохотом упала дверь и вместе с ней несколько солдат. Раздался дружный смех. Задние напирали на передних, тянули шеи, чтобы увидеть, что там внутри, в спальне.
        Бирон стоял у кровати на черном ковре, расшитом золотыми каплями, в длинной рубашке и колпаке и закрывался подушкой.
        - Собирайся, герцог! — улыбаясь, проговорил Нефедов. — Досыпать в Сибири будешь! Живо!
        А у дверей все еще хохотали солдаты, растянувшиеся на полу. На них показывали пальцами товарищи и заливались громким хохотом.
        Акинфий не стал посылать гонца, чтобы известить о своем прибытии в Невьянск. Уже близок конец пути. Возок покачивался, скрипел на ухабистой, скованной морозом дороге. Акинфий сидел, забившись в угол, и все думал невеселую думу. Рядом с возком четыре всадника — охрана, верные демидовские стражники.
        Неожиданно впереди послышались крики и выстрелы, потом звон сабель. Акинфий выглянул из возка и увидел, что его четверых стражников окружила толпа конных мужиков, страхолюдных, в драных тулупах, перепоясанных кушаками и сыромятными ремнями. Схватка была короткой. Попадали с седел порубанные стражники. Кучер, пав на колени, молил о пощаде:
        - Православные, меня-то за что? Ить я с рождения мухи не обидел!
        Акинфий выдернул из-за пояса пистолет, другом рукой вытянул из серебряных ножен кривой татарский нож.
        А к возку уже подъезжал не спеша светлобородый всадник в черном полушубке. Улыбался, саблей поигрывал:
        - Никак сам Акинфий Никитич попались. Славно, славно…
        Акинфий признал в нем Платона, мужа покойной Марьи.
        - Ну, вылазь, Акинфий Никитич, чего хорониться-то? Вы, ребята, его не троньте. Нам мало-мало потолковать надобно. Ты брось пистолетишко-то, Акинфий Никитич, бро-ось, ни к чему он тебе теперь. —
        Платон усмехнулся, но ухмылка получилась у него страшноватой.
        Акинфий бросил на землю нож и пистолет.
        А Платон направил лощадь вперед, кивком предложив Акинфию следовать за ним. И Акинфий послушно пошел, опустив голову, чувствуя на спине лютые взгляды мужиков. Наконец Платон остановил лощадь, и Акинфий остановился, взглянув в глаза Платону:
        - Разбойничаешь, стало быть? Ну что ж, дорогу каждый сам себе. выбирает. Только знай, Платон, в смерти Марьи на мне вины нет… Я ее сам любил… больше жизни…
        Платон только презрительно усмехнулся…
        - За Марьюшку мы с тобой посчитались…
        - Не понял, — взрогнул от недоброго предчувствия Акинфий.
        - Приедешь в Невьянск, поймешь… А за все остальное мы с тобой ишшо сочтемся. Придет время! — нахмурился Платон. — Когда весь люд работный, все сирые и обездоленные супротив бар и душегубов-заводчиков подымутся, — тады за все посчитаемся! — Платон чуть приподнял руку с саблей. — А теперя — бог с тобой, живи. Коли тебя Марья любила, не могу тебя жизни лишить… Живи покудова!
        Платон развернул лошадь, ударил ее плашмя саблей по крупу и поскакал по лесной дороге. На скаку что-то крикнул мужикам, и те, развернув коней, устремились за ним. На пустой дороге остались возок, очумевший от радости кучер и Акинфий, стоящий с опущенной головой.
        Когда Акинфий подъехал к Невьянску, вновь раздались беспорядочные ружейные выстрелы. Установленные на заводской плотине пушки изрыгнули огонь, и звездные фейерверки затрещали в блеклом утреннем небе.
        - Эй, малый, стой! — окликнул Акинфий пробегавшего мимо растрепанного парня. — Чего стряслось-то?
        - Тю-у, барин! — обомлел тот, приглядевшись.
        - Чего стрельбу подняли, рассукины дети? Ай, беда какая?
        - Праздник, Акинфий Никитич! — улыбался во всю рожу парень. — Новая домнушка первую плавку дала! — И он помчался к заводу с криком: — Демидов приехал!
        Заводской люд валил на улицу, что-то кричали, подбрасывали вверх шапки, кланялись в пояс. У Акинфия на глазах выступили слезы. Он остановил возок и пошел пешком.
        …У заново отстроенного дома-дворца, с кованым железным флюгером над крышей, многочисленные домочадцы кланялись хозяину в пояс, подносили на вышитом рушнике хлеб-соль. Малиново перезванивались колокола в церкви. Акинфий шарил по толпе глазами и не находил Евдокии. Вопросительно глянул на приказчика Крота. Тот заморгал в страхе, вдруг рухнул на колени, стал что-то говорить торопливо, оправдываясь. Померкло, потускнело солнце, омрачилась радость возвращения. Акинфий повернулся, ссутулившись, побрел прочь от дома. Видио, не устала судьба бить его наотмашь, отнимать последнее.
        …В сопровождении того же Крота он прискакал к старой, почерневшей часовне на высоком, обрывистом берегу. Выросло, расширилось кладбище за эти годы позади часовни.
        «Раба Божiя Евдокiя» — выбиты буквы на черной чугунной доске, а рядом, в двух шагах, еще могила и еще одна тяжелая плита: «Раба Божiя Mapiя…»
        Только сейчас Акинфий осознал, что сжимает в руке тяжелую золотую фигурку божка. Как его тогда отговаривал друг Пантелей! Будь оно проклято, кровавое злато-серебро! Акинфий замахнулся, хотел было швырнуть божка с обрыва в реку. За его спиной, словно тень, выросла фигура Крота.
        - Я дюжину стражников отрядил, Акинфий Никитич. Его превосходительство Татищева в Екатеринбурге упредил, чтоб отряд солдат выслали…
        - Зачем? — перебил Акинфий.
        - Как это? Чтоб злодея Платошку с его разбойничками ловить.
        - Не надо…
        - Что-с, Акинфий Никитич, не расслышал?
        - Я сказал, не надо ловить. Мы с ним квиты… — Акинфий еще некоторое время молча, задумчиво смотрел на черно-белый простор, раскинувшийся перед ним, на холмы, гряду гор, затянутых молочным туманом, на иссиня-черные изломы вершин. Потом запахнул шубу и медленно побрел к лошадям.
        СО СМЕРТЬЮ АКИНФИЯ ДЕМИДОВА ИМПЕРИЯ ЗНАМЕНИТЫХ ЗАВОДЧИКОВ, ТАК МНОГО СДЕЛАВШИХ ДЛЯ БУДУЩЕГО СВОЕЙ РОДИНЫ, ПОСТЕПЕННО ПРИШЛА В УПАДОК. МНОГИЕ ЗАВОДЫ БЫЛИ РАСПРОДАНЫ ДРУГИМ ХОЗЯЕВАМ, МНОГИЕ ЗАХИРЕЛИ И ПРЕКРАТИЛИ СВОЕ СУЩЕСТВОВАНИЕ.
        Перед новым горном толпились плавильщики и подмастерья. Ждали первой плавки.
        - Пора! — решительно проговорил Акинфий и, надев рукавицы, взял тяжелый ковш на длинной рукоятке. Он встал сбоку отлетки, заделанной окаменевшим раствором. Рядом с ним встали еще двое горновых с ковшами.
        - Давай! — крикнул Акинфий, и бородатый мастер ударил багром в летку. Раз, другой, третий! Брызнули осколки, в подставленные ковши ударила огненная струя, сыпанули искры, заклубился белый дым. Алые отблески играли на сосредоточенном, мокром от пота лице Акинфия. Грохнули мортиры с Невьянской башни.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к