Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Детская Литература / Ярункова Клара: " Мой Тайный Дневник " - читать онлайн

Сохранить .

        Мой тайный дневник Клара Ярункова

        Смешная повесть о двух чехословацких шестиклассниках, как они готовились лететь на Марс.

        Клара Ярункова
        Мой тайный дневник

        Я, Мирослав Фасолька, ученик шестого класса «Б», и мой друг Миша Юран — будущие астронавты и скоро полетим на Марс.
        Знаете, какая будет сенсация? Все газеты и журналы напечатают наши портреты и огромные статьи о нас. И наша «Пионерская газета», и «Костёр», и даже, наверное, ваша «Пионерская правда». Все напишут о нашем героическом поступке. Но мой приятель Миша спросил меня, как же все узнают о наших приготовлениях к полёту, о прежних героических поступках да и вообще о нашей жизни? Откуда будут брать материалы о нас? И тогда я решил дать свой дневник. Хорошо ещё что я его писал. Ведь каждый путешественник ведёт записи. Мы долго думали с Мишей, как назвать дневник, и назвали его — «Мой тайный дневник».

        Хорошо бы назвать нашу книгу «Ура!» чтобы сразу было ясно, что речь в ней пойдёт только об одних героических поступках, которые совершал я, Мирослав Фасолька, ученик шестого класса «Б», и мой товарищ Миша Юран, тоже ученик шестого класса «Б».

        Метель

        — Ура!  — крикнул я, встав с утра пораньше и увидев в окно метель.
        Я тут же решил вынуть из клетки канарейку и поместить ее меж рам, чтобы ей тоже было видно, что в такую метель ни зги не видать. Она, в свою очередь, наверно, решила, что на окне — занавеска, и сразу же уснула, потому что на ночь мы всегда занавешиваем ей клетку.
        По дороге в школу мы поймали с Мишей одного третьеклассника и с его помощью замерили сугробы, насколько они глубоки. Из одного сугроба остались торчать только его ботинки. Но самый большой сугроб намело около школьного забора, только замерять его мы не стали, потому что мимо проходил учитель, а третьеклассник истошно орал. Мы даже принялись его обметать, и учитель похвалил нас за то, что мы проявили заботу о младшем товарище. Потом прозвенел звонок, и мы поспешили в класс.

        Когда мы выходили из школы, девчонки хотели убежать, но мы стали в два ряда, и ни одна между нами не проскользнула. Вот это была война! Снежки так и свистели, а девчонки так и падали в сугробы как подкошенные. Миша спустился в котельную, отыскал там лопату и, как атомный артиллерист, стал к самому большому сугробу, чтобы у него не было перебоев с боеприпасами. Но проходил мимо почтальон, и на него обрушилось столько снега, что его форменную фуражку как ветром сдуло. Мне это не понравилось и я поскорее скрылся за углом.
        Когда девчонки все убежали, мы начали войну между собой. Но Миша, как командир, отдал приказание не стрелять по собственным рядам. Я относил лопату в котельную, и сторож мне пригрозил, что он меня обязательно запомнит.
        На другой день утром школьное радио посвятило всю свою передачу вчерашней войне: кидаться снежками не рекомендовалось, потому что одна девчонка получила воспаление легких, а у одного третьеклассника начался азиатский грипп. Но это наверняка ведь не от снега, потому что снег здоровый. Миша думает, что они чего-нибудь наелись, оттого и заболели. А мы теперь должны за них невинно страдать! Запрещаются даже героические поступки!..
        Я сказал, не пойти ли нам после обеда кататься на санках или ни лыжах. Но Миша не захотел: мол, на печи сидеть и то веселее, потому что все это развлечения для девчонок.
        А потом отец был на родительском собрании. Когда он вернулся, мне и впрямь пришлось быть героем, даже сидеть больше не могу. Но и Миша сегодня в школе не мог сидеть. Когда мы шли из школы, он отдал новый приказ: «Как только все заживет и мы сможем сидеть, пойдем кататься на лыжах!»

        Табель

        Начинаются зимние каникулы. Мы рады, хотя нам сегодня и раздали табели. Когда мы выходили из школы, все отличники спешили, хотели дома похвалиться. А нам спешить, было некуда, мы шли совсем медленно. Нам просто надо было поговорить, потому что Канторис и Шпала провалились.
        Мы думали, как же их утешить. Но Канторис совсем не грустил, он смеялся:
        — Вы или дураки, или не знаете, что происходит! Ведь скоро изобретут искусственные головы и будут их продавать. Родители мне уже пообещали купить, а до того времени я как-нибудь протяну.
        Мы засмеялись.
        Потом Канторис начал считать, сколько денег получит он за свой табель. Ему дома за каждую пятерку дают десять крон, за четверку — восемь, за тройку — шесть, за двойку — четыре, а за единицу ничего. Теперь он понесет большой урон, потому что у него в табеле две единицы. Канторис высчитал, что если по справедливости, то выходит всего сорок две кроны, а этого ему мало, потому что он хочет купить духовое ружье.
        Тогда он вынул из портфеля ластик, освобождающий учеников от разных переживаний, стер две единицы и две двойки и вместо них вывел себе четверки — по восемь крон.
        И Шпале посоветовал:
        — Дай-ка сюда! Я сотру и тебе. Дашь мне за это две коробочки пистонов, и мы квиты.
        Но Шпала был грустный и свой табель не дал.
        Тогда вмешался Миша:
        — Ты, Канторис, осел! После каникул все откроется.
        Но Канторис смеялся и говорил:
        — Ну и пусть. Пусть открывается. Ружье-то у меня уже будет! И тебе, так и знай, я его не дам.
        Но нам все это не понравилось. Мы пошли дальше и жалели теперь одного только Шпалу, потому что он наш товарищ, с нашего двора и не взял резинку.
        Когда мы подошли к дому, мы с Мишей тоже заспешили, но Шпала все еще не спешил, потому что он боялся показать родителям табель.

        Миша сказал:
        — И я боялся, когда однажды разобрал часы и понял, что все заметят,  — ведь они каждые четверть часа стали бить по двенадцать раз. И боялся я целых десять минут, но больше уже не мог выдержать и сам сказал сестре, чтобы она всем рассказала. И она правда рассказала, и мне досталось, но я уже радовался, что мне не надо больше бояться.
        Но Шпала все равно боялся: знал, что быть ему битым. Тогда мы засунули ему в штаны «Средневековый Рим» и подошли вместе с ним к самым дверям. Миша нажал звонок, а я сказал:
        — Честь труду, тетя! Ян боится идти домой, потому что у него единица по математике.
        Шпалова мама сказала:
        — Так, значит, ты боишься? Ты бы лучше боялся, когда не учил уроков! А ну-ка, входи, повторим!
        Нам было жалко Шпалу, и поэтому мы остались ждать за дверью, когда он начнет орать. Но он не заорал, хотя мы и ждали целую вечность. Уходили мы довольные.
        Между собой мы договорились, что будем Шпале давать уроки математики. Конечно, не я, а Миша, потому что у меня самого никак не укладываются в голове дроби, особенно когда они между собой умножаются и становятся от этого все меньше.
        Но и мне не хотелось идти домой. Ведь и у меня по математике тройка.
        Долго еще мы стояли на дворе, и я наконец сказал:
        — Канторису хорошо, есть надежда хоть на искусственную голову. Может, и мне начать на нее собирать?
        Но Миша озлился:
        — Собирай, коль считаешь, что без нее пропадешь! А я буду изобретателем. Изобретение надо вынашивать только в собственной голове! И подумай, а что, если в магазинной башке испортится какая-нибудь деталь? Тогда ты, выходит, и совсем дурак, да?
        Миша был прав: пока что я еще не совсем дурак, и поэтому я сказал:
        — Правильно, лучше буду собирать на мотоцикл.
        Но Миша озлился:
        — Собирай, коль считаешь, что без нее пропадешь! А я буду изобретателем. Изобретение надо вынашивать только в собственной голове! И подумай, а что, если в магазинной башке испортится какая-нибудь деталь? Тогда ты, выходит, и совсем дурак, да?
        Миша был прав: пока что я еще не совсем дурак, и поэтому я сказал:
        — Правильно, лучше буду собирать на мотоцикл.

        Равноправие

        У нас в школе больше двадцати классов, и в этих классах больше двадцати председателей. Но это еще ничего. Беда в том, что из этих больше чем двадцати председателей больше половины — девчонки! Мы спрашивали нашего пионервожатого, как же это так. Ведь он же мужчина и не должен был бы этого допускать! А он нам ответил, что все, мол, в порядке — у нас равноправие. Я ему, конечно, поверил, но мне все-таки это не нравится.

        Ежа говорит, что равноправие означает: что мальчик, что девочка — все равно. Но это все-таки неправда! Поставь девчонку в ворота и играй в футбол — сразу будет видно, равноправие или нет. Да и на дерево девчонка не влезет. А если и влезет, все равно упадет. И теперь посудите сами, какое же это равноправие!
        Когда в нашем классе избирали председателя и предлагали Анчу Парикову, я кричал, что за девчонок я не голосую. Учительница меня спросила, почему вдруг так, но я ей ничего не ответил. Учительница и без того заступается за девчонок, сама ведь была девочкой!
        Вот мы и выбрали Анчу Парикову.
        Зато, когда мы шли из школы, я подставил Анче ножку, чтобы она не думала, что можно теперь задаваться, раз она председательница. За это она стащила с меня шапку и закинула через забор.
        — Так тебе и надо!  — сказал Миша Юран.  — Незачем было начинать. А теперь не ори!  — и подсадил меня на забор.
        Я разозлился еще больше:
        — Все девчонки — глупые гусыни! Умеют только зубрить да ябедничать. А чуть что — сразу в рев. Я равноправия не признаю и Анчу Парикову тоже.
        Но Миша со мной не согласился. Он сказал, что Анчу признает: ведь орал-то я, а не она. И за пилку дров она получила пятерку, а я тройку. Да еще отпилил себе кусок ногтя.
        Тогда Гонза стал дразниться:
        — Миша хочет жениться!
        И все засмеялись.
        А я сказал:
        — Замолчи! Это ты хочешь жениться!
        Ведь Миша — мой товарищ.
        Все начали кричать: «Жених! Жених!» — но мы всех разогнали, потому что Миша самый сильный. Дальше мы шли уже вдвоем и разговаривали только между собой. Мне было не по себе из-за этой Анчи, но я не хотел о ней говорить, чтобы Миша не подумал, что я тоже думаю, что он хочет жениться.
        Но Миша начал сам и сказал, что есть такие девчонки, которые могли бы быть даже ребятами, а есть и ребята — хуже баб.
        Я сознался, что теперь и сам это понимаю, раз Анча получила пятерку и за дрова и за вышивание, а я получил тройку и за дрова и за вышивание.
        Миша сказал, что тут никто не может выбирать, кем он будет, девчонкой или мальчишкой. Вот он, Миша, должен был родиться девчонкой, потому что его родители очень хотели девочку и даже, когда он учился в первом классе, не стригли ему волос. Но потом отец повел его и постриг, и тогда уж родители окончательно примирились с тем, что он будет мальчиком.
        Лично я был рад, что он мальчик.
        Потом я сказал:
        — С этим равноправием я так не думал, я девочек признаю, даже и Анчу Парикову…  — И еще я сказал: — Если б ты был девочка, и я бы тогда хотел быть девочкой. А если бы это было никак нельзя, то я бы тогда на тебе женился.
        Миша — самый умный на свете.

        Стенная газета

        Наша стенная газета висит в шестом классе. У нее большая слава — все приходят ее читать.
        В сентябре мы избирали редакционную коллегию и тогда еще никак не предполагали, что будем такими знаменитыми.
        И все-таки всем нам хотелось быть избранными. Ведь в газете указываются имена членов редколлегии, и всем кажется, что они-то и есть самые умные.
        Но Анча Парикова сказала, что все не могут войти в редколлегию. Надо кому-то взять на себя и заботу об овощах на мичуринском поле.
        И тогда мы избрали только Бучинского и Элишку Кошецову как корреспондентов; Анчу Парикову и меня, Мирослава Фасольку, как художников. И это было очень правильно.
        Анча умеет рисовать предметы земные, а я — небесные; ну, значит, ракеты, корабли, спутники и вообще Вселенную.
        А Миша? Он тоже в редколлегии и тоже по небесным делам, ведь это он дает нам информацию по астронавтике.
        А Канторис? Тот может заниматься в газете только техникой, больше он ничего не знает. Есть у нас также и четыре помощника, ну и, конечно, председатель редколлегии, то есть главный редактор. Это Анча Парикова.
        Первую стенную газету мы делали у нас дома, и она становилась все больше и больше, потому что мы решили не только под ней подписаться, но и поместить собственные портреты.
        Анча потом пририсовала ко всем корреспондентам гусиное перо, а к художникам — кисть.
        Миша оказался на космическом корабле, а я — на самом его хвосте, там, где вырываются языки пламени.
        Чтоб все поняли, что Канторис отвечает за технику, он нарисовал себе искусственную голову…
        Стенная газета всем понравилась. Только один Червенка остался ею недоволен. Он даже пришел в ярость от всех наших выдумок.
        А мы-то еще хотели избрать его в редколлегию, потому что он все знает! Но оказалось, что он знает только тогда, когда его вызывают к доске. А когда не вызывают, ничего не знает.
        Это странно. Канторис, наоборот, ничего не знает, когда его вызывают, а когда не вызывают, знает о технике решительно все.
        Потом мы выпускали стенные газеты каждые две недели, и они отражали все наши классные события, а также критиковали в них лентяев и обманщиков.
        Некоторые ребята нас страшно боялись, но зато мы не боялись никого.
        Если кому-нибудь не хотелось приходить на редколлегию, он не приходил.
        Но я ходил все время, и Анча Парикова тоже, потому что мы очень любим рисовать. И вот получилось так, что, кроме нас с Анчей, все перестали делать газету. Тогда Анча сказала:
        — Мне что-то это не нравится! Сначала все в редколлегию прямо лезли, а теперь даже и не показываются, отлынивают, и нам приходится вдвоем работать за всех.
        Я сказал, что Миша-то ведь больной, и ни капельки здесь не соврал.
        — Знаешь что?  — решила Анча.  — Мы стенную газету прекратим выпускать. Подумай сам: что же нам рисовать, если корреспонденты ничего не написали? Лучше давай в среду созовем собрание отряда и обо всем поговорим.
        Собрание, конечно, было собрать недолго — ведь Анча сама председатель.
        Еще перед началом собрания я сказал и Бучинскому и Канторису, на которых я очень сердился:
        — Вот как сместим вас с должностей, тогда узнаете!
        Бучинский испугался — на отрядных собраниях обыкновенно бывала и учительница.
        Но Канторис даже не дрогнул. И даже утешал тех, кто вместе с ним прогуливал редколлегию:
        — Ничего, не бойтесь, я скажу речь за всех. Вы только сидите тихо, а я уж знаю, что сказать.
        Мы сели, и Анча стала отчитываться о работе редколлегии.

        Все молчали. Потом поднял руку Канторис и сказал:
        — Я хочу выступить с самокритикой, сказать за всех, кто должен был делать стенную газету и не делал. Значит, так: мы самокритично признаем все свои недостатки, ведь это долг каждого хорошего пионера. Я думаю так: если уж пионер попал в редакционную коллегию, то он должен работать, а не лентяйничать, как мы. А если уж он ничего не делал, то должен хотя бы во всем признаться. Вот мы и признаемся — то есть выступаем с самокритикой.

        Но на собрание пришел и Миша, потому что гланды к этому времени у него уже вырезали. И Миша сказал:
        — Знаешь что, Канторис, ты говори только за себя. Чего ты говоришь за всех? Мне твоя самокритика не нужна, потому что я не ходил на редколлегию из-за гланд.
        Канторис разозлился:
        — Ну, значит, к Юрану моя самокритика не относится. Он, наверно, думает, что гланды важнее самокритики… Конечно, критиковать самого себя не каждый может.
        Но Миша сказал:
        — Ты все можешь. Тебе только делать что-нибудь трудно, а критиковать куда как легко.

        Канторис так и подскочил, но сказать больше ничего не успел, потому что начала говорить учительница.
        — Если Юран был в больнице, то ему незачем выступать с самокритикой. Но ведь все остальные-то были здоровы. И они должны сказать, почему все-таки не выполняли своих обязанностей.
        Ободренный Канторис поднял руку и сказал:
        — Вот и я говорю, что должны сказать. Да вот только им не хочется.
        Но тут вмешалась Анча Парикова:
        — А ты только и делаешь, что выступаешь с самокритикой на каждом собрании: то каялся, что подрался; потом — что подтер в дневнике все колы; теперь вот признаёшься, что не делаешь стенную газету. Как видно, и выступить с самокритикой ничего не стоит. Вспомни-ка получше, не ты ли дважды признавал, что ничего не делаешь для стенной газеты? Так зачем же раскаиваться снова? И вообще, как все твои выступления надо понимать?
        И учительница сказала:
        — Да, это нехорошо…
        Когда мы шли из школы, Канторис сказал Мише:
        — А ты все-таки осел. Если мне выбирать между самокритикой и гландами, я выберу все-таки гланды. Я это лучше тебя знаю, потому что у меня есть опыт как с больницами, так и с самокритикой. А впрочем, разница здесь только та, что о болезни тебе дают справку, а о самокритике нет. Я вообще-то не боюсь — ничего мне не сделаешь.
        Канторис искренне так думал, но ошибся.
        Уже на другой день на стене висела газета — и на голову Канториса пал страшный позор. Правда, на головы других тоже, да только все же поменьше.
        В этом номере газеты не было ни передовой, ни других заметок. Только один большой рисунок: гнездо, а в этом гнезде — клуша.
        Собственно, не клуша, а Канторис, потому что у наседки и голова была его, и вместо крыльев его руки. И одна из этих рук сыпала пепел на собственную голову, а другая выщипывала перья из собственного тела.
        Тут уж не оставалось никаких сомнений, что это Канторис. Но для пущей достоверности здесь был и текст: «Исправиться не могу, но самокритику признаю». А из-под Канториса выглядывали цыплята: Бучинский, Элишка Кошецова и остальные, кто не участвовал в работе редколлегии.
        Но Миши среди них не было.

        Я был очень рад, что Миша туда не попал, и страшно смеялся. И другие смеялись. И еще я понял, как здорово Анча Парикова рисует.
        Эта газета висела на стене только два дня, а потом мы сделали какую полагается — к Международному дню женщин.
        Женская газета была самая красивая, потому что ее делали все десять членов редколлегии.
        А следующую стенную газету мы снова посвятим событиям, происходящим в вашем классе, и снова протащим всех лентяев и обманщиков.
        Пусть боятся!

        К чему сны?

        Сны совершенно ни к чему, только наша бабка думает, что они к чему-нибудь. А я-то уж верно знаю, что ни к чему, потому что я уже это испытал.
        Сегодня всю ночь я видел сны. И даже когда уже проснулся, мне все еще казалось, будто я в Африке и будто слышу, как гудят джунгли. Потом я расслышал слова:
        — Возьми с собой дождевик! Мне под утро снился покойный дед, это наверняка к дождю!
        Тогда я окончательно понял, что это не джунгли шумят и не первобытный лес, а бабка разговаривает с матерью.
        Так и было на самом деле, потому что мама, взглянув на часы, воскликнула:
        — Бог мой, опять опаздываю!
        А бабка открыла окошко и закричала ей вслед:
        — А что мне варить? Всё всегда оставляете на мою голову!
        Так я понял, что уже половина седьмого.
        Потом я встал и обрадовался, что не сплю и не вижу больше никаких снов. Мы с бабкой утром всегда разговариваем, пока не сбежит молоко.
        Я пошел на кухню и сказал:
        — Бабка, а ты знаешь, что мне снилось? Будто я был в Африке. И встретилась мне кенгуру. Знаешь, та самая, что носит своих детей в мешочке спереди. Но только в этом мешочке был не кенгуреночек, а я сам. Так я и путешествовал по Африке. И ел только одни бананы. А когда мы оказались там, где Африка кончается, то увидели море, и оно было красное-красное. Потому оно и называется «Красное море». Потом я увидел наших ребят, и Миша там был. Они играли в футбол. А я все боялся, что упаду в море, потому что Африка к концу совсем узенькая, даже уже нашего двора. Собрался было я выскочить из своего мешка, но тут мне взбрело на ум, что все это мне только снится, и поэтому я остался там сидеть дальше.

        Бабка покачала головой и сказала:
        — Очень странный сон. Но хороший. Далекие края означают: на твоем пути встретится необыкновенное счастье.

        Потом закипело молоко, и я пошел умываться.
        В школу я шел с Гонзой и по дороге рассказал ему и о своем сне, и о бабкиных предсказаниях.
        Гонза сказал, что Африка не такая уж узкая, Южная Америка еще уже. Как раз вчера вечером он смотрел на карту, когда учил про Африку.
        Я не поверил ему. Как это он мог учить? Я после футбола совсем обессилевал.
        Гонза на уроке географии поднял руку, а я нет. Я ведь не какой-нибудь выскочка.
        Но учитель все равно почему-то вызвал меня, и я рассказал об Африке все, что узнал во сне.
        — Ай да Фасолька!  — похвалил меня учитель.  — Надеюсь, все его слышали? Наш уважаемый ученый Фасолька только что сделал открытие, что Африка тонка, как блин; австралийских кенгуру переселил на мыс Доброй Надежды… А Красное море у него… раз-два-три… переместилось из Аравии на юг Африки. Это большое открытие, и заслуживает оно… чего? Еди-ни-цы!
        Все засмеялись, и почему-то долго-долго не звонил звонок. А потом, когда я уже перестал ждать, зазвонил.
        Миша меня утешал, но я сказал:
        — До смерти больше с тобой не разговариваю, потому что ты неискренний человек!
        Но Миша не понял:
        — Не знаю, почему я неискренний. Я ведь смеялся меньше других.
        Тут я понял, что Миша все-таки мне друг, и поэтому пошел с ним.
        Но сны все-таки ни к чему, и нельзя им верить. Единица по географии — какое же это счастье? Как раз настоящее несчастье и есть. Может быть, в давние времена сны и были к чему-нибудь, но теперь уже явно ни к чему.
        И к тому же дождя-то так и не было, хоть нашей бабке и снился покойный дед.

        Олимпийский чемпион

        Это Миша Юран. Потому что у него богатая фантазия. А я, Мирослав Фасолька, только мастер спорта. Миша будет представителем ЧСР по плаванию на Олимпийских играх. Если б мне знать, что могут взять и двоих из одной школы, то готовился б, конечно, и я.
        С утра до вечера мы на пляже. Миша говорит, чтобы я все равно тренировался, а потом уж увидим. Я бы тоже, конечно, тренировался более усердно, но, когда Миша плавает, я вылезаю из воды, потому что он очень брызгается и делает волны. Я не видел, чтоб так плавали взрослые, но Миша утверждает, что это олимпийский стиль.

        На обед нас мама приглашала по местному радио, но Миша сказал, что лучше всего нам будет нырнуть: в воде мы не обязаны слышать, там у всех заткнуты уши. Так мы ныряли еще час, и Миша хватал всех за ноги. Но пузыри его все-таки выдали, и одна тетя вытащила его за ухо.
        Гонза сказал Мише:
        — Ты все-таки плаваешь, как собака.
        Но Миша ответил:
        — Нет, это ты плаваешь, как собака.
        А я решил поддержать друга:
        — Наш Миша летает по волнам, как олимпийский мотылек.
        Миша вытащил из трусиков белую шапку и красный пояс, какие выдаются только участникам соревнований, и мы сразу его признали чемпионом.
        Гонза сказал:
        — Если ты чемпион, тогда прыгни с вышки!
        Миша сказал:
        — Подумаешь какое дело!
        Гонза сказал:
        — Тогда прыгни!
        Миша сказал:
        — Вот и прыгну!
        Мы поднялись по лестнице на вышку. Я Мишу просил не прыгать, ведь это очень высоко. Но Миша не послушался: сразу, мол, видно, что я ерундовый мастер спорта. Я вползал на мостик на животе, а Миша смело шел вперед. Я, правда, видел, что ноги у него дрожат, и поэтому решил схватить его за плавки.
        Но Миша закричал:
        — Столкни меня!
        И я его столкнул.

        Когда я спустился вниз, был уже большой шум, и девчонки из нашего класса плакали. Девчонки — те сразу плачут. А я стоял и глядел на воду. Сначала появилась Мишина олимпийская шапка, а потом и он сам — один дядя тащил его за волосы. Миша был немножко белый и немножко не дышал. Но его схватили за руки и за ноги и выкачали из него чуть ли не бочку воды. Миша снова задышал и стал плеваться. Из ушей у него тоже вытекала вода. А этот дядька все ругал его не переставая.
        Потом мы оделись, но пошли не домой, а в парк. Миша сказал, что до воскресенья ему не хочется на воду даже смотреть и что ему испортили рекорд: ведь это он нарочно сидел на дне, надо было засечь время, как долго он выдержит.
        Когда мы были около дома, Миша сказал:
        — Твой отец хорошо плавает. Не мог бы он в воскресенье начать с нами курс плавания? Нам нельзя больше терять ни одного дня: Олимпийские игры будут уже через каких-то четыре-пять лет.
        Я обрадовался. Потом Миша сказал:
        — Ты не бойся. Я постараюсь, чтобы тебя тоже взяли на Олимпийские игры. А прыгать больше не будем: у тебя слабая голова, закружится.
        Такого товарища, как Миша, нет ни у кого на свете!

        Меридиан

        Я прекрасно помню, как в школе мы учили о меридианах и параллелях; помню, долго мы не могли понять, что же это такое, и все спрашивали учителя: кто да кто эти меридианы на земной шар рисует? Особенно нам хотелось знать, как долго этот человек идет от Северного полюса до Южного и чем выводит меридианы. Ведь мелом же по вечному льду рисовать не будешь: белое на белом незаметно. Да и по морю мелом не проведешь: мел в воде растворяется. Учитель нам объяснил тогда, что меридианы никто на земной шар не наносит, что это только воображаемые линии, существующие в нашем представлении, но мы этого никак не могли понять. На всех атласах они почему-то были нарисованы. Вот мы и считали, что учитель ошибся.
        Целое лето мы с Мишей отыскивали следы нарисованных меридианов на земле. Но не обнаружили ни одного. И только было мы уже начали думать, что учитель прав, как вдруг произошло невиданное событие — в Индржиховом Градце мы совершенно случайно нашли на земле настоящий меридиан!
        Индржихов Градец — это город в Южной Чехии. «Индржих» — вообще-то мальчишеское имя, и, наверно, этот город был назван по имени своего хозяина ещё в те времена, когда у городов были хозяева. А «Градец» — это значит, «маленький град», маленький кремль, замок. Ещё и сейчас там осталось от него несколько стен.
        В Индржиховом Градце мы оказались вовсе не для того, чтобы искать там меридиан. Мы просто поехали туда к своим друзьям. Наша школа дружит с Градецкой школой, вот они нас и пригласили.
        На вокзале в Градце было темно и шумно. Каждого из нас встречал товарищ, и все выкрикивали имена своих друзей, чтобы как-нибудь не ошибиться. Индржихов Градец нам сразу очень понравился.
        Когда мы шли с вокзала, на небе светили месяц, Большая Медведица и созвездие Козерога. А когда мы посмотрели вниз, то увидели точно такой же месяц и Большую Медведицу, как и на небе. Конечно, на земле небесных тел на самом-то деле не было, это просто они отражались в воде — ведь в Градце сплошные озёра.
        Самое большое озеро, в котором мы заметили и месяц, и Большую Медведицу, и созвездие Козерога, называется Вайгар, и простирается оно почти до самой площади. А все остальные озера называются прудами, потому что в них разводят рыбу.
        Потом нас ребята разобрали по своим домам, где мы умылись и наелись.
        Все они жили с родителями и родственниками.
        Я попал к мальчику, отец которого был офицером, а Миша — в семью рыбаков. Моего товарища зовут Томаш Правечек, а Мишиного — Иво Горный.
        В Градце нам было очень хорошо. Я жил военной жизнью, а Миша — рыбацкой. Это нам очень нравилось.
        Однажды шли мы с Томашем и его отцом в город, и я первым заметил на мостовой полоску, выложенную темными камнями.
        — Это меридиан,  — сказал отец Томаша,  — он проходит точно через замок.
        Они хотели было пойти дальше, но я вернулся и побежал к озеру Вайгар за Мишей. Они побежали вслед за мной.

        Миша в это время садился в лодку, и я испугался, что он уплывет, и стал кричать ему изо всех сил:
        — Миша, Миша, я нашел меридиан!

        Потом мы все вместе снова бежали к башне и там пробыли уже до самого вечера: нам не хотелось отходить от меридиана. «Вот, наверно, Канторис с Червенкой лопнут от зависти, когда мы им обо всем расскажем!» — думали мы. Ведь меридиана не видел еще никто из нашего класса. Даже никто изо всей школы! Наконец мы проголодались и купили себе «эскимо». Потом снова вернулись на меридиан. И вдруг Миша почувствовал, что наш меридиан немножко приподнимается. У него закружилась голова и начало выворачивать желудок.
        И мне тоже сначала показалось, что с меридианом не все в порядке. Но голова у меня не кружилась, и тогда я сказал Мише:
        — Скорей всего, тебе плохо от мороженого.
        Но Миша разозлился:
        — Ишь ты, какой умный! Я съел как-то десять штук мороженых, и то мне ничего не было! И чтоб от каких-то «эскимо» вдруг стало плохо! Нет, наверняка дело здесь в меридиане. Да я даже рад, что это чувствую. По крайней мере, теперь мы сами знаем, как быстро кружится земной шар.
        Потом нам пришлось все-таки сойти с меридиана, чтобы Миши совсем не замоталась голова. Пришлось даже уйти, потому что пришла мать Иво и стала сердиться.
        Мы ходили на наш меридиан каждый день и проводили там все время.
        Наконец-то нам посчастливилось этот меридиан найти, хотя мы его совсем и не искали.
        Но тут встает вопрос: раз есть меридиан в Градце, то почему б ему не быть и у нас в Братиславе?
        И вот, когда мы стали собираться домой, Томаш мне сказал по секрету, что он готовит мне сюрприз. Я сгорал от любопытства: что же такое он придумал? И он не выдержал, признался, что собирается пораньше утром отмонтировать от мостовой половину меридиана и дать мне с собой.
        Я страшно обрадовался.

        Мы тут же стали договариваться, во сколько утром встанем. Решили пойти вместе. Но вдруг вмешался отец Томаша и сказал:
        — Мне кажется, ребята, что это ненужная затея. Вам не удастся этого сделать.
        Мы испугались, но отец продолжал:
        — Вы бы, конечно, могли оторвать половину. Но представьте себе, что ни с того ни с сего на земном шаре на один меридиан станет больше. Зачем тогда все атласы? Придется их тогда повыбросить, потому что ведь в них этот меридиан не обозначен. Мы задумались, и Томаш сказал:
        — Ну и что ж? Атласы можно будет переделать.
        Но мы не подумали о том, что значит переделать несколько миллионов атласов.
        Пришлось нам отказаться от нашего намерения.
        И тогда Томаш дал мне в подарок резиновые ласты и подводные очки, в которых можно погружаться в воду.
        Я очень обрадовался и сказал:
        — Томаш, вот когда ты приедешь к нам, мы будем нырять с берега Дуная, потому что у нас в Братиславе — Дунай.
        Потом мы пошли спать и договорились считать меридиан нашим общим и Дунай тоже общим. Ведь мы же товарищи и должны всем делиться, ну, а что разделить нельзя, пусть тогда это будет общим.

        Турок

        В августе мы уехали в пионерский лагерь и там, в деревне, нашли себе товарищей. У них был кружок пчеловодов. И не только кружок, но и настоящие пчелы. В прошлом году у них было восемь ульев, а теперь уже только семь. Потому что один улей у них украл медведь. Настолько медведи любят мед!
        Мы им не поверили, и они сказали:
        — Приходите посмотреть и увидите, что у нас этого украденного улья на самом деле нет.
        Нас разбирало любопытство, и мы отпросились у пионервожатого. Пошли втроем: я, Миша Юран и один мальчик из Жилины — Бубник. Он самый послушный, поэтому ему и велели за нами присматривать.
        Сначала он присматривал: построил нас в ряд, и мы прошли строем до самого поворота. Но за поворотом Бубник сделал стойку и побежал. Мы сразу поняли, что он уже больше за нас не отвечает. Тогда и мы побежали и стали кувыркаться через голову, потому что нам было весело.
        Ребята ждали нас за деревней. И при нашем приближении руководитель кружка Тонда Гричар скомандовал:
        — Вот та зеленая будка — это пчельник. Кто прибежит первый?
        И он побежал сам, и мы тоже побежали. Некоторые побежали медленно, а некоторые быстро. Но быстрее всех бежал Бубник, поэтому он и был первый.
        Добежав, он хотел схватиться рукой за пчельник, чтобы всем было видно, что это именно он — первый. И вдруг страшно заорал, потому что схватился-то не за пчельник, а за пчелу — и она его ужалила.
        Тонда приложил к руке Бубника мокрый камень и велел так держать. И сказал:
        — Да, работа с пчелами радостна, но болезненна!
        На нас пчелы не обратили никакого внимания. Мы подошли поближе. Действительно, восьмой улей украл медведь, потому что их там было всего семь.
        Все ульи были здорово раскрашены, но один был самый красивый. Хоть на самом-то деле он тоже был ульем, но все-таки выглядел совсем как турок. Старый-старый турок, с усами и трубкой. Трубка нужна была для того, чтобы пчелкам было где сесть, когда они возвращались домой. А там, где у него был рот, зияла дыра — как раз через нее пчелки и летали на улицу и обратно.
        Этого турка пионеры получили в подарок от одного старого деда. И было этому улью наверняка лет двести.
        Мы обрадовались, что медведь украл не турка, но Тонда засмеялся и сказал:
        — Турка не унесли б и два здоровых мужика.
        Но это была неправда, потому что мы с Мишей турка сразу же приподняли, а мы ведь еще несовершеннолетние.
        Потом мы попробовали турка даже немножко понести и здесь была наша роковая ошибка.
        Пчелки подумали, что их опять кто-то крадет, и поэтому их королева выслала двух своих служанок на разведку. Они посмотрели, посмотрели и решили, что, кроме медведя, некому. И решили жизнь свою положить, но кражи не допустить. Да, здесь-то мы и допустили ошибку, что пострадавшим оказался не медведь, а Миша.
        Когда Миша почувствовал, что случилось, он нечаянно выпустил из рук улей, потому что схватился за голову. Я один турка удержать не мог, и поэтому он у нас упал. Турок упал на голову, и трубка у него отломалась. И изо всех своих дырочек он начал выпускать пчелок.
        Мы смекнули, что дело плохо, и заорали. И даже побежали прочь. Пчелы кусали нас сзади, но мы бежали все вперед и вперед. Но, когда нам наконец удалось выбежать на дорогу, мы увидели, что пчелы во сто раз умнее нас, потому что как раз там-то они нас и поджидали с другим войском, чтобы напасть на нас спереди.

        Было их несколько миллионов, так что нам пришлось отступать. Но никто не знал куда, потому что пчелы были всюду — и спереди, и сзади, и вокруг. Пришлось нам позвать на помощь Тонду.
        — Бегите сюда, ко мне!  — откликнулся он.
        Мы побежали к нему и спаслись уже только в ручье.
        Тонда отвел нас к себе домой, и его мать сделала нам уксусные компрессы, и только потом мы пошли домой, в лагерь.
        Идти-то мы могли, но Миша ничего не видел, а я только чуть-чуть, левым глазом, и Бубник только чуть-чуть, правым.
        Пчеловоды нас проводили до поворота, а дальше не пошли. Тогда мы взяли Мишу за руки и пошли одни.
        Вечером был костер, но нас там не было, потому что мы лежали в изоляторе.
        Мы разговаривали о том, о другом, и Миша сказал:
        — Как ты думаешь, Тонда даст нам один рой? Я думал, что даст.
        Потом вожатый принес нам поесть, но всё, все, даже хлеб, подавал нам с вилочки, потому что никак нельзя было добраться до рта — так все распухло.
        Когда мы наелись, Миша сказал:
        — Вот вернется ко мне зрение, и я сделаю чертеж нашего улья, но это будет совсем другой улей, не какой-то там дурацкий турок.
        Так мы основали кружок пчеловодов.
        Не договорились мы только о том, продавать нам мед или есть самим. Я думаю, что все-таки самим, потому что мед очень полезен для здоровья.

        Потоп

        Когда хлещет дождь и громыхает гром, наша бабка не пускает меня на двор, чтобы меня не убило.
        И вчера вот так я сидел с ней на кухне, и мы смотрели из окна, потому что была гроза. Бабушка все вздыхала и приговаривала, что льет, как перед потопом. А я все допытывался, помнит ли она о потопе лично или только по рассказам.
        Бабушка сказала, что она лично видела наводнение только однажды, когда разлилась река Грон и вода снесла у них хлев с поросенком. Поросенок плыл через всю деревню, примостившись на доске, и истошно визжал, а потом его выловил дедушка.
        Но о самом потопе она не помнила и знала о нем только из уроков закона божьего, когда еще маленькой училась в школе.
        И вот она начала мне рассказывать, какой это был страх, когда господь бог разгневался на людей из-за их грехов тяжких, решил всех утопить и спасти только одного Ноя с его семьей.

        И хлынул тут дождь и лил сорок дней и сорок ночей подряд, вот тогда-то и случился потоп.
        Я спросил:
        — А что, звери тоже тонули или нет?
        — Конечно, и звери,  — ответила бабушка.
        — А что, разве и на них господь бог разгневался за грехи тяжкие?  — спросил я.
        — Да нет, звери не грешат, у них же нет души.
        — А зачем же он, господь, хотел их утопить?
        — Ну, знаешь!  — рассердилась бабушка.  — Звери терпели за нас, за людей.
        Мне это дело не понравилось. Зачем же страдать невинным? Я бы за Канториса страдать не стал и за его грехи даже нашего пса Буру и то не разрешил бы утопить. Уж лучше б я бросил в потоп самого Канториса! Тем более что он все равно как-нибудь выплывет.
        А бабушка рассказывала дальше, что господь бог приказал Ною построить деревянную лодку, которую назвали почему-то ковчегом или еще как-то в этом роде, но это была великая тайна, о которой никому нельзя было рассказывать.
        Только когда должно было стать так плохо, что хуже не бывает, Ною разрешено было взять в этот свой ковчег по одной паре всех зверей, чтобы сохранить их до лучших времен.
        — Что же это был за огромный корабль, в который вошли все земные звери? Сколько же у Ноя было судоверфей, которые построили для него такой корабль!  — сказал я.
        — Ты не серди меня!  — негодовала бабушка.  — Никаких таких верфей тогда еще не было. Он строил все сам, один, и величиной этот корабль был с наш дом.
        Я засмеялся.
        — Вот это да!  — сказал я.  — Да в наш дом не вошел бы даже и цирк, который приезжал сюда в прошлом году! Одних зверей у них было пятнадцать вагонов! А ты думаешь, это самый большой зверинец?
        — Это не мое дело,  — сказала бабушка.  — У Ноя все вошло.
        Потом я спросил, а не забыл ли Ной взять на корабль тюленей.
        Бабушка сказала, что не забыл. Раз господь бог приказал всех взять по паре, так, значит, и взяли всех.
        — Ха-ха!  — засмеялся я.  — Вот это уж было ни к чему. Во-первых, тюлень и в воде не утонет. А во-вторых, чем же ему на корабле питаться, если там не было рыб? Ведь рыбам нужна вода, а тюленю нужны рыбы, чтобы не сдохнуть.
        — Не переиначивай, пожалуйста, прошу тебя, и не гримасничай!  — сказала бабушка.  — Как я тебе говорю, так всё и было. Я ведь помню, как нас учили.
        Но я не оставил ее в покое:
        — Ну, раз уж брали всех зверей, так, значит, взяли и белых медведей? Значит, взяли и кенгуру из Австралии, и индийских кобр, и львов из Африки, да?
        — Да,  — сказала бабушка.
        — И американского кондора?
        — Да, всех!
        Потом я у бабушки выяснил, пользовался ли Ной на своем корабле моторами или только веслами.
        Бабушка считала, что только веслами, потому что моторов в то время еще не было.
        — Ну, тогда я ему не завидую,  — сказал я.  — Наверно, сильно болели у бедняги руки, если ему приходилось грести к Северному полюсу за белыми медведями, а потом быстрей, быстрей снова в Австралию за кенгуру, а потом обратно в Африку за львом. А ты знаешь, бабушка, что Америка была открыта только пятьсот лет назад? Так как же бедный Ной мог знать, куда ему держать путь за американским кондором?
        Бабушка ничего этого не знала и назвала меня безбожником. Но я все еще никак не мог успокоиться!
        — Да если б у него даже был и компас, и радарные установки, и самые лучшие карты, он все равно не успел бы объехать весь свет всего за сорок дней! Да еще при таких затруднительных метеорологических условиях!
        Бабушка не сдавалась:
        — А вот ему господь бог приказал, он и объехал.
        Но и я не сдавался и сказал, что в таком случае Ной должен был бы иметь на своем ковчеге атомный мотор.
        — Не греши, не греши, парень!  — воскликнула бабушка и всплеснула руками.
        — Знаешь, что я думаю, бабушка?  — сказал я, подойдя к двери.  — Да это же просто сказка! Ведь на самом-то деле ничего такого и быть не могло. Был, конечно, какой-нибудь ливень. Ну, а раз был ливень, то было, конечно, и наводнение, как у вас тогда, когда разлился Грон. И чтоб был сооружен такой корабль, на который помещались бы все звери? Нет, это невозможно! И если наводнение было большое, то наверняка и зверей немало утонуло. Ведь ты же сама говорила, что у соседей утонул поросеночек, когда разлился ваш Грон. Ведь только своего дедушка-то спас. Да и вообще человек сначала всегда спасает людей, а потом уже зверей.

        Но тут бабушка рассердилась не на шутку, схватила мокрую тряпку и погнала меня из дому. Но мне это было на руку, я тут же выскочил на двор.
        Тогда бабушка открыла окно и позвала меня обратно.
        — Отойди ты хоть от этого дерева! Ты что хочешь, чтобы тебя убило? На-ка вот, лови!  — и кинула мне мой плащ.
        Потом уж я не пришел домой до глубокой ночи — мы строили с Мишей плотину.

        Розовая фасоль

        Наш пионерский отряд — самый лучший в школе, а мы — самые лучшие пионеры а отряде. И среди самых-самых лучших я, как видно, самый хороший, потому что именно меня назначили смотреть за нашим отрядным ящиком с опытной фасолью.
        Когда мы однажды шли с пионерского собрания, ребята из четвертого отряда похвастались, что у них на мичуринском поле будет тыква ростом с маленького первоклассника. Тогда Миша сказал:
        — Ерунда! Мы тоже выращиваем опытную фасоль. И в стручках у нее будут только розовые зернышки.
        Они нам, конечно, не поверили. Мы тоже немного удивились, но у Миши дядя — огородник, поэтому нам пришлось все-таки поверить. И действительно, Миша скоро принес розовую фасоль.
        В уголке живой природы у нас был одни пустой ящик. Мы взяли его и набрали чернозема. Потом долго раздумывали, куда же нам его поставить, чтобы выращенная нами фасоль была сюрпризом. Долго мы спорили и о том, кто будет за фасолью следить, но потом справедливо решили, что я, потому что я самый лучший пионер и потому что у нас дома балкон.
        На другой день все пришли посмотреть, какие всходы дала фасоль. И так потом ходили каждый день. Но мама сказала: чем больше ребята будут ходить, тем дольше фасоль не взойдет. Мы, правда, этому не поверили, но все-таки что-то в этом было. Потому что однажды Мише показалось, что он видит всходы: он покопался немножко, и росточек потом уже больше не показывался.
        Наконец мы договорились, что отряд будет ходить только два раза в неделю. Итак, вся забота была доверена мне, и только мне. Один Миша мне ходил помогать.
        Утром, когда я вставал, я фасоль сразу же поливал. В обед мы с Мишей смотрели на нее второй раз, а вечером, перед сном,  — третий.
        В конце школьного года весь отряд пришел посмотреть на нее в последний раз. Фасоль в это время выросла уже на целых двадцать сантиметров.
        — В сентябре,  — сказал Миша,  — будут стручки, и около пятнадцатого мы покажем четвертому отряду первое розовое зернышко.
        Потом были каникулы.
        Потом снова начался учебный год. И когда мы в первый раз пришли в школу, то на мичуринском поле увидели тыкву, выращенную четвертым отрядом, но ростом она все-таки была никак не больше трех четвертей метра.
        Наши ребята дружно посмеялись над ними и сказали:
        — Прямо из школы пойдем к нам. Вот у нас фасоль так фасоль!
        Я промолчал.
        А когда мы шли из школы, Ежа спросил:
        — Когда приблизительно лопнут стручки, Мирослав?
        Я тогда сказал:
        — Никогда.
        Миша удивился:
        — Как же это так — никогда? Каждая фасоль лопается, если только у нее есть стручки.
        Но я сказал:
        — У этой — нет. Она погибла.
        Миша воскликнул:
        — А ты поливал ее?
        Я сказал:
        — Поливал до тридцатого июня.
        Тут все и началось. Ежа сказал, что у меня нет никакой пионерской чести, что я предал отряд и что теперь позор падет на наши головы. Но Миша не сказал ничего. И это мне было хуже всего, поэтому и я промолчал. Если уж какая-то фасоль ему дороже товарища, то что уж тут говорить…
        Теперь они все шли вместе, а я шел один. Потом и Миша пошел один. Но так, чтобы я мог его догнать, и наконец мы снова шли с ним вместе.
        Сначала мы ни о чем не говорили. Но потом Миша сказал:
        — Мне с тобой даже и говорить-то не хочется, потому что ты не пионер, а диверсант, раз ты ее бросил поливать. И вообще, почему все-таки ты ее не поливал?
        Я сказал, что никакой я не диверсант, а пионер, как и все. А раз в каникулы пионерский галстук не носят, то такое может случиться с каждым.
        Миша сказал, что такое не должно случаться и теперь вот у нас не будет фасоли.
        Я и сам так думал и поэтому сказал:
        — Если уж я диверсант, так ты еще хуже. Скажешь, во время каникул ты не воровал яблок у Червенковых из сада? А ведь в течение учебного года ты никогда не воруешь. Выходит, в течение учебного года ты пионер, а в каникулы — вор, да?
        Миша не сказал ничего, только хотел мне что-то сказать. Или мне просто показалось, что хотел.
        У самого дома он мне все же сказал:
        — Завтра пойдем к дядьке на огород и попросим скороспелую фасоль.
        — Хорошо,  — сказал я.  — И я буду ее поливать. И в воскресенье. И всегда!

        Бациллоносители

        Бациллоносители — это ребята, которые разносят бациллы.
        Так я и объяснил бабке. Но она всплеснула руками и сказала:
        — Боже, боже, чего только не выдумают! В старину такого не бывало. Когда я ходила в школу, болезней было много, но бациллы только у одной девочки — у Илонки. Та могла себе это позволить, потому что у ее отца была лесопилка.
        — Сейчас у нас все по-другому,  — сказал я бабке.  — Когда ты ходила в школу, не было ни истребителей, ни ракет, ни бациллоносителей, а теперь вот есть. Сейчас это может себе позволить каждый, неважно, есть у него лесопилка или нет.
        Так я сказал бабке, но это все-таки было не совсем так, потому что далеко не каждый может себе все позволить: вот ни я, ни Миша не были признаны бациллоносителями.
        И как раз в этом вся несправедливость.
        Когда в нашей школе появились случаи дифтерии, в наш класс пришел директор школы вместе с докторшей и с сестрами и сказал:
        — Три ученика вашей школы заболели дифтерией, потому что не были как следует привиты. Мы должны выявить всех, кто разносит бациллы и тем самым подвергает опасности здоровье народа. Подходите по одному к доске и открывайте рот.
        Первым должен был подойти Бучинский. Он весь си и вместо «а» сказал «э-э-э». Известный трус! Потом нам засовывали в рот палочку, и на ней была вата.
        Я должен был подходить три раза, потому что я вспыльчивый и все время разгрызал палку.
        Через два дня к нам пришло извещение о бациллоносителях. Из нашего класса среди них оказались три девчонки.
        Канторис сказал:
        — Можно было и раньше догадаться, что докторша «выявит» только девчонок. Если б это был доктор, то среди бациллоносителей как-нибудь уж оказались бы и мы.
        Ведь бациллоносители — люди здоровые, и бациллы они только разносят, отдают другим. Но в школу при ним не ходят и живут себе припеваючи.
        В других классах среди бациллоносителей есть и мальчишки. А те уж никак не сидят дома — гоняют в футбол!
        Когда мы шли из школы, Канторис сказал, что у него созрел план.
        Нас разбирало любопытство, но Миша сказал:
        — Наверняка какая-нибудь глупость.
        Но Канторис все-таки подозвал одного бациллоносителя из пятою класса, чтобы тот дыхнул на него. В награду предложил две кроны и детектив.
        Бациллоноситель свое дело сделал, и на другой день Канторис стал хвастаться, что уже чувствует в своем собственном горле бациллы.
        Его послали к врачу, но тот никаких бацилл не обнаружил, и поэтому Канторису снова пришлось заплатить за сеанс две кроны.
        Потом бациллоноситель стал приходить к нему уже и за крону, потому что у Канториса был телевизор. Но ничего не помогало. И Канторису так стало жалко денег, что он сказал бациллоносителю:
        — Ты мне больше не нужен, потому что твои бациллы никуда не годятся. На телевизор приходить можешь, но теперь уже сам плати мне по кроне.
        Так ему удалось вернуть обратно четыре кроны, но сам он все же успел заплатить девять. И вдруг однажды на уроке словацкого языка учитель спрашивает:
        — Канторис, что это ты такой красный? Канторис отвечает:
        — Голова у меня болит и желудок. Наверно, потому, что я поел ветчины, которую прислал нам дядя из Больших Чаниковиц.
        Учитель послал Канториса домой, и он страшно обрадовался. А вечером его взяли в больницу. Конечно, не из-за ветчины, а из-за дифтерии.
        Из этого видно, что и на этот раз произошла несправедливость. Ведь Канторису не принесли бациллы никакой пользы, только одни вред. Другие бациллоносители гоняют в футбол по двору, а бедняга Канторис едва-едва не умер и теперь мог бы уже быть в гробу.
        Да еще заплатил свои собственные пять крон.

        Новая ботаника

        В понедельник мы писали письменную работу по ботанике, и сегодня нам должны были сообщить отметки.
        Перед ботаникой ребята натерпелись страха. Я тоже уж было испугался, и Миша, заметив это, сказал:
        — Мне все нипочем, я в себя верю!
        Мне было неприятно, что он плохо подумал обо мне, ведь мне тоже все было нипочем, я тоже в себя верил. Только вот я не знал, написал я правильно ответы или нет.
        Но прозвенел звонок.
        Учительница принесла письменные работы и показалась нам веселой. От души отлегло: значит, все в порядке!
        — Знаете что?  — сказала она.  — Один из наших шестиклассников изобрел новую ботанику. Она достойна внимания, и поэтому я позволю себе как все десять заданных вопросов, так и все ответы на них написать на доске — для большей наглядности.
        И принялась писать.

        Кончив писать, учительница так смеялась, что у нее текли слезы, но мы смеялись еще больше. Смеялся даже Петер, который сидит вместе со мной, а он вообще никогда не смеется, потому что его отец работает в похоронном бюро.
        Шпала тоже смеялся. Но как-то неуверенно. И мы сразу поняли, что, наверно, это он открыл новую ботанику.
        Любопытство нас разбирало, и мы стали приставать к учительнице, кто же все-таки так написал, но она сказала, что это тайна.
        Канторис встал и сказал:
        — Это не я, потому что в семействе бобовых я назвал сливу, и еще я думал, что клетки растений наблюдают через гороскоп.
        Потом учительница стукнула по столу линейкой и сказала:
        — Ну, теперь хватит, я начинаю опрос. Как вы повторили материал?
        Это нам не понравилось, и мы больше не смеялись.
        Когда зазвенел звонок и все стали выходить из класса, учительница сказала:
        — А ты, Фасолька, останься.
        Я испугался, но учительница затворила дверь, и мы остались совсем вдвоем. Тогда она сказала:
        — Ты все списал, это ясно. Но как ты мог написать «письменная работа» на вопрос о семействе бобовых, я не понимаю. Потому у тебя все ответы и сдвинулись: вместо микроскопа оказался горох, а вместо бамбука — сорокаметровая пшеница.
        Я ничего не ответил, но весь покраснел.
        Учительница схватила меня за чуб и сказала:
        — Открой окно и сотри с доски.
        Я убежал. Потом была физкультура. А потом мы пошли домой.
        Но с Червенкой я больше не разговариваю. Раньше всегда разговаривал, а теперь не буду. Зачем он написал «письменная работа»? Да еще наискосок? Поэтому я и подумал, что это ответ на первый вопрос. Ни у кого из ребят не было написано «письменная». Учительница не просила надписывать. Это он перестарался, хотел показать, что всех умнее.
        Учительницу я люблю, а Червенку больше не люблю, и вообще он не самый умный, а самый глупый.
        Вечером пришел Миша. Он все еще смеялся.
        Это меня разозлило, но я ему ничего не сказал. Сказал совсем другое:
        — Не знаю, что это ты все время хохочешь? Не вижу в этой новой ботанике вообще ничего смешного.
        Миша удивился, но ничего не сказал, и мы пошли спать.

        После захода солнца

        Когда в школе собирают бумагу, мама всегда говорит: «Слава тебе, господи!» — и отдает мне отцовы газеты, журналы и всякие другие бумаги.
        А когда собирают стекло и тряпье, отец всегда говорит: «Слава тебе, господи!» — и достает мне из подвала всякие бутылки, а из чемоданов — мамины тряпки, лоскуты и жестянки.
        Потом бывает буря. Но я здесь ни при чем, ничего сделать мне нельзя, потому что я ребенок и по закону должен слушаться и отца и мать.
        Несмотря ни на что, я сбор бумаги и стекла очень люблю, но больше всего люблю, когда собирают металлолом, потому что тогда мы ходим с тачкой и по очереди бываем лошадью.
        Мы берем тачку у Мишиного дяди, огородника.
        Когда мы уже пошли домой, то встретили Шпалу, и он попросил у нас тачку.
        — У меня есть на примете кое-что из металлолома, только без тачки мне не обойтись.
        Мне это не понравилось. Ведь лучше, если у нас будет больше, чем у других. Но Миша сказал:
        — Хорошо, поможем. А где это у тебя?
        И мы пошли, потому что Миша — наш командир.
        Когда мы подошли к дому Шпалы, то только диву давались, а Зузка сказала:
        — Да какой же это лом? Это нормальная печка.
        И на самом деле, это была печка, а когда мы ее сдвинули с места, то почувствовали, что весит она килограммов пятьдесят.
        Когда мы возвращались из школы, мы встретили мать Шпалы. Она несла белье и попросила нас ей помочь. Шпала не пошел, сказал, что он должен посторожить тачку, чтобы ее никто не украл.
        Все белье вместе с рубашками Шпалы мы сложили в корыто, а мать Шпалы пошла затопить печь, но сразу же обнаружила, что топить-то ей нечего.
        — Иисус-Мария!  — воскликнула она.  — Кто-то украл у меня печь!
        Мы ничего не сказали, но поспешили уйти подальше. И Шпала ушел вместе с нами. Я сказал:
        — Ты же обокрал собственную мать, и к тому же теперь будешь ходить грязный.
        Шпала был готов уже зареветь.
        — Я не знал, что мама как раз сегодня собирается стирать! Я хотел только выиграть настольный футбол, я бы и вам давал его поиграть.
        Я ему сказал:
        — У лжи короткие ноги, и теперь ты выиграешь фигу с маслом.
        Но Миша остановил меня:
        — Не дразни его и замолчи. Нужно подумать, как поправить дело.
        Он за Шпалу всегда заступается, помогает ему даже по математике.
        Потом мы ходили без дела, только так, за компанию, к тому же нам давно хотелось есть, но Миша все размышлял и размышлял и поэтому мы должны были ждать. Потом наконец отдал приказ:
        — Сразу же после захода солнца встречаемся во дворе. Каждый должен принести с собой по десять килограммов металлолома, потому что нас всего пять человек. Кому приказ не нравится, пусть не приходит.
        Дома я начал исследовать шкаф и выпросил у отца одну сковородку, одну жестяную ванночку моих детских лет, три железные вилочки, у которых оставалось всего по два зуба, и один старый утюг. Отец все это мне дал, потому что мама была в магазине.
        Когда пришла мама, я начал исследовать подвал и отцову мастерскую. От матери я получил один сломанный душ, полтора метра проволоки, два напильника и четыре колечка от лыжных палок, потому что отец уходил играть в шахматы.
        Все это я отнес на двор, положил в ванночку, сел на нее и стал дожидаться захода солнца. Солнышко и на самом деле зашло, и мы все отвезли на школьный двор. Было там этого металлолома очень много, одних умывальников я насчитал семь штук.
        Миша сказал:
        — Теперь печку мы возместили, можно отгрузить.
        Мы снова взвалили ее на тачку и поставили обратно в прачечную к Шпаловым.
        Только мы скрылись в темноте, как в прачечную вошла мать Шпалы вместе с отцом, и мы едва удержались от смеха, когда отец сказал:
        — Что ты все-таки за человек? Кричишь без толку! Ну вот же твоя печка!
        Тетя Шпалова все удивлялась и приговаривала:
        — Ну честное слово, после обеда ее здесь не было! Что за времена настали? Нельзя уже верить собственным глазам.
        Потом мы стали катать друг друга на тачке и все по очереди бывали то лошадью, то кучером. Потом нам стали уже кричать родители, и Миша сказал Шпале:
        — В другой раз не делай глупостей! Сколько кувшину по воду ни ходить, но разбитому быть.
        Шпала не ответил ни слова. Но мы ему сказали, что настольный футбол будет все-таки общим.
        И так вот случилось, что тачка осталась у нас и на другой день.

        Скамеечка

        Когда мы возвращались с урока труда, Червенка надулся, потому что на спине у него вскочила шишка. Он все время снимал пиджак и просил Шпалу приподнять ему рубашку, чтобы мы все ее видели. Но мы все равно ничего не видели. Наверное, эта шишка была микроскопическая. Червенка хныкал и не верил нам:
        — Не может она быть маленькой. Должна быть хотя бы такой большой, как слива, и такой же синей.
        Но мы все-таки не видели.
        — Да это вы не видите потому,  — решил Червенка,  — что уже смеркается. А темнота поначалу тоже бывает голубой.
        Эту шишку он посадил сам себе молотком. Не нарочно, конечно, а когда пытался забить гвоздик. Так замахнулся, что попал не по стене, где был гвоздик, а по собственной спине.
        — С тобой один грех!  — сказал Миша.  — Сколько раз мы тебе говорили, что молоток держат не в левой, а в правой руке! И коль ты до сих пор берешь его в левую, то пеняй уж на себя!
        А Шпала засмеялся:
        — Да ему ж все равно, в левую, он берет или в правую — у него ведь обе они левые.
        Червенка тогда обиделся:
        — А ты, второгодник, помалкивай. Ты ведь проваливался-то, а не я, у меня пока что одни пятерки.
        Червенка любит хвастаться своими отметками и думает, что тот, у кого не одни только пятерки, должен помалкивать. Но тогда Миша сказал:
        — Лучше помолчи ты, Червенка, потому что это из-за тебя мы все получим по колу за труд.
        Ведь мы все четверо — одна бригада. Мише Юрану, Червенке, Шпале и мне поручено сделать один предмет. И этот предмет — скамеечка, не такая со спинкой, а просто обыкновенная скамеечка.
        И все равно это очень трудно.
        Когда нас с Мишей учитель определил в бригаду к Шпале, мы не очень-то обрадовались, потому что он ведь действительно провалился по математике. Зато когда к нам добавили Червенку, то мы восторжествовали, потому что он ведь отличник, хоть, прямо скажем, нам и не товарищ.
        Но мы дважды жестоко ошиблись.
        Шпала — самый ловкий парень, а Червенка — самый неловкий. Это мы сразу поняли, потому как Червенка сломал два напильника, рубанком разорвал одну рубашку (Шпалы), испортил четыре ножки (у скамеечки) и ударил один раз по спине (собственной).
        И вот сегодня все мы получили из-за него по труду по двойке.
        У всех бригад скамеечки уже готовы, а у нашей всего еще три ноги. Учитель увидел ее и засмеялся. «Я, говорит, требую от вас не сапожный треножник, а нормальную человеческую скамейку», и поставил нам по двойке. Он бы, конечно, не преминул поставить нам и по колу, но ножка Шпалы была столь прекрасна, что он смилостивился над нами всеми.
        Ножка Шпалы действительно была прекрасная. Мишина и моя — так себе, а у Червенки вообще никакой не было — он успел испортить целых четыре штуки. Первую сделал слишком тонкой, вторую — слишком толстой, третья была на десять сантиметров короче, а четвертая — на пять сантиметров длиннее.
        Червенка спорил, утверждал, что пять сантиметров никакой роли не играют, но Шпала его быстро урезонил:
        — Ты лучше не спорь, а работай! А то только материал портишь. Дай тебе целый лес, и ты изведешь его на одну скамейку.
        Червенка разволновался, начал в сердцах колотить по гвоздю и вот как раз и попал себе по спине.
        Поэтому, когда мы шли домой, он все еще дулся.
        — Успокойся ты наконец! Ты действуешь мне на нервы с этой своей шишкой!  — сказал Миша.  — Мы и так ума не приложим, как исправить скамеечку, а тут приходится все время слушать еще твои причитания!
        Я тоже сказал:
        — Еще из-за тебя провалимся!
        Но Червенка был по-прежнему горд собой и сказал:
        — Здесь большого ума не требуется — пусть Шпала сделает за меня ногу, а я дам ему один раз переписать арифметику.
        Миша рассердился — он же дает Шпале уроки по арифметике, и не одни раз, а все время. И он сказал:
        — Он у тебя списывать не будет. Не нуждается! У него и без тебя уже была по контрольной четверка! Знаешь что? Вообще уходи-ка ты лучше обратно в бригаду Канториса! Нам такой вельможа не нужен.
        Червенка испугался, потому что Канториса он боится. Перестал пыжиться и только сказал:
        — Какой же я вельможа? Это Шпала вельможа, потому что он все умеет и не хочет мне показать.
        Тогда Шпала его спросил, есть ли у них дома дерево. Оказалось, что есть. Они пошли к ним в сарай, и Шпала, наверно, часа два учил Червенку делать ножку.
        Шпала возвращался домой через наш двор, и на небе были уже звёзды. А мы все еще играли в футбол и позвали всех ребят; Шпала к нам присоединился, а Червенка — нет, потому что у него болели все части тела — так он старался сделать ножку. Тогда мы поставили его в ворота, но он все равно пропустил все голы. Ведь под мышкой у него была готовая ножка, и он не хотел ее выпустить из рук. А ногами брать голы еще не умел.
        Он страшно неловкий.
        Когда мы шли домой. Миша сказал:
        — Знаешь что, Червенка? У тебя хорошая голова, и ты все знаешь, но, если б тебе пришлось, как Робинзону, оказаться на необитаемом острове, ты, наверно, не сумел бы сделать себе даже постель. И пришлось бы тебе спать на земле. И дикие козы ходили бы по тебе и не давали бы спать. И ты простыл бы и умер раньше, чем тебя спасли.
        Червенка подумал и сказал:
        — Я не буду Робинзоном, я буду доктором.
        Миша сказал:
        — Как хочешь, но мне медицина не нравится. Если бы я не решил стать астронавтом, я стал бы Робинзоном. Был бы у меня целый остров, и я построил бы на нем все, что захотел. Даже настоящий зверинец — пусть бы моряки удивлялись, когда приехали бы меня спасать.
        Потом Червенка сказал, что и он, пожалуй, тоже хотел бы стать Робинзоном, но только вместе со Шпалой — если бы Шпала согласился быть его Пятницей и сделал бы ему постель.
        Вот тогда-то мы и поняли, что Червенка не так уж глуп, а скорее просто хитер.
        Но свою шишку он больше нам не показывал.

        Когда я был маленьким

        Бабку я очень люблю, он молиться всё-таки не хочу. Я ведь выбиваю ей ковры, бегаю за хлебом, в молочную…
        Когда я был маленьким, я бабке верил. Да и сейчас верю. Пусть никто не подумает, что моя бабка обманщица или врунья.
        Но когда я был совсем маленьким-маленьким и бабка меня клала спать, а я не хотел молиться, то бабка меня пугала. Мол, если вечером не помолиться, так до утра умрешь и господа бога прогневаешь. Она пугала меня, потому что я ленивый. Что же ей оставалось делать?
        А я бога боялся, да и умирать мне не хотелось, потому что в постели куда лучше, чем в гробу. Поэтому я молился. Потом она меня пугать совсем перестала, а я все молился и молился. Каждый день, всегда. Иногда я путал молитву, но начинал все сначала, чтобы уж наверняка знать, что помолился как положено.
        Но в третьем классе отец пообещал купить мне лыжные ботинки, а сам взял да купил самые обыкновенные. И мне стало очень обидно, потому что Мише купили как раз лыжные. Значит, у него были, а у меня нет.
        Вечером я лег в постель и не помолился нарочно. Решил до утра помереть.
        Долго я не мог уснуть, все представлял себе, как меня найдут утром мертвым. Отец не пойдет на работу, и мама тоже. Все будут плакать надо мной, и всем будет жалко меня. Зря, мол, не купили ему эти ботинки. Но будет уже поздно, потому что я умру, вот и все.
        Я лежал и не засыпал, потому что уже плакал сам над собой. Но молиться все-таки не стал.
        Потом я уснул — на вечные времена.
        А когда утром проснулся, то очень удивился, что я вовсе не мертвый, а совсем даже живой.
        Так я понял, что с этой молитвой дело обстоит совсем не так, а по-другому. С того времени я и не хочу молиться. Знаю — не помогает.
        Но бабку я и теперь люблю.

        Звёздочки

        Когда мы с Мишей шли со сбора звёздочек, мы разговаривали о проблемах воспитания, потому что это нас очень волнует. Мы ведь руководители звездочек и хотим своих малышей по-настоящему воспитывать, как и подобает хорошим пионерам.
        — Знаешь что,  — сказал Миша, когда мы возвращались с собрания,  — мне что-то не правится, что нас эти первоклашки как следует не слушаются. Ты посмотри: мы с ними разговариваем, а они шумят, кричат. Им ведь положено силен, тихо. У меня эти проблемы воспитания просто не выходят из головы.
        У меня они тоже не выходили из головы, и поэтому я сказал:
        — Самая большая беда в том, что им всего только по шесть лет. Будь им хотя бы по двенадцать, не беда, что они не слушались бы. Зато они умели бы бегать.
        Это была сущая правда, и Миша ее признал. На самом деле, если б они умели как следует бегать, можно было бы с ними во что-нибудь и поиграть.
        Но потом сказал:
        — Ничего не поделаешь! Придется с ними помучиться. Иначе стыд и позор перед всем отрядом.
        Я сказал:
        — Скорее всего, такие малыши больше слушаются отца с матерью, чем вожатого.
        Мы еще долго раздумывали о проблемах воспитания и потом в четверг снова пошли к своим звездочкам. Миша обратился к ним с речью:
        — Звездочки, мы о вас много думали и пришли к выводу, что школа для вас как дом родной, а мы для вас все равно что ваши родители. Я вот буду вашим отцом, а Мирек Фасолька — матерью. Не в прямом, конечно, смысле, а так, как будто бы. А это означает, что вы должны теперь нас беспрекословно слушаться, потому что нам придется вас воспитывать.
        Один малыш поднял руку и сказал Мише:
        — Папа, а сегодня ты сделаешь за меня уроки?
        Миша сначала даже растерялся: как на это ответить? Но потом стал объяснять, что все должны готовить свои уроки сами.
        Потом мы играли, как дома.
        Но когда мы шли домой, я все-таки выразил свои сомнения, гожусь ли я на самом деле малышам в матери. Ведь, когда мы вышли на улицу, они мне все так и отсалютовали:
        — Честь труду, мамочка!
        Все прохожие обернулись, а увидев, что мама — это я, все засмеялись. И Миша тоже засмеялся. Ему легко смеяться — он ведь только папа.
        Потом мы с Мишей поругались.
        Но потом все-таки снова помирились, потому что мы товарищи.
        В следующий четверг мы опять держали перед звездочками речь и сказали им, что школа — это все-таки не дом родной и мы им все-таки не родители. Школа это школа, и все тут. А мы для них все равно как учителя.
        — Сколько будет шесть и шесть?  — спросил Миша.
        — Десять, товарищ учитель,  — ответил малыш. Ничего не поделаешь, у него всего-навсего было десять пальцев.
        Когда мы это поняли, то начали ребятишек учить чистописанию. Но мы не знали, что они проходят только «и», и научили их писать «р».
        Из этого впоследствии приключилась целая беда. Учительница увидела у них в тетрадке «р» и очень рассердилась. А когда она стала за это упрекать нас, все ребятишки расплакались: что же с нами теперь будет?
        И мы поняли, что малыши куда лучше всяких взрослых, хотя им всего и по шесть лет.
        Вернувшись из школы домой, мы вспоминали об этом до самого вечера и потом еще всю неделю рисовали для них картинки. Каждому малышу — по картинке. Мальчикам — волков, а девочкам — овечек, чтобы не испугались. Потом мы их раскрашивали: овечек — в зеленый цвет, потому что они едят траву, а волков — в черный, потому что они едят людей.
        В четверг мы ребятишкам свои картинки раздали, и были очень счастливы.
        Один малыш, тот, что получил волка, то есть мальчик, сказал:
        — Я попрошу маму сделать мне для этой прекрасной чёрной автомашины рамочку.
        Я громко рассмеялся, потому что волков рисовал Миша. Но потом пришла очередь смеяться Мише, потому что ребята моих овец приняли за салат.
        Мы, правда, объяснять им ничего не стали, потому что картинки им все равно понравились.
        Потом мы играли и пели. Нам было хорошо и весело.
        Наши звездочки — самые хорошие на свете, и мы не променяли бы своих малышей ни на каких двенадцатилетних.
        Но воспитывать все-таки дело тяжелое.

        В ракете на Луну

        Сегодня мне в школе не повезло. Опять я не знал ботанику, потому что вчера мы с Мишей до поздней ночи размышляли, что будет, когда нас запустят на Луну. А теперь у меня и в дневнике отмечено — конечно, не разговоры о Луне, а вызов по ботанике.
        Когда кончились уроки, мне что-то не захотелось домой, и мы с Мишей стали прогуливаться около дома. Наша собака все время лаяла, и на небе показался месяц.
        — Я думаю,  — сказал Миша,  — мы и собаку можем взять в ракету. Пусть и она посмотрит, что там на Луне. И сторожить она будет, когда мы отправимся на разведку. А то еще кто-нибудь испортит нам ракету.
        Я обрадовался, что Миша и об этом позаботился! А то как бы мы вернулись назад, если бы на Луне запропастилась какая-нибудь деталь мотора?
        Мы твердо договорились взять Буру с собой. Завтра же начнем ее учить. Ничего, что весит она девять килограммов, это ведь только на земле! В космосе никто ничего не весит: ни ребята, ни собаки. Так что вес — это дело десятое. Окончательно договорившись между собой, мы заперли Буру в будку, чтобы она привыкала к воздухонепроницаемой кабине.
        Мы ведь тоже привыкаем к герметической кабине и каждый день сидим взаперти в мучном ларе у Юранов на чердаке. Сначала мы выдерживали только по десять минут: и потому, что трудно было дышать, и потому, что воздух был перенасыщен мучной пылью. Я уж хотел было обтереть ларь мокрой тряпкой, но Миша сказал, чтобы я этого не делал: мука у нас будет вместо космической пыли. Там, в космосе, ее полным-полно, и мы должны быть ко всему готовы.
        Сейчас мы уже люди тренированные и можем выдержать в воздухонепроницаемой кабине целый час.
        — Скажи маме,  — сказал Миша,  — чтобы она установили для тебя строгий режим приема пищи, ты должен приобрести навык. Есть не больше трех раз в день. С едой в ракете придется поскромнее, там ведь никаких ни бакалей, ни гастрономов.
        Это я понимал. Действительно, придется, видимо, есть поскромнее и поменьше, но и радости от этого было мало. И еще больше я опечалился, когда Миша сказал, что есть там мы будем одни консервы, а я ведь больше всего люблю галушки.
        — Не бойся,  — побеспокоился обо мне Миша,  — я уже изобрел для тебя способ, как сварить галушки без плиты. Мы возьмем с собой стеклышко, поймаем на него солнечный луч и зажжем костер, когда нам только захочется. И даже сало сможем себе поджарить. У нас дома есть треножник и маленький котелок, а ты захватишь с собой кочергу, и мы сделаем из нее вертел. Я возьму охотничью батарейку, чтобы нам по месяцу ходить, пусть даже он станет тоненький, как роглик. Тогда ведь будет потемнее, и, не будь у нас батарейки, придется сидеть, не сходя с места, иначе опасно.
        — Я думаю,  — сказал еще Миша,  — что мы прошли уже полный курс подготовки. Завтра напишем в «Геофизический год» и сделаем официальную заявку на следующий полет.
        И я считал, что мы уже готовы. Только я не знал еще адреса, куда писать. Но Миша смеялся и сказал:
        — Как же ты не знаешь? Адрес один: Советский Союз. Уже все почтальоны знают, откуда полетит ракета.
        Договорились мы завтра отослать заявление с точным указанием всех наших размеров, чтобы нам успели сшить и скафандры и свинцовые ботинки. А для Буры? Для нее ведь тоже, наверно, нужны ботинки. Если у нее не будет ботинок, то ей придётся так и летать и летать, как ангелу, потому что на Луне ведь нет земного притяжения. Как бы переполошил всех этот чёрный ангел!
        Потом мы подумали: есть на Луне люди или все-таки нет? А если есть, учат ли они там тоже ботанику? Миша сказал:
        — Есть или нет на Луне люди — этого еще ученые как следует не установили, но ботаники там наверняка нет, потому что, я читал, на Луне нет растительности.
        Для меня это была большая радость, что на Луне нет растительности.
        А Миша сказал:
        — Даже если бы там даже и была ботаника, все равно ведь нас не вызовут: мы будем в классе новенькие. А если вдруг всё-таки вызовут, мы скажем, что нам этого еще не задавали…  — И еще сказал: — А дневники мы, пожалуй, оставим на нашей планете.

        Сенсация

        Вчера я заглянул в календарь и увидел, что пошел одиннадцатый месяц — ноябрь. И вот вспомнил я, что с нами случилось в ноябре, но только в прошлом году.
        — Знаешь что?  — сказал я Мише, когда мы шли однажды, год назад, домой из школы.  — Вот уже два дня, как я ломаю себе голову, что бы такое нам послать Гене в Омск.
        — Видишь,  — упрекнул меня Миша,  — какой ты! Я ведь тоже эти два дня ломаю себе голову. И если б ты еще тогда признался, то мы могли бы это делать вместе.
        Так мы начали ломать себе голову вместе и выдумали наконец сенсацию. Собственно, иначе и быть не могло, потому что шел уже Месяц чехословацко-советской дружбы, и эту сенсацию пора было послать Гене, чтобы он знал, что мы о нем думаем.
        Мы решили послать ему такой подарок, который ни где нельзя было купить! Ведь он еще никому не требовался. Пока, правда, никому еще не требовался. Но нам он должен был потребоваться в самом скором времени, когда мы полетим на Луну или на другие близкие планеты.
        Короче говоря, мы для Гены придумали сделать космический скафандр, правда, не самый настоящий, а только на одну голову. Самое главное — голова, поэтому мы и начали с головы. А Гена — это тот самый мальчик, который хочет быть капитаном атомного ледокола, и мы с ним переписываемся. Но мы хотим, чтобы он стал все-таки астронавтом, как и мы. Раз уж мы с ним товарищи на земле, то должны оставаться товарищами и в небе.
        Этот скафандр задал нам много работы. Миша достал у своего дяди целлулоид и разные редкие металлы. А потом мы все это целую неделю монтировали у Юранов на чердаке. Что необходимо было приварить, мы приваривали на уроке труда.
        Когда наконец скафандр был готов, мы даже ахнули — до чего же он красив. Красивее, чем можно было предположить! Такой ни за какие деньги не купишь! Наверху — антенна. Запаян так крепко, что в нем нельзя даже дышать! Хорошо это или плохо? Мы решили, что хорошо по крайней мере, не надышишься космической пылью. Ведь если ею надышаться, то могут запылиться все легкие и начнешь кашлять во вселенной тишине, и еще приобретешь, пожалуй, обратную скорость!
        Нам даже было немного жаль относить этот скафандр на почту. И если б мы его делали не для Гены, то никогда бы так и не отнесли! Но мы скафандр все-таки послали!
        С нетерпением дожидались мы ответа от Гены, понравился ли ему наш подарок. И вот пришло от него письмо:

        «Дорогие друзья!
        Ваш подарок меня очень обрадовал. Вы хотя и не пишете, для каких целей он предназначен, но я думаю, что это усовершенствованный чугунок для быстрой варки без крышки. Для меня лично он представляет особую прелесть, потому что у него нет ушек и, наоборот, внизу припаяна палка. Когда я буду на ледоколе, то смогу этот чугунок втыкать в вечную мерзлоту и варить себе борщ под полярным небом. А особенно хорошо то, что через его прозрачные стенки все видно, и я смогу наблюдать, как во время варки в борще подскакивают куски тюленьего мяса. Крышку же я куплю себе у нас в Омске, не беспокойтесь. Благодарю вас, дорогие друзья, всегда ваш Гена».

        Прочитали мы с Мишей это письмо и поначалу испугались. Ведь произошла страшная ошибка! Но потом Миша решил, что раз уж Гена не хочет быть астронавтом, то ему космический скафандр и не нужен. И слава богу, если он может послужить ему полярным усовершенствованным чугунком.
        А потом мы заглянули в учебник, что же, собственно, такое представляет собой чугунок для ускоренной варки. И по картинке уже сделали для Гены крышку. У нас еще оставались редкие металлы, а ему бы пришлось зря тратить деньги.
        Все это с нами случилось в прошлом ноябре. В этом году мы придумали уже другую сенсацию. Но теперь мы будем умнее: напишем Гене, что это такое и как надо употреблять.

        Заочное обучение

        В понедельник сразу же на первом уроке учитель устроил нам контрольную работу, потому что Миша Юран сидел, закрыв лицо руками, и думал, а учителю показалось, что он спит. Вот, говорит, напишите-ка контрольную, сразу проснетесь.
        Начали мы писать. А когда учитель оборачивался к нам спиной, мы оглядывались на Канториса, потому что он всегда гримасничает, потихоньку подскакивает и высовывает язык. В результате контрольную писать бывает веселее.
        Мы оглянулись раз, оглянулись два, но увидели, что Канторис почему то не подскакивает и не высовывает язык. Тогда мы сразу поняли, что его вообще нет в школе. И действительно, не было. И он не пришел не только в понедельник, но и во вторник.
        В среду наша учительница попросила меня занести Канторису домашние задания.
        У Канторисов мне открыл сам Канторис, но сразу же выбежал в коридор и шепнул мне:
        — Только тихо! Ничего не говори! Мама не знает, что я не хожу в школу. И вообще мне ваши задания не нужны, потому что я учусь теперь заочно.
        Я, конечно, поспешил уйти, потому что Канторис был очень нервозным.
        Мысль о заочном обучении запала ему в голову еще тогда, когда мы с Мишей рассказывали ребятам, что нам не пришлось поиграть у Юранов в настольный футбол, потому, что нельзя было кричать. А кричать нам нельзя было потому, что Мишин отец заочно учился. Тогда еще Канторис сказал:
        — Взрослым-то хорошо. Они для себя чего только не придумают! И учатся-то далеко от школы! Только мы, дети, должны мучиться, как рабы.
        Целую неделю после этого он еще мучился, но потом все-таки перестал ходить в школу, потому что школа, как видно, действовала ему на нервы.
        В пятницу я встретил Канториса в продовольственном магазине. Он подождал, когда мне взвесят муку,  — для себя он покупал только леденцы.
        На улице он сказал мне:
        — Прошло всего пять дней, как я перестал ходить в школу, а я уже чувствую себя намного образованнее. Но ты же знаешь, это стоит страшно много денег. На счастье, я еще человек экономный и сумел кое-что сберечь.
        Я спросил его:
        — Так что ж тебе стоит денег?
        Он сказал:
        — Как — что? Билеты в кино. Я каждый день хожу в «Звезду», там крутят фильмы с утра до вечера. Заплатишь за один билет, отсидишь все уроки.
        Я сказал ему, что мы теперь решаем трехчленные уравнения.
        Канторис засмеялся и сказал:
        — Трехчленки в кино не демонстрируют, но естествознания хоть отбавляй! Я уже знаю, как из табака делать сигареты. И основы боксирования тоже знаю. И еще — как ловить китов.
        Но тут меня позвала мама, потому что ей захотелось из муки испечь блинчики.
        Канторис не пришел в школу и на следующий день.
        Потом был вторник, а во вторник у нас физкультура. Учительница велела нам принести с собой коньки, и мы пошли на каток заниматься фигурным катанием.
        И только мы вступили на ледяное поле, как я увидел, что Канторис тоже заочно занимается физкультурой — он был на катке. Только занимался-то он скоростным бегом. Почему-то все бежали от него, а один человек бежал за ним. Но у того не было коньков, и он не мог Канториса схватить, хотя и был директором катка.
        Канторис вовремя заметил нас, еще издалека, и сумел спастись от директора, затерявшись среди нас. Но от директора-то он спасся, а вот от учительницы — нет. Он, может быть, спасся бы и от неё, потому что у него «норвеги», но в этой спешке он допустил тактическую ошибку, позабыв о том, что это была наша собственная учительница. Так он и попал в западню: с одной стороны — барьер, а с другой — учительница.
        Пришлось ему сдаться. Ничего другого не оставалось, раз уж был пойман за ухо.
        Со среды он уже больше не учится заочно. Учится нормально — и в результате ходит в школу.
        Но тройку по дисциплине он все-таки получил.
        Во время перемены он нам поведал:
        — Да я и без того уж хотел вернуться в школу, потому что у меня кончились деньги. Заочное обучение не для ребят. Не знаю, как устраиваются взрослые, но для ребят оно явно не годится.
        Мы смеялись над ним, потому что моя мама уже давно учится заочно. И отец у Миши тоже. И мы-то уж знаем, что взрослые учатся совсем не в кино, а в нормальной школе, только вечером, когда школьники уже спят.
        Потом Канторис еще сказал:
        — А пусть будет тройка, мне не страшно.
        Сказать-то он сказал, но это была неправда.
        Потому что, когда во время арифметики учитель повернулся к нам спиной, никто больше языка не высовывал и не подсказывал, а Канторис все-таки в школе был. Мы это видели собственными глазами.
        Вот и стало ясно, что тройка-то ему неприятна.
        А также, наверно, стало жаль денег, которые он зря выбросил на заочное обучение.

        Ёлка

        Поближе к Новому году мы договорились с Мишей Юраном вместе украшать елки: сначала у них, а потом у нас. Мы ведь дома самые старшие, и наша обязанность — доставлять маленьким детям радость.
        У Юранов мы заперлись с Мишей и комнате и принялись за работу. В углу стояла елка, а на столе — две коробки. В одной были конфеты, а в другой — шоколадный набор.
        — Тебе не кажется,  — спросил Миша,  — что наша елка для этих двух коробок велика?
        Мне показалось, что она действительно велика. Взяли мы тогда пилу и укоротили елку на три четверти метра.
        — Ну видишь,  — обрадовался Миша,  — так куда лучше! Теперь, пожалуй, можно попробовать набор: свежий шоколад или лежалый? Знаешь что? Давай возьмем по одной рыбке.
        Взяли мы себе по рыбке, а потом еще по четыре конфетки.
        — Знаешь что?  — сказал Миша.  — Теперь ты съешь часы, а я попробую сапог, чтобы не слишком перегружать елку.
        Потом я взял себе сапог, а Миша — часы. Мы ведь с ним во всем должны быть равны.
        — Ну, я думаю,  — сказал Миша,  — теперь будет как раз.
        К делу мы подошли по-научному: пересчитали шоколад и конфеты, а потом Миша сосчитал ветки — надо же знать, сколько на каждую вешать. У Миши пятерка по математике, и с помощью деления он высчитал, что на каждую ветку войдет по три штуки и девять у нас еще останется.
        Эти девять штук мы сразу же съели, чтоб случайно не ошибиться.
        Но потом Миша подумал, что по три штучки на ветку, пожалуй, маловато.
        И мне казалось, что будет маловато, уж очень длинны были ветки. Раньше мы этого не заметили. Тогда мы взяли пилу и отпилили еще полметра.
        Потом Миша взял себе рака, а я — звезду. И, когда мы все снова пересчитали — и шоколад, и конфеты, и ветки,  — сложили и разделили, нам показалось, что елка будет украшена слишком густо! Луна была только одна, и поэтому мы разделили ее пополам. Потом мы так же разделили солнышко и часть конфет.
        Но, наверно, мы где-нибудь допустили ошибку: когда мы стали вешать, то на каждую ветку оставалось почему-то только по две штучки.
        Мише это не понравилось, и он сказал:
        — Не знаю, как теперь быть. Что-то мне эта елка не правится. Конфет у нас много, но веток, оказывается, еще больше.
        И тогда нам пришлось еще некоторые веточки отпилить. Потом мы закрепили елочку на подставке, на верхушку посадили звезду, а под нее повесили три конфетки: больше не вмещалось. Остальные мы разделили поровну.
        — Такой елочки,  — сказал Миша,  — не будет ни у Гонзы, ни у Ежи, ни у кого из нашей школы! Ее можно поставить хоть куда, даже на шкаф. Мне она очень нравится.
        Мне она тоже нравилась, но уже пора было идти домой. Во-первых, мне было пора, а во-вторых, постучалась Мишина мама — и нам сразу же пришлось открыть. Ей, видимо, елочка совсем не понравилась, потому что она всё вздыхала. Но скорее всего, у нее просто болела голова от плиты.
        Потом она дала нам десять крон, и мы пошли покупать новую елку.
        Елки нам уже не досталось, и мы купили сосну.
        Потом мы снова украшали деревце, но уже не в комнате, а в кухне.
        — Здесь вы у меня будете на глазах, озорники,  — сказала Мишина мама.
        Мы заворачивали в бумажки сахар и вешали его на дерево. Получилась противная густая, некрасивая «елка».
        — Если бы не Новый год,  — сказала Мишина мама,  — я бы тебя измолотила, как рожь.
        Новый год — самый хороший праздник, и все ребята любят Новый год.

        Новый космический план

        — Ура! Ура! Ура!  — кричал я 3 января, когда узнал от отца, что произошло ночью, и выбежал во двор.
        Мама бросила мне вслед башмаки, потому что я выскочил босой, но я только перескочил через них, потому, что мне нельзя было возвращаться. Мне надо было скорее к Мише!
        — Миша! Миша! Миша!  — будил я друга.  — Уже все в порядке: ракета для нас готова. Уже ее испытывают. Быстренько одевайся! Наша ракета полетела на Луну!
        Миша вскочил в штаны и сказал:
        — Не кричи! Давай потише! Надо подойти к делу научно. Времени мало, необходимо прежде всего выяснить, что и как.
        Мы так и сделали, забрались на чердак, в свой мучной ларь и держали там совет до вечера, потому что мы хотели сами увидеть Луну и услышать, что и как хам разорвется.
        Но Миша сказал:
        — Ничего не разорвется, потому что Луна — это мир вечной тишины, и ничего здесь не услышишь, потому что там нет атмосферы. А раз нет атмосферы, не может быть, распространяющегося в атмосфере. Отец читал об этом в газетах.
        Да мы и сами читали. Кто не знает, что Луна — это Мир вечной тишины!
        — А если б там и не было мира вечной тишины,  — им Миша,  — все равно там очень много пыли, и ракета ляжет на нее, как на вату.
        Я очень обрадовался, что с ракетой ничего не случится, потому что в глубине души боялся: а что, если она из полета не вернется? Ведь до Луны очень далеко, и никто никогда еще так далеко не летал. Тогда на чем же лететь нам, если она не вернется?
        Но Миша сказал:
        — Из тебя никогда не будет ученого, потому что ты не умеешь думать по-научному.
        Потом мы вылезли из ларя и пошли домой спать. Был уже вечер.
        Утром пришел Миша, но уже обутый, и сказал:
        — Видишь, я не спал из-за тебя всю ночь. А наша ракета спокойно до Луны долетела.
        Я хотел было закричать от радости, но потом спохватился и сказал по-научному:
        — Но это уже совсем другое дело!
        Мы снова пошли на чердак, в нашу кабину,  — было о чем поговорить. Миша сказал:
        — Я спланировал другой маршрут: на Луне мы остановимся только на один-два дня и тотчас же отправимся дальше, на Марс. Я о Марсе все знаю, и эта книга у меня с собой. Я должен по ней и тебя научно подготовить, чтобы потом не натерпеться стыда.
        Потом мы с помощью проволоки примонтировали к кабине охотничью батарейку и сидели штудировали целый день.
        Вечером Миша переписал все пункты, чтобы послать их в «Геофизический год». Пункты были следующие:
        1. На Марсе имеется весна, лето, осень, зима, как и здесь. Мы хотели бы прилететь туда зимой, потому что мы любим кататься на лыжах. Просим снарядить наш корабль двумя лыжами и одними санками.
        2. После зимы наступает весна. Мы думаем пробыть там до весны, потому что весной природа пробуждается, птички поют и засеваются поля, а мы хотим там основать мичуринский участок. Просим снарядить нас одним заступом, одной мотыгой, одними граблями, пятьюдесятью пакетами земных семян (в том числе цветов) и одним мешком искусственных удобрений.
        3. На Марсе имеются большие песчаные Сахары, которые мы тоже будем исследовать, делать переходы туда и сюда. Просим снарядить нас одним верблюдом (двухместным).
        4. Имеются там каналы с водой. Наука этого точно не знает, но похоже, что имеются. Просим снарядить нас одной лодкой, двумя веслами, двумя плавками.
        5. На Марсе имеются живые существа, а раз там есть живые существа, значит, просим предусмотреть место для подарков в расчёте на один пионерский отряд. И эти подарки должен приготовить наш пионерский отряд: девочки — кукол в национальных костюмах, а мальчики — земных зверюшек из дерева.
        — А может быть, как раз на нас смотрят марсиане? А может быть, они смотрят на эту советскую ракету? А может быть, знают, откуда она вылетела и всё время восхищаются?
        Миша сказал:
        — Наверняка, восхищаются и удивляются. И, наверно, придут к тому, что раз уж с нашей Земли вылетела ракета, так значит, здесь должны быть и живые существа. Иначе кто бы её послал? И кто знает, может, через неделю-другую и они к нам пошлют своих людей, чтобы с нам познакомиться.
        Я очень обрадовался. Вот было бы здорово! Но потом я испугался, потому что вспомнил, что Марс — это бог войны, значит, и марсиане хотят войны.
        Но Миша сказал:
        — Ты все-таки дурак, Мирослав. Если к нам марсиане и прилетят, так это же будут не капиталисты. Подумай об этом научно. Если уж они здесь окажутся, так это будут такие же люди, как мы с тобой, и думают теперь они не о войне, а о семенах для мичуринских полей, верблюдах или подарках для пионерского отряда.
        И я начал думать по-научному и уже вообще больше ничего не боялся.

        Товарищи

        Мой самый лучший товарищ до самой смерти — Миша Юран. И люблю я его больше всех на свете. Мама говорит, что однажды, когда мы ходили еще в детский сад, Миша не захотел со мной играть, и тогда я проплакал до самого вечера и не успокоился даже ночью. Так и плакал во сне. А во втором классе, когда Миша заболел ветрянкой, я нарочно влез к нему в постель, чтобы тоже заболеть. Отец потом об этом узнал и хотел меня побить. Но уже не мог, потому что оспинки появились у меня везде, даже на носу. До сих пор одна ямка так и осталась. А потом, после великого допроса, меня оставили лежать у Юранов, и нам было очень хорошо.
        С тех пор мы уже все время, всегда-всегда были товарищами: и в болезни, и в школе, и на дворе. И я уже стал думать, что только Миша может быть товарищем, а другие нет.
        Но теперь я вижу, что и другие могут быть.
        Вот сегодня у нас было рисование, а рисование мы очень любим.
        Мы разводим краски и красим друг друга и себя.
        Один раз у Бучинского была новая прическа — «аргентинская трава», и мы выкрасили ему волосы в зеленый цвет, а Канторису — в черный, чтобы он стал похож на аргентинского буйвола. Раз есть трава, кто-нибудь должен ее и съесть.
        Сегодня перед рисованием Миша спросил:
        — Ты заметил, что коричневой краской мы вовсе не рисуем? У меня она еще вся цела, а вот, например, кармин почти весь израсходован. Давайте разведите-ка коричневую и сделайте из меня леопарда.
        Он снял с себя рубашку, и мы нарисовали коричневые пятна на его спине, на груди и на ребрах. Лицо себе он решил разрисовать сам.
        Потом Миша посмотрелся в оконное стекло и сказал:
        — Еще не похож. Помажьте, пожалуйста, по коричневой немного черной, а потом придайте желтизны.
        А Анчу Парикову, которая у нас лучше всех рисует, он попросил:
        — Положи-ка мне на лицо еще черной и подведи желтой усы. Пасть у меня должна быть грозной.
        Когда все приготовления были закончены, он страшно заревел и начал гоняться за девчонками. Те совсем забыли о том, что это Миша Юран, и испугались его, как настоящего леопарда, и поэтому истошно завизжали.
        У нашего класса тонкие стены, и, наверно, нас кто-нибудь подслушал, потому что в класс тотчас же вошла учительница.
        Сначала она ничего не сказала, но потом взяла со стола Мишину рубашку и спросила:
        — Кто это забыл здесь свое белье?
        Все засмеялись, и Миша выступил из своего укрытия — он прятался за Шпалу. Усы свои он смазал, но остальное не сумел, и тогда учительница взяла его за руку и отвела в учительскую.
        Когда они шли по коридору, все первоклашки забились в углы от страха.
        В учительской Мишу никто не узнал, а ведь Миша идет у нас по математике лучше всех.
        Потом ему пришлось умываться в учительском умывальнике. Он умылся, но спина так и осталась разрисованной, потому что он не мог до нее достать.
        Когда они вернулись в класс, вода у Миши капала с волос и учительница потребовала:
        — Признавайтесь добровольно, кто должен быть отмечен за такое художество.
        Мы знали, как будем отмечены, и поэтому лучше решили помолчать. Искоса взглянули мы на Червенку и на Элишку Кошецову, не будут ли они ябедничать? Но те рук не поднимали, сидели тихо.
        Потом Миша сказал:
        — Это я все нарисовал сам.
        Учительница не поверила:
        — Ну, ты, видно, великий артист, прямо фокусник: умеешь разрисовать собственную спину! Жаль вот только, что не умеешь так же ее и вымыть. Знаете что, товарищи? Подумайте получше, даю вам срок до грамматики. Если виновники добровольно не признаются, будет наказан весь класс. Садись, Юран.
        Потом мы рисовали очищенную кольраби, а кожуру отдельно. У Канториса кольраби не было, потому что он ее съел. Кожура была, а ядра не было. Поэтому он все срисовывал у меня.
        После рисования мы советовались всем классом, как же все-таки быть с этим леопардом. И все смотрели в сторону Червенки и Элишки Кошецовой, и те от этого очень нервничали, а Червенка даже сказал:
        — Что это вы на нас все время смотрите? Мы хоть и невиноватые, но не какие-нибудь ябеды.
        Потом Анча Парикова выработала план действий и во время грамматики обратилась к учительнице от имени всего класса:
        — Мы знаем, что некоторые из нас виноватые. Во время перемены мы обо всем подумали и увидели, что есть среди нас даже и невиноватые. Но именно эти невиноватые и не хотят признаваться и решили лучше страдать вместе с нами. Собственно, они ведь тоже виноваты, потому что они нас не остановили. А как вообще было дело? Некоторые из нас не получили билетов в цирк, когда он был здесь, и никогда в жизни еще не видели леопарда. Ну, мы и решили: пусть его увидят!
        — Ах, вот оно что! Вы решили попробовать разрисовать себе кожу, как индейцы, да?  — спросила учительница.
        — Да,  — сказала Анча.  — Мы хотели посмотреть, возможно ли рисовать на коже.
        Учительница засмеялась, хотя и про себя. Но мы-то все-таки хорошо видели, что она смеется.
        — Если бы у вас вообще было правилом так вот вместе держаться — и во время уроков, и во время работы,  — я бы ничего против этого не имела. А то с вами просто беда: только когда набедокурите, тогда вы едины. Все учителя меня жалеют, какой мне достался недисциплинированный класс. На будущий год ни за что с вами не останусь, пусть берет вас кто хочет.
        Мы тут же начали просить, чтобы она нас не оставляла.
        Но учительница сказала:
        — Нет, больше я вас не хочу даже и видеть.
        Но мы знали, что говорит она это уже просто так. Она пугает нас так с третьего класса и все еще не оставляет.
        Но на перемене мы ей пообещали, что больше сердить ее не будем.
        А после обеда мы пошли все на мичуринское поле и на самом деле держались там все вместе даже во время работы. Мы вообще не ссорились. Иногда мы, конечно, ссоримся, но сегодня ни разу и даже никто не подрался.
        Мы выпололи все грядки, чтобы учительница заметила и похвалила нас.
        Червенка радовался больше всех: на этот раз он выдержал наравне со всеми и даже забежал в гараж за автолаком, чтобы выкрасить палки, которые мы приставляем к помидорам, в красивый оранжевый цвет.
        И еще договорились, что поймаем зеленую лягушку, посадим ее в банку от огурцов и Шпала сделает маленькую лесенку. Лягушка будет лазать вверх и вниз и предсказывать нашей учительнице погоду, чтобы у нее никогда не было ревматизма.
        Потом пришла учительница и действительно похвалила нас.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к