Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Детская Литература / Хольц Баумерт Герхард: " Автостопом На Север " - читать онлайн

Сохранить .

        Автостопом на север Герхард Хольц-Баумерт

        Книга известного детского писателя и общественного деятеля ГДР Герхарда Хольц-Баумерта рассказывает о приключениях двух школьников, Гуннара и Терезы, совершающих путешествие автостопом на север республики.

        Герхард Хольц-Баумерт
        Автостопом на север
        

        

        Дорогие ребята!

        Известный писатель ГДР Герхард Хольц-Баумерт, большой друг советских ребят, хорошо знакомый им благодаря Альфонсу Циттербаке, герою книги «Злоключения озорника», на этот раз рассказывает о двух школьниках — Гуннаре и Терезе. На самом деле каждый из них как бы рассказывает сам о себе, о том, как он едет к морю, едет автостопом. Что это такое? Очень просто: выходишь на шоссе, поднимаешь руку, останавливается машина, ты садишься и едешь. Правда, бывает и не совсем так, но об этом вы узнаете от самих путешественников. К тому же в каждой машине обязательно кто-нибудь сидит. То это пожилой профессор, то чересчур опытный любитель всякого старья, то знаменитый киноактер, то советский солдат в своем могучем «Урале», а то и пастор или польская чета с дочкой… С самыми разными людьми знакомятся Гуннар и Тереза, при этом они попадают во всевозможные переделки, часто и ссорятся и узнают за один день так много важного и интересного, сколько порой не узнаешь и за целый год! Вдобавок они, конечно же, здорово подружились, а быть может, даже полюбили друг друга?
        Итак, что же произошло однажды летом на шоссе под Берлином в 8 часов 28 минут?..

        Глава I, или 8 часов 28 минут

        Сперва-то все шло как по маслу: электричка подошла точно, матросский мешок Петера упакован будь здоров, а до бензоколонки два шага. И, даже увидев, сколько там народу собралось, таких же голосующих, я, не теряя свойственного мне самообладания, сохранял полнейшее спокойствие, совсем как комиссар Мегрэ, прибывший на место происшествия, где ему предлагают определить семерых неизвестных, которых кто-то зарезал, застрелил и для верности еще и отравил.
        «Густав,  — сказал я себе,  — не может того быть, чтобы все они ехали в Росток, и даже если все они и хотят поскорей выкупаться в море, его на всех хватит, это я точно знаю, хотя по географии никогда больше тройки не получал».
        Прежде всего надо было выбрать место, где стать. Самое лучшее — это сразу за бензоколонкой; люди только что заправились, ну, и рады, что бак у них полный. Я, конечно, не всякую машину возьму. «Татра» там или «Чайка» еще куда ни шло, но все равно ниже «Москвича-408» я не пойду, вернее не поеду.
        Когда меня мать посылает в универсам, я подхожу к очереди и говорю: «Мам, я вторую корзинку принес»,  — и становлюсь за какой-нибудь теткой, будто это и правда моя мать. А тут всё какие-то молоденькие женщины да пожилые девушки и очень много парней. Раз так, я делаю вид, будто одна из девчонок моя сестра, и становлюсь рядом. Но она как зашипит: «Мотай отсюда!» Я ей сразу: «Успокойся, Гольди!» «Гольди» — это марка мяса для собак, в кооперативе продается в стеклянных банках.
        Но как я ни стараюсь, как ни хитрю, меня все дальше и дальше оттирают: то пальцем большим назад покажут, то просто «проваливай» скажут, то зверем посмотрят.
        А ведь все — эсэнэмовцы[1 - СНМ — Свободная немецкая молодежь, молодежная организация в ГДР.], и меня, своего, за полтора километра от бензоколонки отогнали! Голосуй тут хоть до ночи! Можешь и двумя руками загребать, будто ты загребной в олимпийской восьмерке. Можешь и под колеса броситься — ни одна машина не остановится. А кто и остановится, тот уж взял седока. И нас, остающихся, почему-то меньше не становится. Если б хоть моего возраста народ собрался, а то ведь — это мой соколиный глаз сразу засек — на три и даже на десять лет старше. Тех бы я враз как кур разогнал. «Финита ла комедиа»,  — сказал бы наш Крамс в таком случае.
        «Густав,  — посоветовал я сам себе,  — сядь-ка ты на треклятый мешок Петера и подумай над «оптимистическим вариантом»,  — как сказал бы Крамс».
        Не на поезде же мне ехать! Денег, правда, хватило бы. В обрез, конечно. Может, из Петера еще пару монет вытрясти? Нет, он жмотом стал — жениться, видите ли, надумал. Да и вообще, приплетешься таким вот домой — мать сразу: «Я тебе что говорила?» Отец многозначительно промолчит, а Петер в следующем же письме восемь раз подчеркнет слово «задавала». Перед классной контрольной, когда мы все стонем, Пружина-Крамс подбадривает нас словами: «Гвардия умирает, но не сдается». Дурацкая какая-то присказка из времен Тридцатилетней войны, но помогает. Вот и я не сдаюсь.
        Стою!
        Тяну руку!
        Загребаю двумя!
        Подмигиваю мизинцем!
        Даже завлекательно щерюсь, как египтянка, танцующая танец живота. А Шубби, мой дружок, что он скажет, если я сдамся, после того как здесь два битых часа отдежурил! Он же хихикать может, как филин. Я ему еще открытку в спортлагерь обещал прислать из Варнемюнде.
        Что это? Вроде, меня кто-то за плечо тронул? Прижимаю подбородок к груди, прикрываюсь левой, правой сейчас ударю прямой. Оказывается, какой-то долговязый тип, тощий-претощий, с жиденькой бороденкой — черные как сажа волосенки торчат.
        — Ты чего?  — говорю, а сам размышляю: не ударить ли его левой по солнечному сплетению — местечко чувствительное.
        — А тебе чего?  — отвечает он, покачивая головой.  — Здесь-то го…
        — Не выражаться!  — обрываю я и делаю такое лицо, как будто я тут только минуту-две, не больше, жду.
        — …го…раздо хуже, чем я думал,  — заканчивает он и предлагает жвачку.
        — Спасибо, не жую по идеологическим соображениям.
        Долговязый кивает сочувственно. На его месте я бы мне давно по уху съездил.
        — С таким багажом?!  — Он показывает на мешок Петера.  — Далеко собрался?
        — В Росток. Мешок не мой — брата. Обещал переправить. Книги. Не меньше центнера тянет.
        Мимо проносятся машины — большие, маленькие, новые, старые, и черные, и желтые… всякие. Показываю на них и говорю:
        — В социалистической стране живем… а ведь ни один не остановится…
        Долговязый бросил видавшую виды сумку на землю, поскребывает свою бороденку — может, думает, так скорее вырастет. И важно так говорит:
        — Ты, пожалуй, не совсем прав. Но, с другой стороны, может быть, и прав. Если при социализме будет больше автомобилей, то вероятность того, что кто-нибудь тебя захватит, тоже значительно возрастет. Получается, что в принципе ты прав. Но раз уж речь зашла о принципах, то мы с тобой найдем и общую платформу. Ты за мир или как?
        «Внимание, Густав!  — поступает сигнал из большого полушария головного мозга.  — Он посадит тебя в лужу. Валяет дурака. Разыгрывает. Смеется над тобой».
        Но Густав не успевает среагировать.
        — За мир. И вон тот. И вот этот, и тот, и тот…  — Длинный показывает на вереницу голосующих перед нами.  — Всех можешь спросить, и господ империалистов в том числе. Вообще-то все за мир. Но что именно каждый подразумевает под этим? Как только дело доходит до частностей, картина резко меняется. «В каждом частном случае сам черт сидит»,  — сказал товарищ X.
        — Вы что, учителем работаете?  — срывается у меня с языка.
        Долговязый смеется в ответ:
        — Нет, я студент. Третий семестр. Изучаю филерфобию[2 - Слово, придуманное Б. Брехтом и употреблявшееся им в насмешку.], если это тебе о чем-нибудь говорит.
        Я солидно киваю. Так, на всякий случай, конечно. А он, ухмыльнувшись, опять качает головой.
        — Социализм тут ни при чем. В этом частном случае — в том, что нам с тобой тут ждать приходится.
        «Нам с тобой» ведь сказал. Считаю, что это его характеризует с положительной стороны.
        — Но отчасти ты прав. Взгляни, сколько машин едет с одним или двумя седоками, почти пустых. В этом ты, стало быть, усматриваешь мещанство. Возможно, они опасаются, как бы не пострадало их драгоценное имущество, боятся наших скромных задниц.
        На мне и на нем здорово потертые джинсы.
        Снова он трогает меня за плечо. На этот раз я не готовлюсь нанести ему молниеносный ответный удар.
        — К сожалению… да, к сожалению,  — говорит он,  — мне не в Росток. А жаль! Мой путь лежит в Темплин, а это совсем в другом направлении. И еду я немедленно.
        Тоже мне: «Еду немедленно»! Задается!..
        — Не веришь?  — спрашивает Длинный, будто угадав мои мысли.
        Может, эта… как ее… «филерфобия» — какая-нибудь магия по угадыванию чужих мыслей?
        А он продолжает, будто и эту мою мысль он прочел:
        — Понимаешь, я этот способ передвижения разобрал с научной точки зрения. Вариант первый: хорошенькая сестра у тебя есть?
        — У меня лично нет,  — отвечаю я.  — У Пепи из нашего класса есть. В десятом учится. Воображает, будто она красивей всех. Уже со всеми мальчишками из класса целовалась.
        Длинный на это никак не реагирует.
        — Вариант второй: подруга у тебя есть?
        — Бр-р!  — И я трясусь, будто мне сунули жабу за шиворот.
        Поскребывая свои жиденькие волосики на подбородке, Длинный, хихикнув, говорит:
        — В данном случае, даже если, по выражению Эммануила Германа Канта, исходить из принципа, мы расходимся, хотя оба и стоим за мир. Я, во всяком случае, не говорю сразу «нет», когда речь заходит о подруге. Впрочем, в настоящий момент и у меня ее нет. Итак, оба эти варианта для нас отпадают.
        — Какие еще «варианты»?
        — Эх ты!  — хлопает он меня по плечу. Не трогает, а хлопает.  — С девушкой куда как приятно путешествовать! Ты возьми и поставь ее на обочину. Только ручкой махнет — и тут же тормозит «мустанг». А она, прежде чем воспользоваться его предложением, небрежно так роняет: «Я с братом… кавалером…» или с кем хочешь.
        Я ни чуточки не верю в эту болтовню. Кому охота с девчонкой по стране ездить, да и кто из-за какой-то девчонки остановится?
        — Ну, а если так, то оба мы на мели.  — Длинный грустно кивает.  — Однако я продолжаю развивать свою мысль: что способно развеселить и обрадовать водителя автомашины, когда он трясется по булыжнику или мчится по однообразной автостраде?
        Как я ни напрягаю свои извилины, мне ничего не приходит в голову.
        — Музыка,  — отвечает за меня Длинный.  — Но, понимаешь, у многих в машинах есть радио. Как ты, например, поешь?
        — «Двойка!» — говорю я дребезжащим тенорком.
        Он старается напеть какую-то песню; голос у него скрипит, будто рашпилем пилят железо.
        — Караул!  — кричу я.
        — Вот видишь, и у меня ничего не получается,  — говорит он раздосадованно. И вдруг его лицо начинает сиять, словно его намазали сметаной.  — «Эврика!» — как когда-то воскликнул Архимед, тоже филерфоб» между прочим. Анекдот! Понимаешь, хороший анекдот взбодрит любого водителя…
        Он наклоняется, и открывает свою сумку. Вытаскивает большой лист бумаги, разворачивает и сует мне под нос.
        «Сто анекдотов до Темплина»,  — четко написано на нем.

        — Сам знаешь, если по радио передают анекдоты, то водитель и «Неоконченную» симфонию выключит. Чья она, кстати?
        — Раз симфония, значит, Бетховен.
        — Не угадал. Шуберт. Водитель готов выключить даже Шуберта, если по другой станции передают анекдоты.
        — Шубертом моего дружка зовут. Даниил Шуберт. Мы с ним на кружок бокса ходили. Там его «Шубби» и прозвали.
        Но Длинного уже ничем не остановишь.
        — Сто анекдотов — и автомобиль подан.
        — И вы столько знаете?
        — Считать пока никто не считал. Итак, вариант третий: запомни десять анекдотов — и комфорт обеспечен. Такова психология человека, сидящего за рулем. Наукой доказано.
        Длинный крупными шагами направляется к шоссе. Редкие волосы его бороденки подпрыгивают. Он разворачивает плакат над головой.
        — Внимание!  — кричит он.  — Засеки время!
        «Густав,  — говорю я себе,  — ты уже больше двух часов торчишь тут, и, если ты не ошибаешься, этому долговязому типу придется стоять с тобой еще в два раза больше».
        В эту минуту бежевый «Жигуленок» останавливается около него, дверь открывается, и изнутри басом спрашивают:
        — Соленые есть?
        — Еще бы!  — отвечает мой тощий компаньон, а мне тихо шепчет: — Жаль, шеф, что тебе в другую сторону. Доброго пути! Привет!
        Тучка пыли, выхлоп — и мой Густав снова один, поскребывает затылок и тут же принимает решение: отныне работать также на научно-анекдотической основе. Прежде всего надо подсчитать, сколько анекдотов я помню. Больше всех анекдотов знает Фридрих Карл, но он укатил с родителями в Крым.
        Густав, Густав, пораскинь мозгами!
        Вариант номер три! Если бы я помнил хотя бы десятка два анекдотов, их можно было бы рассказывать без конца, всё снова и снова.
        Например, такой: «Какая разница между почтальоном и оконным стеклом? Почтальон сначала бегает, потом потеет, а окно сначала потеет, потом уж бежит».
        Хи-хи! Я давлюсь от смеха и плюхаюсь на мешок Петера. Да, если я начну рассказывать, мне до самого Ростока хватит…

        Глава II, или 9 часов 18 минут

        Останавливается мотоцикл. Допотопный. Должно быть, еще изобретение Джемса Уатта. Коляска величиной с «Запорожец». К мотоциклу прикреплен небольшой человечек. Огромными перчатками с крагами вцепился в руль.
        Мотоцикл стреляет и трещит, как молотилка тех времен, когда у нас еще производственных кооперативов в деревне не было. Человечек выбирается из краг, сдвигает очки на лоб:
        — Здравствуйте!
        — Здрасте, дедушка,  — мрачно отвечаю я.  — Вам чего: подсказать, куда ехать, или подтолкнуть?
        — Садись.
        «Густав,  — думаю я,  — мерещится тебе или ты во сне?.. Тебя хотят подвезти, подвезти на север, к самому побережью, и без всяких там вариантов — первый, второй, третий…»
        И на этой вот колымаге? Не на «татре» и даже не на «Ф-8»[3 - Старая модель автомобиля.]?
        — А мы не перегрузим вашу тележку?  — говорю я и показываю на матросский мешок Петера.
        — Не такое возили!  — говорит дедушка, поглаживая руль.
        И вот я уже поднимаю проклятый мешок Петера, но при этом все же спрашиваю:
        — Правда у вас ничего тут не проломится?
        Вдруг коляска оживает. Из-под клеенки показывается маленькое серенькое чудовище и начинает брехать. Я подпрыгиваю, будто взбесившийся кузнечик. А маленькая шавка, упершись лапами в борт, рычит.
        — Фу, каракатица!  — кричу я.
        Но треклятая скотина — ноль внимания, знай себе рычит,  — теперь уже тоном ниже.
        — Дурная примета,  — отмечает дед.  — Раз Беппо лает и рычит, значит, плохой человек. Вероятней всего, характер по запаху определяет.
        Тем временем я уже совсем успокоился и только презрительно фыркаю.
        — И знаете, сколько у нас было уже подтверждений тому! В нашем доме по соседству жил молодой человек, всегда такой вежливый, воспитанный, здоровается. «Добрый день» говорит, желает доброго пути. Но когда он проходил мимо, я что угодно мог делать — все равно Беппо рычал. Я уж псу сколько раз выговаривал: «Беппо, и ты можешь ошибаться», но он все же оказался прав.
        — И как вы об этом узнали?  — спрашиваю я, не сдержавшись.
        — Молодой человек срезался на экзаменах.
        — А я перешел. Средний балл 3,6.
        Беппо все еще рычит, правда уже тише.
        — Вот видите,  — говорит дед.  — Возможно, он просто от неожиданности испугался. Обычно-то он всю дорогу спит.
        Дедушка довольно ловко соскакивает со своей старомодной дрезины, даже чуть присел, когда приземлился.
        Став рядом со мной, он не достигает даже моего подбородка, и я еле удерживаюсь, чтобы не крикнуть: «Ну, как дела, малыш?»
        Вместе мы упрятываем матросский мешок в коляску. Мне приказано разместиться на заднем сиденье. Отлично, а то ведь с этой карликовой пантерой в одной коляске далеко не уедешь.
        Из кармана своего аккуратно выглаженного комбинезона — должно быть, тоже сохранился у него со времен Шиллера — дедушка достал автомобильные очки, очень похожие на его собственные, сдвинутые на лоб и поблескивающие, будто два огромных выпученных глаза. Только у этих резинка другая: у дедушки широкая, рифленая, а у вторых — от банки для консервирования, красная и гладкая. Эти очки он теперь и надел на свою псину. А собачка ничего, сидит, все терпит, даже голову наклонила, чтобы дедушке удобней было.
        Кто его знает, может, у собак и правда котелок варит? Соображают они, что ли? Но наш Крамс, когда мы ему такое преподносим, говорит — это метафизический балласт. Мне чего-то даже не по себе делается: попрыгунистый дед, старинный граммофон на трех колесах и пес в автомобильных очках, так похожий на своего хозяина,  — чудно! А тут еще серое облачко закрыло солнце… Бр-р-р!
        «Хватит, Густав!  — говорю я.  — Это тебе не гном из «Белоснежки», это просто дед чокнутый и глупая собачка при нем…»

        Скрылась за поворотом бензоколонка, исчезла и очередь неподалеку от нее. Чтоб вам торчать здесь до позеленения! Чтоб никто вас не посадил к себе в машину!
        Надо мной голубое небо — серое облачко растаяло. Под колесами поет асфальт.
        А Беппо уперся передними лапами в бортик и поглядывает через огромные очки на белый свет.

        Может, правда мне лучше петь что-нибудь или анекдоты рассказывать?
        — Рассказать вам анекдот?  — спрашиваю.
        — Почему бы и нет?  — кричит дедушка.  — Только тебе орать придется, охрипнешь. Так что, лучше наслаждайся солнечным днем. Благодать. Воздух — бархатный!
        Благодать там или не благодать, бархатный воздух или еще какой, а мне вот в Росток надо.
        — Может, газку прибавите?.. Не разобрали? Ваша тележка не может пошустрей, а?
        — Почему? Вполне может.
        Чуть приподнявшись, я смотрю через его плечо: на спидометре 25. Но стоило мне привстать, как сатаненок в коляске снова за свое — рычит, проклятый!
        Дед щелкает языком в его сторону.
        Да-а-а, на этой душегубке далеко не уедешь. Буду зарабатывать деньги — куплю себе «Запорожец». Для начала неплохо! Потом «вартбург» — это лучшая машина среднего класса на нашем меридиане.
        Только объехав осторожно цепочку велосипедистов, дедушка обращается ко мне своим скрипучим голосом:
        — Ты что, тоже помешался на скорости? На машинах?
        — Скорость — явление объективное. Некая категория, как говорит наш классный руководитель.
        Слово это я совсем забыл, с трудом сейчас вспомнил, да и все, что я только что сказал, было сказано нашим Пружиной-Крамсом. Но это знать дедушке не обязательно.
        В ответ дед даже присвистнул.
        — Скажи пожалуйста!  — говорит он мне.  — Неплохо ты отпарировал!
        — Спасибо нашему Пружине-Крамсу,  — бормочу я себе под нос.  — Иногда и учитель тебя из беды выручить может.
        — Быстрей не могу. Беппо не позволяет,  — говорит дед.
        Какое отношение имеет Беппо к этой тарахтелке на колесах?
        — Вот посмотри!  — говорит дед и чуть не ложится на руль.
        Мы едем немного быстрей. Можно ведь!
        Но это только метров сто. Беппо приподнялся, заложил уши назад. Теперь уж он точная копия своего хозяина.
        — Смотри, идем ровно тридцать!  — кричит дед и прибавляет газу.
        Машина дрожит. Беппо начинает потихоньку рычать, но уже громче.
        — Смотри, идем сорок!  — с торжеством кричит дед.
        В глушителе подо мной что-то хлюпает.
        Беппо лает громко и резко.
        — Смотри, ровно пятьдесят!
        Рыдван делает скачок — это дедушка включил четвертую скорость.
        Густав, держись крепче!
        Беппо высовывает голову побольше, будто хочет понюхать, чем пахнут облака, покряхтел, как хозяин, и… завыл.
        Никогда я не слышал, чтоб так собаки выли. Циркулярная пила по сравнению с этим — клёвая музыка.
        И воет, и воет, открыл зубастую пасть, поднял голову к небу и воет.
        — Кончай!  — кричу я.  — Дедушка, кончай!
        — Я?  — смеясь, переспрашивает дед высоким голосом.
        Неужто он тоже сейчас завоет?
        Приходится признать — с этой воющей тварью ехать невозможно. Надо сбрасывать скорость. В обратном порядке все происходит как по писаному. Прекращается вытье, затем Беппо уже только резко лает, потом переходит на рык, и, покуда дедушка едет 30, сидит, сердито прижав уши.
        Что ж, значит, едем 25.

        Трюх-трюх!  — тарахтим мы, еле-еле продвигаясь вперед. Беппо свернулся калачиком. Дрыхнет, скотина! На обочине стоит красная «шкода». От водителя видим только дрыгающие ноги — сам он нырнул под капот.
        — Видел? А еще говоришь — «скорость». Мы-то с тобой воздухом дышим, а он…
        — Бархатным.
        — Шелковым,  — говорит дед.
        — Кем вы работаете?  — спрашиваю.  — Может, собачек дрессируете, в цирке выступаете?
        Загадочный дед отрывисто смеется в ответ, точь-в-точь как до этого тявкал Беппо.
        — Emeritus[4 - Emeritus — здесь: пенсионер (лат.).].
        Мне, конечно, сказать нечего.
        Дед опять смеется.
        Густав, пошевели извилинами! Что же это такое — э… ре… Пружина-Крамс нам вечно какие-то иностранные слова преподносит. Немецкая грамматика вся кишит ими. Что, к примеру, означает «партицип презенс»? Или этот «индикатив»… «актив»… «конъюнктив»? Ну, что такое «актив», я знаю. Наша группа СНМ неактивна, утверждает Крамс. А Шубби — активный боксер, значит, он уже три боя провел.
        Погоди, Густав, что он сказал? Эремит?[5 - Eremites — отшельник (греч.).] Это же святой какой-то. Живет в бочке. Ясное дело, отшельник.
        «Густав,  — говорю я себе,  — ты прав: дедуля чокнутый. Уж кто завел себе такого Беппо и разъезжает в таком рыдване, тот уж наверняка эремит и чокнутый».
        — Вы верите в ангелов? В этих — с крылышками и в ночной рубашке?  — Чуть я не сверзился со своего высокого сиденья: отпустил ручку и стал руками, как крылышками, махать, чтобы деду все поясней представить.
        — Ты почему об этом спрашиваешь?  — говорит он и опять хихикает, будто на самом-то деле прекрасно знает, почему.  — Я сам рад был бы узнать,  — продолжает он,  — как установили наивысшую скорость, ее идеал, так сказать. В старинных историях и легендах я никогда не читал о состязаниях ангелов на скорость, кто летает быстрее всех. И вообще мне неизвестны документы, в которых говорилось бы о скорости полета ангелов.
        Что мне на это ему сказать? Вот что:
        — А вы про ведьм подумайте. Уж эти гоняют на своем помеле по вашему бархатному воздуху как угорелые.
        — Хороший ответ,  — замечает дед и еще сбрасывает скорость.
        Теперь даже начинающая ведьма только просвистела б мимо.
        К сожалению, я так и не припомнил ни одного из мудрых изречений, которыми Крамс засыпал нас. Дед медленно подруливает к обочине. Там такой же парень, как я, стоит и устало машет рукой. Дед тормозит и останавливает свое суденышко метрах в трех от голосующего, рывком освобождает руки от огромных перчаток и снова сдвигает очки на лоб.
        Я молчу. Мне кажется, что дед недоволен нашим разговором и теперь хочет обменять меня на этого новенького. Меня, значит, побоку, а его — на мое место. На худой конец я этому конкуренту врежу левую снизу, и мы с дедушкой и Беппо рванем дальше. Святые они там или нет, это уж их дело.
        Надо же! Не успел я оглянуться, как этот чужак уже оказался в коляске и почесал Беппо шейку!
        — Редкий случай в моей практике. Беппо не так-то легко сходится!  — громко кричит дед.  — Ну что ж, он у нас высший судья. Садись, сдвинь все назад и втискивайся. Беппо можешь на колени посадить. Почеши ему шейку. Как ты догадался, что там ему особенно приятно?
        — А я люблю собак,  — пищит в ответ моя конкуренция.  — У нас тоже есть собачка, черный пудель. Принцем зовут.
        Тоже мне выискался типчик! «Я люблю собак»! Разве такое говорят вслух? Тебя же сразу на смех поднимут.
        Мы снова трогаемся и «мчимся» вперед… со скоростью 25 километров в час. А новенький трещит без умолку. О каких-то там иволгах, о заходе солнца треплется. Вот уж два сапога пара! Этот дед архимандрит и цыпленок, должно быть убежавший из инкубатора. А я сижу теперь и многозначительно молчу, как мой отец. Дышите, мол, пожалуйста, своим бархатным воздухом.
        Правда, цыпленок чудной какой-то. На меня даже ни разу не взглянул. «Здорово» не сказал. Да и теперь в мою сторону не смотрит. Задается, будто он министр сельского хозяйства собственной персоной.

        Глава III, или 9 часов 42 минуты

        С полчаса мы вчетвером так трясемся потихоньку: этот дедушка, его живой спидометр Беппо, Новенький и я. Мать может быть довольна: я не лез вперед, в чем она вечно меня упрекает, когда я, к примеру, говорю: «Я и этот Фридрих Карл». Нет, я скромно прицепился на заднем сиденье.
        Так как скорость у нас константная — Крамс обрадуется: иностранное слово я употребил с, так сказать, математической точностью,  — мы за полчаса проехали двенадцать с половиной километров. Не ахти что, по мелкие домашние животные, куры, например, тоже ведь удобрение дают. Кто это сказал, убей меня, не помню — и мать так не говорит, и Крамс тоже…
        У Новенького по поводу нашей скорости никаких замечаний нет, вот Беппо и лежит тихо: не тявкает, не воет. Пусть болтают дед и этот цыпленок, я и не слушаю совсем. Только когда какой-нибудь «вартбург» просвистит мимо со скоростью сто десять — я это всем телом ощущаю, сердце ёкает.
        — Мой новый друг позади меня,  — слышу я, как говорит дед,  — очень спешит, но, как видишь, эти красивенькие «шкоды» в конце концов оказываются на обочине с расплавленными подшипниками…  — Дед выдергивает руку из перчатки и, хлопая по баку, заканчивает: — А эта скоро пятьдесят лет работает. Попробуй пройдись в расстегнутом пальто мимо такой «шкоды» — сразу дырка…
        — В пальто? Почему?
        — Да нет, в «шкоде».
        Острит дед. Но тот Длинный, с бороденкой, наверняка похлеще умеет. Отпускал бы он такое старье, его бы сразу высадили.
        — Ха-ха-ха!  — отзываюсь я.
        Новенький, как девчонка, пожимает плечами. Пусть поостережется, а то получит от меня по уху. Дед опять подруливает к обочине. Может, еще кого-нибудь посадить хочет? Сенбернара какого-нибудь, а?
        — К сожалению, мой дальнейший путь лежит направо. Мне необходимо навестить пожилую кузину. Разумеется, если вы пожелаете, вы можете поехать со мной: у нее великолепный мед. Но я полагаю, что вы хотите ехать дальше.  — Затем он обращается непосредственно ко мне: — Знаешь что, дорогой друг быстрых передвижений и абсолютной скорости (я выдергиваю мешок Петера из коляски и только киваю ему бессмысленно: и слушать не хочется, что он там говорит), мне хотелось бы предположить, что ты, невзирая на все невзгоды, останешься джентльменом…
        — Да, да, это самое…  — отвечаю я, кивая и покрякивая под тяжестью мешка.
        В таком случае, прошу тебя: возьми это юное существо под свое покровительство и доставь барышню благополучно в Альткирх.
        …Да-а-а! Пожалуй, надо присесть. Сажусь на мешок Петера и говорю себе: «Густав, тревога! Не соглашайся! Ты же не… нет, нет. Поздно. Осел!»
        — Ясное дело, дедушка,  — слышу я свой собственный голос.  — Мне это ничего не стоит. Мигом доставлю… Как место называется-то? Через час там будем… Можете быть уверены, я же настоящий испанец.  — Это выражение опять от Крамса, он всегда так говорит, чтобы мы девчонок наших не дразнили.  — Цыпленка этого я куда хотите переправлю…
        Густав, Густав, ты принял необдуманное решение, поспешил, можно сказать. Как часто это с тобой случается! Может, это наследственность? Когда отец изредка скажет мне что-нибудь, то уж обязательно: «Спешишь, не подумав!» А мать добавляет: «Но это у него не от тебя, Альфред».
        Что за черт! Я же сам себя гроблю!
        Дед уже трясет мне руку, благодарит, Цыпленок тоже рассыпается в благодарностях, книксен даже делает сперва перед дедулей, а потом и мне. Беппо он щедро скребет под подбородком. Я тоже пробую — не дураком же мне тут стоять,  — но маленький серый дьяволенок опять рычит, будто я показываю тридцать пять километров в час.
        Вот дед уже махает нам — лучше б крепче руль держал! Пых-пых… и нет его: завернул за угол.
        Медленно, очень медленно я прихожу в себя и глубоко-глубоко дышу, как перед восемнадцатым раундом.
        — Я — Тереза,  — пищит Цыпленок, подает мне руку и… снова делает книксен.
        — Гуннар.  — Еле-еле удержался, чтобы не склонить голову, а то бы по всем правилам получилось.  — Проклятые комары!  — говорю на всякий случай, скребу шею и мотаю головой.  — Так, значит… гм… Тереза, говоришь. Но я тебя Цыпкой буду звать.
        — Почему это?  — спрашивает она. А я только теперь, глядя на нее, вижу, что это девчонка.
        Большие глаза, кожа — будто сахарная. Что она пищит — это ничего не значит. Пепи у нас в классе самый высокий, а пищит куда выше. И волосы у Цыпленка тоже короче моих. Во всем остальном — брюки, свитер — разве тут угадаешь, что перед тобой какая-то Тереза или уж лучше Цыпка?
        — Потому. Понимай как хочешь. Здорово, Цып. Гляди, чтоб тебя где-нибудь не придавили.
        Обсмеешься ведь! Вся эта история подошла бы Длинному, чтобы он потом ее целый час рассказывал вместо анекдота. А Цыпка стоит и серьезно смотрит на меня.
        — Укатил наш дед архимандрит. Чудной какой-то. Да и мотоцикл его и пес…
        — Почему? По-моему, он хороший. Мы с ним так славно поговорили. Да и подвез нас. А Беппо просто прелесть!
        Нет деда. Что мне с этой мелюзгой делать? И с какой это стати я должен разыгрывать из себя испанца? Джентльмена? Мне хватает хлопот с самим собой да и с мешком Петера. А тут еще этот «багажик» на мою голову! Может, поговорить с ней? Может, сама отчалит?
        — Ну, так вот, Тереза…  — Я уж ее по имени называю, так сказать, обращаюсь официально. Вдобавок я смотрю на нее своим неповторимым стальным взглядом и вытягиваю подбородок, как Мегрэ, далеко вперед.  — Тереза, расскажи-ка, как ты сюда попала, здесь не безопасно. Шоссе — не дорожка в саду. Сколько тебе лет?.. А родители кто? Анекдота небось ни одного не знаешь?
        Она отвечает сначала на последний вопрос:
        — Анекдотов не знаю. Мне тринадцать лет, в восьмом учусь.
        «Стоп!  — говорит комиссар Мегрэ.  — Меня не проведешь!»
        — Ты же только что перешла в восьмой. Еще и дня в нем не училась. А табель у тебя какой? Средний балл…
        Я испытующе смотрю на нее, прикидываю в уме: средний балл — четыре и две десятых…
        — Четыре и четыре десятых,  — отвечает она, поджав губы.
        — Так что давай-ка пока останемся при седьмом. Ясно, щуренок?
        Она послушно кивает, говорит, сколько лет родителям и где они работают. Драгоценный папочка, оказывается, директор школы. «Поаккуратней, многоуважаемый Густав,  — зажигается красная лампочка в большом полушарии.  — С учителями надо осторожней: они все друг друга знают».
        А мамочка у ней — зубной врач.
        Час от часу не легче! Язык уже нащупывает гнилой зуб. Еще в яслях надо было бы запломбировать. Но старик Мегрэ бесстрашен во всех случаях жизни, и перед диктантом по русскому, и у зубного врача… Нет, страхом я этого не назову, скорей брезгливостью. А наш Крамс, когда перед ним запоротое сочинение, говорит: «Такое вызывает у меня аллергию». Она самая и у меня сейчас.

        Цыпка живет в Бурове, под Берлином. Вот уж дыра небось! Хотя Тереза и клянется, что это настоящий город и у них даже молочный бар есть.
        — Сладкоежка, да?
        Кивает, потом роется в своей спортивной сумке и вытаскивает пачку печенья.
        — А чего-нибудь покрепче там не найдется? Пузырька виски, например?
        Где уж там!
        Теперь бедняге Густаву приходится еще выслушивать грустную историю о том, как эта Тереза оказалась на шоссе. Не по доброй воле, конечно, как я, а потому что… проспала. Так я и думал.
        Папочка и мамочка только вчера уехали в отпуск, и бедный ребенок остался один-одинешенек в квартире. К тому же не проснулся вовремя. Не помог даже пудель Принц — его заранее увезли к тетке.
        — В Крым, что ли?
        — Нет, они в Варну поехали.
        Проспав, бедный Цыпленок помчался на автобус и на вокзал. Но поезд уж — тю-тю! До вечера другого не будет. А к вечеру ей во что бы то ни стало надо попасть в Альткирх. Ах, ну как же она не послушалась мамочки! Та ведь сказала, что попросит соседку разбудить дитя. Нет, нет, Тереза решила, что она уже большая и самостоятельная девочка. А теперь вот весь класс ее ждет, и стенгазету без нее не вывесят — она же ответственный редактор.
        — Дурацкая история,  — отмечаю я.  — Случись со мной что-нибудь такое, я бы пошиковал дома. Только подумать: две недели один в своем бунгало! Потрясно!
        — А как же стенгазета?  — спрашивает Цыпка и вскидывает реснички, словно хочет ими достать кудряшки на лбу.
        Допрос окончен. Что ж дальше, Густав? Смыться, что ли? Или волочить это инкубаторное создание на край света, как было обещано деду? Нет, насчет смыться ничего не получится. Цыпка просто-напросто увяжется за тобой, и все. С мешком Петера, треклятым, марафонский бег не затеешь.
        Отослать ее куда-нибудь?
        — Знаешь, лучше всего давай домой. Дождешься поезда… Ты же…  — Не хочу ее обзывать. Что-то от испанца, значит, у меня все-таки есть.
        Она молчит. Смотрит куда-то в сторону. Ковыряет в спортсумке.
        — Я же обещаю… паинькой быть.
        — Этого еще не хватало! Давай отсюда! Густав говорит тебе: жизнь сурова и несправедлива. Деньги есть?
        Я готов даже отдать ей две марки из своих десяти, только б она убралась. А она протягивает мне раскрытый кошелечек:
        — Там пятьдесят марок. Хочешь, возьми.
        Вот это да! Я даже присвистнул. Пятьдесят марок! Тут пахнет жареным.
        — Тебя какая блоха укусила? Подкупить меня вздумала?
        Не на того…
        И тут случается такое… Нет, нет, не землетрясение, и не тайфун на нас налетел, и из автомата никто нас огнем не поливал, и в солнечное сплетение никто меня не стукнул. Нет. Цыпка плачет! Не рыдает, не кричит, просто стоит, склонив голову, а слезы так и шлепают в песок. Время от времени сморщит нос, ладонью по губам проведет. Должно быть, рука в пыли — лицо уже вымазано и набухло, будто его искусала тысяча комаров.
        Густав, ты шляпа в квадрате! Признайся: дело с мешком Петера было твоей первой глупостью. Мог ведь Петер сам его захватить. Тяжелый, черт, полтрабанта весит! Нет, видите ли, господину рулевому надо сперва съездить в Цербст — там невеста живет. А я, как всегда, не додумал и сказал: «Идет, капитан. Через полтора часа буду в Ростоке. Подумаешь… Мизинцем мешочек подыму, еще корзину угля в придачу». Петер обрадовался: «Если ты для меня это сделаешь, Гуннар… мне же книги эти нужны до зарезу, а мне их сперва в Цербст тащить, потом опять обратно в Росток… Если ты для меня это сделаешь, я тебе достану комнату в Варнемюнде, а то и братом тебе не буду». Тут-то я и попался. Насчет Вариемюнде — это я и без мешка получил бы. В конце концов, мать обещала марку-другую на дорогу, и отец бы молча пятерку выдал. Только и остается, что сказать себе: «Задавала! Стоишь тут у околицы и таешь около ревущей Терезы, будто кусок масла в Сахаре».
        — Перестань!..  — рычу я и делаю вид, что должен получше увязать мешок Петера, чтоб его черти съели!
        Но Цыпка не переставая льет слезы, тихо, но льет.
        — Брось ты! Захвачу тебя. Слушай лучше: не пройдет и часа, как будем на месте. Только ты от Густава ни на шаг, поняла?.. Хоть бы парочку анекдотов знала или видик у тебя был бы хиповый.
        Цыпка мгновенно перестает реветь, вытирает лицо платком, только размазав пыль, и ясным таким голоском говорит:
        — А почему ты называешь себя Густавом, когда тебя Гуннаром зовут? Гуннар — здорово! И почему это ты говоришь, что у меня вид не хиповый? Мама считает — у меня хорошенькие ножки.  — И показывает на свои ноги.  — Пожалуйста, три классные дырки: одна у щиколоток, одна под, другая на коленке.
        Голосок у нее вроде бы даже ядовитый стал.
        — Всякому овощу свое время,  — ворчу я себе под нос, я какая-то злоба закипает во мне. Нет, этого в классе никому не расскажешь: и Пепи, и Фридрих Карл или Шубби сдохнут со смеху.
        Вдруг этот Длинный со своими тремя вариантами встает передо мной, так сказать, перед моим внутренним взором: «Вариант второй: подруга есть?»
        Цыпка мне, конечно, не подруга, но девчонка, этого никто отрицать не станет.
        — Слушай внимательно, крошка. Ты сейчас помахай ручкой, и бац… около тебя останавливается «Жигуль». Но прежде чем ты сядешь в машину, тебе надо будет сказать: «Извините, со мной еще мой… скажем, коллега». Повторяй за мной!
        — Но прежде чем ты…
        — Брось! Только самый конец.
        — Со мной еще мой… скажем, коллега.
        — Чтоб тебя!.. Надо говорить только: «Со мной еще мой коллега».
        В конце концов до нее дошло, и мне остается только развалиться на травке в тени мешка Петера. А она стоит и махает.
        Махает и махает.
        Никто не тормозит.

        Сперва-то я никак не мог усечь — почему, но потом вдруг меня будто стукнуло: на такой скорости, на какой они мимо пролетают, разве можно разглядеть, что это девчонка — в брюках и коротко подстриженная? Я же сам, когда сидел на дедулином огненном коняшке, не разобрал.
        Отдуваясь и кряхтя, я приподнимаюсь, чувствуя, что во мне снова что-то закипает, и хриплым голосом говорю:
        — Юбка-то у тебя с собой есть?
        — Нет.
        Оказывается, все с чемоданом вперед отправлено. Уже в Альткирхе. Под не написанной стенгазетой.
        «Финита ла комедия», дорогой мой долговязый спутник. Все твои варианты ни шиша не стоят — тут же настоящая девчонка нужна. Анекдоты, правда, больше бы пригодились.
        Солнце так и печет, как будто его сам дьявол подтапливает. Нет, не хочу я быть ни испанцем, ни джентльменом. Хочу быть таким, как всегда. А это значит таким, кто, в отличие от Пепи и Фридриха Карла, обходится в жизни без женщин — исключая мать, конечно.

        В этом месте мы на некоторое время остановим словоизвержение Гуннара и сообщим об одном удивительном открытии: нам в руки попал некий отчет — дочь пишет своей маме.
        Разумеется, попал он к нам случайно и, разумеется, окольными путями. Прочитав письма, мама воскликнула: «Это ж настоящее литературное произведение! Его можно послать на конкурс!» И мама тут же поспешила к знакомой чете педагогов, а та направила ее к редактору окружной газеты. От него-то и получил письма студент, трудившийся над темой «Характерные черты психологии переходного возраста на примерах жителей провинциальных городов». Проштудировав отчет в письмах, студент передал его своему однокашнику, а тот — знакомому журналисту. А уж от него он попал к нам. Мы же немало подивились, заглянув в эти письма. Кое-что нам показалось знакомым. Впрочем, пожалуйста, убедитесь сами.

        Первый отчет Терезы

        Человеческая жизнь похожа на море: то оно ревет и бушует и волны вздымает до самого неба, то оно тихое, гладкое и светится, будто расплавленное серебро.
        Сижу на пляже, на коленях блокнот. Решила записывать все как можно подробнее. Это мой отчет. Я прочту его маме и уже сейчас прекрасно представляю себе, как все оно будет. Воскресенье, мы, две женщины, лежим в постели, папа на кухне готовит завтрак. Словно переносясь в рыцарские времена, мы принимаем трапезу лежа. После завтрака я прочту свой отчет, а мама при этом будет качать головой или поддакивать, кивая. Тем временем папа отправится в сад — готовить компост, это его любимое занятие. Да, да, так все оно и будет!
        Ах, как я была счастлива накануне своего отъезда в Альткирх! И все же чего-то боялась: тихо было в квартире, даже Принца не слышно. Счастливая, я сидела у проигрывателя и слушала фортепьянный концерт Чайковского. Первые аккорды, словно удары колокола, обрушились на меня и потрясли, как всегда. Потом я завела будильник.
        Ночью я часто просыпалась. Первый раз было еще темно. Второй — уже начало светать, и я взглянула на часы: четверть четвертого, затем — половина пятого, без пяти пять… Последний-то раз я уже хотела вставать, но все же решила: полежу еще минут пять… и так крепко заснула, что не услышала звонка будильника. Когда проснулась, было уже поздно. Как сумасшедшая бросилась на вокзал, хотя и знала, что поезд давно ушел. Потом поехала в Берлин в надежде, что дальний опоздает. Но там я чуть не лишилась чувств, узнав, что следующий поезд в Штральзунд отходит только вечером. Никто, никто не мог мне сказать, как мне добраться до Альткирха. Безумное отчаяние охватило меня. Я стояла на перроне и плакала. Какой-то мужчина, пытаясь ободрить меня, посоветовал ехать автостопом. Уверял, что таким образом я раньше доберусь до Альткирха, чем наш класс. Он же подсказал мне, до какой станции ехать городской электричкой и где остановиться на шоссе голосовать.
        Только что море бушевало и огромные волны готовы были захлестнуть меня, и вдруг — снова тихо и спокойно: пожалуйста, в добрый путь!
        Однако попутный ветер заставил себя ждать: никто не брал меня с собой. В конце концов сжалился один тракторист. Хорошо еще, что кто-то из голосующих помог мне взобраться на прицеп, одна я ни за что не справилась бы.
        А потом подъехал профессор. Я сразу поняла — это человек особенный: у него было такое умное лицо и необыкновенные карие глаза, совсем как у Иоганна Вольфганга Гёте. Мы очень скоро нашли общий язык. Да и с его собакой Беппо у нас наладились прекрасные отношения. Этот рыже-пегий терьерчик, доверившись мне, лизал мою руку. Из беседы с профессором я поняла, что он долгое время занимался агрохимической наукой. Сказать, что наука эта способна меня заинтересовать, было бы неправдой. Вот для папы, который у нас вечно возится с компостом, знакомство это представляло бы несомненный интерес.
        Мы говорили о природе Бранденбургского края. Он сказал:
        — Ее не скоро полюбишь. Она раскрывает свою красоту не всякому, как какой-нибудь горный ландшафт или морские просторы. Край этот на первый взгляд суров, красота его сдержанна, ее надо уметь открыть.
        Я нашла его слова справедливыми, мне даже показалось, что он высказал мои собственные мысли. И еще профессор сказал, что открытие подобной красоты требует времени, как и вообще большинство открытий — плоды своего времени. Ему стал возражать мальчишка, сидевший на заднем сиденье. Я сначала даже не заметила его, потом подумала, что это внук или племянник профессора — он постоянно называл его дедушкой. Спорили они о скорости; мальчишке хотелось ехать быстрей, но профессор, качая головой, повторял, что скорость вообще-то нужна и порой необходима, однако далеко не всегда. Чтобы наслаждаться, например, чудным воздухом или красотой ландшафта, необходимо время. Но мальчишка все равно спорил. Он мне сразу не понравился.
        Под стук колес я сочинила про него стихотворение:
        Карлик, карлик ты несчастный.
        Ты в саду торчишь весь день.
        Ножки — спички, пузо — мячик,
        Хлопай все, кому не лень!
        Только ты не настоящий,
        Ты, как мох от сырости,
        Посажу тебя я в ящик,
        Поливать начну почаще,
        Чтобы тебе вырасти.[6 - Перевод Ю. Вронского.]

        Некоторое время спустя профессор остановил свой превосходный мотоцикл и сообщил, что сворачивает с главной дороги — он намеревается навестить свою сестру. Только теперь я поняла, что мальчишка никакого отношения к нему не имеет. На прошение профессор сказал:
        — Надеюсь, что ты все же джентльмен.
        А когда мальчишка, состроив мрачную физиономию, согласился, профессор заявил:
        — Эту очаровательную барышню ты возьмешь под свое покровительство и в полной сохранности доставишь в Альткирх.
        Мальчишка надулся и сказал:
        — Подумаешь, проблема! Ясное дело, доставлю.

        Сейчас я уже не могу сказать, хорошо ли это было отправляться дальше с мальчишкой — его звали Гуннар,  — но я так боялась остаться в одиночестве, да и вообще одна я бы в Альткирх не добралась. И на что только человек не оказывается способным, когда им овладевает страх и он впадает в отчаяние! Тогда-то он чаще всего и совершает ошибки.
        Мы представились друг другу, то есть он стоял передо мной и смущенно смотрел на меня, я протянула ему руку и назвала свое имя:
        — Я Тереза.
        — Меня… меня зовут Гуннар,  — заикаясь, пробормотал мальчишка.
        Желая как-то помочь ему, я сказала:
        — Гуннар — очень интересное имя.
        А он стал отпускать по моему адресу какие-то неуклюжие комплименты, нашел даже, что у меня хорошенькие ножки, хотя, когда я в брюках, это не просто разглядеть.
        Вот так и началось наше совместное путешествие, сопровождавшееся многочисленными приключениями.
        Надо поскорей все записать, пока я половины не забыла. Если признаться, то я даже не могу припомнить, как этот Гуннар выглядел. Только вот, что он был немного больше меня… вернее, немного длинней. И тут я вспомнила анекдот, который нам мама любит рассказывать особенно охотно, когда кто-нибудь говорит, что он больше ее. Однажды император Наполеон оставил шляпу на камине. Когда ему надо было уходить, он хотел ее достать. Известно, что император ростом не удался и потому не мог сразу дотянуться до шляпы. Подскочивший адъютант воскликнул: «Сейчас, ваше величество, я больше». Император взглянул на адъютанта своими стальными глазами и ледяным тоном произнес: «Вы длинней, длинней!» А мамочка, когда говорит «длинней», ужасно похожа на Наполеона. Так вот, мой адъютант Гуннар был длинней.
        Придется прервать отчет: мы всем классом едем в Штральзунд. Так, просто побродить по улицам…

        Вот мы и вернулись. Уже вечер. Сижу одна в клубе и пишу. Наши ушли в кино. На картину с Хрис Дёре и Франком Шобелем. Охота была такое смотреть!
        Остановилась я как раз на том месте, где мы начали наше совместное с Гуннаром путешествие.
        Каким образом мы преодолели первые километры нашего пути, я уже не помню. Воспоминания мои вспыхивают ярким светом, когда я думаю о старом песчаном карьере.
        — Его затопило, и образовалось небольшое озерцо, глубокое и холодное,  — сказал мне Че.
        А Гуннар тут же добавил в своей обычной манере:
        — Болото вонючее…
        Ужасно это у него всегда получается!
        Озеро блестело посреди большого луга, окаймленного мелкими кустами и редкими березами, круглое, прозрачное и гладкое, как зеркало. Мне показалось, что около него собрались дети со всей округи.
        Там я и встретила Че. Это было… Во всяком случае, мы с первого взгляда поняли друг друга. Приветливым жестом он пригласил меня сесть на плед — изумительной раскраски, мягкий и прогретый солнцем пушистый плед. Я сразу почувствовала, как я оживаю и что впервые за весь день вполне довольна собой и всем миром. И впрямь мы по-настоящему понимали друг друга.
        — Меня называют здесь Че,  — сказал он.  — Ты, возможно, удивишься такому имени, к тому же так называют человека родом из нашей Пирны. Пойми, сходство только чисто внешнее.
        Тут мне и представилась возможность разглядеть его повнимательней. Широкие загорелые плечи не портили общего впечатления стройной фигуры. Темно-каштановые волосы хорошо гармонировали с черным беретом, который он никогда не снимал. Небольшие усы мягко обрамляли губы. Когда-то давно я видела фотографию Че Геварры — да, сходство не вызывало сомнений.
        Здесь, на берегу озера, раскинулся трудовой лагерь СНМ. Длинными острыми ножами парни рубят лозняк по берегу ручья. Труд суровый, но он нужен республике. Девушки работают в садоводческом кооперативе. Че — бригадир. В своем неизменном берете он шагает впереди и тесаком, какие на Кубе называют «мачете», прорубает путь сквозь ивовые джунгли. Потому его и назвали «Че». Мне кажется, это так естественно. Но Че думает и об отдыхе для всех. Это он построил вышку для прыжков в воду. Он и с малышами успевает поиграть, он готовит спортивную команду для предстоящих состязаний. Он — в центре внимания и когда вечером вспыхивает огромный костер на лугу. До чего ж он не похож на этого мальчишку Гуннара!
        Тот только и знает, что болтать всякие глупости и фыркать на всё и вся.
        При этом Че всего года на два старше. Очевидно, духовная зрелость определяет всё. Гуннар даже не заметил, что на мне был мой купальный костюм цвета слоновой кости и очаровательная шапочка. Как сумасшедший он кувыркался в воде, мешая нашей беседе своим визгом и выкриками.
        Я рассказала Че о своем знакомстве с профессором, и Че сразу оке оценил его: оба они любят лес, и луга, и закат солнца, и крик совы. Но Че любит и поэзию — Гельдерлина и Гейне, Эриха Вайнерта и Сару Кирш.
        Тихо, почти шепотом я призналась ему:
        — Я тоже пишу стихи. В прошлом году, когда я с родителями была на озере Балатон, я написала несколько стихотворений. Одно из них, «Моя великая боль, или Прощание в ноябре», было написано на расставание с Томасом… Если хочешь, Че, я прочту тебе,  — предложила я.
        Когда Че в знак согласия склонил голову и посмотрел на меня своими синими глазами, чудеснейшим образом контрастировавшими с темными кудрями, я добавила:
        — Позволь мне немного собраться с мыслями, и пусть вокруг будет тихо-тихо.
        Но тут нам помешали. Этот Гуннар был просто невыносим: он прыгал, верещал, брызгался, и в довершение всего случилось что-то очень смешное — он упал с вышки. К сожалению, я не владею сатирическим пером. Моя стихия — психологические глубины жизни. Но порой я бываю способна и посмеяться. Мне свойственно и в смешном познавать трагизм. Трагично же в этом случае было то, что Гуннар прервал чудесный разговор о поэзии, и прервал навсегда…

        Поднявшись на вышку, он подошел к самому высокому трамплину. Долго там плясал, вертелся, валял дурака и вдруг упал. Раздался удар, как будто лопнул огромный воздушный шар. Че вскочил, говоря:
        — Не повредил ли он себе чего-нибудь?
        Тут голова Гуннара показалась над водой, и он даже предпринял попытку запеть что-то. Че немедленно бросился в воду — уверена, что он член Общества спасения на водах… Нет, он все умеет, ему все удается!
        Че крикнул:
        — Ты не ранен? Как дыхание?
        Дрожа всем телом, Гуннар выбрался на берег. Живот его пылал алой краской, и я, не удержавшись, рассмеялась. Но тут же овладела собой и спросила его, полная сочувствия:
        — Тебе больно, да? Страшно было, когда ты упал оттуда, но прости меня — немного и смешно. Мы хотя и испугались, но вместе с тем не могли удержать улыбки.
        — Значит, развеселил вас. Чего еще надо? У водяного ковра Гуннар первый клоун.
        Теперь рассмеялся и Че. Гуннар вечно острит, всерьез принимать его нельзя. Руку и жизнь я никогда не доверила бы ему, но с радостью сделала бы это для Че.

        Вскоре после этого Гуннар настолько пришел в себя, что вызвал на бокс другого мальчишку. Правда, это должен был быть только учебно-показательный бой. Но они все равно без всякого стеснения награждали друг друга тумаками. Я не могла смотреть на них — отвернулась и закрыла глаза. Этот Гуннар — такой же, как все мальчишки в нашем классе! Невольно задаешь себе вопрос: и что наши девочки находят в них? И почему так много женщин выходят замуж? Я никогда не выйду замуж. Нет, я одна буду шагать по жизни! Разве что я найду такого мужа, как мой папочка или как… Че. С Че мы уже обменялись адресами, поклялись друг другу писать.
        Я написала ему на следующее же утро. Как только проснулась, так сразу же послала ему открытку. Интересно, он напишет мне сюда, в Альткирх? Во всяком случае, я уверена, что между Буровом и Пирной установится постоянная почтовая связь.
        Минута прощания была очень тяжела. Слова сами складывались в строки, но я не произнесла их вслух.
        Он не сказал: люблю тебя.
        Лишь руки взял в свои,
        Но руки взял любя…

        Этот егоза Гуннар торопился, надоедал, но и Че заговорил о нашем отъезде, очевидно, по совсем другой причине. Должно быть, в этом проявилась его забота обо мне. И правда, вскоре он достал для нас небольшой автобус, на котором мы и поехали дальше. Но я убеждена — Че готов был со мной говорить и говорить, слушать мои стихи, и я непременно пошлю их ему. Да, жизнь сурова и непостоянна, как море.

        Глава IV, или 9 часов 57 минут

        Чуть позднее нам удалось подцепить старый фургон, груженный запчастями. Воняло маслом и бензином. Мы устроились на каком-то тряпье. Кругом темень, даже разговаривать не могли — такой стоял грохот и лязг от всех этих шатунов и поршней, перекатывавшихся о деревянных ящиках. Цыпка чуть покачивалась. Вдруг ее круглая голова упала мне на плечо. Я прижался к борту, втянул воздух, стараясь быть плоским, как гладильная доска. Это еще что за номер, думаю!
        А Цыпка посвистывает себе носиком, каждый раз запаздывая на два такта. Густав, Густав, ты ведь ей и кресло и подушка…
        Потом нас подбросил старый грузовик, который тоже нельзя было назвать торпедным катером. Шофер попался мрачный. Сидит небритый, уставился вперед и переключает скорости, будто колуном комель колет, и… молчит.
        У Цыпки после сна лицо опухло, как до того от рева. Не подумал бы шофер, что из-за меня. Но он только мрачно глядел вперед и нас не замечал.
        Потом мы долго стояли на обочине и махали и кричали, в общем — голосовали.
        — Давайте с нами!  — крикнули нам босоногие ребятишки, пробегавшие мимо.
        С такого рода мелюзгой человек из восьмого «Б» не разговаривает. Молча, как до этого шофер грузовика, он пропускает ее мимо. А Цыпка, должно быть, хорошо выспалась: снова трещит без умолку.
        — Куда это вы нас зовете? У вас что, интересно?
        Клопы, поскребывая икры, отвечают, что очень интересно — и озеро, и купальня, и вышка, и большие ребята из лагеря, и лучше всех — Че.
        — Это кто такой?
        — Это, это…  — Карапузы не могли даже слов подобрать.
        — Айда, и мы с вами. Выкупаться хочется. Мы и так уже много проехали, правда, Гуннар?
        И вот уж Цыпка, зажатая со всех сторон малявками, сворачивает и направляется к густому кустарнику.
        Пойду ли я с ней, она даже не спрашивает. Просто ей пришло в голову выкупаться и кстати посмотреть на божество этих малявок. Небось тоже какой-нибудь из этих… как их… еремитов. А Густаву, видите ли, разрешается следовать за ней. Один взгляд, будто приказ, и всё.
        Мешок Петера кажется еще тяжелей. Протащишь его минут пять на горбу — он уже весит в два раза больше. Пусть наш Пружина-Крамс мне объяснит этот закон физики: Мкм=вес^3^ (мешок, помноженный на пройденный путь, = весу в третьей степени). Этого закона даже Коперник не знал, но у него не было и брата-рулевого на морозильном траулере, помешанного на книгах, и еще одного братца-дурачка по имени Густав, по прозвищу Мегрэ, который теперь мучается ради рулевого.
        Я топаю за Цыпкой, продираюсь через кустарник и думаю при этом: «Не заховать ли мне чертов мешок здесь где-нибудь — мы же тут корни не собираемся пускать,  — а сам сбегаю налегке выкупаюсь».
        Но кто его знает, какой тут зверь водится. Набежит какой-нибудь секач, подцепит книги Петера на рога, и поминай как звали. А уж крик подымет… Петер, я имею в виду. Нет, лучше уж потащу мешочек дальше.
        Прохожу лесок, заросший крапивой, обстрекался, попадаю на луг, посередине — озеро. Но где же Цыпка?
        Прежде чем я начинаю звать ее, как маму, меня на полуслове обрывает комиссар Мегрэ: в таких случаях он сначала закуривает трубочку или начинает ругаться со своим инспектором. У меня нет инспектора, вместо него я поддаю ногой треклятый мешок.
        — Куда провалилась, чтоб ее черти съели, эта Цыпка?
        Густав, следи, чтобы с копыт не свалиться! Неужели это правда она?
        «Что ты смотришь как баран на новые ворота?» — говорит мне Крамс, когда у меня такой вид, как сейчас. И действительно, что-то от барана у меня, должно быть, и правда есть, и я, чтобы отвлечь внимание, даже по-бараньи кричу: — «Бэ-э-э!..»
        То, что сейчас появляется из кустов, лишь отдаленно напоминает Цыпку: круглое лицо, голубые глаза, как два стеклянных шарика, блондинистая челка, и все.
        Она в купальнике цвета слоновой кости, с черными пластмассовыми кольцами, на голове белая шапочка и… эта квадратная улыбочка.
        Идет и махает мне, будто королева. Проплыла мимо и уже сидит на пятнистом пледе какого-то парня примерно с моей фигурой, только чуть потяжелей. «Пиник»,  — сказал бы Шубби,  — как боксер слабоват, слишком много сил. Вот длинные, узкие мышцы, те хороши для боксера, а «пиники» — у них только вид такой здоровый».
        Тереза ведет себя так, будто она с этим «пиником» недавно серебряную свадьбу справила.
        — Это Че,  — говорит и снова величественно так поводит рукой,  — а это мой спутник Гуннар.
        «Мой спутник» она сказала, как герцогиня.
        — Привет, друзья!  — И я тоже помахиваю ручкой, как какой-нибудь президент, прибывший в аэропорт с государственным визитом.
        — Садись и ты,  — приглашает Че сесть на его одеяльце в клеточку.
        Оказывается, он еще и саксонец.
        Тереза лежит поперек одеяла так, что мне и сесть негде, и только знай трещит без умолку: о погоде, о море, стенгазете, о том, что весь свет помешался на автомобилях и скоростях. Только что услышала это от дедули и теперь важничает. Наш Крамс называет это плагиатом.
        Неужели я буду тут сидеть, слушать и подпевать: ах, какой здесь необыкновенный воздух и небо, как… «малимё»[7 - Малимё — пушистая ткань из искусственного волокна.].
        Нет, я срываю с себя куртку, джинсы, рубашку (пусть Цыпка не шарахается, в эту пору на Густаве всегда плавки) и с ревом — в воду.
        Немного кролем, потом брассом, три удара баттерфляй — и на спину. Это уже отдых.
        Теперь и до Цыпки дошло. Она завидует и тоже идет в воду, осторожно смачивает руки и ноги, вздрагивает, что-то говорит этому Че, который стоит рядом. Должно быть, что-то вроде: «Бр-р-р, до чего холодно, дорогой мой Че! Ты не мог бы приказать подогреть водичку?» — «Разумеется, охотно, фрейлейн Тереза».  — «Благодарю».  — «Не стоит благодарности».
        Я работаю ногами, как колесный пароход, но в этом гусином пруду никто этого не замечает. Не знают они, что такое мастер спорта.
        Тереза барахтается, стиль — собачий. Девчонка и есть девчонка!
        — Ты ноги-то вытягивай!  — кричу я ей.  — Вот, смотри, как надо!
        — Какой прекрасный собеседник этот Че, не правда ли? Он у них бригадир.
        Она так произносит слово «бригадир», что вода попадает ей в рот.
        — Это он и пляж здесь устроил и вышку. У них тут молодежный лагерь. Утром они проводят мелиоративные работы, а после обеда — отдых. Сегодня они раньше кончили, потому что вечером у них костер и спортивный праздник.
        — К тому времени мы давно уже на месте будем. Вытягивай, говорю!
        Пусть не думает, что мы здесь век вековать собираемся.
        — Кстати, ты про вышку говорила — сейчас прыгну из задней стойки. Это мой конек.
        — Пятиметровая!  — слышу я голос Че. Он тоже подплыл. И в воде берет не снимает.
        На этот раз в большом полушарии зажигается не простой сигнал, там на полную мощность включили сирену: «Пожарная тревога! Не делай глупостей, Густав! Прыгай с трехметровой! И ноги не разводи, парень! А с пятиметровой ты еще ни разу не прыгал. Да еще из задней стойки. Это у нас только один человек в классе может, да и то с трехметровой. Шубби и тот не рискнет с пятиметровой, а он уже три настоящих боя выдержал и в двух победил. Густав, тревога! Ни к чему это!»
        Планки красноватые, недавно строганные, лесенка грубо сколочена, больно ноги. Стараешься поскорей подняться.
        Вот и трехметровая площадка.
        Густав, остановись, не надо выше.
        Комиссар Мегрэ, арестуйте этого человека — он погубит себя!
        Лесенка на пятиметровую площадку стерта меньше, сюда народ редко поднимается, наступать на перекладины еще больней.
        Вот мы и наверху. Ни пуха… Прощай, Густав!
        Отсюда, должно быть, и правда редко кто прыгает. Внизу стало тихо, те, кто в воде, ложатся на спину и глазеют. На пляже люди собрались кучками и тоже смотрят вверх. В мелководье стоит Цыпка и махает мне. Вот дура-то! Рядом с белой шапочкой — черный берет Че.
        Я киваю собравшимся внизу зрителям и решительно поворачиваюсь к ним спиной. Кусты далеко внизу покосились, ветки пляшут. Мать, когда у нее голова кружится, всегда капли принимает. Нет, больному человеку нечего с трамплина прыгать. Может, и мне лучше сперва на трехметровой площадке подлечиться…
        — Боится!  — кричит кто-то снизу…
        Бросаю поручни и балансирую спиной к трамплину. Здесь, совсем как мастер спорта, расслабляю руки, ноги, потом медленно поднимаю руки до уровня плеч — руки покачиваются; должно быть, это вышка вибрирует от ветра. Будем надеяться, что мне не снизят балл, если я не совсем чисто войду в воду!
        — Этот никогда не прыгнет!
        Заткнитесь там, в лягушатнике! Сейчас увидите! Как это Гюнтер еще говорил? «Напрячься и упасть назад, не сгибая колен. Голову даю на отсечение — вертикально войдешь в поду». Но никто у нас так и не посмел сделать, как он.
        «…Упасть назад, не сгибая колен…» Вот сейчас. Вытянуться в струнку…
        — Это он нас на пушку берет!
        Вот, вот сейчас…
        — Нет, не хочу я никуда падать…
        Какую-то секунду, а может быть, и пять — вся жизнь будто кинолента проходит перед моим внутренним взором — мне кажется, что я не падаю вниз, а лечу вверх и стоит мне только развести руки, и я улечу отсюда навсегда…
        Удар, как при взрыве атомной бомбы. Жуткая тишина. Вокруг — все зеленое. Не помер же я тут?
        Делается ужасно холодно, и кругом — еще зеленей.
        На помощь! Мне нечем дышать! Но, значит, я жив, это точно: мертвым дышать не хочется, это по законам логики, как говорит наш Крамс. Будто пузырь, я выныриваю на поверхность. В ушах гул.
        Из ушей хлюпает вода. Кругом смех, хохочут, визжат. Да это же голос Цыпки — резкий, вредный и коварный. Только Че не смеется. Улыбается, сукин сын, кролем подплывает и фальшиво так спрашивает:
        — Не ранен? Воздуху не хватает, да?
        — Разве я похож… на такого?  — кричу я.
        Должно быть, воды порядочно хлебнул. Что ж тут удивительного? Так глубоко на дне этого омута еще никто не бывал. Выхожу из воды и тут же раскаиваюсь: надо было там замаскироваться — живот у меня фиолетового цвета, как малиновый кисель. Назад уж не подашься. Че и так уже все видел.
        — Полбеды!  — говорит он, качая головой.
        — Ты лучше гляди, как бы беретку не потерять!  — Но голос мой звучит как из бочки с водой.
        «Я не дам себя перфорировать»,  — говорит Крамс, когда мы хотим загнать его в тупик и посадить в калошу какой-нибудь новостью, которой еще в газетах не было, или выдуманной формулой.
        — Не выйдет, я не дам себя перфорировать!  — булькаю я.
        Похоже, начинается кессонная болезнь: чересчур быстро вынырнул, слишком глубокое погружение, и легкое у меня лопнуло. Пусть все видят, как настоящий мужчина ведет себя в таких случаях. Че хочет меня поддержать — и это на глазах у всех! Я стряхиваю его, как назойливую муху, и вполне самостоятельно ложусь на мягкий плед, животом вниз, конечно, в надежде, что спина не переливается всеми цветами радуги.
        И вообще, как это я животом хлопнулся? Я же из задней стойки прыгал! Назад падал.
        Тереза наклоняется надо мной:
        — Тебе больно, Гуннар? Очень даже страшно было. Но и смешно почему-то. Ты уж прости. Как мы ни боялись за тебя, а все равно хохотали.
        — Значит, развеселил вас? Этого мне и надо было. Я ж рыжий у водяного ковра.
        — Я думала…
        Она думала! Я хотел совершить прыжок экстра-класса. Да, да. Густав так собирался сделать. Воздух теперь уже вполне нормально поступает в легкие, и живот не очень жжет, градусов на восемьдесят. Уже не адский огонь, как до этого. Густаву представляется возможность внести полную ясность.
        — Я и хотел вам продемонстрировать клоунский прыжок,  — прерываю я Цыпку.  — Мы его давно в крытом бассейне разучивали, но умеют его только трое из нашего класса: я, Шубби и Фридрих Карл. Показать еще раз?
        Делаю лицо, как у комиссара Мегрэ, и, выдвинув подбородок вперед, привстаю, будто снова рвусь на вышку.
        — Нет, нет, не надо!  — пищит Цыпка.  — Ты уж и так нас насмешил.
        Какой-то мальчишка сидит рядом, зарывшись в песок, и выдает:
        — Не верь ему. Прикидывается, что нарочно. Не вышло у него, верно, Че?
        — Заткнись, а то сейчас от него по уху заработаешь!..  — говорю я.
        Че, успокаивая, похлопывает меня по плечу — он-то думает, что я все еще в нокдауне.
        — Подумаешь, силач какой нашелся!  — замечает мальчишка.
        А я окидываю его оценивающим взглядом.
        — Чтоб ты знал: я боксом занимаюсь!  — При этом голос мой делается ледяным.
        — Ты тоже?  — радуясь, спрашивает малыш.  — Пройдемся два раунда. У них тут и перчатки есть, да они деревня, только так дерутся, никакой техники. Че! Когда он отдышится, ты нам позволь пройтись два раунда, тренировочных, конечно. А ты где занимаешься?
        — ТСЦ — Берлин.
        «Густав!  — барабанит мой сигнальный аппарат.  — Это Шубби в ТСЦ — Берлин. Ты же даже не знаешь, что это значит — ТСЦ. Ты же только один раз был у Шубби на тренинге, а потом после уроков в школе пробовал».
        — По мне, пожалуйста, хоть сейчас. Восемь унций. Три раунда.
        Нет, этот мальчишка не «пиник», у этой рыбки мышцы длинные и жилистые, но он же на три категории легче меня — вес бумажной мухи. Придется его уложить в первом же раунде.
        — Только чтоб не до крови. Я не выношу! Эта Цыпка в бикини еще тут?
        Че, поглядев на часы, говорит, что сразу нельзя. Надо полчаса переждать. Но у нас нет времени ждать, дорогуша, нам надо дальше, в этот самый Альткирх.
        И об этом Че подумал: он постарается раздобыть для нас колеса. Надо же — все успевает! Цыпка, конечно, за ним увязалась. И опять завела и про стихи, и про стенгазету, и про мелиорацию.
        Вместо того чтобы вспомнить все полученное у Шубби и передать это своим кулакам — справа, слева, прямой левый, всем весом правая чуть снизу, ноги, ноги не забывай, чтоб как пружины работали, в них успех, подбородок к ключице, плечо вперед, удар…  — вместо того чтобы думать об этом, меня почему-то разобрало зло на Петера.
        Кто, как не мой любимый братец, навязал мне треклятый мешок и отправил на север? И Цыпка эта тоже на его счету. Из-за него, собственно, и прыжок на дно омута.
        И такое меня зло разобрало на Петера, и на допотопного дедулю, и на Цыпку, и на этого Че, и на мальчишку-боксера — пусть думает, что под барабан молотилки попал. Даже на себя теперь злюсь. Так и кажется, что у меня глаза кровью налились.
        Пританцовывая, подходит Цыпка, ничего не замечает, конечно. Старается уговорить меня — это чтоб я не расколошматил мальца на составные части… на молекулярном уровне.
        — Может быть, не надо вам драться? Не люблю я этого, боюсь…  — и тихонько так, будто птичьим крылышком, касается рукой моего локтя.  — Ты знаешь, Че говорит, что мы можем до самого райцентра доехать. Автобус отходит через час. Может, вам не так уж обязательно драться, а?
        Я показываю, как бью: правый — снизу. Воздух свистит, разрезаемый моими кулаками!

        Глава V, или 10 часов 30 минут

        — Что, у вас тут, в деревне, и защитного шлема нет?  — спрашиваю я, разминаясь в своем углу, пока мне завязывают боксерские перчатки.
        — Какой еще шлем?
        Когда я был у Шубби на тренировке, я видел, как им шлем надевали.
        — Ты это про защитную маску?
        Он что, меня за олуха принимает?
        — У нас эту штуку называют шлемом, пигалица!
        — Шину мы при спарринге тоже не берем.
        Я отмахиваюсь. Чего это он? Не знает, для чего шина в рот вставляется? Погоди, уложу тебя на песочек — не поможет никакая шина.
        Подходит Че — и сразу ворчать: завязки не так завязаны, надо сверху, а не снизу. Опять он все знает.
        — Ты ж так партнеру сразу бровь порвешь,  — тихо говорит он мне, перевязывая завязки.
        Зрителей хватает: за бельевой веревкой, натянутой вокруг нас, гул голосов.
        — Друзья, мы рады, что нам представляется возможность показать вам хороший бой. В спарринге померяются силами Уве, Локомотив — Лейпциг…
        Аплодисменты, выкрики.
        — …и Гуннар, ТСЦ — Берлин.
        Крики, хлопки, смех, свист.
        Я уж хотел поднять руки над головой — поприветствовать зрителей, но вдруг чувствую: не могу! Детский паралич, что ли? Почему-то я весь мокрый, даже подошвы влажные. Что это? Никак, заболел? Только что на вышке этот приступ, а теперь еще сильней!.. Может, пора мне перейти на постельный режим?
        Дребезжит крышка от большой кастрюли. Че выталкивает меня на середину ринга:
        — Начинайте, чего вы? Или…
        А я хочу домой, хочу в кресло, перевесить ноги через спинку, включить телек, включить транзистор — он у меня с ладонь, но все равно пищит громко. Закрываю глаза, говорю себе: «Густав, все это сон, проснись, Густав, ты не дома. Проснись…»
        — Чего руки опустил?  — шипит мой напарник.  — Давай начинай!
        Открываю глаза. Нет, я не дома. И не помогут мне никакие заклинания! Мальчишка шурует боксерскими перчатками перед самым моим носом. Тронутый небось!
        Сейчас я прихлопну его, как муху.
        Удар мой будет неотвратим, со свистом кулак разрезает шелковый воздух. Ничто живое не способно ему противостоять! Такая во мне закипает злоба, что я готов быка одним ударом свалить.

        Я словно лечу за своим кулаком до самой веревки, с обеих сторон, словно комариные укусы, меня сопровождают удары мальца. Но что-то внутри зашевелилось.
        Снова дребезжание крышки кастрюли, но где-то очень далеко, не то в Австралии, не то в Ростоке.
        Росток?
        — Давай в свой угол!  — слышу я голос Че и чувствую, как он меня куда-то подталкивает.
        А я только-только разошелся! Уже в своем углу я растираю песок ногами, стараясь показать, сколь я свеж и бодр.
        Мегрэ и правда в своей лучшей форме. С ледяным спокойствием он оценивает обстановку. Шубби ведь показал мне, как это делается. Зажать надо. Но умеючи. Шубби приказал Мегрэ выкинуть вперед левую и тут же ее зажал между телом и рукой. И сразу бам-бам правой по кумполу.
        Ну погоди, паренек. Пробил твой последний час!
        Опять эта дурацкая кастрюля. Бросаюсь вперед. Прыгаю вокруг мальчишки и говорю:
        — Давай, давай левую!
        Мальчишка так и делает, и я ее тут же зажимаю и всей силой бью правой по голове. Да, это был удар. Че разводит нас и что-то бормочет непонятное.
        Мальчишка стоит, вытаращив на меня глаза.
        — Давай, давай опять левую!  — предлагаю я.
        А он скачет вокруг меня, будто балерина, и вдруг — как два удара колокола: бум, бум!
        — Стоп! Разойдись! Всё.
        Это голос Че. Где-то далеко. Он обхватывает меня, жмет вниз мои кулаки, я их почему-то совсем не ощущаю. Подталкивает к веревке.
        — Друзья! Жаль, конечно. Ничего у нас не получилось. Техники не хватает у нашего друга из ТСЦ. Итак, до вечера. У костра, друзья. Дружба!
        Сейчас я ему врежу, врежу по его идиотской береточке.
        Но вот я снова лежу на пледе. Колокола в голове утихают: должно быть, на пожар звонили. Немного устал. Ни радости, ни злобы не чувствую.
        — Так я и знала: будет драка. Ни за что не хочу больше смотреть бокс.
        Где-то далеко — к его счастью, конечно,  — слышу голос Че. Чего-то он там опять распоряжается. Учит мелюзгу плавать. Вечно ему чего-то надо!
        Ищу часы в ворохе одежды. В песке они.
        «Когда твой «икарус» отходит?  — хочу спросить, но челюсти как припаянные, в ушах что-то щелкает, стоит только чуть-чуть двинуть подбородком».
        Ну что ж, бывайте, уеду отсюда навсегда. Прощайте, клопы, будь здоров и ты, умник Че вместе со своей береткой…
        Че провожает нас, при этом они опять треплются с Цыпкой о Бахе, симфониях, Бетховене…

        Уже на шоссе слышу вдруг за нами быстрые шаги. Что-то знакомое. Вроде бы такие только что вокруг меня на ринге танцевали…
        — Извини,  — говорит мышка-балеринка.
        Отмахнулся. Дело прошлое.
        — Ты зря мою левую зажал, а потом ударил по затылку.
        Ну и ну! Неужели это правда, Густав? Молодец!
        — Ты ж ни разу в ринге не стоял.
        — Только один раз в клубе ТСЦ,  — бормочу я в ответ.
        Понять, что я говорю, должно быть, невозможно. В подбородке что-то тикает, будто жук-древоточец в нем сидит. Правда, ведь один раз я был там. В тренировочном зале с Шубби.
        — Ну ладно, бывай! Ударчик у тебя тяжелый.
        Ишь ты! Мальчик, ты мне нравишься.

        Все как обещано: стоит микроавтобус и ждет, должно быть, нас. Водитель переругивается с Че. Че успокаивает его. Может, этот Че правда ас или, верней, мини-ас.
        Вместе с моим партнером Че забрасывает в кабину мешок Петера. Цыпка и Че обмениваются адресами. Шофер завел мотор и теперь гудит непрерывно. Вот мы и покатили. Хорошо идет. С ветерком. Так мы с ним далеко уедем.
        Включил радио. Передают, конечно, не Бетховена и не Баха и никакие там адажио. Передают клёвые песенки. Поет Хрис Дёрк: хотелось бы ей быть велосипедом — покатила бы она ко мне; хотела бы быть мотоциклом — с рокотом примчалась бы ко мне; хотела б быть автомашиной — затормозила б у меня; хотелось бы ей быть лайнером — из облаков вынырнула бы прямо ко мне, а если бы была она ракетой — улетела бы со мною на луну…
        — Наконец-то чудесная музыка!  — говорю, подражая голосу Цыпки и ее бесконечным восторгам.
        Но она и не слышит ничего, уставилась на мимо пролетающие луга, на небо и, вздохнув, пищит:
        — Чудесно… Чудесно!

        Спустя полчаса водитель высаживает нас, как раз когда передают знаменитую трубу. Жаль, конечно, но с такой скоростью мы отмахали не меньше сорока километров.
        — У тебя синяк под глазом,  — вдруг говорит Цыпка, глядя на меня с сочувствием и в то же время возмущенно.
        Выпрашиваю у нее зеркальце. И правда фонарь! Потому я все время и моргаю. Теперь понятно. Шубби мне как-то говорил, как это можно ликвидировать. Сырую котлету надо приложить. Во всяком случае, сырое мясо.
        — Слышь, Цып, жрать охота — жуть.
        И правда, ведь уже двенадцать.
        — И мне, Гуннар.
        Скажи пожалуйста, Цыпка кушать хочет! Не может, значит, жить одним шелковым воздухом, Бетховеном и облаками.
        — Приглашаю тебя,  — говорит она.  — Довезешь меня до Альткирха, я тебя приглашу. Я умею готовить — луковый суп и бифштекс.
        Приглашают, значит, тебя, Густав! Ты только минутку подумай о своем лилипутовом кошельке. У нее-то есть деньги. Ты сам видел: пятьдесят монет. В три раза больше, чем у тебя, а ведь надо, чтоб хватило и на мороженое, и на лимонад в Варнемюнде, и отцу с матерью сувенир купить надо… Плохо дело, если Петер ничего не подкинет. А он жмотом стал, с тех пор как жениться надумал! Цыпка-то богатая. Кем у нее отец-то? Директор школы, а мать — доктор.
        Мой старшой работает на автопогрузчике, таком — с вилчатым захватом. Он сам себя называет автовилкой. На большом предприятии внутризаводской транспорт — первое дело, связующее звено всего производства (это у меня опять от Крамса). Можешь ведь производить сколько хочешь товара, хоть до потолка, главным связующим звеном остается внутризаводской транспорт. В этом звене и трудится мой старшой со своим автопогрузчиком. Мать у меня — продавщица в рыбном магазине. Меня от рыбы с души воротит с малых лет, еще когда меня Гуником звали и я в детский сад ходил. От рук матери всегда рыбой пахло, когда она меня гладила. Теперь-то я уже привык, но все равно, рыбу терпеть не могу да и не ем никогда. С тех пор как мы переехали на новую квартиру, мать всегда после работы душ принимает. Но от этого запаха так легко не отвяжешься. Мы не бедные, во всей нашей ГДР бедных нет, но считать у нас в семье считают: купить или подождать лучше — три раза подумают. Что Цыпке родители дали 50 марок, моя мать вот такие глаза бы сделала, а отец, как всегда, многозначительно промолчал бы. Но про себя бы подумал: «Это не
по-нашему». А теперь эта Цыпка тебя, Густав, значит, приглашает. С Пепи я пошел бы да с Шубби, а вот с Фридрихом Карлом… нет уж.
        Ну, а как с Цыпкой?
        Дед эремит со своим хитрым Беппо сказал же мне, что я кавалер и джентльмен…
        — Слышь, лапа, Густав тебя сам приглашает…  — С этими словами я лихо хлопаю себя по карману, как будто он набит сотняжками.
        — Кто-кто?  — спрашивает Цыпка, делая большие глаза.
        — Я. Раз в жизни наешься досыта.
        Впереди виднеется пивная, а Густав, так и оставшись неизвестным Цыпке, находится в экстазе, как Крамс называет подобные духовные озарения. Он тут же с места в карьер отправляет Цыпку покупать карту — он, видите ли, запутался в географии и никакого понятия не имеет, как добраться до этого Альткирха или до Ростока… Сам он тем временем займет столик и выберет что-нибудь подешевле.
        Вот и меню. Самое дешевое — картофельный салат с колбасой. Дороговато — 5 марок. Приданое мое тает на глазах. Прежде чем Цыпка успевает вернуться, я прячу меню на соседний стул — пусть уж никогда не узнает, что еще там значится.
        К счастью, из напитков имеется только пиво. Лимонада нет. А пиво Тереза терпеть не может — ее при одном слове этом передергивает, бр-р!
        — Я-то не прочь кружку-другую махнуть,  — спешу я отметить, что вовсе не соответствует действительности.  — Но лучше быть трезвым, если тебе поручено маленьких девочек доставить в Альткирх.
        При этом я раскрываю географическую карту, чтобы отвлечь внимание. Ой-ой-ой! Топать и топать! И до Ростока от Альткирха немалый кусок. На первый взгляд не меньше 80 километров. Вот уж никогда бы не подумал! Но я и виду не подаю.
        Подошел официант. Густав — и кавалер и джентльмен — спрашивает:
        — Колбаса хорошо прожарена? Не пересушена? Сочна?
        Так отец Карла Фридриха спрашивает, когда они всей семьей ходят обедать в ресторан «Берлин». А этот официант — чего он понимает. Молчит и только тарелки двигает.
        Мы уминаем картошку с колбасой. Цыпка отставила мизинец.
        — Больно, да?  — спрашивает она, проводя маленьким пальчиком по набухшей моей брови.
        — Какой разговор! Мальчишка — стоящий пацан, но если б всерьез… понимаешь, при спарринге ведь без шлема.
        Колбаса мне кажется не то бетонной, не то резиновой, но, может, это и мои зубы виноваты, что-то плохо жуется и тикает в челюстях.
        — А ты видела, как я ему выдал правой?
        Ничего она не видела — девчонка! Так, симфония на тонких ножках.
        — Спасибо тебе. Спасибо за все. И за чудный обед.
        Тереза через стол протягивает мне руку, но очень высоко, так и кажется, что она хочет почесать мне под подбородком.
        — Кончай, чего ты.
        Я трясу ее руку и очень стараюсь не покраснеть. Вот ведь привязалась!
        — Давай собираться. До Альткирха еще далеко.
        Выкладываю восемь пфеннигов чаевых — какой непредвиденный расход! Если бы мы еще выпили колы или лимонада, я был бы уже на мели.
        Потом мы стояли и голосовали. Совсем недолго. От варианта номер два я сразу отказался. Цыпку можно принять за девчонку только вблизи и когда она говорит, а для человека за рулем — мой младший брат, и все.
        Не успели у нас руки устать, как затормозили «трабант».
        Густав, на абордаж! Мы в этом омуте всякими там прыжками и спаррингами чересчур долго развлекались. Надо дальше двигать.

        Глава VI, или 13 часов 18 минут

        — …Чудо какое-то!  — говорю я, когда мы трогаемся с места.
        — Что вы называете чудом?
        — То, что вы взяли нас и что получилось это так быстро. А то мы бы тут целую вечность прождали, дьявол его побери! Стоишь часами и голосуешь, будто богом забытый.
        — Вы говорите о чуде, о дьяволе, о боге,  — замечает водитель «трабанта» и чему-то радуется, вроде ему анекдотик рассказали и я — как этот Длинный с его тремя волосиками вместо бороды и плакатом.  — Все, о чем вы говорите, касается непосредственно меня. Я — пастор.
        Пастор?! Это еще что такое? Постой-постой: божественность там всякая, церковь, колокола и все такое прочее…
        — А я думал, они давным-давно вымерли.
        Цыпка, бросив на меня ядовитый взгляд, опять тарахтит как заведенная: и у них в городе есть, мол, церковь, и заходила она в нее, и чудесный орган там…
        Ясное дело, теперь пойдет про всяких там Амадеев и Бахов выдавать. Смех, да и только! Желторотая эта Цыпка кого хочешь заговорить может. И что ни слово, то свое «чудесно» вставляет. Во-во! Она ж только что со святым дедулей про облака и ангелов трепалась. Наверняка эта Тереза в бога верит.
        — Каких это ты святых имеешь в виду? Сначала о чудесах, теперь о святых.
        — Нас тут один дед эремит подвозил на трехколесном рыдване. Пес у него еще в коляске сидел. Беппо звали.
        Пастор не верит. Как всегда, моя инкубаторная Цыпка все лучше знает.
        — «Эмерит» он сказал.
        — Ну, тогда это не о святом речь. Это профессор, вышедший на пенсию.
        Густав, держись! Дедуля-то профессор, оказывается, был! Здоровую ты промашку дал. Неандерталец ты, пещерный человек!
        Подумаешь, ничего страшного. Профессор этот уже далеко, да и не собираюсь я ему экзамены сдавать. Я-то настоящим делом буду заниматься. На токаря пойду учиться. Значит, и не увижу его больше никогда.
        — И почему же у вас речь зашла об ангелах?
        Чем-то этот пастор похож на учителя: вопросики все время задает, и вкрадчиво так, вроде бы исподтишка.
        — Мы про то, сколько такой ангел километров в час давать может. И чем заправляется — семьдесят девятым, как вы, или у него другое октанное число?
        Пастора этого не так-то легко перфорировать. Он говорит, что ангелов таких нет, какими мы их себе представляем, все это вообще по-другому. Вопрос же мой следует отнести к схоластическим вопросам, а схоластике люди посвящали себя очень давно… Надо словечко это запомнить и после каникул Крамсу выложить при случае.
        — Но вы же верите в бога, а это давным-давно вышло из моды, да и наукой опровергнуто, как и все эти ангелы — вы же сами только что говорили.
        Цыпка въехала мне острым локтем в бок.
        — Чего дерешься-то?  — ворчу я. Пусть и мне даст сказать, я же в жизни живого пастора в глаза не видел; надо мне ему выдать по первое число, чтоб было чем перед Крамсом похвастать.  — Может, вы правда верите, будто мы все, после того как помрем, снова живыми выползем? Это ж мура.
        Цыпка опять мне врезала.
        — Мы неверно толкуем взаимосвязь жизни и смерти, видя и в той и в другой лишь биологическое явление. Воскресение означает прийти к тебе, быть с тобою.
        — Чего?  — переспрашиваю я и чувствую, как я опять смотрю бараном.
        — В воскресение верили и другие религиозные учения. Возьмите Аттиса, Озириса или Адониса… Наша проблема — это крест, лишь с крестом человек делается христианином. Воскресение возможно лишь во кресте. А язычники — и ты, должно быть, один из них, мой юный друг, говорю тебе это, не осуждая…  — Пастор ведет машину классно и все время чуть улыбается.  — Язычники искали его в возвращении света, весны, в силе биоса, в умри и возродись эротики, в народе и его возрождении…
        Так допотопный пастор не разговаривает. Это скорей уж подошло бы мудрому Че или даже Крамсу. Теперь этого пастора не удержишь, даже резкое торможение неспособно вывести его из себя. Какой-то портач из правого ряда перед самым нашим носом делает левый поворот.

        — Болван проклятый!  — испуганно ругаюсь я.
        — Нехорошо так. Да и не помогает,  — тихо замечает пастор.
        Цыпка в третий раз заезжает мне локтем в бок.
        — К воскресению путь ведет только через крест, крест реальной действительности, носимый и познаваемый только через любовь,  — говорит пастор.  — Христос умер из-за общества, противящегося изменениям. Подобное состояние мира, именуемое священным писанием «грехом», обращает любовь в страдания. Страдание же толкает к действию. Иными словами, любовь толкает к революции. И крест — не что иное, как символ этих связей: любовь — страдания — революция. И именно ради любви не миновать креста.
        Голова у меня гудит, как после трехчасовой контрольной по химии. Цыпка молчит, будто ей все понятно. А ведь по словам этого пастора получается, что я христианин — я же за мировую революцию… Но вот насчет любви мне что-то не нравится. Значит, я не христианин. А иногда и наш Крамс такое наплетет, когда про международное положение шпарит или по науке чего-нибудь доказывает. Он-то это называет диалектикой.
        — …Но… знаете… я… но…  — Нет, лучше уж я не буду ему выдавать по первое число.
        Пастор кивает, будто ему известно, как я хотел ему выдать по первое число.
        — В один прекрасный день мы в себе самих познаем и крест и воскресение…
        Цыпка тоже серьезно кивает, будто она-то уж познала и крест и воскресение. На этот раз я ей выдаю локтем в спину.
        Надо скорей менять тему, как это называет Фридрих Карл, когда хочет обойти учителя, потому что сам ни в зуб ногой. Пусть пастор мой подрейфует малость, как Пепи выражается, пусть подрейфует в сторону от креста и воскресения.
        — А вы сами куда едете: на побережье, купаться или куда еще?
        — Я еду к умирающему,  — отвечает он, кротко взглянув на меня.
        Цыпка сидит вся съежившись.
        Зато комиссар Мегрэ смерти не боится: не раз вокруг него свистели пули, ловким приемом каратэ он отправил не одного убийцу на тот свет.
        — А кто это у вас умирать собрался?
        — Человек. Старый человек. В этом прекрасном мире мы забываем о смерти, тщимся сделать это. В больницах же смерть — клиническое явление, не более того. Впрочем, как я уже говорил, жизнь и смерть неразрывно связаны. Старый одинокий человек умирает в своем маленьком доме. Изредка его навещает старушка соседка и… я. Мы оба будем с ним, и он умрет спокойно. Мы не только кладбища оттеснили за городские стены, но и самих усопших. А скорбь о них должна стать составной частью продолжающейся жизни… Этого так недостает в нашем нынешнем сознании. Я еду, чтобы помочь ему умереть вне тревог и забот.
        Мне тоже что-то зябко сделалось. Может, оттого, что я утром нырял слишком глубоко?
        Мы все молчим. Маленький «трабант», урча, несется вперед. А пастор этот здорово газует — на спидометре под сто.
        — Если уж вы в бога верите и про крест и воскресение,  — говорю я,  — а все равно правила уличного движения разрешают на открытом шоссе только девяносто.
        Нечего и святому человеку нарушать дисциплину!
        А пастор послушался — немного сбросил скорость и снова смотрит на меня своими голубыми глазами.
        Правда, ведь настоящего пастора я никогда в жизни не видел. Никто мне и не поверит, когда я в классе про этого расскажу. А как поглядишь — ничего особенного. Рубашка модная, в полоску, брюки обыкновенные и сам без галстука. Никакой в нем торжественности. И кто эти дурацкие галстуки придумал? Отец никогда не надевает галстука. Я тоже. И Крамс без галстука ходит. Стоп! На празднике молодежного посвящения мы все эти удавки повязали. Конечно, мать нас уговорила. Отец стоял, как покосившаяся башня в Парме. А Пружина-Крамс больше всего был похож на своего собственного дедушку. Про ребят нашего класса и говорить нечего. Фридрих Карл повязал себе бабочку, здоровенную такую — крылышки до самого носа доставали. Выстроились мы это перед главным входом, стоим, хохочем, пока не пришел Крамс и не цыкнул на нас, призвав к сохранению спокойствия. Какое тут спокойствие! Только мы увидали его при галстуке — и снова покатились со смеху, в конце концов и он тоже. Хихикая и давясь, мы двинулись. Говорят, директор Крамсу всыпал за то, что он во время всего торжества улыбался и то и дело галстук поправлял…
        А у этого пастора — ни галстука, ни бабочки и баки длиннющие. Может, он это травит, на самом деле никакой он не пастор?
        Ясное дело, пасторы носят длинные такие пальто — я в кино видел — и черные шапочки, похожие на армейские пилотки.
        Мегрэ готов учинить ему перекрестный допрос, но Цыпка не дает и слова сказать. Распространяется про церквушку в их муравьином городке, про орган и хрустальную люстру, которую повесили еще в 1763 году, и про купель какую-то плетет из особой обожженной глины, и про кафедру «времен Ренессанса», совсем как дед архимандрит.
        — Не пойму я тебя, Цып, отец твой школой руководит. Может, это ты наврала и на самом деле он тоже пастором работает?
        Но мадам Цып не удостаивает меня ответом, а продолжает беседу с человеком, выдающим себя за пастора.
        — Мой папочка сам сказал, чтобы я пошла на концерт, я же так люблю Баха!.. И еще он сказал тогда: если хочешь знать культуру своего народа, своей страны, тебе необходимо знать историю религии. Но больше в Бурове ренессанса не осталось.
        Вот черт! Опять это непонятное слово!
        — Ваш отец, очевидно, умный и добрый человек,  — говорит пастор.
        Густав! Сейчас у тебя самого вырастут крылышки: епископ этот… или как его… Цыпке «вы» сказал, а она, будто так и надо, чуть покраснела и давай дальше кудахтать. Ничего-то тебе, Густав, в этом мире не понять! А ведь был он такой круглый, и такой прозрачный, когда ты сегодня утром отправлялся в Росток и на плечах у тебя был только мешок Петера и более ничего, правда тяжелый, дьявол.
        — Тетушка Тереза,  — говорю я баском и как можно вкрадчивей, чтоб побольше на этого батюшку пастора за рулем походить,  — скажите мне, пожалуйста, а вы сами верите в ангелов и воскресение?
        Цыпка только отмахивается от меня, будто у нее тряпка в руках, а я — пылинка, и продолжает свою беседу о всяком старье, о котором нам пастор еще до этого вещал. Она и спрашивает, и согласительно кивает, склонив головку набок, и, будто задумавшись, прикусывает губку…
        — Бог — это понятие, содержанием которого является настоятельное требование воспринимать действительность… Быть может, нам не следует упоминать имя его, когда мы высказываем какое-либо свое желание. Быть может, это звучит парадоксально, но я говорю об атеистической вере в бога, причем вера — это образ жизни, обходящийся без неземных представлений о небесном, без умиротворения, каковое подобное представление способно даровать, и без каких-либо привилегий перед нехристианином, и в то же время предполагающий верность делу спасителя…
        Нет уж, наш социализм — яснее да и надежней. Это наша веселая жизнь, и хорошая погода, и никакой тебе эксплуатации, и добрые учителя, и шоферы, безо всякого сажающие голосующих ребят. Но надо, чтобы и танков хватило — этих самых империалистов приструнить, если сунутся. И нет тут места для бога. Даже директора школы родительский совет может раскритиковать, а для всяких там ветеранов и больных тимуровцы стоят всегда наготове и врачи, продлевающие старикам жизнь, как в Советской Абхазии, где они все больше ста лет живут. Надо будет Крамса нашего подговорить, чтоб он нам все эти вопросики объяснил — и про ангелов, и про пасторов, и про смерть, и про бога. Обсудим и на полку в архив отправим, хватит.

        Мы въезжаем в маленькую красную деревушку — все дома здесь из красного кирпича и крыши не такие, как в других деревнях, а с большим навесом. Перед каждым домом — цветы, а рядом с дверью — здоровенные ворота риги, и все на замке.
        — Мне вот сюда,  — говорит пастор, показывая на первый дом.  — Тяжек час, что ждет меня там.
        Дом — как и все в деревне. Неужели правда, что он нам сказал?
        — Может, этому старичку, к которому вы едете, парочку укольчиков прописать? Медицина — она теперь самые страшные болезни вылечивает, лазеры там и все такое прочее…
        Мы не останавливаемся, едем дальше.
        — Нет, нет,  — говорит пастор,  — его земная жизнь свершилась.
        — Зачем же вы тогда дальше едете?  — спрашивает Тереза.
        — Я довезу вас до выезда из селения. Мне не хотелось бы, чтобы вы ждали подле того дома.
        Вылезаем из машины. Тереза трясет пастору руку и опять делает книксен. Он быстро разворачивается и, дав полный газ, мчится обратно в деревню.
        — А не наврал он нам? Опять ведь превышает.
        Цыпка чего-то притихла. Глаза стали еще больше, а лицо маленькое, вроде съежилось.
        — Бедный старичок!  — еле слышно говорит она.
        — Не верю я. Может, и не умрет он совсем. Может, ему переливание крови сделают — было бы полезней, чем молитвы всякие.
        — А вдруг он уже умер? Ты не видишь разве, как изменилось все вокруг, не замечаешь?
        Ничего такого я не замечаю: солнце печет, ни ветерка, где-то позади кричит петух, а под ногами чирикает какая-то живность.
        — Голову тебе напекло, в этом все дело.
        — И свет какой-то странный, будто все подернуто черной пеленой.
        — Мистика,  — презрительно говорю я, совсем как Крамс, когда он нас застает за всякими фантазиями и мы занеслись невесть куда.  — Чую, ты теперь мучаешься проблемой «крест и христианин», будешь дома ползать по вашей деревенской церквушке, искать там всякие резонансы и Бахов с органами.
        — Дурак!  — говорит Цыпка.
        Ишь ты, оказывается, мы сердимся.
        — Глупый ты, Гуннар. А с синяком под глазом вид у тебя совсем уж неинтеллигентный.
        — Пошли, поехали, подружка!  — приказываю я и высовываю язык.

        Глава VII, или 14 часов 02 минуты

        Это — наш маршрут жажды.
        Тереза очень торопилась, но я сразу догадался: из-за того дома, первого справа.
        Вот мы и топаем — ни одна машина нас не взяла, сколько ни тянули руки.
        Цыпка впереди.
        Сначала-то ничего было. Время от времени маленькое облако, похожее на сметанную кляксу, прикрывало озверевшее солнце…
        Чем мы дальше уходим от красной деревни, тем веселее делается Цыпка.
        — Чудесно!.. Ты слышишь, Гуннар, как поют птицы?
        — Ворона, которая там каркает, заладила одно и то же, вроде нашей учительницы пения.
        Оказывается, это овсянка чирикает. Вон она сидит на самой высокой ветке!
        — А ты, Гуннар, веришь в воскресение, как этот пастор? Может, он прав? Хоть чуточку, а прав?
        — Мне бы твои заботы! Я о совсем другом думаю. Когда у тебя такой мешок за плечами, не будешь голову ломать над такими пустяками. Но если хочешь, поговорим с тобой о кресте и любви, но тогда — ни шагу дальше: я валюсь в кювет… хватит, антракт!
        Но мой Цыпленок требует: дальше, дальше! А дело, оказывается, вот в чем: если оглянуться и посмотреть назад вдоль прямого, как стрела, шоссе, еще видны последние дома той самой красной деревни.
        — Видишь ли, ангелочек ты мой, этот поп в «трабанте» — он же признал, что нет никакого воскресения. Надо было слушать ухом, а не брюхом.
        Маршрутом жажды Крамс называет контрольную на несколько уроков. Это, конечно, только так говорится. Кому по-настоящему пить хочется, тот идет в туалет, лакает из-под крана, и вся недолга. А здесь, в поле, шутки плохи: жажда такая, что язык у тебя как терка. Я подлизываю капельки пота — похоже на соляную кислоту. Надо ж! И такое из твоего собственного тела выжато!
        А Цыпка со своей легонькой сумочкой тенькает себе, как овсяночка.

        Заткнись ты, ради бога, а то Густав позабудет, что он джентльмен и кавалер, и врежет тебе по первое число!
        — Надо бы за веревку его,  — говорю.
        Цыпка не понимает.
        — Да о мальчонке я. Больно вежливо я с ним обошелся. Был бы настоящий бой, с ним бы и сейчас еще врач возился.
        Фонарь под глазом чего-то дергается.
        — Скажи, почему это место, где вы дрались, называется рингом? Оно ведь четырехугольное.
        На такой дурацкий вопрос и мудрец не ответит. А правда, почему ринг рингом называется? Надо будет Шубби спросить. И отмахнуться от этой Цыпки нельзя — того и гляди, в кювет свалишься: шагай и держи чертов мешок вертикально. Он мне, дьявол, скоро спину продавит.
        Так мы и двигаемся, еле-еле. К ноябрю, не раньше, до Альткирха доберемся.
        — Надо было твоего Че в беретке спросить, он же все знает. И как это человека могут звать «Че»? А то еще найдется кто-нибудь и «Мэ-э» или «Бэ-э-э» себя назовет. Спятить можно!
        Цыпка обернулась и покачала головой. Потопала дальше. Слышу, как она говорит, будто сама с собой:
        — Чудной ты какой-то, Гуннар. Разозлить, что ли, меня хочешь? Ты ж знаешь, что его так по Че Геварра называют. Он же у них заводила там, в лагере, вокруг него все вертится. Он же бригадир!
        — Бетховена твоего насвистывает, а?
        Кто этот Че Геварра? Слышал ведь что-то, но что?
        — Цып, а ты ведь тоже не знаешь, кто этот Че на самом деле был.
        — Почему не знаю? Борец за мир. Борец за свободу.
        — Вроде Гёте и Бебеля и Маркса, а?.. Но как рефери на ринге твой Че — ноль без палочки. Надо ж ему было бой прервать, как раз когда я двинул мальчонку…
        Густав, ты что-то зарапортовался, от жары, должно быть. И надо было обещать брату жмоту… «Еще корзиночку с углем в придачу возьму»!.. А теперь вот тащи этот треклятый мешок Петера, и эту инкубаторную цыпку в придачу, и все, что мы тут по дороге подбираем…
        С какой скоростью летают ангелы?
        Можешь ли ты запомнить сто анекдотов?
        Спрыгнуть с пятиметрового трамплина?
        Веришь ли ты в бога и воскресение?
        Знаешь ли ты, кто такой Че?
        Густав, Густав, головушка твоя от всего этого стала такая же тяжелая, как треклятый мешок Петера.
        — Ты любишь фуги?
        Это она тебя проверяет. Я многозначительно молчу. Папенькин сынок, это точно.
        — Нет, я спрашиваю потому, что ты говорил о Бетховене.
        — Как, когда…  — осторожно мямлю я. Устал я что-то. Не до споров мне и всяких там объяснений.
        Мрачновато у нас получается. Отмахали сто восемь шагов. Сколько раз я принимался считать и каждый раз сбивался. Правда, должно быть, сто восемь. Вдруг Цыпка выпаливает:
        — Че Геварра был революционером. Вместе с Фиделем Кастро он входил в правительство на Кубе, потом ушел в горы, партизанил в одной южноамериканской стране и там погиб. И берет он носил.
        Вот черт! А вдруг она права? Ай-ай, Густав, ты ж ничего этого не знал! Лучше признайся.
        — Ты вот лучше скажи мне, цыпленок ты жареный, как ты здесь, у нас, хочешь быть революционером? Одного берета ведь маловато. А потом, где партизаны? Где горы? Гарц — разве это горы? Скукота! А потом, пташечка, ты это заруби на своем клювике, не Южная Америка, а Латинская Америка,  — так я ей по буквам и выдаю, как она мне своего бригадира Че.
        — Понимаешь, если ты прав, Гуннар…  — чуть не упала даже, так здорово задумалась.  — Нет, неверно все это. Ты только так, чтоб меня подразнить.
        Подразнить? Перфорировать звучит куда веселей.
        — Чего ты говоришь — как на шпильках ходишь? Говори ясно, правильно.
        — А ты как ужасно говоришь! И совсем неправильно. Неправ ты. Мне никогда не бывает скучно.
        — Еще бы, сидишь слушаешь себе своих Бахов и органы всякие.
        — Да, Баха и Бетховена. Когда я слушаю такую музыку, мне никогда не бывает скучно. У меня от волнения даже мурашки по коже бегают… И потом, революционером… рево…
        — Давай, давай! Цыпка да еще из Бурова — и про революцию рассуждает! Ха-ха!
        — …революционером быть — это значит честно и хорошо учиться.
        Как вы сказали? Ушам своим не верю! Неужто она правда так думает?
        Вместе с мешком Петера я валюсь в кювет и давай кататься по траве. Ноги задрал кверху…
        — Револю… учиться… Ты что, Цыпка, сдурела?.. Учиться… С ума можно сойти!.. Надо ж! Во дает! Учиться, видите ли!
        Накатавшись вволю, я освобождаю руки из лямок и чешусь потной спиной о шершавую травку.
        Цыпка остановилась на обочине, чудно как-то смотрит на меня, будто со мной случился солнечный удар.
        — Сядь-ка, посиди с папочкой,  — говорю я, еле сдерживаясь, чтобы снова не расхохотаться.
        Цыпка паинькой садится рядышком.
        — Ты правда так думаешь? По-настоящему? Учиться — это революционно? Да чего с тебя спрашивать — седьмой класс! Чего ты знаешь-то! Революция — это баррикады, «Аврора», пушки, сабли наголо и беляки. Ни баррикад, ни «Авроры» у тебя нет. А беляки? Где они у нас? Учителя, что ли? Если учиться — это революционно, где ж тогда беляки? Наш Крамс — беляк? Да он тебе нос оторвет за такое, мышь ты пузатая!
        — Мой папа — директор школы и член партии,  — скромно замечает Цыпка.
        — Вот видишь — беляков у тебя нет и баррикад нет, нет у тебя и ураганного огня крейсера «Авроры».
        До чего ж глупая эта инкубаторная цыпка! Она же мне горючее подбрасывает тоннами — я все ее рассуждения взорву к чертям собачьим!
        — «Аврора» никакого ураганного огня не вела. Она дала только один залп, это был сигнал, и холостыми, между прочим. Мне папа сказал.
        Не может этого быть: революция — и холостыми?
        — Учиться, говоришь, не списывать?
        Цыпка сердито кивает.
        — И паинькой быть и ласковой — жизнь как у бройлера! Кому, как не тебе, это знать, цыпка ты инкубаторная.
        Мимо с воем проносится красный «форд».
        — Ты давай соображай: нет у нас, значит, никаких баррикад, и нет ни южноамериканских, ни латиноамериканских джунглей. Так скоростью возьмем. Скорость, она ведь тоже что-то революционное, что бы там твой эремит-архимандрит не говорил насчет бархатного или там шелкового…
        Цыпка жует что-то, а может, и зубами скрежещет. Наш Крамс обрадовался бы, услыхав от меня такую речугу. Я ж своими мудрыми словами, как шарами бильярдными, играю. «Друг мой Гуннар,  — сказал бы Крамс,  — не верю близоруким ушам своим, так ты серьезно аргументируешь!»
        Что-то вертится у Цыпки на языке — вижу, сейчас выпалит.
        — Давай выпаливай!
        — Когда мы хорошо учимся, мы молодцы, а когда мы молодцы, мы укрепляем нашу республику. А это и значит быть революционным.
        — Скукота! Какой у тебя средний балл? А, четыре и шесть десятых. Значит, ты на сто процентов революционней Густава…
        Нет, Цыпка не соглашается. И не сдается, скажи пожалуйста!
        — Все ты неверно говоришь, не может так быть. Карл Маркс никогда на баррикадах не стоял, никто его с саблей не видел. И ты хочешь сказать, что поэтому он не революционер?
        Комиссар Мегрэ, как вы выйдете из такого положения?
        — За письменным столом он сидел, дни и ночи читал, учился, а дети дома голодали. Нет, Гуннар, не может так быть, как ты говоришь. Ты вот скажи, какая машина самая скорая в мире?
        Постой. «Ягуар»? Или «рольс-ройс»? Может, последняя модель «мерседеса»? Чего это она вдруг спрашивает?
        — По-твоему получается, что твои автомобильные монополисты лучшие революционеры в мире. Нет, Гуннар, это что-то не так. Ты ж реформист.
        Мегрэ, вы попали в западню.
        — Да не про монополистов я. Я ж говорю о скорости вообще. Пожалуйста, можешь взять скорость учения: когда ты скорей учишься, тогда ты лучший и более быстрый революционер.
        Ловким ходом Мегрэ выскочил из ловушки — теперь в ней Цыпка. Стоит, кусает губы.
        Мы спорим еще немного, но спорим не антагонистически. Никто из нас не уступает: я не расстаюсь со скукой и скоростью, а Тереза — с учебой как революционным процессом.
        — Кто это поет?
        Я показываю наверх. Мне кажется, что там одно облачко самолично чирикает.
        — Полевой жаворонок… или лесной жаворонок…
        Так наш спор растворяется в птичьем гомоне. Пора! Надо двигать дальше. Чертов мешок еще килограммов десять набрал. А колени — вроде из студня.
        Мы с отцом очень любим жареную картошку. К ужасу матери, мы даже на завтрак готовы уплести целую сковороду. А уж лучше студня к ней ничего нет! Как фата-моргана, и сейчас передо мной студень, растекающийся по жареной картошке.
        — А ты знаешь, что такое «сидеть на голодном суку»?
        Болтать-то Цыпка горазда, а как дело до конкретного чего-нибудь дойдет, она ничего не знает.
        Колбасы, которую мы в пивной съели, ненадолго хватило.
        Тереза шагает не впереди меня, а рядом. Выковыривает из пакетика кусочки печенья и выдает мне, а я пожираю их, будто я два месяца ничего не ел.
        — Ты слышишь? Сверчки.
        Вон оно в чем дело — знаменитые сверчки. Мне кажется, что вся трава у меня под ногами поет, жужжит — маленькие такие поющие пилки… А на кого такой сверчок похож?
        — Гуннар!
        Цыпка вдруг выкрикнула мое имя. Что это опять с ней? Может, ей чего нового в голову пришло, как меня научить учиться по-революционному? Я уже — каюк. Мне надо стараться, чтобы у меня ноги не растаяли.
        — Смотри, Гуннар, вон там… авария!
        — Спятила, что ли?
        — Вон… убитый… лежит!
        По спине у меня перекатываются ледышки.
        Ничего она не спятила. В кювете — машина, а наверху на откосе — мертвый человек.
        Я поскорей отворачиваюсь. На шоссе — ни души, кругом все вымерло.

        Глава VIII, или 14 часов 35 минут

        Я не я совсем, я — дерево, расту на краю шоссе. Корни, правда, коротковаты. Тереза толкает меня:
        — Ну иди! Иди, пожалуйста, Гуннар!
        Деревья не ходят. Я делаюсь еще более деревянным.
        — Что, если он не совсем умер, а тяжело ранен?
        Что может сделать дерево, когда видит тяжелораненого? Дерево глухо и немо. Оно как… дерево.
        — Помоги ему, Гуннар!
        — Умер он. Никто ему не поможет!  — выкрикиваю я.  — Нельзя трогать. Только полиция. Вдруг это убийство?
        — Не убегай, пожалуйста, Гуннар!
        — Отпусти! Надо в деревню сбегать, вызвать полицию. А ты жди здесь…
        Тереза вцепилась, не отпускает. И как раз когда я хочу быть… птицей и мне не надо больше быть деревом, хочу быть молнией, быстрым, как мысль…
        — А вдруг он правда не умер, Гуннар? Может быть, ему помощь нужна?
        Да. Ты, Гуннар, был вполне созревшим идиотом, когда сказал: «Это мне ничего не стоит…» Но еще большим идиотом ты оказался, когда дал согласие быть испанцем, джентльменом и кавалером…
        Тереза толкает, двигает меня вперед, но сама остается все время позади меня.
        — Если у него кровь идет, я…
        — Я тоже не могу,  — шепчет она со слезами в голосе.
        — Нет у меня перевязочных средств.
        — Может быть, в машине?
        У машины жуткий вид. Но особенно тяжелой такую аварию не назовешь. Машина заехала в кювет, стоит покосившись. Мертвец лежит чуть выше, на откосе, лицо — в траве.
        Для комиссара Мегрэ это пустяки. Ему же надо только приказать: приподнимите простыню! А под ней и утопленники, и застреленные, и всякие…
        Но сейчас я почему-то совсем не хочу быть комиссаром Мегрэ. Я просто Гуннар, самый обыкновенный ученик средней школы.
        — Ни шагу дальше!  — шепчу я хрипло.
        Оба мы стоим и смотрим на мертвеца. Долго смотрим…
        На нем полуботинки. Толстые подошвы в пыли.
        В небе надо мной очень громко и назойливо поет жаворонок. Будто летающее привидение, ей-богу. Горсть ледышек скатывается по спине.
        — Ноги у него будто вывернуты,  — шепчу я.
        А Тереза еще крепче вцепляется в мой рукав. Мне надо бы сказать, что никакого смысла нет ждать. Может, и правда это убийство? Надо поскорей сбегать в деревню. Оттуда доносится звон колоколов…
        Вдруг мертвец… возьми да зашевелись!
        — Он живой… Спаси его, Гуннар!
        Тереза подталкивает меня, я спотыкаюсь и оказываюсь чуть ниже того места, где лежит мертвец.
        — Алло!.. Что с вами?.. Вы ранены?
        Стон. Кряхтенье.
        Еще секунду — больше я не выдержу, помчусь по шоссе назад. Будь что будет!
        Мертвец резко поворачивается. Садится, зевает и, выбирая травинки из волос, говорит:
        — Ну как, зайчата?
        Сердце у меня в груди гремит, как телега по булыжнику. Слышу свой голос:
        — Ну и напугали вы нас!..
        — Я?  — Мертвец хохочет, встает, потягивается.
        — Мы думали… вы умерли. Вас не Хэппусом зовут? Вы не господин Хэппус?
        Только что считавшийся мертвецом человек, которого, к моему великому удивлению, Цыпка даже знает по имени, смеется так, что только зубы сверкают.
        — Ты знаешь меня? Сразу узнала? Знаешь, кто я такой?
        И этот перепуганный цыпленок, только что прятавшийся за меня, готовый кричать о помощи, теперь как ни в чем не бывало пятерней взбивает свои светлые волосы и улыбается, как тогда на озере, какой-то четырехугольной улыбочкой.
        — Я вас сразу узнала. Я все фильмы с вами видела. И даже один раз в театре.
        — В «Натане»… Нет? Ну, тогда в «Минне». Тоже нет? «Фауст»?
        Кивнув, Цыпка резким движением головы откидывает челку. А мертвец как давай шпарить:
        Простите, что-то вслух читали вы сейчас:
        Из греческой трагедии, конечно?
        Вот в этом преуспеть желал бы я сердечно:
        Ведь декламация в большой цене у нас!
        Случалось слышать мне, что может в деле этом.
        Актер священнику помочь своим советом.[8 - Перевод М. Лозинского.]

        Это что он, про нас? Про нашего батюшку пастора?
        Мертвец отпрыгнул, снова оказался выше нас и опять за свое:
        Фауст. Да, коль священник… ля-ля-ля,
        Я. Что ж делать? Мы живем всегда в уединенье,
        Едва по праздникам покинешь свой музей,
        И то, как в телескоп, свет видишь в отдаленье.
        Так где ж найти слова, чтоб нам учить людей?

        Мертвец смотрит на нас сверху. Тереза хлопает и восторженно кричит:
        — Браво, Вагнер!
        Тогда мертвец отвешивает нам поклон и снова смеется.
        Я спятил или это они спятили? И кто такой этот мертвец? То он мертвец, то опять живой, потом, оказывается, знакомый, потом какой-то Фауст, а теперь и Вагнер? Комиссар Мегрэ, будьте внимательны, у вас опять это баранье лицо. Соблюдайте железное спокойствие, возьмите трубку — вы должны немедленно раскрыть это уголовное дело!
        Нагнувшись, я завязываю шнурок. Старый прием — это я присматриваюсь к барахлу мертвеца. Лицо-то его теперь и мне кажется знакомым. Комиссар Мегрэ удостаивается одобрительного хлопка по плечу. Личность установлена, так. Это Оттомар Хэппус. Видел его, по телеку показывали. Название, правда, давно забыл. Но Фауста там никакого не было, это точно.
        — Правда, Оттомар Хэппус великолепен? Я восторгалась им, когда он играл Вагнера в «Фаусте».
        Последние слова Цыпка произнесла тихо, почти шепотом, но достаточно громко, чтобы мертвец мог разобрать.
        — Что же ты в антракте не зашла ко мне в уборную?
        Цыпка вспыхнула, как электрическая лампочка.
        Чтобы как-то закруглить разговор про Фаустов-Вагнеров, я грубовато говорю:
        — Что у вас произошло тут? Небольшая авария, а?
        — Какой там!  — говорит Хэппус уже вполне нормальным голосом.
        Переднее колесо, оказывается, спустило, да и устал он порядком.
        — Сейчас мы вашу таратайку поставим на ноги,  — говорю,  — а вы тут продолжайте, развлекайтесь!
        Цыпка будто погладила меня своими кошачьими глазками. Открываю покоробленную крышку багажника. «Сущий лабиринт!» — обычно восклицает наш Крамс, глядя на запоротую контрольную.
        — Сущий лабиринт!  — кричу я, хватаясь за подбородок. В багажнике — скомканные полотенца, уйма бутылок и ни одного инструмента.  — Господин мертвец, где у вас домкрат?
        «Поля пшеницы не произрастут на моей ладони»,  — декламирует Хэппус и улыбается, невольно заставляя слушать себя. И не рассердишься ведь!
        Под бампером зажата березовая ветка, как флажок какой-то; оба передних крыла с вмятинами. Глушитель висит. И это называется «Вартбург делюкс!» Такого я еще ни разу не видел. Правое стекло выбито и заменено целлофановым пакетом, приклеенным лейкопластырем.
        — На свалку, вторсырье!
        — Ты что, с ума сошел? Как ты можешь так с господином Хэппусом говорить? Это ж знаменитость!
        Цыпка готова разорвать меня на мелкие куски.
        — Не знаю и знать не хочу — «вартбург» во вторсырье превратил!
        Цыпка от злости вот-вот сама лопнет и разлетится на все четыре стороны.
        — Ты действительно не знаешь меня?  — удивляется Хэппус.
        Я выползаю из-под машины и качаю головой.
        Отлично сработано, комиссар Мегрэ!
        — И ты не видел многосерийной ленты «Салют, Шери!»?
        Из десятка серий я одну-другую смотрел, но этим двоим я в этом не признаюсь.
        Я снова качаю головой и говорю:
        — Домкрат надо.
        — Я же играл в нем фашистского обер-лейтенанта. Это была суверенно сыгранная роль. Как вы считаете, Тереза?
        Ишь, Цыпка, значит, успела представиться, и он ей «вы» говорит…
        — Да, это было сыграно! Хэппус и старик партизан шагают под градом пуль, в руках белый флаг… Не правда ли, милая фрейлейн Терезе, это должно было производить неизгладимое впечатление?
        А Тереза, глупый цыпленок, кивает так, будто у нее старческая трясучка, и неверное «е» в конце своего имени даже не замечает.
        — Все мы были ужасно пьяны, съемки продолжались всю ночь, лил дождь — мы находились в каком-то божественном трансе.
        — Это вон те бутылки?  — спрашиваю, доставая одну из багажника.
        Смеясь, Хэппус качает головой.
        — Слушайте, я ж никуда не могу пойти — никакого спасения нет от охотников за автографами. А этот хитрец утверждает, что не знает меня.
        Я чуть не крикнул: «Я тоже сразу узнал вас, только в картине у вас почему-то больше волос было, да и моложе вы казались. А про старика партизана — это я все точно помню, и очень даже здорово! А насчет того, что вы были божественно пьяны, даю честное пионерское, ни чуточки не было заметно».
        — Гуннар, это же Оттомар Хэппус, известный театральный актер, часто выступает по телевидению, серия «Салют, Шери!», и в фильме «Пятнадцатого это было».
        — О, это пустяковая роль! Впрочем, сыграна суверенно…
        Пускай, думаю, сидят тут и треплются. Пускай Цыпленок обваляется в культуре — она это страсть как любит, а я займусь охромевшей тележкой.

        Кусочек проволоки нашелся в багажнике между пустыми бутылками и скомканными полотенцами. Кое-как закрепил глушитель, не навечно, конечно, но до следующей деревни доедет! Выдернул из-под бампера ветку и кулаком и каблуком немного выправил крыло. Отверткой снял колпак и… расхохотался: вместо положенных гаек — ржавые заклепки.
        Позади меня трескотня продолжается, только и слышишь: «…в первом акте… заглавная роль… Гёте… автографы…»
        Оказывается, Цыпка тоже, видите ли, актриса и уже выступала с декламацией… Она произносит это слово так же, как бригадир: декламация!
        — «Зеленый лист» Теодора Шторма.
        Голос у Цыпки высокий, так и кажется, что она вот-вот завоет вроде этого Беппо, когда на спидометре больше пятидесяти. Я стучу погромче и нарочно упускаю отвертку — с грохотом она катится по капоту. Вот она, моя музыка, музыка труда, она мне и Бетховен и Теодор!
        — Недурно!  — слышу я голос Хэппуса.  — Однако разрешите мне дать вам и один совет: не педалируйте. Я вас сейчас… Нет, вы делайте так, как вы хотите. Я ненавижу режиссеров, которые всё лучше знают, всё лучше умеют… Нет, нет, в вас что-то есть, немного бы суверенности…
        Голос Хэппуса становится масляным. Так и чувствую, как мне это теплое масло на мозги капает…
        Я подобрал листок в то лето,
        Чтоб он напомнил мне потом,
        У самых врат иного света,
        Как соловей мне пел в то лето,
        Как зелень пенилась кругом,
        Когда я был в лесу густом.[9 - Перевод Ю. Вронского.]

        А ведь здорово! Всё точно, как он говорит, этот Хэппус: я же сам сегодня «в лесу густом» шагал, будто впервые в жизни, да, да, сегодня было это… и «лето» и «соловей»… Нет, старина Хэппус, ты не декламируешь, ты вроде бы сам себе что-то тихо рассказываешь, а я уж забыл и свои отвертки, и покореженные колпаки, и все эти железки…
        Опять эта Цыпка чего-то кудахчет, нет чтоб не мешать! В лесную тишь врываются ее слова о рифмах и стихах и что она тоже сочиняет… Этого еще не хватало!
        Снова я давай барабанить по капоту. Потом обхожу машину и каждому колесу хорошенько наподдаю ногой.
        Неожиданно за моей спиной раздается незнакомый низкий голос. Неужели Хэппус так притворяться может?
        — Ну, где у вас болит? Чем помочь?
        Но это совсем не Хэппус, а громадный дядька.
        — У нас вообще ничего не болит. Вон у того! Это он катается на помятой тележке.  — Я показываю на Хэппуса.
        Великан вместе со мной обходит машину. Качает головой.
        — И домкрата нет.
        Оттомар Хэппус теперь обратил внимание на великана. Цыпка как раз заткнула свой фонтан.
        — Алло, коллега! Привет рыцарю шоссейных дорог!
        Смеется Хэппус, смеюсь и я, и этот незнакомый великан тоже смеется. Мне и не понять, как это Хэппусу удается сразу всех насмешить.
        Шагаем с великаном к его машине. Старушка повидала виды! Но содержится в порядке. Великан поднимает крышку багажника: все инструменты лежат в порядочке, будто в холодильнике, сверкают. Наш Пружина-Крамс говорит, когда ему попадает что-нибудь сверхчистое, скажем, отличная классная работа: «Это четвертое измерение!» Вот и сейчас он сказал бы то же самое.

* * *

        Разумеется, все мы знаем Оттомара Хэппуса, и не заметить его или только сделать вид, что его не заметил,  — для этого надо обладать немалым нахальством.
        Итак, оставим Гуннара с его «железками» и обратимся ко второй части уже известного нам отчета. Несомненно, мы, как и названная выше мама, обнаружим в нем кое-какие достоинства, хотя и отметим, что для литературного конкурса, как на это надеялась мамочка, он недостаточно информативен. Журналист, от которого мы его получили, так и сказал: не хватает объективизации.
        По правде сказать, это нас сейчас меньше всего интересует, интерес представляет для нас прежде всего то, как знакомая нам Тереза сама на все это смотрит, и мы даже надеемся, что она не так опредмечена, как наш Гуннар, ибо что там ни говори, а Оттомар Хэппус — лауреат Национальной премии и даже снимался в совместном англо-итало-польско-гдровском фильме. К сожалению, лишь в эпизодической роли.

        Продолжение отчета Терезы

        Два дня я не притрагивалась к дневнику. Без конца только и слышалось: бежим купаться… купаться… купаться. Изумительные светлые, даже какие-то прозрачные дни. По вечерам танцы. Но какие это танцы? Девочки танцуют друг с другом, а мальчишки сидят смотрят. Сегодня чуть прохладней, ветрено, лежу в постели и пишу. Остановилась я на том месте, когда мы расстались с Че. На небольшом автобусе нас доставили в следующий город. Гуннар пригласил меня на обед. К моему великому удивлению, я обнаружила в нем и кое-что хорошее. К сожалению, когда я подошла к столику, он уже все заказал, да и меню в этом маленьком прокуренном ресторанчике не оказалось. Подали нам жареную колбасу, было даже вкусно, но ничего эстетического во всем этом обеде я так и не обнаружила.
        Странно, но как раз в эти минуты я много думала о родителях и даже ощутила кое-что от тоски по дому. По воскресеньям мы часто обедаем в небольшой гостинице «Фёлькерфриден». Место наше у самого окна, оно выходит на базарную площадь. Столик уже накрыт и не успеваем мы сесть, как появляется официант, зовут его господин Магер. Чуть скосив на сторону рот, он принимается отпускать комплименты. «Разрешите прежде всего передать милостивым дамам и господам наипочтеннейший привет от, к сожалению, отсутствующего руководителя нашего предприятия — господина Эльмериха. В качестве жаркого наш шеф-повар осмеливается предложить седло косули с жареным картофелем и на десерт — карамельный пудинг. Из напитков — я превосходно помню вкус господина ректора — смею рекомендовать болгарскую «гамзу». А очаровательной барышне,  — при этом он отвешивает поклон в мою сторону,  — старинный германский напиток Вита-кола».
        Всем нам очень смешно, мы обильно едим, и так проходит более полутора часов.
        Вспоминала я об этом не без грусти, наблюдая, с какой жадностью этот Гуннар поглощает колбасу, даже схватил ее руками.
        Я уже не очень хорошо помню, каким образом мы встретились с пастором, но помню, что Гуннар вел себя по-хамски.
        Итак, мы очутились в автомобиле, за рулем которого сидел пастор. Это был стройный, несколько узкоплечий мужчина, управлявший, я бы сказала, элегантно своим «трабантом» цвета беж. Точь-в-точь таким же, как у моего папочки.
        Гуннар совсем вышел из себя. Вероятней всего, он никогда не видел настоящего пастора. Нашего пастора в Бурове я иногда встречаю даже у нас дома. Папа с ним вместе что-то делает в Национальном фронте. Папа любит говорить пастору: «Мы здесь, на земле, хотим построить рай. Вы, должно быть, несколько поздней. Почему бы нам вместе не начать уже теперь и здесь, внизу, так сказать?»
        Только чтобы остановить этого несносного Гуннара, без конца совершавшего одну бестактность за другой, я рассказала о нашей церкви в Бурове и о том, как папа водил меня туда. Мы с ним осматривали бронзовый светильник, дарованный еще в 1763 году. Папа показал мне и старинную купель и привел несколько доказательств того, что церковная кафедра типична для Ренессанса. Несколько раз на рождество или вообще зимой, когда в нашей церкви дают концерты, мы все вместе ходим на них.
        Гуннар не унимался: он без конца богохульствовал. Это слово так подходит к нему. А я сказала в ответ на его богохульство:
        — Когда Карла Либкнехта освободили из тюрьмы — об этом мне тоже папа рассказывал,  — он сразу же вместе с Розой Люксембург отправился в церковь на баховский концерт. Кажется, тогда давали «Страсти по Матфею»… Ну, и что ты теперь скажешь, Гуннар? У нас в Бурове мы уже слушали несколько ораторий. В церкви отличнейшая акустика.
        — Ваш отец, должно быть, очень умный и добрый человек,  — сказал пастор.
        О, как это справедливо! И в некоторых вопросах, касающихся культуры, где мама у нас непревзойденный знаток, папа с необычайной твердостью отстаивает свою точку зрения.
        Тряся головой, как осел, Гуннар пробормотал:
        — Карл Либкнехт — и церковь? Ну, тогда я совсем уж Фома Неверующий!
        Пастор рассмеялся и, кивнув мне, спросил его:
        — А как вы относитесь к священному писанию, молодой человек?
        — Никак,  — последовал ответ.  — Мне оно ни к чему. Сказочки из «Тысячи и одной ночи»…
        — Сам же ты уже цитируешь его. Фома Неверующий — это из Библии.
        Гуннар даже рот забыл закрыть.
        — О Давиде и Голиафе ты ведь тоже кое-что слышал?
        — Так мы Джима и Илью в нашем классе зовем. Один — ростом под потолок, а другой — карлик карликом, но дружат — водой не разольешь.
        Тут и я несколько удивилась.
        — А как насчет Содома и Гоморры?
        Это было мне знакомо: так мама всегда говорит, глядя на то, что творится в кухне после какого-нибудь вечера.
        — Все это библейские речения, юный друг.
        Разумеется, после этого мне ничего не стоило доказать мальчишке его духовную отсталость, хотя он и учится на класс старше меня.
        Позднее мы углубились в весьма длительную беседу… о смерти… Я, например, не в состоянии постигнуть неизбежность и необратимость смерти. Моя бабушка умерла еще два года назад, я уже привыкла к этому, и все же вопреки рассудку во мне все еще теплится искра надежды: где-то, когда-то я встречу бабушку…
        Пастор сообщил нам, что едет к умирающему старому человеку. И сразу на ясный солнечный день как бы набежала черная туча. Когда мы въезжали в деревню, пастор показал на третий дом справа от шоссе:
        — Мне вот сюда. Тяжек будет час, что ждет меня там.
        Мы вышли из машины, и пастор медленным, степенным шагом направился в указанный дом. Тогда и я почувствовала, что это был поистине святой отец, хотя внешне в нем ничего не изменилось.
        Гуннар болтал что-то о переливании крови, об уколах пенициллина — это, мол, спасет старика. А молитва ничем не поможет, и лучше уж он, Гуннар, так и останется Фомой Неверующим, для него наука всего важней. Он даже сказал:
        — Так посмотреть — пастор вполне современный мужик, можешь мне поверить, а вот внутренне, насчет души, он здорово похож на шамана индейского племени сиу.
        У Гуннара такая манера: он говорит, что ему в голову взбредет. Библейских речений от него не услышишь. Впрочем, в зернышке истины ему нельзя отказать. Ведь и во мне что-то восставало против того, чтобы просьбами о милости и молитвами вводить души в заблуждение…
        — Смотри, какой странный свет: будто все подернуто черной пеленой…
        Именно так я это воспринимала, почти физически ощущая вдруг наступивший мрак: мне стало страшно от того, что смерть была совсем рядом.
        Гуннар посмотрел на меня. Правый глаз у него совсем заплыл, и если быть справедливым, то он очень походил на поросячий.
        — Этого в Библии не написано, да такое способно произрасти только в твоей глупой голове.
        Больше всего мне хотелось уйти от него, пусть сам добирается как знает, но он тут же спохватился и уже вполне миролюбиво сказал: «Пошли, поехали, подружка. Кореш ты стоящий, чего обо мне не всегда скажешь».
        Продолжаю в тот же вечер. Все у нас очень устали, мальчишки торчат у телевизора: Динамо — Дрезден играет с какой-то английской командой. Некоторые девочки делают вид, будто их это тоже интересует. Тихо сейчас стало вокруг, и я могу целиком посвятить себя продолжению отчета.
        Я абсолютно не в состоянии вспомнить, каким образом мы продолжали наше путешествие — ни то, на чем мы ехали, ни о чем мы говорили. Мысль о смерти ни на минуту не покидала меня — мысль, с которой мне непременно следует расстаться до того, как лечь спать. Или я закричу! Ах, как будто криком можно прогнать смерть! Нет, только представить себе: тысячи и миллионы лет лежать в гробу! Нет, вечная вечность невыносима!
        Встреча с пастором омрачила тот день, заставила меня надолго умолкнуть, погрузиться в безнадежность. Сами собой сложились строки:
        Серые тени, синие-синие,
        Смерть и ясный солнечный день.
        Скрылось солнце, умолкли птицы…

        Слова эти не идут из головы, и я твердо решаю закончить дома это стихотворение. Быть может, строки эти не нашли своего продолжения потому, что их вытеснили впечатления, последовавшие сразу за принятым решением?
        Какой-то отрезок шоссе мы шли пешком. Гуннар, как всегда, о чем-то болтал, должно быть не понимая, почему я молчу. А я вся отдалась своим строкам. И вдруг — о ужас! Сердце рвалось из груди, я задыхалась: совсем недалеко, у самой дороги, в траве лежал мертвый человек! Но что, если он еще жив? Что, если его от удара выбросило из машины и он потерял сознание, нуждается в помощи? Гуннар хотел бежать в деревню. Он крикнул:
        — Бежим в деревню, вызовем полицию, «скорую помощь»!
        Я схватила Гуннара за руку. Сейчас, когда все позади, я думаю: до чего же глупо должно было все это выглядеть! И в то же время я поняла: Гуннар оказался трусом.
        — Я не выношу крови!  — чуть не стонал мальчишка.  — У меня нет перевязочного материала. А вдруг это убийство? Ничего нельзя трогать, пока не придет полиция!
        Овладев собою, я оставила стенающего мальчишку там, где он стоял, и направилась к мертвецу. Кровь застыла в моих жилах… Что я говорю,  — превратилась в кристаллы льда! Гуннар же, решивший последовать моему примеру, держался позади, подталкивая меня вперед. Я чувствовала, как мальчишка вцепился в рукав моей куртки.
        Мертвец зашевелился.
        — Он жив!.. Спаси его, Тереза!
        — Алло!.. Что с вами?.. Вы ранены?
        Мертвец приподнялся, сел, зевнул и принялся стряхивать пыль с брюк. Ни ран, ни крови я не заметила на нем. Раз-другой сердце мое еще рванулось из груди, потом вдруг подкосились колени, и я вынуждена была опуститься на землю рядом с незнакомцем. Еще не остыл страх, как к нему прибавилось что-то новое, и в этом новом было уже и положительное: в первую же секунду я узнала в незнакомце Оттомара Хэппуса. И сразу почувствовала, что ужасно краснею. Глупо, конечно, да и необъяснимо, но все было именно так.
        — Этот мальчик сказал, что вы убиты… но вы… я узнала — вы господин Хэппус.
        Оттомар Хэппус улыбнулся. О, как хорошо я знаю эту улыбку! Как часто я видела ее в кино и на экране телевизора! Он улыбается как-то застенчиво, я сказала бы — пугливо и ужасно обаятельно.
        Прекрасной барышне привет!
        Я провожу вас, если смею.

        Я быстро ответила, ни минуты не раздумывая. Некоторые считают это моей сильной стороной, но папа говорит — это моя слабая сторона. Он даже так и называет меня: «моя быстрая».
        Прекрасной барышни здесь нет!
        Домой одна дойти сумею.

        Оттомар Хэппус низко, как со сцены, поклонился. Голова его коснулась колен, и мы рассмеялись — поклон сидя выглядел очень смешно. Смеялась я и Оттомар Хэппус, в то время как Гуннар, ничего не понимая, ощипывал свои джинсы. Прямо как первоклассник.
        Мы долго беседовали о «Фаусте» Гёте — это был чудесный разговор, и я лишь сожалею о том, что не могла записать его на магнитофонную ленту: он заслуживал того, чтобы передать его по радио.
        Оттомар Хэппус спрашивал меня о ролях, видела ли я его в той или иной, а я поведала ему о том огромном впечатлении, какое он всегда производил на меня.
        — В «Серебряном колибри» ты меня видела? Пустяковый детектив, слабенький, кстати, лишенный какой бы то ни было изюминки, но одну сцену, сдается мне, я провел суверенно…
        Он говорил очень тихо, ронял слова как бы невзначай, но они западали в самую душу.
        Словно завороженная, я кивала ему. В его присутствии все казалось так просто, так чудесно! Я говорила с ним как с человеком, которого я знала сто лет! Должно быть и Оттомар Хэппус ощущал нечто подобное, он поделился со мной своими тревогами и заботами:
        — Этот Портек, именующий себя режиссером, хотел отдать Тельгейма Ишлю. Ты можешь себе представить Ишля в роли Тельгейма? Абсолютно неподходящий типаж: долговязый, худой, неуравновешенность во всем. Тельгейм — это ж человек, личность, уверенная поступь, но и с приступами слабости, так сказать, прусского характера и в известном смысле прогрессивного. Разве нечто подобное способен сыграть Ишль? Портек с головой уходит в интриги. Впрочем, я не хотел бы, чтобы ты неверно истолковала меня — сам он не интриган, его запутывают, втягивают в интриги. Но скажи, ты видишь Ишля в роли Тельгейма?
        Я, конечно, знаю Ишля, знаю как певца и как драматического актера, и я никогда не подумала бы, что он может быть интриганом. Подняв, словно для клятвы, правую руку, я произнесла:
        — Есть только один человек, способный сыграть…
        — …Тельгейма,  — подсказал Оттомар Хэппус.  — Ты имеешь в виду меня? Однако я не намерен играть Тельгейма.
        И он рассмеялся глубоко и почти беззвучно. То был какой-то теплый, необыкновенно заразительный смех. Даже эта кислятина, этот Гуннар, не имеющий никакого представления об искусстве, о театре, и тот рассмеялся.
        Порой я задаю себе вопрос: а была ли эта берлинская жердь, этот Гуннар, с нами, когда мы с Хэппусом говорили о Фаусте, о Тельгейме? Когда я читала мое любимое стихотворение Шторма — то самое, с которым я уже много раз так успешно выступала…
        — Талант! Талант!  — воскликнул Оттомар Хэппус, притронувшись пальцем к моей коленке.  — Тебе надо работать, работать и работать, участвовать в самодеятельности, выступать на вечерах — я уже вижу, как мы с тобой выступаем вместе, и мы — коллеги.
        — О, дорогой господин Хэппус, пожалуйста…
        — Что за вздор, коллега! Коллеги обращаются друг к другу на «ты». Говори мне просто Джолли — так меня все на студии зовут.
        — …прочтите, прочтите хотя бы небольшой отрывок…
        Хэппус закрыл глаза, опустил голову и заговорил с такой душераздирающей тоской:
        — «…спешим, спешим покинуть этот дом. Назойливая вежливость этой незнакомой дамы оскорбляет меня более, нежели грубость хозяина. Возьми это кольцо!»
        Он протянул мне руку, и какую-то долю секунды мне почудилось, будто я и впрямь вижу кольцо в его руке…
        — «Это все, что у меня осталось, и никогда бы я не подумал, что мне будет суждено так расставаться с ним. Пусть тебе дадут за него восемьдесят фридрихсдоров… те… те… те… Я жду тебя по соседству в гостином дворе».
        Неожиданно голос его изменился:
        — «…не беспокойтесь, господин майор».
        Он откинулся назад, упал на запыленную траву и закрыл глаза.
        — «Тебя зовут Франциска?» — вдруг спросил он вновь изменившимся голосом, бархатным и теплым.
        Губы мои дрожали, когда я отвечала:
        — Я же Тереза.
        И господин Хэппус, которого его друзья называют Джолли, успокаивающе погладил меня по плечу:
        — «Где я?»
        Глаза его обыскивали небосвод и ничего не узнавали, не узнавали даже меня, сидевшую молча и неподвижно рядом.
        — «О ангел коварный, так мучить меня…»
        Он схватил мою руку, прильнул к ней губами, а я, будто онемев, позволила ему это, с ужасом чувствуя, что краснею еще больше.
        В эту минуту Гуннар вновь напомнил о себе: возможно, что он был свидетелем, разумеется, ничего не понимающим свидетелем, той суверенной сцены — игра ли, жизнь ли?  — которую мы репетировали с Оттомаром Хэппусом. Но, возможно, он и исторгнул из себя этот грубый смех, как он делал это неоднократно, глупо, бессмысленно блея, будто козел. Уверена, что и Оттомар Хэппус — я уже почти готова назвать его Джолли — ощутил то же, что и я.
        — «Дитя мое,  — сказал он мне,  — поднимемся и пройдемся немного».
        Все девчонки нашего класса были в ужасе, когда я им рассказала, что я поехала одна с Оттомаром Хэппусом и что мы с ним на «ты».
        Небрежно я бросила Гуннару:
        — Я прокачусь немного с господином Хэппусом. Два-три километра, там мы и встретимся. Сколько я тебя знаю, ты скоро подцепишь машину. Чао.

        Идет дождь. Даже холодно. Мальчишки играют в карты, девчонки — кто читает, кто пишет письма. И, конечно же, я тоже пишу. И очень стараюсь вспомнить все, вплоть до отдельных словечек, произнесенных Джолли. Сколько раз я уже рассказывала о моей встрече с ним — девочки без конца просят рассказать еще и еще. А я, как мне кажется, могла бы продекламировать весь наш диалог, сцена за сценой.
        Джолли Хэппус вел машину смело и уверенно. У меня было такое чувство, словно мы оторвались от шоссе и летим навстречу солнцу. Джолли одной рукой держал руль, а другую положил на спинку сиденья позади меня. Будто в забытьи, рука порой играла моими волосами. Я спросила, куда он едет, в отпуске ли он или отдыхает после столь утомительных съемок.
        — О господи… Кстати, мы договорились говорить друг другу «ты». Бедный, бедный Джолли едет выступать в какой-то городишко. Слушать его будут несколько эсэнэмовцев и толпа глупых девиц…
        Я совсем не рассердилась — я же не причисляла себя к глупым девицам,  — и все же Оттомар Хэппус счел необходимым извиниться и, как бы успокаивая меня, положил руку мне на плечо.
        — …Потом заявятся несколько молодящихся дам и примутся расспрашивать меня до поздней ночи. И все эти вопросы мне задавали уже сотни раз, и сотни раз мне приходилось на них отвечать. Потом ты плетешься в свой номер, валишься на продавленную кровать… И, разумеется, нет ванны, и окна выходят на базарную площадь, и всю ночь напролет грохочут грузовики. Гальберштадтских сосисок ты в ресторации не получишь, подадут тебе позавчерашние котлеты, и в отчаянии ты хватаешься за бутылку «Советского шампанского», но и оно уже не такое, каким было когда-то, не правда ли?
        В знак согласия я кивнула, хотя пила шампанское, только когда папу наградили, но в этом мне не хотелось признаваться Джолли, почему — не знаю. Разве что я иногда пригублю красное вино, которое пьют родители вечером.
        Мы ехали под палящими лучами солнца, болтали о всякой всячине. Получалось какое-то изумительное попурри из ролей и сцен… Разговор шел о шампанском и об официантах, которые никогда не знают, каково жаркое на самом деле — нежное и сочное или жесткое и старое, о синхронизации и об одной пожилой даме, которая, когда Джолли участвует в спектакле, всегда сидит в первом ряду и в антракте приносит ему за кулисы цветы. Говорили мы и об охотниках за автографами, и Джолли был так зол на них, что я подавила мучившее меня желание получить от него таковой, и о нашем пуделе Принце, и о сиамском коте Джолли — Адоларе.
        Кажется, я уже писала о том, что судьба человека подобна морю? В каком отчаянии я была, проспав поезд, как злилась на этого увальня Гуннара, сопровождавшего каждый километр, который мы ехали, глупейшими речами. А теперь я была счастлива, еще счастливей, чем когда профессор посадил меня на свой мотоцикл и я избавилась от терзавшего меня страха остаться одной на шоссе. Быть может, счастье мое было даже большим, чем в те часы, которые я провела с Че,  — и по сей день я не в состоянии сказать, когда же я чувствовала себя самой счастливой?
        Поездка с Джолли оборвалась совсем неожиданно. Сидя за рулем, Джолли так и сыпал шутками. Подмигнув, он спросил, не соглашусь ли я сопровождать его в эту дыру и не выпью ли с ним бокал шампанского.
        Я колебалась между долгом и чувством. Возможно, мое молчание слишком затянулось, но я так и не нашла нужного ответа. Господин Хэппус легко щелкнул меня по коленке, и мы ехали некоторое время молча, что, по правде сказать, для нас было даже непривычно. Потом он стал меня расспрашивать, в каком классе я учусь, об учителях, о подругах. Сначала мне хотелось обмануть его и сказать, что я учусь в десятом классе, особенно потому, что Гуннар так грубо переставил меня в седьмой, но честность — один из моих принципов в жизни, и вообще я люблю говорить правду в глаза людям. Вот я и сказала, что перешла в восьмой, кстати — с великолепным средним баллом.
        Господин Хэппус долго молчал. Что-то, должно быть, испортило ему настроение. Может быть, он пытался сосредоточиться на предстоящем выступлении, или размышлял о новой роли, или о какой-нибудь сцене, которую намеревался сыграть суверенно? Неожиданно затормозив, он сказал:
        — Должно быть, пора, мой друг. Твой кавалер отстал ему далеко тебя догонять. Мы провели с тобой этот час со всем не плохо, Тереза. Расти большой, расти красавицей. А если тебе придется побывать в театре, не забудь зайти ко мне за кулисы. Я буду бесконечно рад.
        Он дружески поцеловал меня в лоб, потрепал волосы и слегка подтолкнул из машины. Оба мы были взволнованы. Он не помахал мне и не обернулся уезжая…
        Долго я стояла, будто оцепенев, и даже не почувствовала, что стою, прислонившись к дереву — старой липе, далеко отбрасывавшей свою густую тень. Я старалась вспомнить каждое слово, каким мы с ним обменивались, выражение его лица, смех. Я понимала — великий час моей жизни миновал! Но чуть-чуть я и злилась на себя за то, что так и не попросила автографа. И даже если бы он счел меня глупой девицей, у меня в руках осталось бы что-то на вечную память и доказательство того, что все пережитое не было сном. Я твердо решила непременно навестить его за кулисами. Убеждена, что сумею уговорить маму приобрести билеты в берлинский театр на спектакль с его участием. Папа-то, как всегда, останется возиться со своим компостом, но мама такая большая любительница искусства, что обязательно пойдет со мной. Под каким-нибудь предлогом я улизну в антракте. Предлог мне необходим, иначе мама обязательно пойдет со мной — она такая же непосредственная, как я! Папа говорит, что мы можем быть даже навязчивы. Мама в таких случаях старается утешить меня, уверяя, что это чисто женская черта и совсем не такая уж плохая.
        Размечтавшись о театре, о поездке в Берлин, я и вспомнила о нем. Но теперь его нигде не было видно. Чем он сейчас занят? Сколько всяких глупостей наговорил! С него ведь станет — сойдет с шоссе, забредет в какую-нибудь деревню или на озеро, будет показывать там клоунские прыжки в воду и заработает еще один фонарь под глазом. Сколько раз он говорил: шоссе ведет прямо на Штральзунд. А теперь вот его нигде не видно, будто сквозь землю провалился!
        Чувство глубокой печали и разочарования охватило меня, и, как ни странно, оно относилось не только к этому Гуннару, но и к Хэппусу, и даже ко мне самой. Подумала я и о пасторе, который в это время сидел у постели умирающего старца. И о Че — записка с его адресом шелестела в кармане куртки… На глаза набежали слезы гнева и глубочайшей подавленности. Я резко оттолкнулась от старой липы, закинула голову — я делаю это точь-в-точь как мама — и, кажется, даже топнула ногой. И выкрикнула что-то громко навстречу небу, которое уже опять затянуло серой пеленой. Мне было все равно, слышит меня кто-нибудь или нет, но, должно быть, никого не оказалось поблизости, кого могло бы удивить мое поведение.
        Ты, верно, считаешь,
        Что жизнь я должна ненавидеть,
        Бежать в пустыню.
        Потому, что не могут
        Сбыться все мои грезы?[10 - Перевод Ю. Вронского.]

        Руки я вскинула, будто угрожая и вместе обвиняя, и, в то время как я произносила эти строки Гёте и ощущала благотворное, успокаивающее их влияние, рядом со мной остановился автобус. Поначалу я даже не сообразила, отчего это, но скоро осознала: мои вскинутые к небу руки были, должно быть, неверно поняты.
        Из кабины вышел мужчина и спросил:
        — Поедешь?
        Решение мое было принято тотчас же, ибо я восприняла приглашение как некий зов судьбы: так я окончательно расстанусь с этим Гуннаром, которого никак нельзя было причислить к счастливым знакомствам этого необыкновенного дня.
        Автобус оказался набитым детсадовской мелюзгой, направлявшейся в заводской летний лагерь какого-то предприятия мясо-молочной промышленности. Большинство ребятишек спало, спала и довольно полная женщина, сидевшая рядом с человеком, который пригласил меня. Он же, напротив, был очень худ, даже тощ. Однако не спавшие малыши расшалились, и их никак не удавалось угомонить. Худой мужчина попросил меня помочь ему утихомирить детей.
        Я стала лихорадочно перебирать в памяти, что бы такое затеять с озорниками, и вдруг мне пришла на ум одна игра, которая в детстве подолгу занимала меня, во всяком случае так уверяет меня мама. Называется игра «пол и потолок».
        Я стала в проходе между сиденьями и, держась одной рукой за спинку, объяснила эту очень простую игру. Говорю «потолок» и показываю наверх — все должны показывать наверх. Весь фокус заключается в том, что я вдруг говорю «потолок», а показываю на пол. Тот, кто попадается на этот маленький обман, выбывает из игры. Дети были в восторге. Стоило кому-нибудь ошибиться, как поднимался невероятный смех и визг. Тощий мужчина, приложив палец к губам, сказал, что я умею обращаться с детьми, но только все выходит очень шумно, а надо, чтобы было тихо, то есть получается как раз наоборот. Даже полная женщина открыла глаза, с удивлением посмотрела на меня и тут же, шумно вздохнув, вновь заснула. Я хотела что-то сказать о ней, но, к счастью, удержалась: тощий мужчина сообщил мне, что это его жена и что она все последние дни и ночи готовилась к отъезду в лагерь и совершенно замучилась.
        — А вы сами — воспитатель?  — спросила я.
        Мужчина рассмеялся в ответ, и я сказала бы — совсем не симпатично. Нет, он работает электриком на заводе, а жена — поваром. Она и в лагере будет готовить для детей, а он — отвечать за всю культработу. «Культработу?!» — подумала я. Неужели на таком большом предприятии не нашлось более подходящей кандидатуры? Надо ж было послать электрика! И тут я вспомнила о своем классе: они же сидят, ждут в Альткирхе, рвут и мечут, почему не едет их культтётя, как некоторые называют меня не без ехидства. Я люблю эту работу. А электричество — ничуть. С физикой я справилась только благодаря усидчивости и помощи папы. А этот тощий человек хочет объединить и то и другое? Удивительно!
        — Давайте попробуем усмирить их при помощи фокусов,  — шепнул он мне.  — У тебя найдется монета в десять или пятьдесят пфеннигов?
        Немало удивившись, я достала из кошелька пятидесятипфенниговую. Он взял ее и зажал между указательным и большим пальцами левой руки. Поднял руку и спросил, видят ли дети монету, и попросил их только кивнуть в знак согласия. Но ему тут же пришлось вновь прижать палец к губам — такой поднялся крик. Затем он взял монету в правую руку, а маленького миловидного мальчика попросил посильней подуть на кулак, в котором должна была находиться монета. Каково же было общее и мое в том числе удивление, когда на раскрытой ладони монеты не оказалось. Дети потребовали, чтобы он показал и другую руку, но и в ней монеты не было. Признаться, я поначалу не поняла, в чем секрет. Раз десять он повторял этот фокус, но дети просили еще и еще. Тут-то и мне удалось подсмотреть, как это у него получается. Разумеется, монета оставалась у него в руке, он только молниеносно прятал ее в карман, отвлекая детей тем, что просил их дуть на кулак. Под конец, подмигнув мне, он вернул монету. Я лишь намекнула на рукоплескание. Тогда он быстро разделил свой указательный палец на две части, что малышей еще больше развеселило. Но я сразу
поняла: в этом трюке главную роль играл большой палец. Этого мало — невероятно худой электрик стал вытягивать левую руку до невероятной длины. Это уж был чисто оптический обман, который я тоже очень скоро разгадала. Под конец он схватил себя за нос так, что тот затрещал. Дети верещали от восторга, их невозможно было унять. Однако этого фокуса я так и не разгадала. Вполне возможно, что у электрика действительно был какой-то сустав в носу.
        «Дорогой Че, тебя здесь так не хватает!  — подумала я с грустью.  — Уверена, что и ты умеешь показывать фокусы, а с детьми ты обращаешься изумительно, в этом я сама успела убедиться».
        Подумала я и об Оттомаре Хэппусе, о его великом искусстве, и мне вдруг стало стыдно, что я только что с таким восторгом рукоплескала дешевым фокусам. Это ж все так пошло, похоже на успокоительные таблетки для маленьких озорников. Мне следовало бы быть выше этого. Впрочем, человек странное создание; тощий электрик сделал вид, что откусил себе палец, и я вновь захлопала в ладоши, смеялась и радовалась всем этим глупостям, секрет которых был так прост.
        — А ты не хочешь к нам в лагерь?  — спросил меня электрик.  — Понимаешь, нам нужен еще один человек, а ты мне нравишься, у тебя есть чувство юмора.
        Это у меня-то юмор? Не уверена. Папа всегда говорит, что я чересчур серьезна и мне следовало бы проще относиться кое к чему. Нет, не хочу я в этот лагерь мясо-молочной промышленности, хочу в Альткирх. Мне необходимы покой и время, необходимо осмыслить, постигнуть душой все только что пережитое.
        Дети просили меня снова поиграть с ними в «пол и потолок». Один мальчишка без двух передних зубов говорил «поу и поутоук». Теперь проснулись уже все, громко смеялся весь автобус. Даже какой-то козлиный смех тощего электрика, сначала так не понравившийся мне, теперь, казалось, превосходно гармонировал с серебристым смехом детей. Прежде чем сойти, я пожала много-много рук, в том числе и руку тощего электрика, в то время как его полная жена продолжала сладко спать.
        И вот я снова одна на шоссе.

        Глава IX, или 14 часов 57 минут

        У Великана не только весь инструмент в ажуре — в четвертом измерении, как сказал бы Крамс,  — он и работает так. При этом и не видно, что он работает. Оно работает. Вторсырье, которое Хэппус называет своим «вартбургом», будто бы само поднимается на домкрате, а гайки словно соскальзывают с болтов. Один раз Великан сдунул прядь со лба, а так никаких усилий не заметно. Запаска уже на барабане, оказывается, и она спустила, но чего удивляться-то — Хэппус ведь! Но вот уже посвистывает ручной насос, глушитель тоже подтянут покрепче, моей ржавой проволоки не хватило. Великан поднял капот и добавил дистиллированной воды в аккумулятор, зачистил свечи, замаслившуюся прожег зажигалкой и зачистил проволочной щеткой, добавив, что, к сожалению, у него нет свечей для «вартбурга».
        — А вы не господь бог, в которого теперь даже пастор не верит… Пусть сам достает. Он же Хэппус, великая знаменитость. По телеку фильм с ним передавали, «Салют, Шери!»,  — почти шепотом сообщаю я.
        Великан только пожимает плечами. Точь-в-точь как я до этого.
        Намазав руки какой-то пастой, мы стираем ее чистой ветошью — мы настоящие механики!
        — Благодарю вас, коллега,  — говорит Хэппус и улыбается так, что и ты невольно улыбаешься.  — Сколько я вам должен?
        — Ничего ты мне не должен, если не хочешь меня обидеть.
        Хэппус опять улыбается, но как-то кисло.
        Теперь и Цыпка спускается к нам в долины труда и пота. Она стряхивает травинки с джинсов, движения какие-то неестественные, прямо как будто она опять декламирует.
        — Я прокачусь с господином Хэппусом несколько километров и подожду тебя там…
        Хэппус трясет руку Великану, затем мне.
        — Терезу ты найдешь немного дальше, впереди. Прокатимся. Вуаля!
        Он приглашает Терезу в машину. Тереза махает мне, будто графиня своему лакею Иоганну.
        А мне так и слышатся слова Хэппуса: «В том обществе тебя я вижу, в котором не хотел бы видеть я тебя…»
        Но, может, это оттого, что я стою, будто оцепенел, ничего не соображаю, ничего не чувствую!..
        Бывший мертвец Оттомар Хэппус рывком включает заднюю скорость, дает газ, чуть не наезжает мне на ногу, круто заворачивает влево и со свистом, так что из-под задних колес вылетает фонтан песка и щебня, уносится прочь.
        Из окна машины высовывается маленькая ручка Цыпки…

        — «И укатила прочь, и нет ее, и песен нет ее…»
        Это были слова Великана, и сказал он их очень серьезно.
        Оба мы медленно подходим к его машине.
        — Слава тебе, тетереву, что нет ее, что избавился наконец. Надоели декламации. Не меньше ста километров сэкономлю без нее.
        — Есть хочешь?  — спрашивает Великан, кивнув мне.
        Мне и не хочется вовсе, а ведь совсем недавно я думал, что могу быка сожрать. Достав из кабины портфель, а из него три пакета — один с бутербродами, второй с помидорами, а третий с салом,  — Великан нарезает сало полосками, а остальные пакеты кладет между нами. Сидим, едим, я чувствую себя все лучше и делаюсь все злее.
        — Надо мне было выбить его за веревку коротким правым снизу…
        — Кого это?  — спрашивает Великан, и очередная помидорина исчезает в его пасти.
        — Это я тут недавно паренька одного в нокдаун отправил. Завертелся он, как волчок… а этот знаменитый Хэппус… привет вам от всех ваших шестеренок!
        Великан, зажав в кулаке бутерброд, показывает на фонарь у меня под глазом.
        — Случайное попадание,  — бормочу я и тяну зубами кусок теплого сала.
        Тогда он показывает на кровавую ссадину на моей руке, левой,  — я и не заметил ее совсем:
        — Ты за руками не следил, назад оглядывался.
        У меня что-то в горле засвербило, потом полезло выше и вдруг начало звенеть в ушах.
        Комиссар Мегрэ, кто, где и когда видел, чтобы этот великий сыщик краснел? Отвратительное неумение владеть собой может вызвать гнев префекта полиции! Так нетрудно и выговор заработать.
        Вытащив из портфеля солонку, Великан отвинтил крышку и посолил помидор.
        — Какая часть тела самая важная у человека?  — спрашивает он меня.
        Я не знаю да и не стараюсь отгадать.
        — Пупок,  — заявляет Великан, отправляя очередной кусок сала в рот.  — Лежишь себе в постели, надо тебе яйцо съесть или там помидор — где соль хранить?
        А мне не смешно. Раньше мне такая хохма понравилась бы. И я бы свой анекдотик подкинул… А сейчас мне совсем неохота запоминать анекдоты для Фридриха Карла.

        Когда в голове у нас наступает полное солнечное затмение, а Крамс задает такие вопросы, на которые никто не знает ответа, он говорит: коллапс… Великан запускает пятерню в пакет, устанавливает — помидоров нет.
        — Ну ты и поднажал!
        — Я? Я и не притрагивался к ним… А вы что, Хэппуса правда не узнали?  — спрашиваю.
        Нет, в отличие от меня Великан действительно не узнал Хэппуса. Он и в кино не ходит, и телевизора у него нет, то есть два года уже, как нет.
        — С тех пор как Уши бросила меня и укатила прочь, и нет ее, и песен нет ее…
        Медленно Великан складывает пустые пакеты, относит в кабину и возвращается с маленькой губной гармоникой в кулаке.
        Вот он опять сел рядом со мной, вытянул ноги и заиграл. Так-то я вроде бы все модные песенки знаю, а эту, какую он играет, не помню.
        — Аллегро из сонаты Моцарта.
        — Чего?
        — Ты что, Моцарта не признаешь? А я, когда дома бываю, часто Моцарта слушаю и Баха — у меня полная картонка таких пластинок. А когда я в дороге, я уж сам себе музыку сочиняю. Раньше бы мне… когда Уши со мной была, музыку эту полюбить…
        И снова он заиграл что-то симфоническое, как у нас говорят. Клёво у него получается! Что он про какую-то Уши говорит, я не пойму никак, но и спрашивать не хочется.
        — А укатила-то она, совсем как твоя, тоже на «вартбурге».
        Теперь он сам мне все рассказывает. И у меня что-то в горле застряло — крошка, наверное…
        — Пять лет мы с ней женаты были. Да, друг ты мой, я уж зазнался, думал — счастливый билет вытянул. Да от счастливого билета легко голову потерять, а с головой — и всякое понятие: блаженствуешь себе, а насчет того, чтобы мозгами ворочать, нет, лень.
        Ничего-то я не понимаю — и Уши эта, и счастливый билет… Сижу молчу, гляжу на свои серые от пыли туфли…
        — Приедешь, бывало, домой после дальнего рейса, скажешь: «Привет, лапочка!» Чмокнешь ее, вручишь коробку конфет и думаешь себе: порядок, теперь можно и телевизор посмотреть. Нальешь себе стакан пива, сядешь и смотришь. Ну конечно, когда футбол или бокс — меня не оттащишь.
        Чего говорить, я такой же, только без этих поцелуйчиков и конфет.
        — Ничего не стоит наша сборная. Верно я говорю? В остальных дисциплинах мы на мировом или там европейском уровне, а с футболом не получается. Зазнались ребята, думают — лучше их нет никого. Иной раз и правда у них здорово выходит, а следующая игра — хоть реви!
        Я опять киваю. Сколько раз мы в классе спорили об этом! Даже Пружина-Крамс участвовал.
        — Меня спросить — я болею за «Унион»,  — вставляю я, выковыривая крошки из гнилого зуба.  — «Унион» — команда классная, но и она может напортачить будь здоров!
        — Все они на одну колодку! Разве вот только бокс, но это уже и не спорт вроде…
        Поиграл Великан на своей гармонике и притих.
        — Думал ведь,  — продолжает он негромко после небольшой паузы,  — что счастье свое крепко в руках держу, а на самом деле это я бутылку пива держал да кресло перед телевизором. А как выдастся часок — я в клуб поболтать, по воскресеньям — «Наши старики», волейбол. А приду — за стол, и чтоб накрыт был, и чтоб голубцы…
        Я опять киваю: страсть как люблю голубцы, с луковой начинкой, конечно.
        — Понемногу Уши ворчать начала, а мне что — я ноль внимания, ей ведь положено со мной счастливой быть. На работу хотела устроиться. Зачем, спрашиваю. Заработок у меня хороший, дома люблю чтоб порядок был, и телек с пивом, и голубцы. Я, идиот, ведь ничего не замечал. И вот — укатила моя Уши, и не с кем-нибудь, а с лучшим моим другом. Укатила на «вартбурге». А я сижу Моцарта слушаю. Успокаивает.
        Теперь оба мы молчим. Жаворонки в небе заливаются, а в траве сверчки стрекочут.
        — Ну, а теперь как?  — спрашиваю я осторожно.  — Все хорошо?
        — Развод. Издержки — пять тысяч. А она вышла за Вилли, участкового народной полиции.
        — Надеюсь, вы из него котлету сделали? Как я из этого мальчишки на озере.
        Великан недоуменно качает головой:
        — С чего это? Это из меня самого надо было котлету сделать. Мы с ним даже встречаемся иногда в клубе. Здороваемся, как положено. Я на него зла не таю. А вот телевизор взял да выбросил в окно и вслед — ящик с пивом.
        Я так и вижу его: стоит, под одной рукой телек, а под другой — ящик с пивом. Ему что — дзинь, и в окно сперва один ящик, за ним второй!
        — Женщины — они по-другому устроены, не такие, как мы. Мы чурбаны… Женщина — она… как тебе сказать… она тоньше все чувствует, да и в жизни ей трудней приходится. По правде-то сказать, она лучшая половина человечества. А когда дело дойдет до того, что они верх возьмут — равноправие, оно ведь только начинается, будут они и композиторами, и поэтами, и министрами,  — тогда храни нас бог! Чего они только не напишут про нас, мужиков, в своих книгах! До сих пор-то только мужчины про женщин писали.
        — А я помню одну писательницу — Анна Зегерс.
        — Вот видишь — одну. А все остальные мужики. И Гёте, и Шиллер, и Шекспир, и Штритматтер. Да ладно. Я-то, что ни говори, дурак дураком был, пять лет свою Уши ни во что не ставил. Теперь-то сам удивляюсь, как это она со мной, таким чурбаном, так долго терпела.
        — Я все равно не понимаю. Такой мужчина, как вы!
        — Иногда и я ее не понимаю. Не зверь же я, в конце концов. Надо было ей меня перевоспитать. Поглядел бы ты на этого Вилли: глаза как у рыбы, и с брюхом уже, и чуть что не лысый совсем. И как это Уши…
        Мне даже смешно делается: стоит мне только представить себе этого Вилли да рядом с таким великаном-работягой, о каких в учебниках обществоведения пишут…
        — Должно быть, она и пыталась как-то, да уж если я сяду перед этим ящиком для дураков — как глухой делаюсь. А сидел я перед ним почти всегда. И Вилли, чего там ни говори, а человек стоящий, и умом и душой не обижен… Эх, чего говорить, это у меня все уже переболело. Приезжаю в пустой дом, слушаю пластинки, схожу покурю с пенсионерами в клубе. Вроде я теперь взрослым стал. Может, нам, мужикам, и полезно такое пережить, как знать?
        — А она… может, она… вернется?
        Сидим. Великан на гармонике играет. Что-то про Брамса сказал: опус какой-то тридцать три, вальс ко дню рождения.
        — Может, это у вас сегодня день рождения?
        — Нет. И ни у кого из знакомых. А у Уши — в декабре, сейчас-то июль. Просто вещица красивая и хорошо ложится на губную гармонику.
        — Ты не поджимай хвост, старина,  — вдруг говорит мне Великан, сперва похлопав гармоникой по латаным штанам, а потом меня по плечу.
        Я-то уж не подожму хвост, не сдамся. И Тереза, Цыпка эта из Бурова, совсем не его Уши! И женаты мы с ней не были, и знаем друг друга без году неделя, всего несколько часов, да и нет ее — укатила с дохлым Хэппусом. Нет, и все!
        Великан тем временем проверил свою машину, все по правилам и теперь собирается дальше, в Берлин ехать.
        Жаль, что мне в другую сторону. Прокатиться бы с ветерком! Обо всем бы поговорить — и о мировых проблемах, и о скорости, о смерти, и о дьяволе, и о том, как, когда нас против шерстки гладят, мы центнеровый телек в окошко можем выкинуть, будто спичечную коробочку.
        Может, правда мне с ним в Берлин махнуть?
        Мать сразу скажет: так, мол, она и знала, что я не выдержу. Отец свирепо промолчит, а Петер в первом же письме трижды подчеркнет: задавала! Да и Великан не согласится. Мы же понимаем друг друга, будто родные братья. Отступать? Нет, ничего такого не получится.
        Он запер ящик в боковине на висячий замок, а ключ прицепил к ключу зажигания — порядок во всем должен быть. Надо мне, когда из Варнемюнде вернусь, капитальную уборку дома учинить.
        — Сейчас мы тебе машину организуем.
        Я уже знаю: раз он сказал, так оно и будет. Это вам не сто бородатых анекдотов. Он только дело говорит. Где-то, пока еще далеко, рокочет мотор.
        — Давай беги на другую сторону и садись, не зевай!

        Глава X, или 15 часов 23 минуты

        Много, должно быть, прошло времени, прежде чем я начал соображать, где верх, где низ, прежде чем я вспомнил, как меня зовут: я ведь не Пепи и не Петер, не Шубби и не Пружина-Крамс, и Краузе меня не зовут, и совсем я не Крупп. Наконец-то я снова я, а это значит — комиссар Густав Мегрэ, по прозвищу Гуннар.
        Неожиданно Великан бросился на другую сторону шоссе. Грузовик тормозит, мы едва успеваем пожать друг другу руки. Если не ошибаюсь, я ему еще крикнул на прощанье:
        — Полундра! Бывай! А твоей Уши — привет!
        Вроде бы неудобно получилось.
        Сижу в кабине и вдруг чуть не обалдел: оказывается, грузовик-то советский, и за рулем советский солдат сидит и подмигивает мне. А я так растерялся, что крикнул ему «Хау-дуюду!» Но солдат от этого вроде бы даже еще веселей на меня смотрит.
        Только он включил скорость, уж Великан мне махнул на прощанье, как я рывком открываю дверь и скатываюсь вниз.
        Мешок Петера! Забыл совсем! Хоть бы его там муравьи сожрали…
        Нет, не сожрали: точно там, где я застыл, будто дерево, перед мертвым Хэппусом и сбросил мешок на землю, там он и лежит, покосившись, в травке. Вдвоем мы его закинули за борт грузовика. Что-то многовато сразу на мою головушку свалилось! Опять ничего не могу сообразить, кто я и что: то ли я Пепи, Крамс то ли я…

        Долго мы так едем. Брезент шуршит — это он за ветки, нависшие над дорогой, задевает. Всякий раз, когда мы обгоняем другую машину, я пригибаюсь — мне кажется, что мы через нее перекатываемся. Я сижу высоко, кабина большая, просторная, пахнет машинным маслом и табаком. Похоже как на капитанском мостике моего брата Петера.

        Давно уже я сижу здесь и ни слова не сказал. Молчу как истукан, все стараюсь собраться с мыслями.
        Густав, пошевели извилинами! Как там насчет русских слов?
        Показываю вперед, говорю:
        — Мы ехать север, да?
        Не глядя на меня, солдат кивает.
        — Север — город Росток. Там брат Петер.
        Здорово у меня получилось.
        — Я голосовать, потому что…
        Как будет «обещал» — этого я не знаю.
        — Мы вместе Тереза. Это был цыпленок…
        Солдат повернулся ко мне, должно быть, не понял, о чем я. Бог с ним, я уж и сам начинаю забывать, кто это, собственно, был и был ли вообще.
        — Меня зовут Сева.
        Сказал это солдат четко и ясно.
        — Меня зовут Гуннар.
        Солдат сейчас правит одной рукой, она дрожит на здоровенной баранке. Другой рукой он старается достать что-то из нагрудного кармана гимнастерки. В конце концов достает мятую пачку сигарет.
        — Курите, пожалуйста!
        Ясное дело — Мегрэ курит. На вечере после окончания неполной средней школы он даже выкурил две кубинские сигары подряд, железный комиссар Мегрэ.
        Вытягиваю из пачки сигарету и набираю побольше воздуха. Разве это сигарета?
        Исподтишка поглядываю на солдата: он смял картонку и сунул в рот.
        Я повторяю за ним все движения, но у меня в руках какой-то штопор, который я осторожно беру губами.
        — Спички есть?  — спрашиваю и только удивляюсь, сколько я русских слов знаю. А в табеле тройка! Несправедливо все-таки.
        Солдат достает зажигалку из кармана, щелкает, я сосу дым, как младенец соску.
        Удар молнии! Что-то режет глотку! Какой-то взбесившийся хищник раздирает легкие, рвет бронхи…
        — Караул!
        Я задыхаюсь, кашляю, поскорей вынимаю этот взрывной патрон изо рта, из глаз брызжут слезы.
        — Динамит!  — кричу я, стараясь справиться с новым приступом кашля.  — Танки хорошо подрывать… Кх-кх-кхе…
        Но солдат, должно быть, прошел спецподготовку — попыхивает себе на здоровье да еще дым из ноздрей пускает.
        — Табак хороший. Это папиросы.
        Комиссар Мегрэ, не исключена возможность, что завтра кто-нибудь совершит преступление с этими динамитными патронами. Возьмите себе на заметку.
        — Предпочитаю «Дуэт», изредка «Юбилейные».
        Честно говоря, их у нас курит только Пепи на большой перемене в закутке за физкультурным залом. Мне-то он раза два давал затянуться. Приеду — куплю пачку папирос и подсуну ему.
        Незаметно выкидываю свою выжатую динамитку. Солдат моргает, в углу рта покачивается папироса.
        — Я думаю, сегодня хорошая погода. Не правда ли?
        Я восторженно соглашаюсь и задаю вопросы — обычные глупые вопросы:
        — Вы хорошо говорите по-немецки. Где вы учились?
        — Я здесь, ГДР. Дружба. Сам я из Донецка. Там — шахтер…
        — Шахтер!..  — выкрикиваю я от радости, что так хорошо все понял.
        Потребую, чтобы наша учительница по-русскому мне четверку поставила.
        — …там я шахтер. Жалко, плохо учился по-немецки в школе.
        — Плохо. Да, плохо. Я тоже плохо учиться в школе по русски.
        — Теперь я здесь, ГДР, дружба. Я солдат, опять учиться немецки. Здесь страна Маркса, Энгельса, Гейне и Тельмана. Я должен знать язык Маркса, Энгельса, Гёте, Гейне и Тельмана, правильно?
        — Правильно! Хорошо!
        Густав, эта Тереза не оставляет тебя в покое! Ты же ноль без палочки, когда эти имена слышишь: Моцарт, Шторм, Гёте. Да, старина, плохи дела!
        Попыхивая своей динамиткой, солдат называет людей, о которых я в жизни ничего не слышал. Ну ничего, кое-что и я знаю.
        — Товарищ Ленин — очень хорошо,  — говорю я по-русски.
        Солдату понравилось. Он кивает так решительно, что папироса у него чуть с губ не срывается.
        Но послушайте, Мегрэ, кто этот Гейне, кто такой Че вы ведь тоже не знали. Пришлось Цыпке вам объяснять.
        — Я люблю Гёте,  — продолжает солдат, будто мне назло.  — Очень красивые стихотворения писал Гёте. «Кто скачет сквозь ветер и мрак ночной…» у нас читали, когда был вечер поэзии.
        Опять стихи! Густав, держись, не падай! Неужели весь мир из этой культуры состоит?
        — Я знаю живого поэта, правда очень маленького. Зовут Тереза, или Цыпка.
        — Не знаком, сожалею. Когда есть время, я люблю читать стихи Гейне, особенно «Не знаю я сам, что со мною…».
        Я тоже. Ну, да ладно!
        Мы довольно долго уже едем. Может, этот дохляк Хэппус ее уже ссадил? Цыпка же кому угодно плешь переест. Но ничего похожего на нее не попадается.
        — Я люблю играть в футбол. Хорошо всё вместе: великие поэты — мой самый великий Пушкин — и футбол. Всё вместе. Так хорошо жить. В армии, правда, мало свободного времени, много…
        Он ищет слово «служба» — я ему подсказываю. Хоть бы у нас в Национальной народной армии побольше «службы» было, а не одни эти поэты. Я в танкисты хочу.
        — А вы в армии в какой части служите? Танкист? Сапер? Очень здорово ваши саперы мосты наводят. По телевизору показывали. Так и накатывают. Прямо через речку. Тут и Пружина-Крамс слов не подберет, до того здорово!
        — Я не знаю поэта Крамс. В армии я шофер грузовой машины. Вот на этой самой. Она — как мой хороший друг.
        По-честному — я разочарован. Только и всего? Правда, машина сильная. Но ведь ни пушки, ни пулемета, ни ракеты, хоть бы маленькой…
        — Транспорт — важная штука. По целым суткам не вылезаешь из-за руля. Надо!  — говорит солдат, будто догадавшись, о чем я только что подумал.
        — Тихо идет этот транспорт,  — говорю я,  — слишком тихо. Я пойду в авиацию. Летчиком буду. На реактивном истребителе. Как увижу империалиста — бац!  — и готово.
        Солдат отвечает по-русски. Надо остановить его.
        — Стой, стой! Я не понимать ничего.
        — Я плохо по-немецки. Плохо понимаю. Ты быстро говорить. Моя грузовая машина, когда надо, может ехать быстро. Много груза может взять, мощный мотор… Идет по полям и по лесам… Где хочешь пройдет.
        — И по лесам? Не верю.
        Солдат говорил не о лесах. Он хочет вспомнить немецкое слово и говорит:
        — По мокрой земле.
        — Может быть, луга?
        Солдат рад и повторяет:
        — По полям и лугам и по очень мокрой земле.
        — Тогда это болото. Мокрая земля — это болото,  — объясняю я и только удивляюсь, сколько я знаю русских слов.
        — Хорошо. Я помнить. «Болото» — «зумпф».
        Этот солдат учится даже на службе, и в дороге, и дома. Едет он аккуратно, редко когда обернется в мою сторону, мигнет — и снова впивается в дорогу. Обе руки лежат на огромном руле и тихо дрожат в такт мотору.

        Дело было решенное. Мы, будто бронзовые памятники, сурово посмотрели друг другу в глаза, ударили по рукам. Потом плюнули через плечо. Все было по-настоящему. Это мы в парке. Я решил идти в танкисты или в авиацию. Шубби — в десантники или подводники. А Фридрих Карл хотел быть матросом на торпедном катере. Клятву эту мы дали друг другу в пятом классе. В седьмом Фридрих Карл уже передумал. Три года — слишком большой срок. И полтора, мол, достаточно, сказал ему отец. Теперь Фридрих Карл пойдет в мотострелки, там поближе к полевой кухне. «Выкопаю себе окопчик, наберу побольше ручных гранат и еще больше консервов, а там будь что будет. Любые сражения переживу».
        Все это нам сказал Фридрих Карл, когда мы с ним заспорили и Шубби обозвал его пацифистским диверсантом, что очень бы нашему Крамсу понравилось. В ответ Фридрих Карл разорался, что Шубби только ради шапочки в десантники хочет. Тут я увидел, как Шубби в кармане сжал кулак. Фридриху Карлу грозил тяжелый удар правой. Но Шубби настоящий боец и сражается только на ринге. Вне ринга он добрый, как кролик, и очень дисциплинированный.
        А водить такие здоровенные машины «по полям и лесам» тоже неплохо. А то и танк. А то и «газик». Надо подумать: может, мне тоже переметнуться?
        Густав, не предавай авиации! Там быстрота и скорость! А если ты про «переметнуться» Шубби скажешь, по уху заработаешь — у Шубби рука тяжелая.
        — Надо сказать прощай! Я приехал. Вон туда, налево — казармы за зеленым забором,  — говорит солдат.
        Итак, я покидаю капитанский мостик, а солдат мне помогает сгрузить мешок Петера.
        — Здесь одни книги: поэты — Шторм, Шиллер…
        Солдат радуется, будто я не знаю, что сказал.
        — Так много искусства — «кунст». Очень хорошо. Жалко, я на службе, а то бы мы с тобой много читали хорошей поэзии.
        Да, солдат — на службе. Поднимается, одергивает гимнастерку и смотрит на меня:
        — У нас в Донецке я плохо учился.
        — Да, да, очень плохо,  — бегло перевожу я.
        — Когда я, Сева, плохо учился, учитель сказал: ты — фаульзак[11 - Лентяй (нем.).].
        Вот это да! Этого даже наш Крамс не выдумал бы. Надо запомнить.
        Солдат смотрит на меня:
        — Весело? Вот маленький подарок от того, кто был фаульзак, а теперь учится хорошо. Сева и его машина всегда пройдут через луга и болота.
        Солдат достает помятую пачку своих динамиток и протягивает мне.
        — Здравствуйте,  — говорю я,  — доброе утро… и очень пожалуйста.
        Как белка, солдат взбирается в свою громадную кабину, подмигивает мне и кричит, перекрывая грохот мотора:
        — Auf Wiedersehn, Faulsack![12 - До свиданья, лентяй!]
        Густав стоит и нюхает пачку и ничуть не окрысился на солдата, хотя тот и врезал ему по первое число. Густав ухмыляется и пересчитывает динамитки: одну для Пружины, вторую для Фридриха Карла, одну для Пепи и еще одну для Шубби… нет, Шубби курить не будет ни за какие коврижки. Тогда эта пойдет Петеру как месть за треклятый мешок, доверху набитый «искусством».
        — Вперед, фаульзак!  — кричу я себе и шагаю вперед «по полям и лесам».

        Глава XI, или 15 часов 55 минут

        Где я нахожусь, не знаю. Карта осталась у Цыпки. «Забудь это имя!» — выстукивает передатчик в мозгу.
        Воздух дрожит над асфальтом; солнце уже миновало зенит, но печет еще здорово, и стоит мне закрыть глаза, как сразу чудится, будто его лучи — это тысяча белых точек, Крамс это называет «фата-моргана».
        Шагаю дальше.
        Не прошел и ста метров — опять эта фата-моргана. Аккуратно, по всем правилам, паркует «мерседес» — не последний крик, но все же машина шикарная: бока — слоновая кость, крыша — оранжевая.
        И самое лучшее в ней — берлинский номер. Значит, гдровская!
        Я крадусь вокруг «мерседеса», заглядываю внутрь на приборы. Согласно спидометру, до двухсот идет. Должно быть, так и есть. Хоть бы один раз, один-единственный раз прокатиться с такой скоростью, до того как я оседлаю свой реактивный истребитель. На заднем стекле висит голова с длинными рыжими волосами. Похоже, будто ее отрубили и высушили. Покажись она мне в зеркальце заднего обзора, я бы струхнул.
        Ты-то может быть, но не комиссар Мегрэ, дорогуша.
        — Проваливай отсюда, живо!
        Что это? Может, владелец секрет с магнитофонной записью вмонтировал? Никого кругом не видно, кто бы мог это говорить.
        — А я ничего не делаю. Классная машина, ничего другого не могу сказать. Вы из Берлина?
        — Не задавай дурацких вопросов, проваливай!
        Наконец-то я увидел, кто это сказал. Сидит за кустом на берегу небольшого омута и что-то бросает в него.
        Мешок Петера сам соскальзывает на землю. Делаю несколько шагов в сторону незнакомого дядьки.
        — Я тоже в Берлине живу.
        Будь осторожен, дорогой Густав, и очень ласков… если тебе удастся хоть километр… Густав, об этом можно ведь только мечтать.
        Похоже, дядька рыбак, вон он закидывает длинную леску, к которой прикреплен небольшой якорек; снова вытаскивает его, отходит в сторону и снова закидывает якорь.
        — Вы что, рыбак?
        Никакого ответа. Снова он закидывает якорь и снова вытаскивает, но и не прогоняет меня. Комиссар Мегрэ оценивающим взглядом определяет: еще не старый, загорелый, в полосатой рубашке.
        — Помочь вам? Время есть. Не спешу.  — Голос мой такой ласковый, будто его смазали оливковым маслом: уж очень я стараюсь не разозлить мерседесного дядьку.
        А он — молчок. Вдруг вижу — якорь за что-то зацепился, никак он его вытащить не может. Сколько ни дергает, ничего не получается.
        — Давай тащи со мной!
        И я тащу, и он тащит, и наконец якорек поддается.
        — Может, нам здоровенная попалась, а?
        На лице дядьки в первый раз вижу что-то вроде улыбки, но тут же он начинает ругаться: из воды показывается старая детская коляска, вся затянутая тиной.
        — Может, в этом болоте вообще рыба не водится,  — пытаюсь я утешить дядьку.
        — Какая там рыба!
        Пинком он отталкивает коляску и вытирает руки о траву. При этом еще разглядывает меня. Я спокойно выдерживаю его взгляд. Скрывать мне нечего.
        — Тебе сколько лет?
        Насвистывая, он спрашивает меня о том о сем, куда еду, чем занимаюсь. Отвечаю я, стиснув зубы, самыми ласковыми и вежливыми из всех известных мне слов: я во что бы то ни стало хочу проехаться хоть один раз в жизни на «мерседесе», хотя бы один-единственный километр!
        Еще раз спрашивает, куда я еду, и, когда слышит мой ответ: Росток — Варнемюнде, он снова присвистывает. Потом спрашивает меня что-то насчет поджилок и где буду жить.
        Небрежно и в то же время с должной скромностью я сообщаю ему, что занимаюсь боксом, так что на поджилки не жалуюсь, и при этом слегка покачиваю левую. Петер обещал мне достать койку, но где и как, не имею представления.
        Тут он снова присвистнул и сказал:
        — Тогда давай!  — и протянул свою леску-веревку.
        Закинули мы ее и после второго раза вытащили большую тарелку с дырками. Я сказал:
        — На кой она?
        Он мне:
        — Дурак!
        А сам стоит, трет и трет ее, потом говорит:
        — Олово, рококо… но дырки… дурак-то прав оказался.
        Комиссар Мегрэ, необходима ясная голова. Загадка налицо. Спокойствие! Он не должен ничего заметить. Дело запутанное, чрезвычайно запутанное.
        Мерседесный дядька будто очумел: закидывает и вытаскивает, закидывает и вытаскивает, от нетерпения даже подпрыгивает на одном месте. Наши трофеи: полусгнивший пень, ведро без дна — дядька ничего про рококо не говорит — и ручка от кофейника. Ее он драит до блеска, хотя сам в конце концов оказывается забрызганным с головы до ног.
        — Неплохо, подлинная старина. Но где же сам кофейник?
        — На дне, его давно затянуло. Здесь ил до самого центра земли, уверен.
        Он косо глядит на меня, присвистывает и, ни слова не говоря, снова забрасывает леску с якорем. Так несколько раз, но потом все-таки сматывает веревку, вытирает якорь, заворачивает в промасленную бумагу и все время ругается.
        Я не иду — ползу за ним, как тень, бесшумно, а уж вежливей и нельзя. Только б мне сейчас не оступиться: может, я сегодня прокачусь на «мерседесе»!..
        — Твой?  — спрашивает он, пхнув коленкой мешок Петера.
        — Брата моего треклятый мешок. Утопить бы его в этом омуте!
        — Топи, чего тебе?
        Я погружаюсь в молчание, как мой отец, а это может что угодно значить… Только бы теперь не сорваться!
        — Ладно, надо еще разок старика прощупать,  — говорит дядька.
        Что же это творится? Передо мной тихо открывается дверца «мерседеса», беззвучно взлетает вверх крышка багажника, и я, стараясь не задеть и не повредить якорь в промасленной бумаге, медленно опускаю мешок Петера внутрь.
        Что же это творится? Я сижу, утонув в мягкой коже, вытянув ноги ножницами, и слушаю, как, словно усталая пчела, гудит мотор.
        — Разве мы уже едем? Полагается ведь прогреть мотор?
        — Дурак, девяносто на спидометре.
        Что же это творится? Густав, протри глаза — правда девяносто. Оказывается, мы давно уже, мягко покачиваясь, несемся вперед.
        Жаль, что по дороге потерялась малышка Тереза. Сейчас бы она поняла, что такое настоящая машина и что значит скорость!
        — Как в сказке!  — говорю я.
        Машина буквально влетает в деревню, берет влево и тормозит у ворот какого-то желтого замка. А что, если этот мерседесный дядька в замке и живет? Вполне возможно.

        Но в замке оказывается что-то вроде детского сада. Кишмя кишит мелюзга. Мне уже видится: вот-вот я среди них узнаю Че в черном берете.
        Иду за мерседесным дядькой, он обходит замок и направляется к маленькому, утопающему в цветах домику.
        — Какие чудесные цветы!  — говорю я, и тут же на мою голову сыплется очередной «дурак».
        Постучав, топаем по коридорчику в комнату. На табуретке сидит старичок. Спрашивает дядьку:
        — Нашли чего?
        — Ничего, только лом… Вы в самом деле там всё утопили?
        — Всё, что тут было.
        Тяжело ступая, дядька шагает по комнате, бормоча себе под нос:
        — Дурак, вот дурак-то!
        Потом спрашивает старика, не осталось ли что-нибудь на чердаке или в подвале. И вот мы уже лезем на чердак, спускаемся в затянутый паутиной подвал. Дядька ощупывает каждую крышку от кастрюли, каждую старую бутылку. И всякий раз внимательно осматривает донышко бутылки или старой чашки.

        Мегрэ не пропускает ни одного движения: подозрительно, очень подозрительно! Пахнет контрабандой. Где-нибудь тут спрятаны наркотики. Дядька на самом деле инспектор уголовного розыска, замаскировался под рыбака. Напал на горячий след. В любой бутылке может быть спрятан мини-передатчик.
        У Мегрэ скучающий вид. Впрочем, внимание его предельно сконцентрировано, и вот он уже обнаруживает старинный прибор. Мерседесный дядька его не заметил.
        Старик объясняет, вертя ручку: его бабушка молола в этом приборе кофе. Теперь-то, дескать, готовенький в кооперативе покупают.
        Дядька решительно говорит:
        — Берем.
        Старик не высказывает никаких возражений.
        С таким вещественным доказательством, обнаруженным комиссаром Мегрэ, мы поднимаемся наверх. Старик, должно быть, ни в чем не виновен. Ничего не подозревая, он попал в шайку преступников. Я долго жму ему руку:
        — Не волнуйтесь. Все будет в порядке. Мы это уладим.
        Тут же мерседесный дядька берет адрес какой-то женщины, и теперь мы идем к ней. Она не впускает нас в дом, хотя мы и передаем ей привет от старика. Но дядьку это не останавливает — он мягко отстраняет старую женщину и направляется прямо в комнату, а там — к стеклянному шкафу, где стоят фотографии, всякие стекляшки и большая чашка. Не смущаясь, дядька открывает шкаф, берет чашку, переворачивает вверх донышком и… тихо присвистывает.
        — Беру. Три марки.
        Инспектор, расплачивающийся за вещественные доказательства,  — это что-то новенькое! Мегрэ, возьмите на заметку.
        Старуха чашку не отдает. Из этой чашки ее матушка кофе пила. И получила она ее в подарок от баронессы Цуппе за подвиг во времена нашествия французов. Мерседесный дядька повышает цену до пяти, затем до семи, до десяти и даже до двадцати марок. Старуха колеблется — и так ей неприятен наш визит! Торчим тут у нее в чистой комнате! А мерседесный дядька вдруг делается болтлив так, что ему позавидовали бы и Крамс и Тереза. Прямо заливается: у него, мол, чашечка будет в сохранности, да и трещина у нее, старуха ее разобьет в самые ближайшие дни…
        — Неужели в могилу ее с собой хотите взять?  — говорит дядька.  — Когда вы умрете, никакая чашка вам не поможет, а я плачу вам двадцать пять марок, и вы купите себе новенькую, без трещины, да еще фунт кофе в придачу.
        Как же это так? Старухе прямо в лицо про смерть говорит?! Меня даже всего передергивает. А та ничего. Ее эти слова про близкую смерть вроде бы даже убедили…
        Я говорю:
        — В этом прекрасном мире мы забыли о смерти… А она, как и все другие события нашей жизни…
        Как это еще пастор с засученными рукавами говорил? Ну, тот, с которым мы на «трабанте» ехали. Старуха тихо кивает мне.
        — Заткнись!  — шипит мерседесный дядька.
        Гляжу — он уже отсчитал двадцать пять марок, положил на стол, взял чашку. Вот мы уже и простились и торопливо шагаем по деревенской улице, быстро садимся в машину и — фьют!  — катим по открытому шоссе.
        Это надо уметь! Это они здорово отрепетировали в уголовном розыске…
        — Теперь можно и чашку кофе выпить. Согласен?
        Густав согласен, особенно если это ему ничего не стоит.
        И пить мы, оказывается, будем из старой чашки. Наверняка это последнее и главное звено в цепи как Крамс любит говорить.
        — Стоило похлопотать. Подлинный Мейссен. Не меньше двухсот на ней заработаю.

        Как мы все ловко сварганили — об этом он рассказывает в следующем городе. Правда, я до сих так ничего и не понял. Мы сидим, перед нами огромные чашки с кофе, пирожные со взбитыми сливками.
        Этот дядька с «мерседесом» эксперт. Когда наш Крамс кого-нибудь из нас называет экспертом, тогда это действительно так. Шубби у нас эксперт по боксу, Фридрих Карл — по анекдотам, Пепи — по сигаретам. Меня-то Крамс еще ни разу экспертом не называл, и если подумать, то и мне ничего в голову не приходит, в чем я мог бы считать себя экспертом. Во всяком случае, что касается всех школьных предметов. Я — как Ломоносов. Про него Крамс рассказывал, что он во всех областях здорово разбирался и такие изобретения и открытия сделал, что и сейчас еще люди удивляются. Ну, теперь-то я — эксперт по автостопу. Это точно. И больше в нашем классе таких нет.
        Дядька с «мерседесом» — эксперт по старинному барахлу. Сейчас он заказал еще по чашке кофе и рассказывает, как он гоняется за всяческим старьем, а потом продает.
        — А и цена всякий раз на донышке написана?  — спрашиваю, чтобы он понял: комиссар Мегрэ все видит, все замечает.
        И правда, на старинных предметах дядька по всяким там значкам узнает цену вещи.
        — У нашей бабушки была лампа керосиновая, старая очень… И абажур… постойте, стеклянный, красного стекла со всякими там выдавленными фигурками.
        Дядька даже чашку отставил. Глаза горят.
        — …Где лампа?
        — У Петера, брата моего. Он ее у бабушки выцыганил. Я еще посмеялся над ним, обозвал барахольщиком.
        — Дурак!  — бормочет себе под нос дядька.  — Не меньше сотни к ней пришпилено.
        — Это почему же?  — спрашиваю я, стараясь не быть похожим на барана перед новыми воротами.  — Ничего к этой лампе не было пришпилено.
        Оказывается, это связано с античностью, объяснил мне дядька.
        Я поднимаю чашку и заглядываю под донышко — нет там ничего. Ничего она, значит, не стоит.
        Мерседесный дядька курит какую-то светлую сигару. К сожалению, мне не предлагает, а то бы я ему показал, какой я закаленный после динамитных патронов, которыми меня угощал солдат. И вдруг он делает мне интересное предложение, при этом выпускает изо рта круглые, будто вычерченные циркулем, кольца дыма.
        В сезон, говорит он, то есть несколько недель летом и несколько зимой, он работает в сфере обслуживания. Тогда он не собирает никакого старья. Летом и зимой он стоит за стойкой.
        — Какой стойкой?
        — Ну ты и даешь! Стойка имеется в каждом ресторане, в каждой забегаловке… Вон видишь, где большие краны торчат,  — это и есть стойка.
        За такой вот стойкой и стоит мерседесный дядька в разгар сезона: открывает посеребренные краны, наливает водку, передает бутылки и конфеты. Тут он и ловит своих «птичек», как он говорит. Птички эти не летают — это он про деньги. А мне, значит, он предлагает записаться к нему в племянники или что-нибудь в этом роде. За стойкой мне стоять не придется — это запрещено. А вот писать всю писанину за него, подсчитывать пивные кружки, мыть стаканы, считать, сколько продано конфет, немного прибирать — это все тоже немалая работа. Чаевые пойдут мне, квартиру он обеспечит на все каникулы, триста марок он будет мне платить, к тому же море и солнце бесплатно. И хорошенькую кралю я смогу себе завести.
        Описывает он мне все это, будто рай среди пустыни. Подумаешь, поработал часа два-три до обеда! Сам-то он терпеть не может всей этой писанины. Он лучше займется стариной…
        — А как это получается, что за стойкой так много заработать можно?
        — Я думал, у тебя котелок лучше варит. Официанты, они, конечно, живут на чаевых, но им бегать приходится: плоскостопие там, распухшие вены и всякое там прочее. А я стою себе за стойкой, как царь, император или генерал, ясно?
        Оба мы смеемся. Я поглядываю на стойку, за которой стоит тетка поперек себя шире. Правда, рожа у нее кислая — должно быть, этот генерал проиграл водочное сражение.
        — Здесь ты птичек не поймаешь… Дурак! Здесь два-три постояльца — и обчелся. Разве какой-нибудь транзитник заглянет. Нет, здесь ничего не заработаешь. Я иду сразу в большую гостиницу. Летом — на побережье, зимой — в Тюрингию. Ну ладно, просчитаешься на чаевых, разве что пара пфеннигов перепадет; в месяц до пятидесяти марок-то набежит. Это, стало быть, твои. Чтоб тебе легче было, я на стойке ставлю стеклянный сапожок — в него они и бросают свои чаевые пфенниги. Сапожок приманивает.
        Так он стоит и разливает. Заработок у него неплохой, но ему кажется — жидковат. Тогда он договаривается с каким-нибудь честным работягой из официантов.
        — Поначалу я наливаю строго по мерке. Но вот когда они заложили как следует, я на миллиметр, может, и полмиллиметра меньше мерки наливаю. И так рюмка за рюмкой. Ты вообразить себе не можешь, сколько люди за отпуск выпивают. Дело стоящее. Норма у меня — тридцать рюмок, но иногда и до тридцати пяти довожу. А на рассвете, когда они допились до чертиков, можно и с пивом то же самое проделывать. Гони побольше пены — они уж ничего не замечают. Можно и сорт подешевле какой налить, все равно заплатят. А если я пару граммов не долью, это и для здоровья хорошо. Назови мне какую-нибудь марку.
        Тут уж я лицом в грязь не ударю. Этому человеку с «мерседесом» я назову, что называется, оптимистический вариант. И я ляпаю:
        — Виски!
        — Дурак!  — ворчит он.  — Слушай. Спрашивают, к примеру, марку «Герцбубе». Часика в два ночи я преспокойно достаю бутылочку, но я уже ее заранее подготовил… Не думай, не вода, нет. У меня кое-какие травки настоены. А теперь подсчитай. Умеешь считать? Вот для этого ты мне и нужен, чтоб считал, сколько мне перепадет. Только надо найти честного работягу официанта, чтоб по-братски все делить.
        А мне удивительны не только его приемы, но и то, как он смеется, рассказывая о них, будто снова затягивая через нос сигарный дым.
        Официантка, что нам подает, чуточку похожа на Эльзи, невесту Петера из Цербста. Блондинка, волосы до плеч. Она нам что, вместо взбитых сливок гипсовую размазню подала?
        Мерседесный дядька заметил мой комиссарский взгляд. Должно быть, догадался: соображает, мол, парень.
        — Нет, это дура набитая — она сразу прибежит, стоит только позвать.
        Он зовет и заказывает коньяк, французский. Теперь держит рюмку чуть косо перед самым моим носом. Велит мне внимательно смотреть. Я ничего такого не нахожу. Тогда он мне своим желтым ногтем показывает рисочку на стекле. Это и есть мерка. Ну, а что я скажу про эту риску? Сколько бы комиссар Мегрэ ни сверлил ее глазами, ничего опасного он обнаружить не может. Нет, отпечатка пальцев не видно.
        Дядька смотрит на меня, будто я — стакан зеленого самогона.
        — Риска закрыта. Значит, налито больше, чем надо.
        Да, уж здесь никто не наживется. И вдруг Мегрэ во мне проснулся:
        — Вы стакан косо держите!
        — Соображаешь!  — констатирует мерседесный человек и впервые не называет меня дураком.
        Так он держит рюмку, когда кто-нибудь подходит к стойке жаловаться, и говорит при этом: «А вы, должно быть, слишком глубоко заглянули в рюмку, любезнейший!»
        Комиссар Мегрэ может тут кое-чему и поучиться: скажем, во время классного сочинения Крамс начнет ворчать, маловато, мол, у тебя написано. А ты перекосишь страницу — и сразу на сто слов больше написано.
        — Но это можно делать только после полуночи, когда клиент уже «заложил». Ну как, едешь со мной? Ты мой племянник, помогаешь мне — стаканы там помыть, подмести — два-три часа перед обедом. Я тебе за это десятку-другую, хорошенькую комнатку в Варнемюнде достану…
        — Мы сейчас, сразу поедем?
        — Ясное дело.
        Мерседесный дядька выливает свою французскую водку в кофе и выпивает залпом.
        — Идет,  — говорю я.  — Я ваш кузен, и никаких.
        — Заметано!  — говорит он, платит и даже целую марку на чай дает.
        А я чувствую, как мой тощенький кошелек в кармане уже набухать начинает.
        Около нашего бежево-оранжевого «мерседеса» собрались клопы. Заглядывают.
        — Брысь!  — кричу я.
        Мы садимся. И — поехали.
        Ну и повезло! Как хорошо, что я Терезу по дороге потерял! Нам двоим этот дядька никогда бы не сделал такого предложения. Для этого ему мужчина нужен, честный парень и, разумеется, эксперт.

        Глава XII, или 16 часов 51 минута

        Будто огромная цветастая птица колибри, мы несемся по дороге на север.
        Скоро Росток…
        Мать потом будет говорить: кем бы ты ни работал, никакой труд не позор.
        А отец промолчит, разве что откашляется.
        Петеру я ничего не скажу. Пусть кому хочет свою койку отдает, мне все равно.
        Мы лихо берем повороты, пролетаем через деревни. На спидометре не меньше ста, и только на деревенских улицах спускаемся до восьмидесяти.
        — Вы здорово ездите,  — говорю я, и меня одолевает то гордость, то страх.  — По ОБД здесь не больше пятидесяти, это мы еще в классе проходили. Потом-то наш автомобильный кружок распался.
        — Дурак! Учитель нашелся! На мою голову.
        Следующую деревню мы снова проезжаем со скоростью восемьдесят километров в час. Куры разлетаются в разные стороны.
        — Я же машину загублю, если буду твоего ОБД придерживаться. Скорость ей предписана. И мне тоже.  — Он смеется.  — Ползать разве приятно? Сдохнешь от скуки. Медленно ездить — для дураков. Признаюсь, резвая езда — она, конечно, связана с риском. Ну, а жить без риска — это не жить, а ползать. Вот так вот. Потому я и еду, как моей душе угодно.  — Сказав это, он поглаживает черную приборную доску.
        Мне что-то не по себе. Не пойму даже, в чем дело. Кожа чешется и здесь и там, будто меня миллион комаров искусали.
        — Вы старину, наверное, в университете изучали. Вы так здорово разбираетесь, как настоящий эксперт. А уж за стойкой вы правда будто генерал.
        Дядька правит тремя пальцами, левая рука свисает в окно, он хихикает как-то себе в нос.
        — Я обучался корабельному делу на верфях в Грюнау. Неплохая специальность, но скучновато, да и птичек мало. А тут мне один приятель трюк подсказал — насчет сезона. Мне потом сразу на целый год хватило. Только все время на одном месте мне тоже обрыдло. Тогда мне один клиент в Херингсдорфе другой трюк подсказал — насчет старинного барахла. Тут я тоже быстро освоился. Ты бы мое бунгало посмотрел: шкафы из дворцов, старинные люстры, серебро князя Гогенлоэ. И телек последней модели, с холодильником — все, чего душа желает…
        Теперь мне кажется, что комары мне даже все внутри искусали: везде чешется — и в горле и в животе. Не заболел ли я, а?
        Мы влетаем в тихую деревню. Около кладбища играют ребятишки. Нашли место для игры!
        Дети визжат, разбегаясь. Раздается хлопок.
        Переехали мячик. Вон он валяется раздавленный. Детишки подбегают, кричат, плачут.
        — Тоже мне, как куры… Думают, я разобью машину ради их вшивого мячика!  — ругается дядька за рулем «мерседеса».
        Должно быть, я правда заболел. Слышу, как я говорю, будто через папиросный дым:
        — Остановите! Остановите!
        — Чего это ты? Укусил тебя кто?
        Это он правду сказал. Все тело чешется, кожу готов содрать с себя.
        — Выпустите меня!  — говорю… нет, истошно кричу я.
        — Спятил!
        — Немедленно остановите!
        Он вдруг резко тормозит. Тяжелая машина даже носом клюнула.
        — Я сойду! Не поеду с вами. Нет. Нет!
        — Приступ шизофрении… дур-р-рак!
        А я уже выскочил на свежий воздух. Вроде бы меньше чешется.
        Дядька включает скорость, дает газ, медленно проезжает мимо меня, высовывается из окна и кричит:
        — Идиот! Так я и думал. Умник вшивый! Вали отсюда! Проваливай!
        Отъехав метров сто, он снова тормозит, выскакивает из машины.
        Густав, приготовиться! Левую вперед! Черт с ним, пусть еще один синяк заработаю, но уж я ему врежу. Хоть за руку укушу, в глаза плюну…
        А дядька открыл багажник, вышвырнул мешок Петера. И — укатил.
        Я еще долго вижу маленькую высушенную голову с длинными рыжими волосами на заднем стекле — болтается туда-сюда.
        Мешок Петера словно смеется надо мной, и пусть Петер ругается и кричит, а я поддам ему, этому чудовищу, еще и еще. Первый удар — за этого мерседесного дядьку, второй — за Цыпку, Терезу эту!
        И тут же я представил ее себе, увидел, можно сказать, сомнамбулическим взором, как говорит Крамс,  — в джинсах, свитере, с круглой мордашкой, круглыми глазами и четырехугольной улыбкой, но не квадратной, это я точно помню. И улыбка эта впервые появилась, когда мы встретили Че в черном берете. Клёвый парень. Пришлось на тренинге врезать ему раз-другой правой. А второй раз у нее эта четырехугольная улыбка появилась, когда мы увидели мертвого Хэппуса, после того как он проснулся, конечно.
        Хватит, Густав! Дай-ка я тоже продекламирую: «Мужчина должен смело шагать по жизни, разя врагов своих». Это у нас так Шубби любит говорить, когда на тренировку отправляется в свой боксерский кружок.
        Тракторист с двумя пустыми прицепами посадил меня. Этот-то тарахтит ниже всяких ограничений ОБД. Снова я сижу на треклятом мешке. Вроде бы ничего не чешется. Усталость выпархивает из глаз, будто бабочка. Голова ясная, и я лихо насвистываю какую-то песенку, даже не разберу какую.
        Солнышко заливает все вокруг своим апельсиновым сиянием чуть в стороне от шоссе виднеется большая крестьянская усадьба. Соломенная крыша жилого дома заросла мхом — старьевщика это наверняка бы заинтересовало. Не меньше сотенной за такую крышу выдал бы этот шнапс-«мерседес».
        Около какого-то выгона тракторист высадил меня. Стою у изгороди. Надо мной висит жаворонок. Воздух дрожит. Теперь-то я знаю, какие жаворонки, знаю лучше всех ребят нашего класса. Они-то любую птаху за воробья принимают. И сверчков я теперь знаю — это они у меня под ногами травку жуют. Везде тут шныряют. На цыпочках подкрадываюсь — они сразу молчок! А интересно было бы подсмотреть, как это они свою музыку производят.
        Шагах в ста от меня, словно на ходулях, вышагивает большущая птица. Кажется, аист. Да, самый настоящий аист! Я-то думал, аисты только в сказках попадаются.
        — Эй ты, аист! Очень тебя прошу, не приноси мне братика, не приноси мне сестренки!
        Ноги сами рвутся вперед. Весело мне что-то! Еще минута — и я вроде этой Цыпки крикну: «Боже, как чудесен мир!»
        Пусть меня кто хочет подберет, как курица зернышко. Готов хоть два дня еще тут болтаться, пока до Петера доберусь, Фридрих Карл уехал с родителями в Крым; небось поджаривается там под южным солнцем до цвета слоновой кости! Не знаю, как он там со своим русским, он же слабак по сравнению со мной. Правда, может, он сидит себе на песке, нос повесил — ведь и любимую соску не пососешь — телек. Фридрих Карл ни бельмеса не смыслит.
        Треклятый мешок Петера опять ухмыляется!
        — Айда, старый увалень!  — говорю ему ласково и залезаю в лямки. Они, точно чьи-то тонкие руки, обхватывают меня.  — Ты-то самый мой верный друг!
        Густав, признавайся, чуть ведь было не сдал. Маршрут жажды затянулся не в меру. Еще самая малость, и комиссар Мегрэ поднял бы руки, выронил бы трубку и тихо простонала «Сдаюсь, великий шеф!» И было это, когда Великан завел мотор и собрался ехать в Берлин — туда, где мое родное гнездышко! И мать еще обрадовалась бы, чуточку поворчала бы и сварила какао, а Густав тайком опрокинул бы стакан колы, хотя мать и говорит, что она вредна для здоровья, в ней будто бы содержится никотин… А отец молчал бы, как всегда… И как трудно было бы выдержать это молчание!..
        В нокдауне побывал наш друг Густав, и удар гонга не спас его. Он перешел в клинч, старался зажать перчатку противника… Ну вот, а теперь выкарабкался.
        Аист со свистом рассекает воздух своими огромными крыльями и медленно удаляется.
        — Цапни Цыпку за ногу, если увидишь!  — кричу ему вслед.
        Носком туфли я выбиваю черные фонтанчики из пыли. Шаг — фонтан, шаг — фонтан…
        — Эй, ребята, мир ведь опять прекрасен!
        Стайка велосипедистов в синих рубашках и сомбреро, давя на педали, прошелестела мимо.

        Последний трезвонит вовсю. Все тормозят. Видно, как трудно остановить тяжело нагруженных мулов.
        — Ты откуда это? И один совсем?
        — Не из Саксонии, не то что вы,  — отвечаю. Не дам никому испортить мне настроение.
        — А мы не из Саксонии, мы из Ангальта.
        — Все равно с юга. Недавно,  — начинаю я по-хорошему, чтобы, так сказать, сразу ввести их в курс дела,  — я разминочку с одним парнем сотворил: перчатки, ринг — все как полагается. Че его звали, тоже саксонец, земляк ваш. Чисто работал, ничего не скажешь. Шесть раундов выстоял. В третьем пропустил мою правую, но удержался, бригадир этот… справа — слева — прямой — готов…
        Ребятня стоит разинув рты. Видик обалделый. Один, показывая на мой фонарь, спрашивает:
        — Это он тебя так?
        — Ясное дело — Че. Защитой пренебрег. Нарочно, конечно, чтобы он не скис. Ну, и сразу — пенг!  — получил под зыркалку.
        — А дальше что?
        — …в угол его загнал, справа — слева — прямой, прижал к веревке… Судья остановил бой.
        Теперь вам, должно быть, ясно, кто такой Густав, которого вы тут встретили на шоссе? Вы, значит, поаккуратней, ни о чем таком не помышляйте. С мастером спорта, значит, надо быть ласковым, поняли?
        Бригадир у них вроде бы этот — самый последний, что трезвонил так лихо. Объявляет, значит, привал и спрашивает меня, кто я, откуда, куда двигаюсь и все прочее. Я что — я терплю, все по порядку им выкладываю, пусть знают, почем фунт лиха.
        — А вы сами откуда, саксонские птахи?
        — А мы из Тюрингии.
        Порядок.
        Крамс говорит: никаких конфликтов из-за деталей. Принцип должен быть чист и нерушим.
        У них, оказывается, звездный поход. На великах. Старт взяли от саксонского южного полюса. Четыре дня, как вкалывают. Двадцать каэмочек им осталось до цели — там турбаза. Четыре отряда принимают участие в заезде. По компасу и карте, всё СНМ организовал.
        — У вас в Саксонии СНМ лучше,  — говорю я с завистью.  — Этот ваш Че, и спортивные игры, и плавание, и костер, а вы вот — звездный поход! Наши эсэнэмовцы спят, как медведи зимой. По дурости мы эту девчонку в секретари выбрали. Она у нас еще в шестом в совете отряда была: такая тихая, ласковая, и мамочка ее всегда тут как тут. Нас за нее сколько раз в стенгазете за пионерработу хвалили. Вот мы ее и выбрали секретарем СНМ. Пружина-Крамс, наш классный шеф, сразу сказал: «Не хочу и не имею права вмешиваться, вы самостоятельная организация, но совет могу дать: в СНМ начинайте все сначала. Выберите себе инициативное руководство и действуйте по оптимальному варианту…»
        — Чего же вы нового секретаря-то не выберете?
        Густав, Густав, как вернешься ты домой после своего кругосветного автостопом, ты первым делом свергнешь Ивонну, секретаря нашего злополучного, и пусть себе рты разевают. Да и вообще эти девчонки… Не прав Великан — расхваливал их всех от мала до велика! Неправ, это я точно говорю.

        Глава XIII, или 17 часов 56 минут

        Верховые саксонцы хором говорят мне, что не могут меня бросить и во что бы то ни стало должны уволочь меня с собой.
        — Друзья,  — ответил я,  — берлинские коллеги благодарят вас и шлют вам самый горячий боевой привет. Пружина-Крамс в таких случаях формулирует: «Твоя добрая воля котируется четверкой, но практическое ее осуществление достойно лишь двойки, сумма суммарум, к сожалению, тройка». Добрая воля у вас имеется, однако великое всего пять. Прикажете лететь?
        — Старик у вас мировой!  — вот и все, что они ответили на мои мудрые возражения.
        Довольно долго они еще спорили, и в конце концов секретарь родил идею, недурную, по-моему.
        Мой, то есть Петера треклятый мешок привязываем к багажнику первого велика, а я бегу на своих на двоих. Саксонята трогают в гусином строю. Последний, отъехав метров сто, соскакивает, оставляет свой велик и, как я, топает вперед. Следующий делает то же самое. Тем временем я, добравшись до первого оставленного велика, сажусь на него, обгоняю всех и, отъехав метров сто вперед, кладу его на землю и топаю опять на своих на двоих…
        В конце концов мы здорово с ними поцапались на математической почве. Никак не могли подсчитать, сколько нужно каждому пройти и с какой скоростью будем продвигаться вперед. Тогда я беру ветку и царапаю расчет на песке — все равно ни черта не выходит.
        — Вот что,  — плету я.  — Жил когда-то человек по имени Эйнштейн. Вы там в своей саксонской тундре о таком и слыхом не слыхивали…
        Саксонята ворчат, а я, как заправский дирижер, повелеваю веточкой: тихо!
        — …это он кванты и придумал…
        — …он и на скрипке хорошо играл…  — пищит кто-то.
        Из-за этого я чуть было свою гениальную мысль не упустил. Да ладно, пусть играет себе и Баха и Бетховена, а мы сейчас новую формулу выведем, да такую, что весь мир закачается!
        — Так вот, Эйнштейн этот как-то в поезде ехал, в скором, и шел по проходу, против ветра шел, и вдруг уперся — никак не мог усечь: с какой же это он скоростью едет? И откуда ему отсчет вести? Вот с этого все и началось.
        Чудила, Густав! Ты погляди на рожи ихние! Обалдели совсем, будто стадо овец…
        — Но наше дело теперь такое же хитрое, и как знать, может, и из него Нобелевская премия выскочит.
        — Ты сказал «нобелевская», а правильно говорят «нобелевская»,  — замечает секретарь.
        — Если б говорилось «Нобель», то писалось бы два «л». Усек? Премия, она, конечно, шикарная, на ней здорово заработать можно, а я вам сейчас формулу выведу.
        На песке — с большими перерывами для глубоких мысленных подсчетов — я вывожу:
        1+(1+2+3+4+5)v+1000^2^.
        — Великая сила математики в том и состоит, что все можно в формуле выразить.
        У меня даже волосы дыбом встали от напряженной работы мысли. Но моей формуле чего-то не хватает. Проста она слишком! С другой стороны, чересчур уж хитра…
        Ясное дело, саксонята ничего понять не могут, да и где им разобраться в моей второй эйнштейновской Нобелевской премии. Я объясняю им, придав голосу крамсовское превосходство:
        — 1 — это я, тот, который на своих на двоих чапает. От 1 -5 — это они, все саксонята, v — время, которое мы все топаем или едем, а плюс 1000^2^ — это общий проделанный путь.
        — Почему в квадрате?  — спрашивает секретарь.
        Я спокойно объясняю: каждый из нас сначала проходит пешком 100 метров, потом 500 метров едет, потом опять топает — отсюда и вторая степень.
        Кто-то вякает, что едем мы больше, а именно 600 метров. Другой кричит: нельзя, мол, объединять в одной формуле пройденный путь и время. Я разражаюсь сардоническим смехом:
        — Вас там, в ваших болотах, обучают мизерному минимуму, и пусть учителя даже говорят вам «вы» — у Эйнштейна еще не такое в одном котле варилось. Что такое, по-вашему, свет?
        Я указываю на солнце, опустившееся со своего зенита и теперь отливающее красным, и обрушиваю на них весь гранит науки:
        — Свет есть одновременно и излучение. Ясно? Вижу, вы киваете. Но в то же время это… сейчас, одну минутку… Нет, корпускулу вам никогда не понять…
        Я резко и коротко смеюсь, точь-в-точь как наш Пружина-Крамс.
        — Диалектика!  — восклицаю я любимое слово Крамса.  — Нет, нет, тут вы все равно не разберетесь. И потому моя формула правильная.
        — У тебя в нее не вошел переход времени в пространство. Да-а-а! Это надо подумать. Вместе мы и думаем. Измененная формула могла бы, скажем, иметь такой вид:
        1+(1+2+3+4+5)+1000^2^ —500.
        Снова кто-то выскакивает и кричит, что учтен только один переход, а их всего пять, и еще какой-то головастик выдает:
        — Если предположить вероятность как неизвестное первой степени и обозначить его «x»…
        Но тут уж секретарь берет верховное командование и закругляет открытие Америки в области математики. Взвалив мешок Петера на багажник, он увязывает его, истратив на это целый метр ремня и не меньше двух метров веревок.
        — С формулой или без, а ехать пора! По коням! Не ночевать же нам тут, на дороге.
        Интересно, как у нас все получится: старт я беру легко — без треклятого мешка на горбу шагаю, еле касаясь земли. Ребята на великах обгоняют меня, машут, вон последний уже соскочил. Как только я поравнялся с ним, сразу вскакиваю на его велик и мчусь вперед, обгоняя всех подряд — звонок мой звенит вовсю.
        — Дисциплина!  — кричит мне секретарь.  — А то ты всю нашу цепочку перепутаешь.
        — Вы вот лучше формулу мою не забывайте!
        Через минуту я уже соскакиваю и чапаю вперед, велик лежит на земле. Но впереди уже виден другой.
        Над формулой-то придется еще посидеть! Надо в ней все эти переходы-перемены отразить. Примерно она должна выглядеть так:
        1+(1+2+3+4+5)v+1000^2^ —500 —v/10.
        Лихо я им загнул!
        С гиком и свистом — но всегда ОБД!  — мы несемся вперед. Только когда мне достается велик с чертовым мешком, приходится ехать, стоя на педалях: его влево, в кювет, тянет.
        — Выдерживать строй!  — слышу я опять голос секретаря.
        Крик, смех, кто-то машет. Что-то там, впереди, стряслось. А так как я передвигаюсь пешим ходом, я никак не разберу, в чем там дело. Но вот, добравшись до очередного велика на обочине, я вскакиваю в седло и мчусь во всю прыть вперед. Там кто-то сидит под деревом, саксонцы кричат, подзывают меня.
        Свинопас, что ли?
        Или ведьма какая?
        «Эге-гей, всем чертям и колдунам сейчас задам!» — готово у меня сорваться с языка, но тут же я зажимаю рот и ни звука произнести не могу, будто комок глины мне глотку залепил.
        Густав, держись крепче за руль, а то как бы тебе носом по щебенке не проехаться. Все мое серое вещество взбунтовалось!
        Комиссар Мегрэ, не выпускайте трубки изо рта; только что выяснилось — ваш лучший друг и есть преступник… Нет! Вы сами!
        С грохотом велик валится на асфальт.
        — Привет!  — говорю и только удивляюсь, как здорово я охрип от этой езды.  — Тереза, ты? Ну и ну!.. Стойте, ребята! Вы куда?
        Окрик мой подействовал. Один за другим саксонята разворачиваются и подъезжают ко мне.
        — Девчонка!  — определяет ошалевший секретарь с далекого юга.
        Цыпка подает каждому руку, трясет на уровне лица и заканчивает торжественный церемониал намеком на книксен.
        — Меня зовут Тереза.
        — Откуда ты взялась?
        Не глядя на меня, Цыпка махает рукой куда-то назад.
        — Ты что, знаешь ее?
        — Чего это ты покраснел?
        — От езды, вы, дети прерии!
        Стоим молчим, секретарь думает. Я качаю головой. Эстафета с двумя безлошадниками не получится, и формула моя здесь не сработает. Что верно, то верно. Двойная смена-переход все перепутает. Наверное, надо снова взять руководство Цыпкой на себя, иначе ничего не выгорит. Настоящий путешественник только так и поступает.
        Саксонцы не хотят оставлять нас одних на шоссе — ребята стоящие, тут комар носа не подточит.
        Нет, нет, пусть едут: звездный поход дело нешуточное. Они из-за меня и так уж сколько минут маршрутного времени потеряли. А я, я очень даже скоро зафрахтую машину, вполне возможно — розовую «татру». Но они мне почему-то не верят. Правда, когда Цыпка, будто с цепи сорвавшись, начинает уверять их в моем умении останавливать машины любой марки и все меня сажают в кабину как самого дорогого гостя или ближайшего родственника, то тут уж не только у меня челюсть отвисает.
        — А ну, закройте рты, а то воробей влетит!  — говорю я, развеселившись.
        Саксонцы тоже смеются. Цыпка переводит взгляд своих круглых глаз с одного на другого, и я вижу — секретарь уже отвязывает мешок Петера от багажника.
        — Бывай, старик… и никаких глупостей. Счастливого пути!
        — И вам желаю счастливо добраться до цели первыми, но только помните: ОБД!
        На этот раз Цыпка молчит как рыба.
        Мне почему-то вспоминается анекдот из запасов Фридриха Карла. Года четыре о нем не вспоминал, однако мозг наш, как уверяет Пепи, бездонный компьютер, хотя Пепи ни в физике, ни в математике ни в зуб ногой и выше тройки с минусом никогда не вытягивает.
        — Что такое: маленькое, беленькое и сидит на телевизоре?
        Я уже не могу удержаться, давлюсь от смеха. Цыпка от напряжения морщит лоб.
        — Не знаешь?.. Ха-ха! Муха. Муха в ночной рубашке…  — От радости я барабаню себя по груди, как заправский орангутанг.  — Муха… Ха-ха-ха… в рубашке… Ха-ха-ха… сдохнуть можно! Из вежливости Цыпка улыбается. Что-то уж очень она серьезная, а это ж вроде холерной заразы.
        Густав, плюнь на анекдоты, лучше расспроси-ка ее, как она провела время с дохляком Хэппусом. Я и сейчас слышу, как он говорит, что ему надо ехать в какую-то дыру и что там ему не подадут гальберштадтских колбасок, а только «Советское шампанское», а оно уже совсем не то, что было раньше… И все эти мещанские вопросики вроде: «А в фильмах вы по-настоящему целуетесь или как?», и «Сколько актер получает за съемки?», и «Знаете ли вы все слова наизусть?..» А Хэппус декламирует: «Когда я был в лесу густом…» Что тогда говорила Тереза, я ничего не запомнил, только — как она мне вдруг шепнула, что с ним прокатится и потом меня подождет на дороге, всего два-три километра… Так ведь оно было?
        Густав, будь добр, отключи свои воспоминания…
        Цыпка все это время смотрит на меня. Как знать, может, она и слышит, что там у меня в коробочке творится? Смотрю — вроде как бы у нее глаза на мокром месте. Только не реви! Только не это, Цыпа! Я толкаю ее в бок:
        — Ну как, старушка? Айда дальше?
        Цыпка улыбается, как бы издалека. И не квадратиком — это я, честное слово, у нее уже два раза подмечал,  — а больше похоже на перекошенную трапецию.
        — Не волнуйся, Цып. Часа не пройдет, и мы с тобой будем в Альтхагене — это тебе старик Густав говорит…
        — И ты еще помнишь, куда мне ехать, дорогой Гуннар? Только место это называется — Альткирх.
        Комиссар Мегрэ, вам необходимо выяснить, как этот инкубаторный цыпленок из никому не известного Бурова попал сюда. К тому же совершенно один, можно сказать — соло. Поскандалила она с этим Хэппусом или как? Может, она и папиросы курила? И ей дорогой попался любитель древних ценностей, в каникулы выступающий как пивной король за стойкой? Или все у нее было по-другому и она поймала розовую «Татру», ту самую, про которую я все пою? Мегрэ, вам превосходно известно: допрос третьей степени применяется только к убийцам… Терпение и еще раз терпение — это самый хитрый прием… Подозреваемая дамочка сама вам все выложит…
        — Ты что молчишь, Гуннар?
        Ну и пусть замечает, что я расстроен, и пусть старается утешить. Но она не спрашивает меня ни о чем. Ну и не надо! Никогда, значит, не узнает, как я чуть не стал директором ресторана в Варнемюнде…
        Стоп! Варнемюнде! Пора нам в путь, если я хочу вообще туда добраться. До этого надо еще и в Росток, а еще раньше — в Альткирх.
        — Айда, пошли-поехали!  — И я вскидываю чертов мешок на плечи.
        — Я пешком не могу, Гуннар. Ноги болят. Я очень устала, Гуннар…
        — Пустяки! Скоро старик Гуннар объявит привал, и все у тебя до свадьбы заживет.
        Цыпка даже не улыбнулась.
        «Выходи замуж за этого Хэппуса. Он же знаменитость, всегда будешь на своей машине ездить, и очень даже быстро…» — чуть было не сорвалось у меня. Хорошо еще, что я подумал: «Не остановить тебе тогда водопада — Цыпка задохнется от слез».
        Нет, нет, забудем этого Хэппуса — он же метафизический балласт. Так ведь наш Крамс говорит.

        Итак, мы поняли, что отчеты Терезы нам весьма пригодились, и нам следует выразить благодарность всем тем, кто передавал их из рук в руки, прежде чем они попали в наши. В противном случае, как бы мы узнали обо всем, что случилось с Терезой после того, как она рассталась с Гуннаром?
        Что ж, теперь они опять вместе, и их водой не разольешь — так ведь это, кажется, говорится?
        Было у нас такое желание — дать Гуннару прочитать Терезины отчеты. Однако, поразмыслив, мы откинули подобное намерение. Мы уверены, что это совсем сбило бы его с толку, особенно, конечно, все то, что касается его самого. Право, оставим эту мысль, и лучше процитируем еще несколько строк из-под пера самой Терезы. Как правило, ей удается изъясняться довольно кратко. А уж после нее мы вновь дадим слово Гуннару.

        Еще один отчет Терезы

        Четыре дня у меня не было ни минуты свободного времени, и я не могла продолжить свой отчет, дорогая мамочка. Все эти дни мы знали лишь одно: купаться и еще раз купаться! После нескольких дождливых дней мы с какой-то особой страстью бегали по теплому песку и бросались в голубую стихию. Впрочем, за это время мы успели посетить и одно подразделение нашего военно-морского флота. Офицеры и матросы всё нам показывали и были очень предупредительны с нами, девочками. А нас, конечно, интересовали не столько пушки и всякие автоматы, как наших мальчишек, а мундиры и все, что касалось жилых помещений.
        Моя задушевная подруга Лиана влюбилась в жгучего брюнета, рослого и чернобрового старшину, а сегодня утром он возьми да приди к нам на пляж. Бедняжка Лиана от волнения не знала, что ей делать: то ли прятать глаза, то ли бежать без оглядки…
        Старшина потом долго сидел с нами. Говорили мы о всякой всячине, и вскоре у меня возникло подозрение, что он приходил ради меня. Подозрение это подтвердила сама Лиана и все ее поведение. Совершенно неожиданно она стала чрезвычайно сдержанна со мной, почти не разговаривала и без конца критиковала мою стенгазету, кстати, она единственная из всего нашего класса! И все же я вновь берусь за перо, хочу продолжить свой отчет, а то как бы новые впечатления не заставили меня забыть подробности моего путешествия.
        Покинув автобус, я все еще пребывала в превосходном настроении, надеясь, что скоро отправлюсь дальше. Но одни надежды и желания порождают хандру и отчаяние! И сколько я ни голосовала, какие печальные рожицы ни строила, никто не останавливался, чтобы подвезти меня. Тогда я вновь вспомнила Гуннара. Когда нам приходилось долго ждать и никто не останавливался, у него всегда были наготове какие-нибудь веселые словечки или анекдоты, а то и перевертыши. Вдруг он, например, говорит. «Ну что, малышка, не пора ли нам с тобой навострить наши скороходные лыжи…»
        Невольно рассмеешься, конечно. И дальше шагаешь уже веселей.
        — Айда, малышка, навостри-ка свои скороходные лыжи!  — сказала я громко и зашагала вперед.
        Однако хватило меня ненадолго, и скоро уверенности моей как не бывало. Пожалуй, более всего человек одинок, когда он остается один. Но можно чувствовать себя одинокой и сидя в классе. Так это случается со мной: вокруг болтают, смеются, а у меня в душе расцветает лиловая лилия печали. Но когда остаешься одна, это еще хуже. Никто ведь не замечает твоего состояния, никто не спросит: «Что с тобой? Что тебя тревожит?»
        Я очень медленно продвигалась вперед; остановки, во время которых я или садилась, или стоя отдыхала, прислонившись к дереву, делались все продолжительней. На карту я даже боялась взглянуть, боялась и не найти этого Альткирха, да и боялась, что расстояние окажется чересчур велико и мне никогда его не преодолеть.
        Должно быть, я как раз отдыхала, прислонившись к дереву и уронив голову на грудь, когда мимо меня промчался небольшой отряд, юных наездников-велосипедистов в широкополых ковбойских шляпах. Я даже не подняла головы, понимая, что они только поднимут меня на смех и помочь мне не помогут. И вдруг я услышала, как метрах в пятидесяти от меня на асфальт со звоном упал велосипед. Подняв голову, я увидела, что один из мальчишек идет прямо ко мне. На нем не было широкополой шляпы, и что-то в его походке показалось мне знакомым, что-то козлиное…
        Еще издали он крикнул:
        — Ну и ну — Тереза! С ума сойти! Неужели это ты? Дай я обниму тебя.
        Оказалось, это Гуннар. Я честно должна признаться — в эту минуту меня охватило чувство неподдельной радости.
        Он и впрямь намеревался меня обнять, но в последнюю минуту отпрянул. Право, это было бы неудобно — нас окружала ватага малолетних наездников. Все они рассматривали меня, похлопывали Гуннара по плечу, как бы одобряя его находку — меня. А один из них, сдвинув шляпу на затылок, молвил:
        — Глядите, этот Гуннар подцепил себе славную букашку. Краснеть тебе нечего!
        Мальчишки, сколь дик и несуразен ни был их вид, оказались вполне разумными существами. Они потребовали, чтобы я ехала с ними, предложив мне сесть на раму или на багажник.
        Но тут запротестовал Гуннар. Вот ведь! Не успел найти меня, как уже снова принялся командовать! Конечно, расхвастался, что сейчас же добудет автомобиль, и непременно «татру» розового цвета, а там не пройдет и получаса, как мы прикатим в Альткирх… Альткирх, Лиана, весь наш класс, моя стенгазета, мой чемодан… И разуму вопреки я согласилась с Гуннаром. Очевидно, права мама, называя меня наивной: и правда, я всегда верю людям, верю в то, что все закончится благополучно, что бы я ни затевала. Мальчишки в ковбойских шляпах очень похожи на огромные бегающие грибы, и мысленно я уже складывала юмористические строки на эту тему. Они простились с нами и под громкий перезвон велосипедных звонков укатили. Чем-то они мне даже понравились, и, хотя я беседовала с ними всего несколько минут, я от всей души махала им на прощанье, точно так, как совсем недавно мне махали на прощанье малыши из автобуса.
        Вот мы и стоим друг против друга и долго молчим. От смущения Гуннар пытается отколупнуть от штанины комок грязи и выдает свой очередной анекдот.
        — Что такое: маленькое, беленькое и сидит на телевизоре?
        На подобные вопросы я вообще не реагирую, да и Гуннар поспешил ответить сам:
        — Комар в ночной рубашке.
        И сам же громко рассмеялся, будто перед ним только что выступили все комики мира. Чтобы как-то успокоить и отвлечь его, я рассказала ему о моей чудесной поездке с господином Хэппусом, о том, как я ждала его, Гуннара, обвиняя в неверности, о путешествии на автобусе, о фокусах тощего электрика. Гуннар стоял и слушал, однако, очевидно, он ничего не слышал. Как застоявшийся конь, он топал ногой и сердито поглядывал назад: не приближается ли на шоссе розовая «татра».
        И вдруг случилось нечто совсем неожиданное: рядом с нами остановилась машина — мы и не голосовали совсем!  — и нас пригласили сесть. За рулем сидели мужчина средних лет и девушка. Поляки.
        Об этой поездке я Лиане почти ничего не рассказывала… Мамочка поймет меня и будет довольна. Она ведь всегда рада, когда я знакомлюсь с людьми, приобретаю друзей.
        Я переписываюсь со студентом из Еревана, с миленькой девочкой из Братиславы и с одной болгаркой, у которой уже свои дети. Она пригласила меня провести с ними каникулы на Черном море. Мне представляется это очень романтичным. И я обязательно воспользуюсь их приглашением.
        А теперь у меня есть подруга и в Польше. Я познакомилась с ней во время моего необыкновенного путешествия. Но Лиана не терпит никого рядом с собой, она может рассердиться, если узнает о моей новой дружбе.
        Девушку зовут Люция. Мы коротко сошлись, как только почувствовали, что интересы у нас общие. Люция хорошо говорит по-немецки, зато я не знаю ни слова по-польски. Впрочем, имена композиторов и музыкантов звучат на всех языках одинаково, и всюду адажио называется адажио, а фуга остается фугой на всех языках. Превыше всего Люция ставит Шопена. А когда я ей напела несколько тактов Революционного этюда и тему Второго фортепьянного концерта, ее темные глаза загорелись радостью и она погладила мою руку. На чистом немецком языке, почему-то звучавшем немного смешно, она сказала:
        — Я охотно играю на рояле. Я весьма люблю этюды Шопена. Но я испытываю большую заботу, когда играю ни рояле. Соседи бранятся. Невозможно играть на рояле тихо. Не все люди имеют разум для искусства.
        — Да, Люция, все абсолютно так же, как у меня. Я также беру уроки игры, на фортепьяно, мама заставляет. Признаться, я больше люблю слушать пластинки, чем играть сама. Эти бесконечные гаммы я не выношу.
        — А я люблю. Когда я играю, я вся — музыка. Я чувствую, играют не мои пальцы, играет сердце.
        Мысль эта показалась мне чудесной, и я тут же записала ее. Я взяла ее руку в свои и не отпускала до самого конца поездки. Люция была тронута моим рассказом о том, что я с мамой в Дрездене слушала хор мальчиков — изумительные мотеты, прозвучавшие в храме, как будто их пели ангелы. Обе мы обрадовались, узнав, что именно в марте и чуть ли не в тот же день Люция слушала хор мальчиков в Познани — я этот хор хорошо знаю по радиопередачам. Мы обещали друг другу не только писать, но и обмениваться пластинками а обязательно навещать друг друга, лучше всего, конечно, в концертный сезон, то есть зимой.
        Отец Люции, сидя за рулем, внимательно слушал нашу беседу, соглашался с нами и, кивая в знак согласия, без конца повторял:
        — Да, это очень справедливо. Это мое весьма большое желание — Люция должна иметь немецкую подругу. Надо, чтобы в нашей семье прошлое было мертво.
        В этой прекрасной поездке нам очень мешал Гуннар — без конца он прерывал нас своими разговорами о войне и пушках. Пытался заговорить и со мной, но я не позволила отвлечь себя. Да, я ни на секунду не могла бы и подумать о том, чтобы обменять Шопена на Гуннара. Быть может, он просто ревновал? Эта мысль заставила меня улыбнуться.
        Но я должна все же сказать, что немного позднее этот юноша меня удивил. Когда мы приехали на место, не в Альткирх, а в деревню, куда направлялись наши польские друзья, и мы пили кофе у одной пожилой дамы, то вдруг этот без конца ворчавший Гуннар обнаружил себя как знаток искусства. Это лишь послужило подтверждением справедливости папиных слов: «И у самого плохого человека педагог-оптимист способен обнаружить драгоценное зерно». Мама, правда, всегда смеется, когда он это говорит, обычно заявляя: «Гнилой зуб есть гнилой зуб, и его надо вырвать». Папа отвечает: «Педагогика — не стоматология» — и, разозлившись, отправляется к своей компостной куче…
        Итак, покуда мы сидели за кофе, Гуннар сказал, что одна очень простенькая чашка несомненно имеет антикварную ценность и сделана в Мейссене.
        — Неужели в Мейссене?  — удивилась я.
        К сожалению, в моей спортивной сумке совсем уже не было места, а то я купила бы чашку, хотя мама и собирает не чашки, а кружки — оловянные, жестяные, глиняные и прочие. Но я думаю, что мейссенская чашка к рождеству пришлась бы ей по душе.
        — Ваши чашки очень ценные… будьте внимательны, особенно если у вашего дома остановится «мерседес»,  — уговаривал Гуннар пожилую хозяйку дома.
        Что за вздор! Какое отношение имеет автомобиль «мерседес» к старым чашкам?!
        — И потом, очень прошу вас, не продавайте эти чашки Терезе — у нее же только пятьдесят марок, а ваши чашки стоят в четыре раза больше.
        Я бросила на него уничтожающий взгляд, прищелкнула языком и покачала головой.
        Прощание с Люцией было очень тяжелым. Мы упали друг другу в объятия, целовались, глаза мои горели от слез. И отец и дочь уговаривали меня остаться с ними. И теперь, уже вспоминая об этом их предложении, я, кажется, догадываюсь о причине. Дело в том, что я нравлюсь людям. В какой-то степени это неожиданно для меня. Порой я кажусь себе гадким утенком, которому лишь позднее суждено превратиться в красивого лебедя. Иногда я задаю себе вопрос: а буду ли я белым лебедем или навсегда останусь гадким утенком? Это было бы ужасно! Но может быть, я и права — ведь иногда мне кажется, что превращение это уже началось. Людям я нравлюсь, они охотно разговаривают со мной, даже во время этого вынужденного путешествия: старик профессор и его Беппо, Че, Хэппус, этот тощий электрик-воспитатель и его подопечные, Люция и ее отец…
        Я колебалась: остаться мне с Люцией или ехать дальше? Но Гуннар торопил меня. Возможно, его мучила ревность, но, быть может, и страх, что хвастовство его будет разоблачено. Отец Люции тоже меня обнял, поцеловал в обе щеки. Это уже второй мужчина сегодня, подумала я и сама удивилась. Мамочка, наверное, тоже удивится, прочитав мой отчет. В минуту расставания мы с Люцией поклялись очень скоро написать друг другу и обязательно ездить в гости.
        — Шопен!  — крикнула я на прощанье.
        Вся в слезах, Люция махала мне и кричала:
        — Иоганн Себастьян Бах!
        А я никак не могла вспомнить, как звали Шопена,  — до чего глупо!  — но я так и не вспомнила.

        Глава XIV, или 18 часов 33 минуты

        Гляди-ка, машина остановилась! Редкая, но все равно, я уже встречал эту марку — польская. Какая-то смесь старого «вартбурга» и «Запорожца».
        Выскакивает из нее, значит, мужчина и на ходу спрашивает:
        — Позвольте задать вопрос: где расположено местечко Гросс-Иорген?
        — Здравствуйте.
        Я еще, так сказать, в форме после недавней тренировки, но, может быть, по-польски это совсем по-другому звучит?
        Лихорадочно перебрав содержимое своей сумки, Цыпка достала карту, и мы уже втроем стали рыскать по ней пальцами в поисках этого самого Гросс-Иоргена.
        — Это очень близко где-то,  — говорит мужчина, поглаживая лысину.
        — А вы не ошиблись? Может быть, вам надо в Росток — вас ввели в заблуждение два «о»?
        Не удержалась, значит, Цыпка, опять занялась сравнительным языкознанием.
        Мужчина не соглашается и говорит, что он точно знает, недаром он четыре года мечтал об этой поездке, во сне ее видел.
        Ну, этого мне никогда не понять — как это можно четыре года мечтать.
        Мой отец никогда не рассказывает сны, зато мать — без конца. И еще объясняет; если, к примеру, ей спится вода — это к слезам, лес — к хорошей погоде, а лошади — к путешествию. За завтраком она часто рассказывает о лошадях, которые ей снились. А как это ей могут сниться лошади — в Берлине осталось всего только три старые клячи. Может, потому, что она выросла в деревне? Или потому, что ей хочется съездить куда-нибудь подальше, совершить настоящее путешествие? Ведь дальше Ростока она никуда не ездила, а там ей надо было побывать на корабле у Петера. Ну, и еще лечиться ездила в Тюрингию! А мне только какая-то чушь снится: будто я из окна вывалился или еще откуда-нибудь…
        — На этой карте не все населенные пункты обозначены.
        Указав на маленький городок и деревню неподалеку, мужчина уверяет, что между ними-то и должен быть Гросс-Иорген…
        — А нам в том же направлении,  — говорю я.  — Правда, нам в вашу деревню четырехлетней мечты не надо, но если бы вы нас…
        — Вы хотите ехать с нами? Проще бардзо!
        С гордостью я смотрю на Цыпку: стоило появиться Густаву — и мы снова на колесах, да еще на польских!
        Места в машине маловато: всякие там сумки, кульки, чемоданы, термосы и среди всего этого мусора еще девчонка — принесла ж ее нелегкая! Размер Цыпкин да и класс тоже, только совсем черные волосы и толстая коса. Чего там говорить, а коса — это уже четвертое измерение. Готов заработать еще один фонарь под глазом, даже позволю себя «деткой» обозвать, только бы мне дали потрогать косу!
        — Здрасте!  — говорю я и прикидываю: рядом с ней сесть или лучше не надо? Но, оказывается, рядом с ней уже устраивается шустрая Цыпка-зайка, а мне с моим мешком достается переднее сиденье.
        — Итак, едем и ищем.
        Польский водитель ведет машину медленно и при каждой подаче влево обязательно включает мигалку.
        — Я — пан Болек. А это — любимая моя дочка Люция.
        И в то время как комиссар Мегрэ концентрирует свое внимание на изучении места происшествия, Цыпа уже заводит пластинку, а Люция ставит свой диск. Обе шпарят по-русски, а мне никакой охоты нет, я сегодня уже накурился по-русски.
        — Ну, машина ваша — птица!
        — Почему птица?  — спрашивает пан Болек.  — Это польское производство, мало скорости, мало комфорта, но надежная, послушная.
        — А зачем вам деревня, которой нет на карте? Вы в гости едете или кемпинговать?
        Пан Болек вообще совсем не хотел видеть этой деревни. Четыре года он провел в ней. Да, да, четыре года. И это совсем не приснилось ему. Деревня существует на самом деле, это совершенно точно.
        Теперь уж я ничего не понимаю: как этот поляк прожил здесь четыре года и не знает дороги?
        — Я пленный здесь был. У хозяина работал. Тяжело работал. Есть давали мало, плетки — много, плетки по лицу. Да, тяжелое это было время…
        Что такое? В чем дело? Я себе и представить не могу, за что же бить плеткой такого симпатичного пана Болека. Как же так?
        — Ортсбауернфюрер Линзинг звали хозяина, где я работал пленный. Спал в кормовом сарае. Печки не было. Холодно. Мало есть и всегда бить лицо — морда, как кричал Линзинг. Говорить я мог только мой друг Александр, тоже такой пленный, как я. Но больной. Чахотка. Умер вот на этих руках.
        Чахотка? Не знаю я, что это такое. Должно быть, страшная болезнь. Цыпке хорошо бы послушать наш разговор.
        — Били много, и слова нельзя сказать. Хуже собак жили. Фрау Линзинг тоже с нами не разговаривала, но она никогда не ударять. Сын у нее был, Карл, ему тоже запрещать говорить со мной. Я ему вырезать из дерева маленький дудочка. Он очень радовался и говорить мне — «дядя». Этот Линзинг увидел, схватил дудочку, сломал и бить лицо — сначала пан Болек, потом маленький Карл.
        — Цып, ты слышишь, какие сволочи!
        Но Цыпка сердится — должно быть, у них речь идет о стишках или уроках танцев, а то и о голубом карандаше для век, и злится она из-за того, что я ей мешаю трепаться, а не на сволочь эту Линзинга.
        Мне почему-то представляется, будто пан Болек говорит о чем-то ужасном, что было давным-давно и далеко-далеко отсюда, и никак у меня в голове не укладывается, что деревня эта на самом деле здесь, совсем рядом…
        — Никогда б я туда не поехал! Ни за что в жизни!  — говорю я.
        Но может быть, и поехал бы: старина Мегрэ этого Линзинга одним ударом свалил бы…
        Подлец Линзинг отправил пана Болека и его нового друга Пьера в концлагерь, а там уж совсем ад, рассказывает дальше пан Болек. Пьер — это тоже пленный, француз. Его вместо умершего Александра прислали. Сперва-то они совсем не понимали друг друга. Болек говорил только по-польски и немного по-немецки, а Пьер — только по-французски. Потом-то они объяснялись на польско-немецко-французском и стали друзьями. А сволочь Линзинг их в концлагерь отправил. Это вот как получилось. Он застукал их обоих, когда они у него в гостиной радио слушали. Хозяева уехали в город, но неожиданно вернулись. Хорошо еще, что Пьер успел переключить на нацистскую радиостанцию, по ней духовую музыку передавали, а то бы… и пан Болек провел рукой по шее… Так-то они с Пьером сказали, будто бы они хотели послушать марши. В концлагере их поместили в разных бараках. Должно быть, Пьер там и погиб. После войны пан Болек много раз писал ему, но Пьер так и не ответил.
        — А фрау Линзинг, она что — такая же была?
        — Нет, она не дралась, а это уже хорошо, но была скарда.
        — «Скряга» надо говорить, папа.  — Люция, очевидно, хорошо знала немецкий, в школе еще выучилась, но сейчас говорить не хотела.
        — Из-за этого ортсбауэрнфюрера Линзинга и концлагеря,  — объясняет пан Болек.
        — Никогда б не поехал туда, где со мной такое сделали!
        Вот если взять, к примеру, ребятишек на озере, и этого Че, и мальчишку, с которым я провел тренировочный бой, я ж не хочу никого их видеть, но, правда, такое и сравнивать нельзя.
        — Первые годы после освобождения я чувствовал только ненависть, но теперь… мы стали друзьями, и я очень хотел показать Люции, где и как оно все было: где пан Болек спал в холодной каморке, где он кричал от слез и голода и где его били лицо… Это нужно, нужно, чтобы она никогда не забывала и всегда боролась за мир и дружбу.
        — А что, если эту деревню в наказание стерли с лица земли и даже на карте это место не помечают?
        — И еще я хочу посетить хороших людей в Гросс-Иоргене. Были люди — тайно кусочек хлеба бросят, скажут доброе слово. Это было очень важно для души. Была там такая Ида, батрачка у Линзинга, она была почти такая же бедная, как я и Пьер, Саша и все мы. Муж ее был убит, утонул на корабль, и она осталась одна с двумя детьми и батрачила у этого Линзинга. Я очень хочу показать Ида мою Люцию.
        Включив мигалку, пан Болек обгоняет трактор с двумя прицепами. Встречных совсем не попадается. Пан Болек тормозит, выключает зажигание. Я, спуская стекло, кричу:
        — Где тут дорога на Гросс-Иорген?
        Тракторист показывает: назад два километра и налево — там еще километра три.
        Мы разворачиваемся. Пан Болек не рассказывает больше ничего. Он напряженно всматривается вперед, покусывая губы. Люция тоже утихла, да и Цыпка, тарахтелка, сидит молчит, даже не зная, что происходит.
        Но комиссар Мегрэ начеку. История эта его страшно взволновала. Все рассказанное паном Болеком произошло ведь здесь, всего в 3000 метров, да и лет с тех пор не так уж много прошло. А что, если они в этом Гросс-Иоргене никого не разоблачили? Замаскировался этот Линзинг и прячется. А если пан Болек его узнает, начисто станет все отрицать. Но комиссар Мегрэ Линзинга выследит. Где бы он ни скрывался, в соломе ли, в риге или в кустах, выследит — и сразу под замок! А на суде комиссар Мегрэ скажет: «Никакой пощады этим фашистским подонкам, этим сволочам! В тюрьму, и крышка!»
        Комиссар Мегрэ, держите ушки на макушке. Перед вами настоящее дело, не упускайте ни единого следа!
        Дорога поднимается, и сразу за холмом внизу, весь в зелени, лежит этот самый Гросс-Иорген. Вижу, паи Болек стал совсем белым. Затормозил, сказал что-то по-польски. Люция нагнулась вперед и погладила пана Болека. В горле у него что-то клокочет. Я поскорей отвел глаза, теперь опять смотрю вперед — туда, где Гросс-Иорген.
        — Надо ехать,  — говорит пан Болек, включает скорость, и мы двигаемся к Гросс-Иоргену.
        Болек каким-то неподвижным взглядом уставился вперед, кивает, потом еще и вдруг, прибавив газу, сворачивает в улочку. За перекрестком — большая усадьба. Машина, подкатив, тихо останавливается. Пан Болек сидит не шелохнувшись.
        — Это здесь?  — спрашиваю.
        Что за черт! Такие глупые вопросы задают разве что новички сыскного дела, а не известный всему миру сыщик.
        — Усадьба Линзинг,  — говорит пан Болек и спрашивает: — Что это вывеска?
        — Одну минуту!
        Я выскакиваю из машины и с трудом читаю — так выветрились буквы:
        «ЛПГ. «Мой приют». Правление и бухгалтерия». А пониже наскоро кто-то написал карандашом: «Гайни, я с восьми тебя ждал, давай скорей!»
        — Контора ЛПГ!  — кричу я и на всякий случай добавляю: — Сельскохозяйственный производственный кооператив. Колхоз, понимаете?
        Лицо пана Болека светлеет, но вдруг он снова делается серьезным.
        — Добже. Так справедливо… Но где искать фрау Ида?
        Комиссар Мегрэ уже все предусмотрел. Единым духом он взлетает на крыльцо и рывком — а вдруг этот Линзинг там прячется — открывает дверь и… сразу попадает на какое-то заседание: трое мужчин сидят за столом.
        Может, один из них Линзинг? Но спрашивать Мегрэ не рискует: трое против одного!
        — Извините,  — говорит он спокойно и неожиданно вежливо: — Фрау Ида здесь живет? Та самая фрау Ида, которая когда-то жила здесь.
        Мужики смотрят на меня, будто я с луны свалился.
        — Ида?.. Может, это он про Иду Хольтен спрашивает? Старушку нашу, что когда-то здесь жила?
        Все трое якобы ничего не знают. Если они причастны к делу, то ведут себя чересчур спокойно. Кстати, так всегда ведут себя настоящие преступники, да и говор у них не такой, как у всех здесь, на севере республики, скорей похож на саксонский. Но это может быть и дополнительной маскировкой.
        Ида Хольтен, если это она, оказывается, проживает на противоположной стороне улицы, левая дверь.
        Пан Болек так и не выходил из машины, ждал, пока я вернусь. Мы указываем ему на дом, на который нам указали эти трое подозрительных типов. На этот раз и пан Болек входит с нами. Стучим. Долго приходится ждать. Слышно, как кто-то подходит издали и ворчит. Наконец показывается маленькая светлоглазая, чуть что не горбатая старушка и спрашивает:
        — Чего вам?
        Пан Болек выскакивает вперед и бурно обнимает старушку. А она ничего не может понять…
        — …Болек я… Болек…
        Старушка чуть не падает, но пан Болек успевает подхватить ее.
        — Исусе… Мария!.. Болек! Ты живой?
        Теперь и она обнимает и целует Болека, и оба плачут. Я лучше отвернусь и отойду. Хотя нервы у Мегрэ и железные, однако подобного зрелища и они не выдерживают. Последний раз комиссар Мегрэ плакал, когда ему было шесть лет — старший брат Петер отнял у него оловянного индейца. С тех пор он не проронил ни единой слезы, да и не существует на свете ничего такого, что могло бы размягчить его стальное сердце. Он презирает слезы.
        — И надо ж! Дожили, значит… Заходите, заходите! Это все твои? Такие большие, красивые…
        Маленькая старушенция суетится, скачет, будто белочка. Дробно стучат ее деревянные туфли в прихожей.
        — Ах, пани Ида!  — говорит пан Болек и прижимает свою голову к седой голове старушки.
        Комиссар Мегрэ тихо удаляется. Ему необходимо подумать… и за работу!

        Глава XV, или 18 часов 59 минут

        Я снова побежал к бывшему дому Линзингера и попытался заглянуть в окна. Но они, оказалось, чересчур высоко расположены.
        На цыпочках прохожу в переднюю, прислушиваюсь у дверей: ни звука. Подозрительно!
        Изнутри торчит ключ — ничего не вижу. Открываю.
        — Что тебе, молодой человек? Опять пришел?
        Дядька делает вид, что совсем не удивлен — он теперь здесь один. Двое других исчезли. Подозрительно! На столе — карта. Дядька склонился над ней. Жирные зеленые мухи жужжат у мутного окна.
        — Вы и есть этот Линзер… или Линзе?..  — грозно спрашиваю я. Надо ж! Вечно имена забываю. Крамс про нас, забывчивых, говорит: ранний атеросклероз.
        — Нет… Не знаю такого.
        — Это разве не ваш дом?
        — Ты что, неграмотный? Не видел вывеску?  — говорит он очень спокойно, так и не оторвавшись от своего блокнота.
        — А раньше разве это не ваш дом был?
        — Вот что, хватит!
        Он спрашивает, зачем мне все это надо знать, и наконец, подняв голову, смотрит на меня.
        — Я племянник его, в гости приехал,  — неожиданно для самого себя отвечаю я.
        Отличная работа, комиссар Мегрэ! Не выпускайте трубку изо рта, след свежий, продолжайте перекрестный допрос…
        Дядька этот вообще не имеет никакого представления о прежних владельцах усадьбы, хотя живет здесь уже двадцатый год: «Призыв рабочих в деревню» — так это тогда называлось.
        — Тебе это важно узнать?
        Он набирает номер на старом, исцарапанном аппарате с огромным диском.
        — Алло, Отто! Тут у меня внук или племянник хозяина, которому этот дом принадлежал. Ты не знал его? Линзе или что-то в этом роде. Значит, ты его тоже не знал? Ладно, будь здоров.
        Он звонит и тетушке Лизе, но она в поле, а тот, с кем он переговаривается, тот тоже ничего не знает.
        Комиссар Мегрэ, заговор молчания! Опасно. И в высшей степени подозрительно!
        — Это дети тех людей, которые раньше здесь жили, или народ, что позднее поселился,  — говорит дядька.
        Он что-то обдумывает и тут же записывает в блокноте.
        — Правильно. Вот что: ступай-ка ты к Иде, наверняка ее дома застанешь. Если кто и знает, так это она. Ида — она всех, кто тут раньше жил, помнит.
        Я смотрю на него своим самым проницательным взглядом.
        — Постой-ка, ты что, а? Разыгрывать меня? Ты же давеча тут про Иду спрашивал!
        Дядька сказал это почти тихо, не повышая голоса. И сейчас слышно, как мухи жужжат и стукаются о стекло. Руки у дядьки большие и какие-то квадратные.
        — Спасибо!  — выкрикиваю я и выскакиваю на улицу.  — Нет, нет, все в порядке!

        — Ты где это пропадал?
        Вон оно что! Цыпка, значит, у нас опять при деле: только что была ласкова и приветлива — и сразу опять в Густава вцепилась.
        Стол накрыт — чашки, тарелки, над кофейником поднимается пар. Я вгрызаюсь в твердую, как бетон, но вкусную котлету, залезаю в банку с вяленой колбасой — такой потрясно вкусной я за всю свою долгую жизнь не едал! Ароматы тут всякие щекочут нос. Пан Болек подкинул еще лимонаду польского и твердокопченой колбасы. Я голоден, как волк, и уплетаю все, что попадается под руку.

        — Был в доме этого бандита Линзе… присмотреться кое к чему надо было… Сам-то пропал без вести, исчез. Никто его тут не знает.
        — Кто тебе сказал?  — спрашивает бабушка Ида и снова, будто мышка, несется на кухню, тащит оттуда кофейник, снова взвивается со стула, будто под нее игла подложена, хлопает себя по лбу — оказывается, маринованные грибы забыла!  — По твоему рецепту, Болек. Как ты мне тогда рассказывал, так я и запомнила. И все-то годы по-твоему и мариновала.
        Пан Болек сияет, лицо вспотело, с нежностью он смотрит на старушку Иду. А грибы, правда, клевые, так и шмыгают через глотку, будто живые…

        Оказывается, ортсбауернфюрер Линзинг еще кое-кого имеет на совести: он донес на молодую Бертель, потому как она ребеночка от чеха родила. А когда советские друзья входили в Гросс-Иорген, он бегал с ружьем по деревне и все кричал: «Вперед!» Но как только стали слышны танки за околицей, Линзинг вывесил на воротах белый флаг и рядом красный. Это у него пододеяльники такие были. И всех стал уверять, будто он всегда был красным, Иде и другим батрачкам пригрозил, чтоб молчали. Гитлер, мол, скоро вернется со своим чудо-оружием, и тогда всех предателей расстреляют.
        — А мы все равно про Линзинга советскому коменданту всё рассказали, и его тут же забрали… Вот он и не вернулся больше…
        — Так ему и надо!  — бормочу я, намазывая себе очередной ломоть ливерной колбасой домашнего изготовления.
        — Жена Линзинга еще год хозяйство вела, а потом уехала на Запад, к капиталистам, и сына увезла с собой,  — добавляет Тереза, будто сама присутствовала при этом.
        А так как я поверх ломтя с ливером фиксирую ее своим Мегрэ-взглядом, она спешит добавить:
        — Это точно… это тетя Ида так нам рассказала.
        — Мальчонку-то жалко,  — говорит Ида,  — хорошо бы ему тут, у нас в республике, работалось. Агрономом мог у нас стать.
        Взяв руку Люции в свои, пан Болек говорит:
        — Хорошо мы приехали. Хорошие люди здесь. Друзья. А прошлое прошло, умерло.
        Бабушка Ида опять вскочила, опять понеслась на кухню — оказывается, у нее клубничная наливка припасена. Мы чокаемся: польский лимонад и гдровская наливка! Наши дамы передергиваются, а я цежу красноватую жидкость с чувством, с толком, с расстановкой…
        — За дружбу!..  — выкрикиваю я.
        Этот тост всем понятен, даже бабушке Иде. А она смеется и дергает пана Болека за ухо.
        Вдруг пан Болек вскакивает: он же совсем забыл про нас, нам же вообще в этот Гросс-Иорген не надо, а гораздо, гораздо дальше.
        Люция говорит отцу что-то по-польски, и мне кажется, что она ругает его, а он в ответ будто бы ругает ее. Ида опять сорвалась и на этот раз ничего не приносит; она просто не может сидеть спокойно на одном месте. Пружина-Крамс часто называет меня моторным типом. Он мне объяснил, почему: «Ты, дорогой мой Гуннар, превращаешь свои скудные духовные озарения и тощие эмоции в моторную энергию. Другие бледнеют или покрываются потом, а ты дергаешься». По этой теории получается, что сморщенную старушку Иду следует отнести к моему моторному типу. До чего ж тесен мир, Густав!
        Ида уже приготовила комнату для пана Болека и Люции — это комната сына, он служит офицером, и каморку для Цыпки и меня — это комнатка дочери, та работает продавщицей в Грейфсвальде. Мы можем в ней переночевать, а назавтра пан Болек доставит нас на место. Мы благодарим. Тереза не хочет оставаться. Я тоже.
        Нет, нет, если Фридрих Карл или Пепи пронюхают о «маленькой комнатке», у меня годами в ушах будет стоять их лошадиное ржание и всякие разговорчики о скоропалительной женитьбе и тому подобное.
        Тереза стонет — в Альткирхе ждут ее, там непочатый край культработы, и газету ей еще надо делать… Они ж волнуются там, могут и в полицию позвонить…
        По карте до Альткирха — кругленькие 56 километриков. Часы, я подношу их к глазам — как удар правой по печени — показывают девятнадцать двадцать одну. Значит, еще успеем. Нет, нет, пан Болек, едем.
        Бабушка Ида тем временем приволокла малинового лимонаду, стакан разрисован цветочками. Осушив, я переворачиваю его и смотрю на донышко. Ничего там не значится. Но вот чашки — они ж старые! Поднимаю одну и тут же обнаруживаю лиловую печать на дне.
        — Ты что делаешь?  — спрашивает Тереза.
        — Чашки эти очень ценные… Будьте осторожны с ними. Особенно если вдруг у вашего дома остановится оранжевый «мерседес»,  — говорю я бабушке Иде, которая так и шныряет туда-сюда.
        — Я и не знала, что ты в антикварных вещах разбираешься! Моя мама собирает кружки.
        — Ты имеешь дело со знатоком, мышка.
        На прощание девчонки обнимаются и целуются, а пан Болек даже меня обнимает. На полдистанции, как говорят боксеры, и я бы Люцию охотно бы обнял и косу бы потрогал… Подумаешь — и министры на аэродроме целуются, а ведь народ уже в годах. Наспех, кое-как прощаемся и с бабушкой Идой, ей все некогда, она уже опять куда-то унеслась.
        Пан Болек довез нас до следующего города — уж от этого нам не удалось его отговорить. В пути Цыпка записала его адрес: девчонки, видите ли, жаждут переписываться… на желтой бумаге… с цветочками… Тьфу!
        Городок уже спит, хотя еще совсем рано.
        — Сколько лет я работал пленным у Линзинга — в городе никогда не был. Не разрешали. Красивый городок, чистый, уютный…
        — Морем пахнет,  — спешит добавить Цыпка, и я уже знаю, что она еще скажет. Так оно и происходит: — Как чудесно, как чудесно пахнет морем!  — говорит она.
        Пан Болек еще раз обнимает нас:
        — Приезжайте в Польшу. Кутно тоже красивый город.
        А что, недурная мысль! Только не автостопом, только без мешочка братца Петера и только без Терезы из Бурова!
        Мы вскакиваем на последний автобус и не успеваем оглянуться, как пан Болек нам уже и билеты взял. Дверь захлопывается, и он еще некоторое время провожает нас на своей машине, марка «сирена», помесь «вартбурга» с «Запорожцем».
        Проехали мы только две деревни, водитель зевнул и объявил: конечная остановка.
        Ну, теперь осталось самый что ни на есть пустяк, раз плюнуть — и мы дома.
        Правда, пахнет морем и водорослями и еще чем-то — не то акулами, не то самим водяным.
        — Вперед, Цып! Последняя, финишная прямая. Лямки треклятого мешка врезаются мне в плечи, но ничего, сдюжим!
        Шоссе пустынно, как лунное море. Ничего, сдюжим! Эти несколько сот метров как-нибудь оттопаем. Солнце садится. Так и кажется, что оно устало и теперь заваливается в дальние луга.
        Заход солнца! А я-то думал, это только в кино показывают.
        Ничего. Света нам хватит. В сумерки хорошо идти. Разогретые польским лимонадом к клубничным ликером бабушки Иды, ноги так сами вперед и несут!
        — Увага![13 - Внимание! (польск.)] — вдруг вскрикивает Цыпка, когда я чуть не падаю, споткнувшись о старый сапог, кем-то здесь брошенный.  — Это по-польски, дорогой Гуннар. Я уже выучила несколько слов, чтобы в Польше лучше понимать свою новую подругу Люцию.
        По-польски, видите ли! Не может она: каждое новое слово — для нее событие мирового значения!
        — Ньет!  — каркаю я, и это тоже по-польски и по-русски, вообще по-славянски.  — Понимаешь, цыплячий ты хвост,  — говорю я отеческим тоном,  — я ж и по-чешски, и по-польски, и по-румынски умею шпарить.

        Глава XVI, или 20 часов 30 минут

        Выползла совсем розовая луна.
        Будто огромный детский факел или здоровенная тыква!
        Тереза отстала. Скулит где-то там сзади. Я ругаюсь, но больше про себя: надо нам было остаться у бабушки Иды!

        Я забрался бы на сеновал, да хоть в собачьей будке переночевал бы. А утром нас подвез бы симпатичный пан Болек. Какие ж мы дураки! Уперся, видите ли, только б с Цыпкой в одной комнате не остаться. Или: «Подумаешь, пятьдесят километров — это ж раз плюнуть!»
        Отец мой, правда, больше всегда молчит, но иногда возьмет да и скажет: «Торопишься ты очень, парень. Сперва подумай, проверь, проконтролируй — не потом, а сперва!» Пружина-Крамс это называет искать оптимальный вариант. Густав, Густав, ты сперва сделал, а потом подумал. Комиссар Мегрэ, вы опять опростоволосились. Вы пошли по следу минимального подозрения. Вы чурбан!
        — Почему мы не остались, Гуннар? Не могу я больше! Ноги больно… Устала я… Здесь нас никто не посадит. Видишь — никого нет.
        — Хвост не поджимать, голубка ты моя! Сейчас нам «татру» подадут… А ты знаешь анекдот про почтальона и оконное стекло?
        Тереза тихо хнычет. Я не хочу видеть этого, не хочу слышать, но я, Густав, знаю это, и это гонит меня вперед.
        — Гуннар!
        Цыпка, усталая ты мышь, сидишь и попискиваешь, да и струхнула порядком — поздно уж, темно, вот-вот тебя сова утащит…
        — Бери ноги в руки — и вперед!
        — У меня и руки и ноги отваливаются!  — громко всхлипывая, отвечает Цыпка.
        Комиссар Мегрэ, дело становится серьезным: мы в тупике, великий сыщик с треклятым мешком на горбу попал в матовую сеть. Признайтесь, Мегрэ, трубка ваша погасла, магазин вашего револьвера пуст, преступник скрылся.
        — Пожалуйста, давай где-нибудь спрячемся, поспим до самого утра.
        — Ты вполне интеллигентно рассуждаешь,  — говорю.
        Но Цыпка уже опять ворчит. Поток слез она открывает и закрывает, как водопроводный кран. Теперь она опять говорит как ни в чем не бывало:
        — В следующей же деревне я пойду к участковому — он же всегда наш друг и помощник, правда.
        Мы шкандыбаем дальше.
        — Чудесная луна, а?
        Цыпка молчит.
        Да-а-а, если ей уже ничего не кажется чудесным, мы пропали. На закорки мне ее не посадить, еще две-три минуты — и я скину треклятый мешок Петера, и пусть он тут валяется и гниет! Клянусь лиловой шляпой Пружины Крамса!
        Дом!
        Прибавляем шагу, стараемся дышать глубже и ровней. Оказывается, это и не дом совсем. Здоровая скирда — ни дверей, ни окон.
        Цыпка громко плачет, хлюпает носом.
        — Мама, мамочка моя!..
        — Это тебе за то, что ты проспала. Лучше бы в Крым поехала.
        — Совсем не в Крым они поехали, в Варну. Сколько раз я тебе говорила!
        — Разве говорила?
        — Цып, спать здесь будем. Врубимся в солому, и порядок.
        Цыпка сдается. Хнычет уже тише, берет меня за руку, и мы шагаем через поле к скирде.
        — Это прошлогодняя солома, там мыши…
        Каким образом Цыпка определила, что это прошлогодняя скирда, мне не совсем ясно, но мы все равно возьмем этот мышатник на абордаж и устроимся в нем надолго…
        Никогда мне не приходилось так круто подниматься. Солома скользкая, как зеленое мыло. Но в конце концов мы все же взобрались и принимаемся строить пещеру.
        — А твой мешок?
        Пусть внизу лежит. С таким чудовищем за плечами да еще по мокрой от росы соломе мне сюда никогда не залезть. Свалюсь, как майский жук. Потом буду на спине валяться и дрыгать ногами. Пускай там внизу отдохнет до завтра или лучше пусть его домовой заберет.
        Терезина пещера в одном метре от моей.
        — Давай спать, дорогой Гуннар! Встанем на рассвете и отправимся дальше. Мне до подъема надо попасть в Альткирх. Правда утром ведь много машин? И молочные и всякие.
        Хорошо в соломе! Надо мной тихо качается луна. Попискивает птичка — это она спросонок, мы ее разбудили.
        — Лесной жаворонок, он еще чудесней поет, чем полевой…  — объясняю я тоном знатока.
        Так ведь я, того и гляди, по биологии четверку схлопочу. А эти лесные жаворонки ничего поют, не хуже нашего ансамбля в клубе.
        — Воздух будто бархатный, только сырой немного…
        — Ты прав, Гуннар: падает роса, земля обновляется… Между прочим, относительно бархатного воздуха — это у тебя от профессора.
        Она говорит много и без остановки. Я по-отцовски молчу или покрякиваю, вроде бы соглашаясь.
        — …хорошенькая собачка у него была. Постой, а как ее звали?
        — Беппо.
        — Знаешь, а Че… когда вы там дрались с мальчишкой…
        — Может быть, этот святой или как его… совсем и не профессор? Я профессоров себе по-другому представляю. А пес у него классный! Что до твоего Че… и не дрались мы совсем, это был тренировочный бой, «спарринг» по-английски, как и такие слова, как «бокс», «нокдаун» и «нокаут». Мальчишка был ничего, но кросс у него не получался.
        — У тебя еще болит?  — спрашивает Цыпка.
        — Это я сам виноват. Видел ведь, что он сейчас левой ударит, но почему-то правую не пустил в ход. Да и то сказать — нарушил бы правила спарринга. Он бы с копыт свалился, а это при спарринге не разрешается. Чтоб ты знала, понимаешь?
        — Ты уже ночевал когда-нибудь вот так, под открытым небом, прямо в поле?
        Я только кашлянул. Как отец иногда.
        — Я еще никогда. Чудесно, правда? Луна. Воздух какой! А тебе тоже тепло? Хорошо, правда?
        Я уже давно анорак положил под голову, а рубашку расстегнул до пупа.
        — Гуннар, скажи, кабаны лазить умеют?
        Комиссару Мегрэ делается немного не по себе. Разумеется, он не боится ни черта, ни дьявола… но вот кабаны…
        — Спи, завтра спозаранку дальше двинем.
        Цыпка молчит, а я смотрю на небо и думаю: Густав, ты же кое-что упустил — ни разу ведь не ночевал ни в лесу, ни в поле, сроду звездного неба такого не видел. Разве когда из кино выходишь, да тогда неоновая реклама вокруг.
        Левый склон небосвода сделался чернильно-синим. Мерцает одна звездочка, совсем как тлеющий огонек сигареты, потом вспыхивают еще и еще… пять, шесть. Сверкают, делаются ярче, больше, висят надо мной, словно капли дождя…
        — Ты спишь?  — спрашиваю.
        Тереза шепчет что-то насчет того, что она не в состоянии заснуть и что звезды чудесны. На этот раз она, может быть, и права.

        — Если это сено загорится, я тебя вынесу, будь покойна.
        — Солома, Гуннар, солома это. А почему это она должна загореться?
        — Всегда ведь чего-нибудь горит. Раскрой газету или детскую книжку. Без пожара нигде не обходится. То рига горит, то ржаное поле. Тут всегда можно свое геройство показать. Дым. Огонь: гвардия умирает, но не сдается…
        Если уж скорость ограничена ОБД, то хоть бы на пожаре себя проявить, что ли.
        — Что-то шуршит,  — говорит Цыпка довольно громко. Голос плаксивый.
        — Крокодил. Ма-а-а-а-ленький.
        Густав устал. Вот и острит.
        — Перестань!.. Опять. Опять шуршит. Мыши!
        — Ма-а-а-ленькие, бе-е-е-ленькие.
        Теперь и я слышу — шуршит. И довольно сильно. Это шуршит Тереза, переползая ко мне.
        — Валяй отсюда, а то хрюкну!  — кричу я.
        — Только чуть-чуть, Гуннар. Темно очень. Ни звездочки. Вдруг это хорек?
        Этих я совсем не знаю. А что, если мне с ним сразиться? Спасти Цыпку от смертельного укуса? И про такое, бывает, в книжках пишут.
        Тереза пододвигается ближе.
        — Хорошо у тебя здесь,  — говорит она. Голос у нее такой, будто он сразу и на шелковой, и на бархатной подкладке. Я лежу, как замерзшее бревно.
        — Я только чуть-чуть. Ты прогонишь мышек, Гуннар? Да?
        Интересно, а там, наверху, живут люди? На звездах. Такие, как мы? И глаза, и ноги-руки, и разговор — всё-всё. Может, некоторые и косу носят. А другие — с круглыми мордашками и четырехугольной улыбочкой.
        — Бонифациус астрофизнкус.
        — Что ты сказал?  — спрашивает Цыпка, но я слышу, что она уже засыпает.
        — Это я с жителями Кассиопеи разговариваю,  — отвечаю я погромче, чтобы она не засыпала.
        Но Тереза уже посапывает.
        Я трясу ее руку — она только чмокает. Вот и захрапела. Нет, не громко, не как отец, когда в воскресенье приляжет на тахте. Она как-то очень нежно похрапывает — носик-то маленький, она и храпит как лесной жаворонок.
        Повернулась. Привалилась ко мне. Вздохнула. Положила ногу мне на колено, руку на грудь. Головой тыкается под мышку — небось думает, я ее мамочка…
        Ну и злюсь я на Петера, жадюгу этого! Понадобилось ему, видите ли, непременно в Цербст, к невесте. Злюсь ужасно! Лежи теперь здесь. Чуть отодвинешься — Цыпка вздыхает и еще крепче в меня вцепляется. Я и лежу. Надо мной теперь совсем черное небо… «Ну ты и даешь!» — сказал бы Петер, жмот этот, и еще рот бы до ушей растянул. А что сказали бы Шубби, Пепи и Фридрих Карл, даже подумать страшно. У Крамса и у того не нашлось бы иностранного слова для моего теперешнего положения. Цыпка совсем навалилась на меня, ее волосы щекочут мне губы. Весь мой правый бок от головы до мизинца на ноге начинает отогреваться — это тот, где Цыпка меня заарканила. А даже приятно — ночь-то делается все холодней. Вот уж никогда б не подумал, что так может быть — мы ж в ГДР, а не в Норвегии…
        Медленно я протягиваю левую руку и осторожно сгребаю побольше соломы — накрываю нас обоих.
        «Спокойной ночи, Тереза…» — думаю я и мгновенно засыпаю.

        Глава XVII, или 1 час 06 минут

        Кто это разговаривает? Что? Пора вставать? Мать меня будит? Контрольная у нас сегодня?
        Где это я? Развел руки и чью-то ногу поймал! Не свою. Нога чужая. Ты чего это, Петер?
        — Эберхард, здесь их тоже нет. Где их черти носят? Не могут они ни с того ни с сего сквозь землю провалиться! Ничего не понимаю!
        Стоп! Мегрэ, начеку! Нас ищут!
        Но как они узнали, что мы здесь, наверху? Тайна.
        Голос женский, ругается. Нет, это не полиция. Отсюда, со своего капитанского мостика, я уже кое-что могу различить. Странно — темнота, ночь глубокая, а сколько всего видно и без фонарей и неоновой рекламы!
        — Эберхард, в скирде шуршит…  — У женщины громкий, решительный голос, совсем как у полковника на майском параде.  — Мыши, должно быть…
        Ай-ай-ай! Ругается, а мне смешно.
        Густав, ты большая, красивая мышь!
        — Надо их взгреть как следует: до сих пор прошлогодняя скирда не вывезена.
        Тут у меня другое мнение: а где же тогда преклонить голову усталому автостоповцу?
        Цыпка ворочается и что-то бормочет во сне. Я рукой зажимаю ей рот.
        — Вон там что-то… Посвети, Эберхард!
        Луч карманного фонарика разбивает ночь на тысячу светящихся стекляшек.
        — Ерунда какая-то!  — ворчит Эберхард и выключает фонарь.
        Не зря, значит, Мегрэ с головой укрылся в своей пещере.
        Кто я, например? Кто Густав? И кто неутомимый комиссар? Кто Тереза, мой цыплячий прицеп? Это все вроде бы известно. Но кто этот Эберхард и безымянная женщина, этого никто не знает. Мегрэ, вам следует снять с предохранителя свой револьвер и закурить трубочку… Стоп! Курить здесь строго воспрещается! Комиссар безропотно подчиняется.
        Они же ищут. Кого? Что? Винительный падеж. Мегрэ, не хватит ли с вас провала в Гросс-Иоргене? Там вы ведь всякий раз приземлялись у тетушки Иды!
        Нет, пускай Мегрэ спит себе, отдыхает. Там, внизу, рядовые члены профсоюза, как и мы…
        Безымянная женщина куда-то отправляет Эберхарда. Как я — комиссара Мегрэ. А до этого они из «газика», который довольно хорошо виден отсюда, достали ящик. Должно быть, тяжелый. Взрывчатка?
        — Поезжай, добудись Альберта. Нечего его жалеть. Спроси, где он вагончик оставил. Пусть сейчас же пригонит сюда. Скажи, иначе на правлении о нем вопрос поставим. Я здесь буду. Посижу на ящике с лимонадом. Так и скажи: сижу и жду. И кофе в термосе привези, слышь, Эберхард?
        Уехал, значит, Эберхард. Отсюда видны нечеткие очертания женщины — сидит у дерева. На лимонаде, значит, сидит. Язык невольно проезжается по пересохшим губам. Нащупывает дупло в зубе: да-а, неплохо бы лимонадику!
        — Цыпа, тише!..
        Но Цыпку никак не добудишься. Я трясу ее изо всех сил. Она вскрикивает. Женщина внизу тоже кричит, караул, бунт на корабле!
        Съезжаю по обратной стороне скирды — прямо в черную пропасть.
        — Кто это там?  — спрашивает женщина, уже не в таком приказном тоне.
        Крадучись, обхожу скирду. Женщина поднялась. Смотрит в мою сторону.
        — Это я. Полундра!
        — Кто такой?
        Голос опять как у маршала. Густав выходит вперед, выкрикивает:
        — Свои. Из Берлина. Каникулы у нас.
        — Выходи!  — приказывает женщина.
        Мы стоим друг против друга. Женщина почему-то дышит, как боксер после третьего раунда.
        — А-а-а, это парень. Ты откуда? Со скирды, да? И из Берлина? Какие еще каникулы?
        — Пить очень хочется…  — говорю примирительно и рассказываю в телеграфном стиле самое главное о себе и о Цыпке.
        — Она там спит? Наверху?
        — Мне бы лимонадику.
        Снова женщина громко ругается:
        — Открывашки даже не положили! Этого Альберта я так распеку на правлении! Ну ничегошеньки! Даже открывашки нет!
        Я тем временем показываю, как открывать бутылку о край ящика.
        — Вот и хорошо!  — говорит она.
        Посмотрела бы на Шубби, как он зубами бутылки колы открывает! И еще хвастает — это, мол, десны укрепляет. Рассказав все, вернее почти все, о нас, я спрашиваю:
        — А вы зачем сюда приехали и ругаетесь, что ничего нет?
        — Подслушивал? Нехорошо…
        — Что мне еще делать? Я там, наверху, лежу, а вы тут, внизу, ругаетесь так, что на Марсе слышно.
        Смеется.
        — Я и не замечаю совсем,  — говорит она,  — характер у меня такой. Понимаешь, женщина я, а дело только с мужиками имею. Начальница я над ними, вот и рычу. Должно быть, клыки скоро вырастут. Люси меня зовут.
        Она крепко, по-мужски, жмет мне руку, а я только теперь чувствую, как замерз,  — такая у нее теплая рука.
        — Можете меня Густавом звать.

        «Газик» подъехал. Это Эберхард. Гудит. Люси вскакивает и шагает к шоссе.
        — Не вышло ничего,  — слышу я голос Эберхарда.  — Альберта разбудил. Вагончик у них в другом месте стоит. Не успели они.
        — Чтоб его! И не первый ведь раз подводит! Ух, и достанется ему на правлении!
        Про меня Эберхард ничего не спрашивает, только прикоснулся к краю широкой шляпы — должно быть, хорошо знает Люси. Что около нее среди ночи вдруг какой-то парень объявился, его ни чуточки не удивило. А она, грозно ворча себе что-то под нос, вышагивает по жнивью. Не хотел бы я сейчас быть этим Альбертом.
        Как нам в глаза им смотреть, когда они приедут? Где ж тут забота о человеке? Мы ж как олухи какие…
        — Лимонад-то привезли,  — успокаивает ее Эберхард.
        — Позвоню сейчас диспетчеру,  — грозится Люси и топает к «газику».
        Где это она среди ночи телефон в поле найдет? От любопытства и чтоб подвигаться хоть немного — мороз уже пальцы на ногах пощипывает,  — иду за ней.
        Вот черт! В «газике» правда телефон, самый настоящий!
        — Алло! Алло! Говорит «Воробей»… «Коршуна» мне… «Коршуна»…
        — Это ты, Люси?  — квакает в трубке.
        — Я. Говорю тебе — ничего они не сделали, не приготовили ничего. Альберта снимать придется… Чего?
        Снова из трубки доносится кваканье:
        — Колонна на подходе… Колонна на подходе…
        Люси шмякает трубку и снова ругается так, что я опускаю наушники,  — у нас в школе никто так не умеет, даже педсовет.
        — Эберхард, едут они. На подходе! С ума тут с вами сойдешь!
        — Правда, рокот слышно,  — говорю я.  — Далеко еще. Это ваша колонна и есть?
        — Прав, прав ты, парень. Чтоб его черти сожрали, этого…
        Бедный Альберт!
        С другой стороны шоссе тоже слышно бубыхание. Подкатывает «Ф-8» и, два раза чихнув, затихает.
        — Альберт!  — зовет Люси.
        Комиссар Мегрэ с ледяным спокойствием ждет: сейчас должно произойти убийство! Выразительное лицо комиссара преображается: сейчас он смотрит баран бараном. Но это маскировка…
        — Люси…  — чуть не стонет Альберт.
        — Ты что нам обещал? Чистый жилой вагончик. И со всеми удобствами! С большим термосом кофе, умывалкой и всем, что полагается… А теперь стоишь тут, как пес побитый. На правление тебя вызываю, понял?
        Альберт хватается за голову. Под курткой у него видна ночная рубашка.
        — Вон они!  — Люси показывает на шоссе. Рокот делается громче.
        — Для начала я им сообщу, как ты слово держать умеешь и… какая ты шляпа.
        — Люси!
        А вдруг это танковый полк на марше? А Люси — генерал Народной армии. И маневры у них.
        «Густав, ты потерял ориентировку!» — сигналит большое полушарие.
        — Люси, очень тебя прошу!
        С шоссе сворачивает мотоцикл. Делается светло, как днем. И грохот совсем не от танков — это десять здоровенных сине-белых домищ на колесах. Народу сразу — жуть! И все девчата в комбинезонах и с большими очками на лбу — точь-в-точь как у профессора. Что-то кричат, визжат и обступают нас со всех сторон. Перед Люси выстроился широкоплечий парень и представляется — правда, только после того, как он сперва подошел к Эберхарду, а тот уже подтолкнул его к Люси.
        — Четвертая молодежная бригада Сельхозтехники прибыла по расписанию. Минута в минуту. Переход занял тридцать три часа.
        — Рады вам, товарищи и друзья! Горячий привет!  — выкрикивает Люси, вскочив на ящик с лимонадом.  — Речи отложим на потом.
        — Ура!  — слышатся выкрики из темноты.
        — Ждали вас с нетерпением и от имени окружкома, местного совета СНМ и профсоюзов…
        — …и так далее, и так далее…  — пищит какая-то девчонка.
        — Правильно! Согласны? Согласны. Добро пожаловать! Тут у нас только немного лимонада…
        — А у меня и большой термос с кофе, и жареная колбаса в машине,  — заявляет вдруг Альберт.
        В ответ крики: «Ура!», «Здорово!», «Даешь!».
        Люси шипит:
        — Чего же ты молчал, Альберт? Смотри, это я тебе тоже припомню! Придется поговорить особо.
        Бежим к «Ф-8». Альберт, Эберхард, Люси и я, мешая друг другу, выволакиваем из кабины два здоровенных термоса. Крышки с треском отскакивают…
        То, что моя мать, когда с работы приходит, ноги растирает, мне понятно. Но что она сразу бежит на кухню, ставит воду для кофе и потом, прихлебывая черную жижу, причитает: «Нет, без кофе жить невозможно!» — этого я никогда не пойму. Меня спросить — я кофе от какао не отличу. Крамс в таких случаях говорит: «Индифферентный тип!» Но зато сейчас, когда кофейный дух защекотал у меня в носу, я готов нырнуть в этот самый кофейный термос!
        — Альберт, давай половник и щипцы для сосисок!
        — Все есть, все приготовил, Люси.
        Снова мчимся к «Ф-8». Тащим половник, щипцы и мешок с булочками, правда, булочки какие-то сырые. И еще — гору тарелок.
        Старина Густав находит, что Альберт не такой уж отпетый парень.
        Я — на выдаче сосисок. Будто из аквариума, я вылавливаю их половником и шмякаю на тарелку. Совсем как повар из передачи «Советы молодым хозяйкам».
        Вспомнил я и типа с «мерседесом». Вот обозлился бы, увидев меня тут в роли дипломированного раздатчика сосисок!
        — Твердо обещаю… чего там — клянусь: завтра утром будет у вас вагончик со всеми удобствами!
        Опять крик «ура», и громче всех — высокий голос:
        — Обязуемся, как только сойдет роса, все без исключения выехать в поле!
        Теперь уже Люси кричит: «Ура!» — и хлопает в ладоши, правда, совсем одна. Мировая она тетка, ничего не скажешь! Я ей сразу сосиску подаю, а она берет и мне откусить предлагает.
        Вдруг опять один голос громче всех. Меня всего передергивает.
        — Гуннар!.. Гуннар!..
        Готов сквозь землю провалиться, как когда-то город Виньета со всеми лагунами. Не хватало мне, видите ли, Цыпки здесь! Она ж нам сейчас все прогрессивное настроение испортит.
        — Гуннар!
        — Слезай!  — громко приказывает Люси командирским голосом.
        — Слезай!  — приказываю и я.  — Куртку и сандалии захвати!
        Покачиваясь из стороны в сторону, появляется Цыпка. Получает сосиску, булочку, кофе, пьет, ест и начинает оглядываться, явно ничего не понимая.
        — Это я для тебя все достал,  — шепчу я ей.  — Но чтоб ни слова, поняла? А то — раз-два-три, и все исчезнет! Твой Густав волшебник.
        Ребята с комбайнов уже осмотрели скирду и теперь заявляют, что в настоящий момент им никакой комфорт не надобен, отдохнут на соломе. И сразу всем отрядом ползут наверх. Смех, визг, крики…
        — Тебе выносим благодарность за помощь. Согласен?
        — Согласен,  — отвечаю и лихо захлопываю крышку большого термоса.
        — Что мне теперь с вами-то делать?  — спрашивает Люси, трет себе лоб и… вызывает Эберхарда: — Знаешь что? Отвези-ка ты эту парочку эсэнэмовцев в Альткирх. Туда всего…
        — …сорок километров,  — подсказываю я.
        При свете карманного фонарика Эберхард принимается изучать карту, которую Цыпка ему подала.

        — Какой вопрос! Через час вернусь.
        Но тут же, спохватившись, говорит, что не может отлучиться: в его «газике» телефон, надо здесь дежурить.
        Кишка, значит, тонка, жалуется он, и Люси с ним согласна:
        — Ничего не поделаешь — дисциплина!
        Густав, держись и не падай.
        Тереза — сразу хныкать.
        — Спроси мотоциклиста, может, он…  — сердито велит Люси.
        Зовут мотоциклиста. С треском он сваливается со скирды. Подходит.
        — Ты сколько часов за рулем? Десять. Нет, тогда не подойдет. Если мы не будем соблюдать закон, то кто же?
        — Не реви!  — цыкаю я на Цыпку, как Люси — на Альберта.
        — Давай я их отвезу. На мотоцикле. На полчаса дольше, вот и всё,  — вдруг предлагает Эберхард, водитель «газика» в ковбойской шляпе.

        Понимаешь, Эберхард, знаем мы друг друга без году неделя, да ты и старше меня на годик-другой, и неизвестно мне, боксер ты или рыбак, средний балл твой такой же, как у меня, или немного хуже, куришь ты или сластена,  — но ты мне друг, и никаких гвоздей! По рукам!
        Цыпка, должно быть, прочитав мои мысли на расстоянии, подскочила — в свете фар она похожа на обезьянку!  — и чмокнула Эберхарда в щеку.
        — Ну, вот что, этого в нашем проекте не было предусмотрено.
        — Ишь, какой мещанин нашелся!  — замечает Люси.
        — Всем комбайнерам два дюйма ржи под килем!  — выкрикиваю я в темноту.
        — Большое вам спасибо за то, что вы велели меня в Альткирх доставить!  — пищит Цыпка и делает книксен перед Люси.
        Эберхард торопит нас. Ему надо скорей вернуться — уборка в разгаре.
        Мотоцикл весь в пыли. Машина общества «Спорт и техника». Мощный коняга. Нам обоим велят залезть в коляску — это чтоб никто с заднего сиденья не упал, если заснет. Эберхард, Эберхард, сильно ты сдал в моих глазах. Дружок ты липовый: сперва лижешься с Цыпкой, а потом меня с ней вместе запираешь!
        Цыпка сигает в корзиночку, не обращая на меня никакого внимания. Даже ногу отдавила.

        Еще раз, и притом последний, мы даем слово Терезе. Теперь нам абсолютно ясно, почему мы не хотели показывать ее записи Гуннару. Во-первых, сама она такого пожелания не высказывала. А сохранение чужих секретов, как говорится, дело чести. Потом, Гуннара мы бы этим просто сбили с толку. Он сказал бы: «Это ж совсем другая история! Тереза все выдумала! И не мое это совсем путешествие там описано, не наше, то есть».
        Однако старая пословица говорит: ум хорошо, а два лучше. Ну, а кто ж все-таки прав, Гуннар или Тереза? Или правда и у того и у той, или между ними, или?.. Это уж придется нам самим выяснять. А отчет Терезы мы перешлем знакомому журналисту, нашему однокашнику, затем студенту, редактору окружной газеты, чете учителей и далее — матери Терезы. Она-то уж найдет для него применение.

        Последний отчет Терезы

        Завтра последний день в Альткирхе. Чудесно мы провели здесь время. Я совсем ничего не записывала. Неинтересно мне было рассказывать о том, как я в тот сумасшедший день добиралась сюда. Значительно важней мне представлялась моя жизнь здесь.
        Два раза меня навещал старшина с кустистыми бровями. Я сказала «меня», хотя Лиана может то же самое утверждать о себе. Но мои чувства подсказывают мне — приходил он ради меня. Только что принесли телеграмму. Из Бурова. Она гласит:
        «Мы прибыли отдохнули прекрасно загорели ждем тебя нетерпением привезли подарок начинается на «п» любящие тебя родители».
        Что же это такое на «п»? Может быть, «пуловер»? Но мама никогда не покупает предметов одежды одна, даже для папы, если он не присутствует при этом. Она любит, чтобы долго примеряли, а она ходила бы вокруг и присматривалась, и всё это очень обстоятельно. Папа даже ворчать начинает.
        Итак, это не пуловер. Но что же тогда? Может быть, «перчатки»? Болгарские меховые перчатки — в тон моему зимнему пальто? Да, наверное, так оно и есть! Что за странная мысль — в разгар лета зимние перчатки! Тут я и вспомнила, что обещала мамочке — это когда мы в воскресный день возлежали в постели и совсем как две дамы рококо принимали трапезу лежа,  — что я обязательно все расскажу ей, во всем отчитаюсь.
        Все, что еще было в Альткирхе, можно рассказать в двух словах: купание, танцы, стенгазета, которую, кстати, все хвалили, и старшина как бы между мною и Лианой… Но мама хочет ведь знать все: и как я проспала, и как добралась сюда, все-все.
        Итак, дорогая мамочка, я кратко опишу и последние часы моего путешествия сюда.
        Разумеется, Гуннар вновь оказался хвастунишкой: ни розовая «татра», ни вообще никакой автомобиль нас не подобрал. И хотя я и сама еле передвигала ноги, мне приходилось еще без конца подгонять его. Шаг за шагом мы погружались в лучи заката. Небосвод переливался всеми цветами спектра, и мне казалось, что я нахожусь в центре какой-нибудь картины Вамака — это художник, любящий резкие краски. Все репродукции, которые можно было добыть, у меня есть.
        О Вамаке этот увалень и варвар, конечно, ничего не слыхал.
        — Небось тоже какой-нибудь из этих — шрум-шрум. Моцартов, что ли…
        Не было у меня больше сил спорить с ним!
        Сумерки быстро сгущались, а за ними уже караулила ночь. Шоссе совсем опустело. Мертвая тишина окружила нас. Впереди — ни признаков жилья.
        — Надо было нам остаться… не могу я больше, Тереза!.. ноги… Я так устал… И здесь никто, никто не подвезет нас…
        Так вот и хныкал Гуннар, и мне нечем было утешить его — сама я находилась не в лучшем положении. И вдруг он закричал:
        — Дом!
        Оба мы бросились вперед. Гуннар, задыхаясь, бормотал:
        — Пусть в этом доме ведьма живет! Пусть ты Гретель, я Гензель — мы должны добежать! И мы останемся там!
        Но оказалось, это был вовсе не дом, а огромная скирда. При последних отблесках уходящего дня я потрогала ее и поняла, что это прошлогодняя солома, от нее уже пахло гнилью. Но мы, будто завороженные, немедленно полезли наверх. Взобравшись, я сказала:
        — Отсюда я не двинусь ни на шаг! Часа через три забрезжит рассвет, а сейчас никакие силы не сдвинут меня с места.
        Мне даже казалось, что я говорю голосом мамы — так же решительно и безапелляционно, как она, когда что-то задумала.
        Гуннар был отнюдь не в восторге от моего предложения и тут же признался мне, что еще никогда в жизни не ночевал под открытым небом. По правде сказать, я тоже, и, когда я иной раз возвращаюсь после уроков музыки по пустынным улицам, где мало фонарей, у меня мурашки по спине бегают. Но в ту минуту я ничего подобного не ощущала и ответила ему дерзким, самоуверенным смехом. Гуннар болтал без умолку, возможно стараясь таким образом заглушить свой страх.
        — А что это за птица поет?  — спросил он.  — Лесной жаворонок? Тереза, как много ты знаешь!.. Слышишь, что-то шуршит и скребется под нами? Боюсь, не мыши ли. А то и крысы…
        — Это крокодил. Маленький очень…  — ответила я ему с издевкой.
        Мы приняли решение провести здесь, наверху, два-три часа. Каждый вырыл себе в соломе по хорошей яме. Оказалось, что под верхним, гнилым слоем солома была сухой и даже пахла солнцем. Я с наслаждением зарылась в нее по самые уши. Надо мной простиралось бездонное синее небо.
        Но Гуннар, очевидно, не испытывал ничего подобного. Без конца он заговаривал со мной и впрямь ворочался и шуршал, как огромное пресмыкающееся в своем логове. Неожиданно соломенная перемычка между нами рухнула, и он оказался рядом со мной.
        Удивившись, я воскликнула:
        — Ну ты и даешь, Гуннар!
        Уверена, что мамочка не одобрила бы, подобного моего обращения с молодым человеком и нашла бы его не только бестактным, но и вульгарным. Впрочем, его следует приписать влиянию самого Гуннара: я невольно восприняла его. Это ужасно! Но теперь я все это уже давно преодолела. Однако надо быть честной, и потому я еще раз цитирую самое себя: «Ну ты и даешь, Гуннар!» — необдуманно воскликнула я.
        Он нашел, что это очень даже приятно лежать так рядом, но возможно, что это было вполне невинное заключение и он действительно испытывал немалый страх, оказавшись как городской житель один среди этого ночного ландшафта.
        Я смертельно устала, мне так хотелось часок-другой поспать, и признаюсь — слыша рядом его ровное дыхание, а порой и неразборчивое бормотание, я почувствовала себя хорошо и покойно. Что-то жуткое было ведь в той ночи, и небо давило, будто железной десницей, и я казалась себе совсем потерянной маленькой молекулой в огромном мире.
        — Спи, ну что ты! Спи же! Два-три часа поспим, и кто первый проснется, тот другого и разбудит.
        Я кладу руку ему на плечо и не отнимаю ее. Этот относительно большой юноша представляется мне совсем маленьким, таким, как были детишки в автобусе, которых мне поручили развлекать.
        — «Потолок или пол»,  — говорю я тихо.
        — Что это ты бормочешь?
        Когда я была совсем маленькой девочкой, я очень долго желала себе братика, потом это прошло. А в ту такую странную ночную минуту я вновь пожалела, что у меня нет брата. Как мне кажется, папа был бы не против, но мамочка ни за что не хочет. «Мой брат Гуннар!» — право, странно как-то…
        Позднее, уже глубокой ночью, я неожиданно проснулась, рядом со мной пусто! Внизу, у подножия нашей скирды, чьи-то голоса. Страх охватил меня. В первое мгновение я зарылась с головой в солому. Но минуту спустя я во всю мочь закричала, и этот крик слышится мне и по сей день:
        — Гуннар!
        Снизу ответил женский голос:
        — Спускайся!
        И сразу, как эхо, хриплый голос Гуннара:
        — Спускайся, дорогая Тереза!
        Я поняла — ничего страшного не случилось. Перед моим внутренним взором Гуннар предстал как ангел-хранитель.
        Что произошло на самом деле, я до сих пор не могу понять!
        Оказалось, прибыла целая колонна комбайнов с комбайнерами и их помощниками. Смех. Выкрики. Там же, в этой сутолоке, Гуннар. Как ни в чем не бывало он раздает сосиски, разливает пиво и при этом болтает без умолку — прямо разыгрывает из себя какого-то начальника, а ведь только что был смертельно напуган, оттого что ему предстояло ночевать под открытым небом.
        — Гуннар, ты не мог бы спросить кого-нибудь, не довезут ли нас до Альткирха? У них же видишь сколько всяких машин и мотоциклов.
        Вытаращив глаза, Гуннар хлопнул себя по лбу и воскликнул:
        — Тереза! Сокровище ты мое! Умница моя!  — Он явно шутил, однако в голосе чувствовалась и досада: как это он сам не догадался спросить.
        Покуда шли переговоры, я вновь взобралась наверх — взять туфли. Тем временем нашелся достойный человек, выразивший готовность доставить нас в Альткирх. Кстати, выяснилось, что туда всего несколько километров — три четверти часа езды! Я быстро подсчитала в уме: с первыми лучами солнца мы будем у цели. Это же сенсация!
        Человек, взявшийся довезти нас в Альткирх, некто Эберхард, плечистый и крепкий мужчина, перевернувший свою кепку козырьком назад, что придавало ему вид отчаянного храбреца, велел нам вместе сесть в коляску. Мне было бы гораздо удобней, если бы Гуннар поместился на сиденье позади водителя, как тогда, когда нас подвозил профессор. А так мне пришлось сидеть чуть ли не на коленях у него, что было совсем некстати и могло создать у Эберхарда неверное представление о наших отношениях.
        Вот так вот прошли день и ночь. А этот Гуннар даже не заметил, сколь чудесен финал нашего путешествия и как прекрасно он гармонировал с началом его.
        — Гуннар, ты слышишь? Мы сейчас едем с тобой, как в самом начале. Мы и тогда тоже на мотоцикле ехали, и теперь под самый конец…
        Гуннар ответил что-то нечленораздельное. Уронив голову мне на плечо, он крепко спал, время от времени похрапывая.
        — Чудная вы парочка,  — сказал Эберхард.
        — Мы вообще никакая не парочка, мы чистая случайность,  — ответила я, пытаясь освободиться от Гуннара. Голова его соскользнула с моего плеча и упала ко мне на колени.  — Случайная встреча. Вместе прошли небольшой отрезок и через несколько минут расстанемся навсегда. Какое все это имеет значение?
        — Все имеет значение,  — ответил Эберхард.  — И то, что я сейчас вас везу, тоже. Ты что, замерзла? Кончик носа у тебя побелел!
        Хотелось мне ответить ему похлеще и сказать, что у него-то кончик носа тоже белый! Встречный ветер обжигал лицо, как зимой, да и сейчас, летом, перед восходом солнца всегда делается холодней. Я подумала: всегда перед чем-то решающим, перед завершением чего-либо все вновь движется быстрей, сумбурней — природа вокруг, Эберхард и я, погруженная в философствование…
        — Слышу запах моря!  — выкрикнул Эберхард вдруг.  — Чувствую восход солнца!
        Правда, на востоке обозначилась розовая полоска, нежная, как снежинка,  — то заявлял о себе новый день! Я попыталась растолкать Гуннара, но он только пробормотал спросонок:
        — Оставьте меня в покое…
        — Этого мы теперь вообще не добудимся,  — заметил Эберхард.
        Элегантно взяв поворот, он, направил мотоцикл в сторону городка, и вскоре мы миновали желтую вывеску, светившуюся как только что вымытая росой.
        — «Альткирх»…  — прочитал он вслух.
        — Альткирх!  — мечтательно повторила я.

        Свет! На турбазе горит свет! Меня ждут! Может быть, учителя? Или Лиана? А вдруг весь класс? Но я ничуть не виновата, что заставила себя ждать,  — это будильник слишком тихо звонил, а может быть, и вообще отказал. Надо его отнести к часовщику…
        Меня охватывает чувство гордости, хотя я ничем не выдаю его. Да, наконец я добралась. Я преодолела все препятствия, все невзгоды на долгом пути от Бурова до Альткирха!
        Пусть попробует это сделать кто-нибудь из нашего класса! Думаю, и не всякий мальчишка справится.

        Останавливаемся. Эберхард говорит:
        — Вот что, Тереза, мне приятно было тебя подвезти, но ты запомни: в дороге никто никого не должен оставлять в беде. А теперь ступай, купайся всласть и не кружи чересчур уж многим парням голову!
        — Разве я это делаю?
        — Думаю, что да,  — ответил Эберхард и добавил: — Ну, а так как меня среди них не будет, мне на уборочную спешить надо, прошу аванс: как ты насчет того, чтоб чмокнуться?
        Я наклонила его голову к себе и поцеловала в обе щеки.
        Эберхард поблагодарил и рассмеялся.
        Я тут же бросилась к базе. Я знала — они ждут меня. Там все еще горел свет. «Лиана!  — внутренне ликовала я.  — Подруга моя сердечная!»
        Но оказалось, это заведующий базой. Лежа на кровати, он тер свои красные, воспаленные глаза, когда я ворвалась к нему, зовя Лиану.
        — Тише,  — сказал он,  — дай людям поспать.
        — Они ждут меня!
        Да, он ждал меня. Наливая из термоса кофе и предложив мне чашку, он рассуждал:
        — Каждый раз кто-нибудь опаздывает. То проспит, то просто проворонит. И каждый раз потом является среди ночи. Я уже привык.
        Его приветственная речь подействовала на меня как холодный душ. Впрочем, горячий кофе оказался кстати.
        Ни Лиана, ни мой класс — никто не ждал меня. Все они сладко спали, покуда я в кромешной ночной тьме спешила к ним. Да, в какой-то мере это разочаровало меня.
        Я вышла на террасу. Совсем рядом шумел морской прибой. Я подумала: передовица в стенгазете так и будет называться: «Автостопом в Альткирх». Неплохая шапка.

        Глава XVIII, или 3 часа 41 минута

        Пробормотав, что холостой ход надо увеличить, Эберхард нажал на газ, и мы покатили.
        — Гуннар, ты слышишь, как в первый раз…
        — Какой еще первый раз?
        — Мы же с мотоцикла начали. И сейчас на мотоцикле едем, теперь уж под самый конец. Чудесно, правда?
        — Но я тогда сидел позади дедушки…
        — А теперь ты мой Беппо.  — Тереза ерошит мои волосы, выбирает соломинки.
        Густав, признавайся, устал ты как собака. «Тотальный коллапс»,  — сказал бы Крамс.
        Цыпка переговаривается с Эберхардом.
        — Забрезжил рассвет — это чудесно…
        Должно быть, сейчас и стишок подберет к случаю: «…Могучий великан взмахнул неистовым мечом…» или еще что-нибудь поглупее.
        Мегрэ, держите ухо востро! В любую минуту может что-нибудь произойти, и железной рукой следует выяснять обстоятельства…
        И как это Мегрэ вдруг превратился в советника юстиции Шнуффеля, того, что вечно злится на мышку Пипе?
        Отец громко смеется и вдруг кричит: «Гуннар! Ты сел в лужу. Теперь выбирайся сам».
        А Шубби выдает серию прямых — бум-бум-бум!..
        Трясу головой — сны разбиваются об асфальт, вылетающий из-под наших колес. Небо справа чуть порозовело. Сейчас Цыпка это заметит и непременно оповестит меня, Эберхарда, спящих жаворонков и даже мотоцикл, на котором мы сидим. Нет, пока ничего не заметила.

        — Гуннар, ты чего разлегся? Ты тяжелый очень.
        Медленно голова опускается вперед, падает на грудь. Мысль еще работает, хочет заставить голову подняться, но липкий, как клейстер, сон не позволяет.
        — Гуннар, ну проснись, Гуннар! Солнце… Вот ведь болван какой! Теперь спит. Проспать все прекрасное на свете…
        И слышу, и хочу, и не могу ответить. Вдруг голос Эберхарда:
        — Этот вообще теперь не проснется…
        — Проснусь!  — выдавливаю я из себя и тут же протираю глаза.
        Солнце уже встало. Клочья тумана над полями. Мотоцикл стоит. Мотор выключен. И Тереза пихает меня в бок. Эберхард соскакивает на землю.
        — Авария?
        — Нет, Гуннар. Приехали. Ты посмотри, как чудесно вокруг… А вон там наша база и… слышишь, море шумит!
        У меня еще от сна в голове шум стоит. Вот, значит, та самая база, куда я, испанец, и кавалер, и джентльмен, обещал доставить маленькую девочку… Простой дом, какие у нас везде в деревнях. На заборе сушатся купальники…
        — Смотрите — меня ждут там. У них свет горит!
        Эберхард потягивается, приседает, а я наношу несколько прямых и правых снизу по воображаемому противнику — надо ж согреться!
        — Спасибо, что довезли! Большое спасибо!
        Цыпка прыгает на Эберхарда, чмокает его прямо в губы. Эберхард сияет. Я говорю: «Вы что?» — и думаю при этом: «Она ведь с ним так не первый раз. Может, довольно им лизаться?»
        — Чао!  — крикнула Цыпка и помчалась к своей базе.
        Думает, что ее там ждут. Это сейчас-то, в половине пятого утра? Чайником будет, кто в это поверит! Просто-напросто забыл кто-то свет выключить, железно определил комиссар Мегрэ.
        Цыпка бежит — пятки в стороны. Никакого стиля!
        — Ушла, и нет ее, и песен нет ее…  — утешаю я Эберхарда, а он все так же стоит и все так же сияет.
        — Что ж, пора!  — говорит он и хлопает меня по плечу. Потом вскакивает в седло и нажимает на стартер.
        — Люси приветик!  — ору я вслед. Пусть не зазнается, не только его целуют на прощанье.  — Передай, чтоб не ругала тебя зря. Альберта прикройте. Скажи, Густав велел.
        У Эберхарда челюсть отвисает.
        — Это она только так, понарошку!  — кричит он.  — Совсем она не строгая. Сердце доброе у нашей Люси, ты не думай. Но дело свое знает. Бывай, старик!
        И остался Густав один-одинешенек.
        Надо подпрыгнуть повыше. Вот так. Чувствую, будто на меня ведро снега высыпали, волосы наэлектризовались и потрескивают, как у кошки.
        — Стой, погоди, Эберхард!  — кричу я изо всех сил.
        Но он уже не слышит ничего. Стоп-сигнал подмигивает мне, как покрасневший глаз…
        Нет моего треклятого мешка!
        Да я ж его не погружал, когда мы оттуда отъезжали. Это я точно помню. У тетушки Иды, где мы с паном Болеком кофе пили, он еще мне мозолил глаза…
        Где же это он отстал? Вспомнил: там, под скирдой, и лежит! Я же его наверх не поднимал. Как сбросил с плеч, так и оставил. Может, веселая уборочная братва сейчас с ним в медицинский мяч играет? Нет, Люси этого не допустит. Надо ж! Возвращаться придется.
        Ну что ж, в путь так в путь. Стиль — индейский: сто шагов шагом, сто — бегом. Ацтеки говорили — так легче всего через Кордильеры перебраться.
        Петер, Петер! «Через полтора часа буду в твоем Ростоке».  — «Задавала»,  — ответил он. Я железно промолчал, по примеру нашего папеньки,  — это самое большое оскорбление в нашей семье. «Договорились, Густик,  — сказал он еще,  — если ты мне доставишь мешочек, я тебе обеспечу десять шикарных дней в Варнемюнде. Море, солнце и все такое прочее…»
        Ну и зло меня сейчас взяло и на Петера, и на его мешочек! Да на все на свете! И на Терезу, на Цыпку эту…
        Оглядываюсь — огоньки ее базы уже далеко…
        А правда море шумит. Погоди, Балтика, мне еще за треклятым мешком смотаться надо, а уж тогда первым делом нырну под варнемюндскую дамбу. Покажем, как плавать надо…
        Понемногу злость моя улетучивается, как я ни стараюсь ее разогревать. А потом, ацтеком пробежаться по джунглям, разнообразия ради на юг, это же четвертое измерение, как сказал бы наш Крамс.
        Весь мир вокруг будто отполированный. Вспомнил Шубби. Он любит говорить: «Не сдаваться. Включай второе дыхание. За ногами следи». А Пружина-Крамс засунет обе руки в карманы и произнесет: «Твой потенциал, Гуннариус, не позволяет тебе ретироваться…» Слышу я и как мать причитает: «Не беги так, мальчик, легкие не выдержат. И оставь, пожалуйста, нос в покое».  — «Глаз никак не протру, мам!»
        Отец с достоинством промолчит, но вполне доброжелательно.
        Мой курс — юго-восток, главное направление — скирда…
        Где-то далеко хихикает петух.
        «А ведь и здесь уже пора косить»,  — замечаю я, совсем как коллега Люси. Но что тут растет? Не пойму. На рожь не похоже, скорей картошка…
        Мегрэ, наверное, уж и трубку выронил. Как же так: несчастная жертва в пять утра несется по дороге, стараясь дышать ровно, и… улыбается?! Нет, дорогой комиссар, эту загадку вам никогда не разгадать.
        У воздуха соленый привкус.
        Больше на левую ногу нажимай, Густав. Перемена нагрузки. Тебе ж ничего не стоит и через Анды перемахнуть и через Гарц! А Мекленбургская степь для тебя — что детская площадка…
        «Ты, Густав, парень что надо, ты ас!» — самокритично констатируешь ты сам о себе.
        А как я свистеть умею! Иду и свищу. Очень громко и очень фальшиво. Навстречу синему-синему только-только начинающемуся дню.
        notes

        Примечания

        1

        СНМ — Свободная немецкая молодежь, молодежная организация в ГДР.

        2

        Слово, придуманное Б. Брехтом и употреблявшееся им в насмешку.

        3

        Старая модель автомобиля.

        4

        Emeritus — здесь: пенсионер (лат.).

        5

        Eremites — отшельник (греч.).

        6

        Перевод Ю. Вронского.

        7

        Малимё — пушистая ткань из искусственного волокна.

        8

        Перевод М. Лозинского.

        9

        Перевод Ю. Вронского.

        10

        Перевод Ю. Вронского.

        11

        Лентяй (нем.).

        12

        До свиданья, лентяй!

        13

        Внимание! (польск.)

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к