Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Детская Литература / Фролов Вадим: " Что Посеешь " - читать онлайн

Сохранить .

        Что посеешь Вадим Григорьевич Фролов

        Журнальный вариант повести Вадима Фролова «Что посеешь». Повесть опубликована в журнале «Костер» №№ 9 -12 в 1973 году.

        Вадим Григорьевич Фролов
        Что посеешь
        

        Глава I

        Этот Петр Батурин был прямой человек и не умел скрывать свои мысли. Нет, кое-какие мысли он, конечно, умел скрывать. Например, он никогда не высказывал вслух, что он думает об одной… одном человеке. Так же он здорово мог скрывать свои мысли, когда у него случалась какая-нибудь неприятность. Если ему было очень кисло, он мужественно веселился, и все веселились, глядя на него. Только одна… один человек смотрел на него немножко презрительно и как будто говорил: «Веселись-веселись, а я-то знаю, что у тебя кошки скребутся». А он, видя этот взгляд, начинал веселиться еще пуще. Прямо из кожи лез.
        Но в остальных случаях Петр Батурин свои мысли не скрывал. Если он считал Ваську Седых бревном и орясиной, то так прямо и резал: «…дурак, ты, Седых, бревно и орясина». Несколько раз он был крепко бит за эту свою прямоту — у Васьки Седых кулаки были подходящие,  — но все-таки стоял на своем, и как-то после очередного битья Васька ужасно расстроился и на следующий раз спросил уныло:
        — Опять тебя бить, что ли?
        — А бей,  — сказал Петр беспечно,  — тут ума не надо.
        И все в классе ужасно удивились, когда Седых на эти слова только рукой махнул и отошел. Так что некоторая польза от Петькиной прямоты была.
        Или вот еще. В начале учебного года пришла в класс девчонка — тоненькая, с хвостиком на голове, с зелеными глазами и весь нос в веснушках.
        — Здравствуйте,  — сказала она застенчиво,  — меня зовут Алена Братусь, я из 9-го «б» и буду у вас пионервожатой.
        Мальчишки молчали, а девчонки начали фыркать и пожимать плечами. Потом сразу несколько девчонок заверещали:
        — А где Боря? Почему не Боря? А мы хотим Борю!!!
        Тогда Алена покраснела и расстроилась.
        — А кто такой Боря?  — запинаясь, спросила она.
        Тут уж загудели и мальчишки, а девчонки прямо взвились — как так: она не знает Борю! Который! Был! У них! В прошлом! Году! Пионервожатым! Мировой, мировейший парень Боря Синицын. Все ведь ждали — вот откроется дверь, просунется лохматая голова, подмигнет, скажет, не выговаривая букву «р»: «Пгивет, гавгики! После угоков не гасходитесь, дело есть!» И скроется, а после «угоков» придет Боря-Борисище и с ним даже цветочки сажать или там бумажную макулатуру собирать идешь как на бой или на праздник. А тут эта пичуга с хвостиком!
        Оказалось, что Боря Синицын по семейным обстоятельствам уехал в другой город и весь класс отчаянно приуныл и на Алену с ее веснушками не обращал внимания. Она и так, и этак, то предлагала и другое, даже, кажется, плакала потихоньку, но 6-й «б» не поддавался. И однажды она привела в класс старшую пионервожатую Олимпиаду Павловну и в ее присутствии сказала, что больше не может. Олимпиада Павловна тут же начала произносить речь. Хорошую такую речь. Очень чувствительную и довольно сердитую. Она произносила ее довольно долго и, как говорят, «шторм крепчал», но тут поднялся Петр Батурин.

        — У нас был настоящий парень,  — торжественно сказал он,  — Боря Синицын. Он был для нас, как отец родной и как комиссар. И мы за него и сейчас готовы и в огонь, и в воду, и даже в медные трубы. Он с нами делал что?  — обратился Батурин к классу.
        — Операция «Бенц»!  — крикнул Колька Чупров.
        — Опасные походы в любые погоды!  — пропищал Жорка Чижиков.
        — Танцы!  — пропели девчонки.  — Современные!
        — А хоккей!  — это мальчишки.
        — А правила хорошего поведения!  — это девчонки.
        — А самбо и бокс!  — это Васька Седых.
        — Я не умею в… бокс,  — растерянно сказала Алена, и хвостик у нее на голове задрожал.
        Тогда Олимпиада Павловна громко крикнула: «Хватит!» — и даже пристукнула ладошкой по столу, но ее никто не послушал.
        — И после всего этого, после нашего старшего друга и товарища, нашего комиссара, который проявил ини… как это… инициативу и который любил нас, как своих братьев и сестер. Младших. После этого! Нам! Непобедимому и непромокаемому!  — Батурин ударил себя кулаком в грудь и прислушался, как она гудит.  — Нам, гвардейскому 6-му «б», нам, у которых… которые… которыми… Нам присылают,  — он сделал широкий жест в сторону Алены,  — вот ее! Не пойдет!

        Все зааплодировали. Алена Братусь пулей вылетела из класса. Но Олимпиада Павловна, как ни странно, успокоилась.
        — Ты кончил, Батурин?  — что-то уж слишком спокойно спросила она.
        — Я кончил,  — с достоинством ответил Петр.  — Благодарю за внимание!  — И пошел на свое место.
        Все были потрясены. Почти все. Кое-кто довольно насмешливо улыбался. Кое-кто не считал Петра Батурина таким уж мужественным. И как мы увидим несколько позднее, этот «кое-кто» не так уж ошибался… ошибалась, пожалуй, так будет правильней — «ошибалась».
        — Ну, раз ты кончил, Батурин,  — спокойно сказала старшая пионервожатая,  — ты сейчас выйдешь из класса, пойдешь по коридору налево, спустишься в сад, пойдешь по главной аллейке до конца, повернешь направо, зайдешь в беседку и, если дальше ты не будешь знать, что делать, я перестану тебя уважать.
        Батурин удивился, но виду не показал — это было не в его правилах.
        — Что я там не видел?  — спросил он.
        — Иди, иди,  — ласково сказала Олимпиада Павловна.
        Пожав плечами, Батурин вышел. Класс был несколько обескуражен.
        — Зачем вы его туда послали?  — спросил кто-то из девчонок.
        Олимпиада Павловна улыбнулась.
        — Он вернется и все расскажет. Подождем. А вы пока подумайте о правилах хорошего тона.
        Все стали думать, а через пять минут вернулся Батурин. Почему-то он был красный, как спелый помидор.
        Старшая пионервожатая с любопытством посмотрела на него, но Батурин как воды в рот набрал.
        — Что там, за беседкой?  — свистящим шепотом спросил Кешка, по прозвищу Фикус.
        — Можно я не буду говорить?  — спросил Петр у Олимпиады Павловны.
        — Как хочешь,  — сказала она и усмехнулась.
        — Раз уж ты такой храбрый,  — сказал, нет, сказала кое-кто,  — так скажи. Или ты только притворяешься храбрым?
        Батурин взял себя в руки. Гордо и спокойно он посмотрел прямо в синие глаза Наташи Орликовой.
        — За беседкой была… эта Алена… как ее, Братусь,  — сказал он.
        Класс ахнул. И хором спросил:
        — Ну, и?
        — Она плакала,  — мрачно сказал Батурин.
        Класс снова ахнул.
        — А ты?
        — Я…  — Петр Батурин мужественно проглотил слюну.  — Я извинился.
        Класс ахнул в третий раз. А кое-кто… да, ладно, теперь вы знаете, кто это. Словом, Наташа Орликова как-то странно посмотрела на Батурина.
        История с Аленой Братусь, к сожалению, на этом не кончилась. Не так-то все просто в жизни, и если вы думаете, что после этого случая отношение к Алене в этом непобедимом и непромокаемом классе сразу изменилось, то глубоко ошибаетесь. Но из этой истории можно сделать вывод, что мужественность и прямота характера Петра Батурина имеет свои плюсы и свои минусы. Правда, в данном случае довольно трудно понять, чего тут больше — плюсов или минусов. Но вот я расскажу вам еще об одном происшествии, в котором, по-моему, были сплошные минусы, и вы поймете, почему многие взрослые и многоопытные люди, когда речь заходила о Петре Батурине, почти всегда говорили:
        — Ох уж этот Петр Батурин!
        Классным руководителем в 6-м «б» была преподавательница литературы Римма Васильевна Гарбузова. Учительница она была, в общем-то, хорошая. Правильно и интересно учила. И те, кто хотел, тот хорошо и учился. А Петр Батурин, например, считал, что литература ему вовсе ни к чему. А так как Римма Васильевна была человеком добрым и даже немного робким, он лоботрясничал.
        И вот однажды Петр Батурин в который раз не приготовил урок. И Римма Васильевна в который раз огорченно сказала «ох уж этот Петр Батурин» и нерешительно собралась поставить двойку.
        Батурин усмехнулся и сказал:
        — Двойку? Это несправедливо.
        Римма Васильевна ужасно удивилась и расстроилась от такой наглости.
        — Но ведь ты же ничего не знаешь, Петя,  — сказала она.
        — А я и не собираюсь,  — спокойно сказал Петр Батурин.  — Зачем мне, например, знать, куда там собирается вещий Олег или в какую героиню влюбился какой-то герой и зачем он влюбился. Зачем мне это знать, когда я, скажем, изобретателем буду. Или подводником. Или слесарем.
        Весь класс слушал затаив дыхание.
        — А ты что же, считаешь, что культурный человек…  — волнуясь, начала Римма Васильевна, но Батурин не дал ей говорить.
        — Знаю,  — сказал он довольно невежливо,  — это я все знаю. Вот я вас только спрошу… И если вы мне ответите — тогда можете двойку ставить. Справедливо?
        — Н-ну, спрашивай,  — удивленно сказала Римма Васильевна.
        — Что такое «победит» и где он применяйся?  — спокойно спросил Батурин.
        Римма Васильевна совсем растерялась. В классе стояла такая тишина, что было слышно, как сопит на задней парте Жорка Чижиков, уткнувшись в детективную повесть. Потом Римма Васильевна вздохнула и просто сказала:
        — Не знаю, Петя. К стыду своему, не знаю.
        — А вам и не надо этого знать. Вы литературу преподаете. А мне надо я и знаю.
        — И все-таки двойку мне придется тебе поставить,  — с сожалением сказала Римма Васильевна.
        — Ставьте,  — безразлично сказал П. Батурин,  — только, значит, несправедливый вы человек.
        Римме Васильевне стало плохо, и она ушла из класса.
        Последствия? А как вы думаете, какие тут могут быть последствия? Плохие, конечно. Педсовет и прочее. Римма Васильевна простила — она добрая. А вот педсовет решил вызвать Петькиных родителей, а самому Петру дать строгое предупреждение.
        Вот тут в самый раз рассказать о Петькиных родителях.

        Родители у Петьки были не то чтобы очень знаменитые, а просто уважаемые. По-моему, вполне подходящие были родители.
        Мария Ивановна, вроде бы, и ничем особенно не отличалась — работала ткачихой на новом комбинате и кормила и «обихаживала» своих двух мужиков — Степана и Петра. А о Степане Александровиче — Петькином отце — стоит сказать особо. Ему было около сорока, но он еще играл в футбол за сборную цеха. А совсем недавно играл за сборную завода. А еще раньше, когда был помоложе, входил и в сборную города. Сейчас он, конечно, играл не так уж здорово, но цеховую команду выручал. Команда была слабоватая, игроков не хватало, и он еще довольно неплохо играл в защите. Некоторые посмеивались вот, мол, «старикашка» былую славу забыть не может, но те, кто Степана Александровича знал, те не смеялись, те уважали.
        — Степан, когда надо,  — говорили они,  — всегда выручит. Он такой.
        Еще Батурин-старший отчаянно любил рыбалку. Сам мастерил всякие хитрые снасти и знал назубок повадки всех рыб. Сутки мог он просидеть на реке, независимо от улова. У него по рыбной ловле была даже целая библиотека, и с ним советовались самые заядлые рыбаки.
        Батурин-старший работал токарем. Как поступил после ремесленного училища на машиностроительный, так по сей день там и оставался.
        С образованием у него было слабовато. После ремесленного нигде и не учился, разве только на курсах каких-то.
        — Ну и что?  — говорил он.  — Так уж получилось. Работаю-то я как надо.
        И это было правдой — работал он хорошо. Степана Александровича уважали и на заводе, и в городе. И, конечно, жену его Марию Ивановну Петькину маму — тоже уважали.
        И представляете, как она огорчилась, когда ее и Степана Александровича вызвали на педсовет и заявили, что их единственный и любимый сын Петр — лоботряс и невоспитанный человек и не выгонят его из школы только из уважения к ним.
        Мария Ивановна была человеком добрым и веселым, но в этот раз она так расстроилась, что не удержалась и дома влепила Батурину-младшему хо-о-орошую затрещину. Петр страшно удивился, но благоразумно промолчал, чтобы не схлопотать еще, а Степан Александрович поморщился и ушел в другую комнату. Уже потом, наедине, он сказал Марии Ивановне, что зря она так, что Петька все-таки человек и не стоило бы… Но Мария Ивановна очень рассердилась.
        — Ты в футбол гоняешь до старости лет и рыбку ловишь! И тебе наплевать, что у тебя сын лоботряс… невоспитанный,  — сказала она и заплакала.  — А я вас обуваю, обшиваю, кормлю и еще воспитывать должна. А тут слушай такое…
        Степан Александрович ужасно устыдился.
        — Ты, Маша, того… не сердись и не плачь, сказал он смущенно.  — Петькой я займусь. Это верно ты говоришь — мало я им занимался, но ты не сомневайся: я ему покажу где раки зимуют!
        — Правильно, Степа, покажи,  — сквозь слезы сказала Мария Ивановна.  — Он ведь хороший, только отец на него мало внимания обращает.
        — Я обращу!  — твердо заявил Батурин-старший.  — Я так обращу, что он у меня…
        — Вот это не надо, Степа,  — рассудительно сказала Мария Ивановна,  — он ведь все-таки человек.
        Я так подробно передаю этот разговор, потому что мужественный Петр Батурин его слышал. Нет, он не подслушивал специально, а просто так получилось — он в это время стоял за дверью и переживал, ну, и услышал, что о нем говорят.

        Глава II

        Судьба Виктора Пискарева была определена на много лет вперед. Все было расписано, как по нотам, или, как говорят сейчас, запрограммировано. И проклятый вопрос «кем быть» перед ним не стоял.
        — Он будет работником умственного труда, решительно заявила мама уже через несколько дней после появления Витеньки на белый свет.  — Посмотрите на его лоб,  — говорила она всем, кто склонялся над его колыбелью. Такие лбы бывают только у ученых!
        — По-моему, лоб как лоб… так себе,  — возражал Пискарев-папа, правда, не очень уверенно. И, заметив негодующий мамин взгляд, добавлял примирительно: — А впрочем, чем черт не шутит вот лысина у него действительно, как у ученого, профессорская лысина.
        Словом, с самого рождения и по нынешний день вся жизнь Виктора Пискарева втискивалась в железные рамки маминой программы. Ученый и никаких гвоздей! Хоть ты лопни! Никаких сомнений на этот счет у Витиной мамы не возникало. Если, например, в первом классе Витя вдруг получал двойку по такому важному предмету, как начертание палочек и крючочков, мама говорила, что у всех ученых всегда был, есть и будет плохой почерк — им не до почерка, им надо делать великие открытия, а палочки и крючочки пусть красиво пишут девчонки или художники. А когда Витенька уже в шестом классе вдруг получал двойку по географии или, скажем, по математике, мама говорила, что в истории отечественной и иностранной науки были, были, были такие случаи, когда некоторых даже исключали из школы или из института за неуспеваемость, но они все же становились потом очень, очень, очень известными учеными. Просто отдельные преподаватели ЗАВИДОВАЛИ гениальности отдельных своих учеников, а потому и придирались к ним всячески.
        В общем, для Серафимы Аристарховны — Витиной мамы все было ясно. Не ясно было только одно: в какой именно науке проявит Витенька свою гениальность. Ну, да это не так уж важно — лишь бы проявил. И Пискарева-мама старалась вовсю. Она без конца советовалась со всякими знаменитыми докторами. Поэтому у Витеньки была не просто еда, а «рацион питания». И кормили его не пирогами и пышками, а жирами, белками, углеводами, витаминами и калориями, причем в строгих пропорциях. А вместо обыкновенного распорядка дня у Вити был строго научный режим, да такой железный, что даже терпеливый и послушный Витенька иногда волком выл в свою подушку.
        Насчет занятий я уж и не говорю. Сами понимаете, что заниматься Витеньке приходилось как зверю, и ни на какие другие дела у него времени совсем не оставалось. Какой там хоккей или поход! Какие там рыбалки! Единственно, что разрешила ему Серафима Аристарховна — это заниматься в музыкальной школе по классу фортепьяно. И то только потому, что она слышала, что многие ученые играли на рояле или на скрипке — для отдыха после научных трудов.
        Ну, ладно, если бы Серафима Аристарховна воспитывала таким манером только своего ненаглядного Витюню. Хуже другое — она считала своим долгом агитировать всех соседок, у которых имелись свои Вани, Пети и Васи.
        Соседки слушали умные речи Серафимы Аристарховны, ахали и охали. Их начинала мучить совесть и грызть черная зависть, и они бежали домой жучить своих неразумных потомков и ставить им в пример гениального Витеньку Пискарева. Безалаберные потомки бунтовали и не поддавались. Из-за этого в доме № 13 происходили бои местного значения, после чего неразумные потомки мчались играть в футбол, или на реку, или еще куда-нибудь.

        А Серафима Аристарховна говорила озадаченным соседкам:
        — Это точно, что в нашей стране все профессии нужны и почетны. И я готова пожать руку, скажем, любому грузчику, я уж не говорю о таком замечательном токаре-новаторе как уважаемый Степан Александрович,  — и она кланялась слегка в сторону Марии Ивановны, которая, увы, тоже слушала ее.  — Или, например, работнику сферы обслуживания (легкий поклон в сторону бабки Авдотьи, у которой внучка торговала пивом). Все это совершенно справедливо,  — продолжала С. А. Пискарева.  — Но! В наш век технической р-р-революции и научного пр-р-рогр-р-ресса! Кто? Является? Самым? Главным? В нашем? Обществе? Кто? Я вас спрашиваю!
        Соседки виновато опускали головы: они, честное слово, не знали, КТО? ЯВЛЯЕТСЯ? САМЫМ? ГЛАВНЫМ???
        — Без ученых,  — торжественно возглашала Серафима Аристарховна,  — в наш в-э-эк ни хлеба не испечь, ни в небо не взлететь. Вот так-то! И потом,  — тут она несколько понижала голос,  — сейчас в газетах пишут, что в хорошей жизни большую роль играет и материальный фактор, то есть, попросту говоря, денежки. А уж ученый!..  — и она разводила руками, дескать, чего уж тут говорить, сами понимаете.
        Соседки кивали и смотрели на один из балконов третьего этажа, где проживал профессор Орликов со своими многочисленными домочадцами.
        — Ага! Мог бы он такую ораву кормить, если бы не…?  — свистящим шепотом говорила С. А. Пискарева.  — То-то! И, наконец, что еще очень важно. Мы трудились всю нашу жизнь, не разгибая спины и не покладая рук. Так что ж, когда теперь наши дети имеют все возможности, чтобы учиться, они должны вкалывать, как мы, ишачить, как мы?! Нет уж!
        Автора могут спросить: чего он так распространяется про эту самую Серафиму Аристарховну? Беда в том, что речи С. А. Пискаревой на некоторых мамаш очень даже действовали. Не на всех, конечно, но, например, на добрую Петькину маму — Марию Ивановну Батурину — эти грозные и сладкие речи, к сожалению, подействовали.
        И вот однажды после очередной беседы с С. А. Пискаревой Мария Ивановна пришла домой и сказала сыну своему Петру:
        — Ты лоботряс! Чем ты целый день занимаешься? В школе — одни троечки. Дома — всю квартиру каким-то металлом загваздал. Сам — посмотри на кого похож,  — руки не отмыть, нос в саже. Все дети как дети, кто на пианино играет, кто задачки решает, а он нос в сажу сует. Другие дети знаменитыми учеными будут, а он хочет… как отец всю жизнь… вкалывать и… ишачить!
        Петр Батурин поперхнулся куском пирога и, вытаращив глаза, посмотрел на свою маму. Такие странные слова он слышал впервые…
        — Ты, мам, что? Заболела, что ли?  — удивленно спросил он.
        — Заболела?!  — Мария Ивановна даже руками всплеснула.  — Да как ты с матерью разговариваешь?! Я тебе покажу «заболела»! Я тебе покажу, как не вовремя пироги лопать. Калории и углеводы у меня лопать будешь! Вовремя! И чтобы… этого… металлолома духу в квартире не было!
        И что тут началось! Из Петькиной комнаты и из кладовки в переднюю полетели болты и гайки, велосипедные колеса и какие-то винты, железо разного профиля, клещи и плоскогубцы, молотки и паяльники, банки, склянки и жестянки. Грохот и лязг стоял такой, что сверху и снизу прибежали соседи и с изумлением наблюдали, как уже из передней на лестничную площадку летели упомянутые выше предметы, а Петр Батурин то, как вратарь, пытался поймать какую-нибудь банку, то, как боксер, увертывался от летящей в него жестянки.

        Перекидав весь этот металлолом, Мария Ивановна в сердцах захлопнула дверь перед самым Петькиным носом. Соседи разошлись. На площадке остался Петр, который с обалделым видом почесывал себе затылок, да профессор Орликов, спустившийся с третьего этажа. Петр тяжело вздохнул, но тут же принял суровый и гордый вид.

        А профессор Орликов нагнулся и начал что-то выискивать в куче весьма полезных вещей, выкинутых на площадку.
        — Ага, вот,  — сказал он и разогнулся, держа в руках паяльник,  — не одолжишь на пару дней паяльничек, Петя? Мой перегорел.
        — Пожалуйста,  — довольно мрачно сказал Петр и тяжко задумался, куда же, в самом деле, девать теперь все эти сокровища.
        Он и сам не заметил, как вслух сказал:
        — В металлолом, что ли, сдать?
        — Ни в коем случае, Петя,  — серьезно сказал профессор,  — ни в коем случае. Этакое богатство…
        Потом тряхнул своей богатырской гривой и сказал:
        — Безвыходных положений не бывает. Пошли, юноша.
        — Куда?  — удивленно спросил Петр.
        — Ко мне, конечно. Поищем временную территорию для… гм… склада. Пошли.
        — Нет,  — быстро сказал Батурин,  — к вам — нет.
        Профессор внимательно посмотрел на Петра.
        — Так ведь у нас никто не кусается.
        — А я и не боюсь,  — буркнул Батурин.
        — Тогда пошли.
        — Нет,  — опять быстро сказал Батурин.
        Профессор Орликов взлохматил свою могучую гриву и присел на ступеньку. В это время жена профессора поднималась по лестнице с продуктовой сумкой.
        — Венчик,  — удивленно сказала она.  — Что ты тут делаешь?
        — А, Лизок,  — обрадовался Вениамин Вениаминович,  — скажи, пожалуйста, у нас в кладовке найдется немного места?
        Елизавета Николаевна покачала головой и улыбнулась.
        — Откуда же,  — сказала она,  — когда там чуть не дюжина автомобильных колес, задний мост и, как его… карданный вал. А что случилось?  — она с любопытством оглядела груду предметов, громоздящихся на площадке.
        — Да вот,  — горестно сказал профессор Орликов,  — надо товарища выручать. Из него наверняка знаменитый изобретатель выйдет.
        Петр Батурин встрепенулся:
        — А вы откуда знаете?
        — Судя по неприятностям, которые на тебя свалились. И судя по тому, как ты их переносишь,  — ответил профессор.  — Вспомни: Рудольфа Дизеля, который изобрел мотор, чуть не довели до сумасшедшего дома, тульский Левша, который блоху подковал, тоже всю жизнь мучился, а великого ученого Джордано Бруно даже на костре сожгли…
        Петр удивленно уставился на профессора. Елизавета Николаевна смеялась, а профессор, став в позу, продолжал своим могучим басом:
        — Таких примеров в истории, к сожалению, тьма, но они говорят о том, что великие люди не боялись трудностей. Итак, что мы будем делать, Лизок? Не дадим погибнуть великому самоучке-механику?!
        — Нет, конечно,  — сказала Лизок.  — Заводи-ка ты свой драндулет, если заведется, забирайте это бара… эти штуки и поезжайте на реку к дяде Веретею. У него там хороший сарайчик есть.
        — Ты гений, Лизок!  — закричал профессор Орликов.  — История тебя не забудет. Итак, я пошел заводить свой драндулет, как непочтительно выразилась моя супруга, а вы, юноша, таскайте пока свои материальные ценности вниз.
        — А…  — начал было Батурин, но профессор не дал ему договорить.
        — Вопросы потом,  — сказал он,  — сейчас за дело.
        И он загрохотал вниз по лестнице.
        Елизавета Николаевна отправилась домой, а Петр ухватил пару велосипедных колес и, кряхтя, понес их вниз. И только он все перетаскал к подъезду, как, лязгая, громыхая и скрежеща, притащилась старенькая рыженькая профессорская «Победа». Вениамин Вениаминович вылез и, отдуваясь, сказал:
        — Ну, Иван Кулибин, прошу…
        …Профессор лихо крутил баранку, Петька сидел рядом с ним, сзади грохотали всякие банки, жестянки и железяки.
        — Имей в виду,  — говорил Вениамин Вениаминович,  — за идею нужно бороться. Я вот за эту идею,  — он постучал ногой по полу машины,  — ох, как долго боролся! И меня, брат мой, тоже долго не понимали и ставили палки в колеса. Вся моя веселая семейка ставила мне палки в колеса. Но я был тверд и настойчив. И вот,  — он опять постучал по полу ногой,  — собрал. Сам. Можно сказать, из старья. Но вот этими руками!  — тут профессор оторвал руки от баранки и поднял их вверх, а машина вильнула в сторону.
        — Ну-у!  — крикнул профессор Орликов, схватившись за руль.  — Ну-у! Балуй! Керосинка ржавая!
        Он помолчал немного, потом, покосившись на Петра, спросил:
        — А ты чего мастеришь, если не секрет?
        Тут Петр Батурин несколько замялся.
        — Придумал я тут одну штуку,  — нехотя сказал он.
        — Ну?  — с интересом спросил профессор.
        — Да нет, это так…  — Петр махнул рукой и вздохнул,  — мечта.
        — Так это же прекрасно!  — закричал профессор Орликов.  — Что может быть прекраснее мечты?! Надо превратить ее в действительность — только и всего.
        — Да, только и всего,  — уныло сказал Петр.  — А как?
        — Это уже другой вопрос,  — серьезно сказал профессор.  — Давай посоветуемся.

        Надо сказать, что профессор Орликов нравился Петру Батурину. Работал профессор как вол. И, несмотря на это, у него хватало времени возиться со своей «Победой», ходить со своим семейством в разные походы и даже петь в хоре Дворца культуры.
        Он был довольно молодой, толстый, веселый и громогласный, как духовой оркестр. По утрам он вылезал на балкон в застиранных тренировочных брюках и прочищал горло — пел свои любимые песни и разные арии из опер. Из арий он особенно любил «На земле весь род людской…» из оперы «Фауст». Он исполнял ее с большим чувством и таким могучим басом, от которого дребезжала посуда в сервантах соседей. Эту арию он исполнял, когда у него было хорошее настроение. И когда его одолевали разные семейные заботы. Этих забот у него было, как говорят, «вагон и маленькая тележка», так как семейка у него была — ого-го! Ничего себе семейка — целая орава, как говорила уважаемая С. А. Пискарева.
        В этой семейке были: а) сам профессор Орликов, б) его жена — Елизавета Николаевна, в) три дочки, г) три сына. Причем, старший сын и средняя дочка родились в одно время, средний сын и младшая дочка — тоже были близнецами. Младший сын еще ходил пешком под стол, а старшая дочка уже училась на первом курсе института.
        Были еще две престарелые тетки, какие-то родственницы не то профессора, не то профессорши — тетя Пуся и тетя Гуся. И тем не менее многочисленное Орликовское семейство было на редкость веселым и неунывающим.

        Петр Батурин — это, пожалуй, уже для вас не тайна — центром семьи профессора Орликова безусловно считал его среднюю дочь, небезызвестную вам Наташу. Впрочем, он считал ее центром не только семьи… И, конечно, был уверен, что об этом никто не догадывается.
        Вот почему настроение у него, когда он ехал в машине и разговаривал с Вениамином Вениаминовичем, было какое-то странное. С одной стороны, он радовался, что сам профессор с ним запросто беседует, да еще и помогает, а с другой стороны, гордость его заедала. Из-за этой проклятой гордости он начисто отказался посвящать профессора в свои дела.
        — Ну, как хочешь,  — сказал профессор Орликов,  — тебе виднее. Но имей в виду — сейчас не тот век, когда открытия делают гордые одиночки. Сейчас, брат, все коллектив решает… Однако, знаешь поговорку: «Плох тот солдат, который не мечтает быть генералом»?
        — А я еще и не солдат,  — сказал Петр.
        — Вот это уже плохо,  — серьезно сказал профессор Орликов.  — Кто же ты?
        — Я?  — удивленно спросил Батурин.  — Будто не знаете. Я в шестом классе учусь еще.
        — Не «еще» надо говорить, а «уже». Уже в шестом классе! В шестом классе УЖЕ надо знать, кто ты есть и кем собираешься стать.
        — Ну, это я знаю,  — твердо сказал Петр Батурин.
        — Значит, кто ты?  — строго спросил профессор.
        — Че… человек,  — не очень-то уверенно ответил Петр Батурин.
        — Ну, допустим. А кем будешь?
        — Человеком.
        — Это обязательно. А вот дело, дело-то какое делать будешь? Я вот,  — тут профессор усмехнулся,  — я вот уже в четвертом классе решил, что стану… хм… ученым. И стал, как видишь.
        — Вот вы насчет чего… Есть у меня одна идея. Только пока — помолчу,  — скромно сказал Петр Батурин.
        Профессор посмотрел на него с любопытством и сказал:
        — Идея — это хорошо.
        Некоторое время они ехали молча.
        — А куда вы меня везете?  — спросил Батурин.
        Тут профессор очень оживился.
        — О-о-о,  — закричал он,  — это та-а-акой, знаешь, замечательный дед! Увидишь.
        И тут они приехали. На самом берегу реки среди высоченных сосен стоял небольшой домишко. Не то чтобы очень старый, но и не очень новый, однако довольно крепенький. Заборов никаких не было, только рядом с невысоким крыльцом стояла собачья будка, а подальше от воды небольшой сарайчик. К воде вели новые мостки, и к ним была причалена отличная просмоленная лодка.
        Из будки вылезла огромная лохматая бело-рыжая собака. Потянулась, зевнула, показав страшенные зубищи, и два раза хрипло гавкнула. Мужественный Петр Батурин сунулся назад в машину, но профессор Орликов придержал его за плечо.
        — Здорово, Лапоть,  — сказал он собаке и повел Петра к ней навстречу.
        Лапоть лениво помахал хвостом-парусом и спокойно подошел к ним. У Петра Батурина поджилки затряслись, но виду он не подал. Лапоть не обратил на него никакого внимания и вежливо поздоровался с профессором.
        — Дед Веретей дома?  — спросил профессор у собаки.
        Лапоть гавкнул и улегся у ног Вениамина Вениаминовича.
        — Нет, значит,  — сказал профессор,  — если бы дома был, Лапоть бы сразу за ним побежал. Обидно,  — он посмотрел на часы.  — А у меня уже времени нет. Ну, ничего. Давай твои сокровища выгружать. Ты, если не торопишься, дождись деда.
        Они быстро разгрузили машину. И Петр уселся на пенек ждать деда Веретея.
        Перед тем как уехать, профессор сказал:
        — В сараюшке у деда мастерская. Он на все руки мастер. И вообще, как это у вас говорят, «потрясный» дед. Только говорлив малость. Ужас, какой болтун. Это первое. А второе вот что: ты бы как-нибудь забрел ко мне. Мы бы с тобой потолковали. У меня к тебе, вроде, дело одно наклевывается. Ну, давай лапу.
        Он влез в машину, но тут же высунул голову из окна:
        — Слушай-ка,  — сказал он безразличным тоном,  — мне Наташка про одного парня из класса рассказывала, что он математику и физику еще кое-как учит, а вот ботанику или там литературу совсем не признает. Дескать, не нужны они ему начисто. Есть у вас такой чудак?
        Петр Батурин проглотил слюну и мужественно промолчал.
        Машина фыркнула синим дымком и утарахтела.
        Лапоть неодобрительно посмотрел ей вслед, встал, потянулся, подошел к Петру и улегся рядом с ним, уткнув голову в лапы. А Петр Батурин принялся размышлять. И размышлял он по следующим вопросам:
        — С чего это маманя вдруг обрушилась?
        — Почему профессор Орликов решил ему помогать?
        — Какое к нему дело наклевывается у профессора?
        — Идти к профессору или нет?
        — Что еще сказала Наталья Орликова своему папе про… того парня, которому литература начисто не нужна?
        — И какого лешего он ляпнул про идею какую-то?
        Думал он обо всем этом, конечно, не по порядку, а сразу обо всем. И поэтому в голове у него была порядочная каша. Из этой каши Петр Батурин сумел выловить, пожалуй, только пару более или менее разумных мыслей. Первая — к профессору Орликову он пойдет, и пусть там хоть Наташа, хоть Разнаташа.
        И еще. Про идею он ляпнул вроде бы нарочно, так сказать, насупротив. Профессор с четвертого класса мечтал быть ученым. Витенька Пискарев уже сейчас знает, что будет ученым. Васька Седых хочет штурманом быть. Жорка Чижиков — космонавтом. Таська Бублянская — поэтом. Оля Зубавина — доктором. Наталья Орликова — знаменитой балериной. И даже Кешка Фикус — послом в какой-нибудь зарубежной стране. Тоже мне — профессора, поэты, дипломаты!
        Вы, уважаемый профессор Вениамин Вениаминович, наверно, думали, что я и впрямь скажу что-нибудь такое же? Дудки! Тем более — идеи-то никакой и не было.
        Тут пришел и сам дед Веретей. Он как-то неожиданно появился откуда-то и встал перед Петром Батуриным и уставился в него маленькими острыми глазками, еле видными из-под бровей. Сивый, обросший, как замшелый пень, низенький, но плечи!  — в дверь наверно только боком проходит, руки чуть не до колен, и каждая как хорошая лопата. Стоит, молчит и смотрит. У левой ноги сидит собака Лапоть, а справа — здоровущий бело-рыжий кот откуда-то взялся. И тоже смотрит.
        Так они молчали-молчали, а потом будто железо ржавое заскрежетало. Это дед Веретей спросил:
        — Кто такой?
        — Э-э…  — сказал Батурин.
        Дед кивнул и пошел в дом. Собака Лапоть и кот отправились за ним, а Петр Батурин встряхнулся и тоже пошел к дому. Как же все объяснить? Но объяснять ничего не пришлось. Дед Веретей, похоже, умел читать чужие мысли и видеть насквозь.
        Не успел Петр дойти до дома, как дед Веретей появился на крыльце, спустился, подошел к Петькиным драгоценностям и внимательно посмотрел на них. Потом пошел к сарайчику, открыл дверь и мотнул головой Петру — таскай, дескать. Батурин схватил пару железяк, сунулся с ними в дверь сарайчика и ахнул. Это была мастерская. Да какая! От восхищения и зависти у П. Батурина, как говорят, «в зобу дыханье сперло». Он уронил свои железяки и встал, как вкопанный, открыв рот. Дед стоял рядом и довольно сопел. Потом он ткнул рукой в свободный угол, где стоял небольшой верстачок, а под ним пустой ящик, и ушел. А Петр мелкой рысью начал носиться взад и вперед, аккуратно сортировал, укладывал и развешивал свои инструменты и материалы. Очень аккуратно, потому что иначе нельзя было: у этого замшелого деда в сараюшке были порядок и чистота.

        Пес Лапоть лежал на крыльце и внимательно наблюдал, как бегает Петр. Дед Веретей высунул голову в дверь и что-то буркнул. Тут П. Батурин даже споткнулся от удивления. Лапоть встал, подошел к груде материалов, взял в зубы какую-то штуковину и понес не спеша в сараюшку. Так вдвоем они все и перетаскали.
        Петр прикрыл дверь и присел на пенек, вытирая пот. Дед поманил его из окошка. Петр в сопровождении Лаптя зашел в избу. Это и верно была скорее изба, чем дом. Сени просторные и одна большая комната с русской печкой. Лавки по стенам и некрашеный стол в углу. Вот и все. Кровати не было, видно, спал дед на печи.
        На столе лежал большой кусок хлеба и стояла поллитровая банка с простоквашей. Дед опять мотнул головой, и Петр, решив уже ничему не удивляться, с аппетитом слопал и хлеб и простоквашу.
        Дед сидел на лавке, положив ручищи на колени, и с интересом смотрел на Петра.
        — Спасибо,  — сказал Петр.
        Дед молча кивнул.
        «Ну и разговорчивый дед,  — подумал Батурин,  — ужас, какой болтливый…»
        И тогда дед спросил:
        — Винаминыч тебя, что ль, приволок?
        Петр кивнул.
        — Как звать?  — проскрипел дед.
        — Меня-то?  — спросил Петр.
        Дед кивнул.
        — Петя,  — сказал Батурин.  — А… а вас?
        В самом деле, не может же он этого деда просто Веретеем звать. В горле у деда что-то забулькало, заскрипело, а глазки совсем спрятались за сивыми бровями. «Смеется»,  — догадался Петр и сам тоже засмеялся почему-то. Так они посмеялись немного, и дед Веретей сказал, ткнув пальцем себя в грудь:
        — Веретей.
        — А по отчеству?  — вежливо спросил Петр.
        — Веретей,  — упрямо сказал дед и ткнул пальцем в кота: — Это Тюфяк. А тот,  — он мотнул головой в сторону собаки,  — Лапоть.
        Они еще поговорили чуток, и Петр отправился восвояси.
        — Приходи,  — сказал ему на прощанье сказочный дед Веретей.

        Глава III

        В мастерской у известного в городе скульптора Варенцова пыль стояла столбом. Скульптор в длинном грязном халате яростно пилил доски и рейки, крутил какие-то непонятные загогулины из толстой, чуть не в палец, проволоки, и из всего этого мастерил какую-то жуткую конструкцию: не то птицу из сказки, не то скелет марсианина. Он чихал, кашлял и чертыхался. Руки у него были исцарапаны и исколоты, глаза покраснели и слезились, лоб был вымазан глиной, а волосы присыпаны серой пылью.
        Мастерской была большая комната с одним огромным во всю стену окном. На полу, на полках, на подставках стояли, лежали, сидели, валялись гипсовые, глиняные, бронзовые, одетые и раздетые люди, а вперемешку с ними отдельные руки, ноги, туловища без рук и ног, головы, пальцы, носы, уши и прочее, и прочее. Вдоль стен торчали глыбы разного камня, стояли мешки с гипсом, а посредине — чан с серой глиной. С потолка свешивались страшные маски. В углу маячила прикрытая, как саваном, мокрой простыней какая-то непонятная фигура.
        Скульптор Варенцов прикручивал к проволочному скелету какую-нибудь доску, отбегал в сторону, смотрел полминуты, потом подбегал, отрывал доску и приколачивал ее по-другому, хватал проволоку, зажимал ее в слесарные тиски и свирепо колотил молотком, загибая ее по-разному. Затем опять бежал к скелету и приспосабливал эту проволоку к доске. Снова смотрел, снова чертыхался, хватал громадные клещи, выдирал проволоку и приспосабливал ее к другому месту.
        На присутствующих он не обращал внимания, словно их и не было. А их было четверо — этих посторонних: уже известные вам классная руководительница 6-го «б» Римма Васильевна и Петр Батурин и новые действующие лица этой повести — два братца Азиатцевы — Гошка и Прошка.
        Дело в том, что и Гошка, и Прошка (так же как и П. Батурин) абсолютно не признавали ни литературы, ни искусства. Из воспитательных соображений добрая Римма Васильевна Гарбузова решила их на первых порах познакомить с работой знаменитого в городе скульптора М. М. Варенцова. И вот знакомила. Она смотрела на скульптора и тихонько вздыхала от восторга. Гошка и Прошка, разинув рты, пялили глаза и ничего не понимали. Петр держал рот закрытым, но тоже смотрел на скульптора во все глаза.
        — Чего это он?  — спросил через некоторое время Прошка, а Гошка покрутил пальцем у виска и вопросительно посмотрел на Римму Васильевну.
        Она приложила палец к губам и шепотом сказала:
        — Он творит.
        — Чего-о-о?  — удивились Гошка и Прошка.
        Батурин молчал. Этот чихающий и скачущий скульптор ему нравился. Он работал весело, быстро и ловко.
        — Он творит,  — строго повторила Римма Васильевна.  — Он творит замечательную скульптуру.
        Гошка и Прошка фыркнули.
        — Вот эту?  — сказали они хором.  — Ну и ну!
        Скульптор присел на подставку рядом со скелетом, вытер ладонью пот со лба.
        — Римма Васильевна, а зачем вы этих… охламонов ко мне притащили?
        — Видите ли, Михаил Михайлович,  — застеснялась Римма Васильевна.  — Они славные мальчики, но я хочу, чтобы они поняли, что искусство — это не забава, а нелегкий и благородный труд.  — Римма Васильевна говорила громко и торжественно.  — И что самое важное — искусство помогает мыслить и стать полноценным человеком.
        — Ну, ну,  — добродушно сказал скульптор.
        Он встал с подставки, взял рейку и начал приколачивать ее к скелету, тяпнул себя по пальцам, чертыхнулся и швырнул молоток в сторону.
        — Ну-ка?  — решительно сказал скульптор Варенцов.  — Снимайте куртки и рубашки. Живо!
        — Зач-чем?  — удивились братцы Азиатцевы.
        — Лепить нас будете?  — спросил Петр.
        — Ну да…  — засмеялся скульптор.  — Слишком много чести — лепить вас. Работать будем.
        Он подошел к чану, захватил пригоршню глины, помял ее и пришлепнул к скелету.
        — А ну, хватай глину!  — крикнул он.  — Шлепай. Ты — сюда, ты — сюда, а ты — сюда.
        И Гошка, и Прошка, и сам Петр Батурин, сняв куртки и рубашки и оставшись в маечках, начали шлепать куски глины туда, куда показывал им скульптор. Было довольно весело. Глина смачно чавкала, скульптор чихал и покрикивал, Римма Васильевна смеялась до упаду, ребята носились как угорелые от чана к скелету и обратно.

        — Теперь ясно,  — сказал Петр Батурин.
        — Что тебе ясно?  — спросил скульптор.  — Мне еще не ясно, а ему уже ясно. Ишь, гений какой!
        — Человек будет,  — сказал Батурин,  — скульптура. Вот нога, вот другая, вот — тулово…
        — Дошло,  — одобрительно сказал Варенцов.
        Через полчаса, когда все взмокли, скульптор Варенцов сказал «шабаш» и сел на подставку. Скелета уже не было. Вместо него на подставке стояло что-то еще довольно бесформенное, но уже издали напоминающее человека.
        — Гранату, что ли, бросает,  — неуверенно сказал Батурин.
        — Вроде гранату,  — сказал Гошка.
        — Ага, гранату,  — сказал Прошка.
        Скульптор ничего не ответил. Он сидел, устало опустив руки между колен, и задумчиво смотрел в угол на фигуру под простыней. Потом он встал и подошел к ней.
        — Ну-ка, станьте подальше,  — сказал он и, когда все отошли к дальней стене, быстро сорвал простыню и отбросил ее в сторону.
        На небольшом пьедестале стояла на цыпочках тоненькая стройная девчонка. Легкое платье словно трепетало от ветра. Руки были откинуты назад, голова закинута вверх, волосы растрепались. Глаза были полузакрыты, а губы слегка улыбались, как будто она подставила лицо солнцу и ветру.

        — Наташка!  — ахнул мужественный Петр Батурин.
        — Изумительно,  — сказала Римма Васильевна.
        — Похоже?  — спросил скульптор Варенцов мрачно.
        — Здорово!  — завопили Гошка и Прошка.
        — Ну,  — сердито сказал скульптор,  — умываться, одеваться и марш. Приходите, когда хотите.
        Когда все вышли, Римма Васильевна, счастливо улыбаясь, обратилась к ребятам:
        — Ну? Каков талант? А?
        — Н-не,  — сказал Гошка,  — это не по мне. С глиной возиться…
        — И от пыли чихать,  — сказал Прошка.
        Римма Васильевна огорченно развела руками.
        — Вы не расстраивайтесь,  — сказал Прошка.  — Мы, конечно, понимаем. Тоже работа. Да, только…
        — Игрушки все это,  — сказал Гошка.
        — Ну вот,  — вздохнула Римма Васильевна.
        Петр щелкнул Гошку по лбу.
        — Сам ты игрушка. Ванька-встанька.
        — Ишь ты,  — обиженно сказал Гошка,  — какой культурный. А мы лучше лодку ладить будем…  — и осекся, так как Прошка сердито стукнул его по затылку.
        Петр задумчиво сказал:
        — Хитрая вы, Римма Васильевна.
        Римма Васильевна растерялась.
        — Что ты, Петя?!  — сказала она.
        — Да ничего,  — сказал Петр,  — извините. До свидания, Римма Васильевна.
        И он побежал домой. У него возникла новая идея. Вообще, надо сказать, что в этом учебном году у Петра Батурина идеи возникали одна за другой. Ну прямо как из мешка дырявого сыпались из него идеи. Вот он и не знал, за какую идею ему ухватиться.
        «Да,  — несколько огорченно думал Батурин, подходя к дому,  — это, наверно, плохо, когда слишком много идей. Надо, наверно, выбрать одну и за нее, как говорит профессор Орликов, драться, бороться и сражаться до победного конца».
        За какую именно идею ему надо бороться и с кем именно за нее драться, Петр пока не знал, и это его сердило.
        Знаменитый скульптор Варенцов произвел на него довольно-таки сильное впечатление. Пыль, грязь, глина Батурина не испугали. Лихо это у него получается: палки, проволока, глина… А потом уже металлический или каменный этот парень будет стоять где-нибудь на пригорке у реки, за спиной у него будет красный, как пожар, закат, и все будут приходить сюда и смотреть на него и класть к его ногам цветы. Итак он будет стоять вечно.
        Или та девчонка с растрепанными от ветра волосами. Ее поставят в главном городском сквере среди кустов сирени. И ею тоже будут все любоваться. И все будут думать: вот какая отличная девчонка. И все будут поздравлять мужественного Петра Батурина и говорить, какой он ну просто чудо-талантливый и даже почти гениальный, а он будет только скромно улыбаться и говорить: «Ну, что вы, что вы…» А Наташа Орликова подойдет и возьмет его за руку, и они гордо пойдут рядом к реке, сядут на перевернутую лодку и будут смотреть на белый пароход, который с веселой музыкой плывет мимо. А потом Наташа скажет…
        Стоп, Петр Батурин. Кажется, ты чересчур замечтался. Пока ведь это не ты, а скульптор Варенцов вылепил ту девчонку и творит памятник какому-то парню. Надо будет все-таки узнать, откуда скульптор Варенцов знает Наталью Орликову.
        …Петр сунулся на кухню.
        — А, явился,  — строго сказала Мария Ивановна.  — Опять режим не соблюдаешь. Вместо того чтобы учить уроки, он опять где-то шляется. И нос… в глине! Умывайся. Будешь обедать.
        — Жиры, белки и углеводы?  — спросил Батурин.
        — Ага,  — сказала Мария Ивановна,  — и еще витамины.
        Умываясь под краном на кухне, Петр спросил:
        — Мам, а где мои лепешки?
        — Никаких лепешек,  — строго сказала Мария Ивановна,  — будешь лопать, что дают.
        — Да я не про то,  — сказал Петр.  — Помнишь, я в детстве из пластилина лепил? Ты их вроде прятала куда-то.
        — В детстве…  — фыркнула Батурина-мама.  — Ишь, взрослый какой выискался. А-а,  — вдруг сообразила она,  — ты, что ли, про фигурки свои разные?  — она засмеялась.  — Верно, ты их в детстве… тьфу… когда маленьким был, лепешками называл. А зачем они тебе?
        — Так,  — уклончиво сказал Батурин.  — Посмотреть хочу.
        Мария Ивановна вытерла руки; из пузырька, стоявшего за окном, налила в столовую ложку желтой и жирной жидкости и подошла к Петру.
        — Пей,  — сказала она и почему-то отвернулась, сморщив нос.
        — Что это?  — удивленно спросил Батурин.
        — Пей, тебе говорят!  — прикрикнула Батурина-мама.  — Рыбий жир. Ви-та-ми-ни-зиро-ванный.
        — Да что ты, мама? Я его и в детстве-то сроду не пил…  — заверещал Петр Батурин.
        — Открывай рот! Ну!
        — Да я…  — начал Батурин, но Мария Ивановна ловко всунула ему ложку в рот.
        — А-а… кхе… кхи… кха…  — сказал Батурин.  — Тьфу!
        — Закуси. Корочкой.
        — Э-э-э…  — сказал Батурин, но корочку все же съел.  — С чего это ты, мам?
        — Хочу из тебя человека сделать,  — твердо сказала Мария Ивановна.  — Вон Витя Пискарев, смотри, какой розовенький, кругленький и учится отлично. А все почему?
        — Кто? Кто?  — изумленно спросил Петр.
        — Витя… Пискарев,  — немножко неуверенно повторила Мария Ивановна.
        Петр Батурин стиснул зубы так, что каменные желваки заходили на его железных скулах. Ах, вот откуда ветер дует… Он промолчал, но про себя подумал… Пожалуй, не будем уточнять, что подумал про себя мужественный Петр Батурин. Очень плохо подумал он о Витеньке Пискареве.
        — Так где то, что я лепил?  — сурово спросил Петр.
        — Сейчас, сейчас,  — заговорила Мария Ивановна, и любопытство так и засветилось в ее глазах.
        Она убежала в комнату. Петр Батурин стоял у окна и насвистывал какой-то мужественный мотив. Очень быстро Мария Ивановна принесла ящик из-под посылки и осторожно поставила на стол. Сняла бумагу, покрывавшую ящик, и сказала немножко грустно:
        — Вот твои… лепнинки. Ты их так тоже называл… когда был маленьким.
        Краем глаза, словно нехотя, Петр заглянул в ящик. Там в образцовом порядке стоял веселый зоологический сад, и плыл огромный парусный флот, и высились сказочные замки. У Петра почему-то слегка защипало в носу. «Ишь ты,  — подумал он,  — все сохранила. Ай да мам!»
        — Ладно,  — сказал он вслух,  — посмотрю после обеда.
        После обеда он аккуратно выставил все из ящика на подоконник и начал рассматривать весьма внимательно. Мария Ивановна тоже подошла к окну и тоже смотрела.

        — А неплохо у тебя получалось,  — сказала она.  — Вот этот, смотри, совсем как живой… кабанчик.
        — Медведь это,  — буркнул Петр.
        — Верно, верно — медведь. А вот ослик…
        — Собака это,  — сквозь зубы сказал Петр.
        — Петь, а давай купим пластилина,  — сказала Мария Ивановна осторожно.  — Может, опять займешься. Все лучше, чем металлолом разный.
        — Посмотрим,  — мрачно сказал Петр и, тяжело вздохнув, направился в комнату делать уроки. За этим печальным делом он просидел очень долго — до самого ужина, потому что в голове у него бродили всякие не относящиеся к урокам мысли.
        Ночью Петру Батурину снились какие-то скелеты из досок и проволоки, они разгуливали по квартире и клацали челюстями, и скульптор Варенцов, похожий почему-то на Римму Васильевну, огромным молотом забивал в паркетный пол здоровенную сваю и кричал, что вот это-де настоящая работенка.
        На следующий день в школе, в одну из перемен, Петр Батурин разыскал Римму Васильевну и спросил:
        — А зачем вы все-таки нас к этому скульптору повели?
        — Н-ну…  — Римма Васильевна слегка смутилась.  — Ну, я думала, что вам интересно будет. И вообще… Каждый современный культурный человек должен…
        — Ну, ясно,  — скучным голосом сказал П. Батурин.  — Спасибо.
        И, засунув руки в карманы, он не спеша пошагал по коридору. Встретив на лестничной площадке Витю Пискарева, он стал его внимательно разглядывать. Даже поворачивал из стороны в сторону.
        — Чего это ты меня изучаешь?  — спросил Витя.
        — Ты рыбий жир пьешь?  — спросил П. Батурин.
        Витю Пискарева даже перекосило.
        — Пью,  — сказал он с отвращением.
        — Витами-ни-зи-рованный?
        — Ага.
        — Эх, ты!
        — А я-то тут при чем? Это мама.
        То, что Витю перекосило от одного упоминания о рыбьем жире, Батурина несколько примирило с ним, но все же не настолько, чтобы простить Витеньке прочие белки и углеводы и драконовский домашний режим.
        — Чудо-юдо мальчик, прямо,  — сказал Батурин.  — Тошнит даже.
        И он пошел в класс. На душе почему-то было муторно.

        Глава IV

        В один прекрасный день Петр Батурин стоял на площадке у дверей своей квартиры и раздумывал — не подняться ли ему на этаж повыше и не заглянуть ли к профессору Орликову, благо тот приглашал? Наконец, обругав себя трусом и слабаком, он решительно пошел наверх. У самых дверей профессорской квартиры мужественный Петр Батурин вспотел и сердце у него заекало. За дверью раздавались довольно громкие и разнообразные голоса, но их покрывал могучий бас Вениамина Вениаминовича. Он рокотал сердито, и Петр Батурин обрадовался, что можно сегодня не заходить.
        Он повернулся, и в это время распахнувшаяся дверь толкнула его в спину так, что он отлетел на другой конец площадки. Из квартиры вылетели взъерошенные Котька из 6-го «а» и второй Наташин брат Волька, четвероклассник. Дверь за ними тут же захлопнулась.
        — Жуть!  — сказал Котька, почесывая затылок.  — Восемь баллов, не меньше.
        — Девять,  — возразил Волька.
        — Что это вы?  — спросил Петр.
        — А, Батура. Здорово!  — сказал Котька.  — Ты чего тут торчишь?
        — Да я…  — замялся Батурин,  — так, вообще…
        — Он к Наташке,  — пропищал Волька и хихикнул.
        — Ну да,  — недоверчиво сказал Котька.  — Чего это вдруг?
        — А он в нее влюбился,  — на этот раз басом сказал Волька.  — Я знаю.
        Батурин от неожиданности икнул, бедняга. Котька во все глаза уставился на него, и рот у него расползся до ушей.
        — Да ты не стесняйся,  — сказал он и с уважением посмотрел на своего младшего братца.  — Раз Волька сказал, значит, точно. Он все знает. Иди, она дома.
        Батурин собрался с мыслями и принял гордый вид.
        — И вовсе я не к ней, а к Вениамину Вениаминовичу.
        — К бате?!  — слегка удивился Котька.  — А зачем он тебе?
        — Мое дело,  — сурово сказал Батурин.
        — Ну, давай,  — согласился Котька.  — Раз дело, иди.  — Он засмеялся.  — У него как раз настроение подходящее.
        Он быстро нажал кнопку звонка, а сам, притянув к себе Вольку, прижался в угол. Батурин ничего не успел предпринять, так как дверь открылась молниеносно, как будто кто-то специально стоял за ней и ждал звонка.
        — Вам кого, молодой человек?  — спросила маленькая сухонькая старушка, не то тетя Пуся, не то тетя Гуся.
        — Я… мне… можно…  — забормотал Петр.
        — Ему Наташку,  — пропищал из угла Волька.  — Он в нее… м-мм…  — он замычал, так как добрый Котька зажал ему рот.
        — Пожалуйста,  — вежливо сказала тетя Пуся или Гуся.
        Она посмотрела куда-то внутрь квартиры и прислушалась. Там было тихо.
        — Проводите,  — она широко раскрыла перед Батуриным дверь, а сама вышла на площадку и сказала Вольке и Котьке громким шепотом: — Вы еще здесь? Учтите, я снимаю с себя всякую ответственность.
        Котька и Волька молча, но стремительно посыпались вниз по лестнице.
        — Так вы к Наташе, юноша?  — спросила тетя Пуся.
        — Да я, вообще-то…  — замямлил Батурин, но в это самое время в переднюю вышла, «как мимолетное виденье, как гений чистой красоты», старшая дочь профессора Орликова, студентка Нина.

        — Что это за славный мальчик?  — спросило мимолетное виденье.
        — Понятия не имею,  — сказала тетя Пуся.  — Он требует Наташу.
        — Вовсе я не требую!  — возмутился Батурин.
        — Как вас зовут?  — ласково спросила прекрасная студентка Нина.
        — Петр,  — откашлявшись, сказал Батурин.  — Я…
        — Очень приятно,  — Нина приоткрыла дверь в комнату справа, позвала: — Натали! Я пошла. К тебе пришел славный, милый, приятный и очень воспитанный мальчик по имени Петруччио.
        И она исчезла, а Петр, как истукан, остался стоять в передней. «Вот влип, окаянная сила!  — думал он со злостью.  — Как бы смыться?» На цыпочках он направился к выходу, но был остановлен удивленным возгласом:
        — Батурин?!
        Ах, Петр Батурин, Петр Батурин, куда девались ваши мужество, гордость и прочие положительные качества? Как дрожащей цыпленок, как мокрая курица, как жалкий червяк, предстали вы пред ясными очами Натальи Орликовой. Уши горят, во рту пересохло, колени трясутся и язык прилип к гортани — слова не вымолвить. Фу, какое жалкое зрелище!
        Он молчал.
        — Ты ко мне?  — спросила Наташа и засмеялась.  — Вот сюрприз! Раз пришел, так заходи.  — И она втянула его в комнату, сказав при этом кому-то, кто стоял у окна: — Подумайте, са-а-ам Батурин собственной персоной! Легок на помине.
        «Будь что будет»,  — устало подумал Батурин и поднял голову. У окна стояла девушка с веснушками и пушистым хвостиком на затылке, Алена Братусь. Только этого и не хватало Петру Батурину. Пропал он, бедняга. Заклюют.
        — А знаешь,  — весело сказала Алена Братусь Наташе.  — Это даже хорошо, что он пришел. Вот мы с ним и посоветуемся.
        — С ним?  — слегка презрительно переспросила Наташа.  — Как же с ним советоваться, когда ему на всех наплевать.
        — Почему наплевать?  — проглотив слюну, спросил Батурин.  — И почему на всех?
        — А как же?  — горячо сказала Наташа.  — Всем хамишь и воображаешь о себе невесть что. Не так?
        — Не так,  — твердо сказал Батурин.  — А если вы считаете, что так, то и разговаривать нам не о чем. И вообще, я не к вам пришел, а к Вениамину Вениаминовичу.
        И Батурин решительно направился к двери.
        — Ах, ты к папе…  — сказала Наташа, и Батурину показалось, что она разочарована и даже обижена вроде.
        «Ага,  — подумал он,  — ты и верно решила, что я к тебе. Дудки!»
        — Да,  — сказал он железно,  — я к профессору.
        — Ну и пожалуйста,  — сказала Наташа и отошла к окну.
        В прихожей послышалась слоновья поступь, в дверь постучали, и профессорский бас спросил:
        — Можно?
        — А-а! О-о!  — сказал профессор, увидев Петра.  — Здравствуйте, юный Кулибин, Фультон и Эдисон. Р-р-рад вас видеть. Как ваши дела? И как вас принял дед Веретей? Почему вы так долго не появлялись? И отчего у вас ошпаренный вид? А-а, понимаю. Эти девицы, наверно, вас за что-нибудь шпыняют. Меня тоже мои дамы не понимают и шпыняют.
        — Тебя пошпыняешь,  — засмеялась Наташа.
        — Не говори,  — сокрушенно сказал профессор Орликов,  — тетка Пуся и тетка Гуся — эти две змеи, две гиены, две волчицы и две львицы — сказали, что будут запирать меня в ванной, если я буду тиранить своих бедных детей. Это я тир-р-ран?  — зарычал профессор.  — Я, котор-р-ый…
        Дверь открылась, и в комнате появились тетя Пуся и тетя Гуся.
        — Опять вы рычите, профессор?  — строго спросила тетя Гуся.
        — Чем провинились перед вами эти дети?  — так же строго спросила тетя Пуся.
        Боком протискиваясь к двери, профессор крикнул:
        — За мной, Кулибин! Мы мужчины, и у нас свои дела. Сейчас мы запрем этих свирепых волчиц в ванную и будем держать их там на хлебе и воде.
        Старушки выскочили в переднюю.
        Батурин вопросительно посмотрел на Наташу.
        — Иди,  — сказала она довольно дружелюбно.
        — Только…  — сказала Алена,  — когда кончишь свои дела, приходи к нам. Ладно?
        — Лады,  — сказал Батурин и вышел.
        Тети Пуси и тети Гуси в передней уже не было, а профессор поджидал Петра. Они пошли в его кабинет, уселись в кресла друг против друга.
        — Вы и правда их в ванную заперли?  — спросил Петр.
        Профессор Орликов с любопытством посмотрел на него и серьезно кивнул.
        — А как же,  — сказал он,  — с ними иначе нельзя.
        — Что вы?!  — испугался Батурин.  — Они же старенькие.
        Он встал.
        — Куда?  — спросил профессор.
        — Я их выпущу,  — решительно сказал Петр.
        — Сиди!  — рявкнул профессор.  — Сиди, Дон-Кихот Ламанчский, заступник оскорбленных и униженных, благородный д’Артаньян — сиди!
        От неожиданности отважный Петр Батурин плюхнулся обратно в кресло.
        — А-а,  — сказал он.  — Вы, наверное, шутили. Да?
        — Догадался,  — буркнул профессор.  — У тебя, что же, чувства юмора нет?
        — Е-есть,  — не очень уверенно сказал Батурин.  — Только…
        — Никаких «только»,  — сурово сказал профессор.
        — А зачем вы меня звали, Вениамин Вениаминович?  — спросил Петр.
        — Видишь ли,  — воодушевился профессор,  — пришла мне в голову одна идея. Вернее, это ты подсказал мне одну идею…
        — Я?!  — удивился Петр.
        — Ага,  — сказал профессор.  — Ты. Но сначала я хочу тебя кое о чем расспросить. Только откровенно.
        — Пожалуйста,  — сказал Батурин.
        — Вопрос первый: знаешь ли ты, что делает твой отец?
        — То есть как, что делает? Работает, что ли, кем?
        — Это-то ты, наверно, знаешь. А вот как работает и что именно делает?
        — Н-ну, работает хорошо. На городской Доске почета его фото есть. А что делает? Токарь он.
        — Так. А что конкретно твой отец делает, ты не знаешь.
        — Почему не знаю? Детали… разные делает.
        — Какие?
        — Н-ну, эти… как их…
        — Не знаешь,  — удовлетворенно сказал Вениамин Вениаминович.  — Вопрос второй: сколько на нашем заводе профессий? И какие ты знаешь?
        — Токарь, слесарь, фрезеровщик,  — начал Петр, загибая пальцы,  — сверлиль… сверловщик… сварщик… э-э-э… монтер, м-м-м… этот… как его, ага, фрезеровщик…
        — Говорил уже.
        — Н-ну, потом… э-э… сталь который выпускает… потом… м…
        — Не знаешь.
        Петр пожал плечами.
        — Вопрос третий,  — продолжал профессор,  — кем работает твоя мама?
        — Она,  — бодро начал Батурин и запнулся,  — она… это… она, ну в общем…
        — Не знаешь!  — жестко сказал профессор Орликов.
        Петр опустил голову — его прямо в жар бросило.
        — Остальные вопросы я тебе задавать не буду. Бессмысленно. Вот ты мне тогда в машине сказал, что хочешь быть рабочим. И мне это очень понравилось. Оказывается, ты это сказал из пижонства. И это мне не нравится. Молчи! Возиться с железом и инструментами в твоем возрасте дело хорошее. Но ты вот что мне скажи: что-нибудь путное ты уже сделал или только собираешься?
        Петр поднял голову и начал лихорадочно перебирать в памяти, что же он все-таки уже сделал. И — о ужас!  — оказалось ровным счетом ничего. Пшик. Только гениальные планы строил и собирал всякий хлам. И он опять опустил голову.
        — Значит,  — сказал профессор,  — мать не зря твой металлолом выкинула, а я, значит, зря отвез его к золотому деду Веретею! Так, что ли?
        Петр отчаянно замотал головой.
        — Не понял,  — сказал профессор,  — зря или не зря?
        — Не зря,  — выдавил Петр.
        — Ну, ладно,  — сказал профессор и посмотрел на часы,  — считай, что этот разговор у нас предварительный. А сейчас иди к девчонкам, да не очень-то позволяй себя шпынять. Ступай и на меня не обижайся. Я человек прямой. Впрочем, я слышал, что ты тоже ужас какой прямой человек.
        Профессор встал, пожал ему руку. И Батурин вышел за дверь кабинета.
        Наталья была одна.
        — Досталось?  — спросила она сочувственно.
        — Вот еще,  — сердито буркнул Батурин.
        — Ничего,  — примирительно сказала Наташа,  — ты не обращай внимания. Он сегодня с утра бушует. А так — он добрый. Не бойся.
        — А я и не боюсь,  — гордо сказал Петр.
        — И правильно,  — улыбнувшись, сказала Наташа.  — Знаешь что, пойдем на реку сходим. Погода мировая — последние денечки.
        — П-п-пойдем,  — сказал П. Батурин, удивленный чуть не до потери сознания.
        На пути их оказался Кешка, по прозвищу Фикус. Они его не заметили, а жаль, так как это будет иметь последствия. Дело в том, что Фикус, прячась за углами домов, в подъездах и за деревьями, крался за ними, как ищейка. Что ему было надо, этому коварному Фикусу?
        Батурин с Наташей не видели его и шли, каждый думая о своем. Наташа временами искоса посматривала на довольно-таки мрачного Петра и слегка чему-то улыбалась. И когда Батурин замечал эту ее странную улыбочку, он принимал совсем уж суровый вид, а сам не знал — радоваться ли ему или огорчаться. Мысли у него разбегались в разные стороны, и он находился в состоянии какой-то невесомости.
        Но, в конце концов, погода была действительно прекрасной. Город раскрывался перед ними новыми белыми домами, в окнах которых сверкало солнце, скверами и парками с могучими соснами, кедрами и лиственницами, сооружениями из бетона, стекла и стали, новыми корпусами заводов, высоченными башенными кранами строек, широкими спусками к реке и всем, что есть в молодом городе, где все жители одновременно и старожилы и новоселы.
        И какой парень, особенно если он из 6-го «б», гвардейского и непромокаемого, да в такой погожий денек, идя по такому молодому и веселому городу, да еще если рядом с ним идет та самая… какой парень будет долго мусолить всякие переживания? И он уже не шел, а парил. Он все-таки был оптимистом, этот Петр Батурин, он верил, что все будет хорошо.
        — Ура!  — громко сказал он.
        — Что?  — удивленно спросила Наташа.  — Почему «ура»?
        — Просто «ура»!  — сказал Петр и засмеялся.  — Слушай, а о чем вы с Аленой хотели говорить со мной?
        — Да так…  — уклончиво сказала Наташа,  — сейчас, пожалуй, не нужно.
        — Ты что, мне не доверяешь?  — обиженно сказал Батурин.
        Наташа посмотрела на него сбоку и фыркнула.
        — Да ладно тебе. Тоже мне — красная девица. Так и быть, кое-что я тебе скажу. Тебя ребята, в общем-то, уважают.
        Батурин скромно опустил голову и тут же почувствовал, что он начинает расти и надуваться. И когда он дорос до верхушки самой высокой сосны, Наташа сказала:
        — Только ты, пожалуйста, не воображай. Можно и без тебя обойтись. Надулся как индюк.
        Шлепнувшись с верхушки самой высокой сосны, Батурин сразу превратился в обыкновенного Батурина со всеми его недостатками.
        — Коли говорить — говори,  — проворчал он.  — А коли нет, так — до свидания.
        — Хорошо, Петя,  — сказала Наташа, посерьезнев.  — Вот что. Алене надо помочь. Она очень хорошая и очень хочет с нами подружиться. Как Боря. А наши гаврики… Сам знаешь, какие они.
        — Она, вроде, и верно ничего девчонка,  — задумчиво сказал Батурин.  — Вот тогда хоть и обиделась, но не рассердилась. Можно помочь.
        — А как?  — спросила Наташа.
        Батурин наморщил лоб и стал усиленно думать, но с ходу у него ничего не получалось. Он махнул рукой и бодро сказал:
        — Ладно. Я подумаю и тебе скажу. Идет?
        — Идет,  — сказала Наташа,  — я тоже подумаю. Только это надо делать быстрее, потому что Олимпиада сказала Алене, что ее заберут от нас, а нам дадут Гришку Голубенцева, знаешь, очкарик такой из десятого «а».
        — Дудки!  — сказал Петр Батурин жестко.  — Не пройдет.
        Он уже хотел разразиться одной из своих речей, так как чувствовал себя в ударе, но почему-то не разразился, а сам прихлопнул вовремя рот и немного удивился этому. «Ишь ты,  — подумал он,  — эта девчонка на меня, кажется, здорово влияет…»
        Некоторое время они молча шли к реке. Неподалеку от хаты деда Веретея они сели на старую перевернутую лодку. По реке плыл большой белый пароход. Солнце уже почти село, и только его последние красноватые лучи освещали верхушки сосен.
        Коварному Фикусу надоело прятаться за соснами, и он, коварно усмехаясь, ушел домой. Надо прямо сказать, что смотался он вовремя, потому что состояние невесомости достигло у Петра Батурина невероятных пределов, и он…
        И он… Он… поцеловал Наташу в щеку. В упругую прохладную щеку, пахнущую как-то по-особенному…
        На том берегу реки вдруг вспыхнул костер. Как будто на тлеющие угли плеснули бензином. Огромное пламя взметнулось ввысь, заиграло сверкающей дрожащей дорожкой по черной реке, упало, а потом поднялось снова — смелое и веселое. А Наташина рука, которую он держал в своей руке, стала жесткой и резко высвободилась. И мужественный Петр Батурин испугался.
        — Не сердись,  — попросил он.  — Ну, хочешь… хочешь, я реку переплыву?
        Наташа ничего не ответила. Она встала и, вздернув круглый свой подбородок, ушла, даже не обернувшись.
        «Ну вот,  — уныло подумал Батурин,  — придется плыть». И он нехотя стал раздеваться. Потом засунул барахлишко под старую лодку и медленно пошел к воде, ругая свой характер.
        Страсть как не хотелось плыть. И вода, наверно, холодная! Плыви теперь, а она даже и не увидит.
        Он зашел в воду чуть выше колен, и вода показалась ему совсем ледяной и, не решаясь сразу нырнуть, он стал, как это делают старички, побрызгивать на себя ладошкой. А потом разозлился и с маху кинулся в воду. Он вынырнул и оказался прямо на сверкающей золотисто-красной дорожке. Вода обтекала его мягкими струями и уже была совсем теплой и ласковой. Он плыл спокойным брассом, и пламя костра вдалеке плясало и манило его своими оранжевыми веселыми руками.

        Глава V

        Наутро Петр Батурин обнаружил на своем столике стоящие в ряд все свои «лепнинки», а рядом — две новые коробки с разноцветным пластилином.
        «Хм,  — сказал он себе,  — вот так мама! А может, и верно — попробовать?»
        Была суббота, и все еще спали, и он, присев в одних трусиках к столу, стал задумчиво мять в руках брусок зеленоватого пластилина. «Что бы такое вылепить?» — думал он, а руки уже сами начали придавать пластилину какую-то форму, и когда Батурин очнулся от своих дум, он с изумлением увидел, что вылепил нечто совершенно непонятное: странная голова, похожая одновременно и на деда Веретея, и на его пса по имени Лапоть и… и вообще ни на что не похожая.

        — Эх!  — в сердцах сказал Батурин и шмякнул свою скульптуру о стенку над кроватью. Голова прилепилась к стене, и губы у нее перекосились в ехидной усмешке.
        За завтраком Петр спросил у отца:
        — Бать, а ты какие детали делаешь?
        Батурин-старший приподнял брови.
        — Разные,  — сказал он.  — А что?
        — Так,  — сказал Батурин.  — А какие машины на заводе делают?
        — А ты не знаешь?  — чуть обиженно спросил Степан Александрович.  — Компрессоры делаем, газовые турбины, пневматический инструмент. Наша продукция в восемнадцать стран идет. А что?
        — Так,  — сказал Петр.  — А кто у вас на заводе, кроме токарей и слесарей, есть?
        Отец вдруг рассердился.
        — Чего ты меня экзаменуешь? Что делаю, да какие станки, да кто есть. Приходи да посмотри.
        — А можно?  — без всякого выражения спросил Петр.
        — Со мной можно,  — ответил Степан Александрович.
        Родители недоуменно переглянулись, а задумчивый Батурин отправился в школу. Честно говоря, идти ему не хотелось. Сами, наверное, понимаете, почему. Но он стиснул зубы, взял себя в руки и пошел.
        А в школе он, как ни в чем не бывало, сам подошел к Наташе и сказал:
        — Привет.
        — Привет,  — тоже как ни в чем не бывало ответила Наташа.  — Переплыл реку?
        — Ага,  — сказал Батурин,  — переплыл.
        — Ну и молодец,  — сказала Наташа и пошла на свое место.
        Сердце у Батурина колотилось и в висках стучало, но он держался молодцом. Вы бы позавидовали его выдержке. «Кажись, не сердится»,  — с облегчением подумал он.
        На этот их короткий разговор никто в классе не обратил особенного внимания. Кроме, конечно, зловредного Кешки Фикуса.
        На уроке Батурин сидел, уставившись в окно, и ему вспоминалась река, перевернутая лодка, белый пароход, костер, взметнувший пламя к самому небу, и… да мало ли что ему еще вспоминалось. Из-за этих воспоминаний Осипваныч влепил ему жирную двойку, сказав при этом, как всегда, загадочно:
        — Где верхом, где пешком, а где и на карачках.
        Тут я впервые упомяну о старосте класса Галке Переваловой. Она была довольно-таки занудная, особенно когда на нее «находило».
        И вот, когда Осипваныч влепил Петру двойку, она громогласно заявила:
        — Мы не позволим тебе, Батурин, позорить наш класс и тянуть его назад. Понял?
        — Чего? Чего?  — спросил Батурин.
        — То, что слышал,  — железным голосом сказала Галка.
        Класс загудел. Осипваныч подергал себя за ус, похлопал ладошкой по столу и сказал:
        — Э-э… А может, мы с Батуриным сами разберемся?
        — Нет,  — категорично заявила Галина Перевалова.  — Это дело общественное.
        — Ну, раз общественное…  — немного сердито сказал Осипваныч,  — давайте его не на уроке решать. А уж поскольку вы встали, товарищ Перевалова Галина, то заодно пойдите к доске и, пожалуйста, решите вот такой примерчик.
        Кое-кто в классе засмеялся, а Перевалова покраснела, пошла к доске и со злости щелкнула примерчик, как орешек. Осипваныч поставил ей красивую пятерочку и погрозил Батурину пальцем.
        А на перемене поднялся громкий крик. Кто шипел на Петра (в основном девчонки), кто кричал на Галку (в основном мальчишки), кто просто так орал — для веселья. Докричались, в общем, до того, что собрание необходимо, а то 6-й «б» уже сам на себя не похож. Куда делась его былая слава, и неужели нельзя ее возродить?

        Больше в этот день до конца уроков ничего особенного не произошло, если не считать того, что на большой перемене Петр Батурин поговорил с Наташей Орликовой. Он подошел к ней и прямо спросил:
        — Ты не сердишься?
        — За что?  — вроде бы даже удивленно спросила Наташа.
        — Ну, за…  — Батурин почувствовал, что краснеет,  — за… вчерашнее…
        — А что было вчера?  — невинным голосом спросила Наташа.
        — Ничего не было!  — мрачно сказал он и, засунув руки в карманы, пошел прочь.
        — Петя!  — крикнула она вдогонку,  — ты о чем-то поговорить хотел? Насчет Алены, да?
        — Не о чем нам говорить,  — буркнул Батурин.  — Я думал, что ты… А ты…  — он махнул рукой.
        — Я тоже думала, что ты…  — презрительно сказала Наташа и тоже махнула рукой.  — А ты…
        И она убежала.
        В растрепанных чувствах Петр просидел до конца уроков и, конечно, схлопотал еще одну двойку — на этот раз по географии. И, конечно, староста класса Галина Перевалова опять раскричалась и потребовала собрать собрание немедленно.
        И собрание состоялось. И на него пришли: классная руководительница Римма Васильевна, старшая пионервожатая Олимпиада Павловна и Осип Иваныч — преподаватель математики и физики.
        Тут я просто приведу один документ. А именно протокол, который, как всегда, вела Тася Бублянская.
        ПРОТОКОЛ ОБЩЕГО СОБРАНИЯ 6 «Б» КЛАССА 23 ШКОЛЫ
        Присутствовали: 31 чел. + Р. В.+ О. П.+ О. И. = 34 чел.
        Отсутствовали: 2 чел. (бр. Азиатцевы — неуваж., Сима Клепикова — уваж.).
        Пред.  — Перевалова Г.
        Секр.  — Бублянская Т.
        Повестка дня:
        Разная.
        Слушали:
        Перевалова Г. Батурин тянет класс назад. Он нарушает дисциплину.
        Батурин. Не согласен. Как я ее нарушаю?
        Галка, т. е. Перевалова Г. Все знают как.
        Батурин. А я не знаю.
        Перевалова. Тем хуже.
        Р. В. Гарбузова. Не надо пререкаться. Дело не в Батурине, а весь класс снизил активность.
        Все начали кричать. Не успеваю записывать. Многие кричат, что это потому, что нет Бори.
        — Замолчите! Я не успеваю!  — это я сказала.
        Римма Вас. Галя, продолжай.
        Перевалова Г. Батурин получает двойки и грубит всем.
        — Неправда, я извинился!  — это закричал Батурин.
        Перев. Ну да, сперва нагрубит, потом извиняется.
        Они опять начали пререкаться. Я это не буду записывать. Ну их!
        Осипваныч сказал Батурину: «Ты мужчина?»
        Батурин замолчал. Перевалова не знает, что ей говорить дальше. Надоели мне эти протоколы!
        — Ты записывай, записывай,  — сказала Олимп. Павл.
        А что записывать-то?
        Фикус, т. е. К. Прокушев. Так ничего не выйдет. Потому что собрание с бухты-барахты, а собрание надо подготовить. А то никто не знает, о чем говорить: то ли о Батурине… А может, вообще, обо всем классе…
        Все закричали: «Правильно, правильно!»
        Р. Вас. тоже сказала, что правильно, а Олимп. Павл. кивала головой. А Осипваныч молчал. Все кричат, что надо перенести собрание, пусть Перевалова не задается и не назначает собрание с бухты-барахты, а вначале подготовит, а потом уж назначает.
        Перевалова Г. А ну вас! Я хотела как лучше. Можете готовить сами. И еще надо обратить внимание на братьев Азиатцевых Гошку и Прошку. Они с собрания смылись.
        Тут Батурин закричал:
        — Правильно! Жалко, я не смылся.
        И Чижиков, и Чупров Николай, и К. Фикус тоже закричали, что зря они не смылись. Олимп. Павл. застучала кулаком по столу и сказала, что ребята правы — собрание не подготовлено. А Галя Перевалова неправа, что она обижается, надо обижаться на себя.
        — Вы же сами говорили: «обсудить»,  — это Перевалова Г. сказала.
        Олимп. Павл. Не так, не так.
        И еще она сказала, что надо решить, что делать дальше. Все закричали: «Перенести! Перенести!»
        Перевалова. Кто «за»?
        Все «за»!!!
        Постановили:
        Собрание перенести на следующую неделю. Поручить Переваловой Г., Орликовой Н. и Чупрову Кольке подготовить как следует.
        Тут старшая пионервож. сказала:
        — Нечего все объяснять тем, что от вас ушел Боря Синицын. А вы-то сами, что совсем маленькие? Нянька вам нужна? Но если вы не можете сработаться и подружиться с Аленой Братусь, то мы вам дадим другого пионервожатого, а ее передвинем в другой класс.
        Орликова. А зачем ее передвигать? Алена хорошая, а мы сами виноваты, что…
        Я опять не могу записывать. Все орут. Батурин, Кешка Фикус, В. Седых и Ж. Чижиков стучат кулаками по парте и кричат, что не хотят Алену, а хотят пионервожатым парня. Орликова и некот. др. девочки кричат: «Пусть будет Алена!» В общем, ничего понять нельзя.
        — Наговорил Егор с гору, все не в пору,  — это сказал Осипваныч, и все кончили орать.
        Верно, какой-то у нас класс дурной стал. Совсем неорганизованный. Г. Перевалова обиделась. Собрание закрыто. Орликова поссорилась с Батуриным.
        Председатель:
        Секретарь: Т. Бублянская.
        Вот какой протокол написала Тася Бублянская. Галка Перевалова прочитала его и сказала, что эту ерундистику она подписывать не будет, потому что это не протокол, а филькина грамота и что Тася, наверное, больше всего думала о Батурине, а не о собрании, потому что через каждые два слова — «Батурин да Батурин», будто, кроме него, никого в классе и нет.
        В результате Бублянская поссорилась с Переваловой.

        Злой Батурин после собрания направился к деду Веретею. Он решил заняться делом и плюнуть на всякие переживания. Он решил стать гордым одиночкой и делать свое дело. Он решил… Э-э, да много чего он решил.
        Недалеко от школы к нему прицепился Кешка Фикус:
        — Ты куда, Батура?
        — А тебе что?
        — Ты правильно насчет этой Алены говорил,  — сказал Фикус и хихикнул.
        — А ты-то чего беспокоишься?  — спросил Петр.  — Тебе-то не все равно, кто у нас будет? Что-то ты больно активный стал.
        — Вот и не все равно,  — обиженно сказал Кешка.  — Я, может, тоже за класс болею. Какой у нас класс был! А теперь… Эх!
        — Ладно, не стони!  — сказал Батурин и прибавил шаг.
        Но Фикус не отставал.
        — На реку?  — спросил он каким-то странным тоном.
        Батурин остановился.
        — На реку. А что?  — спросил он подозрительно.
        — Да нет, ничего,  — сказал Фикус, и глазки у него забегали.
        — Ну, а раз «ничего», так и отвали,  — мрачно сказал Батурин.
        Но Фикус забежал спереди и заговорил почему-то шепотом:
        — Слушай, Батура, слушай. Хочешь, мы так сделаем, что эту Алену от нас обязательно заберут? Я про нее та-а-акое знаю. Такое!
        — Чего ты про нее знаешь?  — презрительно сказал Батурин.
        — О несмышленый брат мой, пойдем.
        Фикус взял Петра за руку и повел. И Батурин пошел за ним, как маленький. Фикус привел его за школу к плотному забору, за которым третий год шло строительство стадиона. Когда они подходили, Кешка втянул голову в плечи, приложил палец к губам, и походка у него сделалась, как у индейца на боевой тропе. Батурин тоже почему-то пригнулся и пошел на цыпочках. Фикус уперся лбом в забор и уставился одним глазом в щелку. Потом он поманил Петра.

        — Смотри, смотри, сейчас… целоваться начнут.
        — Ну и что?
        — Как «ну и что»?  — удивился Фикус.
        Петр быстро зажал ему рот рукой и оттащил от забора. Фикус возмущенно повторил:
        — Как это «ну и что»? Она нас воспитывать должна, а сама целуется? Этак и мы целоваться начнем. А ты-то вот чего, как рак вареный?
        — Жарко,  — отвернувшись, сказал Батурин.
        — А может…
        — Что «может»?
        — Может, завидно?  — хихикнув, спросил Фикус.
        — Балда ты!  — сердито пробормотал Батурин.  — «Завидно». Да я, может…
        Остановись, Петр Батурин! Что ты делаешь, безумный?! Но Батурина, к глубокому сожалению автора, опять занесла эта проклятая прямота характера. Начав, он не мог остановиться и — о позор!  — он рассказал гнусному Фикусу про тот вечер на реке! К великому счастью, ему еще как-то удалось удержаться и не назвать имя.
        Пока Батурин изливал свою душу перед лицемерным Фикусом, тот молчал, а когда Батурин кончил, он как-то странно посмотрел на него и торжественно заявил:
        — О краснокожий брат мой, ты доверил мне великую тайну и я буду ее беречь, как… как… Ну, словом, я молчу и даже не спрашиваю, с кем это ты…
        И тут Петр Батурин позеленел. Только сейчас до него дошло, что он натворил, несчастный. Он оторопело посмотрел на Фикуса, отчаянно махнул рукой и умчался.
        А Фикус хохотал ему вдогонку. Затем, потирая руки, не спеша направился к школе. О, этот Фикус! Не хотел бы я оказаться на месте Петра Батурина! Ох, не хотел бы!
        Еще счастье, что следующий день был воскресенье и осталось время обдумать свой нехороший поступок и, может быть, принять кое-какие меры. Весь остаток субботы, ночь с субботы на воскресенье и половину воскресенья Батурин обдумывал, переживал, мучился, страдал, метался, шатался как неприкаянный по городу, лишился аппетита, стонал и хватался за голову. В воскресенье он отправился отыскивать гнусного Фикуса, который таким подлым способом выманил его тайну.
        Около Дворца культуры попался ему спешащий куда-то с нотной папкой Витя Пискарев. Очень такой деловой, чистенький, веселый.
        — Здравствуй, Петя,  — вежливо сказал Витя и хотел идти дальше, но Батурин, сам не зная зачем, задержал его.
        — Куда торопишься?  — спросил он довольно грубо.
        — К учительнице по музыке,  — опять вежливо говорит Витя.  — Ты извини, я опаздываю.
        — Подождешь,  — говорит Батурин.  — Я тебе кое-что сказать должен.
        — Ну, говори, только побыстрей, пожалуйста.
        — А ты знаешь, что мне от тебя житья нет?!
        — От меня?  — очень удивился Витя.
        — Ага!  — сказал Батурин и дал ему легкого тычка.
        — Ты что?  — обиженно спросил Витя и покрутил пальцем около виска.  — Того… немножко?
        Вот этого ему, наверное, не следовало говорить, потому что Батурину в его состоянии было одной капли довольно, чтобы он лопнул.
        — Я тебе покажу… того!  — заорал он и двинул Витю посильнее.
        Тихий Витя неожиданно рассердился и, треснув Батурина по голове нотной папкой, тоже закричал:
        — Дурак! Тебе просто завидно, что я учусь хорошо.

        Побоище это я описывать не буду, так как в нем ничего благородного не было. Была довольно некрасивая драка, в результате которой у Витеньки здорово вспух нос и оказался порванным галстук, а Петьке ничего не было, так как он был сильнее.
        Но кончилась эта баталия для Батурина все же более плачевно, чем для Вити. Вите только пришлось с распухшим носом вернуться домой, не дойдя до учительницы музыки, а мужественный Петр Батурин попал в штаб народной дружины, где с ним провели крупную воспитательную беседу. Вернее, начали проводить. А он мрачно молчал и думал о том, что надо как можно скорее построить Моторную лодку и уехать на ней, если не в Антарктиду или в кругосветное плавание, то по крайней мере вниз по реке до впадения в другую реку, потом вниз по этой реке до моря.
        И в это время в штаб дружины вошла… кто бы вы думали?  — Алена Братусь!
        Да, да, собственной персоной.
        Оказывается, она видела, как Петра вели дружинники.
        — Что случилось?  — спросила она дежурного.
        — А вы кто?  — вежливо спросил дежурный.
        — Я… А… что он сделал?  — робко спросила она.
        — Он дрался и очень крепко побил одного парнишку,  — сказал один из дружинников.
        — Он, видите ли, герой. Лупит, а потом прячется в кусты,  — сказал другой дружинник.
        — Я не прячусь,  — хрипло сказал Батурин.
        — Кого ты побил, Петя?  — спросила Алена тихо.
        — Витьку Пискарева,  — сквозь зубы просипел Батурин.
        — А за что?
        Батурин трагически молчал. В самом деле — за что?
        — Ну хорошо,  — сказала Алена.  — Ты мне потом расскажешь, ладно?
        Батурин молчал.
        — Он мне потом расскажет,  — доверительно сообщила Алена дружинникам.
        — А нам это неважно,  — строго сказал дежурный,  — нам важен сам факт. А факт был. От него не уйдешь. Был факт избиения?  — обратился он к Петру.
        Батурин нехотя кивнул. Тут Алена вдруг кинулась в атаку.
        — Сам факт еще ничего не значит,  — твердо сказала она.  — Может, у него были уважительные причины. Может, он защищался.
        — Ты защищался?  — иронически спросил дежурный.
        Батурин отрицательно замотал головой.
        — Вот видите,  — сказал дежурный.  — Значит, так: сообщим родителям и в школу. Пошлем туда протокол.
        — Давайте мне этот протокол,  — звонким голосом сказала Алена.  — Это мой мальчик.
        — Это в каком же смысле «ваш»?  — ехидно улыбаясь, спросил один из дружинников.
        Алена Братусь покраснела и сердито сказала:
        — Я пионервожатая, а он из моего отряда, я разберусь.
        — Ну, тогда извините,  — смущенно сказал дежурный и протянул ей протокол, а один из дружинников даже отдал честь.
        Петр хотел что-то сказать, но Алена дернула его за рукав и прямо-таки выдернула из штаба на улицу.
        — Уф-ф!  — сказала она и сунула в руку пораженному до обалдения Батурину злосчастный протокол.  — На память. Поговорим потом.
        И она убежала. А Петр остался стоять с раскрытым ртом.

        Он отказался от ужина, полночи проворочался на своем диване и заснул только под утро. А утром, получив нагоняй от матери и еле-еле запихнув в себя завтрак, понесся в школу, чтобы успеть перехватить Фикуса. Но Фикус почему-то вовсе не пришел в школу, и Батурин на некоторое время вздохнул с облегчением. Но на Наташу он смотреть не мог и старался удрать от нее подальше.
        Витя Пискарев тоже не пришел в школу. Зато в школу явилась его мама Софья Аристарховна. Из учительской долго раздавался ее грозный голос, а когда она ушла, оттуда вышла красная и встрепанная завуч, а за ней — взъерошенный. Осипваныч, который, ни к кому не обращаясь, довольно грозно спросил:
        — Кто вчера побил Витю Пискарева?
        Народ безмолвствовал, а Петр Батурин, стоявший в сторонке, ужасно удивился: значит, чудо-мальчик ничего не сказал! И от этой мысли ему стало совсем тошно. Шатаясь, он вышел на улицу и пошел с последнего урока куда глаза глядят, к деду Веретею на реку.
        Мудрый дед Веретей посмотрел из-под лохматых бровей на унылого и согбенного Петра Батурина, похлопал его по плечу и усадил есть простоквашу.

        Глава VI

        Съев две пол-литровые банки густой кисло-сладкой простокваши и огромный кусок хлеба, Петр Батурин вышел отдохнуть. Он уселся под сосной, прислонясь к ее стволу, от которого пахло романтикой туристских походов, дальних странствий и просмоленной палубой бригантины.
        Петр мучился. Ах, как неимоверно страдал П. Батурин. Он, который гордился своей прямотой и справедливостью; он, такой мужественный и принципиальный; он… такой… И вдруг у него, вот такого, вся жизнь пошла наперекосяк, и он натворил черт знает что. Ну прямо ни в какие ворота не лезет.
        «Эх,  — с горечью думал он,  — нет Бори. Не с кем посоветоваться. Был бы Боря, он бы подсказал, что делать и как быть».
        А пока… пока надо начать новую жизнь. И для этого в первую очередь нужно заняться каким-нибудь серьезным делом, чтобы не оставалось времени на всякую ерунду.

        Неподалеку от избы деда Веретея, чуть вверх по реке виден был песчаный остров. И казалось бы, ну что может вырасти на том песке, однако остров весь зарос высоким тальником и стреловидной, жесткой, как ножи, осокой. От низкого левого берега остров отделяла неширокая протока; желтоватая, но прозрачная вода струилась и журчала на перекатах.
        Солнце, довольно скупое и редкое здесь в это время года, все же пригревало, просвечивая сквозь кроны кедров и сосен.
        Пригрело солнце и нашего Петра.
        Он не заметил, как подошел дед Веретей.
        — Там,  — сказал дед, ткнув заскорузлым пальцем куда-то себе за плечо,  — островок там. Сходи-ка.
        — А что там на острове?  — спросил Петр.
        — Погляди,  — буркнул дед и пошел к своему дому.
        «Ну дед!  — с уважением подумал Батурин.  — Железный дед. Волшебный какой-то. Откуда он знает, что я про тот остров думал?»
        Батурин встал, отряхнул со штанов приставшие к ним сосновые иголки и направился вверх по реке. Лапоть лениво поднялся, потянулся с хрустом, зевнул во всю свою огромную пасть и не спеша пошел за Петром.
        Оставив штаны и рубашку на берегу, Батурин переплыл протоку. Пес плыл с ним рядом. На острове Лапоть отряхнулся и деловито направился прямо к кустам.
        — Ты куда?  — окликнул его Петр.
        Лапоть остановился и, повернув голову, посмотрел на Батурина. Затем он сделал опять несколько шагов и снова посмотрел. «Зовет, что ли»?  — подумал Петр и решительно полез в кусты.
        Они долго продирались сквозь чащобу; Петр весь исцарапался и изрезал ноги жесткой осокой. Он кряхтел и ругался, но Лапоть не обращал на его стоны и жалобы никакого внимания и шел напролом по ему одному известному направлению. Когда Батурин уже совсем решил было плюнуть на этого проклятого пса и вернуться обратно, Лапоть вдруг остановился. И тут Петр услышал знакомые сердитые голоса:
        — Ну и чо? Ну и не чо!
        — Дак я…
        Батурин раздвинул густые и гибкие ветки тальника и на песчаной прогалине прежде всего увидел здоровенную лодку. Она лежала кверху позеленевшим от времени днищем, на бортах ее зияли дыры и сквозь них тянула свои стрелы осока. Лодка была стара, как «Летучий голландец», но даже в своей бесполезной старости она выглядела внушительно и красиво. Около лодки прыгали голые Гошка и Прошка и орали друг на друга осипшими голосами:
        — А ты чо?
        — А ни чо!
        — Солены уши!
        — Сам!..
        Лапоть с треском продрался сквозь кусты и с лаем бросился к братцам Азиатцевым. Те кинулись в разные стороны. Но Прошка сразу же остановился и закричал:
        — Ну! Так то же Лапоть!
        — Ну!  — сказал Гошка, тоже остановившись.
        — Ты чего здесь?  — спросил Прошка.
        Лапоть гавкнул и побежал к кустам, за которыми стоял Батурин. Петр вышел с независимым видом.

        — Батура?!  — в один голос удивились братцы.
        — Ну,  — сказал Петр,  — чего вы тут орете?
        Братцы молчали. Появление Петра им явно не нравилось.
        — Что за лодка?  — помолчав тоже, спросил Батурин.
        Гошка сплюнул и стал натягивать штаны. Прошка смотрел в сторону и высверливал голой пяткой ямку в песке.
        — Барахло лодка,  — сказал Батурин.
        — Сам ты барахло,  — мрачно буркнул Прошка.
        — А ну, уваливай отсюда!  — заорал Гошка, прыгая на одной ноге, стараясь другой попасть в штанину.
        Гошка и Прошка принялись орать вместе, что, дескать, ишь какой выискался и кто ты такой, чего тебя на наш остров принесло…
        — Гляди-ка, уже и остров их,  — насмешливо сказал Батурин.  — Помещики какие, феодалы.
        «Феодалы» с жуткими воплями бросились на Батурина, свалили его с ног и сели на него верхом. Лапоть прыгал вокруг, лаял и рычал.
        — Уйдешь?  — спросил Прошка.
        — Не-а,  — спокойно сказал Батурин, выплевывая песок.  — У меня идея есть.
        — Какая еще идея?  — недоверчиво спросил Гошка.
        — А вы слезьте, тогда скажу,  — ответил Батурин.
        — Скажи, тогда слезем,  — сказали братцы хором.
        — Во чудаки,  — сказал Батурин.  — Как же я говорить буду, если у меня песок во рту и ды-ды-дышать нечем.
        — Ладно,  — вдруг совсем спокойно сказал Прошка,  — Батуре верить можно.
        — Можно,  — сказал Гошка.
        И они слезли с Петра. Лапоть сразу замолчал и улегся.
        Петр встал, с достоинством отряхнулся, подошел к протоке и прополоскал рот. Потом он несколько раз обошел лодку вокруг, постукал ее по бортам голой пяткой, потыкал кое-где пальцем и присел на днище.
        — Чья лодка-то?  — равнодушно спросил он.
        — А тебе что за дело?  — опять угрожающе спросил Гошка, а Прошка шагнул поближе к Петру.
        — Да мне-то все равно,  — сказал Петр, глядя в вечереющие небеса.  — Я думал, если ваша…  — и он замолчал.
        — Ну, а если наша, тогда что?  — спросил Гошка.
        — Я движок бы смог достать,  — лениво сказал Батурин.  — Но раз не ваша…
        — Наша!  — закричали в один голос братцы.  — Наша!

        Через полчаса все они топали вниз по реке, к дому деда Веретея. Уже на самом подходе Батурин скромно сказал:
        — А у меня тут кое-какая мастерская есть.
        Гошка и Прошка встали как вкопанные.
        — Где?  — спросили Гошка и Прошка.
        Батурин небрежно ткнул пальцем в дедкину сараюшку. Гошка и Прошка повалились на землю и начали кататься, визжа и захлебываясь от хохота. Петр удивился, чего это их корчит.
        — Ну, здоров ты врать!  — сказал Прошка.
        — Там нашего деда мастерская, и наша,  — сказал Гошка.  — А он врать! Ну, Батура!
        — Как вашего деда?  — ужасно удивился Батурин.
        — А вот так!  — закричали очень довольные Гошка и Прошка.
        — Как его фамилия, знаешь?  — спросил Гошка.
        — Азиатцев!  — сказал Прошка.
        — А мы?  — спросил Гошка.
        — Азиатцевы!  — гордо сказал Прошка.
        — Он наш дед,  — сказал Гошка.
        — Батин батя,  — сказал Прошка.
        — Ну и ну!  — сказал Батурин и почесал затылок.
        Братцы Азиатцевы отошли в сторонку и, наклонив друг к другу одинаковые патлатые головы, посовещались. И Гошка спросил:
        — Ты верно движок достанешь?
        — Хм… «достанешь»,  — сказал Батурин, думая при этом, какой это леший дернул его за язык и где он достанет этот проклятый движок. Но отступать было некуда.
        — Ну, раз так…  — сказали Гошка и Прошка и протянули Батурину свои мозолистые руки.
        Они заключили тройственный союз и договорились, чтобы больше ни одна живая душа ничего не знала об их планах. Затем они осмотрели Петькино хозяйство в сарае и кое-что нужное отложили в сторонку. Дед Веретей стоял в дверях и довольно ухмылялся.
        «Хитрющий дед,  — подумал Петр,  — ишь, как повернул».
        На душе у Батурина немного полегчало, и домой он шел, насвистывая. Братцы Азиатцевы остались ночевать у деда.
        А дома Петра ждал сюрприз.
        — Ты давеча про завод так просто? Или…  — спросил его за ужином отец.
        — А что?  — спросил Петр.
        — Ну-у,  — почему-то немного смущаясь, сказал Батурин-старший,  — если тебе всерьез интересно, приходи завтра после школы к проходной. Я тебя встречу.
        — Чего он там на заводе не видел?  — вдруг сердито спросила Мария Ивановна.  — Ему учиться надо. Вон Витя Пискарев…
        — Мам,  — мрачно сказал Петр,  — ты мне лучше про этого Витю не говори. А то ему еще попадет.
        — А ты что? А ты что?  — зачастила Мария Ивановна.  — От кого это ему уже попало? Не от тебя ли? Ах!  — она всплеснула руками.  — И верно, Софья Аристарховна жаловалась: Витю кто-то побил. Ты, что ли?
        «Час от часу не легче,  — подумал Петр, увертываясь от нависшего над ним подзатыльника.  — Опять меня леший за язык тянет».
        — Мам,  — взмолился Петр, уходя от прямого ответа,  — ну, что ты меня все шпыняешь и шпыняешь. Так я совсем озвереть могу.
        Тут в разговор вступил Батурин-папа.
        — И верно, Маша,  — сказал он успокаивающе,  — сама говорила, что лупить ребенка не надо.
        — Ах, не надо?  — в сердцах сказала Мария Ивановна, но руку все же опустила.  — Не надо?! А что же я с ним поделать могу, если он… А ты не помогаешь. Только и знаешь свой футбол да рыбалку…
        Степан Александрович насупился, и Мария Ивановна поспешила добавить, что ну да, да, конечно, кроме рыбалки да футбола, еще есть завод.
        — Ну, тебе, понятно, завод, что дом родной,  — сказала она.  — А ему-то зачем твой завод? Неужто, как ты, всю жизнь ишачить?
        И вдруг! Вдруг спокойный и выдержанный Степан Александрович хватил кулаком по столу со всей силы. С чайника свалилась крышка, блюдечко с вареньем шлепнулось на пол и разбилось, зазвенели, подпрыгнули чашки. Подпрыгнул и Петр.
        — Какие слова говоришь, Мария!  — крикнул Батурин-старший.  — Я не батрак, чтобы… ишачить! Я рабочий! Понимаешь? Рабочий!
        Мария Ивановна села на стул.
        — Ты извини, Маша,  — сразу остыв, сказал Степан Александрович.  — Но ведь обидно же.
        — Да я что,  — виновато сказала Мария Ивановна.  — Да я разве что? Я ведь ему добра желаю.
        — Пусть сам выбирает,  — сказал Степан Александрович миролюбиво.  — Не маленький.
        — Я думала, уж если ученым не будет, так может этим… скульптором станет,  — сказала Мария Ивановна с горечью.
        — Н-ну,  — добродушно сказал отец.  — На это особый талант нужен.
        Петр молчал. И разные мысли — веселые и грустные, умные и так себе, не очень — скакали в его голове.
        — Так придешь к проходной?  — спросил Степан Александрович.
        — Ага,  — сказал Петр и покосился на мать.
        Она махнула рукой.
        — Только чего он там не видел? Станки, что ли?
        — Людей,  — сказал Степан Александрович твердо,  — которые работают, а не ишачат… И между прочим, станки тоже.
        — Пусть идет,  — сдалась Мария Ивановна.  — Только смотри, если опять двойки будешь получать, я тебе пропишу! И тебе тоже,  — она ткнула пальцем в грудь Батурина-старшего и, непримиренная, ушла на кухню.
        Батурин-старший подмигнул Батурину-младшему.
        — Строгая у нас мать,  — сказал он.
        — Ага,  — сказал Петр.  — Бать, а ты не знаешь, где можно движок достать?
        — Какой движок?
        — Для лодки. Мотор какой-никакой.
        Степан Александрович подумал.
        — Н-нет, не знаю,  — сказал он.  — А зачем тебе? Секрет?
        — Ага,  — сказал Петр.

        Глава VII

        На следующее утро Батурин перехватил Кешку Фикуса неподалеку от школы.
        — Ты вот что,  — сказал Батурин Кешке.  — Ты значит… того…
        — Ага,  — сказал Фикус.  — …этого. Понял.
        — Ну, раз, понял, значит… смотри…
        — Да брось ты,  — дружелюбно сказал Кешка и засмеялся.  — Что я, маленький?!  — и, посвистывая, побежал в школу.
        В коридоре у окна стоял Витенька Пискарев и разглядывал в стекле свое отражение.
        «Ох,  — сказал про себя Батурин.  — И с этим еще отношения выяснять». Ноги понесли его мимо Вити, но Петр мужественно пересилил себя.
        — Здорово!  — очень бодро сказал он.
        Витя повернул к Батурину свой все еще распухший нос и сморщился, словно разжевал клюкву.
        — Даже и здороваться с тобой не желаю,  — сказал он. Батурин сокрушенно махнул рукой и пошел в класс. Выяснять отношения ему уже не хотелось.
        А когда в классе он увидел Наташу Орликову, сердце у него стало съеживаться и съеживалось до тех пор, пока не превратилось в горошину и не покатилось куда-то вниз.
        В перемену к П. Батурину, уныло стоявшему у окна в коридоре, подошел Осипваныч и протянул ему конверт:
        — Это вам.
        — Мне?  — удивился Петр.  — От кого? Откуда?
        — Стоит ли задавать столько ненужных вопросов?  — спросил Осипваныч. И ушел.
        Батурин зажмурился и с треском распечатал конверт. В нем был листок, на котором печатными буквами было написано:
        «Батурину П. Лично. Секретно. Аллюр + + +». И больше ничего там не было. Листок был чист и бел, как сметана.
        «Шуточки,  — обескураженно подумал Батурин,  — дурацкие шуточки. Но при чем здесь Осипваныч?»
        Конечно, на уроке Петру было не до урока. И когда Римма Васильевна вызвала его, он хмуро сказал:
        — Я не учил.
        — Ах, Батурин, Батурин,  — грустно сказала Римма Васильевна.
        Все уселись поудобнее, ожидая очередного выступления Батурина по поводу бесполезности и ненужности художественной литературы, а Галка Перевалова уже зловеще зашипела, но Петр вдруг потупил голову и тихо сказал:
        — Не сердитесь, Римма Васильевна, я к следующему разу обязательно выучу.
        — Ох!  — сказала Тася Бублянская.
        — Правда, Петя?  — обрадованно спросила Римма Васильевна.
        Петр молча кивнул.
        — Что это с ним?  — озабоченно спросил Жорка Чижиков.
        На переменке к Петру подошла Наташа.
        — Мне надо с тобой серьезно поговорить,  — сказала она немного смущенно.
        — О чем?  — сурово спросил Батурин, а сердце… Впрочем, что сердце? Сами знаете, как бывает.
        — О многом,  — сказала Наташа.
        Батурин вертел полученное им письмо перед самым носом Наташи, надеясь, что она обратит на него внимание, но она смотрела в сторону.
        — Ну, давай, говори,  — вздохнув, сказал Батурин.
        — Не сейчас,  — сказала Наташа.  — Приходи часов в шесть…  — она слегка запнулась,  — на реку… к лодке.
        — Куда-а-а?  — заорал Батурин.  — Куда-а-а?  — спросил он потише, но Наташа уже убежала.
        П. Батурин сделал неимоверное сальто, потом прошелся колесом и математику на уроке ответил на «отлично».
        Тася Бублянская гордо посматривала на всех, будто это она получила пятерку, а Г. Перевалова строго сказала:
        — Ведь может же. Надо только на него побольше влиять.
        — Валяйте, влияйте,  — добродушно согласился Батурин. И только сейчас заметил, что Гошки и Прошки опять нет в школе. «Ишь, гаврики,  — подумал он.  — Так не пойдет».
        На большой перемене Петр разыскал Осипваныча и показал ему письмо. Осипваныч тоже долго его вертел, рассматривал, а потом высказал предположение, что, может быть, тут что-то и написано, только написано особыми чернилами — сим-па-ти-ческими. И надо знать, как их проявить.
        — А от кого оно… письмо это?  — осторожно спросил Батурин.
        — Хм,  — сказал Осипваныч,  — если бы я знал. Попробуй прояви — может, все и узнаешь.
        — А как?  — спросил Батурин.
        — Ну, например…  — начал Осипваныч, но договорить не успел, его позвали к директору.
        Петр побежал за ним и у самой директорской двери вдруг выпалил:
        — Осипваныч, это я Витьку Пискарева отлупил.
        Осипваныч остановился и внимательно с ног до головы оглядел Батурина, который стоял с одурелым видом, не понимая, что это с ним происходит.
        — За дело?  — спросил математик.
        — Нет,  — твердо сказал Батурин.
        — Ты какой-то… хм… неожиданный…  — сердито сказал Осипваныч, но усы у него от улыбки поднялись, как у кота. И затем он скрылся за директорской дверью.
        П. Батурин почесал затылок. «Дела-а!  — подумал он.  — Почему неожиданный? И что за чернила такие — «сим-патичные»? Витька, наверно, знает, но как его спросишь?» И неожиданно Петр окликнул проходящего мимо Кешку.
        — Фикус, случайно не знаешь, что такое «симпатичные чернила»?
        У Фикуса заблестели глазки, а нос зашевелился, как у ищейки.
        — «Симпатические», а не «симпатичные»,  — сказал он.  — А на что тебе?
        — Да так, в книге вычитал.
        — А-а,  — сказал Фикус недоверчиво.
        Тут надо объяснить одну вещь. Дело в том, что Кешке Прокушеву, по прозвищу Фикус, не давали покоя лавры знаменитых сыщиков — мистера Шерлока Холмса, мсье Мегрэ и майора Пронина. Вовсе он не хотел стать ни ботаником, ни дипломатом — это он говорил для маскировки. Он спал и видел себя хитроумным, решительным, опытным, смелым и сильным детективом, умеющим убивать из пистолета муху на лету, в совершенстве владеющим приемами бокса, самбо, дзю-до и каратэ и безошибочно раскрывающим самые запутанные преступления. И, конечно, он не оставил без внимания то, что Батурин на уроке с озадаченным видом нюхал, кусал и лизал какой-то подозрительный листок бумаги. И, конечно, ему до зарезу надо было узнать, в чем тут дело. И, конечно, когда Батурин спросил его про «симпатичные» чернила, он сразу смекнул, что это неспроста.
        — А-а-а — повторил Иннокентий,  — ну, если в книге, так там должно быть сказано, что за чернила.
        «Ишь ты, хитрый какой!» — подумал Петр.
        — И верно,  — сказал он безразлично,  — я до конца не дочитал.
        И он пошел своей дорогой. Фикус раздосадованно хмыкнул.
        — Но вообще-то,  — сказал он в, мужественную спину Петра,  — я могу тебе помочь.
        Петр остановился.
        — Слушай,  — зашептал Фикус,  — ты ведь знаешь, я умею хранить чужие тайны. Я же никому не рассказал, что ты с Орликовой…
        — А в глаз-з-з-з?  — яростно прошипел Батурин.
        Фикус приосанился.
        — А самбо?  — возразил он.
        — А по ушам?  — спросил Батурин.
        — А дзю-до?  — опять возразил Фикус.  — И потом, за что? Я же никому не сказал, что ты…
        И в следующую секунду Батурин, как тигр, ринулся на Иннокентия, но, получив изумительную молниеносную подсечку, оказался на полу.

        Разинув рты и окаменев от изумления, на это дело взирали В. Пискарев, В. Седых, Т. Бублянская. Извиваясь, Батурин пытался скинуть с себя «знаменитого сыщика», но это ему не удавалось.
        — Ну, Фикус! Ну, Кешка!  — пробормотал Васька Седых.
        — Ага!  — сказал Витенька Пискарев.  — Ага!
        — Да снимите вы его с него!  — взмолилась Тася Бублянская. Ей совершенно невыносимо было смотреть на поверженного Петра Батурина.
        Витюня с удовольствием погладил свой нос.
        — Это честный бой,  — сказал Васька Седых, осклабившись.
        — Какой же честный,  — возмутилась Тася,  — когда он ему подножку дал.
        — Много ты понимаешь, женщина,  — надменно сказал Иннокентий, сидя верхом на мужественном Петре Батурине,  — это прием японской…
        Кончить фразу он не смог. Как вихрь, как ястреб, как кошка, налетела на него невесть откуда взявшаяся Наталья Орликова. Она мертвой хваткой вцепилась в Фикуса и сбросила его с П. Батурина. Глаза ее сверкали.
        Вот эту-то величественную сцену и увидела вышедшая из своего кабинета завуч.

        Между прочим, дорогие читатели, вы заметили, что завуч, или директор, или на худой конец, классный руководитель появляются всегда вовремя — когда их вовсе и не хотелось бы видеть. Я, например, знал одного классного руководителя, которого милые детишки именно за это свойство — появляться неожиданно в самые неподходящие моменты — прозвали Невидим Григорьевич, хотя его звали Вадим Григорьевич.
        — Орликова и Прокушев ко мне. Остальным разойтись!  — ледяным тоном сказала завуч.
        Кешка Фикус встал, отряхнулся и как ни в чем не бывало отправился в кабинет. За ним, гордо задрав подбородок, проследовала Орликова. А сзади уныло поплелся П. Батурин.
        — Не ходи, Батура,  — остановил его Васька Седых,  — тебя ж не звали.
        — А-а!  — сказал Петр.  — Один черт!  — и, махнув рукой, он пошел в кабинет завуча Дверь за ними закрылась.
        — Ну и дурак!  — в сердцах сказал Васька.
        — Он поступил благородно,  — торжественно сказала Тася Бублянская и куда-то умчалась, а через минуту примчалась обратно уже вместе с Аленой.
        Алена глубоко, как будто собиралась нырнуть в воду, вздохнула, решительно постучала в дверь кабинета. И, не дождавшись ответа, вошла.
        История эта имела довольно странные последствия. То есть последствий никаких не было — это-то и было странно. На расспросы славного 6-го «б» участники событий загадочно молчали. Батурин и Фикус разговаривали между собой как ни в чем не бывало, а Наташа ходила, задрав нос.
        На уроке Петр Батурин получил от Наташи записку. «Ты не очень-то воображай, что я за тебя заступилась. Я на тебя еще сержусь за то, что ты вначале хотел помочь Алене, а на собрании струсил. Так нечестно. А Алена молодец. Правда?»
        Вторую записку он получил от Фикуса: «Симпатические чернила иногда проявляются, если подержать бумагу над огнем. С приветом Инн. Прокус».
        Третья записка гласила: «Ты поступил благородно. Я тебя уважаю. Т. Б.»
        Бедняга Батурин уже совершенно не мог понять, что с ним происходит. Какая-то ужасная судьба! «То вознесет его высоко, то бросит в бездну без следа», как поется в одной старинной песне. И люди вокруг какие-то странные: то они к тебе хорошо относятся, то… даже говорить не хочется.
        Он вспомнил, что договорился с отцом встретиться после уроков у проходной завода, и облегченно вздохнул, когда прозвенел последний звонок. Однако не успела выйти из класса учительница географии, как явился долговязый очкарик из 10-го «а». Тот самый Гришка Голубенцев… да вы, наверно, помните его… тот самый, который…
        Коварный Фикус, потирая руки, посмотрел на П. Батурина, а тот показал ему кулак. Фикус улыбнулся и сделал загадочное лицо.
        — Девочки свободны,  — вежливо сказал Гриша,  — а пацаны останьтесь.
        — Какие мы тебе пацаны?  — завопил Жорка Чижиков.
        — Ну, не пацаны,  — дружелюбно согласился Гриша,  — парни.
        — Тебя что — вместо Алены прислали?  — спросил Петр.
        Голубенцев вначале вроде бы удивился, потом сделал безразличное лицо и осторожно спросил:
        — Ну, а если и так?
        — Не хотим!  — дружно завопил непромокаемый гвардейский 6-й «б».  — Долой!
        Вот и пойми этот 6-й «б»! То они Алену не хотели, а теперь, смотри-ка, взъерепенились.
        Голубенцев спокойненько протирал очки.
        — Проорались?  — спросил он, когда крик пошел на убыль.  — Ну и успокойтесь. Никто меня к вам не присылал. Просто у меня к вам одно дело есть.
        — Говори,  — сказал Васька Седых.
        — Девочки могут идти,  — опять сказал Гриша.
        Дорогой читатель, давай переждем гвалт и визг: совершенно ничего невозможно понять. А когда, наконец, разобиженные девицы, ворча и презрительно поджимая губки, удалятся, мы последуем за Гришей Голубенцевым и парнями из 6-го «б» на строящийся стадион.
        Именно туда он их и повел. Попасть на стадион можно было через дырку в заборе.
        — А ну-ка,  — сказал Гриша, когда все пролезли через дыру и сгруппировались вокруг него.  — А ну-ка, кто выйдет против меня? Кто не побоится?
        — Ты нас зачем сюда позвал?  — мрачно спросил Седых.
        — Очень просто,  — сказал Гриша,  — показать, что вы скелеты.
        — А почему?  — спросил Витя.
        — Иди сюда,  — сказал ему Голубенцев,  — стань здесь. Теперь подними правую руку — так, а левую — так.
        — Зачем?  — спросил Витя.
        — Молчи!  — с железной нотой в голосе сказал Гриша.  — Молчи и сопротивляйся.
        — А я не хочу,  — сказал Витя гордо.
        — Кто хочет сопротивляться?  — спросил Гриша.
        — Я!  — сказал Батурин.
        Тут Гриша очень ловко подошел к Петру Батурину и, сделав какое-то мимолетное движение, уложил его на обе лопатки.
        — С тобой неинтересно,  — сказал Гриша.  — Кто следующий?
        — Ну,  — сказал Седых и пошел на Гришу.
        И, уже лежа, он обиженно протянул:
        — Да-а, ты прие-е-емы знаешь…
        — Ты чего?!  — заорал Батурин на Гришу.  — А если мы все на тебя навалимся?
        — Эх!  — сказал Гриша,  — беру всех на себя.

        Но тут на Голубенцева пошел Иннокентий Прокус-Фикус. Он шел, согнув ноги в коленях и выставив вперед руки. Голову он вжал в плечи, прищурил глаза. Все замерли. Но через пару секунд великий сыщик распластался на земле.
        — Итак, дети мои,  — спокойно сказал Гриша.  — Дело в том, что свою энергию вы расходуете как попало. Есть одна идея. Приходите сюда завтра, я вам кое-что покажу. А сейчас — привет.
        И он пролез сквозь дыру в заборе.
        — Дурак какой-то,  — сказал Витя.
        — И чего ему от нас-то надо?  — процедил сквозь зубы Седых.
        — Может, это у него комсомольское поручение?  — предположил Жорка Чижиков.
        Батурин хлопнул себя ладошкой по лбу.
        — Вот черт! Забыл!  — закричал он, молниеносно проскочил сквозь дыру в заборе и помчался со всех ног к проходной батиного завода. По дороге он пролетел мимо Т. Бублянской, Г. Переваловой, Н. Орликовой и еще каких-то девчонок, которые верстовыми столбиками торчали на пути его следования. Он только слышал, пролетая мимо них:
        — Пе…
        — …тя…
        — …ку…
        — …да?..

        Глава VIII

        — Втулки, втулки и только втулки,  — сказал какой-то толстый и небритый дядька Батурину-старшему.
        — Я понимаю,  — сказал Батурин-старший,  — тебе план — хоть лопни. А какого лешего я свой станок буду загружать этими втулками? Обидно…
        — Тебе еще больше обидно будет, если цех прогрессивки не получит.
        — Последний раз!  — в сердцах сказал Степан Александрович и яростно нажал кнопку.
        Станок урчал, снимая тонкую, синюю, завивающуюся спиралью стружку, поливал деталь мутно-молочной водичкой, чтобы не перегрелись резцы, отодвигал в сторону стружку, чтобы она, не дай бог, не поранила токаря, вел резец с положенной скоростью, чтобы деталь вышла блестящей, гладкой и никакой контроль не мог придраться к токарю — С. А. Батурину, который на нем работал вот уже пять с лишним лет.
        По одной линии с этим станком, твердо упираясь в бетонный фундамент, окруженный кафельным в клеточку полом, стояли другие светло-серые гладкие станочки. А за ними пожилые, средних лет и даже совсем молодые рабочие.
        Петр Батурин смотрел, как из-под резца выходит гладкая сверкающая короткая втулка, как все еще сердитый отец снимает готовую деталь, оглаживает ее пальцами и ставит на столик рядом со станком. Из железного ящика брал корявую черную заготовку, закреплял ее в патроне, снова пускал станок, и тот опять начинал петь свою рабочую песню, и снова вилась-завивалась сине-зеленая стружка, и снова все повторялось сначала. И быстро рос на столике блестящий строй этих самых втулок.
        «Ну и ничего сложного,  — думал Петр. Денек постоял бы, а потом и сам бы смог. Простая работенка. Скучновато в общем…»
        — Пап, а ты почему не меряешь?  — спросил он, заметив, что многие токари, снимая деталь, тщательно измеряют ее какими-то скобками или другим инструментом и только тогда ставят ее либо на столик, либо опять закрепляют в патроне, а иногда с досадой бросают в металлическую корзину.
        Батурин-старший усмехнулся.
        — А я на глазок. У меня глаз-алмаз.
        Петр недоверчиво хмыкнул.
        — Нет, конечно, не на глазок,  — сказал уже серьезно Батурин-старший.  — Просто я станок знаю. Точный у меня станочек,  — и он похлопал ладонью по теплой станине, как хлопают по шее хороших лошадок.  — Вот смотри,  — он показал на какие-то рукоятки и выключатели.  — Вот здесь я устанавливаю все нужные размеры, допуски, скорости вращения и подачи, а станочек все делает сам. И я ему верю. Понял?
        — Понял,  — сказал Петр.  — А ты-то сам что делаешь?
        — Как что делаю?  — удивился отец.  — Работаю.
        — Ставишь да снимаешь?
        Батурин-старший крякнул.
        — Ишь ты,  — сказал он.  — Много ты понимаешь! Семеныч!  — окликнул он проходившего мимо толстого и небритого дядьку.  — Семеныч, объясни-ка ты моему парню, что это за втулки. А то он считает, что я даром хлеб ем.
        Семеныч вскользь посмотрел на Петра, вынул из кармана комбинезона сложенный вчетверо чертеж и дал его токарю.
        — На завтра тебе — вот.
        Степан Александрович вытер руки ветошкой, осторожно развернул чертеж, внимательно посмотрел на него и присвистнул.
        — Управишься?  — спросил мастер.
        — Подумаю,  — сказал Батурин-старший.  — По-о-одумаю.
        — Думай,  — сказал Семеныч и крепко взял Батурина-младшего за плечо.  — Пошли.
        — Куда?  — спросил Петр.
        — На кудыкину гору. Не мешай работать. Идем.

        И они пошли.
        — Ты думаешь «втулка, втулка» — говорил Семеныч.  — А без этой втулки ни одна машина не пойдет — это раз. А два, чтобы эти втулки так точить, как твой батька точит, надо пуд соли съесть. Точность — и проверять не надо. Мне эти втулки к завтрему во как,  — и он провел ребром ладони под подбородком,  — во как нужны! Ну, пошли. Часок у меня есть.
        Ходили они вначале по этому — механическому цеху, потом пошли в кузнечный, побывали в литейном — мартеновском, а под конец зашли в сборочный. Что там увидел Петр Батурин и что он услышал от толстого мастера Семена Семеновича, я вам рассказывать не буду. Для этого нужно написать целую отдельную книгу. А если вам, дорогие читатели, интересно, то сходите на завод сами. Посмотрите, пощупайте только что вышедшие из-под резца еще горячие детали, поудивляйтесь умным и ловким машинам и еще более умным и ловким людям, которые эти машины делают и на этих машинах работают.
        …С завода Батурины шли вместе.
        — Ну как?  — спросил старший.
        — Ничего,  — сказал младший.  — Прилично.
        — Ну то-то,  — сказал старший.  — Слушай, а что у вас в школе мастерская и верно плохая?
        — Говорят,  — равнодушно сказал Петр.
        — «Говорят»,  — передразнил его отец.  — А сам-то не видел?
        — Не.
        Дома Петр сразу вспомнил о таинственном письме. Он выгреб из кармана записки и белый листок бумаги. «Аллюр три креста». Подогреть, что ли?
        На кухне Батурин включил газ и развернул над ним листок. В душе он посмеивался над собой: как же, жди — проявится. Он подержал листок над огнем, перевернул его и изумился: на белой поверхности проступили отдельные светло-коричневые буквы. У Батурина затряслись руки, и он чуть не сунул листок в огонь. Запахло начинающей тлеть бумагой, и четкими темно-коричневыми буквами выступил текст:

        «Горе тебе, о Петр Батурин!
        Ибо ты забыл что:
        1. Морковка впереди осла сильнее, чем палка сзади;
        2. Барабан может заглушить оркестр, но не может его заменить.
        Чтобы искупить свою вину, ты должен: выйдя из дому, пройти 1000 шагов на запад, потом 500 шагов на север. На том месте, куда упадет тень самой высокой сосны в тот час, когда эта тень будет самой длинной, ты найдешь самый большой камень, поднимешь его, пройдешь с ним 300 шагов на северо-запад и под старым пнем найдешь то, что ищешь.
        И не смей ночью варить в медной кастрюле черного кота!
        Всё.
        Боб-Железный Крючок»

        — Ха!  — сказал Петр, прочитав письмо.  — Шуточки! Чепуха какая-то! Какой еще кот?! Так я и буду таскать камни! Ишь, чего захотели!
        За обедом Петр был очень рассеянным и на вопросы Марии Ивановны отвечал невпопад.
        — Ты не заболел ли?  — озабоченно спросила она.
        — Спасибо,  — ответил Петр.
        Батурина-мама испуганно посмотрела на Батурина-папу. Тот подмигнул ей и шепотом сказал:
        — Он у меня на заводе был. Думает.
        Батурина-мама недоуменно пожала плечами.
        — Ну, я пошел,  — сказал Петр, глянув на будильник.
        — А уроки?  — строго спросила Мария Ивановна.
        — Попозже,  — сказал Петр и выскочил за дверь.
        Выйдя из парадной, он остановился. Навстречу ему шел, что-то напевая себе под нос, профессор Орликов.
        — Здравствуйте,  — сказал Петр.  — У вас случайно нет… медной кастрюли? Тьфу! Я хотел спросить — паяльной лампы?
        — Здравствуй,  — сказал Вениамин Вениаминович,  — есть паяльная лампа. Сейчас поищем. Как дела?
        Петр слегка замялся.
        — Да,  — быстро сказал профессор,  — случайно не знаешь, куда это Наталья моя помчалась? Я ее только что встретил — неслась на всех парусах.
        — Н-не знаю,  — сказал Батурин.
        Профессор отыскал в кладовке паяльную лампу, показал, как ею пользоваться, и вручил Петру, даже не спросив, зачем она ему.
        «Вроде, он моими делами уже и не очень-то интересуется,  — с некоторой обидой подумал Батурин, спускаясь по лестнице,  — ну и ладно. Сам управлюсь».
        И он бодро пошагал по улице. Она вела прямо на запад. Прошагав немного, Петр вернулся к парадной и, ругая себя на чем свет стоит, снова пошел на запад, отсчитывая шаги.
        Через тысячу шагов, одурев от счета, он оказался на углу старой улицы, которая шла параллельно к реке и вела прямо на север. «Не пойду!» — подумал Петр, но ноги сами понесли его по деревянному тротуару. «Ладно,  — успокоил он себя,  — все равно по пути».
        Через 500 шагов улица кончилась, и Петр оказался на берегу реки, где росли огромные сосны. Отыскал самую высокую. Солнце уже было низко, и тень от сосны протянулась далеко. Дойдя до конца тени, он поискал вокруг и нашел неподалеку самый большой камень. Ничего себе камушек! Положив паяльную лампу — тоже не очень легкую — на песок, Батурин, кряхтя, вывернул камень, кое-как поднял его и, прижав к животу, понес на северо-запад, то есть вдоль течения реки. Пройдя несколько шагов, он остановился и, разжав руки, бросил камень на песок. «Нашли дурачка,  — со злостью думал Петр, возвращаясь за лампой,  — камни таскать».
        Взяв лампу, он подошел к камню, свирепо пнул его и пошел к лодке, которая была уже не так далеко и у которой его ждала Наташа.
        Но какая-то дьявольская сила заставляла его все же считать шаги и думать об этом проклятом камне. Перетащив камень, он относил лампу и опять шел за камнем. Перемазанный в песке, мокрый от пота, злой как не знаю кто, мужественный Петр Батурин на дрожащих от усталости ногах перетаскивал этот чертов каменище, уже не соображая, зачем он, собственно говоря, мучается.
        На одном из этапов этой каторжной работы Наташа его заметила.
        — Петя!  — крикнула она.
        Батурин уронил камень и чуть не угодил себе по ногам. Наташа засмеялась.
        — Зачем тебе этот камень?  — спросила она и как-то странно посмотрела на Батурина.
        — Пригодится,  — сквозь зубы сказал Петр.
        Он ожесточенно пнул камень и заскакал на одной ноге.
        Потом, взяв себя в руки, сказал:
        — Ладно. Сядем.
        И когда они сели на перевернутую лодку, а по реке плыл белый красивый пароход, Петр спросил:
        — Ты чего мне хотела сказать?
        — А ничего,  — сказала Наташа беспечно.  — Просто захотела на лодке посидеть.
        Петр не знал, плакать ему или радоваться.
        — Просто так, значит?  — спросил он.
        — Фу, какой ты… Может, я зря пришла?
        — Нет!
        — Ну, тогда скажи что-нибудь. Чего ты молчишь? Смотри, какой закат красивый… Ну, скажи что-нибудь.
        — Слушай!.. А зачем черного кота в медной кастрюле варят?
        От смеха Наташа свалилась с лодки. Она смеялась до того, что слезы выступили на глазах.
        — Смеешься?  — обиженно сказал П. Батурин.  — Я пошел.
        Наташа вскочила и схватила его за руку.
        — Ну, не сердись, не сердись,  — сказала она виновато.  — Какой ты странный сегодня.
        — Будешь тут странным,  — проворчал Батурин и вдруг неожиданно для себя достал из кармана письмо, написанное — как их?  — симпатическими чернилами.  — Читай!
        Наташа взяла письмо и уткнулась в него. Эх, если бы П. Батурин был понаблюдательнее, он бы кое-что заметил. Но он не заметил.
        — Че-пу-ха какая-то,  — сказала Н. Орликова, возвращая письмо.
        — Я и говорю — чепуха,  — сказал Батурин.  — Только… только почему мне это письмо Осипваныч дал? Может, это он сам и написал? А он так просто не напишет.
        — Не думаю,  — сказала Наташа.  — А знаешь, давай посмотрим, что там, под старым пнем.
        — Давай,  — нерешительно сказал Петр.  — А может… Ну да уж сходим…
        П. Батурин отдал лампу Наташе, а сам, злобно притиснув камень к животу и проклиная все на свете, поплелся за Наташей.
        Старый пень они нашли быстро. Под ним действительно что-то лежало. Это была жестяная коробочка, а в ней — свернутая трубкой записка:

        «Она в опасности!!! Кошмар, ужас и безобразие!
        Надо спасать! Будь завтра с четырьмя верными и сильными друзьями в 18.00 за Гулькиной горой у поваленной сосны. Подходить скрытно. Пароль: «Боб-Железный Крючок». Не забудь насчет черного кота. В алюминиевой кастрюле его тоже не вари!
        Б. Ж. К.»

        — Тьфу!  — в сердцах сказал Батурин.  — Кто в опасности? Тайны какие-то! Кот черный! Трепотня. Издевается кто-то. Нашли дурака!
        Петр сел и начал молча разгребать руками песок. Потом спросил безразличным голосом:
        — А где эта… Гулькина гора?
        — Недалеко отсюда,  — быстро сказала Наташа.  — Мы там зимой еще на лыжах катались.
        — А-а, ну какая это гора,  — презрительно сказал Батурин.  — Так, горка.
        — Пойдешь?  — с интересом спросила Наташа.
        — Вот еще!..  — он молчал. И вдруг робко спросил: — А ты… со мной пойдешь?!
        — А еще кого возьмешь?  — с любопытством спросила Наташа.  — Там сказано — с четырьмя друзьями.
        — Ну что ж, можно взять…  — начал Батурин и сразу задумался: кто же у него верные друзья?
        Он лихорадочно перебирал в памяти всех знакомых ребят и не знал, на ком остановиться.
        — Хорошо,  — сказал он,  — можно Гошку и Прошку взять и… Фикуса.
        Наташа слегка удивилась, но сказала спокойно:
        — А что? Они ребята — ничего.
        — Пошли,  — решительно сказал Батурин,  — за братцами Азиатцами.
        И он пошагал вдоль берега к Веретееву дому, прихватив паяльную лампу.

        У самого дома они остановились, и Петр крикнул:
        — Эй, Лапоть!
        Лапоть не отозвался, а на крыльцо вышел сам дед Веретей. Наташа попятилась.
        — Не бойся,  — шепотом сказал Петр.  — Он добрый.
        — Здравствуйте,  — сказала Наташа и улыбнулась.  — Наташа… Орликова.
        — Винаминыча?  — спросил дед и, ткнув себя пальцем в грудь, сказал: — Веретей я.
        — Мне о вас папа рассказывал,  — сказала Наташа.
        Веретей добродушно хмыкнул.
        — Дедушка, а где Гошка с Прошкой?  — спросил Батурин.
        — Там,  — дед показал в направлении острова.
        — А почему они в школу…?  — строго начала Наташа.
        Батурин дернул ее за руку, но дед Веретей услышал и понял. Его густые брови зашевелились.
        — Выдеру!  — проворчал он.  — Гошку выдеру и Прошку выдеру.
        «Ишь, разговорился дед»,  — подумал Батурин.
        — Не надо драть,  — сказала Наташа испуганно,  — они… исправятся.
        Дед сердито мотнул головой и направился к сараюшке, поманив за собой Петра. В углу мастерской лежал мешок с паклей.
        — Конопатить,  — сказал Веретей и сунул мешок Батурину.
        В дверь сарая заглянула Наташа.
        — Ой-ой,  — сказала она восхищенно,  — и верно — мастерская. А это зачем?  — она показала на мешок с паклей.
        Батурина раздирали противоречия: сказать — не сказать? Он махнул рукой, поставил паяльную лампу на верстак, перекинул мешок за спину и вышел из мастерской. Наташа — за ним.
        — Только вот что,  — сказал он сурово,  — ты здесь подождешь. Я у Гошки с Прошкой спрошу. Если они разрешат…  — он не докончил и зашагал вверх по реке.
        … Около лодки опять прыгали Прошка и Гошка и ругались. Лапоть лежал, уронив голову на лапы, и лениво наблюдал за ними.
        — Опять ругаетесь?  — сказал Батурин, бросил мешок к ногам и присел на днище лодки.
        Братцы Азиатцевы кое-где уже залатали дыры свежими обрезками досок, однако работы было еще многовато.
        — Вы чего в школу не ходите?  — спросил Петр.
        — Некогда,  — сказал Гошка.
        — В школу надо ходить,  — строго сказал П. Батурин и сам удивился: с чего это он вдруг таким правильным стал?
        — А кто лодку делать будет?  — закричали братцы.
        — Может, еще кого на подмогу взять?  — неуверенно сказал Петр.
        Братцы Азиатцевы опять подняли крик, но в это время, подняв голову от лап, зарычал Лапоть. Уши у него встали торчком.
        — Чего это он?  — спросил Гошка.
        — Там кто-то есть,  — сказал Прошка.
        С громким лаем Лапоть бросился в кусты. Сперва слышался только треск, потом на прогалину выскочила Наташа Орликова. За ней из кустов выдрался Лапоть и с громким лаем начал скакать вокруг. Батурин кое-как успокоил Лаптя.
        Но, по чести говоря, он был даже рад, что Орликова проявила инициативу и явилась сама — вроде он ее и не приводил.
        Конечно, сами понимаете, произошел довольно крупный разговор между Гошкой и Прошкой и незваной гостьей. Батурин хитренько помалкивал. А Наташа то восхищением («Ох, какая лодка замечательная!»), то негодованием («Как не стыдно секретничать!»), то лестью («Ах, какие вы, ребята, молодцы!»), то мечтаниями («Эх, и поплывет же эта лодочка!..»)  — словом, всякими девчоночьими приемчиками заставила братцев замолчать. Потом они смущенно и вопросительно посмотрели на П. Батурина: дескать, ну что тут сделаешь, совсем зубы заговорила, придется взять в компанию, а ты как думаешь?
        Петр Батурин хмурился, пожимал плечами, качал головой. И получилось, что они его упрашивали, а не он их.
        — Только больше, чтоб никто,  — твердо сказал Батурин.
        — А как насчет движка?  — спросил Гошка.
        — Я одну штуку придумал,  — уклончиво сказал Батурин.  — Надо попробовать.
        Тут же, вроде бы между прочим, Батурин сообщил братцам Азиатцевым о злополучном письме. Особого интереса братцы не выказали, но, как добрые товарищи, согласились пойти за Гулькину гору. Серьезному обсуждению подверглась кандидатура Фикуса. «Не тое, не тое,  — говорили Гошка и Прошка,  — не тое».
        — Он все равно догадается,  — сокрушенно сказал Батурин.  — Он такой. И потом… он мне насчет чернил сказал. И вообще…
        — Ну, гляди,  — сказали Гошка и Прошка.
        Они запрятали мешок с паклей под лодку и отправились к деду Веретею. По дороге Батурин объяснил свою идею относительно движка для лодки: можно сделать его реактивным, это даже совсем просто.
        — У вас есть какое-нибудь корыто старое?  — спросил Петр у деда Веретея.
        Дед показал на крыльцо и сказал:
        — Там.
        Гошка и Прошка извлекли из-под крыльца оцинкованное корыто. Из сарая Петр вынес паяльную лампу, поставил ее в одном конце корыта, пробил две дырки в борту и проволокой закрепил лампу.
        Братцы Азиатцевы взирали на его действия с недоверием, Наташа с любопытством, Лапоть подозрительно — ишь, распоряжается тут хозяйским добром. Бело-рыжий кот Тюфяк, задрав хвост, ходил вокруг корыта и терся боками о его борта.
        Корыто было спущено на воду, и тут вдруг Тюфяк прыгнул в него и уселся с довольным видом посредине.
        — Пошел вон!  — заорали Гошка и Прошка.
        — Пусть сидит,  — сказал П. Батурин,  — с пассажиром даже лучше.
        Затем Петр накачал лампу и зажег ее. Паяльная лампа загудела, из форсунки широкой струей вырвалось оранжевое и синее пламя.
        — Внимание!  — торжественно сказал Батурин.  — Пуск!
        Он прибавил огня и оттолкнул корыто от берега.
        — Урррра!!!  — заорали Гошка и Прошка.  — Пошло!
        Корыто, подгоняемое реактивным пламенем, величественно плыло по реке, описывая большую дугу и слегка покачиваясь на маленьких волках. Посредине восседал кот Тюфяк, а по берегу носился, заходясь лаем, пес Лапоть. Это был какой-то ужасный непорядок: коты не должны плавать по реке в корыте — так, наверное, думал Лапоть. И, чтобы пресечь это безобразие, он бросился в воду.
        Доплыв до корыта, он положил на его борт свою огромную лапищу. Корыто накренилось. Кот заверещал диким голосом, прыгнул на спину Лаптя и мертвой хваткой вцепился в его шкуру. Корыто, зачерпнув воды, медленно затонуло вместе с паяльной лампой. Лапоть с орущим на его спине Тюфяком приплыл к берегу и долго не мог стряхнуть с себя обезумевшего от ужаса кота.

        Петр Батурин, Гошка и Прошка до посинения ныряли в поисках корыта и паяльной лампы, но так и не нашли.
        П. Батурин помрачнел.
        — Вениамин Вениаминыча лампа-то,  — сказал он, ни к кому не обращаясь.
        — Папина?  — спросила Наташа.  — Ладно, лампу я беру на себя!
        Петр благодарно посмотрел на нее. Чего уж там говорить — отличная девчонка эта Наташа Орликова, просто мировая девчонка. Вслух он сказал:
        — Не надо. Сам скажу.
        Домой они шли уже совсем в сумерках.
        На их лодке сидела какая-то парочка. Наташа быстро схватила Петра за руку и потащила прочь от берега.
        — Да ладно тебе,  — засмеявшись, сказал Батурин,  — я же все равно заметил, кто это.
        Наташа зажала ему рот ладошкой. П. Батурин остановился как вкопанный и готов был так стоять целую вечность.
        — Ну и что?!  — шепотом сказала Наташа.  — Если она пионервожатая, так уже и не человек? Да?
        …Перед домом на скамеечке сидели тетя Пуся и тетя Гуся, а с ними рядом — Петр даже удивился — его собственная мама. Тетя Гуся молча курила, а тетя Пуся и Батурина-мама мирно беседовали.
        — А как вы считаете,  — спрашивала Мария Ивановна,  — овсянка полезна?
        — Хм,  — говорила тетя Гуся,  — англичане, например, систематически едят овсянку.
        — Вот и я думаю…  — сказала Мария Ивановна.
        — У англичан от овсянки лошадиные физиономии,  — вставила тетя Пуся, не вынимая изо рта папиросы.
        — Мам,  — не выдержал Петр.  — Пошли домой.
        — А-а! Явился!  — тоном, не предвещающим ничего хорошего, сказала Мария Ивановна.  — Ну совсем от рук отбился…  — она вдруг осеклась, увидев рядом с Петром Наташу.
        — Натали!  — сказала — тетя Пуся,  — где ты пропадала? Профессор рвет и мечет — ты ему нужна.
        — Иду,  — сказала Наташа.  — До завтра, Петь…
        И она упорхнула, а у Петра загорелись уши.
        — Это ваш мальчик?  — спросила тетя Пуся.
        — Мой,  — робко ответила Батурина-мама.
        — Прекрасный мальчик,  — сказала тетя Гуся.
        — Правда?  — спросила Мария Ивановна.
        — Воспитанный,  — сказала тетя Пуся.
        — Правда?  — спросила Мария Ивановна.
        — Деликатный,  — сказала тетя Гуся.
        — Ну что вы, что вы?!  — спохватилась Мария Ивановна.  — И совсем он не такой. Уж я его знаю! Вот у вас девочка очень хорошая, очень. Петя, правда?
        — Пр-равда,  — прохрипел Петр Батурин.  — Пошли домой, мам.

        Глава IX

        — Слушай, Батура,  — сказал перед началом уроков, изнывая от любопытства, Кешка Фикус.  — Я все равно узнаю, что за письмо ты получил. Так уж лучше скажи сам.
        Эх, зря он этак-то! Не понравился принципиальному П. Батурину угрожающий Кешкин тон. И сразу у него отпало желание посвящать Фикуса в свои дела.
        — Я и сам хотел рассказать,  — спокойно сказал Петр,  — но раз ты так…
        — Ну, лады,  — охрипшим вдруг голосом сказал Фикус,  — лады. Кое-кто кое о чем узнает.
        — Ах, так!  — П. Батурин чуть не бросился на коварного Фикуса, но вовремя вспомнил, как тот его уложил накануне. И не бросился, а отошел, стиснув зубы и дав себе слово научиться у Гришки Голубенцева всем приемам самбо, бокса, дзю-до и вольной борьбы. Струсил все-таки, что ли, мужественный Петр Батурин? Или умнее стал? А?
        Но Фикус-то был собой не доволен.
        Батурин нашел Ваську Седых и рассказал ему про письмо. Васька был ужасно рад, что ему доверили серьезную тайну, он прямо-таки был растроган и крепко пожал батуринскую руку! И П. Батурин тоже растрогался и рассказал вдобавок и про лодку. Тут уж В. Седых пообещал из кожи вон вылезти, а сделать все, чтобы лодка отправилась в дальнее плавание. Оказалось, что Седых с детства знает моторы. Еще бы ему не знать, когда у него отец — дизелист на теплоходе, а старший брат — знаменитый мотоциклист.
        — Это здорово!  — сказал П. Батурин, но рассказать Ваське про испытания реактивного корыта почему-то постеснялся.
        Гошка и Прошка в школу пришли, и вид у них был весьма унылый.
        — Выдрал дед?  — спросил Батурин сочувственно.
        — Не-е…  — сказал Гошка.
        — Ага!  — сказал Прошка.
        — Слегка,  — сказали они оба.
        — Ничего,  — сказал Батурин и похлопал их по плечу.  — Джордано Бруно на костре сожгли. За идею.
        Тут Батурин рассказал им о происках хитроумного Фикуса и о том, что он решил заменить его сильным и смелым парнем Василием Седых.
        Потом он поговорил с Наташей.
        — Слушай, как бы этого Фикуса проучить, чтобы он нос не в свои дела не совал?  — спросил он.
        Наташа подумала, подумала и придумала.
        На большой перемене, проходя мимо Фикуса, Батурин, доставая из кармана носовой платок, уронил на Фикусову парту какую-то бумажку, но вроде бы не заметил этого и вышел из класса. Фикус осмотрелся по сторонам и хищно кинулся на бумажку. Развернул ее под партой, хотя в классе уже никого не было, прочел и весьма довольный заулыбался. Увидев в дверях Наташу, он тут же согнал улыбку и принял скучающий вид.
        Наташа подошла к Петру.
        — Слопал!  — сказала она, усмехаясь.
        — Вот и хорошо,  — сказал Батурин и засмеялся.
        Но смех вдруг застрял у него в горле: по коридору шли Вениамин Вениаминович Орликов и Степан Александрович Батурин. С ними шел веселый Осипваныч и что-то им говорил.
        — Эт-то новости!  — сказал П. Батурин, когда упомянутые лица прошествовали в кабинет директора,  — чего им тут нужно?
        Наташа тоже была озадачена.
        Через некоторое время в кабинет проследовала завуч. Затем дверь кабинета приоткрылась и завуч поманила к себе Наташу.
        — Будь добра,  — очень ласково сказала она,  — пригласи сюда, пожалуйста, старшую пионервожатую и вашу эту… Братусь, Алену, кажется.
        «Фьююю,  — свистнул про себя Петр Батурин,  — похоже, заваривается какая-то каша. Надо быть начеку!»
        Наташа убежала, а П. Батурин счел неудобным торчать под дверьми директорского кабинета, когда там происходят события, которые касаются, наверно, и его — иначе зачем бы в школе появился Батурин-старший. Ушел в класс и в раздумье уселся за свою парту.
        К концу перемены в класс заглянул очкарик Гриша. В руках у него был небольшой чемодан.
        — Ну как, парни, придете сегодня?  — спросил он и помахал чемоданом.  — Я кое-что захватил.
        — Очень нужно,  — презрительно сказал Витя Пискарев.
        — Я приду,  — зловеще пообещал В. Седых.
        — Придем!  — закричал Жорка Чижиков.
        Батурин ломал себе голову — зачем приходили в школу отец с профессором?  — и ему чудились всякие не очень приятные картины.
        Около школы он встретил Алену и вцепился в нее мертвой хваткой: зачем да зачем приходили в школу отец и профессор? Ведь Алена была там. Она смеялась, плела что-то несуразное, и добиться от нее толку Петр не мог.
        — Ну и ладно,  — сказал он.  — А я еще за тебя заступался.
        — А ты вредный, Батурин,  — сказала Алена, рассердившись.  — Вредный и неблагородный. Спасибо тебе, конечно, что ты за меня заступался. Но ведь я могу подумать, что это ты не потому, что… хорошо ко мне относишься, а чтобы в долгу не оставаться. Я ведь тоже могу сказать, что тебя два раза выручила.
        «Вот, елки-моталки, как повернула,  — обескураженно подумал Батурин.  — Свяжись только с этими девчонками…»
        Домой он пришел задумчивый.
        — Когда папа придет?  — спросил он у матери.
        — Не знаю,  — нехотя ответила Мария Ивановна.
        Петр подошел к окну. Он смотрел на улицу, но что-то мешало ему сосредоточиться: вроде чего-то не хватало. Он глянул на подоконник и понял, чего ему не хватало: не было на подоконнике его скульптур из пластилина. Он посмотрел на мать. Она мыла посуду и была какой-то грустной.
        — Мам, это ты мои лепешки убрала?  — спросил Петр.
        Мария Ивановна исподлобья глянула на него, и Петру показалось, что она покраснела.
        — А зачем они тебе? Ведь все равно не хочешь этим заниматься,  — сказала Батурина-мама странным тоном.
        — Сам не знаю,  — неуверенно сказал Петр.

        Глава X

        …В 17.00 П. Батурин вышел из дому и направился на встречу с участниками операции «Гулькина гора». Через пару кварталов его обогнал тарахтящий драндулет профессора Орликова. И рядом с профессором, на переднем сидении, восседал Батурин-старший. Петр замахал руками, но машина не остановилась.
        «Ха!  — подумал Петр.  — Какие-то тайны». Гошка, Прошка, Васька Седых и Наташа уже ждали его на берегу, неподалеку от Веретеева дома.
        — Может, не пойдем?  — сказал Прошка.
        — Лучше… делом займемся,  — сказал Гошка.
        — И верно,  — сказал Седых,  — айда к лодке…
        Братья Азиатцевы подозрительно посмотрели вначале на Ваську, потом на П. Батурина. Петр слегка смутился, но сразу вскинул голову.
        — А что?!  — независимо сказал он.  — Седых нам с мотором поможет.
        Гошка мрачно махнул рукой.
        — Эх, ты,  — укоризненно сказал он,  — скоро весь класс знать будет.
        — Балабон!  — сказал презрительно Прошка. После небольшой перепалки они все-таки отправились на Гулькину гору. С ними увязался и пес Лапоть.
        Пробираться скрытно Гошка и Прошка категорически отказались — вот еще, на пузе ползти!
        Они обшарили всю горку, и подгорку, и загорку и ничего и никого там не обнаружили. Злые как черти они уже собирались отправиться обратно, как вдруг около густых зарослей вереска громко с визгом залаял Лапоть. Гошка и Прошка кинулись в кусты, и через пару секунд оттуда раздался дикий вопль.
        В кустах, прикрытый куском старого брезента, стоял… автомобильный мотор! Старенький, кое-где поржавевший, но все же мотор.

        — От «Москвича-408»,  — уверенно заявил Василий Седых.
        К брезенту была приколота записка:

        «Гип-гип-ура! Кто ищет, тот всегда найдет! Если встретите зеленого кота, сварите его в эмалированном ведре.
        С приветом!
        Боб-Железный Крючок»

        И была нарисована зеленая кошка.
        Петр Батурин ожесточенно поскреб затылок. Гошка, Прошка и Седых ползали вокруг мотора и издавали всякие междометия вроде: «А-а! О-у! Эх! Ах! Вот это да!»
        — Мотор! Моторчик! Моторище!  — говорили они ласково. Откуда он взялся — им было неважно. Он был тут, этот мотор, и все!
        Батурин приглядывался к Наташе, но она почему-то отводила глаза.
        — Ладно,  — сказал он наконец.  — Хватит вам мотор облизывать. Потащили!
        Они выломали пару толстых веток с поваленной старой сосны и, сделав что-то вроде носилок, поволокли мотор к Веретееву дому. Только они обогнули Гулькину горку, Батурин вдруг резко затормозил:
        — Прячь мотор в кусты!  — скомандовал он.  — Ложись.
        — Что еще выдумал?  — заныл Гошка.
        — Чо командуешь?  — зашипел Прошка.
        — Ложись, говорю!  — громким шепотом сказал Батурин.  — Маскируйся. Фикус ползет!
        И верно. Невдалеке, по направлению к поваленной сосне, пробирался Фикус. Он то становился на четвереньки и шевелил носом, как собака-ищейка, то, извиваясь, как ящерица, переползал от куста к кусту, то замирал неподвижно.
        — Чего это он?  — шепотом спросил Васька Седых.
        — Тайны разгадывает,  — давясь смехом, сказала Наташа.
        — Ползем навстречу с другой стороны,  — сказал Батурин.  — Мы ему покажем таинственный остров!
        Когда великий сыщик подполз к сосне, Батурин, Гошка, Прошка и Седых заулюлюкали.
        От неожиданности Фикус подпрыгнул на месте и бросился бежать. Внезапно остановился, не спеша отряхнул брюки и небрежной походкой, не оглядываясь, отправился восвояси.
        Отсмеявшись, батуринская компания вернулась к мотору.
        У Батурина из головы не выходили следы автомобильных колес, которые он заметил возле Гулькиной горки.
        — Ты… того,  — сказал он Наташе мрачно,  — передай профессору: спасибо, мол…
        — За что?  — не очень искренне удивилась Наташа.
        — «За что, за что!» За мотор, конечно. Будто не ясно?!
        — А чего ты сердишься?
        — Да обидно. Что мы, маленькие, что ли?  — пробурчал он.  — И ты… хороша! Знала ведь про мотор…
        — Ну и что?  — сердито сказала Наташа.  — Подумаешь, индивидуалисты какие!
        — Чего, чего?  — спросили в один голос Гошка и Прошка.
        — Все «сами» да «сами»…
        — Наша лодка!  — категорически заявил Гошка.
        — Мы ее нашли!  — рявкнул Прошка.
        Петр Батурин долго молчал. Потом резко мотнул головой и сказал:
        — Ладно! Пошли. Еще уроки надо делать.

        Они проходили мимо мастерской скульптора Варенцова.
        — Зайдем к Михал Михалычу,  — сказал Батурин Наташе.
        Наташа согласилась, и, распрощавшись с братцами и Васькой, они отправились в мастерскую.
        Скульптор был там. Стоя в здоровенном чане, он лопатой перемешивал глину, вылезал из чана, присоединял к водопроводному крану резиновый шланг, поливал глину, отключал шланг, лез в чан и снова яростно месил. Увидев ребят, он вылез из чана и устало присел на табуретку.
        — Пришел,  — сказал он.  — И кого-то привел.
        — Это Наташа,  — сказал Петр.  — Та самая.
        — Какая «та самая»?  — недовольно спросил скульптор и посмотрел на Наташу.
        Смотрел он на нее долго и пристально. Наташа даже смутилась.
        — Забавно,  — сказал Варенцов и потер ладонью лоб.  — Забавно. А ведь верно очень похожа! А?
        — А я что говорил,  — сказал Батурин.
        — Послушайте,  — сказал Варенцов Наташе.  — Где я вас мог видеть?
        — Н-не знаю,  — растерянно сказала Наташа. Обращение на «вы» совсем доконало ее.
        Скульптор вдруг хлопнул себя по лбу.
        — Склероз,  — досадно сказал он.  — Вспомнил, вспомнил!  — и, очень довольный, засмеялся. И сразу резко оборвал смех.  — Вспомнил, где я вас видел. Во Дворце пионеров вы танцевали. Так?
        Наташа молча кивнула.
        — Прелестно, надо сказать, танцевали,  — очень серьезно сказал Михаил Михайлович.  — Прелестно!
        Наташа закраснелась.
        — Вот ведь что интересно,  — весело сказал скульптор.  — Вроде и забыл, а где-то застряло в памяти. И лепил-то я, оказывается, все-таки вас. Этот парень вас сразу узнал. Ну, да понятно. Я вас всего один раз и видел. И видел в движении, в полете, так сказать. А он вас каждый день видит. Пожалуй, и во сне…
        Михаил Михайлович ухмыльнулся и подмигнул П. Батурину. Тот сердито засопел.
        — Вы молодец,  — сказал скульптор Наташе.  — А вот ты-то, милостивый государь… Вы нас простите,  — обратился он к Наташе,  — я ему должен пару слов сказать. Вы здесь пока побудьте, а мы с ним вот там поговорим.
        Он взял Петра за локоть и увел в небольшую комнату, в которой стоял диванчик, покрытый клетчатым одеялом, а на полках, на письменном столе, на подоконнике и прямо на полу лежали книги, альбомы, фотографии, рисунки.
        Скульптор Варенцов бесцеремонно толкнул Петра на диван и сердито заговорил:
        — Она-то молодец, она работает! Потому что так танцевать, не работая над этим до седьмого пота, нельзя. И она — талант. А вот ты — пшик! Нуль без палочки — вот кто!
        — Да почему?  — ошеломленно спросил Батурин.  — Что я сделал такого?
        — То-то и оно, что ничего ты еще не сделал, а воображаешь о себе черт знает что. Думаешь, у меня есть время твои, с позволения сказать, произведения рассматривать?
        — К-к-какие произведения?  — одурело спросил Батурин.
        — А вот какие,  — скульптор Варенцов снял со стола газету.
        С изумлением и ужасом П. Батурин увидел свои «лепнинки-лепешки».
        — Будто не знаешь. Ваша Римма Васильевна принесла. Говорит, ты спишь и видишь, что знаменитым скульптором стал. Но сам, дескать, прийти ко мне стесняешься.
        Батурин потерянно молчал. Не иначе мать учительнице отдала. Час от часу не легче!
        — Он, видите ли, стесняется! Он, видите ли, хочет великим стать! А ты знаешь,  — торжественно сказал он,  — что ВЕЛИКИЕ, может быть, один раз в сто лет появляются?!
        — Да не хочу я вовсе… великим…  — забормотал Петр.
        — А не великим хочешь?  — Варенцов язвительно захохотал.  — Таким, как я, хочешь? Середнячком, каких — хоть пруд пруди, хочешь?
        — И таким… не хочу,  — уныло сказал Петр.
        — Ах! И таким не хочешь?  — возмущенно спросил скульптор.
        — Да что вы хотите от меня?  — чуть не плача, взмолился Петр.  — Да пропади они пропадом, эти…  — он вскочил с дивана, подбежал к столу, схватил несколько своих жалких изделий, смял их и выбросил в форточку.
        — Ты что, барбос, делаешь?!  — удивился Варенцов.
        Он схватил Петра за плечи и силой усадил на диван. И вдруг сам как-то сразу обмяк, лицо стало спокойным и грустным. Он сел рядом с Петром и обнял его.
        — Не знаю, не знаю, выйдет ли из тебя художник,  — задумчиво сказал он.  — За одно хватаешься, за другое… Увидел тогда мою работу — и свои фигурки тогда на свет божий вытащил. А так ведь и не вспомнил бы. Верно?
        Петр вздохнул. Чего уж там. Все так.
        — Может, ты думаешь, что труд мой легок? Одни победы? Как бы не так! Ни сна, ни покоя. Это тебе не у станочка современного стоять: нажал кнопку, и пошла машина…
        И тут Петр Батурин разозлился.
        — Это вы зря!  — сердито сказал он.  — Вы когда-нибудь «у станочка» стояли? У меня батя всю жизнь стоит и его… его… профессором называют. «Нажал кнопку»… Ого! Там столько знать надо! А вы…
        Варенцов удивленно посмотрел на него.
        — Это-то ты мо-ло-дец,  — с расстановкой сказал он и даже языком прищелкнул.  — Эт-то мне нравится.
        В дверь заглянула Наташа.
        — Идите-ка, идите сюда,  — позвал ее скульптор.
        — Этот парень не так уж плох,  — сказал он.  — Пожалуй, толк из него будет. Если, конечно, нос не задерет,  — он слегка потянул Батурина за нос и скомандовал: — А теперь — до свиданья! Я еще поработать хочу. Но вообще-то, милости просим. Всегда.

        …А вечером в доме у Батуриных разразился грандиозный шум и крик. И начал его сам Петр.
        — Ты зачем Римме Васильевне мои штуки отдала?  — строго спросил он Марию Ивановну.
        — Какие штуки, Петь?  — растерялась она.
        — Ну, эти… из пластилина, будто не понимаешь?!  — чересчур громко сказал Петр.
        — Да я… я думала…  — виновато сказала Мария Ивановна.
        И тут Петр разбушевался.
        — «Думала, думала»! Все вы за меня думаете! А я что, маленький?! Да? Я тебя просил за меня думать?! Да?
        — Ты чего на мать кричишь?  — строго спросил, появившись на кухне, Степан Александрович.
        — А что она?! Я как дурак там стоял… Не хочу я быть знаменитым! Понятно?
        Мария Ивановна потерянно молчала.
        — Цыц!  — резко сказал Степан Александрович.  — Не ори! Сдурел? Что с ним, Маша?
        Мария Ивановна только руками развела.
        — Теперь «что с ним»? Да?  — бушевал Петр.  — Все тайны какие-то, всё секреты! Почему не сказал, что мотор достанешь? А теперь меня дураком выставили!
        Отец покраснел и хлопнул рукой по столу.
        — Ну, хватит!  — крикнул он.  — Разошелся! Да как ты смеешь так с родителями разговаривать?! Еще в шестом, в шесто-о-ом еще учишься…
        — Не еще в шестом, а уже в шестом!
        — Пойди, Петенька, ляг, отдохни,  — сказала Мария Ивановна.  — Время уже позднее.
        — А ну вас!  — всхлипнув, сказал Петр, пошатываясь пошел из кухни и улегся спать.
        Но сон долго не шел, в голову лезли разные странные мысли. Ну, например, такая: назло всем он вообще не будет учиться, а уйдет на остров, построит себе там хижину и будет жить, как Робинзон Крузо. Или еще, наоборот,  — станет учиться как зверь, заткнет за пояс самого Витю Пискарева и сдаст экзамены на все пятерки с плюсом, и представители самых разных научных институтов будут прямо драться из-за него: «Пожалуйста, к нам!» — «Нет! Просим к нам! Мы первые!» А потом он сделает самое величайшее открытие современности и героически погибнет — такой молодой и красивый. «Ах, как мы его недооценивали!» — скажут тогда все и горько зарыдают от стыда и сожаления. А Наташа…
        Потом, к его чести, он подумал, что орал-то он, в общем, зря — ведь ничего плохого родители ему не хотели. И совесть начала мучать мужественного Петра Батурина. Он кряхтел и сопел и ворочался на своем диване. «Да не вертись ты! Спи!  — сказал диван почему-то отцовским голосом.  — Утро вечера мудренее».
        «И верно»,  — подумал Петр и заснул. Но, видно, что-то грызло его и во сне, потому что проснулся он необыкновенно рано. Проснулся, потянулся и сразу вспомнил о вчерашнем. А вспомнив, почесал затылок: ничего не попишешь — перед родителями надо извиниться.
        «Вот и денься куда-нибудь от этих взрослых! Только носом и тыкают. Иногда, правда, правильно». Он стал думать о профессоре, о Варенцове и об отце. Интересно, ведь чем-то они похожи друг на друга.
        «Ладно уж, извинюсь»,  — опять подумал он.
        Из кухни донеслись громкие голоса родителей. «Эге,  — удивился Петр,  — с чего они-то в такую рань поднялись?» Он прислушался: судя по всему, разговор на кухне шел весьма крупный.
        Петр вылез из-под одеяла, на цыпочках подошел к двери и слегка приоткрыл ее. Точно! Отец и мать ссорились!
        — А я тебе говорю,  — гремел Степан Александрович,  — все ты и эта твоя Аристарховна! Дурите головы мальчишкам!
        — А тебе на него совсем наплевать!  — решительно возражала Мария Ивановна.  — Пусть олухом вырастет? Да?
        Петр осторожно прикрыл дверь и опять залез под одеяло. Сна уже ни в одном глазу не было.
        Сильно хлопнула входная дверь — как выстрелила. «Ну и ну! Заварил я кашу,  — сокрушался Петр и опять вылез из-под одеяла.  — Надо расхлебывать».
        И он в одних трусах выскочил на кухню. Отца уже не было.
        Мария Ивановна стояла около раковины и выливала в нее… рыбий жир. Витаминизированный!
        — Мам,  — содрогаясь, сказал Петр Батурин,  — зачем ты выливаешь? Я ничего… я к нему вроде даже привык… полюбил даже,  — сказал он противным подхалимским тоном.
        Мария Ивановна повернулась к нему. Глаза у нее были красными.
        — Отец работает как вол,  — с горечью сказала она,  — трудится, чтобы нам хорошо жилось. Экскурсии тебе на свой родной завод устраивает, мотор какой-то с профессором достает, в школу они ходят, чтобы хорошую мастерскую оборудовать. И отдохнуть отцу некогда. Даже на рыбалку не выберется. А этот?! Никакого уважения!  — Она махнула рукой: — Эх ты! Из-за тебя ведь со… со… Степой ругаться ста-а-ала. Всю жизнь как голубки прожили — ни разу не ссорились. А тут…  — голос у нее сорвался, и она свирепо затрясла бутылкой с рыбьим жиром над раковиной.  — Не выливается еще тут!..  — и она швырнула бутылку в раковину. С громким треском бутылка кокнулась, и в воздухе запахло густо и противно.
        Петр проглотил слюну. «Вот беда,  — подумал он с тоской.  — Что делать-то будем?»

        Что-то вроде эпилога

        На этом я, кажется, могу закончить свое повествование.
        Но не так-то просто, оказывается, закончить. Оказывается, закончить ничего просто так невозможно.
        Во-первых, вы, уважаемые читатели, вправе меня спросить:
        — Ну, а дальше?
        Во-вторых, вы можете спросить меня:
        а) что значит начать «новую жизнь» и начал ли ее наш мужественный Петр Батурин?
        б) почему уважаемый автор не хочет дописать всю эту историю до конца, а прерывает ее где-то на середине?
        в) как автор думает: будет из Петра Батурина толк или не будет?
        Но, может, на эти вопросы вы ответите сами? А, дорогие читатели?

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к