Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Детская Литература / Фролов Вадим: " Невероятно Насыщенная Жизнь " - читать онлайн

Сохранить .

        Невероятно насыщенная жизнь Вадим Григорьевич Фролов

        Повесть в двух частях о подлинных и мнимых ценностях, о том, как прекрасно быть честным и принципиальным.
        Действие повести происходит в наши дни,  — в классе, во дворе, на улице. Герои учатся по-настоящему дружить, не отгораживаться от мира взрослых, вместе преодолевать трудности.
        Есть люди, которые на все смотрят равнодушно, в полглаза. Дни для них похожи один на другой.
        А бывает, что человеку все интересно: подружится ли с ним другой человек, с которым дружба что-то не получается? Как выпутается из беды одноклассник? Как ему помочь?
        Вообще каким надо быть?
        Вот тогда жизнь бывает насыщена событиями, чувствами, мыслями. Тогда каждый день запоминается.
        Эта книга написана от лица школьников. Первую часть рассказывает Маша Басова, вторую — Сеня Половинкин.

        Вадим Григорьевич Фролов
        Невероятно насыщенная жизнь
        

        Часть первая
        

        Глава первая

        В соседнем дворе живет Венька Жук. То есть настоящая его фамилия не Жук, а Балашов, а Жуком его зовут потому, что он маленький, черный и очень шустрый, настырный, как говорит наша дворничиха Светлана. Венька учится в нашем классе, а вернее сказать не учится, а так себе — проводит время. И дневничок у него прямо загляденье — весь вдоль и поперек исписан разными чернилами — замечание на замечании, а о двойках я уже и не говорю. В общем, типичный «трудный». В классе он ни с кем не дружит, а на улице у него есть дружки-приятели: один тощий и длинный с причесочкой, как у этих английских парней-музыкантов, «битлов», что ли, и зовут его как-то странно — Фуфло, а другой — хорошенький такой светленький мальчик с зелеными глазами и на вид совсем тихоня, а на самом деле чуть не главный у них заводила. И прозвище у него почему-то — Хлястик.
        И вот как-то в самом конце августа иду я себе потихоньку домой и вижу, как в соседнем дворе эта троечка лупит одного мальчишку. Я его знаю. Нет, вернее, я с ним и не знакома, а просто он последнее время стал очень часто попадаться мне на пути. Почти каждый день. И посматривает на меня, а я, конечно, делаю вид что и не замечаю его вовсе. Один раз он даже попробовал со мной познакомиться. Я шла из магазина и в уме подсчитывала, могу ли купить с оставшейся сдачи мороженое — как-то я забыла в этот раз спросить разрешения у бабушки и вот думала: рассердится она или нет. Я остановилась у тележки с мороженым и стояла там немножко задумчиво и не сразу заметила этого мальчишку, а он стоял рядом и спокойненько ел эскимо. Ну, если бы он только ел эскимо, это бы еще ничего, а он ел и пялил на меня глаза и вроде даже улыбался. А глаза у него были какие-то синие-синие. Нахальные. Весь он белобрысый, на носу веснушки, а нос курносый. Невысокий, но такой спортивный мальчишка. Ест себе эскимо и пялит на меня глаза. Я, конечно, очень сердито и очень гордо подняла голову и хотела уже идти дальше — ну его, это
мороженое, а он вдруг засмеялся, подмигнул мне и спросил:
        — Хочешь мороженого?  — и полез в карман, наверно, за деньгами.
        — Вот еще новости,  — гордо сказала я и опять хотела идти, но почему-то не пошла.
        — По глазам вижу — хочешь,  — сказал он и опять засмеялся.
        — У вас… милостивый государь, весьма ву… вульгарный способ заводить знакомство с девочками. Я этого не люблю,  — еще гордее… нет, горже… нет, ага, вот так — еще более гордо сказала я и пошла. Очень здорово я поставила его на свое место. И он весь как-то понурился и грустно опустил свои синие-синие глаза… Чепуха! Никуда он их не опускал, а снова засмеялся и сказал мне вдогонку:
        — Вот чудачка: «милостивый государь»! А мороженое-то мировое, и вообще я знаю, как тебя зовут. Маша. Вот.
        Тогда я нарочно вернулась к тележке, купила себе самое большое мороженое за двадцать восемь копеек и, не глядя на белобрысого, ушла.
        А он только крикнул мне вслед:
        — Ишь какая строгая!
        Да, строгая. И правильно. Женщина должна беречь свою честь. Об этом мне часто говорит бабушка и иногда папа. А от бабушки мне за мороженое здорово попало. Не потому, что она пожалела сдачу, а потому, что я не спросила. И я ужасно разозлилась на этого мальчишку.
        Так вот, иду я домой, а в подворотне Венька Жук, Фуфло и Хлястик лупят этого мальчишку изо всех сил. А он молчит и только отбивается, и из носу у него капает кровь. Но сопротивляется он отчаянно — у Фуфлы, например, уже огромная дуля под глазом. Я хотела пройти мимо — ну и пусть этому белобрысому попадет как следует за мороженое, но потом остановилась. Ведь это все-таки несправедливо — трое на одного. Я положила авоську с яблоками на тумбу у ворот и ринулась под арку.

        — Венька Балашов!  — сердито сказала я.  — Ты что это делаешь?! Это благородно — трое на одного? Да? А ну!  — И я дернула Веньку за шиворот так, что он отлетел в сторону. Он так удивился, что даже не сопротивлялся, а только открыл рот. А Фуфло со злобным видом подошел ко мне, взял меня за плечо своими клещами и прошипел:
        — А ну, отвали, не то кэ-эк дэ-эм!
        — Ах ты, Фуфло несчастное!  — сказала я и дала ему здоровую затрещину. Тогда Фуфло двинул меня кулаком в глаз, и глаз у меня сразу заплыл, наверно, не хуже, чем у него самого. Венька заорал на него:
        — Эй, ты! Ты ее не трогай! Она у нас учится.
        — Пэ-эдумаешь,  — сказал Фуфло.
        А белобрысый подскочил к нему и тоже влепил хо-о-ро-шую затрещину.
        — Девчонок бить? Да?  — сказал он.
        А Хлястик, как только начались эти дела, куда-то испарился. Фуфло было опять полез в драку, но Венька сказал ему что-то на ухо, и он отстал. А тот мальчишка вдруг выскочил из подворотни, посмотрел направо, потом налево и припустил по улице.
        «Ну и ну,  — подумала я,  — стоило еще за него заступаться». Глаз распух и здорово болел, и я приложила к нему платок. Венька достал из кармана пятак и протянул мне.
        — На, приложи,  — сказал он,  — синяка не будет.
        Я поддала ему по руке, и пятак выскочил и куда-то покатился. Фуфло бросился его искать, а Венька сказал:
        — Ну и дура,  — и пошел во двор.
        Я вышла на улицу, но авоськи с яблоками на тумбе уже не было. Веселенькая история! Послезавтра в школе собрание, а у меня под глазом фонарь — ничего себе отличница и член совета дружины. И яблок нет, и дома будет — ой-ой-ой… И все из-за этого белобрысого. Ой-ой-ой! А ему хоть бы что — взял и удрал, как маленький. Очень мне было грустно и обидно. Эх! Прошли времена мушкетеров, запросто можно получить синяк под глазом.
        …Как назло дома все были в сборе. И бабушка, и папа, и мама, и даже мой братец Витька. То его никогда дома не бывает, а тут — нате вам, пожалуйста! Он еще только перешел в четвертый, но уже страшная язва.
        — Эге,  — сказал он,  — что-то здорово у нас в квартире светло стало.
        Он, конечно, сразу заметил мое украшение. Все, что не надо, замечает…
        — Боже!  — сказала мама.  — Что это? Витя, принеси мне капли Зеленина — они на тумбочке в спальне.  — И она села в кресло и прикрыла глаза рукой.
        — Ха-ха-ха!  — сказала бабушка.  — Вот это вполне современная девица. Впрочем, я в детстве тоже дралась. А где яблоки? Оля, не волнуйся — я сейчас сделаю ей примочку. Ха-ха-ха! Какой потрясающий эффект это произведет в школе! Надеюсь, ты дала сдачи?
        — Так!  — сказал папа.  — Я начинаю сомневаться в том, что именно труд сделал обезьяну человеком.
        Я стояла, отвернувшись к окну, чтобы они не очень смотрели на мой фонарь, а мне он в стекло был виден — ничего себе… Я старалась быть спокойной — что уж тут при таких обстоятельствах волноваться, и поэтому, когда папа начал говорить про труд и обезьяну, я довольно спокойно подумала: при чем тут это? И спокойно спросила:
        — Почему?
        — Ты спрашиваешь, почему?  — тоже очень спокойно сказал папа.  — Ну что ж, я тебе объясню все очень обстоятельно.
        Я подумала, что папа, чем он становится старше, тем он делается все больше и больше обстоятельным. Он начинает объяснять вещи, которые мне уже давным-давно понятны. Притом объясняет их очень долго и обязательно цитирует.
        — Я не люблю приводить цитаты,  — говорит он,  — но тут я не могу удержаться.
        И дальше пошло, поехало — минут на сорок.
        Вот и сейчас: стоило мне сказать это проклятое «почему», он моментально начал лекцию. Он сказал:
        — Потому, что у меня перед глазами изумительный пример,  — он ткнул пальцем сперва в меня, потом в Витьку, который принес маме капли и стоял ухмыляясь.  — Я вас с самого раннего детства приучал трудиться. И вообще и я, и мама, и бабушка учим вас только хорошему, а вы все-таки растете обезьянами.
        — Я-то тут при чем?  — пробурчал Витька.  — У меня, что ли, фонарь под глазом и яблоки пропали?
        — А вы, милостивый государь, помолчите,  — сердито сказал папа.  — Вы-то уж абсолютно типичный представитель семейства макаковых. И у вас нос в пуху, пожалуй, не меньше, чем у вашей очаровательной сестрицы.
        — А зачем оскорблять-то?  — заныл Витька.  — Макаковый…
        — Нет, я, кажется, плюну на всю педагогику и однажды выдеру тебя за твое нахальство. Он еще обижается!
        — Гриша, ну что ты говоришь,  — простонала мама,  — как можно…
        — Очень даже можно,  — сказала бабушка,  — нас в детстве драли. И ничего. Выросли вполне интеллигентными людьми.
        — Боже мой,  — опять застонала мама,  — ну нельзя же так…
        — Я и говорю: можно, но не нужно,  — сказала бабушка.  — Профессор Переперченко, с которым я работала на курорте в Одессе в одна тысяча девятьсот одиннадцатом, нет, кажется, в одна тысяча девятьсот девятом, а впрочем, в десятом… так вот, профессор считал, что от синяков очень хорошо помогает какое-то средство, я забыла, как оно называется.
        — Я не люблю цитировать,  — продолжает папа,  — но сейчас я просто не могу удержаться.  — И он идет к стеллажу и достает том Чехова, а я думаю, как же я пойду в школу с таким глазом, и надеюсь, что бабушка вспомнит рецепт профессора от синяков. Но бабушка, как только услышала, что папа собирается читать Чехова, удобно усаживается в кресло напротив мамы. Она очень любит слушать, как папа цитирует. «Это обогащает»,  — говорит она в таких случаях.
        Но читать Чехова папе так и не удается, в передней раздается звонок.
        — Открой,  — говорит папа Витьке и продолжает искать нужную страницу. Витька идет в переднюю, оттуда слышен чей-то вроде бы знакомый голос, а потом входит Витька с ужасно вредной улыбочкой и говорит мне:
        — Там к тебе… хахаль пришел.
        — Ха-ха-ха,  — смеется бабушка,  — ужасно современный ребенок. Ха-ха-ха! Как это? Хахаль?!
        — Боже,  — говорит мама,  — только этого не хватало…
        Я делаю свирепый вид и показываю Витьке потихоньку кулак, а сама думаю, кто же это, неужели… Г. А.? Вот уж вовремя! И хочу бежать в переднюю, но папа таким ужасно повелительным жестом останавливает меня, твердыми шагами идет в переднюю, и оттуда доносится его вежливый, но совершенно ледяной голос:
        — Прошу вас, входите.
        И в комнату заходит… тот самый белобрысый. Нос у него распух, но он улыбается во весь рот, и в руках у него… моя авоська с яблоками.
        — Здрасте,  — говорит он,  — меня Сеней зовут.

        Очень нужно знать, как его зовут! А он заметил меня и подмигивает. Я даже задохнулась от возмущения, а он как ни в чем не бывало говорит:
        — Вот твои яблоки,  — и кладет авоську на стол.
        — Так,  — говорит папа,  — а позвольте спросить, молодой человек, откуда у вас оказались яблоки дочери?
        — Нашел,  — смеется мальчишка и опять подмигивает мне.
        — А у него нос распух,  — говорит Витька.
        Папа внимательно смотрит на нос белобрысого, потом медленно переводит взгляд на мой заплывший глаз. И мама тоже. И бабушка. А Витька скромненько ковыряет в своем носу, и я готова его убить.
        — Я, кажется, вспомнила рецепт примочки для глаз,  — говорит бабушка,  — думаю, она поможет и носу.
        — Обойдется,  — говорит мальчишка,  — вы не беспокойтесь, у меня и почище бывало. А вот ей,  — он кивает в мою сторону,  — ей бодяга поможет. Мне сейчас некогда, а вы,  — он смотрит на папу,  — пошлите кого-нибудь в аптеку. Вот его хотя бы,  — он показывает на Витьку.  — А то как она в школу пойдет?
        Витька от неожиданности вынул палец из носу и разинул рот. Папа как-то странно крякнул и посмотрел на маму. Мама только развела руками.
        — Ну, я пошел,  — улыбаясь, говорит белобрысый.  — До свиданья.
        — Спасибо,  — растерянно говорит папа,  — заходите.
        — Спасибо,  — говорит белобрысый,  — на той неделе забегу.
        В дверях он поворачивается и говорит мне:
        — Маш, ты приходи часов в семь в садик на Некрасова. Дело есть.
        — У-у-у-у…  — говорю я.
        Слышно, как хлопнула входная дверь. Мама встала с кресла и подошла к папе.
        — Что это, Гриша?  — слабым голосом спросила она.
        — Ты не волнуйся, Оля,  — ласково говорит папа,  — я разберусь. Иди полежи, отдохни,  — и он легонечко выпроваживает маму, потом поворачивается к Витьке: — И вас, милостивый государь, попрошу,  — он указывает на дверь.
        — Вот, всегда выгоняют,  — заныл Витька.
        — Марш отсюда! Ты сегодня вел себя, как не подобает вести себя мужчине. Нет! Скорее ты вел себя, как… как старая сплетница и еще, еще, как… мелководный провокатор. Вон!
        — Ну уж, сплетница, ну уж, про… провокатор,  — ноет, скрываясь, Витька.
        — Марш!  — кричит папа и громко захлопывает дверь за Витькой. Некоторое время он ходит по комнате. Потом останавливается и что-то очень спокойно говорит:
        — Садись, Мария.
        Ну, добра теперь не жди: когда папа называет Витьку милостивым государем, а меня полностью — Мария, значит, он здорово сердится. А когда он здорово сердится, он может принять самое неожиданное решение, например, три месяца не пускать меня в кино или прийти в школу и попросить, чтобы ко всем моим общественным нагрузкам прибавили еще парочку. И прибавляют. В школе почему-то очень уважают моего папу.
        — Итак, Мария, объясни, пожалуйста, что, собственно, все это означает?  — говорит папа, когда я нехотя усаживаюсь на краешке стула.  — Кто этот загадочный Семен?
        — Да откуда я знаю,  — говорю я чуть не плача.
        — Так. Интересно. Я бы сказал, даже очень интересно. Он называет тебя по имени, он приносит тебе яблоки с распухшим носом…
        Я не сдержалась и рассмеялась, потому что вдруг представила себе яблоки с распухшими носами. Папа сердито посмотрел на меня.
        — Он с распухшим носом приносит тебе твои яблоки,  — продолжает папа,  — и, наконец, он назначает тебе свидание в семь часов вечера под часами…
        — В садике,  — неожиданно для себя говорю я,  — на Некрасова.
        — В садике,  — соглашается папа.  — Так вот. И ты утверждаешь, что совсем, то есть абсолютно незнакома с этим… молодым человеком, а между тем у тебя под глазом синяк… а у него распух нос.
        — Почему абсолютно, почему абсолютно?  — бормочу я.  — Я его знаю, то есть… не знаю… ну, в общем, знаю… и не знаю.
        — Мистика!  — говорит папа и машет пальцем перед моим носом.  — Финтишь, Мария. Мария, не финти!
        — Да я не финтю, я…
        — Надо говорить — финчу.
        — Ну, финчу.
        — Ага, значит, финтишь.
        — Да не финтю,  — уже кричу я,  — я сказала, что я не финтю, а финчу!..
        — Я и говорю — финтишь.
        — Папа,  — я стараюсь говорить спокойно.  — Папа, это ты мне сказал, что надо говорить — фин… чу, ну вот я и…
        — Словом, ты и тут фин…  — Но в этот день неожиданности сыпались, как из какого-то мешка. Не успел папа договорить — послышались три веселых звонка в передней. И я сразу выскочила открывать. В дверях стояла наша дворничиха Светлана — такая хорошенькая татарочка, а за ней какой-то огромный военный с погонами полковника.

        — Папа дома, Машенька?  — запела Светлана.  — Вот этот товарищ,  — она сделала глазки в сторону военного,  — его разыскивает.
        — Папа!  — крикнула я, ужасно радуясь, что получила отсрочку, и удивляясь, кто бы это мог быть — у нас знакомых военных вроде бы и нет и по службе папа никакого отношения к военным не имеет — он преподает литературу в педагогическом институте.  — Папа! К тебе.
        Папа вышел в переднюю и зажег свет.
        — Кто там?  — сердито спросил он. Увидел Светлану и улыбнулся. Между прочим, я еще давно заметила — он всегда ей улыбается.
        — А, Светланочка,  — ласково сказал он,  — чем могу служить?
        — Григорий Александрович,  — опять запела Светлана,  — вот товарищ военный разыскивает, ой как интересно, по всему Ленинграду одного своего товарища, он его, понимаете, с самой войны не видел. Зовут его Гриша Басов. Вот я и подумала, что, может…
        — Я Басов,  — сказал папа, и я увидела, что он волнуется.  — Проходите, пожалуйста.
        Полковник шагнул в переднюю. А дальше случилось такое, что я, наверное, до самой смерти не забуду, и, как вспомню, мне реветь хочется.
        Военный вошел в переднюю и уставился на папу, а папа уставился на него. Он был немного старше папы — голова у него была совсем седая и под глазами много мелких морщинок, но он был красивый, настоящий офицер — это я сразу заметила. Они долго молча смотрели друг на друга, а у Светланы голова завертелась из стороны в сторону — то на папу, то на полковника. И я тоже пялила на них глаза и тоже почему-то волновалась так, что сердце чуть не выпрыгивало.
        Потом полковник снял фуражку, достал платок и вытер пот со лба. И тихо засмеялся. Он посмотрел на Светлану и сказал:
        — Он, понимаешь. Он. Гриша. Гриша Гвоздик.
        Тогда папа снял очки, руки у него дрожали.
        — Дядя Вася,  — тихо сказал он,  — Василий Андреевич, комбат, товарищ комбат…
        А полковник стоял и улыбался. А папа вдруг подошел к Светлане и поцеловал ее в щеку, потом подошел ко мне, тоже поцеловал в щеку, а потом убежал в комнату. Мы слышали, как папа кричал что-то в комнатах, а потом появился, подталкивая испуганную маму. За ними выплыла бабушка, а за ней протиснулся в переднюю Витька.
        — Вот, дорогие мои,  — торжественно сказал папа,  — это тот самый человек, который… которому… которого…  — Папа махнул рукой.  — Словом, это тот самый человек.  — Папа снял очки и начал их быстро-быстро протирать.  — Он меня нашел, а я его нет, но он меня нашел, и я просто не знаю, что сказать. Так это прекрасно. Вот.
        — Григорий,  — сказала бабушка в нос,  — ваше волнение очень трогательно, но, может быть, вы нам скажете все же…
        — А разве я не сказал?  — удивился папа.  — Это командир батареи товарищ старший лейтенант Василий Андреевич Волжанин. Это… мой комбат.
        — Боже мой,  — сказала мама.  — Витя, принеси мне капли Зеленина.
        — Не пойду,  — сказал Витька,  — мне тоже интересно.
        Бабушка величественно выдвинулась вперед.
        — Это как в романе,  — сказала она опять почему-то в нос и улыбнулась самой любезной улыбкой.  — Вы читали роман, не помню уж чей, «Бомбы падают вниз»? Вот там довольно похожая ситуация.
        Папа сердито посмотрел на нее, а мама дернула за рукав.
        — Не понимаю…  — начала бабушка.
        — Ой,  — спохватилась мама,  — а что же это мы здесь стоим?
        — Да, в самом деле,  — сказал папа.
        — Просим, просим,  — сказала бабушка.
        — Проходите, проходите,  — сказала мама.
        — Прошу, прошу,  — сказал папа.
        И все они начали толкаться в дверях, стараясь пропустить вперед Василия Андреевича и только мешая ему и друг другу. Наконец кое-как все протиснулись в комнату и принялись усаживать гостя, выбирая ему лучшее место.
        — Ну-с,  — сказала бабушка,  — рассказывайте, рассказывайте.  — И она устроилась поудобнее в своем любимом кресле. Ужас как она любит всякие рассказы.
        В дверь заглянула Светлана, и папа крикнул:
        — Светланочка, заходите, заходите!
        — Ну, что вы,  — сказала она,  — мне неудобно. У вас тут все свои. Я лучше в другой раз,  — и прошла в комнату и тоже села на краешек дивана.
        Я села к столу и, вспомнив про свое украшение, повернулась ко всем в профиль, чтобы синяк не был виден. Сидеть так было не очень удобно, приходилось косить, чтобы видеть гостей. В суматохе мы и не заметили, как уселись сами, а полковник остался стоять посредине комнаты, все так же посмеиваясь.
        — Расселись!  — мрачно сказал Витька, встал со стула и пододвинул его гостю.
        Василий Андреевич громко засмеялся и сел. Тогда все ужасно сконфузились и вскочили со своих мест. «Да, да, что же мы, садитесь, садитесь, ах, ах, как же это мы, садитесь, садитесь!» — закричали все, а гость замахал обеими руками, и тогда опять все уселись на свои места и начали вздыхать и улыбаться, а потом вдруг, переглянувшись, стали смеяться и хохотали долго — у бабушки даже слезы на глазах выступили, а Василий Андреевич стал вытирать платком лоб. А когда, наконец, все успокоились, он встал и сказал чуть хрипловато — наверно, все еще волновался:
        — А ведь мы с тобой еще и не поздоровались, Гриша.
        Папа вскочил, уронив стул, и бросился к нему, и они поцеловались три раза, обнимаясь крест-накрест. А все мы смотрели и ужасно радовались. «Вот так встречаются старые боевые друзья»,  — думала я с гордостью. Мы очень много слышали от папы о Василии Андреевиче. Папа говорил о нем как о самом лучшем, самом добром, самом смелом, самом сильном человеке, которого он когда-либо встречал в жизни, но говорил всегда с грустью, так как считал, что его комбат погиб. И вот оказывается, он вовсе не погиб, а разыскал своего верного ординарца, и вот они сидят друг против друга и вспоминают минувшие дни и битвы, где прежде рубились они. Потом папа спохватился.
        — Василий Андреевич, дядя Вася,  — он повел рукой, показывая на всех нас,  — это моя семья.
        — Очень, очень приятно,  — сказал дядя Вася.
        — Моя жена Оля,  — гордо сказал папа.
        Мама встала и почему-то ужасно покраснела. Василий Андреевич внимательно посмотрел на нее и подошел к ней.
        — Хорошая жена,  — сказал он серьезно, и мама раскраснелась еще больше.  — Не возражаешь?  — спросил он у папы, и они с мамой тоже три раза поцеловались. И мама стала похожа на девочку.
        — Моя теща Антонина Петровна,  — сказал папа и поклонился в сторону бабушки.
        — Фи,  — сказала бабушка,  — ужасное слово «теща». Я Олечкина мама.  — И, не вставая с кресла, она протянула дяде Васе руку, как важная дама, для поцелуя.
        — Хорошая те… мама,  — сказал дядя Вася и подошел к бабушке. Он поцеловал ей руку, а потом, улыбаясь, сказал: — Но этого мне мало,  — и наклонился к бабушке.
        — Ах,  — сказала бабушка и расцвела, как маков цвет.  — Витенька, подержи очки.  — И они тоже три раза поцеловались.
        — Это мой сын Виктор,  — сказал папа.
        Витька сам подошел к полковнику и сунул ему руку. Вид у него был такой, точно он проглотил аршин, и на носу выступили капельки пота.
        — Отличный парень,  — сказал дядя Вася и пожал руку Витьке, как мужчина мужчине. И Витька даже засопел от гордости и надулся, как индюк.
        А я сидела и волновалась, и боялась, как бы гость не заметил мой синяк, и думала, как же я к нему подойду, чтобы он не заметил, а еще думала, что хорошо, если он и меня поцелует… три раза…
        — Это моя дочь,  — сказал папа,  — Маша.
        Я кое-как сползла со стула и боком подошла к дяде Васе и так, боком, остановилась около него.
        — Отличная дочка,  — сказал дядя Вася,  — а чего ты на меня смотреть не хочешь?
        — Стесняется,  — сказал Витька противнючим голосом.
        — Ну, раз стесняется…  — сказал полковник и потрепал меня по волосам, а я пулей вылетела из комнаты и дала себе клятву уничтожить Веньку Жука и всю его фуфлиную компанию, а заодно и Витьку, и этого белобрысого Семена…
        Я стояла в передней и слышала, как там в комнате все громко смеялись и говорили одновременно, так что отдельных слов разобрать было невозможно. Я прислушивалась — не говорят ли что-нибудь обо мне, но моего имени не упоминалось, и, с одной стороны, я была рада, а с другой стороны — мне почему-то было обидно: вот ушла — и все сразу обо мне забыли. Им так весело, а я стой тут со своим синяком, и никто обо мне даже не вспомнит. Ну и ладно — обойдусь. Вот пойду в семь часов в садик на Некрасова — интересно, что вы тогда скажете?
        Только я это подумала, как в переднюю вошла Светлана — такая довольная и веселая, что можно подумать, будто именно ее разыскивал полковник, а не нас. Впрочем, он нас и не разыскивал, он даже не знал, есть ли мы или нет. Он разыскивал папу, своего однополчанина, а не нас.
        — Ой, как хорошо-то, ведь это надо же,  — сказала Светлана.  — А ты чего здесь стоишь? Там так весело, так хорошо, просто ужас. Ой, что это с тобой? Кто это тебя так? Наверно, Венька из двадцать седьмого? Вот такой-сякой! Ну, я ему! А ты примочки делай — я тебе скажу, какие…  — Она разохалась, разахалась и начала меня жалеть и успокаивать, а мне от этого еще тошнее делалось. Дались им эти примочки! А если не помогут тут примочки? Как я в школу пойду, как я с Г. А. встречусь? Хороша умница-разумница, красавица-раскрасавица! И как я в комнату войду к нашим?
        Светлана еще немножечко поохала и убежала. Я тоже хотела уйти, но не уходила: надеялась, что все-таки кто-нибудь вспомнит обо мне и выйдет, и позовет. И вышел… Витька. Он хотел что-то сказать, но не успел — я схватила папину сандалию и треснула ему по лбу: пропадать, так пропадать.
        — Ты чего? Ты чего?  — заорал Витька.  — Второй фонарь хочешь?

        Я замахнулась на него второй раз, и он скрылся, держась рукой за лоб. И тут в переднюю вышла бабушка. Она посмотрела на меня, подошла и обняла за плечи.
        — Со мной был подобный случай в одна тысяча девятьсот… ну, да это неважно. Но я не очень расстраивалась. Молодость. Ах, молодость,  — сказала она и вздохнула.  — Где ты, моя молодость?! Вот тебе три рубля. Пойди, пожалуйста, в кондитерскую и купи торт. Тебе надо проветриться. На сдачу — зайди в аптеку и купи эту, как ее, бодягу, и тогда мы сделаем примочку, и все будет в порядке.  — Она поцеловала меня в лоб и подтолкнула к двери.
        Я спускалась по лестнице и думала, что все-таки бабка у меня отличная. Забавная, но все, все понимает, и хоть и сердится на меня иногда, а в трудную минуту всегда выручит и поможет.
        Я уже спустилась в парадную и услышала бабушкин голос.
        — Машенька,  — кричала она,  — не забудь, скоро семь часов! Домой можешь прийти в восемь.
        — Ладно!  — крикнула я и только уже на улице сообразила, что она имела в виду. Ну и бабка! Как бы не так — и не дождетесь, ни в какой садик на Некрасова я не пойду. Не на такую напали. Сама же мне говорила о женской гордости…
        На углу в гастрономе я купила хороший торт, и у меня осталась сдача. Раздумывая, в какую аптеку поближе, я остановилась. И как раз напротив оказался этот садик на Некрасова, а часы около бани показывали без трех минут семь. Как же я попала именно в этот гастроном — ведь есть другой, гораздо ближе. Это просто что-то таинственное. Вроде как ее… телепатии — я толком не знаю, что это такое, но, кажется, передача мыслей на расстоянии. Я украдкой глянула в садик. Ну, так и есть: ходит теле… патик несчастный и поглядывает на часы над баней. «Нет! Этому не бывать»,  — сказала я себе и направилась в обратную сторону. Правда, ноги стали у меня какие-то деревянные и передвигались еле-еле, и мне почему-то ужасно хотелось обернуться — наверно, это тот несчастный белобрысый телепатик на меня действовал. Но я оказалась сильнее и, не оглядываясь, дошла до аптеки, а он пусть походит там часик. Ишь вообразил!
        В аптеку мне лучше было бы не ходить. Когда я спросила будяк, все стали надо мной смеяться и поправлять: «Не будяк, ха-ха-ха, а бодяга, ха-ха-ха, вот так синяк, ха-ха-ха, тут вряд ли бодяга, ха-ха-ха, поможет, хи-хи-хи».
        Только вышла из аптеки с проклятой бодягой в одной руке и с тортом в другой, как — бац!  — мне навстречу идет собственной персоной Г. А.
        — Мэри!  — говорит он радостно.  — Чао, Мэри! Очень рад тебя видеть. Ты давно приехала? А я как раз сегодня хотел тебя навестить.
        Он смотрит на меня во все глаза, и я вижу, что он действительно рад меня видеть, и готова провалиться сквозь землю.
        — Здравствуй, Гера,  — говорю я, криво улыбаясь, и наклоняю голову, чтобы хоть как-то спрятать свое украшение.  — Я тоже очень рада тебя видеть. Но ты извини, я сейчас тороплюсь, ты позвони завтра.
        — Я тебя провожу,  — говорит Гера.
        Я только вздыхаю — спорить с ним бесполезно: он человек железный, и как он сказал, так всегда и выходит.
        Мы идем по улице, и я хочу идти слева от него, сами понимаете почему, но он не дает мне — он мне еще в пятом классе сказал, что слева всегда должен идти мужчина. Я мысленно машу рукой — будь что будет — и задираю голову. Он смотрит на мой чудный профиль (он еще в середине шестого класса сказал, что у меня классический профиль). Он смотрит на мой чудный классический профиль и говорит, что я, в общем-то, весьма неплохо выгляжу, даже поправилась. Я собираюсь было обидеться — и этот издевается, но, посмотрев на него, вижу, что он вовсе и не издевается, а когда он будто бы незаметно переходит на правую сторону от меня и берет у меня из рук торт, я чуть не всхлипываю от радости. «Вот ведь какой — сделал вид, что ничего не заметил. Настоящий парень! Нет! Не прошли времена мушкетеров»,  — думаю я, и мне сразу становится наплевать на свой синяк, и я иду рядом с Г. А., гордо задрав голову, размахиваю пакетиком с бодягой и рассказываю, как я провела лето, и кто к нам сегодня приехал, и скорее бы в школу. И он рассказывает, как он ездил с отцом по Кавказу, и как они ходили по горам, и плавали по морю, и тоже
говорит, что он соскучился по школе и по ребятам, но я-то знаю, кого он особенно имеет в виду, и мне очень хорошо. Я думаю, вот будет здорово, если мы сейчас встретим того белобрысого Семена. Пусть бы он посмотрел, с каким мальчиком я иду и беседую,  — увяли бы сразу его веснушки. И вообще рядом с Герой этот Семен просто замухрышка. А Г. А.  — самый лучший мальчишка в классе, самый красивый, смелый, умный и вежливый — к девчонкам относится не так, как некоторые. И еще я думаю, что хорошо бы, если бы нам навстречу попались тихоня Зоенька и воображала Юлька. Представляю, как у них бы вытянулись мордашки. Вот так я иду и думаю, и поглядываю по сторонам, и почти не слышу, что говорит мне Гера, а навстречу, как назло, никто не попадается. Я сосредотачиваюсь и посылаю свои мысли на расстояние белобрысому Семену, но что-то ничего не получается, наверно, Г. А. меня отвлекает.

        Мы подходим к нашему дому, и я говорю:
        — Может, зайдешь, Гера, познакомишься с нашим гостем.
        — Неудобно,  — говорит Гера серьезно,  — у вас сегодня вроде семейное торжество. Но, знаешь, мне пришла в голову мысль: пригласить бы этого полковника и твоего папу в школу. Они бы нам рассказали о боевом прошлом.
        — Очень здорово!  — радуюсь я.  — Но только это надо обязательно тебе, а то я… как-то не солидно.  — Я смеюсь и показываю на свой синяк.
        Гера ласково улыбается.
        — Я не хотел тебя травмировать,  — говорит он,  — но раз уж ты сама… Как это случилось? Если не хочешь, конечно, не говори, но, может быть, я смогу помочь?
        И я ему все-все рассказываю, и мне сразу становится легче. Правда, почему-то я не рассказала о том, как тот белобрысый приходил к нам, и про садик тоже не рассказала… Гера слушает меня очень внимательно и сочувственно покачивает головой.
        — Ну что ж, ты молодец,  — говорит он, и я таю от радости,  — но я считаю, что это дело так оставить нельзя. Надо принять меры. Этот Венька уже порядочно всем надоел — пора положить конец!
        Он говорит это так решительно, а мне сейчас так хорошо, что мне становится жалко бедного Веньку и его компанию, и я говорю:
        — Знаешь, Гера, ну их. Они ведь трусы, и Фуфле тоже уже попало, а тому белобрысому, наверное, так и надо. Наверно, он сам к ним пристал.
        — Ну, ладно, я подумаю,  — говорит Г. А. Но говорит он это как-то так, что, боюсь. Веньке все-таки попадет — ведь Гера занимается в секции бокса.
        — Ты только не очень его, Гера,  — говорю я.
        Г. А. удивленно смотрит на меня, потом смеется.
        — Нет, бить я его не буду,  — говорит он,  — не волнуйся.
        На этом мы расстаемся, договорившись, что Гера завтра утром зайдет ко мне и мы будем приглашать полковника дядю Васю и папу в школу.
        А в парадном меня встречает Венька Жук.
        — Ну, ну!  — говорю я, а сама думаю: что за денек выдался сегодня.
        — Нажаловалась,  — мрачно говорит Венька,  — красавчику этому.
        — Ничего я не нажаловалась,  — злюсь я,  — просто рассказала своему… товарищу. Да ты не бойся — он тебе ничего не сделает.
        — Его бояться?  — удивляется Венька.  — Красавчика этого?
        — Какой он красавчик?  — сердито говорю я.  — Он просто настоящий мальчишка. Не то что некоторые…
        — Красавчик,  — убежденно говорит Венька,  — ты еще подожди — наплачешься от этого… товарища.  — Он сплевывает, а потом, помолчав, спрашивает: — Болит глаз?
        Я не отвечаю, тогда он лезет в карман, достает какой-то сверточек, протягивает его мне и говорит:
        — Вот, примочку сделай — бодяга.
        Я начинаю хохотать как сумасшедшая. Венька обалдело смотрит на меня.
        — Ты что? Чокнулась?  — спрашивает он, а я хохоча поднимаюсь по лестнице, хохоча открываю дверь и вхожу в переднюю.
        — Смеешься?  — говорит Витька.  — Смейся, смейся. Тебе еще за это попадет,  — он тычет себя в лоб пальцем, а на лбу у него розовая шишка — здорово, оказывается, я его треснула папиной сандалией!
        — Шишка!  — говорю я, смеясь.  — Ничего себе — хорошая шишечка. Теперь у нас совсем светло стало!
        — Ты не задавайся, а то дядя Вася…  — говорит Витька.
        — Что дядя Вася?
        — Он знаешь, он знаешь, он знаешь, какой?!
        — Я-то знаю,  — говорю я и, оттолкнув Витьку, иду с тортом в комнату, откуда слышны смех и веселые голоса.

        Глава вторая

        В самом деле — зачем полковнику самовар? Сейчас вроде из самоваров никто чай и не пьет — даже в деревне. Я очень удивилась, когда утром услышала, как Василий Андреевич сказал папе:
        — Пойду-ка я сейчас по городу поброжу, вспомню старинушку, а заодно и самовар поищу.
        Папа засмеялся и спросил:
        — А зачем вам самовар?
        Что ответил полковник, я не слышала. Я еще лежала в постели, а они шли из папиного кабинета, наверно, в кухню или в ванную. «Ну ладно,  — подумала я,  — самовар, так самовар». И повернулась на другой бок поспать еще немного — вчера все засиделись очень поздно за столом, да, кроме того, я долго не могла заснуть — такие были интересные разговоры-воспоминания. Нас с Витькой даже не гнали спать — забыли. И про мой фонарь забыли. И примочку из этого будяка-бодяги не сделали. Я и сама забыла — так было интересно.
        Дело в том, что полковник — он тогда был еще лейтенантом — воевал на Ленинградском фронте. Сам он из Сибири, а воевал за наш город и очень его полюбил. Ему с фронта — а фронт тогда был совсем рядом, знаете, совсем недалеко от Кировского завода — довольно часто приходилось приезжать по делам в город. И вот однажды в темный и страшный зимний вечер лейтенант наткнулся на мальчишку, который вез на санках что-то длинное, завернутое в простыню. Мальчишка был грязный, худой-худой и совсем выбился из сил. Когда лейтенант его увидел, он сидел на ступеньках какого-то подъезда и плакал. Лейтенант помог ему довезти санки до одного двора, куда все из этого района свозили такие санки. На них, страшно сказать, лежали умершие от голода люди. И этот мальчишка тоже вез… с-свою м-ма-му… Ох…
        …И вот лейтенант помог отвезти мальчишке его… маму в этот жуткий двор, где людей складывали, как дрова, а потом, если были машины, отвозили на кладбище…
        Узнав, что у мальчишки больше никого не осталось — отец его погиб на фронте, сестренка тоже умерла,  — он, лейтенант, уже больше не отпустил от себя мальчишку. Он его накормил тем, что у него было, а у самого-то было совсем немного, и забрал с собой на фронт. Ему, конечно, здорово попало от начальства, но мальчишку все-таки оставили на артиллерийской батарее, которой командовал лейтенант, и мальчишка стал сыном полка. Это был мой папа — Гриша Басов, Гриша Гвоздик — так его называли на батарее: уж очень он был тоненький. И больше они уже с лейтенантом не расставались почти до самого конца войны, когда во время боев уже совсем недалеко от Берлина комбата убили (так все считали тогда), а моего папу ранили.
        Вот о чем они вчера вспоминали. И все это было очень тяжело слушать, но не слушать было нельзя. Надо было слушать!
        А потом они вспоминали разные боевые эпизоды — их была целая уйма. И много было смешного. Я смеялась со всеми, а про себя удивлялась: вот, они еще могут шутить и смеяться, и даже разыгрывать друг друга. Я-то удивлялась, но все-таки думала, что, наверно, без этого нельзя. Если не шутить и не смеяться, так совсем жутко станет. Я по себе знаю, когда у меня случается что-нибудь ужасно плохое, такое, что даже жить иногда не хочется,  — посмеешься над чем-нибудь, а может, и над собой, и сразу становится легче. Папа тоже часто любил говорить, что чувство юмора — великая вещь, и его лично чувство юмора спасало в очень тяжелых случаях жизни. И, как всегда, он говорит, что не любит цитировать, а сам опять цитирует. Я не очень понимаю цитату, но она мне почему-то нравится, и я ее даже переписала в свою тетрадку:
        «Чувство правды и чувство юмора должны покидать человека последними. Пока они присутствуют, человек еще жив, что бы с ним ни случилось.
        Первое помогает осознать себя реально в этом мире, а второе — отнестись к этому своему реальному положению оптимистически».
        Я не совсем понимала, что такое «реально» и что такое «оптимистически», но папа мне объяснил. Реально — это значит, не как тебе кажется, а как есть на самом деле, а оптимистически — это значит, когда ты веришь, что все будет хорошо и правильно.
        Мне это нравится, и я стараюсь развивать в себе и чувство правды, и чувство юмора. У меня это, конечно, не всегда получается, как говорит Г. А., «главное — понимать, чего ты хочешь, а кто хочет, тот добьется». Вот я, кажется, тоже начинаю цитировать Г. А.! А, что ж, если это правильно?
        Вчера они немножко выпивали, а потом ели мой торт и все время вспоминали и кричали: «А помнишь? А помните?» И смеялись, а иногда становились грустными и молчали, вздыхая, и покачивали головами. И мы тоже смеялись и тоже молчали и вздыхали. Потом они опять начинали вспоминать, и мы все слушали, и даже бабушка не пыталась вспоминать случаи из своей жизни, а их у нее вагон и маленькая тележка по всякому поводу и без повода. Она только иногда говорила: «А вот, помню…» — но, как только все начинали на нее смотреть, она махала рукой — нет, мол, что вы, я в другой раз.
        А мама сидела молча, иногда доставала платочек и, отворачиваясь, вытирала потихоньку глаза, а когда полковник рассказывал что-нибудь героическое про папу, она гордо посматривала на нас с Витькой — смотрите, какой папа у вас был молодец. И вот что интересно — кое-что из того, что они вспоминали, я уже знала раньше, но как-то относилась к этому довольно спокойно. «Так ведь это когда было, и потом, ведь очень многие воевали, не один мой папа, да и как он там очень уж воевал, ведь он был совсем мальчишкой»,  — так я примерно думала. А вот сейчас, когда услышала от другого человека, увидела этого другого человека и сразу поняла, что это очень хороший человек, и стала смотреть на папу совсем по-другому, и мне даже стало стыдно, что я в душе над ним иногда посмеивалась. И потом я еще думала, что папа гордый и скромный — он ведь почти не рассказывал о себе. О других и о Василии Андреевиче любил рассказывать, особенно в День Советской Армии, а о себе не любил. А оказывается, он тоже кое-что сделал, и хоть у него всего только медали, и то только одна «За отвагу», остальные все или «За оборону» или «За
взятие», а все-таки он здорово воевал. И именно потому, что он был совсем мальчишкой, ну, немного старше, чем я сейчас (это-то и удивительно),  — ему было гораздо труднее, чем взрослым, но он воевал, как многие взрослые, и даже лучше некоторых.
        И не только ему спасали жизнь, но и он один раз спас жизнь своему комбату….
        Вот о чем они говорили вчера.
        «Но зачем же все-таки полковнику самовар?» — подумала я и повернулась на другой бок. Но поспать мне не удалось — в комнату зашел папа.
        — Вставай, соня,  — сказал папа, и пощекотал меня за ухом.  — Витьку не будем будить, пусть поспит — он вчера совсем замучился. Бабушка тоже устала и, по-моему, переволновалась. Пусть спит. Мне надо часа на три в институт, а мама уже ушла на работу. А вы с полковником быстренько позавтракайте и идите погулять. Он просит тебя показать ему город. Ясна установка?  — спросил он голосом полковника.
        — Ясна!  — заорала я шепотом.
        — И совсем я не замучился,  — хриплым голосом сказал вдруг Витька,  — а Ленинград я лучше ее знаю. И потом, как она с таким фонарем пойдет?
        — В самом деле,  — сказала бабушка,  — нельзя с таким глазом идти рядом с офицером — это будет его компрометировать. Вите действительно надо отдохнуть — он еще маленький и не привык ложиться так поздно. И потом, вы же не станете отрицать, милый Гриша, что я значительно лучше ребятишек знаю Петроград. Итак, с полковником,  — сказала бабушка в нос,  — иду я. Это решено. Гриша, выйдите, мне надо одеться.
        — Дудки!  — заорала я, теряя чувство юмора.  — Он со мной хочет! Он меня попросил!
        Я вылетела из кровати, напялила халатик и помчалась в ванную. Ванная была закрыта, и там фыркал и рычал морж.
        — Ух, хорошо, эх, отлично, и-их, здорово,  — рычал морж и плескался так, будто он хотел переплыть Северный Ледовитый океан.
        — Василий Андреевич! Дядя Вася!  — закричала я.
        — А? Что? Кого?  — кричал дядя Вася из ванной.  — Не слышу!
        — Подождите! Не плескайтесь! Не плещитесь минуточку.
        — А? Что? Кого?
        — Это я, Маша!
        — Кого? Что?
        И в это время, конечно же, к дверям ванной подскочил в одних трусиках Витька, а за ним выкатилась и бабушка, и все начали кричать и перебивать друг друга, а папа стоял в передней и хохотал как сумасшедший.
        — Ой,  — говорил он сквозь смех,  — ой, не могу, Василий Андреевич, вы не вылезайте, они вас на части разорвут, ой, ах, не могу… Ха-ха-ха!
        Я сориентировалась довольно быстро. Пока Витька с бабушкой перекрикивали друг друга, я помчалась на кухню, скоренько вымылась, помчалась в комнату, скоренько оделась, причесалась, перевязала бинтиком глаз, помчалась опять в кухню, выпила бутылку кефира и съела булочку, и, когда полковник вышел из ванной, я сидела и с чинным видом ждала его уже совсем готовая, а Витька с бабушкой все еще ссорились, кому первому идти в ванную, и папа их уговаривал не ссориться, а сам хохотал.
        Полковник испугался.
        — Что случилось?  — спросил он.  — Отчего такой шум? Почему такой крик?
        Папа ему все объяснил.
        — Ну что ж,  — серьезно сказал полковник,  — мне, конечно, очень приятна такая забота… Но я думаю, что…
        — Я уже готова,  — скромно сказала я, выходя из кухни.  — Доброе утро.
        — Хмм,  — сказал полковник,  — как по боевой тревоге. Но я думаю, что мы можем пойти…  — Он посмотрел на меня.
        — Конечно,  — сказала я,  — пока они соберутся…
        — Хмм,  — опять сказал полковник,  — я думаю, что мы можем пойти вчетвером. А?  — И он опять посмотрел на меня.
        — Конечно,  — сказала я, почему-то заикаясь, и ушам моим стало жарко.
        — Ну и отлично,  — сказал полковник.
        Мы позавтракали — мне пришлось съесть еще и яичницу — и все вчетвером чинно вышли из дому. Все были очень довольны, а я ругала себя последними словами. Папа дошел с нами до угла и почему-то все время с хитрой усмешкой посматривал на меня. Он попрощался со всеми, а меня отвел в сторону и сказал на ухо:
        — По-моему, ты получила весьма наглядный урок благородства.
        Не может не сказать, сразу видно — учитель. Как будто я сама не поняла. Просто я хотела… мне хотелось… я думала: вот будет здорово, если девчонки из класса, которых мы встретим, обязательно должны встретить, увидят меня с настоящим полковником, да еще с Героем Советского Союза — он вчера был без Звезды, а сегодня надел. Увидят одну, а не со всем семейством. Это будет ах и ох! Умрут от зависти, а так, когда мы все вместе — это не то: может, полковник просто бабушкин знакомый. Вот это-то и обидно. Я некоторое время шла сзади и переживала, но потом начала по кусочкам собирать свое чувство юмора, и мне, наконец, стало смешно: что это я, в самом деле, как четвероклашка какая? Бабушка в это время очень важно шла рядом с полковником, а Витька, как собачонка, забегал все время вперед, путался у дяди Васи под ногами и смотрел на него, задрав голову. Я догнала их и пошла рядом с полковником, наступая Витьке на пятки. Он ужасно злился и шипел на меня, но ничего поделать не мог — я шла как каменная. Тогда он плюнул и пошел впереди, но все время оглядывался и налетал на прохожих. Полковник, по-моему, все это
видел и усмехался, потом он потянул Витьку и всунул его между собой и бабушкой, да еще и руку ему на плечо положил. Витька высунулся из-за спины полковника и скорчил мне рожу. Ну и пусть: он же в самом деле еще маленький — всего в четвертом.
        В общем, постепенно все наладилось, и мы шли и разговаривали. Разговаривала, впрочем, больше одна бабушка. Нам с Витькой только иногда, когда бабушка переводила дух, удавалось вставить словечко.
        Мы вышли на улицу Пестеля и пошли к Литейному. Бабушка, как самый настоящий экскурсовод, рассказывала об истории Ленинграда. Полковник кивал головой, но мне казалось, что он не очень-то и слушает. Он все время смотрел по сторонам, и вид у него был какой-то такой, как будто он что-то вспоминает. На углу Пестеля и Литейного он вдруг остановился и посмотрел на большой высокий дом.
        — Это Дом офицеров?  — спросил он неуверенно.
        — Ну, конечно,  — сказала бабушка,  — это вторая половина девятнадцатого века, Василий Андреевич, обратите внимание вот на это здание.
        — Вот,  — сказал полковник,  — я, кажется, здесь был. Вот этот дом мне, кажется, знаком.
        — А у нас построили Дворец спорта,  — сказал Витька,  — и мы теперь в хоккей всем покажем!
        — Витя,  — сказала бабушка,  — ты странный человек, я рассказываю полковнику про Петербург, а ты…
        — Ничего, ничего,  — сказал полковник,  — все в порядке…
        Мы перешли на ту сторону Литейного и не спеша пошли дальше.
        — Вот, Василий Андреевич, обратите внимание,  — говорит бабушка,  — в этом доме, жили Некрасов и Пирогов. Здесь, кстати, жила и Авдотья Панаева…
        — Здесь?  — спрашивает полковник.
        — Музей,  — говорит Витька.  — «Вот парадный подъезд…»
        — Что?  — спрашивает полковник.
        — «По торжественным дням»,  — виновато говорит Витька.
        — Нет, это — напротив,  — говорит бабушка.  — «Целый город с каким-то недугом…»
        — Ну, правда?  — спрашивает полковник.
        Вот что интересно — я бегала по Литейному сто раз и сто раз пробегала мимо этих мест. И вроде бы знала, что здесь, в этих местах есть что-то замечательное, но думала, наверно, о чем-то другом, и мне эти места были, как говорят наши мальчишки, «до лампочки».
        — Вот парадный подъезд…  — говорит Витька.
        — По торжественным дням,  — говорит полковник.
        — Вот видите, как вы хорошо помните классику,  — говорит бабушка.  — Это было в то время министерство земельных уделов.
        — По торжественным дням,  — задумчиво повторяет полковник и, освобождаясь от Витьки, и от меня, и от бабушки, идет на ту сторону. На него едут машины, но он не смотрит на них, а идет себе на ту сторону.
        — Во дает!  — говорит Витька, удивляясь.
        «Ты-то что понимаешь, сморчок»,  — думаю я, но сама-то тоже не очень много понимаю.
        С той стороны полковник машет нам рукой, и мы бежим к нему: впереди бабушка, помахивая сумочкой, за ней — Витька, а дальше не спеша бегу я.
        — Вот это — парадный подъезд?  — спрашивает Василий Андреевич.
        — Да,  — отдуваясь, говорит бабушка.  — Но я не понимаю…
        — Эх,  — говорит полковник и садится на ступеньку. И сразу у него делается очень грустный вид. Витька садится рядом, а бабушка оглядывается по сторонам.
        — Неудобно, полковник,  — говорит она в нос,  — встаньте.
        — Прошу прощения,  — говорит полковник, вставая,  — лирика!  — Он трет лоб и смущенно смотрит на бабушку.  — Вы уж, Антонина Петровна, простите,  — воспоминания. Вот здесь я его и встретил.
        — Кого?  — кричу я.
        — Гришу. Гвоздика,  — говорит полковник.  — Да.
        — Ах, вот оно что,  — говорит бабушка и вздыхает.
        — Да, да. Это… Это…  — Она разводит руками и опять вздыхает.
        Витька внимательно оглядывает подъезд и хмурится. И мы стоим некоторое время молча. Потом бабушка берет Василия Андреевича под руку. Витька берет его за руку, и они идут по Литейному, а я сажусь на ступеньки этого подъезда и глажу тихонько ступеньки рукой, и мне становится все как-то странно — будто это я, а будто и не я, а тот худой-худой мальчишка, который везет на саночках завернутую в белую простыню свою маму, а кругом все так тихо и стоят вмерзшие в лед трамваи и троллейбусы, и лежит посреди Литейного бомба. Лежит. И вот-вот разорвется. И троллейбус, в котором сидят замерзшие люди, взлетит на воздух, и вверх полетят обломки и еще что-то, о чем страшно сказать…

        Г. А. говорит, что самое главное в человеке — это чтобы он знал, что он хочет. Тогда человек будет на высоте. Ну, а если человек хочет… убивать? Тогда он тоже будет на высоте? Нет, это все, конечно, ерунда, и Г. А. наверняка так не думает. Я сижу на ступеньке, трогаю ее рукой и думаю: вот здесь сидел мой папа. Ему было тринадцать, столько, сколько мне сейчас…
        Конечно, они за мной возвращаются.
        — Вот она,  — кричит Витька,  — дура! А мы ее.
        — Пошли,  — говорит полковник.  — Чего ты тут застряла?
        — Она очень впечатлительная девочка. Я вам говорила об этом, полковник,  — говорит бабушка.
        «Полковник» она обязательно произносит в нос, мне даже не передать это: «по-о-н-л-л-нковник».
        — Ладно,  — говорит полковник,  — идите вперед, мы за вами.
        Они — бабушка и Витька — идут впереди, а мы за ними.
        — А ты, пожалуй, действительно…  — говорит полковник.
        — Ну и ладно,  — сердито говорю я, хотя сердиться мне и не на что.
        — Ну и ладно,  — говорит полковник.  — Тебе сколько лет?
        — Тринадцать… исполнилось,  — говорю я.
        — Мне минуло тринадцать лет…  — сказал Василий Андреевич словно про себя и замолчал.
        Мы шли рядом с ним в десяти, нет, пожалуй, в пятнадцати шагах за бабушкой и Витькой. Я видела, как Витька оборачивался, а бабушка поворачивала его обратно и что-то говорила ему, а он опять оборачивался, а бабушка брала его за затылок и снова поворачивала обратно.
        — Понимаешь,  — заговорил полковник,  — я вот старый солдат, и вроде моя профессия… убивать людей…
        — Людей?  — удивилась я.
        — Врагов,  — сказал полковник, внимательно посмотрев на меня,  — конечно, врагов…
        Я задумалась.
        — Ну ладно,  — сказал полковник,  — тебе не об этом думать надо. Тебе надо жить, старушка. Хорошо жить. Весело жить.  — Он помолчал, а потом задумчиво сказал: — Странно, что я с тобой на такие темы разговариваю…
        — Ничего не странно,  — сказала я.  — А что лучше — молчать? Да?
        — Да нет,  — сказал полковник,  — просто я это к тому говорю, что тебе надо хорошо жить, весело. Вот для этого — я всю жизнь военный. И не жалею. А война,  — он махнул рукой,  — война паршивая штука. Давай-ка догоним их, а то обидятся. Ну, побежали.
        Мы побежали и догнали наших. Витька был какой-то притихший, а бабушка очень громко начала говорить.
        — Обратите внимание, полковник,  — кричала бабушка,  — на этот дом! Почему-то считалось, что именно в этом доме жила «Пиковая дама»…
        — Ну?  — сказал полковник и посмотрел не на большой и довольно красивый дом, а на будку — есть такие милицейские будки: зеленые с золотом и за стеклом регулировщик.
        — Да, представьте себе, какая обывательская ошибка!  — кричала бабушка.  — На самом деле это особняк маркизы де Шевро. Потом этот особняк купили Юсуповы, у них вообще в Петербурге была чуть ли не половина лучших домов…
        — Очень интересно,  — говорил полковник.
        — А у нас еще в Московском районе строят зимний стадион,  — орал отдохнувший Витька,  — на двадцать восемь с половиной тысяч!
        — Очень интересно,  — говорил полковник.
        А я злилась,  — очень ему интересно про каких-то маркиз и князей слушать. Ишь какой вежливый.
        — А настоящий дом «Пиковой дамы» совсем не здесь!  — кричала бабушка.  — Он на углу Гоголя и Гороховой, то есть Дзержинского. Это дом знаменитой «усатой княгини» Голицыной…
        — И рядом с проспектом Гагарина,  — орал Витька,  — будут теплые бассейны, хоть зимой купайся,  — как в Москве!
        — А куда мы так бежим?  — спросил Василий Андреевич на углу Невского и Литейного.
        — Действительно, Витя, куда мы так бежим?  — спросила бабушка.
        — Бежим, и все,  — сказал Витька.
        Они остановились, и я подошла к ним. Глаз под повязкой очень ныл, и мне было почему-то довольно грустно.
        — Это Невский?  — спросил полковник.
        — Да,  — сказала бабушка торжественно,  — это Невская першпектива.
        Она хотела продолжать. Я это видела. Она хотела опять открыть рот и уже больше его не закрывать, потому что на Невском есть о чем поговорить до самой Дворцовой площади, а там… О, там! Я тоже решительно открыла рот, но полковник взял меня за локоть.
        — Что-то жарко,  — сказал он.
        — Газировочки бы,  — сказал Витька.
        Полковник посмотрел по сторонам и увидел на противоположном углу кафе-мороженое ресторана «Москва».
        — Есть идея,  — сказал он,  — мы сейчас пойдем есть мороженое и пить газированную воду.
        — Н-ну…  — сказала бабушка.
        — И шампанское. Холодное. Полусухое.
        — Полусладкое,  — сказала бабушка и улыбнулась.
        И все-таки со мной случаются иногда странные вещи: думаешь, думаешь, думаешь — вот бы случилось, и случается. Не совсем так, как думаешь, но что-то около того. Мы сели за столик, а полковник (я его теперь буду называть все время полковником — так удобнее, а то «Василий Андреевич» — слишком длинно, а «дядя Вася» — как-то сладко) пошел заказывать мороженое.
        — Какой отличный человек,  — сказала бабушка, доставая пудреницу.
        — Ага,  — сказал Витька.  — Дядя Вася, мне два сливочных, одно ореховое, одно земляничное и три разных! Ассорти!
        — А тебе?  — спросил меня полковник от буфета.
        Я помахала рукой. Не потому, что я уж такая скромная, а потому, что мне действительно было сейчас все равно. Полковник кивнул. Бабушка пудрилась. Витька пыжился. А я посматривала по сторонам. Этот кусочек кафе, где продают мороженое, был совсем маленьким. Вообще-то кафе большое, но оно уходит на несколько ступенек вниз, и там люди пьют кофе и едят, а здесь у самого входа — таким угольничком — едят мороженое и сидят мальчишки и девчонки, которые ужасно хотят казаться взрослыми. Девчонки громко смеются, щурят глазки, незаметно — это они думают, что незаметно,  — поправляют юбочки на коленях. А мальчишки потихоньку курят сигареты и пускают дым под стол. Я даже засмеялась: сидит с двумя девочками Коля Иванов — он сейчас в десятом — такой важный, его все побаиваются, мне-то его бояться нечего — он меня даже и не знает. Ну вот, он сидит с двумя девочками — славные такие девочки, одну я, кажется, тоже знаю,  — и пускает дым под стол, и такой довольный, такой храбрый. Я посмотрела на него и подумала, а как бы он пускал дым под стол там, на том парадном подъезде? Понимаю, что несправедливо, а подумала, и
все. И еще я подумала: а что такое доброта? Вот нажмет кто-то кнопку — и никаких тебе Фуфлей, или, как его там, Фуфел, никаких тебе Хлястиков (я почему-то уверена, что этот Хлястик подлый), никаких тебе врагов. И белобрысых с веснушками не будет. Откуда он только взялся?! И Веньки Жука не будет. Не будет, и все! А Г. А.? Тоже не будет? А папы? А мамы? А полковника? А Витьки? А бабушки?
        — Маша!  — крикнул полковник.
        — А?  — спросила я, очнувшись.
        — Иди-ка помоги мне.
        — Я пойду,  — сказал Витька и выскочил из-за стола.
        — Какой отличный человек,  — сказала бабушка. Она уже кончила пудриться и начала подкрашивать губы.  — В нем есть что-то аристократическое.
        — Офицер…  — сказала я.
        — Ты злая, Маша,  — сказала бабушка и убрала помаду в сумочку.
        — Прости, бабушка,  — сказала я.
        И вот тут я увидела, что какая-то девочка машет мне из-за углового столика. Я присмотрелась и узнала Юльку из нашего класса, а рядом с ней, конечно, Зоенька. Я помахала Юльке в ответ, а она замахала еще сильнее — звала меня. Я развела руками, дескать, не могу, занята. Тогда она вылезла из-за своего стола и подошла к нам.
        — Здравствуйте, Антонина Петровна,  — сказала она очень ласково.  — Здравствуй, Маша. Вы тоже мороженое едите?
        — Здравствуй, Юленька,  — сказала бабушка.  — Я тебя давно не видела. Ты почему…
        — Я только что приехала,  — еще ласковее сказала Юлька,  — с юга. Я так соскучилась по Машеньке.  — И она наклонилась, чтобы меня поцеловать.
        — Осторожно!  — закричала бабушка.  — У нее… инфлуэнца!
        Юлька отшатнулась. Ах, какая у меня все-таки отличная бабка.
        — Ничего особенного,  — сказала я,  — просто насморк.
        Подошла Зоенька. Мне просто не хочется говорить, как она лебезила вокруг полковника. А он ничего не замечал и их тоже угощал мороженым. Я еле-еле съела один шарик, Витька навалился вовсю, а бабушка выпила с полковником шампанского и раскраснелась, разрозовелась, рассиропилась и начала приглашать и Юльку и Зоеньку к нам в гости. Вот и пойми ее! И Витька тоже приглашал их в гости, и полковник тоже. А я думала: я же хотела, чтобы именно они увидели меня с полковником, и ведь я обрадовалась, когда Юлька меня на ухо спросила: не меня ли позвал от буфета этот полковник — Герой Советского Союза? И я же так гордо и независимо ответила, что — да, меня, и вообще… А теперь этот самый полковник хохочет с ними, как будто меня тут и нет, а Зоенька тихим голоском спрашивает, что у меня с глазом, и говорит, что от всяких глазных болезней помогает — у-у-у!  — бодяга… И Витька хохочет, а бабушка улыбается, а полковник очень серьезно соглашается с Зоенькой.

        А потом Юлька встает и так торжественно говорит:
        — Вы меня простите, товарищ полковник, тут не совсем подходящее место, но я воспользуюсь случаем. Разрешите нам,  — она обводит рукой меня и Зоеньку,  — от имени класса пригласить вас к нам в шестой, простите, теперь уже в седьмой «Б» на встречу с Героем.
        Вот дура! Я чуть не заорала от злости.
        — С каким героем?  — спрашивает полковник.
        — Да с вами же!  — говорит Юлька.
        — Не знаю, не знаю,  — говорит полковник, улыбаясь,  — я скоро уезжаю.  — И почему-то смотрит на меня.
        — Полковнику надо отдохнуть,  — совершенно разозлившись, говорю я.  — А вы тут пристаете…
        — До свидания,  — говорит Витька,  — привет.
        — Заходите, девочки,  — говорит бабушка так ласково-ласково, что я уже и совсем не знаю, как к ней относиться.
        Полковник встает и провожает девчонок до двери. Они идут и довольно кисло улыбаются. А полковник возвращается, смотрит на меня очень сердито и говорит что-то совсем непонятное:
        — Ты что, Мария, на меня инвентарный номер повесила, что ли?
        А я не знаю, что со мной такое — мне хочется реветь и драться.
        Я выскакиваю из-за столика, роняю Витькино мороженое и вылетаю на улицу. Идет себе народ, идет, смеется, разговаривает, и никому до меня нет дела. И нет ни одного человека, который бы меня понял.
        — Здорово! Ты почему не пришла?  — слышу я какой-то знакомый голос.
        Ну, что сказать?! Это какая-то фантастика. Белобрысый Семен тут как тут, как будто его звали.
        — Куда?  — спрашиваю я.
        — В садик на Некрасова.
        — Чего тебе надо?!  — ору я.
        — Вот чудачка,  — говорит белобрысый, улыбаясь.  — Как бодяга?
        Провалитесь вы все пропадом с этой бодягой.
        — Что тебе надо?
        — Да ничего,  — говорит он, пожимая плечами,  — вчера надо было, а сегодня ничего. Сегодня я тебя случайно увидел. Смотрю: стоит и ревет.
        — Я реву?
        — Ну не я же.
        — Я не реву.
        — Ну и правильно. Чего реветь-то.
        — А я и не реву.
        — Я и говорю. Хочешь мороженого?
        Какой-то совершенно ненормальный парень. Я ему ясно показываю, что мне до него никакого дела. Подумаешь, заступилась за него. Так если на его месте был кто-нибудь другой, я бы тоже заступилась — ведь трое на одного.
        — Хочу мороженого,  — говорю я,  — идем.
        — Куда?  — удивляется он.
        — Сюда,  — говорю я и тащу его в кафе.
        — Знаешь,  — говорит он,  — у меня на это дело денег не хватит.
        — У полковника хватит,  — говорю я.
        — А… тогда пошли,  — говорит он, и я никак не могу понять: то ли он дурак какой-то сумасшедший, то ли он надо мной смеется.
        Мы заходим в кафе, и я смотрю на наш столик. А там идет какой-то спор. То есть не спор, а просто Витька и бабушка, стараясь перекричать друг друга, что-то доказывают полковнику. Наверно, какая я дура. Ну и ладно. Ну и пусть. Я иду к столику и тяну за собой Семена. В общем-то, и не тяну, а просто веду за руку, и когда я соображаю это, мне сразу становится боязно — совсем смеяться будут. Пусть бы он сопротивлялся. А зачем? Не все ли равно. Теперь-то уж совсем все равно. И все-таки я думаю, что же я им скажу насчет этого Семена? Но говорить мне ничего не приходится. Мы подходим к столику. Витька свистит, а бабушка улыбаясь говорит:
        — Здравствуйте, здравствуйте, юный рыцарь! Садитесь.
        — Спасибо,  — говорит Семен,  — здравствуйте.  — И весь расплывается в улыбке, и веснушки бегут куда-то во все стороны.
        Он здоровается за руку с Витькой, кланяется бабушке, а она протягивает ему руку, и он ее очень вежливо пожимает, потом он смотрит на полковника, и тот встает и протягивает ему руку, и он, этот белобрысый, очень серьезно ее пожимает, а потом усаживает меня, а сам говорит «минуточку» и, спросив разрешения, берет за соседним столиком свободный стул и усаживается рядом со мной как ни в чем не бывало. Потом он лезет в карман, достает какие-то жалкие пятаки и спрашивает меня, что ты, то есть я, хочешь, то есть что я хочу?
        — Не беспокойтесь,  — говорит полковник и идет к буфету.
        — Сегодня совсем летний день,  — говорит бабушка.
        — Но уже все-таки чувствуется осень,  — говорит этот Семен, а я сижу и ничего не понимаю: что они, действительно знают его и меня разыгрывают, или я вообще дура, а он…
        — Катись,  — говорю я.
        — Ты мне?  — спрашивает он спокойно.
        — Не бабушке же,  — говорю я.
        — Знаешь что, Мария,  — холодно говорит бабушка,  — это ты можешь ка-тить-ся. А молодой человек останется.
        — Ну, не надо так,  — говорит этот с веснушками и встает.
        Вылетая из кафе, я краем глаза вижу, как полковник, поставив на столе две вазочки с мороженым, кладет руку на плечо этому телепатику и что-то говорит ему. И тот садится и начинает есть. А уж в окно я вижу, что у него очень озабоченный вид и полковник и бабушка что-то усиленно говорят ему, а он ест мороженое и качает головой…
        …Я сижу в садике на Некрасова и не знаю, как я там очутилась. Ну почему, почему мне сегодня так плохо? И почему все такие злые? И… и зачем полковнику самовар?
        Солнце шпарит вовсю совсем не по-осеннему, а завтра нам уже в школу на собрание, а послезавтра на уроки, а я возьму и уеду. Куда-нибудь. Хоть бы Г. А. подошел. Он как-то сразу умеет все разъяснить. Делай так и не иначе, и все будет правильно. И тут же я вспоминаю, что мы же вчера договорились с Герой, что он утром придет ко мне и мы будем приглашать полковника в школу. Вот теперь-то я пропала совсем.
        Жирные, ленивые голуби ходят по дорожкам, а когда они заходят на газоны и клюют там что-то, их все гоняют — кыш, кыш! Ишь вы, мало их кормят, так они еще и цветы портят… А зачем их тогда кормить, если они что-то портят? Памятники портят, архитектуру портят, а их еще кормят — кыш! Ну и что же, что красивые? Все равно — кыш!
        Вот уже и голуби виноваты. Ну, как это? «Чувство юмора должно…» Нет. «Чувство юмора самое…»
        Я встаю со скамейки и иду домой.
        …Папа сидит в кресле и читает толстую книгу.
        — А, пришли?  — спрашивает он.  — Ну, как прошвырнулись?
        Он иногда, особенно когда у него хорошее настроение, любит употреблять такие словечки, хотя и учитель.
        — Папа,  — говорю я,  — я тебя очень люблю.
        — Значит, хорошо прогулялись,  — говорит папа, не отрываясь от книги.
        — Папа, я тебя очень люблю,  — повторяю я.
        — А?  — говорит папа и встает, аккуратно положив книгу на кресло.  — Машка, Машка, что ты?  — спрашивает папа и снимает очки.
        А я не знаю, что ему ответить, не знаю, и все. Что-то со мной случилось за эти два дня, а что — я никак не могу понять. Я и злюсь на себя, и почему-то мне себя жалко, и еще какие-то трудные мысли вертятся в голове медленно и тяжело, как мельничные жернова. Какие-то серьезные и важные мысли: о людях, о жизни, о войне, о том, что люди почему-то умирают, о дружбе, о любви — в общем, обо всем. Но ни одной мысли я не могу высказать, потому что не подбирается слов — мысли какие-то бессловесные, а крутятся и крутятся.
        — Что-нибудь случилось?  — встревоженно спрашивает папа.  — Где все остальные?
        — Ничего не случилось, папа,  — я стараюсь говорить спокойно, но чувствую, что голос у меня дрожит,  — ничего не случилось, остальные едят… мо… мороженое.
        — Вот оно что,  — озабоченно говорит папа.  — Ты, наверно, устала, иди отдохни.
        Ничего я не устала, но я молча киваю и иду в свою комнату, сажусь на подоконник и смотрю в окно, и уже ничего не думаю, а так лениво сижу на подоконнике и смотрю в окно на машины, автобусы и людей. А они идут себе и идут…
        Через некоторое время ко мне заходит папа. Он становится рядом со мной и тоже начинает смотреть в окно. А потом говорит задумчиво:
        — Вот был у меня случай перед самой войной. Очень мне нравилась одна девочка из нашего класса. И однажды мы пошли с ней в Таврический сад. Детского катка тогда там еще не было, а мы — мальчишки и девчонки — катались на каналах и на пруду. А надо сказать, что катался я неважно, мне совсем недавно подарили коньки — были раньше такие коньки «английский спорт»,  — они привинчивались к обыкновенным ботинкам и выглядели как толстые металлические линейки. А у той девочки были «снегурочки» — сейчас таких тоже нет. Лед на каналах был плохой, вперемешку со снегом, но на таких коньках можно было кататься довольно сносно — у них были широкие лезвия. Ты слушаешь?
        Я кивнула. Чудной он, папа; ну при чем здесь какие-то «снегурочки»?
        — Ну вот. Девочка была очень хорошая, такая милая девочка, скромная, добрая и, знаешь, очень, очень хорошенькая.  — Это папа сказал почему-то шепотом и сделал круглые глаза.  — И я, конечно, старался как мог, чтобы не ударить лицом в грязь. Понимаешь, я только-только научился немного ездить назад, даже перебежка у меня немного получалась. Я и решил,  — папа хмыкнул,  — пофорсить. Ехал, ехал задом и посмотрел на нее. Вижу, она улыбается. «Ай да я,  — думаю,  — что за я!» Вдруг — раз! И очутился по пояс в воде. Там, оказывается, почти у самого берега была небольшая прорубь — я в нее и влетел. И стою, высовываюсь из этой проруби, как суслик из норы, и ничего не соображаю.
        Я засмеялась. Папа, очень довольный, посмотрел на меня и тоже засмеялся, а потом вздохнул.
        — Это мне сейчас смешно, а тогда — ой, ой… Кругом все хохочут, а она ну просто заливается… Я кое-как вылезаю из проруби, вода с меня течет, и выгляжу я, как жалкая мокрая курица, а она хохочет, и все мальчишки и девчонки хохочут, а один — это, понимаешь, был мой соперник — прямо ржет, довольный такой, и кричит мне, что, дескать, дофорсился, а сам раскатывается вокруг нее, а потом берет ее за руку и они уезжают, а я мокрой курицей бреду домой, и мне, естественно, попадает от мамы. И в довершение всего я, естественно, заболеваю, и никто не приходит меня навестить. А?!  — Папа сказал это так возмущенно, как будто он только сейчас вылез из проруби.  — Каково?! Просто жить не хотелось.
        Хитрый у меня папка, но я-то все его хитрости вижу насквозь. И хоть этот случай совсем не похож на то, что сейчас со мной, мне все-таки становится немного полегче, наверно, оттого, что я чувствую, что папа желает мне добра.
        Я еще немного посмеялась, а потом сказала:
        — И совсем эта девчонка не добрая. Противная девчонка.
        — Пожалуй, да,  — задумчиво сказал папа,  — пожалуй, да.
        — Папа, а зачем полковнику самовар?  — неожиданно спрашиваю я.
        — Самовар?  — удивился папа.  — А-а-а!  — Он вначале смеется, а потом становится грустным.  — Видишь ли,  — говорит он,  — сам по себе самовар полковнику, пожалуй, не нужен. Это, так сказать… э-э-э… символический самовар, что ли. Ну, как тебе объяснить? Полковнику предлагают уйти в отставку… ну, на пенсию. Он уже совсем не молод, да и здоровье пошаливает. Но ведь он всю жизнь — военный; в армию пошел еще по комсомольскому набору. И ты представляешь, каково ему уйти в отставку. Это очень грустно — уходить в отставку. На пенсию и то грустно, а в отставку… Слово-то какое: от-став-ка… Ну, вот он и посмеивается над собой… скрепя сердце. Уйду, дескать, в отставку, отгрохаю себе дачу с тремя верандами и буду выращивать клубнику и малину. А потом, говорит, буду со своей старушкой сидеть в саду и пить чай с малиновым и клубничным вареньем. Из блестящего и пузатого самовара. И говорит, что из самовара чай, понимаешь ли, значительно вкуснее, чем из какого-нибудь паршивого чайника. Вкуснее…  — Папа замолчал и задумался.

        А я вспомнила одну картину, кажется, я ее видела в Русском музее. Сидит в саду за столом толстая и вся какая-то розовая, как поросенок, молодая тетка-купчиха и пьет чай. Блюдечко держит на пяти растопыренных пальцах и такая довольная — прямо млеет вся, а глаза выпуклые и блестящие, как у коровы, но выражения в них никакого — дура такая сытая, и больше ничего… Здорово нарисовано! Художник Кустодиев, по-моему. Вспомнила я эту картину и представила себе, как полковник сидит за пузатым самоваром и держит блюдечко на растопыренных пальцах. И глаза у него… Грустные у него глаза. Очень грустные.
        А папа вдруг закричал так, что я даже вздрогнула:
        — Ты можешь себе представить полковника в саду за самоваром?!
        — Как купец,  — сказала я.  — Нет, не могу.
        — Вот и я не могу,  — говорит папа, сердясь,  — хотя, наверное, чай из самовара, да еще с клубничным вареньем — это действительно очень, очень вкусно…
        И папа вышел из комнаты. Но сразу вернулся.
        — Да,  — сказал он,  — а что все-таки случилось?
        — Ты про что? Про глаз? — спросила я.
        — Ну, и про глаз.
        — Это все ерунда.
        — А что не ерунда?
        — Па,  — сказала я ласково,  — ничего-ничегошеньки не случилось такого. Просто я, наверно, дура и чего-то не понимаю. Но я пойму, ты не беспокойся.
        — Ну ладно,  — сказал папа, почему-то повеселев.  — Конечно, поймешь.  — И он вышел.
        А скоро пришли наши. Я слышала, как они там шумели и смеялись, и мне было немного обидно, но только немного, и не выходила я уже просто так, из принципа.
        Потом в комнату зашла бабушка и сделала, наконец, мне примочку. Она ни о чем не говорила, а только напевала про себя арию из оперетты «Сильва». «Помнишь ли ты, как улыбалось нам счастье?..» Уходя, она сказала:
        — Очень милый этот твой рыцарь — Сенечка. Очень, очень.
        — Да какой он мой?!  — заорала я.
        — Только он немного странный. Какой-то… хм-м… толстовец, Платон Каратаев. Вот именно.
        После бабушки появился Витька. И удивительное дело — совсем не ехидничал, а только покрутился по комнате, поглядывая на меня, и сказал:
        — Ты, Машка, не волнуйся — глаз заживет, а этой жучино-фуфлиной компашке мы с ребятами еще покажем! А этот твой хахаль ничего! Только…

        Я сделала шаг в его сторону, и он испарился. «Ну и ну!  — подумала я.  — Что же это такое? Навязался на мою голову этот белобрысый! Платон… как его… Каратаев. А кто такой Платон Каратаев?» Я была ужасно зла. Этому Семену я все-таки дам от ворот поворот. Решительно и беспощадно. Ишь вообразил!
        Ну, конечно, заглянул и полковник. Он подмигнул мне и уже открыл рот, чтобы что-то сказать, но я не дала ему. Я сказала:
        — Я знаю, о чем вы хотите сказать. Что этот Сенька хороший парень, только…
        — Ну?  — удивился полковник.  — И совсем не это. Я хотел сказать, что если ты хочешь, можешь составить мне компанию на завтра. Я собираюсь на… фронт поехать. Поедем?
        У меня даже сердце зашлось. Я, конечно, поняла, что полковник хочет проехать по тем местам, где он когда-то воевал, и это было бы очень здорово поехать с ним, но две причины помешали мне согласиться. Во-первых, он наверняка предложил мне это, чтобы подлизаться ко мне… Ну, не подлизаться, не так сказала, а ну, в общем, чтобы я не расстраивалась из-за сегодняшнего. Но это бы еще ничего — тут я могла и поступиться своей гордостью. Главная-то причина — это то, что завтра у меня классное собрание, и я обязательно должна на нем быть.
        — Спасибо,  — сказала я как можно более приветливо, чтобы он не подумал, что я поняла, почему он предложил мне это,  — но я никак не могу — у меня завтра собрание.  — И тут я вздохнула с сожалением. Мне и в самом деле было очень жалко, но что поделаешь…
        — Жаль, жаль,  — сказал полковник, и мне показалось, что ему действительно было жаль,  — ну, в другой раз.
        — Обязательно,  — горячо сказала я.
        В дверях полковник обернулся и сказал очень серьезно:
        — А что? Он и в самом деле отличный парень, только…  — и помахал в воздухе рукой.
        Я, наверно, так посмотрела на него одним глазом, что он поднял руки вверх, потом покачал головой немного удивленно и вышел.
        За обедом все болтали о чем угодно и со мной говорили, будто ничего и не было, и это было хорошо, а то мне уже надоело сердиться на всех и на себя.
        Вечером папа с полковником ушли разыскивать еще одного своего товарища по фронту. Мама пришла поздно, и они с бабушкой о чем-то долго говорили в папиной комнате. А перед сном мама позвала меня к себе, и мы улеглись с ней в ее постель, как бывало в моем детстве, и долго, долго разговаривали. О чем разговаривали, я рассказывать не буду — мало ли какие дела могут быть у женщин. Но после этого разговора мне стало как-то тепло и уютно. А когда я уже собралась к себе, мама поцеловала меня и вздохнула.
        — Ох, мало я тобой занимаюсь, доча, совсем мало…  — сказала она.
        — Ты не расстраивайся,  — сказала я,  — я ведь не очень плохая, да и папа мной занимается… с избытком.  — Тут я тоже вздохнула, а мама засмеялась.
        — Ма,  — спросила я,  — а кто такой Платон… Караваев?
        — Караваев?  — переспросила мама.  — Наверно, Каратаев?
        — Ага, Каратаев.
        — Это у Толстого в «Войне и мире» есть такой солдат. Очень хороший и добрый. Даже слишком добрый. А зачем тебе?
        — Так,  — сказала я и пошла спать. И заснула сразу.

        Глава третья

        Значит, так. Собрание было назначено на одиннадцать, а я вышла из дому в девять. Решила немного погулять, подумать и прийти в школу пораньше, чтобы поболтать с ребятами. И, конечно же, сразу, как я только вышла из дому, начались приключения. Это просто невероятно, как мне за последнее время стало везти на приключения!
        Стоило мне выйти, а в подворотне меня уже поджидают Фуфло и Хлястик. Веньки не было.

        — Здорово,  — кривляясь, говорит Фуфло.  — Как глазик?
        — А твой?  — спрашиваю я.
        — Ничего,  — говорит он,  — проходит.
        — Ну, и у меня проходит,  — говорю я и иду дальше, но дорогу мне загораживает Хлястик.
        — Слышь-ка,  — говорит он ласково,  — если ты на Веньку в школе накапаешь, то мы тебе оба глазика…  — И он тычет мне в лицо двумя растопыренными пальцами.
        Я не из трусливых, но тут мне стало страшновато — у него был такой противный голос и такие жуткие зеленые глаза…
        — Очень мне нужно на вашего Веньку ябедничать,  — говорю я, храбрясь, а сама думаю, как бы убежать,  — но раз вы так, то теперь это уже мое дело. Может, и накапаю…
        Хлястик и Фуфло притискивают меня к стенке, и как назло никого нет. По улице идут прохожие, но сюда и не смотрят, да и кричать я не буду. «Ой, не идти мне сегодня в школу,  — думаю я,  — обязательно второй глаз подобьют».
        — Ты сс-мотри,  — шипит Фуфло и толкает меня в плечо.
        — Только попробуй,  — шипит Хлястик и толкает меня в другое плечо, и мне уже хочется зареветь во весь голос. Ужасно обидно! Какие-то подонки прямо. И когда я уже готова была зареветь, появляется собственной персоной, как чертик из коробочки… Семен! Ну, не сказка ли?!
        — Привет, Маша,  — говорит он и улыбается до ушей,  — ты чего тут делаешь?
        — Б-беседую,  — говорю я.
        — Мы беседуем,  — злорадно ухмыляясь, говорит Фуфло и идет навстречу Семену. Хлястик тоже отстает от меня и тоже поворачивается к белобрысому.
        — О чем?  — спрашивает Семен как ни в чем не бывало.
        — О погоде!  — кричу я и даю дёру.
        Мчусь до угла, заворачиваю за угол. Удрала, удрала! Ур-ра! Несусь по тротуару до следующего угла, потом… поворачиваю и мчусь обратно. Когда вбегаю под арку, вижу, что там уже никого нет, кроме дворничихи Светланы. Она подметает.
        — Светлана!  — кричу я.  — А где мальчишки? Они только что здесь были.
        — Аа-а, Машенька,  — говорит Светлана.  — Ну, как глазик?
        — Хорошо,  — говорю я,  — где мальчишки?
        — А-а, эти,  — говорит Светлана,  — да постояли, поговорили, посмеялись и ушли куда-то…
        — Смеялись?!  — кричу я.
        — Ну да,  — говорит Светлана немного удивленно,  — а чего им не смеяться — такие шалопаи.
        Я медленно выхожу из-под арки. Смеялись. Ха! Интересно. Прямо здорово интересно. Я-то мчалась его выручать, а он, оказывается, с ними смеялся. Правда, я не сразу бросилась его выручать, а сперва удрала, но потом-то все-таки бросилась. Позавчера бросилась — даже синяк заработала,  — и сегодня бросилась! А он, видите ли, смеялся… А?
        Я задумчиво иду по улице и задумчиво сажусь на скамейку в садике на Некрасова. Всегда я мимо этого садика проходила совершенно спокойно, а тут за три дня уже третий раз…
        Потом я понемногу успокаиваюсь и только удивляюсь, чего это меня прямо заносит в этот садик? И чего это я думаю об этом Семене? Очень он мне нужен! «Всё!» — говорю я себе. Сегодня же, если, конечно, увижу его, а я почему-то уверена, что увижу, обязательно скажу ему раз и навсегда, чтобы он не попадался мне больше на моем жизненном пути, иначе… иначе он будет иметь дело с Г. А., а если надо, то и с другими мальчишками из нашего класса.
        … По дороге я купила три больших гладиолуса. В школу пришла за пятнадцать минут до начала собрания и сразу же в вестибюле встретила Г. А. Он был очень красивый. Прямо невероятно красивый, как Жерар Филип в картине «Монпарнас-19». Я эту картину посмотрела в Ольгино — там в кино пускают и до шестнадцати тоже. Г. А. был в полосатом свитере, рукава он закатал до локтей. И еще на нем были японские джинсы с каким-то драконом на заднем кармане, а на ногах новенькие отличные кеды. Он стоит в вестибюле, такой красивый и мужественный и… и ждет меня. Я это ясно вижу. И я жалею, что надела школьную форму. Ведь хотела надеть свое новое платье, но передумала. А зря — почти все девчонки и мальчишки пришли как хотели, и девчонки, конечно, фу-ты ну-ты! Ну ладно, не это главное. Главное, что он ждет меня, а не кого-нибудь.
        Я не спеша иду к нему.
        — Чао, Гера,  — говорю я весело.
        — Здравствуй,  — говорит он, не глядя на меня.  — Я удивлен,  — говорит он и смотрит куда-то поверх моей головы,  — я позвонил тебе, как мы обговорили, а ты взяла и ушла. Где-то шаталась,  — говорит он и смотрит уже прямо мне в глаза, вернее, в глаз, потому что второй-то у меня завязан.
        — Гера,  — сказала я,  — я не шаталась. Я… бродила.
        — Бродила?  — спросил Гера.  — Это, по-моему, совсем отлично. Она бродила!
        Он был так возмущен, что мне стало стыдно, а когда мне становится стыдно, я сразу принимаю гордый вид.
        — А я очень люблю бродить,  — гордо сказала я.
        — Так,  — сказал Гера,  — вместо того чтобы продумать и обсудить, как нам пригласить твоего полковника… Коля, Коля, иди сюда! Как с заметками? Ты подожди…
        «Подожди» — это он сказал мне, а сам отошел с Колькой Матюшиным и стал с ним обсуждать что-то с ужасно деловым видом. Я, конечно, понимаю, что общественное должно быть выше личного — об этом нам толкуют чуть ли не с первого класса, но мне почему-то бывает всегда ужасно обидно, когда Г. А. забывает меня ради разных собраний, секций, мероприятий и заметок. Подумаешь, заметки — я и сама их пишу, но его-то я из-за них не забываю.
        А впрочем, к лучшему. По крайней мере, хоть сейчас обойдусь без нотаций. Соберусь с мыслями и что-нибудь придумаю. Нет, врать я, конечно, не буду — я абсолютно не умею ему врать, а просто придумаю, как бы получше ему объяснить, что со мной случилось вчера. И я не стала его ждать, а пошла на третий этаж к нам в шестой, нет, теперь уже в седьмой «Б».
        Зашла в класс, а там уже почти все, и конечно, стоит страшный шум и гвалт. Орут все сразу — каждому хочется похвастаться, как и где он провел лето и какие подвиги совершил. Помалкивают пока только новенькие, а их у нас, как мне сообщили Зоенька и Юлька, трое: два мальчишки и одна девчонка.
        Ясно, что, как только я зашла, все сразу уставились на мою повязку.
        — Чепуха,  — сказала я,  — соринка попала.  — Одним глазом я посмотрела на Веньку — он сидел в углу ужасно скучный, но когда я сказала про соринку, мне показалось, что он немного взбодрился. Вот чудак, неужели он думал, что я наябедничаю?!
        Я помахала рукой, дескать, все в порядке, и начала изучать новеньких.
        Номер первый: длинный и скучный. Какой-то совершенно унылый мальчишка.
        — Знаешь, как его зовут?  — спросила Зоенька и хихикнула.  — А-по-ло-гий! А?
        Ну и ну! Понятно, почему он такой странный — все время трясется. И ни на кого не смотрит. Уселся в углу, трясется и что-то замышляет. Это я сразу поняла, как только Зоенька сказала мне его имя. Человек с таким именем должен быть зол на весь свет, а раз зол, значит, обязательно что-то замышляет. Правда, когда я потом рассказала об этом папе, он сказал, что я не имею права делать такие выводы. Родители назвали его так, значит, у них были свои соображения. Им — родителям — виднее. Они же его родили, а не ты.

        Не хватало еще такого рожать! Сидит — трясется. И имечко — у-у-у! Жизнь, между прочим, показала, что я была права. Но это после.
        Номер второй: очень приятная такая, полненькая девчонка с ямочками на щеках, и по-моему, веселая и умненькая.
        — Тебя как дразнят?  — спросил ее этот нахал Петька Зворыкин.
        — Меня не дразнят,  — сказала она,  — но если ты хочешь знать, как меня зовут, то я тебе скажу. Конечно, если ты очень вежливо попросишь.
        — Я не попрошу,  — сказал Петька независимо, но я видела, что он растерялся,  — скажите пожалуйста, фифти-фуфти!
        — Чудак,  — сказала новенькая,  — у тебя очень плохое произношение. Надо говорить фефти-фюфти. Так, по крайней мере, говорят настоящие троглодиты. Понял?
        — Какие еще… троглодиты?  — сказал Петька обескураженно и отошел, махнув рукой.  — С тобой… А ты…
        Девчонка усмехнулась так хитренько и уселась на подоконник. Отличная девчонка. И прическа у нее отличная. Интересно, как на нее посмотрит Г. А.? Зоенька и Юлька на нее уже косятся, а мальчишки посматривают.
        Третьего новенького еще не было. Гера появился вместе с Колей Матюшиным. Он сразу направился ко мне, и вид у него был такой, что я перетрусила. К счастью, в класс вошла наша славная Маргоша — Маргарита Васильевна, и все радостно заорали: все соскучились по ней, не только я. На столе уже стоял большой букет, а я про свои цветы совсем забыла: как вошла в класс — сунула их в парту и забыла. А тут, конечно, вспомнила, достала гладиолусы и протянула их Маргоше. Она взяла цветы и поцеловала меня в щеку, ребята заорали еще громче, а я за спиной услышала тихое: «Подлиза». Повернулась — ну, ясно, это Апологий. Стоит сзади, смотрит на меня невинными глазами и трясется. Я ничего не ответила, только посмотрела на него так презрительно…
        Наконец все угомонились и расселись по своим местам, и Маргоша весело сказала:
        — Ну, здравствуйте.
        — Здравствуйте!  — опять заорали все.
        — Какие вы все стали большие, здоровые и красивые. Я очень рада вас всех видеть,  — сказала Маргарита Васильевна.
        — И мы тоже!  — закричали мы.
        — И вы тоже,  — басом сказал Коля Матюшин и покраснел.
        — Что тоже?  — удивилась Маргарита Васильевна.
        Коля почему-то ужасно смутился, махнул рукой и сел, а этот Апологий — он сел справа от меня за соседнюю парту,  — выпучив свои масляные глазки, очень вежливо сказал:
        — Он хотел сказать,  — и он показал на Колю,  — что вы тоже стали большие, здоровые и красивые…
        Колька погрозил этой трясучке кулаком, а Маргоша засмеялась.
        — Ну что ж, спасибо,  — сказала она.
        И все тоже засмеялись. А между прочим, наша Маргоша и верно большая, здоровая и красивая. Русая коса вокруг головы, румянец во всю щеку, а главное, очень добрая и умная. Я не помню, чтобы она на кого-нибудь крикнула или просто, как говорят учителя, повысила тон. (У нас была одна учительница, которая так и говорила, когда сердилась: «Вы хотите, чтобы я повысила на вас тон?») Не помню, чтобы Маргоша читала кому-нибудь нудные нотации, как некоторые. А вот умела сказать как-то, что все сразу становилось понятно — и какой ты хороший и какой ты ужасно, ужасно плохой. И действительно, становилось очень стыдно, если ты оказался плохим, и очень радостно, если ты был хорошим. И потом ей совершенно невозможно было врать. Она только посмотрит, улыбнется как-то грустно и, между прочим, немного презрительно, и ты готов хоть сквозь землю провалиться…
        — Ну ладно,  — сказала Маргарита Васильевна,  — давайте поговорим, как мы будем жить, товарищи семиклассники. Это «товарищи семиклассники» она сказала так торжественно, что мы все стали ужасно гордыми.
        — Отлично будем жить!  — крикнул Гриня Гринберг и встал.  — Как мы будем жить?  — спросил он нас и поднял руку. Он махнул рукой, и мы все гаркнули:
        — Отлично!
        — Вот и прекрасно,  — сказала Маргоша,  — значит, нам и собрание проводить вроде незачем. Пойдемте погуляем.
        — У-р-ра!  — завопили все, но тут встал Г. А.
        — Безусловно, мы пойдем и погуляем,  — сказал он,  — но все-таки мне кажется, что некоторые организационные вопросы мы должны решить сейчас.
        — Правильно,  — сказали хором Зоенька и Юлька.
        Они всегда кричат «правильно», что бы ни сказал Г. А.
        — Какие вопросы, Гера?  — спросила Маргоша.
        — Ну как же, Маргарита Васильевна,  — сказал Гера немного даже укоризненно,  — вы всегда говорили, что мы должны быть организованными.
        — Говорила,  — сказала Маргоша и чуть прищурилась.
        Я еще давно заметила: когда она так прищуривается — значит, ей что-то непонятно или не нравится.
        — А-а! Я поняла. Действительно — мы уже седьмой. Ответственность соответственно повышается. Мы должны переизбрать наши органы самоуправления. Так я тебя поняла, Гера?  — Она сказала это очень серьезно, но мне показалось, что в глазах у нее скачут какие-то веселые зайчики.
        — Так,  — твердо сказал Гера.
        — Он слагает с себя полномочия,  — услышала я шипящий голос справа. Апологий! Ну… он получит!
        Маргоша кивнула своей красивой головой, встала из-за стола и присела к Веньке на самую заднюю парту. Венька, как зверек какой-то, шарахнулся…
        — Гера, начинай собрание,  — сказала Маргоша.
        Г. А. вышел и встал за учительский стол.
        Я должна кое-что объяснить. Наша Маргоша отличная учительница, она знает свой предмет так, что мы, и даже самые умные из нас — Г. А., Гриня Гринберг, Зоенька, как ни странно, Петька Зворыкин (он математик), Коля и… мы всегда немного теряемся, когда она задает нам вопросы, между прочим, по программе, но зато нам всегда очень интересно.
        Она почему-то преподает географию. Я бы хотела, чтобы она преподавала литературу. У нас литераторша так себе. «Что хотел сказать Пушкин этим своим стихотворением?» А я не знаю, что он хотел сказать. Да и никто, наверно, толком не знает. Сам Пушкин, наверно, не думал, что его будут проходить в школах. Мало ли что он хотел сказать! А вот читаешь его и совсем не думаешь, что он хотел сказать. Он сказал — и все. И все понимаешь. Ну, не очень-то и не всегда, но главное все-таки понимаешь… Папа о Пушкине вообще не может говорить спокойно.
        — Я засыпал под Пушкина и просыпался под Пушкина,  — говорит он.  — И вот сейчас мне много лет, а я помню, как мама читала мне на сон грядущий «Руслана и Людмилу»… «Дела давно минувших дней, преданья старины глубокой…» И если ты будешь знать Пушкина — тебе захочется знать все!
        И вот что интересно — по литературе у меня железная четверка. По грамматике — пять, а по содержанию всегда четверка.
        — Басова, как всегда, в своем репертуаре,  — говорит наша литераторша Рената Петровна.  — Ей мало темы, которую утвердило гороно, ей обязательно надо высказать свои мысли. Это, конечно, неплохо, но надо их иметь, а Басова перепевает чужие, вычитанные из взрослых журналов. А там бывают всякие мысли. И в них даже мы, специалисты, иногда разбираемся с трудом. А ваше дело — программа!
        Ничего я не перепеваю. Я просто стараюсь думать — так, по крайней мере, учит папа.
        Но нашей Ренате — мы ее зовем «граната» — ей нужны только «взрыв». Она так и говорит: «Пушкин — это взрыв нашей поэзии. Горький — это взрыв нашей прозы». «Взрыв» — это она произносит вначале шипящим голосом, а потом — на «р» — она сама вз-з-з-р-р-р-рывается.
        А литературу я очень люблю. Я думаю, что человек не может жить без нее. Без литературы и без чувства юмора. Но это не всегда и не у всех получается. У Ренаты Петровны, например, чувства юмора и не бывало. А у Маргоши — ого! Она — молодец, у нее сплошное чувство юмора — она понимает, что иначе с нами нельзя, иначе ничего не получится.
        Я помню, как только Маргоша пришла к нам в класс и сказала, что будет у нас классной руководительницей, Петька Зворыкин заявил:
        — Видали мы и не таких. (У нас до этого была довольно слабая классная руководительница, и мы творили, что хотели.)
        — Не таких — видали,  — сказала Маргарита,  — таких, как я, не видали.
        — Н-ну?  — сказал Петька.
        — Что сказал Гагарин, когда сел в свой корабль?  — спросила она.
        — «Поехали»,  — сказал Г. А.
        — Правильно,  — сказала она,  — «поехали». А что вы знаете, например, о снежном человеке?
        — Это неподтвержденная гипотеза,  — сказал Гриня Гринберг.
        — А я поеду на Памир!  — крикнул Коля Матюшин.
        — Баланда,  — сказал Петька Зворыкин.
        — Какое отношение это имеет к географии?  — обиженно спросила Зоенька.
        — А что такое Шхельда?  — спросила Маргарита Васильевна.
        — Гора,  — сказал Г. А.
        — Она имеет отношение к географии?  — спросила Маргоша.
        — Н-ну…  — сказала Зоенька.
        — А к чему она еще имеет отношение?  — спросила Маргоша.
        — Альпинисты на нее лазают,  — вдруг сказал Венька.
        — Точно,  — сказала Маргоша,  — а это имеет отношение к географии?
        — Имеет!  — крикнула я.  — Имеет!
        — Не так громко,  — сказала Маргарита Васильевна,  — но, в общем, я рада, что вы, кажется, меня поняли. Давайте выберем самоуправление.
        Она сказала это, вышла из-за стола и уселась за парту, попросив подвинуться Веньку, с которым никто не хотел сидеть, потому что он всем мешал.
        — А вы?  — спросил Г. А.
        — При чем тут я?  — спросила Маргарита Васильевна.
        — А кто же руководить будет?
        — Ну, если вы очень ошибетесь, то я поруковожу, но вообще-то я считаю, что вы достаточно сознательны. Вот только кому вы поручите вести собрание?
        Мы растерялись.
        — Вот странно,  — сказала Маргарита Васильевна,  — вы же знаете друг друга лучше, чем я вас.
        И тут поднялась Зоенька.
        — Я считаю,  — сказала она,  — что старостой класса должен остаться Гера Александров. Вот пусть он и руководит собранием.
        Мне тоже хотелось, чтобы Гера остался старостой класса и руководил собранием, потому что он очень справедливый и работоспособный — что ему ни поручат, он все выполнит, и даже если ему и не поручают, он сам берется за многое и все выполняет. Мы с ним работаем в тесном контакте — я ведь давно уже председатель совета отряда. Но когда об этом сказала Зоенька, я разозлилась и сказала, чтобы собранием руководил Петька. Все вначале удивились, а потом начали кричать:
        — Петька! Петька!
        Наверно, всем было интересно, что из этого получится,  — ведь у нас раньше собранием руководили всегда учителя или старшие пионервожатые, а тут, пожалуйста, сами! И еще, конечно, всем было интересно, как новая классная руководительница отнесется к тому, что мы вдруг взяли и выбрали этого балбеса Петьку. А она очень спокойно сказала:
        — Большинство голосов за Петьку. Покажись.
        — Ну, я,  — сказал Зворыкин, поднимаясь. Он немного растерялся, но все-таки нахально улыбался во весь рот.
        — Петя,  — сказала Маргарита Васильевна,  — иди за мой стол и руководи. И не стесняйся.
        — А чего мне стесняться,  — сказал Петька и заорал: — Эй, вы! Тихо!
        А Маргоша спокойненько сидела за Венькиной партой и совсем не мешала нам выбирать свои органы самоуправления. Только потом, когда уже все были выбраны, она встала и сказала, что главное — это чувство ответственности за порученное дело, а у кого нет такого чувства ответственности, тому лучше сразу отказаться.
        Но все, кого куда-нибудь выбрали, закричали, что у них есть такое чувство, хотя, мне кажется, у некоторых его вовсе не было и кричали они за компанию. Но самое интересное, что в скором времени оно действительно у них появилось — почти у всех. Наверно, потому, что ребята друг другу не давали спуску. «Где твое чувство ответственности?» — кричали все, и волей-неволей тебе приходилось выполнять. А Маргоша с тех пор на всех наших собраниях садилась где-нибудь в сторонке и помалкивала, только иногда, когда чересчур увлекались, она нас поправляла, но так, что мы этого почти не замечали.
        …Вот и сейчас она села к Веньке, а Гера стал руководить собранием. Он это здорово умел, и все шло как по маслу, быстро, потому что всем хотелось погулять с нашей веселой Маргошей. И все бы кончилось совсем хорошо, если бы Г. А. вдруг не сказал, что он хочет поговорить еще по трем вопросам. Все закричали — какие там еще три вопроса, все ясно и т. д. и т. п. Но Г. А. железно настаивал, и Маргарита Васильевна поддержала его.

        Но только Гера открыл рот, чтобы выложить свои три вопроса, в дверь постучали, и вошел третий новенький. Вы уже, конечно, догадались, кто это. Я даже не очень удивилась — от этого ненормального телепатика всего можно было ожидать.
        Он вошел и вежливо сказал:
        — Здравствуйте. Вы извините, что я опоздал. У меня домашние дела.
        Все удивленно посмотрели на него, а он улыбнулся так дружелюбно и сказал:
        — Я новенький. Меня Семеном зовут. Семен Половинкин.
        — Проходи, Сеня,  — приветливо сказала Маргоша.
        Семен огляделся по сторонам, увидел меня и не удивился, как будто он знал, что я именно в этой школе и в этом классе учусь. И как нарочно, сама не знаю почему, я на этот раз сидела одна, и, конечно же, он сразу подошел к моей парте и уселся как ни в чем не бывало, да еще подмигнул мне и сказал так, что все слышали:
        — Ну, вот и я.
        Кое-кто засмеялся, а этот трясучий Апологий проскрипел:
        — А она только вас и ждала.
        Тут уже все засмеялись, а Семен посмотрел на Апология и сказал спокойненько:
        — А я знаю.
        — Во дает!  — заорал Петька Зворыкин.
        И опять все захохотали, прямо заржали все, а я от злости не знала, куда деваться, и даже не нашлась, что ответить, как бы этого воображалу посадить в галошу. Но, между прочим, злилась-то я злилась, а про себя не то что радовалась, а как-то забавно и интересно мне было, что вот он опять появился на моем жизненном пути. Ведь не буду же я в другую школу переводиться. С какой это стати.
        Ну, в общем, я тут промолчала и сделала вид, что меня это вовсе не касается. Я только посмотрела на Веньку. Он сидел на своем краешке скамейки с Маргаритой Васильевной и исподлобья поглядывал — то на меня, то на Семена. Боится, что ли?
        Г. А. постучал ладонью по столу и начал излагать свои три вопроса.
        — Первый вопрос,  — сказал он,  — это вот что: мы с Басовой предлагаем провести интересное и полезное мероприятие. К ним в гости приехал Герой Советского Союза, полковник, а ее папа во время войны был у него ординарцем. Он был сыном полка.
        Тут все стали смотреть на меня, и я ужасно застеснялась,  — как будто это я была ординарцем и сыном полка. Но, в общем-то, я не думала, что Г. А. вот так, не посоветовавшись со мной, возьмет и скажет об этом.
        — Мы его видели,  — хором сказали Зоенька и Юлька,  — он ел мороженое.
        — Так вот, я предлагаю,  — продолжал Гера,  — пригласить его к нам в класс и устроить встречу. Надо будет пригласить и Машиного папу, и пусть они нам расскажут о своих боевых подвигах и о том, как защищали Ленинград.
        — Хорошая мысль, Гера,  — сказала Маргоша и ласково посмотрела на меня. Я пожала плечами.
        — Пригласить, пригласить, правильно!  — закричали все, а Зоенька с Юлькой опять хором сказали:
        — А мы его уже пригласили.
        — Вы?  — удивился Гера.
        — Ну да, мы,  — сказала Юлька,  — а что, нельзя нам проявить инициативу?
        — Можно, конечно,  — недовольно сказал Г. А.,  — но надо это делать организованно. А что он вам сказал?
        — Он сказал, что не может,  — ответили Зоенька и Юлька.
        — Он так и сказал?  — спросил Гера, и мне показалось, что он чему-то обрадовался.
        — Н-не совсем так, но…  — промямлила Зоенька.
        — Мы попросим еще раз,  — решительно заявила Юлька.
        — А уж это,  — так же решительно сказал Гера,  — если мы вам поручим.
        — А почему не нам?  — спросила обиженно Зоенька.  — Мы же первые.
        — Это мы обсудим,  — сказал Г. А.  — У кого какие есть предложения?
        И все начали вносить свои предложения, а мне стало обидно, и я разозлилась — ишь какие, делят моего полковника и папу, как будто они им принадлежат.
        — А меня вы, может быть, спросите?  — закричала я.
        Все посмотрели на меня, а Семен взял меня тихонечко за локоть, наверно, чтобы я не волновалась, но я уже разволновалась и мне было все равно. Я выдернула локоть и встала.
        — А я что — совсем посторонняя, да?  — кричала я.  — Ишь какие — делят полковника, как будто он ваш!
        — Чего ты порешь, Машка?  — спросил Коля Матюшин.
        — Она, по-моему, немножко права,  — сказал Гриня Гринберг.
        — Нет, она не права,  — сказал Г. А.,  — и я это могу доказать. Кстати, второй вопрос, о котором я хотел говорить,  — это то, что некоторые наши ребята за лето утратили чувство ответственности.  — И он посмотрел на меня.
        — Ты это о ком?  — спросила я.
        — Я не буду говорить, о ком. Этот человек сам знает. Я только скажу, что это имеет отношение к приглашению полковника.
        — Нет, уж раз ты начал…  — сказала я.
        — Я не буду говорить,  — спокойно сказал Г. А.  — Я думаю, что этот человек уже понял,  — и он посмотрел куда-то в сторону.
        Я-то, конечно, сразу поняла, в чем дело, но махнула рукой — не буду же я при всем классе обсуждать наши с Г. А. отношения. Ужасно он строгий все-таки, ни одной ошибки не прощает. Хотя все-таки пожалел — не сказал, что это я потеряла чувство ответственности. Да ничего я не теряла — так, может, самую малость… Я села и дала себе слово молчать, что бы они ни решили.
        Ну, ясно, они все решили — с Герой попробуй не реши. Они выбрали целую делегацию из пяти человек: Г. А.  — глава делегации, потом Гриня Гринберг, Коля Матюшин, от Зоеньки и Юленьки выбрали одну Зоеньку, чтобы им не обидно было, и, нате вам,  — меня!
        — Ты не возражаешь?  — спросил меня Гера.
        Я пожала плечами.
        Потом они решили, что надо полковнику преподнести какой-нибудь подарок — сувенир.
        — Самовар,  — сказала я.
        — Почему самовар?  — очень удивился Г. А.
        — Полковник на пенсию, то есть в отставку, скоро выходит,  — сказала я и подумала, что это я несу, но остановиться уже не могла,  — ну, вот он и ищет самовар, чтобы пить чай в саду с малиновым вареньем.
        — «У самовара я и моя Маша…» — запел скрипучим голосом Апологий.
        — Ты помолчи,  — сказал ему Семен, перегнувшись через меня.
        — А чо?
        — А ничо.
        — Пониме.
        — Ну, то-то.
        — Самовар?  — сказал Гера.  — Надо подумать. Хм-м, самовар.
        Видно, этот самовар его озадачил.
        — Хм-м, самовар,  — повторил он задумчиво, но затем сразу решительно сказал: — Теперь третий вопрос.
        Все хором заныли.
        — Может быть, в другой раз, Гера?  — спросила Маргоша.
        — Как хотите, Маргарита Васильевна,  — сказал Гера немного обиженно,  — но это очень важный вопрос — о дисциплине.
        — Какая еще дисциплина,  — сказал Петька Зворыкин,  — ведь уроки еще не начались.
        — Хуже будет, когда они начнутся, а дисциплины не будет,  — сказал Гера сердито.
        — Ну, говори,  — сказала Маргарита Васильевна и прищурилась.
        — Я хочу поговорить о двух ребятах, в основном. Они нам в прошлом году мешали и, судя по всему, будут и в этом мешать. Это, во-первых, Зворыкин…
        — Я? Да?  — заныл Петька.  — А что я? Я тебе мешал, да?
        — Но ты еще не самое главное,  — продолжал Г. А.,  — самое главное — это Балашов.
        Я даже вздрогнула. Неужели Г. А. скажет про Веньку? Я тихонько посмотрела на него — он весь сжался, и только глаза зло поблескивали, как у зверька какого.
        — Гера,  — сказала я,  — может, не надо сейчас?
        — В самом деле, Гера,  — сказала Маргарита Васильевна и встала.  — Давайте обсудим этот вопрос… в рабочем, так сказать, порядке.
        — А почему не надо?  — спросил трясучий новенький.  — Должны же мы знать, кто позорит наш город, то есть наш класс, и кто мешает нам жить?
        — Во дает!  — сказал Петька Зворыкин.
        А ребята все уставились на этого Апология — нельзя было понять, то ли он треплется, то ли всерьез. Я разозлилась до невозможности.
        — Тебе-то что?  — закричала я.  — Ты-то у нас без году неделя еще, а туда же…
        — Ты не права, Басова,  — сказал Г. А.  — он теперь наш…
        — Скорее твой,  — неожиданно сказала новенькая Татьяна.
        — Это еще почему?  — хором запищали Зоенька и Юлька.
        — Уж слишком они оба правильные,  — сказала Татьяна презрительно.
        — Ну и что?  — удивился Г. А.  — Что ж, по-твоему, если у нас в классе завелся тип, который докатился до того, что стал избивать девчонок…
        — Это уж подлость,  — возмущенно сказал Гриня Гринберг, и все зашумели и начали смотреть на Веньку.
        — Но это же неправда, Гера!  — закричала я.  — И вовсе это не он!  — Но меня никто не слушал: все орали и смотрели на Веньку. А он совсем сжался в комок и уставился в парту.
        — А кого он побил?  — спросила Зоенька, когда шум немного улегся.
        — Это неважно,  — гордо сказал Гера,  — я не доносчик.
        Тут снова поднялся крик, а я совсем не знала, как мне быть,  — ведь ясно же: Венька сразу поймет, что это я рассказала все Г. А.
        — А ты точно знаешь, Гера?  — спросила Маргарита Васильевна.
        — Точно,  — ответил Г. А.,  — и еще не один, а со своими дружками.
        — Это действительно…  — сказала Маргарита Васильевна и развела руками.  — Не знаю уж, как тут быть. Решайте сами…
        — Надо обсудить,  — серьезно сказал Коля Матюшин.
        — И осудить,  — добавил Апологий, и опять было непонятно, то ли он всерьез, то ли валяет дурака.
        А я невольно посматривала на белобрысого Семена и думала, почему же он молчит — ведь он-то хорошо знает, как было дело. А он молчал и только внимательно и с любопытством посматривал на кричащих ребят. «Ну и ладно,  — сердито подумала я,  — посмотрим, какой ты такой, рыцарь?!»
        — А чего там обсуждать,  — кричал Петька Зворыкин,  — собраться всем и дать как следует и Жуку и его компашке, чтобы знали!
        — Как же, дашь им…  — с опаской сказал Коля Матюшин.
        И тут заговорили и закричали многие.
        — С ними только свяжись!  — кричал один.
        — Это такие! Я их знаю,  — ныл другой.
        — Они и ножом могут,  — пропищала Зоенька.
        — Сдрейфили, да?!  — орал Петька.
        — И потом,  — рассудительно сказал Г. А.,  — это не метод…
        — Правильно,  — сказал Апологий,  — их надо вовлекать и воспитывать.
        Я молчала и только поглядывала то на Семена, то на Веньку. Семен тоже молчал и хмурился, а Венька сидел, все так же уставясь в парту. Хорошо — подождем, посмотрим…
        — А я считаю, что Петька прав,  — вдруг сказал худенький и маленький Гриня Гринберг.  — А вы как думаете, Маргарита Васильевна?
        Маргоша встала и поправила свою красивую прическу.
        — Я думаю, что в принципе,  — сказала она задумчиво,  — Гера прав: это не метод. Но… но, с другой стороны, если они бьют девочек…  — Она развела руками и чуть заметно улыбнулась.  — Есть же среди вас… рыцари…
        — Правильно!  — закричал Гриня. Он вскочил и проткнул воздух рукой, как шпагой.  — Шпаги наголо, господа! Шпаги наголо!

        Тут опять все загалдели так, что ничего понять было невозможно.
        — Да бросьте вы орать!  — вдруг громко крикнула новенькая Татьяна.
        Все замолчали и повернулись в ее сторону. Она встала.
        — Что ты хочешь сказать?  — спросил ее Г. А.
        — А вот что: из ста зайцев не составишь одну лошадь,  — презрительно сказала Татьяна и села.
        — Это ты к чему?  — удивился Петька.
        — А ни к чему,  — пожала плечами Татьяна,  — поговорка есть такая.
        — Это мы зайцы, что ли?  — обиженно спросил Коля Матюшин.
        — А ты подумай,  — сказала Татьяна, усмехаясь.
        Все озадаченно смотрели на нее, и тогда Маргоша сказала довольно решительно:
        — Ну ладно, все это действительно надо серьезно обдумать. А сейчас…
        — А что с Жуком… с Балашовым будем делать?  — спросила Зоенька.
        — Обсудить!  — пропищала Юлька.
        — И осудить,  — опять проскрипел этот чертов Апологий.
        И тут поднялся Семен.
        — Нечего обсуждать,  — сердито сказал он.  — Вы на него посмотрите,  — он ткнул пальцем в сторону Веньки,  — на нем лица нет. Значит, осознал.
        — Ну да! Осознал он,  — заверещала Юлька.  — Как же!
        — А если не осознал,  — вдруг усмехнулся Семен,  — значит, и совсем наказывать незачем,  — это ему тогда все равно что об стену горох.
        — Хм-м,  — сказала Маргарита Васильевна,  — несколько странный логический ход.
        Все удивились, а у Веньки лицо сделалось вытянутым, и он почему-то зло посмотрел на Семена.
        — А кого он все-таки побил?  — настойчиво спросила Зоенька.
        — Да не все ли равно,  — рассердился Гриня,  — важен факт.
        Я обрадовалась, но тут же заметила, что трясучий Апологий, ухмыляясь, пялит на меня глаза. Я вся сжалась, а он подмигнул мне и сказал, растягивая слова:
        — А вы-ы не-е до-га-ды-ваетесь?
        И тут кое-кто тоже стал пялить глаза.
        — Ну, чего вы,  — пробормотала я,  — у меня соринка.
        — Знаем мы, какая соринка!  — захохотал этот трясучий тип.
        Тут встала Маргоша, но я уже не слышала, что она говорила, потому что выскочила из класса.
        Я мчалась по улице, и мне было тошно. Домой! Скорее домой! Там — умный-разумный папа, там — добрая, ласковая мама, там смешной, но я знаю, что он любит меня, Витька, там ба-а-абушка… Нет, реветь не буду! Не буду, и все! Там полковник, с которым, наверно, можно поговорить всерьез.
        Я мчалась по всем улицам и — вот странно: не могу припомнить, о чем я думала. Стоял у меня перед глазами почему-то лес, в который мы ходили с Маргошей и Герой и со всем классом в прошлом году.
        Пожалуй, я все-таки немного ревела, потому что какой-то старый дядька с красной повязкой на рукаве меня остановил и спросил:
        — Что случилось?
        — Не ваше дело,  — сказала я, а он схватил меня за рукав и сердито проворчал:
        — Ты под трамвай попадешь, дуреха. Как же не мое дело.
        — Никуда я не попаду,  — сказала я,  — мне домой надо.
        — Степан Никанорыч!  — крикнул этот дядька.  — Я тут разберусь, а вы постойте-ка на два пункта…
        Я не слышала, что и кто ему там ответил, только почувствовала, как он крепко взял меня за локоть — не так, как Семен, а покрепче — не вырваться.

        — Не чуди,  — сказал дядька,  — мчишься, словно с горы. Идем.
        И повел меня в садик на Белинского — туда, где кукурузные хлопья раньше продавали. Усадил на скамейку и спросил:
        — Где живешь?
        — Тут рядом — на Моховой.
        — Куда бежала?
        — Домой.
        — Почему плакала?
        — Нипочему.
        — Так. От кого бежала?
        — Ни от кого.
        — Почему плакала?
        — Мое дело.
        — Так.
        — Да ничего не случилось! Чего вы пристали?!
        — Не-е-ет! Чего-то случилось. Такая девчонка не станет просто так плакать.
        — Какая девчонка?
        — Да вот такая…
        — Дяденька, я домой побегу…
        — Ну,  — сказал он и вздохнул почему-то.  — Беги, если надо.
        — Спасибо,  — сказала я, но осталась сидеть на скамейке.
        Он ушел, чуть сгорбясь и покачивая головой. Я посмотрела ему вслед, и вот странно, слезы-то у меня высохли, и я почувствовала, что улыбаюсь. Я посидела еще немного и потихоньку пошла домой.
        …А под аркой стоят Венька Жук и белобрысый Семен. Они стоят друг против друга, как петухи. Руки у обоих в карманах, брови нахмурены, и смотрят они друг другу в глаза так пристально, что меня даже и не замечают. Господи, ну что за мальчишки такие — опять драться.
        Но они пока не дерутся, а только шипят друг на друга сквозь зубы.

        — Д-добренький! По-ж-ж-жалел!  — шипел Венька.
        — Ну и пож-ж-жа-лел,  — шипит белобрысый.
        — А на ш-ш-шиша мне…
        — Ч-ч-чудило…
        — С-сам ч-ч-чудило. Мне теперь из-за твоей ж-ж-жалости хоть в ш-ш-школу не ходи…
        — Да брось ты! Шальной какой-то…
        — Сам шальной! Ну, мы тебе еще покажем!
        — Это мы твоей компашке покажем!
        — Ха! Из ста зайцев не сделаешь лошади.
        — И заяц, если его много бить, может спички зажигать!
        — Ч-чо? Ч-чо?
        — А вот то!
        — Будет тебе! И к Маш-ш-шке лучше не…  — это Венька.
        — Ишь ты! А что она, твоя?  — это Сенька.
        «Ф-фью! Это уже что-то новенькое»,  — думаю я.
        — А твоя?  — это опять Венька.
        — А твоя?  — это опять Сенька.
        «Ну и ну,  — думаю я,  — вот уж не гадала, что я, что из-за меня… что я…»
        Мне становится смешно и… и не знаю еще как, странно как-то.
        А они, смотрю, уже надвигаются друг на друга и того и гляди — сейчас полетят пух и перья.
        Ох, до чего же они мне надоели!
        Ну, да ладно, ишь ты какая — Маша-Машенька, красавица-раскрасавица, умница-разумница… Сердясь и на них и на себя за свои какие-то дурацкие мысли, я кричу:
        — Эй! Вы!
        Они поворачиваются в мою сторону и оба разевают рты. Но я не даю им опомниться.
        — Эй! Вы!  — опять кричу я и расталкиваю их.  — Дайте пройти!
        Они разлетаются в разные стороны и так и остаются с разинутыми ртами стоять у стенок, а я бегу домой.
        По лестнице я поднимаюсь медленно и чувствую на своем лице какую-то дурацкую ухмылку. Окончательно разозлившись на себя, я открываю дверь и, не желая никому показываться на глаза, иду к себе.

        Глава четвертая

        Я посидела у себя, а через некоторое время все-таки вышла в переднюю. Дверь в папину комнату была приоткрыта, и оттуда слышались голоса. Я не выдержала и заглянула туда.
        Они сидели друг против друга — полковник на диване, а папа в кресле, и лица у них были странные.
        — Ты стал… слишком взрослым, Гриша,  — сказал полковник, и непонятно, то ли он сердился, то ли был рад.  — А ведь я помню тебя совсем пацанишкой… Гвоздиком…
        Меня они не замечали, а я смотрела на них, больше, конечно, на папу. Я никогда не видела его таким. Он снял очки, откинулся на спинку стула и смотрел куда-то далеко-далеко и видел там что-то свое — грустное и хорошее. А полковник подпер щеку рукой и смотрел на папу, и у него было такое выражение, что я даже не могу рассказать. Он и улыбался, и сердился, и, если бы полковники — Герои Советского Союза могли плакать, он бы, наверно, всплакнул…
        У меня защипало вносу, я прикрыла тихонечко дверь и пошла к себе. Я лежала на своем диване, уставясь в потолок, и перебирала в памяти все, что случилось за эти дни. Три дня. Вспоминала, пыталась обдумать, но это у меня получалось плохо. И самое неприятное было то, что мне расхотелось идти в школу. Только сегодня я еще с радостью думала о школе, а сейчас расхотелось, и все. Я понимала, что это глупо, но ничего поделать с собой не могла.
        Встала, сорвала повязку с глаза и решительно вошла к папе в комнату, сверкая своим фонарем.
        — А, Маша,  — рассеянно сказал папа.  — Ты уже из школы? Ну, что там?
        Они с полковником сидели все так же, и вид у них был какой-то довольный. Нет, просто они были спокойны.
        — Папа,  — сказала я,  — скажи, что такое доброта?
        — М-м,  — сказал папа и внимательно посмотрел на меня,  — а что, опять что-нибудь стряслось?
        — Да ничего не стряслось,  — сказала я с досадой,  — просто я прошу тебя объяснить мне, что такое доброта.
        — Ты зачем сняла повязку?  — строго спросил папа.
        — Сняла, и все!
        — Ты не ершись, а расскажи, что опять случилось?
        — Господи! Ничего, понимаешь, ничегошеньки не случилось. Не можешь ответить — так и скажи.
        — Нет, почему же,  — не очень уверенно сказал папа,  — могу.
        Он поерзал в кресле, вроде хотел усесться поудобнее, но уселся на самый краешек, выпрямился. Похлопал себя по коленям и посмотрел на полковника. А полковник посматривал то на него, то на меня и, кажется, чуточку усмехался. Папа покашлял, похмыкал, а потом начал:
        — Видишь ли, доброта — это такое чувство… нет, конечно, не чувство, а скорее такое свойство человеческого характера, когда… хм… человеку хочется делать другим людям… хм-м… добро. Впрочем, посмотрим, что говорит об этом толковый словарь.  — И папа подошел к стеллажу и достал толстенный том.
        — Доброта — это хорошо, Маша,  — сказал полковник уверенно и сразу задумался,  — но, понимаешь, не всякая доброта нужна…
        — А что же все-таки это такое?  — спросила я настойчиво.
        — Ну, как тебе сказать?  — пробормотал полковник.  — Доброта — это,  — он покрутил рукой в воздухе,  — ну, словом, когда тебе хочется делать другому человеку только хорошее, помогать ему и так далее…
        — Любому человеку?
        — Ну, нет,  — сказал полковник решительно,  — плохому человеку, пожалуй, не стоит…
        — А как я узнаю — хороший он или плохой?  — спросила я.  — И потом, разве плохому человеку не надо помогать, чтобы он стал лучше?
        — Надо, конечно,  — сказал полковник быстро,  — но ведь есть такие, которым уже не поможешь… невозможно помочь.
        — Значит, их надо бить?
        — Ну, так уж… сразу бить…  — сказал полковник и, немного подумав, резко рубанул рукой воздух.  — Впрочем,  — сказал он жестко,  — есть и такие, которых надо бить. Сразу. Доброта, ведь она, Маша, разная бывает. Вот, скажем, враг…
        — Да это мне понятно,  — сказала я,  — а вот если и не враг и не друг…
        — Вот,  — сказал папа,  — вот что говорит словарь: «Доброта — отвлеченное существительное от слова «добрый». Хм-м. Да… В общем, доброта, Маша,  — это, конечно, хорошее качество человеческой души, это значит, что тебе нравится, тебе приятно помогать людям, жалеть их…  — Папа поморщился.  — Нет, жалость — это не совсем то. Словом, доброта — это…
        — Но раз это мне нравится или приятно,  — сказала я,  — значит, это я больше для себя делаю. Ведь мороженое есть и в кино ходить — мне тоже нравится.
        Папа почему-то крякнул и потер лоб, а полковник засмеялся.
        — Уела,  — сказал он и подмигнул папе.
        — А скажите,  — продолжала я, обращаясь к полковнику,  — если я буду думать: вот этому человеку стоит делать добро, а этому не стоит, так разве я по-настоящему добрая? Если я с собой торгуюсь?
        Тут крякнул полковник, а папа засмеялся. И тогда вмешалась бабушка — она, оказывается, давно стояла в дверях и слушала.
        — Великий французский мыслитель Жан Жак Руссо,  — сказала она,  — говорит, что человек от природы добр.
        — При чем тут Руссо?  — досадливо отмахнулся папа.  — В вопросах воспитания Руссо вообще был идеалистом…
        — Руссо, Дидро, Вольтер и… другие были энциклопедистами,  — гордо сказала бабушка.
        — Да это я знаю,  — рассердился папа,  — но что же, вы хотите, чтобы Маша…
        И тут они все — папа, полковник и бабушка — начали спорить, перебивая друг друга. В воздухе носились всякие непонятные слова: «эмоции», «категории», «импульсы», какой-то «абстрактный гуманизм» и еще много-много других слов. На шум в комнату вошла мама и начала всех успокаивать и мирить. А папа сердито ткнул пальцем в мою сторону и сказал:
        — И вообще, она больше живет эмоциями, а рассудок у нее на втором плане.
        — Ну что ж,  — сказала бабушка,  — мы, женщины, всегда живем больше эмоциями, зато у нас очень насыщенная жизнь.
        Бабушка вышла вслед за мной и в коридорчике сказала мне как-то очень ласково и задумчиво:
        — Будь доброй, Машутка, будь доброй — это очень хорошо.
        — А разве я злая?  — спросила я, уткнувшись в бабушкино мягкое и теплое плечо.
        — Иногда немножко бываешь,  — сказала бабушка и погладила меня по голове.
        Я пошла к себе и стала думать, какая я — злая или добрая — и какой надо быть, чтобы жить со спокойной совестью.
        Мне все-таки кажется, что полковник был прав в одном. В самом деле, разве можно быть доброй к фашистам и вообще ко всяким подлецам… Да, а что такое «эмоции»? Надо обязательно посмотреть в словаре — может, это что-то очень плохое и обидное. Интересно, есть ли эти самые эмоции у Г. А.? Или у белобрысого Семена? И только я об этом подумала, раздался звонок. Я пошла и открыла дверь. Опять телепатия! За дверью стоял Семен.
        — Здравствуй, Маша,  — сказал он смущенно.
        Он смущается?! Новость.
        — Мы уже виделись,  — сказала я холодно.
        — Да,  — сказал он.
        — Да,  — сказала я.
        Он переминался с ноги на ногу на площадке.
        — Ну, что же ты? Входи… раз уж пришел,  — еще холоднее сказала я.
        — Нет, я на минутку,  — сказал он еще смущеннее.  — Я только зашел сказать, чтобы ты не думала, что это я рассказал Герке и этому… как его, Апологию, про Веньку…
        — А мне наплевать,  — сказала я,  — и вообще ты… Караваев. Вот ты кто.
        — Половинкин я,  — сказал он грустно.
        — Нет, Караваев. То есть Каратаев. Ты до-обренький. Очень.
        — Я добренький?  — он удивился.
        — Ну да. Ты всем, всем помочь хочешь. И со всеми хочешь быть в хороших отношениях.
        — Ну и врешь,  — он уже успокоился и принял свой обычный не то нахальный, не то добродушный вид,  — ну и врешь. И вовсе не со всеми я хочу быть в хороших отношениях. С твоим Герасимом, например, я…
        — С кем? С кем?  — спросила я.
        — Ну, с Геркой.
        — Он не Герасим вовсе, а Герман.
        — Ну да, Герман! Герасим — я с ним еще в детском саду вместе был.
        — Ну и ладно,  — сказала я, но мне почему-то стало обидно.
        — Ну и ладно,  — согласился он,  — а насчет того, что я всем помочь хочу, так я об этом не думаю. Так получается.  — Он засмеялся.  — Иногда, верно, здорово влипаю в этом деле. Не разберешь ведь сразу-то, стоит ли еще кому-то помогать…
        «Вот, вот,  — подумала я,  — и этот туда же».
        — Раз как-то помог тетке какой-то мешки до машины дотащить, а тетку около машины милиция и зацапала, и меня чуть с нею не повели. Еле отговорился. А на вид такая тетка хорошая.  — Он опять засмеялся.
        — Что такое эмоции, ты знаешь?  — спросила я.
        — Это, наверно… из радиотехники чего-нибудь.
        — Сам ты из радиотехники.
        — Ну, тогда не знаю.
        — То-то! И вообще ты трус.
        — Что-о?  — он даже задохнулся от возмущения.
        — А то! Почему ты молчал, когда Петька Зворыкин предложил всыпать Венькиной компании?
        Он презрительно посмотрел на меня.
        — Вот и видно сразу, что девчонка. Кто же о таких делах в классе треплется?
        — А Петька не испугался.
        — Балаболка твой Петька. Звонок!  — сказал он сердито, и в это время в переднюю вышла бабушка.
        — А-а,  — запела она,  — наш юный рыцарь! Чего же вы не заходите?
        Я фыркнула.
        — Спасибо,  — сказал Семен вежливо, но я видела, что он злится.  — Я в другой раз. Сейчас мне некогда. До свиданья.
        — Жаль, жаль,  — сказала бабушка.
        — До свиданья,  — повторил Семен.
        — Пока,  — сказала я.
        — Эм-моции!  — сказал Семен.
        — Что, что?  — спросила бабушка.
        — Это я так,  — сказал Семен и помчался вниз по лестнице.
        — Что это он?  — поинтересовалась бабушка.
        — Бабушка, а что такое «эмоции»?  — спросила я.
        — Эмоции — это чувства, девочка, чувства,  — сказала бабушка и почему-то вздохнула.
        Только-то! А я уж подумала…
        Я вбежала в кухню, открыла окно и легла на подоконник. В подворотне стоял злой и взъерошенный Семен.
        — Эй, Сенечка!  — крикнула я.
        Он повернулся, посмотрел в мою сторону и будто нехотя подошел поближе.
        — Ну, чего еще?  — спросил он.
        — Я с Венькой Жуком дружить буду!  — крикнула я.
        Он удивленно посмотрел на меня. Потом усмехнулся.
        — С Венькой? С Венькой можно,  — сказал он и, засунув руки в карманы, пошел со двора.
        Скажите пожалуйста, разрешил! На что он сдался мне, этот Венька?.. А Г. А.-то, оказывается, Герасим. Смешно. Герасим и Муму. Тургенев. Герасим? Вообще-то ничего, даже оригинально, и по крайней мере не Апологий какой-нибудь. Но зачем он в Германа переделался? Чудак!
        Стукнула входная дверь. В кухню просунулся Витька.
        — Чего это твой хахаль как ошпаренный по улице мчался?  — спросил он.
        Я соскочила с подоконника и стукнула Витьку по затылку.
        — Ах, ты драться,  — спокойно сказал он,  — вот и не отдам записку.
        — Какую записку?
        — А вот такую!  — Он достал из кармана сложенную треугольником записку и помахал ею у меня перед носом. Я хотела выхватить ее, но он спрятал руку за спину.
        Я разозлилась. Я подумала, что записка может быть от Г. А., и, когда я прочту ее, мне станет все ясно. Витька хохотал и увертывался.
        — Отдай!  — закричала я и даже топнула ногой. Витька посмотрел на меня и пожал плечами.
        — Подумаешь, нужны мне твои фигли-мигли!  — Он протянул мне скомканную записку, я сразу же развернула ее и стала читать. Витька не уходил — ему было интересно.

        «Я знаю, что ты меня возненавидела. Ну и ладно. Только давай не мешать друг другу. Я сам по себе, ты сама по себе. ЧАРГОГГАГОГГМАНЧАУГГАГОГГЧАУБУНАУУНГАМАУГГ».

        Вот что было в этой записке. Она была не от Г. А. Почерк — незнакомый, а вместо подписи стояло «А. Ф.» Я чего-то никого и не знаю с такими буквами.
        — Откуда ты ее взял?  — спросила я Витьку.
        — Парень какой-то дал,  — сказал Витька,  — я его и не знаю вовсе.
        — Какой из себя?
        — Длинный,  — он засмеялся,  — и трясется все время.
        Ну и ну! Апологий. Этому-то еще что надо? И что это за словечко такое — раз, два… три… пятнадцать… уф!.. сорок две буквы! Язык сломаешь.
        — А кто он такой?  — спросил Витька.
        — Не твое дело!  — обрезала я.
        — Подумаешь,  — сказал Витька,  — чего-то у тебя много хахалей завелось.
        Я схватила сковородку, и он вылетел из кухни.
        Я согнула записку так, что было видно только одно это огромное слово, и пошла к папе — может быть, он догадается, что оно означает.
        Папа с полковником уже не спорили, а стояли у окна и о чем-то тихо разговаривали.
        — Можно к вам?  — спросила я.
        Папа повернул голову.
        — Ну, как, поняла, что такое доброта?  — спросил папа, и они с полковником посмотрели друг на друга и захохотали.
        — Немножечко поняла,  — сказала я скромно,  — но ничего, я совсем пойму.
        — Конечно, поймешь,  — весело сказал папа.
        — Па, ты ведь разные языки знаешь. Что это за слово?  — И я показала ему краешек записки.
        — Чаргог… гагогг… манчауг… гагогг… уф…  — запинаясь, начал вслух читать папа,  — чаубуна… гунга… маугг, фу! Чепуха какая-то.
        — Нет, по-моему, не чепуха,  — сказала я,  — это что-то означает.
        — Абракадабра!  — решительно сказал папа.
        — А может, шифр какой-нибудь?  — предположил полковник и вопросительно взглянул на меня.
        — Н-не знаю,  — неуверенно сказала я,  — может, и шифр.
        — И никакой не шифр,  — сказал вдруг откуда-то взявшийся Витька.
        — А ты откуда знаешь?  — спросила я.  — Прочитал?
        — Не…  — сказал Витька и покраснел,  — догадался.
        — Я вот тебе сейчас!  — закричала я.
        — Ну, ну,  — сказал папа,  — об этом потом поговорим. Так ты знаешь, что это такое?  — Он показал на записку.
        — Эх, вы,  — сказал Витька.  — Вот,  — и он достал из-за спины книгу,  — вот тут написано.
        — Ну-ка, ну-ка,  — с интересом сказал папа, взял у Витьки книжку и посмотрел на обложку.  — А-а! Успенский Лев Васильевич! Отлично, отлично! «Имя дома твоего». Посмотрим. Так, так. Это словечко — индейское название озера в штате Массачусетс, а означает примерно следующее: «Я ловлю на этой стороне, ты ловишь на той стороне, а посередке никто ничего не ловит!» Оч-чень интересно. Молодец, Витька!
        Витька сиял, а папа уже воткнулся в книжку, и ему уже ни до кого не было дела.
        — Ну, а к чему это?  — спросил меня полковник.
        — Так,  — сказала я,  — ни к чему. Василий Андреевич, а вы считаете, что это правильно?
        — Что?  — удивился полковник.
        — А вот это: ты на той стороне, я на этой. Ты сам по себе, я сама по себе, а что посередке — никому дела нет.
        — Ага, вот ты о чем.  — Полковник с любопытством посмотрел на меня.  — Д-да, пожалуй, неправильно… Но ведь тут, как я понимаю, речь о рыбной ловле идет…
        — Значит, посередке пусть рыба пропадает? Да?  — сказала я.  — Но, по-моему, тут не только о рыбе, а о людях. О том, как они друг к другу относятся.
        — А ведь верно,  — сказал полковник,  — но ведь то в какое время было.
        — А сейчас, сейчас — это правильно?
        — Нет!  — убежденно сказал полковник.  — Сейчас это совсем неправильно!
        — А вот еще!  — вдруг сказал папа.  — Нет, вы только послушайте…
        — По-моему, тоже неправильно!  — сказала я.
        — Что неправильно?  — спросил папа.
        — Нет, это я дяде Васе,  — сказал я.
        — А-а,  — сказал папа,  — так вы послушайте…
        Но послушать нам так и не удалось — резко и настойчиво зазвонил телефон. Я сняла трубку.
        — Алло! Алло! Полковник Волжанин есть? Москва вызывает, ответьте. Вы слушаете?
        — Да! Да!  — сказала я и протянула полковнику трубку, удивляясь, что там, в Москве, знают, что он у нас.  — Вас. Из Москвы.
        Папа отложил книгу. Витька с любопытством посмотрел на полковника, а тот чуть не вырвал у меня трубку.
        — Полковник Волжанин у аппарата,  — охрипшим голосом сказал он и прокашлялся.
        Потом он внимательно слушал и только изредка говорил: «да, да», «понятно», «есть» и «слушаюсь». И лицо у него при этом было как каменное, и он ни на кого не посмотрел. Наконец он сказал «всего хорошего» и повесил трубку. Постоял, помолчал, развел руками и сказал:
        — Ну, вот. Надо ехать.
        — Так сразу?  — спросил папа. Он стал очень серьезным.
        — Служба, Гриша,  — сказал полковник и вдруг улыбнулся как-то совсем по-мальчишечьи.
        — Значит?..  — спросил папа.
        — Ничего не знаю,  — серьезно сказал полковник.  — Но, кажется, я пока обойдусь без самовара,  — и опять улыбнулся так, что я была готова его сразу расцеловать.
        Действительно, зачем ему самовар?!
        Может быть, я поняла все это не так, как было на самом деле, может быть, я обрадовалась тому, что полковник не будет пить чай, дуя на блюдечко, а он и не думал об этом, а думал о чем-то своем и очень важном, но все равно — это было здорово: он прямо помолодел, этот седой полковник, дядя Вася…
        Папа встал, подошел к Василию Андреевичу, обнял его, потом оттолкнулся от него и сказал каким-то особым голосом:
        — Все правильно, Василий Андреевич, все правильно!
        — Вот так!  — бодро сказал полковник.  — Еще поживем и поработаем.
        — Ну конечно!  — сказал папа.
        Витька восторженно пялил глаза на полковника, а мне, конечно, стало ужасно жалко, что ему надо уезжать. Вроде бы ничего особенного и не произошло за те три дня, что он пробыл у нас, а все же мне начало казаться, что я немного выросла…
        — Дядя Вася,  — сказала я,  — а как же к нам в школу?
        — В другой раз,  — сказал полковник,  — в другой раз. И потом, видишь ли, не умею я как-то рассказывать. Вот пригласи своего батю — он расскажет интереснее, чем я.
        Я подумала, как бы вытянулось лицо у Г. А. и Юльки с Зоенькой, если бы вместо Героя Советского Союза, полковника, такого настоящего боевого офицера, в школу пришел бы мой скромный, незаметный папа, как бы он снял и протер свои очки и начал что-нибудь цитировать. «Я не люблю цитировать,  — сказал бы он,  — но раз уж вы меня пригласили…»
        Я невольно улыбнулась. Полковник увидел это, взял меня довольно крепко за плечо, отвел в сторону и сказал свирепым шепотом:
        — Ты вот что, Мария! Твой отец — герой. Заруби это себе на носу. И нечего ухмыляться. Ты мне веришь?
        Я кивнула, и полковник продолжал:
        — Так вот, он герой еще побольше, чем я. Поняла?
        Я опять кивнула, и мне стало и стыдно, и радостно. Я посмотрела на папу. Он стоял у окна и задумчиво протирал очки.
        — И потом,  — все так же сердито говорил полковник,  — что на мне свет клином сошелся, что ли? Мало у вас своих героев в Ленинграде?! А если для того, чтобы «галочку» поставить, так я и вообще не согласен. Вот вы вместо того, чтобы какого-то заезжего полковника приглашать, взяли бы да и оглянулись вокруг. Эт-то же Ле-нин-град! А класс у вас какой-то…  — Он покрутил в воздухе рукой.  — Какой-то такой…
        Я молчала. А что мне было говорить?! Обидно, конечно, но ведь правда, наверно…
        …Потом мы пообедали, а скорее — поужинали, потому что был уже совсем вечер. Все сидели грустные, и только полковник смеялся, шутил и рассказывал разные забавные истории. И почему-то почти все время обращался к Витьке, а тот… ну, да что тот. Тот пыжился, как индюк, и смотрел полковнику в рот. Я вначале немного обижалась, что полковник вроде даже и не хочет на меня смотреть, но потом, когда он сказал одну вещь, я перестала обижаться и поняла, что иначе он не может. И наверно, он прав. Я это еще потом додумаю.
        А он сказал вот что:
        — Ты, Маша, девчонка, так сказать, женский пол. И не дай бог тебе узнать, что такое армейская служба. А вот из него,  — он кивнул в сторону Витьки,  — я бы хорошего солдата сделал!
        Надо было видеть Витьку!
        — А ведь солдатская служба,  — продолжал полковник,  — трудная служба. Правда, Гриша?
        — Правда, дядя Вася,  — серьезно сказал Гриша, то есть папа.
        — То-то,  — сказал полковник и засмеялся.  — Вот, помню, еще до войны — я тогда ротой командовал — был у меня старшина-сверхсрочник. Так он что делал? Идут ребята с учений. Ну, подзадержались там и… прочее. Идут голодные, конечно, как волки. Думают: скорее бы до лагерей добраться, а там — борщ украинский, ложка стоит, каша гречневая с мясом, ах! И идут, ну прямо форсированным маршем с полной боевой выкладкой. А за полкилометра до лагеря старшина кричит: «Запевай!» Какое тут запевай — лишь бы до каши добраться. «Стой! Кру-угом! Шагом марш!» И в обратную сторону — с полкилометра. «Стой! Кругом! Шагом марш! Запевай!» Ну, что будешь делать?! «Что запевать-то, товарищ старшина?» — «Кони сытые,  — была тогда такая песня,  — бьют копытами…»
        — И запевали?  — с восторгом спросила бабушка.
        — Ого!  — сказал полковник.  — Еще как! Не хуже хора Александрова. Но я все-таки его спросил, старшину этого, чего он ребят мучает. Так он удивился даже. «Рота,  — говорит,  — должна прийти в свое расположение бодрой и готовой к предстоящим боям, какие бы потери она ни понесла. А тут какие потери — брюхо подвело! Я их воспитую, товарищ лейтенант, а вы их жалкуете». Ну, что мне говорить?  — Полковник задумался, а потом, посмотрев на папу, тихо сказал: — А как потом дрались эти «кони сытые»! Ты помнишь, Гриша, как они дрались?!  — Он покачал головой и зажмурился.
        Папа молча кивнул, а Витька, проглотив слюну, сказал басом:
        — Трудно в ученье — легко в бою…
        — Суворов!  — закричал полковник.  — Он у тебя Суворов, Гриша! Ну, поехали.
        На вокзал полковника провожали все. Он поцеловался со всеми, а бабушке поцеловал еще и руку. Домой мы шли медленно и ни о чем не говорили, только Витька бубнил себе что-то под нос и, выпятив грудь, вышагивал впереди всех строевым шагом. По-моему, он пел «Кони сытые».
        Уже в самой подворотне оказался Венька Жук. Я шла последней, и Венька тихонько окликнул меня.
        — Ты, Басова, не бойся,  — сказал он шепотом,  — тебя больше никто не тронет.
        — А я и не боюсь,  — сказала я.
        Он потоптался на месте, не зная, что сказать, и мне вдруг захотелось сделать доброе дело.
        — Знаешь что, Венька,  — сказала я,  — хочешь… я буду с тобой дружить?

        Венька ошарашенно посмотрел на меня.
        — Со мной?
        — Ну да, с тобой.
        — Вот собака!
        — Кто собака?!
        — Это я так… поговорка у меня такая. Ты…  — Он не договорил, повернулся и убежал, а я пошла домой и сразу легла спать, но некоторое время никак не могла заснуть, и в голову лезли всякие разные странные мысли.
        Я, например, думала: что, если бы Жук меня действительно собакой назвал, обиделась бы я или нет? Наверно, не обиделась бы. Что ж собака? Если человека даже ослом назовут, и тогда стоит подумать, обижаться или нет. Полковник рассказывал, как под Новороссийском ослики прямо-таки выручали наших солдат. Они сопели, хрипели, чуть не падали, а таскали в горы, по самым кручам, над страшными пропастями оружие, еду и боеприпасы нашим войскам. А лошади этого не могли. Так что не каждый осел — осел. А собака — это совсем не так уж плохо. Собака — это, в общем, друг человека. Такой барбос. И я не совсем понимала, зачем мне понадобилось предлагать Веньке дружбу. Но раз уж предложила — отступать нельзя; может, это воспитательная мера. Надо же с чего-то начинать, чтобы наш класс по-настоящему был дружным… А может, это я назло Семену? Нет, он ведь не возражал… А он вообще-то ничего — этот белобрысый… те-ле-па-тик… Я уже начала засыпать и вдруг представила себе, что Г. А. (ох, Герасим), Юлька и Зоенька приволокли в школу огромный и пузатый самовар и не знают, что с ним делать,  — полковника-то нет. И мудрый
трясучий Апологий предлагает сдать его на металлолом. Мне стало ужасно смешно, и я долго про себя хохотала. А потом наконец заснула, и мне приснился славный сон, что я летаю. И это было очень хорошо — мне бабуся как-то объяснила: когда люди во сне летают — это значит, что они растут.
        — Я-то уж давно не летаю,  — вздохнув, сказала бабушка.  — Я все куда-то падаю. А ты летай. Это отлично…

        Часть вторая
        

        Глава первая

        Тетка Поля — мамина сестра — каждую осень присылает нам ящик антоновки. Тетка живет в деревне под Рязанью, и всяких яблок у нее хоть пруд пруди. Продавать она их не продает, а рассылает по всей своей родне, а родни у нее, кроме нас, тоже хоть пруд пруди, и все живут в разных концах Советского Союза. И все разные. Есть колхозники, есть рабочие. Есть Герой и есть даже один профессор. А есть и вор; он сидит в тюрьме и неизвестно когда выйдет. И есть один какой-то важный, хотя тетка Поля говорит про него: «К плеши ума не пришьешь». И всем им она посылает яблоки. Даже вору в тюрьму и то посылает. Но больше всех своих родственников тетка Поля любит мою маму — свою сестру. Это я знаю точно. Я сам слышал, как она говорила, что мама самая лучшая из ее родственников, хотя и «незадачливая». Мне было лет девять, когда я первый раз услышал это.
        — Эх, Люда,  — сказала тогда тетка Поля,  — и красивая ты, и ладная, и толковая, а вот не задалось тебе чего-то…
        — Поля,  — сказала в ответ мама,  — редко кому такое счастье, как тебе, дается…
        — Уж это да,  — сказала тетка Поля,  — уж это да…
        Не понял я тогда, да и сейчас не очень-то понимаю, почему тетка Поля жалеет маму, а себя считает самой счастливой. Ну, правда, мама часто болеет — сердце у нее не в порядке, а так ведь во всем остальном жизнь у нее вполне нормальная, а тетка Поля всю жизнь прожила в деревне, и детей у нее нет, и дядя Вася — ее муж — вернулся домой без обеих ног. Так какое уж тут счастье?
        — Уж это да,  — сказала тогда тетка Поля,  — я счастливая.
        И я очень хорошо помню, что вдруг она заплакала, и с тех пор стала присылать нам каждую осень ящик антоновки.
        Я люблю антоновку. Это какие-то особенные яблоки. Это, по-моему, самые настоящие яблоки. Они и пахнут, как настоящие яблоки. И, когда антоновку берешь в руку, ты чувствуешь, что это яблоко, а не слива там или абрикос. Ящик всегда открываю я. Беру топор, клещи и открываю — медленно и с удовольствием, и как только подхожу к ящику, я чувствую, что у меня, как у нашего пса Повидлы, начинает шевелиться нос: я принюхиваюсь. Я с удовольствием принюхиваюсь к запаху антоновских яблок, и у меня текут слюнки, но я не тороплюсь. Я осматриваю ящик со всех сторон — где бы получше зацепить, поворачиваю его и так и этак, немножко задумываюсь — для вида, конечно, и потом начинаю не спеша открывать. Выдеру один гвоздь и опять постою, подумаю, а то иногда и гвоздь начну выправлять, а все смотрят, сопят, даже кое-кто чуть не хрюкает. А мне весело — погодите, думаю, как будет здорово, когда у каждого окажется яблоко, от которого так замечательно пахнет, и вкуснота такая, что мне всегда становится жалко тех, кто не пробовал настоящей антоновки. Так вот, не торопясь, я делаю это очень важное дело, а вокруг меня стоят
все и пускают слюнки и заглядывают в ящик через мое плечо.
        Самый нахал это Повидло. Как только я беру инструмент, он тут как тут. Уши торчком, хвост дрожит, будто через него пропускают ток, глаза такие — вот, мол, я: самый лучший, очень я хороший — а нос лезет в самую первую щелку, стоит мне чуть приоткрыть дощечку — нос уже там. Второй нос — Олин, хотя она сидит на табуретке и делает вид, что учит уроки,  — она, по-моему, всегда учит уроки, даже в «одном месте» и то учит — очень сознательная второклашка. Но, когда я открываю ящик с антоновкой, она обязательно приволакивается на кухню со своими тетрадками и писклявым голосом спрашивает у нашей соседки Ангелины Павловны, можно ли ей поучить уроки за ее — соседкиным — столиком, а нос у нее прямо нацелен на ящик с яблоками.
        — Конечно,  — говорит Ангелина Павловна ласковым таким басом.  — У вас сегодня, можно сказать, семейный праздник, я уже приготовила все, и мой стол свободен, я не буду вам мешать и с вашего разрешения уйду.
        Но, ясно, она никуда не уходит. Во-первых потому, что ее никто не отпускает, а во-вторых, потому, что ей и самой не очень-то хочется уходить — очень ей интересно, как я открою этот ящик.
        Мишка стоит около окна, засунув руки в карманы и выпятив нижнюю губу, дескать, подумаешь, я бы лучше открыл, а на яблоки эти мне начихать.
        А я медленно и уверенно открываю ящик, и запах антоновки разносится по всей кухне, по всей квартире, да так, что дядя Гриша — еще один наш сосед — просовывает свою лохматую голову в дверь и сразу догадывается, что мы получили посылку.
        — Заходите, Григорий Васильич,  — говорит мама.
        — Обязательно,  — говорит дядя Гриша, заходит и становится в сторонке, подальше от бати.
        А папа с мамой стоят рядом и тоже смотрят, как я открываю ящик. Батя иногда хочет дать совет, но мама его останавливает сердито, и он мотает головой и смеется, и мама смеется тоже.

        Яблоки, яблоки, антоновские яблоки… Чавкает под раковиной наш пес Повидло, облизывается и смотрит на меня — не дам ли еще? Ахает Ангелина Павловна, аккуратно ножичком отрезая ломтики и вспоминая какого-то великого русского писателя, который так писал об антоновских яблоках, так писал… Дядя Гриша смотрит на маму такими же глазами, как пес Повидло на меня, но мама качает головой.
        — Хватит на сегодня, Григорий Васильевич,  — говорит она.  — Вот возьмите яблочек и идите отдохните.
        И дядя Гриша берет яблоки, вздыхает и уходит, а вообще-то он не всегда так спокойно уходит.
        Все получают яблоки. Мама берет пяток и сразу кладет их в шкаф, в ящики, где чистое белье — это ее научила Ангелина Павловна, которая прочитала об этом у того великого писателя. Могу сказать, что тот писатель был не дурак. Я вначале смеялся, а потом понял, как здорово спать на простыне, которая пахнет яблоками.
        Оля тоже получает яблоко. Она идет в комнату, садится за стол и кладет яблоко перед собой, доучивая уроки.
        Мишка, получив одно, мрачно говорит:
        — Два,  — и почему-то не смотрит на нас.
        — Стоит ему два?  — серьезно спрашивает батя.
        — Стоит,  — говорю я. Потому что, мне кажется, я Мишку понимаю — чего не бывает в пятом классе.
        Потом мы с батей занимаемся распределением. Это — летчику. Есть у нас еще один сосед: дядя Саша летчик. Правда, он довольно редко бывает дома, но он молодец и тоже любит антоновку. Это — тете Насте — какой-то дальней-дальней папиной родственнице; она одна из всей его родни осталась живая и недавно поселилась в Ленинграде. Она почему-то не любит маму, но это ее дело, а вообще-то она человек, кажется, хороший, только странная немного. Ну да ладно — не мне судить, взрослые часто бывают странные.
        После тети Насти мы откладываем еще кое-кому — знакомым, друзьям. «Учителям обязательно»,  — говорит папа. Я отчего-то всегда сомневаюсь, но тут у бати начинают ходить скулы, и я соглашаюсь. Потом мы оставляем маме на варенье, на сушку, на гостей и у нас остается примерно десяток.
        — Давай съедим по одному,  — говорю я.
        — А как же,  — говорит папа.
        И мы съедаем по крупному антоновскому яблоку, и при этом батя начинает жаловаться на свою жизнь и завидовать тетке Поле. Завидует, правда, как-то смешно. «Вот жил бы я в деревне, да не могу я жить в деревне, вот был бы у меня сад, да какой я садовод, вот чихал бы я на все, да не могу я чихать на все, вот…» — и так далее. Я только последнее время стал прислушиваться — к чему бы он это?
        И вот мы съедаем по крупному пахучему антоновскому яблоку, и батя откладывает себе три штуки, а остальные — целых пять — оставляет мне.
        — А этими ты распоряжайся,  — говорит он.
        И каждый раз, хотя каждый раз повторяется почти одно и то же и говорятся почти те же самые слова, я все-таки радуюсь. Посмеиваюсь над собой — ну, подумаешь, в самом деле, яблоки, что, я их не видел, что ли? А вот все-таки радуюсь.
        Знаю, что одно яблоко отец обязательно положит к себе в стол, а потом будет его иногда вынимать, нюхать, качать головой, чему-то улыбаясь про себя, вздохнет и опять спрячет яблоко в стол. Другое он аккуратно завернет в тонкую бумагу, положит в карман и скажет:
        — А это Федора Иваныча дочке.  — И посмотрит на меня вопросительно, а я только кивну молча.
        Третье — отец отнесет к себе на работу и там тоже положит в стол и тоже будет иногда вынимать и нюхать его, а потом кому-нибудь подарит.
        С моим пятком я тоже уже знаю, что произойдет: одно выпросит Мишка, одно я сам отдам Оле в награду за какую-нибудь очередную ее пятерку, третье мы не выдержим и съедим с этим подхалимом Повидлой, четвертое — я спрячу на всякий непредвиденный случай, а пятое… пятое я тоже подарю кому-нибудь… ну, например, той смешной девчонке с фонарем под глазом, которая живет в доме наискосок от нас.
        Зовут ее Маша. Она порядочная заноза, но, по-моему, неплохой человек и, кажется, хороший товарищ. Фонарь-то она, в общем, из-за меня получила — заступилась за меня, чудачка, и схлопотала ни за что ни про что здоровенный синяк. Но ничего — он ей даже к лицу. Она красивая… эта Маша Басова, и синяк ей не мешает, хоть она и злится. С этого года я живу совсем недалеко от нее и учусь с ней в одной школе, в одном классе и даже уселся за ее парту! Она злится, а мне весело. Вообще-то мне, конечно, совсем не хочется, чтобы она злилась, но уж больно смешно она это делает — фыркает, как кошка, только что когти не выпускает. И смотрит так презрительно, словно миледи на мушкетеров, своим одним глазом. А мне совсем не страшно. Пусть посмотрит. И я на нее посмотрю. А там посмотрим…
        Вчера она прямо зашипела на меня, когда я хотел понести ее портфель.
        — Ну, что ты пристал ко мне, как репейник? Появился неизвестно откуда и пристал. И ходит, и ходит… Телепатик несчастный!

        Я не знаю, что это — «телепатик», и хотел было обидеться, но слово уж больно смешное — те-ле-па-тик — и я засмеялся, а она трахнула меня по голове портфелем и умчалась. И мне даже не было обидно.
        А в самом деле, чего это я к ней прицепился, как репейник? И хожу, и хожу? Знаю чего: нравится она мне — вот и все! Я, конечно, могу и отцепиться, но не отцепляюсь — мне почему-то кажется, что мы с ней подружимся. Пусть еще позлится немного, а потом все равно подружимся. И фырчать на меня, как кошка, перестанет. Хотя вряд ли она перестанет, все равно будет фырчать, но, наверно, уже не так. Поживем — увидим. А яблоко я ей завтра в школе подарю. И пусть злится сколько влезет — я тоже упрямый.
        Между прочим, со своей парты она меня не прогнала и сама не пересела, а это, по-моему, кое-что значит. Ведь могла бы сесть, ну, с Геркой, например,  — он, думаю, для нее место берег. Я ее спросил, почему она, если уж так на меня злится, не пересядет туда, на первую парту, где Герка сидит и ее дожидается?
        — Где хочу, там сижу,  — ужасно сердито сказала она.  — И вообще эта парта моя.
        — Ну тогда я пересяду,  — сказал я благородно.
        — Твое дело. Ты для меня все равно пустое место.
        Я сделал вид, что обиделся, и начал собирать свои монатки, а она дернула меня за рукав и прошипела:
        — Сиди уж, рыцарь!
        Рыцарем меня почему-то прозвала ее бабушка. «А-а, здравствуйте, юный рыцарь»,  — говорит Машина бабушка всегда, когда встречает меня. Я не очень-то понимаю, почему она зовет меня рыцарем, но мне это как-то даже приятно. И однажды мне приснился смешной сон, как я в рыцарских доспехах с копьем наперевес мчусь на коне по нашей Моховой, за мной, тоже в доспехах, мчится пес Повидло, у него из стальных штанов только хвост наружу торчит, и от нас в диком страхе и ужасе разбегаются в разные стороны фуфли и хлястики, это те ребята, что подставили Машке фонарь, и которых, по-моему, надо бить. Они бегут и визжат со страху, а я нанизываю их одного за другим на копье и въезжаю во двор, где живет Маша Басова, и складываю весь этот шашлык к ногам Машиной бабушки, а она хлопает меня выбивалкой для ковров по стальному плечу и говорит:
        — О мой юный герой! Посвящая вас в рыцари Ордена Святого Репейника, а вашего доблестного пса Повидлу назначаю вашим верным оруженосцем.
        Мне немножко обидно, что это она, а не Машка, посвящает меня в рыцари, но я становлюсь на одно колено и целую подол ее роскошного платья, а пес Повидло, мой верный оруженосец, прыгает вокруг меня и лижет в нос через поднятое забрало. И тут я просыпаюсь, потому что нахал Повидло действительно лижет меня в нос — ему пора гулять. Смешной сон, но ничего — неплохой.
        Ну, это я так, к слову, а бабка у Маши очень славная, забавная и, по-моему, хитрющая. Она ко мне хорошо относится — я всегда чувствую, когда ко мне человек хорошо относится,  — а Маше это не нравится, а скорее всего, она делает вид, что не нравится, а на самом деле она просто удивляется: почему это ее бабушка, папа, мама и даже сморчок Витька, братишка, сразу, как я только с ними познакомился, стали ко мне хорошо относиться. И тот отличный полковник, который к ним приезжал, тот тоже ко мне хорошо относился.
        Я и сам удивляюсь иногда — отчего это все ко мне хорошо относятся? Нет, есть, конечно, есть — как Райкин говорит — есть и такие, которые ко мне плохо относятся, но это, наверное, потому, что я и сам их не люблю. Они, наверное, это чувствуют, и им ничего другого не остается, как и меня не любить.
        Дядя Саша, летчик, наш сосед, как-то мне сказал:
        — Вот ты обратил внимание, что твой Повидло очень любит дядю Гришу — водопроводчика, хотя дядя Гриша и ой-ой-ой, и твоему Повидле почти ни разу доброго слова не сказал. А вот ласковую Ангелишу Повидло терпеть не может, только вежливо ей улыбается, а сам никогда не подойдет. Почему?
        — Ну, не знаю,  — сказал я,  — может, от нее слишком здорово духами пахнет?
        — А от дяди Гриши гуталином и… еще кое-чем пахнет, а это хуже,  — засмеялся дядя Саша.  — Не то! Просто псы очень здорово чувствуют, когда их не любят или боятся.
        Вот я вспомнил этот разговор и решил, что я, наверно,  — ха-ха!  — кое-чему от Повидлы научился. Только у Повидлы это инстинкт, а у меня, должно быть, разумно. И как-то сделал такую штуку. Глупо, конечно, но это я сейчас понимаю, а тогда еще не понимал. Я составил список всех, к кому хорошо отношусь, и стал вспоминать и проверять, а как они на меня смотрят. Оказалось, что я всего два раза ошибся. Один раз — это тетя Настя, папина родственница. Мне-то она нравилась, а я ей — нет. И второй раз — одна девчонка из старой школы: ох, как она мне нравилась! Да и она, вроде, ко мне хорошо относилась, а потом я узнал: она, чистюля этакая, смеялась надо мной, что у меня батя — милиционер.
        Я рассказал об этом дяде Саше — летчику. Он хохотал так, что я даже разозлился.
        — Ну, чудак, ну, смешняк…  — хохотал дядя Саша.  — Ты-то ведь не Повидло. С человеком ведь совсем другое дело. Тут куда сложнее.
        Он вдруг стал мрачным-мрачным и сказал грустно:
        — Эх, Сенька, Сенька, это отлично, что ты людей любишь и им веришь, но трудновато тебе будет в жизни, много раз ты себе нос расшибешь. Не хочу тебя разочаровывать, но… «Люди, будьте бдительны!» Знаешь, кто это сказал?
        — Маршал Гречко?  — сказал я.
        Дядя Саша усмехнулся.
        — Он это, конечно, тоже говорит. Но я-то имею в виду Фучика, Юлиуса Фучика. Знаешь такого?
        — Н-не,  — сказал я.
        — Позор,  — сердито сказал дядя Саша.
        Он подошел к книжной полке и достал небольшую в красном переплете книжечку.
        — На,  — сказал он,  — прочитай обязательно, хотя это и не совсем к нашему разговору относится. А все же… Но, в общем-то, это здорово, что ты в своем анализе всего два раза ошибся. Мне бы так!
        Я тогда эту книжку так и не прочитал. Не знаю уж почему — наверно, занят был. А еще, если честно говорить, и потому, что дядя Саша надолго улетал куда-то и некому было у меня спросить, прочитал я эту книжку или нет. Но сейчас постараюсь все-таки прочесть: может, и верно из нее кое-что узнаю. А все эти списки и анализы, конечно, ерунда, но все-таки понять, почему к тебе один человек относится так, а другой совсем по-другому,  — это надо.
        Маше Басовой я яблоко отдам — это не фокус, а вот как я в этой школе учителям буду яблоки дарить?! Там, в старой школе, я всех знал и меня все знали. И все знали, что осенью я обязательно принесу антоновку от тети Поли, и никто не мог мне сказать, что я подлиза и этими чертовыми яблоками зарабатываю себе отметочки. У меня отметки — железные: больше половины троек, а остальные — четверки. Двойки тоже бывают, но я их довольно быстро исправляю. «Особой усидчивости у него нет,  — говорила Зоя Ромуальдовна,  — но у него есть самолюбие и…  — как это — настырность. Двойку я ему ставлю условно. Он ее исправит». Я и исправлял. А как будет здесь — не знаю. Может, не так поймут меня с этими яблоками. Может, подумают, что я… Нет, уж лучше я пока подожду — проживут учителя и без моей антоновки.
        Но вообще-то мне кажется, что и в этой школе будет неплохо. Ребята в нашем классе, по-моему, ничего, веселые. Правда, мне не очень понравилось, как они принялись прорабатывать Веньку Жука за дисциплину и за Машкин синяк — ведь он в этом синяке не очень виноват, я-то знаю. И еще мне не понравилось, что очень уж командует Герка Александров, и все его вроде слушаются. Парень-то он неплохой — я его еще по детскому саду знаю, он тогда тоже жил в нашем районе — только иногда начинает здорово важничать, как будто он умнее всех, смелее всех, сильнее всех и справедливее всех. Нет, он вовсе не хвастается, но так у него само получается: посмотришь на него — и сразу видишь, что тебе самому очень многого не хватает. А это иногда обидно бывает. Не то что завидно, а обидно — вроде ты чем-то ниже его получаешься. Но вот чему я действительно завидую — это не тому, что он на пятерочки учится и по-английски разговаривает, а тому, что он и правда много чего знает; о чем ни заговорят ребята, он все знает. А когда его спрашивают, откуда он все это знает, он так небрежно говорит, что надо побольше читать и быть в курсе
всех достижений современной науки и техники и политических событий. Говорит он, и верно, как пишет. Я-то в этом деле слабоват, честно скажу. Сам не понимаю, почему так получается, что мне все время книги про шпионов да про войну подвертываются. Конечно, и про это надо читать, но ведь и не только про это. Или еще «Монте-Кристо», «Три мушкетера», «Остров сокровищ». Конечно, книги хорошие, но ведь есть и еще много хороших, да вот мне они почему-то не подвертываются никак, а если и подвертываются, то почему-то не читаются. Соседка Ангелина Павловна — у нее много книг — говорит, что надо с самого детства воспитывать в себе привычку к чтению умных и полезных книг, тогда и сам будешь умным и полезным. Я с этим согласен, только удивляюсь немного, как это она столько книг прочитала, а очень-то умной не стала. Да и насчет того, полезная она или нет, тоже не знаю. В квартире она не то что полезная, а просто вредная бывает: всех воспитывает, учит и жучит, то не так, это не так, а сама туалет на двадцать минут занимает, а ванную — часа на три. Это дома. А на работе она, по-моему, и не бывает: когда ни придешь —
она все дома торчит, то в ванной, то на кухне — у нее куча всяких болезней, и ей нужно особое питание. Вот она день и ночь и готовит себе это питание, а когда приготовит, то питается. А работает она, как сама говорит, каким-то ре-фе-рен-том по искусству. Хорошая, видно, работенка у этих референтов. Не пыльная. Но других, которые по-настоящему работают, она не очень-то уважает.
        Я с ней всегда очень вежливо разговариваю, но у меня с ней особые счеты — она вроде той чистюли, что надо мной смеялась из-за бати. Он как-то с ней поспорил насчет одного кинофильма, так она на него так посмотрела,  — дескать, ну что вы, милиционер, понимаете в искусстве. «У вас несколько иная сфэ-эра деятельности, уважаемый Василий Тимофээвич».  — Она сказала и улыбнулась, словно ребенку какому, а я в нее чуть картошиной не запустил.
        Ну ладно, аллах с ней. А вот что дядя Саша — летчик меня поругивает — это хуже. Я его уважаю.
        — Серый ты человечишка, Сенька,  — говорит он мне, когда я чего-нибудь не знаю, а это частенько бывает,  — читать тебе надо, просвещаться.
        И тоже дает мне разные книги, а я их тоже… не очень-то читаю. Все время мне почему-то некогда. Все время какие-то дела подворачиваются — то домашние, то свои собственные, вот читать-то и некогда. Только по программе, да, хмм-м… про шпионов.
        Дядя Саша говорит, что я шебутной и неорганизованный — не умею свое время распределить разумно. А время надо уметь уплотнять.
        — Вот ты попробуй как-нибудь про-хро-но-мет-рируй свой день. Смотри на часы и записывай, что ты делал по часам и минутам. А потом проанализируем вместе и сделаем выводы.
        Это он мне сказал сегодня вечером, когда я занес ему антоновку. Он только что прилетел из дальнего рейса и два дня будет отдыхать.
        Мне эта идея понравилась — в самом деле интересно, на что это у меня время уходит?
        — Я бы сделал, да у меня часов нет,  — сказал я.
        Дядя Саша подумал-подумал, потом снял с руки часы и дал мне. Я начал отмахиваться, но он сказал, что я несерьезный человек, и нацепил часы мне на руку.
        — Ладно,  — сказал я,  — вы не бойтесь, я не потеряю.
        — А я и не боюсь,  — сказал он.  — Потеряешь — купишь.
        «Интересно, на какие шиши»,  — подумал я, но только кивнул.
        Батя увидел часы и строго спросил, откуда они у меня. Я рассказал. Он задумался, а потом посмеялся немного.
        — Уж этот Александр Степанович вечно что-нибудь выдумает,  — сказал он.  — Но, пожалуй, это полезно. Хотя…  — Он опять задумался.
        — Что «хотя»?  — спросил я.
        — Хотя… что у тебя жизнь нелегкая, тут и моя вина есть.  — Он развел руками.  — Да вот обстоятельства такие, брат Сенька.
        Я даже глаза на него вытаращил — с чего это он взял, что жизнь у меня нелегкая? И какие еще обстоятельства?
        — Ты что, батя?
        — Давай поговорим, Сеня,  — сказал он серьезно и усадил меня на диван, а сам сел рядом.  — Давно пора, да все времени нет.
        Но и тут поговорить нам не пришлось. Зазвенел звонок. Кто-то открыл, а потом к нам в дверь постучали и вошла какая-то женщина — молодая, грустная и заплаканная.
        — Уж вы извините, товарищ участковый, что я прямо домой… да поздно так,  — сказала она виновато.  — Прямо уж не знаю, что делать.
        — Опять?  — спросил отец.
        Она только всхлипнула и кивнула молча.
        — Ну, Сень, в другой раз,  — сказал отец и вздохнул. Встал, надел мундир, фуражку, взял свою папку и пошел с той женщиной.
        — Когда придешь, Вася?  — спросила мама из-за ширмы.  — Ведь ночь…
        — Не знаю, Люда, но постараюсь поскорее, если еще что не задержит.
        — Вы уж извините…  — опять виновато сказала женщина, и они ушли.
        — И не видим мы его совсем,  — вздохнув, сказала мама,  — все работа, работа…
        — Такое у него дело, мать,  — сказал я, и мама засмеялась.
        — Ну, точь-в-точь, как он говорит,  — сказала она.
        А я ведь нарочно сказал, чтобы посмешить. Посмеется и, может, меньше думать будет, а то до его прихода и не уснет.
        Я разделся, положил летчиковы часы под подушку и улегся. А пожалуй, дядя Саша, я тебя перехитрю: я свой день так распределю, что и комар носу не подточит и хро-но-мет-раж у меня будет не хуже, чем у какого-нибудь токаря — ударника комтруда или чемпиона в беге на длинные дистанции. Я встал, достал из батиного стола новенький блокнот и написал на обложке:

        ХРОНОМЕТРАЖ

        И лег спать. А на следующий день начал вести этот самый хронометраж. И вот что у меня получилось:
        7.00 — Проснулся.
        7.00 — 7.05 — Лежал и думал о… Вспомнил, что надо записывать.
        7.05 — 7.10 — Вставал.
        7.10 — 7.20 — Стоял в очереди в т. Там была А. П.
        7.20 — 7.22 — Умывался.
        7.22 — 7.30 — Будил Мишку.
        7.30 — 7.35 — Будил Ольгу.
        7.35 — 7.50 — Готовил завтрак. (Мама плохо себя чувствовала.) Одновременно гнал Мишку умываться — уплотнял время.
        7.50 — 8.00 — Завтракал.
        8.00 — 8.10 — Прогулял Повидлу. Встретили Мухтара. Они играли. Погода хорошая. Пожалел Повидлу и гулял его еще 5 мин. до 8.15.
        8.15 — 8.25 — Прогонял Мишку в школу. (Ольга уже ушла.) Иск. учебн. по мат.
        8.25 — 8.32 — Бежал в школу. Опоздал на 2 мин. (Плохо!)
        8.32 — 8.34 — Стоял у двер. в кл. и слуш. как м. руг. Р. Петр.
        8.34 — 9.15 — Урок литературы. Схват. 2 (Исправлю!)
        Примечание № 1. Было пять уроков до 13.15. Тут хронометрировать нечего. Уроки как уроки, и они хочешь не хочешь, а идут по расписанию. А вот большую перемену потерял зря. Вместо того чтобы отдохнуть — все 15 мин. стоял как истукан перед завучем за то, что на ур. дал по ш. Ап. (Плохо! Надо учесть, хотя по шее я ему дал прав.!)
        13.24 — Последний звонок. Остался в классе, чтобы все записать. Довольно муторное дело этот хронометраж, но раз уж взялся — надо кончать. Только кончил записывать — в класс вошла очень сердитая Маш. Бас. и сказала мне, что я… Ну, да это к делу не относится — я ведь не дневник веду. Расскажу потом. Здесь только запишу, что разговаривали мы с ней до 13.40, и не знаю, потерянное это время или нет? С одной стороны, вроде бы и потерянное, а с другой…
        13.40 — 14.00 — Шел домой и думал о… и о том, как мне все-таки уплотнить время.
        14.00 — 14.20 — Встретил у ворот Фуфлу и Хлястика.
        — Давай поговорим,  — они мне сказали.
        — Нечего мне с вами разговаривать,  — сказал я,  — у меня дела,  — и посмотрел на часы.
        — Часики завел,  — сказал Хлястик.
        — А ну покажь!  — сказал Фуфло.
        — Шиш тебе!  — сказал я, и тут мы крепко поговорили о том, кто я такой и кто они такие. Они сказали, что, если я буду воображ. и лезть не в св. дел., то схлоп. как след. А я ск., что чих. на них и, если они будут прист. ко всем, то все реб. им покаж. Они смеялись. Я сказал, что хорошо смеется тот, кто смеется последним. Они хот. отн. часы, но я не дал и ушел домой. А дома все это записал, посмотрел на часы — ничего поговорили!
        14.20 — Взял деньги у мамы, авоську, кусок булки с колбасой и книжку, которую дал мне дядя Саша. Чтобы не встретиться опять с этими и не терять зря время, пошел через другой двор и в овощной магазин пришел в…
        …14.30 — Встал в очередь за картошкой и решил уплотнить время — открыл книжку. «Репортаж с петлей на шее» называется. Я вначале подумал, что опять про шпионов, но оказалось совсем другое… совсем другое… Меня толкали, куда-то отодвигали, а я читал. Кто-то смеялся, кто-то чего-то спрашивал, а я читал. Потом здоровенный дядька двинул меня под ребро и заорал в самое ухо:
        — Чего под ногами путаешься! Читатель!
        — Извините,  — сказал я и отошел к окну. Потом вдруг посмотрел на часы: мама-мамочка!..
        15.00 — Купил картошку и помчался в «Молоко». Книжку убрал подальше, чтобы не отвлекала.
        16.00!  — Это я только что домой пришел с молоком и картошкой. Полтора часа ходил! Ну ладно, в овощном зачитался: значит, какая-то польза все-таки есть, тем более, что книжка-то! Эх, вот это книжка! Спасибо, дядя Саша! А вот в «Молоке» что я почти целый час делал? А вот что. Купил молоко, посмотрел на часы, достал блокнот и пристроился на подоконнике, чтобы записать время. Подходит продавщица — худющая, как кочерга, и злая.
        — Чего это ты тут пишешь?  — спрашивает она.
        — Да так,  — говорю,  — ничего.  — И закрываю блокнотик.
        — Ничего и дома много,  — говорит она и тянет руку за блокнотом.  — А ну, покажь!
        Совсем, как Фуфло.
        Я говорю, что это, мол, мое дело, что я пишу. Может быть, стихи.
        — Я тебе покажу стихи,  — говорит эта кочерга,  — ишь писатель! Какие ты у нас непорядки выискал? Мал еще у нас непорядки выискивать!
        — Да ничего я у вас не выискиваю,  — говорю я.
        — Нет, выискивал,  — говорит она занудным таким голосом.  — Вот так ходют всякие, выискивають, пишуть, а потом тебя премии лишають. А ну, покажь!
        Я спрятал блокнот в карман и хотел идти, но она не пускала, а тут еще кассирша свой голос подала и покупатели зашумели — кто за меня, кто против меня. Кто кричит на кочергу, чтобы она становилась за прилавок и работала, а кто кричит, что надо разобраться: может, я в карман плавленый сырок сунул. Пропади он пропадом, этот хронометраж! Хорошо, какой-то старичок вмешался и меня вызволил.
        — Я,  — говорит,  — его знаю. Он мальчик вполне приличный и действительно стихи пишет. Очень хорошие.
        Тут все заулыбались и начали меня хвалить и даже кассирша стала меня просить, чтобы я почитал стихи вслух. Час от часу не легче. Стою красный как рак и рот открыть не могу, хотя вообще-то я находчивый. Но тут стихи! У меня от стихов, которые в школе наизусть учить надо, и то зубы всегда болеть начинают, а тут…
        — Он застенчивый,  — говорит старичок, а сам подталкивает меня к двери,  — настоящие поэты все застенчивые.
        — А может, он частушки на нас сочиняет,  — не унимается продавщица и хочет меня опять за плечо взять, но тут-уж все зашумели, чтобы она оставила приличного мальчика в покое, и я под шумок даю дралка. Уношу ноги. А то этот старичок скажет, что я романы пишу. Бегу от магазина, потом оборачиваюсь посмотреть, не бежит ли за мной эта кочерга, и вижу, что старичок стоит у магазина и в руках у него огромная сумка и палочка. Мне становится совестно, что я ему даже спасибо не сказал, и я возвращаюсь. В результате я забираю у него сумку и провожаю его до дому. Живет он аж у Мальцевского рынка — чего он в этот магазин забрался, когда у них там молочных магазинов рядом сколько влезет. Всю дорогу старичок читает мне наизусть разные стихи. Вроде ничего стихи — хорошие, хотя я не очень-то в них разбираюсь. Но одни мне даже запомнились. Как это: «Гвозди бы делать из этих людей — крепче бы не было в мире гвоздей!» Это ничего, это мне нравится. Это вот про таких, как Юлиус Фучик, и про космонавтов, и про Алексея Мересьева.

        Старичок живет на пятом этаже здоровенного серого дома, и лифт не работает, и мы ползем с ним потихоньку наверх. Он на каждой площадке отдыхает и читает новые стихи, а у самой двери приглашает меня в гости и говорит, что у него отличная внучка, моя ровесница, и она тоже очень любит стихи. Он, кажется, и сам поверил, что я пишу стихи, но, в общем, он ничего старичок — добрый. Он опять приглашает меня в гости, но я вежливо отказываюсь и говорю, что зайду в другой раз, когда буду посвободней. Прощаюсь и бегу домой, вернее еду трамваем — времечко-то уже — охо-хо!
        Примечание № 2. Дядя Саша, все это можно не читать. Это я просто так записал. Для себя. Интересно стало.
        16.00 — 16.10 — Выгонял Мишку гулять с Повидлой. Наказал ему строго, чтобы больше 30 мин. не гулял — обедать надо.
        16.10 — 16.20 — Уговаривал Ольгу подмести пол, но она заныла, что у нее много уроков, и если она не отдохнет, то не может их готовить. Подмел сам.
        16.20 — 16.50 — Помогал маме готовить обед. Чистил картошку и пр. Оля смилостивилась — накрыла на стол. В кухне мама вдруг села на табуретку и взялась за сердце. Я было побежал за каплями, но она сказала, что не надо, а потом сказала таким жалобным голосом (мне всегда завыть хочется, когда она говорит таким голосом):
        — Сенечка, а папа ведь так и не приходил с вечера. Я уж не хотела тебя беспокоить, думала, вот-вот придет, а сейчас невмоготу. Сбегай узнай, что он там… А я уж обед доготовлю.
        Вот черт, я с этим хронометражем и не заметил, что бати утром не было. Правда, он и раньше часто уходил, когда мы еще спали, но тут-то с ночи его нет…
        — Ладно, мам, ты не волнуйся, работа у него такая,  — сказал я, но она даже не улыбнулась, и я побежал.
        16.50 — 17.00 — У отца через три дома от нас, где жилконтора, есть отдельный кабинет, как он говорит. А какой уж там кабинет — так, комнатушка: стол, два стула, шкаф, да еще железный ящик — сейф. Там он держит документы на всяких нарушителей. В этом кабинете его не было, и в жилконторе сказали, что сегодня он еще не приходил.
        17.00 — 17.15 — Помчался в райотдел милиции. Ну, слава богу! Батя был там — в дежурке. Собирался уходить. Мы вышли вместе. Он положил мне руку на плечо и спросил обеспокоенно:
        — Чего примчался? Случилось чего?
        Я почему-то разозлился.
        — «Случилось, случилось!» — передразнил я его.  — Он ночами пропадает, а потом еще спрашивает, не случилось ли чего!
        Я размахивал руками — я всегда размахиваю руками, когда злюсь, он держал меня за плечо, и так мы шли и выясняли отношения. Он сокрушенно качал головой и все твердил, что работа у него такая.
        — Предупредить-то мог,  — кричал я.  — У него работа, а мы ночи не спи! Да? У него работа, а у мамы — сердце! Мог бы…
        — Мог бы,  — виновато соглашается он,  — да закрутился, Сеня. Дела тут такие.
        На углу он остановился, снял руку с моего плеча и сказал, глядя в сторону:
        — Понимаешь, Сеня, я и сейчас домой не могу,  — он развел руками,  — дела тут такие. Маме скажи, чтобы не волновалась. Приду к ужину.
        Я только рукой махнул — что с ним будешь делать.
        17.15 — 18.00 — Пока шел домой… Нет, не буду сейчас ничего писать. Потом расскажу. В общем, сорок пять минуток пшикнули, сгорели голубым огнем, совершенно непроизводительно. Дела!
        18.00 — 18.25 — Пришел домой и успокоил маму насчет отца, а она все равно беспокоится — Мишки, паразита, нет. Понесся искать. Двадцать минут искал этого тунеядца. Нашел у самой Невы. Идет как ни в чем не бывало, посвистывает, а Повидло какую-то корягу тащит и хвостом виляет. Тоже тунеядец порядочный.
        — Где был?  — спрашиваю Мишку.
        — А мы на Петропавловку прошвырнулись.
        Ну, я не выдержал: дал Мишке подзат., а Повидло хорошего пинка под… Так они еще обиделись!
        18.25 — 19.00 — Обедали. А после обеда я все-таки заставил этого тунеядца Мишку посуду вымыть. И даже не слушал, что он там поет, а взял и ткнул его мордой в раковину. Правда, получил замечание от Ангелины Павловны.
        — Ф-фу, Сеня,  — сказала она басом,  — от тебя я этого не ожидала. Такой воспитанный мальчик и… физические методы. Фи!
        — А, катитесь вы!  — сказал я. Уж не знаю, как это у меня вырвалось, но вырвалось, факт.
        19.00 — 19.10 — Десять минут извинялся перед Ангелиной! Ну, наконец простила. Даже по голове погладила.
        19.10 — 20.10 — Делал уроки. Занятая только начались, и уроков не так уж много, но все же час ухлопал. Бати еще нет.
        20.10 — 22.00 — Засадил Мишку за уроки. Десять минут туника несчастного засаживал. Чуть было опять не применил физический метод, да маму пожалел. Она ужасно это переживает.
        — Иди, Сеня, погуляй, отдохни,  — сказала мама, а потом, словно извиняясь, добавила: — Если сможешь, в аптеку забеги. Наверно, лекарство готово… А то Мишутка потом сбегает…
        — Нет уж, никуда Мишутка не сбегает. Набегался,  — сказал я и взял рецепт.
        В аптеке я потерял минут десять. Занес лекарство домой, а потом до 22.00 гулял. Ну, это время личное, имею я на него право или нет? Раз имею — значит, делаю, что хочу, и хронометраж тут ни при чем. А что я в это время делал, расскажу в другой раз. Между прочим, всего-то полтора часика и погулял, но рассказать есть о чем.
        22.00 — Пришел домой. А дальше все неинтересно. Пришел батя. Ужинали. Телик немного посмотрели. Батя сидел мрачный, а раз он мрачный, значит, спрашивать у него ничего не надо. Сам расскажет, если захочет,  — такой у нас порядок. Но он ничего не рассказал, а только, когда уже из-за стола вставали, спросил меня:
        — Слушай-ка, ты Балашова-мальчишку знаешь?
        — Веньку, что ли? Из двадцать седьмого?
        — Да.
        — Знаю. А что?
        — Ничего… так. Завтра поговорим. Ну, я пошел.
        — Опять, Вася?  — спросила мама.
        — Что сделаешь, Люда.
        И уже в дверях опять спросил меня:
        — Ну, как твой хронометраж?
        Я только рукой махнул и пошел отдавать дяде Саше часы. Вот и весь хронометраж!

        Глава вторая

        …Дядя Саша лежал на тахте и читал, и вид у него был такой довольный и спокойный, что я даже позавидовал — вот у кого время наверняка зря не уходит. В комнате у него хорошо и интересно. У тахты большая лампа на палке с абажуром — торшер называется. Вдоль стен — полки с книгами, а на стенах и в стеклянном шкафу много разных сувениров, прямо музей. Он ведь весь мир облетал и отовсюду привозил что-нибудь интересное. «Тряпки меня не интересуют, их я и дома купить могу,  — говорит он,  — а вот такую штуковину, например, где ты увидишь? Разве в музее только.  — И он показывал какую-нибудь страшнейшую маску, или красивую раковину, или открытки с видами разных стран.  — Вот это — интересно: тут и история, и география, и память»,  — говорит дядя Саша. И я ему очень завидую.
        — А-а, здорово!  — сказал дядя Саша, когда я вошел.  — Ну, как делишки?
        Я протянул ему часы, он положил их на столик около тахты и посмотрел на меня с любопытством.
        — Сделал хронометраж?  — спросил он.
        — Сделал,  — сказал я и махнул рукой.
        — Что так мрачно?  — спросил он и засмеялся.
        — Ерунда получилась,  — сказал я.
        — Дай-ка сюда.
        — Да не стоит. Чепуха на постном масле.
        — Давай, давай, вместе разберемся!  — И он протянул руку за моим блокнотиком.
        «Ладно уж,  — подумал я,  — может, он чего интересное скажет». И отдал ему блокнот. Ну и хохотал же он. Прямо по тахте катался и даже слезы вытирал. Я чуть было не обиделся, но он так здорово смеялся, что я тоже не выдержал и начал смеяться вместе с ним. Он наконец отхохотался и уже серьезно сказал:
        — Да-а, Семен, прямо скажем, не ахти как получилось. Но все же некоторые выводы можно сделать.
        Он вырвал из блокнота листок, взял со столика шариковую ручку и начал разными цветами писать что-то на этом листке. Писал, писал, а потом протянул мне эту страничку.
        — Вот какая схема,  — сказал он,  — полюбуйся.
        Я полюбовался. Красивая схемка получилась. Ничего не скажешь! Там все было разобрано по минуткам, но я не буду приводить тут всю эту схему, а только главное. Жутковато получалось. Вот посмотрите:

        СУТКИ — 24 часа, или 1440 минут.
        РАБОЧИЙ ДЕНЬ — от подъема в 7.00 до отбоя в 23.30 -16 часов 30 минут, или 990 минут.
        СОН: 1440 минут минус 990 минут =.450 минут.
        Из 990 минут бодрствования НЕПРОИЗВОДИТЕЛЬНО ПОТЕРЯНЫ («ПШИКНУЛИ»!):
        а) До школы — 40 минут;
        б) В школе — 60 минут;
        в) После школы — 260 минут.
        ВСЕГО:40 мин. + 60 мин. + 260 мин. = 360 мин.
        ПРОИЗВОДИТЕЛЬНО ЗАТРАЧЕНО:990 мин.  — 360 мин. = 630 мин. Составим пропорцию:
        990 — 100%
        360 — X%
        X= 360100/990 =36,(36)%
        Итак: время, которое «сгорело голубым огнем» составляет почти 36,4 % (!!!)
        КОШМАР!!!

        — Вот такие пироги, Семен,  — сказал дядя Саша, когда я прочитал все это.  — Баланс, прямо скажем, не в твою пользу. Что делать думаешь?
        А что тут делать, подумал я и только головой помотал. Отличный «хронометражик», чтоб ему пусто было! Впрочем, это мне чтобы пусто было. До чего же безалаберный я человек! И вот ведь что получается: вроде и минуты свободной нет — все дела и дела, а на поверку оказывается не дела, а один пшик. У меня даже в горле пересохло от досады на себя, а дядя Саша посматривал на меня и так хитренько улыбался.
        — Ладно,  — сказал я,  — допустим, с собой я как-нибудь справлюсь, а вот как быть со всякими… непредвиденными обстоятельствами?
        Сказал и сам удивился — ишь как заговорил!
        — Человек должен быть сильнее обстоятельств,  — сказал дядя Саша.
        — Это как?  — спросил я.
        — А вот так: ну какое для тебя обстоятельство Мишка, который не хочет просыпаться? А ведь ты на него в общей сложности,  — дядя Саша посмотрел на листок,  — в общей сложности совершенно зря потерял больше часа! Ухлопал ни за что ни про что.
        — Я на него иногда еще больше ухлопываю,  — разозлился я.
        — А ты не ухлопывай,  — спокойно сказал дядя Саша,  — ты воспитывай. Скажи один раз: «подъем». И все! Как в армии.
        — А если не встанет?
        — Его дело. Раз проспит школу, два проспит, а на третий…
        — Жалко. Попадет ему.
        Дядя Саша поднял вверх указательный палец.
        — «Не унижайте жалостью человека!» Кто это сказал?  — спросил он.
        — Этот… как его… ну, тот…
        — Горький это сказал, балбес ты!  — Дядя Саша шлепнул меня по макушке.  — А теперь топай отсюда. Спать пора. А подсказывать я тебе ничего не буду. Сам не маленький. Подумай.
        — Ладно,  — сказал я,  — подумаю. А вот тут как считать: скажем, я старичка проводил — это как? Потерянное время или нет?
        — А ты хитер,  — засмеялся дядя Саша.  — На добрые дела время жалеть не надо.
        — Да, а вы приписали.
        — Ну ладно,  — засмеялся он,  — скости полчаса на доброе дело. Но ведь все равно — плоховато.
        — Плоховато. А… а… Мишку будить разве не доброе дело?
        — Это я тебе уже разъяснил.
        — А отца искать?
        — Ты дикарь или цивилизованный человек? Телефон на что?
        — А две копейки?
        — Ты, парень, не только хитрец, но и нахал. Иди спать!
        — Ага! Не все так-то просто. Вот туалет, например. Как же я, когда там…
        — Марш отсюда!  — закричал дядя Саша.  — Ты мне еще квартирные дрязги разводить будешь! Марш!  — Он хлопнул кулаком по столику, на котором лежали газеты и журналы, так, что все они даже подпрыгнули.
        Я вежливо сказал ему «спокойной ночи» и добавил что-то насчет того, что у летчиков должны быть железные нервы. Он засмеялся и погрозил мне пальцем.
        — А между прочим,  — сказал он,  — интересно, почему это у тебя от 17.15 до 18.00 сорок пять минут «сгорели голубым огнем»? А?
        Ну что ты с ним делать будешь? Уел ведь все-таки.
        — Да так,  — сказал я.  — Так вот… как-то…
        Дядя Саша хмыкнул и уткнулся в книгу, а я пошел домой и почти сразу лег. Подумать было над чем, и я стал вспоминать этот день. И, во-первых, вспомнил эти сорок пять минут: от 17.15 до 18.00. А было вот что. После того, как мы расстались с батей, я сразу побежал домой. Бежал, бежал, а на углу Моховой и Белинского растянулся на тротуаре. Какой-то тип подставил мне ногу, и я шлепнулся носом вперед. Правда, удачно шлепнулся — ничего не расквасил. Я сразу вскочил, злой, как черт. Смотрю, стоит здоровенный парень, черный, как цыган, и смеется. И зубы у него, как у нашего Повидлы — белые-белые и мелкие; мне даже показалось, что у него и клыки собачьи есть. Глаза у него маленькие, как бусины, и темные-темные, так что кажется — их вовсе и нет, а есть просто черные дырки вместо глаз. Мне стало почему-то страшновато и сразу расхотелось ругаться. А он посмеялся еще немного и вдруг перестал, и рожа у него стала странная — словно ее перекосило на одну сторону. Он взял меня за плечо, прямо как будто клещами вцепился, и сказал:
        — Не торопись, не торопись, Веснушка.

        Я даже рот открыл от удивления: такой здоровенный парень, а голосок писклявый, как у крысы. Я сразу перестал его бояться.
        — Куда торопишься, Веснушка?  — спросил он.
        — А тебе какое дело!  — сказал я.
        — Не груби, не груби старшим, Веснушка,  — пропищал он.
        — Какая я тебе «веснушка»!  — Я начал уже злиться.
        — А что? Разве нет?  — сказал он и потыкал меня пальцем в щеки.  — Еще какая Веснушка!  — И он опять засмеялся, а мне опять почему-то стало страшно. Честное слово, у него клыки были…
        — Чего тебе надо?!  — сказал я.  — Ногу еще подставляет… дылда стоеросовая.
        Я попробовал вырвать плечо, но он сжал его еще крепче, так, что я чуть не заверещал.
        — Не сердись, не сердись, Веснушка,  — запищал он,  — у меня к тебе дело есть. Ты на Моховой живешь?
        — Ну, на Моховой,  — сказал я нехотя,  — а тебе-то…
        — А в каком доме?
        — Да тебе-то что?  — заорал я.
        — Значит, надо, коли спрашиваю,  — сказал он.
        — Пусти!  — сказал я.  — Ой! В этом, в этом!  — Я ткнул пальцем в сторону своего дома.
        — Так,  — сказал он,  — а из двадцать седьмого кого-нибудь знаешь? Пацанов каких-нибудь?
        — Знаю, знаю! Пусти!
        — Кого знаешь, Веснушка?
        — Слушай,  — взмолился я,  — отпусти ты мне плечо, я тебе и так скажу.
        — Сбежишь?
        — Нет!
        — Дай честное,  — он усмехнулся,  — честное пионерское.
        — Да ей-богу, не сбегу!  — сказал я. Буду я еще каждому типу честное пионерское давать.
        — Ишь ты, побожился!  — удивленно пропищал он и отпустил мое плечо.
        Я все-таки хотел дать деру, но что-то меня удержало. Вдруг стало интересно, что этому типу надо и кто он такой. Я не побежал, а стоял рядом с ним и только потирал плечо.
        — Костьку из двадцать седьмого знаешь?  — спросил он.  — Фуфлу?
        Тут уж мне совсем интересно стало — какие у этого типа могут быть дела с Фуфлой?
        — Знаю.
        — Тогда сходи к нему, он в тридцать первой квартире живет. И скажи, что его ждут.
        — А кто? Ждет-то кто?
        — Скажи… сосед. Понял? Я тут в садике буду. Ну, топай. Погоди.  — Он снова ухватил меня за плечо.  — Если его дома нет, ты никому ничего не говори. Понял? Только ему, понял? Да, смотри, если смоешься — я тебя из-под земли достану.  — И он опять засмеялся, и глаза у него опять стали как две черные дырки.
        Я пошел, а почему — и сам толком не знаю. Не то что испугался, а, пожалуй, любопытно мне стало и подозрительно что-то — больно уж тип какой-то странный.
        В тридцать первой квартире мне открыла дверь толстая, накрашенная, как кукла, женщина в халате.

        — Тебе кого, мальчик?  — спросила она.
        — Мне… Фуфлу,  — сказал я и осекся. Вот, ляпнул!
        Она засмеялась.
        — Кого, кого?
        — Костю,  — вдруг вспомнил я Фуфлиное имя.
        — Костю?  — она посмотрела на меня подозрительно.  — Зачем?
        Ненавижу врать, да, что тут сделаешь, соврал:
        — У нас сегодня… тренировка… в футбол. А он не знает.
        — Фу-у-тбол?  — удивилась женщина.  — А я и не знала, что…
        И тут в переднюю вышел сам Фуфло, собственной персоной. Увидел меня и разинул рот.
        — Ты чего?  — спросил он, когда пришел в себя.
        Женщина смотрела на нас во все глаза.
        — Ты что, не знаешь, что у нас тренировка сегодня!  — заорал я.  — Всю команду подводишь!
        Фуфло опять разинул рот. Потом закрыл его и хотел что-то сказать, но я ему не дал.
        — Пошли, пошли, нечего тут!  — снова заорал я и стал толкать и тянуть его к двери, а он снова разинул рот, и так я его с разинутым ртом и вытащил за дверь и сразу ее захлопнул. Но женщина открыла дверь, высунулась и сказала очень ласково:
        — Костенька, что же ты мне не говорил, что в футбол играешь?
        Фуфло хотел что-то вякнуть, но я ткнул кулаком под ребра.
        — Забыл,  — мрачно сказал он, и видно было, что он ничего не понимает.
        — Это хорошо, Костенька, ты играй, играй,  — сказала женщина, а я дернул Фуфлу за рукав, и мы помчались по лестнице.
        Внизу он остановился как вкопанный, перевел дыхание и сказал ужасно свирепо:
        — В глаз захотел, да? Чего приперся?
        Я ему сразу сказал, в чем дело.
        — Какой еще сосед?  — спросил он.  — Со… сед?  — Он вдруг запнулся и даже весь позеленел. И ка-а-ак рванулся вверх по лестнице.
        — Стой!  — закричал я.  — Ведь ждет же!
        Фуфло остановился на площадке.
        — Т-ты, знаешь, валяй, иди домой,  — хмуро сказал он,  — никакого соседа я не знаю.
        — Ко мне!  — сказал я резко, как говорю Повидле, когда он забегается. И даже правой рукой по ноге себя шлепнул. Такое правило, когда собак зовешь. Смешно, но Фуфло стал спускаться. Подошел ко мне и весь трясется, то есть, может быть, он и не трясся, но вид у него был такой, как будто трясется. И стоит передо мной — длинный такой, неуклюжий, волосы чуть не по плечи, губу нижнюю выпятил, моргает, и от такого, которого я видел в подворотне, когда он приставал ко всем, ни шиша не осталось.
        — Ну?  — спросил он тихо.  — Где ждет-то?
        — В садике, на Белинского.
        — Черный?
        — Черный.
        — П-перекошенный?
        — Перекошенный.
        — Визжит?
        — Пищит.
        — Он,  — сказал Фуфло и вздохнул. Да так вздохнул, что мне его жалко стало. Мой пес Повидло так вздыхает, когда ему тяжело.
        — Может, не пойдешь?  — спросил я.
        — Чего уж,  — сказал Фуфло и опять вздохнул,  — пойду.
        Мы вышли из парадной на Моховую. Фуфло огляделся по сторонам и пошел к садику. Я пошел за ним.
        — Ты отвали,  — сказал он.
        Он шел уже своей обычной походочкой и даже посвистывал, но я-то видел, что поджилки у него дрожат.
        — Отвали ты,  — он вдруг снова затрясся, но уже не от страху, а от злости,  — по-хорошему говорю!
        — Ладно,  — сказал я,  — но если что…
        — Пошел ты,  — сказал Фуфло, и я отстал от него. Отстал, но сам потихоньку пошел за ним: мало ли что — уж больно он испугался, да и тип тот какой-то такой… непонятный. Но того типа в садике не было. Фуфло покрутился немного, стрельнул у кого-то сигарету и пошел на Литейный, а я пошел домой.
        Вот эти-то сорок пять минут я и потерял совсем зря. А может, и не зря? Кто знает?
        Сейчас, когда день кончился, я почему-то очень здорово все вспоминаю. Прямо как в кино — прокручиваю все снова и вперед и назад. И все так и стоит перед глазами. Наверно, это все-таки дяди Сашин хронометраж помогает так все вспоминать. Вот и дальше я совершенно свободно вспомнил все, что было, когда я отдыхал — от 20.10 до 22.00. Конечно, это мое личное время. И тут никто мне ничего не скажет. Но мне-то самому интересно — потерял я это время или… нашел?
        Значит так. В этот район я переехал недавно. В школе этой — всего несколько дней. Ребят знакомых по-настоящему — никого. Скукота. И очень мне вдруг захотелось увидеть Машу Басову. Надо мне было ей кое-что сказать. Она, по-моему, думает обо мне не так, как на самом деле надо думать. Хотя бы с тем антоновским яблоком. На третьем уроке я взял и положил это яблоко потихоньку на парту прямо перед ней, на ее тетрадку. Она вначале удивилась, посмотрела на меня, а я улыбнулся, дескать, это тебе, бери, яблоко хорошее.
        — Антоновка,  — сказал я.
        Яблоко лежало перед ней такое большое, чуть желтоватое, красивое, и от него так пахло, что ребята в классе начали крутить носами и принюхиваться, но никто ничего не увидел, а увидел только Апологий — есть у нас такой трясучий парень — зануда такая, ко всем цепляется. Маша сперва нахмурилась, а потом тоже улыбнулась и погладила яблоко, и тут этот трясучка прошипел на весь класс:
        — Вот из-за этого началась Троянская война.
        «Какая еще война?» — подумал я. А Маша сразу отдернула руку от яблока, а потом толкнула его ко мне со злостью. Яблоко покатилось по парте и упало на пол. Я нагнулся, поднял его, положил к себе в карман, вылез из-под парты и дал Апологию по шее — он через проход от меня сидит, и я легко дотянулся. Дотянулся-то дотянулся, да схлопотал выговор от учительницы, а потом еще всю большую перемену простоял навытяжку перед завучем и слушал разные разговоры про честь школы и про то, что я новенький, а новеньким тем более не положено эту честь марать. Как будто не новеньким — положено. А потом, когда я после уроков остался в классе, чтобы записать свой хронометраж, появилась Маша Басова и опять высказывалась насчет репейника и насчет того, чтобы я не делал из нее посмешище, что и так уже из-за меня все над ней смеются, и чтобы я приберег свои паршивые яблоки для кого-нибудь другого, например, для той новенькой, которая пялит на меня глаза. Тогда я ей сказал, что если я репейник, то она тоже не фиалка, а скорее крапива, и что никто над ней не смеется, кроме этого трясучего Аполония — я со злости даже его имя
перепутал — и если на всяких трясучек внимание обращать, тогда вообще надо на край света бежать или удавиться. «Ну и давись»,  — сказала она, а я сказал, что это ей надо давиться, ведь это она на этого Апология внимание обращает, а не я. Тогда она сказала, что по шее-то ему дал я, а не она, значит, это я на него внимание обращаю и что лучше бы я внимание обращал на ту новенькую, которая… Тогда я разозлился и сказал, что, может быть, и обращу, потому что она по крайней мере не шипит ни на кого, как кошка, и еще сказал, что если для нее антоновка «паршивые яблоки», то она просто чокнутая и ей не яблоками надо питаться, а соломой или верблюжьими колючками. Тогда она сказала, что мне прежде чем приставать, как репейник, ко всяким девочкам, надо вывести свои веснушки и что у ее бабушки есть старинный рецепт… Тогда я сказал… И она сказала. В общем — поговорили!
        И вот поэтому мне здорово захотелось встретить ее, чтобы все-таки поговорить по-настоящему. Ну что, в самом деле, чудачка какая-то,  — что я ей плохого сделал?
        Но я так ее и не встретил. Покрутился около ее дома, даже во двор заглянул, но так и не встретил. А ведь еще пару дней назад она мне на каждом шагу попадалась и даже злилась — думала, что я нарочно делаю так, чтобы ее встретить. А я и не хотел вовсе — так случалось, и все. А вот сегодня, когда захотел,  — ничего и не получилось, как назло.
        Я еще с полчаса покрутился около ее дома, даже подумал: не зайти ли — я ведь уже заходил раза три, но махнул рукой и пошел куда глаза глядят. Шел и думал, как бы мне оставшееся время с пользой убить. Вот сморозил! «Убить с пользой». Я посмеялся над собой и тут увидел ту самую новенькую, про которую Маша говорила, что она… Чепуха это — вовсе она и не пялит глаза специально на меня. Просто она, видно, неплохая девчонка и вроде — «свой парень». Лихо она ребят в классе отбрила, когда они хорохорились насчет того, чтобы проучить Венькину — Фуфлину компанию. «Из ста зайцев,  — говорит,  — не составишь одну лошадь». Ребята даже взвились от злости, а по-моему, она правильно сказала: какие-то они в этом классе не очень организованные и дружные, хотя и говорят все время про дружбу и организованность. Особенно Герка Александров.
        Увидел я ее и вдруг подумал: «А что, если я возьму и подойду к ней? Интересно, что получится? А что должно получиться? Охо-хо, Половинкин,  — подумал я,  — чего-то ты не того…» И подошел.
        — Здорово!  — сказал я.
        — А-а, здравствуй, Семен Четвертинкин,  — сказала она и засмеялась.
        На шутки я не обижаюсь и поэтому засмеялся тоже.
        — Здравствуй, Татьяна Шарикова,  — сказал я, вспомнив, что ее фамилия — Шарова.
        — Здорово, Восьмушкин,  — ответила она.
        — Привет, Шарикоподшипникова,  — сострил я.
        — Салют, Полуторкин,  — сострила она.
        — Чао… Шарообразникова,  — придумал я.
        — Салям алейкум… Десятичкин,  — придумала она.
        Я уже, кажется, выдохся, но она так хитро смотрела на меня,  — дескать, а ну, давай, кто кого, что я поднатужился и выдавил:
        — Гутен абенд… Воздушношарова!
        — Хау ду ю ду, Многодолькин!  — выдавила она.
        Я понял, что мне ее не одолеть, и засмеялся. Она тоже засмеялась и сказала:
        — Ну, остановились? А то я так до периодических дробей дойду. Пока пять — четыре в мою пользу. Так?
        — Так,  — согласился я.
        — Ну, раз так,  — сказала она,  — тогда здорово, Половинкин.  — И протянула мне руку.
        Я хлопнул ее по руке и тоже сказал:
        — Здорово, Шарова!
        — Ого,  — сказала она,  — с чего это ты стихами заговорил?!
        И мы опять засмеялись. Ничего, славная она девчонка, веселая, не то что…
        — Куда бредешь?  — спросил я.
        — Прожигать жизнь,  — сказала она.
        — Как так?
        — Ну, кутить.
        — Чего, чего?
        — Серый ты, Половинкин,  — вздохнула она.  — Ну, по мороженому ударить. Айда!
        Я свистнул и похлопал себя по карманам.
        — Это не беда,  — сказала она.  — Сам пропадай, а товарища выручай. Пошли!
        — Неудобно как-то,  — промямлил я.
        — Вот уж не думала, что ты пижон, Половинкин,  — сказала она насмешливо.
        — Ну ладно,  — сказал я,  — за мной будет. А куда?
        Она достала из какого-то карманчика кошелек, взяла меня за руку, высыпала на ладонь мне всю мелочь и начала считать.
        — Пятьдесят восемь копеек,  — сказала она,  — два раза по девятнадцать и двадцать копеек на газировку. Кутить так кутить.
        И мы пошли на Литейный в «Мороженое», купили по два шарика разного и сифон газировки. Сели за столик у окна и начали, как она говорит, «прожигать жизнь» и разговаривать на разные темы и, в первую очередь, конечно, о нашем классе — мы ведь оба были новенькими, и нам было интересно узнать, что каждый думает о ребятах и учителях. Кто-нибудь услышал бы нас, сказал бы — вот рассплетничались. Но мы вовсе не сплетничали, а просто обменивались мнениями. И в большинстве случаев у нас мнения были одинаковыми, только она как-то очень здорово умела определить человека, будто насквозь его видела. Скажет два-три слова, и все ясно. И так убедительно, что поневоле с ней соглашаешься.
        Из учителей нам больше всего понравилась Маргарита Васильевна — Маргоша, как ее в классе зовут. Она у нас классная руководительница, а преподает географию и очень интересно преподает — всегда у нее что-нибудь новенькое, чего и в учебнике нет. И потом почему-то на нее не хочется смотреть, как на учительницу, а скорее, как на старшего товарища — она все понимает и не задается и разговаривает с ребятами без криков и без всяких там «сю-сю-сю», по-товарищески, как с друзьями, но трепачей и задавал, по-моему, не любит. И правильно! И веселая она, а я думаю, раз человек веселый и умеет шутить и смеяться, значит, он человек хороший.
        — Маргоша — золото,  — сказала Татьяна,  — и хи-итрая.
        — Почему же она хитрая?  — спросил я.
        — Ну, она по-хорошему хитрая,  — сказала Татьяна.  — Она нас всех насквозь видит, а любит и уважает, но не «сюсюкает». Верно?
        — Верно,  — сказал я,  — золото. У нее и волосы золотые.
        — Ишь ты,  — сказала Татьяна,  — заметил.
        А чего же тут не заметить? Я вообще все красивое замечаю.
        — Заметил,  — сказал я.  — Я и не только это заметил.
        — А что ты еще заметил?
        — Кое-что заметил.
        — Наблюдательный,  — сказала Татьяна и усмехнулась.  — А ты заметил, на кого этот… как его… Апологий похож.
        — На змея,  — сказал я, чтобы не ударить лицом в грязь, хотя почему на змея — и сам не знал.
        — Ну уж, на змея,  — сказала Татьяна,  — на уис-ти-ти он похож, вот на кого.
        — На кого, на кого?
        — Уистити. Есть такая обезьяна. Она все время дергается, всех передразнивает, крутится и так и сяк, чтобы ее заметили, а сама такая несчастная, и когда ее не замечают — она горючими слезами заливается.
        Не знаю, может, она и придумала такую обезьяну, но очень уж точно это к Аполошке подходило. Я засмеялся, но в душе мне почему-то даже жалко его стало. Уис-ти-ти!
        Про Герку она только одно сказала:
        — Сознательный-самостоятельный.
        И тут я не понял, то ли она хвалит его, то ли ругает, а больше она о нем говорить не хотела. Вообще, и верно, может показаться, что мы сплетничаем и только чужие недостатки обсуждаем. Неправда это. Наоборот, мы решили, что ребята в классе хорошие, только их немного расшевелить надо.
        — А кто мы такие, чтобы их расшевеливать?  — спросил я, потому что мне пришло в голову, что мы их еще не знаем как следует — мы новенькие, а у них уже давно свой коллектив, а, как говорят, «со своим уставом в чужой монастырь не суйся». Я сказал об этом Татьяне, а она сказала, что поживем — увидим. А потом еще сказала, что вообще-то она зайцев не любит, то есть самих зайцев любит, а вот людей-зайцев нет. Не любит она еще врунов, подхалимов, трусов, ябед, подлецов, нытиков, задавал, воображал, хулиганов, эгоистов, пижонов, жуликов, деляг, зубрил, дураков, нахалов и тех, у кого «моя хата с краю» и «своя рубашка ближе к телу». Словом, всех, кого и не надо любить и которых я сам терпеть не могу, только я их не всегда распознать могу и довольно часто ошибаюсь, и это довольно обидно.
        Я ей об этом сказал, и тут она меня огорошила.
        — А ты, чтобы не ошибаться,  — сказала она,  — чаще на себя посматривай.
        — Эт-то как п-понимать?  — спросил я.  — Эт-то что же? Значит, и я тоже?..
        — Опять стихами заговорил,  — засмеялась она.
        Фу-ты ну-ты! Может, и прав был тот старичок, что я стихи сочиняю?
        — Ладно,  — сказал я,  — ты не отговаривайся. Что же, значит, и я…
        — Конечно,  — сказала она.  — Ну-ка, вспомни, разве ты никогда, например, не задавался?
        — Вот уж нет!  — возмутился я и сразу осекся. Задавался, да еще как. Например, в прошлом году, когда наша дворовая команда первенство района по хоккею выиграла. Как индюк по школе ходил!
        — И никогда не трусил?
        Я промолчал. Чего уж там. Я иногда только делаю вид, что не трушу, и лезу во всякие происшествия, а на самом деле…
        — И не врал?
        ………………………………….
        — И не пижонил?
        ………………………………….
        — И не «химичил» чего-нибудь?
        Она продолжала спрашивать, а я готов был хоть под стол залезть.
        «Вот так-так,  — думал я,  — хорош, оказывается, ты, гусь, Семен Половинкин-Многодолькин. А еще берешься других людей обсуждать». У меня, наверно, была такая дурацкая рожа, что она вдруг перестала задавать свои вопросики, посмотрела на меня и начала хохотать так, что на нас все стали оглядываться.
        — Ох, и выраженьице у тебя,  — сквозь смех сказала она,  — прямо как будто сейчас топиться побежишь. Да ты не расстраивайся.  — Она вдруг вздохнула.  — Ох, и трудно быть настоящим человеком…
        Я как-то об этом никогда не задумывался; какой есть — такой и есть. Жил, в общем, как живется и не задумывался, кто же я такой на самом деле? Только вот, пожалуй, последнее время и стал задумываться, да и то не очень. И если бы не дядя Саша со своим хронометражем и со всякими другими воспитательными штучками, вроде разных книжек, и если бы не М. Басова со своими закидонами, и если бы не разные происшествия, которые что-то часто со мной стали случаться за последнее время, и если бы… И если бы да кабы… И сейчас тут эта Татьяна! Поневоле задумаешься. Я сидел мрачный-мрачный, и мороженое уже совсем не лезло в меня. А Татьяна ела как ни в чем не бывало и посмеивалась.
        — Ну, чего смеешься?  — пробурчал я.  — Наговорила человеку шут знает что и смеется.
        — А ты, кажется, ничего парень, Сеня,  — сказала Татьяна.  — Мне мой дед говорит, что, если человек начинает задумываться, какой он, значит, еще не все потеряно. Может быть, из него тоже гвозди можно будет делать.
        — Какие гвозди?  — удивился я.
        — Стихи есть такие. Их дед мой очень любит. «Гвозди бы делать из этих людей…»
        — …крепче бы не было в мире гвоздей? Да?
        — Ага,  — сказала Татьяна.  — Знаешь?
        По-моему, она тоже удивилась. А я подумал, что вот не иначе опять со мной происшествие — похоже, ее дед — тот самый старичок, который меня в магазине выручил. Но я ничего не сказал. Надо проверить, а потом, если это так, взять да и закатиться к старичку в гости — ведь он меня приглашал. Вот у Татьяны глаза на лоб полезут!
        — Хорошие стихи,  — сказала Татьяна.  — А насчет разных ошибок, так они у каждого бывают. У меня их тоже — вагон и маленькая тележка. Так что ты не расстраивайся.
        Ничего, хороший она «парень» — Татьяна. Я растрогался и вспомнил, что у меня в кармане так и лежит яблоко, которое швырнула мне обратно Машка. Я достал яблоко и протянул его Татьяне.
        — О-о! Антоновка!  — сказала она.
        Она сказала это так вкусно, что я немножко повеселел и снова принялся за мороженое. И в самом деле, не такой уж я подонок; есть во мне и кое-что хорошее. Наверно, есть. Надо только… Но что «надо», я так додумать и не успел. За окном на тротуаре, прямо против нашего столика стояла Маша Басова и одним глазом смотрела, как мы уплетаем мороженое. Глаз у нее светился зеленым светом, как у семафора. Я даже вздрогнул от неожиданности, и мороженое с ложечки упало мне на штаны. Вообще-то я редко теряюсь, а тут почему-то здорово растерялся, как будто меня поймали на чем-то… на чем-то… Я уставился на Машу, а она вздернула подбородок кверху и, не оглядываясь, ушла.

        — Ты чего в окно уставился?  — спросила Татьяна.
        — Так,  — сказал я,  — задумался.
        — Ах, задумался,  — засмеялась она, и я не понял — видела она Басову или нет.
        Я вдруг заторопился. Посмотрел на летчиковы часы и сказал, что, пожалуй, пора домой, у меня еще дел невпроворот.
        — Пошли,  — сказала она.
        Мы быстро доели мороженое и вышли. И некоторое время шли по Литейному и молчали. Потом Татьяна посмотрела на меня искоса и тихонько спросила:
        — А как тебе Маша Басова? Нравится?
        Я даже остановился, что она — мысли читает, что ли? Я начал было что-то мямлить: «да так», «ничего», «так себе», но тут же разозлился на себя — что я, в самом деле, и эту Татьяну боюсь — и решительно сказал:
        — Нравится! А что?
        — Правильно,  — сказала Татьяна.  — Она, по-моему, мировая девчонка.
        — Ага!  — сказал я.
        — Я бы хотела с ней дружить,  — сказала она.
        — Правильно!  — сказал я и подумал, что и верно было бы здорово, если бы такие две мировые девчонки подружились.
        — Ну, разбежались,  — сказала Татьяна, когда мы дошли до угла.
        — Я провожу,  — сказал я.
        — Не надо, я на трамвай — до Мальцевского,  — сказала она и протянула мне руку.  — Спокойной ночи, Периодичкин.
        — Спокойной ночи, Круглошарикова,  — ответил я.
        Рука у нее была маленькая, но крепкая и теплая.
        Я бежал домой и думал, что вот с этой Татьяной совсем запросто можно обо всем поговорить, и пошутить, и посмеяться, а с Машей никак ничего у меня не получается: колючая она какая-то, как ерш. Я засмеялся: она — ерш, а я — репейник. Ну, раз репейник, так я от нее и не отцеплюсь! Вот такие пироги, как говорит дядя Саша.
        Все это, весь свой день, я и вспоминал, лежа в кровати. А когда вспомнил, решил, что, в общем-то, все не так уж страшно. Надо быть только более организованным и уметь исправлять свои ошибки.
        Да, а зачем это бате понадобился Венька Жук? Не забыть бы завтра спросить. А топиться я не собираюсь. Незачем мне это…
        …На следующее утро я запросто сдернул с Мишки одеяло и пошел умываться. А когда вернулся, Мишка опять был под одеялом, закутанный с головой, как в спальном мешке. Я определил, где у него уши, и дернул через одеяло за ухо. Он чего-то забурчал.
        — Встанешь?  — спросил я.
        — Отлипни,  — заныл Мишка.
        — Твое дело,  — сказал я и пошел на кухню. В дверях обернулся и увидел, как Мишка от удивления высунул нос. «Удивляйся, удивляйся,  — подумал я,  — то ли еще будет».
        Ольга почему-то встала самостоятельно, и мы с ней быстро позавтракали. Батю я будить не стал — на столе лежала записка: «Пришел поздно, буду спать до 12-ти».
        — Выйди с Повидлой,  — сказал я Ольге.
        — Чего-о-о?  — пропищала она. Но я не стал повторять и стал собирать портфель.
        — Я опоздаю,  — опять запищала Ольга.
        — Не опоздаешь,  — сказал я строго.
        Она тоже очень удивилась, но взяла поводок и начала надевать на пса. Повидло тоже, по-моему, очень удивился: посматривал то на меня, то на Ольгу и даже повизгивал от удивления. Но я не обращал на них внимания и занимался своим делом.
        Они ушли с обиженным видом. Маму я тоже будить не стал и направился в школу. «Приду с запасом, чтобы не опоздать»,  — решил я. Я уже был в дверях, когда из-за ширмы вышел отец в трусиках и в майке.
        — Семен, почему Мишка не встает?  — спросил он.  — Заболел, что ли?
        — А не знаю,  — сказал я равнодушно.
        — Ты что, не будил его?  — удивился отец.
        — Будил,  — сказал я еще равнодушнее.
        — Ну и что?  — еще больше удивился отец.
        — А ты его спроси,  — сказал я.
        — Гм-м,  — промычал батя.  — Интересный разговор. Что это с тобой?
        — Ничего,  — сказал я и пожал плечами.  — Не маленький, пусть к дисциплине привыкает.
        Батя внимательно посмотрел на меня и засмеялся.
        — Ишь ты! Ну что ж, может, и правильно. Не будить, значит? Опоздает ведь.
        — Раз опоздает, два опоздает…
        — Ладно, попробуем,  — сказал батя и махнул рукой.
        — Ну, я пошел,  — сказал я и тут же вспомнил, что не спросил про Веньку Жука. Но батя сам спросил у меня очень серьезно:
        — Слушай-ка, что он за парнишка, Венька Балашов?
        Ну что я ему мог ответить? Я сам его мало знаю. Если не считать двух-трех разговоров… Кто его знает, вроде ничего парень, только злой какой-то и похоже — затюканный.
        — А что?  — спросил я.
        — Видишь, какое дело. Похоже, у него серьезные неприятности намечаются. Хотелось бы знать…  — сказал батя задумчиво.
        — Это что, я за ним следить должен, что ли?  — спросил я.  — Ты участковый, ты и следи.
        — Ладно,  — сердито сказал батя.  — Сыпь в школу. А насчет «следить» вечером поговорим.  — Повернулся и ушел за ширму. Рассердился.
        А в самом деле, что, я на своих ребят капать должен, если у меня отец милиционер? Дудки! И пусть не обижается. А Венька что, Венька — парень как парень. Вон, даже Машка с ним дружить хочет. Правда, может быть, это она мне со злости сказала.
        Во дворе я встретил Ольгу. Передник у нее был в пыли и нос в пыли, а коленки расцарапаны. Сама злая и чуть не плакала. А Повидло был ужасно виноватый и подлизывался к ней всячески.
        — Ты чего?  — спросил я.
        — «Чего, чего»,  — сердито сказала она.  — Не могу я с этим… Повидлкой гулять. Увидел на той стороне какую-то шавку — ка-а-к рванет. Я через барьер и через кусты перелетела. И на пу-у-узе через всю Моховую проехала. Вот теперь опоздаю из-за тебя.
        Мне стало ее ужасно жалко, и я не выдержал. Взял у нее поводок, вытянул разок Повидло вдоль спины, ухватил Ольгу за руку и понесся с ней домой. Смазал ей коленки йодом, вымыл мордаху, заставил переодеть передник, помог портфель собрать, опять схватил за руку, и мы вместе понеслись в школу. И по дороге я думал, что опять у меня что-то не так получается. Мишка-то ведь еще дрыхнет. Несправедливо!
        Уже совсем неподалеку от школы мне опять подставил ножку тот вчерашний парень с собачьими зубами и черными, как дырки, глазами. На этот раз я не упал — дерево помогло, я в него и врезался. А тип этот ухватил меня за плечо.
        — Опять торопишься, Веснушка,  — сказал он.
        Дались ему мои веснушки!
        — Беги,  — сказал я Ольге.  — Опоздаешь.
        — А ты?  — спросила она.
        — Я сейчас,  — сказал я.
        Она побежала, но несколько раз оглядывалась. А у самой школы остановилась и некоторое время смотрела на нас. Видно, что-то ей не понравилось. Я махнул ей портфелем, и она нехотя пошла в школу.
        — Ну, чего тебе?  — спросил я у парня.
        — Ты чего же уговор не выполняешь?  — спросил он, оскалившись.
        — Да ведь ты же сам ушел!  — заорал я.  — Я в садик вместе с твоим Фуфлой приходил, а тебя уже не было.
        — А ты бы подождал, Веснушечка, подождал бы,  — пропищал он.  — Так вот давай-ка сейчас сгоняй. А я вон на том углу подожду.
        — Да пошел ты!  — сказал я.  — Я в школу опаздываю. И что я тебе, посыльный, что ли?
        Он стиснул мне плечо, как вчера, и тут уж я чуть не запищал. И в это время на той стороне улицы я увидел Веньку Жука, а он увидел меня с этим типом. Он остановился как вкопанный, а потом мне показалось, что он хочет драпануть — как-то он странно дернулся взад и вперед. В общем, явно испугался чего-то. Но потом довольно решительно направился к нам. И тут парень тоже заметил его. Он сразу выпустил мое плечо и уставился на Веньку. А Жук подошел как-то боком и стал рядом со мной.
        — Приехал?  — спросил он мрачно.
        — Кто приехал?  — пропищал парень.  — А ты кто такой? Меня знаешь?
        Голос у него был такой, что я вдруг испугался. Но Венька и бровью не повел.
        — Чего тебе от него надо?  — спросил он и кивнул на меня.
        — А ты кто такой,  — опять спросил парень,  — чтобы меня допрашивать?
        — Ладно, кончай,  — отрезал Венька зло, повернулся ко мне и сказал: — Ты иди.
        Я хотел кое-что спросить, но он так посмотрел на меня, что я пошел. На ступеньках школы я обернулся и подумал, не вернуться ли мне. Уж больно не понравился мне этот тип. Сперва Фуфло, теперь Венька и батя… Венька что-то говорил парню, и тот вроде спокойно слушал. Потом Жук махнул рукой, и парень пошел от него прочь. А Венька, словно раздумывая — идти ему или не идти,  — нехотя направился в школу.

        Глава третья

        В вестибюле я глянул на часы: до звонка еще пять минут, и я решил подождать Веньку «Что-то тут странное,  — думал я.  — Жук этого парня знает, это уж точно. Может, ему действительно помочь надо. Уж очень он мрачно и расстроенно выглядел».  — Венька вошел в вестибюль, и я спросил его:
        — Ты этого типа знаешь, что ли?
        — Никого я не знаю,  — буркнул он и начал подниматься по лестнице.
        — Слушай, он Фуфлу знает,  — сказал я, шагая за ним.
        Венька остановился.
        — Чего пристал?!  — сказал он сквозь зубы.  — Отвали!  — И побежал наверх.

        А потом на всех переменах он сразу выходил из класса, и я нигде не мог его найти. На последний урок он и совсем не пришел. А в школе, если честно говорить, мне было, в общем-то, не до него, потому что уважаемая Маша Басова выкинула такой номер, что я даже растерялся. И не один, а целых три номера.
        Во-первых, она пересела на другую парту. Ушла от меня. Устроила какой-то там обмен, в результате которого со мной рядом оказался ухмыляющийся Аполошка, а сама она уселась на первую парту со своим Герасимом-Германом — Г. А., как она его называет. То, что она пересела и со мной даже не поздоровалась,  — это ее дело. А вот то, что я мешал ей заниматься,  — это уже не только ее дело. Она сказала об этом Ренате Петровне (литература), когда та спросила ее, почему она пересела.
        — Это правда, Половинкин?  — строго спросила Рената Петровна.
        — Правда,  — сказал я.  — Наверно, правда. Раз она говорит.
        — Хорошо, что ты признался, но плохо, что ты, едва придя в нашу школу, уже начинаешь мешать. Учти, наша школа…  — И минут пять она говорила о том, какая это замечательная школа, и как надо дорожить ее честью, и каким надо быть, чтобы стать достойным этой чести, и что она надеется — коллектив возьмет меня в работу.
        — Я его возьму в работу,  — сказал Апологий.
        Все заржали, а Рената сказала, что ничего смешного нет и Феофилактов, хотя тоже новенький, но, кажется, серьезный человек.
        — Я серьезный,  — сказал Аполошка,  — и я беру обязательство исправить Половинкина к концу первой четверти.
        — Надо раньше,  — сказала Рената Петровна.
        — Я хотел сказать,  — Аполошка поднял палец,  — до конца первой четверти. До!
        — Правильно!  — сказала Рената Петровна.
        У меня аж скулы свело от злости. Я стоял, как болван, и даже влепить этому трясучке не мог. А все ухмылялись, и Машка, по-моему, даже хихикала.
        — Уис-с-с-с-тити!  — прошипел я сквозь зубы.
        Аполошка вначале сделал круглые глаза, а потом вдруг изо всей силы хлопнул меня по спине.
        — Ты чего?
        — В чем дело?  — спросила Рената.
        — Он подавился,  — сказал этот змей.
        У Ренаты от удивления брови спрятались под прическу.
        — Чем подавился?  — спросила она.
        — Яблоком,  — сказала уистити.
        Тут уж Машка захохотала, а Рената Петровна еще минут пять читала мне мораль о том, как нехорошо есть яблоки на уроках.
        «Ну, погоди, обезьяна лопоухая,  — думал я,  — ты у меня еще не так трястись будешь». И строил всякие планы и, конечно, ничего не слышал, что было на уроке, и схватил еще одно замечание. Но, несмотря на это, я твердо решил по шее этому змею больше не давать, а, наоборот, делать вид, что мне тоже очень весело.
        Как только прозвенел звонок и Рената Петровна вышла из класса, ребята окружили нас с Аполошкой — думали, наверно, что будет небольшая драчка. Но я сказал Апологию:
        — А ты ничего парень, веселый. Давай пять.
        Аполошка здорово удивился.
        — Ты молодец,  — продолжал я,  — остроумный. Вот бы мне так. А то я ненаходчивый какой-то. Вот ты бы меня и поучил — раз уж взял шефство, а? А то я совсем тюфяк какой-то.
        Апологий полупал глазами, а потом захихикал от удовольствия. Поверил. Он похлопал меня по плечу и сказал очень важно:
        — Положись на меня, Половинка. Со мной ты станешь человеком!
        И я пожал его руку, а ребята смотрели на меня с сожалением. Решили, наверно, что я дурачок какой-то. А Машка даже кулаком по парте стукнула со злости и опять назвала меня не то Караваевым, не то Каратаевым. Она второй раз меня так называет — первый, когда я пришел к ней насчет Веньки Балашова поговорить, а второй — сейчас. Надо будет узнать у кого-нибудь, кто такой этот Караваев-Каратаев. Спрошу у дяди Саши, пожалуй. А уистити-Аполошку я и сам пе-ре-вос-пи-таю. И думаю, не я с ним, а он со мной человеком станет. А Маша… Маша… ну, что ж Маша…
        Немножко меня утешило, что Татьяна на перемене подошла ко мне и сказала, что я вел себя совершенно правильно.
        — Игон… игно-рируй,  — сказала она.
        — Что, что?
        — Не обращай внимания, значит. Будь выше.
        — Ага,  — сказал я.
        — С такими — так и надо. Тогда они отлипнут.

        Я хотел ей сказать, что еще сделаю из этой уистити человека, но ее зачем-то позвал наш Великий Староста — Герасим-Герман-Герка — Г. А., и она отошла. Интересно, почему это я, кажется, начинаю злиться на этого Г. А.? Он ведь ничего мне не сделал, наоборот, даже и внимания на меня не обращает, будто меня и в классе совсем нет. Мне, конечно, на его внимание начихать, но почему-то я все-таки злюсь.
        Я не успел про это додумать, как Маша Басова выкинула второй номер. Ко мне вдруг подошли Зоенька и Юлька — есть у нас такие волнистые попугайчики-неразлучники: все время парой ходят и чирикают.
        — Сеня,  — прочирикали они хором,  — мы тебе что-то хотим сказать.
        — Валяйте,  — сказал я.
        — Ты нам нравишься, Сеня,  — сказали они и опустили глазки.
        — Вот еще…  — сказал я.
        — Правда, правда,  — сказали они,  — ты очень,  — они хихикнули,  — очень-очень-очень… мужественный и добрый. И ты нам нравишься.
        — Очень приятно,  — сказал я.
        — Мы тебя приглашаем в кафе-мороженое,  — сказали они.
        — Спасибо,  — сказал я вежливо,  — но я занят.
        — Ах-ах-ах,  — прочирикали они,  — какая-какая-какая жалость! А мы так-так-так надеялись.
        — Он стесняется,  — услышал я за спиной чей-то ехидный голос.
        Обернулся, а там стоит М. Басова и ухмыляется во весь рот. И я почему-то только сейчас заметил, что на глазу у нее нет повязки. Ничего, с двумя глазами она тоже выглядит неплохо. Даже лучше, чем с одним.
        — Он стесняется,  — повторила Маша.
        — Но почему же?  — хором прочирикали попугайчики.
        — У него, наверное, нет денег, а мороженое он очень любит. Прямо жить не может без мороженого. Уж я-то знаю.
        Ах, вот в чем дело. Ну, ладно, М. Басова, посмотрим, что ты сейчас скажешь. И когда Зоенька и Юлька, или Юленька и Зойка — как их там — пропищали хором, что раз они меня приглашают, значит, они и угощают, и что это необязательно, чтобы обязательно мальчик в наше время угощал, я сказал совершенно спокойно:
        — Верно, верно, это Маша здорово заметила — я очень люблю мороженое. Прямо жить без него не могу. И я вас сам приглашаю в девятнадцать ноль-ноль в кафе-мороженое «Гном» на Литейном проспекте. Насчет денег не беспокойтесь — я угощаю. Маша, и ты, конечно, тоже приходи.  — Я поклонился, как рыцарь какой-нибудь, и даже ножкой шаркнул.
        Девочки раскрыли рты, а у М. Басовой глаза стали как щелочки и нос сморщился. Как будто сейчас чихнет.
        — Будь здорова,  — сказал я, и она, наверное, от неожиданности, действительно чихнула. Девчонки фыркнули, а я только зубы стиснул, чтобы не рассмеяться.
        — Вы идите,  — свирепо сказала Машка девчонкам.  — А мне этому ррррыцарю паррру слов сказать надо.
        Зоенька и Юлька, хихикая, отошли, а М. Басова надвинулась на меня, как грозовая туча.
        — Опять твои штучки?!  — зашипела она.
        — Какие штучки?
        — Такие!
        — Я по-хорошему.
        — Ты со всеми по-хорошему!
        — Не со всеми.
        — И всех яблоками угощаешь. Тебя мороженым, а ты яблоками… чужими.
        — Почему чужими???
        — Ты в «Мороженом» Татьяне мое яблоко отдал.
        — Ты же его не взяла.
        — Мало ли что!
        — Знаешь, Басова,  — сказал я,  — ты, по-моему, все-таки… чокнутая.
        На этом разговор кончился. Я опять нарочно поклонился — уж рыцарь, так рыцарь — и отошел. А потом обернулся и сказал:
        — Так я жду в девятнадцать ноль-ноль. «Гном». Запомнила?
        Она ничего не ответила, и я посмотрел на нее. У нее был какой-то странный вид: не то она заплакать собиралась, не то засмеяться. И она была такой… такая… что у меня даже сердце вдруг екнуло. Мне захотелось сказать ей что-нибудь хорошее, но я выдержал и ушел. «Один-один»,  — подумал я.
        А третий номер, который она отколола, опять оказался в ее пользу, хотя впрочем, как считать…
        На большой перемене в коридоре меня подозвали к себе Татьяна, Гриня Гринберг, Коля Матюшин и Петька Зворыкин. Они стояли у окна и о чем-то спорили. Когда я подошел, Гринька сразу спросил:
        — Что ты все-таки думаешь насчет Веньки Балашова и его компании?
        — Их надо в бараний рог скрутить,  — сказал Петька Зворыкин.
        — Шпаги наголо, господа, так, что ли?  — спросил я, вспомнив, как Гриня кричал тогда в классе.
        — А что ты предлагаешь,  — закипятился он,  — прощать им все, да? Машке фонарь подвесили. На Моховой проходу от них нет, а мы терпим!
        — Из ста зайцев…  — начала Татьяна.
        — Хватит,  — мрачно сказал Коля Матюшин.  — Надо обсудить.
        — Чего обсуждать!  — завопил Зворыкин.  — Собраться и врррезать им кэээк следует!
        — Хвалилась синица море поджечь,  — сказала Татьяна.
        — Слушай, Шарова,  — сердито сказал Гриня,  — в самом деле, хватит нас пословицами удивлять. Не такие уж мы рохлики.
        — Кто? Кто?  — спросила Татьяна.
        — Рохлики. От слова «рохля»,  — объяснил Гриша.  — А ты, вместо того чтобы хихикать, предложила бы что-нибудь.
        Татьяна стала сразу ужасно серьезной и сказала:
        — Предлагаю организовать… С… О… Р.
        — Чего, чего?  — спросил Петька.
        — СОР. Союз отважных рохликов,  — сказала Татьяна.
        Я засмеялся. Петька надулся. А Гриня сперва вроде обиделся, а потом махнул рукой и тоже засмеялся.
        — Уж лучше БОР — боевой отряд рохликов,  — сказал он,  — а то СОР плохо звучит.
        — Дремучий бор,  — мрачно сказал Матюшин.
        И тут все наперебой стали придумывать названия.
        МОР — могучий отряд рохликов.
        ЛОР — летучий отряд.
        ГОР — гневный…
        — Чепуха собачья,  — сказала Татьяна.  — «И как вы ни садитесь…»
        — Опять пословицы,  — сказал Матюшин.
        — И почему собачья?  — спросил я.  — У меня есть собака…
        И тут мне в голову пришла великая мысль: надо злить Повидлу. Натаскивать. Пусть рычит и показывает зубы. Клыки. Говорят, есть такие собаки, которые очень добрые, но охотятся на львов. Повидло — гроза Моховой! И пусть всякие шпаны берегут свои штаны! Ха-ха, опять стихи…
        — Я не хотела обидеть собак,  — сказала Татьяна.  — Собаки…
        — …лучшие друзья человека,  — сказал Матюшин.  — Мне надоели твои… цитаты.
        — Шарова,  — сказал Гриня,  — дело серьезное, а ты к нему относишься несерьезно.
        — А чего это ты заговорил, как наш великий староста Герасим?  — спросил я Гриню.
        — Между прочим,  — сказал Матюшин,  — не мешало бы и его позвать. Все-таки…
        — Дудки,  — сказал Петька Зворыкин.
        — Он по этому поводу пять собраний проведет,  — сказал я.
        — И примет решение,  — сказал Гриня,  — пойти в штаб ДНД и спросить у них — что они смотрят.
        — И получится пшик,  — сказал Зворыкин.
        — Пшик,  — сказал я.
        — Хватит пшикать,  — рассердился Матюшин.  — Решайте, что будем делать, или я пошел.
        — Ага,  — сказала Татьяна,  — кажется, вы разозлились. Есть план.
        — Ну?  — сказали все мы хором.
        — Нужно смеяться,  — сказала Татьяна.
        — Ха-ха,  — сказал Зворыкин.
        — Петьку мы исключаем,  — сказала Татьяна.
        — Почему?!  — завопил Зворыкин.
        — У тебя нет чувства юмора.
        — У меня?!
        — У тебя. Нет.
        — Ну и ладно. Зато… я драться могу.
        — Не драться!  — строго сказала Татьяна.  — Кулаки — это слабость. А мы сильнее. Мы будем смеяться.
        — Я, кажется, тебя понял, Шарова,  — сказал Гриня.  — Ты молодец!
        — А я что говорил?!  — сказал я.
        — Ты ничего не говорил,  — сказал Матюшин,  — ты только хлопал ушами.
        — Ну и хлопал,  — сказал я.
        — Не отвлекайтесь,  — сказал Гриня.  — Изложи, Шарова.
        — Мы будем смеяться,  — сказала Татьяна.  — Они — лопухи. И они от нашего смеха завянут.
        — Гыы!  — выдал Зворыкин.  — Ты что… того?
        — Петя,  — ласково сказала Татьяна,  — все знают, что ты в классе самый сильный, самый смелый, самый веселый и самый умный.
        — Да брось ты,  — сказал Петька, и рот у него разъехался до ушей.
        — Да, да,  — сказала Татьяна,  — об этом даже в «Вечернем Ленинграде» писали.
        Мы все заржали, и до Петьки, кажется, дошло. Он сказал:
        — Ну и ладно. А я их бить буду.
        — Или они тебя,  — сказала Татьяна.
        — Партизан-одиночка,  — сердито сказал Гриня.  — А как мы будем смеяться, Шарова? Хором или по одному?
        — При любом случае и по любому поводу,  — сказала Татьяна.  — И хором и поодиночке.
        — И будем мы называться РС,  — торжественно сказал я.
        — Как?  — спросил Матюшин.
        — Я знаю,  — сказал Петька,  — РС — это реактивные снаряды. Так «катюши» в войну назывались. Вззззз! Бумц!
        — Ничего подобного,  — сказал я,  — РС — это рохлики смеются.
        — Отлично!  — сказал Гриня.  — Но все-таки нельзя допускать партизанщины. Неорганизованной. Надо, пожалуй, согласовать это с пионерской организацией.
        — Я согласую,  — сказал я, вспомнив, кто у нас председатель совета отряда (М. Басова).
        — Ох!  — сказала Татьяна.  — Уж лучше я согласую.
        — Ах!  — сказал я.  — Не понимаю…
        — А я понимаю,  — сказал Зворыкин, ухмыляясь.  — Он…
        — Он будет у нас командиром,  — быстро сказала Татьяна.
        — Он новенький,  — сказал Матюшин.
        — А ты старенький,  — сказала Татьяна.  — Кто за?
        Все подняли руки. Даже Петька. Он, в общем-то, неплохой парень.
        — Кто против?  — спросила Татьяна уже просто так.
        — Я!  — сказал кто-то сзади.
        Вот так! Конечно, это была М. Басова. Я знал, что она в долгу не останется.
        — Ты все слышала?  — спросил ее Гриня Гринберг.
        — Я ничего не слышала,  — сказала Маша,  — но вы его куда-то выбрали. А его нельзя выбирать.
        — Почему?  — спросил Гриня.
        — Его никуда нельзя выбирать,  — продолжала Басова.  — Во-первых, он слишком добренький. А значит, он не будет требовать как следует. Во-вторых, у него… как это… а-мо-раль-ное лицо.
        Еще новости! Лицо у меня как лицо. Разве только веснушки, будь они неладны. И при чем здесь мое лицо — в общественном деле?
        — А что, обязательно красавчиком надо быть?  — спросил я.  — Как…
        — Вот,  — сказала Басова,  — вы же сами видите, что, кроме всего, у него не хватает… как это… ин-тел-лек-та. Он не-ин-тел-лек-туальная личность.
        Ладно, заведу себе записную книжку и буду записывать:

        Эмоции (?)
        Караваев-Каратаев (?)
        Троянская война (?)
        А-мо-раль-ное лицо (?)
        Не-ин-тел-лек-туальная личность (?)

        И какая разница между лицом и личностью — все узнаю! И научу этим словам своего Повидлу. И он ее — М. Басову растерзает, раздраконит в мелкие клочки и закопает их у Петропавловской крепости в глубокую-глубокую яму. А я посажу там репейник и раз в неделю буду приходить туда и рыдать. Не буду рыдать! Буду смеяться.
        Этого всего я не сказал, а только подумал, но так посмотрел на Марию Басову, что она икнула. Ничего она не икнула, а продолжала как ни в чем не бывало. И сказала такое, что тут уж я икнул.
        — Вчера,  — сказала она,  — я видела, как его за плечо вел милиционер! И что-то строго ему говорил. На Некрасова, угол Чехова. А милиционеры зря за плечо не водят.
        Все посмотрели на меня.
        — Вел?  — спросил Матюшин.
        — За плечо?  — спросил Гриня.
        — Влип?  — спросил Петька.
        Татьяна молчала.
        — Влип,  — сказал я,  — вел,  — сказал я,  — за плечо,  — сказал я и ушел. И даже не обернулся — так мне вдруг стало обидно. Сразу вспомнил ту девчонку в старой школе.
        …12.15 — Ушел с уроков.
        12.25 — Пришел домой.
        Никого нет. Это хорошо.
        12.25 -12.26 — Поддал под зад Повидлу.
        12.26 -13.00 — Лежал на диване. Думал. Непроизводительно. Ну и шут с ним.
        13.00 -13.10 — Смотрел в зеркало. Лицо как лицо.
        …Она как-то сказала, что будет дружить с Венькой Жуком. Ну и дружи, сказал я тогда, и правильно. Может, это ему поможет. Опять стихи: может — поможет… Гвозди бы из этих людей делать… А я, наверно, не гвоздь. Дал еще раз Повидле. Он удивился. Вот ведь что — удивился, а не обиделся, а я чуть… чуть… не заревел. «Репортаж с петлей на шее». Фучик бы не заплакал и вообще не так бы себя вел. Пойду-ка я к дяде Саше летчику. Поговорю с ним. С батей-то не больно поговоришь. Ему все некогда. У него — то тунеядцы, то «политурщики», то еще почище… Был бы летчиком или, как у Машки, профессором — тогда бы поговорили…
        Я постучал.
        — Входи,  — сказал дядя Саша.
        Я вошел и поздоровался.
        — Привет,  — сказал дядя Саша,  — садись, возьми книжку или покури. Я сейчас письмо кончу, а потом — к твоим услугам.
        Он долго писал письмо. Я взял книжку, но не читал. Смотрел на него. Он писал и даже иногда губами шевелил, и морщился, и головой потряхивал, и ручку откладывал, и лоб себе тер. Потом кончил писать. Встал, засунул руки в карманы, постоял, посмотрел на письмо, взял его и разорвал и обрывки в карман засунул.
        — Чего скажешь?  — спросил он.
        — Зачем вы письмо разорвали?  — спросил я.
        Он ничего не ответил. Походил немного, посвистал, посмотрел на меня как-то странно, открыл ящик в столе, достал фотографию оттуда и сунул ее мне под нос.
        — Красивая?  — спросил он.
        — Зачем вы письмо разорвали?  — опять спросил я.
        — Нравится?  — спросил он, кивнув на фотографию.
        — Здорово!  — сказал я.
        И верно, здорово. Не знаю уж как сказать. Улыбается, а грустная. Волосы рукой поправляет, чтобы не разлетелись, и смотрит прямо в глаза.
        — Что ты понимаешь,  — пробурчал дядя Саша.
        — Понимаю,  — сказал я и почему-то вздохнул.
        — Ну, ну,  — он посмотрел на меня сверху вниз, прищурился и спросил: — Чего стряслось?
        — Почему вы письмо порвали?  — еще раз спросил я.
        — Слушай, ты, настырный тип, это не твоего ума дело.
        — Ну и ничего у меня и не стряслось,  — сказал я.
        — А ты к тому же еще и вредный тип,  — сказал он сердито.  — Ты же мне ничем не поможешь, зачем же я перед тобой свои болячки ковырять стану.
        — А зачем вы тогда мне эту фотографию показывали?  — рассердился я.
        — А верно, зачем?  — засмеялся дядя Саша.  — Чем ты мне поможешь?
        — А может, и помогу,  — сказал я.
        — Да,  — сказал он,  — я знаю. У тебя такой характер — ты помогать любишь.  — Он задумался.  — Слушай, я… глупый, наверно…
        — Ну что вы,  — сказал я вежливо.
        Он засмеялся.
        — Спасибо,  — сказал он.  — Чем черт не шутит. Ты такой. Тебе люди должны верить.
        — Спасибо,  — сказал я.
        Он опять засмеялся.
        — Ну, и гусь ты, Сенька,  — сказал он,  — вот уж гусь! Э-э! Была не была. Глупо, конечно, но… Ты свободен сейчас?
        — Ага.
        — Вот тебе адрес. Позвони три раза. Тебе откроют. И ты скажи, что я… не могу. Азаренков не может.
        — Чего вы не можете?
        — Ты мужчина или кто?  — спросил он сердито.  — Ну, а мужчина не должен быть слишком любопытным. Скажи, что Азаренков не может. И все.
        — Ладно,  — сказал я и пошел к двери.
        — Слушай, а что все-таки у тебя стряслось?  — спросил он вдогонку.
        — А вы мужчина, дядя Саша?  — спросил я.
        — Гусь ты!
        — Ага,  — сказал я и отправился на Литейный.
        …Она и верно была очень красивая. Как М. Б., если честно, то даже лучше. Почему дядя Саша решил, что я ничего не пойму? Очень даже я понимаю. Только Машу не очень понимаю. Ну, может, еще пойму. У меня все впереди, как говорит Ангелина Павловна.
        — У-у, какие у тебя отличные веснушки,  — сказала та красивая.
        — Веснушки как веснушки,  — сказал я.
        — Конечно,  — сказала она.  — Значит, Азаренков не может?
        — Ага,  — сказал я.
        — А я могу?  — спросила она.
        — Не знаю,  — сказал я.
        — Слушай,  — сказала она шепотом,  — тебе нравится какая-нибудь девочка?
        — Нра… то есть нет… то есть…  — сказал я.
        — Ну, раз «то есть», тогда ты меня поймешь. Я не хо-чу его ви-деть. Твоего Азаренкова. Который — сам-не-пришел. А прислал какого-то парня с веснушками — не сердись, они тебе идут. А он пусть летает. На тебе персик и скажи ему, что я тоже не могу…
        Я обрадовался. Раз и она не может…
        — …не могу его видеть,  — докончила она.
        Я разозлился.
        — Ну, и зря!  — сказал я.
        — Нет, не зря!  — сказала она и даже ногой топнула.
        Обратно домой я шел какой-то немножко грустный. И даже не из-за себя, а вообще какой-то грустный. И злой. Не мое, конечно, дело, что там у них вышло, но просто обидно: дядя Саша — мировой дядька и она тоже, а вот чего-то не получается. Чего-то им мешает. Совсем как у меня. Только им легче — они взрослые!
        А вот какого лешего я с последнего урока ушел? Подумаешь, обиделся! Ведь никто же не обязан знать, что тот милиционер, который меня за плечо вел,  — мой отец. И почему я сразу не сказал им этого? Тогда и обижаться мне было бы нечего. Почему не сказал, а? Гордость не позволила? Ну, и тип ты, Половинкин! И до того я разозлился на себя, что решил сразу же пойти к М. Басовой и, наконец, объяснить ей все начистоту. Домой к ней пойти. Не выгонит! У нее дома ко мне все хорошо относятся. Надо будет — и при всех все скажу. Так, мол, и так. Припру ее к стенке и скажу, чтобы она не больно-то воображала — заноза одноглазая! И я, забыв, что меня ждет дядя Саша, решительно пошел к Басовой. И решительно позвонил. Дверь мне решительно открыла бабушка, и я вошел.
        — Здравствуйте,  — сказал я решительно.  — Маша дома?
        — О-о-о!  — запела бабушка.  — Наш юный рыцарь! Здравствуйте, здравствуйте, проходите, проходите, очень рады, очень рады, а Машенька еще не приходила из школы.
        «Вот лопух»,  — подумал я про себя, и куда-то моя решительность испарилась.
        В переднюю выглянул Машин отец.
        — А-а-а!  — сказал он.  — Семен. Здравствуйте, Семен. Очень приятно,  — и он протянул мне руку.
        И я, как осел, тоже сказал, что и мне очень приятно. Они переглянулись и засмеялись.
        — Ну, раз приятно,  — сказал папа,  — проходите. Дело в том, что Оля… Ольга Васильевна, наша мама, уезжает в Москву в командировку, и Маша пошла ее проводить. Но,  — он посмотрел на часы,  — она уже скоро должна прийти. А мы пока побеседуем.
        — Да нет, спасибо, я в другой раз,  — забормотал я.
        — Нет, нет, мы вас не отпустим,  — захлопотала бабушка,  — такой редкий гость…
        — И в самом деле, Семен, куда вы пропали?  — спросил папа.  — Маша сказала, что вы с ней оказались в одном классе. Это отлично!
        — Отлично,  — сказал я и подумал, что, когда слишком много вежливости, это тоже тяжеловато.
        — Прекрасно,  — сказала бабушка,  — сейчас я угощу вас тортом и яблоками, а там и Машенька подойдет. Она к вам очень хорошо относится и переживает…
        «Вот новости»,  — подумал я и спросил:
        — Что переживает?
        — Да, да!  — сказал Машин папа, хлопнув себя по лбу.  — Какие мы невоспитанные, черствые и невежливые люди!
        «Куда уж там — невоспитанные»,  — подумал я.
        — Да, да!  — сказала бабушка.  — Мы даже не поинтересовались, как ваш…
        — Что мой?  — спросил я.
        — Как ваш…  — сказала бабушка, но Машин папа кашлянул, и она почему-то смутилась.  — Как ваше… здоровье хотела я спросить.
        Я удивился: при чем тут мое здоровье?
        — Отличное здоровье,  — сказал я.
        — Ну, и прекрасно, и прекрасно,  — запела бабушка.
        За всеми этими разговорами мы все-таки оказались в комнате.
        — Садитесь,  — сказал папа.
        — Ничего, спасибо, я ведь на минутку,  — сказал я.
        — Садитесь, садитесь,  — сказал папа.
        — Да нет, спасибо,  — сказал я.
        — Сади…  — начал папа в третий раз, но бабушка перебила его:
        — Ну, Гриша, милый, как вы не понимаете, что…  — Она помахала рукой где-то сзади себя и… пониже спины.
        — Ах, да, да, да,  — сказал Машин папа,  — склероз, склероз… Извините, Сеня, вам, конечно, удобнее стоять.
        Я ничего не понимал — почему мне удобнее стоять? Они меня совсем заговорили, и я даже не заметил, как в одной руке у меня оказался кусок торта, а в другой огромное яблоко. Деться было некуда, и я давился то тортом, то яблоком, думая, как бы съесть все это поскорее, пока не пришла Машка. И, конечно, она пришла, когда я запихнул в рот последний кусок торта и старался протолкнуть туда же последний кусок яблока. Я, кажется, возненавижу скоро эти яблоки!
        — Вот и Маша!  — воскликнул папа обрадованно.  — Ну, как? Посадила?
        — Проводила?  — спросила бабушка.
        — Посадила, проводила, расцеловала и ручкой помахала,  — затараторила Маша весело и тут заметила меня.
        — А-а, Сенечка, привет,  — сказала она очень ласково и как ни в чем не бывало.
        — М-м-мбубет,  — сказал я.
        — Что с тобой?  — испугалась она.  — Зубы?
        — М-м-мбет,  — сказали.
        — Насморк?
        Ох, провались ты, заноза, через все три этажа!
        — Б-бам-буммм,  — сказал я и помотал головой.
        — Ах, яблоко!  — догадалась она.  — Ну какие же вы молодцы!  — Она посмотрела на своих родичей.  — Как вы догадались, что он оч-чень любит яблоки?
        Я наконец проглотил это чертово яблоко. Зол я был до того, что коленки дрожали, но вместе с тем мне почему-то было и смешно. «Ну, ладно,  — подумал я,  — главное не растеряться».
        — Очень вкусное яблоко,  — сказал я.  — Спасибо. И торт очень вкусный. Спасибо. Хорошо, что ты пришла, Маша. Я вообще-то не к тебе зашел, а к Григорию Александровичу, но раз уж ты пришла, я тебе напомню — в девятнадцать ноль-ноль в кафе «Гном».  — Я мельком глянул на нее: по-моему, у нее из глаз летели искры!
        Я повернулся к ее папе.
        — Григорий Александрович,  — сказал я,  — вы не можете уделить мне несколько минут?
        — К-к-конечно, п-п-пожалуйста,  — сказал Машин папа,  — п-п-прошу.  — И он показал на дверь своего кабинета.
        Я, не оглядываясь на М. Басову, прошел в кабинет. Проходя, я услышал, как засмеялась бабушка и что-то зашипело, как на сковородке. Это шипела М. Басова.
        — Садитесь,  — сказал Машин папа, но тут же быстро добавил: — Впрочем… э-э-э… можете… стоять.
        Но я с размаху плюхнулся на стул.
        — Ой!  — сказал Григорий Александрович и сморщился, как от зубной боли.
        — Извините,  — сказал я,  — но он крепкий, кажется.
        — Д-да?  — неуверенно спросил Машин папа.  — Н-ну, вам виднее.  — И посмотрел на меня с уважением.
        «Что-то они сегодня какие-то странные»,  — подумал я.
        — Итак, чем могу служить?  — спросил Машин папа.
        Я не знал, чем.
        — Да вы не стесняйтесь, Семен,  — дружелюбно сказал Машин папа.  — Выкладывайте.
        И тут я придумал. Он ведь человек очень образованный, и почему бы мне не спросить его кое о чем.
        — Вы все знаете, Григорий Александрович,  — сказал я,  — а я не очень. Я хочу вас спросить о… про некоторые слова.
        — Сократ говорил,  — сказал Григорий Александрович,  — что я знаю твердо только то, что я ничего не знаю. Но если вы думаете, что я могу вам помочь…
        — Думаю, думаю,  — быстро сказал я и достал из кармана листочек, на котором у меня было записано:
        1) Эмоции (?)
        2) Троянская война (?)
        3) Караваев-Каратаев (?)
        4) Аморальное лицо (??)
        5) Неинтеллектуальная личность (???)
        Он прочитал все это несколько раз, потом опустил очки на нос и внимательно посмотрел на меня.
        — Гм-м,  — сказал он,  — любопытный, я бы сказал, набор… А… а зачем вам, собственно, это?
        — Так,  — сказал я,  — для расширения кругозора.
        — Гм-м,  — опять сказал он,  — ну что ж…
        И начал потихоньку объяснять. А потом сам ужасно увлекся. Бегал по комнате, размахивал руками, доставал с полок разные книжки. В общем, по всем вопросам прочитал мне целые лекции. И все рассказывал очень интересно, доходчиво и с наглядными пособиями. Я слушал разинув рот, но не думайте, что я буду пересказывать все, что он мне говорил. Только для памяти отмечу самое главное.

        Эмоции — это, оказывается, разные чувства. Только не запах там, вкус или цвет, а например, горе, радость, злость, веселье, зависть и… любовь, например. А я-то думал, что «эмоции» — это из радиотехники что-нибудь.
        И еще он сказал, что эти самые эмоции бывают положительные и отрицательные. К положительным надо стремиться, потому что они увеличивают срок жизни, а отрицательные, наоборот, укорачивают, и поэтому от них надо бегать, как черт от ладана. Злость, обида, страх и другое в этом роде — это отрицательные. Поэтому, если не будешь злиться, обижаться, бояться и так далее — проживешь сто лет или даже больше. Здорово интересно, но попробуй-ка! И потом, если человек не злится, не обижается, не ненавидит кого-нибудь или чего-нибудь — то он, по-моему, просто жизнерадостный рахитик, и толку от него никакого не будет.
        Я сказал об этом Машиному папе. Он засмеялся и сказал, что чувствами, то есть эмоциями, надо уметь управлять, ре-гу-ли-ро-вать их… Я сказал, что, мол, попробуй от-ре-гу-ли-руй свои эмоции, если, скажем, тебе в ухо дали. Что же, надо улыбнуться и сказать спасибо и второе ухо подставить? Он опять засмеялся и сказал, что все это зависит от кон-кретной си-ту-ации. Я спросил, что это значит, тогда он махнул рукой и сказал:
        — Извините, пожалуйста, что я употребляю такие выражения, но в данном случае это означает: когда? где? зачем? почему? и за что? За что вам дали по уху. Понятно?
        — Понятно,  — сказал я, хотя не очень понял, какая, например, разница, где тебе дали по уху — в подворотне или на лестнице? Дали, и все!
        Тут он сказал, что вопрос о том, надо ли подставлять левое ухо, если тебе дали по правому, прямо относится к третьему пункту моего списка, а именно к Караваеву-Каратаеву. Поэтому он перескакивает через пункт второй — о Троянской войне — и попытается объяснить мне, кто такой Платон Каратаев и что такое каратаевщина как со-ци-аль-ное и пси-хо-ло-ги-ческое явление.
        — Ух!  — сказал я.
        — Ах!  — сказал он.  — Простите, пожалуйста, я, кажется, опять увлекся. А что, собственно, вам нужно знать про Каратаева?
        — Да кто он был такой?  — сказал я.
        — Он был солдат,  — сказал Машин папа.
        «Ну, это ничего,  — подумал я.  — Солдат — это совсем неплохо».
        — Но он был не совсем обычный солдат,  — сказал Машин папа.
        — Герой?  — спросил я.
        — Н-не совсем,  — сказал он.  — С одной точки зрения…  — Он покрутил в воздухе рукой.  — А с другой точки зрения… Вы читали гениальный роман Льва Николаевича Толстого «Война и мир»?
        — Кино видел,  — сказал я,  — а читать не читал.
        — Н-ну, кино… это не совсем… гм-мм… Видите ли, все это очень сложно, но в двух словах можно сказать так…
        И тут он прочел мне лекцию о Л. Н. Толстом. О том, что он думал о жизни, и про этого солдата Каратаева. Я слушал и качал головой, но в самой голове у меня стояли туман и каша, и, кажется, я понял только одно, что этот солдат и в самом деле был какой-то чудак, он как раз и считал, что если тебе дали по одному уху — надо сразу сказать спасибо и подставить второе. Тогда тому, кто тебе дал по уху, станет стыдно, его ну просто заест совесть, как это он такому доброму человеку съездил по уху, и он больше никогда никого не будет трогать. И если все будут так поступать, то на земле будет мир и справедливость.
        — Дудки,  — сказал я,  — не согласен! Как же! Заела бы фашистов совесть, если бы мы им не наклали как следует?!
        Машин папа засмеялся и сказал:
        — Вы поняли все совершенно правильно, хотя все это значительно сложнее. Перейдем к следующему вопросу. Что такое «аморальное лицо».
        Он опять начал долго объяснять, но тут я довольно быстро понял, что это никакого отношения к лицу, то есть к… роже не имеет. И к веснушкам тоже. А имеет отношение к тому, какой человек есть. Человек, у которого аморальное лицо,  — плохой человек. Гад и подлец. Вот что я понял. Оч-ч-чень хорошо!
        Теперь послушаем, что такое «неинтеллектуальная личность». Тут, оказывается, совсем просто. «Интеллект» — это, оказывается, ум и способности человека. И если человек «не-ин-теллектуальная личность» — значит, у него ни ума, ни способностей нет. Короче — балбес он и дурак.
        Вот так. Значит, уважаемая М. Басова считает меня дураком и гадом. И трусом — потому что, если я подставлю, как она считает, правое ухо после левого — значит, конечно, трус.
        Я слегка от-ре-гу-ли-ровал свои эм-моции и не показал виду, что мне… что я… что меня…
        — Спасибо,  — сказал я.  — Я все понял. И п-пойду. Спасибо.
        — Пожалуйста,  — сказал папа М. Басовой.  — Но вы чем-то расстроены?
        — Не, ничего,  — сказал я,  — просто мне все это надо… обмозговать. Много интересного.
        — Рад был помочь,  — сказал Басов папа.  — Когда что-нибудь будет нужно — приходите. Да, а как же насчет Троянской войны?  — спохватился он.
        «Пожалуй, хватит на сегодня,  — подумал я,  — а то еще чего-нибудь новенького узнаю».
        — В другой раз,  — сказал я.  — Вы только скажите, при чем там в этой войне яблоки?
        — Ах, это,  — сказал он.  — Ну, это легенда, сказание, миф. Дело в том, что, по преданию, Троянская война началась из-за того, что три греческие богини заспорили о том, кто из них прекрасней, и попросили рассудить их одного древнегреческого героя — Париса. Ему дали золотое яблоко, которое он должен был вручить прекраснейшей. Он вручил его богине Афродите. В награду за это она помогла ему похитить самую красивую женщину в мире — жену одного царя — Елену. Из-за этого похищения и началась Троянская война. А яблоко это стали называть яблоком раздора. Очень красивое сказание. Не так ли?
        — Очень!  — сказал я.  — Спасибо!  — сказал я.  — Войны не будет!  — сказал я, попрощался и вышел из Басовопапиного кабинета.
        В другой комнате все еще были сама М. Басова и ее бабушка.
        — До свиданья,  — сказал я, проходя мимо них.
        — Куда же вы, Сенечка?  — спросила бабушка.
        — Спасибо,  — сказал я.  — Я пошел домой. Войны не будет.  — И я вышел в переднюю.
        — Какой войны?  — крикнула мне вдогонку Басова.
        — Троянской,  — сказал я, и Басова приросла к месту.
        Бабушка вышла в переднюю за мной. Она взяла меня за локоть и, косясь в сторону комнаты, шепотом сказала:
        — Сеня, вы очень мужественный человек! Я понимаю, как это больно. Но вы терпите.
        — М-м-м-м!  — сказал я.
        — Меня вы можете не стесняться — ведь я бабушка. У меня есть чудесный рецепт: надо растереть мед с мелко нарезанным репчатым луком и этот состав приложить к… больному месту.
        Я выпучил на нее глаза.
        — К к-какому месту?  — спросил я.
        — Вы не стесняйтесь. Мне Машенька рассказала, почему вы к нам долго не приходили. Карбункул на…  — она, как тогда, опять помахала рукой где-то сзади и пониже спины,  — … на этом месте. Это ужасно!
        — Какой карбункул?!  — крикнул я, а она приложила палец к губам.  — Какой карбункул?  — крикнул я шепотом.
        — Ну, фурункул, в просторечье, так сказать… чирей,  — сказала она тоже шепотом.  — Нарежьте лук мелко-мелко…
        — С-с-спасибо,  — сказал я и пошатываясь вышел на площадку.
        — До свиданья, Сенечка, приходите,  — сказала Басова бабушка. Она стояла на площадке и смотрела мне вслед, пока я не спустился во двор.
        В подворотне торчал Хлястик. Есть такой Фуфлиный дружок. Жутко противный тип. Пристает ко всем на Моховой.
        — Все к Машеньке ходишь?  — спросил он, ехидно ухмыляясь.
        — Все к Машеньке хожу,  — сказал я и съездил его по уху.

        — Ты что?!  — заорал он.
        — Кон-крет-ная си-ту-ация!  — сказал я и съездил его по другому уху.
        — Ты чего?!  — заверещал он.
        — Отрицательная эм-моция,  — сказал я и влепил ему по третьему.  — Карбункул, в просторечье — чирей,  — сказал я и замахнулся, чтобы дать ему по четвертому уху, но он смылся, испарился, исчез — только пыль завивалась по Моховой. Я направился домой. Немного полегчало, но в голове мыслей никаких не было, а были туман и каша. Я только старался все-таки сдерживать свои отрицательные… эти самые…

        Глава четвертая

        Дома никого не было. На столе лежала записка: «Сенечка! Оля ушла к подружке. Миша гуляет с собакой. А я пошла на вокзал встречать, вот радость-то, Полю. Получила телеграмму, что приезжает. Папа опять будет поздно. Ты покушай. Гречневая каша с мясом, горячая, у меня на кровати под подушкой, завернута в газету. Мама».
        Чудная она — мама: все думает, что я маленький. Но то, что тетка Поля приезжает, это здорово! С ней не соскучишься! Она толстая, веселая, шумная и очень деловая. Редко она к нам приезжает, но это всегда целое событие. Опять мы с ней будем носиться по городу как угорелые, и она будет останавливаться чуть ли не у каждого дома и ахать и охать — вот, мол, красота какая и, наверно, в этом доме жила или живет какая-нибудь знаменитость — и говорить, как она нам завидует, что мы живем в таком прекрасном, чудесном, красивом, великом городе, и будет ругать меня, что я не знаю, какой это дом и кто в нем жил. А я и действительно почти ничего не знаю о Ленинграде. Знаю немного Эрмитаж и Русский музей — мы туда со школой на экскурсии ходили, знаю еще Военно-морской музей и Артиллерийский, кое-что знаю про Медного всадника и Петропавловскую крепость, ну и «Аврору», конечно. Но это ведь все знают, и мне всегда становится стыдно перед теткой Полей, и каждый раз я даю себе клятву к следующему ее приезду обязательно изучить наш город, но каждый раз почему-то не удается.
        Вот сейчас я разозлился на себя и решил хоть как-нибудь поправить дело — завтра ведь она меня наверняка потащит по городу. Зайду-ка я к дяде Саше. Он все знает. И я зашел.
        Он сидел за столом, чинил транзисторный приемник и тихонько напевал чего-то себе под нос.
        — Привет,  — сказал он.  — Куда пропал?
        Вот елки-палки, я со всеми делами и забыл про ту, красивую…
        — Да так, по разным делам задержался. Вы извините,  — сказал я.
        — Не извиняю,  — сердито сказал он.  — Я тут жду, никуда не ухожу, а он, оказывается, не только свое, но и чужое время ценить не умеет. Опять, наверно, сорок пять минут «пшикиули» куда-нибудь, а еще часа полтора «голубым огнем сгорели». Так, что ли?
        — Так,  — сказал я. А что было говорить, хотя, в общем-то, я за эти полтора часа узнал кое-что новое, например, что такое «неинтеллектуальная личность».
        — Так,  — повторил я.  — Но я был на Литейном, тридцать семь.
        Он копошился в приемнике, и руки у него двигались быстро и ловко, но осторожно. А тут, как только я сказал, что был там, руки сразу замерли как неживые — в правой отвертка, а левая — на какой-то детали. Он помолчал, а потом спросил:
        — Ну?
        — Красивая,  — сказал я.
        — Без тебя знаю,  — сердито пробурчал он.  — Что сказала?
        Он не смотрел на меня. Я стоял у него за спиной и заметил, что у него покраснели уши и шея. Мне почему-то стало его ужасно жалко, но я, конечно, постарался не показать этого. Я, кажется, понял, почему он покраснел: во-первых, волновался — что она сказала, а во-вторых, ему, наверно, было неудобно, что вот он взрослый, а доверил свои дела пацану какому-то несуразному. Пока я думал об этом, он встал, прошелся по комнате и остановился против меня. Но на меня он все еще не смотрел, и я, пожалуй, был рад этому.
        — Чего молчишь?  — спросил он.  — Я, конечно, дурак и трус, что не пошел сам, а послал какого-то…
        — Пацана несуразного,  — вырвалось у меня.
        — Ага!  — он кивнул.  — Ну раз уж я сглупил, так что же теперь-то… Говорил с ней?
        — Ага,  — сказал я.
        — О чем?
        Я рассказал, что мы поговорили о погоде, о Ленинграде, о моей учебе и о футболе с хоккеем.
        — Лихо!  — сказал он и засмеялся, и я заметил, что лицо у него стало нормального цвета.  — Ну, а о том, что… я тебя просил, говорили?
        — Говорили,  — сказали.
        — Н-ну? Что она сказала?
        — А то же самое, что и вы.
        — Когда?
        — Да вот только что.
        — Что я сказал?  — Он удивился, потом задумался, вспоминая, и засмеялся, да так весело и хорошо, что я невольно заулыбался сам.
        — Она, значит, сказала, что я… дурак и трус?
        — Н-ну,  — сказал я и посмотрел на потолок,  — не совсем так, но… вроде.
        — Ох, гусь! Ох, гусь!  — закричал дядя Саша и так хлопнул меня по плечу, что я присел.
        Потирая плечо, я думал: «Очень я соврал или не очень. По-моему, все-таки не очень — ведь она и верно обиделась, что не он пришел, а какой-то парень с веснушками». Но для очистки совести я добавил:
        — А еще она сказала: «Пусть он летает».
        — Так и сказала?  — недоверчиво спросил дядя Саша.
        — Что, я врать буду?!  — обиделся я.
        — Так и сказала,  — задумчиво повторил он.  — А как она это сказала? С какой интонацией?
        — Какая там интонация!  — рассердился я.  — Сказала, и все!
        Он опять задумался. А потом сказал:
        — Это ведь можно по-разному понимать. «Пусть он летает». С одной стороны… А с другой…
        Ну, чудаки эти взрослые — ин-тонацию им подавай.
        — Чего тут понимать,  — твердо сказал я.  — «Пусть, значит, он летает, а я буду его ждать». Так и понимать. Я так понял.
        Вот это я уже соврал. Точно. Не надо было мне этого говорить, да уж больно он мучается. Я отошел от дяди Саши и уставился в окно. Завтра же, завтра же пойду к этой красивой и скажу ей все, что по этому поводу думаю.
        Дядя Саша молчал. Я отвернулся от окна и посмотрел на него. Он сидел на тахте, и вид у него был совсем непонятный — он смотрел куда-то далеко-далеко и то улыбался, то хмурился.
        — Дядя Саша…  — начал я, но он не откликнулся, а сидел все так же, уставясь в одну точку. Потом встал, подошел к шкафу, достал галстук, похлопал себя по карманам и все время молчал и смотрел вдаль. Повязал галстук, надел пиджак и решительно пошел к двери. Про меня он забыл. Я не обиделся, но у меня-то к нему было два дела, и я нахально окликнул его.
        — А-а?!  — сказал он будто проснувшись.  — А-а! Прости, Сеня. И спасибо.
        Он протянул мне руку, и я пожал ее. Я сразу понял, куда он собрался, и сказал:
        — Ни пуха ни пера, дядя Саша.
        — К черту,  — серьезно сказал он.
        — Дядя Саша,  — быстро заговорил я,  — у меня к вам две просьбы есть. Во-первых, тетка Поля приезжает, и мне ее завтра по Ленинграду таскать. У вас есть какие-нибудь книжки про Ленинград?
        — Похвально,  — сказал он,  — хотя и поздновато.  — Он подошел к одной из полок и снял оттуда несколько альбомов и книг.  — Держи.
        Ну и ну! Я аж согнулся от тяжести. Как это я все за вечер прочту?
        — Так. А вторая просьба?  — спросил он.
        — У вас есть рубля три?  — выпалил я.  — Понимаете, дома никого нет…
        Он внимательно посмотрел на меня.
        — Тебе лично?  — спросил он.
        Я кивнул.
        Он достал три рубля и сунул мне в карман куртки — руки-то у меня были заняты.
        — Спасибо,  — сказал я.  — Я вам потом расскажу.
        — Не обязательно,  — сказал он.  — Впрочем, твое дело.
        Мы вышли. Он прикрыл дверь, похлопал меня легонько по плечу, улыбнулся и пошел по коридору — крепкий такой, ладный, и голова высоко поднята. А я потащил охапку книг к себе и подумал: хорошо, когда тебе доверяет такой человек.
        Я свалил все книги на свой диванчик и начал их рассматривать. Чего только тут не было! Альбомы нынешние и старинные с рисунками — гравюрами, так они называются, и с фотографиями. Путеводители разные, некоторые даже до революции были написаны, а некоторые уже после. И другие разные книжки, например, «Пушкинский Петербург» одна называется. Там описываются все места, где Пушкин жил или бывал в гостях в Ленинграде, то есть в Петербурге. Я листал все это, разинув рот, и думал, что как это так — вот живу я в этом городе, а ни черта о нем не знаю. Голова у меня пошла кругом, и я понял, что мне это все не то что за два часа, а и за всю жизнь не изучить. Выбрал одну не очень толстую книжку «Путеводитель для туристов» и отложил ее, а остальные запрятал. Посмотрел на будильник: было уже половина седьмого.
        Конечно, не очень красиво будет, если я уйду и придет мама с тетей Полей. Но я ничего с собой поделать не мог. Мне почему-то очень нужно было пойти. Я написал записку маме, что приду в 20.00 или в 20.30 и чтобы она не беспокоилась и поцеловала за меня тетку Полю, а у меня — дела.
        Я надел чистую рубашку, куртку из кожзаменителя с молнией и пошел в кафе «Гном» на Литейный. Интересно, придут попугайчики-неразлучники или нет? Правда, о них я меньше всего думал.
        К этому «Гному» я поспел без пяти семь. Но не пошел сразу туда, а остановился на другой стороне Литейного и стал смотреть. Попугайчиков не было. Зато появилась М. Басова. Я постоял, посмотрел на нее немного и ушел. Я расстроился: зачем она приволокла с собой Герасима? Посмеяться, что ли? Уходя, я все-таки не выдержал и оглянулся. Машка озиралась по сторонам, голова у нее вертелась, как у заводной игрушки — вот-вот отвалится, а Герка ей что-то доказывал.
        Ну и доказывай. Подумаешь, «ин-тел-лектуальная личность». А у нее пусть хоть совсем голова отвинтится, я даже не обернусь. Хоть бы Татьяну встретить, что ли?
        Конечно, не встретил ее, а встретил у самых ворот батю. Он забегал домой пожевать чего-нибудь.
        — Опять дежурить?  — спросил я.
        — Не знаю, Сень, может, и придется,  — сказал он виновато.  — Полина Михайловна приехала, знаешь?
        — Знаю,  — сказал я.  — Батя, а ты какие-нибудь стихи помнишь?
        — Чего, чего?  — удивился он.
        — Стихи, говорю, знаешь?
        Он взял меня за плечо, посмотрел в глаза и спросил:
        — Ты чего, Сень?
        — Да ничего,  — сказал я,  — ты меня за плечо не держи.
        Он удивился еще больше, но руку с моего плеча снял.
        — Знал когда-то немножко,  — неуверенно сказал он.  — Вот это: «Во глубине сибирских руд храните гордое терпенье…» И вот это еще: «Ты жива еще, моя старушка…»
        — Ладно,  — сказал я,  — ты приходи пораньше.
        — Постараюсь, Сень,  — сказал он.  — А насчет стихов…  — Он помолчал, потом вздохнул: — Не до них мне, Сеня.  — Махнул рукой и пошел.
        А дома было весело. За столом сидели мама, тетка Поля, Мишка и Ольга. А около стола сидел Повидло — облизывался и подлизывался. На столе — куча всякой вкусной тети-Полиной стряпни и чай и бутылочка с наливкой. Все сидят красные, довольные, смеются и перекрикивают друг друга.
        Ну, конечно, тетка Поля накинулась на меня, как ястреб. Я чуть не задохнулся от ее поцелуев и совсем уж одурел от разных вопросов. Отвечать на них мне, правда, почти не пришлось — только я рот открою, чтобы ответить, она уже новый вопрос задает. Ну, это, пожалуй, и лучше.
        Налили и мне рюмочку наливки, я немножко развеселился и спросил:
        — А как дядя Петя?
        Тетка Поля пригорюнилась чуть-чуть, потом махнула рукой и засмеялась. Смеялась она очень интересно. Толстущая, здоровущая, а смеется, как девчонка какая-нибудь: закинет голову и хохочет-заливается. И все смеются. Отсмеялась, опять чуть-чуть погрустила, а потом сказала:
        — А что дядя Петя? Чего ему сдеется? Шкандыбает.  — Она вдруг рассердилась.  — Настырный такой, неугомон, все-то ему надо, до всего-то дело. То в колхоз шкандыбает порядки наводить — без него не наведут, как же! То в газету пером скрипит. То, гли-ко, чего надумал — морскому делу ребятишек учить, а у нас моря-то и в глаза не видывали. И ходит так и бродит так. Ни днем ни ночью от него, окаянного, покоя нет…
        Сердилась тетка Поля, а глаза хитрые, веселые. И ничего она не сердится, а наоборот — рада, что ее безногий дядя Петя и туда и сюда «шкандыбает». А она уже опять смеется.
        — Семен, Семен, ты чего пирожки не берешь? Рязанские!
        Мишку и Ольгу погнали спать. Я пошел к дяде Саше отдать ту трешку. Зачем она мне, раз «Гном» не состоялся. Но дяди Саши еще не было. Тогда я взял Повидлу и пошел его прогулять. Он еле полз — от теткиных пирогов отяжелел.
        На Моховой я увидел такую замечательную картинку: рохлики смеялись. На той стороне стояли Гриня Гринберг и Петька Зворыкин и хватались за животики от смеха и тыкали пальцем куда-то в соседнюю подворотню.
        — Вы чего?  — крикнул я.
        — Мы, ах-ха-ха, смеемся, ха-ха-ха!  — просипел сквозь смех Петька Зворыкин.
        — Это я вижу,  — сказал я, подходя к ним.  — А чего вы смеетесь?
        Они опять ткнули пальцами в подворотню и прямо-таки закорчились от смеха. Я посмотрел туда. Там стоял Фуфло, и вид у него был обалделый.
        — Чего ржете?  — заорал он.
        — Ха-ха-ха! Ух-ха-ха! Ой-ой-ой! Ха-ха-хи!  — закатились рохлики.
        — Надо мной, что ли?  — грозно прокричал Фуфло.
        Рохлики чуть не упали от смеха.
        — А то над кем же!  — закричали они, заикаясь от хохота.
        — А по мордам?  — проорал с той стороны Фуфло.
        Гринька и Петька обхватили друг друга и уже только покачивались — совсем, бедняги, обессилели.
        — Вы чего — чокнулись?  — спросил я.
        — А ты что, забыл?  — сквозь зубы и без всякого смеха спросил Гриня.
        — Мы испытываем Танькин метод.  — И они опять принялись ржать.
        Я даже рот разинул от удивления. Ну и чудаки! Как дети, второклашки какие-нибудь. Но, между прочим, кажется, на Фуфлу это действовало. Он топтался на той стороне, топтался, а потом решительно пошел к нам. Остановился на газоне и повторил, правда, не очень уверенно:
        — А по мордам?
        Рохлики слегка отступили, но смеяться не перестали.
        — Ты отойди,  — сказал Фуфло мне,  — тебя я не трону, а этим рохликам сч-час к-э-эк…
        Я разозлился. Скажи пожалуйста — он меня не тронет. Ладно, подумал я, и тоже начал смеяться. Нарочно, конечно, мне, в общем-то, не очень смешно было.
        Фуфло совсем ополоумел. Огляделся по сторонам, ухватил с газона кусок какой-то трубы и с этой трубой пошел на Гриню и Петьку. Те сразу притихли и попятились к стене, правда еще подхихикивая. Ага, решил я, вот удобный случай.
        — Фас!  — крикнул я Повидле, и показал на Фуфлу.
        Повидло завилял хвостом и посмотрел на меня.
        — Возьми!  — крикнул я, снова показал на Фуфлу и отпустил поводок.
        Повидло кинулся к Фуфле.
        Фуфло остановился, с опаской посмотрел на Повидлу и бросил трубу.
        Рохлики опять заржали. С визгом, всхлипами и воплями.

        Повидло вдруг зарычал — честное слово, первый раз в жизни услышал, как он рычит — и кинулся на Гриньку и Петьку. Те заорали дурными голосами и влепились в стену. И тогда заржал Фуфло.

        — Ату их! Куси их! Так их!  — орал он, приплясывая, а Повидло, как бешеный, прыгал перед ребятами и ужасно громко лаял и рычал.
        — Уйми своего балбеса!  — закричал Гриня, лягаясь.
        — Куси их!  — орал Фуфло.
        — Держи свою псину!  — вопил Петька, дрыгая ногами.
        — Ко мне, Повидло!  — кричал я.
        Продолжалось это довольно долго. Уже прохожие начали останавливаться и делать замечания.
        Наконец я ухватил этого подлого пса за ошейник и дал ему хорошего пинка.
        Он сразу присмирел, но обиделся. Наверно, правильно обиделся, но тут уж мне было не до его переживаний. Злой, как черт, я пошел на Фуфлу.
        — А ну, катись отсюда!  — сказал я.
        Он хотел что-то вякнуть, но у меня, наверно, был такой вид, что он только сказал:
        — Я что, я ничего, это вот они…
        Потом хихикнул пару раз, помахал Грине и Петьке ручкой и пошел на ту сторону.
        — Трепачи!  — сказал я Гриньке и Петьке.  — И в самом деле — рохлики.
        Они вначале вроде немного сконфузились, а потом накинулись на меня.
        Они орали, что я заступаюсь за Фуфлу, что я отрываюсь от коллектива, что они начали действовать, а я их не поддержал и что я вообще чуть ли не предатель.
        — Еще и кабыздоха своего на нас натравил!  — кричал Петька.
        — Недоразвитый пес какой-то,  — поддержал его Гриня,  — весь в хозяина.
        — А вы — герои,  — сказал я.  — А если бы он вас трубой?
        — Кто? Он?! Да мы бы ему!  — кричал Петька.
        — Не посмел бы!  — вторил ему Гриня.
        — Еще как посмел бы,  — сказал я.  — Ладно, время позднее. Завтра обсудим.
        — Нечего нам с тобой обсуждать,  — сказал Петька.  — У тебя у самого дела… с милицией.
        — Ага,  — сказал я и пошел домой. Отошел на несколько шагов и оглянулся, а они стоят и машут друг на друга руками. Обсуждают. Ну и пусть машут. Пусть обсуждают. Рохлики!
        Время было не слишком позднее, но дома уже все спали — утомились: тетка Поля с дороги, мама от встречи, а Мишка с Олей, наверно, просто объелись. Я стукнулся к дяде Саше — его все еще не было. Ну что ж, значит… тем лучше.
        Я тоже улегся. Завтра воскресенье. Ворочался, ворочался — никак не заснуть. Все какие-то мысли в голову лезут. Разные. Главным образом про то, что, наверно, я так и останусь неорганизованным — опять день прошел почти без толку. Да и наглупил я порядочно. Зачем, например, ушел из школы? Или, например, зачем пошел к Басовой, а потом — в этот «Гном»? Тьфу ты — опять стихи! Я разозлился, но стихи вдруг стали наползать на меня. Я их отталкиваю, а они откуда-то ползут и ползут, и я поймал себя на том, что уже бормочу их шепотом.
        Зачем пошел я к Маше?
        Не надо бы ходить…

        А дальше, кроме «каши», к Маше никакой рифмы не подбиралось. Я бормотал, бормотал: «Маши-Саши», «Клаши-Маши», «ваши-наши». Но «Саши» и «Клаши» были тут совсем уж ни при чем, а с «ваши» и еще «наши» просто ничего не придумывалось. Я махнул рукой и сочинил дальше:
        …Поел бы лучше каши,
        И нечего чудить!
        А потом, а потом
        Я попал в этот «Гном».
        Ах, зачем я пошел?
        Только горе нашел.

        И еще:
        Пес Повидло залаял,
        А Фуфло испугался.
        И, как дым, он растаял,
        Но ужасно ругался.

        Вот последнее — хотя это и не совсем правда — мне даже понравилось. Особенно: «И, как дым, он растаял». Это, по-моему, как это называется… художественный образ, «как дым, растаял»…
        Так с этими стихами я и начал засыпать и уже сквозь сон слышал, что пришел батя. Он заглянул в комнату, но сразу прикрыл дверь. За дверью снял ботинки и в носках тихо зашел.
        — Пап,  — сказал я шепотом.
        — Не спишь?  — спросил он.
        — Ты ложись на Мишкиной раскладушке.
        — А он где?
        — Он на Олиной кровати, а Оля с мамой и Полей.
        — Ага,  — сказал он и начал в темноте раздеваться.
        Потом в трусах и в майке присел ко мне.
        — Слушай, Сень, ты, если рано проснешься, разбуди меня. Поговорить надо.
        — Ладно,  — сказал я.
        — Ты, Вася?  — спросила мама сонным голосом. Она всегда просыпается, когда папа приходит.
        — Я, Люда. Спи, спи,  — сказал папа тихонько и улегся.
        Раскладушка под ним заскрипела, и уже через минутку я услышал, как он задышал глубоко и ровно. Заснул. Он всегда засыпал сразу. «Солдатская привычка,  — говорил он,  — меня и пушками не разбудишь». И действительно, мы могли шуметь сколько угодно, он не просыпался. Но, между прочим, если какой-нибудь посторонний шум слышался, например, дядя Гриша на кухне табуретку уронит или за окном кто-нибудь заголосит, он сразу поднимал голову и прислушивался и, если считал, что все в порядке, опять сразу засыпал. «Милицейская привычка»,  — говорил он. И вот он заснул, а у меня сон прошел, и я опять начал ворочаться. Но стихи уже не лезли.
        А потом я услышал громкий шепот на маминой кровати. Это тетка Поля спрашивала маму, часто ли папа так поздно приходит.
        — Часто,  — вздохнув, сказала мама.  — Работа такая.
        — Провались она, такая работа,  — сердито сказала тетка Поля.  — Что за жизнь?!
        Я не хотел слушать и натянул одеяло на уши, но тетка Поля шептала так громко — тихо она не умела,  — что как я ни старался, а все равно слышал, и то, что я слышал, мне не нравилось. Тетка Поля то ругала, то жалела маму, а мама возражала, но как-то не очень уверенно. А ругала ее Поля за то, что у мамы с таким мужем совсем жизни никакой нет. Сидит сиднем дома, никуда не ходит, даже в отпуск и то по-человечески никуда не съездит.
        — Я ж болею часто, Поля,  — говорила мама,  — куда уж мне разгуливать-то. Я и на работу-то почти не хожу — все бюллетени да бюллетени. Мне уж и инвалидность предлагают…
        — А раз болеешь — надо лечиться,  — шипела тетка.  — Был бы хороший муж, он бы тебя из санаториев да домов отдыха не отпускал бы.
        — Я ездила…  — говорила мама.
        — Ездила, ездила! Вон и квартиры настоящей с такой-то семьей и то получить не сумел, а очередь, когда она еще подойдет, эта очередь,  — гнула свое тетка.  — Нет, непрактичный он человек, не хозяин он, твой Василий.
        — Он о себе не думает,  — сказала мама.
        — Он и о себе не думает и о вас не думает. Нарожал детей, а что толку. Вон Сенька у вас совсем в прислугу превратился. А ему учиться, развлекаться надо.
        Ну и тетка — до чего же вредная оказалась. Мне даже крикнуть захотелось — пусть не выдумывает, я и учусь и развлекаюсь, а квартира у нас обязательно будет, и батя нас всех любит и старается, чтобы нам нормально жилось, только времени у него действительно мало. Конечно, я этого не крикнул, а взял и сунул голову под подушку, чтобы не слушать, что она там еще плетет, а то, чего доброго, не выдержу и запущу в нее подушкой. Но, честно говоря, чем-то ее слова меня зацепили. Не тем, конечно, что у нас квартиры еще нет отдельной, а чем-то таким… не знаю даже, как сказать. Вот и стихов батя не знает, и поговорить ему со мной все времени нет, а когда мы все вместе куда-нибудь ходили — я уж и не помню. Кажется, года три — четыре назад он нас всех в зоопарк водил. И еще раза два в кино ходили. Один раз в Павловск ездили. Больше и не помню. И чего-то у меня на сердце кошки зацарапали. Так под это царапанье я и заснул.
        И в воскресное утро проснулся позже всех. Огляделся. В комнате никого, а из кухни слышен громкий тети-Полин смех и другие голоса. Я вскочил и в трусах вышел в коридор и налетел на Ангелину Павловну.
        — Сеня,  — сказала она строго,  — ты уже взрослый мальчик, почти юноша. И нэ-э-прилично разгуливать в таком виде в общественном месте.
        Вот ведь, обязательно настроение испортит! Я, конечно, этого не сказал, а извинился и шмыгнул обратно в комнату, натянул брюки. Но, между прочим, подумал: а в этих, как их, бигудях и в халате прилично в общественном месте разгуливать? Ну, да ладно, не до нее мне сейчас. Как это Татьяна говорит — инго… игнорируй.
        Батя был в кухне тоже. И веселый. Я даже удивился — такой он был веселый.
        — А-а! Сеня!  — закричал он, когда я вошел.  — Ну и спал ты!
        — Ага,  — сказал я.
        На плите что-то шипело и скворчало. Тетка Поля красная как вареный рак чего-то там колдовала и все время кричала и хохотала, мама сидела на табуретке, Мишка — подумать только!  — чистил картошку, а Ольга терла морковь. И этот подлый подхалим Повидло тоже был здесь и подхалимскими глазами смотрел на тетку Полю — авось отломится что-нибудь. И на меня никакого внимания не обратил, как будто я для него пустое место.
        А батя был ужасно веселый, прямо как в цирке веселился, такой веселый-развеселый — дальше некуда.
        — Ну и спал ты!  — кричал батя.  — Мы уж все встали и вот уже завтрак жарим, а ты все спишь и спишь!
        — Да не сплю я вовсе,  — сказал я и ушел из кухни. А Повидло даже не обернулся, подхалим несчастный. Никто не обернулся. И в комнате я хлопнул дверью. Чепуха какая-то!
        Я стоял у окна и смотрел на флигель напротив. Его, говорят, скоро снесут. Он солнцу мешать не будет. Какое-то дурацкое настроение у меня было. Я не слышал, как вошел батя.
        — Сень,  — сказал он,  — ты уж извини. Не хотел я тебя будить.
        — Лады,  — сказал я.  — Мне опять с теткой идти?
        — Н-не,  — заторопился он,  — я сегодня сам с вами пойду. Выходной.
        — Чего ты мне сказать хотел?  — спросил я и посмотрел на него. А у него на скулах желваки ходили, и был он уже не веселый, как две минуты назад. Он молчал.
        — Что ты мне…  — опять начал я.
        Он посмотрел на меня, и мне… заплакать захотелось.
        — Ты что, батя?
        — Ничего,  — сказал он.  — Иногда вот думаю — провались оно все пропадом. Вот написал писатель какой-то: добро должно быть с кулаками. А? Ты это… как понимаешь?
        Я никогда не видел его таким. И что я мог сказать? Откуда я знаю, каким должно быть добро?!
        — Как это… с кулаками?  — спросил я.
        — Не знаю,  — хмуро сказал он.  — Наверно, каждый милиционер,  — он усмехнулся,  — это и есть добро с кулаками… Думаешь, мне приятно в… грязи вот этими руками ковыряться? А она…  — Он кивнул в сторону кухни, потом махнул рукой.  — Ну, да ладно.
        — Кто — она?  — быстро спросил я.  — Мама?
        — Ты что?!  — сказал он тоже быстро, мне показалось, что он даже испугался.  — Что ты — мама! Мама у нас знаешь какая… Нет, не мама, а вот…  — И он опять кивнул в сторону кухни.
        — Тетка?  — спросил я.
        Он не ответил. Помолчал немного, потом спросил:
        — Ты мою… биографию знаешь?
        — Н-ну, знаю,  — не очень уверенно сказал я.
        — А какая моя биография?  — сказал он грустно.  — А вот какая…
        Но продолжить ему не дали. Ольга прибежала и позвала завтракать.
        — В другой раз,  — сказал батя и пошел на кухню.
        Вот так всегда — «в другой раз», подумал я и поплелся за ним. Только захочешь с человеком по-настоящему поговорить — обязательно кто-нибудь или что-нибудь помешает. Всегда «в другой раз»!
        А какая у него биография, в самом деле? И вот оказалось, что я ее, в общем-то, и не знаю, эту его биографию. Знаю только, что он не воевал — мал еще был. Хотя вот Машкин отец тоже еще молодой, а успел повоевать: был сыном полка, в разведку ходил, своему командиру жизнь спас, награды имеет… Знаю еще, что до милиции мой отец был рабочим, а почему он в милицию пошел служить — и не знаю. Не знаю толком, что он на своей службе делает. Участковый и участковый. Следит, наверно, за порядком на своем участке. С пьяницами ругается, следит, чтобы после одиннадцати в квартирах радиолы или магнитофоны на полную мощность не пускали, за ребятами вроде Фуфлы и Хлястика посматривает, чтоб не очень хулиганили. А впрочем, что-то он не больно за ними и посматривает.
        Был я поменьше — ребятам врал, что он у меня знаменитый сыщик и чуть ли не тридцать бандитов и жуликов выследил и задержал. А потом как-то и думать об этом перестал. Ну, в милиции, ну, участковый: надо ведь кому-то и участковым работать — тоже дело нужное. Вон у Пашки Волкова — это в старой моей школе был такой парень — отец на кладбище работает, могилы роет. Ну и что, надо ведь кому-то и на кладбище работать… А милиция — это… в общем, без нее пока не обойтись… Добро… кулаками. Как это? Добро с кулаками?

        … На кухне шумела и смеялась тетка Поля, и все смеялись и шумели, а мне не хотелось смеяться. Не хотелось, и все. Меня даже зло взяло — чего это она все время хохочет, хотя и смешного-то вроде ничего нет.
        Пока завтракали, тетка Поля все рассказывала, какой у нее сад, да какая усадьба, да какой дом — всего полная чаша.
        — Вот соберитесь да приезжайте ко мне, посмотрите, как мы с Петей живем, да и сами поживете. Всех накормлю, всех напою и еще останется!  — кричала она и все время посматривала на батю.
        А он улыбался и кивал головой, а глаза у него были хмурые. Только раз он спросил:
        — А вы, Полина, что, не работаете уже?
        — То есть как это не работаю?!  — возмутилась тетка.  — А дом? А хозяйство? А сад?!
        — Нет, я про почту спрашиваю,  — сказал батя и как-то странно посмотрел на нее.
        — А-а,  — протянула тетка Поля, задумалась чуть-чуть, потом резко так махнула рукой, как отрубила, и сказала: — Хватит! Наработалась. Устала.
        — Ну, понятно,  — сказал батя с каким-то непонятным выражением и встал из-за стола.  — Спасибо. Ну и накормили вы нас! Прямо не подняться.
        Я посмотрел на маму. Она сидела очень прямо, почти ничего не ела и только глаза переводила с отца на Полину, с Полины на отца. Тревожно так, словно волновалась — не случилось бы чего. А я сразу ночной разговор вспомнил. Вот то-то и оно-то…
        — Ну, раз сыты, значит хорошо!  — сказала тетка.  — У меня всегда так! Вот мы сейчас со стола приберем, посудку помоем. И гулять пойдем. Пойдем, Василий Семеныч?
        Батя остановился в дверях кухни и развел руками.
        — Вы уж извините, Полина, совсем я забыл. Мне… позаниматься надо — зачеты скоро, а у меня, как говорят, конь не валялся. Вот ребята с вами пойдут. Сеня. А меня уж извините.  — Он повернулся и вышел.
        Тетка Поля ужасно удивилась.
        — Какие еще зачеты?  — спросила она у мамы.
        Мама смущенно засмеялась.
        — Да вот,  — словно виновато сказала она,  — на старости учиться задумал. В прошлом году в университет на юридический поступил. Вот и занимается. Мало, правда. Времени не хватает.
        Вот номер-то! А я и забыл, что батя действительно в прошлом году на заочный поступил. Хотя понятно, почему забыл,  — он дома почти и не занимался. Поэтому я тоже удивился, когда он сказал, что не пойдет гулять. Ведь мне он сказал, что пойдет. Наверно, он просто не хочет с теткой Полей идти, вот и выдумал предлог. Ну, ладно, он не хочет, а меня-то зачем втравил? Хотя откуда он мог знать, что мне тоже расхотелось идти с теткой? А мне совсем расхотелось — факт! Я еще почему-то вспомнил, что вот она и останавливается около каждого красивого дома и ахает и охает, но только на секунду, вроде по обязанности, и сразу бежит дальше, и самое главное время у нее на магазины уходит. И с каждой такой прогулки мы возвращаемся, как верблюды, навьюченные. И провожать тетку Полю потом — одно мученье: никак в такси все ее пакеты, коробки, сумки, чемоданы не впихнуть. Я всегда удивлялся, куда ей столько барахла разного, но, в общем-то, не очень сердился — и нам с Мишкой и Ольгой из этих покупок обязательно кое-что перепадало. Нет, она не жадная, тетка Поля, и подарки любит делать, вот и яблоки нам каждую осень
присылает, но только… только… сам не знаю, что «только»… вот сейчас расхотелось мне что-то от нее подарки принимать. Подарит, а потом опять кричать будет — вот, мол, я какая, всех одариваю, всем добро делаю. Да нет, и не кричит она вовсе, это я чего-то придираюсь уже, но все равно мне здорово расхотелось с ней по магазинам носиться, и я начал быстро придумывать, как бы отказаться.
        А тетка Поля допрашивала маму.
        — Ну и что? Кончит он университет,  — говорила она громким шепотом,  — уйдет из милиции? Адвокатом или судьей будет?
        — Не знаю, Поля,  — говорила мама устало.
        — А может, ему в милиции повышение дадут? Пора бы.
        — Не знаю, Поля,  — опять повторяла мама, и видно было, что ей неприятно на эту тему говорить,  — он ведь, знаешь, какой…
        — Да уж знаю,  — сказала тетка Поля и поджала губы.
        — А куда пойдем, тетя Поля?  — спросил я, чтобы перебить этот противный разговор.
        — А?  — встрепенулась тетка.  — Куда? По городу пройдемся — очень я люблю Ленинград ваш. Ну, посмотрим, конечно, какие магазины открыты. Мороженого поедим. И так и далее. А ты, Люда, с нами не ходи. Ты устанешь — мы ведь галопом.  — Она засмеялась.
        «То-то и оно, что галопом»,  — подумал я.
        — Ладно,  — согласилась мама,  — а я дома посижу, мне кое-что поштопать, починить надо.
        — Вот и хорошо,  — опять засмеялась тетка,  — жена носки штопает, муж уроки учит, а детишки со старой теткой гулять пойдут. Куда как славно!
        Мне захотелось заорать, что никуда я не пойду, но не заорал я — мама расстроится, тетка обидится, ведь предлога-то настоящего у меня нет, а отрицательные эмоции надо уметь сдерживать.
        Тетка прогнала всех одеваться, а сама быстро и ловко принялась мыть посуду.
        — Чего ж ты, пап?  — спросил я, входя в комнату.
        Он и верно сидел за столом с тетрадками и книгами и занимался. Или только притворялся, что занимается.
        — Да вот,  — сказал он, не глядя на меня,  — вспомнил…
        Вид у него был такой, какой у нас в школе бывает, когда знаешь, что тебя вызовут, а урок-то не готов. Я засмеялся. Он посмотрел на меня исподлобья и тоже засмеялся. Громко. Но сразу испуганно прикрыл рот ладонью и подмигнул мне.
        — Ладно,  — сказал я,  — погуляем с теткой Полей.
        — Вот, вот,  — сказал он,  — погуляйте.
        Смешно, но все-таки в этот раз я тоже не пошел гулять с теткой. А получилось вот что. Я собрал все книжки и альбом про Ленинград, которые мне дядя Саша накануне дал, и понес ему. Все равно уж ничего не прочитаешь, да и не нужно это, наверно, тетке Поле. Вот я и оставил только две книжки — для себя, а остальные понес.
        Постучал к дяде Саше ногой — руки были заняты. Никто не ответил. Я сложил книги на пол и вошел — дядя Саша никогда не запирал своей комнаты, даже когда улетал надолго. Сейчас его дома не было, и похоже, он, как ушел вчера, так и не возвращался. С ним такое очень редко бывало. Не случилось ли чего, подумал я. Но потом я, кажется, кое-что сообразил и даже заулыбался про себя. Вот такие, значит, пироги, Сенька! Ну, что ж…
        Я втащил книги, расставил их по полкам и пошел к себе. И тут раздался звонок. Я открыл входную дверь и… На площадке стояла — кто бы вы думали? Сама Маша Ба-со-ва! Собственной персоной! Я так удивился, что прямо застыл в дверях, держась за ручку, и молча смотрел на нее во все глаза. Она тоже молчала, потом покраснела и сердито сказала:
        — Ничего себе, вежливый! Даже не здоровается.
        — Здравствуй,  — сказал я, все еще держась за ручку.
        — Так и будем стоять?  — спросила она все так же сердито.
        — Заходи, заходи,  — засуетился я и распахнул дверь.
        — Нет, лучше ты выйди,  — сказала она.
        — Нет, лучше ты зайди,  — сказал я.
        — Нет, ты выходи…
        — Нет, ты заходи…
        — Выходи…
        — Заходи…
        И пока мы так приговаривали в рифму, из кухни выплыла тетка Поля.
        — Ну, Сеня,  — закричала она, увидев меня,  — ты уже собрался?
        Она подошла поближе и заметила Машу.
        — А-а,  — сказала она и засмеялась,  — у тебя гости. Что же вы в дверях стоите? Проходите.
        — Спасибо. Я на минутку. Выйди, Половинкин!  — сказала Маша и даже ногой притопнула.
        Тетка Поля сделала круглые глаза. Ну, что тут будешь делать! Я сказал тетке «извините» и «я сейчас» и вышел на площадку. Тетка развела руками, улыбнулась хитренько и поплыла в комнату.
        — Ты мне нужен,  — очень строго сказала Маша.
        «Это что-то новое»,  — подумал я и напустил на себя совершенно равнодушный вид.
        — Не воображай, пожалуйста, бог знает что,  — презрительно сказала она.  — Просто у меня нет другого выхода, а то бы…
        Ну, конечно, не может какой-нибудь гадости не сказать. Ладно.
        — Надолго? Надолго нужен?  — спросил я скучным голосом.  — У меня, понимаешь, дела…
        — У тебя всегда дела,  — она фыркнула,  — делишки какие-то…
        Я решил железно сдерживаться, что бы она ни говорила, но про себя скрипнул зубами. «Делишки!»
        — Вопрос о судьбе человека решается,  — продолжала Маша,  — а у него дела. Подождут твои делишки!
        — Какого человека?  — испугался я.
        — Я не привыкла на лестницах торчать,  — заявила Басова.
        — Я же тебя звал,  — разозлился я.
        — У тебя дома много людей. А этот разговор — один на один.
        — Ну, пойдем куда-нибудь. Я только предупрежу.
        — Предупреди. И побыстрее,  — сказала она командирским тоном.
        Я влетел в комнату и сказал тетке Поле, что не могу с ней идти — очень важное дело.
        — Понимаю,  — сказала тетка Поля,  — очень важное дело, о-оч-чень!  — Она захохотала.  — К тому же сердитое… дело это и хоро-о-шенькое!
        Все уставились на меня.
        — Какое дело, Сеня?  — спросила мама.
        — Общественное,  — пробурчал я, ни на кого не глядя.
        — Ну, раз общественное…  — сказал отец, поднимая голову от своих тетрадок.
        — Иди, иди,  — сказала тетка Поля и подмигнула мне.  — Общественные дела завсегда важнее личных.  — Она опять залилась своим звонким смехом и слегка подтолкнула меня к двери.
        Я помчался. Нет, все-таки она ничего — эта тетка Поля: кое-что понимает.
        Маши на площадке уже не было. Я понесся вниз сломя голову, и сердце у меня колотилось, как овечий хвост. Неужели ушла? Я пулей вылетел на улицу и по инерции промчался несколько шагов вперед. Чуть не сшиб с ног какого-то дядьку, но резко затормозил и развернулся на одной ноге так, что из-под каблука дым пошел.
        Маша стояла около парадной. Она посмотрела на меня и засмеялась — вид, наверно, у меня был чудной. Потом сразу оборвала смех и сказала спокойно:
        — Пойдем.
        — К-к-куда?  — спросил я, отдуваясь.
        — В кафе «Гном»,  — сказала она ехидно.
        — Слушай…  — начал я сердито.
        — Ладно, ладно,  — сказал она,  — пойдем лучше…  — Она наклонила голову и искоса посмотрела на меня, чуть-чуть прищурившись.  — Пойдем лучше в… садик на Некрасова.
        Вот вредная девчонка! Ничего не забывает — это я ей, когда только познакомился, встречу в том садике назначил, но она, конечно, не пришла. А теперь вот вспомнила. Я не подал виду, что меня это зацепило, и спокойно согласился. И мы пошли в этот садик.

        Глава пятая

        По дороге я спросил ее, что за дело и чья судьба решается.
        — Венькина,  — сказала она,  — Балашова.
        Пожалуй, я всего чего угодно от нее ожидал, только не того, что она со мной о Жуке говорить будет. Я думал, что, может, она… Ну, да ладно, мало ли чего я думал.
        — А что с ним?  — спросил я.
        — У него очень плохие дела,  — сказала она серьезно.  — И ему надо помочь. Появился,  — она вдруг осмотрелась по сторонам и понизила голос: — Появился… его брат.
        — Ну и что?  — удивился я.
        — Он из тюрьмы появился,  — сказала она шепотом.
        — Ну и что…  — начал я и осекся.  — Из тюрьмы-ы-ы?
        — Да,  — сказала она.  — Он жулик и бандит. Он отсидел сколько положено и вернулся. Венька говорит, что ему не разрешили в Ленинград возвращаться, а он вернулся. И Венька боится, что он опять начнет свои нехорошие дела и будет его тоже затягивать. Он уже понемножку начинает его затягивать.
        — Постой, постой,  — сказал я, соображая.  — А ты его видела, этого брата?
        — Видела. Жуткий.
        — Черный?
        — Черный.
        — Перекошенный?
        — Вроде бы.
        — Он,  — сказал я и даже задохнулся.
        Вот в чем дело, оказывается.
        — А ты что, его знаешь?  — спросила Маша.
        Я ей рассказал, как встретился с этим типом. Она задумалась, а потом спросила:
        — Что же делать?
        Мы уже незаметно дошли до садика и сели на скамейку.
        — Надо… в милицию заявить,  — сказал я не очень уверенно.
        — Я тоже так думала, но Венька боится. Он боится, что тот… брат… убьет его.
        Я присвистнул.
        — Ну, уж так и убьет?!
        — Ты не шути,  — сказала она серьезно,  — он мне рассказывал. Этот… брат — он такой. Даже страшно.
        Я вспомнил этого типа, его глаза, как черные дырки, и зубы с клыками. Да, такой шутить не будет.
        — И все-таки…  — начал опять я.
        — Ничего не все-таки,  — рассердилась Маша.  — Не можешь ничего придумать, так и нечего навязываться!
        Я еще и навязывался!
        — Ты же сама ко мне пришла,  — сказал я с обидой.
        — «Сама, сама»! Знала бы…
        Я разозлился. В самом деле, почему это она после всего, что мне наговорила и так со мной обошлась, все-таки ко мне пришла? Шла бы к своему Герке. Тот бы рассудил!
        — Ну, и шла бы к Герке своему,  — сказал я.
        — Ни в коем случае!  — сказала она быстро, вроде испугалась.
        — А что? Он ведь шибко правильный, все бы рассудил,  — я уже завелся,  — а мы что? Мы люди маленькие.
        — Дурак ты, Половинкин,  — сказала она и вдруг засмеялась.  — Дурак… ревнивый.
        Я чуть не задохнулся и почувствовал, что уши у меня начинают гореть.
        — Т-ты… т-того,  — пробормотал я,  — г-говори, да не заговаривайся. Ревнивый…
        Она вскочила со скамейки. Встала передо мной. Смеялась, а солнце просвечивало сквозь ее волосы, и я зажмурился почему-то. И почему-то обрадовался — ну и пусть, ну и ладно, вот и хорошо.

        Она оборвала смех и сказала опять сердито:
        — Ну, чего расплылся? Рот до ушей.
        Верно, я и не заметил, что у меня с какой-то радости рот до ушей разъехался. Я сразу стал серьезным.
        — Ладно,  — сказал я,  — хватит шутки шутить. Надо дело делать.
        И мне сразу захотелось делать дело — куда-то бежать, что-то доказывать, кому-то помогать, кого-то спасать и как-нибудь уничтожить того страшного типа — Венькиного братца.
        — А что делать?  — спросила она грустно.
        — Слушай,  — сказал я,  — может, нам с моим батей посоветоваться? Он в таких делах должен разбираться.
        — А он кто у тебя?  — спросила она.
        — Он…  — я вдруг замялся,  — он-то, ну, это самое… И тут я разозлился на себя до чертиков — что я, в самом деле!  — Он милиционер, участковый,  — сказал я решительно.  — Вот!
        Она удивленно посмотрела на меня, вдруг фыркнула, но сразу прикрыла рот рукой.
        — Чего смеешься?  — сказал я зло и презрительно.  — Не у всех же родители — профессора.
        Сказал я это сердито, а самому ужасно обидно стало. И эта не лучше, подумал я, махнул рукой и добавил, что все, мол, они одинаковы — девочки эти — им только профессоров да полковников подавай.
        Тут она разозлилась.
        — Ты что? Совсем полоумный? Да?  — спросила она.  — Ты за кого меня считаешь?
        Я молчал. Она со злостью дернула меня за рукав.
        — Чего молчишь?  — крикнула она.  — Я ведь засмеялась потому, что вспомнила, что тебя милиционер за плечо вел. Я ведь не знала… Это твой папа был?
        — Ну, папа,  — сказал я,  — а ты и рада была: с милицией Половинкина увидела. И всем раззвонила.
        — Так я же не знала…  — сказала она виновато.
        — А надо было узнать вначале, а потом уже ляпать,  — злился я, но на душе стало немного полегче.  — А теперь еще и хихикает…
        — Ну, прости,  — сказала она,  — я действительно глупо сделала. Я тогда на тебя… зла была.
        — Зла была,  — ворчал я.  — Все вы такие — разозлитесь ни за что ни про что, а мы отдувайся.
        — Ну, я ребятам скажу, что ошиблась,  — сказала она смирно,  — и хочешь, при всех перед тобой извинюсь? Хочешь?
        Я про себя, конечно, радовался, но меня уже занесло, и я не мог остановиться.
        — Вот так,  — продолжал я ворчать,  — сперва пакость сделаете, а потом: «Извините, пожалуйста, мы не хотели, мы хорошие, сю-сю-сю да сю-сю-сю», а что человек из-за вас страдать должен,  — я ударил себя кулаком в грудь,  — это вам хоп што!  — Сказал и подумал: «Ну чего я плету, дурак!»
        — Слушай, Се… мен…  — сказала она спокойно, но я заметил, что она уже заводится,  — я ведь сказала, что виновата и извинюсь. Мало тебе?
        Ну, что ты будешь делать, я с ней действительно совсем дурным становлюсь. Мне бы засмеяться и сказать: «Ладно, Машка, чепуха все это, давай пять, и все в порядке»,  — но я продолжал бубнить свое. Нравилось мне, что ли, что она передо мной извиняется? Может, мне хотелось, чтобы она из-за меня расплакалась? А? Может, и хотелось, дураку такому! Наверно, хотелось. И я ворчал, как столетняя бабка. Она слушала, слушала, и, конечно, ей надоело.
        — Ну, хватит!  — сказала она резко.  — Не хотела я на этот раз тебе говорить, но ты ворчишь и ворчишь, как древняя старуха. Ну, я виновата. Но ты-то сам? Почему ребятам не сказал, что я ошиблась? Почему струсил и ушел? Гордость заела? А может быть, не я, а ты своего отца не уважаешь? Видно, так и есть, раз постеснялся сказать тогда, да и сейчас мне сказать постеснялся. Я же видела. Эх, ты! Какой ты р-р-рыцарь?! И за что тебя моя бабка любит, не пойму. Я думала, что ты настоящий мальчишка, а ты… Я ведь именно к тебе, к тебе с этим делом пришла, а ты…  — Она презрительно усмехнулась и махнула рукой.  — А ты не лучше этого… Ап-пология или…  — Она не договорила, резко повернулась и пошла из садика. А я, как истукан, остался сидеть на скамейке.
        Так и надо. Разворчался, расскрипелся, расшипелся, разобиделся. Человек, хороший человек тебе руку протянул, а ты… Я вскочил со скамейки и бросился догонять Машу, но она как сквозь землю провалилась. Я бегал по улицам, ворочая головой направо-налево, чуть шею себе не свернул, искал не хуже нашего Повидла, только что землю не нюхал. Не было ее. И я решил пойти к ней домой и попросить прощенья. Я быстро шел по Некрасовой, и вдруг меня кто-то сверху окликнул. Я задрал голову и увидел в окне второго этажа дома, мимо которого шел, Маргошу — Маргариту Васильевну, нашу классную руководительницу.
        — Сеня,  — сказала она тихо и приложила палец к губам,  — зайди-ка, Сеня. Второй этаж, квартира двадцать пять.
        Она сама открыла мне дверь, взяла за локоть и, ничего не говоря, проводила в комнату, слегка подтолкнула в спину и ушла, притворив дверь. «Это что еще за номера»,  — подумал я и тут заметил Машу. Вот куда она провалилась! Она сидела на диване и… и… плакала. Честное слово, плакала! «Ну вот, добился своего, подлый ты тип, Половинкин,  — подумал я.  — Что теперь делать будешь… рыцарь недоразвитый?»
        — Маша,  — тихо сказал я.  — А, Маша.
        Она подняла голову и сразу вскочила с дивана. И такая она была… прекрасная. И слезы у нее сразу высохли. И глаза сверкали, как молнии. И такая она была стройная. И такая гордая. И такая…
        — А, явился — не запылился, телепатии несчастный,  — сказала она гордо, как королева Анна Австрийская в «Трех мушкетерах».
        — Не плачь, Маша,  — сказал я печально и встал на одно колено.
        — Поднимись, мой верный друг,  — сказала она ласково.
        Фу-ты! Ни на какое колено я не вставал, а стоял перед ней, как пень, и не знал, что делать. И не говорила она мне «мой верный друг», а сказала:
        — Откуда ты взял, что я плачу?! Не из-за тебя ли прикажешь плакать? Телепатик ты несчастный!
        — Я не несчастный,  — сказал я скромно.  — А что такое «телепатик»? Это тоже вроде «а-мо-раль-ной личности»? Или похуже?  — спросил я и вдруг почувствовал, что улыбаюсь во весь рот.
        — Он еще смеется!  — закричала Маша, схватила с дивана подушку и запустила в меня.
        Подушка попала мне прямо по носу, и от неожиданности я сел на пол, и тут вошла Маргоша. В руках у нее был чайник и блюдо с чем-то.
        — Ну, я вижу, что вы нашли общий язык,  — сказала она весело.  — Давайте пить чай. Мама испекла чудеснейшие, наивкуснейшие пирожки.
        — Нет,  — сказала Маша,  — он не будет пить чай. Я буду, а он не будет.
        — Почему же?  — удивилась Маргоша.
        — У меня с ним нет… общего языка,  — сказала Маша, М. Басова,  — и никакие… яблоки ему не помогут. Даже антоновские. Он уйдет. У него дела.
        — Не уйду,  — сказал я.  — Не уйду.
        — Уйдешь!  — сказала Басова и запустила в меня другой подушкой.
        На этот раз я увернулся. «Ну и ну,  — подумал я,  — даже Маргоши не стесняется. Вот это характер! Мне бы такой». И я решил выдержать все, пусть она хоть стульями кидается.
        — Вы ее извините, Маргарита Васильевна,  — сказал я,  — она… нервная.
        — Ладно уж,  — сказала Маргарита Васильевна серьезно,  — раз ты просишь, извиню. Но, конечно… Александр Македонский великий полководец, но зачем же…
        — …подушками швыряться,  — вдруг совершенно спокойно сказала Маша.  — Вы простите, Маргарита Васильевна. Я больше не буду, но пусть он уйдет.
        — Маша,  — сказала Маргоша довольно строго,  — не кажется ли тебе, что все-таки в этом доме хозяйка я?
        — Извините, Маргарита Васильевна,  — сказала Басова сокрушенно,  — я действительно себя нетактично веду, но этот… телепатик кого угодно из себя выведет. Я в другой раз зайду. Пусть он чай пьет. Он, наверно, чай тоже любит.  — И она пошла к двери.
        Нет, слабак я, не могу с ней бороться. Была бы мальчишкой — влепил бы оплеуху хорошую, и все. Нет, не надо, чтобы она мальчишкой была, не надо.
        — Я, пожалуй, пойду,  — сказал я,  — у меня и верно дела.
        — Ага!  — закричала Басова.  — Вспомнил?
        — Вспомнил,  — сказал я и пошел к двери.
        Маргоша посмотрела на меня, как будто хотела что-то спросить, но у меня вид был совершенно спокойный и даже равнодушный, и она ничего не спросила.
        — Ну, если дела, что ж,  — сказала она,  — не задерживаю. Но ты заходи.  — И пошла за мной.
        — Он обязательно зайдет,  — сказала Басова,  — он любит в гости ходить.
        — Хватит, Маша,  — сказала Маргарита Васильевна немного сердито.
        — Извините,  — сказала Маша.
        — Ты что-то сегодня слишком часто извиняешься,  — сказала Маргоша,  — ну, ладно, мы с тобой еще поговорим.
        Я посмотрел на Басову. Она смущенно наклонила голову, но мне показалось, что она улыбается. Рада небось, что опять меня допекла. Хорошо! Я тоже упрямый.
        Маргарита Васильевна пошла меня провожать, но Машка остановила ее.
        — Можно я его провожу?  — спросила она.
        Маргарита Васильевна посмотрела на нее внимательно, потом чуть-чуть засмеялась.
        — Коридор пустой,  — сказала она,  — подушек там нет. Иди проводи.
        В коридоре Басова сказала мне, чтобы я ничего не говорил отцу.
        — Почему?  — спросил я.
        — Он ведь тоже… милиция,  — сказала она,  — а Венька просил.
        — А я с ним не как с милицией говорить буду, а как с отцом,  — сказал я, хотя и не стоило с ней разговаривать как ни в чем не бывало. Но я решил, что для нее это самый верный метод: если с ней, несмотря на все ее штучки и закидоны, разговаривать, как будто ничего и не было,  — это ее с толку сбивает, и она… А впрочем, ничего ее с толку не сбивает. И всегда она сама по себе.
        — А с ним можно не как с милицией?  — спросила она.
        — А почему нельзя,  — сказал я и осекся. В самом деле, можно с моим отцом как с товарищем говорить? Что-то не получалось. А может, это я не пробовал? Да нет, вроде пробовал. Не знаю…
        — Почему замолчал?  — спросила Басова подозрительно.
        — Ладно,  — сказал я,  — не буду я с ним говорить.
        — Не говори,  — сказала она,  — мы сами что-нибудь придумаем.
        — Кто это «мы»?  — спросил я. Может, она меня имеет в виду.
        — Без тебя,  — сказала она,  — найдутся люди, которые не только о своих драгоценных обидах думают.
        Странная она все-таки девчонка — пришла ведь ко мне почему-то, а не к кому-нибудь другому. К своему правильному Герасиму не пошла. Значит… Ничего это ровным счетом не значит, и нечего воображать, Половинкин. Вот как она опять тебя отделала — с хоккейным счетом, а ты и не пикнул. Не понимаю я ее: то так, то этак — семь пятниц на неделе. Сколько раз себе говорил: надо быть со-вер-шен-но холодным, как мороженое. И ничего у меня не получается; как ее увижу, мне улыбаться хочется и делать что-нибудь хорошее, а она думает, что я к ней подлизываюсь, и издевается надо мной, вредина такая. Венька ей, видите ли, понадобился. Веньку, видите ли, ей спасать нужно. О Веньке у нее, видите ли, одна забота. А что тут человек… Да провались он, этот Венька. Мне-то до него какое дело? До него и до его братца перекошенного. Даже думать о них забуду, не то что выручать. Сам выручится, не маленький.
        Так я себя разжигал по дороге домой и доразжигался до того, что чуть не задымился. Все, решил я, все! Буду теперь только о себе думать. Время свое хронометрировать и уплотнять. Организованным буду и читать буду не только про шпионов и мушкетеров. А то вон все они какие умные — ин-тел-лек-туаль-ные личности. Ладно, я им тоже покажу, что Семен Половинкин не тютя какая-нибудь, над которым по-всякому издеваться можно.
        И с батей поговорю по-настоящему, как мужчина с мужчиной. Что, в самом деле, все ему некогда да некогда. Может, я поэтому такой неотесанный да неорганизованный, что он меня мало отесывал.
        Я уже не шел, а бежал, и не заметил, как очутился на Моховой. Недалеко от дома меня остановил один папин товарищ по работе, капитан милиции товарищ Воробьев.
        — А-а, Половинкин-младший, здравствуй,  — сказал он.  — Куда это ты так торопишься?
        — Здравствуйте, товарищ Воробьев,  — сказал я.  — Домой тороплюсь.
        — Чего это ты так официально? Меня Сергеем Ивановичем звать.
        — А меня Семеном.
        — Уел,  — засмеялся он.  — Ну, правильно. Домой, значит, Семен. А батя дома?
        — Дома, Сергей Иванович.
        — Отдыхает?
        — Учится.
        — У-учится?
        — А что тут такого? Все сейчас учатся.
        — Это ты верно. Это правильно. Эт-то…  — Он посмотрел на часы и взял меня за лацкан курточки.  — Слушай-ка, мне сейчас некогда, а ты ему передай, чтобы он в двадцать ноль-ноль в отдел зашел. Дело одно есть.
        — Все у вас дела, а вот что вокруг делается…  — сказал я и сразу прикусил язык.
        Он внимательно посмотрел на меня.
        — А что вокруг делается?
        — Да так… ничего… хулиганов вот много развелось.
        — А-а! Верно, это есть. Только вы-то сами не будьте старыми бабками, которые только и ворчат: «Фулюганы, фулюганы». То бабки, им ворчать положено, а вы помогать нам должны — вот хулиганов и меньше станет.
        — Да, помогать. А стоит нам чего-нибудь придумать, так вы сами на нас ворчите — мол, не ваше дело, мол, вам учиться надо, а мы и без вас справимся.
        Он опять засмеялся.
        — И это верно. Ну, мы с тобой еще на эту тему потолкуем. Некогда мне, а бате передай. Ну, пока.  — И он протянул мне руку.
        Я побежал к дому, но он окликнул меня и, когда я подошел, спросил:
        — Ты просто так сказал про то, что вокруг делается, а мы, дескать, не видим? Или знаешь что?
        — Ничего я не знаю,  — буркнул я.
        — Н-ну, иди…
        Я пошел, а через несколько шагов зачем-то оглянулся. Капитан Воробьев смотрел мне вслед, и мне показалось, что он покачал головой. Он увидел, что я на него смотрю, махнул мне рукой и пошагал дальше.

        А я клял себя на чем свет стоит. Трус я, что ли? Или Веньку этого мне жалко? Или то дурацкое обещание, которое Машке дал — никому ничего не говорить, удержало? Или, может, и верно, мне ни до кого дела нет? Шут его знает, что я за человек. И правда, Кара-таев какой-то!
        Рядом с нашим домом — не доходя — дом поставили недавно на капитальный ремонт, но ремонтировать еще не начали, и он стоял пустой, с выбитыми и заколоченными окнами. И когда я проходил мимо, меня кто-то из одного окна полуподвального тихо окликнул. Я нагнулся к окну и увидел Фуфлу.
        — Эй, ты, как тебя, Сенька, спустись-ка сюда.
        — Чего я там не видел,  — сказал я.
        — Да разговор один есть.
        — Не о чем мне с тобой разговаривать.
        — Да ты не бойся,  — он захихикал,  — я за вчерашнее тебя не трону.
        — Это тебя-то мне бояться? Некогда мне, вот и все.
        — Слушай, верно, дело есть.
        — Какое еще дело?
        — Насчет…  — начал Фуфло и вдруг замолчал.
        Мне показалось, что его кто-то дернул сзади, потому что он быстро обернулся.
        — Насчет чего?  — спросил я.
        — Насчет Жука. Веньки Балашова,  — тихо сказал Фуфло.
        — А почему обязательно в подвале разговаривать?  — спросил я.  — Выходи и поговорим.
        — Не могу я. Ты не бойся. Я… один.
        «Так,  — подумал я,  — вот тебе и проверочка, Половинкин. Трус ты или нет». Сердце у меня заколотилось, как овечий хвост, но я не подал виду и начал просовывать одну ногу в окно.
        — Да ты не лезь,  — зашипел Фуфло,  — в подворотне дверь есть.
        Я пошел в подворотню. Не скажу, что я быстро шел. Еле плелся, и поджилки дрожали. Подобрал по дорого небольшую железину и сунул в карман. Какое мне дело до Жука этого?! Чего это я иду? Провались они все: и Жуки, и Фуфлы, и… черномазые с дырками вместо глаз.
        Ощупывая сырую стену, я кое-как спустился в подвал и сразу зажмурился — прямо в глаза мне светил карманный фонарь.
        — Эй, убери фонарь,  — сказал я.
        — Ладно,  — довольно добродушно сказал Фуфло и погасил фонарь.
        Свет из маленького окна проходил в подвал слабо, но, немного освоившись с темнотой, я заметил рядом с Фуфлой Хлястика, а чуть поодаль какого-то совсем незнакомого парня. Он был невысокий, коренастый, а лица его я разглядеть не мог — круглое серое пятно. Он стоял прислонившись к стене и руки держал в карманах. Я тоже держал правую руку в кармане — ощупывал свою железку, хотя понимал — вряд ли она мне поможет, если что. Их ведь трое, а Фуфло говорил, что он один. Держись, Половинкин, подумал я.
        Они молчали. Я тоже молчал. Потом парень откачнулся от стены и подошел ко мне.
        — Что в кармане?  — спросил он тихо.  — Покажь.
        — Ничего,  — сказал я, откашливаясь.
        Он быстро схватил меня за руку и, сильно сжав ее, дернул к себе. Карман даже порвался. От неожиданности я не выпустил железяку, и рука моя так вместе с ней и выскочила из кармана. Парень сжал мне запястье, и железка со звоном упала на цементный пол. Парень поддал ее ногой и хмыкнул.
        — Вооружился,  — сказал он и что-то такое сделал с моей рукой, что я от боли встал на колени.  — Вот я тебе с-счас…
        Мне вдруг стало холодно, и я крепко сжал зубы, чтобы они не застучали. «Влип ты, кажется, Половинкин»,  — подумал я, но тут же довольно громко сказал:
        — Т-ты чего?!
        — А вот…  — начал было парень, но Фуфло потянул его за рукав.
        — Отпусти,  — сказал он мрачно,  — он и так скажет.
        — Поглядим,  — сказал парень и отпустил мою руку.
        Я встал и начал отряхивать колени. Рука порядочно ныла.
        — Ну, чего надо?  — спросил я Фуфлу.  — Говорил, что один, а сам целую… банду привел.
        — А ты не боись, не боись,  — захихикал Хлястик,  — если умненьким будешь — ничего тебе не будет.
        — А я и не боюсь,  — сказал я, хотя… чего уж там…
        — Тогда рассказывай,  — сказал Фуфло.
        — Что рассказывать?  — спросил я.
        — Давай, давай,  — прошипел Хлястик,  — не стесняйся.
        — Ну!  — зло сказал парень.
        — Так это ты мне про Веньку чего-то сказать хотел,  — сказал я Фуфле.
        — А что про Веньку?  — вроде бы удивился Фуфло.  — Ничего я про Веньку не знаю. А тебе чего интересно про Веньку?
        — Кончай трепаться,  — сказал парень,  — ты о чем сейчас с мухомором толковал?
        — С каким «мухомором»?  — удивился я…
        — С милиционером, ну,  — сказал Хлястик.
        Тут я подумал, что они, наверно, видели, как я только что на Моховой разговаривал с капитаном Воробьевым. Значит, чего-то боятся. Я начал соображать, что сказать, чтобы они поверили, но толком ничего не придумал и сказал, что это наш знакомый старый. Спрашивал, дома ли родители — может, зайдет.
        — Врешь,  — сказал парень и ругнулся.
        — Чего мне врать…  — начал я сердито, но докончить не успел — в ушах у меня зазвенело, из глаз посыпались искры, я отлетел на несколько шагов и влепился в стенку спиной. Я помотал головой, сплюнул что-то густое и соленое изо рта и, ни о чем не думая, бросился на того парня. Конечно, он сразу опять ударил меня, и я сел на пол. «Ну, Половинкин, крепись»,  — подумал я сквозь шум в голове и почему-то вспомнил о Юлиусе Фучике. В самый раз мне было о нем вспомнить. И не знаю уж, что со мной случилось, но вдруг я перестал трусить. Я кое-как встал и сказал спокойно:
        — Вы что, ошалели? Вам же теперь житья не будет.
        — Путаешь?!  — сказал парень и пошел ко мне.
        — Чего мне тебя пугать, когда ты сам пуганый,  — сказал я, посмеиваясь.
        Мурашки бегали у меня по спине, и голос немного дрожал, но, честное слово, мне уже не было так страшно. А парень опять замахнулся, но Фуфло схватил его руку.
        — Погоди,  — сказал он.  — Слушай, как тебя… Сенька. Это верно… твой знакомый, милиционер тот?
        — Знакомый,  — сказали.
        — О чем он тебя с-спрашивал?  — забормотал Хлястик, и я заметил, что он здорово струсил.
        — Хотел сказать, да раз вы так, не скажу.
        Я опять сплюнул густую слюну — наверное, кровь,  — повернулся и вроде бы не спеша пошел к выходу.
        — Эй, ты!  — рявкнул парень и бросился за мной.
        Я быстро наклонился и поднял с пола железку и повернулся к нему.
        — Ну, подходи, балда несчастная!  — заорал я как можно громче.  — Подходи… аморальная личность! Я вам покажу Каратаева!
        Парень от неожиданности остановился.
        — Тихо ты!  — растерянно сказал он.  — Не ори!
        — А-а!  — продолжал орать я, размахивая железкой.  — Поджилки затряслись?! Ты, Фуфло! Хочешь знать, о чем меня тот капитан спрашивал? О тебе! Понял? О тебе! И о том… черном. Соседе! Понял, Фуфлиная морда?
        — А т-ты ему ч-что?  — спросил Фуфло, заикаясь.
        Ага, голубчики, перетрусили! И я уж совсем обнаглел и не помню, что и орал. Даже чуть не приплясывал от злости и радости, что вроде бы выкрутился. Радоваться, правда, было рановато. Я вдруг заметил, что парень идет на меня и в руках у него что-то… что-то поблескивает. Я попятился к двери, споткнулся и упал, а парень подходил все ближе и ближе. Я зажмурился…
        — Не надо!  — закричал кто-то, кажется, Хлястик.
        Я открыл глаза — парень стоял надо мной. Все. Но тут из темного угла кто-то свистнул. Парень быстро обернулся. В углу зашевелилась какая-то тень. «Черный,  — подумал я,  — сосед, братец!» И вот тут мне по-настоящему стало жутко.

        — Беги!  — заорал Хлястик истошным голосом.
        Я вскочил и вылетел на лестницу. Фуфло выбежал за мной и снизу ухватил меня за штанину.
        — Н-ну, смотри,  — крикнул он,  — если накапаешь кому, тебе каюк!

        Я рванулся и выскочил в подворотню. Как я добежал до своей парадной — не помню. Взлетел на свой третий этаж и плюхнулся на подоконник. Ноги дрожали, руки дрожали, голова тряслась, и дышал я, как Повидло, когда до смерти набегается с собаками. И мысли скакали и скакали, и я долго никак не мог собрать их. Потом все-таки кое-как собрал. Выкрутиться-то я выкрутился, а вот как буду выкручиваться дальше? Ясно, эта компания боится чего-то. И скорее всего, из-за того черного, а что там в подвале был он, это точно — больше некому. А с ним шутки плохи. Значит, надо что-то делать. А что? И я, сидя на подоконнике, начал прикидывать и раскладывать все по полочкам. Получалось, вроде бы, три варианта.
        1. Наплевать и забыть. Не мое, мол, дело.
        2. Сказать бате или, например, капитану Воробьеву.
        3. Никому ничего не говорить, а действовать самому.
        Злой, как черт, я обмозговывал эти варианты, и ничего путного в голову не приходило. Конечно, легче всего наплевать и забыть. Какое мне дело и до Веньки, и до этих подонков. Все равно рано или поздно их милиция заберет. И Венькиного брата шуганут куда надо. Но тут выходило, что я попросту трус. Куда ни верти. И еще хуже выходило: ну, я забуду, а они какую-нибудь пакость сотворят, и кто-то пострадает, если я наплюю. Я, может, и знать даже не буду, кто там пострадает, а все равно получается, что я вроде и не… советский человек. Так, посторонний какой-то. Очень даже плохо получается. И, значит, хочешь не хочешь, а этот вариант не годится. Я просто сам себе никогда не прощу, если из-за моей трусости люди пострадают.
        Вариант второй. Кажется, самый простой. Сказать — и все! Пусть милиция разбирается. Но тут с трех сторон плохо получалось. Во-первых, почему-то здорово было жалко Веньку. Он тут вроде бы и ни при чем. Не виноват же он, что у него такой братец. А отдуваться, скорее всего, ему придется. Черный сразу догадается, что это Венька про него кому-то проболтался. И скорее всего, мне. Ведь он понял тогда у школы, что мы с Венькой хорошо знакомы. И тут получалось, во-вторых, что и мне надо поберечься. Чего греха таить, не больно-то мне весело было там, в подвале. А ну, как опять? Фуфло ведь предупреждал. Злился я на себя, а все-таки здорово трусил. Ну, ладно, положим, с этим я бы кое-как справился, а вот как быть с М. Басовой, чтоб ей пусто было! Но это уже в-третьих. Обещал же я ей ничего не говорить ни отцу, ни вообще в милиции. И так она меня не очень-то уважает, а попробуй я обмани ее! Ого-го! Ничего хорошего не жди тогда, Половинкин, несчастная твоя голова.
        Теперь вариант третий. Самому действовать. А что я могу сделать сам, один? Ну, не один — возьму себе на подмогу «рохликов». Значит, надо им все рассказать. Опять плохо, да и надежда на них плохая — здесь дурацким смехом не отделаешься. Ну, допустим, я могу припугнуть этого черного, чтобы он сматывался, да поскорее, мол, милиция им уже интересуется. Так черта с два его припугнешь. Он и сам так припугнет, что и костей не соберешь. Это во-первых, а во-вторых, если он даже и уберется подобру-поздорову, так и в другом месте может разных дел натворить. И, в-третьих, опять от этого Веньке кисло будет.
        Да-а! Не приходилось мне до сих пор такие задачки решать. Это тебе не хро-но-мет-раж какой-нибудь.
        В общем, думал я, думал, прикидывал и так и этак и доприкидывался вот до чего:
        1. Ничего я сам толком не придумаю. Надо с кем-нибудь посоветоваться. Только так, чтобы этот человек ничего не понял. Дескать, вот как поступить, если такой случай случится? Как бы, например, дядя Саша — летчик — поступил?
        2. Поговорить начистоту с Венькой, но так, чтобы он не догадался, кто мне рассказал.
        3. Поговорить с М. Басовой, чтобы, на всякий случай, она с меня мое обещание сняла.
        4. Дальше действовать.
        Как дальше действовать, я еще не знал, но надеялся, что придумаю. Это будет зависеть от того, что все эти разговоры и переговоры мне дадут. Но надо торопиться.
        Челюсть у меня ныла, губы немного распухли, но кровь уже не шла, и я, в общем-то, хоть и был ужасно злой, а собой чуток гордился. Все-таки не очень-то я растерялся в этом подвале. И вел себя, ну, не так, как Юлиус Фучик, но ничего. Не совсем уж плохо себя вел. Давай и дальше так, Половинкин. Только посмелее — ведь драпал я все-таки, как заяц. А что? Подрапаешь!
        Дома я сразу прошел в ванную. Умылся как следует холодной водой, нашел булавку, зашпилил карман и посмотрел на себя в зеркало. Ничего. Только вот веснушки. Да аллах с ними. Не в них счастье.
        Я пошел на кухню и поставил на плиту чайник. Потом пошел в комнату. Тетки Поли и ребят еще не было — наверно, шлялись по магазинам. Мама что-то шила, а батя по-прежнему сидел за учебниками и, кажется, действительно занимался.
        — Как погулял?  — спросила мама.
        — Отлично!  — бодро сказал я. Наверно, слишком бодро, потому что отец поднял голову и посмотрел на меня.
        — А как дела?  — сказал он и чуть-чуть подмигнул мне. А может, мне это показалось.
        — В порядке,  — сказал я.
        — Ну-ну,  — сказал он и опять уткнулся в учебники.
        — Мам,  — сказал я,  — там на кухне… чайник, наверно, закипел.
        Мама удивленно посмотрела на меня.
        — Какой чайник?  — спросила она.
        — Я поставил,  — сказал я.
        — А-а… зачем?
        — Он уже закипел, наверно,  — пробормотал я, не глядя на нее.
        Отец снова поднял голову от учебников.
        — Г-мм… посмотри, Люда,  — сказал он,  — может, он в самом деле кипит… чайник-то.
        Мама пожала плечами и вышла.
        — Ну, выкладывай,  — сказал отец. Он отодвинул в сторону учебники и даже зачем-то смахнул какие-то крошки со стола.
        — Ты знаешь, как милиционеров зовут?  — спросил я.
        — Как?
        — «Мухоморами».
        — А кто зовет?  — спросил он и, прищурившись, посмотрел на меня.
        — Зовут.
        — Нет, кто, кто зовет?  — переспросил он настойчиво.
        — Ну, разные…
        Он встал и вышел из-за стола.
        — Нет, не «разные», а дрянь всякая. Вот они-то именно мухоморы и есть. А ты где слышал?
        — Да так…
        — Так? Паршиво все это, Сенька. Погано. А никуда от этого не денешься. Я тебе не зря про добро с кулаками говорил. Так в чем дело-то?
        — Пап, а у тебя револьвер есть?  — спросил я.
        — Пистолет,  — сказал он,  — только мы его после дежурства сдаем. А что?
        — Ничего. Гвозди бы делать из этих людей,  — сказал я почему-то.
        — А дальше?
        — Крепче бы не было в мире гвоздей.
        — Хорошо сочинил.
        — Это не я. Поэт один. Тихонов.
        — А-а. Ну, все равно хорошо. Есть такие люди. Так что стряслось?
        — Ничего не стряслось,  — сказал я. Я уже и сам был не рад, зачем этот разговор затеял.
        — А зачем ты чайник поставил?
        — Помнишь, ты меня о Веньке Балашове спрашивал?
        — Ну.
        — Зачем спрашивал?
        — Теперь уже не важно.
        Обиделся, наверно, на меня, что я тогда ему ответил. Ну ладно, все-таки спрошу.
        — Зачем он тебе понадобился? Что с ним?
        — А что с ним?  — переспросил он, глядя на меня очень внимательно.
        — Д-да я… не знаю,  — промямлил я.
        — Ну, раз не знаешь — не о чем и говорить,  — сказал он.
        «Темнит чего-то»,  — подумал я. А впрочем, я-то тоже… А может, они уже знают о том черном. Это бы здорово было! Но дальше я не расспрашивал. Еще поймет, что я что-то знаю, и начнет допытываться. А я и проговорюсь.
        — Чуть не забыл,  — сказал я,  — тебя капитан Воробьев просил в двадцать ноль-ноль в отдел зайти.
        — Сегодня?
        — Сегодня. И в воскресенье у вас дела!
        — Так,  — сказал отец и снова сел за стол,  — так.
        Даже и не спросил, где я капитана видел.
        — У тебя все, что ли?  — спросил он.
        — Все!  — сказал я, и он даже не заметил, что я разозлился.
        — Ну, тогда я позанимаюсь еще немного.
        Он придвинул к себе учебники и уставился в них, но я видел, что он не читает, а сидит так — думает.
        Я вышел на кухню. Мама задумчиво смотрела на чайник. Он еще и не думал кипеть.

        — Сказал бы, что с отцом поговорить надо,  — немного обиженно сказала она,  — а то чайник…
        — Не сердись, мам,  — сказал я и поцеловал ее в щеку.
        Она засмеялась, но как-то вроде грустно.
        — Чудные вы, мужики. Секреты какие-то. Что я вам, чужая? И так почти все время одна.
        — Ну что ты, мам,  — сказал я, и у меня почему-то защипало в носу.  — Давай с тобой в кино пойдем. А? Вот сейчас и пойдем. Наплюем на всех и пойдем! А?
        Она очень удивилась, но и обрадовалась, кажется. А я, подлец, тут же подумал: чего это я вдруг про кино ляпнул. Вдруг согласится, а у меня еще всяких дел невпроворот. Но она, конечно, отказалась.
        — Ну что ты, Сеня? Спасибо, но куда же я? Неудобно. Поля скоро придет.
        — Да что с ней сделается, с твоей Полей,  — сказал я сердито, но уже так, по обязанности.
        — Зачем ты так?  — сказала мама с упреком.  — Вот и папа тоже… Чем она вам не угодила?
        Не хотелось мне ее еще больше расстраивать, а то бы я сказал, что слышал, о чем ей тетка ночью говорила.
        — Да нет, мам, я ее… люблю, тетку Полю. Она… добрая.
        — Верно, верно,  — обрадовалась мама,  — она очень добрая.  — И вдруг она задумалась, но тут закипел чайник.
        — Кипит,  — сказала мама, встрепенувшись,  — а зачем он мне?
        — Я думал, тетка с ребятами придет, а чайник готов. Она чаек любит.
        Мама засмеялась.
        — Ишь хитрющий,  — сказала она.  — Ну, иди уж. Вижу — опять торопишься.
        Я опять чмокнул ее в щеку и пошел к дяде Саше, не очень, впрочем, надеясь, что он дома. Но он был дома и, засучив рукава, наводил в своей комнате порядок.
        — А, Семен, вот кстати,  — сказал он.  — Давай-ка помогай, а то я один не управлюсь.  — Он посмотрел на часы и присвистнул.  — Определенно не управлюсь.
        — Улетаете?  — спросил я.
        Он всегда делал генеральную уборку перед тем, как улететь куда-нибудь надолго.
        — Нет, дружище, на этот раз не улетаю,  — сказал он и заулыбался во весь рот.  — Как ты думаешь, сумеем мы этот шкаф передвинуть вот так, чтобы сюда встало…  — Он запел: — Сюда встало трю-мо-о-о?!
        — Трюмо?  — удивился я.
        — Ага. Женщины, понимаешь ли, не могут без трюмо.
        — Женщины?
        — Ага. Женщина. Чудесная женщина. Прекрасная женщина. Восхитительная женщина!
        Я уже начал кое о чем догадываться, а в это время открылась дверь и мне уже ни о чем не надо было догадываться. Вошла она, та самая, красивая с Литейного, 37. Она была в халатике и с полотенцем через плечо — только что из ванной. Вот как! А я даже и не заметил, когда она тут появилась.

        — Кого это ты нахваливаешь?  — спросила она сердито.  — Кто это чудесная, восхитительная и прекрасная?
        — Действительно, кто это?  — спросил летчик.  — Ты, Семен, случайно не знаешь?
        Тут она заметила меня.
        — А-а, сватушка пришел!  — сказала она весело, подошла ко мне, взяла меня легонько за уши и поцеловала в обе щеки. Сперва в одну, потом в другую.  — Здравствуй, милый сватушка!
        Мне стало жарко, и я буркнул:
        — Какой еще сватушка?
        Они засмеялись.
        — Семен,  — торжественно сказал дядя Саша,  — Семен, я тебе обязан счастьем всей моей жизни! Ты верный друг! И я никогда этого не забуду!  — И он протянул мне руку.
        — Будет смеяться-то,  — сказал я.
        — Он не смеется, Веснушечка,  — сказала красивая.  — Верно, верно, я тоже тебе благодарна. Если бы не ты…
        — Ладно,  — сказал я.  — Не стоит благодарности. Жизнь, она… того… чертовски трогательная комбинация.
        — Ого!  — сказал дядя Саша.
        — Это из одного кинофильма,  — честно сказал я.  — Дядя Саша, вот ваши три рубля.
        — Не пригодились?
        — Нет. Ну, я пошел. Не буду вам мешать.
        — Ух!  — сказал дядя Саша.  — Ты сегодня с церемониями, как английский лорд.
        Я на этого «лорда» ничего не ответил. Уже в дверях я только сказал той красивой:
        — Знаете что, не называйте меня, пожалуйста, «веснушкой». Я Семен.
        — Я не хотела тебя обидеть,  — сказала она смущенно, и я ей все простил.  — А меня зовут Галя.
        — А отчество?  — спросил я вежливо.
        — Просто — Галя,  — она засмеялась.  — Ну, тетя Галя.
        «Какая она тетя»,  — подумал я. Наверное, немного постарше М. Басовой. Но Галей мне почему-то называть ее было неудобно, и я сказал:
        — Нет, уж лучше отчество.
        — Алексеевна она,  — сердито сказал дядя Саша.  — Ты какой-то… занудный сегодня, Семен. Стряслось чего-нибудь?
        И этот туда же.
        — Нет,  — сказал я,  — ничего не стряслось… Просто я хотел с вами посоветоваться, но…  — И я развел руками.
        Дядя Саша швырнул на пол тряпку, которой вытирал шкаф, подошел ко мне, взял за плечи, повернул и усадил на тахту.
        — Давай!  — сказал он и сел напротив меня в кресло.
        — Я не помешаю?  — спросила Галя… Галина Алексеевна.
        — Нет,  — сказал я,  — но лучше в другой раз. Вы заняты.
        — Слушай, ты,  — сказал дядя Саша.  — Помнишь, когда ты составлял свой,  — он усмехнулся,  — хронометраж. Я тебе сказал тогда, что не считаю время, потраченное на друзей, потерянным. Выкладывай!
        Я замялся. Как бы так рассказать ему, чтобы он не понял, что все это со мной случилось? Ну, в общем, кое-как, крутя и вертя, спотыкаясь и запинаясь, чего-то придумывая, а чего-то не договаривая, я ему рассказал историю, которая будто бы в прошлом году случилась с одним моим приятелем. Только про подвал не сказал. Когда я кончил, дядя Саша долго молчал, а Галина Алексеевна смотрела то на меня, то на него.
        Потом дядя Саша внимательно взглянул на меня, и я постарался выдержать его взгляд.
        — Ну, а как он поступил, этот… твой приятель?  — спросил он.
        — Н-не знаю,  — сказал я.
        — По-моему,  — сказал дядя Саша,  — и та девчонка, которой он дал слово молчать, и сам он… твой приятель… довольно… х-мм… глупые люди.
        — Она не глупая!  — сказал я и осекся.
        — Как же не глупая?  — сказал дядя Саша.  — Зачем же тогда она тебе… то есть твоему приятелю рассказала? И он глупый, что дал такое слово. Нельзя о таких делах молчать! Понимаешь, нельзя.
        — Но он все-таки дал слово, да еще девочке,  — сказала Галя.
        — Я сам однажды дал глупое слово одной… девочке,  — рассердился дядя Саша.  — А потом и я и эта… девочка кусали себе локти.
        Галя засмеялась, а летчик продолжал все так же сердито:
        — Я бы на месте твоего приятеля все рассказал бы кому надо. Но только прежде убедил бы эту глупую девчонку…
        — Она не глупая!  — почти закричал я.  — Она ведь тоже дала слово.
        — Она его уже нарушила, рассказав все этому… твоему приятелю,  — сказал дядя Саша жестко.  — Значит, не только глупая, но и нечестная.
        Фу-ты, ну-ты! Час от часу не легче.
        Не надо было рассказывать. Сам бы управился, а теперь вот слушай разные разности про Машку, да и про себя тоже…
        — Я пришел посоветоваться, а вы только ругаетесь,  — сказал я обиженно.
        — А ты-то чего обижаешься?  — спросил дядя Саша хитро.  — Мы ведь про приятеля твоего говорим.
        — Ладно,  — сказал я.  — Что было, то было, но раз уж так получилось, то что бы вы сделали?
        — Я бы пошел к этой глу…  — начал дядя Саша, но Галя дернула его за рукав,  — к этой девочке,  — поправился он,  — и убедил бы ее, что она взяла с меня слово неправильно, и пусть она вернет его мне обратно. А дальше я бы поступил сообразно обстоятельствам.
        — Я так и думал,  — сказал я с облегчением.
        — А почему бы тебе не посоветоваться с отцом?  — спросил дядя Саша.  — Ведь он-то, наверное, в таких делах больше нашего понимает.
        Я замотал головой.
        — Напрасно,  — сказал дядя Саша озабоченно.  — Напрасно. Дело-то, кажется, серьезное. Я бы советовал тебе хорошенько подумать.
        — А что мне думать?  — сказал я.
        — Что ж,  — рассердился вдруг дядя Саша,  — мне прикажешь за тебя думать? Ладно! На этот раз подумаю. А теперь иди!
        Я тогда не обратил внимания на эти слова и только потом понял, что он имел в виду, когда сказал, что подумает. Эх, нехорошо получилось! Хуже некуда…

        Глава шестая

        От дяди Саши я сразу же направился к М. Басовой. Будь что будет. Пусть она злится и шипит, но я ей скажу все, что думаю об этом деле, и потребую, чтобы она мне вернула мое слово. Все-таки здорово, что летчик и Галя… Галина Алексеевна считают меня своим другом! А кое-кто не хочет считать меня своим другом. Кое-кто слишком уж воображает. И кое-кому я докажу, что я-то уж никак не рохлик какой-нибудь…
        М. Басовой, конечно, не было дома. И бабушки, к счастью, тоже не было. А то начала бы меня опять кормить тортом. А какой уж сейчас торт!
        Открыл мне Григорий Александрович. Вот гляжу я на него и никак не могу представить, что он был таким геройским парнем-разведчиком. А как бы он поступил на моем месте? Но неожиданно для себя я спросил его совсем о другом. Я его спросил, как он понимает, что такое доброе дело. Он почему-то покраснел.
        — Вы какие-то странные люди,  — сказал он.  — Уже второй человек за последнее время спрашивает меня, что такое добро. Правда, вы, Сеня, спрашиваете в несколько другом аспекте…
        — А что такое…
        — Аспект?!. Нет, не дождетесь, Семен, я не полезу в словарь. Аспект — это… если хотите… м-м… точка зрения.
        — А с точки зрения ас-пек-та можно дать человеку в морду?  — уже злясь, спросил я.
        — Когда мы беседовали с вами о Платоне Каратаеве, мы уже, кажется, выяснили этот вопрос. Добро должно быть,  — он поднял палец вверх,  — активным.
        — С кулаками, что ли?  — спросил я.
        Он удивленно вздернул брови.
        — Н-ну, если хотите, иногда с кулаками. Вот скажем, когда общество обезвреживает себя от всякой нечисти, оно творит добро для всех, но при этом, конечно, кое-кому и достается… Это вполне закономерно.
        — Это понятно,  — сказал я.  — А вот для того, чтобы сделать доброе дело, можно наврать?
        — Наврать?
        — Ну, слово нарушить?
        — Х-мм, слово нарушить, конечно, не годится. Впрочем,  — он опять поднял вверх палец,  — это зависит…
        — От кон-крет-ной ситу… си…
        — Ситуации? Совершенно верно! Вы изумительно сообразительный, Семен. Но вот что интересно: сегодня меня уже второй человек спрашивает — можно ли нарушить слово. Удивительное совпадение.
        Я, конечно, сразу сообразил, что это за человек, и обрадовался: ага, значит, и она переживает! Хотя, может, она про какое-то другое слово спрашивала.
        — Семен,  — осторожно сказал Григорий Александрович.  — Если это не секрет, может быть, я вам подскажу что-нибудь. Я вас очень уважаю, Семен. Я к вам очень хорошо отношусь, Семен.
        — Вы-то да…  — сказал я нечаянно.
        Он как-то странно посмотрел на меня:
        — Можно один нескромный вопрос?
        — Можно,  — сказали.
        — Ага. Как вы относитесь к… моей дочери?
        — К кому?  — спросил я, не сразу сообразив.
        — Я имею в виду Марию,  — сказал он смущенно.
        — А-а,  — сказал я.  — Ничего я к ней отношусь.
        — «Ничего»?  — спросил он и вдруг рассердился: — Идиотское слово! «Ничего»! Ничего и есть ничего. Еще вот говорят: «Ничего и дома много». Пошлость. Извините.
        — Ничего,  — сказал я,  — то есть пожалуйста.
        — Если вам не хочется,  — сказал он грустно,  — не говорите, но Маша последнее время волнует меня. То какие-то синяки, то какие-то тайны, то она смеется, то чуть не плачет. И мне кажется, что у нее как-то нет друзей. Вот приходил к нам один мальчик. Очень славный, воспитанный. Так и его она вчера почти прогнала. Не понимаю…
        — Герка, что ли?  — спросил я и вот ведь — обрадовался.
        — Да, Герман.
        — Герасим,  — сказал я и тут же прикусил язык. Ну и подлый же ты тип, Половинкин…
        — Герасим? Почему Герасим?
        — Да нет, это я так. Он парень… ничего, то есть… ну, в общем, парень…
        — Хорошо,  — сказал Григорий Александрович.  — Вам это, наверное, не интересно. Ведь вы к ней никак не относитесь.
        Вот ведь, чудак-чудак, а хитрый: как повернул!
        — Да нет!  — закричал я.  — Не «никак», а «ничего». «Ничего» — это значит…
        — Что значит?  — спросил он, наклонившись ко мне.
        — А вы… вы ей не скажете?
        Он помотал головой, и лицо у него стало совсем как у мальчишки, он даже рот открыл от любопытства.
        — Честное слово,  — сказал торжественно.  — Так что это значит?
        — Ну, это значит — хорошо. Хорошо я к ней отношусь. Вот.
        — Я очень рад, Семен. Она неплохая девочка.
        Я кивнул. Как будто я без него не знаю, какая девочка — М. Басова, но мне было приятно, что у нас с ним такой мужской разговор идет.
        — Слушайте, Семен,  — сказал Григорий Александрович, помолчав.  — А что это все-таки за слово, которое вам нужно нарушить?
        — Знаете, Григорий Александрович,  — сказал я,  — можно я вам ничего сейчас не скажу? Вы в разведку когда ходили, наверное, попадали в разные переделки?
        — Случалось,  — сказал он скромно.
        — И самому решать, что делать, тоже, наверное, приходилось?
        — Приходилось.
        — Вот и я хочу попробовать сам решить.
        — Что ж,  — сказал Григорий Александрович задумчиво.  — Что ж, это по-мужски. И я приветствую. Но имейте в виду, Семен, если вам потребуется моя помощь, я всегда к вашим услугам.
        — Спасибо,  — сказал я.  — Обязательно.
        — Ну вот. И с Машей вы дружите. Хорошо?
        — Я рад бы. Но она… не очень-то она меня уважает…
        — Неправда!  — весело сказал Григорий Александрович.  — Неправда! Уж я-то знаю. Поверьте мне — я отец. А вообще-то…  — Тут он наклонился ко мне и зашептал в самое ухо: — Девочки — очень странные люди. Совсем, совсем непонятные. Правда?
        — Ага,  — сказал я, и мы оба немного посмеялись.
        — А где она сейчас, Маша?  — спросил я.
        — Она пошла к какой-то новой подружке. Татьяна, кажется, ее зовут.
        Так. М. Басова откалывает очередной номер. Зачем ей понадобилась Татьяна, которую она терпеть не может? Действительно, странный народ — девчонки. Но, в общем-то, на душе у меня стало спокойнее. Ничего… тьфу ты!.. хороший разговор у меня получился с Басовопапой. Неплохой разговорчик!
        И тут я разозлился на себя: только разговорчики да разговорчики, а дела ни на грош!
        Я решил во что бы то ни стало разыскать Машку. Не долго думая, я помчался к дому у Некрасовского рынка, где живет тот старичок, который выручил меня в магазине.
        Я мчался сломя голову, и когда мне открыли дверь, долго не мог ничего сказать, а только пыхтел.
        — Вам кого, молодой человек?  — спросил старичок.
        — Вы сказали, что у вас есть внучка, которая знает про гвозди?  — выпалил я, наконец отпыхтевшись.
        — Какие гвозди?  — очень удивился старичок.
        — Н-ну, эти… из которых людей делают… то есть, наоборот, из людей — гвоздей…
        — Ничего не понимаю,  — сказал старичок и вдруг заулыбался.  — А-а, вот я вас и узнал! Ты тот мальчик, который стихи пишет.
        Я кивнул: пусть его думает что хочет.
        — Так ты за стихами пришел?  — спросил он.  — Ну, заходи, заходи.
        — Нет, я за внучкой.
        — За внучкой?  — опять удивился он.
        — Ну да, вы говорили…
        — Есть внучка, есть, только она в Пензе живет. А зачем она тебе?
        И чего это я решил, что Татьяна его внучка? Вот дурень!
        Я ужасно расстроился, и он, посмотрев на меня, тоже очень огорчился.
        — Она тебе очень нужна?  — спросил он ласково.
        — Очень,  — сказал я и спохватился: — Нет, не она, а… другая.
        — А другой у меня нет,  — с сожалением сказал старичок и развел руками. Очень славный старичок.
        И тут из передней раздался чей-то очень знакомый голос:
        — Дед, с кем это ты там?
        — Понимаешь, Апик, тут один мальчик ищет внучку,  — сказал дед.
        — Какую внучку?  — спросил голос, и в дверях появился… трясучий Апологий.

        Я вылупил глаза и разинул рот. И он вылупил глаза и разинул рот. И так мы стояли довольно долго. Старичок даже забеспокоился.
        — Ээ-э, молодые люди,  — сказал он.  — Что с вами? Вы знакомы?
        Апологий с громким стуком захлопнул рот. И я захлопнул рот.
        — Здорово, Половинкин,  — сказал Апологий,  — какая я тебе внучка?
        — Да не ты,  — сказал я.  — Мне одна девочка нужна. Я думал, она здесь живет.  — Я махнул рукой и начал спускаться по лестнице.
        — Куда же ты?  — спросил старичок.  — Заходи.
        — В другой раз,  — сказал я.  — Спасибо. До свидания. Извините.
        Старичок пожал плечами, помотал головой, развел руками, а я помчался вниз. Апологий догнал меня около рынка.
        — Ну и мчишься ты,  — сказал он, переводя дух.  — Как наскипидаренный. Какую тебе девчонку надо?
        — А тебе какое дело?  — сказал я, разозлившись. Еще на какого-то Аппология время тратить.  — Ты все равно не знаешь, где она живет.
        — Я все про всех знаю,  — сказал Апологий.  — Я такой!
        — Трепло ты,  — сказал я, но подумал, что чем черт не шутит, может, он и верно знает.
        — Танька Шарова,  — сказал я.
        — А зачем?  — спросил он.
        — Катись ты!  — сказал я.
        — Тайна,  — сказал он.  — Ужасно люблю тайны.
        — А пошел ты!
        — Знаю я, где она живет. А расскажешь?
        — Не расскажу. Где она живет?
        — Не знаю.
        — Ну и…
        — Я знаю, но скажу, если ты расскажешь.
        Я остановился, взял его за грудки и тряхнул так, что он треснулся спиной об столб.
        — А ну, говори!  — заорал я.
        — Не скажу!
        Я хотел еще раз тряхнуть его, но какой-то дядька оттащил меня.
        — А ну, пацаны, не драться,  — сказал дядька и погрозил мне пальцем.
        — Мы не деремся,  — сказал Апологий,  — мы отрабатываем приемы самбо.
        Дядька засмеялся и ушел.
        «Смотри-ка ты,  — подумал я,  — какой благородный Апологий». Но я не стал с ним больше возиться и быстро пошел вперед. Он опять догнал меня и дернул за рукав.
        — Идем,  — сказал он,  — покажу, где она живет.  — И добавил довольно грустно: — Не такой уж я…
        — Давай адрес,  — сказал я.
        — Адреса не знаю, а показать — покажу.
        — Ладно,  — сказал я.  — Только…
        Он кивнул и повел меня на другую улицу. Молча мы дошли до большого серого дома, и он ткнул пальцем в окно третьего этажа. Я посмотрел на него. Он вдруг покраснел и отвернулся. Я усмехнулся.
        — Спасибо… Апик,  — сказал я и пошел в парадную.
        Обернулся: Апологий стоял понурившись, и мне стало его жалко — грустная такая уистити. Но очень долго я его не жалел — некогда было.
        Дверь мне открыла сама Татьяна и вроде даже не удивилась.
        — Здорово, Шарова,  — сказал я.  — А Басова не у тебя?
        — У меня,  — сказала она серьезно.  — Проходи.
        — А этот еще зачем здесь?  — спросила Машка, когда Татьяна ввела меня в комнату.
        — Слушай, Басова,  — сказал я железным голосом,  — кончай дурить. Надоело.
        — А ты мне надоел!  — закричала Басова.  — Ходит за мной, как… прилипало какое.
        «Я тебе сейчас покажу… прилипалу»,  — подумал я и заулыбался во весь рот. Она, когда я так улыбаюсь, совсем из себя выходит.
        — Ори!  — сказал я, улыбаясь.  — Все равно я знаю как ты ко мне относишься.
        — Как? Как?  — Она сощурилась.
        — Хорошо. Хорошо ты ко мне относишься,  — сказал я.
        Она даже задохнулась и зашипела сразу.
        — И нечего шипеть, как кошка,  — сказал я.  — Дело надо делать, а не шипеть.
        Она вдруг успокоилась.
        — Воображай, что хочешь,  — сказала она презрительно,  — а с тобой у меня никаких дел нет и не будет. Понял? Нельзя с тобой иметь дело.
        Она сказала это так, что я сразу подумал, наверно, ее отец ошибся, и вовсе она ко мне не хорошо относится. Мне стало ужасно обидно, но я сказал себе: «Э-э, Половинкин, надо быть мужчиной».
        — Почему же со мной нельзя иметь дело?  — спросил я гордо.
        — Потому что ты рохля,  — сказала она,  — потому что ты только на словах добрячок. И еще трус.
        Вот так! Очень мне захотелось рассказать ей про подвал, но я удержался — еще хвастуном назовет.
        — Ладно,  — сказал я.  — Что ты там обо мне думаешь, на это наплевать. Не во мне сейчас дело. Понятно?
        Тут вступила Татьяна.
        — Слушай, Маша,  — сказала она спокойно.  — Раз уж я все знаю, разреши мне сказать. Какой бы Половинкин ни был, а ты не лучше. Он правильно говорит. Надо что-то делать, и быстро.
        Я удивился, как это вдруг они подружились, но ничего не сказал.
        — Ну, давайте решать,  — послушно сказала Машка.  — И этот пусть решает, а не разводит… мерлихлюндии.
        И тут заартачился я.
        — Ничего я с ней решать не буду,  — сказал я.  — Я ее искал только, чтобы сказать, что она взяла с меня дурацкое слово и пусть она вернет его мне обратно. А я уж сам придумаю, что дальше делать.
        — Ну, хватит,  — сказала резко Татьяна и хлопнула рукой по столу.  — Вы оба как девчонки. Как Юленька с Зойкой.
        — Не могу я ему слово вернуть,  — сказала Басова,  — я сама слово дала.
        — Сама и разболтала,  — сказала Татьяна.
        — Кому я разболтала? Кому?!  — чуть не плача закричала Машка.
        — Нам,  — сказал я.
        — Так то вам…  — сказала Машка.
        Я хотел… чертыхнуться, но Татьяна, посмотрев на меня, строго сказала:
        — Выйди, Половинкин, и подожди нас на улице.
        Я ждал их на улице. И вдруг вспомнил, как дядя Саша сказал мне однажды, что я «плыву по воле волн». То есть как идет, так и идет. Как меня волна повернет, так я и плыву. Парень-то я хороший, сказал он, но вот над жизнью совсем не думаю, а живу, как придется: прожит день, и ладно. А так нельзя. Вот что я вспомнил, и стало мне довольно тошно: что я — щепка, что ли, какая, в самом деле? Я задумался и не заметил, как вышли девчонки.
        — Двинули!  — решительно сказала Татьяна.
        — Куда?  — спросил я.
        — К Балашову. К Веньке,  — сказала она.
        — Поговорим с ним начистоту и поймем, что к чему. Ты согласна, Маша?  — спросила Татьяна.
        Маша кивнула.
        — Пошли!  — сказал я. И такая решительность на меня напала, что я понесся вперед, как очумелый. Девчонки еле поспевали за мной.
        На Моховой, не доходя до Венькиного дома, мы остановились.
        — Кто пойдет?  — спросила Татьяна.
        — Я!  — сказал я.
        — Нет,  — сказала Татьяна,  — тебе нельзя. Вы с Венькой дрались.
        — Ну и что?  — сказал я, но сразу замолчал. Это чепуха, что дрались, а вот после того подвала мне к Веньке и верно ходить не стоит.
        — Я пойду,  — сказала Маша.  — Я была у него, меня там знают.
        — Хорошо,  — сказала Татьяна.  — Ты его вызови. Мы будем ждать вас на Фонтанке возле библиотеки.
        Маша ушла. А мы пошли на Фонтанку.
        — Чего такой кислый?  — спросила Татьяна.
        — Так,  — сказал я. Не хотелось мне ничего говорить, а пока мы ждали Машу, болтали обо всякой чепухе. Я рассказал, как искал ее и налетел на Апология. Она смеялась.
        — А откуда он знает, где я живу?  — спросила она.
        — Он говорит, что все про всех знает.
        — Знаешь,  — задумчиво сказала Татьяна,  — странный он какой-то. Будто он совсем один живет. Сам по себе…
        Но договорить об Апологии мы не успели. По Фонтанке бежала Машка.
        — Венька пропал!  — с ходу выпалила она.
        — Как пропал?!
        — От матери его ничего не поняла. Она, по-моему…  — тут Машка перешла на шепот,  — она, по-моему, пьяная… Соседка говорит: нет его второй день…
        — Так,  — сказала Татьяна.  — Идемте!
        — Ку-у-уда?  — безнадежно протянула Маша.  — Куда мы…
        Она вдруг замолчала и стала смотреть на воду. И мы стали смотреть на воду. А вода текла себе и текла под мостом, и под нами у самой гранитной стенки крутился в маленьком круговороте спичечный коробок. Крутился и крутился и никак не мог отплыть от этой стенки.
        Тихо было и спокойно. Только машины изредка фырчали за нашими спинами. Люди шли — одни с портфелями или авоськами, другие с фотоаппаратами. Какой-то парень подошел ко мне и тихо спросил:
        — Курнуть есть?
        Я мотнул головой. Он вздохнул и отошел, а я почему-то пожалел, что у меня нет сигарет.
        Мы стояли, опершись на решетку набережной, и молчали. Я все смотрел на этот проклятый спичечный коробок, который никак не мог уплыть.
        Вот Татьяна сказала про Апология, что он странный. Вроде бы никого вокруг него нет. Сам по себе. А дядя Саша сказал, что я… А батя сказал…
        — Ладно,  — сказали.  — Пошли.
        — Куда?  — спросила Маша.
        — К бате,  — железно сказал я.
        — А может…  — неуверенно начала Маша.
        — Хватит, бублики!  — закричала Татьяна.  — Пошли!
        — Почему бублики?  — удивилась Маша.
        — Мой дед говорит, что есть бублики, а есть и дырки от бубликов!  — уже на бегу прокричала Татьяна.
        Хороший у нее дед. Наверно, все деды хорошие. «Ладно,  — подумал я,  — вернусь я сюда еще, посмотрю, уплыл тот коробок или нет!»
        Бати дома не было. Мама сказала, что к нему зашел Александр Степанович — дядя Саша. Они долго говорили, потом папа наскоро пообедал и ушел. Сказал, что придет поздно. Мама была ужасно расстроена. «Что за работа такая,  — говорила она,  — ни днем, ни ночью, ни в воскресенье покоя нет». А тетка Поля перекладывала свои покупки и поддакивала ей: «А что я говорю, да и давно говорила, да и все время твержу…»
        Я разозлился.
        — Работа как работа!  — сказал я.  — Как бы вы без милиции обошлись.  — И вышел к девчонкам — они в коридоре стояли, не захотели в комнату заходить. Пожалуй, и лучше, что не зашли.
        — Вот такие дела,  — сказал я им.  — Может, пойти батю поискать?
        Татьяна молча посмотрела на Басову.
        — Где ты его искать будешь?  — спросила она.
        — В милиции,  — сказал я.
        — Не надо,  — пробормотала Маша.
        Татьяна пожала плечами.
        — Ну, ладно,  — сказал я.  — Вечером я с ним сам поговорю или утром.
        — Надо бы Веньку все-таки поискать,  — сказала Татьяна.
        — Я поищу,  — сказал я.
        — Где?  — спросила Маша.
        — Есть у меня одна идея. Поспрашиваю кое-кого.
        — Только ты… осторожней,  — сказала Маша и отвернулась. Интересно, за кого она боится — за Веньку или… за меня?
        Они ушли. Я пошел в комнату. Мама и тетка Поля о чем-то спорили, но как только я вошел, сразу замолчали. Мишка гулял с Повидлой, а Ольга спала без задних ног: умоталась по магазинам, наверное. Я спросил у мамы, что на обед, хотя есть мне совсем не хотелось. Через силу затолкал в себя две котлеты.
        О чем, интересно, дядя Саша с батей говорил? Компот мне уже совсем в горло не полез, и я направился к дяде Саше. И, конечно, ни его, ни Гали дома не было. Неужели он бате о нашем разговоре рассказал?
        Я сказал маме, что ухожу, что у меня дела. Она только вздохнула. Я вышел на Моховую. Надо искать Веньку. Где? И я решил найти или Фуфлу, или Хлястика. Фуфлы дома не было.
        — Носит его целыми днями допоздна где-то,  — жалобно сказала мне накрашенная женщина, которую я видел тогда.  — Хоть бы занялся чем. Говорит, в футбол играет. А ночью, что, тоже играют?
        — Бывает,  — сказал я,  — при фонарях.
        Я вышел, и ноги нехотя понесли меня к подвалу. Сердце екало, но я все же подошел к двери в подворотне и тихонько, а потом погромче позвал Фуфлу. Никто не ответил. Осмелев, я спустился на несколько ступенек вниз и опять позвал. Тихо. Только капли откуда-то падали на бетонный пол. Я вздохнул с облегчением и пошел обратно. Вдруг сзади раздался грохот. Ух, как я вылетел на улицу! И только там, отдышавшись на ветерке, я сообразил, что это оторвался кусок штукатурки. Да, Половинкин, слабоват ты еще, чтобы из тебя гвозди делать!
        Нигде я не нашел ни Фуфлы, ни Хлястика. Как назло, когда не надо — все время на них натыкаешься, когда надо — не найдешь.
        Я еще походил по улицам и пошел домой. И не помню уж из-за чего, вдруг сцепился с теткой Полей. Сперва шуточками, шуточками, а потом я начал злиться всерьез.
        — Вы добрая,  — наступал я на нее.  — Всем помогаете. Даже жуликам помогаете. В тюрьму и то яблочки посылаете. Фигу им под нос, а не яблоки! Милиция вам не нравится! Да?!
        — Очумел?  — оторопело спросила тетя Поля.  — Чего он порет, Люда?
        Я бы еще продолжал злиться, но мама села на стул и приложила руки к груди. Я замолчал, накапал ей валерьянки и ушел на кухню. Выпил холодного чаю. Потом завалился спать. До завтра. Странно, но заснул я сразу и не слышал даже, когда пришел отец.
        Такое длинное было воскресенье.
        А утро началось с подарочка. Хор-рошего подарочка!
        Я проснулся и посмотрел на часы. Еще минут пять можно полежать. Но тут же вскочил. Ты когда-нибудь начнешь серьезную жизнь, Половинкин?!
        Раз!  — и я одет. Два!  — и одеяло с Мишки полетело на пол. Три!  — и Ольга, чуть похныкивая, стелет постель. Четыре!  — и Мишка несется с Повидлой по лестнице. Пять!  — и Ольга, уже умытая, ставит чайник на стол. Шесть! Шесть… и в кухню входит батя.
        Лоб у него перевязан широким бинтом и лицо хмурое-хмурое.
        — Выйди, Ольга,  — сказал он, и на скулах у него заходили упругие желваки.
        Ольга, испуганно глядя на него, выходит из кухни.
        — Чт-т-то с тобой?  — спрашиваю я.
        Он молчит и как-то странно смотрит на меня. Потом медленно, как будто ему очень трудно, говорит:
        — Наверно, я виноват, что обращал на тебя мало внимания. Наверно, я виноват, что ничего не знаю о твоих делах. Пусть так!  — И он вдруг сильно бьет кулаком по столу. Я даже вздрагиваю.  — Но как ты посмел молчать? Почему ты советуешься со всеми, но только не со мной?
        Я растерялся и от растерянности вдруг сказал, что Венька Балашов вторую ночь не ночует дома.
        — Знаю,  — жестко говорит отец.  — Без тебя знаю.
        — Батя, а что с тобой?  — спрашиваю я, хотя уже обо всем догадываюсь. Я боюсь смотреть ему в лицо, боюсь смотреть на белый широкий бинт, сквозь который в одном месте проступает красное пятно.
        Он хмуро усмехается.
        — Теперь «что было»? А где ты был раньше?  — говорит отец.  — Да, я участковый и должен следить, чтобы во вверенном мне микрорайоне был порядок. А тебе на это наплевать!
        Мне реветь захотелось. Никогда он так не говорил.
        — Батя, батя… я ведь…  — бормочу я.
        — Ладно,  — спокойно говорит он.  — Сейчас некогда. После поговорим.
        И выходит из кухни. Я немного стою у окна, а потом тоже выхожу в коридор. Навстречу мне идет дядя Саша с полотенцем через плечо. Он насвистывает и улыбается.
        — Зачем же вы, дядя Саша?..  — говорю я.
        — Что «зачем»?  — удивляется он, внимательно смотрит на меня и перестает улыбаться.  — А-а, понял. Ты что думал — я такая же рохля, как ты? Да, я рассказал все твоему отцу. Пока ты трясся за свою шкуру и играл в благородство. Рассказал. И то чуть не опоздал. А ты…  — Он слегка толкнул меня в лоб ладонью.  — А ты… нет, ты еще не героическая личность. Далеко не героическая.  — И он, отодвинув меня, прошел в ванную.
        — Да что случилось-то?..  — закричал я чуть не плача.
        Он обернулся.
        — Отец расскажет, если найдет нужным,  — сказал он, и дверь ванной захлопнулась за ним.
        Я пошел в комнату. Там охала, ахала и причитала тетка Поля. Мамы не было слышно.
        — Папа…  — сказали.
        — Позвони в неотложку: маме плохо. И иди в школу,  — сказал он.
        — Я не пойду в школу,  — сказал я.
        — Пойдешь!  — сказал он сердито.  — Не волнуйся, я сегодня дома.
        …В вестибюле школы меня уже ждали Татьяна и Маша.
        — Веньки нет,  — сказала Татьяна.
        Я молчал.
        — Что с тобой?  — спросила Маша.
        Я махнул рукой. Что я им буду говорить?
        — Ты что-нибудь узнал?  — спросила Татьяна.
        — Ничего я не узнал,  — буркнул я и пошел наверх.
        «Что с тобой, что с тобой» — из-за нее все и случилось, а теперь что со мной. Да нет, нечего мне на нее обижаться. Сам хорош. Я торчал в коридоре у окна, упершись лбом в стекло. Кто-то тронул меня за плечо. Апологий. Этому-то трясучке чего надо?
        — Слушай, Половинкин…  — начал он.
        — Уйди ты,  — сказал я.
        — Плюнь ты на этих девчонок,  — сказал он.  — Я, например, давно решил — будто их и не существует. С ними беды не оберешься. Из-за них все и происходит. Из-за них даже войны начинаются.
        — Троянские?  — спросил я.
        — И Троянская и…
        — Я тебе сейчас такую войну покажу, что ты своих не узнаешь, трясучка несчастная!  — тихо сказал я и двинулся на него, но сразу остановился. Он стоял передо мной бледный-бледный, опустив руку, и глаза у него были такие, как у Повидлы, когда его несправедливо ударишь. Он смотрел на меня, потом скривился как-то, тихо сказал: «Эх, ты…» — и ушел. Мне стало совсем не по себе, но тут раздался звонок, и я пошел в класс. У самых дверей меня остановила Маргарита Васильевна.
        Она смотрела на меня немного прищурившись, а когда она так смотрит — это я от ребят узнал,  — значит, или сердится, или не понимает чего-то.
        — Сеня,  — сказала она очень серьезно,  — ты мог бы посмеяться, ну, скажем, над человеком, который плохо слышит, или хромает, или над тем, кто заикается?
        — Н-нет,  — сказал я.
        — Я тоже так думаю.  — Она улыбнулась и слегка подтолкнула меня к двери класса.
        Я готов был хоть сквозь землю провалиться: значит, она слышала, как я на Аполошку орал. Может, он трясется от какой-нибудь болезни? Эх, добрый-то ты добрый, Половинкин… да какой же ты добрый?!
        Я сел за парту и, стиснув зубы, написал Апологию записочку. «Не сердись!» — написал я и попросил Петьку Зворыкина передать. И смотрел, как записка дошла до Апология. Он развернул ее и прочитал. Некоторое время он не поворачивал головы, но потом посмотрел на меня, и мне показалось, что он улыбнулся. У меня немного отлегло от сердца. И только тут я сообразил, что Апологий-то от меня пересел, а рядом со мной опять сидит Маша. Она шепотом спросила меня:
        — Что у тебя за дела с этим… трясучкой?
        Я хватил кулаком по парте.
        — Что с тобой, Половинкин?  — спросил математик.
        — Это нечаянно.
        — Ты что?  — удивилась Басова.
        — Не смей его больше трясучкой называть!  — сказал я сквозь зубы.
        — Да что с тобой?
        — Не твое дело! И вообще все у тебя плохие, одна ты хорошая.
        Она хотела что-то вякнуть, но математик опять посмотрел в нашу сторону, и она промолчала. Только обиженно поджала губы. Ну и пусть обижается. Математик несколько раз прицеливался меня спросить, но так и не спросил — наверно, пожалел. А у меня из головы не выхолил батя с повязкой и пропавший Венька, о котором отец что-то и без меня знает, и как там мама… И еще этот Апологий. Я не заметил, как кончился урок.
        На перемене я сразу подошел к Апологию и громко, чтобы слышали все, сказал:
        — Ты меня извини. Больше этого не будет.
        Ребята удивленно смотрели на нас, Апологий ухмыльнулся:
        — Да ладно, пустяки…
        — Нет, не пустяки,  — сказал я твердо, хотя мне хотелось удрать куда глаза глядят.  — И если хочешь, можешь дать мне по морде.
        — Во сила!  — заорал Петька Зворыкин.  — Чего это с ним?
        — Ничего,  — сказал я.  — Только если кто будет к нему приставать, тот получит! Понятно?
        — Чокнулся, Половинкин!  — сказал Матюшин.  — Кто к нему пристает?
        — Он сам ко всем пристает,  — пропищали Зоенька и Юлька.
        — Ладно. Кончили этот разговор,  — сказал я и вышел из класса.
        За мной сразу вышли Татьяна и Машка.
        — Ты какой-то странный, Семен,  — сказала Татьяна,  — что случилось?
        Машка молчала и только поглядывала на меня искоса. Вид у нее был какой-то… виноватый. Ага! Теперь виноватый, а раньше? Я накачивал и накачивал себя злостью и, когда накачал как следует, сказал:
        — Со мной ничего не случилось, а вот с кем-то, может, и случилось.
        — С кем?  — спросила Татьяна.
        — С Венькой?  — испугалась Басова.
        — Может, и с Венькой,  — сказал я.
        — Слушай, Половинкин,  — рассердилась Татьяна,  — мы друзья или нет?
        — С тобой еще может быть,  — сказал я,  — а вот с ней…
        И я ткнул пальцем в сторону Машки. Она дернула головой, как это она умеет, заложила руки за спину и пошла от нас своей принцессинской походочкой. А Татьяна рассвирепела:
        — Пижон ты, Четвертинкин,  — сказала она,  — хуже девчонки. Ну, чего ты выдрючиваешься?
        — Это я выдрючиваюсь?  — медленно спросил я.
        — И она выдрючивается,  — сказала Татьяна.  — Оба вы хороши, Монтекки и Капулетти!
        — Кто, кто?
        — Некогда мне объяснять. Маша, иди сюда!  — крикнула Татьяна.
        Басова нехотя повернулась.
        — Ну, что еще?  — недовольно спросила она.
        — Ох,  — сказала Татьяна,  — я, кажется, сейчас вас обоих лупить буду!
        Басова засмеялась. И я тоже не выдержал, тоже засмеялся — уж больно она забавная была, эта Татьяна: маленькая, кругленькая, сердитая. Я представил, как она нас лупит — очень смешно.
        — Ладно,  — сказала Маша,  — но пусть он…
        — Нет, пусть она…  — сказал я.
        — Пусть вы оба,  — сказала Татьяна.

        И мы опять засмеялись. А сзади, конечно, Апологий сказал:
        — Переговоры прошли в теплой и дружественной обстановке. Целуйтесь.

        Я обернулся и по привычке чуть не дал ему по шее, но вовремя удержался.
        — Это я так,  — дружелюбно сказал Апологий.  — Шутю. Между прочим, вы Балашовым интересуетесь? Я могу вам кое-что сообщить.
        — А ты откуда знаешь?  — подозрительно спросила Машка.
        — Я все знаю,  — важно сказал Апик.
        — Ну?  — спросили мы хором.
        Но в это время в класс прошел математик. Апологий обещал все рассказать на следующей перемене.
        На уроке Маша написала мне записку. Вот такую: «Может, тебе неприятно, что я опять села с тобой? Так я пересяду. М.» Я прочитал, и сердце у меня застучало. Я немного подумал, а потом как в воду бросился и написал ответ:

        «Не надо пересаживаться! С.»

        Тогда она написала:

        «Хорошо. М.»

        И я написал:

        «Очень хорошо! С. А кто такие Монтеки и Капулеки?»

        Маша покраснела, но написала:

        «Это Ромео и Джульетта».

        Больше я ничего не писал. Про Ромео и Джульетту я кое-что слышал. И в кино видел. И вообще.
        Я сидел, уткнувшись в учебники, а на Машу боялся посмотреть. И она уткнулась в учебники.
        Два раза я наткнулся на взгляд Г. А.  — Герки. Он смотрел как-то странно, будто хотел что-то понять и никак не мог. Ну и пусть его смотрит!
        На следующей перемене меня сразу окружили «рохлики». Гринька слегка прихрамывал, и одно ухо у него было красное, как помидор. «Рохлики» были злые.
        — Видал?  — спросил Матюшин и ткнул пальцем в Гринькино ухо. Гринька заверещал.
        Я не выдержал и засмеялся.
        — Он еще смеется!  — закричал Гринька.  — Рене… гат!
        — Знаешь, кто его отделал?  — спросил Петька.
        — Твои дружки,  — сказал Коля Матюшин,  — Фуфло и этот, как его… Хлястик.
        — Какие они мне дружки?!  — завопил я.
        — А кто своего кабыздоха на нас натравил?  — тоже заорал Петька.
        Я даже растерялся.
        — Вы что, ребята? Повидло просто еще дурак необученный. Он не понял, на кого кидаться надо. А я… так я просто хотел сказать, что с ними по-другому надо. Просто…
        — Все у него просто,  — сказал Матюшин.
        — Да!  — сказал Гринька.  — А у меня нога и вот ухо.
        — Здорово отдули?  — спросил я с жалостью.
        — Здорово,  — грустно сказал Гриня.  — Затащили в подворотню и отдули. А сами смеялись…
        — Ну ладно!  — сказал я.  — Дождутся они! После уроков не расходитесь.
        И я пошел к Татьяне, Маше и Апологию-Апику, которые ждали меня в конце коридора.
        — Эти подонки Гриньку вчера избили,  — сказал я.
        — Это уж… это уж… это уж…  — забормотала Маша.
        — Погоди,  — сказала Татьяна,  — Логий, повтори, что ты нам рассказал.
        Хм-м… Логий. Это, пожалуй, лучше, чем Апик.
        — Я вчера видел Веньку,  — сказал Апологий-Логий и затрясся, но это меня уже не злило, а в общем, я… не то чтобы отвернулся, а просто скосил глаза в сторону, чтобы не смотреть. А Маша скосила глаза в мою сторону.
        — Где ты его видел?  — быстро спросила Татьяна.
        — На Моховой.
        — Одного?  — спросил я.
        — Нет. Фуфло с ним был и еще какой-то парень.
        — Черный?  — вскрикнула Маша.
        — Белобрысый. Маленький, но такой… квадратный.
        — Тот!  — сказал я.
        — Какой «тот»?  — спросила Маша.  — Тот черный.
        — Это другой,  — сказал я.  — Куда они шли?
        — Они шли в подвал,  — сказал Логий.  — Там дом такой есть.
        — Когда это было?  — перебил я.
        — Часов в шесть.
        «Значит, это было до того, как я Фуфлу искал,  — подумал я,  — тогда в подвале уже никого не было».
        — А дальше что?  — нетерпеливо спросила Татьяна.
        — Н-не знаю,  — сказал Апологий.
        — Ты не посмотрел?  — возмутилась Маша.  — И не подошел и не спросил, почему он в школу не ходит?
        — А мне что за дело?  — сказал он довольно нахально.  — Мало ли что? У каждого своя жизнь…
        Маша вдруг взяла его за плечо и повернула к себе. Она долго смотрела, а потом спросила что-то непонятное:
        — Значит, «чарог… магог…» или, как там дальше? Да?
        Апологий засмеялся, но вроде бы смущенно. Маша пошарила в кармане передника и достала оттуда смятую бумажку, разгладила ее и сунула под нос Апологию.
        — Ты писал?  — спросила она.
        — Ну, допустим,  — сказал Апологий,  — а что тут такого?
        — Ничего,  — сказала Маша спокойно.  — Катись отсюда. Ну!
        — Подумаешь…  — сказал Апологий, пожал плечами и ушел.
        — Ты чего это, Басова?  — спросил я. Опять она какие-то номера выкидывает.
        — На, читай!  — сказала Маша и сунула мне записку.  — Вслух!
        — «Чаргог… чагогг… манчауг… раггог,  — еле-еле читал я,  — чаубуиа… гунга… маугг». Ух! Это еще что?
        — А это на языке какого-то племени индейского значит, что ты можешь ловить рыбу на той стороне, а я на этой, а посередке никто не ловит. Вот!  — сказала она.  — Это мне трясучка… написал.
        — Ну и что?  — спросил я.  — Вроде бы правильно. Чтобы никто друг другу не мешал.
        — Нет, неправильно!  — крикнула Маша.
        — Конечно, неправильно,  — подтвердила Татьяна.  — Это значит, что никому ни до кого никакого дела нет.
        — Н-ну,  — сказал я,  — индейцы-то, наверно, не про это писали.
        — Индейцы, может, и не про это, а Апологий как раз про это,  — сердито сказала Маша.  — У каждого своя жизнь, видишь ли, а может, там, в подвале… Веньку…  — Она испуганно зажала рот ладошкой.  — А мы тут разговариваем, разговариваем… Пошли!
        — Куда?  — спросила Татьяна.
        — Туда… в подвал!  — сказала Маша, и глаза у нее стали круглыми.
        — Я там был,  — нехотя сказал я.  — Никого там не было.
        Они обе уставились на меня и спросили хором:
        — Когда?
        Я рассказал, как вчера под вечер искал Фуфлу и не нашел.
        — А почему ты решил в этом подвале его искать?  — подозрительно спросила Маша.
        — Ну, так…  — Я начал мяться, но они пристали как пиявки, и пришлось рассказать им, что со мной в этом подвале случилось. Они тихонько ахали и смотрели на меня с уважением. И мне было приятно. Но когда я кончил рассказывать, Татьяна вдруг возмутилась, и Машка ее поддержала. Они начали кричать, почему я никому, например, отцу, не сказал, да как я мог молчать, да зачем я им сразу не рассказал и так далее. Ну ладно бы только Татьяна, а Машка-то? Я разозлился.
        — Сама же с меня слово взяла,  — сказал я, когда они прокричались.
        — Так ведь это уже тебя касалось, а не Веньки,  — сказала Маша.
        — А это все время меня касалось,  — сказал я.  — И когда тебе в подворотне глаз подбили, и когда тот черный мне подножку подставил, и в подвале тоже.
        — Так что же ты молчал?  — опять спросила Маша.
        — А ну вас,  — сказал я и махнул рукой.  — Не поймешь вас. Верно Апологий говорит: с вами дела не сделаешь.
        Они опять набросились на меня и кричали, что надо что-то делать сейчас, немедленно, срочно.
        — Эх!  — сказал я.
        Они опять уставились на меня. Я хотел им рассказать про мой разговор с батей сегодня утром и про то, что он пришел с повязкой на голове, а всю ночь его не было. Но не успел. В конце коридора появились завуч Рената Петровна, Маргоша и… капитан милиции товарищ Воробьев в новенькой с иголочки форме. Все они были очень серьезные. Они подошли к дверям класса, и как раз в это время прозвенел звонок. Они вошли в класс, и мы за ними.
        Когда все расселись, Рената Петровна постучала ладошкой по столу и сказала:
        — Сейчас у вас должен быть урок литературы, но его не будет. Случилось очень серьезное, очень неприятное происшествие. Вот товарищ капитан нам расскажет. А вы слушайте и делайте выводы.
        Она покачала головой и села.
        «Ну, так,  — подумал я,  — вот и домолчался ты, Половинкин». Я посмотрел на Машу. Она сидела выпрямившись, а руками прямо вцепилась в парту. Лицо у нее было бледное, и она глаз не сводила с капитана. А Татьяна, наоборот, раскраснелась, положила один кулак на другой, а подбородок уткнула в кулаки и тоже смотрела в глаза капитану. А у меня внутри все дрожало, и мне даже казалось, что я весь начал трястись, как этот… Апик.
        Капитан Воробьев одернул мундир, обвел нас всех взглядом и сказал:
        — Один ваш товарищ попал в беду. Сейчас он находится в больнице с тяжкими… с довольно тяжкими телесными повреждениями.
        Ребята загудели.
        — Кто?  — хором пропищали Зоенька и Юлька.
        Герка Александров быстро оглядел весь класс, высматривая, кого нет, и, заметив, что нет Веньки, кивнул головой — дескать, ясно кто. Мне хотелось запустить в него чем-нибудь, но я сдержался. Сердце у меня колотилось, и я представлял себе всякие страшные картины. Подвал и… Веньку. Маша схватила меня за локоть.
        — Венька…  — прошептала она.
        — А что случилось-то?  — спросил Коля Матюшин.  — Под машину попал, да?
        — Кто попал под машину?  — закричал Петька.
        — Не перебивайте,  — строго сказал капитан Воробьев.  — Я все изложу. Под машину никто из вас пока не попадал. К счастью. И, надеюсь, не попадет. В больнице лежит ваш товарищ,  — капитан достал из кармана бумажку и посмотрел в нее,  — ваш товарищ Вениамин Балашов, тысяча девятьсот пятьдесят восьмого года рождения, проживающий по улице Моховая, дом номер тридцать один. Вчера в восемнадцать тридцать его жестоко избили. Ваш товарищ…
        — Какой он нам товарищ…  — заверещали опять эти две зануды,  — он сам хулиган.
        — А ну, цыц, попугайчики!  — рявкнул Коля Матюшин, а ребята зашумели. Зоенька и Юлька обиженно поджали губы.
        — Тихо!  — сказал Герка.  — Продолжайте, товарищ капитан.
        Капитан удивленно покосился на Г. А.
        — Спасибо,  — сказал он.  — Я продолжаю. Ваш товарищ в тяжелом состоянии был доставлен в больницу.
        — А… а как он сейчас?  — охрипшим голосом спросила Маша.
        — Сейчас,  — сказал капитан,  — его жизнь вне опасности, но состояние тяжелое… довольно тяжелое.
        Встала Татьяна.
        — А как это случилось, товарищ капитан?  — спросила она.  — Нам это очень важно знать.
        — Как его отделали?  — выкрикнул Апологий, и тут же получил по шее от маленького Грини. Ну и тип! А я еще его жалел. Я вспомнил почему-то его деда и подумал, как это у таких хороших дедов рождаются такие паршивые внуки? И ничего он не болен, а трясется от вредного характера. А если болен — лечись… Тьфу!  — о какой ерунде думаю…
        — Как случилось?  — переспросил капитан.  — О подробностях я вам сказать не могу. Будет суд. Но в двух словах скажу. Затем и пришел. Ваш товарищ Вениамин Балашов находился под влиянием плохой компании. Но в критический момент нашел в себе силы и сознательность выйти из-под этого влияния. Как настоящий советский школьник,  — капитан наклонился к Маргоше и что-то спросил, а она кивнула в ответ,  — как… г-мм… настоящий пионер, он пришел и сообщил в органы охраны общественного порядка о готовящемся преступлении. Бандиты-рецидивисты выследили и избили его.
        В классе опять все зашумели, а Машка опять сжала мне локоть и сказала в самое ухо:
        — А?! Я что говорила?
        У меня все прямо перевернулось внутри и очень захотелось выскочить из класса. Но я заставил себя сидеть спокойно.
        Капитан Воробьев вдруг широко улыбнулся.
        — В общем, хороший парнишка оказался. Просто чудесный парень. Верно ведь?
        — Верно!  — закричали все и тоже заулыбались, даже попугайчики и те улыбались и кричали что-то радостное. Ишь ты!
        Капитан Воробьев постучал ладонью по столу.
        — Между прочим,  — сказал он задумчиво,  — очень нелегкая жизнь была у вашего товарища. Очень.
        Он помолчал, а потом строго сказал:
        — А вы и не знали. Не ин-те-ре-со-вались. Это плохо. В этой компании были еще два подростка,  — капитан снова достал бумажку,  — Константин Коновалов, пятнадцать лет, и Борис Хлястиков, четырнадцать лет…
        — Фуфло и Хлястик!  — крикнул Апологий.  — Я знаю!
        Капитан поморщился чуть-чуть и сказал:
        — Правильно, это их клички. Но они не нашли в себе смелости порвать…
        — А что с ними?  — спросил Гриня, потирая свое ухо.
        — Это будет решать комиссия,  — сказал капитан.  — И еще хочу добавить: беды могло бы не быть, если бы,  — он обвел взглядом класс, и я опустил голову, так как его глаза остановились прямо на мне,  — если бы и другие ваши товарищи не молчали…

        Тут мне показалось, что весь класс повернулся в мою сторону. Капитан кашлянул и продолжал:
        — Ну, это я так, к слову. Это я к тому, что все вы должны нам помогать бороться со всякими… проявлениями.
        И тут опять все загалдели: «Мы хотели, да мы боролись, да мы…» Капитан поднял руку.
        — Но,  — сказал он,  — никакой самодеятельности. А то тут мне рассказывали наши дружинники, как…  — он улыбнулся,  — в одной школе ребята организовали какую-то не то БОР, не то МОР — боевую или могучую организацию по борьбе с хулиганами.
        Тут уж все «рохлики» опустили головы, а я уставился на Герку. Ну и ну.
        — Ладно,  — сказал Воробьев,  — ребята вы все хорошие, но впредь — советуйтесь.
        — А что с этими бандитами-рецидивистами?  — с любопытством спросил вдруг Апологий.
        — Они задержаны,  — ответил капитан.  — Должен сообщить, что при операции отличились: один гражданский товарищ — Азаренков Александр Степанович и участковый инспектор лейтенант милиции товарищ Половинкин.
        Рената Петровна подумала немножко и захлопала в ладоши. И все захлопали в ладоши. А потом до кого-то дошло, что я тоже Половинкин, и все стали смотреть в мою сторону. И мне стало до того… до того… до того… не знаю, до чего… Я встал и, ни на кого не глядя, вышел из класса.
        …Полчаса, наверно, я стоял на Фонтанке около спуска, там, где мы с Татьяной ждали Машу. О чем я думал — никому не скажу.
        А потом ко мне подошла Маша, а дальше на набережной я увидел Татьяну и с ней почему-то Гриньку, Петьку и Колю Матюшина.
        — У тебя яблоки остались?  — спросила Маша.  — Антоновские.
        — Остались,  — сказал я.
        — Это хорошо,  — сказала она.  — Завтра пойдем к Веньке в больницу.
        Я кивнул.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к