Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Детская Литература / Форш Ольга: " Духовик " - читать онлайн

Сохранить .

        Духовик Ольга Дмитриевна Форш

        Форш Ольга Дмитриевна
        Духовик

        Ольга Дмитриевна Форш
        Духовик
        I
        Кухаркин сын Ганя хотя не умел ни читать, ни писать, был все-таки очень умный. Он все выдумывал из одной своей головы, которая сидела у него на узких плечах большая-пребольшая.
        - Котел-голова! - говорила о ней кухарка Плакида, мать Гани.
        Игрушек у Гани не было, в "чистые комнаты" пускали его неохотно, и поневоле принялся он высматривать да выведывать все, что в кухне находится.
        Вот принесет утром кухарка Плакида корзинку с базара, поставит на стол, а сама пойдет с нянюшкой тары-бары-растабары - позабудет и думать о своей корзине.
        Тут Ганя подкрадется и выхватит все самое интересное: морковку большую с наростами по бокам, будто с детками или с пальцем-мизинцем; хрен жилистый, у которого два глазка, да не рядком они, а глазок над глазком, и мало ли еще что!
        Но удивительней всего было то, что в громадных венках толстого рыжего лука, развешанных по стене в кладовой, Ганя знал, как ему выискать луковку-Двоехвостку.
        Эта Двоехвостка была луковка не простая, а волшебная.
        По виду ничего не скажешь: все самое обыкновенное, луковое, только два ровных зеленых росточка торчат, отсюда и прозвание ее - Двоехвостка.
        Если на эти ростки насадить по сырой макароне, чтобы походило, будто луковка стоит на ногах, и положить ее на ночь в духовой шкаф, то в полночь дверцы сами собою расхлопнутся. и в Двоехвостке окажется Духовик.
        Переходя вместе с матерью из одной кухни в другую, Ганя узнал наверно, что в каждом духовом шкафу живет Духовик.
        Днем в этом шкафу пекут пироги с капустой, с визигой и с рисом, а по воскресеньям - воздушный пирог, тот самый, за который часто бранят кухарку, будто она дала ему убежать.
        И это знал Ганя: пироги убегать не умеют, они безногие. А если сидит пирог в печке пышный да рыхлый, а как вынут его - одна черная корка на сковородюе, это значит, все вкусное выел сам Духовик.
        Ганя думал сначала, что Духовик в каждой кухне разный: где часто делают сладкие пироги-толстый, где редко-худой. Но потом он узнал, что Духовик никакой. У него самого нет ни рук, ни лица - один дым печной, оттого-то и следует класть ему Двоехвостку.
        Он войдет густым дымом в луковку, из макарон, будто черные сапоги, выставит комки сажи, дверцы раскроет, прутиком хлопнет: раз, два! А в прутике колдовство. Прутиком делает Духовик превращенья: кого хочешь с кем хочешь обменит.
        Если с мышкой, вползешь в мышиную норку, если с блошкой, вздохнуть не поспеешь, запрыгаешь! А с клопом поменяешься, клопомора не бойся - не помрешь.
        Если и брызнет, случится, - вскочит прыщик, вот и все.
        Одно условие в кухне: быть всем без обмана.
        Сколько договорились сидеть в чужой шкурке, столько времени ты и сиди, отдыхай! В кухне все честно разменивались.
        У котика Ромки, случалось, животик заболит, на улицу ему бегать холодно, он и ластится к Гане:
        - Я в постельку хочу, компресс теплый, микстуру... а на небе ракеты пускают!
        Знает хитрец, чем мальчишку поддеть! Чтобы ракеты смотреть, Ганя ночевать готов где угодно.
        Вот и сменятся, превращенками станут: мальчик - котиком, котик мальчиком, и довольны.
        Обо всем кухонном, что знал мальчик Ганя, знал и Петрик, хозяйкин племянник. Петрику очень хотелось с кем-нибудь обменяться, но с прусаками, клопами и блошками ему было противно, а котик Ромка ни на один день не желал превращаться в хозяйского мальчика: боялся зубной щетки и французского языка.
        II
        Барыня, которую Петрик звал попросту "тетя Саша", куда-то съездила по железной дороге и привезла, вместе с грибами, вареньями и соленьями, настоящего ручного зайца.
        Заяц сидел на полу в кухне не двигаясь, длинноухий, будто бы не живой, а сшитый из мохнатой материи, из какой делают медвежат.
        Тетя Саша, добрая старая дама, звеня на ходу длинными серьгами, поставила зайцу блюдечко с молоком и прошла дальше в комнаты. Заяц дернул раз, два плоским носом, задрал кверху уши и стал очень похож на осла.
        Петрик с Ганькою засмеялись, а заяц как хлопнет на них изо всей силы задними лапами и марш к молоку.
        Но вот увидал кота Ромку, попятился.
        Кот Ромка, задрав кверху ногу, искал в хвосте блох, а со стороны похоже было, будто он играет на виолончели.
        "Как тут зверей перекручивает, уж не от этого ль молока!" - подумал с опаскою заяц.
        А кот словил блоху, раскрутился и сердито сказал:
        - Пей, дурак, а не то выпью я.
        Кот сказал не по-кошачьи, а по-звериному вообще, так что заяц его сразу понял. Он пригнул опять уши к спине и окунул поскорей в молоко всю морду с седыми усами.
        Ганя и Петрик молча гладили зайца, щупали ему хвост и холодные уши. Когда заяц втянул последнее молоко в свое пушистое горло, кот Ромка вытер его блюдце шершавым своим языком и сел в сторонку.
        Кот вытер блюдце из вежливости, потому что считал себя в кухне хозяином, а зайца гостем.
        Но все же, чтобы заяц не зазнавался, кот ему сквозь зубы смурлыкал:
        - Будешь съеден в сметане!
        - Брысь, негодный! - закричал коту Ганя, который отлично понимал по-звериному. Он швырнул в кота старой катушкой, а зайца взял на руки.
        - У меня мама вдова, - сказал грустно заяц, - она с перешибленной лапкой, а папеньку съел мужик. Зимой маме с голоду пропадать!
        Ганя задумался и спросил:
        - А далеко к маме сбегать?
        - Куда далеко! - обрадовался зайчик. - Сейчас за городом лес, за лесом поле, за полем речка, за речкою хутор, за хутором ляды, вокруг пенышек земляника, под земляникой нора, в норе моя мама.
        - Землянику поди-ка теперь посвисти! - насмехался Ганька. - Клюкву, и ту поморозило. Поститься, брат зайчик, всю зиму твоей матери Серохвостихе!
        Заплакал зайчик, просит:
        - Отпусти меня!
        - Отпустим его, - догадался и Петрик, - что мучить!
        - Пропадет с голоду, припасу у них никакого, а зима на носу, - раздумывал Ганька. - Вот обменяйся с ним, Петрик, да снеси-ка маме его, Серохвостихе, всякой штуки: капусты, моркови, кореньев, - тогда и его домой пустим.
        Петрик даже пискнул от радости:
        - Наконец поживу в чужой шкурке, своя так надоела!
        - Нынешней ночью и вызовем Духовика, четверо нас, - сказал Ганька с важностью, - двое людей, двое зверей. Эй, кот Ромка, слышишь ты, не смей удирать!
        - Мурлы-курлы! - неохотно согласился кот, которому смерть как хотелось нынче бегать по крышам.
        Ганя взял на руки длинноухого, и пошли мальчики с ним по углам и закуткам: вещи трогают, называют, суют зайцу под самую морду, чтобы он назавтра, когда станет мальчиком-превращенкою, ничего не напутал.
        Когда позвали обедать, Петрик посадил зверя рядом с собой.
        - Брось, Петринька, зайца, - сказала тетя Саша, - животному за обедом не место.
        А няня прибавила:
        - Грех оно, Петринька, грех: заяц нечистым считается.
        Петрик спустил зайца, а тот, рассердясь на больших, как хлопнет под дядиным стулом ногами, дядюшку испугал.
        - Загнать в чулан его! - кричит дядя.
        Петрик отлично сидел за обедом, ничего не ел руками, попросил супа вторую тарелку. Как только тетя Саша его похвалила, он к ней заласкался и сказал тонким голосом.
        - Позвольте завтра совсем не учиться, у меня что-то головка болит.
        Это Петрик заботился, чтобы зайчика-превращенку завтра не очень мучили.
        - А когда болит - не шали, - сказал строго дядя, - когда болит - ложись спать, боль заспишь.
        Только лампы зажгли - уложили Петрика в кроватку, а он как раз этого и хотел. До ночи выспался, а как стала няня свою перину взбивать, так уже притворно пустился храпеть зараз и носом и горлом, совсем так, как выучил его котик Ромка.
        Нянюшка, обрадованная его крепким сном, повздыхала, поохала, сколько ей было нужно, и ушла с головой в свою перину. Тетя Саша пощупала у Петрика лоб, обрадовалась, что нету жара, и, как всегда, побрякивая серьгами и браслетами, пошла к себе.
        Часы пробили одиннадцать. Щипал себя Петрик то за одно ухо, то за другое, чтобы как-нибудь не заснуть, пятнадцать раз сказал: "Турка курит трубку, курка клюет крупку", и всякий раз неверно: все выходило, что курка курит, а турка турит, - а Ганька и не думал ему сигнал подавать, как уговорились.
        "И что такое может делать кухарка Плакида? - с досадою думал Петрик, видя на кухне свет. - Быть может, она лицо меняет: днем оно у нее кухаркино, а ночью принцессино, и она куда-нибудь улетает на гусиных перьях? Всегда ведь просит, когда жарит гуся: "Разрешите, барыня, перо взять себе!" А на что ей оно?"
        Туп-ту, туп-ту... - побил Ганька пестиком в ступку.
        Петрик вылез в одной рубашонке из кровати, обошел вокруг няни на цыпочках и пробрался на кухню к Гане.
        III
        На кухне, как раз над духовым шкафом, был прикапан стеарином огарок.
        Ганя вытащил из кармана волшебную луковку, насадил ей на ростки макаронки, а повыше провертел шилом дырки, чтобы Духовику было куда продеть руки.
        Когда Ганя стал облупливать с Двоехвостки ее желтые юбочки, те самые, что зовут "луковые перья" и прячут к пасхе для окраски яиц, Петрик заметил, что луковка пахнет прескверно, а значит, ничего в ней и нету волшебного. Но Петрик сейчас же испугался такой мысли: а ну как Духовик угадает, что он подумал, и не захочет явиться! И, схватив скорей Ганю за руку, он с ним трижды сказал:
        В печке, за заслонкой
        Духовик живет.
        Ноги - макаронки,
        Луковка - живот.
        С дымовой
        Головой,
        Чародей,
        Покажись нам скорей!
        Петрик так крепко зажмурил глаза, что перед ним стали плавать разноцветные пятна и голова закружилась: вот-вот подломятся ноги, и он упадет.
        Вдруг за заслонкой будто горошинка набухла и лопнула, одна, другая. Дверцы духового шкафа распахнулись - выскочил Духовик.
        Луковка в середине, над луковкой длинная дымовая головка с курчавою бородой. Из проткнутых дырок крученым дымом вылезают пять пальцев - мышиные лапки. А ноги - крепкие толстые макароны, в коленях без сгиба.
        Как выскочил Духовик, сейчас в лапку взял прутик из веника, а в прутике колдовство.
        Сидит Духовик на плите, макаронками в изразцы постукивает, сам себе такт отбивает, свою песню поет:
        Тук, тук, тук!
        Мой животик - лук,
        Макаронки - ноги,
        Ходят без дороги;
        Дымовая голова
        Знает тайные слова.
        Тук, тук, тук!
        Я не зря стучу:
        Становитесь в круг,
        Превращу, превращу...
        Нянюшке старой чудится, будто это дождик идет, кап да кап; а звери и насекомые вмиг догадались, что стучит Духовик.
        Вот полезли из щелок тараканы, клопы, уховертки, все домашнее побросали. С потолка мухи попадали: так заспешили, что из ума у них вон, что летать умеют, крылышки свои посложили, лапки поджали, и бац - прямо на пол к Духовиковым ногам.
        Из подполья пришли мыши, крысы. На квартирах одни только мамки с грудными остались.
        - Строй-ся! - махнул прутиком Духовик, а в прутике, знают все, колдовство.
        Ганька с Петриком поклонились, а за ними и заяц и кот.
        А кругом сидят мыши, кота не боятся, на прусаков блохи прыгают, чтобы им лучше видать: блохи ростом ведь крошечки. Духовику все поклонились, все кричат ему:
        - Ваше кухенство! Ваше кухенство!
        Скомандовал Духовик:
        - Строй-ся!
        - Кочергу! - заорал из немытой кастрюли Кастрюльник.
        - Кочергу! - сказал с важностью Духовик. - Беритесь, кто с кем меняется.
        Седые крысы подали в зубах кочергу и, приседая как хорошие дамы, отступили назад.
        - Эй, вы, держитесь, сейчас превращение! - заорал снова из немытой кастрюли Кастрюльник. Перегнулся на тоненьких ручках, хихикает. Шишковатый лоб, нос крючком, вместо волос голова кашей измазана, каша на брови сползает.
        - Эй, вы, - хихикает, - кто от кочерги руку пустит, рука ногой станет, нога - рукой.
        Петрик зажал кочергу в обоих своих кулаках, правый ухватил над левым, а зайчик сверху лапочки положил.
        Духовик стукнул макаронками в изразцы и сказал:
        - Повторяйте:
        Я зайчик, я мальчик.
        Мы меняемся:
        Мальчик в зайчика,
        Зайчик в мальчика
        Превращаемся.
        Кастрюльник выскочил до половины из своей немытой кастрюли, как гаркнет:
        - Ушко в ушко - меняйте душки!
        Петрик пригнул свое ухо к уху длинному заячьему и в ту же минуту почувствовал, что оно уже его собственное, что шевелится и дрожит его плоский нос, на губу выбежали седые усы, а задние ноги вот-вот подскочат и хлопнут об пол.
        И Петрик-заинька хлопнул что было силы ногами, будто стрельнул пистолетом.
        Вдруг из няниной комнаты послышались охи-вздохи, и, завидя свет, няня, шаркая туфлями, направилась прямо в кухню.
        Духовик побросал на пол свои макаронные ноги и волшебную луковку, а сам черным дымом ушел живо в дырку для самоварной трубы.
        Кастрюльник прикрыл себя крышкой. Ганя шмыгнул в свой чулан, мыши, крысы ударились врассыпную.
        Одни тараканы, показавшиеся Петрику вдруг огромными, как щенята, бесстрашно заползали по стенам.
        - Петринька, прости господи, что ты здесь делаешь?! - вскрикнула няня и, схватив на руки что-то громадное, понесла его с причитаньями в детскую, а проходя мимо настоящего Петрика, толкнула его туфлей в нос и проворчала:
        - Из-за тебя, зверь проклятый, дите заболело.
        Петрик собрался было крикнуть, что ему это очень обидно, но из горла вылетел только писк, а когда он поднял руку, чтобы почесать свой зашибленный нос, оказалось, что вместо человечьей руки у него просто-напросто заячья лапка, пушистая, с коготками.
        Понял, наконец, Петрик, что вправду обменялся с зайчиком, и, хотя сам этого очень хотел, теперь вдруг обиделся и заплакал.
        IV
        Итак, мальчик Петрик стал зайчиком, а настоящего зайчика, вошедшего в тело Петрика, няня снесла в постельку, побрызгала с уголька и, подождав, пока он сделал вид, будто спит, пошла обо всем доложить тете Саше.
        А зайка, ставший мальчиком, вскочил по привычке на четвереньки, при помощи Гани надел на себя костюм Петрика, перекинул за спину большой мешок со всякой всячиной и ну драла в лес, к Серохвостихе, своей маме.
        Уже светало, когда он, наконец, доискался следа. Солнце выплыло из лесу румяное от холода, будто большой красный мячик; первый мороз отполировал землю, и зайчику-превращенке идти с непривычки всего только на двух человечьих ногах было очень трудно. Скользил и хлопался носом. Одно хорошо было - холода не боялся: под одеждою мальчика все еще будто чувствовал свою прежнюю заячью шубку.
        - Тетя белочка, как здоровье моей старой мамы? - спросил он пушистую белку, которая кувыркалась через голову ради собственного своего удовольствия.
        Белка, увидя подходящего к ней человека, махнула стрелой с одного дерева на другое и уселась на самой верхушке.
        - А я твой секрет воробьям расскажу! - крикнул ей вдогонку превращенный зайчик. - Кто в прошлом году крал орехи из соседнего склада? Воробьи белкам скажут, белки хвост тебе выдерут.
        Тетя белочка засмеялась. Она поняла, что это зайчик из Серохвостиной норки, колдовством ставший мальчиком, вскочила ему на плечо и сказала:
        - Про себя знай да помалкивай, а твоей мамы нора вот тут, как раз под корявыми пнями.
        Превращенка-зайчик лег на землю и просунул кудрявую голову в черную нору, где его мать Серохвостиха лежала грустная, вдовая, со впалыми боками и прижатыми ушками.
        - Маменька, - сказал зайчик-мальчик по-заячьи, - я ведь старшенький ваш, Серохвост, сменил только с мальчиком шкурку, нате, маменька, вам гостинец. А если вы мне не верите, хотите, скажу, где у вас тайная родинка... Под переднею левою лапкою.
        Серохвостиха подняла свою лапку, проверила родинку и сказала:
        - Дай я тебя оближу.
        Превращенка-заяц вставил в нору свою голову, и зайчиха поласкала его лапками и языком столько, сколько хотела, потом отодвинулась и сказала:
        - Подавай гостинец!
        Зайчик вытащил из мешка все, что было: орешки, морковки и сахар. Мама его подгребла все это под себя и пустилась зубами точить.
        Тупа-та, тупа-ту... сбежались со всех сторон зайцы, зайчихи, ежи и ежихи, даже приплелся один крот седой. Воробьи-любопытники далеко разнесли: пришел с виду мальчик, а на самом-то деле он зайчик.
        Звери все превращенку обнюхали, потолкали, потрогали, своего в нем признали. От смеха за животики ухватились, катаются: мальчик, а зайчик!
        И опять его трогают, опять нюхают, с сапог гуталин весь слизали, потом стали лестничкой друг дружке на плечи, слепой крот последний, и башлык лапкой тронули: все, все как у человека.
        Вдруг на пенышек выскочил старый заяц Ушан Бесхвостый, от которого все здешние зайцы пошли. И сказал превращенке:
        - Серохвостин сын и внук Серохвоста, колдовством ставший мальчиком, слушай: не разменивай своей шкуры, будь до самой смерти твоей превращенкой, таскай нам от человека припасы.
        Превращенка-зайчик сложил вместе руки и стал изо всей силы звать на помощь Духовика. Он очень ведь мучился, не зная, что делать: своих жалко, но и Петрика обмануть неохота, добрый он. Да и на двух-то ногах всю свою жизнь проходить не великая радость.
        - Выручай, Духовик! - просит заинька превращенный, - на двух ногах пяткам больно ходить.
        Духовик хотя спал еще, но сейчас встрепенулся и послал честному превращенке наговорную муху-Шептуху.
        Муха-Шептуха почистила крылья и, не прожевав даже завтрака, полетела на поиски Петрикова дяди, который давно уже взял извозчика и ездил по городу, ища всюду пропавшего мальчика.
        Наговорная муха-Шептуха села дядюшке на ухо и сказала:
        - За городом лес, за лесом поле, за полем речка, за речкою хутор, за хутором ляды, вокруг пенышек была земляника, под бывшею земляникою нора, у норы стоит мальчик.
        Дядюшка похвалил сам себя за догадливость, отмахнул муху прочь и поехал скорее за город.
        - Го-го, - закричал он, увидав издали превращенку-зайчика, которого, конечно, принял за своего племянника Петрика.
        Звери кинулись кто куда, а заяц-мальчик сейчас догадался, что Петрикова дядю прислал ему на помощь сам Духовик, и побежал дяде навстречу.
        V
        Дядя на дороге не говорил ни слова, только, сдав дома мальчика-зайчика нянюшке на руки, сердито буркнул:
        - Уложить в постель!
        Тетя Саша и няня от радости так мальчика целовали, что даже побранить позабыли, а что он - превращенный зайчик, им совсем невдомек. Это только в лесу разнюхали звери правду, а люди разнюхивать не умеют, они глазам одним верят. А для глаз: зайчик кажется мальчиком, мальчик кажется зайчиком.
        Но куда приятней было бы превращенке, если бы люди его побранили, да не сделали б таких неприятностей: холодной водой вымыли и лицо и руки, а потом дали горькую хину, которая жила в хинном домике, похожем на белую толстую пуговицу.
        Кухонный мальчик Ганя лежал тоже в постели, только вместо хины ему влили ложку тягучей касторки - "оттянуть глупость от головы", - сказал седой дядюшка.
        Дело в том, что наутро, едва няня хватилась, что Петрика нет ни в шкафах, ни под стульями, и поднялся в доме плач, Ганя не выдержал, схватил на руки зайчика - превращенного Петрика и, дивясь про себя, что нести его так легко, рассказал старшим в чем дело: и про Духовика, и про превращения, и куда и зачем ушел мальчик-зайчик.
        Плакал Ганя, просил подождать всех до полуночи. В полночь как раз превращенки между собою разменяются... Но большие ничего не поняли, большие ничему не поверили. А мать, кухарка Плакида, еще за вихор отодрала и, пихнув ногой зайца-Петрика, проворчала:
        - Все из-за этого, из-за ухастого, обдеру ему завтра шкуру.
        Ганя так испугался, что слова у него в горле застряли, и до самой до полуночи неподвижно лежал он в постели, нащупав под тюфяком волшебную луковку-Двоехвостку: "Духовика ночью вызову. Духовик все распутает..."
        А под Ганиной постелью присел, ни живой ни мертвый, превращенный Петрик в трусливом заячьем теле.
        Он дрожал, дергал носом и проклинал все, что знал на свете: Ганьку за то, что подбил обменяться, зайца за то, что лежит в чистой кровати, а он тут в грязи, в паутине, и чихнуть не смеет: услышит Плакида, возьмет да в сметане зажарит.
        Сердится Петрик и на тетю, и на дядю, и на няню: "Значит, они меня никогда не любили: сменил шкурку - узнать не умеют".
        И превращенный заяц тоже метался в тоске по чистой Петриковой кроватке: "Ужель всегда буду мальчиком! Есть горячее, умываться холодной водой, чистить зубы - все страшно!"
        - Дай, Петринька, ноготки остригу, - идет няня с ножницами, а превращенка ушами задвигал, нос сморщил и шасть под кроватку!
        Душа ведь осталась заячья: чуть что, сейчас задрожит, будто студень.
        - Ай, ай, ой, ой, как он вдруг изменился, - заплакала тетя Саша.
        - Розог ему, розог, пусть только будет здоровым! - сказал строго дядя.
        Одна только нянюшка ничему не дивилась: дитя растет, все это к росту.
        VI
        Ночью сполз Ганя кое-как с постели и вместе с зайцем-Петриком прокрался к духовке Духовика вызвать. Вот уже на луковку-Двоехвостку насадил макароны, проткнул дырки для рук и положил в духовой шкаф. Еще карамельку Ганя прибавил, не пожалел, только бы Духовик объявился.
        Вдруг бежит котик Ромка, мяучит:
        - В детскую дверь на ключ заперта, нету выхода, не разменяться теперь превращенкам!
        Всхлипнул Ганя, а зайчик-Петрик подумал: "Съедят меня в жирной сметане!" и упал с горя в обморок. Лапки вытянул, рот разинул, лежит неживой под скамейкою.
        Котик с Ганькою, оба в слезах, взялись перед печкою за руки и сделали вызов.
        Злой выскочил Духовик, хмурый; вместо обычной команды "стройся" как чихнет черным дымом!
        - Знаю, знаю, - ворчит, - мальчик с зайчиком разменяться не могут из-за умных старших людей. Двери заперли, ключ в карман положили. Один раз убежал думают, всегда будет бегать.
        Разворчался Духовик.
        Ганька с котиком стали на коленки и взмолились ему:
        - Дяденька миленький, разменяйте у превращенок душки!
        Духовик чихнул опять дымом и, конфузливо озираясь, забормотал:
        - Я за глаза разменять не могу, надо вызвать начальника...
        Духовику было очень неприятно признаться, что не он самый главный на кухне. Вот почему вместо команды "строй-ся" он чихнул только дымом. "Пусть, думает, - один только кухонный мальчик узнает, а прочая мелочь - крысы, мыши, прусаки и клопы так и считают, что я самый главный на свете".
        Духовик, качаясь на своих макаронных ногах, прошел к большому котлу с горячей водой, который был вмазан рядом с плитой.
        - Ваше высококухенство, Евмей Фуфаней, - поклонился, он низко-пренизко.
        - Их громкобульканье! - взвизгнул в немытой кастрюле Кастрюльник.
        В котле с горячей водой вдруг из множества мелких вспух один громадный пузырь. Дулся, дулся и вздулся - куда толще всякого мыльного. Лопнул - а из него выбулькнул сам главный кухонный житель - Евмей Фуфаней.
        Пузо круглое и прозрачное, сквозь него сковородки виднеются. Голова тоже пузырь, но поменьше, и руки пузырные. На руках пальцы-пузырьки. Глаза, нос и уши - все, все надутое, вот не выдержит - лопнет или вверх улетит.
        - Пуф, пуф! - сказал Евмей Фуфаней и с каждым словом пускал в воздух переливчатый крепкий пузырь. Так эти пузыри и летали, не лопаясь, над плитой.
        Духовик высоко поднял колдовской прутик, ударил им изо всей силы по своей макаронной ноге, нога сломалась, он встал будто бы на колено, стегнул по другой - стал на оба и пискнул:
        - Помогите, ваше высококухенство, разменять зайца с мальчиком!
        - Пуф, пуф! - опять выпустил пузырьки Евмей Фуфаней, всплеснул руками и пошел лопаться. Сначала пропали пузырьки-крошки, потом пузыри, потом толстое пузо-пузырище. Громадное пузо-пузырище так громко лопнуло, что кухарка Плакида ахнула и увидала страшный сон.
        А на кухне вот что случилось: едва лопнули Фуфанеевы пузыри, как взвилась над котлом преогромная муха-Шептуха с мешочком за крыльями.
        Муха села зайчику-Петрику на нос и хоботком втянула в себя его душку, пропихнула ее в мешок лапками, задернула крепко нитку, взвалила себе мешок на спину и сквозь щелку влетела в детскую.
        Петрикова душа от большого страха такая вдруг сделалась маленькая, что без труда поместилась в мешок мухи-Шептухи, - еще даже место осталось.
        Когда наговорная муха влетела в детскую, там чуть видно ночник горел. Превращенка-заяц спал крепко с открытым ртом.
        Муха-Шептуха живо стрясла ему в рот душу Петрика, которую он и проглотил, а заячья душка давай бог ноги, прыг-прыг прямо мухе-Шептухе в пустой мешок.
        А муха-Шептуха опять затянула мешок крепко-накрепко нитками, перекинула его за спину и мах-махом в кухню под стол. Зайцу нос лапочкой щекотнула, чихнул заячий нос, заяц вобрал в себя свою собственную душу, да к выходу.
        - Проваливай, ну тебя! - заорал радостно Ганька и открыл настежь двери. Проваливай!
        Мелькнул белый заячий хвост, и поминай как звали, удрал заяц.
        К плите вернулся Ганя сердитый, ворчит:
        - Если не ты, Духовик, самый главный, зачем же ты важничал?
        Смотрит: ан Духовика вовсе нет никакого. Валяется луковка, валяются макаронки.
        - Тьфу! - сказал Ганя. Взял корку хлеба, посолил ее, посолил луковку-Двоехвостку и съел.
        Утром Петрик встал прежний, веселый, ничего не боялся. Какао выпил три чашки, все хвалил да похваливал. Тетю Сашу целовал, чуть серьгу из уха не вырвал, рассмешил старого дядю, нянюшку с ног сбил.
        - Ну, слава богу, теперь пойдет рост хороший! - сияла нянюшка.
        А Ганька так разоспался, что его мать к обеду едва добудилась:
        - Ты, пострел, двери ночью открыл, настудил?
        Молчит Ганя, хохочет.
        О пропавшем зайце никто не жалел. Большие так даже порадовались: ну его! Из-за зайца все хлопоты приключились.
        А Ганя с Петриком веселятся: по-нашему, дескать, вышло - у зайцевой мамы хорошее продовольствие, а сам он домой убежал, целый, не жареный.
        Одно только мальчикам жалко: Евмея Фуфанея не пришлось больше видеть. Пришли печники, котел вынули, дыру заложили кирпичом и замазали. А для воды тетя Саша купила огромнейший жбан белой жести, который Плакида переворачивала на ночь вверх дном для просушки, а потому в этом жбане ничего не смогло завестись, даже ржавчины.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к