Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Детская Литература / Фекен Карл: " Приключение С Виктором " - читать онлайн

Сохранить .

        Приключение с Виктором Карл Фекен

        Журнальный вариант повести Карла Фекена «Приключение с Виктором». Повесть опубликована в журнале «Искорка» №№ 2 -4 в 1959 году.
        В городе появилась таинственная шайка, которая разбирает телефонные автоматы. Не помогают даже предохранительные устройства. Одному из связистов, Вилли, пришла мысль поручить выслеживание шайки ребятам — своему племяннику Гансику и его товарищам Паулю, Фрицу и девочке Аннамари.

        Карл Фекен
        Приключение с Виктором

        Новость дяди Вилли

        В ту среду я проснулся утром со странным чувством, что сегодня должно произойти что-то исключительное.
        Я и раньше часто просыпался с таким ощущением. Правда, в большинстве случаев ждал напрасно. Ничего исключительного не происходило. Один такой день прошёл особенно серо и скучно, так что когда вечером у меня выскользнул из рук и разбился кофейник, я даже обрадовался.
        Но та среда, с которой начинается моя история, была действительно особенной. Главным событием этого дня было не то, что мы варили конфеты, и даже не то, что у нас подгорела конфетная заготовка. Это случалось и раньше. Дядя Вилли… Но я хочу рассказать всё по порядку.
        Третий каштан на школьном дворе — каше дерево, там мы встречаемся перед началом уроков и на переменках, там проводим наши совещания. Мы — это Аннамари, Фриц, лакомка Гансик и я. Там же встречаются и филателисты, если Фриц, заядлый коллекционер, объявляет об обмене марок.
        Когда-то я тоже начал было коллекционировать марки, но больше семнадцати штук мне не удалось собрать. Впрочем, это занятие мне кажется скучным. Я уверен, что одна южноамериканская бабочка стоит больше двух дюжин южноамериканских почтовых марок. Фриц очень обижается, когда я так «кощунствую».
        В ту среду он даже чуть не разозлился.
        Аннамари спросила его:
        — Почему ты рассматриваешь свои марки через лупу?
        Фриц ответил:
        — Проверяю, все ли зубы целы.
        — Зубы? У марки?
        — Ну да, зубцы на марках называются зубами,  — и Фриц любовно разгладил марку большим пальцем.
        — Придётся нашего Фрица тоже рассмотреть под лупой, может, и у него не хватает какого-нибудь зубчика,  — сказал Гансик в тот знаменательный день под третьим каштаном.  — Приходите-ка лучше ко мне после обеда — мама уехала на три дня… Приглашаю вас на варку конфет!  — добавил он торжественно.
        Поварское искусство — слабость Гансика, и, когда он варит конфеты, получается что-то очень вкусное. Поэтому Аннамари и я с восторгом приняли приглашение, а обиженный Фриц забыл про обиды.
        — Из трубочки я смастерил шприц и могу теперь делать конфеты с начинкой,  — важно сказал Гансик.
        — А чем ты их начиняешь?  — спросила Аннамари.
        — Миндалём, мармеладом из смородины, мёдом и сливовым джемом,  — Гансик облизнулся.
        Мы не раз поражались и удивлялись его изобретательности. Однако она проявляется у него только, когда речь идёт о лакомствах или необходимо выдумать какую-либо отговорку.
        После обеда мы пришли к Гансику. Всё было подготовлено: сахар, масло, измельчённый миндаль (по правде говоря, это были обыкновенные земляные орехи). Стеклянные банки выстроились на кухонном столе, будто для парада.
        Гансик с гордостью продемонстрировал нам новый шприц. Весело взялись мы за работу, и вскоре попробовали первые, ещё тёпленькие конфеты с начинкой. Они были здорово вкусны.
        И вот в то время, как мы наслаждались ими, пришёл дядя Гансика, Вилли. Он работает на телефонной станции, и ему очень к лицу форма связиста. Фриц считает его своим особым другом, потому что дядя Вилли охотно отвечает на любой вопрос о почтовых марках.
        — У меня есть новость для вас.
        Мы сразу же навострили уши. Новости всегда нас интересуют.
        — Почтовые марки?  — Фрицу уже показалось, что его коллекция пополняется.
        — Нет, не почтовые марки.  — Лицо дяди Вилли стало таинственным.  — Но вы никому не должны проговориться об этом. Может быть, вам удастся заработать вознаграждение, ведь вы не из глупого десятка!
        — Вознаграждение?
        — Сколько?
        — Каким способом?
        Мы поклялись дяде Вилли никому ничего не рассказывать.
        — Хорошо. Слушайте. Мы разыскиваем шайку преступников, причём очень хитрую,  — сказал он, понизив голос.  — Эта шайка налетает на телефонные автоматы и очищает их — снимают телефонные слуховые трубки, магниты, микрофонные коробки, иногда забирают и деньги, но не всегда.
        — И вы не напали на след?  — спросил Фриц.
        — Никаких следов!  — и дядя Вилли от досады громко щёлкнул пальцами.  — Мы предполагаем, что в банде есть уволенный связист, ибо налёты всегда выполняются со знанием дела. Преступники даже отключают предохранительное устройство, которое даёт сигналы на телефонную станцию, если кто-либо начинает возиться с аппаратом. Убытки уже довольно значительны.
        — А что это за предохранительное устройство?  — спросил Фриц: он интересуется техникой и много знает.  — Где оно устраивается?
        — Служебная тайна,  — строго сказал дядя Вилли.  — Но воры знают этот секрет.
        — Они грабят ночью?  — спросил я.
        — Нет, странно, но только днём.
        — И вы хотите, чтобы мы поймали их?  — воскликнула вдруг Аннамари.
        — Мы поймаем их!  — подхватили мы с восторгом.

        Но дядя Вилли охладил наш пыл:
        — Не думайте, что это так просто. Они — прожжённые ребята!
        — А мы? Ведь и мы не лыком шиты!  — воскликнул я.
        — Так-то оно так,  — сказал дядя Вилли и принюхался: — Чем это пахнет?
        — Ах! Сковорода!  — крикнула Аннамари.
        Мы соскребли подгоревшую массу со сковороды. Пахло ужасно!
        — Итак, позвоните мне немедленно, как только кого-нибудь обнаружите. Наберите по автомату 007, отдел повреждений, и спросите меня. Народная полиция тоже вам охотно поможет. До свидания! Но действуйте не так, как со сковородой!  — Он подмигнул нам и направился к двери.
        — А вознаграждение?  — крикнул Гансик.
        — Вы его получите, но сначала поймайте шайку!
        — Не беспокойтесь, она будет схвачена!  — крикнули мы ему вдогонку.
        Наш интерес к варке конфет испарился. Мы начали обсуждать подробности поимки таинственной шайки.
        Так началось наше приключение. Но уже сейчас я вам говорю: если кто-либо не верит и думает, что я выдумал всю эту историю, пусть позвонит на телефонную станцию. Там ему подтвердят, что всё произошло так, как я рассказываю. Впрочем, вы сами вскоре заметите, что обыкновенный мальчишка не в состоянии придумать такое. Наверное, даже писателю трудно было бы выдумать этот правдивый рассказ. Я всё ещё вижу перед собой поражённые лица работников телефонной станции, когда мы раскрыли перед ними всю историю!

        Поспешишь — людей насмешишь

        Аннамари и я шли домой и обсуждали наше уголовное дело. Вдруг Аннамари остановилась и воскликнула:
        — Что ты скажешь на это? Не брать денег!  — Она попыталась щёлкнуть пальцами, как дядя Вилли, но это ей не удалось.  — Я имею в виду шайку.
        — И почему они никогда не воруют ночью? Если бы я был вором, я крал бы охотнее всего ночью, когда все спят,  — тогда это легче всего сделать,  — подхватил я.
        И Аннамари нашла это поведение воров странным. Мы приходим к заключению, что шайка прошла огонь и медные трубы, и радуемся тому, что нам предстоит её поймать. В том, что мы её поймаем, у нас нет никаких сомнений.
        — Завтра начинаем,  — сказала Аннамари, прощаясь.
        Когда я собрался свернуть с улицы Августа Бебеля на улицу Альбрехта, я вдруг увидел, что какой-то мужчина входит в кабину автомата. Сейчас же меня пронзила мысль: а что если это один из тех? Я посмотрел на уличные часы: 19 часов 10 минут. Люди расходятся по домам. Время ужина — отличное время для налета.
        Мужчина снимает трубку. Я вижу его тень, которая движется. Он жестикулирует рукой и кивает. Затем он опускает трубку, покидает кабину, но, не сделав и двух шагов, поворачивается и снова заходит в неё. Рукой он берётся за голову, как если бы он что-то позабыл.
        «Ага,  — подумал я,  — сначала он хотел убедиться, не следит ли за ним кто-нибудь. Сейчас я тебя сцапаю!»

        Но мне нужен был помощник. Как раз в этот момент какой-то мальчик появился на улице. Он нёс большой молочный бидон.
        — Эй, ты, подойди-ка сюда!  — тихо позвал я.
        Он подошёл.
        — Видишь мужчину там, в кабине телефонного автомата?  — я моргнул в том направлении.
        — Ну, вижу!
        — Это преступник!  — шепнул я.
        — Ну?.. Настоящий преступник?
        Поражённый моим сообщением, мальчик ставит на землю свой бидон. Я вижу, что в кувшине простокваша.
        — Да. Может быть, он даже атаман шайки. Здесь их целая шайка!
        Мои слова производят на мальчика огромное впечатление.
        — Слушай,  — говорю я.  — Беги скорей и приведи сюда народного полицейского.  — А я покараулю этого типа.
        — Хорошо. Посмотри пока за моими тремя литрами простокваши.
        — Что ты делаешь с таким большим количеством простокваши?
        — Нас дома шестеро, а моя мать говорит, что простокваша — это мускулы.
        — Беги — мы получим награду!..
        В какой-то момент мне стало досадно, что всё это приходится делать без друзей, но я ведь не мог упустить такого случая.
        Мальчик помчался стрелой. И вот как раз в этот момент мужчина опустил телефонную трубку, вышел из кабины и прошёл мимо меня. Он был похож на музыканта или на артиста, напевал какую-то мелодию и выглядел очень довольным. «Это, наверное, не вор»,  — сказал я себе. Бросился за мальчиком и вернул его обратно.
        — Где же шайка?  — спросил он изумлённо.
        — Знаешь, я ошибся: это был не он. Но он мог бы быть им.
        — У тебя, наверно, не все шарики на месте,  — сердито сказал мальчик.  — У тебя всегда такая пышная фантазия?
        — Но я действительно ищу прест…
        — Начитался дрянных книжонок, ты, осёл!  — Он покрутил пальцем около головы.
        Вообще-то говоря, он прав, но и я начал сердиться:
        — Если ты не перестанешь ругаться, я превращу твои мускулы обратно в простоквашу.
        — Давай, начинай!  — говорит он и протягивает мне свой бицепс, который совсем не из картона.
        — Начинай ты!  — отвечаю я и протягиваю ему свой бицепс, тоже не из картона. Мальчишка отходит на три шага назад, поднимает кулаки и кричит:
        — При счёте три начинаем!
        Мы считаем громко «раз, два, три» и бросаемся друг на друга. Я сразу же замечаю, что мой противник в боксе разбирается лучше, чем я. Не прошло и десяти секунд, как в моих глазах уже завертелись и солнце, и луна, и все звёзды, так влепил он мне два молниеносных удара. Пока я пытаюсь прийти в себя, он успевает свистнуть мне по челюсти. Тогда я обхватываю его руками и начинаю бороться. Тотчас же я замечаю, что борьбе он мог бы у меня поучиться! Он это тоже заметил.
        — Боксировать!  — шепчет он, задыхаясь.
        — Бороться!  — хриплю я и тру мой подбородок о его плечо.
        Он пытался боксировать, но я мешал его рукам захватом борца.
        Я заставил его стать на колени и двойным нельсоном положил на обе лопатки по всем правилам.

        — Один, два, три — побеждён!
        Я встал, потёр свой подбородок и задвигал челюстями, будто жевал.
        — Боксировать ты можешь лучше,  — сказал я честно.  — Но борьбу выиграл я.
        — Зато двойной крюк попал в точку, а?  — спросил он, ухмыляясь и отряхивая свой костюм.
        — Как ты это сделал?
        Он показал мне, как попасть кулаком в грудь и, используя тот же взмах, дать молниеносный удар по правой стороне челюсти. Для этого требуется лишь повернуть руку! Но ни в коем случае нельзя ударять ребром руки — это у спортсменов запрещено. Можно также сначала попасть в подбородок, а затем уже в грудь. А знаменитые боксёры умудряются одним ударом дважды попасть в голову!
        — Где ты этому научился?
        — Мой брат хороший боксёр.
        Зато я мог показать ему двойной нельсон!
        Он стал на колени, я показал ему приём, но в этот момент кто-то схватил меня сзади и приподнял.
        — Я покажу тебе, как бить моего сына!  — гневно крикнула какая-то женщина и, не отпуская меня, обернулась к моему противнику: — Где ты шатаешься? Почему не идёшь домой? Мы ждём простоквашу…  — Она дёрнула его и толкнула при этом бидон. Бидон упал, простокваша потекла на панель.
        — Что ты наделал, болван!  — закричала женщина и замахнулась на сына.
        До сих пор я стоял ошеломлённый, но тут вступился.
        — За что вы хотите его бить? Ведь вы же сами опрокинули бидон, а не он. И вообще родители не имеют права бить детей!
        Женщина посмотрела на меня удивлённо и опустила руку.
        — И ведь мы взаправду не дрались. Мы только…
        — …тренировались,  — дополнил мальчик, подхватил кувшин и быстро убежал. Его мать последовала за ним, качая головой и ругаясь. На мою долю тоже досталось.
        Я побрёл домой мимо телефона-автомата, и тут мне ужасно захотелось познакомиться с его устройством поподробнее. Я зашёл в кабину, рассмотрел слуховую трубку, микрофон, прорезь для денег. Где же предохранительное устройство, о котором говорил дядя Вилли? Может быть, оно смонтировано снаружи? Я осмотрел кабину снаружи, но также ничего не нашёл. Тогда я опять зашёл в кабину, снял слуховую трубку и начал раздумывать о том, как преступники разбирают телефон, как они открывают большой ящик, в котором размещена вся аппаратура?
        Из задумчивости меня вывел чей-то грозный голос:
        — Ты что здесь делаешь?
        Мужчина без пиджака стоит, широко расставив ноги, и прикрывает выход. Это, должно быть, пекарь: его брюки обсыпаны мукой. Он в туфлях.

        — Я наблюдаю за тобой уже десять минут из моего окошка. Ты, наверное, хочешь здесь что-нибудь стащить, голубчик? Ну, что ж, подождём вместе прихода народного полицейского. Он уж займётся тобой!
        Опять незадача! У такого мужчины мой двойной нельсон вряд ли будет иметь успех, а двойным крюком я ещё не овладел.
        Объяснить, что я здесь делаю? Не поверит.
        Осторожно я опускаю глаза и рассматриваю треугольник, образуемый его ногами и панелью. Здесь я должен проскочить! Я отталкиваюсь от противоположной стенки кабины и стремительно пролетаю между ногами толстяка. Мой манёвр настолько неожиданен, что толстяк не успевает сомкнуть своих ног. Зато руками он действует быстрее, и так мне поддаёт в то место, откуда ноги растут!.. Не хотел бы я получить двойной удар такого сорта.
        Проверяю головой прочность афишной тумбы. Из глаз сыплются искры, но я спасён!
        — До свидания!  — кричу я толстяку и припускаюсь во весь дух.
        После нескольких прыжков чувствую, что что-то сзади попадает в мою голову. Я подхватываю и держу в руках туфлю пекаря. Мой преследователь ковыляет в одной туфле за мной и грозит кулаком.
        — Отдай туфлю, ты, воришка!
        Я стал дразнить его — из мести; ведь та часть тела, к которой он приложил свою ладонь, ещё горит. В конце концов я опустил туфлю в жёлтый почтовый ящик и мельком успел прочитать, что ящик этот будет опорожняться в восемь часов.
        Толстяк наказан! И вообще, почему некоторые люди считают себя вправе драться и кидаться туфлями? Я лично этого терпеть не могу: это портит мне настроение.
        Да-а… Поиски преступников приносят много огорчений и волнений. Это мне стало ясно.
        Через десять дней на нашем плане города уже красовался целый ряд флажков. Это — места всех старых краж и четырёх новых.
        И никакого следа, никакого намёка на таинственных преступников!
        Помимо всего прочего мы сделали ещё два больших промаха.
        Однажды хотели задержать женщину, которая ковыряла что-то в аппарате. Как выяснилось, она пыталась с помощью иголки пропихнуть застрявшую в прорези монетку. Хорошенький скандал она нам устроила! А бедный Гансик, который не успел быстро увернуться, даже получил от неё кое-что.
        В другой раз мы выследили велосипедиста, который зашёл в кабинку и молниеносно открыл аппарат. Он что-то там сделал, затем закрыл аппарат и покинул кабину, унося какие-то части.
        — Это один из них!
        — Наверняка!
        — На нём даже фуражка связиста, на жулике!
        — Она, наверное, поддельная!
        Вы бы видели его лицо, когда он вскочил на свой велосипед и заметил, что оба колеса таинственно испустили дух.

        А пока он, ворча, накачивал баллоны, подоспела Аннамари с двумя народными полицейскими. Велосипедисту пришлось пройти с нами в отделение полиции. Мы торжествовали. Но, увы!.. Велосипедист оказался техником телефонной станции, который проверял и ремонтировал аппараты! Он похвалил нас и сказал: «Правильно делаете, ребята, что следите за народным имуществом! Держу пари, что вам удастся сцапать этих прожжённых жуликов. Сколько они нам уже причинили убытков!»
        Ежедневно мы звонили дяде Вилли, ежедневно предпринимали короткие и продолжительные рейды. Следили за всеми подозрительными людьми. И, наконец, нашли след, который привёл нас к цели.

        Первый след

        В тот решающий день мы встретились у Аннамари, чтобы посмотреть красивый кристалл из квасцов, который она растила в течение последних месяцев. Она часто делает такие опыты, потому что мечтает стать химиком. Кристалл сверкал на солнце и был на редкость симметричен.
        В то время как Аннамари объясняла нам, как выращивают кристаллы, в комнату влетел задыхающийся от волнения Гансик. Он уходил звонить дяде Вилли из автомата.
        Ни слова не произнося, он торжественно положил на стол маленькие плоскогубцы и болт. Мы глядели на Гансика во все глаза.
        — Что это?
        — Шайка…
        — Какая же это шайка? Это — плоскогубцы,  — сказал я.
        — Плоскогубцы. Довольно старый образец,  — подтвердил Фриц, который, как будущий инженер, разбирается в этих вещах.
        Он хотел взять инструмент, но Гансик закричал:
        — Не трогать! Это улика!
        Мы вскочили, будто нас током ударило, и уставились на плоскогубцы.
        — Ну же! Рассказывай!..
        — Я хотел позвонить дяде Вилли, как всегда,  — начал ещё не отдышавшийся Гансик.
        — Где?
        — На углу улицы Бебеля. Автомат был занят, какой-то мальчишка находился внутри.
        — Какого он возраста?
        — Мальчишка не имеет к делу ни какого отношения. Он нашего возраста. Я хотел подождать, но он вышел из автомата. Сказал, что его номер занят.
        — И?..
        — Я вошёл в кабину и только хотел набрать 007, как вдруг заметил плоскогубцы и болт на доске! Сейчас же мне стало ясно, они забыли плоскогубцы в кабине! Диск был уже наполовину отвёрнут.
        — Дальше!  — Мы задыхались от нетерпения.
        — Дальше, значит, так. Я позвонил дяде Вилли и рассказал ему о плоскогубцах, он обрадовался, что наконец-то мы напали на след. Вечером, в восемь часов, Пауль должен ему принести плоскогубцы, ведь он живёт недалеко от дяди Вилли.
        — Ну, а мальчик?  — спросил я с нетерпением.
        — Причём тут мальчик?  — удивился Гансик.
        — Мальчик, который был в кабине, когда ты подошёл.
        — Ах, тот!.. Я его больше не видел.
        — Куда же он делся?
        — Испарился, потому что я очень долго разговаривал с дядей Вилли. Но почему вы спрашиваете, о нём?
        На некоторое время мы лишились дара речи из-за такой явной непригодности Гансика к роли сыщика. Это же увидел бы даже слепой, что мальчишка имел отношение к плоскогубцам!
        — И вот такое существо берётся ловить преступников!  — Аннамари чуть не падает в обморок.  — Как выглядел мальчик? Ах ты, соломенная башка!..
        Гансик заморгал глазами, а потом воскликнул:
        — Вы правы! Он действительно выглядел как преступник!
        — Но как же он выглядел?
        — Как… как Пауль!  — Гансик показал на меня.
        Я рассердился:
        — Что ж, по-твоему, я выгляжу, как преступник?
        — Нет, но он был такой же большой, как ты, у него тёмные волосы и совсем чёрные глаза. Он действительно выглядел очень опасно.
        — Что ты ещё заметил?
        — Да,  — обрадованно воскликнул Гансик,  — у него на подбородке на одной стороне такое пятно, родимое пятно…
        — А может быть, это не пятно, а испачкано?  — спросила Аннамари.
        — Ни в коем случае,  — ответил Гансик.  — И ещё у него в руках был жёлтый портфель.
        — Ну, вот теперь ясно!  — сказал Фриц.  — Это совсем современная шайка. У неё есть даже малолетние ученики.
        «Эх,  — подумал я,  — а тот герой с туфлей на этот раз ничего не заметил!»
        Мы обследовали плоскогубцы, не дотрагиваясь до них, потому что дядя Вилли намеревался передать их на исследование, чтобы найти отпечатки пальцев.
        — Тут что-то нацарапано,  — сказала Аннамари.
        Мы разглядели буквы «В. М.».
        Плоскогубцы и болтик осторожно завернули в чистый белый платок.
        Наконец-то мы напали на настоящий след, на предмет, с которым работал один из шайки. Мы даже знаем, как выглядит вор! Какая глупость, что Гансик упустил мальчишку с родимым пятном!

        Хоппи зарабатывает сардельки

        Плоскогубцы и болтик я взял с собой, чтобы отдать их дяде Вилли вечером в восемь часов.
        Дома я не мог противиться соблазну: осторожно развернул платок и стал рассматривать плоскогубцы. Значит, ими пользовались жулики! Теперь они где-нибудь сидят и ругают мальчишку за то, что тот был так неосторожен и оставил в кабине автомата улику. Вдруг мне приходит в голову замечательная идея. Разве мы не тренировали мою собаку Хоппи идти по следу? Разве ему не удавалось разыскивать дюжины камней и палок, которые мы прятали? Разве Хоппи не находил нас, когда мы сами прятались от него?
        Вообще Хоппи гораздо ценнее многих собак чистейшей породы. Я никогда не сменял бы его на английского пса с причёской типа «густой кустарник».
        Я подозвал Хоппи. Сначала нужно было с ним поговорить. Он понимает всё.
        — Садись!  — сказал я строго.
        Хоппи садится и смотрит на меня внимательно. Он тотчас же почуял, что предстоит Что-то особенное.
        — Мы должны искать преступника, Хоппи.
        При слове «искать» Хоппи тявкает. Ничто не доставляет ему такого удовольствия, как поиски запрятанных предметов.
        — Да, искать! Искать! Ис-ка-ать!  — медленно и чётко выговариваю я.
        Хоппи лает, как сумасшедший, от радости, будто хочет сказать: «Ну идём же, чего ты ждёшь?!»
        — Спокойно, Хоппи!
        Он смотрит на меня напряжённо и перестаёт лаять.
        Я беру белый платок с плоскогубцами, показываю ему и повторяю: «Искать!»
        А затем я произношу самое любимое слово Хоппи, которое он знает лучше всех и которое приводит его в восторг: «Сарделька, Хоппи!». От радости пёс неистовствует.
        — Садись!
        Он сидит безмолвный, как мышь.
        Я кладу белый платок перед ним на пол и развёртываю его.
        Хоппи обнюхивает плоскогубцы и лает.

        — Ищи, Хоппи!
        Хоппи ещё усерднее обнюхивает платок.
        — Сарделька, Хоппи!
        Я даю ему честное слово: если он пойдёт по следу, он получит сардельки.
        Хоппи ворчит от волнения, его нос дрожит, так усердно он обнюхивает плоскогубцы. Я глажу его. Вдруг он поднимает нос — учуял запах!.. Возбуждённый пёс несколько раз обегает комнату, вертится вокруг стола и прыгает к двери. Я надеваю на него ошейник и поводок и отворяю дверь.
        Никогда ещё Хоппи не рвал так яростно поводок! На улице я с трудом поспевал за ним. У телефонного автомата мы остановились, я впустил туда Хоппи: он должен был ещё раз почувствовать запах. И снова я дал ему понюхать плоскогубцы.

        Хоппи обнюхал плоскогубцы, пол кабины и громко залаял.
        Два раза он протащил меня вокруг кабины, затем рванулся, как ракета.
        Пёс мчался, как одержимый. Я был поражён, так уверенно он шёл по следу. Лишь два раза он останавливался на короткое время: перед кондитерской и перед кино.
        — Сарделька, Хоппи!
        И мы опять мчались без остановки.
        Внезапно Хоппи сворачивает в какой-то дом. И, прежде чем я прихожу в себя, мы оба оказываемся… перед Гансиком, которого Хоппи приветствует громким лаем. Затем пёс сел и уставился на меня, полный ожидания.
        — Что случилось?  — спросил удивлённый Гансик.
        — Случайно… нет ли у тебя… сарделек?
        — Нет, к сожалению, нет. Сардельки у меня никогда не залёживаются,  — ответил Гансик.
        — А деньги?
        — Только две монетки для автомата. А зачем тебе? И почему ты примчался с Хоппи?
        Я объяснил Гансику, что Хоппи привёл меня к нему. Ведь на плоскогубцах он почуял его запах! А я, дубина, не подумал о том, что запах Гансика, как более поздний, гораздо сильнее запаха чужого мальчишки! Кроме того, запах Гансика был хорошо знаком Хоппи.
        Гансик смеялся надо мной, понятно.
        — Я обещал ему сардельки. Он их честно заработал. Это я осёл, а не он осёл. Он — настоящая собака.
        Гансик погладил Хоппи.
        — У нас сегодня рис с компотом из слив,  — я покормлю его.
        Хоппи съел рис с компотом, но смотрел на меня так, будто хотел сказать: «Странные сардельки!»
        Наконец потихоньку мы двинулись домой.
        Дома мама сказала:
        — Сегодня на ужин твоё любимое блюдо — сардельки с салатом.
        — Для Хоппи тоже?  — тотчас спросил я.
        — Хоппи получит кожуру.
        Хоппи смотрел блестящими глазами, когда мы принялись за сардельки. Я не мог проглотить ни куска.
        — В чём дело? Тебе сегодня не нравятся сардельки?  — спросил отец, который уже справился со своими.
        — Нет,  — сказал я,  — они ужасно пахнут керосином и мылом,  — и сделал при этом страшно недовольное лицо.
        — Но, послушай-ка, они были очень вкусны!  — воскликнула мать, взяла мою тарелку, понюхала её и недоуменно пожала плечами.
        — Они просто несъедобны,  — сказал я и даже скорчился от отвращения.
        — Попробуй, съест ли их Хоппи,  — предлагает отец.
        Хоппи не находит, что они пахнут керосином и мылом. Он смотрит на меня с благодарностью и пожирает по всем правилам обещанную и честно заработанную порцию сарделек, а затем и кожуру.
        После ужина мы отнесли плоскогубцы дяде Вилли.
        Дядя Вилли рассмотрел плоскогубцы и болтик и сказал:
        — Вот есть же люди! Они знают технику и могли бы делать полезное дело. А что они делают? Они разрушают! Какая польза от знаний, если их используют для краж? Или учённые, которые ломают себе головы над вопросами уничтожения людей! Кошмарный позор! Ну, что ж, во всяком случае мы напали на след преступников. Вы, ребята, оказались на высоте.
        — Мы и дальше будем следить за ними. Вот увидите, мы их поймаем!  — сказал я.
        По дороге я думал о словах дяди Вилли.
        Кто бы это мог быть, тот, которому принадлежат плоскогубцы,  — этот «В. М.»? Что это за человек? Где он сейчас прячется? Что делает?
        — Мы должны найти и захватить шайку!  — сказал я Хоппи.
        Он восторженно тявкнул.
        «Да,  — подумал я,  — здесь можно было бы заработать не одну порцию сарделек!»

        Новый союзник

        Много волнений принесли нам следующие дни.
        Сначала плоскогубцы. Гансик, по существу, стёр следы, держа инструмент в руках, да и Хоппи тоже принял участие в этом. А нам обязательно хотелось пойти по следу плоскогубцев. Ведь Досадно упустить такой случай! Остались буквы «В. М.»
        — А если побывать у всех людей с инициалами «В. М.»?  — предложил я.
        Но дядя Вилли охладил наш пыл:
        — В городе имеются сотни и тысячи Вейтов, Викторов и Валентинов. И столько же фамилий на «М». Ищите дальше! Вы уже знаете очень многое и хорошо помогли нам. У нас даже есть описание мальчика, члена шайки. Только не теряйте бодрости. Иногда проходят годы, пока удаётся раскрыть преступление.
        — Годы?  — спросил я упавшим голосом.
        — Да, однажды почтовое ведомство семь лет разыскивало шайку, которая похищала посылки.
        — Семь лет!  — воскликнул Фриц.  — За семь лет я хочу стать уже инженером!
        Мы решаем усилить наблюдение.
        И вот на углу улицы Августа Бебеля и улицы Альбрехта мы заметили скопление людей.
        — Это у телефонного автомата!
        Мы побежали туда.
        — Что случилось?  — спросил я, полный предчувствия.
        Мужчина стоит в кабине автомата и ругается. Мы подходим ближе и видим, что автомат разграблен. Слуховая трубка отсутствует, провода торчат из ящика. Молча мы переглядываемся. Мысленно я вижу мальчика, возящегося у аппарата. Туда-сюда, всё в карман и — вон из кабины! Люди качают головами по поводу этого наглого налёта среди белого дня и возмущённо рассматривают перерезанные провода.
        — Работали специалисты,  — замечает рабочий в комбинезоне.
        — Это вот этот парень сделал!  — кричит вдруг какой-то мужчина позади меня.  — В полицию его!
        Молниеносно я оборачиваюсь. Неужели тот парень, которого встретил Гансик, действительно так глуп, что показался здесь?
        И вдруг… Как вы думаете, кто стоял позади меня? Мой туфельный стрелок!

        И кого он схватил за шиворот? Меня!
        Толстяк был опять без пиджака. Он тряс меня и кричал:
        — Да, да, я его уже однажды сцапал, но он вырвался. Теперь, шалишь, не убежишь!
        Он так крепко держал меня обеими руками, что пытаться бежать было немыслимо. Я заметил, что Аннамари и Гансик перешёптываются друг с другом, и Гансик исчезает»
        «Ага, он звонит дяде Вилли!»
        А пока что собравшиеся люди слушают историю о молодом преступнике, который грабит телефонные будки, похищает деньги и крадёт туфли. Этот преступник, понятно, я. Аннамари и Фриц ухмылялись, но мне было немного муторно. И вдруг я увидел мальчика, которого я тогда положил на обе лопатки двойным нельсоном. Он улыбнулся мне, подмигнул и исчез за широкой спиной толстяка, который держал меня за шиворот.
        И тотчас я почувствовал, что одна из рук отпустила меня.
        — Проклятье! Кто отстёгивает мне брюки?  — зарычал толстяк и схватился левой рукой за подтяжки.
        Мой знакомец с мускулами, сильными от потребления простокваши, снова появился передо мной. Он смеялся. Я начал вырываться и кричать.
        — Я не вор, отпустите меня!
        — Отпустите!  — закричали хором Аннамари, Фриц и боксёр.
        В этот момент брюки толстяка решительно начинают сползать. Он хватается за них обеими руками, Я свободен. Мгновение — и мы уже в двадцати метрах от места происшествия. Я ещё успел заметить, как толстяк схватил свою туфлю, но пустить её в ход не решился.
        Около кабины остановилось авто. Из машины вышли дядя Вилли и Гансик. Гансик сразу же побежал к нам. Дядя Вилли показал людям служебное удостоверение и объяснил им всё.
        Я подошёл к боксёру и протянул ему руку.
        — Спасибо. Ты провернул это превосходно!
        — Я же сразу понял, что он задумал,  — сказал мальчик.  — Ну, а теперь шутки в сторону: вы действительно разыскиваете шайку?
        Мои друзья не возражали против того, чтобы его посвятить в наши дела. Мы познакомились. Его звали Альфредом, он мечтал стать машиностроителем.
        — Он хорошо боксирует,  — сказал я и потёр при этом свой в своё время пострадавшей подбородок.

        Лицом к лицу

        Прошла неделя, в течение которой ничего не произошло.
        Однажды мы ехали в метро. Дядя Вилли раздобыл нам билеты в театр. Альфред был также с нами.
        Как это часто бывает, когда радуешься предстоящему удовольствию, мы расшалились и дурачились. Но всё же нас удивило, когда Гансик вдруг сел на пол и начал строить нам гримасы и делать непонятные знаки.
        — Что случилось?  — спросил Фриц.
        — Вот он сидит!  — Гансик от волнения стал красным, как варёный рак.
        — Кто?
        — Парнишка с плоскогубцами.
        — Где?  — От возбуждения мы сразу охрипли.
        Аннамари встала перед Гансиком, чтобы скрыть его.
        — Там, налево, в углу. Жёлтый портфель опять при нём.
        Незаметно каждый из нас посматривает в угол. Мальчик читал журнал и не замечал, что мы наблюдаем за ним. Я видел родимое пятно на его подбородке.
        — Что делать?  — Мы шёпотом начали совещаться. Нас пробирала дрожь.
        — Один должен пойти за ним.
        — Надо узнать, где он живёт.
        — Ни в коем случае он не должен увидеть Гансика, он его наверняка узнает!..
        Мы посмотрели друг на друга; каждый из нас был готов на: всё, чтобы довести дело до конца.
        — Может быть, его нокаутировать?  — спросил Альфред.
        — Ерунда!
        — Пусть Пауль следит за ним,  — предложила Аннамари.
        — Да,  — согласился Фриц,  — а мы оба пойдём за тобой на небольшом расстоянии.
        — А Гансик и Альфред будут идти за вами — они образуют арьергард.
        — Если что-либо случится,  — сейчас же звоните в Народную полицию или дяде Вилли,  — сказал я.  — Номера телефонов все знаете?
        Мы обменялись рукопожатиями. Театр был забыт.
        Мальчик с родинкой закрыл журнал и встал. Аннамари слегка подтолкнула меня, я кивнул и начал усиленно изучать план метро на стенке вагона. Мальчик пошёл к двери. Я двинулся к двери в противоположном конце вагона. Поезд остановился. В толпе входящих и выходящих пассажиров на нас никто не обращал внимания. Я держался ближе к мальчику. Когда он проходил через ограждение, его портфель стукнулся о железную решётку. Я услышал дребезжание, как от инструмента или от металлических частей.
        «Значит, пойман с поличным,  — подумал я.  — Ну, подожди же, твоим проискам мы положим конец. Теперь вся ваша шайка взлетит на воздух!»
        Пойдёт ли он в логово шайки?
        Приключенческий азарт захватил меня. Главное — это не потерять связь с моими друзьями. Я обернулся. Фриц и Аннамари шли по другой стороне улицы, примерно в пятидесяти метрах позади. Подбадривая меня, Аннамари приподняла руку.
        Гансика и Альфреда я увидел ещё дальше, позади. В нескольких шагах впереди меня шёл вор. Он шёл уверенно, не подозревая, что сегодня попадёт за решётку.
        Мальчик завернул за угол. Через тридцать метров он завернул ещё раз, пересек улицу и исчез в большом жилом доме.
        Что делать?
        В нерешительности я остановился. Обернулся. Друзей не было видно.
        Даже если они правильно заворачивали, они могли меня заметить лишь через полминуты. А за это время вор мог бы исчезнуть!
        Жил ли он вообще в этом доме? Может быть, здесь он лишь сдавал свой портфель, а сам исчезал через проходной задний двор? Преступники ведь так хитры!
        Молниеносно я оценил все возможности и решил немедленно следовать за ним — я не должен был упускать парня!
        Я вошёл в дом. На второй лестничной площадке были слышны шаги мальчика. Вперёд, за ним!
        Он остановился на втором этаже. Скрипнула дверь. Я как раз успел заметить, как он исчез в левой квартире.
        Наверное, то, что я сделал, никак нельзя было бы назвать правильным. Я должен был бы выбежать и найти моих друзей. Мы должны были бы установить посты наблюдения — и всё было бы закончено с приходом полиции.
        А я стоял перед дверью и читал фамилию на двери:

        ВИКТОР МАРТЕН

        Инициалы те же, что и на плоскогубцах! Упоение победы охватило меня.
        И, уже не думая об опасности или о друзьях, я нахально нажал на кнопку звонка. Я хотел застать этого бандита врасплох, хотел узнать, что скрывается за этой дверью?

        В логове льва

        — Кто здесь?  — спросил кто-то у самого моего уха. Голос звучал как будто из трубы.  — Кто здесь?
        Что ответить? Не могу же я сказать, что пришёл положить конец проделкам жуликов!..
        — Я.
        — Кто это — я?
        — Ну, мальчик…  — сказал я неуверенно.
        — Я и так вижу, что мальчик. Чего тебе надо?  — спросил голос.
        «Почему он не открывает, если стоит за дверью, говорит со мной через скрытое отверстие и даже видит меня? Теперь могут помочь лишь хитрость и смелость,  — подумал я.  — Нужно идти напролом!»
        — Я хочу тебя предостеречь,  — шепчу я.
        Наступает тишина. Затем тот же голос спрашивает очень тихо:
        — Предостеречь? От чего?
        — Они за тобой…  — ответил я также очень тихо.
        — Кто?  — быстро спрашивает голос.
        Я заметил, что мои слова испугали его. Но, прежде чем я успел ответить, меня пригласили:
        — Заходи!
        Послышался жужжащий звук. Дверь открылась. Я вошёл.
        — Добрый день!  — сказал я, полагая, что мальчик стоит за дверью, но никого не увидел.
        — Вторая дверь справа,  — услышал я опять тот же голос.
        Где же прячется парнишка? Передо мной длинный коридор с двумя дверями на левой и двумя дверями на правой стороне. На стене висит изречение, нарисованное на доске:

        «Сильный мощнее всего — один»
        (Шиллер)

        Доска была уже стара, но изящный шрифт мне очень понравился. Я подошёл ко второй двери справа. Опять послышалось странное жужжание, дверь открылась раньше, чем я притронулся к её ручке.
        «Логово преступников, видимо, оснащено по последнему слову техники»,  — мелькнуло у меня в голове. Я осторожно сделал шаг вперёд.
        Первое, что я увидел в комнате, это большая доска из эбонита, зажатая в тисках. Некоторые части её были аккуратно выпилены. Потом мой взгляд упал на большое количество аккумуляторов, разного рода элементов, маленьких моторов, а также телефонных деталей. Разные провода смонтированы по стенам и по потолку. Большой, радиоприёмник играет, два других приёмника расположены на одном из четырёх столов. Даже магнитофонное устройство имеют эти парни в своей мастерской!
        Всё это я подметил торопливо, прежде чем сосредоточить своё внимание на мальчике, который, наклонясь над своим жёлтым портфелем, спешно очищал его. Я ему, очевидно, не мешал.

        — Добрый день,  — сказал я.
        — Здорово! Отключи, пожалуйста, радио. Левая кнопка на левой стороне.
        Выполняя это поручение, я увидел в стене выемку. В эту выемку паренёк бросал содержимое жёлтого портфеля: слуховые трубки, провода, магниты. Несколько пригоршней мелкой монеты он ловко опрокинул в мешочек и присоединил его к другим деталям. Потом он быстро прикрыл выемку шкафчиком, причём я ему даже помог.
        Эта «приборка» заняла всего несколько секунд, затем мы с любопытством уставились друг на друга.
        Чёрные глаза смотрели мне прямо в лицо.
        — Кто гонится за мной?  — спросил он резко.
        Теперь я должен выдумать правдоподобную историю, чтобы он не стал подозревать меня в чём-либо. Я должен ещё многое узнать, прежде чем уйти отсюда!
        — Это было так…  — начал я, не зная, впрочем, чем закончу. Но каждое произнесённое мною слово влечёт за собой следующее, и уже при второй фразе я чувствую себя, уверенно. Я даже сам почти верю в то, что говорю.
        — Это было так,  — сказал я,  — значит, я шёл по улице, и со мной заговорили двое мужчин.
        Он прервал меня:
        — Что это были за мужчины? Народные полицейские?
        — Нет.  — Я быстро обдумываю дальнейшие ответы.
        — Связисты?  — он посмотрел на меня напряжённо.
        Мне показалось, что он связистов боится больше, поэтому я ответил:
        — Да, связисты!
        Действительно, он очень испугался.
        — Что хотели они от тебя?
        — Они затянули меня в подъезд и сказали: «Видишь ли ты мальчика с жёлтым портфелем? Он вор». Мне кажется, что они говорили о телефонах или о чём-то похожем.
        Вор кивнул головой:
        — Ну, и что же дальше?
        Я сделал паузу, чтобы обдумать дальнейшее.
        — Давай, давай, рассказывай!  — нажимает нетерпеливо мальчик.
        — Мужчины сказали мне, чтобы я пошёл за тобой посмотреть, где ты живёшь. Они боялись, что ты убежишь, если они пойдут за тобой, потому что они в форме связистов. Они ожидают внизу, за углом,  — я должен им сообщить, где ты живёшь.
        Я внимательно наблюдал за ним — он верил мне. Что он теперь будет делать?
        — Не подходи близко к окну,  — сказал он,  — сейчас мы пошпионим.
        Он начал возиться с какой-то трубой, которая высовывалась из окна, и медленно повернул её. Труба имела перегиб, и её вертикально расположенная часть отбрасывала свет на матовое стекло, лежащее на столе.
        — Вот,  — воскликнул он,  — вот ведь толстяк!

        Я взглянул на матовое стекло и чуть не совершил ошибку. Я ясно увидел Гансика, Фрица, Аннамари и Альфреда, как в кино. Возбуждённые, они ходят взад и вперёд по улице, иногда останавливаются и советуются.
        — Что это за толстяк?  — спросил я, оправившись от неожиданности.
        — Этого парнишку я знаю. Он меня и попутал.
        Поворачивая трубу, мальчик мог следить, сколько ему вздумается, за каждым идущим по улице.
        «Такие прожжённые парни,  — подумал я,  — они завели себе даже настоящий перископ!»
        — Неужели они тебя тоже ищут?  — невинно спросил я.
        — Наверняка!
        Четвёрка останавливается под нашим окном, советуется и идёт дальше. На следующем углу они опять останавливаются, разделяются и расходятся в разные стороны.
        — Они ищут меня. Определённо,  — прошептал мальчишка и прощупал своим аппаратом улицу.
        «На этот раз ты ошибаешься, дорогой мой,  — мелькнула у меня мысль,  — они ищут меня».
        — Они потеряли след!  — воскликнул он с облегчением, когда мои друзья удалились.
        — Откуда ты знаешь толстяка?  — спросил я.
        — Эх, однажды я допустил ошибку! Оставил кое-что. Очевидно, он натолкнулся на это.
        — Что же это было?
        — Плоскогубцы. Он захватил меня на месте, но мне удалось смыться.
        — Да, это нехорошо,  — сказал я,  — ведь это же улика!
        — Как тебя зовут?  — спросил он меня неожиданно, снова прощупывая своей трубой улицу. Как в телевизоре, скользит улица по матовому стеклу.
        — Пауль.
        — А меня Виктор.
        Некоторое время мы молча смотрели на матовое стекло.
        — Как работает эта труба?  — спросил я.
        — Зеркало. Вогнутое зеркало отбрасывает изображение улицы через увеличительное стекло на матовое. Я соорудил его по принципу перископа в подводной лодке…
        — Сам?
        — Ну, это же мелочь!  — сказал он.  — Здесь ещё такой же.
        В углу у двери он повернул маленький выключатель. На матовой шайбе появилось полутёмное изображение.
        — Вот так я могу, видеть каждого, кто стоит перед дверью,  — сказал Виктор.
        «Чёрт возьми,  — подумал я,  — значит, ты можешь не только воровать?!»
        — А как ты разговаривал со мной?
        — Вот здесь телефонная установка ведёт прямо к двери.
        В этот момент зазвонил один из телефонов. Виктор взял трубку. Некоторое время он прислушивался, затем сказал:
        — Да, дядя, я сейчас же приду. У меня гость.  — Он взял со стола несколько журналов и газет и пошёл к двери.  — Наблюдай за улицей,  — сказал он мне,  — я сейчас же вернусь.
        Он вышел.
        На матовом стекле отражаются люди, идущие по улице, автомобили, повозки, велосипедисты. Внезапно я вздрогнул. На стекле появились мои друзья, с ними дядя Вилли. Вся четвёрка взволнованно убеждает его в чём-то. Открыть окно и позвать их? Или же как следует разведать всё в этом логове? Кто позвал Виктора по телефону? Правильно ли я делаю, что действую на собственный страх и риск?
        Только я решился открыть окно, как вернулся Виктор. Я торопливо наклонился над матовым стеклом «шпиона».
        — Какие-нибудь новости?  — осведомился он.
        — Нет.
        «Так,  — подумал я,  — теперь попытаемся выудить из тебя кое-что».
        — Здесь и остальные живут?  — спросил я равнодушным тоном.
        Виктор посмотрел на меня недоумевающе:
        — Какие остальные?
        — Остальные члены шайки,  — заикаясь, выложил я.
        — Какой шайки? Я не понимаю тебя.
        Теперь я сел на мель.
        — Знаешь,  — попытался я выкрутиться,  — те мужчины на улице говорили об этом. Они сказали, что ты принадлежишь к какой-то шайке.
        Виктор посмотрел на меня недоумевающим взглядом, а затем начал громко хохотать.
        — Неужели они это в самом деле говорили? Значит, я здорово поводил их за нос. Ведь я всё проделывал сам.
        «Задаётся»,  — подумал я. Но мне понравилось, что он всю вину хочет взять на себя. Так же, как Гансик, когда мы таскали груши из сада и были схвачены. Мы тогда поставили это ему в заслугу.
        Но, всё же, кто позвал Виктора по телефону в другую комнату?
        — Совершенно один?  — сказал я.  — В это ты, верно, и сам не веришь! Или ты думаешь, я предам?
        Виктор посмотрел на меня испытующе. Я заметил, что выражение его чёрных глаз несколько раз менялось. То он прищуривался, чуть склонив голову, и, кажется, размышлял. То взгляд его становился угрожающим. Ну, а мне с трудом удавалось сохранять всё время наивное и беспечное выражение лица. Может быть, я уже сказал кое-что, что должно было его настроить подозрительно?
        — Ты меня не предашь!  — вдруг сказал он.  — Если бы ты захотел, то не пришёл бы сюда, а просто сообщил бы связистам, где я живу.
        Он чувствовал себя достаточно уверенно, поэтому захотелось вывести его из состояния покоя.
        — А ведь они, наверное, назначили за твою поимку вознаграждение,  — нахально сказал я.
        — Да,  — откликнулся Виктор,  — это вполне возможно. Но ты не похож на предателя. И что они тебе дадут? Сотню марок? Я тебе могу дать больше.  — Он с гордостью оглядел многочисленные приборы и аппараты.  — Хочешь иметь вот этот двигатель? Я тебе его дарю, я сам его построил.
        Виктор взял с полки начищенный до сияния маленький двигатель и протянул его мне.
        Я побледнел от радости. Тысячу раз мы мечтали иметь такой двигатель! А Фриц и Альфред как раз теперь пытаются построить его.
        Но можно ли принять подарок от вора?
        «Всё равно! Сказавши «А», нужно сказать и «Б»,  — подумал я.  — Иначе он может что-нибудь заподозрить! Главное ведь,  — это разузнать как можно больше. В борьбе с такими бандитами разрешены все средства и все военные хитрости».
        — Гм…  — сказал я.  — Двигатель-то превосходен, я охотно его взял бы, но было бы слишком низко не предавать тебя за плату. Мы, мальчишки, должны держаться друг за друга… как друзья.
        — У тебя есть друзья?  — тихо спросил Виктор.
        — Ясно!  — воскликнул я.  — А у тебя?
        Вот теперь наконец-то я узнаю кое-что о шайке!
        Рука Виктора играла с маховичком мотора, указательным пальцем он вращал его всё быстрее и быстрее. Глаза задумчиво следили за игрой руки.
        Проболтается ли он теперь хоть немного?
        — У меня нет друзей,  — произнёс он медленно.
        — Но как же,  — не выдерживаю я,  — разве члены шайки — твои враги?
        Я знал, что такие вещи бывают. Преступники часто заставляют молодых ребят помогать им и просто не выпускают их из своих лап.
        — Что за вздор ты мелешь про какую-то шайку!  — нетерпеливо сказал Виктор.  — Я же тебе уже сказал, что я проделываю это один.
        — Невозможно!  — вырывается у меня.  — А предохранительное устройство в кабинах автоматов?
        Я был готов откусить себе язык за такую неосторожность. К моему удивлению, Виктор опять начал смеяться:
        — Предохранительное устройство? Его я знаю, как карманы собственных брюк,  — это же детские игрушки!
        — К-как?  — заикнулся я.  — Ты это действительно делаешь совершенно самостоятельно?
        Кажется, Виктору понравилось, что в моём вопросе прозвучало и восхищение. Он опять раскрутил указательным пальцем маховичок двигателя, того двигателя, который предназначался для меня, и сказал:
        — Да, я это делаю совершенно один. И никто не знает об этом — ты первый.  — Неожиданным рывком он затормозил маховичок, его чёрные глаза посмотрели на меня в упор.  — Поклянись, что ты меня никогда не предашь!
        Я почувствовал, как кровь медленно поднимается к голове,  — я покраснел. Поклясться? Но клятва — это слишком серьёзное дело, ведь нельзя давать клятву, зная при этом, что её не сдержишь. Что же делать?
        Глаза Виктора пронизывали меня насквозь. «Он — вор,  — подумал я,  — ты здесь, чтобы разоблачить его. Он вредит обществу — значит, все средства разрешены. Да и вообще, разве можно «предать» преступника? Предать можно друга, дорогого тебе человека. Преступника не «предают», его передают правосудию для защиты человечества».
        — Я клянусь, что никогда не предам тебя,  — произнёс я громко и медленно. При этом мы смотрели друг другу в глаза. Я первый отвёл взгляд.  — Попробуем ещё раз пошпионить.
        Виктор прощупал аппаратом улицу и не нашел ничего подозрительного. Моих друзей тоже не было видно.
        — Ты интересуешься техникой?  — спросил Виктор.
        — Я очень плохо разбираюсь в ней.
        — Ну, а для меня существует только одно — техника. Что же тебя интересует?
        — Меня? Природа: животные, растения, жизнь. Мне хочется изучать живую жизнь, когда я вырасту,  — ответил я.
        — Животные, растения? Я уже думал, не взять ли и их с собой. Но у меня нет времени заниматься этим.
        — Взять с собой? Куда?
        — В мировое пространство,  — ответил он и, торжествуя, посмотрел на меня.
        — Ой, ой, ой!  — вырвалось у меня,  — не рехнулся ли ты?
        — И не думаю!  — воскликнул Виктор. Он подошёл к полке, где стоял двигатель, и достал кучу журналов. Один из них положил на: стол.
        — Знаешь ли ты, что это такое?  — он показал рисунок на обложке.
        — Это? Космический корабль. Такой рисунок я видел в газете.
        — Дай мне слово, что никто не узнает того, что я тебе сейчас скажу!  — Он посмотрел на меня пронизывающим взглядом.
        Я помедлил. Клятву, с которой я не собираюсь считаться, я уже дал. Что же он хочет мне сейчас доверить? Любопытство победило. Я протянул ему руку.
        — Моё честное слово, что никто не узнает об этом!
        Теперь медлил Виктор. Очевидно, ему не легко было выдать свою тайну. Наконец он тихо сказал:
        — Вот такой космический корабль построю я.
        Ошеломлённый, смотрел я на него и не мог выговорить ни слова. Но самое странное, что я безусловно поверил ему. Если бы он сказал: «Снаружи стоит корабль, идём, летим вместе»,  — я сейчас же пошёл бы.
        Мы тоже часто собирались предпринимать многое — Аннамари, Фриц и я. Гансик учился плохо, и часто мы ломали себе голову над тем, что из него может получиться. Но ещё никогда мне не встречался человек, который собирался построить космический корабль.
        Виктор заметил, как я поражён.
        — Ну, ты удивляешься, а?  — воскликнул он разгорячённый.  — Когда-то кто-то должен начать. Ну вот я и начну!
        — Знаешь ли ты, как его построить?  — спросил я.
        — Нет,  — ответил он, почёсывая голову,  — но я буду знать! То, что находится в этой комнате, я уже знаю: электричество, телефонию, радио, телевидение. Но для космического пространства всего этого хозяйства совершенно недостаточно. Мне требуется атомная энергия.  — Он произнёс это, как само собой разумеющееся, как если бы он говорил о велосипеде.
        — Ну, а что ты хочешь с моими животными?  — спросил я.
        — Необходимо установить, как ведут себя животные и растения в космическом пространстве. Кроме того, они лучше всех предупреждают об опасностях. Знаешь ли ты, что на Марсе и на Венере существует жизнь? Может быть, я полечу туда и…  — Виктор прервал себя. Я заметил, что в его голове возникла новая идея. Он пристально посмотрел на меня своими чёрными глазами.
        — Хочешь лететь вместе со мной?  — внезапно спросил он.
        Не раздумывая, я протянул Виктору руку:
        — Я полечу с тобой и на Венеру и на Марс, я хочу изучать жизнь в космическом пространстве.
        — Мы будем первыми,  — шепнул Виктор и взял мою руку.
        — Будем друзьями на жизнь и смерть!  — воскликнул я, забыв о том, что мальчик, стоящий передо мной,  — преступник, которого мы разыскиваем.

        Виктор рассказывает

        Меня зовут Виктор Наводный. Виктор Мартен — это имя и фамилия моего дяди, у которого я живу. В 1945 году с помощью Бюро розыска я приехал к нему в Берлин. Он брат моей матери. Мои родители погибли во время войны.
        Дядя Виктор сначала разочаровал меня.
        Из-за тяжёлого ранения он был парализован. Я боялся бледного, читающего в постели человека. Соседка, которая вела, его хозяйство, относилась ко мне хорошо, но у неё не было времени для меня. Робко торчал я в своём уголке.
        Но уже через несколько дней я смотрел на моего больного дядю другими глазами. Он умел рассказывать, и я с удовольствием слушал сказки и весёлые истории.
        Однажды дядя соорудил мне карусель из бумаги.
        Я захлопал в ладоши от восторга, но тут же громко пожалел, что карусель не может вертеться.
        — Поставь её на печку. Вот туда, подальше, где она не может загореться,  — посоветовал дядя, ухмыляясь.
        Я выполнил его совет и оцепенел, как зачарованный, глядя на карусель. Она начала медленно вращаться — её приводил в движение разогретый и поднимающийся вверх воздух. Это была моя первая встреча с техникой.
        Я не понял объяснения дяди, но для меня стала существовать таинственная сила, называемая «теплотой».
        Я должен ещё упомянуть, что дядя был по профессии электротехником. Он работал у Сименса. Его специальностью были техника слабых токов и радиовещание. Он любил делать для меня маленькие игрушки. Вскоре я сильно привязался к нему. Он казался мне чудесным волшебником, который обладал способностью вызывать волшебные силы и заставлять их работать.
        «Пробуй сам»,  — говорил он.
        И я начал пробовать. Семилетним мальчишкой мне уже удалось смонтировать в квартире электрический звонок с элементом из нашатыря, угля и цинка, который я изготовил в стеклянной банке из-под варенья. Никогда не забуду той минуты, когда я первый раз нажал на кнопку.
        Звонок зазвенел, и я, как сумасшедший, начал метаться по всей квартире.
        — Я могу делать электричество!  — кричал я радостно.
        В девять лет я уж научился разбирать и собирать старый телефонный аппарат, который нашёл среди развалин. Я был неутомим, если нужно было попробовать что-либо новое. Арифметика и начальная математика давались мне чрезвычайно легко. Мой дядя обучал меня.
        — Ты будешь отличным инженером,  — часто говаривал он мне.  — Тогда ты будешь вспоминать твоего дядю, который тебе помог стать им. Но не позволяй жуликам красть твои изобретения, как это случилось с твоим дядей.
        После таких разговоров он умолкал иногда на несколько дней. Я чувствовал, что какое-то тайное горе мучает его.
        Затем он неожиданно пробуждался от своей молчанки и обучал меня новым таинствам техники.
        — Где бы ты ни стоял, где бы ты ни ходил, всюду имеются трубы и провода,  — говорил он.  — Но большинство людей настолько несведущи, что даже не подозревают об этом.
        С помощью дяди Виктора я познакомился с таинственной сетью городской телефонной сети. Что это за чудесный мир!
        Он поглотил все мои игры, все мои мечты, мысли — всё принадлежало этому чудесному миру, в который меня вводил дядя с такой любовью и терпением.
        У дядиной кровати я изучал этот мир труб и проводов. Он показал мне также предохранительное устройство в кабине автомата, которое он сам разработал, будучи техником станции.
        Приятелей у меня не было, потому что каждую свободную минуту я проводил с моими электрическими приборами. В школе я часто не мог ответить на самые простые вопросы. Мои мысли были о дяде Викторе и его чудесных проводах.
        Когда мне было одиннадцать лет, я решил проложить телефонную связь между моей кроватью и кроватью дяди. Целую неделю я раздумывал, где достать необходимые детали? И вот однажды я пошёл в кабину автомата и взял то, что мне требовалось. Я забрал также и деньги, чтобы купить недостающее. Совесть я успокаивал тем, что возмещу все убытки, когда стану знаменитым инженером. Часто я давал себе зарок больше не красть.
        Всё, что я похитил, я записываю, а также и денежные суммы. Уже набежало тысяча восемьсот сорок семь марок. Я верну эту сумму, как только у меня заведутся деньги.
        Приборов и аппаратов становилось всё больше и больше: электрическое отопление, магнитофонное устройство, пылесос. Я исследовал всё, что попадалось в руки. Магниты, провода, слуховые трубки, микрофоны я похищал — они мне ничего не стоили. Вся квартира была оборудована электрическими устройствами. Всё время я придумывал что-либо новое. Дядя не интересовался, откуда я беру материал. Он был доволен уже тем, что я регулярно снабжал его техническими газетами и журналами.
        Я был осторожен, лишь однажды забыл плоскогубцы, которые нашёл толстый мальчишка. Ты видел его на матовом стекле — в моём «шпионе».
        Я ужасно хотел бы знать, откуда он догадался, что меня надо искать в этом районе? Это он, наверное, и пустил связистов по моему следу. Однако будет лучше всего, если я прекращу мои набеги: в тюрьму мне попасть вовсе не хочется, скорее я сбегу совсем. Но что будет с дядей Виктором?
        Какое счастье, что связисты встретили как раз тебя! Ты меня не предашь. Пускай они внизу ждут, пока не почернеют!
        Теперь я должен постигнуть тайну атома!
        Все мы не имеем никакого представления о том, что могли бы сделать люди, если бы они полностью овладели тайной атома. Но через несколько лет эта тайна будет раскрыта, тогда я смогу построить космический корабль, и мы оба отправимся в мировое пространство.
        С напряжённым вниманием слушал я рассказ Виктора. Я совершенно забыл, как и для чего я пришёл к нему. Я восхищался им!
        Он будет большим инженером, он построит свой космический корабль. Мы — друзья, и мы будем работать вместе! Кражи? Я отучу его от них.
        Мы ещё долго разговаривали о будущем космическом корабле. Виктор так много объяснял, что у меня голова чуть не закружилась.
        Я не заметил, как начало темнеть. Когда позвонил телефон, я испуганно вскочил — уже был вечер.
        Дядя звал Виктора к себе. Я попрощался.
        — Ты даёшь мне слово, что никто не узнает о нашем плане?  — спросил меня Виктор.  — Даже дядя ничего не знает…
        — Честное слово!  — твёрдо ответил я, подавая ему руку.
        — Разруби!  — требовал Виктор. Я разъединил наши руки, ударив по ним ребром ладони. Теперь слово свято.
        — Я также рублю,  — сказал Виктор. Мы повторили удар.
        — Придёшь завтра?
        — Да,  — ответил я,  — в два часа я буду у тебя.
        Мы попрощались, как хорошие друзья, и я чувствовал себя весёлым и счастливым, как никогда. Электродвигатель — подарок Виктора — я держал в руках. Мой новый друг проводил меня до двери. В коридоре я взглянул ещё раз на странное изречение:

        «Сильный мощнее всего — один».

        — Это же чепуха, Виктор,  — сказал я тихо.  — С друзьями человек гораздо сильнее!
        Виктор улыбнулся:
        — Да, я очень рад, теперь у меня есть друг. До свидания, Пауль.
        — До свидания, Виктор, до завтра!

        Как я должен поступить?

        Будто во сне, спустился я по лестнице. У меня было такое чувство, как после напряжённой приключенческой кинокартины. Всегда невольно моргаешь глазами и лишь постепенно привыкаешь к окружающему.
        На улице смеркалось.
        «Может быть, мне всё это приснилось?» — спрашивал я себя. Но в руке был подарок Виктора — значит, это не сон.
        Передо мной прошли все события дня.
        Как это было? Я поклялся не предавать вора, которого мы ищем уже в течение нескольких недель…
        Моё честное слово относительно космического корабля я смогу сдержать безо всяких. Это моё личное честное слово и касается только Виктора и меня.
        Но клятва? Это уже не моё личное дело. Клятва касалась не только Виктора и меня. Тут были и дядя Вилли и органы связи. Тут были Аннамари, Фриц, Гансик и Альфред — мои друзья, и я в ответе перед ними. Я ехал в метро домой, и у меня тяжело было на сердце.
        Напротив сидел мужчина и читал газету. Мой взгляд упал на заголовок:

        «Перед стартом первой искусственной Луны!»
        «Планы советских учёных!»

        «Как далеко уже продвинулись мы,  — подумал я.  — Нам с Виктором следует поторопиться, чтобы никто не смог нас опередить». Мысленно я видел уже большой газетный заголовок:

        «Первый космический корабль стартовал!»

        На фотографии — оба учёных, руководящих экспедицией, в рабочих костюмах: Виктор и я.
        Нас называют «пионерами Вселенной!» Радио передаёт о нас. Весь мир лихорадочно следит за нашим полётом: Виктор Наводный, известный атомщик, летит со своим другом на Луну!
        Преступник?
        Вор?
        Я отгоняю эти мучительные мысли.
        Одно для меня ясно: я должен спасти Виктора, сделать из него честного человека!
        Когда я вышел из метро, было совсем темно. На небе сверкали звёзды. Падающая звезда вспыхнула на секунду. Вот так же будем и мы бороздить мировое пространство!
        Я спешил домой, зажав моторчик в руках. Пёстрые, привлекательные картины проносились передо мной: дальние чужие миры, огромные леса, странные животные, бесконечные моря и далеко, очень далеко, как крохотная булавочная головка, серебряная звёздочка, наша планета.
        Но когда я завернул на нашу улицу, мучительные мысли снова овладели мной. Что сказать матери? Как ответить друзьям?
        Моторчик я спрятал на чердаке, чтобы не возбудить подозрений.
        Дома у нас сидели мужчина и женщина в форме сотрудников Народной полиции. Мужчина записывал что-то в записную книжку.
        — Пауль!  — обрадовалась мать, обнимая меня.  — Где же ты пропадал?
        Я принял совершенно невинный вид и ответил, как бы очень удивлённый:
        — Я был в кино. Где я мог ещё пропадать?
        — Гм!  — хмыкнул полицейский.  — Твои друзья рассказывали о какой-то преступной шайке, которая тебя похитила.
        Я громко засмеялся:
        — Что это они нафантазировали? Какая шайка?
        — Боже, что за сумасшедшие ребята!  — воскликнула моя мать.  — Не думая ни о чём, заставляют меня так волноваться!
        Полицейский сделал ещё одну запись в своей книжке и встал, но его спутница посмотрела на меня так странно, что мне стало неуютно.

        — Ты ведь знаешь, что в таких случаях нужно говорить правду?  — спросила она и посмотрела на меня пристально.  — Значит, всё ясно. Пропавший без вести на месте.
        Оба они встали и подали мне руку. Странно, но вдруг я почувствовал, что не могу смотреть этой женщине в лицо. Мне казалось, что она видит меня насквозь.
        — Если что-нибудь вспомнишь, приходи ко мне,  — сказала она тихо, когда я провожал её.
        Я только кивнул, не поднимая глаз.
        Моя мать на радостях не заметила, что я смущён.
        — Что это у вас за секреты!  — воскликнула она недовольно.  — Уже три раза прибегали твои друзья. Что случилось?
        — Да ничего, мы просто потеряли друг друга,  — проворчал я.  — Что могло случиться?
        — Аннамари даже плакала!  — сказала мама с упрёком.
        — Чего-чего?  — переспросил я, не поняв.
        — Она плакала,  — повторила моя мать.
        — Уррра!  — заорал я, подбежал к столу, схватил четыре бутерброда с моей тарелки и выскочил на лестницу. Громко лая, Хоппи помчался за мной.
        — Что за сумасшедший мальчишка!  — крикнула мне мать вдогонку.  — Берегись, если через полчаса тебя не будет дома!

        Жуя и задыхаясь, я мчался к Аннамари. Мне отворила её мать.
        — Аннамари?  — спросил я, тяжело дыша.
        — Пауль!  — воскликнула мать Аннамари так, будто я вернулся из путешествия в пустыню Сахару.  — Где же ты пропадал? Что случилось? Аннамари с ребятами бегают весь день и ищут тебя. Она была у дяди Вилли, в полиции, а завтра хотят организовать большие поиски.
        — Что за поиски?  — испуганно спросил я, почувствовав опасность для Виктора.
        — Шестой, седьмой и восьмой классы должны где-то обойти дом за домом и разыскать одного мальчишку с родимым пятном и жёлтым портфелем, мальчишку, который что-то натворил. Они говорили о шайке, которая похитила тебя среди бела дня. Это, понятно, ерунда, раз ты здесь. Вы всё же дурацкая компания,  — заставляете нас понапрасну беспокоиться.
        Я очень испугался, потому что они намеревались разыскать Виктора.
        — Где же Аннамари?  — спросил я.
        — Три минуты назад она побежала к Гансику. Иди сейчас же туда — она очень беспокоится, она даже плакала из-за тебя…
        — Почему же она плакала?  — спросил я нетерпеливо.
        — Она боялась, что с тобою может что-нибудь случиться, и сказала, что ты её самый лучший и самый верный друг.
        — Неужели она действительно так сказала?..
        К Гансику мы с Хоппи мчались быстрее ветра.
        Когда я вошёл в комнату, вся четвёрка сидела рядом на диване и совещалась. Сразу воцарилась мёртвая тишина. Они разинули рты и смотрели на меня, как на привидение.
        — Добрый вечер,  — сказал я спокойно.
        Они налетели на меня и закричали все разом:
        — Где ты был?
        — Есть ли у тебя адрес?
        — Они тебя задержали?
        — Рассказывай скорей!
        — Куда ты пропал?
        — Дядя Вилли уже знает обо всём и полиция также.
        Они хлопали меня по плечу и по спине.
        Я сел и не мог произнести ни слова.
        — Мы завтра хотели организовать поиски в том районе!  — воскликнул Гансик.
        — Мальчик там совсем не живёт!  — быстро сказал я.  — Я ещё около часа бежал и ехал за ним.
        — Он удрал от тебя?
        Я долго молчал.
        Лгать им?
        Предать Виктора?
        Я уже ввёл их в заблуждение, чтобы они не искали Виктора. Но трусливо лгать? Некоторое время я боролся с самим собой.
        — Нет, он не удрал от меня,  — наконец сказал я тихо.
        — Знаешь ты, где он живёт?
        — Да.
        — И его имя?  — возбуждённо спросила Аннамари.
        — Знаю,  — ответил я.
        Они запрыгали от восторга.
        — Скорей в полицию, а Гансик пусть звонит дяде Вилли!  — Они бросились к двери, но остановились и уставились на меня.
        — Почему же ты сидишь?  — спросил Фриц.
        — Наверное, он очень устал,  — дружелюбно заметила Аннамари.  — Дай нам адрес, мы скоро вернёмся.
        Я вздохнул. Вот он — решающий момент.
        — Нет, я не дам вам адреса,  — с трудом выдавил я из себя.
        Нижняя челюсть Гансика отвисла, Альфред упёрся в бока своими руками боксёра, Фриц сел от удивления, Аннамари наморщила лоб и нос, как всегда, когда хотела сосредоточиться.
        — Что-о-о?
        — Адреса я вам не дам!..
        Молчание.
        — И дяде Вилли не дашь?
        — Нет.
        Наступило долгое молчание. Между нами как бы возник барьер.
        — И Народной полиции не дашь?
        — Нет! Я хочу быть твёрдым.
        Опять длинная пауза.
        — Почему ты не хочешь дать адреса?
        Решение принято. Я почувствовал, как у меня бьётся сердце.
        — Этот мальчик — мой друг!
        Фриц вскочил.
        — Ты сошёл с ума?  — крикнул он.  — А мы кто?
        — Вы тоже мои друзья,  — я вдруг охрип.
        — Хорошие друзья?  — спросил Альфред.
        — Очень хорошие,  — ответил я, и мне стало больно, потому что я почувствовал, что они меня не понимают.
        — Ну, в общем, давай адрес вора,  — потребовал решительно Фриц.
        — Он — мой друг, я его не предам.
        — Ты только что сказал, что мы твои друзья.
        — Да, вы мои друзья, и я вас также никогда не предал бы.
        — Или — или!..  — грозно сказал Фриц. Альфред сжал кулаки.
        Я вскочил.
        Хоппи угрожающе зарычал.

        — Если вы на меня наброситесь, то вы, понятно, сделаете из меня котлету, это я знаю. Но и каждый из вас получит от меня столько, что три дня будет помнить!  — сказал я зло и сделал шаг назад.
        Фриц разглядывал меня сверху донизу:
        — Он тебе что-нибудь подарил?  — резко спросил он.
        Я покраснел, но гордость не позволила мне солгать моим друзьям.
        — Да, электромоторчик.
        — Пфуй!  — воскликнула Аннамари.  — Тебя подкупил воришка?
        Печально посмотрел я на Аннамари: как она может подумать про меня такое?
        — Даёшь адрес, или нет?
        Наш разговор принял очень серьёзный оборот.
        — Нет. Этот мальчик мне друг.
        — Вон!  — Фриц показал на дверь.
        Я испугался, увидев враждебные лица. Неужели конец нашей дружбе?
        Я сделал ещё одну попытку:
        — Я дал клятву!.. Он совсем не плохой, послушайте же…
        — Вон!  — повторил Фриц.
        — Иди,  — печально сказала Аннамари.  — Я думала, что ты наш верный друг.
        Я пошёл к двери, почувствовал комок в горле и обернулся.
        — Даёшь адрес?  — ещё раз спросил Фриц.
        — Нет, он мой друг…
        — Ну, тогда исчезай, иначе…  — и Альфред схватился за стул.
        Я закрыл за собой дверь и некоторое время стоял, вслушиваясь. В комнате было тихо, они ждали так же, как и я. Хоппи сел на мою ногу и прижался ко мне. Он был печален.
        — Я должен спасти Виктора,  — тихо сказал я Хоппи. Он лизнул мою руку, когда я его погладил, дорогой верный пёсик Хоппи!

        Решение

        — Комета!  — кричит Виктор и бледнеет.
        Огромная масса какой-то раздробленной планеты летит, громыхая, навстречу нашему космическому кораблю.
        — Связь с Землёй прервана,  — рычит Виктор,  — управление отказывает.
        Неужели все труды оказались напрасными? Неужели мы больше не достигнем Земли? Неужели мы будем разодраны и уничтожены кометой?
        Я прыгаю к Виктору и хватаюсь за штурвал управления.
        Слишком поздно! Чёрная масса вихрем накидывается на наш корабль. Виктор включает аварийное освещение. В его чёрных глазах вспыхивает огонь.
        — Да здравствует дружба!  — восклицаю я.
        В последний раз пожимаем мы друг другу руки. Корабль переворачивается, свет гаснет.
        Огромный огненный шар вспыхивает перед глазами и мчится навстречу. Виктор обнимает меня, мы прижимаемся друг к другу и глядим смерти в лицо. Крик…
        — …Мальчик мой, что с тобой?  — слышу я озабоченный голос матери.  — Ты вертишься в кровати, кричишь… У тебя болит что-нибудь?
        Рука матери гладит меня по голове…
        Кулаки я прижал к глазам. Между пальцами увидел круглую лампу спальни, светящуюся, как огненный шар.
        — Тебе приснилось что-нибудь?  — шепнула мама и взяла меня за руку.
        — Виктор…  — пробормотал я,  — корабль…
        Мать наклонилась ко мне ласково и прилегла рядом со мной. Я прижался к ней.
        — Мама моя, дорогая моя мама…
        — Что, сынок? Говори тише, чтобы не разбудить отца.
        — Я хотел бы тебя кое о чём спросить,  — шепнул я.
        — Спрашивай!
        — Можно ли предать друга?
        Она нежно погладила меня по волосам и ответила после некоторого раздумья:
        — Друга нельзя предавать. Надо всегда держаться своих друзей.
        Я вздохну глубоко, будто беря разбег.
        — Да, мама, а если он делает что-то очень плохое?
        — Что уж вы можете сделать плохого? Глупостей-то вы делаете достаточно…
        — Но то, что он делает, очень плохо, мама!

        Я почувствовал, что она испугалась, прижала меня к себе.
        — Это так плохо, что его ищут по всему городу!
        — Боже мой!  — шепнула мать и посмотрела на меня с ужасом.
        — Я единственный, кто знает об этом. Могу ли я его предать?
        Я слышал, как стучало её сердце.
        — Могу ли я его предать?
        Мать прижала губы к моему уху и сказала медленно, еле слышно:
        — Друга ты никогда не должен предавать. Ты должен за него бороться, помочь ему. Должен оставаться верным ему.
        — Да,  — громко сказал я.
        Мать быстро прикрыла мне рот ладонью:
        — Тише… отец!
        — Да,  — шепнул я,  — так и будет: я буду ему помогать и бороться за него… Я останусь ему верным.
        — Это Фриц?
        — Нет.
        — Гансик?
        — Нет.
        — Новенький?
        — Альфред? Тоже нет.
        — Разве у тебя есть ещё друзья?
        — Виктор.
        — Виктор? О нём ты никогда не говорил.
        — Я знаю его лишь с сегодняшнего дня.
        Рядом в комнате заворочался отец: свет из моей комнаты мешает ему спать. Я быстро вскочил с постели и выключил свет.
        — Останься ещё немного у меня,  — попросил я тихо, залезая опять под одеяло.  — Я тебе хочу кое-что рассказать.
        Так я и не сдержал клятвы, которую дал Виктору. Я сделал это совершенно спокойно и без угрызений совести. У меня даже не было чувства, что я его предаю. Скорее, наоборот: мне казалось, что я бы его предал, если бы сейчас не говорил. Я рассказал моей матери о нашей охоте за предполагаемой шайкой, о находке Гансика в кабине автомата и о наших поисках мальчика, позабывшего плоскогубцы.
        Затем я рассказал, как мы с Виктором стали друзьями и как был Виктор счастлив, заполучив впервые настоящего друга. Но вдруг я осекся. Я вспомнил про нашу тайну и про честное слово, которое я дал Виктору.
        Клятву я нарушил, и это было правильно. Это было необходимо, чтобы спасти Виктора. Одному мне с этим не справиться — это я знал твёрдо.
        Но честное слово, наша тайна о полёте в мировое пространство? Об этом я не должен говорить, это — свято! Это касается только моего друга и меня.
        Моя мать заметила, что меня ещё что-то тревожит:
        — Ты всё рассказал?
        — Да… Нет… Это… это тайна… наша с Виктором тайна. Я дал честное слово…
        — Что-нибудь опасное?
        — Нет… Ничего плохого,  — сказал я,  — это даже что-то очень хорошее… Что бы ты сказала, если я когда-нибудь что-то совершу, что будет иметь большое значение для всего человечества и для науки?.. Но это опасно, мама, и мы можем погибнуть при этом! Что бы ты сказала?
        Мама долго молчала. Потом прижала меня к груди, и вдруг я почувствовал, как тёплые влажные капли упали на моё лицо.
        — Я была бы очень опечалена, я страшно боялась бы за тебя, но я бы и гордилась моим храбрым сыном!
        Я лежал счастливый и слушал, как билось сердце моей дорогой мамы…
        Медленно двигалась луна в ночном четырёхугольнике окна… «Ну, подожди же,  — подумал я,  — скоро мы насядем на тебя, миленькая. Нечего делать такое таинственное лицо. Не исключено, что первые, которые прикоснутся к твоей холодной поверхности, будут называться Виктором и Паулем. Ухмыляйся, мы с Виктором тебе покажем!»

        Я посвящаю своих друзей

        Когда я на следующий день пришёл на школьный двор, мои друзья стояли, как всегда, под третьим каштаном. Все четверо повернулись ко мне спиной. Я знал, чего хотел, и решительно направился прямо к ним.
        — Здравствуйте,  — сказал я.  — Пойдёмте-ка со мной.
        — Куда?  — настороженно спросил Гансик.
        — К директору,  — ответил я.
        Они посмотрели на меня с недоумением.
        — Вперёд!  — крикнул Фриц.  — Мы идём с тобой…
        Они чуть не лопались от любопытства, но никто не спрашивал, что мне надо у директора. Секретарша доложила о нас. Долго нам не пришлось дожидаться.
        — Здравствуйте, товарищ директор,  — сказал я.  — Мы хотим вас попросить освободить нас на сегодня от занятий. Нам удалось раскрыть большую кражу, мы хотим… мы хотим…
        Я начал заикаться, не мог же я сказать, что мы хотим сообщить об этом полиции, ведь это не соответствовало действительности.
        — Вы хотите возбудить дело против виновных?  — спросил директор.  — А вы знаете, как это нужно делать?
        — У нас есть человек, который нам поможет. Это дядя Гансика.
        Директор рассматривал нас дружелюбно.
        — А разве недостаточно, если только один или двое из вас займутся этим?
        — Нет,  — сказал я громко и решительно,  — это наше общее дело, и касается каждого из нас. В течение нескольких недель мы вместе разыскивали преступников, и теперь также хотим действовать сообща.
        — Та-ак…  — протянул директор и посмотрел на меня поверх очков, как Юлий Цезарь.  — У вас сегодня не два ли часа математики?
        Мы должны были признаться, что это действительно так, но…
        — Ну, хорошо,  — прервал он нас,  — идите и сделайте всё, как полагается, Шерлок Холмсы.
        Едва мы закрыли за собой дверь, Гансик не удержался и возбуждённо спросил:
        — Ну, куда теперь?
        — Сначала к дяде Вилли,  — сказал я.
        — А потом?
        — Петом мы нагрянем к Виктору…
        — Что хорошо, то хорошо,  — сказал Фриц и дружески отпустил мне удар по рёбрам.
        Альфред описал в воздухе круги кулаками и сказал:
        — Если дело дойдёт до крайности, то можете меня использовать как тяжёлую артиллерию!
        — Ты с ума сошёл!  — крикнул я.  — Бить Виктора? Он наш друг!
        Гордо ударил я себя в грудь и, наслаждаясь тем впечатлением, которое произвожу на Аннамари, Фрица, Гансика и Альфреда, рассказал им о своём вчерашнем приключении. Всё, кроме нашей тайны.

        Глаза дяди Вилли становятся большими

        — А, вы опять здесь!  — Дядя Вилли радостно ударил меня по плечу. Он сидел за столом, на котором лежало множество бумаг.
        — Пауль был в главном логове шайки,  — весело выпалил Гансик.
        — Что?  — дядя Вилли сделал большие глаза.  — У тебя есть адрес?
        — У него есть адреса всех членов шайки,  — Гансик подмигнул нам.
        От удивления дядя Вилли раскрыл рот:
        — Это верно?
        — Точно,  — подтверждаю я.  — Но шайка состоит из одного человека.
        — Как его зовут? Где он живёт?
        Я назвал адрес Виктора. Дядя Вилли записал его на клочке бумаги.
        — Ну, а что с мальчиком, у которого родимое пятно?
        — Это и есть воришка — Виктор Наводный.
        — Как?  — крикнул ошеломлённый дядя Вилли.  — Не думаете ли вы, что я поверю, будто мальчишка…  — Он разорвал бумажку с адресом.  — У меня нет времени шутить с вами. Рассказывайте покороче, зачем вы пришли, а затем исчезайте, вы, фантазёры! Кстати, почему вы не в школе?
        — Послушайте меня десять минут, дядя Вилли,  — сказал я и начал описывать мои приключения.
        Глаза дяди Вилли становились всё больше и больше, часто прерывал он меня удивлёнными возгласами, а когда я рассказал о предохранительном устройстве, которое Виктор знает, как свои пять пальцев, он стукнул кулаком об стол:
        — Вот так номер! Каков мальчишка! Месяцами водить нас за нос!..
        Когда я окончил, дядя Вилли вскочил и начал ходить взад и вперёд по комнате. Наконец он сказал:
        — Гм-гм… Это очень серьёзное дело. Такой шустрый парнишка, настоящий маленький инженер, но вор! Прожжённый маленький бандит!..
        — Что вы с ним собираетесь делать?  — спросил я.  — Он мой друг, учтите. Вы должны нам помочь… Его… накажут?..
        — Само собой… Думаю, что в тюрьму его не засунут, но… существуют исправительные дома для маленьких грешников. Им там, правда, неплохо, но кто уйдёт охотно от родителей и друзей? Да и дисциплина там намного строже, чем в школе.
        Я подумал о дяде Виктора. Что с ним станет, если Виктора отдадут в исправительный дом?
        — Мы сами хотим воспитывать Виктора,  — сказала Аннамари.
        — Сейчас мы сообщим в Народную полицию и тогда уж вместе обсудим, что делать.
        Дядя Вилли взялся за телефонную трубку.
        — Стойте!  — крикнули мы разом.  — Разве нельзя обойтись без полиции?
        Дядя Вилли опустил руку с трубкой:
        — Народная полиция поможет вашему другу.
        — Ну, а если дело обернётся серьёзно?  — спросил я с отчаянием.  — С ним ничего не должно случиться!
        — В конце концов вы ведь не можете требовать, чтобы они принесли мальчишке цветы и шоколад. Но они ему помогут выйти на верную дорогу,  — сказал дядя Вилли.
        Четверть часа спустя в комнату вошла женщина-полицейский, которая была вчера у нас дома. Улыбаясь, она кивнула мне:
        — Я так и думала, что ты ещё что-нибудь вспомнишь. Ну что ж, расскажи-ка…
        И вот в третий раз за день я рассказываю.
        Фрау Вернер, так звали женщину-инспектора полиции, похвалила нас за нашу выдержку и сказала:
        — Мы поговорим с Виктором, тогда будет видно, что дальше делать.
        Мы решили, что на следующий день в два часа дня я должен буду пойти к Виктору. А через полчаса туда подойдут дядя Вилли, фрау Вернер и мои друзья. В течение получаса я подготовлю Виктора к приёму «гостей». Затем уже мы сможем поговорить спокойно и в дружественной обстановке. После этого дядя Вилли поставит в известность руководство отдела связи.
        — Может быть, всё же дело не обойдётся без бокса?  — воскликнул Альфред, нанося в воздухе страшный удар кулаком.
        — С ума сошёл!  — прорычал я.  — Такие дела решаются головой, а не лапой!

        «На жизнь и смерть»

        С тяжелым сердцем поднимался я по лестнице к Виктору. Ещё никогда я не брёл так медленно.
        Поймёт ли Виктор, что я это сделал из чувства дружбы?
        Виктор ждал меня с книгой в руках перед открытой дверью в квартиру. Он приложил палец к губам.
        — Мой дядя как раз заснул,  — прошептал он.  — Я видел с помощью «шпиона», как ты подходишь.
        Он пожал мою руку. Я видел, что он рад моему приходу.
        — Тут такая смешная история,  — он показал на книгу.  — Двое мальчишек прокладывают телефонную связь от квартиры к квартире, это такие игрушечные аппараты. Вот умора! Они так долго возятся со всем этим, что у них остаётся только один звонок, да и тот не звонит, потому что один мальчик разбирает сухую батарейку. И знаешь, для чего? Он ищёт там электричество!
        Виктор весело засмеялся. Он не дал мне даже рта раскрыть.
        — Послушай-ка, я должен тебе прочитать это место!
        — Ну, хорошо.  — Я смирился и стал слушать.
        История была действительно забавная, но на чтение её ушло примерно четверть часа. Я решил, что теперь, пожалуй, надо бы сообщить о предстоящем посещении дяди Вилли, фрау Вернер и моих друзей. Дважды я открывал рот и, даже не могу этого объяснить, закрывал его, так и не выдавив из себя ни звука.
        — В четырнадцать тридцать передадут что-то о реактивной отдаче, мы с тобой послушаем это.
        «В четырнадцать тридцать здесь произойдёт другая отдача, если я немедленно не открою рта,  — подумал я.  — Остаётся немного времени».
        Я решил начать издалека:
        — Бывают ли у тебя гости, Виктор?
        — Нет,  — ответил он.  — Я ведь не могу никого сюда впустить.
        — А если всё же кто-нибудь пришёл бы?
        — Ко мне никто не придёт, ты можешь быть совершенно спокоен.
        — А если всё-таки кто-нибудь зайдёт?  — настаиваю я упорно,  — сегодня, например?
        — Кто же может ко мне прийти? Я никого здесь не знаю…
        — Но ведь я-то к тебе пришёл, не зная тебя?
        Виктор засмеялся:
        — Это совсем не то…
        Я очень рассердился на себя за то, что говорил жуткую чепуху и не находил в себе мужества сказать Виктору правду. А это надо было сделать во что бы то ни стало. Сейчас они придут!..
        В этот момент зазвенел звонок. Я вздрогнул и испугался так, что не мог выговорить ни слова.
        — Кто это?  — прошептал Виктор.
        Я стоял, как парализованный.
        Виктор подбежал к своему дверному «шпиону» и заметался возле него бледный, как смерть. У меня в горле пересохло от ужаса.
        — Полиция,  — шепнул Виктор.  — И кто-то в форме связиста и ребята — этот дурацкий толстый мальчишка. Мы должны бежать!
        Он прыгнул к окну и открыл его.
        — Постой, Виктор!  — прохрипел я.  — Это — друзья.
        — Ты?!..
        Поражённый Виктор смотрел несколько секунд на меня. Затем его глаза загорелись бешеной ненавистью.
        — Это хорошие друзья,  — заикнулся я.
        Раньше чем я успел моргнуть, Виктор размахнулся и стукнул мне между глаз с такой силой, что у меня дух захватило. Я отшатнулся.

        — Изменник! Негодяй!  — прошипел Виктор и прыгнул на подоконник.
        «Если он исчезнет, он станет преступником,  — как молния, пронеслось в моём уме.  — Я должен его удержать!»
        Я бросился к Виктору, схватил его как раз в тот момент, когда он хотел выпрыгнуть, и изо всех сил оттащил от окна.
        В этот обеденный час улица — это я успел заметить в долю секунды — совершенно пустынна.
        Мы оба упали на пол. Я так ударился о доски, что мне показалось, будто голова раскололась на части.
        — Отпусти, паршивая собака!  — прохрипел Виктор.
        Тут мой взгляд упал на кнопку, с помощью которой Виктор включал автоматический открыватель двери.
        Виктор заметил мой взгляд и молниеносно отгадал мою мысль.
        Мой прыжок к кнопке запоздал. Виктор оттолкнул меня назад, в сторону большого стола. Задребезжали батареи, аккумуляторы и элементы, несколько пустых стаканов упали на пол и разбились.
        В этот момент снова раздался звонок. Он побудил Виктора к ещё более отчаянной попытке к бегству. Сверхчеловеческим усилием зажал я своего противника в клещи. Захваченный врасплох, он тяжело дышал.
        Я начал медленно, сантиметр за сантиметром, пробираться к заветной кнопке.
        Виктор, разгадав моё намерение, начал метаться и подпрыгивать. Я потерял равновесие, и мы оба свалились на этажерку. При этом мы сбросили с неё ящик с инструментом, который с грохотом упал на пол.
        Потная, ставшая гладкой голова Виктора выскользнула из моей хватки — он свободен.
        Мы вскочили на ноги и несколько секунд стояли друг против друга, шатающиеся от усталости, задыхающиеся. Внезапно Виктор сделал сумасшедший прыжок к окну. Я опять схватил его. Он ударил меня в подбородок так, что я полетел в угол, но по инерции он также упал.
        Теперь всё. В углу моя рука как раз приземлилась у заветной кнопки.
        Лёгкое нажатие. Знакомое жужжание…
        — Трусливый изменник!  — крикнул Виктор и снова прыгнул к окну.
        В последний раз я поймал его, стащил вниз. Его курточка с треском разорвалась сверху донизу. При падении мы опрокинули радиоприёмник. Он со звоном упал на пол.
        Когда дядя Вилли, фрау Вернер и мои друзья ворвались в комнату, у меня уже не было сил. Они схватили бушевавшего Виктора, который бил вокруг себя руками и ногами. Ничего не оставалось, как связать ему руки и ноги электрическими проводами, которых в комнате было предостаточно.
        Я сел на стул. Комната танцевала перед моими глазами. Из носа текла кровь.
        Мой друг Виктор, для которого я сделал бы всё на свете, лежал на полу связанный, с закрытыми глазами, весь в синяках, бледный.

        Вмешиваются друзья

        Всё ещё задыхаясь, я сидел и рассматривал собравшуюся компанию.
        Фрау Вернер стояла, прислонясь спиной к открытому окну. Её взгляд скользил по комнате, задерживался то здесь, то там, останавливался на Викторе, и при этом лицо её выражало любопытство. Дядя Вилли смотрел с удивлением на электрические устройства и всё время покачивал головой.
        Гансик таращил глаза попеременно то на Виктора, то на меня, и его рот так широко раскрылся, что туда без особых усилий можно было бы вложить довольно крупную картофелину. Альфред разглядывал Виктора и меня глазами третейского судьи: кому из нас больше досталось? Фриц также внимательно смотрел на меня и на Виктора, но, очевидно, пытался сообразить, почему мы так разодрались.
        Лицо Аннамари печально. В глазах — сочувствие. Я рад этому, хотя настроение у меня было прескверное.
        Никто не произносил ни слова.
        Все ждали, чтобы начал я, как главное действующее лицо.
        Постепенно моё дыхание восстановилось, и я как раз обдумывал, с чего начать, как вдруг все вздрогнули — зазвонил один из телефонов.
        Оцепенение Виктора исчезло: он повернул голову и открыл рот, будто хотел что-то сказать.
        Я встал, прихрамывая пошёл к столу и взял телефонную трубку.
        — Не эту — аппарат справа,  — сказал Виктор хрипло.
        Я поднял трубку и поднёс её к уху Виктора. Он прислушался.
        — Да, дядя?.. Мне очень жаль, что мы тебя потревожили, у меня здесь несколько друзей.  — Его голос почти нормален и нежен.  — Да, мы были чересчур шумны и бесновались сверх меры. Я приду к тебе попозже, когда мои друзья уйдут.
        Виктор кивнул мне коротко. Во время разговора с дядей его лицо немного просветлело, но теперь выражение его опять стало мрачным и презрительным. Две слезы выскользнули из ресниц.
        — Друзья!  — горько повторил он и бросил на меня короткий, полный ненависти взгляд.  — Хороши друзья!
        Теперь я уже не смог удержаться. Я проковылял к инструментальному ящику, взял кусачки и перекусил все провода, которыми был связан Виктор.
        — Да,  — сказал я,  — друзья! Ты можешь выговорить это спокойно, без яда и желчи: настоящие друзья.
        Он остался недвижим, хотя проволочные оковы упали на пол.
        К нему подошла Аннамари.
        — Да, Виктор,  — сказала она,  — Пауль действительно твой друг. Если бы ты знал, сколько он вытерпел уже из-за тебя! Вчера он даже поссорился с нами. Но теперь он хочет, чтобы и мы стали твоими друзьями. И работник связи и женщина из Народной полиции пришли к тебе как твои друзья…
        Виктор повернул голову и подозрительно посмотрел на Аннамари из-под полуоткрытых век.
        — У тебя есть какая-то тайна с Паулем?
        Виктор пристально посмотрел на меня.
        — Он нам так и не выдал эту тайну,  — тихо сказала Аннамари.
        — Так ли это?  — быстро спросил Виктор, прямо сверля меня чёрными глазами.
        — Да… Это останется нашей тайной. До тех пор, пока ты сам не захочешь открыть её,  — сказал я.
        Фрау Вернер поставила перед Виктором стул.
        — Садись! Нам хотелось бы поговорить с тобой.
        Виктор медленно поднялся с пола и сел. Дядя Вилли пристроился на краю стола, Гансик и Альфред расположились по-турецки на полу — каждый устроился поудобнее.
        «Теперь,  — подумал я,  — вот теперь выяснится, предал ли я Виктора или нет».

        — Да,  — начала фрау Вернер,  — если бы ты был старше, то на твоих руках красовались бы сейчас наручники и ты сидел бы за решёткой. Понимаешь ли ты это, Виктор?
        Он робко кивнул.
        — Виктор,  — тихо сказал я,  — можешь ли ты дать нам честное слово, что никогда больше не…  — Я был не в состоянии произнести проклятое слово «красть» и сделал рукой хватательное движение.
        Виктор посмотрел на меня:
        — Да,  — ответил он также тихо,  — я даю честное слово, что никогда этого больше не сделаю.
        — Он этого больше не сделает,  — сказал я обрадованно фрау Вернер.  — Вы можете быть в этом абсолютно уверены!
        Дядя Вилли вмешался в разговор:
        — Послушайте, я полагаю, что Пауль действовал здесь не совсем правильно, не так ли?
        — Я не мог…  — заикнулся я и покраснел, устыдившись своей трусости.
        — Давайте оставим Виктора и Пауля вдвоём. Пусть они договорятся до конца,  — предложил дядя Вилли.  — Сегодня, я думаю, наш общий разговор не сможет состояться. А завтра мы встретимся в два часа на телефонной станции.
        — Завтра сообща и решим, как можно помочь Виктору,  — кивнула фрау Вернер.
        — Да, и он должен нам показать, как он это проделывал, сорванец!  — закончил дядя Вилли.
        Когда все ушли, мы с Виктором взялись за уборку поля битвы и постепенно стали обсуждать сложившееся положение.
        Эпизод за эпизодом рассказывал я Виктору, как мы разыскивали его. Особенное удовольствие ему доставила история с Хоппи.
        — От меня твой Хоппи также получит сардельку!  — воскликнул Виктор.  — Но за то, что он не нашёл меня!
        — Знаешь что,  — предложил я.  — Идём ко мне ночевать, тогда мы сможем ещё долго болтать… Мама будет рада видеть тебя…
        Виктор уже повеселел.
        — Но мой дядя?  — сказал он.  — Я ещё никогда не уходил на ночь из дому.
        — А ты попроси у него разрешения.
        — Разрешить-то он разрешит, я всегда могу делать всё, что хочу,  — объяснил Виктор не без некоторого самодовольства.
        Действительно, Виктор пошёл ко мне.
        Мать постелила ему на диване. Прежде чем лечь спать, мы наблюдали за полнолунием. Виктор назвал мне имена больших лунных кратеров.
        — На луне мы должны быть одеты в непроницаемые, герметические панцири,  — сказал он.  — И разговаривать друг с другом сможем лишь по радио.
        — Ну, а животные?
        — И животные должны быть в панцирях.
        — А существуют ли такие панцири для животных?  — спросил я.
        — Нет, нам придётся сконструировать. Вообще у нас ещё очень много дела, пока мы не приготовимся к полёту.
        Луна заглянула в окошко, а мы всё ещё шептались и шептались без конца. Наконец веки наши начали склеиваться, и мы провалились в сон, не успев пожелать друг другу спокойной ночи.

        Что будет с Виктором?

        Кто-то тронул меня. Я проснулся и прищурил глаза от яркого солнца.
        — Виктор исчез,  — сказала мама с тревогой.  — Он говорил тебе что-нибудь?
        — Нет!
        Я вскакиваю. Диван пуст, одежды Виктора нет.
        Окно раскрыто. Я влез на карниз и прыгнул. На грядках свежий след. Убежал! Я был огорчён и разочарован. Медленно вернулся в дом. Когда я уже сел за стол завтракать, вдруг раздался звонок.
        Я кинулся к двери. Передо мной стоял Виктор.
        — Доброе утро!  — крикнул он.  — Я должен был скорее попасть домой. Ведь это был бы первый раз, когда я утром не поздоровался бы с моим дядей!
        У меня точно гора свалилась с плеч, моя мать тоже улыбнулась.
        Мы позавтракали вместе, а затем каждый из нас пошёл в свою школу.
        Под третьим каштаном меня на этот раз ожидал совсем другой приём. Я дал друзьям точную информацию с «фронта» и пожинал зависть и восхищение. Лишь Аннамари умерила мой пыл, заметив:
        — Всё это ужасно волнующе, но было бы лучше, если бы ты своевременно открыл рот.
        — Чепуха!  — крикнул Альфред.  — Зато это был бой! Но неужели ты не мог приземлить его одним хорошим ударом!
        В этот день мы были на уроках очень невнимательны. Гансик так влип на математике, что нам стало очень стыдно за него. Иногда он так туго соображает, что не в состоянии подсчитать шестью шесть!
        Наконец кончился шестой урок… Мы заторопились.
        Виктор пришёл аккуратно. Был серьёзен и задумчив. Для него исход переговоров имел большое значение, это понимали мы все.
        — Не бойся,  — сказал я.  — Без нашего ведома они ничего не могут тебе сделать, ведь, в конце концов, поймали тебя МЫ!
        — Парень!  — крикнул Гансик.  — Ну, а как же с вознаграждением — оно уже подлежит выплате?
        — Что?  — спросил Виктор.  — Деньги вы тоже хотите на мне заработать? Вы — продавцы людей?
        Мы засмеялись.
        — Посмотрим, во сколько они тебя оценят…
        …Дядя Вилли встретил нас с озабоченным видом.
        — Представьте себе,  — пробормотал он,  — здесь мне никто не верит. Они смеются надо мной, говорят, что я попался на вашу удочку. Четырнадцатилетний мальчишка не в состоянии так ловко работать, утверждают они, в этом деле должны быть замешаны специалисты.
        Мы оскорбились за Виктора.
        — Покажи-ка им!  — сказал Гансик.  — Они хотят как-нибудь выкрутиться и не платить нам! Двадцать фунтов миндальных конфет, на которые я рассчитываю…
        Дядя Вилли ухмыльнулся:
        — Сперва мы должны доказать, что это был Виктор!
        Он привёл нас в помещение с надписью на двери:

        ЗАЛ ЗАСЕДАНИЙ

        Там мы застали фрау Вернер разговаривающей с тремя мужчинами. Она познакомила нас. Один из них был работник дирекции, оба других — инженеры: старший — лысый, у молодого — усики, как зубные щёточки.
        На нас смотрели с любопытством, в особенности на Виктора, который был внешне спокоен и заинтересованно рассматривал цветные таблицы и модели, висящие на стенах.
        — Итак, ты разбираешься в телефонах?  — спросил лысый инженер.
        Виктор кивнул.
        — И ещё как понимает!  — воскликнул Гансик, но мы ему быстро заткнули рот.
        Мы сели за круглый стол. Оба инженера переглянулись.
        — Можем мы тебе задать небольшую задачу?  — спросил представитель дирекции, худощавый, бледный человек с добрыми глазами.
        Виктор снова молча кивнул.
        Инженер с усиками подошёл к шкафу, пошарил там немного и принёс на стол провода, микрофоны, магниты, винты. Затем он обратился к Виктору:
        — Здесь лежат детали, из которых состоит телефон. Попробуй собрать его.
        Виктор потребовал плоскогубцы и отвёртку и молча принялся за дело.
        Потом неожиданно взял несколько деталей и положил их на стол перед инженером с усиками.
        — Эти детали к телефону не относятся, например, селеновый элемент от телевизора. Из остальных деталей можно собрать телефон.
        Инженеры переглянулись.
        — Что ж, собирай!  — произнёс «зубная щёточка» не без ехидства.  — Делай так, как считаешь правильным.
        — Да?  — откликнулся Виктор тоже не без насмешки.  — Только предупреждаю, это будет довольно странный прибор. Ведь детали, которые вы мне дали, от разных систем.
        — Чёрт возьми!  — вырвалось у старшего инженера. А Гансик захлопал в ладоши, причём мы все усердно помогали ему.
        Улыбаясь, я смотрел, на дядю Вилли. Его озабоченное лицо прояснилось.
        «Зубная щёточка» засмеялся:
        — Первый раз попал в такую историю.
        Все заинтересованно следили за работой Виктора. Наконец он сказал:
        — Пожалуйста, готово!

        Гансик облегчённо вздохнул.
        — Безупречно!  — сказал лысый инженер с ноткой уважения в голосе.
        — У тебя только практические знания или также и теоретические? Я имею в виду физику и математику…
        — О да!  — быстро ответил Виктор,  — математику я очень люблю, а по физике я главным образом интересовался электричеством. Моим учителем был дядя.
        — Ну, а как с такой задачей?  — спросил худощавый и протянул Виктору бумажку, в которой было что-то написано.
        Виктор взглянул.
        — Уравнение с тремя неизвестными? Но ведь это очень просто!
        Он попросил карандаш.
        — Возьми мой!  — воскликнул я.
        В несколько минут Виктор справился и с этим.
        — Правильно!
        Полное признание!
        — Но вот истории с предохранительным устройством мы всё же не верим,  — сказал «зубная щёточка».  — Кто его отключал?
        — Предохранительное устройство очень плохое,  — ответил Виктор, схватил карандаш и на обратной стороне записки набросал эскиз.  — Здесь эта крышка должна быть четырёхугольной, тогда никто не сможет отключить предохранительное устройство без того, чтобы оно не сработало. Почему вы не сделаете так?
        Три связиста посмотрели эскиз, а затем молча глянули друг на друга. Потом лысый спросил:
        — Скажи-ка, мой мальчик, кем ты хотел бы быть?
        — Инженером,  — спокойно ответил Виктор.
        — А по какой специальности?
        Виктор бросил взгляд на меня.
        — Этого я не скажу,  — он засмеялся. Мне стало жарко от гордости за моего друга.
        — Но при всех обстоятельствах электричество я хочу изучить основательно,  — добавил он.
        — Это очень хорошо,  — согласился худощавый.  — Но мы должны обсудить с тобой ещё один вопрос. Знаешь ли ты о том, что ты причинил почте, являющейся собственностью государства, большой убыток?
        — Да, я знаю это,  — сказал Виктор,  — но я обязательно возмещу убыток.  — Он вытащил из кармана курточки тетрадь.  — У меня всё записано, это примерно составляет две тысячи марок.
        Худощавый открыл папку с актами и посмотрел на нас посерьёзневшими глазами.
        — А испорченные аппараты? Это одно даёт десятки тысяч…
        — Запишите всё на мой счёт. Я оплачу, как только сделаю моё первое изобретение,  — ответил Виктор, протягивая свою тетрадь.
        — Ну, а аппараты, которыми мы заменим сломанные? И это обойдётся в десятки тысяч, ты там так нахозяйничал!
        — Я вынужден был всегда торопиться,  — смущённо пробормотал Виктор,  — вот мне и приходилось часто разрывать провода и ломать детали, запишите это тоже на мой счёт.
        — Ну, а техники, которые, вместо того чтобы делать полезную работу, теряли время на исправление сломанных тобой аппаратов? А ущерб, причинённый тем, что использованные при ремонте материалы отсутствовали там, где они срочно были нужны?
        — А заботы и хлопоты, причиной которых ты был?  — продолжала фрау Вернер.  — Разве можно это компенсировать деньгами? Об этом ты никогда не думал?
        Виктор опустил голову. Я сочувствовал ему, но фрау Вернер была права, в этом нечего сомневаться.
        — А досада, которую испытывают люди, стоящие перед испорченными аппаратами, когда надо срочно куда-нибудь позвонить?
        — Деньгами этого не исправишь. Так обстоит дело,  — добавил дядя Вилли.
        Наступило молчание.
        — Я очень жалею об этом,  — хрипло сказал Виктор.
        — И как же ты намерен исправить сделанное тобою?  — серьёзно спросила фрау Вернер.
        «Он полетит на Луну! Мы исследуем космическое пространство! Разве это ничто?» — хотелось мне крикнуть.
        Виктор сидел на стуле молчаливый и пристыжённый и всё время старался поставить карандаш на маленькую круглую поверхность. Карандаш опрокидывался.
        — Это можно исправить,  — сказала фрау Вернер,  — только изменив самого себя, прекратив жить обособленно от других и думать только о себе.

        Прощание

        Через несколько дней Виктор уезжал в детскую колонию. Его направили туда на один год.
        Мы пытались внушить Виктору, что в колонии — рай, что каждый из нас охотно поехал бы туда.
        Но, очевидно, он раскусил нас, ведь наши слова были не совсем искренни. Никто из нас не поехал бы охотно в колонию.
        Кто захочет расстаться надолго со своими друзьями и родителями? Со своими рыбками, почтовыми голубями, собаками? Я хотел бы видеть такого!
        — Раз я нашкодил, значит нужно и расхлёбывать,  — сказал Виктор.  — А там видно будет.
        Дядя Виктора был принят в дом престарелых, и мы его дважды навестили все вместе. Он действительно был не без странностей, но он сиял, когда видел Виктора, и видно было, что и Виктор очень привязан к нему. О плохих делах Виктора он ничего не узнал. Он соглашался со всем, раз это должно было пойти на пользу Виктору. Своё изречение «Сильный мощнее всего — один» он взял с собой.
        Накануне отъезда Виктора мы собрались на чердаке за голубятней. Мы сидели молча. Нам было грустно. И вдруг мне в голову пришла великолепная мысль.
        — Послушайте-ка,  — торжественно сказал я,  — вы ведь знаете, что у нас с Виктором есть одна тайна. Я предлагаю, чтобы вы все сегодня узнали её. Пусть Виктор помнит, что у него здесь остались настоящие друзья.
        — Согласны!  — крикнул Гансик, которого наша тайна уже давно мучила.
        — Это ещё ничего не значит,  — с укором сказал я,  — ведь речь идёт обо мне и Викторе. Это ведь мы дали друг другу честное слово!
        — Я согласен,  — серьёзно сказал Виктор.  — Вы — верные друзья, и нам нечего скрывать друг от друга.
        Все затаили дыхание.
        — Пауль и я собираемся полететь на Луну. Сконструировать межпланетный корабль и исследовать космическое пространство.
        Раздался вздох восторга.
        — Возьмите меня с собой!  — вдруг попросила Аннамари.
        — Химик нам нужен,  — сказал я Виктору.
        Виктор кивнул.
        — Принята!
        — А как насчёт вторых инженеров?  — взволнованно спросили Фриц и Альфред.
        — Приняты!  — улыбнулся Виктор.
        У Гансика запылали щёки, он сидел молчаливый и печальный, нам стало жалко его.
        — Гансик!  — сказала Аннамари, доброе сердце,  — может быть, для тебя найдётся что-нибудь на земле, ведь мы должны иметь всё время связь с землёй!
        — Ты азбуку Морзе знаешь?  — строго спросил Виктор.
        — Нет, но я хочу изучить её,  — пробормотал Гансик.  — Аннамари — девочка, и я ничего не имею против, но…  — Он запутался.
        — Послушай, не говори ничего про Аннамари!  — угрожающе сказал Виктор, да и мы сердито глянули на Гансика.
        Он покраснел, как бурак, но продолжал:
        — Нет, я ничего не хочу сказать против Аннамари. Но что она будет делать, когда вы будете там, наверху?  — и он показал на небо.
        — Что она там будет делать?  — гневно кричу я.  — Анализы она там будет делать, она должна исследовать всё, что нам попадётся.
        — Ага! Значит, целые дни она будет занята своей химией?
        — Да, целый день, а иногда даже ночь,  — подтвердил я.
        Круглое лицо Гансика прояснилось:
        — Значит, времени для варки пищи у неё не будет?
        Озадаченные, мы посмотрели на Гансика.
        — Понятно, у неё не будет времени.
        — Значит, не будет времени!  — блаженно повторил Гансик.  — Также и для штопанья и для всяких починок и ремонтов? Друзья! Возьмите меня поваром. У меня уже есть поваренная книга.
        — Принят!  — загалдели мы радостно и пожали Гансику руку.
        — Открываю первое собрание команды нашего межпланетного корабля,  — сказал я.  — Порядок дня: первое — выборы руководителя экспедиции; второе — выбор названия для нашего корабля.
        Потом все утверждали, что это был лучший из наших вечеров. И я того же мнения. Сначала мы единогласно выбрали Виктора руководителем экспедиции. Аннамари стала его заместителем — это уже из-за равенства полов. Секретарём был избран я. Затем мы обсудили имя нашего корабля.
        Было много предложений: Старт, Луна, Почтовый голубь, Комета…
        — Я предлагаю другое имя,  — сказал я.  — Назовём корабль «Виктор», что означает «победитель». Кроме того, это имя человека, который создаст наш корабль.
        — Принято!  — сказали все и подняли руки.
        Я глянул на Виктора. Его глаза вспыхнули, щёки зарделись.
        — Товарищи,  — сказал он,  — мы достигнем нашей цели. Я готов отдать свою жизнь во имя достижения её.
        — Мы тоже!  — откликнулись все.
        На другой день мы провожали Виктора на вокзале.
        Подошёл поезд. Мы внесли вещи в вагон, простились с Виктором и с женщиной, которая сопровождала его в колонию. Потом вышли на перрон.
        Виктор подошёл к окну.
        — Всё будет хорошо, Виктор!  — сказала Аннамари.
        Он кивнул.
        — Я выдержу год. Выдержу…
        Я обнял друзей.
        — Что бы ни произошло, команда «Виктора» стоит друг за друга!
        — Друг за друга!  — тихо повторили Аннамари, Фриц, Альфред и Гансик.
        — Друг за друга!  — откликнулся Виктор.
        Это звучало как клятва.
        Поезд тронулся. Мы пошли рядом с вагоном. Но колёса стучали всё быстрее и быстрее. Нам было не угнаться за ними.
        Так окончилось приключение с Виктором.
        Впрочем, это не конец. Уверяю вас.
        Хорошо жить, когда у тебя есть верные друзья!
        Нас ждут удивительные дела, необыкновенные приключения. Мы полетим в космос!
        И тот, кто не верит, прочтёт когда-нибудь об этом в газете.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к