Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Детская Литература / Уэлфорд Росс: " Путешествие Во Времени С Хомяком " - читать онлайн

Сохранить .
Путешествие во времени с хомяком Росс Уэлфорд

        На двенадцатый день рождения Ал получает от покойного отца письмо: мальчик должен отправиться в прошлое и предотвратить его гибель. На необычной машине времени Ал вместе со своим хомяком путешествует в 1984 год. Сумеет ли он спасти отца, не вызвав при этом временной парадокс, который повернёт реальность в совершенно новое, неожиданное русло? Захватывающая и трогательная история от восходящей звезды детской фантастики, популярного британского автора Росса Уэлфорда.
        Для среднего школьного возраста

        Росс Уэлфорд
        Путешествие во времени с хомяком

        Посвящается Гуннель, Астрид и Юэну (и Джесс)

        Мой папа умирал дважды. Первый раз - когда ему было тридцать девять, а потом снова - четыре года спустя, когда ему было двенадцать. (Он умрёт и в третий раз, что, пожалуй, чересчур жестоко, но тут ничего не поделаешь.)
        Первый раз никак не был связан со мной. Второй же - определённо был, но оказался я там только из-за папиной «машины времени». Я знаю: кажется, будто бы я обвиняю папу, а это вовсе не так, но… вы скоро поймёте, что я имею в виду.
        Спроси вы меня раньше, я бы сказал, что машина времени может выглядеть как подводная лодка. Или космическая ракета. В любом случае, это что-то с кучей переключателей, панелей и лампочек из железа или чего-то подобного, и обязательно большое - то есть _действительно_большое - с двигателями, усилителями и реакторами…
        Вместо этого я вижу перед собой ноутбук и жестяной садовый таз.
        _Это_ - машина времени моего папы.
        И она скоро изменит мир - буквально. Ладно, по меньшей мере - мой мир.

        Глава 1

        Прямо через дорогу от дома, где мы жили до того, как папа умер (в первый раз), есть переулок с островком газона, кустами и беспорядочно растущими деревьями. Когда я был маленьким, то называл это место «джунглями»: мне казалось, что на джунгли оно и похоже. Теперь я вижу, что это просто участок земли под ещё не построенный дом.
        Здесь-то, в кустах, я и сижу глубокой ночью. На голове у меня мотоциклетный шлем, он полностью скрывает лицо, и я жду подходящего момента, чтобы проникнуть в свой бывший дом.
        Рядом валяется старая бумажная коробка из-под жареной курицы; до меня доносится неприятный кислый запах - вероятно, от лисьего помёта. Дом стоит тёмный, света нигде не видно. Я смотрю вверх на окно своей бывшей спальни - маленькое окошко над входной дверью.
        Днём на Честертон-роуд спокойно - маленькие дома на две семьи из красноватого кирпича вытянуты по ней в длинную дугу. Когда их только построили, домики выглядели одинаково. Но жители постепенно добавляли резные ворота, гаражи и даже - как старый мистер Фрейзер - раскидистую араукарию[1 - Араукария - вечнозелёное хвойное дерево. Родиной араукарии считается остров Норфолк, расположенный в Тихом океане между Новой Зеландией и Австралией. (Здесь и далее - прим. пер.)], а потому теперь каждый дом немного отличается от других.
        Сейчас, почти в час ночи, на улице никого нет, а я смотрел достаточно много фильмов и телепрограмм о преступниках и точно знаю, как вести себя, чтобы не вызвать подозрений. Когда вы ведёте себя как обычно, вас никто не замечает. Если бы я нервно ходил туда-сюда по улице и осматривал дома в ожидании удобного момента, меня могли бы заметить и вызвать полицию. С другой стороны, если я просто иду по улице, в этом нет ничего особенного, и я становлюсь для людей невидимкой.
        (Не снимать мотоциклетный шлем - авантюра, или «обдуманный риск», пользуясь определением моего дедушки Байрона. Если я его сниму, кто-то может обратить внимание на мой возраст - слишком юный для езды на мопеде; в шлеме же я выгляжу подозрительно. Я пока не определился, но в любом случае надолго в нём не останусь.)
        Я всё продумал на пути сюда. Около года назад, когда мы ещё здесь жили, местный муниципалитет отключил каждый второй фонарь на улице. Благодаря этому эксперименту по экономии средств мне удалось оставить мопед в тёмном месте. Так непринуждённо, как это только возможно, я выхожу из кустов, снимаю шлем и кладу его в открытый багажник мопеда. Я поднимаю воротник и, не останавливаясь, перехожу улицу к дому номер сорок. Здесь я быстро миную короткую подъездную дорожку и встаю в тени - меня хорошо скрывают живая изгородь между садиками двух домов и маленькая припаркованная тут же «Шкода».
        Пока всё идет хорошо: новые владельцы нашего дома ещё не успели отрегулировать гаражные ворота. Оказывается, они разболтались даже сильнее, чем раньше. Перед воротами лежит удерживающий их кирпич, и когда я приседаю и сдвигаю его, правая створка ворот распахивается и ударяется о «Шкоду». Секунду я с ужасом думаю, что не пройду в такую узкую щель, но всё-таки ухитряюсь протиснуться, и вот я уже в гараже, где пахнет пылью и старым машинным маслом. Луч моего фонарика скользит по стенам, высвечивая ещё не распакованные коробки, и по полу, где тёмные деревянные доски закрывают подвал в центре помещения.
        Вот ещё один совет тем, кто планирует куда-то проникнуть: не светите фонариком во все стороны. Мелькающий свет привлекает внимание, в отличие от света неподвижного. Я ставлю свой фонарик на пол и начинаю поднимать промасленные доски.
        Под ними открывается бетонная лестница; спустившись по ней, я оказываюсь в комнатке с квадратный метр и вижу справа металлическую дверь высотой примерно в половину моего роста. А на ней - пыльное стальное колесо-штурвал, какое можно встретить на кораблях. Колесо прочно закреплено болтом с кодовым замком.
        Я бы тихонько просвистел «фью» от изумления, но мои губы настолько пересохли от волнения и пыли, что ничего не выходит.
        Я набираю на кодовом замке цифры из письма папы - день и месяц моего рождения наоборот,  - берусь за штурвал обеими руками и поворачиваю его против часовой стрелки. Штурвал сопротивляется, но все же со скрипом поддаётся: дверь неожиданно открывается внутрь, тихо выпуская воздух.
        Я хватаю фонарь и направляю его перед собой, сгибаясь, чтобы пройти в маленькую дверь. За дверью - снова ступени вниз, а на стене справа я нащупываю выключатель, но не решаюсь нажать на него: вдруг сработает сигнализация или что-то ещё, или зажжётся свет в гараже наверху, или… я не знаю что. Мне просто страшно щёлкнуть выключателем, и мой путь освещает только жёлто-белый луч фонаря.
        Ступени ведут в комнату в два раза меньше нашей гостиной. Потолок здесь настолько низкий, что не каждый взрослый смог бы распрямиться.
        Вдоль длинной стены стоят четыре двухъярусные кровати, они полностью заправлены: одеяла, подушки, постельное бельё. В закутке за стеной туалет и ещё какой-то механизм с трубами и шлангами. На белом бетонном полу лежат коврики, а на стене висит выцветший оранжево-чёрный постер: круглая картинка с мамой, папой и двумя детьми и надпись «Защити и выживи»[2 - «Защити и выживи» (англ. Protect and Survive)  - информационные материалы по гражданской обороне, которые распространялись правительством Великобритании в конце 1970-х - начале 1980-х гг.] большими белыми буквами. Я уже однажды видел этот постер в школе: какой-то человек рассказывал нам о мире и ядерной войне, а Дания Бизевски испугалась и расплакалась, сильно его этим смутив.
        Такие бункеры строили много лет назад, когда считали, что Россия собирается сбросить на нас атомную бомбу.
        Я оборачиваюсь и вижу в луче фонаря длинный стол со стулом. На столе стоит жестяной таз - в таком вы могли бы, например, искупать собаку. В тазу лежат старый белый ноутбук «Эппл Мак»[3 - «Эппл Мак» (англ. Apple Mac)  - ноутбук Macintosh компании Apple.] и компьютерная мышка. Ноутбук соединён проводом с чёрной металлической коробкой размером с небольшую книгу, а от неё отходят два метровых шнура со странными рукоятками на концах.
        Рядом с тазом на столе стоит кофейная кружка с моей детской фотографией и надписью «Я люблю своего папочку», покрытая изнутри налётом старой плесени.
        Здесь же лежит региональная газета «Вестник Уитли-Бэй»: она сложена вдвое и открыта на статье с фотографией моего папы под заголовком «Трагическая гибель местного жителя».
        Я сажусь на крутящийся стул и вожу рукой по нижней поверхности стола, но ничего не могу нащупать. Тогда я встаю на колени и подсвечиваю себе фонариком - вот же он, конверт приклеен под столом, как папа и написал.
        Но здесь нет машины времени. Во всяком случае, такой, какую я себе представлял.
        И тут я внимательно смотрю на жестяной таз со всем его содержимым.
        - Не может быть,  - думаю я,  - конечно же, это не она?
        Но это она.
        И знаете, что самое безумное? Она работает.

        Глава 2
        Неделей раньше

        Вся эта история: проникновение со взломом плюс грабёж, поджог, угон мопеда и что-то вроде убийства, не говоря уже о путешествиях во времени,  - началась в мой двенадцатый день рождения. В тот день у меня появился хомяк, а ещё я получил письмо от своего умершего папы.
        Точнее (а точность, по словам дедушки Байрона,  - это самое важное), всё началось, когда мы с мамой стали жить вместе со Стивом и Карли, Адской Сводной Сестрой. Мы съехались сразу после свадьбы мамы и Стива - самой маленькой свадьбы в мире (там были только мама, Стив, дедушка Байрон, я, АСС и тётя Элли).
        Ещё точнее: началось всё тогда, когда умер папа. Но это произошло давно, и я не хочу говорить об этом - во всяком случае, пока.
        Итак, двенадцатого мая мы отмечали мой двенадцатый день рождения, то есть мне исполнилось двенадцать двенадцатого. Такое совпадение случается лишь раз в жизни, и некоторым людям приходится ждать до своего тридцать первого дня рождения. Вероятно, тогда это уже не приносит столько радости.
        Стив очень старается заслужить моё расположение, а потому он потратился на подарок. Я получил от него футболку игрока «Ньюкасл Юнайтед»[4 - «Ньюкасл Юнайтед» (англ. Newcastle United Football Club)  - футбольный клуб из города Ньюкасл-апон-Тайн, что на северо-востоке Англии.] со своим именем и возрастом на спине: «Альберт 12». Вот только все зовут меня Ал, а не Альберт, и я не особо люблю футбол. Я посмотрел несколько матчей вместе со Стивом, чтобы порадовать маму. Но, если честно, я не нахожу в этой игре никакого смысла.
        - Давай, Ал, примерь её - посмотрим, как тебе!  - мама улыбается слишком широко. Подарок мне не нравится, но я улыбаюсь, чтобы скрыть это, ведь Стив хотел как лучше. А Стив улыбается немного растерянно. И только одна Карли улыбается искренне: она довольна тем, что подарок мне не по душе.
        Футболка великовата, так что быстро мне из неё не вырасти,  - а жаль.
        Мамин подарок намного лучше. Вот он на столе: большая коробка, завёрнутая в цветную бумагу, с лентой и бантом - будто с картинки. Я снимаю бумагу и даже _не_представляю_, что может быть внутри. Надпись на коробке гласит: «Хомск - город для вашего хомяка»; на ней нарисованы тоннели, ящички, клетка и всё такое. Я уже догадываюсь о содержимом маленькой коробки в руках у мамы и ухмыляюсь во весь рот. И конечно же, это хомяк - ещё совсем маленький и очень симпатичный. У него (или неё, я пока не знаю) светло-коричневая шёрстка, а ещё смешно подёргивается нос, и я его (или её) уже люблю.
        Я думаю, как бы его назвать, и тут Стив восклицает:
        - Я придумал ему классное имя!
        - Стив,  - говорит мама,  - пусть мальчик выберет имя сам.
        Чтобы не расстраивать Стива, я говорю:
        - Всё в порядке. Что за имя?
        - Алан Ширер[5 - Алан Ширер (англ. Alan Shearer)  - английский футболист, игравший на позиции нападающего. Играл за клуб «Ньюкасл Юнайтед» и был капитаном сборной Англии по футболу.]!  - моё лицо ничего не выражает, и Стив повторяет:  - Алан Ширер. Величайший нападающий? Лучший бомбардир в истории Премьер-лиги?  - Я всё равно не понимаю.  - Парень с «Матча дня»?[6 - «Матч дня» (англ. Match of the Day)  - телевизионная программа о футболе, выходит в Великобритании с 1964 года.]
        Я киваю и натянуто улыбаюсь. Хотя имя-то вроде и неплохое. Как ни крути, а настоящее имя вроде Алан Ширер лучше, чем Пушистик или Хомчик, которые пришли мне в голову. Решено: хомяка зовут Алан Ширер.
        Я замечаю, что Карли уже не улыбается. Она подходит ко мне, пока я распаковываю пластиковые детали, склоняется, чтобы никому не было слышно, и шепчет:
        - Хомяк? Это же просто крыса для _детишек_.
        И знаете что? Мне всё равно.
        Вскоре приходит дедушка Байрон. Он каждый день отвозит меня в школу, с тех пор как мы с мамой переехали к Стиву и Карли.
        Я открываю дверь и вижу его: одежда цвета шафрана, заплетённые в косу седые волосы, круглые тёмные очки и массивные байкерские ботинки. В больной руке он держит мотоциклетный шлем, а в здоровой - конверт с поздравительной открыткой.
        - С днём рождения, мой юный друг,  - говорит он мне, и я крепко его обнимаю. Мне нравится запах дедушки Байрона - целая смесь ароматов. Мятное масло, которое он наносит на волосы. Сладкий дым сигарет биди[7 - Биди - небольшие сигареты, которые сворачивают вручную. Популярны в Индии и других странах Азии.], которые он иногда покупает в ливанской закусочной у выходца из Бангладеш. И его любимая лакричная зубная паста, хоть и противная на вкус, но с приятным запахом.
        Обнимая дедушку, я глубоко вдыхаю его запах. Дедушка проходит на кухню.
        - Доброе утро, Байрон!  - приветствует его мама.  - Давай заходи!
        Задевая меня, Карли протискивается к лестнице.
        - Привет, Байрон,  - мило здоровается она.  - Классно выглядишь!
        Только выйдя из его поля зрения, она поворачивается ко мне, морщится и машет рукой перед носом, будто от дедушки Байрона плохо пахнет. А это вовсе не так.
        У моего дедушки забавная манера говорить: индийский акцент накладывается на диалект джорди[8 - Джорди - диалект английского языка, распространённый на северо-востоке Англии.] - с примесью устаревших слов и выражений. Он папа моего папы, но мой папа не особо хорошо владел местным диалектом.
        Дедушка садится за кухонный стол с конвертом в руках.
        - Прости, приятель, я не успел купить тебе подарок,  - он качает головой на индийский манер, чтобы повеселить меня. При этом он улыбается, и я вижу его большой золотой зуб.
        - Не страшно,  - говорю я, доставая открытку. Из неё выпадают две банкноты по двадцать фунтов.  - Спасибо. _Большое_спасибо!  - я правда благодарен.
        Мама говорит:
        - Я рада, что ты здесь, Байрон. Пришло время отдать Алу письмо.
        Она встаёт и идёт к комоду. Мама ведёт себя немного странно, будто бы радуется, волнуется и боится одновременно. Она достаёт из ящика большой плотно набитый конверт - Стив наблюдает за ней со спокойной улыбкой, а вот дедушка Байрон явно не понимает, что происходит.
        - Вот, Ал. Это тебе от твоего папы,  - мамино лицо становится серьёзным, а я не знаю, что сказать.  - Мы нашли это письмо среди папиных вещей после его смерти. Должно быть, оно написано очень давно.
        Я внимательно рассматриваю конверт в маминых руках. Выражение лица дедушки Байрона не меняется.
        - Что в нём?  - наконец спрашиваю я.
        - Я не знаю. Это личное письмо, адресованное тебе. И я думаю, тебе стоит считать его секретным…  - она помедлила,  - и никому не показывать.
        Я осторожно беру конверт и читаю витиеватую надпись. Да, это почерк моего папы и моё полное имя: Альберт Эйнштейн Хокинг Чаудхари. Под моим именем написано: «ВАЖНО. НЕ вскрывать этот конверт, пока не пройдёт ШЕСТНАДЦАТЬ часов с момента получения. Вручить в двенадцатый день рождения».
        Я перевожу взгляд на дедушку Байрона и спрашиваю:
        - Ты знал об этом письме?
        Он качает головой - что-то в этом быстром движении и в том, как сжались его челюсти, заставляет меня насторожиться. Мне даже кажется, что он немного побледнел. Мы оба внимательно разглядываем конверт.
        Тем временем Стив так и сидит с глуповатой улыбкой на лице - сейчас она кажется немного натянутой, и я понимаю, что он ревнует. Он очень старается мне понравиться и сейчас не может сдержать эмоций - ведь мой папа внезапно встал между нами. Стоит ли говорить, что теперь он нравится мне чуть меньше, чем раньше?
        - Я всё равно пока не могу распечатать письмо,  - говорю я, перечитывая надпись на конверте.
        Конечно, мне ужасно хочется его вскрыть. Но это почерк моего папы и его личная просьба - я должен проявить уважение. Всё это и так даётся мне непросто, а тут ещё и дедушка Байрон со своим каменным лицом.
        - Пойдём, сынок, а то опоздаешь,  - говорит он и берёт шлем с кухонной стойки. И больше не произносит ни слова до самых школьных ворот, а там спрашивает:
        - Зайдёшь ко мне после уроков?
        Я киваю, и он уезжает, даже не помахав мне на прощание.
        Да уж, утро оказалось действительно необычным.

        Глава 3
        Двенадцать фактов о дедушке Байроне

        1. Его полное имя - Байрон Рахмат Чаудхари-Рой, он родился в Новый год, но никогда не отмечает свой день рождения. «Зачем отмечать то, что ты стал на год ближе к смерти?  - спросил он меня однажды.  - В конце концов, это лишь течение времени». Дедушка всё равно дарит мне подарки на день рождения, так что вряд ли он говорил серьёзно. Ему около шестидесяти, но возраст выдаёт только то, что он почти совсем седой. Выглядит дедушка намного моложе.

        2. У дедушки потрясающая память - просто _невероятная._С десяти лет до момента отъезда в Англию он изучал техники медитации под руководством индийского гуру. Он может запомнить абсолютно всё, и даже не забывает имена никого из тех, с кем когда-то был знаком.

        3. Он родился в регионе Индии под названием Пенджаб. В 1960-е годы из-за массовых беспорядков родители отправили его в Британию. То время называют «свингующие шестидесятые», но в Уолсенде дедушка ничего такого не заметил.

        4. Он жил с тётей и дядей, но они давным-давно умерли, и я не знал их.

        5. Дедушка женился на бабушке Джули в 1972 году. Я точно это знаю: он сказал мне, что песня «Без тебя» в исполнении Нилссона была тогда на первом месте в чартах, и я посмотрел год в Интернете. Бабушка Джули умерла до моего рождения.

        6. Родители бабушки Джули не пришли на их свадьбу. Дедушка Байрон говорит, что они были заняты, но это звучит странно. Возможно, они были расистами и не хотели, чтобы их дочь выходила за дедушку Байрона. Похоже, в 1972 году многие были расистами.

        7. Дедушка не всегда ходил в жёлтых одеяниях. Он и сейчас не всегда в них. Но когда папа умер, дедушка уехал. По словам мамы, на долгие месяцы. Потом он вернулся, отпустил бороду и стал носить длинную одежду. (Борода, впрочем, вскоре исчезла - дедушка сказал мне, что она чесалась.)

        8. Во время работы на фабрике в Норт-Шилдсе он написал книгу. Он набирал текст вечерами на печатной машинке - это такая старая модель компьютера без встроенной памяти. Два в одном: клавиатура и принтер - крутое устройство. Никто в Англии не стал выпускать эту книгу, поэтому её издали в Индии.

        9. Он повредил правую руку в результате несчастного случая. Как ни странно, это произошло из-за фейерверков. Он устанавливал для них большую металлическую конструкцию, какой-то болт был плохо затянут, и вся эта махина рухнула ему прямо на руку. Рука с тех пор почти не двигается и выглядит странновато, вроде как она вывихнута. Дедушка получил небольшую страховую выплату и уволился с фабрики.

        10. Он вложил часть своих денег в первый в регионе ресторан с тандури[9 - Тандури, или тандыр - печь в форме цилиндра, обычно из глины. Родиной тандури считаются Средняя и Центральная Азия.] «Пряности пустыни» на побережье Кальверкота. (Ресторан всё ещё существует, но теперь им владеют бангладешцы. Дедушка Байрон однажды в шутку сказал, что теперь там готовят куда вкуснее.)

        11. Он выиграл приз в конкурсе талантов на фабрике. Остальные участники выступали с песнями или рассказывали анекдоты, один парень великолепно пародировал голоса всех боссов, а вот дедушка Байрон демонстрировал трюки с памятью и выиграл! Его коллеги перетасовали колоду карт и называли их по одной, а дедушка все-все запомнил. Он сказал мне, что это была задача первого уровня сложности - значит, совсем простая.

        12. У дедушки нет фотографий. Он говорит, что лучшие картинки - в его голове, а фотографировать ему просто лень.

        Глава 4

        В школе всё нормально.
        Мисс Генри и так всегда добра ко мне, а сегодня она улыбается и объявляет всем, что у меня день рождения. На прошлой неделе я пропустил лёгкий мяч, и Фредди Стэйворд дразнил меня: он скандировал «лузер, лузер», пока мистер Спрингхэм на него не прикрикнул. Но сегодня на ланче Фредди даже поделился со мной бисквитным пудингом. Стоит ли говорить, что я проверил пудинг на наличие плевков, волос и прочих посторонних предметов. Я съел его, только убедившись, что всё чисто.
        (Кстати, в первый учебный день в школе Св. Эдди я не знал там ни единого человека. Мы переехали к Стиву и Карли на летних каникулах. Мама хотела, чтобы переезд казался мне приключением,  - так обычно ведут себя взрослые. Она говорила, что у нас всё будет замечательно, а я сомневался. Сказать по правде, я и сейчас сомневаюсь. Я подозреваю - хоть и не знаю точно,  - что всё дело в деньгах. Мама однажды сказала, что папа оставил нас в сложном финансовом положении. Ничего плохого о папе, кроме этого, я никогда он неё не слышал.)
        После ланча я сижу в маленькой нише среди верхней одежды в гардеробе - если забраться туда с ногами, меня совсем не видно. Я нашёл это место во второй учебный день в сентябре. Я ещё не знал никого в школе, но вовсе не собирался пользоваться «скамейкой дружбы»[10 - Скамейка дружбы - специальная скамейка для тех, кто хочет найти друзей. На ней можно познакомиться и вступить в разговор с другими людьми. Такие скамейки ставят в детских садах, школах, церквях, парках и прочих местах.]. Тем более что мне вполне уютно среди одежды, несмотря на затхлый запах грязных резиновых сапог и кедов.
        Я взял книгу о хомяках в школьной библиотеке и собираюсь её открыть. В этот момент до меня доносится голос Джолиона. Я втягиваю ноги в нишу, но слишком поздно.
        - Читаешь, да?  - протяжно говорит Джолион и показывает пальцем на мою книгу. Он произносит это с такой заботой, теплом и радушием, что меня бросает в дрожь. Руки предательски трясутся, а с ними и книга.
        Джолион Дэнси говорит с фальшивым акцентом - что-то вроде джорди для аристократов. На _каждое_Рождество ему дарят новый горный велосипед. Его папа (которого он почти не видит) ведёт вечернее джаз-шоу на «Метро-радио» по выходным. Папу с натяжкой можно назвать местной знаменитостью, и Джолион часто этим хвастается.
        Хуже всего то, что с ним общается Карли, хоть она и учится на класс старше. Она и сейчас стоит рядом и жуёт жвачку. Карли не то чтобы его девушка, но точно входит в его близкий круг - или очень хотела бы. Юбка Карли подтянута так высоко, что её почти не видно из-под выпущенной блузки. Кажется, что на ней только рубашка и колготки.
        От Джолиона одни неприятности, он главный задира в классе. Но он никогда не попадается на этом, потому что ведёт себя вежливо. Он из тех, кто делает гадости с милой улыбкой.
        - Читаешь!  - повторяет Джолион. Он присел: его лицо уже вровень с моим, слишком близко, и он лицемерно ухмыляется - как крокодилы в фильмах о природе.
        - Что у нас здесь, приятель? Книга? О, мне нравятся хомяки, а тебе, Карли?  - Карли кивает.  - Можно мне взглянуть?
        Он протягивает руку, и я отдаю ему книгу. Джолион встаёт и читает название на обложке:
        - «Разведение хомяков для начинающих», доктор А. Боргстрём,  - он хмыкает.  - Ты разводишь хомяков, да? Серьёзно, Альберт?  - он усмехается и смотрит на Карли.
        - Это просто о том, как за ними ухаживать.
        - Ладно, я понял. Можно взять твою книгу? Разрешаешь?
        Я чувствую приступ тошноты, а ведь он всего лишь убрал в карман пиджака библиотечную книгу. И тут Карли говорит:
        - Оставь его, Джол. Не сегодня.
        Джолион озадаченно молчит.
        В этот момент мы слышим с другого конца коридора голос мистера Спрингхэма:
        - Идите по _левой_стороне!  - его тяжёлые шаги всё ближе.
        Джолион возвращает мне книгу и отходит. На прощание он снова ухмыляется и подмигивает мне. _Подмигивает_ - подумать только. Наверное, тоже считает _меня_лузером.
        Вот какая проблема в школе: у меня здесь нет друзей. Честно говоря, проблема даже не в школе, а во всей моей жизни. Не то чтобы мне не нравились люди или людям не нравился я. Но даже когда люди ведут себя дружелюбно, они словно смотрят сквозь меня. Хорошо, что мне комфортно наедине с самим собой, иначе всё это было бы слишком грустно.
        Вот, к примеру, объятия. Мне кажется, я никогда не обнимался с другом. В этом нет ничего страшного, ведь меня всё время обнимает мама, а ещё дедушка Байрон (и даже иногда Стив - это хуже, но тоже сойдёт). Но я смотрю на ребят в школе: они то и дело хлопают друг друга по спине и обнимаются. Вроде бы это весело.
        В любом случае, как я уже сказал, в школе всё нормально.

        Глава 5

        Я открываю дверь своим ключом и вижу, что дедушка Байрон медитирует. Шторы в гостиной задёрнуты, тлеет ароматическая палочка, весь дом окутан запахом ладана.
        Он сидит на диване: ноги скрещены, руки спокойно лежат на коленях, спина идеально прямая. Он поднимает указательный палец в знак того, что я замечен. Я рад этому, ведь порой он никак не реагирует на мой приход. Однажды мне пришлось очень долго ждать, пока он откроет глаза. Я уже сделал домашнее задание, посадил батарею своего МР3-плеера и прочитал почти всю «Дейли Телеграф»[11 - «Дейли Телеграф» (англ. The Daily Telegraph)  - очень популярная в Великобритании газета, выходит ежедневно.] - а он сказал только:
        - О, привет, давно ты тут?
        На этот раз я жду недолго. Он медленно открывает глаза и распрямляет длинные смуглые ноги.
        - Ты как раз успел на масала-чай[12 - Чай масала - напиток родом из Индии: чай, который заваривают со специями, добавляя молоко и сахар.]. Включим телик? Может, сегодня ты обгонишь этих недотёп?  - его глаза улыбаются.
        Он не считает участников телевикторин глупыми, просто уверен, что они не такие умные, как он. Мало кто умнее моего дедушки.
        Мы сидим перед телевизором, пьём очень сладкий индийский чай и едим _бадам_бурфи_: дедушка приготовил это индийское лакомство из орехов в честь моего дня рождения.
        В это время всегда передают телевикторины. Обычно мы смотрим основные каналы, но если дедушке Байрону не понравится шоу, которое там идёт, он обязательно найдёт подходящее на канале «Челлендж». Ему интересны те викторины, в которых задают вопросы на общие знания. Столицы стран, иностранные президенты, даты войн, химические соединения, великие произведения искусства - в общем, вы поняли.
        Сегодня мы смотрим новую программу под названием «Игры разума» на «Би-би-си два»[13 - «Би-би-си два» (англ. BBC Two)  - общественный телеканал в Великобритании.]. В ней шесть участников стараются выбить друг друга из соревнования: создают альянсы и делают ставки в зависимости от своей уверенности в ответе. В этом шоу действительно сложные вопросы - по крайней мере, для меня. Именно это и нравится дедушке Байрону.
        Ведущий - парень из выпусков новостей, необычно видеть его здесь в джинсах и чёрной водолазке. Он говорит очень быстро:
        - Отлично, Даррен, ты в команде с Селией, давайте проверим, получится ли у вас устранить Аднана и приблизиться к главному призу? Вас ждут три вопроса о популярной музыке - тридцать секунд, время пошло. Какая песня «Битлз» последней возглавила чарты Великобритании перед их…
        - «Баллада о Джоне и Йоко», номер один в течение трёх недель в 1969 году,  - отвечает дедушка Байрон, не давая ведущему договорить.
        - Какой альбом, выпущенный в 1982 году, стал самым продаваемым альбомом всех вре…
        - «Триллер»,  - выкрикивает дедушка Байрон,  - альбом Майкла Джексона!
        - И наконец, в дуэте с каким музыкантом Алиша Киз записала хит «Настроение в Нью-Йорке»[14 - (Англ. Empire State of Mind). В названии песни используется игра слов. Штат Нью-Йорк называют Имперским штатом (англ. Empire State), а словосочетание state of mind переводится как «настроение».] в 2010 году?
        Это я знаю.
        - Эминем!  - кричу я.
        Дедушка Байрон качает головой и улыбается:
        - Джей Зи. И было это в 2009, а не в 2010 году.
        Конечно, все его ответы верны.
        Он отвечает правильно почти всегда.
        - Как ты это делаешь?  - спрашиваю я, наверное, в сотый раз.  - Откуда ты столько всего знаешь?
        И он в сотый раз отвечает мне:
        - Не путай знание с памятью, Ал. У меня хорошая память, потому что я её натренировал. Но память не равна знанию; при этом ни знание, ни память не равноценны мудрости,  - он улыбается мне и делает большой глоток чая.

        У дедушки Байрона есть особенность: посмотрев передачу, он сразу выключает телевизор. Дома мы либо выходим из комнаты, либо щёлкаем по каналам и смотрим, что ещё идёт, но телевизор продолжает работать. У дедушки же - нет. Так и с газетой: он всегда аккуратно складывает её, прочитав статью.
        Программа «Игры разума» закончилась, телевизор выключен, и мы сидим молча. Дедушка Байрон чуть заметно улыбается. Может, он доволен тем, что верно ответил на все вопросы. Или тем, что я впервые успел ответить на пару из них за тридцать секунд.
        - Придёт время, и ты будешь запоминать лучше, чем я,  - говорит дедушка и смотрит на меня, прищурившись.  - Понимаешь, сила разума открывает тебе почти безграничные возможности, Ал. Плюс, конечно, «Дворцы памяти Шри Кальпаны».
        Дедушка Байрон написал эту книгу так давно, что она уже стала раритетом. Свой экземпляр он мне никогда не показывал. Раньше он упоминал о книге только вскользь, а сейчас смотрит мне прямо в глаза и улыбается.
        Он легко встаёт с дивана и не кряхтит, как другие пожилые люди. Берёт книгу с полки и вручает её мне: это очень тонкая книга в простой обложке жёлтого цвета - такого же, как его одежда. На обложке написано только название «Дворцы памяти Шри Кальпаны» и под ним имя: Байрон Р. Чаудхари-Рой.
        - Я ждал нужного момента,  - говорит дедушка,  - но сейчас время пришло. Тебе уже двенадцать.
        - Правда? То есть большое спасибо…
        Он поднимает указательный палец, прерывая меня. На некоторое время его взгляд пустеет, потом он сильно моргает и говорит:
        - Мы изучим книгу вместе. А пока можешь взять её с собой.
        Я улыбаюсь, пожимаю плечами и отвечаю:
        - Круто!
        Дедушка что-то недоговаривает, но я не могу понять что. Он произнёс «тебе уже двенадцать» так, будто всё это связано: книга, письмо от папы, странная реакция дедушки на него. Долго гадать мне не приходится.
        - Это письмо от твоего отца…  - начинает он, не глядя на меня.
        Он говорит так ровно - словно заранее репетировал. Я молча киваю и жду продолжения.
        Он садится напротив и пристально смотрит на меня:
        - Твой отец и я - у нас были разногласия. Насчёт его работы.
        - Его _работы_?
        - Не его обычной работы. Насчёт того исследования, которым он занимался в свободное время. Он рассказал мне о нём, и… я был против.
        - Что за исследование? (Не забудьте: в этот момент я ещё _ничего_не знал о путешествиях во времени.)
        Вместо того чтобы нормально ответить, дедушка Байрон наклоняется и берёт книгу из моих рук.
        - Жизнь, Ал,  - это чудесный дар: наш разум всегда должен быть открыт, чтобы сохранить для нас память о прекрасных мгновениях. Потому что люди меняются. Места меняются. Всё меняется, но не наши воспоминания. Воспринимай жизнь такой, какая она есть, Ал. Это способ жить счастливо.
        Наверно, я скептически прищуриваюсь. Заметив это, дедушка Байрон глубоко вздыхает, закрывает глаза и продолжает:
        - У меня в голове, в памяти, Ал, есть удивительные места. Некоторые из них похожи на дворцы, огромные и богато украшенные, другие выглядят скромнее. Но все они, комната за комнатой, переполнены воспоминаниями. Эти воображаемые комнаты разные. В кабинетах со шкафами и ящиками хранятся факты: результаты футбольных матчей, всевозможные даты, победители скачек, президенты стран. Но свои самые любимые воспоминания я бережно храню в чертогах великолепного дворца. Например, день, когда родился твой отец, нашу с бабушкой свадьбу или тот пикник под дождём в бухте Друридж пять лет назад - ты ещё тогда потерял кроксы. Я помню каждый день свой жизни с тех пор, как был примерно твоего возраста. В любой момент я могу зайти в комнату, достать воспоминание, смахнуть с него пыль, снова пережить то мгновение, а потом убрать обратно до следующего раза. В любой момент, когда только захочу.
        - Ты делаешь это, когда медитируешь?
        - О да. Обычно так. Я навожу порядок в своих чертогах памяти. Знаешь, ведь там тоже бывает бардак, точно как в обычных комнатах. Воспоминания могут затеряться или немного потускнеть - а я люблю держать их в образцовом порядке!
        - А как всё это связано с письмом папы?
        Дедушка Байрон открывает глаза и смотрит на меня так удивлённо, словно уже и забыл про письмо. Наконец он говорит:
        - Я не знаю. Возможно, _никак_. Но ты всё-таки прочти книгу. Ну если сам хочешь.
        Конечно же, я _хочу_. Но ещё больше я хочу понять, зачем он рассказал мне всё это.

        Глава 6

        Я возвращаюсь домой: Алан Ширер спит, и мама говорит, чтобы я не будил его. В моей книге написано, что хомяки - «сумеречные животные». Я думаю, это значит «сонные», и я просто сижу и наблюдаю за своим хомяком. Пробую двигать детали «Хомска» рядом с ним - вдруг это его разбудит, но ничего не выходит.
        Письмо от папы всё ещё лежит в моём школьном рюкзаке. Мне очень хочется достать его, но я не осмеливаюсь. Наверное, боюсь разочароваться.
        Стив приходит с работы.
        - Эй, чемпион,  - говорит он,  - классно, что тебе нравится футболка!
        Я надел её, чтобы его порадовать. Ладно, на самом деле - чтобы порадовать маму. Я знаю, ей будет приятно, что я оценил подарок Стива.
        Он сразу идёт к телевизору. Молодёжная команда «Ньюкасл Юнайтед» играет с какой-то европейской командой - я забыл название.
        - Сынок, иди сюда - как раз начинают!  - он зовёт меня, хлопая по дивану.
        - Знаешь, я, наверное, ммм… Мне нужно сделать домашнее задание,  - я показываю ему флешку на брелоке для ключей - на ней я обычно сохраняю школьные файлы - и, пятясь, выхожу из гостиной.
        Я успеваю заметить, как вытянулось лицо Стива.
        - Но это же Дортмунд! Немцы!  - жалобно кричит он мне вдогонку.
        Вот всегда так со Стивом. Ему явно не хватает сына, и он отвёл эту роль мне. Даже будь я его родным сыном - не факт, что я любил бы футбол, верно? Вот, например, мой бывший одноклассник Дэниел Сомерсет. Его отец блестяще показывает фокусы: на одном празднике у меня в кармане как по волшебству возник разноцветный платок. Дэниел считал это дурацким занятием, но отец на него не обижался. И даже не таскал с собой на встречи фокусников-любителей каждые выходные.
        Итак, я наверху в своей комнате, лежу на кровати и пытаюсь читать книгу дедушки Байрона. Я положил письмо около будильника: шестнадцать часов истекут к полуночи.
        Мне не удается сосредоточиться на чтении. Не то чтобы книга скучная или неинтересная: просто дедушка Байрон написал её много лет назад, а потому язык сложноват. Практических трюков с памятью в книге тоже нет. Пока она меня не захватила.
        Я аккуратно откладываю книгу в сторону. Я воспользовался закладкой, хотя обычно просто загибаю уголок страницы. Но это последний оставшийся экземпляр книги дедушки Байрона, так что вряд ли бы ему понравилось такое обращение.
        Я снова смотрю на Письмо. Я смотрю на него целую вечность, потом беру в руки. Я лежу и раздумываю. Да, папина инструкция гласит, что нельзя вскрывать конверт, пока не пройдёт шестнадцать часов. Но разве несколько часов что-то решат?
        - Ал!  - кричит мама с кухни.  - Ужин готов!
        Я вздыхаю, кладу письмо на тумбочку у кровати и иду вниз.
        По случаю моего дня рождения мама приготовила лазанью. Она пыталась дозвониться до Карли, чтобы та пришла домой к ужину, но её мобильный не отвечал. Телефон Стива сигналит новым сообщением.
        - Она снова с этим Джолионом Дэнси,  - говорит мама, взглянув на экран. Я не могу понять, довольна она этим или нет.  - Это её бойфренд?
        - Откуда мне знать?  - когда речь идёт о Карли и Джолионе, я предпочитаю вести себя очень осмотрительно.
        - Мне просто кажется, что она могла бы прийти на ужин в честь дня рождения сводного брата.
        У меня полный рот лазаньи, так что я не отвечаю. Мама подгадала с ужином к перерыву в игре, и к нам присоединяется Стив.
        - Ноль-ноль,  - сообщает он.
        Я хмыкаю и изображаю интерес.
        Пришла пора спать, а я так и не открыл Письмо.
        Но в пол-одиннадцатого я просыпаюсь: сначала Карли звенит ключами, потом они со Стивом говорят на повышенных тонах.
        В двадцать три часа у меня уже кружится голова от усталости, и я не могу больше ждать. Я протягиваю руку к конверту на столике и на час раньше, чем следовало бы, поддеваю мизинцем приклеенный клапан.

        Глава 7

        _Дорогой_Ал,_
        _Надеюсь,_нам_улыбнётся_удача,_и_тебе_не_придётся_читать_это_письмо._

        Это самое странное начало письма, которое я вообще видел. Никакого «привет!» или «как дела?». Ну ладно…

        _Но_будем_исходить_из_того,_что_ты_его_читаешь._Я_отдал_письмо_твоей_маме_ -_она_должна_вручить_его_тебе,_когда_ты_подрастёшь._
        _Ты_подождал_шестнадцать_часов?_

        Я качаю головой в ответ, будто он меня видит.

        _Это_просто_была_проверка_твоей_силы_воли._Если_ты_её_прошёл,_хорошо_ -_тебе_будет_чуть_проще_выполнить_мою_следующую_просьбу._Если_нет_ -_что_ж,_я_всё_равно_хочу,_чтобы_ты_попытался._
        _Ты_читаешь_это_письмо,_а_значит,_мои_опасения_подтвердились._Случилось_то,_чего_я_боялся:_меня_не_будет_рядом,_пока_ты_будешь_взрослеть._И_я_могу_сделать_тебе_только_один_подарок,_мой_дорогой_сын._
        _Хочу_объяснить:_я не_боюсь_умирать,_но_мне_грустно_от_того,_сколько_всего_мы_не_сделаем_вместе._
        _Я_не_увижу,_как_ты_пойдёшь_в_среднюю_школу_и_окончишь_университет,_как_женишься_и_сам_станешь_отцом._
        _Это_важные_большие_события._Но_есть_и_мелочи,_крошечные_детали,_которых_мне_так_сильно_будет_не_хватать._Я_люблю_твою_улыбку,_наши_шутки_и_то,_как_ты_смеёшься_над_моими_дурацкими_историями._Я_люблю_вдыхать_запах_твоих_волос,_когда_мы_обнимаемся._И_мне_нравится,_как_ты_радуешься_каждому_утру._
        _Впрочем…_есть_шанс,_что_всё_это_не_исчезнет_навсегда._Если_ты_будешь_следовать_моим_инструкциям,_если_будешь_смелым_и_умным_ -_а_ты_такой_и_есть,_я_знаю,  -_то_сможешь_предотвратить_мою_смерть._Когда_я_пишу_это,_тебе_всего_восемь:_ты_пока_не_можешь_постичь_смысл_того,_что_я_хочу_сказать_тебе._Тебе_пришлось_подождать,_но_теперь_время_настало._Скоро,_Ал,_ты_научишься_путешествовать_во_времени._

        Я прерываюсь и перечитываю. «Предотвратить смерть? Путешествовать во времени?» Да о чём это папа вообще?

        _Люди_мечтают_о_путешествиях_во_времени_с_тех_пор,_как_осознали_само_понятие_времени._Представь_себе,_Ал:_что,_если_бы_мы_могли_заглянуть_в_будущее?_
        _Или_вернуться_в_прошлое,_чтобы_исправить_свои_ошибки?_
        _Греки,_египтяне,_китайцы_ -_все_древние_цивилизации_стремились_к_этому._
        _Древние_шумеры,_населявшие_территорию_современного_Ирака_четыре-шесть_тысяч_лет_назад,_возможно,_раскрыли_тайну_путешествий_во_времени._Об_этом_говорят_клинописные_таблички_и_другие_археологические_находки._Беда_в_том,_что,_даже_если_это_не_миф_и_они_могли_перемещаться_в_прошлое_и_будущее,  -_это_было_слишком_давно._Их_знание_ушло_вместе_с_ними._
        _Не_так_давно_я_сделал_очень_важное_открытие._Я_использовал_современные_компьютерные_системы,_недоступные_древним_людям._
        _Ал,_ты_готов_путешествовать_во_времени?_
        _Нет,_Ал,_это_не_научная_фантастика:_тебе_не_придётся_сражаться_с_монстрами_в_далёких_галактиках._Это_чистая_математика,_но_очень_и_очень_сложная._
        _Я_вывел_формулу,_которая_позволяет_физически_перемещаться_(назовём_это_«путешествовать»)_между_параллельными_измерениями._Такое_перемещение_может_казаться_путешествием_во_времени._
        _Заметь,_что_я_написал_«казаться»._
        _Ты_знаешь,_что_время_«относительно»  -_впервые_на_это_указал_Альберт_Эйнштейн._Уверен,_что_ты_слышал_об_Общей_теории_относительности_Эйнштейна._Но_есть_ещё_и_Специальная_теория_относительности._
        _Однажды_ты_сможешь_изучить_и_понять_их,_а_пока_просто_поверь:_они_невероятно_сложные._Мы_все_признаём_гений_Эйнштейна,_но_лишь_немногие_могут_постичь,_насколько_поразительны_его_открытия._Наш_мозг_и_наши_мысли_так_крепко_связаны_с_обычной_земной_жизнью,_что_большинству_людей_просто_не_под_силу_дать_волю_воображению_и_осознать_истинное_значение_теорий_Эйнштейна._

        Я делаю паузу и перевожу взгляд на постер, который Стив повесил мне на стену. С постера на меня безучастно смотрят игроки «Ньюкасл Юнайтед». Вряд ли они мне чем-то помогут.
        Конечно, я знаю про Альберта Эйнштейна - в конце концов, меня назвали в честь него. Всклокоченные волосы, густые усы - сумасшедший учёный, чьим именем в школе дразнят отличников. И да, я слышал о теории относительности, но только об одной, и совершенно не понимаю её смысла.

        _Представь_себе_золотую_рыбку_в_аквариуме._Она_может_знать_всё_об_окружающем_её_мире:_каждый_камень,_пузырёк_воздуха_или_песчинку._Она_даже_может_связывать_вибрацию_сверху,_когда_с_аквариума_снимают_крышку,_со_скорым_кормлением._Но_она_не_понимает,_что_такое_люди,_машины,_фруктовый_смузи_или_победный_гол._И_никогда_не_поймёт._
        _Мозг_золотой_рыбки_просто_не_может_создать_эти_образы._Так_и_мозг_большинства_людей_не_может_объять_все_те_возможности,_которые_следуют_из_теорий_Эйнштейна._
        _Не_волнуйся,_Ал,_я_не_стану_объяснять_тебе_понятие_относительности._Даже_самому_Эйнштейну_сложно_это_давалось._Лучший_вариант_звучал_как-то_так:_
        _«Положите_ладонь_на_горячую_плиту_на_минуту_ -_эта_минута_покажется_вам_часом._Посидите_час_рядом_с_симпатичной_девушкой_ -_этот_час_покажется_минутой._ЭТО_и_есть_относительность»._
        _Говорил_ли_Эйнштейн_серьёзно?_Возможно,_в_некотором_смысле._Вот_что,_я_думаю,_он_хотел_сказать:_течение_времени_можно_увидеть_и_почувствовать,_а_раз_так,_то_его_можно_и_описать._Но_наша_способность_что-то_описать_не_делает_это_реальным._Ты,_без_сомнения,_можешь_ярко_обрисовать_воображаемое_животное,_но_оно_не_станет_от_этого_настоящим._
        _«Путешествие_во_времени»  -_не_лучшее_определение_того,_что_ты_будешь_делать,_Ал._Но_мы_ограничены_словами_своего_языка._«Относительное_движение_между_измерениями_пространства-времени»_будет_более_точным,_или_же_«Негравитационное_перемещение_статической_материи_в_Мульти_вселенной»._
        _Понимаешь,_о_чём_я?_Лучше_называть_это_«путешествием_во_времени»._Помнишь,_как_мы_ездили_в_Сихаузес_и_смотрели_на_звёздное_небо?_Я_ещё_рассказывал_тебе_о_том,_как_заглянуть_на_много_лет_назад?_С_той_поездки_прошла_лишь_пара_недель,_и_я_сел_за_письмо._Надеюсь,_ты_и_сейчас_сможешь_её_вспомнить._

        Я на секунду откладываю письмо, закрываю глаза и вспоминаю. Мы в поле - я и папа - смотрим на звёзды. На лице у меня появляется улыбка.

        _А_теперь_читай_очень_внимательно._Вот_что_ты_должен_сделать._
        _В_гараже_около_нашего_дома_есть_небольшой_подвал_ -_туда_ведёт_лестница,_закрытая_снаружи_досками._

        Значит, он писал о нашем старом доме. Конечно, папе не приходило в голову, что мы можем переехать. Я читаю дальше, но уже боюсь не справиться с его заданием.

        _Это_маленький_узкий_подвал,_там_ты_увидишь_тяжёлую_металлическую_дверь,_а_на_ней_ -_колесо-штурвал_вместо_ручки,_как_на_подводной_лодке._Замок_открывается_кодом:_5021,_твой_день_рождения_наоборот._Никто_другой_не_знает_этот_код._Открой_дверь_и_войди._Письмо_номер_два_приклеено_под_столом._
        _Ты_должен_полностью_доверять_мне_ -_как_никому_в_своей_жизни._
        _Скоро_многое_прояснится._
        _Тебя_ни_в_коем_случае_никто_не_должен_увидеть._
        _Твой_любящий_папа_
        _P._S._У_тебя_есть_на_это_всего_неделя._

        Я перечитываю и перечитываю письмо. На четвёртый раз происходит нечто необычное: я уже не читаю слова, а слышу, как их произносит папин голос.
        Мягкий и немного хриплый, с этим лёгким акцентом, с этой его привычкой заканчивать предложения так, будто он задаёт вопрос.
        Я представляю себе наш бывший дом, гараж и ступеньки в подвал.
        Я лежу, уставившись в потолок, словно в трансе,  - сейчас я в нашем старом доме вместе с папой. Мне уже не восемь лет, я - это я сейчас, мне двенадцать, и всё же я чувствую папино присутствие и слышу его. Он дотрагивается до моей щеки и снова спрашивает:
        - Ал, ты готов путешествовать во времени?
        Впервые за четыре года я засыпаю на руках у папы.

        Глава 8

        Мне было восемь лет. На пасхальных каникулах мы с мамой и папой сняли маленький коттедж неподалёку от Сихаузеса. Это в графстве Нортумберленд на побережье, совсем рядом с Шотландией.
        Папа был выдающимся инженером, но не похоже, что он много зарабатывал: мы никогда не отдыхали за границей и ездили на старой машине.
        Мы втроём шли по дороге от Сихаузеса к коттеджу: было поздно, около десяти вечера, и очень-очень темно. Мы поужинали в ресторане «Магна Тандури», и папа пытался говорить с официантом по-бенгальски - без особого успеха, ведь папин бенгали сложно понять. И вот мы шли и болтали, и тут вдруг папа остановился, ахнул и восхищённо сказал:
        - Вы только посмотрите, ребята!
        Его взгляд был устремлён в небо - такого звёздного неба я никогда раньше не видел. Фонари не горели, а Сихаузес остался за поворотом, в миле[15 - 1 миля равна 1,61 километра.] от нас. Тёмно-синее, почти чёрное небо, а на нём столько звёзд, что они сливались друг с другом в сияющие кляксы.
        С наступлением ночи стало прохладно, и мама поспешила в коттедж, оставив нас с папой вдвоём.
        - Пойдём,  - сказал он мне,  - я тебе кое-что покажу.
        Он перепрыгнул через заборчик, подал мне руку - и мы оказались в поле. Мы шли по чёрно-зелёной траве под светом звёзд, а потом легли рядом и стали рассматривать небо. Я почувствовал, как папа берёт меня за руку.
        - Хочешь увидеть, что произошло девять лет назад?  - спросил он.
        - Гм… да?
        - Не ролик на «Ютьюбе» или что-то подобное - здесь всё по-настоящему.
        - Хорошо.
        - Видишь ту звезду, самую яркую?  - он указывал не точно вверх, а в сторону горизонта, на звезду, которая мерцала голубоватым светом.  - Это Сириус, его ещё называют Большой Пёс. Огромная звезда, больше нашего Солнца. Она находится на расстоянии восьмидесяти одного триллиона километров от нас.
        Не знаю, как вас, а меня разговоры о триллионах и подобных числах приводят в замешательство. Я не могу представить себе восемьдесят один триллион километров. Будто прочитав мои мысли, папа добавляет:
        - Это восемьдесят одна тысяча миллиардов.
        Легче мне не стало.
        - Другими словами, почти в миллион раз больше, чем расстояние от Земли до Солнца.
        Ладно, это я ещё хоть как-то могу представить. Я сжимаю папину ладонь в знак того, что мне понятно.
        - Итак, Ал, свет Сириуса шёл до Земли около девяти лет. От Сириуса до тебя - девять лет. То есть ты сейчас видишь то, что было девять лет назад.
        Я попытался это переварить. Кажется, я понял, но мне было всего восемь лет. Сейчас я понимаю это лучше. Папа поднимается на ноги и стоит, запрокинув голову вверх.
        - Сколько их там?  - спросил я.  - Я про звёзды.
        Пауза затянулась, и я подумал, что папа меня не услышал.
        - Папа?
        - Да-да. Я просто думаю над ответом, ведь никто его точно не знает. Мы ведь сейчас видим звёзды без телескопа? Вот таких - всего несколько тысяч. Но видишь вот там белёсую дымку?  - он указал на одну из звёздных клякс.  - Это Млечный Путь.
        - Его назвали в честь шоколадки?[16 - Млечный Путь в переводе на английский - Milky Way; так же называется известная шоколадка.]
        - Вообще-то наоборот, но да, связь есть. Наша звезда, Солнце - части Млечного Пути. Мы живём на окраине галактики, поэтому можем видеть её центр. А весь Млечный Путь насчитывает примерно сто миллиардов звёзд. Все они находятся дальше, чем Сириус, а некоторые из них уже взорвались,  - он поворачивается ко мне, его глаза горят в темноте,  - но свет от вспышек до нас ещё не добрался! Мы видим то, что было сотни лет назад!
        Папа помог мне встать. Мы оба уже тряслись от холода.
        - Глядя в ночное небо, Ал, ты путешествуешь во времени.
        Пока мы шли обратно к забору, папа продолжал говорить о звёздах: о том, что есть ещё миллиарды галактик, подобных Млечному Пути,  - вот только я его уже не слушал. Мне не наскучило, но я повторял про себя:
        - Смотреть на ночное небо - это путешествовать во времени.
        И всю дорогу до коттеджа я посматривал вверх, пытаясь заглянуть в прошлое.

        Глава 9

        У меня есть неделя на то, чтобы выполнить папины указания.
        Целая неделя, чтобы тщательно всё обдумать и понять, насколько это катастрофически плохая идея.
        На следующий день по дороге в школу я погружён в размышления. Я иду пешком: дедушка Байрон уехал в Уэльс на тренинг по медитациям. Ещё и ещё раз я прокручиваю в голове все причины не делать того, что хочет от меня папа. Вот они по порядку:

        1. Как я доберусь до своего старого дома - в десяти милях отсюда по побережью - и останусь незамеченным?
        2. Как я проникну в наш старый гараж?
        3. Что будет, если меня поймают?

        Нужно обдумать их по очереди, начиная с самой простой.
        Пункт три - не проблема. Я спрашиваю себя: чем я вообще рискую? Да, я получу хорошую взбучку, но в тюрьму в двенадцать лет меня никто не посадит. Я могу притвориться, что у меня случился нервный срыв и я не отвечал за свои действия - вдруг я всё ещё переживаю потерю папы. Я помню, как в начальной школе Гектор Хоугмэн ткнул Конраду Уайли циркулем в бедро, а его _вообще_не наказали. Мама Гектора сообщила, что у него синдром дефицита внимания - он не виноват, что школа не приспособлена под его потребности. Вот и со мной всё будет в порядке.
        Прямо на ходу я отрабатываю поведение при нервном срыве. Пытаюсь подёргивать левым глазом, но это слишком сложно. Куда проще высунуть язык - я даже прохожу так несколько шагов, но меня замечают десятиклассники и смеются. Думаю, с этой задачей я справлюсь.
        Дойдя до ворот школы, я с облегчением мысленно вычёркиваю одну проблему из своего списка. Осталось ещё две, и они требуют внимания. К счастью, первый урок у меня - физкультура. Сегодня мы играем в крикет, а значит, будет время подумать: меня всегда ставят на дальние полевые позиции. Итак, я занимаю место настолько далеко от биты и мяча, насколько возможно. Открыто сачковать я, конечно, не могу. Я стою на позиции в стороне от боулера (точно не знаю её названия) и размышляю над проблемой номер два - как проникнуть в наш бывший гараж.
        Все гаражи на улице были оснащены автоматическими металлическими воротами, но только не наш.
        У нас стояли старые двустворчатые деревянные ворота с вечно сломанным замком.
        Их можно было легко открыть - просто засунуть пальцы под створки и подвигать их вверх-вниз. Однажды я так и сделал, когда забыл ключи от дома и не хотел мокнуть под дождём в ожидании мамы.
        Я доволен собой и уже готовлюсь вычеркнуть и этот пункт, как неожиданно слышу крики:
        - Ал! Ал, не подведи! Чаудхари! Лови его!
        Крикетный мяч будто плывёт ко мне по небу, и я на секунду застываю в отчаянии. Я совершенно не умею ловить мяч (бросать и отбивать, впрочем, тоже). Крикет - не самая моя любимая игра. Я неуверенно вытягиваю сложенные руки в сторону летящего мяча, и…
        Хлоп! Мяч приземляется _точно_в мои ладони. И даже не выпадает из них. Раздаются громкие возгласы одобрения, а Фредди Стэйворд мрачно смотрит на меня поверх калитки, кладёт биту под мышку и уходит. Мне кажется, это хороший знак, и даже мой бросок обратно боулеру не так плох, как обычно.
        Больше всего меня беспокоит проблема под номером один, и я продолжаю думать над ней на сдвоенном уроке математики, во время ланча, на географии, французском и истории. Как мне добраться до своего старого дома в Кальверкоте?
        Много лет назад между Блитом и Кальверкотом ходил поезд, потом его заменил автобус, но в итоге и _этот_маршрут закрыли. Сейчас туда можно добраться только на двух автобусах с пересадкой в Ситон-Слуисе - дорога занимает целую вечность. К тому же я собираюсь незаконно проникнуть в дом, а это обычно делается ночью, так что идею с автобусами придётся отмести.
        Я мог бы доехать на велосипеде, вот только мой велик в прошлом году угнали прямо от дома.
        Всё это время я закрываю глаза на самый главный вопрос: а вдруг ничего не получится? Я имею в виду «путешествие во времени». Конечно, я доверяю папе, но всё же… По сути он просит меня поехать в наш старый дом за десять миль отсюда, совершить проникновение со взломом, а потом прокатиться на действующей машине времени.
        Классный подарок на день рождения, пап.
        Но я должен это сделать, не так ли? Если есть хоть малейший шанс предотвратить папину смерть и вернуть его.
        Надо признать: мой внутренний голос, обычно тихий, звучит сейчас настолько взволнованно, что меня это даже пугает.

        Глава 10

        После школы мы с мамой едим на кухне суп. (Суп с кокосом и сыром «Стилтон»  - один из маминых экспериментов, который, сказать по правде, не удался.) Стив задерживается на работе, а Карли ещё утром сказала, что у неё сегодня хор. Это, конечно, неправда: после уроков я видел, как они с Джолионом идут совсем в другом направлении. Но я никому не скажу об этом - я не настолько глуп.
        Мы ждём, пока суп немного остынет. Вот и подходящий момент.
        - Мам,  - я пытаюсь подобрать слова,  - а у папы было хобби? В смысле, чем он занимался в свободное время?  - мне нужно выяснить, знает ли мама о совершенно секретной подпольной лаборатории.
        Мама задумывается и подносит ложку супа ко рту. Беззвучно глотает и отвечает:
        - Э-э, да нет вроде,  - это мамино диалектное «э-э» обычно вызывает у меня улыбку, но сейчас я с нетерпением жду продолжения. Она озадачена вопросом - словно никогда и не думала об этом прежде.  - Твой отец был очень умным и много времени проводил в размышлениях, но…
        - Ему нравилась научная фантастика и… всякое такое?
        - Научная фантастика? Твоему папе?  - мама даже фыркает.  - Нет. Конечно, нет! Это вообще не его. Почему ты так решил?
        - Да просто так,  - мама смотрит на меня с недоумением, и я изобретаю на ходу:  - Я вспоминал истории, которые рассказывал папа. Мне стало интересно, что он любил читать.
        Мама отвечает с улыбкой:
        - Детективы. Криминальные романы о реальных преступлениях. Книги-головоломки. В этом был весь твой папа: он любил разгадывать загадки и во всём разбираться.
        Мы некоторое время едим в тишине. После нескольких ложек суп нравится мне уже больше. И тут меня озаряет.
        - Папа когда-нибудь чинил машины?
        - Когда мы только поженились, у папы был старый «Форд Фиеста», он с ним часто возился. А что?
        - В гараже на Честертон-роуд?
        - Нет же, мы ещё там не жили. А что такое?
        - Просто там была дырка в полу для механиков - я думал, папа ею пользовался.
        - Гаражная яма? Э-э, нет. Кажется, он никогда её не использовал. Мы были в этом противорадиационном убежище один раз - когда переезжали.
        - Были _где_?  - спрашиваю я, нахмурившись.
        - Люди, у которых мы купили дом, очень боялись ядерной войны. Макфэдьены, так их звали. Грубоватые и…  - она крутит пальцем у виска.  - Они сделали из гаражного подвала убежище, где можно было бы скрыться от ядерной бомбы. Крошечное и неуютное. Они надеялись, что из-за него мы заплатим больше, но не вышло. Они водили нас туда при осмотре дома.
        - Ты никогда мне о нём не рассказывала.
        Мама пожимает плечами:
        - Ты никогда и не спрашивал. Как и про чердак - а он там тоже был. Наверное, мне не хотелось привлекать твоё внимание - чтобы ты не вздумал там играть. Честно говоря, Ал, мы с твоим папой вообще не придавали этому значения.
        Мама глубоко вздыхает и смотрит на меня, склонив голову набок. Сейчас она сменит тему - и я даже знаю, на какую.
        - Твои одноклассники…  - да, я был прав.  - Не хочешь пригласить кого-то из них на чай или просто поиграть?
        Мама задаёт мне этот вопрос примерно раз в месяц, с тех пор как я сменил школу. Каждый раз она искусно продумывает вариации, чтобы не показаться навязчивой. А я отвечаю одно и то же:
        - Да нет, мам. Они все заняты другими делами. Знаешь, домашнее задание и всё такое.
        Мама кивает и отводит взгляд. На сегодня этот вопрос закрыт. И наконец она произносит:
        - То письмо от твоего папы - с ним всё нормально?
        Забавный выбор слов.
        - Да, всё нормально. Это личное письмо. Советы сыну от отца и…  - я специально говорю это, что отвлечь её внимание,  - мужские дела. Разговор мужчины с мужчиной, знаешь? Всякие взрослые штуки: выпивка, девушки, наркотики…
        Мама тепло и немного грустно улыбается, но больше ни о чём не спрашивает.
        И это хорошо, ведь я думаю только об одном.
        Убежище. Машина времени спрятана именно там.

        Глава 11
        Десять фактов о моём папе

        1. Его звали Пифагор Чаудхари. Я предвижу ваш вопрос: кто стал бы называть ребёнка Пифагор? Вот Байрон Чаудхари-Рой, к примеру. Дедушку зовут Байрон, потому что _его_отец любил английскую классическую поэзию.
        Однажды он сказал мне:
        - Могло быть и хуже, Ал. Меня могли назвать в честь Элизабет Браунинг[17 - Элизабет Браунинг - английская поэтесса XIX века.].
        Я засмеялся, хотя и не знал тогда, кто такая Элизабет Браунинг. В общем, папа называл себя Пай и иногда шутки ради подписывался греческой буквой «пи». Вот так: ?. Его сестру зовут Гипатия[18 - Гипатия Александрийская - очень известная женщина-учёный Древнего мира: она была философом, математиком и астрономом.], она живёт в Канаде. Я видел её лишь однажды. На самом деле дважды - если считать тот раз, когда ей было пять, но об этом позже. Папа говорил, что Гипатия - «мать современной математики». Та, первая Гипатия, конечно, а не его сестра. Его сестра работает агентом по недвижимости.

        2. Он очень сильно меня любил. Мама постоянно говорит мне об этом - должно быть, это правда.

        3. Его любимое блюдо - фиш-энд-чипс[19 - Фиш-энд-чипс (англ. Fish and Chips)  - традиционное английское блюдо: рыба, обжаренная в кляре, с ломтиками картошки фри.] с маринованным перцем чили. Он говорил маме, что это идеальный англо-индийский союз - точно как у них. Правда, папа был индийцем только наполовину, ведь бабушка Джули родом из Уэльса.

        4. Он был очень-очень умным. Однажды он собрал в гараже посудомоечную машину из старых деталей. Она не слишком хорошо работала, но мама не стала его этим расстраивать.

        5. Папа с мамой познакомились, когда он учился на доктора в университете. Не на врача, а на доктора технических наук. Так называют человека, который окончил докторантуру. То есть он был доктор Чаудхари, но никогда так не представлялся - вдруг люди подумают, что он врач и сможет их вылечить. Мама работала в университетском книжном магазине.

        6. Он не был особо привлекательным внешне. Я знаю: звучит не очень, но это так. Не то что страшным, не как папа Тары Симмонс,  - он был просто… обычным. У нас осталось много фотографий и видео с ним. Худощавый, с шапкой чёрных волос (мама называет эту причёску «птичье гнездо») и немного заострённым носом. Зато вы сразу заметили бы его улыбку. Мама говорит, что в неё она и влюбилась. Пока мама не начала встречаться со Стивом, у нас на каминной полке стояла фотография: папа на ней широко улыбался в камеру. С улыбкой он был даже симпатичным - вид портил только кривой нижний зуб. Мне нравилась та фотография: жаль, что мама убрала её. Наверное, она думала, что я не замечу.

        7. У папы действительно не было обычного хобби вроде футбола или рыбалки. Ему нравилось заниматься компьютерами. На работе он писал программы, помогавшие другим программистам писать _их_программы.

        8. Он умер четыре года назад, когда мне было восемь. Я старался всё это забыть, но ещё помню и скорую помощь, и то, как меня отправили пожить с тётей Элли. Все говорили, что я «стойкий», но несколько дней я просто не мог плакать - а когда наконец смог, начинать было уже поздно.

        9. Папа умел петь песни на пенджаби. Одной из них он обучил и маму, и родители пели мне её на ночь. Но после его смерти мама никогда больше её не пела. Не так давно я спросил у неё, и она сказала, что забыла слова, но я не особо этому верю.

        Здесь всего девять фактов, но мне больше ничего не приходит в голову. Это очень плохо?
        Порой мне становится страшно: я забываю, каким был мой папа.

        Глава 12

        Вот поставьте себя на моё место.
        Неделя почти прошла, а я всё ещё не знаю, верить ли папиному письму. Вы бы поверили?
        Я думаю обо всём этом - во что мы верим и почему,  - и мне в голову приходит кое-что, от чего я перестаю колебаться и сомневаться. (А сомнения меня одолевают - прошлой ночью я почти не спал. Наш классный руководитель мисс Генри даже попросила меня задержаться после уроков и спросила, всё ли в порядке.)
        Знаете, моя мама верит в призраков, хоть и говорила мне, что их не существует.
        Я вспомнил об этом, размышляя над папиным письмом. А потом вспомнил книгу, которую однажды читал, под названием «2001: Космическая одиссея». Все знают этот фильм, но есть ещё и книга. Её автор предсказал кучу всего, что потом случилось: появление спутников связи и мобильных телефонов, высадку людей на Луну. И вот в этой книге говорится, что «за каждым ныне живущим человеком стоят тридцать призраков». То есть на каждого тогда жившего человека приходилось тридцать, умерших за всю историю.
        Книга была написана в 1968 году, когда численность мирового населения была вдвое меньше сегодняшней. Сейчас бы автор написал: «За каждым ныне живущим человеком стоят пятнадцать призраков».
        Это значит, что за всё время существования человечества на Земле умерло больше ста миллиардов человек. Интересно, что, по словам папы, именно столько звёзд насчитывает Млечный Путь.
        Я не думаю, что Артур Ч. Кларк, написавший эти слова, верил в призраков. Во всяком случае, в настоящих призраков из страшных историй - тех, которые обитают в заброшенных домах. Папа в них тоже не верил - мы говорили с ним об этом. Дословно он сказал, что это «слишком маловероятно». Он часто говорил так о том, чего, по его мнению, не существовало, но этого никто не мог доказать.
        Слишком маловероятно. Классная фраза.
        Ведь вы же не можете доказать, что призраков _не_существует, верно?
        Вы можете только утверждать, что их существование слишком маловероятно.
        Мама не была столь же осмотрительна в выборе слов. Когда я был маленьким, мне приснился плохой сон. Тогда я решил, что у нас на чердаке завёлся призрак, а мама чётко и понятно объяснила мне, что призраков не существует - они живут только в нашем воображении.
        Поэтому я не верил в призраков. Я любил посмеяться над историями о сверхъестественном в «Скуби-Ду». Да, призрак в рождественском спектакле однажды порядком напугал меня, но я всё равно знал, что он - ненастоящий.
        Но после того как папа умер, что-то в маме изменилось.
        Вскоре - может, через месяц - после его смерти я случайно подслушал разговор мамы с тётей Элли.
        Мы ещё жили на Честертон-роуд в Кальверкоте. Я не мог уснуть и встал попить воды - они разговаривали в гостиной, и я остановился на лестнице, чтобы послушать.
        - Ладно тебе, Сара,  - успокаивала маму тётя Элли.
        - Нет, я видела, Элли, видела его очень чётко. Он стоял прямо здесь. Деннис Харрисон, ритуальный агент, сидел там, где сейчас сидишь ты, а Пай прошёл в дверь, взглянул на меня, на Денниса. Он будто произнёс: «Нет!» одними губами и бесшумно удалился.
        - А ты что?
        - Да я просто оцепенела. Я не отводила глаз от двери - Деннис спросил меня: «Что случилось?» И я сказала: «Здесь был Пай, я видела его!» Он спокойно кивнул: «Многие говорят о подобном».
        - И всё?
        - И всё. Он абсолютно не был похож на призрака.
        - Во что он был одет?
        - Ты хочешь спросить, была ли на нём простыня? Нет, Элли, на нём была обычная одежда. Его джинсы, хлопковая рубашка - голубая в клетку, помнишь её? Его любимая.
        - Дорогая, послушай, тебе тяжело, и я думаю…
        - Элли, только не говори, что у меня разыгралось воображение. Это было _по-настоящему_, он был _здесь_. Вот прямо здесь!
        - Хорошо, был - значит, был.
        - И прекрати говорить со мной так снисходительно.
        Разговор прервался, а потом я услышал:
        - Ал? Это ты там?
        Но когда мама подошла проверить, я уже успел вернуться в кровать.
        Я не стал после этого верить в призраков. Но вдруг мама видела не призрака?
        Что, если она _действительно_видела папу, который пришёл из прошлого? Другими словами, вдруг папа переместился из того времени, когда был ещё жив, в то время, когда уже умер? И совершенно случайно попал на обсуждение своих собственных похорон?
        Я знаю. Слишком маловероятно. Но всё-таки это подталкивает меня к решению, которое я должен принять. Пусть даже _я_до_сих_пор_не знаю, как добраться из Блита в Кальверкот ночью.
        Я сделаю это. Я выполню инструкции своего папы и совершу путешествие во времени.
        Хоть я и не уверен, что это хорошая идея.
        Всё ещё не уверен.

        Глава 13

        Утром дедушка Байрон заехал за мной на десять минут раньше, поэтому мы оказываемся в школе самыми первыми. Дедушка не торопится, мы стоим и болтаем, облокотившись на низкую школьную стену. Он зажигает биди. Сегодня он в джинсах, массивных ботинках и кожаной куртке - в такой одежде, да ещё и со своей седой косой он похож на крутого старого «Ангела ада»[20 - «Ангелы ада» (англ. Hell’s Angels)  - очень крупный и известный по всему миру мотоклуб.] из американских фильмов. Вот только его мопед - очень маленький, на пятьдесят кубов и лилового цвета. Его предел - тридцать миль в час, даже меньше, если ехать вдвоём.
        Однажды дедушка разрешил мне прокатиться без него по маленькому переулку. Он показал, как завести мопед и как поворачивать ручку, чтобы им управлять. Он бежал рядом со мной до конца переулка - это было очень круто.
        Я чувствую приятный фруктовый аромат биди. Дедушка видит, как я принюхиваюсь, и улыбается.
        - Манго,  - говорит он.  - Я предпочитаю ванильные, но у База они закончились.
        Баз - это хозяин табачной лавки.
        - Ты всегда их курил?  - спрашиваю я.
        Он задумывается, прежде чем ответить:
        - Конечно, нет. Твоя бабушка Джули не любила этот запах.
        - А мне он нравится.
        - Да, мне тоже, но когда ты любишь кого-то, то готов идти на компромисс. А потом она умерла…  - он замолкает и делает затяжку.
        Я знаю о бабушке Джули, но она умерла много лет назад от «родовых осложнений» после рождения тёти Гипатии. Я точно не знаю, что это значит, но так сказал дедушка Байрон. Я видел фотографию бабушки Джули у папы: она была очень милой, и я уверен, что полюбил бы её. После смерти бабушки дедушка Байрон, Гипатия и папа ещё долго жили в том же доме в Кальверкоте. (Дедушка перебрался в Блит гораздо позже, а потом и мы с мамой переехали почти туда же).
        И тут дедушка задаёт мне вопрос, которого я ждал:
        - Ты уже начал читать книгу?  - он говорит так спокойно, словно ему совершённо всё равно - но я знаю, что это не так. А я почти и не брался за чтение.
        - Да!  - отвечаю я слишком поспешно, но больше ничего не говорю, поэтому моё «да» повисает в воздухе между нами. Дедушка смотрит на меня и ждёт продолжения.
        - Она… классная, просто… местами не очень легко читается.
        Дедушка улыбается. Фух.
        - Некоторые вещи требуют немного усилий, Ал, приятель. Ты же хочешь узнать, как я запомнил всё, что помню? Да, это потребовало усилий. Но это легче, чем ты думаешь. Сколько ты уже прочёл?
        - Несколько страниц.
        - Продолжай читать, мой друг. Оно того стоит.
        Дедушка Байрон отходит от стены, чтобы выбросить окурок биди в урну. В этот момент из-за угла показывается Джолион Дэнси.
        - Эй, кого я вижу! Дай пять, дружище!
        Я поднимаю ладонь, и он с такой силой хлопает по ней, что я морщусь от боли. И тут Джолион замечает дедушку Байрона и сразу отходит, не говоря больше ни слова.
        - Кто это был?  - с подозрением спрашивает дедушка. Ему явно не понравилось то, что он увидел.
        - Это, хм, Джолион Дэнси. Парень из моего класса.
        Дедушка натянуто улыбается, медленно качает головой и осёдлывает свой мопед (для этого ему приходится немного присесть). Он подмигивает мне и уезжает. Я смотрю, как его мопед тарахтит по дороге, и что-то во мне переворачивается.
        Жаркая волна стыда поднимается от моей ещё красной ладони вверх к лицу, и глаза наполняются слезами. То, что сейчас случилось, отвратительно, ведь из меня сделали посмешище. И дедушка Байрон сразу понял это. А я увидел по его лицу, что он понял. Я ненавижу себя за то, что терплю такие вещи. За то, что у меня не хватает мужества это остановить. А ещё больше я ненавижу себя за то, что не следую папиным указаниям, сомневаюсь и мешкаю.
        Но зато теперь я знаю, как доберусь от Блита до Кальверкота.

        Глава 14

        Сегодня ночью.
        Сегодня ночью мне нужно выбраться из дома (и не попасться при этом), а затем проехать десять миль по побережью до нашего бывшего дома в Кальверкоте.
        Есть несколько причин, по которым это почти невозможно:
        1. В доме всего три спальни. Спальня мамы и Стива - прямо напротив моей, а спальня Карли чуть подальше. Выскользнуть из комнаты незамеченным будет сложно.
        2. У мамы очень чуткий сон. Если я встаю ночью в туалет или попить воды, она всегда тихо окликнет: «Всё в порядке, милый?» (Зато Карли обычно спит очень крепко.)
        3. Потом нужно будет выйти из дому. Замок входной двери шумно лязгает, а ещё внизу на ней есть засов, который тоже тихо не откроешь. Можно было бы попробовать заднюю дверь, но она тугая и громко хлопает.

        Получается, что выход через переднюю или заднюю двери - плохой вариант. Остаётся ещё окно моей спальни, но выйти через него я могу только с помощью лестницы, которой у нас нет. Так как же быть?
        Если я как-то разберусь с этой невыполнимой задачей, меня будет ждать следующая: придётся угнать мопед дедушки Байрона.
        Это, конечно, будет легче, чем выбраться из дома. Я уже нашёл запасной ключ от мопеда. Его и искать не пришлось - он висел вместе с другими ключами на крючке у дедушки на кухне. Я взял его сегодня днём во время рекламной паузы в «Играх разума», и он лежит сейчас у меня в кармане.

        Мне нужно пройтись ещё по нескольким пунктам:
        1. Одежда. Дедушка Байрон говорит, что на мопеде можно замёрзнуть, поэтому я тепло оденусь и возьму зимнее пальто. Запасной шлем лежит в открытом багажнике мопеда. Шлем оснащён тёмным защитным стеклом - оно скроет, что за рулём ребёнок.
        2. Маршрут. Это просто: я знаю дорогу.
        3. График. Мама и Стив почти всегда уже в десять тридцать готовятся ко сну. Они смотрят новости по телевизору, потом идут наверх, чистят зубы и в одиннадцать гасят свет. Стив - самый настоящий жаворонок, он ставит будильник на шесть утра; у меня будет достаточно времени, чтобы всё успеть. Остаётся всё та же проблема: у мамы очень чуткий сон.
        4. Карли ложится примерно тогда же, но ещё смотрит видео и сидит в Интернете - на ней всегда наушники, так что тут всё в порядке.
        5. Снаряжение: фонарик и новые батарейки.

        Стоит только задуматься над тем, ради чего всё это, как сразу колотится сердце и сосёт под ложечкой. Лучше сосредоточиться на текущей задаче: как выбраться из дома.
        Сейчас десять тридцать: с первого этажа до меня доносится музыка в финале выпуска новостей. Я понял, что других вариантов нет: мне придётся выходить через переднюю дверь. Я сделаю это очень-очень медленно и тихо. Вечером я старался вести себя как обычно, но мама явно что-то чувствует. Она спросила:
        - Милый, у тебя всё в порядке?  - и я ответил:
        - Да, я просто немного устал.
        Обычно это срабатывает, когда я не хочу о чём-то разговаривать. Теперь у меня был хороший повод пойти в кровать пораньше, а для верности я ещё и сладко позевал.
        И всё равно мама смотрела на меня странно.
        Я поднялся к себе в комнату, но не стал переодеваться для сна, а сменил школьную форму на джинсы и тёплый свитер. Лёжа на кровати, я слушаю, как мама и Стив готовятся ко сну. И вдруг дверь в спальню тихо открывается: это мама. А я полностью одет. Я только успеваю схватить и натянуть одеяло до подбородка, как мама подходит к моей кровати и садится на край. Она гладит меня по волосам, как в детстве. Обычно мне это нравится: я чувствую аромат её крема для рук и считаю новые седые волосы у неё на голове. Но сейчас я мысленно кричу: «Уходи! Уходи!»
        Мои глаза плотно закрыты - я изо всех сил делаю вид, что сплю. Кажется, проходит вечность, но наконец мама наклоняется, целует меня в лоб и встаёт. Какое-то время она стоит около кровати, глядя на меня, а потом выходит из спальни. Говорю вам - она что-то чувствует.
        Уже одиннадцать тридцать, и в доме всё затихло. Мне кажется, я ни разу не пошевелился с тех пор, как мама вышла из комнаты. Я вылезаю из-под тёплого одеяла и на цыпочках иду к двери. Стив храпит - не слишком громко, но мне слышно. А вот мама никогда не храпит - остаётся только надеяться, что она тоже уснула. Если Карли не спит, под её дверью виднеется полоска света, но сейчас там темно.
        Всего три шага до лестницы, но они занимают у меня тридцать секунд: после каждого шага я замираю и прислушиваюсь - вдруг кто-то проснулся.
        По ступенькам я иду ещё медленнее. Третья и пятая сверху скрипят, я аккуратно перешагиваю через них - и вот я внизу.
        Медленно-медленно я отодвигаю нижний засов на входной двери. Медленно-медленно открываю замок. Потом хватаю с вешалки шарф и накидываю его на замок как раз перед щелчком - звук приглушён, и я на улице.
        Через десять минут я около дома дедушки Байрона. И вот он, мопед: лилово-серебристый, заляпанный грязью - я так волнуюсь, что едва дышу. Я снимаю его с подставки и качу по дорожке, шлем уже на мне. Будет лучше докатить мопед до конца улицы и только потом заводить - чтобы узнаваемый скрипучий звук двигателя не разбудил дедушку. Дедушка называет его «гортанный». Если «гортанный»  - это как старушечий кашель, то он прав.
        На углу Перси-роуд я вставляю ключ зажигания и поворачиваю его, удерживая при этом тормоза - как показывал дедушка. Двигатель заводится, я нервно оглядываюсь по сторонам: на улице ни души, только в нескольких окнах горит свет. Я чувствую запах выхлопных газов, в полной тишине двигатель шумит просто оглушительно, так что пора ехать. Я сажусь на мопед, отпускаю тормоз, поворачиваю правой рукой ручку газа и выезжаю в сырой ночной воздух, подсвеченный жёлтыми пятнами фонарей.

        Глава 15

        Шум двигателя сливается со свистом встречного ветра - шлем приглушает все звуки. Зато я слышу своё частое дыхание, когда стрелка спидометра указывает сначала на 20 миль в час, потом на 25, а потом я сбрасываю скорость перед перекрёстком. Справа приближается машина.
        - Уступи дорогу транспорту справа,  - говорю я вслух, останавливаюсь и пропускаю машину. Водитель даже не смотрит на меня.
        Я еду дальше: перекрёсток остаётся позади, уже скоро съезд на прибрежную дорогу. Я нащупываю рычажок большим пальцем и сигналю правым поворотником. Даже в полночь на прибрежной дороге много машин. Я смотрю только вперёд и очень напряжён - особенно когда меня кто-то обгоняет. Постепенно здания вдоль дороги редеют. У меня болит уже всё тело, а по спине катятся капли пота, несмотря на холодный ветер.
        Через пару миль нет уже ни машин, ни оранжевых фонарей - есть только я и мой мопед. Я еду в островке белого света от передней фары, всё остальное вокруг освещает лишь луна. Забавно, я много раз ездил ночью в машине, но пассажиром, которому можно крутиться и смотреть во все стороны. За рулём так нельзя - почти всё время нужно смотреть только вперёд. А ещё фары встречных машин ослепляют, и потом глазам нужно снова привыкать к темноте.
        Слева от меня серебрится в свете луны море. Потом дорога начинает петлять между холмов, и моря становится не видно, но в какой-то момент то ли холмы заканчиваются, то ли дорога поворачивает - и вот снова море. Мне нравится море - серебряно-чёрное, оно успокаивает меня. В одном месте дорога проходит над пляжем: я вижу белую линию пены там, где волна накатывает на песок. Я не слышу шума прибоя, но чувствую морской запах водорослей и соли.
        Я хотел бы узнать, сколько сейчас времени, но не решаюсь оторвать руку от руля и посмотреть на часы. Кажется, что я еду слишком долго, у меня уже затекли ягодицы, я проехал несколько миль на самой высокой скорости - и вот наконец появляется белый купол «Испанского города» в Уитли-Бей. Папа говорил, что раньше там был танцевальный зал, потом аттракционы; что там сейчас - я не знаю. Кальверкот находится сразу за Уитли-Бей, они буквально переходят друг в друга.
        Спустя десять минут я въезжаю в Кальверкот. Я испытываю смешанные чувства: счастье, облегчение, страх. И ещё мне немного грустно видеть все эти знакомые места: кафе, где мы отмечали мой шестой день рождения, или дом Оскара Рудда - он был моим лучшим другом в начальной школе. Он уехал в Швецию, когда мы были в четвёртом классе. Оскар обещал часто писать мне по электронной почте, но с тех пор я о нём почти не слышал.
        И вот я на нашей бывшей улице Честертон-роуд перед своим бывшим домом номер сорок. Я останавливаюсь чуть дальше по улице, глушу мотор, привыкаю к тишине и разминаю онемевшие руки. Теперь мне остаётся только проникнуть в дом - и об этом я вам уже рассказывал. Меньше чем через пять минут я уже смотрю на папину машину времени - жестяной таз и ноутбук. И думаю:
        - Конечно же, это не она?
        Как я уже говорил, я ожидал увидеть чуть более сложную конструкцию. Чуть более? _Гораздо_более.
        И теперь я стою и держу в руках второе письмо, которое, как вы помните, было приклеено под столом в подвальном убежище, которое освещено только моим фонариком, и мне страшно даже пошевелиться.
        Я старался сохранять спокойствие и делать всё, что нужно. Мне кажется, я даже был готов опробовать машину времени, но её здесь нет - по крайней мере, нет ничего, что _выглядело_бы как машина времени,  - и я разом осознаю, как сильно рисковал. До меня вдруг доходит, насколько здесь темно и тихо. Я слышу собственное дыхание - то, как резко и хрипло я втягиваю воздух, и даже, кажется, могу услышать, как бьётся моё сердце.
        Я думаю только об одном: я хочу вернуться домой.

        Глава 16

        Способность шевелиться и нормально дышать возвращается, и я быстро выхожу из подвала. Я закрываю за собой тяжёлую стальную дверь и прокручиваю колёсики кодового замка. Мне всё ещё очень страшно, что меня поймают, и я двигаюсь плавно и тихо. Я прикрываю спуск в подвал досками и выскальзываю из гаража - надо не забыть положить кирпич обратно к створкам ворот. Я стараюсь держаться в тени и тороплюсь к мопеду. Вскакиваю на него, проношусь по городу и выезжаю на прибрежную дорогу. Голова идёт кругом от того, что я сделал так недавно. Луна поднялась выше и светит ярче, чем по пути сюда. Теперь мне даже жарко. На окраине Блита неподалёку от линии пляжа - серебристо-серого в лунном свете - я останавливаюсь и снимаю шлем. Прохладный бриз обдувает мои мокрые от пота волосы.
        Я замечаю фары приближающейся машины. Поворачиваюсь посмотреть и слишком поздно вспоминаю: мне нельзя открывать своё детское лицо. Теперь кроме фар я вижу ещё один фонарь - на крыше автомобиля. Пока полицейская машина проезжает мимо, я надеваю шлем и снова завожу мотор.
        На всякий случай я сворачиваю на перекрёстке влево - на жилую улицу, которая отходит от прибрежной дороги. И не зря: в зеркале заднего вида загораются красные стоп-сигналы полицейской машины - она разворачивается, чтобы ехать обратно. Чтобы ехать за мной.
        В отчаянии я выжимаю скорость на максимум, и маленький двигатель взвывает в знак протеста. Я, конечно, понимаю, что не смогу обогнать патрульный автомобиль. Я оглядываюсь: машина поворачивает на мою улицу, водитель жмёт на педаль газа, двигатель рычит.
        Машина приближается ко мне слишком быстро - её синий фонарь мигает, но сирены пока не слышно. В конце улицы дома стоят широким полукругом - это тупик. Я в западне, нужно тормозить, иначе я рискую врезаться в низкую садовую ограду. И тут я замечаю узкую тропинку между двух домов.
        Я с глухим стуком заезжаю на тротуар, чуть не опрокинув мопед, и мчусь к тропинке. Патрульная машина резко останавливается: визжат тормоза, хлопают двери, я слышу за спиной топот бегущих ног.
        В начале тропинки, ровно по центру, стоит металлический столб - я сильно рискую, но всё-таки ухитряюсь проехать, всего лишь оцарапав заднюю часть мопеда о стену. Мне удалось оторваться. Я осмеливаюсь оглянуться: два полицейских бегут обратно к машине, чтобы перехватить меня на следующей улице.
        Я съезжаю с тропинки, даже точно не зная, где нахожусь. Сворачиваю направо почти наобум - кажется, в сторону нужной улицы. Я в панике и с трудом дышу.
        Теперь налево: я услышал полицейскую сирену. Патрульная машина в погоне за мной выезжает на главную улицу. Всё-таки они меня заметили. К счастью, я узнаю улицу: ещё один поворот направо, вот лавка База на углу; сирена всё ближе. Не сбрасывая скорость, я подъезжаю к дому дедушки Байрона. Двигатель гудит слишком громко в ночной тишине, но я совершенно забыл, что будить дедушку нельзя, настолько боюсь попасться полиции.
        Я сворачиваю на дедушкину подъездную дорожку, моментально глушу мотор и гашу фары, толкая мопед вперёд.
        Сирена внезапно затихает.
        Мне очень страшно. Я сижу на земле, весь дрожу и не могу отдышаться. Ни меня, ни мопед почти не видно с дороги, по которой еле ползёт патрульная машина. Полицейские внимательно смотрят по сторонам - я съёживаюсь и практически вжимаюсь в стену.
        Но они проезжают мимо, и я выдыхаю. Но всё равно лишь через двадцать минут мне удаётся встать, поспешно добраться в темноте до дома, подняться по лестнице и рухнуть в кровать.
        Мне хочется плакать, но есть дела поважнее. Я достаю из кармана письмо - то, что было приклеено под столом в подвале.

        Глава 17

        _Дорогой_Ал,_
        _у_тебя_было_достаточно_времени,_чтобы_обдумать_моё_предыдущее_письмо,_и_есть_два_варианта_развития_событий:_
        _1. Ты_решил,_что_твой_папа_сумасшедший,_и_рассказал_о_письме_маме_или_полиции,_учителю_или_другу_Жаль,_если_так,  -_значит,_я_плохо_тебя_знаю._Но_это_моя_ошибка,_а_тебя_я_не_виню._
        _2. Ты_сделал_то,_о_чём_я_попросил._Надеюсь,_это_наш_вариант._
        _Ты_справился_за_неделю,_как_я_просил?_Полагаю,_что_да,_и_продемонстрировал_при_этом_настоящее_мужество._Я_специально_ограничил_срок,_для_проверки._Ведь_было_бы_проще_ждать_подходящего_момента,_ждать_и_ждать,_а_в_итоге_так_ничего_и_не_сделать._Я_обещаю,_Ал:_больше_никаких_проверок._Следующая_задача_и_без_того_будет_невероятно_сложной._
        _Наверное,_ты_очень_напуган._Это_нормально._Думаю,_я_был_бы_напуган_не_меньше_твоего._Бойся:_тогда_ты_постоянно_будешь_начеку._Если_ты_будешь_начеку,_то_не_совершишь_ошибку._А_если_ты_не_наделаешь_ошибок,_то_всё_пройдёт_хорошо._
        _Люди_всегда_мечтали,_Ал,_о_путешествиях_во_времени_ -_в_будущее,_прошлое_или_даже_в_обе_стороны._(Помнишь,_когда_ты_был_помладше,_мы_ходили_на_спектакль_по_«Рождественской_песни»_Чарлза_Диккенса?_Там_Скруджу_показывают_праздник_Рождества_в_его_прошлом_и_будущем._Кажется,_тебе_было_страшно!)_
        _В_последнее_время_мы_грезим_о_великолепных_механизмах,_которые_будут_делать_за_нас_всю_работу._Обычно_мы_представляем_себе_огромный_космический_корабль_ -_он_несёт_нас_сквозь_столетия_со_скоростью_большей,_чем_скорость_света._
        _В_этом-то_и_проблема,_Ал._
        _Ведь_ничто_не_может_двигаться_быстрее,_чем_свет._Сколько_бы_ни_было_энергии_в_любом_источнике,_давно_используемом_или_ещё_не_открытом,  -_она_не_сможет_обогнать_луч_света._Если_бы_это_было_возможно,_то_отменило_бы_все_известные_нам_законы_физики._Это_значило_бы,_что_физические_законы,_проверенные_веками,  -_ошибочны._
        _А_мы_знаем,_что_это_не_так._
        _Это_значило_бы,_что_ошибочны_и_теории_Эйнштейна,_но_старик_Альберт_всё_ещё_смеётся_последним_над_каждым,_кто_пытается_его_переиграть._Безусловно,_в_наших_знаниях_есть_пробелы_ -_но_все_новые_открытия,_которыми_мы_эти_пробелы_восполняем,_доказывают_правоту_Эйнштейна._
        _Бозон_Хиггса?_Готов_поспорить,_что_его_скоро_откроют._Многие_люди_работают_над_этим,_ведь_эйнштейновская_теория_его_подразумевает._
        _Инфляционная_модель_Вселенной?_Думаю,_скоро_докажут_и_её._Это_Эйнштейн_тоже_предсказывал._

        (Нет, я не знаю, что такое бозон Хиггса, но его точно уже обнаружили. И про инфляционную модель Вселенной я что-то слышал в новостях. Браво, Эйнштейн!)

        _«Скорость_света,  -_сказал_Эйнштейн,  -_это_предельная_скорость_во_Вселенной»._
        _Эйнштейн_подозревал,_что_наше_линейное_восприятие_времени_ -_от_минуты_к_минуте,_от_года_к_году_ -_не_единственно_возможный_вариант._На_самом_деле_всё_может_происходить_параллельно,_а_ощущение_времени_относительно_ -_то_есть_существует_только_в_нашем_сознании._Помнишь_его_слова_о_ладони_на_горячей_плите?_
        _То,_что_мы_осознаём_как_последовательные_события,_которые_идут_одно_за_другим,_может_быть_просто_увеличением_бесконечного_числа_измерений,_которые_происходят_одновременно._Ключ_к_перемещению_между_ними_может_быть_не_в_источнике_сверхэнергии,_позволяющем_двигаться_со_сверхсветовой_скоростью,_а_в_математической_формуле._
        _Я_знаю,_всё_это_сложно_постичь._Не_забывай:_мы_ -_как_золотые_рыбки!_

        Я откладываю письмо и вздыхаю. Кажется, я вообще ничего не понял. А я ведь знаю, что папа старался писать простыми словами.
        Вы помните, как изучали умножение в начальной школе? Учитель не спрашивал просто: «Сколько будет пятью четыре?»  - а говорил яснее: «Есть пять собак, у каждой - по четыре лапы; сколько всего лап у собак?» И тогда вы лучше понимали математику. Так объясняет и мой папа, а до меня всё равно не доходит.
        Я тру глаза и продолжаю читать.

        _Пока_тебе_хватит_этой_информации._Всё_остальное_ты_поймёшь,_когда_включишь_ноутбук._
        _Это,_если_ты_вдруг_не_догадался,_и_есть_машина_времени._
        _Она_появилась_в_подвале_не_сразу,_Ал._Я_не_вставал_среди_ночи,_чтобы_прокрасться_в_тайную_подпольную_лабораторию._Большую_часть_работы_я_делал_перед_экраном_компьютера_у_нас_дома,_в_кругу_семьи._
        _Расчёты,_написание_кодов,_ещё_расчёты…_
        _Когда_я_убедился,_что_вывел_верную_формулу,_то_вспомнил_о_бункере._Я_установил_там_необходимую_аппаратуру,_пока_вы_с_мамой_гостили_у_тёти_Элли._
        _Всё_готово:_ты_можешь_отправиться_в_то_время,_когда_я_был_ещё_мальчиком,_и_спасти_мне_жизнь._Пусть_сейчас_эти_слова_звучат_странно_ -_скоро_они_обретут_смысл._
        _Теперь_дело_за_тобой,_Ал._Отправляйся_к_ноутбуку_и_включи_его._
        _Дальнейшие_инструкции_последуют._Увидимся_в_1984_году!_
        _Твой_любящий_папа._Целую_

        Глава 18

        Я перечитал письмо три или четыре раза. В щёлку между шторами уже пробивается бледный свет.
        Я зеваю, но не могу уснуть. У меня в голове шумит: я слышу папин голос. Если закрыть глаза, будет не так грустно: можно даже представить, что он здесь, со мной. Он сидит на кровати рядом - он правда здесь, хотя, конечно, его тут нет. Но я чувствую его запах и улыбаюсь…
        …Близилось Рождество, и друзья родителей - Питер, Анника и другие - пришли к нам на ужин. Мне разрешили посидеть с гостями подольше и даже открыть для них бутылку вина. Питер подарил мне двухфунтовую монету, и я отправился в кровать. Но когда папа заглянул ко мне, я ещё не успел провалиться в сон и открыл глаза.
        - Привет,  - ласково сказал папа и кивнул мне. Он улыбался своей кривоватой улыбкой.
        Я улыбнулся в ответ и сонно проговорил:
        - Привет.
        Мне нравилось, когда папа приходил и сидел рядом со мной на кровати. Я точно знал, как правильно себя вести. Если я был слишком бодрым, папа мог рассердиться и предложить мне включить свет и почитать, пока не начнёт клонить в сон. Но если я притворялся сонным, папа мог сесть ко мне на кровать, погладить по голове и поболтать со мной - особенно если выпил вина.
        Я подвинулся, чтобы он мог сесть рядом. Снизу послышался заливистый хохот Анники. Я улыбнулся папе, а он - мне.
        - Расскажи что-нибудь,  - попросил я.
        У папы всегда была в запасе куча историй. Он дополнял их интересными деталями и озвучивал разными голосами - и знакомые истории играли по-новому. Я мог слушать одну и ту же несколько раз подряд, и мне не было скучно.
        Когда я просил рассказать что-нибудь, папа обычно отвечал:
        - Нет, уже поздно,  - но я не отставал, и тогда он говорил:  - Но ты их все уже слышал.
        Я уверял его, что это неважно (так оно и было), и он наконец спрашивал:
        - Что за историю ты хочешь услышать?
        И я отвечал:
        - Что-нибудь из твоей молодости.
        Он крепко задумывался, и иногда я подсказывал ему - так я поступил и в этот раз.
        У меня было две любимые истории. Первая - о том, как мама с папой познакомились.
        Им было чуть больше двадцати, и вроде бы папа спас маму, когда она тонула в озере. Или в море. Он прыгнул за ней полностью одетым - а может, на нём были только плавки. (Вот поэтому я и говорю, что каждый раз история звучит по-новому.) По одной из версий, мама вовсе не тонула, а позвала папу на помощь только потому, что он ей нравился. Никогда не менялось лишь одно: папа был там вместе с дедушкой Байроном. У них был пляжный пикник или встреча с другими индийцами, они подошли к воде, услышали мамины крики о помощи - и папа бросился её спасать.
        Но в тот раз я хотел услышать вторую историю.
        - Расскажи о том, как ты сломал зуб,  - сказал я.
        - Что, опять?
        - Да,  - я удобно устроился на подушке и подтянул одеяло к подбородку. Я очень любил эту историю.
        - Что ж, я был немного старше, чем ты сейчас,  - мне было, может, одиннадцать или двенадцать. И дедушка Байрон сделал для меня гоночный карт, который мы тогда называли козявкой…
        Я фыркнул от смеха.
        - Козявка! Почему вдруг такое название? Это ведь то же, что сопли.
        - Не знаю. Ну вот так. Мне кажется, мы называли так всё маленькое и на колёсах.
        - Вы взяли колёса от детской коляски?
        - Да, нам удалось найти старые колёса от коляски - их-то мы и поставили. Твой дедушка соорудил деревянное основание вроде сиденья и принёс всякие детали с работы: втулки, болты, гайки.
        - Он их украл?
        - Нет, только не дедушка Байрон. Я думаю, они просто случайно упали ему в карман, когда он проходил мимо - знаешь, как это бывает?
        Я рассмеялся. Мне понравилась эта идея: вещи сами катятся и падают кому-то в карман, стоит только пройти мимо.
        - Так вот, у этой штуки был только один тормоз - деревянный рычаг на заднем колесе. А ещё я захотел её покрасить, но отыскал только краску от гаражных ворот. В общем, машинка приобрела странный оливково-зелёный цвет.
        - Оливково-зелёный?  - это была новая деталь.
        - Да. Я дал ей название: Маленькая быстрая зелёная машина. Я написал его белым цветом точно по центру.
        - Ты никогда мне об этом не рассказывал.
        - А сейчас рассказываю. Мы с дедушкой испробовали нашу Зелёную машину, и она действительно была хоть и маленькой, но очень быстрой, скажу я тебе!
        - Она нравилась твоим друзьям?
        Папа помедлил:
        - Наверное… Я не очень хорошо помню. Мне кажется, они обычно были заняты другими делами.
        Пауза затянулась, и я легонько ткнул папу локтем.
        - И вот однажды я катался на Зелёной машине…
        - На Маленькой быстрой зелёной машине,  - поправил я.
        - Да, конечно, на Маленькой быстрой зелёной машине. Я был один на длинном склоне, который спускается к набережной над волноломом. Ты знаешь это место - там классно кататься!
        Я кивнул: мне нравилась набережная. Так мы называли дорожку на стене, ведущую к пляжу. По ее краю стояло металлическое ограждение, чтобы не упасть, и дважды в год прилив поднимался почти на высоту стены: иногда брызги волн даже долетали до людей.
        - Итак, я на машинке. Я мчусь вниз по склону и громко кричу слова песенки из телика: «Фан даби дози-и-и»![21 - «Фан даби дози» (англ. Fan Dabi Dozi)  - песня из телешоу шотландского комедийного дуэта «Крэнки». Телешоу было популярно в Великобритании в 1980-е годы.] Как вдруг…
        - Ты врезаешься в кирпич посреди дороги!
        - Именно! Большой кирпич или строительный блок - я даже точно не помню, что это было. Переднее колесо отрывается, и я лечу лицом вниз - бууум!
        - Было много крови?
        - Крови? Да я выглядел, как после десяти раундов с Майком Тайсоном.
        - Что? Кто это?
        - Не суть. Я весь в крови - она была повсюду. Один зуб выпал сразу, два других повредились, лицо в царапинах, а в нос воткнулась скоба от оставленной кем-то магазинной тележки.
        Я вспомнил эти ужасные подробности и поморщился. Это звучало жутко. Папа продолжил:
        - Я реву - даже не от боли, а оттого что Зелёная машина разбилась. И какой-то водитель, проезжавший под склоном, останавливается - я помню, это был синий «Остин Аллегро». Он вытаскивает скобу из моего носа, сажает меня в машину и везёт домой - а я заливаю кровью всё вокруг.
        - Ты не поехал в больницу?
        - Нет, хотя нужно было. Может, там привели бы мои зубы в порядок. Но твой дедушка сказал только: «Ох, вот это да - ты будто с войны вернулся!»  - для полного эффекта папа покачал головой, как дедушка Байрон.  - Он отмыл меня и усадил перед телевизором, а на следующий день я уже пошёл в школу.
        - Ты был храбрым,  - сказал я.
        Папа улыбнулся:
        - Не уверен. Но после этого происшествия дети в школе перестали ко мне цепляться.
        - А они часто это делали?  - спросил я, но папа уже встал. Гости внизу всё ещё болтали, и Анника продолжала хохотать. Папа наклонился и поцеловал меня в голову. Я крепко-крепко обнял его за шею: от него пахло вином. Я попытался представить, что кто-то задирает моего папу, но не смог, и обнял его ещё крепче. Потом он аккуратно высвободился и пошёл вниз.

        Глава 19

        Мама смотрит на меня очень внимательно: я сижу, мрачно уставившись на хлопья, но не ем. Она держит чашку с чаем обеими руками. Мы вдвоём. Стив на несколько дней уехал на какие-то курсы. Судя по листовке на холодильнике, они называются «Новые направления в информационных технологиях для муниципальных библиотек». А Карли всегда уходит рано - мне кажется, во многом для того, чтобы не завтракать со мной и мамой.
        Надо сказать, что я плохо себя чувствую,  - всё потому, что я практически не спал ночью. Думаю, я уснул не раньше пяти.
        - Ты сможешь пойти в школу, Ал?  - спрашивает мама.
        Нужно вести себя очень аккуратно. Я должен разработать план по возвращению к машине времени, поэтому мне не до школы. Но если я активно выступлю против школы, мама решит, что я притворяюсь. Если буду хрипеть слишком сильно, мама решит, что я притворяюсь. Короче говоря, что бы я ни делал - мама решит, что я притворяюсь, _но_…
        У меня есть одно преимущество. Год назад я не притворялся, а она всё равно отправила меня в школу. Меня вырвало на собрании, и ей пришлось за мной приехать. Я держу этот случай про запас, чтобы использовать в подходящий момент. Сейчас же я применю тактику «Пожать плечами».
        Этот жест означает: «Мне плохо. На самом деле, мне настолько плохо, что я не в силах решить, смогу ли пойти в школу. В прошлый раз, когда мне было плохо, ты отправила меня в школу, а меня вырвало прямо на спину Кэти Пеллинг».
        Рискованная тактика, но она работает.
        - Ты ужасно выглядишь, милый. Я принесу тебе градусник.
        Вот и прекрасно: я даже не потратил свой запас, ведь я _не_прошу_её_оставить_меня_дома_. Думаю, этот запас мне всё равно скоро пригодится.
        Мама суёт градусник мне в рот.
        - Подержи его, я сейчас вернусь,  - говорит она и выходит из кухни. Её чашка с чаем стоит прямо передо мной, и стоит маме выйти, как я окунаю туда градусник. Красная полоска ползёт вверх - нужно не передержать, а то мама вызовет скорую помощь. Когда мама возвращается, градусник уже снова у меня во рту. Она смотрит на него и качает головой.
        - Мой бедный мальчик,  - говорит она.  - Я же видела, что ты нездоров.
        За следующие двадцать минут мама укладывает меня обратно в кровать, ставит рядом стакан воды, приносит ведёрко - на случай, если меня будет тошнить, делает бутерброды - на случай, если я проголодаюсь, и приносит мне стопку книг.
        - Я не могу отпроситься сегодня,  - говорит она,  - но постараюсь прийти пораньше. Отдыхай и позвони мне, если тебе станет хуже. Справишься?
        Я киваю, вяло улыбаясь, и жду, пока мама уйдёт. Но она останавливается у двери и морщит нос.
        - Чем это пахнет?
        Я тоже чувствую этот запах. Пахнет лисьим помётом. Слабая, но ощутимая вонь идёт от груды одежды, сваленной у кровати.
        Я принюхиваюсь и говорю:
        - Извини. Это я. Живот болит.
        Мама поводит носом, склоняет голову к плечу и смотрит на меня с жалостью. Потом она выходит из комнаты.
        Как только хлопает входная дверь, я спрыгиваю с кровати и сажусь за ноутбук. Я набираю в поисковой строке браузера: «Эйнштейн», «теория относительности» и «путешествия во времени».
        Спустя два часа я засыпаю за столом, подложив под голову руку. Вторая рука всё ещё на мышке ноутбука. Я не особо продвинулся, хотя:

        1. Я посмотрел на «Ютьюбе» классный мультик про говорящего кота: он путешествует со скоростью света, и в его космический корабль одновременно попадают две молнии.
        2. Я прочитал длинную статью парня, который ведёт по телевизору передачу о планетах. Название статьи внушало надежду: «Относительность для умного двенадцатилетнего ребёнка». Но, наверно, тот ребёнок умнее меня. А я, без всякого хвастовства, достаточно умён - во всяком случае, в математике.
        3. Я уяснил: квантовая физика предполагает, что одна вещь может находиться в двух местах одновременно. Но я всё ещё не понимаю почему. И как.
        4. Я узнал, что Альберт Эйнштейн не говорил до четырёх лет. А потом заговорил и громко сказал за ужином: «Суп слишком горячий!»
        5. Я отчистил лисий помёт с джинсов, прокрутил и высушил их в стиральной машине и убрал в шкаф.
        Я сплю целую вечность. Мне снится, что я на космическом корабле, который преследует космическая полиция. Мне снятся Эйнштейн и Джолион Дэнси. Всё и ничто смешиваются в единое целое в моих снах. И наконец мне уже ничего не снится - я сплю глубоким крепким сном.

        Глава 20
        Десять фактов о моей маме

        1. Моя мама великолепно готовит пять блюд: спагетти «Болоньезе», сосиски с картофельным пюре и луковой подливкой, макароны с сыром (когда не добавляет странный сыр), рыбный пирог (когда не добавляет странную рыбу - да, это я об анчоусах) и лазанью по особым случаям. Всё остальное - кулинарные эксперименты. Блюда карри она доверяла папе, а Стив не особо любит острую пищу - так что теперь я ем карри только у дедушки Байрона.

        2. Мама никогда не сидела на диете. Она не полная - вовсе нет. Она говорит, что просто прекращает есть, когда наедается. Стив считает, что это необычно. Даже Карли сидит на диете. (Не хочу сказать ничего плохого, но её диета не кажется эффективной.)

        3. Мама умеет _очень_быстро читать. Однажды я засёк время (втайне от неё, чтобы она не старалась специально), когда она читала книгу: так вот, мама переворачивала страницу раз в минуту - что вдвое больше средней скорости чтения. Полагаю, это удобный навык, ведь она работает в библиотеке.

        4. Хотя иногда мама читает _очень-очень_медленно, особенно если речь идёт о поэзии. Тогда она подолгу всматривается в страницу и шевелит губами. За этим очень смешно наблюдать: выглядит так, будто мама не умеет читать.

        5. Её любимый поэт - Т. С. Элиот. Я никогда не читал его произведений, но ходил с классом на мюзикл «Кошки» в Королевский театр Ньюкасла - кажется, Элиот написал для него стихи.

        6. Родители мамы много лет назад переехали в Ирландию, чтобы ухаживать за её бабушкой, и остались там жить. Мы видимся очень редко. Мама звонит им по телефону, и каждый раз они спрашивают, сколько мне теперь лет. Мама навещает их примерно раз в год, а тётушка Элли ездит к ним чаще.

        7. Мама не умеет плавать. Представляете, так и не научилась. В детстве родители иногда водили меня в бассейн - папа заходил со мной, а мама сидела у большого окна в кафе, пила кофе и читала (очень быстро). Она говорит, что ей страшно заходить в воду после того случая, когда она чуть не утонула, а папа её спас.

        8. Иногда мама бывает задумчивой: она подолгу смотрит на меня и говорит обо мне «чудо-мальчик». Это мило, но порой я смущаюсь. Мама с папой очень долго пытались завести ребёнка. Врачи говорили маме, что у неё может и _совсем_не быть детей, поэтому родители были _безумно_счастливы, когда я появился. (Ура мне!)

        9. Её любимый актёр - какой-то парень по имени Ричард Гир; он очень пожилой, седовласый, в очках и всё такое. Она называет его «роскошным» и говорит, что ей всегда нравились мужчины постарше. Это тот неловкий момент, когда я готов выбежать из комнаты, зажав уши руками. (Папа был чуть младше мамы, а Стив старше неё, но не похож на Ричарда Гира. Ничуть не похож.)

        10. Я оставил самое интересное напоследок. У моей мамы перепончатые ноги! И у меня, кстати, тоже. Ладно, я сильно преувеличиваю. Эта штука называется «синдактилия»: мизинцы на маминых стопах соединены кожей с соседними пальцами. Это наследственное: маме передалось от её мамы, а дальше - мне. (Мне кажется, в этом есть что-то инопланетное, и я почти никому не показывал пальцы своих ног - да и где бы я мог это сделать.) Штука довольно редкая, но не опасная.

        Глава 21

        Когда я просыпаюсь, дедушка Байрон сидит в своих жёлто-оранжевых одеждах за столом на кухне и вертит в руках мобильный.
        - Чёртовы дети. Не уважают собственность - вообще ничего не уважают. Чёртова глубокая царапина сбоку, и ещё этот отвратительный запах лисьего…  - он замечает, как я вхожу в комнату,  - лисьих дел. Батюшки мои, какой же смрад.
        Когда дедушка Байрон взволнован, его речь становится странной: он говорит безнадёжно устаревшими фразами или переходит на диалект.
        - Ты же вызвал полицию, Байрон?  - спрашивает мама.
        - Уж будь уверена. Они видели этого негодника ночью и пустились за ним в погоню, но ему удалось скрыться.
        - Сегодня ночью мопед твоего дедушки украли малолетние угонщики,  - объясняет мама.
        - О нет,  - говорю я. А потом ещё раз с чувством:  - О _нет!_
        Надеюсь, я не переигрываю. Но дедушка где-то далеко в своих мыслях.
        - Вот чего я совсем не понимаю,  - говорит он,  - это почему они вернули мопед? Завезли его на дорожку - туда, откуда взяли. Ведь они могли просто его где-то бросить?
        - А что с замком, Байрон?
        - Это ещё одна странность. Замок не был сломан. Могу только предположить, что забыл его закрыть. Ладно, идём, Ал, сейчас начнутся «Игры разума»,  - он направляется в гостиную, и тут меня осеняет дельная мысль.
        - Может, посмотрим у тебя?
        Он вопросительно смотрит на меня:
        - Почему, ради всего святого?
        - Просто… у тебя лучше. Мы… мы можем попить масала-чай.
        Уловка срабатывает: дедушка широко улыбается.
        - Давай поторопись. Мы можем не успеть на начало, но там простые вопросы. Ничего интересного!
        - Постой, я кое-что забыл!
        Я бегу наверх и снимаю запасной ключ от мопеда с жёлтого брелока. Вместо него я вешаю другой, от своего старого велосипеда. Они не особо похожи, но с первого взгляда дедушка может и не заметить, что запасной ключ исчез. Так я смогу ещё раз позаимствовать его мопед.
        Когда мы подходим к дедушкиному дому, я вижу масштаб ущерба при свете дня, и мне становится стыдно. Глубокая царапина на мопеде повредила краску и пластиковый ножной щиток. Хуже того: дедушка подвозит мопед ближе к дому, достаёт из багажника совершенно новую тяжёлую цепь и протягивает её от колёс до водосточной трубы.
        Он замечает, что я наблюдаю, и подмигивает мне:
        - Я не оставлю им ни единого шанса!
        Я ещё не успел повесить фальшивый запасной ключ на крючок: дедушка Байрон усаживается перед телевизором, и теперь я могу тайком вернуть ключ на место, пока делаю на кухне чай. Вот только, когда я оборачиваюсь, он стоит в дверях - и я не знаю, когда именно он подошёл.
        Он видел, что я делаю? Мне никак не узнать этого. Он всё ещё стоит в дверях, и я протискиваюсь мимо. Его взгляд будто бы скользнул по крючкам для ключей, но я не уверен. Может, мне просто показалось.
        В этот раз - впервые за долгое время - дедушка проигрывает кучу вопросов. Раньше я такого не видел. Он заметно раздражён. И вот звучит вопрос, которого я боялся:
        - Как продвигается книга?
        Всем своим видом я показываю, что мне стыдно.
        - Я был очень занят, дедушка Байрон…
        - Ладно, всё в порядке. Эта книга писалась не для молодых людей. Может, будет лучше, если я просто расскажу тебе, что в ней?
        На том мы и порешили. И хорошо, ведь позже это спасёт мне жизнь.
        То есть одну из моих жизней, если быть точным. В каком-то смысле.

        Глава 22

        Вот что рассказывает мне дедушка Байрон:
        «Шри Кальпана» была и остаётся малоизвестной книгой: этот древний индийский манускрипт относится предположительно к 1500 году до нашей эры. Это одна из самых первых написанных книг - ей больше трёх с половиной тысяч лет.
        В ней описаны секреты индийских гуру, которые не раскрывались веками, в том числе, как они запоминали огромное количество песен и стихов, генеалогические древа и исторические события.
        Дедушка Байрон подливает чай и немного расслабляется - он видит, что я слушаю очень внимательно.
        - В то время,  - продолжает он,  - больше ничего запоминать и не требовалось. Мало кто умел писать и читать, и, конечно, не было футбольных матчей и их результатов. Самыми важными данными считались истории сражений и родственные связи между людьми. Если их не записывать - остаётся только хранить в памяти. Чтобы запомнить столько всего, нужно владеть специальными техниками. Люди, которые их освоили, были на вес золота.
        - Что за техники?
        - К примеру, помогают рифма и ритм. Ты можешь перечислить всех королей и королев Англии по порядку?
        Я озадаченно смотрю на него:
        - Нет, их же целая куча.
        И тут дедушка Байрон заводит песню на мотив «Блейдонских скачек»[22 - «Блейдонские скачки» (англ. Blaydon Races)  - фольклорная английская песня XIX века.].
        (Вы можете не знать этот мотив, но на северо-востоке «Блейдонские скачки» знают все. Здесь это вроде национального гимна, там ещё такие слова: «О, ребята, нас нужно было видеть…» Не припоминаете? В общем, напев задорный - дум-де-дум-де-дум - вот такой. Послушайте, если захотите.)
        Дедушка Байрон поёт:
        _Вилли,_Вилли,_Гарри,_Стив,_
        _Гарри,_Дик,_Джон,_Гарри_три,_
        _Раз,_два,_три_Эд,_Ричард_два,_
        _Четыре,_пять,_шесть_Гарри_ -_да!_

        Я перебиваю его:
        - Но ведь не было королей по имени Гарри и Дик!
        - Гарри - сокращение от Генриха, а Дик - краткая форма имени Ричард. Таким образом, у нас Вильгельм I Завоеватель, Вильгельм II, Генрих I, король Стефан, Генрих II, Ричард I, король Иоанн (у нас в песенке это Джон), Генрих III, Эдуарды I, II, III, Ричард II, Генрихи IV, V, VI, и можно продолжать список до сегодняшнего дня.
        Он снова поёт всю песню целиком, а на третий раз я присоединяюсь. Дедушка хихикает:
        - Вот видишь! Хи-хи! Это просто! Я даже твоего папу обучил этой песенке.
        Я смотрю на него с подозрением:
        - Только не говори мне, что это всё. Рифмы и только.
        - А, нет. Но это то, с чего нужно начинать. С рифмой и ритмом запоминать легче. Древние греки назвали этот метод мнемотехникой - и он стал всемирно известным. Но придумали его индийцы!
        - Подожди-подожди - всемирно известным?
        Он кивает:
        - Мнемотехникам обучали в школах и университетах по всей Европе. Но потом это постепенно сошло на нет: сейчас никто и не старается что-то запомнить,  - дедушка Байрон поднимается с пола.  - «Гугл» сделает всё за тебя. Кстати, мне кажется, у нас ещё остались лакомства с твоего дня рождения,  - он идёт на кухню.  - В следующий раз я расскажу тебе про технику «Дворцы памяти».
        - А как вышло, что папа не пользовался этими техниками? Ты что, не научил его?
        Дедушка отводит глаза и тщательно подбирает слова:
        - Я пытался. Но мне кажется, я упустил подходящий момент. Твой папа предпочитал своему воображению компьютер,  - он смотрит на меня с грустью,  - так сейчас делают многие.
        По пути домой я пою песенку о королях и королевах - с начала до конца. Теперь мне её не забыть. Слова прилипли к языку, как жвачка - к ботинку.
        _Вилли,_Вилли,_Гарри,_Стив,_
        _Гарри,_Дик,_Джон,_Гарри_три,_
        _Раз,_два,_три_Эд,_Ричард_два,_
        _Четыре,_пять,_шесть_Гарри_ -_да!_
        _Эд_ -_четыре,_пять_ -_и_Дик,_
        _Второй_Гарри,_Эд-мальчик._

        (Эдуарду VI было только девять, когда он вступил на престол!)
        _Мария,_Бесси_[23 - Бесси (как и Лиз далее)  - краткая форма имени Елизавета (англ. Elizabeth).],_Яков_раз,_
        _Карл_и_Карл,_и_Яков_двас,_
        _Вильгельм_с_Марией,_Анна_Глория,_
        _Четыре_Джорди,_Вильгельм,_Виктория._

        (Джорди - сокращение имени Джордж, или Георг. Правда, я знаю только одного Джорджа - Джорджа Пеллинга, брата Кэти, известной тем, что меня на неё тошнило. И вот его все звали просто Джордж. Возможно, краткое имя уже не используется.)
        _Эд_потом_идёт_седьмой,_
        _Георг_пятый,_Эд_восьмой,_
        _Георг_опять,_вторая_Лиз,_
        _Чарли,_Уилл,_Джордж_ -_вот_твой_приз!_

        Я рад, что теперь знаю английских монархов наизусть. Впрочем, это пригодится мне разве что на школьной контрольной.

        Глава 23

        Я лежу на кровати, читаю и размышляю над тем, как теперь добраться до своего бывшего дома - ведь дедушка Байрон повесил на мопед цепь. В этот момент ко мне в комнату заходит Карли.
        Разрешите рассказать вам об Адской Сводной Сестре, ведь скоро она сыграет важную роль в этой истории. Не стану говорить, что ненавижу её,  - а вот она меня вроде бы терпеть не может. Как и маму с дедушкой Байроном. Насколько я могу судить, она и своего папу выносит с трудом, но не демонстрирует это так уж открыто - ведь он даёт ей деньги. Она просто цокает языком, закатывает глаза и кривит губы у него за спиной.
        Мама думает, что Карли ненавидит весь мир за то, что он забрал её маму. Она зла и обижена, а я должен ей сочувствовать и не забывать, что это мы пришли на её территорию. Я правда стараюсь об этом помнить, но с ней бывает очень трудно.
        Возьмите поездки в школу. Она учится в моей школе на класс старше, но мы ехали в школу вместе только один - единственный!  - раз, когда я только туда перешёл. (И в тот единственный раз она сразу отсела от меня в автобусе к Ноа Менко и девочке с заячьей губой.) И теперь меня обычно возит в школу дедушка Байрон.
        Я считаю, что Карли на самом-то деле довольно симпатичная - во всяком случае, когда она не в образе эмо. У неё блестящие чёрные волосы - она их ещё и подкрашивает. Кроме того, она слишком ярко красит глаза. Однажды я сказал, что она похожа на эмо, а она язвительно ответила, что я даже не в состоянии отличить эмо от гота. По-моему, дело вовсе не в этом - хотя я действительно не очень хорошо разбираюсь. Мне кажется, она ходит в чёрном только потому, что тёмная одежда стройнит.
        Я просто ошеломлён её приходом. Никогда - то есть буквально _никогда_ - она не заглядывала в мою комнату. А теперь внезапно заходит - без стука, конечно.
        - Привет,  - говорю я.
        Она едва кивает мне в ответ - её глаза полузакрыты. Она будто тренировалась перед зеркалом, как выглядеть таинственно и угрожающе.
        Надо отдать ей должное: у неё получается.
        Она медленно подходит к столу и берёт с него пластилиновую фигурку Йоды - я сделал её много лет назад, но она мне очень нравится. Карли вертит фигурку в руках и ставит на место.
        Она выдвигает и разворачивает стул: пытается сесть на него верхом лицом к спинке - так часто делают в фильмах. Но её юбка затрудняет движения, да и слишком коротка, так что в итоге Карли садится боком. Она смотрит на меня, склонив голову к плечу. Я не жду ничего хорошего. То есть люди не ведут себя так, когда хотят сказать, к примеру: «Угадай, что я купил тебе в подарок» или «Поздравляю: ты выиграл главный приз».
        - Ал?  - говорит Карли.
        - Да?
        - Где ты был прошлой ночью?

        Глава 24

        Это было давно, когда папа только умер: мы горевали о нём и ещё совсем не привыкли жить без него. Мама находилась на той жуткой стадии, когда она то и дело громко говорила:
        - Пай, это ты? Ты здесь?
        Первый раз это произошло, когда мы вместе смотрели телевизор. За окном стоял по-ноябрьски ветреный холод: было слышно, как скрипят ворота и ветер гоняет по улице консервную банку. Тогда это и случилось. Мама выпрямилась и посмотрела на открытую дверь гостиной.
        - Пай?  - произнесла мама.  - Кто там? Это ты, Пай?
        Я разволновался:
        - Что такое, мама? Почему ты так говоришь?  - я сверлил её глазами.
        Она встала, подошла к входной двери, но быстро вернулась.
        - Прости, милый,  - сказала она,  - это был… Это был просто ветер.
        - Ясное дело!  - я не сказал этого вслух, но выразительно поглядел на неё.
        Мама больше ничего не говорила, но до конца вечера сидела с отсутствующим видом. Она смотрела сквозь телевизор, и я решил её не беспокоить.
        Через неделю или около того это повторилось. Всё то же самое, но на этот раз мама сидела за кухонным столом.
        - Пай? Это же ты, да? Ты здесь?
        - Мама,  - я старался говорить мягко,  - здесь никого нет. С тобой всё нормально?
        - Я в порядке, милый,  - ответила мама,  - просто очень устала,  - она потёрла рукой лоб и грустно вздохнула.
        В ту ночь я не мог заснуть и пошёл вниз. Мама сидела за столом в темноте - перед ней тихо горела свеча, но её глаза были закрыты. Я прокрался обратно наверх, не привлекая к себе внимания.
        Спустя пару дней я был в гостях у дедушки Байрона и спросил:
        - Ты веришь в призраков, дедушка Байрон?
        - Какие ещё призраки?
        - Ну знаешь - жуткие привидения, призраки умерших людей. Как ещё объяснить: призраки. Д?хи.
        Он надолго задумался. В то время он как раз стал отращивать бороду, и вид у него был диковатый. Наконец он ответил:
        - Я всем сердцем верю в человеческий дух. На самом деле я верю, что у каждого живого существа есть душа. Дух находится в нашем теле, пока мы живы, а потом, когда физическое тело умирает, он уходит - и воссоединяется с бессмертным вселенским духом. Душа может снова вернуться к жизни - в человеческом или другом обличье.
        Я постарался очень хорошо обдумать слова дедушки, но всё равно понял их не до конца.
        - Это то, во что верят индуисты?
        Он рассмеялся:
        - Нет, сынок. Не совсем.
        - Тогда буддисты?
        Он покачал головой:
        - Не думаю.
        И я снова спросил его:
        - Значит, ты веришь в призраков?
        - О да,  - сказал он.  - Несомненно,  - а потом добавил:  - Но не в таких, как ты их себе представляешь. Нет.
        - То есть ты и веришь в них, и не веришь одновременно.
        Он с улыбкой покачал головой:
        - Ты всё правильно понял, Ал. Просто в точку!
        Я часто вспоминал об этом в последнее время - вот и сейчас снова вспомнил. Поэтому всё так и вышло. И так я втянул Карли в эту историю.

        Глава 25

        И вот Карли стоит около моей кровати - руки в боки - и выжидающе смотрит на меня. А я уставился на неё и делаю вид, что задумался: надуваю щёки и с громким «хм» выдыхаю. Так продолжается несколько секунд.
        - Ну? Куда ты ходил? Я слышала тебя. Я слышала, как ты спустился по лестнице и хлопнул входной дверью. И видела, как ты вышел на улицу. Ты совершенно не умеешь вести себя тихо.
        Мои глаза бегают: я смотрю на дверь, на окно, снова на Карли. Я чувствую, что краснею.
        - Слушай, Ал, давай я упрощу тебе задачу. Или ты говоришь мне, куда ходил, или я расскажу твоей маме, что её драгоценный сыночек бродит по улицам в ночи. Тебе понятно?
        Дар речи ещё не вернулся ко мне. Но у меня появляется одна идея.
        - Да, ещё кое-что. Не могу гарантировать, что твоя мама ни о чём не узнает, даже когда ты мне расскажешь. Но это твой единственный шанс. Идёт?
        - Это всё мой папа,  - говорю я.
        - Твой _папа_?
        Вот так это и начинается: со лжи, которая в итоге изменит наши жизни.
        Дальше я говорю, почти не задумываясь. Я кивком указываю Карли на приоткрытую дверь, чтобы выиграть пару секунд.
        - Я… Как бы сказать… Я пытаюсь наладить связь с его духом.
        - Его духом? Это что-то вроде спиритического сеанса?
        - Ммм, ну да,  - понятия не имею, о чём она, но это уже не имеет значения: Карли успешно додумывает за меня.
        - Вот. Это. Да. Это же _безумно_круто. То есть ты ходишь на кладбище? На могилу своего отца, так? И там вызываешь его дух?
        - Вообще-то его кремировали, поэтому как таковой могилы нет. Но да, кладбище - самое подходящее место, я считаю. Да.
        - Да это же лучшее место. Ал, ты _должен_взять меня с собой. У меня _прекрасно_получится, ведь я так много читала об этом.
        «Ну ещё бы»,  - думаю я.
        - Знаешь, Карли, это лучше всего делать в одиночестве. Мне кажется, я не должен…
        - Ну пожалуйста-пожалуйста-пожалуйста, Ал… С особым чувством удовлетворения я понимаю, что впервые взял верх над Карли. Ей что-то от меня нужно. Она _упрашивает_меня.
        - Возьми меня с собой, а не то я расскажу обо всём твоей маме,  - говорит она, но это блеф.
        Если что-то станет известно маме или Стиву - ни я, ни Карли уже никуда не пойдём. И Карли об этом знает. И знает, что я знаю. И знает, что я _знаю_, что она знает,  - так что я всё-таки взял верх над ней.
        - Я скажу тебе, когда придёт подходящий момент,  - загадочно говорю я.  - Мне кажется, я близок к прорыву в мир духов.
        - Круто. Да это просто _потрясающе_!  - она медленно покачивает головой, и мне на секунду кажется, что она искренне мною восхищается.
        Это новое, непривычное ощущение.

        Глава 26

        Говорят, что, однажды нарушив закон, сделать это во второй раз намного проще. Теперь я могу это подтвердить: ведь на моём счету езда на чужом мопеде в полночь и незаконное проникновение в чужой гараж. Я уже придумал, как вернуться в гараж, и мне не терпится продолжить начатое. Конечно, мне очень страшно, но я не хочу упустить момент. Раз уж я взялся за это, нужно смело идти вперёд. Но теперь в дело замешана Карли - и ситуация осложнилась. На самом деле вдвойне осложнилась. Если верить письму папы, у меня есть шанс предотвратить его смерть - тогда всё снова будет так, как раньше. А иначе я навсегда останусь золотой рыбкой - в одном аквариуме с мамой, рыгающим Стивом и Адской Сводной Сестрой.
        Так вот, насчет Карли: на следующий день я возвращаюсь от дедушки Байрона - она преграждает мне путь, и дальше к дому мы идём уже вместе. Она ведёт себя так непринуждённо, словно всегда встречает меня после школы. Конечно, это неспроста.
        - Ну что? Что там насчёт этого?
        - Насчёт чего?  - я должен говорить с ней именно так. Не хочу, чтобы она принимала нашу договорённость как должное и считала, что мы теперь сообщники в деле о спиритическом сеансе. Не хочу, чтобы она забывала о шантаже - ведь именно так она вынудила меня взять её в дело. Пусть это дело и полностью выдумано.
        - Ты знаешь,  - говорит она скучающим тоном.
        - Слушай, ещё не время,  - я успел всё обдумать и готов к разговору.  - Нужно дождаться полнолуния.
        - Я поняла.
        Она купилась на это. Замечательно.
        - Но мне ещё нужно подготовиться. В одиночестве.
        Она смотрит на меня с подозрением.
        - Даже не думай исключать меня из игры, Ал, потому что…
        - Я и не думал! Просто осталась ещё задача для меня одного,  - я делаю театральную паузу и произношу заранее продуманные слова:  - Но без тебя мне всё равно не справиться, Карли. Заклинание требует, гм…
        - Чего?
        - Ты же девственница, да, Карли?
        - Я - _кто_?
        - Знаешь, та, кто ещё не…
        - Я _знаю_, что значит девственница, Ал. И раз уж на то пошло - да, конечно, хотя это тебя совершенно не касается. Это же надо,  - она яростно жуёт жвачку.
        - Ну я должен был уточнить, пойми. Полнолуние и присутствие девственницы - два условия, которые нужно соблюсти.
        Карли идёт, скрестив руки на груди,  - она просто кипит от возмущения.
        - Что-нибудь ещё?  - спрашивает она пренебрежительно.
        - Вообще-то да. Мне нужно добыть освещённую луной землю оттуда, где почивший… э-э-э… почил,  - я, конечно, специально стараюсь, чтобы мои слова звучали магически. Примерно такими словами написаны книги, которые читает Карли.
        - И как ты собираешься это сделать?
        - Я вернусь в Кальверкот этой ночью. Поеду на такси.
        Да, сейчас я рискую. Но Карли уже настолько глубоко втянута в эту историю, что вряд ли теперь кому-то расскажет. И она говорит только:
        - Вау! Кру-у-уто-о-о!

        Глава 27

        Сейчас половина первого ночи, и я еду на такси в Кальверкот. Я держу в руках пакет - там внутри хомяк Алан Ширер. На самом деле он сидит в твёрдой картонной коробке от смартфона Стива - я продырявил её карандашом с боков, чтобы он мог дышать.
        Он первым отправится в путь на машине времени. Мой хомяк станет, так сказать, подопытным кроликом.
        Мопед дедушки Байрона так и стоит с цепью у водосточной трубы. Дедушка ещё не повесил ключ от нового цепного замка на кухонный крючок. Я обнаружил это, когда заходил к нему после школы,  - тогда я и придумал новый план. Кроме того, я бы не рискнул второй раз поехать на мопеде. Что, если на дежурстве будут те же полицейские?
        В моей копилке было восемь фунтов мелочью - и ещё сорок, которые дедушка подарил мне на день рождения.
        Мне разрешено использовать мобильный только в случае крайней необходимости. Я счёл, что это именно такой случай, и через Интернет заказал себе такси из Ашингтона - это небольшой город чуть дальше по побережью. Я не хотел пользоваться местным такси и отметил в заказе, что меня нужно забрать на углу улицы. Увидев приближающуюся жёлтую лампочку, я разволновался, но вышел на свет и помахал водителю. Он опустил стекло и осмотрел меня с ног до головы.
        - Ты заказывал такси, сынок?
        - Да,  - я постарался ответить спокойно и потянулся к ручке задней двери.
        - Подожди-подожди,  - сказал он, и я услышал щелчок центрального замка.  - Ты слишком молод, чтобы разъезжать на такси посреди ночи, так ведь?
        К счастью, я был готов к этому. Мы с Карли обсудили все вопросы и проблемы, какие только могли предвидеть.
        - Мне пятнадцать,  - солгал я.  - Мои деньги ничем не хуже других. И я оставлю чаевые.
        Я показал ему двадцатифунтовую купюру. Поездка стоит всего пятнадцать - и его жадность взяла верх над сомнениями.
        - Залезай тогда поскорее,  - сказал он и разблокировал двери.
        Мы спланировали и следующий шаг. Из такси я набираю номер Карли - она отвечает сразу. Я держу свой телефон так, чтобы водителю был слышен её голос.
        - Мам, привет, это я, Фредди… Да, я уже в такси… Нет, не надо, я пройду через гараж… Да… Хм… Только на час?.. Хорошо, мам, как скажешь… Я спрошу, сможет ли он отвезти меня назад.
        Теперь я обращаюсь к водителю - он смотрит на меня в зеркало заднего вида:
        - Вы могли бы через час отвезти меня обратно? Я еду к папе, но мама хочет, чтобы я поскорее вернулся домой.
        Согласно моим подсчётам, ему выгоднее совершить две поездки с разницей в час и получить за каждую двадцать фунтов, чем метаться туда-сюда по Кальверкоту после полуночи. Думаю, он согласится подождать. Я, конечно, рискую и ещё не придумал, что делать, если он мне откажет.
        - Я подожду полчаса, но точно не час,  - говорит он.
        - Он говорит, полчаса, мама,  - сообщаю я Карли. А потом снова водителю:  - Она согласна.
        Он долго смотрит на меня в зеркало, но больше ничего не говорит. У меня на всякий случай заготовлена история: родители развелись, а папа живёт с тётей Элли, это мой единственный шанс увидеть его, и всё такое. Если честно, мы с Карли не проработали историю до последнего штриха, потому что надеялись - и правильно, как выяснилось,  - что рассказывать её не придётся.
        Спустя двадцать минут мы около дома номер сорок по Честертон-роуд. Я отдал водителю деньги, едва мы повернули на нужную улицу, и теперь хочу скорее выйти. Я думал попросить его высадить меня в начале улицы, но это могло вызвать подозрения. Кроме того, таксист наверняка захочет убедиться, что ребёнок благополучно зашёл в помещение.
        Итак, такси стоит на улице около дома - двигатель тихонько работает,  - а я уже бегу по дорожке к воротам гаража. Дверь такси захлопнулась громче, чем я планировал,  - и вот, когда я уже пролезаю через щель в гараж, происходит страшное. В спальне наверху загорается свет, и у меня замирает сердце.
        Через зазор в воротах я вижу и такси, и дом. В окне наверху раздвигаются шторы.
        Ситуация ухудшается. Таксист машет рукой тому, кто выглядывает из-за штор, показывает на гараж и подаёт знак, подняв вверх большой палец. Легко догадаться, что это значит: «Я довёз вашего сына - он сейчас зайдёт».
        Такси отъезжает на парковку дальше по улице - мы должны встретиться там через полчаса. Свет наверху ещё горит. Теперь отодвигается штора на боковом окне: оттуда выглядывает женщина, чтобы посмотреть, куда показывал водитель. На ворота гаража падает полоска света, и я тут же прячу голову. Она могла меня увидеть? Заметит ли она, что ворота приоткрыты?
        Я не осмеливаюсь даже шевельнуться - и вдруг слышу поворот ключа в замке: это дверь, соединяющая дом с гаражом. Она распахивается, в гараже загорается свет, и тот, кто стоит на пороге, видит… Никого он не видит. Ведь в последний момент я успел выскочить из гаража и сижу на корточках между изгородью и «Шкодой». Если они решат посмотреть снаружи, всё будет кончено. Из дома доносится женский голос:
        - Тебе нужно заняться этими воротами, Грэм!
        - Да-да-да,  - и дверь за Грэмом захлопывается. Я слышу, как он запирает дверь на ключ, и через минуту свет в доме гаснет. Я решил выждать хотя бы десять минут, поэтому теперь мне придётся делать всё вдвое быстрее.

        Невероятно, сколько всего можно успеть, когда на сомнения не остаётся времени.
        Я действую быстро и тихо: поднимаю доски, спускаюсь в подвал, прохожу через металлическую дверь со штурвалом - и вот я уже за столом. Я смотрю на стену и глубоко дышу, стараясь немного успокоиться, но моё сердце громко стучит: бум-бум-бум. Алан Ширер всё ещё сидит в коробке внутри пакета, и я выпускаю его чуть-чуть побегать по столу: кажется, с ним всё в порядке.
        Передо мной стоит жестяной таз со стареньким «макбуком» внутри. Ноутбук соединён проводом с чёрной металлической коробкой размером с книгу, а от неё отходят два шнура со странными рукоятками - типа огромных болтов - на концах.
        Я щёлкаю зажимом на чёрной коробке и снимаю с неё крышку. Внутри я вижу печатную плату - такая была у меня в наборе электроники - и два крошечных золотистых прямоугольника. К плате присоединён длинный провод, другой его конец залеплен синим шариком офисного пластилина.
        Вся эта конструкция выглядит так, словно её сделал шестилетний ребёнок.
        У меня трясутся руки, когда я включаю ноутбук в розетку на стене: он тихонько жужжит и минуту-другую загружается. И вот экран оживает: на рабочем столе стоит картинка с Доктором Кто и ТАРДИС[24 - «Доктор Кто» (англ. Doctor Who)  - очень известный британский сериал, главный герой которого путешествует во времени. Машина времени Доктора называется ТАРДИС - выглядит она как синяя полицейская будка.], но на ней не тот актёр, который играет Доктора сейчас, а предыдущий. Я не помню его имени - ведь я никогда не увлекался «Доктором Кто».
        На экране только одна папка: маленький синий квадратик под названием «Ал». Я кликаю по папке: внутри ещё две - «Карта» и снова «Ал». Сначала я захожу в папку «Карта»: открывается упрощённая «Гугл Планета Земля» с наложенной поверх сеткой и окошком для ввода координат. Всё это выглядит довольно серьёзно: я быстро закрываю карту, чтобы никуда случайно не ткнуть, и кликаю по папке со своим именем. Внутри один-единственный документ: чтобы открыть его, нужен пароль. В окошке указано:

        ВВЕДИТЕ НАЗВАНИЕ ИЗВЕСТНОЙ ВАМ САМОДЕЛЬНОЙ МАШИНКИ

        Я улыбаюсь, набираю: Маленькая быстрая зелёная машина - и документ открывается.

        Глава 28

        _Привет,_Ал,_
        _и_добро_пожаловать_в_машину_времени._
        _Я_понимаю:_она_выглядит_странно,_но_что_ты_ожидал_увидеть_ -_космический_корабль?_

        (Вообще-то да - что-то вроде.)

        _Теперь,_когда_ты_продвинулся_так_далеко,_у_тебя_наверняка_появились_вопросы._

        Что ж, можно сказать и так.

        _Тестировал_ли_я_её?_Ответ:_да,_и_потому_ты_сейчас_здесь._
        _Я_пишу_это_14_мая_2010_года._Два_дня_назад_тебе_исполнилось_восемь,_и_мы_ходили_в_боулинг:_ты,_я,_твоя_мама_и_твой_одноклассник_Кэмпбелл._Вы_ещё_дружите?_

        (Нет. Я никогда не был в восторге от Кэмпбелла Макросса, если честно, но он входил в мамину программу «Алу нужны друзья». Он отлично играл в боулинг и настоял, чтобы мы не использовали детские бортики по краям дорожек. И конечно же, все мои шары попадали в желоба, а он выигрывал каждую игру. Я делал вид, что не расстраиваюсь, но всё же…)

        _Вчера_я_впервые_испробовал_своё_устройство._Для_начала_я_соединил_таз_проводами_с_ноутбуком_и_разместил_в_нём_часы._В_программе_на_ноутбуке_я_перевёл_время_на_час_вперёд_и_нажал_«ввод»._
        _Все_предметы:_жестяной_таз,_ноутбук,_часы_растаяли_в_воздухе_ -_как_по_волшебству._
        _Затем_я_засёк_час._И_ровно_через_час_они_были_на_своих_местах._
        _Я_снял_видео_на_телефон_ -_посмотри._

        Папа оставил ссылку на видеофайл прямо в тексте - я кликаю по ней.
        И на экране появляется папа. Он сидит на том же стуле, что и я сейчас, а его телефон стоит на столе в режиме съёмки. Все селфи-видео начинаются одинаково: человек только что нажал на кнопку записи и отодвигается подальше.
        Я охаю от изумления и не отрываю взгляд от экрана.
        - Привет, Ал,  - говорит он. Он машет мне и улыбается своей кривой улыбкой.  - Следи внимательно,  - он протягивает руку к телефону и переключает камеру: вот жестяной таз - здесь фокус теряется на пару секунд - и часы на его дне, которые видны уже очень чётко.
        - Посмотри на время,  - говорит папа. Это аналоговые часы: стрелки указывают на десять пятнадцать.
        - Теперь наблюдай,  - в кадре появляется его рука, он нажимает «ввод» на ноутбуке. Я не могу понять, что именно происходит на экране - он мерцает, как все экраны компьютеров на видео. Потом картинка отдаляется: папа встаёт и отходит подальше от компьютера. Тогда это и происходит: таз со всем содержимым просто тает в воздухе за секунду. Я словно смотрю фильм со спецэффектами.
        Папа переключает камеру на себя: его лицо занимает весь экран - он радуется, как ребёнок.
        - С ума сойти, да? Теперь я подожду час.
        Картинка резко меняется - папа опять сидит за столом.
        - Итак, прошло пятьдесят девять минут и сорок пять секунд,  - говорит он.  - Смотри, что сейчас случится,  - и снова направляет камеру на стол. Голос за кадром ведёт обратный отсчёт:  - Десять, девять, восемь, семь, шесть, пять, четыре, три, два, один…
        И так же внезапно, как исчезли, таз и всё его содержимое снова появляются на столе. Папа наводит камеру на часы, которые так и показывают пятнадцать минут одиннадцатого.
        На этом видео заканчивается, и я сразу запускаю его заново. После третьего просмотра я понимаю, что с трудом дышу - может, оттого, что увидел и услышал папу, или потому, что стал свидетелем настоящего перемещения во времени (ладно, я пока в этом не уверен).
        Я читаю дальше.

        _Само_собой,_я_хотел_повторить_эксперимент_ -_я_действовал_точно_так_же,_но_на_этот_раз…_ничего_не_вышло._
        _Я_ещё_и_ещё_раз_пытался_отправить_эти_часы_на_час_в_будущее,_и_раз_за_разом_проваливал_эксперимент._Не_происходило_вообще_ничего._
        _После_нескольких_неудачных_попыток_я_выставил_время_на_ноутбуке_на_ДВА_часа_вперёд._И_стал_ждать,_как_раньше._На_этот_раз_машина_сработала._Я_экспериментировал_дальше_ -_всегда_с_одинаковым_результатом:_я не_мог_отправить_часы_дважды_в_одно_и_то_же_«время»._
        _Этот_результат,_если_задуматься,_вполне_логичен._Именно_с_ним_связано_то,_о_чём_я_собираюсь_тебя_попросить._
        _Предмет_(или_живое_существо)_может_занимать_то_или_иное_измерение_пространства-времени_ТОЛЬКО_ОДИН_РАЗ._
        _Конечно_ -_это_абсолютно_закономерно._Иначе_в_одном_и_том_же_пространстве_и_времени_могло_бы_оказаться_два,_три,_сколько_угодно_одинаковых_людей_или_предметов._
        _И_возник_бы_вселенский_космологический_хаос._
        _Представь_себе:_ты_(чисто_теоретически)_можешь_перенести_(например)_Биг-Бен_на_год_назад_в_то_же_место,_где_он_стоит_сейчас._Но_куда_он_встанет?_Ведь_пространство_для_Биг-Бена_уже_занято_Биг-Беном!_
        _Законы_пространства-времени_ -_пусть_мы_ещё_не_до_конца_их_понимаем_ -_выстроены_так,_чтобы_предотвратить_хаос._
        _Но_это_значит,_что_ты_можешь_переместиться_в_определённое_место_и_пространство_ТОЛЬКО_ОДИН_РАЗ._
        _Однако_сработает_ли_это_с_человеком?_Был_только_один_способ_выяснить,_Ал._Я_поставил_таз_на_пол_и_встал_на_дно._Я_перевёл_время_в_программе_на_час_вперёд_и_нажал_«ввод»._
        _Сейчас_я_пишу_об_этом_так,_словно_не_делал_ничего_особенного._Это,_конечно,_неправда._Я_проводил_важный_опасный_эксперимент_ -_и_мне_было_очень-очень_страшно._Но_это_была_кульминация_моей_шестилетней_тайной_работы._Я_должен_был_узнать._
        _И_что_произошло,_когда_я_нажал_«ввод»?_Ничего._
        _Я_проверил_числа_в_программе_и_попробовал_ещё_раз._Снова_ничего._С_опаской_я_переставил_время_на_два_часа_вперёд_вместо_одного._И_опять_ничего._Сутки_в_будущее?_Нет._
        _Я_проверял_и_перепроверял_систему_и_уже_был_готов_сдаться,_но_решил_попробовать_в_последний_раз._В_этот_последний_раз_я_запрограммировал_машину_на_двести_часов_в_будущее_ -_плюс-минус_восемь_дней._
        _И_это_сработало._

        Глава 29

        Я совершенно забыл о реальном времени и ни разу не взглянул на наручные часы. Папина история просто заворожила меня - затаив дыхание, я читал дальше.

        _Это_не_больно,_Ал._Ты_вообще_ничего_не_чувствуешь,_только_видишь_не_так_чётко._
        _В_первый_момент_я_даже_не_был_уверен,_что_у_меня_получилось,_а_потом_вышел_из_таза_и_проверил_дату_на_телефоне:_прошло_восемь_дней._
        _Мне_нужно_было_больше_доказательств_ -_я_хотел_знать_наверняка._Я_вышел_из_подвала_и_направился_к_дому._
        _Я_совершенно_не_знал,_чего_ожидать,_но_и_в_самом_страшном_кошмаре_не_мог_представить_себе,_что_я_умер._
        _Был_ранний_вечер._Я_зашёл_на_кухню_и_услышал_голоса_из_гостиной:_мамин_и_мужской_ -_мне_незнакомый._Я_хотел_вбежать_в_комнату_с_криком:_«Привет,_я_из_прошлого!»  -_но_что-то_меня_остановило._К_тому_же_я_боялся_столкнуться_с_самим_собой._Будущим_собой._Я_ещё_не_знал_тогда,_что_так_не_бывает,  -_но_об_этом_позже._
        _На_кухонном_столе_лежал_выпуск_«Вестника_Уитли-Бэй»,_и_я_решил_перепроверить_дату._
        _То,_что_я_увидел_тогда,_всё_изменило._
        _Мне_бросился_в_глаза_заголовок:_«Трагическая_гибель_местного_жителя:_“ходячая_бомба”,_по_словам_следователя»._

        Газета была открыта на странице с фотографией моего папы, которую я раньше не видел. Хорошая фотография: на ней он в галстуке.

        ТРАГИЧЕСКАЯ ГИБЕЛЬ МЕСТНОГО ЖИТЕЛЯ: «ХОДЯЧАЯ БОМБА», ПО СЛОВАМ СЛЕДОВАТЕЛЯ

        КРОШЕЧНЫЙ МЕТАЛЛИЧЕСКИЙ ОСКОЛОК В ГОЛОВЕ ЖИТЕЛЯ КАЛЬВЕРКОТА СТАЛ ПРИЧИНОЙ ЕГО ВНЕЗАПНОЙ СМЕРТИ, КАК УСТАНОВИЛО НА ЭТОЙ НЕДЕЛЕ СЛЕДСТВИЕ ТАЙНСАЙДА.
        ДОКТОР ПИФАГОР ЧАУДХАРИ, 39 ЛЕТ, СКОНЧАЛСЯ НА ПРОШЛОЙ НЕДЕЛЕ У СЕБЯ ДОМА ОТ СУБАРАХНОИДАЛЬНОГО КРОВОИЗЛИЯНИЯ[25], ВЫЗВАННОГО СМЕЩЕНИЕМ В ЕГО ГОЛОВЕ МЕТАЛЛИЧЕСКОГО ОСКОЛКА ДЛИНОЙ В НЕСКОЛЬКО МИЛЛИМЕТРОВ.
        СЛЕДОВАТЕЛЬ ТАЙНСАЙДА ГОСПОЖА ХЕЗЕР НИЛ ДАЛА КОММЕНТАРИЙ: «ЭТО МОГЛО ПРОИЗОЙТИ В ЛЮБОЙ МОМЕНТ. ДОКТОР ЧАУДХАРИ БЫЛ ХОДЯЧЕЙ БОМБОЙ ЗАМЕДЛЕННОГО ДЕЙСТВИЯ».
        ПОКОЙНЫЙ РАБОТАЛ ИНЖЕНЕРОМ ПО ВЫЧИСЛИТЕЛЬНОЙ ТЕХНИКЕ, БЫЛ ЕДИНСТВЕННЫМ СЫНОМ МИСТЕРА И МИССИС Б. Р. ЧАУДХАРИ-РОЙ, У НЕГО ОСТАЛИСЬ ЖЕНА САРА И МАЛЕНЬКИЙ СЫН АЛЬБЕРТ.
        ПОХОРОНЫ СОСТОЯТСЯ В СЛЕДУЮЩИЙ ЧЕТВЕРГ В ЦЕРКВИ СВ. ГЕОРГИЯ В КАЛЬВЕРКОТЕ.

        _Это_стало_для_меня_сильным_ударом,_скажу_я_тебе,_Ал._Мало_кому_доводится_прочитать_собственный_некролог._
        _Как_в_тумане_я_пошёл_на_звук_голосов._
        _Твоя_мама_разговаривала_с_Деннисом_Харрисоном,_ритуальным_агентом._Я_попятился_из_комнаты_ -_думаю,_она_не_увидела_меня._
        - Нет, папа: она тебя увидела,  - говорю я вслух и вздрагиваю от звука собственного голоса.

        _Я_запаниковал._
        _Схватил_газету_с_кухонного_стола,_поспешил_обратно_в_подвал_и_ввёл_в_программу_на_ноутбуке_координаты_ -_место_и_время_ -_начальной_точки_своего_эксперимента._Таким_образом,_я_вернулся_на_восемь_дней_назад._
        _Я_сидел_на_том_же_стуле,_на_котором_сейчас_сидишь_ты,_в_полном_ступоре._Я_хотел_разобраться_в_причинах_своей_смерти_и_понять,_есть_ли_у_меня_шанс_её_предотвратить._
        _Помнишь_мои_приступы_мучительной_головной_боли?_Я_думал,_в_них_нет_ничего_страшного:_ведь_у_всех_же_иногда_болит_голова,_правда?_Я_никак_не_мог_сравнить_свою_головную_боль_с_чужой_ -_и_не_знал,_что_в_моём_случае_она_была_очень_опасным_симптомом._Я_принимал_обезболивающее_и_однажды_сходил_на_приём_к_врачу._Тогда_приступ_длился_два_дня_ -_я_был_буквально_разбит._Но_врач_просто_прописал_мне_обезболивающее_посильнее._Я_положил_таблетки_в_шкафчик_в_ванной_и_забыл_о_них_ -_ведь_острая_боль_уже_отступила._
        _Этот_осколок_перемещался_внутри_моей_головы_с_того_самого_дня,_как_попал_в_неё_ -_случилось_это_1_августа_1984_года,_когда_я_упал_с_Маленькой_быстрой_зелёной_машины_и_в_кровь_разбил_лицо._Помнишь,_я_рассказывал_тебе,_что_мне_в_нос_воткнулась_скоба?_Её_вытащили,_но_крошечный_металлический_кусочек_остался_ -_и_он_убьёт_меня_через_несколько_дней._
        _И_вот_сейчас_твой_выход,_Ал._
        _Мне_нужно,_чтобы_с_помощью_моего_устройства_ -_крайне_внимательно_следуя_инструкции_ -_ты_предотвратил_это_происшествие._
        _Убери_с_дороги_кирпич_ -_авария_случилась_из-за_него._
        _Выброси_искорёженную_металлическую_тележку_ -_она_валяется_где-то_у_дороги._
        _И_возвращайся_назад_целым_и_невредимым,_Ал._Помни:_ты_должен_всегда_держать_ноутбук_при_себе._
        _Всё,_что_ты_положишь_в_жестяной_таз,_перенесётся_вместе_с_тобой_в_назначенное_измерение_пространства-времени._
        _Скажу_начистоту:_без_ноутбука_ты,_считай,_пропал._
        _Готов_поспорить_ -_у_тебя_полно_вопросов._Давай_я_попробую_их_предугадать._
        _Почему_именно_ты,_почему_сейчас?_Когда_я_попытался_отправиться_на_час_в_будущее,_то_обнаружил:_нельзя_переместиться_туда,_где_ты_уже_находишься._Назовём_это_Папин_закон_о_доппельгангерах_[26 - Доппельгангер (нем. Doppelganger)  - двойник человека или же его призрак, чаще всего олицетворял собой тёмную сторону личности.]. _Доппельгангер_ -_это_твой_двойник._Они_были_героями_множества_историй,_но_по_какой-то_причине_ -_мы_обязательно_выясним_её,_когда_продолжим_моё_исследование,  -_законы_вселенной_не_позволяют_столкнуться_с_самим_собой._Поэтому_ты_не_можешь_пойти_вперёд_или_назад_во_времени_и_встретить_там_себя._
        _Таким_образом,_два_других_человека,_которым_я_мог_бы_доверить_моё_спасение,_никак_не_смогут_мне_помочь._Я_говорю_о_дедушке_Байроне_и_твоей_маме._
        _Твоя_мама_ -_чудесная,_Ал,_но_не_думаю,_что_она_решилась_бы_помочь_тебе_в_том,_что_я_затеял._Защищать_своего_ребёнка_ -_материнский_инстинкт._Она_бы_остановила_тебя._И_я_не_могу_её_за_это_винить_ -_да_и_тебе_не_стоит._Просто_ничего_не_говори_ей,_ладно?_
        _А_твой_дедушка?_При_всей_моей_любви_к_нему_могу_сказать_лишь_одно:_он_не_одобрял_это_направление_моей_работы._Однажды_я_попытался_поговорить_с_ним_о_своём_исследовании,_но_он_даже_не_стал_слушать._
        _ - Это_неподходящий_объект_для_изучения,_Пай,  -_сказал_он_мне.  -_Это_выход_за_пределы_человеческих_возможностей._
        _Вот_только_я_не_считаю,_что_у_человеческих_возможностей_есть_пределы,_Ал._Кто_может_ограничить_их?_
        - Отличный вопрос, папа,  - думаю я.  - Но меня сейчас занимает совсем другой.
        И вот какой: зачем впутывать меня во всё это? Почему бы тебе не отправиться в будущее и _не_остаться_там_? Ты мог бы, я не знаю, прийти на свои собственные похороны, сыграв роль давно пропавшего брата-близнеца или что-то в этом роде. Я думаю об этом - а папа, кажется, читает мои мысли.

        _Придётся_ли_тебе_это_делать?_Ну…_я_надеюсь,_что_нет._Я_пишу_и_надеюсь,_что_один_из_двух_других_моих_планов_сработает._Ты_прочтёшь_эти_строки,_только_если_ничего_не_выйдет._
        _Итак,_что_по_плану_А?_
        _Завтра_я_пойду_к_врачу_с_жалобой_на_сильную_головную_боль_и_потребую_провести_полное_обследование:_анализы,_рентген,_томография_ -_что_угодно,_чтобы_остаться_в_больнице._Если_ -_или,_вернее_сказать,_когда_ -_произойдёт_кровоизлияние,_я_буду_под_наблюдением,_и_у_меня_появится_шанс_выжить._Если_я_не_выживу,_ты_получишь_это_письмо_в_свой_двенадцатый_день_рождения._Рискованно?_А_то._
        _Есть_ещё_и_план_Б._(Как_однажды_сказал_великий_математик_Джеймс_Йорк:_«У_самых_успешных_людей_всегда_есть_хороший_план_Б».)_
        _План_Б_ -_отправиться_в_то_будущее,_когда_я_уже_умер,_и…_жить_дальше._Не_существует_(как_я_выяснил_на_своём_опыте)_такого_физического_закона,_который_не_позволил_бы_мне_находиться_в_одном_измерении_пространства-времени_со_своим_умершим_телом._
        _Могу_только_предположить:_это_как-то_связано_с_понятием_сознания_ -_или_«бессмертного_духа»,_по_определению_твоего_дедушки._Чтобы_выяснить_это_и_многое_другое,_я_отчаянно_хочу_продолжить_своё_исследование._
        _Я_плохо_представляю_себе,_как_воплотить_этот_план._Мне_нужно_немного_времени,_чтобы_взвесить_все_«за»_и_«против»._Появиться_ли_мне_через_несколько_дней_после_собственных_похорон…_

        Я киваю и заканчиваю фразу за папу:
        - Как брат-близнец!
        (Наверное, я видел такой сюжет в фильме или читал об этом. Это был бы эффектный ход: особенно если бы он отрастил усы или ещё как-то изменил внешность.)

        _…или_постараться_рассчитать_точное_время_ -_и_оказаться_в_будущем_точно_в_момент_смерти._Тогда_я_смог_бы_незаметно_избавиться_от_тела_и_жить_дальше,_будто_и_не_умирал._

        Вот тут я невольно открываю рот от удивления.

        _Знаю:_звучит_неправдоподобно,_или_нелепо,_или_невероятно_ -_или_всё_это_вместе._Скажи_честно,_Ал,_ты_можешь_представить,_чтобы_я_втайне_прятал_куда-то_собственное_тело?_
        _Нет._Вот_и_я_не_могу._
        _И_при_этом_смертный_приговор_не_отменяется:_мне_всё_равно_придётся_жить_с_металлическим_осколком_в_голове_ -_даже_если_план_Б_как-то_сработает._
        _Что_ж,_Ал,_ещё_давай_поговорим_о_тебе_ -_моём_плане_В._
        _Опасная_затея_ -_да,_безусловно._Но_я_доверяю_тебе,_Ал._Тебе_уже_двенадцать,_и_я_верю,_что_в_таком_возрасте_ты_способен,_если_потребуется,_выполнить_эту_необыкновенную_задачу._
        _И_потом_мы_вместе_продолжим_работу_над_моим_исследованием:_оно_изменит_наш_мир_ -_мы_пока_и_представить_себе_не_можем,_как_именно._Мы_найдём_ответы_на_вопросы,_которыми_человечество_задаётся_с_тех_самых_пор,_как_появилось_на_Земле._
        _Я_не_хочу,_чтобы_тебе_пришлось_за_это_браться,_Ал._Но_если_ты_читаешь_эти_строки,_то_можешь_быть_уверен:_другого_выхода_нет._

        Глава 30

        Значит, что-то пошло не так, верно?
        Либо план А, либо план Б не сработал. А я ведь даже не знаю, какой из них он выбрал. Тому, кто знает моего отца, план А не покажется хорошей идеей: изображать головную боль, поднимать шум, что-то требовать - вряд ли папа на такое способен.
        Думаю, он выбрал план Б, но не смог его воплотить. Мне кажется, этот металлический осколок в голове убил бы его - так или иначе.
        И вот он я (план В): у меня колотится сердце и пересохло в горле. Меня просит о помощи мой умерший папа.

        _Не_забудь_то,_о_чём_я_говорил_тебе_раньше,_и_следуй_инструкциям._
        _Видишь_провод_с_синим_кусочком_пластилина?_Прилепи_пластилиновый_шарик_к_жестяному_тазу._Убедись_в_том,_что_провод_хорошо_закреплён,_а_его_конец_под_пластилином_соприкасается_с_тазом:_металл_к_металлу._Другой_его_конец_должен_уходить_в_чёрную_блестящую_коробку._
        _Теперь_перепечатай_код_ -_он_написан_сверху_на_чёрной_коробке_ -_в_окошко_на_дисплее,_но_«ввод»_пока_не_нажимай._
        И действительно, на чёрной коробке я вижу код, написанный восковым карандашом,  - это строка из букв и цифр:

        ВМАГДДДДВВЭ7Г5Э8ГЛ2ЧУД

        Аккуратно и очень медленно - одним пальцем - я набираю символы на ноутбуке.

        _Готово?_Теперь_вводи_точные_дату_и_время,_в_которые_ты_хочешь_отправиться,_плюс_точные_координаты_твоего_местонахождения._Время_и_дата:_120030071984_перенесут_тебя_в_прошлое_за_два_дня_до_моей_аварии._Твои_координаты:_2346-8654-7776-9090-8639-1112._Эти_цифры_очерчивают_именно_тот_кубический_метр_земной_поверхности,_который_ты_сейчас_занимаешь._Тебе_не_нужно_их_менять_и_перемещаться_куда-то_ещё._
        _Программа_переведёт_набор_цифр_в_код,_необходимый_для_математической_формулы._Дальше_золотистые_вольфрамовые_элементы_в_чёрной_коробке_создадут_субатомную_плазменную_вибрацию,_которая_переместит_тебя_в_другое_измерение_пространства-времени._
        _Теперь_сними_ботинки,_свяжи_их_шнурками_вместе_и_повесь_себе_на_шею._Плотно_прижми_стопы_к_тазу_ -_тебе_нужно_обеспечить_хорошее_сцепление._Садись_в_таз,_будто_собираешься_помыться._

        Всё это очень необычно, но мне почему-то не страшно. Я наклоняюсь, снимаю кеды, связываю их вместе шнурками и вешаю себе на шею - как указано в письме.

        _Хватайся_обеими_руками_за_металлические_ручки._
        _Теперь_жми_«ввод»._И_жди._
        _Доброго_пути!_
        _Твой_любящий_папа_

        Вот вы как бы поступили?

        Глава 31

        У верен, вы тоже не отправились бы в путь без пробного запуска.
        Я спускаю все части машины времени - таз, компьютер, коробку - со стола на пол, чтобы они стояли максимально ровно. Затем осторожно беру Алана Ширера в кольцо большим и указательным пальцами - как советуют в книге о хомяках. Я опускаю его в таз, и он растерянно семенит по дну лапками, бедный малыш. Но вскоре усаживается и принимается чистить усы.
        Я очень аккуратно нажимаю на кнопки клавиатуры: сначала ввожу код с чёрной коробки, затем 102030071984, потом все остальные цифры.
        Это значит десять часов двадцать минут 30 июля 1984 года и это же самое место.
        И дальше я жму «ввод».
        Столбики цифр быстро-быстро сменяются на экране ноутбука, а над жестяным тазом вырастает нечто странное. Больше всего это напоминает огромный, почти прозрачный пузырь. Однажды во время дня науки в школе я видел гигантские мыльные пузыри - клоун делал их петлёй из верёвки. Так вот тут что-то подобное, но менее… чёткое. Я с опаской протягиваю к пузырю руку, но он не лопается: только мерцает и чуть колышется.

        Это зрелище завораживает - и до меня не сразу доходит, какую я совершаю глупость.

        МАШИНА ВРЕМЕНИ ТОЖЕ ПЕРЕМЕЩАЕТСЯ

        Ведь в папином видеофайле таз исчез вместе с часами.
        Я отправляю хомяка в тазу через неизведанные измерения пространства-времени - и никто не знает, чем это может закончиться. Сам же я не смогу последовать за ним, если только не создам точно такую же машину времени - что в данный момент кажется мне очень сомнительным.
        Эти размышления занимают максимум две секунды - и вот я уже прохожу сквозь пузырь в таз, выдёргиваю ноутбук из розетки, хватаю и держу его так крепко, что, кажется, он сейчас треснет. Цифры всё бегут и бегут вниз по экрану, а потом… просто останавливаются.
        И ничего не происходит.
        Не то чтобы совсем _ничего_. Но описать это сложно: ни вспышки, ни хлопка, ни свиста. Нет ветра, электрического разряда или слепящего белого света. Только дымка перед глазами, словно я посмотрел сквозь огромную невидимую лупу. Я сижу, уставившись в экран ноутбука, но боковым зрением замечаю, что вещи в комнате не на своих местах. Отрываю взгляд от экрана и осматриваюсь: я всё ещё в бункере, но теперь он выглядит иначе.

        1. Со стола исчезли папины письма.
        2. Чашка с плесенью внутри тоже исчезла - я провожу ладонью по столу там, где она стояла раньше.
        3. Минуту назад я смахнул бы рукой облачко пыли, но сейчас стол чистый.

        Появились и новые вещи.

        1. На столе лежит открытая пачка печенья.
        2. На полу - небольшая стопка комиксов: «Человек-паук» и тому подобное. Они могли быть здесь и раньше, но мне кажется, я бы заметил. И мой папа таким не увлекался.
        3. На стене висит мишень с видавшими виды дротиками. Опять же, я не мог не заметить её раньше.

        Вдоль стены стоят те же двухъярусные кровати, как и прежде заправленные. Около одной из них коробка с надписью «Ананасы Доул»[27 - Ананасы компании «Доул» (англ. Dole) очень популярны во всём мире. Первая плантация была открыта Джеймсом Доулом в 1901 году.]. Была ли она тут раньше? Не уверен.
        Кто-то скребётся у моих ног - конечно, это Алан Ширер. Я беру его на руки:
        - Привет, приятель! Ты справился!
        Он водит носом в ответ. Я запихиваю его в верхний карман пальто - подозреваю, доктор А. Боргстрём не даёт таких рекомендаций в _«Разведении_хомяков_для_начинающих»_, но это ненадолго.
        За моей спиной всё те же ступеньки ведут к двери - теперь она свежевыкрашенная и гладкая: никаких пятен ржавчины и ободранной краски.
        - Значит, это и есть путешествие во времени,  - говорю я Алану Ширеру вслух. Я осматриваю себя: вроде бы всё в порядке. Вынимаю правую ногу из таза и аккуратно трогаю ею пол, словно проверяя температуру воды в бассейне. Я иду к двери, но вспоминаю про ноутбук и оборачиваюсь: нужно убедиться, что он не повреждён - ведь без него мне назад не вернуться. Экран на месте - уже неплохо; я поднимаюсь по ступенькам и открываю стальную дверь.
        Выйдя из бункера, я иду вверх по лестнице - доски вернулись на своё место над входом в подвал. Отодвигаю пару досок в сторону - и я в гараже.
        И совсем в другом мире. Ладно, мир тот же, но время - другое. Вы привыкнете к этому, как привык и я.

        Глава 32

        Через несколько секунд я понимаю, что ночь сменилась днём.
        Солнечные лучи струятся сквозь пупырчатые стёкла гаражных ворот и подсвечивают стеллажи с инструментами, полки с цветочными горшками, газонокосилку, пылинки. В воздухе стоит запах готовящейся еды, где-то рядом работает радио. Мне очень страшно - скрючившись, я сижу на полу. Но потом медленно распрямляюсь: дверь между домом и гаражом полуоткрыта, за ней кто-то громко ходит по твёрдому полу. Женский голос доносится с кухни всего в паре метров от меня. Удивительно, как я вообще что-то слышу за оглушительным стуком своего сердца.
        - Эй, Стоуки,  - голос звучит резко,  - положи на место. Тебе нельзя играть с этим, маленький паразит!  - она говорит на диалекте джорди. Я гадаю, верно ли разобрал имя Стоуки - никогда раньше такого не слышал.
        Я стою в центре гаража, как приклеенный, а малыш лет двух нетвёрдо проходит по кухне, потом - в открытую дверь, смотрит прямо на меня и показывает пальцем.
        - Ба! Га!  - произносит он и улыбается.
        - Ну что ещё, Стоуки?  - я вижу спину женщины: она наклоняется и берёт ребёнка на руки, а потом открывает дверь в гараж настежь.
        - Ба! Га!  - это снова Стоуки.
        Его мама недовольна:
        - Замолчишь ты _уже_? Здесь никого нет.
        Конечно, никого нет, ведь я прячусь за старой газовой плитой: только что я чуть не попался в этом гараже второй раз за десять минут.
        Женщина отходит от двери, пересекает кухню, и звук шагов затихает - но я сижу, не двигаясь, ещё несколько минут. Играет «Наш дом» группы «Мэднесс»[28 - «Мэднесс» (англ. Madness)  - известная британская группа, образовалась в Лондоне в 1976 году. «Наш дом» (англ. Our House)  - одна из самых популярных песен группы.] - я люблю эту песню, однажды мы исполняли её на школьном спектакле. Песня заканчивается, и идёт заставка - хор радостных голосов нараспев произносит: «Би-би-си Радио Один». Потом вступает знакомый мужской голос - кажется, мама слушает передачу с этим диктором, но только на «Радио 2».
        Мужчина говорит:
        - Сейчас двадцать две минуты одиннадцатого на «Радио Один».
        Я гадаю, чем же минуты на «Радио 1» могут отличаться от любых других, и понимаю, что пора выбираться из гаража.
        На дорожке нет «Шкоды», нет и садовой изгороди - только деревянный забор. Я быстро пробегаю по дорожке и выхожу на Честертон-роуд: теперь я почти в безопасности - на открытом пространстве хотя бы можно не прятаться. Перехожу дорогу - вот и первое, что сильно отличается в 1984 году: «джунгли» напротив моего дома исчезли. Зарослей кустов больше нет - только голая земля с редкими островками травы. (Точнее было бы, конечно, сказать, что кусты ещё не выросли.) За десятилетия между моим и этим временем заброшенный участок зарастёт кустарником и сорняками, но сейчас здесь пусто и чисто. Переулок так же уходит в сторону, на своём месте и низкая стена: хорошее место для наблюдения. Со стены открывается обзор в обе стороны Честертон-роуд - меня же почти не видно. Я глубоко вздыхаю и смотрю через дорогу на свой старый дом, стараясь найти все отличия. Деревянные детали выкрашены в другой цвет. Когда я жил здесь, дверь в дом и гаражные ворота были тёмно-красными, а оконные рамы - белыми. Сейчас же всё это - горчично-жёлтого цвета, краска облупилась и облезла.
        В целом, дома на улице определённо выглядят новее. Прямо передо мной раньше был раскидистый клён, который осенью осыпается семенами - они слетают на землю, словно маленькие вертолёты. Но сейчас на его месте тщедушное деревце, ещё привязанное к колышку. Араукарии перед домом старого мистера Фрейзера нет и в помине.
        А ещё нет машин. То есть несколько есть, но все они стоят около домов, и я насчитал всего пять, припаркованных вдоль улицы. В моём времени обе стороны улицы заставлены машинами. Автомобили кажутся старыми: то есть сами по себе они новые, но модели - маленькие, с квадратным кузовом - давно устарели. Одна машина рядом - старая _по-настоящему_: это «Остин Кембридж» 1950-х годов, я узнал её. У меня на полке стоит крошечная модель точно такой машины - она досталась мне от папы.
        По улице прошло уже три человека, и я внимательно разглядываю их одежду. Я ожидал увидеть яркие вещи сумасшедших расцветок - вроде тех, в которых мама с папой ходили на костюмированную вечеринку 80-х, но люди одеты вполне нормально. (По крайней мере, я не вижу ничего необычного, но я, конечно, не эксперт в моде.) А теперь кто-то идёт по переулку за моей спиной, так что я встаю и оборачиваюсь: это мужчина средних лет с курительной трубкой в зубах - он выглядит довольно забавно.
        - Извините,  - я обращаюсь к нему. Он останавливается, вынимает трубку изо рта, выдыхая облако дыма, и смотрит на меня:
        - Слушаю?
        - Не будете ли вы так добры подсказать мне, какое сегодня число?  - я спрашиваю так вежливо, будто говорю с директором школы. Мужчина улыбается мне уголком рта:
        - Какое число? Тридцатое июля, парень. Понедельник, тридцатое июля. А тебе не жарко в пальто?  - черенком трубки он указывает на тёплое пальто, которое на мне ещё с ночи. Его голос с шотландским акцентом кажется мне удивительно знакомым.
        - Ясно! А, нет, я в порядке, эм… спасибо. Но я имел в виду год. Какой сейчас год?
        Глубоко затянувшись трубкой, он улыбается уже во весь рот:
        - Год? А, ты меня, наверное, разыгрываешь. Ты поспорил с друзьями, что задашь мне глупый вопрос?  - он оглядывается в поисках моих сообщников.
        - Нет, честно! Я… я забыл,  - запинаясь, говорю я.
        Он качает головой и отходит, сунув трубку обратно в рот. Делает несколько шагов, потом оборачивается и бросает через плечо:
        - Тысяча девятьсот восемьдесят четвёртый, приятель, тысяча девятьсот восемьдесят четвёртый.
        Я наблюдаю, как он идёт по улице и сворачивает к дому старого мистера Фрейзера - однажды он посадит перед ним араукарию.
        Значит, всё получилось. Она работает.
        Машина времени моего папы работает!
        И тут я смотрю на часы, и…
        Вообще-то я не паникёр, но сейчас, забыв, что меня могут заметить, перебегаю улицу и пулей влетаю в гараж. Я уже на десять минут опаздываю к таксисту. Если я застряну в Кальверкоте посреди ночи и не смогу добраться до дома, то со мной будет покончено раз и навсегда. В том случае, если я вообще смогу вернуться в своё время - но я повторяю про себя, что _смогу,_смогу,_смогу_, ведь папина машина времени _не_подведёт_.
        Малыша Стоуки и его мамы нигде не видно, и я в секунду спускаюсь вниз за стальную дверь.
        Я уже стою в жестяном тазу и готовлюсь нажать «ввод», когда мне в голову приходит идея. Я выуживаю из кармана ключи, нахожу на брелоке флешку и вставляю её в ноутбук. Затем я перетаскиваю папку «Ал» на иконку флешки: открывается окошко копирования - через несколько минут все восемь гигабайтов файлов будут скопированы и сохранены на флешке.
        Полоска загрузки медленно движется: осталось четыре минуты. Мои кулаки так сильно сжаты от напряжения, что мне даже больно - лучше засунуть руки в карманы. В кармане я нащупываю плотный пакет для сэндвичей. Я собирался набрать в него земли для заклинания Карли. Конечно, подошла бы любая земля - Карли всё равно не узнает, но я считаю своим долгом сделать это как следует. Я вспоминаю о том, что «точность - это самое важное», да и лучше занять себя, чем нервничать впустую. Я опять выбираюсь из подвала в гараж, а из гаража - на дорожку и там зачерпываю горсть земли.
        Через минуту я снова в бункере: сажусь в таз и нажимаю «ввод».

* * *

        К счастью, таксист ещё не уехал: он громко храпит, запрокинув назад голову.
        Через несколько минут я устраиваюсь на заднем сиденье и запихиваю пакет с землёй в карман - туда же, где… Я ощупываю карман в поисках Алана Ширера. Внутри у меня всё переворачивается: его там нет.
        _Думай,_думай._Он точно был на месте, когда я разговаривал с мистером Фрейзером: я помню, как он шевелился. И он был на месте, когда я проходил в стальную дверь, набрав землю: я придержал карман, чтобы он не выпал.
        Значит, он _должен_быть в подземном бункере.
        Ещё несколько минут я в ужасе молчу.
        Наконец я говорю водителю:
        - Нам нужно вернуться.
        Он смотрит на меня в зеркало заднего вида.
        - Ты шутишь, сынок, да?
        - Я, гм… я кое-что забыл.
        Он останавливается на обочине, не глуша двигатель. Поворачивается ко мне и говорит:
        - Это будет стоить тебе ещё десятку.
        - Но у меня больше нет денег.
        - А как же твоя мама? У неё же будет?
        - Нет. Она, ммм…  - я судорожно придумываю, что сказать, но ничего не приходит в голову,  - у неё тоже нет.
        Я понимаю: это провал.
        Он трогается с места.
        - Извини, сынок. Я не езжу бесплатно. Не знаю, что ты там забыл, но заберёшь в другой раз.
        Алану Ширеру придётся подождать.
        Дома, прежде чем рухнуть в кровать, я смотрю в Интернете: два дня. Это общее мнение насчёт того, сколько может прожить хомяк без еды и воды. (Доктор А. Боргстрём не одобрил бы, знаю.)

        Глава 33
        День, когда мой папа умер

        Я не буду против, если вы пропустите эту часть. Она очень грустная. Но вы не знали моего папу лично, так что, наверное, не расстроитесь слишком сильно.
        Дело в том, что большинство детей в наши дни не так часто сталкиваются со смертью людей - по крайней мере, в реальной жизни. Не поймите меня неправильно: я считаю, что это хорошо,  - я правда так думаю. Но когда кто-то умирает, мы к этому не готовы. Взять, например, дедушку Байрона: когда он был ребёнком, почти всех его родственников и знакомых - даже мальчика, с которым они вместе играли,  - однажды ночью убили. Их убили только за то, что они были не то мусульманами, не то индуистами, не то ещё кем-то таким. Не то чтобы это было в порядке вещей: в то время в Индии шло что-то вроде войны или «общественных беспорядков», но всё же…
        Дедушка дедушки Байрона жил вместе с ним и его семьёй. Он умер внезапно - днём на террасе с чашкой чая в руках,  - и обнаружил это дедушка Байрон. Папа дедушки дедушки Байрона водил сына посмотреть, как у тюрьмы их города вешают заключённых. Вы можете себе такое представить?
        Мама моей мамы - моя бабушка, которая живёт в Ирландии,  - застала Вторую мировую войну: тогда погибло очень много людей. У её мамы, моей прабабушки, было четверо братьев, и лишь один из них прожил дольше двадцати лет. Одного убили немцы, другой умер через два дня после рождения, а третий был рыбаком и утонул в море.
        Я выяснил всё это после смерти папы.
        Я хочу сказать, что в былые времена люди постоянно умирали и дети рано привыкали к этому.
        Звучит страшно, правда? Иногда я не могу заснуть от этих мыслей - раньше такое случалось чаще, а потом я перестал так много об этом думать.
        В последние дни перед смертью папа вёл себя очень странно. Конечно, теперь я знаю причину, но тогда ничего не понимал. Однажды он ушёл на долгую, то есть очень-очень долгую прогулку в одиночестве. Вероятно, это было в выходной. И он всё время слишком крепко меня обнимал. Папа обнимал меня и раньше, но теперь он делал это чаще и намного крепче. Дошло до того, что я попросил его перестать, и его это сильно задело: мы тогда даже поссорились. Я до сих пор грущу из-за этого, ведь теперь я знаю, что с ним происходило. Теперь я понимаю: он узнал, что скоро умрёт. В ту ночь, когда это случилось, он лёг спать, как обычно. Они с мамой читали рядом в кровати. Мама выключила свой светильник и уснула, а когда проснулась утром, он всё так же лежал рядом на подушках с включённым светильником - но уже мёртвый.
        Я узнал об этом от мамы: она зашла ко мне в комнату - и была очень-очень спокойна. Я сразу понял: случилось что-то серьёзное - мама ведёт себя так спокойно и говорит таким глубоким ровным тоном, когда происходит что-то действительно плохое. Если это досадная мелочь, например у мамы подгорел обед или она снова поцарапала машину, она воскликнет «ой-ой-ой» и начнёт суетиться. Но если это что-то серьёзное, она будет абсолютно спокойна. Так было, например, в мои шесть лет: тогда мама сказала мне, что мой будущий маленький братик умер у неё в животе.
        Она села на то же место на моей кровати, где обычно сидел папа, когда рассказывал мне истории.
        - Ал,  - сказала она,  - просыпайся. Мне нужно сказать тебе кое-что важное.
        Я проснулся моментально.
        - Ночью твой папа очень сильно заболел. Врачи будут здесь с минуты на минуту. Мне нужно, чтобы ты вёл себя как взрослый и быстро оделся.
        Простите. Можно я не буду писать о том, что происходило дальше?
        Мне становится слишком грустно от этих воспоминаний.
        Но в целом вы поняли, да?

        Глава 34

        Скажу честно, следующие дни и недели я помню очень смутно. Всё было настолько печально, что я сознательно постарался многое забыть - и у меня получилось.
        Было следствие, то есть судебная экспертиза - так всегда делают, когда кто-то внезапно умирает: чтобы убедиться, что человек не был убит или что-то в этом роде. Папа умер от _субарахноидального_кровоизлияния,_которое случается очень редко. Иногда оно бывает наследственным (но в нашей семье ничего подобного не бывало), а иногда - нет. Так произошло и с папой. Потом выяснилось, что причиной стал металлический осколок в мозге, который немного сдвинулся, и - бум!  - свет погас.
        Теперь я знаю, что во всём виновата авария. Та авария, которую я должен предотвратить.
        Ещё было письмо по электронной почте - тёте Элли от мамы. Я не искал его специально, ничего такого. Просто мой ноутбук однажды чуть-чуть сошёл с ума из-за какого-то вируса - я случайно поймал его, когда пытался бесплатно скачать игру с торрента.
        Поэтому я взял ноутбук у мамы, чтобы поискать что-то для домашнего задания, увидел это письмо, ну и прочёл его.

        _Привет,_Э._
        _Спасибо_за_поддержку_по_телефону_вчера_вечером._Ты_звезда,_сестрёнка._
        _У_нас_здесь_полное_безумие,_но,_как_я_говорила,_все_нам_очень_помогают._Сегодня_утром_заходил_Байрон_ -_боже,_он_выглядит_ужасно,_будто_постарел_на_двадцать_лет._
        _Пока_точно_не_знаю,_когда_будут_похороны_ -_возможно,_в_следующий_четверг._Доктор_Банерджи_подтвердил_САК_и_не_нашёл_ничего_подозрительного_(естественно),_так_что_следствие_должно_пройти_быстро,_и_тело_скоро_передадут_Харрисону_ -_он_организует_похороны._
        _Мне_звонила_сестра_Пая_Гипатия_ -_помнишь_её?_С_начёсом_и_накладными_ногтями._Она_вылетает_из_Канады._Годами_не_объявлялась,_а_теперь_вдруг_так_обеспокоилась._Лучше_бы_она_чаще_ему_звонила._
        _Послушай,_Э,  -_я_планирую_похороны_мужа,_а_ведь_мне_всего_тридцать_восемь._Я_нормально_держалась_в_эти_дни,_но_меня_мучает_чувство_вины:_вдруг_П_что-то_волновало_ -_а_мне_он_рассказать_не_мог,_и_аневризма_возникла_из-за_стресса._Не_знаю,_что_это_могло_быть,_но_он_был_сам_на_себя_не_похож._Они_с_Алом_повздорили_и_не_хотели_это_со_мной_обсуждать._Мы_с_П_тоже_то_и_дело_обижались_друг_на_друга_в_эти_дни,_и_теперь_мне_так_за_это_стыдно!_
        _Но_самое_странное,_что_на_прошлой_неделе_он_ходил_к_адвокату_Джеку_Робсону,_чтобы_обсудить_НАШЕ_ЗАВЕЩАНИЕ._
        _Мы_составили_завещание,_когда_родился_Ал,_и_с_тех_пор_к_нему_не_притрагивались._Дж. Р._сказал,_что_П_ничего_там_не_менял,_а_просто_хотел_убедиться,_что_всё_в_порядке_ -_мы_потеряли_свой_экземпляр_(это_так!),_и_он_попросил_отправить_нам_ещё_одну_копию_ -_и_на_этом_всё._
        _Тебе_не_кажется_это_странным,_Э?_Дж. Р._уверен,_что_дело_в_простом_совпадении,_и_не_собирается_афишировать_историю_с_завещанием_ -_особенно_на_следствии,  -_чтобы_не_было_путаницы_и_задержек._Но_я_хочу_сказать…_КАК?_Можно_подумать,_он_знал,_что_скоро_умрёт,_но_ведь_это_неправда_ -_он_был_здоров_и_всё_такое._
        _Может,_я_зря_так_много_анализирую._Может,_адвокат_и_прав,_но_это_всё_равно_странно,_как_думаешь?_
        _Ал_справляется,_но_как_же_тяжело_ему_будет_ещё_несколько_месяцев_и_лет…_
        _Это_расстраивает_меня_сильнее_всего._
        _Спасибо,_что_предложила_забрать_его_на_некоторое_время._Я_думаю,_он_будет_рад_ненадолго_отсюда_вырваться._
        _Но_именно_ненадолго:_он_нужен_мне,_теперь_он_тут_единственный_мужчина._
        _Стив_с_работы_тоже_поддерживает_меня._Я_говорила_тебе,_что_он_потерял_жену_три_года_назад?_Рак._Жизнь_бывает_жестока,_правда?_
        _Целую,_Сара_

        Глава 35
        Десять фактов о Стиве

        1. Он пожилой, ему уже за пятьдесят. У него растут седые волосы на груди и животе. Честно говоря, не знаю, что мама в нём нашла.

        2. Они с мамой познакомились на работе. Она библиотекарь, он тоже, но работает в другом отделении или в центральном офисе - не знаю, как там всё устроено в библиотеках.

        3. Когда я только познакомился со Стивом, то уже знал, что он станет моим отчимом. Мама несколько раз упоминала о нём, затем однажды в выходные он повёз нас в «Мир приключений Чессингтона»[29 - «Мир приключений Чессингтона» (англ. Chessington World of Adventures)  - тематический парк развлечений, зоопарк и гостиничный комплекс неподалёку от Лондона, столицы Великобритании.]. Во всяком случае, так сказала мама:
        - Стив отвезёт нас в «Мир приключений Чессингтона»,  - но подразумевала она другое: «Мы со Стивом свозим _тебя_в „Мир приключений Чессингтона“, потому что я хочу, чтобы он тебе понравился».
        Вот тогда я всё понял.

        4. Когда он в первый раз остался у нас на ночь, я не мог уснуть - боялся услышать, как они, знаете, делают _это_. Но думаю, ничего такого не было. Мама довольно консервативна в этих вопросах. (Вскоре я поехал на выходные к тёте Элли и уверен, что Стив в это время гостил у мамы - вернувшись, я увидел в посудомоечной машине две миски для хлопьев).

        5. Он думает, что Карли - самый забавный человек на свете. Он называет её «несносной», а я считаю, что она просто грубит ему. И маме.

        6. Он выпил лишнего в последний Новый год, обнял меня и подарил двадцать фунтов. Он назвал меня «маленьким чемпионом».

        7. Дом Стива меньше, чем тот, где мы жили с мамой и папой. Но мама сказала, что нам нужно переехать по «финансовым причинам». Я даже сообщил ей, что решил найти работу на выходные, но это не помогло, и мне пришлось перейти в другую школу. Все мои друзья из начальной школы пошли в Среднюю школу сэра Генри Перси. С другой стороны, друзей у меня было не так и много.

        8. Стив любит футбол. Я - нет, но, кажется, я об этом уже говорил.

        9. Стив - Хороший Человек. Я включил этот пункт, потому что мама всё время это повторяет. Получилось девять фактов, но какая разница - и, кстати, я вспомнил ещё один.

        10. Он очень громко рыгает. Сначала это казалось мне смешным. Но нет, это отвратительно.

        Вот и всё про Стива. Наверное, я бы хотел лучше к нему относиться. Может, только потому, что я скучаю по папе.

        Глава 36

        Стив дожидается, пока мама выйдет из комнаты, и даёт себе волю.
        _Р-р-ры-ы-ыг!_
        - Как тебе, Ал?  - спрашивает он.
        Я пытаюсь улыбнуться, но сам слишком ушёл в свои мысли. Передо мной открыта книга _«Дворцы_памяти_Шри_Кальпаны»_ - я едва могу сосредоточиться на чтении.
        - Что с тобой, Ал? Ты уже несколько дней будто на другой планете.
        - Ты почти угадал, Стив: но я не на другой планете, а в другом измерении пространства-времени. В 1984 году, если говорить конкретно. Я попал туда благодаря уникальному алгоритму, который разработал мой покойный отец. Этот алгоритм математически сжимает разные космические измерения, тем самым позволяя физическое перемещение между ними - в соответствии с постулатами Специальной теории относительности Альберта Эйнштейна. А мой хомяк, которого ты назвал Алан Ширер в честь какого-то футболиста, сейчас умирает голодной смертью в измерении под названием восьмидесятые годы прошлого века.
        Ладно, я не говорю этого. В действительности я говорю:
        - Да, прости. Я просто… очень устал, вот и всё.
        - Скоро каникулы, сынок. И мы едем в… Англси!
        - Круто!
        Я стараюсь радоваться, правда. В моём классе есть ребята, например близнецы Дженнингс, которые ни разу никуда не ездили на каникулы. У их мамы инвалидность, а папа работает в фирме, которая убирает в школах. Они очень бедные, кроме того, их мама не особо выходит из дома. Я убеждаю себя, что они мечтали бы о недельной поездке на фургоне по Уэльсу, я убеждаю себя не быть таким неблагодарным, я убеждаю себя, что маме будет приятно, но всё же…
        Я, Стив и мама - втроём в фургоне на все каникулы. Карли с нами не едет. Её пригласили погостить в коттедже родителей Джолиона Дэнси в Норфолке. Не только её, но и других ребят - похоже, коттедж у них огромный. Карли говорит, что появится даже папа Джолиона,  - звучит так, словно он какая-то знаменитость.
        Мы уже катались на таком фургоне в прошлом году - в Майнхеде. Мне ужасно не понравилось. В тот раз Карли была с нами, но она со мной почти не разговаривала. На месте стоянки фургонов был организован Детский клуб, и уже на второй день все дети подружились между собой - все, кроме меня. Когда в играх нужно было разбиваться по двое, я всегда оставался один, и ведущему приходилось вставать в пару со мной. В итоге я перестал туда ходить.
        Каникулы с мамой и папой проходили иначе. Я и тогда был сам по себе, но не чувствовал себя одиноким - возможно, потому что мы всё время общались с папой и наши игры не предполагали обязательное наличие мяча.
        В этом-то и проблема со Стивом. Когда он видит, что я сижу один - читаю или просто задумался,  - то обязательно зовёт:
        - Давай, поднимайся, сыграем в футбол!
        И вот мы на улице: либо я пытаюсь забить гол в его ворота, либо - что хуже - он ставит на ворота меня и _слишком_сильно бьёт по мячу. Я стараюсь отражать его удары, но получается у меня плохо. Он кричит:
        - Используй руки! Одному тебе в команде это разрешено - можно не только пинать!
        А потом я в грязи с ног до головы - и он наконец доволен. В отличие от мамы, надо заметить.
        Папа ничего такого не делал. Если он видел меня за книгой, то всегда спрашивал, что я читаю,  - часто оказывалось, что он тоже читал эту книгу много лет назад. А если нет, он с интересом просил меня рассказать сюжет и старался угадать, что будет в конце.
        Сегодня воскресенье - значит, мы пойдём на прогулку с дедушкой Байроном.
        Он всегда спрашивает, куда бы я хотел.
        Сегодня есть только одно такое место - и я уже Разработал План.

        Глава 37

        Итак, книга дедушки Байрона. Читается сложно - факт, но всё равно она классная.
        Я немного расскажу вам о Дворцах памяти - не слишком подробно, чтобы не отвлекаться, но я хочу объяснить, что это такое. Это важно для понимания того, что будет дальше. (Кстати, эта штука намного, _намного_круче, чем стишок о королях и королевах).
        В первую очередь вы представляете себе места - лучше всего комнаты,  - которые вам хорошо знакомы, а потом рисуете в своём воображении совершенно безумные картинки и связываете предметы в комнатах с тем, что хотели бы запомнить.
        Например, если вы хотите запомнить три случайные вещи - пусть это будут шимпанзе, трактор и жевательная резинка,  - сначала представьте, будто стоите на пороге своего дома.
        На первой картинке в голове - ваша входная дверь. Только вы собираетесь её открыть, как из ящика для писем высовывается лапа шимпанзе и хватает вас за горло. Это громадная, волосатая, дурно пахнущая лапа, и вы с нею боретесь. (В этом, кстати, вся суть: нужен яркий образ. Скучная картинка не сохранится в памяти.)
        Предположим, вы справились с нападением воображаемого шимпанзе и зашли в дверь - что вы видите дальше? У нас в доме это половик. Но в моём воображении половик превратился в мини-поле. Крошечный трактор ездит по нему туда-сюда, оставляя борозды на кокосовой циновке,  - нужно быть внимательным, чтобы случайно не наступить на него. Образ номер два готов.
        Затем идёт вешалка. У нас около двери много крючков для верхней одежды - теперь же вместо крючков там огромные комки жёваной жвачки. Вы не вешаете пальто на крючок, а прикрепляете к стене липким комком жевательной резинки. Знаю: это глупо, но и смешно - а значит, запомнится. Конечно, нет смысла останавливаться на трёх предметах. Каждый может запомнить список из трёх вещей. Но как насчёт десяти, двадцати или сотни?
        В книге _«Дворцы_памяти_Шри_Кальпаны»_дедушка Байрон рассказывает об индийских мистиках. В своём воображении они могли пройти комнату за комнатой, в этих комнатах открывались двери в следующие комнаты, прихожие, сады и леса - и там они хранили воспоминания обо всём, о чём хотели, в виде безумно ярких образов.
        Я начал осваивать эту технику: я уже легко могу запомнить десять вещей - а может, и двадцать.
        И вот что нужно сказать о дедушке Байроне. Знания, с помощью которых он отвечает на вопросы викторин? Для него это просто игра. Самые важные воспоминания в его главном Дворце памяти - это летопись жизни: память о каждом прошедшем дне начиная с детства. Запомнить всю _Книгу_рекордов_Гиннесса_ - лишь развлечение для него.

        Глава 38

        В тихое весеннее воскресенье Кальверкот не впечатлит вас ничем особенным. Море очень холодное для плавания и даже для гребли (хотя в августе и сентябре можно рискнуть - это делают только смельчаки или совсем малыши). С тех пор как закрылось поле для гольфа «Крэйзи гольф Арнольда Палмера»[30 - Арнольд Палмер - американский спортсмен, считается одним из величайших игроков в гольф.], здесь почти не осталось развлечений. Хотя есть кафе, закусочная с фиш-энд-чипс и, конечно, тандури-ресторан «Пряности пустыни». Народу не слишком много, но атмосфера в городке оживлённая.
        Мы с дедушкой Байроном стоим на маленьком утёсе - отсюда открывается прекрасный вид на залив. Морской бриз играет с его шафрановым одеянием, солнце светит ярко и горячо. По песку гуляют люди с собаками, и несколько храбрецов сидят в шезлонгах - все в тёплых свитерах. Дедушка Байрон глубоко вдыхает ветер, закрывает глаза и улыбается. Пора приступать к реализации своего плана.
        Я стараюсь говорить абсолютно спокойно:
        - Может, мы сходим взглянуть на наш старый дом - как думаешь?
        Конечно, дедушка Байрон знает, что я захочу туда пойти,  - и его это совершенно не смущает. Понимаете, если бы я был с мамой, она бы сказала:
        - О, Ал, зачем тебе туда идти? Это наш _старый_дом. Тебе не нужно вспоминать всё это. Ты должен смотреть вперёд…  - и так далее. Она бы стала волноваться, что я «застрял в прошлом» и грущу из-за папы.
        Что до дедушки Байрона, то он просто смотрит на меня, подмигивает и говорит:
        - Полагаю, ты помнишь дорогу?
        Мы идём по переулку от набережной к Честертон-роуд, проходим мимо джунглей кустарника, где живут лисы, и смотрим на дом через дорогу.
        Всё это время я думаю о том, как проникнуть в подвал и забрать оттуда Алана Ширера - втайне от дедушки Байрона. Помните, я говорил, что Разработал План? Если честно, в нём очень много пробелов.
        - Он выглядит точно как раньше,  - говорю я. Дедушка Байрон неодобрительно фыркает:
        - Немного краски не повредило бы.
        Мы переходим дорогу, чтобы посмотреть на дом поближе.
        - Мы не ведём себя бестактно?  - спрашиваю я.
        Дедушка Байрон усмехается:
        - Это просто улица и просто дом на ней. Смотреть не запрещено!
        Именно в этот момент из дома выходит дама, а я тяну дедушку за рукав.
        - Пойдём,  - говорю я нервно.
        - Ну вот это как раз может показаться подозрительным, не так ли? Будто мы собирались проникнуть в дом. Просто поздоровайся,  - он верен своим словам и тут же радушно приветствует даму:  - Доброе утро, мадам!
        Она переводит взгляд с дедушки Байрона в его одеянии на меня в джинсах и отвечает:
        - Доброе утро.
        Если вы хотите знать моё мнение, её голос звучит настороженно.
        - Мой внук раньше жил в этом доме. Он захотел ещё раз его увидеть!
        Её лицо расплывается в улыбке:
        - Ах да! Я помню тебя - надо же, до чего ты вырос! Как ты?
        - Хорошо, спасибо,  - я вежливо улыбаюсь.
        Эта дама - старшего среднего возраста: она старше мамы, но точно моложе дедушки Байрона. У неё короткие седеющие волосы и очки, как у учительницы. Она оглядывается на дом, морщится и говорит:
        - Мы особо не занимались домом с тех пор, как купили его. Он точно такой, как раньше. Но скоро это изменится.
        - А, да?
        - Да, за домом мы сделаем оранжерею, а этот старый гараж снесём и освободим место под офис моего мужа.
        Внезапно я чувствую, что мне нечем дышать:
        - Гм… гараж?  - хриплю я.
        - Да. О, там такой беспорядок. Наверное, ты знаешь о подземном бункере.
        - О, э-э-э… да. Знал,  - я стараюсь говорить безразлично и непринуждённо, но словно теряю нить беседы - вот и дедушка смотрит на меня вопросительно.
        - Да, мы заглянули вниз пару недель назад. Я думаю, твой папа, да упокоится его душа, использовал бункер под кабинет. Там сейчас несколько старых компьютеров и какие-то вещи, а ещё древние двухъярусные кровати и туалет. Довольно необычное место.
        - Но… но проход вниз всё так же закрыт,  - говорю я и добавляю, запинаясь:  - Наверное?
        Она внимательно на меня смотрит, но я стою со своим самым невинным выражением лица. Кажется, сработало.
        - Да. Что ж, нам придётся разобрать все завалы, когда мы приступим к делу.
        Мне очень хочется узнать, когда это будет, но я и так наговорил лишнего, поэтому держу рот на замке. К счастью, дедушка Байрон спрашивает - просто из вежливости:
        - Когда вы приступаете?
        - Завтра или во вторник. Во всяком случае, так было запланировано. Но вы же знаете этих строителей. С ними никогда нет стопроцентной уверенности, да?  - они с дедушкой Байроном смеются: ведь всем когда-то приходилось сталкиваться с «ленивыми строителями».
        - Что ж,  - весело говорит женщина,  - мне пора ехать. Встречаюсь с мужем, была рада вас увидеть!  - она садится в «Шкоду» и уезжает, помахав нам на прощание.
        Я достаю руку из кармана, чтобы помахать ей в ответ, роняя при этом шерстяную перчатку, и мне в голову приходит идея.

        Глава 39

        Передо мной стоит тарелка с фиш-энд-чипс, но совершенно нет аппетита: я думаю лишь о том, как вернуться в бункер без дедушки Байрона и спасти Алана Ширера. Дедушка уже заметил, что моё настроение изменилось,  - это я могу сказать точно. Пора воплощать план в жизнь. Я достаю из кармана перчатку и делаю вид, что ищу вторую.
        - Я потерял перчатку,  - говорю я. И сразу добавляю:  - Мне кажется, я знаю где. Наверное, обронил около нашего старого дома.
        - Ничего страшного,  - отвечает дедушка Байрон.  - Мы пройдём мимо на обратном пути и подберём её.
        Но я уже иду к двери.
        - Не волнуйся. Это недалеко. Я схожу и найду её,  - и выхожу за дверь, а дедушка кричит мне вслед:
        - Но, Ал, а как же твои фиш-энд-чипс?
        От закусочной до нашего старого дома и правда недалеко - может, полмили или около того,  - но всю дорогу я бегу, поэтому, когда оказываюсь на месте, дыхание сбито и голова кружится. Если я зайду в гараж незамеченным, спущусь в бункер и заберу Алана Ширера, то вернусь к дедушке уже через несколько минут - и никаких проблем.
        Отлично. Да, отлично. Я делаю глубокий вдох, смотрю в оба конца улицы, перехожу дорогу и бегу к гаражу. Я уже почти пролезаю в щель между створками, но тут краем глаза замечаю серебристую «Шкоду»  - она выезжает на улицу из-за поворота.
        Где уж тут двигаться медленно и тихо! Как сумасшедший, я отбрасываю в сторону доски над подвалом. Я поворачиваю колесо на стальной двери в бункер и слышу, как «Шкода» заезжает на дорожку и из неё кто-то выходит.
        Я закрываю за собой дверь; сверху доносится скрежет гаражных ворот и приглушённый мужской голос:
        - Чёрт возьми,  - а потом громче:  - Белла! Ты это видела? Ты заходила сюда?
        Я включаю свет в бункере. Никаких следов Алана Ширера - и нет времени посмотреть внимательно: мужчина уже идёт по лестнице и скоро будет у двери.
        - Боже мой, Грэм!  - это та женщина, с которой мы сегодня разговаривали.  - Кто-то здесь был!
        Понятно, что произойдёт дальше, поэтому я хватаю металлическое колесо со своей стороны стальной двери и держу изо всех сил, пока мужчина пытается повернуть его снаружи.
        - Оно застряло,  - говорит он, но дёргает ещё и ещё. Мои руки болят от напряжения.  - Нужен какой-то рычаг, чтобы открыть его.
        Шаги удаляются, и я понимаю: у меня не хватит сил удержать дверь, когда мужчина вернётся с инструментами. А он как раз сейчас ищет их по гаражу.
        Я в западне. В отчаянии я осматриваю бункер - только бы найти, где спрятаться.
        Под кроватью? Слишком очевидно. За дверью? Мало места.
        Но один путь к отступлению всё-таки есть.
        Я отпускаю колесо, сбегаю вниз по ступенькам к ноутбуку и включаю его.
        - Давай, давай!  - бормочу я, пока он загружается. В углу бункера я вижу метлу, хватаю её и вставляю между спицами колеса на двери. Так я выиграю пару дополнительных минут.
        Мужчина спускается обратно в подвал:
        - Это сдвинет замок,  - говорит он жене.
        Я стою в тазу и набираю пароль - Маленькая быстрая зелёная машина, программа загружается, нужно подождать. Потом я ввожу код с чёрной коробки: ВМАГДДДДВВЭ7Г5Э8ГЛ2ЧУД.
        Затем время и координаты, как раньше,  - и замираю. И ничего не происходит. Грэм уже у двери, он пытается войти, а машина времени не работает, и я ещё и ещё давлю на «ввод»  - но всё впустую.
        Меня сейчас поймают.

        Глава 40

        Неожиданно что-то внутри меня меняется, и я становлюсь совершенно спокоен. Я слышу, как Грэм колотит по двери и ругается, но не чувствую паники, а предельно собран - до последнего атома.
        Моё дыхание выравнивается, и я слышу голос папы - словно он рядом. Я даже немного поворачиваю голову в его сторону, но это всё, конечно, игра воображения. Сейчас тут раздаётся только один звук: это трещит под напором Грэма деревянная метла.
        Внезапно я очень чётко понимаю, что именно сделал неправильно. Я вспоминаю слова, написанные папой:
        _Законы_пространства-времени_выстроены_так,_чтобы_предотвратить_хаос._
        Я не могу отправиться в то же место и то же время, где когда-то находился: это место было занято - оно _уже_занято - мной.
        Я громко стучу по клавишам клавиатуры: перебиваю координаты и меняю время на один час позже в тот же день. И тут одновременно:
        1. Я слышу, как метла с хрустом ломается, но ещё как-то удерживает дверь - остались считаные секунды.
        2. Я вижу, как Алан Ширер семенит по полу бункера.

        Не раздумывая, я выскакиваю из таза, отшвыриваю стул ногой в сторону и сгребаю хомяка в охапку. Потом засовываю его в карман, хватаю ноутбук и залезаю в таз, держась за рукоятки.
        - Ты это слышала, Белла? Там внизу кто-то есть!
        Метла наконец поддаётся, и щепки летят на пол. Колесо на двери поворачивается, но я уже нажал «ввод»  - и комната расплывается у меня перед глазами.

        Глава 41

        Если вам это интересно, то нет, я не так уж хорошо знаком с «теорией» путешествий во времени и правилами: что можно и чего нельзя делать.
        Не думаю, что хоть кто-то знает это наверняка.
        Я слышал о Парадоксе убитого дедушки - он предполагает, что если вы отправитесь в прошлое и убьёте своего дедушку (мило), то перестанете существовать. Если ваш дедушка умрёт, то он не станет отцом вашего папы, а тот, в свою очередь, не станет вашим отцом. И я знаю Папин закон о доппельгангерах - папа сам мне о нём и рассказал. Кроме этого, я больше ничего и не знаю. Правда, ещё я видел несколько серий _«Звёздного_пути»[31]_и _«Доктора_Кто»,_но там чего только не происходит! Вероятно, это удобно для сценаристов, но мне никак не поможет.
        И потом, кто установил эти «правила»? Насколько я могу судить, никто их пока что не проверял, так что они - лишь теории. Хотя Папин закон о доппельгангерах вполне выдерживает проверку реальными событиями.
        В общем, я не знаю, чего ожидать. Только испытываю невероятное облегчение, когда туман перед глазами рассеивается - и я всё ещё в бункере, но теперь никто не пытается выломать дверь.
        Я вылезаю из таза и минуту-другую сижу на стуле, пока Алан Ширер бегает у меня по рукам. Кажется, он рад меня видеть - уже хорошо. Я сажаю его в ящик под кроватью и думаю, что делать дальше.
        Что произошло с тем мужчиной, Грэмом? Он зашёл и увидел, что в бункере включён свет и стул валяется на полу - но при этом никого нет. Думаю, это жуткое зрелище, правда?
        Конечно, теперь - когда Алан Ширер со мной,  - самым благоразумным решением было бы вернуться обратно. В «реальное время»  - я называю его так,  - к дедушке Байрону, который ждёт меня в кафе. Тем более, если я не вернусь, он скоро начнёт волноваться и пойдёт меня искать. Но есть очевидная проблема - вернуться в ту самую минуту я не могу: там меня поджидает Грэм.
        Я будто бы спрятался в шкаф времени: как только я выйду, Грэм меня увидит.
        Моя первая мысль - вернуться в настоящее за минуту _до_того, как я подбежал к своему старому дому по пути из закусочной.
        Но это грубое нарушение Папиного закона о доппельгангерах. Если бы такое было возможно, я бы столкнулся с самим собой - тем, который идёт _в_гараж. Однако я только что убедился в том, что машина времени этого не позволит.
        Другой вариант - вернуться чуть позже, минут через двадцать. Может, к тому моменту Грэм и Белла уже закончат поиски взломщика в гараже. Но и это не сработает. Противный закон подразумевает, что я - то есть одна из версий меня - уже там.
        Признаю: я в тупике. Но иногда, когда думаешь над решением и ничего не приходит в голову, нужно дать себе немного времени.
        А пока я не могу удержаться: я хочу ещё раз взглянуть на 1984 год. Я выхожу из подвала и снова вижу дневной свет. Так и играет «Радио 1», и тот же ведущий говорит:
        - Одиннадцать часов двадцать три минуты на «Радио Один», и это Синди Лопер с песней _«Время_от_времени»_[32 - Синди Лопер - известная американская певица. Её первый альбом вышел в 1983 году. Песня «Время от времени» (англ. Time After Time) с этого альбома стала одной из самых популярных в творчестве певицы.].
        В гараже ничего не изменилось - только малыша Стоуки и его мамы нигде не видно.
        На улице я нервничаю сильнее, чем в прошлый раз,  - как будто кто-то может меня узнать. Глупо, знаю, но у меня именно такое ощущение.
        Идёт не такой уж и старый мистер Фрейзер - на этот раз в другую сторону, он только вышел из дома. Сейчас я попробую кое-что сделать.
        - Извините,  - говорю я.  - Какой сейчас год, не подскажете?
        Чуть замедляя шаг, он смеряет меня взглядом.
        - Убирайся с глаз долой,  - говорит он, не вынимая изо рта трубку.  - Хитрый маленький проныра,  - и идёт дальше.
        Это кажется мне странным. С другой стороны, тогда я и одет был иначе, и вопрос задал куда более вежливо - вот он и отреагировал по-другому.
        Я иду по переулку и вспоминаю тот прошлый раз. Он вообще был? Для _меня_ - да, а для мистера Фрейзера? Может, он ответил мне грубо, потому что я уже задавал ему этот вопрос час назад? Или я в совершенно другом 1984 году?
        Пока я иду по переулку, голова от этих мыслей идёт кругом, и тут, будто бы этого мало, происходит такое, от чего она может просто взорваться: _БУ-У-УМ!_
        Я встречаю своего папу.

        Глава 42

        Что ж, эту встречу с папой приятной не назовёшь, но лучше я расскажу вам всё по порядку.
        Знаете, люди часто считают правдой самый настоящий вымысел. Например, вы якобы можете увидеть Великую Китайскую стену из космоса. Нет, не можете, даже с Международной космической станции, которая находится на высоте всего 173 мили.
        А вот ещё одна выдумка - её я проверил в Интернете. «Шапка не даст вам замёрзнуть, ведь тело теряет половину своего тепла через голову». Мама постоянно твердит мне об этом, так вот я посмотрел, и оказалось, что у детей через голову уходит лишь десять процентов тепла.
        Но будьте уверены, что вот этот факт - хоть я его и только что выдумал - чистая правда: «Дети, которые плохо обращаются с животными - Источник Неприятностей». И скоро я получу этому подтверждение.
        30 июля 1984 года солнечно, но холодный бриз задувает с моря, и в воздухе словно висит туман (мама называет это «дымка»  - так говорят на диалекте джорди).
        Я вышел из гаража, застегнул толстовку на молнию и направился к набережной. Переулок ведёт сквозь ещё один ряд домов и упирается в прибрежную дорогу. Я перехожу её и иду к пляжу.
        Потом я спускаюсь по склону и вижу прямо передо собой на песке группу ребят. В основном они чуть старше меня, но среди них есть и малыш лет шести - он одет в тёплую куртку с капюшоном.
        Я увидел их не сразу - и повернул бы обратно, но меня уже заметил самый старший из них. Что-то подсказывает мне: если я сейчас пойду назад, он побежит за мной.
        Это было бы проявлением слабости. Остаётся только один вариант: я засовываю руки в карманы, держу голову прямо и иду мимо них - и очень, _очень_стараюсь не встретиться ни с кем взглядом, особенно с самым старшим. В любом случае он уже отвернулся - и очевидно решил, что я не заслуживаю внимания. А меня это более чем устраивает, большое спасибо.
        Я примерно в двадцати метрах от группы: их пятеро - они окружили своего вожака, который стоит ко мне спиной. Он поднял с земли обувную коробку и снял с неё крышку. Все сгрудились вокруг, чтобы заглянуть внутрь,  - до меня доносится целый хор голосов.
        - Фу, Макка, приятель! Где ты взял это?
        - Она нарушила границы. А всех нарушителей ждёт наказание. При помощи моего пневматического ружья!
        - О-о-о! Вот это да!
        - Ух ты!
        Самое ужасное произносит мальчик с высоким, как у девчонки, голосом:
        - Ой, Макка, смотри - она ещё жива!
        - Это ненадолго, ха-ха! Давай, Чау, покончи с этим!  - говорит вожак, и все остальные смеются. Это не хороший смех: он натужный и полный злобы. Трудно объяснить, но теперь я нервничаю ещё сильнее.
        Мне до них всего пять метров: я _вообще_не смотрю в их сторону - всё происходит сбоку от меня. Самый старший снова говорит:
        - Сделай это, Чау,  - давай, или ты струсил?  - и остальные опять по-дурацки смеются. Мальчик по кличке Чау стоит ко мне спиной: я вижу, как он достаёт из кармана что-то вроде плоской квадратной фляги. Я совсем рядом, и вожак командует:
        - Стойте,  - и все смотрят на меня.
        Вожак выжидает, пока я пройду, но я подбегаю и в прыжке бью его ногой в пах. Все бросаются в разные стороны, а я герой.
        Нет, всё не совсем так. На самом деле я стараюсь пройти мимо как можно быстрее. Я уже не просто не смотрю на них, а практически сворачиваю голову в другую сторону. Ведь никто на моём месте не хотел бы услышать что-то вроде:
        - Эй, на что это ты уставился?
        Того, что я увидел, мне сполна хватает, чтобы понять: я не хочу иметь с этим вожаком никаких дел. У него короткая щетина волос. Несмотря на холодный ветер, он в одной футболке в красно-белую полоску - она натянута на его довольно-таки внушительный живот. Но меня больше всего пугает его шея: короткая, плотная, красная - и очень напряжённая.
        Я на безопасном расстоянии - и скоро смогу свернуть за утёс и скрыться из вида. Ребята скандируют:
        - Давай! Давай! Давай!
        Я пытаюсь представить, что именно они собираются сделать и с чем, но не могу - возможно, моему воображению это просто не под силу.
        - Подождите, подождите,  - говорит вожак, которого они называют Макка.  - Вы когда-нибудь слышали, чтобы кошка лаяла?
        От этих слов у меня внутри всё сжимается, потому что:
        а) Я знаю ответ на этот вопрос. Эта шутка одно время гуляла по нашему классу. И б) Я должен остановить их. Я знаю это. Только не знаю как.
        - Нет, говорю же вам, я могу заставить кошку гавкать. Дай мне это,  - в наступившей тишине я слышу, как на землю что-то капает. Все остальные снова зашумели:
        - Да ладно, дружище! Брось, Макка, не говори ерунды.
        Я просто застываю на месте. Шутка звучит так: «Как заставить кошку лаять? Облить её бензином и поднести огонь: _Га-а-а-ав!_»
        Да, это, наверное, не самая смешная шутка на свете - и точно жестокая. Но когда я впервые её услышал, то смеялся, уж больно она глупая. Когда Гектор Хоугмэн рассказал мне её на площадке, он сделал паузу перед «_Гаааав!_»  - и именно его «комичная подача» развеселила меня. Кроме того, ведь никто же не станет реально поджигать кошку, верно?
        - Ладно, у кого есть спички?  - спрашивает Макка.
        Я сжимаю мобильный телефон в кармане джинсов - и у меня появляется одна идея.
        Спичка чиркает о коробок.
        - Внимание,  - говорит Макка.  - Сейчас вы первыми во всём мире услышите, как гавкает кошка.
        Я выхожу из-за утёса и кричу:
        - Стойте! Остановитесь!  - и бегу к ним.
        Я думал, что спичку зажёг Макка, но нет: это мальчик Чау - он бросает спичку за спину, когда я подбегаю. Они все немного расступаются и опускают глаза.
        Все, кроме одного. Макка складывает руки на груди и делает шаг к коробке - теперь он стоит прямо над ней. Я заглядываю внутрь: там действительно кошка - она жива (вроде бы), и у неё мокрая шерсть. Я смотрю на флягу в руках мальчика по кличке Чау: это жидкость для розжига.
        Они правда собираются это сделать.
        Макка склоняет голову набок и сверлит меня своими круглыми поросячьими глазами. Он не сдвигается с места.
        - Кто. Чёрт возьми. Ты такой?
        Как вы понимаете, ответ на этот вопрос я ещё не продумал. Так что приходится импровизировать.
        - Кошка. Это моя кошка, ну, то есть… гм… моей бабушки. Моей бабули. Это бабушкина кошка. Я вышел искать её,  - я стараюсь подбирать слова из диалекта джорди. Мне нужно склонить Макку на свою сторону, и это может помочь.
        Кажется, Макка задумался. Одно дело - стрелять из пневматики в ничейную кошку, а потом поджигать её. Совсем другое - когда внук предполагаемой хозяйки этой кошки стоит прямо перед тобой. Даже мораль может быть относительной.
        Глаза Макки сузились до щёлочек. Я вовсе не уверен в его моральных качествах.
        - Она нарушила границы и бегала по моему саду. Там полно кошачьих какашек. Мой младший брат Стоуки вляпался в них голыми ногами,  - он хочет доказать, что все последующие пытки были лишь справедливым наказанием.
        - Слушай, мне очень жаль. Как насчёт,  - я запинаюсь, понимая, что рискую, однако мне ясно и то, что горе моей воображаемой бабушки не особо трогает Макки.  - Как насчёт обмена?
        Я достаю телефон из кармана и держу на ладони. Все ребята смотрят на него с любопытством. Макка - его руки всё так же сложены на груди - бросает мне:
        - Карманный калькулятор? Зачем он мне нужен?
        - Это не просто карманный калькулятор. У него ещё есть встроенная камера! Смотри,  - я направляю телефон на Макку.  - Улыбнись,  - говорю я, и как ни странно, он действительно улыбается. Улыбка фальшивая: его глаза остаются холодными, но уголки губ всё-таки поднимаются. Я показываю мальчикам фото на экране - под тихий гул одобрения.
        (Кстати, нужно заметить, что у меня _плохой_телефон - кнопочный и всё такое и я не могу сделать звонок, потому что:

        1. В 1984 году ещё нет вышек и сетей для мобильных телефонов.
        2. Мобильный в 1984 году есть только у меня, так что кому бы я позвонил?

        На секунду я задумываюсь, получится ли позвонить через пространство-время маме или кому-то другому. Это было бы круто. Но связи здесь, конечно, нет. В любом случае, эти ребята и такого не видели.)
        Я делаю ещё одно фото - на этот раз селфи с собой и мальчиком Чау. Я показываю Макке, на какую кнопку нажимать и как потом открывать фотографии. Он вертит телефон в руках - и явно впечатлён.
        - Обмен, да? Эта штука в обмен на полумёртвую кошку?
        Я киваю.
        - Что ты будешь с ней делать?
        Я пожимаю плечами:
        - Не знаю. Наверное, отнесу бабушке.
        Макка злобно на меня смотрит.
        - Одно слово. Хоть одно слово об этом - и с тобой, мой друг, будет покончено.
        Вот в это я верю. Он прячет мой телефон в карман и говорит остальным ребятам:
        - Пойдём. Пусть этот лузер разбирается с бабушкиной кошкой.
        Он отходит от меня, и все идут за ним.
        А я остаюсь с кошкой - и даже не представляю, что мне с ней теперь делать.

        Глава 43

        Я стою в замешательстве. Мне становится так жалко бедную кошку, что неожиданно для самого себя я начинаю плакать. Она ещё жива и свернулась в клубок в коробке. Я слышу сзади шорох и оборачиваюсь, но успеваю заметить лишь скользнувшую тень. На берегу стоит перевёрнутая рыбацкая лодка - кто-то укрылся за ней.
        Мне следует вести себя более осмотрительно, но тот, кто сам прячется, вряд ли опасен.
        - Эй?  - говорю я тихо.  - Кто там?
        Ответа нет. Тогда я обхожу лодку, чтобы посмотреть с другой стороны. Спиной ко мне на корточках сидит мальчик в синей атласной куртке. Тот, которого называли Чау. Не поворачиваясь, он говорит:
        - Я не хотел. Честно. Они заставили меня. Макка и остальные.
        Я смотрю на мальчика и понимаю, что это его высокий девчачий голос я слышал раньше.
        Он медленно распрямляется и встаёт ко мне лицом. У него красные мокрые глаза, и он всё ещё немного зажат: словно боится, что я его ударю или скажу что-то обидное.
        - Это тебя называли Чау?  - спрашиваю я. Он кивает: резким коротким движением головы.
        И тогда я понимаю.
        Можно было бы догадаться и по другим признакам: более тёмный цвет кожи, высокий голос - но я узнаю его именно по характерному короткому кивку. В этот момент я мог бы театрально упасть в обморок на песок или ещё что-то в этом духе. Знаете, броситься к нему, заключить в объятия и прокричать:
        - Папа! Мой папа!  - как девочка в финале фильма _«Дети_дороги»_[33 - «Дети дороги» (англ. The Railway Children)  - английский кинофильм 1970 года, снятый по повести детской писательницы и поэтессы Эдит Несбит.].
        Это было бы, конечно, очень странно - и, самое главное, я ничего такого не чувствую. Однажды в газете я прочитал об одной даме, которая вместе с мужем перевернулась на лодке. Так вот: когда она поняла, что её муж мёртв, то постаралась не утонуть сама и сохраняла полное спокойствие - даже начала планировать его похороны.
        У меня похожие ощущения, но свой следующий вопрос я всё равно задаю почти шёпотом:
        - Ты… Пай Чаудхари?
        - Откуда ты знаешь?

        Глава 44

        Это не тот вопрос, на который я могу сразу ответить. Сначала нужно придумать что-то убедительное - а думать ещё и об этом я сейчас никак не могу. Мой мозг пытается осознать новую информацию: этот худощавый темнокожий мальчик в синей атласной куртке - мой собственный папа. Тот, кто целовал меня на ночь и рассказывал мне истории из детства (кстати, в них не было ни слова о полумёртвой кошке). Я стою в полном ступоре, уставившись на него, пока он не повторяет:
        - Откуда ты знаешь моё имя?
        Усилием воли я беру себя в руки и выхожу из оцепенения. Не отвечая на вопрос, я стараюсь отвлечь его:
        - Постой. Это они возвращаются?  - и смотрю на семью, которая идёт по склону. Слабая уловка, но она срабатывает. Пай быстро нагибается и с опаской выглядывает из-за лодки:
        - Нет. Не они. Так откуда…
        - Слушай, что нам делать с этой бедной кошкой?
        Мы смотрим на неё. Я вижу, что она дышит: её пятнистая шёрстка поднимается и опускается. При этом она немного хрипит, а на дне коробки собирается лужица крови.
        Я отдал свой мобильный телефон этому психу не для того, чтобы просто стоять и смотреть, как кошка умирает у меня на глазах.
        - Мистер Фрейзер,  - говорит Пай,  - он ветеринар,  - с этими словами он наклоняется и берёт коробку:  - Пойдём к нему.
        Я не знал, что мистер Фрейзер был ветеринаром. В моём времени он старый пенсионер.
        Пай медленно шагает по сухому песку с тяжёлой коробкой в руках, а я иду сзади и могу хорошо его рассмотреть. При каждом выдохе он издаёт едва слышные звуки, будто немного пыхтит от напряжения. Я не помню, чтобы так делал мой папа, но звуки удивительно знакомые. Шаг, _пых_, шаг, _пых_ - я наблюдаю, слушаю и вдруг понимаю, почему мне это знакомо: я делаю то же самое. То, что он так похож на меня, даже когда просто _дышит_, немного выбивает меня из колеи. Я говорю ему:
        - Давай помогу,  - догоняю его и беру коробку за другой край.
        - Как тебя зовут?
        - Ал.
        - Ал? Ал, а дальше?
        Вот об этом я подумал:
        - Сингх.
        - О, хорошо. Очень приятно.
        Сингх - довольно нейтральная фамилия. Она не говорит о человеке ничего конкретного.
        Эту фамилию стал давать людям один индийский гуру: он хотел, чтобы его последователи общались друг с другом на равных, чтобы никто не выделялся,  - и потому сейчас её может носить абсолютно любой человек. А вот среди Чаудхари в Индии сплошь и рядом встречаются аристократы. Не всегда, но часто. Я же специально выбрал самую обычную фамилию.
        - Откуда твои родители?  - спрашивает он.
        И об этом я тоже успел подумать.
        - Мои мама и папа родились здесь. Мои дедушки и бабушки вернулись в Пенджаб.
        - Говоришь на пенджаби?  - слова Пая звучат очень забавно.
        Он произносит «пенджаби» с индийским акцентом, и у него выходит: «пнжабби».
        - Нет. Ну я знаю, что «привет» будет «сат шри акал». И всё на этом.
        - Так откуда ты узнал, как меня зовут?
        - Подожди. Я хочу знать, как так вышло, что ты почти убил эту кошку.
        Я боюсь услышать ответ, но для собственного спокойствия должен об этом спросить. Не хочу думать, что мой папа сделал бы такое по доброй воле. Надеюсь, ответ будет достойным.
        Пай жуёт нижнюю губу - в знакомой мне папиной манере - и бормочет:
        - Это не я. Макка выстрелил в неё.
        - Ты не дружишь с головой, да? Ты собирался её поджечь. У тебя была жидкость для розжига! Зачем тебе было в это ввязываться?
        - Я же сказал: они заставили меня.
        - Ах, ну да, кто тебя заставил?
        - Мои друзья.
        - Твои _друзья_?  - мы уже поднялись к прибрежной дороге и собираемся её переходить,  - Каким надо быть человеком, чтобы дружить с мучителями животных?
        Я сказал это куда резче, чем планировал. Пай сердито смотрит на меня, и я понимаю, что задел его за живое. И зашёл при этом слишком далеко. Его подбородок дрожит, он смотрит в сторону пляжа.
        - Знаешь что? Это не твоё дело. Это вообще тебя не касается. Давай просто… просто _проваливай!_ - он ставит коробку на землю, поворачивается и бежит вниз по склону обратно к пляжу.
        - Подожди! Постой! Подожди!
        Но он не останавливается, и я бегу вслед за ним. Только на песке он немного сбавляет скорость и оборачивается - я уже близко и снова кричу, но он опять убегает. Я почти отчаялся догнать его и проклинаю свой длинный язык, но совершаю последний рывок по мягкому песку. И вот я совсем рядом - и успешно применяю единственный захват из регби, который знаю. Я хватаю его за бёдра, и мы оба с глухим стуком падаем на землю. Я сажусь сверху, а он пытается вырваться и в то же время закрыться от меня с воплями:
        - Слезь с меня. Сле-е-езь! Я натравлю на тебя Макку,  - он кричит так громко, что даже не слышит, как я говорю:
        - Извини, извини, слышишь? Извини!
        Я повторяю и повторяю это, крепко прижимаю его руки к песку и наклоняюсь - чтобы наши головы оказались на одном уровне. Я пристально смотрю в его карие глаза и ещё раз говорю:
        - Извини.
        Он понимает, что я его не ударю, и успокаивается. Я больше не держу его, и мы сидим рядом на песке, стараясь отдышаться. Потом Пай говорит:
        - Макка не такой уж и плохой. Раньше он постоянно цеплялся ко мне, но сейчас это изменилось. И пусть уж лучше будет так, понятно?  - я вижу, что его глаза снова наполняются слезами. Похоже, я ещё очень многого не знаю.  - Он мне нравится. И другие ребята, ясно?
        Его слова меня не убедили. Но ему удаётся застать меня врасплох, когда он резким тоном бросает:
        - А теперь рассказывай, откуда ты знаешь моё имя.

        Глава 45

        Я делаю глубокий вдох. Это должно сработать.
        - Мы только переехали сюда. Мама сказала мне поискать индийского мальчика по имени Пай Чаудхари. Наверное, она знает твою маму или ещё кого-то из семьи. Нас здесь не так много, поэтому я просто догадался,  - я говорю и понимаю, что всё это звучит очень правдоподобно. Тем более я знаю, что мама Пая - моя бабушка Джули - умерла много лет назад. Это что-то вроде двойного блефа. Я так доволен своей ложью, что добавляю:
        - Мамы всегда откуда-то знают друг друга, правда?  - и смеюсь, но мой не совсем искренний смех словно повисает в воздухе. И мне сразу становится очень стыдно, ведь я:
        1) использовал смерть мамы Пая, чтобы моя выдумка казалась достоверной, и
        2) напомнил Паю о том, что его мама умерла.
        Но он никак на это не реагирует и спрашивает:
        - А где ты живёшь?  - и я на всякий случай выбираю место подальше:
        - Деревня Монкситон. Новый квартал,  - я говорю что-то не то, но не сразу это понимаю.
        - Новый квартал? Не знал, что там была застройка.
        - О, он… э-э-э… не совсем на виду. И очень маленький. Если о нём не знать, то и не заметишь. А где живёшь ты?
        - Сэндвью-авеню,  - вот и его короткий кивок,  - на въезде в город.
        Мы оба встаём и стряхиваем песок с одежды. Когда я поднимаю руку к спине Пая, он вздрагивает, но потом улыбается - и я помогаю ему отряхнуться. Я стою за ним и замечаю, что его плечи трясутся, как будто он плачет.
        - Эй, я же извинился,  - говорю я и заглядываю ему в лицо через плечо. Оказывается, он вовсе не плачет, а смеётся. Беззвучно, с этим характерным выдохом через нос, но всё-таки смеётся.
        - Что смешного?  - спрашиваю я и тоже начинаю смеяться.
        - Не знаю,  - он всё ещё фыркает от смеха.  - Ты. Я. Мы? В схватке на песке?  - это и правда смешно.
        Мне кажется, мы оба почувствовали облегчение. Пай знает, что я не собирался с ним драться. А я рад, что догнал его и не провалил свой план. Какое-то время мы просто стоим, смотрим друг на друга и смеёмся.
        - Пойдём,  - говорю я,  - давай разберёмся с этой кошкой.
        Мы идём по переулку к Честертон-роуд. Чем ближе мы подходим к дому мистера Фрейзера, тем более странно ведёт себя Пай: он прячется за моей спиной и закрывается коробкой.
        - Что с тобой?  - спрашиваю я.
        - Ничего. Это просто… хм… это дом Макки, а я не хочу его видеть,  - он показывает в сторону дома номер сорок - моего бывшего дома.
        - _Это_его дом?
        Пай кивает. Я помню, как мама отзывалась о людях, у которых они с папой купили дом. Грубые. Злые.
        - Его фамилия Макфэдьен?
        Пай снова кивает:
        - Ты слышал о них?
        - Немного.
        «Замечательно,  - думаю я и вспоминаю тираду Макки о том, как он выстрелил в кошку.  - Алан Ширер сидит в ящике подвального бункера - в доме полного психа».

        Дом мистера Фрейзера ничем не отличается от остальных, только на стене около входной двери висит глянцевый латунный прямоугольник, на нём выгравировано: «Дункан П. Фрейзер, член Королевской коллегии ветеринарных хирургов».
        Он сам подходит к двери и внимательно смотрит на меня:
        - Ага, привет, парень. Вижу, ты привёл с собой брата-близнеца! Снова спросишь, какое сегодня число?
        Я ловлю на себе растерянный взгляд Пая и вместо ответа открываю коробку. Едва взглянув на кошку, мистер Фрейзер быстро проводит нас через приёмную (бывшая гостиная)  - в хирургический кабинет (бывшая задняя комната). При этом он не произносит ни слова.
        В операционной безупречно чисто: бело-голубые стены, а вдоль них стоят застеклённые шкафы с книгами, упаковками лекарств и ветеринарным оборудованием. Он просит нас встать сбоку, бережно достаёт кошку из коробки и укладывает её на стол с мраморным верхом в середине комнаты. Потом он наклоняется и принюхивается.
        - Жидкость для розжига?  - он удивлённо поднимает брови.
        Мы с Паем оба пожимаем плечами. Он аккуратно пробегает пальцами по липкой влажной шерсти, раздвигая её в поисках ран,  - бедная кошка едва подёргивается.
        - Мы нашли её на пляже. И видели, как оттуда убегают взрослые ребята,  - говорю я.
        Мистер Фрейзер неодобрительно качает головой. Он набирает в шприц лекарство и делает кошке укол. И говорит нам с улыбкой:
        - Молодцы, парни. Скажу вам честно: нет гарантии, что эта кошка выживет. Но я сделаю всё, что смогу. Мне нужно удалить эти пули от пневматики, промыть раны, наложить швы и вколоть ей антибиотик. Хотите посмотреть?
        - Круто!  - это я.
        - Не особо,  - это Пай. Мне кажется, он чувствует себя виноватым в случившемся. И даже операция по спасению жизни в реальном времени не может его отвлечь.
        Поэтому мы ждём в приёмной.
        Пай немного притих, и я задаю ему Универсальный Вопрос Вежливых Детей:
        - В какую школу ты ходишь? Он улыбается:
        - В Среднюю современную школу Кальверкота. Ты, наверное, пойдёшь в Среднюю школу Монкситона, раз ты там живёшь. Или в Королевскую гимназию?
        - В Среднюю школу Монкситона, наверное,  - говорю я. Звучит вроде нормально.
        - У вас там больше компьютеров, чем у нас. Но мы можем пользоваться компьютерами в технической лаборатории - там самые современные. В этом году нам купили новые - целых шесть штук!
        - Серьёзно? Шесть компьютеров на всю школу?
        - Ну семь - если считать с тем, что в кабинете миссис Спэтроу. Здорово, да? У нас есть «Коммодор»[34 - «Коммодор» (англ. Commodore 64)  - компьютер, который был выпущен американской компанией _Commodore_International_в 1982 году.] и ещё два «Синклер Спектрум»[35 - «Синклер Спектрум» (англ. Sinclair ZX Spectrum)  - компьютер, который был выпущен английской компанией _Sinclair_Research_Ltd._в 1982 году.] - они крутые, там стоят классные игры. Мистер Меллинг пускает меня в техлабораторию во время ланча: я пробую собрать все машины в сеть, чтобы сделать суперкомпьютер,  - он радостно болтает, а я погружаюсь в мысли о том, как мне вернуться в свой мир. И вдруг Пай говорит:
        - Боже мой,  - напротив нас стеклянная дверца шкафа, и он уставился на наше отражение.  - Посмотри. Только посмотри на нас. Это невероятно.
        Я вижу, что привело его в такое изумление. Мы словно смотрим на фотографию близнецов. Кожа Пая чуть-чуть темнее, чем у меня,  - и это, пожалуй, единственное отличие.
        Он вглядывается в отражение и всё бормочет себе под нос: «Вау!»
        Я слышу звук приближающихся шагов: дверь открывается, в проёме стоит мистер Фрейзер, и по его лицу не понять, хорошие у него новости или плохие. Приходится ждать, пока он заговорит.
        - Она была в очень плохом состоянии,  - начинает он. Я уверен: сейчас он скажет нам, что кошка умерла.  - Я сделал всё, что мог.
        Мы с Паем выжидающе смотрим на него. Наконец на его лице появляется полуулыбка:
        - Я не могу этого гарантировать, парни, но думаю, она выживет. Идите посмотрите.
        В операционной мистер Фрейзер подводит нас к большой клетке на полу - кошка неподвижно лежит на чистой сложенной простыне. Только по лёгкому колыханию её грудки можно понять, что она дышит. Шерсть местами сбрита, на боку и задней лапе - повязки.
        Пай с трудом сглатывает:
        - Что… что с ней будет?  - спрашивает он.
        - А, не волнуйтесь. Я наведу справки. На ней был ошейник, так что вряд ли она бездомная. Осмелюсь предположить, что мне удастся найти её хозяев. Наверняка это кто-то из местных. Они обязательно узнают о вашем добром поступке.
        Он провожает нас до двери и говорит:
        - И вот что… Я так понимаю, вы не знаете этих взрослых ребят, да? Ведь такое поведение недопустимо, правда?
        Мы качаем головами, отвечая на оба вопроса мистера Фрейзера сразу.
        Я осознаю, что не сказал ему ни слова с тех пор, как он зашёл в приёмную.
        - Спасибо,  - наконец говорю я на пороге.
        - Нет, парень,  - спасибо _вам_. Вы с братом сделали очень хорошее дело!
        Мы идём по дорожке от дома. Я смотрю на Пая и вижу счастливую улыбку на его лице. День был непростой - на секунду мне даже показалось, что Пай сейчас заплачет (да и мой собственный подбородок уже предательски подрагивает). Я поворачиваюсь к нему, чтобы по-дружески обнять: но если человек к такому не готов - а Пай явно не готов,  - то братского единения не выйдет. Он настороженно отстраняется от меня. Я помню, дедушка Байрон говорил мне, что раньше мужчины почти не обнимались друг с другом. Да и сам я не так часто обнимаюсь с друзьями - кажется, я об этом уже говорил.
        («Пока Закон о мужских объятиях не был принят парламентом в 1995 году, обниматься мужчинам разрешалось, только если они были американцами или близкими родственниками»,  - однажды с невозмутимым видом сказал мне дедушка. Какое-то время я в это верил.)
        Неловкую паузу прерывает окрик:
        - Эй! Чау!  - Макка идёт в нашу сторону с другого конца улицы.
        - Я лучше пойду,  - говорю я. Дедушка Байрон так и сидит в кафе, где я его оставил - сейчас я думаю только об этом. Мне нужно идти, хотя бросать Пая и неохота.
        - Нет, не уходи! Я тоже не хочу его видеть.
        Но я уже принял решение. Прежде чем уйти, я пристально смотрю на Пая:
        - Завтра в то же время? На том же месте?
        Он широко улыбается и кивает. Потом отворачивается и ждёт Макку - даже если совсем и не рад этой встрече.

        Глава 46

        Я стою около дома ветеринара, и до меня постепенно доходит, какую невероятную глупость я совершил, отдав Макке свой мобильный. Я успокаиваю себя (не очень успешно) тем, что он скоро разрядится и Макка всё равно не сможет с ним ничего сделать. Но мне нужно будет получить свой телефон обратно, это я знаю точно.
        Ещё я очень хочу вернуться в свой мир и своё время. Я пока только постигаю идею перемещения между мирами - когда можно установить место и время назначения по своему желанию. Всё это даётся мне с большим трудом. И у вас было бы так. Никто не рождается с интуитивным умением путешествовать по временным измерениям. Во всяком случае - пока. Есть ещё и элемент риска. Я постоянно куда-то влезаю, делаю что-то тайком, вру, прячусь, ворую вещи - и это сводит меня с ума не меньше, чем путешествия во времени. (Поверьте, одних путешествий во времени уже было бы достаточно.)
        Я жду, пока Макка в сопровождении Пая отойдёт подальше,  - и вот на Честертон-роуд пусто. Тогда я направляюсь в бункер под его/своим домом.
        Не забудьте: несколько часов назад, но на тридцать лет вперёд в будущем я едва успел скрыться от Грэма, который выламывал дверь в этот самый бункер.
        Тогда мне в голову пришла прекрасная идея - спастись от неотвратимой опасности с помощью машины времени. Прекрасная идея, хитрая… и очень глупая. Ведь теперь я сижу перед ноутбуком, и мне _некуда_деваться_.
        Даже думать нечего о том, чтобы вернуться в момент до своего побега - тут в дело вступает Папин закон о доппельгангерах.
        Помните, да? Я бы столкнулся с самим собой, а это невозможно. Вернуться _после_побега - не сработает в точности по той же причине.
        Остаётся один вариант. Я отверг его, когда Грэм выламывал металлическую дверь. Нужно придумать, где спрятаться в бункере,  - на то, чтобы забраться в укрытие, у меня будет несколько секунд. Я внимательно изучаю планировку маленькой подземной комнаты. Выбирать особо не из чего - есть только одно место, которое хоть как-то подходит. Я ввожу те же координаты и время, из которых совершил побег.
        Я чуть медлю и прокручиваю в голове все возможные ситуации. Что, если Грэм просто поджидает меня у двери? Что, если он запер дверь снаружи? И конечно, главный вопрос: что, если он найдёт меня? Что, если… что, если…
        Иногда, несмотря на все эти «что, если», нужно просто действовать. Я не могу сидеть здесь вечно и сходить с ума от собственной нерешительности.
        Вместо этого я достаю Алана Ширера из ящика, аккуратно засовываю его в карман толстовки, забираюсь в таз, прижимаю к себе ноутбук и нажимаю «ввод».
        Через несколько секунд я возвращаюсь туда, откуда бежал. Я снова слышу, как разлетаются щепки от метлы и колесо на двери со скрежетом поворачивается. Одна последняя деревянная щепка застревает в дверном механизме - в эти спасительные мгновения я успеваю вылезти из жестяного таза, добежать до выключателя и погасить свет.
        - Грэм, будь осторожен! Вдруг там целая банда,  - говорит Грэму Белла, когда он толчком открывает дверь. Вниз от двери ведут всего пять ступеней - под ними я и скрючился.
        Я ведь уже говорил вам, что укрытие у меня так себе? Так вот, всё ещё хуже: ступени сделаны из металлической решётки - как на заводе. Если Грэм посмотрит вниз, то сразу увидит меня: я свернулся в клубок и крепко зажмурился, будто от этого зависит, заметит он меня или нет.
        Приоткрыв глаза, я вижу полоску тусклого света из дверного проёма - она освещает ноутбук и таз. Ноутбук закрыт, но между клавиатурой и экраном горит тонкая линия - питание ещё не отключилось. Видит ли её Грэм? Не знаю. Он пытается пролезть в открытую дверь, согнувшись,  - там слишком низко, и ему не распрямиться. Его ноги стоят прямо надо мной.
        - Эй?  - говорит он.  - Я знаю, что вы здесь. Лучше выходите, если не хотите неприятностей!
        Он испуган - это слышно по голосу. Но его ноги двигаются: он идёт вниз по металлическим ступеням.
        - Не ходи туда, Грэм. Вернись обратно, милый. Он останавливается, и мне в голову приходит одна мысль. Я беззвучно достаю Алана Ширера из кармана и мягко опускаю на пол. Хомяк пробегает по полу в луче света и прячется за жестяной таз. Он был на виду одну секунду, но этого достаточно.
        - Боже мой, Белла. Там внизу крысы!
        «Ага,  - думаю я про себя.  - Крысы для детишек»,  - мне кажется, я даже улыбаюсь, вспоминая злую фразу Карли.
        Белла говорит уже резко:
        - Грэм, выходи оттуда! Ты подцепишь что-нибудь, если они тебя укусят.
        Он идёт обратно по лестнице, и я слышу, как он отвечает Белле:
        - Ты права, милая, мы вызовем полицию.
        - И позвоним в муниципалитет. Нам нужна служба дезинфекции.
        Хлопает дверь между кухней и гаражом - и только сейчас я понимаю, что всё это время почти не дышал.
        Я беру Алана Ширера на руки и через несколько мгновений уже выхожу из бункера, пробегаю по дорожке, подхватив перчатку, и устремляюсь к закусочной, где меня ждёт дедушка Байрон. Я захожу туда, делая вид, что ничего не случилось. Надеюсь, дедушка ничего и не заметит. Да и что он может заметить? Я выгляжу абсолютно нормально.
        - Батюшки мои, что такое с тобой произошло? Понятно. Я ошибся в прогнозах. Дедушка Байрон не сводит с меня глаз. Потом смотрит на часы:
        - Тебя не было почти двадцать минут,  - говорит он.  - Долго искал перчатку?
        Я моргаю и показываю ему перчатку:
        - Угу. Но нашёл в итоге.
        «Ого,  - думаю я.  - Двадцать минут!»
        Для меня прошло несколько часов, а для дедушки Байрона я отсутствовал всего двадцать минут. Вот только… эти часы всё равно _должны_были пройти. Они прошли для меня, поэтому должны были пройти и для дедушки.
        Но _когда_?
        У меня нет на это ответа. Как что-то может произойти, но при этом _не_произойти?
        Я прокручиваю это в голове, пока дедушка Байрон забрасывает меня вопросами:
        - Где ты был? Я уже собирался идти тебя искать, приятель. С тобой всё в порядке? Ты ужасно выглядишь. Что случилось?
        На стене закусочной висит большое зеркало, и я смотрю на своё отражение. Ладно, _не_так_и_плохо_я выгляжу. Пожалуй, немного взъерошенный, на лице следы от грязи и песка после схватки с Паем, нужно помыть руки, а ещё я промочил ноги в волнах на пляже. Да, признаю, вид у меня действительно не очень.
        - Я… ну… Сначала я не мог найти перчатку, а потом бежал обратно и споткнулся…
        - А что с ногами? Они же насквозь мокрые!
        - Лужа? Я… э-э-э… наступил в лужу.
        Если дедушка и понимает всю нелепость моих слов - на улице солнечно и сухо, какие могут быть лужи,  - то никак этого не показывает. Он очень внимательно смотрит на меня и медленно жуёт картошку. Потом говорит, поморщившись:
        - Фу. Всё остыло. Пойдём отсюда.
        Я бы так хотел, хотел, _хотел_рассказать дедушке Байрону, что совсем недавно видел папу. Но я не могу. Поэтому я молчу, да и на заднем сиденье мопеда особо не поговоришь. Одна мысль в моей голове вытесняет все остальные: я должен унести машину времени, пока строители не начали работы в доме Беллы и Грэма. А это может произойти уже завтра.
        Так или иначе - сегодня ночью я вернусь в Кальверкот.

        Глава 47

        То же такси, в то же время - и на этом мои сбережения заканчиваются, даже те пять фунтов, которые мне дал сегодня дедушка Байрон. Он иногда даёт мне деньги просто так.
        И сейчас со мной Карли.
        Я знаю, это не лучший вариант, но вариантов у меня, по сути, _нет._Мне нужно было двадцать фунтов на такси, и я знал, что Карли сможет мне с этим помочь.
        - Сегодня ночью,  - проговорил я загадочным голосом, заглядывая к ней в спальню. Но это не произвело должного эффекта: она сидела в наушниках и не услышала меня.
        Я зашёл и дотронулся до её плеча - от неожиданности Карли даже подпрыгнула. Она обернулась ко мне:
        - Ради всего святого, Ал…
        - Сегодня ночью,  - повторил я, и злость на её лице сменилась восторгом.  - Сегодня новолуние, так что ночью мы отправляемся в Кальверкот.
        - Что мне нужно взять с собой?
        - Ну, мне не хватает двадцати фунтов на такси. Но понадобятся и некоторые другие вещи. Нужны свечи, зажигалка и…  - я придумал это на ходу,  - зеркало.
        - Зеркало?
        - Да. Встречаемся внизу в двенадцать тридцать. Весь остаток воскресного вечера мы старательно избегали друг друга. Мама и Стив идут спать в обычное время, и в двадцать пять минут после полуночи я слышу, как Карли открывает дверь своей комнаты и тихонько спускается по лестнице.
        В двенадцать тридцать мы сидим в такси. Только сейчас Карли снимает с себя капюшон, и я вижу, что она подготовилась по полной программе: чёрная помада и прочее - настоящая девушка-гот. Я молчу, но она всё понимает по моему выражению лица.
        - Что?  - спрашивает Карли.  - Думаешь, это перебор?
        - Нет. Не то чтобы. Ты, наверное, хотела порадовать папу, да?
        Она смотрит на меня с недоумением, а я показываю глазами на водителя. Карли мне подыгрывает:
        - О да. Да. Для папы. Конечно,  - и потом она молчит всю дорогу и слушает музыку в наушниках.
        Когда мы добираемся до места, я плачу водителю и прошу его подождать полчаса. Мы подходим к островку кустов перед моим бывшим домом.
        - Что теперь, Ал?
        Мне нужно её чем-то занять, пока я буду ходить туда-сюда и выносить оборудование из бункера.
        - Ты взяла с собой зеркало?
        Она достаёт из кармана маленькое зеркальце.
        - Отлично. Зажги свечу и поставь зеркало так, чтобы она в нём отражалась,  - это, конечно, полная ерунда, но вроде бы именно так проходят спиритические сеансы.  - А мне пока нужно забрать некоторые папины вещи из дома.
        - Вещи? Какие вещи?  - встревоженно спрашивает Карли.
        - А… просто всякие компьютерные штуки.
        - Так почему эти вещи до сих пор здесь?
        - Они были спрятаны. Но теперь мне нужно их забрать, понимаешь, потому что… просто нужно,  - неубедительно, знаю, но Карли это устраивает - она кивает с серьёзным видом. И я добавляю:  - Эти вещи были для него ценны. И потому нам без них не обойтись. Они пропитаны его аурой.
        Карли медленно кивает, она уже поставила свечу перед зеркалом и зажгла её.
        - Сфоткай меня, Ал - давай! Я размещу это на «Фейсбуке»,  - она протягивает мне свой телефон, садится около композиции, скрестив ноги, и с удовольствием позирует, пока я фотографирую.
        - Отлично!  - я уже отдал ей телефон, и она довольна.  - Отправлю тебе это фото!
        На дорожке возле дома темно и чего-то не хватает. Там, где обычно стоит «Шкода», сейчас пусто. Их нет дома! Грэма и Беллы нет дома, и это здорово.
        Это значит, мои шансы на успех растут. С другой стороны, если их нет дома в час ночи, они могут с минуты на минуту вернуться и поймать меня с поличным в своём гараже.
        У меня нет времени на размышления, так что я заглядываю в щель между створками ворот - и еле сдерживаю стон отчаяния. Вот она, «Шкода»  - припаркована прямо над досками на спуске в подвал. Я никак не смогу попасть в бункер. Хотя…
        Я залезаю в гараж и пробую ручку водительской двери - машина открыта. Я распахиваю створки гаражных ворот и думаю, как вывезти её отсюда. Я могу снять её с ручного тормоза, поставить на нейтральную передачу и тихо вытолкать из гаража - дальше она сама покатится по наклонной дорожке к улице. Но я никак не смогу при этом ею управлять. Она может чуть отклониться и не вписаться в проём ворот или же покатиться дальше по улице и во что-нибудь врезаться. В общем, один человек должен толкать машину, а второй - сидеть за рулём.
        Так Карли становится моим сообщником в не совсем настоящем угоне машины.
        Я сажусь на место водителя, а она толкает автомобиль спереди. Очень медленно мы выкатываемся из гаража. На дорожке я регулирую скорость педалью тормоза, потом останавливаюсь и ставлю машину на ручник. Всё это время я смотрю на окна наверху и боюсь увидеть в них свет.
        Карли уже вне себя от любопытства и страха. А тут я ещё начинаю поднимать доски над подвалом.
        - Ал! Что ты…
        - Ш-ш-ш,  - я резко прерываю её.  - Просто помоги мне,  - и, справедливости ради, она действительно помогает.
        Вдвоём мы справляемся быстрее, и уже через пару минут я поворачиваю колесо на двери в бункер - она открывается, выпуская затхлый воздух.
        Карли заглядывает внутрь и с свистом говорит:
        - Кру-у-у-то-о-о!
        Но времени стоять и восхищаться у нас нет.
        - Держи,  - говорю я и кладу ей в руки ноутбук с проводами,  - отнеси это наверх и возвращайся.
        Она уходит, а я тем временем поднимаю жестяной таз: он не слишком тяжёлый - просто очень громоздкий. Запыхавшаяся Карли уже здесь, и мы вдвоём вытаскиваем таз из бункера и ставим на пол гаража рядом с компьютером.
        Мы кладём доски обратно и переносим таз со всем его содержимым к такси. Нам остаётся только дотолкать машину до гаража и поставить её на место.
        Вы когда-нибудь пробовали толкать машину в горку? Она весит целую тонну. То есть действительно тонну. Нет, правда, именно столько. На этот раз за рулём сидит Карли: как только она отпускает ручной тормоз, машина катится назад, несмотря на все мои усилия. Я налегаю на неё всем телом, и мне удаётся её остановить, но вперёд она не двигается, как я ни стараюсь.
        И в этот момент я вижу, что в окне наверху загорается свет.
        Это лишь узкая жёлтая полоска между шторами, и я понимаю, что Карли её не видит. Я сажусь на корточки за машиной и лихорадочно барабаню по заднему стеклу. Всматриваюсь - и у меня замирает сердце: Карли опять воткнула наушники и ничего не слышит. Свет уже включился и внизу - _но_она_всё_равно_ничего_не_замечает_! Я пробираюсь к пассажирскому сиденью, снова стучу в окно, и тут дверь в дом распахивается: на пороге возникает силуэт Грэма. Карли испуганно смотрит в его сторону, оборачивается и ищет меня взглядом.
        Я слышу _щелчок_центрального замка. Грэм закрыл Карли в машине своим ключом на брелоке! Я немного отползаю от дорожки - за машиной и изгородью меня не видно.
        - Белла!  - кричит Грэм в дом.  - У нас тут воришка!  - он идёт к машине, запахивая халат, и заглядывает внутрь.  - Ой. Ещё и очень юный к тому же. Что на это скажет полиция, хотел бы я знать. Это ты залезала сегодня в наш подвал, да?
        Я занял относительно безопасную позицию и наблюдаю за тем, как разворачивается ситуация. Грэм достаёт мобильный и звонит в полицию:
        - Пятнадцать минут? Это довольно долго для срочного вызова… Что ж, нет, опасность никому не угрожает, нет… Я как раз успею одеться…
        У меня есть идея, но я не уверен, что справлюсь. Белла стоит у окна спальни наверху, но меня не видит. Не видит меня и Грэм: я проскальзываю за машину, а потом - пока он шаркает в тапочках по дорожке и высматривает, не едет ли полиция,  - шмыгаю за его спиной в открытую входную дверь.
        Я вырос в этом доме, так что точно знаю, куда идти. Сразу за входной дверью по правую руку будет туалет - там я и прячусь, когда Грэм заходит обратно.
        Держу пари, что никто не носит ключи от машины в кармане халата.
        К счастью, я слышу, как ключи _звякают_о столик у двери, а потом шаги Грэма удаляются - он идёт вверх по ковровым ступеням.
        - Будут через четверть часа, милая,  - говорит он Белле.  - Я закрыл эту маленькую негодницу в машине. Ей едва ли больше пятнадцати.
        Я выхожу из туалета, беру ключи так тихо, как только возможно, и медленно-медленно открываю входную дверь. Я знаю способ тихо прикрыть эту дверь: нужно только придержать её за ящик для писем.
        Я вижу, что Карли застыла в ужасе. Она пристально смотрит на меня. Я почти нажимаю кнопку на брелоке, чтобы выпустить её, но в последний момент спохватываюсь. Машина откроется со звонким _«бип»_. Я поворачиваюсь, вставляю ключ от дома в замочную скважину, запираю дверь, но ключ не вынимаю. И только потом нажимаю кнопку брелока. Машина мигает фарами, и вот оно, короткое _«бип»_ - эхо разносит его по ночной улице.
        Карли выскакивает из машины, я уже рядом, и мы вместе убегаем по дорожке. Полуобернувшись - чтобы моего лица не было видно,  - я смотрю на Грэма: он яростно стучит в окно спальни. Через несколько секунд он уже колотит по входной двери.
        Сейчас он догадается выйти через заднюю дверь в гараж. Но мы уже добежали до такси, я знаком показываю Карли: «Притормози и веди себя спокойно», она всё понимает, и мы садимся в машину.
        Мы уже подъезжаем к прибрежной дороге, когда Карли поднимает руку, предлагая мне дать ей пять. Я шлёпаю по её ладони.

        Глава 48

        К двум тридцати ночи мы поднимаем все вещи в мою комнату. Всё это время мы почти не разговаривали, хотя по выражению лица Карли понятно, что она хочет сказать мне многое.
        Проблема в том, что я едва держусь на ногах от усталости. Но её это вряд ли остановит.
        - Ал,  - начинает Карли,  - я не дурочка.
        Она с сердитым видом стоит около стола в моей спальне. Что я тут могу ответить? Я просто пожимаю плечами, подразумевая: «Я такого и не говорил».
        - Ты вообще собираешься рассказать мне, что всё это значит? Взлом и проникновение, кража…
        - Это не кража. Эти вещи принадлежали моему папе.
        - По твоим словам. Ты запер этого типа в его же доме - наверняка это тоже незаконно. Во что ты ввязался, Ал? И не надо снова выдумывать, что ты хотел выйти на связь со своим умершим папой - как я уже сказала, я не дурочка,  - она смотрит на меня убийственным взглядом и добавляет:  - Я в любой момент могу рассказать обо всём твоей маме.
        - Ты не посмеешь.
        - Серьёзно? Я не посмею рассказать, как ты впутал меня в ограбление дома? Как ты воспользовался моей духовностью…
        (Насколько я могу судить, вся «духовность» Карли сводится к прослушиванию эмо - простите, готической - музыки и просмотру фильмов саги «Сумерки»[36 - «Сумерки» (англ. Twilight)  - известная книга американской писательницы Стефани Майер и одноимённый фильм.]. Стоит заметить, мой мир теперь куда интереснее любого фильма.)
        - …чтобы, чтобы… цинично обмануть меня, выманить у меня двадцать фунтов и сбежать, когда меня запер в машине какой-то ненормальный?
        - Сбежать? Я вернулся _вытащить_тебя. Я тебя _спас_!
        Она снова повторяет:
        - По твоим словам. Тебе ещё придётся как-то объяснять, что всё это украденное оборудование делает в твоей комнате. И я уверена, что Асиф из такси «От А до Я» с радостью поможет нам восстановить истину.
        Мы смотрим друг на друга долгие двадцать секунд. Вопросов, конечно, нет: она победила.
        - Можно я расскажу тебе утром? Я ужасно устал.
        - Нет. Ты расскажешь всё прямо сейчас.
        Я вздыхаю:
        - Тогда лучше присядь.

        Глава 49

        Я проспал: когда я спускаюсь, дедушка уже ждёт меня внизу, чтобы отвезти в школу. Мама и Стив ушли на работу, Карли тоже нигде не видно.
        (Кажется, мой рассказ о путешествиях во времени не совсем её убедил. И неудивительно. Но она заинтригована - и пока этого достаточно, чтобы купить её молчание. Но скоро придётся представить ей доказательства, иначе мне крышка. И она не в восторге от того, что плакали её двадцать фунтов.)
        Дедушка Байрон смотрит на меня и, качая головой, говорит:
        - Батюшки святы! Что с тобой такое?
        Наверное, я выгляжу не очень. Я спал всего три часа, да и те плохо. Меня знобит, я очень бледный и ещё даже не успел надеть школьную форму - на мне небрежно болтается халат.
        - Вид у тебя, словно ты призрака встретил! Как ты себя чувствуешь? Как твоё пузо?
        Он имеет в виду мой живот. Опять эти его старые словечки на джорди.
        - Так себе, если честно.
        Это мой шанс не ходить в школу. Для верности я говорю хриплым голосом. Но, по правде говоря, самочувствие у меня действительно неважное. Дедушка Байрон оттягивает мне вниз веки, потом заглядывает под верхнюю губу и проверяет, как пахнет у меня изо рта. В итоге он объявляет, что я «определённо в дисбалансе», и назначает мне лекарство. Он называет его «огненный поссет»[37 - Поссет - традиционный британский напиток из молока с пряностями, который подаётся горячим. Раньше к молоку добавляли вино или пиво и лечились этой смесью от простуды.].
        Скоро кухня наполняется ароматами специй: я узнаю только кардамон и корицу, но их намного больше, потому что дедушка уже успел сбегать в бангладешскую лавку. В результате получается смесь под названием «огненный поссет»: тёплая, со сладким молочным вкусом. Я делаю глоток - и мне сразу становится чуть получше.
        - Вот видишь! Как всё-таки важен баланс!  - он поглядывает на меня.  - Я вот только недавно говорил об этом твоему отцу,  - дедушка сидит с задумчивым видом, но снова украдкой бросает на меня взгляд. Он хочет удостовериться, что я слушаю.
        - Папе? Что ты хочешь этим сказать?
        - Ровно то, что уже сказал. Твой отец ушёл из этой жизни, но это не значит, что он забыт.
        - Конечно, нет!
        - Что ж. Представь, что ты можешь использовать силу разума и выйти за пределы времени, Ал.
        Благодаря мистеру Эйнштейну, в честь которого тебя назвали, весь мир знает, что время относительно: оно может течь по-разному - в зависимости от того, что ты делаешь.
        Значит, дедушка знает. Или, во всяком случае, что-то знает.
        Таких совпадений не бывает.
        Я ничего не говорю - сейчас это кажется самой безопасной тактикой. Мысли лихорадочно крутятся в моей голове. Я думаю о папином письме - он цитировал слова Эйнштейна про ладонь на горячей плите и про минуту, которая тянется бесконечно. Глоток за глотком я пью пряное молочное снадобье.
        - Мудрецы Шри Кальпаны узнали об этом много-много лет назад, Ал.
        Ах вот оно что. Старая добрая «Шри Кальпана». Бесценная книга дедушки Байрона, которую я так и не дочитал. Вот она - выглядывает из кучи вещей на кухонном столе. Я снова ничего не говорю.
        - Тайны Вселенной бессчётны, Ал. И их разгадки нужно искать внутри себя, а не вовне. Твой отец, а теперь и ты, как я понимаю,  - он делает паузу и чуть прищуривается,  - вы оба пытаетесь подчинить чудеса мира физическим законам, а это ни к чему хорошему не приведёт.
        Мне нравится слушать рассуждения дедушки Байрона, но иногда они становятся слишком мудрёными. Я словно продираюсь сквозь глухую чащу слов в поисках полянки смысла. Сейчас он видит, что я уже сбит с толку.
        - Я знаю, чем ты занимаешься, Ал. Я не дурачок. Похоже, идея о том, что я считаю всех вокруг глупыми, витает в воздухе.
        - Я никогда такого и не говорил,  - я выбираю позицию защиты, и дедушка это понимает.
        - Не надо хитрить со мной, мой юный друг. Я пытаюсь тебе помочь. Моя книга, которую ты так и не прочитал, была дана тебе в помощь.
        Я с обидой отвечаю:
        - Прости. Я старался, но дело в том, что её…
        - Сложно читать? Будь уверен. Но не так сложно, как понять, почему ты готов рискнуть всем ради нелепой авантюры своего отца.
        Я не свожу глаз с дедушки Байрона и не знаю, что сказать в ответ. Конечно, я понимаю, к чему он клонит, и мне это очень не нравится. Я чувствую, что меня загнали в угол: дедушка спокоен и, безусловно, прав. Нет смысла спорить с тем, что это _действительно_нелепая авантюра. В лучшем случае - просто очень опасная. Терпеть не могу, когда взрослые так делают. Мне остаётся только одно - я попробую переломить ход спора, перейдя в наступление. Сердито глядя на дедушку, я спрашиваю:
        - Ты прочёл моё письмо, да? То, что написал мне папа?
        Не отвечая прямо, он подходит к кухонному столу и садится напротив меня:
        - Одна из самых трудных вещей в жизни, Ал,  - это принять то, что причиняет боль, осознать это, пережить и продолжить свой путь. И нет, я не читал твоё письмо. Но предположу, что оно связано с исследованиями твоего отца в области, как бы это назвать получше, путешествий во времени?
        - Даже если так, то что?
        - Только то, что ты волен следовать зову своего сердца. Но это не всегда самое мудрое решение.
        - А что, если бы у меня был шанс спасти папу от смерти, а? Ты не хотел бы этого?  - от обиды я повышаю голос, но дедушка Байрон сидит с невозмутимым видом, и это ещё больше злит меня. Он лишь качает головой и говорит:
        - Смерть, Ал,  - это не конец. Как говорится в «Шри Кальпане»: «Живи настолько полной жизнью, чтобы смерти, пришедшей как вор под покровом ночи, было уже нечего у тебя украсть».
        - То есть мне просто ничего не делать? Получив такую возможность, просто _ничего_не делать? Ты вообще слышишь себя? Ты сидишь здесь и изливаешь эту так называемую мудрость, будто ты, будто ты… Йода или вроде того. А папа всё так же мёртв - и ты не хочешь ничего с этим делать!
        У меня горят щёки и дрожит голос, но я не плачу. (Слёзы придут потом.)
        Дедушка Байрон только задумчиво моргает и тянется к своей драгоценной книге:
        - Но ты не можешь отменить то, что уже произошло, Ал. Тебе кажется, что можешь, но это не так. Тебе кажется, что ты можешь изменить свой мир, вернувшись в прошлое и исправив его, но так ты просто создаёшь другой мир и живёшь в нём вместо прежнего. Сбежать от реальности не значит изменить её.
        - Хорошо, пусть так - я хочу сбежать.
        - Не делай этого, Ал. Это не принесёт тебе счастья.
        - Как же так? Как так?  - я едва могу говорить, так я зол.  - Ты даже не хочешь снова увидеть папу?
        - Но я могу, Ал, когда…
        - Когда что? Когда медитируешь, так? Тогда ты можешь _представить_его? Можешь _подумать_о нём? Боже ты мой, и я могу это сделать. Все могут это сделать! Но _увидеть_его по-настоящему? Неужели ты бы этого не хотел? Знаешь, а я его уже видел. Ясно тебе? _Уже_видел. И увижу ещё.
        - Не делай этого, Ал. Пожалуйста, ради всего святого. Просто. Остановись. Ты играешь с вещами, которых… которых…
        - Которых что? Которых я не понимаю? А ты всё понимаешь, о великий мудрейший индийский мистик? С меня хватит. Ты и эта твоя «Шри Кальпана»  - просто тарабарщина для тех, кто не может справиться с реальной жинью. Забери свою книгу. Забирай и уходи сам.
        Дедушка Байрон больше ничего не говорит. И это последнее, что говорю ему я. По его лицу видно, как сильно он обижен: он берёт старую книгу и молча выходит из дома. Я слышу, как его мопед со скрипом заводится и тарахтит по улице. Но - если хотите знать - я не плачу и сейчас. Я лихорадочно думаю, что мне теперь делать.

        Глава 50
        Что я могу сделать, имея машину времени

        Я задумываюсь об этом и понимаю, что возможности безграничны. Только представьте, каких несчастий можно избежать и сколько бедствий предотвратить, если только набраться смелости отправиться назад в прошлое и совершить правильные поступки.
        Я забавляюсь разными сценариями:

        1. Я мог бы убить Гитлера. Не могу поверить, что раньше это никому не приходило в голову (всё-таки, наверное, приходило). Я мог бы перенестись в 20 апреля 1889 года в Австрию и убить маленького Адольфа Гитлера: он родился в этот день в городке под названием Браунау-ам-Инн в гостинице «Поммер». (Знаю: выглядит так, будто я специально изучал этот вопрос.) Разве не прекрасная идея? Вот только я не уверен, что смог бы убить младенца - даже зная, что он вырастет в Адольфа Гитлера и будет повинен в смертях миллионов. Как бы я сделал это? Я бы внезапно возник, например, в столовой, подошёл к портье и спросил: «Где тут у вас малыш Гитлер?» Допустим, я бы понял ответ на немецком и меня бы не успели схватить испуганные постояльцы - а что делать дальше? Вбежать в комнату с криком: «Умри, будущий кровожадный диктатор!» и вонзить в младенца острый нож, который я прихватил в столовой? Нет. Я не смог бы этого сделать. И что сказала бы мама малыша? Я бы не смог скрыться, меня бы задержали и повесили. А жестяной таз машины времени так и остался бы стоять в австрийской столовой XIX века.

        2. Остановить Первую мировую войну. Ладно, это попроще. Говорят, что начало Первой мировой войне положил стрелок-одиночка Гаврило Принцип - он застрелил австрийского эрцгерцога Франца Фердинанда и запустил этим цепную реакцию событий. Хорошо, я мог бы отправиться туда, где это случилось 28 июня 1914 года - к магазину «Деликатесы Шиллера» в Сараеве. Я бы встал рядом с Принципом в дверном проёме, дождался, пока он достанет пистолет, и толкнул его руку - чтобы он промахнулся. Но что если бы он попал в кого-то другого? Или направил пистолет на меня?

        3. Считается, что Первая мировая война привела ко Второй, которой иначе бы не случилось, и мне даже не пришлось бы убивать Гитлера. Но папа говорил, что компьютерные технологии шагнули далеко вперёд, когда мы планировали бомбардировку Германии (или, наоборот, защищались от немецких бомбардировок - этого я точно не помню) и занимались дешифровкой секретных немецких сообщений. Выходит, не случись Второй мировой войны - могло бы и не быть компьютеров, а без компьютера папа не создал бы свою машину времени. Так что всё это неоднозначно.

        4. Вот хороший вариант. Я могу отправиться на неделю назад и купить лотерейный билет, уже зная выигрышный номер. Потом получу наличные и вернусь с ними обратно сказочно богатым. А знаете, это звучит неплохо. Единственная загвоздка в том, что мне не продадут лотерейный билет из-за возраста; _и_снова встаёт вопрос с доппельгангерами. Но эту идею стоит запомнить.

        А пока передо мной стоит чёткая задача, и чтобы выполнить её, мне нужно собрать машину времени в своей спальне.

        Глава 51

        Никогда до сих пор я не ссорился с дедушкой Байроном. Никогда.
        Не могу забыть, с каким отчаянием он уговаривал меня не продолжать путешествия во времени.
        Я хочу позвонить ему и извиниться - и не могу найти свой телефон.
        _Телефон,_который_я_оставил_в_1984_году._
        Мне становится не по себе. Ведь с телефоном могло случиться всё что угодно. У меня холодеет внутри. Что, если Макка его потерял? Или отдал кому-то? Если бы мне в руки попало устройство, которое появится только тридцать лет спустя в будущем, соблазн похвастаться им был бы велик - несмотря на любые обещания.
        У себя в комнате я достаю жестяной таз из-под кровати и беру в руки ноутбук. Я нервничаю сильнее, чем в первый раз.
        Наверное, потому, что сейчас я пытаюсь настроить машину времени самостоятельно. В прошлые разы всё было установлено заранее. Я просто вводил цифры и нажимал «ввод». Но теперь, когда я за всё отвечаю сам, то снова осознаю, сколько всего может пойти не так.
        Я слышу, как хлопает входная дверь. Слишком рано для мамы или Стива, поэтому я кричу вниз:
        - Карли?
        - Нет, это я,  - отвечает мама.  - Спускайся, Ал, мне нужно с тобой поговорить.
        Хм. Мне не понравилось, как это прозвучало.

        Вот теперь это Полный Провал. И у меня Большие Неприятности.
        Расскажу вам очень коротко: у меня только что произошла ссора с дедушкой Байроном, из-за которой я сильно переживаю, а теперь грядёт ещё один скандал.
        Как бы старательно я ни скрывал лицо прошлой ночью, Грэм с Честертон-роуд всё-таки узнал меня и позвонил сегодня маме на работу.
        Но этим дело не ограничилось: у Стива есть друг - преподаватель, который сидит без работы и подрабатывает в такси «От А до Я» в Ашингтоне. Водитель Асиф, конечно же, рассказал всем историю о подростках, которые по ночам ездят в Кальверкот. Друг Стива рассказал Стиву, Стив позвонил маме - и бум!
        Я узнаю всё это в первые пять минут разговора с мамой, потом приходится дождаться Стива с работы и ещё Карли - и у нас происходит Большой Домашний Совет.
        В такой ситуации я пытаюсь сделать лишь одно - не выдать папину тайну и успеть выполнить его просьбу.
        По-моему, сказать домашним, что я строю машину времени,  - довольно смелая стратегия.

        Глава 52

        Мой расчёт таков: эту нелепую и абсурдную историю спишут на то, что двенадцатилетний мальчик просто помешался на компьютерах и очень хотел добиться признания в школе, что-то в таком духе.
        Нет абсолютно никаких гарантий, что это сработает,  - скорее наоборот.
        - Итак. Давайте разберёмся,  - говорит Стив. Он сидит за столом напротив нас с Карли, а мама стоит за его спиной, ломая руки. Мне её немного жаль. Кажется, она думает, что я свихнулся.  - Вы дважды посещали Кальверкот посреди ночи…
        - Один раз,  - поправляет Карли.  - _Я_ездила один раз. Он - два.
        На самом деле три, но не буду же я признаваться в том, что сидел за рулём мопеда дедушки Байрона,  - тем более меня об этом и не спрашивают.
        - Да! Да! Да! Я дважды был в Кальверкоте!
        Изображать чокнутого непросто. Нужно постараться не переигрывать. Мама хмурит брови - как всегда, когда расстроена или беспокоится,  - и я чуть убавляю звук.
        - И ты украл, что там, ноутбук и садовый таз?
        - Я не крал их. Они принадлежали папе! Я просто взял нашу собственность.
        - Э-э, милый,  - мама садится за стол и берёт меня за руку. Она качает головой.  - Какие бы вещи ни лежали там внизу, они _уже_не наши. В этом доме больше нет наших вещей, и ты не можешь вторгаться туда и брать то, что тебе не принадлежит.
        - Завтра всё это едет назад,  - сухо резюмирует Стив.
        - Но это моя машина времени!  - взвываю я.  - Если правильно ввести координаты, компьютер произведёт расчёты и искривление пространства-времени затронет всё, что находится в тазу. Честное слово!
        Это же гениально! Я говорю чистую правду, но все они - кроме, может быть, Карли - считают, что я выдумываю. А Карли всё это уже, конечно, слышала и, будучи готкой, _могла_наполовину мне поверить. Если машина времени уедет обратно завтра, то всё в порядке: мне осталось совершить всего лишь одно путешествие. Я настолько уверен в успехе разыгранного спектакля, что в конце немного перегибаю: закатываю глаза и тяну:
        - Да-а-а-а!
        Я поторопился.
        - Завтра?  - говорит мама.  - Ты, наверное, шутишь, Стив. Всё это поедет обратно сегодня же.
        Прямо сейчас,  - она встаёт.  - Пойдём, Ал, поможешь мне спустить этот дурацкий таз. Как только вы ухитрились затащить его наверх, не разбудив меня,  - представить не могу. И вы оба едете со мной, чтобы извиниться перед Грэмом и Беллой. Вам крупно повезёт, если они не выдвинут против вас обвинения.
        Я обхожу стол и обвиваю маму руками, а она обнимает меня в ответ.
        - Мне жаль, что так вышло, мама,  - говорю я, и это действительно так. Я вижу, что она расстроена, но ведь ей предстоит снова стать счастливой, когда я спасу папу. Для верности я ещё раз обнимаю её и говорю:
        - Я люблю тебя, мама.
        Я очень рад, что всё-таки сказал это,  - с учётом всего того, что случится дальше. А дальше я обнимаю маму в последний раз и со всех ног бегу к себе в комнату.
        Мама только встаёт из-за стола, а я уже в комнате. А к тому времени, как она оказывается у моей спальни, я успеваю придвинуть к двери кровать, и получается отличная баррикада.
        - Ал? Ал?!  - мама колотит в дверь. Она и волнуется за меня, и ужасно сердится. Скоро к ней присоединяется Стив, который грозно комментирует:
        - Ты делаешь только хуже, сынок.
        Хуже? Куда ещё хуже? Я втиснул свой стул между кроватью и стеной, и теперь уже _точно_никто не войдёт. Нужно постараться не обращать внимания на оглушительный стук в дверь и сосредоточиться на своей задаче. Кажется, я всю жизнь ждал этого момента.
        Сборка идёт быстро. Провода - _сюда_, кабель - _туда_, закрепить болты - _и_всё_готово_! Теперь вставить в розетку и включить…
        - Ал! Ал! Сынок, открой эту чёртову дверь!  - но мне не до него: я наблюдаю за тем, как загружается программа, и слушаю, как тихо шуршит металл жёсткого диска. Мои руки так крепко держат ноутбук, что уже вспотели.
        Цифры прекратили свой бег по экрану, открылось пустое окошко, курсор в нём словно подмигивает мне - нужно ввести строку символов с чёрной коробки и координаты времени и места моего назначения.
        Я действую наверняка. Координаты противорадиационного бункера я знаю наизусть. Что до даты - я ввожу следующий день после того, в котором уже побывал в 1984 году - кажется, не прошлой ночью, а _давным-давно_. И я улыбаюсь самому себе, несмотря на суматоху за дверью и тарахтение дедушкиного мопеда по улице,  - ведь, как справедливо отметил Альберт Эйнштейн, всё относительно.
        Я волнуюсь и надеюсь, что правильно собрал машину времени.
        - Ал! Выходи, приехал твой дедушка!
        А вот это меня расстраивает. Потому что в целом мире есть только один человек, который понимает, что именно я сейчас делаю; это дедушка Байрон, и он будет сильно во мне разочарован. Старательно игнорируя маму, я достаю Алана Ширера из клетки и сажаю в таз - он держит в лапках большой кусок грецкого ореха, пытается запихать его себе в рот целиком и кажется вполне довольным.
        Что ж, я следующий. Я слышу, как что-то со стуком ударяется в окно, но у меня совершенно нет времени об этом думать.
        На этот раз я подготовлюсь лучше. Я лихорадочно закидываю в школьный рюкзак:

        1. Зарядку для телефона - по привычке.
        2. Горсть еды для Алана Ширера.
        3. Зубную щётку с раковины.
        4. Фотографию в рамке - на ней я, мама и папа в день накануне его смерти.
        5. Пачку жевательной резинки.
        6. Яблоко - я давным-давно должен был его съесть, но оно так и лежит на моём столе.
        7. Сменный свитер. Не знаю зачем, но это та вещь, которую обычно берут с собой. Мама была бы довольна. Ну, вот и всё. Хотя подождите…
        8. Папины письма.

        И вот я в тазу: держу рюкзак и ноутбук и нажимаю «ввод», схватившись за ручки.
        А когда картинка перед глазами размывается, я внезапно вижу в окне своей спальни лицо дедушки Байрона. Он взял лестницу у строителей по соседству и приставил её снаружи. Последнее, что я успеваю разглядеть сквозь туман,  - это его доброе старое коричневое лицо, которое сейчас исказила гримаса страха и печали. Губы дедушки сложились большой буквой «о», потому что единственный внук испаряется прямо у него на глазах.
        Я не могу этого вынести. С криком: «Дедушка Байрон!» я выбираюсь из таза, чтобы подойти к окну, но слишком поздно. Туман рассеивается, и я ступаю на пол противорадиационного бункера в 1984 году.

        Глава 53

        В гараже над бункером сегодня тихо. Маленького Стоуки не видно, и даже не играет «Радио 1». Дверь в гараж закрыта, но не заперта. Яркое солнце светит сквозь пупырчатые квадраты окон.
        Я оставляю Алана Ширера в ящике под кроватью. Пай ждёт меня на пляже в том же месте - кажется, до сантиметра. «Точность - это самое важное»,  - я улыбаюсь своим мыслям, спеша к нему. Когда я подхожу, мы просто стоим и смотрим друг на друга.
        Такое ощущение, будто мы смотримся в зеркало. Хотя зеркало не показывает, как именно выглядит ваше лицо,  - вы видите отражение, и оно немного отличается. Так и у нас с Паем - мы, конечно, не одинаковые, но при этом невероятно похожи.
        - Значит, ты пришёл,  - говорит он.  - Выходит так,  - он улыбается.  - В этой одежде ты похож на Рокки[38 - Рокки - Рокки Бальбоа, главный герой американского кинофильма «Рокки» (англ. Rocky) 1976 года выпуска, боксёр. Адриан (далее)  - жена Рокки.].
        - Что за Рокки?
        - Знаешь - Рокки Бальбоа, боксёр? Из фильма?  - он дёргает меня за капюшон толстовки.  - Йо, Адриан, понимаешь, о чём я?  - пародист из него не очень, но я всё равно смеюсь.  - Где ты это взял?
        Я пожимаю плечами:
        - Не знаю. Вроде бы мама купила на «Амазоне»[39 - «Амазон» (англ. Amazon)  - американский интернет-магазин, крупнейший в мире.].
        - Где это?
        - «Амазон»? Это интер… магазин с почтовой доставкой.  - Выкрутился.
        - Каталог? Да, у моего папы есть какой-то. Надо взглянуть. Слушай, с кошкой всё в порядке! Я заглянул к ней по дороге сюда. Мистер Фрейзер считает, что она полностью поправится.
        - Круто,  - отвечаю я. Если честно, я совершенно забыл про кошку - слишком много всего с тех пор произошло.
        Мы некоторое время идём в тишине, а потом я говорю:
        - Мой телефон. Мне нужно его забрать.
        Пай смотрит на меня, но ничего не говорит. Наконец он произносит:
        - Твой что?
        - Мой телефон. Мой мобильный. Мой сотовый телефон. Я вчера отдал его Макке. Он мне нужен, понимаешь?  - я не хочу сомневаться в Пае и начинаю нервничать.
        Он повторяет:
        - Твой _телефон_?
        - Мой…  - чёрт возьми,  - мой _калькулятор_, конечно. С фотоаппаратом. Мне нужно его забрать. Он, гм… на самом деле, он не мой.
        - Ну, с этим могут быть сложности. Но Макка - друг, в конце концов. Почему ты сказал, что это телефон?
        Я не отвечаю. У меня неприятно сосет под ложечкой, будто я очень голоден, а это вовсе не так. Просто услышать, как он называет Макку «другом» после вчерашнего - уже чересчур.
        - Друг, ты говоришь? _Друг_? Друг, который заставляет тебя мучить кошек? Что это за такой друг, а? Не расскажешь? У него мой… мой _фотоаппарат_, и ты даже _не_представляешь_, сколько у меня из-за этого неприятностей.
        Мне нужно перевести дыхание, и я бросаю взгляд на Пая. Кажется, он еле сдерживает слёзы.
        - Ладно, давай пойдём к его дому, что скажешь?  - его голос немного дрожит.
        - Хорошо,  - отвечаю я. И с этого самого момента всё идёт наперекосяк.

        Глава 54
        - Значит, ты знаешь этот дом?  - спрашивает Пай.
        - Типа того. Немного,  - конечно, я не могу сказать ему правду.  - Мама говорит, что хотела бы в нем жить, но папа считает, что дом слишком большой.
        - Это младший брат Макки!
        - Стоуки,  - киваю я при виде маленького мальчика на дорожке дома номер сорок по Честертон-роуд. Моего бывшего дома. Пай снова смотрит на меня с удивлением.  - Я быстро запоминаю имена,  - отвечаю я на его немой вопрос.
        Мы подходим к дому.
        - Здравствуйте,  - говорит Пай маме Стоуки, которая сидит на ступеньке с сигаретой. Её русые волосы завязаны в хвост, и она очень худая.  - Вы… эм-м-м… миссис Макфэдьен?
        Она медленно затягивается сигаретой, смотрит на нас исподлобья и говорит:
        - А кто спрашивает?
        Что ж, даже _я_понимаю, что отвечать так двум двенадцатилетним ребятам - ненормально. Так разговаривают друг с другом разве что гангстеры в фильмах.
        - Я Пай Чаудхари. Я друг Мак… Пола. Из школы. Миссис Макфэдьен нехорошо ухмыляется и смотрит в сторону. Зубы у неё большие и жёлтые.
        - Пай? Как пай с мясом и почками?[40 - Пай (англ. pie)  - разновидность пирога. Он обычно выпекается в форме: тесто выкладывают по дну и бортикам, из него же делается крышка, которой накрывают начинку. Пай с мясом и почками - традиционное английское блюдо.]
        - Ну вообще-то это от Пифа… хотя да, пай с мясом и почками вполне подходит.
        - Поли никогда не упоминал никакого Пая.
        Я перевожу взгляд на моего спутника: наверное, ему обидно это слышать. В этот момент в дверях появляется Макка.
        - Это твой друг, Поли?
        - Я его знаю, мам. Как дела, Чау? У тебя новый дружок?
        Пай смеётся - неискренне, как мне кажется:
        - Это Ал.
        - Привет,  - говорю я.
        - Слушайте, как вы похожи! Вы братья? Близнецы?  - спрашивает мама Макки.
        - Отец и сын,  - отвечаю я с серьёзным видом, но она уже не слушает.
        - Эй, Стоуки, поаккуратней с соком, маленький негодник!  - миссис Макфэдьен бросает окурок на землю и тушит его ногой, потом встаёт и уходит в дом.  - Следи за ним,  - говорит она Макке, кивая в сторону Стоуки.  - Он уже с утра в прекрасном настроении.
        Как только она уходит, Макка подбирает окурок, выуживает из кармана зажигалку и снова зажигает его.
        - И что же привело вас сюда?  - спрашивает Макка, затягиваясь.
        Пай переводит взгляд с меня на Макку:
        - Мы за э-э-э… тем калькулятором. Ал хочет забрать его.
        - Да,  - подтверждаю я, будто это поможет делу.
        - Ну это же не просто калькулятор, правда?  - медленно говорит Макка. Он старается вести себя непринуждённо и даже выпускает колечко дыма.
        - Ну да - само собой,  - отвечаю я,  - но он мне нужен,  - Макка не реагирует.  - Дело в том,  - продолжаю я,  - что это не моя вещь.
        - Что? Хочешь сказать, ты его украл? Ах ты, проказник!  - он снова затягивается остатком сигареты и, ухмыляясь, идёт к нам. Всё это не к добру.
        - Нет, я не украл его, он…
        - Ты только что сказал, что он не твой.
        - Ну да, я просто взял его на время.
        - Как и я. Как и я. К тому же это ведь был честный обмен, разве нет?  - он выдыхает дым прямо мне в лицо - не уверен, что нарочно, но выглядит это именно так. А потом продолжает:  - Кстати, спасибо за подарок, который ты мне оставил.
        Мы с Паем переглядываемся. Я даже не знаю, что хуже: он либо нашёл ноутбук, либо обнаружил Алана Ширера.
        - Какой подарок?  - спрашивает Пай.
        - Необычный электронный подарок от нашего маленького Санта-Клауса. Сначала я подумал, что это ты. Вы двое слишком похожи. Но когда увидел вас вместе, понял, что это именно _он_примерно час назад вышел из моего гаража.
        Я нервно сглатываю: дело принимает оборот, который мне совсем не нравится. Пай смотрит на меня так, словно я в один миг утратил его доверие.
        - И кстати - Ал, верно? Ты открыл мне интересную грань воровства. Непривычную. Обычно люди _забирают_вещи, а ты их _оставляешь_! В моём бункере - кто бы мог подумать!
        Мы идём по подъездной дорожке. Сейчас мы уже у гаража, и Макка настежь распахивает ворота.
        И вот он - стоит на маленьком столике, в лучах солнца кружатся пылинки. Мой ноутбук похож сейчас на рекламный образец. Рядом с ним - чёрная коробка размером с книгу и клубок проводов.
        Хорошо, что хоть Алана Ширера он не нашёл.
        - Вау!  - говорит Пай.  - Это… портативный компьютер?
        - Я бы сказал, что да,  - отвечает Макка,  - но я не знал, что они бывают такими маленькими. Это так?  - Макка обращается ко мне, и я киваю.  - Как его включить?
        Очень неохотно я протягиваю руку и нажимаю на кнопку сзади. Экран загорается.
        - Это самая последняя модель. Из Америки.
        - Ого! Он цветной,  - восхищённо говорит Пай.
        - Вот это да!  - кричит Макка.  - Стоуки, иди посмотри! Это как телевизор.
        Открыта только стартовая страница, на ней земной шар летит в космосе, и я думаю: «Вы точно полюбите Интернет!».
        Стоуки ковыляет к нам так быстро, как только может:
        - Ба! Телик!
        То, что происходит дальше, занимает две секунды, но я вижу всё словно в замедленной съёмке. И это снова относительность.
        Я не могу винить Стоуки: он совсем малыш. Но прокручивая всё это позже в своей голове, я могу вспомнить каждую деталь. Его липкий подбородок, его широкие бледные глаза, его маленький живот.
        Его нетвёрдые шаги.
        Он подходит к низкому столику - и что? Не рассчитывает расстояние? Спотыкается? Как бы то ни было, он задевает край стола стаканом, полным сока.
        Всё содержимое стакана выливается. Прямо на клавиатуру.
        Ноутбук не искрит, не взрывается - нет. Он просто перестаёт работать. Его экран гаснет. Мы стоим и молча смотрим на него.
        Мой путь домой. Путь обратно к маме и дедушке Байрону.
        Отрезан.

        Глава 55

        «Попадание жидкости»  - так это называется в компьютерном деле. Для компьютеров оно фатально. Большинство производителей даже не включают ПЖ в гарантию. Короче говоря, если вы намочили компьютер - ему конец.
        Скорее всего. Но я совершенно забыл про Пая.
        - Быстро,  - командует он Макке,  - принеси мне стакан воды!  - Макка стоит как истукан.  - Быстро!  - и он бежит на кухню.
        Я в полном отчаянии и не знаю, что делать дальше. И уж точно не готов к тому, что сейчас произойдёт. Пай сдвигает чёрную коробку и провода в сторону, хватает стакан и поливает клавиатуру водой.
        - О, здорово, _это_обязательно поможет,  - говорит Макка. А я настолько потрясён, что у меня просто нет слов.
        - Замолчи. Нам нужно смыть липкий сок. Где у него батарея?  - я переворачиваю ноутбук - теперь он стоит на столе, как палатка, и вода начинает вытекать из него.  - Отвёртка. Принеси мне отвёртку! И резиновые перчатки.
        Он отвинчивает крышку батарейного отсека, натягивает резиновые перчатки, которые Макка принёс с кухни, и только потом достаёт промокший аккумулятор.
        - Риск электростатического разряда. Теперь нужен наполнитель для кошачьего туалета. Дайте мне сюда лоток с наполнителем.
        Лоток стоит возле двери на кухню - в нём полно кошачьих какашек, но мне всё равно. Мы с Паем действуем слаженно. Я отбрасываю какашки пальцами, собираю серый песок наполнителя в кучку и опускаю в неё аккумулятор, присыпая его сверху.
        - Это силикон. Осушитель. Наша единственная надежда,  - Макка вопросительно смотрит на нас.  - Он поглощает влагу.
        - А это сработает?  - спрашивает Макка.
        - Понятия не имею. Но шанс есть.
        - У меня его ещё много,  - говорит Макка.  - Засыпь им весь компьютер,  - и он зачерпывает целую горсть.
        - Нет! Там слишком мелкие частицы. Они могут повредить печатные платы.
        Что ж, я думал, что разбираюсь в компьютерах, но Пай опережает меня в этом - даже отставая на тридцать лет.
        - Откуда ты всё это знаешь?  - восхищённо спрашиваю я.
        Пай скромно пожимает плечами:
        - Что-то я видел в «Мире ПК»[41 - «Мир ПК» (англ. PC World)  - американский журнал о компьютерных технологиях, который ежемесячно выходил в печатном виде с 1983 по 2013 год. С 2013 года журнал публикуется только онлайн. При этом в Великобритании с 1991 года действует сеть магазинов с похожим названием: Currys PC World.]. Знаешь его?
        - Что это? Магазин?
        - _Магазин_? Нет, это журнал. Он крутой. Да, компьютеры на аккумуляторах появились недавно, а этот самый передовой из тех, что я видел, но принцип везде одинаков,  - он добавляет ещё наполнителя, и теперь батарея покрыта им целиком.  - Думаю, это ответный удар «Эппл»[42 - «Эппл» (англ. Apple)  - американская корпорация, специализирующаяся на производстве компьютеров, программного обеспечения, включая операционные системы, и прочих электронных устройств. Была основана в 1976 году. (Прим. ред.)]. Хорошая вещь. Мне нравится новый логотип.
        - Ответный удар?
        - Да. В коммерческом плане «Ай-Би-Эм»[43 - «Ай-Би-Эм» (англ. IBM)  - крупная американская компания, которая производит компьютеры, программное обеспечение, электронные устройства. Была основана в 1911 году.] их задавила. Но, может, они ещё придут к успеху. Кто знает?
        В речи и движениях Пая нет ни следа нерешительности, которая сковывала его раньше. Он вдруг стал более уверенным и свободным и полностью взял ситуацию под свой контроль. Это занятно действует на Макку, который теперь стоит и ждёт дальнейших указаний.
        Пай это тоже заметил. Пользуясь возможностью, он говорит:
        - И калькулятор Ала. Верни его,  - Макка колеблется.  - Сейчас же!
        Макка лезет в карман и достаёт мой мобильный:
        - Он э-э-э… он больше не работает. С ним что-то случилось.
        Я забираю у него телефон и щелчком открываю крышку. И ничего. Скорее всего, просто сел аккумулятор, но я не упущу такой шанс.
        - Ты и это сломал,  - говорю я.  - Да что с тобой?
        - Извини,  - запинаясь, произносит он.  - Это просто…
        Пай останавливает его движением руки:
        - Хватит! Пойдём, Ал. Бери лоток. Я возьму компьютер. У меня есть идея. Пойдём,  - он идёт к выходу из гаража. Из ноутбука всё ещё капает вода - и Пай аккуратно несёт его перед собой. Макка собирается идти с нами, но Пай, повернувшись к нему, говорит:
        - Только не ты. От тебя одни неприятности. Пай отворачивается, а я вижу выражение лица Макки. Не стоит унижать подобных людей, думаю я про себя. Да, Пай обрёл уверенность в себе, но хорошо бы при этом не перегибать палку.

        Глава 56

        До недавнего времени я и не думал куда-то незаконно проникать, но теперь это, кажется, вошло у меня в привычку.
        Конечно, я и представить себе не мог, что когда-нибудь заберусь в _школу._Но сейчас школьные каникулы, и вот мы - я и Пай - уже в технической лаборатории Средней современной школы Кальверкота (потом её переименуют в Среднюю школу сэра Генри Перси - это одна из школ, с которыми мы играем в футбол).
        Мы быстро дошли сюда от дома Макки. Высокая ограда, которая сейчас стоит вокруг школы - я говорю о реальном времени,  - исчезла: есть только ворота и низкая стена, через которую мы с лёгкостью перелезаем. На дальнем поле играют дети, но им нет до нас никакого дела.
        - Надеюсь, ты знаешь, что делаешь,  - говорю я, но Пай только кивает - коротко, как папа:
        - Я делал это много раз.
        Я так и несу лоток, чёрную коробку, провода и аккумулятор, но хотя бы вижу, что вода из ноутбука больше не капает.
        Мы обходим здание. Сзади у него большая стена без окон, и в ней проржавевшая голубая металлическая дверь, скрытая от соседних строений деревьями. Дверь закрыта на железный засов, а на нём - массивный навесной замок.
        Пай ставит ноутбук на бетонную дорожку и пальцами вынимает кирпич из самого основания стены. Из углубления он осторожно достаёт ключ и показывает мне:
        - Только я знаю об этом,  - ухмыляется он.  - Ладно, я и мистер Хатсон, сторож. Однажды я случайно его здесь увидел,  - он открывает замок и отодвигает тяжёлый засов.
        Мы попадаем в кладовую, где полно вещей: на полках рядами выстроились чистящие средства, железные вёдра, брезент, всякие штуки для закрепления декораций на школьных спектаклях, инструменты всех видов. В конце кладовой напротив двери, в которую мы зашли, открывается другая дверь - в школьный коридор.
        Я несу лоток за Паем до технической лаборатории. В ней душно и темно, вдоль стен расставлены столы, и ещё один большой стол, под которым стоят табуретки, расположен в центре.
        На этом центральном столе находятся три старых больших компьютера - и между ними паутина разноцветных проводов.
        - Мой Большой Эксперимент,  - объявляет Пай.  - Я хочу связать все шесть компьютеров. Я разработал свою собственную программу, чтобы повысить производительность каждой микросхемы. Теперь при соединении двух компьютеров она увеличится не в два раза, а в четыре, потом ещё в четыре, и ещё. Когда мы свяжем в сеть все шесть, получится невероятно мощная машина!
        Я с сомнением смотрю на три компьютера.
        - Да, пока я соединил всего три. Проблема в микросхемах - их количество ограничено, так что мне приходится…
        - Силикон.
        Пай хмурит брови и качает головой:
        - Что?
        - Это то, что тебе нужно. Силиконовые микросхемы. Они намного прочнее и вмещают больше данных. Кажется, над этим кто-то работает. В Америке скорее всего,  - говорю я, но Пай меня не слушает. Он пытается отодвинуть холодильник от стены.
        - Помоги мне с этим.
        Вместе мы немного сдвигаем холодильник, чтобы вместить между ним и стеной ноутбук - перевёрнутой буквой «V». Пай считает, что тепла, исходящего от задней стенки холодильника, как раз достаточно, чтобы высушить ноутбук. При горячей сушке вода испаряется слишком быстро и может ещё сильнее повредить детали. На всякий случай я придвигаю к источнику тепла и лоток с наполнителем.
        Чёрную коробку и провода я выложил на стол, и Пай разглядывает их:
        - А эта штука зачем?
        - Я думаю, это… гм… дополнительный э-э-э… жёсткий диск?
        - Что? Зачем?
        - Не знаю. Он шёл в комплекте. Не думаю, что его можно открывать,  - я быстро добавляю последнюю фразу, когда пальцы Пая уже тянутся к металлическому зажиму.
        - Да ты только посмотри на него! Эта штука совершенно не подходит к ноутбуку. Вот в этом и проблема «Эппла». В дизайне,  - и тут он задаёт вопрос, который, я уверен, не давал ему покоя:  - И как всё это оказалось в бункере Макки?
        - Я положил эти вещи туда на хранение,  - отвечаю я, собравшись с духом.  - Я же говорил, мои родители смотрели этот дом. Тогда я узнал, что в нём есть подземное, типа, укрытие, и решил, что там мой компьютер никто не найдёт,  - даже мне самому такое объяснение кажется глупым. Оно _и_есть_глупое. Но это лучшее, что я смог придумать.  - Это очень ценные вещи,  - добавляю я. Это звучит неубедительно.
        - То есть ты взломал его гараж…
        - Да нечего там взламывать, он был открыт.
        - Ладно, допустим. Но даже если так…
        - Я не знал, что Макка живёт в этом доме.
        - Конечно. Просто это, я не знаю… странно.
        На этом бы всё и закончилось, но тут я словно со стороны слышу свой собственный голос:
        - Там ещё и мой хомяк!  - и сразу же жалею об этих словах.
        Пай хмурится и закусывает губу - он в полном замешательстве и совершенно не знает, чему верить. Я пожимаю плечами и говорю:
        - Вот так и живём.
        - Что _это_значит?
        - Неважно. Пойдём, продолжим твой Большой Эксперимент.

        Глава 57

        Слушайте, я не хочу сгущать краски, но предположу, что вы никогда не соединяли компьютеры друг с другом с помощью проводов и всего прочего, правда? Не то чтобы я думаю, что у вас не получится. Конечно, получится. Но большинству людей это просто не нужно.
        Да и зачем? То есть связать компьютеры в домашнюю сеть - это проще простого, но сделать это физически: использовать всякие дополнительные детали, материнскую плату (на самом деле две), соединить процессоры, жёсткие диски и всё остальное… Что ж, я бы с таким не справился, а вот Паю это даётся очень легко.
        Я не особо сосредоточен на процессе. И вы бы тоже не смогли сосредоточиться, если бы застряли в прошедшем измерении пространства-времени и возвращение зависело от того, что сохнет за холодильником или лежит в кошачьем лотке. Я то и дело подхожу к ноутбуку, смотрю на него и трогаю - словно это что-то изменит.
        - Мистер Меллинг, учитель информатики? Он пускает меня сюда во время ланча и дал мне всё необходимое для сборки моего собственного компьютера,  - рассказывает мне Пай, а я наблюдаю за ним: он припаивает длинный провод к печатной плате.
        Он показывает в угол комнаты: там стоят телевизионный экран, клавиатура и металлический поднос со всеми внутренними деталями компьютера.
        - Будто бы компьютер умер и его труп вскрыли,  - говорю я.
        Пай смеётся:
        - Да, но этот - живой! Смотри,  - он подходит, подсоединяет кабель и включает компьютер. Несколько секунд спустя на экране загораются слова «БББББАХ!! ОТ ПАЯ ЧАУДХАРИ», набранные печатными буквами.
        - Хочешь сыграть?
        - Ты сделал _игру_?
        - В ней не всё удачно, она иногда глючит: например, когда ты устанавливаешь новый рекорд, то счёт обнуляется, и я пока не понял, как это исправить, но…  - он застенчиво улыбается,  - да. Я написал код для этой игры. Писал целую вечность!
        Кстати, идея у игры неплохая: с помощью кнопок «влево», «вправо», «вверх» и «вниз» на клавиатуре нужно двигать курсором - и уворачиваться таким образом от странного существа вроде медведя с большим ртом, одновременно собирая ящички с призовыми очками. Ладно, даже по сравнению с простейшей «Донки Конг»[44 - «Донки Конг» (англ. Donkey Kong)  - компьютерная игра компании Nintendo, выпущенная в 1981 году - сначала для игровых автоматов. Донки Конг - имя вымышленной гориллы, одного из главных героев игры.], _«БББББАХ!!»_ - полная ерунда, но Паю я, конечно, об этом не скажу. Тем более что нам очень весело, пусть Пай и постоянно выигрывает. В конце концов он признаётся: поведение медведя можно предсказать - генератор случайностей пока работает не очень хорошо.
        - Случайность - то есть именно случайность - очень сложно запрограммировать.
        И всё равно: он сделал эту игру сам. Этот парень - настоящий гений.
        Минут через десять Пай поворачивается к столу в центре комнаты и случайно задевает локтем мой рюкзак. Рюкзак падает, и его содержимое высыпается на пол.
        - Ой, извини,  - говорит Пай и собирает вещи обратно, но внезапно останавливается. Он поднимает семейную фотографию - ту, что я схватил со своего прикроватного столика.
        - Это твои мама и папа?  - спрашивает он, вглядываясь в фото. У меня пересохло во рту.  - Они очень милые. Как их зовут?
        Я много думал, что именно рассказать о себе Паю, но так ни к чему и не пришёл. Дело в том, что это сложное решение. Уже несколько дней я размышляю над вариантами:
        1. Рассказать Паю, что он мой отец, а я пришёл из будущего, которое настанет через тридцать лет. Что я сделал это с помощью примитивной машины времени - творения его собственных рук,  - чтобы спасти ему жизнь. Я знаю, взрыв мозга в таком случае гарантирован, точно? Больше того: если я расскажу ему это, будущее может полностью поменяться. Если он узнает, что сконструировал машину времени, то сможет осуществить это, не знаю, на десять лет раньше или позже или произойдёт ещё что-нибудь - проще говоря, это может на многое повлиять.
        2. Не говорить ему. Ведь мы никогда не знаем всего о человеке, верно? Да, это всё равно что не поделиться с другом большим секретом, зато мне удастся подольше пообщаться с Паем. Тем более что вся история очень странная, и если я её расскажу, Пай всё равно не поверит. Или поверит и сильно растеряется. Могу судить по себе.

        Поэтому сейчас я просто отвечаю:
        - Альберт. Как меня. А мою маму зовут Сара.
        Он ещё раз внимательно смотрит на фотографию и улыбается:
        - Твой папа очень похож на моего. Они могли бы быть братьями.
        - Как и мы.
        - Слушай, а вдруг так и есть! Их разлучили в младенчестве, и родители никогда им друг о друге не рассказывали…
        - Нет,  - быстро отвечаю я,  - этого не может быть. Да и потом, они же говорят с разными акцентами.
        - Ну, один из них мог приехать в Британию раньше… Погоди, а откуда ты знаешь, как говорит мой папа?
        Упс.
        - Просто догадка. У него есть индийский акцент?
        - Да. Но нам нельзя говорить на пенджаби дома. «Это язык другого времени и другой жизни, Пифагор. Мы теперь британцы»,  - Пай качает головой в точности, как дедушка Байрон. Я вспоминаю момент расставания с ним - и чувство сожаления переполняет меня.
        Я знаю, что это неправильно и ставит всё под угрозу, но слова сами слетают с языка:
        - А можно мне познакомиться с твоим папой? Похоже, он классный!
        - Конечно, можно. Сегодня он работает допоздна, но ты можешь зайти к нам завтра. После того, как мы покатаемся на моём карте. Если захочешь, конечно. И нам ещё нужно закончить с этим,  - добавляет он, показывая на большой стол: пять из шести компьютеров на нём уже соединены.
        - На твоём карте?
        Понятно, что я всё знаю о папиной машинке. Но кажется, мне успешно удаётся это скрывать.
        - Да. Мы собрали его вместе с папой. Это не настоящий гоночный карт, а просто машинка - но она лучшая!
        Я снова подхожу к холодильнику, чтобы проверить свой ноутбук. Небо за окном потемнело раньше, чем обычно: сгущаются большие чёрные тучи - грозные и зловещие.
        - На твоём месте я бы оставил его здесь на ночь. Похоже, скоро будет дождь. Нам пора идти.
        Пай кладёт ключ обратно под кирпич, и мы перелезаем через низкую стену. Дождь уже накрапывает. Пай поворачивается ко мне, втягивая голову в плечи:
        - Тебе вроде бы туда.
        - Да.
        - Эй, Ал! Я очень здорово провёл сегодня время. Спасибо за… хм…  - он умолкает, и я не тороплю его. Закусив губу, он смотрит вниз, словно ищет подходящие слова на земле.
        - У меня… У меня не особо много… Смотри, насчёт Макки… Он не совсем друг, ты прав, но мне было не из кого выбирать,  - после долгой паузы он добавляет:  - Раньше.
        Пай снова застенчиво улыбается и быстро отходит. Через десять метров он оборачивается:
        - Встретимся здесь же завтра?
        Я решаю рискнуть:
        - И ты возьмёшь Маленькую быструю зелёную машину?
        Он ухмыляется во весь рот:
        - Откуда… Да!  - и добавляет:  - И я хочу познакомиться с твоим хомяком!
        Я жду, пока он уйдёт, потом поворачиваюсь и бегу обратно к ржавой голубой двери. Я захожу внутрь, открыв дверь ключом, и стряхиваю капли дождя с волос.
        Алан Ширер, Алан Ширер, Алан Ширер. Как же мне его забрать?
        Я осматриваю техлабораторию, где мне сегодня предстоит ночевать. Полпачки печенья и яблоко подождут, уже темнеет, и меня клонит в сон, а потом…
        Меня будит раскат грома, от его _грохота_дребезжат стёкла в школьных окнах. И мне в голову приходит мысль - я часто думаю об этом по ночам в плохую погоду,  - как же хорошо быть человеком под крышей, а не животным под открытым небом. Или, например, хомяком в ящике подземного бункера.
        Я глубоко вздыхаю. Я знаю: мне не уснуть, пока я не спасу Алана Ширера.
        Мне придётся снова пойти в дом Макки.
        Откуда берётся гром

        Папа говорил мне, что мы слышим гром, когда тучи сталкиваются друг с другом. Потом они трескаются, и из них выливается дождь.
        Я очень долго верил в это.
        На самом деле, гром - _это_молния. То есть это звук молнии. Просто молния движется со скоростью света, поэтому вы видите её почти сразу после вспышки.
        _Звук_молнии - гром - движется гораздо медленнее, поэтому вы слышите его позже.
        Увидев молнию, медленно считайте до тех пор, пока не услышите гром. Разделите полученное число на три. Вот за столько километров от вас сейчас гроза.
        Чем меньше становится это число, тем гроза ближе к вам.

        Глава 58

        Через десять минут я около дома Макки. Я насквозь промок и собираюсь совершить уже третий взлом за последние несколько часов.
        На самом деле взламывать этот гараж мне раньше никогда не приходилось. А вот теперь он заперт. Не тот случай, когда можно просто просунуть пальцы между створками и потянуть - это станет возможным только через тридцать лет.
        Я держу в руках стальную фомку, которую стащил из кладовой сторожа.
        На выходе из школы я насчитал тридцать секунд между вспышкой молнии и громом. Значит, гроза была за десять километров от меня. Сейчас, стоя перед домом, я успеваю досчитать только до пяти. Гроза очень скоро будет прямо надо мной.
        И вот она подходит: гром похож на рычание миллиарда злобных собак. А потом раздаётся оглушающий треск, от которого больно ушам. Я использую этот шанс: засовываю фомку между створками ворот и нажимаю. Створки скрипят и расходятся, ворота распахиваются - грохот грома постепенно стихает, но я знаю, что он заглушил все звуки. Не проходит и нескольких секунд, как я, весь дрожа, захожу в гараж. Доски сложены у стены, и я спускаюсь к двери со штурвалом. Почему-то у меня нехорошее предчувствие: что-то тут не так.
        Алана Ширера нет в ящике, хотя высота его стенок где-то сантиметров пятнадцать, а значит, хомяку не вылезти. И всё равно я в отчаянии брожу по бункеру и тихо зову его:
        - Алан Ширер! Алан? Выходи…
        Но его здесь нет. Я с размаху сажусь на офисный стул и едва сдерживаю слёзы: мне ясно, что хомяка взял Макка, и ясно, что Макка может с ним сделать. Искать его бесполезно. Я плачу горькими злыми слезами по своему питомцу, по самому себе, застрявшему в чужом году, по своему папе, который умер слишком рано, и по Паю, чей новый друг - я - вовсе не тот, кем кажется. Начав плакать, я уже не могу остановиться: я вспоминаю взгляд дедушки Байрона с лестницы, когда единственный внук исчезал у него на глазах. И думаю о своей маме, которая сильно, _очень_сильно_волнуется.
        И возвращаться в более раннее время тоже нет смысла, потому что случившегося этим не отменишь. Я мог бы попробовать как-то остановить папу, чтобы он не ввязался в игры с пространством-временем; тогда я бы не получил от него письмо и не путешествовал бы на его машине, и не было бы ни кражи мопеда, ни серии взломов. Но всё это уже случилось - где-то на просторах бесконечной вселенной. Это случилось со мной. И где-то в этой бесконечной вселенной мальчик Ал уже пропал - и разбил сердце дедушке Байрону и маме. Он - то есть я - однажды просто исчез.
        _О_чём_я_вообще_думал?_Как я мог пойти на такой безумный риск?
        Слёзы и рыдания опустошили меня - я падаю на кровать и засыпаю. И в эту ночь мне ничего не снится. Совсем ничего.

        Глава 59

        Высунув голову из гаража на следующее утро, я могу только сказать, что ещё очень рано. Гроза прошла: на улице тепло и ветрено, небо затянуто белыми облаками.
        На Честертон-роуд ни души - только маленький открытый фургончик тихо шуршит по дороге, позвякивая стеклянными бутылками.
        Через несколько минут я захожу в школьную лабораторию. У меня колотится сердце - я так сильно нервничаю, что с трудом дышу.
        Сегодня первое августа. Тот день, когда папа упадёт с гоночной машинки и переломает зубы, а в носу у него застрянет маленький металлический осколок. Годами этот осколок будет напоминать о себе лишь приступами головной боли, а спустя двадцать семь лет убьёт папу. Я должен это предотвратить, постаравшись не изменить всего остального. Итак. Мой План на Сегодня - спасти жизнь папы _и_вернуться в своё время с Аланом Ширером, которого ещё предстоит найти. Что ж, я не буду сидеть без дела.
        Трясущимися руками я ставлю аккумулятор ноутбука на место и завинчиваю крышку отсека. Я не могу решиться нажать кнопку включения - просто никак не могу. Я обхожу комнату один раз. Второй. Я собираюсь пойти на третий круг, но вместо этого - неожиданно для самого себя - протягиваю руку и жму на кнопку.
        Одна секунда. Две секунды.
        Вы же слышали, как запускается ноутбук? Проходит пара секунд, а потом…
        Тихий _писк_.
        Я снова готов расплакаться - на этот раз от облегчения. Экран мерцает и зажигается. И потом… всё просто… останавливается.
        Нет. Пожалуйста, нет.
        Стартовая страница открылась, но на ней пусто. Никаких документов, никаких папок. Не слышно шуршания жёсткого диска. На часах 02:13 - наверное, это точное время где-то во вселенной. Индикатор батареи показывает 65 %. Курсора на экране нет. Я отчаянно тру пальцем сенсорную панель, надеясь всё-таки увидеть курсор, и жму на клавиши клавиатуры.
        Ничего.
        Я роняю голову на руки и застываю на несколько секунд. И опять стучу по клавиатуре, перезагружаю ноутбук, но нет - папка со всеми данными исчезла.
        С ощущением полного бессилия я захлопываю крышку ноутбука. Но потом поднимаю её, закусив нижнюю губу. Если это сработает, у меня, возможно, появится шанс.
        Я снова смотрю на пустой экран и достаю из кармана брелок с ключами. Нахожу на нём флешку и вставляю её в USB-разъём ноутбука. Пусть ноутбук не считывает информацию с жёсткого диска и не выполняет другие команды, он всё ещё может открыть флешку.
        На ней загорается голубой огонёк, и на экране появляется иконка. Без курсора я могу только нажать «ввод»  - и всё получается. Документ открывается: страница за страницей цифр и символов - папин код для программы перемещения во времени.
        Хорошо. Теперь нужно действовать быстро. Заряд аккумулятора уже уменьшился до шестидесяти трёх процентов, а мне многое нужно успеть. Ноутбук покажет мне только содержимое флешки. Никакие другие данные не загрузятся, и я не знаю, как с этим быть.
        Но _это_может сработать…
        Я вставляю провод в розетку и щёлкаю кнопкой, включая шестиэкранный суперкомпьютер Пая, затем разворачиваю к себе ближайший монитор. Он старый: тёмный, с мерцающими зеленоватыми буквами и цифрами, но это моя единственная надежда.
        Я смотрю в ноутбук и пролистываю строки текста на экране вверх-вниз клавишами клавиатуры. Теперь мне нужно перенести весь код - каждый его символ и пробел - в старый компьютер.
        «Точность - это самое важное». Никогда до этого я не осознавал, насколько прав был дедушка Байрон. Я не могу позволить себе допустить ни единой, даже самой маленькой ошибки.
        Через несколько минут я уже вырабатываю метод, как разом переносить по пять символов. Сначала я медленно читаю их с ноутбука вслух:
        - Шесть, пять, прямой слеш, пять, два.
        А потом снова повторяю их вслух, набирая на компьютере:
        - Шесть, пять, прямой слеш, пять, два.
        И проверяю, что я только что ввёл. Медленно - но только так я могу быть уверен, что не допустил ошибку.
        Но за полчаса я обработал чуть больше половины страницы кода, а заряд батареи снизился до пятидесяти двух процентов. Весь код занимает семь страниц. То есть двадцать процентов от имевшегося заряда батареи против десяти процентов перепечатанного кода - значит, я должен работать вдвое быстрее, что просто невозможно.
        Но я всё равно пытаюсь. Я увеличиваю количество символов до шести, семи и потом восьми за раз - я громко проговариваю цифры и запоминаю их, как телефонные номера. Чтобы запоминать быстрее, я кричу и даже пою:
        - Четыре, один, двоеточие, слеш! Две шестёрки, шесть, тире!
        - «Экс», «Экс», сорок четыре, равно, скобка, три, пять!
        Я жадно пью воду из-под крана в лаборатории и продолжаю: бью по клавишам так, что у меня уже болят пальцы, во весь голос кричу цифры и внимательно слежу за зарядом аккумулятора.
        Тридцать процентов… Двадцать восемь процентов…
        Потом заряд начинает снижаться очень быстро. Пятнадцать, четырнадцать, тринадцать процентов… А мне ещё нужно обработать две страницы.
        Уже одну - и я стучу по клавиатуре как одержимый, ору, пою, делаю всё для того, чтобы не отвлекаться и успеть.
        И вот экран мигает и тут же гаснет, а я не ввёл последние полстраницы кода.
        Как вернуть разряженный аккумулятор к жизни

        1. Извлеките его из ноутбука или другого устройства.
        2. Аккуратно заверните в водонепроницаемый чехол вроде пакета с застёжкой. Это важно: влага может повредить аккумулятор.
        3. Поместите его в морозильную камеру холодильника минимум на два часа.
        Возможно, аккумулятор ненадолго вернётся к жизни, и это поможет вам в сложной ситуации.

        Следующие два часа я размышляю, о каких сложных ситуациях писал тот парень - автор статьи на «ВикиХау»[45 - «ВикиХау» (англ. WikiHow)  - сайт пошаговых инструкций на все случаи жизни, существует с 2005 года.], которую я когда-то прочёл.
        У вас не получается распечатать домашнее задание? Или вы не хотите пропустить последние пятнадцать минут фильма?
        Вряд ли он думал о том, что кто-то не успеет перепечатать код программы и не попадёт из-за этого домой - в другое измерение пространства-времени.
        Но кем бы ни был тот парень, я хочу сказать ему: «Огромное спасибо, приятель» и ещё поставить кучу «лайков»  - потому что его совет помог.
        Я получаю двадцать процентов заряда и заканчиваю вводить символы, когда остаётся четыре процента. Теперь я смогу вернуться в своё время с помощью суперкомпьютера Пая.
        Я надеюсь.
        На всякий случай я подключаю свой мобильный телефон к ноутбуку USB-кабелем и заряжаю его, пока аккумулятор ноутбука не показывает всего один процент.
        Я ужасно устал. Я падаю на стул перед самодельным суперкомпьютером, тяжело дыша, и наблюдаю за мерцанием зелёных символов. А услышав за спиной голос, подпрыгиваю от неожиданности.
        - Давно ты здесь?  - Пай садится рядом со мной и смотрит на экран:  - Что это вообще такое?
        - Долго рассказывать,  - отвечаю я.  - Ты с машинкой?
        - Мы сходим за ней вместе,  - говорит он.

        Глава 60

        Я не успеваю возразить, а Пай уже выходит из лаборатории, и мне приходится почти бежать, чтобы за ним угнаться.
        - Мой дом недалеко отсюда,  - говорит он.
        - Мы идём к тебе?
        - Да. А что? Что-то не так?  - кажется, он читает по моему лицу.
        - Хм… ничего,  - я стараюсь говорить беспечным тоном.  - Нет, всё в порядке. Отлично. Круто,  - я немного перестарался, поэтому Пай озадаченно хмурится, но тем не менее больше ничего не говорит.
        Мы уже на улице, и Пай кладёт ключ на место, под кирпич. Погода изменилась: утреннего тёплого свежего бриза как не бывало, и кажется, надвигается ещё одна гроза. Воздух очень влажный, небо тёмно-серым одеялом накрывает землю, и мир из-за этого словно сжимается.
        Несколько минут мы идём молча, и я прерываю затянувшуюся паузу:
        - Твой папа будет дома? Или твоя мама?  - быстро добавляю я, ведь было бы уместно спросить и о маме тоже.
        Как вы уже поняли, я волнуюсь именно из-за этого. Я и боюсь возможной встречи с дедушкой Байроном, и жду её с нетерпением. Точно так же я чувствовал себя перед входом на аттракцион «Поездка с вампирами» в «Мире приключений Чессингтона»  - в тот раз с мамой и Стивом. Мне было по-настоящему страшно, но в то же время я очень хотел прокатиться. Пай быстро шагает вперёд:
        - Нет, моя мама умерла. Папа дома, но он ещё был в постели, когда я выходил. Он допоздна работает. И моя сестра.
        - Твоя _сестра_?  - если честно, я совершенно забыл о тёте Гипатии. Ничего удивительного, ведь в нашей семье о ней почти не говорят, а видел я её лишь однажды - когда она пришла на похороны папы в густом облаке парфюма.
        - Да, она ужасно надоедливая, но не волнуйся: она не будет нам мешать. Ей всего пять. Вообще-то мне нельзя уходить из дома, когда папа спит, но она смотрит телик и не оторвётся от него, даже если на экране будет только тест-таблица[46 - Тест-таблица (или телевизионная испытательная таблица)  - особое изображение, которое можно увидеть на экране телевизора после окончания вещания.].
        - Будет что?
        - Тест-таблица. Знаешь - маленькая девочка, крестики-нолики, игрушечный клоун[47 - Здесь описана «Тестовая карта F» (англ. Test Card F), впервые показанная телеканалом «Би-би-си два» в 1967 году - это изображение получило широкую известность в Великобритании и других странах.].
        - А. Да.
        Я даже _не_представляю, о чём это Пай, но это неважно, ведь он продолжает говорить:
        - Мы купили цветной телик только несколько недель назад. Наверное, я последним из детей Британии узнал, что у футболистов разноцветная форма.
        Я изумлённо смотрю на Пая. Покосившись в мою сторону, он улыбается и показывает на меня пальцем:
        - Шучу! Ну, насчёт цветного телика - нет. Он у нас недавно. Держу пари, у тебя цветной, да?
        - Конечно.
        Если честно, я никогда и не видел чёрно-белую картинку на телевизоре, кроме тех старых фильмов, которые нравятся маме. Я их не люблю, разве что только один - с Мэрилин Монро и двумя парнями, которые переоделись в женское - вот он очень смешной. Мы сворачиваем за угол, а Пай всё болтает:
        - У тебя есть любимая передача, Ал?
        Хороший вопрос. Я не знаю никаких телепрограмм из восьмидесятых, так что невнятно бормочу:
        - Наверно, нет. Я редко смотрю телевизор, честно говоря.
        - Как и мой папа. Он смотрит только телевикторины. Его любимая - _«Мастермайнд»_[48 - «Мастермайнд» (англ. Mastermind)  - телевизионная викторина, выходит в Великобритании с 1972 года.]. Я всё время говорю ему…
        Я так рад услышать знакомое название, что перебиваю Пая:
        - О да, эта передача мне нравится!
        Он отвечает мне коронной фразой из шоу:
        - «Я начал - и я закончу!» Так вот, я всё время говорю, что ему нужно поучаствовать, но он отвечает: «Да нет, приятель, телик нужно смотреть, а не пытаться в него попасть»,  - и Пай качает головой. Весь образ дедушки Байрона - джорди с индийским акцентом, это покачивание головой - пойман удивительно точно, и я взрываюсь смехом и восклицаю:
        - Как похоже на него! Наверное!
        Мы останавливаемся около небольшого дома на Сэндвью-авеню. Эта длинная улица с маленькими домиками идёт к пляжу. Над крыльцом висят колокольчики, позванивая _динь_и _дон_на ветру. Ветер усиливается, принося с собой крупные капли дождя.
        - Давай пойдём в дом, пока не промокли.
        Мы заходим в боковую дверь и сразу попадаем на кухню. Вот и дедушка в золотистых пижамных штанах. Мы видим его со спины, она коричневая, стройная и согнута вперед, потому что он что-то моет в раковине. Я сразу замечаю длинную косу, но не седую, к которой я привык, а цвета чёрного шёлка.
        Я прямо-таки застываю в дверях, потому что у меня словно ком застрял в горле. Я обвожу взглядом кухню; тут, как всегда в дедушкином хозяйстве, куча вещей и вещичек, безделушек и всякой всячины - сувенирная кружка, календарь с картинками, маленький стеклянный Будда. Но при этом всё очень аккуратно: кухня не кажется захламлённой или грязной, в ней нет беспорядка - она просто… его.
        Из коридора к двери подходит крошечная девочка с большими карими глазами, смотрит на меня, а потом убегает обратно в гостиную, откуда доносится звук телевизора.
        И тут дедушка поворачивается к нам, вытирая руки, и улыбается так широко, что я вижу его золотой зуб. Он _точно_такой_же_ - разве что морщин на лице немного меньше (но совсем немного). Увидев его улыбку, я сдерживаюсь изо всех сил: мне так хочется подойти к нему, крепко обнять и вдохнуть его запах. Я понимаю, что это было бы странно, а потому просто улыбаюсь как ненормальный.
        - О, привет, приятель! Кто тут у нас? Ты нашёл своего потерянного брата-близнеца, точно?  - дедушка Байрон очень внимательно вглядывается в моё лицо, но при этом продолжает улыбаться - значит, можно немного расслабиться.
        - Папа-джи, это Ал. Он недавно сюда переехал.
        - Привет, Ал, как дела?  - он протягивает мне правую руку, и я с радостью её пожимаю. Это почти так же приятно, как обниматься, и я трясу его руку вверх-вниз. И внезапно до меня доходит: это же правая рука дедушки Байрона. Повреждённая во время аварии рука - та, что давно не двигается. Вот только сейчас она в полном порядке: сильная, прямая и здоровая рука.
        - Очень хорошо, спасибо, мистер Чаудхари, очень хорошо,  - мне хочется смеяться от счастья, но это тоже было бы странно.
        - Эй, парень, ты можешь называть меня Байрон. Меня все так называют. Можно… можно мне забрать свою руку? Ну и крепкое же у тебя рукопожатие, приятель!
        Я неохотно отпускаю его руку, а он снова пристально смотрит на меня.
        - Есть в тебе что-то индийское, сынок. Откуда твои родители?
        - Мой папа из Пенджаба. Родом,  - это опасная тема, но я стараюсь отвечать непринуждённо.
        - Да ладно! Я тоже. _Туану_пенджаби_аунди_хэ?_
        Что ж, мне хватает знаний, чтобы понять этот вопрос: «Ты говоришь на пенджаби?»
        - Не особо,  - отвечаю я.  - Дома мы говорим по-английски. Моя мама из Шотландии.
        Дедушка Байрон улыбается и кивает:
        - Какая у тебя фамилия?
        - Сингх.
        - Ясно. Ты Сингх не из сикхов, иначе бы носил тюрбан. Тогда кто ты?
        Такого я не ожидал. Что он имеет в виду под «кто я»? Я стою с глупым видом, стараясь придумать ответ, и дедушка даёт мне подсказку:
        - Знаешь, твой папа - он раджпут, ядав, маратхи…
        Ясно, это что-то вроде индийских кланов, и я выбираю наобум:
        - Эм… Маратхи?
        Дедушка Байрон смотрит вверх, и я узнаю этот взгляд: сейчас он откопает что-то в своём Дворце памяти.
        - Так… Так… Маратхи по фамилии Сингх - из Бахавалпура? Ты являешься потомком Дхани Рам Сингха, великого пенджабского поэта, он умер в 1924 году, у него было десять детей: Рани, Радж…
        Это всё равно что слушать дедушку Байрона, когда он играет в телевикторину, и я весело смеюсь. Но Пай решил положить этому конец:
        - _Пап!_
        Вот и всё. Дедушка Байрон обрывает фразу на середине - и переводит взгляд на нас. Он немного смущён:
        - Извините,  - говорит он, улыбаясь уголками губ. Пай закатывает глаза, но тоже улыбается:
        - Он всё время так делает - хвастается своей памятью!
        - Всё в порядке,  - говорю я.  - Кто выиграл Уимблдон[49 - Уимблдон - Уимблдонский турнир, международный турнир по теннису, старейший в мире - впервые прошёл в 1877 году.] в мужском одиночном разряде в 1967 году?
        Он отвечает без раздумий:
        - Джон Ньюкомб из Австралии выиграл у Вильгельма Бунгерта из Германии в двух сетах. А ещё на Уимблдонском турнире игроков-мужчин принято называть «джентльменами». Пай рассказывал тебе о моей памяти, да?
        Пай не говорил мне ни слова о памяти дедушки Байрона, но я киваю просто потому, что дедушке будет приятно. А вот Пай смотрит на меня неодобрительно.
        Упс.
        Расспросы о моей фиктивной семье и странном интересе к памяти дедушки Байрона могли бы ещё продолжиться. Спасение приходит неожиданно: мы слышим пронзительный крик.

        Глава 61

        У меня к вам вопрос.
        Допустим, вы разносите по домам газеты, и вдруг на чьём-то крыльце обнаруживаете коробку со странными масками. В этой ситуации вы:

        а) Не будете трогать ни коробку, ни её содержимое. Ведь эти вещи - не ваши.
        б) Посмотрите по сторонам. Примерите одну из масок, пока никто не видит. Быстро.
        в) Порывшись в коробке, найдёте самую страшную маску из всех и так сильно напугаете ею пятилетнюю девочку, что она описается.

        Полагаю и надеюсь, что вы выберете ответ а) или б). Я бы предпочёл для себя б), но если честно - и как раз из-за своей честности,  - скорее всего поступлю, как в варианте а).
        Однако это точно не будет в).

        Но я же и не Макка.
        Дедушка Байрон бежит на крик первым, мы с Паем - за ним. Маленькая Гипатия застыла посреди гостиной - она не отрывает взгляд от окна, на ковре около её ног темнеет лужица. Она поворачивается к своему папе и обнимает его за ноги.
        - Что такое? Что случилось, Гипи? Всё в порядке?  - спрашивает он, а малышка только показывает пальцем на окно. Движением головы дедушка Байрон даёт нам с Паем знак выйти и проверить, что там такое.
        Открыв дверь, мы не видим ничего необычного, то есть ниче…
        - РЫ-Ы-Ы-Ы-ЫК!  - из кустов на нас выскакивает что-то очень страшное. Мы оба вскрикиваем и отпрыгиваем назад.
        Маска действительно жуткая: раскрашенное синей, золотой, красной и белой красками уродливое лицо с большими острыми зубами и длинным языком - и снизу гирлянда из крошечных черепов. А потом маска опускается - и под ней Макка. Он зло смеётся:
        - Ха! Это же два дружка! Я не знал, что ты живёшь здесь, Чау, приятель! Ух, видели бы вы свои лица. Я думал, вы намочите штаны от страха!
        - Что ж, полагаю, ты можешь собой гордиться,  - дедушка Байрон стоит в дверном проёме - с голым торсом и всё в тех же золотистых пижамных брюках.  - С пятилетней девочкой у тебя это получилось,  - он говорит очень спокойно, но смотрит на Макку ледяным взглядом.  - Так что молодец, сынок. Чувствуешь себя большим и сильным, да?
        Вы, или я, или любой нормальный человек на месте Макки устыдился бы и принялся, запинаясь, бормотать извинения. Но это же Макка: он расправляет плечи, склоняет голову набок и вызывающе смотрит на дедушку Байрона своими маленькими выпученными глазками. Дедушка Байрон ждёт ответа, а за его спиной маленькая Гипатия прижалась лицом к окну, и её большие испуганные глаза ещё мокры от слёз.
        - Ну?
        Макка ничего не говорит. Дедушка Байрон поворачивается к нам:
        - Ты знаешь этого шутника, Пай? Это что, твой друг?
        Пай не успевает ответить, а Макка встревает и говорит с дружеской ноткой в голосе:
        - О да. Мы хорошие приятели, правда, Чау? Пай? Мы…
        - Я не тебя спрашиваю. Пай?
        Пай переводит взгляд с меня на своего папу, а потом на Макку. Когда их глаза встречаются, Макка прищуривается и раздувает ноздри.
        - Он твой друг, Пай?
        Почти неслышно Пай бормочет:
        - Да.
        И знаете что? Я думаю, что поступил бы так же. Инстинкт самосохранения и всё такое. Я не стану из-за этого случая хуже относиться к Паю.
        - Ладно тогда. Отдай мне маску, извинись и катись отсюда.
        Мне кажется, я никогда не слышал, чтобы человек извинялся настолько неискренне. Не отводя тяжёлого взгляда от дедушки Байрона, Макка сквозь зубы бросает:
        - Извините,  - отдаёт маску, резко поворачивается и, подхватив сумку с газетами, шагает мимо нас. Уходя, он смотрит на нас - и от того, что он делает дальше, у меня по спине бегут мурашки.
        Он подмигивает нам с самодовольной ухмылкой.

        Глава 62

        Мы стоим на улице около дома Пая; дождь так и не пошёл - падают только редкие капли.
        Макка уже свернул за угол, а дедушка Байрон провожает его взглядом, качая головой. Потом он нагибается за коробкой с масками, замечает, что я с интересом смотрю на них, и выпрямляется.
        - Они для праздника Дивали[50 - Дивали - главный индийский праздник, во время которого принято зажигать огни и запускать фейерверки. Фестиваль огней Дивали длится пять дней.]. Осенью мы впервые на северо-восточном побережье его отметим. Мой друг Бару оставил здесь маски, когда утром развозил молоко. Вот,  - он берёт в руки маску, которую примерял Макка.  - Это Кали[51 - Кали - одна из верховных богинь в индуизме.]. Ты знаешь Кали?
        - Несущая смерть,  - говорю я, и дедушка Байрон широко улыбается:
        - Очень хорошо! Твой отец рассказал тебе об этом?
        Кивая, я не могу не посмотреть на Пая. Он тем временем уходит в дом.
        - А он рассказал тебе, что Кали - супруга Шивы[52 - Шива - один из верховных богов в индуизме.], высшая чистейшая сущность? Смотри, «Кал» значит «время», а «и» значит «течение», поэтому Кали - «течение времени». Та, благодаря которой мы можем постигать мир вокруг и ощущать ход времени. Шива же, её спутник, символизирует постоянство. Тебе это понятно?
        Пай куда-то подевался, а я иду вслед за дедушкой Байроном обратно на кухню. Там он снова берёт в руки маску и мечтательно на неё смотрит.
        Я не уверен, что действительно целиком и полностью понял, о чём он, но всё равно киваю. Так здорово снова слушать дедушку! Он улыбается мне, демонстрируя блестящий золотой зуб.
        - Ты умный мальчик, сынок. Слишком многие в таком возрасте ничего не знают о своих корнях,  - он делает глоток из большой кружки, опираясь на столешницу.  - Забудешь о прошлом - не увидишь и будущего, я всегда говорю об этом Паю.
        - Это _масала-чай_?  - спрашиваю я. Я подошёл чуть ближе к дедушке Байрону и делаю вид, что хочу понюхать напиток в его кружке, хотя на самом деле пытаюсь вдохнуть запах дедушки. Ничего не получается: я чувствую только слабый аромат сладкого молочного _чая_.
        - А как же, конечно - налить тебе?  - он поворачивается, чтобы достать ещё одну кружку, и тянется к кувшину.  - Как чудесно, что ты любишь _чай_! Надеюсь скоро познакомиться с твоими родителями - как зовут твоего отца?
        Мне не приходится отвечать, ведь в этот момент упомянутый отец очень вовремя заглядывает на кухню:
        - Можно я покажу Алу фейерверки, папа-джи?  - Пай стоит у боковой двери, его ладонь лежит на ручке.
        - Конечно, идите - и заберите коробку с масками, её нужно поставить на полку.
        В садиках большинства домов на улице Пая стоят крошечные сарайчики, которые вмещают разве что газонокосилки для стрижки крошечных лужаек. Но сарай Пая занимает почти половину двора. Там, как и на кухне, полно вещей, но при этом чисто. Окна сарая вымыты, на них даже нет паутины. Внутри пахнет деревом и старой краской.
        На полу около деревянной стены стоит огромный серебристый металлический сундук - словно посудный шкаф положили на бок. Пай с трудом поднимает крышку:
        - Полюбуйся!
        Сундук доверху наполнен фейерверками - я никогда в жизни таких не видел. Здесь есть и огромные цилиндры, похожие на торты со свечками-фитилями, и разноцветные коробки размером с тубус чипсов «Принглс», и ракеты длиной около двух метров - много-много разных фейерверков. Я беру один из них в руки и подношу к окну, чтобы рассмотреть на свету; ну и тяжёлый же он!
        - Вау! Это всё для Дивали?
        - Да. Это будет самый большой фестиваль фейерверков. Обязательно приходи!
        Предмет в углу сарая отвлекает моё внимание - ведь именно из-за него я здесь. И мне становится не по себе, когда я вспоминаю о своей главной задаче.

        Глава 63

        Какая же красивая вещь эта Маленькая быстрая зелёная машина! Когда папа - будучи папой, а не Паем - описывал мне её, я представлял себе нелепую поделку дилетантов, но это вовсе не так. Она великолепна. Спицы колёс немного заржавели, но в остальном машина выглядит лучше картинки из книги с инструкцией по сборке, хотя обычно, даже если делаешь всё правильно, так красиво, как на картинке, ни за что не выйдет. Машинка оливково-зелёная, с белой полосой по бокам, и на сиденье даже лежит подушка.
        - Она намного лучше, чем я воображал,  - говорю я с искренним восхищением. Я сажусь в неё, и Пай возит меня по садовой дорожке - я могу и рулить, и тормозить, и всё прочее. Мы выталкиваем машинку за ворота садика на тропинку, которая идёт позади домов. Я первый выхожу из ворот и слышу топот бегущих ног. И поворачиваюсь как раз вовремя, чтобы заметить фигуру, исчезающую за поворотом.
        Макка. Он следил за нами? Что он видел?
        Я не знаю.
        - Что случилось?  - спрашивает Пай.
        С глубоким вздохом я говорю:
        - Ничего,  - и иду обратно к дому.  - Подожди,  - кричу я Паю,  - я хочу попрощаться с твоим папой.
        Пай, улыбаясь, пожимает плечами.
        Дедушка Байрон сидит за кухонным столом вместе с Гипатией. Малышка держит колоду карт, которая едва помещается в её маленьких ладошках. Она кладёт карты одну за другой на стол лицом вверх, а дедушка называет их, не глядя.
        - Десятка бубен, шестёрка пик, валет пик… о, привет, сынок. Чем тебе помочь?
        Я переминаюсь с ноги на ногу и не знаю, с чего начать. Дедушка Байрон терпеливо ждёт, пока я подбираю слова.
        - Хм, мистер Чаудхари… Байрон… Можно спросить насчёт фестиваля фейерверков?
        - Да, а что такое? Он только в октябре, так и знай.
        - Гм… фейерверки будут стоять на такой большой металлической штуке вроде платформы?
        - Ты про пиротехническую установку? Полагаю, что да.
        - Ага, хорошо. Я просто хочу сказать, хм, что это опасно - ведь вы же обязательно проверите, чтобы всё хорошо закрепили, да?
        Он немного прищуривается и едва улыбается:
        - Ну да, вероятно, мы так и поступим.
        Я понимаю, что он не принял мои слова всерьёз.
        - Нет, я вовсе не шучу. Пожалуйста-пожалуйста, проверьте все болты на этой установке. Просто… Я знаю случай, когда этого не сделали и всё кончилось плохо.
        - Хорошо, приятель, я их проверю.
        - Вы не забудете? Проверьте их лично. Каждый из них, ладно?
        Повисает длинная пауза. Дедушка Байрон пристально смотрит на меня. Убедившись, что я говорю серьёзно, он медленно кивает и улыбается:
        - Я не забуду. Я могу запомнить всё, что захочу. Парню, который любит _чай_и знает о Кали, я могу пообещать: я не забуду,  - вот этим словам точно можно верить.
        - Спасибо. Пока.
        - Пока, Ал,  - и Гипатия повторяет за ним своим детским голоском, словно эхо:
        - Пока, Ал!
        Я почти выхожу, но что-то заставляет меня на секунду задержаться. Убедившись, что с места Пая в садике меня не видно, я поворачиваюсь к дедушке Байрону и крепко обнимаю его. Он, конечно, опешил от такого - и да, я знаю, это странный поступок. Но когда я прижимаюсь к нему и наконец-то вдыхаю знакомый аромат _биди_и масла для волос, то чувствую, что и он обнимает меня в ответ. Теперь мне неловко, и я выпускаю его из объятий. Но прежде чем уйти, я хочу сделать кое-что ещё. Я выуживаю из кармана телефон, включаю его, держу в вытянутой руке и наклоняюсь к ним.
        - Посмотрите на мой… гхм… калькулятор и улыбнитесь,  - говорю я дедушке Байрону и Гипатии. Уже не глядя на них, я делаю наше совместное селфи и быстро выхожу через боковую дверь. Я почти бегу по садовой дорожке, не оборачиваясь.
        Выходя, я слышу, как дедушка Байрон говорит Гипатии:
        - Я тоже ничего не понимаю, милая.

        Глава 64
        - Куда пойдём?  - спрашиваю я Пая.
        - Давай съедем по склону к пляжу! Там можно набрать приличную скорость.
        - Я придумал: может, пойдём к склону над маленькой бухтой? Там можно мчаться ещё быстрее.
        Пай смотрит на меня с сомнением. Пляж Кальверкота разделён на две бухты низким утёсом, который вдаётся в море. К маленькой бухте спускается ровная, заасфальтированная дорога. Идеальная для самодельных картов.
        Вот только в 1984 году она ещё не заасфальтирована. Мы стоим и смотрим сверху на шероховатый, покрытый галькой спуск.
        - Здесь убиться можно,  - заключает Пай и тут же направляется в сторону другой бухты.
        Прилив выше, чем я когда-либо видел: волны цвета стали бьются о волнолом и перехлёстывают на набережную.
        Спуском мы называем длинную крутую дорогу с травой по обеим сторонам - она идёт широкой дугой от вершины утёса к пляжу. Но сегодня море поднялось так высоко, что песчаного пляжа почти не видно. Примерно на полпути вниз, в середине дуги, дорога вливается в «набережную». Набережная - громко сказано: на самом деле это просто верхняя часть волнолома с парой скамеек, на которых любят сидеть пожилые люди.
        _Значит_, думаю я про себя, _это_и_есть_та_дорога,_которая_убила_моего_папу._Странная мысль, признаю, но именно она проносится у меня в голове. Я нервничаю и пытаюсь просчитать, что случится дальше. В эту минуту слабый луч солнца пробивается сквозь облака - надеюсь, это добрый знак. Моё настроение улучшается, и я всё сильнее радуюсь этому дню.
        _Я_сделаю_это_ -_и_сделаю_хорошо._
        Мы стоим на вершине утёса, Пай и я, и планируем, как поедем вниз. План незамысловатый: сначала крутой участок, потом дуга - нужно немного поработать рулём и тормозами,  - и дальше угол наклона постепенно уменьшается. Машина сбросит скорость, подъезжая к пляжу, и колёса сами остановятся на песке.
        - Кто поедет первым?  - спрашиваю я.
        - Не я. Я делал это кучу раз. Это должен быть ты. Я сажусь на подушку и держу ногами передние колёса, чтобы машинка не покатилась вперёд раньше времени. А она рвётся. Она была создана для этого. Дует сильный ветер, волны ревут, и кровь шумит у меня в ушах. Я убираю ноги, и меня обдаёт холодным потоком воздуха. Дыхание перехватывает, когда машинка набирает скорость на крутом участке дороги.
        Машина едет плавно и _быстро_! Я заранее жму на тормоз перед изгибом дороги и правой рукой тяну верёвку, чтобы повернуть переднюю ось. Солёный ветер треплет мне волосы - и вот я уже на дуге.
        - Ха-ха-а-а-а-а!
        Теперь я еду чуть медленнее и слева от дороги вижу кирпич - тот, в который врезался папа. Кирпич лежит сбоку - не посередине, как он говорил. Но это не отменяет смертельной опасности при столкновении с ним на полной скорости. Неподалёку я вижу и маленькую ржавую тележку из супермаркета. Всё совпадает. Всё так, как рассказывал папа.
        Машинка вибрирует и замедляет ход, когда колёса въезжают в мягкий песок, и почти сразу останавливается. Я спрыгиваю и оттаскиваю Маленькую быструю зелёную машину подальше от серой волны, накатывающей на пляж. А потом бегу вверх.
        По дороге я отбрасываю далеко в сторону кирпич и выкапываю тележку - она торчит из земли лишь наполовину. И вот я снова с Паем: он встречает меня с распростёртыми объятиями и кричит:
        - Ураааа!  - а потом обнимает по-настоящему крепко. Я ловлю ртом воздух и смеюсь.
        - Как всё прошло?  - спрашивает Пай. Он буквально прыгает от восторга.
        - Просто супер, но на старте спуск довольно крутой. Не забудь про тормоз!
        - Я не забуду,  - Пай останавливается и смотрит за моё плечо:  - Это тот, кто я думаю?

        Глава 65

        С другой стороны набережной к нам идёт Макка. Он несёт какие-то палки, машет нам, подняв руку над головой, и что-то кричит - за шумом ветра и рёвом волн не разобрать.
        - О, потрясающе. Что ему нужно?
        Макка останавливается внизу и знаками зовёт нас к себе. Я показываю пальцем сначала на него, потом - на нас.
        - Нет!  - кричу я.  - Сам иди сюда,  - но он качает головой, снова машет своими палками и ждёт, что мы спустимся.
        Пай говорит:
        - Сходи и узнай, чего он хочет. Я съеду вниз через минуту. Мне только нужно немного укоротить верёвку.
        Он встаёт на колени и отвязывает рулевой трос от передней оси машины. Думаю, теперь я могу быть спокоен - пусть Пай съезжает вниз на карте, ведь я уже убрал с дороги кирпич и тележку.
        Я подхожу к Макке и вижу, как он ставит три длинные ракеты на палках в полую трубу, воткнутую в землю. Он ухмыляется так же злобно, как и в тот раз, когда я впервые его увидел.
        - Ну что, дружок? Никогда не догадаешься, что тут у меня,  - и он хохочет, как сумасшедший, оскаливая свои жёлтые зубы.
        Я не знаю, что сказать. Ясно, что это ракеты из сарая Пая, и Макка даже не скрывает этого. Он их просто украл, но что я могу с этим сделать? Донести на него? Подраться с ним? Мы оба понимаем, что против него я бессилен,  - и это приводит меня в ярость.
        - Это _наши_ракеты! То есть Пая,  - я пытаюсь перекричать ветер.
        - Что? Эти ракеты? Нет, приятель, они мои. Остались с прошлой Ночи костров[53 - Ночь костров (англ. Bonfire Night)  - то же, что Ночь Гая Фокса. Традиционный праздник в Великобритании, когда жгут костры и запускают фейерверки.],  - это, конечно, наглое враньё. Не делая паузы, он продолжает:  - Смотри, я скрепил их скотчем,  - так и есть: он соединил вместе и голубые запалы ракет.  - Но это ещё не всё.
        Макка в тонкой куртке на молнии. Он достаёт из кармана банку с какой-то жидкостью. Открывает её, пролив половину себе на рукав, и вынимает оттуда мокрую длинную верёвку. Банка тут же летит на землю.
        - Это жидкость для розжига,  - объясняет он.  - А _это_отличный длинный фитиль,  - он обматывает верёвку вокруг запалов и протягивает её по земле. Она всего около метра длиной, так что я не вижу в этом особого смысла. Но то, что происходит дальше, меняет всё.
        Правда - _всё_.
        - А теперь гвоздь программы,  - гордо говорит Макка.  - Ты только взгляни на это, приятель.
        Он разворачивает ракеты обратной стороной ко мне, и я вижу, что к ним приклеен пустой рулон от туалетной бумаги - его нижний край подогнут внутрь, чтобы получился тубус с закрытым концом.
        - И это будет первая…  - он говорит что-то ещё, но его слова заглушает большая волна - она разбивается о волнолом, и до нас долетают брызги.  - Эй, спокойно!  - кричит он морю.  - Не намочи мои ракеты!
        - Первая что?
        - Это _бомба_. Это первая крыса в космосе.
        Из другого кармана куртки он достаёт Алана Ширера.
        - Я нашёл его в нашем бункере,  - он сжимает хомяка слишком крепко, и Алан Ширер кусает его.  - Ох! Вот маленький паразит, ты заслужил наказание!
        - Это не крыса, это мой хомяк!
        - _Твой_хомяк? С чего вдруг? Как, чёрт возьми, он может быть твоим? Не неси чушь - это крыса со сломанным хвостом. Этот вредитель бегал по моему бункеру, и вот так мы поступаем с вредителями - особенно кусачими. ОЙ!  - Алан Ширер снова кусается, когда Макка засовывает его вниз головой в рулон.
        - Нет!  - кричу я.  - Ты не можешь!
        Я пытаюсь дотянуться до конструкции на ракетах, но Макка отталкивает меня. Потом поворачивается, одной рукой хватает меня за куртку, а второй держит за волосы. Он шипит мне прямо в лицо, брызгая слюной:
        - Кто сказал, что я не могу, а? Я, чёрт возьми, могу - и я, чёрт возьми, сделаю это!  - он почти поднимает меня, делает два-три шага к траве на берегу и с такой силой кидает меня на землю, что мне из лёгких вышибает весь воздух. Я пытаюсь вдохнуть, но Макка безжалостно и грубо бьёт меня ботинком в живот, и я на пару секунд теряю сознание от боли. Придя в себя, я вижу, что Пай, который не смотрел в нашу сторону и всё пропустил, ещё возится с верёвкой на карте. Потом он усаживается в машинку и готовится стартовать.
        Макка уже около ракет: он наклоняется к самодельному верёвочному фитилю, пытаясь поджечь его зажигалкой - но ему мешает слишком сильный ветер. То, что произошло дальше, я запомнил до мельчайших деталей. Лучше бы мне забыть, но я помню всё.

        Глава 66

        При мысли о том, что Макка собирается сделать с Аланом Ширером, я вскакиваю на ноги, всё ещё задыхаясь. В этот момент срабатывает зажигалка, и почти сразу пламенем вспыхивает лужа жидкости для розжига на земле. Мгновение спустя рукав Макки уже охвачен огнём. Он свирепо смотрит на свой горящий рукав, а потом начинает _смеяться._Нет, это не весёлый смех - скорее хохот безумца.
        Я делаю отчаянный рывок к ракетам, отбрасываю их в сторону и внезапно боковым зрением вижу, как к нам стремительно приближается что-то зелёное. Маленькая быстрая зелёная машина катится вниз по дороге, пропускает поворот и вылетает на набережную. Лицо Пая застыло в немом страхе.
        Пай несётся прямо на Макку - а тот размахивает рукой, пытаясь сбить пламя, и не может унять хохот. У него уже загорелись волосы, и он не замечает ничего вокруг. Я в такой ярости от бессмысленной жестокости Макки, что изо всех сил толкаю его подальше от себя - к краю волнолома. Схватив ракеты с рулоном, я откатываюсь в сторону, а Пай на гоночном карте врезается сзади в ноги Макки.
        В момент столкновения я лежу лицом вниз и не вижу, как они падают в море, только слышу всплеск. Нет ни криков, ни особого шума, лишь этот тихий всплеск - и потом громкий рёв волны, обрушившейся на волнолом.
        Я уже подбежал к краю: огромная волна ударяет в бетонную стену и разбивает зелёную машинку пополам. На гребне волны я вижу Макку - на его лице гримаса ужаса,  - и он тут же исчезает под водой. Я ищу глазами Пая, но в бурлящем белом прибое ничего не рассмотреть. Потом я слышу крик - не «Помогите!», как можно было бы ожидать, а просто «Ааааа!»  - и это снова Макка, он машет рукой. После их падения в воду прошло всего секунд десять, но волны и течение уже унесли его очень далеко от берега.
        Я всё ещё отчаянно пытаюсь разглядеть Пая, но того нигде нет. Последний раз я видел его фигурку в машинке, которая неслась к набережной. Мне приходит в голову, что Пая могло вынести на пляж, и я бегу к тонкой полоске песка, на которую всё накатывают и накатывают волны.
        - Пай! Пай!
        Я весь мокрый от брызг, волосы липнут ко лбу, и я зову его:
        - Папа! Папа!
        Ответа нет.
        - Папа!
        Море продолжает шуметь, но ветер понемногу стихает. Проходит лет сто, и я вспоминаю о спасательной шлюпке, хоть и знаю, что она уже не поможет. Я не свожу глаз с того места, где машинка, Макка и Пай упали в море. Несколько человек уже собрались на утёсе: они смотрят и показывают туда же.
        В какой-то момент мне кажется, что в воде мелькнула голова Пая, но я в этом совсем не уверен. Проходит ещё минута, и я чётко вижу руку Макки - очень-очень далеко. А потом я просто смотрю и смотрю на бурлящее серо-чёрное море.
        Я тяжело опускаюсь на землю и беру Алана Ширера. Кажется, я мог бы сидеть так вечно, но люди на утёсе заметили меня и скоро спустятся. Так что я иду туда, откуда сегодня появился Макка. Прохожу по набережной, ускоряю шаг и, свернув за угол, пускаюсь бежать. Я бегу и бегу и боюсь остановиться, потому что тогда начну плакать. А если я заплачу, то, наверно, уже никогда не перестану, так что лучше уж продолжить бег. Оглянувшись, я вижу вдалеке мигающий голубой огонёк полицейской машины и бегу дальше. Я останавливаюсь только около длинной линии пляжа на севере Кальверкота - он простирается на две мили вперёд. Я бы хотел пробежать и по нему, но у меня уже болит в груди и устали ноги, так что я просто сползаю на песок под выступом утёса, где меня никто не увидит.
        Потом в воздухе дважды громко хлопает, это выстреливают сигнальные ракеты, собирая спасателей Кальверкота.
        И тогда я начинаю плакать. И теряю счёт времени. Я реву и всхлипываю, а в перерывах снова и снова смотрю сквозь слёзы на море. Я всё ещё надеюсь (наверное), что Пай неожиданно появится на гребне волны. Но, конечно, понимаю: этого не произойдёт.
        В конце концов я успокаиваюсь. Кажется, у меня израсходовался весь запас слёз. Мне даже уютно в моём маленьком укрытии - здесь я чувствую себя в безопасности. Я слышу полицейские сирены на дороге над пляжем, но просто сижу на влажном песке и наблюдаю за белыми гребешками на серых волнах. И всё равно пытаюсь в каждом колыхании моря разглядеть голову или вскинутую руку.
        Я сижу.
        И наблюдаю.
        Я не знаю, сколько это длится. Возможно, проходят часы. А потом я громко шмыгаю носом и переодеваюсь в красную футболку и запасной свитер, чтобы никто не узнал во мне мальчика, сбежавшего с места преступления. Пора возвращаться в школу.
        Парадокс убитого дедушки

        Какие-то очень умные люди сказали, что путешествия во времени неосуществимы вследствие Парадокса убитого дедушки.
        Он гласит: если вы отправитесь в прошлое и убьёте своего дедушку до того, как он станет отцом вашего отца, то вашего отца не будет на свете, а значит, и ВАС не может быть.
        А если вас нет, то вы не можете отправиться в прошлое и убить там своего дедушку.
        Поэтому путешествий во времени не может быть.
        Знаете что? Ещё не так давно я бы сказал, что это имеет смысл. Путешествий во времени никогда не будет, потому что они логически невозможны.
        Но теперь я знаю, что некоторые вещи логически не сходятся, но всё равно существуют.

        Глава 67

        Ведь, если следовать логике, меня уже не должно быть на свете, потому что мой папа утонул в 1984 году - задолго до того, как познакомился с мамой.
        Но вот он я - хожу, живу, дышу, у меня болит живот от удара Макки, мне безумно грустно, а ещё я почему-то очень-очень сильно хочу есть.
        Я старался не ходить по оживлённым улицам и, похоже, сделал круг, потому что опять оказался неподалёку от дома Пая. Я прохожу мимо паба под названием «Охотники на лис» на углу ДеСиттер-роуд - в моём времени здесь находится магазин «Теско Метро»[54 - «Теско Метро» (англ. Tesco Metro)  - розничный магазин сети Tesco, крупнейшей в Великобритании. Первый магазин под названием Tesco открылся в 1929 году.]. Около магазинчика, что напротив, стоит прилавок с фруктами, и к моим взломам и незаконным проникновениям сейчас добавится ещё и воровство. У десятифунтовой банкноты, которую я ношу во внутреннем кармане своего рюкзака на крайний случай, новый дизайн, поэтому она сразу вызовет подозрения. Что ж, фрукты - это проще простого. Яблоко и апельсин отправляются прямиком по карманам. Надеюсь, и в самом магазинчике проблем не возникнет. Можно пройти вглубь или остановиться у двух рядов стеллажей в центре. На кассе стоит мужчина в тюрбане, а молодой парень раскладывает товары по полкам. Убедившись, что они меня не видят, я выбираю, что тут можно стащить. Это молочный отдел, и я быстро запихиваю в рюкзак
пинту[55 - 1 английская пинта равна 0,57 литра.] молока, сырную нарезку и упаковку из шести йогуртов.
        У меня колотится сердце, ведь я в любую минуту могу попасться. Но пока меня никто не замечает. Парень, который выкладывает продукты, свернул в мой ряд, поэтому я беру с полки сливки и изучаю упаковку, потом ставлю их на место и иду к другому стеллажу. Здесь я ухитряюсь засунуть в рюкзак пакет печенья с кремовой начинкой (аккуратно… пакет сильно шуршит) и мысленно подсчитываю свои запасы: молоко, сыр, йогурт, печенье, яблоко и апельсин; пирушки не выйдет, но мне, пожалуй, хватит.
        Я уже почти у двери, когда этот молодой парень встаёт прямо передо мной - его руки сложены на груди:
        - Что, чёрт побери, ты делаешь, а, Пай?
        Я настолько ошарашен, что не говорю ни слова. Он стаскивает рюкзак с моего плеча и резко его открывает. Мужчина в тюрбане тоже подходит к нам.
        - Пай Чаудхари, как, во имя всего святого, это вообще пришло тебе в голову?  - он не кричит, да и не злится, а просто ошарашен не меньше моего.
        - Я был… Я был…  - я совершенно не знаю, что сказать, но сказать что-то нужно.  - Я был… голоден.
        - Голоден? И ты решил _украсть_у меня еду? Сколько раз я давал тебе еду просто так, а? Сколько раз ты сидел в этой подсобке и ел _дал-бат_[56 - Дал-бат - блюдо индийской, а также непальской кухни. Блюдо состоит из чечевичного супа, варёного риса и различных приправ, обычно подаётся на круглом подносе.] со мной и Таруном, а? Как же так, Пай, как так?
        - Я… Я не Пай. Я просто похож на него. Меня зовут Альберт. Ал.
        Они оба только смеются над этим.
        Мужчина в тюрбане тихо, но резко говорит:
        - Может, пусть твой папа определит, Пай ты или нет?
        Он направляется к прилавку и снимает телефонную трубку. Я не всё понимаю из разговора, который идёт на пенджаби, но в то же время его смысл мне предельно ясен. Что он может говорить, кроме как:
        - Байрон? Да, это Мужчина в Тюрбане, привет. Слушай, Байрон, у меня тут Пай, и я только что поймал его за воровством продуктов из моей лавки. Да, хотел украсть прямо у меня из-под носа, Байрон… Тарун это заметил, да, и у него в рюкзаке полно продуктов. А, и он говорит, что он не Пай, а кто-то другой… Ты заглянешь? Хорошо, увидимся через минуту, мой друг.
        Он возвращается, пристально на меня смотрит и потом очень близко наклоняется - в его дыхании я чувствую жгучий аромат гвоздики, а от шеи пахнет мылом.
        - Пай Чаудхари, вот что я тебе скажу. Наши семьи дружат много-много лет, и пусть твой отец разбирается с тобой сам. Ну а пока у меня есть свой способ борьбы с воришками вроде тебя.
        Он кивает Таруну, который стоит за мной. Тарун крепко хватает меня за плечи, а Мужчина в Тюрбане замахивается и отвешивает мне хлёсткую пощёчину. У меня звенит в ушах, а голова дёргается от удара. Как будто издалека до меня доносится голос Мужчины в Тюрбане:
        - Больше никогда, никогда, _никогда_не смей воровать у меня, ты неблагодарный маленький _паршивец_!
        Слёзы боли и обиды жгут мне глаза. Тарун всё ещё удерживает мои руки за спиной, а Мужчина в Тюрбане замахивается для второй пощёчины. Но звенит дверной колокольчик, и внутрь заходит дедушка Байрон.
        Бросив на меня быстрый взгляд, он говорит:
        - Это не Пай.
        Я вызывающе смотрю на Мужчину в Тюрбане:
        - Я же говорил. Меня зовут Ал.
        - Но, Байрон. Он… конечно же… это же Пай…
        Дедушка Байрон, широко улыбаясь, перебивает его:
        - Ты хочешь сказать, Бару, что я не узнал собственного сына? Его зовут Ал. Сингх. Они вроде бы недавно сюда переехали. Его отец - маратхи по фамилии Сингх. Знаешь их?
        Я смотрю на дедушку Байрона и хочу подбежать к нему, снова обнять его и вдохнуть аромат _биди_и ладана, хочу смотреть с ним вместе _«Игры_разума»_и заваривать горячий сладкий _чай_. И говорить ему «прости» снова, снова и снова, пока он мне не поверит.
        Но в этот момент опять звенит колокольчик, и в дверь заходит полицейский. Для меня он выглядит старомодным в своём заострённом шлеме и тёмно-синей форме. Полицейский застаёт интересную сцену: Тарун держит меня за руки, моя щека горит от удара, а рядом с нами стоят ещё двое мужчин. Полицейский выжидающе молчит, и Тарун нехотя отпускает меня.
        - Добрый вечер, Бару. Добрый вечер, Тарун,  - медленно говорит полицейский. При этом он с озадаченным видом смотрит на меня - не на них.
        - Добрый вечер, Глен,  - дружно отвечают они. Полицейский переводит взгляд на дедушку Байрона:
        - Мистер Чаудхари?
        - Да, это я.
        - Ваша дочь сказала, что вы здесь. Я бы, гм… Я бы попросил вас выйти со мной, пожалуйста,  - он говорит это с очень серьёзным выражением лица, и я замечаю, как двое продавцов переглядываются.
        - Что-то случилось?  - спрашивает дедушка Байрон.
        - Давайте, хм, выйдем, если вы не возражаете, сэр.
        Полицейский и дедушка Байрон выходят за дверь магазина. Я знаю, о чём он сейчас сообщит дедушке. Выдержать ещё и это я просто не смогу. Я выбираю подходящий момент, проскальзываю мимо них и, сжимая в руках свой рюкзак, бегу изо всех сил.
        Меня никто не преследует.

        Глава 68

        В технической лаборатории есть телевизор, я включаю его и смотрю местные новости: идёт репортаж с побережья.

        _РЕПОРТЁР:_Спасатели_и_обеспокоенные_местные_жители_собрались_у_пляжа_Кальверкота_в_ожидании_новостей:_поиски_двенадцатилетнего_мальчика,_которого_унесло_в_море,_продолжаются_уже_несколько_часов._По_свидетельству_очевидцев,_Пифагор_Чаудхари_и_как_минимум_ещё_один_его_друг_находились_сегодня_днём_на_волноломе,_откуда_их_предположительно_смыло_мощной_волной._Второго_мальчика_удалось_спасти_за_500_метров_от_береговой_линии_ -_он_был_доставлен_в_Больницу_Северного_Тайнсайда,_его_состояние_оценивают_как_критическое._

        _ИНСПЕКТОР_ПОЛИЦИИ_ДЖОН_КАЛВЕРТ:_Мы_очень_довольны_тем,_что_операция_по_спасению_одного_из_мальчиков_прошла_успешно._Официально_установлено,_что_это_Пол_Макфэдьен,_13_лет,_житель_Кальверкота._Поиски_Пифагора_Чаудхари_были_приостановлены_с_наступлением_темноты_и_продолжатся_утром._

        _РЕПОРТЁР:_Полицейские_также_сообщают,_что_хотели_бы_поговорить_с_третьим_участником_событий._Свидетели_утверждают,_что_ещё_один_мальчик_убежал_с_места_происшествия_вскоре_после_падения_двух_подростков_в_воду._Подчёркивается,_что_его_ни_в_чём_не_подозревают,_но_его_показания_помогут_установить,_что_именно_произошло._После_трагедии_местные_жители_снова_заговорили_о_необходимости_установки_на_волноломе_защитного_ограждения._В_прямом_эфире_с_новостями_из_Кальверкота_был_Джейми_Бейтс_для_программы_«Сегодня_вечером»._

        Я проглатываю молоко, сыр, печенье с кремовой начинкой и йогурт, но они кажутся мне абсолютно безвкусными. Да, я почти сыт, и живот болит уже меньше, но вкуса еды я совсем не чувствую. Кормлю Алана Ширера кусочками сыра, и он благодарно шевелит усами - но я не улыбаюсь ему, как обычно.
        Мне невыносимо грустно, а ещё очень страшно - я не знаю, что мне делать.
        Я _толкнул_Макку. Меня видели на месте происшествия. Это не убийство, потому что он не умер - по крайней мере пока, однако полиция меня разыскивает. Полиция будет выяснять, где я живу и кто мои родители. А Пай… ну, если не случилось чуда, то он утонул. Мой папа мёртв. И это по большей части моя вина.
        Папа Пая, дедушка Байрон, захочет узнать, кто я такой, что это за мальчик, который так или иначе _причастен_к смерти его сына, даже если и не убил его _своими_руками_.
        Оставаться в 1984 году и дальше я никак не могу. Мне нужно вернуться в мой мир, заметая за собой все следы путешествия во времени.
        Но возможно ли это?
        Допустим, я смогу вернуться в своё время - но что ждёт меня там? Буду ли я ещё существовать? Могу ли я существовать? В конце концов, у меня теперь нет отца.
        Для путешествия во времени необходим жестяной таз - а он всё ещё стоит в бункере Макки. Я проходил неподалёку от его дома и видел там толпы людей: репортёров, полисменов, сочувствующих…
        Очень долго я просто сижу, даже не моргая. Во рту кислый привкус сыра и молока, и больно в груди - то ли от быстрого бега, то ли от напряжения, а может, от ударов Макки. Или это просто болит моё разбитое сердце.
        На улице уже стемнело. Печаль давит, она похожа на тяжесть в желудке, когда переел, я измучен и раздавлен. Но внезапно мне приходит одна мысль.
        Несмотря на усталость, я включаю все шесть компьютеров, а потом иду в кладовую. На полке одно в другое составлены несколько вёдер. И это жестяные вёдра. Они-то и доставят меня домой.
        Ещё мне нужны спички или зажигалка. Уж их-то я точно найду в кладовой?
        Выясняется, что не в этой.
        И вот тут мне на помощь приходит папа. Нет, он не переносится из другого измерения - и нет, я не верю в призраков. Просто у меня в голове звучит его голос - очень чётко, как закадровый комментарий в фильме. Я роюсь на полках и перебираю вещи в судорожных попытках найти хоть _что-то_, чтобы добыть огонь. И вдруг слышу:
        - Ш-ш-ш. Не торопись, приятель. Вот так: тише едешь - дальше будешь. То, что тебе нужно, прямо перед тобой.
        Я останавливаюсь и осматриваюсь, подчиняясь спокойному голосу папы.
        - Нет, здесь! Перед тобой.
        - Проволочная мочалка?  - произношу я вслух. Ведь прямо передо мной стоит целая коробка металлических мочалок, которыми обычно счищают ржавчину.
        - Да. Ты помнишь? Тогда на кухне?
        Моё дыхание успокаивается, я вспоминаю каждую деталь. Закрываю глаза - и вот мы с папой на кухне, проводим очередной безумный эксперимент. Я вспоминаю. Я помню.
        И потом, улыбаясь, я хватаю коробку с мочалками.

        Глава 69

        Я вернулся в техлабораторию. Теперь остаётся только одна проблема - если всё сработает, конечно: это код программы на суперкомпьютере Пая.
        Если следы моего путешествия во времени будут тянуться из 1984 года, кто-то может наткнуться на них и пойти дальше. И _это_приведёт к катастрофическим последствиям.
        Спасением стала бы программа самоликвидации, которую можно запустить на суперкомпьютере,  - он бы перенёс меня домой, а потом отформатировал диски. Вот только я не знаю, как написать такую программу, даже не знаю, с чего начать, если честно.
        Мне в голову приходит ещё только один вариант - просто сжечь всё это.
        Из кладовой я приношу несколько канистр с креозотом (эта такая коричневая жидкость, которой обрабатывают деревянные заборы) и немного проволочной мочалки. Спустя двадцать минут всё готово: суперкомпьютер Пая соединён электрокабелем с чёрной коробкой и двумя жестяными вёдрами, которые стоят на полу вплотную друг к другу. Другие провода с неизолированными концами выполнят функцию рукояток. Блестящая чёрная коробка лежит в одном из вёдер, от неё провод тянется и к суперкомпьютеру, и к рукояткам. Коробку с Аланом Ширером я привязал на верёвочку, которую повесил на шею, ноутбук без аккумулятора лежит вместе с остальными вещами в рюкзаке - я плотно затягиваю лямки на плечах. Аккумулятор ноутбука поместился в карман джинсов. Я тщательно проверяю свою экипировку, как десантник перед спецоперацией.
        Расплёскивая креозот из канистр по периметру лаборатории, я наблюдаю, как он собирается в лужи, и потом наливаю немного липкой жидкости по прямой линии - от одной из луж к вёдрам.
        Следующий после техлаборатории кабинет в коридоре закрыт на замок. Я уже почти совсем привык к тому, что мне предстоит сделать. Сняв со стены огнетушитель, я несколько раз с силой бью им по дверной ручке, пока она не поддаётся.
        Передо мной на столе стоит телефон с наборным диском - сейчас таких уже не увидишь. Когда я позвоню, дороги назад уже не будет, поэтому я долго не решаюсь поднять трубку и всё смотрю и смотрю на неё. Мои ладони вспотели, дыхание сбивается, и я даже не уверен, что смогу говорить.
        Я нервно сглатываю и всё-таки снимаю трубку. Без лишних сомнений сую палец в отверстие с цифрой «9», прокручиваю диск и отпускаю. И повторяю это ещё дважды[57 - 999 - один из номеров для вызова экстренных служб в Великобритании.].
        Мне отвечают почти сразу:
        - Экстренная помощь. Какая служба вам требуется?
        - Пожарная. Пожалуйста.
        - Будьте добры, оставайтесь на линии, я вас переключаю,  - короткое ожидание и дальше:
        - Пожарная охрана. Пожалуйста, сообщите своё имя и телефон.
        Номер написан в центре диска на телефоне, и я диктую его:
        - Я, гм, Джейми Бейтс, номер: Кальверкот 212232.
        - И ваш адрес?
        - Честертон-роуд, 46.
        Это ложь, но вряд ли кто-то сразу бросится проверять. К тому же после череды совершённых мной преступлений волноваться о том, что пришлось соврать, пожалуй, не стоит.
        - Скажите, где пожар?
        - Я вижу дым, горит Средняя современная школа Кальверкота. Первый этаж, там техническая лаборатория.
        - Вам угрожает опасность?
        - Нет.
        - Есть ли в горящем здании люди?
        - Нет. То есть не думаю.
        Оператор говорит, что пожарные машины выехали, а значит, у меня есть около трёх минут: до пожарной части совсем близко, дорога прямая. Огню нужно дать разгореться, чтобы он уничтожил компьютеры до того, как пожар потушат.
        Поджог - ещё одно преступление в моём списке.
        В лаборатории стоит удушающий запах креозота. Я сую ноги в вёдра и держу самодельные рукоятки наготове. И вдруг… замираю на месте.
        Я просто не могу сделать то, что нужно.
        Не знаю, сколько это длится, но оглушительный вой пожарной сирены наконец выводит меня из оцепенения. И теперь мне остаётся лишь несколько секунд.
        Я быстро набираю строку букв и цифр с чёрной коробки на клавиатуре компьютера и ввожу координаты места и времени.
        В одной руке у меня аккумулятор ноутбука, а в другой - металлическая мочалка, я держу их пластиковыми щипцами, потом прикладываю проволоку к контактам аккумулятора, и…
        _ПЫХ!_
        Проволока искрит, и на несколько секунд ее охватывает пламя.
        Мне этого достаточно. Я приседаю, металл снова даёт искру, от которой загорается и креозот - быстрее, _намного_быстрее, чем я ожидал. Огонь вспыхивает прямо перед моим лицом и опаляет брови. Пламя танцует по дорожке креозота и через секунду добирается до большой лужи горючей жидкости, она воспламеняется - _вжууух!_ - и вот уже креозот горит по всей комнате.
        Я только успел встать на ноги, а комната уже полыхает, и становится всё жарче.
        Я берусь за рукоятки и тянусь, чтобы нажать клавишу «ввод», но в панике смахиваю клавиатуру со стола, и она повисает на проводе.
        Сквозь языки пламени уже мигает маячок пожарной машины - она подъехала прямо к окнам, и я слышу, как кто-то кричит:
        - Сержант! Там мальчик! В комнате мальчик!
        В густом дыму я нащупываю клавиатуру. Я кашляю и кашляю, мне приходится, держа ноги в вёдрах, ещё и присесть, потому что тонкий прозрачный пузырь сейчас намного меньше, чем раньше. Окно вдребезги разбивается, из-за притока кислорода пламя разгорается ещё сильнее - мне обжигает кожу, и я стучу пальцами по клавиатуре, надеясь попасть по кнопке «ввод», а потом теряю сознание и больше уже ничего не чувствую.

        Глава 70

        Никогда раньше я не вспоминал этот разговор, а если и вспоминал, то не придавал ему большого значения.
        Я уже говорил, что мой папа вёл себя странно в последние дни перед смертью? Если нет, то только из уважения к нему. Я хочу, чтобы вы были о нём такого же высокого мнения, как я сам, да и зачем ворошить прошлое.
        Папа и раньше часто обнимал меня. Но в те дни он обнимал меня дольше и _крепче._То есть слишком крепко - мне даже было больно. И он начал целовать меня: я знаю, так делают многие папы, но мой не целовал меня с тех пор, когда я был очень маленьким. Да, я уже упоминал об этом.
        Так вот, за пару дней до своей смерти он зашёл ко мне в комнату, когда я уже лёг в постель. Я попросил рассказать историю, и он долго не отвечал.
        - Расскажи, как ты был маленьким.
        Он покачал головой:
        - Не сегодня. Сегодня это будет придуманная история.
        Я не возражал, хоть папа и не особо хорошо сочинял. Мне просто хотелось, чтобы он посидел со мной. К тому же эта история звучала так, будто папа заранее подготовился. Обычно он рассказывал сумбурно и с запинками, потому что выдумывал на ходу, но тогда всё было иначе.
        - Давным-давно в деревне у великого Ганга жил юноша. Однажды к нему явилась богиня Кали, чьё имя на санскрите значит «несущая смерть». Это очень-очень грозная богиня: у неё синяя кожа, и она носит на шее гирлянду из отрубленных голов.
        - Жуть,  - говорю я.
        - О да. Настоящая жуть. И она сказала этому юноше, которого звали… хм…
        - Тревор?  - когда папа рассказывал индийские сказки, мы развлекались тем, что давали героям самые невероятные для Индии имена.
        - Да. Тревор. Тревор О’Салливан. И сказала она Тревору О’Салливану: «Я наделю тебя даром предвидения, о Тревор…»
        - Что такое предвидение?
        - Возможность видеть будущее. И ответил он ей: «О Великая Кали, благодарю тебя!» И спустился он к Гангу, и смотрел в его воды, и ждал, что ему откроется будущее, но ничего не увидел. И тогда воззвал он к Кали: «О Кали, приди ко мне!» И появилась перед ним Кали и спросила: «Что нужно тебе, Тревор О’Салливан?» И ответил он: «Я не вижу будущего». И сказала Кали: «Это смешно», отрубила ему голову и повесила её на своё ожерелье.
        - Ох, ну и ужас!
        - Что правда, то правда. А мораль, Ал, такова: если тебе когда-то представится шанс заглянуть в будущее, не пользуйся им. Будущее всё равно наступит, и не нужно его торопить.
        С этими словами он крепко обнял меня и поцеловал.

        Глава 71

        Сначала я даже не уверен, что пришёл в себя. У меня очень сильно болит голова, особенно затылок, словно я зашиб его, когда падал на спину. Глаза жжёт, и я пока не решаюсь их открыть, а щека прижата к холодной поверхности - наверное, я лежу на полу. Ещё и шею чем-то туго стянуло.
        _Уже_неплохо_ - это первое, о чём я думаю. И следующее: _сейчас_я_открою_глаза_и_окажусь_в_своей_комнате_незадолго_до_того,_как_всё_это_началось._
        Очень медленно и осторожно я открываю глаза. Я точно в своей комнате? Верёвка, на которой висит коробка с хомяком, перекрутилась вокруг шеи. Я развязываю её и с облегчением вижу, что Алан Ширер не пострадал. Но всё-таки…
        Я точно в своей комнате: с пола за окном видно знакомое дерево в соседнем саду и крыши домов напротив. Это комната, из которой я исчез, когда мама колотила в дверь, а дедушка Байрон заглядывал в окно. Я сажусь, потирая глаза, и спрашиваю себя, не сплю ли я, чтобы убедиться в том, что не сплю.
        Нет, это не сон. И нет, это всё же не моя комната. Дверь на том же месте, вид из окна привычный, но на кровати другое покрывало, и стоит она у противоположной стены, коврик тоже новый, а ещё висит постер группы, которую я знать не знаю.
        Так чья же это комната?
        Снизу доносится звук телевизора, а в ванной рядом шумит вода. Вынув ноги из жестяных вёдер, я встаю и подхожу к окну.
        - Боже мой,  - бормочу я себе под нос.  - Это _моя_комната,  - за окном садик, в который я выглядываю по утрам, и дом напротив - всё на своих местах.
        На всякий случай я ещё раз осматриваюсь: наверное, пока я был в 1984 году, мою комнату заняла Карли.
        Но я должен был вернуться именно в тот момент, из которого исчез. В котором мама барабанит в дверь моей спальни, Стив кричит на меня, а губы дедушки Байрона складываются в ошарашенное «О».
        Дверь спальни открывается, и заходит Карли, на ней только халат, и всё. Она вытирает волосы полотенцем и не замечает меня.
        - Привет, Карли!  - говорю я. И вот тогда она меня видит. Её глаза расширяются, она взвизгивает, а потом визг превращается в пронзительный крик страха.
        - Эй, всё в порядке, Карли, что с тобой?  - говорю я.
        - Кто… кто ты такой? Прочь отсюда! Выметайся! Бери, что хочешь. Бери, только не… только уходи,  - она вся трясётся, её голос дрожит. Я так и стою у окна.
        - Где Стив? Где мама?
        - Внизу мой парень, и скоро вернётся папа, правда - он только на минутку вышел в магазин. Он убьёт тебя. Джол! Джолион!  - она кричит, как безумная.
        - Карли! Прекрати, почему ты так…
        Ситуация накаляется: я слышу топот ног по лестнице, и в комнату врывается Джолион Дэнси. Он смотрит на меня злобно и в то же время озадаченно.
        - Ты кто такой?  - рявкает он.  - Что ты делаешь в комнате Карли?
        - Это я - Ал,  - говорю я.  - Помнишь, сводный брат Карли?  - и добавляю от безысходности:  - Который хомяков разводит.
        Он явно ничего не понимает, поэтому морщится и не сводит с меня настороженных глаз.
        - Задай ему, Джол, покажи карате!  - Джолион тут же встаёт в странную боевую стойку: ноги врозь, колени согнуты, руки наготове. Это выглядит довольно комично, и я жду выкрика: «Кийа-а-а!»  - но Джолион молчит. Он просто стоит с суровым лицом - так проходит ещё несколько секунд, а потом Карли снова призывает:
        - Ну же, Джол, задай ему!
        Я кричу на неё:
        - Да замолчи, Карли!  - и это срабатывает. Она умолкает, её нижняя губа дрожит, а глаза наполняются слезами.  - Что ты сделала с моей комнатой?  - спрашиваю я.
        Некоторое время она молчит и умоляюще смотрит на меня, а потом говорит:
        - Пожалуйста, просто уйди!
        Я слышу в её голосе неподдельный страх и начинаю бояться, что она слетела с катушек. Когда люди сходят с ума, непонятно, чего от них ожидать, они непредсказуемы. Мне кажется, Карли давно к этому шла, вспомнить хотя бы её подростковые метания и всё такое. Я пытаюсь проскользнуть мимо неё к двери, но Джолион преграждает мне путь - он всё ещё грозно размахивает руками:
        - У меня зелёный пояс. Со мной лучше не связываться.
        Он прав - я и не стану. Но я знаю, что можно сделать, пока он стоит, так широко расставив ноги. Я перевожу взгляд на окно, показываю туда пальцем и говорю:
        - Вот это да!
        Трюк срабатывает. Они оба поворачиваются посмотреть, и в этот момент я замахиваюсь ногой и быстро и сильно бью Джолиона точно между ног. Он издаёт ужасный звук, визгливый вскрик, переходящий в хрип. Мне его жалко: он падает на бок, схватившись за пах, и корчится от боли. У меня полно времени, чтобы взять Алана Ширера, достать из ведра чёрную коробку, убрать её в рюкзак и выйти за дверь спальни. Карли до смерти перепугана, мне даже стыдно перед ней.
        На лестнице лежит старый ковёр. Тот, что лежал, когда мы с мамой только переехали. Но потом ковёр поменяли на новый. Я свешиваю голову вниз - проверить, не смотрит ли там мама телевизор, но её нет. Конечно, она бы уже услышала шум и поднялась.
        Дом остался прежним, здесь всё в порядке. Но многое поменялось - не только ковёр на лестнице. Мебель стоит по-другому. Со столика в прихожей исчезла рамка с маминой фотографией, и я не узнаю пальто на вешалке.
        На улице я вижу Стива: он идёт мне навстречу с пакетом продуктов. Он отрастил козлиную бородку, которая ему совсем не идёт. И когда только успел?
        - Стив! Стив!
        Он останавливается и с чуть заметной улыбкой говорит:
        - Привет.
        Я стою перед ним, натянув на лицо такую же улыбку, и заговорщически говорю:
        - Гм, Стив, мне кажется, Карли немного… не знаю, как сказать… немного ку-ку?  - Стив вопросительно смотрит на меня:
        - Что?
        - Карли. Она только что накричала на меня и выгнала из дома.
        Стив качает головой:
        - Прости, сынок, но гм… а ты кто?
        Я вздыхаю:
        - Стив, слушай, хватит. Я правда… у меня сейчас безумное время, и я не хочу разбираться ещё и с этим,  - Стив уже шагает дальше, и я иду с ним рядом.  - Просто Карли вела себя со мной очень странно, и ну… я просто…
        - Ты друг Карли? Ты уже бывал у нас в гостях?
        - Сти-и-ив!  - мне всё это уже надоело.
        - Слушай, не обижайся, сынок. Я не очень хорошо запоминаю друзей Карли. Как тебя зовут, подскажешь?
        - Прекрати!  - я говорю раздражённо и резко.
        - Эй, полегче на поворотах, сынок!  - мы уже идём по дорожке к дому.  - Подожди, я скажу Карли, что ты здесь.
        - Стив! Перестань!  - сейчас я уже расстроен и кричу.  - Где мама?
        Около двери Стив поворачивается ко мне:
        - Я думаю, сынок, тебе стоит пойти домой.
        - О чём ты вообще? Мой дом тут!  - Стив внимательно смотрит на меня и говорит:
        - Давай, сынок. Ступай отсюда. Ты уже достаточно повеселился. Уходи.
        - Что? _Нет!_Где мама? Она задерживается на работе? Или встречается с Анникой?
        - Это последнее предупреждение. Убирайся. Отсюда. Сейчас же,  - он не кричит, но в его голосе я слышу угрозу. Потом он скрывается за дверью, а я остаюсь на дорожке в полном замешательстве. Я быстро моргаю, хватаю ртом воздух, а в руках у меня коробка с хомяком.

        Глава 72

        Мой телефон ещё не полностью разрядился, и я звоню маме.
        _Набранный_вами_номер_не_существует._Пожалуйста,_проверьте_номер_и_попробуйте_ещё_раз._
        Так я и поступаю, хоть номер и занесён в память моего телефона: МАМА МОБ.
        _Набранный_вами_номер_не_существует._Пожалуйста,_проверьте_номер_и_попробуйте_ещё_раз._
        Я хочу попробовать ещё раз, но мой телефон умирает. У меня сосёт под ложечкой. Всё идёт совсем не так, как я надеялся. Впрочем, не так давно в 1984 году я _боялся_другого - в том ужасном сценарии развития событий я мог умереть или просто перестать существовать. Так что сейчас я где-то между страхом и надеждой - и это не самое приятное чувство.
        Может быть, мама поменяла номер телефона. Возможно, «сеть упала», что бы это ни значило. А скорее всего, проблема в моём мобильном, ведь он проделал длинный путь сквозь пространство и время.
        Дедушка Байрон поможет мне разобраться. Он никогда меня не подводил.
        Я повторяю и повторяю это по дороге к дому дедушки Байрона, но не могу убедить себя, как ни стараюсь. В глубине души я понимаю: что-то определённо пошло не так.
        Смотрите, по идее - исходя из Парадокса убитого дедушки,  - я не должен существовать, потому что трагическая случайность оборвала жизнь моего отца в двенадцать лет и стать моим отцом он никак бы не смог.
        _Но_я_существую_, так что эта часть теории путешествий во времени - полная ерунда. И теперь я боюсь даже думать о том, что ещё может произойти.
        Когда я иду по дорожке к дому дедушки Байрона, мои опасения усиливаются. Где его мопед? Почему передняя дверь выкрашена в другой цвет? Куда делись колокольчики, звеневшие раньше над боковой дверью?
        Я всё равно нажимаю на кнопку звонка. Дверь открывает незнакомая женщина, я бормочу: «Извините, перепутал дом»,  - и быстро ухожу.
        Уже поздно, и скоро стемнеет. Я чувствую слабость от голода и хочу пить. Голова идёт кругом, когда я пытаюсь разобраться, что же происходит.
        Не поймите меня неправильно. Суть я уловил, как - без всякого сомнения - и вы, а если у вас вдруг не получилось, держите чёткий список.
        (Надо заметить, что «чёткий список»  - полная противоположность тому, как эти мысли организованы в моей голове. Даже «организованы»  - неверное слово. В голове у меня царит полный хаос: выводы и опасения путаются и противоречат друг другу, а вопросы из серии «что если» встают в шумную очередь и толкаются в ней. Но как бы то ни было, приступим.)

        1. Когда Пай утонул, многое изменилось. (Отлично. Плавный пуск. Держитесь - дальше будет трясти.)
        Итак:

        2. Пай не вырос во взрослого мужчину, не встретил мою маму и не стал моим отцом. Из чего следует:
        3. Он не умер четыре года назад, а значит:
        4. Мама не начала встречаться со Стивом, и мы не съехались с ним и Карли.

        Да, с _этим_я разобрался. Но есть ещё и пятый вывод, который не даёт мне покоя:

        5. Значит, дедушка Байрон не переехал из Кальверкота в Блит.

        И шестой - я даже боюсь думать об этом, а уж тем более записывать, но мне всё равно придётся, так что:
        6. Если Пай умер, когда ему было двенадцать (а он умер, я знаю), то его не могло быть на пляже с дедушкой Байроном и другими индийцами в тот день, когда чуть не утонула моя мама.

        Скажу другими словами. Я вообще не понимаю, что я здесь делаю - в этом странном пузыре пространства-времени, где у меня нет ни родителей, ни дома, и где я сам не должен бы существовать. Мало того - в середине девяностых годов прошлого века почти исключительно по моей вине умерла мама, потому что мой папа погиб за десять лет до этого тоже почти исключительно по моей вине.
        _Поэтому-то_я и брожу по улицам, бормоча что-то себе под нос и с трудом сдерживая слёзы, и пытаюсь разрулить пробку из мыслей в своей голове. Я сажусь на низкую стену, снимаю со спины рюкзак и достаю коробку, в которой сидит Алан Ширер. Я разрешаю ему побегать по своим рукам - это всегда вызывает у меня улыбку, а потом опускаю его на землю около лужицы, чтобы он попил. Потом он бегает кругами и лижет свои крошечные ручки (я должен был бы сказать «лапки», но посмотрите на лапы хомяка - они же точно как руки, и говоря про Алана Ширера, я буду называть их именно так).
        Я отвлекаюсь на хомяка, и это помогает мне привести мысли в порядок. Знаете, как бывает, когда вы в пробке, а впереди виден просвет - и вот вы доезжаете до него, и весь этот шум и гудение машин остаются позади? Вот так произошло и у меня.
        Я сажаю Алана Ширера обратно в коробку и сворачиваю к прибрежной дороге - там можно сесть в автобус до Кальверкота. А потом бегу, отчасти потому, что подходит мой автобус, и отчасти потому, что внезапно понял, куда именно мне нужно попасть.

        Глава 73

        Уже очень поздно, спустилась тёплая ночь раннего лета, в воздухе стоит слабый солёный запах моря, а я иду по Сэндвью-авеню в Кальверкоте; крошечные домики стали на тридцать лет старше - где-то переоборудован чердак, где-то выросли деревья,  - а машины стоят вдоль всей улицы до набережной.
        Бамбуковые колокольчики на своём месте, но в штиль они беззвучны. Мопед припаркован на дороге у дома. Я проверяю, остались ли на нём царапины, появившиеся во время моего бегства от полиции. Царапин нет. Конечно, нет. Откуда бы им взяться?
        Несколько минут я и смотрю на входную дверь, пытаясь заставить себя нажать кнопку звонка. Ноги привели меня по дорожке к самому дому, а вот рука к звонку не поднимается. Я не знаю, сколько так простоял, но, наверное, долго - и кто-то увидел меня из дома. Сквозь матовое стекло я вижу приближающуюся фигуру, и сердце стучит так громко, что кажется, будто кто-то колотит изнутри по грудной клетке. Дребезжит дверная цепочка, и я уже лучше рассмотрел фигуру за стеклом - и _это_он, я знаю, но боюсь в это верить. Дверь открывается.
        Это он. Дедушка Байрон.
        Он немного склоняется вперёд и присматривается. Его губы шевелятся, но он не может произнести ни звука, кроме хриплого: «П… П…» А я думаю, _сколько_можно_таращиться_друг_на_друга_, и переступаю порог, и заключаю его в объятия, и вдыхаю его запах (не тот, которого ожидал, но всё же его). И какое же облегчение я испытываю, когда чувствую, что он тоже обнимает меня! Так проходит несколько секунд; к нему возвращается голос, и он повторяет в воздух над моей головой, пока мы обнимаемся:
        - Пай. Пай. Пай. Как это можешь быть ты? О, мой мальчик, мой Пай. Но как?
        Вот это да. Такого я не ожидал.
        И вот мы стоим в дверях: он обнимает меня всё крепче и произносит снова и снова: «Как?» и «Пай?» Я ненавижу себя за это, но мне становится не по себе. Я знаю, что придётся многое ему объяснить - и что бы я ни сказал, он будет разочарован только потому, что я не Пай. Я высвобождаюсь из его объятий и стою прямо перед ним, а он всё так же пристально на меня смотрит.
        Нет хорошего способа преподнести ему правду, и потому я просто говорю:
        - Мне очень жаль. Я не Пай.
        Повисает долгая пауза, пока дедушка Байрон внимательно изучает меня. Его взгляд скачет с волос на уши, потом на рот, затем на руки, и я мягко добавляю:
        - Как бы я мог им быть?
        Дедушка Байрон с усилием моргает. Может быть, он скрывает слёзы - я не знаю. Тогда я говорю:
        - Я Ал. Ал Сингх? Ты помнишь?
        Глаза дедушки двигаются вверх, налево и снова на меня. Он качает головой.
        - Давай же,  - ободряюще говорю я.  - Ты же помнишь всё! В магазине с парнем-сикхом, они ещё думали, что я Пай и…  - он всё ещё в замешательстве.  - Я приходил сюда, в этот дом. В тот день, когда Пай…  - и он заканчивает фразу за меня:
        - В тот день, когда Пай утонул. Ты приходил к нам. Потом ты был в магазине. С Бару и… и другим парнем, его сыном,  - память возвращается к нему, и дедушка медленно кивает. Он кладёт мне руку на плечо и ведёт в дом, закрывая за собой дверь.
        - Пойдём, приятель,  - говорит он мне.
        Но в его голосе нет лёгкости. Я словно высосал из него всю энергию. С тяжёлым чувством я очень медленно иду за ним.

        Глава 74

        Ладно, задумайтесь на секунду. С чего бы вы начали рассказывать дедушке Байрону о том, что произошло?
        Не знаете. Вот и я не знаю. Первое, что я говорю, садясь за кухонный стол, это: «Есть чем перекусить?» Дедушка наливает мне стакан молока - я выпиваю его залпом, пока он подогревает в микроволновке _алу_чаат_[58 - Алу чаат - отварной картофель со специями. Эта лёгкая уличная закуска популярна в Индии.], а потом я ем, ем и ем ещё. Я достаю Алана Ширера из рюкзака - и на озадаченном лице дедушки Байрона, пусть и ненадолго, появляется улыбка. Он даёт Алану Ширеру бразильский орех и воду в блюдце и, кажется, немного расслабляется. Это хорошо: хомяк отвлёк его от меня, и напряжение, которое я чувствовал с порога, постепенно спадает. Дедушка придвигает к столу табуретку и сидит напротив, пока мы с хомяком едим.
        Я не могу разговаривать с полным ртом, поэтому пока осматриваюсь и с удивлением отмечаю, что дедушка давно не делал уборку. Не то чтобы на кухне грязно - просто беспорядок. В доме у дедушки Байрона всегда было полно вещей, но он обладал удивительной способностью содержать всё в чистоте и порядке. Наверное, он был просто занят или что-то в этом роде. И я замечаю ещё кое-что: его длинная коса исчезла.
        У меня появляется неприятное предчувствие, и диалог, который происходит между нами потом, его только усиливает. Дожевав острую картошку, я говорю:
        - Дедушка Байрон, можно спросить…
        - Как ты меня назвал? _Дедушка_Байрон?
        - О. Да. Я скоро объясню,  - это смутило меня, как вы можете догадаться, но я не отступаю:  - Как называется столица, ну, например… Гренландии?
        Дедушка Байрон смотрит на меня, прищурившись:
        - Грен… Понятия не имею, сынок. Почему ты спрашиваешь?
        И потом мы разговариваем. Я не буду пересказывать вам всё. Беседа длится несколько часов. Попробую описать на примере. Представьте: вам нужно объяснить, что такое книга, тому, кто ничего не знает о чтении - кому-то из древнего туземного племени.
        Но могло быть и хуже. Дедушка хотя бы не думает, что я сошёл с ума или пытаюсь его обмануть.
        Я говорю и говорю, а он иногда задаёт вопросы и старается следить за ходом истории. Конечно, это непросто, и в любой момент я готов услышать:
        - Ладно, приятель. Довольно. Всё это полная нелепица. Или ты говоришь мне правду, или я звоню в полицию. Ты - мальчишка, который явился в мой дом, а я знаю о тебе только то, что ты произошёл от Адама и Евы, и это может вылиться в большие неприятности…
        И так далее. Но дедушка не говорит ничего подобного. И вот почему:
        _Думаю,_он_мне_верит._
        Я о многом знаю, например:

        1. Бабушка Джули. Я знаю, кто она, как она умерла, и что _«Без_тебя»_в исполнении Нилссона была на первом месте в чартах, когда они поженились.
        2. Я знаю, почему дедушка приехал в Англию в шестидесятых, которые не показались ему особо свингующими. Из-за беспорядков в Пенджабе.
        3. Больше всего, конечно, я знаю о Пае. Как он выглядел, о чём говорил. Его синяя атласная куртка, его короткий кивок головой…

        Когда я говорю о Пае, дедушка Байрон неподвижно сидит, только иногда покачивая головой, он впитывает каждое слово, будто пытается утолить жажду.
        - Мой мальчик,  - повторяет он.  - Мой бедный, бедный мальчик.
        А потом мне почти - _почти_ - удаётся доказать правдивость рассказанной истории. Я включаю свой телефон в розетку, даю немного зарядиться, чтобы он ожил, и открываю фотографии. Я сделал их пару дней назад, а для дедушки Байрона с тех пор прошло тридцать лет: мы с Паем на пляже, мы с дедушкой и Гипатией.
        - Ты помнишь это?  - спрашиваю я, а он медленно и грустно качает головой:
        - Наверное. Смутно. Моя память… ну, скажем так, она не та, что раньше.
        Мы сидим в тишине, дедушка Байрон долго всматривается в фотографию на моём телефоне и потом тихо спрашивает:
        - Почему ты сбежал после… этого происшествия?
        Я понимаю, что мне нечего ответить, и, подняв глаза, вижу, что дедушка неотрывно смотрит на меня. В его вопросе нет ни злобы, ни осуждения - он просто хочет услышать ответ, ведь этот вопрос мучил его, как я теперь понимаю, все тридцать лет. Сейчас я себя ненавижу. Я _знаю_, как жалко, недостойно и глупо это выглядит, но могу только отвести взгляд в сторону, пожать плечами и, опустив голову, сказать:
        - Не знаю.
        Повисает длинная пауза, и меня передёргивает от всей неуместности и ущербности собственных слов. Оглядываясь назад, я гадаю, не эти ли секунды определили отношение ко мне дедушки Байрона.
        С этого момента я чувствую, что он верит в мою историю, но в то же время винит меня в смерти Пая и в том, что я не повёл себя мужественно, а сбежал как трус, оставив его на тридцать лет в горе и неведении.
        Он говорит только:
        - Уже поздно, сынок. Отвести тебя в твою комнату?
        - Мою комнату?
        - Ну, ты выглядишь усталым - и где ещё тебе остановиться?
        Маленькая спальня была раньше комнатой Пая. На стене полка, заставленная научными книгами, и плакат с видом на Землю из космоса, а с потолка свисает модель Солнечной системы. На столе до сих пор лежат учебники и даже стоит стакан с карандашами.
        - Я не смог ничего поменять здесь, когда он… когда Пай нас покинул.
        На вид всё тут совсем не так жутко, как кажется по описанию. Мне даже приятно почувствовать себя ближе к Паю.
        - Мне здесь нравится,  - говорю я и улыбаюсь ему своей самой искренней улыбкой. Но он безучастно смотрит сквозь меня. Его, конечно, трудно винить. Вряд ли он ожидал, что этот вечер сложится именно так. И тут меня осеняет. До сих пор я никак не мог понять, что же ещё отличает этого дедушку Байрона от прежнего, а всё дело в его руках: обе они прямые и здоровые. И я спрашиваю:
        - Помнишь, как я попросил тебя проверить пиротехническую установку?
        Он поднимает глаза, стараясь вспомнить, и потом кивает:
        - Да, мне кажется, я помню, как ты об этом говорил. А что?
        - Вижу, ты сдержал своё слово.
        Я сижу на кровати, а он встаёт на колени, чтобы помочь мне разуться:
        - Давай, сынок. Ты, должно быть, в рогалик скручен.
        (В рогалик скручен = измучен[59 - В диалектах английского языка - в частности, кокни - слова могут заменяться рифмованными с ними фразами.]. Такого я раньше от него не слышал и поэтому улыбаюсь.)
        Потом дедушка снимает с меня носки, отворачивается, и вдруг снова резко поворачивается обратно, как будто голова у него на шарнире. Он таращится на мои ступни, то есть _именно_таращится, и нервно тянется вперёд, чтобы их потрогать. Как золотая рыбка, он хватает ртом воздух и, готов поклясться, даже немного бледнеет. Тот _старый_дедушка Байрон из прошлой жизни, конечно же, прекрасно знал о моих сросшихся пальцах. А этот приходит в ужас, и я стараюсь отвлечь его, в шутку пошевелив ими (кажется, получилось не смешно - во всяком случае, он не засмеялся).
        - Да, «синдактилия»  - это так называется. Редкая штука! Ты видел такое раньше?
        Дедушка кивает:
        - Однажды,  - но больше не говорит ни слова об этом.  - Спокойной ночи,  - и он выходит из комнаты.
        Он улыбается, но за этой улыбкой скрывается что-то ещё. Несмотря на невероятную усталость, я не сплю, потому что не могу перестать думать о смущённой улыбке дедушки Байрона и о его чрезмерной реакции на особенность моих ног - в сущности, такую незначительную.

        Глава 75

        Конечно, в итоге я уснул, а проснувшись, вижу, что укрыт пододеяльником Пая с картинками из «Доктора Кто». Мои вещи - одежда и рюкзак - убраны с пола, куда я их бросил. Старомодные электронные часы на комоде показывают 14:02. Я проспал около двенадцати часов и не скажу, что свеж как огурчик, но вставать всё-таки нужно. На столе стоит картонная коробка с низкими краями, в ней блюдце с водой и немного мюсли, а ещё порванная газета, под которой свернулся Алан Ширер. Дедушка Байрон успел сделать всё это, пока я спал.
        Я смутно припоминаю, как проснулся ночью и увидел, что дедушка Байрон сидит на моей кровати. Уже светало, его глаза блестели в голубоватом свете, проникавшем в окно через тонкие занавески, и было заметно, что он плакал. Я повернул к нему голову на подушке и сонно улыбнулся.
        - О, Пай, сынок,  - пробормотал он.  - Я скучал по тебе.
        Я хотел сказать:
        - Я не Пай, я Ал,  - но, открыв рот, не решился разрушить его предрассветные грёзы. Вместо этого я сказал:
        - Я… устал,  - отвернулся и стал спать дальше.

        На стуле приготовлена одежда, она не новая, и я сразу понимаю, что это вещи Пая. Здесь и блестящая синяя куртка, в которой он был в день нашего знакомства. Я одеваюсь. Вещи пахнут так, словно висели в шкафу годами.
        Я несу хомяка и его коробку вниз на кухню, а там дедушка Байрон что-то набирает на клавиатуре ноутбука. На столе перед ним стоит фотография в рамке, на ней папа, мама и я - должно быть, дедушка вытащил её из моего рюкзака, пока я спал. Когда я захожу и вижу всё это, он немного прикрывает экран ноутбука рукой, просто вынуждая спросить:
        - Что ты делаешь?
        Не отвечая прямо, он смотрит на меня с грустным подобием улыбки: я и так похож на Пая, а сейчас на мне вдобавок его одежда. Он идёт к двери.
        - Мне нужно тебе кое-что рассказать,  - говорит он, натягивая резиновые сапоги и заправляя в них джинсы. Он показывает на пару сапог для меня.
        На улице он быстрым шагом идёт к пляжу, и мне приходится почти бежать, чтобы поспевать за ним. И вот мы на набережной. Мы стоим на высоком поросшем травой мысе: с одной стороны от нас двойная бухта Кальверкота, с другой - жёлто-белая полоса пляжа, которая тянется до Тайнмута. К пляжу спускается длинная лестница, занесённая песком,  - пока мы идём по ступенькам, дедушка Байрон говорит, что не спал всю ночь и сидел в Интернете. В воздухе висит холодная дымка, и я немного дрожу, но мне всё равно - я слушаю историю, которую рассказывает мне дедушка.
        Был 1994 год. Прошло почти десять лет со дня смерти Пая. Это был тёплый день - один из тех редких для начала лета дней на северо-восточном побережье, когда горячее солнце побеждает туман. К закусочной с фиш-энд-чипс впервые за весь год выстроилась очередь.
        В бухте, укрытой двумя волноломами, море было спокойным, но волны с рёвом накатывали на песок длинного пляжа с другой стороны от мыса. Почти никто не купался: на пляже ближе к Тайнмуту выставили предупредительные флажки, но спасателей ещё не было - не сезон, и даже сёрферы, которые бывают здесь зимой, в тот день сдались.
        У индийцев, которые жили в Кальверкоте и его окрестностях (в 1994 году их тут ещё мало, и это в основном пенджабцы), несколько лет назад появилась традиция - в первую субботу июня они устраивали пляжный пикник. Там был и Мужчина в Тюрбане, его настоящее имя - Бару Бакши, он был одет в старый коричневый костюм, джемпер без рукавов и галстук. Его маленькая упитанная жена в сари с трудом шла по мягкому песку с переносным холодильником в руках. И Тарун из магазина - он уже женился на девушке из Мидлсборо, которая родилась в Амритсаре. Его жена пришла в джинсах и футболке, а их маленькая дочка - в жёлтом платье с блёстками в индийском стиле. Явились и другие индийцы - всего около дюжины, Гипатия, которой скоро должно было исполнится пятнадцать, и, конечно, дедушка Байрон.
        - Твоя очередь в этом году, Байрон?  - поинтересовался Бару Бакши, торжественно передавая ему гирлянду из оранжевых и жёлтых цветков календулы.
        - Я думал, у сикхов и индуистов разные церемонии,  - сказал я, когда дедушка Байрон рассказал мне эту часть. Мы уже пересекли участок с сухим песком и теперь шли по самой кромке пляжа - рядом катились длинные, спокойные волны.
        - Так и есть, приятель, так и есть. Но время от времени они смешиваются. И это скорее светский обычай. К тому же не такой уж я и индуист, если честно, а Бару - довольно свободомыслящий сикх. А теперь давай я расскажу, что было дальше.
        И вот дедушка Байрон пошёл к воде («Вот в этом самом месте»,  - подтвердил он, оглядев пляж), и почти все остальные последовали за ним. Несколько молодых девушек - подростков и чуть за двадцать - в купальных костюмах играли рядом на мелководье.
        Жена Бару Бакши обошла индийцев и, обмакнув палец в красную глазурь, поставила на лоб каждому красную точку - _бинди_[60 - Бинди считается в индуизме священным символом, знаком правды, его также называют «третий глаз».]. Они стояли по колено в воде: Бару Бакши закатал штанины брюк, мокрые сари женщин липли к ногам. Дедушка Байрон замахнулся и швырнул гирлянду в волны, и в этот момент со стороны моря раздался крик.
        Девушки показывали на молодую женщину, которая была не так далеко от берега и ещё доставала ногами до дна. Она боролась с откатывающей волной, размахивала руками в попытке устоять, но тут на неё обрушилась новая волна, и голова женщины исчезла под водой. Когда она снова появилась, одна из девушек с берега закричала:
        - Сара! Сара! Плыви!  - и бросилась к воде, но одна из подруг оттащила её со словами:
        - Нет, Ава, нет! Ты не справишься!
        А дедушка Байрон уже скинул одежду и вбежал голым в море. Он нырнул под волну и, загребая сильными руками, подплывал всё ближе и ближе к тонущей девушке. Когда он доплыл, ту снова накрыло с головой. Дедушка мог стоять, но ревущее море сбивало с ног, и тогда он нырнул под воду, выбрав спокойную секунду между волнами. В наступившей тишине слышно было только, как, держа руки у губ, словно при молитве, девушки на берегу причитают «какойужас, какойужас, какойужас!» да слова Гипатии, которая качала головой и медленно твердила: «О, Боже мой».
        Прошло где-то секунд десять, но из воды никто не показался. Одна из девушек начала плакать, а другая подняла крышку большого старого мобильного телефона и набрала 999.
        - Двадцать секунд, Ал. Вроде бы мало, но попробуй их отсчитать: это целая вечность, когда кто-то тонет, а ты пытаешься разглядеть его в воде.
        (В этот момент дедушка Байрон замолчал, осознав смысл сказанного, и опустил глаза. «Я знаю»,  - произнёс я, но больше у меня слов не нашлось. Мне кажется, я понял, к чему идёт его история, и у меня пересохло во рту от страха, нервов и…)
        И потом кто-то выкрикнул:
        - Смотрите! Вон там!
        Метрах в тридцати от них дедушка Байрон выбирался из моря, поддерживая спотыкающуюся девушку, которая шла с ним рядом. Они были уже где-то по пояс в воде, когда девушка содрогнулась и её вырвало солёной морской водой. Дедушка Байрон наклонился, осторожно взял её на руки и вынес из моря.
        Он посадил девушку на сухой песок, и её окружили подруги. Дедушка Байрон отошёл в сторону: руки на бёдрах, лицо поднято к небу - он тяжело дышал и выплёвывал воду. Потом девушки повернулись к нему, а сбоку подошёл Бару Бакши:
        - Ты молодец, _Байрон-джи_. Но мне кажется, было бы не лишним… эм… надеть трусы.
        (Думаю, дедушка Байрон рассказывал эту историю не впервые. Честно - он сделал нужную паузу перед последними словами, чтобы они прозвучали комично. И посмотрел на меня после неё, ожидая, что я рассмеюсь. Я был не в настроении смеяться, но что-то выдавил из себя, чтобы он продолжил.)
        - Я натянул трусы и улыбнулся девушке, которую только что спас. А она вытерла сопли и улыбнулась мне в ответ. И потом я увидел, что у неё сросшиеся пальцы - по два на каждой ступне. Она сказала мне, что её зовут Сара.
        Мы ещё постояли там на песке вдвоём и походили в сапогах по воде.
        Сара.
        Мама. Она жива.
        - Мальчику нужна его мама,  - говорит в заключение дедушка Байрон.  - И мы её найдём.

        Глава 76

        Потому-то мы с дедушкой Байроном в тот же день оказываемся в Блейдоне на реке Тайн, проехав пятнадцать миль от побережья. И вот что я вам скажу: пятнадцать миль на маленьком мопеде выдержит не каждая задница.
        Дедушка Байрон рассказал, что, когда он только приехал в Великобританию, Блейдон был угледобывающим городом, но теперь шахты не работают. Улица за улицей аккуратных домов из красного кирпича, супермаркет, авторемонтная мастерская - здесь всё, как в других городах. Зато город расположен над речной долиной, и в некоторых местах открываются потрясающие виды на Тайн и противоположный берег.
        Вот здесь и живёт Сара, моя мама, на широкой улице на окраине Блейдона. Дедушка Байрон уже предупредил её по телефону, что приедет. Они продолжали общаться какое-то время после того случая, когда она чуть не утонула. Мама приглашала дедушку на свою свадьбу (с полицейским по имени Родди), но тот не поехал, а потом их пути разошлись. Но, как заметил дедушка Байрон, в наши дни нужно очень постараться, чтобы спрятаться,  - так что ему не составило труда разыскать её.
        Конечно, есть проблема: моя мама является моей мамой _только_в другом - извините за технические подробности - измерении пространства-времени. Здесь и сейчас она не моя мама - и я не вполне уверен, что дедушка Байрон хорошо это понял (и его трудно в этом упрекнуть). Я не следил за ходом его мыслей, но, кажется, он остановился на выводе: «Мальчику нужна его мама».
        Мы стоим около её двери. Дедушка Байрон велел мне вести себя спокойно и не делать глупостей. Но вот она открывает нам дверь - и она точно, _точь-в-точь_моя мама, вплоть до того, как вытирает кухонным полотенцем руки. Что-то подталкивает меня вперёд - и с ходу, не дожидаясь других каких-то слов и приветствий, я выпаливаю:
        - Привет, мама!  - и заключаю её в объятия. Я точно _знаю_, что величайшая сила во вселенной - родительская любовь - поможет ей увидеть истину. Сейчас она _почувствует_, что я её сын, и обнимет меня, и поцелует в макушку, и скажет: «Я скучала по тебе, Ал. Всю свою жизнь я скучала по тебе, и вот ты пришёл»,  - и тогда всё будет хорошо.
        Но она этого не делает. И хорошо уже не будет.
        Это ужасно. Она мягко высвобождается, держит мои руки и заглядывает мне в лицо со словами:
        - Э-э-э… Всё в порядке?  - а я снова говорю ей:
        - Мама?  - и понимаю, что всё испортил.
        Она неприятно удивлена, но старается не показывать этого. Переводит взгляд на дедушку Байрона и всё ещё держит мои руки, чтобы я не бросился обнимать её снова.
        - Это… гм…  - начинает дедушка Байрон,  - это мой внук Ал Чаудхари.
        Мама наклоняет голову, смотрит мне в глаза и медленно говорит:
        - Привет, Ал. Очень приятно познакомиться. Понятно. Она решила, что я плохо соображаю или у меня какая-то задержка развития,  - ну а что ещё она могла подумать? Так начинаются самые странные и неловкие пятнадцать минут в моей жизни. Или - по аналогии с тем, что сказал мой тёзка профессор Эйнштейн про горячую плиту/симпатичную девушку - «пятнадцать минут с мамой, которая в то же время вам не мама, да ещё и в компании её подозрительного мужа покажутся вам вечностью».
        Мы с дедушкой Байроном проходим в уютную гостиную, мамин муж Родди, теперь уже инспектор полицейского управления Нортумбрии, приносит чай, а ещё коробочку сока с трубочкой специально для меня, словно я пятилетний малыш. Мама, Родди и дедушка Байрон ведут взрослую светскую беседу со всеми этими «как ваши дела?» и другими вежливыми вопросами. За несколько минут я узнаю, что у мамы и Родди нет детей, но есть несколько племянниц и племянников, которых они очень любят, что они переехали сюда около восьми лет назад, и Родди сам построил оранжерею, и так далее… Но потом разговор идёт в другое русло: я не произнёс ещё ни слова, и кажется, будто большие вопросительные знаки повисли в воздухе - кто я, почему я назвал её «мама» и всё такое.
        Мама обращается к дедушке Байрону:
        - Вы сказали, Ал - ваш внук? Сын вашей дочери Ги… эм…
        - Гипатии. Да.
        - Разве она не переехала в Америку или Канаду много лет назад?
        - А. Она… хм… вернулась.
        И тут встревает Родди с вопросом:
        - Но у него ваша фамилия? Чаудхари?  - может, это мне просто кажется, потому что я нервничаю, и ситуацию усугубляет то, что он полицейский, но вроде бы в его голосе слышится недоверие.
        - Да. Мы хотели сохранить семейную фамилию,  - непринуждённо отвечает дедушка.
        Нарочито непринуждённо, если вы хотите знать моё мнение. Родди продолжает смотреть на нас с подозрением.
        А я? Я просто сижу и не говорю _вообще_ничего_. То есть мне нечего сказать, понимаете? А что бы я мог сказать? Хуже уже не будет.
        (Кстати, когда вам говорят это, помните: хуже - будет. Так и произошло, и полностью по моей вине.)
        Я сижу на мамином блестящем чёрном диване. Кажется, я знаю, как доказать нашу связь и убедить её, что она моя мама,  - надо показать ей мои сросшиеся пальцы. Я дожидаюсь, пока Родди выйдет на минутку, молча и быстро снимаю ботинок с носком, а потом восклицаю:
        - Смотри!
        (Ещё один совет: если вы в малознакомой компании и хотите укрепить сомнения в вашей вменяемости, есть хороший способ - можете просто разуться, снять носки и крикнуть: «Смотрите!»)
        Мама бросает быстрый взгляд на мою ногу, снисходительно и немного нервно улыбается и умоляюще смотрит на дедушку Байрона.
        - Мои пальцы!  - говорю я.  - Синдактилия! Как у моей мамы.
        - О да!  - восторженно отвечает мама, но это не её настоящий голос. Таким голосом разговаривают с детьми люди, у которых нет своих детей. Он чересчур звонкий.  - Твой дедушка сказал тебе, что у меня так же? Ты, наверное, знаешь, какая это редкая штука! Так необычно! Ты _особенный_, да, Ал?
        Особенный.
        Мама улыбается мне, но и улыбка у неё ненастоящая. Это улыбка сочувствия, абсолютно искусственная, и большего я от неё не дождусь.
        Пора уходить. Я уже не могу выносить этого, поэтому быстро надеваю носок, ботинок и встаю, когда в комнату заходит Родди. Мама уточняет:
        - Как у твоей мамы, ты говоришь?  - и потом обращается к дедушке Байрону:  - Вы, кажется, не упоминали, что у Гипатии синдактилия?
        - А, он запутался, бедняга. Он хотел сказать, как у папы. Что ж, был рад снова повидаться, Сара, Родди.
        Мы стараемся поскорее убраться из их дома. Я знаю, что вёл себя странно, и Родди _всё_ещё_подозрительно смотрит на нас, когда они прощаются и говорят: «Приходите ещё». Я знаю, что провалил операцию, но у меня в запасе остался последний приём:
        - Передай от меня привет тёте Элли!  - говорю я, и у мамы меняется лицо. Дедушка Байрон чуть не уволакивает меня оттуда.
        Мы садимся на мопед; я оглядываюсь и вижу, как Родди поворачивается к маме. Она поджимает губы и качает головой - и в этот момент я понимаю, что случится дальше. И знаю, что мне нужно делать.

        Глава 77

        Я ведь уже рассказывал вам, что дедушка Байрон помнит почти каждый день своей жизни? Чем дольше я размышляю об этом, тем сильнее меня это впечатляет. Он помнит важные события вроде свадьбы, пусть этим никого и не удивишь, ведь такие вещи помнят все. Но он может вспомнить и любые мелочи: вкусный обед или одежду, которая была на нём в определённый день.
        В голове у него более восемнадцати тысяч бит информации, покопавшись в которой, он может сказать, например, где был в какой-то конкретный день, где жил в тот период, кто с ним был или что он ел. Это нигде не записано, конечно, так что проверить никак нельзя, но я ему полностью доверяю.
        По радио могут назвать дату, а он закроет глаза и скажет:
        - А, да! 12 марта 1977 года. В этот день мы с твоей бабушкой Джули гуляли по пляжу и попали под невероятно сильный град - огромные градины были размером с горох,  - и иногда добавляет, кто там был ещё и что на них был надето, но так происходит не всегда.
        Между тем мы заходим в дом дедушки Байрона на негнущихся после поездки на мопеде ногах. Мне нужно кое-что выяснить. Мы ни слова не сказали друг другу на обратном пути - в основном из-за того, что разговаривать под шум двигателя и свист ветра практически невозможно. Да и что тут скажешь - я могу только извиниться за то, что всё испортил.
        - Как там старые добрые Дворцы памяти, дедушка Байрон?  - спрашиваю я будто между делом. Да, такую реакцию я предсказать не мог. Он замирает на месте и хмурится - я раньше и не думал, что он вообще умеет хмуриться.
        - Я бы сказал, что им требуется небольшой ремонт.
        - Ладно. Чем ты занимался… ммм… 2 сентября 1980 года?
        Он очень долго смотрит куда-то влево:
        - Это было… э-э-э… Как я уже сказал, там нужно навести порядок.
        Я разочарован и даже не скрываю этого:
        - Ой, да ладно, как насчёт 24 января 1996 года?
        - Прекрати! Я тебе не цирковая обезьянка,  - огрызается дедушка Байрон, но я не сдаюсь:
        - Но ты же написал об этом книгу! «Дворцы памяти Шри…»
        - Я знаю об этом, как, очевидно, и ты. Ты же знаешь обо «мне» всё. Вот только это, кажется, какой-то другой «я»,  - чтобы подкрепить свои слова, дедушка рисует пальцами в воздухе кавычки. Он почти кричит.  - Я уже и забыл, когда в последний раз видел эту книгу, а тебя я не видел целых тридцать лет. Теперь ты ждёшь от меня, что я буду кем-то другим? Подумай, о чём ты просишь, Ал. Я иду в магазин. Ты остаёшься здесь. Я не хочу, чтобы ты гулял по улицам. Это небезопасно. И потом нам нужно решить, что с тобой делать.
        Он имеет в виду, что всё это для него небезопасно. Я понимаю. Мужчина не может взять и начать жить с мальчиком - к нему обязательно появятся вопросы.
        Он громко хлопает дверью, когда выходит. И получается, что у меня случилось уже _две_ссоры с дедушкой Байроном за пять дней, или всё-таки за тридцать лет, или я даже не знаю, выбирайте сами. Я уже бросил попытки в этом разобраться.
        Мопед дедушки Байрона тарахтит по дороге, и мне нужно действовать быстро.
        Вот какая штука: в мире, куда я вернулся, непостижимым образом произошли миллионы изменений из-за того, что я сделал в прошлом. Моя мама меня не знает (не считая той единственной встречи, когда она назвала меня «особенным»), дедушка Байрон просто… ну, он просто не такой, как раньше. Я думал об этом на обратном пути из Блейдона, когда вспомнил слова дедушки Байрона (того, которого я теперь называю «старый дедушка Байрон»):
        - Не мечтай о другой жизни, Ал. Полюби ту, которая у тебя есть.
        Значит ли это, что я не могу попробовать изменить жизнь, в которую попал?
        Я решил, что нет, не значит. Я в комнате Пая: достаю из своего рюкзака поцарапанную чёрную коробку и провода. Код из цифр и символов, который я так старательно набирал на суперкомпьютере Пая, всё ещё у меня на флешке. Придётся позаимствовать ноутбук дедушки Байрона. И нужно где-то взять жестяной садовый таз.
        Я воспользуюсь машиной времени в последний раз. Серьёзно. Один. Последний. Раз.
        Я до смерти устал от путешествий во времени.

        Глава 78

        Дедушка Байрон уехал только две минуты назад, а я уже спускаюсь в сад к сараю. В прошлом здесь хранились фейерверки и стояла гоночная машинка Пая. Если бы у меня было больше времени, я бы расчувствовался, вдохнул запах дерева внутри сарая, вспомнил Пая и всё такое.
        Но времени у меня нет. Мне очень нужно найти жестяной таз, и по дороге к сараю я готовлю себя к тому, что никакого таза там, конечно, не будет. Обычное дело, верно? Никогда не найдёшь _именно_того, что тебе сейчас нужно.
        Но я его нахожу. В глубине сарая - заваленный бутылками пестицидов, старыми пластиковыми горшками и бамбуковыми опорами для цветов - стоит огромный жестяной таз. Я даже не могу как следует порадоваться, до того сильно нервничаю. Я принёс из дома всё остальное: ноутбук, чёрную коробку, провода, флешку, своего хомяка (конечно же)  - и через пару минуту машина времени уже собрана. Цифры бегут по экрану быстрее и быстрее, я весь дрожу от нетерпения и…
        Полагаю, сейчас я должен посвятить вас в свой план.
        Я хочу Один Последний Раз отправиться в 1984 год, но на несколько дней _раньше_, чтобы не встретиться с самим собой. Там я проникну в сарай Пая и выведу Маленькую быструю зелёную машину из строя (я не смогу уничтожить её, ведь это разбило бы мне сердце, я просто сниму колёса, например). А потом, чтобы перестраховаться, я пойду на спуск и уберу оттуда кирпич _и_тележку. Это предотвратит аварию Пая. Кроме того, он не сможет кататься на карте по склону пару дней, пока не починит его,  - это на случай, если «вмешается судьба» и карт всё-таки понесётся в море. Говорю вам: я предусмотрел все возможные варианты.
        Кроме одного. Я вдруг замечаю, что машина времени теряет мощность. Бег цифр по экрану остановился, а почти прозрачная плёнка, которая раньше куполом поднималась над жестяным тазом, превращаясь в большой пузырь, теперь напоминает поверхность мутной жидкости и заполняет таз лишь наполовину. Проще говоря, сейчас я _никак_не смогу туда поместиться, а ведь мне ещё нужно будет вернуться.
        Надо бы об этом подумать. Я нажимаю на ноутбуке клавишу «выход», и программа останавливается. План нужно пересмотреть.
        Меня осеняет почти сразу. Я не стану физически перемещаться в прошлое и своими руками убирать кирпич и тележку для покупок. Вместо этого я пошлю папе письмо и напишу, чтобы всё это сделал _он_сам_. Письмо отправится в прошлое вместе с Аланом Ширером, чтобы папа его точно не пропустил.
        Хорошо. Письмо. Это может сработать.
        Но пока я обдумываю новый план, возникает вторая проблема - и она даже серьёзнее первой.
        Белый курсор мигает на экране - нужно ввести строчку кода, написанного на чёрной коробке. Эта коробка переносила меня туда-сюда по измерениям времени, а в перерывах лежала в рюкзаке. При этом надпись на ней постепенно стиралась, и сейчас её почти не разобрать. Строчка кода выглядит так:
        ВМ..ДДДД…7.5Э8… и в конце большая клякса смазанной Д.
        ВМ…  - а что было дальше? С? М? Там были ещё и цифры. Тройка. Двойка?
        Я не помню пароль.
        Это значит, что я не смогу отправить письмо в 1984 год.
        Оставив машину времени в сарае, я иду обратно к дому. Алан Ширер свернулся клубком у меня в руках. Я готов признать поражение, но в этот момент слышу, как скрипит по дорожке мопед дедушки Байрона. И внезапно память преподносит мне чудесный подарок. Мопед шумом двигателя напоминает о том, как я сидел на нём сегодня и как затекла задница после пятнадцати миль…
        И как мне было невмоготу, когда мы увидели дорожный знак с надписью БЛЕЙДОНна въезде в город…
        А вспомнив слово «Блейдон», я сразу думаю о песне «Блейдонские скачки»…
        Эта песня теперь прочно ассоциируется у меня со стишком о королях и королевах Англии, которому обучил меня дедушка Байрон.
        Вот с этим:
        _Вилли,_Вилли,_Гарри,_Стив,_
        _Гарри,_Дик,_Джон,_Гарри_три…_
        _Раз,_два,_три_Эд,_Ричард_два,_
        _Четыре,_пять,_шесть_Гарри_ -_да!_

        Картинка складывается, когда я вижу в смазанном коде четыре буквы Д подряд. «Четыре Джорди, Вильгельм, Виктория»  - моя любимая строчка в стихотворении, и теперь я знал, что подберу пароль. Я пою с середины припева, немного фальшивя:
        _Вильгельм_с_Марией,_Анна_Глория_
        _Четыре_Джорди,_Вильгельм,_Виктория_
        _Эд_потом_идёт_седьмой,_
        _Георг_пятый,_Эд_восьмой,_
        _Георг_опять,_вторая_Лиз._
        _Чарли,_Уилл,_Джордж_ -_вот_твой_приз!_

        Или по буквам: ВМАГ ДДДДВВ Э7Г5 Э8ГЛ2ЧУД
        Подумать только: а я ведь считал это всего лишь пустяковым «трюком с памятью» дедушки Байрона.

        Глава 79

        Вернувшись в комнату Пая, я внимательно осматриваю её. Не уверен, что это осознанный «последний взгляд», но так в итоге и окажется.
        Я разглядываю вещи Пая - научные книги, модель Солнечной системы, свисающую с потолка, его одежду в шкафу, его одежду (джинсы, футболку, куртку), которую _ношу_сейчас я. На его столе среди книг я нахожу тонкую коробку под названием «Малый набор для писем». В ней лежат конверты и писчая бумага, украшенная изображениями космических кораблей и планет.
        Сидя за столом, я вынимаю из рамки фотографию, на которой мы с папой и мамой. Складываю её пополам и кладу в конверт - это письмо я отправлю маме. Не своей _настоящей_маме, а той, которая замужем за Родди и живёт в Блейдоне.
        Это прощальный подарок. Мне хочется, чтобы у неё осталось _что-то_на память обо мне.
        Дальше я пишу на листе бумаги: «Пожалуйста, прочти её и вспомни меня. С благодарностью и любовью от Ала». Я кладу листок в свой экземпляр книги _«Дворцы_памяти_Шри_Кальпаны»_ - и оставляю книгу на кровати.
        Наконец я начинаю писать письмо Паю. Когда я беру ручку, рука немного трясётся. Вы когда-нибудь писали важное письмо? Сообщения и электронные письма - это другое, сейчас нужно сразу писать правильно и аккуратно. Слова сами приходят ко мне - я не раздумываю и не зачёркиваю. Кажется, всё, что нужно написать, уже внутри ручки, а я только держу её и вожу ею по бумаге. Я исписываю один лист, потом второй, и у меня уже болит запястье - но почти в самом низу последнего листа бумаги из коробки я останавливаюсь и понимаю, что уже всё сказал. Я не буду перечитывать письмо, я знаю, что там всё верно. Сложив листы, я запихиваю их в конверт и подписываю сверху: «ДЛЯ ПАЯ ЧАУДХАРИ. ПРОЧЕСТЬ НЕЗАМЕДЛИТЕЛЬНО».
        Потом я встаю, разминая запястье, и убираю конверт в карман джинсов.
        Звенит дверной звонок, хлопает дверь, снизу доносятся голоса. Из окна спальни я вижу полицейскую машину, припаркованную у дома.
        Дедушка Байрон кричит с лестницы:
        - Пай. То есть Ал. Спустись, пожалуйста.
        В прихожей стоят два офицера полиции, щуплый мужчина и полная женщина, и я тут же понимаю, что произошло. Дело в Родди. Мы вызвали у него подозрения. Не просто так он качал головой в разговоре с мамой, когда мы уже уезжали. Он словно говорил: «Что-то здесь нечисто». Он положился на свой инстинкт полицейского и сделал пару звонков. И вот они, двое полицейских, которые ведут себя вежливо и любезно. Но у них пока и нет причин вести себя иначе, ведь они просто проводят проверку по запросу.
        - Ты Ал, верно?  - говорит мужчина.  - Как твои дела, сынок?
        - У меня всё в порядке, спасибо,  - отвечаю я с настороженной улыбкой.
        - Я пришёл, чтобы задать тебе и твоему дедушке пару вопросов, сынок. Волноваться не о чём, но мы должны следовать определённым правилам. Ты пойдёшь на кухню с моей коллегой,  - он кивает на женщину,  - а мы с твоим дедушкой будем в гостиной. А потом поменяемся местами, договорились?
        Я пожимаю плечами и иду на кухню вслед за сотрудницей полиции, которая плавно качает бёдрами. Скорее всего, они хотят допросить нас по отдельности, чтобы сверить наши ответы. Но никакой общей истории у нас нет (кроме той, в которую никто не поверит), а потому я предвижу Большие Неприятности. Аресты. Расследования. Обвинения. Пансионат для престарелых. Интернат для подростков. Судебные акты. Тесты ДНК. Сообщения в прессе…
        Разработанный мною план мог бы спокойно воплотиться в жизнь через день-другой. Я бы набрался смелости и продумал все детали, а потом отправил бы письмо Паю и сделал всё остальное.
        Только теперь на это нет времени. Я под кухонным арестом с неулыбчивой полной женщиной-полицейским и должен действовать без промедления.
        Сейчас ранний вечер, в это время обычно просыпается Алан Ширер, и я уже слышу, как он скребётся в своей картонной коробке. Я подхожу к нему, достаю из коробки и показываю сотруднице полиции. И она просто тает. Её взгляд смягчается, а от улыбки на щеках появляются ямочки.
        - Оу-у-у-у-у-у-уи-и-и!  - произносит она (честно - этот возглас длится вечность, а в заключение она взвизгивает).  - Он _прелестный_! Как его зовут?
        Я называю ей имя, и она хихикает. Потом я пускаю Алана Ширера побегать по её рукам - она в полном восторге. Что ж, пока всё идёт неплохо.
        Переходим к следующему этапу.
        - Сейчас я посажу его обратно в коробку,  - говорю я и, убедившись, что она меня услышала, беру хомяка у неё из рук. Повернувшись к ней спиной, я иду к коробке, держа Алана Ширера в правой руке. Левой рукой я оттягиваю карман куртки и, наклонившись над коробкой, делаю вид, что сажаю хомяка туда, но вместо этого опускаю его к себе в карман.
        - Ну вот и отлично, дружок!  - говорю я и даже немного поворачиваю голову, будто бы наблюдая за ним.
        Максимально спокойно я сообщаю сотруднице полиции:
        - Мне нужно в туалет,  - и, не торопясь, иду из кухни через прихожую в туалет внизу.
        По моим подсчётам, у меня есть около двух минут или даже меньше. Вот что должно сейчас происходить на кухне. Полная женщина-полицейский просто влюбилась в Алана Ширера. Она не сможет устоять и подойдёт к коробке посмотреть на него. Его там не окажется. Она поднимет подстилку и заглянет под маленькую коробочку, с которой хомяк обычно играет. Потом решит, что он выбрался из коробки по пластиковой линейке, как по лесенке. Линейку я предусмотрительно поставил внутрь коробки. Понимая, что она осталась за главную, женщина будет отчаянно искать хомяка в надежде успеть до моего возвращения.
        Две минуты? Максимум. Тем временем я уже открыл маленькое туалетное окошко - хоть и _с_трудом_, но я в него протиснусь. Задача в том, чтобы не придавить Алана Ширера.
        Очень быстро я снимаю со стены рулон туалетной бумаги и отрываю от него длинную полоску. Я скручиваю из бумаги верёвку, привязываю её к картонному тубусу и запихиваю туда хомяка, закрывая его с обеих сторон бумажными шариками. Бедный Алан Ширер! Но ему придётся потерпеть всего несколько секунд. Я встаю на крышку унитаза и, удерживая один конец бумажной верёвки, опускаю рулон на землю за окном.
        Я следующий. Нужно вылезать вперёд ногами, а значит, сначала я должен встать на раковину. И вот когда я уже почти улизнул, в дверь туалета стучат.
        - Ал? У тебя всё в порядке?  - это женщина-полицейский.
        - А… да. Я почти закончил,  - я ещё наполовину внутри, но уже наполовину снаружи.
        - Я насчёт твоего хомяка. Мне кажется, он выбрался из коробки.
        - О нет. Не могли бы вы посмотреть на полу? Он обычно прячется за холодильником. Может, вы его пока вытащите? А я скоро приду,  - в этой странной позе мой голос звучит сдавленно, поэтому я добавляю:  - Небольшие проблемы с желудком!
        Я слышу, как её шаги удаляются, и протискиваюсь в окно целиком. Поднимаю картонный рулон и освобождаю Алана Ширера. С хомяком в руках я бегу к сараю и распахиваю дверь. Да, сарай _можно_увидеть с кухни, и мне остаётся только надеяться, что женщина не выглянет в окно, ведь сейчас ей нужно отодвинуть холодильник и найти за ним хомяка. К счастью, Алан Ширер уже сидит в тазу, здесь же и все детали машины времени.
        Переносить большой таз довольно сложно, как мы выяснили ещё вместе с Карли. По бокам есть ручки, но он всё равно очень громоздкий. Бежать с ним в руках практически невозможно, но я всё равно бегу и оказываюсь в переулке, который ведёт к набережной.
        Но я пойду в другую сторону. Я пойду обратно на Честертон-роуд - в «джунгли», на заброшенный участок напротив моего бывшего дома под номером сорок. Вернусь туда, где всё это началось.
        Я чувствую, что так будет правильно.

        Глава 80

        _Дорогой_Пай,_
        _Надеюсь,_нам_улыбнётся_удача,_и_ты_прочтёшь_это_письмо_утром_3_августа_1984_года._
        _Прости,_что_я_не_пришёл_на_пляж,_как_мы_договаривались._
        _Не_знаю,_смогу_ли_как_следует_объяснить_в_письме,_что_к_чему,_но_если_всё_сработает,_картина_прояснится,_обещаю._
        _Встреча_с_тобой_изменила_мою_жизнь,_изменила_мой_мир,_но_пусть_тебя_это_не_пугает._Всё_это_к_лучшему._По_большей_части._
        _Я_хочу,_чтобы_ты_сделал_только_одно,_Пай._То_есть,_наоборот,_НЕ_сделал._
        _ПОЖАЛУЙСТА,_Пай,_не_ходи_сегодня_кататься_на_Маленькой_быстрой_зелёной_машине._
        _Это_всё._Я_пока_не_могу_сказать,_почему,_но_ты_должен_мне_верить._
        _(И_ -_на_всякий_случай_ -_в_следующий_раз,_когда_будешь_спускаться_к_набережной,_убери_кирпич,_он_лежит_на_дороге.)_
        _И_раз_уж_я_всё_равно_тебе_пишу,_поделюсь_парой_мыслей._

        _1. От_Макки_одни_неприятности._(Мне_кажется,_ты_и_сам_уже_это_понял.)_
        _2. Если_ты_станешь_отцом,_назови_своего_первенца_Альберт_Эйнштейн_Хокинг._В_честь_меня._
        _3. Даже_и_не_думай_ввязываться_в_путешествия_во_времени._Спроси_об_этом_своего_папу._У_него_есть_способ_получше._

        _Понятно?_Можешь_больше_ни_во_что_не_верить,_только_поверь_мне_насчёт_машинки._Не_катайся_на_ней_сегодня!_
        _Доверяй_мне_так,_как_никому_в_своей_жизни._
        _Чтобы_показать,_как_это_для_меня_важно,_я_отдаю_тебе_что-то_очень_дорогое._
        _Пожалуйста,_позаботься_об_Алане_Ширере._Он_лучший_хомяк_на_свете._
        _И_я_ОЧЕНЬ_надеюсь_снова_увидеть_тебя_однажды_в_будущем._
        _Твой_верный_друг_Ал_

        Глава 81

        Я добрался до Честертон-роуд, дотащив таз и всё остальное, и с меня градом катится пот. Идти было не так далеко, около мили, но я старался, где можно, пробираться задворками, чтобы оставаться незаметным.
        То есть настолько, насколько незаметным может быть мальчик, бегущий с огромным тазом в руках.
        Я слышу пронзительный вой полицейской сирены за несколько улиц отсюда. Думаю, меня уже ищут, но вряд ли это полномасштабная операция. Пока ещё нет.
        Стоит тёплый вечер, в воздухе чувствуется запах моря. Деревья, которыми усажена улица, отбрасывают длинные тени, и я слышу пение птиц и жужжание газонокосилки. Я не особо обращаю на это внимание, да и вы бы не стали, будь вы на моём месте.
        И вот я с тазом в руках пробегаю по Честертон-роуд мимо араукарии мистера Фрейзера, сворачиваю в переулок, который ведёт к набережной, и оказываюсь в «джунглях»  - здесь в низких кустах всё так же валяются ветки деревьев и высохший лисий помёт.
        Не знаю почему, но я выбрал то же самое место, где сидела Карли с зеркалом и свечами. Я уже говорил: я просто чувствую, что так будет правильно. Я словно соблюдаю некий ритуал.
        Аккумулятор ноутбука заряжен, и я аккуратно перекидываю провода через край таза, чтобы они доставали до дна. Чёрная коробка (я так и не подобрал для неё подходящее название) соединена с ноутбуком, флешка вставлена сбоку - я включаю ноутбук, и начинается загрузка.
        Знаете, мне кажется, в такой момент обычно говорят: «Моё сердце стучало как молоток» или что-то подобное, но моё - молчит. У меня чуть пересохло во рту, ведь я довольно много пробежал, я потею, потому что выдался тёплый вечер. Но моё сердце? Молчит.
        Думаю, мне уже просто нечего терять, как, впрочем, и отдать.
        Я достаю письмо Паю из кармана джинсов и торжественно, двумя руками помещаю его в таз. Беру Алана Ширера и подношу к лицу. Усики хомячка топорщатся, и я легонько целую его в пушистую спинку.
        - Удачи, приятель!
        Он отправляется в таз и, кажется, вполне этим доволен.
        Цифры закончили свой бег по экрану, и появилась прозрачная плёнка - она теперь не достаёт и до середины таза, но всё равно закрывает Алана Ширера с головой. Осталось только ввести координаты. Очень аккуратно я нажимаю на папку под названием «карта». Я заходил в эту папку лишь однажды, и меня всё ещё пугает то, что в ней: на мониторе открывается вид на улицы Кальверкота с высоты птичьего полёта, такое зелёно-чёрное изображение, как на старых компьютерах в школе Пая. (Мне кажется, это упрощённая «Гугл Планета Земля» с наложенной поверх сеткой.) Водя пальцем по сенсорной панели, я указываю точное место, где стоит сарай дедушки Байрона. Нажимаю на клавишу, и на экране появляются координаты, которые нужно ввести. Именно здесь - если всё будет хорошо - Пай обнаружит жестяной таз, письмо и хомяка.
        Теперь дата и время.
        И потом пароль. Я напеваю себе под нос «Блейдонские скачки», чтобы вспомнить его:

        ВМАГ ДДДДВВ Э7Г5 Э8ГЛ2 ЧУД

        Во время своего забега я решил, что скорее всего _ничего_не произойдёт. Из-за этих доппельгангеров. Я никуда не перемещаюсь; я остаюсь на месте, чтобы не встретить своего двойника. Но я _надеюсь_, что моё письмо изменит прошлое. Я _надеюсь_, что Пай будет жить, познакомится с моей мамой и на свет появлюсь я… а что дальше? Не выйдет ли так, что я, проскользнув сквозь пространство-время и нарушив его законы, теперь столкнусь нос к носу с «собой»  - тем, который до сих пор жил ничем не примечательной жизнью с мамой и папой? _Надеюсь_, нет.
        Но не могу быть уверен.
        Все эти мысли крутятся в моей голове, и наконец - как? Трясущимся пальцем? Нет. С комом в горле? Снова нет. Я просто нажимаю «ввод».
        Вот так запросто.
        Как я сказал, терять мне нечего.

        Глава 82

        Я отворачиваюсь от жестяного таза. Я даже не хочу смотреть, сработает ли машина времени на этот раз. Не хочу знать, что случится. Я отворачиваюсь и приседаю, прижимая голову к коленям. Не успев закрыть глаза, я вижу, что ко мне идёт щуплый полицейский; у него в руках потрескивает рация. За его спиной из патрульной машины выходит уже знакомая женщина-полицейский.
        - Всё в порядке, сынок. Не двигайся. Просто оставайся на месте, сынок. Просто оставайся на месте.
        Он говорит спокойным голосом и держит руки перед собой ладонями вверх. Он уже совсем близко. Я понимаю, что моя миссия провалена и сейчас уже ничего не изменить. Плечи у меня ссутуливаются, голова никнет, и я, окончательно обессилев, просто обмякаю.

        Глава 83

        Мы с дедушкой Байроном раньше играли в одну игру. Забавно, я написал «играли», а это было всего раз или два. Он называл её «Игра Кима», но я не имею ни малейшего представления о том, кто такой этот Ким[61 - Ким - главный герой одноимённого романа Редьярда Киплинга 1901 года. В романе Ким играет в подобную игру, и позже она была названа в его честь.]. Наверное, друг дедушки. Так вот, дедушка выкладывал на поднос несколько случайных предметов: ложку, чайный пакетик, перечницу, ручку, кольцо - любые вещи, которые оказались под рукой. У меня была минута, чтобы посмотреть на них, а потом я отворачивался; он убирал две-три вещи, и я должен был сказать, каких предметов не хватает.
        Конечно же, дедушке Байрону не было в этой игре равных. Он запоминал, даже если предметы не убирали, а просто меняли местами.
        И вот почему я вам об этом рассказываю: именно «Игра Кима» приходит сейчас мне на ум. Я просидел на корточках с закрытыми глазами минуту или около того и вот наконец поднимаю голову - и не вижу перед собой полицейского.
        Он что, уехал? Полицейской машины тоже не видно. Но я не слышал, как она отъезжает. Я оглядываюсь по сторонам, мне нужно понять, что ещё изменилось.
        Я сразу замечаю, что исчез садовый таз со всем содержимым. Осталась только тлеющая на земле чёрная коробка. Рядом с ней стоит ноутбук с тёмным погасшим экраном. Провода повредились (расплавились?) в местах соединения с тазом - папиной машине времени пришёл печальный конец.
        Значит, _что-то_произошло. Я только не знаю, радоваться мне или нет. Пока я лишь нервничаю - и сильнее, чем раньше. Как плохой игрок в «Игру Кима» (это я о себе), я не обращал особого внимания на окружающую обстановку, а потому сейчас мне сложно сказать, что изменилось. И изменилось ли хоть что-то.
        Медленно я перехожу через дорогу у дома номер сорок, нашего старого дома. На подъездной дорожке стоит машина, которую я не узнаю. Это не «Шкода» Грэма и Беллы. Дверь тёмно-красного цвета, как раньше, когда я ещё здесь жил, ну… и что с того? Какого цвета она была при Грэме и Белле? Я не помню.
        Вот _сейчас_моё сердце бьётся часто. Или тяжело. Или громко. Или всё сразу - не могу понять. Через несколько мгновений я узнаю, удался ли мой эксперимент. Я нажимаю на кнопку дверного звонка.
        Кто мне откроет?
        Грэм? Белла? Кто-то другой?
        Дверь распахивается, и я даже не успеваю разглядеть, что за женщина её открыла,  - она уже отворачивается и быстро проходит обратно в прихожую.
        - Во имя всего святого, Ал, сколько можно? Бери с собой ключи!
        Я узна? голос - моё сердце сейчас выпрыгнет из груди. А в горле у меня пересохло уже давно, так что я могу только прохрипеть:
        - Мама? Мама!!!
        Она останавливается. Она оборачивается.
        Это мама. В нашем старом доме. Не в доме Стива.
        - Ну что ты стоишь там, Ал? Что вообще такое на тебе надето? _Уф!_Эй!
        Я влетел в дом и обнял её с такой силой, что мы чуть было не потеряли равновесие, но всё-таки устояли. Я обнимаю её, чтобы убедиться, что это действительно она. Мы стоим, обнявшись, и она повторяет:
        - Всё в порядке, Ал? Что-то случилось?  - потому что я плачу и смеюсь одновременно.
        Позднее, вспоминая о случившемся, я понимаю, насколько странно всё это для неё выглядело.
        Мы так и стоим в прихожей, и мама тоже обнимает меня, потому что (она скажет мне об этом потом) мамам всегда приятно, когда сыновья их обнимают. А я всё рассматриваю маму: её голову, её волосы, её руки - и улыбаюсь, потому что всё так, как и должно быть. Потом она целует меня в макушку:
        - Ладно, чудо-мальчик, а теперь отпусти меня.
        Из гостиной доносится звук телевизора и ещё один знакомый голос:
        - Литва! Оливер Кромвель! Хлорид натрия!  - и фырканье.  - Легче лёгкого, проще пареной репы!
        Дедушка Байрон выходит к нам - с ним тоже всё в полном порядке. Я обнимаю и его: он пахнет так, как нужно, и его правая рука вывихнута - даже _это_сейчас кажется правильным.
        Всё правильно.
        Мама говорит:
        - Ужин через десять минут, мальчики.
        - Что на ужин?  - осторожно спрашиваю я, потому что, кажется, впервые в жизни _хочу_, чтобы это был один из маминых экспериментов.
        - Курица к?рма[62 - Курица к?рма - популярное блюдо индийской кухни: тушёное мясо птицы в сливочно-ореховом соусе с приправой карри.],  - отвечает мама, и у меня возникает странное предчувствие.  - Вот только курицы в морозилке не нашлось, и я положила вместо неё свиные почки. Это своего рода эксперимент. И, э-э, Ал, где ты взял эту одежду? Ты заглянул в благотворительный магазин «Сью Райдер»?[63 - «Сью Райдер» (англ. Sue Ryder)  - британская благотворительная организация, названная в честь её основательницы.]
        За её спиной дедушка Байрон с удивлением качает головой.
        Всё правильно. Всё. Но мне необходимо кое-что узнать.
        И я не могу заставить себя спросить об этом.
        Я говорю себе, что можно оставить всё, как есть,  - меня это более чем устраивает. Если я не задам вопрос, то не услышу ответ, которого боюсь. Но всё-таки так нельзя.
        Я должен спросить:
        - Где папа?
        Мама смотрит на меня так, словно я сошёл с ума, и у меня перехватывает дыхание.
        - Твой папа?  - говорит она, нахмурившись.  - Где он, по-твоему, может быть?

        Глава 84

        Я пытаюсь придумать ответ, но не могу.
        - Он… он жив?
        Мама делает удивлённое лицо:
        - Жив? Конечно, нет,  - она обиженно и озадаченно смотрит на меня, но потом уголки её губ поднимаются - и я _просто_не_знаю,_что_думать._ - Я не говорила тебе? Его хладнокровно расстреляла банда дрессированных хорьков,  - она делает паузу.  - Он в бункере, глупыш,  - там же, где обычно. Иди и скажи ему, что ужин почти готов. Честное слово, Ал…  - и она идёт на кухню, качая головой и улыбаясь.
        В этот момент я чувствую, что не вынесу больше ни минуты беспокойства и неопределённости. Мне кажется, меня сейчас вырвет. Я прохожу через заднюю дверь и спускаюсь по ступенькам в бункер. Старую металлическую дверь со штурвалом сменила обычная, и я чувствую запах - странный, но в то же время знакомый. Перешагнув порог, я пытаюсь сразу осознать всё то, что вижу, но это очень трудно.
        И вот он - стоит спиной ко мне.
        Он слышит мои шаги, оборачивается - и это точно он.
        По какой-то причине я не бросаюсь к нему, чтобы обнять, а просто замираю, и он говорит:
        - Привет, приятель,  - даже не глядя на меня.
        Я хочу подбежать к нему и обнять, но не могу. Я не могу даже пошевелиться. Поэтому я осматриваю бункер. Одна из стен заставлена от пола до потолка маленькими клетками - впереди у них решётки с поилками. Должно быть, их тут штук сорок, и в каждой сидят хомяки - по одному или по двое, коричневые и серые, большие и маленькие… К паре клеток прикреплены наградные розетки с ленточками, над столом висят сертификаты в рамках, а на книжной полке я сразу замечаю _«Разведение_хомяков_для_начинающих»_доктора А. Боргстрёма. Я рассматриваю всё это со смесью восторга и удивления, и тут ко мне подходит папа - он что-то держит в сложенных ладонях.
        - Смотри,  - говорит он и раскрывает ладони, чтобы показать мне крошечного коричневого детёныша хомяка,  - это Алан Ширер. Вот, возьми его.
        Я не могу произнести ни слова, а если бы мог, это было бы нечто невразумительное вроде:
        - Чего? Э-э-э? А? Как?
        - Он прапрапрапрапрапрапраправнук хомяка, которого я нашёл в своём сарае, когда мне было двенадцать,  - говорит он, загибая по пальцу на каждое «пра». Потом забирает хомячка и сажает его в одну из клеток.
        Я всё ещё молчу. Папа поворачивается и вопросительно смотрит на меня:
        - Всё в порядке?
        Я киваю. Потом он обращает внимание на мою одежду.
        - Симпатичная куртка, Ал. У меня была такая… Он вдруг замолкает. Пристально смотрит на меня, моргает, а я смотрю на него. И кажется, что тридцать лет тают сейчас между нами - в комнате, полной хомяков.
        Наконец после долгого молчания он говорит:
        - Ал Сингх.
        Я киваю.
        И _вот_тогда мы обнимаемся. Это самые долгие, крепкие и искренние объятия за всю историю.
        - Ты поверил мне,  - говорю я ему в грудь.
        Он кивает своим коротким кивком и отвечает:
        - Как никому в своей жизни.
        Через несколько минут, или через час, или через тридцать лет он смотрит на меня и улыбается:
        - Нам с тобой _многое_предстоит рассказать друг другу.
        И это замечательно. Потому что папа обнимает меня. И мне не нужно _никуда_идти.

        Глава 85

        Вот, в общем-то, и всё.
        Изменил ли я мир? Что ж, свой мир я изменил точно. И мир папы, мамы и дедушки Байрона.
        Я рассказал им обо всём, но только папа действительно понимает, что к чему. Он откопал моё письмо в ящике со старыми вещами, мы вместе посмотрели селфи на моём мобильном, но даже после этого осталась куча вопросов. Вопросов, на которые нет ответа.
        Например, тем вечером, когда всё это произошло, я ушёл из дома (этого дома) примерно на час и не сказал, куда иду. Это был тот «я», который до этого жил с мамой и папой (то есть не я), и потом другой «я» (я) отправил письмо с Аланом Ширером, и этот мир изменился… Я говорю «и потом», словно это была линейная последовательность времени, когда одно событие следует за другим, но теперь я знаю (или думаю, что знаю): так это не работает. Всё это очень запутанно.
        Какое-то время я боялся, что другой «я», мой доппельгангер, однажды вернётся с прогулки и спокойно зайдёт в дом. Вот неловкая была бы ситуация, но, кажется, этого всё-таки не случится.
        Я часто думаю, где же сейчас тот я, или дедушка Байрон с плохой памятью, или та мама в браке с Родди без детей? Существуют ли они в каком-то параллельном измерении? Или перестали существовать, когда я отправил письмо и Алана Ширера двенадцатилетнему Паю и мой сегодняшний мир стал реальностью? Надеюсь, так оно и есть, но вряд ли я когда-нибудь узнаю точно.
        И наверное, это к лучшему.
        В любом случае, я уверен, что эта история останется нашей семейной тайной.
        Тётя Гипатия так и живёт в Канаде, но общается с нами куда больше, чем раньше. В другой жизни я видел её всего один раз, а дедушка Байрон почти не упоминал о ней. Зато сейчас мы постоянно разговариваем по «Скайпу».
        У нас был долгий разговор с мамой - ей всё это непросто даётся. Думаю, в итоге она приняла случившееся, но не хочет знать никаких подробностей о путешествиях во времени.
        - Э-э, честно, это сводит меня с ума,  - говорит она, и я не могу её за это винить.
        Но мне кажется, она только притворяется, что запуталась. Сегодня утром она получила посылку с «Амазона», и там был магнит на холодильник. На фоне звёздного неба написаны следующие слова:
        _Время_настоящее_и_время_прошедшее_
        _Оба_возможны_во_времени_будущем,_
        _И_время_будущее_ -_в_прошедшем._

    Т. С. Элиот,_«Четыре_квартета»_
        Примерно то же самое всегда говорил и папа. (Мама хотела, чтобы я прочитал книгу Элиота целиком, но в ней слишком много страниц. Может быть, я дочитаю её, когда стану старше.)
        Я пытался рассказать маме о Стиве, Карли и нашей жизни с ними, но она ничего не хочет об этом слышать - во всяком случае, пока.
        Остался ещё один человек, мысли о котором не отпускают меня. И это Карли. Я часто вспоминаю, как мы без слов дали друг другу пять в такси по дороге домой после эпизода с Грэмом и Беллой. Это может показаться мелочью, но в сравнении с её обычной открытой враждебностью тот жест был всё равно что мирный договор после войны. Потом я думаю о том, как она испугалась, когда обнаружила меня в своей комнате. И мне даже стыдно за то, что я ударил Джолиона Дэнси (но совсем немного, если честно).
        Я хочу изменить всё это, а не просто выкинуть из головы. Я помню слова дедушки Байрона во время нашей предпоследней (и первой) ссоры: «Сбежать от реальности не значит изменить её, Ал».
        У меня есть идея.
        Ладно, я говорю «идея», будто бы это что-то особенное, хотя я всего лишь отправляю Карли сообщение. Я думал о том, чтобы зайти на её страничку на «Фейсбуке» и написать там что-нибудь мистическое, но вспомнил, что однажды уже использовал её «духовность» (хм!) в своих целях. Тем более теперь я отношусь к Карли немного иначе.
        Помните ту фотографию Карли в ночь «спиритического сеанса», когда она сидела около композиции со свечой и зеркалом, скрестив ноги? Карли сказала, что пришлёт её мне, и когда я в первый раз зарядил свой телефон, фото пришло, словно эхо из другого измерения. Я легко могу переслать это фото ей обратно. Я пишу сообщение: _Ты_не_помнишь_этого._А_я_помню!_И дальше, чтобы это не выглядело слишком странно, я добавляю: _Меня_зовут_Ал._Я_не_сталкер._И смайлик;), который я потом меняю на:), потому что я улыбаюсь, а не подмигиваю.
        Это должно сильно заинтересовать Карли (возможно, она даже скажет «кру-у-у-то-о-о»). Фотография сделана недавно, и Карли на ней совершает некий готический ритуал - но совершенно об этом не помнит. Я нажимаю «отправить», пока не передумал.
        Есть же ещё и школа - каникулы в середине семестра подходят к концу, и уроки начнутся уже на следующей неделе.
        Конечно, это слишком скоро. Я ужасно нервничаю, но школы не избежать. Хорошо, что для меня это будет новая школа: я иду в среднюю школу в Кальверкоте - ту, где устроил пожар (в параллельном измерении). Теперь она называется Средняя школа сэра Генри Перси и сильно изменилась с тех пор. Там появились новый спортивный зал и отдельный научный корпус, а у миссис Спэтроу - она стала «старшим администратором» (и кажется, скоро уйдёт на пенсию)  - новый большой компьютер. Компьютеры стоят во всех кабинетах, а в кабинете информатики их десятки.
        Сначала будет немного странно: я встречусь со своими одноклассниками по начальной школе, не зная ничего о том, что происходило в последние четыре года. Я пока не придумал, как с этим быть, если честно. Можно постараться не привлекать к себе внимания, и через несколько недель всё наладится.
        А можно сочинить историю о черепно-мозговой травме, или о потере памяти, или ещё что-то в том же духе.
        Потеря памяти - почти правдивая версия, и она очень веселит дедушку Байрона.
        Кстати, вот что ещё странно. Помните дедушкин экземпляр книги _«Дворцы_памяти_Шри_Кальпаны»_ - он потом отдал его мне, да? И я оставил его _другому_дедушке Байрону на кровати Пая, вложив туда записку? Так вот, у дедушки Байрона - настоящего дедушки Байрона в реальном мире - _остался_его_экземпляр_!
        Как такое может быть? Сколько всего этих экземпляров? А сколько дедушек Байронов?
        И если задуматься - сколько версий меня самого во вселенной? Но все эти приключения произошли с одним-единственным мной - я знаю _это_, потому что помню.
        - Наши воспоминания делают нас теми, кто мы есть,  - говорит дедушка Байрон, когда соглашается обучить меня своему методу запоминания каждого дня жизни (и _как_же ему приятно, что я попросил об этом, скажу я вам!).  - Каждый день выбирай одно мгновение, которым дорожишь. Радушно прими это мгновение в своём Дворце памяти, прояви о нём должную заботу, и оно никогда тебя не покинет.
        В такие тёплые весенние дни, как сегодня, я часто спускаюсь на набережную. Это теперь настоящая набережная, а не просто какая-то надстройка на волноломе. Я могу опереться на парапет и долго смотреть в море, вспоминая мальчика по имени Пай и его нового друга Ала, у которого был хомяк Алан Ширер.
        А потом спешу домой, потому что:

        1. Мама приготовила лазанью.
        2. Папа скоро вернётся из магазина «Хоумбэйс»[64 - «Хоумбэйс» (англ. Homebase)  - крупная сеть магазинов в Великобритании, которая торгует товарами для дома и сада.] и принесёт новый «Хомск».
        3. На мобильный только что пришло сообщение от Карли. И
        4. Дедушка будет ждать меня, чтобы вместе посмотреть _«Игры_разума»_.

        _Конец_

        Благодарности

        Я очень признателен в первую очередь своему агенту Сильвии Мольтени за то, что она показала мою рукопись Нику Лейку из издательства «Харпер Коллинз». Ник тактично убедил меня немного изменить книгу, чтобы она стала лучше.
        Благодарю также внимательных редакторов - Лили Морган (Великобритания) и Эллен Линд (США),  - которые нашли в тексте несколько досадных ошибок. Но самое главное - спасибо вам, мои читатели, ведь без вас всё это было бы лишь напрасной тратой времени.
        notes

        Примечания

        1

        Араукария - вечнозелёное хвойное дерево. Родиной араукарии считается остров Норфолк, расположенный в Тихом океане между Новой Зеландией и Австралией. (Здесь и далее - прим. пер.)

        2

        «Защити и выживи» (англ. Protect and Survive)  - информационные материалы по гражданской обороне, которые распространялись правительством Великобритании в конце 1970-х - начале 1980-х гг.

        3

        «Эппл Мак» (англ. Apple Mac)  - ноутбук Macintosh компании Apple.

        4

        «Ньюкасл Юнайтед» (англ. Newcastle United Football Club)  - футбольный клуб из города Ньюкасл-апон-Тайн, что на северо-востоке Англии.

        5

        Алан Ширер (англ. Alan Shearer)  - английский футболист, игравший на позиции нападающего. Играл за клуб «Ньюкасл Юнайтед» и был капитаном сборной Англии по футболу.

        6

        «Матч дня» (англ. Match of the Day)  - телевизионная программа о футболе, выходит в Великобритании с 1964 года.

        7

        Биди - небольшие сигареты, которые сворачивают вручную. Популярны в Индии и других странах Азии.

        8

        Джорди - диалект английского языка, распространённый на северо-востоке Англии.

        9

        Тандури, или тандыр - печь в форме цилиндра, обычно из глины. Родиной тандури считаются Средняя и Центральная Азия.

        10

        Скамейка дружбы - специальная скамейка для тех, кто хочет найти друзей. На ней можно познакомиться и вступить в разговор с другими людьми. Такие скамейки ставят в детских садах, школах, церквях, парках и прочих местах.

        11

        «Дейли Телеграф» (англ. The Daily Telegraph)  - очень популярная в Великобритании газета, выходит ежедневно.

        12

        Чай масала - напиток родом из Индии: чай, который заваривают со специями, добавляя молоко и сахар.

        13

        «Би-би-си два» (англ. BBC Two)  - общественный телеканал в Великобритании.

        14

        (Англ. Empire State of Mind). В названии песни используется игра слов. Штат Нью-Йорк называют Имперским штатом (англ. Empire State), а словосочетание state of mind переводится как «настроение».

        15

        1 миля равна 1,61 километра.

        16

        Млечный Путь в переводе на английский - Milky Way; так же называется известная шоколадка.

        17

        Элизабет Браунинг - английская поэтесса XIX века.

        18

        Гипатия Александрийская - очень известная женщина-учёный Древнего мира: она была философом, математиком и астрономом.

        19

        Фиш-энд-чипс (англ. Fish and Chips)  - традиционное английское блюдо: рыба, обжаренная в кляре, с ломтиками картошки фри.

        20

        «Ангелы ада» (англ. Hell’s Angels)  - очень крупный и известный по всему миру мотоклуб.

        21

        «Фан даби дози» (англ. Fan Dabi Dozi)  - песня из телешоу шотландского комедийного дуэта «Крэнки». Телешоу было популярно в Великобритании в 1980-е годы.

        22

        «Блейдонские скачки» (англ. Blaydon Races)  - фольклорная английская песня XIX века.

        23

        Бесси (как и Лиз далее)  - краткая форма имени Елизавета (англ. Elizabeth).

        24

        «Доктор Кто» (англ. Doctor Who)  - очень известный британский сериал, главный герой которого путешествует во времени. Машина времени Доктора называется ТАРДИС - выглядит она как синяя полицейская будка.

        25

        Субарахноидальное, или подпаутинное, кровоизлияние - это попадание крови в подпаутинное пространство мозга. Подпаутинное пространство расположено между мягкой и паутинной оболочками мозга.

        26

        Доппельгангер (нем. Doppelganger)  - двойник человека или же его призрак, чаще всего олицетворял собой тёмную сторону личности.

        27

        Ананасы компании «Доул» (англ. Dole) очень популярны во всём мире. Первая плантация была открыта Джеймсом Доулом в 1901 году.

        28

        «Мэднесс» (англ. Madness)  - известная британская группа, образовалась в Лондоне в 1976 году. «Наш дом» (англ. Our House)  - одна из самых популярных песен группы.

        29

        «Мир приключений Чессингтона» (англ. Chessington World of Adventures)  - тематический парк развлечений, зоопарк и гостиничный комплекс неподалёку от Лондона, столицы Великобритании.

        30

        Арнольд Палмер - американский спортсмен, считается одним из величайших игроков в гольф.

        31

        «Звёздный путь» (англ. Star Trek)  - известный американский научно-фантастический сериал, а затем и серия полнометражных фильмов. Сериал ведёт свою историю с 1966 года.

        32

        Синди Лопер - известная американская певица. Её первый альбом вышел в 1983 году. Песня «Время от времени» (англ. Time After Time) с этого альбома стала одной из самых популярных в творчестве певицы.

        33

        «Дети дороги» (англ. The Railway Children)  - английский кинофильм 1970 года, снятый по повести детской писательницы и поэтессы Эдит Несбит.

        34

        «Коммодор» (англ. Commodore 64)  - компьютер, который был выпущен американской компанией _Commodore_International_в 1982 году.

        35

        «Синклер Спектрум» (англ. Sinclair ZX Spectrum)  - компьютер, который был выпущен английской компанией _Sinclair_Research_Ltd._в 1982 году.

        36

        «Сумерки» (англ. Twilight)  - известная книга американской писательницы Стефани Майер и одноимённый фильм.

        37

        Поссет - традиционный британский напиток из молока с пряностями, который подаётся горячим. Раньше к молоку добавляли вино или пиво и лечились этой смесью от простуды.

        38

        Рокки - Рокки Бальбоа, главный герой американского кинофильма «Рокки» (англ. Rocky) 1976 года выпуска, боксёр. Адриан (далее)  - жена Рокки.

        39

        «Амазон» (англ. Amazon)  - американский интернет-магазин, крупнейший в мире.

        40

        Пай (англ. pie)  - разновидность пирога. Он обычно выпекается в форме: тесто выкладывают по дну и бортикам, из него же делается крышка, которой накрывают начинку. Пай с мясом и почками - традиционное английское блюдо.

        41

        «Мир ПК» (англ. PC World)  - американский журнал о компьютерных технологиях, который ежемесячно выходил в печатном виде с 1983 по 2013 год. С 2013 года журнал публикуется только онлайн. При этом в Великобритании с 1991 года действует сеть магазинов с похожим названием: Currys PC World.

        42

        «Эппл» (англ. Apple)  - американская корпорация, специализирующаяся на производстве компьютеров, программного обеспечения, включая операционные системы, и прочих электронных устройств. Была основана в 1976 году. (Прим. ред.)

        43

        «Ай-Би-Эм» (англ. IBM)  - крупная американская компания, которая производит компьютеры, программное обеспечение, электронные устройства. Была основана в 1911 году.

        44

        «Донки Конг» (англ. Donkey Kong)  - компьютерная игра компании Nintendo, выпущенная в 1981 году - сначала для игровых автоматов. Донки Конг - имя вымышленной гориллы, одного из главных героев игры.

        45

        «ВикиХау» (англ. WikiHow)  - сайт пошаговых инструкций на все случаи жизни, существует с 2005 года.

        46

        Тест-таблица (или телевизионная испытательная таблица)  - особое изображение, которое можно увидеть на экране телевизора после окончания вещания.

        47

        Здесь описана «Тестовая карта F» (англ. Test Card F), впервые показанная телеканалом «Би-би-си два» в 1967 году - это изображение получило широкую известность в Великобритании и других странах.

        48

        «Мастермайнд» (англ. Mastermind)  - телевизионная викторина, выходит в Великобритании с 1972 года.

        49

        Уимблдон - Уимблдонский турнир, международный турнир по теннису, старейший в мире - впервые прошёл в 1877 году.

        50

        Дивали - главный индийский праздник, во время которого принято зажигать огни и запускать фейерверки. Фестиваль огней Дивали длится пять дней.

        51

        Кали - одна из верховных богинь в индуизме.

        52

        Шива - один из верховных богов в индуизме.

        53

        Ночь костров (англ. Bonfire Night)  - то же, что Ночь Гая Фокса. Традиционный праздник в Великобритании, когда жгут костры и запускают фейерверки.

        54

        «Теско Метро» (англ. Tesco Metro)  - розничный магазин сети Tesco, крупнейшей в Великобритании. Первый магазин под названием Tesco открылся в 1929 году.

        55

        1 английская пинта равна 0,57 литра.

        56

        Дал-бат - блюдо индийской, а также непальской кухни. Блюдо состоит из чечевичного супа, варёного риса и различных приправ, обычно подаётся на круглом подносе.

        57

        999 - один из номеров для вызова экстренных служб в Великобритании.

        58

        Алу чаат - отварной картофель со специями. Эта лёгкая уличная закуска популярна в Индии.

        59

        В диалектах английского языка - в частности, кокни - слова могут заменяться рифмованными с ними фразами.

        60

        Бинди считается в индуизме священным символом, знаком правды, его также называют «третий глаз».

        61

        Ким - главный герой одноимённого романа Редьярда Киплинга 1901 года. В романе Ким играет в подобную игру, и позже она была названа в его честь.

        62

        Курица к?рма - популярное блюдо индийской кухни: тушёное мясо птицы в сливочно-ореховом соусе с приправой карри.

        63

        «Сью Райдер» (англ. Sue Ryder)  - британская благотворительная организация, названная в честь её основательницы.

        64

        «Хоумбэйс» (англ. Homebase)  - крупная сеть магазинов в Великобритании, которая торгует товарами для дома и сада.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к