Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Детская Литература / Сая Казис: " Питон " - читать онлайн

Сохранить .

        Питон Казис Казисович Сая

        Сая Казис Казисович
        Питон

        Казис Казисович САЯ
        ПИТОН
        Рассказ
        Перевод с литовского Екатерины Йонайте
        Вечеринка по случаю дня рождения жены давно кончилась, но и на следующий день в голове у Джерома продолжали раздаваться визг, хихиканье, нестройный гомон, она казалась переполненной винными парами и осадком от вчерашнего инцидента.
        "Жаль, - уже в который раз посетовал про себя Джером, - что никто не додумался изобрести внутри человека air-condition. Сунул бы себе сейчас в ухо какую-нибудь электронную штучку - и проклятого смога в голове как не бывало".
        Однако на этот раз и такой вентилятор вряд ли помог бы. Вчерашний инцидент, подобно тонущему танкеру, залил невидимое пространство нефтью, и сейчас в ней, словно птицы, трепыхались Джеромовы мысли.
        Над городом висел смог - привычная блеклая шапка, нахлобученная на вздыбившуюся небоскребами макушку города.
        Обычно с пятницы на субботу город, ощерившись световыми рекламами, глядел своими осоловелыми стеклянными глазами-окнами вслед тысячам автомобилей, которые с головокружительной быстротой мчались по скоростным магистралям в далекие неасфальтированные просторы, где еще можно полюбоваться голубизной неба, увидеть дикую птицу или зверя и хотя бы до понедельника позабыть об этих кошмарных конвейерах, оффисах, компьютерах, об осточертевших улыбках, допотопных нотациях родителей и проделках супермодерновых отпрысков.
        Сегодня Джером, Долорес и Люция условились съездить к минеральным источникам. К ним собирался присоединиться и Компаньон со своей женой. Заранее был заказан самый лучший мотель с кегельбаном и великолепным бассейном с минеральной водой. Но поутру, едва Джером открыл глаза, прислуга подала ему вместе с грейпфрутовым соком записку от жены:
        "Джерри! Думаю, ты сам поймешь, что после вчерашнего у меня нет никакой охоты быть в твоем обществе. Я живу только раз, у меня лишь одна дочь и один автомобиль. Его взяла Люси, поэтому мне пришлось уехать на твоем.
        Долли".
        "Долорес явно выкручивается, лишь бы без помех проводить время с Компаньоном", - решил Джером. Он выпил соку, и, посасывая кусочек льда, отправился в бассейн.
        Прыгая с трамплина, Джером больно шлепнулся животом о воду. "Толстею, сдаю понемногу, - подумал он, - а воли подсчитывать калории не хватает, не в пример жене..."
        В изумрудной воде колыхались обрывки цветной бумаги, окурки. Кто-то бросил туда целый букет дорогих орхидей, которые Джером преподнес жене. Эти цветы посыльный принес Долорес прямо в беседку, где и сейчас стоял столик итальянского мрамора с горой неубранной посуды, а в бокалах с недопитыми многоцветными коктейлями плавали мухи и бабочки.
        "Скорее всего после того инцидента цветы в воду швырнула сама Долорес, - назойливо лезли в голову невеселые мысли. - Стареющие женщины частенько спохватываются, что живут лишь раз, и принимаются самым нахальным образом подражать своим восемнадцатилетним дочерям".
        Раньше, бывало, Джером, устав от дневных забот, разругавшись с Долли или просто когда не везло, находил успокоение в прогулке по собственному саду, где росли пальмы, апельсиновые деревья, японские вишни и кактусы, составлявшие целую коллекцию. И каждый раз Джером удовлетворенно думал о том, как верно он поступил, что десять лет назад не послушал жену и не продал участок одному маклеру. Нынче за этот сад можно выручить чуть ли не вдвое больше.
        Выкупавшись и позавтракав, Джером вышел в сад и вдруг на вершине финиковой пальмы увидел нечто совершенно необычное. Сначала ему почудилось, что это шуршит в листьях огромная обезьяна, но, вглядевшись повнимательнее, он обнаружил там человека. Как он туда попал, черт побери? Что?! Никак тот собирается сигануть вниз? Вот безумец... Да ведь он разобьется!.. Мало одной напасти, полиции еще не хватает! А вдруг он надеется спрыгнуть прямо в бассейн?
        - Эй, ты! - крикнул Джером. - Здесь совсем мелко. Ноги переломаешь!
        Но человек с ловкостью орангутанга ухватился одной рукой за ветку, а другой весело помахал Джерому и отделился от дерева. Именно отделился и, паря в воздухе, словно воздушный шар или астронавт в состоянии невесомости, начал медленно опускаться вниз.
        Второе сравнение, пожалуй, уместнее, потому что в руке у незнакомца был веер (с первого взгляда Джерому почему-то показалось, что это конверт и что человек хочет передать ему важное письмо), одним движением которого мужчина мог изменить траекторию полета.
        - Хелло! - воскликнул незнакомец, не успев приземлиться.
        - Осторожно! Тут кактусы! - закричал Джером, и человек, взмахнув своим веером, опустился прямо в бассейн.
        Однако он умудрился не только не плюхнуться в него, но и ботинок не замочить! Странный гость прошествовал по воде, словно это была застывшая стеклянная масса, и, дойдя до края бассейна, протянул Джерому руку.
        - Как поживаешь, Джерри?
        - Прекрасно... А вы?
        - Да ты приглядись хорошенько - не узнаешь?
        - Поль! - удивленно воскликнул Джером и тут же успокоенно подумал: "Ну да, я просто сплю, и, чего доброго, вчерашняя чертовщина тоже может оказаться всего лишь сном". - Как ты сюда попал? - оживленно спросил он. - Ну и фокус ты выкинул - только держись!
        - А я безо всяких фокусов добрался, - ответил тот. - Обыкновенным автобусом. Не хотел вызывать любопытство посторонних. Чем не воздушная мишень, верно? - рассмеялся Поль. - А вообще-то я вот уже пятый год не пользуюсь традиционными видами транспорта. Обычно на своих двоих да с помощью вот этого веера...
        - Этот твой веер небось особенный?
        - Что ты! - снова улыбнулся Поль. - Он у меня вроде талисмана. Лишь бы ветра не было, тогда мне в воздухе и простой шляпы хватает. Ну ладно Джерри, нечего тебе пялиться, хочешь начистоту? Нет здесь никакого чуда.
        - Обман зрения? Гипноз?
        - Ни то ни другое. Просто-напросто я научился преодолевать земное притяжение. Вот и весь секрет... А здесь я потому, что по дочери соскучился. Потолкуем с ней немного, и я исчезну. Не буду вам мешать.
        - Люси нет дома, - ответил Джером. - И Долли тоже. Мы тут немного повздорили, не знаю, когда они заявятся.
        - Вот это хуже, - омрачился Поль. - Ну как вы тут без меня все эти годы?..
        - Всякое бывало... - со вздохом произнес Джером и указал гостю на удобную скамейку в тени рододендрона.
        Джером рассказывал гостю о себе, о своей семье, а сам искоса изучал бывшего мужа Долорес и все старался угадать намерения этого чудака. Ведь неспроста же столько лет спустя он воспылал желанием увидеть Люцию...
        Судя по его поношенным брюкам, давно не стиранной рубашке и огрубелым рукам, Поль так и не сделал бизнеса на своих полетах. Обветренное лицо, потрескавшиеся губы, короткая стрижка, да и весь облик Поля наводили на мысль, что перед вами разорившийся вконец неудачник, которому благотворительные миссии изредка дают возможность подработать на табачной или цитрусовой плантации.
        - А я был уверен, что застану дома обеих, - снова сокрушенно произнес гость. - Ведь сегодня, если не ошибаюсь, день рождения Долорес?
        - Верно, - ответил Джером. - Но мы отпраздновали его вчера.
        - Вот уже пятнадцать лет она с тобой... Дочка, поди, и не помнит меня?
        Вместо ответа Джером фамильярно хлопнул гостя по плечу.
        - Послушай, Поль! Похоже, с памятью у тебя сейчас вполне correct!?
        - Не знаю, - ответил тот. - Во всяком случае, не жалуюсь. Напротив, - рассмеялся он, - нужно радоваться, что человек способен многое забывать!
        - Ты прав, - согласился Джером. И еще раз невесело произнес: Мы-то уже вчера успели отпраздновать...
        Еще за полгода до этого дня Джером стал подумывать о том, какой бы подарок пооригинальнее придумать к двойному юбилею жены - ее сорокапятилетию и пятнадцатилетию их совместной жизни. Компаньон предлагал ему рекламные проспекты, расхваливавшие часы-медальоны последних моделей, говорил о том, что нынче многие вкладывают деньги в пустующие участки земли, в картины и драгоценности. Но Долли была сыта всем этим по горло!
        Ему даже пришла на ум сумасбродная идея подарить Долли перстень с самым настоящим камнем с Луны, да приятели отговорили его: во-первых, запросто могут надуть, и потом, как знать, не утратит ли подарок со временем своей ценности.
        И Джером придумал наконец!
        Дело тут было не только в оригинальности - его подарок должен воскресить в памяти Долорес их свадебное путешествие, тот день, когда они гуляли по зоопарку и на их глазах служитель загнал в клетку с питоном живого кролика. Ах, как трепетно прижалась в ту минуту Долли к Джерому! Какой беспомощно-нежной и податливой была она! Совсем как тот милый длинноухий зверек...
        Служитель зачем-то подкинул еще пучок свежего клевера, и кролик невозмутимо заработал челюстями, не обращая ровно никакого внимания на огромного отвратительного удава, медленно подползающего к нему.
        Они не захотели дожидаться развязки и в обнимку направились к клетке с крокодилами.
        - Если бы не ты, Джерри, - сказала потрясенная Долли, - я бы кончила, как этот кролик.
        - Разве твой Поль походил на удава? - удивленно спросил польщенный Джером.
        - Нет, он тоже из кроличьей породы, - ответила она. - И все равно, Джерри, ты меня спас.
        От счастья Джерри не стал спрашивать, кто же тогда был питон. Им могли быть и болезнь Поля, и его банкротство, и, наконец, сама жизнь.
        Долорес ловко забросила в пасть бегемоту дольку апельсина и, позабыв о питоне, звонко расхохоталась. Ах, как очаровательна она была тогда!
        В электронно-вычислительном центре Поль когда-то считался одним из самых одаренных инженеров-конструкторов. В научных статьях по вопросам кибернетики часто упоминалось тогда его имя. Сконструированный Полем компьютер выигрывал шахматные партии у гроссмейстеров, в журналах публиковались сочиненные умной машиной стихи, которые во многих отношениях были лучше творений поэтов-модернистов.
        Прелестная Долорес даже не на шутку стала ревновать его к этой странной думающей машине, которую Поль окрестил Эммой. Долли заметила, что Эмма не только отнимает у ее мужа рабочие часы, покой, лишает отцовских чувств к малышке Люси, но и изнуряет его ничуть не хуже посторонней женщины.
        Но случилось так, что после одной пустяковой автоаварии, когда не пришлось даже обращаться в страховую контору, или по какой-то другой причине у Поля иногда стали возникать провалы в памяти. На него словно затмение находило, и Поль в такие минуты безнадежно терялся. А еще он говорил врачу, что временами все вокруг казалось до омерзения лишенным смысла и это окончательно убивало волю. Полю мерещилось, что он стал частью Эммы и в полуобморочном состоянии ждет, когда его мозг, наподобие полупроводников в машине, получит импульс и начнет снова функционировать.
        Какое-то время он скрывал это от сослуживцев, от шефа, но Эмма живо уловила дефект у своего покровителя и самым бессовестным образом предала его.
        Ничуть не лучше поступила и Долорес, когда Полю пришлось покинуть вычислительный центр и как только поступило напоминание из банка о том, что сбережения их тают, подходят к концу.
        Проснувшись однажды утром после принятой накануне таблетки снотворного, Поль обнаружил на террасе под японским веером слоновой кости записку:
        "Поль, я живу лишь раз и, не в пример тебе, ежеминутно помню об этом. Пора мне самой подумать о своем будущем. Поэтому прости, не осуждай и не ищи нас.
        Твои Долли, Люси и Мими"
        Мими - это кудлатый черноглазый пудель, которого Поль год назад подарил дочери.
        Джерому при его знакомствах, связях и деньгах было не так уж сложно достать крупного, десятифутового питона, несколько белоснежных пушистых кроликов с клетками и инструкцией по содержанию этих животных.
        Прежде чем показать подарок жене, Джером предложил гостям азартную игру: кто угадает, что он собирается подарить Долорес, тот сразу получает чек на точно такую же сумму, какую он потратил на необычную покупку.
        Собравшиеся потребовали, чтобы Джерри назвал хотя бы сумму. Он сказал, и все равно никто не смог угадать.
        Об этой части вечера Джерому и сейчас приятно вспоминать. Ложка дегтя появилась чуть позже.
        Удав, совсем как тогда, в зоопарке, не сразу обвился вокруг своей жертвы. Кролик не спеша управился с салатом, потом принялся умываться и даже разок-другой нахально перепрыгнул через питона, будто перед ним была трухлявая палка.
        Гости перестали нервно покусывать соломинки для коктейлей и с пустыми бокалами вернулись к столу. Джером нахмурился: нужно будет на той неделе непременно написать грозное письмо и вернуть питона владельцам.
        И тут кто-то из гостей громко вскрикнул - кролик в объятьях питона! Все оживились и снова столпились у клетки. Питон трижды обвился вокруг своей жертвы, но, похоже, не думал с ней расправляться. Казалось, удаву доставляло наслаждение обнимать такое нежное, трепетное и беззащитное создание.
        Боясь нарушить начатый питоном ритуал, гости переговаривались вполголоса, покуда разгоряченный вином Компаньон вдруг не заявил во всеуслышание, что эта парочка в клетке занимается явно не тем, чем нужно. Уж больно все это смахивает на секс, а не на кормежку.
        Гости развеселились. Вот уже кто-то заявил, что удав напоминает охваченную страстью женщину - жаль только, кролик удаву не пара. Это его, возможно, и погубит. А другой в шутку предложил запереть в клетке самого хозяина...
        Джером издали наблюдал за Долорес и пытался угадать по ее лицу: вспомнила ли она что-нибудь, дошло до нее, наконец, зачем он все это затеял?
        - Тут какая-то тайна! - снова громче остальных произнес Компаньон, положив руку на плечо Долорес и ласково поглаживая ее прикрытую длинными волосами шею. - Чего ради Джерри остановил свой выбор на змее? Он, видно, и сам затрудняется сказать. Давай, Долли, устроим ему сеанс психоанализа!
        - Не стоит, - произнесла та. - Джерри уверен, что кролик - это я.
        И она неожиданно расхохоталась резким и, как показалось Джерому, циничным смехом.
        - А удав кто? Сам Джером, да? - послышался возглас.
        - Бывший удав, - снова неприятно расхохоталась жена. - В будущем году Джерому стукнет шестьдесят, и я подарю ему мангусту! Посмотрим тогда, кто кого...
        Она нарочно, желая побольнее уязвить мужа, состарила его на целых четыре года. К чему все это? Неужто Долли так ненавидит его, что позволяет при посторонних делать столь нелестное сравнение? И еще заявляет, что рада быть мангустой, лишь бы перегрызть ему глотку...
        Джером побледнел от ярости и шагнул к ней, сам не зная, что за этим последует. Все могло зависеть от одного-единственного ее взгляда - невинного, коварного, наглого или виноватого. В отчаянье Джером мог бросить ей в лицо что-нибудь обидное, а мог и, наоборот, справившись с собой, взять ее за руку, отвести в сторонку и напомнить, что в угоду гостям она не имеет права портить их общий праздник, оскорблять мужа.
        Когда сегодня утром Джером выбрал мысленно такой вариант развязки, ему стало жаль себя и досадно, потому что в таких случаях Долорес не считалась с тем, насколько терпимо и тактично относится к ней супруг. Напротив, он бывал на высоте положения, когда вел себя грубо, просто-напросто по-скотски. Сначала начинались слезы, потом угрозы развестись, и в конце концов Долорес оказывалась в объятьях мужа. Тогда она и в самом деле чем-то походила на бешеного, гибкого и юркого зверька - мангусту.
        - А теперь, Поль, рассказывай ты. Что ты делал все это время? Чем думаешь заняться?.. Может, выпьем, а?
        Поль улыбнулся и отрицательно покачал головой.
        - Я же теперь пилот, нельзя мне.
        - Твое изобретение потрясающая штука! - воскликнул Джером и словно невзначай ощупал Поля на манер полисменов, обыскивающих арестованных. - Это ж надо - летать просто так, без мотора, без крыльев, совсем без ничего!.. Невероятно! Ты бы хоть в двух словах объяснил, что к чему... Тонкостей я все равно не пойму.
        - Да ведь тут нет ничего особенного, - простодушно признался Поль. - Не сомневаюсь, что любой из нас способен оторваться от земли и взлететь. Только, разумеется, нужны сильная воля, определенный внутренний настрой, что ли... Главное же, не следует забывать, что ты - человек. Не вещь, не животное, не раб, а мыслящее, свободное существо...
        - Что-то вроде йоги, да? Люси тоже немного этим увлекается дзен-буддизмом, йогой и еще чем-то...
        - Нет, - ответил Поль, и в его блестящих, с лукавинкой, глазах мелькнула добродушная ирония, которая разозлила Джерома. - Не думаю, что от этого Люция взлетит.
        - И все же она летала, - язвительно заметил Джером. - Ярдов десять... с обрыва, на своем "Мустанге". Автомобиль, конечно, на свалку, зато на девчонке ни царапины. Каких только чудес не бывает! Все-таки я решил наказать - пусть-ка посидит до рождества без машины.
        Джером хотел похвастаться, как недурно живется у него дочери банкрота. Настоящий отец вряд ли может хоть чем-нибудь быть полезен ей.
        - У меня тут для нее подарок... - словно угадав мысли Джерома, произнес Поль и вытащил из-за пазухи измятую тетрадь.
        - Увы, тебе придется прождать ее день-два, а то и целую неделю. Может, оставишь тетрадь мне? Я передам...
        - Не стоит, я, пожалуй, подожду, - ответил гость. - Времени у меня сколько угодно. Во время ожидания наши иллюзии созревают, как вино, - чем дольше ждешь, тем лучше вкус и цвет напитка.
        - Гм... - озадаченно промычал Джером. - И давно ты так порхаешь?
        - Таким макаром, пожалуй, недавно. А вообще впервые научился отрываться от земли лет семь назад.
        - Странно...
        - И верно, довольно непривычно. Как первая телега без лошадей. Мне и самому, признаться, немного в диковинку - летаю, а сам все не устаю восхищаться. Там, на верхушке твоей пальмы, приметил я дивную бабочку. Жаль, не знаю ее названия.
        - Странно... - раздраженно повторил Джером. - И не твое умение летать меня удивляет, а то, что ты не делаешь на этом бизнеса. Ради бога, не пойми меня превратно! Я вовсе не предлагаю тебе открыть воздушный цирк или фешенебельную летную школу... Да сумей я прошлепать так по бассейну и не набрать полные ботинки воды, живо объявил бы себя новоявленным Христом! А людям только подавай чудо - сразу уши развесят.
        - Ну, и что же ты сказал бы им?
        - Как это что?! Да я бы, черт побери, решил раз и навсегда проблему войны и мира! Проблему топлива! Проблему распространения коммунизма! Кое на кого нагнал бы страху, а кое-кому оказал больше доверия... Тогда все пошло бы по заведенному мною порядку! Ну, чего ты уставился? Да пойми, дружище, что тебе ничего не стоит заставить мир плясать под твою дудку! Достаточно лишь разок взлететь над городом и прокричать в мегафон свою идейную платформу! Вот и все. Всемирная известность тебе обеспечена! Ты - лидер нового движения! Пророк, бог! И вместо этого ты прозябаешь здесь да еще улыбаешься. Думаешь, я сморозил глупость? Брось скалиться, как дурак. Вон губы до крови растянул. Кровь сотри...
        - Это я от счастья, Джерри. Ну, а кровь... своя ведь, не чужая...
        - Ты что, не знаешь - ведь только глупцы, круглые идиоты всегда счастливы и вечно всем довольны? - Джером уже не скрывал своей неприязни к Полю. - Я же по глазам вижу - смеешься! А мне это, конечно, обидно. Поэтому будь любезен, объясни...
        - Не серчай, Джерри, но вот что я тебе скажу. Думай я, как ты сейчас, о полете не могло быть и речи. Вот в чем загвоздка! Кто хочет преодолеть силы гравитации, должен прежде всего победить силу предрассудков. Это сложившиеся веками представления о том, что ценно в нашем мире...
        - О чем это ты?
        - А хотя бы о жажде власти, честолюбии. О деньгах и предметах роскоши, которые радуют нас лишь потому, что у других их нет, или потому, что кто-то выбивается из сил, создавая их... Долго рассказывать...
        Вскочив со скамейки, Поль оттолкнулся от земли и через секунду был уже наверху, среди пальмовых листьев. Там он сорвал недозревший кокосовый орех и снова приземлился рядом с Джеромом.
        - Это и будет мой обед, - любуясь плодом, сказал Поль.
        Джером решил узнать о своем госте побольше.
        - Ты никак вегетарианцем заделался? - спросил он.
        - Верно, - ответил Поль. - Хотя не уверен, нужно ли это. Уж больно мне хотелось преодолеть притяжение упрямицы земли, может, и перестарался. Что же касается моей теории по этому вопросу, все это родилось потом. Летать - это почти то же, что и плавать: отталкиваешься ногами и барахтайся... Правда, в воздухе одних легких мало, там нужно иметь свой собственный "кислород", питающий душу, сердце...
        - Ладно, - прервал его Джером, - вернемся к практической стороне вопроса. Согласись, ведь мы жаждем власти, почестей и денег лишь потому, что не в силах побороть свой привычный эгоизм. Но ведь твой случай, - ткнув Поля пальцем в грудь, продолжал Джером, - разве не тот же самый эгоизм? Летаешь себе и посмеиваешься над людьми... Я же сразу подумал, что ты без ущерба для себя сможешь принести огромную пользу обществу. Что в этом предосудительного?
        - Не думаю, что общество от этого выиграет, Джером... Но я вовсе не намерен унести свое изобретение с собой в могилу. Вот в этой тетрадке, которую я хочу подарить дочери, изложено все необходимое о том, как человеку научиться летать.
        - И это уместилось в такой тетрадке?! - удивленно воскликнул Джером.
        - Причем она не вся исписана, - открыл тетрадь Поль. - Кое-что добавит и Люция. Ведь ей придется пойти другим путем - от теории к практике, и она не станет блуждать вслепую, как отец...
        Джером захотел полистать тетрадь и уже протянул за ней руку, но Поль, словно не заметив его движения, снова сунул ее за пазуху.
        Вчера Джером так разозлился на Долорес, что не успел схватить ее за руку. Как раз в тот момент Люция закричала душераздирающим голосом:
        - Смотрите, он уже душит!.. Не давайте ему! Ради бога, не позволяйте! Отнимите кролика!
        Длинноволосый приятель Люси, с которым она заявилась незадолго до этого, уже, развалившись, спал в автомобиле, а Люси еще хватило сил поздравить мать и побыть немного с гостями. Мать шепнула ей на ухо, чтобы она поглядела на себя в зеркало и выпила кофе покрепче, но Люси не послушалась. И вот результат - припадок истерии.
        Многие знали, что Люси употребляет наркотики, поэтому никто не обратил внимания на ее театральные крики. Тогда она принялась орать, что все они негодяи, садисты, удавы, а потом, отчаянно рыдая, помчалась прямо по кактусам в глубь сада.
        Джером с виноватым видом бросился вдогонку. Догнав Люцию, он усадил ее на скамейке в глухом углу сада, положил руку ей на плечо и принялся утешать падчерицу. Перед ней был исстрадавшийся человек, который без утайки поведал, почему он купил жене именно питона, и признался, что этот шаг был своего рода последней попыткой вернуть хоть бы частицу прошлого... После этой исповеди он все же не удержался, чтобы по-отцовски не пожурить девушку:
        - Вот если бы я сейчас в своем одиночестве обратился к наркотикам, это еще куда ни шло - мне терять нечего. Но ведь тебе, Люси, всего-навсего двадцать два! И проблем у тебя особых нет...
        Джерому показалось, что никогда еще он не беседовал с Люцией так вдохновенно, аргументированно, с таким дружеским участием. Люси терпеливо выслушала его, потом вздохнула и выложила начистоту свое отношение ко всему этому. Защищая мать, она все же довольно метко проехалась насчет ее критического возраста, а потом разоткровенничалась о своей интимной жизни, различных комплексах и, наконец, о наркотиках...
        Сначала Джером остолбенел, узнав о распутстве падчерицы, но вскоре почувствовал в этой изощренной исповеди соблазнительно-опьяняющую прелесть. У него уже пропала охота поучать или распекать Люси - он лишь осторожно выведывал у нее новые подробности да изредка вставлял примеры из собственной жизни. А потом с чувством прижал Люси к груди и стал ласково поглаживать ее по волосам.
        Немного погодя Люция призналась, что когда у нее не было парня, она испытывала болезненную ревность к матери, потому что была по-детски, но все же довольно сильно влюблена в Джерома, своего отчима...
        Джером снова вспомнил об оскорблении, нанесенном ему женой, и это толкнуло его на своего рода месть и словно позволило распахнуть дверь, которую он никогда прежде не решился бы приоткрыть. Рука Джерома соскользнула на грудь падчерицы, он резко опрокинул девушку к себе на колени и стал осыпать страстными поцелуями.
        Вернулись, вернулись они, эти счастливые и сладостные минуты, благодаря которым он так часто вспоминал тот зоопарк! И все могло кончиться вполне естественно, если не романтично, но тут Люси первая услышала вдалеке голоса, заметила приближающуюся мать... Вскочила и ударила отчима по лицу.
        Джером ничуть не обиделся: что ж, Люси нужно было хоть как-то реабилитировать себя. Вторую оплеуху, которой наградила его Долорес, тоже можно было как-то оправдать, не будь жена сама во всем виновата. У женщины похитрее хватило бы сообразительности сделать вид, что ничего не произошло, и не устраивать публичный скандал. Однако Долорес с Компаньоном, видно, нужны были козыри, чтобы продолжать свою игру, и теперь-то уж они непременно пустят их в ход.
        - Поверь, я ужасно рад, что ты собираешься передать свою тайну Люции, - сказал Джером, не в силах скрыть волнение. Он взял Поля под руку и предложил пройтись немного по саду. - Так уж получилось, что я стал фактически отцом Люции, - с жаром продолжал он. - Своих детей у меня нет, поэтому я считаю Люцию единственной наследницей и продолжательницей моего бизнеса...
        - Но? - с чуть заметной иронией перебил его законный отец.
        - Вот именно, к сожалению, есть одно "но". Я, по-моему, уже рассказывал тебе, что две недели тому назад она разбила новехонький автомобиль. Говорят, по пьяной лавочке, но я-то доподлинно знаю, что дело тут в наркотиках. Пришлось заплатить не только за машину, но и... за молчание. А вчера вот здесь, под этим кустом, Люси без обиняков призналась, что наркотики позволяют ей видеть звуки и слышать краски! А в какой раж она вошла, когда пыталась убедить меня, что одно такое "путешествие" в мир галлюцинаций значит для нее больше, чем три года учебы. Да она ни о чем и думать не хочет, кроме развлечений, шляется со всякими подонками и понемногу увязает в болоте. Вот так-то, Поль. Поверь, мне неприятно обо всем этом тебе рассказывать... Да и родная мамаша могла бы уделить дочке больше внимания. А что я? Мне нужно было делать деньги, и ничего я для них обеих не жалел. После вчерашнего разговора с Люси решил утром осмотреть ее комнату. Боже, чего там только нет! Тут тебе и химикаты, и лекарства, и косметика, и порнография!.. Все для секса, о сексе, во имя секса...
        В комнате Люси Джером обнаружил на стене и портрет Поля, но об этом он, естественно, умолчал.
        - Наткнулся я там и на наркотики, - так и не услышав от Поля ни слова, продолжал после паузы Джером. - Какие-то ампулы, сигареты с марихуаной... Нашел и злополучный ЛСД. Говорят, капнешь немного на сахар - и можешь отправляться чуть ли не в рай... Все это, конечно, ерунда. Обыкновенное самовнушение, мода. Проглотил я кусочек - хоть бы хны, попробовал другой - и снова ни черта... Видать, закалка у нас получше, мозги дурману не поддаются... И вдруг ты заявляешь, что отдаешь ей свою тетрадку. Этакое открытие - и ей! Ведь это все равно что выбросить записи в первую попавшуюся урну!
        "Складно у меня получилось, - мысленно похвалил себя Джером. Похоже, его проняло".
        - Я не знал, что с Люцией так скверно, - признался Поль. - Мне непременно нужно дождаться ее и поговорить. Надеюсь, ты не против, если я на время возьму дочь к себе?
        - Пустая затея, Поль. Веришь ли, мне не жалко отдать этот сад и даже дом тому, кто сможет сделать из нее полноценного, практичного человека.
        - Попытаюсь увлечь се чем-нибудь другим, - упрямо повторил Поль, скорее всего имея в виду свою теорию.
        Джером отыскал в беседке нож и протянул гостю. С озабоченным видом, словно впервые в жизни видел этот зеленый, незрелый плод, Поль сделал на кожуре глубокий надрез и прислушался, будто надеясь услышать таинственную музыку, а потом стал потягивать через соломинку сладковатое кокосовое молоко. Джерому не хотелось пить, но он все равно раздраженно налил себе джина с тоником.
        Пили молча, и раздражение Джерома росло. Мысли становились все злее, приобретали конкретные очертания. "Первое мое впечатление оказалось верным, - подумал Джером, потягивая невкусный коктейль. - Поль типичный идиот. Блаженный оборванец, неспособный даже раздобыть нитку с иголкой, чтобы заштопать рваные штаны. Представляю, что стало бы с миром, сумей этот полугений-полупсих навязать ему свой образ жизни! Усилия многих поколений, вековые традиции, прогресс, достижения техники - все полетит к черту!.. К чему богатство, деньги, фабрики, - давайте взлетим над землей и будем с улыбкой приветствовать каждый зеленый листок повычурнее, затейливо раскрашенную бабочку или еще что-нибудь в этом роде... А между тем в руках _умного человека_ его открытию не было бы цены! Это почище атомной или водородной бомбы, полетов на Луну... Ведь такого летуна, пожалуй, не сможет зафиксировать никакой радар. Что для него преграды, границы, заслоны? Не нужны ему стартовые площадки и, самое главное, топливо! Обойдется он без угля, газолина, без электричества! И тайна этого открытия в кармане чудака, бывшего когда-то
человеком!"
        Джером почувствовал нервную дрожь в руке, держащей хрустальный бокал. Зубы его застучали о край кубка. Поль же продолжал с блаженным видом потягивать кокосовое молоко. Но враждебный взгляд хозяина заставил его насторожиться - в глазах Джерома он прочитал, словно мерцающую неоновую надпись на стене небоскреба, слова: "Когда-нибудь человечество будет благодарить провидение за то, что ты опустился в дом, где живет высокосознательный гражданин и патриот".
        Поль хотел было что-то сказать Джерому, но тот, не в силах больше выносить недомыслие гостя, схватил его в охапку и принялся трясти за плечи.
        - Ведь твое открытие может попасть в руки врага! - прорычал он, а на световом табло его глаз замелькала надпись:
        "Ты должен умереть! Ты должен умереть! Ты должен..."
        - Тебе самому это не приходило в голову?! - хрипел Джером, и руки его уже подбирались к горлу Поля. - Ты хочешь парализовать нашу молодежь, нашу промышленность! Жизнеспособность нашего государства! Ты не только полный банкрот, Поль, но и потенциальный изменник родины! Тебе чужды патриотизм, самолюбие, у тебя нет ни единого человеческого качества! Чего молчишь? Долго ты будешь молчать, я тебя спрашиваю?! Я хочу, чтобы ты хоть перед смертью понял, что сам во всем виноват, да-да, сам! Понятно? Тебе понятно? Ты понял, я тебя спрашиваю? Ну и слава богу...
        Поль уже не дышал, голова его непроизвольно кивнула, - этого и добивался Джером. Ему показалось, что чудак изобретатель все же искренне осознал свою ошибку. Можно было прислонить отяжелевшее тело к стволу пальмы.
        - О'кей! - пробормотал Джером. - Понять - значит простить, как сказал по телевидению один философ... Великие люди редко умирают в своей постели. А ты, Поль, гений, я в этом не сомневаюсь...
        Тело Поля понемногу сползло на землю, и лишь тогда Джером почувствовал себя до крайности измочаленным, захотелось лечь рядом с трупом и хоть на минутку вздремнуть. Не стоило ему пить этот дрянной коктейль. Придумал тоже - философствовать с покойником, будь он хоть сто раз гений!.. Ерунда какая-то! Кстати, где там у него записи?..
        Когда Джером засунул руку Полю под рубашку, ему почудились слабые удары сердца. Чего доброго, очухается и улетит. Может, привязать его или придавить чем-нибудь? Так ничего и не придумав, он перевернул труп на живот, уселся сверху и стал лихорадочно листать тетрадь.
        Вначале мелкими буквами было написано краткое вступление, но Джером без очков не разобрал ни слова. Затем приводились основные требования, необходимые для того, чтобы человек смог преодолеть земное притяжение. Первое условие было выведено четким, каллиграфическим почерком:
        "Следует иметь чистую совесть".
        Это требование Джером воспринял без особого удовольствия. Вспомнив, где он сидит, Джером поднялся, снова приложил руку к сердцу Поля и убедился, что тот действительно мертв.
        "Так... Только куда с ним теперь деться? - озабоченно подумал Джером. - Нужно припрятать его понадежнее для очистки совести.
        И тут он вспомнил о питоне и обрадовался: "Надо обставить дело так, будто змея задушила Поля! Обовью ею труп. (Говорят, сытый питон не привередлив - безобиднее веревки. ) А потом позову Бетти, и она станет свидетельницей "несчастного случая".
        Спрятав тетрадку в карман, Джером внимательно осмотрелся по сторонам, затянул потуже пояс и приподнял обмякшее тело. Оно оказалось тяжелее, чем он надеялся. Да и тащить по земле опасно: останется след, а это наведет на подозрения.
        Все же Джером нашел выход. В аллее сада стоял столик на колесиках с остатками вчерашнего пиршества. Следы от колесиков могли быть в любом уголке сада.
        Похвалив себя за находчивость, он поспешно притащил столик, взвалил на него труп и покатил его к клетке с питоном, как нянька коляску с младенцем. Совершенное им убийство стало казаться ему чем-то далеким, нереальным, и Джером подумал о том, сколь огромную ошибку в жизни совершил он, так и не став отцом. Тем нескольким девицам, что, по их словам, забеременели от него, Джером дал кругленькую сумму, лишь бы отвязались и перестали морочить ему голову.
        А у женщины, которую Джером любил по-настоящему, на которой женился и от которой надеялся иметь детей, уже был ребенок ("вот от этого кретина"), и, разумеется, она потихоньку принимала противозачаточные таблетки.
        Эти мысли вызвали у Джерома новый прилив ненависти к Долорес, он с остервенением стащил труп со стола и прислонил его к клетке.
        Джером хотел, было открыть дверцу, заранее с отвращением думая о том, как он возьмет в руки эту мерзкую тварь, но вдруг увидел, что клетка пуста! Значит, питона кто-то недавно выпустил, потому что еще утром тот спокойно дремал тут, лениво переваривая кролика.
        Беспокойство Джерома росло. Неужели против него что-то замышляется? Куда теперь девать труп? Уж не бросить ли его прямо в бассейн? Может, потом как-нибудь удастся доказать, что Поль поскользнулся, ударился головой и утонул...
        Снова уложив безжизненное тело на столик, Джером вытер со лба градом катившийся пот, подтянул сползающие брюки и мельком порадовался, что наверняка сбросил пару килограммов, - вот только покончит с этим делом, обязательно взвесится.
        Остановившись напротив самого глубокого места, возле трамплина, он поставил ногу на нижнюю полку столика, чтобы тот не скатился в воду, и, кряхтя, столкнул труп в бассейн. Но, вопреки ожиданиям, тело не рассекло с брызгами поверхность воды, а глухо ударилось о лазурные плитки, которыми было выложено дно водоема.
        В бассейне, где Джером купался еще утром, а Поль час назад прошелся по поверхности, не замочив ног, не было ни капли! Остатки воды испарялись под жарким солнцем, а валявшиеся на дне окурки, апельсиновые корки, брошенные в бассейн орхидеи еще хранили влагу.
        Вот когда Джерома пригвоздил к месту самый настоящий ужас, который ему еще не доводилось испытывать. Кто-то неведомый расставил повсюду свои сети. Оставался один-единственный шанс: найти безопасное место, проштудировать там записи Поля и не мешкая взлететь - унестись подальше от этого мерзкого кошмара.
        Воровато озираясь по сторонам, прячась за деревьями, добрался Джером до дома и заперся у себя в кабинете с зарешеченными окнами. Плюхнувшись в кресло, нацепил очки, вытащил тетрадку и погрузился в чтение.
        Текст, написанный рукой Поля, почему-то превратился в машинописный, но Джером от волнения не придал этому значения. Не обратил он внимания и на то, что в прежней с виду тетрадке исчезли слова: "Следует иметь чистую совесть".
        "Питоны хорошо плавают, ныряют, любят ползать по деревьям. Питаются они млекопитающими и пернатыми, - жадно пробежал Джером глазами строчки вводной части. - В неволе удавы типа Pythoninae ведут себя спокойно, не проявляя темперамента, и доставляют своему хозяину немало острых ощущений. Питоны хватают жертву зубами, ловко зажимая ее при этом кольцами тела, душат ее, затем заглатывают и переваривают в течение 4 - 5 дней..."
        Джером читал инструкцию вслух, а сам думал: важно лишь понять, о чем в ней говорится, и тогда он взлетит, - а там прощайте навек не только недруги, но и жена, падчерица... Навсегда распростится он со всем, что омрачало порой настроение и мешало быть абсолютно счастливым.
        1973

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к