Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Детская Литература / Сая Казис: " Кресло Гефеста " - читать онлайн

Сохранить .

        Кресло Гефеста Казис Казисович Сая

        Сая Казис Казисович
        Кресло Гефеста

        Казис Казисович САЯ
        КРЕСЛО ГЕФЕСТА
        Рассказ
        Перевод с литовского Екатерины Йонайте
        Юные боги Олимпа не отличались особой разборчивостью: не было у них ни раззолоченных дворцов, ни усеянных драгоценными камнями одежд, ни уймы слуг, подданных и просто льстецов. Все это появилось позднее...
        После кровопролитной битвы Зевса с титанами опустела, обезлюдела земля, не осталось на ней ничего живого. Бунтари титаны, доводившиеся родней и Зевсу, были водворены в подземное царство, а на земле остались лишь те из бессмертных, кто не противился новому владыке. Обосновавшись на Олимпе, Зевс праздновал победу - он закатывал пиры и приумножал свой род не только с избранницей Герой, но и с дочерьми поверженных титанов.
        Однако Зевсу и его потомкам нужно было кем-то править в будущем, и он велел двоим сыновьям титана Япета - Прометею и Эфиметею возродить на земле животный мир. С удовольствием принялись братья лепить из глины прообразы будущих зверей, птиц и ничтожно малых живых существ, не забывая о том, что каждому из них необходимо обеспечить на земле место, пропитание, что нужно не обделить их и радостью. Зевс чаще всего благосклонно относился к выдумкам братьев, он лишь вдыхал в их творения жизнь и кое-что изредка подправлял.
        Все шло довольно гладко до тех пор, пока Прометей не начал вести переговоры с богами о самом главном обитателе земли - человеке. Опасаясь, как бы новоиспеченный человек не стал таким же могучим и опасным, как населявшие когда-то землю великаны, Зевс согласился дать жизнь лишь слабому нагому двуногому существу, которое, подобно червю, должно было прятаться от зноя и стужи под землей, обитать в норах, кормиться кореньями, фруктами и жить в постоянном страхе перед хищниками, тягаться с которыми ему было не по силам.
        Вот почему Прометей и решил принести этому горемыке человеку огонь из олимпийского очага, чтобы тот мог обогреться, приготовить вкусную пищу и отпугнуть голодного зверя. И титан принялся выжидать, когда подвернется случай подкрасться к божественному огню и незаметно поджечь сухой тростник.
        Однажды Гера, кормя грудью Зевсово дитя, вдруг увидела, что это не ее малыш Арес, а совершенно чужой, подкидыш без роду без племени! С досады она так резко вырвала из ротика младенца сосок, что молоко струей брызнуло по всему небосклону (недаром и поныне светлые брызги на небе называют Млечным Путем).
        А когда Зевс без зазрения совести принялся к тому же метать молнии, разгневанная Гера схватила ненавистное дитя и швырнула его с Олимпа на землю. (Ее первенцу Аресу пришлось после этого сосать молоко рассвирепевшей матери, поэтому и вырос он неимоверно злым и жестоким. Для него не было лучшей забавы, чем участие в кровавых сражениях, за что со временем и заслужил он титул бога войны.)
        Прометей проследил, куда упал брошенный с Олимпа младенец, и, зажав в ладони тлеющий тростник, спустился на землю, на которую разошедшийся Зевс ниспослал ослепительные молнии и страшный ливень.
        Спотыкаясь о камни, с трудом продираясь сквозь колючие кусты и до крови царапая о них тело, Прометей принялся разыскивать незаконнорожденного сына Зевса, хотя знал, что отпрыск богов не пропадет и без него. Он хотел отыскать дитя и воспитать его так, чтобы тот сделал хоть что-нибудь полезное для обездоленного обитателя земли - человека.
        С наступлением сумерек Прометей развел от тлеющего тростника костер и пригласил к нему мужчин и женщин посмелее. Те с опаской протягивали руки к пламени и ликовали, глядя, как огонь освещает в темноте их лица и с удовольствием принимает их дары - валежник, листья, траву и даже сухой навоз. И в то же время огонь был гордым: он мог умереть с голоду, но никому не позволил бы прикоснуться к себе руками или губами, а если подарок ему не нравился, дымом разъедал до слез глаза.
        Прометей попросил людей обыскать с факелами все утесы и кусты - хорошенько прислушаться, не донесется ли откуда-нибудь детский плач.
        Ребенка нашли. Падая с высоты, бессмертный сын Зевса сломал обе ноги. Прометей привязал к ним лубки, назвал младенца Гефестом и отдал его на воспитание женщинам.
        В те времена на земле еще не водились ядовитые змеи, скорпионы, мухи... Всю эту нечисть Прометей и его брат, вопреки воле Зевса, держали под замком в ларе. Поэтому-то на земле не знали бедствий и болезней. Маленький Гефест тоже быстро поправился, только на всю жизнь остался хромым на обе ноги, чем вызывал сочувствие добрых людей и насмешки, издевательства злых.
        Зевс же и не думал разыскивать своего сына-подкидыша. Он беспокоился лишь о том, как бы уберечь от ревнивой Геры остальных своих незаконнорожденных чад: двойняшек Артемиду и Аполлона, детей возлюбленной Латоны и сына титанши Майи, легконогого Гермеса, который был любимцем Геры.
        Она выделяла его среди остальных детей, ибо тот мог в мгновение ока перенестись в самый отдаленный уголок света.
        Владыка Олимпа никому не говорил и про то, что Прометей осмелился украсть священный огонь. Люди теперь нередко укрывали от гнева Геры сожительниц Зевса, давали приют их новорожденным. И все же отец богов намеревался созвать однажды людей и без обиняков напомнить им, что всемогущим владыкой является он, а не Прометей с Эфиметеем, что только его одного люди должны благословлять - возводить храмы, приносить жертвы на алтарь...
        А его брошенный на произвол судьбы сын Гефест вырос среди людей дивным мастером, жадным до работы и на редкость сообразительным. Стоило Прометею помечтать о чем-либо, поразмыслить, как бы облегчить людям их труд, - глядишь, а Гефест уже успел кое-что придумать и смастерить. Так появились на свете ярмо для быков, первый плуг, нарядная бричка на колесах, веретено и ткацкий станок, весельное судно, корабль с парусами и еще великое множество самых различных орудий труда и украшений. Даже дочери богов завидовали теперь женщинам на земле, столь красивы были у тех ожерелья, серьги, браслеты.
        Видно, одна из них и рассказала Гефесту, что он вовсе не простой смертный, а сын Зевса, и что его сделала калекой разгневанная Гера. Об этом же без утайки поведал ему и Прометей, который вообще не унижался до того, чтобы юлить или лгать.
        До сих пор Гефест, можно сказать, был счастлив. Ему вполне хватало и искренней любви людей, и почета, и всего того, чем жив человек. А нынче, глядя на свои натруженные руки, на изувеченные ноги и пропахшую дымом одежду, Гефест, словно в кузнечном горне, распалялся от раздражения и желания отомстить владычице Олимпа Гере. Все его человеческое счастье казалось ему теперь жалкой подачкой, заплесневелым хлебом, которым угостили того, кому надлежало вкушать исключительно божественную амброзию и пить нектар вечной юности!
        Напрасно Прометей пытался утешить Гефеста, рассказывая ему о том, сколь непривлекателен этот Олимп богов-сибаритов, где плетутся нескончаемые интриги, не утихают распри, господствуют ложь и убийства. Он признался, что сам чувствует себя среди людей гораздо счастливее, покойнее и что в жизни не променял бы по своей воле землю на обиталище богов.
        - Я хочу на Олимп вовсе не для того, чтобы остаться там, открылся ему Гефест. - Я не успокоюсь, покуда не отомщу им!
        Тогда Прометей сказал, что ему известно, чем закончится правление Зевса. Не вечно будет править Зевсов род, и все же не Гефесту суждено его свергнуть...
        Хромоногий мастер с улыбкой тряхнул копной волос, - да нет, он не собирается бунтовать против всего Олимпа, а лишь сделает Гере какой-нибудь особенный подарок, который напомнит ей о живущем на земле подкидыше Гефесте...
        Долго прикидывал он наедине, какое украшение или предмет обихода могли бы доставить радость богине. Под конец Гефест вспомнил рассказы о кипевших на священной горе страстях, бытовавших обычаях и решил выковать из золота и серебра кресло, украшенное драгоценными камнями.
        Удалившись от людей чуть ли не на круглый год, искуснейший на земле мастер раздувал мехи, звякал инструментами о наковальню, пилил-строгал, покуда наконец в его задымленной кузнице не родилось новое творение - кресло такой удивительной красоты, исполненное такой величавости, что простой люд при виде его дара речи лишился. А некоторые пали перед ним ниц, словно лицезрели чудо, другие же испуганно попятились назад, в то время как два золоченых льва на подлокотниках угрожающе следили за ними своими бриллиантовыми глазами и щерили клыкастые пасти.
        Гефест упросил Эфиметея отнести это кресло на Олимп и подарить от его имени избраннице Зевса, матери богов Гере...
        Взглянуть на удивительный подарок Гефеста сбежались все боги Олимпа, все девять муз, все сыновья, дочери и родственники Зевса.
        Ни от кого не укрылось, что даже Зевс немного завидует Гере, получившей такой трон, потому что сам он сидел на потускневшей от времени мраморной глыбе. Однако во всей своей красе предстал перед ними подарок Гефеста, лишь когда в кресло уселась наконец правительница Олимпа. Изделие бога-кузнеца и его обладательница словно слились воедино: белокурые волосы богини стали отливать золотом, а лазурные сапфиры удивительно шли к ее выразительным глазам, из-за которых Геру порой называли волоокой.
        Даже прекраснейшая из богинь Афродита ахнула - на этом троне Гера вновь приобрела свое несравненное очарование, которое, казалось, поблекло с увеличением семьи богов. Может, именно это толкало Зевса в объятия других женщин, не гнушался он и презренными простолюдинками - дочерьми земли...
        И вот сейчас громовержец увидел, сколь прекрасна, величава и обаятельна его золотоволосая супруга, и страстное желание вспыхнуло в нем. Подойдя к трону, бог протянул Гере руку, приглашая супругу следовать за ним. В подобных случаях Гера обычно не противилась желаниям Зевса, однако едва лишь она попыталась подняться, как сидящие на подлокотниках золоченые львы вдруг крепко стиснули своими лапами ее бедра. Тщетно старались боги оторвать эти лапы от тела Геры. Кресло Гефеста оказалось хитроумной ловушкой, в которой Гера вмиг лишилась своей красоты и величия. Лицо ее перекосилось от злобы, с бранью накинулась богиня на Зевса и всех его ублюдков: да как они смеют издеваться над ней, почтенной владычицей Олимпа!
        Не мешкая послал Зевс быстроногого Гермеса на землю, чтобы тот учтиво пригласил кузнеца на Олимп. Всем было ясно, что только Гефест способен освободить Геру и что в интересах плененной богини гонцу следует быть обходительным с бессмертным хромым.
        Визит посланца Олимпа несказанно обрадовал кузнеца, - значит, его месть удалась! Ну уж нет, хромоногий изгнанник Олимпа не такой простак, чтобы сломя голову мчаться на помощь своей жестокосердной мачехе... Пусть посидит немного, пусть подумает, за что ей так зло отомстил хромой Гефест, а он тем временем весело отпразднует на земле свой триумф.
        - Передай светлейшей владычице, - сказал он Гермесу, - что Гефест по ее милости охромел на обе ноги. А ты, братец Гермес, слишком резв, чтобы сопровождать меня... Скажи ей, что Гефест целиком полагается на свои руки, но на них, скажи, кузнец ходить пока не научился. Но он, передай, все же попробует. Как знать, может, в один прекрасный день и притащусь вверх ногами...
        И под злорадный смех кузнеца посланец Зевса умчался на Олимп. Разгневанная Гера метала громы и молнии. Это Прометей, кто ж еще, воспитал наглеца Гефеста! Он основной виновник случившегося, поэтому он и должен любым способом уломать кузнеца.
        Наследники титанов Власть и Насилие, снискавшие благосклонность богов, вызвались помочь Зевсу, но многие догадались, что уговорить Гефеста можно лишь лаской и хитростью.
        Для этого Зевс призвал к себе Диониса, который также недолюбливал Геру, погубившую его мать Семелу и отнявшую разум у его опекуна Акаманта. Вот почему Дионис наравне с Гефестом жил среди смертных на земле. Источая запах вина, бродил он по свету со своей шумливой свитой - учил людей возделывать виноград и изготовлять из него веселящий напиток.
        Однако Дионис почитал и любил Зевса, который после гибели своей возлюбленной Семелы взял недоношенного ребенка и зашил его себе в бедро на три месяца... В благодарность за это Дионис согласился сделать все, о чем просил его отец.
        Однажды под вечер Гефест решил искупаться в речке и приняться за работу, поскольку днем его сморило от нестерпимой жары и он проспал несколько часов кряду. Приковыляв в тенистую рощу, он вдруг почувствовал, как, шурша верхушками деревьев, примчался озорник вихрь: опустившись на землю, прохладными пальцами пощекотал кузнецу бока, взъерошил волосы, бороду и снова с шорохом умчался в глубь леса.
        Ничего не подозревая, Гефест сбросил одежду и погрузился в прозрачные воды речки. И снова налетел порывистый ветер, на этот раз он донес звуки флейты, тимпанов, голоса поющих менад. Кузнец бросился на берег, к своей одежде, но вихрь успел подхватить его хитон, плотно облепив влажное тело Гефеста зелеными, сорванными на ходу листьями плюща и винограда.
        И тогда Гефест догадался, что это проделки веселой свиты бога Диониса. Увидев приближавшихся к нему танцовщиц - юных поклонниц бога вина, кузнец стал было озираться, чем бы ему прикрыть живот и кривые ноги, но тут же захмелел от радостного гомона, музыки, блеянья пьяных сатиров. С распростертыми объятиями кинулся Гефест навстречу своему брату, юному, пропахшему вином Дионису. Тот передал свой увитый плющом жезл козлоногому Пану и поцеловал Гефеста. Весело разглядывая брата с головы до ног, он похвалил могучие руки кузнеца, похлопал его по широкой волосатой груди и в шутку заметил, что ноги мастера, видно, прогнулись от тяжести предмета, который не удалось скрыть даже под несколькими виноградными листьями...
        А потом подвыпившие полуголые менады и сатиры затискали его в своих объятиях, приглашая танцевать, а пьяный старик Силен, учитель Диониса, с трудом удерживаясь верхом на осле, принялся, как обычно, философствовать.
        - Самое лучшее - вовсе не родиться. А уж коль скоро ты родился, поторопись умереть! - кричал он. - Но если еще не умер, веселись, оставь заботы!
        При последних словах старик свалился с седла, а сверху на него со спины длинноухого шлепнулся бурдюк с вином. С веселым блеяньем сатиры подняли с земли Силена, снова нацепили на его плешивую голову венок из листьев плюща, и вся Дионисова свита, горланя, направилась к кузнице Гефеста.
        Дионис ни словом не обмолвился брату о кресле и о том, что в нем сидит теперь, заслонившись черными тучами, Гера. Оба они веселились, как и подобает сыновьям Зевса, которым одетая в зеленый наряд земля, простые люди милее общества олимпийских богов. Однако стоило опьяневшему Гефесту заснуть, как Дионис тут же велел сатирам закинуть его, словно бурдюк с вином, на осла и доставить на Олимп, к владыке Зевсу...
        Когда Гефест наутро проснулся, то первым делом увидел над собой вечно бирюзовый небосклон, затем на него пахнуло ароматом амброзии, и мастер с ужасом догадался, куда его занесло. Однако все обитатели Олимпа почему-то приветливо улыбались ему, никто не собирался попрекать его или запугивать угрозами, каждый делал вид, что не замечает его уродства. Кузнец даже засомневался, не снится ли ему все это... Владычица Гера, сидя в кресле, спокойно поинтересовалась, хорошо ли он выспался, затем поблагодарила за чудесный подарок и будто невзначай заметила, что любопытные, разглядывая кресло, случайно испортили его: золоченые львы не позволяют Гере встать...
        Гефест бросился было ей на помощь, но Зевс и Афродита, которые чересчур заискивающе обслуживали его за столом, где собрались боги, велели ему не торопясь покончить с едой. А Гере они сказали: ей так к лицу это удивительное кресло, что вряд ли она захочет пересесть на холодный мраморный трон. Потом Зевс признался, что сам не прочь иметь такое же, а о других и говорить нечего... Так что работы у Гефеста здесь будет хоть отбавляй. Что же касается золота, драгоценных камней и надежных помощников, то их у мастера тоже будет сколько угодно. Бросив взгляд на Афродиту, глава Олимпа добавил:
        - Но прежде всего, сын мой, смастери себе подходящее свадебное ложе, ибо у нас есть для тебя одна из прекраснейших женщин Олимпа, с которой, я полагаю, ты быстро позабудешь о земных невзгодах.
        Неразговорчивый по натуре Гефест не знал, как и благодарить. Поначалу он поднялся из-за стола и хотел что-то сказать Зевсу, но потом, устыдившись своих ног и косноязычия, бросился на колени, пополз к трону, где сидела Гера, и с покаянным видом отомкнул капкан...
        Позднее, отыграв свадьбу с Афродитой, чья ослепительная красота не давала покоя не только богам, людям, но и лютым хищникам, Гефест со своими могучими помощниками Властью и Насилием приступил к сооружению огромной мастерской.
        До Зевса дошли слухи, что там, в своей земной кузнице, Гефест оставил сделанные им из дерева и металла фигуры служанок, которые как две капли воды смахивали на живых девушек и даже помогали мастеру по хозяйству. Поэтому сейчас, когда новая кузница была достроена, Зевс попросил вылепить ему из глины скульптуру красивой девушки. Вскоре мастер изготовил чудесную статуэтку, очень напоминающую его супругу Афродиту. Зевс не замедлил вдохнуть в нее жизнь, а прочие боги играючи обрядили ее в нарядные одежды, украсили драгоценностями, сплели на голову венок из цветов и обучили всему тому, что, по их понятию, должна знать дочь земли.
        Этому живому творению богов было дано имя Пандора - Наделенная всеми дарами. Гермес спустил девушку на землю, показал Эфиметею и объяснил, что боги дарят ее братьям в благодарность за то, что когда-то Прометей и Эфиметей вылепили столь удачно земных тварей и людей...
        Прометея в это время не было дома. Перед уходом он предупредил брата, чтобы тот не смел брать у богов никаких даров, но Эфиметей не устоял перед соблазном и ввел красавицу Пандору в их холостяцкое жилище.
        Коварные боги Олимпа остались довольны. Они надеялись, что Пандора посеет рознь между братьями или хотя бы разыщет заветный ларь, в котором братья хранили кое-какие живые существа...
        Нечто подобное и случилось. Братьев Пандоре не удалось рассорить, зато наткнулась она на кованный медью сундук и, не удержавшись, открыла его. Но не успела девушка поднять крышку, как оттуда повыползали и повылетали самые разнообразные насекомые, слизни и черви - возбудители страшных болезней, которые Зевс давным-давно намеревался посеять среди людей. Постоянно ведя борьбу с ними, люди не очень-то будут перечить ему и противиться воле богов.
        И вот наконец твари сделали свое дело: на людей напали болезни одна хуже другой, которые заодно не щадили ни скот, ни растения, ни диких зверей. Царство Гадеса, куда прежде отправлялись лишь дряхлые старцы да павшие в сражениях воины, заполонили нынче толпы молодых женщин, детей и только-только появившихся на свет младенцев.
        Но напрасно надеялись боги Олимпа, что оставшиеся в живых люди станут молить их о пощаде. Обитатели земли старались держаться ближе к Прометею, который быстро распознал, что вырвавшиеся из мрачного заточения паразиты сильно боятся свежего воздуха, солнца и воды. И еще он приметил, что захворавшие звери, которые до болезни в рот не брали травы, теперь жуют то одно, то другое растение. Прометей догадался, что именно поэтому звери поправились. Люди прислушивались к его советам, и вскоре им удалось обуздать болезни. Так и не удалось богам сломить их волю.
        И тогда Зевс решил опуститься со своей свитой на землю, созвать всех по этому случаю где-нибудь в долине и сказать, что отныне Олимп согласен оберегать их от болезней, раздоров и злых сил, пусть только люди сохраняют послушание богам, сооружают храмы в их честь и приносят в жертву определенную толику своего добра.
        Испугавшись, как бы люди не стали вдруг рабами Олимпа и как бы боги не обобрали их дочиста, Прометей велел зарезать упитанного быка и в его шкуру упрятать разрубленную на куски тушу. А потроха, копыта, кости и голову сложить в другую кучу, да так, чтобы она выглядела солиднее первой.
        Так и сделали: искусно уложили земляне требуху на сваленные крест-накрест и обмолоченные снопы пшеницы и ячменя, а зерно в скромном на вид мешочке лежало у первой кучки...
        Когда Зевс громовым голосом перечислил толпе свои заслуги, затем единственным ударом молнии расколол на части утес-исполин, похваляясь своим могуществом, а под конец заявил, что люди обязаны в благодарность за покровительство возлагать на алтарь жертвы богам, Прометей со смиренным видом указал на две кучки даров земли и сказал: люди предлагают своим небесным владыкам сделать выбор, чтобы раз и навсегда знать, что оставлять себе, а что приносить в жертву богам.
        Зевс поначалу похвалил людей, заметив, что хлеб и мясо поделено разумно, с должным уважением к богам, и, разумеется, указал перстом на кучу соломы, где была сложена бычья требуха, а сверху картинно красовалась рогатая голова. И когда сделка была торжественно утверждена, люди разошлись, а боги решили еще отужинать на земной манер. Но тут выяснилось, что добра, которому отдал предпочтение владыка Олимпа, едва хватило на корм воронам и воробьям...
        Разгневанный Зевс призвал к себе Гефеста с обоими помощниками - Властью и Насилием. Напомнив им в двух словах обо всех прегрешениях Прометея, он повелел заковать его в кандалы и отправить в мрачный край Скифов, там приковать к скале, нависшей высоко над океаном, чтобы никто из людей не смог увлажнить ему губы или чтобы заплутавший зверь не скрасил ненароком его страшное одиночество.
        Гефест принялся уверять Громовержца, что он как раз взялся за работу - делает богу кресло красивей прежнего... Надеялся хоть ненадолго оттянуть наказание, назначенное его благодетелю и другу: может, Прометей успеет за это время умилостивить правителя священной горы... Но Зевс так сердито рявкнул на кузнеца, что тот едва не оглох от раската грома и не ослеп от вспышки молнии. Попятившись от него, кузнец поспешно заковылял в свою мастерскую. Там, отложив в сторону все дела, он принялся ковать первые в истории неба и земли кандалы...
        Скованного по рукам Прометея повели к месту чудовищных пыток. Он шел и молча думал свою грустную думу, а Гефесту это молчание, нарушаемое лишь звоном цепей, казалось страшней проклятий. Не охотник до пышных речей, он вдруг разразился безудержным потоком слов. Костыляя рядом со своим опекуном и учителем, он все говорил, говорил:
        - Ты не думай, я ведь не только тебя, я и себя на пытку веду... Тебя к скале твоей строптивости прикую, а себя - к своему долгу. Ведь все мы бессильны перед Зевсовой волей.
        Прометей продолжал хранить молчание.
        - А ведь тебе ничего не стоило попытаться спасти и себя, и меня, - для очистки совести Гефест собирался всю вину свалить на обреченного. - И чего ты вечно артачишься? Сам видишь - я был с тобой заодно, пока мог... Я даже Геру в капкан засунул, - боязливо хихикнул он. - Но всему рано или поздно приходит конец. Ты ведь сам когда-то проговорился, что даже Зевс не вечен. А ему страсть как хотелось бы узнать свое будущее... Голову даю на отсечение, что он согласился бы выслушать тебя. Постой!.. Разогнался, будто на пиршество богов... Давай передохнем чуток. Ты бы поразмыслил хорошенько, а?.. Мне, право, неловко мозолить Зевсу глаза, но я все равно согласен сказать ему, что ты хочешь повиниться и обещаешь предсказать его дальнейшую судьбу. А Власть и Насилие постерегут тебя пока тут...
        Прометей, словно не слыша его, растянулся на траве и загляделся на парящего в поднебесье орла: уж не тот ли, что будет терзать его живую плоть?..
        - Я знаю, тебе по сердцу люди и ненавистны боги... - продолжал искушать его Гефест. - Но подумай сам, разве людям станет легче оттого, что я прикую тебя к скале? Ведь ты и так сделал для них больше, чем кто иной. Признайся положа руку на сердце - разве люди, ради которых мы с тобой себя не щадили, не открестились бы от отца-матери ради куска амброзии или глотка нектара? Ну, скажи, разве не так? Брось упрямиться, пораскинь умом - ведь и живя на Олимпе можно сделать кое-что нужное... И чего ты на меня так смотришь? Ты что, решил своим молчанием доконать меня? Мол, тебе мучаться, а мне угрызениями совести терзаться, да?
        - Оставь, - произнес наконец Прометей. - Вон те двое уши развесили - там, наверху, донесут, что ты пожалел Зевсова врага. Вот кто, пожалуй, и впрямь тебя доконает...
        При этих словах один из стражей и в самом деле сказал Гефесту с угрозой:
        - Живо делай, что тебе приказано, а не то как бы не пришлось себя пожалеть...
        - Разве ж я жалею? Я убедить его хочу, чтобы он у Зевса прощение вымаливал, - испуганно стал оправдываться Гефест. - И я перед богами здорово провинился когда-то, да они надо мной смилостивились. И даже полюбили вроде... Ну да, - обратился он ко второму слуге, - мне жаль Прометея, но я ненавижу его безумную гордыню! Зевс - это Зевс! Не забудьте, кстати, ему это передать...
        Уняв таким образом мучивший его страх, Гефест еще раз попытался переубедить Прометея, и тот, не выдержав, сурово произнес:
        - Перестань, Гефест. Запомни: ни за что на свете не променяю я муки, которые меня ожидают, на твою рабскую покорность тирану. Пусть лучше буду висеть прикованный цепями к скале, чем ползать на коленях перед Зевсом.
        Гефест пристыженно потупился, а потом лишь изредка бросал вслух:
        - Проклятое мое ремесло... Лучше бы мне было переломать руки...
        Бормоча себе под нос одно и то же, Гефест могучими ударами молота приковал цепями Прометея к скале, Власть подала ему длинное острие, которое кузнец должен был вогнать в тело обреченного титана.
        - Будь про-кля-то мое ремесло! Про-кля-тые мои руки!..
        По искаженному болью лицу Прометея скользнула презрительная усмешка. Она-то и породила в сердце Гефеста ненависть к мученику, и кузнец, остервенело взмахнув молотом, завершил наконец свою работу.
        Когда Власть и Насилие передали Зевсу весь разговор Гефеста с обреченным и сказали, что Прометей знает какую-то тайну про властителя Олимпа, тот послал на землю Гермеса.
        Прометею все-таки представился случай удружить богам - ему лишь нужно было рассказать, чего им следует опасаться в будущем. Но он не сделал этого, а лишь вскользь заметил Гермесу, что годы владычества Зевса сочтены. Разъяренный властелин Олимпа приказал огромному горному орлу каждый день терзать бессмертное тело Прометея, клевать его печень.
        Гефест же, справившись со своим позорным делом, все надеялся, что жители Олимпа вечно будут помнить об этом и по достоинству оценят его преданность Зевсу. Но вышло как раз наоборот: его красавица жена во всеуслышание заявила, что ей осточертел этот просмоленный калека и она не собирается навлекать позор на столь священное место, как Олимп, и поэтому не хочет иметь от Гефеста никаких детей. Тут и остальные встали на ее сторону, отвернувшись от Гефеста, и тогда Зевс отдал прекрасную Афродиту туполобому и жестокому богу войны Аресу, который, однако, был недурен собой.
        Жизнь для Гефеста утратила свои краски, и в горе он подолгу просиживал в кузнице за бутылкой вина. Его увечность стала еще заметнее, и когда он начинал гоняться за юной Афиной Палладой или другой богиней, на Олимпе поднимался такой хохот, что камни срывались с откосов и мощные обвалы сотрясали священную гору. Развеселившимся богам и в голову не могло прийти, что в один прекрасный день вот так рухнет, провалится в тартарары и весь Олимп...
        1973-1974

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к