Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Детская Литература / Самсонов Семён: " Повести И Рассказы " - читать онлайн

Сохранить .

        Повести и рассказы Семён Николаевич Самсонов

        Повести и рассказы

        ПО ТУ СТОРОНУ
        Повесть

        Художники М. Ткачев, М. Каменский.

        ОТ АВТОРА

        В июле 1943 года мне довелось побывать на станции Шахово, освобождённой нашими танковыми частями.
        Немецкие автомашины с заведёнными моторами, повозки, на которых вместе с военным имуществом лежали одеяла, самовары, посуда, ковры и прочее награбленное добро, красноречиво говорили и о панике, и о моральных качествах противника.
        Как только наши войска ворвались на станцию, мгновенно, точно из-под земли, стали появляться советские люди: женщины с детьми, старики, девушки и подростки. Они, радуясь освобождению, обнимали бойцов, смеялись и плакали от счастья.
        Внимание наше привлёк подросток необычного вида. Худой, измождённый, с кудрявыми, но совершенно седыми волосами,  — он был похож на старика. Однако в овале изрезанного морщинами веснушчатого лица с болезненным румянцем, в больших зелёных глазах было что-то детское.
        — Сколько тебе лет?  — спросили мы.
        — Пятнадцать,  — ответил он надтреснутым, но юношеским голосом.
        — Ты болен?
        — Нет…  — пожал он плечами. Лицо его чуть скривилось в горькой улыбке. Он потупился и, как бы оправдываясь, с трудом проговорил:
        — Я был в фашистском концлагере.
        Мальчика звали Костей. Он рассказал нам страшную историю.
        В Германии, до своего побега, он жил и работал у помещицы, недалеко от города Заган. Вместе с ним находились ещё несколько подростков  — мальчики и девочки. Я записал имена Костиных друзей и название города. Костя, прощаясь, настойчиво просил и меня и бойцов:
        — Запишите, товарищ лейтенант! И вы, товарищи бойцы, запишите. Может быть, встретитесь с ними там…
        В марте 1945 года, когда наше соединение шло на Берлин, в числе многих немецких городов, взятых нашими частями, оказался и город Заган.
        Наступление наше развивалось стремительно, времени было мало, но всё же я пытался найти кого-нибудь из Костиных друзей. Поиски мои успехом не увенчались. Зато я встретил других советских ребят, освобождённых нашей армией из фашистского рабства, и многое узнал от них о том, как они жили и боролись, находясь в неволе.
        Позднее, когда группа наших танков с боями вышла в район Тейплица и до Берлина оставалось сто шестьдесят семь километров, я случайно встретил одного из друзей Кости.
        Он подробно рассказал о себе, о судьбе своих товарищей  — пленников фашистской каторги. Там, в Тейплице, и родилась у меня мысль написать повесть о советских подростках, угнанных в фашистскую Германию.

        Часть первая

        1. ПОЕЗД ИДЁТ НА ЗАПАД

        На станции столпились провожающие. Когда подали состав и со скрежетом приоткрылись двери товарных вагонов, все притихли. Но вот вскрикнула какая-то женщина, за ней другая, и скоро горький плач детей и взрослых заглушил шумное дыхание паровоза.
        — Родные вы наши, деточки…
        — Милые вы мои, да куда же вас теперь…
        — Посадка! Посадка началась!  — выкрикнул кто-то тревожно.
        — Ну, вы, скоты, шевелитесь!  — Полицейский подталкивал девочек к деревянному трапу вагона.
        Ребята, понурые и обессилевшие от жары, с трудом влезали в тёмные, душные коробки. Взбирались по очереди, подгоняемые немецкими солдатами и полицейскими. Каждый нёс узелок, чемоданчик или мешок, а то и просто свёрток с бельём и продуктами.
        Один черноглазый, загорелый и крепкий мальчик был без вещей. Поднявшись в вагон, он не отошёл от двери, а встал сбоку и, высунув голову, принялся с любопытством рассматривать толпу провожающих. Его чёрные, похожие на крупные смородины глаза светились решимостью.
        Черноглазого мальчика никто не провожал.
        Другой, рослый, но, видно, сильно ослабевший паренёк неловко закинул ногу на лесенку, приставленную к вагону.
        — Вова!  — окрикнул его взволнованный женский голос.
        Вова замешкался и, оступившись, упал, загородив дорогу. Задержка рассердила полицейского. Он ударил мальчика кулаком:
        — Шевелись, болван!
        Черноглазый мальчик тотчас подал Вове руку, принял от него чемоданчик и, зло покосившись на полицейского, громко сказал:
        — Ничего! Крепись друг!
        У соседних вагонов шла посадка девочек. Здесь было ещё больше слёз.
        — Люсенька, береги себя,  — повторял пожилой железнодорожник, но видно было, что и сам он не знает, как это сможет сберечь себя его дочка там, куда её везут.  — Ты смотри, Люся, пиши.
        — И ты тоже пиши,  — сквозь слёзы шептала белокурая голубоглазая девочка.
        — Узелок-то, узелок возьми!  — раздался растерянный голос.
        — Береги себя, детка!
        — Хлеба хватит ли?
        — Вовочка! Сыночек! Будь здоров! Крепись!  — терпеливо повторяла пожилая женщина. Слёзы не давали ей говорить.
        — Не плачь, мама! Не надо, я вернусь,  — сдвинув брови шептал ей сын.  — Я сбегу, вот увидишь!..
        Скрипя, одна за другой задвинулись широкие двери товарных вагонов. Плач и крики слились в один громкий протяжный стон. Паровоз засвистел, выбросил сизый фонтанчик пара, дрогнул, рванулся вперёд, и вагоны  — красные, жёлтые, серые  — медленно поплыли, мерно отсчитывая колёсами стыки рельсов.
        Провожающие шли возле вагонов, всё ускоряя шаг, потом побежали, махая руками, платками, фуражками. Они плакали, кричали, ругались. Поезд уже миновал станцию, а толпа, окутанная дымкой серой пыли, всё ещё стремилась вслед за ним.
        — Рра-зой-дись!  — орал полицейский, размахивая резиновой дубинкой.
        …Вдалеке замер гудок паровоза, и над линией железной дороги, там, где за семафором скрылся поезд, медленно поднималось в небо облако чёрного дыма.
        Вова плакал, прислонившись к наваленным в углу мешкам и чемоданам. При матери он старался сдерживаться, а вот теперь плакал. Ему вспомнилось всё, что произошло за последнее время.
        Когда началась война и нужно было эвакуироваться, Вова с матерью собрались ехать в Сибирь, к родным. За несколько дней до отъезда он заболел. Мать хотела всё-таки уехать, но её отговорили. Как ехать с больным ребёнком! Дороги забиты, фашисты бомбят их днём и ночью. А мальчик не в силах даже подняться на ноги. Разве мать сможет унести его на руках, если поезд будут бомбить!
        Вова хорошо помнил, как пришли фашисты. Несколько дней ни он, ни его мама не выходили из дома дальше двора. И вдруг однажды утром прибежала перепуганная соседка и с порога крикнула матери:
        — Мария Васильевна!.. В городе, в городе-то что делают, проклятые…
        — Кто?  — растерянно спросила мать.
        — Фашисты.
        — Ну, что ж! Дождёмся, когда они за всё получат сполна.
        — Да…  — с горечью протянула соседка.  — Хорошо бы дождаться! Вы только посмотрите, что в городе делается!  — торопливо говорила соседка.  — Магазины разгромлены, всюду пьяные солдаты. Приказы появились: после восьми часов на улицу не выйди  — расстрел. Я сама читала! За всё! решительно за всё  — расстрел.
        Соседка ушла. Вова с матерью сели кушать. Вдруг раздался стук в дверь. Мать вышла в сени и вернулась в комнату бледная. Такой бледной Вова никогда ещё её не видел.
        Вслед за ней вошли два немца в зелёных мундирах и русский в какой-то странной форме. Вова сразу узнал его: совсем недавно этот человек приходил к ним как монтёр из радиоузла.
        Дерюгин появился в городе незадолго перед войной. Поговаривали, что он сын бывшего торговца и имел судимость. Устроился монтёром в радиоузел, а теперь появился в форме полицейского. Держался он уже совсем иначе. Вова даже поразился  — как может измениться человек!
        — Приятного аппетита!  — развязно сказал Дерюгин, без приглашения пройдя в комнату.
        — Спасибо,  — сухо ответила мать, а Вова подумал: «Вот он какой, монтёр!»
        — Мы, собственно, к вам по делу, так сказать, предупредить,  — по-хозяйски оглядывая комнату, начал Дерюгин:  — Господин комендант приказали выявить всех бывших работников районных организаций и предложить им встать на учёт.
        — Я давно не работаю, отвыкла.
        — Это не имеет значения. Вы, кажется, машинистка из райсовета?
        — Была. Но сейчас сын у меня болен. Работать я не могу.
        — Наше дело казённое,  — вызывающе сказал Дерюгин.  — Предупреждаю: завтра на регистрацию.
        Немцы и полицейский ушли. Мать как стояла у стола, так и застыла.
        — Мама…  — позвал Вова.
        Она вздрогнула, кинулась закрывать дверь, почему-то заперла её даже на большую задвижку, которой они никогда не пользовались. Потом вернулась в комнату, присела к столу и заплакала.
        На другой день Мария Васильевна ушла в комендатуру и долго, очень долго не возвращалась. Вова так волновался, что собрался было идти за ней. Он уже встал, оделся, но вдруг решил, что дом оставлять без призора нельзя.
        «Подожду ещё немножко. Если не вернётся, пойду искать»,  — решил Вова и присел на диван.
        Мама вернулась только к обеду. Она обняла сына и обрадовалась так, словно они не виделись бог весть сколько времени.
        — Мне, Вовочка, предложили работу машинистки в городской управе. А я работать на фашистов не хочу. Как ты думаешь?
        Как ни взволнован был Вова, он с гордостью отметил про себя, что мама впервые советовалась с ним, как со взрослым.
        — Не надо, мама, не ходи!  — решительно заявил он.
        — А если заставят?
        — Не заставят, мама.
        — А если силой?
        — А ты им прямо скажи: «Не буду я на вас работать, проклятые», и всё!
        Мать печально усмехнулась, ещё крепче обняла исхудавшего за время болезни сына и проговорила сквозь слёзы:
        — Глупенький ты мой, ведь это фашисты…
        Свернувшись калачиком на вещах в грязном углу теплушки, Вова вспоминал эти долгие, мрачные дни. Он изредка бывал на площади, на улицах, в саду. Видел гитлеровцев, шаривших по магазинам, ходивших по дворам и забиравших кур, яйца, молоко, ценные вещи. Однажды два немца ворвались в соседний двор. Вова увидел сквозь щель дощатого забора: рыжий долговязый солдат гонялся за поросёнком, а другой, помахивая автоматом перед носом хозяйки, выкрикивал тонким голоском:
        — Яйки! Млеко! Пух-пух!
        С каждым днём становилось всё хуже и хуже. Улицы опустели, мостовые превратились в сплошное болото грязи, перемешанной танками и машинами. И хотя лето было в полном расцвете, но Вове казалось, будто почернели даже дома и сады. Редкие прохожие были угрюмы и молчаливы. На площади повесили старика, и труп висел целую неделю. Люди друг другу передавали, что это партизан, все жалели его, но похоронить не могли: на площади днём и ночью дежурили эсэсовцы.
        Вскоре маму опять вызвали в городскую управу.
        — Сын выздоровел?  — спросил её бургомистр.
        — Ещё не совсем.
        — Работать можете?
        — Нет, не могу.
        — Что значит «не могу»? Мы дали вам возможность подумать, пока поправится ваш сын, а вы изволите говорить «нет». Завтра же на работу!  — приказал бургомистр.
        — Господин бургомистр, поймите же, не могу я работать,  — уверяла мать.  — Дом оставить не на кого, сын нездоров.
        — Нам дела нет до ваших личных забот. Нам нужна машинистка, понимаете?  — резко оборвал её бургомистр, подчеркивая слово «нам».  — Если вы завтра не явитесь на работу, пеняйте на себя. Можете идти!
        На работу мать всё-таки не пошла. Утром они с Вовой ушли к знакомым и вернулись только вечером. У калитки их ждала соседка.
        — К вам три раза приходили,  — испуганно предупредила она.
        Ночью мать увели. Вова плакал навзрыд, чего с ним никогда раньше не случалось. Как хотелось ему найти Дерюгина и вцепиться ему в горло! Это он виноват.
        Мать вернулась на другой день измученная, молчаливая, с синяками на лице. Эти синяки подействовали на Вову так, как будто его самого избили. Чем бы он ни занимался, всё время видел распухшее мамино лицо. Однако он ни о чём не спросил мать, и она не рассказала ему, что делали с ней в комендатуре. Только после этого они из дому не выходили совершенно. На рассвете шли в огород, работали. Вечером возвращались усталые, молчаливые. Мать готовила ужин, Вова сидел и читал или писал. Ещё засветло ложились спать, но Вова часто просыпался и видел, как мать сидела у стола, тяжело вздыхала и плакала.
        Скоро по городу пронесся слух о мобилизации подростков на работу в Германию. Через несколько дней Вова был зарегистрирован как «рабочая сила» для «великой Германии»…
        Открывая заплаканные глаза, мальчик видел полутёмный вагон, переполненный такими же, как он, ребятами. Он плотнее прижимался к стенке вагона и старался думать о том, как вернётся  — всё равно вернется!  — домой. А поезд полз и полз вперед, постукивая колёсами и поскрипывая сухими досками старых товарных вагонов, похожих на коробки. И как ни силился Вова думать о чём-нибудь другом, но никак не мог забыть, что с каждой минутой его увозят все дальше и дальше от родного дома.

        2. В НЕВОЛЕ

        Поезд шёл на запад. Яркий свет летнего солнца еле пробивался через узкие решётки окон, точно в тюремную камеру. В вагонах, переполненных подростками, было тесно и душно. Днём от накалившихся железных крыш становилось невыносимо душно. Ехали уже вторые сутки.
        — Вова, я так пить хочу… Нет ли у тебя водички?  — вдруг заговорил Толя, школьный товарищ Вовы.
        — Есть, наверно.
        Он порылся у себя в узелке и достал литровую бутылку со сладким чаем, который мама приготовила ему в дорогу.
        Вова точно окаменел. За прошедшие сутки он ни разу не покинул своего угла, не притронулся к еде. Сидел, закрыв лицо руками, и тревожно прислушивался к шёпоту спутников.
        Нудный и монотонный перестук колёс мешал ему сосредоточиться и думать о том единственном, что его теперь волновало. Казалось, колёса сами выговаривают: «Как бежать? как бежать? как бежать?»
        — Толя!  — наконец заговорил Вова.
        — Что?
        — Сядь ближе… Ещё ближе… Ты знаешь, о чём я думаю?  — прошептал Вова прямо в ухо товарищу.
        — Не знаю.
        — Только чтоб  — никому!
        — Честное пионерское!  — торжественно прошептал Толя и прижался к Вове.
        — Давай убежим!
        — Давай!
        — Как только откроют вагоны, мы и удерём.
        — А если нас поймают?
        — Надо, чтоб не поймали… Спрячемся, а, когда поезд уйдёт, побежим по линии назад, домой…
        — А из вагона-то как выбраться?  — допытывался Толя.
        — Не знаю. Пока ещё не знаю,  — почти сердито сказал Вова и замолчал.
        Толя подумал, что уйти будет очень-очень трудно, но ничего не сказал, чтобы не расхолаживать товарища. В самом деле, о чём же им сейчас и думать, как не о побеге? Ловя взглядом солнечного зайчика, пробившегося сквозь решётку окна, Толя мечтал: «Хорошо бы, поезд остановился ночью где-нибудь в глухом месте, а ещё лучше, если бы произошло крушение. Тогда-то мы бы удрали…»
        На остановке широкая дверь теплушки открылась, и перед ребятами предстал высокий и тонкий, как жердь, человек с рябым лицом.
        — Дерюгин! Монтёр!  — прошептал Вова и, покраснев от бессильного гнева, стиснул Толино плечо.  — Это он за мамой приходил!
        — Эй, заморыши!  — крикнул Дерюгин.  — Жратву получать!
        Рядом с полицейским стояли немец-конвоир и трое ребят, принёсших оцинкованный бак с чёрной жидкостью и ящик с хлебом. Мухи облепили тонкие куски чёрного сырого хлеба.
        «Как на помойке!»  — с отвращением подумал Вова.
        Дети, измученные жаждой, зазвенели кружками, котелками, бутылками. Полицейский черпал полулитровой меркой мутную жижу и выдавал каждому по куску хлеба. Жижица называлась «кофе». Тёплая, с каким-то непонятным запахом, горьковатая, она вызывала тошноту.
        — Я не хочу кофе!  — вызывающе сказал Вова, когда очередь дошла до него.
        — Следующий,  — гаркнул полицейский и вылил порцию Вовы другому мальчику.
        Получив свою порцию, Толя озлобленно буркнул:
        — Собак лучше кормят…
        — И собака такое есть не будет,  — откликнулся кто-то в другом углу вагона.
        — Гады!  — произнёс третий тихим, но твёрдым голосом.
        Вова положил ломтик хлеба на узелок и вернулся к двери. Ласково светило солнце. Совсем близко зеленели высокие ветвистые липы. Вдали расстилался яркозелёный, приветливый ковёр полей. Вова по-настоящему ощутил дыхание тёплого, душистого воздуха. Ему мучительно захотелось сейчас же, сию минуту, выпрыгнуть из вагона и убежать в поле.
        — Вова,  — тихо произнёс Толя, притрагиваясь к его плечу,  — смотри, как там хорошо, в степи.
        — Хорошо…  — грустно подтвердил Вова.
        — Можно сходить до ветру?  — вдруг спросил Вова у полицейского, подошедшего к вагону.
        — Куда?  — нахмурился тот.
        — До ветру, понимаете?  — повторил он, и голос его дрогнул.
        Конечно же, Дерюгин прекрасно понимает Вову, но просто издевается, переспрашивая.
        — Сидеть!  — рявкнул полицейский.
        — У меня живот болит!  — солгал Вова.
        — Сидеть! Сказано сидеть  — и сиди!  — Дерюгин кричал, хотя Вова стоял рядом с ним. Все поняли, что полицейский хочет выслужиться перед конвоиром.
        Но конвоир равнодушно покуривал, ни на что не обращая внимания. Он ни разу не взглянул ни на ребят, ни на полицейского. Вова глядел на него и думал с ненавистью: «Чугунный!» Когда закончилась раздача пищи, тяжёлая дверь заскрипела, стукнула металлическая щеколда, и в теплушке опять стало темно, душно и тихо.
        Вова и Толя, грустные и подавленные, отошли в свой угол. К ним подсел черноглазый мальчик, который при посадке помог Вове взобраться в вагон.
        — Не уйти,  — сказал он тихо, как будто продолжая разговор Толи и Вовы, начатый до остановки.
        — Что?  — переспросил Вова.
        — Я говорю, из вагона, пожалуй, не удрать.
        Они разговорились.
        — Вот приедем на место, тогда, может, и удерём. Верьте, я не подведу… Меня зовут Жора,  — сказал черноглазый, вспомнив, что новые приятели не знают, как его звать.
        — Видали мы таких бегунов…  — подзадорил Толя.
        Но Жору это не обидело. Он ещё ближе подсел к Толе.
        — Я уже, знаешь, где побывал?  — продолжал он с задором.  — И в Белоруссии, и на Дальнем Востоке… Родителей два раза терял, и всё равно не пропал.
        — Как два раза?  — удивился Вова.
        Он как-то сразу доверился Жоре и подумал: «Может, нам как раз не хватает именно такого смелого товарища».
        — Я ни отца, ни матери не помню. Они, говорят, от пожара погибли, когда я совсем маленький был. Меня устроили в детский дом, а потом усыновили хорошие люди. Пограничник один с женой… Я его папой звал и любил очень,  — вздохнул Жора.  — И маму Лизу любил. Когда началась война, папу на заставе убили. Мы поехали с Лизой к её родным в Курск, а по дороге фашисты налетели, поезд разбомбили, и больше я Лизу не видел… Попал я тут в деревню, к дядьке одному. У него сын Вася, мне ровесник. Как немцы пришли, дядька этот старостой сделался. А раньше такой незаметный был! Он, когда услышал, что ребят на работу увозят, сам побежал в комендатуру и заявил: «Сына отдаю!» А дома говорит мне: «Поедешь, нечего даром мой хлеб есть!» Мне, между прочим, обидно стало: почему «даром». Я у него с утра до ночи работал, а Васька только голубей гонял… Вот и попал я сюда за другого.
        Он улыбнулся, но Вова видел, что улыбаться ему совсем не хочется.
        — Как же это?  — возмутился Вова.  — Ведь ты в комендатуре мог сказать, что ты не сын, что ты ему чужой.
        — А не всё ли равно? Все мы им чужие! Им бы таких, как я, вывезти отсюда побольше. Только пусть не думают! Все равно им на нашей земле не усидеть. Моего папу убили  — другие остались. Вышибут фашистов отсюда. Непременно вышибут!  — Жора нахмурил брови и умолк.
        — И тебе не страшно ехать?  — тихо спросил Толя.
        — Не хочу я бояться,  — помолчав, ответил Жора.
        С этого дня они вместе ели, вместе спали и вели нескончаемые разговоры о побеге, строили планы. Вова и Толя делились с Жорой продуктами, взятыми из дому.
        — Ничего,  — успокаивал Жора друзей,  — мы все-таки удерём!
        И Вова с Толей верили ему. Но не только они думали о побеге. По ночам в вагоне наступало оживление. Сначала слышался приглушённый шёпот, а если очень увлекались в спорах, то начинали громко разговаривать и кричать. Каждый предлагал свой план побега. Мальчики группировались, намечали сроки, и все, как один, ждали и надеялись на удобный случай.
        В одном из вагонов, в котором ехали девочки, ни на минуту не прекращались слёзы. Под вечер на второй день все страшно перепугались. Вагон затрещал, резко звякнули буфера, и поезд остановился. Все замерли.
        Люся со страхом прислушалась к своему дыханию. Сердце билось сильно: тук-тук-тук,  — а в ушах звенело.
        Кто-то громко и печально произнёс:
        — Теперь нам всем смерть, нас везут убивать!
        Девочки заплакали ещё сильнее.
        Плакали все, даже Люся, которая до сих пор крепилась. Однако она скоро успокоилась и пыталась подбодрить своих спутниц.
        — Перестаньте, девочки! Слезами горю не поможешь. Подумаем лучше, как быть.
        — О чём думать?  — громко перебила её Аня, угрюмая и молчаливая девочка.  — Что мы можем придумать?
        — Да ведь должны же мы как-то жить, к чему-то стремиться!  — возмутилась Люся.  — Может быть, как-нибудь и убежим.  — Она с трудом сдерживала себя, чтоб не наговорить Ане обидных слов. Ведь нельзя же, в самом деле, примириться с тем, что их увозят в Германию!  — Надо бороться!  — спокойно сказала она.
        — Ну и борись!
        — Не я же одна  — нас много!  — не сдерживаясь, кликнула Люся.
        — Оставь меня в покое,  — опять заплакала Аня,  — мне и так плохо.
        Разговор оборвался.
        Люся подумала со страхом: «А что, если я не найду здесь хороших товарищей?» Но тут же ей стало стыдно за свои мысли. Конечно, она найдёт подруг. Не может быть, чтобы не нашла. Вот Шура Трошина, например, они уже немножко знакомы. С этими мыслями она незаметно для себя заснула. Усталость взяла своё.
        Первый завтрак в вагоне девочек проходил так же, как и у мальчиков, только полицейский и молодой щеголеватый немец пытались шутить с ними.
        — Ну, как спалось, барышни?  — спросил Дерюгин, когда Люся подошла получить свою порцию кофе.
        — Как в тюрьме,  — ответила она, не глядя на него.
        Немец смотрел на Люсю, улыбался и толкал полицейского в бок:
        — Дизес руссише медхен ист гут[1 - Эта русская девушка хорошая (нем.).],  — но Дерюгин сделал строгую гримасу.
        Когда Люся отошла от двери и села завтракать, Шура недовольно заметила:
        — Нашла с кем говорить!
        Люся не ответила, но подумала: «И правда, зачем?..» Завтрак кончился, но полицейский не закрывал дверь. Немец уселся у открытой двери и, делая вид, что чистит ногти, искоса поглядывал на девочек. Они тревожно притихли. В это время у вагона появился офицер. Солдат быстро спрыгнул на землю и стал навытяжку. Офицер сердито прикрикнул на него, и дверь тотчас закрылась.
        — Вот и хорошо,  — облегчённо вздохнула Люся.
        — А скоты!  — послышался чей-то голос.
        — Хуже! Особенно полицейский. Предатель! Продажная шкура!  — громко сказала Шура.
        — Тише вы, ещё подслушает!  — испугалась Аня.
        Когда поезд тронулся, Аня забилась в угол, а Люся забралась к самому окошку и вынула из узелка книгу. Многие с завистью и в то же время с тревогой смотрели на неё. Ещё в комендатуре их предупредили: никаких книг с собой не брать, тот, у кого обнаружат книгу, пусть знает  — его раз и навсегда отучат читать.
        — Ещё попадёт нам всем за твою книжку,  — вздохнула Аня.
        — Я осторожно. Прочту и выброшу,  — усмехнулась Люся.
        — Нет, лучше отдай её мне, когда прочтёшь,  — сказала Шура и внимательно оглядела всех девочек, будто хотела узнать, есть ли среди них такие, которые согласятся беспрекословно выполнять приказ коменданта и побоятся читать книгу.
        — Это что за книга?  — спросила худенькая девочка, соседка Люси.
        — «Как закалялась сталь».
        — Я тоже хочу прочесть,  — раздался звонкий голос.
        — И я, и я…  — послышалось из всех углов вагона.
        Девочки оживились, словно одно название книжки помогло им стряхнуть с себя тяжесть и оцепенение. Моментально они окружили Люсю.
        — Читай вслух,  — решительно сказала Шура.
        Аня испуганно всплеснула руками, но никто уже не обращал на неё внимания.
        Люся читала внятно, медленно, не пропуская ни одного, слова, и, казалось, освежающий ветер прошёл по лицам слушавших её подруг. Даже Аня поднялась и осторожно подвинула свой чемодан поближе к тесному кружку.

        3. НА ЧУЖОЙ ЗЕМЛЕ

        Поезд остановился на большой станции уже на чужой земле. Резкий толчок и лязг буферов разбудил Вову. За стенкой вагона слышалась польская и немецкая речь. Подтянувшись на руках, Вова выглянул в окно. Стояла тёмная, тёплая ночь. Тихо шелестели деревья.
        «Где мы? Куда нас привезли?» В ушах звенело. В вагоне было душно, пахло карболкой, п?том и тухлыми яйцами  — видимо, у кого-то залежалась взятая из дому еда. Хотелось пить. Вова пошарил в мешке и вынул бутылку с водой, но застрявшая в горлышке пробка мешала напиться. Он долго возился с пробкой и так увлёкся, что не сразу услышал рёв мотора… Тишина и темень неожиданно сменились резким тявканьем зениток, яркими вспышками огней.
        — Это наши, наши летят!  — в восторге закричал Вова.
        И вдруг в окна теплушек брызнули искры, взрывы один за другим сотрясали землю, теплушки вздрагивали и скрипели, где-то звенели стёкла, осколки бомб барабанили по железным крышам. В вагоне раздались крики, плач, но всё потонуло в рёве моторов, лае зениток и грохоте взрывов.
        Авиационный налёт длился несколько минут, однако минуты эти показались ребятам неимоверно длинными. Но вот гул бомбёжки замер. Стало слышно, как на станции что-то трещало и рушилось; доносились крики и стоны, смешавшиеся с урчанием автомашин и тоскливым рёвом паровозов, скученных на запасных путях станции.
        Вова едва добрался до своего угла и опустился на пол. Только теперь он почувствовал боль, что-то липкое текло по руке. Он разжал пальцы, и по полу зазвенели осколки бутылки.
        — Выходи!  — неожиданно раздалась команда, и двери вагона раздвинулись.  — Живее, шкуры!  — кричал перепуганный Дерюгин.
        — Приехали, что ли?  — Вова разыскивал свой узелок.
        — А кто его знает!  — ответил Толя.
        — Жорка!  — крикнул Вова в темноту.
        — Я тут!  — раздался голос Жоры, успевшего раньше других соскочить на землю.
        После вагонной духоты холодный воздух, даже пахнущий терпкой гарью, казался ребятам очень приятным. Огромное пламя озаряло пути. Возле горящих вагонов и цистерн метались течи фашистских солдат, едва видимые сквозь расстилающийся дым, нависший над путями и зданием станции.
        — Хорошо стукнули!  — задорно крикнул Вова, едва полицейский отошёл от них.
        — Так им, мерзавцам!  — добавил Толя.
        По путям, часто и тревожно посвистывая, сновали паровозы, расталкивая вагоны. А один, должно быть повреждённый, стоял на месте и беспрерывно выл, пронзительно и тонко. Это забавляло почему-то Вову и он смеялся, забыв о только что пережитом страхе.
        Ребят согнали к станционному зданию.
        — Вот так задали перцу им наши лётчики!  — шепнул Жора, и они наперебой заговорили о том, что фашисты врут, будто Красная Армия разбита.
        — Советские-то самолёты летают себе и бомбят и ничего не боятся!  — ликовал Вова.
        Не он один  — все повеселели, тем более что немцам, видно, было не до ребят. Когда начало светать, утомлённые мальчики и девочки почти все спали, прикорнув, кто как сумел. Вова и Толя лежали рядом, подложив под голову свои пожитки. Неподалёку на ящике сидел пожилой охранник и дремал. Несколько солдат и полицейский медленно расхаживали за изгородью.
        Вдруг совсем близко от Вовы закричал мальчик. Вова сразу узнал этот голос  — он слышал его в вагоне во время бомбёжки. Дремавший охранник вскочил. Подбежал полицейский, заметив, что Вова и Толя не спят, он крикнул им:
        — Дайте тому сопляку в бок. Пусть заткнёт глотку!
        — Это он во сне, господин полицейский,  — переглянувшись с Вовой, быстро ответил Толя. Им не хотелось, чтоб малышу попало. Он совсем маленький. Наверно, лет десять-одиннадцать, не больше. На целых два года моложе их.
        — Во сне… Подумаешь, нежное воспитание!  — пробурчал, отходя, Дерюгин.
        Охранник закурил, прошёлся несколько раз между спящими и снова присел на ящик, лениво дымя вонючей сигарой. Он вёл себя так, как будто не замечал полицейского. Правда, Вова не раз наблюдал: если полицейский громче и чаще орёт на ребят, немец становится как бы веселее и даже изредка улыбается Дерюгину. А когда полицейский ходит молча, немец недоверчиво следит не только за ребятами, но и за ним. Вот и в этот раз он одобрительно посмотрел на Дерюгина, улыбнулся как бы говоря: «Хорошо служишь». Полицейский тоже улыбнулся в ответ. Только улыбка его была шире, продолжительнее. Он ходил возле ребят, засунув одну руку в карман тёмносиней куртки грубого сукна. Куртка была явно с чужого плеча  — рукава длинные, и полицейский загнул их, как манжеты.
        Утро наступило так быстро, что ребята не успели отдохнуть.
        — Поднимайся!  — раздалась команда.
        Огромная толпа ребят и девочек зашевелилась, как муравейник.
        — Ну, что там за возня?  — крикнул Дерюгин.
        Вова и Толя продолжали спать, будто их не касалась команда.
        — Вставайте же!  — тормошил их Жора, запустив холодную руку Вове за пазуху, а Толю подталкивая локтем.  — Да что вы, в самом деле!  — беспокоился он.
        Но Вова и Толя, измученные бессонной ночью, никак не могли очнуться. Заметив беспорядок, Дерюгин уже проталкивался к ним. Тут Жора схватил Вову за руку, а Толю за ухо. Оба сразу проснулись.
        — Скорее поднимайтесь!  — прошипел испуганно Жора, и ребята вскочили, не понимая, в чём дело.
        Полицейский подошёл к ним. Глядя на Вову в упор, он рявкнул:
        — Прикажете вас, свиньи, отдельно каждого будить?
        Он ткнул тяжёлым кулаком под рёбра Вове и повернулся к Толе. Тот в испуге попятился.
        — Кто тут ещё любит поспать?  — крикнул полицейский.
        — Никто!  — машинально ответил Жора.
        — Вот тебе, получи!  — Дерюгин ударил Жору и отошёл к стоявшим в стороне немецкому офицеру и переводчику.
        — Нет дисциплины! Плёх!  — брезгливо сказал офицер, глядя на полицейского.
        Переводчик что-то объяснил офицеру, и тот, понизив голос, продолжал говорить уже по-немецки. Ребята стояли близко. Вова отчётливо слышал, как переводчик жевал слова:
        — Господин обер-лейтенант говорит, что идти будем пешком, быстро, чтобы к двенадцати часам поспеть к поезду. Нам предстоит пройти пятнадцать километров. Потом мы переправимся через реку на станцию, где этих погрузим в вагоны.  — При слове этих он презрительно показал на толпу ребят и продолжал:  — Ночью большевики разбомбили мост, поезда не ходят.
        — Ясно!  — коротко и раболепно ответил Дерюгин.
        Через несколько минут колонна, построенная по четыре человека, мальчики и девочки вместе, растянулась и зашагала по дороге к переправе. Шли, действительно, быстро. Патрульные подгоняли ребят криками и толчками. Умолкли разговоры. Многие ребята задыхались, кашляли, кое-кто тихо плакал. Со станции отправились в восемь утра, нагруженные вещами, голодные, неотдохнувшие. Офицер, начальник эшелона, уехал на велосипеде вперёд. Солдаты и полицейские, налегке, без вещей, полупьяные, шагали, будто их самих кто-то гнал. Ребят всё время понукали:
        — Живей, живей шевелись, заморыши!
        — Бевег дих, шнель, шнель![2 - Шевелись, быстро, быстро! (нем.)]
        Рядом с Вовой шли две девочки. Он узнал их имена  — Люся и Аня. Люся то и дело перекладывала свой узелок с одного плеча на другое, а чемоданчик брала то в правую, то в левую руку. Эта небольшая ноша была для неё сейчас неимоверно тяжёлой. Её белокурые волосы выбились из-под косынки и, свисая на лоб, мешали смотреть, коротенькая кофточка вылезла из-под юбки. Но Люся не могла даже поправить волосы. К тому же обувь сжимала распухшие от жары ноги. По раскрасневшемуся и запылённому лицу текли крупные слёзы.
        — Жора!  — крикнул Вова идущему впереди товарищу.
        — Что?
        — Поднеси немножко мой мешок.
        — Давай!  — Жора быстро перебросил мешок через плечо. Вещей у него не было, и он устал меньше других.
        Освободившись от своей ноши, Вова повернулся к Люсе.
        — Дай-ка я тебе помогу, девочка.
        С благодарностью поглядев на него, Люся молча подала чемоданчик.
        — И узелок давай,  — сказал Вова.
        Люся отдала и узелок.
        — Спасибо! Я очень устала, и ноге больно.  — Вздохнув облегчённо, она поправила косынку и кофточку.
        Дорога спускалась вниз. Под гору идти было легче, и Люся уже собиралась сказать Вове, что она совсем отдохнула и сама понесёт свои вещи, но тут ей в туфлю попал камешек. Он колол пятку. Едва сдерживая слёзы, Люся хромала и морщилась.
        — Ты на ходу сними туфлю,  — посоветовал Вова.
        — Пожалуй, попробую,  — покорно согласилась Люся.
        Она попыталась разуться, не останавливаясь, но споткнулась и упала. Шедший следом за ней мальчик тоже упал. Он уронил перетянутые верёвкой вещи и теперь, запнувшись, копошился в пыли, силясь подняться. Ряды смешались. Одни старались обойти упавших, другие остановились, задерживая идущих за ними. Полицейский подбежал к смешавшейся колонне.
        — Куда глазела, ворона!  — закричал он на Люсю.
        Упавшего мальчика Дерюгин ударил по щеке и начал подгонять ребят резиновой дубиной:
        — Выровнять колонну!
        Но сразу выровнять строй было нелегко. Полицейский сквернословил, конвоиры кричали что-то, размахивая автоматами. Ребята, увертываясь от ударов, с плачем искали своё место в колонне. В суматохе Люся потеряла из виду Вову. А он шагал где-то в самом хвосте колонны, не видя ни Люси, ни Жоры.
        Наконец подошли к реке.
        — Висла!  — послышался чей-то голос.
        Над широкой гладью мутной, немного желтоватой воды курился туман. Бесформенной грудой чернели согнутые металлические фермы, около уцелевшей части моста суетились немецкие сапёры. Скрипели подъёмные краны, гудели электрические пилы.
        При виде разрушенного моста Вова забыл всю тяжесть пути. Теперь он воочию убедился, что война не только там, на родной земле, но и здесь, в тылу врага. Как нагло врали фашисты в листовках и по радио, что русская армия слаба, что у русских нет самолётов, танков и что скоро они, гитлеровцы, завоюют Россию.
        — Врут, проклятые! Про всё врут!  — вслух сказал Вова и улыбнулся.
        На паром ребят загоняли партиями  — по восемьдесят-сто человек. Когда хвост колонны подошёл к переправе, передних уже перевезли на западный берег. Длинная вереница ребят вытянулась вдоль реки.
        Вова пристально вглядывался в толпу, надеясь разыскать девочку, у которой он взял вещи. «Даже фамилии её не спросил!»  — упрекал он себя.
        Вова был уверен, что или товарищи его разыщут, или он найдёт Жору и Толю, но вещи девочки беспокоили его больше всего. У неё ведь теперь ни документов, ни белья, ни еды. Как она обойдётся? Вова чувствовал себя виноватым, а поделать ничего не мог: в толпе несколько сот человек, и нелегко найти девочку, с которой шёл вместе не более часа.

        4. СМЕЛАЯ ПОПЫТКА

        Колонна подошла к станции. Состава ещё не было, и ребята толпились у водокачки, запасаясь водой. Кто-то положил Вове на плечо руку:
        — Нашёлся!  — услышал он знакомый голос.
        Рядом, улыбаясь, стоял обрадованный Жора.
        — А мы тебя ищем везде!
        Друзья не успели как следует поговорить  — на платформу вышел офицер и приказал конвойным увести всех со станции. До вечера их продержали в каких-то сараях. Посадка началась поздней ночью. Немцы торопились и сажали ребят куда придётся. У вагона началась давка. Какой удобный момент для бегства! Но, как нарочно, Жора исчез куда-то с вещами, точно сквозь землю провалился. Толя схватил Вову за руку:
        — Попробуем?
        — Бежать?  — многозначительно спросил Вова.
        У него перехватило дыхание: неужели удастся? Вот это было бы здорово! Всё можно перенести  — голод, страх  — только бы свобода, только бы домой!
        Дальнейшее произошло быстро, будто друзья заранее всё решили. Они очень беспокоились о Жоре, но мальчики знали: упустить возможность побега нельзя, и, воспользовавшись темнотой и суматохой, нырнули под вагон.
        Им казалось это очень просто: дойти до реки, переправиться как-нибудь на восточный берег, а там, держась линии железной дороги, пробираться на родину, к дому, к родным…
        Вова и Толя долго бежали, спотыкаясь о рельсы и шпалы. Когда не стало больше сил бежать, они остановились у разбитого товарного вагона и хотели в нём спрятаться. Но из вагона несло трупным смрадом и гарью. Вконец обессилевшие, мальчики присели на насыпи. Только теперь они поняли, как хорошо на свободе. В степи трещали кузнечики, невдалеке слышался торопливый зов перепёлки. Это как-то успокаивало. Но тревожило другое. Со станции доносились голоса людей, лязг буферов, шипенье и свистки паровозов, напоминая о близости врагов.
        — Может, переждём до утра?  — предложил Толя, его беспокоило, как бы они не заблудились ночью.
        — Нет, Толя, до утра мы обязательно должны перебраться через реку.
        В эту минуту они не думали об опасности, им просто хотелось, вырвавшись на свободу, скорее, как можно скорее уйти подальше от своих тюремщиков. Но Вова за эту короткую остановку отчётливо представил себе, как тяжело будет пробираться по незнакомой земле, среди чужих людей, которые не поймут, не укажут дороги и куска хлеба не дадут.
        — И всё-таки мы не вернёмся обратно,  — медленно проговорил он.
        — Что ты, Вова! Нам теперь возвращаться нельзя.
        — Ну, тогда идём!  — почти строго сказал Вова. Ему вспомнилось, как он всегда среди школьных товарищей был вожаком. Вот и сейчас ему хотелось быть таким же, как там, дома, смелым, уверенным.
        Они поднялись и пошли, молча, осторожно оглядываясь по сторонам. Идти было трудно. Мальчики спотыкались о камни, о груды железного лома, о пни срезанных телеграфных столбов, путь им то и дело преграждали какие-то канавы и воронки. Вова и Толя добрались почти до самой реки, как вдруг впереди мелькнул тусклый жёлтый огонёк. Мелькнул и сразу же исчез в темноте. Мальчики замерли. Затаив дыхание, они напряжённо вглядывались в густой мрак. Было тихо, и от этого становилось ещё страшнее.
        — Ой!  — испуганно вскрикнул Толя, снова увидев жёлтый огонёк уже значительно ближе.
        — Бежим!  — прошептал Вова, но тут же крепко вцепился в руку товарища:  — Нет, постой!
        Огонёк приближался: бежать было поздно. Ребята уже отчётливо слышали мерное постукивание кованых сапог о шпалы.
        — Ложись!  — шепнул Вова и присел на корточки.
        Толя поспешно опустился на землю, но в этот момент под: ним что-то хрустнуло. И мгновенно раздался окрик:
        — Хенде хох![3 - Руки вверх! (нем.)]
        Ребята окаменели. Перед ними стоял немецкий солдат с фонарём и направленным на них автоматом.
        Всё произошло так быстро, что мальчики не успели опомниться. Солдат забормотал что-то, махнув фонарём. Подталкивая ребят автоматом, он повёл их к железнодорожной станции…
        Утром на остановке опять раздавали мутную бурду и чёрный сырой хлеб. Девочки молча протягивали котелки, банки, кружки. Теперь уже никто не жаловался, как в первый раз, и не отказывался от жидкости, которая называлась «кофе». Голод заставлял есть даже такую пищу. Люся тоже подошла получать свою порцию.
        — Где твой котелок?  — гаркнул полицейский.
        — У меня нет посуды.
        — Где же она? Дома оставила? Буфета не захватила?  — Дерюгин пренебрежительно кинул ей тонкий кусочек чёрного хлеба.
        Люся хотела объяснить, что её кружка осталась вместе с вещами у мальчика, но полицейский уже вызывал следующего.
        — Ну, чего стоишь, как столб!  — крикнул он Люсе, протягивая ломтик хлеба другой девочке.
        — Я, я…  — заикаясь, начала Люся.  — Я прошу вас, господин полицейский, разрешить мне поискать мальчика, у которого остались мои вещи.
        — Какого мальчика?  — не глядя на неё, бросил полицейский.
        — Когда мы шли…  — начала было объяснять Люся.
        Но Дерюгин не дал ей договорить и, крикнув: «Следующий!», безучастно бросил:
        — Потом. С жалобами потом.
        Люся, прихрамывая, отошла и села в углу вагона. По её бледному запылённому лицу катились слёзы обиды за своё бесправие.
        — Перестань!  — участливо сказала ей Шура.  — Разве ты не видишь? Они только рады, если мы плачем.
        Люся вытерла слёзы. У соседнего вагона раздался шум. Послышался чей-то стон. Потом донёсся голос полицейского:
        — Ну что? Погуляли, мерзавцы?
        Люся подошла к двери и выглянула. У неё подкосились ноги. Она увидела мальчика, которому вчера отдала чемодан. Вова стоял у соседнего вагона, придерживаясь за стенку. Лицо его было в ссадинах и кровоподтёках, рукав рубашки оторван, с оголённого плеча сочилась кровь. Рядом с ним стоял другой мальчик и громко стонал, поддерживая висевшую, как плеть, руку. Люсю охватил ужас, она только смогла сказать:
        — Ох, что сделали!
        

        — Что с тобой?  — спросила её Шура, поражённая внезапной бледностью подруги.
        — Там…  — заикаясь, начала Люся,  — там… тот мальчик…
        — Какой?
        — У которого мои вещи.
        — Ну, так надо окликнуть его.
        — Нельзя!
        — Почему?
        Шура подошла к двери и тоже выглянула в щель. За ней, отталкивая друг друга, теснились другие девочки. В вагоне поднялся шум:
        — Палачи! Негодяи! Звери!
        — Надо жалобу написать,  — наивно сказал кто-то.
        — Кому жалобу?  — со злой усмешкой спросила Шура.
        — Как кому? Ну, их начальству, что ли,  — ответила Аня.
        Люся молча поглядела на Аню, которая, опершись на стенку вагона, стояла, подавленная и растерянная. «Дошло и до неё»,  — подумала она. Дверь завизжала. Яркий солнечный свет наполнил вагон. Сразу стало тихо. В дверях, закинув руки за спину, стоял Дерюгин.
        — Вы желаете жалобу написать?  — ехидно спросил он.
        Девочки молчали.
        — Я спрашиваю, кому здесь плохо?
        Никто не ответил.
        — Кто недоволен?  — грозно рычал Дерюгин.
        — Господин полицейский, мы разговаривали, шутили, и только,  — сказала Шура.
        Она стояла впереди других и в упор смотрела на Дерюгина широко открытыми тёмными глазами. Ноги её дрожали, но она старалась стоять как можно твёрже, сохраняя, выдержку и спокойствие.
        — Да? Это, значит, вы друг друга называли «негодяями и палачами»?  — прищурив глаза, усмехнулся Дерюгин.
        Шура вздрогнула. Девочки со страхом смотрели на неё: полицейский всё слышал. Но Шура казалась совершенно спокойной. Она молчала.
        — Я вас выучу! Вы у меня будете умней! Как твоя фамилия?  — обратился Дерюгин к Шуре, как будто она одна была виновата во всём.
        — Трошина,  — ответила Шура упавшим голосом.
        В этот момент раздалась общая команда:
        — Очистить вагоны!
        Дерюгин ударил Шуру резиновой дубинкой по ногам и, записав её фамилию, ушёл. Девочки засуетились, собирая вещи. Аня с грустью поглядела на Шуру:
        — Ну зачем себя так вести, зачем кричать, протестовать? Разве этим поможешь?
        Слова её возмутили Шуру. Дрожащим от волнения голосом она громко, на весь вагон, крикнула Ане:
        — Эх, ты! Всего боишься… Где тебя этому учили. Все девочки заодно, а ты как…  — Шура не могла выговорить последнее слово. Она хотела сказать: «как предатель», но понимала, что это было бы несправедливо.

        5. ЛАГЕРЬ НА БОЛОТЕ

        На полуостровке, заросшем кустарником, кривыми берёзами и соснами, разместился лагерь. С трёх сторон его опоясывали два ряда высоких столбов с колючей проволокой и широким рвом между ними, заполненным вонючей болотной водой. Четвёртой, неогороженной стороной лагерь упирался в болото, покрытое зелёной плесенью и кочками. Жёлто-зелёный бескрайний горизонт сливался с небом. Многие думали, что отсюда просто и легко можно было выйти на свободу. Но болото с трясиной и непролазными зарослями и кочками было самой неприступной из преград.
        Войти в лагерь или выйти из него можно было только через двустворчатые деревянные ворота, с маленькими будками по бокам для часовых. По углам изгороди лагеря высились наспех сколоченные сторожевые вышки с навесами, похожими на огромные грибы.
        В центре просторного двора возвышались уродливые дощатые подмостки, напоминавшие танцевальную площадку. Рядом  — несколько вбитых в землю скамеек, ржавые бачки, ящики, походная кухня и столб с подвешенным куском рельса. Здесь происходила раздача пищи. Заляпанный грязью и посыпанный крупным синеватым гравием двор окружали длинные серые бараки, плотно прижавшиеся друг к другу. Казалось, даже воздух, пропахший гнилью и сыростью, накрепко заперт, здесь в клетку из колючей проволоки.
        На фоне тоскливой серости резко выделялись два дома на пригорке за чертой лагеря. Там возвышались особняки лагерного начальства, сложенные из красного кирпича, с большими светлыми окнами и колоннами у входа. Их окружала низкая изгородь, за которой виднелись светло-зелёные аккуратно подстриженные деревца, клумбы с цветами и асфальтовые дорожки. От особняков тянулась к лагерю узкая прямая аллея из невысоких елей, с дорожкой, посыпанной песком. Из открытых окон неслись звуки музыки и незнакомые песни.
        Колонну выстроили во дворе и приказали соблюдать тишину и порядок. Измученные ребята стояли, точно приговорённые к смерти, думая, для чего их выстроили.
        Даже Жора, всегда ободрявший товарищей своими шутками, сейчас выглядел таким же понурым, как и все остальные. Всю дорогу он берёг вещи товарищей и неизвестной девочки. Он сложил всё в два мешка и, перекинув их через плечо, мужественно нёс трое суток, никому не жалуясь на усталость. Когда становилось невмоготу и ноги подкашивались, он стискивал зубы до боли в висках, но, глядя прямо перед собой, продолжал упорно идти вперёд.
        Жора стоял среди ребят, поставив перед собой два мешка и беспокойно оглядывался по сторонам, надеясь увидеть пропавших друзей. Он уже представлял себе, как с гордостью скажет им: «А вещи-то ваши я сберёг! Посмотрите, все целы».
        И вдруг он увидел Вову. Тот стоял в первых рядах и внимательно наблюдал за эсэсовцем, вошедшим на подмостки. Высокий тощий эсэсовец в тёмных очках, с холёным, мрачным лицом медленно и важно подымался по ступеням. На голове у него смешно торчала фуражка с высоким околышем, чёрным блестящим козырьком и кокардой с орлом и свастикой. Военный мундир плотно облегал его сухопарую фигуру. Это был комендант лагеря Герман Штейнер.
        Заметив Вову, Жора забыл всё на свете. И, когда встретился, наконец, взглядом со своим другом, звонкий выкрик нарушил мёртвую тишину.
        — Вовка!  — прозвенело на весь лагерь.
        Все встрепенулись и повернули головы в сторону Жоры.
        — Молшать, русски свинья!  — рявкнул комендант.
        Все притихли и уставились на Штейнера. Только Вова и Жора не сводили друг с друга радостных глаз, точно боясь снова потеряться в толпе.
        Штейнер говорил медленно, повелительно, русский язык давался ему с трудом, и он коверкал слова. За всё время своей длинной и грозной речи о порядках в лагере, обязанностях на работе и поведении в бараках комендант ни разу не сдвинулся с места, не пошевелил рукой, лишь голова его изредка поворачивалась направо или налево. Когда Штейнер повышал голос, лицо и шея его наливались кровью; когда успокаивался, лицо становилось бледным. Ребята с нетерпением ждали конца ругани, угроз и наставлений.
        Комендант сошёл с подмостков. На его месте появился Дерюгин. Он объявил, что сейчас мальчики и девочки будут разбиты на группы по двадцать человек, получат нашивки с номерами и разойдутся по баракам.
        Жора подумал: надо сделать так, чтобы попасть в одну группу с Вовой. Воспользовавшись тем, что на подмостках, кроме полицейского, никого больше не было, Жора поманил Вову рукой. Вова незаметно протиснулся сквозь ряды и стал рядом с Жорой. Ребята потеснились, а Жора, схватив товарища за руку, вместо приветствия произнёс:
        — Вот это да!  — И тут же спросил:  — Толю не видел?
        — Он захворал,  — ответил Вова.
        — Где он?
        — В бараке лежит.
        — Плохо ему?
        — Плохо. Рука сломана.
        — Как же так?
        — Били.
        — За что?
        — Мы… мы хотели убежать, а нас поймали,  — неловко переступая с ноги на ногу, сознался Вова.
        — Бежать? Я же говорил вам, что пока нельзя.
        — Да уж очень случай выдался удобный.
        — Как же вас поймали?  — спросил Жора, поглядывая с укором на товарища.
        — Потом расскажу. А ты наши мешочки прихватил?  — нерешительно спросил Вова, меняя тему разговора.
        — Принимай вещи! Вот они.  — Жора указал на два мешка, лежавшие у его ног.
        — Спасибо тебе!  — радостно заулыбался Вова.
        Он думал о том, какие они с Толей неблагодарные. Убежали, бросили такого хорошего, настоящего товарища, друга.
        — Ты что молчишь?  — спросил Жора.
        — Я… я так…  — запинаясь, ответил Вова:  — Теперь надо девочку найти, узелок и чемоданчик ей отдать.
        — Найдём!  — уверенно ответил Жора.
        В эту минуту он всё простил товарищам и был очень счастлив, что они снова вместе.

* * *

        Бараки для жилья представляли собой длинные узкие сараи с низкими потолками и сплошными двухэтажными нарами вдоль стен. Пол, потолок, стены  — всё было из неотёсанных досок, чёрных от грязи и копоти. Окон в бараках не было. Их заменяли узкие щели с решётками под самым потолком, через которые едва проникал дневной свет. Вся обстановка барака состояла из нар, двух железных печей да нескольких скамеек. Воздух, пропитанный запахом плесени, горького дыма, гнилых овощей и карболки, вызывал головокружение.
        В каждом бараке разместили по сто двадцать человек. Было так тесно, что многим ребятам пришлось залезть под нары, чтобы дать возможность другим устроиться и рассовать свои вещи. С непривычки от духоты и смрада дети почти теряли сознание.
        Поздно вечером в барак пришли эсэсовец и полицейский. Оба сморщились от спёртого, гнилого воздуха. Эсэсовец буркнул что-то полицейскому, тут же вышел. Дерюгин поспешно раздавал жёлтые треугольные лоскутки, на которых стояли непонятные буквы «SU»[4 - «Совет Унион»  — Советский Союз.], порядковые номера. Делая пометки в списке и заставляя ребят расписываться в получении номера, полицейский приказывал:
        — Пришить к одежде на правую сторону груди!
        — Нет иголок, нет ниток,  — раздались голоса.
        — Найдёте!  — досадливо отмахнулся Дерюгин.
        — Господин полицейский, можно пришить проволокой?  — раздался голос из дальнего тёмного угла.
        — Можно,  — не поднимая головы, ответил Дерюгин.
        Рассчитав, что полицейскому всё равно не удастся пробиться сквозь толпу ребят, заполнивших тесный проход, всё тот же подросток крикнул вызывающе:
        — А что, господин полицейский, у фюрера штаны тоже проволокой шиты?
        Раздался дружный хохот, но тут же смолк, как по команде.
        Дерюгин сорвался с места, точно его ужалили, топнул коваными немецкими сапогами и рявкнул на весь барак:
        — Кто кричал?
        Вглядываясь в плотную молчаливую стену ребят, заполнивших проход и нары, полицейский разразился бранью.
        — Я тебя найду! Я тебе покажу!  — кричал он, брызгая слюной и грозя кулаком.
        Из тёмного угла ответили коротким пронзительным свистом. Расталкивая локтями ребят, Дерюгин кинулся в конец барака:
        — Кто свистел?
        Все молчали. Посыпались звонкие пощёчины. Полицейский бил подряд, не разбираясь. Из противоположного угла донеслось:
        — Продажная тварь!
        В эту минуту в дверях показалась фигура немецкого солдата. Он протиснулся к столу, на котором мерцал тусклый огонёк, и удивлённо остановился.
        — Вот это да-а!  — шепнул Жора.  — Что же дальше будет?
        — Ничего. Ложись. Будто мы спим,  — коротко ответил Вова.
        Положив голову на мешок, он притворился спящим и сквозь ресницы стал наблюдать за тем, что происходит.
        Полицейский, добравшись до середины барака, столкнулся с немцем. Тяжело дыша и размахивая руками, он принялся что-то ему объяснять. Но тот лишь хлопал глазами, безуспешно пытаясь понять своего подручного. Потом ему надоело слушать хриплый голос Дерюгина. Потеряв надежду что-нибудь понять, немец махнул рукой и, указав Дерюгину на стол: дескать, продолжай своё дело, грузно опустился на скамейку.
        Через полчаса раздача закончилась, и полицейский с немцем пошли к выходу. У порога Дерюгин обернулся и, сверкнув глазами, злобно выругался. Дверь захлопнулась. В бараке вздохнули облегчённо, Вова вскочил на ноги и потянул Жору за рукав:
        — Вставай! «Мертвый» час кончился!
        Ему не терпелось увидеть мальчика, который выкрикнул дерзкие, смелые слова.
        В дальнем углу слышались возбуждённые голоса. Группа ребят окружила крепкого, рослого и энергичного мальчугана лет четырнадцати, который горячо убеждал товарищей, что они не должны покоряться. Вова и Жора с интересом и уважением разглядывали паренька. Серые глаза, светлые волосы, расчёсанные аккуратным пробором, и прямой честный взгляд  — всё это вызывало симпатию у ребят.
        — Разве полицай человек? Он запросто убить может, если увидит, что мы боимся его, молчим,  — повторял паренёк.
        — А что ты с ним сделаешь, Андрей? У него пистолет и резиновая палка,  — возразил кто-то.
        — Будет издеваться  — убьём его!
        — Ага! Задушим, и всё!  — охотно вмешался в разговор Жора.
        Андрей только теперь заметил новые лица и насторожился.
        — Это ты полицая выругал?  — спросил Вова.
        — Ну, а что, если я?
        — Здорово это у тебя вышло!  — от души сказал Вова.  — Давай руку!
        Мальчики долго и оживлённо обсуждали свою первую маленькую победу. Их барак гудел, точно растревоженный улей.
        Из соседнего барака забарабанили в перегородку, и чей-то голос предупредил:
        — Тише! Обход начался.

* * *

        На девочек мрачный, сырой барак, теснота и голод подействовали удручающе. Получив жёлтые треугольники, все нехотя принялись нашивать их на одежду.
        Люсин костюм превратился в грязную тряпку. Девочка с сожалением думала о потерянных вещах. Но больше всего было жаль книгу, которая осталась в чемодане. Ведь ни одной русской книги она не увидит до тех пор, пока не вернётся домой! Да, пока не вернётся домой!
        — Надень пока моё платье,  — предложила Шура,  — а завтра постираешь своё.
        — Спасибо, Шура. Может быть, завтра я увижу того мальчика, тогда всё будет хорошо. Там у меня и платье, и кофточка шерстяная, и юбка новая.
        Аня раньше других пришила номер и переоделась. Она сидела такая покорная, такая тихая, как будто только и дожидалась приказаний. Шура Трошина глядела на неё с неудовольствием. Люся заметила и Анину покорность и Шурино неудовольствие. Она тревожилась. Ей хотелось помирить девочек, сделать так, чтобы все жили дружно. «Аня такая же, как другие, только страшная трусиха и неженка,  — думала она.  — Но я бы на её месте всё-таки старалась быть смелее, самостоятельнее. Пусть фашисты не думают, что мы их уж очень боимся. «Лучше умереть стоя, чем жить на коленях»,  — вспомнились Люсе слова Долорес Ибаррури.  — Какие замечательные слова!» Шура Трошина, по мнению Люси, была безупречно смелой, прямой, бесстрашной девочкой, да к тому же ещё и хорошей подругой.
        — Ты что, Люсенька, притихла совсем?  — вдруг спросила Шура.
        — Я вспомнила одну историю…
        — Какую историю?
        — Потом… Знаешь, Шура, я очень спать хочу.
        — Нет, ты расскажи.
        — Ну, хорошо. Это история,  — медленно подбирая слова, начала Люся,  — история одной дружбы. Не помню, где я её читала, наверное, в каком-то старом журнале,  — солгала Люся, придумывая рассказ.  — Там говорилось, как две девочки поссорились, возненавидели друг друга и расстались. Потом они встретились не то в глухом лесу, не то ещё где-то, в минуту какой-то большой опасности. И это помирило их. Они плакали от радости, поклялись никогда больше не ссориться и вместе перенести все лишения.
        — Что же дальше с ними стало?  — усмехнулась Шура.
        — Дальше я забыла.
        — А почему ты об этом вспомнила?
        — Почему? Потому, что те девочки, мне кажется, похожи на тебя и Аню.
        — Хоть что хочешь со мной делай, а не нравится она мне!  — вспылила Шура.
        — Но ведь она наша, она такая же, как мы.  — Люся поймала себя на мысли, что она впервые возражает Шуре и даже пытается её убедить.  — Я вот смотрю на неё,  — продолжала Люся после короткого молчания:  — она, конечно, трусиха. Странная какая-то. Но ведь она не враг, не предатель.
        — Всё равно!  — отрезала Шура.  — По-моему, трус тоже как враг. Думает только о себе, боится только за себя и спасти хочет только себя. Что мы с ней можем сделать? Ты не думай, она, наверно, считает себя умнее нас.
        Люся чувствовала, что Шура не совсем права, но не знала, как ей возразить.
        — Я всем хочу хорошего,  — взволнованно говорила Шура.  — Но нельзя, чтобы каждый из нас хотел жить только для себя. Если говорить правду, я совсем за себя не боюсь. И о себе не думаю. Я ненавижу фашистов, ненавижу эту гадину  — полицейского. Если бы я могла, имела бы силу, то зубами перегрызла бы всем им глотки! Тогда пусть со мной делают, что хотят! Только вот маму жаль,  — тихо сказала Шура.  — Она у меня больная, старенькая и одна, совсем одна…
        Девочки притихли. Засыпая Люся припомнила весь их разговор и поняла, что трудно им придётся, если среди них не будет крепкой дружбы. В тишине слышалось тяжёлое, неровное дыхание и тихие стоны девочек, тесно разместившихся на двухэтажных нарах.
        Люсе снилось недавно пережитое… Дом. Отец укладывает вещи. Люся видит его седые волосы, худое морщинистое лицо. Он говорит: «Ты, доченька, береги себя. Может, всё обойдётся и вас скоро вернут. Потом она сидит у пианино, играет какую-то песенку и тихо-тихо напевает. Шура стоит сбоку, смотрит на Люсю и просит: «Ещё раз спой». Но вдруг появляется Аня, мрачная, сердитая. Она кричит: «Перестань! Сейчас же перестань!» Она хочет ещё что-то крикнуть, но мальчик, тот самый мальчик, который забрал Люсины вещи, бьёт Аню кулаком в бок, и та плачет. «Зачем ты её ударил?»  — негодует Люся. А мальчик кладёт её вещи прямо на клавиши и молча уходит.
        …Люся с какими-то девочками и мальчиками на станции. Только они едут не в Германию, а в пионерский лагерь, отдыхать. Все весёлые, смеются. Играет баян, звенит песня. Люся с букетом ромашек стоит у окна и машет отцу рукой. Отец улыбается и что-то кричит вслед. Люся не слышит слов, но видит, как ласково шевелятся его губы. Он такой красивый в праздничном железнодорожном костюме с медными блестящими пуговицами. Но вдруг отец исчезает, а на его месте стоит полицейский. Он кричит: «Выходи из вагонов, выходи!» В руках у Люси уже не букет, а чемоданчик. Там лежат книги, бельё, печенье, зубная щётка, мыло. Полицейский подходит, толкает в плечо и кричит: «Ты кто?» Люся отвечает. Полицейский хватает ее за горло… И тут она просыпается. Ей страшно. А в темноте по-прежнему слышится неровное, тяжёлое дыхание спящих подруг.

        6. КАРЬЕРА ШТЕЙНЕРА

        Комендант лагеря Герман Штейнер, ярый национал-социалист, до войны был учителем. Когда Франция, покинутая своими союзниками  — Англией и Америкой  — и преданная внутренними врагами народа, капитулировала, Штейнером овладел воинственный пыл. Его одолевала зависть к приятелям, которые наживались на войне, получали награды, словом  — «делали военную карьеру».
        — И подумать только!  — восклицал Штейнер.  — Они присылают из Франции лучшие вина, модную обувь, роскошную мебель, дорогие картины…
        Герман Штейнер тоже жаждал богатства и уже видел себя в элегантном мундире, хотя бы с одним железным крестом. Ему очень хотелось попасть во Францию, и он добился своего.
        Казалось, начали сбываться его мечты. Но во Франции пришлось пробыть недолго. Германия начала войну с Советским Союзом. Часть, в которой служил Штейнер, перебросили на Восточный фронт. Правда, он смог награбить кое-что для своей невесты: модные парижские платья, чулки, перчатки, духи, но ничего более существенного «организовать» не успел. Франция была уже разграблена. Однако Штейнер не падал духом. Завидуя друзьям, он тешил себя надеждой: «Они во Франции разжились добром, а я вознагражу себя в России».
        На Восточный фронт Герман Штейнер отправлялся из родного города на Одере, куда он заехал на несколько дней.
        У пассажирских вагонов, как на параде, стояли офицеры в нарядных кителях и щегольски начищенных сапогах. У многих позвякивали награды, полученные за разбой и разграбление Франции. Офицеры держались высокомерно и на улыбки дам отвечали небрежно, как бы говоря: «Нам, военным, непозволительны чрезмерные восторги».
        Пушки, бронемашины и лёгкие танки стояли на платформах без чехлов, как на выставке оружия. Их забрасывали зелёными ветками, бумажными цветами.
        Всё выглядело нарядно и празднично, точно офицеры и солдаты отправлялись не на фронт, а на пикник. У Германа Штейнера от счастья кружилась голова. Его невеста держала букет белых роз и с гордостью смотрела на самодовольное лицо Германа. Из-под стёкол его очков поблескивали бесцветные, навыкате глаза. Герман выпячивал грудь, стараясь придать своей поджарой фигуре горделивую осанку, и был похож на индюка, растревоженного куском красной материи.
        Оркестр заиграл фашистский гимн. Офицеры взяли под козырёк, солдаты  — на-караул. Поезд тронулся. Девушки и дамы замахали платочками, а важные пожилые господа  — шляпами и тросточками.
        На Восточном фронте Герман Штейнер был командиром взвода автоматчиков. Но после первого же серьезного боя с русскими взвод прекратил своё существование. В живых остались только тяжело контуженный солдат, ефрейтор и позорно удравший с поля боя Штейнер. Ему посчастливилось: в самом начале боя он случайно получил незначительное ранение и был отправлен в тыл.
        Уже в госпитале ему вручили железный крест. Невеста приехала к своему герою и привезла вырезку из газеты. Из газетной статьи он узнал о своих «боевых подвигах». Там хвастливо сообщалось, что лейтенант гитлеровской гвардии Герман Штейнер со своим взводом окружил батальон русских и в жарком неравном бою уничтожил его. Газета писала:

        «Жалкие остатки русского батальона вместе с комиссаром, командиром и группой солдат в пятьдесят человек были взяты в плен. Взвод храброго лейтенанта не потерял ни одного солдата. Только сам отважный Герман Штейнер в личной схватке пострадал и находится сейчас в госпитале, сгорая от нетерпения скорее поправиться и снова отбыть на Восточный фронт».

        Последние строки насчёт возвращения на Восточный фронт Герману совсем не понравились. Он уже пустил в ход все свои связи, чтобы остаться в тылу. Что, собственно, ему нужно?  — думал Штейнер.  — Железный крест у него теперь есть, нашивка о ранении  — тоже. Кроме того, не исключена возможность, что его наградят знаком о пребывании на Восточном фронте. Что же касается военной карьеры, то лейтенант Штейнер теперь предпочитал завершить её в тылу. Он видел, что многие такие же, как и он, офицеры щеголяют в элегантных мундирах даже без наград и нашивок о ранении и, тем не менее, счастливы и довольны своей судьбой. Многие из них представления не имеют, что такое русские танки и самолёты, отчаянные русские солдаты и партизаны. Нет, на Восточный фронт Штейнера больше не заманят!
        Невеста Германа была такого же мнения. Узнав, что жених ранен, она заявила: «Я не отпущу тебя больше на фронт». Штейнер сказал ей, что ранен в поясницу во время штыковой атаки, хотя ранило его несколько ниже шальным осколком в тот самый момент, когда он удирал с поля боя.
        Влиятельный дядя Штейнера сумел устроить своего племянника в тылу. Правда, Герман вначале не имел работы и официально считался в отпуску после ранения. Но потом его вызвали в Берлин и предложили должность коменданта лагеря для русских подростков.
        — Туда требуются люди, умеющие говорить по-русски, способные справиться с этими дикарями и организовать их труд,  — хвастался Герман, вернувшись из Берлина.
        Невеста и домашние слушали его с восторгом.
        — Скоро мы завоюем всю Россию. В Германию будут поступать сотни тысяч подростков-дикарей. Их надо приучить к дисциплине, вежливому обращению с хозяевами…
        Германа провожали на новое место службы так же весело, как когда-то на Восточный фронт. Пока Россию завоёвывают, думал Штейнер по дороге, он организует тут такой лагерь, что о нём заговорят все газеты. И тогда к лейтенанту  — нет, уже к капитану Герману Штейнеру  — посыплются запросы на дешёвую рабочую силу. Продают же сейчас из лагерей в частные хозяйства русских подростков по двести пятьдесят марок за душу. И это теперь, когда они ещё ни на что не способны. А ну-ка, обучи их работе, порядку, покорности! Да тогда всякий порядочный немец не пожалеет и пятисот марок, только бы получить хорошего дарового работника. Вот когда придут к Герману Штейнеру слава и богатство! Дорожные мечты Штейнера неожиданно оборвались. Машина остановилась.
        — Прибыли, господин лейтенант!  — бойко отчеканил шофёр, открывая дверцу.
        — Как, уже лагерь?  — спросил Штейнер, обозревая ворота и столбы с колючей проволокой.
        — Так точно, господин лейтенант.
        — Ну, а ты, голубчик, видел этих русских подростков?  — спросил Штейнер, делая ударение на слове «голубчик».
        Дядя его, которому Штейнер желал бы подражать во всём, именно так обращался к своему шофёру.
        — Да, господин лейтенант,  — ответил шофёр невесело и добавил, помолчав:  — Они очень молоденькие, почти дети.
        Добродушные слова шофёра не слишком понравились Штейнеру: уже не жалеет ли шофёр этих русских? Штейнер не раз замечал, что простолюдины бывают излишне чувствительны к этим русским.
        — Забавно, чёртовски забавно!  — рассмеялся Штейнер.  — Мы из них, голубчик, сделаем то, что нужно для великой Германии. Не правда ли?  — спросил он, уже строго и испытующе глядя на шофёра.
        — О да, господин лейтенант,  — быстро ответил тот.
        Как раз в день приезда Штейнера в лагерь прибыла новая партия русских подростков  — мальчиков и девочек. Штейнеру сообщили, что прибывшие выстроены во дворе лагеря, и он пошёл поглядеть на них. У входа в лагерь коменданта встретила команда, состоявшая из эсэсовцев, солдат и Дерюгина. Они приветствовали Штейнера выкриком: «Хайль Гитлер!» Он резко поднял руку и выпятил грудь с железным крестом. Команда лагеря двинулась за ним, отпечатывая шаг. Увидев огромную шеренгу ребят, Штейнер пробормотал:
        — О, это колоссально, колоссально!
        Очень довольный, он поднялся на подмостки, чтобы произнести речь.

        7. ПИСЬМА НА РОДИНУ

        Однажды вечером в барак к девочкам вошёл Дерюгин и роздал всем по четвертушке листа бумаги, сказав, что девочки могут написать домой.
        — Если хотите, чтобы письма дошли, не пишите разной ерунды,  — предупредил он.
        Девочки уже знали, что означает это предупреждение.
        В лагере были ребята, привезённые двумя неделями раньше. Их уже «научили» писать письма домой. Категорически запрещалось называть местожительство, описывать условия работы, а также жаловаться на порядки или упоминать слово «лагерь». От ребят девочки узнали и о страшных событиях, происшедших в лагере накануне их приезда.
        Трое мальчиков написали письма домой, откровенно жалуясь на свою судьбу и нечеловеческие условия жизни. За это их на лагерном дворе, в присутствии всех, избили резиновыми дубинками до полусмерти.
        Люся долго ломала голову над тем, как написать письмо, чтобы её папа понял всё, а враги ни о чём не догадались. Это было очень трудно и рискованно, тем более, что писать нужно было чистенько, без помарок, а для черновика не было лишней бумаги. Люся много раз твердила про себя каждую фразу и, наконец, написала[5 - Это письмо было получено автором от гражданина Самошонкова при освобождении Советской Армией станции Шахово, Орловской области, в 1943 году. Им же, Самошонковым, сделаны пояснения к письму.]:

        «Здравствуй, родной папочка!
        Мы уже приехали на место. Ехали долго, с пересадками, но хорошо  — ты сам видел, как мы делали посадку. Кормят нас три раза в день: утром кофе, в обед суп из овощей, такой, какой ел наш Васька[6 - Поросёнок.], а на ужин  — опять кофе, только без сахара. Ну, да что делать, сейчас война.
        Живём мы так же, как живут у нас за городом в белых домах[7 - Белые дома  — скотные дворы.]. Кормят здорово, всё витаминами: капуста, свёкла, картошка. Овощи такие хорошие, каких у нас много было на заимке у рощи[8 - На заимке у рощи  — склад мороженых овощей для кормления скота.]. Работы у нас много. Мы все заняты уборкой своих общежитий. У нас просторно, примерно, по десять  — двенадцать человек в такой комнате, как наш домик во дворе[9 - Домик во дворе  — крохотная домашняя баня.]. Где мы находимся, пока не знаем, да нам и ни к чему. Господин комендант говорит так же, как мать Митрофанушки: вам нечего заботиться о знании географии  — вас доставят домой, когда это будет нужно. Так что мы живём ничего, но моей сестричке, конечно, куда лучше и спокойнее[10 - Моя сестричка  — умершая сестра Люси.].
        Вот, папочка, и всё. Следующее письмо жди через месяц. Часто писать незачем, как говорит господин комендант, и мы не можем не согласиться с ним. Посуди, папочка, сам: если каждый из нас будет писать только по одному письму в месяц, то и тогда потребуется в один раз больше трёх тысяч листов бумаги[11 - Этим Люся хотела сказать, как много русских детей заключено в лагерь.]. А где ее брать? Поэтому не волнуйся, папа, если не будет долго писем.
        Привет подруге Але. Пусть она расскажет всем девочкам о нашей жизни. Целую. Твоя дочка Люся».

        Прочитав письмо, Люся осталась довольна. Она улыбнулась, свернула листок треугольником и пошла во двор, чтобы опустить письмо в ящик.
        Возле почтового ящика, похожего на мусорную урну, собралось несколько мальчиков и девочек. Чтобы не вызывать подозрения у конвойного, они выстроились как бы в очередь и вполголоса торопливо рассказывали друг другу, кто как написал. Опустив письмо, Люся повернулась, чтобы пойти в барак, и лицом к лицу столкнулась с Вовой.
        — Я давно ищу тебя,  — обрадовано и виновато заговорил Вова.  — Где ты живёшь? Я сейчас принесу твои вещи.
        — В десятом. Неужели вещи мои целы?  — обрадовалась Люся.
        Никогда не думала она, что можно так обрадоваться вещам. Но ведь это было единственное, что осталось у неё от дома. И потом там книжка…
        — И чемоданчик цел и узелок,  — гордо ответил Вова.
        Люсе показалось, что он обижен её недоверием, и она торопливо пояснила:
        — Если бы они и пропали, ты бы не был виноват  — мы ведь не дома. Ты слышал про девочку, которую повесили? Говорят, за советскую книжку, которую она читала подругам.
        — Сам видел,  — тихо сказал Вова.  — Её повесили вон на том столбе,  — Вова показал взглядом в сторону площадки.  — Знаешь, девочка поднялась на ящик уже с верёвкой на шее посмотрела на нас ласково, потом повернула голову к площадке, где стояли комендант и его сподвижники, и крикнула из последних сил:  — Придёт время  — за всё ответите, убийцы!
        — Ох! Какая она героиня,  — сказала Люся,  — настоящая, только трудно сейчас поверить, что всё это будет скоро.
        — Будет!  — твёрдо подтвердил Вова, а сам точно вот сейчас увидел лицо девочки и почему-то сразу вспомнил лицо старика, которого фашисты повесили на площади, там, дома, и ему стало нехорошо. Но он взял себя в руки. Ведь в лагере были не только он, Толя, Жора  — ну, в общем, мальчики. Здесь же и Люся, её подруги. Они слабее, их надо подбадривать.
        — Всех не повесят!  — твёрдо сказал Вова.  — Ты передай своим, чтобы не падали духом. Нам всем надо дружнее держаться.
        Они неловко подали друг другу руки. Люся торопилась в барак, тревожно возбуждённая. Надо было скорее рассказать обо всём Шуре.
        Люсе показалось, что за эти немногие дни Вова стал как будто выше, взрослее. Только лицо его было в синяках, ссадинах, и руки  — тонкие, жёлтые, а глаза синие-синие, как васильки. «Какой он худенький!»  — подумала Люся и тут вспомнила день, когда увидела его у вагона, избитого, окровавленного. И другого мальчика вспомнила, с перебитой рукой. Как горько и обидно стало ей за себя, за Вову, за всех ребят! «Проклятые, проклятые фашисты!»  — повторяла она про себя, задыхаясь от гнева.
        Вова с вещами пришёл в барак почти следом за Люсей. Люся и Шура не знали, как благодарить его, а он стоял, застенчиво опустив голову, и повторял:
        — Это не я  — другой сохранил, другой…
        — Это тот, который был с тобой у вагона, с перебитой рукой?  — спросила Люся.
        — Нет, совсем другой,  — ответил Вова.  — Он и наши вещи сохранил. Его Жорой зовут.
        — Спасибо Жоре,  — сказала Шура.  — Он молодец, настоящий товарищ. Мы ему очень благодарны…
        Когда Вова ушёл, Шура и Люся долго сидели молча, размышляя о неудачном побеге мальчиков. Особенно жаль было Толю. Они узнали, что у него не только сломана рука, но «болят внутренности» и горлом идёт кровь.
        И, действительно, с Толей было плохо. Он с большим трудом добрёл до лагеря, лежал в бараке для больных с переломом руки и сильным кровохарканьем. Ему отбили лёгкое во время наказания за побег.
        Толя решил, что с ним всё кончено, но ни разу об этом не сказал своим друзьям, чтобы не расстраивать их. Только когда наступала ночь и больные затихали, он отдавался горьким размышлениям. Особенно становилось Толе тяжело, когда мысли переносили его на родину, домой, и он отчётливо понимал, что вряд ли удастся снова увидеть мать, отца, друзей. Это угнетало его. Но больше всего Толе не хотелось умереть в чужом краю, не сделав ничего для Родины.
        Ведь он, Толя, ещё совсем недавно мечтал закончить десятилетку, а потом пойти в лётную школу. Ах, как ему хотелось походить на великого лётчика Валерия Чкалова! Так он мечтал дома, в школе и не стеснялся об этом говорить родным, друзьям.
        Началась война. Отец, как только немцы стали подходить к их местности, ушёл с партизанами, а мама и он переехали в деревню, к родным. Думали, что там их не тронут. Но случилось всё по-другому.
        Ещё за несколько дней до отправки в Германию Толя и его школьный товарищ Витя собрались тайком убежать в партизанский отряд. Они оба закончили седьмой класс и считали себя взрослыми. Запаслись продуктами, разработали план розыска партизан в лесах, составили рапорт командиру. Оставалось назначить день побега и осуществить мечту, но тут-то и случилось первое несчастье. Витя без спроса взял порядочный кусок свиного сала и понёс его в огород. Там, в коноплях, y них были спрятаны продукты, заготовленные в дорогу. У калитки он лицом к лицу встретился с матерью. На её вопрос, куда он несёт сало, Витя, растерявшись, ответил:
        — В дорогу.
        — В какую дорогу?  — строго спросила мать.
        Витя не мог лгать  — сознался.
        Так лопнула мечта о побеге в партизанский отряд, а через три дня Толю пригласили к старосте. Мать плакала, просила не брать сына, но отстоять Толю не удалось. Его отправили в Германию…
        Лежит Толя на голых нарах, далеко от родины, от мамы. Лежит больной, беспомощный и перебирает в памяти недавно пережитое: думает о том, как было бы хорошо, если бы он попал не в Германию, а к партизанам. Там, у партизан, ему и Вите, может быть, доверили бы ходить в разведку, драться с врагом… А теперь кто знает, что будет с ним, где его друг Витя, что скажет отец, когда узнает о сыне, попавшем в Германию… Скажет, наверно: думал я, что ты смелый и ловкий мальчик, который в любых условиях найдёт выход, а ты не мог убежать от немцев, дал увезти себя в Германию.
        Мысли об отце, о том, что он может подумать о своём сыне, больше всего тревожили Толю, впечатлительного, честного и прямого мальчика.
        Много было у Толи мыслей, и все они угнетали его. И только Вова с Жорой не давали ему долго оставаться одному, они бывали у него, помогали чем-нибудь. Как-то утром на минуту забежал Вова и рассказал о письмах на родину, о новых друзьях  — Люсе и Шуре и о том, какая умная девочка эта Люся, сочинившая такое хитрое письмо своему отцу.
        — И о тебе написали,  — добавил Вова, чтобы подбодрить товарища, хотя о Толе не писали ничего.
        — Что вы обо мне могли написать?
        — Как что?  — возразил Вова.
        — Ну?
        — О том, что ты стойко и мужественно перенёс всё, но врагу не покорился, не ослаб духом…
        — Да ведь и ты перенёс,  — краснея от похвалы товарища, возразил Толя.
        — Ну, я что, чепуха, а вот ты, действительно, молодец. У меня уж все царапины заросли.  — И Вова нарочно показал Толе то плечо, на котором царапины и не было.
        Так шли дни, а Жора, Вова, позднее Шура и Люся, не оставляли Толю без своих забот и внимания. От скудного пайка они ухитрялись сэкономить кусочек хлеба, или сухарь, или картофелину, чтобы поддержать больного. Через месяц Толя почти поправился, хотя работать ещё не мог.

        8. НА ТОРФЯНЫХ ПОЛЯХ

        Потянулись томительно однообразные будни. На рассвете дежурный охраны размеренно колотил металлическим бруском по куску рельса. Глухой стон наполнял двор: бум… бум… бум…
        Сигнал длился минут пятнадцать. За это время все обитатели лагеря должны были построиться во дворе. Горе тому, кто проспит, утомлённый работой и измученный голодом, или замешкается в бараке! Провинившегося тут же, на виду у остальных, избивали розгами и резиновыми дубинками.
        Заслышав сигнал, ребята мгновенно вскакивали, одевались на ходу и сломя голову бежали во двор. Инструктора-«воспитатели» выстраивали их группами по двадцать человек, и начиналась перекличка.
        В полутёмном дощатом сарае раздавали завтрак: ломтик сырого чёрного хлеба и чашку мутной кофейной бурды. Не успевали дети сделать последний глоток, как раздавалась команда:
        — На работу!
        До позднего вечера на торфяных полях виднелись согнутые, словно прикованные к земле, тщедушные фигурки подростков. Мальчики формовали из торфяной массы кирпичи, девочки голыми руками сначала разносили их по полю, а когда торф высыхал, собирали его и стаскивали в одно место, складывая в штабеля. Пять-шесть девочек должны были за день собрать и уложить огромный штабель торфа. Отстающих переводили на голодный паёк, вместо обеда  — сто граммов хлеба и кофе. Если нормы не выполнялись, избивали «за саботаж».
        Люся и Аня подносили кирпичи, Шура укладывала их пирамидкой. Пропотевшая одежда липла к телу, во рту пересыхало, дрожали исцарапанные в кровь руки, пыли плечи. Штабель рос так медленно, будто никогда им не сложить его до конца.
        — Не могу я больше!  — Аня опустилась на землю.
        — Всё равно сегодня быть на голодном,  — вздохнула Люся и с трудом разжала онемевшие пальцы.
        — Это они нарочно придумали этот ад, чтобы уморить нас голодом!  — Шура отшвырнула кирпич в сторону.  — Ничего, Люся, что-нибудь придумаем!  — пообещала она, обняв подругу.
        Через несколько дней произошла перемена: одна девочка, работавшая на кухне, обварилась кипятком. Шуру поставили на раздачу пищи. Она нарочно работала прилежно, чтобы заслужить доверие повара.
        Через несколько дней, после утомительной работы, Люсе с девочками пришлось сесть за стол с табличной «Для лентяев». Дежурный по столовой крикнул Шуре, разносившей обед:
        — Этих на голодный!
        Шура сделала вид, что не слышит, а про себя решила: «Пусть только этот чёрт отойдёт к другому столу  — я поставлю девочкам бачок с кашей».
        Шура нарочно задержалась на кухне. Дежурный с минуту постоял у стола, а затем пошёл к двери. Медлить было нельзя, и Шура вывалила бачок каши в кофе. На пороге она столкнулась с дежурным. Тот подозрительно заглянул в бачок, но ничего, кроме кофе, не заметил.
        — Здесь каша,  — шепнула девочкам Шура. Поставив бачок на стол, она побежала за хлебом.
        Аня с опаской размешала кофе черенком и разлила его по кружкам. Захлебываясь и обжигаясь, девочки торопливо ели необычный суп, как самое вкусное блюдо.
        — Ты, Люся, скажи и другим девочкам, чтобы они не надрывались,  — говорила вечером Шура.  — Вы только делайте вид, что работаете, а уж я постараюсь вас подкормить. А там ещё что-нибудь придумаем.
        — Шурёнок, ты молодец!  — сказала Люся.
        — Мне так жаль наших девочек! Я там, на кухне  — не поверишь!  — есть не могу, как вспомню, что вы все голодные,  — горячо шептала Шура.  — Разве я не вижу! Вы уж руками двинуть не можете, сил нет. Вечером в столовой темно  — никто не увидит, если добавить в кофе суп или кашу…
        Несколько дней всё шло гладко. Девочки приободрились и работали с прохладцей. Спать они теперь стали спокойнее: уже не так болели ладони, не так ныли натруженные ноги. Имя Шуры стало известно всему лагерю. Кто-то из мальчиков передал ей записку, в которой ребята называли её отважной и смелой. В то же время предупреждали её, чтобы она была осторожней.
        Но так долго продолжаться этот порядок с питанием не мог. Инструктор, очевидно, пожаловался помощнику коменданта, что девочки совсем разленились, и даже голодный паёк на них не действует. Однажды во время обеда все с удивлением увидели в столовой коротконогую фигуру помощника коменданта Глайзера. Он то и дело заходил на кухню, оглядывал столы, присматривался и принюхивался к каждому бачку.
        Шура, уверенная в себе, не очень обращала на него внимание и поплатилась за это. Дождавшись, когда Глайзер вышел из кухни, она, как обычно, незаметно влила в кофе капустный суп и спокойно поставила бачок на стол, не предупредив подруг. Одна из девочек, разливая «кофе», нечаянно опрокинула кружку. Сидевшая рядом с ней Аня от неожиданности вскрикнула. Глайзер, как кошка, одним прыжком подскочил к столу и увидел в расплывшейся лужице капустные листья.
        Он удовлетворённо улыбнулся, схватил Шуру за руку и потащил к выходу.
        Её избили, выгнали из столовой и снова поставили работать на торфяное поле укладчицей. Но и здесь Шура начала искать пути, чтобы меньше работать. Она стала складывать кирпичи торфа так, что внутри штабель был пустым.
        О смелом поступке Шуры узнали Вова и его товарищи.
        — Вот молодчина!  — восхищался Вова.  — Она придумала, как обмануть охрану, приёмщика работы, а мы из кожи лезем  — по сорок тысяч кирпичей делаем. Значит, мы хуже их, если ни черта придумать не можем?
        — А я придумал,  — медленно, взвешивая каждое слово, проговорил Жора.  — Если вместе с массой торфа на полотно элеватора запустить камень или хорошую железную гулю, то «мясорубка», пожалуй, сломается обязательно.
        — И правда!  — подхватили ребята.  — Будем разрушать технику врага.
        — Попробуем,  — коротко заметил Вова. Он не особенно восторгался предложением товарища и считал, что с машиной справиться будет не так-то легко.
        Утром следующего дня, идя на работу, Жора нёс за пазухой кусок чугуна. Он твёрдо решил запустить его в пресс вместе с торфяной массой.
        Элеваторная торфодобывающая установка казалась ребятам страшнее дьявола. Сильная, прожорливая машина, прозванная ими «гросс-мясорубкой», устанавливалась на кромке карьера, из которого к прессу элеватора тянулось полотно. По обе стороны полотна на уступах, как на лестнице, становилось по десять человек: двое  — в самом низу, в холодной торфяной жиже, двое  — ступенькой выше, но тоже по колено в грязи, следующая пара  — ещё выше, и так до верха карьера, где начинался твёрдый грунт.
        Транспортёр бесконечно лез вверх и тянул в пресс торфяную массу, которую ребята лопатами набрасывали беспрерывно, не разгибая спин, точно прикованные к грохочущей машине. Из пресса на другой транспортёр поступали небольшие доски с сырыми чёрно-рыжими кирпичами. Эти доски снимали другие ребята, их звали «стильщиками». Сняв доску с транспортёра, мальчик отбегал в сторону, перевёртывал её на землю и бежал обратно к транспортёру, чтобы успеть положить на нижний трос пустую доску и взять с транспортёра новую  — с кирпичами.
        Работая наверху карьера, Жора не сводил глаз с техника.
        — Не отходит, промозглый фриц, от машины!  — злился Жора.
        Он давно приготовился запустить кусок металла в пресс, но вот уже третий час шла работа, а чугун всё ещё лежал за пазухой и только мешал как следует нагибаться, когда нужно было набирать лопатой массу.
        Наконец техник отвернулся, чтобы зажечь папиросу. В этот момент Жора сунул свою «пилюлю».
        Раздался оглушительный треск. У Жоры на секунду потемнело в глазах, и он чуть было не упал, но, увидев, что на транспортёре, который идёт к стильщику, не видно досок с кирпичами, ободрился и торжествующе прошептал, обращаясь мысленно к ненавистной машине: «Не можешь, проклятая, проглотить, не можешь!»
        Моторист выключил рубильник. Карьерщики, не понимая, в чём дело (они не заметили Жориной проделки), начали выбираться из карьера, но техник заорал:
        — Назад, свиньи!
        Не прошло и трёх минут, как деревянные предохранители, которые полетели от Жориного «подарка», были восстановлены. Жора не сводил глаз с немца, переставлявшего две новые деревянные планки  — предохранители. Только теперь мальчику стало ясно, что ни кирпич, ни кусок металла не могут сломать машину, так как деревянные предохранители принимают удар на себя, а как только они сломаются, машина остановится всего лишь на несколько минут.
        Слишком много риска. Стоит ли из-за двух-трёх минут отдыха жертвовать головой!
        И всё-таки на другой день Жора прихватил с собой другой «подарок».
        На этот раз он запустил в пресс найденный им тонкий кусочек меди. Он и не думал, что от такого маленького куска с «мясорубкой» приключится что-нибудь серьёзное. Но ничего подходящего под руку не попалось. И Жора решил бросить медяшку на ленточный транспортёр просто так, «для пробы».
        Совершенно неожиданно для всех ребят, и особенно для самого Жоры, элеватор вышел из строя. Медь затянуло в ножи и «заело» между контрножами так, что элеватор остановился на целый день.
        Немец-техник сразу понял, в чём дело, но коменданту лагеря не доложил  — побоялся, что тот прежде всего взыщет с него. Это был такой скандал, за который Штейнер без труда мог отправить техника на фронт. Подобные случаи уже были. Но, разумеется, техник не ограничился собственными переживаниями. Для острастки он избил карьерщиков и за невыполненную норму посадил всю группу на голодный паёк.
        Вова долго не решался рассказать Андрею о проделке Жоры, которая стоила голодного пайка тридцати товарищам. Поломке элеватора, конечно, все ребята были рады, но всё-таки ребята остались голодными, и Вова решил молчать, потому что Андрей и Вова договорились делать всё после предварительного совета друг с другом. Они уже были признанными, хотя и негласными вожаками ребят своего барака.
        Но через несколько дней Андрей сам проделал нечто похожее. Бригада передвигала транспортёр, который шёл от пресса на поле, где сушили торф. Транспортёр представлял собой два металлических троса, установленных на железных козлах с роликами. По ним к полю подавались доски с сырыми кирпичами, только что выданными прессом.
        Передвигая козлы вперёд по ходу элеватора, ребята случайно забыли подложить доску для прочной опоры козлов. Тогда Андрей незаметно поднял её и отбросил подальше. Когда элеватор начал работать, доски с кирпичами, ползущие по транспортёру, доходя до перекошенных козел, стали сваливаться на землю. Техник сразу же дал сигнал «стоп». Андрей сообразил, что перекос козел или отсутствие ролика на них будет постоянно вызывать подобные остановки. Советоваться с Вовой времени не было, а подобные остановки элеватора разжигали страсть Андрея к своей выдумке.
        Получилось так, как он думал. Сначала Андрей снял один ролик и положил его рядом с козлами, будто ролик слетел сам по себе. Потом, во время отдыха, он подговорил своего товарища вырыть ямку под одними козлами. Снова произошла небольшая остановка.
        Почти всю смену с транспортёром случались «непредвиденные» неполадки. Вечером коменданту сообщили об авариях на элеваторе. Начались расследования и усиленная слежка, но придраться к ребятам было невозможно.
        Целый месяц работа элеватора то и дело не ладилась. Техник, правда, разгадал причину аварий, но поймать ни Жору, ни Вову, ни Андрея не мог. Техник боялся Штейнера, слёзно жаловался своему другу Глайзеру, и тот обещал ему помочь.
        — Теперь за нами в? как следить будут!  — гордился Жора.
        Но комендант неожиданно объявил, что весь двенадцатый барак переводится на рытьё канав. Ребята поняли, что они победили техника и он с ними расправился: послал на более тяжёлую работу.
        Однако это только усилило стремление Вовы, Андрея и его близких товарищей к организации сплочённого коллектива, к совместным действиям, к началу хотя и слабой, но определённо выраженной борьбы с врагом. Тайно начиналось зарождаться сопротивление непокорённых маленьких советских героев, ненавидящих фашистских поработителей.

        9. «МЫ ЕЩЕ РАССЧИТАЕМСЯ…»

        В конце лета в лагере распространился слух, будто ожидается приезд каких-то важных гостей. Одни доказывали, что это выдумка, другие уверяли, что сами слышали разговор двух полицейских. Толки усилились, когда однажды комендант лагеря Штейнер отдал приказ «навести чистоту» на площадке и в бараках, а после обеда выстроить всех во дворе для осмотра.
        Ребят заставили скрести грязь и плесень со стен и нар, мыть полы, мести двор и зарывать старые помойные ямы. Когда «чистота и порядок» были наведены, всем было приказано помыться.
        В лагере не было ни бани, ни умывальников. Обычно каждый для себя набирал воду из болота котелком, кружкой или старой консервной банкой  — умывались кто как сумеет. Теперь ради приезда важных гостей били наспех сколочены длинные узкие ящики, похожие на корыта. Эти издевательские «умывальники» были придуманы Глайзером, чтобы выслужиться перед комендантом Штейнером, показать ему, что и он, Глайзер, смотрит на русских подростков, как на скот, как на дикарей. Ящики умывальников установили на деревянных козлах возле болота. Мальчики принесли старый пожарный насос и, сбросив рукав в болото, начали качать воду. Насос, поминутно засорялся. Ящики медленно наполнялись мутной жижей, в которой кишело множество всяких козявок.
        Умываться подходили по очереди, группами. Добравшись до корыт, подростки впервые за много дней мыли голову, старательно размазывая грязь на лице, шее, руках. Хотелось плескаться без конца  — так дорога и приятна казалась всем эта жёлтая, вонючая влага.
        День выдался жаркий. Нещадно палило солнце. В прозрачном воздухе над землёй дрожали серебряные паутинки. Пахло болотной гнилью. Несмотря на жару, в воздухе тучами кружились комары. В пасмурные дни, и особенно по ночам, от них нигде не было спасения. Тело каждого было изъедено и расчёсано до крови, а в этот тихий знойный день муки невольников усилились томительным ожиданием.
        Кончилась так называемая баня, и всех выстроили для унизительного осмотра. От нестерпимой духоты у многих кружилась голова, темнело в глазах.
        Вова и Жора тихо перешёптывались, поглядывая на ворота лагеря. Там, за колючей изгородью,  — свобода. Вова не мог, да и не хотел об этом забыть и снова подумывал о побеге. Толя будто ничего не слышал. Он стоял в первом ряду, молчаливый, угрюмый. Его пошатывало, ныла плохо сраставшаяся кость руки. Он ещё продолжал болеть, но на смотр ему приказали выйти.
        — Вобла плывёт!  — сказал Вова.
        Все, кто услышал эти слова, подняли голову и посмотрели в сторону ворот. Воблой ребята прозвали коменданта лагеря.
        Действительно, Штейнер не шёл, а плыл. Тощий, длинный, в сером костюме, сшитом на военный лад, с железным крестом, в начищенных хромовых сапогах с какими-то негнущимися голенищами, он было похож на оловянного солдатика. Поднявшись на подмостки, комендант заложил руки за спину и застыл на месте. Только голова его медленно поворачивалась на длинной шее. Штейнер придирчиво оглядывал собравшихся на лагерном дворе. И с каждой секундой выражение довольства сходило с его лица. Наконец, резко повернув голову туда, где стояли инструктора, охранники и полицейские, Штейнер поманил кого-то.
        Коротконогий, коренастый, но юркий Глайзер в три прыжка оказался рядом со Штейнером.
        — Бездельники! Дармоеды!  — визгливо крикнул комендант.  — Я приказал приготовить их, а вы что выставили напоказ? Что?
        — Мы заставили их помыться, господин лейтенант,  — растерянно сказал помощник.
        — Почему, я вас спрашиваю,  — продолжал Штейнер, не слушая Глайзера,  — почему они стоят, как распаренные? Почему вы не заставили их привести себя в надлежащий вид, переодеться?
        — Господин лейтенант, мы не догадались,  — сознался коротконогий.
        — Переодеть!
        — Так точно, переодеть!
        — Всем надеть чистое. У кого нет  — оставить в бараках, и пусть не высовывают рыла… Вы поняли, Глайзер?
        — Так точно!
        — И сейчас же дать команду на зарядку. Они должны иметь бодрый вид. Вы понимаете, Глайзер, мне нужно показать товар лицом…
        Штейнера заботила мысль о том, как взять подороже за каждого подростка, которого он продаст фирмам или частным лицам. Сделка сулила солидный барыш. «Пока доставят добавочный инвентарь и машины для добычи торфа, я прекрасно могу использовать лишних шалопаев и лодырей на стороне,  — размышлял комендант.  — Но, конечно, если они будут выглядеть так, как этот, например,  — взгляд Штейнера упал на Толю,  — то кто же их возьмёт?
        Глайзер подал команду. Её подхватили инструктора:
        — Шагом арш!
        — От-ста-вить!
        — Шаг назад!
        — Как шагаешь, свинья!  — раздавалось всюду.
        Слышался тяжёлый топот ног по раскалённому солнцем гравию и шумное дыхание ребят, изнемогающих от зноя.
        Взгляд коменданта привлекла группа мальчиков, стоявших около двенадцатого барака. Штейнер не спеша сошёл с подмостков и направился к ним:
        — Что произошло?
        — Балбесы, господин комендант,  — отвечал надзиратель.  — Ничего не понимают, как скоты.
        — Не понимают? А вы на что?  — язвительно спросил: Штейнер.  — Вы-то понимаете, что нужно делать в таких случаях?
        Надзиратель смутился и не ответил.
        Штейнер шагнул к Толе, который стоял, опустив голову, и царапал гравий носком рваного ботинка.
        — Как стоять!
        Толя вздрогнул, поднял голову, вытянулся.
        — Шагать вперёд!
        Толя сделал шаг и замер.
        — Шагать туда!  — указывал Штейнер рукой назад.  — Почему ты шагать с правой нога?
        — Я… я ошибся.
        — О-о… ошипся!.. Почему ты ошипся? Много русский лень?
        Худое, жёлтое лицо Толи покрылось каплями холодного пота. Он хотел сказать, что болен, но ясно понимал, что оправдываться бессмысленно.
        Штейнер слегка нагнулся, вытянул длинную, покрасневшую шею, присел, поднялся и сказал:
        — Так давай…
        «Айн, цвай! Айн, цвай!»  — отсчитывал Штейнер в такт приседаниям Толи. На пятом или шестом приседании у Толи потемнело в глазах, подкосились ноги, и он, покачнувшись, беспомощно опустился назад. Но всё-таки Толя не упал и, оттолкнувшись здоровой рукой от земли, снова с трудом поднялся. Ребята с жалостью и тревогой смотрели на Толю, а он едва держался на ногах, покачиваясь из стороны в сторону, тяжело дыша. Из задних рядов вырвалось:
        — Звери!
        — Вставайт прямо!  — Штейнер толкнул сухим, костлявым кулаком в грудь Толи.
        Мальчик потерял равновесие. Теперь он наверняка упал бы, но кто-то подхватил его и помог устоять. Толя ничего не видел. Глаза заволокло горькими слезами обиды.
        — Я болен. Я не могу больше…  — проговорил он хрипло.
        — Молчать!  — заорал Штейнер.
        — Господин комендант, он правда болен!  — не выдержав, крикнул Вова.
        Штейнер мельком бросил злой взгляд на Вову и ударил Толю по лицу. Мальчик, как сноп, повалился наземь. Штейнер со злобой ударил его сапогом в бок.
        Толя застонал.
        Глаза Жоры загорелись злыми огоньками. Он сжал кулаки и подался вперёд. Казалось, вот-вот он бросится на коменданта. Но кто-то схватил его за руку и прошептал:
        — Стой!
        Жора обернулся и увидел бледное лицо Вовы. Слёзы катились по его щекам, губы вздрагивали, и весь он трясся, как в ознобе. По рядам пронёсся ропот негодования. И тут мальчики увидели: собрав последние силы, Толя приподнял окровавленную голову, медленно встал на ноги и плюнул прямо в лицо коменданту.
        Ребята, ахнули. В этот же миг тяжёлый удар Штейнера свалил Толю на землю. Взбешённый комендант, крича что-то по-немецки, топтал упавшего мальчика своими большими начищенными сапогами. Толя тяжело дышал и хрипел. Потом он как-то странно вытянулся.
        Тяжело дыша и разрывая зубами потухшую сигару, комендант пошёл к выходу. Ребята бросились к Толе, но охранники уже подхватили его и понесли куда-то за бараки.
        Жора, до боли сжимая кулаки, с дрожью в голосе шептал:
        — Обожди, гад!.. Мы ещё рассчитаемся с тобой!

        10. В НЕИЗВЕСТНОСТЬ

        После «смотра» ребят разогнали по баракам переодеться. Вова плакал, плакал, как маленький. Он и Жора хотели было совсем не выходить из барака  — сказать, что у них больше нечего надеть,  — но один из мальчиков подал мысль: пожаловаться на коменданта важным господам, которые должны приехать в лагерь.
        — Попробуем!  — решился Вова и вытер лицо.  — Давай одеваться!
        — Гады! Гады!  — повторял Жора.  — Я бы задушил эту вонючую воблу, если бы ты не остановил меня.
        — Тебя бы убили, как и Толю,  — вздохнул Вова.
        — Подожди, мы всё равно рассчитаемся с ним…
        Жора помолчал, и как будто одного их желания было достаточно, чтобы уничтожить Штейнера, тихо спросил:
        — Уберём его?
        — Не знаю. Пожалуй, нам одним ничего не сделать…
        Вова первый выбежал во двор. На площадке уже выстроилась колонна девочек из десятого барака. Пробегая мимо них, Вова увидел Люсю. Не останавливаясь, он с тоской произнёс, глядя на Люсю:
        — Толи больше нет!
        В первую секунду Люся ничего не поняла, но, когда Вова был уже в конце колонны, до её сознания дошёл страшный смысл его слов: «Толи больше нет». Так это его, наверное, тащили сейчас по земле полицейские…
        — Я так и знала,  — сурово прошептала Шура.  — Он ведь совсем был больной. Разве мог он выдержать!  — она с ненавистью оглядела лагерь.
        Как хотелось подругам забраться сейчас куда-нибудь подальше, поговорить о неожиданной страшной новости! Но раздалась команда:
        — Смирно!
        У ворот лагеря показались автомашины: легковые, грузовые, автобусы. Во дворе остались только полицейские. Все немцы во главе со Штейнером пошли встречать гостей.
        У подмостков поставили письменный стол и стулья в три ряда.
        — Что это будет?  — пожал плечами Вова.
        — Похоже, для зрителей,  — предположил Жора.
        — Что ж, они смотреть на нас будут, как в театре?
        В воротах появилась целая процессия. Впереди шли дамы, и с ними  — Штейнер. Сзади  — мужчины, толстые, важные, хорошо одетые, в летних костюмах, в шляпах, с тросточками. Дамы сразу же уселись на стулья, обмахиваясь веерами, шляпками, платочками: их беспокоили мухи и комары. Мужчины остановились у первого ряда выстроенных ребят и с любопытством рассматривали их.
        — Вобла-то, вобла как юлит перед ними!  — сказал Жора.
        Но Вова не ответил ему. Он напряжённо думал: зачем приехали сюда эти господа, кто они?
        Несколько немцев с помощником коменданта Глайзером подошли к колонне мальчиков из двенадцатого барака. Глайзер приказал выстроить мальчиков в затылок друг другу.
        — Подвигайтесь, подвигайтесь!  — шипел полицейский, подгоняя цепочку ребят.
        У стола стояли Штейнер и толстая высокая светловолосая немка с двойным подбородком и большими бесцветными глазами. Говорила она мало, но твёрдо.
        Ребят проводили мимо стола. Немка внимательно оглядывала каждого, всматривалась в лица. Холодный взгляд её остановился на Жоре. Она сделала знак рукой. Штейнер приказал что-то переводчику. Ребят остановили, и Штейнер ткнул пальцем:
        — Подходить сюда!
        Жора нерешительно подошёл к столу.
        — Руки!  — приказал Штейнер.
        — Показывай руки, болван!  — тихо повторил переводчик растерявшемуся мальчику.
        Повинуясь приказу, Жора протянул растопыренные пальцы почти к самому носу немки. Штейнер перчаткой ударил его по вытянутой руке. Жора побледнел. Немка шарила острым, колючим взглядом по рукам, лицу и всей фигуре смущённого подростка, оценивая его достоинства и недостатки. Лицо Жоры покрылось крупными каплями пота.
        

        — Повернись!
        Жора повернулся кругом.
        — Что умеешь делать?  — спросил переводчик.
        — Ничего!
        — Как это ничего?
        — Так, не умею,  — ответил Жора.
        Переводчик передал немке, что мальчик всё умеет делать. Та кивнула и улыбнулась. На лице Штейнера тоже появилась улыбка.
        — Отойди в сторону,  — приказал переводчик.
        Следующим был Вова. Он тоже протянул руки, повернулся кругом и на вопрос «Что умеешь делать?» ответил:
        — Всё, что придётся.
        — Выходи из строя!
        Так, в тягостном молчании, то двигалась, то останавливалась цепочка невольников. Из пятидесяти подростков сорок шесть остались в строю; их увели к бараку. Там их принялись осматривать и отбирать другие «покупатели».
        Вова, Жора и ещё двое мальчиков остались стоять неподалёку от стола.
        Теперь перед немкой проводили девочек из десятого барака. Вова видел, как подошла к столу Люся, бледная, испуганная, со слезами на глазах. Немка сделала знак рукой. Вова замер от нетерпения. Оглядев Люсю, немка кивнула. Теперь очередь была за Шурой, но она, видимо, не привлекла внимания.
        Стоя рядом с Вовой, Люся со слезами на глазах смотрела вслед уходящей подруге.
        — Господин комендант!  — неожиданно для всех обратился к Штейнеру Жора.  — Нельзя ли ещё одну девочку сюда, её подругу?  — указал он на Люсю.
        Штейнер посмотрел на Люсю, потом что-то сказал по-немецки переводчику.
        — Номер?  — спросил переводчик.
        — Какой номер Шуры?  — торопливо спросил Вова у Люси.
        — Сто девять.
        У неё мелькнула надежда, что Шуру могут вернуть и оставят с ней. Немка, видимо, выбирает самых крепких, здоровых, хотя их очень мало, а Шура выглядит здоровее других.
        Комендант охотно вернул к столу «номер 109». Но он понимал, что желания этих русских и даже его, Штейнера, недостаточно. Нужно, чтобы девочка понравилась покупательнице.
        Шура снова появилась у стола. Люся делала ей какие-то непонятные знаки. Шура растерялась, не понимая намёков. А Люся просто хотела, чтобы Шура улыбнулась немке. В самом деле, улыбка у Шуры такая, что даже эту фрау заставит обратить внимание. К тому же у Шуры прекрасные зубы, а немка, видно, придаёт этому немаловажное значение. Она у всех смотрит зубы. Штейнер долго убеждал в чём-то немку. Та сдержанно улыбалась ему, но в конце концов произнесла басом одно единственное, зато всем понятное слово «гут». Ребята облегчённо вздохнули  — они будут вместе! Шура радостно сжала руку подруги.
        Ведь достаточно было этой разжиревшей фрау сказать «нет», и Шуру разлучили бы с подругой, оставили бы в лагере. Она совершенно бесправна  — она, отличница учёбы, командир звена, пионерка Шура Трошина, привыкшая сознавать, что имеет право на уважение. А вот теперь с ней обращаются, как с вещью, как с животным. Хуже чем с животным! Комендант ведь никогда не ударит попусту свою собаку, а мальчики говорят, что Толю убил он. Сам убил.
        Может быть, Жора догадался, о чём думает Шура. Подняв голову, Шура встретила его серьёзный, полный сочувствия взгляд. Жора сказал что-то Вове, стоявшему между ним и Шурой, и тот, наклонившись, быстро прошептал Шуре:
        — Главное  — крепко держаться вместе, помогать товарищам и, как бы ни было тяжело, помнить, что ты советский человек.
        Шура тоже только взглядом могла поблагодарить Жору за то, что он заметил её слабость и захотел помочь. Да и помог! Если разобраться, то сейчас они всё-таки одержали маленькую победу: остались вместе. Пусть маленькая, но победа!
        — Забрать вещи!  — приказал полицейский.
        Ребята переглянулись. Ведь совсем недавно, несколько минут назад, угроза разлуки была такой близкой, что теперь им страшно было расставаться хотя бы на полчаса. Они нехотя разошлись по баракам.
        — Вам повезло: вы хоть не будете дышать этой вонью и есть гнилую капусту,  — вздохнул, прощаясь с друзьями, Андрей, тот самый мальчик, который в первый же день нагрубил полицейскому и почти одновременно с Жорой объявил войну «гросс-мясорубке».
        — Это ещё неизвестно!  — Вова успокаивал Андрея, но втайне и сам надеялся, что жить им будет легче, и сожалел, что Андрей остался в бараке, не пошёл на этот «смотр».
        — Ну, уж хуже не будет!  — покачал головой Андрей.
        — Кто знает! А вдруг там ещё хуже? Что мы тут можем знать! Толя тоже ничего не знал о том, где смерть ждёт его. Только успел обрадоваться, что умыться дали, а вот видишь, нет уже больше нашего Толи…
        Ребята утихли. Снова охватила их тоска и страх за будущее.
        — Ну, нам пора. Прощайте, ребята!  — сказал, наконец, Вова.
        — Прощайте!
        — До свиданья!
        — Может, встретимся ещё?
        — Может, и встретимся!
        — Если раньше нас домой попадёте,  — сказал Андрей Вове,  — смотрите, не забудьте рассказать о нас. Узнайте, как называется этот лагерь. Пусть скорее наши приходят.
        — Ладно, скажем,  — ответил Жора, как будто он и в самом деле уже отправлялся домой.
        Вова добавил:
        — Ты, Андрей, не падай духом, держись ближе к хорошим и смелым ребятам.
        — Конечно,  — согласился тот.
        Андрей поглядел на Вову тревожно. «А что, если советские войска раньше освободят нас из лагеря, а их сейчас увезут неведомо куда и они даже не могут оставить ни адреса, ни следа, где их искать»,  — подумал он.
        Ребята вышли во двор задумчивые и мрачные.

* * *

        Войдя в барак, Люся и Шура объявили, что они уезжают.
        — Как это уезжаете? Куда?  — посыпались вопросы.
        — Сами не знаем.
        — И скоро?  — спрашивали насторожённые девочки.
        — Вот пришли за вещами.
        — Ах, если бы домой!  — горько вздохнула Аня.
        — Как бы не так!..  — усмехнулась Шура.  — Куда-то на работу.
        Но всё-таки всем  — и остающимся и уезжающим  — казалось, что там, куда едут Шура и Люся, будет лучше. Хоть немножко, да лучше. Потому что так плохо, как в лагере, нигде не может быть,  — думали они.
        — А мы остаёмся, несчастные!  — глухим голосом сказала Аня. Она была подавлена.
        Прощаясь с девочками, Люся заплакала. Тяжело было покидать подруг, которые оставались в этих мрачных сараях. Шура тоже расстроилась и впервые при всех всплакнула, закрывая лицо ладонями.
        Девочки тоскливым взглядом проводили Шуру и Люсю до самых ворот. Мальчики уже ждали их. Жора приветливо улыбнулся и сказал:
        — Складывайте вещи вместе. Теперь не потеряются.
        У ворот стоял часовой. Он смотрел на подростков, которых продали в рабство, и не понимал причины их радостного возбуждения.
        На площадке лагеря несколько раз ударили по куску, рельса: бум… бум… бум… Глухой, тяжёлый звон расплывался по округе. Это был сигнал к сбору на обед.
        Глухой и неприятный звон заставил ребят переглянуться. Всем хотелось как можно скорее уйти из этого страшного места. Сначала  — уйти, а там видно будет. «Главное, что мы вместе, и теперь нас никто не разлучит»,  — думал Вова.

        Часть вторая

        1. В ИМЕНИИ ЭЙЗЕН

        Открытая грузовая машина мчится по широкой асфальтированной дороге. Мелькают яркозелёные поля, сосновые, аккуратно посаженные перелески. Воздух чистый и свежий. Ребята с наслаждением дышат полной грудью.
        — Хорошо!
        — Что ты сказала?
        — Я говорю, как хорошо на просторе,  — мечтательно отвечает Шура. Она даже порозовела за какие-нибудь полчаса пути.
        — Да, хорошо!  — улыбается Люся,  — Я глотаю воздух, и мне всё кажется мало. Только голову немножко кружит и под ложечкой от голода сосёт. Ну хоть бы крошечку, хоть чего-нибудь поесть!
        — Вот приедем  — и покушаем.
        — Сразу, как приедем, так и за стол?  — лукаво улыбается Жора.
        — Можно и сразу,  — серьёзно отвечает Вова.
        — Дожидайтесь!  — возражает сероглазый мальчик-крепыш.
        — Их семь человек: Шура, Люся, Аня, Жора, Вова и двое незнакомых пареньков, отобранных из соседнего барака.
        Первые километры ехали молча, отдыхая от пережитых за день волнений, наслаждаясь свежим воздухом, солнцем, а главное  — кажущейся свободой: охраны в кузове не было. Потом ребята оживились, заговорили наперебой, стараясь перекричать свист ветра и рокот мотора. Только Аня держалась в сторонке. Она всё ещё не могла придти в себя от неожиданной перемены.
        Всего час назад, проводив Шуру и Люсю, Аня упала ничком на нары с горьким рыданием, вздрагивая всем телом. Ей хотелось кричать от обиды на самоё себя, и Аня шептала, стиснув зубы: «Ну почему я такая слабенькая, робкая?.. Они вот добились, ушли на волю, а я так и останусь в этом страшном бараке…» Потом Аня нервозно поднялась, вытерла слёзы и, не соображая, зачем она это делает, начала лихорадочно запихивать в мешок свои вещи.
        Внимание её привлёк спор за дверью барака. Слышался неуверенный голос коменданта и гневный бас толстой немки.
        — О чём они?  — торопливо спросила Аня тоненькую, с белокурыми косичками девочку, стоявшую у самых дверей.
        Девочка приложила палец к губам:
        — Они сейчас драться, наверное, будут! Фрау, эта туша проклятая, выбрала трёх наших девочек. Они стояли на самом солнцепёке, пока она считала им зубы, одна в обморок упала, наверно, от жары. Комендант доказывает: «Это случайно, все пройдёт» и предлагает её взять, а немка отказывается и просит другую… Я по-немецки всё понимаю, ты только никому не рассказывай об этом.
        Аню словно вихрем подняло. Она бросилась к выходу и почти столкнулась с комендантом. Немец даже отступил от неожиданности.
        Толстая дама прищуренными свиными глазами ощупала Анину напряжённую фигуру и раскрасневшееся лицо. Она что-то сказала Штейнеру, указав рукой на девочку.
        Штейнер обрадовано улыбнулся и чуть ли не на ходу втолкнул Аню в грузовик. Так Аня снова оказалась с Шурой и Люсей.
        Ребята принялись знакомиться.
        — Тебя как зовут?
        — Юра.
        — А тебя?  — Вова дёрнул за рукав сероглазого паренька, сидевшего рядом с Юрой.
        — Меня  — Костей,  — с достоинством ответил крепкий широкоплечий паренёк. Он сразу понравился Вове.
        Лагерь давно исчез из виду, и ребята быстро освоились. Каждый рассказывал о себе: кто он, откуда и как попал в Германию.
        Костя вспомнил, как они с товарищами готовились к побегу. Но кто-то сказал им, что, если они убегут, фашисты сообщат на родину, и там могут посадить в тюрьму, а то и расстрелять родных, и побег не состоялся.
        Дорога была длинной, и ребята, неожиданно оказавшись без постороннего наблюдения, дали волю своим воспоминаниям и мечтам. Разговор начался такой, какого они долго не вели, находясь в лагере, под полицейским надзором.
        Девочки, несколько стесняясь ребят, сидели у самой кабины особнячком и разговаривали между собой.
        Вова, прислушиваясь и ловя отдельные слова их разговора, понял, что Люся и Шура что-то пылко доказывали Ане, точно хотели её в чём-то убедить, но она отвечала сдержанно и неохотно.
        Люся рассказывала о доме, о школе, о друзьях и своих планах. Её слова долетали до слуха Вовы отчётливее и потому вызывали наибольший интерес.
        — Я бы после десятилетки обязательно пошла в железнодорожный институт,  — говорила Люся.  — Мой папа  — старый железнодорожник, лучший машинист и так любит своё дело, что мне хочется быть похожей на него, и я так же люблю железную дорогу, как и он.
        — А я бы пошла в театральное училище,  — высказалась Шура.  — Так мне хочется играть на сцене. В школе, в кружке самодеятельности, я играла старух. Наряжусь по-старушечьи, загримируюсь, да так, что все говорят: «Вот здорово у тебя выходит». А играла этих старух так, что один раз меня похвалил артист драмы, он у нас был на школьном вечере для родителей.
        Вова из-за плеча Жоры глядел на Шуру и думал: «Какая она живая, весёлая и, наверное, действительно, когда-нибудь артисткой будет».
        Но в это время Шура умолкла, задумалась, и на её лице весёлость сменилась грустью и тоской. Она вдруг сказала:
        — Всё теперь пропало… Вот мы едем, а куда, что будет с нами через час, вечером, завтра?.. Как это плохо, девочки.
        Люся молча кивнула в знак согласия, но Аня сидела задумчивая, с поникшей головой, будто ничего не слышала и потому совсем не реагировала на слова Шуры.
        Вова не утерпел и, пытаясь развеселить, подбодрить девочек, громко сказал:
        — Ничего, Шура, ещё будешь играть на сцене.
        Все оживились. Люся и Шура улыбнулись, а Жора, как всегда бодрый, добавил:
        — Мы обязательно придём смотреть спектакль и будем кричать «бис» и «браво» Александре Трошиной.
        Все засмеялись, хотя и не было сказано ничего смешного. Смеялись ребята потому, что чувствовали себя свободными хоть на час.
        Костя, Жора и Юра разговаривали бурно, громко и совершенно беззаботно. Только Вова мало принимал участия в их разговоре и больше прислушивался к беседе девочек.
        Жора серьёзно и убеждённо доказывал:
        — Вот если бы я был старше, я бы уже был танкистом… Да, танкистом. Я бы на своём танке пришёл вас освобождать. Ух, и дал бы я жару этому Штейнеру… повесил бы его…
        — А ты хоть танк-то видел?  — спросил Костя с недоверием.
        — Видел, даже в танке сидел,  — с гордостью ответил Жора.  — В танке совсем нет руля, там рычаги, и так ими легко управлять, будто вожжами.
        Все засмеялись, а Юра вдруг сказал:
        — Жора, а ты знаешь, я тоже хочу танкистом…
        — Честное слово… Потянешь левый рычаг на себя  — танк влево пойдёт, правый  — вправо,  — с жаром продолжал Жора, так как почувствовал, что все поверили ему.
        Только Вова в эту минуту думал о Толе. Ведь он, как и его школьный друг Витя, собирался быть летчиком, хотел походить на Валерия Чкалова, и вот нет с ними Толи. «И кто знает,  — думал Вова,  — кто из нас осуществит свою мечту?»
        Вове было очень грустно, но он не высказывал своих чувств товарищам. «Пусть они хоть сейчас,  — думал он,  — немножко поговорят, ведь им так мало приходилось быть свободными в своих разговорах и поведении».
        Он снова, прислушался к разговору девочек. Они тоже чувствовали себя по-иному, чем в лагере, уже привыкли к ребятам и непринуждённо разговаривали между собой. Только Аня ещё оставалась такой же, как всегда,  — хмурой и расстроенной.
        — Что же ты ничего о себе не рассказываешь?  — спросила Люся и обняла Аню.
        — Мне особенно нечего рассказывать,  — Аня растерялась и покраснела.
        Ей стало неловко. Ведь и в самом деле так получилось, что ей нечего рассказывать. Она и бежать не собиралась, как эти мальчики, она и девочкам не решалась помогать, когда на кухне работала. Действительно, не о чем ей рассказать.
        Только под вечер прибыли ребята в какое-то местечко с узкими улицами и каменными, удивительно одинаковыми одноэтажными домами, крытыми черепицей. Солнце уходило за гору, отбрасывая золотые лучи на верхушки остроконечных крыш. Улицы были безлюдны. Где-то мычали коровы, лаяли собаки, похрюкивали свиньи.
        Машина остановилась. Ребята смолкли. Вышел шофёр, посмотрел назад на дорогу и закурил сигарету. Через несколько минут проехала легковая машина, в которой сидела толстая фрау. Шофёр быстро залез в кабину, мотор заурчал, и грузовик с ребятами помчался вслед за легковым «Оппелем». Скоро обе машины свернули на просёлочную дорогу, обсаженную серебристыми тополями. В конце тополевой аллеи показалась усадьба: слева  — большой из красного кирпича господский дом, увитый плющом; справа  — невысокие постройки, тоже каменные, но с узкими окнами и белыми шиферными крышами.
        — Кажется, приехали,  — сказал Жора.
        Всех давно уже мучил голод. Аня сказала:
        — Ах, если бы раздобрилась толстуха да покормила нас!
        — Конечно, покормит, а как же! Если нас не кормить, так мы и работать не будем. Она, пожалуй, это понимает, хотя и немка,  — рассуждал Вова.
        Машина въехала на широкий длинный двор. Посредине, обнесённая дощатым заборчиком, виднелась большая навозная куча. Напротив  — скотные сараи, амбары с окованными железом дверями, а чуть в стороне  — небольшое кирпичное здание с грязными маленькими оконцами. Возле амбара бродили белые куры. У чуть дымящейся навозной кучи хрюкали большая свинья и штук двенадцать поросят.
        Ребята стояли, озираясь, оглушённые неожиданной тишиной. Кроме них, во дворе никого не было. Хозяйка вошла в большой дом. Машины скрылись за воротами.
        — Как-то ещё тут будет?  — вздохнула Аня.
        — Ничего, Анечка, здесь мы будем жить дружнее,  — ответила Люся.
        Вскоре немка вышла на крыльцо с девочкой  — ровесницей ребят. Хозяйка уже успела переодеться. В сером домашнем платье, в соломенной шляпе, она выглядела куда старше и мрачнее. Подойдя к ребятам, фрау, к их большому удивлению, заговорила по-русски, но безбожно коверкая слова:
        — Рапотать у мине путут фсе, жить у мине путут фсе. Карашо рапотать  — карашо жить. Сфать меня Эльза Карловна. Ти што умейт рапотать?  — обратилась она к Люсе.
        — Я умею мыть полы, убирать комнаты, мыть посуду,  — ответила Люся, растягивая каждое слово, как бы боясь, что Эльза Карловна не поймёт её.
        — Гут, карашо,  — сказала фрау.  — Ти путит рапотать кухня… Ти што умейт рапотать?
        — Я умею всё,  — отчеканила Шура.
        — Гут. Ти путит короф…  — Фрау не знала русского слова «доить» и пыталась объяснить его значение при помощи пальцев.  — И упирать короф… мыть короф… Ти путит тоже короф,  — указала она на Аню.
        Мальчики нетерпеливо ожидали, когда, наконец, дойдёт очередь до них.
        — Вы путить стесь,  — кивнула фрау Эльза и повела девочек к пристройке большого дома, дверь из которой выходила прямо во двор.
        — А девчонка-то  — вылитая фрау,  — заметил Жора.  — Такая же толстомордая, пучеглазая. Только нос поменьше и облезлый.
        Вова не мог удержаться от смеха:
        — Ты уже всё рассмотрел?
        — Рассмотрел.
        — Долго ли мы ещё будем нюхать навозную кучу?  — вздохнул Костя.
        — Это уж как фрау Карловна захочет,  — ответил Жора.
        — А, может, здесь всё-таки будет вольнее, чем в лагере?
        Жора задумался и ответил:
        — Это ещё неизвестно. Ты не смотри, что она начинает так важно и тихо. Как возьмёт нас в работу, только успевай оглядываться.
        — Ну, бить-то она, может, и не посмеет,  — медленно произнёс Юра.
        — А почему?  — с любопытством повернулся к нему Вова.
        — А подожжём! Скот потравим! Вот почему!  — с неожиданной для такого хрупкого мальчика ненавистью сказал Юра.
        Ребята переглянулись. «А, может быть, и в самом деле здесь нам будет легче защищаться, чем в лагере?»  — подумал Вова.
        Все сошлись на том, что здесь, наверное, будет лучше, чем в лагере, но особенно хорошего ждать не приходится: привезли работать  — значит, будут драть три шкуры.
        Ребята не заметили, как на дворе снова появилась Эльза Карловна, рядом с ней  — седой старик с трубкой во рту, а немного поодаль  — какой-то хромоногий человек помоложе. Старик внимательно оглядывал ребят старческими мутными глазами. Его мясистый нос с горбинкой свисал над верхней губой и, казалось, касался мундштука трубки.
        — Вы путит рапотать фсё, што покажет мой папа. Жить путут фсе там,  — Эльза Карловна указала на высокое, типа каланчи, каменное здание в глубине двора и, повернувшись, направилась к дому.
        Хромоногий светловолосый человек, которого Эльза Карловна назвала Максом, тоже вглядывался в лица ребят. Одет он был бедно: тёмносиний сильно поношенный костюм, разбитые грубые ботинки и смятая кепка.
        Макс  — батрак Эльзы Карловны. Несмотря на высокий рост, широкие плечи и крепкие, узловатые руки, он похож на человека, только что вышедшего из больницы. Морщинистое, бледное и унылое лицо, усталые глаза, согнутая спина  — всё это говорило о непомерном, изнурительном труде, сломившем былую силу.
        Старый немец сказал что-то Максу, и тот с охотой обратился к ребятам по-русски, правильно выговаривая слова:
        — Хозяин велит передать, что вы будете жить все вместе на чердаке. Он предупреждает, чтобы вы соблюдали порядок, бережно относились к имуществу и после одиннадцати вечера не зажигали свет.
        Макс говорил старательно, словно боялся упустить хотя бы одно слово, сказанное хозяином. Ребята смотрели на него с удивлением.
        Вову подмывало заговорить с Максом, разузнать, кто он, но старик, нетерпеливо подталкивая ребят, повёл их через скотный двор к воротам, над которыми торчала каланча.
        Пахло сеном, навозом и затхлой пылью, которая бывает только в старых овинах и скотных дворах.
        Поднявшись по высокой лестнице на чердак, ребята очутились в полутёмной каморке с крохотным окошком, выходящим во двор. В каморке не было ни стульев, ни стола, ни кроватей. У тесовой перегородки стояла старая, поломанная кушетка с вылезшими наружу ржавыми пружинами, а у противоположной стены  — такой же старый диван с торчащими из пыльной обшивки кусками пакли. В углу валялась старая обувь, какие-то тряпки и прочий хлам.
        Указав мальчикам на разбитый диван, старик приложил ладонь к виску и наклонил набок голову. Мальчики поняли: здесь им придётся устраиваться на ночлег.
        Старик ушёл. Ребята расселись. Вова и Жора  — на диване, Юра и Костя  — на кушетке.
        — Голубятня!  — развёл руками Жора.
        Юра кивнул:
        — Только грязнее.
        — Куда там! У меня дома голубятня была  — вся на солнышке. Мама её называла Костиной дачей,  — вздохнул Костя.
        — То  — дома, а то  — здесь,  — примирительно заметил Вова.  — Диван наш, а кушетка  — ваша. Согласны?
        — Согласны!.. Ну, так давайте хоть приберёмся.
        — А чего тут прибираться!  — удивился Юра.
        — Как чего? Подмести пол, пыль с окна стереть, всё это барахло убрать подальше и то лучше будет.
        — Давайте!  — и Жора первый принялся за уборку.

* * *

        Поздно вечером Люся позвала мальчиков ужинать. В клеёнчатых фартуках, засучив рукава, девочки хлопотали у стола и болтали без умолку, стараясь казаться бодрыми.
        — Ты уже хозяйкой стала?  — пошутил Костя.
        — Почти!  — Люся покраснела.
        — Ты завтра тоже хозяином станешь. Заставят навоз скрести, сено возить, скот поить,  — сказал Вова,  — вот ты и хозяин.
        Над накрашенным маленьким столом тусклым желтоватым светом горела электрическая лампочка.
        Ребята сидели, тесно прижавшись друг к другу, не зная, куда девать локти.
        Люся подала три эмалированные миски:
        — Две  — для мальчиков, одна  — для нас.
        Она поставила на стол медную кастрюлю, из которой валил пар. Запахло картофелем. Все невольно открывали рты и облизывали сухие губы, жадно глядя на миски, в которые Люся начала разливать приготовленный ужин. Похлёбка была тёмная, жидкая. Хлеб, к удивлению всех, оказался не чёрным, каким кормили в лагере, а тёмно-жёлтым. Твёрдую, как кирпич, крохотную буханку разрезали тонкими ломтиками и положили на середину стола. Вова, рассматривая кусок хлеба, удивился:
        — Почему он рассыпается, как песок?
        — Ты, Вова, ешь!  — посоветовала Шура.
        — Да я ем. Только хлебушко-то, кажется, из дерева.
        — Правда, хлеб ненормальный,  — съехидничал Жора.
        — А я хотел бы ещё кусочек получить,  — серьёзно сказал Костя.
        Шура посмотрела на него с сочувствием. Хлеб исчез необычайно быстро, будто его и не было.
        — Может, хоть похлёбки добавишь?  — попросил Жора.
        — Это можно,  — ответила Шура за Люсю.  — Пока что фрау гнилой картошки не пожалела.
        Люся налила мальчикам ещё по черпачку и остаток опрокинула в свою миску.
        — Нет,  — заключил Жора,  — в Германии, наверное, кругом все фашисты и гады подлючие…
        Ребята рассмеялись.
        «Может быть, и не все»,  — подумал Вова, вспомнив почему-то внимательные глаза Макса. Вот Макс  — он не похож на Эльзу Карловну и её папашу, на тех немцев, которых они видели в лагере. Чем не похож  — Вова сказать бы не смог и с товарищами об этом говорить пока не решался. Мало ли, как они поймут его… Макс, хоть и батрак, а немец. Интересно, почему он так хорошо говорит по-русски?
        Только ребята разговорились, покончив со скудным ужином, как на пороге бесшумно появился старик. Он дважды повернул выключатель. Свет погас и зажёгся вновь. Указав мальчикам на дверь, старик подождал, пока они вышли, и повелительно показал на девочек, а потом на стол. Девочки заторопились убирать со стола и мыть посуду.

        2. БАТРАКИ

        Однажды девочкам посчастливилось лечь спать рано  — хозяйки не было дома. Аня тотчас уснула. Она уставала больше других. Шура и Люся шопотом переговаривались. Люся рассказывала про Эльзу Карловну:
        — Как она ест! Ты бы только видела, Шура! Сядет за стол, а рядом посадит пса, огромного, мордастого, и тот ждёт, облизывается. Я иногда стою за ширмой, смотрю в щёлку, чуть не умираю со смеху. Она ему в рот кладёт большие куски мяса, а сама прищурит свои огромные глазищи, чавкает…
        — Зато нас кормит гнилой картошкой и опилками. Колбасники проклятые!  — коротко заметила Шура.
        — Ты знаешь,  — шептала Люся,  — я смотрю на неё и представляю,  — и сейчас вот, как закрою глаза, тоже представляю,  — что это не Эльза Карловна, а знаешь кто?
        — Кто?
        — Паук. Пузатый, страшный, большой паук. Сидит этот паук недалеко от своих сетей и поджидает. Он знает: жертва попадётся в сеть. Тогда паук подползёт и будет сосать её, пока она не сдохнет. Вот так и Эльза Карловна. Ты посмотри, что нам дают. Уж я выбираю, выбираю, чищу, чищу эту гнилую картошку. Чуть в обморок не падаю, такая она вонючая. Есть эту похлёбку противно. Ты видишь, я почти не ем, а ребята и такой рады, добавки просят.  — Люся перевела дух.  — Так и будет сосать нас Эльза Карловна, как паук!
        — Ничего, Люся! Наши всё равно придут, тогда за всё отплатим.
        — Придут? Ты веришь?  — почти вскрикнула Люся.
        — Верю. Если бы не верила, я бы не жила.  — Голос Шуры дрогнул.
        — Но почему же они не идут сегодня, сейчас?
        — А может быть, и сейчас идут. Ты ведь не знаешь.
        Долго об этом говорили, и Шура закончила:
        — Дождёмся…
        — Это верно,  — согласилась Люся.  — А-ах… хоть бы пришли поскорее!  — Она прижалась к Шуре и крепко обняла её.  — Вот тогда бы мы показали этой «фрау», этому Штейнеру, всем фашистам!
        Сон, наконец, одолел девочек. Аня спала очень тревожно: вздрагивала, что-то бормотала во сне.
        Работая с утра до тёмной ночи, девочки нередко так и засыпали, не успев закончить задушевный разговор…
        Мальчики в этот день поздно вернулись с работы и улеглись, не зажигая света, уставшие и голодные. Им не спалось.
        — С такой похлёбки чёрта с два работать долго сможешь,  — начал Жора.  — Просто из любопытства интересуюсь. Почему бы Эльзе Карловне не кормить нас хоть раз в неделю досыта? При таком питании как же можно с нас спрашивать работу!
        — Думаешь, тебя спросят, сможешь ты работать или нет?  — заметил Вова.
        — Вот это да! Не будем работать  — и всё тут!  — горячо сказал Юра.
        — Палкой заставят!
        — А я  — фюить! И нет меня, удеру!
        — Куда?
        — Хоть куда, а удеру.
        — На тебе номер. Ни денег, ни документов, еды никакой,  — рассудил Костя.  — Поймают тебя где-нибудь, да и учинят такое, как над Толей. Слыхал? Из нашего барака мальчик.
        — Это верно!  — согласился Вова, испытавший на себе последствия неудачного побега.  — Тут надо хорошо продумать, чтобы ни в коем случае не поймали.
        — Номер я срежу,  — упорствовал Юра.
        — Это не поможет. Кругом чужие. Да ты представляешь ли, хоть куда идти?
        — Вон в ту сторону,  — Юра наугад указал в угол комнаты.
        — Вот и неверно!  — возразил Вова.  — Там  — запад. Солнце там закатывается, а ты и не заметил.
        Все посмеялись над Юрой.
        — Нам теперь всё надо замечать,  — серьёзно продолжал Вова.  — Может, и пригодится. Тут, брат, мамы нет, чтобы за тебя подумала. Самим надо и замечать, и думать.
        Юра молчал. Он, действительно, напутал, и ему стало стыдно.
        — А что, ребята, небось, есть хотите?  — выручил Юру Жора.
        — А ты, небось, супец мясной сварил?  — спросил Костя.
        — А вот я попробую что-нибудь  — сообразить!  — Жора встал, включил свет.  — Стелите постели, я сейчас.
        Жора вышел из комнаты, тихонько спустился вниз и, осторожно прижимаясь к стене, направился в угол двора. Ещё днём он заметил там жестяную банку. Банка оказалась на месте. Захватив её, Жора торопливо пошёл к сараю.
        В коровнике было темно и сыро. Слышно было, как пыхтят, точно отдуваясь от жары, коровы. Вдруг раздались шорох и хлопанье крыльев. Жора вздрогнул. Пропел петух. Опять всё стихло. Жора ощупью, медленно шёл вперёд. Наконец он нащупал рукой низкий заборчик, кормушку: пошарив в ней, взял клок травы и вытер банку изнутри. Потом пнул ногой первую попавшуюся корову. Та нехотя поднялась, продолжая громко жевать жвачку. Присев на корточки, Жора нащупал сосок и, сжимая его пальцами, начал неуклюже тянуть вниз. Потянул раз, другой. Тёпленькая струйка молока брызнула на руку. «Получается!»  — обрадовался он.
        Постепенно Жора перебрал все соски, поднимая банку выше, чтобы молоко не пролилось мимо. Он чувствовал, как банка постепенно тяжелеет, и пальцами определил, что наполнил её чуть не доверху. «Вот угощу ребят!»
        Обратно пришлось идти медленно, чтобы не оступиться в темноте и не расплескать драгоценное молоко. Не успел он добраться до лестницы, как послышался скрип. Жора замер. Старик-немец, задыхаясь и кашляя, поднимался по лестнице в их каморку.
        «Ух, лунатик! Бродит по ночам, старый чёрт!  — подумал Жора.  — Что делать? Бросить банку? Ну нет, жалко».
        В это время старик открыл дверь, и косой луч света упал на стенку. Жора заметил выбоину в стене, поставил туда банку, а сам кинулся к лестнице. Он поднялся на площадку и, стараясь казаться спокойным, вошёл в каморку.
        Старик стоял посредине и сердито что-то бормотал, указывая на электрическую лампочку. Ребята, в свою очередь, доказывали старику на постели: дескать, постели надо было приготовить. Немец пыхтел трубкой, повторяя: «Зер шлехт, зер шлехт[12 - Очень плохо (нем.).]…» Когда Жора появился, старик повернулся в его сторону и опять начал бормотать: «Зер шлехт».
        — Я на двор ходил, до ветру.
        Старик постоял ещё две-три минуты, покашливая и попыхивая трубкой, и отправился восвояси. Не успел он закрыть дверь, как Вова погасил свет. Это, очевидно, успокоило старика; спускаясь по деревянной лестнице, он уже больше не ворчал. Жора тут же подскочил к двери, приоткрыл её немного и стал смотреть в темноту, напрягая слух.
        — Ти-иш-ше! Ти-ихо-о!  — зашикал он на товарищей, заспоривших между собой.
        Когда ворота скотного двора скрипнули, Жора обернулся к товарищам и, вздохнув полной грудью, облегчённо объявил:
        — Вот это да! Чуть не засыпался.
        — Ты где был?
        — В коровнике.
        — Зачем?
        — Так…
        — Как это «так»?  — недоумённо произнёс осторожный Костя.  — Смотри, добегаешься, потом пожалеешь.
        Все скоро успокоились, только Жора ворочался на диване.
        — Ты чего не спишь?  — спросил Вова.
        — Да мне вниз сходить надо.
        — Ну так иди.
        Жора вышел осторожно, бесшумно, как тень, и быстро вернулся. В узкое окно ребячьей каморки светила луна. Жора стал посредине комнаты, где недавно стоял немец, и проворчал, передразнивая старика:
        — Зер шлехт, зер шлехт. Коммен зи млеко тринкен.
        Ребята не поняли.
        — Ну, вставайте и становитесь в очередь!  — торжественно пригласил Жора.
        Он первый приложился к банке и, захлебываясь, пил жадными глотками. Ребята с удивлением смотрели на него, глотали слюну и ждали своей очереди. Жора передал банку Вове. Потом она перешла к Юре и Косте.
        — Пейте, пейте!  — радовался Жора и, подняв палец кверху, добавил:  — Высший сорт, от натуральной коровы.
        — Вот это здорово!  — сказал Юра.  — Ну и Жорка!
        — Хорошо, молодец!  — согласился Костя.
        — Перехвалите, другой раз не принесёт,  — пошутил Вова.
        А Жора ответил:
        — Нет, принесу. Только крови своей я испортил столько, что это молоко и половины её не пополнит.
        Ребята, довольные и уже не такие голодные, быстро улеглись и мгновенно уснули.

        3. ФРАУ ЭЛЬЗА КАРЛОВНА

        Эльза Карловна  — полновластная хозяйка богатого имения. Землю она сдавала в аренду  — это было выгодно и не особенно хлопотно. Остальное хозяйство вела сама. Муж её и сын, совсем ещё юнец, находились в армии. Муж  — на Восточном фронте, сын  — в Африке. У Эльзы Карловны работали трое пленных французов и немец-инвалид Макс. Недавно французов забрали по приказу властей на постройку подземного военного завода, из работников остался один Макс. Эльза Карловна забеспокоилась.
        Когда ей предложили по дешёвой цене подростков, присланных из России, она решила, что семь подростков вполне заменят трёх взрослых работников. «Это же совсем пустяки  — тысячу марок в год за всех семерых»,  — думала Эльза Карловна. Главное  — не упустить время, сохранить хозяйство в полном порядке, а если удастся, то и приумножить его. Еще муж мечтал завести хороших, породистых свиней и открыть колбасную. Когда он вернётся, она покажет ему, что значит хорошая немецкая жена и умная хозяйка.
        Эльза Карловна ежемесячно получала от мужа тысячу марок.

        «Офицеру великой германской армии не нужны деньги,  — писал он.  — В России всё для нас организовано».

        Сын тоже посылал марки. Да и сама Эльза Карловна не зевала: она сбывала молоко и другие продукты по очень выгодной цене. В хозяйстве появились породистые свиньи, прибавилось несколько коров. Правда, с неё стали больше брать молока и мяса на нужды войны. «Но ведь это не бесплатно»,  — рассуждала Эльза Карловна.
        В имении Эйзен для батраков не существовало дней отдыха. Макс тоже работал с утра до ночи, как заведённый автомат, но Эльза Карловна и Максом недовольна. Искусный Макс мог сделать всё, начиная с простой кормушки для скота и кончая аккуратно отполированной мебелью. Но ему приходилось быть ещё и механиком, и электриком, и печником. С трудом передвигая натёртую протезом ногу (он в первую мировую войну потерял ногу и побывал в плену в России), Макс всегда занят бесконечной работой. То костыляет в дом  — чинить мебель, исправлять электропроводку, то спешит в сарай  — ремонтировать инвентарь, машины. И горе было ему, если вдруг не удавалось справиться с поломкой, хозяйка звала механика, а стоимость работы удерживала из скудного заработка Макса. Таков был неписаный закон в имении Эйзен, заведённый ещё мужем Эльзы Карловны.
        Ребята быстро поняли, что и Макс ненавидит хозяйку, но сдерживает себя из-за куска хлеба и только иногда, доведённый до отчаяния, угрожает, что уйдёт из имения, как только найдёт подходящее место.
        Но всё оставалось по-старому. Как видно, нелегко было батраку Максу найти лучшее место в фашистской Германии.
        Когда у Эльзы Карловны забрали пленных французов, она совсем пала духом. Но получив русских подростков,  — снова ожила.
        — О, это так прекрасно, так выгодно!  — восклицала она в сотый раз, рассказывая отцу о том, как ей удалось «надуть» легкомысленного Штейнера, коменданта лагеря.  — Вы и представить себе не можете, папа, как я одурачила его. Он так и крутился возле меня, как мальчишка, а потом выстроил в цепочку полсотни этих русских мальчишек и сказал: «Выбирайте». И девчонок тоже. Из ста я выбрала семь. Семь из ста!  — гордо восклицала Эльза Карловна.
        А старик кряхтел, раздувая трубку, и улыбался:
        — Ты у нас умница, умница!
        — Теперь, папа, за дело. Я не позволю лентяйничать этим русским дикарям, и, думаю, они заменят нам потерянных французов,  — Эльза Карловна понизила голос:  — а может быть, и Макса.
        Перед сном Эльза Карловна ещё раз с удовольствием вспомнила, как ловко удалось ей провести Штейнера. Она незаметно для других вручила ему взятку. Штейнер отблагодарил фрау Эйзен  — он уступил ей этих «дикарей» на пятьдесят марок дешевле за «штуку» и позволил отобрать самых здоровых.
        — Только вам, дорогая фрау, я отдаю так дёшево!  — приговаривал он.
        Эльзу Карловну беспокоило, как она будет контролировать своих невольников. «Говорят они лентяи, воры, обжоры. Конечно, папа  — хороший хозяин, он поможет, но всё-таки многое придётся делать самой  — не доверять же Максу, этому оборванцу! Придётся ежедневно вставать рано утром из-за этих русских, за которыми надо следить, чтобы ровно в пять они приступали к работе».
        Эльза Карловна вздыхала, просила господа бога послать армии Гитлера быструю и полную победу над русскими. Тогда уже непременно вернётся Фриц домой, если не зимой, то весной. Не исключена возможность, что им в имение дадут из России ещё десятка полтора мужчин и женщин для ведения хозяйства, чтобы самим обрабатывать всю землю, а не сдавать её в аренду.
        Эльза Карловна закрывала глаза и блаженно представляла себе стадо свиней, множество коров, птицы, полный двор даровых батраков из России и деньги, много денег. Это должно случиться скоро, очень скоро. Не зря же пишет муж, что дела идут прекрасно, что уже завоёвана лучшая часть России. Об этом же ежедневно объявляют по радио, пишут во всех газетах, говорят в каждом порядочном немецком доме, в каждой настоящей немецкой семье.
        Эльза Карловна засыпала с такими мыслями, и на её пухлом, широком лице застывала счастливая улыбка.

        4. КРАСНАЯ АРМИЯ ПРИДЁТ

        Несколько дней шли проливные дожди. Эльза Карловна была взбешена  — полевые дороги превратились в сплошное болото, незаскирдованная солома размокла, а вывозка кормов для скота, совсем прекратилась.
        Фрау Эйзен назначила Костю старшим. На его обязанности лежало теперь вовремя поднимать ребят на работу, проверять выполнение сделанного ребятами и два раза в неделю возить молоко на строящийся неподалёку завод. Такое «доверие» хозяйки, оказанное Косте, совсем не нравилось ребятам, и Жора нередко подтрунивал над ним при удобном случае.
        Костя и сам работал наравне с остальными, но что из того! Ему уже казалось, что ребята относятся к нему с недоверием, словно подумывают: «Уже не продался ли он Эльзе Карловне, раз даёт нам задания и следит, чтобы всё точно выполнялось?»
        В дождливые дни мальчикам было приказано очистить от навоза свинарник, коровник и конюшню.
        Началось с того, что Костя, придя от хозяйки, объявил:
        — Если сегодня не вычистим коровник, нас не будут кормить. Так велела объявить хозяйка.
        — Ну и пусть, чёрт с ней!  — заявил Жора.  — И так не больно кормёжкой балует.
        — Так что же, с голоду умирать будем?  — Костя оглядел ребят.
        — Работать, конечно, придётся,  — сказал Вова,  — но ты посмотри на эти «лодочки».  — Он повертел башмаком на деревянной подошве.  — В них по двору походишь, и то за день так набьёшь ноги, что назавтра еле встанешь.
        Спор закончился тем, что Костя сам выкатил ручную тачку и стал молча нагружать её. Потом Юра взял вилы и начал ему помогать. Вова и Жора нехотя подгребали навоз лопатами.
        — Крой, крой, Костя, может быть, премию получишь от Эльзы Карловны!  — сердито подтрунивал Жора.
        — Ну, хватит, перестань!  — одёрнул его Вова.
        Ему тоже не по душе было назначение Кости старшим, и Вова ни за что, ни за что,  — чорт побери!  — не стал бы старшим, но он не мог спокойно глядеть, как обижают товарища. Он понимал, что одного желания или нежелания Кости мало.
        В обед к мальчикам на минуту забежала заплаканная Люся. Она нечаянно разбила рюмку, и обозлённая Эльза Карловна ударила её по лицу.
        Люся забежала предупредить, что Эльза Карловна собирается сегодня проверить их работу сама лично.
        — Надо подналечь, ребята!  — встревожился Костя.
        Поплевав на руки, Жора взялся за ручки нагружённой доверху тачки и покатил её по узкому настилу на середину двора, к огромной навозной куче, отгороженной досками.
        Услышав бас Эльзы Карловны, ребята торопливо принялись нагружать навозом вторую тачку, делая вид, что работают усердно.
        Большие, тяжёлые, несгибающиеся ботинки на деревянной «фюрер-подошве» вязли в навозе, скользили и больно натирали ноги.
        Жора выкатил тачку во двор и хотел повернуть её на быстром ходу, но нога в тяжёлом ботинке неожиданно подвернулась. Жора покачнулся, потерял равновесие, и одноколёсная тачка повалилась набок. Он пытался выпрямить её, но это оказалось не под силу. Тогда Жора навалился на кромку тачки и, краснея и кряхтя, поднял её. Однако тачка по инерции потянула его вперёд и грохнулась на другую сторону. Навоз вывалился как раз под ноги подходившей Эльзе Карловне, а Жора упал животом на тачку.
        — Больван!  — взвизгнула Эльза Карловна и, размахнувшись, ударила его кулаком по спине.
        Жора вскочил и, растерявшись, молча принялся руками складывать навоз обратно в тачку. По двору неслась отрывистая, похожая на лай, ругань хозяйки.
        Мальчики уже наполнили вторую тачку. Костя одним рывком подхватил её и быстро покатил к навозной куче. Тачка была очень тяжелая. Ребята даже удивились, откуда у Кости сила взялась. Даже Эльза Карловна перестала ругаться.
        — Точно ведьма,  — краснея от злости и обиды, проворчал Жора, когда хозяйка ушла.  — Как хряснет по спине своей ручищей  — у меня аж искры из глаз посыпались!
        — Такая слониха и кость перешибёт,  — злобно процедил Вова.
        — Сами видите теперь, что приходится работать,  — сказал Костя.
        Опершись на тачку, он вытирал рукавом мокрый от пота лоб. Видно, нелегко далось ему это усилие.
        — Видим, видим, как ты выламываешься перед этой ведьмой!  — резко ответил Жора.
        Костя густо покраснел:
        — А ты попробуй не выламываться!..
        — И не буду!
        — Ну, и будешь ходить в синяках.
        — Ну и пусть!
        — Надолго ли тебя так хватит?  — возразил Костя.
        — Если будем делать всё сообща, то, может быть, и без синяков проходим,  — сказал Вова и задумался.
        — А я разве против?  — В голосе Кости звучала обида.  — Как будто я сам напросился старшим быть!
        — Надо делать всё умело, сообща…  — медленно повторил Вова. Он отчётливо понимал, как необходимы сейчас, ребятам настоящая дружба и взаимная поддержка.
        — Костя!  — к мальчикам подбежала Шура.  — Тебя Эльза Карловна зовёт.
        Костя досадливо поморщился и, вздохнув, побрёл к дому.
        Жора поднял голову и через силу улыбнулся Шуре, показывал на спину:
        — Вот я уже заработал у Эльзы Карловны премию.
        — Я видела из окна,  — кивнула Шура.  — Какая подлая! Я бы что угодно могла с ней сделать, если бы…
        — Если бы что?  — перебил Жора.
        — Если бы это было там, у нас.
        — Вот это да!  — Жора засмеялся, забыв на миг даже про затрещину Эльзы.  — Может быть, и правда, когда придёт время, прихватим Эльзу с собой и отдадим в твоё распоряжение.
        — Ты не шути, Жора, я готова её разорвать,  — серьёзно сказала Шура.
        Она сказала это так сосредоточенно-спокойно, что Вова невольно взглянул ей в лицо. Ему вдруг показалось, что Шура гораздо старше и сильнее, чем они думают. И ему почему-то стало страшно за неё. Такая действительно может, не посоветовавшись, сделать что угодно.
        — Шура, иди, а то Эльза заметит, и тебе достанется,  — сказал Вова.
        — Иди, Шура, иди!  — забеспокоились Юра и Жора.
        …Костя вернулся совсем расстроенный. Эльза Карловна приказала ему сейчас же собираться и везти с ней молоко на строительство. Костя просто боялся сказать об этом товарищам. «Ребята останутся навоз вывозить, тяжёлую работу делать,  — думал он,  — а я поеду. Опять могут подумать, что я хитрю, выбираю себе полегче».
        — Мне ехать приходится,  — заранее оправдываясь, сказал он ребятам.  — Уж вы тут орудуйте за меня.
        — Это что  — опять «задание»?  — спросил Жора.
        — Ну что вы, ребята, в самом деле!  — взмолился Костя.  — Да поймите же, не сам ведь я, меня тоже заставляют.
        Костя смотрел куда-то в стену, теребя выпачканную в навозе, истрёпанную куртку, мешком висевшую на его похудевшем туловище.
        — Ясно, ясно!  — подмигнул Жора.  — Будь спокоен, всё исполним в точности. Приедешь  — отлапартуем.
        Последнее слово он умышленно исказил, чем рассмешил товарищей и окончательно обидел Костю.
        Костя вышел из коровника со слезами на глазах.
        Юре стало жаль товарища.
        — Надо бы полегче с Костей, ему тоже несладко,  — упрекнул он ребят.
        — Выслуживается он, вот что,  — отрубил Жора.
        — Нет, Жорка, ты не прав,  — возразил Вова и, помолчав, добавил:  — Ты, смотри, не поддавайся на фашистскую удочку! Эльза рада была бы всех нас перессорить. Неужели ты не понимаешь, что тогда ей было бы легче с нами справиться? Во что бы то ни стало мы должны дружить! А Костя тут ни при чём, его заставили.
        Но Жору трудно было убедить, он имел своё особое мнение.
        — Пусть Костя откажется быть старшим,  — доказывал он.  — Тогда ведьма сама будет давать задания, сама наблюдать за нами. Ну, с месяц она, может быть, и будет это делать, а потом ей надоест. Вот тогда нам и станет легче.
        — Ты, Жорка, плохо разбираешься и не понимаешь главного. Эльза Карловна смотрит на нас, как на рабов, и потому будет всегда одинакова. Ей ничего не стоит заморить нас голодом, замучить досмерти,  — доказывал Вова, понявший раньше других, что работать им, хочешь не хочешь, а придётся.  — Даже немца Макса она держит в чёрном теле. Мы стоим с ним вчера и разговариваем. Он, как будто ничего человек. Ну, и откуда ни возьмись  — Эльза Карловна. Она как заорёт на него. Он улыбнулся мне, сказал: «Не бойся», а сам всё-таки отошёл… В самом деле, ребята, давайте крепче дружить. Ведь мы пионеры!
        Вова торжественно поднял руку, словно для салюта. Мальчики на мгновение застыли, выпрямившись, как на линейке.
        Но тут же опомнились и взялись за лопаты…
        Однако поездка Эльзы Карловны на строительство в этот день не состоялась: разразилась гроза.
        Ливень согнал всех со двора, и ребята рано забрались в свою каморку.
        — Хоть бы немножко согреться,  — жаловался Юра, вода ручейками стекала с его куцей курточки.
        — Может, тебе тёплую баньку нужно,  — пробовал пошутить Жора.
        Но никто не поддержал шутки. Приунывшие ребята молча стягивали насквозь промокшие, облепленные грязью башмаки и едва шевелили онемевшими пальцами. Юра чувствовал себя особенно плохо. Дышал он тяжело и покашливал, а на щеках яркими пятнами горел румянец.
        Все быстро улеглись и погасили свет. Жора лежал с открытыми глазами, чувствуя за спиной согревающее дыхание Вовы.
        Мутные струйки текли по запылённому окну. Редкие отблески молнии освещали во тьме бледные лица мальчиков.
        — Вот в такую ночь хорошо бежать!  — шепнул Жора.
        Вова не отозвался.
        — Ты чего молчишь?  — повернулся Жора к товарищу.
        Отдалённый раскат грома прокатился над крышей и замер.
        Вова сразу приподнялся и, стиснув пальцами Жорино плечо, горячо прошептал:
        — На выстрелы похоже, правда? Повсюду сейчас бой идёт! А наши всё равно их побьют и придут сюда!
        — Кто про нас вспомнит?  — вздохнул Юра. Он тоже не спал и слышал, как говорили товарищи.
        Разгорелся спор. Жора был возмущён неверием Юры. Прыгая босиком от кушетки к дивану, чтобы согреться, он размахивал руками и старался всех перекричать:
        — Придёт сюда Красная Армия или не придёт, а всё-таки нас освободят и после войны отправят по домам. Я уверен!
        — В суматохе нас могут не найти!  — тревожился Юра.
        Он часто беспокоился об этом. Сегодня он впервые решился высказать свои опасения товарищам. Но постоянно терзавшая его мысль, облечённая в простые слова «нас могут не найти», была так ужасна, что Юра содрогнулся. Как же жить тогда? Он тяжело закашлялся, жадно прислушиваясь к спору. Ему так хотелось, чтобы ребята успокоили и обнадёжили его!
        Костя отмалчивался. Он верил, что Красная Армия за ними придёт. Но сейчас он старался сосредоточить свои мысли, всю изобретательность на одном: уберечь ребят до прихода Красной Армии. «Пусть Жора думает, что угодно, но я-то понимаю, как нам трудно уберечь друг друга»,  — думал он.
        Прислушиваясь к шумному говору ребят, Костя твердил про себя: «Они считают меня плохим товарищем. Не понимают, что я душу готов за них отдать…»
        Косте нравилась горячность Жоры, дерзкая независимость его и смелость. Как часто он сам еле сдерживал себя, чтобы не нагрубить ненавистной хозяйке! Но Косте казалось, что своей осторожностью он заслоняет ребят от лишней беды, и только ради этого он мирился с постоянными нападками и насмешками Жоры. Но всё-таки больше ему невмоготу, надо объясниться.
        Костя наклонился к самому уху Вовы и заговорил быстро, захлебываясь и глотая слова:
        — Ты не думай, Вова… Я в наших крепко верю! И никогда не испугаюсь, если надо что-нибудь сделать вместе со всеми. Но ведь надо же обдуманно поступать! А если будем свои головы сгоряча, как Жорка, под удары подставлять, то можем и Красной Армии не дождаться. Перережут нас всех, как цыплят, и всё.
        — Я про тебя плохо и не думал!  — Вова поглядел Косте прямо в глаза.
        Юра и Жора даже не заметили их разговора, разгорячённые спором.
        Вова послушал-послушал и рассмеялся:
        — Чудаки вы какие! Красная Армия обязательно сюда придёт.  — Голос Вовы зазвенел уверенно, горячо.  — И про нас никто не забудет, всех освободят. Только мы сами должны крепко верить, дружить, не сдаваться. Давайте вот потихоньку соберёмся и решим, как сделать, чтобы легче было нам дождаться Красной Армии.
        — И девчат пригласим?  — спросил Юра.
        — Всех не надо. Позовём Шуру, а она пусть расскажет Люсе и Ане.
        — А может, лучше сразу всех собрать?
        — Всех нельзя,  — сказал Жора. А вдруг к ним в каморку затащится Лунатик, а их нет?
        Лунатиком ребята прозвали отца Эльзы Карловны за то, что днём он редко выходил во двор, а по ночам бродил чуть не до утра. То в коровник зайдёт, то к ребятам наверх поднимется, то прохаживается по двору, пыхтит трубкой, бормочет что-то себе под нос, кашляет и без конца бродит всю ночь, точно сторожит своё богатство.
        Решили так, как предложил Вова. Соберутся на чердаке Жора, Юра, Костя, Вова и Шура ночью, после работы. Жора и Юра попеременно будут наблюдать за воротами коровника, чтобы вовремя спрятать Шуру, если Лунатик вдруг забредёт к ним.
        На следующий день после обеда Вова нарочно задержался на кухне. Шура сливала молоко в большие фляги, Аня вышла принести воды.
        — Мы решили сегодня собраться у нас,  — быстро зашептал Вова.  — Ты должна быть от девочек. Только никому пока ни слова.
        Вова испытующе поглядел на Шуру. Она подняла удивлённые глаза:
        — Может… может, лучше Люся?
        Шура сказала так потому, что Люся всё-таки первая познакомилась и подружилась с Вовой. Но у Вовы были такие серьёзные глаза, что Шура насторожилась. Нет, пожалуй, ребята не просто хотят «отвести душу», поговорить.
        Вошла Аня. Вова взял чашку с водой, поднёс её к губам и как бы невзначай твёрдо сказал:
        — Ты, Шура, ты!
        Допил воду, отдал Ане чашку и вышел, постукивая деревянными подошвами по каменному полу коридорчика, а Шура подумала: о чём же будут они сегодня говорить на сборе?
        Но после обеда произошло неожиданное событие. Костя решил перед отъездом вывезти ещё одну тачку навоза, неловко повернулся, и тяжёлая тачка накренилась. Он попытался удержать её, но не смог и вывихнул руку. Прибежала Эльза Карловна, подняла шум, однако Костю не тронула. Уходя, она сказала Вове:
        — Ты поедит завод!

        5. НЕОЖИДАННАЯ ВСТРЕЧА

        К полудню небо стало проясняться. Яркое солнце пробилось сквозь пелену разорванных облаков, озаряя зеленовато-жёлтые поля и леса, омытые дождём. В свежем осеннем воздухе пахло увядшей листвой. Обсаженная тополями дорога светилась множеством луж, на поверхности которых играли золотые зайчики солнечных лучей.
        Ломовая лошадь не спеша тащила плоскую автокачку  — телегу на резиновых скатах. На пружинном сиденье, обтянутом чёрным дермантином, восседала грузная Эльза Карловна, держа в руках натянутые вожжи. Вова кое-как пристроился сзади, придерживая тяжёлые фляги.
        Чем хуже становилась дорога, чем больше трясло и подбрасывало Вову на ямах и выбоинах, тем мрачнее становились его мысли. Ему так и хотелось толкнуть Эльзу Карловну в широкую заплывшую жиром спину, чтобы она полетела с этого скрипучего сиденья ко всем дьяволам.
        Наконец телега выехала на автостраду и плавно покатилась к показавшемуся из-за пригорка городу. Настроение Вовы несколько улучшилось. Кажется, впервые в этом году Вова почувствовал прелесть свежей, чистой и красивой осени. Ему вспомнились школа, друзья, дом. Сейчас бы он уже учился в шестом классе. После уроков вместе с ребятами отправлялся бы на стадион играть в футбол, а потом успел бы заглянуть в сад послушать музыку. Ах, как чудесно жилось там, дома, среди друзей, в родном городе, где был знаком каждый камень. Как привольно дышалось! Как далека теперь та, настоящая жизнь!..
        Скоро лошадь свернула опять на просёлочную дорогу, и автокачка въехала в сосновый лес. «Спрыгнуть бы с телеги, спрятаться где-нибудь в зарослях»,  — думал Вова, но всё это было мечтой. Вова не мог позволить себе ничего, он невольник…
        Потянуло смолой. Послышались звон пил и стук топоров. Через несколько минут автокачка въехала на огромную поляну  — вырубку, где торчали пни и темнели кучи хвороста. Пахнуло опилками, смолой и дымом. Невдалеке горели костры из хвойных сучьев. Дым подымался прямыми столбами, в воздухе кружились седые хлопья сгоревшего мха. «Совсем как на пионерском костре»,  — подумалось Вове, и почему-то захотелось плакать.
        Эльза Карловна остановила телегу у фанерного барака. Она кивнула Вове, что означало: «Присмотри за лошадью»,  — и пошла к калитке, где стоял часовой.
        На площадке между пнями и кучами валежника копошилось множество людей. Вова, подавшись вперёд, вглядывался в худые, медленно движущиеся фигуры, в нашивки на их лохмотьях. Он догадался  — пленные!
        Площадку охраняли немецкие автоматчики.
        «Наши здесь!»  — Вову била дрожь. Он и рад был увидеть своих советских людей, и горько и страшно было ему видеть их здесь, в Германии, в таком виде.
        Невольно он стал прикидывать, как далеко это место от усадьбы Эльзы Карловны. Если по дороге,  — наверное, километров десять. Если же пойти прямо через лес и пересечь шоссе, будет, пожалуй, не более четырёх-пяти километров…
        Эльза Карловна вернулась быстро. Отворились ворота, и автокачка въехала на чистый, посыпанный песком двор. Против ворот стояло одноэтажное здание, откуда доносились звуки радио, треск пишущих машинок и немецкая речь.
        Эльза Карловна разговаривала с толстым немцем в белом халате и военной фуражке с кокардой. Она показывала ему на Вову. Это, очевидно, означало, что она знакомит с Вовой толстяка  — не то повара, не то кладовщика  — и объясняет ему, что впредь молочные продукты будет возить этот русский мальчик. Немец кивал головой и повторял:
        — Гут, гут…
        — Сюда давай!  — крикнула Эльза Карловна, указывая на склад.
        Вова подвёл лошадь к дверям склада и неожиданно почти лицом к лицу столкнулся с человеком в потрёпанной грязно-зелёной гимнастёрке и русской пилотке. Невысокий, худой, с длинными руками пленный пристально смотрел на Вову глубоко запавшими, удивлёнными глазами. Очевидно, костюм Вовы и его вид сразу дали понять, кто перед ним.
        Когда пленный по приказу немца взял первую флягу, Вова бросился помогать ему. Их взгляды встретились. Приседая от тяжести, русский понёс флягу. За ним пошли толстый немец и Эльза Карловна. Из склада пленный вышел первым. Он огляделся и быстро подошёл к телеге. У Вовы ёкнуло сердце. Он не знал, что делать, и, вскочив на телегу, стал подвигать флягу.
        Пленный взялся за флягу, как бы делая усилие, задержался и, глядя прямо в лицо Вовы, спросил:
        — Ты русский?
        — Русский! Русский я!  — восторженно прошептал Вова.
        

        В это время из-за угла вышел немец с автоматом. Вова торопливо начал подвигать следующую флягу, нарочно гремя крышкой. Пленный с ношей торопливо направился к амбару. Немец отошёл. Вова с нетерпением ожидал возвращения русского.
        На этот раз пленный задержался. Вова с огорчением подумал, что в телеге осталось только три фляги. Если бы их было больше, он, наверное, успел бы как следует поговорить с пленным.
        «Вот и он!»  — облегчённо вздохнул Вова, увидев в дверях знакомую фигуру.
        — Как тебя зовут?  — подойдя, прошептал пленный.
        — Вова. Вова Горлов.
        — Как попал в Германию, сынок?
        — Пригнали.
        Пленный вздрогнул, как будто его ударили, взвалил флягу и отошёл. Вова успел обдумать свой вопрос и, когда пленный вернулся, прошептал торопливо:
        — Вас много тут?
        — С каждым днём всё меньше становится… Умирают люди…
        — Жить плохо?
        — Не сладко… Кое-кто от голода на ногах не стоит.
        — А у меня с собой ничего нет…  — пожалел Вова и тут же торопливо добавил:  — Привезу следующий раз.
        — Не найдется ли у тебя покурить?
        — Я не курю,  — растерялся Вова. Ему было так досадно, что он сейчас, сию минуту, ничем не может помочь товарищу.
        Вышла Эльза Карловна. Пленный понёс предпоследнюю флягу, а Вова с непринуждённым видом подгребал в телеге солому. Ему хотелось сказать ещё хоть два слова, хоть взглядом перекинуться с этим человеком. К счастью, Эльза Карловна пошла в дом, где стрекотали пишущие машинки, и у Вовы появилась надежда узнать фамилию пленного.
        — Вас как звать?  — спросил Вова, когда пленный вернулся за последней флягой.
        — Кузьма Павлов.
        В это время часовой заорал, очевидно, услышав их разговор. Павлов чуть заметно кивнул Вове, дескать, держись, не робей, малыш…
        «Да!  — Вова вздохнул.  — Им, наверное, приходится тяжелее, чем нам. Какой у них вид! Они еле ноги волочат».
        Чтобы не выдать навернувшихся на глаза слёз, Вова наклонился, как бы сметая с телеги мусор, и украдкой поискал тоскливым взглядом своего нового знакомого. Вова думал, что он ещё раз поговорит с Павловым, но тот вышел из склада и затерялся среди пленных за изгородью.
        В имение Вова возвращался с тяжёлым чувством. Он всё время думал о пленных и повторял про себя слова Павлова: «С каждым днём все меньше становится. Умирают люди». На этот раз дорога казалась ему невыносимо длинной. Так хотелось скорее увидеть ребят, рассказать обо всём, решить, как помочь пленным, где достать табаку, хлеба.
        «Значит, мы не одни в фашистской Германии!  — думал мальчик.  — Скорее, скорее бы пришла сюда Красная Армия! Скорее бы победа!»

        6. ТАЙНЫЙ СБОР

        Возвратившись из поездки, Вова ещё больше почувствовал необходимость провести сегодня же тайный пионерский сбор. Теперь ему казалось легче начать разговор с товарищами. Пионеры всегда и везде пионеры. Только вот с чего начать? Вова пока не знал, что они смогут сделать, но не сомневался в том, что его товарищи найдут способ помочь пленным, что они пойдут для этого на любой риск.
        Он сразу побежал к ребятам.
        — Я привёз такие новости, такие… ух, какие!  — шёпотом, выпалил он, берясь за лопату.
        — Рассказывай!
        — Очень интересные, Костя. Очень важные.
        — Ну, говори скорей!
        — Нет, здесь нельзя. Вот вечером соберёмся на голубятне, и всё подробно расскажу,  — серьёзно сказал Вова.
        Мальчики переглянулись. По лицу Вовы было видно: случилось что-то важное.
        — Что ты, Вовка, затеваешь?  — спросил Костя.
        — А ты что, уже забеспокоился?  — съязвил Жора, у которого от одной мысли о рискованном предприятии загорелись глаза.
        — Дурак ты!  — задетый за живое, огрызнулся Костя.

* * *

        Ночь выдалась тихая, тёмная. Только прожекторы изредка шарили по небу, затянутому густыми тучами. В такие ночи, как правило, ребята тайком выходили в сад и долго наблюдали, как ярко-желтоватые полосы прожекторных лучей то разрезали небо, то быстро двигались по нему, нащупывая советские самолёты, иногда появлявшиеся в немецком небе. В такие тревожные ночи Эльза Карловна и Лунатик не вылезали из подвала, и это было настоящим счастьем для ребят. Они могли спокойно сидеть где-нибудь и свободно разговаривать. Каждому хотелось увидеть краснозвёздные советские самолёты, чтобы убедиться, что это действительно русские лётчики так далеко залетают в глубь Германии. Однако сегодня мальчики остались на голубятне. Вечером они собрались поздно, нарочно работали дружнее и дольше обычного, чтобы успокоить Эльзу Карловну и Лунатика и не вызвать у них подозрений.
        Ребята завесили окно и сели по своим местам, поджидая Шуру.
        — Ну, а, если Лунатик всё-таки появится, куда мы Шуру спрячем?  — спросил Костя.
        — Найдём, куда,  — успокоил его Вова.  — Закроем ворота изнутри. Если Лунатик постучит, выведем Шуру в коровник. Когда он поднимется к нам, она шмыгнет за ворота  — и порядок!
        Шура вошла несмело. С непривычки она чувствовала себя неловко в комнате ребят. Они условились с Люсей, что сказать, если в её отсутствие к девочкам придёт кто-нибудь из хозяев, но всё-таки было страшновато. Она присела в уголок у левой стены. У двери, держась за скобку, дежурил Жора. У правой стены сидели Костя с Юрой. Вова вышел на середину комнаты. Он очень волновался и часто повторял одни и те же слова.
        — Ребята! Мы все здесь советские школьники. Мы все пионеры. Теперь мы знаем друг друга: вместе живём, вместе работаем и горе вместе терпим. Только жить так, как мы, нельзя. Нельзя сидеть и ждать смерти… Я видел сегодня наших советских людей, красноармейцев наших видел. Понятно?  — вдруг спросил Вова и замолчал, не в силах продолжать дальше: так ярко встали перед его взором согнутые худые фигуры пленных с землистыми лицами.
        Ребята сразу подняли головы и, затаив дыхание, глядели на Вову. Жора вскочил с места. Шура радостно заулыбалась, и от её улыбки Вове почему-то стало спокойнее.
        — Пленных русских я видел. Они живут на строительстве, куда я возил молоко. Живут и работают там. Я познакомился с одним. Его фамилия Павлов. Он сказал, что пленные голодают, жить плохо, хуже, чем нам… Он просил у меня табаку, но только поговорить нам много не пришлось: кругом охрана…
        Ребята слушали Вову, не шевелясь, стараясь не пропустить ни одного слова, забыв обо всём на свете.
        — Красная Армия придёт сюда!  — возбуждённо говорил Вова.  — Правительство не допустит, чтобы мы погибли здесь. Сами видите, что наши самолёты появляются здесь. Раз самолёты наши здесь бывают, будут и войска. Но мы должны помогать друг другу. И ещё надо помочь пленным: табаку достать, хлеба, а может, ещё чего-нибудь, что удастся.
        — Да, да, помочь! Чего бы это нам ни стоило!  — воскликнул Жора.  — Давайте все подумаем, как это сделать.
        — Вспомним, как Павка Корчагин матросу Жухраю помогал!  — добавила Шура.
        Вова хотел ещё что-то сказать, но, разволновавшись, долго не мог подобрать слов. Умолк, а потом вдруг громко и решительно произнёс слова торжественного обещания:
        — «Я, юный пионер Союза Советских Социалистических Республик, перед лицом своих товарищей торжественно обещаю, что буду твердо и неуклонно стоять за дело Ленина  — Сталина, за победу коммунизма…»
        — «…стоять за дело Ленина  — Сталина…»  — одновременно с ним тихо и медленно произносили все.
        Оглянувшись на товарищей, Вова увидел их решительные, смелые и просветлённые лица.
        Слова торжественного обещания объединили друзей, всколыхнули их. Каждому захотелось поскорее, сейчас же, сделать что-нибудь большое, хорошее, нужное.
        — Кто хочет сказать?  — спросил Вова и сел. Он только теперь заметил, что говорил стоя.
        Несколько минут все молчали: слишком неожиданной была новость и слишком большие чувства проснулись в каждом.
        — Я так думаю,  — после долгого молчания начал Жора.  — Табаку я достану немножко. Письмо пусть напишет Вова и как-нибудь передаст его незаметно Павлову. И хлеба достанем  — отруби. Пусть Люся и Шура испекут что-нибудь, если можно. Они умеют. Гороху я найду немножко… и фасоль я видел на складе… Моё такое последнее слово: Павка Корчагин не боялся врагов и был смелым, мы тоже не будем бояться, будем учиться у него. У девочек книжка есть «Как закалялась сталь»  — предлагаю всем перечитать её. Вот как я думаю.
        Ребята разговорились. Говорили и о пленных и о себе.
        — Жить невозможно,  — жаловалась Шура.  — Эльза Карловна бьёт нас, особенно Аню. Вчера Аня всю ночь проплакала. С ней вообще что-то нехорошее делается. Она иногда за весь день слова не скажет. Работаем до упаду, а ведьма всё недовольна. Коровы молока дали мало  — бьёт. Плохо прибрались в доме, печки плохо натопили  — бьёт. Позавчера мышь в молоко попала. Эльза Карловна зачерпнула её поварёшкой, выбросила, а молоко заставила слить в большую флягу, которую потом Вова отвёз. А Люсе попало  — почему недоглядела.
        — Вот это да! Своих, гадючка, молоком с мышами кормит!  — удивился Жора.
        — Я ещё не знаю, чем мы можем помочь пленным,  — продолжала Шура.  — Но я за всех девочек говорю: мы согласны… Люся ничего не боится. Я тоже. А что здесь, в Германии, есть советские люди, военнопленные,  — от этого нам легче терпеть… Всё-таки мы не одни тут ждём Красную Армию.
        — Что касается меня,  — сказал Юра,  — я готов на всё. Я буду делать всё, что потребуется. Прав Вова: что-нибудь да сделаем. Мы не свободные, нам тяжело, но мы должны помочь пленным: им ещё тяжелее.
        Поручили Вове наладить связь с пленными. Но оставалось ещё много нерешенного, неясного. Юра и Костя уснули. А Жора и Вова долго ещё шептались.
        Было решено немедленно начать читку книги «Как закалялась сталь». Её в эту же ночь Вова и Жора разделили на десять частей. Получилось десять маленьких книжечек. На каждой поставили порядковый номер и распределили книжки, так: Вова читает вторую, Жора  — первую. После того как они прочтут, первая переходит к Косте, вторая  — к Жоре, третья  — к Вове, а от Кости  — к Шуре. Таким образом, через день-два начнут читать все. Читать же коллективно не решились: это опасно.
        Придумал такой порядок Вова. Он же составил правило и написал его на каждой обложке из синей обёрточной бумаги крупным, красивым почерком.

        «Книжка обязательно свёртывается вчетверо. Читать только тогда, когда считаешь себя в полной безопасности. Прочтёшь  — передай следующему. Будь осторожен! Береги книжку! Читай внимательно! Учись у Павки Корчагина бороться с врагами!»

        Жора уснул, а Вова всё ещё никак не мог успокоиться.
        Через два дня ему снова предстояла поездка на строительство. Надо написать письмо… Жора достанет табак, Костя обещал раздобыть какую-нибудь еду. Но как передать всё это Павлову?
        Ночь близилась к рассвету. Вова не утерпел, тихонько поднялся с дивана и подошёл к окну. Луна тускло просвечивала сквозь поредевшие облака, и свет от неё был слабый. Конечно, можно было бы тихонько включить электролампочку, но Вова не решился. Лунатик мог вылезти из бомбоубежища, так как обычно к рассвету утихал гул самолётов. Вова достал клочок белой бумаги и, склонившись над подоконником, стал медленно выводить карандашом:

        «Дорогой товарищ Павлов!
        Мы  — советские ребята, пионеры. Нас семь человек. Мы были в трудовом детском лагере, потом нас продали помещице. У неё мы работаем, как рабы. Очень хотим знать, как вы живёте, что думаете о Красной Армии. Когда она придёт в Германию? У нас был свой секретный сбор, и мы решили чем-нибудь помочь вам. Только не знаем, как ухитриться делать вам передачи и держать связь с вами. И ещё мы хотим знать, как бы стать для вас полезными. Напишите обо всём, посоветуйте, как нам быть и что делать. Мы можем достать немного гороху, отрубей и табаку…»

        В конце Вова вывел крупными буквами: «Юные сталинцы». Ни числа, ни подписей он умышленно не поставил.

        7. НОЧНОЙ РАЗГОВОР

        Девочки с утра до позднего вечера возились по хозяйству: доили коров, топили печи, перегоняли молоко на сепараторе, убирали дом, варили похлёбку для свиней. Особенно тяжело бывало в те дни, когда Эльза Карловна оставалась дома. Она успевала сунуть нос всюду: то ввалится на кухню, то неожиданно появится в коровнике, то идёт проверять работу мальчиков. На весь двор раздавался её громкий, властный голос. Эльза Карловна всегда бывала чем-нибудь недовольна, и на девочек сыпались пощёчины и зуботычины.
        Чаще всех доставалось нерасторопной Ане. Она действительно была совершенно неорганизованная, несобранная. Шура и Люся жалели её, пытались помочь, подбадривали, но это мало помогало. Аня целыми днями то молчала, то плакала, то вдруг забивалась куда-нибудь и сидела, пока её не разыщут подруги.
        Когда Шура рассказала подружкам о пленных, Аня оживилась. Глаза у неё разгорелись, на щеках появился румянец. Она то и дело переспрашивала Шуру:
        — Значит, мы не одни.
        — Конечно, не одни.
        — И Красная Армия придёт в Германию? За нами придёт?
        — Наверное, придёт. Даже обязательно!
        — Неужели придёт? А я думала, мы уже больше никогда отсюда не вырвемся. Ах, если бы скорее! Мне кажется, я не дождусь…
        Впервые за последние дни Аня так много говорила. Во во время обеда даже мальчики заметили, что она веселее обычного, а, когда Жора шутил, Аня смеялась вместе с другими.
        Под вечер, когда усталые девочки перебирали грязный холодный картофель (хороший  — для продажи, испорченный  — для скота), Аня неожиданно предложила:
        — Давайте, девочки, хорошую картошку сыпать в кормовую.
        — Зачем?  — спросила Шура.
        — Наберём несколько вёдер хорошей картошки и насыплем отдельно в уголок, рядом с плохой. А потом для ребят и себя будем варить не гнилую, а эту, хорошую.
        — Давайте!  — поддержала её Люся.  — Довольно нам есть гнильё вместе со свиньями!
        — Правильно!  — согласилась Шура и одобрительно посмотрела на Аню.
        Но и на этот раз на Аню свалилось несчастье. Едва успела она вынести в сарай ведро хорошей картошки и высыпать её в ларь, как появилась хозяйка. Заглянув в ларь, Эльза Карловна достала огромную свежую картофелину, внимательно осмотрела её, ковырнула пальцем и разразилась бранью.
        Аня стояла ни жива, ни мертва. Немка больно ударила картофелиной по лицу оторопевшую девочку и завопила ещё яростней. Шура и Люся тревожно прислушивались.
        — Бедная, бедная Аня!  — шептали девочки.
        — Теперь она её изобьёт,  — проговорила Шура.  — Да и нас заодно.
        Так и вышло.
        Эльза Карловна подошла сперва к Ане, схватила её за рукав и вытолкнула за дверь. Потом спокойно размахнулась и ударила по щеке Шуру. Люся в ожидании своей очереди зажмурила глаза, но, к удивлению, удара не последовало. Нагнувшись над большим ящиком с хорошей картошкой, Эльза Карловна начала разгребать её руками, потом схватила деревянную лопатку и принялась ворошить картофель сверху донизу.
        Шура локтем подтолкнула Люсю и, присев на корточки, проворно начала перебирать картофель. Люся последовала её примеру. Мучительно долгими казались эти минуты ожидания: будет ещё или не будет бить их Эльза Карловна. Иногда Эльза Карловна постепенно утихала, убедившись, что её рабыни работают не так уж плохо. И на этот раз она утихла, увидев, что хороший картофель отобран добросовестно.
        Неизвестно, поняла ли Эльза Карловна, почему Аня высыпала хорошую картошку в гнилую, или сочла это её ошибкой. Уходя, она сказала:
        — Плех рапотать! Швайн! Вся нош собирайт картофель!
        Остаток вечера Аня оставалась подавленной. Глаза, красные от слёз, одна щека распухла, голубенькая косынка сползла с головы, и от этого её лицо, совсем ещё детское, казалось мучительно усталым и грустным.
        — Она сильно била тебя?  — участливо спросила Люся.
        — Сильно.
        — Больно? Очень больно?
        — Больно,  — односложно ответила Аня.
        — Крепись, Анечка, крепись, родная! Мы всё ей припомним, за всё отплатим. Отольются ей наши слёзы!  — успокаивала её Люся.
        — Мне тоже попало,  — как бы подбадривая Аню, сказала Шура.
        Но Аня не ответила.
        Почти всю ночь работала она безмолвно, склонится над ларём, чтобы перебирать картофель, уставится глазами в одну точку и смотрит-смотрит, точно вот сейчас сойдёт с ума. За ночь ни единым словом не обмолвилась с подругами и, только когда все они вернулись в свою каморку, Аня повалилась на постель и сквозь слёзы крикнула:
        — Если бы я знала, что нам ещё долго придётся терпеть такое, я бы не стала жить!
        — Что ты, Аня! Что ты!  — испугалась Люся.
        — Мы должны дождаться наших,  — убеждала её Шура.
        На обеих девочек слова Ани производили тяжёлое впечатление. В самом деле, если в этих страшных условиях они упадут духом, потеряют надежду, что тогда? А ведь теперь у них и долг есть: пленные ждут их помощи.
        Аня вскинула голову, хотела что-то сказать, лицо ее снова приняло прежнее тоскливое выражение, взгляд потускнел, и, уткнувшись в подушку, она зарыдала.
        — Пусть выплачется, легче будет,  — шепнула Люся.
        Шура только головой покачала и тяжело вздохнула.
        Девочки улеглись. Люся ворочалась с боку на бок, вставала и опять ложилась, будто постель сегодня особенно была неудобной, хотя она, как всегда, состояла из тонкого соломенного коврика и собственных вещей: белья, верхнего платья и каких-то лохмотьев. Люся волновалась. Она хотела успокоить Аню, поговорить с ней, но не могла придумать, с чего начать.
        Шура лежала на спине с открытыми глазами и смотрела в окошко. Бледно-жёлтые пятна лунного света пробивались через грязное стекло. Ветер завывал, деревья шумели, и от этого унылого шума на душе становилось тоскливо и одиноко.
        Аня тоже не спала. Она лежала неподвижно, часто и тяжело вздыхала. Ей захотелось вот сейчас, когда они вместе, высказать всё, о чём она думает. Ведь девочкам так редко удаётся поговорить. Днём нет времени. Каждая работает отдельно. Если Шура доит коров, то Аня носит уголь, а Люся варит для скота картофель или свеклу. И так всё время. Очень редко им приходится работать вместе. Эльза Карловна нарочно так их распределяет. Она боится, что вместе они будут больше говорить и меньше делать. Она вообще бы хотела, чтобы девочки не умели разговаривать, только быстро, без остановок работали.
        — Девочки, вы спите?  — спросила вдруг Аня.
        — Я нет,  — ответила Шура.
        — И я не сплю  — не могу,  — отозвалась Люся.
        — Мне так хочется поговорить сегодня!  — со вздохом произнесла Аня.  — И знаете, о чём?
        — О чём, Аня?
        — Вот я лежу и думаю: раньше там, дома, я как-то не представляла себе, что такое Родина, свобода, счастье. А здесь, в фашистской Германии, я так хорошо… так хорошо поняла это… А как жить было отрадно, приятно! Теперь вспоминаю и не верю, что мы жили так, будто в сказке. Вот! Если бы я узнала, что не увижу больше Родины, своих родных, школы, я бы сначала расправилась с Эльзой Карловной, а потом пусть делают со мной, что хотят.  — Аня немного помолчала и добавила:  — Хотите, я вам всё, всё про себя расскажу? Нет, наверно, это неинтересно…
        Приближался рассвет, и девочкам хотелось поспать хоть немного перед долгим рабочим днём, но настроение Ани было таким необычным, что ни Шура, ни Люся не могли и не хотели противиться её желанию.
        — Что ты, рассказывай, рассказывай!  — сейчас же откликнулась Люся.
        Присев на краешек Аниной постели, она подобрала под себя ноги, сжалась в комочек, обняла колени руками и приготовилась слушать.
        — Не знаю я, как начать. У меня бабушка была совсем старая  — до девяноста лет дожила, даже крепостное право помнила. Любила я её сказки слушать. Уж все их знала, а всё равно, бывало, к бабушке пристаю: «Новенькую расскажи». Она только руками разводит: «Где я тебе их возьму?» Потом видит, я вот-вот разревусь  — я ещё малюсенькая была,  — посадит меня на колени, глаза сощурит и начнёт: «Жила-была девочка курносенькая, совсем простая девочка Анечка, как былинка на солнышке росла, горя не знала, в счастливую пору родилась…» Тут я вырываюсь от бабушки, прыгаю  — знаю уже, что про меня сказка… Ну, вот, сбилась совсем и попусту вам спать не даю,  — вздохнула Аня.
        — Нет, нет, ты хорошо рассказываешь,  — с трудом раскрывая сонные глаза, подбодрила её Шура.
        — Мамочка моя милая! Никто и не поймёт, как я её люблю! Не могу я без неё!  — Аня закрыла глаза.  — Мама моя учительницей была в нашей деревне, а папа  — агроном. Он, когда совсем молодой был, в гражданской войне участвовал  — я на карточке видела  — и орден получил. Учился он после войны в Москве. Оттуда прямо к нашу деревню приехал, стал у бабушки жить, на маме женился. Мы очень хорошо жили. Братик у меня был Вася, старший, он уже в школу ходил. И учился хорошо. Физкультурой занимался. Я тоже в школу уже ходила, когда беда случилась. Вася на каких-то состязаниях хотел выступать по плаванию. Всё на речку тренироваться ходил. И утонул. Что с мамой было!. Постарела сразу, осунулась. Бывало прижмёт меня и шепчет: «Ты теперь только одна моя радость осталась, для тебя только живу на свете…»
        Бабушка сразу слегла и больше уже не вставала. И её похоронили вскоре. Отец, когда вернулся и узнал про Васю, в себя долго прийти не мог, а потом всё маму успокаивал, бодрился.
        Я уже выросла, в школу ходила, а мама всё не спускала с меня глаз, сама гулять водила, с девочками, бывало, пробежаться не даст. Папа говорил: «Нехорошо это. Девчонка дичком растёт, застенчивая, беспомощная». Мама только отмахивалась: мол, сына не уберегла, так дочку буду беречь.
        Я от ребят совсем отвыкла. Правда, мне с мамой было хорошо. Она мне покупала много книжек. С ними я и дружила, и плакала над ними, и переживала. Я и взрослые книжки читала и газеты. Когда Чкалов через полюс летел, я всю ночь не спала, думала: ведь бывают такие смелые люди! И про себя решила: вот вырасту, мама успокоится, и тогда стану я храброй комсомолкой, как девчата из книги Островского.
        В ту осень я ангиной хворала, капризничала. Чуть в горле запершит  — матери по целым ночам спать не даю. Папа сердится: «Экая ты нетерпеливая! Какая же из тебя комсомолка выйдет? Я б на твоём месте давно уже бегал». Я, бывало, губы надую  — и в слёзы. Мама за меня заступается: «Оставь её, она слабенькая».
        Папа тоже добрый был, но с мамой из-за меня часто спорил. «Что,  — говорит,  — ты барышню кисейную растишь? В книжках она хорошо понимает, где геройство настоящее, а сама и постоять за себя не может и товарищам помогать не привыкла. Попадёт она в переплёт  — беда будет, если никто её не заслонит».
        Я тогда решила, не любит он меня. Даже не попрощалась, когда он на уборочную уехал. Потом сама жалела… Ждала его, так ждала!.. А он в районе задержался и всё не ехал, до самой зимы. Я даже заболела от этого  — всё мне казалось, я его больше не увижу… Ну, я лучше не подряд буду рассказывать, побыстрее.
        Незадолго до войны отца перевели работать в Орёл, и мама там устроилась. К новой школе я ещё не привыкла. У нас в деревне хоть иногда соседка к нам придёт, а здесь я была только с мамой да с книжками…
        Аня еле перевела дух и открыла глаза, как бы проверяя, слушают ли её подруги. Шура участливо, даже с жалостью смотрела на неё. Люся сидела всё в той же позе, не шелохнувшись.
        — Потом война,  — продолжала Аня.  — Папа в первый же день ушёл на фронт. Мы только одно письмо получили из госпиталя, из Москвы. Мама хотела поехать, но не решалась меня оставить и взять с собой боялась… А тут фашисты пришли… Что ж теперь делать?  — помолчав, всхлипнула Аня,  — девочки мои милые, не могу я больше терпеть…
        Шура решительно придвинулась к Ане:
        — Плакать больше нельзя, понимаешь? Только сердце себе надрываешь. Сама знаешь, жалости от этой ведьмы не дождешься. Вот теперь и пришло время поступать так, как поступали те, про кого ты в книгах и газетах читала. Держаться крепко, пока наши придут!
        — Они ведь обязательно придут. Ты должна верить, как мы!  — подхватила Люся. Как хотелось ей передать подруге хоть частицу своей и Шуриной решимости!
        — Горько мне, девочки!  — не унималась Аня.
        — Перестань ты воображать, что тебе горше, чем другим!  — жёстко сказала Шура.  — На Родине никто из нас горя не знал и к лишениям не привыкал. Здесь всем нам тяжело, только нос вешать не годится. Как это можно надежду терять, в товарищей не верить! Да разве нас оставят? А я по глазам твоим вижу  — не веришь. Ты должна переделать себя, должна!
        Шура запнулась: «Что бы ещё сказать Ане, чтобы силы ей прибавить?»
        Аня лежала с широко раскрытыми глазами, окаменевшая, безучастная.
        Шура вздохнула и отошла в свой угол.
        — Давайте, девочки, хоть чуток поспим, и так уж скоро на работу,  — сказала она устало.
        Все затихли. Аня будто успокоилась, но не спала. Шура заснула, и только Люся ещё ворочалась, думая об Ане. После этого разговора Люся, пожалуй, больше, чем когда-нибудь, тревожилась за Аню.

        8. ВЕРИМ В ПОБЕДУ

        Мальчикам долго не удавалось наладить связь с военнопленными. То, как назло, совершенно невозможно было словом переброситься, потому что немецкий автоматчик не отходил от телеги, то, вместо Вовы, ездил Костя, не знавший Павлова. Так прошло немало времени, и наступила зима. Наконец Вове всё-таки удалось увидеть Павлова, и он незаметно подал ему письмо.
        Вечером ребята собирались вместе, много говорили, спорили, ожидая ответа от пленных  — Жора упорно делал своё дело. Он уже набрал порядочно табаку. И хотя это обошлось ему дорого, он не унывал.
        История с табаком надолго запомнилась Жоре. Юра и Жора белили известью чердак. Жора увидел там ящик с жёлтыми спрессованными листьями табака. В тот же вечер он смастерил мешок из рукава старой рубашки и отправился на добычу. Взять сразу целую пачку он не решился: Лунатик мог догадаться. Жора решил брать табак постепенно, по несколько листьев из каждой пачки, и таким образом наполнить мешочек.
        По ночам Жора забирался на чердак. Надёргав листьев, совал их за пазуху и тихонько уносил к себе.
        Однажды Жора решил попробовать набрать листьев и днём, полагая, что старик спит.
        Забравшись на чердак, он присел к ящику и стал осторожно отдирать листья от пачек. Сзади, словно лиса, бесшумно подкрался Лунатик и так хватил Жору по голове кованым сапогом, что у того искры из глаз посыпались.
        — Он бил меня молча,  — рассказывал Жора.  — Сначала оглушил сапогом, а потом схватил за уши. У меня из носа кровь пошла, я вырвался  — и бежать. Прибежал на голубятню, а сам думаю: «Сейчас притащится сюда добивать меня». Сунул табак под диван и сижу, жду. А он, изверг, не идёт, да и только! Хоть сам беги к нему да спину подставляй…
        За обедом Люся спросила Жору, почему у него синяк на лбу. Жора рассказал всё девочкам. Люся ругала Лунатика. Аня спросила:
        — Ну, а утром Лунатик бил тебя?
        — Нет,  — ответил Жора.
        — Ты напрасно поступаешь так неосторожно. Окажись на месте Лунатика Эльза Карловна, ты бы так легко не отделался,  — сказала Шура.
        Все сочувственно отнеслись к Жоре, и только Вова с упрёком сказал:
        — Будь осторожен: себя подведёшь, и нам плохо будет.
        Подымаясь из-за стола, он добавил:
        — На строительство еду.
        Ребята переглянулись. Все они ждали ответа Павлова с нетерпением и надеждой, словно не они пленным, а пленные им готовились помочь.
        Вернулся Вова рано. Ещё по дороге он прочитал ответ Павлова.

        «Вы ребята, молодцы, что остаётесь настоящими советскими людьми, пионерами, не падаете духом, Красная Армия победит и обязательно освободит всех»,  — писал Павлов.

        Он сообщал, что фашисты кричат на весь мир, будто гитлеровская армия уже у стен Москвы, но только он, Павлов, и большинство пленных не верят фашистской брехне:

        «Мы уверены, что Москву гитлеровцам наш народ и армия не сдадут».

        Павлов благодарил ребят за готовность помочь им. Он хорошо знал, что хлеба ребятам достать будет очень трудно, и поэтому про хлеб ничего не писал, а просил, если можно, достать ещё табаку. Он писал, что им нужны большие ножницы, садовые или портновские, и советовал быть очень осторожными. Зачем Павлову ножницы, Вова никак не мог понять, но решил попросить Люсю посмотреть, не попадутся ли ей такие ножницы в хозяйском доме.
        Вова шепнул поджидавшему Жоре о том, что привёз письмо от Павлова. Жора сказал об этом другим. Он с трудом скрывал своё нетерпение. Ему хотелось лично прочитать ответ. Костя ходил встревоженный, боясь, как бы кто-нибудь от радости не проболтался.
        Аня растерялась, узнав от Шуры эту новость. Она не могла представить себе, что пленные, которых держат за колючей проволокой, расстреливают и морят голодом, которых повсюду сопровождает охрана, смогли написать и передать письмо.
        Читать письмо всем сразу Вова не решался.
        «Письмо прочтите и обязательно уничтожьте»,  — предупредил Павлов.
        И всё же Вова сделал так, что ещё до ужина все успели познакомиться с содержанием письма. Аня читала копию письма вместе с Люсей. Она трижды перечитывала то место, где говорилось, что фашисты у стен Москвы, и сразу приуныла.
        — Значит, немцы под Москвой?  — с тревогой спрашивала она Люсю.
        — Под Москвой или нет  — это никто не знает, но наши старшие товарищи говорят, что фашисты врут. Москвы им не видать, и в Москву им не войти никогда!
        — А, если возьмут Москву, тогда что, всё пропало?
        — Да не возьмут они Москву! Не возьмут! Понимаешь, Аня, не возьмут!  — чуть ли не кричала Люся, успокаивая подругу.
        — Москва… Москва…  — твердила Аня.
        За ужином у ребят было приподнятое настроение: всё-таки добились своего, наладили связь! Только Аня сидела в стороне, притихшая и унылая.
        — Что с ней?  — спросил Вова у Люси.
        — Плохо, Вова. Наверное, нездорова. Она всё что-то шепчет, ходит как потерянная, а станешь спрашивать  — молчит.
        — И когда с вами  — тоже молчит?
        — Молчит.
        — Совсем?
        — Нет, иногда скажет одно-два слова, а часто просто не ответит ничего, заплачет, будто мы её обидели.
        Перед сном Вова заговорил с товарищами об Ане. Ребята заспорили.
        — Мы должны как-то помочь ей,  — сказал Юра.
        — А я вот боюсь, что она всех нас может подвести,  — горячился Костя.
        — Аня просто несчастная, слабенькая девочка, вот что я скажу!  — решительно заявил Жора.  — Надо быть к ней внимательнее, чаще разговаривать по душам, и тогда всё будет в порядке…
        Вова раздумывал над словами Кости. Ему представилось грустное, растерянное лицо Ани. «Нет,  — решил он,  — Аня хорошая. Ей трудно, но она ни за что никого не выдаст».
        Мальчики, забывшись, заговорили слишком громко, и никто не заметил, как поднялся по лестнице Лунатик. Сопя трубкой, он вошёл в комнату, пробурчал что-то сердито, погасил свет и вышел вон. Ребята замерли.
        — Вот это да! Так и засыпаться можно,  — вымолвил, наконец, Жора.  — Нет, вы смотрите, появляется, как тень, вот это Лунатик.
        На утро в имении Эйзен царило необычное оживление. Днём к Эльзе Карловне приходили молодые и пожилые немки. Они приторно улыбались, целовались и радостно поздравляли друг друга. Эльза Карловна за весь день ни разу не вышла во двор, и ребята поняли, что произошло что-то очень важное.
        — У Эльзы какой-то праздник,  — сказал Вова, когда ребята собрались на обед.
        — Наверное, дочка именинница,  — предположил Юра.  — Да я сам видел: какая-то немка целовала её и поздравляла. Девчонка сегодня нарядная: бант голубой в волосах, новое платье, туфельки лакированные  — и на пианино с утра играет.
        — Как заяц на гитаре!  — хихикнул Жора.  — Обо всем этом у Кости надо спросить. Может быть, он от своей приятельницы узнал, какой там праздник.
        Костю однажды заставили чинить велосипед для дочки Эльзы Карловны, и с тех пор Жора не давал ему прохода.
        — Костя, как хоть её зовут?  — спросил вдруг Юра.
        — Гильда. Ты что, не знаешь?
        — Вот-вот у этой Гильзы узнал бы, да и нам сказал!  — озорничал Жора.
        — Ты… ты меня Гильдой не попрекай! Понял?  — Костя сорвался с места и убежал.
        — Я слышала,  — с дрожью в голосе заговорила Аня,  — в доме часто упоминали Москву.
        Словам Ани никто не придал серьёзного значения.
        Вечером, когда голодные, продрогшие от холода и уставшие ребята сели за стол, раздался необычайно весёлый голос Эльзы Карловны. Она вызывала Люсю.
        — Даже поесть не даст!  — проворчал Вова.
        — Опять бедняга, голодная, будет подавать на стол всякие вкусные блюда. Ох, как это тяжело, если бы вы знали ребята!  — сказала Шура.  — Знаете, ведьме этой доставляет удовольствие, когда мы, голодные, прислуживаем ей.
        Ребята решили подождать Люсю. Она в это время из кухни понесла к столу хозяйки огромное блюдо с жареным гусем. Гостей было немного, все они сытые, самодовольные, с кольцами на пухлых руках. Не успела Люся приблизиться к столу, чтобы поставить блюдо, как Эльза Карловна, глядя ей прямо в глаза, крикнула:
        — Москау фюит, капут!  — и захохотала, откинувшись на спинку стула.
        Вместе с Эльзой Карловной истерически захохотали гости. Люся остолбенела. Эльза Карловна, наслаждаясь её испугом, повторяла:
        — Германская армада в Москау, капут Москау!..
        Огромное блюдо с жареным гусем грохнулось на паркетный пол и разлетелось вдребезги. Перед Люсей, как в тумане, расплылось перекошенное пьяное лицо Эльзы Карловны. Оно ширилось и надвигалось прямо на девочку. Больше Люся ничего не помнила. Очнувшись, она увидела, что лежит на полу. Эльза Карловна и гости смотрят на неё, продолжая хохотать. Потом над самым Люсиным ухом раздался гневный бас хозяйки:
        — Вон, подлюк!..
        Шатаясь, Люся еле доплелась до каморки, где ждали её товарищи, и беспомощно опустилась на табуретку со словами:
        — Немцы взяли Москву.
        Точно громом поразило ребят это известие. Несколько мгновений все молчали. Жора поднялся, с силой хватил алюминиевой ложкой по столу и надсадно закричал:
        — Врут! Москва  — советская! Врут фашистские собаки!
        Аня молча выбежала во двор. Шура со слезами обняла Люсю. Костя уткнулся лицом в стол.
        Через некоторое время в дверях появился Жора с кружкой воды. Обессилевшую Люсю уложили в постель. Шура положила ей на лоб мокрую тряпку. Вова хлопотал вместе с друзьями и, стараясь быть спокойным, говорил:
        — Нельзя так, друзья, нельзя! Обождите, проверить надо. Тут что-то не то…
        Когда все немного успокоились, заметили отсутствие Ани. Мальчики побежали во двор, заглянули во все закоулки, где только можно было укрыться, но Ани нигде не было. Пробовали звать её, но только далёкое, неясное эхо откликалось в тихой ночи.
        Решив, что Аня где-нибудь притаилась и не хочет ни с кем разговаривать, ребята ушли спать. Но никто из них в эту ночь не сомкнул глаз. Каждый из них связывал свою судьбу с Москвой. В Москве Сталин, там родное советское правительство. И пока живёт Москва, живёт и работает товарищ Сталин в Кремле, существует советское правительство,  — фашисты не победят ни нашу армию, ни наш народ. Так думали Вова и его друзья. С Москвой у них было связано всё: их надежда, их жизнь, их возвращение на Родину. Они верили в это и всё-таки тревожились за Москву.

        9. СМЕРТЬ АНИ

        Вова знал, что завтра ему предстоит поездка на строительство, и потому решил сейчас же написать письмо Павлову. Письмо получилось несвязное и длинное. Под впечатлением только что пережитого Вова спрашивал, правда ли, что немцы взяли Москву, что известно об этом Павлову? Кроме того, он писал, что, к сожалению, передать в этот раз табак и ножницы они не смогут. Закончил Вова письмо длинным описанием случившегося с Люсей и другими его товарищами. Только теперь, описывая Павлову злые вести Эльзы Карловны о Москве, Вова почувствовал, что, если бы действительно случилось такое несчастье, они погибли бы. Но внутренне он всё же верил, что фашисты лгут. Так думает он, так думает его лучший друг Жора, так думают все, кроме, пожалуй, Ани.
        Написав письмо, Вова прилёг, но сон не приходил до утра.
        Юра, задремав перед рассветом, кричал во сне, несколько раз вскакивая, растерянно озирался и снова ложился. Костя ворочался и вздыхал.
        Рано утром, когда лошадь была запряжена, Вова перед отъездом заглянул к девочкам и, узнав, что Ани всё ещё нет, побежал к Эльзе Карловне. Хозяйка была в ярости. Она решила, что «негодная девчонка» сбежала.
        Начинался обычный рабочий день. Юра и Костя не придали исчезновению Ани особого значения. Они были уверены, что она поплачет где-нибудь в укромном уголке и вернётся к подругам. Куда же ей деваться! Но Жора, узнав, что Аня ночью не вернулась, насторожился.
        Часам к двенадцати в усадьбу прибыли два немца: один в форме гестаповца, другой в штатском  — переводчик. Начались поиски. Искали всюду, даже в стогах соломы гестаповец шарил железными вилами. После безрезультатных поисков начался допрос. Первой вызвали Люсю. Её трясло, как в лихорадке. Эльза Карловна успела рассказать, как вчера Люся разбила дорогое блюдо в присутствии гостей, собравшихся по случаю «славной победы» немецкой армии. Гестаповец спросил у Люси, куда убежала её подруга и с какими намерениями.
        — Я ничего не знаю,  — решительно ответила Люся.
        За такой ответ последовал удар по голове резиновой дубинкой, от которого Люся грохнулась на пол. Гестаповец оттащил её на порог, но не позволил унести в каморку.
        Шура на допросе держалась свободно, с достоинством. Она без страха отвечала на все вопросы, как думала, и об Ане говорила правду: она несчастная девочка, слабая, и печальная весть о Москве могла толкнуть её на любую неожиданность.
        Неизвестно, чем бы это кончилось, если бы в комнату во время допроса не ворвался Жора.
        Пока допрашивали девочек, у него мелькнула мысль поискать Аню на чердаке. Это было единственное место, где ребята не побывали вчера ночью. Заглянув на чердак, Жора в ужасе отшатнулся.
        На перекладине, подпиравшей крышу, на белом жгуте, скрученном из марлевой занавески, висела Аня. Глаза её были широко открыты усмотрели прямо на Жору. Жора кубарем скатился с лестницы и побежал к гестаповцу. Девочек оставили в покое.
        У Ани не нашли ничего. Только небольшой кусочек фанеры лежал у её ног, и на нём было коряво написано углём:

        «Не вините меня, дорогие друзья. Если когда-нибудь попадёте домой, скажите маме всю правду. Прощайте».

        Макс, вызванный на допрос, прямо глядя в глаза гестаповцу, уверял, что все ребята очень скромные, живут замкнуто и, наверное, ничего не знали о замысле Ани. Гестаповец посоветовал Максу держать ухо остро, следить за поведением ребят и, если удастся, добиться их расположения. Макс покорно выслушал гестаповца, но твёрдо заявил:
        — Я немец, и они ко мне относятся так же, как и к хозяйке.  — Говоря это, он думал о другом: «Я не стану губить этих несчастных малышей».
        Допрос Жоры, отвечавшего уверенно и спокойно, прошёл без осложнений  — его не тронули. Зато запутавшихся Юру и Костю избили резиновой дубинкой.
        Допрос и жестокое избиение тяжело отразились на впечатлительном Косте. Он осунулся, стал похож на маленького старичка. Это так потрясло его товарищей, что все они, даже Жора, не любивший Костю, стали относиться к нему с особой нежностью и вниманием.
        Жора изменил также своё отношение и к Максу, которого Вова и раньше считал «неплохим немцем».
        Проходя мимо Жоры, ожидавшего товарищей у крыльца, Макс тихо сказал:
        — Немцы под Москвой, но Москвы не взяли. Я это знаю точно…
        Избитых мальчиков вытолкнули во двор. Жора подхватил Юру и повёл его на чердак, бережно поддерживая. Макс молча шёл сзади. Когда они завернули за, угол дома, он незаметно поманил рукой Жору:
        — Я дам тебе банку вазелина, и ты помажь товарищам раны.
        Жора не умел плакать, но тут почему-то на глаза у него навернулись слёзы. Взглянув на Макса, мальчик увидел, что и тот как-то странно сморщился и поспешно заковылял к сараям, где работал в этот день на ремонте соломорезки.
        Гестаповец и переводчик уехали, распорядившись следом за ними отправить в город труп Ани.
        Ужас и горе овладели ребятами. Люсе про Аню пока ничего не говорили.
        Костя и Юра ничком лежали на голубятне. Распухшие спины так болели, что нельзя было ни ходить, ни сидеть.
        Шура целый день, выбиваясь из последних сил, работала за троих.
        Жора, стараясь забыться, яростно вертел ручку соломорезки, подвигая к её прожорливой пасти всё новые и новые пучки соломы. Он то и дело поглядывал на дорогу, с нетерпением дожидаясь появления Вовы, чтобы сказать о том, что узнал от Макса.
        Не подозревая о случившемся, Вова возвращался в имение почти спокойный. Ему удалось перекинуться несколькими словами с Павловым. От него Вова узнал, что утром немцы объявили, будто их войска не в Москве, а под Москвой, и вовсю ругали русскую зиму, большевиков и Красную Армию.
        — Если бы немцы взяли Москву,  — сказал Павлов,  — то в лагере обязательно раструбили бы об этом, чтобы морально добить тех, кто послабее духом, обессилел от голода и побоев. Не верьте фашистской провокации!
        «Москва советская! Москва наша!»  — твердил про себя Вова. Он спешил поделиться новостью с друзьями. Особенно ему хотелось порадовать Жору, который вчера так уверенно утверждал, что фашисты врут.
        Вспомнилось Вове и неожиданно повзрослевшее, бледное лицо Люси. Со вчерашнего вечера Люся стала для него особенно дорогим, верным товарищем, другом. Правильно говорят: общие испытания сближают. А Люся  — молодец, она хорошо держится. Пережив горькую тревогу за Москву, Вова и себя почувствовал старше, сильнее, он понял, что ответственность за судьбу товарищей лежит на нём.
        Дорога тянулась мучительно долго. Вова думал о своих товарищах, взвешивая и оценивая их отдельные недостатки и хорошие качества. Начал с Жоры. Он смелый, бесстрашный, крепкий товарищ и друг, только много в нём озорства и чудачества. Это иногда может навредить, испортить дело. Значит, надо с ним ещё работать, помогать ему, сдерживать от ненужного ухарства…
        Костя  — неплохой товарищ, но, кажется, он всё-таки слишком осторожничает и невольно этим отгораживается от коллектива. Он слабее других. Юра прямой, смелый, но он самый маленький, и потому к нему меньше претензий. Его просто надо беречь.
        Характеры девочек Вова представлял себе не так ясно. Шура решительная, бесстрашная. Люся тихая, мягкая, но и она никогда не подведёт. А вот у Ани что-то непонятное на душе. Может быть, она потеряла веру в то, что они вернутся на родину, или она всегда была такой…
        Вот и вчера  — сорвалась, убежала. Надо и её расшевелить, помочь стать сильнее. «Приеду,  — думал Вова,  — начнем собираться чаще, будем действовать. Павлов нам поможет».
        Показались знакомые ворота имения, и лошадь сама затрусила рысцой. Во дворе Вову поразили тишина и безлюдье.
        От Макса Вова узнал о страшном событии. В первую минуту он не поверил. Повесилась? Слово это не умещалось в сознании. Вове стало страшно, захотелось поскорее увидеть товарищей, расспросить обо всём, взять на свои плечи хоть часть общего горя.
        Никогда ещё Вова не чувствовал такого острого беспокойства и такой ответственности за их общую судьбу. Новое это ощущение было уже не похоже на детскую взволнованность; не хотелось ни жаловаться, ни плакать, ни утешать  — только мстить, драться сообща за поруганное врагом детство.
        Люся всё ещё лежала с обвязанной головой и, стараясь отогнать тревожные мысли, украдкой заглядывала в тоненькую тетрадку. Ей вне очереди принесли девятый «выпуск» книжки Николая Островского. Эта книжка была лучшим лекарством, только трудно было читать  — строки разбегались перед глазами. Заслышав шаги за дверью, Люся быстро спрятала запретную тетрадку под изголовье, но, увидев Вову, показала ему краешек знакомой обложки.
        Вова молча остановился на пороге, не решаясь сразу заговорить с Люсей. Та, заметив его волнение, приняла это на свой счёт и, указывая на перевязанную голову, сказала смущённо:
        — Теперь уже меньше болит, даже читать могу понемножку.
        Ей, видно, трудно было разговаривать. Бледное лицо вытянулось, и над переносицей легла заметная, недетская складка.
        «Не буду с ней об Ане говорить»,  — решил Вова, и у него сразу отлегло на душе.
        — Как там?  — спросила Люся.
        Вова присел возле её постели и рассказал о своей встрече с Павловым.
        Люся оживилась, попробовала даже приподняться, но тут же беспомощно опустилась на соломенную подушку. Вова видел, как дрожат её руки, слышал прерывающееся дыхание и, скрывая охватившее беспокойство, сказал нарочито бодрым тоном:
        — Ну, я побегу к ребятам, они ждут, наверно. Я к тебе первой зашёл. Ты поправляйся скорей!
        Но на голубятне Вова ещё больше расстроился. У него было такое ощущение, будто он отсутствовал целый год  — так всё переменилось. Юра тихо стонал. Краска совсем исчезла с его лица, пожелтевшие щеки ввалились, обнажая скулы. Костя лежал молча, уткнувшись лицом в соломенную подушку, и поёживался, словно рубашка жгла ему спину. Их болезненный вид испугал Вову, ему стало страшно и больно за всех.
        Вова старался не пропустить ни слова из рассказа Жоры об этом страшном дне. Когда Жора рассказал, как он сквозь раскрытую дверь чердака увидел Аню, глаза Вовы наполнились слезами, а кулаки гневно сжались.
        — Это они её убили, фашистские собаки!  — медленно проговорил он.
        Друзья сидели рядышком на диване. Вова положил руку на плечо Жоре.
        — Они всех нас хотят замучить досмерти. Но мы теперь уже не маленькие…
        — Руки у них коротки,  — процедил Жора; в глазах его вспыхнул злой огонёк.
        — Вот Юра с Костей подымутся, Люся поправится  — начнём огрызаться как следует…
        Вова и Жора радовались, что они понимают друг друга с полуслова, во всём согласны, верят друг другу. И Вова, оглядев товарища, как-то внезапно понял, что перед ним уже вовсе не тот вихрастый, озорной мальчуган, который вошёл в вагон, когда их отправляли в Германию, а крепкий, смелый и сильный друг по борьбе.

* * *

        Люся поправилась быстро и этим во многом была обязана Жоре, который почти каждую ночь доставал для неё немного молока, рискуя быть жестоко избитым.
        Костя стойко терпел боль, но не мог забыть перенесённых надругательств. Его как будто подменили, исчезла обычная сдержанность, и он открыто, громко выражал свою ненависть к фашистам. Теперь уже друзьям приходилось останавливать его, если вдруг на работе появлялась Эльза Карловна, оберегать, чтоб он зря не попался, не устроил какую-нибудь неосмотрительную демонстрацию перед ненавистным врагом.
        Юра же от побоев и голода совершенно ослаб и окончательно заболел. Вечерами у него был сильный жар, болела голова, душил сухой кашель. Он подолгу не мог уснуть, ходил по комнате или, задыхаясь, сиротливо сидел в углу.
        — Может быть, у него туберкулёз?  — предположил Жора. Вечерами лицо Юры пылало болезненным румянцем, чувствовал он себя очень плохо, просил молока, а, если не давали, нервничал, сердился на товарищей и часто просил, чтобы открыли форточку: ему не хватало воздуха.
        Ребята много говорили о Павлове  — это подымало их силы. Как-то само по себе получилось, что Вова стал их вожаком. Он решил действовать смелее и решительнее и ждал только удобного случая.
        Шёл ноябрь. Сиротливо вздрагивали от резкого ветра оголенные тополя; во всех концах огромного опустевшего двора курились сизые дымки. Мальчики подгребали мусор, опавшие листья и сжигали всё это. Дым ел глаза, в горле першило, и казалось, не будет конца этой «осенней приборке».
        Вова ещё утром заметил в доме какую-то суету, но не обратил на неё внимания. Толстая ведьма только разок появилась во дворе, крикнула: «Делайт карашо!» и больше не показывалась.
        Присев на корточки, Вова изо всех сил раздувал непослушный костёр.
        — Дыши глубже!  — услышал он насмешливый голос Жоры.  — Подмога бежит!
        Вова оглянулся и увидел бегущего от дома Костю. Костя опустился рядом с Вовой и, размахивая руками, будто он раздувает огонь, быстро проговорил:
        — Они сейчас уедут на два дня, я сам слышал. И Эльза, и дочка. На ярмарку поедут, а Лунатика и Макса оставляют за хозяев.
        Вечером Макс запер ворота и ушёл спать. Лунатик сторожил дом, не выходя из комнат Эльзы Карловны. На голубятне впервые почти свободно собрались мальчики и девочки. В тесной каморке было душно, и ребята оставили дверь открытой, на всякий случай завесив только окно поплотнее.
        Дня три назад к Вове вернулась последняя, истрёпанная и замусоленная тетрадка книги «Как закалялась сталь». Теперь у каждого свежи были в памяти мельчайшие подробности подвигов Павки Корчагина и его друзей  — комсомольцев и коммунистов. Вова решил опять начать сбор с разговора об этой книжке, но, неожиданно встретившись с грустным взглядом Люси, подумал, что вот каждый про себя все эти дни вспоминал об Ане, горевал, хоть и не высказывал вслух своих чувств.
        И как бы отвечая его мыслям, Люся сказала:
        — Как жаль, что Ани с нами нет…
        В голубятне стало совсем тихо.
        — Да, все мы Аню жалеем, вспоминаем о ней. Она хорошая была девочка, ничего дурного о ней не скажешь,  — после долгого молчания заговорил Вова.  — А поступила неправильно.
        — Дай я скажу!  — вскочила Шура.  — Мы Аню любили, даже когда трудно с ней было, и она не обращала на нас внимания. Люся меня даже упрекала, что я не чутка к ней. Совсем недавно она про свою жизнь рассказывала, так я потом до утра плакала.
        Люся всхлипнула. Шура укоризненно посмотрела на подругу и продолжала:
        — Но я больше плакать о ней не буду. Вова прав: она не должна была так поступить! Она не верила в свой народ, в свою Родину… Мы так хотели ей помочь, а она нас сторонилась. Всё одна и одна… Разве мы хуже её?  — Шура вскинула голову, и глаза её сверкнули.  — Разве нам легче, чем ей? Как она посмела сдаться? У нас есть сильная и прекрасная Родина. Разве она нас оставит в неволе? Нас и в семье, и в школе учили не только ненавидеть врагов, но и бороться с ними, смело, дружно.  — Шура провела рукой по лбу.  — А для Ани в книжках было одно, а на деле совсем другое. Конечно, Аня была слабая духом, изнеженная. Дома она всё за мамину юбку пряталась… Конечно, фашисты её довели до такого несчастья. Но и она сама была виновата, что дала себя победить.
        Шура села, смущённая такой длинной речью.
        — Павка Корчагин,  — сказал Вова,  — тоже был сначала одинок и тоже жил среди оккупантов, помните? Но он не побоялся выкрасть у врага пистолет, чтобы бороться, и товарищей себе верных нашёл. Значит, и мы можем, как он…
        — Так давайте же решим, что мы будем делать?  — нетерпеливо перебил его Жора.
        — Скоро наш великий праздник. По-моему, мы должны сделать подарок товарищу Павлову и всем пленным,  — предложил Костя.  — Для начала надо им табак передать, который Жорка достал.
        — А главное, ножницы раздобыть надо, большие ножницы! Павлов очень просил,  — поддержал Костю Вова; теперь он уже знал, зачем нужны пленным ножницы, но пока Павлов велел хранить это в тайне…
        Юра, еле сдерживая кашель, приподнялся на постели:
        — Письмо надо им к празднику написать! Такое письмо, чтоб они знали, что мы, советские ребята, помним в этот день о Родине и о великом празднике.
        С этим предложением все согласились:
        — Обязательно надо написать!
        — И ножницы хоть из-под земли достать,  — прибавил Жора.
        Шура и Люся, пошептавшись, пообещали, что они раздобудут ножницы в хозяйском доме и постараются хоть понемножку утаивать на кухне продукты для пленных.
        — Если попадётесь  — всё пропало: убьют,  — предупредил их Вова.
        Но это не испугало девочек. Они понимали: задание Вовы  — это задание Павлова, старшего товарища-коммуниста.

        10. «ПРОЩАЙ, ЮРА!»

        С трепетным волнением ждали ребята день великого праздника 7 ноября. Они знали и помнили этот день как самый светлый и радостный в их жизни. И теперь, далеко от Родины, оторванные от неё насильно и увезённые в фашистское рабство, Вова и его товарищи, несмотря на голод, усталость и бесправие, готовились встретить праздник не так, как встречали и провожали обычные дни и недели в неволе.
        Накануне, когда они тайно собрались на голубятне, Вова поздравил товарищей с наступлением великого праздника и заявил, что седьмого ноября каждый из них должен вспомнить Родину, дом, свою школу, близких друзей и родных.
        — Пусть мы далеко от них, от родной страны, но мы мысленно должны быть с ними, с нашим народом, который борется против фашистских извергов и обязательно победит. Да здравствует наша любимая и далёкая Родина!  — закончил своё приветствие Вова.
        Сбор был коротким, без речей, но даже небольшое выступление Вовы вселило в сердца ребят уверенность, что наступит тот день, когда они будут свободны и вернутся на Родину.
        Ещё задолго до праздника Вова ночами, когда все засыпали, садился к окну и готовил поздравления каждому товарищу отдельно. Девочки достали ему хорошей белой бумаги и три цветных карандаша. Бумага была нарезана ровными частями величиной в половину листа школьной тетради. На каждом листке Вова написал печатными буквами, старательно выведенными красным карандашом:

        «Поздравляю с праздником Великого Октября и желаю сил, здоровья и уверенности в победе нашей Родины».

        Внизу чёрным карандашом в яркой рамочке было написано:

        «Прочти и уничтожь»…

        На обратной стороне поздравления был нарисован товарищ Сталин и картинки, изображающее героическую борьбу Красной Армии. На одном поздравлении нарисован танк, на другом  — пушка, на третьем  — красноармеец с винтовкой. Рисунки были неумелы, но выразительны,  — они отображали борьбу защитников Родины.
        Утром Вова лично вручил каждому поздравление. Это было неожиданным для ребят и очень обрадовало каждого. Только Юра был безразличен.
        Собираясь на работу, ребята увидели, что Юра уже не может встать. Он окончательно ослаб и был очень болен.
        За последнюю неделю Юра очень похудел и начал кашлять кровью. Жора приносил ему молоко, Люся и Шура ухитрялись припрятать что-нибудь вкусное, но ничто не помогало. Юру то бил озноб, то поднималась такая температура, что он метался, как в огне. Дни Юры были сочтены он таял день ото дня, и это хорошо понимали все, но помочь никто не мог.
        Обозлённая Эльза Карловна набрасывалась на ребят обзывала их мерзавцами и ворами и требовала работать за семерых. Лунатик усилил слежку по ночам, стал сам проверять приготовление пищи для ребят, и без того скудной и противной.
        Убедившись, что пятеро истощённых ребят не могут справиться со всей работой, как их ни истязай, фрау Эйзен решила отвезти Юру обратно в лагерь и, вместо него и погибшей Ани, получить от Штейнера новых подростков.
        Если бы она могла, как раньше, бесплатно или по дешёвой цене получить здоровых ребят, она давно бы заменила всех, но достать новых рабов становилось всё труднее. Германия нуждалась в рабочей силе, так как война с каждым днём пожирала всё больше и больше немецких солдат.
        Ребята были подавлены известием, что Юру увозят в лагерь. Сопровождать его должен был Жора. Юра не мог уже влезть в кузов машины. Теперь не только Вова, но каждый знал, что Юру везут на верную смерть. Сам Юра, когда его посадили в машину, так разрыдался, что не выдержали и остальные ребята.
        Костя ходил просить Эльзу Карловну оставить Юру, обещал работать за себя и за него, но рассерженная фрау Эйзен затопала ногами, бросила мальчику в лицо платяную щетку и вытолкнула за дверь.
        Судьба Юры была решена.
        Когда Эльза Карловна села в кабину, Вова незаметно бросил в кузов старый половик и охапку соломы. На прощание Юра слабо помахал друзьям рукой и даже попробовал улыбнуться. Ему тяжело было расставаться с друзьями.
        — Юрка, ах ты, Юрка…  — опустив голову, повторял Вова, думая о гибели ещё одного друга и товарища.
        Старый немец-хозяин, стоя позади ребят, невозмутимо сопел трубкой. Как только машина выехала со двора, он приказал закрыть ворота и пошёл к дому. Вова с ненавистью бросил какие-то слова старику и решительно зашагал к голубятне. Старик остановился, проводил ребят злым взглядом и вернулся, чтобы самому закрыть ворота.
        Машина подошла к лагерю. На Жору и Юру пахнуло знакомым тошнотворным запахом болотной гнили и торфяным дымом. На широкой площадке лагеря было шумно. Исхудавшие, полураздетые ребята топтались на месте, стуча тяжёлыми деревянными подошвами по обледеневшей земле. Видно, их собирали после обеда для отправки на работу. Вот одна группа с лопатами и пилами, подгоняемая вооружённой охраной, вышла из ворот по направлению к лесу. Следом шла другая  — с небольшими санями, в которые были впряжены по три-четыре подростка, потом третья, четвёртая… Жора смотрел ни невольников и думал: вот бы увидеть Андрея и сказать ему, чтобы присматривал за Юрой, помог, не оставлял одного.
        Эльза Карловна, пройдя через калитку возле будки часового, направилась к Штейнеру. Комендант стоял на подмостках, наблюдая, как группы ребят расходятся на работу. Жоре показалось, что Штейнер так никогда и не покидал этого места. Только теперь он был в чёрной шинели и в меховой шапке.
        Увидев фрау Эйзен, комендант спустился вниз и, улыбаясь, пошёл ей навстречу. Они оживлённо заговорили.
        Ребята закоченели от холода, особенно Юра. Он совсем не чувствовал ног, пальцы рук не гнулись. Жора заметил это.
        — Ты топчись, Юра, топчись! Вот так.  — Жора начал подпрыгивать.
        Юра медленно, с трудом поднимал едва гнущиеся в коленях ноги, а Жора растирал ему руки, приговаривая:
        — Ты, Юра, обязательно разыщи Андрея, с ним тебе легче будет.
        Эльза Карловна вернулась мрачная. Она была зла на Штейнера, который отказал ей в просьбе дать двух подростков. Комендант объяснил, что много этих «дикарей» умерло от тифа и других болезней, что сейчас Германия очень нуждается в рабочей силе.
        Эльза Карловна пыталась, как и в первый раз, дать Штейнеру взятку, предлагала заплатить за ребят втрое больше, но Штейнер оставался неумолим. Он посоветовал обратиться к высшему начальству, но предупредил, что нужно спешить, так как лагерь могут скоро перевести за Эльбу.
        Охранник повёл Юру в барак для больных, который на языке начальства назывался лазаретом, и позволил Жоре проводить товарища. На ребят пахнуло карболкой и торфяной гарью. Тяжелобольные лежали на голых нарах, бредили и стонали. Дым и вонючая испарина висели в воздухе, как туман. По грязным стенам стекали рыжеватые струйки, а в углах виднелся иней. «Это гроб, гроб для Юрки!»  — с ужасом подумал Жора. Он понял, что отсюда вряд ли кто-нибудь возвращался к жизни.
        Пока Юру записывали, Жора прислушивался к разговорам больных. Один мальчик говорил другому:
        — Когда у меня взяли кровь, голова закружилась. А назавтра я и заболел…
        В другом углу говорили о том, что вчера десятерых умирающих от тифа выбросили в болото.
        — Они были ещё живые, а их выбросили,  — сказал кто-то.
        — И не выбросили совсем, а отвезли на санках, и закопали в яму. Сами ребята, которые рыли яму, рассказывали. Они видели, что тифозные были ещё живые, шевелились…
        Юра не мог не слышать этих голосов, но они будто его не трогали. Он стоял, растопырив руки, у печки, грелся и, задыхаясь, кашлял.
        Прощаясь с Юрой, Жора неумело поцеловал его в холодные, посиневшие губы, обнял, похлопал по худой спине, как старшие детей, и сказал дрожащим голосом:
        — Ты, Юра, не горюй. Может, всё будет хорошо, может, скоро наши придут…
        Юра проводил товарища тоскливым взглядом до дверей и беспомощно опустился на холодные, жёсткие нары.

        11. НА ПОМОЩЬ ПАВЛОВУ

        С наступлением весны 1942 года изменилась жизнь в имении Эльзы Карловны. Работать стало труднее, жить ещё хуже, а ребят осталось меньше. Костя гонял скот на подножный корм в поле и возвращался только под вечер. Жоре часто приходилось одному убирать навоз, следить за чистотой двора, выполнять многие другие работы, изнурявшие его до крайности.
        Люся и Шура по-прежнему работали не покладая рук, за троих. С приходом весны на них была возложена новая обязанность  — уход за садом. Получалось так, что ни днём, ни вечером ребята не могли собраться вместе, чтобы посоветоваться, обменяться мнениями, поговорить о своих делах.
        Однажды Вова привёз от Павлова письмо, которое требовало от ребят решительных и опасных действий. В тот же вечер с большими трудностями все собрались на голубятне. Павлов сообщал, что Красная Армия разбила фашистов под Москвой и продолжает наступать. Он просил помочь в организации побега, который должен произойти в ближайшее время, так как гитлеровцы готовят массовое убийство коммунистов, выданных провокатором.
        Изложенный Павловым план побега заключался в том, чтобы выбрать тёмную и ветреную ночь, тайно проделать проход в проволочном заграждении, опоясывающем лагерь, и выпустить заранее подготовленную группу людей. Сделать это чрезвычайно трудно. У пленных не было никаких инструментов, кроме ножниц, ребята всё-таки их достали. Трудность заключалась и в другом: на ночь в лагере усиливали караул, а в колючую проволоку включали электрический ток.
        Обсудив всё это, ребята выработали свой план: в ночь, намеченную для побега, Вова и Жора с пилой пробираются в лес, через который проходит электролиния, питающая лагерь, и подпиливают несколько столбов. Падение столбов должно привести к обрыву провода и на время лишить лагерь света. Пока фашисты ищут обрыв и восстанавливают линию, Павлов и его товарищи делают проход в заграждении и уходят из лагеря… Что будет дальше, ребята не знали, но приняли решение действовать немедленно.
        В очередную поездку Вове удалось передать Павлову письмо, а через несколько дней получить ответ. Павлов принял предложение ребят и наметил обязанности каждого.
        Всё должно было произойти быстро и слаженно. В тот момент, когда в лагере погаснет свет, после обрыва линии, Павлов и его товарищи разрезают колючую проволоку и поодиночке выходят, направляясь к условленному месту. Вова и Жора, подпилив столбы, сразу же уходят от места обрыва электролинии, так как немцы могут направить солдат по линии  — искать обрыв. Костя и Шура встречают пленных и выводят их в поле, к заранее намеченному месту, где беглецы могут переждать до следующей ночи, получить продукты, заготовленные ребятами, и продолжать свой путь на восток. На случай, если гитлеровцы сразу обнаружат побег и поднимут стрельбу или с Костей что-нибудь случится, Шура должна выполнить роль запасного проводника, ожидая пленных в другом, более отдалённом от лагеря месте.
        Кроме того, ребята придумали, как обезопасить себя в ту ночь, когда была назначена операция, от возможного появления в голубятне Лунатика или Эльзы Карловны. С этой целью было решено каждый день перед сном закрываться на крючок и не пускать старика, чтобы приучить его к тому, что дверь на голубятне бывает закрыта, когда ребята кончают работу. В ночь побега пленных ребята решили закрыть дверь изнутри с помощью веревки. «Пусть, если Лунатик сунется, подумает, что мы на месте и спим крепким сном»,  — решили они.
        Последняя и не менее важная часть плана заключалась в заготовке продуктов. Ребятам удалось достать несколько килограммов фасоли, немного отрубей и кукурузы, мешочек соли и немного печёного хлеба. Но этого было слишком мало для семнадцати человек, подготовленных Павловым к побегу. Ребята понимали, что пленные не смогут добыть никакой пищи, пока не доберутся до Польши.
        Ребята тщательно готовились к большому и опасному предприятию. Приезжая на строительство, Вова уточнял с Павловым подробности плана. Шура и Люся продолжали понемногу добывать продукты. Жора по ночам относил продукты в поле и прятал в скирды соломы, где должны были собраться пленные после побега из лагеря.
        Однажды внимание Жоры привлёк шестимесячный поросёнок, который расхаживал по двору важно хрюкая и вскапывая пятачком навозную кучу. У Жоры блеснула мысль: «Вот это был бы запас на дорогу!»
        Не посоветовавшись с Вовой, он решил сделать всё сам. Натолок стекла, смешал с отрубями и картофелем и вывалил поросёнку в корыто. Жора рассчитывал так: поросёнок подохнет, и Эльза Карловна велит выбросить его на свалку, как падаль. Тогда ребята распотрошат поросёнка, засолят и спрячут для пленных.
        Но дело обернулось совсем по-другому. Поросёнок съел приготовленный Жорой корм и через некоторое время начал оглушительно визжать. В доме, кроме вздремнувшего старика и Макса, чинившего мебель, никого не было. Услышав крик, старик всполошился, выбежал и заставил Жору резать поросенка. Когда Макс опалил поросёнка, Лунатик сам принялся потрошить его.
        Жора чувствовал себя как на иголках. Но, к счастью, старик плохо видел и не разобрал, что случилось с поросёнком, но Макс как видно, всё понял. Жора умоляюще смотрел на Макса и думал: выдаст или не выдаст? Макс молча повернулся и вышел из кухни. Жора, опустив голову, плёлся за ним.
        — Если бы ты не смог поросёнка зарезать, он бы сам издох, и тогда можно было бы мясом поживиться,  — как бы невзначай бросил Макс.
        — Хозяин заставил.  — Жора покраснел.
        — А ты бы отказался. Сказал бы, что боишься резать.  — Макс остановился и вдруг похлопал Жору по плечу.
        Максу нравился этот смышлёный, смелый мальчик. В этот день, уходя после работы домой, Макс впервые по-настоящему попробовал представить себе ту далёкую страну, где вырастают такие отважные дети. От этой мысли он перешёл к горестному раздумью о себе. В сущности, он так же несчастен, как и они, только он, взрослый, покорно выносит все оскорбления от хозяйки, а они, эти маленькие русские, голодные и избитые, борются за свою жизнь, как умеют… «Вот почему,  — заключил Макс,  — русские начали по-настоящему громить армию Гитлера».

        12. НЕ УСТУПАТЬ НИ В ЧЁМ!

        Письма от Фрица Эйзена с Восточного фронта по-прежнему приходили часто, хотя уже не были такими восторженными, как раньше. В Германии знали о разгроме немецкой армии под Москвой, но фашистские пропагандисты в газетах и по радио продолжали утверждать, что гитлеровская армия в летнем наступлении добьёт Россию и поставит её на колени.
        Однако не всех немцев убеждали речи Гитлера и Геббельса, статьи в газетах и трескотня по радио. Даже фрау Эйзен, получая письма от мужа, читала их уже без прежнего умиления. А посылки от него поступали всё реже и реже, и это очень огорчало Эльзу Карловну. Если осенью 1941 года Фриц каждое письмо начинал словами «Хайль Гитлер!» и расписывал подвиги своих солдат, то теперь в его письмах появились нотки усталости, даже жалобы на опасности войны. В одном из писем он жаловался на «проклятую суровую Россию», на «дикий злой народ» и даже на вшей, беспокоящих «победоносную» армию фюрера.
        Но жизнь в усадьбе не изменилась. Эльза Карловна исправно вела хозяйство, изнуряя ребят непосильной работой, голодом и жестокими побоями, накапливала богатство на торговле продуктами и на даровом труде батраков.
        Дочь ее, Гильда, занималась по субботам уроками музыки. После обеда в имение Эйзен приходила пожилая коротконогая пианистка в очках, и девочка садилась за рояль, разучивая несложные музыкальные вещички.
        Люся до войны училась музыке. Она иногда прислушивалась, как неуверенно барабанила Гильда гаммы и сбивалась, играя самые простенькие упражнения. «Тупа, как пробка!  — говорила Люся ребятам.  — Тоже мне, «чистая раса»!..
        Гильда всячески старалась блеснуть перед русскими девочками. К ней приходили её друзья из «Гитлерюгенда»[13 - Гиглерюгенд  — организация гитлеровской молодёжи.], горланили военные песни, декламировали стихи, важничали и наперебой ухаживали за Гильдой. Это доставляло ей необычайное удовольствие.
        Однажды Вова, вернувшись из поездки, увидел в беседке сада Гильду и двух юношей. Рыжеволосый мальчуган, заметив Вову, встал в позу и, задрав голову, как петух перед пением, начал декламировать.
        Это рассмешило Вову. Он остановился у калитки сада, с любопытством рассматривая Гильдиных друзей. Те решили, что русский завидует им, смотрит на них, думая, что они действительно «особые люди». Когда рыжий кончил декламировать, Гильда и второй её гость, белобрысый мальчик, нарочито громко зааплодировали чтецу. Всё это было смешно и глупо.
        Вова хорошо помнил стихотворение Генриха Гейне «Я хочу подняться в горы». Слушая рыжего, он понял, что тот читал стихи о любви к фюреру. «А знает ли этот рыжий балбес Гейне?»  — подумал Вова. И, приняв независимый вид, с жаром прочитал на немецком языке:
        Я хочу подняться в горы,
        Где живут простые люди,
        Где привольно веет ветер,
        Где дышать свободно будет.
        Я хочу подняться в горы,
        Где маячат только ели,
        Где журчат ключи и птицы
        Вьются в облачной купели.

        Гильда и её кавалеры смолкли от удивления. Они не знали стихов Генриха Гейне, но их поразило умение Вовы хорошо читать по-немецки, а ещё больше  — его дерзость.
        — Вас ист денн дас?[14 - Что это значит? (нем.)]  — выкрикнул рыжий.
        — Фон Хайнрих Хайне, ферштейст?[15 - Генрих Гейне, понимаешь? (нем.)]  — с достоинством ответил Вова.
        — Раус мит дер банде да![16 - Вон этого бандита! (нем.)]  — заорал рыжий и бросился к Вове.
        — Цурюк![17 - Назад! (нем.)]  — грозно предупредил Вова.
        — Ва-ас![18 - Что-о! (нем.)]  — взвизгнул опешивший рыжий, сжимая кулаки.
        Гильда невольно расхохоталась, заметив нерешительность рыжего. Взбешенный белобрысый мальчик кинулся на выручку рыжему, пытаясь ударить дерзкого противника. Но ему никак не удавалось это сделать. Вова умело подставлял то правую, то левую руку, отражая удары, и только повторяя с ненавистью уже по-русски:
        — Эх, если бы ты попался мне не здесь, фашистский выкормыш, я бы тебе расквасил рожу!
        Гильду просто забавляло, что оба её кавалера не могут справиться с одним.
        — Бросьте с ним возиться, ещё убьёте нашего работника,  — сказала она.
        Вова вышел за ворота и столкнулся с Максом.
        — Ты откуда знаешь Гейне?  — спросил Макс так просто и мягко, что тот не мог не ответить:
        — В школе учил, дома ещё.
        — Но в Германии Гейне читать опасно, запрещено, знаешь?
        — Как не знать! Да я бы не то ещё прочитал им!  — ответил Вова, но тут же подумал, что слишком откровенничать с Максом всё-таки не следует.
        — Они  — хозяева Германии,  — продолжал Макс,  — ты будь поосторожнее.
        Вова решил, что разговор становится слишком опасным, и ответил:
        — Мне идти надо: работы много.
        Макс посмотрел ему вслед и в который раз задал себе вопрос: откуда у русских ребят столько жизненной силы, уверенности и стойкости?
        Сам Макс, выходец из бедной крестьянской семьи, всю свою жизнь прожил в батраках у помещиков. Много он видел на свете несправедливости и знал две Германии, бедную  — для рабочих и крестьян и богатую  — для капиталистов и помещиков; властную  — для гитлеровцев и бесправную  — для честных людей; сытую  — для эксплуататоров и голодную  — для тружеников. Но свободной Германии он не знал и уже переставал верить, что где-нибудь существуют свободные страны.
        Теперь, сталкиваясь с русскими подростками, Макс часто думал о России. Ещё до гитлеровского режима он слышал, что в России не стало помещиков и капиталистов, что там свобода и равенство. Но Макс помнил другую Россию. Ему пришлось быть у русских в плену в 1915 году. Он тоже видел там богатых и бедных и сам, как пленный, работал у помещиков. Приходилось ему встречать и крестьянских ребятишек, разутых, раздетых, чумазых и забитых.
        Но те дети совсем не походили на этих, с которыми ему теперь довелось познакомиться. «В чём дело? Что это за новая Россия?»  — спрашивал себя Макс. Гитлеровская Германия покорила Европу, сильную, культурную Европу, хорошо вооружённую, и притом так быстро покорила. Даже Францию, великую державу Францию, войска Германии покорили в короткий срок. А вот Россию не могут. Солдаты гибнут, офицеры тоже. Значит, есть что-то такое в этой загадочной стране… Много думал Макс о русских и втайне думал, что, раз русские бьют армию Гитлера, значит там действительно народу есть за что драться.
        Эти маленькие русские  — какие-то особые люди. Они не похожи на многих других рабов, пригнанных из различных стран. Эти русские постоянно проявляют непокорность, силу и веру во что-то такое, что ему, Максу, еще трудно понять.
        Макс многое начал припоминать: и дерзкий поступок с поросёнком и поведение ребят на допросе. Сколько таких примеров, на первый взгляд незначительных, резко отличало русских подростков от других!
        День ото дня Макс всё больше и больше сочувствовал русским ребятам, начинал уважать их жизненную стойкость, настоящую, большую дружбу и веру в свои силы. Он видел, что они умеют сопротивляться лучше, чем другие.
        Смерть девочки, которая покончила с собой только оттого, что услышала ложные вести о падении Москвы, тоже была одним из тех толчков, которые заставили Макса подумать серьёзно об этих ребятах. И он стал ещё пристальнее наблюдать за ними. Но не для того, чтобы мешать им, нет, а для того, чтобы понять до конца, что это за люди русские, которых Эльза Карловна, да и многие другие называют дикарями.
        Вова понимал, что Макс им сочувствует, но всё-таки, опасаясь его, призывал друзей к осторожности. И ребята были настороже с Максом, может быть, даже больше, чем нужно…
        После стычки в саду Вова одумался: «За каким чортом я ввязался в болтовню с этими шалопаями и с Максом! Ещё донесут, и снова начнутся дела…» Но, с другой стороны, он чувствовал какое-то удовлетворение.
        Ребята радостно переживали победу Вовы: хоть маленьким, хоть опасная, а всё-таки ещё одна победа! Заканчивая свой рассказ, Вова заключил:
        — Честное слово, у них сплошной сквозняк в голове. Подумать только, Гейне не знают.
        Под впечатлением рассказа Вовы Люся с детским задором думала: «Только бы раз, только бы раз сыграть на пианино и показать этой заносчивой девчонке, какая она бездарь».
        Вскоре Люсе пришлось убирать комнату, где стояло пианино. Она вошла в тот момент, когда Гильда сидела на высоком стуле и, тыча пальцами в клавиши, что-то напевала себе под нос. Старик спал, учительница сидела в саду с каким-то вязаньем в руках, а Эльза Карловна была в городе.
        Люся подошла к пианино и робко взяла аккорд. «Не разучилась ли играть!..» Потом быстро пробежала по клавиатуре и тут же вспыхнула, руки её задрожали, и она отдёрнула их, точно обожглась. Но Гильда вдруг молча встала и, с любопытством глядя на Люсю, указала ей на стул, видимо, интересуясь, что же она может сыграть.
        

        Соблазн был непреодолим. Больше года Люся не имела возможности прикоснуться к любимому инструменту, а тут вот оно, чудесное пианино… И она не выдержала, присела, на мгновение задумалась и ударила по клавишам. Она заиграла свою любимую песню:
        Широка страна моя родная,
        Много в ней лесов, полей и рек.
        Я другой такой страны не знаю,
        Где так вольно дышит человек…

        Так радостно и так горько было слышать здесь, в фашистском гнезде, эту хорошую, свободную песню, что у Люси слезы хлынули из глаз. Она беспомощно опустила голову на руки. Гильда, поражённая красотой звуков и игрой Люси, стояла рядом, разинув рот от удивления и зависти. Но это продолжилось недолго. Люся не могла видеть, что совсем рядом, опершись на косяк двери, не замеченная никем, уже несколько минут стояла Эльза Карловна. Она всё видела и слышала. Чувство обиды за свою дочь, зависть и отчаянная злоба против этой русской дикарки, дерзнувшей показать себя, распирали грудь Эльзы Карловны.
        В этот день, придравшись к тому, что стаканы плохо вытерты, она жестоко избила Люсю.

        13. ПОБЕГ

        Ночь. Завывает холодный ветер, сеет мелкий, затяжной дождь, и так темно, точно землю накрыли огромным непроницаемым колпаком. В трёх-четырёх шагах можно потерять друг друга. Это и хорошо и плохо. Безопаснее для диверсии, но зато труднее пробираться по незнакомым местам и можно уйти не туда, куда следует. Ребята шли гуськом, сдерживая не только кашель, но и громкое дыхание. Впереди  — Вова, за ним  — Костя, Жора и Шура.
        Добравшись до сосняка, откуда путь ещё труднее, Вова остановился, осмотрелся кругом и с удовлетворением шепнул:
        — Вышли правильно, но теперь самое трудное, не сбиться в лесу.
        Все хорошо знали свои обязанности. Несколько дней подряд каждый заучивал их, как стихи, наизусть.
        Жора и Вова должны развести по местам Костю и Шуру. Место Кости  — неподалёку от изгороди лагеря, в лесной просеке. Шура остаётся возле дерева, лежащего поперёк тропки метрах в пятистах от Кости. Шура и Костя должны сидеть спокойно и наблюдать за огнями в лагере. Если свет погаснет, они должны быть готовы через пятнадцать-двадцать минут встретить беглецов.
        Для встречи пленных с ребятами были установлены пароль и отзыв: «Москва» и «Победа». Костя затвердил слова Вовы: «Жди. Как только заметишь одинокого человека на тропке, выходи навстречу и тихо скажи: «Москва?» Когда тебе ответят «Победа», молча иди вперёд по просеке, до места, где будет дежурить Шура»…
        Сигнал к действиям Вовы и Жоры  — гудок завода, который обычно даётся в два часа ночи. Услышав гудок, они должны начать подпиливать столбы. По инструкции Павлова, нужно первые два столба не допиливать до конца; третий спилить совсем, чтобы он упал и увлёк за собой первые два. Расчёт был такой: временная электропроводка не так уж прочна  — одновременное падение трёх столбов не может не оборвать её.
        По предположению ребят, до гудка оставалось не меньше часа. Выйдя на просеку, Вова и Жора увидели тусклые огни лагеря. Они пошли к опушке леса, стараясь уйти подальше от лагеря, чтобы подпилить столбы в более отдалённом, а значит, и безопасном месте. После того как линия будет оборвана, они должны вернуться и убедиться, что свет в лагере погас. Потому Вова часто оборачивался назад  — проверял, виден ли ещё свет. Наконец они ушли на такое расстояние, что огни стали похожи на едва заметное далёкое зарево, пробивающееся меж стволов соснового бора.
        Вова остановился.
        — Здесь,  — сказал он тихо.  — Надо найти палку и сделать метку.
        — Зачем?  — спросил Жора.
        — Чтобы место заметить. Видишь свет отсюда?
        — Вижу.
        — Если мы вернёмся сюда и свет не увидим, значит всё в порядке, Павлов действует. Понимаешь?
        Внимательно оглядевшись, Вова поставил у сосны метку, чтобы запомнить место, и они пошли к опушке леса, где проходила электролиния.
        Костя сидел на пеньке. Как только Жора и Вова исчезли но мраке и шорох их шагов смолк, ему стало не по себе. В первую минуту хотелось сорваться с места и бежать следом за ребятами, но он быстро взял себя в руки: «Нет, надо сидеть и не шевелиться».
        Разглядывая тусклые огни лагеря, Костя вдруг подумал, что его могут увидеть часовые, если они пройдут за изгородью мимо просеки. Он попытался осторожно встать, чтобы отойти в сторону, куда-нибудь за сосну. Но, как только оторвался от пня, сразу почувствовал, что ноги не держат. Сердце забилось так сильно, что Костя почувствовал, как на груди поднимается намокшая рубашка. Дыхание стало хриплым, будто кто-то сжимал ему горло. «Трус, трус!»  — вдруг почудилось Косте. И сразу ему стало стыдно, обидно за себя. «Нет, я не трус, я не трус»,  — прошептал Костя. Глубоко вздохнув, он спокойно поднялся на ноги, вплотную встал у ближайшего дерева и как бы слился с ним.
        В это же время Шура сидела на мокрой поваленной сосне и думала о том, как они с Костей выведут пленных к дороге. Вдруг ей представилось, будто пленные уже рядом и они с Костей ведут их по просеке на опушку леса, а оттуда  — полями в сторону усадьбы, к дороге, где их должны встретить Вова и Жора. «А если провал?»  — в страхе подумала она.
        Ребята условились говорить, если вдруг их станут допрашивать, что они ходили собирать гнилую картошку в поле и заблудились. Чтобы отвести подозрение, Костя взял мешочек, Шура  — корзинку, а Жора с Вовой  — ржавое ведро, и у всех было по нескольку гнилых картофелин. Однако теперь это представлялось Шуре наивным, плохо продуманным планом. «Нет, если попадёмся, это не спасёт»,  — решила она.
        Тяжело одной сидеть ночью в лесу, да ещё ждать и думать, будет или не будет удача. Шуре казалось, что время идёт очень медленно, что пришли они слишком рано, поэтому и сидят зря, в напрасной тревоге. «А что, если всё это ни к чему? Вдруг Павлов раздумает бежать. Может быть, пленные проспали или им что-нибудь помешало?»
        Шура машинально обрывала маленькие хвойные веточки и, перебирая пальцами, отрывала длинные иголки одну за другой, шепча: «Встретимся  — не встретимся, встретимся  — не встретимся…»
        Это успокаивало. Шура постепенно привыкла к одиночеству, к темноте и только не решалась подняться, хотя ей очень хотелось пройтись немного или потоптаться на месте, чтобы размяться и согреться…
        Вова заранее высмотрел столбы. Они были очень толстые, высокие. Два из них покосились набок.
        — Если мы успеем благополучно подпилить и они упадут, обрыв будет наверняка,  — взволнованно прошептал Вова.
        Оставалось ждать гудка. Мальчики прижались к столбу и тихо переговаривались.
        — Как-то там Костя с Шурой?  — беспокоился Вова.
        — Шура, по-моему, ничего, а вот Костя может струхнуть.
        — Нет, не может!
        — Ну, скоро ли гудок?  — нетерпеливо поёжился Жора.
        Они стояли у столба, промокшие, тревожно вслушиваясь в завывание ветра.
        — Мы во сколько вышли?  — спросил Жора.
        — Люся сказала, в час.
        — Значит, скоро гудок…
        Прошло минут десять, но гудка всё не было. Вова с Жорой начали волноваться. Им чудилось, что они уже целую вечность пробыли в лесу.
        — Может быть, мы прослушали гудок?  — вдруг сказал Жора.
        — Нет, не прослушали. Я всё боялся, как бы не опоздать, а вот видишь  — оказалось, что пришли рано.
        — Начнём? Помаленечку, чтобы потом скорее допилить,  — предложил Жора.
        — Давай!
        Концы пилы у ручек были обмотаны тряпками, чтобы она меньше звенела. Мальчики начали пилить нерешительно, осторожно, прислушиваясь к завыванию ветра и шуму дождя…
        Загудел гудок. Костя как будто ожил, услышав рёв гудка. Гудок прибавил ему бодрости и смелости. Костя высунулся из-за дерева и готов был броситься к колючей проволоке. Теперь неё его внимание привлекал свет на одном из столбов. Он всё ещё горел, а дождь хлестал в лицо, и ветер продолжал качать шумевшие сосны, как десять, двадцать и тридцать минут назад.
        — Скоро ли, скоро ли?  — твердил Костя и, не мигая, до боли в глазах, смотрел в одну точку, которая светила мутножёлтым огнём где-то за колючей проволокой, то расплываясь в огромное туманное пятно, то вновь принимая форму яркого маленького кружочка…
        Гудок заставил Шуру подняться с места. Теперь она не сводила глаз с просеки, где, по её представлению, вот-вот должен был появиться Павлов со своими товарищами. Она почему-то думала только о Павлове, хотя она его так же, как и других, в лицо не знала.
        Прошло ещё минут десять, а свет всё горел и горел. Шура начала беспокоиться: «Может быть, Вова и Жора не смогли ничего сделать? Или заблудились?» Но тут же подумала: «А если они напоролись на охрану?» В это мгновение свет как-то странно мигнул, погас на какую-то долю секунды, опять вспыхнул, снова погас и больше уже не зажёгся. Шуру охватил сначала страх, а потом необыкновенная радость.
        …К счастью Павлова, садовые ножницы оказались крепкие и хорошо наточенные. Он терпеливо разрезал проволоку, нащупывал её в темноте. Но резать было тяжело, колючая проволока шла тремя рядами и как-то странно скрещивалась, точно её перепутали не специально, а по ошибке.
        Около Павлова собралось уже несколько человек. С разных концов лагеря они приползли сюда почти одновременно, через несколько минут после того, как погас свет. Но некоторых ещё не было. Когда в проволочном заграждении было прорезано отверстие, Павлов шепнул:
        — Ну, товарищи, в добрый час! Идите прямо и ищите просеку. Она тут недалеко.
        Первая группа пролезла благополучно, но, когда около Павлова собралось ещё несколько человек и он начал пропускать одного за другим, в противоположном конце лагеря раздался выстрел. Послышался отдалённый окрик часового:
        — Хальт! Хальт![19 - Стой! Стой! (нем.)]
        Почти одновременно с выстрелом Костя увидел чёрную тень. Не помня себя от волнения, он хрипло спросил:  — «Москва?»  — В ответ услышал:  — «Победа!»  — Ему хотелось кричать от радости. Кто-то притронулся к нему, обнял и поцеловал. Костя не успел придти в себя, как около него уже стояло несколько человек, появившихся точно из-под земли, но все они стояли молча, ждали ещё кого-то.
        В лагере началась суматоха. Теперь уже не было сомнения в том, что кто-то попался. В эту минуту Костя вспомнил, что ему ведь следует уже идти, вести людей.
        Павлов оставил лагерь последним. Но, как только он выполз за проволоку и встал, ему чуть выше колена обожгло ногу. Он услышал крики часовых и выстрелы из автомата. Сжав зубы, Павлов, прихрамывая, бежал следом за ушедшими товарищами. Он был уверен, что стреляли не в него. «Кто же из наших попался?»  — думал он с тревогой.
        Когда пленные подошли к Шуре, в лагере застрочил пулемёт и в небо взвились осветительные ракеты.
        — Надо спешить,  — спокойно сказал нагнавший товарищей Павлов.  — Иванов, вы с первой группой бегите первым маршрутом, с девочкой. Бежать как можно быстрее, но осторожно… Вы, Бурыкин, со второй группой следуйте за мальчиком. Все идём в одном направлении до реки, там, не пересекая её, проходим вброд метров пятьсот, чтобы скрыть следы, и соединяемся в назначенном пункте встречи с Вовой и Жорой.
        Бурыкин, тот самый пленный, который первый встретился с Костей и поцеловал его, тотчас тронулся со своей группой. Когда они миновали опушку леса, Бурыкин спросил Костю:
        — Правильно бежим, сынок?
        — Кажется, правильно,  — нерешительно ответил растерявшийся Костя.
        На самом деле они сбились с пути вскоре, как покинули лес, и бежали в противоположную сторону от того места, где должна была произойти встреча с Вовой и Жорой.
        Шура вела свою группу по намеченной дороге. Ей было легче, так как тропинка выводила прямо к реке. Все бежали тяжело, выбиваясь из последних сил. Двое пленных поддерживали Шуру за руки, и ей чудилось, что она летит по воздуху, не касаясь земли, однако и она почувствовала усталость, когда добежала до реки. Вброд по реке шли молча, спокойно, только Шура, наконец, опомнившись, упрекала себя в трусости, потому что, когда в лагере застрочил пулемёт, она подумала: «Погоня за нами».
        В действительности же в лагере даже не заметили побега и подняли тревогу по другой причине. Когда свет погас, один из часовых выстрелил, чтобы дать тревогу. Кто-то из пленных растерялся и в темноте налетел на другого часового, который дал длинную очередь из автомата и убил пленного. После этого застрочили пулемёты с вышек, взяв под перекрёстный огонь изгородь лагеря. Тогда-то и был ранен шальной пулей Павлов, последним выбиравшийся из лагеря.
        Теперь он шёл по реке вместе с группой Шуры, напрягая все силы, чтобы не отстать, пока не доберутся до места.

        14. ГДЕ КОСТЯ?

        Ещё до рассвета все ребята, кроме Кости, вернулись в имение.
        Не встретившись с Костей, Вова почуял неладное.  — «Не попался ли он вместе с пленными? Где он? Где пленные, которых он увёл?»  — Утром, чуть свет, Вова запряг волов и, сказав старику, что отправляется за кормами, выехал в поле узнать, не встретились ли с группой Павлова Костя и его товарищи. Жора погнал скот на пастбище, чтобы Эльза Карловна не заметила отсутствия Кости.
        Договорились так: если до сумерек Костя не появится, они скажут Эльзе Карловне, будто он утром угнал скот и не вернулся.
        Шура рассказала Люсе обо всём, что произошло ночью, и девочки также не находили себе покоя. От имения Эйзен совсем недалеко до лагеря. Гестаповцы с ищейками могли появиться в любую минуту.
        Люся постоянно стирала бельё всех ребят. Поэтому ещё на рассвете, как только они вернулись, забрала у них одежду и замочила в корыте, как обычно делала перед стиркой. Так они договорились заранее. Промокшая, грязная одежда могла вызвать подозрение, если вдруг нагрянут с обыском гестаповцы.
        В середине дня девочки услышали треск мотоциклов за воротами. Шура выбежала во двор и сквозь щель в заборе увидела, как по дороге в сторону леса пронеслось несколько мотоциклов с вооружёнными солдатами.
        — Ищут!  — сообщила она Люсе.
        — Где ищут?
        — Там, в лесу… Я мотоциклы сейчас видела, туда проехали.
        Тревога ребят усилилась, когда вечером выяснилось, что Костя так и не вернулся и группа пленных, ушедших с ним, так же неизвестно где. Пленные из группы Павлова, прятавшиеся в скирдах, ночью должны были уходить дальше, но сам Павлов, раненный в ногу, идти не мог.
        Больше всего Вову беспокоило отсутствие Кости. По указанию Павлова, никто из ребят не должен был бежать с пленными, чтобы этим не навлечь беду на тех, кто оставался в имении.
        Вове не спалось. Он встал с постели, вышел и тихонько постучал в каморку девочек. Они ещё не спали. Вова рассказал им о своих опасениях. Все хорошо понимали: как только Эльза Карловна узнает о побеге Кости, им не миновать новых допросов, а то, чего доброго, и прямого подозрения в соучастии в побеге пленных.
        Долго говорили, прикидывали, советовались и, наконец, по предложению Шуры, решили объявить Эльзе Карловне, что Костя утонул. Костину фуражку и старый пиджак Жора должен был взять с собой и бросить на берегу реки там, где они обычно поили скот. В карман пиджака ребята положили записку, составленную Вовой.
        Вова попросил девочек приготовить для Павлова чистых тряпок и, если можно, достать какое-нибудь лекарство.
        — Хорошо бы марганец!
        — Знаю,  — ответила Шура,  — но где его взять?
        — А у Эльзы нельзя?
        — Была не была! Попробуем!  — решила Люся.
        — Понимаешь, Люся,  — стараясь сохранять спокойствие, объяснял Вова,  — надо осторожно, очень осторожно… Если Павлова обнаружат, его ведь сразу расстреляют. Да и нам всем  — конец.
        Пленные должны были в эту же ночь забрать продукты, спрятанные в скирдах, и уйти. Павлов волей-неволей до выздоровления оставался на попечении ребят. Он приказал Вове не приходить к нему, пока всё не уляжется и ребята не убедятся, что опасность миновала.
        …А группа Бурыкина за ночь ушла далеко.
        Костя ни словом не обмолвился с Бурыкиным о своём желании продолжать путь с ними, но про себя решил: «Как только доберёмся до места, посоветуюсь с Вовой и честно скажу ему, что хочу бежать вместе с пленными.
        Перед рассветом группа Бурыкина вышла к реке, километрах в двадцати от лагеря, и во время короткого отдыха в лесу приняла решение продолжать путь самостоятельно.
        Костя чувствовал себя очень скверно. За ночь он многое взвесил и, когда представил себе, что побег его может навлечь беду на друзей, ужаснулся: «Как я раньше не подумал об этом? Нет, я не смогу оставить в опасности Вову, Жору и девочек».
        Ему вспомнилось всё: и смерть Ани и отъезд Юры в лагерь. «Вот я, возможно, доберусь до родных, а они, мои верные друзья, останутся у Эльзы Карловны и, может быть, все погибнут, как Аня и Юра».
        Костя решил рассказать Бурыкину о своих мыслях и планах и попросить разрешения вернуться к товарищам, в имение. Бурыкин хорошо понял Костю, но, подумав, решил, что отлучка мальчика, конечно, уже обнаружена. Если он вернётся, его могут подвергнуть допросу и пыткам, а это может погубить не только Костю, но и всех его товарищей. И Бурыкин, отрицательно покачав головой, взял Костю за плечи:
        — Возвращаться тебе, Костик, теперь уже нельзя. Придётся идти с нами.
        Слушая Бурыкина, Костя соглашался с ним, но у него уже не было той радости, какую он испытывал до побега, думая о своём возвращении на Родину. Ведь Вова и остальные ребята могут счесть его трусом и эгоистом. А на самом деле он всегда был с ними заодно, думал о них и своей осторожностью лишь старался уберечь их от излишних несчастий. И, чем дальше он уходил, тем сильнее росла в нём тревога за судьбу покинутых друзей. Они становились для Кости всё дороже и роднее. Он теперь совсем не думал, не беспокоился о себе, хотя путь, предстоявший ему и пленным, был более опасен, чем жизнь в имении.
        …На другую ночь Павлов провожал своих товарищей в дальний путь на восток.
        — Пробирайтесь осторожно, больше ночами,  — напутствовал он.  — Не теряйте друг друга из виду. Взаимная выручка во всём. Доберётесь до Польши  — там будет легче, найдутся люди, которые помогут. Больше выдержки, товарищи!
        Павлов, большевик, крепкий духом человек, считал, что из-за него никто не должен задерживаться. Один из пленных хотел остаться с ним, но Павлов на правах старшего группы приказал ему идти. И добавил уверенно:
        — За меня не беспокойся. Я доберусь, как только окрепну, а тебе рисковать не следует.
        Выходили пленные из скирды поодиночке. Павлов, превозмогая боль, вылез проводить товарищей. Когда все один за другим скрылись в ночной мгле, Павлов вздохнул с облегчением. Но физически он чувствовал себя очень плохо. Загрязнённая рана уже гноилась. Боль в ноге усиливалась и разливалась по всему телу.
        «Эх, чорт возьми, хоть бы марганцем промыть!»  — думал Павлов. Ночь тянулась медленно. Наконец, сверху сквозь солому пробился луч утреннего солнца. Павлову страшно хотелось вылезть наверх, но это могло стоить жизни.
        «Как там сейчас у ребят?»  — беспокоился Павлов. С каждым часом ему становилось всё хуже. Он чувствовал, что вот-вот потеряет сознание.
        Поздно вечером ребята решили ещё на день отложить разговор с фрау Эйзен об исчезновении Кости. Может быть, Эльза Карловна не заподозрит тогда, что пропажа мальчика связана с происшествием в лагере военнопленных. Шура заметила, как мимо окна прошёл старик.
        — Лунатик идёт!  — известила она.
        — К нам? Сюда?  — забеспокоился Вова.
        — Кажется.
        Но старик медленно прошёл мимо.
        Поужинав, Жора и Вова пошли на голубятню и внезапно столкнулись на лестнице со стариком. Оказывается, он уже побывал у них наверху, но мальчики не придали этому особенного значения. Потом старик пошёл в каморку девочек, открыл дверь, посмотрел и молча удалился.
        Вова и Жора уже засыпали, когда старик снова вошёл к ним и включил свет. Ребята открыли глаза. Лунатик забормотал, указывая на пустое место, где обычно спал Костя. Вова развёл руками. Старик свирепо оглядел Вову, повернулся и вышел. Вскоре прибежала запыхавшаяся Люся:
        — Вова, ведьма тебя вызывает.
        — Ну, кажется, начинается!  — произнёс Вова упавшим голосом.
        — Вот это да! Старый чёрт пронюхал!  — Жора тоже начал одеваться.
        — Ты, Жорка, сиди тут  — не надо показывать, что мы встревожены,  — сказал Вова, уходя с Люсей.
        Жора погасил свет и прилёг на постель.
        …Вова вернулся хмурый, Жора вскочил.
        — Ну, что она?
        — Понимаешь, рычит: «Ти руссиш швайн, ти руссиш швайн, пошему молчать собак? Где этить фаш Костя?» А потом  — бац меня по лицу, сама трясётся, красная, как рак, слюной брызжет…
        — А ты что сказал?
        — Я сказал, что не знаю. Ушёл Костя куда-то вечером и пропал.
        — Правильно.
        — Правильно или неправильно, а, кажется, завтра будет нам баня…
        Ребята притихли. Вове хотелось сейчас же сбегать к Павлову за советом. Но этого нельзя было делать. Павлов не велел приходить, да и сам Вова понимал, что встречаться сейчас с Павловым он не имеет права  — это может погубить всех: Лунатик ходит за ребятами по пятам.
        Утром приехали гестаповец с переводчиком. Первым допрашивали Вову. Он заявил, что Костя последнее время чуждался их, ходил скучный, а при встрече за завтраком и за обедом говорил, что сделает с собой что-нибудь, как та девочка, которая повесилась.
        — Он последнее время,  — выдумывал Вова,  — делал так: пригонит скот и сам уйдёт куда-то. Мы уж спать ложились и часто не слышали, когда он приходил.
        Из допроса Вова заключил, что гестаповец и переводчик не связывают побега пленных с исчезновением Кости. Такой ход дела успокаивал его. На вопрос, видел ли он вчера вечером своего товарища, Вова ответил утвердительно и добавил, что он и Жора работали допоздна и спать легли, не обратив внимания на отсутствие Кости.
        Жора вошёл, приветствуя представителей власти шальным выкриком «Хайль фюрер!», вместо обычного «Хайль Гитлер!», и, не дожидаясь приглашения, уселся на стул, будто перед ним были не фашисты, а приятели. Гестаповец сухо ответил «Хайль», а переводчик улыбнулся и сказал по-русски:
        — Молодец!.. Куда ушёл этот шалопай?
        — Он, господин переводчик, и впрямь шалопай,  — начал Жора.  — Мы работали, устали, а, когда пришли спать, его уже не было. Подумали, что опять где-нибудь уединился. Он часто от нас уходил, всё сторонился нас.
        — Говорил он с тобой о побеге?  — спросил переводчик, надеясь на откровенность Жоры, которого принял за простоватого мальчугана.
        — Что вы, господин переводчик! Он такой скрытный, всё делал тайно от нас, а последнее время только и твердил, что жить не хочет, что завидует той девчонке, которая повесилась, помните?
        Шура и Люся отвечали на вопросы переводчика так, как было заранее условлено с Вовой. Одинаковые показания ребят облегчили дело. Допрос закончился для них без осложнений. Гестаповец и переводчик, захватив с собой Жору  — он уже завоевал их доверие,  — пошли на реку. Жора шёл впереди и про себя думал: «Я вас проведу, собаки». Он прошёл мимо вещей Кости, брошенных на берегу, будто не заметил, хотя сам клал их сюда. Переводчик и на самом деле не увидел их, но гестаповец вдруг остановился:
        — Вас ист дас?[20 - Что это? (нем.)]
        Жора повернул назад. Гестаповец пренебрежительно пошевелил ногой пиджак, потом кепку Кости. Жора с растерянным и испуганным лицом сказал:
        — Ой, это же кепка его.
        — Чьи вещи?  — спросил переводчик.
        — Его, его, господин переводчик! Ах он, чорт, да неужто он туда, в реку?.. Вы знаете, он у нас такой, плавал, как топор, у берега больше хлюпался…
        Берега реки в этом месте были обрывистые и узкие. Вода точно кипела и с шумом неслась вдаль. Гестаповец обшарил карманы пиджака, вынул листок, оказавшийся обложкой от тетради. На обратной стороне было что-то написано. Гестаповец ткнул пальцем и попросил переводчика разобраться. Кепку и пиджак Кости забрали, как вещественное доказательство.
        Вернувшись в имение, гестаповец и переводчик составили акт об утопленнике, дали всем расписаться и уехали.
        Они легко поверили в самоубийство Кости. Видно, нередко, доведённые до отчаяния, невольники кончали самоубийством.
        Шура успокоилась, но Люся не особенно верила в то, что гестаповцы больше их не потревожат. Она хорошо помнила историю с Аней и с замиранием сердца говорила:
        — Эта ведьма будет драть с нас теперь три шкуры от злости. Помните, как она после смерти Ани гоняла нас? А теперь последние жилы вытянет.

        15. ОТВАЖНЫЕ

        Павлов тихо стонал. Он был в жару и надолго терял сознание. А, приходя в себя, из-за острой боли не мог пошевелиться, чтобы взять оставленную Вовой пищу, спрятанную в этой же скирде.
        Глубокой ночью, побывав в лесу, Вова возвратился в усадьбу расстроенный. Он мучительно думал над тем, как бы поскорее помочь Павлову. Жора ещё не спал.
        В последнее время у него на теле стали появляться фурункулы. Сначала это были небольшие нарывы, и Жора не испытывал особенных мучений, но вот два дня тому назад на животе вскочил большой фурункул. Жора с трудом двигался, но работать должен был по-прежнему. К ночи у него так разболелись нарывы, что он ни на минуту не сомкнул глаз.
        Друзья вместе думали, где достать лекарства для Павлова, и решили с утра поговорить с девочками. Но утром Вова неожиданно получил от Эльзы Карловны распоряжение собираться в город, где ему предстояло пробыть вместе с ней целую неделю.
        «Кто теперь поможет Павлову?  — беспокоился Вова.  — Если и удастся достать лекарства, кто их отнесёт? Ни Шура, ни Люся не знают, где скрывается Павлов, а Жорка болен».
        Он разыскал Люсю в саду и рассказал ей, в каком состоянии находится Павлов.
        — Только стрептоцид и марганец могут спасти его от смерти,  — озабоченно говорил Вова.
        — Ладно, Вова. Я, может быть, найду что-нибудь у Эльзы Карловны.
        — А кто понесёт?
        — Я!  — ответила Люся, пытливо глядя на Вову и робко добавила:  — Ты расскажи, нарисуй мне план, как найти то место.
        — Ночью всё равно тебе не найти,  — вздохнул Вова.
        — Найду!  — решительно заявила Люся.
        Они присели за кустом шиповника. Вова достал из кармана маленький листик бумаги и огрызок карандаша. Молча он вывел три квадратика, означавшие усадьбу Эльзы Карловны. Затем повел волнистую линию на север, вверх листа, и под резким углом повернул её на северо-запад. Потом начал, как бы пересекая линию, рисовать деревья. Люся смотрела на всю эту несложную, но малопонятную схему и старалась уяснить её себе.
        Нарисовав план со множеством знаков, квадратиков, точек, кружков и каких-то загадочных каракулей, Вова стал тихо объяснять:
        — Понимаешь, Люся, ты иди до леса прямо по дороге, никуда не сворачивая. Вот эта линия  — дорога. Потом сверни налево, опять по дорожке вот сюда… Она идёт в лес. Понимаешь?
        — Понимаю.
        — Потом дорога исчезнет. А вот здесь попадётся тебе большое поле жнивья. Его, если ночь лунная, хорошо видно.
        — Так.
        — Ну, а там и скирды соломы видны  — иди к ним. В средней, что побольше других, находится товарищ Павлов.
        Люся молчала. Всё было просто и вместе с тем сложно. Вова тоже замолчал. Он думал, как бы получше объяснить, а Люся думала о том, как бы ей ночью не сбиться с дороги в незнакомом месте. Наконец Вова поднял глаза, и взгляды их встретились. Только сейчас оба почувствовали, как всё-таки хорошо в этом богатом саду: лопались почки деревьев, наполняя воздух пьянящим ароматом, цвела первая сирень, и так хорошо и приятно щебетали птицы, не зная тех забот и тревог, которые испытывали Люся и Вова.
        Люся протянула руку к листу бумаги. Её плечо коснулось подбородка Вовы. Он вздрогнул. Люся взяла листок и, краснея неизвестно отчего, принялась рассматривать непонятные каракули. Она ничего не понимала в эту минуту, а Вова смотрел на неё с нежностью и думал: «Какая она хорошая, Люся!» И обоим как-то сразу теплее стало на сердце.
        Вова уехал. Шура с утра принялась разыскивать марганец, стрептоцид и бинты. Она обшарила в доме много ящиков и коробок, но безуспешно. На другой день она случайно наткнулась на аптечку и взяла понемногу всего, что попалось под руку, думая, что всё это надо отнести товарищу Павлову, а он уж сам разберётся. Едва Шура успела спрятать медикаменты, как в комнату вошёл Лунатик и не выходил уже до конца уборки.
        Ночью Люся отправилась к Павлову, но, измучившись, вернулась обратно ни с чем. Она не нашла скирды с соломой, которую так ясно изобразил Вова на бумаге.
        — Ничего не поделаешь, надо идти к Жорке,  — решили девочки.
        Уже светало, и Люся смело вошла в голубятню, зная, что в это время Лунатик переставал бродить по двору.
        — Вот это да! И как же ты не могла найти!  — удивился Жора.
        — Не нашла, да и только!  — виновато и с обидой ответила она.
        — Пойдём со мной.
        — А ты дойдёшь?
        — Дойду. Раз надо  — значит доберусь, хоть ползком.
        На следующую ночь они пошли вдвоём. Шли долго, Жора часто отдыхал, потому что боль сковывала его движения.
        Когда забрались в скирду, Жора засветил фонарь, предусмотрительно взятый из коровника. Павлов тяжело стонал и метался в бреду. Люся не сводила взгляда с его худого, пышущего жаром лица. Глаза были закрыты, губы потрескались. Руки беспомощно шарили по соломе.
        — Пить, пить…  — шептал Павлов, не открывая глаз.
        Жора нашёл флягу. Она оказалась полной.
        — Вот это да! Значит, он все дни не пил.
        Подняв голову Павлова, Жора наклонил флягу. Больной не открывал рта. Вода лилась на подбородок, на голую вспотевшую грудь, запорошенную мелкой соломой.
        — Молока лучше дать,  — сказала дрожащим голосом Люся.
        — Как дать? Он, видишь, не открывает рта.
        — А ты намочи ему голову,  — сказала Люся и поднесла к носу больного пузырёк с нашатырным спиртом, который Шура посоветовала ей взять с собой.
        Жора смочил Павлову лоб и волосы. Через несколько минут Павлов чуть приоткрыл красные веки и тихо произнёс:
        — Вова… сынок…
        — Это мы с Люсей!  — торопливо отозвался Жора.
        После того как Павлов выпил немного молока, ему удалось с помощью Жоры и Люси привстать.
        — О, да вас двое!
        Люся быстро делала перевязку, Жора светил фонарём.
        — Мы, товарищ Павлов, не могли раньше,  — виновато объяснял Жора,  — я болел, Вова уехал, а Люся и Шура дороги не знали. Вы уж нас простите.
        — Ничего. Вы молодцы,  — тихо ответил Павлов.
        — Вам не больно?  — спрашивала Люся тревожно.
        — Ничуть,  — морщась от боли, отвечал Павлов.
        Закончив перевязку, Люся подняла глаза на Павлова. Он сидел спокойно, тяжело дыша и слабо улыбаясь.
        — Только советские ребята способны на такое,  — сказал он.  — Вот я смотрю сейчас и думаю: сколько растёт нам на смену настоящих, верных Родине, партии, товарищу Сталину людей!.. Эх, родные вы мои, да если бы вы знали, какие вы сильные, отважные! Вот почему нас не победит никакой враг!..
        Люся с Жорой возвращались довольные, забыв усталость и опасность.
        — Как ты думаешь, Жора, товарищ Павлов выживет?
        — Ну, конечно!  — с жаром ответил он.
        — Ему больно, наверно: ведь рана-то какая!
        — Конечно, больно. У него кость перебита.
        — А почему он не стонал?  — удивилась Люся.
        — Потому что он большевик, коммунист!
        — Но ведь ему больно?
        — А ты не знаешь, как он нам сказал с Вовкой в прошлый раз. «Большевики,  — говорит,  — это люди крепче стали». Вот как. «Это,  — говорит,  — люди особые». Ну, как бы тебе сказать… Это люди, которых ни огонь, ни тюрьма, ни смерть  — ничто взять не может.
        — Но ведь и они на войне погибают,  — сказала Люся,  — как и все.
        — А вот и не как все!
        — А как?
        — Как большевики! И мы тоже большевики,  — с гордостью заявил Жора.
        — Ну, какие мы большевики!  — усомнилась Люся.
        — А вот и большевики! Товарищ Павлов называет нас  — сталинцы.

        16. ЮНЫЕ МСТИТЕЛИ

        Павлов выздоравливал.
        Вова по ночам навещал его. Если он был занят, Павлова навещала Люся или Шура. Ребята не могли и представить себе, как они останутся без старшего товарища и друга.
        Однажды Вова пришёл к Павлову возбуждённый и встревоженный. Гитлеровцы поймали бежавшего в одиночку русского пленного и отвели его, избитого, еле живого, в лагерь. Сопровождали беглеца трое вооружённых солдат с огромной сторожевой собакой. Всё это не могло не вызвать у ребят страха за Павлова. Разговаривали долго. Павлов рассказывал о войне, о своей жизни и заверял Вову, что он не попадётся врагам. Сам он, конечно, не был в этом уверен, но говорил так для того, чтобы успокоить Вову и его товарищей. В этой задушевной беседе Вова вдруг спросил у Павлова о том, как он попал в плен?
        — Попал я, сынок, нелепо,  — тяжело вздохнув, сказал Павлов.  — Мы были в обороне. Наш батальон прикрывал отходящие части. С флангов силы были слабые. Связь с соседями, которые действовали рядом, нарушилась, но бой мы всё-таки вели. Мы и не знали, что нас уже окружили. Меня в бою контузило. А очнулся я уже в плену…
        Вова слушал внимательно и чувствовал, что Павлов разговаривает с ним, как со взрослым…
        Мальчики были озабочены заготовкой продуктов на дорогу для Павлова, который собирался скоро уходить. В одну из поездов на станцию за углём они заметили на складе какие-то ящики.
        — На станции, товарищ Павлов,  — рассказывал Вова,  — есть склады. Только вот мы не знаем, как подобраться да стянуть пару ящиков… Там, наверное, есть что-нибудь съестное. Вот бы хорошо для вас на дорогу!
        Павлов задумался и, помолчав, спросил:
        — Склады военные?
        — Не знаю. Часовые ходят с автоматами.
        — Нет, это не годится. Это дело, сынок, пахнет порохом,  — сказал Павлов,  — на мушку можно попасть. Повременим, может, что-нибудь подвернётся попроще.
        Во всём поведении Павлова Вова видел осторожность, расчёт, в разговорах он давал умные советы, наставления. Начиная даже маленькое дело, Вова тоже старался походить на него, сдерживал ребят от излишнего задора, а, когда собирались вместе, рассказывал им о Павлове, подражая его манере говорить тихо, спокойно, обдумывая каждое слово.
        Однако время шло, а продуктов ребята не добыли. Посоветовавшись с Жорой, Вова решил, что им надо действовать более решительно, чем до сих пор.
        Уголь, который они возили для усадьбы Эльзы Карловны, находился метрах в десяти от склада. Станция была тесная, забитая вагонами, разбитыми паровозами, застроенная складскими помещениями. Под навесом с замаскированной крышей были сложены небольшие тёмно-зелёные ящики, бумажные мешки и огромные бочки. Склад был длинный, метров восемьдесят, без стен, на чугунных столбах и упирался одним концом в штабель угля, другим  — в тупик железнодорожного полотна.
        Часовой мерно расхаживал у склада. Вова начал изучать его повадки. Если часовой, проходя вперёд, делал две остановки, Вова успевал сосчитать до трёхсот; если останавливался один раз  — до двухсот семидесяти; если не останавливался совсем  — до двухсот пятидесяти.
        «Значит,  — решил Вова,  — дорога часового до тупика занимает около четырёх минут».
        Оставалось проверить, часто ли часовой не доходит до конца, поворачивает ли голову назад и вообще, как рьяно выполняет свой служебный долг.
        Жора нервничал от нетерпения. Он по-приятельски упрекал товарища:
        — Слишком долго кумекаешь! Чего ждать! Да я  — раз и готово! Пока немец ползёт туда и обратно, я сумею добежать до склада и вернуться с ящиком…
        Но Вова не решался действовать очертя голову. Он опасался, как бы не появился кто-нибудь со стороны линии. Наконец время подошло к вечеру.
        — Пора!  — сказал Вова, как заправский разведчик обшаривая взглядом местность.
        Часовой пошёл к тупику. Вова предупредил Жору: «Следи за линией и, если покажется кто-нибудь, дай знать», а сам кинулся к складу, не сводя глаз со спины часового.
        Обратно он бежать не мог и шёл медленно, сгибаясь под тяжестью ящика, будто в нём было не десять килограммов, а целых сто. Лицо Вовы покраснело, глаза блестели, а сердце стучало так, точно хотело вырваться из груди.
        Жора кинулся ему навстречу и подхватил ящик. Через минуту куски угля глухо застучали по крышке, но ребята всё ещё не решались взглянуть на часового.
        Когда ящик был спрятан, они подняли головы. Часовой шёл обратно спокойным, размеренным шагом и глазел на проходящий поезд с солдатами.
        — Ну и ну!  — произнёс Жора и посмотрел на друга такими довольными и озорными глазами, что тот заулыбался.
        Однако ящик, добытый с таким трудом, разочаровал их. Там оказались не продукты, а что-то совершенно непонятное: рыжевато-жёлтые кубики, шнур и гильзы красной меди. Уходя к Павлову, Вова взял пару кубиков, моток шнура и несколько гильз.
        — Мы думали, что продукты,  — виновато говорил он,  — а это оказалась вон какая штуковина!
        — Где взяли?  — удивлённо спросил Павлов.
        — На станции, на складе,  — печально ответил Вова, стараясь не глядеть в глаза Павлову.
        — Да это же взрывчатка, тол! Понимаешь ты, сынок, какой это «продукт»? Из этого «продукта» мы заварим такую кашу, что гестаповцы с ног собьются. Только бы удалось!
        Павлов внимательно разглядывал толовые шашки, шнур и взрыватели, вертел их в руках и долго не мог оторваться от Вовиного «подарка». Он смотрел на кубики, как голодный на кусок хлеба. Павлов о чём-то сосредоточенно думал.
        — Ну, так… действуем, сынок!  — произнёс, наконец, Павлов, и начал трепать Вову за волосы, приговаривая:  — Ну и молодцы, ну и удружили!..
        Готовились к диверсии долго, осторожно. Вначале Вова, по поручению Павлова несколько раз ходил на линию железной дороги, чтобы понаблюдать, как часто и в какое время ночи на перегоне между станцией и разъездом появляется обходчик, какие расположены поблизости строения. Железнодорожная линия проходила лесом. Невысокие деревья рассажены рядами. При случае можно было укрыться, выждать удобный момент.
        Наконец Павлов сам побывал на станции вместе с Вовой.
        Ночь была лунная. Бор показался Вове сплошной стеной с зубчатой, причудливой верхушкой. Где-то гудел паровоз, скрипели сухие сосны от сильного ветра. Добравшись до линии, они осторожно пошли по опушке. Вова смутился, когда Павлов остановился и сказал:
        — А вот мостика этого ты и не заметил…
        И в самом деле, Вова точно впервые видел небольшой мостик, хотя бывал здесь несколько раз.
        — Да, сынок, место что надо, хорошее. Вот здесь, у мостика, мы и попробуем. Только ночку надо выбрать подходящую, тёмную, ненастную. Как думаешь, сынок?
        — Я… я думаю, это правильно,  — запинаясь, ответил Вова. Его даже в жар бросило  — так было приятно, что Павлов советуется с ним.
        На диверсию вышли ночью.
        Павлов рыл гнёзда под шпалами у самого основания моста и закладывал шашки, а мальчики засыпали их песком и землёй. Они очень спешили: скоро с разъезда должен был выйти поезд.
        — Готово. Отходим!  — тихо произнёс Павлов, уводя ребят и сторону.
        Он оставил их на опушке леса, метрах в четырёхстах от линии, а сам пошёл назад, чтобы поджечь бикфордов шнур.
        — Ждите меня здесь,  — сказал он и скрылся в темноте.
        С соседнего разъезда слышались гудки и шипение паровозов, стук колёс и звонкий лязг вагонных буферов.
        Вова и Жора сидели, затаив дыхание. По их расчёту, поезд приближался к тому месту, куда ушёл Павлов. Они сидели и ждали, прислушиваясь к каждому шороху, но Павлова всё не было.
        И вдруг страшный взрыв потряс воздух и землю. Эхо мгновенно подхватило гром, треск и скрежет металла и понесло по лесу.
        — Так их, проклятых!  — внезапно выкрикнул Вова.
        — Ну и тряхнул их товарищ Павлов,  — тихо добавил Жора.
        Вова и Жора поднялись на ноги, всматриваясь в темноту и с тревогой думая о старшем товарище.
        — Может, с ним случилось несчастье?  — вдруг спросил Вова не своим голосом.
        — Ну, нет. Он не такой,  — уверенно возразил Жора.
        Из темноты появился Павлов.
        — Вот и порядок!  — сказал он, и они скрылись в лесу.
        На другой день по всей округе разнеслась весть о том, что «по какой-то странной случайности подорвался и слетел под откос военный эшелон, уходивший на Восточный фронт».
        Пожалуй, впервые с тех пор, как их увезли в неволю, Вова и Жора почувствовали себя счастливыми: они тоже борются с врагом!
        Но и забот у них прибывало. Павлов советовал последить за Максом. Макс, по мнению Павлова, не внушал доверия, хотя, по словам Вовы, он был «хорошим немцем». «Кто знает, может, его подослало гестапо, чтобы наблюдать за ребятами!»  — думал Павлов и каждый раз подробно расспрашивал Вову о встрече и разговорах с Максом.
        На этот раз Павлова заинтересовало, как отнесётся Макс к диверсии, что он знает о ней, и вообще заговорит ли на эту тему с ребятами. Вове он строжайше запретил самому начинать об этом разговор. И всё-таки Вова не утерпел. Он целый день ждал, что Макс сам с ним заговорит, но тот был почему-то особенно мрачен. Вова решил вызвать Макса на откровенность.
        В обед Люся вынесла мальчикам суп с вороньим мясом. Последнее время Жора приспособился ловить ворон маленьким капканчиком, который он случайно нашёл на скотном дворе. Однако Эльза Карловна запретила варить «эту падаль» в доме и есть ворон на кухне.
        — Макс, попробуешь нашей «дичи»?  — предложил Вова.
        Макс улыбнулся и покачал головой:
        — Пока не хочется, но скоро фрау Эйзен, кажется, и меня заставит жарить ворон.
        Они разговорились. Макс пожаловался, что Эльза Карловна считает его лодырем, бездельником и собирается выгнать.
        — И как мне быть?  — говорил Макс.  — Ноги мои, видишь, плохие. Ходить тяжело, только и живу тем, что руки целы. Я сказал хозяйке, что договор наш ещё не окончился и она не может меня прогнать, пока я место не найду, а она заявила, что я неблагонадёжный немец, и пригрозила сообщить об этом агенту по борьбе с внутренними врагами Германии.
        — Это как понять  — «неблагонадёжный»?  — поинтересовался Вова.
        — Любого бедняка можно сделать неблагонадёжным,  — нахмурился Макс,  — вот сегодня уже ищут таких неблагонадёжных. Но их-то найти трудно, это народ крепкий, вроде ваших русских партизан.
        — Где ищут?  — насторожился Вова.
        — Везде. Поезд подорвали вчера на линии. Вот и ломают головы в гестапо.
        — Поезд?  — Вова сделал недоумённое лицо.  — Скажите! А это опасно быть «неблагонадёжным» немцем?
        — Не будь у меня двоих детей и жены больной, не стал бы я терпеть,  — почти злобно сказал Макс,  — ничего бы не испугался. Я теперь многое понял…
        Появление Эльзы Карловны прервало их беседу, но Вова поверил словам старого работника и понял, что опасаться Макса ребятам нечего. Но и откровенничать особенно, тоже не следует, кто знает, как может обернуться дело.

        17. «НЕ СДАДИМСЯ!»

        Давно ушёл большевик Павлов, неизведанными дорогами пробиваясь на родину. Уходя, он дал слово своим маленьким друзьям вернуться вместе с Красной Армией.
        Прошло лето, осень прошла, наступила зима. В декабре 1942 года в доме Эльзы Карловны разместилось отделение госпиталя.
        Раненые солдаты часто повторяли: Сталинград, Москва, Волга, Ленинград. «Где сейчас немцы?  — думали ребята.  — Может быть, и в самом деле в Сталинграде или в Ленинграде, а то и у стен Москвы?» Ведь они ничего не знали.
        Однако по виду Эльзы Карловны и из разговоров раненых ребята поняли, что фашистам в России «жарко». Однажды Жора спросил у раненого.
        — Как в России  — гут, хорошо?
        — Нихт гут, некарашо. Руссиш зима некарашо, руссиш Катуша некарашо.
        — А что это за Катуша такая?  — интересовались девочки, когда Жора рассказал им об этом.
        — Пойдите, узнайте у них!  — пожимал он плечами.  — Всё время бормочут про какую-то Катушу: «Катуша пук-пук…» Я так ничего и не понял.
        — А кто же всё-таки, эта Катуша?  — не унималась Шура.
        — А помните песню про Катюшу?  — Люся тихонько пропела:
        — Расцветали яблони и груши… Наверное, Катюша  — это героиня… Понимаешь, народная героиня. Смелая, гордая, бесстрашная. Она фашистов бьет, прославилась на всю нашу Родину, вот вояки фашистские от страха и бормочут: «Катуша! Катуша!»
        Так и решили ребята, что Катюша  — это народная героиня.
        В другой раз Жора принёс ещё новость: на фронте убит муж Эльзы Карловны  — Фриц Эйзен.
        — Сам видел,  — торопился рассказать Жора.  — Подали ей пакет с чёрной каёмкой. Она разорвала его, посмотрела на листок да как завопит: «Фриц, Фриц!.. Майн Фриц капут!..»
        Люсе и Шуре не разрешили больше доить коров, чистить картофель, печь хлеб для раненых: им не доверяли. Они только убирали в комнатах, топили печи, вместе с ребятами резали сено, помогали ухаживать за скотом.
        Жора по-прежнему приносил какие-нибудь новости. Однажды он прибежал к девочкам и весело доложил:
        — В Германии траур! Панихиду служат по фрицам, укокошенным под Сталинградом!
        — Правда? Ты как узнал?  — спросила Шура.
        — Везде флаги траурные, немцы твердят: «Сталинград, Сталинград…» Я спрашиваю у Макса: «Почему все ваши немцы наш Сталинград знают?» А он отвечает: «Ваши русские дерутся там, как черти», а сам говорит без злобы, улыбается.
        — Эх, если бы послушать Москву!  — вслух мечтала Люся.
        Вошёл Вова.
        — Траур по всей Германии! Поняли! Траур! Колом в горло дал фашистам наш Сталинград.
        Он был весел, говорил, что видел многих немцев с чёрными повязками на рукавах.
        — А Макс ходит без повязки,  — улыбнулся Вова.  — Я спросил у него: «Что это все чёрные повязки на рукава понацепляли, а ты не носишь?» Он ответил: «Я, наверное, скоро дождусь, что по мне траур носить станут».  — «Это как же так?»  — спрашиваю. А он засмеялся и отвечает тихо, будто по секрету: «Мы, думается мне, допобеждались до того, что скоро всех калек, таких, как я пошлют на Восточный фронт и самого фюрера защищать будет некому». Как он это сказал, я подумал: Макс настоящий человек, хоть и немец… Понятно, дали наши перцу фашистам под Сталинградом, ох, дали!
        — И ещё дадут,  — добавил Жора.
        — Точно. В Германию придут! Теперь уж я уверен, придут!  — закончил Вова.

* * *

        Ребят очень воодушевили слухи о победе Красной Армии. Им так хотелось чем-нибудь помочь своим наступающим войскам, сделать такое, чтобы можно было сказать: «И мы боролись, не сидели сложа руки».
        Английские и американские самолёты стали часто сбрасывать бомбы над городом. Однако завод, находившийся неподалёку от усадьбы, оставался почему-то невредимым. Это больше всего удивляло ребят, но, когда Жора спросил об этом Макса, тот ответил:
        — Ворон ворону глаз не выклюнет.
        В часы бомбёжек все обитатели имения, кроме ребят, лезли в подвал. Зато они в это время могли делать всё, что угодно.
        Во время ближайшего авиационного налёта Вова собирался спалить стоящее в скирдах сено  — пусть думает Эльза Карловна, что на её сено упала зажигательная бомба.
        Самолёты налетели неожиданно. Вова бросился к скирдам. В руках у него была зажигалка и флакон с бензином. По дороге он соображал, с какой стороны лучше запалить сено.
        Самолёты гудели где-то над головой. Невдалеке тявкали зенитки, и совсем близко рвались бомбы, но опять не над заводом, а где-то в городе, Вова вернулся усталый, мокрый и перепуганный.
        Уже подбегая к усадьбе, он обернулся и увидел, как запылало сено.
        Он тут же обнаружил свою ошибку: на снегу был отчётливо виден след, ведущий от усадьбы к стогам. Только сейчас Вова понял, как оплошал. Надо было выбежать сначала на дорогу, к лесу, а потом уже свернуть к стогам, а он туда и обратно бежал прямо через поле от усадьбы.
        Ребята встретили Вову радостно, но сразу заметили его мрачное лицо.
        — Что случилось?  — спросил Жора.
        — Я, кажется, наделал беды. Утром всё может обнаружиться.
        Вова рассказал, в чём дело. Все молча переглянулись  — правда, это могло плохо кончиться.
        — Может, ещё снежок пойдёт,  — успокаивал Жора.
        Всю ночь никто не сомкнул глаз. Шура выбежала на улицу чуть свет и вернулась весёлая:
        — Снег-то какой! Хлопьями валит, хлопьями!..
        В это утро, убирая комнаты, Шура нашла ампулу с какой-то жидкостью и на всякий случай положила её к себе в карман. За обедом она вспомнила про свою находку, и показала её Жоре.
        — Что это, по-твоему, такое?
        Он взял ампулу, повертел в руках, прочёл надпись и, вскинув живые, острые глаза, сказал:
        — Это стрихнин!
        — А для чего он?
        — Волков травить,  — ответил за товарища Вова.  — У нас старичок-охотник рядом жил, так он зимой волков травил стрихнином.
        — Дай-ка мне!  — загорелся Жора.
        — Нет,  — спокойно ответила Шура,  — не дам.
        — Зачем тебе? Отдай,  — сказала Люся.
        Но Шура положила ампулу в карман, подмигнула многозначительно и ушла.
        После обеда Жора снова встретился с Шурой. Он таинственно подозвал её и тихо шепнул:
        — Отдай мне стекляшку.
        — Зачем тебе?
        — Отдай!  — настаивал Жора. Глаза его горели. Он уже обдумал, как употребить яд, и поэтому был так настойчив.
        — Ну, зачем она тебе?  — повторила Шура.
        Жора нагнулся к её уху:
        — Коров да свиней травить. Вот будет порядок!
        — Коров и свиней?  — повторила тихо девочка.
        — Да.
        — Ладно, потом,  — сказал Шура и убежала.
        Вечером в имении появился незнакомый офицер. Из разговоров его с Эльзой Карловной Шура поняла, что он просит у хозяйки разрешения сделать в её доме короткий привал для своего отряда, отправляющегося на станцию, а оттуда на фронт в Россию.
        Ампула с ядом была всё ещё в кармане у Шуры. Она не отдала её Жоре, потому что боялась, как бы сгоряча он не сделал какой-нибудь глупости.
        Шура собиралась посоветоваться с Люсей, куда девать яд, и забыла про ампулу. Она вспомнила о стрихнине только теперь, узнав, что отряд фашистов идёт на Восточный фронт.
        Из окна кухни Шура наблюдала, как солдаты заполняли двор, как они, засучив рукава и перешучиваясь, готовились мыть руки. Шура смотрела на них, бледная, охваченная одним чувством безудержной ненависти: «Они поедут к нам, в Советский Союз, убивать наших людей…»
        Она стояла, засунув руки в карманы и гневно сжав кулаки. И вдруг нащупала маленькую, хрупкую ампулу. Мысль, мгновенно поразившая Шуру, была так отчётлива, что она удивилась, как не подумала об этом раньше. Ей показалось, что время остановилось и кругом стало очень тихо, словно весь мир прислушивался сейчас к тому, что происходило на кухне. Сейчас она уничтожит этих солдат, которые идут на Восточный фронт.
        Шура еще раз взглянула на них. Но солдаты уже не смеялись. Они рассаживались как попало  — на земле, на дровах. Как видно, первое возбуждение, вызванное радостью предстоящего отдыха прошло, а сам отдых обещал быть слишком коротким, чтобы ему радоваться. Лица солдат были усталые, на них не оставалось и признака веселья.
        Шура жадно и торопливо оглядывала одного, другого… Как много среди них пожилых. А вот один совсем старый, у него даже волосы седые…
        Солдат посмотрел на неё и улыбнулся обыкновенной, доброй улыбкой. Когда Шура отпрянула от окна, на его лице появилось выражение не то растерянности, не то обиды. Он вздохнул, отвернулся и стал оглядывать массивные, прочные сараи Эльзы Карловны равнодушно, даже, пожалуй, отчужденно. Никогда не доводилось ему владеть такими сараями.
        Шура отошла от окна, разбитая и ослабевшая, словно не один миг, а долгие часы глядели друг другу в глаза она и тот пожилой, усталый солдат. Шура не могла бы даже сказать, о чём думала она в эту минуту и правильно ли было то, о чём она думала, но она вполне отчётливо сознавала, что не может убить этого простого старого человека.
        Измученная, она вынула из кармана ампулу и, ни о чём не думая, рассматривала её, положив на ладонь. Как раз в тот момент на кухню вошла санитарка. Она пристально посмотрела на Шуру и выслала её из кухни, подозрительно поглядывая на молоко, стоявшее в огромном эмалированном ведре. Машинально положив ампулу снова в карман, Шура взяла таз с водой и мыло, думая только о том, как бы не споткнуться, у неё подкашивались ноги.
        После рабочего дня, когда ребята собрались на кухне ужинать, Шура рассказала, что её вызывал гестаповец и отобрал у неё ампулу с ядом. Не закончив рассказ о том, что там было, она закрыла лицо руками и заплакала.
        — Надо разобраться,  — сказал Вова,  — а в панику бросаешься зря.
        За столом воцарилась тишина. В этот вечер никто не притронулся к ужину. Все поняли, что история с ядом не кончится так просто, санитарка, конечно, может сказать что угодно, но ведь ей поверят больше, чем русским ребятам.
        Шуру забрали ночью. Люся видела в окно, как её, избитую, с растрёпанными волосами, провели через двор в кирпичную пристройку с решётками. Она шла, еле передвигая ноги. Солдат открыл дверь и толкнул Шуру прикладом автомата так, что она упала через порог.
        Затем посадили в подвал Жору, Люсю и Вову, но отдельно от Шуры. В подвале было темно, холодно, сыро. За дверью раздавались мерные шаги часового. Ребята долго не могли придти в себя и сидели молча. Но вот шаги часового стали глуше.
        — Давайте, ребята, договоримся, как держаться,  — предложил Вова.  — Будем отвечать, что ничего не знаем. Согласны?
        — Согласны-то согласны,  — начал Жора,  — но я думаю, Вова, так: лучше объявить, что яд нашёл я, а не Шура.
        — Нет, Жорка, не выйдет. Ведь санитарка всё видела,  — сказала Люся.
        Шаги часового раздались у двери. Все замолчали.
        Жора мысленно готовился к истязаниям и дал себе слово, что бы с ним ни случилось, ничего не говорить этим мерзавцам. Люся думала только о Шуре и тихо шептала:
        — Шурочка милая, что же будет с тобой?..
        Вова упрекал себя в том, что вовремя не отобрал яд у Шуры. А теперь разве эти звери поверят ей? «Как же это я прозевал?»  — сокрушался он.
        …Гестаповец с круглыми ледяными глазами сидел за столом, не сводя тупого жесткого взгляда с Шуры. На ней, вместо платья, болтались лохмотья, лицо было в ссадинах и синяках. Она не могла стоять  — её поддерживали двое охранников.
        — Ты большевичка?  — спросил переводчик.
        Шура подняла голову. Да, этот немец совсем не похож на того, седого, улыбнувшегося ей. Твёрдым голосом она ответила:
        — Я советская школьница.
        — Где взяла ампулу с ядом?  — допытывался переводчик.
        — Подобрала на полу в госпитале.
        — Украла?
        — Я уже ответила,  — повторила Шура.
        — Ты хотела вылить яд в молоко?
        — Если б хотела, то вылила бы, не побоялась!
        — Но тебя остановила санитарка?
        — Вы лжете, вы просто фашистский холуй, мерзавец!
        Переводчик торопливо перевёл её слова. Гестаповец сразу переменился в лице. Он встал из-за стола, взял пистолет. Его удивляла и злила смелость этой избитой маленькой, худенькой девочки.
        Гестаповец вышел на середину комнаты и впился в Шуру глазами стервятника. Потом со всего размаха ударил её пистолетом в грудь.
        Шура с коротким стоном упала на пол, стукнувшись головой о каменную стену подвала. Она хотела что-то сказать, но гестаповец ударил её сапогом в грудь и крикнул бешено:
        — Убрать!
        Девочку вытащили волоком из комнаты и бросили в машину, дежурившую у подъезда. Она была без сознания, умирала.
        Вову, Люсю и Жору ещё до вызова к гестаповцу жестоко избили. Люся стояла перед столом офицера и дрожащим голосом сквозь слёзы отвечала, что она ничего не знает. Она не имела права говорить больше, чем ей было позволено Вовой, как старшим товарищем. После безуспешных попыток добиться от Люси чего-нибудь ее пинком сапога, выбросили за дверь.
        Жора и Вова были вызваны одновременно. Жора бойко прокричал приветствие «Хайль фюрер!» и прямо подошёл к столу, пошатываясь, но стараясь сохранить бодрый вид. Вова следовал за ним. Гестаповец, видимо, принял ребят за простачков. На них были старые пиджаки с длинными рукавами, сползающие с бедер брюки. В этих костюмах они казались совсем заморышами, щуплыми и забитыми мальчишками.
        Они рассказали, что весь день возили ящики с продуктами для госпиталя и Шуру с утра не встречали. Это же подтвердили Эльза Карловна и Макс. Гестаповец определил, что виновата во всём только Шура, однако для устрашения и «порядка» избил ребят до такой степени, что они самостоятельно не могли выйти из подвала. Выброшенные за дверь, они лежали там до тех пор, пока гестаповец не уехал. Только под утро Макс помог им добраться до голубятни и трое суток ухаживал за ними украдкой от Эльзы Карловны.

* * *

        Наступили тяжёлые дни. Шура не вернулась. Все поняли, что больше её не увидят… Жестокая расправа заставила Вову, Жору и Люсю задуматься: как быть дальше, что делать? Сидеть сложа руки они уже не могли, однако, как ни душила злоба к фашистам, действовать надо было очень осторожно: за каждым их шагом следили.
        Однажды Максу и Вове пришлось вместе ремонтировать забор. Они работали молча. Когда Макс присел отдохнуть и закурил, Вова сел рядом. Деревья скрывали их от посторонних глаз. Вдруг Макс спросил:
        — Это правда, что ваша девочка вылила яд в молоко для солдат?
        — Нет, неправда,  — сказал Вова.
        Но рассказывать, как было дело, он не стал. Говорить об этом с Максом не хотелось, он не поверит…
        — Тогда почему же её убили?
        — Ваши убили уже многих из нас… И Аня погибла и Юрку увезли в лагерь умирать. Что ни день  — мученье, смерть… Вы ведь сами всё видите…
        В словах Вовы Макс почувствовал горькую правду, упрёк, это обожгло его сердце ещё и потому, что в последние дни он сам всё сильнее испытывал жестокую несправедливость. Фрау Эйзен, ни с того ни с сего нарушив договор, наполовину уменьшила ему плату. Он пробовал протестовать, и тогда на голову его обрушились угрозы.
        — Я,  — кричала фрау Эйзен,  — помогаю фюреру и Германии, а ты ешь мой хлеб! Ты неблагодарный! Я отправлю тебя туда, где ничего платить не будут и спустят с тебя шкуру!
        Вначале Макс думал, что всё обойдётся, фрау Эйзен одумается. Но вышло не так. На следующий день его вызвал агент гестапо и заявил, что располагает документами, уличающими его в преступлениях против фюрера и Германии.
        — Теперь я подследственный немец, неблагонадёжный,  — закончил Макс дрожащим голосом.  — Да, ты прав, мальчик, вот какие у нас порядки!
        Весь день Макс был скучный, неразговорчивый, жаловался на плохое настроение, точно чувствовал, что с ним произойдёт какая-то неприятность.
        Под вечер в имение привезли раненых с Восточного фронта. Помогая разгружать автобус, Макс поднял какой-то листок, свёрнутый вчетверо. Отойдя в сторону, он развернул листок и не смог от него оторваться. Это была русская листовка на немецком языке, которую, наверное, обронил кто-нибудь из солдат. Макс прочитал её несколько раз, свернул и положил в карман. Офицер, стоявший около машины, сделал ему повелительный жест, подзывая к себе. Макс подошёл к нему. Офицер строго спросил:
        — Вы листовку читали?
        — Никак нет!  — ответил Макс.
        — Я требую вывернуть карманы!  — кричал он.
        — Господин обер-лейтенант, я ничьих карманов не проверяю и вас прошу не проверять моих.
        Офицер ударил Макса костылём. Жора и Вова прильнули к окну голубятни как раз в тот момент, когда у автобуса поднялась возня и раздались крики.
        — Гляди, гляди, Макс дерётся! Вот это да!  — закричал Жора.
        Но Макса уже уводили. Избитый, беспомощный, он ещё больше согнулся, еле ступая на больную ногу. Злобным взглядом провожали его за ворота Эльза Карловна, Лунатик и раненые офицеры. Только двое русских мальчиков  — Вова и Жора  — с сочувствием глядели ему вслед. Но Макс их не видел.
        Когда Макс и сопровождающие его солдаты скрылись за изгибом каменного забора, Вова со вздохом сказал:
        — «Неблагонадёжный» немец вряд ли вернется в имение.
        — Да, упекут его в тюрьму, хоть он и немец.
        Мальчики понимающе поглядели друг на друга, может быть, впервые заметив, как они оба выросли, возмужали, стали разбираться в таких вопросах, которые ещё год назад казались им неразрешимыми.
        — Нельзя их в покое оставлять,  — сказал Жора, провожая ненавидящим взглядом Эльзу Карловну, входившую в дом в сопровождении офицера на костылях.
        — Помнишь, как у челюскинцев на льдине газета называлась?  — как бы невпопад ответил Вова.
        — Не помню.
        — Хорошее название они придумали: «Не сдадимся!»
        — Не сдадимся. Драться будем. Да?  — повеселел Жора.
        — Угадал,  — ответил Вова,  — будем, обязательно будем!
        — Пойдём вниз, не надо Люсю одну оставлять.
        Они спустились с лестницы в обнимку. Им, казалось, что ступеньки выстукивали с сердцем в лад: «Не сдадимся! Не сда-дим-ся!»

        Часть третья

        1. ГАНС КЛЕММ

        Ганс Клемм  — член гитлеровской партии национал-социалистов был командирован на завод нового оружия. Инженер но образованию, фашист по убеждению, он получил назначение мастером в цех, где начинялись головки фаустпатронов[21 - Фаустпатрон  — противотанковое оружие.] секретным взрывчатым веществом, обладающим огромной силой сосредоточенного взрыва.
        На заводе Ганса Клемма никто не знал. До сорока лет он прожил в Западной Германии и ни разу не бывал дальше Эльбы, а теперь собирался ехать на службу в Восточную Германию.
        Старый холостяк, страшно беззаботный и всегда нагловато-весёлый, Ганс Клемм перед отъездом в Берлин расхвастался в кабачке о том, какое важное получил он назначение. Его болтливостью воспользовались подпольщики.
        Отъезд Ганса Клемма ожидался со дня на день. Его уже ждали на заводе, но дело задерживалось из-за оформления специальных документов, которые он поехал получать в Берлин лично.
        Получив документы, Ганс Клемм, насвистывая весёлый мотивчик, зашёл в один из дешёвых ресторанов Берлина, чтобы пообедать, выпить на радостях и вечером на собственной машине «Оппель адмирал» выехать на завод по автостраде Берлин  — Бреслау.
        Подпольный комитет имени Эрнста Тельмана хорошо изучил характер, манеры и привычки Ганса Клемма и подготовил ему двойника, который, вместо него, должен был прибыть на завод и развернуть там подпольную работу.
        За Гансом Клеммом было установлено наблюдение. Поэтому, когда он вошёл в ресторан, его ждал там человек.
        Все столики были заняты. В маленьком ресторане, торговавшем пивом, было всегда многолюдно,  — он стал любимым местом средних чинов гитлеровской армии и тыловых гитлеровцев, которые часто после службы заходили сюда, чтобы выпить пива или вина, послушать музыку, а также последние новости с фронтов «из первых рук», то есть от прибывших в отпуск офицеров.
        Человек, которому было поручено встретиться с Гансом Клеммом, уже сидел за единственным столиком, не занятым, кроме него, никем. Ганс Клемм не сразу увидел свободный столик, но, пройдя вперёд, понял, что мест нет, и повернул к выходу. Как раз у входа, в углу, за столиком на три персоны сидел человек в костюме лётчика. Ганс Клемм подошёл к нему и, приветствуя «Хайль Гитлер», спросил:
        — Могу ли я занять одно место?
        — Прошу вас,  — любезно ответил лётчик.
        — Вы, вероятно, ждёте кого-нибудь?
        — Совершенно верно, ожидаю товарища-фронтовика,  — ответил тот.
        — О, это интересно, я очень буду рад познакомиться с вами и вашим товарищем!
        Клемм сразу проникся доверием к лётчику, у которого на кителе болталось два железных креста  — высшая награда Гитлера.
        — Вы давно с фронта?
        — Второй день,  — ответил летчик.
        — Откуда?
        — С востока.
        — О, это тем более интересно,  — снова воскликнул Ганс Клемм и начал жаловаться на судьбу специалистов, обречённых отсиживаться в тылу.
        — Вы знаете,  — начал он,  — я служил в концлагере и, признаться, эта работа надоела мне. Представьте себе,  — хвастал он, чтобы расположить лётчика,  — мне ежедневно приходилось допрашивать десятки всяких политических негодяев, возиться с ними и часто «разговаривать» оружием. Под конец я дошёл до того, что стал расстреливать каждого, кто не очень охотно отвечал на мои вопросы, но некоторые сердобольные сослуживцы сочли, что я стал перехватывать через край. Потом я разбил череп одному видному коммунисту, вместо того чтобы добиться от него нужных нам показаний. За это мне и пришлось уйти на новую, более спокойную, но не менее почётную и нужную работу для фюрера, для Великой Германии.
        — Ну что ж, мы воюем на фронте, а вы в тылу,  — охотно согласился лётчик.
        — Это верно! Вот я сейчас получил назначение на завод. Буду делать новое оружие  — оружие победы над всем миром.
        — Новое?
        — Да, совершенно потрясающее, необыкновенное…
        — Прекрасно! Значит, скорее победим Россию,  — задорно заключил лётчик.
        — Я уверен,  — высокомерно согласился Ганс Клемм и предложил:
        — Выпьем за нашу победу!  — Они чокнулись.
        Сходство военного с Гансом Клеммом было настолько велико, что, когда вошёл его товарищ, он невольно произнёс.
        — Чёрт побери, да ты никак, Карл, с братом встретился?
        — Да,  — ответил тот и расхохотался.
        — Вы находите?  — весело пробормотал Ганс.
        — Представьте себе, вы похожи друг на друга.
        — Ну, дружище, ты и угадал! И в самом деле, у нас есть сходство: наши матери были обе женщины,  — пошутил лётчик.
        Оба военных засмеялись, а подвыпивший Ганс Клемм просто заливался весёлым смехом, думая о том, какие хорошие эти парни. Сидели за столом долго, пили вино, пиво, говорили о пустяках, шутили, пока военные не решили, что им пора действовать.
        — Ну, нам пора!  — сказал лётчик и подозвал официанта, чтобы рассчитаться.
        — Как, вы уходите?  — недовольно спросил Ганс Клемм.
        — Да, я и мой друг, к сожалению, через час должны ехать.
        — Куда, если не секрет?  — спросил Ганс Клемм.
        — В Штейнау-на-Одере.
        — Куда, в Штейнау?!  — подпрыгнул от радости Ганс.
        — Да, я в Штейнау-на-Одере  — к отцу, он тоже со мной по пути  — к семье,  — ответил лётчик.
        — Прекрасно!..  — громко крикнул Ганс и, повернув голову в сторону официанта, рявкнул:
        — Человек, бутылку лучшего вина!
        — Значит, в Штейнау-на-Одере,  — врастяжку повторил Ганс Клемм, разливая вино и думая о том, как приятно он удивит их сейчас.
        — Ну-с, так вот что, друзья,  — продолжал Ганс.  — Представьте, я тоже еду в ту сторону и еду тоже через час… Если говорить откровенно, вы просто обрадовали меня. Я предлагаю тост за дружбу, за совместную дорогу… Моя машина к вашим услугам. Согласны?
        — Пожалуй, если это вас не затруднит.
        — Что вы! Я считаю за честь ехать с вами,  — почти кричал Ганс Клемм, разгорячённый вином.
        — Мы вам очень благодарны,  — заговорил лётчик,  — но я должен предупредить вас. Моему другу необходимо заехать немного в сторону, правда, не так далеко (он назвал населённый пункт). Будет ли это удобным господину Клемму?
        — Это пустяки, буду рад доставить вам удовольствие!  — охотно согласился Ганс Клемм, обрадованный тем, что ему не придётся ехать одному…
        Тёмной ночью машина с тремя спутниками покинула Берлин. Ехали с полным светом и с большой скоростью. Хозяин сам вёл машину. Рядом с ним сидел лётчик с железными крестами, а на заднем сиденье  — его товарищ, ожидавший сигнала к действию. В его задачу входило нанести Клемму первый удар, от которого тот не должен опомниться ровно столько, сколько потребуется времени другому, чтобы взять руль машины в свои руки.
        В ста километрах от немецкой столицы машина Ганса Клемма свернула в сторону. Дорога шла теперь через сосновый лес. Въехали в глубь сосняка. Дальше всё произошло молниеносно. Лётчик дал условный сигнал, дважды наклонив голову. Глухой удар  — и с коротким криком Клемм повалился набок, выпустив из рук руль.
        Когда машина вышла снова на автостраду, Карл Кернер спокойно сказал товарищу:
        — Больше Ганс Клемм не будет убивать лучших сынов Германии и делать смертоносное оружие.
        С документами Ганса Клемма прибыл на завод коммунист-подпольщик Карл Кернер. Через неделю он был уже на подпольном совещании небольшой группы рабочих-коммунистов. Он рассказал им об условиях подпольной работы и о тех трудностях, которые предстоят им в борьбе против гитлеровского режима.

* * *

        Группа рабочих-коммунистов, возглавляемая Карлом Кернером, работала на одной операции, начиняя готовые детали фаустпатронов взрывчаткой. Эту операцию доверяли только особо проверенным, и тем не менее сюда проникли коммунисты, потому что цех возглавлял подпольщик из группы сопротивления.
        Карл Кернер (он же Ганс Клемм) быстро завоевал доверие администрации завода. Он проявлял показную жестокость, чтобы не вызвать подозрения у шпионов, засылаемых гестапо в среду рабочих. Малейший промах мог разоблачить его и погубить всё дело.
        Среди рабочих-коммунистов люди были проверены достаточно хорошо. Однако в группе сопротивления на заводе было очень мало коммунистов. Эта группа с каждым днём росла, мало-помалу в неё вливались передовые сознательные беспартийные рабочие, которые самостоятельно старались вредить, действуя тайно от других, в одиночку. Они иногда, вместо взрывчатки начиняли снаряды опилом с песком или мелкой металлической стружкой.
        Мастер Клемм, наблюдательный, хорошо знавший своё дело, не мог не замечать, когда какой-нибудь отважный рабочий, вместо взрывчатки, засыпал песок или металлическую стружку в оправу снаряда, но делал вид, что не замечает этого. Однако трудность для таких рабочих-смельчаков заключалась в том, что взрывчатки им выдавалось точно по весу и по количеству заготовок снарядов, поэтому оставшуюся взрывчатку надо было суметь припрятать, а затем вынести из цеха.
        Перед группой организационных подпольщиков встал вопрос, куда девать остаток взрывчатки, как её выносить из цеха, где хранить и где использовать для диверсионной работы, а также каким образом объединить одиночек-рабочих в единую группу.
        Завод, изготовлявший фаустпатроны, находился недалеко от имения помещицы Эйзен. Взрыв, произведённый Павловым, Вовой и Жорой, привёл гестаповских ищеек и агентов на этот завод. Гестаповцы решили, что раз взрыв железнодорожного полотна произошёл в этом районе, значит, надо искать следы преступления среди рабочих предприятия. На заводе произвели расследование, и часть людей была арестована. К счастью для основной группы подпольщиков, были арестованы мастер цеха, настоящий фашист, и несколько рабочих-одиночек, которые были на подозрении. Гестапо предложило заводскому начальству заменить в цехе беспартийных рабочих гитлеровцами.
        Всё это Карл Кернер знал ещё до прибытия на завод, но тогда ему казалось, что, как только он свяжется с подпольщиками, всё пойдёт по-другому. На деле это оказалось гораздо сложнее.
        За несколько месяцев работы мастеру Клемму действительно удалось кое-что сделать. Они уже сумели переправить часть взрывчатки другой группе сопротивления за пределами завода, часть припрятать на заводе, но осталось не сделанным главное: не выявлены все одиночки и не объединены в единую группу сопротивления.
        В самом дальнем углу заводского двора находился всеми забытый склад, в котором хранились старые деревянные модели, поломанная мебель и разная рухлядь, выброшенная из цехов. Чтобы пробраться к этому складу, надо было пройти через пустынный заводской двор, пробираясь между старых поломанных станков, беспорядочно разбросанных по двору, и через горы вывезенных из цехов металлической стружки и шлака.
        Именно этот заброшенный склад и был избран местом для тайных собраний группы подпольщиков. Здесь же хранилась и взрывчатка, которую приносили сюда определенные люди, работающие по очистке цехов от шлака, мусора и стружки.
        Очередное собрание коммунистов было назначено на десять часов вечера, после смены. Группа коммунистов-подпольщиков добровольно изъявила согласие поработать сверх положенного времени на очистке цеха. Так устраивалось в цехе мастера Клемма каждую субботу. Администрация завода ставила в заслугу мастеру, что он сумел организовать это дело.
        Мастер Клемм и коммунисты-подпольщики пользовались тем, что, работая на очистке цехов в ночное время, не могли вызывать подозрения, так как администрация доверяла мастеру и наблюдателей за их работой не выставляла. Благодаря этому подпольщики могли свободно, вместе с мусором, выносить из цеха взрывчатку и проводить короткие партийные собрания в заброшенном складе.
        На этот раз собрание должно было решить два важных вопроса: кто переправит заготовленную взрывчатку группе «сопротивления гитлеризму», действующей за пределами завода, и каким путем коммунисты-подпольщики должны работать дальше, так как администрация заменила многих беспартийных и «неблагонадёжных» рабочих новыми людьми, подобранными и присланными через гестапо.
        — Теперь на заводе есть группы подпольщиков и в других цехах,  — говорил Клемм на собрании,  — создан параллельный комитет на случай провала нашей группы, но работать становится, товарищи, всё сложнее и опаснее. Сложность эта вызывается жалобами военных на то, что многие фаустпатроны не взрываются. Поэтому в наш цех засланы шпионы. Не случайно, за последние дни арестовано несколько передовых рабочих, правда, не из нашей группы. Нам нужна крепкая дисциплина и особая осторожность. Вести с фронта приходят всё менее утешительные для фашистов,  — продолжал мастер,  — это подталкивает сознательную часть рабочих активнее вести внутреннюю борьбу с гитлеровским режимом, искать сближения с нами, с коммунистами подполья.
        Собрание затянулось. Люди, отработавшие десять часов в смену, около трёх часов на очистке цеха и просидевшие на собрании длительное время, сильно утомились. Два подпольщика были назначены дежурными, чтобы предупредить, если вдруг кто-нибудь посторонний появится в районе склада. Однако один из дежурных, поставленный на пост первой очереди, присел на ящик из-под шлака и заснул. Поэтому, когда гестаповцы появились на заводском дворе, у подпольщиков не оставалось иного выхода, как уходить через слуховое окно старого склада. Люди должны были подняться на чердак, оттуда спрыгивать за высокую изгородь заводского двора и уходить поодиночке.
        Поданный вторым постовым сигнал сразу поднял всех. В первую минуту люди растерялись. Только мастер Клемм спокойно сказал:
        — Кто останется со мной, должен помнить: «Мы здесь отдыхали». Остальные через слуховое окно должны без паники, но быстро покинуть склад.
        Чтобы создать видимость, что люди действительно отдыхали, мастер Клемм закрыл дверь склада на задвижку изнутри и молча лёг на ящик. Трое оставшихся с ним рабочих сделали то же самое.
        Когда послышался резкий стук в дверь, мастер Клемм спокойно поднялся и, подходя к двери, с удовлетворением подумал: «Как хорошо, что взрывчатка отправлена товарищам».
        С этими мыслями он открыл дверь.
        Гестаповец без единого слова ударил его рукояткой пистолета по голове. Теряя сознание, Кернер подумал: «Кто же меня предал?..» Он не подозревал, что гестаповцы раскрыли убийство Ганса Клемма.

        2. ОДИНОЧНАЯ КАМЕРА

        — Нет, чорт возьми, ещё не всё кончено!..  — выкрикнул Карл Кернер, брошенный в машину.
        Лица его не было видно, так как дневной свет еле проникал через решётку единственного маленького оконца специальной машины гестапо. Этот человек, как показалось Максу, влетел в машину, как тяжёлый мешок. Он больно ударился головой о кромку скамейки и сначала неловко повернулся на бок, потом приподнял голову и, перегибая туловище вперёд, с лёгким стоном присел, вытягивая ноги. Только теперь Макс заметил, что у него на руках металлические наручники и ноги связаны верёвкой.
        — Нет ли, приятель, закурить?  — хриплым голосом спросил человек.
        Макс пошарил больной рукой в кармане и только теперь вспомнил, что его сигары забрали при обыске. Он виновато ответил:
        — Сожалею, но ничего нет, отобрали при обыске.
        — Политический или уголовный?  — спросил тот же хриплый голос.
        — Я вас не понял,  — ответил Макс.
        — За что вас сюда бросили?
        — Не знаю. Русскую листовку я поднял,  — робко объяснил Макс историю своего ареста.
        — Понятно, товарищ. Они готовы каждого посадить в тюрьму за любой пустяк, будто и без того в Германии Гитлера мало концлагерей. Но ничего, мы ещё сочтёмся с ними!
        В общей камере, куда доставили Макса и других его спутников, арестованных было много. Некоторые сидели по нескольку месяцев без следствия и суда. Другие были брошены в тюрьму недавно, но все они, это Макс понял скоро, держались дружно, нередко, хотя и тихо, но откровенно разговаривали, проклиная Гитлера и гестапо. Были здесь и такие, как Макс, молчаливые, робкие, мало понимающие в политике, но заподозренные как «опасные люди».
        В тюрьме, ожидая суда, Макс понял многое. Здесь он вспомнил смелых русских мальчиков и девочек из имения фрау Эйзен, научился разбираться в друзьях и врагах, понял, что есть две Германии, и как-то привык к мысли, что и он пострадал за лучшую Германию, которая будет. Особенно помогло ему знакомство с Карлом Кернером. Не раз подолгу задушевно беседовал он с Максом, разъясняя ему смысл происходящих событий.
        Через неделю часа в три ночи охранник отворил железную дверь камеры:
        — Карл Кернер на допрос!
        Карл поднялся и пошёл. С допроса его притащили без сознания. Макс до утра ухаживал за ним, как мог. Когда Карл Кернер пришёл немного в себя, он рассказал:
        — Охранник привёл меня в совершенно пустую и холодную камеру в подвале. Собачий холод, полумрак. Я сразу понял, что это камера пыток, а не кабинет следователя. Потом явилось три молодчика, отстёгивают от поясов резиновые дубинки, и «допрос» начинается с удара по голове. Вскоре я потерял сознание.
        Так шли дни, недели. Потом состоялся суд над Кернером. В камеру он больше не вернулся.
        Осуждённый к пяти годам строгого тюремного заключения, Макс, как и другие политзаключённые, попал в одиночную камеру. Сосед через стену постучал, что Карл Кернер казнён. Эта весть о смерти дорогого товарища потрясла Макса. Он теперь уже думал не только о жене и детях, но и о судьбе товарищей по заключению, о судьбе своей родины. Встреча с коммунистами была для него политической школой, сблизила его с людьми, которые стали дороги ему.
        Первое время после суда Макс отмечал на стене камеры дни, потом недели и, наконец, месяцы своего заключения. Когда прошло больше года, он потерял надежду на свободу, начал падать духом, метаться по камере, как обречённый.
        В одну из тоскливых тюремных ночей Макс неожиданно услышал стук в стену. Это из соседней камеры передавали:
        «Русские в Германии… Русские форсировали Одер, скоро, наверное, будут в Берлине, и тогда Гитлеру смерть  — нам свобода…»
        Макс невольно вспомнил русских подростков из имения помещицы Эльзы Карловны, их борьбу и свою роль пассивного наблюдателя. Теперь ему хотелось встретиться с ними, о многом рассказать, извиниться, объяснить, что не помогал им потому, что сам ничего не понимал так ясно, как понимает, теперь.
        Тюрьма на многое открыла Максу глаза. Он стал человеком, начинавшим понимать, какой Германии он может посвятить остаток дней своей жизни, если только вернётся на свободу. Только бы дожить до светлого дня освобождения!.. Макс перебирал в памяти все пережитое им в тюрьме. «О, если бы эти стены могли рассказать о стонах истязаемых!»  — думал Макс.
        Но не только бы об этом рассказали стены, если бы могли. Они рассказали бы и о том, как закаляется, как вырабатывает в себе ненависть и силу истинный немец, борющийся против Германии Гитлера.

        3. ВОЗМЕЗДИЕ БЛИЗКО

        В один из осенних дней 1944 года Эльза Карловна получила известие, что сын её тяжело ранен. Люся по лицу хозяйки догадалась, что письмо не из приятных. Эльза Карловна долго сидела, как пришибленная, устремив глаза в одну точку, но потом всё же вспомнила про вырученные от торговли деньги и бросилась их пересчитывать.
        Гильда села рядом с матерью и долго смотрела, как мать считает деньги. Наконец она спросила:
        — Тебе помочь?
        — Я сама,  — тихо ответила Эльза Карловна.
        — Нет, мама, я тоже хочу считать деньги,  — настаивала Гильда, и глаза её загорелись жадным блеском.
        Эльза Карловна нехотя положила перед Гильдой пачку рваных, замусоленных марок.
        — Война приносит выгоду? Да, мама?  — спросила Гильда, следя, как мать складывает в сейф пачки бумажных денег.  — Война прекрасна, говорят у нас в организации «Гитлерюгенд». Ты согласна, мама?
        Находясь в другой комнате, Люся слышала их разговор. Теперь она уже почти всё понимала по-немецки.
        В открытую дверь ей было видно лицо Эльзы Карловны. Люсе показалось, будто нечто похожее на протест промелькнуло на этом лице, когда дочь её восхваляла войну. Но, услышав «Гитлерюгенд», Эльза Карловна вздрогнула, подтянулась, словно кто-то третий вошёл в комнату, и торопливо ответила, как заученный урок:
        — Да, конечно! Германия завоюет весь мир, и каждый немец будет богат.
        Люся с любопытством смотрела на Эльзу Карловну. Да, она не ошиблась! Хозяйка со страхом взглянула в эту минуту на дочь.
        Люся вспомнила, как Вова из разговоров с Максом сделал однажды вывод, что в гитлеровской Германии, наверное, дети на родителей и родители на детей доносят в гестапо.
        В этот день Гильда с матерью поехали в город, в кирху. Эльза Карловна стала теперь гораздо чаще посещать городскую кирху. Здесь за молитвой удобно было договариваться с торговцами и спекулянтами о продаже им продуктов, которые они перепродавали населению по бешеным ценам.
        После ареста Макса Вова заменял ещё и кучера. Въехав в город, он нарочно сдерживал лошадь, чтобы лучше рассмотреть, что делается вокруг. На площади, где Эльза Карловна приказала остановиться, старики, женщины и дети с лопатами и ломами расчищали прилегающую к площади улицу, заваленную обломками разрушенного бомбой дома. У лавок и магазинов стояли в очередях хмурые, молчаливые немцы. «Среди них, наверное, немало таких, как Макс»,  — думал Вова, вглядываясь в почерневшие исхудалые лица старых немок и немцев, которые совсем не обращали внимания на визгливый грохот громкоговорителей. Из слов диктора Вова понял, что речь шла о заменителях мяса, жиров и хлеба. Диктор с особым усердием восхвалял кригсброт  — «военный» хлеб,  — выпекаемый из суррогатов. Вова насторожился, когда диктор перешёл к сообщению о положении на фронтах.
        Однако он не услышал ничего интересного  — передавалась обычная ложь о победах немецкой армии. Закончил диктор призывом к населению: активнее принимать участие в расчистке улиц после бомбёжек, верить в победу немецкой армии.
        Дожидаясь у кирхи Эльзу Карловну и Гильду, Вова промёрз и топтался на месте, стуча деревянными подошвами по холодному асфальту. Хотелось поскорее вернуться в имение, поделиться с товарищами своими впечатлениями.
        На обратном пути он долго бежал рядом с повозкой, чтобы согреться. Когда Эльза Карловна приказала ему сесть, чтобы ехать быстрее, Гильда запротестовала:
        — Пусть бежит, мне нравится: он как собачонка.
        Она сказала это по-немецки, но Вова понял и тотчас выполняя приказание фрау Эйзен, уселся на сиденье, изо всех сил хлестнул лошадь и подумал о Гильде: «Подожди, не то заговоришь, когда придёт наше время».

* * *

        Танковая часть, в которой служил майор Павлов, стояла под городом Бриг. Однажды вечером в свободную минуту он рассказывал бойцам:
        — Знаете, товарищи, вернулся я из плена тощий, больной, оборванный. Выдохся, пока был в плену, пока пробирался к своим. И, когда шёл, всё беспокоился: скоро ли смогу вернуться на фронт? А, когда пришёл на свою землю, увидел, с какой страстью работает народ, не вытерпел и попросился в часть задолго до конца лечения.
        — Воевать хотели!  — сказал сержант Зорин, механик-водитель танка.
        — Правильно, Зорин. Весь народ рвётся в бой, у всех накипело против фашистов. Да, ненависть к врагу  — большая сила. Вот взять хотя бы меня. Вы знаете, сколько у меня злобы? За десятерых. Да что там за десятерых! Я здесь сижу с вами на отдыхе, а у самого так тяжело, так беспокойно на душе. Вот мы с вами видели наших людей, освобождённых из плена. Во что они превратились? Кожа да кости. И это взрослые. А что с детьми? Вот попробуйте представить их в таком положении.
        Майор замолчал.
        — А почему вы, товарищ майор, вспомнили о детях?  — спросил кто-то.
        — Совсем недалеко отсюда в 1942 году оставил я наших советских ребятишек.  — Павлов достал карту.  — Вот смотрите. Это Заган. Туда идёт наш маршрут. Сколько, по-вашему, отсюда до Загана?
        — Немного. Можно высчитать.
        Зорин принялся было считать по квадратикам, но майор прервал его:
        — Так вот, товарищи, в районе Загана я оставил тех самых ребятишек, которые спасли мне жизнь. Да и не только мне.
        И Павлов рассказал о своих юных друзьях.
        — Вот почему,  — закончил он,  — я с нетерпением жду боя. Мы должны их освободить, если они ещё живы, я слово им давал. Выросли, наверное, ребятишки. Год назад довелось мне встретить их товарища  — Костю. Совсем большой парень стал. Да только вот болеет туберкулёзом…
        Зорин, уткнувшись в карту, изучал местность и прикидывал, с какой стороны удобнее подойти к имению Эйзен.
        — Товарищ майор!  — обратился он вдруг к Павлову.  — Знаете, что я думаю?
        — Что?
        — Вот как подойдём к Загану, обратимся к командованию  — пусть пошлют наш танк первым.
        — Это почему ваш?  — загудели вокруг.  — А мы, что хуже?
        Павлов улыбнулся и, оглядев бойцов, сказал:
        — Только бы приказ дали поскорее! Все туда пойдём!

* * *

        В начале 1945 года с восточных границ Германии в глубь страны на машинах, повозках, велосипедах, нагружённых домашним скарбом, а то и просто пешком с рюкзаками на спине, потянулись беженцы. Одни бежали, потому что боялись заслуженной кары, другие  — поддаваясь общей панике, созданной гитлеровской пропагандой.
        Эльза Карловна выжидала. Имение её находилось за Одером, далеко от границы, а Гитлер продолжал уверять немцев, что Одер неприступен, что русские на Одере будут разбиты.
        Однако в конце февраля выдержка покинула фрау Эйзен. Даже успокоительные радиопередачи из Берлина больше не действовали на неё. Она заметно «подобрела»: стала меньше бить ребят и лучше их кормить. Старик-хозяин больше не донимал ребят своими посещениями. Только Гильда по-прежнему держалась высокомерно, видимо, считая своей обязанностью играть роль молодой требовательной хозяйки. Она часто появлялась возле ребят во время работы и, явно подражая своей матери, делала им замечания. Ребят смешил её глупый, надутый вид, а Жора, чтобы повеселить товарищей, иногда заводил с ней разговор.
        — Гросс-хозяйка идёт!  — громко, чтобы она слышала, произносил он, принимая почтительную позу, и добавлял:  — У неё в голове сплошной сквозняк. Настоящее создание гитлеровской эпохи.
        — Яволь, яволь![22 - Да, да! (нем.)]  — одобрительно кивала головой Гильда.
        — Ну, чего стоишь, как чучело?  — издевался Жора.  — Арбайтен[23 - Работать (нем.).], помогай, ферштейст? Бери лопату и работай.
        — Гут, гут!  — крякала Гильда, думая, что Жора докладывает ей о том, как они старательно работают.
        — Да не то, не то! Учись, дурёха, сама работать. Не всё же мы будем на вас спину гнуть. Ну-ка, попробуй.  — Он протянул ей лопату.
        — Их вилль нихт![24 - Я не хочу (нем.).]  — испуганно отступила Гильда.
        — Чего? Трудно, ручки боишься испачкать, да? Голубая кровь в жилах течёт?
        — Яволь, яволь!  — повторяла, как попугай, Гильда, ничего не понимая.
        — Подожди, скоро поймёшь, чистокровная свинья!
        Жора снимал шапку и с пресерьёзным видом махал ею перед Гильдой. Та, довольная, шла к дому, думая, что хорошо исполнила роль хозяйки. Ребята хохотали от души.
        — Ну, теперь можно и отдохнуть!  — бросая лопату, говорил Жора.
        Однажды Жора увидел, как по дороге тянулись повозки, нагружённые разными домашними вещами. В первую минуту ему и в голову не пришло, что это немцы удирают с восточных границ в глубь Германии. Он побежал навстречу к беженцам и из обрывков их разговоров понял, что происходит. «Вот это да, вот это здорово! Бегут те самые немцы, которые мечтали уничтожить, закабалить нашу Родину!» Жора вихрем помчался назад и, еле переводя дух, захлёбываясь, рассказал друзьям, что творится на дороге.
        — Неужели это наш праздник начинается?  — всплеснула руками Люся, не смея поверить в такое счастье.
        — В такой день грех на фашистов работать!  — сказал Жора.
        Ребята не успели ответить: их внимание привлёк шум, доносившийся из дома. Вова подкрался к окну и стал прислушиваться.
        — Ну, им теперь не до нас!  — с торжеством сказал он, вернувшись от окна.  — Дом подожги  — не заметят. Пошли, ребята, в сад!
        За высокой изгородью сада начинался другой мир. Ровным строем тянулись яблони с выбеленными стволами, длинные и красивые аллеи, журчащий ручей с причудливым мостиком  — всё это напоминало о мире и благополучии.
        Ребята уселись в уголке сада на широкой скамье, где обычно, когда созревали фрукты, Лунатик ночами сидел и стерёг каждое яблоко. Так непривычно было им среди бела дня сидеть сложа руки и дышать полной грудью! Они давно уже отвыкли отдыхать, чувствовать себя свободными.
        — Что ж ты в доме увидел?  — спросил Жора.
        — В доме, ребята, всё вверх дном! Ясно  — удирать собираются, вещички укладывают. Гильда мамаше чуть в волосы не вцепилась  — видно, всё хочет с собой забрать, да укладывать некуда. А этот, гроссфатер, старается внучку оттащить, да куда ему!
        — До чего же на них смотреть гадко!  — поёжилась Люся.  — Я как-то видела, как мать с дочкой считали деньги. Глаза у них жадные, руки трясутся. Они, как увидели меня, даже задрожали. Гильда деньги руками прикрывает, а фрау на меня замахала: мол, уходи! Испугалась. Думает, все такие же, как они, грабители проклятые!  — Люся покраснела и сжала кулаки.
        — Ты чего расстраиваешься?  — пожал плечами Жора.  — Разве они люди? Только что на двух ногах и хвоста не видно, а так  — волки настоящие.
        — Ну, какая у них цель в жизни?  — вслух размышлял Вова.  — Нажраться до икоты, побольше для себя урвать, нажиться на чужом несчастье. Макс вот говорил: семья для них  — главное. Но они и в семье друг другу горло перегрызут за копейку. А чего уж говорить о таких, как Макс! Они его в тюрьму загнали, а жену и детей лишили куска хлеба.
        И каждый вспомнил свою семью, родной дом, который был маленькой частицей их Родины, со всеми её большими трудами, планами, радостями.
        Люсе ещё десять лет не минуло, а она уже в мечтах видела себя инженером транспорта. Как серьёзно, любовно и увлекательно говорил с ней об этом отец! Он принёс ей однажды чудесную книжку с картинками, и, читая её, девочка решила, что она обязательно откроет что-нибудь из того, что ещё не открыто, только бы не опоздать…
        У каждого с детства было что-то своё, заветное. В сердце каждого созревала и ширилась любовь к Родине, жажда принести пользу людям делами рук своих. Им светила с колыбели, их вела за собой вперёд звезда коммунизма. Какое это счастье  — жить свободно, во имя великой, справедливой цели…
        Охваченные этими мыслями, подростки сидели молча, и солнечные лучи, пробиваясь сквозь ветви, осыпанные первыми цветами, пробегали по их не по возрасту серьёзным лицам…
        — Как хорошо, тихо!  — сказала Люся.
        И в тот же миг из дома донеслись истерические вопли Гильды.
        — Вот это да! Мордобой пошёл в хвалёной фашистской семейке. Ты знаешь, Вова, я уверен, они друг друга с тележки спихнут, лишь бы барахло увезти,  — заметил Жора  — Таким всё равно, что с их Германией будет, лишь бы шкуру свою спасти. Вот увидишь, если туго придётся, Эльза и папашу тут бросит.
        — Довольно, довольно про этих уродов!
        Люся подбежала к дереву, сорвала цветок и вколола его в волосы. Ее голубые лучистые глаза сияли сейчас такой радостью, что Вова даже зажмурился. «Вот она какая стала!»  — впервые подумал он, заглядевшись на Люсю. Две тугие косы, венчиком уложенные на голове, придавали её лицу какую-то особенную милую прелесть. Открытый высокий лоб прорезала едва проступавшая морщинка. Старое узкое платье, из которого она давно выросла, плотно облегало стройную фигуру и даже казалось не таким уж ветхим. В движениях её загорелых, огрубевших от работы рук уже не было детской угловатости.
        — Завтра день моего рождения, ребята,  — объявила Люся.
        — Как?  — удивились мальчики.
        Все эти годы они старались не вспоминать, что есть в жизни их особенные счастливые праздники.
        — Так сколько же тебе лет?
        — Шестнадцать!
        — Ну, кто из нас самый старший?  — огляделся Вова.  — Я! Мне уже почти семнадцать! Сейчас бы я в девятом учился, давно бы комсомольцем был.
        — Скоро будешь,  — уверенно сказал Жора.  — Да, я считаю, ты и так настоящий комсомолец.  — И он впервые по-взрослому пожал Вове руку.
        — Пойдёмте, всё-таки,  — забеспокоилась Люся,  — а то вдруг хватятся!
        Но их отсутствия никто не заметил. Долго ещё из дома доносились споры, крики, стук молотка. Только перед самым обедом вышла во двор заплаканная Эльза Карловна и позвала ребят. Наконец всё выяснилось. Завтра утром фрау Эйзен с дочерью собирались ехать, забрав с собой наиболее ценные вещи и двух коров. Вова и Люся должны были их сопровождать. Жоре было приказано остаться со стариком в усадьбе.
        Вечером ребята горячо обсуждали, ехать или отказаться наотрез. Очень страшно было расставаться. И так уж их мало осталось. Успокаивало только то, что фрау Эйзен должна была вернуться в имение за остальным имуществом.
        — Что ж,  — решил Жора,  — пока Красная Армия далеко, никуда отсюда не убежишь. В этой фашистской Германии корки хлеба не достанешь. Здесь многие готовы тебя схватить и в гестапо сдать. Лучше поезжайте, да постарайтесь вернуться поскорее.
        Вова и Люся с грустью согласились, что так будет правильнее:
        — Ну ладно, Жора. Жди нас, будь осторожен,  — сказал Вова.  — Когда вернёмся, наши уже близко будут. Удерём и пойдём навстречу…
        Всю ночь в имении Эйзен шли сборы в дорогу. Наконец Эльза Карловна открыла вделанный в стену потайной сейф, вынула оттуда пачки денег, пересчитала их и уложила в жёлтый кожаный чемодан. Затем быстро выбежала из комнаты и, вернувшись, что-то прошептала на ухо старику. Тот растерянно посмотрел на неё, на окна, на чемодан, потом с усилием поднял его и неслышно шагнул к двери, чтобы вынести и спрятать деньги.

        4. ЗА ОДЕР!

        На рассвете Эльза Карловна приказала грузить на автокачку ящики, чемоданы, ковры. Сзади за повозкой привязали двух коров. Все кое-как расселись в нагружённой доверху повозке и выехали по направлению к Берлину.
        После отъезда друзей Жора совсем было приуныл. Дни и ночи теперь тянулись мучительно долго, было одиноко и тоскливо.
        Однажды на рассвете Жора вышел во двор, чтобы дать корм скоту. Стояла та особенная тишина, которая предвещает тёплый солнечный день. На голубом, чистом небе угасали последние звёздочки. На востоке разгоралась заря. И вдруг среди этой тишины послышались какие-то глухие звуки, похожие на отдалённые раскаты весеннего грома. Они то усиливались, то ослабевали. Жора понял: это гром орудий! Он бросился на чердак.
        Но с чердака не удалось ничего увидеть, а раскаты слышались даже слабее, чем на земле.
        Но всё-таки это, несомненно, била артиллерия.
        — Красная Армия идёт за Одер! Сюда идёт!  — прошептал Жора, прижимая руки к груди.
        С этого дня Жору не покидало радостное предчувствие скорого освобождения и тревога за друзей. Лунатик стал теперь удивительно рассеянным. Он бесцельно бродил по двору, ни на что не обращая внимания.
        Жора чувствовал себя свободнее. Он рано ложился спать, а перед рассветом вскакивал, снова и снова прислушивался к отдалённым раскатам артиллерийского грома и до боли в глазах смотрел на восток. Каждое утро ему представлялось, что уж сегодня обязательно придут родные люди в серых шинелях.

* * *

        Эльза Карловна с дочерью сидели в это время в автокачке, обтянутой брезентом, похожей на фургон, и медленно ехали в глубь Германии. Хозяйка сама правила лошадью; Гильда отсыпалась на пуховиках, а сзади шагали Люся и Вова, подгоняя коров. Ехали днём и ночью, но продвигались вперёд медленно из-за частых заторов на дорогах.
        За несколько дней Эльза Карловна постарела, обрюзгла. Когда фургон подолгу стоял на дороге, она плакала и с ненавистью поглядывала на Вову и Люсю, словно это они выгнали её из насиженного гнезда и заставили скитаться по развороченной, как муравейник, Германии.
        Во время пути Вова и Люся могли свободно разговаривать. Они радовались, что настали чёрные дни и для мучителей. Но их терзала мысль, что с каждым днём они всё дальше уходят от своих освободителей. Шагали молча, понурые, думая об одном и том же: как бы поскорее вернуться в имение Эйзен. А вдруг там уже русские?
        Однажды на остановке Люся куда-то ушла и долго не возвращалась. Вова встревожился и бросился её искать. Он нашёл Люсю сидящей под деревом. Незаметно подошел и стал за её спиной. Обняв колени руками и уронив на них голову, она тихо плакала.
        — Шура, Шурочка…  — шептала Люся.  — Вот и ещё год прошёл… И нас всё меньше и меньше. Проклятая чужбина!
        Наверное, услышав Вовино дыхание, она подняла заплаканные глаза:
        — Ты что?
        — А ты?
        — Я… я просто отдыхаю.
        Вова сел рядом с ней.
        — Не надо, Люся, не плачь… Страшно вспомнить: не уберегли мы Шуру, виноваты. Но за неё отомстят. Мы отомстим! Ведь мы уже не те, что были тогда. Сама понимаешь.
        Вове хотелось сказать Люсе что-нибудь такое, от чего бы ей сразу стало легко и хорошо.
        — Почему ты на меня так смотришь?  — спросила Люся.
        Вова смутился. Не зная, что сказать, он вынул из кармана плитку шоколада и протянул Люсе. Она, удивлённая, взяла и неловко улыбнулась. Вова понял, что не так это получилось  — он вовсе не хотел успокоить её, как успокаивают маленьких детей конфетками. Ведь они уже не дети. Ему стало неловко.
        Но Люся правильно поняла его. Разломив плитку на две равные части, она сказала:
        — Зачем же ты заботишься только обо мне!
        — А разве тебе это неприятно?
        — Нет, почему же, я всегда любила шоколад, но и ты ведь голодный.
        Люся улыбнулась и покраснела. Они смотрели друг другу в глаза, как смотрят много испытавшие вместе товарищи, детство которых осталось далеко позади.
        Навстречу беженцам двигалось много немецких танков, машин с солдатами. Это тревожило Люсю.
        — А что, если Красная Армия не дойдёт сюда, в глубь Германии? Что будет тогда?  — спрашивала она у Вовы.
        — Раз наши до Одера дошли, значит, и сюда придут… Танков и пушек у нас уж, наверное, хватит!
        Разговаривая, они не обратили внимания на приближающийся рёв самолёта. Авиация налетела неожиданно. Немецкие танки на большой скорости разворачивались в обе стороны от дороги. Солдаты кинулись в прилегающий лесок, беженцы заметались, бросая повозки и тележки. Эльза Карловна с пронзительным криком устремилась в глубь фургона и зарылась там в пуховики. Было смешно смотреть на фрау Эйзен и радостно, что русские самолёты появились в небе Германии.
        Вова стоял посреди дороги, запрокинув голову, и смотрел, как краснозвёздный самолёт пикировал на танки.
        — Наши! Наши!  — не помня себя от радости, повторял он.
        Рядом с Вовой стояла Люся. Судорожно сжимая кулаки, она смотрела широко открытыми, горящими глазами, как советские самолёты один за другим сбрасывали бомбы на автомашины, танки самоходные установки, сбившиеся у леса, в километре от дороги.
        Вова представлял себе, что он видит сидящих в самолётах русских лётчиков. Ему даже показалось, что, незримые, они говорят с ним, улыбаются.
        — Бейте их, проклятых, бейте!..  — шептала Люся.
        Самолёты отбомбились и, разворачиваясь, уходили назад, а Вова не удержался и помахал рукой, посылая привет.
        Когда самолёты скрылись из виду, он радостно сказал:
        — Вот она, наша сила, видела?
        — Ох, как хорошо на душе, Вова!
        Ребята тут же решили, что им надо бежать назад во что бы то ни стало, бежать при первом удобном случае.
        Поток беженцев увеличивался с каждым днём. На дорогах становилось тесно и шумно. Днём навстречу повозкам, фургонам и бесконечному потоку пешеходов продолжали двигаться танки и автомашины с пушками, броневики и мотоциклы, колонны пехотинцев. Это шли части, снятые с Западного фронта и брошенные на Восточный. Солдаты бесцеремонно, грубо сталкивали беженцев с дороги, упрекая их за панику и беспорядки; беженцы не менее грубо отвечали солдатам, обвиняли военных в том, что им, мирным жителям, приходится вести теперь кочевую жизнь.
        Ребята начали опасаться, что не успеют вернуться к Жоре до прихода Красной Армии. Особенно нервничала Люся. За последние дни она похудела, ослабла и еле волочила ноги. Бежать назад, в имение, было невозможно; на обратный путь потребовалось бы не меньше двух недель. Вова знал, что этот путь по дорогам, заполненным войсками и беженцами, был бы для них верной гибелью.
        Но Люся несколько раз заговаривала о побеге.
        — Мы лучше вернёмся с Эльзой,  — убеждал её Вова.  — Если побежим сейчас, нас наверняка поймают, и тогда  — прямо в лагерь, в глубокий тыл.
        — А если Эльза не поедет обратно, тогда что будем делать?
        — Поедет,  — уверенно заявил Вова.  — Она скорее повесится, чем откажется от своего добра.
        Последние дни Эльза Карловна нередко уставала править лошадью и передавала вожжи Люсе, а сама ложилась отдыхать.
        Тогда Вова подбегал к Люсе и говорил:
        — Гони, Люся! Я успею подгонять коров, гони скорее. Быстрее вернёмся.
        Гильда после бомбёжки большей частью или спала, или делала вид, что спит. Она лежала, накрывшись с головой, испуганная и присмиревшая.
        — Поджала хвост!  — усмехался Вова.
        Лошадь была откормленная, и фургон фрау Эйзен обгонял многих беженцев, но коровы начали уставать, рвали поводки и останавливались. Копыта у них обломались и кровоточили. Уже перед самой Эльбой одна корова издохла. Эльза Карловна приказала Вове обмотать уцелевшей корове ноги тряпками.
        Последние два дня Эльза Карловна ребят почти не кормила. Им доставались только жалкие объедки, да и то потому, что она знала: без ребят ей не добраться до места. Однако сами «хозяева» аккуратно ели четыре раза в день.
        Люся с ненавистью и отвращением поглядывала на них, а Вова упрекал себя, что не догадался воспользоваться мясом павшей коровы и хоть этим поддержать себя и Люсю.
        Однажды ночью, когда Эльза Карловна и Гильда уснули, Вова отыскал ящик с продуктами, взял круг колбасы, кусок хлеба и несколько сухарей. Люся правила лошадью и даже не заметила, как Вова орудовал в повозке.
        Когда Вова протянул Люсе кусок белого хлеба с колбасой, она даже рот открыла от удивления:
        — Ты у Эльзы украл?
        — Не украл, а взял,  — спокойно ответил Вова.
        Сам Вова съел крохотный кусочек колбасы и два сухаря, остальное спрятал в карманы пиджака и брюк. «Этого,  — думал он,  — должно хватить для Люси, а я как-нибудь пробьюсь на объедках фрау Эйзен».
        В город, где жили родственники Эльзы Карловны, въехали поздно вечером. В сплошном мраке долго пробирались по узким улицам, заваленным обломками. Эльза Карловна сокрушённо вздыхала: «И здесь война…»
        Обессиленные долгой дорогой и голодом, Люся и Вова сидели в кузнице, куда их втолкнули, как только все вещи Эльзы Карловны были перенесены из автокачки в дом. Дверь хозяин запер снаружи на засов.
        — Почему нас посадили сюда?  — спросила Люся, беспокойно осматриваясь.
        — Не расстраивайся, завтра будет видно.
        Вова догадался, почему их заперли здесь, только не хотел огорчать Люсю. Но в душе он ругал себя за легкомыслие. Он должен был предвидеть, что с ними поступят именно так.
        Вечером, перетаскивая вещи, он незаметно бросил маленький мешок с хлебом под автокачку, рассчитывая потом взять его на обратный путь. И вот рушились планы. Их бросили, как преступников, в клетку и заперли. «Не может быть, чтобы хозяин всё время сторожил нас!  — размышлял Вова. Но тут же рождались другие тревожные мысли:  — А если вдруг Эльза Карловна не поедет обратно? Или сама уедет, а нас оставит здесь! Нет, бежать, бежать сегодня же!  — решил Вова.  — Теперь уж выбора не оставалось. Что бы ни случилось в дороге, хуже, чем здесь, не будет».
        Он предложил Люсе поужинать остатками сухарей, а сам принялся обследовать кузницу.
        Люся, смертельно уставшая, давно спала, когда Вова разыскал кусок железа, молоток и осторожно принялся выламывать железную решётку на узком окне кузницы.
        Самолёты появились над городом перед рассветом, в тот самый момент, когда Вова почти доломал решётку и собирался вылезть во двор. Рёв моторов придал ему новые силы.
        Вова оказался на свободе. Неподалёку; что-то горело. От зарева на дворе было светло, как днём. Вова забрал мешок с хлебом, быстро открыл дверь и вошёл в кузницу.
        Люся не сразу проснулась и со сна плохо понимала о чём говорит Вова.
        — Бежим, Люся, бежим! Оставаться нельзя, до утра надо выбраться из города.
        Вова выбежал из кузницы посмотреть, нет ли кого-нибудь поблизости. За калиткой он лицом к лицу столкнулся с Эльзой Карловной.
        — Ти, русский свинья, почему ходишь ночью?  — закричала она.
        Вова опешил. Эльза Карловна вцепилась в рукав его пиджака. Рванувшись изо всех сил, он бросился к кузнице. Почти одновременно с ним вбежала Эльза Карловна, и не успел Вова опомниться, как на него посыпались удары, Люся вскочила и бросилась к двери. Вова защищался яростно. Перед его глазами мелькнул молоток, неизвестно как оказавшийся в руках Эльзы Карловны. Вова повернулся, с силой толкнул немку и бросился к выходу. Вместе с Люсей он очутился за дверью, захлопнул её и задвинул засов.
        Среди грохота и стрельбы до их слуха донёсся вой падающей бомбы.
        — Ложись, ложись!  — закричал Вова, схватив Люсю за руку.
        Они ничком упали в канаву. Сильный взрыв оглушил ребят. Вова еле поднялся. Во рту он ощущал какую-то горечь, хотелось поглубже вздохнуть. Пыль заволокла двор, пахнуло едкой гарью. Услышав стон Люси, Вова подбежал и помог ей подняться. Они огляделись. Стена кузницы обвалилась, провисшая крыша горела. Вова вспомнил про хлеб и бросился к кузнице. Тут он увидел Эльзу Карловну. Она лежала на земле, до пояса придавленная грудой кирпичей. Лицо её, выпачканное грязью и кровью, исказилось от ужаса. Вова не раздумывая, кинулся ей на помощь. Он было уже схватил её за руки, но взгляд его неожиданно упал на молоток, валявшийся рядом, тот самый молоток, который несколько минут тому назад был занесён над его головой. Вова невольно отбежал прочь. В это мгновение крыша рухнула и погребла под собой Эльзу Карловну. Люся ахнула и закрыла лицо руками.
        Через несколько минут Вова и Люся бежали по разрушенным улицам ночного города.

        5. СНОВА ЛАГЕРЬ

        В этот же день Вова и Люся были доставлены в лагерь. Никто не знал, откуда они, куда бежали. Их поймали случайно. Получилось это сразу после того, как они миновали окраину города. Уставшие, они решили немного отдохнуть и обдумать, как и куда им бежать. Настроение было тяжёлое, голод и страх окончательно надломили Люсю. Присели на обочину дороги и заговорились. Вдруг по дороге из города показалась автомашина. Вова и Люся поднялись, чтобы отбежать от дороги, но было уже поздно, всюду виднелась голая степь. Машина остановилась. Шофёр и охранник, везшие продукты, решили, что ребята  — беглецы из лагеря. Посадили их в машину и доставили в тот самый лагерь, откуда они были проданы Эльзе Карловне. Когда Красная Армия подошла к границам Германии, этот лагерь, как и многие другие, был переведён в глубь страны, за Эльбу.
        Здесь в таких же, как и раньше, длинных бараках с узкими окнами и низкими потолками, жили их сверстники. Небольшой двор был обнесён простым забором. Охраны совсем не было. Только по верху забора в две нитки тянулась колючая проволока. Гитлеровцы знали, что отсюда, далеко от восточных границ Германии, бежать на восток невозможно.
        На территории лагеря стояли два низких закопчённых здания. Из труб валил чёрный дым. Это был завод, изготовлявший противогазы, мины и фаустпатроны, принадлежащий разбогатевшему Штейнеру.
        Русских ребят здесь было сравнительно немного. Жили они в двух отдельных бараках. Но зато всюду слышалась незнакомая речь подростков, привезённых сюда из Чехословакии, Польши, Болгарии…
        В обед на площадке Вова снова увидел Штейнера, Глайзера, Дерюгина. Штейнер показался ему ещё более сухощавым и злым, чем тогда, в первые дни их «знакомства». У Глайзера вырос живот, и от этого он казался совсем коротконогим.
        На перекличке Вова стоял в первом ряду.
        Перед ребятами только что выступал Штейнер. Сейчас он говорил о чём-то с Глайзером, неприятно шевеля бледными губами. Глайзер услужливо изгибался перед ним, как провинившийся. Вова заметил: с ребятами он держался осторожней, чем раньше. «Может, сейчас Штейнер ругает его за это?»  — подумал он.
        Погружённый в свои мысли, Вова не почувствовал, как его взяли за руку. У самого уха кто-то прошептал:
        — Я тебя знаю… И Жору, твоего друга, помню…
        Вова обернулся. Рядом с ним стоял высокий худой юноша с длинными руками и бледным лицом. Он радостно улыбался, но где-то в глубине его больших серых глаз светилась тревога и усталость.
        — Андрей?  — обрадовался Вова, узнав товарища.
        Ведь это Андрей первый вслух назвал Дерюгина предателем, это Андрей вместе с Жорой объявил борьбу «гросс-мясорубке» на торфяном болоте!
        — Ишь, паразит, как заигрывать стал!  — сказал Андрей, кивнув на Глайзера.
        Вова прислушался.
        — С завтрашний день,  — жевал тот по-русски,  — с завтрашний день будет другой порядок. Понимайт? Кормить будут карашо, порядок будут карашо, если ви рапотать будут карашо. Понимайт?
        Ребят разбили на группы по десять человек. С первых же слов товарища Вова понял, что Андрей не знает о происходящем сейчас на немецких дорогах.
        Вечером, когда в бараке у Вовы собрались ребята, выяснилось, что в лагере, действительно ничего не знают о положении на фронте и о событиях в Германии.
        Вова с радостью рассказал товарищам и про немецких беженцев, которых они с Люсей видели по дороге от Загана до Эльбы, и о том, что Красная Армия уже за Одером, в Германии.
        С какой жадностью, с каким восторгом слушали его! Все сразу воспрянули духом. Кто-то даже вспомнил старую песню и тихонько запел:
        Не скосить нас саблей острой,
        Вражьей пулей не убить  —
        Мы врага встречаем просто:
        Били, бьём и будем бить!

        — Кто поёт? Прекратить!  — неожиданно раздался грозный голос.
        На пороге стоял Дерюгин. Однако он не решался войти в барак. Ребята узнали Дерюгина по голосу. Вова выкрикнул:
        — Гад ползучий, подлиза фашистская!
        Точно по команде, все закричали, затопали ногами, засвистели, а кто-то из смельчаков запустил в него куском торфа. Полицейский повернулся и убежал в дежурное помещение, где находился вооружённый немецкий охранник.
        — Раньше он бы ворвался к нам и начал избивать всех,  — возбуждённо говорил Вова,  — а сейчас, сами видите, чует расплату!
        Барак гудел. Кто-то предложил сейчас же дать знать ребятам из соседнего общежития, что Красная Армия уже в Германии.
        Все забарабанили в стены к соседям с криком: «Красная Армия в Германии! Скоро фашистам конец!»
        Через полчаса вооружённые охранники увели Вову в карцер.

        6. ДОЖДАЛСЯ СВОИХ

        Снаряды дальнобойных орудий изредка рвались у шоссейной дороги, совсем близко от имения Эйзен. Жора уже несколько суток плохо спал: всё ждал Вову и Люсю. Но их не было. Жора выходил ночью из дому  — теперь он спал в доме, в том самом доме, где раньше ребятам не разрешалось бывать,  — забирался на черепичную крышу и слушал нарастающий гул русской артиллерии.
        Старик тоже плохо спал и слонялся по двору всю ночь, попыхивая трубкой.
        — Эй, послушай, я-то знаю, почему не сплю, а ты? Кого ты ждёшь?  — посмеиваясь, кричал старику Жора, когда они встречались. Старик молчал.
        Разрывы дальнобойных снарядов не пугали Жору. Зато для старика каждый сотрясающий землю взрыв был, как видно, ударом в сердце.
        Почти после каждого разрыва (снаряды падали ещё редко) Жора лез на крышу, чтобы посмотреть, не показались ли советские танки. Прошлой ночью он почти не слезал с крыши. Но к рассвету гул канонады стал утихать.
        Фашистские тяжёлые танки «тигр» появились около усадьбы, когда Жора спал. Проснувшись и увидев танки, Жора в первую секунду подумал, что пришла Красная Армия, и чуть было не закричал от радости. Но тут же разглядел на машинах жёлто-белые кресты.
        Утро было тихое, солнечное. Где-то лаяли собаки и пели петухи. По двору, прихрамывая, тащился Лунатик. Одной рукой он опирался на палку, а в другой держал огромный узел с домашними вещами. «Прячет барахлишко,  — подумал Жора.  — Значит, наши совсем близко».
        Громкий рокот неожиданно заполнил воздух. «Самолёты!»  — Жора быстро выскочил из дому во двор, оттуда  — в сад.
        Самолёты шли низко. На их крыльях отчётливо виднелись красные звёзды. Жора сдёрнул с головы кепку и замахал ею. Ему захотелось кричать, прыгать…
        Самолёты резко снизились, держа курс в сторону завода. Жора кинулся по лестнице на чердак и, забравшись на крышу, присел за трубой. Послышались глухие взрывы. Через минуту-другую над лесом у завода поднялся столб чёрного дыма, запахло гарью, а взрывы всё чаще и чаще начали сотрясать землю.
        — Вот это да-а! Так их, так!  — твердил Жора, совершенно забыв о собственной безопасности, забыв о «тиграх», стоявших возле дома.
        Между тем «тигры» наводили орудия в сторону дороги. Первым выстрелил «тигр», стоявший почти у самого дома и нахально задравший кверху жерло пушки. Жора вздрогнул, словно его рванули за пиджак.
        Потом он увидел, что около сотни фашистских солдат небольшими группами строем идут к дому Эйзен. В руках они держали не очень длинные зелёные трубы с конусообразными круглыми наконечниками.
        Жоре совсем не хотелось попадаться им на глаза, и он скрылся в свинарнике.
        Немцы, как видно, занимали оборону. К вечеру около имения появились новые танки, броневики, тягачи с орудиями. По дороге, которая хорошо была видна из свинарника, в сторону города неслись, обгоняя одна другую, машины, вездеходы, танки, мотоциклы вперемежку с гражданскими повозками, фургонами и пешеходами. Войска и толпы беженцев к вечеру шли сплошным потоком, забившим не только дорогу, но и придорожные тропы.
        «Драпают непобедимые!»  — радовался Жора.
        Старик весь день таскал узлы и какие-то ящики за скотный двор. Жора не видел, куда он прятал своё добро, но догадывался, что старик, наверно, зарывает всё в силосную яму. Скот ревел: Жора забыл покормить его в этот день. Он старался не показываться старику на глаза. «Пусть думает, что я сбежал»,  — рассуждал он, отсиживаясь в свинарнике, куда старик не заглядывал.

* * *

        Танк майора Павлова шёл в передовом отряде соединения. Ещё перед форсированием Одера командир части вызвал его к себе.
        — Вы, майор, кажется, хорошо знаете эти места?  — спросил он, показывая карандашом на карту.
        — Не особенно, товарищ полковник, но бывать здесь приходилось.
        Павлов рассказал о своём побеге из плена, о ребятишках, которые помогли ему бежать.
        Полковник встал из-за стола и, расхаживая по комнате, слушал его очень внимательно. Когда-то и сам он бежал с помощью детей, только не из Германии, а из сибирской ссылки…
        — Так, так… Ну, вот что, майор,  — заключил полковник.  — Вижу, что вам хочется поскорее добраться до ребят. Вижу и понимаю вас.  — Он помолчал, посмотрел ещё раз на Павлова и добавил, сурово нахмурив брови:  — Вы просились на этот участок  — вам и честь и первое место. Пойдёте в авангарде. Желаю успехов! Объявите личному составу батальона, почему именно ваш батальон идёт первым, расскажите эту историю с детьми.
        — Я уже рассказывал, товарищ полковник.
        — Тем лучше, отважнее будут драться.
        В город Заган танкисты Павлова ворвались сразу с трёх сторон. Гитлеровцы не выдержали мощного натиска и покидали квартал за кварталом.
        — Ну, вот мы уже совсем рядом с ребятами!  — Павлов глядел на красный кружок на карте, которым было обведено имение Эйзен.
        Последние два дня Жора прятался и наблюдал из засады за немецкими танками, пулемётами и броневиками.
        На рассвете, когда около усадьбы остались только два «тигра» и немецкая засада для контроля дороги, Жора выбрался во двор. Глазам его представилась странная картина.
        Ворота на улицу были полуоткрыты. На воротах хлева висел замок. Двери амбаров были заколочены досками, и только одна была открыта настежь.
        У открытой двери, на каменном приступке, лежал Лунатик и трясся, как в лихорадке. Правая нога его была вытянута, левая рука, как плеть, лежала на жёлтом чемодане. «Рехнулся!»  — подумал Жора, глядя на его бессмысленные, выпученные глаза и открытый рот.
        В последние дни старик всё заколачивал, забивал, прятал. За несколько часов до появления Жоры во дворе он вышел из дому с жёлтым чемоданчиком в руках и, озираясь по сторонам, направился к амбару, где в укромном месте уже были спрятаны наиболее ценные вещи и запасы продуктов.
        Но едва он занёс ногу на приступок, как дверь амбара распахнулась и из неё один за другим вышли четверо немецких солдат, нагружённых вещами. Старик тяжело рухнул на землю: его разбил паралич.
        В хлеву надсадно ревели коровы, визжали свиньи. Жоре стало жаль голодных животных. Он подошёл к запертым дверям, потрогал замок и вернулся к старику:
        — Где ключи? Дайте ключи!
        В глазах старика вспыхнуло дикое беспокойство; он судорожно вцепился правой рукой в чемодан и пытался повернуться, чтобы накрыть его своим телом.
        — Ключи где?  — крикнул Жора и пнул ногой чемодан.
        Чемодан скатился со ступенек и раскрылся. Старик задрожал. Жора отшатнулся. Чемодан был полон денег бумажных немецких денег. Жора наклонился, взял одну большую пачку и растерялся. «Что делать с деньгами? Собрать, спрятать и потом отдать нашим?  — подумал Жора.  — Нет!  — И он бросил пачку обратно в чемодан.  — Никому уже больше не пригодятся эти деньги!»
        Жора побежал к хлеву и стал сбивать топором замок.
        Накормив животных и снова забравшись на чердак, он увидел, что на дороге горят танки.
        Из-за будочки в саду выглядывал эсэсовец. Он держал трубу с наконечником… Жора сразу понял, что фашист подкарауливает русских. Через какую-то долю минуты он был внизу. Схватив стоявший в углу, у крыльца, железный лом, он, прячась за низкие подстриженные кусты, начал подкрадываться к эсэсовцу. Тот сидел на корточках, сосредоточенно следя за дорогой. Жора не видел того, что видел эсэсовец, но ясно слышал приближающийся лязг гусениц и рёв мотора. Тяжёлый удар по голове поразил фаустника в тот момент, когда он готовился нажать спусковой крючок фаустпатрона.
        На минуту, голова у Жоры закружилась, в глазах потемнело. Опомнившись, он схватил три фаустпатрона и, пригибаясь к земле, проскользнул в дом.
        «Тигр» стоял почти рядом с домом и стрелял в сторону дороги, скрытой от Жоры растущими у дома деревьями. Жора видел несколько раз, как фаустники брали трубу подмышку, нажимали на крючок, и тогда из трубы вырывался сноп огня и дыма, а головка фаустпатрона исчезала. Жора хотел действовать наверняка. Прицеливаясь и примериваясь, он, наконец, пристроил фаустпатрон на подоконнике и нажал на спуск. Дым заполнил комнату. Жора сидел у подоконника на корточках, от испуга он не решался посмотреть, что же произошло с танком. Он держал в руках новый фаустпатрон, но не в силах был подняться, чтобы снова выстрелить. У него сильно стучало сердце, тряслись руки и кружилась голова.
        

        «Тигр» горел. Это был последний немецкий танк у дома Эйзен, контролировавший дорогу. Танки майора Павлова вырвались вперёд, в район завода.
        — Полным к одиночному дому!  — скомандовал Павлов.
        Скотный двор, сараи и амбары фрау Эйзен горели, подожжённые отступавшими немецкими солдатами в большом кирпичном доме лопались последние стёкла. Стрельба удалялась, и было слышно, как бушует пламя пожара.
        Во двор вбежали двое военных. Они осмотрелись, стали кричать:
        — Эй, кто тут есть?
        Не получив ответа, решительными шагами, с автоматами наперевес направились к дому.
        В большой просторной комнате на полу, возле окна, сидел Жора, держа в руке фаустпатрон. Он не понимал, почему всё вдруг стихло. Может, фашисты увидели, как он выстрелил из дома по танку, ищут его и поэтому не стреляют?..
        — Ты кто?  — вдруг раздался голос.
        Жора вздрогнул, обернулся и увидел военного.
        — А… а вы кто?  — проговорил он, растерявшись.
        — Я русский, советский танкист!
        — Советский танкист?  — недоверчиво произнёс Жора, пытаясь подняться с пола.
        Ноги отказались служить ему. Но он всё ещё держал в руке фаустпатрон.
        — Да, советский  — повторил военный, улыбаясь и рассматривая щуплую, худую фигурку Жоры.  — А это для чего тебе?  — ласково спросил он, указывая на фаустпатрон.
        Жора не ответил  — его душили слёзы, к горлу подступил тяжёлый ком. Тогда военный взял из его рук фаустпатрон, помог ему подняться и сделал шаг к окну. Увидев подбитый «тигр», он сразу всё понял и обнял Жору.
        — Я старший сержант Зорин. От товарища Павлова, может, помнишь?..
        На пороге появился запыхавшийся Павлов.

        7. СВОБОДА БЛИЗКА

        Кольцо вокруг Германии замыкалось. Английские и американские войска были ещё совсем далеко от Берлина, но Советская Армия наступала по всему советско-германскому фронту  — от Балтики до Карпат. В конце марта 1945 года половина населения Германии была в движении. Из Восточной Германии, немецкой Силезии в глубь Германии, на юг, к Мюнхену, тащились охваченные паникой беженцы.
        Штейнер энергично продолжал делать своё дело. Его завод, приобретённый на деньги, заработанные благодаря нещадной эксплуатации подростков, разросся и стал солидным военным предприятием.
        Голодные, оборванные подростки работали у него до изнеможения, умирали от болезней, истощения и побоев. Платы им не полагалось. Вернее, в ведомостях аккуратно отмечалась выдача заработка, но дети никогда заработанных ими денег не видели, всё шло в карман Штейнеру в виде удержаний за «одежду, общежитие и питание».
        Став полным хозяином предприятия, Штейнер решил бросить службу и заняться только заводом. Но уйти с военной службы, покинуть лагерь было не так просто. У Гитлера не хватало солдат. В армию брали всех, даже полукалек. Волей-неволей Штейнеру приходилось ждать лучших времён и надеяться на победоносный исход войны.
        Весна 1945 года оказалась тревожной. Беженцы, бомбёжка, война на территории Германии, русские за Одером, на Шпрее… Всюду паника. «Даже в Берлине,  — рассказывали Штейнеру очевидцы,  — хаос». Правда, бомбёжка не слишком беспокоила его.
        Самолёты американцев и англичан нередко сбрасывали бомбы на городок, возле которого располагался завод и лагерь, но военные объекты, в том числе завод Штейнера, неизвестно почему оставались в целости и сохранности.
        Так было не только здесь, но и во всей Западной Германии. Гитлеровцы открыто поговаривали о «великодушии» англичан и американцев, а наиболее осведомлённые говорили прямо, что у капиталистов Германии, Англии и Америки есть общие интересы, ради которых союзники русских сохраняют заводы Германии.
        Когда Штейнеру доложили о беспорядках в бараках русских, он приказал посадить зачинщиков в карцер, но не бить их. Он был напуган слухами о приближении русских.
        Люся не знала, что Вову посадили в карцер за распространение «вредных мыслей». Она также без соблюдения каких-либо особых предосторожностей рассказала девочкам всё, что знала о Германии и о скором приходе Советской Армии. Но не все верили, что скоро наступит конец мучениям. Люсю удивили суровые, насторожённые лица. Она думала, как расшевелить своих новых подруг, вызвать их на откровенный разговор. «Почему они все такие хмурые?»  — спрашивала себя Люся. Она обняла высокую незнакомую девушку и тихо сказала:
        — Давай познакомимся: меня Люсей зовут, а тебя?
        — Галя.
        — Почему ты всё молчишь, Галя?
        — А ты, наверное, про нас думаешь: «Какие они робкие, кашлянуть боятся, слова громко не скажут». А мы просто злые стали. Такое здесь пережили, что и самим не верится.
        И Галя медленно, ровным, бесстрастным голосом начала рассказывать:
        — Зимой эти изверги испытывали противогазы. Отобрали несколько десятков девочек, приказали надеть противогазы, втолкнули их в подземную камеру, а потом пустили какой-то газ.
        Галя на мгновение умолкла, прислушалась и, убедившись, что их никто не подслушивает, закончила шёпотом:
        — Все так и остались там, в камере, умерли… А на следующий день немцы привели другую партию. На них тоже надели противогазы и опять загнали в камеру и пустили другой, новый газ. Только одна из девочек осталась живой, остальные погибли. Мы потом видели их: все синие, из носа и рта ещё текла кровь и пена…
        Люся, с замиранием сердца слушала Галю. Когда Галя на минуту умолкла, она спросила:
        — Как же уцелела одна из них?
        Галя ответила не сразу  — видно было, что ей трудно говорить об этом.
        — Когда девочки из второй партии узнали, что те, первые, погибли, они решили умереть сразу, не мучиться. В противогазе смерть наступает постепенно,  — поясняла она.  — Вот они сговорились раньше и сдёрнули с себя противогазы, чтобы умереть сразу. А одна осталась в противогазе.
        — А где же та девочка, которая выжила?  — дрогнувшим голосом спросила Люся.
        — Она потом тоже погибла: сошла с ума, зачахла и умерла. Но не сразу. Сначала день и ночь ходила по лагерю, что то говорила, пела, плакала… Жаль было её… Фашисты держали её при себе, как шута, дразнили, издевались…
        Широко открытыми от ужаса глазами Люся молча смотрела на Галю, а та припоминала всё новые и новые подробности лагерной жизни:
        — Прошлым летом кто-то пустил слух, что больных будут отправлять на родину. Больных было много. У нас один барак назывался «для смертников». Там лежали тифозные, дизентерийные и вообще заразные больные. Ну, и вот, как только об этом узнали девочки и мальчики, тут и началось. Пойдёт кто-нибудь к больным тифом, наловит вшей и посадит к себе на тело, чтобы заболеть. Думали так: «Может, и не умру. Поболею-поболею, а там, смотришь, домой отправят».
        — Ну, и отправляли?  — спросила Люся.
        — Сперва мы думали, что да, но потом узнали, что отправлять отправляли, да только не домой, а в камеру смерти.
        — Куда?
        — В камеру смерти. Придёт машина, посадят больных а увезут куда-то. Ну, мы и думаем: домой. Тогда и начали все. Кто расчешет ногу до крови и натрёт лютиком едким  — цветок такой жёлтенький есть. Ну, и разнесёт её, как колоду… То заразятся тифом… Всё делали, только бы заболеть. Но фашисты убивали больных в душегубках. Сначала тайно от всех, а, когда узнали, что многие заболевают намеренно, стали открыто убивать. Камера смерти прямо во двор въезжала. Это машина такая, крытая, как автобус. Загонят в машину ребят, закроют дверь и включат мотор. Что делалось в машинах! Кричат, плачут, стучатся в стены, бьются изо всех сил, да так и гибнут там.
        — Не надо! Не надо больше!  — отшатнулась Люся.
        Но Галя неумолимо продолжала свой рассказ о зверствах и унижениях, которым подвергались они в лагере.
        Полными слёз глазами смотрела Люся на эту спокойную девушку с твёрдым, открытым взглядом. Только теперь она поняла, какими малыми и ничтожными были её горести и страдания по сравнению с тем, что вынесли тысячи и тысячи её сверстников за колючей проволокой. Бледными и беспомощными казались ей все слова утешения. «Какие героини!»  — думала Люся, вглядываясь в лица девушек. И, порывисто обняв Галю, она крепко поцеловала её.

* * *

        Из карцера Вову повели на допрос. У входа его ждали трое ребят во главе с Андреем, чтобы узнать, избит он или нет. Но на этот раз Вову никто не тронул. Это ещё больше убедило ребят в том, что гитлеровцы боятся.
        Незаметно подмигнув Вове, Андрей побежал в барак рассказать, что всё в порядке. Вова понял, что Андрей дежурил у карцера. Это обрадовало его. «Значит, есть и тут настоящие товарищи»,  — решил он и смело вошёл в комендатуру.
        Допрашивал сам Штейнер. При взгляде на него Вова сразу вспомнил смерть Толи. Дрожь пробежала по его телу. Однако он овладел собой и решил начать с того, с чего так удачно начинал на допросах Жора.
        — Хайль фюрер!  — прокричал он, сделав глупое лицо и глядя в бесцветные глаза сидевшего за столом Штейнера.
        Штейнер поднял голову, слегка улыбнулся и пренебрежительно ответил:
        — Хайль!.. Ти почему нарушать порядок, дисциплин нарушать?
        — Я, господин комендант, не нарушал порядка,  — спокойно ответил Вова и изобразил на лице такое удивление, что даже Штейнер подумал: «Какой это зачинщик! Какого чёрта они тащат ко мне таких идиотов!»
        — Ти что говорил свой коллегам про Германия?
        — Ничего, господин комендант. Я только сказал, что Германии, господин комендант, сейчас тоже тяжёло в войне, потому что всем тяжёло.
        — Карашо говориль,  — процедил сквозь зубы Штейнер и окончательно решил, что этот дурак Дерюгин создаёт излишние хлопоты.  — Идить работать,  — неожиданно приказал комендант.
        В тот же день вечером над городом появились самолёты союзников. Пользуясь тем, что Штейнер и его приспешники спрятались в подвал, Вова собрал ребят своего барака и рассказал о беседе с комендантом.
        — А мы тут всю ночь за тебя беспокоились,  — облегчённо вздохнул Андрей.
        — Даже хотели идти к Штейнеру,  — раздалось из темноты.
        — Могло бы окончиться плохо,  — заметил Вова.  — А вообще я вам вот что скажу…
        Все насторожились.
        — Срывайте эти проклятые фашистские номера! Срывайте смело! Конец фашистской Германии идёт!  — и Вова первый сорвал с себя номер.
        — Срывай, ребята, рабскую метку!  — поддержал Андрей.  — Если мы все это сделаем, ничего не будет.
        Ребята зашевелились, зашумели. Многие начали срывать нашивки.
        — Надо быть готовыми к моменту, когда придут наши,  — слышался уверенный голос Вовы.  — Не упустить Штейнера, охранников и Дерюгина. Понятно?
        — Понятно!  — раздалось несколько голосов.
        Вова вошёл в барак девушек. Как обрадовалась ему Люся!
        На груди у Вовы она увидела чёрное пятно  — след нашивки на выгоревшем пиджаке.
        — Как же это, Вова?.. Девочки ещё носят!  — удивилась Люся.
        — А ты скажи им, пусть срезают, срывают. Смелее, скоро конец мученьям! Наши, наверное, к Берлину подходят. Понимаешь, что это значит?  — спросил Вова.
        — Понимаю,  — радостно ответила Люся.
        — Свобода, Люсенька, мир  — вот что это,  — восторженно произнёс Вова.

        8. РАСПЛАТА

        Апрель был на исходе. Всё пышнее становился убор лесов, поля и луга покрылись яркой зеленью, воздух наполнился ароматом. Такой весны не видали ребята за все годы, проведённые ими в Германии. Эта весна была добрая, тёплая, многообещающая. Ребята с волнением ждали самого счастливого в своей жизни дня  — дня победы, мира, освобождения.
        Уже неделю никто не работал  — царило безвластие. Каждому было ясно, что война идёт к концу, что фашистская «империя» доживает свои последние часы.
        Штейнер и Глайзер появлялись на площадке редко и вели себя с подчёркнутой вежливостью. Лагерная охрана делала вид, будто не замечает, что юноши и девушки самовольно срезали номера.
        Русские свободно знакомились с чехами, поляками, болгарами и быстро находили себе друзей.
        У Вовы тоже нашлись новые товарищи. Вместе с Андреем и Люсей он сколачивал группу наиболее смелой и решительной молодёжи.
        Штейнер не распускал лагерь и в то же время не знал, что ему делать. Из Берлина никаких указаний не поступало. Местные власти не решались самостоятельно предпринимать что-либо, хотя Штейнер обращался к ним уже не раз. И комендант вместе со своим неизменным другом и помощником Глайзером пьянствовал, стараясь заглушить тревогу и страх перед неизвестностью.
        Войска союзников пришли на Эльбу без боёв. В этом им оказали немалую помощь генералы и офицеры гитлеровской армии. Они понимали, что война проиграна, и потому пусть на Эльбу и дальше, в Берлин, приходят лучше американо-английские и французские войска, нежели русские. На Восточном фронте против Советской Армии гитлеровцы продолжали вести упорные бои, бросая всё новые и новые силы с Западного фронта, ослабляя сопротивление против союзников русских, подходящих к Эльбе.
        Штейнер и Глайзер крепко спали у себя на квартирах и не подозревали, что ночью в городе появились американцы. Первыми узнали об этом трое: Дерюгин, от страха не спавший по ночам, и Вова с Андреем, следившие, чтобы палачи не ускользнули из их рук.
        За несколько дней до прихода союзных войск Вова и Андрей создали в лагере «комитет по аресту Штейнера и других палачей», куда вошли от девушек Люся и Галя.
        Комитет решил: как только появятся части Советской Армии, захватить Штейнера, Глайзера, Дерюгина, остальных охранников, прислугу  — обезоружить.
        Андрей, работавший в цехе, изготовляющем оружие, с большим трудом достал несколько ручных гранат. Другие члены комитета вооружились железными прутьями, палками и камнями.
        Рано утром Вова и Андрей увидели несколько машин с солдатами в незнакомой форме, проходивших мимо лагеря по дороге в город. «Наверное, американцы или англичане!»  — подумали ребята и бросились к бараку, решив, что пора действовать.
        — Выходи живей!  — крикнули они товарищам по комитету, ожидавшим их сигнала.
        — Наши?  — раздались радостные голоса.
        — Нет, союзники.
        Решили выходить не все сразу, а по два-три человека.
        Лагерь ещё спал. Первой же группе, которую возглавлял Вова, попался Дерюгин, рыскавший по двору.
        — Стой!  — скомандовал Вова и направился к полицейскому, приготовив гранату.
        — Что тебе надо?  — произнёс полицейский. Он, видимо, не допускал и мысли, что ребята осмелятся напасть на него.
        — Взять предателя!  — приказал Вова.
        Андрей забежал сбоку, чтобы отрезать Дерюгину путь к отступлению.
        — Не тронь!  — рявкнул полицейский.
        Андрей с силой ударил его железным прутом. Палач закричал, но подскочивший Вова тряпкой заткнул ему рот. На полицейского навалилось несколько юношей. Ему связали руки и повели в барак. Сопровождали его Люся, Галя и два мальчика.
        — Не бить, но охранять строго!  — распорядился Вова.  — Ты, Люся, отвечаешь за него, смотри, чтобы не удрал.
        Вид связанного полицейского взбудоражил всех заключённых. Мгновенно человек двадцать подростков выбежали из барака и, поднимая по дороге камни и палки, кинулись к одноэтажному дому, где жили инструктора, переводчик и охрана.
        Подбежав к дому, ребята в нерешительности остановились. Один заявил:
        — Надо вызвать переводчика и объявить, что они арестованы.
        — Правильно!  — поддержали в толпе.
        — Нет!  — решительно возразил рослый юноша.  — Так они перебьют нас. Надо налётом, внезапно.
        Он отделился от толпы и смело вошёл в дом. За ним двинулось ещё несколько человек. Остальные остались у входа. Вскоре все вышли обратно, и вожак растерянно объявил:
        — Никого… Удрали.
        Вова и Андрей с группой ребят подошли к дому Штейнера. У парадного входа, где раньше всегда стоял часовой, было пусто. Медленно и безмолвно поднимались ребята по лестнице на второй этаж. Постучали. За дверью послышался шорох, и на пороге появился ординарец Штейнера. Его заспанное лицо выражало недовольство и удивление только что разбуженного человека.
        Увидев ребят с поднятыми над головой гранатами, он затрясся, как в лихорадке, и беспомощно залепетал:
        — Гитлер капут!.. Берлин капут!..
        Эти слова были поняты ребятами по-своему. Они подумали, что в Берлине Красная Армия, а Гитлер пойман. Это известие прибавило им бодрости, и они смело направились в квартиру.
        Штейнер спал непробудным сном после очередной попойки. Вова, Андрей и ещё двое юношей подошли к его кровати.
        — Вставай, гад!  — крикнул Вова.
        Штейнер поднял голову, буркнул что-то и снова опустился на мягкую подушку.
        — Вставай, вобла! Ну, живо!  — ещё резче крикнул Вова.
        На этот раз Штейнер понял, что у него в спальне происходит что-то необыкновенное. Он сел и, свесив голые ноги, потянулся к ночному столику, где лежали очки. Вова схватил свободной рукой очки и повторил приказ:
        — Встать! Хенде хох!
        Штейнер, стуча зубами, поднял руки, оглядывая ребят осоловелым, тупым и испуганным взглядом.
        — Пистолет где, оружие?  — кричал Вова.
        Штейнер протянул руку под подушку. Но Андрей предупредил его:
        — Ахтунг!
        Комендант повиновался. Грозные окрики ребят, державших наготове гранаты, лишили его способности соображать.
        Пистолет Штейнера перешёл в руки Вовы.
        Коменданта вывели во двор. Он был в длинной ночной рубашке, ночных туфлях и очках, возвращённых ему Вовой. Ребята возбуждённо и весело переговаривались.
        — Битте, битте![25 - Пожалуйста, пожалуйста! (нем.)]  — кричал кто-то, указывая на карцер.
        — Попался, паразит, в чём мама родила!
        — Здорово мы его сцапали!
        Вова, сурово нахмурив брови и держа наготове пистолет, молча следовал за Штейнером. По бокам шли по три человека, впереди  — Андрей. При общем одобрении Штейнер был водворён в карцер. Дверь закрыли на замок и выставили несколько часовых для охраны.
        Глайзер успел скрыться.
        — И как это мы коротконогого прозевали?  — сокрушались ребята.
        — Выводи полицейского!  — приказал Вова.
        На лагерной площадке Вова обратился к собравшимся юношам и девушкам:
        — Нашему комитету, товарищи, не удалось арестовать всех преступников. Но Штейнер и вот этот,  — Вова пренебрежительно указал на полицейского,  — попались. Мнение комитета: с этим гадом и предателем покончить сейчас, а со Штейнером будет особый разговор. Согласны, товарищи?
        — Согласны, согласны!  — раздались выкрики.  — Пусть получает по заслугам!
        Вова сказал:
        — Голосую: кто за смертную казнь предателю?
        Лес худых рук поднялся в воздух. Из других бараков на площадку бежали всё новые и новые группы подростков: болгары, поляки, чехи…
        Насмерть перепуганный полицейский упал на колени, прося пощады.
        — На столб, на столб его!  — раздались гневные голоса.
        Это были голоса справедливой и неумолимой мести предателю Родины.

        9. МИТИНГ

        Слухами земля полнится. Теперь уже весь лагерь знал, что война окончена, что советские воины взяли Берлин и дошли до Эльбы. Все волновались, не понимая, почему их до сих пор не отправляют на родину: русских  — в Советский Союз, болгар  — в Болгарию, чехов  — в Чехословакию, поляков  — в Польшу…
        С тех пор как в лагере появилось новое, американское начальство, ребята почувствовали что-то неладное.
        Американцы прибыли в тот день, когда был казнён полицейский и арестован Штейнер.
        Американский офицер и десятка два вооружённых автоматами солдат открыли ворота лагеря и с видом освободителей торжественно вошли на его территорию. Из бараков на площадку мгновенно высыпали все ребята и девочки. Группа подростков во главе с Вовой радушно приветствовала прибывших от лица всех освобождённых. Офицер произнёс короткую речь. Щеголеватый переводчик перевёл речь офицера. Он сказал:
        — Война окончена. Германия капитулировала. Американские, английские и русские войска одержали славную победу. Мы, ваши освободители, поздравляем вас с окончанием войны и свободой.
        Но в этой речи ни словом офицер не обмолвился о том, когда они, «освободители», помогут ребятам вернуться на родину.
        От подростков выступал Вова.
        В соломенной шляпе, рваном и грязном пиджаке, длинных заплатанных брюках и тяжёлых ботинках, стоял он перед собравшимися. На бледном лице с высоким лбом и пушком на верхней губе выделялись большие, выразительные глаза. Вова говорил просто от души и сильно волновался.
        — Мы просим передать вашему начальству, что все мы желаем уехать на родину как можно скорее. Нам надоел фашистский лагерь!  — он поднял руку и звонко крикнул:  — Да здравствует наша освободительная Красная Армия! Да здравствует мир!
        Как взрыв, прозвучали на разных языках восторженные возгласы огромной толпы подростков:
        — Да здравствует мир!
        — Да здравствует товарищ Сталин!
        — На здар, на здар![26 - Чешское приветствие.]
        — Hex жие вызволенье![27 - Да здравствует избавление! (польск.)]
        — Ать жие Руда Армада![28 - Да здравствует Красная Армия! (чешск.)]
        Офицер вежливо улыбнулся и торопливо объявил, что митинг окончен.
        После этого он спросил у Вовы, указывая на столб с гонгом, где висел полицейский:
        — Кто это? За что повешен?
        — Его повесили мы,  — гордо начал Вова.  — Это изменник Родины, наш мучитель. Мы повесили его, господин офицер, как предателя и палача по общему справедливому суду.
        Переводчик добросовестно перевёл объяснение Вовы. Вова вдруг почувствовал, что офицер смотрит на него с выражением явного недовольства. Лицо офицера помрачнело, скулы напряжённо задвигались, словно он хотел и не мог что-то разгрызть.
        — Это очень сурово. Но я понимаю русских. Они все суровы, так же как их край,  — деланно улыбнувшись и стараясь казаться вежливым, сказал офицер.
        Ещё больше нахмурился американский «освободитель», когда из карцера вывели Штейнера. Бывший комендант выглядел довольно непривлекательно. Помятая ночная рубаха, бледное испуганное лицо и голые тонкие волосатые ноги в ночных туфлях делали его похожим на чучело. Штейнер воровато озирался по сторонам. В толпе раздавались хохот, едкие насмешки:
        — Вот он, осколок «великой империи»!
        — Завоеватель мира!..
        — Прикидывается, овчарка фашистская!..
        Из толпы кто-то выкрикнул:
        — На столб его, рядом с полицейским!
        Офицер-американец не мог удержаться от улыбки, но заговорил со Штейнером мягко, не так, как следовало бы говорить с преступником.
        — Мы вынуждены вас арестовать,  — сказал он. В голосе его слышалось сожаление.
        Штейнер покорно и заискивающе кивнул американцу.
        — До выяснения степени вашей вины перед нашим командованием и армией,  — добавил американец.
        Всё время, пока шла официальная беседа между Вовой и офицером, солдаты-американцы сочувственно поглядывали на Вову и его товарищей. Когда офицер направился к выходу, сержант-американец бросился к Вове. Он сунул ему в руку блокнот и самопишущую ручку с золотым пером и о чём-то с жаром попросил.
        — Американский сержант просит вас расписаться на память в его блокноте, в знак уважения к вам и вашим товарищам,  — сказал переводчик.
        Вова смутился. Он взял ручку и осторожно, боясь сломать перо, написал в блокноте свою фамилию, имя, город, где он родился и жил. В конце пометил:

        «10/V 1945 г. Лагерь смерти. Германия».

        Переводчик прочитал сержанту написанное. Сержант потряс Вове руку:
        — О’кей! Сенк’ю![29 - Все в порядке! Благодарю вас! (англ.)]
        Вова протянул ему ручку, но сержант сделал отрицательный жест. Переводчик сказал:
        — Возьмите её себе на память, боевой товарищ.
        Вова улыбнулся, ещё раз пожал руку сержанту, и тот, довольный, зашагал к выходу из лагеря.
        Американцы увели Штейнера с собой, позволив ему одеться, в военную форму гитлеровской армии.
        После ухода американцев Вова и Андрей устроили совещание активистов. Всех пленников удивило, что на их вопрос о возвращении на родину американец не ответил. Это сильно беспокоило каждого, и теперь то один, то другой, то целые группы приходили к Вове с тем же вопросом, который беспокоил его, Андрея и других.
        — Что будет дальше, как и с кем говорить о возвращении на родину?  — спрашивали они.
        — Мы и сами не знаем,  — отвечал Вова.  — Подождём день-другой, а там начнём действовать.
        Но, как действовать, что предпринять, Вова представлял себе смутно. Совещание, которое они провели, тоже ничего не дало. Однако решили: немедленно обратиться к новому коменданту, назначенному американцами, с просьбой о решении этого вопроса.
        Несмотря на то, что в лагере ликовали, пели песни, смеялись, радовались, продолжали митинговать, писали на стенах лозунги о мире, о победе и свободе, многих насторожила встреча с американцами.

        10. АМЕРИКАНСКИЕ ПОКРОВИТЕЛИ

        События в лагере развернулись так, что ни Вова, ни его товарищи не могли понять толком, что же произошло. Появились новые хозяева  — американцы. Они переименовали лагерь смерти в «лагерь перемещённых лиц», но на родину по-прежнему никого не отправляли.
        Когда, в довершение всего, в лагере неожиданно появился Штейнер в качестве инструктора, ребята пришли в замешательство.
        Все были уверены, что Штейнер не избежит заслуженного наказания, будет казнён, как преступник-гитлеровец. Ребята долго ломали голову, обдумывая всё происходящее, и недоумевали. Да и откуда им было знать причину странного превращения Штейнера!
        В первые дни ареста Штейнер и сам готовился сесть на скамью подсудимых, но одно непредвиденное обстоятельство неожиданно изменило его судьбу.
        На допросе в комиссии американских оккупационных войск «по расследованию военных преступлений» со Штейнером беседовали трое: американец  — майор от местной комендатуры, в погонах военного лётчика, мистер Грэй  — представитель по изучению германской военной промышленности, и полковник  — уполномоченный главной американской ставки оккупационных войск в Берлине.
        Допрос близился к концу. Всё сводилось к тому, что Штейнер должен пойти под суд за уничтожение и эксплуатацию славянских подростков, за активную помощь гитлеровскому правительству вооружением и военными материалами. Но положение неожиданно изменилось, как только стало известно, что Штейнер знает, где находятся секретные документы о производстве нового взрывчатого вещества.
        — Скажите, Штейнер,  — обратился к нему мистер Грэй,  — это ваш завод являлся обладателем секрета нового взрывчатого вещества?
        — Да, сэр,  — покорно сознался Штейнер.
        — Вы бы могли представить американскому командованию соответствующие документы?  — спросил полковник.
        — Я рад, сэр, служить вам, если это сейчас возможно.
        И Штейнера выпустили на свободу под залог в десять тысяч долларов «за недостаточностью состава преступления».
        Так из преступника-фашиста он превратился в «порядочного немца». В официальных следственных документах значилось, что Герман Штейнер, офицер гитлеровской армии, служил по мобилизации, нелегально состоял в партии социал-демократов и вёл подрывную деятельность против гитлеровского режима.
        Выйдя на свободу, Штейнер задумался над тем, где добыть доллары, чтобы внести залог. Завод его подлежал ликвидации, все средства, нажитые на войне, были конфискованы при аресте. Других средств Штейнер не имел. Он уже стал подумывать, не лучше ли ему скрыться, но его неожиданно пригласили к мистеру Грэю.
        Штейнер подошёл к подъезду роскошного особняка и не без робости прикоснулся к блестящей кнопке звонка. Открылась огромная тёмнокоричневая дверь. Он очутился в прихожей старинного красивого дома, украшенной дорогими коврами и картинами. Человек, встретивший Штейнера, проводил его в приёмную мистера Грэя.
        Штейнер сидел в мягком кресле в ожидании вызова и раздумывал, правильно ли он поступил, придя сюда.
        — Заходите, прошу!  — приветливо произнёс неслышно появившийся Грэй.
        Штейнер робко зашёл в кабинет.
        — Я вижу, вы, мистер Штейнер, застенчивы, как девушка,  — рассмеялся мистер Грэй и ласково похлопал Штейнера по плечу, словно они были старыми приятелями.
        Это ободрило Штейнера, и он, склонив голову, ответил:
        — Таково, сэр, положение побеждённого.
        — А вы, мистер Штейнер, будьте смелее. Да, смелее. Мы должны понимать друг друга. Вы заводчик, деловой человек, я тоже,  — значительно повысил голос мистер Грэй.
        — К сожалению, я уже не заводчик, сэр,  — ответил Штейнер.
        — А вы бы хотели получить свой завод обратно?
        — Это, к сожалению, сэр, маловероятно.
        — Но возможно,  — лукаво улыбнулся Грэй, потирая руки.
        — Как!
        — Надо только захотеть,  — ответил уже серьёзно американец.  — Вы мне  — патент на взрывчатку, я вам  — свободу действовать…
        Грэй совсем не собирался отдать секрет производства новой взрывчатки в руки военных властей Америки. Он заранее решил, что сможет выгодно продать военному ведомству Америки этот же патент.
        Сделка между Штейнером и мистером Грэем, американским представителем по изучению немецкой военной промышленности, состоялась.
        На прощанье мистер Грэй сказал Штейнеру:
        — Важно всегда уметь становиться на ноги, как это делают кошки.
        Штейнер подобострастно пожал мистеру Грэю руку, небрежно протянутую ему на прощанье.
        …Через месяц после «проверки» американцы предложили Штейнеру службу в лагере, в том самом лагере, где он обворовывал, убивал и калечил детей. Он получил службу как «знаток русских и специалист-педагог».
        Теперь Штейнер вознаграждался за своё усердие не марками, а долларами, отчитывался не перед гитлеровскими властями, а перед американским оккупационным командованием и носил не германский военный мундир с железным крестом, но американский, цвета хаки.
        В лагере постепенно восстанавливались порядки, почти ничем не отличавшиеся от тех, какие были при фашистах, хотя ребят пока не избивали.
        Штейнер служил усердно. Он стремился всеми силами замести следы преступления. Вернувшись в лагерь, он первым делом уничтожил остатки бумаг, документов, инструкций и приказов, изданных им самим. Впрочем, американских начальников, наблюдателей и надзирателей меньше всего заботило поведение Штейнера.
        Вскоре ему удалось получить разрешение использовать группу подростков для изготовления портсигаров, зажигалок и разного рода сюрпризных шкатулок с надписью: «В честь победы американских войск». Это был лицемерный, но ловкий ход фашиста Штейнера. Этим он льстил местным оккупационным властям. «Отлично!»  — думал про себя Штейнер, потирая руки, после того как мистер Грэй и власти одобрили его начинание.
        Штейнер становился «на ноги, как кошка». Он рассчитывал добиться исключения своего завода из списка военных предприятий, подлежащих ликвидации.
        Через месяц по всему городу и за пределами его уже распространялся товар завода Штейнера, скромно именуемого на вывеске: «Мастерская сюрпризных изделий Германа Штейнера». Его шеф, мистер Грэй, крупный заводчик и владелец табачной фабрики в Северной Каролине, был коммерсантом, «человеком дела». Грэя не смущало прошлое фашистского коменданта. Занимали его только деловые связи, сбыт своих сигарет, присылаемых из Америки и бизнес от патента на новую взрывчатку. Раньше он делал сигареты, смешивал табак «Вирджиния Бройт» с особо ароматичным болгарским. Но сейчас такой возможности не было. Мистер Грэй получал из Америки сигареты сомнительного качества, однако с помощью Штейнера ему удавалось сбывать их по баснословным ценам.
        Дела Штейнера налаживались, шли в гору.
        Сначала он побаивался своих пленников, как живых свидетелей, и нередко с сожалением вспоминал те времена, когда он мог расправляться свободно с каждым, не думая об ответственности. Сейчас наступили другие времена, но он превосходно приноровился и к ним, найдя среди американцев покровителей.
        Зимой в лагере появились люди в модных пальто и шляпах, с тросточками, вежливые и учтивые. Они говорили на разных языках, читали для ребят лекции, проводили беседы. Рассказы сопровождались показом кинокартин, каких ребята прежде никогда не видывали. В одной из них, например, показывалось, как какой-то подросток-беспризорник шатался по узким улицам среди американских небоскрёбов, спал в мусорных ящиках, ездил на крышах поездов. Но вот он познакомился с дочкой владельца завода. Они влюбились друг в друга, и беспризорный, стал женихом этой девушки. Костюм бродяги сменился чудным смокингом богатого американца, юноша приобрёл свой дом с огромным садом и автомобиль; при помощи своего покровителя-тестя он превратился в миллионера.
        — Вова, что ты скажешь по поводу всего этого?  — спросила его однажды встревоженная Люся после демонстрации фильма.
        — Я перестаю что-нибудь понимать,  — сказал угрюмо Вова.  — Вернее, я начинаю кое-что понимать,  — добавил он, помолчав, и вдруг крепко стиснул её руки.  — Только береги силы, Люсенька! Береги выдержку и силы. Мне кажется, они нам ещё понадобятся! Нас отравляют всеми этими тошнотворными картинами.
        Как-то в лагерь прибыло сразу несколько «докладчиков». Все они разошлись по баракам и читали лекции на тему: «Страна чудес, лучшая страна в мире  — Америка». И тут же раздавали толстые журналы на русском языке с цветными фотографиями и рисунками.
        В другой раз к ребятам приехали те же люди, но с другим докладом: «Современная Россия  — страна голода и разрухи». Снова появились журналы и газеты, только на этот раз иллюстрации были весьма мрачного характера. Изображались какие-то лачуги, раздетые, тощие дети. Под одной из фотографий, изображавшей оборванных ребят, стоящих с котелками в очереди за пищей, подпись гласила:

        «Русские дети, потерявшие родных на войне, живут в домах для безродных».

        Прочтя эти строки, Вова схватил журнал и кинулся к человеку в шляпе:
        — Вы обманщики и мерзавцы! Это что? Это неправда, ведь это же снимки фашистских лагерей! Это мы так жили здесь, в Германии!  — Вова задыхался от злобы.
        Кто-то уже начал рвать журналы и газеты, разбрасывая клочья по бараку. Докладчик попятился к дверям.
        — Вон отсюда, фашистские собаки!  — раздался голос Андрея.
        Прибежал Штейнер, американец-комендант, охранники. Ребята не унимались. Низкие стены грязного барака дрожали от криков:
        — Долой фашистов-провокаторов!
        — Домой, в Советский Союз!
        — Да здравствует Родина!
        Протест против лжи и клеветы на Советский Союз, начавшийся по инициативе Вовы и его боевой дружины, распространился по всему лагерю. В одном из бараков ребята выбили окна, разломали нары, выбросили железные печи и сняли с петель двери. Все требовали немедленной отправки на родину.
        За бунт и беспорядки нескольких человек посадили в карцер. Среди них был и Вова. Андрей бегал по баракам, уговаривал пойти на выручку товарищей. Большая толпа юношей и девушек двинулась к карцеру. Дверь была сорвана, а Вова и его друзья выпущены на свободу.
        После этого в лагере долго не было никаких докладчиков и кинокартин. Но ребят стали брать измором. Кормили плохо, перестали одевать, с рассветом выгоняли под охраной на расчистку города от мусора и камня, запретили собираться после десяти часов вечера.
        Боевая дружина, созданная Вовой и Андреем для борьбы за свои права и отправку на родину, продолжала добиваться своего: писала жалобы, собирала подписи. Ей удалось добиться разрешения послать свою делегацию к коменданту города.
        Майор-американец, тот самый, который приходил «освобождать» лагерь, принял ребят, как показалось Вове, довольно добродушно.
        Вова знал наизусть жалобу и изложил её сжато и убедительно. В жалобе майор не мог не заметить законности требований подростков. Он сделал вид, что искренне сочувствует ребятам, но ответ дал малоутешительный.
        — Жалоба ваша будет доведена до сведения властей в Берлине, а пока вам придётся потерпеть.
        Ребята вышли от коменданта унылые, разочарованные. В лагере их сообщение вызвало ещё большую тревогу. На следующий день поголовно все отказались выйти на работу и потребовали отправки делегатов в Берлин.
        Но на этот раз из их затеи ничего не вышло. Активистов перевели на голодный паёк, а Вову и Андрея арестовали. Когда их товарищи попытались снова разбить двери карцера, многих избили и пригрозили отправить в тюрьму.
        Самым тяжёлым ударом, обрушившимся за последние дни на Вову, была разлука с Андреем. Видимо, американская администрация быстро выяснила, кто из подростков является организатором демонстраций протестов, и решила ослабить «боевую дружину», разлучив её вожаков. Несколько подростков были спешно отправлены в другой лагерь, как «не поддающиеся обычному воспитанию». Андрея увезли так неожиданно, что Вова даже не успел с ним попрощаться.

        11. ЛЮБИМЫЙ СПОРТ ЯНКИ

        — Я хочу знать, куда меня отправляют?  — спросил Андрей.
        — Ты бунтарь и объясняться с тобой будут потом!  — резко ответил переводчик.
        — Я не поеду!  — категорически заявил Андрей, когда переводчик, солдат и он остановились у автобуса.
        Вместо дальнейших объяснений, по знаку сопровождающих Андрея насильно втолкнули в автобус двое солдат, стоявших у машины. В большом автобусе уже находилось человек десять. Андрей сразу понял, в чём дело: среди пассажиров находились все активисты комитета, «бунтари», как объяснял переводчик.
        Ребята сидели скучные, мрачные. Андрею это не очень понравилось. Чтобы развеселить товарищей, он громко произнёс:
        — Ну и свобода в Америке. Вы, наверное, без таких почестей садились, как я?
        Все присутствующие засмеялись.
        Двое солдат, затолкнувшие Андрея в автобус, как ни в чём не бывало уже сидели рядом с ребятами и смотрели на них, не понимая, почему они смеются.
        — Куда же они нас собрались везти?  — спросил один, обращаясь к Андрею.
        — На допрос.
        — Ну, о чём же нас допрашивать?  — возразил другой паренёк.
        — Как о чём? Скажут, битте, пожалуйста, рассказывайте, как бунт устроили, как окна выбили и тому подобное.
        — Так мы им и расскажем,  — сразу отозвалось несколько голосов,  — от нас дождёшься, только спроси…
        — Вот что, ребята,  — начал Андрей.  — Даю вам слово, где бы мы ни оказались, а я сбегу. Обязательно сбегу, махану через Эльбу и дам нашим знать, где находится этот проклятый лагерь «перемещённых лиц»… Как, одобряете?
        — Ты тише, Андрей,  — предупредил товарищ, кивнув на солдат.
        — Они не понимают по-русски.
        — Ты прав, надо бежать, если удастся,  — согласились все.
        Но Андрей и его товарищи ошиблись. Их не на допрос везли, а просто в такой же лагерь для «перемещённых лиц». Оказавшись на новом месте, ребята поняли, почему с ними так поступили. И этот лагерь не отличался от того, в котором только что находился Андрей и его товарищи. И здесь проводилась та же американская «забота» о душах русских подростков. Даже библию читали, заставляли молиться.
        В один из воскресных дней читалась лекция о физическом воспитании. Прибывший лектор рассказывал о том, как широко развит физический спорт в Америке, и что любой из прилежных и физически развитых подростков может избрать себе любимый вид спорта и стать знаменитостью. Конечно,  — говорил лектор,  — он рассказывает это для тех, кто собирается поехать в Америку. Лектор надеялся, что русские подростки поймут, как им будет хорошо жить в Америке.
        После лекции, как бы в подтверждение сказанного, состоялось представление прямо на дворе лагеря. На этот раз было не кино, а показ ресленга  — «свободной борьбы».
        Бойкий молодой американец вышел в круг и произнёс по английски:
        — Хелло, бойс![30 - Здорово, ребята!]
        Ему никто не ответил. Собравшиеся сидели как попало, прямо на земле, и молчали. Давно надоели всякие представления, но такого ещё не было в лагере. Потом трое белых американцев и негр, составлявшие две пары борющихся, вышли на арену.
        Первая пара здоровых, молодых парней вышла в круг, напоминающий ринг для бокса. Круг был отделён от зрителей верёвками, натянутыми на колья, вбитые в землю.
        Перед началом борцы стояли друг против друга и усиленно жевали резину, точно голодные. На лице одного Андрей увидел широкий шрам от уха к подбородку. У другого большой рубец шёл от левого плеча наискось почти через всю спину.
        — Меченые,  — сказал с иронией Андрей, обращая на них внимание товарища.
        — Видать, забияки,  — согласился тот.
        Судья-лектор дал сигнал. Парни бросались друг на друга, как разъярённые быки. Однако борьба оказалась кратковременной: один из борцов ударом ноги в живот сбил противника и был объявлен победителем. Побеждённого на руках вынесли из круга.
        Другая пара  — высокий, хорошо сложенный негр и не менее сильный, но хуже по сложению блондин вышли на круг и долго ходили, нахохлившись, как петухи, видимо, выбирая выгодную позицию для нападения. Наконец негр одним прыжком оседлал блондина, схватив его сзади таким образом, что обе его руки оказались на шее противника, сжатые в замок. Андрею казалось, что вот-вот негр задушит блондина, но тот каким-то образом схватил негра зубами за палец, да так, что негр с визгом разжал руки, отскакивая от противника.
        — Это какая-то собачья драка, а не борьба,  — заметил Андрей.
        — Без драки, пожалуй, не обойдётся сегодня,  — согласился товарищ.
        Было видно, как из пальца негра текла кровь на потную спину блондина, когда негр снова зажал его, словно в тиски. Но судья, к удивлению ребят, только улыбался. Когда блондин одолевал негра, американцы визжали, свистели, хрюкали, и, напротив, когда негр брал верх, злобно, молча смотрели на него.
        Борьба до перерыва закончилась без результата. Оба противника, задыхаясь от усталости, покачиваясь и обливаясь потом, отдыхали, находясь друг против друга метрах в пяти. Прошло несколько минут, и судья-лектор дал сигнал к продолжению борьбы.
        Негр опять первым напал на блондина, и на этот раз прижал было его к земле, но ловким движением тот отбросил противника, выскользнул и встал на ноги. Не успел негр прийти в себя, как противник головой ударил его в подбородок. Негр удержался на ногах и, обливаясь кровью, нанёс ответный удар головой в солнечное сплетение. Блондин рухнул на землю. Его лицо моментально посинело, он лежал без признаков жизни. В толпе ребят заохали и заахали, думая, что негр убил противника. Но это продолжалось несколько секунд. Скоро ребята увидели другую, более ужасную картину. Американцы из охраны так были оскорблены победой негра, что бросились в круг и начали избивать победителя.
        В кругу для «свободной борьбы», где демонстрировался любимый спорт янки, началась свалка, настоящая драка.
        — Пора!  — решил Андрей. Он воспользовался этой потасовкой, в которую вмешались все американцы, без исключения, быстро выбрался из толпы и скользнул за ворота. В километре от лагеря находилась сосновая роща. Андрей бежал, сколько хватало сил, чтобы скорее скрыться в лесу. Но если из лагеря Андрею было легко убежать, то теперь он думал о том, что делать дальше, как добраться до Берлина…

        12. «НЕ ВЫШЛО, ГОСПОДА АМЕРИКАНЦЫ!»

        Однажды рано утром начальство лагеря засуетилось и подняло всех на ноги. Мели двор, чистили уборные, выскребали мусорные ящики и помойные ямы, убирали остатки угля и золы. Работа кипела. Бараки тоже заставили мыть, наводить некоторую чистоту и порядок.
        Вся эта суета напомнила Вове и Люсе 1941 год, когда Штейнер готовил ребят на продажу. Опять лагерников партиями повели мыться, на этот раз не к болоту, а в настоящую баню.
        За много месяцев это был первый выход за ворота с колючей проволокой, первая баня. После купанья выдали чистое бельё и новые костюмы: юношам  — брюки клёш и пиджаки с множеством карманов, девушкам  — платья. Правда, костюмы и платья были из какого-то грубого, похожего на «чёртову кожу» материала, но всё же это было лучше, чем лохмотья. Обувь тоже заменили: вместо немецких ботинок на деревянной подошве выдали американские, с медными шпильками, на каучуке. «Что ж это такое?»  — думал Вова.
        Ребята долго обсуждали, как быть, и решили: надеть выданное обмундирование и обувь, но быть готовыми к отпору в случае любой провокации.
        — Что, по-твоему, они задумали с нами сделать?  — спрашивала у Вовы Люся.
        — Наверное, нас снова хотят отправить куда-нибудь на работу,  — ответил он.  — Ведь отправили же Андрея!
        — Но мы не поедем! Будем бороться, потребуем пропустить наших делегатов к советским оккупационным войскам. Правда, Вова?
        — Только так! Расскажи об этом всем немедленно, пусть готовятся.
        Сытый американец в офицерской форме, с огромным чёрным пистолетом на боку, прибыл в лагерь со свитой солдат, сержантов и переводчиков.
        На площадку вынесли столы. Начался опрос ребят.
        — Где родился?  — через переводчика спросил офицер у Вовы.
        — В Советском Союзе.
        Вова отвечал гордо, отчётливо, чтобы подбодрить тех, кто шёл за ним.
        — Родители есть?
        — Есть.
        — В лагере давно?
        — С 1941 года. Довольно мы здесь намучились.
        — Партийность?
        — Что-о?  — переспросил Вова.
        — Господин офицер спрашивает тебя, принадлежишь ли ты к какой-нибудь молодёжной организации, партии.
        — У себя, в Советском Союзе, я был пионером.
        Переводчик добросовестно перевёл офицеру.
        — Значит, был маленьким большевиком?  — спросил переводчик.
        — Я и сейчас большевик,  — громко ответил Вова.
        — Американское командование и правительство,  — начал переводчик,  — предоставляют тебе право выбора: ты можешь поехать в Соединённые Штаты Америки, Англию, Канаду, Аргентину. У вас в России плохо после войны, голод. Поэтому американское правительство хочет помочь тебе и твоим товарищам. И ещё господин офицер просил передать, что в Советском Союзе тех, кто возвращается из Германии, карают, заставляют работать на шахтах и даже сажают в тюрьму. Ты понял?
        — Я-то понял, да вы ни черта не понимаете! Мы уже знаем лучшую страну мира  — Америку. Нам показывали ваши кинокартины. Только мы Родину нашу ни на что не променяем. Мы хотим и требуем, чтобы нас отправили в Советский Союз! Только в Россию!
        Вова говорил воодушевлённо, глаза его горели, он чувствовал, как в тишине взволнованно слушают его товарищи.
        Переводчик торопливо бормотал офицеру Вовино заявление. Офицер махнул рукой. Вова подумал с гордостью: «Не вышло, господа американцы! Не нравлюсь, не подхожу!»
        За соседним столом отвечал другой мальчик. Он, как и Вова, говорил резко, голос его дрожал от обиды.
        — Если меня силой повезут в какую-нибудь «лучшую страну», а не в Советский Союз,  — говорил он,  — я буду драться, но не поеду. Да, буду драться до смерти, ясно?
        — Зачем же драться?  — сказал, учтиво улыбаясь, переводчик.  — Дело добровольное, тебе предлагают выбор.
        — Мы знаем ваш выбор. Всё это ложь. Нас тут держат без нашего согласия и выбора, а тоже называют это свободой!
        Недалеко от Вовы стоял американский солдат  — негр. Он слышал, как Вова отвечал офицеру. Негр то улыбался, обнажая белые зубы, то мрачнел. Вова тоже наблюдал за ним и без слов понимал, что негр сочувствует ему. Может быть, он немного понимал по-русски.
        Вова вышел из толпы и направился в барак к девочкам, чтобы повидать Люсю. Его догнал солдат-негр. Вова подумал: «Опять на допрос», но услышал:
        — Совет Юнион гуд. Сталин гуд. Русска камрад гуд. Сенк’ю, русска камрад![31 - Советский Союз хороший. Сталин хороший. Русские товарищи хорошие. Благодарю вас, русский товарищ…]  — шептал торопливо негр.
        Вова посмотрел в большие тёмные глаза негра и, улыбаясь, ответил:
        — Негр  — американский солдат очень гуд, хороший, понял?
        Не успел он закончить фразу, как раздался глухой удар.
        Ни Вова, ни солдат-негр не заметили, как к ним подошёл американец. Негр вздрогнул и покачнулся. Через мгновение он опомнился и покосился на Вову, как бы говоря: «Сам видишь, какова наша Америка!»
        Ударивший негра сержант равнодушно жевал резинку и брезгливо вытирал платком руку.
        — Человека бьют, как животное. Тоже мне, представители лучшей страны мира!  — громко сказал Вова.
        Его охватила такая ярость, что он готов был броситься на сержанта и едва нашёл в себе силы сдержаться.
        Вечером ребята торжествовали: среди русских не оказалось ни одного охотника в Америку.

        13. ВРАГ ИЛИ ДРУГ?

        Две ночи Андрей шёл на восток, выбирая безлюдный путь, шёл то лесами, то степью, минуя населённые пункты. Выбившись из последних сил от усталости и голода, он решил отдохнуть днём в каком-то овраге.
        Перед ним встали почти неразрешимые трудности. Во-первых, Андрей плохо представлял маршрут, по которому можно было скорее добраться до Эльбы, так как у него не было карты, которая указала бы ему правильную дорогу. Во-вторых, он был очень голоден. Правда, у Андрея было немного немецких марок, но, чтобы на них что-нибудь купить, надо было идти в населённый пункт, а это значит снова попасть в лапы американцев. Попадись он только  — и его жестоко накажут.
        Несколько часов Андрей провёл в овраге под зелёным кустом орешника, скрываясь в высоких зарослях душистой травы. Палящее солнце перевалило к полдню, стих летний ветерок, и от этого в воздухе стоял такой зной, что Андрей совершенно не мог идти больше. Он решил немного соснуть. Прилёг, подложив мятую старенькую шляпу под голову, и закрыл глаза, но сон не шёл. Всё те же мысли беспокоили его. Андрей слышал, как где-то стрекотала сорока, бесконечно «стригли» кузнечики и тихо-тихо шелестели почти сухие листья орешника, палимые солнцем. И вдруг до его слуха донёсся слабый лай собаки.
        — Может, меня ищут?  — спросил он себя вслух и испугался собственного голоса,  — настолько он был слабым и хриплым. Но скоро эта тревога отпала. Андрей уверил себя, что он ушёл достаточно далеко. Однако опять и опять стал прислушиваться к отдалённому лаю собаки.
        «Пойду прямо туда,  — решил Андрей,  — может, как раз и выйду на доброго человека». Он встал и совершенно разбитый, до предела усталый, шагнул вперёд, еле передвигая распухшие ноги. Они слушались плохо, казались тяжёлыми, точно в свинцовых колодках. Густая и высокая трава связывала движения. Наконец Андрей добрался до небольшого соснового леса, а когда вышел на опушку, увидел впереди себя заводские трубы. Они выбрасывали рыжий дым, плывущий прямыми столбами в небо.
        «Может, я пришёл к лагерю?»  — подумал он. С пригорка, на который Андрей забрался с большим трудом, он увидел город в огромной котловине между холмами.
        В городе жизнь шла своим чередом. На улицах было многолюдно, и Андрей нарочно влился в общий поток людей. «В толпе легче укрыться»,  — решил беглец и пошёл к центру города. Люди шли не спеша, смеялись, разговаривали, другие шагали торопливо и молча. Были всякие: и хорошо одетые, и плохо, и молодые, и пожилые. Словом, обычные люди из обычного города. Когда навстречу попадались американцы-военные (Андрей хорошо знал их форму одежды), ему становилось страшновато, казалось, что вот-вот кто-нибудь из них узнает беглеца.
        Добравшись по узким и многолюдным улицам города к центру, Андрей вышел к высокому зданию, в котором помещалась гостиница. Только подойдя почти вплотную к центральному входу, он заметил, что здесь почти одни военные. У дверей, на широкой лестничной площадке, на тротуаре стояли американские офицеры и солдаты. Входили в гостиницу и выходили из неё только они.
        Андрей понял, что пришёл в город, где стоят американские войска, и торопливо юркнул в первый попавшийся узкий переулок, опять влившись в общий людской поток.
        Хотя Андрей умел сравнительно неплохо говорить по-немецки, однако, знал, что любой немец сразу узнает по его выговору, что он русский. Это пугало Андрея не меньше, чем встреча с любым американцем; Кружа по улицам и переулкам, он думал о том, как и где купить кусок хлеба или вообще чего-нибудь съестного. Ему попадались большие и маленькие магазины, но он всё не решался войти. И костюм из лохмотьев, и незнание порядка и жизни немецкого города, и, наконец, неумение чисто и хорошо говорить по-немецки,  — всё могло его сразу же выдать. Но голод заставлял что-то предпринять.
        Наконец он вышел снова в шумный квартал города и, выбившись окончательно из сил, остановился у здания с большой вывеской. Это был ресторан.
        «А что, если я зайду и, как нищий, попрошу хлеба, каких-нибудь остатков еды»,  — подумал Андрей, всё ещё разглядывая вывеску. Но тут же его взгляд упал на другую, висевшую ниже первой, прямо над дверью. На ней крупными буквами было написано:

        «РЕСТОРАН ТОЛЬКО ДЛЯ АМЕРИКАНЦЕВ».

        «Вот это здорово!  — подумал Андрей.  — А я чуть не ввалился туда…»
        Будто только сейчас на него пахнуло чадом кухни, в которой жарят и варят вкусные блюда. Из открытых окон ресторана слышалась джазовая музыка, напоминающая рёв диких животных, оглушительный свист, раздирающий визг и ещё какие-то гнусавые звуки. С тротуара, где стоял Андрей, было видно, как тесным кольцом, раскачиваясь, плыли танцующие пары. Никогда ещё Андрей не слышал такой оглушительной музыки и не видел таких странных танцев.
        Он стоял до тех пор, пока не заметил, как из ворот выехала крытая машина с разноцветной рекламой. Он понял, что во дворе могут быть места для свалки отбросов с кухни. Ворота были открыты. Андрей подошёл и заглянул во двор. Людей там не было. Он прошёл в глубь двора, заметил там большие железные ящики и подумал, что можно присесть на них, дождаться темноты, а потом поискать чего-нибудь съестного.
        Как раз в тот момент, когда до ящика оставалось метров десять, из боковой двери вышла стройная немка в белом халате с корзинкой в руке. Поравнявшись с Андреем, она остановилась и громко спросила по-немецки:
        — Чего тебе здесь нужно?
        «Прикинусь немым»,  — моментально сообразил Андрей. Он сделал рукой такой знак, будто хотел что-то положить в рот и неестественно замычал, шевеля губами.
        Немка смерила его пристальным взглядом, приподняла белую салфетку на корзинке и, к удивлению Андрея, протянула ему небольшую белую булочку.
        Андрей совершенно неожиданно для себя нервно схватил булочку так, что немка вздрогнула и поспешно ушла.
        Долго Андрей бродил по улицам незнакомого города, собирая куски хлеба, как нищий, чтобы запастись на дорогу. Но не только продукты были нужны юноше, поставившему себе цель  — добраться до Берлина. Ему не хватало друга, который бы помог ему добраться до Эльбы, переправиться на другую сторону встретиться с советскими людьми и рассказать о друзьях и товарищах, ждущих освобождения.
        Тяжело бродить по чужому городу голодному, чувствуя каждую минуту страх за свою судьбу. Куда же все-таки ему идти, каким путём?
        В ночь, когда Андрей принял решение покинуть город, он до утра просидел в каком-то сквере, размышляя: или идти одному, или всё-таки попытаться найти человека, открыться ему и попросить помощи. Под утро, чтобы не уснуть, он ходил по скверу до тех пор, пока на востоке не появились первые проблески зари.
        Начиналась обычная утренняя жизнь города. Андрей пошёл сам не зная куда, радуясь только одному, что за всю длинную и мучительную ночь никто не тронул его, хотя в таком большом городе всегда есть прохожие. И ещё он думал о том, можно ли рискнуть и рассказать кому-нибудь о себе, попросить помощи. Но как отличить друга от врага?
        Андрей остановился, привлечённый необычным шумом. Было около шести часов утра, когда он неожиданно для себя вышел к вокзалу. Из-за огромного здания до слуха Андрея донеслись громкие голоса, прерываемые свистками и шипеньем паровозов. Сначала он подумал: «Посадка пассажиров», потом  — «Случилось какое-то несчастье». Андрей остановился у сквера и прислушался. Почти сейчас же он увидел, как человек пять или шесть в рабочих куртках выскочили навстречу ему. Они пробежали мимо, не обращая на него никакого внимания. Прошло ещё несколько секунд, и появилась уже толпа, но не бегущая, а как-то необычно отступающая в сторону от вокзала.
        Андрею следовало бы уйти, но его заинтересовало  — что здесь такое происходит? Тем временем в толпе началась свалка.
        Андрей увидел полицейских и американских солдат, вооружённых резиновыми дубинками. Они сплошной стеной наступали на людей в рабочих костюмах. В гуще толпы он заметил над головами людей плакаты, на которых было написано по-немецки: «Мы хотим работы!», «Мы хотим хлеба!», «Мы требуем повысить заработную плату!», «Мы протестуем против отправки немецких ценностей в Америку!». Это была первая забастовка немецких железнодорожников.
        Мимо пробежал рабочий, а за ним американский солдат с резиновой дубинкой. Андрей машинально повернул голову в их сторону. В тот же миг он увидел, как американец, догнав рабочего, взмахнул дубинкой, и тот, как скошенный, упал на мостовую.
        Андрей, наконец, решил, что происходит какая-то облава, и тоже побежал неизвестно куда, помня лишь одно, что надо держаться жилого квартала, идущего от вокзального скверика к городу. Мысли его теперь работали с необыкновенной быстротой.
        Убегая, он думал: «Куда бы скрыться, в какой двор», но тяжёлый удар резиновой дубинки опустился и на его голову. В какую-то долю секунды он почувствовал сильную боль, горячие струйки крови обожгли ему лицо. Под ногами всё закружилось, он упал, теряя сознание.

* * *

        Пожилой, хромоногий человек нагнулся над юношей, у которого из раны на голове сочилась кровь. Юноша тихо стонал и время от времени слабым голосом просил пить. Рядом с ним лежал бумажный разорванный кулёк, выпачканный кровью, из которого вывалилось несколько сухарей, две луковицы и плохо обглоданная кость курицы. Это всё, что было с трудом собрано Андреем в далёкий и опасный путь к Эльбе.
        Прохожий не спеша вынул из кармана серый носовой платок и начал бинтовать голову Андрею. На улице было уже пустынно. Забастовщиков разогнали американцы и немецкие полицейские, вооружённые дубинками.
        Носового платка оказалось недостаточно, чтобы забинтовать рану. Человек высвободил из-под брюк нижнюю рубашку и оторвал лоскуток белого полотна. Он делал всё безмолвно и только изредка посматривал на сквер, куда собирался перенести юношу.
        Не сразу к Андрею вернулось сознание. Он открыл глаза и увидел пожилого человека, сидящего неподалёку на садовой скамейке. Первая мысль, мелькнувшая в больной голове Андрея, была: «Кто он, друг или враг?» Обводя взглядом вокруг, он ничего не мог понять: где лежит, как попал сюда, сколько времени находится здесь, кто этот человек, сидящий на скамейке?
        — Вы кто?  — по-немецки спросил Андрей и вздрогнул. Получилось так, что немец сразу понял: спрашивает русский.
        — Я человек, немец,  — ответил тот.
        — За что вы меня ударили?
        — За что же я тебя могу ударить?
        Но Андрею уже не нужно было отвечать на вопрос. Он моментально припомнил то, что с ним произошло.
        — Американец тебя ударил,  — проговорил немец совершенно спокойно.  — Ты работаешь на железной дороге?
        — Нет.
        — Ты русский?
        — Да…
        — Как ты сюда попал?
        — Я… я…
        Андрей хотел сказать, что он сбежал из лагеря, но не решался. Его мучил вопрос, кто этот человек, можно ли ему сказать правду. Только одно подкупало в этом человеке: русская, почти совсем чистая русская речь.
        — Говори, говори, мне можно,  — сказал немец так ласково, что Андрей заплакал и сквозь слёзы ответил:
        — Я… я убежал…
        — Откуда?
        Вместо ответа Андрей опустил голову.
        — Тебя как звать?
        — Андрей.
        — А меня зовут Макс…
        Такого человеческого отношения к себе Андрей давно уже не испытывал. И он решился рассказать Максу о своём побеге, о своей мечте перебраться в Восточную Германию.
        Через день Макс и Андрей шли к так называемой границе между Западной и Восточной Германией на Эльбе. Денег у них не было, и поэтому им потребовалась целая неделя, чтобы пешком дойти до Эльбы. Только по дороге Андрей узнал, кто такой Макс, и успокоился. Макс сообщил ему, что он идёт легально и поможет Андрею.
        — Мне помогли получить пропуск,  — рассказал Макс,  — друзья казнённого немецкого революционера Карла Кернера, с которым я вместе сидел в тюрьме…
        И вот, наконец, Андрей оказался у своих. Какая радость! Комендант одного городка, полковник Советской Армии, долго слушал его рассказ о судьбе советских ребят, заточённых в американский лагерь для перемещённых лиц.
        — Успокойся, выручим твоих друзей,  — сказал он Андрею на прощанье.  — Родина своих детей не забудет.

        14. ЗДРАВСТВУЙ, РОДИНА!

        Наступил 1946 год. Приближалась годовщина победы над фашистской Германией. Жора ехал на родину вместе с демобилизованными бойцами Советской Армии, прошедшими славный боевой путь от Москвы до Берлина. Его направили учиться в танковое училище.
        Майор Павлов, провожая Жору, сказал:
        — Смотри, с честью оправдай наше доверие! Не посрами звание танкиста.
        — Есть!  — по-военному ответил Жора.
        — А Вову и Люсю я непременно разыщу. О них не забыли…
        Павлов и Жора расцеловались.
        Жора стоял у открытого окна вагона, радостный и взволнованный. Невысокого роста, коренастый и крепкий, в новеньком военном костюме, он выглядел настоящим воином-победителем.
        Поезд тронулся к границе милой, дорогой Отчизны. Мелькали станционные здания, проносились мимо пригородные поля и перелески, а Жора всё стоял у открытого окна и мечтал. Скоро он вернётся на родину, встретится с друзьями и снова сядет за учебную парту. Он будет танкистом.

* * *

        По баракам лагеря разнеслась долгожданная весть: приехал советский офицер! Его прибытие оказалось неожиданным для администрации лагеря, давно получившей инструкцию тщательно скрывать местопребывание советских детей.
        Штейнер и американцы забегали, засуетились.
        Всех русских юношей и девушек выстроили на лагерной площадке и объявили, что с ними будет говорить офицер из Советской зоны оккупации Германии.
        Наступила напряжённая тишина. Все взгляды были устремлены туда, откуда должно было, наконец, прийти спасение. Минуты казались вечностью.
        «Чего же это его нет так долго?»  — думал Вова, нетерпеливо переступая с ноги на ногу. Он перебирал в памяти самые заветные слова, которые он сейчас скажет, пусть незнакомому, но уже близкому человеку  — советскому офицеру. Вова ещё не знал, как он выразит всё, что накипело на сердце за годы фашистской неволи и за эти последние тревожные месяцы, когда за ними снова вдруг захлопнулась дверь ловушки, на этот раз американской.
        К площадке приближалась группа военных. Впереди уверенным, размашистым шагом шёл подтянутый советский офицер. Казалось, что он спешил раньше других пройти оставшиеся сто-двести шагов и внимательно искал кого-то в толпе подростков.
        Вова вздрогнул. Что-то очень уж знакомое было в этой коренастой фигуре. «Неужели Павлов?»  — подумал он, но отогнал эту мысль. Ему сразу представился Павлов, худой, бледный, заросший бородой, с котомкой за плечами. Так уходил от них Павлов, опираясь на палку, прихрамывая. Как давно это было!..
        — Здравствуйте, товарищи!  — услышал Вова знакомый голос.
        Да, это был Павлов. Тёплый, ласковый взгляд его остановился на Вове. Вова весь просиял. Он хотел броситься к Павлову, но тот остановил его мягким движением руки.
        — Ну, кто хочет говорить?  — спросил Павлов, медленно идя вдоль шеренги выстроенных ребят.
        Тогда Вова, волнуясь, сделал шаг вперёд и громко с дрожью в голосе произнёс:
        — Разрешите? Целый год мы томимся у наших «друзей». Всё осталось так, как при фашистах. Даже комендант лагеря старый. Нас агитировали не ехать в Советский Союз…
        — А вы что ответили?  — спросил Павлов.
        — А мы ответили вот ему,  — Вова указал на американского офицера,  — мы ответили ему: «Вы лжёте, клевещете на Советский Союз! Мы хотим на родину, только на родину!..»
        Американец недовольно поморщился. Он понимал русский язык, и речь Вовы была для него неприятна.
        — Давно вас одели так?  — поинтересовался Павлов.
        — Нет, недавно. Перед тем как предложили ехать в «лучшую страну мира», нам и выдали эти костюмы,  — ответил Вова.
        — Что же это за «лучшая страна»?  — как бы не понимая, спросил Павлов, поглядывая на собравшихся американцев.
        — Америка. Они так называют свою страну,  — Вова кивнул в сторону американцев.
        Стихийно возник митинг. Ребята говорили горячо, возбуждённо, радостно. Все знали, что теперь уже наверное их мучениям пришёл конец.
        Вова снова выступил:
        — Мы с радостью покидаем Германию, где так много наших товарищей погибло от голода, побоев, болезней и пыток. И мы никогда не забудем этого!  — Вова посмотрел на Павлова, одобрительно кивнувшего ему, и продолжал:  — Мы не обрадовались американским костюмам, их соевой похлёбке и кофе с сахаром. Мы не поверили их сказкам о «лучшей стране мира» и клевете на нашу Родину. Мы много дней и ночей мечтали и рвались домой, в нашу страну…
        Вова замолчал. Его слова взволновали всех до слёз. Вова закрыл глаза рукой и виновато закончил:
        — Не могу больше говорить…
        — Ничего, ничего… успокойся… А я-то думал, ты самый крепкий,  — шутил Павлов, подбадривая Вову, а у самого дрожал голос от волнения.
        — Он и есть у нас самый сильный,  — проговорила Люся и покраснела.
        Она тоже узнала Павлова, но он до сих пор не замечал её. Люся подошла к Вове, растерянная и счастливая. Наконец-то пришёл за ними такой хороший, настоящий советский человек, каких они так давно уже не видели.
        Вова вытянулся по-военному и сказал:
        — Друг мой Андрей и ещё несколько наших активистов недавно вывезены из этого лагеря. Как бы, товарищ Павлов, найти их?
        — Найдём, обязательно найдём и поможем вернуться на Родину,  — успокоил его Павлов.
        Сборы были недолгими. У ребят не было ни чемоданов, ни узлов. Все они, одинаково одетые, исхудавшие и радостные, ждали лишь команды. Каждому хотелось скорее покинуть лагерь.
        Павлов с американским офицером оформляли документы. На лагерном дворе было шумно. Это волновались и кричали подростки из Чехословакии, Польши, Болгарии и других стран, с завистью провожая своих советских товарищей.
        

        — Ну, дайте-ка я ещё на вас погляжу. И узнать нельзя, как выросли!  — говорил Павлов, усаживая Вову и Люсю в свою машину.
        Старший сержант, сидевший за рулём, обернулся:
        — Наверно, те самые, товарищ майор?
        — Вот видите, он вас знает, а вы его нет. Знакомьтесь. Он вашего дружка Жору нашёл. Это товарищ Зорин, мой боевой друг. Вместе до Берлина дошли и вместе здесь пока остались.  — Павлов вздохнул.
        Вова и Люся радостно пожали крепкую руку Зорина.
        Машина плавно понеслась по шоссе. «Жорка жив, жив!»  — думал Вова. Он не мог ещё прийти в себя от всех этих чудесных перемен.
        — Ну, как вы здесь очутились? Будто действительно за нами приехали?  — говорила Люся.  — Так в жизни не бывает, так только в сказках рассказывается.
        — Почему же? Обещал  — и приехал. Вот пусть Зорин скажет, я всегда слово держу,  — пошутил Павлов. А потом рассказал, каких трудов стоило обнаружить их лагерь.
        Вова и Люся, как заворожённые, глядели на дорогу. Они словно впервые видели зелёные луга, маленькие домики с черепичными крышами, просторное голубое небо. Павлов искоса поглядывал на них повлажневшими глазами. Он вспомнил, как в день Победы во время праздничного ужина полковник подошёл к нему и спросил:
        — Что дальше делать собираетесь?
        Павлов тогда изъявил желание работать в комиссии по репатриации. Полковник кивнул:
        — Понятно! Всё ребятишек тех забыть не можете? Добре!
        И вот они рядом, выжили! Теперь у них впереди большая, счастливая жизнь.

* * *

        Поезд шёл быстро. Смех, говор и песни сливались с шумом колёс.
        В вагон к Вове пришла Люся. Высунувшись в окно, они глядели на мелькавшие телеграфные столбы, быстро бегущие непрерывной лентой зелёные поля, на тёмные, немного мрачноватые сосны.
        — Весна! Пятая весна,  — почти шопотом проговорил Вова,  — с тех пор, как мы не были на родине.
        — Но мне почему-то кажется,  — подхватила Люся,  — что это первая и самая красивая весна в моей жизни.
        — Знаешь, Люся, что я думаю? Вот приедем домой и в честь нашего возвращения посадим где-нибудь на хорошем месте молодые деревья. Будем за ними ухаживать, беречь. И вырастут они высокими, стройными…
        — Домой! Подумать только  — домой!  — повторила Люся.
        Глухо постукивали колёса, вздрагивал уютный пассажирский вагон, шумно дышал на подъёмах паровоз.
        Кто-то затянул песню «Дороги». Ребята впервые услышали её во время посадки и выпросили у советских воинов листовку с текстом задушевной песни. Других новых песен они ещё пока не знали и потому второй день пели эту.
        Хор звонких юношеских голосов подхватил:
        Эх, дороги…
        Пыль да туман,
                  Холода, тревоги
                             Да степной бурьян.

        Вова вслушивался в слова песни о дружке, который лежит неживой в бурьяне, о том, как у «крыльца родного мать сыночка ждёт», о том, что «нам дороги эти позабыть нельзя».
        — Да, нам дороги эти позабыть нельзя,  — сказал он.
        — Будто про нас эта песня сложена,  — отозвалась Люся.
        — Да, про нас. Мы тоже оставили дружков в бурьяне, в чужой, холодной земле, и многих из нас ждут матери и отцы, только не все дождутся.
        На глазах Люси задрожали слёзы, и она отвернулась.
        Вова прижался к её плечу.
        — Нам теперь о другом надо думать. Вот приедем домой и начнём учиться, работать. Широкие перед нами дороги…
        Давно уже все спали крепким сном, только Вове не спалось. Ему всё ещё не верилось, что через несколько часов он выйдет из вагона и ступит на родную землю, встретится с мамой, с родными и близкими.
        Он подошёл к окну и осторожно, чтобы не разбудить товарищей, опустил раму. Свежая струя ночного воздуха хлынула ему в лицо. Вова высунул голову в окно и посмотрел вперёд. Паровоз, разрывая мрак ночи, мчался на восток. А там, впереди, на темно-голубом небе, ширилась розовая полоска зари, предвещая восход солнца.
        Вову охватили невыразимая радость и гордость за великую Родину, не оставившую своих детей в беде, вернувшую им юность, свободу и счастье.

        ЭПИЛОГ

        Прошло три года.
        За время учёбы Жора не раз думал о том, что надо разыскать Вову, Андрея, Люсю, но всё как-то складывалось неудачно. Он был очень занят учёбой, которая ему давалась нелегко, и не имел времени заняться по-настоящему розысками друзей. Но ни на минуту не терял он надежды на встречу с ними.
        Наступил долгожданный отпуск. Май был хмурым: вдалеке дымились горы, временами шёл весенний дождь, а дни, как нарочно, были длинные и скучные, и хотя давно буйно зазеленели леса и поля, по утрам весело щебетали птицы, звавшие в лес, в поле, но Жора отсиживался целыми днями в читальном зале училища за книгами, газетами или сражался с товарищами в шахматы. Не очень весело проходил отпуск, но поехать ему было некуда.
        Как-то утром, после завтрака, он пошёл в читальный зал посмотреть свежие газеты. В «Красной звезде», в корреспонденции из Лондона, сообщалось, что в столице Великобритании состоялась конференция Общества англо-советской дружбы. Кроме других решений, участники конференции приняли резолюцию, выражающую беспокойство по поводу отказа английских властей вернуть родителям сотни советских детей, похищенных нацистами и содержащихся в лагерях для «перемещённых лиц».
        Это короткое сообщение как-то по-особенному встревожило Жору. А что, если Вова, Андрей, Люся и сотни других его товарищей не возвратились на родину? Нет, он так не думал, он был уверен, что они давно, как и он, учатся, растут, работают, строят коммунизм. И если он упрекал себя, то только за то, что не проявил настойчивости и упорства в их розысках.
        Уткнувшись в газету, Жора уже не читал её, а держал в руках и думал-думал, перебирая в памяти имена и фамилии мальчиков и девочек, близких друзей и товарищей по лагерю. И вдруг он вспомнил, что в одной из газет, совсем недавно, он встречал знакомую фамилию.
        Давно кончился обед, но Жора забыл о нём. Он с трепетным волнением искал газету, в которой, как ему казалось теперь, была упомянута эта фамилия. Жора перебрал десятка три различных газет, читая заголовки, пока, наконец, не нашёл нужный номер.
        В небольшой корреспонденции сообщалось.
        Недалеко от Сталинграда, на небольшом расстоянии друг от друга строятся пять шлюзов Волго-Донского судоходного канала. Грунтовая вода внезапно хлынула в котлован одного шлюза, и строителям пришлось проявить немало упорства, умения и труда для откачки её. Экскаваторщик-комсомолец Горлов одним из первых вынул из верхней части шлюза последние кубометры грунта и обеспечил широкий фронт работы для укладчиков бетона. На собрании молодых строителей-комсомольцев ему была вручена Почётная грамота ЦК ВЛКСМ за одержанную победу в соревновании экскаваторщиков на стройке Волго-Донского судоходного канала.
        Дважды Жора перечитал газетное сообщение. «Неужели это Вовка, тот самый Вовка, с которым мы были вместе там, в Германии?»  — подумал он и решил немедленно послать телеграмму. Тут же он написал:

        «Сталинград, строительство Волго-Донского канала, экскаваторщику комсомольцу Горлову. Сердечно поздравляю трудовым успехом великой стройке. Ты ли это или другой Горлов? Волнуюсь, телеграфируй.
    Твой друг Жора».

        До поздней ночи Жора не мог уснуть. Мысленно он спорил сам с собою, то убеждал себя, что это тот самый Вова, то, напротив, думал, что таких фамилий много и вообще смешно посылать телеграмму без точного адреса, «на деревню дедушке», и снова приходил к мысли: «А вдруг это всё-таки он? Пусть там тысячи комсомольцев, десятки участков, но моя телеграмма попадёт какому-то Горлову. Только бы он ответил»,  — думал Жора.
        Спал он плохо. Сосед по койке проснулся от крика. Это кричал сонный Жора. Ему снилось, будто он снова в лагере смерти стоит перед Штейнером, который вот-вот изобьёт его. Страх охватил Жору, и он решился на последнее: с криком бросился на коменданта, чтобы задушить его…
        — Что с тобой?  — громко спросил сосед.
        — Кажется, ничего,  — виновато ответил проснувшийся Жора.
        До утра он пролежал, не сомкнув глаз, думая обо всём, что пережил за годы, проведённые в Германии.
        Телеграмму Жора получил удивительную, для посторонних странную, но для него дорогую и беспредельно радостную. Горлов телеграфировал:

        «Приезжай нам стройку, мой дорогой чертёнок Жора.
    Вова».

* * *

        На строительную площадку Волго-Донского канала Жора приехал утром, а в полдень уже разыскал друга.
        Вова, как и Жора, вырос, изменился, возмужал; но друзья называли друг друга по-прежнему уменьшительно. Жора коренастый, широкий в плечах, среднего роста с военной выправкой, а Вова, напротив, сильно вытянулся, стал энергичнее, сильнее. Если бы Жора встретил его где-нибудь случайно, наверное, они бы не узнали друг друга. Так сильно изменились они, вернувшись на родину.
        — Всё-таки ты стал танкистом!  — глядя на друга, произнёс восхищённо Вова.
        — Буду танкистом, ещё всё впереди,  — ответил Жора,  — А ты?..
        — Я?  — как бы не понял и переспросил Вова.  — Работаю, учусь. Знаешь, Жора, я твёрдо решил дружить с машиной… Учусь в вечернем машиностроительном техникуме. Но если бы ты знал, каким я был, когда приехал сюда!.. Трудно было. Чернорабочему тут делать нечего, всё выполняет машина, а ею надо уметь управлять. Вот я и ходил: один вечер в вечернюю школу, другой  — на курсы экскаваторщиков. И вот, наконец, стал экскаваторщиком, строю канал. Ох, и захватил он меня!
        Они собирались поехать в Сталинград, но автобус где-то задержался. Беседа затянулась.
        Поднимаясь из котлована, где полным ходом шли бетонные работы, друзья остановились. В широкой, безбрежной степи, где небо соединяется с землёй, «задымило». Это шла буря, несущая песчаную пыль.
        — Пыль у нас особенная. Она состоит из мельчайших песчинок. Их ветром гонит откуда-то из среднеазиатских пустынь,  — сказал Вова, обращая внимание друга на задымившуюся степь.  — Вот эта пыль и врывается к нам, в Центрально-Чернозёмную область, на Украину. В старину здесь говорили, как вот увидят такую пыльную бурю: «Пришёл крестьянину конец, урожая не будет».
        Вова говорил с увлечением, вдохновенно. Жора молчал и внимательно слушал. Он многое знал из газет о плане преобразования природы, но то, что рассказывал Вова, было очень интересным. «Он по-настоящему вырос,  — думал Жора о друге.  — А руками он «дирижирует» всё так же, как и раньше».
        — И вот большевики,  — продолжал Вова,  — по намеченному плану преобразуют природу. Наш канал Волго-Дон строится не только для соединения двух великих рек, чтобы по ним ходили большие корабли, но и для того, чтобы сделать прилегающие к каналу степи плодородными, цветущими. Вот о чём мечтали люди века, и чего мы добьёмся, шагая в коммунизм.
        — Знаешь, Вова,  — перебил его Жора.  — Смотрю сейчас на тебя, и мне вспоминается, как ещё в Германии мы поклялись, что будем бороться за коммунизм. Я завидую тебе, что ты непосредственно строишь его, выполняешь нашу клятву.
        — А ты, Жора, будешь оберегать мир, мой труд, труд моих товарищей. Верно я говорю?
        — Правильно, Вова!
        — А знаешь что, Жора, давай поклянёмся вот здесь, на этом канале, что мы одинаково будем бороться за мир, за победу коммунизма. Ты там  — на границе нашей Родины, а я здесь  — на великой стройке. Чтобы не повторилось то, что мы пережили, нам нужны и танкисты, и экскаваторщики.
        Друзья крепким рукопожатием скрепили свою клятву.
        По дороге в город в автобусе они вспоминали о прошлом, о товарищах.
        — Костя агрономом стал. Я от него получил письмо,  — рассказывал Вова.
        — А где Андрей и Люся?  — спросил Жора.
        — Андрей заканчивает десятый класс.
        — А Люся?  — спросил Жора.
        — Она молодец!.. Осенью в железнодорожный институт поступает. Упорная: дала слово  — сдержит.
        Сказав о Люсе, Вова немного смутился. Ему, действительно, было неловко. Вот уже месяц, как он не писал ей ни строчки.
        — Давай напишем Люсе письмо,  — сказал Жора, будто угадав мысли друга.
        — Не только ей,  — обрадовался Вова.  — Напишем всем друзьям: товарищу Павлову, Зорину, Люсе, Андрею, Косте. Расскажем о нашей встрече, о планах, о клятве. Пусть и они дадут своё крепкое слово защищать мир и быть активными строителями коммунизма.
        — Вот это идея! Обязательно напишем,  — восторженно согласился Жора.
        Друзья ехали по Сталинграду. Всюду виднелись корпуса новых прекрасных зданий  — плоды созидательного труда советских людей. Вова и Жора смотрели на город, поднимающийся из руин, и чувствовали, что и они вносят свою долю в огромный радостный труд на благо своей любимой Родины.

        ТАНК «ПИОНЕР»
        Повесть

        Дружбе советских и чехословацких пионеров и школьников посвящается эта повесть

        Художник В. Челинцова.

        Часть первая

        МАЛЬЧИК ИЗ ГРАДЧАН

        Ян Шпачек сидел у книжного шкафа и перебирал запылившиеся старые бумаги, привезённые из Советского Союза. Здесь были пожелтевшие листки из тетради по русскому языку, альбом рисунков, разрозненные листы русской книги и небольшая стопка писем, перевязанная шёлковым шнуром. Это всё, что Ян сохранил украдкой от отца.
        Утром, уходя из дому, отец сказал:
        — Янек, я вернусь к обеду. Ты сегодня никуда не ходи, сиди дома.
        — Почему, папа?  — удивился Ян.
        — Так надо, сынок.
        — А мне так хотелось сбегать к Зденеку!
        — Этого тем более нельзя, сынок. К Зденеку итти далеко, а в городе тревожно, танки на улицах…  — Он так посмотрел Яну в глаза, что без лишних слов стало понятно: надо сидеть дома. Отец ушёл.
        Ян долго стоял у окна и смотрел на улицу. Сегодня улица была полупустой. Редкие прохожие шли торопливо, хмуро глядя под ноги. Перед подъездом соседнего дома остановилась машина, из неё вывалилась группа гестаповцев и ринулась в двери. Настороженность отца, необычный вид улицы внушили чувство тревоги и Янеку. Он осторожно достал из книжного шкафа маленькую папку, перевязанную шпагатом, и начал её разбирать. Чем больше он рассматривал листки тетради и чем больше перелистывал альбом с рисунками и разглядывал марки на конвертах, тем ярче вспоминались Советский Союз, Артек, русские друзья.
        Осенью 1940 года Ян и его отец вернулись из Советского Союза, где прожили почти два года. По возвращении они сначала жили в городе Кладно. Отец поступил на работу в больницу. Ян начал учиться в школе. Потом почему-то вдруг переехали в Прагу  — столицу Чехословакии  — и поселились в Градчанах[32 - Градчаны  — район Праги.] в маленьком особнячке. Ян продолжал учиться в школе, а его отец Иосиф Шпачек, открыл частный зубоврачебный кабинет и работал дома. Всё шло хорошо, только одно глубоко огорчало Яна: ему категорически запрещалось кому бы то ни было говорить о том, что он жил в Советском Союзе… Ещё в Кладно он привык к этой мысли, но как только они приехали в Прагу, отец снова часто напоминал ему, что теперь тяжёлое время и что неосторожность может повредить не только Яну, но и отцу, его товарищам и знакомым. А однажды отец вернулся из города тревожный, усталый, пригласил к себе Яна и вдруг спросил:
        — Янек, где твои тетради?
        — Какие, папа?
        — Те, что ты привёз из Советского Союза.
        — В книжном шкафу.
        — Собери их, сынок, все до единой  — собери, и утром надо их сжечь.
        — Это почему, папа?
        — Так надо…
        Долго тогда Ян и отец говорили. Впервые Ян узнал, почему опасно говорить о том, что они жили в Советском Союзе, и почему нужно Яну уничтожить свои бумаги.
        В тот памятный вечер, перебирая свой «архив», Ян с горечью думал: «Зачем выбрасывать альбом: в нём так много хорошего!» Вот Кремль, нарисованный Яном, хотя и плохо, но с натуры. И зубчатые красные стены, и большие башни с рубиновыми звёздами, и мавзолей Ленина, в котором они были с отцом… На другой странице открытка  — портрет Сталина. Открытку подарил Яну его друг по Артеку  — Серёжа Серов с далёкого Урала. Жаль сжигать подарок настоящего друга, которого Ян никогда не забудет.
        Ян решил, что альбом с портретом запрячет куда-нибудь подальше. Он знает, куда запрятать!
        Ян многое бы сохранил, но, что поделаешь, отец велит,  — значит, так надо. И всё-таки Ян кое-что припрятал, и отец не знал об этом. И вот сегодня Ян вернулся к своей маленькой «тайной» папке, складывая «лишнее» в печку.
        Когда очередь дошла до писем, Ян начал отдирать марки с конвертов, потом незаметно увлёкся перечитыванием писем. Серёжа Серов писал об Урале, приглашал Яна в гости и обещал сводить его на охоту в горы. Это письмо Янек получил в Москве перед отъездом в Чехословакию, и тогда отец сказал: «Ничего, сынок, вырастешь, побываешь и на Урале. Надеюсь, к тому времени это будет вполне возможно».
        А вот фотокарточка, на которой Ян и Серёжа стоят у скалы на берегу моря. Они стоят в обнимку, весёлые и улыбающиеся. Это было в тот самый день, когда Яна приняли в пионеры и он впервые надел красный галстук. В тот день они с Серёжей купались в море, потом загорали на пляже, катались на лодке, читали книгу «Школа» Гайдара. Потом играли, пели песни… Тогда Серёжа подарил ему цветную открытку с портретом товарища Сталина и красиво написал по-русски:

        «На память дорогому другу Янеку Шпачеку от Серёжи Серова. Артек, 1940 год».

        Вот сейчас так явственно встал перед глазами Артек. Голубые вершины недалёких гор, тихое, огромное море, с тёплой и светлой водой, парки с кипарисами, тенистые кривые тропинки и широкие аллеи, зелёные, веселящие глаз виноградники, ребята-друзья. Да, друзья… И один особенный, самый большой друг, Серёжа Серов… Прошло уже немало времени, но Ян помнил всё, всё до мелочей… Он и Серёжа в один из незабываемых крымских дней поклялись в вечной дружбе…
        Случилось это так. Как-то после обеда Ян и Серёжа решили в час сна убежать на море, взять лодку, которую они утром видели недалеко от их пляжа, и покататься. Договорились вылезти через окно, когда будут все спать. Окно их комнаты выходило в сад, садом можно было незаметно пройти к морю, а там  — бегом к лодке… Первым, как условились, вылез в окно Янек и скрылся в саду. Только Серёжа встал с кровати, как вдруг в комнату вошёл старший пионервожатый. Он спросил:
        — Ты почему, Серов, не спишь?
        — Голова болит,  — пожаловался тот.
        Старший пионервожатый положил руку на голову Серёжи, внимательно посмотрел ему в глаза и сказал:
        — Давай-ка, Серов, иди к врачу.
        За одной ошибкой следует другая. Как думал Серёжа потом, ему не следовало говорить неправду, что у него болит голова, а он ещё сказал, что не знает, где помещается доктор. Старшему пионервожатому было по пути, и он проводил Серёжу.
        Пока Серёжа ходил к врачу, пока ему мерили температуру, Янек Шпачек, уставший ждать товарища, решил покататься на лодке один. Тут-то и приключилась беда. Собственно, беды бы никакой не было, если бы Янек умел хорошо плавать. Он оттолкнулся от берега, и лодку понесло волной. Янек гребёт к берегу, а лодка всё удаляется в море. И только тут он заметил, что в лодку тоненькой струйкой вливается вода. Мальчик испугался и давай вычерпывать воду руками. Но как он ни старался, а воды набиралось всё больше, и лодку всё дальше относило от берега. Перепуганного Шпачека спасли подоспевшие рыбак и Серёжа. Они подплыли к нему в тот момент, когда лодка уже перевернулась и Ян неуклюже барахтался в воде. Серёжа и Ян поблагодарили рыбака и скрылись в сторону лагеря, не назвав себя. Но рыбак, конечно, догадался, что они из Артека. Товарищи решили, что он пойдёт в лагерь и расскажет о случившемся. Это, собственно, и заставило друзей принять необычную клятву. Первым заговорил Ян, как только они присели в тени деревьев за большим камнем.
        — Серёжа, меня теперь домой отправят?
        — Не знаю, но если тебя отправят, так и меня турнут…
        — Что значит «турнут»?  — спросил Янек, не понимая этого слова.
        — Это, Янек, всё равно, что прогонят.
        — Значит турнут и меня и тебя?
        — Я тебя не выдам и не скажу, что ты был в море.
        — Не скажешь, а если спросят?  — проговорил Ян, с надеждой заглядывая в глаза Серёжи.
        — Пусть как угодно спрашивают, а друга я не выдам. Вот тебе моя верная клятва.
        Серёжа Серов вынул из кармана перочинный нож, слегка ковырнул кончиком кисть правой руки, и когда показалась капля крови, добавил:
        — Клянусь своей кровью!
        Янек посмотрел на него с уважением, даже с завистью. Серёжа вдруг показался ему героем, отважным и верным другом.
        Янек попросил нож у Серёжи, ковырнул себе руку кончиком лезвия, и как только показалась кровь, сказал:
        — Я, Серёжа, тоже клянусь!
        Помнит Ян и сейчас, как они сидели у камня, пока звуки горна не известили сбор на купанье. Ян и Серёжа бросились бежать, чтобы во-время успеть к пляжу, а там незаметно примкнуть к ребятам. В этот день вечером и подарил Серёжа Серов памятную открытку…
        Всё, буквально, всё воскресло в памяти Яна. И вот теперь всё, что было так дорого, всё, что вызывало самые волнующие воспоминания, надо сжигать.
        В печке уже догорели листы книги, альбом и некоторые письма. Ян сидел на низеньком стульчике и пристально смотрел и смотрел на фотографию с Серёжей и особенно на портрет Сталина, такого близкого, знакомого и любимого. Ян не видел Сталина, но он был в Москве, на Красной площади…
        Кто знает, сколько бы мальчик просидел так, перебирая в памяти дни, прожитые в Москве и в Артеке, но в передней раздался звонок. Ян вскочил. Немного растерявшись, он подошёл к столу, что стоял посреди комнаты, быстро положил оставшиеся бумаги под скатерть и побежал открывать дверь.
        На пороге стоял незнакомый человек в форме гестапо. Он спросил на ломаном чешском языке:
        — Пан доктор дома?
        — Его нет,  — испуганно ответил Ян и подумал: «А вдруг гестаповец пришёл с обыском?»
        — Когда он будет?
        — Он ушёл по делу и вернётся к обеду…
        Хотя Яну часто доводилось видеть немецких офицеров, которые приходили к отцу вставлять или лечить зубы, но никогда он так не боялся их, как сегодня. Хорошо, что гестаповец в ту же минуту ушёл.
        Ещё до прихода отца Ян сложил в большой конверт несколько писем Серёжи, портрет Сталина и спрятал на чердаке так, чтобы не могла попасть сырость. Не спрятал только фотографию и торжественное пионерское обещание, переписанное Яном на русском и чешском языках. Это Ян обязательно хотел показать отцу, как только он придёт домой.
        Когда отец вернулся и они сели обедать, Ян протянул ему свою фотографию. Отец очень удивился и сказал:
        — Вот бы не подумал, что у тебя это уцелело… Да, просто завидно смотреть…  — Отец так произнёс эти слова, что Ян не понял: не то хорошо, что он сохранил фотографию, не то плохо.
        — Это из моих бумаг…
        — А разве ты их не сжёг?
        — Сжёг, но не всё… Вот фотографию оставил…
        — Эх, Янек, Янек!  — укоризненно произнёс отец.  — Тебе бы уж кое-что надо понимать.
        Отец протянул Яну вырезку из газеты и указал пальцем на заметку, в которой сообщалось, что 27 мая 1942 года в Праге был убит Гейдрих.
        — А он кто?  — спросил Ян.
        — Гейдрих  — наместник Гиммлера в Чехословакии, гестаповец.
        — Так туда ему и дорога,  — воскликнул мальчик.
        — А ты почитай вот это. Читай вслух.
        Отец подал газету, в которой жирным шрифтом был напечатан приказ Гитлера. Ян начал медленно читать:

        «Чтобы преподать устрашающий пример, признать поголовно всех жителей Лидице ответственными за вину чешского народа  — за покушение на Гейдриха. Всех жителей деревни  — мужчин старше 14 лет казнить; женщин заключить в концлагерь пожизненно; детей направить в воспитательные учреждения с особым режимом. Дома в деревне сровнять с землёй и самое название «Лидице» изъять из всех списков».

        Всё время, пока Ян читал газету, отец пристально наблюдал за ним. Мальчик читал внимательно, с заметным волнением. Постепенно лицо его краснело, большие глаза стали ещё больше, и даже детский гладкий лоб сморщился, когда Ян дочитал приказ Гитлера и опустил руки с газетой на стол. Отец подумал: «Да, и детям должно быть ясно, кто их враг» и сказал, указывая на газету:
        — Вот, сынок, почему твоя фотография, на которой ты с красным галстуком, представляет опасность не только для тебя… Я, конечно, понимаю, что она дорога тебе, но ты, надеюсь, понял, как нам, чехам, сейчас тяжело.
        — Я понял, папа…
        — Ты ещё что-нибудь сохранил, Янек?
        Вместо ответа сын протянул отцу листок с торжественным обещанием пионера и твёрдо сказал:
        — Фотографию и это я не сожгу, папа, никогда не сожгу, но спрячу так, что никто не найдёт!
        Он произнёс эти слова с большим чувством, и на глазах у него заблестели слёзы. Отец прочёл вслух:

        «Я, юный пионер Союза Советских Социалистических Республик, перед лицом своих товарищей торжественно обещаю, что буду твёрдо стоять за дело Ленина  — Сталина, за победу коммунизма. Обещаю жить и учиться так, чтобы стать достойным гражданином своей Социалистической Родины».

        Иосиф Шпачек медленно встал, подошёл к сыну, нагнулся и крепко поцеловал его в лоб. Отец и гордился Яном, и боялся за его судьбу. Он хорошо понимал, что годы, прожитые в Советском Союзе, не прошли даром для мальчика. В своём сыне Иосиф Шпачек вдруг увидел нового человека, за которого борется Иосиф Шпачек и его партия. В то же время отец понимал, как трудно Яну в столь тяжёлое время жить в новых условиях.
        — Это очень, очень хорошо, сынок. Будет и у нас социалистическая родина. Но только одно тебе скажу: жизнь  — самая мудрая и самая суровая школа. Бороться за идеи, о которых говорится в пионерской клятве, в наших условиях надо очень осторожно, обдуманно, иначе просто сложишь голову и ничего не успеешь сделать. Наша родина оккупирована врагами, фашистами… Будь умным, будь настороже каждую минуту. А пионерское обещание надо знать наизусть. Выучи, а листок и фотографию уничтожь. Понял, сынок?
        — Да, папа,  — твёрдо ответил Ян.

        ПРАГА СОПРОТИВЛЯЕТСЯ

        Утро было ясным, удивительно ласковым. По голубому небу, предвещая хороший день, плыли отдельные островки седых туч. Прага, омытая весенним дождём, прошедшим ночью, казалась необыкновенно красивой. Пахло цветущими каштанами и сиренью, в которых утопал златоглавый город. Все крыши домов, и особенно шпили и башни Градчан, казались только что подкрашенными или позолоченными. Хорошо в такое утро пройтись по улицам города, прогуляться на реку.
        Ещё вчера вечером Янек и его друг Зденек Кворжик, сын рабочего, собрались на Влтаву[33 - Влтава  — река, пересекающая Прагу.] ловить рыбу и, конечно же, покупаться: ведь уже наступили настоящие тёплые дни.
        Друзья вышли на тихую улицу весёлые, беззаботные Но не успели они завернуть за угол, как увидели высокую пожарную лестницу у красивого многоэтажного дома. По лестнице с ведром и кистью в руке поднимался маляр. Между четвёртым и пятым этажами во всю длину стены виднелись слова, написанные белыми почти метровыми буквами:

        «Все силы на помощь СССР!»

        Зденек Кворжик задрал голову кверху и громко прочитал призыв.
        — И какой же ты ротозей,  — шопотом, сердито предупредил товарища Янек, так как первый заметил у лестницы гестаповца.
        

        — А что?  — возразил Зденек, но тут же увидел на противоположной стороне другую высокую лестницу с гестаповцем и новые слова на доме:

        «Да здравствует независимая Чехословакия!»

        — Вот это да!..  — почти воскликнул Зденек, но Янек стремительно увлёк его прочь.
        Пройдя квартал, Зденек всё ещё шопотом сказал:
        — И когда только люди успели написать!
        — Ночью, когда же ещё!  — так же тихо ответил Ян.
        — А кто, по-твоему, это написал?  — спросил Зденек.
        — Как кто? Коммунисты!
        — А ты откуда знаешь?
        — От полицейских слышал,  — сказал Ян, хотя знал об этом из случайно оброненных слов в разговоре между отцом и дядей Вацлавом  — старым наборщиком.
        — Вот молодцы! Надо же так высоко забраться!..
        — Они куда хочешь заберутся!
        Ребята свернули в глухой переулок, ведущий к Влтаве, и пошли спокойно, так как здесь они считали себя уже в безопасности.
        — Слушай, Зденек, как ты думаешь, немцы дойдут до Урала?  — спросил Янек, думая о войне.
        — Куда?
        — На Урал…
        — Не знаю. А это далеко?
        — Вот дурень, в России.
        — Но ведь немцы в России уже…
        — То-то же, вижу, что ты просто турок в географии.
        — А ты не турок?  — обиделся Зденек.  — Ты, небось, знаешь, где Урал?
        — Конечно, знаю.  — Ян хотел сказать, что у него там даже есть друг, Серёжа Серов, но вспомнил недавний разговор с отцом и замолчал.
        Друзья подходили к песчаному пляжу Влтавы, на котором были другие ребята, и поэтому их спор прекратился. Только Ян не переставал думать в эту минуту о Серёже Серове, и как-то невольно подумал: «А как бы он поступил на моём месте, если бы ему предложили сжечь то, что подарил я?»

* * *

        Иосиф Шпачек, коммунист-подпольщик, был всегда занят большим делом. У него нехватало времени, чтобы серьёзно заняться сыном. Днём  — приём больных и для видимости, чтобы удобнее встречаться с нужными людьми, и для заработка. Ночью  — работа в комитете сопротивления, разные большие и малые дела. И так каждый день, каждую ночь.
        Работа и поведение доктора Шпачека не вызывали никаких подозрений у гитлеровцев. Как отличный врач и зубной техник, он пользовался большим доверием клиентуры и по всем внешним данным был вне всякой политики. Однако после убийства Гейдриха вряд ли хоть один какой-нибудь частный дом в Праге не был взят на подозрение. Ищейки из гестапо рыскали по городу днём и ночью…
        Зубоврачебный кабинет доктора Шпачека был явочной квартирой комитета национального сопротивления. Здесь бывали люди из ЦК Коммунистической партии Чехословакии, бывал редактор газеты «Руде Право» Юлиус Фучик[34 - Юлиус Фучик  — коммунист, национальный герой Чехословакии, казненный в Берлине в 1943 году.]. Но после казни чешского палача Гейдриха квартиру доктора Шпачека оставили в «покое», чтобы не навести гестаповских ищеек.
        В эти дни Иосиф Шпачек принимал только прибывших из рейха[35 - Рейх  — в данном случае фашистская Германия.], чтобы даже настоящие больные соотечественники как-нибудь не навлекли подозрения. Правда, заходил один чех, очень ответственный товарищ, но он свободно владел немецким языком и был переодет в форму немецкого офицера. Он забежал, чтобы оставить текст листовки, которую нужно было напечатать и через доктора Шпачека переправить в Кладно.
        Иосиф Шпачек, невысокого роста, сутуловатый, худощавый чех, с длинным лицом, с большими, очень выразительными, хотя и поблёкшими уже голубыми глазами, в очках, выглядел человеком спокойным, малоразговорчивым и несколько болезненным. От работы зубного техника (его работа по усидчивости и сложности почти ничем не отличалась от работы часовых дел мастера) он ходил, наклонив голову и туловище вперёд, словно что-то искал.
        У него была манера говорить не торопясь, делать всё спокойно, даже, пожалуй, медленно. На деле же доктор Шпачек был очень энергичным, расторопным человеком. Работа у него спорилась необычайно, и он поражал всех, кто знал его близко, своим умением справляться с любым заданием партии.
        В тяжёлые дни оккупации партия поручила Иосифу Шпачеку организовать подпольную типографию и возглавить её работу. Типография печатала листовки, газеты, сообщения из Советского Союза и небольшие брошюры.
        С тех пор как Иосиф Шпачек вернулся из Советского Союза, он много думал о своём единственном сыне. За два года жизни в СССР Ян привык к образу мышления и действия советских ребят. И сейчас доктору Шпачеку стоило большого труда уберечь сына от грозящих ему опасностей. И хотя мальчик учился среди детей рабочих-горняков, всё же ему нужно было очень строго держать язык за зубами и совсем ничего не говорить о Советском Союзе ни в школе, ни на улице, ни с кем из товарищей. И только дома в разговоре с отцом ему иногда разрешалось говорить откровенно.
        Вернувшись с Влтавы, Янек рассказал отцу о том, что он видел на улице.
        — Папа, скажи, пожалуйста, немцы дойдут до Урала?
        — А почему до Урала?  — переспросил отец.
        — Ах, какой ты, папа! Ведь на Урале мой друг, Серёжа Серов.
        — Ах, да! Ну-ну… Помню,  — сказал отец. Он вспомнил фотографию из Артека, недавний разговор с Яном о торжественном пионерском обещании. Подумав, отец сказал уверенно:  — Можешь, Янек, быть спокоен, немцы никогда до Урала не дойдут!
        — Ну, вот и хорошо! Я просто рад, папа, что ты сказал это, а то Зденек говорит, что немцы всюду пройдут.
        — Только помни, Янек: со Зденеком говори осторожнее, ведь ты больше его понимаешь. Ты теперь большой и с такими разговорами надо быть осторожнее…
        Разговор сына с отцом продолжался долго, пока не пришли клиенты из рейха. «Они всегда приходят не во-время»,  — подумал Ян и недовольный ушёл в свою комнату дочитывать новую книгу. Но как он ни старался сосредоточить свои мысли на книге, события дня не выходили у него из головы. Случайно подслушанный разговор отца с дядей Вацлавом о каких-то заложниках после убийстве Гейдриха, лозунги на домах, обыски и аресты по всей Праге  — всё это говорило о большой и напряжённой борьбе, смысл которой ещё весьма туманно представлял себе Янек. Но он понял, что ему теперь действительно надо быть очень осторожным. А как хотелось поделиться со Зденеком своими мыслями, рассказать о Серёже Серове, об Артеке…

        БОЕВОЕ ЗАДАНИЕ

        Листовки национального комитета, напечатанные в типографии, нужно было срочно передать в Кладно боевой группе горнорабочих-коммунистов, возглавляемых Ярославом Конюшем. Вечером доктору Шпачеку сообщили, что ему категорически запрещается лично переправлять листовки. Связной, посланный оттуда, утром в Праге арестован гестаповцами. Причина ареста пока не известна, но это говорит о необходимости особой осторожности. Иосифу Шпачеку предлагалось любыми путями переправить листовки, но самому оставаться на месте.
        Сложность заключалась ещё и в том, что по железной дороге ездить с таким «грузом», как листовки, очень опасно. В вагонах нередко обыскивают пассажиров. Оставался один выход  — отправить кого-то из Праги пешком. Листовок было совсем немного, около пятисот экземпляров, напечатанных мелким шрифтом на тонкой бумаге, размером меньше тетрадного листа. В листовках были последние новости из Советского Союза, а также призыв к патриотам Чехии об организации борьбы с врагом.
        Доктор Шпачек долго не мог придумать, с кем и как переправить листовки. Надо было найти такого человека, который бы лично знал Ярослава Конюша, так как никакого пароля между Шпачеком и Конюшем не было установлено: до сих пор они встречались как давнишние друзья. К тому же доктору Шпачеку ничего не было известно за последнее время о делах в боевой группе Конюша.
        Посоветовавшись с дядей Вацлавом, Шпачек пришёл к выводу, что это задание мог бы выполнить только Ян. Он жил в Кладно, хорошо знал Ярослава Конюша. Доктор хорошо понимал, что если Ян попадётся с листовками  — мальчику смерть. И всё-таки другого выхода не было.
        Всю ночь доктор Шпачек думал о сыне. Он знал его пытливый ум, выдержку, отвагу. Но всё же мальчик есть мальчик. Доктор решил не открывать Яну истинную причину его визита в Кладно.
        Докторская кожаная сумка, в которой сделали запасное днище, служила не раз для переправки листовок. Время от времени доктор наезжал в Кладно, как специалист, и вёл приём в больнице. Отправляясь в Кладно, он клал в свою сумку инструменты, медикаменты и продукты. А в двойном дне лежали листовки. На этот раз сумку должен был доставить Ян.
        На случай, если Яна спросят по дороге, куда и зачем он идёт, мальчик может сказать, что решил навестить деда Шпачека, проживающего в Кладно. Старик Шпачек давно не работает по старости лет и подозрений никаких вызвать не может. Но сомнение может вызвать другое, почему мальчик не едет на поезде, а идёт пешком в такую даль. Но и в ответ на этот вопрос можно сказать, что теперь лето и мальчику совершить пеший туристский переход гораздо интереснее, чем ехать на поезде. И, пожалуй, лучше, если Ян пригласит с собой своего школьного товарища Зденека Кворжика.
        Утром Ян проснулся как всегда рано и выбежал во двор, чтобы поплескаться водой у колонки. Там всегда, ещё с вечера, он наливал в бачок воду, чтобы она была не очень холодной. Вернувшись в дом, он сказал отцу обычное «доброе утро» и шмыгнул в библиотеку. В планы Яна входило сегодня с утра дочитать новую книгу, полученную от Зденека, а после обеда, если погода будет хорошая, пойти с ребятами купаться на Влтаву.
        Отец, сидя в своём кабинете, позвал сына.
        — Ты бы, Янек, хотел навестить деда?
        — Очень бы хотел!  — радостно воскликнул Ян.
        — А тебе не хочется пойти туда пешком?
        — Как пешком, до Кладно?
        — Ну, да…
        — Почему же пешком, папа?
        — Лето, хорошая погода, прогулка может быть просто чудесной. Я думаю, что это может быть настоящий туристский поход…
        — Верно, папа! Вот если бы ещё Зденека уговорить…
        — А ты попробуй!
        — Сегодня?
        — Зачем же откладывать доброе дело,  — подтвердил отец.
        Ян про себя подумал о том, что у отца, наверное, есть какое-то дело к дедушке. Так просто он вряд ли предложил бы такую прогулку. Но всё равно это занятно. Вот только бы Зденек не отказался…
        Ян прибежал от Зденека весёлый. Он сообщил отцу, что Зденеку разрешили поход и он уже собирается, что они поедут на велосипедах сразу же после обеда.
        — Велосипеды у Зденека есть, его и папин,  — с восторгом докладывал Ян.
        — Ну, что ж, на велосипедах ещё лучше,  — сказал отец.  — Только вот что, Янек… У меня к тебе маленькое поручение…
        — А ты знаешь, папа, я ведь так и знал. Я сразу догадался, что у тебя к дедушке есть какое-то дело… Так бы ты не отпустил. Правда, папа?
        — Почему же, отпустил бы,  — ласково ответил отец.  — Ведь ты у меня молодец, умеешь себя вести порядочно и дорогу знаешь.
        — Конечно, папа!
        — Только вот что, Янек.  — Отец встал, прошёлся по комнате и, о чём-то подумав, сказал:  — Дедушка болен, не пишет и я приготовил ему лекарство. Ты возьмёшь мою сумку… Когда приедешь к дедушке, сходи, пожалуйста, к Ярославу Конюшу… Ты его не забыл?
        — Нет, папа, помню.
        — Вот и отлично. Сходи к дяде Конюшу и пригласи его к дедушке на чашку чая. Ведь дедушка, сам знаешь, не ходит далеко, и ему скучно одному целыми днями сидеть дома. Ему будет приятно поговорить с давним товарищем по работе. Да и тебя повидать он хочет. И ещё вот что. Я написал письмо дедушке, ты его не потеряй. Как приедешь, так сразу передай. Хорошо?
        — Хорошо, папа! Я всё понял: и дядю Конюша пригласить к дедушке, и письмо передать, и отлично себя вести.
        После обеда Зденек и Ян отправились в путь. Доктор Шпачек очень переживал за них. Правда, он был почти уверен, что ничего не случится (обнаружить листовки не так-то легко), но всё равно  — всякое бывает. Мальчишки могут напороться на опытного гестаповца, начнут ему говорить всякое, и тогда их могут заподозрить, начнут обыскивать… Но с другой стороны, мало ли летом ездит на велосипедах таких огольцов, как Ян и Зденек. Пожалуй, именно они и могут лучше всех выполнить это поручение.
        Только одно сомнение мучило отца: не лучше ли было сказать Яну истинную цель его поездки?.. Но когда доктор Шпачек доложил в комитете, там нашли, что он поступил правильно. Зная о листовках, мальчик мог бы впасть в излишнюю насторожённость и тем самым скорее привлечь к себе внимание.
        Казалось, всё было рассчитано верно, но тревога за сына не покидала доктора Шпачека и он буквально не находил себе места. Уже не раз он жалел о том, что разрешил пробыть Яну в Кладно три дня  — это такой большой срок, когда не знаешь, всё ли хорошо кончится…

        СЕРЁЖА СЕРОВ

        Серёжу окружили. «Новичок! Новичок!»  — раздалось несколько голосов.
        — Это мой братишка, двоюродный,  — сконфуженно объяснял Володя Серов, с беспокойством поглядывая на Серёжу: угловатый он какой-то. Серёжа стоял в кругу ребят посреди коридора, несколько растерявшийся, удивлённо моргал глазами и не понимал, почему все с таким любопытством смотрят на него.
        — Из деревни, видать,  — сказал кто-то.
        — И без тебя видим,  — ответил Ваня Спицын и подумал: «А, тоже мне, Володька говорил: «У меня брат, что надо,  — смелый, музыкант».
        Серёжа и впрямь в эту минуту отличался от остальных и поведением и внешностью. На нём была синяя сатиновая рубашка-косоворотка, подпоясанная пояском с кисточками, и широкие чёрные брюки из бумажной диагонали, заправленные в подшитые валенки, которые были ему явно велики. Подмышкой вместо портфеля он держал какую-то сумку, напоминающую большой конверт, только с пуговицей на клапане. Да ещё, как на зло, с носом непорядок, вместо того, чтобы достать платок и высморкаться, Серёжа беспрестанно шмыгал носом. Он стоял, не зная, куда скрыться от сверлящих, любопытных взглядов, и даже руки казались ему лишними.
        — Скоро звонок?  — наклонив голову, шопотом спросил он Володю, но тот не ответил.
        — А ты в каком классе будешь учиться в «А» или в «Б»?  — спросил школьный силач и забияка Ваня Спицын, подойдя к Серёже вплотную.
        — В «Б»,  — независимо ответил Серёжа.
        — Вот хорошо, а то я думал, в нашем.
        — А если бы и в вашем, так что?  — спросил Володя, чувствуя некоторую обиду за брата.
        — А то, что мочёных куриц у нас и своих хватает.
        — Сам ты мочёная курица!  — не утерпел Серёжа.  — А ещё пионер, при галстуке.
        — Ты полегче насчёт галстука,  — обиделся Ваня и легонько толкнул Серёжу в плечо. Мальчик потерял равновесие, немного покачнулся и, взмахнув руками, выронил сумку. В упавшей сумке что-то глухо звякнуло, и на полу показалась струйка фиолетовых чернил. Ребята засмеялись.
        — Я же говорю: курица,  — заключил Ваня.
        Серёжа покраснел и, попрежнему шмыгая носом, спокойно произнёс:
        — Свою отдашь чернильницу. Понял?
        Среди окружавших Серёжу раздался дружный, задорный смех. Смеялись, кроме Серёжи и Володи, все, потому что знали: сильнее и смелее Вани никого во всей школе нет, а тут какой герой нашёлся.
        — Что ты сказал?  — задорно спросил Ваня, не отходя от Серёжи, но тот не ответил, а наклонился, чтобы поднять сумку, и не видел, как в эту минуту к ним подошёл учитель.
        — Это что тут такое?  — спросил он у Серёжи.
        — Вот он толкнул меня,  — указывая на Ваню, ответил Серёжа. Он ещё не знал, кто такой этот высокий мужчина в больших роговых очках, но явно волновался, потому что чернилами запачкал пол.
        — Что же ты, Спицын, так неласково встречаешь нового школьного товарища?  — спокойно спросил Фёдор Тимофеевич, сразу понявший, что этот мальчуган  — Сергей Серов, о котором вчера был разговор с мамой Володи.  — Чернильницу товарищу разбил. Не хорошо, Спицын, поступаешь. Не по-пионерски!
        Последние слова Фёдор Тимофеевич произнёс с такой интонацией, что всем стало ясно: Ваня схватил четвёрку за поведение. Сейчас ему наверняка приплюсуют всё: и окно, разбитое камнем из рогатки, и это.
        — Да он сам разбил,  — с невозмутимой уверенностью в своей правоте произнёс Ваня.
        — Но ведь ты его толкнул?  — спросил учитель.
        — Я его легонько, а он…
        Фёдор Тимофеевич посмотрел на часы и, уходя, сказал Спицыну:
        — В перемену зайдёшь в учительскую.
        Серёжа многозначительно подмигнул Ване и спокойно произнёс:
        — Понял?
        Зазвенел звонок. Все бросились в классы. Шум в коридоре настолько усилился, что Серёжа не расслышал, какие слова в ответ произнёс Ваня. Он видел только, как Ваня показал язык, потом, оглянувшись вокруг и убедившись, что никто на них не смотрит, выкинул вперёд руки и выставил два кукиша, по-смешному вытягивая шею. Это очень оскорбило Серёжу.
        — А ты тоже хорош, сразу с ябедой,  — недовольно сказал Володя, когда они входили в класс.
        — Я сказал правду,  — твёрдо произнёс Серёжа, садясь за парту.
        Урок начался.
        Серёжа Серов сидел за партой строго и прямо, но веки его были полуопущены и он почти ничего не видел и ничего не слышал. Он думал с обидой и огорчением о своей судьбе. Из деревни его привезли в город всего три дня назад.
        Всё случилось неожиданно быстро. Мать заболела и умерла. Серёжа остался один. Отец на фронте, родных в деревне нет, а жить у чужих людей не хотелось, и он попросил председателя колхоза дать телеграмму тёте в город.
        Узнав, что тётя берёт его к себе, он как-то легче стал переносить горе. «Вот приеду в город, начну вместе с Володей учиться, а там, смотришь, и папка с фронта вернётся»,  — решил он.
        В город Серёжа ехал впервые и с большой охотой. В городе ведь, известно, не то, что в деревне. «Там и ребята, наверное, не такие, как у нас»,  — думал он, сидя в санях, закутанный с головой в овчинный тулуп. Только всё же было тяжело ему покидать деревню, где он прожил почти двенадцать лет, где было столько счастливых дней с отцом, с матерью, с товарищами. Найдутся ли такие товарищи в городе? Кроме того в деревне была своя, знакомая до каждой мелочи изба, щеглы в клетке, и своя собака Дружок, очень хорошая, ласковая такая…
        Щеглов с клеткой Серёжа подарил школьному товарищу, избу отдали в колхоз на сохранение, но Дружка он забрал с собой в город. Дружок будто понимал горе своего хозяина. Он лёг у ног мальчика, свернувшись в кольцо, и всё смотрел, смотрел добрыми, похожими на крупные смородинки глазами. Серёжа накрыл собаку полой тулупа, приговаривая:
        — В город, Дружище, едем.
        И на душе у Серёжи стало как-то спокойнее, будто говорил с настоящим товарищем.
        — Значит, Дружка с собой забрал?  — вдруг спросил дед, колхозный кучер.
        — Я без него не могу, дедушка,  — ответил Серёжа.
        — Да, брат, неладно у тебя вышло.
        Дед помолчал, затянулся едким дымом из «козьей ножки» и, погоняя лошадь вожжами, добавил:
        — Ну, ничего, стерпится. В городе оно, брат, тоже своё житьё. Обвыкнешься, учиться станешь, новые дружки-товарищи заведутся. Стерпится всё помаленьку. Только собаку зря везёшь. Война, брат, людям пайка нехватает, а ты собаку с собой тащишь. Кормить-то чем станешь?
        Серёжа не ответил, но про себя подумал: «Свой паёк буду делить пополам, только без Дружка мне нельзя».
        Дружок сейчас был для Серёжи единственным, что осталось от той счастливой жизни, которая так неожиданно оборвалась. А при расставании сейчас всё, что он оставлял, казалось таким родным, неповторимо дорогим. Всё, всё: и деревня, окружённая вечно зелёными хвойными лесами, и река, на которой так хорошо летом, и увлекательные походы с ребятами за ягодами и грибами, на охоту с отцом за боровой птицей… Отец у него сильный, боевой, всегда весёлый. Уходя на фронт, он не плакал, как мама, а всё шутил. На прощанье сказал: «Разобьём фашистов, вернусь домой с победой, и тогда мы заживём с тобой по-настоящему. Только ты учись хорошо, мать слушайся»… И вот не стало матери, похоронили… Отец на войне, а Серёжа едет в город…
        Вдруг лошадь остановилась, и кучер как-то задушевно, но повелительно сказал:
        — Ну, Сергунька, иди-ка на кладбище, к могиле матери, да попроси у неё счастья…
        Серёжа отбросил воротник тулупа и увидел деревенское кладбище. У самого края, недалеко от дороги, виднелся деревянный обелиск, выкрашенный красной краской и увенчанный звёздочкой. Серёжа сбросил тулуп и направился к могиле. Погода стояла тихая, тёплая. С неба валил крупными хлопьями снег и вокруг было всё так бело, даже резало глаза.
        Не скажи бы дед Серёже, что надо пойти на могилу матери, он бы не додумался. Но когда мальчик подошёл к могиле, он понял, что ему именно этого недоставало все эти дни. В голове появилось так много мыслей, дорогих воспоминаний, что он невольно, но от всего сердца заплакал. Крупные слёзы текли по щекам, но мальчик не вытирал их. Хвойный венок, большой, запорошенный снегом, казался ещё свежим. Его иглы были темнозелёные, такие же, как на верхушках крупных сосен вокруг кладбища.
        Серёжа припал на колени к холмику могилы и вдруг неожиданно для себя громко зарыдал. Он сам не знал, почему именно сейчас он плачет больше, чем в день похорон матери, но, наверное, потому, что сейчас он один, совсем один, а вокруг только снег, безмолвные сосны да мёрзлый холмик, под которым лежит мать. Мама ласковая, добрая, любимая! Сердце Серёжи сжалось, защемило в груди, горло перехватила спазма, и он припал щекой к холодному дереву надгробья.
        Он не просил счастья, как советовал дед, а с мучительной ясностью вновь переживал минуты, проведённые около матери в последний час её жизни. Прикасаясь своей невесомой, бессильной рукой к руке сына, мама говорила:
        — Я умру, Серёженька, умру… А так мне хотелось пожить, дождаться отца да тебя вырастить. Ох, как мне тяжко, Серёженька, об этом думать…
        Потом мать помолчала и тихо, ласково добавила:
        — Серёженька, посмотри мне в глаза, посмотри, сыночек, мне так хочется верить, что ты будешь, как твой отец: честным, добрым, настоящим тружеником. Тогда будет легче жить, люди не обидят тебя и сам ты найдёшь правильную дорогу в жизни… обещаешь?
        — Обещаю, мама,  — с трудом сказал Серёжа и заплакал. Мать тоже заплакала, но беззвучно. Только лицо её переменилось, поблёкло ещё больше, а из глубоко запавших глаз выкатились слёзы, спадая на белую наволочку подушки, совсем вот так, как сейчас слёзы Серёжи падают на белый снег могилы.
        Серёжа не слышал, как подошёл дед. Он положил ему на плечо руку, хорошо, по-отцовски сказал:
        — Хватит, Сергунька, плакать. Поплакал и довольно, пойдём…
        Когда за холмами скрылись и деревня, и кладбище, Серёжа успокоился немного. Ему захотелось думать о другом, о том, как он теперь будет жить, учиться, ждать отца. Но мысли почему-то переносили его всё к прошлому. Может быть, потому, что прошлое было хорошим, радостным, счастливым.
        Вспомнился Серёже Артек. Его посылали туда и как отличника учёбы, и как самого хорошего в районе баяниста. «Из-за баяна-то не видать, а музыкант настоящий»,  — говорили в колхозе и школе… Артек оставил у Серёжи много незабываемых воспоминаний. Но особенно он запомнил дружбу с мальчиком-чехом. Тот смешно говорил по-русски, коверкал слова, часто переспрашивал, когда не понимал какого-нибудь слова. Писал хорошо, а говорил по-смешному… «Где-то теперь Ян Шпачек?»  — закутанный в тулуп, засыпая, думал Серёжа. Он, конечно, не знает, что у Серёжи не стало матери. А Серёже так хотелось пригласить Яна к себе, чтобы он узнал, какая у него добрая, ласковая мать. Серёже особенно хотелось это сделать после того, как он узнал, что мать Яна посадили в тюрьму фашисты. Серёжа знал, что фашисты оккупировали Чехословакию, а Ян всё-таки уехал на родину. Может, решил освободить мать. Доведись до него, он бы тоже жизни не пожалел, а маму свою выручил.
        …В городе Серёжу встретили хорошо. Только тётя, мама Володи, почему-то всплакнула, когда Серёжа снял с себя полушубок и она увидела его худенького, с заросшей головой, в залатанной рубашке.
        Зато Володя встретил шумно, весело. Он сразу же начал говорить о школе, подарил цветные карандаши, ходил с Серёжей в парикмахерскую и даже заплатил за него, хотя у Серёжи были свои деньги. И Дружка Володя сразу полюбил. Когда Серёжа высказал опасение насчёт того, как прокормить собаку, Володя солидно заверил:
        — Коллективно прокормим. Даю честное пионерское.
        Кажется, всё шло хорошо до прихода в школу. А вот теперь Серёже стало грустно от того, что не успел он перешагнуть порог школы, как сразу чернильницу разбили, сумку испачкали и Володя на него обиделся. А всё из-за этого вихрастого мальчишки.
        За весь день Серёжу ни разу не спросили на уроках, и мальчик втайне порадовался этому. Всё-таки он почти на две недели отстал, да ещё чувствовал себя неловко от случившегося утром, а кроме того, как ему показалось, вообще ученики городской школы ушли далеко вперёд и он вряд ли их быстро догонит.
        На улице, когда Володя и Серёжа вышли из школы, к ним подошёл Ваня Спицын. Руки и кончик носа у него были в чернилах. Из-под шапки, чуть державшейся на макушке, торчала белая, как лён, чёлка волос, полы пальто расстёгнуты, и вообще у него был законченный вид мальчишки-забияки.
        — Сп?кала твоя чернильница,  — задиристо начал Ваня.
        — Свою отдашь,  — повторил Серёжа, но ещё более решительно и смело, чем утром.
        — Мы, Серёжа, из одной будем писать,  — примиряюще произнёс Володя.
        — Кляксить, а не писать,  — насмешливо фыркнул Ваня.
        — То-то и видать, что ты сплошная клякса. Носом пишешь.  — При этих словах Серёжа указательным пальцем притронулся к кончику носа Вани.
        Это уж было чересчур обидно для Спицына, который до сих пор слыл героем среди ребят. А главное, все засмеялись, точно только теперь увидели кончик его носа, запачканный чернилами. Не успел Серёжа опомниться, как получил подножку и полетел в мягкий, пушистый снег.
        Все, разумеется, понимали, что это не драка, а только проверка сил и ловкости новичка, но никто не одобрил действий Вани. Всем было немножко жаль Серёжу, но вступиться за него никто не смел. Да Серёжа и не нуждался в этом. Он быстро вскочил на ноги и, бросив сумку в снег, сказал:
        — Давай, по-настоящему поборемся.
        — Это ещё как «по-настоящему»?
        — А вот так!  — И Серёжа взял Ваню одной рукой за воротник, а другой за пальто у поясницы.
        — Не тронь!  — грозно предупредил Ваня.
        — Боремся!  — настойчиво повторил Серёжа.
        — Отпусти, а то плакать будешь. Брось, говорю.
        Серёжа ударил под ногу Ване и повалил его в снег почти в то же самое место, где недавно лежал сам.
        — Вот и бросил, понял?  — возбуждённо, но без восторга произнёс Серёжа, когда Ваня встал на ноги.
        Все ребята сразу повеселели, почувствовали, что Серёжа себя в обиду не даст, а Володя восторженно добавил:
        — Что я тебе говорил, Ваня!..
        Сконфуженный Спицын, отряхивая снег с пальто, что-то невнятно бормотал. Ребята шумели и с удивлением смотрели на Серёжу. Он видел их добрые, сочувствующие взгляды и, одобренный словами брата, сказал, обращаясь к Ване:
        — Ну, понял теперь?
        Ваня не ответил.
        — Чернильницу отдашь Серёже?  — писклявым голоском с неожиданной храбростью спросил худенький Юра Громов.
        — Я вот тебе покажу чернильницу,  — ответил Ваня угрожающе, направляясь к Юре. Тот попятился.
        — Не трожь его!  — строго сказал Серёжа.
        — А вот и трону!  — повторил Ваня, но остановился.
        И вдруг всем стало спокойно и приятно от того, что Серёжа не боится Вани и даже слабого Юру защитил. Только Ваня чувствовал себя неловко, сконфуженно. Но мысленно он не сдавался, думая о том, что сумеет ещё не один раз испытать силу Серёжи.
        Шли вместе квартала четыре. Шли весело, смеялись, шутили.
        Серёжа был рад, что у него появилось сразу столько товарищей, которые с охотой разговаривают с ним и слушают его. Особенно ему понравился Юра. Прощаясь, Громов сказал:
        — Приходи, Серёжа, с Володей к нам. Он знает, где я живу. Играть в шахматы научу. Придёте?
        — Посмотрим там,  — снисходительно ответил Серёжа.
        Ваня Спицын повернул к своему дому как-то незаметно. Когда Серёжа посмотрел ему вслед, Ваня обернулся, но сделал вид, что не замечает взгляда Серова, и начал непринуждённо пинать ком снега.
        — Гордый, видать,  — сказал Серёжа.
        — Ну, теперь немного сбавит гордости-то.
        — А он мне всё же нравится,  — сказал Серёжа, и они вошли во двор своего дома.

        ТАЙНА ВАНИ СПИЦЫНА

        Ваня Спицын учился без заметного прилежания. Особенные нелады у него были с чистописанием. Страницы его помятой, с оборванными корочками тетради были сплошь испещрены кляксами, бесконечными поправками учителей и жирными, подчёркнутыми тройками, а иногда и двойками.
        В графе «поведение» у него тоже стояли далеко нерадостные отметки. Ваня любил обижать слабых. А случалось, что «по нечаянности» и окна выбивал в школе камнем, метко пущенным из рогатки, и мелом стены пачкал. У Вани была особая страсть рисовать. На перемене он нередко пачкал школьную доску такими «портретами»: голова огромная, нос длинный, рот большой и глаза высоко на лбу… В общем смешно и уродливо. Нарисует так и напишет: такой-то ученик нашего класса. Спросят у него: «Зачем ты это делаешь?» Ответит: «Учусь смешных людей рисовать».
        Однажды самого Ваню нарисовали в стенной газете очень карикатурно, с длинными руками и большой головой. Он не утерпел и украдкой исчеркал всю газету синим карандашом, но так и не сознался потом, что сделал это он.
        Ваня любил читать книги про героев, про военные подвиги и сам старался быть смелым. Он был организатором военных игр, устраивал походы, сражения, строил крепости. Как-то раз, когда выпал первый снег, он из снега слепил фигуру Гитлера. Голова огромная, глаза большие, черные, сделанные из древесного угля, рот с оскаленными зубами, которые Ваня выстрогал из палочек и покрасил чёрной краской.
        Снежного идола «расстреливали» целой гурьбой из рогаток под общим командованием Вани. Тому, кто попадал в голову, присваивалось звание снайпера, а тот, кто промажет, в наказание обязан был «ремонтировать» изуродованного «фюрера».
        Ваня сам назначал себя и командиром, и главнокомандующим, всегда называя свою группу красными и навязывая другим именоваться либо синими, либо зелёными, ибо белыми никто не хотел называться.
        Но за последнее время всё переменилось. Два отряда, две группы ребят готовились в ближайшее воскресенье провести военную игру. И опять бы, наверное, всё было так, как хотелось Ване: он  — главнокомандующим, его отряд  — красные. Но появился Серёжа, который может отнять у Вани славу непобедимого.
        Как-то вернувшись из школы, Ваня вопреки обычаю сразу сел за спешное приготовление уроков. Уроки он приготовил не очень добросовестно, но быстро. Оставалось сходить в магазин за хлебом, наносить дров и воды до прихода мамы с работы, а там можно было подумать и о военной игре. На пути в магазин Ваня встретил школьного дружка Сашу Храмова.
        Рослый, худенький Саша был тихим, скромным мальчиком. Его, как и многих других, эвакуировали из осаждённого Ленинграда совсем больным и распухшим от голода. Саша долго лежал в больнице, потом находился в санатории и только с половины зимы начал учиться в школе.
        Смелость и сила Вани подкупили Сашу Храмова. Он учился прилежно, хорошо и помогал Ване. Но и Спицын, пожалуй, одного Сашу Храмова не обижал в классе. Не обижал не потому, что тот помогал ему, а потому, что очень любил Сашу за рассказы о военном Ленинграде, о том, что он, Храмов, и его школьные товарищи дежурили на крышах домов, тушили немецкие бомбы «зажигалки», помогали школе добывать топливо и делали многое другое вместе со взрослыми. Может быть, поэтому Саша и не хотел играть в военную игру, так как по-настоящему испытал действительную войну. Это понимал и Ваня, но теперь он особенно нуждался в советах и помощи Саши Храмова по военным делам. Шутка ли, перехитрить Серёжу Серова!
        — Саша, а может, ты будешь моим военным помощником?  — спросил Ваня, когда они встретились.
        — Нет, не хочу.
        — Ну, тогда ты  — командир, а я твой помощник. Согласен?
        — Что-то мне не хочется. Опять Гитлер, опять стрелять из рогаток…
        — Нет же, Саша. Настоящая военная игра. Крепость будем строить.
        — Это, пожалуй, другое дело,  — уступчиво произнёс Саша.
        — Серёжа Серов уже свой отряд организовал.
        — Ты помирился с ним?  — спросил Саша.
        — Конечно. И чернильницу ему отдал свою. А ты знаешь, Серёжа, Володя и Юра организовали команду тимуровцев и уже ходили пилить дрова Зиминым.
        — Вот это я понимаю, тимуровцы!  — вырвалось у Саши.
        — Ну, и мы не отстанем. Только бы нам придумать такое, чтобы ещё лучше, чем у них…
        — Подумаем…
        Друзья разошлись. Прощаясь, Ваня взял слово с Саши, что он будет у него заместителем командира.
        Вернувшись домой, Ваня начал обдумывать военную игру. Ему очень хотелось показать себя перед Серёжей хорошо знающим «военное дело». Но сколько он ни думал о военной игре, в голове была почему-то одна мысль: Серёжа организовал тимуровский отряд и уже дрова распилил у Зиминых, а вот я ничего придумать не могу…
        А тут ещё мать долго с работы не шла. Отца Ваня не ждал. Отец  — мастер танкостроительного завода  — работает много и приходит домой обычно ночью, а иногда и совсем не приходит, оставаясь ночевать на заводе. А вот мама что-то сегодня задержалась неожиданно. «Не сходить ли мне к заводу, не встретить ли её?»  — подумал Ваня.
        На улицах уже горели фонари. По тротуарам шли заводские люди на работу и с работы, по асфальту скользили автомашины, звенели и грохотали переполненные людьми трамваи. Всё это любил Ваня: и поток машин, и людей, и трамваев, но особенно нравился ему вечно несмолкающий рокот моторов, которые испытывались на заводе, где работал отец.
        У заводских ворот, на высокой решетчатой арке, щедро освещенной электрическими лампочками, висел огромный плакат. С плаката смотрел большой человек в военной одежде: каска на голове, зелёная шинель, ремень с подсумком и винтовка в руке. Боец смотрел прямо на Ваню и указывал пальцем на него. Ване казалось, что боец вот-вот шагнёт с плаката и спросит о чём-то. Взгляд Вани невольно скользнул ниже, где было написано:

        «Чем ты помог фронту?»

        Ещё ниже, под плакатом, на красном полотне, висел лозунг, как бы отвечавший на вопрос бойца:

        «Дадим фронту больше танков!»

        Ваня долго не мог оторвать взгляда от плаката. Вот это настоящий воин. Он, как живой, спрашивает: «Чем ты помог фронту?» Но чем я помогу? Вот папка  — другое дело. А я что? Если бы на фронт самому пойти. Это да!»
        Ваня так увлёкся собственными размышлениями, что не заметил, как подошла мать.
        — Ты что, Ваня, пришёл? Что случилось?
        — Вон видишь,  — Ваня указал на плакат,  — он будто на меня смотрит.
        — Он сейчас на всех смотрит, сынок,  — серьёзно ответила мать.
        — Но чем же я могу помочь фронту?
        — Как чем? Хорошей учёбой, дома помогай, чтоб мы с отцом могли спокойно работать.
        — Ну это что!.. Вот если бы на фронт…
        Мама рассмеялась.
        — Пойдём домой, вояка,  — сказала она.
        Пока арка завода не скрылась за дымкой наступавшей ночи, Ваня несколько раз оглядывался назад и всё думал о словах под плакатом.
        — Как там дома?  — спросила мать.
        — Дров наколол, воды принёс, за хлебом сходил.
        — Молодец. А какие у тебя сегодня отметки?
        — Четыре по арифметике и три по письму.
        — Неважно. Вот тебе и помощь фронту. Отец план перевыполняет, день и ночь на заводе, а ты  — «тройка по письму». Я тоже две нормы даю, а ты «четвёрка по арифметике». Ты бы порадовал пятёрками, вот это было бы по-фронтовому.
        Ваня ничего не ответил, но задумался над плакатом, над словами мамы. Ни отец, ни мать никогда не наказывали его даже за шалость в школе, но сегодня Ваня впервые почему-то почувствовал в словах матери законный упрёк. Как-то невольно вспомнился Серёжа, этот деревенский мальчик. Он и учился хорошо, и организовал отряд тимуровцев, и успевает играть с товарищами. «Вот он, значит, помогает фронту»  — думал Ваня.
        Ложась спать, Ваня дал себе слово: исправить тройку по письму и четвёрку по поведению, которую он скрыл от мамы.
        Думая о том, как стать хорошим учеником, отличиться чем-то, он вдруг вспомнил статью в газете, в которой говорилось о патриотизме советских людей, о Ферапонте Головатом, купившем самолёт для Красной Армии. И Ваня решил: «А что если нам собраться всем, всей школой, да и купить танк? Вот это будет помощь фронту!..»
        Мысль эта теперь не давала уснуть Ване. Сразу возникло столько вопросов и забот… Например, сколько стоит танк, как собрать деньги и купить его, что скажут ребята, поддержат его или нет? Во всяком случае, он решил выяснить все вопросы, посоветовавшись с отцом, а пока эту мысль держать втайне от других, особенно от Серёжи. С этими мыслями он заснул. Ване снился сон, будто он на фронте. Сначала танкистом, потом разведчиком, а под конец лётчиком стал. Так и проснулся с мыслью, что он лётчик.
        Нет, фронт не давал Ване покоя.

        ПОДГОТОВКА К «БОЮ»

        Серёжа сидел на прясле огорода, точно верхом на лошади и что-то сосредоточенно писал. Вид у него был боевой: на груди настоящий бинокль, за плечами самодельный автомат-трещотка. И одет Серёжа по-военному. Правда, и шлем, и полушубок, и валенки не по росту Серёже. Дядин шлем, сохранившийся ещё с времён гражданской войны, велик. Полушубок сшит на него: аккуратный, дублёный, тёплый, но с запасом на рост года на два. И всё же Серёжа походил на командира: ремень туго затянут, лицо серьёзное, взгляд острый с прищуром, да и выправка строевая. Недаром товарищи прозвали его Чапаем.
        Сидя на прясле, «Чапай» принял решение закончить сегодня сооружение крепости, названной «Сталинград». Работы предстояло много. Ребята успели сложить стены, а надо было ещё пробить в них смотровые щели, сделать несколько башен для наблюдения.
        Крепость строили из снежных кирпичей, нарезанных лопатами. Зима в этом году была снежная. Шёл март, днём уже немного пригревало, и снег хорошо резался, кирпичи ложились плотно. «Чапай» составил приказ номер один, в котором говорилось:

        «Володя! Срочно найди Юру и приходите в крепость. Чапай».

        Держа в одной руке кусочек сахара, сэкономленный за обедом, в другой  — спичечную коробку, в которую был положен приказ, Серёжа подозвал Дружка.
        Ребята любили Дружка за то, что он всегда был с ними. Хорошо обученный доставке разных поносок, пёс включался в военные игры как послушная и весьма боеспособная единица. Кормили Дружка понемногу все. Каждый приносил что мог: кости, картофель, завалявшийся сухарь или украдкой припрятанный кусочек хлеба. Изредка ему перепадал комочек сахара или конфетка.
        — Дружок, ты понял меня? Отнеси вот это.
        Дружок старательно хлопал хвостом по снегу и, конечно, ничего не понимал. Он жадно глядел больше на кусочек сахара, чем на спичечную коробку. У него в эту минуту были такие глупые, но в то же время добрые и просящие глаза, что Серёжа готов был отдать кусочек сахара сейчас же. Но он знал: Дружок проглотит сахар и будет вертеться около хозяина, и вряд ли после этого заставишь его бежать домой.
        Многозначительно подмигнув Дружку и положив сахар в карман полушубка, Серёжа привязал коробку к ошейнику собаки и повторил приказ:
        — Пошёл домой! Марш!  — и шлёпнул собаку по боку.
        Дружок нехотя побежал мимо огородов, как бы говоря хозяину: «Ладно уж, сбегаю…»
        Серёжа наблюдал за собакой в бинокль и думал: добежит Дружок до дому, а там Володя догадается снять коробок и прочитать приказ.
        Занятый приказом и его отправкой, «Чапай» и не подумал посмотреть на крепость, которая была почти рядом, у овражка, на берегу которого стояла кудрявая, запорошенная снегом, одинокая сосна. Но когда Дружок скрылся за сараем, Серёжа посмотрел в сторону крепости и чуть не свалился с забора. Две стены крепости были развалены.
        Прошло минут десяток. Дружка Серёжа заметил не сразу. Собака вернулась скоро и, прибежав, лизнула хозяину руку в тот момент, когда он, осматривая и определяя объём работы по восстановлению стен, развёл руками удивленный коварством «противника».
        — Отвяжись ты!  — уныло проворчал Серёжа, но тут же, запустив руку в карман, вынул кусочек сахара, откусил чуток, а остаток отдал Дружку, проговорив:
        — Вот, Дружок, какие у нас дела, всё поковеркали. Понял?
        Дружок, похрустывая сахаром, умильно смотрел на Серёжу.
        Прибежали Володя и Юра. В первую минуту Володя от обиды вообще сказать ничего не мог, но, отдышавшись, заявил, что это не по закону, это просто свинство. Ему действительно было обидно. Он первый предложил это место для крепости, доказывая, что даже летом оно будет самое выгодное…
        — Летом,  — говорил он,  — около сосны всё зарастёт бурьяном, и мы на сосне устроим наблюдательный пункт, а в бурьяне скрываться будем. А овраг, как только стает снег и заполнится водой, мы назовём Волгой.
        — И всё будет, как в Сталинграде, даже корабли можно будет строить!  — добавил Юра.
        Ваня сразу понял те преимущества, которые сулит «противнику» выбор этого места, и стал притворно доказывать, что оно никуда не годится. А когда Серёжа решительно заявил, что он именно здесь, у этой сосны, воздвигнет свою крепость, Ваня предложил бросить жребий: кому достанется сосна.
        Тут вмешался Юра. Он внёс предложение решить спор по другому. Кто взберётся на сосну до сучков, тот и получит это место. Первым пробовал сделать это разгорячившийся Ваня. Но куда ему! Толстячок, на коротеньких ножках и с такими же короткими, пухлыми руками, он не мог подняться даже на два метра от земли. Зато Юра взобрался, как кошка: сухощавый, длиннорукий и цепкий, он, подбадриваемый Серёжей и Володей, сбросил с с себя пальто и долез до сучков и, усевшись на одном из них, объявил:
        — Сосна наша, а вы, Ванечка, займите место у старой мельницы, за оврагом.
        Собственно, мельницы уже давно не было, а была лишь одна невысокая, метра три в длину, каменная стена.
        Ваня тут же решительно заявил:
        — Посмотрим ещё, что у вас выйдет. За сосну мы будем воевать…
        Всё это ребята вспомнили теперь и поняли, что Ваня, видимо, всерьёз решил отвоевать у них крепость «Сталинград».
        Зато у мельницы кипела работа. На старой мельничной стене росли новые, снежные стены крепости. Там орудовал Ваня со своим отрядом, будто не замечая того, что у Серёжи и его друзей паника.
        Но обиднее всего показалось Серёже то, что у старой мельницы зазвучал гонг. Это был тот самый кусок рельса, который с таким трудом был подвешен к сосне на крепком шпагате так, что его можно было спускать и подымать.
        — В наш гонг тарабанят и важничают,  — с горечью усмехнулся Юра.
        — Я верну гонг,  — горячо воскликнул Володя.  — Они воруют, а нам нельзя? Так и знайте, верну! А Юра залезет опять на сосну и перекинет через сучок верёвку…
        — Я больше не полезу,  — хмурясь, заупрямился Юра.
        — Как командир крепости запрещаю красть гонг,  — строго произнёс Серёжа и решительно добавил:  — А Спицына проучим.
        Он уже решил про себя, что его отряд выиграет бой и вернёт гонг как трофей.

* * *

        Ваня возглавлял отряд «зелёных». Друзья выбрали его командиром за то, что он мог от любого одноклассника отбиться в снежки, кого угодно обхитрить, словом, умел вести военную игру по-боевому. Правда, он проиграл выбор места у сосны, но тут скорее был виноват Женя. Это он посоветовал: «Ты, Ваня, скажи, что сосна на косогоре  — место плохое, и тогда Серёжа откажется от него, а мы выстроим там свою крепость». Но не тут-то было. Серёжа тоже хитёр. Пока Ваня со своими товарищами решал, как назвать крепость и отряд, Серёжа уже сделал это. И когда прибыли делегаты из отряда Вани, у сосны на косогоре уже стоял фанерный щит и на нём было написано:

        «Здесь отряд «красных» строит крепость Сталинград».

        Всё уже было решено бесповоротно. Отряд Серёжи назывался «красным» и у каждого «бойца» на рукаве была надета красная повязка. Тут уже никакие дипломатические хитрости Вани помочь не могли. Оставалось назвать свой отряд «зелёным», но назвать крепость у разрушенной мельницы «Берлином» Ваня долго не соглашался.
        — Я так думаю, ребята,  — сказал Ваня, чтобы рассеять огорчение своих товарищей,  — дело не в названии, а в том, кто кого победит. Верно?
        — Верно!
        — Точно, Ваня!
        — Не Ваня, а командир «зелёных».
        Ребята засмеялись.
        — Что смеётесь?  — раздражённо оборвал их Ваня.  — Сам знаю, что мне надо бы быть Жуковым или Рокоссовским, но как же мы тогда будем наступать на Сталинград. Не буду же сам себя Гитлером обзывать.
        Вчера вечером Ваня решил: «Крепость «Сталинград» не должна быть построена раньше ихней». Для этого он собрал тайный сбор, где было решено: Ваня, Женя и Саша вечером развалят стены крепости «красных», а ночью пойдёт снежок (погода как раз хмурилась), и следы их заметёт. Так и не узнает Серёжа, кто им всё испортил. По условиям военная игра должна начаться в воскресенье. Оставалось два вечера, Серёжа не успеет закончить крепость, а значит, атаковать их будет легко и просто. «Вышибем их с бугра,  — размышлял Ваня,  — отвоюем крепость Сталинград, а сами будем называться «красными». А Серёжкин отряд пусть тогда будет «зелёным» и переходит к старой мельнице. Тогда мы до лета будем драться за сосну и ни за что не отдадим её. А летом будет там замечательно. От сосны крутой спуск в овраг. Значит, хорошо держать оборону. Тут можно будет устроить бухту, флот из щитов и досок».
        Но сегодня командир «зелёных» чувствовал себя неловко. Следы вели от стены старой мельницы к крепости «красных». Значит, не было сомнений, что Ваня организовал «диверсию», развалил две боковых стены крепости «Сталинград».
        Но Серёжа и его товарищи не растерялись. Они решили, что всё можно поправить, если дружно взяться за дело. Были приняты срочные меры. Юру отправили ко всем ребятам с приказом «Чапая», в котором говорилось:

        «Крепость кем-то разрушена. Работы на два вечера. Сегодня сбор обязателен для всех. Только не приготовившие уроки и не выполнившие домашних дел освобождаются от явки на сбор. Чапай».

        Не успел Юра пересечь овраг и поровняться с крепостью «зелёных», как навстречу ему вышел Ваня Спицын. Он уже вошёл в роль командира и потому с «противником» разговаривал строго.
        — Ты куда?  — начал он.
        — А тебе зачем?
        — А затем, что ты «противник», ясно?
        — Ну, и что? Игра-то ещё не началась…
        — Выворачивай карманы,  — приказал Ваня.
        — Не буду!  — решительно произнёс Юра.
        — Не разговаривать! Сам не вывернешь, так я помогу,  — ещё строже заявил Спицын и взял Юру за рукав пальто.
        — Попробуй!  — уже испуганно произнёс Юра и подумал: «Еще приказ заберёт».
        — Ну?!  — строго, как подобает говорить с противником, произнёс Ваня.
        — Не дам! Тоже мне, командир, а гонг тяпнул у нас…
        — Пожалуй, нюнить будешь. Но я тебя не стану бить, а карманы выверну.
        Юра рванулся, но упал. Пока он думал, как ему обмануть Спицына, хрустящая бумага была уже в руках неприятельского командира.
        — Теперь иди за мной,  — приказал Ваня.  — А не пойдёшь  — утащим.
        Юра покорился, но когда они зашли за стену крепости «зелёных», он закричал, чтобы дать знать своим товарищам. Но сильный ветер отнёс его голос в сторону, да к тому же в крепости «Сталинград» шла упорная работа, и голоса Юры там никто не услышал.
        Расчёт Вани был прост: задержать Юру ещё минут тридцать, а потом отпустить. Пока он добежит до деревни, пока соберёт своих товарищей  — наступит темнота, восстановить крепость Сталинград Серёжа не успеет.
        Но Ваня просчитался. Другой гонец Серёжи уже возвращался с группой ребят. Их было человек восемь, то-есть почти весь отряд, не считая «несчастного» Юры.
        «Значит, крепость будет, генеральное сражение неизбежно»,  — решил Спицын, когда наблюдатель сообщил, ему о новых силах противника, появившихся у стен крепости «Сталинград». Пришлось отпустить опозоренного пленника, который с большой неохотой поплёлся к своим, чтобы рассказать о бесчинствах командира «зелёных».
        Оба отряда серьёзно готовились к «генеральному сражению».

        ОПАСНАЯ СТЫЧКА

        Пан Краузе  — новый учитель немецкого языка  — был прислан в школу после того, как старый учитель-чех осенью, перед учёбой, куда-то исчез. Одни говорили, что старый учитель уехал из Праги, другие  — будто он болен, а некоторые утверждали, что его забрали в гестапо. Всё же толком никто не знал, что случилось с учителем, которого так любили ученики.
        Пан Краузе  — молодой немец, прямой и тонкий, с узким, но приятным лицом, с гладко причёсанными светлыми волосами,  — был всегда изысканно одет, чисто выбрит и подчёркнуто вежлив. С первых дней работы в школе он добился расположения учеников простотой и весёлостью. Он не страшился посмеяться со всем классом, пошутить даже во время урока, а иногда и не прочь был сразиться с ребятами на спортивной площадке. Пан Краузе казался ученикам очень справедливым и добрым, совершенно не похожим на своих соотечественников  — гитлеровских оккупантов Праги. Он всегда был готов помочь каждому, кто обращался к нему. Он ни разу не оставлял без помощи ученика, пропустившего занятия по болезни или по другой уважительной причине. Нередко пан Краузе приглашал к себе на квартиру отстающих учеников и давал им дополнительные уроки…
        Учитель Краузе интересовался не только учёбой своих учеников, но и тем, как они живут, кто их родители, чем дети занимаются после уроков, как отдыхают, как развлекаются. Казалось, нет такого события в жизни ученика, которым бы не интересовался пан Краузе.
        Он любил и умел навести разговор на интересную тему, но когда ребята увлекались, начинали спорить, учитель переставал говорить и только слушал. Слушал и время от времени вставлял какое-нибудь слово: то смешное, то очень умное, то такое, которое вызывало новый спор, новые мысли.
        Привыкли к учителю ребята за зиму так, что готовы были делиться с ним и горем и радостью, всем, чем жили в школе и дома.
        Скоро всех своих учеников пан Краузе, что называется, видел насквозь. Только Ян Шпачек наводил его на размышления своей замкнутостью и какой-то сознательной пассивностью во всех детских шалостях и развлечениях. Мальчик был явно не по возрасту серьёзен, умён и сдержан. Да и Яну Шпачеку учитель не казался очень симпатичным. Особенно насторожился мальчик по отношению к своему учителю после одного разговора с отцом.
        Однажды Ян Шпачек вернулся из школы и сказал отцу:
        — Пан Краузе  — наш новый учитель немецкого языка  — расспрашивал меня о тебе.
        — Он немец?
        — Да, папа.
        — О чём же он тебя расспрашивал?  — отец поднялся со стула и медленно стал прохаживаться по столовой.
        — Кто ты, где работаешь, как мы живём, и вообще…
        — Ну-с, а что же ты сказал ему об отце?  — остановившись и прямо глядя на сына, спросил доктор Шпачек.
        — Я, папа, не очень с ним разболтался.
        При этом Ян многозначительно и серьёзно подмигнул отцу, как бы говоря: «Ты, папа, можешь на меня надеяться, я лишнего не скажу».
        — Ну-с, а всё же, что именно ты сказал?
        — Я сказал, что ты доктор, работаешь дома и что, если у пана Краузе болят зубы, то ты можешь выдрать ему их в два счёта и вставить какие только пан Краузе пожелает: хоть чугунные, хоть из слоновой кости.
        — Так и сказал: «хоть чугунные, хоть из слоновой кости?»  — сдерживая смех, переспросил отец.
        — Да, папа, а он тоже, как и ты, засмеялся.
        Вдруг отец стал серьёзным. Долго ходил по комнате в раздумье, потом сказал:
        — Да, сынок, сложная штука человек. Может оказаться, что учитель расспрашивал тебя отнюдь неспроста. Надо быть осторожным. На твоём месте я бы сам присмотрелся к учителю повнимательнее,  — проверил, действительно ли он хороший, или только хочет казаться хорошим.
        С тех пор Ян Шпачек стал пристально наблюдать за паном Краузе. Постепенно Ян Шпачек обнаруживал в новом учителе всё больше неприятных черт. Смеялся, например, пан Краузе не так, как другие: рот улыбается, а глаза холодные, настороженные. Говорил он с ребятами тоже как-то не так, как взрослые говорят с детьми, держался с напускной важностью, ходил, точно на параде. Но особенно Яну Шпачеку не нравилось в новом учителе то, что он требовал от учеников разговаривать с ним только на немецком языке. Это помогло почти всему классу за зиму научиться сравнительно хорошо говорить по-немецки, но то, что Пан Краузе никогда не говорил на уроках по-чешски  — это не нравилось Яну.
        Когда Ян Шпачек выполнил боевое задание отца в Кладно и услышал настоящую тайну  — он кое-что понял и почувствовал себя взрослым. Правда, отец ни разу затем не поручал ему ни большого, ни малого дела, ни разу не возвращался к разговору о поездке в Кладно, но у Яна сложилось новое представление об отце, рассказавшем о врагах Чехословакии. Ян и сам теперь лучше увидел гитлеровцев, которые захватили его родину. Он понимал страдания своего народа, чувствовал по каким-то деталям борьбу старших товарищей с оккупантами, и это его настораживало по отношению к пану Краузе, заставляло быть ещё осторожнее с товарищами, мучило каждый раз, как только учитель начинал разговор с учениками на темы, не относящиеся к урокам в школе.
        Как-то раз один мальчик не был в школе три дня, а потом пришёл очень расстроенный и грустный. Пан Краузе спросил его:
        — Что с тобой, ты болен?
        — Нет, пан Краузе,  — ответил мальчик.
        — Почему же ты такой скучный?
        — Так…
        — Тебя кто-нибудь обидел?
        — Нет…
        Но пан Краузе не унимался. Он подошел к парте, сел рядом с учеником и снова заговорил с ним тактично, ласково.
        — Может, у тебя дома горе какое?  — спросил пан Краузе и погладил мальчика по голове.
        Ученик не ответил и заплакал.
        — Успокойся. Что же ты молчишь?  — участливо, по-отечески настаивал учитель.
        — У меня папу забрали в гестапо…
        — За что?
        — Не знаю…
        — В гестапо? Это очень плохо,  — сказал пан Краузе. Потом помолчал и добавил:  — Попасть в гестапо  — дело скверное.
        Весь класс насторожился. Ян Шпачек готов был сорваться с места, чтобы не дать мальчику продолжать разговор с учителем. Но учитель и сам не стал продолжать разговор и начал урок. Когда занятия кончились, пан Краузе сказал мальчику:
        — Ты отстал за три дня. Приходи сегодня ко мне домой, я тебе помогу…
        В другой раз Зденек, товарищ Яна, пришёл в класс с конфетами. Они были завёрнуты в листовку. Зденек купил конфеты по дороге в школу у какой-то женщины и о листовке ничего не знал. Она была помечена апрелем 1943 года и сообщала, что на территории Советского Союза организуются части чехословацкой армии. Далее в ней писалось:

        «Чехословацкий батальон совместно с частями доблестной Красной Армии принимал участие в боевых действиях против гитлеровских захватчиков»…

        Заканчивалась листовка боевыми призывами подпольного национального комитета Чехии к развёртыванию партизанского движения в Чехословакии и укреплению национальных комитетов, борющихся с гитлеровскими оккупантами.
        Зденек сидел за первой партой рядом с Яном Шпачеком. После перемены, когда конфеты были съедены, Зденек оставил листовку на парте, даже не прочитав её. Но после перемены Ян увидел листовку на столе пана Краузе. Начался урок, всё шло своим чередом, но когда кончились занятия, пан Краузе мягко спросил:
        — Чья бумажка?
        — Моя,  — просто ответил Зденек.
        — Мусор надо убирать,  — поучительно заметил учитель, однако листовку свернул и положил к себе в карман.
        — Я оставил бумагу на парте, пан Краузе, с тем, чтобы выбросить, как пойду домой.
        — Вот это правильно,  — согласился учитель.
        Но когда ребята вышли из школы, то оказалось, что пану Краузе по пути с Яном и Зденеком. По дороге учитель вынул из кармана листовку, подал её Зденеку и, как бы запросто, спросил:
        — Завтрак завёртывал?
        — Нет, пан Краузе, с конфетами утром купил.
        — Где же ты их покупал?
        — У Карлова моста[36 - Карлов мост  — один из старейших памятников зодчества, мост через Влтаву, один из красивейших в Праге.].
        — Вкусные?
        — Леденцы, пан Краузе, всегда вкусные.
        — Кто же их продавал?  — не унимался учитель.
        — Какая-то пожилая женщина.
        — Ты её знаешь?
        — Нет,  — ответил Зденек.
        — Жаль,  — сказал учитель.  — Я бы с удовольствием купил немножко.
        — Идёмте, пан Краузе, может она ещё там торгует,  — с охотой предложил Зденек.
        Попрощавшись с Яном, они повернули к центру города, на Карлов мост.
        На другой день Ян узнал, что ночью на квартире у Зденека был обыск. Мальчик подробно рассказывал о своих переживаниях, о том, как его родные перепугались.
        С тех пор Ян Шпачек ещё больше невзлюбил учителя. Он был полон глухой, ещё неосознанной, но непреклонной ненависти к нему, всегда хотел чем-нибудь досадить пану Краузе, вызвать на грубость, на спор с классом, со всей школой. Но как?!
        Но пан Краузе словно бы сам хотел помочь Яну Шпачеку поссориться с ним. В этот день он дал задание на дом: написать сочинение на немецком языке. Тема была вольная, кто о чём напишет, но учитель, между прочим, поставил несколько вопросов, как бы для облегчения:
        Что я люблю больше всего?
        Чего бы я хотел для себя и своих близких?
        Какой литературный герой мне больше всего нравится?
        Что я думаю о войне с Россией?
        Кем бы я хотел быть?
        Заканчивая урок, пан Краузе сказал:
        — Итак, друзья мои, любой из вопросов может служить исчерпывающей темой для сочинения. Однако не возбраняется использовать все вопросы в одном сочинении. Тем более, задание вы получили в субботу, и каждый имеет достаточно времени, чтобы отлично написать своё сочинение до вторника.
        Пан Краузе покинул класс, как всегда, подтянутый, молодцеватым твёрдым шагом, будто шагая на параде. Ребята собирали свои книжки, тетради. Выходя из класса, Зденек Кворжик сказал:
        — Я напишу сочинение на тему: «Кем бы я хотел быть». А ты, Ян?
        — Я ещё не знаю,  — ответил тот.  — Мне на все вопросы хочется ответить в одном сочинении, но как  — не знаю…
        Ян Шпачек уже знал, что он напишет… Ему хотелось ответить всему классу и пану Краузе, что он больше всего любит, чего хочет для себя, для своих товарищей по школе, для всех чехов, и, конечно, о том, что он думает о войне.
        В воскресенье доктор Шпачек, как правило, уходил куда-то из дому часов в двенадцать и возвращался поздно вечером. Ян знал его привычки и поэтому, когда они завтракали, он спросил:
        — Папа, что ты думаешь о войне?
        — Почему ты спрашиваешь меня об этом?  — ответил отец вопросом на вопрос.
        — Я, папа, хочу знать, ведь сейчас же война.
        — Ну, что же… Я думаю о войне, Янек, многое, и просто ответить на этот вопрос нельзя. Война  — дело страшное, гибельное для человечества. Но войны бывают разные… Вот, например, ты спрашиваешь о войне, которая идёт сейчас; ты знаешь, что Германия воюет с Советским Союзом…
        — А мы, папа, тоже воюем?  — вставил Ян.
        — Мы?  — отец ответил не сразу.  — Мы, конечно, тоже воюем.
        — Против Советского Союза?  — возбуждённо спросил Ян.
        Доктор Шпачек был в явном затруднении. Но, подавив, тревогу, он ответил с деланым безразличием:
        — Ты ещё мал, Янек. Тебе рано и трудно разобраться в этих делах.
        — А почему пан Краузе, наш учитель немецкого языка, говорит, что мы тоже воюем с Россией?
        — Вот что, Янек. Хотя пан Краузе ваш учитель, но ты не очень-то верь ему. Помнишь наш разговор? Ты будь внимательным. Если тебе что не ясно  — не спрашивай учителя, я сам лучше отвечу на твои вопросы. Ведь пан Краузе немец, ты это знаешь. И он, конечно, не может говорить за чехов. Есть честные чехи, которые не хотят и не воюют с Советским Союзом. Понял?
        — Понял, папа,  — ответил Ян, но на самом деле у него ещё больше возникло вопросов. И он даже немножко рассердился на отца за то, что тот всё ещё разговаривает с ним, как с маленьким. Ян, наконец, решил прямо спросить:
        — Папа, а ты воюешь с Советским Союзом?
        — Я, сынок, не воюю, а лечу людей, делаю зубы, занимаюсь своим делом…
        — Но ты же, честный чех?
        — Конечно…
        В это время затрещал звонок, и Ян бросился открывать дверь.
        Это был дядя Вацлав, который пришёл за доктором Шпачеком. Отец и дядя Вацлав скоро ушли.
        …Урок проходил необычно. Пан Краузе как будто знал, с кого начинать, и первому предложил прочитать своё сочинение Яну Шпачеку. Немного растерявшись, Ян встал, и так как крышка парты мешала ему стоять прямо, он сделал шаг в сторону.
        

        — Моё сочинение называется «Правда»,  — сказал он.
        — Читай, Шпачек,  — учтиво предложил учитель.
        — «Правда,  — начал Ян Шпачек,  — как птица. Как всех птиц нельзя посадить в клетку, так и правду невозможно скрыть от людей. Птицы любят свободу и могут парить в необъятном небе. Человек тоже любит свободу. Я люблю правду и свободу. Я бы хотел не только для себя, но и для всех людей на земле правды и свободы. Недавно я читал в листовке на стене, что Россия воюет за правду. Если это так, то её нельзя скрывать. Но я войну не люблю, она есть несчастье. Я читал книжку о Яне Гусе. Он был храбрым, любил правду. Этого героя я полюбил так же, как люблю правду. Поэтому я бы хотел быть таким же, как Ян Гус».
        Всё время, пока Ян Шпачек читал своё сочинение, пан Краузе неслышно ходил между партами, едва сдерживая свой гнев на этого мальчишку, которого в душе уже давно считал «красной бациллой». Однако пан Краузе сдержал свой гнев. «Дети  — это зеркало души своих родителей»,  — думал пан Краузе и продолжал внимательно слушать Яна Шпачека.
        Ян читал своё сочинение, а думал об учителе. Думал о том, что, наконец, весь класс увидит сейчас настоящего пана Краузе и уже не будет таким доверчивым к его внешней доброте и задушевности. Но этого не произошло. Пан Краузе, как всегда, спокойно и кротко сказал:
        — Садись, Ян Шпачек. Сочинение у тебя получилось очень интересное.
        Ян Шпачек, разочарованный, красный, сел на своё место. В классе стояла такая тишина, что он совершенно отчётливо слышал, как бьётся его маленькое сердце.
        В других сочинениях были не менее интересные «находки» для пана Краузе, и он предложил старосте класса собрать тетради «для проверки».

* * *

        Доктор Шпачек принял пана Краузе, как он привык принимать своих постоянных клиентов. Когда учитель вошёл в дом, они обменялись приветствиями, познакомились и сели у маленького круглого столика.
        — Чем могу быть полезен, господин Краузе?  — мягко спросил доктор.
        — Я к вам по очень важному делу, доктор,  — любезно улыбаясь, ответил пан Краузе.  — Учитель должен беспокоиться за своих учеников.
        — Это в высшей степени приятно, господин Краузе. Знаете, мы сейчас все так заняты, что, откровенно говоря, у меня нет времени заниматься единственным сыном, а у вас их много и вы находите время… Я, видите ли,  — продолжал доктор,  — сейчас работаю в офицерском госпитале, но и дома у меня тоже уйма заказов. И вы знаете, господин Краузе, честное слово, нет времени даже для сна. Так много работы. Отказывать  — не могу, а сделать всем во-время  — значит не жалеть себя.
        — И всё-таки, господин Шпачек, я должен прямо сказать, что сыном вы должны интересоваться. Вы полюбуйтесь, к чему приводит бесконтрольность родителей.
        Пан Краузе подал тетрадь Яна.
        Пока доктор Шпачек читал, пан Краузе наблюдал за ним, рассчитывая уловить на лице доктора хоть какие-либо признаки растерянности, удивления или страха за поступок сына. В свою очередь, доктор, чувствуя внимательный взгляд учителя на себе, думал не о содержании сочинения сына, а о том, чтобы не выдать своего волнения.
        «Визит пана Краузе, конечно, не случаен,  — думал доктор Шпачек.  — Он, разумеется, догадался, с кем имеет дело». Но доктор Шпачек на хорошем счету у самого шефа гестапо. Именно от гестаповского начальства ещё вчера вечером доктору стала известна история в школе. Он только не знал содержания написанного сыном, не знал о том, что пану Краузе поручено быть у него. Вообще это ловко придумано. Учитель Краузе идёт к отцу ученика. Попробуй заподозрить его в чём-нибудь дурном.
        — Вы знаете, господин Краузе, это просто листовка подпольщика!  — откровенно сказал доктор, кладя тетрадь на стол.
        — Я тоже так думаю, господин Шпачек.
        — Но что нам делать, когда эти листовки, эта пропаганда всюду? Вы знаете, как-то на днях я отобрал у сына листовку. Спрашиваю: где взял? Отвечает: «Содрал со стены». Вот откуда все эти детские шалости.
        — Но согласитесь, доктор, подобные шалости опасны.
        — Да, конечно, очень опасны. Чувствую, что придётся заниматься сыном по-настоящему.
        На прощание доктор поблагодарил учителя, и внешне они расстались очень вежливо. Но как только пан Краузе вышел, доктор Шпачек снова обратился к сочинению сына. Всё было бы ничего, если бы не вопрос о войне. Доктор подумал: «Какие тонкие сети расставляет гестаповец Краузе, чтобы ловить неопытные души доверчивых ребят». Он решил, что с Яном говорить нужно совершенно серьёзно, говорить языком правды. Но больше всего его тревожило другое. Сейчас, конечно, гестаповцы не оставят его дома без внимания. Нужно немедленно доложить подпольному комитету о случившемся и принять срочные меры. Дело с сыном вдруг приобрело серьёзное значение для большой и важной работы доктора Шпачека в подпольном комитете.
        Улыбка на лице пана Краузе сразу исчезла, как только за ним закрылась дверь квартиры Шпачека. Шагая по уютной и тихой улице Градчан, гестаповец размышлял: «Или этот доктор действительно только и способен рвать зубы, или такой хитрец, что не сразу раскусишь. Одно несомненно: надо присмотреться к нему…»

        «ГЕНЕРАЛЬНОЕ СРАЖЕНИЕ»

        У Серёжи Серова много забот. Две группы тимуровцев ещё утром в воскресенье, в день игры, должны по решению пионерской дружины помочь семьям фронтовиков. Одна группа привезла сено и сметала его на сеновал в доме работницы завода, муж которой воевал на Ленинградском фронте. Другая  — отвозила собранные подарки для детей, эвакуированных из Ленинграда и находившихся в детском санатории в пяти километрах от города. Эту группу возглавлял Серёжа.
        В крепости «Берлин» ещё с утра достраивались две башни, одна для установки знамени, другая для командира отряда. В крепости «Сталинград» было тихо, но в двенадцать часов дня для охраны её был выставлен пост. Володя Серов и Юра Громов по переменке охраняли крепость.
        Наблюдатели «зелёных» вдруг заметили, что у наружных стен крепости «Сталинград» на белом снегу появились жёлтые пласты соломы.
        — Тоже мне!  — с издёвкой произнёс Ваня.  — Боятся в снег падать, так соломенную подушку подстелили.
        Но тут Ваня явно не дооценил одну из хитрых уловок противника. Серёжа и его товарищи полукольцом прорыли перед крепостью канаву, а сверху набросали прутьев и закрыли соломой. Получилось отлично. Даже сами «красные» не могли сейчас точно определить, где именно прорыта канава.
        Ровно к двум часам дня представители отрядов сошлись на нейтральной земле, в центре оврага около торчавших из снега голых веток кустарника. «Зелёных» представляли Ваня Спицын и Саша Храмов, «красных»  — Серёжа Серов и Юра Громов.
        Ваня, сероглазый, с широким добродушным лицом, плотный, низкорослый, насупившийся и важный, шёл впереди. За ним шагал его заместитель, ленинградец Саша, худенький, рослый, черноглазый, немного застенчивый, но улыбающийся, словно он хотел подчеркнуть всем своим видом, что серьёзного ничего тут нет, игра есть игра.
        Серёжа был при полной боевой выкладке. На груди висел бинокль, и это сразу внушило Ване уважение к своему «противнику». Серёжа был не менее важен, чем Ваня, но всё же не мог погасить окончательно свою ясную, приветливую улыбку, так что Саша даже подумал про себя: «Вот бы мне у него быть заместителем»… Но заместителем командира «красных» был Юра Громов. Худенький, но не высокий, с писклявым голоском, с глазами неопределённого цвета, он сейчас особенно старался важничать перед Ваней, которого всегда побаивался.
        Встретившись в овраге, представители сторон обменялись приветствиями и приступили к делу. Совещались недолго. Ещё накануне Ваня и Серёжа выработали условия игры. Сегодня только предстояло обменяться «ратификационными грамотами». «Зелёные» отдают свой экземпляр за подписью командира и заместителя «красным», «красные» свой, так же с подписями  — «зелёным». С этого момента отряды вступали в эру чисто официальных отношений.
        Получив экземпляр правил от «зелёных», Серёжа и Юра вернулись в свою крепость. Серёжа выстроил отряд и прочитал условия игры. Они гласили:

        «1) За час до игры оба отряда поднимают свои флаги на башнях крепостей. У «зелёных»: флаг зелёный с тремя чёрными полосками и надписью «Берлин», у красных: флаг красный с изображением чайки и надписью «Сталинград».
        2) Бой разрешается только снежками и борьбой («рукопашная схватка»). Упавший выходит из игры.
        3) Крепость противника может быть разрушена любыми путями: нападением в открытом бою, хитростью и любым обманом противника.
        4) Оба отряда могут направлять друг к другу своих разведчиков, лазутчиков и применять любые хитрости для победы.
        5) Захваченные в плен из игры выходят.
        6) Оба отряда имеют равное количество участников в игре.
        7) Командиры и заместители выходят из игры только после второго падения.
        8) Отряд, потерявший знамя, считается побеждённым.
        9) Бой начинается на рубеже оврага.
        10) В 16 часов 00 минут, как только будет дан общий сигнал горниста, бой считается начавшимся. За пятнадцать минут до начала боя каждый отряд может поступать со своим флагом как угодно, то-есть прятать (в пределах крепости) или оставлять его на башне».

        Прочитав условия игры, Серёжа обратился к отряду с короткой речью:
        — Считаю, что нам нелегко будет выиграть сражение. Противник у нас сильный и поэтому в разведку назначаю своего заместителя Юру Громова. Пусть сам выбирает себе помощника и, кроме того, в его распоряжение поступает Дружок. Задача: выкрасть или с боем забрать знамя у «зелёных». Как действовать дальше  — разъясню позднее. Остальным выходить на край оврага и ждать сигнала. Охрана крепости  — за моим резервом. Знамя убирать не будем. Боем руковожу я. Цель отряда: заманить «зелёных» к нашей крепости через канаву, замаскированную соломой. Всем понятно?  — спросил командир.
        — Всем!  — дружно ответили «красные».
        — А теперь споём боевую песню, пока противник не прогорнил начало боя.
        Серёжа присел на санки, на которых возили солому, и, растянув меха своего старенького баяна, запел:
        Слушай, рабочий,
        Война началася.
        Бросай своё дело  —
        В поход собирайся!

        И весь отряд подхватил:
        Смело мы в бой идём
        За власть Советов
        И как один умрём
        В борьбе за это…

        В крепости «Берлин» раскрыли рты. «Зелёные», конечно, знали, что делается у противника, но что в крепости «Сталинград» такое веселье, когда надо готовиться к бою, им казалось непонятным.
        — Уж веселились бы, когда мы их поколотим,  — комментировал свои наблюдения командир «зелёных».
        Но музыка и песня неслись над снежными просторами, отвлекая «зелёных». Одни слушали с завистью, вот, мол, у «красных» весело, а у нас не очень-то; другие, вдохновившись боевой музыкой, усердно готовились к «сражению».
        До начала «генерального сражения» оставалось не больше десяти минут. Ваня всё предусмотрел. Двое оставались в крепости для охраны. Флаг после сигнала решено было спрятать так, чтобы никто никогда не мог найти его. Наступать «зелёные» решили всем отрядом, враз навалиться на крепость «Сталинград» и разрушить всю до основания. Было рассчитано всё до мелочей, кто заваливает правую сторону, кто левую, кто фронтальную. Сам же Ваня имеет главную задачу: завязать схватку и, дважды поборов Серёжу, вывести его из игры и заполучить знамя «красных»…
        — От крепости «Сталинград» идёт связной!  — доложил наблюдатель командиру «зелёных».
        — Волнуются, идут узнавать насчёт сигнала,  — заключил Ваня, продолжая важно стоять на башне своей «твердыни».
        Юра Громов не спеша шёл к крепости «Берлин» как связной своего отряда. По дороге он думал о самом важном. Ещё вчера Серёжа строго-настрого наказал: Дружка не кормить. «Пойдёшь к «зелёным»  — попробуй тонкий кусок мяса пристроить к их флагу… Если они зароют флаг, то Дружок поможет нам найти его». Но как это сделать? Юра, да и сам Серёжа не представляли себе этого, и всё же мясо приготовили, Дружка не кормили.
        Юра пришёл в лагерь «противника» как раз в тот момент, когда флаг уже был спущен и Саша Храмов снимал его с древка. У Юры мелькнула мысль: сейчас он начнёт свёртывать флаг. Нельзя ли как-нибудь завернуть кусочек мяса, который у него в кармане уже давно растаял?..
        — Мой командир приказал сообщить, что мы к бою готовы!  — серьёзно доложил Юра, поглядывая на знамя противника.
        — Если вы готовы, мы можем горнить хоть сейчас,  — ответил Ваня.
        — Сколько времени?  — спросил Юра.
        — Пятнадцать часов пятьдесят пять минут,  — важно глядя на часы, сообщил помощник командира «зелёных» Саша.
        Юра подошёл к нему ближе. Отряд «зелёных» выстраивался у внешних стен крепости, но внутри ещё оставались Ваня, стоявший на башне, его помощник Саша, сидевший на корточках и свёртывавший флаг, и Юра  — связной «красных». Он присел тоже на корточки к Саше и, как бы рассматривая флаг и щупая его незаметно, спросил:
        — Вы решили флаг прятать?
        — А вы?  — повернув голову в сторону Юры, спросил Саша.
        — Мы, пожалуй, не будем прятать. У нас башня высокая,  — растягивая слова и действуя рукой, сказал Юра.
        Это сообщение поразило Сашу, и он пристально уставился на Юру, не замечая, как тот завёртывает в их флаг кусочек размякшего мяса. Вся эта операция заняла не более полминуты. Юре было приятно, что он обхитрил ротозея Сашу, который так долго смотрел на него, чтобы определить  — правду ли говорит он.
        — Если не хочешь быть в плену, уходи, сейчас дам сигнал «к бою»,  — важно сообщил Ваня, обращаясь к связному «красных».
        Юра стремглав вылетел из крепости, думая: «Теперь и удирать можно». Подбегая к своим, Юра услышал звуки марша, исполняемого на баяне.
        «Бой» начался.
        — Юра, ты берёшь двоих ребят и обходными путями, через огороды, чтобы вас не заметили, нападаешь на крепость «Берлин» с тыла. Мы,  — продолжал Серёжа,  — отвлекаем отряд «зелёных» на себя, постепенно отступаем и заманиваем в ловушку. Остальное зависит от вас, но без знамени не возвращаться. Дополнительная помощь будет прислана…
        — А я уже кусочек мяса завернул в их флаг,  — лукаво улыбаясь, доложил Юра.
        — Молодец!  — похвалил командир и поднялся на башню крепости с биноклем в руках.
        «Бой» в овраге уже развернулся в полную силу. Ваня решил: «Раз на крепости «Сталинград» флаг не снят, значит, половина отряда будет его охранять. Мы их перехитрим»,  — думал он, убеждаясь в правильности своего решения наступать всем отрядом.
        Коренастый, коротконогий командир «зелёных» не поспевал за своим отрядом, но и сзади кричал что есть силы:
        — Строй не растягивать!
        Первые бегуны «зелёных» уже забрасывали снежками «красных». Володя Серов, получивший строжайший приказ не увлекаться борьбой, оказывая достойное сопротивление «противнику», начал медленно отходить.
        Серёжа стоял на башне и видел, как ловко Володя ведёт задуманное отступление. Правда, двое ребят уже упали, то-есть вышли из игры, но зато и у «зелёных» тоже упали двое…
        Отряд Вани азартно теснил «красных». Серёжа, наблюдавший за «боем», с удовлетворением отмечал, что всё идёт отлично. Правда, левый фланг не успевает отступать; Володя, очевидно, малость растерялся, торопится, но чувствовалось: как только его отряд преодолеет подъём оврага, ему сразу будет легче бомбить снежками «зелёных», которым предстоит подняться по склону оврага. И всё-таки Серёжа послал своего связного с приказом:

        «Отступать медленно, не торопясь, изматывая живую силу «зелёных».

        Юра со своей группой уже миновал огород и свернул в сторону крепости. Там остались только двое: Саша Храмов и Женя Шлагин, сильный и ловкий мальчик. Серёжа видел, что Юра горячится и, пожалуй, подойдёт к крепости «противника» преждевременно. Если Ваня их заметит, он сейчас же часть ребят бросит на спасение своей крепости. Эх, как это Юра сам не догадается, надо бы помедлить. Но Серёжа сейчас уже ничего не мог сделать, Юра, проворно вытаскивая валенки из сугроба, бежит к крепости «противника». Дружок на поводке тащится за Юрой. Увидев собаку, Серёжа улыбнулся и подумал: «А вдруг унюхает мясо?»
        Отряд «зелёных» уже выбрался из оврага. Если бы не надежда Серёжи на замаскированную канаву, вырытую полукольцом перед крепостью, то, пожалуй, Ваня, наступавший единым, собранным кулаком своего отряда, был бы прав в выборе тактики.
        До крепости «Сталинград» оставалось не более ста метров. Серёжа волновался, но тем не менее, как и было намечено, дал приказ резервной группе стороной бежать к крепости «Берлин». Судя по всему, там уже шла свалка, Юра со своей группой скрывался в яме у старой мельницы.
        Ваня заранее торжествовал… Он уже думал, что бой выигран, и кричал, что есть силушки: «Ура!» Отряд, ободрённый командиром, повторял: «Ура! Ура! Ура!» Мягкие комья снега «зелёных» летели со всех сторон. «Красные» продолжали оказывать отчаянное сопротивление, отступая под давлением дружной стены «зелёных». В отряде «красных» оставалось всего пятеро, так как двое вышли из игры при отступлении.
        Серёжа приказал Володе: «Держись левой стороны!» А сам бросил бинокль и, так как крепости «Сталинград» угрожала опасность, кинулся навстречу «противнику» с правой стороны, где находился Ваня. Но командир «зелёных» понял замысел Серёжи, перебежал к центру, где было ядро его отряда из наиболее сильных ребят. «Зелёные» с полной уверенностью в победе шли напролом.
        — Вперёд, на штурм крепости!  — командовал Ваня.
        Но в это время отряд «красных» разделился на две группы, одна группа бросилась к левой стороне крепости, в обход условленного места, засыпанного соломой, другая, во главе с Серёжей  — к правой. Ваня отдал команду:
        — Громи! Ломай!..
        — Ура!  — раздались крики в его отряде. Но в это время почти одновременно Ваня и ещё четверо «зелёных» провалились в замаскированную ловушку.
        Отряд «зелёных» сразу уменьшился наполовину, штурмовать крепость было некому. Серёжа довольный ходом игры, снова поднялся на башню командира. Его отряд сейчас стал равен отряду противника и успешно продолжал отбиваться. Ваня сообразил, что ему больше уже нельзя падать, иначе он выйдет из игры. Надо собраться с силами и попытаться вывести из боя командира «красных».
        Между тем в крепости «Берлин» шла схватка. Женя Шлагин и Саша Храмов оказали достойное сопротивление группе Юры, и если бы не во-время подоспевшая вторая группа «красных», трудно было бы сказать, кто победит. Но у «красных» был явный численный перевес, и они сейчас же начали разваливать крепость.
        Когда вторая группа отряда «красных» ворвалась в крепость «Берлин», Женя был взят в «плен», а Саша выведен из строя. Его вывели из крепости и начали допрашивать, где спрятано знамя, но он только улыбался и повторял:
        — Сами найти не сможем!
        — Иди, Дружок, иди!  — кричал Юра, оставшийся в крепости противника, но Дружок лениво помахивал хвостом и глядел умильными глазами, как бы говоря: «И чего этому смешному мальчишке от меня надо?»
        — Дружок не по закону в игре!  — кричал Саша.  — Мы протестовать будем.
        Всё же, когда Юра начал палкой разгребать снег, не переставая требовать от Дружка поиска, собака вдруг сунула морду в снег, фыркнула и начала усердно его разгребать лапами. Юра понял: флаг здесь. Мясо было отдано Дружку, а знамя Юра положил за пазуху. Выходя из крепости «Берлин», он схитрил, обращаясь к пленному Саше:
        — И куда вы только запрятали своё знамя?..
        В крепости «Сталинград» продолжалось сражение за отрядное знамя. Ваня подбежал к башне, на которой стоял Серёжа Серов, и схватил его за полу полушубка. Серёжа упёрся одной ногой в стену, рассчитывая, что шуба выдержит, и резко рванулся назад. Ваня предвидел это и выпустил из рук полу. Серёжа свалился с башни. Вскочив на ноги, он бросился на командира «зелёных», рассчитывая свалить его и таким образом вывести из игры, но это оказалось нелёгким делом. Ваня боролся с достоинством. Не известно, чем бы кончилась их борьба, но подоспевший Юра помог своему командиру уложить Спицына в снег. Как только Ваня поднялся на ноги, Юра торжествующе радостно сверкая глазами, вынул из-за пазухи зелёное знамя с чёрными полосками и подал его своему командиру, доложив:
        — Приказ выполнен. Крепость «Берлин» разрушена, знамя вручаю!
        Командир «зелёных», изумлённый тем, что их знамя оказалось в руках щуплого Юры, очень обиделся на Сашу за его ротозейство, однако поднялся на башню крепости «Сталинград» и прогорнил сбор. «Зелёные» признали себя побеждёнными, но Ваня заявил:
        — Не очень-то радуйтесь. В другой раз и мы победим!

        ВСЁ ДЛЯ ФРОНТА

        — И что ты за человек несознательный,  — чуть не плача, упрекал Юра свою семилетнюю сестрёнку Леночку.  — Тебе же говорят, что я иду на пионерский сбор. Вопрос у нас военный, понимаешь, фронтовой вопрос.
        — Опять играть в войну пойдёшь, а я дома сиди. Мама же тебе сказала, чтобы ты меня не оставлял одну,  — возражала Леночка.
        — Не играть в войну, а решать военные вопросы. Я пионер, понимаешь, я должен быть на сборе!
        — Я не останусь, вот и всё! Я одна боюсь.
        — А ты ложись спать, Ленка, и спи себе спокойно. Я закрою тебя на замок и конфет принесу.
        Конфеты, обещанные Юрой, как будто подействовали на Леночку, но когда она легла на кровать и Юра закрыл её с головой, она пришла к выводу, что всё равно уснуть не удастся.
        Юра собирался. Он надел новую рубашку, подвязал пионерский галстук, радуясь, что уговорил сестрёнку. Но девочка неожиданно отбросила одеяло и категорически заявила:
        — Юрка, я не буду спать. И конфет мне твоих не надо. Ещё светло, а ты спать заставляешь.
        — Ну, и противная же ты девчонка,  — возмутился Юра.  — Не будешь спать,  — играй!
        — Сам ты противный, но не уходи, буду реветь!
        — Ну я тебя, как порядочную, Леночка, прошу: усни, поспи с часок, а когда я вернусь, разбужу тебя.
        Тоненький голосок Юры сделался особенно нежным. Леночке понравилось это. Но она знала, что уснуть не сможет. Юра подошёл к её кроватке и ещё мягче заговорил:
        — Хочешь, Ленка, я научу, как надо быстро уснуть?
        — Как?  — с интересом спросила она.
        — Накройся одеялом.
        — Я, Юрка, накрылась.
        — А теперь повторяй за мной: один слон да один слон  — будет два слона. Два слона да один слон  — будет три слона. Три слона да один слон  — будет четыре слона…
        Леночка добросовестно повторяла за братом и думала: «Ну, и чудак Юрка». Но у самого Юры терпения хватило только на четыре слона. Он перестал считать и сказал:
        — Вот так и считай слонов. Как до сорока досчитаешь  — сразу уснёшь. Только ты считай не вслух, а про себя и медленно. Хорошо?
        Вместо ответа Леночка шопотом считала. Обрадованный Юра поспешно собирался уходить. Только, как назло, пропал где-то ключ. А когда он был найден, Леночка вдруг снова сбросила одеяло и простодушно сказала:
        — Юрка, я сорок пять слонов насчитала, а всё равно не уснула, и ты не уходи.
        Вместо бесполезного разговора с Ленкой Юра только и мог произнести горькое «ох». Ему, действительно, было горько и обидно. После занятий они договорились сегодня же, в семь часов вечера, собраться в пионерской комнате школы и решить вопрос о покупке танка. Это предложение Серёжа держал в тайне. Он своему звену по секрету сказал: «На сбор приходить с деньгами, у кого сколько найдётся, чтобы первыми открыть список по сбору средств на танк». И вот теперь рушилось всё. Леночка, эта непутёвая девчонка, не хочет оставаться дома одна. Но не может же Юра из-за неё подводить своих товарищей. Обидно было ещё и потому, что Юра Громов рассчитывал первым внести свои сбережения на танк. Он ещё в обед расковырял гипсовую копилку-зайца и вытряс из неё около десяти рублей, да своих денег у него накопилось рублей двадцать, да у мамы выпросил тридцать рублей. Деньги большие, шутка ли сказать, больше шестидесяти! И, конечно, Юра был бы одним из первых. «Кто ещё может внести так много?»  — думал он, сидя на табуретке, одетый и расстроенный.
        Часы с кукушкой упрямо продолжали отсчитывать секунды и минуты.
        Времени оставалось совсем мало, но Юра так и не решил, как ему быть. Уйти  — Ленка будет реветь на весь дом, от мамы опять будет взбучка. Отпроситься у мамы тоже нельзя: она работает во второй смене и вернётся поздно.
        — Вот что, Ленка,  — решил Юра,  — собирайся со мной!
        — А куда мы пойдём, в кино?  — обрадовалась девочка.
        — Я же сказал тебе, дурёха, что на пионерский сбор, танк покупать будем.
        — Покупать танк?! Настоящий?  — обрадовалась сестрёнка.
        — Да, танк, настоящий танк.
        — И я хочу танк купить, Юра. А сколько надо денег на танк?
        — Сколько есть, столько и давай!
        — У меня пять рублей, мама дала на завтраки в школу.
        — С тебя и этого хватит!  — не очень охотно ответил Юра, побаиваясь, как бы Ленка не бросилась к копилке-зайцу, у которой было выдавлено дно (копилка считалась общей).
        Но Леночка не вспомнила про копилку. Она поспешно собиралась, ведь Юра мог передумать и не взять её с собой.
        Сбор пионеров открыл старший пионервожатый:
        — Слово для доклада имеет пионер Серёжа Серов.
        Ваня и Женя захихикали. Кто-то дёрнул Ваню сзади, но он не смутился и полушепотом произнёс: «Тоже мне, докладчик»… Потом повернул голову к товарищу и добавил: «Смотри, Серёжка красный, как рак. Это ему не в снежки побеждать».
        Но Серёжа робко подошёл к столу, накрытому красным полотном, раза три крякнул, положил какие-то бумаги на стол и застенчиво начал:
        — Ребята! Мы недавно очень хорошо провели военную игру. Эта игра, конечно, дело неплохое. Мы на деле проверили нашу ловкость, смекалку, и немного закалились физически. Выиграли «красные», то-есть мы, победили, потому что назвали себя «сталинградцами». Сами знаете, сталинградцев победить нельзя.
        Ваня ёрзал, сидя за партой в третьем ряду, и думал: «Расхвастался. Подожди, ещё так налупим, что и рта не раскроешь, и называться сталинградцем больше не дадим».
        Серёжа продолжал:
        — Но вот мы здесь играем, а в мире идёт война. Очень жестокая война. Вчера мы прочитали в газете «Комсомольская правда» статью о том, что гитлеровские палачи уничтожили в Чехословакии деревню Лидице и всех взрослых людей этой деревни, а детей до четырнадцати лет, наших товарищей, угнали в концлагери. До войны я был в Артеке и там познакомился с мальчиком-чехом. Его звали Ян. Может, этот мальчик, мой друг, тоже попал фашистам в лапы… Я думал об этом всю ночь. И выходит, что нам надо на деле помогать Красной Армии, чтобы она скорее разбила фашистов. Тогда опять все станут жить хорошо, как до войны.
        Серёжа сделал паузу и неожиданно перешёл на свои, школьные дела:
        — У нас в классе много хороших ребят, но у нас ещё есть ученики, которые имеют двойки и тройки. У нас в классе есть такие, которые обижают слабых, и такие, которые считают, что вымыть пол дома  — позор.
        Ваня ещё больше заёрзал. Вчера мама попросила его вымыть пол, а он сказал, что он не девчонка и грязными делами заниматься не станет. Но больше всего Спицына возмутило то, что Серёжа говорит об этом на пионерском сборе. «Пусть он только назовёт меня, я ему обязательно всыплю».
        Серёжа продолжал:
        — Я так думаю, ребята, нам нужно от военных игр переходить к настоящим пионерским делам. Вот наше звено тимуровское. Мы помогли старикам Зиминым, жене фронтовика Захаровой, собрали подарки ребятам, эвакуированным из Ленинграда. Но мы можем сделать во много раз больше.
        В зале уже стали перешёптываться. Женя Шлагин сказал, обращаясь к Ване:
        — Я думал, что мы сегодня устроим вечер-встречу с фронтовиками, а тут опять собрание, опять Серов хвастает, что его звено победило в военной игре.
        После краткой паузы, пока Серёжа искал какую-то бумажку, ребята начали шуметь, но старший пионервожатый сказал:
        — Ребята! Прошу соблюдать тишину. Сейчас будем решать очень важный вопрос.
        Серёжа вышел из-за стола, подошёл поближе к свету, так как электрическая лампочка светила желтовато-бледным светом, а ему, видимо, надо было что-то читать.
        — Сегодня в газете,  — сказал он,  — написано:

        «Весенние ветры разнесли по уральским городам, колхозным селам, заводам, рудникам и шахтам радостную весть: уральцы создают свой добровольческий танковый корпус. С восторгом приняли эту радостную весть уральцы. Они решили, а правительство, ЦК партии и товарищ Сталин поддержали их инициативу: трудящиеся Урала сами сделают танки, снаряды, пушки, на свои средства купят всю боевую технику и, главное, всё это сделают сверх плана и в неурочное время. Более того, уральские танки поведут в бой уральцы-добровольцы, чтобы выполнить приказ товарища Сталина, очистить нашу Родину от фашистских оккупантов».

        Серёжа, вспотевший и взволнованный, снова вернулся на прежнее место за столом. И пока он вытирал платком лицо, пока он собирался с мыслями, Ваня вдруг понял, что он снова опоздал со своим предложением. Он уже хотел поднять руку и сказать, что он давно думал о том, как помочь фронту, но в это время Серёжа заключил:
        — Я, ребята, предлагаю пионерам нашего города собрать деньги и купить свой танк. Лично я думаю так: мы объявим сбор средств на покупку танка, а когда соберём деньги, нам помогут в обкоме комсомола купить танк. Мы уже узнавали, и мы можем купить, если только все возьмёмся за это дело дружно.
        Серёжа ещё не успел сесть, как к столу подошла Леночка и неожиданно для всех сказала:
        — Я хочу купить танк!
        В зале все засмеялись, но Леночка, роясь в карманах, вынула пять измятых рублёвых бумажек, положила на стол и совершенно серьёзно заявила:
        — Пишите, меня зовут Леночка Громова, хочу купить танк для Красной Армии.
        В зале снова засмеялись, но старший пионервожатый начал аплодировать. Его поддержала вся пионерская комната.
        Не успела Леночка отдать свои деньги, как сразу человек восемь подошли к столу. Вторым, волнуясь и выворачивая карманы, выложил на стол сто рублей Володя Серов. За ним записали Юру Громова. Он внёс шестьдесят рублей и был очень огорчён, что попросил у мамы так мало денег.
        Серёжа еле успевал записывать. Первыми подходили пионеры его звена. Это очень обижало Спицына. Он, конечно, очень рад, что пионеры и школьники купят танк, но ему было обидно, что его опередили. Ведь он давно думал об этом, но докажи теперь, что он придумал первым! У него даже копейки с собой нет, а тут какая-то Леночка, эта писклявая девчонка, первой внесена в список. Думая об этом, он подошёл к столу и важно заявил:
        — Серёжа, пиши меня первым, я внесу двести рублей. Мой папа стахановец, и мы даже облигации можем добавить.
        — Деньги с собой?  — просто спросил Серёжа.
        — Деньги завтра,  — сконфуженно ответил Ваня.
        — Ну, завтра, Ваня, я тебя и запишу.
        — Первым?  — спросил Ваня.
        — Почему же первым?  — задал вопрос Юра, как всегда прячась за спину Серёжи.
        У стола толпились и шумели возбуждённые ребята. Когда, наконец, удалось несколько утихомирить шумевших, Серёжа сказал:
        — Вот все вы кричите наперебой и не поймёшь, кого слушать, а деньги уже никто не вносит. Я думаю, что сегодня мы сделали только начало. Завтра мы продолжим сбор, а сегодня давайте поговорим о другом.
        В зале постепенно снова наступила тишина. Ободрённый Серёжа продолжал, как настоящий вожак:
        — Я предлагаю, ребята, решить вопрос: как мы назовём свой танк?
        Из середины зала кто-то крикнул:
        — «Гвардия»!
        — Нет, предлагаю назвать «Суворов»!
        — Лучше «Уралец»!
        Снова поднялся шум. Леночка забралась на стул и кричала таким звонким голоском, что даже Ваня решил, что ему нечего связываться с этой писклявкой.
        — Моя мама тоже облигации внесёт!  — кричала Леночка.  — А танк надо назвать «Уралец»!
        — Облигации, облигации,  — передразнил Ваня.  — Подумаешь, важность!
        — А его папа танки делает,  — перебил Леночку Женя, стремясь поддержать товарища.
        — Тише, ребята, ти-ише!  — кричал старший вожатый.
        Ему, наконец, удалось добиться тишины, и когда стало тихо, он сказал:
        — Порядок такой: каждый вносит своё предложение, а все слушают и обсуждают его. Кто первый имеет слово?
        — Я хочу сказать,  — горячился Ваня.  — Раз решили покупать танк мы, пионеры, значит, предлагаю назвать танк «Пионер»!
        — Правильно!  — поддержал Женя.
        — Точно!  — кричал Саша.
        — Я, ребята, предлагаю назвать так: «Пионерский танк»  — предложил Володя Серов. В зале снова стало шумно.
        — Правильно!
        — Согласен!
        — Давай голосовать!
        Пока шли горячие споры о том, как назвать танк, и пока, наконец, дошли до голосования, никто не замечал учителя Фёдора Тимофеевича. Он сидел где-то сзади, волнуясь, гладил седую бороду, снимал большие роговые очки и вытирал платком глаза. Несколько раз он улыбался и даже смеялся от души со всеми ребятами, особенно когда Леночка первой подошла к столу и заявила, что хочет купить танк. Но всё это время он не переставал наблюдать за Серёжей, который очень нравился ему, как организатор, как вожак. Приятно было старому учителю видеть, как горячо и вместе с тем деловито решают большое дело его питомцы.
        — Разрешите слово,  — вдруг сказал Фёдор Тимофеевич и подошёл к столу.
        В зале стало тихо.
        — Сегодня Серёжа Серов обратился в дирекцию школы с этим предложением. Мы посоветовались в райкоме комсомола, в горкоме партии и нам сказали, что инициатива пионера Серова заслуживает самой широкой поддержки пионеров и школьников не только нашей школы. Это большое патриотическое дело.
        — Ребята!  — сказал учитель пионерам.  — Я думаю, что вы решите правильно, назвав свой танк «Пионер». Это предложение поддержат все учителя.  — Фёдор Тимофеевич сделал паузу, поправил очки, хотя они сидели на переносице совершенно правильно, и добавил:
        — Я думаю, что все учителя школы согласятся с моим предложением и помогут вам купить танк «Пионер». Что касается лично меня, то я из своих сбережений вношу в вашу кассу тысячу рублей.
        Все ахнули. Шутка ли, тысяча рублей! Хотели Фёдора Тимофеевича записать в список первым, но он сказал:
        — Ребята! Первой деньги внесла Леночка Громова. Пусть она и останется в списке первой. Все вы делаете большое и, благородное дело. Родина никогда не забудет вашего славного патриотического почина.

        ТАНК «ПИОНЕР»

        Наступили каникулы. Юра, Серёжа и Ваня были выбраны в «Боевой штаб» по сбору средств на покупку танка «Пионер». Собрать деньги, купить боевую машину  — стало самым большим, самым важным делом пионерской организации школы. Весть об инициативе пионерского звена Серёжи Серова облетела всю школу на другой же день.
        Городской комитет комсомола вынес специальное решение, в котором горячо одобрил начинание Серёжи Серова и его товарищей и призвал всех пионеров и школьников, комсомольцев школ города подхватить почин юных патриотов, собрать в фонд обороны Родины и на формирование Уральского добровольческого танкового корпуса как можно больше средств.
        И хотя школьников распустили на каникулы, в школе, где учился Серёжа и его товарищи, не переставал работать «Боевой штаб». В пионерской комнате было установлено ежедневное дежурство членов штаба по приёму денег на покупку танка.
        На пионерском сборе решили начать сбор металлолома, в течение недели закончить сбор денег, а затем побывать у директора завода, узнать, как купить танк, съездить к танкистам-добровольцам, познакомиться с ними и выбрать самый лучший экипаж, которому пионеры могли бы вручить свою боевую машину.
        Наконец пионеры собрались, чтобы обсудить, кто поедет на завод выбирать и покупать танк. Снова сбор проходил очень бурно. Первым взял слово Юра Громов. Смущённый, он подошёл к столу с каким-то узлом, перевязанным проволокой, и положил его у своих ног. Ваня с издёвкой громко спросил:
        — Юрка, ты что это, речь свою в узле принёс? Красота!
        Все громко засмеялись. Юра ещё больше смутился, заморгал глазами, сжался как-то и казался таким беззащитным, таким растерянным, что Володя Серов не стерпел обиды за Юру и крикнул:
        — А ты, Спицын, не ори! Пионер ты или нет?..
        Защита Володи ободрила Юру. Но говорить он всё равно не мог и молча принялся развязывать свой узел. Ребята зашептались, заёрзали на своих местах, кто-то громко засмеялся, а Ваня встал и с подчёркнутым любопытством направился к первому ряду, чтобы посмотреть, что за чудо принёс Юра Громов в своём узле. Серёжа тихо сказал Юре:
        — А не мог ты свою «музыку» раньше приготовить?
        — Я сейчас,  — оправдывался Юра и вдруг, бросив развязывать узел, громко сказал:  — Ребята, прошлый раз мы решили собирать лом в фонд обороны Родины.
        Ваня подумал: «Неужели он железки принёс на пионерский сбор?» Юра продолжал:
        — Денег у меня больше нет, а вот сбор металла я считаю важным делом. Говорят, что для танков нужна не только сталь, но и медь…
        С этими словами Юра поставил на стол, казалось, совершенно исправный медный самовар.
        — Ну, теперь и чай можно пить!  — крикнул кто-то.
        Хохот ребят нарушил весь ход пионерского сбора, но тут вмешался Фёдор Тимофеевич. Он подошёл к столу и поднял руку, совсем как на уроках. Тишина водворилась моментально. Он сказал:
        — Зря, ребята, смеётесь. Юра правильно сделал, он понял патриотическое значение вашего решения о сборе металла. Если каждый школьник и пионер нашего города сдаст один килограмм меди или по десяти килограммов железа, то металла наберётся столько, что хватит построить два танка.
        Простые, но убедительные слова учителя заставили ребят по-новому оценить поступок Юры. Даже Ваня и тот подумал про себя: «А ведь получилось здорово! Ну, и Юрка, трусишка, а сообразил, что к чему».
        — Прошу извинить, друзья, что перебил необычную речь Юры Громова,  — сказал Фёдор Тимофеевич и присел.
        — И вот,  — продолжал Юра, уже осмелев,  — я считаю, что мы все дружно начнём сбор металла, и это будет наша помощь фронту. А что касается покупки, то я скажу: купить танк  — дело серьёзное. Это вам не погремушка, а танк,  — с видом знатока продолжал говорить Юра.  — Надо, чтобы всё у танка было на «отлично»: и мотор, и башня, и пушка, и гусеницы. Не можем же мы, пионеры, покупать танк, у которого вдруг окажутся недостатки или там ещё что-нибудь. Ведь танк будет вручён лучшему экипажу, комсомольскому экипажу!
        — А как ты узнаешь, есть у него недостатки или нет?  — спросил Ваня.
        — Будем смотреть в оба, вот и узнаем,  — важно заключил Юра Громов.
        — Я думаю так, ребята,  — начал Саша Храмов.  — Танк, конечно, покупать надо с умом, правильно говорил Юра, но мы все одинаково понимаем в них. Я танки видел в Ленинграде разные, а спроси у меня сейчас, который из них самый лучший, я не отвечу. А поэтому предлагаю пригласить специалиста, ну, скажем, какого-нибудь боевого танкиста. Вместе с ним,  — продолжал Саша,  — предлагаю послать на завод Серёжу, Ваню, Фёдора Тимофеевича и Леночку Громову. А металл надо собирать всем. Юра молодец, что первый принёс медь, она тоже нужна.
        Но тут поднялся возбуждённый до предела Ваня и, волнуясь, заговорил:
        — Я протестую против Ленки Громовой. Тоже мне, нашли специалиста по танкам! Вместо неё я предлагаю Сашу Храмова. Он видел танки, стало быть, хоть чуточку знает в них толк. А то там какую-то Ленку, которая и внесла-то всего пять рублей. Я возражаю категорически.
        — Я, ребята, против предложения Вани. Сашу Храмова, правильно, надо послать. Но Леночку тоже надо послать. Она в первом классе собрала на танк «Пионер» сто пятьдесят четыре рубля. И хоть она самая маленькая, но самая активная в своём классе,  — сказал Володя Серов.
        — Правильно!
        — Послать Леночку!
        — Всех послать!
        Перед тем как голосовать, Серёжа подвёл итоги:
        — Я, ребята, предлагаю так: пошлём весь боевой штаб, Фёдора Тимофеевича, Сашу Храмова и Леночку Громову. А с завтрашнего дня включимся все в сбор металла. А танк, я думаю, мы и сами сумеем выбрать. А ещё я хочу вам сообщить о танкистах. Мы с Юрой были у добровольцев. Когда мы приехали к ним, то так и сказали: кто будет отличником в учебе, тому мы и вручим наш танк «Пионер». Ещё мы сказали им, что дадим экипажу свой пионерский боевой наказ. Я думаю, это самое главное. Вы все знаете, когда мы решили собирать деньги и мечтали о покупке танка, мальчик из соседней школы смеялся над нами, назвал нас хвастунишками, говорил, что из этого ничего не выйдет и танка нам не продадут. Но теперь вы все видите, что это дело правильное и большое. А раз мы взялись за большое дело, надо его сделать по-пионерски, хорошо.
        Серёжа сделал паузу и закончил свой рассказ о встрече с танкистами:
        — Один весёлый боевой лейтенант, по фамилии Бучковский, очень уж нам понравился. У него в экипаже все комсомольцы, все отличники, и он сам отличный командир. Он даже песни с нами пел, а когда пошёл нас провожать, то сказал: «По всем статьям, ребята, мой экипаж подойдёт для вас. Уж мы, говорит, постараемся из всех наших сил учиться военному делу так, чтобы танк «Пионер» был непременно у нашего экипажа, в надёжных боевых руках уральцев-добровольцев». Вот какое мы дело затеяли, и поэтому я предлагаю на завод послать тех, за кого будет большинство пионеров.
        Говорили почти все. И о сборе металла, и о самом главном: о покупке танка. Так и решили: танк купить в ближайшие дни, сбор металлолома объявить первоочередной задачей.
        По дороге домой Ваня, как бы по секрету, сказал своему другу:
        — Ты знаешь, Женька, ведь Юрка самовар-то того, тяпнул…
        — Ну-у?.. У кого?  — удивился Женя.
        — «У кого», у мамки.
        — Вот потеха!
        — Не потеха, а сплошная смехота. Рассказать ребятам, так Юрку засмеют. А дома ему обязательно головомойку устроят.
        Говоря об этом, Ваня надеялся, что его предположение, выданное Жене за правду, подтвердится, и тогда Юрка не станет задирать нос.

* * *

        Завод огромный. Длинные, высокие корпуса, широкие светлые окна, большие ворота в цехах, и открываются они на две половины. Заводской двор тоже большущий, весь устлан камнем да металлическими плитами. В цехах много каких-то непонятных, но интересных машин и станков. Всюду много людей, серьёзных, занятых важным делом. Стучат кузнечные молоты, гудят прессы, моторы, и тут же выходят из цехов, входят в цехи паровозы с платформами, а на них большие-пребольшие машины, только они накрыты чехлами и ничего не видно. Всё было очень интересно, но непонятно, и пионеры, конечно, сначала растерялись. Уж больно всё их захватывало, вызывало любопытство. Они пришли выбирать себе боевую машину, но танков не видно. Где они?
        Делегатов встретил в цехе директор. Высокий, очень стройный, в генеральской форме, с усами, но такой весёлый и разговорчивый, что ребятам сразу стало легче на душе. «Уж он-то, наверное, покажет нам самые лучшие танки»,  — решил про себя Ваня.
        — Может, ещё и не продаст танка,  — тихо заговорил Юра с Серёжей. Но Серёжа успокоил его.
        — Продадут, обязательно продадут.
        Когда остановились у огромного пресса, всем казалось, что вот сейчас директор скажет: «Ну, ребята, танк ваш ещё делается». Но директор рассказал немного о машине, о том, кто на ней работает, а потом как-то просто спросил:
        — Как вы, ребята, учитесь? Наверное, все отличники?
        Серёжа хотел сказать, что все, но вспомнил, что у Вани есть тройки, и ответил:
        — Нет, товарищ директор, не все, но мы сейчас выправляем дело.
        — Выправляете, значит, ребята деловые. Похвально, молодцы.
        Ну, прямо не директор завода, а учитель. Поэтому с ним легко разговаривать. Кто знает, сколько бы так тянулось, но Леночка выручила всех. Она запросто спросила у директора:
        — Вы нам танк покажете?
        — Обязательно, деточка, покажу.
        — А продадите?  — допрашивала девочка.
        — А у вас денег много?  — неожиданно спросил директор.
        — На танк хватит,  — ответил Серёжа за Леночку.
        Ваня стоял за спиной Леночки и хотел её дёрнуть за косичку, чтобы она не совалась раньше старших. Но её теперь остановить было невозможно. Ваня решил не связываться, ещё запищит, испортит всё дело. «Пусть уж сейчас как хочет, но когда выйдем с завода, дёрну её за рыжие косички обязательно»,  — подумал Ваня.
        Вышли на огромный заводской двор. Чистый, ни одной соринки на нём и такой гладкий, что хоть на самокате катись. А как только завернули за большой корпус, сразу увидели столько танков, что у ребят глаза от радости засияли.
        — Какой вам танк, друзья, нужен?  — улыбаясь, спросил директор.
        Ребята попали впросак. Заговорили все враз, кто о чём думал, но какой танк им нужно  — не знали. И опять выручила Леночка. Она уже не отходила от директора и была как бы за главную.
        — А какой лучше?  — спросила она.
        — Слишком тяжёлый нам не нужен,  — важно дополнил Ваня.  — Нам бы вроде «Клима Ворошилова»…
        Директор улыбнулся и сказал:
        — Таких мы не делаем.
        Ребята смутились. Не то сказал Ваня. На этот раз выручил сам директор. Он повёл ребят около танков. Что тут увидели ребята! Сто, нет, двести, а может быть, и ещё больше танков стояло на заводском дворе. Выбирай любой, но как можно выбирать самый лучший, когда их много и все они одинаковы, все новенькие, тёмнозелёные и ото всех пахнет краской и маслом.
        — Вот это здорово!  — не скрывая радости, произнёс Серёжа. Глаза у него сверкали, руки хотели прикоснуться к танку. Он подошёл к одному, что стоял во втором ряду с края, и начал его рассматривать. За ним к танку подошли остальные. Смотрели долго, пока директор о чём-то говорил с их учителем и секретарём горкома комсомола. Делегаты «обследовали» танк со всех сторон. Заглядывали в пушку, просили запустить мотор, повернуть башню. Всё до винтика рассматривали, щупали, проверяли. Хорошо, что мастер был добрый, не возражал, всё им показывал. Наконец. Серёжа сказал:
        — Можно, товарищ директор, поговорить нам между собой?
        — Это что, решили совет держать?
        — Ну да, совет, товарищ директор. Танк ведь  — не шутка,  — ответил Юра.
        — Конечно, конечно. Ну, посоветуйтесь.
        Когда ребята отошли в сторону, директор, обращаясь к секретарю горкома комсомола и Фёдору Тимофеевичу, сказал:
        — Вот какие строгие заказчики!
        — Да,  — тоже улыбаясь, согласился секретарь горкома,  — куда строже иного военпреда.
        По предложению Юры Громова решили так. Все танки подходящие, но сами они выбрать не могут. Пусть товарищ директор на совесть посоветует им. Какой танк самый лучший, тот они и купят.
        Серёжа объявил это решение директору, а тот вдруг засмеялся. Снова ребята было растерялись, но Леночка первая захохотала, да так звонко, что не утерпели другие, засмеялись.
        Не известно, откуда появился лейтенант Бучковский. Он доложил директору:
        — По приказу командира части прибыл в ваше распоряжение!
        — Вот покупатели танка,  — сказал директор лейтенанту.  — Для вас выбирают.
        Серёжа уже хотел подойти к лейтенанту, но тот стоял на вытяжку перед директором, и Серёже было неудобно мешать их разговору. Однако директор отошёл к танку, а лейтенант подошёл к ребятам и поздоровался. С Серёжей и Юрой за руку, как со старыми знакомыми. Он их узнал сразу. Ребята окружили танкиста.
        По просьбе Леночки и Вани лейтенант Бучковский сел в танк. Рядом с ним пристроилась и Леночка. Даже Ваня сейчас относился к ней с покровительственным снисхождением и подсадил её в люк танка. Сам же он сел вместо стрелка-радиста. Остальные забрались на броню танка, словно десантники.
        Мотор загудел, танк задрожал, но стоял на месте. Сразу вокруг стало темно. Сначала танк выбросил большие хлопья густого чёрного дыма, загудел, зафыркал, потом вздрогнул и пошёл. Ребят провезли до проходной. Там директор, прощаясь с ними, сказал:
        — Танк № 23  — ваш, но пока побудет на сохранении у завода. По первому вашему требованию будет выдан. Согласны?
        — Согласны!  — в один голос ответили покупатели..
        Все были довольны, только ребятам совсем не хотелось расставаться с директором, уезжать с заводской площадки, где стояло столько прекрасных танков и их «Пионер»  — большая славная боевая машина с поднятой в небо пушкой.
        Лейтенант Бучковский проводил пионеров до трамвая. Он сказал, что машина, которую они выбрали, отличная и что название «Пионер» ему очень нравится.
        Когда ребята остались одни, у них только и разговора было, что о танке и лейтенанте Бучковском.
        — Ах, как он танк водит!  — сказала Леночка.
        — Что это тебе лошадь, чтобы водить?  — возразил Ваня.  — Товарищ лейтенант взял за рычаги, потянул их на себя, и танк вздрогнул, а потом сам пошёл,  — заключил он.
        — А Ленка правильно сказала, танк именно водят. Я в газете читал,  — заступился Юра за сестру.
        — Правильно, Леночка у нас  — настоящий танкист,  — добавил Серёжа шутя.  — Она всё знает.

        ЖИЗНЬ СИЛЬНЕЕ СМЕРТИ

        Нелегальную типографию, находящуюся в Змихове[37 - Змихов  — рабочий район Праги.], по указанию подпольного комитета должны были перебросить в другой район. Уже несколько дней гестаповцы шныряли по всей Праге в поисках типографии. Они прежде всего бросились в рабочий район Змихов и, наверное, нашли бы её, если бы подпольщики не приняли срочных мер.
        Наступал апрель. Подпольщики готовили очередной выпуск газеты «Руде право»[38 - «Руде право»  — центральный орган коммунистической партии Чехословакии.] к празднику Первое мая. Но всё сложилось так, что типографию из рабочего района нужно было срочно перевести в более надёжное и безопасное место. Было решено разместить её в подвале небольшого частного особняка, где жил подпольщик-железнодорожник. Переносили типографию спешно, в одну из дождливых апрельских ночей. Небольшая типографская машина была перенесена на новое место по частям. Шрифты в сумках из полотна переносили двое рабочих. Когда один из них проходил по глухому переулку, где-то совсем недалеко послышались свистки полицейских. Рабочий решил, что гестаповцы устроили облаву. Он бросился в первую же попавшуюся калитку и оказался в маленьком дворике, наглухо обнесённом забором. Назад идти было поздно: в переулке уже стучали кованые сапоги гестаповцев. Тогда рабочий решил перебраться через забор. Он перебросил сумку со шрифтами, а затем быстро перепрыгнул сам. В лихорадочной спешке он не заметил, что сумка при падении лопнула по шву. Когда
шрифты были доставлены на место, то оказалось, что часть их утеряна.
        Маленький дворик с высоким забором находился поблизости от школы. Днём во время перемены кто-то из мальчиков подобрал у забора десятка два литер[39 - Литеры  — буквы для набора, отлитые из специального металла.] и принёс их в класс.
        Как всегда, ласково и спокойно пан Краузе спросил у мальчика, где он взял литеры. Тот ответил, что подобрал у забора недалеко от школы. В следующую перемену любопытные ребята, а вместе с ними и пан Краузе, «обследовали» район находки и собрали там ещё десятка полтора литер. Пан Краузе решил, что где-то поблизости есть типография или человек, у которого хранятся типографские шрифты. В ту же ночь в этом районе был устроен повальный обыск, но гестаповцы ничего не обнаружили.
        Однако в гестапо не успокоились. На другой день в доме у Франтишека Марека, который первым подобрал шрифты, был обыск. Мальчик в школу не пришёл: арестовали его отца, хотя тот не знал ничего о шрифтах. Франтишек особенно тяжело переживал всё это, считая себя виновником ареста отца. Об этом он рассказал в школе своему товарищу в присутствии Зденека Кворжика.
        Возвращаясь из школы, Зденек поделился новостью с Яном Шпачеком, а тот рассказал всё своему отцу. Этот случай полностью убедил доктора Шпачека в том, что пан Краузе  — агент гестапо и что школа является местом его грязной работы. Значит, гестаповцы не оставляют этот район без внимания. А уж теперь они приложат максимум усилий, чтобы обнаружить типографию и усилить «работу» в школе.
        И хотя типография находилась далеко отсюда, но квартиры доктора Шпачека и дяди Вацлава были в этом районе. Кроме того, вызывало тревогу ещё одно обстоятельство. Наборщику дяде Вацлаву было поручено добыть недостающие шрифты, которые он маленькими частями переносил за голенищами сапог, добывая их с большим риском.
        С тех пор как временно квартира доктора Шпачека перестала быть явочной, даже дяде Вацлаву было запрещено бывать здесь без особого приглашения или вызова. Всё это случилось после того, как Ян Шпачек написал своё сочинение и пан Краузе удостоил доктора своим посещением. Связь между доктором Шпачеком и дядей Вацлавом теперь осуществлялась только через «больных»  — специальных связных подпольного комитета  — и Яна Шпачека, который тоже время от времени выполнял поручения отца.
        После рассказа Яна об истории с литерами в школе у отца появилась срочная необходимость предупредить дядю Вацлава. Всё это произошло в субботу, а в воскресенье дядя Вацлав должен был набирать новый материал для газеты «Руде право» и бюллетеня «Мир против Гитлера», который редактировал Шпачек.
        Доктор Шпачек сидел у себя в кабинете за рабочим столиком, на котором лежали инструменты и все необходимые материалы для протезирования зубов, но ничего не делал. Он думал о том, как сложно и тяжело работать в подполье. Часы, висевшие на стене, пробили не то десять, не то одиннадцать. Доктор даже не посмотрел на них. Он думал о Москве. Вот в эту же минуту Кремлёвские куранты тоже отбивают часы и там, в Кремлёвском дворце, товарищ Сталин и его соратники разрабатывают новые удары по гитлеровской армии, изучают то, что происходит на полях великих сражений. Они руководят огромной страной, самой славной и боевой армией в мире, и всё у них получается превосходно. А он, доктор Шпачек, сидит и думает о том, как трудно быть участником даже «малой войны» с нацизмом, которую они, патриоты Праги, ведут сейчас в условиях подполья и жестокого террора гитлеровских оккупантов.
        Поймали рабочего, читавшего листовку,  — смерть. Нашли в доме типографские литеры, случайно поднятые мальчиком на улице,  — застенок и концлагерь. Обнаружили коммуниста  — пытки, виселица. Кажется, нет такого угла в Праге, где бы не было гестаповца в чёрном мундире или замаскированного агента, сыщика типа пана Краузе. И всё-таки народ борется.
        Конечно, ещё не весь народ борется, ещё слабо развёрнута эта борьба, но вести с Востока, постепенное собирание сил коммунистической партии и беспартийных активистов всё усиливают эту борьбу потому, что честные люди верят в победу, знают, что жизнь сильнее смерти. Даже дети принимают участие в этой борьбе.
        Доктор думал о сыне. Его судьбу он связывал со своей работой, жизнью. С одной стороны, страшно за него, с другой  — не будь его сочинения, не будь его рассказа о придирках и других опасных стычках с учителем, ни доктор Шпачек, ни в подпольном комитете не узнали бы так быстро о пане Краузе, ещё об одном замаскированном и опасном враге.
        За такими размышлениями застал доктора Ян, вернувшийся из школы в весёлом, беззаботном настроении.
        — Что нового в школе, Янек?
        — Ничего нового, папа.
        — Урок немецкого был сегодня?
        — Был, а что?
        — Я подумал: вам, наверное, опять сочинение задали писать?
        — Нет, у нас устный был, учились говорить по-немецки.
        — Ну, и как у тебя получается?
        — Пятёрку получил,  — небрежно, но с заметным удовлетворением ответил сын.
        Доктор давно собирался и, наконец, решил поговорить серьёзно с Яном. Поговорить начистоту. Он посмотрел на сына, улыбнулся и сказал:
        — Садись, Янек, поговорим о деле. Но разговор только между нами.
        — Я понимаю, папа. Значит, секретно?
        — Да, сынок, секретно…
        Мальчик присел рядом, на стул для больных. Ещё ни разу отец не разговаривал с ним так серьёзно.
        Отец некоторое время молчал и смотрел на сына, как бы раздумывая: «Нужно ли говорить с ним откровенно или ещё подождать?» И всё же решил открыть тайну, давно скрываемую от сына.
        — Твоя мама,  — начал отец,  — сидит в тюрьме. Ты меня часто, Янек, спрашивал, где она, что с ней, но я тебе не говорил… И если бы мы с тобой в своё время не жили в Советском Союзе, то и я бы сидел, наверное, тоже в тюрьме…  — Доктор Шпачек не сказал, что мать Яна уже казнили.
        Ян сильно побледнел и лихорадочно вцепился руками в подлокотник стула. Он долго, молча смотрел на отца, потом мрачно, с недетской серьёзностью проговорил:
        — Ты говорил, что мама нас бросила… Значит, это неправда?
        — Неправда, Янек, но я должен был так сказать. Признаюсь, тогда я обманул тебя…
        — И я обманул,  — огорчённо сказал Ян.
        — Кого?  — спросил отец.
        — Серёжу. Знаешь, он мой настоящий друг, а я его обманул…
        — Ну, это поправимо, сынок. Придёт время, и ты, может быть, опять встретишься с Серёжей, объяснишь всё, и он будет твоим другом ещё больше, чем тогда, в Артеке.
        А сам Иосиф Шпачек подумал: «Значит, действительно крепкая дружба завязалась у сына с уральским мальчиком Серёжей». Он посмотрел на Яна и удивился. У мальчика исчезла весёлость, потухли горящие голубые глаза, и весь он выглядел так, как будто ему объявили смертный приговор. До сих пор от него всё скрывали, и вот неожиданная трагическая новость. Доктор Шпачек подумал, что это будет большим ударом для сына, но решил начать разговор именно с этого, чтобы сын до конца понял всё, о чём он будет говорить дальше.
        — Твоя мать,  — продолжал отец после паузы,  — хотела для тебя, для твоих товарищей, для нашей родины счастья и свободы, боролась за то, что ты видел в Советском Союзе, боролась за новую Чехословакию, как все честные чехи, которые борются сейчас с оккупантами и фашистами… Ты меня как-то, Янек, спрашивал о войне, о честных чехах и о своём учителе пане Краузе. Теперь, я думаю, ты лучше поймёшь меня. Ты ведь теперь мальчик большой, кое-что и сам понимаешь, а это очень важно и для тебя, и для меня… Ты недавно сказал мне, что один мальчик нашёл литеры и у него был обыск дома. Этот мальчик Франтишек Марек?  — просто спросил отец.
        — Да, папа. А ты откуда знаешь?  — удивился Ян.
        — Отца Франтишека гестаповцы посадили в тюрьму. Он, вероятно, вернётся нескоро. И привёл гестаповцев на квартиру к Марекам ваш учитель, пан Краузе…
        — Но Франтишек пана Краузе не видел…
        — Конечно, пан Краузе сам не ходил с обыском, но он агент гестапо. Он донёс, и гестаповцы пришли…
        Так постепенно отец и сын разобрали все события в школе за зиму, и по каждому из них Ян получил подробное, страшное и в то же время неопровержимо убедительное объяснение. Тут были и конфеты Зденека, завёрнутые в листовку, и сочинение Яна. Были проанализированы все разговоры пана Краузе с учениками, о которых доктор знал от сына. И теперь Яну сделалось ясным всё, о чём раньше он только смутно догадывался.
        Разговор с отцом не ограничился только событиями в школе. Отец и сын вспомнили торжественное обещание пионера, которое Ян знал наизусть, письмо Серёжи, разговор о Советском Союзе и тетради Яна. Они говорили просто, говорили, как товарищи, о необходимости быть осторожным, если хочешь бороться за свободу Чехословакии. Яну никогда не было так ясно, как сейчас, что такое борьба, и он почувствовал себя сразу на голову выше своих школьных товарищей, которые не знают того, что он узнал сегодня. Но это не вызвало у него ни чувства легкомысленной гордости, ни желания похвастаться перед товарищами. Он просто повзрослел и решил, что отныне будет вести себя осторожнее и умнее с учителем, с товарищами, с каждым, с кем приходится встречаться, разговаривать.
        Больше всего Яну понравилось то, что отец с ним разговаривал, как с равным. А ещё Яну понравились рассказы отца о победах Красной Армии под Москвой и Сталинградом, о том, как честные чехи помогают Красной Армии. Был разговор и о трусах. Трус, побоявшийся за свою жизнь, за себя, всегда может погубить не только себя, но и подвергнуть смертельной опасности своих товарищей, оказаться предателем,  — заключил доктор Шпачек разговор с сыном.
        Только о своей работе доктор Шпачек пока ничего не сказал сыну. Для мальчика достаточно и того, что он узнал сегодня.
        А Ян уже думал о том, как ему быть с учителем. Сейчас он возненавидел учителя окончательно и думал, думал о том, как вести себя, чтобы не выдать правды, с которой он будет жить всегда. Но мало только верить в правду, надо и бороться за неё. Только не знал ещё Ян, как бороться…
        О многом Ян ещё хотел спросить у отца, но пришёл дядя Вацлав, которому уже сообщили, что его ждёт доктор Шпачек.

* * *

        — Дядя Вацлав, у вас зубы заболели?  — спросил Ян.
        — Болят, Янек. Ничего не поделаешь, стар я, пора и моим зубам болеть.
        У доктора Шпачека давно было заведено дело на «больного» дядю Вацлава, чтобы при случае отвести подозрения.
        Когда Яна выпроводили «погулять», доктор и дядя Вацлав присели. «Больной»  — в кресло, где только что сидел Ян, доктор  — на своё место. Они давно работали вместе и понимали друг друга с полслова. Но на этот раз доктор подробно рассказал о пане Краузе, о сыне, о последних событиях в школе со шрифтами.
        — Как у вас? Все шрифты в порядке?  — спросил доктор.
        — Сегодня принёс последнюю партию…
        — Дома?
        — Да.
        — Уберите сегодня же.
        — Будет сделано!  — понимающе ответил дядя Вацлав.
        Потом они говорили о сводке из Советского Союза, о подготовке к Первому мая. Оба, конечно, понимали, что не будет никаких торжеств, как раньше, когда улицы Праги заполнялись густыми толпами радостных людей, морем развевающихся знамён, звонкими и боевыми песнями. И всё же революционный долг требовал отметить этот великий пролетарский праздник по-боевому.
        Говорили о Юлиусе Фучике, который, по данным от верных людей из тюрьмы «Панкрац», всё ещё находится: в Праге в ожидании окончания следствия и суда… Они оба хорошо знали его, и каждый из них думал, что, наверное, допросы, на которые Фучика вызывают во дворец Петчек, в гестапо, проходят совсем недалеко от Градчан, но ни они, ни Фучик не знают подробности жизни и работы друг друга. А как бы ему было приятно знать, что газета живёт и Прага продолжает бороться.
        До праздника Первое мая времени оставалось не так уж много. Да и забот немало  — с газетой, с листовками, с распространением напечатанного. Из Кладно были получены приятные новости. Там успешно действовала группа подпольщиков. Наладилась более прочная связь с другими промышленными центрами страны  — всё это было большой, опасной, но героической работой подпольщиков-коммунистов, в которой дядя Вацлав и доктор Шпачек принимали активное участие.

        ПРОВОДЫ

        Новенькая грузовая машина «ЗИС» вырвалась из-за поворота просёлочной дороги, окаймлённой весёлыми, недавно распустившими свои яркозелёные листья берёзками, и понеслась, шурша колёсами, к лагерю танкистов. В кузове машины сидели пионеры, празднично одетые, с красными галстуками, возбуждённые предстоящей встречей с экипажем, которому они завтра вручат свой танк «Пионер».
        В центре кузова сидел Серёжа с баяном. Он играл сегодня с большим чувством, и песни, то просто весёлые, то боевые, зовущие, неслись по дороге вслед за машиной пионеров. Только Леночка Громова, сидя в кабине с шофёром, немного грустила, потому что там, в кузове, весело, а тут, в кабине, не очень. Но её посадили сюда потому, что она самая маленькая и недавно прихворнула. Когда собрались ехать, думали Леночку совсем не брать, но Серёжа Серов сказал:
        — Без Леночки нельзя. Она завтра будет читать наказ и пусть по-настоящему знакомится с танкистами, чтобы завтра не робеть…
        На опушке берёзовой рощи, обнесённой редкой изгородью, за которой раскинулся военный лагерь, стоял лейтенант Бучковский, ожидая гостей. Его экипаж находился в палатке, готовил встречу пионерам. Недалеко от палатки стоял танк, на темнозелёной башне которого было написано «Пионер». Танк был прекрасен и грозен. Его сделали из уральской стали уральские мастера оружия, и вот теперь он стоит и ждёт, когда уральские танкисты-добровольцы поведут его в бой с врагами Родины.
        Длинный стол, накрытый красным бархатом, был украшен зелёными берёзовыми ветками и подснежниками. Всё это сделал механик-водитель сержант Агапов. На противоположной от входа в палатку стене висели портреты Ленина и Сталина, любовно обрамлённые молодой хвоей. Это постарался башенный стрелок Русанов. Радист Фролов накрывал на стол. Он аккуратно расставил бутылки с фруктовой водой, небольшие вазочки с конфетами и печеньем. Всё уже было готово к приёму гостей. Танкисты Агапов, Русанов и Фролов в начищенных сапогах, ожидая гостей, стояли возле палатки.
        Пионеры, встреченные лейтенантом Бучковским, сошли с машины, построились в колонну по три и с песней направились к палатке. Впереди шли Серёжа с баяном, Ваня с пионерским знаменем и Юра с барабаном. Только Леночка да лейтенант Бучковский не были в строю. Они шли сбоку колонны, и Леночка, больше всех возбуждённая и радостная от того, что их встретил сам командир танка «Пионер», держала лейтенанта за руку.
        Когда все сели за стол, Серёжа открыл пионерский сбор. Лейтенант Бучковский рассказал об экипаже, познакомил пионеров с механиком-водителем, башенным стрелком, радистом. Двое из экипажа, Фролов и Русанов, в бой пойдут первый раз. Они работали на заводе, делали танки. Механик-водитель Агапов уже воевал  — на груди его горел орден Боевого Красного Знамени. Лейтенант Бучковский  — участник Сталинградской битвы. Всем пионерам хотелось знать о боевых делах командира танка «Пионер». Когда он рассказал несколько боевых эпизодов, Леночка вдруг спросила:
        — В бой идти страшно, товарищ лейтенант?
        — Страшно, Леночка, но если знаешь, почему ты идёшь в бой, страх проходит…  — и лейтенант Бучковский рассказал о первом бое.
        — … В тот памятный день под Сталинградом,  — начал лейтенант,  — наша рота шла в наступление. Я воевал тогда в пехоте. Все бойцы, как один, даже новичок Зотов, безусый, совсем молодой и очень робкий парень, смело шли на врага. Фашисты ответили нам «психической» атакой. В серозелёных шинелях, с оркестром эсэсовцы шли в полный рост, сомкнутым строем, заносчиво и нахально. Их было втрое больше. Каждому из нас, не только молодому и необстрелянному бойцу Зотову, надо было много сил, чтобы мужественно преодолеть страх.
        Эсэсовцы пёрли нахально, сопровождаемые бешеным и сумбурным громом медных труб.
        — Занять оборону!  — спокойно, чётко приказал командир роты, усатый лейтенант.
        Две сотни пехотинцев залегли и приготовились к бою. Противник разомкнул свою колонну. И хотя землю ещё опутывал утренний туман, мы ясно видели пьяных эсэсовцев, отчётливее слышали гром оркестра и шаги кованых сапог фашистов. Наши мускулы напряглись до предела, глаза смотрели сосредоточенно, и каждый из нас заранее выбрал себе живую мишень. Сила и воля бойцов сосредоточились на одной мысли: враг не пройдёт!
        — Приготовиться к бою!  — громко приказал ротный. Кто-то бросил клич:
        — За Родину! Смерть фашистам!
        Мгновенно застрочили наши автоматы и два пулемёта. Однако нам казалось, что враг не чувствует нашего огня. Их было так много, шли они так нахально, эти пьяные эсэсовцы, будто этой живой лавине не будет конца. Но огонь нашей роты стал таким дружным, что, наконец, враг дрогнул. Его живая стена, будто поражённая невероятной силы ударом, всколыхнулась и начала медленно распадаться. Бой нарастал, враг ещё продолжал лезть, но оркестр, бывший где-то сзади за эсэсовцами, потерял стройность, начал выть, а потом совсем смолк. И тут мы поднялись в штыковую атаку и врезались в шеренгу врага. Вдруг я увидел, как боец Зотов, бежавший впереди меня с возгласом: «За Сталина! За Родину!», взмахнул винтовкой. Воронёный штык его трёхлинейки блеснул под первыми лучами утреннего солнца и описал в воздухе полудугу. Видно было, что боец ещё неумело владеет оружием. Но эсэсовец, вставший на пути Зотова, рухнул на землю, сражённый другим бойцом, подоспевшим на помощь Зотову…
        Это был обычный штыковой бой, но такой, которого мы, наша рота, не вели ни до сих пор, ни после. Когда всё кончилось, командир роты, усталый, с мокрым и грязным от пыли лицом, но довольный солдатами, подошёл к новичку Зотову и, улыбаясь, сказал:
        — Ну как, Зотов, страшновато было?
        — Нет!  — смущённо ответил тот и покраснел.
        — А ведь неправду говоришь, Зотов. Конечно, страшновато было, правда?
        — Разве что вначале,  — неловко согласился Зотов, и его молодое лицо ещё гуще залилось краской.  — Я ведь, товарищ лейтенант, сами знаете, первый раз,  — оправдывался он, чувствуя себя несколько виноватым за неискренность.
        — Каждый раз, Зотов, когда идёшь в атаку, вначале страшновато, а переборешь в себе страх, и всё становится обычным. Вот и ты ведь тоже переборол страх не сразу. Расскажи, как переборол?
        Зотов не нашёл подходящих слов.
        — Разрешите мне, товарищ лейтенант, за него сказать,  — вмешался сержант.
        — Говорите,  — ответил командир.
        — Зотов, товарищ лейтенант, до того, как нам залечь, шёл за мной. Когда вы приказали ускорить шаг, он хватил своим сапогом в мою пятку так, что я думал, сапог с меня сдёрнет.
        Пионеры, слушавшие Бучковского, засмеялись. Только Ваня был серьёзен. А лейтенант Бучковский продолжал:
        — Обернулся сержант, а Зотов, чудак, говорит:  — Извините, товарищ сержант, только я вам хочу сказать…  — А у самого лицо бледное, глаза большие, виноватые почему-то…  — Чего тебе?  — Разрешите итти рядом с вами.  — Это почему?  — Чтобы вы видели, как я…  — И Зотов запнулся. А тут ещё кто-то крикнул: «Чего там разговорились!» Я, конечно, понял Зотова. Ему нужно, чтобы за ним кто-нибудь наблюдал и в критическую минуту поддержал его.
        — И ты поддержал?  — спросил командир.
        — Само собой, товарищ лейтенант.
        — Это как же?
        — А вот как,  — вдруг заговорил Зотов.  — Когда мы залегли, заняли, так сказать, оборону, я немного успокоился и думаю: действительно, чудак я. Да ведь кругом мои товарищи. И так мне стало от этой мысли хорошо, да только я ничего не вижу, будто во сне. Страх ещё во мне не прошёл, а чувствую, что враг близко. И повторяю про себя ваши слова, которые вы сказали перед атакой: «За нами Сталин смотрит, он всегда рядом!»… Вдруг, слышу сзади звонкий и боевой голос сержанта: «За Сталина! За Родину!» Я опомнился и почувствовал стыд за себя, за свою трусость. Ах ты, думаю, кисляй чортов, а ещё в гвардейской роте служишь, лежишь и не стреляешь. А тут и поднялись в атаку все. Ну и я тоже вскочил, и захотелось мне самому вслух произнести такие слова, чтоб враг дрогнул. Тут я бросился в атаку и как только крикнул: «За Родину вперёд!»  — на душе стало сразу легко и радостно, а главное  — страх прошёл.
        Зотов замолк и, вытирая рукавом шинели пыльное и усталое лицо, добавил:
        — Преодолел я, товарищ лейтенант, страх потому, что шёл в атаку с чувством долга перед Родиной…
        — Вот как, Леночка, первый раз ходят в бой. Я думаю, ребята, вы все поняли, почему преодолевают воины страх,  — заключил лейтенант Бучковский.
        — Все!  — ответили ребята, довольные рассказом лейтенанта.
        Долго шли разговоры о боевых подвигах советских воинов, а когда закончились рассказы о войне, пионеры и танкисты веселились. Серёжа играл на своём баяне, ребята пели и плясали. Даже лейтенант Бучковский пустился в круг и плясал с Леночкой. Так началось знакомство пионеров с экипажем своего танка.

* * *

        На редкость тёплое, солнечное утро выдалось 9 мая 1943 года. Городская площадь, залитая асфальтом, гудела и ликовала. Грозные танки, новенькие бронемашины, красивые мотоциклы заполнили широкую прямую улицу, пересекающую площадь. Тысячи людей: старики и дети, женщины и девушки, рабочие и работницы, мужественные, с загорелыми лицами и натруженными руками собрались сюда, чтобы проводить добровольцев на фронт, на защиту своей любимой Родины.
        Люди пели боевые песни, шутили, разговаривали. Молодёжь то тут, то там образовывала круг и под звуки гармоники или баяна устраивала танцы. Вместе с шумным говором людей, песнями, гудением моторов лились по площади звуки духового оркестра. А когда к трибуне красиво, по-военному прошли первые колонны добровольцев, отовсюду пронеслись восторженные возгласы: «Ура!», «Слава уральцам-добровольцам!», «Слава великой Родине!».
        Почти у самой трибуны, недалеко от того места, куда должен был подойти первый танк с надписью на башне «Пионер», собрались пионеры. Они с волнением и гордостью ждали экипаж, готовили подарки, цветы и свой наказ.
        Танкисты Бучковский, Агапов, Русанов и Фролов  — лучший экипаж в части. Отличной боевой учёбой они завоевали право на пионерский танк и готовились дать клятву пионерам, уральцам, Родине.
        На площади всё стихло. С трибуны прозвучали слова наказа, торжественные, боевые и грозные.

        «Исстари повелось у нас на Урале: провожая на ратные дела своих сынов, уральцы давали им народный наказ.
        Провожая и благословляя вас на борьбу с лютым врагом нашей Советской Родины, хотим и мы напутствовать вас своим наказом. Примите его как боевое знамя и с честью пронесите сквозь огонь суровых битв, как волю людей седого Урала к победе…»
        «Дорогие товарищи добровольцы!
        Бейтесь умело и храбро везде, где укажет вам Родина. Овладевайте техникой ведения боя, блестящим образцом которого является сражение у стен Сталинграда, принёсшее историческую победу Красной Армии. Берегите боевую технику, любите свои машины, ухаживайте за ними, чтобы они всегда безотказно служили вам в бою. Показывайте образцы высокой воинской дисциплины, стойкости и организованности.
        Вперёд, товарищи! Только вперёд!
        Вас ждут советские селения, города, ждут вас русские, украинцы, белорусы, эстонцы, латыши, литовцы  — все, кто стонет в фашистском ярме и рабстве. Вас ждут советские дети, обречённые на муки и смерть…»

        Отеческие и грозные слова наказа летели в эфире по всему Уралу, провожавшему своих сыновей на славную, грозную битву с фашистскими оккупантами. Колонна пионеров стояла по команде «смирно» так же, как и добровольцы. Ребята были охвачены гордостью от сознания того, что вместе со всеми провожают добровольцев-танкистов на фронт, что и они принимают участие в делах защиты своего Отечества.
        На трибуну поднялся генерал. Он подошёл к секретарю обкома партии, читавшему наказ, принял книгу в кумачовом бархатном переплёте, поцеловал наказ, встал у микрофона и начал:
        — Товарищи уральцы! Вы доверили нам повести грозные боевые машины в бой. Вы создавали их, не досыпая ночей, напрягая всю волю и силы свои. В броне наших танкистов, в наших пушках и автоматах  — ваша мысль и энергия, ваша неукротимая ненависть к детоубийцам, ваша всепобеждающая страсть и уверенность в победе. На заводах, на фабриках и в колхозах мы с честью несли трудовую вахту. Теперь, находясь в рядах Красной Армии, мы произносим слова боевой воинской клятвы на верность Родине. Клянёмся быть образцом высокой воинской дисциплины! Свято соблюдать порядок и организованность! В совершенстве владеть боевой техникой!  — читал генерал, и сотни голосов танкистов-добровольцев повторяли за ним слова своей клятвы.
        — Клянёмся метко бить врага из уральского оружия! Никогда не дрогнуть в боях за землю русскую! Крови и жизни не жалеть ради свободы и счастья советского народа!
        Клянёмся не опозорить вековой славы уральцев и ваш наказ выполнить с честью!
        Впереди победа! Мы вернёмся на родной Урал со знаменем славы! Мы готовы к боям, родные! Мы идём добывать победу!
        Да живёт и здравствует любимая Родина!
        Наконец наступила торжественная минута для пионеров, приготовившихся вручать свой танк «Пионер». У танка выстроился экипаж лейтенанта Бучковского. Пионеры подошли к экипажу и выстроились напротив. В новенькой военной форме, с погонами, в танкистских шлемах, в сапогах, начищенных до блеска, молодые и серьёзные, стояли высокий и стройный лейтенант Бучковский, плотный и широкоплечий сержант Агапов, молодые и крепкие танкисты Фролов и Русанов.
        Серёжа Серов объявил:
        — Пионеры! К торжественному вручению нашей боевой машины будьте готовы!
        — Всегда готовы!  — отчётливо и громко ответили ребята.
        Под барабанную дробь и звуки горна Серёжа подошёл к лейтенанту Бучковскому, отдал пионерский салют, и когда командир танка поздоровался с пионерами, он вручил ему паспорт на танк № 23 и, волнуясь, произнёс:
        — От имени пионеров и школьников нашего города вручаю танк «Пионер» экипажу лейтенанта Бучковского, получившему высокую оценку в боевой и политической учёбе. Слово по нашему наказу танкистам предоставляю Лене Громовой.
        

        Танкисты и пионеры зааплодировали. Леночку подсадили на танк, и она стала на его башню, маленькая, в чёрном сарафанчике, в белой блузке с красным галстуком на груди, посмотрела кругом, подняла небольшую красную папку в шёлковом переплёте и сказала:
        — Это наш пионерский наказ танкистам-добровольцам, экипажу танка «Пионер».
        Леночка раскрыла красную папку и начала отчётливо и медленно читать:

        «Родные наши!
        Славные танкисты: лейтенант Бучковский, сержант Агапов, рядовые Фролов и Русанов!
        Сегодня мы вручаем вам свою боевую машину.
        Мы купили её сами, на свои деньги».

        Вытянувшись, с высоко поднятой головкой, читала Леночка наказ чистым серебристым голосом. Её маленькая головка немного вздрагивала. Непокрытые золотистые волосы трепал тёплый майский ветер, и от этого Леночка казалась такой лёгкой, такой маленькой, будто вот-вот ветер подхватит её, и она полетит. Собранная, строгая стояла Леночка и продолжала своим звонким и чистым голосом:

        — «Помните, братья наши, всегда, когда над Родиной нашей бушевали грозы войны и иноземный захватчик шёл на Русь с мечом, Урал ощетинивался грозными жерлами пушек, стеной штыков встречал захватчиков…»

        Серёжа видел, как взрослые люди, слушая Леночку, вытирали слёзы. Он тоже украдкой, кончиком пионерского галстука смахнул слезу и слушал наказ, который им помогли составить товарищи из райкома комсомола.
        Леночка, раскрасневшись, продолжала:

        — «В танке  — у рычагов управления, у орудий и пулемётов  — вы вспомните, как ярко озаряется по ночам родное небо: это плавится уральская сталь, это у домен и мартенов несут свою трудовую вахту наши старшие товарищи. И в шахтах день и ночь слышны удары отбойных молотков. Это наши отцы и братья работают для победы! Всюду уральцы, как на фронте: на заводах, в шахтах, в колхозах, на предприятиях. Мы, пионеры и школьники, вручаем вам свой танк и тоже даём наш боевой наказ: пусть под гусеницами нашего танка «Пионер» найдёт себе смерть проклятый враг, ворвавшийся на нашу мирную и счастливую землю!..»
        «Мстите, родные, врагу за растерзанных детей  — сверстников наших по детским играм и учёбе!.. А мы здесь не подкачаем. Нужен будет танк  — ещё купим. А главное  — будем хорошо и отлично учиться!»

        Люди волновались и плакали, когда Леночка закончила читать пионерский наказ танкистам. Но она не плакала, ей нельзя было, ведь она читала наказ, ведь она стояла выше всех, и сотни глаз смотрели на неё, слушали её. Она говорила не только за себя, но и за каждого, кто присутствовал сегодня на этой площади.
        Лейтенант Бучковский снял Леночку с танка, и танкисты-добровольцы начали её качать. Пионеры кричали «Ура!» Люди на площади поддержали их, только тут духовой оркестр заиграл походный марш и пионерам пришлось расстаться с танкистами.
        Серёжа Серов и его товарищи проводили танкистов за город. Дорога, тянувшаяся сероватой лентой, уходила на запад, сливаясь далеко-далеко с горизонтом. Танк «Пионер» уходил последним, и когда пыль заволокла дорогу, скрыв танк, ребята перестали махать ручонками. Только грозный рокот моторов ещё стоял в их ушах. Они проводили своих боевых товарищей на фронт, туда, где идут бои день и ночь за их жизнь, за их прекрасную Родину, за мир и счастье на земле.

        БОРЬБА ОДИН НА ОДИН

        Школа не готовилась к празднованию Первого мая. Послушные правители Чехословакии в угоду Гитлеру запретили этот праздник давно. С 1939 года чехи отвыкли праздновать, радоваться, вообще собираться даже по воскресным дням, чтобы не быть заподозренными в нелойяльности к режиму Гитлера. Но смелая школьная уборщица накануне праздника вымыла окна, полы, навела чистоту в школе до такого блеска, что нельзя было не заметить её старания.
        Ян Шпачек решил, что надо как-то дать понять друзьям Франтишеку и Зденеку, а также всем ребятам, что пан Краузе  — агент гестапо. Мысль эта не давала ему покоя. Он дал себе слово, что будет бороться с паном Краузе. Но Ян понимал, что бороться надо умно, осторожно, без ошибок…
        Давно пришла мысль Яну написать листовку о пане Краузе и подбросить её в школу. Это не такое лёгкое дело, да к тому же вряд ли этим достигнешь цели. Во-первых, надо написать не одну листовку и так, чтобы не узнали почерка. Другое дело, если бы её напечатать на машинке, но об этом и мечтать нечего.
        Как-то сама по себе пришла совершенно неожиданная и дерзкая мысль, когда Ян увидел небольшую хлопушку с конфетти, оставшуюся ещё после празднования Нового года. Он решил, что её можно ловко использовать. На тонкой курительной бумаге написать совсем малюсенькую листовочку и свернуть в маленький лёгкий шарик или квадратик и вложить в хлопушку вместо конфетти. Туда можно поместить не одну листовочку, а десять и больше. Но как потом взорвать хлопушку? Не будешь же сам это делать. Ян Шпачек вскрыл трубку хлопушки, вытряхнул из неё конфетти и убедился, что листовок в пять-десять слов на тонкой бумаге можно поместить не менее двадцати. Тогда он попробовал составить текст листовки.

        «Ребята!
        Наш учитель пан Краузе  — агент гестапо.
        Остерегайтесь его, будьте осторожны!»

        Написал, свернул бумагу несколько раз, и получился малюсенький квадратик, меньше тонкой мятной лепёшечки.
        Левой рукой, по-печатному выписывая буквы, написал под копирку несколько экземпляров листовки.
        Теперь Ян размышлял о другом: как подвесить эту хлопушку где-нибудь в школе. А там найдутся любопытные, дёрнут за нитку…
        Затея, как показалось Яну Шпачеку, была превосходна, проста и вполне осуществима. Одно он знал твёрдо: сделать это нужно самому, без каких бы то ни было советчиков. Решил и сделал.
        На следующий день Ян Шпачек ходил по школьному коридору, заглядывая то в спортивный зал, то в свой класс, но нигде не находил удобного места для того, чтобы незаметно подвесить свою «игрушку» с микролистовками.
        Борьба один на один показалась Яну интересной и дерзкой. Вернее это была борьба не один на один, а в одиночку. За спиной пана Краузе  — гестапо, за спиной Яна Шпачека не было никого. Была лишь жгучая ненависть к врагам родины и сознание своей правоты.
        Наконец Янек выбрал место в своём классе, но для того, чтобы повесить хлопушку, нужно было добраться до крючка, вбитого в стену почти под потолком. Но как это сделать?
        В воскресенье Ян с трепетом и страхом пошёл в школу. По воскресеньям в спортивном зале иногда занимались ученики старших классов. И на этот раз там было несколько мальчиков…
        Ян заглянул и в свой класс. Он был пуст. Окна открыты настежь.
        Ян сел за парту, ещё раз проверил заготовленную петлю на хлопушке, попробовал прочность нитки и решил действовать.
        В классе было тихо. Так тихо, что Ян Шпачек слышал, как звенит в ушах от этой неприятной, подстерегающей тишины. Он встал, легонько сдвинул две парты, поставил учительский стул на них, призадумался. Тишина оставалась прежней. Тогда он залез на стул. Кое-как ему удалось дотянуться до крючка и закинуть на него петлю хлопушки.
        Ян тяжело дышал и чувствовал, как кровь приливала к вискам, покрывая лицо яркокрасным румянцем. В коленях разливалась слабость, ноги дрожали, и по всему телу будто прошёл электрический ток, обессиливший все мышцы. Если бы кто-нибудь вдруг сейчас вошёл в класс, у Яна, вероятно, лопнуло бы сердце. Но вот он слез со стола и пошёл в спортивный зал. Его лицо покрыл холодный пот, наступила минута бессилия, ему хотелось немедленно присесть.
        Через несколько минут вместе со всеми Ян Шпачек вышел из спортивного зала и направился домой. Он не думал застать отца так рано дома, но, к его удивлению, отец сидел и читал какую-то книгу. Ян подумал: «А что бы сказал отец, если бы узнал о моих листовках?» Но отец спокойно спросил:
        — Где ты был, Янек?
        — Ходил гулять, папа.
        — Ты устал?
        — Нет, папа, но я хочу отдохнуть.
        — Пойди, сынок, отдохни.
        Доктор Шпачек давно стал примечать, что после разговора о печальной судьбе матери мальчик очень изменился, стал больше замыкаться. Но это не пугало, а скорее радовало отца. Он знал, что Ян стал осторожнее, сдержаннее в разговорах и, как казалось доктору Шпачеку, повзрослел, а значит, больше думает и, следовательно, по-настоящему растёт, как сознательный борец. Но доктор бы не одобрил действий своего сына с его «снарядом», если бы узнал об этом.
        В школе, как и думал Ян Шпачек, быстро «разрядили» хлопушку с листовками. Всё произошло в отсутствие Яна. Когда почти весь класс собрался, кто-то заметил болтавшуюся над головой нитку и тут же, долго не думая, подпрыгнул и дёрнул её. Лёгкий взрыв напугал ребят. Белые четырёхугольнички из хлопушки разлетелись по классу. Ребята бросились собирать их.
        Ян Шпачек вошёл в класс, когда Зденек Кворжик и Франтишек Марек читали листовку. Да, это была его листовка, её читали! Но нашлись и такие, что побежали с находкой к директору школы. Часть листовок была вручена директору, часть ребята припрятали или уничтожили. Но, судя по всему, о листовке стало известно ученикам всей школы. Держать этот факт в тайне от пана Краузе не решился и сам директор.
        Пан Краузе решил всё по-своему. Он был уверен, что это подстроили ученики старших классов в знак праздника Первое мая. Здесь, решил пан Краузе, действует опытная рука, и не одного ученика, а целой группы. Пан Краузе не мог не доложить своему начальству о таком происшествии. В старших классах начались расследования, учеников вызывали к директору, а некоторых «подозрительных» педагогов  — в гестапо.
        Листовки Яна Шпачека вызвали размышления у многих ребят, уже подозревавших учителя в недобрых делах. Через несколько дней в открытое окно класса влетел камень, завёрнутый в первомайскую листовку, содранную, вероятно, кем-то с забора. На стенах школы стали появляться надписи карандашом, мелом, углём с требованием убрать из школы шпиона и агента гестапо пана Краузе.
        В гестапо во всём обвиняли самого господина Краузе. Было ясно, что в этой школе он больше работать не сможет, но начальство приказало ему делать вид, что ничего страшного не произошло. В гестапо убедились, что учителя-шпиона из пана Краузе не вышло, но пока оставили его работать в школе.
        Ян Шпачек решил более откровенно говорить со своими товарищами. Он, как мог, растолковал историю с леденцами Зденека Кворжика, обыск в квартире учеников, арест отца Франтишека Марека и многое другое. Однажды он пришёл домой и подробно рассказал отцу обо всём, что произошло в школе. Отец выслушал Яна и решил, что там, вероятно, действует какая-то молодёжная подпольная организация. Снова отец и сын долго разговаривали, как товарищи, а когда разговор подошёл к концу, Ян признался:
        — Папа, листовку придумал я.
        Поражённый доктор Шпачек долго молча смотрел на своего сына. Ян понял, угадал настроение отца и добавил, как бы оправдываясь:
        — Ты просил меня, папа, выучить торжественное обещание пионера. Я выучил его…
        Доктор подумал: «Нельзя не гордиться таким мальчиком, но он ещё не понял, сколько прибавилось мне заботы о его судьбе». Потом он встал, прошёлся по комнате и сказал:
        — Ленин и Сталин, Янек, тоже в такие годы начинали бороться с врагами. Будем вместе и мы учиться у них борьбе за счастье нашей родины.

        ПОБЕГ

        Проводили танкистов на фронт, и всё переменилось. Ни военных игр, ни бурных сборов  — только и знают собирать металлолом, учиться в школе да всё время твердят: «помогая взрослым, ты помогаешь фронту»… Как всё было здорово, увлекательно, интересно! А сейчас скука. Этот Серёжка, небось, не скучает. Он чего-нибудь да придумает. Даже Юрка и тот нос задирает: собрал сто килограммов разных железок да самовар принёс. Серёжка затеял новое дело  — организовал тимуровскую команду по ремонту школы. Тоже под лозунгом: «Всё для фронта, всё для победы!» Но какой же это фронт, какая тут победа, когда надо просто таскать кирпичи, глину, доски, мусор и разную дребедень со школьного двора. И Ваня наотрез отказался итти с ребятами на очистку футбольного поля у школы.
        Скучно и обидно. В учении не повезло: плохо написал сочинение, пожалуй, оставят на второй год. А тут ещё новая неприятность. Лучший друг Сашка Храмов уехал не простившись. Говорят, у него нашёлся брат, а скорее всего потихоньку на фронт укатил. И Женька тоже называется друг, важничает, стал тимуровцем, с Серёжкой заодно.
        Книжку принимался читать  — не хочется. Папа и мама заставляют готовиться, чтобы осенью всё-таки сдать экзамен, а вот не хочется, да и только. И, как назло, погода стоит такая, что дома усидеть невозможно. Уж так хороша погода! Ярко сияет солнце, на дворе тепло, зелено кругом, тихо. На небе ни облачка и оно глубоченное и голубое-голубое. Сейчас бы пойти на городской пруд купаться, но один не пойдёшь, а будь друг настоящий, сейчас бы махнуть на пруд, и пусть Серёжка со своей командой кирпичи, глину таскают, да собирают ржавые вёдра, консервные банки. Ух, и хочется сделать что-нибудь особенное!
        «Вот везёт же людям,  — про себя рассуждал Ваня.  — Просто везёт. Добровольцы! На фронт их проводили, танки дали, а как они все одеты, какие у них автоматы, машины! Ух, и здорово всё получается! А я сиди дома, зубри грамматику или иди с Серёжкой таскать глину да кирпичи. Тоже мне, жизнь тыловая…»
        Который день Ваня занят мыслью уйти на фронт. Уйти из дома тихонько, чтобы никто не заметил. На поезд  — и пошёл на фронт, а там сразу в разведку… Ведь писали же о юном разведчике Косте Пчёлке. Его тоже командир поначалу не брал. Выпроводил из части, а Костя спрятался в кустах в тот самый вечер, когда часть уходила в бой… Спрятался и ждал, а когда все пошли, и он пошёл и стал разведчиком. Да ещё каким, орден дали… Вот это настоящая жизнь, а не то, что сиди и учи грамматику. «Уйду, всё равно уйду на фронт!»  — решил Ваня.
        Он уже неделю готовил продукты в дорогу. Каждый день откладывал от общего пайка по сто граммов хлеба, сушил в печи сухари, когда родители уходили на работу. Набралось граммов двести сахару, кусок свиного сала, несколько головок луку, картошки и ещё кое-что. Всё продумано, всё хорошо, но как бежать одному? Будь Саша с ним, всё было бы куда с добром, так нет его, уехал. Хотел Женю пригласить, рассказать ему свой план, но Женька тимуровцем заделался, к Серёжке перемахнул, уже неделю не показывается. Вот тебе и дружба!
        А план побега просто замечательный. Ваня уходит на Пригородный разъезд. Он недалеко за городом, в лесу. Уходит и дома оставляет записку:

        «Дорогие мама и папа!
        Я, как настоящий патриот Родины, хочу бить врага с оружием в руках до полной победы. А когда война кончится, я вернусь победителем, в военной форме и может даже с орденом или пусть даже с медалью. Тогда, даю вам честное пионерское, я сдам экзамен по-русскому на пятёрку и буду учиться лучше всех в школе, даже лучше Серёжки Серова. Не ругайте меня, папа и мама. Я ведь хороший у вас сын, вы сами это не раз говорили. Прощайте. Увидимся после победы.
    Ваш сын Ваня Спицын».

        Ваня прочитал свою записку, приготовленную родителям, и заплакал. Ему было жаль оставлять родной дом, родителей. Особенно маму. Она такая хорошая… Маленькая, глаза у неё ласковые, лицо белое-белое, руки тоже маленькие, но сильные, она по две нормы выполняет за смену, стахановка!.. И какая же она хорошая! Ни разу не поругала, ни разу не обидела. Не то, что папа. Папа серьёзный, высокий, сильный. Разговаривает мало, но если говорит, то так, будто каждое слово вбивает в голову. Только разговаривать с ним приходится редко, он всё на заводе да на заводе. Но и его жаль. Ведь они останутся одни, совсем одни. И даже за хлебом сходить будет некому, дров никто не принесёт и воды тоже.
        Ваня представил, как папа и мама вернутся с работы, а у них ни дров у печки, ни воды в умывальнике, и продукты не выкуплены. Только все продуктовые карточки на столе и деньги, да ещё записка… Мама, конечно, сразу заплачет, а папа своим окающим басом скажет:
        — Вот и нет у нас больше сына. Удрал, мошенник…
        В дверь постучали. Ваня вздрогнул, торопливо засунул записку в карман, вытер рукавом слёзы и побежал в сени открывать дверь.
        — Привет!  — громко и весело сказал Женя Шлагин.
        — Здравствуй!
        — Ты что, плакал?
        — Нет, лук чистил, глаза чуть не выело. Обед готовить приходится,  — слукавил Ваня.
        — А я думал, плакал,  — с недоверием повторил Женя и усиленно пошмыгал носом, не чувствуя запаха лука в комнате.
        — Купаться пойдём?
        — Пойдём.
        — А как же обед?
        — Потом приготовлю,  — ответил Ваня, чуть смущаясь.
        По дороге Женя рассказал о том, что они сделали сегодня по две нормы. Брали обязательство поднести тысячу кирпичей, а поднесли две. Директор объявил всему отряду благодарность. Серёжку премировать обещал.
        — Серёжка-то премию получит, а вы…  — Ваня показал фигу.
        — Но ведь ему за организацию,  — возразил Женя.
        — А вам за то, что кирпичи да глину, да песок, как ишаки, таскаете, что пообещал директор?
        — Ничего, благодарность…
        — А хочешь, я тебе три благодарности сразу объявлю?
        — Так то ты, а то директор!
        Всегда уступчивый, Женя на этот раз не соглашался с Ваней. Нравился Женя всем своей простотой, скромностью, весёлостью. Был он мальчик рослый, но только чересчур скромный. И ещё нравился Женя своей опрятностью. Мама его работала уборщицей, деньги получала небольшие, и жили они скромно. Но костюмчик у Жени всегда чистенький. Только мама Женина казалась суровой. Она не оставит без внимания ни одну жалобу на сына. Но с Женей нельзя задирать нос. Сам он первым не тронет никого, но спуску не даст.
        Ребят подкупало в Жене развитое чувство товарищества. Предложи Жене пойти кому-нибудь помочь в домашней работе  — пойдёт. Попроси у Жени последний кусок хлеба  — отдаст. В то же время, если сам будет голоден, никогда не попросит. Не то он стесняется, не то просто такой у него характер. Ваня иногда злоупотреблял Жениным характером.
        — Женя, а ты хотел бы на фронт?  — вдруг спросил Ваня.
        — Как на фронт, по-настоящему?
        — Ну да, по-настоящему.
        — А кто меня пустит? Ты не знаешь мою маму. Она такой фронт задаст, что три дня не сядешь, так и будешь стоймя ходить.
        — Так ты же будешь уже на фронте?
        И Ваня нарисовал картину фронта, как он её представлял сам.
        — Так нас же ни один командир не возьмёт,  — снова возразил Женя.
        — А если возьмёт?
        — Нет, где там возьмёт, малы мы ещё.
        Ваня понял, что на этот раз даже добрый Женя не может быть ему попутчиком, и решил, что пойдёт один, а Женька пусть потом кусает себе локти, как узнает о Ваниных фронтовых делах.
        Возвращаясь с купанья, Ваня ещё раз попытался заговорить о фронте, но Женя попрежнему не соглашался. Так они и разошлись. Женя на прощание сказал:
        — Серёжка и Юрка дубасить тебя собираются.
        — А вот это видели?  — Ваня показал фигу.
        — Смотри, и поколотят. Почему ты сказал, что Юрка самовар украл?
        — А что, не правда?
        — Нет, мы у его мамы узнавали, она сказала, что в самоваре труба прогорела и она отдала его Юрке для фронта.
        — Ишь ты,  — уклончиво ухмыльнулся Ваня.

* * *

        Под вечер тридцать первого июля 1943 года Ваня покинул родительский дом. Ключи от квартиры он спрятал на том месте, где их всегда прятали. Записку свою и выкупленный хлеб он положил на стол. За его плечами висел тощий вещевой мешок отца, в кармане лежало десять рублей, компас, которым он не умел пользоваться, и два спичечных коробка  — один с солью, другой со спичками.
        До разъезда Пригородный от города было не более пяти километров, если итти прямиком через сосновый лес, если же по дороге, то путь удвоится. Ваня выбрал путь лесом. Во-первых, безопаснее, не увидят, а во-вторых, близко,  — решил он и, взяв в качестве попутчика сосновую палку, отправился «во фронтовой поход». По дороге он решил, что, пробравшись на перрон разъезда, попросит солдат одного из эшелонов взять его с собой до Москвы, к родителям… «Возьмут. А когда станут подъезжать к Москве, я им откроюсь… Они люди военные, знают, что такие ребята, как я, всегда в разведке пригодятся, не сбросят с поезда, возьмут к себе в часть… А Серёжка и Юрка с носом окажутся, отдубасить будет некого!..»
        К несчастью Вани, в этот день ни один эшелон с солдатами не уходил на Москву. Шли с фронта, везли раненых, шли пустые чёрные цистерны, потом платформы с лесом и железом. На запад же, на Москву прошло много поездов с танками, орудиями, машинами, но с войсками не шли. Зато Ваня ходил там же, где ходят военные, и никто его ни разу не спросил, зачем он здесь. Но когда стало темнеть, его остановил какой-то сержант:
        — Ты кого, мальчик, ждёшь?
        — Никого. Мне в Москву надо…
        — К кому же в Москву?  — улыбнувшись, спросил сержант.
        — К батьке, он нашёлся, а я был эвакуирован,  — жалобно ответил Ваня.
        — Так тебе не здесь надо садиться в поезд, а на вокзале. А здесь билетной кассы нет.
        — У меня денег нет, а тут я с солдатами укачу.
        — Так-таки укатишь, значит?
        — Угу!  — ответил Ваня и подумал: «Вот бы сейчас и всплакнуть, смотришь, сжалится и посадит».
        Но сержант сухо сказал:
        — Сегодня, мальчик, таких поездов не предвидится. Иди-ка в город, отдохни, а завтра валяй на вокзал. Тебя там посадят в поезд… Знакомые-то в городе есть?
        — Нету,  — жалобно ответил Спицын, рассчитывая на сочувствие сержанта.
        — Где же ты жил тогда?
        Ваня догадался, что не так сказал, но уже было поздно. Сержант, наверное, всё понял… Вместо дальнейшего разговора Ваня направился в сторону леса. Он не был робким и леса не боялся. Приходилось с отцом бывать не в таком лесу, как этот, у города, а даже в настоящей уральской тайге. Вот почему он твёрдо решил заночевать в лесу. Возвращаться домой  — засмеют. А завтра-то уж наверняка удастся уговорить сержанта и сесть в поезд с солдатами.
        Лес шумел, загадочно и немного страшновато. Нет-нет да и хрустнет сухая ветка под ногами, или упадёт с сосны прошлогодняя шишка. Темно, где-то недалеко посвистывают и шипят паровозы, где-то лязгают буфера вагонов, а Ваня всё идёт и идёт, поближе к городу, чтобы не так было страшно…
        На опушке молодого соснячка, в затишье, действительно, не так страшно, как в гуще старых сосен. Отсюда видны огни города. От них как-то веселее.
        Ваня снял мешок, положил его около облюбованной сосны и снова стал смотреть на город. И чем больше он смотрел на далёкие огни, тем больше его брало раздумье о доме и родителях, о товарищах и школе. Вот там, справа, где меньше огней,  — чудесный хвойный парк культуры и отдыха. До войны там всегда звенела музыка и было весело, шумно, празднично. А вот там, слева,  — папин завод. Огромный «завод-красавец», так говорил не раз отец. Там и сейчас полыхает в небе багровое зарево, его видно отсюда… На этом заводе рождаются грозные уральские танки, куётся победа…
        Выплыла луна, словно огромное начищенное медное блюдо, и озарила лес. Тени стали не чёрными, а какими-то иссиня-тёмными, и лес уже не пугал Спицына так, как полчаса назад. Небо тоже стало веселее. Бездонное и далёкое, оно походило на темноголубой шатёр в дырках, через которые просвечивают мерцающие огоньки. Одни яркие, другие бледные, а третьи совсем едва заметные.
        Хорошо в лесу.
        Он выбрал ямку, чтобы в ней развести костёр. Потянуло сизым дымком, затрещали сухие сучки и ветки, и всё вокруг, весь лес ожил. А когда костёр ярко запылал и закипела вода в котелке, Ване стало совсем легко и приятно.
        Спицын выложил у сосны весь свой продовольственный запас, собранный для поездки на фронт. Тут, на салфетке, прихваченной из дому, лежали кусок сала, немного сыра и несколько жёлтых головок лука. А когда в котелке запарила горячая картошка, Ваня вынул коробок с солью и не спеша принялся за еду. Есть хотелось по-настоящему, но Ваня ел только картошку с луком, а сало выложил как бы для украшения стола. Правда, он всё же поджарил над костром на длинном сыром прутке кусочек сала: не мог утерпеть от соблазна. Когда-то в лесу они с отцом делали так же… Костёр постепенно притухал, только угли ещё продолжали тлеть. Ваня решил, что теперь можно и соснуть. Он положил под голову вещевой мешок, накрылся лёгоньким плащом и всё смотрел и смотрел на догоравшие угли. Ветерок донёс со стороны воинской платформы всхлипывания гармоники. Мелодия лилась, задушевная и грустная, но что исполнял неизвестный гармонист, Ваня так и не понял, а только подумал: «Вот если бы Серёжка был порядочный, настоящий друг, мы бы вместе могли уйти на фронт, и он бы сейчас на своём баяне исполнил нашу любимую песню:
        «Добуду победу,
        К тебе я приеду
        На горячем вороном коне…»

        С мыслями о фронте Ваня заснул у потухшего костра крепким, здоровым сном.

        ТАНК «ПИОНЕР» В БОЮ
        Письмо первое

        «Дорогие друзья!
        Сейчас у нас отдых после первого боя. Мои товарищи заняты подготовкой танка «Пионер» к новому сражению. Пользуясь свободной минутой, я от себя лично и от моего экипажа решил написать вам письмо, рассказать о нашем боевом крещении. Письмо это отправляю с офицером, который сегодня летит на Урал.
        Во-первых, мы передаём вам боевой комсомольский привет и нашу благодарность за ваш прекрасный танк. Мы, ребята, хорошо помним ваш наказ, читаем его перед боем и вспоминаем Леночку Громову, Юру, Серёжу, Ваню и всех-всех пионеров и школьников, вручавших нам боевую машину.
        Во-вторых, мы очень бы хотели знать, как у вас идут дела, чем вы заняты сейчас, как проводите лето. Что же касается нашего первого боевого крещения, то я высылаю вырезку из нашей газеты «Доброволец», в которой рассказывается об экипаже танка «Пионер».
        В этой газетной вырезке было напечатано следующее:

        «Жаркий июльский день клонился к вечеру. В воздух поднялись советские самолёты. Их было так много, что они закрыли всё небо на запад от нас. Самолёты вели обработку переднего края противника, чтобы обеспечить успех наступления танкистов. Лес был переполнен танками, миномётами, пушками. Мощный лязг стали и резкий гул моторов смешались с живым, энергичным говором людей. В лесу сосредоточились уральцы-добровольцы, чтобы на рассвете под гул орудий пойти в бой.
        Танкисты готовы к бою. Но уральцы ещё раз проверяют всё до мельчайших деталей. Вот экипаж комсомольца Бучковского. Радист-стрелок Русанов, маленький, но подвижной и сильный, тщательно проверяет пулемёт, пушку, рацию. Башнер Фролов, спокойный, тихий, не спеша протирает башню танка и подновляет надпись «Пионер». Агапов механик-водитель запускает мотор, просматривает электрооборудование.
        Когда всё было готово и проверено, танкисты Бучковского выстроились у танка, и как в день проводов с Урала, повторили наказ пионеров и свою клятву уральцам.
        На рассвете танкисты получили боевой приказ: «Форсировать водные рубежи Орс и Нугрь и занять населённый пункт Злынь…»
        Отряд преследования противника, в составе которого был и танк «Пионер», успешно развивал наступление. Уральцы-добровольцы с боем заняли населённый пункт, уничтожили немало фашистской техники.
        Многое бы увидели и узнали о мощи своей Родины жители села, но в нём никого не было. Не осталось и построек. Вместо домов лежали кучи ещё не остывшего пепла да торчали одинокие трубы. Вместо берёз и дубов, вместо яблоневых садов  — обгорелые пни да стволы тополей с пожелтевшими от огня листьями.
        У развалин дома, на обгоревшем бревне, сидел старик. Рыжая с проседью голова взлохмачена, борода слегка вздрагивала. Он сидел в жалких обмотках на ногах и рваном старом тулупчике. Его взгляд не выражал ни горя, ни радости, ни интереса к жизни. Угловатое лицо бледно-жёлтого цвета с множеством мелких складок делало старика похожим на покойника. Он тупо, безразлично смотрел на костёр, около которого ютились трое детей. Рядом с ними, на перекошенном дверном переплёте, случайно уцелевшем от огня, резвился маленький чёрный котенок.
        Дети сидели у костра и жарили колосья ржи, выбирая полусгоревшие зёрна. Они были голодны. Самому старшему из них не больше восьми лет. Среднему лет шесть и младшему года четыре. Они  — в холщовых грязных рубашонках, в таких же штанишках, без головных уборов, босые. Их лица, грязные от пыли и дыма, выражали горькую печаль. Об этом говорили и следы слёз на грязных лицах и распухшие веки воспалённых глаз.
        Лейтенант Бучковский подошёл к ним. Дети испуганно встали и прижались друг к другу.
        — Как тебя зовут?  — обратился он к мальчику, что постарше.
        — Шура?
        — Сколько тебе лет?
        — Девять.
        — Это твои братья?
        — Да.
        — А как их зовут?
        Шура повернул белокурую голову в сторону самого маленького и сказал:
        — Его Колей, а вот это Ваня.
        — Где ваш папа?
        — Папы нет… Ушёл в лес с партизанами.
        — А мама?
        — Мамы тоже нету…
        Шура посмотрел на братьев-малышей и каким-то особенно ласковым детским голосом прошептал:
        — Мы сидели в яме… Мама вышла и не вернулась. Мы плакали, звали её, но мамы не было. Плакать громко нельзя  — рядом были фашисты, убьют. Когда они ушли, мы вышли из ямы и начали искать маму.
        Мальчик заплакал. За ним заголосили Коля и Ваня.
        Танкисты успокаивали детей, как могли. Им было больно расспрашивать малышей, тревожить их свежую рану. Тогда Агапов подошёл к старику, чтобы поговорить с ним.
        На его вопрос старик не ответил. Он молча поднял глаза, коротко глянул и снова опустил их, ничего не выражая ни движением, ни взглядом, ни словом.
        — Он глухой,  — сказал Шура и, помолчав, добавил:  — Сумасшедший, сирота…
        Агапов отошёл от него.
        — Ну, ничего. Папа скоро вернётся, мама тоже,  — успокаивал детей Бучковский.
        Но дети молчали. Из глаз Шуры снова брызнули горячие слёзы. Он протянул худенькую ручонку в сторону ржи и сказал:
        — Там нашли мы нашу маму… Мы думали, мама спит, а она холодная, не живая…
        Мальчик горько зарыдал.
        Рядом стоял механик-водитель Агапов. Он смотрел на детей, на сумасшедшего старика, на котёнка и с болью на лице слушал рассказ Шуры. Потом он сказал одно слово: «сироты». Бучковский посмотрел на него. Тот отвернулся. Из его глаз тоже катились слёзы.
        Танкисты отдали детям, что у них было: хлеб, сахар, консервы, а радист-стрелок Русанов подал старику пачку махорки. Дед взял табак и громко, неестественно захохотал. Дети тоже засмеялись.
        Взгляд танкистов в эту минуту был суровым. Они смотрели попрежнему на братьев-малышей, на сумасшедшего старика, на развалины сгоревшего села и на чёрного котёнка. В их глазах искрилась ненависть к врагу.
        Машина уходила в бой, Малыши махали уральцам своими тоненькими худыми ручонками, желая доброго пути. Рядом с ними стоял старик и тоже по-детски махал своей костлявой, высохшей рукой. Шаловливый котёнок продолжал прыгать на перекошенном дверном переплёте.
        Долго лейтенант Бучковский смотрел с танка, пока дымка чёрной пыли не скрыла сирот. В его ушах всё ещё звучал голос Шуры:
        — Мы думали мама спит, а она холодная, не живая.
        Танк «Пионер» приближался к реке. Фашисты бросили против танкистов около двухсот самолётов. От взрывов бомб, мин и снарядов, от грохота и лязга металла поле боя превратилось в ад. Дышать было тяжело, воздух наполнился пороховым газом, гарью и пылью. Многие задыхались, падали, но, отдышавшись, поднимались и снова шли в бой, который не ослабевал ни на одну минуту. Уральские добровольцы продолжали наступать.
        На окраине села, за домом, который только что подожгли фашисты, притаился танк противника и своим огнём не давал возможности пехотинцам наступать. Тогда командир батальона приказал уничтожить танк врага. Лейтенант Бучковский повёл «Пионера» прямо на горящий дом. До цели оставалось не более трёхсот метров, когда командир увидел, как гитлеровцы выкатили противотанковую пушку, чтобы в упор расстрелять их танк. Бучковский приказал сержанту Агапову увеличить скорость до полной мощности. Исход этого боя решали секунды. Или танк «Пионер» раздавит пушку, или враг в упор расстреляет его…
        Танкисты увидели первую вспышку вражеского выстрела, но снаряд с визгом миновал их танк. Ещё секунда-другая, и новый выстрел разнёс бы боевую машину «Пионер», но в этот момент «Пионер» смял пушку вместе с её расчётом и ринулся на таран вражеского танка. Славная боевая машина «Пионер» оказалась лучше, крепче, чем у врага, и добровольцы победили…
        В первых боях уральцы-добровольцы освободили несколько населённых пунктов. Бои не стихали ни днём, ни ночью, но уральцы энергично наступали и выполнили ещё одну боевую задачу. Танк «Пионер» получил повреждение, вражеский снаряд перебил левую гусеницу. Но танкисты не растерялись, они превратили свой танк в огневую точку и вели огонь по врагу, пока были снаряды».

        Дорогие друзья! Я думаю, что заметка в газете даст вам некоторое представление о войне. Но это только небольшой эпизод. Война  — штука такая, что всего нельзя описать ни в письме, ни в заметке. Вот встретимся после победы, и тогда мы вам расскажем много боевых эпизодов.
        Весь мой экипаж и я желаем вам хорошо провести лето, набраться новых сил и здоровья, чтобы зимой, с новой энергией приняться за учёбу. Ещё раз шлём вам большое спасибо за прекрасную боевую машину  — танк «Пионер».

        Командир танка лейтенант Бучковский».
        30.7.43.

        СЛУЧАЙ В ХУХЛЕ

        Ян Шпачек стал помощником отца. Правда, он выполнял скромную роль, но тем не менее опасную, как любая большая или малая работа человека, связавшего себя с революционным подпольем. Ян был связным. Избавить взрослых от частых личных встреч, отнести зашифрованную записку, а иногда просто зайти и сказать какие-то слова, значения которых и сам Ян не знал,  — вот к чему сводилось его участие в подпольной работе. Он полюбил это дело, очень гордился доверием отца, и хотя догадывался, сам точно не знал, сколь важную работу выполняет он, помогая отцу.
        Доктор Шпачек долго не решался привлечь Яна к подпольной работе. Он знал, что если случится провал, то сын всё равно не повредит делу, так как, в сущности, ничего о работе подполья не знает. Но он боялся за судьбу Яна. Неосторожным поступком, даже словом, он может погубить себя. И прежде чем дать первое поручение доктор долго и незаметно готовил к этому сына.
        Ян выполнял всё прилежно, с большой охотой и осторожностью. Он догадывался, для чего отец частенько просит его сходить к дяде Вацлаву или отнести какую-нибудь записку другим людям. Он знал, что такое гестапо. Попасть туда  — означало нечто худшее, чем смерть. Но рассказы отца о жестокостях гестаповцев не испугали Яна. Он только стал ещё осторожнее не только в делах, но и в разговорах в школе и на улице.

* * *

        На Малой Стране (в Заречье)[40 - Мала Страна (Заречье)  — район Праги.] на стенах домов и на специальных стендах для реклам и объявлений появились большие разноцветные афиши, в которых пражцы извещались, что в воскресенье первого августа 1943 года, в долине Влтавы, в Хухле, состоятся дерби с розыгрышем «Больших летних призов» для орловских рысаков, доставленных недавно из России. Это были «трофеи», как сообщалось в афишах, немецких войск с Восточного фронта.
        Живописная долина Влтавы Хухле служила традиционным, местом сбора любителей дерби. Но с тех пор как в Прагу пришли оккупанты, праздники эти стали редкими. И вот вдруг снова появились афиши, извещающие о празднике. Они привлекли внимание многих жителей Праги.
        Ян Шпачек тоже остановился у афиши и, протолкавшись вперёд, прочитал всё от начала до конца. Его особенно заинтересовало то место, где говорилось об орловских рысаках, вывезенных из Советского Союза. Тут же Ян приобрёл у мальчика программу скачек и побежал домой с надеждой поскорее уговорить отца поехать в воскресенье в Хухле. В прежние годы раза два ему приходилось бывать с отцом на скачках, и ему нравилось смотреть на резвых лошадок, несущихся по гладким дорожкам ипподрома. Сейчас же этот интерес был вызван лошадьми, которых немцы привезли из России. Были ли это в самом деле орловские рысаки из Советского Союза, или это только выдумка оккупантов  — всё равно Яну хотелось побывать на бегах.
        Отец был дома.
        — Папа, поедем в воскресенье в Хухле?
        — Там что-нибудь интересное будет?  — спросил отец.
        — Вот!  — Ян поспешно протянул купленную программу.  — Я слышал, как какой-то господин сказал, когда я читал афишу, что это будут «самые интересные дерби за последние годы». Поедем?
        Отец не спеша прочитал программу, минуту подумал и сказал:
        — Ладно, сынок, подумаем… Только ты сейчас сходи к дяде Вацлаву.
        Доктор Шпачек вырвал из блокнота листок чистой бумаги написал:

        «В воскресенье в Хухле большие дерби. Думаю, что нам бы не мешало развлечься, если мы сумеем подготовиться к столь большому празднику. Заходите, решим».

        «Значит, всё-таки папа думает поехать, если удастся уговорить дядю Вацлава». Так понял Ян записку отца.
        С этими мыслями он и побежал. Однако доктор Шпачек вложил другой смысл в содержание записки. Он звал к себе дядю Вацлава для того, чтобы посоветоваться, как лучше использовать праздник в Хухле для борьбы за дело народа.
        Дядя Вацлав встретил Яна ласково. Он угостил его свежими черешнями, а когда прочитал записку доктора Шпачека и Ян начал уговаривать его поехать с ними, он сдвинул очки на кончик носа, улыбаясь, посмотрел на Яна добрыми, немного лукавыми глазами и ответил:
        — Наверное, придётся ехать, Янек, раз ты так хочешь…
        О чём разговаривали отец с дядей Вацлавом и зачем им понадобилась программа скачек, которую купил Ян, он не знал. Но в день праздника ему стало всё понятно.
        Оккупанты, устроившие большие дерби в Хухле, думали отвлечь внимание чехов от событий на Восточном фронте, показать, что ничего особенного не произошло, что гитлеровские войска в России успешно воюют. Доказательством служат даже такие «трофеи», как орловские рысаки. Но этот замысел оккупантов сорвали чешские патриоты.
        Ян встал рано утром, чтобы поскорее собраться и поторопить отца, умылся, надел новую шёлковую безрукавку, светлосерый костюмчик, жёлтые летние туфли и чёрный берет, который так любил. Приятным и радостным кажется воскресный день, когда знаешь, что ты с отцом поедешь за город. Такие дни у Яна бывали редко. Отец, как правило, занят и занят всегда, а вот сегодня они поедут за город, на бега. Поэтому, наверное, и воскресенье выдалось особенное: ясное, солнечное. На небе ни единого облачка, оно спокойно и бездонно голубело над городом. Воздух чист и прозрачен. В такой день Прага особенно величава: прекрасны её башни и шпили дворцов и замков, её красавица Влтава и её чистые улицы, утопающие в зелени.
        Настроение у Яна превосходное, глаза горят от счастья, сердце горячо бьётся. Вот только жаль, что отец, как всегда, не спешит. Он всё ещё что-то делает у себя в кабинете, хотя уже около одиннадцати, а к часу надо быть на месте.
        Перед выходом из дома отец позвал Яна к себе в кабинет и протянул ему программу скачек, ту самую, которую он несколько дней назад отдал отцу. Ян начал перечитывать. На первых трёх страницах было всё то же, что хорошо запомнил Ян. Только на четвёртой странице он прочитал совсем другое. Вот что было написано на четвёртой странице этой программы:

        «Провал немецкого плана летнего наступления в России.
        23 июля успешными действиями Красная Армия окончательно ликвидировала июльское немецкое наступление из районов южнее Орла и севернее Белгорода в сторону Курска…
        Утром 5 июля немецко-фашистские войска крупными силами танков и пехоты при поддержке многочисленной авиации, перешли в наступление на Орловско-Курском и Белгородско-Курском направлениях…
        Немцы бросили в наступление против Красной Армии свои главные силы, сосредоточенные в районах Орла и Белгорода. Но фашистские войска не застали врасплох Красную Армию, которая не только отразила удар немецких войск, но и нанесла им мощные контрудары.
        В жестоких боях Красная Армия не только измотала и обескровила отборные дивизии Гитлера, а перешла в контрнаступление и, прорвав оборону противника, продвинулась вперёд, отбросив немцев в сторону Орла на 15 —25 километров…
        За время этих боёв гитлеровская армия понесла большие потери.
        Новая победа Красной Армии приближает час освобождения нашей родины от фашистских оккупантов.
        Дорогие соотечественники! Все честные чехи и словаки, объединяйтесь на борьбу с оккупантами! Час освобождения нашей родины не за горами!».

        Прочитав это, Ян так растерялся, что даже сам стал сомневаться: было или не было это сообщение в программе, которую он передал отцу.
        — Папа, а ведь в программе, которую я дал тебе, этого не было?  — с волнением спросил Ян.
        — А ты, как думаешь, Янек, было или не было?  — сказал отец и улыбнулся хорошей, умной улыбкой, как своему боевому товарищу. Ян понял его и совершенно серьёзно сказал:
        — Я думаю, что было.
        — И я так думаю,  — спокойно подтвердил отец.
        — Так, значит, чья же это программа?
        — Это программа честных чехов, Янек,  — ответил отец, пристально наблюдая за тем, как реагирует сын на его ответы. Затем, подумав немного, доктор Шпачек рассказал сыну, что эту остроумную листовку подготовили патриоты Праги, воспользовавшись программой скачек. Товарищи просили его, Иосифа Шпачека, при удобном случае распространить листовку в Хухле, если представится такая возможность.
        — А как же, папа, ты это сделаешь, ведь там будет много народу, и это, наверное, опасно?..
        — А как ты, сынок, думаешь, можно будет это сделать?
        — Не знаю,  — ответил Ян, немного растерявшись.
        — Я думаю, что можно.
        — Как, папа?
        — Ты, Янек, программу купил?
        — Купил у мальчика.
        — А ты бы взял её, если бы какой-нибудь мальчик отдал тебе такую программу бесплатно?
        — Взял бы, конечно.
        — Ну вот. Так мы и поступим. Возьмём листовки и отдадим мальчикам, которые там будут продавать программы. Ведь у нас так же напечатано…
        Отец вынул программу, которую несколько дней назад отдал ему Ян, и протянул её сыну со словами:
        — Вот программа, которую принёс ты и которую печатали оккупанты, а вот эту печатали наши товарищи. Похожи они?
        — Да, не отличишь.
        Доктор Шпачек, как всегда, немного согнувшись и заложив руки за спину, ходил по комнате, пока Ян сличал две программы, не находя между ними разницы. Их действительно можно было отличить только после того, как прочтёшь. Ян думал о программе, а доктор Шпачек  — о сыне. Нелегко заставить себя дать сыну столь опасное поручение.
        — Как ты думаешь, Янек, будут эту программу покупать?
        — Будут. Но тебе, папа, опасно продавать её.
        — А тебе, Янек?  — прямо спросил отец.
        У Яна загорелись глаза. Он всё, наконец, понял. Разумеется же, ему это делать тоже опасно, но если быстро раздать одному-другому мальчикам небольшие пачки этой программы и скрыться в толпе людей, то, пожалуй, можно… Ведь народу, наверное, будет много…
        В Хухле, действительно, было очень много людей, и всюду носились мальчишки, предлагая купить программу. Отец купил сразу три, на всех. Потом они отошли с Яном в сторонку, так, чтобы их никто не заметил. Отец вынул небольшую аккуратную пачку цветных бумаг и, подавая Яну, сказал:
        — Берет и пиджак дай мне, а то жарко тебе.
        — Хорошо, папа.
        — Ну, сынок, будь молодцом!.. Подойди вон к тому мальчику, отдай быстренько и тут же ко мне. Я буду ждать тебя вон там.  — Он указал на густую безлюдную аллею.
        Ян вернулся быстро. Он явно волновался, и не без восторга сообщил отцу, что мальчик, которому он предложил программы, удивлённо посмотрел на Яна, но взял их охотно, когда узнал, что получает бесплатно.
        — Теперь, сынок, надень пиджак и берет.
        — Так мне жарко, папа.
        — Ничего, так будет лучше…
        Доктор Шпачек и дядя Вацлав уже видели, как один рабочий вместо того, чтобы смотреть на лошадей, жадно читал листовку. Но, прочитав её, он незаметно выбросил программу и куда-то скрылся. Видно было, что рабочий опытный, знает, что даже за чтение листовки легко попасть в гестапо. Доктор Шпачек подумал: «Значит, наши труды не пропали даром». Он был в очень хорошем расположении духа и, когда объявили небольшой перерыв, предложил дяде Вацлаву пойти в павильончик и выпить по кружке пива.
        Между тем один юный продавец программы был задержан агентом гестапо и допрошен, где он взял эти программы с листовкой. Перепуганный мальчик сказал, что получил их от какого-то мальчика в белой шёлковой безрукавке. Больше он ничего не мог приметить.
        Когда кончился перерыв и дядя Вацлав с доктором Шпачеком вернулись на своё место, какие-то любопытные люди то тут, то там просили у посетителей скачек разрешения «взглянуть программу». Было ясно, что это гестаповцы «вылавливают» опасные листовки.
        Ян был так увлечён лошадьми, что ничего не видел, кроме манежа, лошадей и наездников. Зато доктор Шпачек и дядя Вацлав наблюдали другое. Они видели, как какой-то интеллигентный господин прочитал листовку и сунул в маленький карманчик пиджака. Другой прочитал и сделал удивлённое лицо, но передал товарищу…
        — Папа, мне жарко, возьми мой берет,  — сказал Ян и хотел снять его с головы, но отец недовольно сказал:
        — Потерпи, скоро домой поедем.
        Ян снова увлёкся орловскими рысаками.

        ПО «БОЕВОЙ» ТРЕВОГЕ

        Володя Серов чистил картофель к ужину. Кто-то постучал в дверь. Он соскочил и побежал открывать, думая, что наконец-то пришёл Серёжа. Но перед ним стояла мама Вани Спицына. Володя смутился, вспомнив, что на нём неумело подвязанный фартук, а рукава рубашки засучены по локоть. Галина Ивановна перешагнула порог и поздоровалась. Она сразу догадалась, что Володя занимается приготовлением ужина. Ей понравился этот немного растерявшийся заботливый мальчик, и потому она так внимательно, с уважением посмотрела на него, хотя ему казалось, что она смотрит на его наряд с осуждением.
        Володя шмыгнул за перегородку, чтобы сбросить фартук, но Галина Ивановна торопливо заговорила:
        — Ты, Володя, занимайся своим делом, я забежала на минутку.
        — Я сейчас, Галина Ивановна. Вы присядьте.
        — Володя, ты сегодня Ваню видел?
        — Нет, Галина Ивановна.
        — А вчера?
        — Вчера он с Женей весь день был. Ходили на пруд купаться.
        — А Женю тоже сегодня не видел?  — спросила Галина Ивановна. Она не догадывалась, что Володя стесняется за свой «не мужской» наряд, в котором он её встретил, и потому подумала, что Володя всё знает о Ване, но не хочет сказать правды.
        — И Женю не видел. Мы сегодня в школе работали,  — всё также, не подымая головы,  — ответил Володя, думая: «И что это Галина Ивановна расспрашивает о ребятах? Неужели опять чего-нибудь натворили?..»
        — А ты, Володя, с Женей ни о чём не разговаривал?  — вкрадчиво продолжала Галина Ивановна.  — Он про Ваню ничего не говорил?
        — Нет, не говорил,  — ответил Володя, совсем не понимая причины прихода Ваниной мамы.
        Ни один из товарищей Вани не знал, что он ушёл из дому, а Галина Ивановна не могла представить себе, чтобы сын решился итти на фронт один, как было сказано в его письме. Теперь она стояла задумчивая, молчаливая, а Володя  — растерянный, не понимающий в чём дело. Галина Ивановна подала ему письмо Вани и стала наблюдать за ним.
        — Ушёл на фронт?!  — удивлённо, с испугом произнёс Володя, прочитав письмо.
        — Да, ушёл сегодня,  — с огорчением ответила мама Вани.  — Прямо не знаю, что делать и где искать несносного озорника. Отец на работе, а я пришла со второй смены и вот это письмо нашла на столе. Может, ты, Володя, поможешь мне узнать, где он, с кем собирался…
        — Это я мигом, Галина Ивановна,  — охотно согласился Володя и подумал: «Надо поднять всех ребят, по «боевой тревоге».
        Ему очень хотелось помочь Галине Ивановне; она такая расстроенная, уставшая, маленькая. Но он не знал, с чего и как начать. «Без Серёжки,  — подумал Володя,  — мне не собрать ребят, поздно уже, хотя сейчас все дома».
        Серёжа появился весёлый, возбуждённый. Он не застал Галину Ивановну и ничего ещё не знал о случившемся, только заметил, что Володя не в духе.
        — Ты чего надулся?  — спросил Серёжа, сдвигая набекрень свою кепку.
        — Чего-чего… Вот, прочитай!  — буркнул Володя и подал письмо Вани Спицына.
        Серёжа подошёл поближе к свету и начал вслух читать:
        — «…Тогда, даю вам честное пионерское, я сдам экзамены по-русскому на пятёрку, буду учиться лучше всех, даже лучше Серёжки Серова. Не ругайте меня, папа и мама. Я ведь хороший у вас сын…»
        — Ничего себе, хорош сынок, бежать на фронт собрался,  — с иронией произнёс Серёжа, дочитав письмо.
        — Я, Серёжа, дал пионерское слово Галине Ивановне, что соберём ребят по боевой тревоге и найдём Спицына.
        — Правильно. Согласен! Ну, и простодум этот Иван Иванович,  — не замечая, что подражает взрослым, с иронией сказал Серёжа.  — Тоже мне  — «буду учиться лучше всех в школе, даже лучше Серёжки Серова», а сам простых вещей не соображает, «фронтовик» липовый.
        Уж больно задел Спицын Серёжу своим письмом. За всё Серёжа сейчас обиделся на него. И за то, что он на ремонте школы отказался работать, и за то, что позорит пионерский отряд своими двойками, и за то, что решил удрать на фронт, и за то, что налгал на Юру, обвинив его в краже самовара… Однако одним негодованием делу не поможешь. Надо было действовать немедленно.
        — Ты, Володя, беги к Жене, а я к Юре. Соберите с ним всех, кого только можно. Мы с Юрой  — тоже. Сбор в двадцать два ноль-ноль у сосны. Ясно?
        — Ага!  — коротко ответил повеселевший Володя.
        Галина Ивановна побывала у всех школьных товарищей сына, но никто, даже Женя, не знал о побеге друга. Он только рассказал ей, что вчера, когда ходили купаться, Ваня спрашивал: пошёл бы Женя на фронт или нет, но Жене не очень хотелось итти на войну и он не стал поддерживать такого разговора. Вот и всё, что мог рассказать Женя.
        Возвращаясь домой, уставшая, растревоженная Галина Ивановна уже думала о том, как её «несносный озорник» едет где-нибудь в поезде, без денег, без продуктов и неизвестно куда. Очень ей было обидно и не менее жаль сына. Она знала, что теперь не обойдётся без серьёзных разговоров отца, который всегда упрекал её за мягкость и невзыскательность к единственному сыну. Она не позвонила отцу. Во-первых, надеялась, что Ваня может ночью вернуться, а во-вторых, понимала, что найти сына не так легко; наконец, она не хотела расстраивать мужа, так как в этот день завод начал выпускать новую продукцию и у мужа слишком много производственных забот. Теперь только одна была надежда на Серёжу Серова, но она его так и не нашла.
        Галина Ивановна звонила на вокзал и узнавала о поездах, проходящих на Москву. Ей назвали два пассажирских поезда, хотя она хорошо знала, что ежедневно проходит много разных поездов и Ваня скорее мог уехать на товарном, чем на пассажирском, куда вряд ли посадят без билета и пропуска. Всё же после ужина она пошла на вокзал, подробно узнала о поездах, и в два пассажирских были даны телеграммы о розыске. Ночью обещали дать ответ.
        Сбор у сосны состоялся почти в назначенный срок.
        Серёжа объявил:
        — Мы собрались, ребята, по «боевой тревоге» потому, что Ваня Спицын убежал на фронт. Во-первых, это позорит наш отряд, во-вторых, это доставляет много забот и хлопот Ваниным папе и маме. Дело, ребята, очень серьёзное, и мы должны найти беглеца. Потом, конечно, мы дадим на сборе «припарку» Спицыну, а сейчас надо прежде всего найти его. Только дома надо предупредить родителей, куда и зачем идём. Всем ясна задача?
        — Ясно, всем ясно!  — ответили ребята.
        — Кто видел Ваню сегодня?  — спросил Серёжа.
        Оказалось, никто.
        — А вчера?
        — Я!  — застенчиво ответил Женя.
        — Рассказывай, Женя, всё, о чём говорил с ним.
        Женя подробно рассказал. Но ребята ничего нового не узнали.
        Только сию минуту Юра Громов начал смутно догадываться о том, что произошло. Он видел Ваню, когда тот огородами, с сумкой за плечами и с палкой в руке, пошёл к лесу, в сторону Пригородного разъезда. Но тогда Юра не был уверен, что это именно Ваня. Сейчас его рассказ приобрёл для товарищей определённый смысл.
        Было принято решение. Один отряд с Володей и Женей идёт на вокзал. Задание: обшарить все привокзальные закоулки, все скверы и обязательно заглянуть в воинский зал, в общий зал и вообще всюду, где только будет можно. Действовать организованно: доложить начальству вокзала о причине прихода, чтобы отряду не чинили препятствий.
        — Поскольку завтра воскресный день,  — сказал Серёжа в заключение,  — можно сегодня и не поспать, но завтра в двенадцать ноль-ноль сбор у сосны.
        Другой отряд во главе с Серёжей и Юрой отправляется на разъезд Пригородный.
        — Освобождается от похода тот, кто не может оставить дом или кому родители не разрешат пойти,  — объявил Серёжа.
        Ночь светлая, безветренная, сияет полная луна. Ни один куст, ни одна ветка на деревьях не шелохнётся. В такую ночь приятно пройтись по тихим улицам родного города, чувствуя, что ты не просто ходишь, а выполняешь важное задание.
        Отряд Серёжи вышел из города. Шли не спеша, шумно, весело. Особенно когда дорога завела в тёмный сосновый бор с высокими деревьями. Дорога напоминает узкую аллею. Воздух, чист, пахнет летними травами и терпкой сосновой смолкой. От звонких ребячьих голосов несётся перекатное эхо по молчаливому, мрачному бору. Хорошо на Урале в такую пору в лесу!
        Когда прошли половину лесной дороги, Серёжа предложил отдохнуть. Все согласились. Луна попрежнему светила ярко, бросая сквозь косматые шапки сосен голубоватые пятна на землю. Сели у дороги и замолкли. Тихо в бору, даже немножко жутко. Только комары бунчат «бунь-бунь» да какие-то беспокойные пичужки нет-нет перекликнутся где-то в глубине леса. А там, за лесом, звенят вагоны буферами, свистят и шипят паровозы, гудят рельсы под тяжёлыми составами. Любопытно ребятам слушать этот своеобразный оркестр. Кругом ночь, а жизнь Родины идёт себе вперёд, бурно, шумно, для неё нет остановки ни днём ни ночью.
        — А что, Серёжа, найдём мы Спицына?  — спросил одноклассник Вани.
        — Обязательно найдём. Не иголка же он, да и Дружок нам поможет,  — ответил шутя Серёжа и погладил собаку. Дружок то и дело убегал вперёд, носился где-то по лесу, но когда ребята присели, он прибежал и улёгся около хозяина. С собакой было веселее.
        — Спицын, наверное, уже едет себе в поезде,  — возразил Юра.
        — Так его и посадили!  — ответил Серёжа, но подумал: «Ваня  — парень смелый, может и на товарный прицепиться…»
        Разговаривали недолго. Потянуло ночной прохладой, и Серёжа поднял товарищей в путь.
        На разъезде Пригородном у одноэтажного здания, выкрашенного светложёлтой краской, стоял часовой. Это было помещение пригородной станции. Серёжа подошёл к часовому и спросил:
        — Можно пройти к дежурному?
        — Одну минутку!  — чётко ответил солдат и нажал кнопку звонка. Он понял, что мальчик пришёл по делу, раз не один да ещё ночью. Ребята стояли метрах в десяти от крыльца, тихие, молчаливые, немного усталые.
        В комнате дежурного было накурено. За столом, разговаривая с кем-то по телефону, сидел офицер. Рядом сержант что-то писал в большую книгу.
        — Слушаю, мальчик!  — сказал офицер, положив трубку на рычаг.
        — У нас один пионер, Ваня Спицын, убежал сегодня на фронт…
        — Сегодня и прямо на фронт?  — улыбаясь, перебил офицер.
        — Сегодня. Вот его письмо.  — Сережа протянул бумажку офицеру.  — Мы решили узнать, не был ли кто из ребят у вас и не просился ли в поезд.
        Сержант перестал писать. Он положил ручку на чернильный прибор, закрыл книгу и посмотрел на Серёжу. Офицер дочитал письмо, широко улыбнулся и сказал:
        — Герой! И письмо написал здорово!
        — Он у нас парень боевой и озорной,  — пояснил Серёжа.
        — Видно по письму, что вояка будет,  — подтвердил офицер.
        — Он с сумкой, такой толстенький, крепкий?  — спросил сержант.
        — Да,  — обрадованно ответил Серёжа.  — В кепке, сероглазый такой, невысокий…
        — Как же, видел я этого вояку, товарищ капитан.
        Сержант рассказал о том, как к нему подошёл вечером мальчик с сумкой за плечами, с палкой и просил посадить его в поезд с солдатами. Серёже не терпелось узнать все подробности, но капитан, как нарочно, начал его расспрашивать, как зовут мальчика, есть ли у него родные и прочее. Но Серёжа вспомнил о ребятах и спросил у капитана:
        — Разрешите, товарищ капитан, ребятам сюда зайти, я не один тут.
        — Позовите,  — приказал капитан сержанту.
        — У-у, да вас целый взвод, молодцы!  — произнёс капитан, когда ребята заполнили небольшую комнату.
        Пришлось Серёже давать полную справку о беглеце. Капитан и сержант не раз смеялись, пока он кратко рассказывал о своенравном Ване Спицыне.
        — Ну что же, товарищ сержант, придётся помочь ребятам,  — сказал капитан.  — Они, пожалуй, побоятся одни пойти в лес.
        — Нет, что вы, товарищ капитан, мы не боимся. Нам бы только показали, куда, в какую сторону он ушёл,  — бойко ответил Юра.
        Капитану нравились эти славные, смелые ребята, прошедшие ночью километров восемь, чтобы избавить товарища от неприятности. Только теперь он заметил собаку, которая жалась к хозяину.
        — Твой пёс?
        — Мой.
        — Поди, «учёный»?
        — Нет, но умный, хороший пёс,  — пояснил Серёжа.
        — Теперь вижу, что вы найдёте своего героя. Прямо отряд разведчиков,  — похвалил капитан.
        Время близилось к утру. Когда сержант вышел с ребятами, чтобы проводить их, они увидели за синевшим лесом полоску рассвета. Лучисто мигали звёзды, но небо заметно бледнело, и луна стала не такой яркой. От леса тянуло сыростью и прохладой, он попрежнему казался тихим и таинственным.
        Сержант проводил ребят до тропинки, хотел сам с ними пойти, но они отказались и заявили, что этот лес знают и не боятся. Тропинка была узенькая, и пионеры растянулись по ней гуськом. Первый шёл Юра, замыкал Серёжа. Шли молча и важно, как в бою! У ручья, где не раз ловили пескарей, присели. Решили развести костёр, умыться и с рассветом обшарить лес. Когда развели костёр, стало совсем хорошо, даже усталость пропала, только кушать хотелось, но ни у кого не было ничего съестного.

* * *

        Ваня Спицын проснулся от прохлады. Встал, потянулся и решил, что ему совершенно необходим костёр. Скоро из-за гор и лесов поднимется яркокрасное солнышко, и Ваня снова отправится на Пригородный разъезд. Сегодня-то он уж наверняка уедет. Только опять мучили мысли о доме, о маме с папой, о ребятах. Снова, как и вчера вечером, когда запылал костёр, стало веселее, приятнее на душе.
        …Ранние лучи солнца ударили Серёже в глаза, когда он поднялся, чтобы лучше разобраться, где лает Дружок. Собака явно сигнализировала о присутствии постороннего человека.
        Серёжа свистнул. Услышав зов хозяина, пёс вернулся. Серёжа пожалел, что поступил так. Надо было итти сразу же на лай, а не звать собаку. И ребята пошли в ту сторону, откуда вернулся Дружок.
        Когда Дружок залаял. Ваня испуганно вскочил. Но лай скоро прекратился, и Ваня, успокоившись, присел к костру.
        Подбрасывая сухие сучья в пламя, Ваня то и дело заглядывал в котелок с картофелем, висевший над костром. Если бы он знал, что скоро окажется в плену у товарищей, он ни за что не стал бы разводить, костёр и варить картошку. А между тем отряд Серёжи шёл по верному пути…
        Первым увидел Ваню Юра Громов. Он остановился и сделал рукой предупреждающий знак Серёже. Остановились и другие. Из-за кустов открывалась живописная картина. Весёлая опушка соснового леса, далёкий, потонувший в сизой дымке город и маленький костёр с котелком, у костра спокойно и беззаботно почёсывая затылок, сидит Спицын.
        Серёжа, словно кошка, подкрался к Ване почти вплотную и спокойно произнёс:
        — Здравствуй, герой!
        Ваня вздрогнул, вскочил на ноги, но, увидев Серёжу, снова присел к костру и, не отвечая на приветствие, сосредоточил всё своё внимание на котелке, стараясь палочкой повернуть крупную картофелину, высовывающуюся из воды.
        Ребята ждали сигнала Серёжи, укрывшись за мелким сосняком.
        — Ты, как Робинзон, устроился, куда с добром,  — заговорил Серёжа.
        — В лесу всегда хорошо,  — уклончиво, не то виновато, не то примирительно ответил Ваня. Теперь он пытался палочкой выбросить из кипящей воды в котелке уголёк, но никак не мог его зацепить.
        — На экскурсию вышел, кустарём-одиночкой?  — не унимался Серёжа и незаметно сделал рукой знак Юре. К костру враз подошли все ребята, и молча смотрели на костёр, на забавного Ваню. Юра, как всегда, прячась за Серёжу, сказал:
        — Мы думали, ты уже к Казани подкатил, а ты картошку варишь. Дай нам по одной.
        Спицын покосился на Юру, но не ответил. Ему не жаль картошки, но уж очень плохо он себя чувствовал, догадываясь, что ребята искали его, да ещё, наверное, всю ночь. Мысли у него были сейчас нестройные, сбивчивые.
        — Он в дорогу варит, а ты просишь,  — сказал кто-то, когда Серёжа предложил всем присесть к костру.
        — Садись, ребята,  — повторил приглашение Юра.
        — Значит, решил воевать?  — спросил Серёжа.
        — А тебе что?
        — А то, что твоя мама всю ночь, наверное, плачет.
        — Чего ей плакать…
        — От таких писем даже мне реветь хочется,  — произнёс Серёжа.
        Ребята засмеялись. Серёжа подал Юре письмо и добавил:
        — Читай, у тебя трогательно выходит.
        Это было уж слишком,  — чтобы Юра читал Ванино письмо в присутствии стольких ребят! Но Юра был рад исполнить это поручение. Он прочитал письмо и протянул его Серёже, плутовато глядя на Ваню. Тот, как ястреб, выхватил письмо и побежал. Этот неожиданный порыв Вани смутил Серёжу, но он как сидел, так и остался сидеть у костра.
        — Никуда не убежит,  — сказал одноклассник Спицына, как бы угадывая мысли Серёжи.  — Сумка-то его здесь.
        Ваня бежал в чащу леса. Он решил, что отныне ему совершенно нельзя возвращаться домой. И от папы попадёт, и от ребят прохода не будет, засмеют. Думая о том, что за ним гонятся, он бежал что было сил. И вдруг упал, споткнувшись о какой-то корень, и вскрикнул от боли. Боль была сильная. Ваня почувствовал, как моментально начала расти шишка на лбу, но не заплакал, а поднялся, посмотрел назад и, убедившись, что за ним никто не гонится, пошёл в сторону разъезда, ощупывая ушибленное место.
        — Ну и упрямый чертёнок!  — сказал Юра.
        — Куда там, с гонором,  — подтвердил Серёжа.
        Ребята предлагали догнать Ваню, но Серёжа не согласился.
        — Давайте лучше картошки поедим,  — предложил он.  — Ване она не нужна больше: сейчас ему один путь  — домой.
        Картошка была съедена с большим аппетитом, костёр залит водой, а вещевой мешок беглеца, как «трофей», перешёл на плечи Серёжи. Его отряд спокойно шёл к городу, в надежде, что голодный Ваня через час-другой будет дома слёзно просить у мамы чего-нибудь покушать.
        Ещё не успели смениться ни капитан, ни сержант, как появился Спицын. На лбу у него сияла красновато-синяя шишка, но он прикрыл её кепкой. Ване и в голову не пришло, что здесь побывал Серёжа со своим отрядом.
        — Что тебе, мальчик, нужно?  — мягко спросил капитан.
        — Я в Москву хочу!  — ответил Ваня.
        — Прямо в Москву?
        — В Москву, к родным мне надо…
        Капитан сразу понял, с кем имеет дело. Улыбаясь, он продолжал говорить с Ваней, сделав знак сержанту, чтобы тот молчал. Ваня стоял, потупив глаза.
        — Значит, в Москву?  — повторил капитан.  — А у тебя документы есть?
        — Нету.
        — Без документов только дезертиры ходят.
        — Я потерял их,  — продолжал Ваня.
        — Вот если бы на фронт, другое дело,  — неожиданно сказал капитан, рассматривая мальчика с ног до головы.
        Спицын забыл про всё, даже про шишку на лбу. Он лихо снял кепку и, глядя на капитана искрящимися глазами, воскликнул:
        — Отправьте, товарищ капитан!
        Капитан увидел шишку, снова улыбнулся и подумал: «Ну, и парень! Наверное, от всего отряда отбился…»
        — Шишка-то отчего у тебя?
        — На сосну налетел в темноте,  — не задумываясь, ответил Ваня и снова натянул кепку на лоб.
        — Это плохо. Солдат и в темноте должен всё видеть, а ты сосны не разглядел.
        — Так темно же ночью в лесу.
        — Твоя фамилия Спицын?  — неожиданно спросил капитан.
        Ваня растерялся. Он не знал, сказать правду или не говорить.
        — Спицын?  — повторил капитан.
        — Угу,  — нехотя сознался Ваня.
        — Зовут Ваней?
        — Да.
        — Вот что, Иван Спицын. Только что звонил твой папа. Они с мамой ждут тебя и просили передать, чтобы ты скорее бежал домой. А на фронт таких, как ты, не берут, ты ещё мал. Понял?
        Вместо ответа Ваня кивнул головой, почувствовав необыкновенную слабость и всю силу Серёжи и капитана.
        — Я еду сейчас в город. Поедешь?  — спросил капитан.
        — Угу…
        — Ну вот и отлично.
        Капитан и Ваня вышли из пригородной станции.

        НЕОЖИДАННЫЕ РАДОСТИ

        Любили ребята свою школу. Её построили в войну. Вместе с новым заводским городком выросло и здание средней школы, с большими светлыми классами, с уютными залами библиотеки, пионерской комнатой и просторными коридорами. Школа стояла на окраине городка, на опушке зелёного хвойного леса и походила на дворец в тайге.
        Городок продолжал расти, радуя жителей всё новыми и новыми двухэтажными домами, а школа пока оставалась одна и становилась тесной. Занимались в три смены, но к новому учебному году учащихся прибавилось, и поэтому было решено один из спортивных залов оборудовать для классов. Не очень хотелось это делать ни дирекции школы, ни товарищам из гороно, да только шла война и другого выхода не было.
        Комсомольцы-учащиеся и учителя решили своими силами провести необходимые работы по строительству, а заодно и ремонт всей школы.
        Как только пионеры узнали об этом, они тоже решили помочь старшим товарищам и организовали свою бригаду. Больше месяца бригада Серёжи Серова работала в школе по два часа ежедневно. Подносили кирпич, глину, доски, убирали мусор. Словом, делали всё, что им было по силам, чтобы к учебному году школа могла принять ещё несколько десятков новых учащихся, таких же, как они. И вот, наконец, строительство закончено.
        В воскресенье в школе было назначено комсомольское собрание и сбор пионеров  — участников строительства. Приятно было ребятам, что и они вложили свой труд в общее дело. Слово «строители» приобрело для них какое-то особое значение. Они гордились им, с упоением называя друг друга «строитель», и к сбору готовились с трепетным ожиданием. Фёдор Тимофеевич сказал:
        — Вам, как строителям, мы приготовили свой подарок.
        Что это был за подарок  — никто пока не знал. Но вот ребята пришли на сбор. Фёдор Тимофеевич и секретарь горкома комсомола сообщили ребятам радостные вести. Во-первых, было получено письмо с фронта от экипажа танка «Пионер». Секретарь горкома вручил его пионерам на хранение. Это был первый документ боевой истории, участниками которой были и пионеры-уральцы. Заметка о боевых действиях танка «Пионер», которую прислал в своём письме лейтенант Бучковский, глубоко взволновала ребят.
        Спицын слушал заметку с особым вниманием. Конечно, все ребята слушали очень внимательно, но у Вани она вызвала особые чувства. Он представил настоящую войну, её тяжесть и отвагу людей. Ему было сейчас стыдно за свою попытку убежать на фронт.
        — Я закончила первый класс на пятёрки,  — сказала Леночка Громова,  — и обещала нашим дорогим танкистам закончить второй класс так же. Призываю всех ребят учиться так, как воюют наши родные добровольцы-уральцы.
        Женя сказал Ване, что Леночке написал речь Серёжка, но это не тронуло Ваню. И мама с папой, и капитан с Пригородного разъезда и Серёжка,  — думал Ваня,  — были правы, говоря о нём на этом сборе. Спасибо им за то, что во-время задержали. Товарищам Ваня дал слово: двойку ликвидировать и быть настоящим пионером. Однако в заключение не утерпел. Торжественно и твёрдо заявил:
        — Закончу школу, вырасту, тогда обязательно буду танкистом или разведчиком. Так и знайте…
        Ему дружно аплодировали. Он понял, что товарищи всё простили. Никто над ним не смеялся, и Серёжа, который собирался набить его, первый подошёл к нему и пожал руку, но сказал:
        — Зря, Ваня, пустил слух, что Юра украл дома самовар, извинись.
        На сборе была ещё одна радость. Фёдор Тимофеевич объявил, что на двадцать дней августа в школе открывается пионерский лагерь.
        — Всех ребят  — участников строительства,  — закончил он,  — горком комсомола и отдел народного образования премирует путёвками в школьный пионерский лагерь.
        Спицын подумал, что ему путёвки не будет, но когда стали зачитывать список, он услышал свою фамилию. Ему было неловко, стыдно, что он в школе не работал, а путёвку получил. И опять же никто из ребят его не упрекнул. Юра подошёл к нему и спросил:
        — Ваня, организуем военную игру?
        — А как Серёжа? Если согласен  — организуем. И флот построим в овраге. А за самовар извини…
        — Ладно, добро,  — согласился Юра.
        Письмо танкистам писали коллективно. Помогали секретарь горкома и Фёдор Тимофеевич. Всё честно написали: о строительстве в школе, о сборе металлолома, о жизни и делах пионеров и про Ваню Спицына. Но он решил написать сам танкистам отдельное письмо и объяснить, что хотел помогать им на фронте. «Поймут меня танкисты, они ведь сами ушли добровольно»,  — решил он.
        В тот же день вечером закипела работа в новом пионерском лагере. Неожиданные радости вызвали у ребят новую энергию. Составляли распорядок дня, устанавливали шест для подъёма пионерского флага, распределяли обязанности, составляли планы работы, игр, отдыха. Работа захватила всех. Ваню назначили горнистом. Это очень радовало его. За весь вечер никто не упрекнул беглеца, не вернулся к разговору о встрече в лесу. Это он оценил. Только Юра, когда они шли домой, сказал:
        — Ваня, а картошку мы твою того, съели у костра. Ох, и вкусная же была картошка! Только соли не нашли в мешке. Как же ты собрался без соли на фронт?
        — Она у меня в кармане была,  — краснея, ответил Ваня. Он помолчал и неловко добавил:  — Мы теперь у пионерского костра её печь будем, правда?..
        Все ребята изрядно проголодались и теперь рисовали себе вечер у костра с печёной картошкой, как некое пиршество.
        Вместе с Ваней радовались и ребята за силу своего коллектива, за силу пионерской организации. Ваня дома рассказывал маме:
        — Серёжка обещает мне ежедневно диктовки устраивать на каждое правило. Даю честное пионерское, мама, что экзамен меньше, чем на четвёрку, не сдам.
        Но тут, как из-под земли, прозвучал бас папы из соседней комнаты:
        — Ну-ка, герой, иди сюда, поговорим по душам.
        Дрогнуло сердце у Вани. Однако разговор был очень хорошим. Правда, Ваня разок всплакнул, но ушёл спать с чувством благодарности маме, папе и пионерской организации.

        Часть вторая

        РОКОВАЯ ОШИБКА

        Слухи о боевых действиях диверсионной группы имени Яна Гуса[41 - Ян Гус  — национальный герой Чехословакии, сожжённый на костре в 1415 году.], взорвавшей цех на военном заводе, взбудоражили доктора Шпачека. Вести были настолько важными, что не сообщить о них народу, читателям газеты было нельзя. Коммунистическая партия попрежнему работала в труднейших условиях подполья. Еще не везде была налажена связь с разрозненными группами подпольщиков, работавшими самостоятельно на заводах, шахтах, предприятиях и в городах. Не было связи с подпольем и того завода, где произошёл взрыв.
        Доктор Шпачек понимал, что листовка или сообщение в газете, хотя бы краткое, о боевых действиях патриотов усилит борьбу с оккупантами, поможет активизировать разрозненные подпольные организации, создать новые отряды сопротивления врагу. Но доктор Шпачек не знал подробностей, а они были так необходимы, чтобы рассказать о них жителям Праги. Первая попытка наладить связь с кем-нибудь из товарищей на этом заводе не удалась. После ареста многих коммунистов и активистов в связи с убийством Гейдриха такие попытки не всегда заканчивались успешно и были небезопасны. На старых явочных квартирах запрещалось появляться, так как за ними, вероятно, была установлена слежка. Значит, осуществить и наладить связь можно было только через людей, которых хорошо знаешь.
        Карел Вандер был известен доктору Шпачеку ещё до гитлеровской оккупации как коммунист. Сейчас он работал на том заводе мастером, и это обстоятельство заставило Шпачека попытаться узнать через Вандера по-подробнее о диверсии. Доктор Шпачек поехал под предлогом заказать деталь к бормашине, без которой он не мог работать. Доктор думал, что в разговоре о различных делах и работе ему удастся узнать кое-что и о диверсии и, возможно, наладить связь.
        Карел Вандер полный, невысокого роста, мрачноватый человек с хитрыми глазами, встретил старого знакомого не очень приветливо, но это не смутило Шпачека. Он всегда знал мастера таким: немного суховатым, замкнутым, но, несомненно, честным.
        Разговор между старыми товарищами не клеился. Вандер расхаживал по комнате маленькими шажками, не торопясь, заложив руки за спину, словно собрался уходить куда-то, и сам ни о чём не спрашивал, только отвечал на вопросы нежданного гостя.
        — Как поживаете, пан Вандер?  — начал Шпачек.
        — Живу, как тот гость, которому подали кашу без ложки.
        — Время такое, пан Вандер, завидовать такому житью не приходится,  — согласился доктор.
        — Да, времена…
        — Вы попрежнему на заводе?
        — Работаю без охоты, но приходится…
        — А я, знаете, пришёл к вам с большой просьбой. Работы у меня сейчас много, а тут как нарочно, произошла авария.
        Доктор Шпачек показал старую поломанную деталь, нарочно прихваченную с собой. Пан Вандер остановился на минуту, присел и, глядя на доктора своими узенькими глазками, сказал, немного оживившись:
        — Это пустячное дело. Можно сделать.
        Доктор видел по лицу Вандера, что он скучает по работе.
        — Я знаю, что из ваших рук любая работа не выпадет, пан Вандер, потому и пошёл к вам. Знаете, сейчас вообще приходится или работать, или сидеть дома,  — снова заговорил доктор, думая заставить, наконец, разговориться мастера.
        — Не всем сидится дома, да и не всем просто работается. Одни работают и сидят дома, другие просто сидят и не работают, как, например, я, а некоторым времени хватает на всё и на более важные дела…
        Доктор Шпачек подумал, что вот сейчас пан Вандер расскажет о тех, которым хватает времени «на более важные дела», но тот опять замолчал, внимательно рассматривая деталь, словно готовился немедленно приступить к работе.
        — Верно, пан Вандер,  — согласился доктор.  — У вас на заводе, говорят, недавно авария была?..
        — Не авария, а кое-что посерьёзнее,  — поправил мастер.
        — Подумать, в такое время и диверсия. Крупная?  — прямо спросил Шпачек.
        — Цех взлетел на воздух,  — с нескрываемой улыбкой ответил мастер.
        — Во время работы? Жертвы были?
        — До начала работы, только несколько фашистов из охраны погибло.
        Разговор попрежнему шёл не очень активно, но всё же доктор Шпачек узнал некоторые подробности, безусловно, представляющие интерес. Взрывной волной не только снесло крышу цеха, завалив обломками оборудование и станки, но причинило немалый вред соседним цехам, вывело завод на длительное время из строя. Всё это не очень охотно, с опаской рассказывал пан Вандер, отвечая на вопросы доктора, но Шпачеку так и не удалось узнать о личном отношении пана Вандера к этому делу.
        По дороге к дому Иосиф Шпачек размечтался о том, как будет выглядеть в листовке или газете «Руде право» это сообщение и какое впечатление произведёт оно на читателей. Он понимал, что такие вести ободрят многих, дадут им новые силы для сопротивления врагу, а ему, Иосифу Шпачеку, это сухое сообщение коммуниста Вандера поможет наладить связь ещё с одним заводом. Иосиф Шпачек торопился домой и надеялся при новой встрече с Вандером поговорить более откровенно.

* * *

        Воскресным вечером доктор сидел дома, размышляя о работе, о Яне, которого он отправил в Кладно. Занесли свежий номер газеты «Руде право». Приятно было сознавать значение газеты. Одни передают тайком её из рук в руки; другие читают только сами; третьи, прочитав, рассказывают близким о новостях с Восточного фронта, о борьбе патриотов в Чехословакии. Важные вести идут о массы, возбуждают их на борьбу, вселяют веру в победу над гитлеризмом.
        Как ни опасна была работа подпольщика, Иосиф Шпачек любил свою вторую профессию газетчика-революционера. Он многое знал о жестокостях гестапо, понимал, что любой провал приносит пытки, издевательства, смерть в застенках Панкраца[42 - Панкрац  — тюрьма в Праге, где находились политические заключённые.] или в каком-нибудь концентрационном лагере, но он выполнял долг коммуниста и патриота без колебаний.
        Доктор читал газету у себя в рабочем кабинете. Было около десяти вечера. Прага ещё шумела. Гремели трамваи, переполненные людьми, мчались легковые комфортабельные машины оккупантов. Впрочем в машинах раскатывали не только они, но и некоторые чехи-предатели. Шли пешие люди по улицам.
        Доктор Шпачек сидел у открытого окна, вслушиваясь в своеобразную жизнь любимой Праги. Хотя город по-прежнему был шумен и бурлив, всё же чувствовалось в его дыхании что-то тревожное, неспокойное, даже нервозное. В довоенное время в такую пору дети ещё гуляли на улицах. А сейчас и взрослые поторапливались домой и шли не так, как ходят на прогулке, а торопливо, с опаской. «Да, это отпечаток ненавистной оккупации»,  — думал доктор, дочитывая газету.
        Размышления доктора Шпачека прервал резкий, нетерпеливый стук в дверь. Он положил газету под подставку с карандашами, поднялся и, как всегда, не спеша пошёл узнать, кто этот нетерпеливый гость, который не желает пользоваться звонком, а стучит, будто пьяный или доведённый до крайности зубной болью. «Опять, наверное, больной?»  — подумал он.
        — В чём дело?  — мягко спросил доктор.
        — Откройте больному!
        Доктор вспомнил, что на столе оставил свежий номер газеты, но решил не возвращаться в кабинет, а принять больного в передней или открыть и пройти вперёд и прикрыть её чем-нибудь, но тут же подумал с сожалением, что не успел её дочитать и уничтожить. Но стук повторился с такой силой, что медлить было нельзя.
        — Откройте! Больной!  — повторил нахальный голос в тот момент, когда доктор Шпачек подходил к двери.
        Трое гестаповцев вошли в дом. Один сразу грубо отстранил доктора и первым шагнул в переднюю. Двое остались около доктора, закрывавшего дверь. Только теперь Шпачек понял, что настал момент расплаты. Он думал сейчас о газете и ещё о кое-каких бумагах, которые лежали в ящике письменного стола, правда, шифрованные, но всё же…
        — Поторапливайся!  — услышал доктор грубый голос, который только что слышал за дверью. Гестаповцы были под хмельком, пистолеты вынули из кобур.
        В несколько минут всегда образцово прибранная маленькая квартира доктора Шпачека превратилась в груду разбросанных вещей, книг, перевёрнутой мебели, врачебных инструментов. Доктору Шпачеку не разрешили сделать ни шагу. Как только гестаповцы вошли в квартиру, так сразу офицер предупредил его: «Вести себя смирно и стоять здесь». Он указал место у круглого стола.
        Всё время, пока шёл обыск, доктор Шпачек грустным и спокойным взглядом наблюдал за двумя гестаповцами, наводившими «новый порядок» в его квартире. Третий стоял у него за спиной.
        Как ни странно, но маленькая газета «Руде право», свёрнутая вчетверо, ещё лежала на письменном столе под карандашной подставкой, и её не коснулась рука гестаповца. Доктор Шпачек думал в эту минуту о сыне. Он был доволен, что Ян не видит этого разбоя, учинённого блюстителями «нового порядка» в Европе. Хорошо, если Яна предупредит о случившемся кто-нибудь из соседей. Но кто мог предупредить? Кто мог знать, что происходит в маленьком особнячке в Градчанах? Дядя Вацлав? Но может быть, и в его квартире гестаповцы наводят такой же «порядок»?..
        Когда офицер-гестаповец вынул из ящика стола блокнот и перелистал его, сердце доктора Шпачека дрогнуло. Там были свежие наброски статьи для газеты. И хотя записи были сокращённые, условные, гестаповец, видно, оказался мастером по таким делам. Он подошёл к доктору Шпачеку вплотную, ткнул его в лицо блокнотом и резким, лающим басом спросил:
        — Твой?!
        Доктор Шпачек пожал плечами.
        — Твой? Отвечай!
        — В моей квартире всё моё!
        Удар по лицу был настолько сильным, что Шпачек чуть не потерял сознание, но не упал.
        — Марш!  — рявкнул тот же гестаповец и снова ударил доктора Шпачека, на этот раз по голове рукояткой пистолета.
        В голове зашумело, и всё же Шпачек шагал достаточно твёрдо. Его бросили в крытую машину и куда-то повезли. «Наверное, в Панкрац»,  — решил он, но мысли были о другом. Кто выдал?.. Как всё это случилось, почему?.. Может быть, мой мальчик уже в тюрьме и его пытали?.. Может быть, дядя Вацлав попал туда же и не выдержал пытки?.. Или это простая случайность?.. Кто, кто мог выдать его, ведь он всегда, казалось ему, действовал осмотрительно?!
        В ту же ночь избитого, согнувшегося, в рваной одежде на окровавленном теле доктора Шпачека привезли на допрос. Там он увидел Карела Вандера, беспомощного, смертельно бледного. Значит, гестаповцы, заполучив газету, бросились на завод и произвели аресты… Но ведь мастер Вандер не мог знать, что я воспользовался его рассказом для «Руде право»?
        И всё-таки доктор Шпачек был прав. Его не обманули предположения. Он верно догадался, что за мастером Вандером следили гестаповцы. «Значит,  — сделал он вывод,  — Вандера арестовали после появления газеты, и он, не выдержав пытки, рассказал о том, как я заходил к нему, расспрашивал о диверсии на заводе… Но откуда они знают, что я работаю в газете?..»
        — Ты этого знаешь?  — спросил следователь, указывая доктору Шпачеку на Карела Вандера, которого только что облили холодной водой. Старик сидел на скамейке, поддерживаемый охранником.
        — Не знаю!  — твёрдо ответил Шпачек.
        — Ты лжёшь!
        — Как вам угодно, но я его не знаю.
        — А ты его знаешь, старая обезьяна?  — рявкнул следователь на мастера Вандера.
        — Нет,  — слабым голосом, с хрипотой ответил мастер, и его голова опустилась на грудь, точно подрубленная.
        — Ты рассказал ему о диверсии на заводе?
        Вместо ответа пан Вандер слабо попытался поднять голову, но потерял сознание. Мастер Вандер умирал.
        — Ты просчитался, Шпачек. Советую быть благоразумным и отвечать на вопросы добросовестно.
        — Как вам угодно,  — повторил доктор,  — но я этого человека не знаю.
        — Твоя настоящая фамилия Грубек?
        — Моя настоящая фамилия Шпачек,  — ответил доктор и подумал, что дело значительно сложнее, чем ему показалось.
        — Твоя жена казнена, ты это знаешь?
        — У меня нет жены, она умерла своей смертью семь лет назад.
        — Довольно!
        — Ты связан с газетой «Руде право»?
        — Нет!
        — Где подпольная типография?
        — Не знаю…
        — Врёшь!  — заорал следователь, соскочил со стула и ударил доктора Шпачека по лицу. Затем кто-то сзади начал бить чем-то тяжёлым в такт отрывистой команде: ещё, ещё, ещё…
        Доктора Шпачека били несколько раз, потом приводили в сознание и снова допрашивали. Но пока работал его мозг, он думал о сыне, о дяде Вацлаве, об умиравшем мастере Вандере и был доволен тем, что гестаповцы ничего не знают ни о типографии, ни о людях, выпускающих газету. «Значит,  — решил он,  — газета будет жить, пока живы и на свободе боевые товарищи. Я умру, но их не выдам! Газета будет жить!»
        И всё же арест Шпачека был загадкой и для него и для товарищей. Единственным правильным предположением было то, что гестаповцы сделали налёт на его квартиру по доносу Краузе. И если бы не блокнот доктора, у гестапо не было бы повода к аресту.

* * *

        Ян Шпачек приехал в Прагу накануне занятий в школе и был встречен на вокзале одним из подпольщиков. От дяди Вацлава он узнал о большом горе. Переживания мальчика были настолько сильными, что он несколько раз терял сознание и заболел горячкой. У дяди Вацлава появилось много новых забот. Для осторожности он и его товарищи перенесли типографию в новое место. «Кто знает,  — думали они,  — гестаповцы будут пытать доктора Шпачека и он может не выдержать, сдаться…» Другая забота заключалась в том, чтобы на время скрыть мальчика, которого могли подвергнуть пытке. Поэтому Ян был отправлен к надёжным людям, которые ухаживали за ним и скрывали его от гестаповцев.

        ВЕСТИ С ФРОНТА
        Письмо второе

        «Милые ребята!
        Как вам рассказать в коротком письме о больших делах, об успехах наших, танкистов и в то же время сообщить вам тяжёлую весть…
        Это письмо пишет вам комсомолец-танкист Василий Мягков, боевой друг лейтенанта Бучковского. Я долго думал о том, как всё рассказать, и решил, что буду писать правду, всё как было на самом деле в этот день боёв за нашу Родину.
        Представьте себе, ребята, прекрасные тургеневские места. Чудесный, весёлый лес, просторы полей, перерезанные оврагами, балками, перелесками и небольшими журчащими речушками. Правда, на полях стоят хлеба, жёлтые высокие и уже переспелые, но неубранные: рожь, пшеница, овёс… Их не убирают. Здесь война, и людей нет. Взрослых и здоровых фашисты угнали в Германию, на каторгу. Дети, старики беспомощны.
        Стоят знойные августовские дни. Вы уже начнёте, наверное, учиться в школе, набравшись сил за лето, когда это письмо дойдёт до вас, а у нас сейчас идут жаркие бои…
        Полыхают деревни. Вечерами страшное зарево пожаров охватывает всё небо на западе. Кажется, горит всё, не только дома и постройки, но и земля, и поля, и небо. Фашисты жгут всё, отступая под натиском наших войск…
        По одну сторону реки (западный берег)  — они, по другую  — мы, советские танкисты, артиллеристы, пехотинцы. Перестрелка не смолкает ни днём, ни ночью. Бухают тяжёлые пушки, завывают миномёты, трещат автоматные и пулемётные очереди, но мы пока стоим, накапливая силы, чтобы снова, как и в первых боях, рвануться вперёд и отбросить врага как можно дальше на запад.
        Так, примерно, обстояло дело и в тот день, когда мы готовились в наступление в первых боях.
        Мы собрались у своих танков. Танкисты лейтенанта Бучковского сидели у танка «Пионер». Один наш товарищ играл на баяне, и мы дружно пели боевые песни, шутили, разговаривали, вспоминая родной Урал, вас. Когда настала пора расходиться, чтобы отдохнуть перед боем, механик-водитель Агапов читал нам стихи, стоя на танке.
        За перелеском немцы жгут дома!
        Ещё атака  —
        Мы ворвёмся в сад…
        И, чтоб от счастья
        Не сойти с ума,
        Я, как ребёнка, глажу автомат.
        Пускай от дома  —
        Чёрный хлам угля,
        Деревьев пусть огонь не пощадил,  —
        Мне дорога родимая земля,
        Где я родился,
        Где отец мой жил…

        Ребята! Я рассказываю вам об этом потому, чтобы вы поняли, как нам было тяжело смотреть на пылающие дома и поля, думать о людях, живущих в плену у гитлеровцев и ждущих своего освобождения. В этот день перед боем мы видели всё это, чувствовали горечь за судьбу наших людей и горели ненавистью к врагу, непрошенно пришедшему в наш дом, на нашу священную землю…
        В бой мы пошли, как всегда, после того, как наши самолёты обработали передний край противника, после того, как прогремела наша артиллерия и пророкотали наши славные «катюши». И всё-таки враг оказывал такое сопротивление, что наступать было нелегко.
        Первым форсировал водный рубеж (то-есть с боем переправился через реку) танк «Пионер». За ним пошли другие танки, и бой разгорелся за населённый пункт на подступах к железнодорожной станции Ш. За день боёв мы, продвинулись немного, километров на пять, но это была немалая победа. И первым в этом бою шёл экипаж танка «Пионер», которым умело и храбро командовал лейтенант Бучковский.
        Наступила ночь. Опять ярко запылали новые деревни, новые поля неубранных хлебов. Всё жгут, отступая, фашисты. Жгут, взрывают, чтобы ничего не оставить советским людям. Вот почему каждый танкист считает, что надо наступать стремительно, чтобы враг не успевал сделать своё чёрное дело.
        Лейтенант Бучковский вырвался далеко вперёд, но в это время фашисты бросили в бой новую танковую дивизию под названием «Мёртвая голова», и на несколько часов наступление нашего батальона приостановилось. Экипаж славного танка «Пионер» оказался в тылу противника, не подозревая об этом. Советские танкисты продолжали сражаться. Ночью лейтенант Бучковский радировал, что ведёт бой за деревню недалеко от станции Ш.
        Мы ещё не знали, что в это время на этом участке у фашистов было превосходство в танках. Мы рассчитывали, что наш батальон вырвется вперёд и тогда не один «Пионер», а десятки наших танков перережут железную дорогу Брянск  — Орёл и выполнят ещё одну боевую задачу. Командир радировал лейтенанту Бучковскому:

        «Держитесь. Высылаю на помощь танки. За отвагу и храбрость в боях экипаж представляю к правительственной награде»…

        Но попытки прорвать танковый заслон противника так скоро, как мы рассчитывали, нам не удалось. Слишком неравны были силы. Нас  — один батальон, немцев  — целая дивизия. Но мы вели бой всю ночь. На поле сражения, как свечи, горели фашистские танки, однако нам удалось выполнить задачу только поздно утром.
        На рассвете командир получил ещё одну радиограмму с танка «Пионер». Лейтенант Бучковский сообщил:

        «Нахожусь в тылу противника. Огнём уничтожили две пушки с расчётами, танк и подавили гусеницами несколько пулемётных гнёзд противника. Танк повреждён, снаряды на исходе, пулемёт не работает. Продолжаем сражаться».

        Наконец наш батальон вырвался вперёд…
        Более шести часов четвёрка храбрых танкистов  — Бучковский, Агапов, Фролов, Русанов  — отбивалась, окружённая врагами. В танке нечем было дышать, оставались считанные снаряды, но экипаж продолжал драться. Никто из нас не знает последних минут жизни и борьбы танкистов. Мы можем только предположить, что когда кончились последние снаряды, фашисты окружили смельчаков, навалились всей своей силой на одинокий, повреждённый, безоружный танк… Кто-то уже забрался на башню, кто-то стучит в люк, чтобы открыть его и расправиться с четвёркой храбрых танкистов…
        Когда наш батальон вышел к дороге Брянск  — Орёл, танк «Пионер» был обнаружен в двух километрах от станции. Правая гусеница перебита, ствол пулемёта погнут, броня боевой машины поцарапана осколками мин и снарядов, но танк стоял таким же грозным, как и перед боем… Вокруг него валялись трупы фашистских солдат, по его следу легко было обнаружить вмятую в землю противотанковую пушку противника, два миномёта, несколько исковерканных станковых пулемётов. Это боевая работа экипажа Бучковского и танка «Пионер».
        В стволе пистолета лейтенанта Бучковского мы обнаружили записку:

        «Дорогие товарищи по оружию!
        Нам очень тяжело расставаться с жизнью, но война есть война, и мы умираем с полным сознанием выполненного долга перед Родиной. Просим вас передать нашим юным друзьям, подарившим нам боевую машину, что их наказ и свою клятву уральцам мы выполнили. Жаль, что воевали мало, но мы верим в победу Родины и умираем победителями. Уничтожайте врага, гоните его на запад безустали, пока мир не будет спасён от фашизма. Прощайте, родные, мстите врагу.
    Бучковский, Агапов, Русанов, Фролов».

        Мы знаем, ребята, что вам тяжело будет читать это письмо о гибели ваших старших товарищей-комсомольцев. Но мы заверяем вас, что начатое дело разгрома врага мы, советские воины, доведём до полной победы. Ваш танк «Пионер» мы решили собственными силами восстановить. Командование вручило ваш танк моему экипажу. Впредь по приказу командира танкам комсомольских экипажей будет присваиваться это дорогое имя «Пионер» за отвагу и храбрость в бою. Вместо одного погибшего экипажа в бой пойдут десятки, вместо одного танка «Пионер», будет много, и они отомстят врагу, выполняя ваш наказ.
        Желаем вам хорошо учиться, расти и быть такими, как воины танка «Пионер»  — лейтенант Бучковский и его славный экипаж.
        С комсомольским приветом

        Василий Мягков,
        командир танка «Пионер».

        БОРЬБА ПРОДОЛЖАЕТСЯ

        Ян Шпачек выздоравливал медленно. Добрые люди приютили мальчика, как родного, но он всё равно чувствовал себя одиноким. С отцом они всегда были вместе, говорили, как взрослые, как товарищи. Здесь, в чужом доме, отношение к Яну было, как к маленькому. Все были с ним трогательно нежны, это стесняло его. Ян каждый раз с нетерпением ждал дядю Вацлава, но тот приходил редко. Он был очень занят. После ареста доктора Шпачека у него появилось много новых забот с типографией. За последнее время дядя Вацлав совсем постарел, осунулся, но попрежнему приходил весёлым и немножко забавным в шляпе с узкими полями, согнутый, низенький, сухой, но всегда опрятный, чисто выбритый, чем-то похожий на отца. Придёт, сдвинет свои большие очки на кончик носа, сядет к Яну поближе и обязательно скажет:
        — Ну, герой, как у нас дела? На поправку дело пошло или всё ещё немножко киснем?
        Говорит, а сам улыбается, и не поймёшь: не то он шутит, не то серьёзно.
        Ян Шпачек лежал на мягкой тахте лицом к стене и думал… Думал о многом. О страшной и неожиданной разлуке с отцом, о болезни, школе, товарищах и дяде Вацлаве. Мысли об отце не покидали его ни на минуту, даже во сне он часто видел его, говорил с ним, ходил куда-то с ним. Тяжко без отца. Был отец  — и вот нет его, забрали в гестапо… Может, его уже и в живых нет, а может, он сидит сейчас в тюрьме и, наверное, думает о нём, о своём сыне… Всё Яну казалось неясным, жутким, будто в тяжёлом сне.
        Мысли об отце у Яна непрерывно переплетались с думами о врагах, которые лишили его отца, о прожитом и, конечно, о Советском Союзе, где они так хорошо жили. Ян теперь часто вспоминал Серёжу Серова. Вот были бы такие ребята с ним, такие, как Серёжа, наверное, ему было бы всё-таки легче. Можно было бы сказать откровенно, что он хочет отомстить за отца. А интересно, как бы поступил на его месте Серёжа?
        Так думал Ян. И тогда у него крепла мысль о борьбе. Как только он оправится от болезни, так непременно будет бороться с оккупантами. Да, он будет с ними бороться до тех пор, пока бьётся его сердце, бороться так, как его отец, как дядя Вацлав. Как-то он услышал от дяди Вацлава: «Честный чех даже мёртвым будет мстить оккупантам». Эти слова очень понравились Яну, и тогда сразу, как-то сама по себе воскресла в памяти кинокартина, которую он и отец смотрели в последний раз вместе. Это было не так давно, но сейчас стало особенно свежо в памяти, потому что в картине были враги…
        В последние дни, перед отъездом Яна в Кладно, отец и он дважды ходили в кино. Отец не был частым посетителем кинематографа, особенно во время оккупации, потому что демонстрировались чаще немецкие военные фильмы да изредка трофейные, вывезенные немцами из Франции и других стран. Но у Яна наступили каникулы. Отец решил, как он выражался, побаловать сына, а заодно и сам посмотреть с ним немецкий военный фильм. Ян забыл название картины, но хорошо запомнил лица врагов.
        Фильм начался с парада в Нюрнберге. Колонны военных и толпы гражданских людей проходили мимо трибуны и кричали «Хайль Гитлер!»
        Сам «фюрер» стоял на трибуне. Невысокий, с каким-то дурацким чубом, свисавшим на лоб, с полубессмысленной улыбкой и неприятным оскалом зубов, подняв руку кверху. Рядом с ним, справа, находился Геринг в военной форме немецкой авиации, со множеством орденов и такой толстый, что, пожалуй, три Гитлера не заменят его… Тут же, слева, находился Гесс, худощавый, с вытянутым лицом и крохотной головой, длинный, как оглобля, а рядом Геббельс, низенький, щупленький, с огромной головой, похожей на расплюснутую тыкву… Любопытно было Яну смотреть на эти лица и в то же время страшно. Ведь они, эти фашистские главари, правят не только Германией, но и Чехословакией, Францией и другими оккупированными странами. Они же ведут сейчас войну против Советского Союза, где у Яна есть хороший маленький друг.
        Кадры фильма меняются: то Гитлер в кабинете у карты Европы, то во Франции у Эйфелевой башни, то в войсках с генералами…
        Ян не очень разобрался в картине, но понял главный смысл  — фашисты хвалятся своей силой.
        Когда они вышли с отцом из кино и дошли до глухого переулка, Ян спросил:
        — Папа, тебе понравилась эта картина?
        — Нет, Янек, не понравилась.
        — Почему, папа?
        — Дома расскажу…
        Дома Ян напомнил отцу о незаконченном разговоре на улице.
        — Там, в этой картине, сынок, столько побед Гитлера, что вряд ли он сам верит этому.
        — Но ведь это, папа, документальный фильм?
        — Всё это, Янек, верно, но Гитлер допобеждается, что его повесят.
        Эти слова особенно запомнились Яну, и сейчас, лёжа на тахте, он думал: «Вот если бы Гитлера повесили, а папу выпустили на свободу…» Мысль об этом не покидала Яна ни на минуту. Он слышал много рассказов отца о зверствах в гестапо и поэтому представлял, как тяжело отцу в тюрьме и как бы он, Ян, стал вдруг сильным, настоящим героем и ворвался бы в тюрьму, чтобы освободить не только отца, но всех, кто там томится. С этой мыслью он и встретил дядю Вацлава.
        — Ну, как наши дела, Янек?  — спросил дядя Вацлав и сдвинул очки на кончик носа.
        — Хорошо, на поправку идут, дядя Вацлав.
        — Значит, поправляемся?
        — Я совсем себя хорошо чувствую.
        — Вот и отлично!  — сказал дядя Вацлав и присел на стул у тахты.
        — Ох, и надоело мне лежать,  — с горечью произнёс Ян.
        Дядя Вацлав не мог не посочувствовать мальчику, но ответил:
        — Рановато тебе выходить. Полежать надо ещё недельку, а там мы с тобой заживём!
        Дядя Вацлав пришёл необычно весёлый. Это Ян увидел сразу: наверное, опять принёс какое-нибудь лекарство, которое сейчас трудно достать. Дядя Вацлав и в самом деле принёс какие-то сладости, глюкозу в тюбиках.
        — Вот тебе на поправку, кушай.
        — Я так и знал, дядя Вацлав, что вы что-нибудь принесёте,  — обрадовался Ян.
        — Да, Янек, я тебе ещё кое-что принёс,  — подтвердил дядя Вацлав, и в его добрых, хотя и потускневших глазах заискрилась радость.
        — Ещё что-то принесли?
        — Принёс, Янек. Принёс добрые вести.
        Дядя Вацлав придвинулся ближе и, нагнувшись к Яну, приласкал его взглядом, положил свою высохшую, немного шершавую руку на голову мальчика, добавил:
        — Весточку об отце… Верные люди сообщили, что твой отец жив. Понял, Янек?
        Так вот отчего так весел был сегодня дядя Вацлав! У Яна едва хватило силы произнести:
        — Жив?
        — Да, Янек, жив, и мы все очень рады.
        — Где он?
        — Он сейчас в Бухенвальде[43 - Бухенвальд  — фашистский лагерь смерти.].
        — А письмо папе можно послать?
        — Думаю, что да,  — ответил дядя Вацлав, решив, что Яна надо осторожно подготовить к мысли, что в Бухенвальд письмо также трудно послать, как и в тюрьму Панкрац.
        Разговаривали долго, дядя Вацлав высказывал надежду на возвращение доктора Шпачека. Правда, думал он несколько иначе. «Немногим счастливым людям удаётся бежать из этого лагеря, а те, что остаются там, умирают от голода и побоев или их просто убивают гестаповцы».
        — Письмо мы напишем вместе, когда ты поправишься,  — сказал дядя Вацлав.
        — А может, папа и сам скоро вернётся?  — добавил Ян.
        — Может, и вернётся…
        — Уж тогда мы не так будем бороться с оккупантами. Правда, дядя Вацлав?
        — Будем, конечно!  — неопределённо ответил тот.
        Разговор начался такой, что дядя Вацлав не знал, как отвечать на многие вопросы. Он только теперь понял, что пытливый, наблюдательный Ян Шпачек знал больше о делах отца, чем он, дядя Вацлав, мог предположить. Он не знал, что Шпачек немало рассказывал сыну о борьбе патриотов родины, и то, что Ян довольно ясно представляет дела отца, как подпольщика, удивило старика.
        Уходя, дядя Вацлав думал не только об устройстве Яна в школу, но и о том, чтобы сохранить его в роли связного, тем более, что эту роль Ян выполнял не так уж плохо, живя с отцом. Правда, теперь обстановка изменилась. Отец хорошо знал характер, мечты и дела сына, а дяде Вацлаву эти качества ещё придётся изучить, по-настоящему узнать Яна, чтобы не навлечь на него и на себя беды.
        С приятным удивлением и благодарностью дядя Вацлав думал о том, что доктор Шпачек воспитал в мальчике непримиримую ненависть к врагам Чехословакии. Доктора Шпачека нет с ними, но есть младший Шпачек, который непременно будет продолжать бороться, если не сегодня, не завтра, так в будущем. «Да, борьба честных чехов продолжается, она будет продолжаться до полной победы»,  — думал дядя Вацлав, уходя от мальчика.
        К счастью Яна Шпачека, в школе, где он учился, многое переменилось. Во-первых, не стало учителя немецкого языка пана Краузе; во-вторых, совершенно неожиданно выяснилось, что Ян может продолжать учиться в своей школе, так как директором назначен свой человек. Об этом дядя Вацлав пока ничего не сказал мальчику, потому что и без того у Яна было сегодня много приятных новостей.
        Были у Яна и новые горестные вести, но дядя Вацлав не сообщил ему ничего. Умер старый Шпачек в Кладно, потрясённый трагической историей, случившейся с доктором Шпачеком. «Сказать Яну о смерти дедушки  — значит продлить его болезнь»,  — думал дядя Вацлав, всецело взявший на себя заботу о сыне друга по подпольной работе.

        У КОСТРА

        Открытие пионерского лагеря при школе было праздничным событием в жизни ребят. Большинство из них хорошо потрудилось на ремонте школы. И хотя дети работали без утомления, всего по два-три часа в день, директор школы и педсовет считали, что ребята своим трудом заслужили лагерный отдых перед новым учебным годом. Нелегко было организовать этот своеобразный пионерский лагерь с трёхразовым питанием. Много было забот и у дирекции школы и у ребят. Но дела шли хорошо. Овощами снабдила лагерь школа со своего участка. Отдел рабочего снабжения завода, где работал отец Вани, обещал ежедневно выдавать пионерскому лагерю сто литров молока  — почти по поллитра в день на каждого отдыхающего. И, наконец, дирекция школы открыла интернат для самых маленьких с тем, чтобы они могли круглосуточно находиться в лагере.
        Всё это было объявлено на открытии пионерского лагеря. И каждый ещё раз подумал, что суровая война, посадившая не только взрослых, но и детей на нормированный паёк, заставляла, как выразился директор школы, подтянуть животы, а тут, точно с неба, свалилось такое богатство. Ребята давно научились беречь каждую крошку хлеба, кусочек сахара, колбасы, сыра. Они, пожалуй, лучше взрослых знали им цену, потому что именно многим из них приходилось мёрзнуть в очередях, чтобы получить паёк в магазинах.
        Жизнь в лагере обещала быть занимательной, интересной, а главное, большинство гордилось тем, что именно они, участники ремонта школы, обеспечили этот заслуженный отдых. Поэтому не обошлось и без того, что те, кто не работал на ремонте школы, но был зачислен в лагерь, жестоко «прорабатывались» в кругу товарищей за несознательность.
        Не обошлось без упрёков и в адрес Вани. В первый же день его назначили на кухню. С группой товарищей он сидел в школьном дровянике и чистил картофель на обед. Не очень увлекало его это занятие. Августовский день, будто нарочно, выдался на редкость жаркий и, конечно, хотелось сбегать на речку и выкупаться. Но ребята не начистили ещё и половины положенного. Пользуясь тем, что Спицын был старшим среди чистивших картофель, он сговорился с Женей под каким-то предлогом выйти из дровяника и потихоньку сбегать выкупаться.
        По дороге он снова заговорил с Женей на свою излюбленную тему. Его до сих пор не покидали мысли о фронте. Он считал, что если бы действовал не один, а с Женей, то они теперь уже были бы настоящими разведчиками или связными, которым поручают важные военные дела. Думая об этом, Ваня спросил:
        — Тебе, Женя, нравится в лагере?
        — Очень.
        — А мне не нравится.
        — Почему?
        — Ну, что это за лагерь! Картошку чистить заставляют, а там, смотри, и дрова пилить придётся, да ещё что-нибудь, а я хочу отдыхать.
        — Так мы и будем отдыхать,  — возразил Женя.
        — Тоже мне отдых! Скучно! Ни интересных игр, ни походов. Я смотрю в план работы, а там расписание игр в городки да в футбол, встреча с каким-то Зиминым, а мне ещё заниматься придётся. Вчера Серёжка мне дома диктант устроил. И опять я три ошибки сделал…
        Ваня запустил пальцы под свою серую кепку, почесал голову, прищурил один глаз, сморщился и мечтательно заявил:
        — Знаешь, Женя, вот если бы мы жили где-нибудь в прифронтовой полосе? Вот было бы интересно.
        — А я не хочу… Там страшно, война, стреляют, бомбят…
        — Вот чудак. Ведь в прифронтовой полосе, а не на войне,  — возразил Ваня.
        — Всё равно, не хочу.
        — Нет, ты, Женя, не понимаешь. Представь себе, мы бы вдруг ночью поймали какого-нибудь шпиона или фрица и отвели бы его к командиру.
        Ваня так разрисовал героическую картину поимки шпиона, что Женя заслушался и даже немного струхнул.
        Они сидели на берегу реки после купанья. Ваня говорил, говорил, а Женя слушал и удивлялся, как ловко всё получается. Тут и тёмная дождливая ночь, и густой таинственно-чёрный лес, и ловко устроенная засада. Они лежат, замаскировавшись в кустах, и прислушиваются, как переговариваются два фашиста, идущие прямо на них. Ваня, Женя и другие ребята терпеливо и храбро ждут врагов, приготовившись навалиться на них, связать, забить им рты.
        Но тут Женя не выдержал и возразил:
        — Но фашисты без оружия не ходят…
        — Ну и что же…
        — А как же мы их поймаем и свяжем?
        Разгорелся жаркий и долгий спор. Друзья забыли и о том, что их товарищи чистят картофель, а они позорно сбежали. Вспомнил об этом Женя. Ваня, разумеется, как всегда, спокойно ответил, что ничего особенного не случилось, они быстренько ещё раз искупаются и бегом в лагерь…
        Нельзя сказать, чтобы они бегали очень долго, но их отсутствие было замечено. Бригада на чистке картофеля задержала приготовление обеда. Хватились искать старшего, однако не нашли не только его, но и Женю. Молчаливый и строгий повар, бывший фронтовик, недовольно заявил, что подобного «ЧП»[44 - «ЧП»  — чрезвычайное происшествие (военное выражение).] он больше не потерпит.
        Серёжа, поскольку дежурили на кухне ребята из его отряда, принял вину на себя и, чтоб спасти положение, послал на кухню подкрепление. Это разозлило его, так и хотелось отдуть Спицына.
        Стычка произошла неожиданно. Серёжа встретил Ваню за углом школы, когда тот с Женей возвращался с купанья.
        — Ты почему срываешь обед?  — нахмурился Серёжа, схватив Ваню за грудки.
        — Отстань, я тебе не повар!  — резко рванувшись, ответил Ваня.
        Но Серёжа всё же успел дать ему такого шлепка, что тот упал.
        Когда Женя и Ваня скрылись за углом, Серёжа понял, что поступил неверно. Только в пионерской комнате он немного успокоился. Здесь было шумно. Сюда приходили ребята по неотложным делам. Одни за футбольным и баскетбольным мячами, другие за шахматами, третьи за советом по выпуску стенной газеты. Одним словом, жизнь в лагере началась бурная, хлопотливая. Ещё с утра Юра Громов со старшим пионервожатым начали готовиться к пионерскому костру, который предполагалось провести недалеко от школы, в лесу. Выбрать место для костра, заготовить сучья, пригласить старого большевика с рассказами о революционном прошлом Урала  — всё это увлекало ребят, но и требовало немало забот. Пионеры были увлечены важными делами, но Серёжа ходил мрачный. Неприятно докладывать на линейке о случившемся вместо того, чтобы коротко, по-пионерски сказать: в день открытия лагеря в отряде никаких происшествий не было.
        У огромного сухого соснового пня, на бугре, названном Лысой горой, был заложен пионерский костёр. Место выбрали на славу. Одной стороной Лысая гора спадала к шумевшей реке, терявшейся в зарослях смешанного леса и кустарника, другой  — уходила в густую сосновую тайгу, видимо, соединяясь где-то далеко-далеко с Уральским хребтом. Со стороны города лес был редким, но сосны стояли высокие, стройные. Таким образом, небольшая Лысая гора была со всех сторон окружена лесом. Кругом деревья, деревья, а над ними бездонное темноголубое небо.
        С наступлением темноты затихал ветер, и тайга начинала засыпать. На бескрайней синеве августовского неба мерцали звёзды, тоже точно засыпающие и холодные. Только горная река нарушала этот покой, перекатывая мелкие гальки, ударяясь в извилистые берега, да вдали перекликались паровозные и заводские гудки вечно неспящего трудового города.
        Но как ожил лес, когда зажгли костёр! Потянуло приятным дымком, запылали сухие иглы, затрещали пересохшие сучья, и огромное пламя озарило Лысую гору, тайгу, возбуждённые и радостные лица ребят.
        Пионеры не подозревали, что тот самый Зимин, у которого сыновья на фронте и которому они, ребята, помогли зимой,  — старый большевик. А между тем Иван Иванович Зимин, невысокий полный старик, с большой белой, бородой и добрыми глазами, пришёл к ним, к пионерам, поделиться своими воспоминаниями о революционной борьбе уральских большевиков.
        Иван Иванович начал свой рассказ издалека, с детства, которое было у него безрадостным и тяжёлым. Говорил он о простых вещах, а слушать было интересно.
        — Дед мой и отец,  — начал Иван Иванович,  — потомственные уральские железоделатели. Мне было лет восемь, когда я пошёл работать, помогать отцу. Богат наш Урал-батюшка железом, ух, как богат. В ту пору мой отец работал на одном маленьком заводе, затерявшемся вот в такой же тайге. Сначала я был «будильником»… Каждое утро вставал в шесть утра, шёл по заводскому посёлку от дома к дому и стучал в окна. Как только откликнутся хозяева, так я должен сказать: «Пора на работу», а сам  — дальше, к другому дому. Так каждое утро мне приходилось раньше всех вставать и будить рабочих нашего заводского посёлка.
        В те далёкие времена часов у рабочих не водилось, а заводской гудок не каждого разбудит, когда посёлок от завода далеко, а люди на горячих работах умаются, работая часов двенадцать-четырнадцать. Вот я и был «будильником» заместо часов, или петуха, чтоб люди не опаздывали на работу…
        Ребята засмеялись. Было смешно и самому Ивану Ивановичу. Он сделал небольшую паузу и продолжал:
        — Плата мне за это полагалась невеликая: десять копеек в день. Всё подмога, говорил мой отец. Семья у нас была большая, а работник в доме  — один отец. Вот и приходилось помогать…
        Потом я стал с отцом углежогом работать. Валить с корня деревья, корчевать пни, пилить лес и жечь его на уголь. Работа была тяжёлая, трудились, не зная, когда начинается утро и когда кончается день. Хотелось заготовить побольше угля и, значит, побольше получить денег.
        Отец мой был молчалив и суров. С горя иногда напивался крепко. С получки нет-нет, да и зайдёт в кабак  — такое заведение было, где торговали водкой да самогоном. Ну, а напьётся, придёт домой  — и пошла тут карусель такая, что мы нередко голыми и босыми на снег выбегали, и оставались на холоде до тех пор, пока отец спьяна не уснёт. И всё-таки это было ещё не настоящее горе.
        Так вот мы и жили, пока настоящее горе не свалилось на нас. Как-то раз отец поехал в город. Это было зимой после очередной получки. Он думал купить что-нибудь из одежды, ну, конечно, обещал привезти подарки нам, матери на платье, да только вышло всё по-иному. Уехал он и ничего не купил потому, что всё дорого, а денег мало. Вот он с горя и напился и неизвестно как поехал домой. Лошадь-то пришла, но отец не вернулся. Так до весны мы не знали, где он. Потом говорили, что отец наш вывалился пьяным из саней, замёрз в снегу, да так до весны и лежал где-то совсем недалеко от нашего посёлка.
        Мне шёл двенадцатый год, когда больная мать и четверо моих братьев мал-мала меньше остались сиротами и я стал главным кормильцем семьи, главой нашего бедного дома…
        Пионеры слушали этот рассказ-быль и думали: неужели было такое время? Им трудно было поверить, что человек может очень много работать и всё же быть голодным, разутым, бесправным. Ваня возмущался хозяевами, которые платили Ивану Ивановичу десять копеек в день, и поэтому когда рассказчик сделал паузу, не утерпел:
        — Я бы, Иван Иванович, не стал работать за десять копеек в день, а нашёл бы другого хозяина.
        — Это на тебя походит,  — заметил кто-то, думая о сегодняшнем приключении Спицына на чистке картофеля.
        Все весело засмеялись.
        — Вот так мы и жили… Потом,  — продолжал Иван Иванович,  — я работал на горячих работах в заводе, за взрослого. Сила была, а уменья нехватало. И хоть делал работу «большого», то есть взрослого, а платили мне всё равно, как подростку. И так бы, наверное, всю жизнь мы, рабочие, мучились, но пришло время, великой революции. А как мы её делали, и как потом защищали её завоевания тоже можно много рассказывать…
        Было это в 1918 году. На Урале свирепствовал Колчак да интервенты, чужеземные союзники белых. Рабочие Урала организовались в отряды Красной Гвардии, чтобы бороться с врагами, защищать молодую Советскую республику рабочих и крестьян. Таких отрядов Красной Гвардии было много в ту пору, но были они разные: большие и малые. Да и действовали они где сообща, а где и в одиночку.
        Заняли белые Челябинск, а тут вскоре ночной звон церковного колокола известил наш городок о приходе непрошенных гостей и к нам. Звонили, конечно, церковники, купцы да кулаки. Они обрадовались приходу белых, а нам, красногвардейцам, пришлось в эту же ночь покинуть город и уйти в горы Уральские. Но мы не ушли, как трусы, мы приняли бой с врагом, да только нас было мало, а их очень много. К тому же на весь наш малый отряд был один пулемёт да немного винтовок. А у большинства  — дробовики да самодельные пики.
        Белые знали, что в лесах есть красногвардейцы, и потому все окрестные деревни, посёлки, станции и разъезды железной дороги кишели карателями. Они рассчитывали, что голодные красногвардейцы рано или поздно выйдут из леса и сдадутся в плен. В боях они не одолели нас, так решили одолеть голодом.
        — Голод нас, действительно, донимал сильно. Запасы наши истощились, хлеба не стало, соли тоже. Питались мы травой да ягодами. Так продолжалось недели две. Мы, наконец, решили соединиться с другим отрядом. Но куда итти  — не знали. Надо было сначала разведать.
        Ваня сидел у ног Ивана Ивановича и с открытым ртом слушал его рассказ. А когда Иван Иванович заговорил о разведке, возбуждение Вани особенно возросло.
        — Назначили в разведку трёх человек, меня тоже с ними,  — продолжал Зимин.  — Итти на ближайшую железнодорожную станцию надо было через горы. Мы настолько отощали от голода, утомились от жары, что едва передвигали ноги. Но мы шли и шли, так как люди не могли больше голодать, и командир решил, что через три дня весь отряд поведёт по нашему следу.
        К утру следующего дня мы с трудом добрались до станции. Железнодорожные линии проходили между гор и лесов. Место красивое, да и для боя удобное: леса густые, горы скалистые. Вышли мы на склон горы, с которой всё видно: станция, несколько домиков лесничества, недалеко составы красных теплушек, а кругом белые казаки… Все мы очень хотели есть. Нам казалось, что за кусок хлеба, за горсть солдатских сухарей и глоток воды можно было отдать всё на свете. Но куда пойдёшь днём, когда на станции враги? И вот мы лежали в кустах на склоне горы. Лежим и думаем, как узнать, сколько здесь белых, можно ли добыть хлеба, есть ли белые в селе, что в трёх километрах от станции. Решили, что будем ждать темноты, а вечером или ночью можно будет найти кого-нибудь из рабочих и поговорить с ним. Так вот и лежим. Солнце, как назло, палит и кусты не спасают. Знойно, жарко и душно, а у нас не только хлеба, но и воды нет. Все три фляги давно пустые, ещё когда через горы переходили, выпили воду.
        Наконец наступил вечер. Солнце скрылось за вершинами сосен, на землю начали ложиться сумерки. Потянуло с низины туманом, капельки росы покрыли душистые августовские травы да кустарники, и нам стало легче дышать, но голод мучил попрежнему.
        Надо итти на станцию. Там белые казаки, их, конечно, много, а нас трое. Итти туда  — рисковать головой, жизнью. Чуть ошибёшься или нарвёшься не на того, на кого следует, и пропал. Но итти надо. И тут я, как старший, принял такое решение: сначала надо итти одному. Какой смысл рисковать сразу тремя жизнями. Товарищи согласились с моим предложением, и один из нас сам вызвался итти. Фамилия его была Сухов. Молодой, коренастый паренёк, слесарь с завода. Если бы до голода, который мы пережили в лесу, Сухову встретились два казака, он бы с ними легко справился, да и троих, пожалуй, одолел бы, но теперь силёнки у него поубавилось немного, а всё же он пошел уверенно.
        — До встречи, товарищи,  — сказал Сухов.  — А если что случится, напишите матери, что честно погиб за нашу Советскую власть.
        Нам стало тяжело от этих слов, хоть всем в пору итти. Как говорят, на миру и смерть красна, но когда один идёт  — дело невесёлое. Мы молча пожали руку товарищу, и он тихонько пошёл на станцию, прижимая винтовку к груди.
        Время тянулось мучительно долго. Мы ждём час, два, наконец, наверное, прошло и три часа, а Сухов не возвращается. И тогда пошёл я.
        Иван Иванович сделал паузу, закурил, а ребята нетерпеливо ждали, что расскажет он дальше о Сухове, о себе.
        — Мне посчастливилось. На станции у одного дома, на пустыре я встретил рабочего.
        — А я собирался вас искать,  — сказал он, когда мы встретились и объяснились.  — Ваш товарищ арестован.
        — Как это случилось?  — спросил я.
        — Он зашёл ко мне. Я рассказал ему, что его интересовало, дал хлеба. Потом проводил его до ворот и остановился во дворе. Прошло минут пять. Я думал, что он успел скрыться, но вдруг услышал окрик казачьего патруля. Прошло ещё несколько минут, и я увидел казаков и вашего товарища. Они вели его в арестантский вагон. Вот и всё, что я знаю. Надо выручать парня,  — добавил он.
        — Казаков много?
        — Около ста штыков. Они охраняют станцию и мост.
        — Пулемёты есть?
        — Есть пулемёты и одна пушка…
        Рабочий сказал, что надо спешить, если мы собираемся помочь товарищу, казаки могут его расстрелять.
        Мне, действительно, надо было торопиться. Когда мы прощались, рабочий достал из-за пазухи калач хлеба, а из кармана  — бутылку молока. И хотя я смертельно был голоден  — есть не хотелось. Я решил немедленно итти к своим, доложить командиру о делах на станции, а рабочему сказал, что мы ночью вернёмся.
        — А как же Сухов?  — нетерпеливо спросили пионеры.
        — С Суховым вот что вышло,  — продолжал Иван Иванович:  — Я думал, что мы попытаемся выручить его сами. Но когда я вернулся на место, на склон горы, товарища моего не было… Тогда я пошёл в отряд. По дороге прикидывал себе: отряд наш почти в полтора раза больше, чем гарнизон казаков на станции. Правда, они лучше вооружены, но у нас преимущество  — внезапность нападения и, кроме того, мы узнали, где у них стоят пулемёты и пушка, где штаб, да и рабочие станции ненавидят белых и помогут нам. Значит, мы сможем освободить Сухова, а потом пойти на соединение с другим отрядом.
        Подкрепился я молоком с хлебом и пошёл снова через горы в свой отряд. А между тем жизнь Сухова была на волоске от смерти. Звали его Василием. А командир нашего отряда, его двоюродный брат, был ему тёзка, только отчество да возраст у них разные.
        Утром Сухова привели на допрос к казачьему полковнику. Сухов сказал: накормите да напоите, тогда буду отвечать. Вид у него был измученный бессонной ночью, побоями и голодом, но держался он молодцом. Полковник приказал принести ему котелок солдатской каши и воду. Сухов поел, попросил закурить. Ему дали. Он покушал, покурил и сказал: «Теперь спрашивайте».
        — Фамилия?  — спросил полковник.
        — Василий Сухов.
        Полковник сразу переменился в лице. Он думал, что ему попался командир нашего отряда. О Василии Петровиче Сухове шла хорошая молва среди добрых людей, и белобандиты охотились за ним. Даже назначили премию за его голову в тысячу рублей золотом. Полковник встал, прошёлся по комнате, подумал: «Хорошая птица попалась». Сухов смотрел на него и тоже думал: «Как бы удрать?» Лицо у полковника холёное, нос острый и тонкий, глаза узкие, злые, а сам толстый, неуклюжий. Решив, что перед ним знаменитый партизанский командир, полковник ещё больше заважничал и потому казался совсем медведем.
        — Как ваша фамилия?  — после продолжительной паузы снова спросил полковник.
        — Я уже сказал  — Василий Сухов.
        — Ты командир отряда большевиков?
        — Я красногвардеец!  — гордо ответил Сухов.
        — Хорошо. Где ваш отряд?
        — Наш отряд действует…
        — Где действует?
        — На Урале…
        — Где?  — уже нервозно повторил полковник, почувствовав, что от этого не сразу добьёшься правды.
        — Я ответил,  — спокойно сказал Сухов. Он тоже подумал, что его принимают за брата и потому решил не уронить чести командира отряда. Это даже прибавило ему сил.
        Полковник сел за стол, долго смотрел на Сухова и потом, навалившись на стол, сказал тонким, квакающим голосом:
        — Вот что, Сухов! Давайте будем говорить откровенно. Ваше дело проиграно! Я обещаю вам сохранить жизнь. Понимаете?! Я вам  — жизнь, а вы мне  — всё необходимое об отряде. Я говорю с вами, как русский офицер, слово которого  — закон. Ясно?  — Полковник стал вежлив. Вначале он говорил Сухову «ты», теперь обращался на «вы».
        — Вполне понимаю, господин полковник.
        — Ну-с, а раз так,  — ближе к делу.
        Полковник снова поднялся из-за стола и начал ходить по длинной комнате, заложив руки за спину, как бы давая время противнику подумать. На столе он оставил свой наган. Было ли это преднамеренно сделано им или по рассеянности, но когда взгляд Сухова упал на оружие, а полковник был у двери, Сухов схватил наган и выстрелил в спину врага. К сожалению, Сухов промахнулся и полковник вывалился за дверь. Сухов закрылся в его кабинете. Поднялась суматоха, но Сухову некуда было выйти, кроме двери. Только теперь он увидел, что окно зарешечено.
        Долго белые думали, как войти в эту комнату. Несколько раз вели они с Суховым переговоры через дверь, несколько раз ему приходилось отстреливаться, но скоро кончились патроны, и тогда казаки сломали дверь, Сухова избили, связали и снова бросили в арестантский вагон. Полковник не решился расправиться с ним самолично и срочно по телефону доложил начальству, что пойман командир отряда красных.
        Ночью в вагон к Сухову вошёл полковник и какой-то другой человек с папкой. Сухов понял, что второй  — следователь. Снова пытались допрашивать. На этот раз избили Сухова до потери сознания, но он ничего не сказал. Потом его облили холодной водой, и следователь заявил:
        — Я должен объявить тебе постановление военно-полевого суда. Ты  — Василий Сухов…  — Он сделал длинную паузу, как бы давая понять Сухову, что он не торопится зачитать приговор, вытер лысую голову серым платком и заключил:  — приговорён к расстрелу…
        Сухову было всё безразлично. Он часто терял сознание, чувствовал себя смертельно усталым и очень хотел спать. Только бы спать, а там что угодно. И когда полковник со следователем ушли, он уснул… Казаки не ожидали нападения. И хотя наши люди были сильно утомлены переходом и голодом, бой вызвал у нас подъём. Мы выбили белых со станции, освободили Сухова, а через день соединились с другим отрядом Красной Гвардии. И вскоре мы начали изгонять белобандитов с родного Урала.
        — Иван Иванович, а что случилось с третьим разведчиком?  — спросил Ваня.
        — Не знаю. Мы его так больше и не видели. Он, наверное, решил уйти от нас и, может быть, к белым попал, и они его расстреляли. Туда ему и дорога. Поступил он, конечно, как трус и предатель.
        Ребята провожали Зимина до самого дома. По дороге много было расспросов, а когда расходились по домам, Серёжа сказал Ване:
        — Ты сегодня поступил так же, как третий разведчик у товарища Зимина.
        — Ну да! Я не трус…
        — А вот и трус…  — заметил Юра.
        — Думать надо, Ваня,  — добавил Женя.
        — Устал я сегодня,  — неожиданно отозвался тот.
        — Ему мама запретила сегодня переутомляться и думать,  — съязвил Серёжа.
        Ребята громко засмеялись, но Спицын принял эту шутку, как оскорбление мамы, и сказал с угрозой:
        — Ты маму сюда не впутывай, а то я драться буду.
        — Это ты умеешь,  — спокойно заметил Серёжа.
        По домам разошлись довольные первым днём лагерной жизни.

        СЛОЖНАЯ ЗАДАЧА

        Иван Иванович Зимин прихворнул. После недельной болезни он впервые вышел из дому. День был тёплый, тихий, и потому старик пошёл на воздух, а заодно хотел посмотреть свой приусадебный огород, в котором кто-то ночью напакостил. Очень неприятным и обидным показалось старикам это неслыханное озорство.
        Огород у Зиминых был малюсенький. Иван Иванович сам городил несколько дней прясло, дважды перекапывал лопатой землю, а его жена посадила две грядки картофеля, да по маленькой грядке моркови и капусты.
        Лето было сухое, и Зимины часто поливали свой огород, таская воду из колодца за четыре квартала от дома. Одним словом, много труда положили старики на свой крохотный огород, надеясь запастись овощами на зиму. Но каково было их огорчение, когда за две ночи с огорода исчезло несколько кочанов совсем ещё молодой капусты, полгрядки моркови и порядочное количество картофеля!
        После обхода огорода Иван Иванович сидел на завалинке и думал: кто бы это мог напакостить. Сначала ему казалось, что это могли сделать ребята из пионерского лагеря, так как в вечер встречи с ними он видел, как они в большой костёр положили много картофеля. Однако, подозревая ребят в этом, он не высказал этих предположений даже своей жене. Тем более, что отпечатки обуви на грядках явно принадлежали взрослому. Но ведь и подросток мог надеть сапоги взрослого.
        Юра, Женя и Володя Серов ходили в магазин покупать волейбольную сетку. Увидев Ивана Ивановича на завалинке, они остановились и радостно поприветствовали его:
        — Здравствуйте, Иван Иванович.
        — Здравствуйте, ребята,  — как всегда ласково ответил он и пригласил присесть. Пареньки охотно согласились.
        Разговор завязался быстро. Юра безудержу рассказывал о впечатлениях от встречи с Иваном Ивановичем, о делах в лагере и вдруг в приливе откровенности сказал, что у его сестрёнки пропал в лагере портфельчик с книгой. Этого «секрета» никто не должен был знать вне лагеря, но Юра и сам не знал, как так случилось, что он проболтался.
        — У меня, ребята, тоже пропажа случилась,  — со вздохом сказал Иван Иванович.
        — Обокрали?
        — Так, пустяк,  — сказал Зимин и добавил, глядя прямо в глаза ребятам:  — Кто-то в огород мой начал ночью похаживать. Позавчера вырыл картошку, нынче ночью капусту и морковь попробовал. Прямо напасть! Всё лето поливали, ухаживали, а к зиме всё выдерут, самим ничего не останется, видать.
        — Вот подлость какая!  — искренне возмутился Володя, а Женя добавил:
        — Поймать бы да в милицию…
        Иван Иванович, улыбнувшись, посмотрел внимательно на ребят и подумал: «Нет, эти не украдут, зря я о них плохо подумал…»
        Ребята ушли, а Иван Иванович ещё долго сидел на завалинке и упрекал себя, называя старцем, выжившим из ума, за то, что заподозрил ребят без всякого на то основания.
        Ребята вернулись в лагерь к обеду. Юра и Володя нашли Серёжу на футбольной площадке и, волнуясь, рассказали ему всё, что слышали от Ивана Ивановича. Рассказ взволновал и Серёжу.
        — Это, действительно, свинство! Надо что-то придумать.
        — Чего тут придумаешь?  — возразил Юра.  — Украли, так теперь ведь не вернёшь. Вот только плохо, что украли уже дважды, значит, могут ещё залезть.
        Серёже вдруг стало ясно, что раз вор побывал дважды, то пойдёт и в третий раз. Кому-то понравилось это занятие, знает, что старик да старуха плохие охранники своего огорода.
        К вечеру у ребят созрел план охраны огорода Зиминых.
        Когда об этом плане рассказали Ване, он сразу же увлёкся им. Женя, как всегда, ответил:
        — Я пойду, только надо с мамой договориться, она не очень-то разрешает мне шляться по ночам.
        Ему пообещали, что дело с его мамой будет согласовано. Нехватало ещё хотя бы двух-трёх ребят, но подходящих не было.
        Собрались, как всегда, у сосны, важные, решительные. Ваня уже рисовал картину, как они поймают вора, надают ему тумаков, а потом отведут в милицию. Он вслух высказал свои мысли Жене. Тот, конечно, согласился со всеми доводами товарища, только ни одним словом не комментировал его план: рот его был забит сухарями.
        Юра тоже был похож на взъерошенного петуха, гордился, что он первый подал эту мысль и не побоялся пойти с товарищами ночью выслеживать вора.
        Но важнее всех и озабоченнее был Серёжа. Он держал на поводке Дружка, из-за пазухи его короткого пиджака торчал конец большой прочной и длинной верёвки. И кроме того, у него был трофейный немецкий электрический фонарик  — мечта многих ребят.
        — А что мы его, связывать будем?  — спросил Ваня, увидев верёвку.
        — Там видно будет,  — неопределённо ответил Серёжа.
        Ещё до наступления сумерек ребята сходили к огороду Ивана Ивановича и посмотрели место, где удобнее устроить засаду. На задах огорода, на меже, росла высокая полынь. Слева шёл высокий тын. Отсюда вора можно было не ждать. Справа, рядом с пряслом Ивана Ивановича, шёл узкий проулочек, заканчивающийся тупиком. Значит, и отсюда вора нечего ждать. Но, кто его знает, откуда он появится. Серёжа предложил, что им нужно сесть так: двое в один угол огорода, остальные  — в другой и от одного угла до другого протянуть верёвку. Когда вор побежит из огорода, стоит только натянуть верёвку, и тот непременно запнётся и упадёт. Тут останется только сцапать его.
        Так и договорились. Ваня, Женя и Володя сели в один угол огорода, а Юра и Серёжа  — в другой. Шестым участником засады был Дружок, добрейший и умный пёс. Он всех товарищей Серёжи знал так, что наступи ему на хвост  — и Дружок только взвизгнет, как бы извиняясь, и уйдёт с дороги, но ни за что на свете не укусит. За такую доброту Ваня назвал Дружка ленивым телёнком. Только Серёжа и его брат Володя знали подлинный «характер» Дружка и его повадки. Пёс был предан своему хозяину и хорошо натренирован. Если Серёжа лежал на кровати, никто из домашних, кроме Володи, не мог подойти к нему. Тихий и ласковый, пёс отлично выполнял команду «взять».
        Ночь выдалась тёмная. Луна всходила поздно, а тут ещё накрапывал мелкий дождь, хотя на небе там и сям пробивались из-за туч тускло мерцающие звёзды.
        Сидели долго, молча всматривались в темноту ночи. Пахло горьковатой полынью и перегоревшим навозом. Всех давно клонило ко сну. Было тихо, даже ни один стебелёк полыни не шелохнулся, поэтому и сидеть надо было абсолютно тихо. Но вор всё не шёл и не шёл. Вдруг что-то треснуло у самой изгороди, покачнулось прясло. Серёжа насторожился и чуть привстал на коленях. Сквозь верхушки полыни он увидел чёрную фигуру, показавшуюся ему очень высокой.
        Ёкнуло сердце, но он не подал вида Юре, так как знал, что тогда паника обеспечена. Но Юра давно уже дремал. Серёжа стал наблюдать за тёмной фигурой, и думал, заметили ли Ваня и его товарищи вора. Но Ваня, Женя и Володя долго молча сидели рядом, пригрелись и уснули…
        Дружок потянул носом воздух, пытаясь встать, но Серёжа легонько хлопнул его по спине, прижал к земле и скомандовал шопотом: «Лежать смирно!» Пёс повиновался, но задрожал, чувствовалось, что он волнуется.
        Фигура спокойно, не торопясь, пошла в глубь огорода, вдруг остановилась. Не то вор услышал голос Серёжи, не то просто решил прислушаться. Дружок неожиданно тявкнул. Медлить было нельзя.
        — Взять!  — скомандовал Серёжа и дёрнул верёвку, но она свободно подалась и осталась лежать на траве.
        Через несколько секунд, а может, и через минуту, у самого прясла человек истошно закричал, будто его режут. Серёжа испугался и необычным голосом крикнул:
        — Вор! Вор!
        В эту минуту проснувшийся Ваня сорвался с места, не помня себя, ринулся прочь и, наверное, раньше вора оказался за пряслом… Только Женя и Володя так и остались у изгороди, продолжая похрапывать.
        Вор исчез в темноте, но ещё было слышно, как он бежал.
        — Ребята, где вы?!  — крикнул Серёжа, но ему никто не ответил.
        — Же-ня!  — враз позвали Серёжа и Юра.
        — Я здесь!  — спокойно ответил сонный голос.
        Серёжа включил электрический фонарик и пошёл на голос. Когда они подошли к Жене, он, переступая с ноги на ногу, спокойно спросил:
        — А Ваня где?
        Только теперь всем стало ясно, что Спицын сбежал. Юра сквозь зубы процедил:
        — Я же говорил, что он трус!  — хотя сам только-только пришёл в себя.
        Подошли к пряслу, где Дружок настиг вора. Посветили фонариком и обнаружили лопату, мешок и клок чёрной материи, видать от брюк.
        — Ого, трофеи!  — удовлетворённо сказал Серёжа.  — Это мы заберём, как доказательство…
        Ваня опомнился, когда оказался у дома на противоположной стороне улицы и увидел слабый свет фонаря в огороде. Возвратиться к товарищам он постыдился, постоял ещё немного и, огорчённый, зашагал к своему дому.
        Остаток ночи Ваня не мог уснуть, мучали думки о собственной трусости. Чего только он не передумал за ночь и решил, что в лагерь утром не пойдёт.
        — Да,  — заключил Ваня,  — мечтать легко, а вот попробуй выполнить задуманное.
        Теперь его разбирало зло на себя, на товарищей, даже на Дружка.
        На следующий день Володя, Сережа, Юра и Женя рассказали Ивану Ивановичу о случае в его огороде, доказывая, что если бы Ваня не струхнул, они бы поймали вора. Они сдали Зимину трофеи: лопату, мешок и лоскут от брюк вора. Зимин был растроган заботой ребят, просил навещать его и, провожая до ворот, сказал:
        — Вы уж, ребята, не очень Ваню журите, он мальчик хороший, исправит ошибку…
        По дороге в лагерь Юра предложил товарищам рассказать отряду о неудачной попытке поймать вора и о трусливом бегстве Вани.
        — Теперь мы с этим трусом поговорим по-пионерски,  — задорно добавил он.
        Товарищи молчали. Они и сами не проявили храбрости, поэтому только Серёжа сказал с гневом и укоризной:
        — А ещё на фронт собирался, кисляй чортов…

* * *

        Утром Спицын не пошёл в лагерь. От бессонницы у него болела голова, настроение было угнетённое. Ему казалось, что сейчас все ребята лагеря знают о его позоре. Серёжа, наверное, разболтал всем, что Володя, Женя и Юрка (даже Юрка Громов!) не струсили, а он, Ваня, позорно удрал. Но и дома сидеть целый день нестерпимо. Под вечер он вышел в ближайший сквер, сел на скамейку, задумался.
        Высокий молодой человек в чёрной, сильно замусоленной куртке, в чёрных галифе, на которых Ваня увидел свежую большую заплату сзади, шёл по скверу. Человек немного прихрамывал и на бечёвке вёл собаку. Ваня сначала удивился, когда увидел Дружка, хотел броситься к этому здоровому парню, спросить, почему он ведёт чужую собаку, но обида на Сережу взяла верх. Он решил: «Пусть ведёт. Вот возьму и ничего не скажу. Будет знать, как меня позорить!..»
        Парень уже выходил из сквера, когда Ваня вдруг вспомнил, что несколько раз видел его на рынке. Он торговал штучными папиросами, камнями для зажигалок и, кажется, спиралями для электрических плиток. Дружок упирался, вертел головой, но парень не обращал на собаку ни малейшего внимания, тащил её в сторону базара. Человек шёл себе, прихрамывая, время от времени дёргал поводок так, что Дружок жалобно взвизгивал. Жаль было Дружка, но Ваня окончательно решил не мешать вору.
        В лагере на утренней линейке удивились, когда Серёжа доложил, что в его отряде отсутствует Ваня «по неизвестной причине». Ему хотелось рассказать старшему пионервожатому всё, но отговорили Володя и Юра.
        После линейки Женя сказал:
        — Надо бы к Ване сходить домой, а то ещё подумает, что мы его опозорили.
        — Сам придёт,  — спокойно ответил Серёжа. Он сердился на Спицына и всю вину за неудачу с поимкой вора приписывал ему.
        Вечером было обнаружено загадочное исчезновение Дружка. До поздней ночи Серёжа, Юра и Володя бегали по улицам городка в поисках Дружка. Вернулись поздно, уставшие, голодные, очень расстроенные, но Дружка так и не удалось найти. Очень обидно было потерять такую собаку  — настоящего друга.
        Назавтра Ваня явился в лагерь раньше всех, с независимым видом, будто ничего не случилось. Но это только внешне он казался таким, а внутренне мучился из-за того, что струсил и из-за того, что о Дружке ничего не сказал. На его полных щеках горел лихорадочный румянец, узенькие серые глаза глядели виновато и упрямо и вся его мешковатая, неловкая фигура как бы говорила: «Хоть я и сбежал от вас, и понимаю, что не очень хорошо поступил, но извиняться не стану». Конечно, если бы Ваня знал, что ребята обнаружили в огороде в качестве трофеев лопату, мешок и лоскут от брюк, то ему бы сразу стало ясно, кто вчера вёл Дружка. Но он ничего об этом не знал.
        — Ты почему, Ваня, вчера не был?  — просто спросил Женя.
        — Голова у меня болела,  — не очень охотно ответил тот и опустил глаза.
        — А я к тебе собирался вчера вечером, да не успел. Понимаешь, Дружка кто-то увёл, вот мы допоздна и бегали, искали.
        Ваня почувствовал, как его лицо залила краска. Ему так стало неприятно, будто не тот загадочный парень с рынка увёл Дружка, а он, Ваня. Всё же он собрался с силами и неестественно как-то спросил:
        — И не нашли?
        — Нет,  — со вздохом ответил Женя.
        Он помолчал, глядя на носок Ваниного ботинка, бороздящего сухую землю под ногами, потом добавил:
        — Мне очень жаль Дружка, а Серёжка чуть не плачет.
        Ваня чувствовал себя скверно, и в его голове пронеслось сразу несколько мыслей. Первая, не покидавшая его не только в эту минуту, но и потом, целый день,  — это мысль о том, что он поступил скверно, вторая  — сожаление о том, что в лагере знают об этом. Теперь ему казалось, что все ребята смотрят на него и осуждают, а у него нет оправдания. И сейчас, когда подошёл Серёжа и предложил пойти играть в футбол, Ване было не по себе.
        Однако и во время игры Ваня чувствовал себя очень плохо: часто подавал мяч не туда, куда следует, ноги не слушались…
        После обеда он спросил у Серёжи:
        — На рынке Дружка не искали?
        — Нет,  — ответил он.
        — Так надо побывать.
        — Пожалуй,  — живо согласился Серёжа и побежал искать Володю.
        Пока Серёжа искал товарищей, Ваня отправился на рынок. Ему хотелось найти Дружка самому, а потом всё рассказать Серёже, Володе и Юре на чистоту, по-пионерски.
        Сережа на рынок не пошёл. Они с Юрой зашли в милицию и встретили там Ивана Ивановича. Он сказал им, что их трофеи сдал кому следует, а заодно рассказал и о их поступке. Серёжу и Юру принял младший лейтенант милиции, выслушал их и обещал помочь найти Дружка. Разумеется, он имел в виду не столько собаку, сколько вора.
        Ваня без труда узнал на рынке того самого человека, который увёл собаку. Он стоял у лавки под навесом около какой-то женщины, которая торговала картофелем. Спицын и не подозревал, что это и есть тот самый «огородник», которого ищет милиция. Увидев вора, Ваня побежал в отделение милиции и лицом к лицу столкнулся с товарищами. Он запыхался от быстрого бега и волнения и долго не мог толково рассказать о том, что его так взволновало.

        ГЕРОЙ ДНЯ

        Лагерные дни отдыха подходили к концу. Приближалась осень, начало учебного года в школе. Пожалуй, не было ребят, которые ежедневно не говорили бы об этом и не готовились к занятиям. Это как-то особенно почувствовали все в один из дней, когда Володя Серов принёс загадочный пакет, завёрнутый в газету, и о чём-то пошептался с Юрой. После завтрака, когда все собрались на площадке, Володя сделал знак, означавший, что сейчас он будет говорить.
        Не сразу замолчали ребята, но старший пионервожатый призвал к порядку и предоставил слово Володе Серову.
        — Ребята!  — начал он.  — Вы знаете, что у Леночки Громовой пропал её портфельчик с книжкой.
        — Знаем!  — пренебрежительно выкрикнул Ваня.  — Она уже все глаза проревела из-за своей старой сумки…
        — А вот и не старой, мне её мама купила в день рождения,  — вспылила Леночка.
        — Да замолчи ты,  — недовольно сказал Юра и легонько дёрнул сестрёнку за косичку.
        — А ты не тронь меня,  — крикнула Леночка.  — Почему он говорит, что я глаза проревела, а сам-то он какого рёву дал, когда его прорабатывали за трусость…
        Леночка не закончила своей мысли о том, как «прорабатывали» Ваню, потому что Володя продолжал громко:
        — Вообще, ребята, получилось у нас в лагере второе: «ЧП». И мы решили коллективно купить Леночке портфель. Нехорошо, ведь через три дня начнём учиться, а у неё нет портфеля.
        Он неловко развернул газету и подал чёрный портфель с блестящим замком растерявшейся, но счастливой Леночке и спросил:
        — Какая у тебя, Леночка, книга была в портфеле?
        — Для чтения во втором классе.
        — А ну, открой портфель…
        Леночка начала было открывать, но замок почему-то-не поддавался. Ваня снова не утерпел и заметил:
        — Свою-то старую сумку, небось, сразу бы открыла.  — Он сказал это потому, что считал несправедливым вместо старой утерянной покупать новую вещь.
        Леночка открыла, наконец, портфель и, к своей радости, извлекла новенькую книгу.
        — Поди, и книга-то была старая, а ей, смотри, новую купили,  — снова высказался Ваня на этот раз негромко, а только для Жени. Ему, конечно, не жаль было своего рубля, внесённого на эту покупку, но обидным показалось всеобщее внимание к Ленке, которую он ещё с зимы недолюбливал.
        Этот незначительный, на первый взгляд, случай с вручением Леночке портфеля и книжки многих сразу заставил вспомнить об осени и учёбе.
        Ваня тоже вспомнил о школе, но по-своему. Если он не сдаст экзамен по русскому языку, назначенный на сегодня, значит, прощай пятый класс, останется он на второй год в четвёртом. Эти мрачные мысли пришли ему именно сейчас, когда он увидел новый портфельчик в руках счастливой Леночки.
        Юра Громов во всей этой истории испытывал чувство неловкости. Ему было как-то не по себе от того, что все ребята вносили деньги на покупку портфеля его сестре.
        — Зачем это, мама сама купит,  — говорил он.
        Но Серёжу не переспоришь. Он сказал:
        — Маме не надо ничего говорить, а соберём деньги и купим.
        — Почему не надо?  — возразил Юра.
        — А потому,  — ответил Серёжа,  — чтобы о нашем лагере никто из родителей плохо не думал…
        Потом, когда деньги уже были собраны и Володя пошёл за покупкой, Серёжа посоветовался с Фёдором Тимофеевичем (он был начальником лагеря). Учитель сказал, что они поступили благородно, но что вручать портфель надо в присутствии всех, чтобы каждый, кто давал деньги, знал, куда они израсходованы.
        И всё-таки Юра чувствовал себя неловко, особенно перед Ваней, который громко высказал своё недовольство. Юра подошёл к Ване и заговорил с ним впервые после приключений в огороде дружелюбно:
        — Ты, Ваня, сегодня сдаёшь экзамен?
        — Да,  — неохотно ответил тот.
        — Хочешь, мы ещё раз повторим с тобой некоторые правила?
        — Где же мы будем повторять?  — уже более покладисто ответил Ваня, и в его серых глазах заискрилась радость.
        — Пойдём на берег и там будем заниматься.
        — Ну, пойдём,  — как бы нехотя протянул Ваня, но в душе был рад этому предложению. Он хотел как-нибудь и чем-нибудь отвлечь себя от мысли об экзамене, в успехе которого не был уверен, да и от других мыслей, которые до сих пор мучили его.
        На берегу реки, у крутого и обрывистого берега, свисавшего над бездонным зеркалом воды, Юра и Ваня уселись за скалой, чтобы их никто не видел и не мешал им заниматься.
        В лагерной столовой уже заканчивался обед второй смены, а Юра с Ваней продолжали заниматься. Уж чего-чего, но обеда Ваня, любивший поесть, никогда бы не пропустил, если бы Юра не увлёк его. Но тут они оба забыли про обед. И вот вдруг случилось новое «ЧП», как теперь в лагере любили называть всякое происшествие с легкой руки повара-фронтовика.
        На том же обрывистом берегу, на котором они сидели, метрах в пятнадцати от них, вдруг кто-то отрывисто вскрикнул, и ребята услышали всплеск воды, будто в реку бросили пень или камень. Ваня тотчас заметил человека, неумело барахтавшегося в воде.
        — Смотри, Юра, кто-то в воду свалился!  — крикнул Ваня, срываясь с места.
        Но Юра и сам видел всё и тоже бросился бежать. Ваня сейчас ни о чём не думал, кроме утопленника. Он даже не заметил, что Юры около него нет,  — тот бежал в лагерь. Спицын подбежал к обрыву и с ходу прыгнул в воду. Вынырнув, он увидел голову пострадавшего. Левой рукой он вцепился в волосы и, подгребая правой, медленно поплыл к берегу. До берега было не более пяти-шести метров, но Ване нелегко было преодолеть это расстояние. Он бил ногами по холодной воде, поднимая брызги, задирал к небу голову и всё-таки его тянуло ко дну.
        Выбиваясь из сил, он продолжал бороться, пока, наконец, на берег не прибежали ребята и не помогли ему. К счастью, Юра встретил ребят в лесу, почти совсем рядом с обрывом.
        Ваня посинел и от дрожи не мог выговорить ни слова. Но как он был удивлён, когда увидел, кого спасал! Это была Леночка Громова. Её вынесли на берег тоже посиневшую, с закрытыми глазами и со слабым дыханием. Ясно было, что она уже успела наглотаться воды. Тут ей стали делать искусственное дыхание, и когда из лагеря прибежали старшие товарищи, Леночка уже стонала и хныкала.
        Серёжа увидел прежде всего мокрого и потрясённого случившимся Ваню. Потом он увидел Леночку, и в его голову пришла мысль: Ваня толкнул девочку в реку. Он подбежал к дрожащему Спицыну и громко спросил, указывая на Леночку:
        — Ты!
        — И я…  — едва выдавил тот, всё ещё стуча зубами.
        — За что?!  — снова резко и громко спросил Серёжа и тут же увидел, как лицо Вани переменилось. Он понял, что не то подумал Серёжа, но было уже поздно. Из добродушных серых глаз Вани от обиды брызнули слёзы.
        — Он её вытащил из воды,  — плача, объяснил Юра, испугавшийся за сестрёнку.
        Серёжа бросился обнимать Ваню, но тот не унимался и уже громко рыдал не то от обиды, не то от радости.
        Леночку унесли в лагерь, Серёжу и Ваню окружили ребята. Только Женя, всё время молчавший, вдруг сказал:
        — Ему ведь холодно.
        Все сразу стали предлагать Спицыну свои пиджаки, а Серёжа сказал:
        — Идём скорее в лагерь.
        Шумной гурьбой направились ребята к школе…
        Вечером Ваня Спицын сдал по-русскому на четыре, его перевели в пятый класс. Это была общая победа ребят, которые всё время помогали ему. На вечерней линейке Ваня был объявлен героем дня. Сбылась давнишняя мечта Спицына совершить какой-нибудь подвиг. В лагере только о нём и говорили. Ваня ходил весёлый, возбуждённый и не без гордости вытягивал короткую шею, стараясь всем глядеть прямо в глаза, думая: «Вот я какой, совсем не трус, а в огороде это так, сон помешал…»
        На второй день Леночка, как ни в чём не бывало, азартно рассказывала, как она потянулась за пожелтевшей веткой боярышника и сорвалась в воду. Себя она тоже почему-то считала героиней и уже в который раз повторяла не без гордости:
        — Я как упала, сразу поплыла к берегу, а тут и Ваня подоспел.
        — Это как же, Леночка, ты поплыла к берегу, когда оказалась чуть не посредине реки?  — возразил Юра.
        Ваня громко, со смехом комментировал:
        — Тоже мне, поплыла, как топор…
        — А вот и поплыла,  — упорствовала Леночка, не смутившись от громкого смеха собравшихся.
        Ваня сдержал смех, надув и без того полные щёки, и, грозя пальцем Леночке, заключил:
        — Говори спасибо, что я не струсил, а то бы тебе капут…
        С этого дня за Ваней Спицыным вновь утвердилась слава смелого парня.

        ЗАПАДНЯ СМЕРТИ

        Доктор Шпачек был направлен из одного концентрационного лагеря в другой, с более строгим режимом. Осуждённых везли на открытой машине. Погода стояла дождливая, холодная, а многие спутники Иосифа Шпачека, как и он, были одеты очень легко. Одни были в обычных летних костюмах, другие в лёгкой полосатой лагерной одежде, а некоторые в одних рубашках.
        Конвойные-гитлеровцы в серозелёных непромокаемых плащах с капюшонами, в добротных сапогах, сытые, довольные, сидели на скамейке у кабины машины молча, с тупыми взглядами. Их не трогала судьба осуждённых, сидящих тут же, рядом, на металлическом дне машины, иззябших и больных.
        Среди осуждённых были поляки, чехи, французы и один немец. Это стало ясно доктору по тому, что все переговаривались по-чешски, по-польски, по-французски, а этот, что сидел рядом с ним, ответил на вопрос соседа по-немецки, а потом всю дорогу молчал.
        Прижимаясь друг к другу от холода, люди мечтали совсем о малом: как бы скорее попасть в тепло, выпить по стакану кипятку, немного обсохнуть, согреться и уснуть. Дождь, точно в наказание, неприятно и резко хлестал людей по лицам и обнажённым рукам. Мокрая одежда прилипала к телу, а сильная тряска машины беспокоила свежие раны. Сидеть было неприятно: на дне холодного железного кузова образовалась лужа воды. Шпачеку казалось, что он сидит не в машине, а в бетонированной камере смертника.
        Немец, сидящий рядом, держал на коленях какой-то маленький свёрточек, предохраняя его от дождя. Доктор Шпачек устал сидеть. Хотелось подняться, вытянуться, но сам без посторонней помощи он не мог этого сделать: от побоев болели руки, плечи, всё тело. Всё-таки он сделал попытку переменить положение, но повалился лицом в колени немца.
        Тот выронил пакет, торопливо и заботливо помог доктору сесть и спросил по-немецки:
        — Что, приятель, плохо?
        Доктор Шпачек не ответил. У него сильно кружилась голова. Шпачек виновато посмотрел на соседа через одно стекло разбитых очков и сделал попытку улыбнуться, но вместо улыбки немец увидел болезненную гримасу на искажённом кровавыми ссадинами лице с беззубым ртом.
        — Закурить хотите?
        Не дожидаясь ответа, немец развернул пакетик, извлёк из него трубку, зажигалку и маленький кожаный мешочек с табаком. Тряска и дождь мешали ему набивать и разжигать трубку, но немцу всё же удалось это сделать. Пахнуло табачным дымком, и доктор Шпачек точно проснулся и смотрел на соседа благодарными глазами. Немец подал ему трубку. Шпачек затянулся два-три раза и ему стало чуть легче от приятного опьянения и чуткого внимания незнакомого человека. Так они встретились в пути, не зная друг о друге ничего…
        В Бухенвальде они сразу же расстались. Доктора Шпачека бросили в барак для больных, а его нового товарища, немца, отвели со всеми остальными куда-то в другой барак, и Шпачек долго никого из своих спутников на встречал. Встретились они в каменоломне, куда доктора Шпачека послали работать, как только он немного оправился.
        Доктор Шпачек, перенёсший пытки в тюрьме Панкрац, избитый и простуженный, долгое время болел, но как только лагерный врач-эсэсовец нашёл, что он «совершенно здоров», его отправили на самую тяжёлую работу. Доктора Шпачека трудно было узнать. Он поседел, глаза ввалились, поблёкли, лицо, изуродованное шрамами, стало прозрачно-жёлтым, а его узкие высохшие плечи опустились вниз, будто к рукам привязали непосильную тяжесть. И всё-таки его послали работать в каменоломню, где даже молодые заключённые не выживали больше месяца. Шпачек знал, что дело идёт к смерти. Его или убьют, как убивают многих, или он умрёт сам от непосильного труда и издевательств.
        На утренней перекличке перед работой молодой здоровый эсэсовец подошёл к доктору Шпачеку и спросил:
        — Новый?
        — Да, первый день.
        — За что, старая свинья, сидишь?  — спросил он, хотя видел на рукаве доктора Шпачека красный треугольник  — знак политического заключённого.
        — За коммунистическую пропаганду,  — ответил доктор Шпачек, так как скрывать не было смысла, эсэсовец всё равно знал.
        — За красную пропаганду, говоришь?  — ехидно переспросил эсэсовец и добавил:  — Ну, теперь ты будешь писать киркой и лопатой. Это тебе, старая обезьяна, не бумагу пачкать. Мы тебя постараемся отучить от этого лёгкого занятия.
        Всё время, пока эсэсовец произносил этот издевательский монолог, любуясь своим красноречием, доктор Шпачек должен был стоять на вытяжку и смотреть эсэсовцу в глаза. Так было заведено в лагере.
        Доктор Шпачек стоял перед эсэсовцем и не слушал его. Он думал о любимой Праге, о людях, что остались там и продолжают бороться, думал о сыне, которого любил больше жизни, о дяде Вацлаве  — своём лучшем товарище по подпольной работе. Он твёрдо верил, что фашизм не вечен, что победа не за горами и уж если он, Иосиф Шпачек, умрёт, то умрёт за дело, в которое верит. Он хорошо знал, что смерть витает рядом, только не знал, наступит ли она скоро, сейчас и будет лёгкой, или будет длительной, мучительной. Только бы не показать своей физической слабости врагу, а продолжать сопротивляться до последнего вздоха, и если уж придётся умереть, то умереть непокорённым.
        В карьере доктор Шпачек, как и другие, носил камни и складывал их в штабель. У него попрежнему болели все кости, а ноги, обутые в башмаки на деревянной подошве, казались чужими, слушались плохо. От непосильного труда и голода кружилась голова, темнело в глазах, и он запинался, иногда падал, в кровь обдирая колени, но ни остановиться, ни отдохнуть он не имел права. Малейшая остановка  — удар плети или приклада. Ему очень хотелось выжить, вернуться в родную Чехословакию к своим людям, к сыну. Мысли о них прибавили ему сил.
        Миновал первый день. На второй уже было легче, а потом всё вошло в обычную колею жизни заключённого, которого в любую, минуту могли избить, уничтожить и никто не имел права остановить этого произвола. Кажется, выжить один день в этом аду сверх человеческих сил, а человек всё живёт, работает, надеется, по ночам тихо переговаривается с товарищами, получает от них помощь и сам помогает им.
        Как-то раз, после работы, доктор Шпачек задержался в столовой. Он был совершенно голоден и надеялся найти что-нибудь из еды, хотя это было почти невозможно. Ужин состоял из кружки какой-то бурды, порции гнилых овощей к куска хлеба. Вряд ли кто мог не доесть, оставить что-нибудь, но иногда это случалось. За каждый стол полагалось садиться по десять человек и к столу подавали десять порций. Часто было так, что стол был накрыт раньше, чем партия заключённых садилась за него. Если кто-нибудь не доживал до обеда, то оставшуюся порцию отдавали более слабому, чтобы поддержать товарища.
        Партия, в которой работал доктор Шпачек, уже поужинала и ушла, но он остался поджидать новую, прячась за стойку, подпиравшую потолок барака. Кто-то принёс на стол бачок с супом. Доктор Шпачек не разглядел человека, он теперь совсем плохо видел, да и очков у него не было, но заключённый сразу узнал его. Это был немец, с которым они познакомились ещё в пути. Он торопливо подал руку доктору Шпачеку и впервые назвал своё имя. Его звали Максом. Немец огляделся по сторонам, так же торопливо подал доктору Шпачеку два куска хлеба и на ходу, тихо сказал:
        — Барак три, вторая секция, заходите.
        — Я рядом, в четвёртом,  — ответил доктор Шпачек.
        Так снова встретились два товарища, чех и немец. Макс попал в лагерь тоже за «красную пропаганду», хотя никогда не был связан ни с какими «красными». Но гестаповский произвол только помог ему по-настоящему возненавидеть фашистов и гитлеровский порядок. Чувство ненависти к фашизму сблизило его с доктором Шпачеком. Они подружились: чех, зрелый коммунист-подпольщик, и немец, честный рабочий, понявший смысл борьбы с фашизмом только теперь, в лагере.
        Доктор Шпачек медленно входил в сложную жизнь лагеря, искал пути сближения с людьми, для которых главное в жизни  — борьба. Сознание именно этого долга утраивало его силы, помогало не только жить и сопротивляться, но продолжать борьбу.
        Постепенно группа заключённых чехов, французов, немцев, уже объединённая общими целями борьбы, начала подпольную работу. Время от времени в лагере стали появляться листовки, написанные от руки, в которых говорилось о положении дел на фронтах войны и в тылу врага. Этому помогали заключённые немецкие коммунисты, установившие связь со своими товарищами, живущими на свободе. Нашёл пути связаться с лагерной группой подпольщиков и доктор Шпачек, ставший её активным участником.

* * *

        В лагере получили новые вести о поражении немецко-фашистских войск на Восточном фронте. Доктор Шпачек решил размножить небольшую листовку. Нужно было сделать перевод листовки с немецкого языка на чешский. Через Макса, который работал в столовой, доктор Шпачек достал бумагу. Это были небольшие листки жёлтой обёрточной бумаги, аккуратно нарезанные Максом для удобства передачи. С тех пор как появилась первая листовка на такой бумаге, администрация лагеря запретила выдавать её заключённым. Правда, не всем, а только политическим. Однако и это не спасло лагерь от листовок. Подпольщики находили возможность доставать бумагу и выпускать листовки.
        Шпачек перевёл листовку, написал несколько экземпляров и днём, на работе в каменоломне, должен был, при удобном случае, передать их товарищам. Это не всегда удавалось, так как нередко эсэсовцы ни на шаг не отходили от карьера. Листовки не вывешивались и не наклеивались на стенах бараков. Их просто передавали из рук в руки, а если этого сделать было нельзя, незаметно разбрасывали на рабочих местах.
        Первое время охранники не обращали внимания на то, что какой-то листок валяется в каменоломне или на дворе лагеря, но с тех пор, как обнаружилось несколько листовок, началась слежка. Следили не только охранники, но и уголовники, провокаторы, купленные охраной.
        Если людей убивали в карьере, названном Западнёй смерти, только за то, что заключённый выбился из сил и не мог работать, то за прочитанную листовку подвергали нечеловеческим пыткам, избивали плётками, прикладами, резиновыми дубинками и вообще всем, что попадёт под руку озверевшему эсэсовцу. И всё-таки это не останавливало мужественных борцов за свободу.
        Работа в каменоломне началась, как всегда, рано утром, после обычной переклички. Доктор Шпачек как раз был в той партии, которая работала на разделке камня. Когда пришли на работу, он не мог передать листовки, охранник сидел тут же, наверху откоса, и зорко следил за людьми.
        Бывало так, что охранник приведёт заключённых в карьер и ходит где-нибудь недалеко. Из карьера никуда не уйдёшь. С тех пор, как одного заключённого, не выполнившего норму, оставили на всю ночь в карьере и он не только не ушёл, но и умер там, карьер назвали Западнёй смерти. Однако сегодня охранник не уходил.
        Ни доктор Шпачек, ни люди из его партии не знали, что ещё ночью в лагере была обнаружена листовка на немецком языке. В немецком бараке был обыск, но там ничего не нашли. Комендант лагеря приказал охране не спускать глаз с заключённых: на пост были поставлены все наиболее отъявленные эсэсовцы. Особенная слежка была за теми, кого судили за пропаганду. Вспомнили и о докторе Шпачеке, с которого сейчас не спускал глаз охранник, сидя на камне, возвышающемся над карьером.
        Комендант лагеря был взбешён тем, что у немцев ничего не нашли. Он только после понял, что допустил ошибку и решил исправить её. Комендант приказал по карточкам заключённых выбрать «красных пропагандистов» и учинить за ними особую, негласную слежку. Так и было сделано в этот день, когда доктор Шпачек заготовил листовки на чешском языке.
        Шпачек не торопился. Он надеялся, что охранник не высидит и часа и уйдёт, а тогда будет удобно переброситься с товарищами словом и передать им листовки. Но охранник, как ни странно, сидел на своём месте уже больше часа и не уходил. Он несколько раз вставал, прохаживался по краю обрывистого карьера, наблюдая сверху, как с охранной вышки, за каждым, кто работал здесь.
        Опытный подпольщик, доктор Шпачек не мог не заметить утром в столовой нечто необычное. Там, недалеко от их стола, тоже сидел охранник, чего почти никогда не было. Это удивило его, но не насторожило. Когда к их столу подошёл Макс и поставил бачок с супом на стол, доктор Шпачек поприветствовал товарища взглядом. Макс на ходу прошептал:
        — Вечером зайдите, есть дело…
        Припадая на одну ногу, Макс ушёл. Шпачек так, и не понял, что за дело у него, но решил повидаться вечером обязательно. А между тем, тот хотел предупредить товарища, что у них был ночью обыск, и надо быть настороже, но сказать об этом у стола не решился.
        Охранник походил и снова сел на своё место, так же рьяно наблюдая за людьми, как час назад. Всем показалось несколько странной его собачья преданность службе, но это не вызвало особенной настороженности. Люди думали, что это новичок или провинившийся, который теперь выслуживается перед начальством.
        Если бы доктор Шпачек знал, как за ним следят и что ночью был обыск у немцев, он бы как-нибудь освободился от листовок. Но сейчас он думал об одном: выбрать момент и передать листовки кому следует. Только бы охранник отошёл, хотя бы на несколько минут, которые нужны для того, чтобы освободить руки от кирки, достать из-под заплатки брюк листовки и молча передать их товарищам  — одному и другому. Как раз рядом работал один из тех, кому следовало передать; другой находился тоже почти рядом. Но охранник сидел, как истукан, и то мурлыкал под нос что-то, похожее на пение, то курил вонючую сигарету и отплёвывался в карьер, наблюдая, как плевок летит с высоты на каменные плиты. Можно было подумать, что он не охраняет заключённых, а забавляется от безделья.
        Доктор Шпачек уже несколько раз на секунду прерывал работу, выпрямлялся, опирался одной рукой на черенок кайла и незаметно бросал взгляд на охранника. Ему казалось, что тот смотрит только на него. Но остановиться можно было именно только на несколько секунд. Люди должны работать, как автоматы. Пусть они медленно поднимают и опускают лом или молоток, кирку или лопату, но они должны всё время двигаться, что-то делать. Через два часа они имеют право сесть тут же, на своём рабочем месте, и покурить пять, ровно пять минут по сигналу.
        Взглядом доктор Шпачек сделал знак товарищу, когда охранник дал сигнал на перекур. Оба немного, шага два-три, отошли от рабочего места, выбрав поудобнее камень, присели на него. Собираясь закурить, доктор Шпачек снова показал взглядом товарищу на движение своих рук, вынул из-под заплатки брюк несколько жёлтых листков и опустил их на камни. Передать листовки из рук в руки было рискованно. Товарищ понял всё, но не нагнулся и не взял. Охранник смотрел сейчас в их сторону. Доктор Шпачек не видел этого, но чувствовал взгляд охранника и всё-таки с облегчением закурил, думая о том, удастся ли товарищу взять листовки. Но взять их оказалось невозможным.
        Кончился перерыв. Снова начали работать. Доктор Шпачек не сразу заметил, как охранник сошёл со своего места, не спеша спустился по плитам в карьер и подошёл к тому месту, где сидели несколько минут назад заключённые.
        Охранник поднял листовки, медленно, с каменным выражением на лице подошёл к доктору Шпачеку и, сжимая зубы, так, что скулы слегка зашевелились, ударил его по голове дубинкой. Доктор Шпачек уже всё знал, видел, чувствовал и ждал этого. В его голове пронеслись тысячи мыслей. Но одна из них, мысль о сыне, не оставляла его до тех пор, пока тяжёлый удар не свалил его на камни. Когда он пришёл в себя, около него в Западне смерти стояли уже новые охранники. Они пришли за ним. Товарищи попрежнему работали, будто ничего не произошло.

        ПОГОВОРИМ О ДРУЖБЕ

        — Странная штука жизнь,  — задумчиво начал Серёжа.  — Живёт человек, учится, дружит, работает, воюет. И вдруг нет его.
        — А почему так?  — спросил Юра.
        — Да просто не стало, убили на войне.
        — Ну, на войне, конечно, убить могут,  — с видом глубоко осведомлённого человека, солидно произнёс Ваня.
        — Я не об этом,  — возразил Серёжа.  — Ясно, на фронте убить человека  — раз и готово. Я вот думаю сейчас о письме танкистов… Вот хожу который день и думаю. Когда Фёдор Тимофеевич читал, я видел, как у него тряслись руки. Он даже очки поднимал на лоб и вытирал глаза платком, волновался сильно. А сколько ребят плакало. А почему ты, Ваня, плакал, и Юра плакал, и я? Почему?
        — Потому что нам товарища Бучковского жаль, танкистов жаль, вот и плакали,  — ответил Женя.
        — Хорошо. Тебе жаль товарища Бучковского, и ты плакал. А почему ты не плачешь, когда в сводке с фронта сообщают, что наши войска потеряли столько-то танков. Ведь в танках, наверное, были люди, и они погибли. А ты не плачешь. Почему?  — спросил Володя и на всех по-очереди посмотрел, словно хотел подвести итог начатого Серёжей разговора.
        — Ну и чудак ты, Володя,  — улыбнувшись, наставительно произнёс Ваня,  — Ведь тебе толком говорят, что жаль лейтенанта Бучковского, вот и плакали.
        — А ещё потому, что они на нашем танке воевали,  — добавил Юра.
        — А я думаю, ребята, нам жаль их потому, что лейтенант Бучковский и его боевые товарищи были наши большие друзья,  — возбуждённо заключил Серёжа.  — Конечно, жаль каждого советского человека, которого убили фашисты. Но когда гибнет человек, которого ты хорошо знал, как своего близкого друга, тогда становится особенно больно. Вы помните последнее письмо танкистов, которое они перед смертью спрятали в стволе пистолета? Они писали: «Просим вас передать нашим юным друзьям, что их наказ и свою клятву уральцам мы выполнили»… Я наизусть знаю эти строки.  — Он сделал паузу и повторил:  — «Нашим юным друзьям»,  — вот как они писали перед смертью.
        — Помним,  — с тоской сказал Юра.
        Ваня тоже хотел что-то сказать. Ему казалось, что вот сейчас, сию минуту, надо, наконец, сказать товарищам, что он поступил неправильно, не так, как поступают настоящие друзья. Но в последнюю минуту он снова заколебался: как сказать, как они это примут?
        — Когда-то мы мечтали,  — продолжал Серёжа,  — купить танк, и купили. Все мечтали по-разному, а дело сделали общее. Ваня, например, мечтал уйти на фронт. Он, наверное, думал о героизме. Правда, Ваня? А танкисты наши мечтали о победе над фашистами.
        — Я и сейчас думаю о героизме,  — перебил Ваня.  — Ух, как мне хочется сделать что-нибудь такое, ну, понимаете, героическое.
        — Тоже герой, а из огорода драпанул,  — вставил Юра.
        Все засмеялись. Ване стало неловко, и мысль о душевном признании опять заглохла.
        — Ну вот, у всех у нас свои мечты,  — говорил Серёжа,  — а подружила нас одна общая мечта: купить танк и помочь фронту. Теперь наш «Пионер» на войне и, может, дойдёт до самого Берлина. Вот что может сделать настоящая дружба. А без дружбы мы бы это могли сделать?
        — Нет,  — ответили товарищи, а Ваня возразил:
        — Только насчёт Берлина ты загнул. Вон как до него далеко…
        — Ничего не загнул!  — горячо воскликнул Юра.
        Серёжа предложил:
        — Давайте проведём сбор. И так назовём его: «Поговорим о дружбе».
        — Согласны,  — враз ответили Юра и Женя.  — Здорово будет!
        — А что мы будем о дружбе говорить?  — спросил Ваня.
        — Вот, что я думаю: поговорим о нашей дружбе, вспомним всё, что она дала нам,  — ответил Серёжа.
        — А о нашей дружбе будет интересно?  — вдруг спросил Володя. Он сильно переживал трагическую гибель танкистов и потому во время этого разговора был молчаливее других.
        — Думаю, будет интересно!  — заверил Серёжа, скрывая от ребят, что ему подсказали эту тему старшие товарищи.
        Друзья обсуждали предложение долго. В памяти восстанавливалось многое. Каждому было что рассказать, найти хороший пример о дружбе в школе, в лагере, дома. Вспомнили о том, как собирали металлолом, как помогали Ване готовиться к экзамену, как работали на ремонте школы и охраняли огород стариков Зиминых, как покупали танк и многое другое.
        Юра шёл домой полный всяких дум. Рядом с мыслями о дружбе возникали другие. О честности, смелости, отваге. О Серёже он думал так: Серёжа умеет дружить, помогать товарищу, быть смелым, даже отважным. Это, наверное, потому, что он всех старше на целый год и умный. И Ваня тоже смелый. Мог же он один решиться, пойти на фронт или броситься в воду и спасти Ленку. Конечно, Юра тоже может быть смелым, но не таким, как они. Он, например, не побоялся пойти ночью ловить вора. «Я же не убежал тогда из огорода, а Ваня убежал. Значит, я тоже смелость имею… Но как быть по-настоящему смелым, отважным? Вот бы на сборе поговорить не только о дружбе, но и о смелости, отваге».
        Юра вспомнил рассказ Ивана Ивановича о разведчике Сухове, который попал в плен к белым, но не струсил, боролся с ними… Вспомнил о танкистах лейтенанта Бучковского, которые на танке «Пионер» воевали с фашистами до последнего снаряда. «А всё-таки интересно, страшно им было или не страшно? Вот бы об этом узнать. Но у кого узнаешь, ведь они погибли? Серёжа говорит, что им было страшно, но они сказали себе: «Не будем бояться». А по-моему, раз они герои, то им ничего не страшно. Мне бы, конечно, было страшно, я не герой».
        Думая об этом, Юра решил, что когда-нибудь он тоже будет бесстрашным. Раньше он один без сестры боялся оставаться дома. Боялся он особенно ночью, когда мама работала в ночной смене, Ленка, ясно, трусиха, а всё-таки вдвоём было веселее. А вот сейчас он уже не боится оставаться дома совершенно один хоть на целую неделю…
        Леночка вернулась из школы и застала брата задумавшимся. Он сидел на кухне у плиты, облокотившись на подоконник, и смотрел неизвестно куда. Погода стояла осенняя, улица казалась унылой. Только через дорогу, у леса, виднелись красивые аккуратные домики  — новый посёлок для рабочих. А там, за посёлком, виднелся в осенней дымке лес: берёзы с жёлтыми листьями, почти красные листья осины и темнозелёные сосны. Юре хотелось сейчас уйти из дома, убежать в этот замечательный лес, остаться там одному на всю ночь и проверить себя, будет ему страшно или нет.
        — Юра, я кушать хочу,  — заявила Леночка.
        — Давай, будем кушать. Я тебя уже целый час жду,  — ответил он.
        Они сели за стол. Леночка проголодалась, ела хорошо, но торопливо, потому что спешила  — ей надо было бежать к подружке, готовить уроки.
        — Ленка, ты могла бы одна ночевать в том лесу?  — спросил Юра и показал ей в сторону леса.
        Леночка выскочила из-за стола, подбежала к окну, посмотрела в него и, как бы взвесив обстановку, сказала просто:
        — Нет, там холодно и сыро.
        — Я бы ночевал.
        — Не ври, Юрка, там ночью страшно.
        — А вот ночевал бы. Понимаешь?
        — Ну, иди и ночуй!  — быстро согласилась Леночка с таким безразличием, что Юра подумал: «Ничего она не понимает. Куда уж ей, девчонке!..»
        И опять Юра вспомнил Сухова. Ему представилась картина: лес, тёмная ночь, на станции белые, а Сухов идёт в разведку… Он высокий, сильный, смелый, а всё же его схватили и посадили в арестантский вагон, одного, избитого. Вот уж он, действительно, был смелым. Ему прочитали приговор, а он всё равно не испугался, не стал просить, чтобы его не расстреливали. И как он сидел в вагоне? Один, кругом враги, а он сидел и не боялся даже смерти. Вдруг Юре пришла в голову мысль: испытать одиночество где-нибудь в тёмной комнате, закрытым. И тут он вспомнил о чулане. Вышел в коридор, открыл дверь в чулан, оглядел его и решил, что попробует. Вернулся в комнату и сказал сестрёнке:
        — Ленка, закрой меня в чулан.
        — В чулан? Зачем?
        — Закрой и всё.
        — Не буду.
        — Я же тебя по-хорошему прошу, закрой,  — взмолился Юра.
        — А скажи, для чего, тогда закрою,  — пищала Леночка.
        — Потом скажу.
        — Нет, сейчас,  — настаивала сестрёнка.
        — Но имей в виду, Ленка, больше я не буду помогать решать задачки, так и знай,  — угрожающе заявил Юра.
        — Ладно, давай закрою,  — согласилась Леночка и подумала: «Ну, и чудак. Юрка».
        Закрыла и ушла. В чулане темно, неуютно, прохладно. Сначала Юра несколько минут пытался прохаживаться. Потом ему это надоело. В чулане было очень мало места, чтобы ходить. Чулан крохотный, неприятный. Пахло мышиным помётом. Когда Юра перестал ходить, прислушался, то в ушах зазвенело от жуткой тишины и где-то под полом начали пищать мыши, наверное, совсем, как в камере.
        Юра не заметил, когда ушла Леночка. Он сидел в чулане, примостившись на ящике, в котором лежали какие-то старые вещи. Сидеть неудобно, места совсем мало. Юра взобрался на ящик, сел так, чтобы колени удобно обхватить руками, прижался спиной к стене, положил голову на колени и отдался размышлениям…

* * *

        Серёжа тоже мечтал. Володя пошёл в магазин за хлебом, а он остался один, и те же мысли о танкистах, о их письме снова захватили его. Да, тяжело было примириться с мыслью о том, что экипаж танка «Пионер» погиб. Серёжа хорошо помнил всё: как они собирали деньги, ездили на завод выбирать танк, на встречу с танкистами, как провожали их на фронт. Но прошла та горячая пора, нет больше в живых весёлого, боевого лейтенанта Бучковского, важного и приветливого механика-водителя Агапова, добрых танкистов Русанова и Фролова. Именно такими запомнил их Серёжа.
        «Бывает же так,  — думал Серёжа,  — когда наступают такие минуты, что ты сразу вспоминаешь всё. И, странно, всё приходит как-то само по себе. Как будто бы ты об этом и не хотел подумать, а мысли лезут в голову одна за другой и появляются всё новые и новые, как кадры в кино. Вот сейчас надо бы думать о сборе, как лучше его провести, так нет, не думается. Придумать бы такое, чтобы всем вместе делать и не скучать». Уж который день ему тоскливо, одиноко. Так одиноко, так почему-то пусто, что плакать хочется. Пока Володя дома  — ничего, как уйдёт куда-нибудь  — скучно, тоска гложет. А тут, как нарочно, от папы с фронта нет и нет писем. Может, и он как танкисты… «Но нет, не такой у меня папа, чтобы не вернуться домой»,  — решил Серёжа, а у самого щемило сердце от пережитого за последние дни.
        Начали заниматься в школе хорошо, с настроением. Правда, легко, пока идёт повторение, но всё равно интересно  — пятый класс. Утрами Серёжа вставал раньше Володи, часто будил его, чтобы скорее пойти в школу, встретиться с товарищами, поговорить о делах, играх, новых планах пионерской работы. Всё шло хорошо, пока не получили письмо танкистов.
        По ночам, особенно с вечера, Серёжа долго не мог уснуть. Закроет глаза, нарочно замолчит, чтобы не разговаривать с Володей, и начинает думать. Интересно думать, думать и вспоминать хорошее, радостное, весёлое. Не раз думал Серёжа об отце и матери, о днях, когда был в Артеке. Как-то снова вспомнил мальчика-чеха, такого весёлого, белоголового с голубыми глазами. Уж больно он любопытно говорил по-русски. Но почему именно его, Яна, вспомнил Серёжа вот сейчас? Да, понял почему. Ему хочется рассказать на сборе именно о дружбе с мальчиком-чехом. Где всё-таки теперь Ян, что он делает, как живёт? Вот интересно бы узнать, встретиться… А когда-то он первый подружился с Яном. Старший пионервожатый сказал тогда: «Этот мальчик, ребята, из Чехословакии, он ещё не совсем выучился говорить по-русски, но кое-что умеет, и вы, как настоящие друзья, должны помогать ему, чтобы он не скучал, не чувствовал себя одиноким».
        Только сейчас Серёжа понял, почему одиноким быть плохо. Ведь Ян мог только думать про себя, быть с самим собой, если бы они не дружили с ним, не учили его разговаривать по-русски, если бы они не окружили его настоящей дружеской заботой. Да, много у Серёжи мыслей о дружбе. Эту дружбу он испытал и на себе, когда приехал в город, встретился с Володей, с Юрой. Без их дружбы ему тоже было бы тяжело первое время, пока он не привык к новым ребятам, к новой жизни.
        Серёже захотелось сейчас же пойти к Юре и поделиться с ним своими мыслями. Так захотелось, будто они неделю не виделись. Он написал записку Володе и ушёл.

* * *

        Юра сидел на ящике долго. От прохлады, темноты и гнетущей тишины в чулане ему вдруг стало жутко, неприятно, и он начал стучать в дверь, звать Леночку. Вначале ему показалось, что сестрёнка спит, не слышит ни его стука, ни его голоса. Потом ему показалось, что он рассказал Леночке о причине самозаточения в чулан и она нарочно не открывает ему, чтобы проверить, боится он один быть в чулане или не боится. Наконец, Юра забарабанил в дверь так, что и мёртвый бы проснулся, но Леночки не было дома. Тогда Юра от обиды всплакнул немного, сел на ящик, задумался, пригрелся и уснул.
        Во сне ему снилось необыкновенное видение. Будто он попал в арестантский вагой вместе с Суховым. Вот они двое сидят и думают, как им освободиться. Но кругом темно, жутко и охрана злая и строгая. Казаки страшные, стоят у вагона с винтовками. Юра думает, что скоро их поведут в лес, и всё кончено. Думает он и о Леночке. Ему жаль её. Как она будет без него? Мама на работе всегда, а Юры уже нет и вот живёт Леночка одна. Она плачет часто потому, что одна боится быть дома. И никто  — ни Серёжа, ни Женя не помогают ей. Юре становится обидно. Ведь он всегда относился к товарищам хорошо, а вот они не очень, даже Леночку забыли…
        Потом он видит, как появился танк. «Это, наверное, лейтенант Бучковский выручать нас решил»,  — думает Юра и плачет от радости. Ему так тяжело и в то же время так приятно. Вдруг он куда-то падает. Все думают, что Юры уже нет в живых, но тут прибегает откуда-то Дружок. Он такой хороший, по-собачьи ласковый, юркий. Он лижет Юре лицо, лоб, а Юра не может сам подняться, не может пошевелить ни рукой, ни ногой, и ждёт, что ему кто-нибудь поможет. Но тут нивесть откуда появляется страшный казак. Глаза у него большие, горящие. Он кричит на Юру: «Вставай, убью!» Но Юре безразлично, он никого не боится, только у него нет сил подняться. Тогда казак сильно стучит в пол прикладом винтовки и хватает его за плечи, хочет поднять, чтобы увести расстреливать… Юра пытается вырваться  — и просыпается… Его, действительно, кто-то трясёт за плечи. Юра хочет кричать, ему страшно уже не во сне, а на яву, но в это время Серёжа мягко говорит:
        — Ну, и спишь ты, Юрка, как сурок в норе.
        — Где Ленка?  — с обидой спрашивает Юра.
        — Она во дворе, играет в классы. Увидела меня и говорит: «Юра в чулане, я его закрыла».
        — Я ей покажу классы!  — сердится Юра, и Серёжа, едва сдерживая смех, спрашивает:
        — Ты уже выспался?
        — Я не спал,  — не сознаётся Юра.
        — Хорошее «не спал». Да тебя с пушкой будить надо было. Я подошёл к двери, да как тресну по доскам кулаком. Аж сам испугался, как загудел ваш коридор, а ты всё спишь.
        — Так я нарочно не отвечал,  — упорствовал Юра.
        Ему неловко было сознаться, как и почему он оказался в чулане, но Юра ничего не мог придумать, и его выручил сам Серёжа.
        — Я пришёл в шахматы играть.
        — Пойдём,  — обрадовался Юра.

* * *

        Ваня пришёл домой и расплакался. Один, всё время один. Мама приходит поздно вечером, отец ночью, а иногда и по неделям не ходит домой, всё на заводе да на заводе. Скучно Ване, а ещё хуже, что его до сих пор мучительно терзают мысли о своём поступке. Совсем уж будто забыл, а сегодня, как заговорили о сборе, так снова вспомнил всё…
        Ничего Ване не хотелось делать. Даже уроки не стал учить, а лёг на свою кровать, закрыл глаза, да так и лежал один, пока кто-то не постучал в дверь. Ваня кинулся в переднюю, чтобы открыть. На пороге стоял отец.
        — Па-па!  — произнёс Ваня, будто целую вечность не видел отца.
        — Что с тобой?  — опросил отец удивлённо. Вид у Вани был усталый, измученный.  — Ты здоров, сынок?
        Вместо ответа Ваня захныкал.
        — Что ты, что с тобой?  — забеспокоился отец.  — У тебя болит что-нибудь?..
        — Болит…
        — Ну вот, вместе, кажется, заболели. Я тоже, сынка, заболел.
        «Вот почему папка пришёл так рано»,  — понял Ваня, и ему стало нехорошо от сознания, что он сказал неправду.
        — Что у тебя болит, сынок?
        — Сердце болит, папа,  — сказал Ваня, и его губы задрожали, из глаз покатились слёзы.
        Отец обнял Ваню сильными руками.
        — Ну пойдём, сядем, сынок, да поговорим.
        Они сели на диван. Хорошо стало в доме от того, что отец пришёл.
        — Ну, рассказывай о своём сердце…
        Ваня рассказал всё. Начал с разговора о дружбе, вернее о подготовке пионерского сбора на эту тему, потом рассказал всё по порядку: об истории на чистке картофеля, о том, как он спас Леночку, как ходили охранять огород Ивана Ивановича, и о том, как он удрал в трудную минуту от товарищей и как потом получилось с Дружком…
        Отец слушал внимательно, не перебивая. Когда Ваня окончил, он спросил:
        — Всё рассказал?
        — Всё, папа.
        — Ничего не утаил?
        — Ничего, честное пионерское.
        — Если так,  — молодец! Конечно, нехорошо поступать так, как ты поступил, но это дело поправимое. Только ты по-честному, по-пионерски, пойди и скажи своим товарищам всё, как было.
        — Мне стыдно, папа.
        — Лучше пусть будет один раз стыдно, чем всю жизнь,  — сказал отец.
        Он тоже говорил о дружбе, о честности, говорил так много, что Ване показалось, будто он впервые узнал отца. Такой он у него хороший и умный. Вот, наверное, и у Серёжи такой же отец, потому что Серёжа сам умный. «Признаюсь ребятам, ведь отец меня понял и они поймут».

* * *

        Ваня давно спал, но Ивану Кузьмичу не спалось, он задумался о сыне и его товарищах. Только сегодня он узнал от Вани, чем тот живёт, о чём думает. Давно отцу не приходилось говорить с ним, всё на заводе да на заводе. Домой приходит  — сын спит, на завод уходит  — сын тоже спит. А между тем у ребят свои заботы, свои дела и мечты. Энергии много, а куда её девать ни Ваня, ни его товарищи толком не знают. «Надо их занять чем-то увлекательным»,  — подумал отец.
        Так у Ивана Кузьмича родилась мысль о мастерской для пионеров. Из разговора с сыном он узнал, что в школе нехватает столов и скамеек для целого класса. «А что если организовать ребят, дать им одного толкового столяра, инструменты, тогда они постепенно увлекутся трудом, да, пожалуй, и сделают столы и скамейки. Парты, конечно, им не сделать, а столы и скамейки сделают»,  — решил он.
        На другой день, когда Ваня ушёл в школу, Иван Кузьмич поехал на завод. Он договорился с начальником модельного цеха и тот выделил одного столяра и дал необходимые инструменты для школьной мастерской. Конечно, в другое время заводу следовало бы сделать парты для школы, но сейчас, когда люди и без того день и ночь трудятся для фронта, когда на заводе нехватает людей, чтобы делать оружие, это была единственно возможная помощь. Кроме того, Иван Кузьмич преследовал самое главное: занять ребят, увлечь их полезным трудом. Он ещё не был в школе, не знал, как к этому отнесутся там, но затратил несколько часов, подобрал инструменты и отправил их пока к себе на квартиру.

* * *

        Пионерский сбор о дружбе состоялся. Каждый рассказал всё, что он думал об этом в одиночестве. Но не менее интересным был рассказ Ивана Кузьмича Спицына о делах завода. А его предложение организовать мастерскую при школе вызвало у ребят такой интерес, что после сбора они только об этом и говорили. Фантазии их не было предела. Говорили о том, что сами сделают парты, будут строить модели самолётов, танков, а Юра уже почти как наяву видел красивый ящик для будущего радиоприёмника, о котором он давно и страстно мечтал. Ещё, собственно, ничего в школе не было: ни самой мастерской, ни помещения, ни инструмента, ни инструктора, которого выделил завод по просьбе Ивана Кузьмича. И всё же ребята уже загорелись этим делом. Получилось неожиданно. Никто и не подозревал, что отец Вани Спицына сам придёт на сбор пионеров. Даже Ваня удивился, когда увидел отца. Сначала он подумал, что отец пришёл, чтобы послушать, как его сын будет рассказывать товарищам то, что обещал отцу. Это его очень волновало, но, к счастью, случилось так, что сначала слушали Ивана Кузьмича, а когда он ушёл, начали решать свои вопросы.
        На этом сборе Ваня рассказал всё, и даже то, о чём не хотел говорить, а именно, что на днях его приглашали в милицию. Там он видел задержанного вора…
        Только Дружка так и не нашли работники милиции. Это волновало Ваню и не менее огорчило его товарищей, когда он сказал, что вор пойман, а Дружка нет смысла искать, так как этот «огородник» продал собаку, и сам не знает кому.
        Больше других переживал за Дружка Серёжа, но сбор, на котором вдруг решили такой важный вопрос, как организация школьной мастерской, затмил всё остальное. Неясная мечта «придумать бы такое дело, чтобы всем вместе делать и не скучать» стала явной и увлекательной.
        Только Ваня почему-то не очень увлекался мастерской. Он сказал:
        — Понимаешь, Женька, мастерская, может быть, и хорошее дело, только мне это кажется не очень интересным.
        — Почему?
        — А так… Ещё ничего нет. Потом делать парты или там скамейки мне не хочется.
        — А модели самолётов не интересно?
        — Ну, это другое дело…
        Ваня вспомнил при этом, как его отец говорил: «Научитесь, ребята, делать парты и скамейки, вот и будет ваша настоящая, большая помощь школе, да и в жизни это пригодится». Словом, всё Ване нравилось, но «делать парты и скамейки» не увлекало его.

        В ШКОЛЕ

        Ян Шпачек шёл в школу после болезни с тяжёлым чувством и страхом. Ему казалось, что именно пан Краузе виновник ареста его отца. Поэтому, как только Ян появится в школе, учитель начнёт допрашивать и выпытывать об отце, а если Ян откажется разговаривать, нагрубит,  — его исключат, а то и в гестапо заберут.
        Но всё обошлось хорошо. Оказалось, что Краузе уже нет и в школе многое переменилось, а Зденек Кворжик и Франтишек встретили Яна сердечно, вызвались помочь наверстать упущенное. Первые уроки прошли спокойно. Ян с удовольствием слушал учителя по родному языку, усердно решал задачи, а на переменах расспрашивал товарищей о том, что они прошли, что нового в школе. Всё его интересовало, но о пане Краузе он спросить не решался. От одного воспоминания о нём по телу Яна проходила нервная дрожь. Черноголовый и долговязый Зденек Кворжик сам рассказал ему о бунте, который школа устроила против папа Краузе. Когда Зденек говорил, глаза его горели, сам он становился таким энергичным, будто готовился с кем-то драться. Собственно, никакого бунта в школе не было, однако Зденек с гордостью несколько раз повторил это слово, хотя первыми его произнесли не учащиеся. Это пан Краузе, доведённый до бешенства, назвал школу бунтарской…
        — Ты помнишь, Янек, ту листовку, маленькую?  — спросил Зденек.  — Ту, которую у нас в классе разнесло хлопушкой из-под потолка?
        — Помню,  — с дрожью в голосе ответил Ян.
        — А помнишь, как на стенках писали про Краузе?
        — Ну, конечно, помню.
        — А ты знаешь, что случилось, когда мы начали учиться?
        — Не знаю. Я же болел.
        — Вот, слушай,  — начал Зденек.  — Ребята как-то пронюхали, что Краузе от нас уберут. Одни говорили, что его на фронт отправят, а другие  — будто его вызывают в Германию, но всё это враки. Его ребята видели на площади Святого Вита совсем недавно в форме гестапо. Он в Праге, только у нас ему кисло пришлось, выперли из школы.
        Зденек Кворжик размахивал руками и время от времени оглядывался по сторонам как бы для осторожности.
        — Когда мы узнали, что у тебя отца арестовали, мы возненавидели Краузе. Наш класс не стал так хорошо к нему относиться, как прежде. И ты знаешь, этому помогли листовки и надписи на стенах школы. Все раскусили этого гестаповского гуся. Стали бояться говорить с ним, а он такой стал, что готов был с нами даже после урока сидеть сколько хочешь, только бы мы болтали. Мы, конечно, на уроках как полагается, отвечали ему, выполняли все задания, но только на вопросы о домашних и других делах отвечали: «Не знаем, пан Краузе», «Нам ничего не известно» и так далее. Ему не нравилось, а нам этого только и нужно было. Вот, поверишь, будто все сговорились, так здорово получилось.
        — А что за бунт был?  — спросил Ян.
        — Бунт был такой, что директора школы попёрли, хотя он и фашист. Все говорят, что он фашист. А с паном Краузе вот что получилось. Кто-то написал такую листовку: «Я, пан Краузе, не учитель, а шпион из гестапо, опасайтесь меня!» Написали эту листовочку так, что прямо заглядение. Не написали, а разрисовали немецкой тушью «Пеликан» на хорошей бумаге и приклеили пану Краузе на спину его плаща. Словом, плакатик получился первый сорт! Вот как разрисовали!
        — Ну? Прямо на спину?  — восхитился Ян.
        — Да, прямо на спину. А ты знаешь, он, ничего не подозревая, надел свой плащ, вышел из школы. Мы шли следом за ним. Много нас было, но никто не сказал ему об этом. Одни боялись, что он сразу отправит за это в тюрьму, другие считали, что так ему и нужно.
        — Кто же это сделал?  — спросил Ян с завистью, что не он так здорово придумал.
        — А кто его знает,  — ответил Зденек, разводя руками.  — Только сделали это явно наши.
        — Ну, и ну! Вот это молодцы!
        — Ух, как хорошо!  — подтвердил Зденек.  — И понимаешь, умудрились приклеить. Вот так сработали, просто прима, первый сорт,  — сказал мой папа, когда я ему об этом рассказал.
        — Ну, а дальше как было?  — нетерпеливо спросил Ян.
        — Дальше? Сначала нас всех по-одному вызывали на допрос. Но мы-то откуда знаем, кто это сделал. Потом вызывали подозрительных. Допрашивали ласково. Мол, не знаешь ли ты, кто у вас в классе занимается нехорошими делами, пишет оскорбительные записки и так далее. Ну мы, конечно, тоже отвечаем вежливо, будто ничего не видели.
        — Ты, Кворжик, знаешь, кто у нас неблагонадёжный ученик?  — спрашивает директор.
        — Как это, пан директор, неблагонадёжный?  — спрашиваю я.  — У нас все ребята очень славные, уроки делают хорошо. Нет ни у одного плохих отметок. И так далее. Святая Мария, я так отвечал, а сам думал: «Так бы я и сказал, если бы даже знал кто». А директор смотрит на меня своими глазищами, будто просверлить хочет, и опять спрашивает: «Да я, говорит, не об этом, Кворжик, может, ты знаешь, кто в вашем классе мастер на всякие выдумки, ну там подбросить какую-нибудь свёрнутую записочку учителю или товарищу, или ещё что-нибудь в этом роде». «Нет,  — отвечаю,  — пан директор, у нас, кажется, нет таких учеников. У нас отличные ребята, вежливые, смирные».
        Зденек Кворжик лукаво подмигнул Яну, вот, мол, как я отвечал, и с ещё большим азартом продолжал:
        — Так после этого в школе и прозвали пана Краузе «меченый гестаповец». Это тоже кто-то написал на стене мелом, а потом даже ему стали такие бумажки подбрасывать. Тут и началось в школе дельце. Почерки сличали, да у нас тоже не дураки. Я, например, тоже подбрасывал такую бумажку, только писал не сам, а сестрёнку просил… Она дома напишет, а я принесу в школу готовенькую… После этих событий пан Краузе «заболел» и больше не появлялся в школе.
        Рассказ Зденека Кворжика удивлял и радовал Яна. Он чувствовал, что школа по-настоящему поднялась, взбудоражилась, потому что все ненавидят оккупантов.
        В «бунтарской» школе кое-что переменилось. Учащихся старших классов перевели в другие школы, а некоторых исключили и даже, говорят, посадили в тюрьму.
        Потом установили негласную слежку за всеми подозрительными, строго стали наказывать за малейшее нарушение школьных порядков. Однако это не спасло ни пана Краузе, ни директора. Пана Краузе отозвали на работу в гестапо, о чём, конечно, в школе никто не знал, а директора сняли с работы. Для ребят это было очень хорошо. Появились новые учителя, да и много новых учеников. Директор  — чех, учитель немецкого языка  — тоже чех. Это было большим и радостным событием в школе.
        Ян Шпачек всё это рассказал дяде Вацлаву с большим радостным воодушевлением. Перемены в школе окрылили Яна, ему хотелось учиться, он не стал бояться и думал только о том, как бы скорее догнать товарищей.
        Вечерами к Яну приходили Зденек и Франтишек. Зденек был живой, энергичный, очень пытливый паренёк, под стать своему другу Шпачеку. Это их сближало. Франтишек, напротив, тихий, худенький, рыжий и флегматичный мальчик. Он больше молчал, но учился хорошо, ни с кем, кроме Яна и Зденека, не дружил, и возвращение Яна Шпачека было для него личной радостью: вернулся хороший школьный товарищ. Втроём они делали уроки, помогали Яну, вместе развлекались, спорили, ходили в кино, занимались спортом. Одним словом, для Яна внешне началась прежняя жизнь. Только, когда он оставался один, мысли об отце не покидали его. Он ждал отца, надеялся на встречу, мечтал об этом.
        Дядя Вацлав получил небольшую записку от неизвестного Макса. Он ничего о Максе не знал, но записка была тёплая и грустная. Макс извещал о том, что доктор Шпачек умер от пыток в Бухенвальде. Дядя Вацлав верил и не верил этой записке незнакомого человека. Но как узнать правду, кому написать? Он знал, что более подробно о докторе Шпачеке узнать невозможно. Часто он думал, что доктор Шпачек, возможно, жив, вернётся когда-нибудь на родину и решил пока ничего не говорить Яну.
        Теперь дядя Вацлав много думал о мальчике, больше полюбил его, помогал, как родному сыну. У него не было детей, он жил одиноко, нанимал скромную комнату, но с тех пор, как Ян Шпачек переехал к нему, дяде Вацлаву пришлось арендовать новую квартиру в две комнаты. Они бы давно перебрались в особнячок доктора Шпачека, но дядя Вацлав не решался это сделать в целях осторожности.
        Часто дядя Вацлав наблюдал за Яном со стороны и видел, что он повзрослел, за очень короткий срок вытянулся, стал серьёзнее, молчаливее, не улыбался попусту, как это было прежде. Лицо у Яна стало прозрачно бледным, задумчивым, глаза немного усталыми и печальными. Весь он переменился  — и походка, и манера разговаривать стали другими. Всё это вызвало молчаливую грусть у дяди Вацлава, и он часто думал про себя, что детство отнято у Яна фашистами, ненавистными оккупантами.
        Каждый раз, когда Ян приходил из школы, дядя Вацлав, если только был дома, начинал расспрашивать о делах, об учёбе. Они нередко долго просиживали за стаканом чёрного кофе, рассуждая, как равные. Дядя Вацлав иногда просил Яна выполнить какое-нибудь несложное дело по подпольной работе, и тогда глаза Яна зажигались особенным блеском. Он всегда охотно выполнял любое задание, и это радовало дядю Вацлава. Он видел, что растёт настоящая смена доктору Шпачеку, погибшему за счастье своей родины.
        Радовало дядю Вацлава и другое  — вести с Востока. Дела немцев на Восточном фронте складывались скверно. Доблестные русские войска, а с ними и чехословацкая бригада, наступали на врага, очищали русскую землю от фашистских орд, и это по-настоящему воодушевляло всех честных патриотов Чехословакии. Вести с Востока пробивались сквозь все преграды, как бы гестапо и военная цензура ни следили и ни оберегали чехословацкий народ от проникновения правды с фронтов военных действий.
        Однако подпольщикам приходилось работать в очень сложных и опасных условиях. Чем хуже складывались дела для гитлеровских войск на Востоке, тем свирепее они расправлялись с патриотами Чехословакии.
        Гитлеровские оккупанты ввели жестокий террор. Гестаповцы бросали в тюрьмы и концлагери многих заложников. На заводах и фабриках был введён такой порядок: директора должны были давать подписку оккупационным властям, из которой следовало: «Я буду немедленно расстрелян, если вверенное мне предприятие прекратит работу без уважительной причины». В школах директора несли такую же ответственность за действия учителей и учащихся. Однако в школе, где учился Ян Шпачек, ни директор, ни пан Краузе  — тайный агент гестапо  — не понесли подобного наказания. Это, конечно, насторожило всех учителей и окончательно открыло им глаза на то, что в школе орудовали два матёрых фашиста.
        Весь коллектив учителей и особенно новый директор и новый преподаватель немецкого языка старались сознательно не замечать вольностей наиболее смелых и передовых учащихся. В школе наступил такой период, когда все учителя понимали необходимость жить в дружбе и всячески оберегать своих воспитанников от ненужного риска. Да и причины, вызывавшие протесты ребят, исчезли.
        Ян Шпачек скоро понял это. Он знал, что в школе стало легче дышать, вольнее вести себя, однако это совсем не значило, что он или его товарищи могут открыто выступать против врагов.
        Всё шло своим чередом, а если кто-либо из ребят восставал против изучения немецкого языка, то новый учитель умел доказать его неправоту. По-особому Ян Шпачек стал относиться и к делу подпольщика. Однажды дядя Вацлав сказал:
        — Янек, у меня есть к тебе срочное дело.
        — Я слушаю, дядя Вацлав,  — с радостью ответил мальчик.
        — Дело важное, очень ответственное, Янек. В новом городе, на Парижской улице живёт один наш товарищ. Тебе надо пойти к нему и передать вот этот пакет. Адрес ты должен запомнить наизусть… И то, что я тебе скажу, ты должен знать как стихи. Понимаешь?
        — Понимаю,  — сказал Ян и уже с гордостью подумал о том, что, наконец, и дядя Вацлав доверяет ему важные дела. Невольно он вспомнил отца, вспомнил, как радовался и гордился он сыном, когда задание было выполнено. И хотя отец никогда об этом не говорил ему, Ян и сам хорошо понимал это. Сейчас он смотрел горящими голубыми глазами на дядю Вацлава и ловил каждое его слово, чтобы ничего не забыть, ничего не пропустить.
        — Запомни: улица Парижская, дом пятьдесят девять, квартира три… Ты пойдёшь через Манесов мост, мимо Парламента, выйдешь к Художественно-промышленному музею и в этом районе найдёшь Парижскую улицу.
        — Так, дядя Вацлав,  — ответил Ян Шпачек и повторил наизусть адрес и маршрут.
        — Там, в доме пятьдесят девять, квартира три  — ты позвонишь два раза… Когда тебе откроют дверь, ты спросишь: «Здесь живёт представитель фирмы «Батя»? Тебе должны ответить: «Я представитель фирмы «Батя». Тогда ты скажешь: «Меня послали из магазина «Верке» узнать, готов ли наш заказ». Он тебе скажет: «Заказ ещё не готов». Если там никого постороннего не будет, отдашь пакет. Понял, Янек?
        — Всё понял, дядя Вацлав. Только вы скажите мне, а если этот представитель будет не один?
        Дядя Вацлав нарочно не всё сказал, ожидая этого вопроса. Он мягко, по-отечески, улыбнулся и добавил:
        — Тогда он скажет тебе: «Одну минуточку, сейчас я напишу ответ». Ты подождёшь его, он выйдет проводить тебя и тут ты передашь пакет, не выходя на улицу. Повтори всё, Янек.
        Ян Шпачек повторил всё слово в слово. Он чувствовал, как всё лицо его горело, ему казалось, будто у него вспотело вокруг глаз и по телу прошли электрические токи. Дядя Вацлав заметил его волнение и одобряюще произнёс:
        — Ну, молодец! Только никуда не заходи. С товарищами не задерживайся. Я буду ждать тебя дома.
        Бодро шагая по улицам Градчан, Ян Шпачек не раз про себя повторял пароль. Ему хотелось выполнить поручение так, чтобы в следующий раз дядя Вацлав мог доверить более сложное задание. Ему нравилась работа связного. Делал он всё аккуратно, с большим чувством ответственности. Иногда Яну хотелось поделиться своими мыслями об этом с другом по школе Зденеком, но как только они встречались, как только Зденек начинал что-нибудь торопливо и запальчиво рассказывать, Ян про себя думал: «Нет, он ещё совсем мальчишка, с ним нельзя делиться».
        Как нарочно, на Манесовом мосту он встретил Зденека Кворжика. Зденек стоял и смотрел с моста на мутную воду Влтавы, побрасывая камешки. Время шло к вечеру, на улицах и мостах людно. Ян, войдя на мост, пошёл по левой стороне, ближе к перилам, чтобы скорее проскочить. Тут, у перил, он и столкнулся с глазеющим на воду Зденеком.
        — Ты куда идёшь?  — спросил он.
        — В новый город.
        — Зачем?
        — Есть дело.
        — Я провожу тебя?  — беззаботно предложил Зденек.
        Ян Шпачек не сразу ответил. Он знал, что ему нельзя ни с кем задерживаться и, тем более, брать с собой. Но как сказать товарищу, чтобы он не провожал его. Что может подумать Зденек, если Ян откажется. Прошло несколько секунд, пока Ян собрался с мыслями.
        — Знаешь, Зденек, тяжело заболел дядя Вацлав. Я спешу за лекарством к одному доктору.
        — Вот уж и врёшь!  — возразил Зденек.
        — Ну и не верь!  — сердился Ян.
        — Я же сам сегодня видел его. Он совсем здоров.
        — Вот что, Зденек, не веришь, беги сейчас к нам и проверь,  — сказал Ян, рассчитывая отделаться от товарища.
        — Была нужда!  — ответил тот.
        — Ну, я пошёл.
        — Пойдём, я провожу тебя,  — просто сказал Зденек.
        Яну Шпачеку ничего не оставалось, как согласиться с товарищем. Он проклинал себя за то, что пошёл по левой стороне, жалел, что проторчал тут три-четыре минуты, тогда как его ждут дома и там, на Парижской улице, дом пятьдесят девять, квартира три. Но больше всего тяготило его присутствие Зденека, который шёл молча, беззаботно размахивая руками, и всё глазел по сторонам: сначала на реку, потом, когда они поровнялись с Парламентом,  — на это прекрасное здание. Ян шёл, никуда не глядя, сосредоточенно думая о том, как найдёт того человека, к которому несёт важные бумаги, как будет с ним говорить и как, наконец, передаст пакет. Не будет же он передавать бумаги в присутствии Зденека…
        Не успели мальчики выйти к Художественно-промышленному музею, как неожиданно встретились с паном Краузе. Теперь он был в чёрном мундире гестапо, ещё более подтянутый, чистый и, как показалось Яну, когда он поровнялся с ними, строгий. Ян увидел его первым, нахмурился, испугался и растерянно произнёс не своим голосом:
        — Здравствуйте, пан Краузе!
        — Здравствуй, Шпачек,  — остановившись, ответил бывший учитель.
        Зденек тоже поздоровался, но на его лице Ян ничего не уловил. Оно попрежнему было таким же простоватым и беззаботным, как и тогда, когда Ян встретил его на мосту. Ян позавидовал Зденеку, его смелости, но тут же подумал: ему-то бояться нечего, а мне другое дело…
        Пан Краузе остановил их тотчас, как только они поздоровались и, как полагается бывшему учителю, начал с ними разговор о школе. Ян сразу заявил, что был болен и ничего не знает, зато Зденек вступил в несложный разговор. Тысячи мыслей пронеслись в голове Яна Шпачека. Он боялся, что вот сейчас этот ненавистный фашист начнёт его расспрашивать, что с отцом, где Ян живёт, с кем, и всё это для того, чтобы ему сделать плохо. И всё же уйти от него нельзя.
        …Дядя Вацлав сидел дома и ждал возвращения Яна. Он отправил с ним свеженабранную листовку о новом наступлении Красной Армии с участием чехословацкого корпуса. Эту листовку должен прочитать «представитель фирмы «Батя», а точнее, подпольщик-редактор, и ночью вернуть её в типографию для печати. Время  — половина седьмого. Ян должен, по расчётам дяди Вацлава, вернуться, но его не было. Полчаса лишнего  — срок невелик, но сколько это доставило беспокойства дяде Вацлаву… Ян всегда исправно выполнял всё, и дядя Вацлав каждый раз радовался, что школу подпольной мудрости и мужества мальчик проходит неплохо, но раньше Ян носил зашифрованные записки, а сегодня  — настоящую листовку, и к тому же ещё опаздывал.

        ВСТРЕЧА

        Леночка не вошла, а влетела в комнату. Волосы выбились из-под зелёного беретика, пальтишко на распашку, глазёнки сверкают, дышит тяжело, словно за ней кто-то гнался. Не успела переступить порог, как громко и торопливо выпалила:
        — Юрка, в школе будут танкисты.
        — Какие танкисты?  — спокойно спросил Юра, не отрываясь от письма,  — он заканчивал домашнее задание.
        — Которых мы на фронт провожали.
        — Ленка, у тебя голова не болит?  — с издёвкой спросил Юра.
        — Нет, не болит,  — бойко ответила Леночка.
        — И не горячая?
        Леночка тотчас приложила холодную ладонь ко лбу и удивлённо раскрыв рот, запинаясь, ответила:
        — Го-горячая, Юрка.
        — Ну, я так и думал, ты больна,  — с важностью заключил Юра и не спеша продолжал скрипеть пером.
        Леночка опешила, она совсем не понимала Юру. Бежала, что есть силы, чтобы сообщить новость, а он какой-то совсем непонятный: не радуется и сидит себе за столом, что-то пишет и говорит ерунду. Однако насчёт горячей головы Леночка задумалась. Теперь ей показалось, что у неё, действительно, болит голова. Она скинула пальто, сняла беретик, бросила портфель на стул и как ни в чём не бывало заявила:
        — Раз у меня голова, не буду уроки делать.
        — Уже заболела?  — спросил Юра и покосился на неё недовольным взглядом, означавшим: «Помолчи, несносная, и садись за уроки».
        — Болит,  — жалобно подтвердила Леночка.
        — Подожди. Закончу сочинение, покажу тебе, как не делать уроки.
        Слово «сочинение» Юра произнёс с важностью и превосходством над сестрёнкой, думая: «пусть знает, что я занят важным делом, и нечего мне мешать». Леночка сразу поняла, что сейчас ни разговаривать, ни спорить с братом нельзя, всё равно будет так, как сказал он. Она затихла, забившись в свой угол, где стоял её столик с куклами и книжками.
        Так бы, наверное, в этот вечер Юра Громов и не узнал, что в школе, действительно, ждали танкиста. Об этом стало известно только после окончания уроков второй смены. Леночка училась во второй и, выходя из школы, прочла объявление:

        «Сегодня в нашей школе состоится встреча с командиром танка «Пионер» лейтенантом-орденоносцем тов. В. Мягковым. Начало в 9 часов вечера в пионерской комнате».

        Но Юра не хотел её слушать, не поверил, и она сидела, терпеливо ожидая, когда брат закончит сочинение.
        Вдруг произошло событие до того неожиданное, что Юра не сразу опомнился. Вошёл возбуждённый Володя Серов и точно также, как и Леночка, ещё с порога, отчеканил:
        — Юра, собирайся! Командир танка «Пионер» приехал к нам на встречу!  — Он произнёс эти слова одним залпом, без пауз, но с таким накалом, будто рядом горел дом.
        — Я уж ему говорила,  — спокойно добавила Леночка.
        Юра почувствовал, как у него от волнения закружилась голова. Ведь эта встреча была его мечтой. Сколько раз они думали о ней вместе и поодиночке, а сейчас, когда Володя сказал ему об этом, Юра подумал: «Может, лейтенант Бучковский не погиб…» Он засуетился, опрокинул чернильницу, но, к счастью, это была «непроливашка». Торопливо, как попало, собрал всё со стола и обеспокоенный тем, как оставить Леночку одну дома, сказал, обращаясь к ней:
        — У тебя, Леночка, болит голова?
        — Болит.
        — Ну, ты сиди дома.
        — Нет, уже не болит, и я пойду с тобой,  — живо возразила Леночка. Юра понял: спорить бесполезно, ещё расплачется.
        — Пусть идёт с нами,  — снисходительно сказал Володя, до сих пор стоявший у порога, как всегда скромный и неразговорчивый.
        Они торопливо вышли из дома.
        Стоял погожий майский вечер 1944 года. Небо было чистое, воздух наполнен запахом листьев берёзы, тополей и сирени, от чего улицы небольшого южноуральского городка казались особенно уютными и тихими. Тротуар главной улицы, по которой сейчас торопливо шагали Юра, Володя и Леночка, был асфальтирован и походил на ковровую дорожку с необычным рисунком от света, пробивавшегося сквозь молодую листву деревьев. Хорошо было на душе у ребят и от весны и от неожиданной новости.
        В школе стоял шум. Из открытых окон пионерской комнаты неслись звуки баяна и песен. «Серёжка уже там, на баяне играет»,  — подумал Юра, когда они подошли к центральному входу школьного здания. Ему не терпелось увидеть танкистов. Какие они? Загорелые? Боевые? С орденами? О чём они будут рассказывать? Неужели только для того, чтобы с нами встретиться, приехали?
        Войдя в пионерскую комнату, Юра и Володя остановились у стены, недалеко от маленькой школьной сцены. На стульях, в переднем углу сидели Фёдор Тимофеевич и военный в форме лейтенанта танковых войск. На его золотых погонах Володя сразу заметил по две белых звёздочки и эмблему танкиста. Военный, как заключил Володя, был невысокого роста, но широкий в плечах, плотный, с приятным загорелым лицом. Это лицо нельзя было теперь забыть всю жизнь. На левой щеке виднелся красноватый рубец  — след, очевидно, недавней раны.
        Военный и Фёдор Тимофеевич разговаривали. Вероятно, они кого-то поджидали. Танкист что-то рассказывал, но ни Володя, ни Юра его слов не слышали: мешали музыка и песня. Серёжа сидел в центре комнаты на скамейке с баяном. Он негромко играл знакомую песню «Три танкиста», и ребята также негромко, но дружно, подпевали ему. Не было только Вани. Юра это заметил, когда осмотрелся. Леночку он потерял сразу же. Она уже пробралась в первый ряд и сидела совсем недалеко от танкиста, не сводя с него шустрых глаз. Юра посмотрел на неё, встретился глазами и тихонько погрозил кулаком. Леночка прищурилась и показала кончик языка.
        — Ты кому это?  — спросил Володя.
        — Ленке. Вон, видишь, как гвоздь, втиснулась.
        — Ну и пусть, ведь ей интересно посмотреть на командира танка «Пионер».
        — Ей всё интересно,  — недовольно ответил Юра.
        Володе с Юрой самим хотелось протиснуться поближе к танкисту, но они ведь не маленькие и должны соблюдать определённый такт… Пришёл директор школы, высокий, с чисто выбритым лицом. Танкист встал, поздоровался с ним и, наклонив голову, что-то заговорил. Фёдор Тимофеевич тоже встал и сделал знак Серёже.
        Музыка прекратилась. Директор школы, сказал, обращаясь к Серёже, как-то уж слишком официальным тоном:
        — Ну-с, Серов, давай открывай вечер встречи с боевым другом пионерии.
        При появлении директора Серёжа заметно встревожился. Он продолжал играть на баяне, а сам то и дело подсматривал на Григория Петровича. И сейчас в голосе директора он не уловил обычного ободряющего добродушия, и это ещё более усилило тревожные предчувствия Серёжи. Но он ничем не выдал себя.
        Серёжа молодцевато забрался на сцену, шагая через две ступеньки лестницы, встал около стола, поднял руку и сказал:
        — Дорогие ребята! Сегодня у нас в гостях командир нашего танка «Пионер», гвардии лейтенант, орденоносец товарищ Василий Мягков.
        Гром детских рукоплесканий заглушил последние слова Серёжи.
        Когда аплодисменты стихли, обращаясь к директору, Серёжа добавил:
        — Прошу занять места за столом.
        Снова ребята зааплодировали. Только теперь все отчётливо увидели на груди лейтенанта Мягкова орден Боевого Красного Знамени, медаль «За отвагу» и гвардейский значок. Гость чувствовал себя несколько стеснённо, даже немного покраснел, как показалось ребятам, когда предоставили ему слово.
        Гвардии лейтенант Мягков начал свою речь просто. Он коротко рассказал о причине приезда на Урал, потом о гибели лейтенанта Бучковского и его боевых друзей и о том, как танкисты завоевали гвардейское звание. Перед тем, как рассказать о боевых операциях танкистов-уральцев, он сказал:
        — Я, ребята, выступать не умею. Воевать, конечно, немного научился, а с докладами выступать не очень. Но так как говорить я буду о военных делах, о том, что мы делаем на фронте, то думаю, что это не будет для меня слишком трудно.
        Леночка уже пристроилась на место, где сидел раньше танкист, и была довольна тем, что оказалась ближе всех к сцене. Она попрежнему не сводила глаз с лейтенанта и сидела так неподвижно, точно маленькая статуя. Юра и Володя тоже устроились поближе и с интересом смотрели на танкиста, слушая его рассказ. Голос у Мягкова оказался хоть и грубоватым, а звонким, слова чёткими, а рассказ настолько увлекательным, что ребята готовы были слушать своего гостя до утра.
        — …Всякое в бою бывает,  — рассказывал лейтенант.  — Вышел командир танка из строя, кто его заменит? Механик-водитель или башнёр, а может, и радист. Так я и стал командиром танка. Это ещё под Орлом случилось. Воюем мы, идём вперёд, стреляем из танков. Только одно плохо: никак не войдём в соприкосновение с врагом. Удирают фашисты и баста! Ведут, так сказать, «планомерное отступление»,  — а по-нашему, по-русски, драпают. Нелегко, конечно, нам было наступать вначале, а потом всё же мы погнали их на запад. И тут впервые мы видим фашистскую пехоту. Мечутся вояки Гитлера в совершенном беспорядке, как перепуганное стадо. Я говорю механику: «Подождём, пусть «маневрируют», всё равно мы их сейчас накроем».
        Пока враг метался из стороны в сторону, мы тем временем взяли вправо. Танк наш перевалил через склон оврага, и мы остановились, отрезали врагу путь к отступлению. Фашисты поняли, что всё проиграно, заметались, стали разбегаться по равнине, гладкой, как поле стадиона. А мы прямо, не сходя с танка, решили собрать их в кучу. Башенный стрелок открывает люк, высовывает голову и кричит, что есть силы: «Батюшки мои, сколько их!» И действительно, их было много. Я думал: вот наши «пушечки-игрушечки» наделали беды фрицам. Полюбовались мы этим «пейзажем» и вдруг видим: фашистов стало ещё больше. Тут нам уже не до шуток. Приказываю механику:
        — Заводи!
        Первое время туго нам пришлось. Враг замаскировал пушки в овраге и открыл такую стрельбу, что в несколько минут наш танк заволокла огненная пурга. Ничего не видно: пыль, осколки снарядов, глыбы сухой земли так и гложут броню нашего «Пионера». С полного хода мы навалились на пушку врага и раздавили одну, позднее другую. Танк тяжёлый, скорость держим предельную. Как только врежемся в пушку врага, только треск слышно… Подавили мы несколько огневых точек противника  — легче стало дышать. Теперь задача: собрать пленных. Я кричу, что есть мочи: «Хенде хох!», то-есть «руки вверх», но они даже родной язык перестали понимать, как оголтелые мечутся по степи, готовы залезть в мышиную нору, и всё чего-то лепечут. И зло нас берёт. Вот думаем, вояки, а тоже Россию хотели завоевать. Наконец собрали мы их до кучи. Башнёр развернул пушку, вылез из танка, красный, усталый, но весёлый и кулаком грозит:
        — Черти, давно бы, говорит, сдавались в плен, а то всем будет капут.
        Фашисты бросают оружие у танка, таращат на нас перепуганные глаза, бормочут: «Гитлер капут, Гитлер капут». Один упал на колени, плачет. Механик тоже вышел из танка, сказал:
        — Не плачь, дурень.  — А сам, давай, с них снимать фашистские награды: у кого железный крест, у кого медаль там какую-то, и в пилотку к себе складывает.
        …Гвардии лейтенант Мягков сделал паузу и взял пакет со стола, которого до сих пор почему-то никто не заметил, и вывалил из него на стол «трофеи».
        — Это вам, ребята, наш фронтовой подарок, что собрал механик-водитель. Он у нас чудак. «Пусть, говорит, ребятам будет подарок, вроде бы как коллекция знамён побеждённых врагов».
        Загорелись глаза у детей. Каждому хотелось рассмотреть этот необычный подарок танкистов, пощупать руками, но гвардии лейтенант Мягков продолжал свой рассказ:
        — Наши танкисты сейчас на Украине… Нам дали отдых, и вот я с делегацией нашего соединения уральцев-добровольцев приехал к вам, чтобы поделиться боевыми успехами, а заодно сделать и другие военные дела. Бои тяжёлые, ещё много нам придётся воевать, чтобы очистить Родину от врага и завоевать мир на земле.
        …Есть такой город на Украине, называется Каменец-Подольск. Бой за этот город выпал на долю уральцев. Наши танки подошли к городу ночью. Фашистский гарнизон, защищавший Каменец-Подольск, не сразу опомнился. Наши танкисты, артиллеристы и пехотинцы-десантники на танках начали атаку внезапно. Мы знали, надо действовать стремительно, ошеломляюще, чтобы враг не мог опомниться. Это было необходимо по многим причинам. Во-первых, в Каменец-Подольске было много боевой техники и живой силы врага, во-вторых, это город-крепость…
        …Река Смотрич, над которой стоит город, течёт по глубокому скалистому ущелью и своим течением образует полукольцо. В центре этого полукольца, на высокой горе, как на острове, раскинулся город. На том месте, где река Смотрич почти вокруг обходит этот остров, грозными громадами возвышается крепость.
        Через реку проходит Турецкий мост, как бы висящий над бездной,  — единственные ворота в город. Об этом городе мы узнали интересную историческую быль. О ней я должен вам рассказать, ребята, чтобы потом вы лучше поняли, какие трудности предстояли, чтобы взять эту крепость. В 1677 году славяне защищали её от турок. Триста тысяч войска бросили турки на штурм города-крепости. Но они не могли взять его. Осаждённый гарнизон славян был невелик, но хорошо укрепился и очень долго держал оборону. Длительная осада, голод и тяжёлые бои принесли защитникам крепости много страданий и жертв. Турки предложили сложить оружие, но комендант крепости отклонил их предложение и, чтобы не сдаться в плен, взорвался с остатками верных защитников в «Донной башне» крепости. Только тогда турки построили мост и вошли и пустой город.
        Конечно, тогда не было такой техники, как теперь. Тем не менее и нам тяжело было брать этот город.
        …Танки подошли вплотную к Турецкому мосту. Гул моторов насторожил неприятеля. Враг открыл сильный артиллерийский и миномётный огонь. Трудно было устоять на открытом месте от взрывных воздушных волн. Ночь тёмная, точно все мы погрузились в вечную тьму, но город брать надо. На то и война. Тогда наш командир батальона приказал:
        — Штурмовать с зажжёнными фарами!
        Пятьдесят боевых машин засветили фары. Первых три танка уже ворвались на мост, давя своей тяжестью вражеские пушки. Справа от нас задымил, потом, как свеча, загорелся один наш танк, затем другой, третий… Товарищи, попавшие в беду, не бросили свои машины. На полной скорости два горящих танка первыми ворвались на улицу города. Танки и люди погибли, но открыли нам ворота в город.
        За нашим танком в город вошло ещё несколько машин. Бои шли за каждый переулок, за каждый перекрёсток, за каждый дом, сотни немецких автомашин запрудили главную улицу. Ничего не оставалось, как итти на таран, чтобы открыть путь к центру города. И тогда наш танк вместе с другими врезался в машины противника. Треск дерева, звон и скрежет металла, разрывы снарядов и мин оглушили город, наполнили его страшным громом, будто на острове, на котором стоит Каменец-Подольск, началось сильное вулканическое извержение. Фашисты начали отступать, бросая оружие, машины, раненых. Бой длился до утра, а на рассвете, когда Каменец-Подольск, зажжённый отступающими фашистами, погрузился в серую дымку, уральцы начали штурм крепости, в которой ещё держались фашистские отряды СС, вооружённые пулемётами, пушками, фаустпатронами.
        Город был взят. Вечером радио из Москвы принесло радостную весть  — благодарность товарища Сталина за освобождение древнего города Каменец-Подольска танкистами Уральского добровольческого соединения. Однако бои только начинались. Фашисты опомнились и к вечеру попытались осадить наши войска. Они стянули вокруг города много танков, пушек, с воздуха бомбили тяжёлыми фугасными бомбами. Город снова наполнился страшным громом.
        Мы сумели выбить фашистов из нашего украинского города, но фашистам, как они ни старались, не удалось вновь захватить старинный город-крепость. Несколько суток шли тяжёлые бои, но враг не только не вошёл в Каменец-Подольск, а был отброшен к границе Румынии. Наши танкисты пошли в новое наступление, освобождая города и сёла Украины от ненавистных оккупантов.
        …Ваня появился в конце встречи, с опозданием. Он вошёл чем-то встревоженный, стараясь не показываться на глаза Серёже, сразу же около дверей сел. Но тотчас он обо всём забыл, захваченный рассказом гвардии лейтенанта Мягкова. Когда Мягков закончил говорить, ребята окружили командира танка «Пионер». Серёжа, Юра, Женя, Леночка и другие наперебой расспрашивали о боевых эпизодах, о подвигах уральцев-добровольцев и экипажа танка «Пионер». Ваня с достоинством сказал, что название танка принадлежит ему, что он и сам хотел бежать на фронт, да только его задержали…
        — У вас в батальоне есть ребята?  — спросил он Мягкова.
        — Какие ребята?
        — Ну вот, как я?
        — Таких нет.
        — А почему?
        — Нельзя маленьким на фронт. Кто же в школе учиться будет?  — с улыбкой ответил Василий Мягков.
        — А мы потом бы доучились…
        Вдруг Юра набрался смелости и перебил Ваню:
        — Подведёшь танкистов так же, как и нас подвёл в огороде…
        Ваня стиснул зубы, но увидел подходившего Серёжу и спрятался за спины других ребят.
        Леночка протиснулась поближе и, глядя снизу вверх на добродушное и весёлое лицо Василия Мягкова, просто спросила:
        — Скажите, наш «Пионер» до Берлина дойдёт? Вы нам писать будете?
        — Может быть, и дойдёт,  — приподнимая Леночку за локти, ответил лейтенант.  — А писать обязательно будем. Мы вам и боевой дневник будем присылать. Договорились?
        — Договорились,  — хором ответили ребята.
        После перерыва начались выступления школьной самодеятельности. Серёжа сыграл «Землянку», сам подпевая себе. Ребята танцевали, декламировали стихи, пели хором и в одиночку, словом, показали всё, чем они могли повеселить гостя.
        — Весело у вас, ребята. Я очень рад, что побывал у вас. Приеду на фронт, расскажу о вас своим товарищам,  — сказал на прощанье гвардии лейтенант.
        Он спешил на завод, где ждали его новые танки  — пополнение батальона. Гурьбой провожали ребята своего дорогого гостя, полные новых мыслей и сил. Только на обратном пути Серёжа подошёл к Ване и необычайно строго спросил:
        — Где бумага, в которой я тебе писал о нашем секретном плане?
        — Не знаю, я её потерял,  — виновато сознался тот.
        — Растяпа ты…

        ПОРТРЕТ СТАЛИНА

        С тех пор, как Ян и Зденек встретились с паном Краузе, прошло много времени, но дядя Вацлав помнил об этом постоянно. Из разговора с Яном он узнал, что Краузе очень интересовался школой. Это не могло не вызвать подозрений у дяди Вацлава. Он понимал, гестаповец может и впредь при случае приставать к Яну, а заодно, пожалуй, проявит интерес и к нему, поскольку мальчик живёт у него.
        Это стало ещё очевиднее, когда Ян однажды рассказал дяде Вацлаву о встрече с подозрительным субъектом. Ян, Зденек и Франтишек ходили в кино. Это было в один из воскресных дней, под вечер. Мальчики вышли из театра и остановились у новой афиши. К ним подошёл жиденький, невысокий, с рыжими усиками человек, в шляпе с узкими полями, в модном костюме и спросил:
        — Вы, ребята, кажется, из школы № 3 на Градчанах?
        — Да,  — ответил за всех Зденек.
        — Вы, случайно, не знаете сына доктора Шпачека?
        Франтишек с подозрением посмотрел на человека с рыжими усиками и хотел уже сказать, что сын его здесь, рядом с ним. Только Ян сразу понял, что этот вопрос задан неспроста, и поспешно заговорил сам:
        — А что вам от него нужно?
        — Мне бы надо его повидать. Он, говорят, осиротел, бедный мальчик.
        Подозрительный субъект посмотрел на Яна таким пронизывающим взглядом, что тому стало ясно: это не добрый человек, и, наверное, знает, что перед ним сын доктора Шпачека. Но тут вперёд выступил Зденек.
        — Это я,  — сказал он,  — я и есть сын доктора Шпачека.
        — О, неужели? Это очень приятно,  — притворно улыбаясь, сказали рыжие усики.
        — Ну, нам пора,  — вмешался Ян, увлекая Франтишка и Зденека за собой.
        Но человек не отставал от них.
        — А скажи-ка, дорогой, как ты живёшь без отца, плохо? Ах, эти паршивые гестаповцы!  — тихо, как бы опасаясь, произнёс он.
        — А вам-то что за дело до моего отца?  — огрызнулся Зденек уже с сердцем.
        — Видишь ли, мы с твоим отцом когда-то вместе служили. Я зубной техник.
        Ян Шпачек был зол на этого субъекта. Ему хотелось нагрубить. Но он сдерживал себя, так как понимал, просто от этого субъекта не отделаешься. Человек с рыжими усиками начал говорить о школе, спрашивал, как живётся сыну доктора Шпачека, не нуждается ли он в помощи. Зденек как ни в чём не бывало отвечал на вопросы за товарища и вдруг сказал, что они хотели бы сходить ещё на одну картину, но у него нет денег. Субъект быстро сунул руку в карман, и, неприятно улыбаясь, подал Зденеку бумажку в несколько крон.
        Зденек растерялся и нерешительно взял деньги. Потом опомнился, сказал:
        — Спасибо. Теперь, ребята, пошли в кино.
        Такого оборота дела не ожидал ни субъект с усиками, ни Ян Шпачек, ни тем более Франтишек, молчавший всё время, пока шёл непонятный для него разговор. Однако Франтишек подумал, что им неожиданно свалилось счастье. Нашёлся щедрый человек, выдавший деньги на кино. Ян сразу сообразил, что это единственный способ отделаться от навязчивого субъекта и потому не возразил, когда Зденек принимал деньги. Ребята остановились, чтобы вернуться обратно. Субъект неожиданно спросил у Зденека:
        — Ты где живёшь?
        — Нерудова улица, дом пять,  — не задумываясь, ответил тот.
        Он сознательно солгал. Друзья только ухмыльнулись про себя. Франтишек подумал: «Правильно, а то ещё зайдёт за долгом».
        — С кем ты живёшь?
        — У чужих людей.
        — Я тебя как-нибудь навещу, хорошо?
        Разговор мог бы ещё продолжаться, но снова выручил Ян. Он почтительно поклонился субъекту с рыжими усиками и торопливо сказал:
        — Будьте здоровы, а то мы опоздаем в кино…
        Ян чувствовал в этой неожиданной встрече что-то неладное, что-то гадкое, но в то же время колебался: а может, и в самом деле это был какой-нибудь знакомый отца.
        Вернувшись из кино, Ян рассказал дяде Вацлаву об этой встрече. Старик безошибочно угадал в субъекте с рыжими усиками шпика.
        С этого вечера Яну Шпачеку уже не давалось поручений, даже самых ничтожных. Дядя Вацлав принял и другие меры предосторожности.
        Каждый раз, когда происходили случайные встречи с подозрительными людьми, подпольщики всегда докладывали в национальный комитет. Даже за самым пустяковым случаем могла таиться большая опасность, провал важных дел. Подпольщики знали историю ареста не только Иосифа Шпачека, но и таких опытных и умных конспираторов, как Юлиус Фучик. Поэтому рассказ Яна Шпачека послужил предупреждением не только ему, не только дяде Вацлаву, но и всем, кто работал в подпольной типографии.
        Как раз перед Первым мая было решено перенести типографию на новое место. Это делалось периодически. У подпольщиков не было сомнения в том, что гестаповцы, сломя голову, рыскают по всем закоулкам Праги, особенно в рабочих кварталах, чтобы разыскать типографию, в которой печатаются листовки, коммунистическая подпольная газета и брошюры. Гестаповцы, разумеется, не знали, что существует не одна такая типография, но подпольщики понимали: любой, даже незначительный провал лишит определённую группу борцов за свободу родины связи с другими такими же группами. Как-то вечером (это было, кажется, в субботу) дядя Вацлав вернулся домой мрачный. Ян сразу заметил это.
        — Дядя Вацлав, почему вы сегодня такой грустный?
        — Я просто устал.