Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Детская Литература / Самсонов Михаил: " Тайну Хранит Пещера " - читать онлайн

Сохранить .

        Тайну хранит пещера Михаил Николаевич Самсонов

        Разве могли подумать ребята, что такие приключения выпадут на их долю?
        Они приехали в горы, на пасеку, чтобы отдохнуть во время школьных каникул, помочь дедушке в уходе за пчелами. А тут — встреча с таинственным незнакомцем, замурованная пещера и опасность на каждом шагу…

        Михаил Николаевич Самсонов
        ТАЙНУ ХРАНИТ ПЕЩЕРА
        ЧЕРНАЯ ШКАТУЛКА

        Тайну хранит пещера

        Таинственный старик

        Художник Г. Жирнов

        Собачонка тревожно повизгивала, жалась к хозяину, норовив лизнуть его в лицо, и, наконец, разбудила юношу. Шараф, позевывая, приподнялся на локоть, потом сел, протирая глаза,
        В палатке тихо, только слышно легкое посапывание спящих друзей. Полог поднят. За ним — черные изломы гор. Над ними — маленькие, тускло светящие фонарики. Это — звезды, Шараф ни с чем не спутает их мигание. Горным ручьем в палатку струился ночной воздух, пахнущий медом и миндалем и еще снегом.
        — Что с тобой?  — шепнул Шараф, чтобы не разбудить товарищей.  — Кого испугалась, трусиха?  — потрепал ее загривок, прижал к себе собачонку. Та только еле. слышно повизгивала в ответ, Сбросил одеяло; Вышел. Прислушался. Вокруг тишина, ни шороха, ни звука. Что же могло так взволновать четвероногого друга?
        Хотя Шараф уже знает, что тишина в горах — только кажущаяся. Нужно ночью слиться с ней, и тогда горы расскажут тебе многое-многое, скрытое темнотой. Здесь ни на минуту не прекращается своя, первозданная, дикая жизнь.
        Вот на вершине скалы гулко заухал филин. Тут же диким хохотом ему отозвался шакал. Словно испугавшись их крика, с небосвода сорвалась звезда, огненным шлейфом рассекла предзоревую темноту и одиноким спутником затерялась в горах.
        «Не филина же испугалась Жучка?  — размышлял Шараф.  — Да и к шакалам ей не привыкать…»
        Отошел от палатки, зорко всматриваясь в темноту. Ничего не увидел, только там, где скоро должно показаться солнце, ярче прорезались горы.
        Но что это? Со стороны реки донеслись жалобные стоны и тут же, нарастая, из ущелья вырвался пронзительный разбойничий посвист.
        Жучка взвизгнула, юркнула в палатку. Шараф от неожиданности и испуга присел. Потревоженные чужими звуками горы долго еще не могли успокоиться. А утро, тем временем, приподняло над ними ночное покрывало.
        Выждав, пока солнце позолотило белеющие снеговые вершины, Шараф решительно зашагал к реке, откуда донеслись загадочные звуки…
        Старый пасечник Нуритдин-ака поднялся с постели, откинул полог палатки. Пахнуло свежестью, под брезент проник мутный рассвет. Пристегнул протез ноги — недобрый «подарок» войны. Тихонько ступая, направился к стоящей поодаль палатке юных помощников. Протез чуть поскрипывал пр. и ходьбе. Заглянул за открытый полог, там, в глубине, на мягком ложе из бараньих шкур, уложенных на толстый слой сена, под цветастым одеялом угадывались фигуры спящих мальчуганов. У входа, на ящике,  — приемник, книги…
        — Молодцы! И в горах не расстаются с ними,  — тронула усы пасечника улыбка.
        Старик по-настоящему был рад, когда его одиночество нарушил любимый внучек, да еще не один, а с товарищами… С Арменаком и Сашей Шараф с первого класса учится вместе. А сейчас позади уже восемь. Растут ребятки! Да… бежит время…
        — Ну, что ж… Пусть поспят еще,  — вздохнул пчеловод,  — вчера потрудились хорошо. Откачали меда больше, чем думали…
        Услышав знакомые шаги хозяина, подбежала Жучка, оправившаяся после ночных тревог. Словно чувствуя свою вину за поднятый небольшой переполох, она ластилась, терлась о ноги, приглушенно тявкала.
        — Ну, чего ты, Жучка? Чего, Жучек?  — потрепал ее по загривку Нуритдин-ака.  — Не зря, знать, прозвали тебя Жучкой, действительно, точно жук черная.
        Подошел к флягам с медом, довольно похлопал по глухо отозвавшемуся боку.
        Пасека разместилась на склоне спускающегося к реке берега. Кругом — цветочный ковер, воздух наполнен запахом трав. Над ульями, гигантской шахматной доской раскинувшимися поодаль, кружились проснувшиеся пчелы. А опытный взгляд пасечника уже заметил не одну прилетевшую пчелу, тяжело груженную пыльцой.
        «Добрый будет нынче взяток!» — подумал старик. Почти всю свою жизнь он провел с пчелами. И понимал их без слов, так же, как и они.
        За плечами — седьмой десяток, а пчелы, горы стариться не дают. Взял полотенце и, припадая на протез, направился к реке.
        — Умоюсь, а заодно и верши посмотрю. Ребятки, вроде, в первой заводи их поставили вчера. Глядишь — на завтрак и угощу их ушицей…
        Закатал по колено летние парусиновые брюки, смело шагнул в воду, балансируя на скользких камнях. Ногой нащупал вершу, приподнял ее. В лучах солнца засверкало живое серебро. Отобрал несколько штук для ухи, остальных выпустил.
        — Гуляйте еще!
        На кукан нанизал улов. Вдруг Жучка с лаем бросилась к воде.
        — Что лаешь зря? На кого? Думаешь, за этим грохотом кто-то тебя услышит?  — стал увещевать старик собачонку. И взглянул на ту сторону реки.
        Берег отвесной стеной поднимался над водой на несколько десятков метров. К скале лепились неизвестно кем и когда вырубленные ступеньки. И по ним медленно поднимался человек…
        — Опять этот старик! И чего он в такую рань тут бродит? В его ли годы, словно архару, по горам лазить?
        Знакомство Нуритдина-ака состоялось в первый же день, когда он обосновался здесь на лето с пасекой.
        Только он спустился к реке, чтобы набрать воды для вечернего чая, как увидел на том берегу человека. Обрадовался, что сосед объявился, вдвоем-то в горах веселее. Пытаясь заговорить, перекричать грохот потока, махал руками, приглашая в гости. Но встреча так и не состоялась…
        Наверху послышались веселые, звонкие голоса. Это наперегонки к реке бежали Арменак и Саша. На плечах, спине, на лице, опаленных солнцем, шелушилась кожа.
        — Дедушка, вы опять без нас рыбу вынули?  — обиженно заговорил Саша.  — Мы сами хотели…
        Ребята присели на берегу, рассматривая улов. Жучка продолжала метаться и лаять.
        — Дедушка, что это она?  — приподнялся Саша.
        — Видно, не понравился наш сосед. А, может, наоборот, понравился, в гости приглашает.
        Ребята вскинули головы, вглядываясь в противоположный берег. Там, все так же, преодолевая крутой подъем, медленно поднимался старик. Теперь хорошо были видны его пестрый халат и белая пышная чалма.
        Ребята забросали деда вопросами: кто этот старик, чем занимается, почему здесь живет?
        Но старый пчеловод ничего не мог ответить о своем соседе.
        — Все зову к себе в гости, чтобы познакомиться, да как тут переправишься? Видно, поэтому и не идет сосед.
        Ребята почистили рыбу, искупались и бегом помчались, как они говорили, «домой» — к палатке. Шараф-то раньше их поднялся, наверное, уже на пасеке колдует…
        Шараф в белоснежном халате, с дымарем, рамками, действительно уже с важным видом расхаживал по пасеке.
        Солнце поднялось высоко. Васильковое небо предвещало знойный день. Нигде ни тучки, ни облака. Быть жаре. Хорошо — река рядом. А вода в ней что твой лед — никакая жара не устоит!
        — Кто одну минуту просидит в воде,  — сверкал огромными черными миндалинами Арменак, отбрасывая со лба такой же черный непокорный чубчик,  — месяц… Э, чего месяц? Год мороженым кормить буду! В кино ни разу не пойду! Все деньги экономить буду!
        — Хитрый ты!  — засмеялся Саша.  — Кто же твое мороженое есть будет, если минуту в воде просидит? Он же сам в мороженое превратится! Только в несладкое…
        — А если Арменак посидит, то — в соленое…  — невозмутимо добавил Шараф.
        — А ты уже и так, как ледышка,  — махнул рукой Арменак в сторону Саши, намекая на его светлые, чисто льняные волосы и голубые, девичьи глаза.
        — Э, ребята,  — незаметно подошел Нуритдин-ака к соперничающим в острословии друзьям.  — Сначала завтрак, а уж потом работа! Уха ждет.
        Наваристая, пахнущая дымком уха вызвали общий восторг.
        — Никогда в жизни не ел ничего вкуснее,  — задыхаясь, приговаривал Арменак.  — Вкуснее мороженого!
        — Соленого?  — с невинным видом спросил Саша и тут же бросился бежать.
        …Шараф, подойдя к одному из ульев, поднял крышку. Арменак и Саша, для которых все это было ново, невольно отступила
        — Бояться пчел не нужно.,  — улыбнулся Нуритдин-ака.
        — Это умное существо! Как человек, все понимает. Вон, смотрите, как Шараф работает.
        Молодой пчеловод положил крышку на траву. Спокойно снял «одеяльце» и открыл рамки. Потревоженные ярким светом пчелы недовольно зажужжали, но скоро успокоились и опять принялись за работу.
        Юноши осмелели, осторожно заглянули в улей. Пчелы сплошной массой заполнили рамки,
        А Шараф тихо, не торопясь, рассказывал, что ранее узнал от дедушки.
        Ребята даже рты разинули от удивления, когда узнали, что для того, чтобы собрать килограмм меду, пчелы должны облетать около миллиона цветков.
        Осмотрев пасеку, вернулись к палаткам, унося с собой целый кувшин янтарного меда..
        — Кушайте мед, самый полезный продукт на свете,  — приговаривал дедушка. Ребята не заставили себя упрашивать, усиленно работая ложками. А Шараф прилег под навесом, сославшись на усталость.
        «Даже дедушка ничего не слышал. Откуда этот ночной голос? Да и тот старик подозрительный!. Кто он? Кто стонал и свистел ночью?  — мучительно размышлял Шараф, лежа с закрытыми глазами.  — Загадочный старик поднимался в гору, но тут же он вдруг появился; на этом, берегу, около грота. Не мог же он опуститься с горы так быстро и переправиться через реку? Хорошо, что ребята здесь не видели! Еще испугались бы, убежали с пасеки… А ведь приехали на все лето! И где мог переправиться старик, когда здесь нигде ни моста, ни брода нету? И, если он все же переправился, почему не пришел сюда? Дедушка же его столько раз звал!»
        Арменак и Саша все еще лакомились медом, а Шараф все лежал, закрыв глаза, и думал: «А может быть, рассказать все ребятам, организовать поиски и разгадать тайну? Нет, пока не следует торопиться…»
        День прошел в работе. Арменак и Саша, не трогая Шарафа, усердно помогали деду Нуритдину. Встретили колхозную машину и с грузом меда отправили обратно в колхоз. Уехал в город и Нуритдин-ака, пообещав ребятам выполнить их многочисленные заказы и оставив «самым главным пчеловодом» вместо себя Шарафа. «Он — аксакал в этом деле!».
        И, правда, Шараф любил пасеку, любил и знал тружениц-пчел. Да и стоит ли удивляться этому? Уже много времени прошло с тех пор как дед начал обучать внука своему делу. А знает дедушка Нуритдин очень много. Хоть сам он и не силен в грамоте, а за его советами по пчеловодству ученые приезжают из Душанбе, Самарканда, Ташкента.
        — Все, что сам знаю, все тебе передам,  — не раз говорил он внуку, видя, с каким удовольствием Шараф помогает ему в работе.
        — Кончу школу, пойду в сельскохозяйственный институт, тоже буду пчеловодом,  — ответил как-то Шараф дедушке. И по тому, как он сказал это, Нуритдин-ака понял: есть кому из рук в руки передать пасеку.
        …Шараф ходил меж ульями, Саша и Арменак пошли к реке, обещали принести рыбы. Но на этот раз им пришлось вернуться с пустыми руками. Пришла колхозная машина, завхоз привез раскладушки, и ребята принялись обставлять свое жилище.
        Шараф разжег костер; желто-красные рваные куски пламени рисовали фантастические фигуры на земле, в диком танце прыгали по стене палатки и улетали в ночь.
        — Шараф!  — тихо заговорил Арменак,  — а мы опять того старика видели. Темнеть стало, а он почему-то все, еще был на берегу. Как в такую темень подниматься будет? Гора-то какая высокая, а он совсем старый…
        — Садитесь ужинать,  — оборвал его Шараф. Он не хотел говорить об том, чего сам еще не мог понять, об этих загадочных криках по ночам, о таинственном старике с того берега.
        Все проголодались и поспешно принялись за еду. Дедушка не вернулся, и лагерь без него рано погрузился в тишину.
        Шараф вынес раскладушку наружу, сон не шел к нему. Рядом послышался шорох. Проворно поднялся — Жучка. Собака опять скулила, трусливо жалась к хозяину. Шараф прислушался. И вот опять в горах застонало, заухало, мальчик почувствовал, как мурашки поползли по рукам, покрывая все тело. Соскочил с раскладушки, бросился к палатке.
        Прислушался. Звук не повторялся.
        — Нет, не буду будить… Пусть дедушка приедет — начнем поиски…
        Мальчики утром поднялись дружно: нарушать распорядок дня нельзя. Сразу же побежали к реке умываться. А потом, до завтрака, в первую очередь, как было заведено,  — осмотр пасеки. Мало ли что могло произойти за ночь! Вымыв посуду, Саша и Арменак подошли к Шарафу «за дальнейшими приказаниями».
        Купаться, загорать! Ни о чем деловом не думать! За исключением рыбы на уху,  — важно произнес Шараф и подкрутил несуществующие усы. Ребята бросились в палатку за полотенцами, а Шараф, не ожидая их, побежал по тропинке к шумящей внизу реке.
        Ему хотелось осмотреть то место, откуда доносился странный звук, а, если удастся, хотя бы издалека, и жилище старика-соседа.
        Шараф стоял на скале, а внизу пенился и грозно ревел бурный горный поток. От снежных вершин тянул прохладный ветерок, шевелил траву и кустарник. Вот прокричала какая-то птица… И снова тихо. Как хорошо! Шараф, точно очарованный, смотрел на чудесную, развернувшуюся перед ним панораму, освещенную солнцем.
        — Как хорошо!  — снова повторил он про себя и тут же нахмурился: вспомнились странные и страшные ночные звуки.
        Арменак и Саша вперегонки бросились к реке догонять Шарафа. Но грузный, неповоротливый Арменак, как всегда, отстал. Саше пришлось остановиться, подождать товарища. Медленно пошли рядом. Арменак пыхтел, как паровоз, вытирая полотенцем обильно катившийся пот.
        — Я тебе за месяц все сгоню,  — хлопнул его пр плечу Саша,  — а ты меня месяц кормить мороженым будешь. Хорошо?  — Последние слова Саша произнес, старательно подделываясь под могучий кавказский акцент Арменака. Тот только отдувался, досадливо отмахиваясь рукой.
        На излюбленном месте, где ребята обычно купались, Шарафа не было. Майка и тапочки — здесь.
        — Шараф!  — громко крикнул Арменак.  — Где ты?
        В ответ — только сердитый рокот сердитой реки да приглушенный водой перестук переворачиваемых камней,
        — Чего волнуешься? Он пошутил над нами, спрятался в скалах,  — бросил Саша, направляясь к воде.
        — Шараф!  — не унимался Арменак. Многократное эхо, затухая, повторило его крик.
        — Саша! И Жучки нет. С ними, наверное, что-то случилось. Ведь как раз тут, напротив, поднимается старик в цветастом халате. Да, вон опять там что-то мелькнуло!
        Теперь уже всполошился и Саша. Вдвоем они стали тщательно обшаривать прибрежные «закоулки», кустарник. Шара фа не было.
        — Неужели река унесла его, а, Саша?  — придвинулся к другу Арменак.  — А зачем ему из заводи туда лезть?  — махнул он рукой в сторону бешено мчащегося потока.
        — Допустим, Шараф попал в быстрину,  — тщетно пытаясь скрыть охватившую и его тревогу, вслух рассуждал Саша.  — Он все равно выберется… Но дальше… Нужно идти по течению…,
        Пройдя километра полтора, измученные и охрипшие от криков друзья вернулись к своей заводи. Майка и тапочки на месте. Шарафа нет. Подавленные и напуганные, они молча сидели. Скорее бы дедушка приехал! Неужели случилось несчастье? Нет! Не может быть. Шараф — умный, сильный, он сумеет уйти от беды!  — безмолвно спрашивали и отвечали друг другу ребята.
        …Первое, что они услышали, это радостный лай Жучки, в следом спрыгнул откуда-то и Шараф.
        — Знаешь, это нечестно, не по-товарищески,  — вскочил Саша.  — Мы все передумали! Так не шутят! Где был? Отвечай!
        — На Кавказе за такие штуки знаешь, что делают?  — вмешался порывистый Арменак. От волнения он больше не мог найти подходящих к этому случаю слов и только нервно теребил свои курчавые, как овечье руно, густо-черные волосы. Шараф молча опустился на камень. Подбежала Жучка, легла у ног хозяина.
        — Где ты был? Мы с ног сбились, разыскивая тебя,  — уже спокойней проговорил Саша.
        — Ребята!  — > поднял голову Шараф,  — я все расскажу. Но сначала ответьте вы сегодня видели старика, нашего соседа, вот теперь, утром?
        — Конечно,  — торопливо отозвался Саша, бросив на товарища недоуменный взгляд.
        — Видели, как чалма его мелькнула,  — добавил Арменак.
        — А халат на нем был? С красными цветами?  — продолжал допытываться Шараф.
        — Да, как обычно,  — подтвердил Саша.  — А что тебе дался этот самый старик, с его чалмой и халатом?
        — Я тоже видел его,  — медленно проговорил Шараф,  — …только не на горе, а на этом берегу… Вон на той площадке… Шараф показал вверх по течению, где метрах в ста пятидесяти виднелась ровная площадка, обрывавшаяся над речкой. Туда вела тропа, по которой два человека едва ли могли разойтись.
        — Не может быть!  — загорелся Саша.
        — Зачем нам загадки загадываешь?  — «заэкал» Арменак.
        — Я видел старика на этом берегу,  — упрямо повторил Шараф.  — На площадке… Но это было, честное слово, одно мгновенье. Повернулся, вижу, он уже на том берегу в гору поднимается! Только чалма, как мне показалась, на нем была не белая, а зеленая. Такие чалмы носили только «ходжи» — это люди, посетившие Мекку,  — объяснил Шараф я продолжал: — У него, у старика, длинная белая борода и приметный пестрый халат. Как он мог за одну секунду на том берегу очутиться? По воздуху перелетел, что ли? Колдовство сплошное!
        — Какое колдовство? Что ты говоришь, Шараф?  — заторопился Арменак, проглатывая целые слоги.  — Никаких колдунов нету! Зачем так говоришь? Я тебе всю эту тайну сам открою! Дай только время!
        — Пошли домой, там обсудим создавшуюся ситуацию,  — » важно произнес Саша.  — Масса эмоции и никакой логики. Может быть, дедушка приехал… Устроим военный совет…

        Опять загадочный старик

        Лагерь встретил их тишиной. Дедушки все еще не было. А больше откуда ждать гостей?
        Живя здесь, ребята, кроме старика с того берега, никого не видели. Да и кому здесь быть? Разве пастухам? Но они высоко в горах. Ребята сидели в палатке, прямо на земле, и взволнованно обсуждали события последних дней.
        — И ночей,  — добавил Саша.
        — Я только хотел искупаться, как увидел старика и подумал: почему он здесь, на этом берегу?  — рассказывал Шараф.  — Как он здесь очутился? Решил поговорить с ним, он вдруг исчез. Не прошло и минуты, как он вновь появился, но уже на том берегу… В гору поднимался… Меня он, видно, не заметил, 3 тогда совсем спрятался, потом потихоньку за камнями добрался до площадки. Так и сидел, спрятавшись, наблюдал. Слышал, как вы кричали, но не мог отозваться. Жучка тоже не лаяла, слушалась. Ломал-ломал я голову, как старик за одну минуту там очутился,  — ничего не мог придумать.
        — Да, с точки зрения науки, явление загадочное,  — задумчиво отозвался Саша.  — Действительно, как? По воздуху? Под землей? Под водой?
        — Еще я два раза ночью слышал какие-то дикие звуки,  — добавил Шараф.  — Страшные! Прямо мороз по коже! И Жучка, как услышит — сама не своя, дрожит, жмется ко мне…
        — Ну, это совсем легко объяснить,  — перебил его Арменак,  — мало ли разного зверья в горах? Шакалы лают, а кажется, ребенок плачет или женщина кричит… Может, сова, медведь… А эхо ночью, знаешь, как раздается!
        — Знаю,  — поднялся Саша.  — Физическое явление природы. Потоки воздуха могут вызывать интересные акустические эффекты. А, может быть, это была просто слуховая галлюцинация…
        — Вот, как сейчас,  — подмигнул ему Арменак.
        — А сейчас как раз никакой галлюцинации нету,  — вскочил Шараф.  — Дедушка приехал!
        Хотя Нуритдин-ака добирался до пасеки на попутной машине, поручение своих помощников — привезти книги и шахматы — он выполнил.
        Ребята шумно выражали свою радость в связи с его возвращением, а старый пасечник видел, что, пока он отсутствовал, здесь что-то произошло. Однако расспросами ребятам не досаждал. Сами скажут…

        Шараф проснулся сам. Тихонько, стараясь, чтобы не скрипнула раскладушка, поднялся, В палатке было тепло, а за потяжелевшим от ночной росы брезентом его охватила, заставив поежиться, прохлада.
        Звезды постепенно гаснут.
        Занимается рассвет,  —
        Прелюдия рассвета… Тайный час
        Торжественной и чуткой тишины,
        Неуловимой доброты природы.
        На небе потускнела синева,
        Ночные драгоценности созвездий… —

        Одними губами стал декламировать он.
        Знакомая тропинка уверенно вела его к воде. Жучка бежала рядом. Вот и река. Над Шайтан-ташем клубился сизый туман. Противоположный вздыбленный берег крутыми >ступами уходил в реку. А она в теснине клокотала, стремительно неся свои воды, громыхая, камнями.
        Присев, Шараф внимательно смотрел на противоположный берег. Сердце екнуло.
        Высоко на скале показался человек. Его тут же поглотил туман. Вот человек появился опять. Озираясь, он теперь уже пробирался вдоль берега, вверх по течению. Шараф, таясь за выступами скалы, не отрываясь следил за стариком. Потом двинулся следом по этому берегу, чтобы не упустить незнакомца из виду. Уже совсем рассвело. Шарафу отсюда сейчас хорошо был виден тот берег. Вот, наконец, старик остановился, подошел к скале, опять огляделся, сдвинул небольшой валун, вытащил из обнажившегося отверстия узел. Распаковал, вынул два мешка. Разделся, одежду сунул в мешок, плотно его завязал. Второй — надул, отверстие заткнул чем-то и, взяв мешок с одеждой, вошел в воду. Постоял немного, видно, привыкая к холоду, и пустился вплавь, лежа грудью на поплавке.
        — Ага… на турсуке переправляется…  — про себя проговорил Шараф, Он и раньше знал, что турсук — мешок из бараньей кожи — очень удобен для переправы даже через бурные реки. Таким способом переправы еще в древности пользовались армии Александра Македонского, Чингис-хана, Тамерлана…
        Незнакомца быстро несло к берегу, где в камышах притаился Шараф.
        Старик (Шараф сразу же узнал незнакомца) вышел, отряхнулся от воды. Из мешка вытащил одежду, проворно оделся, выпустил из турсука воздух. Сунул мешки в расщелину, замаскировал тайник и направился по тропинке прямо к лагерю. Подошел к месту, где всегда купались мальчики, постоял, посмотрел кругом и легко стал подниматься к пасеке. Шараф, не теряя из виду старика, метнулся к расщелине. За ней открылся грот»
        «…Грот как грот, какие здесь часто встречаются. Только этот — больше, гараж на 3 -4 автомашины. А снаружи и не видно ничего, а ведь совсем близко от лагеря…»
        В гроте Шараф ничего не обнаружил, кроме мешков и одежды старика, и снова последовал за ним. Убедившись, что сосед пошел к ним на пасеку, подошел к реке, умылся и, не вытираясь, с каплями воды на лице, шее, груди — пусть все знают, что он купался,  — пошел верхней тропкой к пасека
        Медленно прошелся по пасеке, дыша полной грудью, чтобы успокоить дыхание, и направился к палаткам.
        Издали он увидел друзей, дедушку, таинственного старика, сидевших на разостланной кошме под навесом, и, уже не таясь, смело зашагал к ним. Поздоровался с гостем, тот сидел, подобрав под себя ноги. Арменак и Саша молчали, переглядываясь, их не на шутку заинтересовал пришелец. Дедушка Нуритдин заваривал чай.
        На дастархане — лепешки, пиала с медом, куски вареной баранины, курт — сушеные шарики из соленого творога…
        Нуритдин-ака сполоснул пиалу, налил в нее чуть больше половины, приподнял крышку чайника, ловко вылил назад» Трижды повторил это, чтобы чай лучше заварился. Выждав немного, пока осела заварка, наполнил пиалу. Медленно выпил. О рукав своего халата вытер край пиалы, опять налил немного и передал пиалу в руки гостя.
        — Да будет полная чаша в вашем доме,  — проговорил незнакомец и припал к пиале. Потом потянулся к лепешке, отломил маленький кусочек, тихонько стал жевать, чуть покачивая головой.
        Нуритдин-ака по закону гостеприимства не задавал никаких вопросов: ни о переправе, ни о том, давно ли сосед здесь живет? Справился лишь о здоровье,
        — Милостью аллаха, все хорошо…  — только и ответил он.
        Гость долго не стал засиживаться. Поблагодарил за угощение, оглядел пасеку, заглянул в палатку школьников и, уходя, просил не провожать его. Совсем по-молодому он зашагал вниз. Скрылся за поворотом тропинки.
        — Дедушка, мы сходим к реке!  — просяще проговорил Шараф. Дед понял — внук хочет проследить за стариком. Но строго ответил:
        — Гость просил его не провожать. Просьба гостя — закон для-хозяина. Так исстари повелось у нас в горах…
        Ребята не посмели настаивать, хотя таинственный старик, его приход, настороженное молчание, поспешный уход ещё больше раздразнили их любопытство.
        Нуритдин-ака молчал, тихонько отхлебывая чай, а сам все повторял про себя: «странный старик…»
        Ночь прошла спокойно. Но привычка последних дней — вставать раньше своих товарищей — дала себя знать. Ни спать, ни нежиться в постели Шарафу больше не хотелось.
        С вечера приготовленные дрова только и ждали, чтобы к ним поднесли спичку. Шараф разжег костер, спустился к реке, умылся, зачерпнул ведрами воды для завтрака. Пламя весело потрескивало под казаном, от которого шел дразнящий запах жарившейся баранины.
        Подошел к палатке, но будить ребят не стал: завтрак их сам разбудит. Видно, чувствуют уже запах. Вон как Арменак губами вкусно причмокивает!
        Подбежала Жучка. Умильно поглядывая на казан, навострив ушки, водила носом, отбивая веселую дробь хвостом. Потом опять ластилась к Шарафу, клала ему на колени голову, повизгивала. Она-то хорошо знала, что несут за собой эти запахи, забивающие даже противный запах дыма, от которого слезы наворачиваются на собачьи глаза и неприятно щекочет в носу.
        Шараф подошел к приемнику, повернул ручку. Раздался мелодичный перезвон Кремлевских курантов. И расстояние потерялось. Не было ни тысячи километров, ни гор, отрезавших пасеку от остального мира, а рядом была Москва, голос Москвы. Шараф только в прошлом году был в столице, на каникулах. Летел туда с дядей на ТУ-104. Впечатления от виденного остались, и, видно, на всю жизнь.
        Здесь вставало солнце, а там, в Москве, была еще ночь. Шарафу казалось, что он опять в Москве, видит Кремль, откуда лился этот знакомый всем серебряный звон.
        Словно страницы книги, перелистывал Шараф в памяти впечатления от поездки в Москву.
        …Лобное место, где сложил голову Емельян Пугачев. А рядом — скульптура Минина и Пожарского — чудо-богатырей.
        Но самое главное, конечно, это Мавзолей, Мавзолей! Там Ленин… Ленин!
        С Красной площади Шараф часами не мог уйти. Да разве только он или дядя? Какая она нарядная в дни праздников! Залита солнцем, запружена ликующим народом. Шелест знамен, радостные возгласы, песни….
        А в 1941 году нахмурилась Красная площадь. Суровым стал Кремль. На зов Родины поднялся многомиллионный народ. Отсюда солдаты шли в бой, чтобы сломать хребет фашистам. А потом сотни вражеских знамен были брошены к подножию Мавзолея…
        — Доброе утро, ребята! Начинаем пионерскую зорьку! Голос диктора вывел юношу из раздумья. Поднялся, подошел к палатке, откинул дверной полог.
        — Подъем! Саша, Арменак! Поднимайтесь!  — принялся тормошить товарищей Шараф.
        Саша откинул одеяло, забросил руки за голову, поморгал, зябко поежился и опять юркнул под одеяло. И с самыми жалобными нотками в голосе стал упрашивать Шарафа.
        — Шарафчик, мой хороший, еще пять минут… Только пять минут… Сон досмотреть нужно… Такой интересный сон! Потом Арменаку его за мороженое продам…  — приговаривал Саша, словно шелкопряд, закутываясь в одеяло.
        — Вот засоня!  — не выдержал Арменак.  — Я сейчас ему помогу подняться.  — Шараф отвернул край одеяла, а Арменак плеснул туда из кружки воду. Саша одним рывком сбросил одеяло, вскочил.
        — Эх, какой сон пропал! А с ним — месяц мороженого за счет Арменака!
        …А дедушка уже успел побывать на пасеке.
        — Да… Дела…  — проговорил он, опустившись на кошму.  — Проверил контрольный улей, меду — невпроворот. Это — не взяток. Пчелы грабят кого-то. А кого здесь грабить? Камни, что ли? Других пасек-то на сто верст вокруг нет!
        И тут Шараф вспомнил, что вчера он заметил, как пчелы свои челночные полеты совершали только в одном направлении — в горы на восток. Об этом он и сказал дедушке. Тот только плечами пожал недоуменно.
        — Завтра с рассветом пойдем в горы, попробуем пройти по маршруту пчел,  — предложил Шараф.  — Как на это смотрите? Не успеем до ночи — там заночуем…
        — Лучше без ночевки,  — предложил Саша, не отрываясь от шахматной доски.
        — Не согласен!  — вскочил Арменак. Задел шахматную доску; кони, пешки посыпались на землю.  — Не согласен!  — принялся собирать он фигуры,
        — С чем ты не согласен, Арменак? С ночевкой? С проигрышем?  — лукаво усмехнулся — Нуритдин-ака, пряча в усы улыбку.
        — Такая разыгрывалась партия!  — Арменак сокрушенно покачал головой.  — Тоже сказал Саша — «без ночевки!». А ты знаешь, что такое горы? Да тем более ночью! Нужно быть горцем, чтобы ответить на такой вопрос! Нет, ты не знаешь! Дух захватывает — какой простор!  — И повернулся к Шарафу.  — Пойдем вдвоем, ему там нечего делать!
        Саша как стоял, так и присел на землю, прижав к подбородку колени и охватив их руками.
        — Я просто так… Я согласен…  — примирительно заговорил он.  — Просто в палатке ночевать лучше… Но и В горах, на камнях… тоже можно…
        Так и решили: завтра, с рассветом — в поход.
        Нуритдин-ака не возражал против такой экскурсии, сам бы пошел, если бы не «чужая нога». Куда с ней? А на внука он надеялся, не впервые в горах, знает их.
        …Саша и Арменак, след во след, топали за товарищем. Жучка бежала рядом. Пчелам — хорошо! Дорога прямая, на ней ни камней, ни расселин, ни обрывов под ногами. А ребятам трудно — ни дороги, ни тропинки.
        Вдруг Саша остановился. Впереди, шагах в двух, он увидел то, чего так боялся: по камням, почти сливаясь с ними, ползла сероватая, с бурым оттенком, змея. Она воинственно вертела головкой, устрашающе шипела, показывала раздвоенный дергающийся язычок.
        — Шараф, Арменак! Сюда!
        Ребята мигом очутились рядом: что случилось?
        Глаза Саши округлились, веки не мигали. Стоял, не в состоянии произнести ни слова. Стало жарко, в горле пересохло.
        — Смотрите!  — наконец, крикнул он.  — Страшная змея! Вон смотрите,  — показал он на уползающее пресмыкающееся. Шараф весело расхохотался. Желтоватый хвост мелькнул в расщелине и исчез. В «страшной змее» он узнал безобидного полоза или, как его еще зовут, желтопузика. Шараф знал: у ядовитых змей голова треугольная, у не ядовитых — овальная. У этой — овальная. Бросился за полозом, схватил за хвост, вытянул из щели извивающееся толстое тело. Ухватил за шею около головы. Держа пленника в вытянутой руке, подошел к товарищу.
        — Брось ее, брось!  — Саша отступил.  — Это — гюрза! Гадюка! Укус смертелен!  — С изумлением и страхом он смотрел на Шарафа;
        — Не бойся, Саша,  — хлопнул по плечу друга Арменак,  — это обыкновенный полоз. У него нет яда, но может укусить, если разозлить…
        Взял у Шарафа его добычу и обвил холодным телом свою шею. Шараф заразительно смеялся. Саша, осмелев, подошел ближе. Желтопузик махнул хвостом и ударил мальчика по плечу. Саша отлетел в сторону, будто его толкнул кто-то со всей силой. Шараф и Арменак переглянулись, выпустили на волю ужа и, будто ничего не произошло, тронулись дальше. В пути Шараф вынул свой блокнот и голосом, диктора радио прочитал:
        — «Если Вас укусит змея или ядовитый паук-каракурт, нужно немедленно приставить, к укушенному месту спичку, головкой к ранке, а другой спичкой поджечь ее. Спичка вспыхнет, обожжет укушенное место и уничтожит яд. Укусы змей и пауков поверхностны, и не позднее 2 -3 минут после укуса, пока яд не всосался в кровь, можно легко избавиться таким образом от заболевания».
        — Откуда ты это взял, Шараф?  — поинтересовался Саша,
        — Как откуда? Из книг. Записал, может пригодиться.
        — Элю что… За пять часов — один желтопузик попался!  — растягивая слова, произнес Арменак.  — Вот в нижнем течении Вахша заповедник — Тигровая балка называется. Дядя рассказывал. Вот там змей, это да-а-а. Точно — муравейник! Кишат! А еще есть лебеди, персидская выдра, дикие кабаны, утки, цапли… И олени даже есть! Тигры, те встречаются, но редко, а могут и совсем не встретиться…
        Крутые подъемы и спуски утомили друзей, но они настойчиво продолжали продвигаться вперед, сверяя свой путь по пчелам.
        — Ура!  — закричал Арменак, услышав журчание воды. В стороне, из-под скалы, пробивался родничок. Вода, словно обрадовавшись солнышку, бежала веселой струйкой, переливаясь всеми цветами радуги.
        — Шараф, Саша, идите сюда! Источник! Попьем!
        Первым подбежал Саша. Не сняв рюкзака, упав грудью на землю, он жадно, не переводя дыхания, глотал живительную влагу.
        Арменак, видя, что товарища не оторвать от воды, а с желудком-бурдюком ему будет идти в горы трудно, взглянул на Шарафа, подмигнул и сложил губы трубочкой.
        — У-ш-ш-ш,  — послышалось над ухом у Саши. Тот, словно змея уже всадила ему жало в ногу, стремглав взлетел на огромный валун.
        — Где змея?  — прошептал он, рукавом вытирая лицо.
        — Какая змея? Нет змеи,  — Арменак развел руками.  — Ошпаренный петух от дождя убегает. Ты голову свою в руки возьми, дедушка обязательно так бы сказал.
        — Ты крикнул — змея!  — возмутился Саша.
        — Мой хороший, слово змея не произносил! Шараф свидетель! Хотел сказать, как ты заморился… Произвести слово полностью не успел, ты вскочил — меня напугал. Видишь? Мои ноги дрожат, как у тебя.
        Шараф беззвучно смеялся. Арменак продолжал:
        — Это у тебя что-то вроде условного рефлекса. Услышал шипение, вообразил — змея. Надо было раньше зашипеть! Бросился и пьешь, словно верблюд. Идем в гору, тяжело, а еще лежа на животе пить нельзя. Не знаешь, что ли, что в родниках пиявки есть? С водой проберутся тебе в живот, присосутся и будут расти. Операцию потом нужно делать. А то умрешь, без среднего образования.
        — Пить хотелось,  — прохныкал Саша виновато, продолжая тереть лицо.
        — Э-э-э, поговори с тобой,  — закачал головой Арменак.  — «Пить-пить!» Заладил одно! А про среднее образование совсем забыл…
        Арменак сполоснул флягу, наполнил ее водой и крикнул:
        — Шараф, смотри, как много следов бараньих! Видать, сюда они на водопой ходят!
        Шараф с любопытством осмотрел грунт.
        — Это отпечатали киики — горные козлы, а рядом следы архаров — горных баранов. Их следы различать меня дедушка научил. Они спускаются сюда на водопой с альпийских лугов, из-под облаков. Там они живут у самых снегов, бродят стадами. Видишь следы: это самцы, а поменьше — самки…
        Шараф снял сандалии, подошел к роднику и принялся расчищать его. Сначала отбросил крупные камни, затем — мелкие. Арменак помогал. Вскоре забила мощная струя, весело потащила за собой песок. Юноши тут же соорудили Запруду, и появилось маленькое озерко. С разбегу не перепрыгнешь.
        Теперь — хорошо,  — с сияющим лицом проговорил Арменак. Шараф. в знак согласия довольно покачал головой.
        А Саша, удобно устроившись, сидел, опершись спиной о скалу. Глаза закрыты. Видно, задремал путешественник от большой усталости.
        — Шараф,  — прошептал Арменак и кивнул в сторону Саши.  — Еще пошиплю? Разыграем!
        — Давай!
        Опять послышалось: ш-ш-ш…
        Саша вскочил, испуганно оглядел товарищей и не понял: во сне это было или наяву? Может, опять пошутили? Арменак разогнулся, посмотрел на Сашу.
        — Ты что? Может, сон нехороший видел? Озираешься…  — засмеялся он.
        — Да нет! Живот что-то…  — юркнул Саша за выступ скалы.
        Солнце уже скатывалось за снежные вершины, когда глазам юных путешественников открылось плато, покрытое ярким цветочным ковром. Почти в центре его стояло огромное дерево со срезанной, наверное, молнией вершиной. Над ним клубилось жужжащее пчелиное облако.
        Арменак и Саша невольно остановились, напуганные этой встречей. А Шараф, продравшись сквозь заросли шиповника, смело подошел к дереву. Молодой пчеловод много слышал о пчелах, которые ютятся в дуплах, в расщелинах скал, находил Дикие улья и сам, но такого скопления пчел еще не видел.
        «Вся наша пасека здесь», подумал Шараф и увидел, как у самой земли из трещины в сухой коре сочился мед. На земле он разливался небольшим озерком и тонкой струйкой стекал по скале вниз. Там тоже кружились пчелы.
        — Сколько пропадает меда!  — ахнул Шараф и крикнул — Идите сюда, не бойтесь! Покажу вам медовое озеро и реку!
        И видя, что товарищи боятся даже пошевельнуться, подошел к ним и повел, словно детей, взяв за руки.
        — Идите тихо и смирно. Если пчела сядет даже на нос, не трогайте ее. Тронете — все на вас бросятся. Думайте, друзья, только о том, сколько меда зря пропадало и сколько фляг мы в колхозный амбар сами отвезем!
        Арменак отошел в сторону и стал, по его выражению, «мозговать», определять объем дупла, кубатуру озерка.
        — Около 5 тонн,  — почему-то шепотом сообщил он.
        — Даже, если ты ошибся в десять раз, все равно хорошо,  — «выставил ему оценку» Шараф.  — А теперь давайте хорошенько запомним место — ив путь. Завтра же вернемся сюда с флягами. Хотя нет… Лошадей нужно или ишаков привести. Как такую уйму меда унесём?
        Назад Арменак предложил идти низом, по ущелью, берегом реки. Ребята согласились и, не теряя времени, двинулись в обратный путь.

        Вот это находка!

        И на обратном пути Шараф шагал впереди. Ребята гуськом держались за ним. Узкая кабанья тропа диктовала такой порядок передвижения.
        Обратный путь показался намного труднее и дальше. Ущелье, по которому шли, петляло на каждом шагу, и часто ребята снова оказывались там, где уже были час тому назад.
        — Смотрите… Архары,  — остановился Шараф.
        Ребята взглянули туда, куда он показывал, и увидели стройных, мирно пасшихся красивых животных.
        — Те же антилопы. Охота на них запрещена. Благородные животные,  — с видом знатока изрек Арменак.
        Двинулись дальше. Откуда-то сверху, из-за скалы, доносился сердитый клекот орла. Миновали заросли шиповника, рябиновую рощу, с трудом поднялись по сыпучему щебню на перевал. Отсюда открывалась чудесная картина, будто выпи-санная кистью талантливого художника. До снеговых шапок, казалось, рукой подать. И тут же, чуть ниже, большие зеленые пятна — заросли ореха, миндаля, диких яблок. Неподалеку, с шумом, мириадами брызг падал ручей. Над ним клубилось светлое облако. Ребята долго стояли, не отрывая глаз от горной панорамы и не произнося ни слова. Голоса здесь были совсем лишними: можно было спугнуть эту красоту. Наконец, Шараф махнул рукой: пошли! Тропинка неожиданно оборвалась и дальше пришлось продвигаться по отполированным веками и водой камням.
        Солнце мягко опустилось на вершины гор, заливая их нежным розовым светом. Теперь и пасека недалеко, но засветло не дойти, а в темноте можно сорваться в пропасть да и по камням много не напрыгаешь, когда темень — хоть глаз коли. Шараф поделился этими своими соображениями с ребятами, и друзья стали выбирать место для ночлега.
        И тут Шараф схватился за голову. Ведь вот же грот, где прятал старик свой турсук! Значит, лагерь совсем рядом, но все равно нужно переночевать здесь. Вдруг удастся поднять эавесу над тайной?
        — Привал,  — скомандовал Шараф.
        Сбросили рюкзаки. Много времени заняла заготовка дров. Искали сушняк, а угловатые кривые стволы низкорослых елочек, затейливо выгнутых ветром, крепче дуба или карагача.
        — Ребята, сюда! Смотрите, что нашел!  — вдруг крикнул Арменак. Шараф и Саша тут же подошли. На ладони у Арменака шевелился голенький птенец. Он пронзительно пищал, широко раскрывая клюв. Арменак торопливо снимал с его красненького тельца муравьев, а те и не думали опасаться бегством, впившись в беспомощного малыша.
        — Этого вылупыша я видел,  — безучастно произнес Саша.  — Тоже мне птица! От муравьев отбиться не может!
        — А почему не поднял? Видишь, как его облепили?  — возмутился Арменак.
        — Все равно не выживет,  — махнул рукой Саша,  — Его все равно мать с отцом сами из гнезда теперь выбросят.
        — Дубина!  — сердито крикнул Арменак и с презрением глянул на товарища. Сняв с птенца муравьев, отдуваясь и пыхтя, залез на дерево и осторожно водворил его в гнездо.
        Саша не стал ужинать и молча начал устраиваться спать. На землю бросил куртку, под голову — рюкзак. В его ушах все еще звучала брошенная не на шутку рассердившимся Арменаком «дубина».
        — Ты что, так хочешь ночевать?  — поинтересовался Шараф, передвигая костер ближе к выходу. Ничего не ответив, Саша повернулся на другой бок.
        — Встань, сделай подстилку из сухой травы,  — властно произнес Шараф.
        — Тепло,  — отмахнулся было Саша, но, взглянув на Шара-фа, нехотя поднялся.
        — Это сейчас тепло, а ночью — дрожжи во всю продавать будешь,  — вслед ему бросил Шараф.
        Камнем с гор на землю упала темнота — густая, тяжелая, какой она бывает только в горах.
        Друзья на месте отодвинутого костра устроили ложе. Полуметровый слой из хвои и травы покрыли брезентом.
        — Вот теперь будет не только мягко, но и тепло от разогревшихся камней,  — довольно произнес Шараф.
        Рядом, закрывая вход в грот, полыхал новый костер.
        Лишь только ребячьи головы прикоснулись к рюкзакам, в пещере послышалось ровное посапывание: тяжелый дневной переход, усталость давали себя знать…
        — А может, ночи и не было?  — сквозь сон услышали ребята Сашин голос.  — Смотрите! И на улице солнце, и у нас в пещере солнце!
        — А вот и луна,  — протирая глаза, показал Арменак на большое серое пятно под самым потолком грота.
        — Что за луна? Там, кажется, ниша?  — вскочил Шараф.  — Интересно, интересно…
        — Интересный факт,  — в тон ему многозначительно произнес и Арменак.
        — Не могу заглянуть туда! Высоко! Подсадите!  — крикнул Шараф.

        Ребята, согнувшись и уткнувшись лбами в стену, подставили ему спины. Шараф взобрался на выступ скалы и, Подсвечивая лучиком фонаря, заглянул внутрь.
        Там в глубине лежали кошмы, седла. Все было под толстым слоем пыли.
        «Здесь кто-то бывал, но, видно, давно»,  — подумал он.
        Светлый экранчик забегал по бугристым стенам. В эту пещеру-грот, как заключил Шараф, был только один вход. Просунул голову, а потом и весь забрался во внутрь и потянул за угол кошмы.
        — Отойдите!  — крикнул вниз,
        Арменак и Саша выбежали из пещеры. Полуистлевший войлок рассыпался в руках, но же Шараф сбросил его Вниз. В первые минуты Шараф ничего не мог увидеть, сотрясаясь от безудержного чихания.
        — Что там такое?  — кричали ему ребята, но в ответ только слышалось все то же: апчхи!
        Наконец, пыль улеглась, и Шараф увидел под обрывками кошм груду винтовок, наганов, клинков, ножей.
        — Вот это находка!  — ахнул он.  — Ребята! Смотрите, что здесь!  — и протянул им винтовку, саблю, револьвер. Следом он и сам спрыгнул, отряхиваясь от пыли, толстым слоем покрывшей голову, лицо, одежду.
        Ребята внимательно рассматривали трофеи. Металлические части оружия покрыты ржавчиной. Нигде ни следа смазки.
        — Видно, давно они здесь лежат,  — заметил Арменак.
        — Вот здорово!  — радовался Саша, стирая с лица рукавом грязный пот. Он вертел в руках наган, пытаясь повернуть барабан.
        — Возьмем по одному, отмочим в керосине, почистим. Жалко, патронов нет, постреляли бы.
        — Нет, не возьмем,  — отрезал Шараф.  — Все положим на место и — на свежий воздух!
        Сели на овринг, упираясь спинами в скалу, взметнувшуюся вверх на десятки метров. Под ногами отвесная стена, падающая далеко вниз, где глухо рокотал не знающий покоя ни днем, ни ночью горный поток.
        — Что будем делать с кладом?  — вздохнул Саша.
        — Как, что делать?  — удивился Шараф.  — Оружие пока полежит здесь, никто не возьмет, а потом сдадим в милицию, А мы займемся своим кладом… Медом!
        Арменак одобрительно кивнул головой.
        Саша промолчал, но весь его вид говорил о полном несогласии с этим решением.
        — Подъем!  — скомандовал Шараф.

        Нуритдин-ака будто знал, когда ожидать ребят, потому что казан с пловом был уже накрыт крышкой. А плов лучше старого пасечника вряд ли кто мог готовить во всем селе. Но к его удивлению и обиде, ребята очень холодно отнеслись к сообщению, что на обед — плов. А он-то так старался! И пастухи словно чувствовали, что он ждет путешественников, принесли свежего мяса.
        И лишь когда ребята рассказали о своем походе, о находках, у Нуритдина-ака отлегло от сердца.
        — О пчелах знал, догадывался, вернее,  — говорил он.  — Хотел вам сказать, но потом решил, что вы сами догадаетесь. Особенно, Шараф. Он же старый пчеловод,  — с любовью глянул старик на внука и продолжал:
        — Оружие оставили басмачи, больше некому. В народе говорят, что где-то здесь в пещерах и золото спрятано. Бухарский эмир, спасаясь от Красной Армии, не успел тогда увезти его. Вот и запрятал где-то. А мед — бесхозяйственный, поможем нашим пчелам перетаскать его. А пока, мальчики, пчел нужно обеспечить тарой. Таскать-то им мед некуда! Надо ускорить откачку меда. А потом придется мне опять ехать в город — вощина, фляги нужны. Привезу дружков своих седобородых. Старики на пенсии, давно просятся сюда помогать. Да и в милицию заглянуть нужно будет. Оружие, хоть и старое, но дело серьезное…

        Неделя пролетела, как один день. Ребята даже купаться редко ходили. Накачали две бочки меда, во все улья поставили вощину, что была в запасе у пасечника.
        — И чего дедушки так долго нет?  — сетовали ребята.
        А старый пчеловод сидел в это время у своего старого друга, полковника милиции Наби Норматовича Норматова. Полковника он нашел только дома, больным, врачи запретили тому подниматься с постели.
        За чаем Нуритдин-ака рассказал ему об оружии, что нашли школьники, о страшных ночных звуках, о загадочном старике с того берега. Полковник, не вставая с постели (благо телефон рядом), позвонил в управление и попросил направить к нему домой Теплова-младшего. Пока друзья вспоминали о прожитых годах, расспрашивали друг друга об общих знакомых, прибыл молодой лейтенант милиции Гриша Теплов.
        Нуритдин-ака снова повторил свой рассказ, и решили: Теплов тоже отправится в горы с пчеловодом. Норматов сожалел, что не мог выехать сам, но упорно обещал, что следом приедет вместе со старшим Тепловым — полковником, отцом Гриши.
        …Колхозный грузовик с прицепом остановился почти у самой палатки. Из кабины, припадая на протез, вышел дедушка Нуритдин. Из кузова спустились три человека. Двоих из них ребята знали — тоже пчеловоды, друзья дедушки и его одногодки — Азиз-ака и Садык-ака. Первый из них — худенький, тонкий, словно мальчик, а Садыка-ака природа комплекцией не обидела. Третий приехавший — незнакомый. На вид ему лет двадцать пять, не больше. Он в легком костюме, без головного убора, и показался ребятам футболистом. Сказал, что звать его Гриша, а фамилия Теплов. Молодой, сильный, ловкий, он почти один, без помощи ребят, разгрузил машину. Свой чемодан занес к ребятам в палатку.
        — Пусть пока постоит здесь. А мы тем временем Тебе жилье сварганим,  — и лукаво подмигнул мальчишкам.
        И верно, еще до завтрака они разбили привезенную армейскую палатку.
        Вечером, у костра, Шараф, что называется, из первых уст рассказывал собравшимся о ночных криках, таинственном старике, о переправе на турсуках, о пещере. Арменак и Саша, обжигаясь горячей шурпой, отчаянно кивали головами, подтверждая все сказанное.
        — Получается, вторая Има Сумак в горах поселилась?  — пошутил Теплов.
        — Не может быть!  — встрепенулся Арменак и чуть не поперхнулся.  — Но что-то неестественное в этом факте имеется. Вы только представьте себе, как страшен тот дикий голос, прямо ужас! Да еще этот старик-горец!
        — А может, это снежный человек?  — вмешался в разговор Саша.  — Мне интуиция подсказывает. Или наш предок неандерталец? А?  — И с важным видом оглядел всех. Вот, мол, какими словами мы запросто бросаемся!
        — Нет, ребята, это не снежный человек и не предок,  — заговорил Григорий.  — Но и с Арменаком я не согласен, что в этом факте есть что-то неестественное. Будем гадать-разгадывать… Вон сколько нас! Целых четверо!
        — Пятеро,  — поправил Саша и добавил — Жучка пятая…
        Услышав свое имя, та деловито стала мести хвостом по земле.
        Старики отправились в новую утепленную палатку, вокруг которой замкнутым кругом была уложена веревка из бараньей немытой шерсти — надежная преграда от фаланг, змей, каракуртов, скорпионов и прочей нечисти, к которой старики за долгие годы своей жизни так и не смогли привыкнуть.
        Ночь темным пологом занавесила горы. Шараф и Гриша поставили свои раскладушки на открытом воздухе. Тишина. Даже река, казалось, угомонилась и прекратила свою вечную перебранку с камнями.
        Но что это? Тишину рассек хлесткий выстрел, будто удар гигантской плети. И тут же — дикий крик! Шараф узнал этот знакомый страшный голос. Жучка заскулила, подползла к раскладушке. И снова тот же страшный голос. Шараф вскочил, подбежал к Теплову.
        — Гриша, Гриша,  — тормошил он.  — Проснись!
        — Слышал, слышу и не шуми,  — спокойно ответил тот. Поднялся, сел. Прислушался.
        — Пошли ближе к берегу,  — шепнул он.  — Только тише, пожалуйста.
        Сели на камнях. Молчали. Молчали и горы. Поднявший их надрывный крик, в котором слышались боль, муки, отчаяние, больше не повторялся. Только где-то вдали истошно голосил одинокий шакал.
        По бездонному небу пронеслась комета, оставляя за собой длинный хвост. Стрекотали кузнечики, что-то свое, важное, бормотала ночная птица.
        — Так вот, Шараф, сцена, с которой «выступает» Има Сумак, где-то неподалеку отсюда. А голос действительно похож… Похоже, ничего не скажешь.

        Снова в путь!

        Шарафа разбудил рокот отъезжающей машина. Откинул одеяло, огляделся. У новой палатки на кошме сидели за дастарханом старики и Теплов. Арменак и Саша, видно, еще спали. «Устали, бедные, ведь трудились допоздна»,  — подумал Шараф. Умылся под рукомойником, к, реке не захотел идти, подошел к сидящим, пожелал им доброго утра.
        Следом, закрутив чалмой полотенце, подошли Арменак к Саша. «И когда это они только поднялись?  — недоумевал Шараф.  — Ведь несколько минут назад еще во всю храпели!»
        А у стариков разговор шел на высоких нотах. Узнав, откуда поступает «неплановый мед», Садык-ака, возбужденно размахивая руками, так и наскакивал на пасечника.
        — Ты во что пчел хочешь превратить? В хищников, в бандитов? Что они сейчас делают? Вместо того, чтобы цветы облетывать, опылять их, они у тебя грабежом занялись! Совсем испортишь их!
        — Ну нет, Садык-джан, тут ты перегнул,  — заступился за друга Азиз-ака,  — перегнул, как любит говорить мой сынок — председатель колхоза.
        — Разве это грабеж?  — продолжал он.  — Сам знаешь, мед вытекает, пропадает. Осенью и весной его дожди смывают. Зачем добру зря пропадать?
        — И никакого тут грабежа нету,  — недовольно загудел Нуритдин-ака.  — Я горных пчел хорошо знаю, к себе в дом не пустят. А вот они, эти горные дикарки, налетят — наши не отобьются. Полный разгром учинят!
        — Дедушка,  — робко вмешался в разговор стариков Шараф.  — Дикарок надо попробовать одомашнить. Там, у дерева, можно наши улья поставить. Будем следить за отроением… Потом сюда перенесем, горянок изучать будем. Сами же говорили, дикарки крупнее, сильнее и лучше переносят холод.
        — Правильно,  — затряс бородой Садык-ака.  — Одомашнивать надо!
        — Верное дело,  — подтвердил и Азиз-ака. И повернулся к Шарафу.  — Ну, Шараф, если не свернешь на другую дорогу и не сбавишь темпа, будешь ты пчелиный профессор. Мой сын, председатель колхоза, обязательно так бы сказал!
        — Вот что, Нуритдин! Осмотреть надо место «грабежа», как, говорит несравненный, досточтимый мой друг, обремененный пчелиной наукой Мирзо-султан Садык-бек,  — голосом шахского придворного проговорил Азиз-ака и учтиво склонил голову.
        — Дедушка,  — улучив — момент, опять заговорил Шараф» — можно мы тоже пойдем с вами? Один улей возьмем с собой и. поставим его там?
        — Согласен,  — улыбнулся дедушка,
        — Опять туда идти,  — захныкал Саша, отправляя в рот ложку с медом. Арменак хотел что-то сказать и, видно, резкое, но Шараф взглядом остановил его. Не годится же при взрослых ссориться!
        — Ты здесь останешься, Саша, дежурным по лагерю будешь.
        Решили выйти, завтра с рассветом, чтобы без ночевки в горах засветло вернуться обратно.
        Время до. вечера ушло на сборы. Улей разобщали, увязали его в заплечные мешки — так удобнее нести.

        …Рассвет еще только угадывался, когда, группа покинула лагерь, Жучка весело бежала впереди. Спустились к реке и шли низом. По верху был когда-то проложен овринг, но мощная лавина снега срезала его, будто гигантским рашпилем начисто оскоблив скалы.
        Тропа, навиваясь, ползла по стенам, осыпям, круто поднимаясь вверх, лепилась по карнизам над бездонными обрывами, вышагивала по ступеням, высеченным в скалах.
        — Идем точно по графику, в пути уже два часа,  — заметил Арменак.  — Пора делать привал.
        Расположились на небольшой площадке, только-только поместиться, всем. Садык-ака, несший провизию, разостлал скатерть, выложил продукты. Все. дружно принялись за еду.
        Отсюда, с высоты, хорошо были видны и их тропа к реке, и. место рыбалки с «мраморной ванной», как ребята прозвали: заливчик, где купались, Шараф узнал и место переправы седобородого,
        — Значит, где-та под нами и тот грот, куда странный старше тогда прятал турсук и где. мы нашли оружие… А вон за той грядой и сухая чинара с медом,  — показывал Шараф спутникам знакомые места.
        — Ну, пора — и в путь-дорогу,  — бросил Теплов, навьючивая на себя рюкзак.
        …Ребята как ни просили стариков переложить к ним часть груза, ничего не получилось.
        — Ваш — нам давайте, пожалуйста!  — хитро переглянулись старики. Гриша только улыбнулся и ничего не сказал. Как и в прошлый раз, назад решили идти — низом. Теплову необходимо было осмотреть грот, где ребята тогда ночевали и нашли оружие. Да и с самим оружием тоже нужно будет познакомиться.
        Звонкий лай Жучки только что раздавался рядом, за скалой, а теперь она голосила в каменном распаде, вплотную подступившем к тропинке.
        И вдруг ее заливистый лай стих.
        — Почему не слышно Жучки? Где она?  — спохватился Шараф. Остановился, окликнул. Позвал громче.
        — Дядя Садык, Гриша, подождите, пожалуйста! Я Жучку поищу. Она куда-то пропала… Вот только что лаяла…  — Остановился, сбросил рюкзак, тревожно оглядел товарищей.
        — Иди,  — согласился Азиз-ака, присаживаясь на камень.
        — Вместе пойдем, Шараф, подожди,  — сказал Теплов, тоже сбрасывая ношу.
        Шараф почти бежал впереди, не переставая окликать Жучку. На повороте оступился, ухватился за кусты, чтобы удержаться, и вместе с кустом стал скользить вниз.
        — Гриша!  — еще успел крикнуть он, цепляясь за выступы, какие-то корни, и почувствовал, что остановился.
        Рядом послышалось радостное повизгивание Жучки.
        — И тебя угораздило сюда сорваться!
        Шараф сел.
        «Легко отделался» — подумал он, ощупав себя и убедившись, что, кроме ссадин на руках да дыр на штанах, ничего нет.
        — Шараф! Где ты?  — донесся сверху взволнованный голос Григория.  — Живой?
        — Живой. Удачно приземлился. Жучка тоже здесь,  — отозвался Шараф со дна каменного колодца.
        «Глубина, пожалуй, метров десять. Стенки — гладкие. Без помощи отсюда не выбраться»,  — невесело подумал Шараф.
        И снова услышал Теплова.
        — Шараф, жди! Я быстро, за веревкой!
        — Иди!  — донеслось из колодца. Глаза Шарафа постепенно привыкли к темноте. Сначала он решил, что свалился в каменный мешок, но, присмотревшись, увидел на стене, противоположной той, по какой он скользил, выемку около метра в диаметре. Подполз к ней. Лаз отлого уходил вниз. Любопытство преодолело страх.
        — Посмотрим, что там такое… Жучка здесь и Теплов рядом…  — проговорил Шараф, на четвереньках продвигаясь по лазу. И, словно по ледяной горке, заскользил вниз. Упав на руки, он увидел, как в темноте что-то сверкнуло, кажется, клацнуло зубами и бросилось в глубь пещеры! И оттуда тут же донесся хриплый тяжелый стон.
        Шараф не был трусом, но тут он почувствовал, как под тюбетейкой зашевелились волосы и по спине побежала холодная дрожь…

        Подземелье

        Печальная весть об упавшем в колодец Шарафе, которую принес Теплов, мигом сорвала всех с места. Путники бросились к злополучному темному зеву, на ходу развязывая рюкзаки и доставая веревки.
        — Шараф!  — громко крикнул Арменак. Теплов тоже присел у провала на корточки, сложил ладони рупором.  — Шараф! Где ты? Шараф!
        Ответа не было.
        — С ним что-то случилось,  — со слезами в голосе проговорил Арменак.  — Спускайте меня туда!
        — Нет! Зачем? Я сам полезу,  — ответил Григорий. Привязал веревку к корням низкорослого дерева, вросшего в расщелину скалы, моток бросил в темноту и принялся спускаться. Напуганные происшествием старики не произносили ни слова. Через несколько минут услышали голос Григория.
        — Шарафа здесь нет, куда он мог…  — Голос неожиданно оборвался.
        — Гриша! Почему молчишь?  — срывающимся голосом закричал Азиз-ака.
        — Гриша!  — гаркнули все разом. Из глубины чуть слышно донеслось.
        — Не беспокойтесь! Но веревка нужна длиннее! Эта коротка!
        Теплов достал зажигалку, из блокнота вырвал несколько листков, зажег. При слабом свете осмотрел подземелье. Рядом с уступом, на котором он примостился, вырисовывалось черное пятно. Видно, что туда и свалился Шараф. Посветил ближе. Без веревки туда не опуститься. Григорий усмехнулся: «Вот и оказался в положении пассажира в лифте, застрявшего между этажами)
        Веревка болтается высоко над головой, не достать.
        — Веревку отвяжите и сбросьте сюда.
        Арменак по-своему понял это приказание. Ни слова ни говоря, схватился за веревку, обжигая руки, заскользил вниз. Почувствовав опору, отбросил веревку.
        Вглядываясь в полумрак колодца, опять крикнул:
        — Гриша, Шараф! Где вы?
        — Здесь,  — послышалось откуда-то снизу. Арменак сделал шаг в сторону в направлении голоса и, оступившись, пополз вниз.
        — Еду к вам, ловите!
        — Ловлю!  — отозвался Теплов.
        — Где Шараф?  — ничего не видя, кричал Арменак.  — Где Шараф?
        Встал на ноги. Григорий, держа его за руку, приказал не двигаться.
        — Нет его здесь. Видно, дальше съехал. Рядом яма, осторожно.
        Сверху что-то кричали. Не понять.
        — Веревка нужна! Веревка!  — отозвался Теплов.  — Веревка! Затем все смолкло. Только сверху продолжала сыпаться мелкая галька.
        — Что делать? Там Шараф, может, он разбился,  — захныкал Арменак, показывая вниз. Его воображение нарисовало страшную картину: Шараф лежит с разбитой головой, истекая кровью…
        — Я полезу наверх за веревкой, а ты стой, не двигайся,  — сказал Григорий и, шаря руками, стал карабкаться вверх.
        — Вот и я… Вот и веревка…  — услышал рядом Арменак голос Теплова.  — Теперь я пойду ниже, а ты пока жди. На, держи веревку! Если там внизу безопасно, я тебя встречу, смелее опускайся…
        — Давай, Арменак, здесь спуск, как. на детской площадке! Прелесть! И пол ровный!
        Арменак не заставил себя ждать.
        — Что же будем делать, Гриша?  — схватил он за рукав Теплова.
        — Как что? Конечно, Шарафа искать! Ш-а-ар-а-а-ф! Подземелье заохало, застонало, на все лады повторяя
        имя исчезнувшего мальчика.
        — Гриша!  — снова схватился Арменак за рукав.  — Ты слышал? Шараф отозвался! Значит, он где-то здесь. Пошли скорей! Вон там, кажется, свет!
        Теплов всмотрелся, куда показал Арменак. Впереди дрожало рыхлое мутное пятно.
        — Пошли,  — решительно произнес Григорий.
        Они шли, осторожно ощупывая «пол» пещеры ногами, В такой темноте нетрудно и вниз сорваться. Открылся коридор, полого уходящий вниз. Тут опять откуда-то послышался голос,
        — Слышишь? Опять кричит Шараф,  — понизив голос до шепота, остановился Арменак.
        Но как они ни вслушивались, вокруг была мертвая тишина.
        Шли, изредка подсвечивая спичками.
        Но вот отчетливо послышалось журчание воды. Еще поворот — сразу посветлело, подземный ход расширился, перерастая в пещеру. И рядом неслась река. Григорий и Арменак, жмурясь от света, увидели внизу «мраморную купальню».
        — Вот здорово! Как близко до лагеря! А какой крюк наверху делали!
        — Скорей в лагерь, Арменак! Фонари возьмем, веревки и быстрей назад. Шараф в подземных лабиринтах и заплутаться может! Пойдем скорей!
        Спустились к реке и по знакомой тропинке направились к лагерю.
        Нуритдин-ака что-то мастерил под навесом. Завидя идущих, бросился навстречу.
        — Что случилось? Где Шараф, старики? Почему вы с этой стороны идете? Рассказывайте, что случилось?
        Нуритдин-ака в упор глядел на Григория, с волнением ожидая ответа. Из палатки выбежал Саша с книжкой в руках.
        — …Волноваться не нужно, дедушка,  — закончил Теплов свои начальный, короткий рассказ.  — Все в порядке будет,  — снова повторил он.
        — Что же вы стоите? Берите веревки, фонари!  — бросился пасечник к палатке.
        — Дедушка! Вы оставайтесь,  — преградил ему дорогу Саша.  — Ну, куда вы по горам пойдете…  — замялся он, ища подходящее слово, чтобы — не обидеть инвалида,  — и выпалил: — …на больной ноге.
        — Оставайтесь, мы сами все сделаем,  — поддержал Сашу Григорий.
        Старик молча опустился на скамейку.
        …Теплову не пришлось торопить мальчиков. Обеспокоенные судьбою своего Друга, они, словно горные козлы, скакали по камням.
        «Того и гляди сорвутся», беспокоился Теплов, но одергивать их не мог: он понимал ребят.
        Старики сидели у той же воронки, куда свалился Шараф, рядом лежала огромная, метра в два, кобра.
        — Под руку подвернулась, вот Садык-ака и выместил на ней свое зло,  — на молчаливый вопрос Теплова ответил Азиз-ака.
        — Потом возьмем ее с собой… В школе пригодится,  — шепнул Арменак Саше.
        Первым в колодец спустился Теплов, за ним — Арменак. Сашу встретили уже вдвоем. Зажгли фонарь. Не задерживаясь, переправились ниже и остановились.
        Где Шараф? По какому ходу он пошел?..

        Оставшись один, Нуритдин-ака не находил себе места. Тревога о внуке ни на минуту не оставляла его. Хотя Шараф и отличный скалолаз, но мог упасть, разбиться. Да мало ли что может случиться в горах! Тем более, в пещерах. Без света и заблудишься в этих страшных подземных лабиринтах.
        Деду Нуритдину, прожившему всю жизнь в горах, не раз приходилось лазать в подземелья, которые за тысячелетия выдолбила вода. Бывал в огромных подземных полостях, где могло разместиться стадо баранов в тысячу голов, где свободно стать современный, четырехэтажный жилой дом. А много ли места нужно, чтобы спрятать, навсегда спрятать юношу? Совсем еще мальчика…
        

        Старик не видел кружащихся над годовой пчел, не слышал тяжелых вздохов выкипающего чайника.
        Как помочь Шарафу? Поднялся, вбежал в палатку, вытащил из сундука сделанный в Ленинграде протез. Хороший был протез, берег его старик…
        Азиз-ака ничуть не удивился, увидев друга, Пчеловод подошел к яме.
        — Шараф там?  — только и спросил он. Азиз-ака утвердительно кивнул головой.
        — Садык тоже там… И ребята.
        Он помог Нуритдину спуститься в каменную яму, а сам остался дежурить наверху.

        Встреча в кромешной тьме

        Ушибов Шараф не почувствовал, настолько он был напуган. А тут опять две светящиеся точки с шумом стали приближаться к нему. В лицо пахнуло легким ветерком, что-то больно ударило мальчика по голове. Совсем близко он увидел округлые, точно фонарики, глаза, услышал хлопанье крыльев. Из груди вырвался вздох облегчения. «Ох, да это только сова! А я, кто знает, что подумал! Вот так напугала проклятая. Но где я?»
        До боли в глазах вглядывался по сторонам. Как на проявляемой фотопленке появилась галерея с изломанным высоким потолком, изрытыми стенами. «Типичное подземное русло временных потоков. И Жучки нет… Неужели погибла? Или не рискнула броситься за хозяином и осталась там, выше?.. А этот неведомый пещерный обитатель бросился в ту сторону, значит, там выход»,  — подумал Шараф:
        «И еще… Он бросился от меня, а не на меня… Значит, боится человека, значит, он, этот пещерник, слабее… Так чего же мне бояться его? Тем более, скоро друзья придут на выручку. А там…»
        Что там — Шараф не успел додумать. Кто-то большой, тяжелый сзади навалился на него, стиснул горло, с силой швырнул на землю. Пришел он в себя от света, больно ударившего по глазам. Хотел встать — веревки на руках и ногах впились в тело. Он связан. Пленник. А кто же схватил его? Кто это там сидит с кальяном в руках? Цветастый халат… Чалма… Только почему зеленая?
        — Дедушка! Вы меня знаете! Зачем связали? Я же с пасеки! Вы у нас были! Я внук Нуритдина-ака!
        Старик молчал, с ненавистью глядя на пленника. Веки сошлись в прищуре. Подошел к очагу. Из коробочки от чая что-то насыпал на ладонь, несколько раз перебросил из руки в руку над огнем, потом старательно прилепил изнутри к медной чашечке трубки. Поднес уголек, жадно затянулся, еще, еще… Опустился на землю, откинувшись к стене, так что борода копьем нацелилась на Шарафа.
        И в это время вдали послышался чей-то призывный крик. «Кажется, Григорий..» Значит, друзья недалеко… Может, старик заснет… Он же анашу, наверное, курит…»
        Но старик отбросил трубку, совсем по-молодому поднялся, схватил Шарафа за ногу.
        — Сюда! Сюда! Гриша, Арменак!  — Шарафу казалось, что он очень громко крикнул.
        Старик орлом на ягненка навалился на мальчика, затолкал ему в рот какую-то тряпку и опять потащил дальше. Протиснувшись в боковое отверстие, протащил за собою Шарафа, камнями завалил проход. Затылок у Шарафа саднило, видно, была содрана кожа, хозяин страшного подземелья с хрипом продолжал тащить его. Наконец, старик отпустил ногу пленника. Мальчик открыл глаза. Огромный светлый грот, напоминающий цирк. Это сходство еще усиливали почти правильной геометрической формы сталактиты. Откуда-то с силой бил солнечный свет. На деревянных кольях, вбитых в щели, снопиками висели высушенные травы, рядом — чучела птиц, зверей. На металлической треноге подвешен закопченный котел, у стены, на камнях — магнитофон, радиоприемник. «Современный колдун! Сказать кому — не поверят!»
        Старик метался по своей «лаборатории», что-то бормоча.
        Совсем рядом послышалось призывное, тревожное: «Ша-а-р-а-ф! Шараф!».
        Старик бросился в тоннель. Шараф остался один. Голоса друзей придали Шарафу силу, уверенность. Только бы освободиться от кляпа, сорвать веревки, врезавшиеся в тело! Царапая лицо о шершавый камень, Шараф что есть сил работал языком, челюстями и, наконец, освободился от тряпки. Теперь бы снять путы! До узлов не дотянуться, они — на спине. Может быть, удастся перетереть о камень? Нет, не получится, только в кровь изодрал запястья рук. Перевернулся на бок, с методичностью маятника стал напрягать и расслаблять мускулы. Кажется, поддается веревка!
        Сколько времени прошло, он не знал.
        Только увидел перед глазами окровавленные, казавшиеся чужими руки.
        «…Пусть чужие… Они тоже могут освободить… затекшие ноги… Тогда он уйдет от страшного старика… Нет, не уйдет! Они схватят его с друзьями! Кто ему дал право мучить советского школьника?» — словно в бреду шептал Шараф.
        И словно в ответ на его вопрос, раздался хриплый крик, в пещеру с кривым ножом в руках вбежал старик. Увидев Шарафа, стоящего на ногах, он зарычал, как пещерный медведь, и бросился на пленника…

        Григорий прокладывал дорогу, за ним, держась за веревку, осторожно переставляли ноги Садык-ака, Саша и Арменак. Вдруг Теплов негромко крикнул, что видит свет. Все остановились, осмотрелись. Вдали, точно в дымке, белел проем. Никто не видел, откуда неожиданно выскочила Жучка, с радостным визгом бросившаяся в ноги Арменаку. Она принялась прыгать, ластиться к людям, то убегая вперед, то возвращаясь.
        — Она дорогу показывает. Видите, как торопит!  — заметил Теплов.  — Давайте прибавим ходу!
        — Ив правду она волнуется,  — поддакнул Арменак.
        — Шарафа чует. Хорошая собака никогда не ошибается,  — шепнул Садык-ака.
        Теплов остановился, поднес ладони ко рту.
        — Ш-а-р-а-ф! Ш-а-р-а-ф!
        Будто не доверяя голосу человека, громко залаяла Жучка, снова бросившись вперед. Группа едва успевала за ней, боясь отстать и в то же время рискуя встретиться с новыми неожиданностями таинственного подземелья.
        Еще несколько шагов, и они очутились на балконе. Этот естественный скальный выступ природа расположила на недоступном утесе и замаскировала его густым ковром шиповника. Многометровая поросль упрямо тянулась вверх, водопадом низвергалась вниз. Раздвинув живой занавес, ребята увидели и свою мраморную ванну-«купалку», заводь и перекат, где ловили рыбу. На той стороне видна и тропка, ведущая от реки. Отсюда она совсем не кажется крутой. И даже стремительная река, огибающая каменные исполины, на этот раз не так сердито трясла белой пышной гривой.
        Собачонка продолжала метаться у завала. Просяще поглядывая умными глазками на людей, она царапала лапками стену, тявкала, словно просила помочь ей отбросить камни и открыть проход. «Зря она не будет так беситься»,  — подумал Григорий и подошел к завалу.
        — Посмотрим, что здесь такое… Посмотрим, куда ты просишься…  — проговорил он и принялся отбрасывать камни.
        — Ребята, крикнем Шарафу. Он должен быть где-то рядом: собака чувствует что-то,  — обратился Теплов к товарищам.
        По счету «три» все хором крикнули:
        — Ш-а-р-а-ф!
        Многоголосое эхо ринулось в ущелье.
        Принялись разбрасывать завал, Жучка тоже с остервенением скребла когтями камни. Вот показалась небольшая лазейка, собака нырнула в черную дыру, и ее звонкий лай тут же послышался за стеной.
        — Там пустота. Слышите, какой резонанс?  — сказал Григорий.  — Поднажмем, ребята! Наверняка, Шараф там.
        Работа закипела с новой силой. Камни, словно из катапульты, летели от стены, все больше и больше обнажая проход.
        Несколько метров пришлось преодолеть на четвереньках. И глазам друзей открылся подземный замок старика, где совсем недавно лежал связанный Шараф. Но где же он? Чучела птиц, высушенные змеи молча смотрели на пришельцев. Они были свидетелями развернувшейся здесь трагедии, но продолжали хранить тайну… Где Шараф? Григорий, схватив большой камень, принялся обстукивать стены. В самом темном углу гранит отозвался пустотой. Теплов стал прощупывать каждый сантиметр глыбы, и она послушно повернулась, будто приглашая его войти.
        Почти правильной формы пещера. Откуда-то сверху, длинными нитями, просачивается дневной свет. Прислоненные к стене стоят запыленные винтовки, рядом сложены клинки, конская сбруя. На вбитых крючьях — расшитые, с пожелтевшим золотом халаты, на массивных сундуках — пудовые замки.
        Друзья и не подозревали, что стоят в том самом гроте, где почти пятьдесят лет назад верные эмиру Бухары Сейид-Алим-хану люди спрятали секретную канцелярию эмирата и часть сокровищ…

        Даже хороший протез — в горах плохой помощник. Старый пасечник с большим трудом спустился вниз к реке, и в отчаянии остановился. Раньше он и не подумал совсем: как будет переправляться через бурную реку? Лодки нет, а если бы и была, здесь она своей службы сослужить не может. А что нужно искать внука на той стороне, дедушка почти не сомневался. Недаром же тот незнакомый и странный старик переправился туда. «Попался бы только он мне в руки!» — заскрипел крепкими зубами Нуритдин-ака и увидел… таинственного горца, сидящего у самой воды. Тот делал ему жесты рукой, подзывая к себе.
        — Вот, мулла-ака, возьмите,  — протянул старик надутый турсук.  — Держитесь за верблюжий горб, вылезайте там, куда вынесет.
        Нуритдин-ака взглянул на противоположный берег, чуть ниже по течению увидел причудливое нагромождение скал, действительно напоминающее собой верблюда, и, не задумываясь, шагнул в воду…

        Увидев над собой занесенный нож, Шараф, с испуганным криком метнулся в проход, откуда только что вбежал старик. Ударившись головой о низкий свод, он упал на руки. По лбу поползло что-то живое, горячее…
        «Только бы не потерять сознания! Только бы не потерять сознания…  — настойчиво сверлила мозг одна и та же мысль.  — Тогда… конец…»
        В следующее мгновение Шараф уже мчался вперед. За собой он слышал совсем близкий топот и шумное дыхание, почти физически ощущая между лопатками холодное жало ножа, Шараф бежал на свет, но все равно, когда перед ним нестерпимо ярко сверкнуло солнце, он остановился как вкопанный, будто ударившись грудью о невидимую преграду. Но избавление от подземелья не избавляло его от неминуемой опасности: дальше бежать было некуда — небольшой балкон, длинные лапы-щупальца шиповника, а там, внизу, пропасть, острые камни, беснующаяся река… Там — смерть! И здесь — тоже смерть!
        Торжественный победный крик, блеск стали над головой, бешеные, налившиеся кровью глаза старика, размотавшаяся зеленая чалма…
        Даже не думая, что он делает, Шараф прыгнул в сторону, протянул руки шиповнику, будто моля его о помощи, и почувствовал под ногами пустоту. В руки впились десятки острых ножей, кованые каблуки выплясывали на боках, спине, груди мальчика. С диким, леденящим душу воем мимо пронеслась зеленая птица…
        И все стихло.

        — Не выберусь… Не выберусь… Зацепиться не за что… Унесет сумасшедшая река, и внучонку не помогу…  — обескровленными губами шептал пасечник, совсем явственно ощущая, как застывает кровь в жилах: вода в горной реке только что льдом не покрывается. Дедушка, выбиваясь из сил, перебирал руками под водой, в надежде хоть за что-нибудь зацепиться, не дать реке унести себя. туда, откуда никто не возвращается. И руки сами на что-то наткнулись — гладкое, отполированное. Река не хотела расставаться с облюбованной жертвой, упорно тянула за собой. Но под ногами оказались вырубленные в скале ступеньки. Усилие, еще — и, уже когда казалось, что совсем не осталось сил бороться с не знающей пощады рекой, дед почувствовал грудью горячую, желанную землю.
        «…А это что такое блестит прямо перед глазами?» — протянул руку, подтащил к себе блестящий предмет. Кривой нож, турецкий ятаган. На нем капельки запекшейся крови… «Чьей? Уж не Шарафа ли?»
        Вскинул вверх к скалам глаза. Метрах в десяти-пятнадцати над землей, чудом зацепившись за вывороченные корни давно отжившего дерева, висело безжизненное тело.
        Не узнав, но сердцем почувствовав, что это его внук, старик закричал что было сил и не услышал своего голоса…

        «Это он. Он!»

        Пчелы старательно выводили свою привычную мелодию.
        «Почему пчелы? Откуда пчелы? Где я? Что со мной? Где старик с ножом?..» — Шараф открыл глаза. Над ним знакомый навес, чуть поодаль зеленеет палатка. А рядом… Рядом — дедушка… Ребята, Теплов…  — «Как они здесь очутились? Метнет… Как сам Шараф здесь очутился?»
        Лучом света в кромешной тьме промелькнуло все недавнее, страшное. Только теперь Шараф понял, какая зеленая птица тогда пронеслась рядом. И он заговорил, мучительно напрягая мысль, глотая с огромным трудом подобранные слова.
        — Там… в реку упал старик. Он гнался за мной… с ножом… Это… он… был… был зеленой птицей…
        Дедушка тихонько сжал руку внуку.
        — Не надо говорить, не надо! Потом все расскажешь. Потом
        Уж кто-кто, а он знал, что эта река никогда не отдает своих жертв…
        Теплов отошел, сел за деревом, рассматривая найденный пасечником клинок. Эфес инкрустирован платиной, золотом, драгоценными камнями, на стальном полотне — высеченные арабские письмена.
        «Немало лет ему… Но как он попал сюда, в горы, вместе со своими собратьями?»
        Дедушка промыл царапины, густо покрывшие все тело Шарафа, какими-то настоями из трав, перевязал его, предварительно приложив к ранам «самое лучшее лекарство» — майский горный мед.
        — Слава аллаху, переломов нет,  — только и повторял он, вспомнив давно забытого аллаха,  — ас этим мы быстро справимся.

        Уже к утру Шараф настолько хорошо почувствовал себя, что хоть снова отправляйся в горы.
        Друзья, спрятавшись за палаткой, давно уже поджидали, когда проснется Шараф. И, увидев, что он ворочается, мигом оказались рядом.
        — Вот молодец, Шараф, что быстро поправился,  — осторожно обнимая друга, ликовал Саша. А Арменак только пыхтел и протягивал Шарафу огромную кобру.
        — С собой возьмем… в школу… в биологический кабинет… Вот как только сохранить ее, чтобы не испортилась?  — И Арменак растерянно похлопал глазами.
        Шараф улыбнулся.
        — А мед зачем? Это же самое лучшее средство! Так забальзамируем твою кобру, тыщи лет пролежит.
        — А дедушка даст мед?
        — И мед даст, и флягу… Он же добрый! А для такого экземпляра ничего нельзя пожалеть. Такие кобры встречаются редко и водятся, в основном, только в Индии. Их называют «королевскими»…
        К радости школьников, Нуритдин-ака разрешил взять и мед, и бракованную флягу.
        — Раз нужно для науки, для пионеров и комсомольцев, берите. Давайте я вам помогу…
        — А теперь пишите письмо в школу, что с ней там делать…  — приказал он ребятам, когда змея очутилась во фляге.  — Мы ее с первой же оказией отправим в город.
        Письмо Ивану Степановичу — преподавателю биологии, сочиняли все вместе. Просили змею положить в пустой аквариум, что стоит в углу, заспиртовать ее, мед выбросить, флягу сдать в металлолом.
        Вечером, по обыкновению, все собрались у костра, договорившись, что про события последних дней не будет сказано ни слова, пока Шараф окончательно не поправится. Тем более, о гибели страшного старика.
        А говорить больше ни о чем другом не могли. И сидели молча, наблюдая за жадными языками пламени, с треском и хрустом пожиравшими сухой хворост.
        Вдруг Жучка сердито заворчала, шерсть у нее дыбом поднялась на загривке, и со злобным лаем собака бросилась в темноту. И в тот же миг в отблесках костра, как из-под земли, появился старик. Он в неизменном халате и белой чалме, в руках — большой и, видно, тяжелый узел.
        — Это он! Он!  — в ужасе закричал Шараф.  — Хватайте его! Он хотел убить меня!
        Словно подкинутый пружинами, Теплов вскочил, сунул руку в карман и сделал шаг к неожиданному пришельцу. Тот спокойно поднял руку, останавливая его.
        — Я — не он,  — тихим голосом произнес старик и опустил узел на землю.
        Нуритдин-ака молча показал гостю на кошму, протянул пиалу с чаем. «Как же так? Упасть со скалы в реку, значит побывать на том свете. A с того света не возвращаются…»
        Но гостю вопросов не задавали. Ждали, что сам скажет. Было тихо. Только потрескивал костер, да с гор доносилось уханье филина.
        — Бисмилля-ар-рахман-ар-рахим — во имя бога милостивейшего милосердного!  — прошептал загадочный горец. Нуритдин-ака опять протянул ему наполненную до половины пиалу. Старик молча принял ее, сделал маленький глоток, оглядел всех отсутствующим взглядом, поставил пиалу перед собой, опустил низко голову, закрыл глаза.
        Казалось, что он так и заснул, сидя. Но старик вдруг заговорил, не поднимая глаз, будто не кому-то он рассказывал пережитое и прожитое, а для себя перелистывает страницы долгой жизни.

        …Февраль был теплым, а в начале марта в диких горах Восточной Бухары вдруг круто похолодало. Над горами плыли низкие тучи, высеивая крупный снег. Тропы занесло. Хребет Сарсорьяк, горы Ак-Тау спрятались за плотной белой пеленой. Полновластным хозяином по земле носился пронзительный, холодный ветер.
        Измученный долгим и трудным переходом, непогодой караван Сейид-Алим-хана, растянувшись на узкой тропе, продвигался очень медленно. И люди, и кони шли, что называется, на пределе.
        Привыкшие к горам вьючные животные выбились из сил на обледеневших каменистых тропах.
        На сером в яблоках жеребце, покрытом тигровой шкурой, ехал Сейид-Алим-хан. Конь — сильный громадный красавец легко нее хозяина, одетого поверх обычной одежды в соболевый тулуп.
        Впереди, сзади бухарского владыки сотни отборных конников-джигитов — охрана эмира. Свирепые телохранители на чистокровных карабаирах и кашгарских иноходцах прокладывали повелителю дорогу.
        Сквозь дикое завывание слепящей метели донеслись громкие, встревоженные голоса.
        Эмир Сейид придержал повод, чуть повернул голову. Подлетел юзбаши, доложил:
        — В пропасть сорвалась лошадь с продовольствием и два человека.
        Повелитель сурово свел брови, глаза сузились, шпоры впились в запавшие бока коня.
        — Вперед! Никаких остановок! Только вперед!  — властно крикнул он.
        Юзбаши так перевел для себя эмирский приказ: сорвавшихся с тропы, отставших, замерзающих оставлять на волю аллаха.
        — В-пе-е-ред!  — пронесся приказ по колонне.
        Беглецы безжалостно гнали животных. Красные шли по следу. Где-то с грохотом сорвалась снежная лавина, точно гром прогремел в суровых горах.
        Дозорные миновали шаткий мост. Прядая ушами, прикусывая удила, прошел и конь эмира. Уже добрая треть каравана миновала переправу, как за пеленою снега раздались выстрелы. И тут же горы задрожали от грозною — «У-р-а-а!». Казалось, сами скалы шли в бой на остатки когда-то могучего воинства эмира.
        На мосту — пробка, давка, вопли. В пучину, рычащую стоглавым зверем, падали яки, лошади, люди. Их тут же уносил ледяной поток.
        Эмир, чувствуя свое бессилие, и не пытался организовать оборону. Отдав приказ уничтожить мост, он, бешено нахлестывая плеткой коня, не оглядываясь, умчался вперед.
        Позади ухнул взрыв. Люди, кони, остатки моста взлетели в воздух.
        За яростным воем ветра предсмертный вопль сотни людей почти не был слышен. Ветер и оплакал их, и сотворил прощальную молитву. Его слышали одни каменные исполины в накинутых на плечи снежных саванах.
        Памятуя приказ повелителя: умереть, но сохранить секретные документы эмирата, начальник канцелярии домулло Хасан-хан в суматохе на мосту незаметно увел с десяток навьюченных яков за скалы. Следы их укрыла густая завеса снега.
        Под вечер снегопад прекратился. Выбрав защищенную скалами площадку, беглецы решили заночевать. Слева — отвесные суровые скалы тонули в облаках, справа — мрачное ущелье. Там глубоко внизу несся свирепый Вахт. Голодные, уставшие животные жались к скалам. Люди промерзшие, голодные, злые сидели в укрытии, прижавшись друг к другу.
        Хасан-хан — в волчьем тулупе, на голове теплый киргизский малахай.
        Брат его — точная копия, и одет так же. Даже хорошо знавшие их приближенные эмира и те путали близнецов. Помимо внешности, и судьбы у братьев были схожи во многом.
        Мать их — одна из многочисленных наложниц эмира.
        Но эти близнецы, видимо, родились под счастливой звездой, хотя их и воспитывали не при дворе.
        Семи лет братья-близнецы начали учиться в мужской гимназии Самарканда, а потом они продолжали учебу в Санкт-Петербургской Военно-медицинской Академии. Окончили они ее вскоре после смерти отца — эмира Абдуллы-хана.

        Новый эмир Бухары Сейид-Алим-хан встретил кровных братьев с распростертыми объятиями, что называется, с толовой окунул их в заполненную оргиями жизнь эмиратского двора.
        Но недолго она была такой.
        Война, революция, падение Бухары, побег… И вот — почти итог: ночь, дикая стужа, голод, горы, бесноватый Вахш, в ушах — дикие вопли летящих в бездну вместе с мостом людей.
        За долгую зимнюю ночь братья так и не обмолвились ни словом. С рассветом двинулись в глубь Сарсорьякских гор.
        В поисках тайника вперед были высланы верные люди. Из пятерых вернулись только двое, остальные вместе с лошадьми сорвались в пропасть.
        Но место найдено. Обнаружить его чужому глазу невозможно.

        …Весну того безжалостного к эмиру 1921 года в горах, у тайника, встретили только братья-близнецы. «Никаких лишних глаз, никаких лишних ушей» — таков был приказ эмира. И их спутники во славу аллаха и эмира «отошли в лучший мир». От голодной смерти братьев спасли яки, доставившие к тайнику сокровища эмира. С наступлением весны однообразный стол их пополнился съедобными травами, корнями.
        Надежно спрятав эмирское имущество, они стали ожидать, когда повелитель вспомнит о своих кровных братьях и соратниках. Оружия, боеприпасов было вдоволь, промышляли охотой.
        Но среди имущества владыки оказался и гашиш. Один из братьев и пристрастился к нему. И особенно заметна была эта новая страсть после того как он несколько раз побывал там, внизу, где жили люди, давно забывшие и про эмира, и про старую Бухару и никогда не знавшие двух его братьев…
        Старик замолчал, видимо, переворачивая в памяти стершиеся, пожелтевшие страницы прошлого.
        Протянутая Нуритдином-ака пиала, по которой он несколько раз щелкнул ногтем, вернула на землю старика из заоблачных вершин воспоминаний.
        — О аллах всемогущий! О люди, нет бога, кроме бога, а Мухаммед — пророк его! Разбился и утонул мой брат! Этот человек и был эмирским начальником канцелярии, грозным Хасан-ханом.  — Старик передохнул и продолжал:
        — Близнецы мы, и были настолько похожи, что нас всегда путали. Сейид-Алим-хан, бывший эмир Бухары, нам родной брат по отцу. Многих отправил к аллаху мой брат. А теперь сам разбился и утонул. Да, утонул,  — повторил он, оглядев сидящих.  — Видел, как он упал в воду… И он видел,  — показал старик на Шарафа.  — Больше никто. Искал я брата, вниз по реке ходил. Хотел земле предать его, как подобает настоящим мусульманам. Нет его, значит, так аллах принял…
        Только теперь Шараф понял: тот старик, в подземелье, был другой человек. Но какое сходство! Рост, черты лица, цветастый халат, пышная чалма. Но на том старике чалма была зеленого цвета. Шараф смотрел, не отрывая глаз, смотрел на гостя, внимательно слушая его рассказ-исповедь.
        — Были здесь мои старые дружки Ибрагим-бек, Энвер-паша и другие,  — продолжал рассказывать старик.  — Только какие они дружки оказались! Я — врач, хоть и зарывший свой талант в землю. А они — хищники, точно гиены, всегда скалили зубы, готовы были разорвать и проглотить самого Сейид-Алим-хана с его сокровищами, не то что друг друга!
        Несмотря на поздний час, никто из сидящих у костра и не помышлял об отдыхе.
        — Я это берег,  — гость пододвинул свой узел, развязал его — Смотрите. Это собственность бывшего эмира Бухары. Но это неточная формулировка. Это — собственность народа. Повелитель велел сохранить и передать все только ему. Я хранил сокровища много лет. Теперь передаю народу. Не задавайте вопросов, почему я «перековался», как у вас говорят. Я все понимаю: я хан, брат эмира, у меня в крови сидит ненависть к простому народу… Нет, не быстро я «перековался», поверил я народу, полюбил его. Почти жизнь человеческая мне понадобилась для этого…
        Даже в скупом отблеске затухающего костра всеми цветами радуги замигали, заискрились перстни, украшенные драгоценными камнями, женские украшения, часы, портсигары, брелоки, золотые монеты…
        — Никому не давал, даже тем, кто именовал себя посланцем эмира. Хранил, а теперь отдаю. Это все было отнято у народа, оно и должно ему принадлежать. Постройте горцам больницу на эти деньги. Не смотрите, пожалуйста, на меня такими удивленными глазами, я здоров. Но я врач и знаю, что значит для людей медицина. Постройте здесь в горах для Нуритдина дом, какой он захочет. Дорогу сюда проложите. И я буду жить здесь, туда, в свой волчий дом, не пойду. Если, конечно, вы оставите меня… В гроте есть горячие источники, нужно курорт создать для народа. Доберемся и до лабиринтов подземелья, где в тайных пещерах, как говорят легенды, и поныне покоятся сокровища. Здесь, в горах, много дел, есть где разгуляться смелым и пытливым, вот таким, как вы, мальчики!
        Его глаза близоруко сощурились, подобрели.
        — А я слаб был духом, не сумел вовремя распознать жизнь… Сколько десятков лет жизни сорвалось с узкой тропы в пропасть! Поздно понял все! Правда, и человек-то не всегда свободен, когда выбирает свое место в жизни. Нередко его судьбу определяют обстоятельства… И все равно не могу себе простить…
        — Ничего, что лицо в пыли, была бы душа чистая,  — вставил Нуритдин-ака. Старик вскинул на него глаза.
        — Нуритдин не кончал академии, а умнее меня оказался. Вам и жизнь в радость, а я — отщепенец, последний из могикан, если можно так сказать.
        — Извините, доктор,  — кашлянул Нуритдин-ака,  — что перебиваю. В древности говорили: не многие знают, как много надо знать для того, чтобы знать, как мало мы знаем.
        — Метко сказано, Нуритдин-ака,  — согласился горец,  — Жизнь — лучший учитель, она всегда скажет, кто прав.
        …Все с неподдельным восхищением разглядывали чудесные творения древних мастеров.
        А Теплов взял золотую монету. Кружочек из желтого металла, чуть больше двухкопеечной монеты. Четко виднелась надпись «Николай II, император и самодержец всероссийский. 1898 год». На обороте — «Пять рублей».
        Шараф сбегал в палатку, принес клинок, тогда занесенный над его головой, попросил старика разобраться в арабских письменах.
        Долго смотрел горец на затейливые росписи, покрывающие страшное оружие. Лицо старика стало мраморно-ледяным, он ссутулился, казалось, что на его плечи вновь навалились тяжелые воспоминания. Наконец, поднял голову, тихо заговорил.
        — Велика его история. Наберитесь терпения и слушайте. Вы должны знать это.
        Клинок был выкован в Самарканде в зиму с 1224 на 1225 год. Чингис-хан в тот год в Самарканде был вторично, после победоносного возвращения из Индии. В Самарканде он пробыл зиму. В 1227 году Чингис-хан умер во время похода на Тангун.
        На клинке высечено: «От сыновей отцу Чингис-хану за взятие: 1215 год — Пекин, февраль 1220 год — Бухара, март, 1220 год — Самарканд, сентябрь 1220 год — Термез…» Что высечено дальше — прочесть невозможно, стерто, смыто кровью людей… А чуть ниже идут имена бывших хозяев клинка. Видно, недоброй рукой выкован он был. Слушайте, какую страшную историю рассказывает нам клинок.
        В 1336 году в то смутное время в городе Кеш-Шахрисябзсе родился один из величайших завоевателей древности — Тимур-Тамерлан. Умер он в феврале 1405 года, в возрасте 69 лет. Больше всего поработал клинок, когда хозяином был Тамерлан. После его смерти клинок перешел к сыну Тимура — Щахруху. Шахрух передал оружие сыну — Улугбеку. В 1449 году этим клинком Улугбека обезглавил его сын Латиф. Спустя полгода им же был убит отцеубийца Латиф.
        Затем клинок побывал в руках Абул-Хаира Шейбани.
        Шейбани в сражении под Мервом в 1510 году погиб от своего же клинка, вложенного в руку шаха Ново-персидского государства Исмаила. Из черепа Шейбани шах сделал себе позолоченную чашу.
        От шаха Исмаила клинок переходил из рук в руки. И вот свежая насечка арабской письменности гласит: «Меч, обагренный кровью потомков Чингис-хана, будет служить великому султану, полюсу мира и веры Амир-Тара-Ган». И дальше: «Неси высоко этот меч, сын мой, Сейид-Мир-Алим-хан.
        Эмир Бухары Сейид-Абдул-Ахат-Тогадур-хан».
        Молчание длилось долго, все находились под впечатлением услышанного. Конец ему положил Нуритдин-ака..
        — Памир высок, но человек еще выше; ярко светит солнце днем, но человек светит и днем, и ночью; велик океан, но ограничен берегами, глубок, но имеет дно; а дух свободного человека — безграничен, не знает предела. Нет ничего выше, чем свободный от рабства человек…
        Старику-горцу постелили спать под открытым небом, он сам попросил об этом. А Теплов зашел в палатку к ребятам, вытащил из чемодана небольшой радиопередатчик, коротко рассказал кому-то, кого он именовал только «товарищ полковник», о событиях последних дней.
        — Вот и поговорил со своим отцом,  — весело бросил Григорий ребятам, тщательно упаковывая передатчик.
        Те молча переглянулись.
        — Одного никак не пойму,  — подошел Григорий к Нуритдину-ака.  — Почему братья, находясь недалеко от афганской границы, не переправили груз за кордон. Тем более, что, начиная с 1921 года, несколько раз через границу прорвались басмаческие банды Энвер-паши, Ибрагим-бека. А головорез Селим-паша даже осаждал Куляб, пытался овладеть Душанбе, Пули-Сангинской переправой.
        — А я не удивляюсь,  — ответил Нуритдин-ака.  — Они же мусульмане и свято выполняли наказ повелителя — все вручить только ему. Вот братья и ждали покорно часа, когда встретят самого эмира, пожаловавшего оттуда,  — махнул пасечник в сторону границы,  — за сокровищами. Но этого за сорок с лишним лет не произошло…
        — И не произойдет никогда!  — отрубил Шараф.  — Всяким эмирам и ханам вход на нашу землю воспрещен!
        — Правильно, сынок,  — погладил дедушка внука по голове.

        Утром, когда дружная компания сидела за завтраком, послышался шум машин.
        — Запах бензина, шум мотора мешают пчелам, а все равно радуюсь гостям,  — встретил Нуритдин-ака полковника Норматова.
        Друзья обнялись. А Григорий в это время обнимал другого полковника.
        А Жучке не повезло на дружбу. Из кузова грузовой автомашины одна за одной спрыгнули три овчарки.
        И как Жучка ни металась с лаем около своих сородичей, служебные собаки не обращали на нее никакого внимания.
        …Группа полковника Теплова гостила на пасеке почти целую неделю. За это время перенесли ценности, бумаги из секретной канцелярии эмирата. Ничего не утаил седобородый Хусан-ака, как он представился гостям. Он указал, где находится известный ему потайной склад оружия Ибрагим-бека, откуда неслись и те дикие звуки. Его брат, действительно, голосом Имы Сумак на магнитофонной пленке, через два мощных репродуктора, замаскированных в расщелинах, наводил на горцев суеверный страх.
        — А другие сокровища я не знаю, где спрятаны, только слышал, что они есть,  — извиняющимся голосом сказал горец.  — Будем искать вместе с молодыми помощниками. И найдем! Обязательно найдем. А, джигиты?  — повернулся он к ребятам.
        — Найдем!  — в один голос ответили трое друзей.

        Гробницы не всегда молчат

        Костер догорал, сквозь пепел еле просвечивали тусклые глазки угольков. Горец взял палочку, разгреб серую горку. Примчавшийся ветерок полной грудью дунул на тлеющие угли, вспыхнуло легкое пламя, блики заиграли на высушенном годами и солнцем лице старика.
        — Вот так и жизнь человеческая…  — задумчиво произнес он.  — Тлеет, тлеет — и вспыхнет… Ничего!  — Уже совсем другим тоном продолжал старик: — Еще поживем! Еще сделаем кое-что! Проведу вас в горы, исследуем развалины сказочного храма. А вдруг и найдем что-нибудь?
        — Не знают, видно, еще ученые об этом очень древнем храме, затерявшемся в горах, с его сложными подземными и наземными сооружениями. Построили его много веков назад. И как люди могли тогда возвести его — диву даешься! Нужно только уметь представить себе благоухающие висячие сады, лебедей, плавающих в искусственных озерах.
        — А еще, рассказывают,  — помолчав, продолжал Хусан-ака,  — это было одно из самых страшных мест на земле. Так говорят легенды, которые горцы передают из поколения в поколение. Подземные лабиринты смерти с тайными темницами — каменными мешками, с пещерами пыток, со страшными склепами, куда заживо замуровывали людей, рассказывают, появились еще до Тимура.
        Тысячи и тысячи лучших мастеров были согнаны сюда. И гибли они тоже тысячами Людей не хоронили, их сжигали на кострах, а пеплом удобряли землю под будущие сады. В народе говорят, что деревья, которые там растут, потому и достигли таких невиданных размеров, что поднялись они на том пепле… А еще говорят, что под тем замком существует целый подземный город. При его строительстве были использованы естественные пещеры, пересохшие русла подземных рек. Забывшие про дневной свет рабы превратили пещеры в подземные дворцы с секретными лазами, ловушками, с дверьми из мраморных плит, открывающимися по одному только слову. Там, говорят, выстроена сокровищница, где покоятся награбленные еще Александром Македонским ценности.
        Шараф видел, как Теплов сосредоточенно слушал старика, не задавая вопросов.
        А седобородый, видно, был очень рад людям, рассказывая одну легенду за другой. И только изредка бросал тревожный взгляд на своих молчаливых собеседников; слушают ли они? Не устали ли? И морщины на его лбу разглаживались,
        Решили, что в трудный поход к древнему и загадочному храму пойдет только молодежь во главе со старым горцем,
        — А мы, старики,  — подмигнул Садык-ака,  — вам тут встречу хорошую готовить будем. Сколько, говоришь, дорога займет? Четыре дня и ночи? Вот и хорошо! Мы за это время молодого барашка откормим!
        …Заросшая тропинка вихляла в густой тени ореховой рощи, то и дело ныряя в заросли фисташек и шиповника. А выскочит тропинка из рощи ~ и кругом буйная весенняя зелень. Яркий цветочный ковер так и манит к себе уставших путников. Немного выше — арчовые леса, так и не теряющие весь год свой темно-зеленый наряд. Шли, плечами раздвигая кустарник, ощупывая взглядом каждый камень, каждую трещинку на тропинке. Первый большой привал сделали на берегу горной речушки, чуть дальше прятавшейся в зеленом тоннеле. Из кустов то и дело взлетали жирные напуганные фазаны, кеклики, куропатки, уже сбитые в стайки.
        В торжественном молчании к небольшому отряду вплотную подступали увенчанные белыми чалмами горы. Дедушка Хусан, несмотря на свой преклонный возраст, шел бойким, торопким шагом, подбадривая спутников. Еще один поворот — и все, словно по команде, остановились, с изумлением глядя на чудо природы — зеленый амфитеатр, обрамленный с трех сторон могучими горами. Там, утопая в зелени, виднелись едва различимые мрачные развалины некогда величественных строений. Даже щедрое горное солнце не могло развеселить их.
        — Перед спуском — отдых!  — Хусан-ака сбросил с плеч рюкзак, вытер пот с лица и шеи.  — Здесь передохнем как следует.
        Вынул из вещевого мешка неизменный коврик из волчьей шкуры, разостлал его, сел, подобрав под себя ноги.
        — Отдыхайте, друзья!
        Шараф распаковал рюкзак, достал термос, пиалы. Арменак разжег костер и на вертеле подогревал вареную баранину, что дедушка Нуритдин приготовил. Саша собирал хворост, Гриша, расстелив плащ-палатку, ломал лепешки, крошил пахучий горный лук. Обязанности были распределены заранее, и каждый споро делал свое дело.
        …Когда дорога шла на подъем, продвигались медленно.
        — А теперь вообще ползем, как черепахи,  — недовольно буркнул Саша.
        — Да, тут не разбежишься,  — согласился старый горец.  — Тот же шиповник не пустит. Да и падалицы много, того и гляди, как на лыжах заскользишь. А обильный урожай здесь собирают не люди, а звери. Шакалы и те любят спелые яблоки и груши.
        — Смотрите,  — смотрите!  — остановился он.  — Вон словно пещера в зарослях, видите? Это тропа диких кабанов.
        Пробирались через вековой бурелом по звериным тропам, утоптанным копытами кабанов, приметными когтистыми лапами медведей, шакалов, барсуков, дикобразов.
        Издали была видна только густая завеса виноградных лоз. А подошли ближе, и взглядам путешественников открылась замшелая стена, сложенная из гранитных глыб произвольной формы и самой различной расцветки. Подбор цветов, рисунок, расположение камней свидетельствовали о большом художественном вкусе безвестных строителей. Гордое арочное перекрытие венчал клинообразный многотонный блок из розового мрамора с черными и золотыми прожилками. На нем с большим искусством был высечен барельеф шагающего буйвола с лицом человека и мощными крыльями. Вокруг барельефа — арабская письменность, поражающая зрителя ювелирным исполнением. Это, видно, и был главный вход в крепость.
        Хусан-ака, словно совершая омовение, провел ладонями по лицу. Постоял, глядя в землю, что-то пошептал, еще раз провел ладонями по лицу. Заговорил, вернее, продекламировал:
        Молчат гробницы мумии и кости,  —
        лишь слову жизнь дана.
        Из древней тьмы, на мировом погосте
        звучат лишь письмена…

        — Это Бунин,  — пояснил он спутникам.  — В Петербурге любил читать его, когда учился.
        Через ворота с боковыми давно рухнувшими подсобными строениями вышли на площадь. Мертво. Неестественная тишина. Корни могучих деревьев вспучили, исковеркали мраморные плиты, устилавшие некогда площадь. Все заросло шиповником, диким виноградом, деревьями, густой травой. Кое-где возвышались толстые оборонительные стены, сложенные из тесаных, хорошо пригнанных массивных блоков, да руины охранных башен.
        Ребята испуганно оглядывались. Подумать только! Сейчас они стоят на площади, где кипела жизнь и царила смерть много сотен лет назад! На этих камнях и сейчас еще, может быть, сохранились следы их далеких-далеких предков! Только следы, а самих их давным-давно нет…
        На развалинах крепостной башни изваяниями сидели, насупившись, хмурые грифы. Сидели и словно ждали своей очередной жертвы.
        — Шараф! А они живые?  — спросил Саша. И его шепот показался таким лишним на этой мертвой площади. Шараф ничего не ответил.
        За площадью зеленел огромный шатер. Вот они — деревья-великаны! Это они выросли на том страшном пепле…
        Теплов и ребята были поражены ростом деревьев. Вот пирамидальный тополь с диаметром ствола около трех метров. А чинары-и того больше — метра четыре и высота около сорока! Даже урючина не захотела отставать от своих соседей, вверх и вширь разбросив свои ветви метров на тридцать.
        — Больше!  — пытался опровергнуть подсчеты Арменака Саша.  — Больше!
        — Не спорьте,  — вмешался в их спор Хусан-ака.  — Это урюк сорта «ок-контак» — «белый сахар», высота его метров двадцать пять, а диаметр у корня метра три. Ежегодно дает сто пятьдесят — сто семьдесят килограммов фруктов. Урожай в четыре-пять раз больше, чем с других урючных деревьев. Дереву около трехсот лет, не меньше.
        Шараф почти в центре дворцовой площади выбрал участок, густо заросший травой. Ребята разбивали бивак, а Гриша, захватив ружье, пошел «побродить по окрестностям», как он сам сказал. Послышавшиеся вскоре частые выстрелы красноречиво говорили о том, что «прогулка по окрестностям» была успешной.
        Не прошло и часа, как Гриша вернулся и высыпал из мешка добычу — с десяток жирных сизаков и кекликов.
        — Я, мальчики, дичь, приготовлю сам,  — проговорил Хусан-ака,  — Гриша и Арменак, идите за дровами, мы с Сашей займемся птицей.  — И старик принялся копать рядом с костром яму. Саша заинтересовался: для чего? Может быть, дедушка торопится найти ход в подземные лабиринты?
        — Нет, юноша, котел делаю, обед готовить буду.
        — Дедушка, вы, оказывается, и шутник,  — выпалил обидчиво Саша.  — Как в этой яме вы обед сварите? Ни в одной книге по кулинарии такого рецепта нет. А читать я умею, не смейтесь, я не малыш, кончил восемь классов…
        Неизвестно, что бы еще наговорил Саша, но тут Арменак громко прикрикнул на Сашу и приказал ему замолчать.
        — Ты что?  — передернул плечами Саша. Но тот только грозно глянул на товарища, и Саша притих.
        «Разве можно так разговаривать с дедушкой? Болтаешь не знаешь что»,  — так и говорил взгляд Арменака. Саша молчал, растерянно моргая.
        — Арменак, оставь его,  — вмешался Теплов,  — Саша сам скоро увидит, как в этом котле дедушка приготовит пищу. Не будем торопиться! Еще римляне говорили: поспешай медленно. Мудрые слова…
        Саша, понурив голову, ощипывал кеклика. Когда Гриша, Арменак и Шараф ушли за топливом, старик стал поучать Сашу.
        — Дичь нашу почистим, распотрошим, посолим, поперчим. Во внутрь положим слив, яблок, горного чеснока. Травой перевяжем, в ореховые и смородиновые листья запеленаем. Каждого отдельно глиной обмуруем, рядышком в ямку положим, угольками засыплем, а сверху новый костер разожжем. Знаешь, как картошку в золе пекут? Или как мама в духовке, в жаровне, утку или курицу готовит? Так и наши птицы. Сок не вытечет — упаковка из листьев не пустит. А ты обиделся, говоришь, дедушка шутит!
        Саша поднял голову, виновато посмотрел на старика.
        — Простите, дедушка, пожалуйста, я и вправду этого не знал, не хотел вас обидеть.  — закашлялся, видимо, в горле запершило.
        — Я даже не знаю, как картошку в золе пекут. У нас газ и все коммунальные услуги… А мама никуда меня не пускает. Бабушка тоже боится., как бы, я не простудился или что другое. Сюда, в горы, только после скандала попал. Дядя помог, в отпуск приехал.  — Доверительно улыбнулся и продолжал — Он маме и бабушке так и сказал, что они портят верзилу. Значит, меня… Под его поручительство сюда отпустили. Я только змей боюсь. Бабушка про них много страшного рассказывала…
        Подошли мальчики, принесли хворост. Хусан-ака бросил в костер большую охапку, попросил Шарафа нарвать листьев с ореха.
        — Только покрупней,  — крикнул он уже вслед ему.  — А вы, мальчики, еще за дровами сходите. Огонь большой нужен.
        Тушки уложены под костер, в «духовой шкаф». Саша сбегал к роднику, принес воды, рядом с «духовкой» на рогатине повис закопченный чайник.
        — Ой, как вкусно!  — заохал Саша, проглотив первый кусочек приготовленной дедушкой дичи.
        — Ты, смотри, косточки не проглоти,  — тут же отозвался Арменак.
        — А что косточки! Они мягкие…
        — Да не птичьи… А свой… которые на пальцах,  — с трудом сдерживая смех, продолжал Арменак.
        А остальные не смогли сдерживать. Весело рассмеялся и Саша.
        — Мы уже однажды были здесь,  — сказал за чаем Хусан-ака.  — Этой же дорогой пришли. Другого пути сюда нет… Только посмотрели развалины… Вниз не забирались… Годы не те — силы не те… А кто знает, что ждет там внизу…  — понизил он голос.
        Ночь тянулась нестерпимо долго. И уже с первыми проблесками утренней зари друзья были на ногах. Не ожидая завтрака, мальчики вместе с Тепловым пошли на разведку.
        Подойдя к башне, они, как ни старались отыскать окно-бойницу, которую обнаружили вчера, найти ее не могли. А ведь щель все ясно видели!
        — Интересный факт,  — напирая на «э», говорил Арменак,  — я видел оконце! А сейчас оно почему-то исчезло.  — Немного подумал, добавил — Я вернусь опять к лагерю и оттуда, буду смотреть, а вы здесь ждите!
        Саша, старательно задрав голову, осматривал стены, разыскивая злополучное окно.
        — Как же так?  — возмущался он.  — Оно должно быть около карниза, за ветвями! А вот нету!
        — Конечно, у карниза,  — согласился Григорий.  — Только снизу проем закрывает навес карниза. А отойди метров на двадцать — и увидишь.
        Отошли. Теперь, действительно, щель-бойница хорошо просматривалась.
        — Здесь раньше башня была,  — объяснил Теплов,  — ее вершина рухнула, возможно, от землетрясения. Камни, на которых мы стоим, оттуда, сверху.
        — Гриша!  — крикнул радостно Арменак.  — Наверх забраться, можно!
        — Как? спросил Саша и погрустнел.  — Голые стены, высота метров десять. А ведь там, как сказал дедушка, должен, быть и ход вниз, который, вероятно, ведет куда-то дальше.
        — А вот как, Саша,  — проговорил Теплов и направился к развалинам.
        — Я полезу, а вы ждите.
        Теплов подошел к чинаре и ловко полез вверх. Вот тут-то Саша и сообразил, что по огромной ветке, которая словно мостик шла от дерева к башне, можно забраться на самый верх развалины.
        — А почему без меня, Гриша?  — крикнул Шараф, когда Теплов был уже на дереве, и полез следом.
        Арменак и Саша с любопытством следили за товарищами. Гриша ступил на сук-дорожку и, перехватывая над головой ветки, осторожно подошел к башне. Не дошел до конца, как следом ступил на ветку Шараф.
        — Шараф! Она может сломаться! Грохнешься — разобьешься насмерть!  — кричал Саша.
        — Тихо, не сломается,  — схватил его за плечи Арменак.  — Не видишь, «веточка» чуть не в полметра толщиной!
        Вот оба верхолаза осторожно шагнули с ветки на камки, и ветвь, спружинив, тяжело колыхаясь, шурша листвой, поднялась высоко над их головами.
        — Арменак, Саша!  — кричал и махал рукой Шараф.  — Здесь ход вниз, ступени из камня, мы туда спустимся.
        — Давайте!  — донесся до Шарафа голос Арменака.  — Только мы тоже хотим!
        Жучка, услышав голос хозяина, задрала морду и принялась тявкать. Ей, видно, тоже хотелось наверх.

        Лабиринты смерти

        Теплов и Шараф, по обычаю, присели перед дорогой в неведомое. Под ногами было потрескавшееся куполообразное перекрытие, поросшее травой. Диаметр башни — метров пять. В центре квадратное отверстие — лаз.
        По пыльным ступеням спустились в полутемное помещение. На уровне груди — бойница. Толщина стены больше метра, высота до потолка метра два. Свет падал через люк и из окна-бойницы. Стояла абсолютная тишина.
        Ступени вели по-прежнему вниз. Здесь было еще темней. Щели-бойницы мало пропускали света. Такой же люк-лаз вел дальше. Там вообще царила полная тьма.
        — Шараф! Придется вернуться. Обсудим вместе план похода, подготовимся. Так налегке нельзя спускаться под землю.?
        — Конечно,  — согласился Шараф.
        Подземелье манило, но все-таки он поймал себя на мысли, что ему очень хочется наверх, к солнцу, к друзьям.
        Выбрались наверх. Шараф взобрался на плечи Теплова и, балансируя, ухватился за ветку, подтянул ее. Повис, оседлал верхом. Теплов подождал, пока мальчик подойдет к стволу, подтянулся, словно на турнике, и через минуту уже обнимал Шарафа за плечи.
        С заснеженной высоты текла прохлада, напоенная ароматом диких гор. А у костра тепло, по-домашнему уютно.
        Мерно, родниковым ручейком течет речь знатока этих мест — старого горца.
        — В восточной части дворца из-под скалы струится горячая вода — «оби-гарм». Вы слышали о курорте с таким названием? «Оби-гарм» — горячий источник. А у нас здесь рядом — второй такой. Завтра вас и туда проведу. Медведи и кабаны любят эту воду, тоже, видно, лечиться ходят. Звери, а понимают.
        — Дедушка, а почему люди отсюда ушли, бросили это место?  — спросил Саша.  — И про источник забыли, только звери помнят…
        — Говорят, что в старые времена народу сюда собиралось очень много. А случилось в одночасье небывалой силы землетрясение, и люди, что были здесь, все погибли. Давно это было, а народ помнит. С тех пор здесь нет жизни. Люди обходят это черное страшное место, боятся.
        — А вы, дедушка?  — опять вырвалось у Саши.
        — Что я?  — вздохнул Хусан-ака.  — Смотрю на все открытыми глазами, знаю: ни привидений, ни дивов, ни черта, ни дьявола нет. Учился, читал. Все естественно. Аллаха только по привычке в сердце сохраняю…
        Старик замолчал, подбросил веток в костер. Саша задремал и больше вопросов не задавал. Лишь изредка, тяжело поднимая веки, лениво посматривал на костер; оттуда струился ароматный запах томленой дичи.
        Последние лучи заходящего солнца просеялись сквозь листву деревьев, на минутку застыли на выщербленной стене, и сразу стало темно.
        Гриша и Шараф, не сговариваясь, стали готовить место для ночлега. Расстелили плащ-палатку, вместо подушек положили рюкзаки, по совету старика окружили «спальню» лентой из пепла.
        — Преграда. Пепел ни одна тварь не переползет. Боятся, инстинкт самосохранения сказывается,  — пояснил Хусан-ака в ответ на недоуменный взгляд Арменака.
        — Интересно, куда ход ведет?  — повернулся к Грише Шараф.  — Я говорю про тот люк в башне, до которого мы дошли.
        — Исследуем, узнаем. Завтра же пойдем дальше.
        — А куда хотите идти?  — Саша дремал и предыдущего разговора не слышал.
        — Как куда? Змей ловить для зоопарка,  — пошутил Арменак.
        На десерт старик предложил дыни.
        — Дыни? Откуда они? Что-то мы не замечали у себя в рюкзаках такого груза. Не с неба же они свалились?  — послышались со всех сторон вопросы.
        — Кроме дождя да снега, с неба ничего не сыплется. Остальное на земле — от человека,  — немного даже торжественно произнес горец.  — Нечаянно тоже хорошие дела, оказывается, можно делать. Кто-то, когда-то ел дыни здесь, выбросил семечки, а дальше природа сама все сделала. Вон посмотрите завтра, что за той стеной делается! Бахча целая! В долине такой не увидишь! А вы знаете кстати, что слово «дыня» происходит от древнеиндийского «дынна», что значит дуть, вздуть. Вот «дыня» и означает «вздутый плод». А мы его сами сейчас вздуем!
        — Сахар настоящий!  — причмокивал языком Арменак. Из-за огромного ломтя виднелись только довольные глазки Саши. Он так и заснул с ломтем в руке. Теплов хотел дежурить у костра, чтобы чего не случилось. Но старик оказался непреклонным.
        — Нет, друг, я посижу, а ты, Гриша, ложись.
        Теплов не стал настаивать, он не знал, что и первую ночь старик не спал, а старый Хусан знал, что в этих местах много медведей и по ночам вполне можно ожидать их визитов. Только не хотел говорить об этом остальным, чтобы не пугать. Даже свою богатую трехстволку «Зауэр» — он положил рядом, когда все заснули.
        Поднялись до восхода солнца, зябко поеживаясь. Утренний холод не дал понежиться; все окружили костер, всю ночь поддерживаемый дедушкой. Аппетитно пыхтел чайник.

        С первыми лучами солнца группа оставила бивак.
        Жидкий туман оседал на землю, открывая глазам деревья, развалины, горы. На гребень гор выкатилось солнце, и ребята приободрились, расправили плечи, даже голоса их стали звучать громче. Шли вдоль стены, сложенной из отесанных глыб-камней. Подошли к проему.
        Огромная арка-перемычка рухнула. В кустарнике увидели до половины утопленные в грунт какие-то скульптуры. Присев на корточки, принялись с любопытством рассматривать. Две львицы, изваянные из черного мрамора… Кто же это был обладающий величайшим талантом безвестный художник, сумевший превратить глыбу камня в чудесное произведение искусства? Словно живые, звери глядели подслеповатыми глазами на странных пришельцев. В свое время они, видно, покоились там наверху, над входом.
        Минуя арку, исследователи пробрались во вторую половину крепости. Остановились в центре огромной квадратной площади, обнесенной некогда стеной. А сейчас площадь заросла буйной травой, кустарником. Мертвая тишина. На мощных стенах ворковали голуби, в воздухе носились стрижи.
        — Ребята, уйдем отсюда,  — прошептал Саша и испуганно оглянулся.
        — Нет, мы дальше пойдем,  — возразил Шараф, а Арменак добавил:
        — Может быть, мы на пути к историческому раскрытию тайн. Возвращайся, если хочешь. Ушли недалеко.
        Саша молча поплелся за товарищами.
        — Мальчики, посидите здесь, а мы с Гришей дичи к обеду настреляем,  — незаметно — подморгнув Теплову, сказал дедушка.
        Шараф тут же пристроился на камне, жестом пригласив ребят последовать его примеру.
        — Пусть немного побудут одни, без взрослых,  — шепнул Хусан-ака Теплову,  — пусть смелости набираются.
        — Я сразу понял,  — улыбнулся Гриша,  — когда вы только подморгнули.
        В развалинах было действительно непуганое птичье царство, так что несколько выстрелов принесли путешественникам и обед, и ужин.
        — А теперь пойдемте, покажу вам рыбий аквариум,  — предложил старик, когда сетка с дичью повисла над родником,  — здесь прохладнее.
        Миновали еще одни ворота. Справа и слеза груды камней — скромные памятники бывших строений. Выбрались из мрачных руин на огромную и тоже огороженную мертвую площадь. А когда-то здесь цокали копыта коней, лязгало оружие лихих воинов.
        — Дедушка, а для чего предназначалось это место?  — Арменак всем интересовался.
        Хусан-ака остановился.
        — Здесь воины овладевали ратным искусством, проводили конно-спортивные игры.
        С трудом преодолев еще один завал, подошли к развалинам строения, где вырисовывались остатки стен, словно в гостинице с номерной системой.
        — Нет, это не гостиница,  — засмеялся Хусан-ака, услышав сравнение, сделанное Сашей.  — Хотя, пусть будет по-твоему. Гостиница — только для… лошадей. Это — стойла.
        — Дедушка, а откуда вы все знаете и про площадь, и про конюшни?
        — Из книг сынок, у меня библиотека. Есть и древние, рукописные, сохранились от старого правителя Бухары, моего деда Мир-Сейид-Абдул-Богадур-хана. Там часто встречаются описания площадей, строений и назначение их, А я и сравниваю, что вижу, с тем, что читал.
        Из-за густой листвы послышался шум. Подошли к небольшому водопаду и остановились, словно зачарованные, глядя на чудо природы. Водопад низвергался с большой высоты, весь в пене, расцвеченный радугой.
        — Дедушка, а где рыба? Обещали показать аквариум,  — тронул Саша за руку Хусана-ака.
        Тот потянул его за собой.

        Пробились сквозь заросли и вышли к водоему, заросшему камышом и кустарником. Пруд напоминал огромный плавательный бассейн с берегами, выложенными белым отшлифованным мрамором. В прозрачной воде стаями ходила крупная рыба.
        — Маринка!  — удивился Арменак.  — Смотрите, вот здорово, рыба нас не боится!
        — Да, юноши, маринку считают «священной рыбой». Она, как в народе говорят, принадлежит самому «аллаху рыбы». Мусульмане маринку не едят, грех. Говорят, что кто поест этой рыбы — умрет. Но эта «священная рыба» — самая обыкновенная рыба, только у нее внутренности покрыты черной пленкой, содержащей токсические вещества. Они и вызывают отравления. Но если хорошо маринку вычистить, она не только пригодна в пищу, но самый настоящий деликатес.
        — Дедушка, еще вопрос, разрешите?
        — Говори, Саша.
        — Как же рыба отсюда уходит или приходит, ее здесь так много?
        — Находит дорогу. Идите за мной, узнаете.
        С одной стороны водоема вода переливалась через борт. Там билась рыба. Одна стая стремилась уйти из бассейна вниз, другая, наоборот, пыталась подняться наверх, в бассейн. Вода, вытекая из водоема, за долгие годы размыла котлован. Там в водовороте, казалось, шло какое-то соревнование. Рыбины без устали упрямо прыгали навстречу воде, стараясь взлететь на стену и по ней уйти в бассейн. Мелкие рыбешки, не до прыгнув и до половины, шлепались обратно. Крупные — с двух-трех- взлетов брали метровую высоту и, извиваясь по стене, продвигались дальше; ребята стояли в полном молчании: такого им еще не приходилось видеть.
        За осмотром развалин дворца-крепости путешественники и не заметили, как подкрался вечер. Хусан-ака повел своих спутников к месту ночлега другой дорогой, одному ему известной.
        В лагере, пока хозяева отсутствовали, ничего не случилось, все было на месте, и опасения горца «как бы шакалы чего не утащили» (о медведях он предпочитал умалчивать) были напрасны.
        — Дедушка! А завтра мы пойдем по развалинам полазаем,  — просяще проговорил Теплов.  — Наверху мы почти все осмотрели, теперь нужно вниз спускаться.
        — Что ж… Пойдемте… Я тоже пойду.
        — А вам не будет трудно? Вы же уже были здесь.
        — Да, был. И еще пойду искать ход в подземелье. Я должен его найти!
        Старого жителя гор даже не так интересовали сами сокровища, как процесс их поисков. Еще в тот первый приход сюда он набросал план-чертеж развалин крепости. А потом на досуге пытался путем умозаключений додумать, восстановить мысленно былую планировку внутренних покоев дворца, возможную сеть подземных ходов.
        Скорее всего, конечно, пришел он к выводу, что главный спуск в подземелье идет из той башни, куда забирались Шараф с Гришей. Само ее расположение наталкивало, на мысль об этом. Назавтра решил сам вместе с ребятами забраться в башню и поискать таинственный ход в таинственное подземелье.
        Но и на этот раз свое желание ему не удалось осуществить. Спозаранку он не захотел будить ребят, пошел сам с чайником к роднику, и левая нога попала в трещину каменной кладки. Как он ни старался скрыть свою хромоту от «сынков», Теплова ему не удалось обмануть. И мало того, что он сам остался на биваке. Теплов еще Шарафу и Арменаку приказал помочь дедушке «по хозяйству» и только после этого присоединиться к «главной поисковой группе» — к нему и Саше.

        Птицы только что на плечи не садились, совсем не боясь людей. Даже трусливые шакалы и те, отбежав на пять-шесть метров в сторону, с любопытством рассматривали пришельцев. Все это подтверждало слова горца, что человеческая нога давно не ступала здесь.
        Теплов и Саша подошли к башне.
        — Ты, Саша, геометрию повтори хорошенько, попытайся вычислить высоту башни,  — распорядился Теплов,  — а я поднимусь, проверю, куда там лесенка держит путь.
        По суковатому дереву взобрался наверх, к ветке привязал шнур. Крикнул, что скоро вернется, а сам через люк, по каменной лестнице, стал спускаться вниз.
        А Сашу тем временем заинтересовали гнезда голубей.
        Когда-то стены имели декоративную облицовку из глазурованных кирпичиков и плиток. Но от времени и непогоды эта облицовка обрушилась, обнажив в кладке углубления. И вот в этих-то углублениях голуби и вили свои гнезда.
        Дедушка рассказывал, что углубления остались от кольев, которые при строительстве заделывались в стены и выступали метра на полтора. Сначала на них древние строители вымащивали себе подмостья, поднимая по мере роста стены и настил. Когда стены возводили до нужной высоты, мастера, спускаясь вниз, срезали эти колья. Столетия сгноили дерево, обвалили облицовку, а в нишах нашли себе убежище дикие голуби.
        Теплова окружал полумрак, окно-бойница пропускало мало света. Спустился по третьему лестничному маршу и, по его расчетам, должен был находиться уже на уровне земли. Лучик фонаря забегал по стенам, искусно выложенным, как и сводчатые перекрытия, из тесаного камня.
        Тоннель шириной метра в два. Вдоль стен стоят амфоры — глиняные сосуды, наполовину врытые в землю. В свое время они, наверное, служили для хранения воды или вина. А какая же их емкость? Пожалуй, до ста литров каждая. Насчитал тридцать штук. В темноте что-то зашуршало. Постоял, прислушался, двинулся дальше. Боковое ответвление. Свет фонарика выхватил на каменном полу фитильное ружье с подставкой-рогатиной, кривую саблю, шлем. А это что? Неужели такая кольчуга? Нагнулся, пошарил лучиком по груде поржавевших металлических кружев. Да, кольчуга из мелких колец. Потянул за край. Тяжело ты, защитное древнее одеяние! А вот меч. На нем остатки полуистлевшей деревянной ножны, металл густо покрыт закипевшей ржавчиной Осторожно положил меч на землю и не успел выпрямиться, как кто-то с силой ударил по руке, вышиб фонарик и, по-кабаньи хрюкнув, метнулся в сторону. Что-то острое впилось в ногу. Схватил, ощупал. Стрела! Теплов метнулся за угол. Ему даже послышались хлесткие удары спущенной тетивы лука, стук в стену, с которым стрелы падали к ногам Теплова. Рука, сжимавшая рукоятку пистолета, чуть подрагивала…
        Саша сосчитал голубиные гнезда, а геометрией заниматься ему совсем не хотелось. Тем более, рядом оказался муравейник. Саша долго наблюдал за веселыми хлопотами насекомых, вспомнив, что только вчера Шараф запретил ему трогать муравейник.
        — Муравьи — друзья человека,  — говорил он,  — уничтожают вредителей природы, всяких там червяков, гусениц, букашек; муравьи — это санитары гор и лесов.
        Отошел в сторону, сел.
        «А почему так долго нет Гриши? И ребят тоже нет, О, да это хорошо даже,  — увидел он знакомое дерево с гнездом какой-то птицы.  — Еще вчера думал взобраться наверх к гнезду, но Шараф категорически запретил это делать. А Арменак даже обозвал его, Сашу, врагом пернатых друзей! И вдобавок приложил к голове сложенные ушами ладони. А что это означает, каждому малышу ясно!»
        Гнездо неотступно притягивало к себе Сашин взгляд. «Да и лезть-то до него — пара пустяков. Ветки вон как близко над землей, метра три-четыре».
        — Подумаешь, еще ослом обзывает,  — обидчиво произнес Саша, совсем забыв, что Арменака нет рядом, что он не услышит его слов и не увидит его обиды.  — А яички и городе можно выменять на марки. Полезу, пока никого нет. До их прихода успею…
        Продрался через заросли и остановился у дерева.
        Разделся, обхватил дерево и тут же пожалел, что остался в одних трусах: о шершавую кору ободрал ноги и руки, А тут еще противные птицы! Они с пронзительным писком налетали на Сашу, крыльями стирались ударить по лицу, да и когти их Саша ощущал на своем лице. Птиц уже было около десятка. Саша увертывался, крутил головой, отмахивался. И все-таки добрался до гнезда. Там были пестренькие яички, чуть больше воробьиных. Он взял из пуха два тепленьких яичка и положил в рот.
        Держась одной рукой за дерево, второй отмахивался от яростно нападавших птичек. Еще два яичка заполнили рот. Сжал зубы, дышать стало трудно.
        — Все равно отомщу вам!
        Потянулся за остальными яичками, хотел выкинуть их. Рука, охватившая дерево, соскользнула, Саша ударился подбородком о дерево и почувствовал во рту солоноватую жидкость.
        — Яйца разбились. Только весь расцарапался зря. У, противные!  — кулаком погрозил он птицам. Из глаз брызнули слезы. Чувствуя, что может сорваться, дико заорал.
        — Гриша! Шараф! Спасайте!
        Но спасать его было некому. Только с душераздирающим криком кружились над разорённым гнездом маленькие пернатые хозяева…

        В западне

        Ощипывая птицу, Арменак мечтал вслух, нимало не заботясь о том — слушает его занятый той же работой Шараф или же нет.
        Жучка лежала рядом, положив голову на лапы и открывая глаза только тогда, когда Арменак почти срывался на крик.
        — Шараф! Вот было бы здорово найти ход в подземелье! А там сокровищ видимо-невидимо! Мы бы их нашли, сдали, куда полагается, и попросили бы, чтобы на них построили лагерь пионерский и еще курорт для стариков. Собрали бы всех наших дедушек — и сюда! Лечитесь, отдыхайте, а мы за вас работать будем. Здесь, правда, нет моря, но воздух, горячая вода лекарственная могут же заменить его? А, Шараф?
        Шараф молча улыбался, слушая вконец размечтавшегося товарища.
        — На ту скалу отдыхающие будут добираться на фуникулере, а дальше, до самой снежной вершины, протянем пассажирскую канатную дорогу. А вот где мы сидим сейчас, здесь будут дама — красивые, белоснежные! Только не из бетона и стекла, как сейчас повсюду делают, а на старый манер. Чтобы они были и новые, и как все равно старые, как будто их тоже тыщи лет назад построили. Ну, понимаешь?
        — Понимаю, понимаю. А для голубей там тоже место предусмотрено будет?
        — А как же! Чтобы все было по-настоящему! Сюда же со всего мира будут приезжать люди, смотреть древние строения и наши.
        — Шараф! Хорошо быть архитектором или строителем, давно я об этом думаю. Ты пчеловодом решил стать, а вот Саша хочет быть доктором. Говорит, так ему бабушка советует. Бабушка!  — хмыкнул Арменак.  — А сам что же? Я вот сам хочу быть архитектором. Хочу и все! И буду! А бабушка и дедушка тут ни при чем.
        — Конечно, Арменак,  — согласился Шараф,  — свое место в жизни нужно искать самому.
        Жучка сердито заурчала и, вздыбив шерсть на холке, стремглав бросилась в заросли.
        — За кем это она погналась?  — пробормотал Шараф и бросился вдогонку. Побежал и Арменак. Жучки уже не было видно, зато вовсю слышался ее голос. Но вот из развалин выскочил шакал, с обнаженными клыками за ним мчалась Жучка. Шакал бежал напрямик к крайнему «боксу» конюшни, где ребята уже были и ничего примечательного не обнаружили. Шакал юркнул куда-то между камнями, Жучка с растерянным видом металась у стены и с остервенением лаяла.
        Руины утопали в колючих зарослях шиповника, джиды, фисташки, густой травы, а здесь была вытоптана небольшая полянка.
        Под глыбами рухнувших камней в перекрытии какого-то подземного сооружения образовался пролом, где, как решили ребята, и скрылся шакал. Около трещины — кости, перья. Стенки самого лаза, видно, от частого посещения зверьками замаслились.
        — Логово,  — заключил Шараф.  — Видишь, шакалы здесь резвились? Арменак, смотри, а там внизу пустота!
        — Возможно,  — подтвердил товарищ.  — Но как тогда шакалы и шакалята ухитряются оттуда вылезать? Вниз легко прыгать, а вверх даже Брумель только на два метра с чем-то прыгает.
        — Пока не знаю как,  — отозвался Шараф.  — Может быть, уточним?
        — И уточним!
        Друзья принялись расширять лаз. Но им удалось только счистить землю вокруг. Тесаные камни сводчатого перекрытия были, подогнаны плотно.
        Арменак срезал прут метра в два, сунул его в щель. Дна не достал.
        — А, понятно,  — орудовал он прутом в щели.  — Здесь насыпь образовалась. Интересно!
        — Не только интересно,  — потянул у него прут Шараф.  — Дедушка Хусан говорил, что давно искал подземелье. А вдруг это именно оно и есть?
        Жучка прыгала вокруг щели, злобно рычала, когтями царапала землю, а лезть вниз боялась.
        — Пойдем,  — предложил Шараф,  — скажем дедушке о нашей, находке.
        — Пойдем!  — прут со свистом описывал круги над головой Арменака.
        …Расцарапав в кровь грудь, живот, руки, Саша, сопровождаемый криками рассерженных птиц, чертыхаясь, сползал вниз. Уставшие руки сами разжались, и Саша упал, больно ударившись коленом о корневище. Поднялся, собрал свои вещи и побежал к водоему смыть грязь.
        Вернулся — Гриши нет. Кепка и полевая сумка на месте.
        «Еще там, наверху»,  — подумал он и, увидев приближающихся Арменака и Шарафа, поспешил к ним навстречу.
        — А Гриши нет еще,  — захныкал Саша.
        — А ты молчишь, ждешь, не подаешь сигнала тревоги!  — возмутился Арменак.  — Догадывался, что у тебя слабый интеллект! Может, он там упал или еще что! Столько времени уже прошло!
        Шараф, укоризненно взглянув на Сашу, полез на дерево. Арменак за ним.
        «Хорошо, что не заметили ссадины,  — подумал Саша и поморщился, вспомнив яички.  — А знали бы про ту яичницу, совсем засмеяли бы. Особенно Арменак…».
        Мальчики спустились до площадки, где тогда Шараф был вместе с Гришей, закричали.
        И услышали чуть взволнованный голос.
        — Сюда не ходите, я сам иду к вам.  — И тут же очутился рядом.  — Пошли, пошли к дедушке! Есть для него сообщение…
        — Черт знает что такое,  — рассказывал Теплов.  — Пошел по тоннелю, вдруг кто-то вышиб фонарик, и в меня полетела туча стрел.
        Ребята увидели на его руках ссадины.
        — Да, Гриша, враг был опасным. Смотри, сколько ран,  — улыбнулся дедушка.  — А знаешь, кто это такой, страшный был в подземелье?  — Подошел к Теплову и вытащил застрявшую «стрелу».
        — Ну-ка, скажи, что такое?  — передал ему «стрелу».
        — Так это колючки дикобраза,  — протянул Гриша.  — А я-то думал…
        — Да, дикобраза,  — подтвердил дедушка,  — а может, зверьков было несколько…
        — Не подумал об этом,  — сознался Теплов.  — Слышал о дикобразах, которые метают свои иглы, но никогда их не видел.
        Все с любопытством рассматривали невольный трофей.
        — Теперь будешь знать, познакомились.  — Иглы-перья защищают дикобраза. Но он не метает их. Обороняясь, он поворачивается к врагу задом, растопыривает веером свои острые иглы и иглами наносит болезненные раны, даже таким хищникам, как волк. Уколы дикобраза опасны, долго не заживают. Живьем этого зверя, без снастей, не возьмешь… А теперь рассказывайте: где были? Что видели?
        Когда Шараф рассказал дедушке о шакальей норе, тот, несмотря на позднее время, готов был сейчас же идти туда.
        Но, посоветовавшись, решили поиски начать завтра с утра.
        Ночь прошла в тревожно-радостном ожидании. Поднявшийся первым Теплов вырубил жердь, и пока он с ней вернулся, остальные тоже были на ногах. Позавтракав холодными остатками вчерашнего ужина, друзья отправились к шакальему жилищу.
        Засунув в нору-щель жердь, Теплов, кликнув себе на помощь Шарафа, принялся выворачивать камни в перекрытии. Кладка плохо поддавалась. А тут еще ребята мешали, поминутно пытаясь заглянуть вниз, а что там? Но пока видна была только дорожка-спуск, до блеска натертая брюхами шакалов. Чередуясь у жерди, ребята еще возились добрых два часа, пока лаз настолько стал широк, что через него мог спуститься человек.
        Первым полез Теплов. Постоял, огляделся. Вокруг разбросаны перья, кости птиц и мелких зверьков. Подал сигнал к спуску остальным.
        Вправо и влево черной трубой уходили вглубь ходы в подземелье. В густой тишине слышалось только учащенное дыхание путешественников.
        И голос старика прозвучал резко, неожиданно, так, что все невольно вздрогнули.
        — Вы трое — налево, мы с Сашей,  — обхватил он за плечи жавшегося к нему мальчика,  — направо. Никаких разговоров!  — оборвал он пытавшегося возразить Теплова.  — Свечи, спички есть! Тогда все! Далеко не уходить, замечать путь!..
        Подождав, пока группа Теплова растаяла в темноте, старый горец, крепко держа мальчика за руку, пошептал что-то и решительно двинулся в тревожную, загадочную тишину…
        Теплов подсвечивал путь фонариком, то и дело окликая Жучку. Собачка бежала впереди, обнюхивая пол, стены, изредка тявкала. Группа шла по подземному ходу уже минут двадцать. Сухо, воздух чист. Стены и сводчатое перекрытие выложены из рваного камня и, казалось, совсем не подверглись действию времени.
        Тоннель перешел в огромный зал, с изрезанного потолка которого свисали огромные сосульки.
        — Сталактиты. Нам о них в школе говорили,  — заметил Арменак.
        В стенах зияли проемы, целых пять.
        — Куда они ведут? По какому идти? Прямо как в сказке о трех богатырях…  — В голосе Теплова звучала растерянность.
        Но что это? Похоже на дверь!
        Теплов подошел к мраморному тяжелому полотну, толкнул, и от небольшого усилия оно послушно повернулось, словно на шарнирах.
        — Это я понимаю!  — восхитился Арменак.
        Луч фонарика скользнул по стенам узкого коридора и ни во что не уперся.
        — Сначала сюда,  — решил Теплов,  — потом другие ходы пройдем.
        Коридор то расширялся, то сужался. Кое-где путь преграждали полуразвалившиеся перегородки.
        — И чего они так строили?  — негодовал Арменак.  — Кому нужна эта перегородка? Зачем они?
        Даже в темноте было заметно, что дорога петляла. Теплов понял, что тоннель имел несколько ложных ответвлений, но ничего не сказал своим спутникам об этом.
        У Шарафа над головой свеча: он внимательно осматривал стены, потолок. Опять вошли в подземный зал. Он ниже и меньше прежнего. На земле — рассыпавшиеся кости двух скелетов. Рядом, на мраморной скамейке, лежали кремневые длинные ружья с истлевшими ложами. Каким-то чудом сохранился брошенный поверх ружей шитый потускневшим золотом камзол. На поясе — кошелек, пиала в кожаном походном футляре. Все расшито золотом и драгоценными камнями.
        Теплов и ребята с любопытством и затаенной тревогой рассматривали оружие, одежду, принадлежащие людям, жившим на земле сотни лет назад.
        — Только не трогайте ничего,  — предупредил Теплов. Это дело ученых и специалистов. Не тревожьте то, что лежало веками…
        — Мы, наверное, уже вторые сутки бродим,  — Арменак устало присел на пыльную мраморную скамью.  — Дедушка говорил, что здесь где-то могут быть лабиринты непроходимые. Попадешь — не выйдешь!
        — Арменак, переходи на второе дыхание! Нет времени сидеть!  — полушутя, полусерьезно сказал Теплов. Пожалуй, они действительно зашли слишком далеко и пора выбираться.
        — В обратный путь, спелеологи!  — как можно веселее подал он команду.
        — Всегда пожалуйста!  — тут же откликнулся Арменак.  — Домой — не на работу!
        Они шли довольно долго. «Пора бы уже и большому залу показаться»,  — подумал Теплов и, вглядевшись в землю, крикнул:
        — Ребята, стойте!  — Под ногами, на пыли, виднелись чьи-то следы.
        Прошел метров десять вперед, следы нескольких человек и собаки вели в боковой лаз.
        — Так это наши следы! А это Жучка бегала! Как могло так получиться?  — удивился Арменак.
        — Пойдемте по следу в обратном направлении,  — скомандовал Теплов. Торопливо шли, не обращая внимания ни на стены, ни на потолок, сосредоточив все внимание на следах.
        Еще одна стена-перегородка, разделявшая коридор. Протиснулись в узкую щель, следы вели дальше.
        — По-моему, мы здесь не проходили,  — прошептал Шараф,  — а следы, вроде, наши. Как же так получилось? Я старался хорошо запоминать дорогу, а вот этой стены не помню.
        — Что, братцы-кролики, струсили?  — попытался приободрить притихших мальчиков Теплов.  — Не унывайте, выберемся, не в таких переделках бывали!
        Ребята молчали. К нарастающей тревоге прибавились голод, усталость.
        Уже дважды проходили по своим следам, но теперь не могли найти и зал, где лежали скелеты, расшитый камзол, Оружие.
        — Гриша, отдохнем немного,  — попросил Арменак.  — Шараф тоже устал… А, Шараф?
        Шараф тоже уже понял, что они заблудились, но виду не подал, Спокойно проговорил:
        — Наша задача — скорей выбраться отсюда. Дед и Саша, вероятно, волнуются. Там, наверху и отдохнем все вместе.
        — Устал, пить хочу,  — жаловался Арменак.
        — Только смелым покоряются моря… и горы, почти пропел Теплов.  — А вы с мифологией-то хоть знакомы немного? Нить Ариадны нам никто не протянет. Сами найдем путеводную нить. Только никакой паники! А отдохнуть — отдохнем, коли устали!
        Сели. Шараф погасил свечу. «Экономить нужно!» Замерла и Жучка, прижавшись к ногам Шарафа.
        Ребятам казалось, что они только что присели, а Теплов уже поднял их. Надо скорей выбраться из этого таинственного, страшного подземелья! Но где же тот путь, ведущий к свету, к солнцу, к спасению?
        Ребята шли уже, как во сне, по команде садились отдыхать, снова вставали.
        Вокруг — непроницаемая тьма и тяжелая тишина.
        Ступени вниз привели в комнату с куполообразным перекрытием. Шараф задел ногой что-то металлическое, глухо звякнувшее. Теплов включил фонарик. Посередине комнаты, словно стол, возвышалась мраморная плита. По сторонам — высеченные в камне полки.
        — Гриша,  — крикнул Шараф,  — смотри боевые доспехи, посуда, деньги!
        Шараф взял несколько монет. Монета имела неправильную окружность и толщину, будто сильным ударом молотка сплющили шарик.
        Золотые, серебряные, бронзовые монеты обнаружили еще в трех местах. Арменак несколько штук положил в карман, мельком бросив взгляд на древнее оружие, истлевшую одежду. Находки не радовали. Не покидала мысль, как отсюда выбраться…

        Неразгаданные тайны

        Сделав несколько шагов, дедушка вдруг остановился и, все так же держа Сашу за руку, медленно пошел назад, к входу.
        — Ты, сынок, посиди здесь наверху,  — сказал он обрадованному этим предложением мальчику,  — а я один пойду… Так быстрее будет. У меня глаза в темноте, как у кошки видят, да и на ногу я скор. А ты посиди здесь, может, там вдруг понадобишься. Договорились?
        Саша важно кивнул головой: «Договорились!». Это он только из-за дедушкиной просьбы остается здесь. А то еще подумают…
        Саша присел на камне, стал прутиком вычерчивать какие-то замысловатые фигуры. Исчертил всю землю вокруг — дедушки все нет. Почувствовал, что под ложечкой засосало — давал себя знать уж очень легкий завтрак. Пошел к лагерю, вытащил из рюкзака полузасохшую лепешку, налил холодного чая. Поел. Под ложечкой сосать перестало, но захотелось спать. Солнце закатилось, и сразу наступила темнота. Саше совсем стало страшно, а тут с развалин доносилось какое-то жуткое надрывное уханье. Саша, дрожащий, перепуганный, зарылся с головой в дедушкин халат, прижался к стене, укрылся плащ-палаткой и притих. Слышал, как гулко стучало сердце. Саша стал прислушиваться к этому стуку и не заметил, как заснул.
        …За седьмым поворотом старик остановился. «Так я уже был здесь. Вон и мои заметки на стенах. Ну-ка, а следы мои? Неужели кружу я под землей?  — Чиркнул спичку, посветил. В толстом слое пыли отчетливо были видны следы его остроносых мягких чувяк.  — Мои! Впрочем, еще так проверю — вставил он туфель в след. Сомнений быть не могло. Следы его, значит, он кружит на одном месте.  — Хорошо, что заметки оставлял на стенах да пирамидки из камней складывал. А то так и бродил бы но кольцу, пока из сил не выбился!»
        «С полчаса, не больше, иду» — подумал старый горец, когда сквозь пролом увидел ночное звездное небо.
        Окликнул Сашу. Еще и еще. Молчание. Бросился к лагерю. Тревога охватила старика, когда увидел спящего Сашу.
        «А где же остальные?» — Стал тормошить мальчика.
        — Саша! А где остальные? Неужели они не приходили еще? Ну, отвечай же!
        Тот медленно поднялся, сел, с трудом соображая, чего от него хотят.
        — Никто не приходил,  — наконец, пробормотал он и опять лег, укрывшись с головой.
        «Значит, они там, в подземелье, и не могут оттуда выйти!» Схватив хлеб, термос, ружье, Хусан-ака побежал к шакальей норе.
        Мигом спустился вниз и пошел по следу ребят. Через каждые десять-пятнадцать шагов камнем чертил на стене знак — стрелу. Несколько раз кричал, перебирая имена ребят. Подземелье глотало звуки, словно мощный глушитель. Полный тревоги, он почти бежал, забыв о своем возрасте, усталости. Хотел выстрелить, но вовремя спохватился. «Только беды можно прибавить. Не ровен час — рухнет подземелье. Тогда…»
        Один раз послышалось, что будто кто-то кричал. Как ни прислушивался — тишина. Только тишина.

        Теплов понимал, что они попали в тяжелое положение. Боролся с тревогой сам, пытался приободрить ребят. Сидели в огромной пещере на скамейке без света. Приходят в это заколдованное место уже в третий раз. Но ведь какая-то дорога ведет отсюда, ведь где-то есть тот ход, который привел их сюда!
        — Устал,  — тихонько приговаривал Арменак.  — Только не подумайте, что испугался или смалодушничал, Все равно выберемся! Дедушка и Саша точно уже ищут нас.
        — Да, мальчики,  — заговорил Теплов,  — мы заплутались в хитроумном сплетении подземных ходов. Но обязательно выберемся, только нельзя терять силу духа. Без нее и на земле нечего делать, а под землей и тем более.
        — Гриша, друг, не агитируй,  — улыбнулся Шараф, хотя ему совсем не было весело.  — Мы скоро десятилетку кончим и на такие вещи смотрим открытыми глазами. Положение критическое, но у других похуже было. Про молодогвардейцев все и читали, и в кино смотрели… Те никогда духом но падали, а им как трудно было! Нам что? Аппетит только лучше будет!
        Бледный лучик свечи дрожал на стенах, потолке, отбрасывал подрагивающие тени.
        Теплову показалось, что в темноте тоннеля кто-то крикнул. Не ослышался ли?
        Но нет, Жучка встрепенулась, тявкнула, повела носом, к чему-то принюхиваясь. Потом уверенно побежала вперед.
        — Мальчики! Гасите свечу и за мной! Смелей вперед, только бы Жучку из виду не потерять!
        Но собака уже исчезла в темноте подземелья. «Надо было привязать ее на веревку!» — пришла Теплову запоздалая мысль. Но вот послышался глухой лай. Григорий зажег фонарик. Луч метрах в десяти уперся в стену, и тут из-за поворота выскочила Жучка, Она бежала так, словно дорога ей была хорошо знакома. Подбежала к Шарафу, радостно заскулила,
        — Смотрите, она у дедушки побывала! Он привет прислал!
        Шараф снял с шеи собачонки дедушкин «бельбог» — поясной платок. Не успел Теплов предупредить Шарафа, чтобы он задержал Жучку, как та, словно понимая, что выполнила срочное и важное поручение, тявкнула и бросилась в темноту. Тут же вернулась, всем своим видом приглашая друзей следовать, за вей.
        Размахивая дедушкиным платком, как знаменем, повеселевшие друзья, забыв об усталости, быстро пошли вперед. Повеяло ни на что не похожим запахом ночных гор. А вот и знакомый тоннель! Теперь Гриша мог привести ребят к выходу и с завязанными глазами. Но завязывать их было не к чему, подземелье и так казалось залитым черной тушью. А вот, наконец, и лаз!
        — Саша! Дедушка, где вы?  — радостно крикнул Арменак, Теплов и Шараф молчали. Одна и та же мысль больно уколола обоих: «А может они тоже там, в подземелье?»
        Арменак вскарабкался наверх, протянул жердь Шарафу, Грише. «Может быть, они в лагере?» Еще издали услышали храп. Шараф откинул плащ-палатку, халат. Саша продолжал спать.
        — Проснись!  — тормошили его ребята.  — Проснись! Саша открыл глаза, сел.
        — Чего подняли? Дедушка все будил, теперь вы,  — лениво говорил он, аппетитно позевывая.
        — А где дедушка?  — придвинулся к нему Теплов.
        — За вами пошел, а меня здесь оставил…
        — Ну и будь здесь, мы скоро вернемся!
        Но им не пришлось сделать и шагу. Послышался лай Жучки, и в темноте вырисовалась знакомая фигура дедушки Хусана.

        …Расспросам на пасеке не было конца. Старики только языками прищелкивали да переглядывались, когда путешественники рассказывали со всеми подробностями о том, что им пришлось увидеть и пережить за эти несколько дней, Арменак даже чистосердечно сознался, что струсил, особенно, когда увидел скелеты.
        — А где же монетки, что вы там взяли?  — повернулся к ребятам дедушка Хусан.  — По ним хоть примерно можно определить время, когда они туда попали. Правителей тогда было много, они часто менялись, и каждый властелин чеканил свои деньги. Вот мы и попытаемся познакомиться с ними.
        — Сейчас принесу,  — вскочил Шараф.
        — Шараф, и у меня в кармане куртки возьми, она на раскладушке лежит,  — попросил Арменак.
        Монеты передавали из рук в руки.
        Хусан-ака внимательно рассматривал небольшой, с ноготь, кружочек и даже зачем-то понюхал его.
        — Монете, думаю, что не ошибаюсь, более двух тысяч лег. Не сомневаюсь, она государства Согд. В моей коллекции имеется такая и тоже из чистого золота. Здесь изображение согдийского царя Уркода — сына Уркода, а на обороте — фигура стреляющего из лука человека.
        Старик взял другую монету.
        — Редкий экземпляр. Мне такую же здешний горец подарил. Монета с изображением громовержца Зевса.
        — Итак, Хусан-ака,  — заговорил старый пчеловода-часть тайны открыта. Я говорю про древние развалины. Значит, легенда правду сказала о подземелье. Теперь ученых сюда, да побольше рабочей силы. Вот тогда и конец будет всей тайне.
        — Рабочей силы!  — встрепенулись ребята.  — А мы зачем? Мы начали разгадывать тайну с дедушкой Хусаном, мы и доведем дело до конца!
        — А что же?  — серьезно заговорил Шараф, видя прячущиеся в усы улыбки.  — Сейчас дело идет к зиме, в горах много не разгуляешься. А мы проучимся год, еще своих хороших ребят возьмем и приедем весной снова сюда. И кто знает, может быть, найдем сокровищницу Александра Македонского, которую искали Чингис-хан, Марко Поло…
        Ребята сидели уже в кузове машины, а Хусан-ака что-то все говорил и говорил Грише. Тот в знак согласия кивал головой.
        Жучка, жалобно повизгивая, безуспешно пыталась запрыгнуть в кузов. Старики стояли грустные, им жаль, что мальчики уезжали. Будет скучно без них. А до следующих каникул, ой, как далеко! Собачонка долго бежала за машиной. Потом остановилась, тоскливо тявкнула, постояла в раздумье на дороге и уныло затрусила к пасеке…

        Черная шкатулка

        Много лет назад

        Сквозь окна, затянутые тяжелым плюшем, в густую холодную темь рвалась бравурная музыка. Ей было тесно в этом ярко освещенном зале от столиков, в беспорядке расставленных у стен, от кружащихся в танце пар, от снующих взад-вперед лакеев.
        В воздухе перемешались запахи тонких духов и папирос, тяжелого солдатского пота и знаменитого «Клико»…
        Оркестр безумствовал. Затянутый в черный, с чужого плеча, фрак, скрипач то рубил смычком воздух, то, сложившись вдвое, тщетно пытался дотянуться до пола. В ответ неслись дикие вскрикивания трубы, глухой рокот барабана, разрываемые пронзительным взвизгиванием тарелок. Штатские в вечерних, пахнущих нафталином черных парах, соперничали в ловкости с подтянутыми военными, выписывая вокруг партнерш замысловатые «па». Дамы — одна к одной — в глубоко декольтированных платьях, в драгоценностях, густо усыпавших шею, волосы, руки.
        За столиком, притаившимся в самом углу, у кадки с развесистой пальмой, чуть не касаясь друг друга головами, заговорщически шептались двое. Вернее, больше говорил один — сухой, с остриженной под бобрик головой, с тонкой ниточкой усов над спрятавшейся верхней губой. След сабельного удара от виска к выбритому подбородку, погоны хорунжего, присущая военным резкость в движениях выдавали в нем кадрового служаку.
        Второй был совсем еще мальчик, с румянцем на щеках, которых, казалось, еще ни разу не касалась бритва. Внимательно вслушиваясь в то, что говорил ему собеседник, юноша время от времени украдкой бросал восхищенные взгляды на свои золотые погоны прапорщика, трогая рукой еще скрипящую офицерскую портупею.
        — Пир во время чумы,  — вползал ему в уши металлический шепот хорунжего.  — Ненавижу! Ненавижу!  — скрипел казачий офицер зубами.
        Прапорщик проследил направление взгляда собеседника. Тот смотрел не в сверкающий, гомонящий, вертящийся в бешеном танце зал, а в огромное зеркало, занявшее почти всю стену. В нем, как на экране кинематографа, кружились, вихлялись пары.
        — Простите, господин хорунжий,  — осторожно тронул прапорщик за локоть соседа по столику.
        — Да?  — резко вскинулся тот.  — Слушаю.
        — Но почему тогда вы здесь… с ними?.. А не там…  — неопределенно кивнул в сторону прапорщик.
        — Не там? Не с большевиками?  — хищно осклабился хорунжий.  — Пардон, юноша, не там, говорите? Не с ними?
        Прапорщик снова невольно подался назад, его пугали поползшая вверх ниточка усов, хищный прищур глаз, спрятавшихся за сеткой морщин, щека с побагровевшим рубцом.
        — И тех ненавижу!  — с нескрываемой злобой выдавил хорунжий.  — Я ни там — ни здесь!  — дрогнул под его кулаком стол. Стукнувшись о тарелку, глухо шлепнулась на пол едва начатая бутылка.
        Прапорщик поспешно поднял ее, снова наполнил бокалы.
        — Я хотел придти к этим,  — палец хорунжего уперся в зеркало,  — всю жизнь шел к ним, к золоту, драгоценностям, женщинам, попойкам… А большевики остановили меня! Теперь — все к черту! Я ни здесь, ни там. Я завяз между землей и небом! Как поросенок из песни, крючком за что-то зацепился и болтаюсь, болтаюсь, болтаюсь…
        Зажатая в кулаки голова упала на стол, по плечам прошла и замерла судорога. Прапорщик со смешанным чувством смотрел на чуть тронутый сединой «бобрик», на сжатые, вот-вот брызнет кровь, пальцы. Ему хотелось бежать, скорее бежать отсюда, от этой сломавшейся на глазах фигуры, от багрового шрама…
        — А теперь о деле,  — неожиданно выпрямился хорунжий. И прапорщик изумился метаморфозе, происшедшей с ним. Ни бешеного пьяного блеска в глазах, ни сжатых кулаков — трезвость, хладнокровие, решительность…
        — «Придвинься ближе,  — коротко бросил хорунжий. Тот послушно исполнил приказание.
        — Или сегодня ночью или никогда,  — повел хорунжий глазами по сторонам. Он знал, что по приказу полковника Зайцева, военного комиссара временного правительства Туркестанского края, казаки на рассвете, после бала, начнут грузиться в вагоны и покинут этот город. Сегодня решающая ночь.
        — Сегодня!  — твердая, цепкая рука легла на пухлую ладонь прапорщика.  — Сегодня ночью мы выполним приказ полковника Зайцева. Война еще не кончилась. Мы сотрем большевиков! Я еще приду к ним!  — снова кивок в сторону зеркала.  — А для этого нужны деньги. Золото — вот кто никогда не продаст! А оно есть! Полковник хитер, опередил англичан,  — в голосе хорунжего зазвучали нотки восхищения.  — Все банки очистил — от Каспия до Новой Бухары. «Кокандская автономия» и Хива, говорят, тоже сюда на хранение капиталы свои доставили. Теперь все в порядке! Почти два миллиона золотом в наших руках,  — довольно потер руки хорунжий, будто и правда этот благородный металл жег ему узловатые, сильные пальцы.
        Немного помолчав, хорунжий снова повел глазами по сторонам и продолжал:
        — Везти валюту в Бухару опасно. Красные могут перехватить по дороге, да и эмиру Бухары, Сейид-Алим-хану, доверять нельзя. Приказано сохранить до хороших дней. Спрячем все здесь…
        Теперь только по движениям хищных губ прапорщик мог угадывать, что говорит ему собеседник.
        — Место захоронения подобрал. Сам аллах вместе с шайтаном не найдут, что хорунжий запрячет. А мы найдем при случае, найдем, когда будет нужно…  — подмигнул он прапорщику. Юноша вынужденно улыбнулся. Его пугали сосед и то, что нужно было сделать в эту холодную февральскую ночь.
        Офицер достал из кармана френча часы, задумчиво постучал по циферблату.
        — Время военное, дорог каждый час. До полуночи еще час тридцать. Ровно через полтора часа приведете к банку верблюдов. Почему верблюды, а не наши военные двуколки? Меньше подозрений — и только! Сопровождать караван будут десять казаков. Погонщиками хозяину каравана обещайте хорошо заплатить. Не бумажками,  — брезгливо поморщился хорунжий,  — звонкой монетой, золотом. Переброску обязаны закончить до утра. До рассвета,  — многозначительно повторил он.  — В случае удачи полковник за наградой не постоит. Итак, пошли.  — Он резко поднялся, ловко щелкнул каблуками, послышался мелодичный звон серебряных шпор.  — Я захвачу с тобой управляющего банком. Необходимо оформить получение валюты,  — одной щекой улыбнулся хорунжий. И от этой улыбки холодок полез к прапорщику под новенький офицерский френч.  — Говорят, что: главный кассир Теплов Григорий Иванович кое-что замыслил,  — нажал он на слова «кое-что».  — Но я думаю, мы уговорим его.  — Артистическим жестом поднял руку, приставил указательный палец с платиновым перстнем к виску и прищелкнул языком. Прапорщик вздрогнул.

        Управляющему банком, высокому, дородному мужчине с орденской ленточкой в петлице, очень не хотелось покидать звенящий весельем зал и ехать куда-то в холод, темь с этим подтянутым, почтительно вытянувшимся перед ним, приторно вежливым казачьим офицером. Но у него широкие полномочия полковника Зайцева, а с тем лучше не спорить. А то не только касса опустеет…
        Недовольно сопя, он втиснулся в пролетку. Хорунжий заботливо накинул ему на колени пушистый, из медвежьей шкуры, чуть тронутый изморозью полог, приказал вознице поднять спардек.
        Одного боюсь, господин офицер,  — поудобнее усаживаясь, заговорил управляющий банком,  — главного кассира Теплова не найдем. А все ключи от сейфов у него…
        — Не беспокойтесь, пожалуйста,  — уверенно ответил офицер,  — пардон, он дома и ждет нас.
        Даже в темноте управляющий банком увидел ниточку усов, поползшую вверх в улыбке, и левую рассеченную щеку. Лошади, звонко выцокивая копытами по мостовой, бодро бежали гулкими пустынными улицами.
        — Здесь?  — бросил в темноту хорунжий, трогая кучера за плечо.
        — Так точно, здесь, господин офицера — почтительным шепотом ответила темнота.
        — Ну, что я вам говорил?  — склонился сосед к управляющему. Тот, тяжело кряхтя, принялся выбираться из пролетки.

        … — Я не могу передать ключи,  — в который уже раз повторял хозяин дома, еще не старый, но уже с совершенно белыми волосами мужчина. Говоря это, он выбрасывал вперед руки, будто пытаясь оттолкнуть от себя поздних и непрошеных гостей.
        — Вы же прекрасно знаете; что есть приказ ревкома о прекращении всех банковских операций. К тому же у меня сердце… Только что? приступ миновал;.. К чему такая спешка? Завтра можно все сделать, все решить…
        — Ну, ради бога, поймите же, Григорий Иванович, господин Теплов,  — поморщился как от зубной боли управляющий банком и продолжал: — все мы люди подневольные… Начальству лучше знать, что и когда делать. Есть последний приказ господина полковника Зайцева… Люди, лошади ждут, вся операция займет полчаса, не больше, и к нам с вами никаких претензий не будет.
        — Не могу,  — с сердцем вырвалось у Теплова,  — и не просите; не могу! Вы же знаете, господин управляющий, банковские порядки. Боже мой; — поднял он глаза,  — да когда это было; чтобы опечатанные банковские сейфы вскрывали ночью, без оформления соответствующего?
        Хорунжий; отойдя в темный угол, молча вслушивался в их переговоры. Бросив взгляд на часы, он шагнул к столу.
        — Пардон, господин Теплов! Не было, но будет,  — выразительно постучал он по кромке стола костяшками пальцев.  — Голуба,  — теперь уже почти нежно произнес он, продолжая глядеть на кассира,  — время-то какое? Понимать надо!  — И тут же рявкнул во все горло.  — Где ключи?
        — Нет у меня их дома!  — схватился за ящик стола Теплов и тут же отдернул руки.
        — Господин управляющий,  — с полупоклоном произнес хорунжий,  — пожалуйста, идите, садитесь в коляску, мы следом за вами…
        — Ключи!  — требовательно выбросил он руку, едва за управляющим закрылась дверь.
        — Нет ключей! Не дам!  — грудью упал на стол Теплое. И больше он ничего не успел сказать. Прямо перед глазами вспыхнуло что-то очень яркое, с силой толкнувшее в лоб…
        Перешагнув через хозяина дома, офицер повернул торчащий в замке ключ, выдвинул ящик и торопливо сунул в карман связку ключей на серебряной цепочке.
        — Гриша! Что случилось? Кто стрелял? Почему ты лежишь?  — послышался взволнованный женский голос. Лицо женщины хорунжий не рассмотрел и, не целясь, выстрелил в проем двери.
        — Ну, вот и все,  — вскочил в пролетку хорунжий.  — Григорий Иванович сам не захотел поехать, плохо чувствует себя, а ключи передал. Теперь — в банк!
        Управляющий боязливо вжался в стенку кабриолета. Он слышал выстрелы и знал, что они означали…
        Здание банка — одно из самых внушительных в городе — своим левым крылом упиралось в темный извилистый переулок. В настороженной тишине чуткое ухо хорунжего уловило посапывание верблюдов, тихие окрики погонщиков, едва слышный разговор. Светлячками в ночи мелькали спрятавшиеся в рукав солдатские цигарки.
        — К главному подъезду,  — толкнул хорунжий кучера в спину, а сам на ходу спрыгнул в темноту.

        Управляющий даже не пошевелился. По-прежнему сжавшись в углу, он с нарастающей тревогой следил за мелькавшими тенями, слышал такой знакомый перезвон золотых монет и думал только об одном — как бы скорее очутиться в своем тихом, уютном особняке, выпить прямо у буфета старого коньяку и с головой залезть под мягкое, теплое одеяло. Таких ночей ему в жизни выпадало не так уж много, если не сказать, что вообще не выпадало.
        Из полуобморочного состояния его вывел хриплый шепот хорунжего.
        — Все в порядке, господин управляющий… Можете ехать, домой… Я провожу вас… Чтоб чего не случилось…
        Управляющий хотел сказать, что он доедет один, ему скорее хотелось избавиться от этого страшного казачьего офицера со зловещим рубцом на щеке, но язык отказался повиноваться.
        — Дальше поезжайте одни,  — так же тихо проговорил хорунжий, когда пролетка обогнула ограду городского парка.
        Облегченно вздохнув, управляющий пошарил в темноте, ища протянутую руку, и наткнулся на холодный ствол револьвера.
        Выстрел ветром сдул кучера с козел. Вслед ему еще дважды сухо хлестнул пастушеский кнут. Лошади с места рванули в галоп…
        Хорунжий ехал в голове каравана. Рядом, одной рукой вцепившись в стремя, а другой поддерживая шашку, тяжело переставлял ноги прапорщик. От обильно выпитого, от тревог еще не ушедшей ночи в голове у него шумело, хотелось плюнуть на все, свалиться прямо здесь на скованную февральским морозцем кочковатую землю и спать, спать, спать… Но он чувствовал на своей руке холодное, змеиное прикосновение нагайки хорунжего и упрямо шел вперед.
        Казаки молча вышагивали по обеим сторонам растянувшегося каравана. Низко плывущие тучи пригоршнями швыряли на землю мелкий, колючий снег, тут же подхватываемый жадным, ненасытным ветром.
        — Вон за теми холмами — конец пути,  — показал куда-то вперед хорунжий. Прапорщик, как ни всматривался, ничего не мог увидеть в кромешной тьме.
        — Там — пещера… подземные ходы… мы там спрячем,  — падали на прапорщика слова. Но тот, уставший, замерзший вконец, едва улавливал их.
        Лошадь, почувствовав поводья, круто остановилась. Потерявший равновесие прапорщик покатился ей под ноги. Конь, заржав, метнулся в сторону.
        — Э, черт!  — зло выругался хорунжий.  — Земля уже не носит! Поднимайся, приехали!

        — Быстрей, быстрей,  — метался хорунжий от верблюда к верблюду, подгоняя людей.
        — Ты иди вперед,  — бесцеремонно подтолкнул он в спину прапорщика.  — Отсчитай сто тридцать семь, шагов и сворачивай влево. Там шагах в двадцати — пещера, тупик просторный… В ней остановишься… Сразу людей пересчитай… Четырнадцать должно быть с тобой… Смотри мне!  — угрожающе хлестнул он плетью по сапогу.
        Выждав, пока последний казак скроется в черном проеме, он стянул с себя сапоги, прислушался и, бесшумно ступая, двинулся вслед за остальными.
        

        — Так… Хорошо… Все — на месте,  — мысленно шептал он себе, пробираясь обратно к выходу.
        Кругом лежала тишина — мрачная, настороженная. Вдруг где-то неподалеку заголосил шакал, ему ответил другой…
        — Фу, черт! Падаль проклятая!  — не выдержал хорунжий, рукавом шинели вытирая пот со лба.  — Водится же всякая пакость на земле!
        В стороне пофыркивали верблюды, жуя свою бесконечную жвачку, переступая с ноги на ногу. Почувствовав хозяина, призывно захрапел конь, нетерпеливо грызя удила.
        — Сейчас тронемся,  — больше для себя шептал хорунжий, пытаясь унять предательскую дрожь во всем теле. Нервы, что ли, сдавать стали?..
        Подошел к выходу в пещеру, прислушался. Снял фуражку, трижды перекрестился: «Ну, с богом!» — и достал спички. Долго чиркал он по коробке, кроша хрупкие спички, ветер вырывал из рук едва народившееся пламя. Наконец, догадавшись сложить вместе несколько спичек, он поджег бикфордов шнур. Огонек, чуть слышно шипя, побежал по узенькой дорожке…
        В глубине штольни ухнул взрыв, из расселины пахнуло дымом.
        Хорунжий снова перекрестился, на этот раз не снимая фуражки.
        — Ну вот, все кончено,  — облегченно вздохнул он.  — Бог нам угодья…
        Долго стоял хорунжий, не чувствуя ни холода, ни жесткого ветра, упрямо старавшегося забраться под шинель, ни снега, сыпавшегося на непокрытую голову.
        Потом, подошел к жерлу пещеры, прислушался. Ни стона, ни шороха.
        — Бог нам судья,  — тихо прошептал он. И только тут вспомнил, что сапоги его валяются на земле.
        Отвязав коня, легко прыгнул в седло. Бросая коня на верблюдов, стал яростно нахлестывать их плеткой, пока обезумевшие от боли и страха животные не рванулись в ночную степь. Несколько километров продолжалась эта бешеная ночная скачка.
        — Хватит, пожалуй,  — осадил хорунжий коня. Схватил за лакированный козырек фуражку, ойкнув, далеко зашвырнул ее в заросли янтака. Настороженно огляделся. Припал к луке, дал коню шенкеля, послал его вперед. Жеребец захрапел, встал свечкой и с места, напористым наметом, понес хозяина к городу.,
        Не доезжая с версту до города, спешился, вытянул плетью коня по крупу и, свернув в сторону от дороги, зашагал по окаменевшей от стужи стерне.
        В полуразрушенной кибитке он достал припрятанное поношенное солдатское обмундирование, переоделся, завалил кирпичами свою щегольскую офицерскую шинель с завернутыми в нее френчем и галифе.
        …Привокзальная площадь напоминала растревоженный пчелиный улей. Призывно ржали лошади; кто-то с кого-то обещал «спустить семь шкур»; истерический женский голос, словно разбитая граммофонная пластинка, взывал к таинственному «Вальдемару»; казаки сочно ругались, дымили «собачьими ножками»; от одного станционного строения к другому метался штабного вида офицер, хватающий чуть ли не каждого за рукав: «Где комендант?». На путях спали в ожидании паровоза застывшие «теплушки». И надо всем этим хмурое черное небо…
        В сумятице никто не обратил внимания на рослого солдата в видавшей виды шинели и стоптанных сапогах.
        Холод загнал его в помещение. Усталость смежила глаза, но спать было нельзя.
        — Э, милаш, война нам вот иде,  — услышал он,  — в печенках сидит. Теперича, голубь, нам война без надобности.
        — Знамо,  — согласился второй,  — на кой мне ляд война-то?!
        «Вот мерзавцы, какой разговор ведут». Хорунжего так и подмывало вскочить, отхлестать агитатора. Сдержался, боялся солдат, знал, что были лихие рубаки из Уральской сотни Оренбургского казачьего войска. Они в пути из Персии. А казаки продолжали свою беседу.
        — Че баишь, дурья башка?  — говоривший перешел на шепот.
        Хорунжий расслышал слова — «Ленин, декрет о земле, Фрунзе…».
        Поднялся, со злостью хлопнул дверью и, прячась от ветра за углом здания, свернул цигарку. Прикурил и слился с такой же серой, как он сам, безликой солдатской массой.

        Черная шкатулка

        Сентябрь был на исходе, но солнце палило по-летнему нещадно. И встречающие экспресс Москва — Ашхабад прятались в тени дебаркадера. Лишь одна пара, обращая на себя всеобщее внимание, упрямо продолжала прогуливаться по открытой платформе. Она — сухонькая старушка, согнутая беспощадным временем, ежеминутно прикладывающая белоснежный платок к глазам. Под руку ее бережно поддерживал мужчина в форме полковника милиции. Над ее головой он зонтиком держал свою фуражку.
        — Ой, Коля, я так утомилась! Может, пойдешь, узнаешь у дежурного, не запаздывает ли поезд?  — просительно заглядывая в глаза своему спутнику, произнесла старушка.
        — Да что ты, мама, успокойся,  — улыбнулся полковник, бросив взгляд на циферблат часов.  — Ровно через три минуты мы обнимем внука и сына.
        — Ах,  — досадливо махнула рукой старушка,  — недаром же говорят, отец — это не мать и даже не бабка.
        На лицо полковника набежала тень. Отец… Словно на экране кинотеатра в памяти замелькали страшные события той черной февральской ночи.
        Выстрелы… Мать и отец, лежащие в лужах крови на полу. И он сам с диким воплем — «а-а-а-а…», бегущий по улице в ночь…
        Но разве можно было убежать от свершившегося?
        Мать выжила. Полковник с нежностью взглянул на нее и чуть сильнее прижал локоть к боку.
        Старушка остановилась и внимательно посмотрела на сына. «Опять за свое?» — говорил ее взгляд.
        …А память продолжала разматывать клубок прошлого. Школа… Рабфак… Снова школа, на этот раз — милиции… Рождение сына и смерть жены… Почти одновременно…
        Почему чаще всего в памяти всплывают картины прошлого именно на вокзале? То ли потому, что сама жизнь похожа на стремительно уносящийся вдаль поезд? То ли…
        — Коля! Идет! Идет!  — затормошила сына старушка и с завидной для ее лет резвостью засеменила навстречу изогнувшейся на повороте, замедляющей ход зеленой змее.
        — Вон он, Коля, видишь? Видишь?  — всхлипывала старушка и беспомощно, совсем по-детски прижалась к сыну.
        А из открытого окна вагона им махал рукой молодой человек, тоже в форме работника милиции. Еще через минуту он радостно сжимал отца и бабушку в своих могучих объятиях.

        Вот уже несколько дней младший Теплов отдыхал дома, Бабушка ни на минуту не выпускала его за порог, то уговаривала «съесть вот этого вкусненького, только что приготовила», и молча, пряча на груди внука мокрое от слез лицо, стояла, боявшись пошелохнуться.
        Ей казалось, что Наташа тоже стоит рядом, любуясь красавцем-сыном.
        Но Наташи не было. Она, Мария Степановна, заменила младенцу мать и вырастила его вот таким, настоящим мужчиной. Забота о внуке сглаживала горе — гибель мужа. Много у нее было споров с отцом Гриши, Николаем. Николай был строг, не терпел, когда мать укутывала внучка, провожая его в школу. И если тот жаловался отцу, что обидели мальчишки, всегда говорил: «Умей защищаться сам и не жди от меня помощи, услышу жалобу, ремня получишь». Бабушка стояла за внука.
        — Мама!  — говорил тогда Николай Григорьевич,  — не защищай, так ты его портишь.
        — Тебя не испортила, без отца вырос,  — обидчиво говорила старушка. Уходя в другую комнату, тайком смахивала передником набежавшую слезу.
        …Грише шел двадцать третий год. И погоны лейтенанта милиции он надел накануне своего дня рождения. Теперь — отпуск, а уж потом назначение «к месту». Но отдыхать не хотелось. Хотелось как можно скорее взяться за дело, которому посвятил свою жизнь отец и которое теперь станет делом жизни его, младшего Теплова.
        — Пока отдыхай, это необходимо,  — похлопал его по плечу отец, когда Гриша завел разговор о работе.  — Съезди на рыбалку, сейчас клев хороший…
        — А удочки-то мои целы?
        — Целы. В бабушкиной кладовой.  — И отец показал на потолок.
        На чердак вела отлогая с поручнями лестница. Мария Степановна ключи от двери носила всегда при себе, привязывая их к тесемочке фартука.
        — Бабуся, дай, пожалуйста, ключ от чердака,  — Григорий поцеловал старушку в щеку.
        — Не дам, упадешь! Что надо — сама принесу. С утра собираюсь за старой кофтой. Распущу, носки свяжу.
        — Ты что, бабуся!
        Озорно подхватил ее и легко по лестнице поднялся наверх.
        — Открывай,  — опустил он ее на площадку, а Мария Степановна, с трудом переводя дыхание, с изумлением смотрела то на внука, то на лестницу.
        — С ума сошел! Не знаешь, куда силу девать?  — и отвязала ключ.
        На чердаке просторно, просторно потому, что порядок. Все на своем месте. Два больших застекленных фонаря пропускали много света. Здесь все так же, как было и два года назад. Поломанные стулья, зимние рамы, у стенки заветный сундук. Он всегда был заперт. Нашел снасти и, распутывая их, вспомнил — где же подпуска? Бабушка копалась в старых вещах.
        Наконец, Мария Степановна разогнулась.
        — Не знаю, где твои подпуска. Может, в сундук сунула и забыла. Посмотри сам.
        Крышка поднята. Разнесся густой запах нафталина. Сундук до самой крышки забит аккуратно уложенной старомодной одеждой.
        Григорий, шаря рукой, пробирался все глубже. Попалось что-то твердое. Ощупал — небольшая коробка. Не задумываясь, вынул.
        — Бабуся, что это за странная шкатулка? Что в ней? Разреши открыть!
        — Дедушкина. Казенные бумаги в ней. Как память храню, не трогай…
        — Можно посмотреть? Ну, бабуленька, разреши!
        Старушка нехотя согласилась: «возьми, посмотри».
        Григорий забрал свои рыбацкие принадлежности и загадочную коробку. Смастерил из проволоки ключик, открыл шкатулку. Наверху лежала тетрадь в черном коленкоровом переплете. Под ней были письма, какие-то банковские служебные бумаги.
        С тетрадью сел на диван. На первой странице выведено: «Февраль 1918 года 15 дня. Сегодня утром под строжайшим секретом мне сообщили, что по предписанию полковника Зайцева все золото, что в нашем банке сосредоточилось, и драгоценные камни должны конфисковать. Черт знает, что сейчас творится! Казаки бал затеяли. Ключи от сейфов у меня. Предупредить никого не могу. Если что случится — знайте: банк ограбил Зайцев».

        И больше в тетради ни слова… Как этого мало! Григорий слышал от бабушки, от отца, что дедушку застрелил какой-то царский казак, стрелял он тогда и в бабушку. Может быть, они еще что-то знают? В дверях столкнулся с отцом.
        — Ты куда?
        — Папа, вот посмотри, пожалуйста. Дедушкины записи. Николай Григорьевич сбросил китель, подтянул сына к дивану.
        И снова перед глазами та страшная февральская ночь, выстрел, крик матери, опять выстрел… Мелькнула в дверном проеме огромная фигура. Широкую спину пересекали ремни. Навечно врезалось в память!
        Николай Григорьевич поднял голову, отложил тетрадь.
        — Где сейчас тот казачий офицер? Где золото и драгоценные камни? Увезти не могли. Вот загадка! Они где-то здесь, на нашей стороне. Но где? Сколько лет ломаю голову — и никакого просвета. Никакого просвета!  — повторил отец, забросив за голову руки и откидываясь к спинке дивана.
        — Я возьмусь за это дело!  — с заблестевшими глазами вскочил Григорий.
        Полковник поднялся, положил сыну руку на плечо.
        — Да, сынок, но прошло столько лет! Нигде не найти концов клубка этого! За что зацепиться?  — заложив руки за спину, стал мерить шагами комнату.  — Как давно это все было…
        Нахмурившись, подошел к столу, закурил.
        — Как давно это было,  — снова повторил он. Взял тетрадь, будто взвешивая ее на ладони, и тихо повторил: — Как давно это все было… Только бабушку не тревожь. Не напоминай о прошлом.

        Вопреки предсказаниям отца, клев был неважный. В садке сонно шевелили плавниками десятка полтора красноперок и небольших сазанчиков. Да Григорий почти и не следил за поплавком. Другое волновало его. Где убийца дедушки? Где золото? Ведь его беляки, пожалуй, могли и увезти. Нет, дело раскрыть невозможно! Где найдешь очевидцев, свидетелей?! А, может быть, никакого золота вообще нет?

        Ребус сложный

        — Черт возьми! Столько уже лет не думал об этом деле, а тут, пожалуйста! Черная шкатулка, несколько слов в тетради — и ничто другое в голову не лезет! Попадется же такой сложный ребус!  — Полковник Теплов взволнованно вышагивал по кабинету, ломая в пальцах папиросу.
        — Где это проклятое золото? Не проглотил же его Зайцев даже с помощью того, в ремнях! Мать уверяет, что золото вывезли в ночь, когда был убит отец… Да и люди видели, как казаки увозили что-то на верблюдах. Даже показывали, в каком направлении. Много тогда было разговоров про убийство управляющего банком и кассира.
        Подошел к карте, долго рассматривал ее, будто какая-то одна из этих линий, пересекающих холст, и есть начало злосчастного клубка. Не первый раз вот так же долго он стоял у этой самой карты и, вконец расстроенный, уходил к столу. Не одну сотню километров, по дорогам и бездорожью, пробежал и прополз его «газик» к великому удивлению шофера: «Что ищет его «хозяин» в этой каменистой безжизненной степи? Джейранов? Так их тут и в помине нет! Винтовку полковник с собой не берет. Да и пистолет он тоже не вынимал. Странно! Но значит нужно так. «Хозяин» никогда ничего зря не делает…»
        Размышления полковника у карты прервал звонок дежурного: «Инженер из областного автотреста Галичев настоятельно просит принять его по очень важному делу».
        — Раз дело важное — пусть зайдет,  — полковник выпрямился в кресле, выжидающе глядя на дверь.
        Вошел плотный мужчина, примерно его лет; глубоко посаженные глаза, высокий лоб, изрезанный морщинами у рта…. Быстро осмотрел полковник посетителя;
        — Чем могу быть полезен?  — полковник поднялся навстречу, протягивая гостю руку.
        — Здравия желаю, товарищ полковник,  — четко и без тени робости ответил посетитель, пожимая протянутую руку. «В армии служил, не трус, и не подхалим,  — мелькнуло в голове Теплова.  — И силенкой бог не обидел.» А гость продолжал:
        — Я и пришел чтобы отвечать на заданные вопросы. И самому задавать их,  — чуть улыбнулся он. Полковник пожал плечами.
        — Пожалуйста.
        — Вам, товарищ полковник, когда-нибудь свидания назначали?  — поудобнее усаживаясь в кресле, без тени лукавства спросил гость. Теплов недовольно поморщился.
        — Для шуток есть другое место и время.
        — Нет, я вполне серьезно спрашиваю.
        В голосе гостя послышалось нечто такое, что заставило полковника уже с большим любопытством посмотреть на него. Тот довольно спокойно встретил взгляд Теплова и повторил свой вопрос.
        — Назначали, конечно,  — усмехнулся и тут же сразу погрустнел.  — Только давно это было… Давно…
        — А на каком расстоянии от работы или дома назначалось место встречи?  — заторопился посетитель, уловив горестные нотки в голосе хозяина кабинета.  — Пять, десять двадцать километров?
        — Пять, может, и бывало. А вот насчет десяти не припомню.
        Раскрыв пачку «Казбека», протянул ее гостю. Тот взял папироску, тщательно размял в пальцах, затянулся несколько раз, наблюдая, как кольца дыма поднимаются к резному потолку, и, не глядя на полковника, спросил:
        — А что бы вы сказали, если бы вам назначили встречу, так это, тысячи за три километров?  — Произнося последние слова, гость невольно огляделся по сторонам. В кабинете, кроме них, по-прежнему никого не было.
        — По делам службы и за десять тысяч поедешь,  — спокойно произнес Теплов и устало потер лоб. Но внутренне он с нетерпением ожидал следующих вопросов: гость пришел неспроста.
        — Нет, по личным делам,  — почти резко произнес посетитель.  — Взгляните вот на это,  — протянул он полковнику бланк телеграммы. В ней действительно содержалась просьба к адресату прибыть за «тридевять земель». Подписи под текстом не было.
        — Хоть сегодня и не первое апреля,  — возвращая телеграмму, проговорил полковник,  — но это просто чья-то злая шутка. Из друзей там у вас никто сейчас сердечко не ремонтирует?
        — Я тоже думал, что это шутка. Поначалу думал… Но… Есть одно «но». Вы обратили внимание, что… представляясь, я назвал себя Галичевым?
        Полковник кивнул головой. Многие годы работы в органах обострили слух и зрение до предела. И от них не могла ускользнуть никакая «мелочь».
        — А в телеграмме? Кому адресована телеграмма?  — Галичев наклонил голову и, казалось, с тревогой ожидал ответа.
        — Телеграмма адресована Гаричеву. Но разве «Почта. Телеграф. Телефон» не делает ошибок похуже? Вместо свадьбы на похороны могут вызвать телеграммой. И такое случается…
        — Да, конечно, конечно, случается,  — вздохнул Галичев.  — Но в данном, как говорят, отдельно взятом случае, мне кажется, никакой ошибки нет. Телеграф шлет приглашение Гаричеву… Вы как считаете, тот город — южный?
        — Разумеется, это не Архангельск.
        — Тогда послушайте одну историю… Хотя… нет… не сейчас… Не сегодня… Разрешите мне сделать это завтра… Я слишком плохо чувствую себя… Разрешите завтра…
        — Даже послезавтра,  — улыбнулся полковник. Хотя ему очень хотелось, чтобы этот разговор состоялся сегодня, сейчас, сию минуту. Но, взглянув на белое, покрывшееся крупными каплями пота лицо гостя, поспешно встал, пода, ему стакан воды и тут же вызвал дежурную автомашину.
        — Вас куда доставить? Домой? На работу? В поликлинику?
        Галичев замахал руками.
        — Это зачем еще в поликлинику? Так пройдет! Дел на работе — невпроворот. Если можно, то отправьте меня в трест. Там сослуживцы заждались, наверное…
        Полковник проводил его до подъезда, усадил в машину.

        Комиссар милиции Ахмедов не прерывал старшего Теплова, безжалостно теребя пепельно-серый ежик волос и изредка делая какие-то пометки в блокноте. Полковник рассказывал о той ночи, когда был убит отец и тяжело ранена мать. Рассказывал все, что сохранилось в памяти. В какой уже раз рассказывал!
        — Вот тетрадь, Мамадали Ахмедович, которая опять всколыхнула прошлое,  — поднялся, передал ее комиссару.
        — Кури, Николай, а я погляжу этот уникальный в своем роде документ. Садись ближе к окну и кури.
        Теплов не заставил себя больше, просить, уселся в глубокое кресло. Скоро дым сизым шлейфом потянулся через форточку на улицу. Полковник видел, с каким любопытством и вниманием комиссар рассматривал эти несколько строк, а потом надолго остановил свой взгляд на Теплове.
        А комиссар вспоминал, как много лет назад он, рядовой милиционер, взял шефство над вконец истощенным мальчиком Колей и его больной матерью. Теперь же этот мальчик сидит рядом и зовут его Николаем Григорьевичем, он полковник. Ему же, бывшему «шефствующему милиционеру», ныне комиссару милиции, уже пора на пенсию. Но сам он считает, что еще рано.
        Теплов, не торопясь, выкурил папиросу, в который раз оглядел кабинет, а комиссар все еще молчал, глядя то в тетрадь, то на полковника. Наконец, хлопнул по ней ладонью.
        Теплов знал привычки своего начальника и названного отца. Если что-то заинтересует его, обязательно в ход пойдет ладонь. Вот как сейчас. Потом, опираясь рукой о стол, закурил, подошел к Теплову, сел в соседнее кресло.
        — Говоришь, сын загорелся желанием раскрыть эту тайну? Неплохо. Вообще, есть над чем подумать. Только одного мы не знаем. Существует ли вообще в природе это золото? Или зайцевские прихвостни давным-давно уже размотали его?
        Генерал помолчал, потом опять заговорил, но слова его уже звучали приказом.
        — Пока об этом не будем докладывать министру и оповещать ребят из госбезопасности. Рановато, пожалуй. А то еще получится дело о выеденном яйце — курам на смех… Учти, чтобы ни единая душа, кроме нас троих, об этом не знала. Так надо, и сыну это передай. По необходимости будем привлекать товарищей. Если Григорию будет мало двух месяцев, запросим разрешение у командования продлить ему «отпуск». Ясно, Коля?
        — Так точно, товарищ генерал. Разрешите действовать?
        — Выполняйте, товарищ полковник,  — официально ответил комиссар милиции и тихо добавил — Действуй, Коля. Да, кстати, ты уверен, что этот твой странный посетитель завтра явится? Не улетит птичка в другом направлении?
        Полковник пожал плечами, хитро улыбнулся.
        — После этого визита у него новые «друзья» появились… Ни на шаг друг от друга… Да и свою фотокарточку он мне оставил «на память». А мы ее до портрета увеличили…
        Генерал весело расхохотался и одобрительно похлопал своего помощника по плечу.

        Ключ к разгадке

        — Гриша!  — окликнул Николай Григорьевич сына, открывая дверь в столовую,
        — Я здесь, папа.  — Из соседней комнаты вышел Григорий. Отец остановился.  — «Как вырос, возмужал»,  — подумал он, будто только сейчас впервые увидел сына.
        — Беседовал с комиссаром. Где бабуся?
        — На кухне была.
        — Дверь прикрой.  — И понизил голос до шепота.  — Согласился начальник, начнем работать. Комиссар заинтересовался этим делом, хотя оно, прямо скажем, вряд ли принесет славу нам. Уж очень старое и такое, о каком говорят «не тронь меня». Ну, что ж, коли взялись за гуж, то будем уж тянуть… Тебе приказал вести дело, меня прикомандировал в помощники, так сказать, ну, я думаю, ты понимаешь.
        — Хорошо, папа. Откровенно говоря, один боялся браться.
        — Так, сынок! Разрабатывай варианты «Золотого дела», комиссару доложим. Учти, никто не должен знать об этом, в том числе и бабушка. Приказ.
        Известие, принесенное отцом, по-настоящему обрадовало Григория. «Даже комиссар заинтересовался. Значит, дело стоящее…  — размышлял он, направляясь в свою комнату. Лег на диван, закрыл глаза — так лучше думать…  — Но с какого же бока подступиться к этому проклятому золоту?»
        …Вот уже, наверное, с полчаса Николай Григорьевич рассматривал у окна какую-то фотографию большого формата. Мария Степановна не выдержала.
        — И что ты к ней прилип? Старая знакомая, что ли?  — ревниво бросила она.
        — Да нет,  — равнодушно отозвался полковник. И, оставив фото на окне, вышел. Старушка подошла к окну, надела очки.
        Мужчины искупались под душем, а Мария Степановна все не могла оторваться от фотографии.
        — Бабушка, довольно, фотография как фотография, ужинать пора. Мы с папой перед сном прогуляться решили, в парк заглянуть на часок-другой…
        Мария Степановна отложила фотографию, молча накрыла на стол, опять подошла к окну. Теплов-старший откупорил бутылку розового портвейна, принес из кухни жаровню. По комнате разнесся дразнящий запах тушеного мяса.
        — Мама! Садись, стынет,  — полковник подошел, взял старушку за плечи, подвел к столу. Мария Степановна молча выпила вино, к баранине не притронулась.
        Загадочный интерес, который проявляла бабушка к фотографии, лежащей на подоконнике, озадачил Григория. Взглянул на отца, тот пожал плечами — «не пойму, в чем дело». Старушка, ни слова не говоря, опять подошла к фотографии, ее лицо заметно помрачнело.
        «Это — он, он!  — убеждала она себя.  — Это тот человек! Она хорошо его запомнила! Она не могла его не запомнить!»
        С большого листа картона на нее смотрели холодные серые глаза.
        — Мама, что ты там нашла,  — заговорил Николай Григорьевич.  — Что тебя так взволновало?
        Наконец Мария Степановна оторвалась от фотографии, повернулась к сыну. Лицо ее сделалось мертвенно бледным. Она вся сжалась, только глаза лихорадочно блестели.
        — Вот он, тот убийца! Тот белогвардейский офицер! Его глаза, нос, лоб. Не могу ошибиться. Его образ меня всю жизнь преследует.  — И протянула дрожащую руку к фотографии.  — Это он, он!  — Мария Степановна подняла голову, встретила взгляд сына.
        — Ты что, мама? Посмотри же внимательно. Это же мой ровесник! А тот — мне, если не в деды, то в отцы годится… Не может быть, ты ошиблась.  — Николай Григорьевич подошел к матери, взял ее за руку.
        — Он! Он!  — упорно твердила старушка.
        Ужин расстроился. Мария Степановна ушла в свою комнату, Гриша принялся убирать со стола. Николай Григорьевич вышел на террасу. Сел на диван, закурил.
        — Папа, почему бабушка так настойчиво утверждает, что тот, на фотографии, убийца?  — на лбу Григория надломилась морщина.  — Ему уже, пожалуй; за семьдесят, должно быть, и в живых его нет, а этому, ты прав, как и тебе, не больше. Бабушка что-то путает.
        Сел рядом с отцом. Полковник молча продолжал рассматривать фотографию.
        Послышалось знакомое пошаркивание домашних шлепанцев. Николай Григорьевич с тревогой взглянул на осунувшееся лицо матери. За какой-то час Мария Степановна еще больше постарела, плечи ее опустились.
        — Идите погуляйте, идите,  — наконец, проговорила она,  — вы же собирались. А я посижу одна. Не привыкать к этому. Радио послушаю, телевизор включу…
        Галичев на следующий день не пришел. По телефону полковнику вежливо ответили, что их сотрудник болен. Сердечный приступ, хотя раньше никогда на сердце не жаловался.
        Вечером, переодевшись в гражданское платье, полковник Теплов поехал по знакомому адресу. Он уверенно вел машину по узким извилистым переулкам, будто уже не раз бывал здесь. Остановив ее у свеже-побеленного домика с закрытыми ставнями, вышел, незаметно оглянулся по сторонам, подошел к калитке, врезанной в ворота, нажал кнопку звонка…
        — Ого!. Какой орел стал! Попробуй отгадай, где отец, где сын!  — радостным возгласом встретил комиссар Ахмедов вошедших к нему Тепловых.  — Что значит два года для молодежи! Метр — вверх, метр — вширь. А нам с тобой, Николай, не год, месяц и морщин и седины прибавляет. Ну, садитесь, садитесь, рассказывай, Гриша, о своем житье-бытье. Подожди, подожди, дай поздравлю тебя с офицерским званием! Уверен, не посрамишь наших погон!
        — Ну, а теперь о деле,  — уже совсем иным тоном проговорил комиссар, выслушав молодого Теплова.  — О «Золотом деле»,  — многозначительно добавил он. Что вы можете доложить об этом, товарищ Теплов? Докладывайте, товарищ лейтенант, послушаем!
        Григорий рассказал о черной шкатулке, что обнаружил в бабушкином сундуке на чердаке, о тетради, о фотографии человека, в котором бабушка узнала убийцу, ограбившего банк.
        — Скажите, Григорий Николаевич, а вы знакомы с этим человеком?  — перебил комиссар.
        Григорий поднялся, ему показалось странным, что его назвали по имени и отчеству. Так его еще никто не называл. Товарищи по учебе говорили просто Гриша, преподавательский состав официально, по званию и фамилии. Покраснев, тихо ответил:
        — Нет, товарищ комиссар, не знаком, не встречались, знаю только по фотографии.
        — Хорошо, что не встречались. Это будет необходимо, как говорится, для «Золотого дела».  — Встал, вышел из-за стола, мягко ступая по ковру, прошелся по кабинету, сел на диван рядом с полковником.
        — Я, Николай Григорьевич, совершил небольшой экскурс в историю, которая на наших с тобой глазах вершилась. Ты-то, конечно, не помнишь всего, совсем мальцом был. А я многое помню и еще обновил те годы в памяти. Вот в нескольких словах результаты моего «путешествия»…
        Григорий пододвинул поближе стул, чтобы не пропустить ни одного слова комиссара. А тот, действительно, словно преподаватель на уроке истории, сжато, но предельно ясно обрисовал обстановку тех дней.
        …В тяжелые годы Советскую Россию огненным кольцом фронтов охватили интервенты. Иностранные империалисты хотели отторгнуть от России и захватить Туркестан. Для осуществления этих планов в Ташкент прибыл американский консул Тредуэлл. Прикрываясь, как щитом, консульством, он развернул контрреволюционную деятельность, заручившись помощником из числа английских «дипломатов». Начальник английской военной миссии в Мешхеде генерал Маллесон организовал в городах Туркестана восстания белоказацких банд, а английский консул в Кашгаре Маккертней щедро снабжал деньгами и оружием басмачей. Все они были связаны с подпольной белогвардейской организацией в Ташкенте, поставившей перед собой задачу свергнуть Советскую власть.
        Бухарские националисты объединились в партию «джумхуриет улема», сюда вошли и религиозные фанатики, проповедовавшие священную войну против Советов. А эмир бухарский Сейид-Алим-хан действовал против Советской власти в контакте все с тем же Маллесоном и полковником Зайцевым. Для их черных авантюр нужно было золото…
        — Кстати, полковник,  — после некоторого молчания добавил комиссар,  — ничего нового ни о Зайцеве, ни о хорунжем узнать не удалось. Ну, Зайцев — более или менее видная фигура, как-никак военный комиссар Временного правительства, а вот его помощник — мелкая пташка. Служил в Хиве сотником в белоказацкой части под командованием того же Зайцева. После, по слухам, бежал за кордон. Но не мог же он унести с собой все, что было под силу каравану верблюдов!
        Теплов-старший только вздохнул.
        — Итак, лейтенант Теплов, с сегодняшнего дня вы возглавляете операцию «Золотое дело». Задание понятно?
        — Так точно, товарищ комиссар!
        Григорий был бесконечно счастлив, что ему доверили большое дело.
        — Вам дам помощника. Вы его пока не знаете, познакомитесь. По возрасту он чуть старше вас, но пусть это не смущает. Парень скромный, хороший, окончил школу милиции. Прекрасно владеет приемами «самбо». О ходе дела докладывайте мне лично.
        «Машина заработала»,  — подумал Григорий, глядя на комиссара.
        — А пока вам придется поехать на курорт. Лейтенант растерянно переводил глаза с отца на комиссара: не шутит ли он? Но встретил серьезный взгляд.
        — Да, хотя вы и здоровы, но придется поехать принимать лечебные ванны. Не помешает…
        — Товарищ комиссар милиции, я действительно здоров! А «Золотое дело»?
        Комиссар улыбнулся, хитро прищурил глаза, перевел взгляд на полковника.
        — А ты как думаешь? Ехать ему или нет?
        — Ехать и путевку готовить на десятое октября в санаторий «Красная Звезда». Разрешите объяснить лейтенанту некоторые, так сказать, обстоятельства?  — Увидев, что комиссар слегка кивнул головой, повернулся к сыну.
        — Видишь ли, Гриша, недавно один наш общий знакомый тяжело заболел. Ему срочно прописали нарзанные ванны. И мы боимся, как бы с ним там что не случилось. Поэтому с ним нужно быть все время рядом — и днем, и ночью. Сердечник все же…  — многозначительно добавил он.
        — Вот так, товарищ лейтенант,  — проговорил комиссар, подойдя к Григорию.  — Теперь ясно, зачем надо ехать?
        — Так точно, товарищ комиссар!
        — Более подробные инструкции получите позднее. А сейчас можете идти. Желаю успеха! И крепко пожал молодому офицеру руку.
        — Будет лучше, Николай, подошел комиссар к старшему Теплову, когда они остались одни,  — если об истинном положении вещей не будет знать ни Гриша, ни Назаров. Второй — хоть и опытный работник, но все равно боюсь, как бы они не спугнули птичек. А теперь давай-ка посидим, обдумаем все в деталях. Ночью детали разложим по полочкам, а утром еще раз переложим с места на место.

        Встреча

        Скоростной воздушный лайнер приземлился на аэродроме «Минеральные воды». В группе прибывших, направляющихся к выходу, шли два молодых человека. Впереди с чемоданом медленно продвигался пассажир в чесучовом костюме. Он не пожелал свои вещи положить в автокар и, войдя в зал ожидания, грузно опустился в кресло. Сняв соломенную шляпу, принялся вытирать платком потное лицо и шею. Молодые люди сели рядом.
        — Гриша,  — заговорил — один из них, обращаясь к товарищу,  — передохнули? Теперь поехали дальше. Сядем в автобус, доедем до вокзала, а дальше — на электричке.
        — Не торопись,  — ответил второй,  — столько тряслись в самолете. Устал. Интересно, что за санаторий «Красная Звезда?»
        Сидящий рядом незнакомец отодвинул чемодан, оглядел соседей.
        — Так вы мои попутчики? Я тоже в «Красную Звезду».  — И продолжал: — Значит, летели вместе? Как это вас не заметил?  — Оглянулся, снова вытер лицо.  — Нарзанчику бы, что-то мутит…
        — Я схожу,  — поднялся чернявый ладно сбитый крепыш. Нет, Рашид, подожди,  — взглянул его товарищ на попутчика по самолету.
        — Предлагаю вам пойти в буфет, там перекусим и нарзанчика выпьем, а затем коллективно в санаторий добираться будем.
        — Факт,  — согласился Рашид,  — конечно, коллективно интересней. Едемте с нами!
        Сосед поднялся, страдальчески взглянул на свой большой чемодан и снова сел.
        — Не беспокойтесь, поможем. Рашид, бери, я понесу твой.
        Из буфета к автобусу попутчики шли друзьями. Машина доставила курортников к железнодорожному вокзалу, где они пересели на электричку. Заморосил дождь. Рассекая пелену, состав из пяти вагонов стремительно несся к станции Бештау. Стоянка недолгая. Перрон усыпан мокрой листвой, позолоченной осенью. И снова электричка помчалась по зеленому коридору лиственного леса. Деревья сплошной стеной подходили к линии. Косые струи дождя бились о стекло, ползли вниз. Миновали Пятигорск. Дождь лил как из ведра, закрыв сплошной завесой Ессентуки.
        Станция «Белый уголь». Дождя словно и не было, в просвете облаков проглядывалось солнышко. Какой-нибудь десяток километров — и над Кисловодском по-летнему яркое солнце. На вокзале суетились курортники.
        — Товарищи! Кто в санаторий «Красный Октябрь»? Пожалуйста, подойдите ко мне!  — перекрывал вокзальный шум сочный баритон.
        — Товарищи! Кто в «Орджоникидзе»? «Красную Звезду?» — вторили ему голоса. Курортники спешили на зов, садились в автобусы.
        — Ну, Рашид,  — смеялся Григорий,  — приехали мы с тобой туда, где небеса худые, льет и льет. Пожалуй, насчет загара нам и думать нечего.
        На этот раз Рашид не ответил своим привычным «факт», он с любопытством осматривался по сторонам.
        — А вы, молодые люди, просите, чтоб вам прописали кварц, почернеете, как уголь,  — шутил новый знакомый. Он удобно устроился на сиденье автобуса. Несколько минут езды, и послышался торжественный голос гида: «Санаторий «Красная Звезда»!

        — Сестра, пожалуйста, поместите нас в одну палату,  — попросил Григорий и взглянул на своего нового знакомого.
        — Виктор Иванович, вы не возражаете?
        — Нет, что ты, очень хорошо! Земляки же!
        — Пятый корпус, двадцать первая палата. А сейчас, пожалуйста, сдайте вещи на хранение и — в душ.
        Санаторий новичкам понравился. Огромный пятиэтажный корпус. По зеленому склону серпантином на широкий тротуар сбегала асфальтированная дорожка.
        Балкон и просторную палату заливало солнце. Отсюда, с третьего этажа, хорошо был виден парк; внизу, справа, прятался за деревьями вокзал. Рядом с ним — здание курзала, здания других санаториев. И надо всем — деревья, потерявшие свой зеленый убор, закат, играющий позолотой осени.
        После ужина Виктор Иванович, сославшись на усталость, лег отдыхать.
        — Рашид, пойдем погуляем!  — обратился Григорий к товарищу, сидящему в шезлонге на балконе и любующемуся вечерним городом.
        — С пребольшим удовольствием. А вы, Виктор Иванович, что ж? Еще нет восьми, а уже на боковую? До утра расположились или просто полежать?  — поинтересовался Рашид.
        До утра, дружок, отдыхать буду. Укачало в самолете. Идите, гуляйте,  — повернулся на другой бок, замолчал. Ребята на лифте спустились вниз, миновали вестибюль.
        Прекрасен Кисловодск вечером. В сизом тумане дремотно замерли пирамидальные тополя, акации.
        «Приветствую тебя, Кавказ седой!
        Твоим горам я путник не чужой», —

        продекламировал Григорий строки из лермонтовского «Измаил-Бея».
        …Утром продолжался дождь, начавшийся еще ночью. Виктор Иванович, поднявшись с постели, подошел к столу. Внимательно разглядывал настольный календарь, завел часы, несколько раз приложив их к уху. После завтрака опять собрались в палате; время приближалось к девяти. Виктор Иванович молча стоял у окна, упершись лбом в холодное стекло; монотонно шуршал дождь. Теплов тоже подошел к окну, чертыхнулся.
        — В магазин надо сходить до обхода врачей. А куда пойдешь, льет-то как!
        — Надевай плащ,  — посоветовал Рашид,  — не сахарный, не растаешь. Факт? Надо — значит, надо! Иди!  — категорически закончил он.
        — Видно, придется,  — согласился Теплов и сокрушенно вздохнул. Взял фотоаппарат, вышел из палаты.
        Рашид, проводив товарища, уселся за стол, принялся читать книгу, купленную еще в самаркандском аэропорту.
        Перебежав площадь, Григорий поднялся на крыльцо здания библиотеки, вошел в читальный зал. Подошел к окну. Вот открылась дверь санатория, появился в плащ-палатке Виктор Иванович. Посмотрел на небо, по сторонам и, осторожно, по скользкой тропинке стал спускаться вниз, к тротуару. Григорий, проводив его взглядом, вышел. Видел, как подопечный, прячась от дождя, сутулился, голову и лицо скрывал вместительный капюшон. Дождь усилился. Виктор Иванович побежал.
        «Не заметил бы»,  — подумал Григорий и тоже ускорил шаг. Миновали привокзальную площадь, курзал, спуск к пятачку. Справа осталось здание лечебных ванн. Виктор Иванович торопливо шел в сторону центрального входа в парк. Под белой колоннадой прятались от дождя отдыхающие. Курортники с интересом смотрели на бурный поток воды, несущийся по руслу обычно тихой сонной Ольховки. Видно, в горах прошел ливень.
        Сосед нигде не задерживался. Пробравшись сквозь толпу, вошел в парк и направился к нарзанной галерее. Здесь тоже было много людей. Они толпились у книжных киосков, рассматривали выставку картин.
        Виктор Иванович вошел в помещение, откинул капюшон, снял плащ, аккуратно стряхнул его, чтобы не забрызгать соседей, свернул, взял на руку. Огляделся, подошел к огромному, со стеклянным колпаком, нарзанному коптажу. Настенные электрические часы показывали без двадцати десять. Виктор Иванович всматривался в лица столпившихся у коптажа людей, будто искал кого-то.
        Теплов проскользнул метрах в двух от него, сел на скамейку за газетным лотком. «Я же раньше ушел, в случае — обнаружит, скажу, зашел выпить нарзана».
        Около коптажа, как всегда, толпа. Люди с любопытством смотрели через стеклянный купол, как под ним в довольно большом бассейне «кипел» источник. В одной группе обращал на себя внимание высокий худощавый старик. Он громко кому-то доказывал, что «лет сорок назад, действительно, кипел этот источник. Сейчас что,  — старик махнул рукой,  — видно, устала жила».
        Повернулся, увидел Виктора Ивановича и поспешно отошел в сторону.
        Затем старик подошел к нему, вымученно улыбнулся, что-то сказал, нерешительно протянул руку. Постояли, цепко вглядываясь друг в друга, отошли в сторону, снова постояли и рука об руку, будто старые знакомые, вышли из галереи. Дождь перестал и только с веток, потревоженных птицами, падали капли. Сквозь редкие тучи пробивалось солнце, щедро разбросавшее по парку краски золотой осени. Старик и сосед Теплова по палате пошли по аллее в глубину парка, в сторону «стеклянной струи».

        Кто этот старик?

        Теплов не упускал их из виду. Даже незаметно удалось щелкнуть несколько раз затвором фотоаппарата.
        Первые самостоятельные решения и действия всегда вызывают рой сомнений. К тому же, в ушах сейчас звучали напутственные слова отца: «Учти, в нашей работе жестокой ценой расплачивались за неосторожность. Противник хитер!».
        Аллеи парка заполнились отдыхающими. Солнышко ласково обогревало землю, освещало разноцветную листву деревьев.
        Свернув с главной аллеи, встретившиеся дошли до теннисного корта. Долго сидели на влажной от дождя скамейке. Потом встали, попрощались. Сосед пошел к нарзанной галерее, а старик, пройдя по парку до «стеклянной струи», поднялся по ступеням к санаторию «Узбекистан».
        Григорий, примкнув к группе отдыхающих, последовал за стариком. Миновали подъем и аллею, ведущую к новому корпусу, и вышли на улицу. Позади остались памятник художнику Ярошенко, скверик. Старик вышел на улицу и решительно зашагал, как человек, хорошо знающий город.
        Лейтенант Теплов проводил его до улицы Дарьяльской, видел, как тот вошел во двор.
        «Кто этот старик? Кто здесь живет?» — думал Григорий, возвращаясь к нарзанной галерее. Увидел соседа по палате, сидящего на скамейке у главного входа в парк. Григорий не знал, заметил тот его или нет. Будто прогуливаясь, продолжал идти. В круглой каменной нише-стене установлен барельеф поэта. Под ним строки:
        «Хотя я судьбой на заре моих дней,
        О южные горы, отторгнут от вас,
        Чтоб вечно их помнить, там надо быть раз,
        Как сладкую песню отчизны моей,
        Люблю я Кавказ».

        — Виктор Иванович?  — окликнул Теплов. задумавшегося соседа. Тот медленно поднял голову.
        — Садись, Гриша, а у меня голова что-то разболелась, видно, от резкой перемены погоды. Час назад был дождь, а сейчас припекает солнце.  — Вздохнул и продолжал, будто отвечая на какой-то свой и себе заданный вопрос:
        — Жизнь человека — сложная штука… Ты, Гриша, извини, пожалуйста, сиди отдыхай, а я пойду «домой», полежу,  — вздохнул, поднялся, медленно зашагал по аллее.
        Толпа в нарзанной галерее поредела. Даже у коптажа не было того оживления, что полчаса назад.
        «Что за старик, с которым встретился Виктор Иванович?» — продолжал размышлять лейтенант. Потянуло опять на Дарьяльскую улицу.
        «Пойду,  — решил он,  — может, удастся узнать что-нибудь новое.»
        Улица пустынная, изредка пройдет человек. Миновал дом, куда вошел старик. Метнул взгляд во двор. Там тихо. Впереди, на углу, чистильщик обуви. Теплов, не торопясь, направился к нему, продолжая внимательно наблюдать за воротами. Скоро туфли блестели.
        — Сколько за услугу?  — спросил Григорий. Чистильщик оживился.
        — Как всегда, молодой человек, сколько дадите!  — и сделал умиленную улыбку.
        Теплов знал — услуга двадцатикопеечная, но подал новенький полтинник.
        — Спасибо, молодой человек, спасибо!  — Чистильщик опять улыбнулся, спрятал деньги. А клиент стоял, перебирал шнурки, косился на заветные ворота. Так прошло несколько минут. Чистильщик, видя, что клиент не уходит, сделал кислую гримасу, не вставая со скамеечки, вытянул ногу, сунул руку в карман, вытащил горсть мелочи. Отыскал тридцать копеек, протянул.
        — Возьми,  — перешел он на «ты» и уничтожающим взглядом с ног до головы оглядел клиента. Григорий встрепенулся.
        — Что говорите?
        — Говорю, сдачу возьми! Видно, знакомая здесь, шнурки-то перебираешь, а смотришь в сторону.
        — Нет, что вы, не надо!  — заторопился Григорий.  — А шнурки, пожалуйста, дайте — пару черных и пару коричневых.
        Чистильщика будто подменили, проворно поднялся, заиграла улыбка.
        — Вот стелечки — первый сорт! Ваш номер. Вакса «Золотое руно», пальчики оближешь!
        Григорий тянул время, соглашаясь приобрести все, что предлагал ему предприимчивый торгаш, а тот становился все нахальнее.
        — Заверните, пожалуйста, и замените шнурки на ботинках.
        — Прошу! Будьте любезны — два рубля… Копейки округляю. Ценю хороших клиентов,  — захлебываясь от удовольствия, приговаривал чистильщик.
        Дальше оставаться было нельзя. Взял сверток и направился вниз по улице. Проходя мимо ворот, куда вошел старик, взглянул во двор. Никого. Раздосадованный неудачей пошел в парк. Время послеобеденное, и на аллеях лишь изредка встречались гуляющие.
        …Нарочито громко распространяясь насчет «в старину кипевшего источника», старик зорко оглядывался по сторонам. «Где же тот, с кем он должен встретиться сегодня? Какой он? Узнают ли друг друга? Не тот ли, что, задумавшись, поглаживает подбородок? Пойду, если ошибся, извинюсь.»
        — Виктор! Виктор Иванович Гаричев!  — громко крикнул он, пробираясь сквозь толпу.
        — Витя! Сколько лет, сколько зим!  — такому приветствию отдыхающие не придавали значения. Разве мало бывает неожиданных встреч в курортном городе!  — Виктор, ты? Я тебя, кажется, узнал,  — голос старика дрогнул.
        Виктор Иванович молчал. Он ясно расслышал: этот старик произнес фамилию точь-в-точь, как в той телеграмме… Гаричев, а не Галичев… Значит, та загадочная весточка была от него…
        Старик не выдержал, забормотал, понизив голос:
        — Вы Виктор? Или я ошибся? Не может быть… Такое сходство…
        — Какого Виктора вы ищете?
        — Гаричева… Я его много лет ищу… Давно ищу… Он — сын мой,  — уже совсем чуть слышно пробормотал старик.  — У него десятого октября день рождения… И мы договорились, давно договорились встретиться с десяти часов до одиннадцати здесь, в нарзанной галерее… Только не виделись давно, очень давно…
        — Да, я Виктор Иванович Галичев,  — подчеркнуто произнес он. Сомнений больше не было — это его отец… Шрам на щеке забыть невозможно… Про себя подумал с неожиданной злостью: «Отец с сыном встретились!».
        — Выйдем, сынок.
        Шли молча. Тропинка вела вверх. Подошли к теннисному корту, огражденному высокой металлической сеткой. Здесь никого не было.
        — Сядем,  — предложил Галичев, не называя старика отцом. Не ожидая согласия, подстелил газету на влажную скамейку. В памяти смутно проявился образ того, еще сравнительно молодого человека, всегда в военной форме. Те же глаза, нос, и опять этот шрам на лице, небольшая родинка под мочкой левого уха. Только годы не те… И лицо не то… И фигура не та… Годы!
        — Я всегда думал о тебе… Всегда.  — лихорадочно шептал старик.  — Теперь будет все хорошо… Посмотришь, сынок… Я — старик, а жить хочу. У нас будет много денег. Ты увидишь новую жизнь… И я тоже… У меня много денег… Все будет твое… А как ты жил? Скажи, как ты жил?
        Последние слова Галичев расслышал.
        — С тех пор, как ты меня оставил в Кагане?  — с недоброй улыбкой спросил сын.  — Когда бросил голодного и раздетого мальчишку? Поздно же ты вспомнил о нем.
        — Витя!  — Схватил его за руку старик.  — У меня другого выхода не было. Я же был как волк загнанный! Я тогда тебе сказал, что мы встретимся, обязательно встретимся в день твоего рождения — десятого октября… Что бы ни случилось… Хоть через сто лет.
        — Помню и это… Помню, как под вагонами добирался до Ташкента… Меня там подобрали… беспризорника… Накормили, обули, инженером сделали…
        — Женат, детишки?
        — Один…  — не сразу ответил Виктор Иванович. Его жена Юлька и пятилетний сын Макар в 1942 году погибли от фашистских бомб…
        — А где вы были все эти годы?  — резко спросил он.
        — Где я был…  — повторил старик и надолго замолчал…
        После разгрома эмира бухарского Сейид Алим-хана хорунжий долго еще скитался из города в город, скрываясь от Советской власти. Наконец, бросив малолетнего сына, сам бежал за границу. Все прошедшие годы он стремился в Советский Туркестан, ближе к захороненному золоту. Но осуществить это удалось только недавно. Вошел в компанию контрабандистов к согласился с ними «сходить» за границу. Свои истинные намерения скрывал от компаньонов. Обратно решил не возвращаться. Только успели ступить на советскую землю, как их схватили…
        Хорунжий отбывал срок на Колыме, был амнистирован — учли преклонный возраст. После освобождения приехал в Узбекистан. Его притягивало золото.
        И вот он опять там, откуда бежал много лет назад. Поступил работать на железнодорожный разъезд, слепил небольшую кибитку, посадил возле нее фруктовые деревья. Службу нес исправно, считался хорошим работником. Администрация несколько раз его премировала, профсоюз направил полечиться на курорт, помог деньгами. А сейчас — Кисловодск, нарзанная галерея, сын рядом…
        — Разве все расскажешь вот так, с бухты-барахты?  — встрепенулся старик, поняв, что молчание затянулось.  — О жизни расскажу после, а сейчас поведаю одно: не первый год живу в Узбекистане, как вы теперь Туркестан зовете. Работаю стрелочником на железной дороге.  — Со вздохом поднялся.
        — Нужно идти… Скоро встретимся насовсем… Пошли, сынок.

        На проводе — Самарканд…

        Расставшись с сыном, бывший хорунжий направился на улицу Дарьяльскую, на квартиру к своему старому другу Кузе.
        — Теперь можно поговорить и о деле,  — решил хорунжий, глядя на старика с иконописным лицом. Положил на стол колбасу, хлеб, поставил пол-литра водки, уселся на стул. Тем временем хозяин колдовал возле самовара.
        — Кузьма свет-Никитич,  — заговорил гость,  — сына Витьку все-таки нашел, встретились… Инженер… А теперь слушай меня внимательно!
        Гость говорил шепотом, заговорщически оглядываясь.
        — Ты, Кузя, ко мне поедешь, в Туркестан, то бишь в Узбекистан. Есть там у меня золотишко припрятанное… Немало его… На всех хватит… Достанем и махнем опять сюда, здесь жить будем… Здесь и монетки сплавлять курортникам сподручней. В другие города тоже выезжать будем. Еще бы найти верного человека, развернулись бы…
        Хозяин, хотя и выпил спиртного, хода мысли не терял. Предложение старого друга — поехать к нему, добыть спрятанное золото,  — казалось, вернуло старику былую силу. Тощий лик дяди Кузи потеплел.
        Шептались долго. Продумали, кажется, все. Квартиру — временно сдать дачникам. Дядя Кузя ехал в гости к старому другу, в далекие теплые края.

        Весь этот вечер Виктор Иванович был в подавленном настроении. За ужином не проронил ни слова и сразу же ушел спать.
        Григорий тоже лег рано, но никак не мог уснуть. Не включая света, накинул на плечи халат, вышел на балкон. Небо чистое, где-то над «Храмом воздуха» упала звезда, ее хвост погас в стороне от Эльбруса. Город затихал, отходя ко сну.
        Опять вспомнились строки, написанные семнадцатилетним Лермонтовым.
        Так жизнь скучна, когда боренья нет…

        Часы в коридоре пробили одиннадцать.
        Вошел в палату, дверь на балкон оставил открытой — тепло. Рашид безмятежно посапывал. Виктора Ивановича совсем не было слышно, наверное, спал.
        Но он так и не сомкнул глаз за ночь. Думал.
        Жил человек, мало думая о том, что было с ним чуть ли не полвека назад. А потом случайная встреча заставила, словно клубок, разматывать воспоминания, уносящие в далекое детство…
        Вот он — единственный в семье ребенок, всеобщий баловень, не слезающий с рук матери.
        Дни проходили среди игрушек дома или в саду за глиняным забором.
        Потом вдруг вся эта жизнь оборвалась. С улицы азиатского шумного города в их дом вошли непонятные ему тревожные дни. Разговоры родителей о революции, свержении царя, бунтующих солдатах, каких-то митингах…
        Отец часто по ночам неожиданно, торопливо одеваясь и гремя саблей, надолго исчезал из дома. Виктор испуганно жался к матери, которая как могла успокаивала сына.
        А потом, когда отец снова надолго исчез из дома, заболела мать. В тяжелом тифозном бреду металась в постели, и из больницы она уже не вернулась домой…. Это было первое тяжелое горе.
        И даже сейчас, при воспоминании о матери, в сердце Виктора Ивановича поднималась жгучая боль. Мать всегда мать, даже если у ее ребенка голова покрылась серебром.
        Началась жизнь, полная хаоса. Появилась какая-то старуха, которая кое-как ухаживала за мальчиком, а главным образом, таскала на базар родительские вещи.
        Впрочем, и отец, уже не в блестящей офицерской форме, а в оборванной солдатской одежде, также не обращал на сына особого внимания.
        Особенно запомнилась темная осенняя ночь, когда его разбудил отец и с лихорадочной поспешностью стал одевать.
        Из того, что упорно твердил ему отец, Виктор понял немногое: что им нужно немедленно бежать, что придет время, когда он, отец, найдет его. И еще отец много раз заставил повторять свое имя и фамилию. «Гаричев Виктор, Гаричев Виктор. Гаричев Виктор…» — словно в бреду твердил шестилетний мальчуган. И еще отец что-то говорил о каком-то золоте, которого много…
        Потом они куда-то бежали и остановились на незнакомой улице. Где-то, теперь уже вблизи, гремели выстрелы, слышались истошные крики, беготня людей. Отец тоже куда-то побежал, оставив одного сына, дрожащего от страха, и скоро вернулся.
        — Вон огни, видишь?!  — торопливо говорил отец.  — Это вокзал. Иди туда и не бойся, тебя не тронут. Будь там, а утром забирайся в поезд и езжай до Самарканда, тебя подберут. Живи в Самарканде, буду искать тебя только там, в Самарканде, сколько бы ни прошло лет…
        Отца рядом уже не было. А кругом стреляло, гремело…
        Мальчик был слишком мал, чтобы осознать то, что с ним произошло, что он оставлен отцом на произвол судьбы.
        Тогда в сердце мальчика был только беспредельный страх. Он не понимал этого грохота, не кричал, не плакал. Улица в темноте прятала ребенка, укрывая его своим черным саваном, Виктор юркнул под досчатое крыльцо большого домами там, дрожа всем телом, притих, сжавшись в комочек.
        С этой ночи началась его новая жизнь. Жизнь беспризорника… И кто знает, чем бы кончилась она, если бы его не подобрал милиционер на грязном, забитом куда-то едущими и откуда-то приехавшими людьми ташкентском вокзале.
        И у мальчика появился новый дом — детский, где он прожил без малого десять лет. А потом — институт, женитьба, война. И снова тяжелое одиночество…
        Многим чумазым заморышам, подобным Виктору Галичеву, чекисты дали новую жизнь, открыли им двери в широкий и светлый мир» Вот почему, когда Галичев получил загадочную телеграмму, он пошел за советом к полковнику милиции.

        Григорий поднялся рано. Соседи по палате еще спали. Разбудил Рашида, сказал, что сходит погулять. Необходимо было срочно проявить пленку и отправить ее отцу.
        Выйдя из санатория, зашагал в сторону парка. Ранний час, а здесь уже было много отдыхающих. Обычно зеленоватая вода в Ольховке сейчас под лучами восходящего солнца казалась багровой. Григорий поднялся на сосновую горку. Как хорошо отсюда виден посеребренный двухглавый красавец Эльбрус, тоже залитый ярким солнечным светом.
        Нашел будочку фотографа, где для фотолюбителей обрабатывали отснятую пленку. Попросил проявить поскорее. Получив еще чуть влажную ленту, Григорий вырезал нужные кадрики и направился на почту.
        «Дорогой дядя,  — писал Григорий,  — посылаю любительские снимки. Отпечатайте, посмотрите. Состоялась интересная и трогательная встреча…». Сдав письмо авиа-заказным, направился в санаторий.
        Там его не ожидало ничего нового. Галичев Виктор Иванович из санатория не выходил, старик тоже не появлялся.
        На другой день к вечеру швейцар принес телеграмму. В двадцать три часа Григория Теплова вызывали на переговорную. Волновался, ожидая назначенного времени, боясь, что будет плохо слышно. Слышимость оказалась отличной. У аппарата был отец.
        — Гриша, пленку получили, кадры хорошие, и люди, главное, свои знакомые старые. А как приятно получить о них весточку! Особенно доволен «дядя»,  — продолжал отец.  — Завтра ташкентским рейсом прибудет наш товарищ. Ты его не знаешь, так что не встречай. Сам тебя разыщет, если захочет.
        Григорий на цыпочках вошел в палату, не включая света, разделся и, только положил голову на подушку, уснул. Утром Рашид с трудом разбудил товарища.
        — Вставай, у тебя же в 8 -45 нарзанная ванна!  — Рашид растирал полотенцем грудь, видно, только умылся. Лейтенант без промедления поднялся. Потягиваясь до хруста в суставах:, оглядел палату. Кровать Виктора Ивановича заправлена.
        — Где?
        — Не знаю,  — отозвался Рашид,  — проснулся, а его нет. Куда ушел? И с вечера ничего не говорил!
        — Вот черт!  — зажегся Григорий.  — А может, вышел, на скамеечке сидит?
        — Нет его, все осмотрел, швейцар говорил, ушел часа два назад.
        — Промазали» черт возьми!  — сердился Григорий.
        — Да ты особенно не огорчайся,  — подмигнул Рашид.
        Курорт, новые знакомые… Что с ним случится? Пусть погуляет в парке или по улицам человек. Но Григорий не стал спокойнее.

        К вечеру в здание переговорного пункта вошел уже немолодой мужчина в сером макинтоше и черно-белой узбекской тюбетейке. Подошел к окну заказов, предъявил талон и удобно пристроился в кресле в ожидании вызова.
        — Здравствуйте,  — обрадованно говорил он, когда его пригласили в кабину.  — Долетел хорошо. Лечусь, отдыхаю, уже ванну принял. Все на месте. Приеду — дней на несколько в район съездим. Одно дело там есть у меня… Не успел до отъезда. Да, еще одна просьба! Устрой, пожалуйста, грузчиками к Литвинову на станцию Кадырова и Толю. Я обещал и не успел сделать. Только сегодня-завтра, пожалуйста… Спасибо! Все! Жму руки! Скоро встретимся!
        Закончив переговоры, направился к нарзанному источнику. На город опускался вечер — сырой, промозглый. Туман стлался по верхушкам деревьев.
        Но и в этот час выпить целебной воды находились желающие. Девушки в прорезиненных передниках и. ажурных чепчиках проворно подавали стаканы с нарзаном.

        Где золото?

        Комиссар милиции нещадно ругался. Ругал самого себя. Надо же! Возраст у него самый что ни есть пенсионный, а курит, как мальчишка, пытающийся казаться взрослым. Метнулся к столу, зло втиснул папироску в пепельницу и снова машинально потянулся к коробке «Казбека». Поймал свою руку на полдороге, улыбнулся, глубоко уселся в кресло, выбивая пальцами дробь на столе. Казалось бы, особых оснований для излишних беспокойств не было. Все идет нормально, но, все равно, покоя нет. Только тогда, когда можно будет завязать тесемки на этой папке, хлопнуть по ней на прощанье, только тогда вырвется из груди вздох облегчения. Но когда? Когда это будет? Ох, наверное, не скоро…

        А пока… Пока нужно продолжать искать и думать над вопросом: где золото? В том, что оно есть, теперь уже комиссар не сомневался. Зря бы этот матерый волк — хорунжий — не стал заваривать кашу, игра стоит свеч. Но зачем Кисловодск? Набраться сил перед решающим наступлением? Ведь не туда же он перебросил сокровища? Или в случае разлада с сообщниками, с ними лучше разделаться подальше от объекта?
        — Черт знает, ерунда какая! Нашел себе союзника в лице дяди Кузи! Старая мышь! Сколько сидела в норе и носа наружу не высовывала! А привелся случай, пожалуйста, вот он! «Берите меня за рубль двадцать!». Сколько еще нечисти на земле бродит!
        …А в это время «нечисть» в тесной, не в меру заставленной комнате дяди Кузи приканчивала второй самовар. Хорунжий раскраснелся, давний шрам приобрел багрово-фиолетовый оттенок. Старик яростно жестикулировал, расписывая картины новой жизни, которая откроется им «после свидания с прапорщиком».
        Дядя Кузя — в одной нижней рубашке. Ворот расстегнут, под ним впалая грудь, покрытая редкими седыми волосами. Выцветшие глаза его поблескивают, из щербатого рта вырывается довольное похохатывание.
        — Золотые зубы вставлю…
        Виктор Иванович сидит молча, всей пятерней, по-купечески, поддерживая блюдце, и пьет чай, Уточняются последние детали операции.
        …И здесь, за тысячи километров, люди, собравшиеся в кабинете комиссара милиции Ахмедова, заняты тем же: уточнением последних деталей операции.
        Не одну ночь провел комиссар, прежде чем приказал собрать к нему оперативную группу — «Золотое дело». Не один километр исходил он в своем кабинете, ища в узорах бухарского ковра ответ все на тот же вопрос: где золото?
        Комиссар усмехнулся: «Лучше всего на него ответил бы, конечно, сам хорунжий, но попробуй задай ему такой вопрос! Скорее собственный язык проглотит, чем ответит!»
        Золото вывезли из банка в ночь с пятнадцатого на шестнадцатое февраля. Со слов Марии Степановны хорунжий был у Тепловых вечером, часов в десять-одиннадцать. На вскрытие сейфов, упаковку валюты, погрузку ее им потребовалось примерно с час. Значит, караван оставил город в середине ночи, и в резерве, до рассвета, у хорунжего оставались какие-нибудь три-четыре часа. Забрать золото с собой хорунжий но рискнул бы — слишком много глаз. А потом нашлись бы и желающие «войти в долю», даже вопреки желанию хорунжего.
        Груз, как показывали очевидцы из банка, переправили на верблюдах. Эти корабли пустыни далеко уйти не могли, их тут же наши разъезды перехватили бы. Вывод: в пути были два-три часа, ушли на восемнадцать-двадцать километров, дальше, по времени, не могли. Ушли… А куда ушли?
        Комиссар опять задумался. Вероятная картина похищения сокровищ теперь рисовалась ему так.
        Погрузив золото на верблюдов, хорунжий приказал торопливо гнать караван. Да, но в какую часть города? Комиссар вскинул голову, поднялся, подошел к карте области.
        Почему старик поселился не на самой станции «Н», где работал, а на солидном расстоянии от нее? Что заставило его ежедневно совершать марш в два с лишним километра, при его возрасте, по жаре и по пыльной дороге? И к тому же два раза в день… В то же время, по наведенным справкам, ему предлагали квартиру вблизи от работы. Отказался, говорит: «привык к хате, бросать жалко».
        Комиссар опять заходил по кабинету.
        «Почему старика привлекла именно эта станция? Мог выбрать любую другую и работу найти получше…»
        — Стой! Стой!  — вдруг остановился комиссар и даже хлопнул себя ладонью по лбу.  — В былые времена там кустари добывали глину для гончарных изделий! Там же масса подземных ходов сообщения, искусственных полостей!  — И нажал кнопку звонка…
        — План операции будет таков,  — спокойно проговорил комиссар, когда собралась оперативная группа «Золотое дело»…

        Побег

        — Скоро дома будем,  — перекрестился хорунжий.
        Станция, которая лет пятьдесят назад значилась разъездом с двумя мазанками, разрослась в железнодорожный узел с поселком городского типа.
        Автобус, везший компаньонов, миновал широкие улицы и выехал на выжженную солнцем степь. Минут через пятнадцать хорунжий попросил шофера «тормознуть», Собрав свои дорожные пожитки, старики двинулись в сторону от дороги, по едва заметной на галечнике тропинке. День был на исходе. Солнце скрылось за далекими холмами. Хорунжий привел дядю Кузю в свой дом — мазанку с двумя подслеповатыми оконцами.
        — Вот Кузьма свет-Никитич, гляди на мои владения,  — повел рукой хорунжий.  — Им цены нету!
        Дядя Кузя сглотнул довольный смешок. Они стояли возле кибитки. Вечер щедро рассыпал огни над поселком, оттуда доносилась музыка.
        — Ничего… Придет время, и мы повеселимся,  — еле слышно шептал старик больше для себя, чем для дяди Кузи. Вгляделся в темноту, зябко повел плечами. Шагах в стах был вход в штольню, куда казаки внесли золото и откуда назад не вернулись. Тот давний взрыв исковеркал вход в пещеру, десятилетия довершили эту работу. Здесь, почти под ногами, на глубине восьми-девяти метров, покоились солдаты, прапорщик, проводники каравана. И золото тоже покоилось…
        Хорунжий все помнил. Подвыпивший прапорщик уселся тогда на мешочек с золотом, рядом лежала холщовая сумка почтальона с драгоценностями. «Офицерик и сейчас на них лежит…» Поднялся, снял соломенную шляпу, трижды перекрестился.
        «Слава богу, все хорошо!» — подумал он и подошел к дяде Кузе.
        — Пойдем, старина, в хату, спать пора!
        Гость шваркнул носом, сплюнул и поплелся за хозяином.
        — Спи, Кузя, а я на работу пойду.
        Старик прибрал сторожку, приготовился встречать скорый поезд Москва — Ашхабад.
        Вышел, осмотрел стрелку. Вот донесся сигнал тепловоза, вдали показалось яркое пятно.
        «Идет по расписанию»,  — подумал старик. Поправил фуражку, встал на рабочее место. Состав, как всегда, стремительно приближался. Но что это такое? Из второго или третьего вагона, метрах в двухстах от сторожки, то ли кто-то прыгнул, то ли упал? Вот он поднялся, проковылял несколько шагов, опять упал. Состав продолжал нестись вперед. На. подножке, вагона — два милиционера. Один что-то кричал, показывая назад рукой, другой пытался на ходу спрыгнуть, но, видно, боялся. До старика все же донеслось:
        — Крупный преступник! Лови его!
        Промелькнул последний вагон. Только теперь старик понял: тот человек был под стражей. Видно, не укараулили его сопровождающие, сбежал.
        Шипение, дикий скрип тормозов. «Сорвали стоп-кран»,  — мелькнула мысль. Поезд остановился. Старик ринулся в сторожку, схватил берданку и бросился за беглецом. Тот лежал на земле. Увидев человека с ружьем в руках, поднялся, хромая сделал несколько шагов и рухнул на песок.
        У старика тут же созрел план: укрыть, спрятать, услугу окажет, будет неплохим помощником. Человек, пожалуй, надежный. Если решился на побег, значит припекло здорово, И крикнул:
        — Что лежишь, как корова, вставай!  — ткнул концом ствола в спину
        — Вставай, дура!
        Тот с трудом повернулся, лицо залито кровью. Охая, сел, принялся протирать глаза. Старик стоял рядом и оглядывал пострадавшего. На вид ему было лет около тридцати. Кожа на правой щеке, на лбу содраны, кровь продолжала сочиться.
        — Что медлишь, поднимайся, дурья голова,  — более дружелюбно проговорил старик, протягивая беглецу руку.  — С минуты на минуту нагрянут конвоиры. Ей богу, вот те крест, нагрянут!
        Преступнику теперь, видно, было все равно. Он безучастно огляделся, смерил презрительным взглядом старика, потянулся к правой ноге, ощупал ее и опять со стоном упал на спину. Но тут же сел; громко закричал:
        — Ну, что стоишь, лягавый? Хватай, вяжи, зови охрану! Эх! Если бы не разбился, несдобровать тебе, старой шкуре!
        Беглец вызывающе глядел на старика.
        — Ну, ты, что стоишь? Стреляй, зови конвой! В грудь бей, падла, вот она,  — рванул на себе рубашку.
        Старик бросил берданку за спину, ощупал беглецу ногу. Щиколотка распухла, вывих или перелом — не определил,
        — Давай, парень, скорей поднимайся! С ногой-то плохо да и мордой пропахал крепко. Быстрей, быстрей, помогу тебе! Нужный ты мне человек. Бог тебя послал.
        Преодолевая боль в ноге, беглец поднялся и, опираясь на плечо старика, двинулся к полотну железной дороги. Неподалеку послышались громкие голоса.
        — Скорее, дура!  — торопил старик беглеца.  — Под полотном железной дороги водосточная труба, лезь туда, укройся! Собак у них нет, да и я отвлеку.
        Голоса совсем близко, слышен топот бегущих.
        Преступник скрылся в трубе. Старик бесшумно метнулся ь сторону. Закричал, выстрелил в воздух. Подбежали милиционеры.
        — Где он?
        — Туда побежал, истинный бог, вон туда! К камышам бегите! Скорей, чего топчитесь?! Далеко не ушел, стар я, не управился с ним.  — Старик в изнеможении опустился на песок, вытирая пот с лица.
        Милиционеры, метнув взгляд на немощного стрелочника, бросились в темень.
        Старик проводил их взглядом, передохнул, поднялся и торопливо направился к трубе. —
        — Лежи, парень, и жди. Сдам пост — приду.
        В ответ человек что-то промычал. Старик зашагал к сторожке, где уже ожидала сменщица. Женщина сидела на скамеечке. Поднялась.
        — Поймали?
        — Ищи ветра в поле,  — покачал головой стрелочник. Дай, Марья, воды. Умаялся с этой оказией, с сердцем плохо. Гонялся… Разве в мои годы за бандюгами бегать?

        Сдав пост, направился по тропинке домой. Но, пройдя метров пятьдесят, свернул в сторону, к трубе.
        Преступник назвался Иваном, сказал, что очистил квартиру,  — застукали. И вот удалось «рвануть когти».
        Молча, остерегаясь чужих глаз, стрелочник вел его к себе домой.
        — Что делать будешь? Куда пойдешь?
        Иван, опираясь на плечо спасителя, заговорил ворчливо, будто старик был виноват во всем происшедшем.
        — Куда пойду? А куда я гожусь? Нога пухнет, прыгнул неловко, видно, вывих…
        Оступившись, громко охнул.
        — Полежу у тебя, кусок хлеба дашь. Паспорт добуду, деньжат и смотаюсь. Дружки есть верные, выручат.
        — С деньгами-то, парень, и дурак умный! А вот без денег и умный становится дураком. Так-то… Ладно, полежишь у меня, может, характерами сойдемся, тогда все будет. Бог даст, не найдут тебя, спрячем. Поищут-поищут — и успокоятся…
        Комнатушку с низким закопченным потолком освещала керосиновая лампа. В переднем углу, у киота, чадила лампада, бросая дрожащий отблеск на иконы.
        Дядя Кузя подшивал ботинок. Виктор Иванович молча наблюдал за ним.
        — Пардон, друзья, принимайте гостя,  — от двери крикнул старик, проталкивая в помещение беглеца. Виктор Иванович поднялся, оглядел незнакомого. Оставил свою работу и дядя Кузя.
        — Здравствуйте,  — с трудом проговорил Иван, тяжело усаживаясь на табуретку.
        Виктор Иванович стоял, чуть ли не подпирая головой потолок, и внимательно смотрел на пострадавшего. Видел ободранное, в крови лицо, поношенную и грязную фуфайку, стеганые брюки, кирзовые сапоги.
        Иван с помощью стрелочника, охая, стянул стеганку.
        — Виктор, помогай,  — позвал старик, взявшись за сапог беглеца.  — Видишь, человек ногу повредил, может сломал, Кузьма, быстрей грей воду. Ногу надо парить, да умыться не мешает человеку.
        Виктор Иванович, ни слова не говоря, ножом распорол голенище, ощупал ногу.
        — Похоже, обыкновенный вывих,  — сказал он.
        Скоро пострадавший — обмытый, переодетый, перебинтованной лежал в соседней комнатушке. Виктор Иванович рано утром должен был уезжать и поэтому тоже лег спать. Но еще долго-долго в кибитке слышался захлебывающийся шепот двух стариков: вспомнилась им буйная молодость. А, может, они уже жили в будущем?

        Путь лежал мимо…

        Человек, по внешнему виду охотник, вышел на крыльцо. К ногам его ластилась собака. Свежий бодрящий ветерок беспощадно расправлялся со сном. Синева рассвета таяла. За зубчатой стеной гор солнце гигантским веером выбросило багровые лучи, смело ринувшиеся на землю, День — выходной, час — ранний, а поселок почти весь на ногах. Одни спешат на базар, в магазины, другие уже копаются на приусадебных участках.
        Охотник позвал собаку, неторопливо пошел в сторону поля. Внимательно огляделся по сторонам; неподалеку, возле особняком стоящей кибитки, копошилось несколько человек.
        «Рано поднялись»,  — подумал охотник. Вынул из рюкзака бинокль. Перед глазами, в дымке легкого утреннего тумана, совсем рядом была видна горка свеженасыпанной земли. На ней сидел человек в комбинезоне и ежеминутно вытирал носовым платком лицо и шею.
        «Знать, здорово потрудился, раз так вспотел»,  — подумал охотник.
        Рядом с отдыхающим — старик, ловко перехватывая веревку, вытягивал из колодца ведра с землей. Путь лежал мимо землекопов.
        — Бог в помощь!  — приветствовал охотник небольшую, дружно работающую артель. Собака продолжала носиться среди засыхающего янтака.
        — Спасибо на слове, гражданин хороший,  — не совсем дружелюбно отозвался старик и отбросил пустое ведро.
        — Доброе утро!  — буркнул человек с платком, не прекращая своего занятия.
        Кузя, перекур, вылезай!  — крикнул старик. Уселся на свежий грунт, из сумки достал бутылку с молоком, отпил прямо из горлышка.
        Солнце поднялось. Его лучи играли зайчиками в окнах поселка. Утро начиналось тихое, светлое. На древнюю чинару опустилась пара аистов. Снова поднялась, закружилась в небесной сини. Птицам давно пора улетать на юг, но жаль было покидать полюбившиеся места.
        Сады одеты в золото осени, даже вода Ак-Сая от опавших листьев казалась выкрашенной охрой.
        — На охоту собрался, гражданин хороший, да что-то поздновато! Зорю-то проспал!  — с иронией в голосе проговорил старик, внимательно разглядывая незнакомца.  — И, не ожидая ответа, продолжал — Вижу, давно в поле не были, и собака, знать, взаперти сидела. Смотри, как носится,  — рада, что на волю вырвалась.  — Вызывая охотника на разговор, старик не забывал и откусывать от краюхи хлеба, и отхлебывать молоко из бутылки.
        Охотник снял шляпу, присел около.
        — Привольно здесь… Только охота плохая стала, все перебили. Раньше, когда был моложе, сюда хаживал часто и всегда с полной сумкой уходил. А сейчас что…
        Тяжело покряхтывая, из колодца выбрался дядя Кузя,
        — К черту! Больше не полезу! Грунт тяжелый, не по моим годам орешек.  — И, не обращая внимания на постороннего человека, распластался на земле.
        — Сам полезу, ты, Кузя, отдыхай. Скоро до водицы, видно, докопаемся, а она вот как нам нужна,  — проговорил старик и полоснул ребром ладони себе по горлу.
        — Вода тут далеко,  — с сочувствием покачал головой охотник,  — много копать придется… Одним словом, мозоли будут, И поднялся.  — Ну, бывайте здоровеньки, работяги.
        Распростившись, ушел, провожаемый глазами землекопов. Миновал глубокий каньон и вышел на площадку, заросшую камышом и джидой. Далеко внизу стлался туман, медленно сползая к камышам. Они терялись за изгибом предгорья.
        «Успею к поезду,  — подумал охотник, взглянув на часы.  — Еще есть время до прихода скорого.»
        Собака медленно пробиралась сквозь высохшие заросли, ведя охотника по следу какой-то дичи. Вдруг пес вытянулся, замер в стойке. Прямо из-под ног с криком, с оглушительным хлопаньем крыльев вырвалась пара фазанов. Охотник вскинул ружье и тут же опустил его: таких красавцев бить просто жалко было. «Скорей бы станция! Подальше от соблазна!» И, поправив ружье, зашагал в сторону железной дороги.
        Проходя мимо сторожки стрелочника, заметил двух парней, сидящих на откосе,  — русского и узбека. Они, покуривая, переговаривались. Охотник заторопился. До поезда оставались считанные минуты.
        «Где я их видел?» — вспоминал он. Но так ничего и не мог вспомнить.
        Приход охотника встревожил хорунжего. Старик проводил его долгим, изучающим взглядом: что же это за человек?
        — Да что я на себя страху нагоняю?  — чертыхнулся он.  — Мало ли людей ходит? День выходной, человек решил поохотиться, отдохнуть. Все нормально!
        Спустившись в колодец, принялся яростно, с остервенением копать, лишь изредка делая передышку. Утомился, отбросил ведро, сел на землю, спиной уперся в холодную, влажную стенку. В изнеможении откинул голову, закрыл глаза. Тело отдыхало, а мозг продолжал работать.
        — Не ошибся ли в расчетах, определяя проходку к золоту? Нет, ошибки не должно быть. За сорок с лишним лет не прошло и дня, чтобы не думал об этом месте. Все цело в голове. Лучше чем на бумаге нарисовано.

        Ночь была темная

        Хорунжий с трудом отвалился от стенки колодца. Поднялся, принялся снова копать. Отправил ведер двадцать наверх, почувствовал — земля стала мягче. Отбросил ведро, стал руками разбрасывать землю.
        — Все правильно!  — Сердце старика стало стучать с перебоями.  — Вот сейчас случится все то, чего он ждал почти полвека. Где-то рядом, совсем рядом — золото!
        Не поднимаясь с колен, перекрестился и почувствовал под ногой что-то твердое. Преодолевая страх, торопливо отбросил руками землю. Открылась подошва сапога… По форме заостренного носка догадался — нога прапорщика, такие сапоги только офицеры носили. Убийца похолодел, его охватил суеверный страх. Вскочил, ухватился за веревку, сунул ногу в ведро, истошным голосом закричал: «Тащите»!
        Помощники бросились к колодцу.
        Дрожа всем телом, старик лег на землю, пряча в руках побелевшее лицо. Трудно вздохнул, еле шевеля сухими губами, проговорил:
        — Устал… Сердце прихватило. Воды…
        Дядя Кузя бросился к чайнику. Старик, приподнявшись на локте, жадно глотнул и опять упал на землю. Солнце согревало тело, дрожь прекратилась. Ничего не сказал о действительной причине поспешного бегства из колодца» опять сослался на сердце и усталость. Минут через пятнадцать поднялся, строго проговорил:
        — Виктор, Кузьма! Собирайтесь, перекусить пора! Иван нас заждался.  — Не оборачиваясь, пошел впереди. Виктор Иванович и дядя Кузя, не прибрав инструмента, молча шли следом.
        Подкрепившись, хорунжий вышел из хибарки. Тихо. Только куры копошились за изгородью, самозабвенно кудахтая.
        «Куда деть столько золота? Удастся ли сбыть его? Кузя плохой помощник, Виктор — туда же… Разве только беглый Иван? А может… А может… С ними произойдет несчастный случай? Земля же рыхлая… Того и гляди завал… Только это потом, когда перетащат золото. Ой, боже ты мой!..  — собранные в щепоть пальцы рванулись ко лбу.  — Зачем сейчас себе забивать?» — Поднялся, вошел в комнату.
        — Виктор!  — громко крикнул он и стал тормошить сына, лежавшего на раскладушке. Тот нехотя повернулся.
        — Поднимайся, поговорим.
        — Что шумишь? Дай отдохнуть.
        — Поднимайся, говорю.
        Вошел дядя Кузя, за ним Иван. Хорунжий грузно сел на табурет, пытливо оглядел всех.
        — Сейчас пойдем работать. Иван останется здесь, подвал готовить. Ночью золотишко потащим…
        Старики спустились в колодец. Дядю Кузю старик взял только из-за страха оставаться наедине «с теми»… Повесил фонарь на палку, воткнул в отвал, показал на носок сапога и приказал откапывать. Дядя Кузя, не моргнув глазом, сначала лопатой, а затем руками снимал землю, ссыпал в ведро и дергал веревку — «тащите наверх]». Виктор Иванович вытягивал тяжелые ведра и тут же опять спускал вниз пустые.
        Хорунжий прижался к стене, беспрерывно крестился, но все равно не мог избавиться от дрожи. Вот показались сапоги… Где-то рядом с ними должна быть сумка почтальона… Где же она? И с криком бросился на землю. Истлевший холст лопнул, камни рассыпались и заблестели, словно угольки в полузатухшем костре, с которых ветер сорвал пепельно-серое покрывало.
        Старик стоял на коленях, хватал камни, они струились у него между пальцами. Сорвал с себя пиджак, бережно прикрыл сокровища, чтобы ничей взгляд не мог коснуться их…
        — Отдыхай, Кузя,  — шепотом проговорил хорунжий, а сам принялся копать в стене колодца нишу. Так он работал около часа. Потом старик сунул туда один мешочек с золотом, второй, третий…
        Старики утомились, да и время к обеду. Прекратили работу, выбрались наверх.
        — Веревки захватил с собой?  — бросил хорунжий дяде Кузе.  — Не дай бог кто…

        — С полем вас, друзья-охотники!  — торжественно произнес хорунжий, усаживаясь за стол.  — Сегодня ночью дичь будет в наших сумках!
        Беглый Иван даже подскочил от радости.
        — Вот лафа!  — во все горло заорал он.
        — Ты чего, дура, орешь, как кабан недорезанный? Смотри у меня!  — Кулак старика грохнул о стол. Иван тихо, покорно ответил:
        — Я ничего… Рад… Дедушка… Денег-то сколько будет, паспорт купим, одежонку!  — Ухмыльнулся. Сел.
        — То-то, смотри у меня!  — более мягко проговорил старик.
        После сытной трапезы хорунжий объявил двухчасовой отдых. Иван зашел к себе в каморку, снова вышел, пошел во двор, выглянул за калитку. Никого не видно. Вот только опять этот нищий идет, кажется, сюда. Иван скрылся в помещении. Старик не разрешал Ивану показываться людям, а тут нищий повадился. Но сам хозяин этому «божьему человеку» не отказывал в хлебе, да и денег давал.
        Виктор Иванович никак не мог уснуть, ворочался. Наконец, поднялся.
        — Отец!  — шепотом произнес он. Старик не спал, поднял голову.
        — Чего еще?
        — Отец! Завтра думаю на работу не поехать, скажу, заболел… Ведь до утра сегодня потеть будем. Отлежусь здесь.
        — Это верно. А как сообщить на работу?
        — Дойду до сельсовета, позвоню оттуда по телефону начальству, попутно в магазин забегу, хлеба куплю…
        — Иди, да быстрей,  — согласился старик и повернулся на другой бок.

        — Так, говоришь, передали — «В 22.00 дома и на работе»?  — переспросил комиссар полковника Теплова.
        — Так точно! Слово в слово!  — подтвердил тот.
        — Вот и хорошо, что слово в слово. А дело — в дело!

        Стой, кто идет?!

        — Быстрее тяни, веселей!  — беспрестанно доносился из колодца голос старика, чуть приглушенный волнением и расстоянием.
        Он там, на дне, грузил в ведра небольшие кожаные пудовички с золотыми монетами, а Виктор Иванович поднимал их наверх. Иван бегал между колодцем и хибаркой, передавая дяде Кузе один мешочек за другим. И они тут же исчезали в тайнике, в подвале.
        Так с остервенением они работали второй час. Ночь выдалась темная. Ветер гнал низко плывущие облака, вот-вот пойдет дождь.
        — И пусть себе идет, пусть идет,  — шептал хорунжий.  — Зато к нам никто не придет. Кто сюда пойдет? День воскресный, ночь темная, погода промозглая. Все по домам сидят…
        Виктор Иванович опять вынул ведро, покачал головой — Иван не успевал носить. Накопилось уже штук десять мешков, лежали горкой, а старик все кричал: «быстрей! быстрей!».
        Взглянул на светящийся циферблат — время к десяти часам. Вытер с лица пот, смешанный со струйками дождя, и опять продолжал работу.
        Он стоял на доске, над зияющим устьем колодца, ему были видны согбенная, в непрерывном движении фигура отца да огонек фонаря.
        Подбежал Иван, и тут же из темноты прозвучало резкое, повелительное:
        — Стой! Кто идет?!.
        — Руки вверх!  — и тут же два мощных луча осветили работающих.
        Беглец выпрямился, поднял руки. Но почему сын старика не выполнил приказа? Стоит будто его это не касается, и разглядывает в темноте лицо подавшего команду.
        — Виктор Иванович! Это я, старший лейтенант Кадыров!
        Иван стоял и не понимал, что происходит. Почему человек в милицейской форме разговаривает с сыном матерого преступника?
        — Виктор Иванович!  — негромко из темноты донесся другой голос. Второго человека Галичев не видел: в глаза бил ослепительный поток света. Но по голосу узнал Тольку — рабочего с железнодорожной станции.
        Из темноты, со стороны тропинки, ведущей к жилью хорунжего, донеслись голоса, топот бегущих. Виктор Иванович не спускал глаз с Ивана, покорно сидящего с поднятыми руками, и на всякий случай схватился за черенок лопаты.

        …Автомашина остановилась, не доезжая метров двести до кибитки хорунжего.
        Кругом темень. Где-то лениво тявкала собака, да монотонно шуршал мелкий холодный дождь.
        — Стой! Кто идет?  — послышался из темноты негромкий голос.
        — Ахмедов! Открылась дверь.
        — Входите, товарищ комиссар!
        Маленькая комнатушка заполнена до отказа. Керосиновая лампа еле вырывала лица из темноты. Дядя Кузя сидел на скамейке под иконами, икал, исподлобья оглядывал собравшихся, что-то бормотал и беспрерывно крестился.
        — Товарищ генерал! Разрешите действовать по плану операции!  — обратился лейтенант Теплов к комиссару милиции Ахмедову.
        — Действуйте!  — бросил комиссар.
        Теплов махнул рукой своей группе: пошли! Подсвечивая дорогу, старший лейтенант Кадыров вел группу к колодцу.
        — Здравия желаю, Виктор Иванович!  — многозначительно произнес Григорий, останавливаясь шагах в двух от него.
        При свете фонаря тот узнал соседа по санаторию.
        — Гриша! Какими судьбами? И Рашид тоже здесь?
        — Не здесь, так где-нибудь поблизости. Такая уж служба наша.
        — Вон оно что… Служба, оказывается… Смотри-ка, и «охотник» тут, и «нищий»…
        — И «беглый Иван» — послышался веселый голос, и к ним подошел «беглый преступник» — капитан милиции Петриченко.
        — Да, дела…  — весело протянул Виктор Иванович.  — Дела… Значит, «беглый Иван» и тот «нищий», что к нам похаживал, ваша работа?  — с удивлением смотрел он на Теплова, будто только сейчас встретил его.
        — Все наши! Вот только прыгнул «Иван» тогда, действительно, неловко. Повреждение ноги не входило в план. А сейчас — хватит разговоров! Дело не кончено еще!
        — Смотри, Гриша, вот оно золото, украденное у народа! Смотри!  — метнул Галичев луч на груду лежащих мешочков.  — И мы вернем-его настоящим хозяевам.

        Там, внизу, старик, должно быть, услышал разговор и понял из доносившихся к нему фраз, что все пропало.
        «Виктор предал!  — больно резанула мысль.  — Сын… Родная кровь… Отца…»
        Человек в колодце, освещенный лучами электрических фонарей, метался, кричал, как зверь, попавший в волчью яму, остервенело карабкался на стены.
        — Успокойся,  — склонился над колодцем Виктор Иванович.  — Сейчас поможем тебе выбраться.
        — Иуда! Продал!  — донесся из глубины истеричный голос, И в ту же минуту раздался выстрел. Виктор Иванович дернул головой и упал на руки «беглого Ивана». Обмякшее тело ломалось, тянулось навстречу земле…
        Галичева на руках отнесли в сторону, бережно положили на чью-то шинель. Теплов бросился к пострадавшему и увидел, как растет на груди черное пятно…
        — Скажите полковнику…  — шептал раненый,  — предчувствие… тогда… не обмануло меня… Не Галичев… Гаричев… Одна буква… И вот…
        — Быстро в машину!  — скомандовал лейтенант.  — В больницу его! Я останусь здесь! Неужели он не знал, что у старика оружие?  — со слезами в голосе пробормотал юноша.
        Темноту полоснули два ярких луча — это развернулась автомашина и стремительно понеслась в сторону станции.
        «В больницу повезли, только, пожалуй, поздно уже…» — подумал лейтенант. Подошел к яме, пошарил лучом фонарика в колодце. Тотчас раздался выстрел.
        «Огрызается, мерзавец!»
        — Гриша, это мы идем!  — услышал Теплов голос отца. Несколько лучей забегало по площадке, освещая мокрую землю. Полковник направился к колодцу, осветил его.
        — Папа, не подходи!  — крикнул Григорий и тут же спохватился.
        — Товарищ полковник, не подходите к колодцу! Старик вооружен.
        Полковник остановился. Из колодца опять раздались выстрелы.
        Подошел комиссар.
        — Не вытянет Виктор Иванович…  — сняв фуражку, сказал он.  — Пуля в грудь… Навылет…
        Комиссар надел фуражку.
        — Лейтенант, подойдите!
        — Слушаюсь, товарищ комиссар!  — сделал Григорий два шага вперед.
        — Какое оружие у старика?
        Лейтенант об этом еще не подумал, и вопрос застал его врасплох.
        — Токаревский пистолет, судя по звуку…
        — Сколько раз он стрелял?
        — Шесть, товарищ комиссар.
        — Предложите сдаться, с двумя патронами он долго осаду не выдержит…
        Лейтенант, подойдя к колодцу, передал приказание. В ответ раздались выстрел, дикий крик и опять выстрел.
        — Сдавайтесь!  — снова крикнул Теплов-младший. Все молчали, ждали, что старик подаст голос. Но было тихо.
        — Хорунжий, почему молчите?  — крикнул комиссар. Ответа не последовало. Поднял фуфайку и бросил ее в колодец. Внизу по-прежнему тихо.
        — Ни ответа, ни привета,  — проговорил комиссар и, повернувшись к полковнику, что-то ему сказал.
        Теплов-старший приложил руку к козырьку, отчеканил:
        — Слушаюсь, товарищ комиссар!  — Повернулся к сыну, скомандовал:
        — Лейтенант Теплов, приготовиться к спуску вниз!
        — Есть, товарищ полковник, приготовиться к спуску вниз.  — Взял в руки веревку, подергал ее; крепкая. Офицеры подсвечивали.
        — Прошу не подходить,  — предупредил Григорий и решительно подошел к яме.
        Луч фонаря скользнул по стенам и метнулся на дно, в глубину, вырвал из темноты нишу, лопату с короткой ручкой, ведро с веревкой, горки золотых монет, высыпавшихся из мешочков. Старика не было видно.
        — К спуску готов, товарищ полковник!
        — Выполняйте, лейтенант! Помогите ему, товарищи! Подошли «беглый Иван» и старший лейтенант Кадыров.
        — Спускайте меня быстрей, как можно быстрей, не светите только,  — командовал лейтенант, чувствуя, что от собственного голоса ему становится не так страшно.
        Вот, наконец, под ногами — земля. Вбок уходит свежий лаз. Григорий метнулся туда и навалился на старика. Ни малейшего сопротивления! Что с ним? На руках что-то липкое. Это же липкое на плечах и голове старика…
        Выхватил из кармана электрический фонарик. Осветил. Взял за руку — пульс не прощупывался.
        — Жизнь вынесла ему свой приговор,  — подумал лейтенант. Подсунул старику под плечи фуфайку, перехватил веревкой, крикнул:
        — Тяните!
        Тело поплыло вверх. Подсветил, оглядел дно колодца, услышал голос сверху.
        — Григорий, как дела?  — кричал отец.
        — Порядок!
        — Принимай веревку!
        Лейтенант опять оглядел колодец. Дно его густо покрывали желтые кругляки. Лейтенант присел на корточки, прицепил фонарик к пуговице кителя, захватил пригоршню монет. Потом медленно разжал пальцы. Тускло блестя, золото струилось вниз, смешиваясь с землей и кровью…

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к