Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .

        За стеной Людмила Петрушевская

        Петрушевская Людмила
        За стеной

        Один человек лежал в больнице, он уже выздоравливал, но чувствовал себя еще плоховато, особенно по ночам. И тем более ему мешало, что за стеной все ночи подряд кто-то разговаривал, женщина и мужчина.
        Чаще всего говорила женщина, у нее был нежный, ласковый голос, а мужчина говорил редко, иногда кашлял.
        Эти разговоры очень мешали нашему больному спать, иногда он вообще под утро выходил из палаты, сидел в коридоре, читая газеты.
        Ни днем, ни ночью не прекращался за стеной этот странный разговор, и наш выздоравливающий начал уже думать, что сходит с ума, тем более что, по его наблюдениям, никто никогда не выходил из палаты.
        Во всяком случае, дверь туда постоянно была закрыта.
        Больной стеснялся пожаловаться на шум, только говорил, что плохо со сном, и лечащий врач отвечал: ничего, скоро вы поправитесь, дома все пройдет.
        А надо сказать, что дома этого больного никто не ждал, родители его давно умерли, с женой он разошелся, и единственным живым существом в его доме был кот, которого теперь приютили соседи.
        Больной выздоравливал медленно, жил с заложенными ушами, но и сквозь затычки он слышал все тот же разговор, тихий женский голос и иногда мужской кашель и два-три слова в ответ.
        Кстати, сам больной уговаривал себя, что если бы он хотел спать, то заснул бы в любых условиях, и все дело просто в том, что пошаливают нервы.
        Однажды вечером наш болящий вдруг ожил: разговор за стеной прекратился.
        Но тишина длилась недолго.
        Затем простучали знакомые каблуки медсестры, эти каблуки затоптались на месте, потом что-то глухо обрушилось, потом забегали, засуетились люди, забормотали, стали двигать стулья, что ли — короче, какой тут сон!
        Больной вышел в коридор, не в силах больше лежать.
        Он тут же увидел, что дверь в соседнюю палату, против обыкновения, распахнута настежь, и там находится несколько врачей: один склонился над постелью, где виднелся на подушке бледный профиль спящего мужчины, другие присели около лежащей на полу женщины, а по коридору бежит медсестра со шприцем.
        Наш больной (его звали Александр) начал беспокойно ходить взад и вперед мимо открытых дверей соседней палаты, что-то его притягивало к этим двум людям, которые как будто одинаково спокойно спали, с той только разницей, что мужчина лежал на кровати, а женщина на полу.
        Задерживаться у дверей было неудобно, и больной стоял у дальнего окна, наблюдая за кутерьмой.
        Вот в палату завезли пустую каталку, вот она медленно выехала обратно в коридор, уже с грузом, на ней лежала та самая женщина, и мелькнуло опять это спящее женское лицо, спокойное и прекрасное.
        Надо сказать, что Александр знал толк в женской красоте и не единожды наблюдал свою бывшую жену у зеркала (перед походом в гости, например).
        И каждый раз, видя очередную волшебницу (бриллиантовые глаза, полуразвернутый бутон розы под носом), он представлял себе это лицо перед зеркалом в виде белого, маслянистого блина с дыркой на том месте, где потом будет роза, и с двумя черными отверстиями там, куда затем вставят бриллианты.
        Но тут, в больничном коридоре, Александра как будто кто-то ударил в самое сердце, когда мелькнуло это чужое женское лицо, лежащее на плоской подушке.
        Печальное, бледное, простое и безнадежно спокойное, оно быстро исчезло за спиной санитара, а потом задвинулись двери лифта, и все кончилось.
        Потом Александр сообразил, что тело женщины, которую провезли мимо, укрытое простыней, выглядело безобразно большим и бугристым, как бы раздутым, и носки ее ног безжизненно торчали врозь — и он подумал, что в природе нет совершенных человеческих созданий, и от всей души пожалел эту толстую даму с таким красивым личиком.
        Затем операция с каталкой повторилась, но на сей раз провезли чье-то тело, укрытое с головой.
        Тут Александр понял, что это умерший из соседней палаты.
        Наш больной, по природе человек молчаливый, ни о чем не стал спрашивать медсестру, которая пришла к нему утром ставить градусник.
        Александр лежал и думал, что теперь за стеной полная тишина, но спать все равно невозможно, за прошедшие недели он как-то уже привык к этому долгому, спокойному разговору двух любящих людей за стеной, видимо, мужа и жены — было приятно, оказывается, слышать мягкий, ласковый женский голос, похожий на голос мамы, когда она гладила его в детстве, заплаканного, по голове.
        Пускай бы они говорили так вдвоем все время, думал несчастный Александр, а теперь за стеной такая могильная тишина, что ломит в ушах.
        Утром, после ухода медсестры, он услышал в соседней палате два резких, крикливых голоса, что-то брякало, стучало, ездило.
        — Вот, доигрались,  — с усилием произнесла какая-то женщина,
        — Я ничего не знаю,  — крикнула другая,  — была в отгуле, ездила к брату в деревню! Они мне соломки на зуб не дали! Брат называется! Картошки насыпали, и все!
        — Ну вот,  — рявкнула первая, что-то приподнимая и ставя на место.  — Ее обманул этот, травник. Ну который приезжал с Тибета.
        — Ничего не знаю,  — возразила вторая.
        — Этот травник, он ей вроде много наобещал, если она отдаст ему все что у них есть,  — крикнула первая откуда-то снизу, видимо, она полезла под кровать.
        Слышимость была прекрасная.
        — Все?
        — Ну.
        — Как это все?
        — Она вроде продала даже квартиру и все вещи,  — вылезая из-под кровати, очень разборчиво сказала первая.
        — Дура!  — крикнула вторая.
        — Почему я знаю, потому что медсестры у нее что-то купили, холодильник и пальто и много чего, по дешевке.
        Она даже цену не назначала: сколько, мол, дадите, столько и возьму.
        — А ты что купила?
        — А я в тот день вышла в ночь, они уже все разобрали.
        — А я где была?  — крикнула вторая.
        — А ты была в отгуле, вот больше гуляй!  — глухо сказала первая. Было такое впечатление, что она замотала рот тряпками, но, видимо, она опять полезла под кровать.  — И он, этот врач, колдун этот, обещал, видно, улучшение. То есть сказал "Все кончится хорошо". Вот тебе и кончилось.
        — Известное дело,  — резко выкрикнула вторая.  — Наши сразу врачи ляпнули, что ему жить две недели, вот она, видно, и стала искать колдуна. Все ему отдала, а мужик все одно помер.
        Даже через стенку было слышно, что она расстроилась из-за чего-то.
        — Теперь что же,  — завопила она,  — ее все вещи у медсестер, а во что она ребенка завернет?
        — А,  — с трудом отвечала первая, все еще, видимо, из-под кровати,  — да она сама-то при смерти, без сознания. Родит — не родит, выживет — не выживет. Ее на третий этаж положили, в реанимацию.
        — Че ты там нашел?  — крикнула вторая.
        — Кто-то мелочь рассыпал,  — пробубнила первая, вылезая из-под кровати.
        — Сколько?  — поинтересовалась вторая.
        Первая не ответила и ссыпала все в карман. Вторая продолжала с горечью в голосе:
        — К ним в палату и заходить было тяжело. Я все думала, чего это она так радуется, сама в положении, муж у ей помирает, а она как на именинах сидит.
        Первая назидательно сказала:
        — Она все отдала и думала, что это поможет. Ничего себе не оставила. Может, она думала, что если муж помрет, ей ничего больше не надо.
        — Ну дура,  — воскликнула вторая,  — а этот… Травник что? Ну, колдун.
        — Он забрал все деньги и сказал, что едет в Тибет молиться.
        Удивительно, как все ясно было слышно! Александр подумал, что, видимо, его бывшие соседи говорили очень тихо, если тогда он не мог разобрать ни единого слова.
        Потом уборщицы начали обсуждать бесстыдное поведение некой раздатчицы в столовой (малые порции, не хочет кормить санитаров и носит парик в таком возрасте), пошумели еще и исчезли.
        А Александр все никак не мог поправиться, барахлило сердце.
        Пришлось задержаться в больнице.
        Через неделю к нему пришли две санитарки с пачечкой денег и листом бумаги: они собирали средства одной женщине, которой надо было купить приданое для новорожденного сына.
        Санитарки были очень любезны и даже стеснялись. Они намекнули, что это "та", бывшая его соседка из палаты рядом.
        Александр отдал все, что у него было, расписался на листочке и немного повеселел: во-первых, он дал очень большую сумму, во-вторых, если это та самая женщина родила, стало быть, все кончилось хорошо.
        Он не стал ни о чем спрашивать по своему обыкновению, однако его состояние резко улучшилось.
        Александр был, на свое счастье, не бедным человеком, только болезнь остановила его на пути к большому богатству; он любил деньги и не тратил их на пустяки, и сейчас его дела шли блестяще. Даже из больницы он умудрялся руководить своими сотрудниками.
        А болеть он начал внезапно, однажды ночью.
        Он шел пешком от метро, немного навеселе, поужинав с друзьями в ресторане, и недалеко от дома вдруг увидел грязного, какого-то заплаканного мальчишку лет десяти, который вынырнул из-за машины и спросил, как дойти до метро.
        — Метро там, но оно уже закрылось.
        На улице было холодновато, мальчишка немного дрожал.
        Александр знал эту породу людей — они притворяются голодными, замерзающими, маленькими и беззащитными, а потом, стоит их привести домой, отмыть, накормить и уложить спать, они или утром исчезают, своровав что плохо лежит, или же остаются жить, что еще хуже, и к ним в один прекрасный день присоединяются какие-то подозрительные родственники, и приходится выпроваживать таких гостей, но ведь бродяги не знают стыда, ничего не стесняются и, сколько их не выгоняй, возвращаются на протоптанную один раз дорожку, колотят в дверь, кричат, плачут и просятся погреться, и бывает очень неприятно — никому не хочется выглядеть жадным и жестоким.
        Короче, у Александра был уже такой случай в жизни, и он насмешливо предложил мальчишке отвести его в милицию, если он заблудился и не может найти свой дом.
        Пацан резко отказался, даже отскочил немного:
        — Ага, а они меня тогда домой отправят.
        Короче говоря, с этим парнем все было ясно, и Александр посоветовал ему зайти куда-нибудь в теплый подъезд, чтобы не замерзнуть,  — бесплатный совет сытого и довольного взрослого человека маленькому и убогому пройдохе.
        На этом они расстались, мальчишка, дрожа, побрел куда-то по ночному городу, а Александр пришел домой, принял душ, заглянул в холодильник, поел холодного мяса и фруктов, выпил хорошего вина и пошел спать в добром расположении духа, после чего ночью проснулся от резкой боли в сердце и вынужден был вызвать "скорую".
        Врачу в больнице он пытался что-то сказать о том, что встретил Иисуса Христа и опять его предал, но доктор вызвал еще одного доктора, и больной, пребывая как в тумане, услышал, что у него ярко выраженный бред.
        Он пытался возразить, но ему сделали укол, и начались долгие дни в больнице.
        Теперь, отдав свои наличные деньги, он заметно повеселел.
        Все последние недели он неотрывно думал о том человеке, которого увезли под простыней и который так мужественно умирал, не позволяя себе жаловаться.
        Александр вспомнил его спокойный, глуховатый голос.
        Таким голосом говорят: все в порядке, все нормально, ни о чем не думай, не волнуйся.
        А может быть, они и не говорили никогда о болезни, а говорили о каких-то других вещах, о будущем.
        И она тоже не беспокоилась, она так радостно и счастливо рассказывала мужу, возможно, о том, как хорошо им будет вместе, когда они все вернутся домой, и какую кроватку надо купить ребенку: говорила, отлично зная, что денег не осталось совершенно.
        Видимо, она верила в целительную силу трав, и ничего, кроме жизни мужа, ее не волновало, что будет, то будет.
        Может быть, она рассчитывала, что если ее муж умрет, она каким-то волшебным образом тоже не останется жить.
        Но, вероятно, наступило такое время, когда ей все-таки надо было существовать одной — неизвестно как, без дома и денег, с ребенком на руках.
        И тут Александр смог вмешаться в ход событий со своими деньгами.
        Он рассчитал так, чтобы бедной женщине хватило на весь первый год — она могла бы снять квартиру и продержаться, пока не найдет работу.
        Какое-то счастливое спокойствие наступило для Александра в его последние дни в больнице, как будто он точно знал, что все будет хорошо.
        Он начал спать по ночам, днем даже выходил погулять.
        Началась прекрасная, теплая весна, по небу шли белые маленькие тучки, дул теплый ветер, зацвели одуванчики нa больничном газоне.
        Когда Александра выписывали, за ним пришла машина, и он, дыша полной грудью, в сопровождении друга пошел вон из больницы.
        Тут же, у ворот, он нагнал небольшую процессию: санитарка из их отделения вела под руку какую-то худую женщину с ребенком.
        Они волоклись так медленно, что Александр удивленно обернулся.
        Он увидел, что санитарка, узнав его, густо покраснела, резко опустила голову и, пробормотав что-то вроде "я побежала, дальше нам нельзя", быстренько пошла обратно.
        Женщина с ребенком остановилась, подняла голову и открыла глаза.
        Кроме ребенка, у нее ничего не было в руках, даже сумочки.
        Александр тоже приостановился.
        Он увидел все то же прекрасное, спокойное молодое лицо, слегка затуманенные зрачки и младенца в больничном байковом одеяле.
        У Александра защемило сердце как тогда, когда он только начинал болеть, как тогда, когда он смотрел вслед дрожащему мальчишке на ночной улице.
        Но он не обратил внимания на боль, он в этот момент больше был занят тем, что соображал, как ловко санитарки ограбили беднягу.
        И он понял, что с этого момента отдаст все, всю свою жизнь за эту бледную, худенькую женщину и за ее маленького ребенка, который лежал, замерев, в застиранном казенном одеяле с лиловой больничной печатью на боку.
        Кажется, Александр сказал так:
        — За вами прислали машину от министерства здравоохранения. По какому адресу вас везти? Вот шофер, познакомьтесь.
        Его друг даже поперхнулся. Она ответила задумчиво:
        — За мной должна была приехать подруга, но она внезапно заболела. Или у нее ребенок заболел, неизвестно.
        Но тут же, на беду Александра, на женщину с ребенком налетела целая компания людей с цветами, все кричали о какой-то застрявшей машине, об уже купленной кроватке для ребенка и ванночке, и под крик "ой, какой хорошенький, вылитый отец" и "поехали-поехали" они все исчезли, и вскоре на больничном дворе остался стоять столбом один Александр с ничего не соображающим другом.
        — Понимаешь,  — сказал Александр,  — ей было предсказано, что она должна отдать все, и она отдала все. Такой редкий случай. Мы ведь никогда не отдаем все! Мы оставляем себе кое-что, ты согласен? Она не оставила себе ничего. Но это должно кончиться хорошо, понял?
        Друг на всякий пожарный случай кивнул — выздоравливающим не возражают.
        Что Александр потом предпринимал, как искал и нашел, как старался не испугать, не оттолкнуть свою любимую, как находил обходные дороги, как познакомился со всеми подругами своей будущей жены, прежде чем смог завоевать ее доверие — все это наука, которая становится известной лишь некоторым любящим.
        И только через несколько лет он смог ввести в свой дом жену и ребенка, и его старый кот сразу, с порога, пошел к новой хозяйке и стал тереться о ее ноги, а четырехлетний мальчик, в свою очередь, засмеялся и бесцеремонно схватил его поперек живота, но престарелый кот не пикнул и терпеливо висел, и даже зажмурился и замурчал, как будто ему было приятно свешиваться, поделившись надвое, в таком почтенном возрасте, но коты — они народ мудрый и понимают, с кем имеют дело.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к