Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Детская Литература / Низюрский Эдмунд: " Средство От Алкивиада " - читать онлайн

Сохранить .
Средство от Алкивиада Эдмунд Низюрский

        Эта книга познакомит вас с восьмиклассниками одной из варшавских школ и старым учителем истории паном Мисяком, по прозвищу "Алкивиад". Надо сказать, что ребята эти отнюдь не отличались прилежанием и главной их мечтой было приобретение средства, которое помогло бы им благополучно и без особых усилий переходить из класса в класс.Но приобретенное с большим трудом средство сыграло в жизни ребят совсем неожиданную роль. Незаметно для себя ребята полюбили и Алкивиада и историю, которую он преподавал, и стали настоящими патриотами этой увлекательной науки.

        Эдмунд Низюрский

        СРЕДСТВО ОТ АЛКИВИАДА
        Повесть

        И (ПОЛ) Н61

        _ДОРОГИЕ_РЕБЯТА!_
        ЭТА КНИГА ПОЗНАКОМИТ ВАС С ВОСЬМИКЛАССНИКАМИ ОДНОЙ ИЗ ВАРШАВСКИХ ШКОЛ И СТАРЫМ УЧИТЕЛЕМ ИСТОРИИ ПАНОМ МИСЯКОМ, ПО ПРОЗВИЩУ «АЛКИВИАД». НАДО СКАЗАТЬ, ЧТО РЕБЯТА ЭТИ ОТНЮДЬ НЕ ОТЛИЧАЛИСЬ ПРИЛЕЖАНИЕМ И ГЛАВНОЙ ИХ МЕЧТОЙ БЫЛО ПРИОБРЕТЕНИЕ СРЕДСТВА, КОТОРОЕ ПОМОГЛО БЫ ИМ БЛАГОПОЛУЧНО И БЕЗ ОСОБЫХ УСИЛИЙ ПЕРЕХОДИТЬ ИЗ КЛАССА В КЛАСС.
        НО ПРИОБРЕТЕННОЕ С БОЛЬШИМ ТРУДОМ СРЕДСТВО СЫГРАЛО В ЖИЗНИ РЕБЯТ СОВСЕМ НЕОЖИДАННУЮ РОЛЬ. НЕЗАМЕТНО ДЛЯ СЕБЯ РЕБЯТА ПОЛЮБИЛИ И АЛКИВИАДА И ИСТОРИЮ, КОТОРУЮ ОН ПРЕПОДАВАЛ, И СТАЛИ НАСТОЯЩИМИ ПАТРИОТАМИ ЭТОЙ УВЛЕКАТЕЛЬНОЙ НАУКИ.

        _ПЕРЕВЕЛ_С_ПОЛЬСКОГО_М._БРУХНОВ_
        7-6-3

        ГЛАВА I

        После окончания школы я произвел смотр своим шпаргалкам. Тетради, испещренные красными чернилами, при помощи которых терпеливые педагоги пытались выровнять мои окольные стежки к знаниям, я стыдливо отправил в макулатуру…
        Учебники решено было продать в книжный магазин. Правда, за них я получу немного. Дело в том, что бок о бок с текстом, утвержденным для школ Министерством просвещения, на полях соседствовало и мое веселое творчество, которое по сей день так и не нашло у педагогов должной оценки.
        В равной степени не получили признания и шевелюры, которые я пририсовал почтенным особам на картинках в учебнике, а также одеяния, в которые я счел нужным их нарядить.
        В ходе раскопок я добрался в конце концов и до своего подлинно литературного творчества и несколько задумался. Нет, с этим наследством я, пожалуй, не мог бы расстаться с легкой душой.
        Правда, без особого колебания предал я огню повесть, под названием «Новый Зорро», которую писал в десятом классе. Та же судьба постигла и лирические стихотворения, созданные в десятом классе под влиянием нашего знаменитого школьного поэта Вонтлуша. Но когда дело дошло до «Хроники», рука моя дрогнула.
        Да, это несомненно мое единственное литературное наследие, которое следовало бы сохранить для потомства.
        На самом дне ящика я наткнулся на зеленую тетрадку в твердом переплете с надписью: «Касса». В тетрадку эту заносились все счета нашей компании.
        Я принялся просматривать отдельные рубрики. Банальные записи, вроде «транспортные расходы», «билеты в кино», «мел», «мяч», «ласты» или «камеры» и так далее.
        Однако особое внимание привлекала статья расходов, занесенная в тетрадь под рубрикой «СОТА»… 47 злотых 10 грошей.
        Раздумья мои приняли меланхолический оттенок. Я, конечно, прекрасно знал, что скрывалось под загадочным «СОТА». До смерти не забыть мне связанных с ним удивительнейших событий… Дело это сразу приняло драматический оборот. Достаточно сказать, что началось оно в кабинете директора или, проще говоря, Дира.
        Я помню, как наша четверка стояла у стены: Засемпа, Слабинский, по прозвищу «Слабый» (он был главным силачом в нашем классе), Юзя Пендзелькевич, прозванный Пендзелем (младший брат знаменитого мотоциклиста Тадеуша Пендзелькевича из одиннадцатого), и я…
        Так и предстали мы с вытянутыми физиономиями перед лицом наших грозных педагогов.
        На нас взирали и Дир, и наш классный руководитель пан Жвачек, и математик пан Эйдзятович, по кличке «Дядя», и пани Калино, и все остальные преподаватели. А кроме них, с пьедестала на нас с упреком глядел облупленный Катон и с портретов, украшающих стены кабинета, - четыре знаменитых выпускника нашей школы.
        - Ряд поколений с отвращением взирает на вас, - гремел голос Дира. - К величайшим загадкам нашего столетия следует отнести и то, что вы вообще оказались в восьмом классе!
        …По всему было видно, что беседа затянется и, что еще хуже, будет носить глубоко принципиальный характер.
        Стоял ясный сентябрьский полдень. Над головой
        Катона жужжали ленивые сонные мухи, и одна из них бесцеремонно ползала по его лбу. Мы же стремились сохранить каменное спокойствие и по возможности не слушать директора, справедливо опасаясь, что это может повредить нашей деликатной нервной системе.
        Краем глаза я поглядывал в окно. За окном прогуливался тощий конь, прозванный Цицероном. Его владелец, извозчик пан Шия, живший по соседству со школой, пользовался любым предлогом, чтобы выпустить этого одра для подкормки на зеленую травку нашей площадки… А мы, глядя в окно, думали о счастливой доле этого коня.
        В кабинет влетела оса и на какое-то мгновение вырвала нас из состояния полной отрешенности. Под аккомпанемент ее гневного жужжания до нас донеслись слова Дира:
        - … да отдаете ли вы себе отчет в том, что покрыли позором имя одной из самых прославленных школ? Наша школа слишком стара и знаменита, чтобы можно было безнаказанно попирать ее традиции!
        Да, мы великолепно отдавали себе в этом отчет… Наша беда заключалась именно в том, что нам приходилось учиться в «слишком старой и знаменитой школе».
        Она была основана Комиссией народного просвещения в те далекие годы, когда Жолибож еще не был частью Варшавы и назывался Жоли Брод. От тех времен, естественно, не осталось и камня на камне, но традиции сохранились. Во время каждого из народных бедствий нашу школу уничтожали, но, как утверждает Дир, никакая вражья сила не могла сломить ее духа. Всякий раз она снова возрождалась, как Феникс, из пепла и укрепляла польский народ своими выпускниками. Где бы ни проливалась кровь за правое дело, там в первых рядах всегда оказывались ее ученики.
        Так бывало и в дни восстаний, так было и в годы последних войн. В коридоре у главного входа стояли две мраморные доски, на которых золотыми буквами были начертаны имена учеников, отдавших жизнь за родину. С правой стороны имена погибших во время первой мировой войны, слева - тех, кто пал во время второй мировой войны. Доска слева была обширней, потому что имен там было в четыре раза больше.
        Кроме солдат, наша школа дала народу немало знаменитых граждан - ученых, художников и путешественников. Возможно, они и не были звездами первой величины, но блеск их имен был достаточно ярок, чтобы осиять ее славу. Это их портреты, написанные художником (кстати, тоже выпускником нашей школы), украшали кабинет Дира.
        Перечисление всех этих знаменитостей отняло бы слишком много времени, достаточно упомянуть лишь об одном портрете, что висел над директорским столом и больше всего давал пищи нашему воображению. Это был портрет прославленного мореплавателя, исследователя Тихого океана, участника ноябрьского восстания, капитана Юзефа Пуца, который в качестве продукта питания был съеден аборигенами острова Фиджи. К счастью, незадолго до этого Юзеф Пуц успел внести ряд ценных поправок в карты южных островов и завоевать известность в ученом мире.
        Художник изобразил капитана Пуца на берегу моря под пальмой, на голове у него был черный цилиндр, он курил трубку и, глядя в большой бинокль, изучал прибрежные заросли острова. В нем было что-то и от Нельсона и от Кука.
        Школьные традиции поддержали и славные выпускники последних поколений. Об этом свидетельствовали более поздние портреты. На одном из них был изображен настоящий генерал, один из тех, кто брал штурмом Поморский Вал, на другом - самый настоящий заместитель министра. Картинную галерею замыкал портрет геолога Рончки, который отличился в составе научной экспедиции, открывшей богатые залежи серы у Тарнобжега.
        Всю эту тройку мы однажды видели собственными глазами, когда торжественно отмечался очередной юбилей школы.
        В кабинете Дира в застекленном шкафу хранились также и сувениры, полученные от знаменитых учеников. Большинство старых экспонатов погибло, но некоторые, с немалым трудом и риском для жизни, были сохранены заслуженным школьным сторожем, ныне уже покойным, паном Венцковским. К наиболее ценным следует отнести бинокль и трубку капитана Пуца, орел с головного убора генерала, памятный цилиндрик из первой продукции серы, с выцарапанной на нем дарственной надписью, пожертвованный геологом Рончкой, школьную тетрадку зам. министра (ее никогда не открывали, что давало возможность злым языкам распускать слух, будто она вся исчеркана красными чернилами), а также металлическую вешалку, сделанную в свое время генералом на практических занятиях. Генерал, кажется, хотел пожертвовать также и рогатку (он втихую смастерил ее во время занятий и гордился ею значительно больше), но Дир все же предпочел вешалку.
        Короче говоря, с первого же класса мы росли в удручающей атмосфере славы или, если такое определение вам больше по вкусу, в сиянии этой славы. Так, по крайней мере, по самым различным поводам утверждал Дир. Мы, однако, придерживались несколько иной точки зрения. Очень быстро мы осознали, что растем в тени славы. Поверьте, слава отбрасывает некоторую довольно приятную тень, и порой в этой тени можно вполне прилично притаиться. Мы довольно ловко пользовались этим положением. Все шло хорошо.
        Репутация нашей школы была весьма прочной, казалось немыслимым, что какие-то малыши смогут ее поколебать. И гоги на нас просто не обращали внимания.
        Следует признать, что наша задача в значительной мере облегчалась благодаря существованию нашей классной руководительницы пани Лильковской. Особа слабая, впечатлительная и преисполненная веры в молодежь, пани Лильковская была в нашей чисто мужской школе вторым после пани Калино гогом в юбке. Она пришла к нам прямо со скамьи педагогического лицея. И вот мы, обнаружив, что имеем дело не с педагогом, а с ангелом (который по неизвестным причинам снизошел к нам с небес), тут же бесчестно использовали этот факт.
        И сегодня не могу без отвращения вспомнить о нашей жестокости. Этот грех никогда не будет нам прощен, и это тем более ужасно потому, что исправить его уже невозможно. Дело в том, что в середине учебного года пани Лильковская оставила нас, чтобы пройти курс лечения в санатории для нервнобольных. На печальных и торжественных проводах пан директор толкнул по этому поводу краткую, но великолепную речугу.
        Он говорил о незначительных камнях преткновения, о которые, увы, разбился энтузиазм пани Лильковской. Мы слушали его, глубоко растроганные и подавленные. С перепугу мы даже вообразили, будто именно мы и являемся тем камнем преткновения, о который разбился энтузиазм пани Лильковской. Однако из дальнейшей речи Дира выяснилось, что во всем повинен жилотдел, который не выделил пани Лильковской жилплощади, и ей пришлось «делить кров с существами эпохи палеолита». Диру, очевидно, была известна далеко не вся истина, и мы не могли избавиться от угрызений совести, тем более что в продолжение всей речи Дира пани Лильковская ни на секунду не сводила с нас взгляда. Весьма возможно, что именно поэтому в конце концов до нашего сознания дошло, что и мы были для нее существами эпохи палеолита. Тут-то мы поняли, кого потеряли. Такого классного руководителя и в самом деле у нас никогда больше не было.
        Потрясение, которое мы тогда пережили, и наше искреннее горе по поводу ухода пани Лильковской не осталось незамеченным преподавательским коллективом и вызвало всеобщее сочувствие и симпатию. Наша нервная система тщательно оберегалась, нас не расстраивали контрольными работами, не брали под перекрестный огонь опросов. Никто не решался взять на себя неблагодарной задачи позондировать наши знания, и при помощи подменяющих друг друга преподавателей мы как-то незаметно и вполне удачно проскочили остаток года.
        Для нас самих было неожиданностью, что мы умудрились сдать экзамены за седьмой класс, а экзамены, надо сказать, сдало подавляющее большинство. Просто нам повезло. По математике мы удачно списали задачу, а среди предложенных тем сочинений по польскому языку оказалась тема: «Как я представляю себе полет человека на Луну», вполне соответствующая нашим вкусам.
        Естественно, что почти весь класс выбрал именно эту тему, и мы поразили педагогов обилием имеющихся у нас сведений по космонавтике. В результате эти милые люди освободили нас от устного экзамена, а заодно и сами избежали одного из крупнейших разочарований в области педагогики.
        Разоблачили нас, как и следовало ожидать, только в восьмом классе в начале 1960/61 учебного года. В одиннадцатилетних школах учеников шестых и седьмых классов обычно считают мелюзгой, и педагоги часто глядят на них сквозь пальцы. К восьмому классу подход совсем иной. Льготный тариф здесь теряет силу, и за нас принимаются уже гоги-специалисты - личности серьезные, опасные и требовательные. Мы для них уже не дети, а молодежь, и следует признаться, что для нас такое отношение обернулось тяжелым испытанием. Правда, для педагогов тоже.
        Первый удар пришлось вынести Дяде, на которого была возложена сомнительная честь быть временно нашим классным руководителем.
        Этот испытанный педагог сразу же после начала учебного года опрометчиво запустил свой зонд в нашем классе. Как он потом говорил, никогда еще его зонд не вытаскивал наружу столь отвратительных миазмов неведения.
        В канцелярии он заявил директору, что, несмотря на неоднократные попытки, он не в состоянии найти с нами общий язык и просит освободить его как от уроков математики в нашем классе, так и от обязанностей классного руководителя.
        Поначалу Дир не обратил на это заявление никакого внимания, считая, что у Дяди просто скверное настроение.
        Однако вскоре обнаружилось, что и другие учителя удручены нашим невежеством. Наконец, наш полонист Жвачек, всего лишь на третьем своем уроке, запустив малый зонд и услышав наши, лишенные всякого смысла высказывания по поводу классиков польской литературы, зловеще рассмеялся, побледнел и молча покинул класс. В учительской он со свойственным ему юмором сообщил:
        - Мне удалось обнаружить в нашей школе поселение неандертальцев. Возможно, пану директору тоже небезынтересно было бы послушать их бормотание? Представляется редкий случай.
        Вот в результате этого драматического разговора наша четверка и оказалась в директорском кабинете.
        Здесь, как сказано выше, Дир и произнес перед лицом всего преподавательского коллектива свою глубоко принципиальную речь. Ей сопутствовала богатая драматическая жестикуляция, причем перст его попеременно указывал то на портреты славных воспитанников школы, то на наши никчемные фигуры.
        Из этого состояния ораторского запала Дира вырвала оса, которая, устав от бесцельного кружения под лампами, снизила свой полет, явно угрожая почтенным лысинам наших гогов.
        Директор на мгновение прервал свою речь.
        - Выгоните наконец эту осу! - простонал он.
        Пан Жвачек попытался было сделать это, но безуспешно. Изгнанная из района лысин, оса угрожающе закружила у наших носов.
        - Что вы можете на это ответить? - услышали мы голос Дира.
        Мы стояли с видом оскорбленной невинности.
        - Мы очень сожалеем, пан директор, - произнес Засемпа, - но когда вы говорите о нашем невежестве, мы просто не понимаем, о чем идет речь.
        - Не понимаете! - прогремел директор, бросив беспомощный взгляд на Жвачека. - Видно, я напрасно срываю свои голосовые связки! Может, вы, пан Жвачек, продемонстрируете нам здесь то, что вы собирались продемонстрировать?
        И Дир резко взмахнул рукой. Мы так и не поняли, то ли это был жест благородного возмущения или попытка отогнать осу, которая как раз в этот момент коснулась директорского уха. А может быть, это был просто жест отчаяния. Рука Дира описала эллипс и со всего размаха ударила по голове гипсового Катона.
        Раздался глухой стук. Римлянин брякнулся об пол, и голова его лишилась челюсти и левого уха.
        Наступила минута растерянности. Дир потирал руки и смущенно приглядывался к гипсовым осколкам у своих ног.
        Напряженную атмосферу разрядил голос пани Калино.
        - Наконец-то мы избавились от этого Катона, - с облегчением вздохнула она. - Должна признаться - я уже не могла спокойно смотреть на это облупившееся страшилище.
        - Я тоже давно надеялся, что кто-нибудь наконец наберется смелости и уберет с глаз долой эту рухлядь, - заверил присутствующих физкультурник.
        - Да, это несомненно была натуралистическая дребедень, которая оказывала отрицательное влияние на развитие эстетических взглядов нашей молодежи, - вынес свое решение преподаватель рисования пан Крыска. - Вы согласны со мной? - спросил он у пана Жвачека.
        - Да, это неудачная дешевая копия, - кивнул пан Жвачек.
        - Скажите Венцковской, - обратился он к нам, - чтобы убрала этот мусор.
        Мы с облегчением бросились к двери, но тут внезапно раздался голос пана Мисяка, преподавателя истории, прозванного Алкивиадом.
        - Погодите… я… полагаю… мммм… что его еще можно спасти.
        - Спасти? Зачем? Не стоит! - воскликнула пани Калино.
        Но Алкивиад уже подобрал отбитые куски гипса и спрятал в свой портфель.
        - Я отдам их склеить… В Краковском предместье есть такая мастерская.
        Случай этот имел, однако, ту хорошую сторону, что, выведенный из равновесия, Дир счел необходимым закончить с нами разговор.
        - Марш в класс, - сказал он, поправляя на стенде цилиндрик первого выпуска серы. - И запомните: вашему безделью пришел конец! Серой и каленым железом выжгу я язву невежества!

        ГЛАВА II

        Получив трагическую весть, класс замер в ожидании воздействия серой и железом. Но оказалось, что до этого нам еще предстоит пройти сквозь ряд предварительных испытаний. Дир все никак не мог примириться с тем, что катастрофически низкий уровень наших знаний - результат простого невежества.
        И вот в надежде на то, что это позорное явление можно будет объяснить высоким процентом умственно-отсталых учеников в нашем классе - нас подвергли обследованию психиатра.
        Психиатр - деликатный печальный человек в темном костюме четверками вызывал нас в класс и задавал различные вопросы.
        Первый из них: часто ли мы страдаем головными болями?
        На это почти все отвечали утвердительно, демонстрируя ему шишки и другие травмы, полученные на футбольной площадке.
        Затем он осведомился, сколько нам лет, есть ли у нас родители, бывали ли мы жертвами несчастных случаев, приходилось ли нам переносить тяжелые заболевания, а также не испугались ли мы чего-нибудь в прошлом.
        Мы честно поведали ему, как напугал нас пан Жвачек, когда принялся расспрашивать о придаточных предложениях. Пендзелькевич подробно рассказал о том, каким страшным ударом было для нас поражение Валясека на олимпийских играх в Риме и Эдмунда Пентковского в поединке с американским дискоболом.
        Психиатр закашлялся и прервал нас:
        - Это горе пережил тогда весь наш народ. А я хочу узнать о несчастьях более личного порядка.
        Тогда Засемпа рассказал ему о проколе велосипедной шины, Слабый - о том, как во время тренировки он порвал штаны, Бабинич - о парикмахере, который, замечтавшись, остриг его наголо, Зимный - о плаще, сшитом ему родителями «навырост», а Врубель - о том, как родители конфисковали ужа, которого он воспитывал.
        А потом - уже все вместе - мы поведали ему, какую травму нанес нам уход пани Лильковской.
        Однако психиатр этим не удовлетворился и принялся допытываться, не бывают ли у нас по ночам кошмары и не кричим ли мы во сне.
        Чтобы доставить человеку удовольствие, мы ответили утвердительно, и он потребовал, чтобы мы поподробнее передали ему содержание наших сновидений. Я рассказал ему об одном из своих ночных кошмаров, когда мне привиделось, будто Жвачек заставил меня выучить на память две строфы из стихотворения. Пендзелькевичу же приснилось, что его по ошибке включили в состав хора.
        Но по выражению лица психиатра мы поняли, что этого ему мало, что переживания наши не кажутся ему достаточно серьезными и, следовательно, нас, того и гляди, признают нормальными. Ну, тут уж мы для собственного спасения принялись придумывать более эффектные переживания.
        Слабый рассказал о страшном случае с его дядей, который на маслозаводе упал в котел со сливками, и поведал о трагических последствиях процесса трения при стирке брюк в бензине, в результате чего произошло самовоспламенение соседа Пендзелькевичей.
        Психиатр с интересом прислушивался к нашим рассказам. А мы все несли и несли ему всякую чушь, тихо радуясь, что все сошло благополучно…
        Увы! Несмотря на все усилия, обследование дало, с нашей точки зрения, резко отрицательные результаты.
        Психиатр объявил, что все мы отличаемся живым умом, хотя наши интересы и не всегда развиваются в желательном направлении. Однако он тут же приписал нам мифоманию, неукротимую фантазию, а также внутреннюю несобранность, которая объясняется отсутствием достаточной педагогической опеки и подлинно-научного руководства.
        Это был катастрофический диагноз. Прямой обвинительный акт школе. И вот нами принялись руководить.
        Для нашего класса наступили черные дни. Дир со всей присущей ему энергией принялся за дело. Сера и железо были пущены в ход. Чтобы изолировать от нас менее разложившиеся классы и облегчить слежку за нами, восьмой «А» переселили на первый этаж, поближе к учительской. Для нас, как определил пан Жвачек, была введена «форсированная программа обучения»: дополнительные занятия в целях пополнения недостающих нам знаний в объеме начальной школы.
        Кроме того, был объявлен карантин, который заключался в том, что наш класс отрешили от общественной и спортивной жизни школы. Строгости усилились. Нашим классным руководителем был назначен известный своей твердостью пан Жвачек. Даже на спортивную площадку нас теперь выпускали, только построив парами и под надзором преподавателя.
        Все это грозило не только полным нарушением нашего великолепного стиля, но и упадком спортивной формы, не говоря уже о потере возможностей сладостного безделья, которому до сих пор мы с таким упоением предавались в тенистых уголках Жолибожских садов, Белянского леса, на берегу Вислы или в уютных двориках.
        Но это было еще не самым страшным. Была запятнана наша честь! Мы жестоко страдали от унижения и стыда, от того, что позволили свернуть себя в бараний рог и напялить на шею ярмо. Нас, старую гвардию, нас, знаменитую компанию бездельников, заставили работать, как каких-то несчастных зубрил!
        История эта получила широкую огласку не только в школе, но и за ее стенами. На нас смотрели кто с насмешкой, кто с сочувствием. А это злило нас больше всего. Наш класс называли «восьмым влипнувшим», «карантинным»…
        Большая часть класса с тупым безразличием подчинилась насилию. Ребята смирились и взялись за зубрежку. Но наша знаменитая шайка бездельников' не могла снести подобного позора. Всеми силами мы старались улизнуть от внимательных взглядов гогов, с тем чтобы сообща обдумать способы спасения.
        Собрания наши проходили в основном в Коптильне - небольшом здании в нашем школьном саду. Когда-то во время оккупации здесь тайно коптили колбасы. До наших дней сохранились еще черный закопченный потолок, разрушенная печь и множество крюков в стенах. В воздухе еще чувствовался чуть заметный запах дыма. В наши дни часть Коптильни была отведена под служебную квартиру сторожихи Венцковской. а остальная - под склад. Там хранился садовый инвентарь, соломенные маты, поломанные, предназначенные для сожжения скамьи и разный школьный хлам. Двери этого склада были на запоре, но в него можно было забраться, сдвинув одну из досок, которая держалась на честном слове, а точнее, на единственном гвозде.
        Это был великолепный приют. Сторожиха Венц-ковская сначала сердилась и пыталась нас выжить, но потом мы нашли с ней общий язык. Несколько пакетов крупы, хлебные корки и остатки завтраков решили дело в нашу пользу. Она была страстной любительницей домашней птицы, которую содержала в большом количестве, из-за чего у нее были постоянные стычки с Диром. Но ему трудно было бороться с Вейцковской: у нее имелись перед школой несомненные заслуги. Вместе с мужем она во время оккупации сберегла различные школьные коллекции, ценные приборы физического кабинета и химической лаборатории и даже спасла школу от пожара. Ее муж, можно сказать, отдал за это жизнь: арестованный немцами, он погиб в лагере.
        Да, одолеть Венцковскую было трудно, тем более что без нее школа не была бы школой. Ну, а мы, конечно, сделали из этого соответствующие выводы и старались поддерживать с ней хорошие отношения. Впрочем, это оказалось нетрудно. Нужно было лишь время от времени проявлять заботу о ее птице и приносить ее питомцам соответствующую дань. Называлось это у нас «жертвоприношением богу Птах».
        Вторым нашим пристанищем была так называемая Обсерватория, или маленькая комнатка с застекленной крышей на школьном чердаке. Во время войны немцы, превратившие школу в казарму, организовали там пост противовоздушной обороны. В наши дни, помимо различного школьного хлама, здесь было нечто вроде кладбища неудачных произведений, созданных на уроках труда. Проникнуть сюда было нетрудно. Для этого надо было только попросить у Венцковской ключ.
        Впрочем, мы предпочитали Обсерватории Коптильню. Коптильня принадлежала нам, и только нам, а уж одно это создавало какое-то особое настроение. Места здесь было много, соломенные маты служили великолепными лежанками, а труба обогревала лучше печки. Только сильные морозы выгоняли нас отсюда и вынуждали оккупировать Обсерваторию, где имелось центральное отопление.
        Поэтому я очень удивился, когда на третий день после объявления карантина Засемпа на большой перемене озабоченно объявил:
        - Друзья, сегодня мы собираемся в Обсерватории, занимайте места, а я скоро приду.
        - Почему в Обсерватории?
        - Потом узнаете.
        - Что-нибудь случилось?
        - Да.
        - Что-нибудь неприятное?
        - Пожалуй, - пробормотал он, но от дальнейших объяснений уклонился.
        Обсерватория, как всегда в погожие дни, когда школьники все перемены проводили на спортплощадке, была пуста. Но не прошло и двух минут, как на скрипучих ступеньках послышались твердые шаги и перед нами предстал розовощекий, чернобровый юноша, с волнистыми волосами. За ним в Обсерваторию с чрезвычайно серьезной миной проскользнул Засемпа и старательно закрыл за собой дверь на задвижку.
        - Это Али-Баба из одиннадцатого, - представил он чернобрового. - Познакомьтесь.
        Мы все встали, с интересом поглядывая на Бабинского, по прозвищу Али-Баба. Это был член славной шайки четвероруких, к которой ученики младших классов относились с большим почтением. Али-Баба поморщился и небрежно кивнул.
        - Садитесь, товарищ, - сказал Засемпа, пододвигая четверорукому кресло на трех ножках.
        Али-Баба критическим взглядом окинул кресло, отодвинул его и, ловко подтянувшись на руках, взобрался на разбитую старомодную кафедру.
        - Вы, товарищ, будете жевать или щелкать? - Засемпа вытянул измазанные чернилами руки: в одной он держал американскую жевательную резинку, в другой - тыквенные семечки.
        Али-Баба высокомерно усмехнулся и отрицательно покачал головой.
        - Перейдем сразу к делу, - сказал он. - Мы поневоле вынуждены были обратить внимание на вашу деятельность. Вы все, товарищи, на протяжении вот уже трех дней приковываете к себе нездоровый интерес и нарушаете почтенные традиции нашей школы.
        Мы страшно изумились.
        - Простите, - прервал его Засемпа. - Вы что, товарищ, выступаете по поручению Дира?

        Али-Баба нахмурился:
        - Как это могло вам взбрести в голову? Я ведь только сказал, что вы нарушаете основные традиции нашей школы.
        - Но ведь то же самое говорил нам и Дир.
        - Когда два человека говорят одно и то же, это вовсе не означает одного и того же, - произнес Али-Баба. - Я вижу, вы еще совсем зелены, и мне придется более подробно осветить суть дела. Так вот, товарищи, на территории школы идет борьба двух тенденций, или стремлений. Тенденции гогов и учеников. Гоги имеют свои представления о совершенстве, но и у нас на этот счет имеются свои представления. Вполне понятно, что гоги, стремясь повысить уровень знаний в нашей школе, готовы навалить на нас непосильное бремя. Если бы мы не оказали им противодействия, то они живо обкормили бы нас жиром познаний. Но, к счастью, наша мужественная молодежь веками противопоставляет склонным к излишествам гогам свою собственную тенденцию, устанавливая для них спасительные плотины и преграды. Это весьма полезные диетические и гигиенические меры.
        Вы, наверно, и понятия не имеете… - здесь Али-Баба понизил голос, - что мы по сей день храним исторические документы, свидетельствующие о том, как обстояло это дело много лет назад. Оказывается, что благородные предшественники наши тоже прекрасно отдавали себе отчет в пользе и значении диетических и гигиенических средств, имевших хождение в их время. Документы эти, конечно, секретные и оберегаются самым тщательнейшим образом. Тем не менее в недалеком будущем вам все же выпадет честь увидеть их собственными глазами. Среди них имеются сигнализация и тайные коды, применяемые в прошлом веке, а также подробное описание средств, дававших в те времена отличные результаты. От эпохи Варшавского княжества сохранился, например, труд некоего Яна Урсына Прончинского, озаглавленный «О полезном способе перенесения кар» с собственноручными рисунками автора. Труд этот содержит описание различных трюков, дающих возможность безболезненно переносить наказания, вроде стояния на коленях на горохе, оплеух и розог. В нашем распоряжении имеется, например, манжета Юзефа Пуца, которая служила ему в качестве шпаргалки.
        - Пуца?! - возопили мы. - Самого знаменитого Пуца?!
        - Да, именно того самого Пуца. Вам, должно быть, уже известно, что первым его вкладом в науку было открытие определенной закономерности в методике вызова учеников педагогами к доске и разработка целой оборонительной системы. До сегодняшнего дня один из законов в этой области так и называется законом Пуца». К более позднему времени относятся записи министра, написанные им в карцере. Это весьма ценное исследование психологии гогов. Затем следует тайный шифр генерала, дающий возможность пользоваться во время контрольных работ помощью извне, и, наконец, шпаргалки товарища Рончки. Эти последние документы мы получили во время пребывания наших знаменитых коллег на территории школы по случаю ее юбилея.
        Таким образом, как видите, контрмеры принимались всегда. Только из столкновения этих двух тенденций формируется здоровая, принципиальная линия и создается творческая атмосфера в науке. Тайна успехов нашей старой и славной школы заключалась в том, что, несмотря на мелкие отклонения в ту или другую сторону, между двумя этими тенденциями всегда поддерживалось золотое равновесие. Школа наша во все времена пользовалась большой известностью и явилась колыбелью многих достойнейших мужей. И вот теперь вы, восьмой класс А», создаете угрозу этому равновесию.
        - Почему? - пробормотал Засемпа. - Ведь мы-то как раз и стоим за свободу.
        - Нет. Видно, нам так и не удалось прийти к взаимопониманию, - вздохнув, улыбнулся Али-Баба.
        - Какие же у вас претензии?
        - У нас к вам две основные претензии. Во-первых, вы не бережете своей свободы, а во-вторых, плохо ею пользуетесь. А тот, кто не умеет правильно пользоваться свободой, тот действует ей во вред. Боюсь, что вы вообще не много знаете. Ваше неведение или, будем называть вещи своими именами, ваше вульгарное невежество ставит нас всех под угрозу. Уже два дня, как мы наблюдаем опасное беспокойство и нездоровые маневры коллектива преподавателей. Уже два дня, как гоги принялись зондировать глубины наших познаний, а это, как вы сами знаете, процедура не из приятных. У нас имеются также сведения, что они собираются изменить свой прежний курс. Мы признали вас виновными в создавшемся положении вещей, а вашу деятельность - опасной и вредной для дела свободы.
        - Но мы вам объясним, - бормотал Засемпа.
        - Я пришел сюда не выслушивать объяснения, - заявил Али-Баба, - а объявить вам наше решение. Мне поручено уведомить вас, что вам предоставляется месячный срок для успокоения встревоженного коллектива гогов.
        Прозвучал звонок, возвещавший конец перемены. Али-Баба соскочил с кафедры и направился к выходу. Приостановившись в дверях, он сказал:
        - Предупреждаю, что если вы не сумеете этого сделать, я вам не завидую.
        И он скрылся за дверью, оставив всех в крайне подавленном состоянии.

        ГЛАВА III

        Весь урок химии я обдумывал создавшееся положение. С какой стороны ни глянь - все плохо. Наше будущее представало предо мною в самых черных красках. И что бы мы ни пытались предпринять, даже если бы и засели за зубрежку, не было никакой возможности за месяц подтянуть «вековечные» хвосты и задолженности.
        Из этих горестных раздумий меня вырвал здоровый тумак под ребро.
        - Чамча, Фарфаля тебя вызывает, - услышал я шепот Засемпы.
        Я вскочил со скамьи.
        - Ты что, не слышишь, что я с тобой разговариваю? - Фарфаля глядел на меня с укоризной.
        Химик Фарфаля никогда не кричал, он только смотрел с укоризной.
        - Слышу, пан учитель!
        - Тогда иди к аппарату и продемонстрируй опыт!
        К кафедре я подошел в полубессознательном состоянии. У аппарата Киппа стояли уже двое ребят: Бабинич заливал кислотой цинк, а Врубель специальной пробиркой улавливал выходящий из трубочки водород.
        - Чамчара, - проговорил преподаватель, - повтори, пожалуйста, что мы собираемся продемонстрировать.
        Я тупо уставился на два стеклянных шара аппарата, как будто они могли подсказать мне, что именно я должен продемонстрировать. Но стеклянные шары молчали. Молчал и я.
        Фарфаля вздохнул и кивнул Засемпе. Засемпа поднялся с места, но тоже хранил молчание. Фарфаля указал на Пендзелькевича. Пендзелькевич встал, но не проронил ни слова.
        Фарфаля покачал головой:
        - Я спрашиваю, что нужно сделать, чтобы получить воду?
        Я переступил с ноги на ногу.
        - Открыть кран, - пискнул кто-то с задней парты. Фарфаля окинул смельчака испепеляющим взором.
        - Итак, Чамчара. - Фарфаля приближался ко мне, глядя на меня с таким глубоким укором, что я совсем растерялся. Помню только, что в отчаянии я повернул какой-то краник. Ослепляющий блеск ударил мне в глаза. Раздался грохот и звон стекла. Из разбитой бутылки выбивался едкий газ.
        Весь класс начал чихать и кашлять. В желтых клубах едкого дыма я разглядел побагровевшее лицо Фарфали.
        Тяжело опираясь на кафедру и задыхаясь от кашля, он прохрипел:
        - Безобразие! Кто тебе позволил… вертеть… кран! Вредитель! Окна! Откройте окна!
        В класс влетела перепуганная Венцковская.
        - Езус Мария, взорвали!
        Она взмахнула половой тряпкой и отступила в коридор с криком:
        - В восьмом «А» газы!
        Минуту спустя прибежали Дир и пан Жвачек. К счастью, с бедой уже справились. Мы распахнули все окна, и газ почти выветрился. Фарфаля, закопченный как черт в аду, метался в компании более мелких бесенят, подбирая осколки аппарата Киппа.
        - Что случилось? - испуганно спросил директор.
        - Ничего особенного, пан директор, - отвечал ему вспотевший Фарфаля. - Самый обыкновенный урок в восьмом «А».
        - Понимаю, - сочувственно протянул директор. - А что это за взрыв?
        - Так, мелочь. Маленькая лабораторная ошибка. У этого бездельника вместо воды получился гремучий газ.
        - Жив? - встревожился директор.
        Тут меня вытолкнули на середину класса и показали директору. Дир, как бы не доверяя собственным глазам, потрогал меня пальцем.
        - Это опять один из тех… - произнес он.
        - Да, один из тех… - кивнул Фарфаля.
        - Зачем ты это сделал? - сурово спросил Дир. Я решил, что будет лучше не объяснять ему настоящей причины.
        - Я… я нечаянно, - пробормотал я.
        - Зачем ты вертел этот кран. Нарочно?
        - Нет, что вы, мне только было интересно.
        - Что - интересно?
        - Что будет, если я поверну его в другую сторону.
        - Видно, в этом классе придется воздержаться от каких бы то ни было опытов, - обратился Дир к Фарфале. - Это кретины. Мне кажется, что сначала придется с ними как следует подзаняться теорией.
        - Вполне с вами согласен, - отозвался химик.
        - Надо за них взяться всерьез. Вам придется мобилизовать всю свою энергию.
        - Конечно, пан директор, я мобилизую, - сказал Фарфаля, и черные его глаза загорелись каким-то странным блеском.
        Нас проняла дрожь. По школе, правда, давно кружили слухи, что Фарфаля обладает талантом гипнотизера, но нам еще ни разу не пришлось убедиться в этом на собственной шкуре. И сейчас мы почувствовали, что конец наш приближается семимильными шагами.
        Как только нас оставили в покое, мы, как слоны, что в предчувствии близкой смерти, уходят на не доступные никому слоновьи кладбища, всем скопом побрели в Коптильню. Запыхавшиеся и подавленные, мы просидели там несколько минут молча. Потом Засемпа звучно высморкался и сказал:
        - Только одно может нас еще спасти.
        - Что - одно? - спросил я.
        - Средство.
        - Средство? - поразились мы. - Какое такое средство?
        Засемпа, нахмурив брови, еще с минуту хранил молчание, как будто сосредоточенно обдумывая что-то, а затем задал чисто риторический вопрос:
        - Вы согласны, что учителя - тоже люди? Мы с тревогой уставились на него.
        - Ну, пожалуй, да, - ответили мы без особой уверенности.
        Засемпа кивнул.
        - А если учителя тоже люди, такие же, как любой из нас, то у каждого из них есть пята.
        - Пята? - Брови у нас поползли на лоб. Неужели в результате последних тяжелых испытаний Засемпа так повредился в уме?
        - Ахиллесова пята, - пояснил Засемпа. - Так это называют, братишки.
        - Ахиллесова?
        - А кто это такой - Ахиллес? - спросил Слабый.
        - Не знаю, - пробормотал Засемпа, - кажется, какой-то греческий бандит.
        - Да, это был греческий бандит, - поддержал его Пендзель с миной знатока. - Он был ударостойкий. Все ему было нипочем. У него было только одно слабое место. Если кто хотел его доконать, должен был вдарить этому типу в пятку.
        - Интересно, - буркнул Слабый.
        - Ну это совсем не с руки, - заметил я.
        - А почему именно в пятку? - допытывался явно заинтригованный Слабый.
        - Да отстань ты, Слабый, - обозлился Засемпа, - ведь не об этом сейчас речь, это я просто так… чтобы знали, что у каждого есть свое слабое место.
        - Ага.
        - Даже у педагогов есть слабое место, иначе говоря пята!
        - У каждого?
        - У каждого, - уверенно ответил Засемпа.
        - У Дяди тоже есть пята? - спросил я недоверчиво. У меня все это просто в голове не укладывалось - никак не мог себе представить грозного математика, пана Эйдзятовича, с пятой.
        - Даже у Дяди, - ответил Засемпа.
        - И у пана Жвачека? - спросил Слабый.
        - И у пана Жвачека.
        - И у пана Фарфали?
        - Конечно.
        - А у Дира?
        - Даже у Дира.
        - И у пани Калино?
        - И у пани Калино тоже.
        - Какая же у нее пята? - спросил Слабый, который больше всех преподавателей боялся нашей географички, пани Калино.
        - В том-то и дело… если бы мы знали, - вздохнул Засемпа. - Вся трудность в том и заключается, что нужно сначала нащупать эту пяту, а потом уже подыскивать средство. А как только найдешь, заживешь спокойно, без всякой нервотрепки, беззаботно, как ленивый вареник в сметане. Даже самый строгий гог ничего не сможет с тобой поделать.
        В воздухе витал приятный залах подгоревшего варенья. Сонные мухи жужжали пианиссимо, паутинки бабьего лета залетали в окно Коптильни. Мы удобно разлеглись на соломенных матах и слушали Засемпу с полузакрытыми глазами. Да, это было бы великолепно - чувствовать себя эдаким ленивым вареником и спокойно дожидаться, что принесет тебе завтрашний день.
        Но как только Засемпа замолчал, очарование исчезло, и мы сразу протрезвели. Все это было слишком прекрасно, чтобы походить на правду. Нет такого средства, которое спасло бы нас от недобрых педагогических сил. Кто в силах обуздать энергию пана Жвачека, спастись из силков Дяди, обмануть зоркий глаз пани Калино, ускользнуть от анализов Фарфали, не говоря уже о Дире? Скорее, мы могли бы поверить,
        что сможем гипнотизировать тигров или заговаривать молнии.
        - Ты что это - всерьез? - усмехнулся я.
        - А как же?! Ты слышал, что говорил Али-Баба?
        - Он уж больно хитро что-то завернул, - сказал я. - Я так ничего и не понял.
        - А я кое-что засек, - заявил Засемпа.
        - А что именно?
        - А то, что они знают средство. Люди всегда находили средства от гогов. Ведь еще капитан Пуц…
        - Теперь не те времена.
        - Что ты! В таких делах ничего не меняется. Я уверен, что сейчас действует какая-нибудь система. Кицкий мне даже говорил…
        - Ты что - веришь Кицкому? Это же такой фрукт!
        - Да, - вмешался Пендзель, - меня тоже брат предупреждал. Оба Кицкие - фрукты. И младший и старший.
        - А откуда Тадек знает про Кицкого? - спросил Засемпа.
        - Он учится с Кицким-старшим в одном классе. Старший Кицкий остался в восьмом, и Тадек его догнал. Увидел он как-то меня с Кицким-младшим и сказал, чтобы я его остерегался, потому что он страшный фрукт и непременно меня обжулит.
        - Что ж, пускай фрукт, но он знает средство, - стоял на своем Засемпа. - Подумайте сами, как мог бы младший Кицкий добраться до самого девятого класса, если бы он не знал средства?
        Мы растерянно переглянулись. Это действительно был вопрос.
        Засемпа едва заметно улыбнулся и принялся разглядывать свои ногти.
        - Я же не говорю, что за этим непременно надо обращаться именно к Кицкому, - добавил он. - Я согласен, что Кицкий - фрукт и наверняка потребует платы за средство. Нет, это должен нам устроить ты, - сказал он, повернувшись к Пендзелькевичу.
        - Почему я?
        - Да это же ясно, как апельсин. У тебя ведь брат в одиннадцатом? А уж ему-то должны быть известны средства.
        - Он мне никогда о них ничего не говорил, - проворчал Пендзелькевич.
        - Ах, такие вещи обыкновенно держат в тайне. Сам должен понять, если бы вдруг узнали гоги… все пошло бы прахом. Ты должен убедить Тадека в том, что мы уже почти взрослые и что нам вполне можно доверить тайну. Скажи ему, что нам грозит беда. Что у нас нет иного выхода, что мы должны узнать это средство. Это наш последний шанс. Понимаешь? - Засемпа пристально поглядел Пендзелькевичу в глаза.
        - Ну да ладно, я поговорю с ним. Только дома, в школе он не любит со мною разговаривать, - без особого энтузиазма согласился Пендзелькевич.
        На этом наше заседание закончилось. К тому же и звонок призывал всех в класс.

        На следующее утро мы с нетерпением дожидались прибытия Пендзеля. Пришел он, как всегда, в самую последнюю минуту. Это потому, что живет он у самой школы. Ведь опаздывают именно те, что живут рядом.
        Мы тут же гурьбой окружили его.
        - Ну как? Узнал?
        Он отрицательно покачал головой.
        - То есть как это? Тадек тебе ничего не сказал? Пендзель тяжело вздохнул и швырнул портфель на скамью.
        - Отстаньте от меня. Из-за вас он меня высмеял, как шута горохового.
        - Высмеял? - удивился Засемпа.
        - А что я тебе говорил! - иронически рассмеялся я. Потому что я никогда не упускал случая утереть нос Засемпе. - Нет у них никакого средства!
        - То же самое сказал мне Тадек, - мрачно поддержал меня Пендзель.
        Это немного сбило Засемпу с толку, но он все же не сдался.
        - То, что брат не захотел тебе рассказать, - проворчал он, - вовсе не означает, что они сами не знают средства. Это свидетельствует только о том, что он все еще считает тебя сосунком, которому ничего нельзя доверить.
        - Но… но… ты полегче, - напыжился Пендзель, но Засемпа уже не обращал на него внимания.
        - Ничего не поделаешь, - сказал он, - придется узнать это средство у самого Али-Бабы.
        - У Али-Бабы?! Думаешь, он тебе скажет? - недоверчиво спросил Слабый.
        - Должен сказать! - стиснул зубы Засемпа. - Он столько трепался о традициях школы и вообще… Если он выдвигает требования… должен помочь. В конце концов они тоже в этом заинтересованы…

        На первой же перемене мы отправились на поиски Али-Бабы и застали его на солнечной стороне площадки. Он сидел на скамейке с книжкой в руках и загорал.
        - Чего вам? - недовольно поморщился он при виде нас.
        - Мы к вам по вопросу успокоения гогов, - несколько запыхавшись, промолвил Засемпа.
        Али-Баба тяжело вздохнул, лениво развалился на скамье и отложил книжку. Книжка называлась: «Теория информации». Мы многозначительно подтолкнули друг друга. Это звучало довольно интригующе.
        - Так что же вам нужно? - нетерпеливо спросил он. - Только выкладывайте поживее, мне некогда.
        Засемпа откашлялся и забормотал:
        - Дело в том, что мы… правда, того… конечно, с удовольствием, но какая польза от добрых намерений, если… видите ли, коллега, нехватка, так сказать, практики и опыта… вот бы вы… вот мы к вам… чтобы вы, так сказать, как старший коллега… и опытный… оказали помощь и указали, я хотел сказать, проинструктировали… как нам с этими… сами знаете… с гогами…
        Али-Баба слушал его, все более хмурясь, и, наконец, не дав закончить, резко прервал:
        - Что это вы там бормочете, коллега? Помощь? Инструкция? Да вы что? Как вы смеете обращаться ко мне с подобной ерундой?
        Мы смущенно переглянулись и отступили на шаг.
        - Я не понимаю, - перепуганно пробормотал Засемпа, - я полагал… я думал…
        - Плохо вы думали, коллега. Все это только подтверждает наши самые худшие предположения. - Али-Баба глядел на нас с явным отвращением. - Полюбуйтесь только! Парень из школы имени Линде молит о помощи! На протяжении двух веков ни одному из уважающих себя линдистов и в голову не могло прийти обратиться к старшему коллеге с чем-нибудь подобным. Теперь для меня ясно, что вы пали ниже, чем можно было предполагать! Стыд и позор, коллега! Запомните наш девиз: «Справляйся сам как можешь», а вам бы хотелось, чтобы вас за ручку водили! Стыд и позор, коллеги!
        Засемпа подтолкнул меня локтем, чтобы я хоть как-нибудь пришел на выручку. Я начал с другого конца:
        - Коллега… да разве тут речь идет о том, чтобы кого-то за ручку водили… нам вовсе не такая требуется помощь… здесь речь идет о небольшой уступке, так сказать, лицензии… нам нужен всего лишь патент.
        - Какой еще патент?
        - Патент на средство.
        - На средство?
        - Да, совсем маленький патентик на средство. Ведь у коллег есть разработанные способы, и если бы они поделились с нами этими способами, передали из рук в руки патент, чтобы не погибла традиция, это было бы только хорошо.
        В ответ на мои речи Али-Баба сначала только вытаращил глаза, а потом нахмурил брови и странно поглядел на меня.
        - Что же это за средство?
        - Средство от гогов.
        - Не знаю я никаких средств, дружок, - сказал Али-Баба, внимательно приглядываясь ко мне; так в точности смотрел на меня врач, когда мне было не по себе. - Иди-ка и попей водички, - добавил он озабоченно.
        И, снова растянувшись на скамье, принялся за чтение «Теории информации».
        Мы отошли от него, униженные и злые.
        - Теперь ты наконец удостоверился, что нет никакого средства, - обратился я к Засемпе.
        Однако неудачи, с которыми мы столкнулись, только укрепили его дух.
        - Скрывают, прохвосты, но меня им не удастся провести. Я стреляный воробей. Видел, что он читал?
        - Это учебник разведки, - сказал Пендзель.
        - Или контрразведки, - добавил Слабый.
        - А ты считаешь, что такие вещи применяются в школе? - спросил я у Засемпы, но он не понял моей иронии.
        - Безусловно, - ответил он, - и это имеет самое прямое отношение к средству.
        Я глянул на него с сочувствием. Бедняга явно помешался на этом средстве.
        Я был уверен, что весь урок он только о нем и думал. Поэтому я ничуть не удивился, когда на следующей перемене он подошел к нам и сказал:
        - Другого выхода я не вижу. Придется все-таки завтра найти Кицкого. Не знаете, где он сейчас кочует?
        - Он иногда заходил в Коптильню, - сказал я.
        - Теперь уже не заходит, - проворчал Пендзель. - Венцковская его выгнала. Он дразнил ее кур и уничтожал подсолнухи.
        - Я часто вижу его в буфете, - заметил Слабый. - Он там на переменах играет в пинг-понг и торгуется с коллекционерами. Если вам нужно толкнуть этикетки, открытки или добыть что-нибудь из филателистики…
        - Хорошо, что ты мне напомнил, - прервал его Засемпа. - Пендзель, назавтра заготовишь семечек, а ты, Чамча, - обратился он ко мне, - добудь немного этой почтовой дряни.
        Засемпа презирал филателистику.
        Кицкий и в самом деле обосновался теперь в школьном буфете.
        Когда на следующий день на первой перемене мы заглянули туда, он сидел на столе с «палитрой» для пинг-понга в руке и, окруженный со всех сторон толпой малышей из младших классов, рассматривал альбом с марками.
        - Привет, Кицкий, - сказал Засемпа, - иди-ка сюда, у нас к тебе разговор.
        Кицкий спрыгнул со стола. Мы отошли в угол, спрятавшись за фикус и филодендрон.
        Засемпа вытащил из кармана бумажный кулек и жестяную коробочку из-под чая.
        - Будешь жевать или щелкать?
        - А что у тебя есть жевать?
        - Бетель.
        - Мята?
        - Нет, лимон.
        - Тогда щелкать.
        Засемпа подсунул Кицкому кулек с семечками.
        - Нам нужно средство, - приступил он прямо к делу.
        - А кому оно в наши дни не нужно? - сказал Кицкий, щелкая семечки.
        - Мы бы немножко купили.
        - Я бы тоже купил.
        - Мы платим наличными.
        - Это здорово. Но только кому?
        - Тебе, если ты нам достанешь средство. Могут даже быть два средства или три.
        - Здорово, - сказал Кицкий.
        - Если здорово, то выкладывай!
        - Но у меня нет средства, - сказал Кицкий.
        - Как это - нет? - заволновался Засемпа. - Ведь ты сказал…
        - Я говорил, что имеется средство, но я не говорил, что оно есть у меня. - Кицкий рассмеялся.
        - Должно же быть у вас средство, ведь ты не станешь уверять меня, что вы зубрите! - заорал на него Засемпа.
        - Может быть, у нас и есть. Но только не на продажу, - сказал Кицкий и потянулся за новой порцией семечек.
        - То есть как это не на продажу?
        - Нам нельзя продавать средство, - отрезал Кицкий, щелкая семечки с проворством хомяка.
        - Ты слишком быстро ешь, - заметил Засемпа.
        - Это от волнения, - пояснил Кицкий и потянулся опять за семечками, - в последнее время я стал очень нервным.
        - У тебя будет семечек сколько твоей душе угодно, но ты должен продать нам средство.
        - Я уже сказал, что нам нельзя его продавать.
        - А кто же тогда продает?
        - Только десятый и одиннадцатый. Но вам они не продадут.
        - Почему это нам не продадут?
        - Потому что вы еще малолетки.
        - А может быть, ты знаешь, как купить средство по секрету?
        - Вот на что вы меня подбиваете! - неискренне вздохнул Кицкий. - Если об этом узнали бы, то с меня шкуру бы спустили! - Он опять потянулся к кульку, но там семечек уже не было.
        Засемпа поспешно вытащил из кармана второй пакетик и пододвинул его Кицкому.
        - Никто ничего не узнает, - тихо сказал он, - а ты заработаешь два круга на моторе Пендзеля.
        - Три круга, - сказал Кицкий.
        - Ладно, - согласился Засемпа.
        - Ну, тогда слушайте. Я вам ничего не могу сказать, но вы идите к Лепкому из десятого, к Шекспиру, значит, и поговорите с ним. Только ни слова о том, что это я вас к нему направил, - сказал Кицкий.
        - А где его можно поймать? - спросил Засемпа.
        - В гимнастическом зале. У них там репетиция пьесы «Пробуждение Африки». - Кицкий сгреб остатки семечек и вернулся к малышам с альбомами марок.

        ГЛАВА IV

        В гимнастический зал нас не хотели впускать. Два здоровенных дылды из десятого в коротеньких соломенных юбочках на бедрах, один с тамтамом, а второй с копьем в руке, преградили нам путь.
        - Куда? Здесь репетиция.
        - Нам нужен коллега Лепкий. Нас направили… - уверенным тоном заявил Засемпа.
        Африканские воины критически оглядели нас.
        - Это, наверное, статисты, - сказал тот, что с тамтамом.
        - Ладно, пусть идут, - согласился второй. Нас протолкнули в зал.
        - Шекспир, пришли твои статисты! - крикнул парень с тамтамом и громко забарабанил.
        Лепкий растолкал толпу актеров и подошел к нам нервным шагом. Он был завернут в цветную материю, и на голове у него красовалась чалма. Он строго взглянул на нас.
        - Нет… нет… Это что еще за штучки? Мне нужны черные! Говорил же я, что сегодня у нас репетиция в костюмах! - заорал он. - Сейчас же снимайте шмотки и марш гримироваться…
        - Так ведь нам только… - попытался я разъяснить ему.
        Но Шекспир резко оборвал меня:
        - Хватит философствовать. Раздевайтесь, и все! Я не могу войти в роль, когда вижу перед собой белые рожи. - Он принялся стаскивать с меня пиджак.
        - Так ведь, коллега, - робко сопротивлялся я, - мы только хотели…

        Я тут же умолк, потому что Засемпа саданул меня локтем в бок и зашипел:
        - Не сопротивляйся, ты его разозлишь, и тогда все пропало.
        Пришлось мне отказаться от сопротивления, и вскоре вместе с товарищами я оказался за сценой. Там трое ребят из десятого взяли нас в оборот: раздели до трусов и тщательно вымазали жженой пробкой.
        Несколько минут спустя, превращенные в негров, мы снова оказались на сцене.
        - Ну вот, это совсем другое дело. - Шекспир с удовлетворением оглядел нас. - А теперь принимайтесь за работу. Начинаем.
        Мы беспомощно переглянулись.
        - Что вы так на меня вытаращились? - возмутился Шекспир. - Вы помните, что вам следует говорить?
        - Коллега… - неуверенно начал Засемпа.
        - Какой я тебе «коллега», - обозлился Шекспир, - называй меня «вождь»!
        Засемпа жалобно поморщился.
        - Не спорь, - шепнул я, - называй его, как он хочет…
        - Вождь, - выдавил из себя Засемпа, - мы пришли к вам с небольшой просьбой…
        - Это еще что за диалог?! - прервал его Шекспир. - Кто это прислал мне этих бездарей?! Просто руки опускаются.
        - Простите, но я… - покраснел Засемпа.
        - Что - я?
        - Я должен вам кое-что объяснить.
        - Понимаю. Ты не выучил роли, - сказал Шекспир. - Хорошенькая история… Ну, ничего не поделаешь, - добавил он устало. - Собственно говоря, я должен был бы вышвырнуть за дверь таких статистов, но мне нравятся ваши рожи… В них что-то есть… Итак, быстренько повторим диалог. Ты должен крикнуть: «Подлый вождь!»… Ну, кричи!
        - Подлый вождь, - пробормотал Засемпа.
        - Нет… не так… Больше чувства! - объяснял Шекспир. - Помни, что ты дышишь местью, жаждешь крови угнетателей, пылаешь благородным гневом. Повтори-ка!
        - Подлый вождь! - завопил в отчаянии Засемпа.
        - Так, теперь неплохо. Я сразу понял, что ты сможешь. Сохрани этот тон, но только подкрепи его жестом, подскочи ко мне… с гневом в глазах. Должно же быть у тебя воображение, вот и вообрази, как бы ты себя вел перед лицом убийцы. Повтори.
        - Подлый вождь! - заорал Засемпа и, сверкая белками, вцепился в горло Шекспиру.
        У несчастного вождя глаза вылезли из орбит, он вырвался и в страхе оттолкнул Засемпу.
        - Ты что - взбесился? Эдак и задушить можно! Ты же не дикарь, а борец за свободу.
        - Ты сам велел мне переживать, - оправдывался запыхавшийся Засемпа.
        - Да, но в игре… а не на самом деле…
        - Ну, тогда я не знаю… переживать мне или только представляться?
        - Переживай сколько влезет, но душить не смей.
        - А как же мне еще переживать?
        - Объясните ему. - вздохнул Шекспир и обернулся к остальным неграм, оттирая пот со лба.
        - А что, если он и в самом деле именно так переживает? - заступился за Засемпу колдун в рогатой маске.
        - Почему ты ему не даешь переживать именно так? - спросил воин с копьем.
        - Пусть он так с тобой переживает, - обозлился Шекспир. - А у меня для этого слишком слабая шея!
        - Не сбивай его, - повторил колдун. - Он же это великолепно сыграл, честное слово!
        - Боже, с кем мне приходится работать! - покорно вздохнул Шекспир. - Ну ладно. Послушай ты, мразь, - обратился он к Засемпе, - тон свой ты сохраняй, только не слишком души, иначе я тебе накостыляю. Поехали дальше. Теперь ты будешь кричать. - И он указал на Пендзелькевича.
        - Что я должен кричать?
        - Ты крикнешь: «Продал нас колонизаторам!» А вот эта дубина воскликнет: «Но черный народ восстал!» и бросится на меня с копьем, а ты, малыш, - он указал на меня, - спросишь: «Слышишь, бьют тамтамы победы?» После этих слов все вы окружите меня и скажете: «Ты арестован!» Вот и все. Понятно?
        Мы смущенно переглянулись.
        - Только, ради всех святых, не будьте такими разинями. Экспрессия - это главное, коллеги!
        - А что такое экспрессия? - спросил Слабый. - Что-нибудь от экспресса?
        Шекспир беспомощно поглядел на товарищей.
        - Экспрессия - это значит выразительность, - объяснил колдун, но по лицу Слабого было видно, что он ничего не понял.
        - Становитесь по местам, - скомандовал Шекспир, - и мы сыграем сейчас всю сцену.
        Я чувствовал, что еще минута - и мы погибнем, погибнем окончательно, и хотел было воспротивиться, но Засемпа опять поддал мне локтем под ребро и шепнул:
        - Не сопротивляйся. Пусть будет, как он хочет, - а вслух сказал: - Ладно, ребята, сыграем. И не такие вещи случалось делать. Ну как? Поехали!
        Проговорив это, он подбежал к Шекспиру, встряхнул его и заорал:
        - Подлый вождь!
        - Продал нас колонизаторам! - возопил Пендзель, вращая глазами.
        - Но черный народ восстал! - И Слабый бросился к нему с копьем.
        - Слышишь, бьют тамтамы победы? - мрачно осведомился я.
        И тут ребята с тамтамами принялись барабанить.
        - Ты арестован! - закричали мы все и окружили Шекспира.
        Раздались аплодисменты. Шекспир, колдун и остальные негры уставились на нас с уважением.
        - Прекрасно, - сказал Шекспир, - вижу, что вам удалось преодолеть смущение и вы разыгрались. Тогда продолжим. После слов «Ты арестован!», вы броситесь на меня, свяжете веревкой и вынесете за кулисы.
        Засемпа вздрогнул, и в глазах у него появился странный блеск.
        - Будет исполнено, вождь, - сказал он поспешно. И, обернувшись, тихо добавил: - Прекрасная оказия, панове.
        - Ты что сказал? - нахмурился Шекспир.
        - Я сказал, что это прекрасная идея.
        Мы еще раз сыграли всю сцену, после чего, согласно инструкции, вслед за словами: «Ты арестован!» - бросились на Шекспира, накинули на него веревку и перевязанного, как колбасу, вынесли за сцену, чем пробудили всеобщий энтузиазм зрителей.
        С этим неподвижным телом на руках мы пробежали кулисы и пустую гардеробную. Я топал в самом хвосте, поддерживая ноги вождя. Я полагал, что в гардеробе мы наконец избавимся от неприятного груза, но шагавший впереди Засемпа и не подумал останавливаться. Он многозначительно подмигнул нам и указал подбородком на дверь.
        Мы выбежали во двор и помчались по направлению к школьному саду. К счастью, нас никто не заметил. Сам Шекспир разобрался в чем дело только тогда, когда на спортплощадке на него пахнуло холодом.
        - Куда это вы меня? - спросил он удивленно. В ответ Засемпа только прибавил шагу.
        - Что это значит? Ну-ка пустите! - заорал Шекспир. Он дергался и вырывался из пут, но ничего не мог поделать.
        - Не бойся, - просопел Засемпа, - мы не сделаем тебе ничего плохого.
        - Спасите! Меня похитили! - завопил во все горло Шекспир, но его никто не слышал.
        Вообще-то кричать ему пришлось всего одну минуту, потому что Засемпа забил ему в рот кляп из его же собственного тюрбана.
        Остановились мы в самом дальнем углу сада, за густыми зарослями малины.
        - Ладно, - сказал запыхавшийся Засемпа, опустив его на землю. - Сейчас мы с ним поговорим.
        Мы уложили неподвижное тело под полусгнившим стволом груши, среди отцветающей ромашки. Было похоже, что Шекспир уже примирился со своей судьбой. Он лежал неподвижно. Даже перестал дергаться. Но когда я глянул ему в глаза, у меня по спине забегали мурашки. Глаза его уставились на нас, и я чувствовал, что он выносит нам приговор… Только теперь я понял, что мы натворили.
        - Это сумасшествие, - шепнул я Засемпе. - Мы зашли слишком далеко. Похитить десятиклассника! Знаешь, что значит задираться с десятиклассниками? Они нам этого не простят.
        - Поздно раскаиваться, - проворчал Засемпа. - Будь что будет, но у нас не было другого выхода. По-хорошему он бы нам ничего не сказал, а так…
        - Что ты хочешь с ним сделать?
        - То есть как - что? Он должен выдать нам средство.
        - Только побыстрее, - простонал тощий Пенд-зелькевич, дрожа от холода, - здесь не Африка, чтобы разгуливать в одних трусах.
        - Не бойся, это не займет много времени, - успокоил его Засемпа, растирая покрытые гусиной кожей ноги.
        Он присел рядом с похищенным.
        - Слушай, Шекспир, - сказал он, - нам очень неприятно, что пришлось пойти на это, но другого выхода у нас не было. Думаю, ты поймешь нас. Слушай, что я тебе скажу. Нам нужно средство от гогов.
        И он кратко обрисовал наше положение и срочную необходимость заполучить тайную информацию. Свою речь он закончил следующими словами:
        - Будь настоящим коллегой. Помоги своим братьям в несчастье. Только не старайся выкрутиться, мы ведь знаем, что тебе это средство известно. Как только ты посвятишь нас в суть дела, мы тут же тебя отпустим. А кроме того, ты всегда сможешь рассчитывать на нашу благодарность. Итак, мы тебя слушаем, Шекспир.
        Он вынул кляп изо рта пленного.
        - Колониальные палачи! Гиббоны в человеческом облике! Я вам покажу средство!… - принялся вопить Шекспир.
        И Засемпе пришлось тут же водворить кляп обратно.
        - Ты нас огорчаешь, Шекспир, - сказал он. - Ты не желаешь проявить должного дружелюбия, и нам придется прибегнуть к более крутым мерам. И хотя сердца наши разрываются от горя, мы пойдем на это. Мы иначе не можем. Ведь это наш последний шанс.
        - Что это за меры? - спросил я немного обеспокоенный.
        - Применим пытку, - спокойно отозвался За-семпа.
        - Брось дурака валять, - испугался я. - Попытайся с ним еще разок по-хорошему договориться. Может, он передумает.
        Засемпа вынул кляп, но пасть Шекспира тут же извергла целый поток новых проклятий.
        - Видишь, ничего не получается, - проговорил Засемпа, снова забивая кляп. - Он все еще брызжет ядом ненависти. Слабый, подай-ка травинку.
        Слабый подал ему какой-то стебелек, и Засемпа принялся осторожно щекотать им у Шекспира за ухом.
        - Если захочешь. говорить, подай знак мизинцем, - спокойно сказал он пленному.
        Шекспир подал знак. Засемпа прервал свое занятие.
        - Записывай, Чамча, - приказал он мне.
        - У меня нет блокнота. Он остался в пиджаке, - сказал я.
        - Тогда запоминай, - посоветовал Засемпа, после чего вынул кляп у Шекспира изо рта и подставил любопытное ухо.
        - Мандрил хвостатый! Сын скунса и шакала! - заорал Шекспир.
        Засемпа торопливо заткнул ему рот.
        - Что он сказал? - Я делал вид, что не расслышал.
        - Ничего интересного, - сказал Засемпа.
        - Записывать?
        - Брось свои дурацкие шутки, Чамча, - засопел Засемпа и снова принялся за дело.
        - Ну что ж, Шекспир, посмотрим, кому быстрее надоест. У меня времени достаточно. Я подожду, пока ты не станешь умнее. Думаешь, что холод заставит нас пойти на попятную? Ошибаешься. Посмотри, как светит солнышко. Сейчас по меньшей мере градусов двадцать на солнце. Мы выдержим. Правда, ребята?
        Пендзель и Слабый на мгновение перестали трястись и героически подтвердили:
        - Да. Нам совсем не холодно.
        - Садитесь, ребята, - сказал Засемпа, - похоже на то, что дело затягивается.
        Пендзель и Слабый послушно уселись.
        - А ты, Чамча, почему не садишься?
        Я смущенно откашлялся. Мне было стыдно признаться, что я просто не в силах смотреть на все это. Методы Засемпы были не в моем стиле. И вообще я чувствовал, что вот-вот закоченею.
        - Буду вас прикрывать, - сказал я и отступил в кусты.
        Убедившись, что здесь Засемпа меня уже не увидит, я принялся поспешно выполнять гимнастические упражнения, чтобы хоть немножко согреться.
        Выглянув минуту спустя, я обнаружил, что положение не изменилось. Несмотря на интенсивность применяемых к нему мер, Шекспир не проявлял ни малейшего нетерпения.
        - Подай-ка другой стебелек, Слабый, - распорядился наконец разочарованный Засемпа.
        Но, к сожалению, ни замена инструмента, ни усиленные старания не произвели на Шекспира особого впечатления. Более того - на лице жертвы появилось что-то, напоминающее улыбку удовлетворения.
        - Может, снять с него носки и пощекотать пятки? - предложил Пендзель.
        - Не поможет, - сказал Засемпа, - он не чувствительный. Но я знаю средство и для нечувствительных. Слабый, принеси пчелу.
        - А как это я ее принесу? - обеспокоился Слабый.
        - А может, лучше крапиву, - брякнул Пендзель-кевич, - или репейник?
        Но не успели мы прийти к соглашению относительно технических деталей дальнейшего допроса с пристрастием, как нам пришлось стать свидетелями непредвиденного зрелища.
        Сначала по неподвижному телу Шекспира пробежала какая-то странная дрожь. Во рту у него что-то забулькало, он весь напрягся и начал дергаться со страшной силой. Вскоре перед нашими глазами предстала странная, с невероятной быстротой вибрирующая фигура, от которой во все стороны отлетали сухие листья. Все это привело к самым горестным последствиям. Веревки, опоясывавшие пленного, вдруг ослабли. Шекспир высвободил руки, вырвал кляп и с пронзительными воплями вскочил на ноги.
        Я решил, что он сейчас же убежит, но его охватило какое-то странное безумие. Он подпрыгивал на месте, срывал с себя одежду, хлопал себя по животу и по ногам. И было похоже, что он исполняет какой-то дикий танец. Может, это он под пыткою потерял рассудок? Я уже больше не мог смотреть на танцующего и подбежал к ребятам.
        - Держите его! - крикнул я. - Вы что, не видите - он взбесился?!
        Но в этот самый момент я с ужасом заметил, что такая же точно дрожь сотрясает тела Засемпы, Пенд-зеля и Слабого. Они вскочили и, испуская какие-то нечленораздельные звуки, вместе с Шекспиром принялись исполнять тот же ужасный танец.
        - Что с вами? - спросил я, холодея от ужаса.
        - Ммм-уу-рравьи! - пролепетал Засемпа. - Здесь муравейник!
        Шекспиру первому удалось стряхнуть с себя муравьев. Он опять завернулся в свой узорчатый наряд вождя и, держа в руках веревку, которой был связан, с грозным видом приближался к нам. Лицо его пылало жаждой мести.
        - Малявки! - прошипел он. - Вы даже и связать толком не умеете. На будущее рекомендую вам привязывать к палке. Связывание способом «мумия» и «рулет» не дает гарантии, особенно когда жертву укладывают рядом с муравейником. А теперь давайте-ка сведем счеты.

        На это у нас, по вполне понятным причинам, не было ни малейшей охоты, и мы незамедлительно дали деру. С превеликим удовольствием мы бы удрали черт знает куда, но так как все мы были одеты легче легкого и физиономии наши были чернее ваксы, о бегстве за пределы сада нечего было и думать. И мы помчались к Коптильне.
        Венцковская как раз в это время была занята кормлением птицы. При виде черных голых фигур несчастная женщина издала несколько нечленораздельных воплей и помчалась к школе.
        Мы же забаррикадировались в Коптильне.
        Некоторое время Шекспир колотил в двери и окна, а потом наступила тишина. Мы полагали, что ему надоело нас караулить, но, выглянув в щель ставни, увидели, что он сидит рядом на пеньке.
        - Слушай, старик, ты это брось, - заискивающим тоном сказал Засемпа, - давай заключим договор. Мы предлагаем выкуп.
        - Не выйдет, - сказал Шекспир, - не выйдет, любители средства. На этот раз у меня есть время, и я могу подождать.
        - А что ты хочешь с нами сделать? - осведомился Засемпа.
        - Я хочу полюбоваться, как вас Дир со Жвачеком будут отсюда вытаскивать.
        Мы задрожали.
        - Дай нам смыться, - сказал Засемпа. - Если ты уж так пылаешь местью и иначе не можешь, стегани крапивой каждого по разочку, ну по два раза, но не больше.
        - Я презираю такой щенячий способ сведения счетов, - издевался Шекспир, - сразу видно, что вы еще сущие младенцы. А меня может удовлетворить только месть интеллектуального порядка.
        - Не трепись. Зачем же тогда ты гнался за нами с веревкой?
        - Это была непосредственная, еще бессознательная реакция. Но теперь я уже справился с этим стихийным порывом и продумываю другие возможности…
        Серьезно обеспокоенные, мы некоторое время молчали.
        - А что это за возможности? - наконец осторожно спросил Засемпа.
        - Боюсь, что сейчас не время для объяснений, - сказал Шекспир, - похоже, что за вами уже идут…
        И действительно, от школы к нам направлялась Венцковская, за нею - Дир и Жвачек, а еще дальше - колдун и остальные актеры из десятого.
        - Вот здесь пробегали, пан директор, - с волнением твердила сторожиха.
        Дир недоверчиво огляделся.
        - Не вижу никаких негров. Вам, Венцковская, видимо, все это только почудилось. Вам следовало бы обратиться к врачу.
        - Господом богом клянусь, пан директор, - ударила себя в грудь Венцковская, - пусть дьявол учит меня латыни, если вру. Да чтобы я в муках тут же перед вами скончалась! Бежали негры, пан директор, провалиться мне на этом месте! Голенькие и черненькие!
        Директор недовольно поморщился. Клятвы и заклинания Венцковской всегда вызывали у него недовольство.
        - Не говорите глупостей, Венцковская, - засопел он. - И не воображайте, пожалуйста, что я пришел сюда потому, что уверовал в ваших негров. Голые негры в Варшаве, да притом еще в октябре! Я пришел сюда только за тем, чтобы убедить вас, Венцковская, в том, что вы заблуждаетесь, и тем самым раз и навсегда покончить с вашим увлечением метафизикой.
        Теперь вы собственными глазами убедились, что здесь никого нет?
        - Они, наверное, спрятались в Коптильне. Могу поспорить с паном директором, что они сидят в Коптильне. Пан учитель, загляните в Коптильню, - обратилась она к Жвачеку.
        - Сейчас проверим, - услышали мы голос Жвачека, и ручка двери задергалась. - Заперто, - сказал он.
        - Ну вот, а ведь было открыто, я только что брала там крупу для птицы. Это они там заперлись! Кто же, кроме них! - волновалась Венцковская.
        - Сейчас погляжу, - сказал пан Жвачек.
        В дверную щель мы увидели его глаз, а потом кусок уха.
        - Действительно, там кто-то есть, - сказал он с удивлением. - Я слышу сопение и какой-то шорох.
        - А что я вам говорила?! - с триумфом выкрикнула Венцковская. - Вот, видите, пан директор, мне ничего не чудилось и не с чем вам кончать.
        Директор смущенно откашлялся;
        - Выходите! - крикнул он.
        Жвачек опять принялся дергать за ручку.
        - Открывайте и выходите! Мы не шелохнулись.
        - Нельзя же так, - сказала Венцковская. - Они вас боятся. Маленькие, испуганные, дрожащие от страха негритята, а вы на них сразу, будто полиция какая-то… Нужно с ними ласково.
        - Господи, пани Венцковская! Но ведь здесь же не может быть никаких негров! - взмолился директор.
        - А вот вы сейчас увидите, пан директор, - сказала Венцковская и обратилась к нам ласковым просительным тоном: - Миленькие, хорошенькие, скажите, кто вы.
        Мы молчали.
        - Высуньте хотя бы ручку или пальчик, - просила сторожиха.
        Мы не могли остаться равнодушными к мольбам почтенной женщины.
        Засемпа выставил в щель свой черный палец.
        - Черный! - воскликнула обрадованная Венцковская. - Посмотрите! Ну, кто был прав?
        Педагоги с недоверием уставились на палец. А пан Жвачек даже чуть было не поймал за палец Засемпу, но, к счастью, тот успел отдернуть руку.
        - Действительно, черный, - сказал Жвачек. - Ничего не понимаю!
        - И я ничего не понимаю! - откликнулся окончательно сбитый с толку Дир. - Что вы, коллега, об этом думаете?
        - У меня есть кое-какие подозрения, - сказал Жвачек. - Скажите-ка, дорогая пани Венцковская, а какого примерно возраста были эти негры?
        - Какого возраста? Школьного, пан учитель. Такие крохотные негритята, десяти с чем-то лет.
        Жвачек откашлялся:
        - А если они такие маленькие, то почему же вы, Венцковская, подняли такой крик и удирали от них?
        - Это все нервы, пан учитель. С этими нервами - человек еще не успеет подумать, как уже кричит.
        - Понятно. А сколько их было? - продолжал допрос Жвачек.
        - Четверо.
        - Как будто сходится, - процедил полонист. - На последнем уроке не хватало как раз четырех учеников. На моем уроке в восьмом «А»! - произнес он многозначительно.
        - В восьмом «А»?! - испугался Дир. - Ах, естественно… конечно же, в восьмом «А», - вздохнул он.
        - Вы думаете, что это ученики восьмого класса? - выкрикнула Венцковская. - Но ведь у нас там черных нет!
        - И все-таки это подозрительно, - продолжал Жвачек. - Цвет кожи тут ни при чем. Для меня имеет значение только тот факт, что Чамчара, Засемпа, Слабинский и Пендзелькевич-младший не вернулись с большой перемены на урок польского языка.
        - Чамчара - это тот, который сегодня утром на уроке пана Фарфали произвел взрыв гремучего газа? - спросил директор.
        - Да, пан директор, это тот самый, который произвел взрыв и уничтожил аппарат Киппа. А со всей их четверкой, пан директор, вы еще совсем недавно имели весьма сомнительное удовольствие беседовать у себя в кабинете.
        - Но как же вы тогда объясните черный цвет их кожи и наготу?
        - Они маскируются, пан директор. И лучшее доказательство этому то, что даже Венцковская их не узнала.
        - В октябре раздеться и бегать по саду в голом виде? - с недоверием спросил директор.
        - Вы и представить себе не можете, на какие жертвы может пойти молодежь, лишь бы уклониться от урока. Наверное, они опять не подготовились по польскому и боялись встречи со мною…
        - Нет, пан учитель, дело обстояло несколько иначе, - услышали мы голос Шекспира.
        Он вышел из-за Коптильни и подошел к изумленным педагогам.
        - Извините, что я вмешиваюсь, и притом в таком наряде, но я вынужден выступить в защиту своих коллег, - смело продолжал он. - Они были на репетиции пьесы.
        - Какой еще пьесы?
        - «Пробуждение Африки».
        - А действительно, - сказал Дир, - вы ведь готовите эту пьесу, но что означает беготня по саду и эта игра в прятки?
        - Сейчас я все объясню. Во время перерыва мы вышли сюда, чтобы обсудить некоторые вопросы, и тогда…
        - Но что делают эти сорванцы в «Пробуждении Африки»? - возмутился Жвачек.
        - Эти сорванцы заняты в сцене с похищением вождя.
        - Мне ничего об этом не известно.
        - Вам ничего не известно, пан учитель? - удивился Шекспир.
        - Нет.
        - Ну, тогда нужно спросить у них.
        - Правильно. Но только пусть они сначала выйдут из Коптильни. И вообще все это очень странно. Почему они не выходят?
        - Скорей всего, они испугались вас, пан учитель, - пояснил Шекспир. - Сейчас я их позову. - И он обратился уже к нам: - Ребята, прекратите шутки. Ваша попытка спрятаться может быть неправильно истолкована нашими педагогами. Вы должны выйти и ответить на все вопросы.

        У нас не было уверенности, что тут со стороны Шекспира нет подвоха, но прятаться больше не имело смысла, и мы друг за дружкой вышли из Коптильни.
        - Езус Мария! Значит, это они! - разочарованно воскликнула Венцковская. Все ее сочувствие к нам тут же улетучилось. - Так перепугать человека! Ах вы бездельники! Так перемазаться! Тьфу, гадость какая!
        - Вот именно, - угрожающе обратился пан Жвачек к Шекспиру. - Зачем вам понадобилось их так вымазать?
        - Я не мог иначе войти в роль… - попытался объяснить Шекспир.
        Но Жвачек тут же прервал его:
        - Решительно запрещаю раскрашиваться на репетициях. Хватит, если ты их раскрасишь перед премьерой.
        - Хорошо, пан учитель.
        - Кто вас направил на это представление? - допрашивал нас Жвачек.

        Этого мы не могли ему толком объяснить.
        - Возможно, что они взялись за это по доброй воле, - попытался спасти положение Шекспир. - Бывает же, пан учитель, что вдруг появляется у человека тяга к драматическому искусству. Может быть, в них пробудились художественные наклонности? Я считаю это положительным явлением… Пробуждение подобных интересов у шалопаев, как вы их назвали, пан учитель…
        - У вас что, действительно тяга к драматическому искусству? - спросил Жвачек.
        - Тяга, пан учитель, настоящая тяга, - ответили мы.
        - Это талантливые ребята, - поспешил со своими объяснениями Шекспир. - Сцену похищения вождя они провели с большим чувством.
        - Возможно. На это как раз они способны, - сказал Жвачек, - но только все это ни в коей мере не может объяснить вашей беготни по саду и торчания в Коптильне. Это что - тоже имеет отношение к драматическому искусству? - спросил он сердито.
        - Это относится не столько к драматическому искусству, пан учитель, сколько к драматическим переживаниям, - продолжил свои объяснения Шекспир. - Говоря точнее, здесь все дело в муравьях.
        - Что?
        - Муравьи. Мы как раз обсуждали на свежем воздухе некоторые вопросы, когда на нас напали муравьи.
        - Ты хочешь сказать, что это они от муравьев запирались?
        - Муравьи очень надоедливы, правда, ребята? - спросил Шекспир.
        - Очень, - в один голос подтвердили мы. Директор махнул рукой и тяжело вздохнул.
        - Оставьте, коллега, - сказал он Жвачеку, - все равно от них никакого толку не добьешься.
        - Неужели, пан директор, вы не хотите добраться до объективной истины?
        - Мне жаль наших нервов и времени.
        - Ну, это дело ваше. Что касается меня, то я им в журнал за самовольный уход с урока все равно запишу. А сейчас марш мыться и одеваться!
        Мы собрались было дать ходу, радуясь, что все сошло так гладко, но тут снова вылез Шекспир:
        - Одну минутку, пан учитель. Завтра у нас опять репетиция, так не могли бы вы, пан учитель, отпустить их с третьего урока?
        - Репетиции следует проводить после уроков.
        - После уроков - занятия литературного кружка.
        - Ах, да - правда. Ну, что ж, ладно. Отпускаю их.
        - Нет… Мы не хотим! - испугался вдруг Засемпа.
        - Мы не хотим! - повторил я как эхо.
        - Не хотим! - почти в один голос выкрикнули Слабый и Пендзелы
        - То есть как это?! - изумился Жвачек. - Почему это вы не хотите?
        - Мы боимся отстать.
        - А третий урок - это как раз урок польского.
        - Мы не хотим, чтобы у вас были к нам претензии…
        Жвачек недоумевающе уставился на нас. Видно, наше внезапное усердие показалось ему подозрительным. И на всякий случай он решил действовать нам наперекор.
        - Это очень приятно, что в вас вдруг проснулась совесть, - процедил он с кривой усмешечкой. - Но для меня большую ценность представляет ваш интерес к драматическому искусству. Поэтому я отдаю вас в руки Лепкого. Желаю вам сценических успехов.
        Сказав это, он удалился вместе с Диром. Мы испуганно переглянулись. Потом искоса глянули на Шекспира. Скотина злобно улыбался.
        - Ты что - на самом деле хочешь, чтобы мы продолжали играть?
        - Само собой разумеется, - сказал Лепкий.
        - А зачем тебе?
        - Я не желаю, чтобы мои страдания пропали даром. А кроме того, насколько мне помнится, мне еще нужно свести с вами кое-какие счеты.
        Он произнес это самым милым тоном, но у нас по спинам забегали мурашки.
        - Итак, до завтра. И только попробуйте не прийти!

        ГЛАВА V

        В класс мы вернулись убитые горем. Все представлялось нам в трагическом свете. Мы не только не нашли средства, но еще сами попали в руки Шекспира и глупейшим образом угодили в театральный кружок. Только этого не хватало! Никто из нас не верил в добрые намерения Шекспира, все мы чувствовали, что его жажда мести еще не удовлетворена и он замышляет что-то недоброе. Но что? Мы терялись в догадках. Всем ясно было одно - Шекспир отнюдь не из великодушия защищал нас перед гогами. Просто он хотел рассчитаться с нами самостоятельно и вовсе не стремился к тому, чтобы ему кто-то в этом помогал.
        - Это у них так принято, - мрачно пояснил нам Засемпа.
        Вполне естественно, что это позорное поражение еще больше подстегнуло нас. Мы чувствовали, что почва уходит у нас из-под ног и надо торопиться.
        На следующей же перемене мы отправились в буфет - к Кицкому. Окруженный малышами, он как раз разыгрывал партию настольного тенниса с чемпионом девятого класса Пикульским.
        - Поди-ка сюда, Кицкий, - сказал Засемпа, - нам нужно с тобой срочно поговорить.
        - Боюсь, - ответил Кицкий, не глядя на нас и не прерывая игры.
        - Чего это ты боишься? - поразился Засемпа.
        - Боюсь, что вы меня похитите.
        - Зачем нам тебя похищать? - покраснел Засемпа.
        - Говорят, вы похищаете.
        - Похищаем?
        - Вы украли некоего вождя.
        Малыши, собравшиеся вокруг соседних столов, захихикали.
        - Не трепись. У нас к тебе серьезное дело. - Засемпа сжал кулаки.
        - Вы что, не видите - я играю!
        - Тогда поторапливайся.
        - Мне быстро не управиться. Это не то что щекотать у пленного за ухом. Здесь необходимо некоторое искусство, правда, Пикульский?
        Малыши опять захихикали. Ясно: им тоже была известна история с Шекспиром. Поразительно, до чего быстро распространяются подобные слухи по школе. Мы покорно следили за тем, как Кицкий разыгрывал подачу, совершенно не обращая ни малейшего внимания на наши треволнения. Видно, история с Шекспиром привела его в отличнейшее расположение духа. Не исключено, что он нарочно натравил нас на Шекспира - чтобы выставить в смешном виде. От такого прохвоста без стыда и совести всего можно было ожидать.
        - Ты, Кицкий, слишком много себе позволяешь, - не выдержал наконец Засемпа. - Я посоветовал бы тебе не бросаться словами и поскорее кончать партию!
        - Потише ты, попрошайка! - прошипел Кицкий. - Если пришли с просьбой, то набирайтесь терпения и ждите. Тренируйте волю.
        Он явно стремился нас унизить. Я с ненавистью глядел на него. Этот тип с вытаращенными, устремленными на шарик глазами и разинутым в улыбке ртом напоминал мне какую-то мерзкую лягушку.
        - Пошли, - толкнул я в бок Засемпу. - Это гад.
        - Вернее, пресмыкающееся. Лягушки как будто относятся к пресмыкающимся, - поправил меня Засемпа, но не тронулся с места.
        - Ах, вы все еще не ушли? - с издевкой воскликнул Кицкий, мастерски срезая мяч. - Значит, ты все-таки решил проявить характер, да, Засемпа? И правильно. Не смотри на меня таким мрачным взглядом, а то у меня, честное слово, мурашки начинают бегать по спине. Лучше отдохни и приглядись к игре. Может, на будущее пригодится. Такую игру не часто приходится видеть… Ну, скажи, ведь пригодится?
        - Пригодится. Мне все пригодится, - сказал Засемпа.
        Я смотрел на него с уважением.
        - Как ты только все это выносишь? - прошептал я, пораженный.
        - Не могу, но приходится. Этот подонок нам нужен. Без него мы не сможем заполучить средство. А вообще-то это нам действительно пригодится.
        - Что - пригодится?
        - Надо, братец, учиться выносить подобных типов, вроде Кицкого.
        - Зачем?
        - Не всегда можно сразу пускать в ход кулаки, да и не всего можно добиться кулаками. Поэтому возьми себя в руки и научись быть флегматиком. Главное - хладнокровие. А когда придет время, мы Кицкого Прижмем.
        Я пожал плечами, но остался. Засемпа иногда приводит меня в изумление. Обычный, казалось бы, парень, такой же, как все, бездельник, а вдруг заговорит с тобой - точь-в-точь философ.
        «В конце концов, - думал я, подавив обиду, - мы и в самом деле низко пали, если даже такое пресмыкающееся, как Кицкий, может свободно издеваться над нами, а мы стоим перед ним, как нищие, и молча сносим оскорбления…»
        Единственное, что нам оставалось - это делать вид, что мы не понимаем намеков Кицкого и с интересом следим за ходом игры.
        Но Кицкий и не думал торопиться, совсем наоборот, он умышленно затягивал игру и бравировал красивыми розыгрышами. Поначалу Пикульский шел впереди его на четыре очка, но теперь Кицкий догнал его, и счет стал 20: 20.
        Он как будто воспрянул духом. Давал чертовски крученые мячи, брал самые трудные резаные подачи далеко за пределами стола, и все это только потому, что мы смотрели на него. Пикульский, видя, что шутки плохи, тоже взял себя в руки. Некоторое время они спокойно разыгрывали подачу, но тут Пикульский срезал мяч и легонько посадил его тут же за сеткой. Кицкий в этот момент был далеко от стола и не успел подбежать. Счет стал 21: 20 в пользу Пикульского. Кицкий перестал отпускать шуточки и лениво отбивал мяч. Похоже было, что он устал. Пикульский осмелел и снова перешел в атаку. Но теперь уже Кицкий принял - далеко за столом - резаный мяч, придержал его и потом так запустил, что мяч отлетел в угол стола. Пикульский промахнулся. Он еще раз попытался провести мастерскую подачу, но ничего у него не получилось. Теперь уже Кицкий был впереди, и Пикульский боялся рисковать. Вызывающее спокойствие Кицкого выводило его из равновесия…
        - Ну как, я обставил Пикуся? - хвастливо обратился к нам Кицкий.
        Мы с нетерпением посмотрели на часы. Сейчас будет звонок.
        - Обставил, - согласился Засемпа, вынимая кулек с семечками. - А теперь кончай с ним.
        - Сейчас кончу, - засопел Кицкий.
        Его подачи становились с каждым ударом все сильнее. Наконец мяч пролетел параллельно столу, чуть коснулся сетки, отлетел от ракетки Пикульского, угодил в потолок и упал под стол,
        Кицкий бросил ракетку и подошел к нам.
        - Я догадываюсь, зачем вы ко мне пришли, - сказал он, бесцеремонно запуская лапу в кулек с семечками, - но помочь не могу. Вы сами все испортили. Как это вы могли так поступить с Шекспиром? - говорил он, торопливо пожирая семечки. - Еще хорошо, что он не засыпал вас перед гогами. Наверное, он решил расправиться с вами собственноручно.
        - Мы не могли иначе, - хмуро проворчал Засем-па. - Он не пожелал с нами разговаривать. И вообще он даже слова не дал нам сказать.
        - Да? Это в самом деле неприятно. - Кицкий игриво усмехнулся и подбросил вверх шелуху от семечек.
        Я с отвращением отодвинулся от него.
        - Не строй дурочку, лучше признайся по-хорошему, что ты нарочно все подстроил.
        - Я? Да ты с ума сошел!
        - Ты специально разыграл нас. Ты знал, что он ничего не скажет, - напирал я на Кицкого.
        - Да что вы? - Он явно испугался. - Вы сами во всем виноваты. Шекспир тихий, как овечка, и к нему спокойно можно подобрать ключ. Но где же это видано, чтобы затевать с ним разговор во время репетиции? Он ведь артист. Он, когда играет,'ничего, кроме пьесы, не видит и не слышит. Нужно было переждать. Выбрать подходящий момент.
        - Брось трепаться, старик, - холодно усмехнулся Засемпа, - и давай перейдем, к делу. - Ты должен придумать что-нибудь новое.
        - Не выйдет! Я вам уже сказал. - Кицкий со страшной быстротой пожирал семечки. - Вы погорели. После того что вы сотворили с Шекспиром, никто с вами и говорить не захочет. Влипли вы, как щенки. Мне и самому стыдно, что приходится с вами возиться. - Он с озабоченным видом откашлялся и снова бесстыдно запустил в кулек лапу.
        Я подсчитал, что за две минуты он умудрился сожрать более четверти килограмма семечек. Кровь кинулась мне в голову, но Засемпа не обращал на его слова никакого внимания.
        - Дадим тебе сделать три круга, - спокойно сказал он.
        - Три круга на этом трупе? Благодарю покорно. - Кицкий презрительно расхохотался. - Он вчера испортил мне все брюки. Это жульничество - предлагать делать круги на таком драндулете!
        - Если это труп, то незачем тебе было на нем ездить. Не трепись: мотор на полном ходу, - сказал я, пытаясь сохранить достоинство.
        - Это уж точно, что на ходу, - издевался Кицкий, - да еще на каком ходу! Невозможно выключить газ. Если это еще и не покойник, то уж во всяком случае больной в предсмертных судорогах. А выражаясь точнее - припадочный. Визжит, подбрасывает, брызжет во все стороны какой-то гадостью…
        Засемпа кашлянул:
        - Мотор Пендзеля требует некоторых… гм… навыков.
        - Чистки? Ремонта? Ему ничто не поможет.
        - Я говорю - навыков, - процедил Засемпа.
        - Ах, навыков?! Скажешь тоже! - злобно рассмеялся Кицкий.
        - Мотор Пендзеля требует некоторых навыков… - повторил Засемпа. - У тебя еще нет практики. Но после нескольких кругов ты привыкнешь.
        - Спасибо. На нем можно сделать только один круг - «а кладбище. Но я туда не тороплюсь.
        Засемпа выслушал все насмешки Кицкого и даже бровью не повел, а потом с невозмутимым видом заявил:
        - У нас есть ракета.
        - Космическая? - рассмеялся Кицкий.
        - Ракета для игры, - объяснил невозмутимый Засемпа.
        - Теннисная ракетка? - недоверчиво спросил Кицкий.
        - Да. Теннисная ракетка.
        Мы с удивлением уставились на Засемпу. Это было что-то новое. О ракетке мы услыхали впервые.
        - Да, - повторил Засемпа.
        - Наверное, развалина?
        - Ракета на ходу.
        - Наверняка без струн?
        - Струны все на месте.
        - Хм!… - удивился Кицкий, и глаза у него засветились.
        - Согласен? - спросил Засемпа.
        - Надо ее еще посмотреть.
        - Я спрашиваю, ты согласен?
        - Да, но ведь…
        - Когда ты хочешь ее посмотреть? - прервал его Засемпа.
        - Ну, я не знаю…
        - Можешь ее увидеть сейчас.
        - Сейчас? Как это? Где же она?
        - Ракетка на окне.
        - Каком окне?
        - На окне Чамчиной квартиры.
        Я изо всех сил напрягал память и все же никак не мог припомнить, чтобы у нас дома на окне была теннисная ракетка, но Засемпа гак на меня посмотрел, что я умолк.
        - А где живет Чамча? Это далеко? - допытывался Кицкий.
        - Чамча живет в соседнем дворе. В подвале. Это тоже было для меня новостью. Я уже открыл
        было рот, чтобы возразить, но, взглянув на Засемпу, поперхнулся.
        - Ты живешь в подвале? - удивился Кицкий и с любопытством глянул на меня.
        - Да, - ответил я, свирепея все больше. - Но это очень удобный подвал, - поспешил я добавить.
        - Ну хорошо, - сказал Кицкий, возвращая нам почти пустой мешочек из-под семечек. - Сейчас мы уже не успеем… но на второй перемене пойдем посмотреть. Значит, ты живешь в подвале? - снова спросил он, как-то странно ко мне приглядываясь.
        - Он же тебе уже сказал, что живет в подвале, - вмешался Засемпа.
        - А я, Чамча, думал, что у тебя отец директор, - сказал Кицкий.
        - У него отец уже не директор, - торопливо пояснил Засемпа, - его сняли. Потому-то и ракету можно приобрести.
        - Да что ты говоришь! - оживился Кицкий. - И за что же его сняли?
        - Невинно пострадал. А теперь - привет, встретимся на перемене.
        Засемпа быстро зашагал в класс.

        Я догнал его.
        - Что все это значит?! Чего это ты треплешься про моего старика! - взорвался я. - Мог бы рассказывать про себя. Ты ведь и в самом деле живешь в подвале.
        - Я не мог говорить о себе, - сказал Засемпа. - Кицкий знает, где я живу. А кроме того, у меня не может быть ракетки. И вообще заткнись, Чамча. Ты ничего не понимаешь в политике.
        Не прошло и часу, как мы вместе с Кицким явились в соседний двор.
        - Это здесь, - сказал Засемпа, останавливаясь.
        - Где? - спросил Кицкий.
        - Видишь тот парадный ход?
        - Вижу.
        - А дверь рядом с ним?
        - Вижу.
        - А вон там направо от двери сидит маленький старичок. Видишь?
        - Вижу.
        - А еще правее от старичка - окно подвала. Видишь?
        - Вижу.
        - Так вот, в этом окне стоит ракетка.
        Осторожно обойдя спящего старичка, мы на цыпочках подошли к окну. Кицкий, прикрывая ладонью глаза, просто приклеился носом к окну. Я не выдержал и тоже заглянул туда.
        К величайшему моему удивлению, на подоконнике действительно стояла прислоненная к оконному стеклу теннисная ракетка. Я восхищенно поглядел на Засемпу, а он только подмигнул мне.
        - Ну так как, Кицкий? Понравилась?
        - Она почти новая, - растроганно прошептал Кицкий.
        - Она совершенно новая, - поправил Засемпа. - Теперь дело за тобою.
        Кицкий еще раз с вожделением глянул на ракетку и сказал:
        - Идите к Вонтлушу.
        - К Вонтлушу? - У нас от удивления глаза полезли на лоб.
        Вонтлуши всегда считались в нашей школе самыми заядлыми боксерами. И нам просто не приходило в голову, что они могут иметь хоть какое-то отношение к средству.
        - К какому же из Вонтлушей? - спросили мы, поскольку было два спортсмена Вонтлуша.
        - К Вонтлушу Первому.
        - Ты шутишь, - сказал Засемпа. - Более ограниченного типа я себе не представляю. Откуда же ему знать средство?! Он подумает, что мы его разыгрываем, и всыплет нам по первое число.
        - Не всыплет, - сказал Кицкий.
        - Почем ты знаешь, что не всыплет? Такой боксер!
        - Вонтлуш Первый уже не боксер.
        - Не боксер? С каких это пор?
        - Странно, что вы даже этого не знаете. Вонтлуш Первый перестал быть боксером с тех пор, как его победил младший брат, Вонтлуш Второй, не говоря уже о Шлае. Вы слышали о Шлае?
        - Нет. Кто это?
        - Ну и здорово вас замордовали гоги, если даже такие выдающиеся события не дошли до вашего помутившегося сознания. Шлая - это новая звезда на ринге нашей школы. Но и его дни уже сочтены. Бокс теперь сходит со сцены.
        - А что входит?
        - Дзюдо. Именно из-за отсутствия перспективы Вонтлуш Первый теперь в таком подавленном состоянии.
        - Да что ты плетешь? Вонтлуш подавлен? - Мы с недоверием уставились на Кицкого. Мы никак не могли себе представить подавленного чемпиона.
        - Вонтлуш Первый не только подавлен, - сказал Кицкий, - Вонтлуш Первый - убит, убит горем. Лучшее доказательство этому то, что он стал поэтом.
        Вонтлуш Первый - и вдруг поэт! Это было уж слишком.
        - Вот именно, - повторил Кицкий, - он пишет стихи. И не исключено также, что вскоре начнет пробовать свои силы и в других областях искусства. Недавно он меня спрашивал, не знаю ли я, где можно по дешевке купить духовой инструмент: он опасается, что одна поэзия не удовлетворит его духовного голода и ему придется заняться также музыкой.
        - Жаль, что не танцами, - сказал я, и все захохотали. - А лучше всего пусть поступит в театр. Мы можем порекомендовать его Шекспиру.
        - Не исключено, что Вонтлуш и поступит в театр, - сказал Кицкий. - Последнее время я частенько встречаю его вместе с Шекспиром. Может быть, Шекспир хочет его использовать. Вонтлуш всегда питал слабость к Шекспиру. Весной он обучал его боксу…
        - Знаю, - поморщился Засемпа. - Если Шекспир с таким же успехом будет обучать Вонтлуша, как Вонтлуш его, то нам конкуренция не грозит.
        - Надеюсь, - сказал Кицкий, прерывая общее веселье, - а теперь давайте ракетку.
        - Ого, что это ты так заторопился? Неизвестно еще, будет ли от твоей рекомендации какой-нибудь толк.
        - То есть как это? Мы же договорились, что я получу ракетку.
        - Ты ее получишь, как только мы убедимся, что твоя информация правильная.
        - Нет, давайте сейчас. Мы ведь так условились.
        - Извини, но сейчас ты должен был ее только посмотреть. Никто тебе не обещал, что ты ее сразу получишь.
        - Шакалы! - завопил Кицкий. - Я выполнил договор. Ведь вы теперь знаете, к кому обратиться.
        - Ты подсовываешь нам какого-то Вонтлуша, который к тому же в подавленном состоянии. А откуда нам знать, добьемся ли мы от него чего-нибудь?
        - Жулики! Шарлатаны и вымогатели! - заорал Кицкий. - Аферисты, шулера, христопродавцы!
        Оскорбительные прозвища били из него фонтаном. Мы отступили в огорчении. Кицкий проявлял явное отсутствие культуры. В конце концов мы ведь находились в чужом дворе, и хотя сон старичка в кресле под окном был исключительно глубоким, некультурные вопли школьника в конце концов дошли до его сознания. Старичок пробудился, зевнул, тряхнул головой и поправил съехавшие на нос очки. Потягиваясь, словно старый кот, он принялся определять источник шума. Мы думали, что он накричит на нас. Кицкий моментально утих.
        Однако старичок не проявлял ни малейших признаков раздражения, злости или хотя бы удивления. Продолжая потягиваться, как старый кот, он спокойно - спросил нас:
        - Это вы, молодые люди, с таким чувством произнесли слова «шулера и аферисты» или их следует отнести к моим сновидениям? Ибо, должен вам объяснить, что мне как раз снился уголовный процесс.
        Странная речь старичка удивила и вместе с тем успокоила нас. Мы тут же сообразили, что никаких злых намерений у него по отношению к нам нет. Поэтому Кицкий сразу же признался, что произнес именно эти слова.
        - Ага… значит, это ваш спор разбудил меня, - сказал старец. - А разрешено ли мне будет ознакомиться с предметом спора? Возможно, я смог бы вас рассудить. Благодаря моей профессии я часто разрешаю возникающие у нас на дворе споры.
        - Вы что - судья? - спросил Кицкий.
        - Я был сторожем в суде на улице Лешно. Это я кричал: «Встать, суд идет!», когда судили Шпицбродку. Моя фамилия - Дуриаш.
        - Вот и прекрасно! - воскликнул Кицкий, с почтением глядя на старика. - В таком случае вы наверняка скажете, на чьей стороне правда. Послушайте. Я им продал важные сведения, и они пообещали заплатить. А теперь не хотят.
        - Сейчас… мы все объясним, - попытался было вмешаться Засемпа, но судебный сторож Дуриаш велел ему замолчать.
        - Прежде всего ознакомимся с жалобой, вернее, с иском, поскольку, как я вижу, дело возникло в результате частного договора и, таким образом, не подлежит судебному разбирательству. Ты должен сказать мне, мальчик, не относятся ли сведения, которые ты продал, к разряду уголовно наказуемых.
        - Извините, а зачем это?
        - Поскольку в таком случае договор ваш, согласно закону, был бы недействительным.
        Кицкий немного смутился:
        - Простите, не понимаю.
        - Например, если ты продал нечестным игрокам сведения, как обманывать в карточной игре, или ворам, как забраться в квартиру, или начинающему бандиту, где можно купить револьвер, или же, если бы подобная продажа сведений могла быть квалифицирована, как измена родине, или организации, или товарищам, которым ты пообещал хранить тайну.
        Кицкий снова кашлянул:
        - Но… но если… если эта информация была вполне приличной, то они обязаны уплатить?
        - Тогда обязаны.
        - Извините, - вмешался Засемпа, - я уже не касаюсь того, приличная ли эта информация, но как же можно платить за сведения, когда неизвестно даже, правильные ли они. И вообще имеются ли они. Прежде всего нужно проверить…
        - А я?! Я не должен проверить?! - взорвался Кицкий. - Я тоже должен убедиться. Откуда я знаю, что эта ракетка чего-то стоит. Мне ее показали через окно и думают, что мне этого достаточно.
        - О какой ракетке ты говоришь, мальчик? - неожиданно заинтересовался сторож.
        - Вот о той, что в окне.
        - Так вы по поводу именно этой ракетки спорили?.
        - О ней. Потому что они не хотят ее мне отдавать.
        - И совершенно справедливо, - сказал старик.
        - То есть как это справедливо?! - заорал возмущенный Кицкий.
        - Они не могут отдать ее тебе, потому что это моя ракетка.
        - Да что вы рассказываете?! - простонал Кицкий. - Эта ракетка не может быть вашей.
        - Почему?
        - Так ведь вы же сторож, вышедший на пенсию по возрасту.
        - Да, я действительно сторож, - сказал старец, - который вышел по возрасту на пенсию.
        - Ну вот мне и кажется довольно странным, что бы сторожа, вышедшие на пенсию, играли в теннис.
        - Это не я играю. Это играют мои внучки, - сказал сторож. - Но ракетка эта принадлежит мне. Я ее купил на свои сбережения и даю внучкам, когда они ходят на тренировки. Я не в состоянии был купить три ракетки и купил одну. Поэтому-то я и не могу отдать ее ни одной из внучек. Ведь остальные стали бы ей завидовать. И к тому же это было бы несправедливо, а я всю свою жизнь состоял на службе у справедливости, мой мальчик. «Справедливость - это оплот Польской республики» - ты наверняка читал эту надпись на здании моего суда на Лешно.
        - Конечно, но простите, - выдавил из себя совершенно сбитый с толку Кицкий, - но ведь вы не можете здесь жить… Эта квартира Чамчи, потому что его отец был директором, а его как раз сняли и переселили в подвал.
        Я почувствовал, что становится жарко. Почтенный судебный старец посмотрел на нас с осуждением:
        - Никакой Чамча здесь не живет, а если же речь идет о директоре, которого сняли, то я не знаю, о ком вы говорите, о том, что живет на четвертом этаже, или о том, который на втором. Во всяком случае до сих пор ни один из них не живет ниже определенного уровня. А из этого следует, что ты, как я опасаюсь, пал жертвой мошенничества - преступления, предусмотренного статьей двести шестьдесят четвертой Уголовного кодекса, а это влечет за собой наказание - лишение свободы сроком до пяти лет.
        - Канальи! Бандиты! Жулики! Хулиганы! Без стыда, без совести! Ах шулера, шарлатаны! Так меня провести! Погодите же, проходимцы и прохвосты! Шкуру с вас спущу! - вопил Кицкий.
        Почтенный старец внимательно и с явным удовольствием прислушивался к его крику, должно быть вспоминая минувшие дни. Однако же, услышав о «сдирании шкуры», он неодобрительно покачал головой:
        - Не советую. Нанесение тяжелых телесных повреждений при отягчающих обстоятельствах, предусмотренных статьей двести тридцать первой, влечет за собой наказание - лишение свободы сроком до десяти лет.
        Однако разъяренный Кицкий не обращал уже никакого внимания на юридические последствия своих действий и наверняка выполнил бы свои явно некультурные намерения, если бы не наш единственно приемлемый в подобной ситуации маневр - ноги в руки и отрыв от противника.

        В школе звонок уже прозвенел, и нас с успехом защитили двери нашего класса. Следующую перемену мы для страховки (береженого и бог бережет) провели в коридоре, в большом стенном шкафу, где Венцковская хранит мастику, щетки, метлы и тряпки.
        Предосторожность наша оказалась вполне своевременной. Потому что всего несколько секунд спустя в коридоре раздались возгласы Кицкого:
        - Жулики! Где вы? Выходите, трусы! Сейчас я с вами рассчитаюсь!
        - Что за крик? - услышали мы раздраженный голос Дира. - Кто это тут ругается!
        - Меня, пан директор, мошенники обжулили.
        - Что еще за мошенники?
        - Жулики!
        - Какие жулики?
        - Ну, в общем, жулье, пан директор!
        - Как ты выражаешься!
        - Но ведь это факт!
        Директор махнул рукой и пошел дальше.
        Кицкий немного притих, но всю перемену носился взад и вперед по всем коридорам, выбегал во двор (наверняка заглядывал в Коптильню), снова возвращался и шарил во всех закоулках. Вот-вот, казалось нам, Кицкий заглянет в шкаф. Он пробегал мимо него уже раз пять, но ему все же так и не пришло в голову, что мы можем там сидеть. Мы счастливо уцелели, хотя это и стоило нам нервов. Но хуже всего, что нас мучили угрызения совести.
        - Нечего переживать, - пытался утешить нас За-семпа. - Цель оправдывает средства.
        Однако мы не вполне были в этом уверены.
        - Вы ведь знаете, что Кицкий - прохвост. А одурачить прохвоста - в этом нет ничего плохого.
        Однако мы все еще сомневались в том, что одурачить прохвоста не так уж и плохо.
        - Кицкий - эксплуататор… предатель, продажный тип и нечестный игрок, - тяжело пыхтя, бормотал Засемпа, приводя все новые и новые доводы. - Договор, который он с нами заключил, был незаконный. Помните ведь, что говорил нам почтенный судебный старец. Подобные договоры недействительны. Их можно не выполнять.
        Мы, однако, чувствовали, что если даже дела обстоят действительно так, то все эти объяснения все равно не облегчают нашей совести. Ведь мы сами принимали участие в этих бесчестных сделках, и так или иначе, но совесть наша была нечиста.

        ГЛАВА VI

        Чтобы заглушить этот досадный голос совести, остаток дня мы посвятили мобилизации необходимых для покупки средства финансов. После вскрытия нашей кассы или, вернее, сейфа, находящегося в медном брюхе огромной старомодной керосиновой лампы, которую я в свое время вытащил из груды мусора и держал на шкафу в своей комнатке на антресолях, оказалось, что наличие кассы составляют всего лишь семь злотых. Было ясно, что с такими деньгами нечего даже и мечтать о приобретении средства, и мы решили произвести внеочередной сбор капиталов. Но результаты его были просто жалки. Вывернув все карманы, мы с трудом наскребли шесть злотых и десять грошей. При таком положении вещей мы уже стали серьезно задумываться над тем, не лучше ли вообще отказаться от мероприятия и не выставлять себя по-идиотски на посмешище, предлагая подобную сумму такому знаменитому спортсмену, как Вонтлуш Первый.
        Однако стоило нам припомнить новый курс Жвачека, испорченный аппарат Киппа, угрозы Али-Бабы, возмущение директора, саркастический смешок Дира, серу магистра Рончки, да еще наши мучения с Шекспиром, мороку с Кицким и два кулька семечек, которые он тут же сожрал, мы решительно отбросили мысль о капитуляции. Вот тогда-то Пендзель и подал великую идею: «Продать мотор». С его стороны это был акт самоотречения, и мы вполне оценили неслыханные размеры его жертвы. Конечно, не могло быть и речи о том, чтобы столь почтенную машину мог приобрести первый встречный покупатель. Купить ее мог только тот, кто в торговых сферах столицы носит прозвище любителя. Машина была явно любительской, то есть для любителя древности, собирателя музейных экспонатов, в крайнем случае - для аналитика, как говорил нам в утешение Пендзель. Я спросил у него, что это такое. Он ответил, что аналитик - это тот, кто любит разбирать машину на части.
        К сожалению, оказалось, что на базарах столицы и даже на Паньской улице собиратели музейных экспонатов сами являются музейной редкостью. Не удалось нам найти также и приличного аналитика, который ценою несчастных пятисот злотых мог бы удовлетворить свою благородную страсть к разложению машин на составные элементы. Вот мы и решили сами взяться за это дело, надеясь, что если машина не пошла целиком, то может пойти отдельными деталями. В конце концов всегда легче сбыть фарш, чем всю тушу.
        Но тут нас снова постигло разочарование. Из всего мотора нам удалось сбыть всего лишь камеры, которые какие-то ребята купили с целью производства рогаток.
        По этой статье мы получили тридцать четыре злотых прибыли, что вместе с предыдущими суммами составило сорок семь злотых и десять грошей.
        Мы полностью отдавали себе отчет в мизерности содержимого нашей кассы, и души у нас были в пятках. На следующий день нам предстояло отыскать Вонтлуша. На первой же перемене мы сразу направились в десятый класс, но там вместо Вонтлуша наткнулись на Шекспира и тут же смылись, боясь, что, чего доброго, он снова включит нас в какой-нибудь спектакль. К счастью, в коридоре нам повстречался Вонтлуш Второй и сообщил, что брат его в последнее время все больше околачивается в районе Коптильни.
        - Не советую вам его беспокоить. Он разочаровался во всем на свете.
        - Мы об этом знаем, - ответили мы.
        - И вообще с ним не все ладно…
        - Это нам тоже известно, - заявил Засемпа.
        - А что вам, собственно, от него нужно? - спросил с любопытством Вонтлуш Второй, явно недовольный тем, что нам нужен Вонтлуш Первый, когда всем известно, что вызывать интерес может только он - Вонтлуш Второй.
        - Если вы насчет тренировок, то напрасны ваши хлопоты, - процедил он, помолчав с минуту. - Мой брат в последнее время испытывает отвращение к боксу.
        - Мы знаем, - сказал Засемпа. - Ты его обработал. Это поэтому.
        - Да, я, - сказал Вонтлуш Второй.
        - Мы знаем, что ты.
        - А если это вам известно, то вы должны также знать, что теперь я тренирую новичков.
        - Мы не по поводу тренировок, - сказал я.
        - Тогда зачем же вам Вонтлуш Первый? Мы неопределенно хмыкнули.
        - Нас объединяет общий интерес к искусству.
        - Что?
        - Мы вместе пишем стихи, - ответил, не мигнув глазом, Засемпа. - Кулаком поэзии бьем в челюсть никчемности!
        После этого мы с достоинством удалились, оставив Вонтлуша Второго в состоянии полного духовного нокаута.
        На первый взгляд казалось, что это не живой человек, а статуя. Сквозь гущу ветвей просвечивало мертвое, как бы каменное лицо с красными и золотыми листьями в растрепанных волосах. Глаза неподвижно уставились в землю. Он напоминал мрачную птицу марабу.
        - Вонтлуш Первый! - воззвал к нему Засемпа. Каменная маска дрогнула и замигала глазами.
        - Кто это?
        - Деловые люди, - ответил Засемпа.
        - Я не работаю, - сказал Вонтлуш, - разве вам неизвестно, что я не работаю и пребываю в состоянии полной прострации?
        - Мы слышали только, что ты переменил профессию.
        - Да, правда, я, пожалуй, стану поэтом, - сказал Вонтлуш Первый.
        Видя, что мы смотрим на него с сочувствием, он нервно почесал подбородок, вытащил зеркальце и внимательно осмотрел свое лицо.
        - Я слишком нежный, - сказал он. - Это у меня с детства. В детском саду я переболел свинкой. И с тех пор я ужасно изнеженный. А кроме того, я очень чувствительный. Вот и во время последнего боя с Шлаей я ужасно расчувствовался, а почему? Потому что Шекспир у нас читал на уроке сочинение о Янко-музыканте. Вот я и подумал, что я совсем как Янко-музыкант, только нет у меня скрипки. О, не кажется ли вам, что я просто губил себя в боксе?
        - Конечно, губил, - сказал я, чтобы привести его в лучшее настроение.
        - Да, я губил себя, но решил больше не губить. Куплю себе ноты и буду играть. Я стану музыкантом, если только до этого не сделаюсь поэтом. Засемпа, правда, что твой старик играет в оркестре? - неожиданно спросил он.
        - Да, в оркестре трамвайщиков.
        - А ты не мог бы одалживать у него для меня скрипку хотя бы раз в неделю? Новые скрипки страшно дорогие.
        - Мой старик не играет на скрипке, - сказал Засемпа.
        - А на чем?
        - На флейте. Тебе это подходит? Мне кажется, что жалобный плач флейты великолепно выразил бы твое настроение.
        - Нет… нет… не вспоминай при мне о флейте, - содрогнулся Вонтлуш. - Я не смогу играть на флейте. Я сразу расплачусь, ведь я такой чувствительный!
        - А так ли уж тебе необходимо играть? Может быть, достаточно было бы слушать пластинки? - сказал Засемпа.
        Но Вонтлуш с грустью покачал головой.
        - Нет, я ведь Янко-музыкант. И мой талант пропадает из за отсутствия инструмента. Может, вот только я стану поэтом.
        - Мы пришли тебе помочь, - сказал Засемпа.
        - В поэзии или в музыке?
        - Ну, как ты захочешь, - промямлил Засемпа.
        - Мне нужна рифма к «жалобный».
        - «Палуба»! - не задумываясь, выкрикнул Засемпа.
        Но Вонтлуш Первый недовольно покачал головой:
        - Это бедная, примитивная рифма. Я не могу ею воспользоваться. Это меня скомпрометировало бы.
        - А кто тебе сказал, что это примитивная рифма?
        - Шекспир.
        - Так ты водишься с Шекспиром? Значит, то, что говорил Кицкий, правда…
        - Нас сблизило искусство. Но не будем уклоняться от темы. Ищи рифму.
        - К «жалобный»?
        - Да, к «жалобный».
        - «Стало быть»! - крикнул я.
        - Это можно, - сказал Вонтлуш Первый. - Ты, Чамча, тоже должен стать поэтом.
        - Мне не хотелось бы конкурировать с тобой, - сказал я.
        - Тогда, может, ты найдешь рифму к «крылья».
        - О, таких рифм сколько угодно, - ответил я.
        - Сколько угодно? - удивился Вонтлуш. - И ты мог бы мне их сказать?
        - Конечно. Я мог бы тебе помогать постоянно… Ну, хотя бы в течение недели.
        - Просто так?
        - Такой святой вещью, как вдохновение, не торгуют, - ответил я.
        - Это было бы здорово, Чамча. Я буду тебе благодарен по гроб жизни.
        - Ты всерьез? - спросил я.
        - Слово спорте… - он прикусил язык, - слово поэта хотел я сказать. До самой смерти.
        - Достаточно будет, если до завтрашнего дня.
        - Каким образом? - растерялся Вонтлуш.
        - Потому что я хотел бы, чтобы ты нам завтра открыл средство.
        - Какое средство? - заволновался Вонтлуш.
        Я наклонился к его уху и шепотом объяснил, в чем дело. На лице у Вонтлуша отразилось изумление.
        - Ну, так как? - спросил я.
        - Сначала… сначала скажи мне рифму на «крылья».
        - «Гнилью, пылью»! - одним духом выпалил я. Все, не исключая Засемпы, посмотрели на меня с изумлением.
        - Подходит? - спросил я у Вонтлуша, склоненного над листком.
        - Нет… - вздохнул он. - Это противные прозаические слова. А мне необходимо что-нибудь стремительное, легкое.
        - «Бессилья»! - брякнул я не раздумывая. Вонтлуш с восхищением взглянул на меня.
        - У тебя необыкновенные способности, - сказал он и тут же записал это слово на своем листке. - Сейчас вам прочитаю все стихотворение, - предложил он.
        - Погоди-ка, братец, а что же будет со средством? - в тревоге спросил я. - Ты же хотел быть благодарным.
        - На это у меня времени хватит. Я же обещал тебе благодарность до самой смерти.
        - Как хочешь, братец, - сказал я, - а то мы можем и сократить тебе срок.
        - Пусть читает, - сказал Засемпа и подмигнул мне.
        Вонтлуш откашлялся и с вдохновением начал читать:

        _Солнце_зашло_за_Коптильней_кроваво,_
        _Раздался_крик_птицы_Венцковской_несвежий,_
        _Прощай_же,_сезон,_и_ринг,_и_слава._
        _Где_ж_он_-_нокаутированный_боксер,_где_же?!_
        _Поскольку_кулачная_драка_-_бессилье,_
        _Тогда_разверни,_поэзия,_крылья!_

        Вонтлуш спрятал свои листки.
        - Как вам понравилось? - спросил он,
        - Очень неплохо, - отозвался Засемпа, - только почему «несвежий»?
        - Что несвежее? - спросил Вонтлуш.
        - Ты написал «раздался крик птицы Венцковской несвежий». Разве крик может быть несвежим?
        Вонтлуш с жалостью поглядел на Засемпу:
        - Ничего ты, братец, не понимаешь в поэзии. Сейчас я тебе все это объясню: крик потому несвежий, что они уже долго кричат. И к тому же сейчас осень и вообще… поэтому все не может быть свежим. На это возразить нам было нечего.
        - Ладно, Вонтлуш, - начал я, - а теперь давай поговорим о средстве.
        - О каком средстве? - Вонтлуш захлопал глазами, явно придуриваясь.
        - Не отвиливай, - оборвал его я, - речь идет о средстве от гогов.
        - Этого я не могу сделать, - сказал Вонтлуш.
        - Но ты ведь обещал!
        - Я обещал тебе быть благодарным, Чамча, но я не обещал, что открою секрет средства. Вы меня подбиваете на недостойный и даже отвратительный поступок.
        Мы с Засемпой переглянулись. Было ясно, что добыть способ по дешевке не выйдет. Фокус не удался. Пришлось обратиться к другим аргументам.
        - Поговорим серьезно, Вонтлуш, - проговорил За-семпа, медленно растягивая слова и лениво похлопывая себя по карманам. - Ты забыл, что имеешь дело с реалистами. А в качестве реалистов мы можем предложить тебе весьма реальную и даже звонкую помощь.
        - Звонкую? - В голосе Вонтлуша прозвучала нотка живейшего интереса.
        - Да, звонкую, - небрежно повторил Засемпа, - другими словами: за дружескую услугу мы готовы выложить определенную сумму на развитие твоего поэтического таланта, поскольку мы знаем, что удовлетворение насущных потребностей поэта дело накладное.
        - Очень разорительное, - согласился Вонтлуш Первый.
        - Вот мы и готовы оказать тебе финансовую поддержку.
        - Наличными? - поспешно спросил Вонтлуш.
        - Естественно, наличными. - Засемпа достал из кармана кошелек.
        - Так сразу бы и сказали. Короче говоря, вы просто хотите купить средство?
        - Да, если тебе это хочется так назвать, - сказал я неприязненно.
        Бесцеремонность поэта оскорбляла нас до глубины души.
        - Это будет стоить пять.
        - Трешек? - спросил я. Вонтлуш рассмеялся.
        - Веселый ты человек, Чамча, - сказал он и хотел погладить меня «против шерсти».
        - Пятерок? - спросил я, уклоняясь от его ласки. Вонтлуш покачал головой, но на этот раз уже мрачно.
        - Пять десяток?
        - Нет.
        - Полсотенных?
        - Нет, пять красненьких.
        - Ско-о-о-лько?
        - Пять красных, или, выражаясь иначе, сотенных.
        - У тебя грипп, - сказал я.
        - У меня нет гриппа. Это примерно столько и должно стоить!
        - Ущипни себя, не спишь ли ты! - предложил возмущенный Засемпа.
        - Щипай себя сам, - невозмутимо отозвался Вонтлуш.
        - Это же обдираловка, черный рынок! - взорвался Слабый.
        - А ты думал, что пришел в гастроном? - сказал Вонтлуш. - Здесь черный рынок.
        Мы переглянулись. Мы ведь и в самом деле предлагали незаконную сделку.
        - Все же ты, Вонтлуш, должен считаться с нашими возможностями. Где же нам взять пять сотенных?
        - А разве это дорого? - рассмеялся Вонтлуш. - Всего по сотенной за гога. Продаю по дешевке. Если бы Жвачек узнал, что я продаю его за сотенную, он бы, честное слово, возмутился.
        - Может быть, это и действительно стоит столько, - сказал Засемпа, - но для друзей ты должен применять сниженный тариф, даже на государственной железной дороге для нас тридцать процентов скидки.
        Вонтлуш наморщил брови, с минуту над чем-то раздумывал и наконец сказал:
        - Ладно, получите тридцать три процента скидки.
        - Тридцать три процента?
        - Да, и не гроша больше.
        - Но это нас тоже не устраивает.
        - А я иначе не могу. Себе дороже стоит, - заявил Вонтлуш. - Поэзия, братцы, это вам не бокс, она требует сил. А умственный труд меня утомляет. Вы только поглядите, как я выгляжу. - Сказав это, он оттянул кожу под глазами и выгнул рот подковкой.
        Выглядел он действительно неважно. Под глазами у него были синяки.
        - Что-то я не слышал, чтобы поэтам шло на пользу обжорство, - вмешался Пендзелькевич. - Папа говорит, что голод облагораживает художника.
        - У твоего папы устарелые взгляды, - обиженно проговорил Вонтлуш. - Голодные поэты писали очень грустные стихи и умирали в ранней молодости. А я еще собираюсь пожить и создавать веселые произведения. Да, я хочу писать весело, а вот Шекспир говорит, что мои стихи пессимистические и отбивают охоту к жизни. Шекспир даже не доел второй завтрак.
        - Да, это неприятно, - сказал Засемпа, - а может быть, ты перебросишься на музыку?
        - Я бы попробовал, - сказал Вонтлуш, - но приличный духовой инструмент стоит тысячу злотых.
        - А какой же инструмент тебя интересует?
        - Я думаю, труба, - сказал Вонтлуш.
        - А не мог бы ты удовлетвориться чем-нибудь поскромнее? - спросил я. - Например, губной гармошкой?
        Вонтлуш покачал головой:
        - Боюсь, что печаль мою в состоянии выразить только бас или в крайнем случае валторна.
        - Ну тогда держись лучше стихов, - сказал я.
        - Да, лучше уж сочиняй стихи, - грустно согласился Засемпа. - Твоя последняя цена?
        - Ладно, поладим на трех сотнях - и это только для вас, - вздохнул Вонтлуш.
        Мы горько усмехнулись.
        - Что вы смеетесь? - обиделся Вонтлуш. - Да знаете ли вы, во что нам обошлось создание и испытание средств? Вы думаете это легко? Мне лично это обошлось в дополнительный год учения.
        - Лишний год? - удивились мы.
        - Испытание средства - это полный самоотречения труд. Поэтому я и остался на второй год в десятом. А вы еще торгуетесь!
        Нам стало стыдно.
        - Послушай, Вонтлуш, - сказал Засемпа, - мы тебе, не таясь, откроем, как обстоят дела. У нас имеется всего сорок семь злотых и десять грошей.
        - Что?! - У Вонтлуша глаза полезли на лоб. Мы думали, что он обозлится, но он только рассмеялся.
        - Идите… - сказал он, - сматывайтесь поживее, иначе я лопну со смеху. Сорок семь злотых и десять грошей! За мое самоотречение, за муки второгодника!
        Итак, все наши переговоры закончились бы полным крахом, если бы Засемпа не проявил вдруг удивительного присутствия духа.
        - Погоди, Вонтлуш, - крикнул он, - если я не ошибаюсь, ты собирался продать нам полный комплект средств1
        - Комплект средств? - смысл сказанного не сразу дошел до сознания Вонтлуша.
        - Ну, я имею в виду средства от всех гогов, - спокойно пояснил Засемпа.
        - А, конечно, - поддакнул Вонтлуш, - я собирался продать вам полный набор средств.
        - А что бы ты сказал, если бы мы покупали их поштучно?
        - Поштучно?
        - Ну, скажем, так, сначала только одно средство. Например, от Жвачека.
        - Это возможно, но не за сорок же семь злотых и десять грошей, - отрезал Вонтлуш. - Жвачек стоит, по меньшей мере, полторы сотни.
        - А Дядя?
        - Дядя столько же.
        - Ты с ума сошел! Ведь ты собирался продать нам полный набор за три сотни, а теперь за одного хочешь по полторы сотни.
        - Поштучно дороже, - невозмутимо заявил Вонтлуш. - Комплект всегда стоит дешевле.
        - Ты отлично знаешь, что мы можем дать только сорок семь злотых и десять грошей.
        - Тогда не о чем и разговаривать, - пожал плечами Вонтлуш. - За столь смехотворную сумму вы никакого средства не купите.
        - Даже от Фарфали?
        - Хо! Хо! От Фарфали? Фарфаля - это вам не кто-нибудь!
        - Даже от пани Калино?
        - Пани Калино стоит, по меньшей мере, в два раза больше. Остальные тоже.
        - Значит, ни от кого?
        - Ни от кого… То есть, - Вонтлуш заколебался и презрительно усмехнулся, - за эти деньги я, пожалуй, мог бы продать только средство от Алкивиада.
        Мы молчали. Предложение было в равной степени и смешным и унизительным. Старый преподаватель истории Мисяк, кротко глядящий сквозь толстые стекла очков, в вечно помятом костюме, с опущенными плечами, с морщинистой лысиной, давно уже воспринимался нами как олицетворение гогической беспомощности и безответности.
        Когда он начал у нас преподавать, мы уже в первые дни учебного года знали о нем все, кроме одного: откуда взялось его прозвище «Алкивиад» и что оно, собственно говоря, означает.
        Из любопытства мы заглянули в энциклопедию. В соответствующей статье мы обнаружили изображение мужчины с модной прической и какой-то тряпкой (наверное, полотенцем), перекинутой через плечо. Лицо у него было набрякшее и небритое. Ниже мы прочли следующее:

        _«Алкивиад_-_афинский_вождь_в_Древней_Греции._Ученик_Сократа._Способный,_но_очень_легкомысленный._Изгнанный_из_Афин,_он_погиб_от_руки_убийцы»._

        Сами понимаете, что нам это ничего не разъяснило. Такое прозвище никак не подходило к профессору Мисяку. И только одна фраза, произнесенная им на уроке истории, объяснила все. Возмущенный нашим общим и полным неведением, он добродушно обратил внимание Засемпы на то, что его может постичь судьба Алкивиада.
        - Не воображайте, что вам достаточно быть моим учеником, чтобы набраться ума, - сказал он. - Алкивиад тоже был учеником Сократа и все же оставался легкомысленным и испорченным.
        Мы поняли, что бедняга считает себя Сократом, но ученики со свойственным им обезьяньим упрямством окрестили его Алкивиадом именно потому, что он терпеть не мог этого мужа Древней Греции. Учитель, конечно, знал о своем прозвище и в глубине души чувствовал себя несчастным, но не подавал виду. Все знали, что наш Алкивиад умел владеть собой в любых, даже самых сложных жизненных обстоятельствах. Возможно, это свидетельство о его моральной силе, но мы были склонны, скорее, видеть в этом безразличие к делам современного мира. Как это ни странно, наши взгляды разделял Дир, считавший, что Алкивиад ошибся в выборе профессии. Призванием Алкивиада, по всеобщему мнению, была чисто кабинетная работа и философские раздумья.
        Некоторые представляли его себе в роли антиквара или торговца древностями, но мы только улыбались, представляя себе эту картину. Алкивиад не мог бы торговать древностями, поскольку для этого необходима была бы хоть малая толика энергии и практичности, а этого у Алкивиада не было ни на грош.
        Зато витать в облаках Алкивиад умел. Это, должно быть, подметил неизвестный художник-график, нарисовавший на стене исторического кабинета фреску с изображением Алкивиада. В распахнутом пальто и развевающемся кашне Алкивиад витал среди облаков, над которыми стояла надпись: «Spiritus flat ubi vult»^1^. [^1^ Дух веет, где хочет (лат.)].
        Это было любимое выражение Алкивиада. Впервые услышав это изречение из его уст, мы решили, что Алкивиад питает слабость к спиртным напиткам, но потом старший брат Пендзелькевича, или, как его повсеместно называли, Большой Пендзель, объяснил нам, что «спиритус» по-латыни означает «дух», а тщательное наблюдение за образом жизни Алкивиада убедило нас в том, что единственная вещь, способная привести почтенного педагога в состояние упоения, - это «мысль, пенящаяся, как шампанское».
        К сожалению, фреска на стене исторического кабинета не продержалась даже и трех дней, ибо, по приказу возмущенного директора, была немедленно уничтожена, несмотря на протесты самого Алкивиада, который, как мы имели возможность заметить, почему-то был ею даже доволен. Однако мы сохранили наброски, а также ее фотографические снимки.

        История с фреской ухудшила и без того неважнецкие отношения между Диром и Алкивиадом. Алкивиад якобы заявил, что уничтожение фрески он рассматривает как попытку подорвать его популярность среди учеников, а также как нарушение экстерриториальности исторического кабинета. С другой стороны, Дир утверждал, что Алкивиад, терпя подобные пасквили, подрывает авторитет всей педагогической корпорации и создает опасные прецеденты. «И вообще, - завершил Дир свою речь, - дело сводится к тому, что наш уважаемый коллега Мисяк трудится не по призванию. Преподаватель, лишенный чувства собственного достоинства и энергии, человек, внутренне несобранный, не должен был посвящать себя педагогической деятельности».
        При всем этом у Дира был очень подавленный вид. Впрочем, у нас все знали, что Алкивиад подавлял Дира. Не было также секретом, что Дир уже два-три года хлопочет о новом историке, но, к сожалению, тщетно. Дело в том, что Дир хлопотал именно об историке, а ему все время предлагали педагогов женского пола, то есть историчек. Дир всячески отбояривался от историчек, так как считал своим долгом культивировать в нашей школе чисто мужские традиции. И вообще у него уже был горький опыт, связанный с пребыванием педагогов-женщин в стенах нашей школы. На нашей памяти их было только две - пани Лильковская и пани Калино. Обе они заболели тяжелым недугом. Пани Калино, правда, была все еще «на ходу», но бродила по нашей славной школе, как ходячий укор и одновременно школьная аптечка. Особой популярностью у нее пользовались различные успокаивающие средства. Итак, хотя постоянно велись разговоры о переходе Алкивиада на научную работу, но годы шли, а он все не уходил и продолжал приводить директора в отчаяние своей педагогической неприспособленностью. Впрочем, это не мешало Диру в трудных случаях прибегать к услугам
Алкивиада. Если нужно было сводить молодежь в музей, театр, на экскурсию, если нужно было подменить кого-нибудь из педагогов или унять расшумевшуюся в коридоре молодежь, да и вообще всякий раз, когда возникала необходимость в какой-нибудь неблагодарной работе, Дир отправлял на линию огня Алкивиада. Само собой разумеется, что Алкивиад в первом же встречном бою терпел поражение, что, в свою очередь, вызывало у Дира приливы горечи, подавленности и взрыв упреков. Ибо какой же прок от педагога, которого не боялись, на уроках которого играли в макао и покер или списывали у товарищей другие «более важные уроки»? Что проку в учителе, который никогда не повышает голоса и не выгоняет из класса?
        Правда, справедливости ради, следует отметить, что Алкивиад иногда все же ставил единицы. Это и не могло быть иначе, поскольку учителю истории было в высшей степени свойственно чувство классической справедливости. Однако никто из нашей бражки не принимал единицы по истории всерьез. Известно было, что преподавательский коллектив не очень считался со справедливостью Алкивиада. Если по другим предметам у тебя не было единиц, то единица по истории не влекла за собой никаких опасных последствий. Другое дело, если у тебя были единицы по другим предметам - тогда дополнительная единица по истории могла явиться пресловутым последним гвоздем в гробу. Но тогда тебе уже безразлично, сколькими гвоздями тебя заколачивают. Все равно ты готов.
        Неудивительно, что предложение Вонтлуша наполнило нас нездоровыми раздумьями и даже меланхолией. И вообще имело ли какой-нибудь смысл покупать средство от Алкивиада?
        - Извини, - сказал наконец Засемпа Вонтлушу. - Мы должны подумать. Ответ мы тебе дадим на второй перемене.
        - Ладно, подумайте, - сказал безразличным тоном Вонтлуш, - особой выгоды я все равно не получу.
        Сказав это, он снова скрылся в зарослях, чтобы предаться поэтическим размышлениям.

        ГЛАВА VII
        - Я полагаю, у нас нет выбора, - сказал я, когда мы вернулись в класс. - Мы сделали все возможное, но, видно, за такие деньги лучшего средства нам не купить.
        - Лучше пусть будет хоть средство от Алкивиада, чем вообще ничего, - сказал Слабый. - Все-таки это хоть немного поднимет настроение.
        - Честь будет спасена, - добавил Пендзель. - Отыграемся по крайней мере хоть на Алкивиаде.
        - Правильно, - задумчиво протянул Засемпа. - Мы пока расправим плечи хотя бы благодаря Алкивиаду, и это немного подымет наш дух, а потом купим способы и от других более серьезных гогов.
        - Значит, покупаем? - спросил я.
        - Покупаем, - вяло и без особого оживления ответил Засемпа.
        - Покупаем, - вздохнул Слабый.
        - Покупаем, - повторил, как эхо, Пендзель.
        Мы попытались улыбнуться и состроить хорошие мины, но получились какие-то крысиные гримасы. Ибо стоило нам только подумать об Алкивиаде, о его беспомощном взгляде, длинных руках, как только вставала перед нами достойная жалости сцена: философ, безрезультатно загоняющий молодежь в класс, нам становилось жалко и его и себя.
        - Бедному всегда ветер в глаза, - вздохнул Засемпа.
        На следующей перемене мы тотчас же отправились в сад. Из зарослей высунулась птичья голова Вонтлуша на длинной шее.
        - Ну как, надумали?
        - Да, - ответил Засемпа и вытащил из кармана кошелек. - Вот твой гонорар, - сказал он, скрупулезно отсчитывая условленную цену, - сорок семь злотых и десять грошей.
        Вонтлуш протянул тяжелую боксерскую лапу, но Засемпа отдернул руку:
        - Это, братец, должно передаваться из рук в руки. Ты еще ничего не сказал нам о средстве.
        - Правильно, я еще ничего не сказал, - кивнул Вонтлуш. - Так вот, слушайте…
        - Чамча, записывай, - велел Засемпа. Дрожащими от волнения руками я вытащил из кармана блокнот.
        - Говори, - сказал Засемпа. Вонтлуш нахмурил брови.
        - Сейчас… я должен припомнить. - Он нервно закусил палец, а потом, когда закусывание пальца не подействовало, уселся на поваленном стволе дерева, ритмично почесывая за ухом. Мы терпеливо ждали.
        - Что я должен был припомнить? - неожиданно отозвался Вонтлуш.
        Мы все обеспокоенно переглянулись.
        - Ты должен был припомнить средство от Алки-виада, - сказал я.
        - Правильно! - подтвердил Вонтлуш и опять впал в раздумье.
        - Долго ты еще будешь думать? - нетерпеливо спросил Засемпа.
        Вонтлуш, как будто пробудившись ото сна, протер глаза и заморгал.
        - Что вам нужно было? - спросил он.
        - Не валяй дурака, - сказал Засемпа.
        - Я на самом деле забыл.
        - Как же можно забывать такие вещи… ведь мы все время толкуем об этом.
        - О чем? - вытаращил глаза Вонтлуш.
        - О средстве.
        - А-а-а, о средстве, так бы сразу и сказали, - оживился Вонтлуш, - к сожалению, я ничего не могу сказать вам о средстве - забыл.
        - Забыл?! - возмущенно воскликнул Засемпа. - Так чего же ты нам столько времени голову морочишь? Это просто нечестно. Позор!
        - Не злись, - спокойно сказал Вонтлуш. - Когда я с вами разговаривал, я еще не знал, что забуду.
        - А потом? Потом-то ты уже знал, что забыл.
        - Знал, но я думал, что вспомню.
        - О господи… - возвел к небу глаза Засемпа, - ну что это за человек!
        - Очень прошу тебя и твоих друзей простить меня, - сказал искренне огорченный Вонтлуш. - Это все из-за того, что у меня бывают помрачения. Это страшное несчастье. Вечно я что-нибудь забываю.
        - И давно ты этим страдаешь? - с сочувствием осведомился я.
        - С тех пор, как получил от Шлаи удар в челюсть.
        - Э-э-э, значит, дело серьезное! Тебе нужно сходить к врачу.
        - Ходил. Доктор сказал, что это пройдет, если не буду заниматься боксом.
        Засемпа спрятал деньги.
        - К сожалению, мы не можем дожидаться, пока ты выздоровеешь. Болезнь болезнью, братец, но так в порядочном обществе не поступают. Мог бы сразу предупредить, что ты болеешь этим… как его… поручением.
        - Помрачением, - спокойно поправил его Вонтлуш.
        - Все равно. Должен был предупредить. Мы не стали бы разговаривать с человеком, у которого отказывает память.
        - Из-за своих провалов памяти он готов был продать нам липовое средство, - зевнул Слабый: он быстро утомлялся и тогда начинал зевать.
        - Пошли, ребята, - предложил он, - здесь ко сну клонит.
        - Правильно, - подтвердил Пендзель, - пошли.
        - Привет, Вонтлуш, - сказал я. - Тебе следует лечиться, а то такое помрачение останется навсегда.
        - Не уходите… Подождите! - крикнул нам вслед Вонтлуш. - Это можно утрясти! Все будет в порядке!
        Мы остановились.
        - Как ты собираешься это утрясать? - спросил Засемпа.
        - Я пойду к одному коллеге, с которым мы в последнее время очень сдружились, мы оба интересуемся искусством, - сказал Вонтлуш. - Я приведу его сюда, и он во имя нашей дружбы откроет вам секрет этого средства.
        - Ты думаешь, он ради тебя это сделает?
        - Наверняка. Мы клятвенно пообещали помогать друг другу до самой смерти.
        - А кто это?
        - Шекспир, - невинно ответил Вонтлуш. У нас по спине побежали мурашки.
        - Что-о-о? - крикнули мы хором.
        - Шекспир. Долг благодарности повелит ему.
        - Брось, - пробормотал я, - кто угодно, только не Шекспир.
        - А почему?
        - Ты ничего не знаешь?
        - Не знаю. А что случилось? С тех пор как я посвятил себя искусству, я ищу одиночества и школьные события слабо доходят до моего сознания.
        - Может, и доходят, но ты все тут же забываешь, ведь у тебя помрачение.
        - Это тоже возможно, - ответил Вонтлуш. - Так в чем же дело?
        - Сейчас мы не станем вдаваться в объяснения. Во всяком случае приводи кого угодно, но только не Шекспира.
        - Я не могу привести кого угодно, потому что только Шекспир обязан мне по гроб жизни. Вы напрасно опасаетесь: Шекспир обязательно выполнит любое мое желание и сделает все, о чем я его попрошу. Он мне обещал.
        - Хм… - хмыкнули мы.
        - Я вижу, что вы мне не очень доверяете, -.сказал Вонтлуш, - так вот - прочтите.

        С этими словами он вытащил из кармана бумажник, а из бумажника - фотографию солидных размеров.
        - Можете посмотреть, - сказал он.
        Фотография представляла нам нашего друга Шекспира в сандалиях на босу ногу и в коротенькой юбочке с перекинутым через плечо полотенцем. С вдохновенным лицом он держал в руках лютню.
        На обороте была надпись:

        _Моему_задушевному_другу_Вонтлушу_Первому_в_доказательство_моей_признательности_за_спасение_меня_от_рук_грабителей._Никогда_еще_кулак_не_использовался_во_имя_столь_благородной_цели…_Мечтающий_отплатить_долг_благодарности_
        _Юлиуш_Лепкий_(в_роли_Орфея)._

        Мы с почтением посмотрели на Вонтлуша.
        - А что это были за грабители? - спросил я.
        - Вечерние грабители, - ответил Вонтлуш. - Шекспира, ради его актерского таланта, часто приглашают на различные вечера, «файфоклоки» и танцульки. Его успехи в обществе и особенно у девчонок вызывают зависть у некультурных элементов, в результате чего Шекспир часто подвергается нападениям и угрозам. Так вот, мне однажды удалось ликвидировать одно из серьезных покушений на его личную неприкосновенность, - откашлявшись, скромно пояснил Вонтлуш Первый.
        - Это было очень благородно с твоей стороны, - кисло заметил Засемпа, - только ты зря рассчитываешь на помощь Шекспира. Артисты часто бросают слова на ветер.
        - На этот счет вы можете быть спокойны, - уверенно сказал Вонтлуш. - Он ведь сам написал, что мечтает побыстрее уплатить долг благодарности, и еще сегодня утром справлялся, что бы он мог для меня сделать.
        - Необыкновенный человек, - сказал я с некоторой горечью, - но нам все же кажется…
        Вонтлуш уже не слушал. Махнув рукой, он побежал за Шекспиром. Я хотел было его удержать, но не успел я сделать и нескольких шагов, как он сам резко обернулся, так что мы столкнулись головами.
        - Простите, друзья, - сказал Вонтлуш, держась за шишку на голове, - но вас, вероятно, поразил мой неожиданный уход или, вернее, возвращение с полпути, но дело в том, что я опять забыл. Маленькое помутнение рассудка.
        - О чем ты забыл?
        - Получить гонорар.
        - А не рано ли ты его требуешь?
        - Я не хотел бы этого делать в присутствии коллеги Лепкого. Это дело весьма деликатное. Кроме того, я побаиваюсь, что Лепкий был бы недоволен, что я торгую средством. Я скажу ему, что раскрыть секрет средства меня склонила сердечность, то есть сердечность, проявленная вами по отношению ко мне. Не кажется ли вам, что так будет лучше? Как-то более благородно и поэтично?
        - Пожалуй, - ответил Засемла и, немного поколебавшись, вытащил кошелек и вручил Вонтлушу деньги в сумме сорока семи злотых и десяти грошей. - Только запомни: в случае, если Шекспир откажется раскрыть секрет средства или, что еще хуже, попытается отомстить нам, сумма подлежит возврату. Кроме того, тебе придется доплатить нам десять процентов за потерю времени и моральный ущерб. В случае же, если Шекспиру удастся отомстить и он нанесет нам телесные повреждения, 1ы уплатишь штраф в сумме одной сотни.
        - Я, правда, не совсем понимаю, в чем тут дело, - сказал Вонтлуш, - но пускай будет по-вашему.
        После такого заявления мы решили, что соглашение можно считать заключенным, и Вонтлуш побежал за Юлиушем Лепким.
        Но не успел он скрыться, как нас начали одолевать сомнения в правильности нашего поступка, а главное, мы боялись встречи с Шекспиром.
        - На чем мы строим наши планы? - обеспокоенно заметил Пендзель. - На бредовых мыслях экс-боксера, который настолько впал в кретинизм в результате удара в челюсть, что даже стал писать стихи.
        - Погоди-ка, Чамча, - вдруг обратился ко мне Слабый, - а откуда ты сразу добыл столько рифм?
        Я смутился.
        - Я ведь тоже пишу стихи, - признался я стыдливо и вместе с тем мужественно.
        - Ты? - поразился Слабый. - Тебя-то ведь никто не бил в челюсть?
        - У тебя превратное представление об искусстве, - поморщился я. - Ты что, считаешь, что стихи могут писать только бывшие боксеры?
        - Хватит! - вмешался взволнованный Засемпа. - Я вот боюсь, что этот поэт надул нас. Время идет, а его все нет.
        - Вполне возможно, что он опять забыл, - вздохнул Пендзель, - его положение значительно хуже, чем это может показаться на первый взгляд. Какое несчастье так влипнуть в его возрасте!
        - Недолговечна спортивная слава, - произнес я. К счастью, наши сомнения относительно солидности экс-боксера оказались необоснованными. Как раз в эту минуту он вынырнул из зарослей, ведя за собой Шекспира.
        Шекспир загадочно улыбался и как-то странно к нам приглядывался. Под этим взглядом мы почувствовали себя очень глупо и инстинктивно подались назад, с трудом преодолевая желание пуститься наутек.
        - Вот ребята, о которых я тебе говорил, - сказал Вонтлуш. - Познакомьтесь.
        - Мы уже знакомы, - процедил Шекспир, продолжая буравить нас взглядом. - Мы встречались на театральных репетициях.
        - Вот и прекрасно! - наивно обрадовался Вонтлуш. - В таком случае нас всех объединяет интерес к искусству.
        - О да, - сказал Шекспир, все также дьявольски улыбаясь, - нас объединяют общность интересов и переживаний, так сказать, драматического порядка. Надеюсь, вы не забыли о них, друзья?
        При одном только воспоминании о разыгравшейся тогда сцене мы испуганно попятились. Вонтлуш, явно пристыженный нашим поведением, счел необходимым оправдать нас перед Шекспиром.
        - Это у них чисто нервное. Я уже успел заметить, что они робеют при одном упоминании твоего имени.
        - Еще бы, - процедил Шекспир, - это вполне естественно. Однако давайте приступим к делу…
        - Неужели… ты действительно склонен?… - заикаясь, пробормотал Засемпа.
        - Конечно, - сказал Шекспир. - А вас это удивляет?
        - Немного, - с трудом выдавил Засемпа. - Ведь тогда ты не захотел. Несмотря на все наши… хм… уговоры.
        - О, это совсем другая история, - улыбнулся Шекспир. - Я не люблю такого рода уговоров.
        - А сейчас?
        - Сейчас я это делаю ради моего друга Вонтлуша, с которым меня связывают святые узы искусства и глубокое духовное родство. К тому же мне импонирует ваша настойчивость в достижении столь благородной цели. Для людей искусства - это бесценное качество.
        - Во всяком случае, нам как-то неловко, - сказал я.
        - Э-э, что там… Итак, где бы мы могли спокойно поговорить? У нас в запасе полчаса, потому что как раз сейчас приехали гигиенисты и будет проводиться беседа для всей школы.
        - Лучше всего в Коптильне, - предложил я.
        - Ну, не буду вам мешать, - сказал Вонтлуш. - Мое присутствие теперь, наверное, ни к чему.
        Мы тронулись в сторону Коптильни. Шекспир шел впереди, мы в нескольких шагах за ним.
        - Боюсь, он что-то задумал, - пробормотал я.
        - Да, совершенно непонятно, почему он сразу согласился, - прошептал Засемпа.
        - А вы видели, как он смотрел? - заметил Слабый.
        - А его улыбка? - добавил Пендзель.
        - Но какая тут для него выгода? - ломал себе голову Засемпа.
        - Во всяком случае, что-то он уж слишком обходительный.
        - Да, это подозрительно.
        - Придется быть начеку.
        Шекспир с любопытством оглядел Коптильню. Видно было, что он уже давно сюда не заходил.
        - Располагайтесь поудобнее, - сказал он. - Это займет некоторое время.
        На всякий случай мы заняли места поближе к двери.
        - Естественно, все, что я вам скажу, абсолютно секретно. Вы должны будете хранить служебную тайну. И никому ни слова о том, что я в этом замешан.
        - Понятно, - поспешил я с ним согласиться. - Ну, давай побыстрее!
        - Я сразу же должен заметить, - начал Шекспир, - что средство от Алкивиада недостаточно проверено, потому что история в изложении Алкивиада показалась нам вещью довольно занимательной… да… довольно занимательной и большой нужды в систематическом применении средства не было. Средство было испытано скорее развлечения ради или, если хотите, ради спортивного интереса, тем не менее средство это имеется… да, имеется… оно даже детально разработано, поскольку Алкивиад является личностью весьма пригодной для научных исследований и опытов. Благодаря этому разработаны четыре основных варианта, а также около полутора десятков разновидностей средства. Какой же из вариантов вас интересует?
        - А разве имеются различные варианты? - Этого мы не ожидали.
        - Конечно. Имеется «средство от Алкивиада типа П» или СОТА-П, затем мы располагаем СОТА-Д, СОТА-М, а также специальным СОТА, или так называемым вариантом «Я».
        Мы переглянулись.
        - Может быть, ты сначала объяснишь нам, в чем состоят все эти варианты, - предложил я.
        - Вариант СОТА-П - это «средство для пятерочников», СОТА-С - это «средство для средних», - очень популярное и удобное.
        - Для средних? Мы что-то не поймем.
        - Это, видите ли, другими словами, «средство, облегчающее плавание», «ауреа медиокритас», или «медиум».
        - Это что-то гипнотизерское? - брякнул Пендзель.
        - Нет, это латинское. «Медиум» означает середину. Иными словами, «средство, обеспечивающее получение средних баллов». Этот вариант в основном используют хорошие ученики, которые из определенных соображений хотят иметь по какому-нибудь предмету удовлетворительную отметку, а им грозит пятерка.
        - Смешно, - заметил я. - Неужели бывают такие чудаки?
        - Бывают, - ответил Шекспир. - Вот, например, коллега из моего класса, Толек Колясинский, боится как огня пятерки по химии, хотя химию-то он знает назубок, поскольку у него отец инженер-химик и хочет его во что бы то ни стало сделать химиком, а Толек стремится стать актером. Имеется у нас также и СОТА-Н, что сокращенно означает «средство, обеспечивающее получение неудовлетворительных оценок, то есть двоек и единиц».
        - Колов?! - воскликнул Засемпа. - Да ты шутишь! Кому это охота схватить пару?
        - Бывают и такие случаи. И даже довольно часто. Например, Дендрон из девятого, у которого на дому изготовляют елочные игрушки. Как только он приносит отметки выше двоек, родители засаживают его за многочасовое производство этих игрушек. Они считают, что если он в учебе не отстает, значит, вполне может поработать и ради денег. И только, когда он приносит двойки, его оставляют в покое. Вот бедняге и приходится каждый раз приносить двойку по какому-нибудь предмету. А в седьмом классе был такой Копец, так он специально старался приносить двойки, чтобы отбить у родителей охоту продолжать его образование. Его очень привлекала роль музыканта-сиротки в пригородных поездах, где он великолепно зарабатывал, играя на скрипке и на человеческой жалости. Помню, он признался мне, что принудительное пребывание в школе лишает его жизнеспособности. Он говорил: «Время идет, я расту и потом уже никогда не смогу сойти за сиротку». Двоек добивался также и Депримович из восьмого, который благодаря богатым родственникам за границей имел дома все, чего только душа пожелает: мотороллер, яхту, собаку, киноаппарат, лыжи,
коньки и вообще все, за исключением времени, чтобы пользоваться всем этим изобилием. Поэтому он с отчаяния воспользовался СОТА-Н, чтобы доказать родителям, что дальнейшая трата времени на школьные занятия не имеет смысла. После долгих и тяжких трудов он добился своего.
        В качестве великолепного, хотя и уникального примера применения СOTA-H я могу также привести случай с Антосем Фанфалой, который, узнав, что его закадычный друг Миронек не перейдет в следующий класс, сам постарался обеспечить себя необходимым числом неудовлетворительных оценок, чтобы остаться вместе с другом. В школах совместного обучения, как мне сообщают, подобные случаи наблюдаются среди влюбленных. Я полагаю, что эти примеры в достаточной степени убедили вас в том, что имеется спрос и на средство СОТА-Н?
        Ошеломленные, мы переглянулись.
        - Ну конечно… мы понимаем, что у кого-то может возникнуть необходимость получить кол, но…
        - Но - что?
        - Неужели так трудно этого добиться? Мне кажется, что тут не нужно никакого средства.
        Шекспир снисходительно улыбнулся.
        - Ты ошибаешься, находясь под влиянием повсеместно распространенного, но тем не менее ложного взгляда. Обеспечить себя единицей и не какой-нибудь там случайной, а принципиальной, или, как мы говорим, «квартальной» - дело довольно сложное. Во-первых, сами преподаватели не любят ставить чересчур много единиц и двоек и делают все, чтобы вытянуть тебя за уши. Все искусство заключается в том, чтобы не дать им возможности совершить этот достойный сожаления акт. Во-вторых, получение желаемой единицы требует от субъекта силы воли и самоотречения, поскольку зачастую здесь приходится действовать наперекор здравому смыслу и, скажем открыто, вопреки. самой природе, если, конечно, человек не полный кретин. А в приведенных мною случаях это как раз не имело места, так как желание получить кол возникает обычно у лиц довольно способных… Конечно, вы, по вполне понятным причинам, не имеете об этом ни малейшего представления, но можете поверить мне на слово, что это очень высокое искусство отвечать плохо, когда предмет знаешь хорошо и правильный ответ так и просится на язык. Это требует самообладания, внутренней
дисциплины, актерского таланта и специальных приемов - одним словом, нужно знать секрет средства. И уж совсем трагическим бывает момент, когда ты вдобавок еще интересуешься данным предметом и знаешь его, сам не понимая откуда. Тогда без средства совсем пропадешь. А если ты попытаешься выкрутиться по-дилетантски, без научного метода, если попробуешь неумело изображать из себя неуча или идиота, то хитрый гог сразу разоблачит тебя и вместо ожидаемого кола ты получишь приглашение посещать какой-нибудь школьный кружок.
        Заслуженный выпускник нашей школы, магистр Рончка выразил школьную мудрость в изречении: «Не знать - это чепуха, но делать вид, что не знаешь - настоящее искусство».
        Таким образом суть дела здесь заключается в том, чтобы получать единицы незаметно, не вызывая подозрений, псевдонатурально и безопасно, руководствуясь научными данными о психике данного гога и общими правилами, применяемыми к данной области - одним словом пользуясь патентованными средствами «Н».
        - Это нас не интересует, - сказал уже порядком усталый Засемпа.
        Шекспир кивнул.
        - Я догадываюсь. Достаточно посмотреть на вас, - подмигнул он, - чтобы догадаться. Я объяснил только так, для порядка.
        - Ну, Шекспир, не до шуток… Ты, наверно, и сам понимаешь, что нам нужно совсем другое.
        - А что именно?
        - Ну… понимаешь… просто чтобы не особенно утруждаться.
        - Не утруждаться?
        - Ну, словом, чтобы нам не очень напрягаться, и все же… ну, понимаешь сам… - Засемпа прикусил язык.
        - Понимаю, - процедил Шекспир, внимательно приглядываясь к нам, - вам нужно СОТА особого назначения или так называемый вариант «Я».
        - А что означает этот «Я»?
        - «Не учить, но якобы знать». Производить впечатление, что знаешь, и таким образом справляться с учителем… Подобное стремление весьма распространено среди молодежи. Особенно хорошие результаты достигаются здесь применением основных принципов БАБа.
        - БАБ? А это Что?!
        - Это научное сокращение, означающее «Большой Ассоциативный Блеф». Это вам подходит?
        - Да, - пробормотал я. - Во всяком случае, что-то в этом роде. Правда, Засемпа?
        Засемпа утвердительно кивнул.
        - Ну, вот и договорились. Я постараюсь удовлетворить вашу просьбу, - ответил Шекспир. - А сейчас мне еще придется порыться в картотеке средств. Завтра я принесу вам соответствующую инструкцию.
        - А сейчас не можешь дать?
        - Сейчас? - засмеялся Шекспир. - Сразу видно, что ты не представляешь себе размеров картотеки. Кто же это в состоянии запомнить все.
        Со стороны школы доносился говор… Школьники выбежали на площадку. Работники гигиены, по-видимому, уже ушли.
        Шекспир встал.
        - Я должен идти. Встретимся завтра после уроков.
        - Здесь? - спросил Засемпа.
        - Я предпочел бы в Обсерватории. Мое присутствие здесь может вызвать подозрения.

        ГЛАВА VIII

        После ухода Шекспира нас стали донимать сомнения. Отчего вдруг Юлиуш Лепкий, сам знаменитый Шекспир, с которым мы к тому же поступили так недостойно, решил посвятить нас в тайны системы? Поразительная легкость и даже некоторая заботливость, с которой он предложил нам свои услуги, то удовольствие, которое он получал, раскрывая перед нами целые веера вариантов, вызывали у нас подозрения.
        Можно ли это объяснить только желанием предстать перед нами в лучшем виде и поразить нас? Или за этим скрывалось что-то более серьезное? Мы так до конца и не были уверены в том, что не падем жертвой какого-нибудь утонченного жульничества. Мы припомнили, как Шекспир грозился отомстить нам. Может быть, вообще не существовало никакого средства, а он просто нас разыгрывал?
        Чувство мучительной неуверенности не исчезло у нас даже на следующий день, когда мы после уроков подымались по крутой лестнице в Обсерваторию. Нам даже не очень верилось, что мы его там застанем. Но - о чудо! - Шекспир уже нас дожидался.
        - Нужно поторапливаться, - сказал он, глядя на часы, - через полчаса у меня заседание театрального кружка.
        С этими словами он открыл папку, достал из нее толстую тетрадь в черном переплете и двойной лист канцелярской бумаги, похожий на те, на которых в бюро у моего отца подводят торговый баланс. На этом листе имелись неравномерно заполненные графы.
        - Вот необходимые материалы, которые я извлек из картотеки. Большой лист - это таблица научно обработанных биографических данных Алкивиада. Выводы и практические указания, которые вытекают из этих данных, находятся в тетради… Пожалуйста… можете ознакомиться. - Он вручил нам таблицу.
        Опасения, что мы пали жертвой обмана, улетучились. Обстоятельность таблиц вызывала доверие. Мы жадно впились в них глазами. Действительно, перед нами была обстоятельная научная и весьма меткая характеристика Алкивиада.
        Слабый принялся зачитывать вслух:

        _Имя_Тимотеуш_
        _Фамилия_Мисяк_
        _Прозвище_Алкивиад_
        _Дата_рождения_18.8.1899_
        _Семейное_положение_Холост_
        _Рост_181_
        _Наклонность_(сгорбленность)_5_ - _15°_
        _Глаза_Черные_(бархат)_
        _Волосы_О_
        _Одежда_Ширпотреб_(отличительный_признак_- _неглаженые_брюки)_

        Шекспир нетерпеливо крякнул и отобрал у нас таблицу.
        - Не имеет смысла зачитывать все подряд. Опустим признаки, необходимые разве что для чисто научно-теоретических изысканий, и обратим наше внимание только на те данные, которые могут иметь для вас практическое значение. Итак:

        _Предел_зрения_5_парт_

        Это означает, что только на шестой парте вы в полной безопасности.

        _Гогическая_черствость_Ниже_средней_
        _Показатель_скуки_0,2_(Довольно_низкий._Уроки_его_скорее_интересные)_
        _Строгость_0,5_дракона_(Значит,_как_видите,_совсем_незначительная)_
        _Справедливость_0,9_Соломона_(Обратите_на_это_особое_внимание._Оценка_очень_высокая)_
        _Репрессивность_Утонченная_
        _Типы_наказаний_Муки_психологического_порядка,_заглядывание_в_глаза_
        _Нервная_выносливость_Данных_не_имеется,_испытания_не_проводились_
        _Стихийные_порывы_Не_замечены_
        _Характер_Мягкий_
        _Темперамент_Умеренный,_спокойный,_склонность_к_философским_раздумьям_
        _Общее_состояние_здоровья_Неудовлетворительное_(Сердце)_
        _Специальность_История_
        _Страсть_История_
        _Больное_место_История_
        _Критический_показатель_720_

        Это значит, что на отметку он вызывает только тогда, когда атмосферное давление падает ниже семисот двадцати миллиметров.

        _Внимание!_Тип_редкий_и_нуждается_в_постоянной_моральной_поддержке._
        - Хотел бы, чтобы вы не забывали об этом, - закончил свою речь Шекспир. - Оказывать Алкивиаду моральную поддержку следует весь год.
        - Не понимаю, - заволновался Засемпа.
        - Сейчас объясню, - сказал Шекспир. - В это время запрещается применять по отношению к преподавателю различные трюки, отрицательно влияющие на психику, игру на нервах, удары по больным местам, розыгрыши и прочие гигиенические мероприятия. Каждый педагог в определенное время года нуждается в моральной поддержке. Так, например, для Жвачека такой период объявляется на май.
        - Почему? - спросил я.
        - Потому что в мае Жвачек сдает экзамены. Вы, наверное, не знаете, что он изучает ориенталистику.
        - Ориенталистику? - удивился я.
        - Да, и в этот период у него экзамены в университете. А вот у Дяди Эйдзятовича этот период выпадает на ноябрь, потому что именно тогда он принимает лечебные ванны и особое светолечение, и это его ослабляет. Пани Калино мы берем под защиту в марте. В этом месяце у пани Калино окончательно сдают нервы, в голову ей приходят черные мысли, и она носится с намерением бросить педагогическую работу. Мы с успехом противостоим этому, в результате чего пани Калино восстанавливает психическое равновесие и набирается веры в молодежь. Преподавателю физкультуры, пану Неруху, мы оказываем моральную поддержку в апреле. В апреле разыгрывается финал турнира по бриджу, в котором он выступает в качестве представителя Спарты, и таким образом мы поддерживаем его спортивную форму.
        Всем гогам мы оказываем моральную поддержку в период, предшествующий экзаменам, чтобы расположить коллектив гогов в нашу пользу. Кроме этого, бывают еще и особые случаи, когда гоги нуждаются в моральной поддержке - например, болезни, несчастья в семье, переезд и другие удары судьбы.
        Повторяю, что Алкивиад находится у нас на особом, привилегированном положении.
        - Почему?
        - Во-первых, потому что он является редчайшим уникумом среди гогов. Алкивиад - единственный и неповторимый. Он великий.
        - Великий? То есть как это великий? Шекспир посмотрел на нас с пренебрежительной усмешкой.
        - Сейчас вам этого еще не понять. Но со временем это дойдет до ваших жалких мозгов. И вообще, если бы даже он и не был уникумом, то все равно нуждался бы в нашей поддержке, потому что он - гог дрейфующий. По вашим минам я вижу, что вы опять ничего не понимаете, постараюсь вкратце объяснить…
        - Ладно, - сказал я, - пускай он и великий и дрейфующий, но если он постоянно нуждается в моральной поддержке, то… то как же можно применять средство?
        - Одно дело делать человеку пакости, а другое - применить серьезное средство. Настоящее средство вовсе не вредит гогам и обеспечивает им хорошее самочувствие. Вы новички и не улавливаете еще разницы, но это со временем придет. Но вернемся к делу, потому что мне нужно торопиться. - И Шекспир опять посмотрел на часы. - Перейдем к практическим указаниям, которые были разработаны тридцатью учениками на основе представленных в общих таблицах научных данных. Вы, коллеги, намекали, насколько мне помнится, на СОТА особого назначения или так называемый вариант «Я», не правда ли?
        - Правда, - подтвердил измученный Засемпа. Мы все были подавлены и ошеломлены сложностью проблем средства.
        - Вы намекали на вариант «Я» с одновременным применением БАБа или Большого Ассоциативного Блефа. Итак, прошу записывать.
        Мы вытащили блокноты.
        - Оговорим сначала детали БАБа. - Шекспир достал из кармана мел и принялся писать на старой, треснувшей доске.
        - БАБ состоит из вступительной части, общих положений и отдельных разработок.
        Нет необходимости объяснять вам, в чем состоят подготовительные действия. Скажу только, что дело здесь в общей дезориентации Алкивиада, а также в привлечении его внимания к вам… Как мы этого добиваемся? Добиваемся мы этого дезориентирующими поступками, в результате которых он перестает рассматривать вас, как необузданное, опасное и беспокойное стадо, а начинает смотреть на вас как на нетипичных учеников. Что же это за поступки? Если вы встретите его перед школой и соответствующим образом проявите доброжелательный интерес к его особе, это наверняка будет дезориентирующим поступком, поскольку Алкивиад не приучен к этому. Если вы поможете ему нести какой-нибудь тяжелый предмет, или построить в шеренги необузданную молодежи, если вы убережете его от нормальных проявлений стихийного характера молодежи, это все, несомненно, будут поступки, которые подготовят вам плацдарм для применения средства.
        Затем мы можем уже приступать к более частным элементам БАБа. Начнем с поведения в классе. Хотя Алкивиад и находится у нас на особом положении, это вовсе не значит, что он застрахован от нормальных проявлений стихийного характера молодежи. Недостаточная строгость Алкивиада, составляющая, как я показал, всего полдракона, приводит к тому, что в его присутствии, как на уроке, так и в коридоре, молодежь тренирует свои голосовые связки, пребывающие в состоянии нездорового застоя во время занятий с другими педагогами. Иными словами, его уроки, дежурства в коридоре, а также экскурсии, выражаясь деликатно, не относятся к числу наиболее тихих, а это вредно влияет на Алкивиада, обостряя его педагогическое чутье.
        Поэтому первым элементом нашего Большого Ассоциативного Блефа, друзья мои, будет усыпление бдительности Алкивиада с помощью особого наркоза.
        Итак, записываем этот первый элемент разработки: «Наркоз».
        Теперь имеет смысл подумать о том, что может явиться наркозом для такой личности, как Алкивиад. Если мы рассмотрим его картотеку и результаты исследования многих лет, то мы без сомнения установим, что наркозом для Алкивиада является тишина.
        Прошу записать. Само собой разумеется, что одна тишина ему ничего не даст. Вернее, она не принесет вам непосредственной пользы, поскольку Алкивиад может ваше спокойствие трактовать весьма произвольно и неправильно, считая его лишь минутным затишьем перед бурей. Или же он может прийти к совершенно ложному выводу, что ваше молчание является выражением страха перед его особой, что, понятно, было бы и нежелательно и вредно.
        С этой целью, прежде чем наркоз тишины прекратит свое действие, нужно быстро взять инициативу в свои руки. Для этого мы используем метод дрейфа. Знаете ли вы, когда в морском спорте мы имеем дело с дрейфом?
        - Когда судно теряет управление и им свободно распоряжаются морские течения, - ответил я.
        Шекспир утвердительно кивнул.
        - Так вот, дорогие коллеги, вашей задачей будет принудить Алкивиада к дрейфу. Педагоги подразделяются на дрейфующих и не дрейфующих. Дрейфующего гога мы легко распознаем, бросив ему во время урока приманку в виде Морского Змея, или, другими словами, отвлекающий элемент.
        Мы обеспокоенно зашевелились.
        - Согласно легенде, - продолжал далее Шекспир, - знаменитый мореход Синдбад во время одного из своих путешествий, стремясь избежать мести со стороны жестокого капитана пиратов, крикнул: «Морской Змей»! Этим ему удалось отвлечь внимание пиратов и спастись.
        На подобном же принципе основана и наша акция, известная под условным названием «Морской Змей».
        В начале урока мы забрасываем приманку в виде Морского Змея и наблюдаем. Если гог клюнет на приманку, это означает, что он относится к числу дрейфующих гогов. Такой гог охотно отклоняется от курса, подчиняется течению и с радостью вместе с нами преследует Морского Змея. То, насколько ценным является для нас подобный тип гогов, не требует объяснений. А именно к таким гогам относится Алкивиад.
        Но нам придется прервать нашу очень приятную беседу, - проговорил Шекспир, вставая. - Я не могу опаздывать на заседание кружка. Покончим с этим завтра после уроков.
        Уже на следующий день у нас был урок Алкивиада, и мы решили немедленно применить метод БАБа. Все казалось нам очень простым.
        У нас уже был некоторый опыт с пани Лильковской. Мне придется напомнить вам о ней, чтобы это наше решение никому не показалось странным. То, что мы делали на уроках этой бедной учительницы, как раз и было дрейфом, и запускать Морского Змея мы тоже умели преотлично. Нет, с этой точки зрения Шекспир не открывал нам ничего нового.
        Мы уже давно применяли родственный метод, а столь примитивные приемы, как разговоры на уроках и самый обычный крик, мы оставляли малышам из младших классов. Мы могли похвастаться вещами получше и поинтересней. Наша игра заключалась в запугивании ангела. В школе бывают такие случаи, когда молодежь не успевает утрясти все свои дела во время перемен, как, например, завершить обмен марками, закончить партию в пинг-понг или какой-нибудь спор.
        В таком случае неопытный малыш впадает в панику и летит сломя голову в класс, только бы не опоздать. В нашем классе мы вели себя иначе. Никто не торопился, никто не впадал в панику, столь губительную для юных нервов. Игра продолжалась, торговля процветала вплоть до заключения торговой сделки, а спор благополучно завершался. Опаздывающие были уверены, что им ничего не грозит. Для этого был один очень простой рецепт.
        Когда бедная преподавательница с бодрой и доверчивой улыбкой переступала порог нашего класса, ее приветствовала гробовая тишина и мрачные лица. Пани Лильковская с беспокойством оглядывалась.
        - Что-нибудь случилось?
        - Нет, ничего особенного, - отвечали мы.
        Пани Лильковская замечала отсутствие Слабого и Засемпы.
        - А где Слабинский и Засемпа?
        - Они немного запоздают, - отвечал я, вставая. - Слабинскому плохо.
        - Что с ним?
        - Ничего страшного, я только опасаюсь, не съел ли он лезвия безопасной бритвы вместе с маслом.
        - Бритву с маслом? Дитя мое, что это ты городишь? - Пани Лильковская с тревогой глядела на меня.
        - Да, но видите ли, пока ничего еще не известно. Просто у него была булка, толсто намазанная маслом, поэтому-то и не исключена такая возможность. Вы ведь, наверно, слышали о таком случае на маслозаводе? На днях это как раз произошло с дядей Пендзелькевича, и он чуть не утонул. Тут же у нас, на мокотовском маслозаводе. Там есть такие здоровые котлы со сливками, метра в два высотою. Вот дядя Пендзелькевича как раз и свалился в такой котел.
        Пани Лильковская присматривалась к нам с недоверием.
        - Честное слово… тут еще никого поблизости не было, а машины заглушают крики, стенки у котла скользкие, и он никак не мог выбраться. Еще хорошо, что у дяди Пендзелькевича разряд по плаванию, поэтому он плавал, а не пошел на дно.
        - Плавал?
        - Да, плавал. Сначала кролем, а потом, когда устал, на спине, это его и спасло…
        - Ужасно… - говорила пани Лильковская, - но я все же не понимаю, какое это все имеет отношение к бритвам.
        - А то, что из этих сливок потом сделали масло.
        - Сделали масло. - Пани Лильковская поморщилась.
        - Конечно, сделали, ведь жалко выливать столько сливок.
        - Господи, чем только нас кормят!
        - Ничего в этом противного нет. Дядя Пендзелькевича купается не реже раза в неделю, а руки моет даже каждый день, это чистый человек, да и фартук у него был белый и сапоги только что вычищены. Тут вообще и говорить-то не о чем было бы, если бы не то, что дядя этот носил в кармане лезвие бритвы фирмы Герлах, и оно было с ним все время, пока он плавал. Лезвие это выпало у него из кармана вместе с карандашом и самопиской Ватерман с золотым пером.
        - Ну и что?
        - Ну и ничего, дядя говорит, что потеря невелика, потому что авторучку удалось выловить. А карандаш и лезвие - мелочи…
        - Но, детка… неужели ты хочешь этим сказать, что лезвие осталось в сливках?
        - К сожалению, осталось.
        - Как же это - и никто не пытался его выловить?
        - Нет, никто не пытался, потому что об этом лезвии дядя вспомнил только на следующий день, когда ему нужно было заточить карандаш. Масло было уже взбито и отправлено в продажу…
        - Должны были запретить продажу!
        - Ничего не получилось бы, потому что масло уже развезли по магазинам, а там его успели раскупить. Вы ведь сами знаете, что масло долго лежать не может…
        - Ужас какой-то…
        - Конечно, ужас, но только дядя говорил, что лезвие это было уже довольно тупое, потому что он пользовался им для очинки карандашей.
        - Ничего себе, утешение, детка.
        - А кроме того, дядя говорит, что его, наверное, заметят, когда будут мазать масло на хлеб, потому что обычно люди тонко намазывают. Другое дело, если кто-то намажет слишком толсто… И вот как раз Слабинский намазал себе толсто и потом плохо себя почувствовал… Он думает, что это все - от лезвия…
        Потрясенная пани Лильковская хотела немедленно звонить в «скорую помощь», но как раз в этот момент Слабинский вместе с Засемпой входили в класс.
        - Как ты себя чувствуешь, детка? - вопрошала пани Лильковская.
        - Ему уже лучше, - заявляли мы, - видно, это все же не из-за лезвия…
        Обрадованная пани Лильковская уже больше ни о чем не спрашивала. Но едва только она собиралась приступить к уроку и начинала рассказывать, ну, скажем, о трении, как Пендзелькевич тут же поднимал руку.
        - Чего тебе, Пендзелькевич?
        - Я как раз насчет трения.
        - Говори, только поскорее, потому что мы и так упустили массу времени.
        - Скажите, пожалуйста, это правда, что писали в «Шпильках», будто какой-то гражданин, выиграв по лотерейному билету, так потер руки от радости, что в комнате сделался угар и пришлось проветривать.
        Пани Лильковская тяжело вздыхала и терпеливо объясняла:
        - Нет, это невозможно. Это просто шутка «Шпилек».
        Тогда тянул руку вверх Засемпа.
        - Но вот если бы у него были руки в бензине, тогда он мог бы загореться?
        - Что это тебе вдруг пришло в голову?
        - Потому что у нас как раз был такой несчастный случай. Один мой сосед с четвертого этажа стирал брюки в ванной, и у него произошел взрыв.
        - Что же у него взорвалось?
        - Ну, бензин, конечно. Он брюки стирал в бензине.
        - Ну, да… такая вещь могла случиться, - поясняла пани Лильковская. - Он, наверное, не соблюдал правил предосторожности с огнем. Зажег папиросу или газовую плиту.
        - Нет, там не было ни плиты, ни колонки, а сам он некурящий.
        - Ну, в таком случае это довольно странно.
        - Люди говорили, что это все от трения. Потому что у него на брюках было жирное пятно, и он его страшно тер, а поскольку он был штангистом, то, сами понимаете, сила у него была. Я, правда, не знаю, можно ли этим людям верить.
        - Довольно странный случай. - Пани Лильковская была несколько дезориентирована. - Я никогда не сталкивалась с чем-либо подобным. А что сделалось с этим… этим штангистом?
        - Ничего особенного, ему здорово повезло, потому что его выбросило в окно.
        - И это ты называешь, повезло?
        - Конечно, повезло, потому что он упал на телегу с мебелью, а на телеге был пружинный матрац. И он свалился прямо на матрац. Вот я и говорю, что ему еще повезло.
        - Ну, это ты уже, наверное, сочиняешь. Садись, - стараясь казаться строгой, говорила пани Лильковская. - Переходим к нашему уроку.
        Но едва только мы пытались приступить к собственным опытам в области трения, как раздавался звонок.
        И так повторялось в различных вариантах почти на каждом уроке. У нас в запасе всегда имелась какая-нибудь сенсационная новость. Да, нет никакого сомнения, что для самостоятельного начала дрейфа опыта у нас было предостаточно. Мы познакомились в картотеке с общими сведениями об Алкивиаде, а также и основными принципами БАБа, а этого нам с успехом должно было хватить. С завтрашнего дня мы начинаем Большой Блеф.

        ГЛАВА IX

        Алкивиаду мы вчетвером устроили засаду на углу, недалеко от школы, намереваясь согласно рекомендациям БАБа предпринять пару дезориентирующих поступков.
        Было холодно, но благо не было дождя. Мы помнили, что в случае с Алкивиадом критический показатель барометра - 720 мм. К сожалению, никто из нас не представлял, какое было в тот день давление. Ни у кого из нас не было барометра. Правда, утром мы прослушали сводку погоды, но сводка эта явно относилась к разряду невразумительных: «В северных районах страны переменная облачность… после полудня в Варшаве возможны осадки…»
        Точного давления никто не сообщал. Вопрос, таким образом, оставался открытым, но мы на всякий случай решили соблюдать осторожность. Ведь Алкивиад все-таки мог сегодня вызвать к доске.
        На часах у Засемпы было без десяти восемь, когда из-за угла показалась сутулая фигура Алкивиада в старой шляпе с обвисшими полями. Свой, как всегда, битком набитый портфель он нес под мышкой. В руке держал газету.
        Мы, как по команде, мгновенно сняли шапки, но Алкивиад нас не заметил. Мы поклонились ему вторично, но, к сожалению, и на этот раз безрезультатно..Алкивиад прошел мимо нас, погруженный в собственные мысли.
        Засемпа сделал отчаянный знак, и мы быстро догнали рассеянного учителя. Засемпа уцепился за портфель, Слабый - за газету.
        - Мы понесем, пан учитель. Алкивиад, пораженный, остановился.
        - Что это вы вытворяете? Зачем ты вырвал мой портфель? - спросил он у Засемпы.
        - Мы понесем, пан учитель…
        - Зачем?
        - Порт… портфель тяжелый… Мне так показалось. Мы вас, пан учитель, проводим.
        Алкивиад вытаращил глаза:
        - Что ты сказал?
        - Мы хотим проводить вас, пан учитель… - заикаясь, выдавил из себя Засемпа, подавая отчаянные знаки мне и Пендзелькевичу.
        Мы подскочили и ухватили Алкивиада под руки - я под левую, а Пендзелькевич под правую руку… может быть, слишком резко, но это от волнения.
        - Что все это значит, ребята? - спросил перепуганный Алкивиад.
        - Ничего, мы только вас проводим, пан учитель. Первую минуту мы думали, что он нас попросту прогонит. Но наши несчастные лица должны были пробудить в нем сочувствие, потому что он перестал сопротивляться и только озадаченно на нас поглядел.

        Так прошли мы несколько шагов красные от стыда. Мы отлично представляли, как смешно это должно выглядеть… Впереди шел Засемпа с портфелем, потом мы, держа под руки Алкивиада, а сзади Слабый с газетой в руке… Однако я никак не мог предположить, что для Блефа нужно столько труда.
        Ребята по дороге в школу приостанавливались и смотрели на нас с изумлением. Я глянул на школьные окна. Мне казалось, что из всех окон на нас уставились издевательски ухмыляющиеся рожи. Но нет. Только в одном окне мы заметили знакомое лицо Шекспира… Он спокойно приглядывался к нам, как будто все шло, как надо.
        Это прибавило нам бодрость. Мы несколько ослабили нашу судорожную хватку. Засемпа откашлялся и уже было подготовился к следующему номеру нашей программы, то есть к забрасыванию Морского Змея, как вдруг слова замерли у него на устах. К нашему ужасу, у самой школы мы заметили Жвачека. Он стоял, выпрямившись во весь рост и с изумлением к нам приглядывался.
        Мы торопливо поклонились ему.
        - Добрый день, дорогой коллега, - произнес он, протягивая руку Алкивиаду. - Вы что, заболели? - встревожено спросил он.
        Алкивиад смутился:
        - Нет, благодарю вас…
        - А с чего это они так на вас повисли? - подозрительно допытывался Жвачек. - Пустите-ка пана учителя.

        Освобожденный от нашей хватки Алкивиад пожал руку полониста. Затем он взял у Засемпы портфель, а у Слабого газету и, все еще встревоженный, двинулся вместе с полонистом. В дверях школы Жвачек еще раз обернулся в нашу сторону. Нам показалось, что он обо всем догадался, и нас охватил ужас.
        На уроке мы все время боялись, как бы он не припомнил сцену перед школой и не потребовал объяснений, однако Жвачек ни о чем не спрашивал, ограничившись только тем, что внимательно наблюдал за нами весь урок.
        - У страха глаза велики, - рассмеялся Засемпа после урока. - Жвачек ни о чем не мог догадаться. Он просто был поражен.
        - Пусть привыкает, - сказал я. - Во всяком случае, сегодня мы продолжим нашу программу.
        - Правильно, - заметил Засемпа. - Как только Алкивиад войдет в класс, мы сразу же пускаем в ход Морского Змея.
        - О случае на маслозаводе или о трении?
        - Пожалуй, начнем с трения.
        К сожалению, нам снова не повезло. В тот день урок по истории у нас был после большой перемены. Однако, несмотря на то что прошло уже несколько минут после звонка, обычно столь пунктуальный, Алкивиад все еще не появлялся. Зато на школьном дворе слышались чьи-то громкие голоса. Мы выглянули в окно.
        По двору носились ребята из десятого класса. В руках они держали какие-то большие пакеты. Среди них в расстегнутом пальто суетился Алкивиад, пытаясь, по-видимому, построить их в шеренгу. Однако как только ему удавалось навести кое-какой порядок в одном конце шеренги, как в противоположном начинался галдеж. Шалопаи выталкивали друг друга из рядов и швырялись пакетами.
        Один из пакетов лопнул, и из него высыпались какие-то книги. Я высунулся в окно и крикнул одному из десятиклассников:
        - Эй ты, Здоровый, иди-ка сюда! Дылда неохотно подошел:
        - Чего тебе?
        - Куда плывете? - На Беляны.
        - А Алкивиад?
        - Едет с нами. Директор поручил ему конвой. Мы переглянулись. Неужели урок срывается?
        - А зачем на Беляны? - спросили мы.
        - В Дом молодежи.
        - А по какому поводу?
        - На празднование юбилея Дома. Двадцатипятилетие или что-то в этом роде. Будет торжественное собрание, а после собрания - большой концерт. Мы там должны сыграть нашу пьесу.
        - Так ведь она еще не готова.
        - Ничего, доварится в пути, - рассмеялся он и, убежал.
        На поле боя появился Шекспир, с минуту он осматривался вокруг, а потом подбежал к нашему окну.
        - Негры, на площадку! - крикнул он.
        - Зачем?
        - Едем ставить пьесу.
        - А нам никто ничего не сказал.
        - Тогда отпроситесь у Жвачека.
        Мы побежали в канцелярию. Жвачек, сидя за столом, пил чай. По обе стороны стола высились стопки тетрадей.
        - Что, вы еще не выехали? - спросил он.
        - Мы не знали. Нам никто не говорил.
        - Я ведь велел Лепкому сказать вам.
        Ни о чем больше не спрашивая, мы быстро оделись в раздевалке и выбежали на площадку. Здесь мы застали картину, достойную сожаления: от шеренги не осталось и следа, ребята метались по площадке, а книги в беспорядке валялись на земле. Алкивиад с двумя кипами книг в руках выкрикивал охрипшим голосом:
        - Ребята… ребята… пора выходить… постройтесь… ребята… ребята…
        Но голос его тонул в общем гаме и смехе. Никто не обращал на него внимания. Со странным чувством грусти смотрели мы на это зрелище. Оно наглядно показывало нам, почему средство от Алкивиада стоило так недорого. Я подумал, что сам Алкивиад тоже не знает средства и оно бы ему очень пригодилось. Неужели он никогда не задумывался над тем, как бы его заполучить? И почему он его не приобрел? Не мог или не хотел?
        От этих размышлений отвлек меня голос Засемпы.
        - Послушай-ка, Шекспир, - говорил он Лепному, - ты говорил, что к Алкивиаду нужен особый подход, моральная поддержка… Хороша же эта поддержка.
        - Тут ничего не поделаешь, - вздохнул Шекспир. - Они ведь не делают этого намеренно или на зло Алкивиаду. Они вообще сейчас не думают об Алкивиаде. Ребята просто развлекаются.
        - Но ведь выходит одно и то же.
        - Вы еще плохо разбираетесь в таких вещах, - сказал Шекспир. - Это слишком для вас сложно.
        - Может, и слишком сложно. Но ты-то мог бы по крайней мере их успокоить и заставить хотя бы подобрать книги.
        Шекспир усмехнулся:
        - Конечно. И в другом случае я именно так и поступил бы.
        - А почему не сейчас?
        - Потому что я хочу облегчить вам проведение Большого Блефа.
        - Не понимаю, - брякнул я.
        - Но ведь это яснее ясного. Вам предоставлена возможность подобрать эти книги.
        Мы растерялись. Шекспир с интересом глядел на нас. Нам и в самом деле следовало бы подобрать эти пакеты и стать в шеренгу. Это наверняка относилось бы к средству. С другой стороны, мы боялись попасть в смешное положение. Старшеклассники не поймут, что это относится к Большому Блефу, и могут подумать, что мы или боимся Алкивиада, или же, что еще хуже, просто подлизываемся к нему.
        Я поглядел на Засемпу. Он посмотрел на меня.
        - Ничего не поделаешь, Чамча, - пробормотал он, - продолжаем Блеф, как думаешь?
        - Продолжаем, - сказал я.
        - Ну, тогда давай.
        Засемпа подбежал к Алкивиаду, взял у него из рук пакет, а мы подобрали остальные книги с земли.
        - Готово, пан профессор, можно выступать. Незачем дожидаться этих шалопаев. Они сами построятся.
        Алкивиад посмотрел на нас так, как будто хотел сказать что-то, но ничего не сказал и поспешно двинулся за нами.
        Я оглянулся. Десятиклассники сразу же кончили забавляться. Мы, конечно, испортили им всю игру. Раздалось несколько свистков. Я поглядел на Шекспира. Он с одобрением кивнул.
        В некотором смысле я был страшно зол на него. Пакеты весили, пожалуй, не менее десяти килограммов каждый. Шекспир мог бы и десятиклассников заставить помочь нам. А он хоть бы хны! Я просто не знал, что о нем и думать. То ли он и в самом деле хотел помочь нам в нашем БАБе или просто боялся ссориться со Здоровыми. И тут у меня мелькнула мысль, а не разыгрывает ли нас Шекспир вообще и не является ли весь наш Большой Блеф обычным маленьким блефом Шекспира. А может, это месть?
        Однако отступать уже было поздно. Еле живые от усталости, дотащились мы до трамвайной остановки на улице Мицкевича. Вслед за нами маршировали десятиклассники… Они хохотали и обменивались шуточками. Я был уверен, что они проезжались на наш счет.
        На остановке они держались от нас в сторонке. А как только трамвай подошел, оттеснили нас и вошли. Мы с нашими пакетами не успели сесть. Алки-виад пытался было вмешаться, но безуспешно. Ведь строгости у него было всего на полдракона. Господи, и от такого преподавателя мы купили средство! Мы чувствовали себя униженными. Только этому и можно приписать тот факт, что мы сразу же совершили ложный шаг. А именно, когда Алкивиад озабоченно улыбнулся нам и спросил: «Вы, как мне кажется, из восьмого?» - мы не ответили ни слова. А ведь обращение к нам Алкивиада указывало на то, что он вышел из состояния философских раздумий и научился распознавать нас.
        В Доме молодежи произошел еще один случай.
        Следующим же номером после торжественных, посвященных празднику речей должна была идти наша пьеса. Шекспир велел нам идти в умывалку и там перекраситься в негров. Сам он пошел взглянуть на декорации. Мы торопливо загримировались и хотели выйти в коридор. И тут - неприятный сюрприз. Оказалось, что кто то запер нас снаружи на ключ… Это несомненно была проделка Здоровых. Одновременно с этим до нас донеслись пронзительные крики из соседних умывалок. Дерганье за ручку не дало никаких результатов. К счастью, оказалось, что в окне открыта форточка. Через эту форточку мы, помогая друг другу, вылезли во двор и тут же попали в руки Алкивиада. В сопровождении воспитателя из Дома молодежи - солидного дяди с брюшком и добрым взглядом - он как раз приближался к нам. При виде нас оба остановились в изумлении.
        - Как вы себя ведете?! - простонал Алкивиад. - В чужом месте и такие фокусы!
        Мы почувствовали себя очень неловко. С таким трудом и с таким самопожертвованием начатый Блеф был погребен заживо. В первую минуту я хотел было сказать, что нас закрыли десятиклассники, но сдержался. Ведь с Алкивиадом был еще и местный воспитатель. А мы не хотели бросать тень на доброе имя нашей школы. Лучше уж свалить все на технические недочеты в самом Доме.
        - Никак не могли открыть дверь, - смущенно оправдывались мы. - Замок испорчен.
        - Это невозможно… Должно быть, вас заперли наши ребята. Они иногда бывают способны на подобные глупости, - сказал воспитатель из Дома молодежи.
        - Нет, скорее это не они… - ответили мы. Алкивиад странно посмотрел на нас. Он, видно,
        подозревал, что мы что-то затеяли.
        - А где остальные? - спросил он. - Мы их везде разыскиваем.
        - Они были во второй умывалке.
        Вместе с Алкивиадом и воспитателем из Дома молодежи мы прошли в умывалку. Она была пустая. Всюду валялась разбросанная в беспорядке одежда. На стенках виднелись подтеки черной краски.
        - Они, наверное, тоже загримировались, - сказал я. - Вы подождите здесь, а мы их разыщем.
        Оставив встревоженных преподавателей, мы отправились в зал. В коридоре мы встретили двух запыхавшихся ребят - Шекспира и Вонтлуша.
        - Вы видали актеров? - спросили мы.
        - Нет, мы сами их разыскиваем.
        - В зале их нет?
        - Нет!
        - Так что же с ними случилось?
        - Вот именно - что могло с ними случиться? Они попросту исчезли.
        В этот момент мимо нас прошмыгнули два негритенка в гимнастических трусиках.
        - Это они! - крикнул Шекспир.
        - Эй, ребята! - заорал я.
        Но к нашему искреннейшему изумлению, чернокожие при виде нас испуганно завопили и бросились бежать.
        - Стойте! - крикнули мы и бросились за ними.
        Негры с криком пробежали мимо умывалки… Оттуда высунулись головы Алкивиада и воспитателя. Воспитатель вопросительно посмотрел на Алкивиада.
        - Что с ними случилось? - удивленно спросил он.
        - Ничего, это репетиция перед выступлением. - Сконфуженный Алкивиад пытался как-то оправдать поведение своих актеров.
        - А почему они так кричат?
        - Это пьеса с довольно сильными акустическими эффектами, - ответил Алкивиад.
        - Но они как-то странно кричат… В этом крике чувствуется страх.
        В это мгновение прибежал еще один негр. Заметив нас, он приостановился, с минуту озирался по сторонам и наконец в отчаянии бросился к перилам и съехал по ним вниз.
        - А это тоже относится к репетиции? - спросил остолбеневший воспитатель.
        Алкивиад попытался усмехнуться:
        - Видите, мальчики эти довольно подвижные.
        - Действительно подвижные. - И воспитатель теперь уже с испугом глянул на Алкивиада.
        В коридоре появилась взволнованная директриса Дома.
        - Коллеги, как обстоят дела с представлением? Все ждут.
        Алкивиад вытер платком лысину:
        - Минуточку терпения, мы как раз готовимся…
        - До нас донеслись какие-то крики. В зале царит беспокойство. Что-нибудь случилось?
        - Ничего… ничего не случилось, это просто репетиция, - сказал Алкивиад. - Пока пускай попоет хор.
        - Хор должен был выступить после.
        - Пускай поет теперь, - с мукой в голосе произнес Алкивиад.
        - А что им петь?
        - Самое громкое из всего, что у них есть.
        - Может быть «Хело» из репертуара «Шленска»?
        - Пусть будет «Хело».
        И пока по залу разносилось пение, мы продолжали отчаянные поиски актеров. В какой-то момент мы заметили, что Шекспир подает нам тайные знаки. Мы тихо подкрались. Шекспир указал на умывалку в другом конце коридора, откуда доносился плеск воды.
        - Они наверняка там, - прошептал он.
        Мы заглянули в замочную скважину. И действительно, увидели два намыленных черных тела.
        - Моются? - растерянно переглянулись мы.
        - Кто это? Ты узнаешь их? - спросил Вонтлуш у Шекспира.
        - Я не могу их хорошенько разглядеть. Один как будто смахивает на Кицкого, а второй на маленького Бабася.
        Вонтлуш ворвался в умывалку:
        - Вы что это вытворяете?! Зачем смываете грим? Увидев нас, негр, похожий на Бабася, бросился в окно, а тот, второй… пожалуй, Кицкий… прижал пальцем кран и пустил струю нам прямо в глаза, а потом, воспользовавшись нашим замешательством, выскочил в коридор.
        - Кицусь, стой! - кричал ему вслед Шекспир. - Что ты вытворяешь?!
        - Они, наверно, посходили с ума, - заметил я.
        - С ними действительно происходит что-то странное, - пробормотал Засемпа.
        - Ничего не поделаешь. Придется нам их как-то переловить, - сказал Шекспир. - Бабась хотел выпрыгнуть в окно. Посмотрите, что с ним. Ведь он так может расшибиться насмерть.
        Мы подбежали к окну. Бабась успел по карнизу добраться до соседнего балкона. Когда мы его увидели, он как раз карабкался по перилам балкона.
        Мы выбежали в коридор и притаились за дверями соседнего зала… Не прошло и минуты, как дверь приоткрылась, и в щель осторожно выглянуло черное лицо Бабася. Нас он не заметил и выбежал в коридор, застланный длинной ковровой дорожкой. Тогда Засемпа молниеносно дернул за дорожку. Бабась упал. Не успел он вскочить, как на него набросился Вонтлуш. Подбежали и мы. Вдруг Вонтлуш смущенно отпрянул.
        - Господи! - выдавил он из себя. - Это не Бабась!
        Действительно, вблизи можно было явно убедиться, что захваченная нами личность не имела ничего общего с Бабасем.
        - Точно, это не наш человек, - удивленно констатировал Шекспир, внимательно оглядев пленного.
        - Это, наверное, туземец! - сказал я.
        - Ах ты балда! Что это значит? - крикнул Вонтлуш.
        Парнишка молчал. На черном лице блестели два глаза, испуганно уставившиеся на нас. Со страху он не мог произнести ни слова. Его черная, как вакса, кожа блестела от пота.
        В этот момент к нам подошли Алкивиад и воспитатель из Дома.
        - Пан учитель. Вопрос частично разрешен. Это не наш человек. Это, наверное, туземец, то есть… я хотел сказать, этот парень отсюда.
        Алкивиад вздохнул с облегчением, но, как показали события, явно преждевременно.
        - Дорогой коллега, - обратился он к воспитателю Дома. Этот черномазый не является моим учеником. Не будете ли вы любезны установить личность этого индивидуума.
        Воспитатель внимательнее пригляделся к парнишке и остолбенел:
        - Каргулевич? Да как же это ты…
        - Это не я… - пробормотал парнишка.
        - Не отпирайся! - сказал воспитатель Дома. - Я тебя узнаю.
        - Я не говорю, что я - это не я, - промямлил парень, - я только говорю, что это не я себя вымазал…
        - А кто же?
        - Ребята из Линде.
        Алкивиад пошатнулся.
        - Не болтай глупостей! - сказал воспитатель.
        - Честное слово. Мы только поглядывали, как дни гер… гре… герметизируются…
        - Гримируются.
        - Ну да, гримируются.
        - Вы что, были вместе с ними в умывалке?
        - Нет, мы были с другой стороны…
        - То есть как это с другой стороны?
        - По ту сторону дырки для ключа.
        - Ага, значит, вы подглядывали за ними?
        - Ну да… нам было интересно, как они герметизируются.
        - Гримируются.
        - Да, гримируются. И тогда они открыли дверь. Мы хотели удрать, но они говорят: «Идите, идите, не бойтесь, поглядите вблизи». А когда мы подошли, то они схватили нас и вымазали какой-то ваксой.
        В этом месте Алкивиад издал громкий стон, что было не очень характерно, поскольку он прославился своим самообладанием и философским стоицизмом, свойственным мудрецам древности.
        - Ну хорошо, - сказал воспитатель Дома своему ученику, - теперь все понятно, только почему ты убегал от этих ребят?
        - Я боялся, что они опять будут мазаться…
        - А это они тебя мазали? - спросил Алкивиад слабым голосом.
        Парнишка пристально пригляделся к нам.
        - Нет, те были, пожалуй, намного побольше, но издали трудно отличить. И те и другие черные.
        - Я просто не знаю, как мне у вас просить прощения… за этот печальный инцидент… - говорил в отчаянии Алкивиад воспитателю Дома.
        - Ну, что там, молодежь как молодежь, - вздохнул воспитатель, - особенно такие подвижные ребята.
        - Они немедленно понесут суровое наказание, - сказал Алкивиад.
        - Коллега, ради бога… Умоляю вас, только не немедленно, - испугался воспитатель. - Прежде всего давайте выполним программу. Вы ведь сами слышите. Хор уже тянет из последних сил, все охрипли. Просим вас побыстрее на сцену.
        - Но где же актеры?
        - Актеры уже давно дожидаются, - услышали мы голос Бабася.
        На этот раз это был наконец действительно Ба-бась. Мы побежали за кулисы.
        И что вы думаете? За кулисами нас ожидал весь комплект Здоровых. Они сидели на скамьях со скучающими минами. Не успели мы и слова проронить, как они засыпали нас упреками:
        - Куда это вы запропастились! Все вас давно дожидаются. Хор уже охрип, а вас все нет. Вы уж, пан учитель, скажите им пару ласковых словечек! Никакого чувства долга, никакого уважения к пьесе. Стыда из-за вас натерпелись…
        У Алкивиада, пораженного подобным лицемерием, опустились руки.
        - Господи, почему ты не дал мне силы Геркулеса, изобретательности Одиссея и мужества Ахилла…
        Театральное выступление несколько реабилитировало нас и пробудило энтузиазм у воспитанников Дома, включая даже тех черномазых, которые - все еще не домытые толком - присоединились к всеобщим аплодисментам. В качестве актеров мы получили даже цветы. Вручен был также и небольшой букетик роз для нашего Дира.
        Однако гогический коллектив Дома с подозрением поглядывал в нашу сторону и, на всякий случай, сразу же после спектакля увел своих подопечных из зала.
        Мы тоже поскорее собрали манатки и, не задерживаясь, отступили с территории Дома. Обратный путь протекал спокойно. Все устали. Даже десятиклассники как-то увяли и молча глядели на плиты тротуара, покрытые липкой грязью. Моросил дождь.
        Мы украдкой наблюдали за Алкивиадом. За эти три часа он, пожалуй, еще больше постарел. В незастегнутом пальто, сгорбившись больше обычного, он тяжело переставлял ноги. Очки у него запотели, а по морщинистому лицу катились дождевые капли.
        - Поблефуем немножко? - спросил Засемпа. Я отрицательно покачал головой.
        - Ты так смотрел на него, - пробормотал Засемпа, - вот я и подумал…
        Я смутился.
        - Нет, это я просто так.
        - Он такой печальный, - сказал Засемпа, - нужно было бы немного поблефовать.
        - Не вижу возможности, - ответил я.
        По возвращении в школу мы застали наш класс в подавленном состоянии. Оказалось, что во время нашего отсутствия Дядя устроил настоящую бойню и поставил шестнадцать колов. Кроме него, свирепствовал Фарфаля, мстя за уничтожение аппарата Киппа. Здоровенная дубина, второгодник Бем, подошел к нам:
        - Вы приобрели средство?
        - Средство? - Мы удивленно уставились на него.
        - Вы же собирались купить средство.
        - А ты, Бем, откуда знаешь?
        - Вы должны были что-то организовать. Я видел, как вы разговаривали с Кицким.
        - Разговаривали, - ответил смущенный Засемпа. - Пока мы ведем только переговоры.
        - Трепотня все это… Ничего у него не выйдет. Кто это продаст им средство. Даже Кицкий отказался с ними разговаривать! - вмешался толстый Бабинич. - Говорю тебе, что единственное средство - это зубрить!
        Засемпа презрительно посмотрел на него.
        - Все обстоит не так уж плохо, - процедил он. - Дела понемногу продвигаются, но надо еще подумать. В школе полно жуликов, которые только и стремятся всучить липовое средство.
        - Пока что мы приобрели небольшое средствиш-ко, на пробу, - скромно вмешался я.
        - А что это за средство? - спросил Бем.
        - СОТА. - Засемпа небрежным щелчком стряхнул пылинку с рукава.
        - СОТА? Что это такое?
        - Да не стоит говорить… Можно со смеху лопнуть… - как можно небрежнее сказал Засемпа.
        - Но все-таки?
        - Средство от Алкивиада.
        Бем с интересом поглядел на нас.
        - Вы что - всерьез купили?
        - Да… Завтра начинаем, - произнес Засемпа безразличным тоном. - Можешь поставить класс в известность.
        - А в чем оно заключается?
        - Да так, пустяки, зайди ко мне после уроков. Поговорим.
        - Вот здорово! - воскликнул Бем.
        - Нечему здесь радоваться. Ведь это же только от Алкивиада.
        - Хотя бы от Алкивиада - это уже кое-что… Все-таки будет полегче… _У_всех настроение сразу подымется!
        Он убежал, сияя. Уверенные, что он тут же растреплется всему классу, мы удовлетворенно поглядели ему вслед.
        - Сразу же морально выпрямился, воспрянул духом, - заметил Засемпа. - Может, хорошо, что мы купили это средство.
        - Да, для всего класса это будет большой моральной поддержкой, - отозвался я.

        ГЛАВА X

        На следующий день мы решили произвести очередное испытание средства. На этот раз не успели мы снять шапки на улице, как Алкивиад уже издалека узнал нас. На его лице появилась какая-то гримаса, которую, при наличии сильного желания, можно было принять за тень улыбки.
        Кроме портфеля и газеты, он нес еще какой-то тяжелый пакет. Мы, конечно, сразу же подбежали к нему, чтобы совершить дезориентирующий поступок.
        - Мы понесем, пан учитель.
        Мы с Засемпой взялись за пакет, Слабый выхватил портфель, Пендзель - газету. На этот раз все прошло более естественно, может быть, потому, что Алкивиад уже не сопротивлялся и с явным облегчением отдал нам пакет. Он и в самом деле был чертовски тяжелый, и веревка так и врезалась нам в пальцы.
        - Только поосторожнее, чтобы опять не разбился. - Алкивиад снял шляпу и отер лоб.
        - Это Катон, пан учитель? Его уже склеили?
        - Да… хотя, по правде говоря, я несу его с некоторым опасением, - пыхтел Алкивиад.
        - Да что вы!
        - Как вам уже известно, особой красотой он не
        грешил, и пан директор не считает его украшением кабинета.
        - Тогда зачем же он его держал?
        - Это старая скульптура, - пояснил Алкивиад. - Когда я начал преподавать в этой школе, он уже был… К сожалению, он теперь выглядит еще хуже, чем раньше.
        - А разве нельзя было, воспользовавшись случаем, отшлифовать его и обновить немножко?
        - Можно, мастер даже хотел ему приклеить недостающий кусок носа и уха, но я воспротивился.
        - Почему?
        - Потому что на носу нашего Катона поставила свою метку история. Я не знаю, известно ли вам, что нос этот отбил ему наш знаменитый воспитанник генерал за год до сдачи экзаменов на аттестат зрелости. Поэтому же я был против восстановления куска уха. Ибо ухо это было изувечено при осаде Варшавы в тысяча девятьсот тридцать девятом году. Наш незабвенный сторож Венцковский как раз эвакуировал его в безопасное место, когда разрыв бомбы швырнул их обоих на землю, и таким образом Катон сделался историческим объектом. Открою вам тайну, что даже не все осколки разбитого паном директором бюста я отдал склеить.
        - Как это?
        - Я хотел, чтобы на нижней губе, которая, как вы знаете, была разбита, осталась щербинка. Это означает, что у нашего Катона сейчас не хватает кусочка нижней губы.
        - Значит, вы, пан учитель, хотели таким образом сохранить память о последнем событии?
        - Да.
        - А… а вы, пан учитель, считаете, что это событие имело такое важное значение?
        - Не следует делать поспешных выводов, это решит история. Ибо не исключено, что кто-нибудь из вас станет знаменитым человеком, и тогда случай, который имел место в прошлом месяце, заинтересует историков.
        - Вы надеетесь? - шмыгнул носом Засемпа.
        - Наблюдая своих учеников, я всегда учитываю и такие возможности.

        К сожалению, мы не могли продолжить этот интересный разговор, так как очутились уже в школьном коридоре, и слова историка заглушили шум и гам.
        Судя по всему, некоторые из моих коллег выступали в качестве верховых лошадей, а на плечах у них восседали дико вопящие личности. Здесь, по всей вероятности, происходило воссоздание одной из исторических битв. Алкивиад, вытягивая руки и в чем-то убеждая молодежь, пытался протолкаться сквозь сумятицу боя, но воины не обратили на него никакого внимания.
        Растерянный и беспомощный, остановился он среди воющих орд.
        - Ничего не поделаешь, придется действовать, - шепнул Засемпа, а потом крикнул прямо в ухо Алкивиаду: - Спокойно, пан учитель, мы пробьем вам дорогу среди этих легионеров. Давайте, ребята. Методом козла. Слабый и Пендзель, вперед!
        Наклонив головы, ребята врезались в толпу, опрокинув кое-кого из «коней». Мы с Засемпой немедленно воспользовались образовавшейся брешью и втолкнули в нее опешившего Алкивиада. Не прошло и полминуты, как мы благополучно очутились перед дверью канцелярии.
        - Готово, пан учитель, - облегченно вздохнул Засемпа. - Фронт прорван.
        Алкивиад отер лоб.
        - Нечто подобное удалось совершить разве что только Сиду под Саморой… Но скажи мне, мальчик, почему ты употребил слово «легионеры»?
        Засемпа не знал, что ему ответить.
        - Мы вычитали его как-то в одной исторической книжке, - поспешно пришел я ему на выручку.
        - Вы читаете исторические книги? - спросил Алкивиад. На лице его было написано крайнее удивление.
        - «История - магистра витае, история - учитель жизни, пан учитель. - Мне удачно подвернулось изречение, которое я частенько слыхивал из отцовских уст.
        Алкивиад пригляделся к нам из-под очков.
        - Поразительно, - сказал он и впервые улыбнулся. Потом перевел взгляд на дверь кабинета Дира. - Сейчас меня ожидает переделка потруднее, - пошутил он. - Боюсь, что пан директор выставит меня вместе с Катоном. Все будет зависеть от того, застанем ли мы его в перипатетическом состоянии.
        - А что это означает?
        - Это означает, что меня интересует, будет ли он расхаживать по кабинету. Директор в моменты раздражения становится перипатетиком.
        К сожалению, как только мы осторожно приотворили дверь, сразу стало ясно, что директор находится в опасном перипатетическом состоянии. Более того - у него был Жвачек.
        Мы лихо шаркнули ногами, водрузили Катона на кресло, а потом торопливо стащили с Алкивиада плащ. Он был явно смущен нашим поведением. Потом я отнес плащ на вешалку, а Пендзелькевич и Слабый принялись раскручивать на Алкивиаде шарф.
        Директор прервал свою прогулку и вместе со Жвачеком удивленно следил за нами. А мы опять шаркнули ногами. С этим шарканьем мы, пожалуй, перестарались, но это нас подвели нервы. Затем мы вручили Алкивиаду портфель и газету.
        - Распаковать? - Мы указали на пакет.
        - Хватит, - сказал директор, - и ступайте отсюда.
        При столь решительной постановке вопроса нам ничего не оставалось, как еще раз шаркнуть ножкой и выбежать из кабинета.
        Конечно, не в класс побежали мы, а выскочили во двор и притаились под окном кабинета.
        До нас доносился голос Дира и его торопливые шаги. Видно было, что он все еще находится в опасном перипатетическом состоянии.
        - Это неслыханно! Показательный лицей! Школа с такими традициями! И такой скандал! И к тому же - на торжестве, я бы сказал, педагогического характера! Как вы могли допустить это и, что еще хуже, как вы могли не поставить меня об этом в известность! Вы меня выставили на осмеяние. Под влиянием ваших заверений, что все прошло как следует, я весело звоню пану директору и шутливо спрашиваю: «Как вы чувствуете себя после юбилея?» А это прозвучало как неуместная шутка, как издевательство! И только тут я узнал, что там произошел скандал! Беготня, крик, вой, нападение на воспитанников Дома, издевательство над учениками…
        - Простите, пан директор, - откашлялся Алкивиад, - но это явно преувеличено, их только мазали ваксой.
        - Только?! - загремел директор. - И это называется только?! Как мне это ни неприятно, но я считаю своим долгом сказать вам, что вы уже давно подвергаете тяжелым испытаниям мое доверие к вам, как к педагогу. Да и чему здесь удивляться, если вас больше интересуют мертвые статуи, чем молодежь. Зачем вы притащили сюда эту развалину?
        - Статую склеили…
        - Я не желаю ее видеть! Вы засоряете мой кабинет.
        - Осмелюсь заметить, что статуя эта связана со славной историей нашей школы. Она выдержала две войны и пятьдесят выпусков вандалов. А это что-нибудь да значит.
        - Нет, нет… Сейчас же уберите eel
        - А кому она мешает?
        - Да ведь из-за нее насмешек не оберешься! Мы никогда и не считали ее произведением искусства. Это только школьный инвентарь. А испорченный инвентарь следует убирать.
        - Но уже одно то, что это бюст Катона…
        - Катон не относился к разряду прогрессивных деятелей…
        - Однако он - символ некоторых древнеримских достоинств.
        - Нет, коллега, я не вижу никаких оснований - ни моральных, ни эстетических… ни политических для пребывания здесь этой особы - все эти основания скорее говорят за то, что этот гипс, или, как правильно его называет пани Калино, этот мусор, следует убрать. Возня с этой смешной и обезображенной фигурой вносит некоторый элемент рассеянности и нарушает серьезность наших заседаний. Довольно уже того, что мы вынуждены сносить конское ржанье за окном.
        Старый конь Цицерон и в самом деле опять пробрался на школьную территорию и грустно ржал. Видно, вокруг вытоптанной спортплощадки осталось очень мало травы.
        - Коллега Жвачек, закройте, пожалуйста, окно, - услышали мы голос Дира и, опасаясь разоблачения, дали тягу.
        Первые три урока мы пребывали под впечатлением услышанного, а на большой перемене направились в учительскую и в дверях столкнулись со Жвачеком.
        - Это опять вы! Что вам нужно?
        - Мы к пану учителю Мисяку.
        - В чем дело? - Алкивиад вышел к нам со стаканом чая в руке.
        - Мы хотели бы взять карту.
        - Карту… Но ведь урок у нас еще через два часа.
        - Ничего. Мы бы тем временем повторили материал.
        Преподаватели поглядели на нас с интересом.
        - Может быть, нам следует захватить и какой-нибудь фильм… - быстро добавил я. - Ребята говорили, что есть фильм о пирамидах.
        - К сожалению, аппарат испорчен…
        - Это ничего. Аппарат можно починить… У отца Бэма радио и телемастерская, он наверняка справится и с этой починкой, - сказал Засемпа, - а пока что мы взяли бы карту и, может быть, те египетские диапозитивы, о которых рассказывали ребята.
        - Хорошо… что-нибудь подберем… - сказал Алкивиад после минутной паузы.
        Он допил чай и отправился с нами в кладовую. Когда мы отобрали карты и исторические таблицы, Пендзелькевич неожиданно спросил:
        - Вам, пан учитель, удалось водрузить на место Катона?
        - К сожалению, мои опасения оправдались, - спокойно ответил Алкивиад. - Пан директор не пожелал, чтобы Катон вернулся в его кабинет.
        - Ну и что же теперь?
        - Ничего. Придется его убрать.
        - Вы его выбросите?
        - Ну, нет. Я оставлю его у себя.
        - А разве нельзя поставить его в историческом кабинете?
        - У нас нет исторического кабинета. Он полностью аннексирован пани Калино.
        - И вы, пан профессор, согласились на это?
        - Я не подписывал с ней никакого соглашения, мои мальчики. И никто не принудил бы меня подписать подобный позорный акт.
        - В таком случае вы сохранили на него все права.
        - Конечно, но в данный момент поместить там бюст Катона было бы крайне неразумно, поскольку, как мне известно, пани Калино принадлежит к числу противников Катона, и я боюсь, что этот римлянин не прожил бы там и часа. Поэтому я и должен, хотя бы на время, убрать Катона.
        - Но так не должно быть, - сказал я, - ведь он принадлежит школе.
        - Да, он принадлежит школе, - подхватил Пендзелькевич. - Брат мой рассказывал, что когда он начал ходить в школу, Катон уже тут был. И товарищи брата, постарше его, тоже говорили, что когда они начинали ходить в школу, Катон тоже уже был. Он всегда здесь был.
        - В том-то и дело, - сказал Алкивиад, - но увы - такова уж судьба старых вещей.
        - Пан учитель, - сказал я, - отдайте его нам. Алкивиад застыл.
        - Вам? Зачем?
        - Он будет стоять в нашем классе.
        - Да, пан учитель, - поспешно поддержали меня Пендзелькевич и Слабинский. - Мы сохраним его вплоть до выпускных экзаменов.
        Алкивиад какое-то время внимательно присматривался к нам.
        - Хорошо, можете его взять, - решил он наконец.
        После этого он быстрыми шагами удалился.
        - А не слишком ли ты увлекся? - спросил меня Засемпа.
        - И зачем нам этот гипс?
        - Я просто так… Просто я применил дезориентирующий поступок.
        Засемпа с подозрением оглядел меня.
        - А я думал, что ты и в самом деле принял близко к сердцу судьбу этой рухляди.
        - Да что ты? - рассмеялся я. - Нет, я просто действовал по плану.
        - Ну конечно, конечно, - торопливо поддакнули Пендзель и Слабый, уставившись в пол.
        На этой же перемене мы вынесли Катона из кабинета и установили его в углу нашего класса, слева от кафедры.
        Как обычно, вместе со звонком в класс вошел Жвачек. И конечно, сразу же обнаружил несчастного Катона. Брови его поползли вверх.
        - Дежурный! Это что такое? - спросил он Слабого, который дежурил в этот день.
        - Это Катон, - объявил Слабый.
        - Эта злосчастная маска отнюдь не является украшением класса.
        - Совершенно справедливо, - ответил я, - но маска эта заслуженная. Эта скульптура перенесла две войны и пятьдесят выпусков самых обыкновенных вандалов, не считая четвероруких. Разве это ничего не значит?
        Жвачек посмотрел на меня с изумлением.
        - Меня поражают твои слова, Чамчара. Вот уж никак не подозревал я в вас культа традиций.
        - Никогда не известно, пан учитель, что теплится в душе молодежи, - отпустил я общее замечание философского типа.
        - Но вы хотя бы знаете, кем был Катон?
        - Имеем некоторые сведения, - ответил я.
        - В любом случае - странно, - сказал Жвачек с иронической усмешкой, - что именно Катон нашел себе приют и именно в этом классе. Гражданскими доблестями вы отнюдь не отличаетесь.
        - Отличиться гражданскими доблестями в школе не так просто, а зачастую и вовсе не возможно, - ответил я, - но в наш век свершают и невозможное.
        Жвачек нахмурился:
        - Это ирония?
        - Жаль, что вы так думаете. Разве правильная формулировка мыслей столь уже редкое явление в этой школе?
        - Да, редкое, а особенно в вашем классе. Твое неожиданное красноречие поражает меня, Чамчара.
        - Я тренируюсь в риторике.
        - Или в шутовстве.
        - Быть хорошим шутом тоже искусство.
        Тут, видно, полонист решил, что лучше все обратить в шутку. Он потрепал меня по плечу и рассмеялся:
        - Садись!
        О Катоне пан Жвачек уже не вспоминал. Но мы заметили, что с этого дня он немного изменился. Стал как-то внимательно приглядываться к ребятам и охотно беседовал с нами на всякие отвлеченные темы.

        ГЛАВА XI

        С беспокойством дожидались мы урока Алкивиада. В который раз просмотрели записки, относящиеся к СОТА, и убедились, что основа для дрейфа уже заложена. Алкивиад был явно ошеломлен и не только выделял нас в серой ученической массе, но даже начинал любить. Инцидент с Катоном должен был окончательно его обезоружить. Теперь оставалось только незамедлительно запустить Морского Змея, и средство начнет приносить плоды.
        Как и следовало предполагать, войдя в восьмой класс, Алкивиад сразу же поглядел на Катона. Затем перевел взор на нас, и, хотя он ничего не сказал, все заметили, что он чуточку выпрямился.
        Мы сидели молча, воцарилась столь глубокая и полная тишина, что слышно было даже далекое ржание Цицерона и «крик птицы Венцковской несвежий», как сказал бы Вонтлуш. Шекспир был прав. Эта необычная тишина, которая уже десятки лет не услаждала слуха Алкивиада, повергла его в состояние странного оцепенения. Это был самый настоящий наркоз. Историк застыл, как статуя.
        Я толкнул Засемпу в бок. Согласно инструкции, сейчас следовало быстро применить отвлекающий элемент. Засемпа поднял руку.
        - Что тебе? - спросил Алкивиад каким-то не своим голосом.
        - Пан учитель, простите, пожалуйста, но я не приготовил урока из-за несчастного случая.
        - А что произошло?
        - Ничего особенного, только у нас дома был взрыв.
        - Взрыв? Что взорвалось?
        - Я могу рассказать, пан учитель…
        - Если это и в самом деле интересно… - сказал Алкивиад.
        - Очень, пан учитель. Это - в результате трения…
        Я тяжело вздохнул и с укором посмотрел на Засемпу. Нам предстояло опять, неизвестно в который раз, выслушать рассказ о водителе грузовика, который стирал в ванне свои брюки. В конце концов Засемпа мог бы придумать что-нибудь поновее.
        Все еще ошеломленный Алкивиад терпеливо слушал рассказ. Когда Засемпа, наконец, кончил, воцарилась тишина.
        - И это все? - спросил Алкивиад.
        - Да, это все, пан учитель. Штангист Множек вылетел в окно.
        Казалось, Алкивиада совершенно не трогает трагическая история со стиркой. Со странно озабоченным видом он приглядывался к Засемпе.
        - А эти брюки были в каком-нибудь смысле историческими брюками?
        - Нет, что вы! - рассмеялся Засемпа и с изумлением поглядел на Алкивиада. - Это были самые обыкновенные брюки, правда, очень хорошего качества.
        - Тогда, наверное, ванна представляла собой исторический памятник? - спросил Алкивиад.
        - Нет, с какой бы стати?
        - Тогда я совсем не понимаю, зачем тебе понадобилось рассказывать нам все это, мой мальчик, - сказал Алкивиад, приглядываясь к Засемпе с искренним изумлением.
        Засемпа растерялся:
        - Ну… мне казалось, что…
        - Что казалось?
        - Что это интересно…
        Тут уж рассмеялся Алкивиад. В первый раз увидели мы смеющегося Алкивиада, и это произвело на нас неизгладимое впечатление. Нам показалось при этом, что смех его был ироническим. Никогда бы я не мог и подумать, что Алкивиад способен смеяться с такой иронией.
        - И это ты называешь интересным событием? Не скоморошничай, мой мальчик. Перед лицом истории это событие - ничто. Ибо что может значить сожжение брюк Множека по сравнению с сожжением Александрийской библиотеки? Разве этот случай со штанами Множека можно назвать историческим фактом?
        - Пожалуй, нельзя, пан учитель.
        - Тогда стоит ли морочить себе голову? Твой мозг, мой мальчик, наделен ограниченным количеством серого вещества, поэтому не следует засорять его первым попавшимся мусором.
        - Извините, пожалуйста, но это были брюки из «сотки», из хорошего материала, - заметил несколько оскорблено Засемпа.
        - Какое это имеет значение? Значение чьих-нибудь брюк состоит не в том, из «сотки» они или из «нулевки», а в том, оказали ли они влияние на ход истории… Поэтому мы должны интересоваться только теми предметами, которые достойны того, чтобы войти в историю. А таких предметов мало. Нам, правда, известна история плаща Геракла, но нет полной уверенности в том, что факт этот изложен с достаточной достоверностью. Если уж, мой мальчик, тебя интересуют предметы одежды, то я предпочел бы, чтобы ты вместо штанов какого-то там Множека заинтересовался хотя бы подвязкой графини Солсбери.
        По классу прокатился шумок, и на некоторых лицах появились глуповатые усмешки. Алкивиад поднял вверх палец.
        - Honni soit gui mal у pense', - произнес он торжественно. [^1^ Стыдно тому, кто подумает об этом плохо (франц.)]
        Мы замолкли, заинтригованные странным звучанием незнакомых слов. Алкивиад обвел взглядом класс.
        - Засемпа, можешь ли ты рассказать подробней, в чем здесь дело?
        Засемпа смутился. Вполне понятно, что он не только не мог рассказать поподробней, но и вообще не имел ни малейшего представления о том, в чем здесь дело. Из уст Алкивиада вырвался тяжелый вздох.
        - Следовательно, Засемпа, ты не знаешь, почему я предпочел бы, чтобы ты интересовался подвязками графини Солсбери?
        - Не знаю, пан учитель.
        - Потому что подвязки эти вошли в историю, но я, правда, не знаю, имеет ли это для тебя какое-нибудь значение.
        - Конечно, имеет, пан учитель, - поспешно подтвердил Засемпа.
        - Рад за тебя, - отозвался Алкивиад.
        - Мы все интересуемся историей, - послышались голоса. - Мы историю очень любим.
        - Я действительно обнаружил в вашем классе интерес к истории, - сказал Алкивиад. - Можно даже сказать - ренессанс. Знаешь ли ты, что такое ренессанс? - спросил он у Засемпы, и в голосе его прозвучали издевательские нотки, но, может быть, мне только так показалось.
        Засемпа бросал по сторонам отчаянные взгляды, а нас все больше и больше охватывало беспокойство, пожалуй, даже страх. Из дрейфа ничего не получилось. Алкивиад презрительно отверг приманку в виде брюк Множека и явно перешел к контратаке.
        Мой мозг лихорадочно работал. Нужно что-то предпринять, что-то придумать.
        - Пан учитель, - поднялся я с места, - пан учитель, может быть, вы сначала рассказали бы нам об этих подвязках, - произнес я умоляюще.
        - Да! О подвязках! - послышался целый хор просьб. - Пан учитель, расскажите о подвязках!
        Алкивиад вытянул руку. Жестом Цезаря он утихомирил класс, а потом сказал:
        - Это история возникновения знаменитого Ордена Подвязки. Орден этот был установлен в тысяча триста восемьдесят четвертом году… Кстати, дружок, - кивнул он теперь мне, - не можешь ли ты мне сказать, кто в то время правил в Польше?
        Я молчал, мысленно проклиная ту минуту, когда нам пришла в голову идея дрейфа, а заодно и весь метод Морского Змея. К счастью, Алкивиад отнесся к моему молчанию с философским спокойствием и даже не был оскорблен моим невежеством. Видно, ничего другого он и не ожидал.
        - В то время когда в Англии был учрежден Орден Подвязки, в Польше царствовала королева Ядвига, - ласково сообщил он. - Но это, конечно, не имело никакого влияния на учреждение Ордена Подвязки. Причиной учреждения Ордена Подвязки был случай, который произошел с графиней Солсбери на балу. Эта бедная дама потеряла во время танца подвязку. Король Эдуард III поднял подвязку и вручил ее хозяйке. Это, конечно, вызвало усмешки у дворян. Король заметил это и сказал: «Honni soit gui mal y pense. Пусть стыдится тот, кто плохо об этом думает. Тот, кто сегодня смеется над подвязкой, завтра будет считать за честь носить ее». И тут же учредил Орден Подвязки. И вот до наших дней ношение этого ордена считается в Англии высочайшей честью. Нотабене, я полагаю, что ни одному из вас эта честь не угрожает, но для порядка скажу еще вам, что это единственный орден в мире, который носят на ноге. Точнее, на левом колене. Дамы же носят этот орден на плече.
        Видя, что это повествование вызвало у нас несомненный интерес, он добавил, указывая на Пендзелькевича:
        - А не мог бы ты назвать нам другие предметы, в какой-то мере причастные к историческим событиям?
        По вполне понятным причинам Пендзелькевич назвать их не смог.
        - Вы, по-видимому, слышали о яблоке, которое послужило поводом для начала Троянской войны, или о носе Клеопатры, а возможно, и об английских овцах, которые «съели людей»?
        К сожалению, выяснилось, что ни один из нас не имеет ни малейшего понятия ни о трагическом яблоке, ни о носе Клеопатры, не говоря уже об овцах-людоедах. Мы влипли окончательно.
        Мы попытались уговорить Алкивиада рассказать нам об этом, но он только головой покачал.
        - Это все не столь уж важно. Сами по себе вещи эти не играли большой роли. О них говорится скорее, как о символах определенных явлений, а иногда в шутливой форме, но все это только пена на волне истории. Настоящая река ее течет глубже. Поговорим лучше о египетской культуре.
        В результате всего этого у нас окончательно пропала всякая охота к СОТА, и Алкивиад преспокойно приступил к намеченному уроку. А под конец он еще вызвал к доске Бема и Коха и спрашивал их по заданному материалу. Бем и Кох, естественно, ничего не знали, и он влепил им в дневники по единице. Таким образом, столь многообещающий дрейф завершился полным нашим поражением.
        После урока оба пострадавших обратились к нам с претензиями.
        - Катитесь вы знаете куда со своим средством!… - говорили они в ярости.
        - Средство! Да какое у них может быть средство! Только такие кретины, как вы, могли поверить, что кто-то продаст вам средство, - злобно шипел Бабинич. - Нужно было с самого начала слушаться меня. Я сразу говорил, что вам всучили липу!
        - Заткнись! Это была всего лишь репетиция! - обозлился под конец Засемпа.
        В ответ Бабинич сунул два пальца в рот и пронзительно свистнул. Вместе с ним засвистела половина класса. Это было страшным унижением и компрометацией для всей нашей компании.
        Мы прикидывали в уме, в чем же была наша ошибка, но никак не могли додуматься. Мрачное подозрение, что мы пали жертвой мести со стороны Шекспира, опять овладело нами.
        После уроков мы устроили на него засаду в коридоре. Как только Шекспир появился, мы тут же пригласили его в Обсерваторию. Мы полагали, что он будет всячески увиливать, но он добровольно последовал за нами.
        В Обсерватории мы нарисовали ему всю трагическую картину разгрома, который пришлось нам перенести в результате применения СОТА.
        К величайшему нашему изумлению, Шекспир совершенно спокойно выслушал нас, а потом кратко, но выразительно заметил: КРЕТИНЫ.
        И ничего больше. Коротко, но ясно.
        Вполне понятно, что за такое оскорбление мы потребовали объяснений и сатисфакции.
        Шекспир еще раз повторил, что мы кретины, потому что приступили к применению СОТА, как дилетанты, не ознакомившись даже со всей инструкцией в полном объеме.
        - Как могли вы мечтать о каких-то результатах, если мы с вами не прошли целиком даже пояснительного курса, вы ведь даже не посетили мой следующий доклад, хотя это было мной оговорено. Нужно быть совсем из-за угла мешком прибитым, - добавил он, - чтобы надеяться, что какие-то паршивые штаны Множека могут заставить дрейфовать такого гога, как Алкивиад. Запомните раз и навсегда, Алкивиад ловится отнюдь не на всякого Морского Змея. Только Змей, я бы так выразился, исторический, может склонить его к дрейфу. В конце концов это видно даже из картотеки, поскольку единственной страстью и единственным слабым местом Алкивиада является ИСТОРИЯ. Редко бывает так, чтобы предмет, который читает гог, был бы еще к тому же и главной страстью его жизни. К сожалению, в случае с Алкивиадом мы сталкиваемся именно с этим явлением. История и одна только история - вот слабое место Алкивиада! И вот именно в это уязвимое место и следует направлять ваши удары, иначе все ваши усилия не приведут ни к чему. Алкивиад не станет дрейфовать. Поэтому во второй пункт БАБа внесите графу «исторический дрейф».
        Мы помрачнели.
        - Ничего себе утешение, - проворчал Засемпа. - Легко говорить: «исторический дрейф», но чтобы исторически дрейфовать, нужно по крайней мере хоть что-нибудь знать…
        - Правильно, что-нибудь знать необходимо, но это должно лежать на обязанности дежурных. На каждый урок выделяется по двое дежурных, которые обязаны проводить дрейф, а у остальной части класса будет спокойная жизнь. Алкивиад дрейфует легко и тогда уже никого не вызывает на отметку. Так, благодаря институту дежурных, вы, друзья, достигаете полной свободы движения и безопасности. Дежурные будут дрейфовать вместе с Алкивиадом, а вы тем временем займетесь более интересными вещами. Итак, в качестве третьего пункта запишите: «Институт дежурных». Предупреждаю при этом, что дежурные обязаны прилично вызубрить тему, чтобы не дать сбить себя с правильного пути, поскольку, как вы уже имели возможность убедиться, Алкивиад любит перехватывать инициативу, прекрасно умеет запускать собственного Морского Змея и вынуждает молодежь дрейфовать по неизведанным просторам.
        - А нет ли какого-нибудь средства, чтобы можно было вовсе не учиться? - простонал Слабый.
        Шекспир посмотрел на него с явным презрением.
        - Впервые сталкиваюсь со столь ленивым классом. Если так пойдет дальше, то в скором времени наша школа с треском провалится в тартарары. Немного учиться следует, хотя бы даже из чисто гигиенических соображений.
        - Ну, а если Алкивиад все-таки спросит на отметку, как уже сегодня спросил Бема и Коха?
        - Если вы будете правильно дрейфовать - не спросит.
        - А все-таки?…
        - Вы застрахованы даже и на этот случай. Я еще не открыл вам всех карт. Дело, собственно, вовсе не в том, чтобы Алкивиад вообще не спрашивал, а в том, чтобы вопросы его не были опасными и неприятными. Так вот, вопросы его не будут представлять для вас ни неприятности, ни опасности, если вы всегда будете знать, когда он будет спрашивать. У вас это ведь уже записано. Чамча, напомни коллегам.
        Я достал блокнот, быстро пробежал взглядом записи и процитировал:
        - «Обусловленность метеорологического типа: спрашивает, когда атмосферное давление падает ниже семисот двадцати мм ртутного столба…»
        - Все это так, - сказал я, - но как узнать, кого он будет спрашивать?
        - Именно этому и посвящена особая часть средства. Вопрос этот решается просто благодаря тому, что система опроса Алкивиада расшифрована.
        - Значит, у него есть такая система?
        - К сожалению, да. В большинстве случаев у каждого старого гога имеется своя система. Система Алкивиада относится к разряду особенно сложных, однако нам удалось и ее расшифровать.
        Мы все обратились в слух. Шекспир приступил к объяснениям.
        - Алкивиад подразделяет фамилии на четыре группы. К первой группе он относит фамилии исторические, ко второй - природоведческие, к третьей - технические фамилии и к последней группе, к четвертой, - остальные. Сначала он вызывает к доске лиц из первой группы, покончив с опросом первой группы, принимается за вторую, потом за третью и так вплоть до четвертой…
        - А в какой очередности он спрашивает внутри отдельных групп? По алфавиту?
        - Это было в самом начале, но когда^1^ тридцать лет тому назад этот способ был расшифрован, Алкивиад придумал нечто новое. Он располагает фамилии по количеству букв и начинает опрос с самых коротких.
        - А если попадаются фамилии с одинаковым количеством букв?
        - Тогда вопрос решается по количеству гласных.
        - А если и количество гласных одинаковое?
        - Только тогда вступает в силу алфавитный порядок. Итак, вы должны будете составить список учеников и расположить в нем фамилии в такой очередности. Есть у вас в классе исторические фамилии?
        Мы надолго задумались.
        - Домбровский, - сказал я.
        - Еще?
        - Больше, наверное, нет.
        - Зимный и Петриковский, - подсказал Пендзель.
        - Какие там еще Зимный и Петриковский, - вздохнул Шекспир.
        - А что, разве они не знаменитые спортсмены? - нахохлился Пендзель.
        - Алкивиад не признает спортивной славы. Пошевелите еще мозгами.
        - Исторических больше нет.
        - Неужто один только Домбровский? - удивился Шекспир. - Должно быть больше.
        - Нет. У нас нет ни Костюшки, ни Коперника, - не выдержал Засемпа. - И вообще - откуда нам знать? Мы не очень сильны в истории. Если бы мы были сильны в истории, то нам бы и средство не нужно было бы.
        - Тогда составьте мне список учеников вашего класса, - устало приказал Шекспир.
        Когда список был готов, он внимательно проглядел его.
        - У вас есть восемь знаменитых фамилий, - заявил он. - Бем, Бучек, Чернецкий, Домбровский, Кох, Ольшевский, Пилат и Жолкевский.
        Мы слушали его с явным недоверием. Правда, кое-какие из этих фамилий как будто связывались у нас с чем-то знакомым, но чем были знамениты остальные, мы абсолютно не могли понять.
        - Ты в самом деле уверен, что это исторические фамилии? - спросил Засемпа.
        - Да.
        - И мы не влипнем?
        - За кого ты меня принимаешь? - разозлился Шекспир. - Думаешь, что я такой же невежда, как вы? У вас восемь знаменитых фамилий, и все тут.
        - Мы о таких знаменитостях не слыхали.
        - Это не имеет значения.
        - А этот тип, Ольшевский? Честное слово, наш Тиня Ольшевский сам удивится, если я ему скажу, что у него знаменитая фамилия.
        - Этот тип Ольшевский вместе с типом Врублевским известные летчики, одни из первых покорителей неба.
        - Возможно, - ответил Засемпа. - Я спорить не буду.
        - Спасибо и на этом, - сказал Шекспир. - Теперь нужно эти фамилии расположить по системе Алкивиада. Запишите этих ребят в том порядке, в котором он будет их спрашивать.
        Мы записали. Получилась следующая очередность: Бем, Кох, Пилат, Бучек, Домбровский, Ольшевский, Чернецкий и Жолкевский.
        - Черт возьми, - сказал Засемпа, - как будто получается. Ведь сегодня спрашивали Бема и Коха.
        Шекспир гордо улыбнулся:
        - Видите, действует без промашки. Можно сразу сказать, кого будут спрашивать в следующий раз.
        - Пилат и Бучек! - выкрикнули мы одновременно.
        По этому способу мы составили списки в природоведческой, технической и прочей группах.
        - Вот как будто бы все, - сказал Шекспир, вставая. - Желаю удачи…

        ГЛАВА XII
        - Итак, господа, - заявил Засемпа, когда за Шекспиром закрылась дверь, - придется нам взяться за разработку исторического дрейфа. Вещь, к сожалению, хлопотная, поскольку, как выяснилось, такому учителю, как Алкивиад, нельзя подсовывать что попало.
        - Ты хотел сказать - такой старой лисе, как Алкивиад, - вставил я. - И вообще рекомендую всем быть начеку - мне что-то не нравится его улыбка.
        - Алкивиад - это не лис, - сказал Засемпа, - он скорее старый вылинявший морж.
        - В вопросах истории, я подозреваю, он все-таки лис. Согласен, что старый и вылинявший, но все-таки лис.
        - Лис, который неохотно проявляет свою лисью натуру, - отозвался Пендзель.
        - Нет, - заявил Засемпа, - Алкивиад - это всего только дрейфующий морж, но морж, которого не так-то легко провести.
        - Единственный приемлемый метод - это вынуждать Алкивиада дрейфовать по известным нам водам, - сказал Засемпа. - Давать ему бой на нашей территории и навязывать ему свои условия.
        - Правильно! - Слабый и Пендзель охотно подхватили этот призыв. - На нашей территории, на наших условиях!
        - Согласен с вами, - пожал я плечами, - но скажите на милость, что это за наша территория? И вообще существует ли она? Где они, эти наши воды? Боюсь, что у нас нет даже лужицы. Для того чтобы устраивать исторический дрейф, необходимо иметь
        место, где дрейфовать. А у нас его нет. Мы вообще ничего не знаем.
        - Вот именно, мы ведь даже не знаем, что это за ухо, - простонал Слабый.
        - Заткнись, Слабый, - рявкнул Засемпа. - Отстань ты, наконец, со своим ухом. Именно для этого и будут у нас дежурные. Предлагаю не падать духом. Ведь весь вопрос сводится к организационным мероприятиям. Я предлагаю, чтобы на следующем уроке дежурными были Пендзель и Слабый.
        - Почему мы?
        - У вас еще свежие и неизрасходованные силы, - сказал я. - Мои силы и силы Засемпы уже подорваны из-за предательской деятельности Алкивиада, который принудил нас сегодня к неожиданному и неблагоприятному дрейфу.
        - Правильно, - подтвердил Засемпа. - Ведь это нас истязали английской подвязкой.
        - Но что же придумать?
        - Ничего не нужно придумывать. Вы должны взять книжку и что-нибудь вызубрить.
        При упоминании о книжке Слабый и Пендзель поморщились с величайшим отвращением.
        - Эх, а что, если нам вернуться к Катону?
        Не без некоторой опаски я поглядел в суровое лицо римлянина и крякнул.
        - Полагаю, - произнес я, - что это привело бы нас к разговору на весьма скользкую тему… к рассуждениям о гражданских доблестях… а тема эта… хм… в нашем классе, пожалуй, не совсем уместна.
        - Неуместна, нетактична и неприемлема, - добавил Засемпа.
        - Чамча прав, - поддержал меня Пендзель. - Это даже опасно. Нужно придумать что-нибудь более спокойное.
        - У моего дяди, что живет в Кросневицах, - сказал я после небольшой паузы, - прямо страсть к истории, и у него дома настоящий музей. Может, он согласится одолжить нам какую-нибудь кость или железяку.
        - Вот это мысль! - сказал Засемпа. - И когда ты мог бы организовать эту кость?
        - Я постараюсь поехать в Кросневицы в ближай-
        шее воскресенье. Но при условии, что вы подкинете мне деньжат.
        - А где эти Кросневицы?
        - Около Кутна.
        - Это слишком далеко, а следовательно, дорого, - сказал Засемпа. - Лучше приглядеть где-нибудь поближе.
        - У меня есть кузен нумизмат, - отозвался Пендзель.
        - А это что еще такое?
        - Он собирает старые монеты, - пояснил Пендзель. - Но дело в том, что он их никому не одалживает.
        - А откуда он берет эти… монеты?
        - Покупает. А иногда сам находит. Он ведет раскопки с Институтом археологии.
        - Придется тебе направиться к нему, - решительно заявил Засемпа.
        - Но ведь он ничего не одалживает.
        - Неважно, одалживает он или нет, важно, чтобы ты у него одолжил.
        - Как это? - встревожился Пендзель.
        - Нужно наказать этого нумизмата за скряжничество. Одолжишь у него дня на два, а потом отдашь. Лучше всего воспользоваться пластилином.
        - Не понимаю.
        - Ты налепишь пластилин себе на подошву. Во время осмотра коллекции уронишь якобы нечаянно монету и наступишь на нее ботинком. Монета прилипнет к подошве. Ты сделаешь вид, что ищешь, а потом выразишь уверенность, что она закатилась в щель или под шкаф. Попрощаешься и выйдешь. А за дверью отлепишь монету от подошвы.
        Пендзелькевич испуганно слушал.
        - И я должен проделать это? - простонал он. - Я не могу…
        - Ну, в таком случае я сам это сделаю. Поеду с тобой к этому нумизмату.
        - Нет… нет…
        - Мы не можем этого сделать, - вмешался я, - это привело бы нас на путь преступлений.
        - В таком случае я умываю руки, - оскорблено заявил Засемпа.
        - Умой, умой. Это тебе очень полезно. Вечно они у тебя грязные, - сказал я.
        - Что?!
        - Успокойся. Нужно все-таки скомбинировать что-нибудь с этим нумизматом. Я уже придумал: мы отправимся к нему официально.
        - Официально? Как ты это понимаешь?
        - В качестве членов исторического кружка.
        - Но ведь мы не состоим в историческом кружке.
        - Да в нашей школе вообще нет исторического кружка, - заметил Пендзель.
        Я пожал плечами:
        - Нет, так будет.
        Они с удивлением посмотрели на меня.
        - Мы организуем кружок, конечно, в рамках БАБа, - быстро добавил я, - обеспечим себя печатью и сможем выступать официально. Это произведет очень хорошее впечатление на всех, не исключая и нумизматов.
        - Но самое хорошее впечатление это произведет на Алкивиада, - заметил Засемпа.
        - Да, наилучшее впечатление произведет это на Алкивиада, - я утвердительно кивнул, - а также на Дира и Жвачека.
        Не откладывая дело в долгий ящик, мы отправились к Алкивиаду и вторично повергли его в состояние ошеломления, заявив, что мы основали исторический кружок и просим его взять над ним шефство. Затем мы выразили желание заполучить собственную печать и помещение для научных заседаний.
        Помещение Дир, пораженный нашей общественной инициативой, нам сразу выделил, что же касается печати, то ее еще надо было заказать граверу. По этой причине мы попросили, чтобы школа выдала нам удостоверение, подтверждающее, что мы в качестве членов исторического кружка проводим научные исследования и что школа просит оказывать нам помощь.
        С этим удостоверением мы отправились к кузену Пендзелькевича, с целью одолжить у него наиболее интересные монеты. Здесь мы столкнулись с неприятной новостью. Дверь нам открыла заплаканная женщина, которая сообщила, что пан Домьян Обол-Пендзелькевич выехал с профессором Михаловским на археологические изыскания в Египет, а свою коллекцию монет временно передал Народному музею, где мы, по всей вероятности, и сможем ее осмотреть.
        Это явилось для нас серьезным ударом, поскольку трудно было рассчитывать на то, что монеты удастся одолжить в музее. Музеи в этом отношении «прижимистее любого скряги», как выразился Пендзелькевич. В подобной обстановке вопрос о дрейфе получил новую отсрочку, и два очередные кандидата по списку вынуждены были готовить урок об Египте. Поскольку все были заинтересованы в том, чтобы они знали его назубок, мы подвергли их суровой научной проверке.
        Система и на этот раз не подвела. Оказалось, что были спрошены именно подготовленные кандидаты, а обширность их познаний потрясла Алкивиада. Тогда мы сделали попытку запустить небольшой зонд и рассказали о своем визите к нумизмату и о его неожиданном отъезде вместе с профессором Михаловским в Египет.
        К сожалению, здесь произошел непредвиденный и неприятный случай. Алкивиад посмотрел на нас с подозрением и сказал:
        - Я не знал, что профессор Михаловский обладает сверхъестественными способностями.
        - Как это?
        - Что он может одновременно находиться и в Египте и в Варшаве. Я как раз вчера его видел. Даже разговаривал с ним.
        Мы совершенно растерялись.
        - Погодите, - сказал Пендзелькевич, - об этом деле я разузнаю поподробнее.
        И он действительно разузнал. Еще в тот же день он позвонил мне.
        - Страшное известие, - выкрикнул он взволнованно, - вся наша семья бурлит!
        - А что случилось?
        - Мой кузен не выехал в Египет. - А куда же?
        - Он поехал к известному нумизмату, доктору Кислоню, в Билограй и пытался уговорить его продать ему какую-то редкую древнеперсидскую монету. А когда доктор Кислонь уперся, он применил пластилиновый метод.
        - Пластилиновый метод?.
        - Да, тот самый, которым уговаривал меня воспользоваться Засемпа. К сожалению… я хотел сказать, к счастью, доктор Кислонь заметил, что мой кузен Обол немного хромает, и предложил обследовать его. Кузен категорически отказался и заметался по комнате, оставляя жирные зеленоватые пятна пластилина на свеженатертом паркете. Ему бы наверняка удалось убежать вместе с добычей, если бы не старая домработница доктора Кислоня, которая в отчаянии от того, что портят паркет, схватила кузена за ногу, чтобы оглядеть его подошву. Ну, и все вышло наружу.
        - Страшная история, - заметил я.
        - Но на этом все еще не кончилось, - продолжал прерывающимся голосом Пендзель. - Оказалось, что у Обола уже не было монеты на подошве. Доктор заявил об этом происшествии в милицию. Милиция задержала Обола и пыталась узнать у него, что произошло с монетой. Обол делал вид, что ни о чем не знает. Тогда в милиции решили сделать Оболу рентген, и знаешь, что выяснилось? Что эта несчастная монета находится у Обола в желудке. Должно быть, он проглотил ее в передней.
        На следующий день мы собрали совет в нашем историческом кружке и пришли к выводу, что лучше не связываться с одержимыми коллекционерами.
        - Ничего не поделаешь, - сказал я, - придется нам взяться за раскопки. Земля скрывает останки и исторические экспонаты. И если бы нам удалось раздобыть какой-нибудь экспонат, то вопрос с дрейфом можно было бы считать решенным.
        Все сочли мое предложение достойным реализации. После короткого обмена мнениями было решено, что в ближайшее воскресенье мы отправимся в окрестности Варшавы для произведения раскопок. Мы не очень хорошо представляли себе, куда ехать. Наконец Слабый припомнил, что во время каникул он был с родителями на экскурсии в Черске и видел там развалины замка, и мы выбрали Черск.
        Пятницу и субботу мы посвятили экипировке. Слабый раздобыл где-то малую саперную лопату, я - огородные грабли, Засемпа принес старую лопату для угля. Пендзель обеспечил нас велосипедами и питанием.
        В воскресенье утром мы с набитыми инструментом рюкзаками двинулись в поход. Отсутствие тренировки сказалось очень быстро, так что после первого рывка нам пришлось снизить темп, и в Черск мы прибыли только к полудню. Чтобы не вступить в конфликт с охраняющим вход в замок цербером, мы решили отказаться от удобного входа со стороны костела и атаковать объект со стороны обрыва.
        Едва передвигая ноги, мы карабкались вверх, таща за собою велосипеды. Но на середине пути решили, что следует сначала подкрепиться, поскольку нас ждут еще нелегкие труды. Аппетит у всех был отличный, и мы очень быстро расправились со всеми запасами. Потом мы еще примерно час подыскивали подходящее место. Охотнее всего мы бы начали раскопки возле башни замка, но это оказалось невозможным, так как там постоянно вертелись туристы. Поэтому мы попробовали рыть в разных местах за стеною. Засемпа утверждал, что именно сюда обитатели замка выбрасывали мусор, и мы легко можем наткнуться на какой-нибудь исторический предмет. К сожалению, наши исторические замыслы были неверно истолкованы гидом, сопровождающим какую-то экскурсию, и он прогнал нас, заявив, что мы разрушаем памятник архитектуры. Мы попытались развернуть деятельность с другой стороны горы, но оттуда нас тоже прогнали харцеры. Наши объяснения, подтверждаемые предъявлением документа, удостоверяющего нашу принадлежность к кружку, не тронули их каменных сердец. Они потребовали у нас разрешения местных властей на производство раскопок. Так как
такого документа мы предъявить не могли, они отобрали наши орудия научного труда, заявив при этом, что инструменты эти будут пересланы руководству школы.
        Окончательно пав духом, сидели мы на склоне горы, глядя на великолепный заход октябрьского солнца, как вдруг из горестной задумчивости нас вырвало блеяние коз. К нам приближался какой-то небольшого роста человек с черными пронизывающими глазами. На поводке он вел двух коз.
        - Вы по поводу раскопок? - спросил он, предварительно приветливо поздоровавшись.
        - А вы почему спрашиваете? - Мы посмотрели на него с недоверием.
        - Возможно, я мог бы вам помочь, - ответил этот добрый дядя.
        Мы сконфуженно молчали, не зная толком, удобно ли принять услуги незнакомца и не кроется ли за этим какая-нибудь ловушка.
        - Вы можете спокойно мне довериться, - перешел он на интимный шепот. - Мне уже не раз случалось помогать различным студентам, исследователям и собирателям древностей.
        - И много их сюда приезжает?
        - Не могу пожаловаться, - ответил он. - Здесь недавно был даже один профессор и консультировался со мной относительно подлинности горшка, который он откопал.
        - Ну и что? - поинтересовались мы.
        - К сожалению, мне пришлось вывести его из заблуждения, потому что это был как раз тот горшок, который моя старуха выбросила в прошлом году.
        - Значит, трудно отыскать что-нибудь по-настоящему древнее?
        - Да, трудновато, но должен вам сказать, что редко кто уезжает от нас с пустыми руками.
        - Не понимаю.
        - К счастью, я еще живу на свете, - усмехнулся он доброй улыбкой, - и помогаю по мере возможностей.
        - А как вы можете нам помочь?
        - А чего бы вам хотелось?
        Мы растерянно посмотрели на него.
        - Вы что-нибудь выкапывали? - недоверчиво спросил Засемпа.
        - Иногда кое-что попадается.
        - А как вы это делаете?
        - У меня небольшое поле под самым замком. Вот шагаешь иной раз за плугом, жаворонок поет, и вдруг звякнет что-то под лемехом. Глядишь - меч выпахал или шлем заржавелый.
        - И вы могли бы нам что-нибудь такое уступить?
        - А почему не уступить? Прошу ко мне, может, что и подберем.
        Он повел нас к себе, дом его был поблизости. Здесь мы спустились в маленький погреб. Хозяин открыл сундук, полный железа, черепков и костей.
        - Может, это вам подошло бы? - спросил он, протягивая нам сломанную подкову. - Это подкова короля Августа Сильного Саксонского.
        - А вы откуда знаете?
        Человек улыбнулся своей доброй улыбкой.
        - Мой предок был кузнецом в Черске. Раз проезжал здесь король Август Сильный Саксонский. Вы знаете, что у этого короля была медвежья сила в лапах и он развлекался ломанием подков. Так вот, вошел этот король в нашу кузницу и переломал все подковы, которые только имелись у нас на складе. Это последняя, оставшаяся у меня. Триста злотых, - сказал он, вручая нам экспонат.
        Мы озабоченно переглянулись. Хотя нас так и подмывало приобрести эту подкову, но цена превышала наши возможности.
        - Мы предпочли бы что-нибудь более старое, - неуверенно сказал Засемпа.
        - Понимаю, - сказал потомок кузнецов и протянул нам маленький желтоватый предмет, который при ближайшем рассмотрении оказался зубом.
        - Возможно, это больше подойдет вам? Коренной зуб Владислава Германа.
        - В самом деле? - Мы недоверчиво уставились на экспонат. - Такой желтый?
        - Владислав Герман не заботился о гигиене полости рта, - пояснил' добрый дядя.
        - Но Владислав Герман, кажется, не жил в Черске, - робко заметил Пендзель, - так откуда же вы?… Ведь у него был замок в Плоцке.
        - Совершенно верно. Владислав Герман сидел в Плоцке, но ежегодно приезжал в Черск для государственного контроля. И вот однажды во время такой ревизионной поездки у него заболел зуб. В округе не было ни одного дантиста, поэтому-то и вызвали кузнеца, моего предка, у которого была легкая рука на больные зубы. Особенно на коренные. Вот и пришел он с клещами к князю - раз, два - и готово. Владислав Герман даже и охнуть не успел. В знак особой милости он разрешил моему предку сохранить этот зуб на память.
        - Но это действительно тот самый зуб? - спросил я, все еще одолеваемый сомнениями.
        - Ваше стремление к установлению научных фактов оказывает вам честь, - сказал добрый дядя. - Один профессор тоже не верил, и я одолжил ему этот зуб, когда ученые заглядывали в гробницу Владислава Германа в Плоцке. Представьте - оказалось, что у князя на нижней челюсти слева не хватает коренного зуба. Профессор примерил этот зуб, и оказалось, что он полностью подходит. Итак, сами видите, это было научно обследовано и подтверждено. Пятьсот злотых. Дешевле не могу.
        - Мы хотели бы что-нибудь покрупнее, - сказал я, пытаясь отступить с честью.
        - Есть у меня голень шведа. Поскольку он был простым рейтером - всего за пятьдесят злотых. Коленная чашечка каштеляна Збигнева из Черска стоит уже семьдесят пять. Бедро воеводы Сечеха отдам за сто злотых.
        - Мы лучше возьмем что-нибудь из вооружения, - оказал Засемпа.
        - Бляхи от рыцарских панцирей уступлю по сто злотых и выше. Шлемы дорогие… и только в ломе.
        - А нет ли у вас мечей?
        - Все оружие: мечи, копья, луки, арбалеты и рогатины - уже раскуплено молодежью, новых еще не выпахал… вот если бы вы потрудились приехать в ноябре, когда я буду проводить глубокую осеннюю запашку…
        - Мы не можем ждать, - сказал я. - У нас, можно сказать, дело срочное. Может быть, вы все-таки поищете… что-нибудь исторически достоверное и… и…
        - И недорогое. Я понимаю вас. - Добрый дядя доброжелательно поглядел на нас. - Тогда можно миски Пястов. - Он протянул нам горсть черепков с блестящей глазурью. - По пять злотых за кусок.
        Это было действительно недорого, но черепки эти как-то не производили должного эффекта. Я разглядывал вещи в ящике. Мое внимание привлекла проволочная сетка.
        - А это что такое? - спросил я.
        - Это мисюра, - ответил человечек.
        - Это что-то для мышей или для медведей? - спросил Засемпа.
        Мне стало неловко за его невежество и стыдно пе-
        ред этим столь осведомленным в истории крестьянином. Однако он не проявил ни огорчения, ни удивления, а спокойно пояснил:
        - Мисюра, или мисюрка, это, видите ли, часть доспехов. Это была разновидность железной шапки с короткой железной вуалью, закрывающей лоб, виски, затылок и плечи. Делали их из железных колечек наподобие сетки. Эта мисюрка, которую вы видите, конечно, испорчена. Должно быть, какой-то силач пробил ее мечом и остался только обрывок… но зато я и отдаю ее дешево. Просто за сущую безделицу, за сто двадцать злотых.
        У нас окончательно вытянулись физиономии. Мисюрка очень нас соблазняла, но цена ее далеко выходила за пределы наших возможностей.
        - Не нравится? - спросил добрый дядя, видя наши колебания.
        - Нет, что вы, нравится, только…
        - Ну, в таком случае, ровно сотня, только ради вас. Делаю скидку как для учащейся молодежи. Сто злотых - это недорого за такую мисюру.
        - Конечно, - пробормотали мы, - но только мы… вы понимаете…
        - Я все понимаю. Итак, сколько вы можете?
        - Боюсь, что немного, - ответил я, весь покраснев. - Тридцатку мы, может, и наскребем.
        Добрый дяденька покачал головой. Нам стало неловко, что мы отняли у него столько времени.
        - Ну, мы, пожалуй, пойдем… До свидания, и извините… может, как-нибудь другим разом… - запинаясь, попрощался смущенный Засемпа.
        Мы тронулись к двери.
        - Погодите, - задержал нас в дверях хозяин, - как-нибудь поладим. Давайте мне ваши тридцать злотых и динамку.
        - Динамку? - удивился я.
        - Ну, для света на велосипеде. - Он показал на велосипед Пендзелькевича. - У нас очень трудно достать… Пригодится.
        Мы умоляюще уставились на Пендзелькевича. Он с минуту вел внутреннюю борьбу, но, не выдержав наших взглядов, сдался.
        - Возьмите, - сказал он ослабевшим голосом. Добрый дяденька мгновенно отвинтил динамку, принял от нас тридцать злотых, после чего услужливо запаковал в газету мисюру, перевязал ее шпагатом и вручил Пендзелькевичу.
        - Выпейте молочка на прощание. У меня отличное, жирное и свежее молоко.
        Мы глянули на коз, вертевшихся под окном, и отказались, сославшись на то, что очень спешим. Пожав руку доброму дяде, мы торопливо уехали.
        - Вот это называется коммерция! - довольно посапывал Засемпа, когда домишко крестьянина-историка скрылся за горой. - Да знаете ли вы, сколько стоит такая мисюра в антикварном магазине? Многие тысячи.
        - Ты хочешь сказать, что мы воспользовались наивностью этого крестьянина? - Я почувствовал укор совести.
        - Ах, но ведь это с чисто научными целями. Мы же не собираемся ее перепродавать, - успокоил меня Засемпа.
        Всю дорогу меня мучили угрызения совести. Мы поступили с этим честным человеком, как подлые колониальные торгаши, которые в обмен на безделушки выманивают у туземцев золото.

        ГЛАВА XIII

        На следующий день перед уроком истории мы установили мисюрку на кафедре на подставке, которой обычно пользуются шляпники, чтобы их продукция выглядела более эффектно. После этого мы направились в канцелярию за Алкивиадом и помогли ему забрать изображение Хаммурапи, карты Месопотамии и Ассирии, образцы вавилонской скульптуры и таблицу, иллюстрирующую клинопись. Мы ни словом ему не обмолвились о нашей экспедиции в Черск. Это был наш сюрприз. Пендзелькевич и Слабый в качестве дежурных выдолбили кое-какие сведения о первых Пястах, чтобы по этой теме можно было запустить соответствующего Морского Змея и отвлечь внимание Алкивиада от Вавилона и его темных дел.
        Дрейф был подготовлен безупречно, и, таким образом, никакие знаки ни на земле, ни на небе не предвещали нам новой катастрофы.
        Войдя в класс, рассеянный, как обычно, Алкивиад в первую минуту ничего не заметил и со спущенными на нос очками направился прямо к кафедре. Он уселся и только тогда обратил внимание на красующийся перед самым его носом необычный экспонат. Он взял его в руки, оглядел со всех сторон, пощупал, а потом как-то странно посмотрел на класс.
        Мы гордо улыбались, глядя ему в глаза.
        Наконец он спросил:
        - Что это?
        Мы торопливо подали знак Пендзелю. Пендзель поднялся с тем, чтобы начать дрейф.
        - Это мисюрка, пан учитель.
        - Мисюрка?
        - Да, мисюрка. Мы производили небольшие раскопки неподалеку от Черска.
        - Вы? - Алкивиад онемел.
        - Да, мы. «Земля накапливает прах и исторические экспонаты…_»_Это наше хобби. Нас давно уже интересует история Пястов, а особенно мазовецких Пястов.
        - И вы это откопали?
        - Ну… не совсем откопали. Мы прервали наши труды, потому что нам как раз попался один почтенный крестьянин, который выпахал эту мисюрку еще осенью и уступил ее нам по сходной цене…
        - Вы говорите, что это было в окрестностях Черска?
        - Да.
        - Это очень грустно, - сказал Алкивиад.
        - Почему?
        - Вы пали жертвой мошенничества.
        - Мошенничества?
        - Ваш крестьянин - мошенник или, выражаясь иначе, жулик, который обманывает наивных туристов и собирателей древностей. Об этом прохвосте из Черска я уже слыхал. Это не мисюрка.
        Наступила неприятная минута для всего класса, и особенно для нашей компании, тем более что эта дрянь Бабинич тут же злорадно захихикал.
        - А вы в этом уверены, пан учитель? - спросил огорченный Засемпа. - Ведь она выглядит так старо и благородно…
        - Действительно, - ответил Алкивиад, - это, если я не ошибаюсь, довольно архаичная сетка. В наши дни сетки делают из более тонкой проволоки или из синтетических материалов.
        - Так, может быть, она все-таки древняя? - спросили мы с надеждой.
        - В настоящее время она всего только устаревшая. Однако если вы продержите ее еще сто лет, то она наверняка приобретет и музейную ценность, - улыбнулся Алкивиад, поглядывая на часы. - Ну, а пока что я предлагаю вернуться к нашему уроку. Времени у нас мало, а согласно решению педагогического совета, мы обязаны одновременно с текущим материалом повторять и задолженность за предыдущие классы.
        Нас охватила паника. Итак, все пропало! Весь труд нашей экспедиции и так старательно подготовленный дрейф - все пошло прахом.
        Казалось, что уже ничто не в состоянии нас спасти от позорного возвращения к Вавилону и темным его делам, как вдруг именно в этот момент… Да, именно в этот момент Пендзель проявил хладнокровие и находчивость, достойные воспитанника нашей знаменитой школы. Его обычно торчащие уши задвигались, а лоб сморщился, что было несомненным признаком того, что мозги его работали в ускоренном темпе.
        - Ты почему стоишь, стоик? - спросил Алкивиад.
        - Пан учитель, - Пендзель с героическим усилием посмотрел на него, - а правда… а правда, что Болеслав Храбрый приказал выбивать зубы тем, кто не хотел поститься?
        Мы окаменели от изумления. Пендзель, наверное, просто рехнулся. В напряжении мы ожидали, что из этого выйдет.
        Алкивиад потер лысину и озабоченно глянул на Пендзелькевича.
        - И это все, что тебе удалось запомнить из истории Пястов, мой мальчик?
        - Нет, не только, пан учитель, - ответил Пендзелькевич и торопливо, будто только и дожидался этого момента, выложил все, что он зазубрил ради дрейфа: о плане объединения западных славян, о войне с германским императором, об Оттоне Третьем; а потом тут же поднялся Слабый и заговорил о Гродах Червеньских, о мире в Будзишине, о возведении Болеслава на королевский престол, об организации рыцарской дружины. Хотя они говорили довольно сбивчиво, но все же произвели впечатление. Потом они перешли к наследникам Болеслава Храброго и опять тараторили, как нанятые.
        Алкивиад сошел с кафедры, остановился у первой парты, заложил руки за спину, выпрямился вопреки своей обычной «наклонности» и испытующе глядел на нас. Мы и не предполагали, что он способен так смотреть. Казалось, что его взор пронизывает нас насквозь…
        - Достаточно! - наконец сказал он.
        Слабый и Пендзель испуганно замолкли. Воцарилась напряженная тишина. Мы тряслись от страха, полагая, что Алкивиад разгадал наши планы. Но минуту спустя он заговорил:
        - Это не относится к уроку. Мы отошли от нашей темы. Ну хорошо… - Он будто бы заколебался. - Я мог бы на это согласиться… Да, мне кажется, что я мог бы на это согласиться, - задумчиво повторил он. - Давайте поговорим серьезно. Все равно я собирался с вами серьезно поговорить… Я наблюдаю вас семь дней, - он вытащил блокнот и сверился, - простите… восемь дней. И я наблюдаю явление… Да, вполне очевидное явление, хм, так сказать, внезапной моральной активизации. Достаточно упомянуть ваше поведение во время этой злосчастной экскурсии в Дом молодежи, ваше отношение к Катону и… и ко мне лично. Наблюдаю я у вас также и явление научной активизации, которая - хотя и приводит к некоторым неточным выводам - поражает все же своей глубиной и дотошностью. Достаточно упомянуть здесь ваши археологические поиски, а также интерес к эпохе Пястов, которая так тревожит коллег Пендзелькевича и Слабинского. Признаюсь, что уже более тридцати лет мне не приходилось быть свидетелем столь резких, я бы даже сказал, революционных изменений в поведении молодежи.
        Любознательность, проявленная вами, безусловно говорит о том, что мы сталкиваемся здесь с мыслительным процессом. А это довольно редкое явление в легионах моих учеников, - я привык ценить… Да, я привык ценить его. Поэтому… - тут Алкивиад сделал мучительную паузу, - поэтому я хотел бы обратиться к вам с определенным… предложением. Что бы вы скавали, если бы я предложил вам заключить триумвират?
        - Триумвират? - Мы встревожено зашевелились.
        - Да, я не вижу причин, которые помешали бы нам заключить триумвират. Хотя, верно, мы еще не проходили с вами римской истории, и вы наверняка не представляете себе, что это такое - триумвират. Это договор трех выдающихся государственных мужей о том, что они будут оказывать друг другу помощь в достижении своих политических целей. Иными словами - тройственный договор.
        - Тройственный?
        - Я имею в виду вас, себя и Катона. Пендзель хотел было что-то спросить, но Алкивиад
        продолжал:
        - Нет, это не шутка. Катон будет нашим молчаливым союзником и свидетелем. Он будет напоминать нам о принципах нашего соглашения. Скажу вам, кстати, что я уже давно не вступал в соглашения ни с одним из моих легионов. - Он устало посмотрел в окно. - Я уже не думал, что мне еще когда-нибудь придется вступить в него, но мне кажется, что с вами я мог бы его заключить… Что вы на это скажете?
        Мы выглядели довольно растерянно. Алкивиад странно прищурился, и мы никак не могли понять, что за всем этим кроется: шутка, безумие, а может быть - западня? Но прежде чем мы успели что-нибудь брякнуть, Алкивиад снова заговорил:
        - Вам хочется знать, в чем будет состоять наше соглашение? Так вот - в обмен на вашу хорошую историческую форму, я буду вести себя с вами не как с обычными школьниками, а как со свободными искателями правды. Никаких опросов на отметку, никакой зубрежки. Просто небольшой обмен мнений в приятном ученом кругу, разрешение сомнений, прогулки и исторические экскурсии… Подходит это вам?
        Мы растерянно переглядывались. Конечно, это нам подходило, но неужели же Алкивиад говорит всерьез… Это просто какая-то шутка. А если… К сожалению, мы не знали его настолько, чтобы сразу разобраться: шутит он или нет. Правда, по картотеке чувство юмора у Алкивиада получило высокую оценку, но кто поручится, что он шутит именно в данную минуту. А если он не шутит (нас прохватил холодный пот)… потому что, если он не шутит, - горе и ему и нам! Неужели он всерьез нам поверил? Это может привести к страшным последствиям. Ведь в конце концов обнаружится, что мы… Нужно его немедленно вывести из заблуждения, но кто на это отважится? Кто наберется смелости?… Это превыше наших сил.
        Мы беспомощно ерзали на скамьях: я, Пендзель, Слабый и Засемпа. Мы не знали, что нам делать. Об этом в СОТА не было ни слова.
        Но класс не волновали сомнения подобного порядка. Глупые близорукие щенки! Они, по-видимому, восприняли все это как великолепную победу средства, потому что после первой минутной растерянности послышались возгласы одобрения. Однако я заметил, что Алкивиад смотрит на нашу четверку, и это еще больше смутило меня.
        - Пендзелькевич, - произнес он наконец, - у тебя имеются какие-нибудь возражения?
        - Нет… с чего бы… - пробормотал тот смущенно.
        - Следовательно, мы заключаем соглашение?
        - Заключаем, - беспомощно согласился Пендзель, а весь класс поддержал его исполненными энтузиазма воплями.
        - Тогда я призываю Катона в свидетели, - произнес Алкивиад. - Договор я считаю заключенным. А теперь мы можем и порассуждать, как свободные искатели правды. Теперь спокойно разрешим возникшее у тебя, мой мальчик, сомнение. - Он остановился перед Пендзелькевичем. - Ты извлек Болеслава из глубин веков, поставил его перед собой, и он показался тебе жестоким. Но можно ли так поступать? Человек, вырванный из своей эпохи, непонятен для людей других эпох, как непонятно было бы строение рыбы для того, кто никогда не видал воды. Ведь он не поймет, зачем рыбе плавники, хвост, жабры… Человек не может существовать в отрыве от своего времени. Если судить только с сегодняшней точки зрения, даже величайшие люди истории не устояли бы перед таким судом. Пифагор не пользовался электронным мозгом и не знал даже счетной машины, но разве это означает, что он был глупее сегодняшнего кассира или счетовода? Коперник не подозревал о существовании планеты Нептун, о которой теперь знает любой ученик, но разве это означает, что он не был великим астрономом? На роскошном пиру у Вежинека величайшие монархи ели мясо просто
руками. Но разве это означает, что они были плохо воспитаны? Ваши поступки тоже не будут понятны через тысячу лет, и я полагаю, что факт таскания коллеги Бабинича за ухо, который имеет место в настоящее время на последней парте у окна, будет расценен как проявление варварства у молодежи двадцатого столетия. Люди поняли это уже давно. Вы, конечно, читали Дон-Кихота. Хотя прошло всего лишь каких-нибудь сто лет со времен средневековья, рыцарские обычаи, которые пытался соблюдать этот бедняга, и поступки, вполне нормальные для людей прошедшей эпохи, делали его в глазах современников просто безумцем. Вот мы и будем учиться с вами пониманию людей прошедших времен. В этом-то и заключается одна из главных задач истории.
        Дрейфовал Алкивиад блестяще. На этот раз мы поняли, что нас миновал Вавилон и темные дела его. Мы слушали его с интересом, без принуждения и без невыносимого нервного напряжения, которые так портят любой урок. Да это, собственно, и не было уроком! Это был самый великолепный дрейф из всех, которые случалось видеть нашей знаменитой школе. Сам Шекспир остолбенел бы от изумления. Алкивиад говорил один и только иногда спрашивал, что мы думаем по тому или иному поводу. Он говорил о вещах, которых не было в учебнике. Никогда еще он так с нами не разговаривал! Весьма возможно, что в результате БАБа он считал нас более умными, чем мы были на самом деле, но нам нисколько не мешало то, что мы порой не все понимали, ибо это было похоже на блуждание в лабиринте с проводником, в руках у которого волшебная лампа. Время от времени лампа эта разгоралась ярким светом, и тогда из темноты выплывала красочная картина. Иногда лампа пригасала, и мы ничего не видели, но чувствовали, что стоим подле незнакомой двери, достаточно только протянуть руку, мы отворим ее, и перед нами откроется великолепное зрелище… Я чувствовал
вкус тайны. А это было приятное чувство. Я давал себе клятву, что когда-нибудь я еще вернусь сюда и разгадаю тайну окончательно.

        Голос Алкивиада доносился ко мне откуда-то издалека. Собственно говоря, я и не слушал его. Я только смотрел на те картины, которые открывались передо мной в глубине лабиринта, а голос его, приглушенный и неназойливый, доносился ко мне как будто бы из-за стены или из невидимого репродуктора. Ведь Алкивиада там со мною не было. Я блуждал один по лабиринтам того времени, когда жили ОНИ. Мне казалось, что я - тоже один из НИХ, и ИХ поступки уже не казались мне странными.
        Я видел их, резких и несдержанных, хватающих пищу с блюд просто руками, держащих руки над огнем, сжимающих раскаленное железо, кающихся, молящихся, постящихся, преданных до последнего вздоха, неистовых, боящихся духов, колдовства, заклятий, лешего Боруты и дьявола болот - Рокиты, идущих с топором на медведя, выступающих втроем против трех сотен врагов… Чрезвычайно просто вершащих добро и зло. Похожих на больших детей. Взрослых людей, но верящих в гномов, великанов, драконов и колдуний, во все дива дивные, которые теперь живут только в сказках…
        Внезапно свет погас, и лабиринт со звоном разлетелся на мелкие осколки. Засемпа больно толкнул меня в бок.
        - Ты что? Уснул, что ли?
        - Откуда ты взял?
        Из коридора до меня донесся топот и гомон учеников, выбегающих на перемену. Пендзель сворачивал карты Месопотамии и Ассирии. Слабый снимал таблицу с образцами клинописи, фотографии вавилонских статуй и портрет Хаммурапи. Опять все было, как обычно… Хотя не совсем обычно. Шла осада кафедры. Алкивиад тщетно пытался прорвать кольцо окружавших его ребят. А когда ему наконец удалось пробиться в коридор, тут же организовалось стихийное шествие.
        Впереди несли карты, потом - портрет Хаммурапи, потом - таблицы со скульптурами и клинописью, потом - портфель Алкивиада, а в конце над морем светлых и темных чубов с достоинством раскачивалась лысина Алкивиада. Осмелюсь заявить, что шествие это было триумфальным.
        Только один Засемпа оставался на месте с непонятным выражением на лице.
        - Чего это ты такой кислый? - спросил я. Он пожал плечами и горько усмехнулся.
        - Чем ты недоволен? Ведь Алкивиад дрейфовал.
        - А что толку? Он-то дрейфовал, но и вы - тоже. А разве мы ради этого старались?
        - Я не совсем тебя понимаю. Ведь все было разыграно по плану. Говорили только дежурные - Пендзель и Слабый. Если память мне не изменяет, никто, кроме них, особенно не старался.
        - Да, но все слушали. И ты видел, как слушали?! Все. А мы ведь использовали СОТА как раз для того, чтобы не слушать, чтобы мы были свободны именно от обязанности слушать.
        - Это-то правда, - пробормотал я. - Но согласись сам, что это все-таки не было уроком. Разница есть… Слушали просто потому, что нам этого хотелось. Нас ведь никто не заставлял. Могли бы и не слушать.
        - Конечно, могли, - вздохнул он, - но, видишь ли… здесь что-то не так… Это было не то, о чем я думал, - добавил он, явно разочарованный.

        ГЛАВА XIV

        Класс не очень волновали сомнения Засемпы. Теперь для нас наступили светлые дни. Триумфальные процессии во главе с Алкивиадом, прозванные походами Восьмого Легиона, проводились с той поры непрерывно. Выработалась даже специальная церемония.
        По понедельникам, средам и пятницам, в дни уроков истории, мы встречали Алкивиада еще по дороге в школу и провожали его сомкнутыми рядами до самой учительской, подготавливая базу для очередного дрейфа.
        Затем мы появлялись опять на перемене перед уроком истории. Собирали карты, таблицы, проекционный аппарат, кассеты с диапозитивами и вместе с Алкивиадом маршировали в класс.
        Эти процессии вызывали в школе сенсацию, потому что ни одного из преподавателей никто и никогда так не сопровождал. С того самого момента, как Алкивиад переступал порог класса, он сразу же впадал в благостное ошеломление под действием тишины. До того как истекало действие наркоза, в строй вступали стоики. Стоиками Алкивиад в шутку называл тех учеников, которые сами вызывались отвечать. С течением времени Институт стоиков выкристаллизовался и окреп, их обязанности были точно определены на научной основе. Кроме подготовки материала по текущему уроку, в их обязанности входила разработка темы и материалов для дрейфа. В классе насчитывалось сорок душ, эффективных уроков было примерно десять в месяц, поскольку два часа у нас уходили на исторические экскурсии, и по простому арифметическому подсчету каждому из нас ответственное дежурство грозило раз в два месяца. Готовиться только один раз в два месяца! Что может быть великолепнее?! Правда, готовиться приходилось самым основательным образом, поскольку, наряду с Институтом стоиков, действовал также Институт дежурных контролеров, который проверял степень
подготовленности стоиков, чтобы не было конфуза. К тому же и сам Алкивиад облегчал нам задачу.
        Запустив Морского Змея, стоики еще пару минут дрейфовали собственными силами, пока Алкивиад не хватал приманку. Потом некоторое время они дрейфовали совместно с Алкивиадом, ведя соответствующую дискуссию, и наконец Алкивиад начинал плавание самостоятельно, а нам оставалось только слушать. Под конец он заплывал в какую-нибудь тихую гавань, а этот его заключительный дрейф обычно поставлял нам исходный материал для следующего БАБа. Таким образом, к обоюдному удовлетворению получалась непрерывная цепь научных дрейфов. При этом следует отметить, что Алкивиад честно соблюдал договор и никого не вызывал к доске. Ему хватало того, что стоики вызывались добровольно.
        Но не свобода и не чувство безопасности больше всего радовали нас. Очень скоро нас увлекло само по себе применение СОТА и все, что было связано с ним: и эти процессии, и дружба с Алкивиадом, и уроки, на которых никогда не было скучно, и множество других вещей, о которых мы до сих пор и не задумывались.
        Так, например, оказалось, что применение СОТА повлекло за собой далеко идущие последствия не только для нас самих и Алкивиада, но и - что особенно странно - для всего коллектива учителей. Явная манифестация нашей любви к истории и к Алкивиаду, наши стихийные, триумфальные процессии не могли оставаться незамеченными и вызвали у остальных гогов сначала изумление, а потом различные комментарии и предположения. Вскоре до наших ушей начали доходить всякие сплетни на эту тему.
        - Для меня этот вопрос решается очень просто, - будто бы заявила пани Калино. - Я думаю, что пану директору удалось зажечь сердца молодежи.
        - Мне? - удивился застигнутый врасплох директор.
        - Будем рассуждать логично. Перемена в восьмом классе «А» наступила непосредственно после беседы, которую вы провели у себя в кабинете с самыми отсталыми элементами этого класса.
        Пан Жвачек и Дядя усмехнулись при этих словах, а Дир спросил, откашлявшись:
        - Но почему же эта перемена касается только истории?!
        - Вы, пан директор, пробудили тогда в них культ традиций, - ответила пани Калино.
        - Вы так полагаете? - Бедного Дира ее слова явно не убедили.
        Дядя Эйдзятович видел во всем подвох.
        - Вы остерегайтесь, - предупреждал он при всяком удобном случае Алкивиада, - я нюхом чую, что здесь что-то не чисто. Это какая-то засада со стороны мальчишек. Они обязательно готовят какую-нибудь гадость.

        Что же касается нашего воспитателя, пана Жвачека, то он следил за нашими триумфальными шествиями со все более мрачнеющей миной. Обеспокоенный тишиной, которая царила на уроках Алкивиада, он, проходя мимо нашего класса, всегда приостанавливался и прислушивался. Однажды нервы у него не выдержали, и он заглянул в класс. Заглянул и остолбенел. Он застал весь класс погруженным в какое-то странное гипнотическое состояние, а также стоика, из которого фонтаном били сведения на тему актуального дрейфа.
        - Вы, коллега, ко мне? - обратился к нему улыбающийся Алкивиад.
        Жвачек смутился.
        - Я думал, что здесь никого нет, - пробормотал он и, извиняясь, отступил.
        Химик Фарфаля определил все эти события одним-единственным словом: «Шутовство». Но однажды он по рассеянности забрел на заседание нашего исторического кружка и с той поры уже не говорил о шутовстве, а стал подыскивать новые теории.
        - Нашел! - воскликнул он однажды, входя в канцелярию.
        - Что нашли? - спросил Дир.
        - Пенициллин!
        - Что-о?! - Дир остолбенел.
        - Флеминг, открыватель пенициллина, получил его случайно, можно сказать, вопреки своей воле, благодаря засорению культуры бактерий какой-то неизвестной плесенью. Науке известны случаи, когда из неожиданного сырья благодаря удачному стечению обстоятельств получали новый ценный препарат. Я считаю: то, что случилось у коллеги Мисяка, как раз и является таким педагогически благоприятным стечением обстоятельств.
        К сожалению, не было сведений о том, как на все эти высказывания реагировал Алкивиад. Следует полагать, что он хранил присущее ему философское молчание.
        Но высказаться ему все же пришлось на заседании педагогического совета перед концом четверти. Хотя наше поведение несколько улучшилось, но отметки были ужасными. В основном единицы, или, если вам больше нравится такое определение, колы. И на этом фоне, как розы среди колов, особенно бесстыдно сияли наши отметки по истории, все выше всякой допустимой нормы. Пятерки и четверки.
        Вполне понятно, что это явилось страшным потрясением для наших педагогов. У Алкивиада потребовали объяснений, а также низведения его оценок до какого-то приличного уровня. Однако здесь педсовет натолкнулся на решительный отпор.
        - Позвольте, коллеги, - заявил сей непреклонный муж, вставая. - Эти отметки - бутоны, а бутоны обрывать нельзя.
        - Какие еще бутоны? - спросили у него.
        - Бутоны возрождения, - торжественно заявил Алкивиад, подымая вверх палец. - Воистину говорю вам, что в этом классе возрождение грядет посредством истории.
        - А почему обязательно истории?
        - Потому что мы натолкнулись на исторический класс. Такие классы попадаются раз в тридцать лет.
        - Но ведь это класс шалопаев!
        - Проверка не подтвердила этих данных.
        - Тогда это просто хулиганы.
        - На уроках истории они ведут себя спокойно.
        Даже, пожалуй, слишком спокойно. Эта тишина несколько дезориентирует меня.
        Преподаватели улыбались вымученной улыбкой, в которой чувствовалась и горечь, и желание позабавиться на чужой счет.
        - Тогда вы, может быть, откроете нам секрет, каким это образом вам удалось добиться столь выдающихся результатов? Педагогические достижения должны стать всеобщим достоянием.
        - А у меня всегда был педагогический талант, - заявил Алкивиад с присущим ему отсутствием скромности.
        - До сих пор вам что-то не удавалось его проявить…
        - Все дело в ключе. Когда сталкиваешься с историческим классом - все дело в ключе.
        - А что же это за ключ?
        - Ключом может быть любой из вас, - заявил Алкивиад. Он ведь всегда был склонен к максимализму.
        Однако на этот раз такое максималистическое высказывание было воспринято, как желание в серьезной дискуссии отделаться шуткой, причем шуткой явно неуместной.
        - Вы уже давно начали шутить, - сказал Дядя. - Вы сильно изменились, а в вашем возрасте меняться опасно. Дай бог, чтоб мои предсказания не оправдались.
        Здесь впервые Дядя высказал открыто то, о чем в школе уже давно шептались. Несомненно, в Алки-виаде обнаруживались явные перемены. Кроме склонности к шуткам и странной непреклонности в вопросах педагогики, он стал более подвижным и вообще помолодел. Пани Калино подозревала даже, что он проходит какой-то специальный курс лечения. Он даже несколько выпрямился. Данные, содержащиеся в картотеке СОТА, уже не соответствовали действительному положению вещей и требовали частичного пересмотра. Когда мы приходили в учительскую, то уже заставали его не сидящим в уголке, а бодро расхаживающим на своих длинных, словно ходули, ногах.
        Это раздражало Дядю. Однажды он даже спросил:
        - Что это вы все время вышагиваете, как аист?
        - У меня прорезались перипатетические наклонности из-за массы новых мыслей.
        Дядя уставился на него.
        - Мыслей? - переспросил он удивленно, как будто мышление было исключительно уделом математиков.
        - Да, за последнее время я очень много думаю, - сказал Алкивиад, поправляя галстук, - обычно действие для него немыслимое.
        Хотя Алкивиад и продолжал проявлять полное пренебрежение к столь ничтожным с точки зрения истории явлениям, как мода, все же следует отметить тот факт, что у него появилась новая рубашка, правда, серая, но в оптимистический розовый горошек, что вызывало легкий эстетический шок у пани Калино.
        Все поведение Алкивиада, тот факт, что он не называл нас иначе как «мой Восьмой Легион», шутки, которые он отпускал, а главное - его непонятные педагогические успехи нервировали и тревожили остальных педагогов. И пожалуй, больше всего Жвачека, он просто стал каким-то нервным. Сначала мы думали, что Жвачек на уроках непременно затронет вопрос о нашем отношении к Алкивиаду, но он старательно обходил эту тему. Однако мы ему не доверяли.
        Мы знали, что он не спускает с нас глаз, притаился и только дожидается какой-нибудь оплошности со стороны ребят, чтобы "вывести нас на чистую воду.
        Но мы были готовы принять его вызов.
        Еще нас угнетал испытательный срок, который был дан нам для успокоения встревоженных педагогов. Как я уже упоминал, все свидетельствовало о том, что учителя вступили в новый период педагогической озабоченности. Поэтому, когда месяц истек, мы с Засем-пой, как кающиеся грешники, отправились к Али-Бабе с просьбой о пролонгации срока.
        Али-Баба неохотно выслушал нас и заявил:
        - Я совершенно не понимаю вас, коллеги. Мы окаменели.
        - Почему же? - выдавил из себя Засемпа.
        - Ведь вы уже выполнили задание.
        - То есть как это? - удивленно спросил я. - Нам кажется, что гоги все еще проявляют признаки беспокойства.
        - Это не совсем правильное определение, - ответил Али-Баба. - На этот раз все обстоит не так. Сейчас мы имеем дело с небольшим брожением и дезориентацией в их рядах. Однако это очень полезная дезориентация. Вы просто сумели поколебать их убеждение в том, что вы якобы непроницаемы для высших чувств, то есть неспособны воспринимать сокровища знания, по крайней мере в области истории.
        - Но нам все-таки кажется…
        - Не морочьте мне голову! - обозлился Али-Баба. - Марш отсюда и продолжайте держать фасон!
        Вначале я опасался, что продолжительное применение СОТА может оказаться скучным и нудным. Получилось совсем наоборот. По мере развития СОТА, все протекало совершенно естественно. Неужели мы всерьез полюбили Алкивиада? Мы сами не заметили, как наша проделка стала увлекать нас не менее игры. Мы стали гордиться тем, что изменили Алкивиада, а тревога остальных педагогов еще больше подзадоривала нас. А что самое удивительное - к дрейфу все чаще стали подключаться совсем незапланированные стоики. Просто добровольцы. Нам пришлось удвоить количество дежурных. Каждому хотелось хотя бы раз в месяц быть героем дрейфа.
        Исторический кружок сделал головокружительную карьеру. Мы заняли красный уголок и там демонстрировали фильмы, которые имели хотя бы какое-нибудь отношение к истории. Наряду с привычными шествиями в класс, теперь сенсацию производили и наши шествия в красный уголок.
        Во главе шагали дежурные, как копьями вооруженные свернутыми картами, за ними - графики, с выполненными ими же рисунками и историческими схемами и планами, потом Алкивиад в сопровождении библиофилов и антикваров. Библиофилы несли старые книги, разысканные в библиотеках, антиквары - экспонаты, выловленные на чердаках, выклянченные у дедов, вырванные у дядей-нумизматов или, на худой конец, приобретенные ценой жестокой экономии в лавках древностей.
        В хвосте шли киношники с кассетами и аппаратом, а за ними - еще целая толпа восхищенных малышей из младших классов.
        Готовясь к представлениям на исторические темы, мы шествовали в красный уголок в римских одеждах, трубя в самый настоящий боевой рог. Вполне понятно, что подобные маскарады вызвали особенный интерес к работам нашего кружка, который с каждым днем все разбухал из-за наплыва новых энтузиастов.
        Засемпа с кислой миной следил за всеми этими, как он называл, дурачествами. Однажды, когда процессия носила особенно триумфальный характер, он вдруг спросил меня:
        - Послушай, мне кажется, что они в самом деле любят и Алкивиада и историю.
        - Но, если я не ошибаюсь, это совсем не противоречит средству, - ответил я.
        - Идиотизм какой-то, - поморщился он. - Ведь не для того мы организовывали всю эту белиберду, чтобы нянчиться с Алкивиадом. Это ведь явное отклонение.
        - Глупости, не огорчайся! - сказал я. - Главное, что они довольны. Главная цель достигнута. Мы избавились от подавленности и мрачных мыслей. Разве ты не замечаешь, как все расправили плечи?
        - Расправили плечи? Нет, они просто в восторге. Они сделали из этого игру. А поскольку Алкивиад играет вместе с ними, они и полюбили его, как доброго дядюшку. Подумай, разве это здоровое и нормальное применение СОТА? Я считаю, что это просто какое-то вырождение.
        - Я тоже так полагаю, - сказал я.
        Засемпа вытащил из кармана жевательную резинку.
        - Жуешь?
        - Жую.
        С минуту мы молча пережевывали резинку и наши огорчения. Наконец Засемпа сказал:
        - Хуже всего то, что мы привлекли к себе внимание остальных гогов. Никто не мог предвидеть, что, применяя средство, мы привлечем к себе внимание всех гогов. Шекспир должен был предупредить нас… Да, кстати, я ведь именно сегодня разговаривал с Шекспиром!
        - Ну и что?
        - Этот прохвост спрашивал у меня, довольны ли мы.
        - Ну и что?
        - Он насмешливо улыбнулся.
        - Тебе, наверное, показалось.
        - И вообще это уже нельзя назвать средством. Они с ума посходили.
        - Ну, это ты, пожалуй, преувеличиваешь, - сказал я. - Средство, правда, подверглось некоторой модернизации или, если тебе очень хочется, несколько «выродилось», но ведь в любой план по ходу дела вносят те или иные поправки, мой старик говорит, что у них на комбинате…
        - Какое мне дело до того, что говорит старик!
        - Ты теряешь выдержку, Засемпа, - сказал я. - А волноваться вредно.
        - Прости, пожалуйста, но это все из-за этих сопляков. Несчастные щенки. Стоило ради них раздобывать СОТА? Они не способны даже сохранить стиль. Слабый и тот отказался от тренировок. Я вчера его спрашиваю: «Пойдем в бассейн?»-«Нет», - отвечает он. «А почему?» - «У меня собрание кружка, и мы сегодня будем делать из пластилина модель замка и города». - Засемпа с горечью постучал себе по лбу. - Разве ради этого мы мучились с этим гадом Кицким, с заумным Шекспиром, идиотом Вонтлушем, разве ради этого мы платили своими нервами, временем и наличными, чтобы сейчас долбить историю?! Зубрежкой можно было заниматься и без всякого средства.
        - Ошибаешься, - сказал я. - Без средства они бы этого не делали.
        - Я-то уж во всяком случае не буду смотреть, сложа руки, на это вырождение. Я должен открыть им глаза.
        - Ладно, - сказал я устало, - открой им глаза. После очередного урока, когда ребята, как обычно, проводили Алкивиада, Засемпа опять созвал их в класс. Здесь, обрисовав в общих чертах широкую картину самоотверженного труда, затраченного на получение средства, он выразил сожаление, что братия не использует его как следует.
        - Сегодня дежурили только Чарнецкий, Врубель, Ольшевский и Пацан, а отвечали еще Бем, Брухач, Саделко и Пендзель. Можешь ли ты сказать, Пендзель, с какой это радости ты вылез со своим ответом?
        Пендзель смутился:
        - Я? Ну, просто так… для спорта, а что - разве нельзя?
        - Я не говорю, что нельзя, - закусил губу Засемпа, - но ведь на то и существует средство, чтобы мы на уроке могли заняться чем-нибудь другим. Неужели тебе больше нечем заняться и надо вмешиваться в дрейф? Я просто вам поражаюсь! Я спас вас от Алкивиада, а вы даже не умеете этим воспользоваться.
        Воцарилась неприятная тишина. Все были обижены на Засемпу.
        - А ты сам, - обратился к нему Пендзель. - А ты сам, Засемпа, что ты делал во время урока?
        - Я ничего не делал, - гордо ответил Засемпа, - я отдыхал, порисовал немножко.
        - Правильно, - сказал Пендзель, - ты рисовал. Только что ты рисовал?
        - Что? Ну ничего…
        - Нет. Я хорошо видел. Ты рисовал римских воинов.
        - Я? Римских воинов? - смутился Засемпа.
        - Да. Сначала ты рисовал римских воинов, а потом солдат - всех времен и народов. Со всеми подробностями. Потом ты спрятал эти листки в карман. Они и сейчас у тебя.
        - Должно быть, я рисовал машинально…
        - Вполне возможно, но римские воины - это история. И к тому же ты рисовал очень точно. А откуда ты знал? Ты, случайно, не зубришь?
        - Рехнулся! - обозлился Засемпа.
        В тот день у него окончательно испортилось настроение.
        После уроков мы вместе возвращались домой.
        - Знаешь, с Пендзелем дело обстоит в самом деле плохо, - сказал он обиженно. - Вчера я хотел прокатиться на моторе. Иду к Пендзелю. А его нет. Спрашиваю у брата, куда он делся. И знаешь, что он мне сказал? Оказывается, этот тип укатил в Плоцк готовить новый дрейф. Это уже слишком.
        - Да, пожалуй, слишком, - сказал я.
        - Они все заболели. У них слабая сопротивляемость организма. Шекспир должен был предупредить нас о возможности заразиться СОТА.
        - Да. Средство это было не совсем безопасным, - вздохнул я. - Оно потребовало встреч с наслоениями веков, пребывания в душной атмосфере далекого прошлого. Отсюда и эти болезненные явления. Но не волнуйся, как только потеплеет и можно будет почаще выбираться на свежий воздух…
        - Мы не можем дожидаться весны, - мрачно сказал Засемпа. - Боюсь, что это будет слишком поздно. Болезнь может оказаться неизлечимой…
        - Не болтай глупостей. - Я пожал плечами. - Тем лучше для нас. Мы можем спокойно извлекать выгоды из этой болезни. Тебе и мне ведь это не угрожает. Мы-то ведь не заразились.
        Засемпа поглядел на меня без доверия.
        - А ты в этом уверен?
        - Конечно! - И я громко рассмеялся.
        - Мне что-то кажется, что ты насмехаешься, - сказал Засемпа.
        - Это тебе только кажется. Пошли в бассейн!
        Но пока что не могло быть и речи об извлечении выгоды. СОТА отнимало у нас все больше и больше времени. В такой переходный момент оно было нашим единственным утешением, нашей передышкой, убежищем. А период был действительно переломным. Как справедливо отметил Засемпа, педагоги не ограничились бесплодными комментариями и рассуждениями, а перешли в наступление.
        Появлялись все новые признаки, свидетельствующие о том, что они переменили фронт.
        Первый пробный шар запустил Фарфаля. На каком-то из своих уроков он, вместо того чтобы мучить воду электролизом, произнес целую речь о том, что будущее мира принадлежит химии. Только она способна в будущем решить проблему снабжения продуктами питания и одеждой новых миллиардов, которые пополнят ряды человечества. Он, например, говорил о том, что в будущем благодаря химии можно будет есть даже асфальт. Такими сенсационными тезисами он незаметно втянул нас в дискуссию. Мы не хотели выглядеть круглыми дураками и высказывали свое мнение. Фарфаля был восхищен.
        Вскоре последовали другие, не менее поразительные шаги с его стороны. Оказалось, например, что мне за четверть по химии выставили тройку. Это было для меня совершенно неожиданно, ведь я же такое сотворил с аппаратом Киппа! Удивление мое, а одновременно и любопытство хроникера были столь велики, что я отважился спросить у Фарфаля о причинах столь необычного великодушия.
        Фарфаля вернулся к вопросу об аппарате.
        - Уничтожение аппарата Киппа, - сказал он, - было для всех нас большим ударом и потерей, однако я имею обыкновение принимать во внимание побуждения. Так вот, Чамчара, твои побуждения заставили меня глубоко задуматься.
        - В самом деле, пан учитель?
        - Ты тогда сказал, что тебе было интересно, что произойдет, если ты повернешь кран в другую сторону. Это убедило меня в том, что у тебя душа экспериментатора. И поэтому я счел необходимым поощрить твой научный интерес удовлетворительной оценкой.
        - Спасибо, пан учитель. - Я уселся растроганный. Ведь и вправду, очень лестно узнать о себе что-то приятное, это так редко случается!
        Из этих радостных размышлений меня, к сожалению, вырвал опять-таки голос Фарфали. Оказалось, что он еще не кончил.
        - Удовлетворительная отметка, Мартин Чамчара, - продолжал он, - вещь совершенно недостаточная для истинного экспериментатора. Поэтому я надеюсь, что мы теперь поработаем для более высокой оценки.
        - Спасибо, пан учитель, - сказал я, чувствуя, что слова застревают у меня в горле.
        - Я буду следить за тобой. Я имею обыкновение окружать экспериментаторов особой заботой.
        - Спасибо, пан учитель. - Это отозвалась только моя печальная душа, ибо пораженное такими перспективами тело мое обратилось в столб.
        Вслед за ним активизировался и Дядя. Все началось с того, что он однажды во время урока накрыл Засемпу, шифрующего парной системой какое-то тайное сообщение.
        Он взял у него из рук листок. Мы все замерли в ожидании скандала. И вдруг нахмуренные брови Дяди поползли вверх.
        - Парная система Лейбница?! - воскликнул он. - Откуда ты ее знаешь?!
        - Это из машин, пан учитель.
        - Из каких машин?
        - Это когда мы были на выставке космонавтики во Дворце культуры. Там мы видели электронные машины, которые производят вычисления полета. Так вот, они считают именно по этой системе.
        Дядя, окончательно выбитый из колеи своим открытием, с минуту расхаживал, сопя, от окна к двери и даже пробовал производить какие-то манипуляции с зонтиком, что он делал только в случаях крайнего возбуждения. Наконец он вновь вскарабкался на кафедру и выразил свое огорчение по поводу того, что мы - разумные существа, во что он, правда, до этого не верил, - не пытаемся исследовать вечнозеленых садов математики.
        С этого времени он на каждом уроке обращался к нашей логике и сообразительности и не переставал дивиться тому, что мы не пользуемся наслаждениями, которые являются уделом высших умов. Конечно, наша скромность и юношеская застенчивость не позволяют нам этого, но он призывает нас расслабиться и свободно плыть в хрустальном бассейне знаний, к высвобождению, как он выразился, математических инстинктов, которые дремлют в нас скованные и замороженные. Он предложил свои услуги, заявив, что готов будить и тренировать их. С этой целью на следующий же день он вызвал к доске Засемпу и полчаса мучил его сложными задачами.
        - Ты представь себе, что это не алгебра, а ребус, не задание, а игра, развлечение. Да ведь, собственно, алгебра, по сути дела, и является спортом и игрой для умов, склонных к точным наукам, - приговаривал он, загоняв парня до седьмого пота.
        Затем он объявил, что Засемпа - это не отшлифованный алмаз. Ему, правда, не хватает номенклатуры понятий, но, по существу, номенклатура - это вещь наживная. Через неделю он его спросит еще раз, а пока что видит в Засемпе алмаз, достойный шлифовки.
        Засемпа вернулся на свое место бледный, измученный и потрясенный этим открытием.
        - Влипли, - заявил он. - Я говорил, что эти сопляки доведут нас до этого. Теперь Дядя будет меня шлифовать. Это меня прикончит.
        В учительской Дядя стал поговаривать о развитом восьмом классе. Он стыдливо признавался, что наблюдает у нас математический перелом. На это Фарфаля заявил, что он уже давно наблюдает то же самое в области химии.
        Несколько дней спустя нас атаковали со стороны иностранных языков, а также биологии и физики.
        Только пан Жвачек и пани Калино твердо оставались на старых позициях. Жвачек изнурял нас грамматикой и приобщал к цивилизации. При этом он утверждал, что это очень длительный процесс - пройти все стадии развития от неандертальцев до учеников восьмого класса школы имени Линде. Он считал при этом, что мы пребываем в данный момент где-то в эпохе первичной обработки камня.
        Пани Калино со своей стороны утверждала, что не может быть и речи о каком-либо изменении курса, пока мы не научились отличать Афин от антенн и монсунов от мопсов.
        Некоторое время мы даже подумывали о приобретении средства от них, но все наши капиталы поглотило СОТА. Подавленные энергией пани Калино и ежедневно повергаемые в прах паном Жвачеком, если мы еще держались - то только благодаря СОТА. Поэтому мы и не жалели на него ни средств, ни времени.

        ГЛАВА XV

        Период БАБа длился непрерывно всю зиму и неожиданно закончился в ту памятную апрельскую пятницу, когда страшная весть поразила всех нас. Несмотря на предупреждение Засемпы, мы пренебрежительно отнеслись к надвигающейся на нас беде. Слишком уж хорошо все складывалось, и наша бдительность притупилась. А ведь можно было предвидеть, как все это кончится…
        В тот трагический день урок прошел нормально, если вообще можно называть уроком тот дрейф, посвященный Цезарю. Пока ничто не предвещало близкой катастрофы. Стоики вывели Алкивиада на путь яростной дискуссии о государственных устройствах. Помнится, мы сравнивали строй римской и шляхетской республик.
        Когда прозвучал звонок и стоики бросились к доске, чтобы свернуть карту империи Цезаря, Алкивиад остановил их движением руки и сказал:
        - У меня есть для вас сюрприз. Завтра у нас не будет урока.
        Конечно, сразу же поднялся радостный крик. Алкивиад опять поднял руку. Он уже выработал у себя этот жест Цезаря, после которого обычно воцарялась мертвая тишина.
        - Дело в том, что нам представилась редкая возможность совершить увлекательную прогулку. Сегодня в Варшаву приезжает экскурсия исторического кружка школы имени Коллонтай в Элке, над которой, как вам известно, мы шефствуем. Пан директор решил, что один из наших классов в качестве проводника будет сопровождать гостей во время осмотра исторических мест и сделает необходимые пояснения из области истории. Вполне естественно, что такие объяснения может давать тот, кто отлично знает предмет, поскольку мы имеем дело не с простой экскурсией, а с экскурсией молодых историков. В создавшемся положении я и предложил… Восьмой Легион. Все это у вас еще свежо в памяти, а один день отдыха пойдет вам только на пользу.
        В классе воцарилась та идеальная и ледяная тишина, которая бывает разве только в космических просторах. Впечатление действительно было космическим, и я лишний раз убедился, что в столь часто употребляемом писателями выражении относительно «вставания волос дыбом» нет ни капельки преувеличения. Я это испытал на собственной шкуре.
        Алкивиад, видно, ничего не заметил и, внося запись об уроке в классный журнал, бодро продолжал:
        - К сожалению, пан директор и пан Жвачек резко выступили против моего предложения. По-видимому, они все еще не прониклись доверием к вашему поведению, к вашим историческим познаниям и опасаются, что вы можете скомпрометировать школу.
        Я облегченно перевел дух. Я почувствовал, как сердце мое опять начинает биться.

        Стоики с радостным криком «Ура!» бросились к картам, но рука Алкивиада опять вернула их на места. Историк захлопнул журнал, снял очки и протер усталые глаза.
        - Итак, директор считает, что вы недостаточно компетентны и можете скомпрометировать школу, но ведь недаром я выставил вам хорошие отметки и, пожалуй, лучше других знаю, на что вы способны… Поэтому я не снял своего предложения. Я полагал, что это хороший повод показать всем окружающим, что вы можете. Я особенно заинтересован в этом. Поэтому я и попросил директора, чтобы он лично сопровождал нас во время этой экскурсии и собственными глазами убедился в ваших возможностях. Пан директор в конце концов уступил, поставив только одно условие, чтобы с нами отправился ваш коллега Юлиуш Лепкий из десятого класса, который, как вы, наверное, слышали, является первым учеником. Пан директор доверяет ему и берет его с собой в качестве спасательного круга, на тот случай, если вы подведете. Его можно понять, потому что он заботится о поддержании авторитета школы перед лицом гостей из Элка, но ведь мы с вами знаем, что меры предосторожности здесь излишни. Катон свидетель этому. Итак, я напоминаю. Завтра приходите без портфелей. Выступаем в десять.
        В первую минуту мы все были настолько напуганы, что хотели сразу же во всем признаться. Просто встать и крикнуть: «Не делайте этого! Этого нельзя делать!» Но крик застрял у нас в горле.
        Алкивиад вышел из класса, а мы были так ошеломлены, что впервые за столько месяцев он вышел один.
        Я смотрел ему вслед, как смотрят на безумца, который в неведении идет навстречу гибели и радостно шагает прямо в пропасть.
        Я даже не знал, кого больше жалеть - нас или Алкивиада.
        Первым пришел в себя Засемпа.
        - Господа, вы все слышали собственными ушами. Гог, по имени Алкивиад, обезумел. Кто-нибудь из вас чувствует в себе достаточно сил, чтобы принять участие в этом роковом мероприятии? - И он обвел взглядом класс.
        Все испуганно смотрели на него.
        - Нет… я не могу…
        - Я не помню… С чего бы!
        - Ничего не помню, не зубрил.
        Никто не чувствовал себя в силах это сделать, да и что тут удивительного. На этот раз средство не окажет своего действия. Дир примется спрашивать по очереди, подряд или на выбор. Если даже у кого-то и остались какие-то обрывки сведений, то какая гарантия в том, что Дир спросит именно его? Потому что мы ведь не знали всей истории - в этом никто не сомневался, даже и тени сомнений в этом не было, да и откуда бы этой Тени появиться?
        Засемпа прикусил губу и подошел к Пендзелькевичу с миной, не предвещавшей ничего хорошего.
        - А ты, Пендзель? - спросил он.
        - Что я? - испугался Пендзелькевич.
        - Ты ведь любил историю, разве не так? Все время лез со своими ответами… напрашивался…
        - Я? Да что ты… Это ведь был просто БАБ, - покраснел Пендзель.
        - А мне казалось, что ты просто распухаешь от избытка знаний.
        - Честное слово, ничего не помню. Туман и сплошные потемки. Я ни за что не рискну. Да отвяжись ты от меня.
        - А ты, Бабинич? - спросил Засемпа.
        - Что ты ко мне пристал! Я сразу говорил, что средство никуда не годится и только принесет нам уйму хлопот.
        - А сам зубрил!
        - Я зубрил только с самого начала и только древнюю историю. Но когда Алкивиад заключил с нами триумвират, я тут же перестал зубрить. И я не участвовал в дрейфе. Спрашивай тех, которые участвовали. Может, у них что-нибудь и осталось в голове. - Он злобно усмехнулся.
        Взгляд Засемпы остановился на Слабинском.
        - Вот ты, Слабый, дрейфовал когда-то на тему о Зигмунде. Может, ты что-нибудь скажешь… ну, хотя бы о колонне Зигмунда…
        Слабый испуганно посмотрел на нас.
        - Попытайся, старик, - ободрил его Засемпа.
        - Зигмунд был королем, - заикаясь, объявил Слабый и тут же простонал: - Черт возьми, но который же из них стоит на колонне? Этих Зигмундов целая куча. Нет… нет… Я ничего не знаю! У меня в голове все смешалось.
        - Бем?
        - Ничего не помню.
        - Кох?
        - Я это делал вовсе не для того, чтобы запомнить. Я делал только для дрейфа, а это не учеба.
        - Бучек?
        - Я о Зигмундах ни бум-бум… Я в них не участвовал.
        - А в чем ты участвовал?
        - В Пястах.
        - Валяй тогда о Пястах. Помнишь хоть что-нибудь?
        - Нет, оставь меня в покое, сделай милость!
        Засемпа яростно засопел.
        - Значит, как получается, гады! Ведь вы же сами лезли на рожон. Добровольцев всегда было навалом, правда? А теперь не помните?!
        - Чудак человек, так ведь мы же не учили! Ведь это же была игра.
        - Игра! Да ведь вы же, разиня рты, слушали Алкивиада! Наперегонки выступали на дискуссиях, спрашивали вас или нет, просиживали штаны в кружках, сидели над книгами, кисли в музеях, вдыхали аромат веков - и что же? Что, я вас спрашиваю? Ничего не знаете? Тогда зачем же вы все это делали?
        Воцарилась полная драматического напряжения тишина. Засемпа продолжал говорить сдавленным от волнения голосом:
        - Если бы вы проводили спокойный дрейф, Алкивиад не набрался бы такой самоуверенности. Он просто не отважился бы… Но вы… Неумеренное, пристрастное, я бы даже сказал - аморальное применение средства завело нас в тупик, а я предупреждал. Но вы не обращали на мои слова никакого внимания. Вот это нас и погубило.
        - Прежде всего, его, - заметил я.
        - Да, это будет удар для Алкивиада. После такого удара ему уже не оправиться.
        - Нужно найти какой-нибудь выход!
        - Пока я знаю только один! Нам нельзя идти на эту экскурсию. Нужно придумать какую-нибудь причину.
        - А какую?
        - Заболеть! Всем!
        - Никто этому не поверит.
        - Заболеть по-настоящему. Я знаю такое средство.
        - Нет, это не поможет. Все равно все догадаются, почему мы заболели.
        - Что же тогда?
        - Ничего. Но идти мы все равно не можем, так будет еще хуже.
        - Значит, не пойдем. А что потом?
        - Потом? - хрипло спросил Засемпа. - Не будет никаких «потом». Это конец. Конец всему. Теперь уже нам ничто не поможет. Мы убили Алкивиада, - добавил он тихо.
        - Да что ты болтаешь?!
        - Мы его прикончили. Но я не виноват, что все это зашло так далеко, я не хотел, все это должно было выглядеть совершенно иначе… Ну, чего стоите? - внезапно выкрикнул он. Глаза у него были страшные. - Проваливайте отсюда!
        Мы испуганно отошли. Засемпа еще с минуту смотрел на нас с ненавистью и выбежал из класса.
        Никто из нас не пошевелился. Долгое время все хранили молчание. Слышалось только ржание Цицерона за окном.
        - Говори, что нам делать, Чамча, - отозвались наконец Пендзель и Слабый, - почему ты молчишь? Нужно же что-то делать, потому что это действительно может его убить!
        - Не знаю - я совершенно не знаю, что делать, - прошептал я.
        Неподвижный Катон приглядывался к нам сверху. И мне показалось, что он смотрит на нас с издевкой.
        Из школы я выходил крадучись, боясь, что встречу где-нибудь Алкивиада…
        Остаток дня я провел как в полусне. Старался вдолбить себе, что ничего страшного не произойдет. Просто будет еще одна взбучка. Но я понимал, что это не будет просто обычная взбучка. И чем больше я об этом
        думал, тем яснее понимал это. Вся история с самого начала проходила у меня перед глазами как кинофильм: циничное приобретение средства, первая встреча с Алкивиадом на улице, первый урок и первое жульничество, жульнические процессии, фальшивые дрейфы, триумвират - подлый договор.
        Почему я тогда не вмешался? Ведь это уже не имело отношения к средству.
        Нет! Потом это уже не было жульничеством! Ведь мы и на самом деле любили Алкивиада. И процессии наши не были жульническими, и дрейфы не были фальшивыми. Мы были искателями правды…
        Но тут мне пришло в голову, что если бы мы в самом деле любили Алкивиада, то обязаны были вывести его из заблуждения относительно наших знаний. И самое подлое свинство как раз и заключалось в том, что мы только делали вид, будто что-то знаем. Если бы мы не любили по-настоящему Алкивиада, то тогда это было бы просто шуткой, маленьким розыгрышем, а так - это было свинство. Засемпа не виноват. Он предупреждал, он не хотел, чтобы мы перегибали палку с этой любовью… предостерегал нас… Но я-то никому не мешал, сам слушал Алкивиада на уроках, любил его и все же не набрался смелости, чтобы сказать ему всю правду!
        Дома я боялся, как бы старики чего-нибудь не заметили и не стали допытываться, что со мной происходит. Мне сейчас ни с кем не хотелось разговаривать. Поэтому я сказал, что сам возьму себе ужин и чтобы никто мне не мешал, потому что я готовлюсь к контрольной. Я думал, что не смогу заснуть, что вообще не смогу спать, но, должно быть, я был слишком измотан, потому что под конец все-таки заснул…

        … Утром я принял решение. Я пойду к Алкивиаду и все ему расскажу. Предупрежу его. Пускай отменит экскурсию. Или пускай ему дадут кого-нибудь другого сопровождать малышей. Это будет большим ударом для старика, но все же лучше, если я ему скажу. Так будет честнее…
        День выдался солнечный… За ночь на деревьях распустились все почки и зацвели примулы в сквере. В школе я обнаружил, что пришел не только я один.
        Явились также Засемпа, Пендзель и Слабый. Алкивиад сразу позвал нас к себе. Он был весь какой-то праздничный и улыбался. Надел рубашку в оптимистическую горошину и - совершенно необычайная вещь! - выгладил брюки. Он уже совершенно не горбился.
        - А почему вас только четверо? - спросил он.
        - Остальные заболели, пан учитель. Он не очень удивился.
        - Вашей удалой четверки для меня вполне достаточно, - сказал он. - Вы знаете предмет лучше всех. Мне известно, что все началось с вас. Вы первыми полюбили меня. Помните, как вы провожали меня в тот дождливый октябрьский день…
        Итак, наступил решающий момент. Теперь я должен был ему во всем признаться, но голос почему-то меня не слушался. Я подтолкнул локтем Засемпу, но тот только усмехнулся в ответ.
        - Ничего, не бойся, - прошептал он.
        - Он, видишь ли, знает историю, - тихо добавил Пендзель. - Это он только делал вид.
        - Засемпа, в самом деле?
        - Да. Я все знаю и только делаю вид. Слабый тоже знает.
        - Нет! Не разыгрывайте меня! - крикнул я. - Вы ничего не можете знать.
        - Правильно, - признались они, - мы ничего не знаем, мы просто- пошутили. Но зато у нас есть средство.
        - Средство?
        - Да, новое средство. Шекспир продал нам средство от экскурсий.
        Я совершенно обалдел. Хотел было получить у них более подробные объяснения, но как раз в этот самый момент к нам с издевательской усмешечкой подошел Шекспир:
        - Не бойтесь. Я вам все подскажу.
        Нас вывели во двор. Там уже стояла целая группка этих щенков из Элка. Рядом с ними - Дир. По другую сторону - Жвачек. Значит, и он тоже. Кицкий злобно усмехнулся из окна. И не только он. Вся школа приглядывалась к нам из окон.
        Шекспир многозначительно подмигнул десяти классникам.
        Я это заметил.
        - Он нас разыгрывает, - испуганно шепнул я За-семпе. - Это его месть! Не верь ему. Он сейчас подмигивал своим.
        - Не бойся, - отозвался Засемпа. - Это у него просто нервный тик.
        Я испуганно огляделся по сторонам. Любой ценой я хотел выиграть время.
        - Может, мы сначала сыграем «Пробуждение Африки»? - предложил я Диру. - Ребята из Элка еще не видели этой пьесы.
        Но в ту же самую минуту Шекспир шепнул что-то по секрету Диру на ухо, и Дир грозно глянул в мою сторону. Наверное, Шекспир рассказал, как мы его похищали… Теперь я уже точно знал, что он против нас. Я опять стал уговаривать Засемпу, что нам лучше было бы предупредить Алкивиада, но Засемпа не слушал моих уговоров. Он верил Шекспиру. Я обратился с тем же предложением к Пендзелю и Слабому, но и они только отшучивались и не хотели меня слушать. Тут я заметил, что они выносят Катона.
        - Зачем вы его берете?
        - Подарим эту рухлядь ребятам из Элка.
        - Но ведь это же память.
        - Лучше не иметь таких памятных вещей, - шепнули они. - Нужно убирать свидетелей преступления.
        - Ты слишком много знаешь, старик, не правда ли? - И Пендзель щелкнул римлянина по облупленному носу.
        - Но что на это скажет Алкивиад? - Я со страхом наблюдал за ними.
        Но они вовсе не считались с этим.
        Я понял, что могу рассчитывать только на собственные силы. Всю дорогу до автобусной остановки я раздумывал, что бы предпринять. Когда подъехал автобус, я сделал вид, что не могу в него влезть.
        - У меня приступ, наверное, аппендицит! Колет в боку!
        - Оставьте его, - сказал Жвачек. - Попросим милиционера вызвать к нему «скорую помощь». Мы не можем опаздывать из-за того, что у Чамчары аппендицит.
        Как и следовало ожидать, Жвачека мне провести не удалось. Видя, что они готовы уехать без меня, я в последний момент все-таки вскочил на подножку.
        Мы вышли на Медовой и отправились на Замковую площадь. Там уже было множество туристов с гидом.
        - Что это за колонна? - спросил Дир, указывая на памятник Зигмунду. - Может быть, ты, Засемпа, объяснишь коллегам из Элка?
        - Это Колонна Зигмунда, - ответил Засемпа.
        - Которого Зигмунда?
        Засемпа оглянулся на Шекспира. Шекспир приложил ладони ко рту и прошипел:
        - Старого.
        - Зигмунда Старого, - сказал Засемпа.
        - То есть как это Старого? - усмехнулся Жвачек. - Почему ты говоришь Старого?
        - Так ведь он же старый.
        Я посмотрел на Алкивиада. Он еще ничего не понимал. Глядел широко раскрытыми глазами на Засемпу. Все вокруг принялись смеяться. Громче всех смеялись туристы с гидом. А ученики из Элка уже хватались за животы.
        - А о Вазе ты слышал? - спросил директор.
        - Да.
        - И что ты можешь сказать?
        - Она служит для фруктов, - услышал я предательский шепот Шекспира.
        - Она служит для фруктов, - громко повторил Засемпа.
        Алкивиад тяжело оперся о колонну. Дир со Жва-чеком обменялись многозначительными взглядами.
        - Может быть, тогда ты расскажешь коллегам из Элка, - Дир указал на Пендзелькевича, - что это за памятник виднеется там слева?
        - Это Килинский.
        - А за что ему поставили этот памятник?
        - Потому что он сшил хорошие сапоги, - услышал я шепот Шекспира.
        - Потому что он сшил хорошие сапоги, пан директор, - сказал Пендзель.
        - Нет, мой дорогой, - процедил директор, - за хорошие сапоги у нас еще никому не поставили памятника. Хотя я и не пойму почему, а ведь стоило бы…
        В таком случае, может быть, ты расскажешь о патроне наших друзей из Элка, о Коллонтае.
        - Коллонтай? - Это, кажется, такой сорт мыла.
        - Ну, а тот, Гуго…
        - Да, Виктор Гюго, - пробормотал Пендзель. Видимо, у него окончательно все перемешалось в голове.
        Преподаватели огорченно умолкли. Алкивиад вытирал платком пот со лба.
        - Вы, пан директор, спросите у Пендзелькевича что-нибудь о Болеславе Храбром, - сказал я, чтобы хоть как-нибудь спасти положение. - Пендзелькевич отлично знает период первых Пястов.
        - Ну, расскажи, мой мальчик, - сказал директор.
        - Болеслав Храбрый приказал выбить зубы… - пробормотал Пендзель и замолчал. Ему как будто рот заткнули.
        Я почувствовал, что дела наши из рук вон плохи.
        Шекспир опять хотел что-то подсказать, но мне в последний момент удалось заткнуть ему рот. А Пендзелькевич по-прежнему молчал.
        - Неужели ты только это и запомнил из истории первых Пястов? - спросил прерывающимся голосом Алкивиад. - Ведь ты же все знал.
        - Я позабыл. Все это было так давно.
        - Может, тогда Слабинский? - предложил Жвачек.
        Но Слабинский только широко, по-рыбьи, раскрыл рот. И так и застыл с открытым ртом. Выглядел он при этом очень глупо.
        - Ладно, попробуем с другого конца, - сказал Дир, - видите, какой я терпеливый. Наш первый ученик, Юлиуш Лепкий, сказал нам, что ты, Чамчара, - директор обратился ко мне, - интересуешься театром. Не мог ли бы ты нам, в таком случае, сказать, где помещался первый театр в Варшаве?
        - В зоологическом саду, - услышал я шипение Шекспира, но не стал его слушать, потому что знал, что он подсказывает неверно.
        Убитый, я посмотрел на Алкивиада. А он все еще ждал с надеждой. Он верил в меня. Нет, это было не только ожидание. Я видел его глаза. В них была просьба… мольба…
        Но я ничего не мог поделать. Отвечать я не мог. Как из-за стены доносились до меня очередные вопросы:
        - Кто такой был Малаховский?
        - Почему площадь назвали его именем?
        - А Понинский?
        - А Ясинский?
        - А Красицкий?
        - А Декерт?
        Я не мог вымолвить ни слова, хотя, пожалуй, где-то мне уже доводилось слышать об этих личностях.
        - Значит, это и есть те пресловутые лучшие ученики, коллега Мисяк? - сурово произнес директор. - Вы солгали нам.
        Алкивиад стоял под колонной короля, несчастный и беспомощный, в своей смешной рубашке в оптимистический горошек.
        - За что же вы им ставили такие сказочно высокие отметки?! - ехидно усмехнулся Жвачек. - Вам следует немедленно уйти с работы, вы слишком доверчивы и не годитесь в педагоги.
        - Да, вам придется уйти, - повторил директор, - вы человек немолодой и слишком устали. Нашей знаменитой школе необходимы сильные и энергичные педагоги.
        Я думал, что.Алкивиад хоть что-нибудь скажет в свое оправдание, но он только глядел на нас печальными глазами. Я вспомнил, что это должно обозначать. Это было записано в картотеке средства.
        - Пан учитель… - пробормотал я.
        Я хотел все объяснить, но он уже отвернулся и ушел.
        В отчаянии я следил, как он, печальный и сгорбленный, исчезает в просторах площади… Потом я побежал за ним. Я увидел, что он спускается по эскалатору. Задыхаясь, я погнался за ним, перепрыгивая сразу через несколько ступенек. И догнал его в самом низу.
        - Пан учитель, мы вас на самом деле любили!
        - Не верьте ученику Чамчаре, коллега Мисяк, - услышал я голос рядом с собой и с ужасом увидал Жвачека. - Это лгун. Они применили по отношению к вам СОТА в соединении с методом БАБ. Вы когда-нибудь слышали о методе БАБ? Это Большой Блеф, жертвой которого вы и пали. Педагогический коллектив предупреждал вас, но вы больше доверяли своим притупившимся чувствам. Вы поддались Блефу, и в результате на вас оказало действие СОТА. Вы разве еще не знаете, что они купили средство от вас? Вот оно-то и называется СОТА. И купили-то по дешевке. Всего за сорок семь злотых и десять грошей.
        Алкивиад отвернулся от меня.
        Я хотел опять броситься за ним, но Жвачек своей костлявой рукой ухватил меня за плечо и удержал.
        - Перестань мучить старого человека. Дай ему спокойно уйти. Разве ты не слыхал, что говорил директор? Пан Мисяк должен уйти.
        - Нет! - выкрикнул я.
        - Должен. СОТА подтвердило его беспомощность.
        - Да нет же, вы ничего не понимаете. Он вовсе не беспомощный, и мы все его уважали. Мы уважали его больше всех остальных учителей.
        - И поэтому применили к нему Большой Блеф? - усмехнулся Жвачек.
        Я пытался вырваться, но он меня не пускал.
        - Не убегай! Я же сказал тебе, что ты никуда не пойдешь. Мы возвращаемся в школу. Теперь уже я возьмусь за вас. От меня у вас средства нет. Сегодня вы будете писать в классе сочинение на тему: «Как мы купили средство».
        - Я не могу, пан учитель, я пообещал хранить тайну.
        - Нет уже никакой тайны. Лепкий признался нам во всем.
        Собравшись с силами, я наконец вырвался и удрал. Я искал Алкивиада повсюду - на Мариенштадте, на Сольце… Потом, окончательно отчаявшись, я двинулся в сторону школы. На углу мне встретились Засемпа, Пендзель и Слабый.
        - Вы чего здесь дожидаетесь?
        - Мы ждем Алкивиада. Ведь у нас сегодня собрание кружка.
        - Идиоты! - задыхаясь, крикнул я. - Неужто вы не понимаете, что Алкивиад уже никогда не вернется в школу? Разве вы не знаете, что это было за средство! Это было отличное средство, чтобы уничтожить Алкивиада!
        - Не может быть и речи об уничтожении Алкивиада! Он должен сюда прийти.
        - Он не придет.
        - Придет. Мы будем ждать. Я засмеялся.
        - Не смейся так, у тебя страшный смех, - задрожал Пендзель. - Я не могу слышать такой смех. Скажи ему, Слабый, чтобы он не смеялся.
        - Не смейся так, - толкнул меня Слабый. - Ты же сам видишь, как это действует на Пендзеля.
        - Я имею право смеяться таким смехом, - ответил я, - ибо это смех отчаяния. Когда не остается никаких надежд, люди смеются именно таким смехом.
        - Не отчаивайся! Он должен сюда прийти!
        Итак, мы продолжали ждать, переругиваясь и бросая друг другу в лицо обвинения. Так мы прождали до самого вечера, но напрасно. Он не пришел. И вот когда наступил вечер, мы набрались смелости и решили явиться к нему прямо домой.
        Я помню скрипящие деревянные ступеньки старого дома на заброшенной улице… Ветер раскачивал лампу, и тень, падавшая крестом от оконного переплета, качалась на лестничной клетке, будто вот-вот упадет…
        Сверху доносился говор. Мы посмотрели вверх. На площадке третьего этажа стояла кучка людей в черных костюмах. Среди них мы разглядели нашего Дира и Жвачека. Они сидели на лестничных перилах и курили папиросы, выпуская большие кольца дыма, которые лениво расплывались в воздухе, а нам казалось, что они складываются в неуклюжие буквы:
        С О Т А…

        Оба они были в черных цилиндрах и белых перчатках.
        Мы в испуге отступили и столкнулись внизу с двумя почтальонами, которые тащили какие-то большие пакеты.
        - Что это у вас в этих пакетах? - встревожено спросили мы.
        - Сто два килограмма траурных объявлений. Но мы все еще не могли понять, в чем дело.
        - Разве здесь кто-нибудь умер?
        - Да, - ответили почтальоны. - Помогли бы лучше нам нести. - Взяли бы хотя бы килограммов двадцать.
        - У нас нет времени. Мы здесь по делу, не терпящему отлагательств.
        Мы постучали в какие-то двери. Из них выглянул человек в черном цилиндре.
        - Простите, нам нужен учитель, пан Мисяк.
        - Вот его как раз выносят, - ответил человек в черном цилиндре.
        И действительно, двери соседней квартиры были открыты настежь, и шесть одетых в траур мужчин выносили оттуда черный гроб.
        - Нет! Нет! Я не согласен! Это неправда! - крикнул я. - Он не мог… Он же знал, что мы его по-настоящему любим…
        Но никто не обращал на этот крик внимания. Люди в трауре шли за гробом прямо на меня, и в первой паре я узнал Дира и Жвачека. Рядом шагали с зажженными свечами в руках Венцковская, Дядя, Фарфаля, пани Калино, пан Дедронь, пан Неруха.
        Испуганные, мы отступили на улицу.
        Вскоре из дому вынесли гроб. За гробом устремились провожающие в трауре. Мы дожидались, пока все выйдут, чтобы присоединиться к концу процессии. Но они все выходили и выходили, молчаливые, с опущенными головами, выходили парами, нескончаемым хороводом, и у всех были удивительно молодые лица. Процессия растянулась во всю длину улицы, а они все еще выходили попарно, как с урока. Мы узнали среди них магистра Рончку, он держал за руку вице-министра. А за ними важно вышагивали в парадных мундирах генерал и член правительства.
        Не было только ребят из нашего класса. Но вот мы заметили их. Они, запыхавшись, бежали с картами, с таблицами, со схемами и кассетами диапозитивов… Хотели было втиснуться в процессию, но не смогли.
        Мы направились к ним.
        - Подождите, пока все пройдут, - посоветовали мы, - присоединимся к процессии в конце.
        - Хорошо, - согласились мы.
        - А зачем вы взяли с собой все эти вещи?
        - Мы ведь всегда провожали его с картами.
        Долго ждали мы, но никак не могли дождаться конца этой траурной процессии. Поэтому мы двинулись вперед рядом с процессией. К счастью, улица была пустая, и никто не мог заглянуть нам в лица.
        Рядом с нами шагали двое мужчин в трауре. У одного из них из-под плаща выглядывал докторский халат и из кармана торчал стетоскоп. На втором была мантия прокурора. Они тихо переговаривались.
        - Значит, ты его обследовал? - услыхали мы.
        - Я присутствовал при его смерти.
        - Стало быть, ты уверен?
        - Да, он умер не естественной смертью.
        - И что ты об этом думаешь?
        - Это убийство.
        - А их поймают?
        - Вполне возможно. Убийцы часто приходят на похороны своих жертв. Милиция уже ждет…
        Мы испуганно огляделись по сторонам. И действительно, за каждым деревом притаились милиционеры, они внимательно всматривались в участников процессии, а лица некоторых даже освещали фонариком.
        Сердце, как молот, билось у меня в груди, но идти с каждым шагом становилось все труднее, ноги были словно ватные. Внезапно меня ослепил яркий свет.
        - Вот один из них, - закричал кто-то. - Хватайте убийцу!
        - Нет! Нет! - крикнул я в испуге. - Я не убийца! Я хотел броситься бежать, но бесчисленная толпа прежних учеников Алкивиада бросилась за мной с палками и зонтиками в руках…
        - Что случилось? - услышал я голос отца. Он стоял надо мной в длинной ночной рубашке и пытался поднять меня с пола. Горел свет.
        - Алкивиад умер, - прошептал я.
        - Какой Алкивиад? - Отец смотрел на меня с беспокойством.
        Только теперь я окончательно пришел в себя и смутился. Я обозлился на отца за то, что он застал меня в таком положении.
        - Что это тебе приснилось? - спросил отец.
        - Ничего… просто… я разучивал роль… роль убийцы. Ты разве не знаешь, что я сейчас играю в нашем театре… спроси у Шекспира.
        - У Шекспира? Да ты что - бредишь?
        - Я хотел сказать у Юлиуша Лепкого из десятого… Мама всегда хотела, чтобы я стал актером, вот я и учу…
        - В темноте? На полу? Ночью?
        - Ночью? А который сейчас час?
        - Четыре.
        - Я теперь всегда буду вставать в четыре… Жизнь слишком коротка, чтобы так долго спать.
        - Хватит с меня твоих штучек! - обозлился отец. - Сейчас же марш в постель! А матери я скажу, чтобы она сходила с тобой к невропатологу.
        Я снова улегся в постель, но больше не заснул.

        ГЛАВА XVI

        Ранним утром, когда я еще лежал в постели, ко мне пришел Засемпа.
        - Я хотел тебе что-то сказать, - начал он неуверенно, - я думал, что ты уже встал.
        - Нет, пока еще лежу.
        - Как тебе спалось?
        - Отлично. Мне приснился приятный сон.
        - Приятный? - Засемпа поглядел на меня с изумлением.
        - О, да. Мне приснился танец. Бал выпускников школы. По этому поводу Венцковская зажарила всю свою птицу и подала ее на стол. Вонтлуш Первый играл танцевальные мелодии на контрабасе. Было очень весело. Дир танцевал со Жвачеком, Рончка - с вице-министром.
        - А Алкивиад?
        - Перестань ты меня мучить своим Алкивиадом.
        - А ты разве не думал о том деле?
        - О каком?
        - Об Алкивиаде? Я рассмеялся.
        - Я? Пусть конь Цицерон думает - у него голова большая. Я не могу брать на себя ответственность за халатность гога. Наше дело вытворять разные штуки, а задача гогов - нам не верить и мешать.
        Засемпа был потрясен.
        - Я не знал, что ты такой, Чамча.
        - Какой?
        - Черствый.
        - Я не вижу причин, чтобы раскисать. Что, собственно, произошло? Мы просто вернулись к исходному пункту. Сыграем в макао?
        Засемпу даже передернуло.
        - Что-то у меня нет охоты.
        - Засемпа, ты разложился. Я не думал, что на тебя это так скверно подействует. Ты наверняка плохо спал. У тебя красные веки.
        Засемпа смутился:
        - У меня всю ночь болел зуб.
        - Это очень огорчительно, - сказал я.
        - Ну, я, пожалуй, пойду, - пробормотал Засемпа.
        - Иди, - сказал я. - Нет, погоди! Я не могу отпускать тебя в таком состоянии. Что ты намерен сегодня делать? Мне кажется, что тебе следовало бы поразвлечься. Небольшой гигиенический нагоняй пошел бы тебе на пользу. Может, пойдешь к тем, из Элка?
        - Ты что - с ума сошел? Зачем?
        - Разыграешь этих пентюхов. Скажешь им, что тебя прислали, чтобы ты проводил их в музей. Отправишь всю компанию в музей, и нас оставят в покое. А еще лучше - погрузи их на пароход и пусти вниз по течению до самого Плоцка. Или вверх до Черска. Посетишь заодно еще раз крестьянина-археолога - посмотришь, а вдруг этот добрый дяденька выпахал что-нибудь новенькое… Можно, правда, еще похитить Алкивиада. Как ты полагаешь?
        - Что у тебя за мысли, Чамча? - Засемпа испуганно попятился к двери. - Я тебя не узнаю! Ты, наверное, тронулся от переживаний.
        - Подожди, ты ведь хотел мне что-то сказать.
        - Нет, теперь уже не хочу.
        - Я вижу, у тебя все еще болит зуб.
        - Привет!
        - Привет, и советую сходить к зубному!
        Как только двери за ним захлопнулись, я вскочил с постели, торопливо оделся и, оглядываясь по сторонам, чтобы не наткнуться на кого-нибудь, помчался в школу.
        Алкивиада я застал в маленьком кабинетике рядом с учительской. Увидев, что он один, я с облегчением перевел дух. Уроки только что начались, и все преподаватели уже разошлись по классам.
        - Добрый день, пан учитель.
        - Кто это? - Он даже не поднял головы, склоненной над кипой тетрадей.
        - Чамчара из восьмого «А».
        - Что? Уже? Экскурсия ведь только в десять.
        - Да, пан учитель, но я… я… - Я замялся.
        - У тебя какое-нибудь дело?
        - Вроде этого… - Я переминался с ноги на ногу. - Я как раз пришел…
        - По поводу эпидиаскопа? Завтра у нас будет небольшой материал по Помпее.
        - Дело не в эпидиаскопе…
        - Я знаю, вы предпочли бы фильм, но на этой неделе не получится. Зато в понедельник…
        - Я не по поводу фильма, а по поводу…
        - По поводу кружка? Не волнуйся, мой мальчик. В кружках поначалу всегда бывают трудности, но потом все как-то утрясается.
        - Конечно, пан учитель, но не в этом дело… это скорее касается вас, пан учитель.
        - Вопрос касается нашего договора? - спросил он, перекладывая тетради.
        - В некотором смысле.
        - У вас какие-нибудь претензии? - Он говорил, все еще не глядя на меня. - Возможно, я что-нибудь упустил, в чем-то отклонился, забыл о чем-нибудь или чего-нибудь не заметил? -Заранее прошу прощения, мой друг. Я, Чамчара, превратился в титана труда. Видишь ли, я заключил дуумвират с восьмым «Б» и наверняка заключу его также и с классом «В». По нашей школе разгуливает ветер истории, как выразился наш дорогой директор. К сожалению, ветер - это мука для мельниц. Погляди-ка на эти исторические работы. В каждой из них по меньшей мере десять страниц, а есть и по двадцать. И я являюсь той мельницей, которая должна перемолоть весь этот урожай…
        Я смотрел на него с сочувствием. Его разговорчивость и оживление свидетельствовали о том, что он сегодня в великолепнейшем настроении. «Как же мне ему признаться», - подумал я с тревогой.
        А он тем временем продолжал:
        - Да, мой дорогой Чамчара, а тут еще приближается конец четверти, и у нас каждый день собрания, но окончательно прикончат меня экскурсии. Все легионы позавидовали Восьмому. Ими овладел дух странствий, что отнюдь не удивительно, поскольку сейчас весна. Однако то, что происходит этой весной, совершенно немыслимо. Не думается ли тебе, что такая весна достойна того, чтобы быть воспетой в эпопее, подобной «Пану Тадеушу»? К сожалению, мой дорогой мальчик, я подозреваю, что мне суждено увидеть лишь одну такую весну по той простой причине, что я, пожалуй, ее не переживу…
        Я содрогнулся.
        - Пан учитель…
        - Ты вздрогнул, Чамчара. Ты чем-то взволнован, мой мальчик. Возможно, ты вообразил, будто я сейчас намекнул на Пуническую войну, которую я веду с пани Калино за зал на втором этаже, аннексированный жалкими географами. О нет, не бойся! Ганнибал в юбке не сможет победить! Если я чего и опасаюсь, то только того, что паду жертвой «supplicium rotae» сиречь - колесования. Как тебе известно, во времена средневековья это была самая распространенная пытка. Несчастную жертву привязывали к колесу… Пытка эта, правда, в более утонченном виде сохранилась и до наших дней. Я предчувствую, что меня ожидает именно такой конец. С той только разницей, что меня будут привязывать ко многим колесам и кружкам одновременно, поскольку в старших классах организованы два новых кружка историков. Юноши эти настроены весьма агрессивно. Они решили пересмотреть некоторые традиционные взгляды. И, видишь ли, Чамчара, я трепещу от страха. Пересмотр традиций, перелицовка их - вещь опасная, не все можно перелицовывать. Но разве можно гасить научный огонь в молодых сердцах? Это было бы очень жестоко. Это все равно что ломать ветви на
цветущей яблоне.
        Алкивиад наконец поднял голову от тетрадей и с пером в руке, так и застывшим в воздухе, загляделся на цветущий сад.
        Я смотрел на него с сочувствием. Несчастный даже не подозревал, что через минуту все его спокойствие будет уничтожено более основательно, чем Карфаген.
        - Я очень сожалею, - сказал я, - но дело здесь вовсе не в каком-нибудь нарушении или отклонении с вашей стороны, пан учитель.
        - А в чем же дело?
        - Просто в связи с сегодняшней экскурсией я хотел бы…
        - Понимаю. Ты хотел бы предложить свой маршрут.
        - Нет, я, скорее, хотел бы кое-что объяснить… - Я опять запнулся…
        - Какие-нибудь неясности?
        - Здесь, скорее, ошибка.
        - Что-нибудь не получается? Какие-то трудности?
        - Назовем это беспокойством..
        - Беспокойство перед экскурсией?
        - Да.
        - Научное беспокойство - это процесс творческий, - спокойно заметил Алкивиад.
        - Я боюсь, что наше беспокойство не носит научного характера.
        - Следовательно, беспокойная совесть?
        - Это можно назвать и так. Дело в том… - Я откашлялся. - Я не хотел бы, чтобы вы, пан учитель, меня неправильно поняли и подумали о нас плохо… Дело в том, что мы в самом начале учебного года предприняли некоторые тактические маневры.
        - Тактику очень высоко ценили уже в древности.
        - Совершенно верно, пан учитель, так вот мы как раз и исходили из тактических соображений.
        Кто-то постучал в двери учительской.
        - Посмотри, кто там, и скажи, чтобы мне не мешали, - сказал Алкивиад.
        Я пошел в учительскую, открыл двери и оказался лицом к лицу с Засемпой, Пендзелькевичем и Слабым.
        Мне сделалось плохо. Все они смотрели на меня враждебно.
        - Вот он! - проворчал Пендзель. - Значит, он все-таки здесь!
        - Я подозревал, что он способен это сделать! - Слабый даже засопел от возмущения. - Все на нас сваливает!
        - Хочешь за наш счет выйти чистеньким перед Алкивиадом? - прошипел Засемпа. - Значит, так? Когда я был у тебя, ты всячески выкручивался!… А сам потихоньку… Ты же предатель! Жулик!
        - Чамча всегда был двуличным, - сказал Слабый.
        - Я вам все объясню, - простонал я, - только дайте мне хоть слово сказать! Я решил пожертвовать собой. Мне не хотелось вас впутывать, и я решил, что сам все утрясу.
        - Ты подло врешь, Чамча! Сегодня утром ты проявил полное отсутствие человеческих чувств, показал свой отвратительный моральный облик!
        Не обращая внимания на мои протесты, они ворвались в кабинет.
        - Пан учитель, - вопили они, - что здесь делал Чамча?
        - Чамчара пришел сюда донимать меня.
        - Он… он уже сказал вам?
        - Кое-что.
        - Вы ему не верьте, пан учитель! Мы не имели в виду ничего плохого. Мы исходили исключительно из тактических соображений, - брякнул Засемпа, поглядывая на меня исподлобья.
        - Дипломатических, - добавил Пендзель.
        - Гигиенических, - добавил Слабый.
        - То же самое говорил и Чамчара, - растроганно вздохнул Алкивиад, возвращаясь к своим тетрадям. - Но я так толком и не пойму, что вам нужно.
        - Дело в том… собственно говоря, дело в том, что… - начал было Засемпа и запнулся.
        - Видишь, пижон, ты уже заткнулся, - прошептал я, оттаскивая Засемпу за рукав назад. - Нечего вам было и соваться сюда, я бы все сам утряс.
        - Все рассказал бы? По-честному? - Он все еще колебался, глядя на меня.
        - В таком положении Алкивиада может спасти только наше признание. Иначе он, как несмышленый младенец, шагнет в пропасть.
        - А когда я хотел сегодня утром с тобой как раз об этом потолковать, ты вообще не хотел разговаривать, валял дурака и проявлял моральное разложение.
        - Это правда. Я проявил моральную слабость потому, что не хотел, чтобы вы приперлись сюда и морочили голову Алкивиаду. Это претит моему взыскательному слуху. К тому же необходимо обладать хоть небольшими политическими способностями и дипломатическим тактом, на которые боженька для вас поскупился.
        - Это что еще за диспуты? - встревожился наконец Алкивиад.
        - Мы как раз разрабатываем линию поведения, пан учитель, - ответил я.
        - И долго это будет продолжаться?
        - Мы уже готовы. Так вот, дело в том, что мы действовали умышленно.
        . - Да, вполне умышленно, - крякнул Засемпа.
        - И планомерно, - добавил я.
        - Преднамеренное или умышленное действие, - спросил Алкивиад, не отрывая пера от бумаги, - это означает заранее обдуманное действие.
        - Можно это и так назвать, - согласился я неуверенно.
        - Итак, преднамеренная учеба? Это мне нравится! - воскликнул Алкивиад.
        - Не совсем учеба, - кашлянул я, - скорее, совсем наоборот. Нам нужно было средство.
        - Средство, способ или модус, - растроганно повторил Алкивиад. - Но какое средство?
        - Средство, или иначе - СОТА.
        - СОТА, или иначе - дрейф.
        - Дрейф - иначе беззаботное плаванье по глубинам истории.
        - И отклонение от курса.
        - Нам это показалось полезным.
        - Занимательным.
        - Продуктивным.
        - Но у нас все же имеются некоторые опасения, что наши знания, так сказать…
        - Это значит, что они не…
        - Не упорядочены?
        - Вот именно, это я и хотел сказать, пан учитель. Они неупорядочены и недостаточны. Одним словом, эта экскурсия…
        - Эта прогулка с нашими гостями из Элка…
        - Она не может состояться в нашем обществе.
        - А-а-а… - указал Алкивиад и наконец положил ручку.
        Это было очень длинное «А». Наступила минута тревожной тишины. Первым заговорил Алкивиад:
        - Ваши сомнения показывают вас в наилучшем свете.
        Мы удрученно переглянулись. Он все еще не осознал опасности положения.
        - Пан учитель, - простонал я, - я буду краток. Мы не учились. Мы дрейфовали. Это все было дрейфом.
        Алкивиад некоторое время помолчал.
        - Конечно, мы можем назвать это и дрейфом, - сказал он. - Это очень удачная формулировка. Но кто же осмелится утверждать, что дрейф не является научным методом и что он не приносит пользы науке? Многие открыватели, особенно Амундсен и Нансен и другие исследователи Севера намеренно клали свои суда в дрейф - и это с научными целями. Когда я совершаю дрейф по просторам истории, влекомый течениями вопросов, то не только знакомлюсь по пути с фактами и историческими событиями, но и увязываю их в причинную цепь, начинаю понимать направление и смысл изменений. А ведь это и есть самое главное. Мы прикусили языки.
        - Дрейф - вещь опасная. Можно напороться на мели и скалы, потерять много времени, заблудиться и все перепутать.
        - Правильно, но ведь я все время стоял на мостике, - сказал Алкивиад, - и, можно сказать, мой друг, что я не спускал взора с компаса и все время справлялся о положении судна. Но все шло нормально. Течения влекли нас в полезных, с научной точки зрения, направлениях. Ведь это и входило в условия нашего договора. Я ведь откровенно сказал, что буду рассматривать вас, как свободных искателей истины. Поэтому я и не мог отказываться от вашей инициативы. Это было бы и вредно и бессмысленно. Ваш моральный уровень, ваш живой интерес и, осмелюсь сказать, ваша любовь к истории, гарантировали удачный исход эксперимента. В конце концов, - Алкивиад нескромно хмыкнул, - можно было предвидеть, что в этом триумвирате я в любом случае сохраняю за собой место Цезаря. Нет, я решительно не вижу, чтобы мы в чем-нибудь отошли от условий договора,
        Засемпа горестно усмехнулся.
        - Все это, конечно, так… но… если бы вы знали… Ведь все дело в том, что вы заключили с нами соглашение, потому что вы думали, что мы знали, иначе вы не решились бы… Вы ни за что не решились бы…
        - Но ведь вы же знали.
        - Ничего мы не знали. Катон свидетель - ничего.
        - На самом деле? И ты, Чамчара, тоже?
        - Чтобы узнать, что такое ахиллесова пята, мне пришлось лазить в энциклопедию.
        - А вы, Пендзелькевич и Слабинский?
        - Мы знали только о первых Пястах, потому что нас заставили их вызубрить для дрейфа.
        Алкивиад застыл в неподвижности. Я подумал, что нам хоть на этот раз удалось сломить его, но оказалось, что он застыл совсем по другой причине. Неожиданно он встал и приблизился к нам с таким видом, с каким подходят к ценным и очень редким экспонатам.
        - Но ведь в таком случае это сверхъестественно! - воскликнул он. - Вы совершили поступок неслыханный в истории нашей знаменитой школы. Вы достойны восхищения!
        - Восхищения? - Мы остолбенели. - Почему мы?
        - Потому что, ничего не зная, вы впитывали знания в рекордно короткий срок и без какого-либо принуждения.
        - Но мы ведь ничего не выучили, - заволновался Засемпа.
        Но Алкивиад только снисходительно усмехнулся.
        - Я уже сказал, что ваша скромность достойна всяческих похвал. Между нами говоря, директор тоже считает, что вы ничего не знаете, и именно поэтому мне так хочется публично продемонстрировать ваши познания.
        У нас опустились руки. Все идет прахом. Слепой человек! Упивается успехом в гордыне своей. Тут уж ничего не поделаешь.
        - Пан учитель, не делайте этого, - заговорили мы все, как по команде, - мы и в са-мом де-ле ни-че-го не зна-ем.
        - Такая самоуверенность, друзья мои, обманчива! - воскликнул Алкивиад. - В глубине веков только один философ отважился заявить «я знаю только то, что ничего не знаю», но вы не имеете никакого права повторять это вслед за ним, поскольку вы все же не философы. Больше скромности, друзья мои! Вы не хотели учить? Согласен. Но утверждать, что вы ничему не научились - это уже излишняя самоуверенность! Вы ведь не непромокаемые. Знания просачивались в вас незаметно, как яд. Вы дышали наукой, купались в океане знаний, не говоря уже о том, что вы подвергались облучению! Когда вы находитесь на солнцепеке, вы загораете, хотите вы этого или нет, думаете об этом или нет. Что же говорить о том из вас, кто умышленно подвергает себя действию солнечных лучей, если вы к тому же любите солнце! А мне показалось, что, в конце концов, историю вы все-таки любите.
        - Вы в этом уверены, пан учитель? - зашмыгали мы носами.
        - Уверен, как уверен был Галилей, когда он утверждал, что Земля вертится.
        Мы вздохнули и, окончательно растерянные, уже не предпринимали попыток продолжать борьбу. Вера этого человека могла сдвинуть с места горы.
        - Хорошо, - сказал Засемпа, - мы можем пойти на эту…
        - Прогулку с обследованием, - подсказал ему Алкивиад.
        - Прогулку с обследованием, - повторил почти что со слезами в голосе Засемпа, - но если мы влипнем, то мы не виноваты. Мы вас честно предупреждали… Мы умываем руки.
        - Это как раз будет очень кстати, - сказал Алкивиад, бросив взгляд на черные ногти Засемпы.
        Засемпа торопливо спрятал руки в карманы.

        ГЛАВА XVII

        В качестве места казни для начала было выбрано Краковское предместье. Мы вышли из автобуса около Академии искусств и с лицами висельников тронулись вслед за Диром, Шекспиром и Алкивиадом. Шекспир все время усмехался себе под нос, нагоняя на нас еще большее уныние. Рядом, под опекой своего преподавателя, топали доверчивые ребятишки из Элка. Честное слово, нам даже жалко стало, что они заполучили таких проводников, как мы. Выглядели они вполне симпатично и наверняка были достойны лучшей участи.
        Дир остановил нас на углу Трембацкой и Козьей и указал на стоящее там здание.
        - Может быть, Слабинский скажет нам что-нибудь относительно этого памятника архитектуры и расскажет о его исторической роли.
        - Это Саксонская Почта, - ответил Слабый без запинки.
        Я вздохнул с облегчением. Приговор был отсрочен. Пока что счастье сопутствовало нам. Пристрастием Слабого была филателистика, и он уже когда-то запускал Морского Змея на тему о роли почты в истории.
        Благодаря этому мы целый урок дрейфовали по столетиям, обсуждая способы общения людей на расстоянии с самых древнейших времен и до наших дней. Ничего, Слабый как-нибудь выкарабкается.
        И действительно, у него все шло гладко. Начал он с Гермеса, который был кем-то вроде министра почты у олимпийских богов, а потом, миновав все рифы и мели, бойко рассказал про гонцов и послов древности, римскую почту и почту королевскую во времена средневековья - про королевские «глаза и уши», конную почту, дилижансы, оптический телеграф, «телеграф проволочный» и «беспроволочный» и счастливо причалил к современной почте.
        С Мицкевичем тоже как-то обошлось. Благодаря Жвачеку, который мучил нас им с самого начала года.
        Я немного струхнул, когда мы вышли на площадь Победы, бывшую Саксонскую, и к Саксонскому саду, и здесь Алкивиад принялся донимать вопросами Бема. И, представьте себе, Бем лил воду вполне удачно. Только потом я припомнил, что ведь мы уже как-то запускали Змея по поводу подков, которые ломал руками Август Сильный Саксонский и одну из которых хотел продать нам тот потомок кузнецов из Черска.
        На Замковой площади Пендзелькевич повел речь относительно колонны и королей из династии Вазов. Я с недоверием вслушивался в его немного суматошный, но вполне обстоятельный рассказ и убедился, что он говорит о вещах мне известных. Я мог бы говорить так же, да, пожалуй, не только я, но и любой из нас. Откуда же взялся мой кошмарный сон?
        Алкивиад спокойно стоял себе в сторонке и с милой улыбкой глядел на Дира, который все еще подозревал в чем-то подвох. Его лошадиная физиономия вытянулась сильнее, чем обычно, брови были насуплены. Он все еще не верил и, как я понимал, готовился к генеральному контрнаступлению.
        И действительно, когда мы остановились на рынке Старого Мяста, он принялся водить взглядом по нашим лицам, выискивая жертву. Неужели наступил час моей казни? Я держался в стороне, и физиономия моя не выражала особого энтузиазма, а Дир вполне мог приписать это желанию уклониться от зондирования. Такая уж у меня неудачная физиономия! Стоит только задуматься, как на лице у меня появляется выражение полнейшего идиотизма, а это, как известно, провоцирует гогов. Взгляд Дира и на этот раз остановился на мне. Я поспешно ощерился в невинной улыбке, но было уже поздно.
        - Теперь, может быть, Чамчара блеснет чем-нибудь?
        - Так ли это необходимо, пан директор? Я охрип. - И я тут же захрипел, как репродуктор на вокзале в Козебродах.
        В глазах у директора появился веселый блеск.
        - Тебе ведь не придется кричать, - ласково сказал он.
        Деликатно выражаясь, я почувствовал себя несколько неловко. Но решил держать фасон.
        - А что бы хотелось пану директору?
        - Может, ты объяснишь коллегам, какое название носит каждая из сторон рынка и почему?
        - С удовольствием, - сказал я. - Итак, дорогие коллеги, вы видите, что рынок имеет форму квадрата. Квадрат, подобно кругу, является фигурой геометрической. Вокруг квадрата можно описать круг, в квадрат можно и вписать круг. Здесь рядом даже находится уличка, под названием Кривой круг. Это указывает на то, что строители рынка намеревались описать вокруг этого квадрата круг, но все пошло у них вкось, поэтому они сделали только часть круга, а потом бросили его…
        - Ближе к делу, Чамчара. Не кружи вокруг да около! - поморщился директор. - Тебе следует рассказывать о сторонах рынка.
        - Слушаюсь, пан директор. Так вот, у рынка есть четыре стороны, и каждая из этих сторон имеет исторически оправданное название… Вот эта, у которой мы стоим, называется стороной Коллонтая, там - сторона Барса, там - Закржевского, а там - Декерта.
        - Теперь, может, о Декерте…
        - Сейчас, пан директор. Так вот, дорогие мои коллеги, Декерт - прошу не путать его с декретом, Так вот, Декрет, простите, Декерт был…
        «Черт бы его побрал, - лихорадочно думал я, - кем же, собственно, был этот тип? Наверняка патриотом».
        - Это, несомненно, был великий патриот, человек знаменитый и достойный… - произнес я вслух и запнулся. - Солидного роста, - добавил я еще по инерции, но больше уже ничего не мог произнести. Чувствовал, что влип. О королях бы я еще мог трепаться, но о Декерте? Я напрасно искал каких-нибудь ассоциаций в памяти!
        В глазах Дира я опять заметил насмешку. Да, Дир - это старый гогический волк и прекрасно понимает, что я влип.
        - Побольше деталей, Чамчара, - сказал он, рассматривая носок своего ботинка, - скажи пару слов об эпохе, об историческом фоне.
        Господи, что делать?! Все еще никаких ассоциаций! Я повытаскивал из закоулков памяти все портреты знаменитых деятелей, картины Матейки и музейные экспонаты. Все напрасно. Этот Декерт был наверняка кем-то из эпохи Коллонтая. Следовательно, кунтуш, нет, скорее, камзол и парик. Из провалов памяти я вытащил на свет все эти розоватые и желтые, потрескавшиеся от времени лица, вылавливая их из черных и коричневых подливок, которыми их заливали тогдашние художники. Все напрасно! Ни одно из них не напоминало мне Декерта.
        Я глянул на Алкивиада, но этот бедняга, по-видимому, ничуть не сознавал трагичности положения и беззаботным взором следил за голубями, воркующими на доме Барычков. А я все еще продолжал сидеть в луже, более того - уже начал впадать в легкую панику. Я уже хотел было сказать, что Декерт был знаменитым пиратом, но в последнюю минуту вдруг припомнил, что того пирата звали Дрейком, он был англичанин и состоял на службе у королевы Елизаветы. Да и откуда бы взяться пирату на старом и почтенном варшавском рынке? Боже мой, нужно взять себя в руки. Я уже готов нести какой-то бред.
        На душе у меня сделалось очень грустно. Ох, нельзя учиться истории безболезненно, при помощи одних дрейфов. Обязательно найдется какая-нибудь фигура, какой-нибудь невызубренный пан Декерт, на котором ты обязательно поскользнешься и преспокойно усядешься в лужу.
        А потом мне пришло в голову, что сон мой был символическим и пророческим. Ведь все это грустное сборище не что иное, как похороны. Хороним мы Алкивиада и самих себя. Вскоре Дир потеряет терпение, и мы, неся утраченные иллюзии, траурной черной процессией вернемся в школу.
        И вдруг меня осенило. Эти слова напомнили мне что-то. Процессия… черная процессия! Есть! Вы знаете этот приятный спазм сердца, когда оно на мгновение приостановится, а потом ударит сильно и радостно, как будто маленький ядерный взрыв в мозговых клетках… Что-то вроде этого и произошло со мною.
        - Черная Процессия, - повторил я вслух.
        Я увидел процессию людей, одетых в черное. Они выходят из здания ратуши, которое в наши дни уже не сохранилось, и именно там, во главе их, я увидел Декерта. Они уселись в кареты. Кареты эти подъезжают к Замку. Когда же это было? Во время Четырехлетнего сейма 1788 - 1792 годов. А Четырехлетний сейм? Сейм этот должен был вывести Польшу из состояния упадка. Мы как-то дискутировали в классе на эту тему. Я начал припоминать все более подробно…
        Происходило это уже после многих дрейфов, когда все труднее было найти удобную тему. И вот мы решили выложить на стол упадок Республики.
        Вопрос этот волновал нас уже давно. Я помнил, как трудно было понять, почему Речь Посполита, которая еще в 1683 году разбивала турок под Веной, по прошествии тридцати лет стала настолько слабой, что царь диктовал ей, сколько она может содержать войска.
        Я помнил тот пасмурный декабрьский день. Снега не было. Зато все время лило как из ведра. Алкивиад прибыл в школу с зонтиком, а атмосферное давление было столь низким, что возникали даже опасения, что он нарушит наше условие и примется вызывать к доске на отметки вне всякой очереди. Поэтому, как только он появился в классе, и притом в довольно плохом настроении, мы сразу же применили двойную порцию наркоза в виде тишины, до того гробовой, что слышен был даже шепот воды в трубах центрального отопления. А затем мы незамедлительно запустили Морского Змея, сильного и многоголового:
        - Нам кажется, что Польша пришла в упадок по вине Собеского.
        Алкивиад растерянно замигал. Наши тезисы всегда приводили его поначалу в некоторое замешательство.
        - Ведь у него же была такая армия! И он был победителем под Веной.
        - Неужели он не мог навести порядок?
        - У него была последняя возможность!
        - Наверное, он был плохой политик.
        - Зачем он пошел на помощь Австрии?
        - Пожалуй, было бы лучше, если бы турки взяли Вену. Они выгнали бы Габсбургов.
        - Тогда, может, и не было бы разделов.
        - Он должен был вступить в союз с турками!
        - Ведь тогда у нас были общие враги.
        - Собесский пальцем о палец не ударил, чтобы навести порядок внутри страны.
        - А потом все пошло вверх тормашками.
        - Почему никто не поднял бунта, когда путем подкупа посадили на трон саксонца?
        - Разве тогда не было умных людей?
        - И куда девались гусары?
        - Почему они согласились на немой сейм?
        - Армия должна была взбунтоваться!
        - Выступить против правительства!
        - Заговор!
        - Революцию устроить!
        Алкивиад онемел. Наконец он понемногу пришел в себя и стал объяснять нам запутанные и темные причины падения шляхетской Республики. Нам пришлось раздумывать над тем, мог ли один, хотя бы и самый замечательный вождь, спасти свою страну с негодным государственным устройством, не изменив предварительно это устройство. И что необходимо проделать для того, чтобы изменить государственный строй. И можно ли делать революцию, если нет революционных общественных сил.
        Мы говорили и о тех, кто наконец взялся за переустройство Республики. Говорили о Замойском, Конарском, Лещинском, Черторыских, о людях из «коллонтаевской кузницы». Вот там-то как раз и был Декерт. О польских якобинцах, о создателях Конституции Третьего Мая и о тех, которые им мешали.
        Теперь все это встало перед моими глазами. И я уже знал, о чем мне трепаться. И что по самым бедным подсчетам на эту тему я могу рассуждать два часа. Лишь бы не подвело меня вдохновение, а я уж им задам перцу! Отобью у них охоту зондировать Восьмой Легион! Кончится это представление! У меня есть средство! Я сумею ошеломить и Дира, и этих гостей. Я заговорю их насмерть. Покончат они наконец с вопросами и разбегутся по домам. И я начал свою большую речь.
        - Коллеги простят мне эту затянувшуюся паузу, - сказал я. - Это было не оттого, что я зазевался, а причиной этому было, если можно так выразиться, прозрение. Внезапно перед моими глазами предстала историческая сцена. Я увидел старую ратушу. Когда-то она стояла здесь посреди рынка. Из ратуши выходит одетый в черное человек с длинным и печальным лицом. Это и есть Декерт, бургомистр Варшавы. За ним с достоинством шагают представители других городов, они тоже в траурном наряде. Они усаживаются в кареты, конечно, черные и запряженные карими или, иными словами, черными лошадьми. Слово это тюркского происхождения. Прошу дорогих коллег сравнить с пустыней Кара-Кум, название это означает «черные пески», а также вспомнить прозвище великого визиря, Кара Мустафы, или иначе Черного Мустафы, и вам станет ясным происхождение этого слова.
        Поразив Дира своими лингвистическими познаниями, я шпарил дальше:
        - Но вернемтесь к нашей Черной Процессии. Так вот, все эти печальные государственные мужи были в трауре. По ком же они надели этот траур? Они надели его по судьбе городов, мои дорогие коллеги. А куда направляется эта процессия? Эта процессия направляется к Замку, где заседает Четырехлетний сейм, чтобы представить свои жалобы, требования и вполне справедливые' претензии.
        Тут я принялся говорить о том, как города утратили свое былое величие, как жадная шляхта отобрала у них права, как пришла в упадок торговля - а все это из-за того, что государственный организм был поражен тяжелой болезнью. Болезнь эта началась уже очень давно - я перечислил ее первые симптомы - и, никем не лечимая, привела королевство к полному параличу во времена Саксонской династии.
        Я проговорил так целых пятнадцать минут, пока наконец не заметил, как одна очень толстая девчонка зевнула. Следовательно, все идет как надо. Немного передохнув, чтобы нагнать еще большую скуку, я принялся распространяться по поводу этих болезней государства. Я сравнивал ее с соседними, развернув целую историческую панораму. Могучие враги с сильной централизованной властью, с огромными армиями, а между ними беспомощный колосс - Польша. О плохих законах говорил я, о магнатах, о темной и продажной шляхте, о забияках и самодурах, которые не давали денег ни на армию, ни на школы. Потом я прицепился к крестьянской доле. Вы сами знаете, что на тему о крестьянской доле можно говорить без конца. До самой пани Конопницкой дошел я, и только это спугнуло меня - зашел-то я слишком далеко и меня могут преждевременно прервать. Бросив крестьянскую долю, я принялся оплакивать теперь уже долю королевскую. Что за бедняжка был этот польский король, которого только на портретах расписывали, но никто не уважал его. Я и упомянул о его бессилии.
        Говорил я и о прогнившем государственном аппарате. А поскольку гнили этой было много, вот я и развернул картину пошире. А когда и это мне надоело, я опять вернулся к Декерту. Как Декерт этот боролся за возрождение страны в коллонтаевской кузнице. Я выразил огорчение по поводу того, что города пришли в такой глубокий упадок, а потом высказал предположение, что если бы города эти были более сильными, то, может, и у нас была бы такая же революция, как во Франции, и не пришлось бы тогда упрашивать шляхетских делегатов и короля в Замке. И как бургомистров называли якобинцами.
        Ученики из Элка нетерпеливо поглядывали по сторонам и переступали с ноги на ногу, а один рациональный товарищ уселся на тротуаре, достал булку с зельцем и принялся закусывать. Бедный преподаватель, их опекун, время от времени с надеждой поглядывал на Алкивиада. Однако Алкивиад, покончив с осмотром голубей на доме Барычков, теперь был поглощен наблюдением за голубями на крыше дома Фукеров. Несчастный педагог поглядывал теперь на Дира, но с нашим Диром творилось что-то странное. Он стоял как вкопанный, точно магическая сила обратила его в статую. Мои вдохновенные слова наверняка звучали для него как дивная музыка, и он не знал, чем ему больше восхищаться: широтою ли моих исторических горизонтов, поразительными выводами или плавностью моей речи.
        А я все говорил, все приоткрывал клапан воздушного шара моих знаний, выпускал некоторое количество сведений, а потом снова надувал его и подымался в новые исторические сферы, вплоть до самых философских вершин. Иногда, правда, я только подпрыгивал на месте, но и это я проделывал уверенно и с изяществом.
        Ошеломление Дира продолжалось, как я проверил по ручным часам, около тридцати минут, что, как мне потом сказали, было рекордным в списке его гогиче-ских ошеломлений, и рекорд этот до сих пор так и остался непобитым.
        Наконец он сдался.
        - Хватит, Чамчара! - сказал он. - На сегодня, пожалуй, достаточно. Гости уже устали.
        Бледный преподаватель из Элка принялся поспешно нас благодарить. Я в знак особой признательности получил от детворы в подарок герб Элка. Они прикололи его на моей груди как орден. После чего вся детвора поспешно дала ходу.
        На поле боя остались только мы, Алкивиад, директор и Шекспир. Шекспир продолжал неопределенно усмехаться, директор озабоченно потирал руки. Мы окружили Алкивиада и победоносно смотрели в глаза директору.
        Директор откашлялся.
        - Н-да, итак… Поздравляю. Я вижу, что в вас пробудился дух нашей школы. Только я никак не пойму, как это получилось?
        Мы тоже стояли с несколько неуверенными минами. В том-то и дело! Как это получилось? Чудо? Месть Шекспира? Хитрость Алкивиада? Необычайная сила средства? Или гений ВОСЬМОГО ЛЕГИОНА?

        _ОГЛАВЛЕНИЕ_

        Глава I
        Глава II
        Глава III
        Глава IV
        Глава V
        Глава VI
        Глава VII
        Глава VIII
        Глава IX
        Глава X
        Глава XI
        Глава XII
        Глава XIII
        Глава XIV
        Глава XV
        Глава XVI
        Глава XVII
        Для среднего школьного возраста
        Низюрский Эдмунд
        СРЕДСТВО ОТ АЛКИВИАДА
        Повесть

        Ответственный редактор _Г._В._Языкова._
        Консультант по художественному оформлению _П._И._Суворов._
        Технический редактор _Е._М._Захарова._
        Корректоры _Э._Н._Сизова_и 3. _С._Ульянова._

        Сдано в набор 7/IV 1967 г. Подписано к печати 20/VII 1967 г. Формат 84х108'/^и^. Печ. л. 6.5. Усл. печ. л. 10,92. (Уч.-изд. л. 11,24). Тираж 50 000 экз. ТП 1967 N 509. Цена 46 коп. на бум. м/мел.
        Издательство «Детская литература».
        Москва, М Черкасский пер., 1. Фабрика «Детская книга» № 2 Росглавполн-графпрома
        Комитета по печати при Совете Министров РСФСР. Ленинград, 2-я Советская, 7. Заказ _N»_68.
        This file was created
        with BookDesigner program
        [email protected]

16.01.2021

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к