Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Детская Литература / Минутко Игорь: " Девочка Из Нашего Класса " - читать онлайн

Сохранить .

        Девочка из нашего класса Игорь Александрович Минутко

        В этой книге помещены рассказы тульского писателя Игоря Минутко.
        Здесь вы прочтёте о дружбе школьников, познакомитесь с большим фантазёром и мечтателем Володей Чижиковым, который из-за своей задумчивости часто попадал впросак.
        Вы прочтёте о том, как ребята разводили кроликов и даже решили организовать собственную кролеферму, и об их других интересных и полезных делах.

        Игорь Александрович Минутко
        Девочка из нашего класса
        

        Девочка из нашего класса
        (Дневник Вити Сметанина)

15 сентября

        Сегодня была экскурсия на завод самоходных комбайнов. Ходил наш пятый «Б» и ещё пятый «А». Конечно, на экскурсии ходить интереснее, чем сидеть в классе. Вот только по истории уроки даже лучше экскурсии. И по арифметике тоже.
        Мы были в большом цехе. Он называется сборочным. Цех очень длинный, а крыша у него стеклянная. Под крышей летают воробьи. Они, наверно, и живут прямо в цехе. Посередине, по широкой ленте, которая называется конвейером, движутся разные части от комбайнов, а рабочие их соединяют, и к концу конвейера подходят уже очень большие части. Из них составляют комбайны.
        Только, по-моему, конвейер идёт очень медленно. Я бы его быстрее пустил. Тогда можно было бы больше комбайнов сделать. Я об этом сказал Борису Петренко, а сзади Зоя Чернышова стояла.
        Она услыхала и говорит:
        — Вот глупый! Тогда рабочие не будут успевать соединять части. Тут ведь всё рассчитано. Всё по плану.
        Ну, я разозлился и сказал ей:
        — А ты молчи, всезнайка! Что девчонки в технике понимают?
        По дороге домой думал о комбайнах. Всё-таки, по-моему, можно что-нибудь придумать, чтобы их делать быстрее. Надо посоветоваться с папой. Пожалуй, мы с ним изобретём новый быстрый конвейер. Мой папа умный.

19 сентября

        Сегодня мы с мамой ходили на базар. Там увидели Зою Чернышову. Она шла с папой и несла коробку с красками. Зоя хорошо рисует и даже занимается во Дворце пионеров.
        Зоя была в синем пальто и в белой шапочке. Она посмотрела на меня и сказала:
        — Здравствуй, Витя.
        А после мне мама говорила, что я невоспитанный: оказывается, с девочками, как и со взрослыми, надо здороваться первому.
        Потом мы с мамой зашли в сквер около нашего дома. Мама сказала, что у нас есть время и можно подышать свежим воздухом.
        В сквере отдыхало много народу. На скамейках сидели старички с газетами и няни. Маленькие девочки собирали жёлтые кленовые листья. Их уже много нападало, хотя осени совсем ещё нет, потому что очень тепло, солнце греет и почему-то летает паутина. Мама села на скамейку и достала книгу. Мама, когда свободна, всегда читает.

        Я пошёл по скверу поискать ребят с нашего двора и вдруг увидел на одной лавочке Зою. Она что-то рисовала в толстом альбоме. Я подошёл сзади и заглянул. Там были нарисованы клёны, улица за ними и паутина запуталась в ветках. Вообще здорово получилось: как будто всё настоящее. И между деревьями можно пройти. И потом солнце так везде и просвечивает. Хотя было ясно, что это наш сквер, я всё же спросил:
        — Что ты здесь нарисовала?
        Зоя посмотрела на меня и совсем не удивилась, что я стою сзади. Она сказала:
        — Это «Бабье лето». Тебе нравится?
        — Да,  — ответил я.
        Потом я хотел спросить, что это такое «бабье лето», но пришла седая женщина, наверно, Зоина бабушка, и позвала её домой.
        — Ты приходи к нам, я тебе другие рисунки покажу,  — сказала Зоя на прощание.
        Я ответил, что, может быть, приду, если найду время. Потом я спросил у мамы, что такое «женское лето». Мама строго посмотрела на меня и сказала, что шутить надо умно.
        Вечером я рисовал «бабье лето». Правда, карандашом. Поэтому получилось так себе.
        Папа посмотрел и сказал:
        — Что это ты, братец, здесь намалевал? Это лодка, что ли?
        А это вовсе не лодка, а скамейка садовая. Конечно, если б я красками рисовал, так у меня, может, лучше, чем у Зои, получилось бы. Надо достать краски.
        Потом почему-то задумался о Зое Чернышовой. Из всех девочек в нашем классе она, конечно, лучше всех. Она сидит у окна и всегда в него смотрит, и ей Нина Семёновна, наша классная руководительница, часто говорит:
        — Зоя, не отвлекайся!
        Но учится она хорошо. Только по арифметике у неё тройки. Она часто говорит мне:
        — Ну кто выдумал эту арифметику?
        А я сам не знаю, только арифметика мне нравится.

7 октября

        Сегодня на перемене Зоя подозвала меня к окну и говорит:
        — Смотри. Видишь?
        Я посмотрел. Улица как улица: тротуар мокрый, едут машины, напротив магазин.
        — Ну как?  — спрашивает Зоя.
        — Ничего,  — говорю.
        Тут она засмеялась:
        — Да ты, чудак, куда смотришь? Ты на небо!
        Я посмотрел. И правда — здорово! Везде темные тучи, а на западе их нет, и там заря, яркая и чистая-чистая, и края туч — будто их кто поджёг. У окна берёзка, она уже почти облетела, и всё это через неё видно.
        — Вот бы нарисовать!  — сказала Зоя. — И подписать: «Осенний закат».
        Потом она сказала:
        — Знаешь, Витя, ты приходи завтра к нам. Бабушка пироги с яблоками печь будет. Придёшь?
        Думаю пойти. Раз приглашает, чего отказываться? А сейчас надо историю учить. Про рабов. Как их хозяева мучили. Ух, гады! Рабам бы пулемёты, они б им, этим рабовладельцам, дали…

8 октября

        Сегодня был у Зои. Мне очень понравилось. Когда я позвонил, сначала никто не ответил, потом собака как залает!
        Дверь открыла Зоя.
        — Кто это там лает?  — спросил а.
        — О, — сказала Зоя,  — ты не бойся. Это наш бульдог.
        — А он кусается?
        — Кусается. Но сейчас на него намордник надет, и бабушка привязала его к батарее на кухне.
        Потом я смотрел в щёлку для ключа на этого бульдога. Вот страшный! Точно, как тот бульдог в кинофильме «Белый клык». Я смотрел, смотрел, а он как зарычит! Конечно, хорошо иметь свою собаку.
        Сначала мы пили чаи с яблочными пирогами. Пироги были очень вкусные. Но я съел не много. Мне мама сказала, когда я уходил, чтобы я на угощение не налегал. «Это,  — говорит,  — плохой тон». И я не налегал.
        Зоин папа долго читал газету. А потом всё шутил с нами. Он очень хороший и, наверно, добрый. Только он почему-то, когда пьёт чай, смешно щёки надувает. Его зовут Сергей Петрович.
        Он прочитал в газете, что наши футболисты победили английских, и спросил у меня:
        — Ты спортом увлекаешься?
        Ну, я сказал, что в нашей футбольной команде полузащитником играю, а потом зимой на лыжах хожу.
        — Это хорошо,  — сказал Сергей Петрович.  — А как ты насчёт утренней зарядки? Вот Зоя наша каждый день занимается.
        — Я,  — говорю,  — тоже иногда… занимаюсь.
        И все улыбнулись: и Зоя, и бабушка, и Сергей Петрович, и Надя (это сестра Зои, она на инженера учится). А я покраснел, даже жарко стало. Теперь-то я решил: уж раз Зоя зарядку делает, так и я обязательно буду.
        Потом Зоя показывала мне квартиру. Везде у них ковры, и ещё есть оленьи рога, а на стенах картины: охотники на привале нарисованы, лесные дали, Чёрное море. И ещё Зоя мне свои рисунки показывала. Хорошо она рисует! И красками даже. Они, эти краски, на масле. Там и картина была, что я в сквере видел. Так и написано: «Бабье лето». Я всё же спросил у Зои, что это значит — «бабье лето».
        Тут Надя подошла и объяснила.
        — Бывает,  — говорит,  — такая пора: тепло, солнце, паутина летает, кажется, будто лето вернулось. Вот это и есть «бабье лето». Это старинное название. Давно-давно, до революции, в деревнях женщины всё лето очень много работали на полях и некогда было им, бедным, отдохнуть. Но вот наступает сентябрь, урожай весь собран, поля пустые, и приходят вдруг тёплые дни, тихие, солнечные, с паутиной. Тогда-то женщины отдыхали от тяжёлого труда и говорили: «Бабье лето началось». Но обычно оно продолжается недолго. Наступает настоящая осень — с дождями, туманами.
        Под конец Зоя показала мне свою комнатку. Там тоже много цветов, картин и ещё книг. И она, оказывается, их почти все читала!
        Над Зоиной кроватью висит портрет женщины. Она в белом платье и смеётся, а глаза у неё большие-большие, хотя она их и прищурила.
        — Кто это?  — спросил я.
        — Это наша мама,  — тихо сказала Зоя и опустила голову.
        А я, глупый, спросил:
        — Где же она?
        — Умерла…  — И Зоя опустила голову ещё ниже.
        Я прямо не знал, что и делать. Хороню, что Надя пришла. Она увела нас в большую комнату и там играла на рояле веселую мелодию. И Зоя развеселилась.
        А когда я собирался уходить и одевался в передней, Зоя сказала мне:
        — Знаешь, Витя, давай будем иногда уроки вместе учить. Я тебе буду помогать по русскому, а ты мне по арифметике. Согласен?
        — Конечно,  — сказал я,  — согласен. И ещё я за тебя буду заступаться. Можно?
        Зоя разрешила.
        Теперь мне нужно быть сильным. Могут же на неё напасть всякие… например, бандиты или ребята с семнадцатого двора. Вдруг их трое, а я один? Что тогда? Надо боксом заниматься. Попрошу папу купить мне кожаную «грушу», повешу её в ванной и буду по утрам колотить. Обязательно стану сильным!

11 октября

        Рисовал красками. Но ничего не вышло. Только штаны испачкал. Теперь от мамы влетит. Ну, не выходит, подумаешь. Не всем же быть художниками! Вот возьму и улечу на Северный полюс. Там сфотографируюсь среди льдов в больших меховых сапогах и фотокарточку Зое пришлю.
        Прочёл книгу «Тимур и его команда». Хочу быть таким, как Тимур. Конечно, это трудно, но постараюсь и — выйдет.
        На улице идёт дождь, всё мокрое и почему-то невесело.

23 октября

        Проснулся я сегодня раньше, чем зазвонил будильник. По утрам теперь темно, и «бабье лето» уже кончилось. За окном я увидел небо в тучах, на стёклах дождевые капли растянулись, точно восклицательные знаки. А на подоконнике сидел мой друг, голубок Гурка, и ждал завтрака. Я уже собирался встать, когда услышал, как за дверью (она была приоткрыта) разговаривали папа и мама.
        — Ты знаешь, Петя,  — говорила мама,  — я его совершенно не узнаю. Стал таким послушным, аккуратным. Вчера попросил, чтобы я его научила брюки гладить. И ещё сказал: «Купи мне ботинки жёлтые и с рисунком». За модой стал следить наш мальчик.  — И мама засмеялась.
        — А расписание дня над столом его видела?  — говорил папа.  — Там всё прямо по полочкам разложено. Просил меня купить ему гантели для зарядки. Рассказывал, чем они в кружке юннатов занимались.
        — Я только боюсь, не помешает ли кружок его учёбе,  — сказала мама.
        — Я думаю, нет. Он любит животных. Это хорошая черта. Решил сделать ему подарок, если хорошо четверть кончит…
        Тут я не выдержал и потянулся к двери, чтобы услышать лучше, а пружины как заскрипят!
        — Проснулся, наверно,  — сказал папа.
        Конечно, подслушивать нехорошо. Но ведь я не нарочно. Что же, всё-таки, папа хочет мне подарить?
        Сегодня в кружке юннатов мы делали кормушки для птиц и ещё давали зайцам капусту. Тамара Ивановна сказала, что белка Орешка заболела воспалением лёгких и ей нужно делать уколы…
        Зоя сегодня получила первый раз пятёрку по арифметике. После уроков она мне сказала:
        — Это ты мне помог. Спасибо!
        Потом мы пошли в буфет купить печенья. Там было много ребят, и Толька Шагов сильно толкнул Зою.
        Тогда я как дам этому Тольке пинка, он так и завертелся! Пускай Зою не трогает. Она вон какая маленькая и худенькая.
        А Толька чуть не заревел и сказал громко:
        — Эх, ты, с девчонкой дружишь! Девчатник!
        Меня вообще некоторые ребята дразнят, что я с Зоей дружу. Обидно, конечно. И что тут плохого, что мы с ней друзья? Всё равно я буду с ней дружить. Она скоро придёт уроки учить. Надо подготовиться.

5 ноября

        Сегодня самый счастливый день в моей жизни. На классном собрании Нина Семёновна похвалила меня: я кончил первую четверть только с двумя четвёрками — по русскому языку и по английскому. Да и то по английскому потому, что я что-то не так произношу. Нужно там воздух заглатывать, ну и потом как будто им подавиться. А я не умею.
        Потом Нина Семёновна сказала, что хорошо, когда мальчики и девочки дружат и помогают друг другу учиться. Она про меня и про Зою говорила, чтобы с нас ребята брали пример.
        Я посмотрел на Тольку, а он будто и не слышит: рисует что-то на листочке.
        Нина Семёновна сказала, что мы с Зоей на демонстрации будем идти впереди нашего класса и нести плакат. Я его видел. Это очень большой плакат. На нём красивыми буквами написано: «Мир победит войну!»
        Вся наша школа готовится к великому празднику Октября. На улицах флаги и плакаты, а по радио передают музыку. И везде много весёлых людей. Погода очень хорошая: немножко морозит, а туч нет, солнце светит и сверкает во всех окнах.
        Завтра у нас в школе утренник. Будем петь песни. А Зоя прочитает стихи. Она мне сказала сегодня:
        — Вечером приходи к нам обязательно. Сегодня день рождения Нади. Она зовёт тебя в гости. Придёшь?
        Я сказал, что приду.
        И опять будут пироги с яблоками!
        Сейчас два часа. Должна прийти Зоя. Я ей покажу папин подарок: это замечательный щенок. Когда он вырастет, то будет кусаться, а сейчас не кусается, потому что маленький, он только пьёт молоко. А потом в четыре часа мы с Зоей пойдём в кино смотреть «Кортик».
        Сейчас мне нужно сделать тридцать приседаний. Лыжнику необходимо развивать мускулы. Так я в книжке прочитал. Потом поглажу брюки. А сейчас пойду на кухню: оттуда вкусно жареным луком пахнет. Эх, не успел! Звонят. Наверно, Зоя пришла.
        Я окончательно убедился: Зоя — мой самый лучший товарищ.

        История с кроликами
        (Продолжение дневника Вити Сметанина)

17 января

        Вчера начались необыкновенные события. После уроков Нина Семёновна сказала:
        — Останьтесь в классе. Будет серьёзный разговор.
        Оставаться очень не хотелось, потому что мы собрались идти в кино. Толька Шагов даже удрал. «Заболел»,  — говорит. Согнулся в три погибели, застонал, и вышел в коридор. А потом мы в окно видели, как он по улице мчался: куда вся болезнь девалась.
        Зоя сказала:
        — Толька врун и обманщик.
        Вот смелая! У нас в классе Тольку Шагова все боятся.
        Потом пришла Нина Семёновна и поставила на стол маленькую плетёную корзинку. Сверху она газетой накрыта.
        — Как вы, ребята, думаете,  — спросила Нина Семёновна,  — что в этой корзинке?
        — Дневники вы в ней принесли. С двойками,  — сказал Виталька Гомзяков.
        — Нет.
        — Книжки там всякие про путешествия,  — предположила Ира Коряева.
        — Нет.
        — Яблоки!
        — Пирожные!
        — Письма от китайских школьников!
        — Нет, нет и нет! Никогда не догадаетесь!  — Нина Семёновна посмотрела на нас всех хитро-прехитро.  — Вот, глядите!  — И она вынула из корзинки и посадила на стол кролика, живого, настоящего кролика!
        Белый, пушистый, он сидел на столе, прижав к спинке, длинные уши, и испуганно смотрел на нас красными глазками. Нина Семёновна достала из портфеля маленькую морковку и положила её перед носом кролика. Он схватил морковку передними лапками и стал быстро-быстро её обкусывать. Не успели мы опомниться, как кролик съел всё и опять смирнёхонько сидел, прижав уши. Как будто никакой морковки и не было. Вот хитрец!
        — Откуда вы его взяли?  — спросил я.
        — Это подарок кролиководческого совхоза. Он в пятидесяти километрах от города находится. Пока нам прислали только одного кролика, чтобы мы посмотрели на него и решили… Что?
        — Разводить кроликов!  — заорал Борис Петренко.  — Их сейчас во многих школах разводят. Они быстро растут и дают много мяса. Вот! Я в газете читал.
        — Правильно.  — Нина Семёновна улыбнулась. Она всегда так хорошо-хорошо улыбается.  — Давайте и мы разводить кроликов.
        — Ур-р-а-а!  — закричали все.
        Нина Семёновна сказала, что кричать «ура» в помещении неудобно и можно только на улицах и на торжественных собраниях. Всё-таки это странно: человеку хочется кричать «ура» потому, что ему весело и хорошо. И вот, пожалуйста, жди, когда будет торжественное собрание или отправляйся на улицу, а там, может, дождь идёт. Или метель.
        — Кролиководческий совхоз обещал подарить нашему классу пятнадцать взрослых кроликов,  — продолжала Нина Семёновна.
        — Надо за кроликами ехать завтра же!  — предложила Ира Коряева.  — А то там ещё передумают и подарят кроликов какому-нибудь другому классу.
        — Верно! Надо ехать!  — закричали со всех сторон.
        — Нет, ребята. Так ничего не выйдет. Куда же мы кроликов поместим?
        — Прямо в классе,  — сказал Володя Бать, первый наш выдумщик.  — Отгородим им угол и пусть себе живут.
        — Нет, взрослые кролики живут в отдельных клетках. И эти клетки мы должны сделать сами. Пятнадцать клеток.  — Нина Семёновна говорила очень серьёзно, точно урок объясняла. И мы поняли: клетки делать придётся.  — Кроме того, надо подумать о корме.
        — Мы будем им завтраки отдавать,  — предложила Зоя.
        — И из этого ничего не выйдет. Кролики очень прожорливы. Нам сейчас нужно решить две проблемы: построить клетки и запастись кормом. Потом надо многое узнать о жизни кроликов. Об этом вам расскажет ваш учитель биологии Тихон Витальевич. Если уж делать что, так по-настоящему. Правильно, ребята?
        — Правильно!  — ответили мы.
        Так началась эта кроличья история.

23 января

        Оказывается, кролики удивительные животные. Они очень быстро размножаются. Одна крольчиха может за год народить девяносто крольчат.
        Сегодня Боря Петренко рассказал интересную историю. На большой перемене собрал он всех нас у окна, насупился и говорит:
        — Слушайте страшный рассказ.В одной книжке прочитал. В середине прошлого века и Австралию привезли несколько кроликов. Выпустили их на свободу: живите, мол, размножайтесь. И что же, вы думаете, из этого получилось?  — Боря обвёл пас хмурым взглядом.  — Вот тут-то и началось самое ужасное. Через несколько лет кроликов развелось несметное количество. Тысячи, миллионы, а может быть, миллиарды кроликов разбежались по всему материку. Они уничтожали пастбища. Овцы, коровы, лошади стали умирать с голоду. Кролики пожирали посевы, и на полях перестал расти хлеб. Всё сельское хозяйство было поставлено под угрозу. Пришлось с кроликами бороться, как с национальным бедствием. Вот!
        — Врёшь ты всё,  — сказала Ира Коряева.  — Не может такого быть.
        — Это я-то вру!  — Боря двинулся на Иру.  — Да я тебе книжку покажу, если хочешь знать! А сейчас за косы оттаскаю!
        — Только попробуй!
        — Перестаньте ссориться, ребята!  — послышался сзади голос Нины Семёновны. Она, оказывается, давно стояла там и слушала.  — Боря всё правильно рассказал. Только в нашей стране так быть не может, потому что мы разводим кроликов в клетках, а не на свободе.
        На уроке арифметики Зоя мне шепнула (мы теперь за одной партой сидим):
        — Ты знаешь, сколько жители Парижа за год кроликов съедают?
        — Сколько?
        — Три миллиона!
        — Какие эти жители прожорливые,  — сказал я.
        Учитель биологии Тихон Витальевич рассказывал нам, чем надо кроликов кормить, по скольку раз в день давать им пищу. Мы всё это записали в тетради.
        Мы узнали, что кролики поглощают огромное количество еды: они могут есть круглые сутки — и днём и ночью. При этом у кроликов стачиваются зубы. Если бы они не стачивались, то выросли бы длинные-длинные, и грызуны не смогли бы закрывать рот.
        Тут Володя Бать придумал.
        — Давайте,  — говорит,  — одного кролика кормить искусственно. Сделаем ему на животе операцию, проведём к желудку трубочки и начнём по ним вводить пищу. Кролик жевать не будет, и у него станут расти зубы. Посмотрим, какие они вырастут. Может быть, в два метра длины или даже в три!
        Тихон Витальевич очень серьёзно сказал, что такими экспериментами занимаются специальные научные институты.
        После уроков мы с Зоей пошли в живой уголок проведать кролика, которого нам прислали из совхоза. Он там пока живёт в высоком ящике из-под книг. Кролику мы принесли капусту и морковку, длинную и сочную,  — даже самому хотелось её съесть. Но кролик только чуть-чуть попробовал капусту и опять замер в уголке, свернувшись белым шариком.
        — Он скучает,  — сказала Зоя.  — Ему одиноко без других кроликов.
        — Скорей бы их привозили,  — вздохнул я.  — А то он ещё умрёт.
        Потом мы пошли домой. На улице был уже вечер и сыпал снег. Сквозь снег просвечивали разные огни: красные, лиловые, зелёные, жёлтые, и было очень красиво.
        — Скоро я напишу большую картину,  — сказала Зоя.  — Она будет называться так: «Сердце зимы». Про снег, про деревья в инее и про улицу, по которой едут машины с белым верхом.
        Я сбоку посмотрел на Зою. Снег облепил её и даже повис на ресницах, и я подумал, что Зоя самая лучшая девочка в мире. Я хотел ей сказать про это, но сказалось другое:
        — Тебе надо ещё нарисовать картину про кроликов.

1 февраля

        Сегодня мы делали клетки для кроликов. Вот когда пошли на пользу уроки труда, занятия в нашей столярной мастерской! Договорились заранее: два человека будут ухаживать за одним кроликом. Поэтому и каждую клетку строили вдвоём.

        Мы с Зоей делали дом для нашего кролика. Интересно, какой он будет, этот кролик? Серый? Белый? А может быть, серый с белым пополам?
        — Мы должны самую лучшую клетку построить,  — сказала Зоя.
        Я старался изо всех сил: выбирал лучшие доски — крепкие, без сучков; рубанком их обстругивал так, что они даже блестели. Потом мы с Зоей делали разметку, пилили, обрубали, подгоняли рейки, к готовым рамам прибивали железные сетки — одну вниз, на пол, другую сбоку, чтобы можно было смотреть, как кролик живёт.
        В мастерской здорово пахло сосновой смолой, свистели пилы, а молотки стучали так, точно в комнату налетело сразу двести пятьдесят дятлов.
        Между рядами прохаживался наш учитель по труду. Иван Макарович следил за работой поверх очков, улыбался чему-то в свои пушистые усы и говорил:
        — Молодцы! Будут из вас настоящие мастера дерева да рубанка.
        Иногда он, правда, делал замечания: молоток, мол, не так держишь или замер неточный сделал. Но ему положено замечания делать — учитель ведь.
        Ещё в мастерскую приходили наши шефы с комбайнового завода. Они привезли нам строительный лес и сетки для кроличьих клеток. Они смотрели, как мы работаем.
        — Прекрасные клетки получаются,  — сказал один гражданин в зелёной шляпе.  — Через несколько дней привезём из колхоза корм для ваших кроликов.
        А мы опять начали делать клетки. Я даже вспотел и один раз палец на левой руке отбил. Но всё равно, работать очень хорошо: весело так и петь песни хочется.
        Клетка у нас получилась «отменная». Так сказал Иван Макарович.
        Зоя стряхнула опилки с платья, посмотрела на меня и в её глазах я увидел много-много огоньков.
        — Ты,  — говорит,  — настоящий столяр,  — и засмеялась.
        А я почему-то покраснел.
        Пришёл Толька Шагов, осмотрел все клетки и сказал:
        — Ха! Паршивенькая работка. Животноводы, тоже мне.
        — Языком крутить ты мастер.  — Иван Макарович даже очки снял.  — А работник из тебя липовый.
        — Липовый?!  — Толька замер на месте.  — У меня дед всю жизнь столярничал. Хотите, самую лучшую клетку сделаю?
        — Хотим,  — сказала Зоя.
        — Ладно. Моим помощником будет…  — Он на всех нас посмотрел по очереди.  — Моим помощником будет Володька Бать. Клетку начнём делать сегодня. Но без свидетелей.
        Расхвастался… Посмотрим, что у них получится.

2 февраля

        Утром, как только все мы собрались в классе, пришёл Иван Макарович, принёс показать клетку, которую сделали Толька и Володя. Поставил он её на стол — мы так и ахнули. Это не клетка даже, а теремок, с резной крышей, два широких окошка сделаны, а вместо стёкол сетки вставлены. Пол в клетке задвигается и выдвигается, как ящик у письменного стола. Потом они приспособили механическую кормушку она тоже выдвигается и задвигается. И клетка покрашена в коричневый цвет.
        — Это, друзья мои, уже настоящее искусство,  — торжественно сказал Иван Макарович.  — Тут рука умельца чувствуется, призвание, знаете ли.
        Все вокруг восхищались, а Толька, в новых брюках, даже свой рыжий чуб причесал, стоял в стороне, будто и не про него говорят. Потом сквозь зубы процедил:
        — Это ерунда. Я и дворец могу построить.
        И никто даже не заикнулся, что он тут уж, точно, перехватил.
        Подумаешь, какой фараон!.. Может, я ещё не то придумаю. Например, изобрету такой порошок, от которого крольчихи будут по пятьсот крольчат в год рожать. Или научусь на руках ходить. И не три метра, как Толька, а целый километр. Вот однажды в школу так и приду на руках. Тогда кое-кто от зависти лопнет.

8 февраля

        Сегодня наконец привезли кроликов. Для них давно всё готово: мы отремонтировали старый гараж, что находится около школьной теплицы, в два ряда поставили там клетки. И корм уже есть. В углу гаража мы устроили склад: там хранится морковь, свёкла, картофель — это называется «сочные корма». Кроме того, из колхоза шефы нам привезли сухой клевер, сено, жмых, витаминную подкормку, овёс.
        Тихон Витальевич сказал:
        — Кормовая проблема разрешена.
        Кроликов привезли в грузовой машине. Они все вместе сидели прямо в кузове. Их там ловила весёлая девушка в белом халате и подавала нам.
        — Принимайте,  — говорит,  — юные животноводы, своих питомцев.
        Нам с Зоей большой белый кролик достался, пушистый-препушистый.
        Когда мы его в клетку сажали, к нам подошёл Тихон Витальевич и сказал:
        — Вы счастливчики. Знаете, какой породы этот кролик?
        Мы не знали.
        — Называется она «белая пуховая». От кролика такой породы можно получить килограмм пуха в год.
        Мы вежливо удивились.
        — И вообще вы должны знать, что третью часть мехового сырья Советского Союза составляют шкурки кроликов.
        Это нам было понятно, и Тихон Витальевич ушёл к другим клеткам. Вообще он хороший, только уж больно серьёзный — никогда не смеётся. Наверно, если даже его пощекотать, он и то не будет смеяться.
        Всех кроликов рассадили по клеткам и стали их кормить. Наша «белая пуховая» вовсю уплетала морковку, потом побегала по клетке и успокоилась, вроде заснула.
        — Акклиматизировалась,  — сказала Зоя.
        И другие кролики тоже акклиматизировались. Только в расчудесном теремке, который соорудили Толя и Володя, суетливо бегал и никак не мог угомониться маленький серо-чёрный кролик.
        — Заморыш,  — мимоходом заметил я.
        — Сам ты заморыш!  — набросился на меня Толька.  — Ты знаешь, какая это порода?
        — Ну, какая?
        — Шиншилла! Вот какая. Самая живучая порода. Ваш может сдохнуть сто раз. А наш всё переживёт: и мороз, и голод, и наводнение.
        Мне спорить не хотелось: кто его знает? Вдруг он не врёт про свою шиншиллу?
        Потом было общешкольное собрание, и наш директор, Алексей Николаевич, сказал:
        — Пятый «Б» первый в нашей школе начал разводить кроликов.
        Тут мы захлопали в ладоши и закричали «ура», потому что собрание было всё-таки торжественное.
        — Можно надеяться,  — продолжал Алексей Николаевич,  — что у пятого «Б» найдутся последователи, и летом мы организуем при школе кролиководческую ферму. И ещё вот что: в марте у ваших кроликов начнут появляться крольчата. Педсовет постановил: ученики, которые сохранят весь молодняк, в мае будут премированы. Чем — мы пока не скажем.
        Все опять хлопали в ладоши и кричали «ура».

15 февраля

        После уроков в актовом зале нам показывали старую, но очень интересную картину. Называется она «Максимка». Про маленького негритянского мальчика, которого спасли от белых рабовладельцев русские матросы. Мы очень все расстроились. Было жалко Максимку. А когда картина кончилась, Нина Семёновна рассказала нам про колонии в Африке. Оказывается, и сейчас ещё там есть негры и с ними обращаются, как с рабами. Капиталисты очень плохие люди.
        А кролики растут обыкновенно. Никаких приключений с ними ещё не было. Наша «белая пуховая» — мы назвали её Красноглазкой — тоже живёт ничего себе, шустрая такая, всё поедает, только успевай корм подкладывать.
        Ещё я недавно получил тройку с минусом за диктант. Теперь приходится зубрить русский. Со мной Зоя занимается. Упорная она.
        Папа мне всегда говорит:
        — Силы воли тебе не хватает, бери пример с Зои.

24 февраля

        Сегодня случилось чрезвычайное происшествие: пришли мы с Зоей кормить Красноглазку, и что же увидели? Пустую клетку, а вход в неё был приоткрыт. Как это получилось — неизвестно. Но факт был налицо. Красноглазка убежала. Стали мы её искать, обшарили весь гараж — нет нигде.
        — Наверно, на улицу выскочила,  — предположила Зоя.  — Теперь ищи-свищи.
        И тут я вспомнил про своего Руная. Рунай — это тот самый щенок, которого мне папа подарил. Он уже вырос, стал почти взрослый и уши у него стоймя стоят. Я его на ищейку учу. Он уже книжки умеет искать: заброшу я книжку под кровать и скажу Рунаю: «Ищи!» Он враз находит.
        Вот я Зое и предложил:
        — Давай я Руная приведу. Он понюхает клетку и моментально найдёт Красноглазку.
        — Попробуй,  — сказала Зоя.
        Я сбегал домой и вернулся с Рунаем. Веду его на поводке, а все ребята смотрят, завидуют. Ещё бы! Не у всякого ведь ищейка есть.
        Ввёл я Руная в гараж, дал ему понюхать Красноглазкину клетку. Он понюхал, зарычал на всех кроликов сразу и потащил меня на улицу.
        — След взял!  — обрадовалась Зоя.
        Рунай покрутился на снегу, подёргал носом и побежал за теплицу. Ну, думаю, всё: сейчас мы найдём нашу Красноглазку!
        И что же мы нашли? Рунай примчался к ящику для мусора, прыгнул в него и достал оттуда… здоровенную кость. От неё ещё шёл пар. Наверно, тётя Нюра, которая нам горячие завтраки готовит, выбросила.

        — Да, ищейка, ничего не скажешь!  — И Зоя отвернулась от меня.
        А Рунай тем временем глодал кость. Болван какой. Тупица. Сколько я его учил…
        Шли мы обратно, а из теплицы девочка вышла, маленькая, беленькая, видно — из первого или второго класса. Идёт и слезами заливается.
        — Ты что, девочка, плачешь?  — спрашивает Зоя.
        — Да-а…  — отвечает девочка,  — отвратительный кролик всю цветочную рассаду-у сожра-ал…
        — Где он, кролик?
        — Та-ам, в теплице-е…
        Это, конечно, была наша Красноглазка.
        Девочке мы пообещали вырастить новую рассаду, Руная я отвёл домой и даже два раза шлёпнул его. Он ничего не понял, посмотрел на меня удивлённо: «Чего, мол, дерёшься?» И хвостом завилял.
        Мы с Зоей очень боимся, что Красноглазка объелась и теперь умрёт. Уже был такой случай: Юрка Логин с Ирой Корневой обкормили своего кролика, и он подох.

8 марта

        Уже наступила весна. Вышел сегодня из дому — кругом сосульки сверкают, бегут в снеговых берегах серебряные ручьи. Серебряные они от солнца, потому что оно в них отражается. И небо синее-синее, и галки кричат, радуются. Ещё сегодня мы поздравляли Нину Семёновну с Женским днём и подарили ей большой букет мимозы.
        Она прижала жёлтые, пушистые веточки к лицу и сказала:
        — Югом пахнет, весной, морем…
        Я тоже люблю весну, потому что, когда она наступает, хочется долго-долго жить, уехать в какую-нибудь далёкую страну и оттуда писать Зое гордые письма.
        На большой перемене Зоя, посмотрев на меня, сказала:
        — Веснушки у тебя на носу повысыпали, но ты не расстраивайся, ты с ними ничего себе, симпатичный.
        Подумаешь, буду я ещё расстраиваться. Мужчину украшает ум, а не веснушки.
        Вечером приходил ветеринар, осматривал кроликов. Обследовав нашу Красноглазку, сказал:
        — Недельки через две принесёт вам потомство. Теперь для неё специальный рацион нужен. Знаете какой?
        — Знаем!
        — И клетку затемнить надо, и гнездо сделать.
        — И это знаем!
        Вот радостная новость!

19 марта

        Свершилось! Сегодня мы сидели в живом уголке, и Тихон Витальевич объяснял нам, чем кормить кроликов весной.
        Вдруг влетел Толька Шагов да как гаркнет:
        — Зоя! Витька! Бегите скорее в гараж — ваша Красноглазка ощенилась!
        Тут все захохотали, а Тихон Витальевич сказал:
        — Это называется окрол.
        Мы помчались в гараж. Но в клетке темно, ничего не видно. Там только кто-то возился и тихо попискивал.

28 марта

        Считали крольчат. Их двенадцать штук!
        — Теперь у нас самая горячая пора,  — сказала Зоя.  — Надо сохранить весь молодняк.
        — Будем стараться,  — ответил я.
        А Толька смотрел, смотрел на наших крольчат, да и говорит:
        — Ничего, скоро и наша шиншилла окрольчится. Тогда поглядим, у кого больше крольчат будет.

2 апреля

        До самого вечера делали новую большую клетку для крольчат. Мы её установили на свежем воздухе, под навесом. И клетка эта с отгороженной площадкой, в ней крольчата будут гулять. Такая площадка называется вольером.
        Посмотрел Тихон Витальевич на нашу работу и сказал:
        — Молодцы!
        Возвращались мы домой, когда уже село солнце. За соседним сквером был закат. Мне на него Зоя показала. Она всё в природе замечает. Закат был необыкновенным: на небе лежали ярко-малиновые пласты, и на них вырисовывались дома и ветки деревьев.
        — Хорошо бы написать такой закат,  — прошептала Зоя.
        — А ты и нарисуй.
        — Не получится.
        — Почему?
        — Потому что я ещё не настоящий художник…  — И Зоя вздохнула.
        А потом мы пошли к Зое, пили чай со сливовым вареньем, и Зоин папа, Сергей Петрович, смешно надувая щёки, расспрашивал нас про кроликов.

11 апреля

        Сегодня получил четвёрку по диктанту и потерял перочинный ножик. Ужасно жалко: мне его Зоя в день рождения подарила. Наверно, нашёл кто-нибудь, а кому отдать — не знает. Вот если б можно было о таких потерях в газетах объявлять. Про мой ножик написали бы: «Найден перочинный ножик со сломанными ножницами. Хозяина просим прийти по такому-то адресу». Так нет же. В газетах только объявления о том, как надо жить, чтобы твой дом не сгорел, да про то, что куда-то там требуются истопники.
        А крольчата наши живут уже в своей клетке с вольером. Они шустрые, весёлые и кувыркаются друг через друга. И самое удивительное, что у Толькиной шиншиллы тоже двенадцать крольчат.
        Я в последнее время начитался столько книг про кроликов, что абсолютно всё про них знаю.
        Мама зовёт меня животноводом, а папа сегодня за обедом сказал:
        — Может, ты, Витя, когда подрастёшь и кончишь школу, пойдёшь работать в колхоз зоотехником, а?
        Я ничего не ответил, потому что ещё не решил окончательно. Но скорее всего так и будет: я очень люблю животных.

27 апреля

        Непонятно отчего сдохли два наших крольчонка. Пришли мы утром давать корм, а они лежат рядышком, маленькие, белые и ушки распались на две стороны. И тут я в первый раз увидел, как Зоя плачет.
        — Ты не плачь,  — сказал я.  — Что же теперь поделаешь?
        — Да-а,  — говорит Зоя сквозь слёзы,  — мне крольчат жалко…
        Когда мы шли домой, Зоя была очень грустная, и я купил ей мороженое «Ленинградское эскимо».
        Только что прочитал повесть Пушкина «Дубровский», и почему-то сделалось чудно внутри меня и захотелось плакать.

24 мая

        Вот и окончен пятый класс. У меня в табеле только одна четвёрка — по русскому письменному. А у Зои все пятёрки.
        Сегодня было собрание кролиководов. Мы столпились во дворе, на молодой, яркой травке. Над головой в небе светило жаркое, ласковое солнце и припекало затылок. Пахло мёдом. Скоро на тополях появится пух и начнёт всюду летать и за всё цепляться. Этот пух, когда он собирается в кучу, интересно поджигать: горит, как порох. Даже страшно.
        — Лучшими нашими кролиководами,  — сказал Алексей Николаевич,  — оказались Анатолий Шагов и Владимир Бать. Они награждаются путёвками на Всесоюзный слёт юных кролиководов, который состоится в июле в Москве.
        Все дружно хлопали в ладоши, и я тоже, хотя было немного обидно: ведь мы с Зоей так старались!.. А Толька стоял рядом и как ни старался быть серьёзным, улыбка на его лице растянулась до ушей.
        — А теперь, ребята, я хочу поделиться с вами одним планом. Учителя нашей школы предлагают вам за время летних каникул своими силами построить кролиководческую ферму.
        Тут мы изо всех сил закричали «ура».
        — Но это дело нешуточное. Забот будет по горло. Мы построим ферму по типовому проекту, со всеми удобствами. Кроме того, я думаю, не грех нам соорудить силосную башню, чтобы у кроликов был зимой хороший корм. И вообще, мы создадим свою кормовую базу: на пришкольном участке наши огородники вырастят для кроликов картофель, морковь, свёклу, капусту и кукурузу на силос. А для того чтобы всё у нас получилось как следует, мы создадим специальные бригады плотников, каменщиков, маляров, огородников, кукурузоводов. Так как же, ребята, согласны?
        — Согласны! Согласны!  — закричали со всех сторон.
        — Работы мы начнём в июле. А сейчас — доброго вам отдыха и весёлых развлечений!
        Домой мы с Зоей шли вместе. Я сказал:
        — А ведь всё это наш класс начал. Мы молодцы.
        — Ты не зазнавайся. Пусть другие похвалят. Лучше скажи: ты будешь строить кролиководческую ферму?
        — Конечно,  — ответил я.  — А ты?
        — Я тоже.  — И, подумав, Зоя добавила: — Я для фермы картины нарисую. И мы их там развесим.
        Я знаю: раз Зоя решила — так и будет.
        — А хорошо, что целый месяц отдыха, правда, Витя?  — И Зоя побежала вперёд, лёгкая, в своём красивом с цветами платьице похожая на бабочку.
        Над головой, высоко-высоко в светлом небе, летали стрижи; пахло мёдом, рекой, молодыми листьями. Всё-таки хорошо, что взрослые придумали летние каникулы!
        И тогда, на солнечной улице, я решил: не буду писать дневник весь июнь,  — отдыхать так отдыхать. Ведь мы здорово потрудились в этом году.

        Мой верный друг Дозор

        И совсем неправда, будто собаки не понимают человеческих слов. Мой Дозор всё понимает. Вот сейчас: я вслух учу урок по географии, а он слушает, и всё ему ясно — вон как лупит хвостом по полу. Ну, пойди сюда! Ух ты, лохматый!
        Он у меня учёный. Например, иду в школу, а он мой портфель в зубах тащит. Он может и сумку с хлебом из магазина тащить, да мама ругается: говорит, что Дозор хлеб слюнявит, а он только сумку слюнявит, а хлебу от этого что сделается? Ничего ему не будет.
        А тут ещё Люська. Сидит и Дозору бант к уху привязывает. А того, глупая, не понимает, что ему больно.
        Люська — это моя сестрёнка, ей четыре года. Она вообще вредная. Если что узнает про меня и друга моего Вовку, так сразу маме говорит. Когда Вовка придумал радио на чердак проводить и стали мы с ним в потолке дырку сверлить, Люська увидела — и к маме. А Дозора она любит. Да его теперь все ребята любят, даже Митька Трубин. А во второй четверти, когда мы с Вовкой Дозора нашли, что было! Но лучше я всё по порядку расскажу.
        Накануне вечером сидим мы с Вовкой у нас, решаем задачу по арифметике. Очень трудные задачи в пятом классе! Вовка хороший, да только уж очень любит выдумывать. Арифметику он здорово знает, а я нет. Но зато по истории или географии — тут уж мой верх. Спросите у Вовки, что такое Гвадалквивир, он вам может такое сказать, что закачаешься: например, что это город или пролив…
        А задачу тогда мы так и не решили. Сидели, пока мама с фермы не пришла.
        Вот она и спрашивает:
        — Вы что, полуночники? Опять какое-нибудь путешествие выдумываете?
        Потом узнала про задачу, сказала:
        — Утро вечера мудренее.
        Вовку домой прогнала, а меня — спать.
        Утром проснулся, смотрю — в избе как-то светло и тихо. Кот Барин сидит на полу, умывается, дрова в печке трещат и пахнет блинами. Посмотрел в окно — оно замёрзло, ничего не видно. Тут Вовка прибежал, взъерошенный весь, щёки точно красные яблоки, а глаза так и бегают.
        — Колька, вставай!  — кричит.  — Снег выпал. Страсть сколько. Уже дед Фёдор в район на санях поехал. Сегодня будем кататься. Ты знаешь, что я придумал? По дороге в школу расскажу.
        Позавтракали мы, вышли с Вовкой на крыльцо. Свету сколько! Даже глазам стало больно: белое всё, сверкает, только избы тёмные. А снегу! Все дорожки замело, а на ёлках так килограммов по десять, наверно, на каждой ветке снегу лежит. И всё как будто новым стало.
        Идём мы, а Вовка трещит, как сорока:
        — Знаешь, Колька, я придумал к нашим саням руль сделать, и можно будет ими управлять: куда хочешь, туда и поезжай. Здорово, правда?
        Я молчу, потому что не все Вовкины затеи гладко с рук сходили. Например, летом он из-за своей выдумки всё путешествие нам испортил. Решили мы на нашей лодке в Куйбышев ехать, на стройку: сначала по Упе в Оку, потом по Волге, ну, а там легко. Насушили сухарей, купили консервы (пришлось копилки сломать), даже маршрут начертили. Тут Вовка и придумал руль к лодке сделать. Прорубили мы дно, а дальше ничего не получилось: вода пошла. Мой отец узнал, и пришлось во всём признаться. Вовке-то что! Мне ведь попало! Потом все нас дразнили «путешественниками». А теперь — руль к саням!
        Вышли мы на шоссе, до школы полтора километра осталось. Вдруг слышим: жалобно кто-то в кювете скулит. Подбежали, а там на боку пёс лежит. Чёрный, шерсть мокрая и вся в снегу, язык высунул и с него кровь капает. Смотрит на нас и, честное пионерское, плачет.
        — Это его, наверно, машиной шибануло,  — говорит Вовка,  — видишь, вираж делала. Видно, задним крылом.
        — Что же делать, Вовка?  — спрашиваю.
        Стоим молчим. Вдруг Вовка как подпрыгнет:
        — Я придумал! Побегу за санями, и мы его прямо к вам.
        — Это почему же к нам, а не к вам?
        — Ты же знаешь, какая у нас тётя Нюра…
        Правда, тётя Нюра у них злая: в прошлом году мы на их поросёнке катались верхом, так она нас хворостиной до самого ручья гнала. А поросёнок уже большой был. Что ему сделается?
        — Ну, ладно,  — говорю.  — Давай к нам.  — И вдруг вспомнил: — Вовка, а школа?
        — Ну, что школа? Ну, опоздаем. Ты не бойся, что-нибудь придумаем. Так я побегу, а ты с ним сиди. Может, ему какая помощь нужна будет.
        — А как ему помогать?  — спрашиваю.
        — Очень просто: делай ему массаж. Гладь тихо по пузу.
        И Вовка убежал.
        Легко сказать: гладь по пузу. А вдруг он укусит? Я его сначала по голове погладил. Пёс лизнул мне руку. Язык тёплый, шершавый. Тут мне его ещё больше жалко стало.

        Скоро Вовка вернулся с санями. Положили мы на них собаку, а она ничего: молчит и смотрит на нас. Наверно, понимает, что мы её спасаем.
        Поехали мы, а Вовка выдумывать начал:
        — Выходим мы пса и будем разным штукам учить. Сделаем его ищейкой или приучим санки возить. И будем мы с тобой, как на Севере, ездить на собаке.
        — Так на Севере много собак, а у нас одна.
        — Ну и что же? А мы ещё найдём.
        Свернули мы с шоссе, а тут навстречу Митька Трубин. Увидел нас да как захохочет:
        — Что же это вы, голубчики? Собак катаете? А в школу?
        — Ничего ты не понимаешь. Мы его спасаем, он под машину попал,  — говорит Вовка.
        — Ах, спасаете? Оч-чень интересно!
        И Митька опять как захохочет.
        А мы поехали дальше. Только боязно стало: теперь Митька всем расскажет. Он вредный. Той весной на берёзе около Вовкиного дома грачиное гнездо разорил. Мы б ему за это дали как следует, да он с зареченскими дружит, а нам мимо них в школу ходить.
        Привезли мы собаку к нам, Вовка говорит:
        — Давай её на кухню.
        — На кухню? А мамка?
        — Что мамка? Она в сарае, не увидит, а увидит — жалко станет.
        Подняли мы легонько собаку — и на кухню. Положили около печи, а что дальше делать, не знаем. Пёс лежит, смотрит на нас и часто дышит.
        Тут из комнаты Люська выбежала да как закричит:
        — Собачка, собачка!  — подошла и гладит её по носу.
        — Молока бы ей,  — говорит Вовка.
        Пошёл я в сени, а в дверях мама.
        — В чём дело? Почему не в школе?  — И вдруг собаку заметила.  — Что такое? Откуда притащили? Да ещё в кухню! Ах, вы!
        Стали мы ей объяснять да просить — не помогает. Требует, чтобы собаку на улицу выбросили.
        Вдруг Люська как заревёт:
        — Не надо собачку на улицу!
        — Ну ладно,  — говорит мама,  — пусть до вашего прихода остаётся. А сейчас — марш в школу!
        Тогда Люська здорово нам помогла.
        …В школу мы пришли ко второму уроку. Только дверь в класс открыли, а Митька как закричит:
        — Собачьи спасители!
        А за ним все зареченские:
        — Собачьи спасители! Собачьи спасители!
        На перемене меня и Вовку подозвал Борис Ля-мин из девятого класса, вожатый нашего отряда, и сказал:
        — После уроков — к завучу.
        Сидели мы как на иголках: всё думали, что скажет Яков Михайлович. А тут ещё Митька да зареченские пристают.
        Смотрим, на третьей перемене подходит к нам Тоня Батенко и говорит:
        — Вы их не слушайте. И очень даже правильно, что вы собаку спасли. Вы её будете лечить?
        — Будем.
        — Коля, можно я к вам приду сегодня? Я собаке сахара принесу.
        — Конечно, приходи.
        Очень она хорошая, Тоня: добрая и красивая, косы длинные-длинные. И потом она умеет на рояле играть. Он у них даже есть, этот рояль. Тонина мама у нас пение преподаёт. Я у них бываю. У них дома здорово: книги везде и чучела всякие стоят, даже один медведь есть, рыжий, и, по-моему, когда он жил, то был добрый. Один раз Тоня поиграла на рояле и мне предложила. Ну, я пробовал, пробовал — ничего не выходит. А Тоня говорит: «Ты смотри на ноты». Я смотрю, а там на листе какие-то крючки да колечки. Разве что-нибудь поймёшь? А с Тоней мы вообще дружим. Летом я и Вовка ей в саду так гамак приделали, что она только ахнула. Хорошо, что Тоня за нас с Вовкой.
        После уроков пошли мы к завучу, Якову Михайловичу, и всё ему рассказали. Его разве обманешь? Он смотрит на нас, будто уже знает всё. Говорим мы, а он молчит. А под конец сказал:
        — Урок-то пропустили? Придётся вам по четвёрке за поведение поставить.  — И тут Яков Михайлович улыбнулся, а может, мне только показалось.  — А с собакой что же собираетесь делать?
        — Лечить будем,  — говорит Вовка.
        Теперь Яков Михайлович уже точно улыбнулся:
        — Ну, что ж, лечите, а как ваш больной поправится, так мне доложите.
        Больше он ничего не сказал. И зачем ему знать, когда у нас собака поправится? Мы с Вовкой так и не поняли.
        Решили мы назвать собаку Дозором и считать её общей, а хозяином уж потом кто-нибудь станет, кого Дозор больше полюбит.
        Из школы шли поздно: уже с электростанции свет дали. А снег всё идёт и идёт. Хлопьями. Большими. Летят хлопья, белые все, а когда мимо освещенного окна пролетают, так сразу делаются тёмными. Почему это?
        Вовка опять какие-то планы строить начал, а я всё про Дозора думал. Как с ним быть?
        Пришёл домой — и на кухню. Смотрю, Дозор лежит на подстилке, живот у него туго бинтом перевязан, сбоку миска с молоком стоит. А на скамейке сидит мама и Захар Данилыч, наш ветеринар. Это его мама позвала. Она хоть и кричит на нас иногда, а так очень даже добрая, ласковая.
        Захар Данилыч протянул мне бумажку и говорит:
        — Сбегай в лабораторию, порошки получишь. Три раза в день давай их псу, в суп или в молоко всыпай. А завтра мы его в гипс положим: два ребра у него сломаны.
        Я хотел побольше спросить, как лечить Дозора, да где тут! Мама и Захар Данилыч заговорили о своих телятах и коровах, о силосе, о прививках от какой-то такой болезни, что и не выговоришь. А когда они об этом говорят, к ним лучше не подступаться.
        И начали мы с Вовкой лечить Дозора. Сколько мучений было! Сначала он ничего не ел, только пил молоко да суп. В гипсе три недели лежал. А когда гипс сняли, Дозор встал да как упадёт! Тут Захар Данилыч разрешил ему мясо дать. И он съел! Но всё равно ходить пока не мог.
        Целый месяц Дозор лежал в сенях. Я к нему и ночью выходил. Сначала он мне только руку лизал, потом хвостом махать стал. А однажды утром открыл я дверь, смотрю, Дозор стоит и на меня смотрит. Встал! Тут Вовка пришёл, и мы Дозора во двор вывели. А он увидел на плетне кота Барина да как гавкнет! Первый раз гавкнул. И с тех пор быстро на поправку пошёл.
        Тут к нам и ребята из нашего класса ходить начали. А Митька и зареченские уже больше не дразнились. Да хоть бы и дразнились! Чего их бояться? Их всего четверо с Митькой вместе.
        Полтора месяца болел Дозор и поправился! А полюбил он больше меня. И потому я ему — законный хозяин.
        Однажды после уроков вызвали нас с Вовкой к завучу. Пришли мы, а у Якова Михайловича в кабинете Борис Лямин. Мы все его уважаем — он сильный: на турнике десять раз без отдыха подтягивается, а гранату швыряет — не видно, где упала. И рисует хорошо.
        — Ну что, друзья, поправился ваш Дозор?  — спросил Яков Михайлович.
        — Поправился.
        — Тогда вот что,  — говорит Борис,  — через неделю будет в нашем отряде сбор на тему «Четвероногие друзья человека». Вы всем расскажете, как Дозора спасли и вылечили.
        Когда мы вышли из кабинета, Борис сказал нам:
        — Этот сбор Яков Михайлович придумал ещё в тот день, когда вы собаку нашли. Понятно?
        Это был замечательный сбор!
        Все нас хвалили. Вовка рассказывал, как мы Дозора лечили. А я привёл его, чтобы показать всем. Дозор сидел спокойно, и все его гладили. Только раз всего и зарычал, когда мимо полуторка проехала. Он всегда на машины рычит.
        Потом Тоня рассказывала о собаках, как они человеку помогают. И ребята про своих собак говорили. А Соня Бабина прочитала рассказ про пограничника Карацупу и про его ищейку.
        Под конец выступил Яков Михайлович. Он говорил, что ребята должны любить и охранять животных, которые полезны человеку. Про птиц рассказывал, как они много разных вредителей сельского хозяйства уничтожают. И тут Яков Михайлович стал стыдить ребят, которые разоряют птичьи гнёзда, кидают в собак камни. И все сразу догадались, что это он про Митьку говорит.
        Митька вдруг встал и сказал:
        — Яков Михайлович, я больше никогда не буду разорять гнёзда. И собак бить не буду. Честное пионерское! А к весне я пять скворечников сделаю!
        И тогда мы решили всем классом сделать много скворечников и устроить птицам хорошую встречу.
        Когда все шли домой, меня и Вовку догнал Митька и говорит:
        — Я себе тоже собаку найду.
        — Попробуй,  — говорит Вовка,  — поищи.
        А на другой день, когда мы с Вовкой учили Дозора через забор прыгать, к нам Пашка Юдин пришёл с фотоаппаратом и сказал:
        — А ну, пацаны, давайте я вас с вашей собакой сфотографирую для стенной газеты.
        Подумаешь — «пацаны»! Если ему отец фотоаппарат купил да он лыжный костюм надел, так уж и думает, что большой, а сам в седьмом классе. Но мы ему ничего не сказали: ещё фотографировать не станет. Щёлкнул он нас. Через некоторое время фотографию наклеили в газету «Советский школьник». Мы там здорово получились: сидит Дозор, а мы с Вовкой по бокам. Дозор прямо как овчарка, только левое ухо висит немного. Но это ничего: он всё равно как овчарка, всё понимает.
        Мы его научили портфель носить, ложиться, когда говоришь «ложись», искать разные вещи. Он всё время со мной. Вот скоро Вовка придёт. Он Дозора считать учит: напишет цифру, а Дозор должен гавкнуть, сколько там написано. Пока он цифру «один» понимает, да и то гавкает только при мне. Дозор меня больше слушается. Он и защищает меня всегда. Вот вчера вагинский козёл как попрёт на меня. Я так и попятился. Дозор увидел это да как бросится на него, так козёл такого стрекача дал, что даже через плетень в палисадник перемахнул. Раньше никогда не перепрыгивал, а тут перепрыгнул.
        Вот он какой, мой верный Дозор!

        Зимняя дорога

        В классе писали диктант. Всё шло хорошо, пока на край окна не село весёлое солнце, свесив длинные тонкие ноги — лучи. Одна нога наступила на белый тетрадный лист, на котором Володя Чижиков старательно выводил: «Пионеры нашли в лесу логово волка». Солнце наступило на первую букву слова «волка», и «в» теперь стало не фиолетовым, а рыжим.
        «Волк начал линять,  — решил Володя.  — Наверно, у него полинял только хвост, вот сейчас солнце наступит на другую букву, и тогда…»
        Но капризный лучик не хотел больше заниматься волком, солнце слезло с окна, и теперь его опять не было видно. Оно ушло на школьный двор, туда, где расселись под забором пышные сугробы (как здорово прыгать в них с разбегу!), а в белых лохматых ветках берёз сидели важные снегири. Конечно, на улице солнцу интереснее, чем в классе. А что, если бы оно вдруг подпрыгнуло, скатилось с неба и — в глубокий-глубокий овраг? Стало бы темно-претемно. И все бы заплакали: люди, звери, и среди них волк с полинявшим хвостом, и мама, и даже учительница Нина Петровна. Все бы плакали и причитали: «Где ты, наше красное солнышко? Пропадём мы без тебя». И только бы он, Володя Чижиков, знал тот овраг, куда солнце закатилось. Он привёл бы к оврагу людей, и они все вместе, обжигаясь, стали бы забрасывать солнце на небо.
        —…Чижиков!  — послышался над головой голос Нины Петровны.  — Прочитай, что ты написал.
        Володя встал и увидел класс, своих товарищей; они смотрели на него — кто насмешливо, кто сочувственно. А солнце никуда не закатилось; теперь оно сидело в другом окне и подмигивало Володе через замёрзшие стёкла.
        — «Пионеры нашли в лесу логово волка»,  — прочитал Володя.
        Класс захохотал.
        — Сколько он пропустил предложений?  — Голос у Нины Петровны стал точно таким, как у мамы, когда она лупит хворостиной упрямую козу Груню.  — Сысоева, скажи.
        — Три предложения,  — старательно пропищала с первой парты Катька Сысоева.
        Зубрилка несчастная! Сыса противная!
        — Почему ты не пишешь диктант?
        — Я думал.
        — Как это — думал? О чём?
        — О солнце. И ещё о том, что у волка полинял хвост.
        Класс опять захохотал.
        — Он только и умеет фантазии выдумывать,  — сказал Борька Хвисько.
        — Не фантазии,  — фыркнула Катька,  — а дурачится он.
        — Я не дурачусь. Я правда…
        — Что — правда? Что — правда-то?
        — Про солнце и про волка. У него хвост полинял.
        — Сам ты полинял!  — крикнул Борька.
        И опять все захохотали.
        Володя обиделся, схватил пальто, портфель, шапку-ушанку с оторванными тесёмками и бросился к двери. Нина Петровна даже ничего сказать не успела — так быстро он выскочил из класса.
        Володя Чижиков — маленький худенький мальчик. Волосы у него светлые и совсем не причёсываются: растут как им вздумается, а глаза серые, и в них живут весёлые, насмешливые искорки. Их Володина мама зовет чёртиками. Учится он в третьем классе, очень любит читать книжки про путешествия и мечтает стать моряком. Или можно пожарником, как дядя Лёня, чтобы носить каску и ездить в красной грозной машине, которая умеет так здорово гудеть.
        Володя вышел на школьный двор. Кругом морозно, снежно, а солнце запуталось в берёзовых ветках. Снегири всё ещё сидели там же, в берёзах, и им, наверно, было тепло около солнца.
        И почему все над ним смеются? Подумаешь, пропустил три предложения… Разве же он виноват, что задумался?
        Володя чувствовал себя одиноким, обиженным, никому не нужным, и ему стало ужасно жалко себя. Как всё-таки несправедливо устроена жизнь! А с Борькой придётся подраться — что он ко всем лезет? Катька Сыса дура и подлиза. И все ребята тоже хороши: хохотали, как будто их кто щекотал. И над чем, спрашивается? Конечно, над ним, Володей, над его курносым, веснушчатым носом, над отвратительным вихром, который растёт куда-то вбок на самой макушке, над его большими валенками. Ну и пусть, и ладно. Вот он сейчас выйдет на дорогу и зашагает, зашагает сам не зная куда, в снега, за горизонт, и замёрзнет где-нибудь в пушистом и мягком сугробе. Его найдут закоченевшего, безжизненного, с запиской в руке: «Нина Петровна, Сыса, ребята! Я вам всё прощаю. Остаюсь ваш Вовка Чижик»…
        С этими нерадостными мыслями Володя вышел на деревенскую улицу. Вот по ней он и пойдёт замерзать в сугробе, туда, за синий горизонт. Правда, в душе Володя сознавал, что отправится сейчас домой, на птицеферму, которая находится в трёх километрах от Дубровки. Там его мама работает птичницей. Но, если бы ему сейчас встретился кто-нибудь из знакомых, он сказал бы, что идёт замерзать…
        Февральский день был в зените. По небу не спеша карабкалось солнце, уже чуть-чуть весеннее, потому что, если надолго подставить ему спину, то даже через пальто можно почувствовать тепло. Весна начиналась и на дороге: снег на ней, чёрный от машин и лошадей, таял — он стал ноздреватым, точно губка. От дороги пахло ещё неизвестной Володе жизнью и путешествиями. Карнизы крыш походили на большие прозрачные гребёнки: они обросли сосульками. Во дворах хлопало на ветру морозное, тугое бельё, и взрослые занимались своими делами.
        Кругом было много света, воздуха, чуть подкрашенного голубым; от лёгкого мороза щёки сделались холодными и красными.
        Володя вышел за деревню, и к его ногам прильнуло бесконечное белое поле. Оно лежало гладкое, ровное, точно сказочный добрый великан раскатал его огромной скалкой. На самом краю поля, там, где оно встречается с небом, стоял маленький, похожий на карандаш, телеграфный столб, и Володя знал: дойдёт он до этого столба, и опять будет большое поле, уходящее к горизонту. И у Володи вдруг непонятно отчего, захватило дыхание, сделалось жарко и тревожно. Как хорошо, что земля такая большая и можно путешествовать! Вот так бы шёл, шёл по дороге, и встречались бы незнакомые города, государства, горы. С собой Володя взял бы мешок сухарей, книжку «Дальние страны» и своего верного Джека. О несправедливых товарищах уже не думалось, настроение стало хорошим, и замерзать в сугробе ни капельки не хотелось.

        Володю догнала пегая, в яблоках лошадь, запряжённая в сани. В них сидел дед в рыжей шубе, из дыр которой торчал овечий мех. Володя с разбегу сел на задок саней. Дед не обернулся. Ехали молча. Володя: болтал ногами и смотрел, как из-под саней выбегала дорога. Он смотрел долго, и ему начало казаться, что сани стоят на месте, а дорога живая и сама неразглаженной лентой выползает из-под них.
        — Ты что это расселся без разрешения?  — спросил дед.
        Лицо его было сухое и сморщенное, заросшее белой щетиной, даже из ноздрей торчали седые волосы, и Володя моментально подумал, что именно так должны выглядеть злые волшебники из сказок. Но Володя знал, что на самом деле волшебников не бывает, и поэтому без страха сказал:
        — Так разве ей тяжело? Я же маленький.
        — Всё равно, спрашивать надо.
        — Де-едушка,  — затянул Володя,  — довезите, я до переезда.
        — Ладно уж, сиди.
        В это время пегая лошадь повернула голову и посмотрела на Володю фиолетовым добрым глазом; потом она тряхнула головой и побежала быстрее.
        «Всё услышала, что мы говорили,  — догадался Володя.  — Хитрая!»
        Пегая бежала, он неё пахло теплом. Володя сидел на соломе и смотрел по сторонам. Около переезда он слез.
        — Спасибо, дедушка.
        — На здравие.
        Переехав железную дорогу, сани укатили дальше. А Володя повернул на узкую розоватую тропинку, которая вела к опушке леса. Теперь ему надо идти по этой тропинке через лес, потом будет опять поле, а там и птицеферма. Володя переложил сумку с учебниками с одного плеча на другое и хотел уже было продолжать свой путь, но в это время в маленькой будке тревожно запел звонок, потом, дёрнувшись, опустился полосатый шлагбаум, и к нему вышла стрелочница в больших, как у Володи, валенках, в ватнике, подпоясанном широким ремнём, и с жёлтым флажком-свечкой. Она пришла встречать поезд — он уже гудел где-то за поворотом. Володя тоже остался, потому что любил смотреть на дальние поезда, приезжающие из неведомых стран.
        Поезд только слышался: он натужно стучал, пыхтел, отдувался, и Володя понял, что поезду тяжело приходится на подъёме — изо всех сил старается. Но вот показался паровоз, над ним вырастали сизые взрывы дыма, ветер на них набрасывался и растаскивал дым неизвестно куда. Паровоз, дохнув на Володю жаром, прогромыхал мимо, и теперь медленно ползли зелёные вагоны, одетые снизу толстым инеем. На вагонах белели таблички: «Москва — Батуми». У Володи перехватило дух. Поезд приехал из Москвы! Где-то там, за полями и лесами, стоит этот город, который Володя видел только в кино и во сне… И он стал жадно вглядываться в окна, но они почти все были задёрнуты занавесками. А ведь поезд ехал так медленно и можно было бы всё рассмотреть…
        Вот уже проплыл последний вагон, и паровоз радостно кричал за новым поворотом, потому что он перелез через подъём, и теперь ему весело бежать по ровному полю в таинственную страну, которая называется Батуми.
        Володе, непонятно отчего, стало грустно, и даже захотелось плакать. Он подошёл к железной дороге и приложил ухо к блестящему тёплому рельсу, в котором ещё жили звоны и чёткий перестук колёс.
        Володя вздохнул. Вот так всю жизнь. Живёшь, живёшь, и всё одно и то же: птицеферма, где постоянно дерутся петухи, деревня Дубровка, школа с Катькой Сысой и Ниной Петровной. А люди ездят в далёкие края, видят всякие города, реки, моря. А он уже сколько прожил на земле и нигде не был, ничего не видел.
        Володя опять вздохнул, даже что-то присвистнуло в горле. Но делать было нечего: надо идти домой. В школе уже, наверно, кончились уроки. Солнце прошло по всему небу и теперь, большое и оранжевое, висело над лесной опушкой.
        И Володя зашагал по тропинке к лесу. Все деревья были в иглистом, мохнатом инее, и опушка походила на груду белых кудрявых облаков, присевших от усталости на самую землю.
        Как только Володя вошёл в лес, его окружил голубой полумрак, чёрные стволы и неясный шум, который рождался где-то вверху. И Володя сразу почувствовал себя одиноким и совсем-совсем маленьким. Захотелось скорее выйти из лесу, потому что — кто его знает — может быть, тут живут всякие звери и тот самый волк, с полинявшим хвостом.
        Володя даже побежал по тропинке, которая теперь сделалась серо-синей. Оглядываться не хотелось. А солнце где-то там, за лесом, уже закатилось за снега, и от этого небо стало ярко-фиолетовым, точно в него налили густых чернил. На этом небе с левой стороны от тропинки чернели стволы деревьев и почему-то казались живыми.
        Наконец Володя выбежал на просеку. Тут было ещё светло, и дул весёлый, быстрый ветер. По просеке бежали неведомо куда телеграфные столбы, зажав белыми колпачками, точно клювами, звонкие провода. Володя знал, что по этим проводам передают телеграммы. Вот если б можно было подпрыгнуть, ухватиться за два каких-нибудь слова и умчаться вместе с ними в большой, чудесный город, где много людей, машин и есть зоологический сад со слонами и тиграми…
        Володя прислонился к столбу, и ему начало казаться, что внутри него тоненько поёт пчела. Очень хотелось послушать эту пчелу ещё, но ведь надо спешить домой: там уже, наверно, мама беспокоится.
        Скоро лес кончился, и Володя вышел к полю. И тут он увидел, что поле живое: оно всё двигалось, перемещалось, и по потемневшему насту бежали белые клинья. Потом на них сбоку кидался ветер, клинья поднимались над землёй и казались то языками белого пламени, то призрачными всадниками, пригнувшимися к холкам белых коней, то превращались в расплывчатые фигуры чудовищ с несколькими головами и хвостами — в поле началась метель.
        Володя поднял длинный, гибкий прут и со свистом рассек им снежного всадника, который наседал на него. И всадник вроде даже отступил от неожиданности, а потом исчез совсем.
        — Ага!  — закричал радостно Володя.  — Не будет вам от меня пощады!
        И он ринулся в бой со снежными чудовищами. Сначала они были ребятами из соседней деревни Петушки, с которыми Володя постоянно враждовал, потом фашистами, теми, кто много лет назад пришёл с войной на Володину землю и расстрелял его дедушку, потому что он не захотел сказать, где партизаны. Наконец белые призраки стали капиталистами — поджигателями войны, которые хотят поубивать всех честных людей.
        — Это вам за маму! За Катю Сысоеву! За негритянских мальчиков, которых вы мучаете в колониях! Вот вам! Вот! Вот!  — И под ударами волшебного прута отступали, таяли злобные белые фигуры.
        Володя не знал, сколько продолжалась эта отчаянная схватка. Он опомнился, когда мокрый, облепленный снегом, очутился на краю низины. Там, внизу, виднелась птицеферма с мамой и сердитыми петухами. Оттуда призывно и вкусно пахло берёзовым дымом и тёплым хлебом. Володя сразу вспомнил о доме и заспешил. Ох, будет от мамы нахлобучка!
        Он спустился в низину и побежал по тёмной тропинке. Тут было тихо — ветер с метелью из белых призраков остался где-то вверху. А над большим, ещё не разведанным Володей миром колыхались печальные февральские сумерки. Володя бежал и бежал, и навстречу ему разноголосо и всё громче кукарекали петухи.
        Первое, что он услыхал от мамы, были привычные слова:
        — Боже ж мой! Опять весь мокрый! Где пропадал? Уж скоро семь! Уроки когда кончились!
        — Я только на одном уроке был,  — сказал Володя.
        — Как это — на одном?
        — А ушёл. Что они надо мной смеялись?
        — Снова?! Подойди, подойди сюда, непослушник окаянный!  — У мамы был такой голос, каким она обычно кричала на козу Груню.
        Володя подошёл.
        — Убежал из школы, весь день шастает, как оглашенный. И что это за ребёнок уродился!  — И мама начала шлёпать Володю, не очень больно, но обидно.
        Володя сопел, переступал с ноги на ногу и бубнил:
        — И бей. И пожалуйста. И совсем не больно.
        Потом Володя залез на печку, уткнулся носом в тёплый уголок и притих. И стало ему ужасно одиноко жить на свете, и слёзы сами закапали из глаз. За что его все обижают? Что плохого он сделал людям? Разве он виноват, что солнце наступило на хвост волку и…
        — Слезай сейчас же и садись ужинать,  — сказала внизу мама.
        — Не пойду!..
        И Володя тут же решил: он откажется принимать пищу, умрёт от истощения, как революционер, и тогда посмотрим… Все будут плакать и говорить, что он был хорошим мальчиком и погиб напрасно…
        — Слезай! Я кому говорю!
        — Не слезу! Не хочу я твоей еды…
        Володя отвернулся к стене, глаза его закрылись, и сразу же поползла в гору живая серая дорога, вышла откуда-то пегая лошадь и почему-то проговорила человеческим голосом: «Ты мальчик с пальчик». Потом по воздуху пролетел поезд, на вагонах которого белели таблички «Москва — Дубровка». Тут сильно засвистел ветер, и Володя очутился в бесконечном поле, и со всех сторон на него бежали, оскалив клыки, белые волки с рыжими хвостами. Сделалось невыразимо жутко и страшно. Володя хотел закричать: «мама!» Но голос пропал… И тут появилась Нина Петровна, сказала грозно волкам: «Уходите вон! Уходите вон!» — и волки разбежались.
        …Володя открыл глаза и на самом деле услыхал голос учительницы. Он осторожно повернулся — за столом сидели мама и Нина Петровна в чёрной шубке с застрявшим в меху снегом. Они тихо разговаривали.
        — Была в правлении колхоза,  — говорила Нина Петровна.  — Думаю экскурсию со своим классом провести в ваше куриное царство. (Тут Володя подумал: «Только б она не жаловалась».) Вот и к вам зайти решила. Сегодня Володя убежал из класса…
        Тут мама всплеснула руками и сказала своё привычное:
        — Боже ж мой!
        — Только вы его особенно не ругайте. Он хороший, мечтательный мальчик. А ведь мечтать — это хорошо! Вот здесь, на листочке, записано, что ему учить на завтра. И ещё передайте эту книгу: «Два капитана». Пусть почитает.
        Тут у Володи слёзы навернулись на глаза. Но это уже не от обиды, а от любви к маме, к Нине Петровне и ко всем хорошим людям, которые живут на земле. И в сладком предчувствии замерло сердце: Володя понял, что ждёт его впереди ещё целая непрожитая жизнь, дальние путешествия и много добрых дел.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к