Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Детская Литература / Матвеева Людмила: " Успешный Бизнес В 6 Б " - читать онлайн

Сохранить .

        Успешный бизнес в 6 «Б» Людмила Матвеева

        Неугомонный шестой «Б» ни дня не может прожить без приключений! Да и как без них обойтись, если вокруг столько всего интересного происходит, а родители перестали давать деньги на карманные расходы? Выход один - заработать самим. Ведь придумать свой собственный бизнес не так уж сложно, особенно если за дело берутся такие талантливые подростки! Полезные советы, вранье, драки, даже шантаж - оказывается, на все эти вещи можно найти покупателя

        Людмила Матвеева
        Успешный бизнес в 6 «Б»

        В это утро Оля пришла в школу рано. Когда дома неприятности, лучшее в мире место - класс. Со всеми примочками и ехидством, весельем и дуростью. Класс отвлекает от грустных мыслей. Не уроки, конечно, а вот такой, полупустой и тихий. На окнах кактусы, за окнами зима.
        Оля сидит и думает свою печальную думу. Народ потихоньку собирается.
        - Оля, ты чего киснешь?  - Агата улыбается ясной улыбкой. Настоящая подруга, все поняла без слов.  - С Артемом поругалась? Мальчишки вечно людей расстраивают.
        - Не ругались, мирно расстались. Но вообще настроение фиговое.  - Оля вздохнула, сунула палец в рот, а потом написала на парте слюнями: «Артем».
        - А у меня бывает фиговое, только если с Лехой раздрай - скандал или ревность. Да и то начала привыкать и в голову не брать. Он же со мной раза два в неделю ссорится, а то и три.
        - У меня другие переживания,  - жалуется Оля,  - финансовый кризис.
        - Ага! Мама денег не дает!  - Агата сразу поняла и успокоила:  - Моя тоже стала жадничать.
        - Во-во!  - Оля слегка утешилась, не у нее одной такие неприятности.  - Она сегодня сказала: «Я не олигарх, каждый день давать тебе деньги на всякие капризы». Ну? Не хамство?
        - Оля, не расстраивайся. Есть сто два способа выпрашивать у мамы деньги.
        - Ну ты даешь! Сто два! Назови хоть один!
        - Например, обещать стать круглой пятерочницей!
        - Ха! Моя все наперед угадывает, научилась! Подлизываешься, намекаешь тонко, а она сразу спрашивает: «Чего тебе надо? Опять денег? Что-то ты многовато тратишь».
        - Вот-вот! Я своей льщу мелкой лестью, пятерку свою единственную за всю неделю ей тычу, пиарю себя вовсю: «Я самая умная в классе. Я самая послушная на уроках, самая тихая на переменах».
        - И я ей пятерку впариваю,  - Оля вздыхает,  - и про дисциплину напоминаю - я самая дисциплинированная девочка.
        - А она?  - смеется Агата.
        - Она не мать,  - Оля стукнула кулачком по парте,  - она следователь. Говорит: «Ты прогульщица и халтурщица».  - «Откуда ты, мама, знаешь?» - спрашиваю.  - «Ты моя родная единственная дочь, я про тебя все знаю. Или догадываюсь».  - «А если я такая единственная дочь, не жалей для меня денег».  - «Не будь наглой, не хитри. У меня лишних денег нет».
        - Моя тоже стала каменная,  - кивает Агата,  - а характер железный. Говорит твердо: «Кот у тебя слишком прожорливый, и на себя тратишь глупо - покупаешь всякую ерунду». И все мои пиарские штучки кончаются жалкой десяткой. Ну что такое десятка, Оля, в наше время? Обиднее всего знаешь что?
        - Что?  - Оля вникает в Агатины слова - легче становится, когда не только твоя мама жадина.
        - Обидно то, что моя мама совсем не жадная! Всю эту муть она вывозит в воспитательных целях! Она ограничивает меня в деньгах, чтобы я росла скромной и не транжирила деньги по пустякам. Это разве воспитание? Я же тогда наоборот становлюсь невоспитанной, нескромной, пристаю и достаю.
        Оля печально закатила глаза и вздохнула так сильно, что с парты слетела тетрадка по математике.
        Все прислушивались к их разговору, математичка все не шла, разговор о финансовых проблемах продолжался.
        Все молчали, но Агата заметила - многие согласны с ней и с Олей: все мамы ведут себя как жадины. Дети не могут себе позволить купить все необходимое.
        Оля подобрала с пола улетевшую тетрадь и сообщила:
        - Моя нудит: «Ты живешь не по средствам, слишком широкий размах у тебя, Оля. Живи скромнее». Ей хорошо говорить, она почти ничего не покупает, только еду, одежду, обувь. Ну еще косметику себе хорошую. И все! А мне новый диск Петрушечки надо? Или, может, не надо? И маечку с птичками-синичками, как у Ленки-ашницы, надо? Или, может, не надо? А уж на корм животным тем более необходимо, они не на диете, у них аппетит огромный. Один кролик Крошка может за раз слопать кочан капусты. А морские свинки? Даша и Саша, их двое. Но скоро у них будут морские поросятки, не знаю, сколько их родится - трое, пятеро. А еще у меня живет карликовый заяц, его зовут Мелкий, но ест он вполне крупно. Всем есть надо? Или, может, не надо?  - Оля сама не заметила, как перешла на скандальный тон, голос стал громче и противнее, как будто мама могла услышать Олю. Но опомнилась - мама была далеко, на работе. Оля опять печально посмотрела на потолок, как будто там, на потолке, были ответы на ее трудные вопросы. Но на потолке, как на любом потолке обычного школьного класса, ответов не нашлось. Там Оля видела лишь лампы, которые
светили в это хмурое зимнее утро. И больше ничего не светило голубоглазой девочке Оле. И Агате, ее приятельнице, не светило ничего. Да и всем другим, похоже, не светило.
        - Выход единственный,  - вмешалась в разговор Варвара,  - хватит унижаться и клянчить! Мы взрослые люди! Правда, Сережа?
        Сергей кивнул и обнял Варвару за плечи. Он проворчал:
        - О трудных подростках без конца трындят родители, а о трудных родителях помалкивают!
        - Потому что сговорились!  - Барбосов тоже, значит, страдает.  - Сговорились!
        Агата достала из кармана кошелек, заглянула - там лежала десятка, это было очень немного.
        - Сговорились, блин,  - Барбосов страдает от своих мамочки и папочки. Тем более отец у него поддает чуть не каждый день, а мама ругается с отцом и дерется.  - Денег ни фига не допросишься!  - Барбосов не сказал «ни фига», он употребил более крепкое выражение. Но никто не обратил на это внимания: в серьезных разговорах не так уж важна форма выражения чувств и мыслей. Важна суть. И эту суть должен был кто-то высказать. Вот-вот кто-нибудь скажет самое важное слово, помогающее найти выход из финансового кризиса шестого «Б». Это всегда чувствуется: приближается решение проблемы.
        Агата оглядывала лица: Олино - раскрасневшееся от возмущения, Барбосова - сердитое и непримиримое, Лехи - готовое к драке с кем придется. Нужное слово произнес Сергей. Он перестал обнимать Варвару и сказал, обращаясь ко всем сразу:
        - Надо создавать свой бизнес. Малый и средний. Все!
        - Идея носилась в воздухе,  - важно поддержал Гриша,  - другого выхода нет.
        - Ага! Или клянчить, или зарабатывать!
        - Бизнес на двоих!  - Барбосов думал о своем мотоцикле - он послужит в этом деле.
        - На двоих!  - Надя-Сфинкс думала о них с Барбосовым и о мотоцикле. И никого больше она не собиралась подпускать близко к их с Барбосовым делу, малому или среднему.
        - На двоих,  - весело повторяла Оля,  - это сближает!
        Впервые за это утро Оля повеселела, глаза засветились ярким голубым светом.
        Математичка Клизма все не приходила, хотя в других классах первый урок шел полным ходом.
        - Мы станем богатыми,  - пищала Варвара,  - и мамы будут просить у нас деньги!
        - А ты не поделишься с мамой?  - с интересом спросила Агата.
        - Подумаю!  - Варвара вспомнила, как мама вчера врезала ей за похищенную дорогую косметику. И кричала: «Тратишь, как маляр - не умеешь краситься, а хапаешь!»
        - Главное - придумать бизнес,  - разумно охладил всех Гриша. Самый умный в шестом «Б» всегда прав, но иногда это неприятно.
        - Какой ты скучный, Гриша,  - отмахнулась Агата,  - придумывать бизнес долго, а мечтать так весело. Когда я стану богатой, буду каждый день ходить в кафе «Бурый Миша» и есть мороженое порций по пять.
        - Ангина - опасная болезнь,  - Оля ехидно улыбнулась,  - от нее может заболеть сердце, а для любви сердце очень нужно.
        - Бизнес - это независимость!  - заорал эмоциональный борец Леха.  - Да здравствует свобода слова!  - И вскочил на парту. Леха иногда забегает на митинги, он любит носиться не только по Лунному бульвару, а и по всему городу.  - Двенадцать лет - здоровые подростки! Свой бизнес создадим! Правда, Агата?  - Он готов на любые подвиги, только бы рядом была Агата.
        - А какой, Леха? Бизнесы на каждом шагу, но многие прогорают. Вон у нас на первом этаже открыли магазин «Одежда-надежда» - через два месяца магазинчик накрылся. И все девицы-продавщицы стали парикмахерами. Босоножки и джинсы из магазина убрали, поставили зеркала - стригут. Плохо, но уверенно...
        Это был очень долгий и очень важный разговор. И так удачно совпало - математичка Клизма не пришла на урок. Важный разговор прерывать ради какой-то математики - это было бы неправильно.
        Выяснилось, что многие давно обдумывали идею создания своей фирмы. Сегодня они кричали наперебой:
        - Буду репетитором! По английскому!
        - Привет! Ты же английский не волокешь, еле-еле тройка!
        - А я буду учить тупых за маленькие бабки. Все англичанки обдирают родителей на большие бабки, а тупые дети ко мне прибегут!  - Варвара давно вынашивала эту идею. Ей казалось, что все продумано до мелочей.  - Я к ним придираться не буду ни грамма, они за это будут меня ценить и любить и другим скажут: «Идите к Варваре - классная репетиторша, не прикалывается, не достает со своим английским». И у меня будет много учеников и много денежек!
        - А мы будем за бабки на мотоцикле возить!  - Надя-Сфинкс разошлась.  - На вокзал срочно, в кафе не так срочно. А некоторых просто покататься! Наш мотоцикл быстрее и громче любой машины!
        - «Наш мотоцикл», главное дело,  - Лидка любит всех на каждом шагу выводить на чистую воду,  - он не ваш мотоцикл, а Барбосова мотоцикл!
        Барбосов толкнул Надю-Сфинкса, она отлетела к стене:
        - Болтает Сфинкс отстойный нашу коммерческую тайну! Ты, Сфинкс, хреновый компаньон!  - Он плюнул. Правда, не на нее, а в сторону. Как-никак у Барбосова к Наде-Сфинксу пламенная любовь.
        Надя не обиделась, она мирно сказала:
        - Больше не буду, Барбосик, разглашать коммерческие секреты.
        Лидка Князева от важности говорила басом, почти как Экстрасенсиха:
        - А у меня давно свой бизнес - гламурные журналы «Тетя», «Мотя», «Пудра», «Лахудра».
        - Скажи, Князева, всю коммерческую тайну!  - Леха любит заводить Князеву, это у него вредность. А может, другое чувство - никто не знает, да Леха и сам не знает.  - Из своего фонда беспризорников натырила?
        Надя-Сфинкс тоже не дает Лидке важничать:
        - Фонд, главное дело! Журналы, главное дело! Бизнес требует затрат! А не тырить журналы гламурные!
        Клизма все не приходила, шум стоял на всю школу.
        Тут в класс заглянула завуч Оксана Тарасовна.
        - Тише!  - очень громко крикнула она.  - Если не уйметесь, я сама лично дам вам урок!
        - А нам, Оксана Тарасовна, химию изучать рано,  - Агата вежливо улыбалась,  - мы же еще маленькие.
        - Молчать!  - рявкнула Оксана.  - Маленькие они! А крик такой, что на улице слышно, это что? Математичка звонила, она ушла в ветеринарную поликлинику. У нее кот зачихал. А там наверняка очередь.
        - Учитель тоже человек,  - кротко, скрывая ехидство, сказала Агата,  - кота она жалеет.
        - Рыжик тоже может заболеть,  - добавила Оля.
        - Мы будем сидеть тихо!  - прокричал шестой «Б».
        Оксана заткнула уши. Она постаралась поверить этой наглой неправде и ушла, хлопнув дверью. Этим хлопаньем она надеялась их устрашить.

        К вечеру на Лунном бульваре все продолжали строить великие планы. Даже пес Степа не привлекал внимания шестиклассников. Агата небрежно поглаживала его кудрявую спину, а сама говорила Лехе:
        - Любой бизнес надо хорошо придумать. Я, Леха, в тебя верю. Ты изобретательный.
        - Все девчонки к мальчишкам подлизываются,  - опять всех баламутила Лидка. Ее никто не любит, терять ей нечего,  - Сфинкс к мотоциклу присоседилась, а он Барбосова, не твой, Наденька-Сфинксик!
        - А я его девочка!  - разъярилась на Лидку Надя.  - У нас с ним много общего, правда, Барбосик? А ты, Князева, успокойся, до шестого класса дотащилась, а никто тебя не любит, нет любви. Вот ты и злишься.
        - Моя любовь впереди,  - не унималась Лидка,  - а Барбосик твой, твой, кто же спорит? Но сегодня он твой, а завтра у него будет другая девчонка. Все может быть, Сфинкс.
        - Другая? Уж не ты ли?  - Надя пошла на Лидку, глаза сузила, щеки красные.
        Лидка завизжала:
        - Что такое я сказала? Все разговаривают, и я разговариваю! Всем можно, а мне почему-то нельзя!
        - Потому что ты зануда корявая,  - Надя кипит,  - все, что скажешь, всегда не в кассу. И журналы твои отстой! «Клава», «Халява», «Зоя», «Помоя»! Читает она, главное дело! А где успех?
        - Успех у меня есть, только я им не пользуюсь!  - Идиотские слова Князевой развеселили всех. Громче других хохотал пес Степа. Скамейки Лунного бульвара дрожали, как при землетрясении.
        Вдруг Агата стала серьезной, даже грустной.
        - Агата, ты что?  - Леха сразу все замечает. Может быть, это и есть любовь?
        - Вспомнила один случай,  - Агата улыбается, а глаза грустные.

        Все было обыкновенно. «Мама, дай мне денег,  - попросила Агата,  - в Доме культуры концерт классный. Дашь?» Агата специально называет клуб «Ватрушку» Домом культуры, чтобы мама проявила отзывчивость. Ребенок стремится к интеллигентности, а не тусуется на громких отвязных вечерах группы «Бом-бим-бам» или «Зеленая селедка». «Мама, дашь денег?» - очень ласково обняла маму Агата. Но мама ответила не так уж ласково: «Я одолжила деньги тете Вере до зарплаты, ей очень нужно купить теплые сапоги. Без „Ватрушки“ жить можно, а без сапог моей подруге холодно».  - «Для подруги нашлись деньги, а для родного ребенка не нашлись»,  - Агата завела тогда волынку, хотя все прекрасно понимала. Тогда мама рассердилась: «Подруге за квартиру платить, а родной ребенок перебьется - сыт, обут, одет красиво,  - мама помолчала и добавила (часто в таких добавках и есть самое главное):  - А ты, родная моя дочь, не выручила бы свою подругу?» - «Выручила бы, не волнуйся, мама. Но не из последних денег»,  - Агата зловредно ухмыльнулась. «Улыбочки твои насквозь ехидные,  - засмеялась мама,  - я же верю: ты растешь хорошим
человеком. Прикол твой я разгадала.  - И добавила задумчиво:  - Бываешь противной, но это возраст, со временем пройдет».
        Агата вспомнила этот вечер, они с мамой поняли друг дружку и в согласии поужинали. Но осадок оставался - денег Агата не выпросила, а они были нужны. И на следующий день Агата начала операцию «Добыча». Она больше не станет посвящать маму в свои планы, она добудет денег и пойдет на концерт и тусовку в «Ватрушку» и послушает группу «Катастрофа». И еще купит наконец сапожки, как у биологички Розы - каблучок невысокий и модный...
        Сейчас, на бульваре, Агата опять вспомнила мамины довольно обидные слова: «Сапоги у тебя почти новенькие, носи и не хлопочи».  - «Если они тебе нравятся, мама, возьми их и носи. Мне не жалко».
        Почему-то свои хамства мы быстро забываем, а то, что нас задело, помним и жалеем себя вовсю. Хотя в том разговоре Агата затронула больную тему: у мамы нога на два номера больше, Агатины сапоги ей заведомо малы. Разве маме приятно об этом вспоминать? Но дочь безжалостно напомнила.
        Мама не рассердилась, дочистила картошку, вымыла, поставила варить и сказала: «Агатище, веди себя скромнее, ты и так одета и обута стильно.  - И неосторожно добавила:  - Не могу же я ради твоих капризов нищенствовать в метро. Говорят, нищие - богатые люди. Может, вранье».
        Эти слова запали в голову Агаты. Она вспомнила их на Лунном бульваре, но Лехе решила не говорить - нищие необаятельны, а перед Лехой ей хотелось выглядеть обаятельной, красивой и классной.
        Агата отмахнулась:
        - Ничего такого, Леха, просто так, магнитная буря.  - И стала гладить по голове Леху, Степу и просить:  - Степа, расскажи анекдот, умный пес.
        - Нет настроения,  - огрызнулся вдруг добродушный Степа,  - магнитная буря.
        - Я рассказу,  - предложил Леха и рассказал: - «Встретились хомячок и крыса. Крыса спрашивает: „Почему тебя дети любят, а меня боятся?“ - „Все дело в пиаре“,  - гордо ответил хомяк.
        Все смеются громко. Нравится современное слово «пиар», и вообще смешно. Да и приятно похохотать, побыть несерьезным и легкомысленным. Никто и не заметил, что Агата, которая только что смеялась тут, рядом с ними, тихонько отошла в сторонку и быстро убежала. Даже Леха не обратил внимания.
        ...Агата никому не сказала об операции «Добыча», это было ее отдельное решение, она займется бизнесом в одиночку. А подтолкнули ее к такому решению случайные слова, сказанные мамой. Всегда человека что-то подталкивает на важный поступок. Иногда и слова, произнесенные между прочим.
        И вот Агата спустилась в метро, встала в переходе, скроила жалобную мордочку и завела писклявым, довольно фальшивым голосом:
        - Помогите, кто чем может. Я нездешняя, беспризорная, мама пьет, я голодная.  - Агата мысленно представила свою маму - красивую, уважаемую журналистку, работающую в очень престижной редакции. Но отогнала образ мамы и продолжила громко ныть:  - А в беспризорном фонде все раскрадывают - одежку, консервы, даже полезные гламурные журналы. Нам, бедным детям, ничего не достается. Сами едят шоколад и тортики. Ребенка каждый может обмануть...
        Замедлила шаг женщина, достала из сумки батон, отломила горбушку:
        - Покушай, деточка, свежий хлебушек. Хотя одета ты богаче меня, но ешь, не жалко.
        Агата съела горбушку, хотя это было не то, что ей нужно. Денег никто не подавал.
        Тут подошел мальчишка на вид лет двенадцати:
        - Это ты классно придумала! Привольно! Я тоже буду клянчить. А чего? Чем я хуже?  - Он состроил несчастное лицо и завопил на весь длинный переход:  - Мы брат и сестра, а мама у нас легкого поведения! Она нас бросила на произвол судьбы, на все четыре стороны!  - Он кричал весело, а морду корчил печальную.  - Подайте скорее! Помогите материально!  - Потом шепнул Агате:  - Ты на что собираешь? На «Ватрушку», наверное? Угадал! Там увидимся вечером!  - И опять обратился к народу:  - Мы на Лунном бульваре ночуем с сестрой! Холодина, блин! Не проходите мимо!
        Люди видели, что он дурачится, но подавали с улыбкой. Хотя и редко. Агата поняла лишний раз: любое дело надо делать с улыбкой и не грузить других своими рыданиями и трудностями.
        Хорошо одетые дети не внушали жалости, но все-таки часа через два удалось набрать на билеты в «Ватрушку».
        - Я Савелий,  - гордо произнес мальчишка необычное имя,  - мне на музыку пора, на скрипке, блин, учат родители отстойные! Я побежал. А тебя как звать? Агата? Красиво. А на самом деле небось Маша? Ну привет!
        Савелий умчался, и тут к Агате подошел здоровенный дяденька:
        - Вали отсюда, а то я тебя закажу.
        - Как закажете?  - в первую секунду растерялась Агата.
        - Холодный труп будет валяться в парке. Отсюда вали, это наша точка. Весь переход наш, нам чужих не надо! А деньги отдай по-хорошему!  - багровое лицо, багровый кулачище перед Агатиным носом.
        Она отодвинулась:
        - Скажите, пожалуйста,  - вежливо спросила она, отводя кулак от своего лица,  - вы мафия?
        - А как же! Нищие - самая большая мафия. А вернее - корпорация!
        - Корпорация? Это как адвокаты, как репетиторы?
        - Адвокаты-прокуроры, блин! Они-то как раз мафия! Отвали и заглохни!
        Агата стала пятиться, но любопытство у некоторых людей очень сильное чувство. Оно побеждает страх перед багровым кулаком, перед холодным трупом на любимом бульваре. Сильное любопытство иногда побеждает даже здравый смысл. И она опять шагнула к здоровенному дядьке:
        - Значит, правду Суворовна рассказывала - вы заставляете бедных деток просить деньги? А после отбираете все до копейки? И вам не стыдно?
        - Не стыдно,  - он захохотал,  - стыдно, у кого видно!  - вспомнил он идиотскую поговорку своего далекого глупого детства.  - А у меня ничего не видно! Ха-ха-ха!
        Агата набралась смелости:
        - Деньги не отдам! Я их честно выпросила! Мне они самой нужны!  - Агата зажмурилась, чтобы не видеть страшной морды, злобной и наглой.
        - Нужны? У мамки проси! Вас мамки балуют.  - Он схватил ее за шиворот и затряс. Мимо спешили равнодушные люди, Агата приоткрыла один глаз, увидела этих мужчин, женщин, детей. Даже два милиционера прошли совсем рядом с Агатой и злодеем, мирно разговаривая о своем. Они смеялись и не взглянули на здоровенного дядьку, который безжалостно тряс за шиворот хрупкую интеллигентную девочку. Один милиционер сказал другому:
        - Да ну? Врешь!
        Другой ответил:
        - Ну да! Не вру.
        Агата пискнула:
        - Милиция!  - И сама себя еле услышала, ворот куртки врезался в горло.
        - Ха-ха! У нашей корпорации вся милиция схвачена! И ОМОН! И другие силовые структуры!  - Он повыше приподнял Агату над полом, курточка затрещала.
        - Отпустите по-хорошему,  - брыкалась она.
        - Бабки отдай - отпущу! Все до копейки из принципа отберу!
        Агата поняла, что не отбрыкается, она зажмурилась посильнее и заверещала:
        - Помогите, кто чем может! Не проходите мимо! Он мне угрожает!
        Все проходили мимо. Это было так несправедливо, что Агата всхлипнула. Это не помогло.
        И тут появился человек, он прыгнул к злому мужику, оторвал его от тоненькой девочки Агаты и грозно крикнул:
        - Вали отсюда, нищий гад! Я борец высшего разряда, могу замочить тебя одним ударом. Нам не разрешают драться - бьем насмерть! На поражение, понял?
        - Вольная борьба, блин! Развели террористов!  - Дядька стал уходить. Он не желал удара на поражение и по лицу борца понял: не шутит.
        Наглые и злые часто трусливы.
        Этот вольный борец был, конечно, Леха. И никакой здоровый мужик ему не страшен, когда надо спасать свою любимую Агату, красивую, нежную девочку. Леха испытал любовь и ласковые чувства. Поэтому он рявкнул:
        - А ты дура ненормальная! Совсем безбашенная! Придумала бизнес, блин! И не посоветовалась, главное дело.
        Агата рассмеялась. Открыла глаза и увидела, что этот отважный, бесстрашный человек - Леха! Самый настоящий Леха! Он появился в нужное время в нужном месте. А иначе неизвестно, чем закончился бы весь этот кошмар. Леха крепко и сердито схватил Агату за руку и увел из опасного места на Лунный бульвар.
        Они шли среди скамеек со старушками, перед ними были спокойные дорожки, по которым спокойные бабушки и мамы катили нарядные детские коляски. Бегали породистые, ухоженные собаки. Кое-где мелькали шестиклассники, у них всегда есть дела на Лунном бульваре - встретиться с другом, подраться с врагом или посплетничать о чем-то важном.
        - А с каким ты парнем, Агата, вместе нищенствовала? Мне плевать, конечно. Просто интересно - кто он такой? Не успеешь отвернуться, а она уже с нищим познакомилась.
        - Леха,  - засмеялась она,  - он вовсе не нищий! Ему на «Ватрушку» денег не дали дома! И мне не дали! И он решил заработать своим трудом. И я решила своим трудом.
        - Родство душ!  - криво усмехнулся Леха - такая Лехина улыбка не предвещала ничего хорошего. Он злился и ревновал.  - Как его хоть звать?  - грозно спросил Леха.
        - Не знаю, откуда я знаю?  - быстро соврала Агата.
        - Врет и не краснеет! Не знает она, главное дело. Больше не смей ходить в метро! Это не бизнес, а криминальная мафия! Я придумал настоящий бизнес. И скоро мы разбогатеем, я и ты. Бизнес классный!
        - Какой? Ну, Леха, скажи поскорее!  - Она запрыгала вокруг Лехи, от любопытства вытянула шею, от нетерпения у нее зашевелились уши.  - На какую хоть букву, Леха.
        - Коммерческая тайна. Обо всем узнаешь в свое время. А пока не скажу.
        Так закончилось Агатино приключение в метро. Благополучно завершилось, а могло бы и не так благополучно - риск был большой.
        ...Клизма опять не появилась в школе. Она в это утро сидела в поликлинике, на коленях держала сумку, а которой нервничал кот Рыжик. В очереди перед ними было много посетителей. Через маленькую щелку не застегнутой до конца молнии Рыжик видел ежика с аккуратно покрашенными в зеленый цвет иголками. Он понравился Рыжику - зелененький еж - это редкость. Еще в очереди сидела боксериха Сури, здоровая и злая, она считала себя хрупкой и слабенькой и любила только себя, а еще сливы. И сейчас ела сливы из мешочка, который держала перед ней хозяйка, красивая девочка с длинными ресницами. Косточки Сури сплевывала прямо на пол, а девочка с ресницами их безропотно подбирала и заворачивала в бумажку. «Собака хамка,  - подумал Рыжик,  - а девочка милая». Тут на всю поликлинику заорала ворона:
        - Караул! Красота!  - каркающие слова она любила. Из кабинета выглянула медсестра Зина и погрозила вороне пальцем:
        - Клара! Прекрати шум! Ты не на бульваре!
        Ворона притихла, опустила голову на грудь и стала размышлять, как отпереть клетку и улететь на волю. Там ее никто не угощал мясом, не лечил и не гладил по спине. Но там была свобода, вопли ранним утром, когда за каждым окном спят люди. Будить и доставать их Кларе было приятно.
        «У каждого живого существа свой смысл жизни,  - философствовала про себя Клизма.  - У собаки-боксерихи - пугать людей, честных и воров, всех подряд. У вороны - орать и ссориться с подругами, доказывая всем, что она лучше других. А у Рыжика смысл жизни - радовать свою хозяйку». Так думала Клизма, а что в это время думал сам кот, было неизвестно.
        Вдруг все люди и животные вздрогнули - кот Рыжик громко чихнул.
        - Будь здоров,  - сказал говорящий попугайчик, других слов он не знал и был рад, что его высказывание пришлось кстати.
        - У моего кота простуда,  - вежливо объяснила Клизма,  - он не ест, орет по ночам, нервничает.
        Клизма не стала говорить, что ее возненавидели соседи. Суворовна стучала в стенку и кричала:
        - А ведь была интеллигентная женщина, учительница математики! Но завела этого паразита кота и стала нарушать все правила жизни! Кот орет, как припадочный. Она мечется, как припадочная. На работу не ходит, и ученики исхулиганились.
        Суворовна даже треснула кулаком в стену, хотя за этой стеной жили вовсе не Клизма и не Рыжик. Там жили очень молодые и совсем не шумные люди - художник Славик с бородой, перемазанной красками, и его подруга Соня, мечтательная и доверчивая. Славик тоже треснул кулаком в стену, чтобы осадить зарвавшуюся бабку Суворовну. Нежная Соня, его подруга, не понадеялась на свой слабый кулачок и схватила утюг. Она саданула в стену со всего размаха.
        - Не бей со всей дури,  - ласково остановил ее Славик,  - утюг сломаешь.
        Но никакие удары не помогли. Рыжик их не слышал, он продолжал рыдать и кидаться на дверь. Клизма поняла: заболел. Утром она втолкнула Рыжика в сумку и кинулась в поликлинику. Оттуда позвонила с мобильного:
        - Я в поликлинике, болезнь настигла внезапно,  - она не хотела уточнять, что болен кот, а не она сама. Но громко орал попугай и лаяла боксериха.
        Завуч Оксана не любит животных, и детей она, впрочем, тоже недолюбливает. Однажды она сказала в учительской:
        - Детей обожаю, но только послушных и тихих.
        - А такие бывают?  - с иронией, прикрытой нежностью, спросила ботаничка Роза.  - Тихие и послушные?
        - Редко,  - признала Оксана и стала чистить мандарин - она постоянно поддерживает витаминами свою нервную систему.  - От моих нервов на этой жуткой работе осталась половина.
        Роза подумала, что нервы устали от злости, Оксана очень много сердится, ругается и вредничает, любой утомит нервную систему. Но говорить этого Роза не стала - зачем нарываться?
        ...В то утро Клизма, позвонив Оксане и сообщив, что она в поликлинике, печально добавила:
        - В поликлинике очередь.  - И это была чистая правда.
        Клизма поскорее отключила мобильный, чтобы избежать лишних вопросов. Очередь мяукала, щебетала, хрюкала и даже кукарекала. Кого только не держат люди в своих квартирах. В большом шумном городе обитают канарейки, хомяки, кролики. Поросята в моде. А собаки и кошки живут в домах у людей на правах хозяев.
        Клизма вчера была здесь, но Рыжик в последний момент убежал из поликлиники, он передумал лечиться. Насилу она поймала его. А сегодня опять пришла с ним - он кричал, всю ночь беспокоил соседей и сам страдал. Отчего? Надо посоветоваться с врачом.
        И вот математичка сидит в коридоре ветеринарной поликлиники, сумку с Рыжиком держит на коленях. Кот истошно вопит, царапает стенки сумки. Она приоткрыла молнию и зашептала в сумку:
        - Рыжик, не обижайся, все культурные люди, а также коты ходят к врачам. И разные другие животные тоже лечатся.
        Кот высунул голову и осмотрелся. Первое, что он увидел, была голая собака. На ней совсем не было шерсти, зрелище было страшное.
        - Лысая!  - крикнул Рыжик и спрятался.
        Клизме стало стыдно за него, невоспитанного, и она сочувственно спросила:
        - Вылезла шерсть? Бедная собачка!
        Толстая и важная хозяйка презрительно поморщилась:
        - Ничего не вылезла. Австралийская голая, самая лучшая собака для дома. Особенно если у хозяйки аллергия. Ни шерсти, ни чиханья, ни кашля, ни слез. Ах ты моя умница,  - она погладила серую кожу собаки. Рука была красивая, в кольцах, а шкура некрасивая.
        - Вид жуткий,  - девушка с канарейкой отодвинулась вместе со стулом,  - страшилище. И птица ее боится, забилась в угол клетки. Не бойся, Катенька.
        - Сама ты страшилище,  - вдруг произнес спокойный голос.
        Многие переглянулись - кто это сказал? У толстой хозяйки совсем другие интонации - взвинченные. Только Клизма сразу поняла: говорила голая собака. На Лунном бульваре гулял пес Степа, он разговаривал, рассказывал анекдоты. Иногда и другие собаки и кошки вступали в беседу. Клизма давно думала, что говорить не так уж трудно. Молчать иногда труднее, особенно на уроке математики. Особенно шестому классу «Б».
        Голая собака, которую звали почему-то Пушок, добавила:
        - Канарейка - это мещанство. Моя хозяйка так говорит, она умная и тонкая, хотя и толстая.
        - Канарейка - мещанство,  - повторила за Пушком хозяйка и сверкнула бриллиантами на пальцах,  - мне так сказала моя бабушка, а ей сто три года исполнилось в этом году, она мудрая, видела царя и Ленина.
        Тут ворона в клетке заявила грубым голосом:
        - Собака обязана быть обаятельной, пушистой и не гоняться за птицами на бульваре. А ты Пушок, а смотреть противно, тьфу!
        - Она не виновата,  - заступился персиковый пес по имени Персик,  - я пожилой и во многом разбираюсь. Голая собака не виновата, она просто нерусская.
        Все зашумели. Хозяева делали вид, что не слушают своих любимцев, и мирно беседовали между собой. Людям тоже иногда есть о чем поговорить.
        - Мой Персик старенький, но любит гулять на стадионе. Далековато, но я вожу. Иду у него на поводу, хотя веду его на поводке. Стадион, конечно, недействующий. Там собачки, коляски с детьми.
        - Все развалилось,  - старичок, на вид добрый, говорил сердито,  - и спорт, и культура, и образование.
        Тут же попугай, старый и облезлый, добавил:
        - Все развалилось - и медицина, и транспорт, и уважение к старым!  - Попугай успевал беседовать и с людьми, и с животными.  - Кризис экономики! Хотя цены на нефть высокие! Загадка природы!
        - А я люблю пушистых кошечек,  - вдруг вступил в беседу кот Рыжик. Клизма смущенно закашлялась, чтобы заглушить его нахальное заявление. Но все услышали. Если хочешь, чтобы не слышали, всегда услышат.
        Распустившийся Рыжик мечтательно поднял зеленые глаза к потолку и мурлыкнул.
        Очередь двигалась довольно быстро. Клизма не успела устать от ожидания, тем более это была веселая очередь - болтал попугай, голая собака отбрехивалась от подковырок, канарейка пела громко, черепаха спала на капустном листе, расстеленном на коленях ее хозяйки. Лист был обгрызанный - черепаха успела позавтракать прямо в поликлинике, и капустный лист стал похож на зеленый платочек с бахромой.
        - Следующий, пожалуйста,  - пригласила медицинская сестра с острой мордочкой. Она была похожа на лису. «Лисичка-сестричка,  - вдруг подумала Клизма. Сестричка ей понравилась.  - Почему в ветеринарке у всех добрые лица?  - И тут же ответила сама себе с математической логикой:  - Потому что любить чужих животных готов не всякий, а только человек богатой души».
        - Чаю хочешь?  - спросил маленький зеленый попугайчик.  - Чаю хочешь?  - Клетка стояла на окне кабинета, попугайчик не лечился, а лечил - его мирный вопрос про чай успокаивал любого пациента.
        - Спасибо, не хочу,  - отозвался из сумки Рыжик. Клизма оглядела кабинет: за столом сидел врач, похожий на медведя - коричневый свитер под синим халатом, широченные плечи, уши торчком. Мишка из сказки.
        - Сюда, пожалуйста,  - сестричка показала на стол посредине. Врач подошел, взял Рыжика за лапы, потом приложил трубочку к спине кота, прислушался:
        - Легкие чистые.  - Заглянул коту в рот,  - горло в порядке. Почему не ешь? Что-нибудь болит? Или капризы? Говори, только четко: здесь тебе не бульвар. Там можно болтать что попало, а здесь пациенты ждут помощи.
        Рыжик привык быть в центре внимания, Клизма его избаловала - непомерная любовь часто портит кого угодно - кота, щенка, рыбку.
        - Болит,  - нагло заявил Рыжик,  - сердце ноет! Днем и ночью! От одиночества! Мы, мужчины, поймем друг друга.  - Он пренебрежительно махнул лапой в сторону Клизмы:  - У нее в голове ее ученики, уроки, примеры, задачи, ответы. А кот на ее глазах чахнет без взаимной любви! Всякие там Агаты, Оли, Лехи, Барбосовы у нее в голове! Потому что она училка!
        Клизма от возмущения покрылась красными пятнами:
        - Рыжик! Как тебе не стыдно! Какой же ты одинокий? Я тебя кормлю рыбой! Покупаю лучшую сметану! Ты спишь на шелковой подушке!  - Она обратилась к врачу:  - Рыжик не капризный, он скорее нервный.
        Врач постарался сохранить серьезность, хотя перед этим прыскал, отвернувшись в угол. А сестричка-лисичка хохотала вслух:
        - Помрешь с этими зверями! Одиночество у него! Нервы у него! Котяра наглый!
        Доктор сказал:
        - Вы правы, кот впечатлительный. Он все переживает остро. Простите за нескромный вопрос: у него есть невеста? Рыжик, ты влюблен?
        - А как же? Мне даже смешно слышать такой вопрос! А ты разве не влюблен, доктор?  - И кот запел любимую песню, подхваченную на днях на Лунном бульваре:
        Как грустно и очень обычно все вышло  —
        Ушла от меня и в ночь тебе слезно кричу.
        Мне просто обидно шаги одиночества слышать
        И страшно подумать, и вряд ли я жизнь доживу.
        Варвара,
        Варвара,
        Варвара,
        Варвара!
        С тобой я готов был бежать на край света,
        Но ты изменила, сама ты туда удрала.
        Порвалась струна, и теперь моя песенка спета,
        И жизни мне нет, вот такие дела.

        - Группа «Би-2»,  - задумчиво сказал доктор,  - хорошая песня. Любовь пришла к Рыжику, вот он и страдает.
        Клизма хотела заспорить, мол, кот еще очень молод, подросток, почти ребенок...
        - Подросток,  - строго сказал врач, угадав ее мысли,  - почти взрослый. Вы же педагог, должны знать. Вашим ученикам, у которых вы классный руководитель, двенадцать? Ну вот, а все влюблены. И все совсем не дети.
        Клизма кивнула. Вспомнила Агату и Леху, любовь у них до гроба, ссорятся, мирятся, ревнуют. А Варвара с Сережей? Сидят в обнимку даже на контрольных, ругай не ругай. Ну, Барбосов и вовсе крутой парень.
        - Влюбился,  - подтвердил кот,  - безответно и безнадежно.  - Он всхлипнул вполне притворно и добавил:  - Cлез нет, кот наплакал, а печаль очень даже есть.
        - Да, стресс и почти депрессия.  - Врач и сам загрустил, а потом признался:  - У меня тоже личный прокол. Я к ней всем сердцем, а ей по фигу. Культурно выражаясь - по барабану.
        - Не страдай, врач,  - вдруг сказал Рыжик,  - пробьемся.
        В коридоре нарастал шум - животные и хозяева устали долго ждать.
        Сестра быстро сделала Рыжику успокоительный укол.
        - Теперь будешь спать спокойно, не вопить по ночам.
        - Небольно колешь, сестра, толковая,  - Рыжик похвалил ее от души и велел:  - Клизма, дай сестричке шоколадку, заслужила.  - И уже от двери заметил:  - Успокоительный укол и тебе не помешал бы, нервная стала со мной, рыжим котом.
        А в коридоре волновалась хозяйка маленького таксика:
        - Укусил! Боксер! Злобный! Огромный! Кинг! Его весь Лунный бульвар боится! А мой таксик Жоржик подошел познакомиться - доверчивый и ласковый. Я оттаскиваю Жоржика, а хозяйка Кинга кричит: «Не бойтесь! Пусть поиграют! Мой Кинг не кусается!» Я, идиотка, поверила, а Кинг больно укусил Жоржика! Спасибо мальчику Лехе, оттащил Кинга и дал ему в морду. Хам кусачий!
        - Я думал, он добрый,  - хныкал Жоржик, всхлипывал на руках у хозяйки, утыкаясь мордочкой ей в куртку,  - я доверчивый. А Кинг, гад, строит из себя крутого! Еще сбесишься теперь!
        - Жоржик, не плачь,  - стала уговаривать медсестра,  - не сбесишься, мы сделаем тебе укол от бешенства и одновременно от стресса.
        - Несправедливо,  - пищал таксик,  - за что меня колоть? Кингу делайте уколы! А мне и так больно, он же меня укусил! Больно и обидно - я же его не кусал! Гад, моль болотная!
        Укол все же сделали, врач перевязал Жоржику рану на спине и отпустил домой.
        - Отомщу!  - кричал Жоржик на лестнице.  - Мы с Лехой дружим, а Кинг - моль болотная!
        Кот Рыжик улыбался всю дорогу домой, он думал: «От всего уколы - от безответной любви, от стресса, от бешенства. И еще от какой-то депрессии. Смешно, блин».  - И он допел песню внутри сумки:
        С тобой я готов был бежать на край света,
        Но ты изменила, сама ты туда удрала.
        Порвалась струна, и теперь моя песенка спета,
        И жизни мне нет, вот такие дела.

        Рыжик не заметил в самом начале Лунного бульвара кошечку, которая стояла на стройных лапах под голым деревом. Черненькая, хорошенькая, в красном ошейнике от блох. Она зачарованно слушала и мурлыкала: «Какой приятный голос, какая приятная песня».
        Иногда с таких не особенно важных деталей начинается что-то важное.

        Дня через три в шестой «Б» пришла долгожданная Анастасия, студентка педагогического университета.
        - Вы давно не были!  - завопил класс радостно.
        - Прогуливали?
        - Вам надоело к нам ходить?
        - Мы соскучились!
        - Я тоже скучала без вас.  - Она остановила их крики поднятой рукой, ладонью к ним. Этому жесту специально учили в ее университете - без него класс не уймешь.  - Если вы будете сегодня скромными и тихими детьми, мы с вами проведем урок психологии.
        - А про что,  - орали они,  - про психов?
        - Про любовь?
        - Про измену?
        - Как замочить того, кто девчонку отбивает?  - предположил Леха, человек ревнивый и веселый.
        - Как построить свой независимый бизнес?  - стали спрашивать многие. Агата тоже об этом спросила, она смотрела на Анастасию большими серыми глазами, честными, и правдивыми, и лукавыми. В Агате смешано и то, и другое, и пятое, и десятое, как в большинстве людей.
        Если бы Анастасия сердилась, она казалась бы им обычной училкой. Но она смеялась:
        - Совсем одичали вы без меня, дети. Столько вопросов накопилось, за целый год не ответишь. Я пришла с готовой темой, она интересна и вам, и мне, и вообще всем на свете. Как попросить помощи. Вам это нужно? Или, может быть, не нужно?
        - Просить трудно,  - крикнула Василиса прекрасная,  - гордость душит!
        - Просить легко,  - заявил Барбосов,  - дай мне то-то и то-то, а не дашь - замочу.
        Все засмеялись. Барбосов он и есть Барбосов, человек грубый и без тонкостей.
        Оля сказала:
        - А я когда прошу - подлизываюсь: говорю приятное, обещаю хорошее. Недавно просила у Димы Маскина из десятого класса одну вещь, но вмешалась третья сила.
        Агата промолчала, она была свидетелем этой сцены. Оля подкатилась к Диме на перемене и умильно заворковала: «Дима, дай мне на денек диск группы „Мыло“, я никогда не слышала, мне очень хочется, я верю в твой вкус, Дима. Я считаю тебя самым продвинутым парнем». Лесть подействовала, Дима достал из сумки диск. Но тут налетела Юля и объявила: «Фиг тебе! У своего мальчика проси! Дима влюблен в меня навеки!»
        - Как будто бывают на свете десятиклассники, влюбленные навеки,  - грустно подумала вслух Агата. Анастасия кивнула, хотя не совсем поняла, к чему относятся эти слова. Она же не видела той сцены. А Агата вспомнила, что было дальше. Оля ядовито заметила: «Вот и я так считаю, конечно - навеки. Но я же не Диму прошу на денек, а диск. Дадите?»
        - Ну? Дали они диск?  - Агата спросила, хотя знала, чем дело кончилось. Все с интересом притихли.
        - Нет! Дима готов был отдать, я видела, протянул даже мне его. Но Юля перехватила его руку: «Купи свой, нечего выпрашивать».
        Анастасия сказала:
        - Просить надо правильно. Кто владеет этими законами психологии, тому реже отказывают.
        Тут все смолкли и стали слушать в тишине. Они знают - бесполезных советов Анастасия не дает. Она говорит такие вещи, о которых все вроде бы знают, но потом оказывается, что не знали. Есть нюансы, которые не всякий улавливает.
        Анастасия продолжала:
        - Надо свои желания делать доступными для понимания окружающих. Простой пример: «Дай мне конфетку». Почему он должен дать ее тебе, а не себе? Или не кому-нибудь другому? А может быть, угощать вообще не входит в его планы? И тому подобное. Но вот просьба звучит немного иначе: «Дай мне конфетку, я уже неделю не ела сладкого. Мама считает - вредно». Думаю, угостит. Хотя бы половинку отломит.
        Агате очень понравился такой пример. Научишься просить, будешь свободным человеком, без лишних смущений и всего такого. Агата тут же вспомнила, как ее мама однажды говорила подруге: «Не люблю просить. Лучше буду сидеть без работы, чем обращусь за помощью к этому разбогатевшему бывшему другу, толстому и черствому, как позавчерашний батон». Агата тогда подумала: «Мама права, еще унижаться». А мама прикрикнула: «Агата, не вертись здесь, что за привычка подслушивать взрослые разговоры?» - «Потому что интересно.  - Агата не смутилась.  - И правильно: еще унижаться перед черствым батоном». И ушла учить историю.
        Сегодня Анастасия будто угадала мысли Агаты и ее мамы:
        - Есть люди, которые слишком уж носятся со своей независимостью. Они не обращаются за помощью. Как правило, и сами не любят помогать. Но ведь такая гордость - это тоже зависимость своего рода. Тяжелые отношения с людьми не приносят радости. Лучше всего естественность и простота, понятность и взаимность.
        - Но ведь просить помощи - это показать свою слабость,  - умный Гриша говорит уверенно.
        - Ошибаешься. Нежелание просить больше всего связано со страхом. Вдруг услышу отказ? Все готовы действовать наверняка, а такая ситуация случается редко.
        И вдруг многие вспомнили свои обиды:
        - Я хотел у Барбоса, то есть у Барбосова, денег одолжить, вот так было нужно,  - Сергей перестал обнимать свою Варвару и освободившейся рукой показал на горло,  - ну полный караул! А потом подумал: «Ну попрошу, а он не даст, еще и в пятак заедет, еще и скажет хамство: „Сам заработай, ты парень здоровый, иди в охрану, например“. И будешь как оплеванный, без денег и с обидой».  - Сережа снова обнял свою Варвару, но еще некоторое время обиженно шептал что-то. Он небольшой и не очень сильный, а из занятий спортом больше всего любит болеть за «Спартак». Замечание «Иди в охрану» больно задело бы его.
        Леха протяжно вздохнул на весь класс:
        - Отказывать легко, а просить трудно, унижаться неохота.
        - Опять ты, Леха, за свое. Унижение и просьба - вещи совершенно разные. А потом, можно ведь отплатить добром за добро. Не прямо: я тебе должен, получи плату. Нет, это плоско и пошло. И в дружбе неприемлемы рыночные отношения,  - Анастасия говорит правду, но она не знает, что перед ней не просто подростки двенадцати лет. Каждый из них почти бизнесмен.
        - Рынок - дело святое,  - высказался Леха.
        - Больше всего не любит обращаться за помощью тот, кто сам не хочет, чтобы у него тоже попросили когда-нибудь. Заранее отказывает. Тогда это похоже на жадность.
        Лидка Князева достала зеркальце, посмотрелась в него, сложила губки бантиком:
        - Анастасия, как надо просить, чтобы не отказали?  - Лидка любит из любого разговора извлекать пользу.  - Лично мне часто отказывают. Как подступиться?
        - Есть разные способы. Один из самых верных путей к успеху - не ходить вокруг да около, не делать туманных намеков, а сразу перейти к делу.
        - Приведите пример!  - Агата больше всего любит конкретные примеры. В этих коротеньких картинках все становится яснее.
        - Привожу пример. Одна девочка оставляла в кухне горы немытой посуды, за что получала от мамы взбучку. А девочка надеялась, что ее друг придет к ней в гости, сразу догадается о ее тайных намерениях, засучит рукава и перемоет весь этот посудный парад. Она думала так: «Он же любит меня. Значит, захочет мне помочь». А он не догадывался, а может, делал вид, что не догадывается. Кому в радость мыть гору тарелок и чашек? У любого свои хитрости. И каждому известно: любовь - это одно, а посуду мыть - совсем другое.
        Класс смеялся. Интересно: Анастасия говорит о серьезных вещах, а становится весело.
        - Нашла дурачка,  - хлопал по парте ладонями Леха. Он забыл, как помогал Агате убираться в квартире: пылесос гудел, музыка играла громко, как полагается:
        Если спелая малина почернела без причины,
        И осыпалась кора, значит, кончилась игра.
        Гибралтар, Лабрадор!
        Из трубы свисает вор.
        Лабрадор...

        ...Бутусов пел, соседи стучали шваброй в потолок, а в квартире стало чисто, и Агатина мама вернулась с работы и сказала:
        - Ты, Агата, умница, можешь, когда хочешь. Только быть умницей ты хочешь редко.
        - Если часто - надоест,  - смеялась Агата.
        Послушав историю Анастасии про посуду, все начали острить:
        - Нашла дурачка! Больно умная!
        - Намеки, главное дело! Намеки дело непонятное, правда, Анастасия?
        - И стыдно встречать дорогого гостя в беспорядке.
        - Она бы еще стиральную машину вытащила на середину комнаты и молча села в уголке - пойми мой намек.
        Каждый казался себе очень проницательным и тонким. Никто не задумался, как стал бы вести хозяйство, если бы мама не подталкивала: убери, вымой, положи на место. Лидка все же спросила:
        - А где же была ее мама? Как накопить полную кухню посуды - мама же замочит.
        - Мама была в командировке,  - находчивая Анастасия не даст поймать себя на мелочах.
        Все развеселились. Многие узнали себя, но помалкивали про это. А Оля сказала честно:
        - Когда я что-нибудь выпрашиваю у мамы, она сердится и заранее, не выслушав, отказывает: «Денег не дам, достала! Твои звери без конца едят, они станут толстыми! Корм дорогой». Меня отказы обижают, я напираю или вру напропалую.
        - А я намекаю,  - Агата умеет смеяться над собой,  - но тонких намеков не получается. Недавно говорю: «Мама, а Оле купили такую классную сумочку: по размеру средняя, не большая, не маленькая, по цвету к любой моей вещи подойдет, а цена просто смешная».  - «Ты, Агата, со своими хитрыми намеками совсем заморочила мне голову,  - отмахнулась мама,  - никакой сумочки в ближайшее время тебе не будет, твоя совсем новенькая».
        - А ты, Агата, про какую мою сумку говорила?  - заинтересовалась Оля.  - Мне давно не покупали.
        - Обязательно, что ли, правду говорить? Ты, Оля, вообще.
        Анастасия весело продолжала:
        - Если хочешь чего-то от человека добиться, говори о своих желаниях прямо. И еще правило: просьба должна быть искренняя и содержать то, в чем ты действительно нуждаешься. Фальшь, капризы и прихоти - неуместны. Люди их чувствуют.
        - А вот, например, Леха покупает Агате мороженое,  - завистливо пропищала Лидка,  - и без всяких ее просьб, просто сам покупает и угощает. Иногда половинкой, а иногда целым мороженым «Северные узоры».
        - Не завистничай,  - Леха почти незаметно смутился,  - я просто так покупаю, хочу купить, и все.
        - Агате?  - не отстает Лидка.
        - А кому же? Тебе, что ли?  - окрысился Леха.
        - Сама нарвалась!  - хохочет Надя-Сфинкс.
        - Хватит вам пререкаться,  - Анастасия терпеть не может ссор,  - слушайте, что говорят психологи. Любая правильно продуманная просьба содержит четыре составные части. Первое: «Я вижу» - описание факта, ситуация. Например: «Меня не приняли в балет». Вторая часть: «Я чувствую». Выражаешь свое отношение к сложившейся ситуации: «Я расстроена. Мне грустно, опасаюсь, что меня никуда никогда не примут. Я бездарность». Третья составная часть: «Я нуждаюсь». Перечисляешь все необходимое, чтобы твоя ситуация была решена. Например: «Помоги мне записаться в хор. Или - в художественную гимнастику». Четвертая часть: «Я хотела бы». Изложение самой сути просьбы и того, что произойдет, если ее исполнить. Например: «Я буду так счастлива!» Или: «Мама считает меня неудачницей».
        Изложи просьбу ясно, четко, без всплесков и истерик, которые только отталкивают от тебя и твоих пожеланий. Часто люди отказывают, потому что просьба выглядит прихотью, капризом, занудством. Если знаешь всю подноготную, отказать трудно. У многих людей развернутая просьба вызывает желание помочь. И еще: я привела примеры в женском роде, но это вовсе не значит, что мальчишечьи просьбы менее серьезны. Любой человек может нуждаться в помощи, не надо и мальчикам стыдиться обращаться с просьбой. Это, повторяю, не слабость, а доверие: друг хочет помочь. Расскажи ему подробно о своих неприятностях...
        - Да-а, а вдруг ты все откровенно выложишь, а тебе все равно не станут сочувствовать и помогать. И останешься как дура откровенная,  - засомневалась Варвара.
        Анастасия пожала плечами:
        - Рискни. А вот еще расскажу мнение психологов. Какой тон лучше выбрать? Категоричный? Он вряд ли добавит твоему собеседнику желания протянуть руку помощи. Если твой тон самоуверенный и настырный, это уже не просьба, а давление. Кому приятно помогать тирану?
        - Князева, слышишь,  - Гриша, хотя и умный, не прочь достать Лидку Князеву,  - ты у меня диск вымогала, ходила за мной, как пришитая, вопила, угрожала, обещала наслать на меня киллеров.
        Все хохочут. Большое преувеличение, но вообще Лидка такая. Смешное часто похоже на правду.
        - Все равно не дал диск,  - Лидка и сегодня настроена агрессивно, она воинственно и напористо пищит,  - диск пожалел! Что я его, съем? Жадных не уважаю!
        - Лида, успокойся,  - Анастасия терпеливо и мягко говорит,  - человек должен быть готов и к отказу.  - Анастасия - будущий педагог, она старается ко всем детям относиться ровно, не подчеркивать, кто ей нравится, а кто не очень. Но Лидку любить так трудно. Ее неуклюжее поведение, реплики некстати, бестактность. А при этом Лидка вечно лезет в центр, и от этого выглядит смешной и глуповатой.  - Успокоились и слушаем, если это интересно.
        - Интересно!
        - Классно!
        - Рассказывайте!
        - Польза и приколы в одном флаконе!
        - Отличие просьбы от приказа в том и заключается: просьба предполагает и отказ. Неприятно услышать «нет», но иногда приходится. Причины самые разные. Предположим, у человека в данный момент нет денег, чтобы дать тебе в долг. Или новенький диск он пообещал своей любимой девочке.
        - Ага! Бомбине,  - опять вылезла Лидка,  - он от нее фанатеет! Она об него ноги вытирает! Бомбина Гришке в мамы годится - на целых четыре года старше!
        Никто не поддержал Лидку, ее реплики повисли в воздухе. И Гриша не отреагировал. Анастасия продолжила:
        - А может быть, человек вовсе не горит желанием тебе помочь,  - спокойный тон Анастасии утихомирил взвинченную Лидку, она сидела тихо,  - в таком случае не ищи справедливости. И еще: не думай, что именно тебе всегда отказывают. Любому иногда отказывают, а иногда нет. На этом закончим этот милый разговор.  - Звонок давно звал на перемену.

        Идея бизнеса владела шестым «Б». Каждый пытался изобрести что-то необыкновенное и удивительное. А при этом жизнь шла своим чередом, и всякие события украшали ее.
        В тот день пес Степа сидел на Лунном бульваре у ног своего хозяина Харитона, которого для краткости все звали Харей. Подошел парень, длинный, худой и бледный. Не очень обаятельный. Степа залаял, но не от души, а для отчета:
        - Макарон!
        - Меня зовут Макар, а не Макарон,  - поправил пса парень, хотя с этого дня он остался Макароном на многие годы.
        Прибежала Агата, потрепала по спине Степу, приговаривая:
        - Степочка, умный пес, давай поговорим.
        Степа подумал: «Глупая девчонка, лишь бы болтать», но вслух сказал:
        - А что? Поговорим. Анекдот знаю: «Пришел новый учитель. Дети говорят ему: „У нас Вася - дурачок. Перед ним кладем деньги - пять рублей и пятьдесят, он выбирает пять. Дурак“.  - После уроков учитель оставил Васю, положил перед ним две денежки, он выбрал пять рублей. „Вася, почему ты выбрал пять?“ - „Красивая монета, а то бумажка некрасивая“.  - „Но ты же знаешь, что на пятьдесят можно купить намного больше“.  - „Ну знаю“.  - „А зачем же ты так глупо выбираешь?“ - „Не так уж глупо. Выберу пятьдесят, они мне больше не дадут выбирать“.
        Агата хохочет, Макарон тоже, а сам думает: «Красивая какая девочка. А глаза! А ноги! Стройненькая!» А вслух он сказал:
        - Пищишь, оглушила. Была бы ты красивая, а то - так себе.
        Агата сразу догадалась: «Этот Макарон от меня зафанател, запал на меня Макарончик» - и ответила:
        - Макарон, ты мне сто лет не нужен. Красивая, некрасивая, тебе-то какое дело?
        Макарон отвернулся от Агаты, Агата от Макарона. Начиналась новая история. Не зря в эти минуты Харя решил: «Будет скандал», а вслух задумчиво произнес:
        - Вон бежит Леха, вольный борец. А за ним - кошка, а за ней Рыжик, а за ним математичка Клизма. И все всех догоняют.
        - Я этого вольного борца видел в клубе «Фитилек»,  - равнодушно сказал Макарон, но тихо, чтобы вольный борец Леха не слышал. На всякий случай.
        Леха застал мирную картину. Агата играла со Степой, пес стоял на задних лапах и мел хвостом дорожку. Харитон курил трубку, которую одолжил у Гриши. Надеялся понравиться одной девочке, с трубкой Харя казался себе мужественным и крутым. Увидел Леха чужого парня: узкий, длинный, бледный, он пялился на Агату. С полувзгляда Леха понял: чужой на Агату запал. Укол ревности в самое сердце - так назвала бы Надя-Сфинкс то, что испытал Леха. Сфинкс двинута на мексиканских сериалах, там говорят красиво. Надя говорила: «Ревность терзала его сердце» и еще: «Любовь пришла внезапно и пронзила его, как молния». Такими словами Надя-Сфинкс объясняла всякие скандалы влюбленных, драки из-за любви или легкие подзатыльники любимым девочкам.
        Леха подошел, все мгновенно взвесил и взял Агату за руку, чтобы Макарон видел, чья эта Агата. Леха протянул ей мороженое «Полярный день», отдал всю порцию, сам откусил только три раза.
        - Это Макарон,  - светским тоном представил Харя,  - он здесь новый, я его немного знаю, Макарон - так его зовут.
        - Вижу, что Макарон,  - Леха на всякий случай толкнул Макарона в костлявый бок, Макарон отодвинулся подальше от Агаты,  - у нас на Лунном бульваре девчонок много. Смотри, Макарон, на любую - вон Оля, а вон Василиса прекрасная. Реши, кто из них прекраснее, и пялься сколько хочешь. А на Агату - не советую, держись подальше, Макарон. У нас здесь свои порядки. Понял?
        - Не нужна мне твоя Агата,  - гордо поднял голову Макарон,  - сто лет не видал бы. У меня есть своя девочка, гораздо красивее.
        - А где же она?  - сразу заинтересовался Леха. Он немного изменщик, красивая девочка - это его касается.
        - Осталась в той школе,  - ленивым голосом протянул Макарон,  - в далеком Северо-Восточном округе. А мы переехали сюда, родителям втемяшилось, и переехали.
        - Может быть, напрасно хлопотали,  - съехидничал Леха. Агата рассмеялась - ровные зубы, веселые глаза, смех звонкий. Очень хорошенькая. Почему-то Макарон подумал, что не все потеряно.
        - А какая она, твоя девочка?  - Агата любопытная, как все девчонки.  - Дай словесный портрет.
        - Ну какая. Красивая. Смеется заразительно, зубы ровные, глаза сияют, щеки розовые, волосы коричневые.
        - Надо говорить: каштановые,  - Агата поправила свою короткую стрижку. Ну и что же, что прическа под шапкой, все равно надо, чтобы было все аккуратно.
        Леха услышал словесный портрет, заподозрил неладное, дернул Агату за руку и злобно глянул на Макарона.
        - Макарон, ты Леху не бойся,  - засмеялась Агата,  - он хороший, а пугает нарочно.
        Леха потащил ее от Макарона, от Хари, от пса Степы. Они все грустно смотрели ей вслед. Степа сказал:
        - Возвращайся поскорее, Агата, без тебя не так весело.
        Мальчишки, Харя и Макарон, кивнули в знак согласия со Степой.
        - Рассказать вам анекдот?  - предложил Степа.
        - Давай,  - без энтузиазма согласился Харя.
        - Слушайте. Американец купил в Англии за€мок. К нему вышел дворецкий. Американец говорит: «Все мне нравится: башни, рвы, переходы, мостики. Но скажите, а привидение у вас есть?» - «Последние девятьсот лет не видел».
        Харя посмеялся, а Макарон хмуро смотрел перед собой, потом сказал ни к селу ни к городу:
        - Не нужна мне эта Агата сто лет.  - Он сплюнул на дорожку для убедительности. Харя тоже с удовольствием сказал бы про сто лет, но врать было бесполезно: весь бульвар знал, что Харя западает на Агату давным-давно, с самого сентября.
        Тут обстановка разрядилась, пришла Оля, поморгала голубыми глазами и приветливо кивнула Степе. Мальчишки приняли ее любезность на свой счет. С Олей пришел Артем, на плече у него как всегда висела сумка с крысой Гертрудой.
        Артем сунул голову в сумку:
        - Гертруда, учись разговаривать, пора. Пес Степа не такой уж гениальный, обычный эрдельтерьер, а говорит все подряд.
        - Сам ты не гениальный,  - четко и громко заявил Степа,  - в сумку говорит, главное дело. Думает, я не слышу. А я все слышал. Ты, Артем, дурачок. А я как раз интеллектуальный, самый продвинутый пес на всем Лунном бульваре. А крыса она и есть крыса - глазки маленькие, злости много и хвост отвратительный.
        У самого Степы хвост тоже был странный - длинный и для его породы совсем неподходящий. Но все привыкли к такому хвосту, и сам пес привык тоже.
        Гертруда юркнула поглубже в сумку, сердить пса Степу ей не хотелось. Некоторые собаки ловят крыс, и это плохо кончается. Конечно, Гертруда находилась под защитой Артема и Оли, но мало ли что?
        - Степа, расскажи анекдот,  - попросила Оля,  - или больше не знаешь?
        - Почему не знаю? Знаю,  - Степа посмотрел с юмором.  - А вы приведите крысу в порядок, лишние амбиции не красят ее.
        Оля опустила в сумку кусочек печенья, Артем кинул сушку и сахар, Гертруда захрустела, ей было вкусно и спокойно. Лишние амбиции в таком состоянии обычно не нужны.
        - Слушайте анекдот,  - Степа медлил, ему хотелось, чтобы его послушала и Агата. Она большой ценитель смешного и хохочет так весело и заразительно, что весь бульвар начинает смеяться. Но она ушла, идеи бизнеса не покидали ее хорошенькую голову. Леха тоже сосредоточился на поисках своего удачного дела. Он в этот день не очень стремился на Лунный бульвар: мальчишки слишком влюбленно заглядываются на Агату.
        Степа не дождался Агаты, начал анекдот:
        - Встретились двое, один жалуется: «С памятью ужасное творится, забыл, как меня зовут. Скажи ты». Второй задумался, а потом спросил: «А тебе это надо срочно?»
        Первым прыснул Макарон. Оля и Артем тоже хохотали. Харя улыбнулся и проворчал:
        - Слышал я этот твой анекдот, Степка. Повтор.
        - Не имеет значения,  - Степа махнул лапой,  - я рассказал, а ты смейся и кричи: «Классно!»
        Тут появилась Лидка Князева. Она приметила издалека нового мальчишку - Макарона и быстренько подошла:
        - Ты почему такой бледный? Болел?  - Заботливый тон иногда привлекает людей. Но он отодвинулся и рявкнул неожиданно громко:
        - Не твое свинячье дело!
        Лидка опять наступила на больную мозоль - это и есть бестактность.
        - Грубо.  - Лучше бы она промолчала, а то разозлила его еще больше.  - Я хотела с тобой познакомиться, а ты отвергаешь мое внимание и сочувствие.
        - Умри,  - зарычал Макарон и в эти минуты возненавидел Лидку. А чем это кончится, мы узнаем позже.
        Тусовка вокруг пса смотрела этот спектакль и смеялась. Оля особенно звонко, она любит, когда Лидку сажают в лужу.
        Агата с Лехой услышали смех на другом конце бульвара.
        - Смеются,  - остановилась она,  - давай вернемся, Леха. Там весело.
        - Давай,  - иронично глянул он,  - не будем думать о бизнесе, который пора начинать, может, завтра. Будем думать о тусовках и хихикать день напролет.
        Агата вздохнула, кивнула и пошла с ним дальше. Начинать бизнес в самом деле пора. Но вот какой?

        Некоторые люди в шестом «Б» уже кое-что придумали. Не у всех, правда, бизнес получился удачным - в спешке неудачи случаются нередко.
        Оля пришла в класс и сообщила:
        - Вчера у меня случился прокол, хоть смейся, хоть плачь.  - И Оля рассказала...
        Ей хотелось заработать кучу денег - это естественно. Она вышла к остановке и вынесла морских поросят. Ее Даша и Саша недавно обзавелись детьми. Малыши были очаровательные, но мама сказала твердо:
        - Двоих морских свинок держи, мы так договаривались, а морской свинарник - перебор. Никакого моего терпения не хватит.
        - Куда же я их дену?  - завопила Оля, а сама тут же подумала: «Продам, вот и бизнес».
        - Друзьям раздай.  - Мама надела шляпку и посоветовала:  - Ты же откуда-то свинок притащила? Кто-то тебе эту прелесть подарил? Вот и ты дари.
        - Хорошо,  - Оля кротко ответила и в тот же день отправилась торговать поросятами. Надо было быстрее отделаться от них, пока не привязалась. И кучу денег хотелось получить скорее.
        И вот Оля стоит у остановки автобуса, держит мохнатый шарф, а на шарфе - крошечные морские свинки, похожие на мышек, но розоватые. Оля выкрикивает рекламные слова собственного сочинения. Свинок надо пиарить:
        Налетайте, ребята!
        Здесь морские поросята!
        Двое рыжих в папу Сашу,
        Двое белых в маму Дашу.
        Едят мало,
        Совсем не нахалы!

        Подошла девочка:
        - Ой какие хорошенькие! И сколько они стоят? Хочу двух!
        Но тут подбежала ее мама:
        - Никаких двух! Дома дом, а не свинарник! Категорически!
        До чего разные мамы похожи друг на друга.
        Девочка скроила скорбное лицо, показала маме, что сейчас заплачет, но мамы умеют справляться со своими детьми. Хотя бы иногда.
        - Сначала исправь двойку по английскому! И по русскому!  - И девочка передумала реветь, поняла, что не победит. Мама жесткой рукой поволокла дочь от Оли, от остановки, от прелестных свиночек. Оле не понравилась эта покорная девчонка, Оля не утерпела и крикнула вслед:
        - И по физкультуре! И по географии! А при чем здесь отметки? У меня дома целый зоопарк, а я отличница-пятерочница всю жизнь! Животные не мешают учиться! Наоборот, помогают! Они облагораживают человека, приучают держать себя в руках! И вы стали бы не такой истеричкой!  - Но мама не обернулась, уволокла свою добычу - дочь.
        Оля опять запела рекламную песенку:
        Морские свинки!
        Пушистые спинки!
        Для глупых - гадость,
        Для умных - радость!

        - И сколько они стоят? Дорого?  - Над Олей навис толстый мужчина с бородой Карабаса-Барабаса.  - У тебя бизнес выгодный?
        - Купите, не пожалеете,  - Оля сама не заметила, как у нее появился базарный голос, визгливый и настырный,  - дом без животных - трущоба. У меня, например, кролик Крошка, карликовый зайчик - Мелкий, а еще Саша и Даша - морские свинки. У них семья, а деток слишком уж много, мама сердится, вот и предлагаю в хорошие руки. Возьмете?
        - Бесплатно?  - хищно загорелись глаза Барабаса. Видно, был он жадный на денежки. Оля и бесплатно, может быть, отдала бы поросят, мама совсем запилила: «Количество животных превратило наш дом в зверинец! Люди так не живут! Отдавай поскорее поросят!» Мама не добавила: «Пока я их не полюбила, а то разлука будет невыносимой». Мама еще не знала, что в коробке под диваном живет карликовый зайчик Мелкий, а то негодовала бы еще больше.
        - Бесплатно отдашь?  - повторил свой вопрос Карабас.  - А налоги? Бизнес без налогов - уголовное дело. Спроси у любого олигарха, если мне не веришь. А в бесплатный бизнес не поверю я.
        Тут Оля спохватилась, что сегодня она не раздает подарки, а начинает свое выгодное дело. Она так и ответила:
        - Это мой малый и средний бизнес. За поросят надо платить, но не очень дорого. А о налогах говорить преждевременно, у меня пока прибыль нулевая.  - Оля раскрыла кошелек и показала дядьке.
        - Та-ак! Прибыль все утаивают, а бизнес - это прибыль, то есть выгода. Ежику понятно.
        - Ой?  - Оля зажала рот ладошкой, поняла, что сболтнула лишнее. Не соблюла коммерческую тайну.  - Я же пошутила! Ну прикололась! Какой же это мелкий бизнес? Тем более - средний? Просто раздаю зверюшек в добрые руки. А у вас руки добрые? Вы не обидите моих поросяточек? Будете вовремя кормить? Давать водичку? Ласково разговаривать с ними? И все прощать - если нечаянно испачкают диван или пол?  - Оля тараторила, а он слушал невнимательно. Когда она перевела дух, Карабас сказал:
        - Я из налоговой службы, с нами не шути. Налоги платишь? Нет? По-хорошему уйди со своим свинятником и больше не попадайся. Увижу - замету в милицию или сразу в суд. Спроси у любого олигарха, налоги не платить - криминал!
        Разумеется, Оля кинулась от него прочь, на Лунный бульвар. Поросята вместе с теплым шарфом оказались у нее под курточкой, они попискивали - хотели есть. Тут и встретились Оле Агата с Лехой. Они деловым шагом шагали по дорожке, и Оля сразу догадалась: люди идут по важному делу. Может, придумали свой бизнес?
        Оле хотелось рассказать им о своем проколе, но они ушли. И рассказала она эту историю о морских свинках только на другой день в классе.
        - Сорвалось. А я такую классную рекламу придумала.  - Она грустно опустила голову, но украдкой поглядывала на Агату. Каким образом они с Лехой решили свои финансовые затруднения? А решили, Оля человек наблюдательный, она сразу заметила: у Лехи в руке американская зажигалка, а у Агаты - новая расческа из натурального дерева с длинными зубьями. От такой расчески, говорят, волосы становятся густыми и блестящими.
        - Очень полезно для здоровья волос,  - Агата тряхнула своей коротко остриженной головой, волосы блестели. Или так казалось.  - Пятьдесят рублей отдала, а чего жаться?  - Она быстро убрала расческу и заткнула уши наушниками, чтобы Сфинкс не пристала: «Дай причесаться, не сломаю, не зажилю». Агата нежадная, но общая расческа - негигиенично, она это хорошо знает. В наушниках Агаты зудела Земфира:
        Я искала тебя годами долгими,
        Искала тебя дворами темными,
        В журналах, в кино, среди друзей,
        В день, когда нашла, с ума сошла...

        Класс заволновался:
        - Агата! Откуда деньги? Фирму создали?
        - Какую? Хоть намекни! Не вредничай!
        - Как называется?
        - На какую букву начинается?
        Агата их не слышала, она слушала песню и пританцовывала. А чего не танцевать, когда ты богата?
        Леха понял, что сейчас привяжутся к нему, и все действительно повернулись к Лехе:
        - Скажи, откуда бабки?
        - Бизнес свой?
        - Или денежки от родной мамы?
        Леха чиркнул новой зажигалкой, а потом убрал ее в сумку и сказал тихо и внушительно:
        - Коммерческая тайна. Отвяньте, дайте спокойно списать математику.  - Он тоже включил плеер, прикрыл уши наушниками:
        Верхом на звезде, вцепившись в лучи,
        С луной на поводке в ночи,
        Верхом на звезде несусь навстречу ветрам
        К несбывшейся мечте и снам.

        Найк Борзов пел свою давнишнюю песню, Леха ее любит: верхом на звезде - это романтика, смелость. А Леха сегодня считал себя смелым и крутым парнем.
        Пришла литераторша Курица.
        - Начинаем урок русского языка, перестаньте болтать о посторонних вещах. Агата, к тебе это тоже относится.
        - Я вообще молчу.  - Агата достала свою роскошную расческу и начесала волосы на виски, чтобы прикрыть наушники.
        Литераторша диктовала упражнение:
        - «На горе стоит домок, из трубы идет дымок»,  - она сделала паузу и повторила эту странноватую фразу.
        Леха быстро написал ее и задумался: «Какой нормальный человек в нормальной жизни скажет „домок“? Он скажет „дом“, а в крайнем случае - „домик“. Леха ворчал про себя:
        - Домок, блин.
        Агата тоже записывала в тетрадку эту фразу, а думала о своих больших планах и радужных надеждах. Совсем скоро они с Лехой заработают много денег, она купит новый костюмчик, совсем простенький, но с одного взгляда видно - из дорогого магазина. В таких костюмах ходит мамина приятельница Надежда: все простое, а на самом деле из классного бутика. Элегантная Надежда.
        - Надежда стильная,  - сказала однажды Агатина мама,  - вся стильная - и одежда, и фигура, и походка. И любая вещь - сапоги, сумка, свитер. Это врожденное - вкус и стиль. А машина какая! Старенький «жигуль», а выглядит не хуже иномарки, когда такая фирменная Надежда за рулем.
        Агата забыла про упражнение по русскому, она громко вздохнула, увидев в мыслях Надежду. Она, Агата, тоже станет стильной, когда будут деньги. На машину копить долго, копить Агата не умеет, у нее деньги разлетаются быстро. Но зато она купит туфельки, сумочку, новые сережки, шляпку. Все это она произнесла про себя с уменьшительно-ласкательными суффиксами - сережки, юбочка, сапожки. Потому что Агата все эти вещи уже полюбила нежно, она представляла их - и цвет, и фасон, и высоту каблучка.
        - Агата, повтори, будь добра, что я сейчас сказала?  - вдруг оборвала Агатины грезы Курица. Ну почему учителя такие бесчувственные и зловредные? Разве не видно, что человек мечтает? Оставь его в покое. Нет, докапывается.
        Агата ответила:
        - Вы сказали: «Агата, повтори, что я сказала».  - И взглянула на Курицу прозрачными серыми глазами.
        Класс дрожит от смеха, но смеется беззвучно. Шестой «Б» давно умеет так смеяться - дружно и беззвучно, еще с сентября.
        - Эта Агата умеет прикалываться к училкам,  - шепчет Варвара Сергею, но Курица все слышит.
        - Агата кого угодно выведет из себя,  - тихо бормочет Оля.
        - Она разводит всех их,  - басит Барбосов.
        Леха перестал смеяться, потому что Курица сказала с тихой злостью:
        - Агата, придется тебе выйти из класса и подумать в коридоре о своем поведении. Видишь, во что ты превратила урок?  - Курица покрылась пятнами - и щеки, и лоб, и ладони. Хотя она и не злая, но Агата ее довела.
        Оля простодушно заморгала голубыми глазами:
        - Детям иногда необходима разрядка, мы теперь опять сосредоточимся и будем вас внимательно слушать.
        Но Курица не уступила, стукнула кулаком по столу:
        - Марш в коридор! У вас, шестой «Б», и так сплошная разрядка. А заряжаться знаниями вы не привыкли, хотя почти взрослые подростки. Шестой год в школе, а как в детском садике!
        Агата опять громко, протяжно вздохнула и поплелась к двери. На ходу сказала:
        - Подлежащее «домок» подчеркнуть одной чертой, сказуемое «стоит» - двумя чертами, дополнение - волнистой. А все вместе - сложносочиненное предложение.  - И вышла за дверь.
        - Вернись,  - громко позвала Курица,  - ты правильно повторила мои слова.  - Агата не шла.  - Зачем же ты морочила мне голову? То есть вешала лапшу на уши?
        Про себя Курица подумала: «Удивительная девочка эта Агата. Знала одно, отвечала чушь». Так и не поняла бедная литераторша, что, пока шло пререкание, Леха все Агате подсказал и про сказуемое, и про подлежащее, и про волнистую черту. Подсказать недолго, если человек умеет все услышать и понять.
        - Сядь на место и не безобразничай,  - опять позвала Курица,  - вернись, слышу, что ты стоишь у двери.
        - Я обиделась,  - весело отозвалась оттуда Агата,  - несправедливо ругали,  - но все же вошла, села за парту, достала свою длиннозубую расческу и провела по волосам.
        - Другое время выбери для своих причесываний, у нас урок,  - отчеканила Курица. Важно, чтобы последнее слово было за учителем, так сказано в науке педагогике.
        - Успокаивает,  - хмыкнула Агата.
        - Нервничает человек,  - вступилась Оля и опять поморгала. Это получилось у нее красиво, как всегда,  - у них с Лехой начинается свой собственный мелкий бизнес.
        Курица перестала цепляться и глянула на Леху и Агату с уважением. Многие хотели бы свой бизнес, но получается далеко не у каждого.

        В тот день бывшие обиженные собрались в своей комнатке за спортивной раздевалкой. Они сидят за маленьким столом, а в углу шестиклассницы. Им по-прежнему разрешается слушать женские истории, набираться ума-разума. Правда, сегодня самая умная обиженная по прозвищу Сильная сказала задумчиво:
        - Наслушаются девочки наших рассказов, запомнят и вовсе не захотят в будущем обзаводиться семьей. Слишком много бед и обид.
        - Захотят, природа возьмет свое,  - возразила кассирша по прозвищу Кассирша,  - все стремятся в свой срок вить гнездо. А уж дальше как получится.
        - Замечательно получится,  - вдруг смело объявила Агата из девчачьего угла,  - я же выйду замуж только по любви. А если он меня любит, то никогда не обидит. И дети не будут врать. И муж не будет деньги прятать и называть это противным словом «заначка».  - Агата разошлась вовсю. Девчонки согласно кивали, у них у всех похожие мечты.
        - Ты, Агаточка, умная девочка,  - задумчиво сказала Сиреневая,  - а мы, по-твоему, все тут глупые и замуж выходили без любви?
        - Да уж! По расчету!  - Кассирша захохотала.  - Он на мусоровозке работает, а я кассиршей. Сплошные миллионеры. Такой он богатый и знатный и водку в рот не берет, окаянную.
        Грустно смеялась Кассирша, и многие бывшие обиженные смотрели невесело.
        - Кассирша, а вы его любили?  - спросила Надя-Сфинкс.
        - Еще как! Влюбилась в такого, каким был. Он пил, а я думала: со мной не будет, я же его буду любить, он оценит. Жди! Он пьянь, а сын у нас вон какой, да и сын ему не авторитет. Нет уж, любовь одно, а человек - другое.
        - Любит он вас, Кассирша?  - Агата спросила серьезно. В тот день им дали право голоса, они не дурачились.  - И вы его любите?
        - Провались он, любить его,  - Кассирша вышла из себя,  - вчера опять нажрался, орет, дерется, морда страшная. Запах на всю квартиру помоечный! И в душ не идет, повалился на диван в чем был. Ненавижу!
        Сиреневая улыбалась:
        - Любит она своего мусорного, вот и негодует. А я вам про своего любимого супруга давно не рассказывала, если хотите, послушайте.
        - Обожаю твои истории,  - Сильная уселась поудобнее.
        - В твоих, Сиреневая, рассказах нет злости,  - Синеглазка заранее улыбалась.
        - А юмор есть всегда,  - редакторша всегда все замечает, хотя юмор Сиреневой заметили все,  - даже иногда чрезмерный юмор,  - не утерпела редакторша, отредактировала рассказы Сиреневой,  - муж изменяет, все теряет, а жена иронизирует над этим. Неестественно,  - и губы поджала в ниточку.
        - Нисколько не чрезмерно,  - Сильная не любит, когда редактируют того, кто сам понимает лучше, чем редакторша,  - в самый раз. Юмор помогает жить. Расскажи, Сиреневая.
        - С удовольствием. И не страдай, редакторша, не зря мы прозвали тебя Умницей. Просто ты свою грусть показываешь, а я свою прячу. Грусть все равно присутствует, а как же? Это произошло совсем недавно. Приходит мой прекрасный муж с работы, а от него пахнет корицей, как в кондитерской. Я молчу - лишние вопросы, лишние сложности. Он сел ужинать и заявляет:
        - Очень все вкусно, Сиреневая, но у меня сегодня нет аппетита,  - и отодвинул тарелку.
        - Здоров ли ты, мой милый,  - я нежно говорю,  - на аппетит никогда не жаловался.
        Понял, что я о чем-то догадалась. Запах кондитерской не спрячешь. И говорит:
        - Мы с коллегой зашли в кафе, надо было кое-что обсудить. Съели по два пирожка, такие вкусные, домашние, теплые. Уютно. Передничек розовый с оборочкой...
        - У коллеги?  - спрашиваю, удержаться же трудно, я не железная.
        - Да, у коллеги,  - мой рассеянный отвечает, а потом спохватился:  - А как же ты догадалась? Я тебе про кафе говорил, а не про ее дом.
        - Догадаться не так уж трудно,  - я отвечаю и отворачиваюсь к плите, чтобы он не увидел моего перекошенного ревностью лица. Щебечу беспечно:  - Неглупая женщина, мой дорогой, всегда обо всем знает, даже о том, о чем не хочет.
        Смутился:
        - Врать не хочу, не люблю, вот и проговорился. Рассеянность моя виновата.
        - А я твои похождения знать не хочу, возьми себя в руки и не проговаривайся.
        Тут его заело, чуть не поругались. Он ко всему еще и упрямый. Раз я знать не хочу, он уперся рогом и продолжает рассказывать про эту в передничке:
        - Она буфетчица в нашем офисе, вкусно готовит омлет - и с помидорами, и с сыром, и с клюквой. И я ее хвалил, так и подружились. Дружба, ничего больше, ты мне веришь?  - И поцеловал мне руку.
        Сиреневая смеется, Агата из уголка видит, что в этом смехе кроме смеха есть и грусть. Когда человек умеет держаться, он свои чувства не предъявляет напоказ. Откровенность - вещь хорошая, думает девочка Агата, но и скрытность вещь хорошая. Иногда нужно одно, а иногда другое.
        - Спутался твой рассеянный со своей буфетчицей!  - Кассирша сразу возмутилась.  - Ну скажи, Сиреневая, зачем она ему? Ты красивая, со вкусом, интеллигентная сиреневая женщина. Не скандальная, выдержанная. Готовишь вкусно. Ну чего ему не хватает? Пирожков ее отстойных? Да ты и печешь наверняка лучше. Корицей удивила, гадина!  - Кассирша стукнула кулаком себя по коленке, потом по столику, подпрыгнула вазочка с печеньем.
        - На такой вопрос - зачем она ему - ответа нет. И самое смешное,  - добавила Сиреневая,  - что он терпеть не может корицу. Называет ее химической добавкой и категорически просит никогда не класть ее в тесто. На дух не принимает. А у нее, значит, принимает. Загадка.
        - Я бы его убила,  - вдруг высказалась не Кассирша, а вялая, сдержанная редакторша Умница,  - со всеми его признаниями. Уж лучше бы врал, блин!
        - Прошибло нашу Умницу,  - рассмеялась Сильная.  - А насчет вранья вопрос сложный. И так плохо, и так нехорошо.
        Сиреневая на нервной почве съела несколько печеньиц:
        - Скрытность полной не бывает, ведь сердце всегда чувствует. Обман не в одних лишь словах, он в разных тонкостях поведения. Вон он глаза прячет, сытый приходит, купил мне вдруг цветы, которые сто лет не люблю,  - с кем ты меня, дорогой, перепутал? Мужик, даже хитрый, весь как на ладони.
        - Да уж, они и обмануть-то не могут толком,  - Кассирша сочувствовала Сиреневой, а думала одновременно о своем муже.
        Сиреневая сидела молча, Агата залюбовалась ею: сиреневая прическа, глаза в сиреневых тенях, костюм дымчато-сиреневый, а воротничок отделан сероватыми нежными кружевами. Все не кое-как. Да, буфетчица эта хоть сто раз через голову перевернись, а такого тонкого вкуса у нее нет и не будет. Агата жалеет Сиреневую, но и о себе думает: «Никогда я не стала бы терпеть измены, обманы и всякие гадкие зигзаги, любишь меня - не изменяй. Разлюбил - уходи. Все просто».
        - Одно утешение,  - тихо произнесла Сиреневая,  - он и с ними непостоянный: сегодня буфетчица с пирожками, а завтра секретарша с резкими духами, вся квартира ими пахла. И ее он бросил быстро, легкомысленный мой.
        Сильная сказала:
        - Я вспомнила историю про сильного мужчину без легкомыслия.
        - Ну да!
        - А бывают такие?
        - Расскажи, Сильная!
        - Это было давно, несколько лет назад. Я знала одну семью - верный муж, заботливая жена, умные дети. Каждая женщина знает: надежность мужчины - главное. Он был во всем каменная стена, и всем было спокойно - и жене, и детям. Но случилась беда - он тяжело заболел и его не спасли - умер. Горе. Похоронили с любовью и почетом. Жизнь пошла дальше, надо хранить дом, поднимать детей. Забот хватало, но она помнила его всегда, часто приходила на кладбище. Много цветов. Она садилась на скамеечку, думала о своем любимом муже, вспоминала, как они прекрасно понимали друг дружку, как он приносил в дом каждому подарки. И однажды она замечает свежие розы, которые лежат на его могиле и которые принесла не она. Кто же? Отмахнулась от ненужных вопросов, мало ли кто мог прийти сюда поклониться его памяти - коллеги, бывшие ученики, его все любили. Но в следующий раз она опять видит свежие чужие цветы. И напряглась вдова. Эти загадочные цветы появлялись каждый раз, когда бы она здесь ни оказалась. И она решила проследить - кто? В очередной раз она пришла в его день рождения, спряталась за соседним памятником,
выглядывает осторожно одним глазом. И увидела! Молодая женщина положила розы, постояла, поклонилась, поплакала, стала уходить, но вдова ее остановила:
        - Постойте, пожалуйста. Кто вы ему?
        Она ответила прямо и тихо:
        - Он меня любил, а я его. И ни на что не претендовала, он был к вам привязан. Это длилось у нас два с лишним года, долго.
        И тогда жена вздохнула глубоко, подняла руки к небу:
        - Благодарю тебя, мой муж незабвенный, что я и дети ничего не замечали. Ты настоящий мужчина - всем дал любовь, никому не принес обиды.
        Две женщины разошлись каждая своей дорогой.
        - Все трое интеллигентные и благородные,  - вздохнула Сиреневая.
        Все помолчали. Даже девочки притихли, задумались. Агата решила после обдумать до конца эту историю про настоящего мужчину. Только Кассирша прошептала в тишине:
        - Я бы его все равно поймала.
        - А зачем?  - Сильная удивилась.  - Зачем ловить? Себе на страдания. Он всех оберегал, сложности ни на кого не вешал, а брал их на себя. Достойный человек, по-моему.
        - Лучше бы не влюблялся в чужую,  - редакторша всегда права, от этого и скучная.
        - Это его мужские дела.  - Синеглазка одинокая, она всегда защищает мужские права. Замечательный муж - ее мечта.
        - А мой дурачок то и дело попадается,  - сказала Сиреневая со смешанным чувством.  - Может быть, пусть уж лучше попадается, чем такие скрытые серьезные романы?
        - Мы рассуждаем, как будто совсем не бегать налево невозможно. А ведь возможно!  - Редакторша любит все проблемы решать в чистом виде, без уступок на характеры, привычки, темпераменты. По теории, а не по практике жизни.  - Или все мужчины изменщики и обманщики, как говорит наша Лида Князева?  - О своем муже редакторша знает точно - обманщик и изменщик.
        - Все до одного!  - пищит из угла Лидка.  - В журналах написано, что они все любвеобильные. Не надо сильно закручивать гайки, а то сбежит дяденька совсем. Журналы знают. Надо мягко, гибко, лукаво им рулить и манипулировать. Чтобы он и не замечал, считал себя главным.
        - Разве знают журналы,  - отмахнулась Агата, ей так хочется романтики, а не расчета,  - как это получается - любовь настоящая, а верности настоящей нет? Почему?
        - Вопрос моральных устоев,  - нахваталась Лидка умных слов в своих гламурных журналах.  - Он и сам бы, может, хотел быть верным и глубоко порядочным, без лжи, а загорается от каждой юбки. Так сказано в журнале «Катя», «Тоня» или «Соня». Уж не помню, перепутались они в моей голове.
        - И у животных так же,  - зло говорит Сиреневая,  - рук у собаки нет, а держать себя в лапах не умеет. И кидается со страстью на любой движущийся предмет. А люди обязаны владеть собой. Есть нравственность? Или нет?
        - Есть, есть,  - закивали все, а Сиреневая добавила:
        - Есть. А иногда ее отодвигают в сторонку.
        На этом все стали расходиться по домам.
        Женщины спешили к своим домашним делам - ужин, уборка, да мало ли что. А девчонки постояли на бульваре, поспорили:
        - Найду верного, вот увидите.  - Лидка полна оптимизма без больших оснований.
        - А я Леху перевоспитаю.  - Тон у Агаты уверенный, а внутри гложет сомнение. Леха он и есть Леха, надежный и постоянный, но вдруг его швырнет в сторону, и он сделает зигзаг, а после вырулит опять к Агате.  - Будет у нас общий бизнес, это сближает и обязывает.
        Оля задумчиво сказала:
        - А животных зря обругали. Они очень даже вдумчиво выбирают себе пару, а вовсе не все со всеми. У них своя нравственность. Пес Степа, например, привязан к колли Лейле, красивой и глупой.
        - Степа - вундеркинд, он не считается,  - возразила Лидка. С этим никто не спорил.

        Валентин-Константин спешит к своей любимой девочке Анюте балетной. Когда он спешит, лучше не попадаться ему под руку, а тем более - под ногу. Отойти в сторонку и терпеливо переждать, пока Валентин-Константин пройдет мимо.
        В этот день Агата забыла отскочить с дороги, и Валентин-Константин столкнул ее в сугроб. Она закричала:
        - Куртка белая! Снег грязный! Ты лох! Зачем столкнул? Некультурно толкаться!
        - Нечаянно!  - крикнул он издалека и тут же опрокинул детскую коляску, хорошо еще, что предусмотрительная няня схватила младенчика на руки. Повезло - няня завидела вдалеке ужасного подростка Валентина-Константина, которого няни и бабушки Лунного бульвара называли уклюжим. Ирония была уместной.
        Сегодня он наступил на хвост псу Степе, наткнулся на бабку Суворовну, которая из любопытства совершала обход бульвара. Бабка верещала:
        - Кутузовну никогда не толкаешь! А меня то и дело!
        Он толкнул и ее сестру Кутузовну, чтобы не было зависти. Теперь сестры дружно вопили:
        - Хулиган!
        - Специально шкодничает!
        - Себя хочет показать!
        - Милиционер Угорелов где-то шатается, граждан не защищает!
        В несколько минут уже весь Лунный бульвар кричал и возмущался. А те, кто удержался на ногах после встречи с Валентином-Константином, смеялись до упаду, и некоторые из них все равно упали.
        Среди некоторых оказалась Оля, она повалилась на дорожку, болтала ногами в воздухе, визжала от восторга:
        - Мы же бизнесмены! В скором времени будем! А ты повалил! Скажи, нарочно?
        - У меня и нечаянно неплохо получается!  - раздался его голос издалека.
        Оля немного преувеличивала. Не все шестиклассники нашли свое дело, не все начали бизнес. Но у всех были поиски, мечты и надежды. Каждый что-то придумал, каждый что-то скрывал. Леха ходил по бульвару с таинственным видом. Он не собирался раскрывать секрет, но давал понять, что секрет у него есть.
        - Леха, скажи, что ты придумал?  - пристала в очередной раз Агата.
        - Коммерческая тайна,  - зловредно ответил он и плотно сжал губы.
        Но Агата человек изобретательный, она нашла ключ к упрямому Лехе:
        - Я буду участвовать в бизнесе Сергея и Варвары,  - заявила она,  - у тебя, Леха, от меня секреты, а я не люблю никаких секретов.
        В это самое время Сергей пробегал мимо них.
        - Сережа! Подожди минутку!  - крикнула Агата.
        - Некогда! Мороженое зовет меня! И Варвара там меня ждет!  - Он умчался.
        Леха насупился и ткнул Агату локтем.
        - При чем тут Сергей? Сразу - Сергей, главное дело! Какой у тебя, Агата, общий бизнес с ним? Посуди сама своей легкомысленной головой! Мы же с тобой договорились - общее наше дело.
        - Да, договорились,  - Агата жалобно сложила губы и напустила полные глаза притворных слез,  - ты меня не считаешь равноправным компаньоном, скрытничаешь на каждом шагу. Я даже не знаю до сих пор, чем мы будем зарабатывать свои деньги. А ведь ты уже не один день назад придумал что-то! Дня три уже не доверяешь мне!
        - Три дня потерпеть в интересах фирмы! Неужели трудно?
        - Ой, Леха, так трудно! Потому что любопытно же! Каждый в классе знает, какой у него будет бизнес. Ну почти каждый. А я не знаю. Разве это правильно, Леха?  - И опять печаль в глазах, а на щеке слеза.
        И Леха не выдержал. Он человек сильный, но не железный. На вольной борьбе он победил самого Сашку, но сегодня перед ним не Сашка, силач и нахал. Перед ним Агата, печальная и обиженная. Этого он не выдержал.
        - Агата, не реви. Сегодня все узнаешь, а раньше было рано. Приходи к «Бурому Мише» к четырем. В четыре будет ясность. А до четырех не прикалывайся, не приставай и не доставай меня. И не приходи к «Бурому Мише» раньше времени - выгоню из фирмы! В бизнесе нужен жесткий характер и выдержка. А твое девчачье любопытство держи при себе. Ясно выражаюсь?  - Леха сдвинул белые брови, выдвинул круглый подбородок, который считал волевым, квадратным, как у настоящего крутого.
        - Выражаешься вполне ясно,  - тихо и покорно признала она,  - приду в четыре к «Мише»,  - и нарочно блеснула глазами,  - угостишь мороженым? В «Буром Мише» самое вкусное и прикольное - с орехами или с вареньем - «Южный полюс» или «Пингвин». Это очень важно, Леха, угостить партнера по фирме.  - Она специально дразнила его, чтобы Леха не слишком важничал и не строил из себя главного начальника фирмы «Бей в табло».
        Леха иронию разгадал - прочел в ее глазах, в уголках рта. И рявкнул грозно:
        - Не шути над серьезным делом.
        - Какие шутки, Леха! Мы начинаем свой бизнес! Ура!
        Агата убежала, веселая и красивая. В ушах пела любимая группа:
        Я знаю секретный пароль,
        Я помню условный стук в дверь,
        Я научился проходить сквозь шеренги соседей
        Без ощутимых потерь.

        По ночам, опасаясь бродячих собак,
        Я бреду от стены к стене,
        Невидимый оркестр начинает с ламбады
        Свои танцы для волков при луне.

        Варвара и Сергей стояли на рынке. Рынок - веселое место, если тебя не отправили покупать картошку или капусту. Можно глазеть на что хочешь.
        Варвара разглядывала тоненькую женщину в яркой шали - кисти шали свешиваются почти до земли. Лицо у женщины смуглое, глаза узкие, черные. В ее взгляде скромность и покорность.
        - Покупайте узбекскую курагу - лучшая курага в мире!  - мягким певучим голосом зовет узбечка. Варвара улыбается ей - никакой косметики, а глаз не оторвешь. И тут Варвара замечает в глазах узбечки лукавство, а не только кротость.
        - Варвара, перестань пялиться по сторонам,  - строго подталкивает ее Сергей,  - мы пришли не пялиться, а работать.
        Варвара достала из кармана карты, перетасовала и обратилась к проходящей мимо девушке:
        - Хотите, я вам погадаю? Будущее скажу, про женитьбу тоже.
        - Путаешь!  - засмеялась девушка.  - Женитьба у мужчин, а у нас замужество.
        - Ошиблась, но гадаю точно,  - Варвара смотрела просительно, так хотелось начать бизнес,  - а цены совсем смешные.
        - Ну гадай, только быстро,  - сжалилась девушка,  - мне творог купить и бежать домой, у меня завтра трудный зачет.
        Варвара набрала побольше воздуха и загудела голосом Экстрасенсихи:
        - Студентку все замечают, а она решает проблему выбора. Но долго думать вредно - рядом с тобой хороший человек.
        Девушка шире открыла глаза:
        - Откуда ты знаешь? Кто рассказал? Не понимаю. Посмотрела и сразу видишь - студентка.
        - Карты все говорят,  - туманно погудела Варвара,  - а у меня дар гадания. Скоро будет свадьба в кафе «Бурый Миша», счастливый день. Но свадьба без драки не бывает, запомни. И еще: завтра у тебя важный зачет, но ты его сдашь хорошо. Корабли плывут на запад, а ветер дует в паруса.  - Варвара перешла на нормальный голос.  - Плати и беги за творогом, пока свежий.
        Девушка заплатила и убежала. Потом крикнула издалека:
        - Завтра будете тут гадать? Подругам скажу! Классно предсказываете!
        Так набирал обороты бизнес «Держи карман шире». Сергей собирал деньги с желающих узнать свое будущее. Варвара гадала - болтала что в голову придет. Кое-что всегда совпадает, на этом совпадении построены все гадания.
        А Оля продолжала торговать враньем.
        Перед ней сидела Василиса прекрасная:
        - Только имей в виду, Оля, у меня мама недоверчивая, ее не очень-то обманешь.
        - Давай по порядку,  - сказал Артем, главный ассистент Оли, хотя сам почти не умеет врать,  - скажи, Василиса, чего ты хочешь добиться от мамы? Прогула? Денег? Новой куртки?
        - Я хочу, чтобы она не совала свой нос в мой дневник. Не пересчитывала мои тройки и тем более - двойки. И чтобы не попрекала каждый день Платоном. Только и слышу: «На Платона у тебя есть время, а выучить английский у тебя нет времени. Это безобразие». А вчера и вовсе вывезла: «Исправь тройку по истории, тогда будешь гулять со своим Платоном на Лунном бульваре. А так не будешь!» И дверью шарахнула, аж дом вздрогнул.
        - Да, Василиса, надо привести твою маму в порядок.  - Артем сочувствует Василисе, но Оля пинает его под столом ногой - не сочувствуй, у нас бизнес, а не богадельня.
        - Деньги вперед, Василиса прекрасная,  - сразу перестраивается Артем. Он хочет полноценно участвовать в деле, он не из тех людей, которые прячутся за спину партнера и ничего не берут на себя. Не самое приятное - напоминать о гонораре, эту черную работу выполняет Артем. А Оля - интеллектуальную часть.
        Когда деньги убраны в кошелек, Оля медленно и внушительно говорит:
        - Сегодня вечером выдаешь маме версию, совершенно бесспорную и офигительную, запоминай. Ты говоришь: «Мама, у меня большая радость».  - «Какая?» - обязательно спросит она.  - «Платон предложил мне заниматься с ним английским. Представляешь? Он в восьмом классе, и он пятерочник круглый! Он будет помогать мне и по математике, и по истории. Средние века он знает, как будто жил в то время».  - «Так,  - недоверчиво ответит твоя мама,  - и где же вы будете учить уроки?» Она же не хочет, чтобы вы так часто сидели дома у тебя или у него. Мамаши все ненормальные, у них страшные подозрения. А ты, Василиса, будешь честно смотреть ей прямо в глаза и скажешь: «Это не имеет значения. Можно у меня, можно у него. Главное, учиться вместе каждый день, чтобы быстро исправить все неважные отметки». И не забывай смотреть прямо ей в глаза. И когда увидишь, что в ее взгляде тревога и сомнение, ты добавишь непринужденно: «А можно заниматься английским на Лунном бульваре. Там многие сидят с репетиторами на свежем воздухе за большие деньги». Она махнет рукой, ручаюсь.  - Оля сама засмеялась над своей выдумкой, такой
классной, наглой и прикольной.
        - Какая бы ни была железная леди, согласится,  - Артем поддержал версию,  - нет ни одного слабого места. Правда, Василиса?
        - Вроде так,  - неохотно соглашается Василиса,  - но ведь она будет проверять отметки? Не долбить же мне и в самом деле этот английский. Да и Платон сбежит от тоски. Я тем более к английскому не очень способная.
        - Знаешь, Василиса, это уже другая проблема. Тебе нужно вранье - я придумала вранье. И не подкопаешься - классная туфта. А исправлять свои пары и тройки будешь сама.
        - Все ясно, Василиса?  - Артем спросил напористо. Он на глазах превращался в настоящего бизнесмена.
        Василиса на прощание сказала:
        - Меня вообще-то звать Василиса прекрасная, зови полным именем, Артем. И ты, Оля.
        - Непременно,  - дружно согласились они.

        У Агаты и Лехи в это воскресное утро произошел такой разговор:
        - В «Буром Мише» сегодня свадьба, а нас не позвали.  - Агата смотрит на Леху внимательно. Может, он что-то скрывает? Может, с бизнесом что-то не в порядке? Все ведь может случиться - только и слышно: бизнесы прогорают, прекращают свое существование.  - Почему нас не приглашает твой Анатолий? Разве мы плохо справляемся?
        - Мы классно справляемся,  - беспечно ответил Леха,  - я зафигачил тому полосатому по скуле, он даже рот разинул.
        - А я визжала и вопила, что полосатый тебя бьет и обижает,  - Агата засмеялась,  - а почему ты выбрал из всех именно его? Он же на самом деле тебя не трогал.
        - Полосатый костюм не понравился,  - Леха не стал вдаваться в подробности. На самом деле полосатый попытался пригласить Агату танцевать. И тут же около него оказался Леха, врезал полосатому. Драка завязалась почти вовремя, тамада Толя был доволен. Несколько гостей сцепились, двое покатились по полу, все шло как полагается, и финал был правильный: один оторванный рукав, как раз в полоску, один распухший нос, один синяк, одна свернутая набок женская прическа. Все в меру. Без драки не праздник, а напрасные расходы.
        Естественно, пришла милиция, Анатолий быстро сунул деньги Лехе:
        - Линяйте отсюда быстро,  - а сам мирно сказал милиционерам.  - Свадьба без драки не должна быть. Теперь все успокоились, пар выпустили.
        Гости уселись за праздничный стол, милиционеров тоже угостили, они поздравили новобрачных, пир шел своим чередом.
        А сегодня воскресное утро пропадало зря.
        Агата села на скамейку, включила плеер, запел «Сплин»:
        Я помню только комнату, и стол,
        и желтый свет над ним,
        Я помню, как разбился на куски
        твой глиняный кувшин.
        Не спеши, нам остается сделать ход
        на линию вперед,
        И нам помогут молоко и мед.

        Агата заскучала. И в это время у Лехи в кармане зазвонил телефон.
        - Это Анатолий,  - сказал тамада,  - сегодня в четыре.
        - В четыре будем,  - ответил Леха и подмигнул Агате,  - мы как раз настроились на хорошую драку.
        В кафе как обычно было людно. Нарядные гости, запах духов. И самые красивые во всей толпе невеста Таня и жених Леонид.
        - Я бизнесмен,  - шепнул Леха Агате,  - а ты не разглядывай чужие наряды, соберись.
        - Ты, ладно, бизнесмен. А я кто?  - Агата и в этой напряженной обстановке не уступила Лехе.  - Я-то кто?
        - Бизнес-леди,  - шепнул он,  - ассистентка и вообще правая рука главного начальника.
        Тут Анатолий крикнул в микрофон:
        - Танец в честь молодоженов! Танцуют все!
        Первыми пустились в лихой пляс родители молодоженов, Тани и Лени. Они вертелись на середине, папа жениха притопывал и плясал вприсядку, как в родной деревне Блинчики. Мама невесты пристукивала каблуками и повизгивала. Остальные гости танцевали с таким удовольствием, будто до тех пор стояли неподвижно год, а не короткое время до прихода тамады. Леха с Агатой тоже танцевали вовсю.
        В разгаре второго танца, когда все особенно развеселились, Анатолий-тамада подтолкнул Леху:
        - За работу, товарищи,  - тихо, не раскрывая рта, сказал он.
        Из динамиков раздавался хит Юрия Шевчука:
        Здравствуй, ночь - Людмила,
        Где тебя носило?
        Где беда бродила?
        Я б тебя убила...
        Я тебя кормила,
        Я тебя растила,
        Где тебя носило?

        Леха толкнул парня с галстуком-бабочкой случайно. Как будто случайно, но ведь такое «как будто» нельзя доказать.
        - Ты чего?  - добродушно спросил парень с бабочкой. Почти добродушно.
        - В табло врезать захотелось,  - признался Леха,  - а кому врезать? Решил - тебе.
        И тут они сцепились. Агата завопила:
        - Хулиган! Не место такому на приличной свадьбе! А еще бабочку нацепил!
        Все стали разнимать Леху и того, с бабочкой. Но что значит - разнимать? Завязалась общая вольная борьба. Не зря говорят: «Двое дерутся, третий не суйся». Все присутствующие дрались - кто-то за справедливость, кто-то из любви к дракам. Музыка гремела, но милицейские свистки были слышны. Сначала на улице, потом в самом кафе «Бурый Миша».
        - Леха, делайте ноги!  - сказал довольный Анатолий.  - Держи плату...
        И опять Леха и Агата, гордые собой, шагали по Лунному бульвару и хихикали, Агата щебетала:
        - Ты настоящий бизнесмен, Леха! Как ты его двинул! Я думала, он брык - и готов. Но он удержался - молодец.
        - Да, хорошая работа получилась. Слушай,  - спохватился Леха,  - а чего ты его хвалишь? Ты что, Агата? Вообще, что ли, без башни? Хвалит, главное дело.
        - Кого?  - Глаза у Агаты серые, но Леха научился распознавать этот лукавый правдивый взгляд.  - Я тебя хвалю, Леха.
        - Ты должна меня морально поддерживать. А ты поддерживаешь чужого перца в бабочке отстойной! Ты что, не различаешь своих и чужих?
        - Я и то различаю,  - сказал рядом знакомый голос - это был Степа.
        - Степочка, я рада тебя видеть.  - Агата достала из кармана сушку, сунула псу в пасть, он захрустел с удовольствием. А Леха продолжал пилить Агату:
        - Ты кокетничаешь со всеми, а кокетка по-другому знаешь как называется? Говорить неохота. Даже на работе строишь глазки!
        Она не успела ничего сказать в свое оправдание, Леха вдруг отвернулся от нее и от Степы и проговорил быстро:
        - Ладно, не отвечай на мои справедливые упреки, я тебя прощаю.
        Агата широко раскрыла глаза: такого не было ни разу. Что произошло с Лехой? А все очень просто: по бульвару шла незнакомая девочка, очень стройная, складненькая, хорошенькая.
        Леха взглянул на нее и не смог оторвать взгляд. Он поворачивал голову ей вслед, как будто она была солнышком, а он, Леха, подсолнухом.
        - Светкой зовут,  - сказал пес Степа, ни к кому не обращаясь,  - в специальной школе учится.
        - Для отсталых?  - хмыкнула Агата. Она уже отошла от Лехи на целый шаг, чтобы он знал - эти взгляды на эту Светку ему так просто с рук не сойдут.  - Школа для дебилов?
        - Нет,  - Степа знает много подробностей, которыми всегда насыщен Лунный бульвар,  - школа с углубленным изучением математики. Платная, дорогая школа.
        Леха продолжал поворачиваться вслед девочке Свете, но уши его ловили каждое слово пса Степы. Все, что касалось Светы, с этого времени сильно интересовало Леху. Так уж получилось.
        Пес увидел хозяина Харю и побежал к нему. Агата включила плеер и пошла от Лехи. Он ее больше не занимал, это был посторонний человек. Разумеется, навсегда.
        Она шла и надеялась, что он ее окликнет. Она, конечно, не обернется. Мало ли какой посторонний парень ее окликает. Но Леха ее догонит, подбежит, скажет: «Ты чего? Совсем безбашенная, что ли? Я просто так посмотрел, глаза сами полюбопытствовали. А так-то она мне на кой? Я, кроме тебя, никого и не замечаю». Он так скажет, а она, Агата, ответит: «Вот и не замечай. Я неповторимо прекрасная девочка. И в следующий раз не прощу, запомни, Леха. Сам ты безбашенный».  - «Простила? Ну и супер!» - это скажет он. А тогда она ответит: «Если бы не фирма „Бей в табло“, не простила бы ни за что, просто бизнес - это серьезно».
        Но у Агаты богатое воображение. Никакой Леха ее не позвал, не догнал и прощения не попросил. Она шла и шла, спиной чувствовала: он торчит все там же и глазеет на чужую девчонку, уходящую по главной аллее Лунного бульвара.

        Лидка Князева твердо решила на этой неделе найти свою вечную любовь, верную и светлую. Ждать дольше было нельзя - у всех в классе были сногсшибательные романы. Иногда, правда, в самом буквальном смысле: вчера Барбосов, например, сшиб с ног свою любимую Надю-Сфинкса. Он налетел на нее, но слишком сильно разбежался по длинному школьному коридору и сшиб вполне устойчивую Надю-Сфинкса, толстенькую и увесистую. Она завизжала:
        - Ну ты совсем, Барбос! Нельзя же так налетать!
        Надя не спешила подниматься с пола, хотя знала наверняка: Барбосов руки не подаст и встать не поможет. Не такой человек Барбосов. Самый умный Гриша мог бы помочь, поднять, посочувствовать и даже попросить прощения. Гриша воспитанный, так считает Надя-Сфинкс, и сам Гриша так считает. Но в этот раз Гриша ни при чем - Барбосов свалил Надю, и она в полном восторге кричала:
        - Свалил! Толкнул! Налетел!
        А Лидка завистливо смотрела на все это. Ее никто не сваливает, не обзывает, не кидает в нее камнями и ледышками, не сует ее головой в лужу или в сугроб. Несчастная, одинокая Лидка, думает о себе сама Лидка.
        Она решила найти любимого и выбрала Макарона. Да, он длинный и бледный, но зато у него нет девочки, он одинок и поймет Лидкину неприкаянность. Из ее памяти вытеснилось, что Макарон ее отгоняет, шарахается как от большой опасности и шипит: «Отвянь по-хорошему!» Лидка все неприятное выбросила из головы и прямо на английском раскрыла журнал «Корзина». Надо было подготовиться к ответственной встрече с Макароном.
        Лидка держала журнал под партой и читала: «Девушка, пользующаяся цветочными духами, кажется стройнее и почему-то умнее». Лидка решила: «Запомню». Дальше шел очень важный совет: «Если вместо номера телефона он дает свой e-mal, а вместо домашнего адреса называет что-нибудь из знакомой песни: „Вэ-вэ-вэ Ленинград Эс-пэбэ точка ру“, смело отвечай: „Мой адрес не дом и не улица, мой адрес Советский Союз. Любимая песня моей прабабушки“. Если он на шутку не очнется, посоветуй ему лекарство: огуречный апельсин, помогает развить чувство юмора.
        Лидка с удовольствием читала бы журнал «Корзина» дальше, но англичанка имеет сто недостатков. Главный - она видит сквозь парту:
        - Князева, ты отсутствуешь на уроке, вернись. А журнал убери в сумку. Или тебе придется положить его мне на стол. С удовольствием почитаю.
        Лидка быстро сунула «Корзину» в сумку и пропищала:
        - Больше не буду. Только не вызывайте, у меня сегодня с английским плохо, я расстроена.
        - Ах, если бы только сегодня!  - отмахнулась англичанка.

        Агата и Леха в кошмарной ссоре.
        Когда вчера на Лунном бульваре Агата ушла от него, а он стоял столбом и ел глазами чужую Свету, она включила плеер. И ей пела Земфира, которая никогда не выйдет из моды, потому что она - Земфира. Так считала Агата...
        Хочешь сладких апельсинов?
        Хочешь вслух рассказов длинных?
        Хочешь, я взорву все звезды, что мешают спать?
        Пожалуйста, только живи, ты же видишь,
        я живу тобою,

        Моей огромной любви хватит нам двоим
        с головою.
        Хочешь море с парусами?
        Хочешь музык новых самых?
        Хочешь, я убью соседей, что мешают спать?

        Земфира пела, Агата пыталась вникнуть в смысл песни, он кажется Агате таким глубоким и важным, что до конца понять его невозможно. Земфира любит насмерть. Агата любит просто так, вовсе не насмерть. Но сегодня ей грустно: Леха загляделся на чужую Свету. Агата дослушала песню, выключила плеер и зашагала быстро, шепча про себя:
        - Кривая-косая Света, ноги короткие, нос длинный. И куртка не катит: с таким зеленым цветом лица нельзя носить зеленое. Вообще!  - Это заявление самой себе немного утешило Агату, и домой она пришла почти веселая. Окончательно ее развеселил кот Барс. Он умеет это делать - приводить человека в хорошее настроение.
        - Агата! Смотри! Ты умеешь так?  - Он быстро вскарабкался по шторе почти до самого потолка.  - Слабо€?  - Барс сидел наверху, не боясь свалиться, и показывал Агате язык. Она невольно засмеялась и забыла, какой Леха гад и предатель.
        - Барс, есть хочешь?  - Она достала кошачьи консервы из холодильника. На коробочке было написано: «Мяу-мур», пахло вкусно. «Жаль, что люди этого не едят»,  - подумала Агата, выкладывая кусочки мяса и желе в тарелочку Барса.
        Он слез с потолка и стал угощаться мурлыча. Агата съела свою любимую с детства сырую сосиску, запила апельсиновым соком и села на диван.
        - А посуду мыть?  - зловредно спросил Барс и прищурил один глаз.
        - Ты мне не мама,  - ответила Агата, но вымыла кошачью тарелку и свой стакан.
        Сытый кот впрыгнул на шкаф, оттуда спросил:
        - А так умеешь?
        - Так - нет, но табуретку подставлю и влезу, делов-то.
        - Табуретка - не считается. А Степа - лох, он и не был ни разу на такой головокружительной высоте. У него и когти ненастоящие.
        - Ты поссорился со Степой?  - догадалась Агата.  - Чего же вы не поделили?
        - Так, вообще,  - туманно ответил со шкафа Барс,  - характер у него плохой, шутки дурацкие, уважения не вижу к себе. Вот и обиделся.
        Агата включила магнитофон и стала решать примеры. Никто не знает, когда появится в классе математичка Клизма. Никому не известно, в каком настроении она будет. С некоторых пор почти все зависит от настроения и самочувствия ее кота Рыжика. Вернее - от его подружки, хорошенькой кошечки Ляли. Если Ляля отвергнет Рыжика, то он будет рыдать всю ночь, а невыспавшаяся и расстроенная Клизма влепит утром штук пять двоек в ни в чем не повинном шестом классе.
        Агата засмеялась - логическая цепочка выстроилась безупречная. Илья Калинников тем временем пел самую любимую песню Агаты и Лехи, хотя Леха теперь ни к чему не имеет отношения:
        Наша с ней основная задача
        Незастуканными быть на месте.
        Явки, пароли, чужие дачи,
        И дома надо быть в десять.
        Она прячет улыбку и слезы,
        Она редко мне смотрит в глаза,
        Мы спешим разными дорогами
        На один вокзал.
        В тайниках ледяного сердца
        Спрятан очень большой секрет  —
        Как одна короткая встреча
        Затянулась на несколько лет...

        Барс задремал на шкафу, он тоже любит песню Калинникова «Метро». Тут зазвонил мобильник:
        - Этот звонит!  - Кот слетел со шкафа одним броском, схватил трубку.  - Подлизываться будет. Как хамил! А теперь подлизывается!  - Кот не заметил, что включил звук и говорит в трубку.
        - Алло! Это Леха!  - кричал Леха.  - Никому я не хамил! Позови кого надо, Барс! Не нахальничай!
        - Это тебя.  - Кот презрительно протянул телефон Агате.
        - Агата,  - сказал Леха,  - выйди на Лунный бульвар, надо кое-что обсудить.
        Она так обрадовалась - он звонит. И почти извиняется. И почти подлизывается. И, значит, он не ходит с этой чужой Светой по Лунному бульвару, не любуется Светой, не забывает Агату. И Света не хихикает над Лехиными шутками. Нет никаких Свет. Он зовет ее, Агату. Какое счастье!
        - Не пойду я ни на какой Лунный бульвар,  - рявкнула Агата в трубку,  - обсуждай свои проблемы с этой, кривой, косой, длинноносой и коротконогой девицей. И все!  - Она отключила телефон, легла на диван, а кота Барса положила себе на ноги, чтобы пришло мирное настроение.
        Агата лежала, прикрыв глаза, и думала: «Почему мальчишки устроены так нелепо? Любишь девочку - ну и люби. Нет, он пялится на другую, совершенно постороннюю. Кто она ему? Совсем никто. И он ее даже не знает. А может, она злобная? Может, идиотка? Может, дебилка? Ему это неважно - он пялится. Урод неверный».
        Агата еще не знала, что, когда она, Агата, ушла с бульвара, Леха побежал за Светой. Он догнал ее и спросил:
        - За кого в футбол болеешь? Какую группу слушаешь?  - Это были дежурные вопросы. Лехе казалось, так лучше всего поймешь, что за человек перед тобой, чем он дышит, какие интересы в жизни его занимают.
        - Футболом вообще не интересуюсь, а групп люблю много. Сейчас больше всего фанатею от Земфиры. Да, она давняя, но не устарела.
        - Я тоже фанатею от Земфиры,  - обрадовался он,  - не устарела.  - Леха стал говорить, что они с Агатой слушают Земфиру давно, еще с сентября. Включил плеер и протянул Свете наушник, а другой вставил в свое ухо.
        Кто придумал, скажи, эти пробки?
        В переулках зима затаилась
        И ждет: что же будет,
        Мы с тобой в железной коробке,
        И давно не любовь,
        Просто чем-то похожие люди...

        Я чувствую, как звенят твои нервы,
        «Шестера» не выдержит, дернет первой,
        Мне в форточку дунет прохладный ветер,
        Волна зашипит, испортив песню,
        Ты мне предложишь быть снова вместе,
        Я промолчу исподлобья, робко,
        Все, возможно, могло быть иначе,
        Если б не эти ужасные пробки.

        Они шли рядом, как всегда ходили Леха с Агатой. И слушали песню, дружно поделив два наушника на двоих. Как будто не чужие, а свои. Как будто всю жизнь, с самого сентября, ходили вместе.
        У Лехи в душе пела песня измены. Новая девочка, неизвестная, чужая, загадочная.
        Хорошо, что Агата ничего этого не видела.
        Но Лунный бульвар такое место - тайн здесь нет. А если есть, то хранятся они недолго.

        На следующий день в школе Агата сидела, отвернувшись от Лехи. Он сказал:
        - Не злись, Агата, у тебя от злости уши зеленые.
        - Сам ты гад зеленый.  - И отсела на другой ряд. В классе есть свободные места - учеников мало, демографическая яма сказывается на школьной жизни.
        Она села так, что Леха и не поворачивая головы видит ее - розовая щека, уголок глаза в длинных ресницах, маленькое прозрачное ухо. И почему он сказал, что оно зеленое? Сам не знает. Для прикола сказал, и все.
        Агата сидит отдельно от Лехи, но краем глаза она его тоже видит: вихры торчат надо лбом, подбородок выдвинут, как у крутого. И пусть не думает, что Агата на него поглядывает - не нужен он ей сто лет.
        - Гриша, дай мне твою тетрадь на минутку,  - шепчет Агата, обернувшись к последней парте самого умного Гриши. И он протягивает ей тетрадку. А Леха шумно вдыхает воздух, и Агата слышит это сопение ревнивого изменщика Лехи.
        - Теперь Леха с Агатой никогда не помирятся,  - шепчет Лидка, пытаясь заинтересовать этим конфликтом своего соседа по парте Сизова из СИЗО.
        - А мне по барабану,  - грубит Сизов довольно громко.
        Клизма возмущенно стучит ключом по столу:
        - Неужели нельзя наговориться на перемене? Сизов, это возмутительно.
        - А что Сизов?  - спросил грубым голосом Сизов.  - Как что, так Сизов! Я и так пострадавший - меня в СИЗО забрали ни за что - за фигню.
        Математичка не сразу нашла аргументы, она слишком логична, как большинство математичек. Оля нашлась быстро:
        - Ты сидел за мелкое убийство, Сизов. Мы тебя жалеем и скинемся тебе на мармелад.
        Класс хихикал, все примеры и задачи улетучились из легкомысленных голов Агаты, Оли, Лехи, Барбосова и всех остальных. Только самый умный Гриша продолжал что-то записывать в тетрадку, которую ему вернула Агата. Она отдала тетрадь с милой улыбкой, Леха заскрежетал зубами.
        - Гриша единственный не отвлекается на чушь,  - ухватилась за умного Гришу, как за соломинку, Клизма,  - берите пример с Гриши.
        - Лучше не берите,  - хмыкнул Гриша и прикрыл тетрадь ладонью. Он записывал стихотворение, сочиненное только что. Боялся забыть. Стихи были про любовь.
        Ты сидишь и смотришь вдаль,
        Ищешь звездочку в тумане,
        Мне тебя немного жаль,
        Ведь я сижу в твоем кармане.

        Эти строчки не любой поймет. Но Гриша верил: Бомбина поймет. Она вчера сказала:
        - Опять Агата и Леха поругались, разбежались в разные стороны.
        - Вечно они ревнуют и ссорятся,  - засмеялся Гриша.
        - Ты зря смеешься,  - неожиданно ответила Бомбина,  - это украшает любовь - ссоры, ревность, скандал, измена. Вон Леха на наших глазах увлекся новой девочкой. Интересно же.
        - Хочешь, Бомбина, чтобы я тебе изменял?  - Гриша вытаращил глаза.
        - Не знаю. Какой-то ты слишком карманный.
        - Карманный - это как?
        - Ну послушный, ручной, подкаблучник - вот кто. Не обижайся, я правду говорю. Скучноватый ты. Но не вздумай изменять, слышишь?  - И поцеловала его. Тут же закричали ее воспитанники Кирочка и Кристина:
        - Целоваться нечестно! Ты, Бомбина, наша гувернантка, должна нас воспитывать на положительном примере.
        Гриша и Бомбина посмеялись, все кончилось миром, как всегда. А у Агаты с Лехой все кончилось ссорой, как всегда.
        И вот Гриша пишет печальные стихи. Потом он подберет к этим бессмертным строкам музыку и споет песню своего сочинения на репетиции в клубе «Фитилек». Гриша - солист группы «Пульс собаки». Бомбина придет на концерт, услышит песню и сразу поймет, что эта песня посвящается ей, Бомбине.
        Гриша мечтательно посмотрел на потолок. Клизма сказала:
        - Мало успели за урок. Какие-то вы несобранные сегодня. Я вами недовольна.
        Все прогудели:
        - Мы больше не будем.
        Клизма стала писать на доске очередной пример. Каждый сидел тихо, со стороны можно было подумать: они наконец занялись математикой. Но на самом деле каждый занимался своим делом. Или своими мыслями.
        Агата слушала плеер, припрятав наушники под прической. Василиса прекрасная набрала номер сотового телефона своего любимого Платона:
        - Я тебя вспомнила,  - прошептала она в трубку,  - а ты меня вспомнил? Да? Ну пока.
        Леха нарочно нарисовал на листочке кривую рожицу и совершенно специально уронил этот мерзкий портрет на пол, подвинул его ногой к Агате и показал ей фигу. Она не обратила внимания на неверного предателя Леху. Только чуть глянула вбок, увидела рисунок и фигу, отвернулась и стала шептаться с Сизовым:
        - Сизов, а ты правда совершил мелкое убийство? Мелкое - это как? Муху замочил? Или таракана?
        - Кого надо замочил. Не прикалывайся ко мне.  - Сизов как раз решил решать примеры - небывалый случай. Но все бывает.
        Гриша не отрывался от тетрадки по математике. Он сочинил продолжение стихов:
        Шутки я твои терплю.
        Я, конечно, слишком мирный,
        Не нахальный, не настырный,
        Просто я тебя люблю.

        Варвара подкрашивала ресницы. Сергей ворчал на нее:
        - Красишься, как клоун.
        Клизма, если говорить честно и смотреть правде в лицо, все замечала. Она прекрасно видела: сегодня класс вне математики. Такой, значит, день. Клизма опытный педагог. Она знает: если ученики не настроены на нужную волну, то они не усваивают предмет, как бы учитель ни старался впихнуть им в голову все эти премудрости.
        Наконец урок кончился, звонок звенел весело, все стали выходить в коридор. Агата прошла мимо Лехи и нежно проворковала:
        - Этого я тебе никогда не прощу,  - и показала пальцем на рисунок, валявшийся на полу,  - это не ревность, плевать мне на твою кривобокую и носатую Свету. А вот это серьезно, запомни. Карикатуры еще рисует, тип отстойный.
        И он ничего не ответил. Он знал: ссора на всю жизнь.

        Психолог Галина Петровна принимает очередную клиентку. Она не называет их пациентами. Пациент - больной, а эти люди здоровые, просто они расстроены, огорчены и не умеют сами справиться со своими проблемами.
        Перед Галиной Петровной сидит девочка Света:
        - Я не справляюсь со своей мамой. Она меня запихнула в математическую школу для одаренных детей. А я не одаренная. И я не люблю все эти задачи, формулы. Мне нравится вышивать крестиком.
        - И больше ничего не нравится?  - Галина Петровна сдерживает улыбку.  - Ну какие-нибудь еще интересы у тебя, Света, есть?
        - Честно?
        - Конечно. Если врать, наша встреча не имеет смысла.  - Галина Петровна серьезна - девочка пришла за помощью. Света тоже серьезна - она надеется на Галину Петровну.
        - Совсем честно. Я не могу победить свою маму.
        - Ну, это мало кому удается. А в чем еще ваши несогласия?
        - Кроме того, что я не хочу учиться в математической школе?
        - Да, конечно.
        - У меня есть большая мечта - я люблю птиц, особенно попугаев. И я мечтаю, чтобы у меня дома жил попугай. Мама ни в какую.
        Галина Петровна смотрит на Свету. Милое личико, глаза обиженные. Мама не хочет понять свою Свету.
        - Знаете, я про попугаев книги читаю, картинки смотрю. Я даже к Экстрасенсихе ходила, чтобы пообщаться с ее попугаем Попкой. Он такой классный! Отпад! Он мне сказал: «Света умная, она не просит о любви, как все. Она мечтает о птичке, понимает, где настоящий интеллект!» Так и сказал, представляете?  - Света стала оживленной, не кислой, как сначала. Интерес у человека - попугайские дела. Что в этом плохого?
        - И что же ты вычитала в своих книгах об этих непростых птичках?
        - Много классного! Одному попугаю поставили в клетку зеркало, чтобы побыстрее научился говорить. И он научился! Ему было с кем разговаривать!
        Они обе посмеялись, Света добавила:
        - Зеркальце пришлось убрать - тот, в зеркале, наговорил кучу обидных вещей, они поссорились, подрались. Клюв мощный, люди испугались: разобьет зеркало, порежется. Очень умная птица. Это я прочитала в книге одного африканского ученого-орнитолога - специалиста по птицам. Он их изучает в джунглях, в пустынях, в городах. И про всех знает буквально все. Вот кем я хотела бы быть! А они? Дважды два четыре! Ох, не нравится! Вы меня понимаете, Галина Петровна?
        - Надеюсь. Расскажи еще о попугаях, Света. Интересно тебя слушать, наслаждаюсь разговором.
        - Пожалуйста. Недавно прочитала. Одному попугаю в доме нечаянно попался кусочек хлеба, пропитанный водкой. Он его склевал и опьянел, естественно - много ли птичке надо? Стал выкомариватъ - плясал на столе, закатывал глаза, ругался разными словами. И глупым людям это понравилось - смеялись, веселились. И стали время от времени подпаивать попугая. И он быстро пристрастился к выпивке, стал алкоголиком.
        - Зависимость? Ну конечно.  - Галина Петровна в секунду это поняла, ведь в ее психологические знания излечение от алкогольной зависимости входит как составная часть. Она лечила людей. А про птицу слышала впервые.
        - Его стали лечить,  - продолжала Света,  - но этот пьянчужка не поддался. Он кричал: «Отстаньте! В бомжи уйду! Там меня не осудят!» Он боролся за свои права, представляете? И хозяева махнули рукой, стали иногда его угощать. Когда приходили к ним гости, попугай, выпив, всех веселил, шумел, пел и вообще вписывался в человеческое веселье. Но скоро заболел - у него вылезли перья. Вся красота пропала - голый, как ощипанная курица. И сам страдал. Понесли к ветеринару, а тот сказал: «Лечить возьмусь при одном условии - ни капли спиртного». Попугай согласился и, представьте себе, выдержал. Теперь пестрый, в перышках и не пьет. «Как можно пить такую гадость!» Это его слова, я сама читала в книге.
        - Прекрасные истории. Но ты сказала, что ничем не интересуешься. С горя салфеточки вышиваешь.
        - Да, вышиваю. Их уже девать некуда - всем подругам подарила, мама - своим приятельницам дарит. Эти салфетки, оказывается, опять вошли в моду. А мне надо чем-нибудь заняться - вышиваю.
        - Но ты же любишь птиц! Особенно попугаев. Я правильно поняла?
        - Правильно,  - загорелась Света,  - люблю, я мечтаю о попугае, он мне даже снился. Если бы у меня дома жил попугай, я была бы счастлива, я бы училась хорошо, фиг с ней, пусть математика.
        - А маме ты это говорила?
        - Стоит, как скала каменная. Никаких животных в доме, они отвлекают от главного дела. А главное - математика.  - Света всхлипнула.
        - Погоди, не плачь, что-нибудь придумаем. Есть одна девочка, у нее дома целый зверинец - там и кролик, и карликовый зайка, и морские свинки. И еще она умеет помогать таким людям, у кого мама - скала. Я тебя с ней познакомлю. Ее зовут Оля.
        - У нас сегодня опять был скандал. Я кричу: «Хочу птицу, буду сама ухаживать, клетку чистить, кормить попугая по науке». А она: «Только через мой труп!» А недавно я познакомилась с мальчиком, он тоже любит птиц, я хотела познакомиться с его чижиком и зябликом. Но какой толк? Через мамин труп я не хочу. Почему родители такие жестокие?
        - Дети тоже не сахар,  - вздохнула психолог,  - у меня сын подросток, я знаю.
        Хлопнула дверь в коридоре.
        - Пришел, мое сокровище, сынок.  - Лицо Галины Петровны посветлело.  - Сейчас врубит музыку на полную громкость. Спорим?
        Света не успела ответить, за стеной во весь голос запел Бутусов:
        Если спелая малина почернела без причины,
        И осыпалась кора, значит, кончилась игра...
        Гибралтар - Лабрадор, из трубы свисает вор.
        Лабрадор.

        - Классная песня.  - Света подпевала, потом спросила:  - Вы сможете мне помочь, Галина Петровна? Скажите честно.
        - Постараюсь. Только с мамой не скандаль, она же тебе добра желает.
        - Постараюсь,  - лукаво улыбнулась Света,  - а на Лунном бульваре я познакомилась с одним мальчишкой, он мне ни грамма не понравился: про кота трындит, в птицах не разбирается. И вообще у него другая девочка. Со мной разговаривает, а на нее смотрит. Она ушла, а он в спину все равно смотрит. Зачем мне такой? А того мальчика синицы понимают, его снегири обожают. У него попугай кричит: «Пора обедать! Кормить птичку пора!» Классно?
        - Классно,  - согласилась Галина Петровна.

        Лидка Князева жаловалась маленьким девочкам. Они стояли вокруг нее и ждали умных советов из ярких глянцевых журналов. Но Лидка не открыла журнал «Дуня», а заговорила о своем:
        - Я не супермодель, но ведь не уродина?
        - Нет,  - вежливо ответили первоклассницы,  - не уродина.
        Анечка тихонько добавила, почти про себя:
        - Пока не говоришь. Но это редко.
        - Что ты там шепчешь, Аня?  - строго, как учительница, спросила Лидка.
        - Я так, о своих проблемах.
        - Эгоизм. Я-то вам - о своих проблемах, а слушать и сочувствовать - первое качество настоящей женщины. В любом возрасте.  - Лидка поудобнее уселась, маленькие девочки поняли: рассказывать о своих неудачах она будет долго. Некоторые убежали. Но Анечка осталась. И Лидка продолжила:  - В автобусе ко мне очень редко подсаживаются молодые люди. Старички или старушки - пожалуйста. Недавно сел рядом со мной прикольный красивый мальчишка. Ура! Но на следующей остановке вышло много людей, и он сразу пересел на другое сиденье впереди меня. Почему? Вид у меня приятный, духи у меня не резкие, макияж в меру. Я сразу почувствовала себя затырканной, на которую и взглянуть неохота. Почему он от меня шарахнулся? Я и рта не раскрывала, не надоедала.
        - А собиралась?  - дружелюбно поинтересовалась Анечка.
        - Да, собиралась, придумывала, с чего начать. Но не успела.
        - А он почувствовал!  - Анечка рада, она догадалась.  - Он разгадал и слинял.
        Анечка поняла, что Лидка может рассердиться, и тоже убежала, правда, вежливо крикнула издалека:
        - Пока, Лида! Желаю успехов!
        Лидка уткнулась в журнал. Она искала ответов, но были только вопросы.
        Мимо Лидки прошел Леха, он искал Агату, это было видно невооруженным взглядом. Агата пробежала здесь недавно, но Лидка ничего не сказала Лехе. «Я не подписывалась помогать этой парочке. Тем более он ей изменяет со Светой».
        В журнале нашлись необходимые слова: «Я никогда не была красавицей, которая может в минуту очаровать любого парня. Теперь я кинозвезда,  - Лидка сразу напряглась, это было важное сообщение журнала.  - В школе бесконечно разбивалось мое сердце. Я влюблялась, я была наивной, ходила за ним по пятам, пыталась заговорить. Один мальчик прямо сказал: „Катя, ты мне не нравишься, отстань. Я влюблюсь только в кинозвезду“. Я это запомнила. Теперь смеюсь - пусть только объявится. Я ему скажу: „Ты мне не нравишься, отстань“.
        Лидка подняла глаза к облакам, она мечтала. Она дождется своего часа, она всем отомстит. Звезда - это вам не хухры-мухры.
        И тут к Лидке подсела Света, чужая девочка, которая только недавно появилась на Лунном бульваре.
        - Говорят, ты по журналам гадаешь,  - сказала Света,  - отгадай, как мне победить маму. Она упертая, и я упертая. Вопрос не решается.
        Лидка закрыла журнал:
        - Какой вопрос? Про любовь, что ли?
        - Вовсе нет. Я хочу, чтобы дома была птица, попугай. А мама против.
        - Обмани,  - вяло посоветовала Лидка.
        - Фиг ее обманешь! Она сама в детстве была врушкой, все ходы-выходы просчитывает! Я ей свое, а она мне свое.
        И тут Лидка сказала:
        - Если дашь мне предоплату, скажу тебе, к кому обратиться. Там тебе придумают такое вранье, что твоей маме и не снилось. Давай денежки. Ее зовут Оля.
        - Совпало! Случайных совпадений не бывает! Про Олю мне говорили!
        Так Лидка Князева оказалась при деньгах, а Света получила адрес и телефон Оли. Она побежала, на ходу разговаривая по телефону.
        - Жду, приходи,  - Оля сразу поняла проблему,  - у меня цены смешные. Или Князева все с тебя слупила? До копейки?
        - Ну что ты! Я же математик, считать умею. Есть деньги.
        Оля и Артем внимательно смотрели на Свету. Оля сразу заметила, что Света довольно хорошенькая, а вовсе не носатая и не кривобокая, как говорила Агата.
        - У меня мечта - завести дома птицу. Лучше всего попугая. А мама против. Мне надо ее объехать. Поможете?  - Она переводила взгляд с Оли на Артема и опять на Олю. Быстро сообразила, что Оля главнее в их бизнесе.  - Сразу скажу: подлизываться бесполезно, я все испробовала - и полы протирала, и за хлебом без напоминаний ходила, и пятерки из школы таскала, а это трудно, школа математическая. От каждой задачки можно зачахнуть в юные годы.
        - Поняла, нужно вранье,  - Оля секунду подумала,  - значит, так. Просишь деньги на что-нибудь в самом деле нужное - шапочку, юбочку, сумочку. Сама придумай. Тут главный аргумент: «У всего класса есть новые сумочки, одна я, как сирота». Даст деньги - покупаешь попугая в зоомагазине на углу Тихонькой улицы.
        - Она меня вместе с попугаем выгонит,  - почти всхлипнула Света.
        - Погоди,  - Оля смеется,  - несешь клетку с птицей сюда, мы с Артемом умеем классно обращаться с животными. И мы научим птичку разговаривать. И мама не устоит.
        - Факт,  - подтвердил Артем,  - родители - люди слабые, податливые, поэтому они такие брыкучие - справиться с нами не могут. Психология...

        На следующей неделе попугай Андрюша был у Оли в комнате.
        - Света, как зовут твою маму?
        - Света-большая, а я Света-маленькая. У нас и бабушка Света, такая интересная семья.  - Света ждала, что будет дальше.
        Оля села около клетки:
        - Попугай Андрюша, перестань прыгать и скажи: «Света хорошая! Света-большая хорошая!»
        Света-маленькая засмеялась:
        - Классно придумала! А он скажет? Мама сразу растает.
        - Научим! Правда, Артем?
        Он кивнул, хотя сомневался. И тут Света вспомнила:
        - В клетку надо поставить зеркало! Я читала! Ему приятно говорить с другим попугаем! А я побегу - уроки не сделаны. Принесу пару - никакого Андрюшу мама в дом не пустит. Андрюша! Учись хорошо!  - Света умчалась.
        Оля продолжала обучать Андрюшу ускоренным методом. Он глядел в зеркало, умильно склонял голову набок.
        - Молчит, гад,  - ворчал Артем.
        - Я не гад,  - вдруг ответил Андрюша,  - Андрюша хороший!
        Оля и Артем хохотали, а попугай самодовольно смотрел на них. А потом сказал:
        - Надоели, блин! Света хорошая! Света хорошая! Дай семечек!
        Это был хороший день в жизни Оли, Артема, Андрюши. Но больше всех радовалась, конечно, девочка Света. Она примчалась, как только Оля позвонила ей, слушала Андрюшины высказывания и хохотала.
        - Спасибо вам! А мальчика, который мне нравится, зовут сказать как?
        - Как?
        - Его зовут Андрей! Андрюша то есть! И теперь попугай ему все доложит! И он поймет, какая классная девочка Света!
        - Света хорошая!  - сказал попугай. Они укутали клетку теплым платком, и Андрюша отправился к Свете домой. Он теперь будет жить в доме, где Света-большая привяжется к нему всей душой. Мы же любим тех, кто считает нас хорошими.

        Агата решила было никогда не прощать Леху, но тут она увидела: чужая Света идет по бульвару с чужим мальчиком. Они мило смеются, у них счастливый вид. А в стороне стоит Леха, изменщик и предатель. Он не сводит глаз с Агаты, и она, конечно, показала ему язык. И сказала:
        - Получил, изменщик? Ненавижу. Прощаю в последний раз.
        Леха засиял, взял ее за руку, и они побежали покупать мороженое «Северная песня».
        Олю в это время остановила Василиса прекрасная:
        - Скажи, как тебе удалось придумать такой классный бизнес? И никто больше не может таким делом заниматься - только вы с Артемом.
        Оля туманно ответила:
        - Не совсем я, мне помог один человек...

        А дело было так. Оля пришла к Экстрасенсихе, они сидели за столом.
        - Проблема простенькая,  - щебетала Оля.  - Я деньги принесла, бесплатно только сыр в мышеловке. Хотя он даром только для мышей, люди-то его купили.
        Экстрасенсиха кивнула. Потом внимательно посмотрела на Олю. Голубые глаза у девочки такие правдивые, что Экстрасенсиха сразу спросила:
        - Ты врушка?
        - Да,  - честно и весело ответила Оля,  - а как вы узнали? Или вам кто-то из наших сказал?
        - Интуиция.  - Экстрасенсиха перекладывает по столу камни - красные рубины, синие сапфиры, зеленые изумруды.  - Мое главное качество - интуиция.
        - Мое тоже,  - обрадовалась Оля,  - я и зверей своих насквозь вижу. И маму, само собой. И конечно, клиентов. Они ко мне обращаются: «Придумай вранье для отмазки от школы». И я запросто придумываю.
        - Всем разное?  - Экстрасенсиха развеселилась.  - Мамы-то у всех разные, а есть еще и папы. Верно?
        - Да, всем разное. Зависит от индивидуальных особенностей.  - Оля важно смотрит на Экстрасенсиху, но не выдерживает и прыскает.
        Из кухни доносится песня и необыкновенный запах - там Морозик жарит котлеты, и песня самая классная - так считает Оля:
        Если некуда идти - иди на свет,
        Если нечего ждать - жди перемен.
        Если перемен по-прежнему нет  —
        Значит, встань с колен, встань с колен.

        Если нечего скрывать - заметай следы,
        Если не во что стрелять - стреляй в тишину,
        Если нечего сжигать - сжигай мосты,
        Если некуда плыть - иди ко дну.

        - Это «Зимовье зверей» поет, люблю их песни.  - Оля заслушалась, потом опять сказала:  - У меня есть деньги, я заплачу за вашу работу сколько полагается.
        - Подросткам бесплатно,  - отмахнулась Экстрасенсиха,  - уж больно трудности интересные. Пенсионерам тоже скидка. Но они обращаются ко мне чрезвычайно редко.
        - А зато подростки бегают и бегают,  - проскрипел со шкафа попугай,  - вечно у них любовь-морковь, измены-перемены, уроки-мороки!
        - Попка, не мешай работать,  - Экстрасенсиха одернула Попку, но не рассердилась, она любит своего попугая.
        - А вот и не любовь,  - засмеялась Оля,  - любовь у меня как раз взаимная и без особых ссор, Артем спокойный и не очень ревнивый. А проблемы у меня с бизнесом. Нужны деньги, мама дает мало, а мне надо много. Хочу заработать. А как? Помогите, Экстрасенсиха, придумать клевый бизнес. Я пробовала продавать у остановки морских поросяток, а ко мне налоговый инспектор прицепился. Бизнеса еще нет, а налоговая служба уже здесь! Еле убежала.  - Оля смотрит грустно.  - Брали бы налоги с богатых, а то к ребенку примотались.
        - Налоговая и меня достает,  - Экстрасенсиха поморщилась,  - пришел такой умный на днях. Пришлось произнести особые слова, он летел отсюда кувырком.
        - Обматерили?  - в восторге захохотала Оля.
        - Волшебством выкинула вон!  - закричал попугай.  - Оля, у тебя нет семечек? Или печеньица?
        - Есть, я всегда для своих домашних зверей ношу в карманах вкусненькое - конфетки, семечки, сухарики. Вот тебе, Попочка.  - И насыпала семечек в его кормушку в клетке. Он защелкал, Экстрасенсиха предупредила:
        - На ковер не сори, плюй шелуху в уголочек клетки. А насчет бизнеса, Оля, дело трудное. Не каждый способен к этому. Семь процентов человечества могут быть хозяевами своего дела. Остальные - наемные работники. Наемным неплохо, меньше ответственности. Но создать бизнес мечтают многие, вот и вы с Артемом. Придумать не так уж трудно, а заниматься им - не знаю, нужно так много всего - ум, терпение, пробивная сила, изворотливость. А уж сохранить бизнес - самое трудное. Со всех сторон препятствия.
        - Ну, Экстрасенсиха, постарайтесь, помогите придумать, а дальше уж я сама, Артем поможет. Придумать не получается. Вы же все можете.  - Оля жалобно смотрела, глаза голубые, честные и хитрые.
        Экстрасенсиха взялась за дело. Она качнула хрустальный шар, по стенам и потолку запрыгали зайчики зеленые, красные, синие. Экстрасенсиха помолчала и завела специальным гадательным голосом:
        - Летят облака на запад, оттуда приходит гроза. Если дорога прямая, то и цель близко. Если дорога петляет, то и цель уходит. А правда вовсе не всем нужна. Может быть, помогает выдумка, фантазия, юмор? Милое дело. Голубые глаза помогут. В них честное слово и хитрое дело. Шурум-бурум-гурум!  - Экстрасенсиха помолчала и сказала нормальным голосом:  - Вот и все, что сказали шар и камушки. Если поняла - получится.
        - А если не поняла?  - хитро блеснула глазом Оля.
        - Тогда сама виновата. Пока, Оля, спешу. Я начинаю наряжаться, мы приглашены на свадьбу, а свадьба - дело серьезное. Мой муж Морозик должен видеть мою красоту и обаяние среди всех гостей. Понимаешь?
        - Конечно,  - Оля щебетала, надевая курточку,  - я не все догоняю, но кое во что врубаюсь! Спасибо, Экстрасенсиха! Может, я вам все-таки дам денежек? Ведь вы помогли мне, я знаю, что делать! Бизнес будет классный! И главное, неуловимый! Пусть налоговый попрыгает! Ничего он не докажет! Вот!  - Оля протянула деньги, но Экстрасенсиха отодвинула ее руку:
        - Подростки не платят, такое мое правило.
        - Дурацкое правило,  - крикнул Попка,  - у них у всех теперь деньги, семечки, халва! Вафли! Пирожные!
        - Молчи, бессовестный! Дети есть дети!
        - Отберу семечки, Попочка,  - с порога пригрозила Оля.  - Шучу.  - И убежала веселая, она в лифте включила плеер:
        На сердце боль, в стакане яд,
        И время крутится назад,
        Меня пытаясь обмануть,
        А я боюсь его спугнуть.

        Петкун пел зловещие слова про яд, но сегодня песня не совпала с настроением Оли. Она, пританцовывая, летела через двор к Лунному бульвару. Очевидно, дело не всегда в песне, главное - наше состояние. Радостно Оля ворвалась на Лунный бульвар. Самое трудное было не разгласить тайну. У них с Артемом будет свое верное успешное дело, пусть об этом до поры до времени знают всего двое - Оля и Артем.

        Но не только Олин бизнес родился в то время. Помогла шестому «Б» писательница. Она пришла в свою знакомую школу, потому что шестой «Б» пригласил ее поговорить. Позвонил самый умный Гриша:
        - Есть к вам вопросы, придете?
        - Охотно. Тем более что у меня к вам тоже накопились вопросы.
        В школьном вестибюле шагнул ей навстречу мальчик в веснушках, с оттопыренными ушами. Таких рисуют на обложках детских книг, чтобы подчеркнуть очарование ребенка. Нравится ли самому ребенку такое очарование? Вряд ли.
        - Здрасте,  - он первым протянул руку, хотя по правилам приличия первой подает руку женщина,  - меня зовут Сизов. Узнали?
        - Конечно, Сизов из СИЗО. Разве тебя забудешь, такого серьезного?
        Он важно кивнул, достал из кармана мятый листок в клеточку:
        - Вот здесь распишитесь,  - и ткнул в нижний угол странички.
        - Извини, прочту.
        - На фиг читать! Распишитесь, и все.
        - Не читая, не подписываю. И тебе, Сизов, не советую. Мало ли что подпишешь? Надо уважать свою подпись.
        - Ну читайте,  - неохотно промямлил он,  - хотя, по-моему, занудство. Подписали бы, и все.
        В записке было: «Прошу отпускать моего сына Сизова на перекур каждый день». Почерк был самого Сизова, ошибки - тоже.
        - Сам подписывай свою записку,  - писательница шагнула к лестнице, чтобы подняться в шестой «Б»,  - меня люди ждут.
        - Нужен взрослый почерк,  - загородил дорогу Сизов и состроил умоляющее лицо,  - вам что, жалко закорючку поставить?
        Она уступила, не стала огорчать Сизова, все равно курит, как многие дурачки из шестого «Б». Считает себя взрослым, а глупость в голове детская.
        Шестой «Б» сидел тихо, улыбался навстречу писательнице. Агата сияла, Оля строила глазки. Леха сдержанно смотрел, он никаких авторитетов не признает, писательница - ну и что? А Сизов заговорщицки подмигнул писательнице: у них, как он считал, появилась общая тайна. Записка была адресована учителям. Сизов верил, что теперь проблем с перекурами не будет.
        - В моей новой книге будут бизнесмены из шестого класса. Хотелось бы посоветоваться с вами - какие фирмы они могут создать. Фантазии у всех хватает, а деловых качеств нет. И мир бизнеса жесткий и жестокий, как в нем удержаться?  - Писательница оглядела их лица, увидела, что они ее отлично понимают - сами переживают то же, что ее персонажи. Может, потому что они - Агата, Леха, Барбосов, Сфинкс и остальные - и есть ее персонажи. Сейчас их увлекла идея бизнеса.
        - Как вы догадались, что именно это для нас главное?  - заспрашивали они наперебой.
        - Кто вам рассказал?
        - Сизов в вестибюле с вами шептался! Я видела!
        - Он не про это шептался,  - кричала всесведущая Князева,  - он записку родительскую липовую на подпись носил! Я слышала!
        - А у вас в детстве был свой бизнес? Лет в двенадцать?
        - А какой?
        - А теперь? Книги сочинять - это бизнес?
        Она улыбалась: какие вопросы! Интересные, неожиданные, умные. Потом стала серьезной:
        - В моем детстве такого слова не знали - бизнес. А в войну, когда я росла, все время хотелось есть. Мечтала: вот война кончится, отец вернется, купит мне буханку хлеба, черного, и съем ее сразу, не буду оставлять на потом.
        Засмеялись сегодняшние подростки, сытые, хорошо одетые:
        - Съели?
        - Целенькую буханку?
        - Улет!
        Они спрашивали весело, но в то же время сочувствовали голодной девчонке из далекого прошлого. И понимали: мечта вовсе не для того, чтобы непременно исполниться. Мечта для того, чтобы украшать жизнь.
        - У меня вопрос,  - сказала она,  - почему вам, подросткам, нравится казаться глупее, чем вы есть? Какой смысл?
        - А так,  - честно ответил класс и не стал отпираться. Да, они часто притворяются глуповатыми.
        Лидка вылезла:
        - В журнале «Тетя» пишут умные советы. И в журнале «Мотя», и в «Клюкве-брюкве». Советы классные, а применить их в жизни очень трудно. Почему так?
        Писательница задумалась.
        - Совет в готовом виде вообще невозможно использовать, надо что-то в него добавить, чтобы он годился именно тебе. Вот расскажу историю из жизни. Одна девушка завидовала своей подруге, ту любили мальчики, а этой никак не удавалось встретить свою счастливую любовь. «Посоветуй, научи, как себя вести»,  - приставала к подруге и не хотела верить, что научить невозможно. Получится, как одежда с чужого плеча. Может быть, любовь к тебе живет не где-то, а в тебе самой? Подруга Таня махнула рукой: «Достала ты меня. Ладно, научу, слушай внимательно, Катя. Он тебе задаст вопрос, любой, а ты поверни голову через плечо и ответь небрежно: „Не знаю“. Он сразу поймет, что ты не простая девочка, а знаешь себе цену и не разлетаешься с ответами на вопросы».
        Катя кивала, она, кажется, все поняла, через день спросила: «Через какое плечо смотреть на него? Через левое? Или лучше через правое?» Таня вздохнула: «Реши сама, подойди творчески».
        Лидка возмутилась:
        - Если Таня настоящая подруга, должна объяснить подробно. Творчески подойти трудно.
        Класс хохотал, все, кроме Лидки, поняли весь юмор этой истории. Любовь как сложная картина. А эта лохиня нудит: «На какой бумаге рисовать вот ту черточку?»
        - Ничего у Кати не вышло?
        - Она тупая, как валенок!
        - Плюнь через плечо, станет сердцу горячо!  - острил Леха.
        Писательница вдруг сказала:
        - Но ведь и Катю жалко - валенок, не валенок, а хочется посочувствовать.
        - Кого никто не любит,  - глубокомысленно заметила Лидка,  - тому почему-то никто не сочувствует.
        - Почему про любовь всегда интересно?  - задумчиво спросила Агата.
        - Про любовь и про богатство,  - поправила Надя-Сфинкс.  - Как разбогатеть простому подростку? Знаете?
        Они смотрели на нее почти требовательно, ждали совета. А она молчала. Когда люди понимают друг дружку, они не боятся пауз в любом разговоре. В молчании тоже кроются ответы, вопросы, сомнения.
        - Как стать богатым? С этим не ко мне,  - писательница весело смотрела,  - у меня богатства нет и никогда не было, я о нем и не думаю. Любимая моя работа - мое богатство.
        Самый умный Гриша предложил:
        - Может, спросить олигарха с Тихонькой улицы? Особняк с охраной, собаки клыкастые за высоким забором, а машина длиной с наш класс.
        - Ага! Спросим! И олигарх как раз откроет курсы для желающих разбогатеть.  - Это Сергей насмехался над умным Гришей. Но не сказал, что вчера он и Варвара придумали, как создадут фирму. Говорить об этом было преждевременно.
        И тут писательница сказала:
        - Я придумала для своей книги фирму под названием «Сказка-подсказка». Это будет фирма кулинарных радостей. Бизнес в том, чтобы собрать интересные и необычные кулинарные рецепты, а потом приспособить их к своим возможностям. Не так уж сложно готовить пироги, варенье или, например, блинчики не хуже бабушкиных. Быстро, вкусно, недорого. Любому под силу. Чего не знаешь - загляни в книгу. Купи ее и держи на полочке в кухне. Будешь удивлять родных и друзей.
        - А купят?  - Сергей даже подпрыгнул.  - Мы с Варварой как раз и хотели такой бизнес - вкусно готовить и кормить недорого. Только название не придумывалось. И еще трудность: на всех лотках поваренные книги, кому мы нужны?
        - Там дорого,  - возразила Варвара Сергею, что бывает редко,  - а у нас подешевле.  - Варвара раскраснелась, никакая косметика не нужна такой яркой, хорошенькой Варваре. Почему-то она всегда покрашена в карнавальные цвета: глаза в зеленых тенях, губы почти коричневые, щеки малиновые.  - Будем продавать рецепты на открытках! И сами готовить! Все у нас получится!
        - И краску с морды, то есть с лица, смыть!  - Сергей давно гнет свою линию, он мечтает увидеть хоть раз ненакрашенную Варвару.
        Писательница говорит:
        - Леха с Агатой помалкивают, а сами вот-вот начнут свое дело. В моей книге у них очень крутой бизнес. Но они хранят коммерческую тайну.
        - От них толку не добьешься,  - обиженно тянет Оля,  - расскажите нам вы, как там в книге.
        - Они и в книге скрытные,  - смеется писательница.
        Агата и Леха переглядываются и зловредно хихикают:
        - Наши секреты, можем и не говорить.
        - Видите какие!  - Лидка возмущается.
        Писательница замечает:
        - Люди не хотят делиться своими тайнами, имеют право. Свобода слова и свобода молчания, верно? А я вам прочитаю отрывок из своей будущей книги, он как раз про Агату и Леху, про их фирму, которую они назвали «Дай в табло».
        - У! Классное название!  - Гриша кричит от души.  - А чем они хотят заниматься? Драками, что ли?
        Агата и Леха не включаются в разговор. О чем писательница догадалась - это ее дело. А их дело - хранить свои секреты.
        А она продолжила: «Весь класс начал придумывать названия фирм. Это оказалось увлекательным делом, наперебой сообщали на всех переменах, а иной раз и на уроках: „Держи карман шире!“, „Такси - фигня“, „Версии и диверсии“.
        Шестой «Б» сидел с вытаращенными глазами. Названия оказались очень полезными, красивыми. Некоторые можно было разгадать:
        - Про карман - это Варвара и Сережка! Они хотят гадать у вокзала, судьбу предсказывать!
        - А версии-диверсии - Оля! Она умеет маму перехитрить, может поделиться за деньги! Да, Оля?
        Оля молчит, она все обдумала, но сначала надо испытать изобретение, с Артемом посоветоваться. Оля знает: Артем умнее ее намного.
        Класс волнуется, кто-то записывает названия фирм - пригодятся. Кто-то просто веселится. А писательница говорит на прощание:
        - Ни на каких вокзалах работать не надо - криминальное место вокзал. Держитесь в своих краях, здесь дел хватит. Тем более таким изобретательным людям, как вы.
        - А скоро вы напишете новую книгу?  - спросила Агата.
        - Буду стараться побыстрее. И вы будете первыми читателями. Теми, кто вообще читает книги в наше непростое время.  - Она засмеялась - общие слова нельзя принимать всерьез. Они ее поняли.

        К четырем часам около кафе «Бурый Миша» собралась толпа нарядных людей. Зима их не пугала - многие были без пальто. Модные платья, праздничные костюмы. А в центре девушка в кружевной шляпке, и на плечи ее спускается невесомая фата - невеста. Рядом с ней молодой человек в темном костюме. Свежая стрижка, ослепительно-белая рубашка, галстук-бабочка. А главное - счастливое лицо. Жених. Свадьба - важный праздник в любой жизни. Вот потому они вместе с гостями пришли в это красивое кафе. Агата тут же решила: «Когда вырасту и буду выходить замуж, у меня тоже будет такая в точности шляпка с фатой. И белые туфельки».
        Жених, невеста и гости идут к двери в кафе. Все подготовлено. Но жених ищет кого-то в толпе, скрывая беспокойство. Это замечает Агата - у нее интуиция и проницательность. Так считает сама Агата. Судя по тому, как жених Коля неутомимо вертит красиво причесанной головой, он не видит нужного человека. Агата знает: этот человек здесь. И как его зовут, она знает. Но объявлять об этом не надо до поры до времени. Бизнес не любит лишней болтовни.
        Невеста спрашивает:
        - Скажи, Коля, что тебя беспокоит? Почему ты вертишься и вытягиваешь шею? Кто нужен тебе сегодня, кроме твоей очаровательной невесты? Где же твоя большая любовь?
        - Секрет,  - отвечает Коля с большой любовью.  - Ты, Лариса, самая главная. Но есть и еще кое-что.
        Невеста Лариса надувает губы:
        - Между нами не должно быть секретов, Коля. Я же тебе все-все о себе рассказала. Даже про то, как оставалась в шестом классе на второй год. Позор, а я не скрыла.
        - Ларисочка! Я так ценю твою откровенность! Но здесь другое: свадебные сюрпризы! О них нельзя рассказывать, иначе все испортишь.
        Лариса кивнула. Мама невесты все слышит, так устроены ее розовые ушки. Она говорит сквозь зубы:
        - Поменьше сюрпризов - лучше. И так сплошные неожиданности! Моя девочка, моя Ларисочка и вдруг гром среди ясного неба - выходит замуж! Взрослая! А я помню, как купала ее в маленькой беленькой ванночке! И было это, кажется, вчера!  - Мама всхлипывает и вытирает глаза праздничным ажурным платочком.
        - Мама! Успокойся! Прошло двадцать лет, при чем здесь ванночка?  - Лариса покраснела под макияжем.  - Коля, скажи, мы же взрослые, успокой маму.
        Но тут мама Коли решила доказать, что она не хуже той мамы:
        - Я тоже помню, как своего карапузика купала, Колечку. Помню, как шлепала его по попе. Подрос - стащил у меня из сумки пять рублей и проиграл в азартную игру на Тихонькой улице. Игра называлась «Куксик-муксик»! Мало ли что я помню!
        Тут Коля помахал кому-то рукой, заулыбался и громко объявил:
        - Теперь все окончательно готово к свадьбе. Пришел Анатолий, главный распорядитель, тамада и вообще человек необходимый. Он мой друг, теперь все пойдет гладко.
        Друг Анатолий умело поклонился присутствующим, заботливо спросил:
        - Замерзли? Сейчас войдем в помещение - теплое, нарядное и нежное.
        Рядом с ним стояли хорошенькая девочка и сурового вида мальчик. Им было лет по двенадцать.
        - Чьи дети?  - въедливо спросила будущая теща.
        - Мои помощники,  - кратко ответил Анатолий, и все, стараясь не толкаться в дверях, вошли в кафе.
        Девочка с любопытством все разглядывала. Она раз сто бывала в этом кафе, но ни разу не попадала на настоящую свадьбу.
        - Офигенное платье,  - шепнула она, не отрывая глаз от невесты Ларисы.
        - Агата! Держи себя в руках,  - не разжимая губ, как во время подсказок в классе, предупредил Леха,  - мы пришли не глазеть и не завидовать, а работать. Ясно?
        Агата кивнула, ей было ясно, но она, конечно, продолжала всех разглядывать. Загляделась на одну гостью и решила, что ей, Агате, тоже купят такой голубой костюмчик. Или она сама себе купит, когда заработает деньги.
        Было шумно, многолюдно - звучала музыка:
        Я стоял на тротуаре и смотрел на облака,
        Вдруг откуда ни возьмись два огромных каблука,
        А на них такая Клава, что хоть сейчас топись в пруду,
        И чего со мною стало, до сих пор не разберу.

        Все танцевали, посторонних посетителей в кафе не пускали, только по специальным приглашениям - родственники и друзья.
        Экстрасенсиха танцевала с Морозиком, на ней был наряд феи - мерцающий костюм, юбка со шлейфом, как будто это был королевский бал, а не свадьба в кафе «Бурый Миша». Счастливая улыбка не сходила с ее лица. И все вокруг улыбались и наслаждались. А впереди был пир - стол был уставлен очень вкусными блюдами, красивыми и аппетитными. Предвкушение всегда приятно.
        И тут тамада Анатолий сказал в микрофон:
        - Почему на столе мед? Кто ответит?
        - Потому что мы желаем молодым сладкой жизни!  - крикнула мама невесты.
        - Потому что первый месяц после свадьбы медовый!  - крикнула мама жениха.
        - Горько!  - завопил гость с длинной косичкой.
        Но вдруг в эту сладкую минуту раздался крик:
        - Ты чего? Совсем, что ли?
        Завизжали девушки, смешалась вся хорошо организованная толпа.
        - Минуточку!  - на всю округу загремел в микрофон голос тамады Анатолия.  - Что там? Драка? Прошу всех соблюдать спокойствие - чрезвычайная ситуация!
        - Милицию!  - кричал гость.
        - Ура!  - кричал другой.
        Все что-то кричали, это было бы похоже на веселье, если бы не походило больше на скандал.
        - Драка? Возмутительно!  - Анатолий-тамада подмигнул Лехе. Леха не сразу врубился, но Анатолий подтолкнул его в бок и шепнул:
        - Не тормози, вольный борец! И ты, Агата, въезжай скорее! А то уволю вас.
        Тут Леха выбрал гостя пониже ростом, схватил его за галстук, дал ему в лоб.
        - Ты чего?  - Гость треснул Леху кулаком в грудь, они сцепились. Агата закричала:
        - Низенький первый начал! А еще гость! Он давно к Лехе придирался!  - Она вцепилась еще одному гостю в бороду и громко заверещала:  - Как не стыдно! Его пригласили на приличную свадьбу, а он ножку подставляет и мешает людям веселиться и танцевать! А если из-за этой отстойной ноги все повалятся? На пол? А наряды?
        Суматоха, возмущение, неразбериха. Кто-то хохотал, кто-то налетал на кого-то.
        - Успокойтесь!  - кричал в микрофон Анатолий.  - Я опытный тамада, и я утверждаю: какая же свадьба без драки? У хороших людей на свадьбе всегда драка!
        Все нашли причину для скандала:
        - Зачем он строил глазки моей невесте?  - орал жених Коля.
        - А эта кривобокая давно тащится от моего Коли!  - пронзительно кричала невеста Лариса.
        Тамада отвел в сторонку Леху:
        - Ты, Леха, свою работу выполнил, классная идет заваруха. Вот, держи бабки. Теперь линяйте, то есть уходите со своей Агатой быстро. Сейчас придет милиция разнимать этих лохов. Жених Коля доволен.
        - Это жених заказал драку?  - спросила Агата на улице.
        - Ну да. Это был его сюрприз любимой невесте. Какая же свадьба без хорошей драки?
        Агата хохотала долго, еще на Лунном бульваре смех разбирал ее:
        - Один с оборванным воротником! Другой с фингалом! А той противной всю прическу сбили набок! Классно!
        Они сели на скамейку, пересчитали деньги и опять рассмеялись, довольные. Долго смеялись - может, полчаса, а может, час.
        Потом они прошли мимо кафе «Бурый Миша». Свадьба шла мирно: кричали «горько!», Коля с Ларисой целовались - все как полагается. Правда, у жениха был почти совсем оторван рукав. Но это мелочь.
        - Я тебе его пришью,  - тихо пообещала Лариса.
        Музыка играла на всю улицу.
        - Ты, Леха, очень умный,  - Агата поцеловала его в щеку,  - придумал такую фирму! Это может не каждый, я тобой горжусь, Леха.
        - Тамада Анатолий часто дежурит на свадьбах,  - скромно ответил Леха,  - это его правило - драка.
        - А когда еще пойдем работать?
        - Анатолий обещал позвонить и пригласить. Мы - ценные работники.
        К вечеру весь Лунный бульвар знал про бизнес Лехи и Агаты. На бульваре секреты долго не хранятся.
        - Классная фирма!
        - Бей в пятак!
        - В табло!
        - Им писательница дала наводку!
        Леха фыркнул:
        - Она много дала наводок, а наш бизнес уже давно открыт. Пошли, Агата.  - Он взял ее за руку и хотел увести с бульвара, но тут на дорожке появилась писательница.
        - Ну что, Леха, успешно работает ваша фирма «Бей в табло?»
        - Успешно,  - радостно зашумели все,  - а как вы догадались, вас же там не было?
        - Интуиция. Я про вас много думаю и поэтому о многом догадываюсь. Экстрасенсиху, надеюсь, в вашей заварухе не задели? Это было бы ни к чему.
        - Ни ее, ни Морозика даже пальцем не тронули,  - смеялся Леха.
        - Леха заварил эту кашу очень даже осторожно, лишних обид не нанес.
        - А наш бизнес будет называться «Встречный ветер»,  - похвалилась Надя-Сфинкс,  - правда, Барбосик?
        - На мотоцикле будем людей возить,  - Барбосов гордо огляделся,  - бабки потекут рекой.
        - К нам с Артемом тоже потекут рекой,  - не смолчала Оля и стрельнула ярко-голубыми глазами.

        Олино утро - то, которое наступило после посещения Экстрасенсихи,  - как обычно, началось с воплей будильника. Он орал песню своего сочинения, а в таких случаях произведение кажется автору очень красивым:
        Я не будильник! Я дудильник!
        Так зовет меня Оля.
        Она полезет в холодильник,
        Съест сырую сосиску и окажется в школе!

        Он дудел, носился по квартире, попался под ноги Олиной маме, она отпрыгнула в сторону - дудильник напоминал ей мышь, суетился и увиливал. Мышей Олина мама смертельно боялась, а крыс тем более. Она не разрешала Олиному другу Артему приносить в дом крысу Гертруду, поэтому он приходил только тогда, когда мамы не было дома.
        Дудильник вовсе не был похож на мышь - круглый, голубенький, на коротких ножках, он быстро бегал и громко пел:
        Очень трудно просыпаться,
        Это знает всякий.
        Трудно в школу собираться,
        Умываться, одеваться, обуваться, наедаться,
        Это знает всякий,
        Но учиться надо,
        И не вякай!

        Прокричал свою не совсем складную песню, залез на тумбочку и затих, затикал, притворяясь обычным будильником.
        Все-таки ему удалось разбудить Олю. Она села на кровати, протерла глаза, сунула ноги в тапочки и вдруг сказала ясным и вовсе не сонным голосом:
        - Ну-ка повтори, дудильник, что ты сейчас пел?
        - Ага! Понравилось! Наконец-то ты, Оля, врубилась! Оценила по достоинству мое творчество! А то все слушаешь Земфиру и Бутусова и всяких «Снайперов»! Слушай меня!
        Очень трудно просыпаться,
        Это знает всякий,
        Но скорее одевайся,
        Обувайся, наедайся,
        Главное - не вякай!

        Оля смеялась. Мама заглянула в комнату уже накрашенная и в пальто.
        - Ольга! Ты в школу собираешься? Хорошо бы попасть туда сегодня утром! Не тормози!
        - Не вякай!  - хамски прокричал дудильник, мама погрозила ему кулаком.
        Оля честно смотрела маме в глаза:
        - Мама! Какая школа? Сегодня же метеоритный дождь! Объявляли по всем каналам радио и телевидения!
        - Врешь!  - ответила мама, а сама почти поверила. Мама есть мама - она встревожилась. Оля это заметила и добавила:
        - Опасность подстерегает на каждом шагу.
        - Скажешь, по всем улицам города опасно ходить и ездить? А мне на работу? Или на работу, по-твоему, можно? А в школу, по-твоему, нельзя?
        - На работу, представь себе, можно,  - уверенно ответила Оля,  - метеориты будут падать с жуткой скоростью только в районе нашей школы и Лунного бульвара. Такое было предупреждение МЧС - министерства по чрезвычайным ситуациям.
        - Врешь, Ольга,  - окончательно поверила мама,  - сиди дома и не выходи. На всякий случай! Слышишь? И занимайся математикой!
        Мама ушла, Оля крикнула вслед:
        - Метеоритный дождик местами и временами! Локальные осадки!
        Она принялась жарить яичницу, позвонила на мобильник Артему:
        - Артем! Ты сидишь в школе? Ну и лох! Я придумала классную фирму! Сваливай из школы, беги ко мне! Расскажу, а то не терпится!
        Он влетел в квартиру с горящими глазами. Артем - человек самолюбивый, его задевало, что у Лехи есть свой бизнес, а у них с Олей пока одни поиски.
        - Ну! Скажи название!  - Артем кинул на пол сумку, а Гертруду выпустил на пол: ни одно живое существо не должно вечно сидеть в неволе.  - Скажи название!  - повторил Артем, взял со стола бутерброд и нервно проглотил.
        - Название,  - голосом Экстрасенсихи, заунывным и прикольным одновременно, прогудела Оля,  - это самое главное - название, то есть имя, то есть заголовок! Фирма будет называться знаешь как? Сказать?
        - Во тормозная! Да говори же!  - Артем смеялся и злился в одно и то же время.
        - Сначала ответь, Артем, на один вопрос. Я врушка? Или нет?
        - Ты не врушка,  - трусливо отвел взгляд он,  - ну какая же ты врушка? Ты правду говоришь почти всегда.
        - Эх ты! Я именно врушка! И это мой талант! Фирма будет называться «Веришь не веришь» и держаться на моем вранье.
        - То есть как? Фирма должна держаться на экономике и на честной репутации. Я читал.
        - Мало ли что пишут. Я буду придумывать вранье для родителей. Представляешь? Я же это умею лучше всех на свете!
        - Погоди, у меня в голове мелькает. Зачем родители будут врать? Кому? Нам, что ли, детям то есть?
        - Да не они, а мы!  - Оля нетерпеливо топнула ногой, крыса Гертруда отскочила под диван.  - Ну врубись, Артем! Врать родителям! Это необходимо, чтобы они нас не доставали!  - Она рассказала про метеоритный дождь на Лунном бульваре и вокруг родной школы. Он, конечно, хохотал. Так начался их совместный бизнес. Артем, правда, поворчал для порядка:
        - Вообще-то врать нехорошо. Родители нам не врут.
        - Кто? Они? Ты что, вообще? Они только и делают, что обманывают, скрывают что-то, денег не дают, косметику прячут. Вранье - дело святое. Нам свобода, им спокойствие. И никакой налоговой инспекции. Как придраться? Все переговоры происходят сугубо частным образом! Все расчеты - из рук в руки. Докажи, налоговый, где тут бизнес?
        Артем радостно поцеловал ее в щеку.
        Потом они сидели на Лунном бульваре, Оля и Артем, рядышком на скамейке, Гертруда - в сумке. Мирный прогул, старушки, няньки, детки, собаки - никто не знал, о чем шепчется эта парочка.
        - Слушай меня внимательно, Артем,  - Оля правдивыми глазами смотрит на него,  - я вчера нашла на земле обычную стекляшку, подумала: «Какие невоспитанные люди бьют на бульваре бутылки!»
        - И что? Конечно, хамство!
        - Оказалось - настоящий бриллиант! Чистой зеленой воды!
        - Врешь!  - Артем от такой новости прыгнул коленями на скамейку.  - Где нашла?  - Видно было - поверил. Почти. Оле оставалось добавить немного подробностей, они всегда вносят правдоподобие в рассказ.
        - Под этой самой скамейкой я его нашла! Иду мимо, зачем мне садиться на скамейку без тебя? И вдруг как сверкнет! Фиолетовые лучи и зеленые! Подняла, присмотрелась - не стекло, а бриллиант!
        - Покажи!  - Артем загорелся.  - Если не врешь, предъяви доказательство!
        Крыса высунула мордочку из сумки и шевелила усами. Она многое понимает. Когда долго живешь среди людей, становишься умнее.
        - С собой не ношу, опасно, замочит любой грабитель.  - Оля не моргая смотрит на Артема. Она всегда так смотрит, когда обманывает. И он всегда верит этому открытому взгляду голубых глаз.
        - Оля, давай говори по-честному - врешь?
        - По-честному - вру!  - смеется она.  - Я тренируюсь для нашего бизнеса. Вранье будет в основе нашего честного дела!
        Она смеялась, а он огорчился - бриллианта нет, а есть стекляшка чистой воды, битая хамами бутылка.
        Они еще пошептались, обо всем договорились. К вечеру Оля позвонила Наде-Сфинксу:
        - Сфинкс! Мы начали свой малый и средний бизнес!
        - Ну да! Какой же? Опять торговля домашними животными? Птичий рынок у автобусной остановки? И налоговый дядька хватает за шиворот?
        - А вот и нет! И дядька отдыхает! Отвечай, Сфинксик, хочешь ты завтра в школу не ходить? И чтобы родители не возникали? Могу предложить версию для родителей! И недорого возьму. Очень хорошо прогулять, завтра как раз контрольная.
        - Версию? Знаем мы все версии: зуб болит, в ухе стреляет, в среднем. Кстати, Оля, где оно, среднее ухо? Вот левое, вот правое, а среднего нет.
        - Среднее - нос,  - уверенно заявляет Оля,  - а версия моя - тебе сто лет такую не придумать.
        - Да я много придумывала за свою жизнь. Школа на карантине, училка заболела? Все я знаю.
        - Как хочешь, Надя-Сфинкс, но все, что ты сказала, это для маленьких, класса из пятого.
        - А у тебя какие версии? Просто любопытно.
        - Приходи, узнаешь. И деньги приноси, цены смешные, а контрошка по математике несмешная.
        - Интересно,  - с притворной вялостью ответила Надя-Сфинкс,  - зайду, все равно в магазин надо за гречкой.
        - Лети сюда поскорее, а то продадим другим - наш товар любому в нашем классе пригодится!
        - Сейчас приду, все равно делать нечего,  - Надя-Сфинкс упрямо сбивала спесь с Оли и заодно - цену товара.
        Минут через пятнадцать запыхавшаяся Надя-Сфинкс влетела к Оле. Оля и Артем сидели в Олиной комнате, на столе валялись дискеты, кассеты, диски. Сразу было видно: бизнес ведется серьезно, с применением современных технических средств.
        - Ну, говорите, что вы предлагаете? Учтите, моих родителей развести трудно, они опытные, я им шестой год мозги клепаю. Они многое поняли, их ничем не удивишь.
        - Удивишь,  - твердо возразила Оля,  - деньги вперед.
        Оля взяла протянутые деньги, Артем спрятал их в кошелек, приготовленный специально для фирмы «Веришь не веришь».
        - Терпение лопнуло, говори, Оля, наконец!
        - Слушай и запоминай. Самой тебе, Сфинкс, сроду до этого не додуматься. Расскажешь с самого утра, что метеоритный дождь начнется в районе Лунного бульвара, а значит, нашей родной школы. Указывай то утро, когда ты захочешь пропустить контрошку. Или, например, кататься на мотоцикле с Барбосовым и делать бизнес с утра пораньше. Метеориты со страшной скоростью летят к Земле, говори, что они летят со скоростью света, и наша планета Земля под большой угрозой. Ну какие родители выгонят под такой дождь своего ребенка?
        - Мои могут,  - вздохнула Надя-Сфинкс,  - ни грамма меня не жалеют. Я маме: «Горло болит, глотать больно». А она мне: «Завтрак проглотила хорошо, а знания глотать не хочешь? Марш в школу! И двоек не приноси, а то не куплю тебе черный длинный шарф!» Зверь дикий и то своего детеныша бережет, а эти мои мамочка и папочка!..
        - «Глотать больно» - детский сад,  - тоном профессионала заметил Артем,  - средняя группа сада с нежным названием «Колокольчик».  - Сам Артем врать не умел совсем, но он должен был помогать Оле и старался вовсю.
        Оля продолжала:
        - Наша версия научная - это раз. Проверенная жизнью и личным опытом - это два. Я прогуляла сегодня почему? Маме впарила с утра про метеориты из чистого космического железа.
        - И она не доперла проверить?  - Надя хитро прищурилась.  - Провела бы опрос на Лунном бульваре. Суворовна первая продаст.
        - Опрос! А на работу кто побежит? Им же вечно некогда! Утро - лучшее время. Не сомневайся, Сфинкс.
        - И другим посоветуй обращаться к нам, мы на любой возраст и пол вранье придумаем.  - Артем гордился Олиным талантом, и она строила из себя большого специалиста. Прошлась по комнате, двинула ногой под диван кусок капусты - там сидел кролик, он уютно похрустел капустой и выскочил на середину комнаты.
        - Его зовут Крошка.  - Оля добавила:  - В качестве премии разрешаем тебе, Сфинкс, погладить его. Получишь радость.
        Кролик сидел неподвижно, шевелил ушами и дергал нижней губой. Надя с удовольствием его погладила, шерстка была мягкая, ласковая.
        - Дорого берете,  - уходя сказала Сфинкс,  - если не поверят, вернете деньги и дадите банан.
        - За что банан?  - смеялась Оля.
        - Как - за что? За моральный ущерб.
        - Да поверят, надо смотреть каждому из них прямо в глаза, не моргать, говорить тихо и убежденно, не тараторить и, главное, самой в это время без сомнений верить в метеоритный дождь. Поняла, Сфинкс, сложную технологию процесса вранья?
        - Ежику понятно,  - проворчала Сфинкс, застегивая молнию на куртке. Напоследок спохватилась:  - Вы дали рецепт на один прогул, а мне надо будет не один.
        - Придешь еще,  - засмеялся Артем,  - хитрая, мы не оптовый рынок, товар штучный, классный, неповторимый.
        ...Так начинался бизнес у шестого «Б».
        Теперь Леха и Агата уже опытные бизнесмены. Но и у опытных бизнес может лопнуть. Виной всему была ссора. Агата и Леха поругались на большой перемене. Повод был обычный - ревность.
        - Ты, Агата, зачем взяла у Гриши тетрадку? У тебя разве своих тетрадок мало?  - Леха задал дурацкий вопрос и сразу сам почувствовал: вопрос дурацкий. Он рассердился на себя, но это неприятно, и тогда он рявкнул на Агату:  - И что смешного? Нормальные люди смеются, когда смешно! А ты - палец покажи - готова хихикать!
        - Я не хихикаю,  - обиделась Агата,  - я улыбаюсь обворожительной улыбкой, разве ты не видишь? А тетрадку я взяла, чтобы списать примеры, обычное дело.
        - Я эти примеры тоже решил,  - не уступал Леха,  - не дурее твоего Гриши. Умный нашелся, блин.
        - Ругаешься, как Барбосов, я этого не люблю.
        Подошел Барбосов:
        - Лехе до меня не допрыгнуть, он матерится хило. Я так могу запустить, что Плюха со строительного рынка от моего нужного слова падает,  - Барбосов тщеславно усмехнулся, мат - дело тонкое.  - Интеллигентные не могут дойти до совершенства.  - Он презрительно хмыкнул и ушел вразвалку вдоль коридора.
        Агата вдруг поняла: для драк в кафе нужна дружба между Лехой и Агатой. Она сообразила это и стала подлизываться:
        - Леха, я тетрадку Грише уже вернула, ничего особенного в ней нет, не так уж все сошлось с ответом у Гриши.
        - Хитрости твои, Агата, отстойные,  - фыркнул он и собрался поругаться с хитрой изменщицей на всю жизнь. Ревность - чувство серьезное и плохо управляемое.
        Но она знала подход к Лехе:
        - Наша фирма лучше всех фирм. Знаешь почему? Сказать?  - Агата смотрела нежно и умильно.  - Сказать?
        - Ну скажи,  - Леха сразу растаял от ее взгляда, от ее слов,  - не тормози, скажи уж. Почему наша фирма «Бей в табло» лучше, чем Олина «Веришь не веришь»?
        - А потому что нашу придумал ты, Леха. Думал долго, все учел и рассчитал. У тебя, Леха, голова на сто ходов вперед все обдумывает.
        Он выпятил грудь, гордо огляделся:
        - Наконец поняла, что у меня голова не пустая.  - И не стал с ней ссориться. Тем более что тетрадь она уже вернула Грише.
        - Нам нельзя ругаться на всю жизнь,  - добавила Агата,  - дела фирмы от этого пострадают. Кто без тебя будет затевать драку на очередной свадьбе или на юбилее? И кто без меня будет так классно визжать от страха?
        - Никто,  - согласился Леха.  - Это бизнес наш с тобой, и больше ничей.
        Он положил руку ей на плечо, и они дружно отправились на урок английского.

        Лунный бульвар жил своей обычной жизнью. Старушки осуждали молодежь, собаки заводили романы, шестиклассники жили новой модой - бизнесом. У кого его не было, тот о нем говорил. У кого был - помалкивал. А пес Степа рассказывал очередной анекдот:
        - Лежит африканец под банановым деревом весь день и дремлет. К вечеру подходит белый: «Ты все-таки дикарь. Ну что ты лежишь?» - «А что мне делать?» - «Встань, собери бананы».  - «Зачем?» - «Как - зачем? Продай их, купи тележку, собери побольше бананов, вози на тележке на базар».  - «И что?» - «Продашь много, купишь грузовичок, будешь продавать еще больше бананов, разбогатеешь, построишь дом, заведешь семью, наймешь слуг, они будут продавать бананы, приносить тебе бабки».  - «И что?» - «А то! Лежи тогда под банановым деревом! И ни о чем не заботься!» - «А я что делаю?»
        Очень понравился всем анекдот:
        - Во!  - хохочет Леха.  - «А я что делаю?» Полный кайф!
        - А они нам: учи, учи! И в классе учи, и дома учи, блин! Голову набивают фиг знает зачем!  - Барбосов в сердцах плюет на дорожку.
        Агата чешет Степу за ушами:
        - Классный пес Степочка!  - Она треплет его уши, целует в кожаный нос, сует ему в пасть колбасу.  - Ты, Степа, лучший пес во всем мире.
        Улыбается Степа, сияет его хозяин Харитон, которого все зовут Харей. Харя гордо говорит:
        - Когда Степа не умел разговаривать, он все равно был самый умный на всем бульваре. Намного умнее Кинга, умнее колли Лейлы.
        Лейла возмущенно залаяла, услышав эти слова. Кинг, огромный боксер в тигровую полоску, зарычал, оскалив длинные клыки. Шестиклассники стояли кружком, Степа в центре. Дурачились, как обычно. Агата кокетничала с Харей:
        - Харя, а почему ты не создашь свою фирму? Все создают,  - зырк на Леху. Леха пересчитывал облака, а сам покраснел от ревности.
        - Какую фирму?  - простодушно захлопал светлыми ресницами Харитон.  - Бизнес - дело тонкое. Не каждый может быть бизнесменом.
        - Я тебе придумала дело, Харя.
        - Какое? Скажи.  - Харя редко загорается, но тут заволновался. То ли от возможности разбогатеть, то ли от Агатиных улыбок. Она даже подмигнула ему правым глазом, которого, по ее расчетам, Леха не мог видеть.
        - Какое? Например, Харя, Степу можно показывать за деньги, а не всем подряд.  - В глазах Агаты смех. Харя не сразу врубился - шутка? Или серьезные находки? Даже Оля притихла, Артем замолчал, и Сфинкс, и Леха. Не сразу поняли, что Агата валяет дурака. Харя задумался, тупо спросил:
        - И что тогда?
        Он так и не понял, почему все хохочут. Анекдот пришел в жизнь.
        - Ну как же?  - Агата говорила серьезно.  - Откроешь цирк, станет Степа главным артистом, народ повалит на представления утром, днем, вечером. Денежки к тебе потекут, люди любят приколы, анекдоты.
        - И что?  - Харя все еще не видел ловушки и прямо в нее шел, как глупая рыбка на крючок.
        - Ну как - что?  - Агата не улыбнется, она почти возмущена.  - Ты станешь богатым, а тогда сиди под березой на скамеечке и ни о чем не заботься.
        - А я что делаю?  - хмуро спросил Харитон, он серьезен и не обращает внимания на смех вокруг. Никто так и не понял, кто кого развел, то есть разыграл. Агата Харитона? Или все-таки Харитон - Агату? Анекдот перешел в жизнь, так бывает.
        Хохотали с удовольствием и долго. Какое хорошее настроение. Даже неважно, кто что скажет - все кажется остроумным. У взрослых такое случается иногда, а у подростков часто. Смех без причины? Как сказать. У них есть причина: беззаботный юный возраст, любовь, снег, ворона на макушке березы склонила голову набок. Все хорошо. И тут раздался истошный крик:
        - Ловите! Спасите! Помогите!
        Все, конечно, всполошились, стали бегать вокруг скамейки и друг дружки и кричать:
        - Кто?
        - Кого?
        - Спасать!
        - Ловить?
        Была большая суматоха. Кто-то летел по дорожке, кто-то упал и скатился в куст, на кого-то наступили. Этот слегка пострадавший оказался Сергеем. Он вскочил, закричал:
        - Воры? Разбойники! Грабители!  - Хотя Сергей, как и другие, не знал, где воры и грабители.
        Все выкрикивали свои догадки и предположения. И никто не знал, кто звал на помощь. А ведь это было самое главное.
        - Хватит париться!  - прикрикнул на всех Харя.  - Без толку орете и мечетесь. Есть пес Степа, он всех, кого надо, выследит и поймает! Он очень умный, пес Степа. Он вора чует за километр. У Степы нюх, интуиция и быстрая реакция.
        Все немного успокоились и стали искать глазами Степу. Агата обежала скамейку, куст боярышника, Суворовну и Кутузовну. Только что пес был здесь, рассказывал анекдоты, смеялся вместе со всеми и успевал обольщать красавицу колли Лейлу с большим пушистым белым воротником.
        А теперь Агата не увидела Степу. И никто его не увидел, ничьи глаза не отыскали Степу. Ни голубые Олины, ни серые Агатины, ни карие Нади-Сфинкса. Барбосов тоже не видел пса Степу - никто его не нашел. Не лежал Степа у ног Харитона, не бегал вокруг заснеженного куста, не гонялся за Лейлой. Нигде его не было.
        - Уроды,  - кричал знакомый голос,  - лохи отстойные! Никак не въедут! Меня же украли! Запихнули в здоровый мешок!
        Харитон заморгал, он вообще медленно въезжает, а тут растерялся - совсем потерял дар речи и дар ума. Когда Харитон наконец понял, что произошло, весь шестой «Б» уже несся по Лунному бульвару, а впереди с большим отрывом удалялись две фигуры - большие и темные, с невидимыми лицами - на головы их были натянуты черные маски. Это двое бежали быстро и ничуть не запыхались - были тренированные.
        - Закоренелые!  - кричал Барбосов.  - Наверное, часто убегают от преследования.
        Леха на бегу крикнул:
        - Вон как чешут! Возмездие вас настигнет!
        - Эх, нет у меня оружия!  - громко пыхтел Барбосов,  - два выстрела по ногам, и все! Говорил я отцу: «Купи мне личное оружие и разрешение купи!»
        Оля первая догадалась:
        - Украдут собаку, а потом требуют выкуп! Бизнес такой. По телику показывали! У, гады!
        Двое бежали впереди. Потом выяснилось, что Леха видел двоих, Барбосов видел только одного, Агата никаких людей не видела, а только слышала вопли Степы. У всех были свои версии. Когда плохо видно, то хорошо работает воображение. Лехе казалось, что бандит сказал другому:
        - Надо было неговорящую хватать. Орет, блин! Оглушил, блин! Заглохни!
        - Я тебе заглохну,  - Степа огрызался,  - я так тебе заглохну, до кладбища не доползешь! Плевок судьбы! Окурок жизни!
        - Кого надо, того и схватили!  - рычал низенький. А может, никто не рычал, а Лехе показалось.
        Погоня не отставала, но и не приближалась. Пес в мешке прислушивался к перепалке.
        - Догонят - растерзают! Делай ноги!
        Тут Степа в мешке заорал:
        - Они уходят! Неужели вы их не растерзаете? Леха! Ты же спортивный! Агата! Не позволяй им утащить твоего любимого пса! Барбосик! Мочи их! Только не стреляй из личного оружия! Я прошу! Боюсь, промахнешься, меня зацепишь!
        - Вооружены!  - испугались бандиты, Леха слышал. Или придумал, насмотрелся кино.
        - Сейчас убьют на хрен!
        - Барбосик,  - крикнул сообразительный Леха, он сразу понял, что, когда не можешь мочить, надо хотя бы пугать,  - стреляй, Барбосов, по ногам! На поражение - в крайнем случае!
        Степа надрывался:
        - В меня не попадите! Целься, Барбосов, лучше!
        - Убью!  - поддержал версию Барбосов, а за ним и все стали кричать:
        - Смерть грабителям!
        - Не надо в ноги - прямо в сердце предательское!
        - Контрольный выстрел в голову, как в боевике «Шакал в черной маске». Бей, Барбос!
        - Трупы - в кусты барбариса!  - Надя-Сфинкс и здесь старалась нравиться Барбосову и визжала громче всех. Она тратила на визг силы и отставала от всей компании. Решила завтра сесть на диету - лишний вес лишает ловкости.
        - В кустах найдут, лучше в канаву!  - Оля опытная врушка, она знает: во всякой лжи главное - подробности.  - Канаву к весне зароют бульдозером, там посадят клены и рябинки! А этих никто и не вспомнит! Домашние животные - святое! А они воруют, гады!
        - Их подлые трупы обглодают дикие вороны и воробьи!
        - Они сворачивают на узкую дорожку! Держите их!  - поддерживал своих спасателей пес Степа. Он не зря кричал, он помогал своим друзьям.  - Шила в мешке не утаишь! А я не шило! Меня не утаишь тем более!  - В последнее время Степа увлекся не только анекдотами, но и народными пословицами.  - Рука руку моет! Еще неизвестно, кто дурак!
        - А давай воткнем кляп, его вопли хамские действуют мне на нервы! Давай воткнем кляп этому наводчику отстойному!
        Они все успевали делать на бегу. Раскрыли мешок, низкий достал из кармана черную тряпку, сунул ее Степе в пасть и взвыл:
        - Кусается, гад! Убить мало!  - Он выдернул из мешка укушенную руку, кровь капала на снег. Длинный заботливо кричал:
        - К врачу! Скорее! Брось ты этот мешок! Нам такой бизнес сто лет не нужен! Сбесимся на фиг!
        - Нет уж! Мешок мы не бросим! Жирно им будет!  - И показал здоровенную фигу догонявшим их шестиклассникам.
        - А я так надеялась!  - кричала им Агата.  - Теперь у вас будет бешенство от укуса собаки! Смертельный случай!
        Все смеялись и бежали все быстрее. Но похитители выскочили к остановке и успели нырнуть в отходивший троллейбус. Наверное, это был их день, а не шестого «Б».
        Кондуктор возмутилась:
        - Собаку можно перевозить только в специальной сумке! Ваша собака тем более невоспитанная! Она лает на весь салон!
        Длинный сунул кондуктору сто рублей. Она замолчала, как будто ее выключили. Пассажир в клетчатой кепке выкрикнул:
        - Коррупция! Взятка! Собака! Я все видел!
        - Меньше видишь - лучше спишь,  - огрызнулся низкий.
        Троллейбус ехал своей дорогой.
        У остановки топтался расстроенный шестой класс, к ним подоспел Харя - бледный, губы дрожали, он чуть не плакал.
        - Степу похитили,  - сообщил он неновую новость. Харя медлительный, это все давно знали.
        Что делать дальше, было непонятно.

        О Степе не было вестей уже два дня.
        На собрании клуба бывших обиженных Кассирша рассказала:
        - Сын не пришел ночевать. Впервые такое переживание. Позвонил по мобильному: «Приду завтра после школы»,  - и отключился. И я в отключке. И муж на меня орет: «Ты его распустила! В двенадцать лет такое позволяет!» А я ему свое: «Не пил бы ты, все бы шло путем!»
        - Если бы ты, Кассирша, не повторяла ему каждый день по сто раз одно и то же, он бы, может, не пил бы,  - редакторша Умница всегда права, но ее правота никому не помогает, а только раздражает.
        - Ох, редакторша, не редактируй ты мою жизнь, ничего ты в ней не понимаешь. И в своей, думаю, тоже.
        - Кассирша, не кидайся на человека, редакторша хотела как лучше.
        - Почему все знают, что мне лучше,  - проворчала Кассирша.
        Сильная погладила ее по спине:
        - Мне тоже дают советы, которые кажутся ненужными, а потом вдруг пригодятся. Не злись.
        - Я не злюсь, просто мне не по себе. Поругались вчера с мужем, я поревела, потом умылась холодной водой и кремом намазалась, моя подруга Шурка говорит, что слезы сушат кожу лица.
        - А потом-то сын нашелся? А то кожу лица сохранила, а сын-то где?  - опять лезла Умница редакторша.  - Объявился?  - наседала она. Умница - ироническое прозвище, но она этого не замечает.
        - Утром пришел, табачищем пахнет, а водкой - нет. Я и этому рада. Буркнул: «Собаку искал». Больше ничего не рассказал.
        - У вас собака пропала?  - Синеглазка сочувственно смотрит.  - Я и не знала, что у тебя, Кассирша, есть собака. Все с ума сошли с этими собаками - у всех доги, пудели, таксы кривоногие. И носятся с ними люди, как с родными. А я считаю, надо любить человека, а не собаку.
        Девчонки в углу несогласно завозились, молча слушали сегодня.
        - Не нашу он искал, у нас и нет собаки. Только собаки мне не хватало. Не сказал - чью, уснул и спал до вечера. Был ли в школе - не знаю. Будила его - отмахнулся. Спит крепко, а в ушах наушники.  - Она всхлипнула от жалости к себе, к сыну, слезы текли по щекам и сушили кожу ее лица.
        Девчонки в углу не знали, что Барбосов ночью ходил на поиски Степы. Они прислушивались к каждому слову Кассирши, а сами помалкивали. Они-то хорошо знали, какую собаку искал Барбосов. Даже Лидка Князева на этот раз не вылезла со своими замечаниями.
        Сильная сказала:
        - Нечего плакать. Никто не умер. Сын вернулся, муж не наркоман, сама ты здоровая видная женщина.
        Кассирша всхлипнула напоследок и притихла. Сильная предложила:
        - Расскажу историю из семейной жизни, если хотите.
        - Расскажи, Сильная,  - попросили все,  - твои истории всегда замечательные и утешительные.
        - Слушайте. Я дружу с одной милой женщиной, она учительница в продвинутой школе, преподает русский язык и литературу.
        - Литричка,  - послышался хор голосов из угла.
        - Девчонки, не звучать!  - прикрикнула Сиреневая.  - И слово дурацкое, человек их учит уму-разуму, а они придумали - литричка!
        - В той продвинутой школе тоже наверняка так зовут, это знают везде, даже в других городах,  - Агата заступилась за свою родную школу,  - продвинутая, главное дело.
        - Литература - литра,  - вступила в беседу Василиса прекрасная,  - а училка - литричка. Что такого обидного-то?
        - Мы тоже продвинутые! Наша Курица все стихи на свете знает!  - Это выкрикнула Надя-Сфинкс.
        - Кто перебивает старших? Чему вас учат дома и в классе?  - Сильная свела брови и погрозила пальцем всему углу, где сидели на полу девчонки. Но они знают, что Сильная не злая, только строгая, а это большая разница. И они еще немного пошумели:
        - В продвинутых школах учатся богатенькие детки, там противно.
        - Мы не завидуем, а так просто.
        - И отметки ставят за деньги,  - это Лидка,  - пятерка - пять долларов, четверка - четыре.
        - А двойка - два?  - Надя-Сфинкс не упустила возможность куснуть Лидку. Морально, разумеется. Все засмеялись, взрослые тоже.
        - Все, девчонки, выставлю за дверь.  - Сильная скорее всего не выставит, но они замолкли - интересно послушать новую историю. Она рассказывает:
        - Моя приятельница часто ко мне заходит, мы говорим обо всем на свете. Ее работа каждый день преподносит сюрпризы. На днях она пришла огорченная. «Есть у меня ученица, хорошая девочка, к тому же красавица, Тамара. Все девочки красивые - юность. Стройные, глаза ясные, цвет лица без всякой косметики прекрасный.  - В уголке все украдкой глянули друг на дружку. Сфинкс втянула живот, она толстовата. А Сильная продолжала:  - Расстроенная учительница вздохнула. Тамара не просто красавица, она умница. И вот приходит и объявляет: „Я больше учиться не буду, бросаю всю эту волынку“.  - „Тамара, что стряслось? Почему такое решение?  - Это, конечно, восклицала учительница.  - Ты способная, десятый класс! Всего ничего осталось! Закончишь школу, отметки у тебя хорошие, поступишь в институт, станешь студенткой. Ты же хотела в педагогический!“ - Учительница чуть не плачет, а Тамарочка насмешливо на нее смотрит, как будто она, эта девочка, мудрее и старше. „Институт? А зачем? Глаза портить над учебниками и компьютером? А что потом? Работать в школе? Получать, извините, копейки? Трындеть и дундеть каждый день одно и
то же? И еще - находиться в женском коллективе? А замуж выходить за кого? Нервы драть на тупых учениках? И вечно сидеть над тетрадками?“ - Все-то она учла, умная Тамара. Учительница не сдалась: „Это бедные представления! Есть же призвание! Радость успеха! Талантливые дети! Не все они тупые - многие мои ученики стали успешными политиками, бизнесменами. И личная жизнь у большинства сложилась хорошо. Приходят ко мне, рассказывают об успехах. И я так за них рада!“ - „А я хочу своих собственных успехов, а не успехов моих учеников. Они из учителя кровь пьют, а потом хвалятся успехами!“ - „Тамара, опомнись. Несерьезное решение“.  - „Не обижайтесь на меня, я все решила“. И тут учительницу осенило: „Замуж собралась?“ - „А откуда вы узнали? Лариска проболталась? Или Алена? Предательницы, они же клялись молчать до поры до времени!“ - „Никто мне не сказал, сама догадалась без особого труда“. Мы с Тамарочкой сели пить чай, я расстроена, она тоже не веселится. Пили молча. Я подумала: „А вдруг Тамара права? Кто может предсказать судьбу? Может быть, девочка лучше знает, в чем ее счастье?“ А Тамара откусила
полпирожка, жевала и думала: „А вдруг училка права? Профессия как-никак тебя не подведет, а Валерка может и подвести. Это он сейчас слова красивые говорит и букеты дарит, песни сочиняет специально для меня. А после?“ Такие были у каждой мысли. А разговор пошел о другом, так бывает. „Что говорит мама?“ - спросила учительница.  - „Не очень отговаривает, мама знает мой характер.  - Тамара выдвинула подбородок, чтобы вид был волевой.  - Его зовут Валера“.  - „Не пьет?“ - „Со мной не будет пить, обещает“. Учительница совсем поникла: пьет. Но пошлые слова говорить не хотелось. Хотелось сказать: „Обещать легко, они что хочешь обещают, когда влюблены. Соловей тоже поет, пока самку не заманит, а после не поет нисколько“. Но к чему это говорить? Всем девочкам так говорят или что-то в этом роде. Не помогает. Видно, природа специально лишает влюбленную девчонку разума, чтобы совершила она ошибку и не прекратился род человеческий. Вот и у Тамары одни эмоции, никакой логики».
        Учительница привязана к своим ученикам, хочется каждого оградить от бед и ошибок. Прибежала ко мне, поделилась: «Ошибку в диктанте исправить можно, а ошибку в жизни...»
        Рассказала Сильная свою историю, все, как бывает, слушали про Тамару и ее учительницу-литричку, а думали каждая о своем.
        Первой высказалась Синеглазка, мягкая и оптимистичная:
        - А может, все хорошо сложится? Ведь бывает же и так, молоденькие, глупые, а женятся и живут долго и счастливо. Бывает!
        - Я не встречала,  - без сентиментальных скидок, прямо сказала Сильная и строго взглянула на девчонок. Те сидели в своем уголке на спортивных матрасах, поджав ноги. Юные личики, наивные глаза, веселые щечки, румяные и свежие. И такими беззащитными они вдруг ей показались. Никто не оградит их от бед и обид. Ни мама, ни папа. Не защитят от нелепых шагов, от ненужных душевных затрат и ран. Вот Агата - красивая, юмор в глазах. Ее любовь с Лехой - игра. Они увлеченно ревнуют, ссорятся, мирятся. Дурачки доверчивые и самоуверенные. Сидит удобно и грациозно Оля, врушка, кокетливая и легкомысленная. Надя-Сфинкс, резкая, грубоватая, но по уши влюбленная в своего Барбосова. Верит, что на всю жизнь, а как будет? Кто знает?
        Сильная за них болеет, потому на них же и рассердилась:
        - Смотрите у меня, девчонки! Будьте умными и думайте серьезно о главных шагах. Одни чувства без ума - это дурь.
        - Да мы умные, очень даже,  - вылезла самая глупая - Лидка.
        Синеглазка задумалась, потом рассказала:
        - Была я летом в пансионате. Там официантка, очень молоденькая, зовут Вика. Совсем девочка, а у самой дома дочка двух лет. Однажды Вика подает нам обед и вдруг говорит: «Я умею стричь красиво, самоучка, но все хвалят». Я рискнула, она пришла ко мне в номер, стрижет и рассказывает: «С мужем я развелась, он пил, кололся, бил меня,  - я смотрю в зеркало - тоненькая, трогательная, а она чувствует, что я сочувствую, рассказывает веселым голоском.  - Работать не хотел, говорил: „Не царское дело - работа“, а у нас дочка. Я работаю, вечерами стригу. Дочь почти не вижу, ее растит моя мама, она еще молодая, складненькая, со всем справляется. И я пошла в нее - верчусь. А муж ни копейки не приносит, а просит денег на свои удовольствия. Например, пошли мы с ним покупать дочке платье. Я показываю: „Вон то красивое давай купим“, а он морщится: „Зачем такие деньги тратить? Что она понимает?“ И вдруг тут в магазине я поняла: „Он ничтожество. На платьице жалко, а на свою наркоту не жалко“. Три дня я думала и объявила: „Я с тобой развожусь, решила“. Он меня побил на прощание, и расстались».
        Синеглазка рассказывает про чужую девочку, но жалеет ее:
        - Хорошая девочка, лет ей семнадцать. А подстригла она меня совсем неплохо, ловкая, в свою маму, наверное. Голосок веселый, а глаза грустные. Говорит храбро: «Мне никто не нужен. Моя мама говорит: „Семья - это женщина и ее дети“. А я иногда думаю, меня и такую кто-то возьмет замуж, если полюбит».  - Только не торопись,  - это я ее поучаю, а сама знаю: влюбится и не будет рассуждать,  - присмотрись, какой он, из какой семьи, с кем дружит. Перекроить человека очень трудно, почти невозможно. А в молодости на себя надеешься: «Со мной он будет хорошим». Общая женская ошибка. Мы же видим трагедии на каждом шагу: одинокие парикмахеры, покинутые красавицы продавщицы, учительницы почти все без мужей.
        Притихли все. Женские судьбы разные. Какая-то и сама виновата, как эта Вика из пансионата, но и ее жалко. В этой комнате все научились понимать других, жалеть и прикидывать чужую судьбу на себя.
        Вдруг Лидка Князева высказалась:
        - Когда у меня будет муж, я его в корне перевоспитаю. В журнале «Мотя» пишут, что готового мужа не получает никто, надо трудиться, создавать человека какого тебе нужно.
        Всем почему-то стало смешно. Лидка выступила не совсем кстати, зато разрядила напряжение. Грустные мысли ушли, стало казаться, что все у всех будет хорошо. Сиреневая вдруг поверила, что ее рассеянный образумится. Кассирша стала надеяться в сто пятый раз, что ее непутевый муж бросит пить, а сын перестанет рыскать по ночам в поисках какой-то чужой собаки. Она подумала вслух:
        - И на кой ему чужая собака? Сам небось не знает.
        - Он знает - это не чужая собака, а наш любимый пес Степа!  - зашумели девчонки.
        - Ушел пес - вернется,  - резко сказала Кассирша,  - куда он денется. И с виду дурной - хвостатый, бородатый. Я беленьких собак люблю.
        Сильная не вмешивалась в разговор. Она вдруг подумала, что осталась в одиночестве по своей собственной вине. Не в первый раз пришла Сильной эта мысль, но раньше Сильная ее отгоняла, неприятную мысль лучше отогнать. А сегодня мысль крепко засела в ее голове, как острая заноза. В самом деле: муж был не хуже всех мужей, которых их жены терпят и не бросают, живут с ними до глубокой старости. А ее супруг? Пил. Ну пил. Не все же время он пьяный. А с трезвым вполне можно было найти взаимопонимание. Он же умный, даже очень. Иногда. Нет, терпеть не смогла: я такая необыкновенная, красивая, талантливая. А он с такой прекрасной женщиной не может от какой-то мерзкой водки отказаться? Да разве можно это простить? Порвала с ним, одна растила дочь, а о нем забыла. Почти.
        - На все судьба, от нее не уйдешь,  - почти деревенским тоном сказала Кассирша,  - и не обманешь судьбу, и не обойдешь ее - все равно все управит по-своему.
        Агата сказала:
        - А в нашей деревне одна тетенька бьет своего мужа кочергой. Как он напьется, так она за кочергу. Гоняется за ним, а он к лесу бежит, как зайчик. Большой такой дядя Палыч. Бьет без пощады. Моя бабушка ей говорила: «Убьешь человека, кочерга - холодное оружие». А она отвечает: «Его не убьешь, бугай здоровый, а кочерга не холодная, я ее из печки вытаскиваю».
        Все засмеялись, Агата любит, когда вокруг смеются.
        Сиреневая тихо сказала:
        - У каждой женщины свой подход. Одна добивается своего лаской, другая - хитростью, а кто-то кочергой или скандалом.
        - И каждая по-своему права.  - Синеглазка - одинокая, нет семьи, но в теории она сильна. Так бывает. Бездетные женщины лучше всех дают советы о том, как воспитывать детей.
        - Все правы,  - говорит Сильная,  - или считают, что правы. Что, если задуматься, почти одно и то же.
        - Девчонки, скажите мне, вы ведь знаете,  - Кассирша жалобно смотрит в угол, где уселись они, эти двенадцатилетние коварные барышни,  - откройте матери тайну, куда делась собака, которую зачем-то ищет мой сын? Зачем она ему? Не кусается? И вообще что за история?
        Девочки пожимают плечами, переглядываются, Оля специально округляет честные голубые глаза:
        - Ну откуда мы знаем?  - Оля умеет смотреть с предельной честностью, особенно когда врет.  - Мы не знаем, правда, девчонки?
        Кассирша не отстала:
        - А Надя-Сфинкс? Тоже не скажешь? Ты же его близкая подруга, вцепилась в него, как репей. Ни самолюбия, ни гордости, ни девичьего достоинства!
        - Оскорбляете? Я не репей и не вцепилась. Он сам меня выбрал, это раз. Второе - Барбосов скрытный, у него мужской характер. Третье: знала бы - все равно не сказала бы! Я не стукачка!  - Отвернулась от Кассирши, чтобы окончательно дать понять: не скажет. И проворчала:  - Репей, главное дело.
        - Кассирша, не спрашивай, зачем ты унижаешься?  - Это Умница редакторша.  - Сын не открывает тебе своих секретов. Может, правильно делает? Парень, который во всем откровенничает с мамой,  - противный маменькин сынок.  - Редакторша права, но огорчила Кассиршу еще больше.
        - Я не вынюхиваю и не любопытствую, просто хочу знать. Он мне сын родной, единственный. Какие секреты? Какие собаки? А вдруг она бешеная?
        - Нисколько не бешеная, вполне здоровая, домашняя, привитая собака,  - не выдержала Анюта балетная. Она долго помалкивала, привыкла к своему бессловесному искусству. Но вдруг высказалась.
        - Вот,  - победно закричала кассирша по прозвищу Кассирша и даже вскочила,  - знают! И помалкивают! Отравные девчонки! Я чую - знают. А они молчат, главное дело!  - Она готова была поколотить их, но с какой начать? Все они сидели перед ней - глаза невинные, щечки розовые, губки бантиком. Нежные создания. И молчали.
        Сильная посоветовала:
        - Девочки, спасайтесь бегством. Кассирша у нас крутая, может нанести телесные повреждения.  - Всем было смешно. Никаких трагедий с Барбосовым не происходило, девчонки-то знали: он жив-здоров. А собака, которую он отправился искать,  - она для всех из шестого «Б» имела большое значение. Но страдать никто не хотел, верили - отыщется пес Степа.

        Бизнес у кого сложился, а у кого нет. Леха зарабатывал на драках в кафе «Бурый Миша», Агата честно поддерживала фирму своими визгами и воплями. Им платили не так много, но на мороженое хватало. И еще на всякие мелкие расходы.
        А настроение было невеселое. На Лунном бульваре сидел Харя без Степы. Это было так странно, смотреть на это было так грустно, что Агата пробежала мимо, не остановилась. Харитон позвал:
        - Агата! На минутку!
        - Некогда, Харя, срочные дела. Бизнес, сам понимаешь!  - И улетела.
        Она бежала к «Бурому Мише», где ждал ее Леха, а сама думала: «Бедный Харя, он страдает без любимой собаки, и всем нам не хватает Степы, он любимый пес всего бульвара. А бульвар не уследил, Степу похитили, хотя было полно людей вокруг. И почти весь шестой „Б“ был там. Но Харе, конечно, хуже всех, он хозяин. Но какой же он отстойный! Сидит, свесив руки, свесив губы, и ничего не предпринимает. Хоть бы что-нибудь толковое придумал! Барбосов и то вовсю старается - носится по всем окрестным закоулкам, зовет Степу - вдруг пес откуда-нибудь отзовется? Хотя Степу увезли на троллейбусе, и он теперь далеко».
        Агата не видит, как к Харитону подходит Макарон. Очень серьезный и хмурый, длинный Макарон наклонился к Харе и тихо что-то сказал. Харя заволновался, покраснел и что-то тихо ответил. Этот разговор не слышал никто, кроме участников - Хари и Макарона. Но был один человек, который слышит все. Этот человек не приближался к скамейке, только ухо повернулось в нужном направлении, шея вытянулась в нужную сторону, глаза загорелись азартом. Человек сразу уловил: беседа важная, нельзя пропустить ни одного слова.
        Этим человеком была Лидка Князева. Ее любопытство многие считают дурацким, Лидке надо знать все на свете, она приставучая и настырная. Лидка вечно подслушивает и подглядывает, она всегда оказывается в ненужном месте в ненужное другим время.
        Но сегодня Лидка, кажется, подслушала нужную беседу. Она старалась ничего не пропустить, ни единого слова. Но много слов пролетело мимо Лидкиных навостренных ушей. Эти два парня, Макарон и Харя, говорили очень тихо, приблизив головы друг к другу. Но головы головами, а некоторые слова долетели до Лидки.
        - Сколько?  - спросил Харя. Макарон что-то ответил, Харя присвистнул, Макарон пожал плечами в смысле: «Как хочешь, дело твое». Лидка сразу сумела связать эти две фразы, она вспомнила детективные фильмы. Пришло в голову слово «шантаж». Парни торгуются, а что может предложить Макарон Харе? Лидка догадалась: информацию! Связанную с исчезновением Степы.
        «Я догадалась! Я умная!» - Лидка ликовала. В шестом «Б» ей часто приходится слышать невысокую оценку ее, Лидкиного, ума.
        - Ты, Князева, большая интеллектуалка,  - сказал на днях умный Гриша,  - тончайшего ума девушка,  - тут Гриша сделал паузу и добавил тихо, но все услышали,  - только дура.
        Смех класса означал, что все согласны с Гришей.
        Лидка закипела и крикнула им в лица:
        - Завидуете! Я стильная, одета лучше всех, вот вы и достаете меня! Не можете пережить мою новую курточку!
        Никто не поддался на Лидкины вопли, она утихла. Так и осталось в тот день: Лидка Князева глупая, а они все умные.
        Теперь она узнала большую важную тайну - тайну собаки. Она услышала, как длинный Макарон шантажировал Харю. Харя был из другой школы, но его объединял с шестым классом Степа и Лунный бульвар. Это совсем немало. Теперь пришло трудное время: никто не знал, где искать Степу, хотя предпринимали разные шаги. Барбосов носился по дворам и звал пса. Он надеялся, что из какой-то открытой форточки отзовется знакомый Степин голос. И голоса откликались: лаяли и визжали собаки, мяукали кошки, вопили попугаи. Но Степы не было слышно.
        Леха действовал хитрее: он сел в троллейбус и расспросил кондуктора:
        - Помните, собаку везли?
        - Ну везли, и что? Собака воспитанная, ехала по правилам.
        - А где они сошли с собакой? На какой остановке? Не помните?
        - Почему это не помню? Я на линии все знаю, все замечаю, все помню.
        В конце Тихонькой улицы Леха и Агата сошли и побежали к новому кирпичному дому. Она хвалила его за ум.
        Леха хотел войти в подъезд - дверь была заперта на кодовый замок. Дернул - бесполезно. Кодовые замки поддаются только бомжам и жуликам.
        - Леха, как же теперь? Может быть, Степа рядом, а мы тут топчемся.
        - Опрос свидетелей,  - твердо сказал он и подошел к девочке лет трех, которая копала снег лопаткой и складывала его вместе с грязью в ведерко.
        - Тебя зовут Женя?
        Она подняла на него доверчивые детские глаза:
        - Я Нина, а Женя в том подъезде, у нее насморк, гулять не выйдет.
        - А скажи, Ниночка, ты видела, куда понесли собаку? Звать Степа,  - ласково спросила Агата,  - они ее тащили в мешке, а собака ругалась и кричала. Не видела? Ты же все видишь, умная девочка. Тебе лет пять?  - польстила Агата.
        - Ей три года и отвяньте от ребенка.  - Подошла нянька, она плевала шелуху семечек и строила из себя важную даму.  - Ребенок не знает никаких ваших собак.
        - Почему не знаю?  - обиделась Ниночка.  - Лордика знаю, Лялю Дубровскую кудрявенькую и Тузика-дворняжку тоже знаю, он меня облизывает - щеки, глаза и руки.
        - Глисты и блохи,  - нянька зло плюнула шелуху и потащила Нину к подъезду,  - домой, домой! Сколько раз запрещала с посторонними разговаривать! Кругом преступность!
        И она уволокла Нину в подъезд. Агата пригорюнилась, но Леха схватил Агату за руку и быстро втащил в подъезд, дверь которого не успела захлопнуться за Ниночкой и ее злой нянькой.
        Они поднялись на лифте на последний этаж и позвонили в первую попавшуюся дверь. Там залаяла собака, но это был не Степа.
        - Не Степа,  - упавшим голосом сказала Агата. Они позвонили в следующую дверь.
        - Не открою, милицию позову! Аферисты! Ходят и принюхиваются!  - голос был старушечий и злобный.
        - Никого не жду!  - кокетливо ответили из следующей квартиры, в глазке на двери мигал глаз.  - Моя дверь надежно заперта! Пошли вон!
        - Никто нас не впустит,  - приуныла Агата,  - все теперь осторожные.
        И тут из-за двери раздался лай, грустный и громкий. Собака взывала о помощи. Может быть, просилась гулять. И вполне может быть, это был он, Степа.
        Они стали колотить в дверь, Агата кричала:
        - Степочка! Это ты? Мы пришли!
        Леха вопил:
        - Никто нас не остановит! Они тебя украли! Мы тебя спасем!
        Они долго колотили кулаками и ногами в красивую дверь, обитую кожей вишневого цвета, сияли медные гвоздики. Никто не открывал, собака визжала. Они не уходили.
        - Я чувствую - это Степа,  - Агата всхлипнула,  - нам его не отдадут, Леха.
        - Откуда ты знаешь - не отдадут, главное дело. Вот и отдадут! У меня интуиции нет, но уверенность есть!
        И тут дверь приоткрылась, там был заспанный дяденька с густыми бровями, он сердито шевелил одной бровью и одной губой:
        - Что надо? Почему стук? Есть звонок! Совсем дикари!
        - У вас наш Степа! То есть пес!
        - С чего взяли, что ваш?
        - Он сам сказал!  - пропищала Агата из-за Лехиного плеча.
        - Шутки? Разводки? Приколы?  - он говорил отрывистыми фразами, он был очень зол.  - Как он мог сказать? Он собака!
        Они хотели объяснить, но только больше запутали все дело:
        - Умеет говорить!
        - На бульваре научился! На Лунном!
        - Анекдоты травит!
        - Вон отсюда - замочу! Еще ногами в новую дверь бьют! Собака у них говорит! Психи какие-то!
        Тут из-за его ноги выглянула собака, это был дог в пятнышках, а вовсе не Степа.
        Пришлось убежать. В лифте Агата говорила:
        - Фиг с ними, Степы здесь нет.  - Но слезы катились по ее щекам.
        - Откуда ты знаешь, что его нет? Может, в других квартирах? Или в других подъездах?  - Лехе очень хотелось ее утешить.  - Найдем!
        - Или в других городах? Или в других странах? Мало ли куда его спрятали, Леха.  - И она заревела в голос.
        Леха достал платок, вытер ее слезы.
        - Мы найдем его по твоей тончайшей интуиции, Агата, не кисни.  - Они спешили на работу в кафе, в плеере пел Шевчук:
        От разбитой любви на окне
        Замерзают хрустальные вены,
        Ты глядишь, как весна на войне,
        Как шекспирова смерть от измены.

        На собаках летаешь в Москву,
        На железных волках до «Горбушки»,
        На душе сто колец, два тату
        Да на память косуха подружки.

        В Агатиных глазах Леха прочитал: «Ты такой умный, но пса мы не нашли. А там, за красивой дверью, вообще была собака-девочка».
        Они не слышали, как на том же шестом этаже лаял знакомый голос. И раздавался крик:
        - Лохи! Кто же будет меня спасать наконец?

        На другой день в классе Лидка смотрела на всех по очереди пронзительным взглядом и помалкивала. Она знала тайну, а они - нет. Она обдумывала, как из того шантажа, с которым она нечаянно столкнулась на Лунном бульваре, ей предпринять свой шантаж. Начала с намека:
        - Агата,  - пропела Лидка на перемене на ухо Агате, которая стояла у окна и грызла яблоко,  - я знаю одну важную вещь.
        - Скажи,  - пряча любопытство, равнодушно предложила Агата, но уши загорелись,  - говори, Лидка, если не врешь.
        - Со временем скажу, может быть. Если будешь хорошо себя вести.
        - Скажи сейчас,  - любопытство Агаты достигло высшей точки,  - не знаешь ты, Князева, ничего. Я же вижу.
        Лидка на этот раз не попалась:
        - Не-а!  - Она наслаждалась, не так часто приходится Лидке привлечь внимание Агаты. А тут и Леха, и Оля сразу оказались рядом и стали приставать:
        - Говори, Князева, угощу жвачкой и пепси.
        - А я подвергну тебя пыткам, смотри.
        - Какую тайну ты узнала? Не про Степу? Тогда она нам не нужна сто лет, твоя занюханная тайна.
        Лидка не выдержала:
        - Пытки запрещены законом, это раз. Про Степу - это два. А не скажу - это три.
        Леха еще в детском саду принял решение не бить девчонок. Но на Лидку он пошел, поднес к ее носу кулак:
        - Сейчас получишь, Князева, ох получишь!
        Лидка увидела его беспощадные глаза.
        - Агата! Скажи ему!  - запищала Лидка.
        - И не подумаю - пусть отомстит тебе за все!
        Но их растащила завуч Оксана Тарасовна. Месть не состоялась. Лидка Князева сохранила тайну, ни слова не сказала никому.

        В тот день Варвара пришла в новом костюмчике, весь класс заметил. Девчонки промолчали, мальчишки сделали вид, что они выше этого. Только Князева высказалась:
        - Красный, Варвара, не твой цвет.  - Вредность Лидки была налицо.
        - Это не красный,  - тут же отозвалась Варвара и глянула быстро на Сережу - нравится ли ему костюм.
        - А какой же? Зеленый, что ли?  - Лучше бы Лидка не пыталась острить: не умеешь - не берись.
        - Это цвет недозрелой вишни,  - терпеливо объяснила Варвара, она повернулась вокруг своей оси, чтобы все девчонки могли лучше видеть костюмчик. Он со всех сторон смотрелся хорошо - и юбка, и пиджачок.  - У меня фигура классная, ничего лишнего,  - похвасталась Варвара.
        И тут Агата хихикнула:
        - Кое-что лишнее все же есть. Вон торчат бельевые прищепки. Зачем ты, Варвара, прищемила ими живот? Украшение?
        Все заметили прищепки после этих слов и стали дразнить Варвару. Нельзя в этом шестом «Б» безнаказанно появиться в новой одежке. Да еще в таком милом костюмчике цвета недозрелой вишни. Все девчонки согласились: он был не красный, не вишневый, не брусничный, не кирпичный, а именно цвета недозрелой вишни. Восхищаться девчонкам не хотелось никак. Их выручили прищепки, хорошо, что Агата их разглядела. Они были прикреплены к животу, из-под модного пиджачка выглянули нечаянно.
        - Зачем прищепки?
        - Прикол!
        - Отпад!
        - Отстой!
        Девчонки отрывались по полной программе - так в шестом «Б» называют веселье и всякое доставание кого-нибудь.
        Варвара старалась сохранить лицо, от этого было только хуже - вид стал глупый, растерянный.
        - Вы что, не знаете?  - она перекрикивала их ехидные голоса и смех.  - Все косметологи и визажисты советуют прищемлять лишнее, чтобы не толстеть. Кто на боках носит прищепки, кто на животе, кто еще на других толстеньких частях тела. Носи, будешь стройная! А вы, темнота, валенки серые, простых вещей не знаете!
        - Откуда ты это выкопала,  - насмехались они, но заинтересовались,  - кто тебе сказал?
        - Да во всех женских журналах пишут! И в передаче «Спасибо - на здоровье» два раза говорили! Да сто лет все стильные барышни с прищепками ходят, их надо не отцеплять обязательно круглые сутки. Лидка Князева! Скажи! В твоих журналах наверняка тоже об этом сказано! В разделе «Обаяние и старание».
        - Не знаю, не встречала,  - зловредно улыбалась Лидка, хотя видела этот ценный совет про бельевые прищепки в «Тете», и в «Моте», и в «Корзине». Но она не захотела поддерживать Варвару. Наконец-то все насмешки достались не Лидке, а Варваре. Варвара часто нападает на нее, Лидку. Пусть теперь получит свое. Прищепки ей сошли бы с рук, но они приплюсовались к новому костюмчику, который удивительно шел Варваре. Лидка мечтала как раз о таком костюмчике, и она твердо повторила:  - Никогда не видела ничего такого в журналах.  - Лидка смотрела ехидно. Ведь даже в свежем номере журнала «Мотя» на глянцевой обложке была изображена не совсем одетая красавица. На ней были только серьги, а ниже спины красовались две большие бельевые прищепки, и еще две зажимали кожу на боках. Лидка запомнила, но испробовать не успела. А Варвара эта как раз успела. Больно быстрая.  - Ничего такого не знаю.  - Лидка отвернулась.
        Надя-Сфинкс сказала:
        - Варвара, признайся, это нужно, чтобы толщину свою заметить и быстро сесть на диету.  - Надя-Сфинкс толстовата, это ее больное место: толщина, диета и все такое.  - Только для диеты, Варвара, надо иметь силу воли немереную. А у тебя, Варвара, такой силы воли отродясь не было и нет. Ты и пирожки в столовой ешь всякие - с картошкой, с грибами, с повидлом, с курагой. Мучное запрещено толстым. Картошка тоже запрещена.
        - Толстая - это ты, Сфинкс,  - огрызнулась Варвара. Она надеялась на восхищение ее новым костюмом, а получилось совсем другое.  - Я стройная и вполне изящная. Миленькая, особенно в этом костюмчике.  - Варвара одернула пиджачок, поправила рукава, хотя все было в порядке. Это она сделала инстинктивно, чтобы подчеркнуть красоту свою и костюма. Она уселась на свое место рядом с Сергеем.
        - Костюмчик, главное дело,  - заворчала Оля, как рассерженный пес.
        - Леха,  - спохватилась Агата,  - мы пойдем сегодня на свадьбу, о которой говорил тот дед? Есть у него для нас работа? Или ему не нужны наши секретные услуги?
        Агата не случайно спросила при всех: ей хотелось похвалиться фирмой «Бей в табло». Варвара хвалится костюмом цвета недозрелой вишни, на Агату тоже нашло хвастливое настроение.
        Леха не понял тонкой хитрости своей компаньонки по «Таблу», он принял ее вопрос за чистую монету:
        - Как это не нужны? Конечно, нужны! Этот дед - бывший десантник! Он и на свадьбу-то идет ради хорошей драки, там его боевой товарищ женится. А без драки праздник ему на фиг не нужен. Ему сто лет в обед - сорок, что ли, или тридцать, не помню. Он обожает собираться с боевыми друзьями, все в голубых беретах. Соберутся и устраивают драки. А первый заводила дед Андрей - всех мочит и часто ночует в милиции.
        Сколько интересных разговоров происходит в классе, пока не пришла учительница. Но вот она входит. Литераторша Курица объявляет с порога:
        - Будете отвечать стихотворение «Мечта». Гениальные стихи, кто не выучил, тот сам виноват. К доске пойдет...  - Курица углубилась в журнал, класс, как обычно в такие минуты, замер в тоске и тревоге. Шестиклассники похожи сейчас на экипаж корабля в открытом море в шторм. Только что было отличное настроение - дразнили друг дружку, обсуждали деда Андрея, прищепки, костюмчик. Настроение резко изменилось.
        Агата честно смотрела на учительницу и думала:
        «Почему учителя так любят огорчать своих учеников? Разве это справедливо?» Но скоро пришла следующая умная мысль: «Потому и ученики не остаются в долгу, они любят огорчать своих учителей».

        Конечно, похищение собаки не шло из головы ни у кого, даже у тех, кто не так уж близко дружил со Степой.
        На Лунном бульваре Василиса прекрасная взмахнула своими прекрасными пушистыми ресницами и сказала:
        - Смотрите, Харя опять сидит в одиночестве, и даже Князева к нему не прикапывается. И никто не тусуется вокруг Хари, когда нет пса Степы.
        - По-твоему, Василисочка, собака лучше человека?  - Лидка думает, что поддела Василису прекрасную. Но Василиса с достоинством ответила:
        - Я потому и не завожу собаку: она всегда интереснее человека.
        Рядом стоял Платон, восьмиклассник и уж конечно интересный человек - так отозвалась о Платоне бабушка Василисы прекрасной. Немного старомодное выражение - «интересный человек», но бабушка его любит, это высшая похвала в ее устах. «Твой Платон,  - сказала она Василисе прекрасной,  - интересный человек, начитанный, остроумный, умеет думать. В отличие от тебя, внучка моя любимая. Бери с него пример». Это тоже старомодное выражение: «Бери пример», но бабушка привыкла говорить немного по-старинному. К тому же люди и в наше время часто подражают другим, тянутся к их высотам. Только не называют это - брать пример. Каждый считает себя самым продвинутым и самым самостоятельным.
        Платон сказал:
        - Я не завожу собаку по другой причине: много с ней возни, а потом ее украдут или она убежит за своей великой любовью. Нет уж, мне такая головная боль ни к чему.
        - Ты, Платон, сам любишь быть в центре внимания.  - Лидка состроила ему глазки, хотя рисковала от Василисы получить по шее.  - Я тебя понимаю, Платон, я сама такая.  - И еще раз стрельнула глазками в него.
        - Заведи своего парня и понимай его сколько хочешь.  - Василиса прекрасная пнула Лидку так, что Лидка отлетела далеко, а Василиса крикнула:  - Двину - отлетишь, Князева.
        Барбосов стоял и поводил широкими плечами, вид у него был озабоченный и суровый.
        - Собаку найду, блин.  - Он опять повел плечами, а заодно бровями и щеками. Барбосов был взволнован, а это с ним случается редко, он невозмутимый, потому что сильный. Так считает сам Барбосов, и с ним согласна его подруга Надя-Сфинкс. Правда, она считает немного наоборот: Барбосов потому и сильный, что невозмутимый, его из себя не выведешь, в нем сохраняется вся энергия, не тратится по пустякам.  - Надо найти собаку Степу,  - повторил он.  - Я весь административный округ облазил, орал, звал, обещал псу собачий корм «Псина», грозил, льстил, толку - фиг. Но я не уступлю. Эти гады прячут Степу, а все, что один спрятал, другой может найти - правило всех грабителей квартир и офисов. Один мой сосед нашел ожерелье, которое хозяйка закатала в рулон туалетной бумаги. Она была хитрая, но и он был хитрый. Теперь, жалко, сидит - эти менты тоже оказались хитрые.
        - Барбосик! Знаю, что надо сделать! Догадалась!  - вдруг встрепенулась Надя-Сфинкс. Все насторожились, но Надя не сказала вслух ничего больше, а зашептала Барбосову в самое ухо свою великую догадку. Даже Лидка Князева, главная подслушивательница чужих секретов, ничего не расслышала, кроме слов «она все знает». Барбосов долго слушал Надин шепот, кивал, даже урчал довольный, а под конец заулыбался, поцеловал Надину круглую щеку, но не растаял и на всякий случай добавил скептически:
        - Не верю я в такую фигню, я не девчонка.
        Так сказал Барбосов, это слышали все - Агата, Оля, Леха, Василиса прекрасная, Платон. Но Надя-Сфинкс сразу почувствовала: поверил! Любящее сердце делало Надю чуткой и многое понимающей - так говорят герои Надиных любимых импортных сериалов.

        В тот день Экстрасенсиха сидела на своем балконе, она была в теплой куртке и мохнатой шапке. Экстрасенсиха была занята очень интересным делом - она пускала мыльные пузыри. Окунала кончик соломинки в специальный шампунь, дула в эту пластмассовую соломинку тихонько, и цветные шары летели по всему двору, сверкали и переливались на солнце всеми цветами радуги - оранжевые, зеленые, фиолетовые, розовые. Некоторые лопались в воздухе, и ничего от них не оставалось. Когда лопнул самый большой и радужный, Экстрасенсиха с грустью сказала:
        - Морозик! Неужели красота может исчезнуть так бесследно? Это очень печально, Морозик.
        Морозик выглянул из кухни. Ярко горел его нос-помидорчик, на голове у него была красная дед-морозовская шапка, а на животе - фартук, на котором был нарисован Дед Мороз в фартуке и с красным носом-помидорчиком.
        - Не грусти, Экстрасенсиха, эти пузыри - всего лишь мыло.
        - А волшебные?  - не согласилась она.
        - А их мало, они долетают до земли, не лопаются, а радуют птиц и детей. Эти и есть самые радужные и красивые.
        - Значит, они утонут в луже?  - капризно грустила она.
        - Никогда! Эти самые красивые взлетят опять вверх и превратятся в звезды. Разве ты забыла, Экстрасенсиха? Красота остается всегда.
        - Морозик, я тебя обожаю. Ты умеешь утешить человека, потому тебя все любят. А больше всех - я.
        Он радостно подмигнул, отцепил нос-помидорчик, поцеловал свою жену Экстрасенсиху и вернулся на кухню, где у него выкипал яблочный компот с апельсиновыми корочками.
        Она продолжала набирать в соломинку пену из флакончика, пузыри разлетались над двором. Агата крикнула:
        - Леха! Мой самый лучший!  - Подпрыгнула, поймала пузырь на ладошку, зажала в кулаке.
        Мимо пробегала Лидка Князева.
        - Вот он и лопнул!  - вредным смехом засмеялась Лидка.  - Схватила, главное дело! Да его и нет давно, пустая твоя рука.
        - А вот и нет,  - Агата приложила кулак к уху,  - он там поет!
        - Врешь! Так я и поверила! Все думают - Князева дура, а Князева не дура, это только кажется. Я хитрая и ловкая. Дай послушать, как поет.  - Лидка сунулась ухом к Агатиному кулачку.
        - Ни за что!  - Агата убрала кулак за спину.  - Песня мыльного пузыря не для всех, отвянь, Князева.
        Агата убежала, Леха кинул в Лидку ледышкой и помчался за Агатой. Все шло своим чередом.
        А в это время в квартире Экстрасенсихи раздался длинный настойчивый звонок.

        Один бизнес потихоньку набирал обороты.
        После того как Оля научила Надю-Сфинкса классному вранью, Надя побежала домой и про себя повторяла:
        - Метеоритный дождь. С неба валятся камни. Какие нормальные родители отпустят своего ребенка в какую-то школу? Школ много, а дочь одна-единственная.  - Надя-Сфинкс повторяла вранье, купленное у Оли. Надя верила в успех.
        Утром она проснулась, поморгала глазами, чтобы окончательно прошел сон, и объявила:
        - Мама, я сегодня в школу не пойду.
        - Еще чего! До воскресенья три дня, до субботы - два! Собирайся без фокусов! И не вздумай прикидываться больной, вижу - здорова!  - Мама поставила на стол тарелку с яичницей и стала красить глаза, мама правильная женщина, из дома не выйдет не накрасившись.  - Собирайся, не тормози, Надя!
        Из ванной раздавалось жужжание папиной бритвы. Может быть, хоть отец поинтересуется, что мешает дочери идти в школу? Надя легла поудобнее и стала ждать. Папа перестал бриться, выглянул:
        - Какие проблемы?  - весело спросил он.
        - Надя в школу не хочет идти,  - пожаловалась мама, убирая щеточку в косметичку,  - валяется, а время тикает!
        - Метеоритный дождь,  - наконец сообщила Надя,  - над Лунным бульваром и над нашей школой! Синоптики передали еще вчера!
        - Научная фантастика!  - захохотал папа и стал есть яичницу.  - Метеоритный дождь, главное дело!  - На всякий случай он все же выглянул в окно - никаких метеоритов!
        - А я говорю - объявили!  - упиралась Надя.  - Метеориты будут падать!  - Она спотыкалась на ученом слове «метеориты», но не сдавалась.
        - Дождь? Возьми зонтик,  - не очень вникая, посоветовала мама,  - быстро отправляйся! Из-за каждого твоего прикола школу пропускать - на второй год останешься!
        - В нашей семье во все века не было второгодников, даже прадед Кузьма не оставался, а был тупой. Иди, иди в школу!
        - Ну как вы не понимаете - кричала Надя-Сфинкс уже из-под душа,  - полетят камни сверху вниз! Опасно же!
        - Опять мальчишки хулиганят,  - мама догадливо усмехалась,  - бросают с балконов всякую дрянь! В милицию позвоню!
        Надя вышла из ванной, а мама схватила трубку.
        - Мама! Пойми, никто не идет, ни один человек сегодня не учится! Ни Агата, ни Леха, ни тем более Оля. А уж тем более Барбосов не идет в школу, он и вчера не был!
        - Барбосов известный прогульщик и балбес! На всех родительских собраниях его кроют! Сейчас позвоню его матери кассирше по прозвищу Кассирша и все выясню!
        - Не надо, не надо!  - Надя представила себе, как Барбосов бродит по всем окрестностям, ищет пса Степу, пес не находится. А тут встрянут мамы, начнут дергать Барбосова по мобильному: «Ты где?» Он разозлится: «На бороде!» А вдруг докопается, что она, Надя-Сфинкс, что-то лишнее сказала своей маме, а та - его. Надя в отличие от Оли врать не умеет, хотя и любит. Олины советы пошли Наде не впрок - к любому совету надо приложить свою выдумку и даже сообразительность.
        - Не надо, мама, никому звонить.  - Надя взяла из маминой руки телефонную трубку, тихо положила на тумбочку.  - Раз ты не доверяешь единственной дочери, я отправляюсь в школу.  - Быстро натянула на себя свитер, брюки, схватила сумку с учебниками, на завтрак даже не взглянула, хотя папа оставил ей половину яичницы; аппетит по утрам у Сфинкса нормальный, но она пролетела мимо еды.  - Если мне на голову посыплются метеориты, виновата будешь ты, мама! Тогда не плачь и не рыдай!
        Надя кинулась к двери. И тут у мамы нервы не выдержали:
        - Стой! Какая школа? Если опасно, сиди дома! Не забудь начистить свеклу и морковку для борща! И никаких тусовок на Лунном бульваре!  - И мама умчалась на работу.
        Папа тоже собрался, стоял в дверях и весело поглядывал на дочь:
        - Прогресс, Надежда. Раньше ты ни за что не придумала бы эту фантазию с метеоритами местного значения. Умнеешь.  - И он потрепал дочь по затылку и ушел на работу.
        Надя победно улыбалась - сдались. Хорошее вранье купила вчера, и денег не жалко.
        Надя-Сфинкс побродила по квартире. Чистить свеклу, а потом снова делать маникюр? Тоска какая. Еще немного потолклась перед зеркалом, требовательно осмотрела фигуру - не похудела. И отправилась в школу. Не такое уж плохое место - школа, можно общаться, прикалываться, ссориться, мириться. Там, в классе, есть все - любовь, ревность. А вдруг у Барбосика новости, вдруг он нашел пса? Ведь не зря вчера из какой-то незнакомой квартиры Надя-Сфинкс и Барбосов отчетливо слышали крики:
        - Сижу тут, как дурак последний! Они меня привязали! К батарее! Как будто я заложник!
        - Стой, Сфинкс! И молчи!  - Барбосов схватил ее за руку.  - Степин голос. Узнаешь его?
        Ответить было нельзя, Барбосов велел молчать, Надя быстро кивала: она узнала голос.
        Они постояли, взявшись за руки, подождали. Степа молчал.
        - Может, не он,  - Надя потащила Барбосова к Лунному бульвару,  - мало ли заложников в городе? На каждом шагу кого-то похищают, требуют выкуп. Пошли на Лунный бульвар, потусуемся, как нормальные люди.
        - А вдруг он?  - рявкнул Барбосов и потащил ее к тому подъезду, где, по его расчетам, мог находиться Степа. А голос кричал на всю округу:
        - Приковали к батарее! А я все равно не выдам тайну! И никакого выкупа вы, гады ползучие, не получите.
        Дверь почему-то была полуоткрыта, Барбосов и Надя ворвались в квартиру. Там были люди, никакой собаки не было видно, человек в спортивном костюме спросил сердито:
        - Что надо? Врываетесь, главное дело.
        И тут Надя-Сфинкс узнала его:
        - Вадимыч!  - закричала она, а школьный режиссер Вадим Вадимович одновременно закричал:
        - Барбосов! Сфинкс! Почему вы пришли без звонка и без приглашения? У нас репетиция!
        - Спектакль на суперсовременную тему!  - сообщила десятиклассница Юля, она красавица и самоуверенная.  - Здесь только будущие артисты, а вы обычные шестиклассники. Брысь отсюда.
        И вся компания десятиклассников, которых Надя и Барбосов не сразу узнали под гримом и париками, зашипела:
        - Брысь! Брысь!
        - Мы слышали голос нашего пса,  - не уходил Барбосов,  - он звал на помощь! Его приковали к батарее! Не пудрите нам мозги!
        Все захохотали, а громче всех Вадимыч. Он указывал пальцем на Барбосова, на Сфинкса и опять на Барбосова.
        - Сыщики нашлись, блин,  - сказал, перестав смеяться, Дима Маскин,  - мой голос от собачьего не отличили!
        - Я говорила - не Степа,  - пищала Надя-Сфинкс, она была немного влюблена в Маскина, взрослого десятиклассника и удачливого детектива,  - и не похож Димин голос на собачий, правда, Дима?
        Барбосов стукнул ее по затылку:
        - Глазки строит, главное дело. Я тоже узнал Димку Маскина по голосу. Проверить зашел на всякий случай.
        - А теперь ступайте,  - выпроводил их Вадимыч,  - не мешайте нам, мы специально репетируем у меня дома - готовим сюрприз родной школе.
        - Секретный творческий процесс,  - пропела красивым голосом Юля и закрыла за ними дверь.
        - Все равно голос Маскина похож на голос пса!  - прокричал из-за двери Барбосов и быстро кинулся в лифт вместе с Надей-Сфинксом.
        На улице он вдруг остановился, как с разбегу:
        - Я догадался! Как я сразу не врубился! Вот лох!  - Он лупил себя кулаком по лбу и кричал:  - Лох, лох отстойный!
        - О чем ты догадался, Барбосик,  - Надя дергала его за рукав,  - скажи! Не скажешь - умру! Скажи скорее!
        Любопытство - огромная сила. Если бы любопытством можно было заправить мотор, машина помчалась бы вперед без всякого бензина, на энергии девчоночьего любопытства. Может быть, в будущем конструкторы до этого додумаются. А пока энергия любопытства пропадает почти зря.
        Надя скачками носилась вокруг Барбосова:
        - Скажи, Барбосик, свою умную догадку! Гениальную и классную!
        Он молчал, но она дожала его:
        - Ты самый умный в нашем классе. Гриша и то глупее! Он ботан, и все! А ты придумал, как найти пса! И мы найдем его скоро! Скажи твое открытие!  - И заглядывала в глаза, и тормошила рукав.
        - Выкуп,  - наконец не выдержал Барбосов,  - верный путь - выкуп! И пес наш! Они же его для этого и украли!
        - Ой, конечно, для выкупа украли! Как ты догадался, Барбосик?  - Надя-Сфинкс чутьем поняла, что надо поддерживать человека в его надежде.  - Что навело тебя на эту великую мысль?
        - Пьеса! Он кричал: «Выкуп не получите, гады ползучие!» Помнишь?
        - Помню. Кричал на всю улицу, а догадался ты. У тебя одного хватило ума, Барбосик.
        - Да, у меня ума много. И двойки-тройки не имеют отношения!  - Он гордо выпятил грудь.
        Она спросила осторожно, мягко, чтобы не расстроить его:
        - А где взять деньги? Они же спросят много, наверное.
        - Кто - они?  - окрысился Барбосов.  - Сначала найти надо! А потом, знаю, где взять бабки! Догадался! Бабки всегда можно достать, если найти собаку.
        - А где? Как? У кого?
        - Врубись и слушай, Сфинкс. В крайнем случае продам мотоцикл!  - Он сказал это, зажмурившись от своей решимости, как будто прыгнул в ледяную воду с высокой кручи.  - Продам!
        Она ахнула и остановилась. В эту минуту Надя поняла, что Барбосов способен не только на прогулы и двойки, не только на драки и ненормативные выражения. Он способен на большое самопожертвование, на подвиг ради верной дружбы. Пусть с псом, все равно это верность и преданность. И Надя поняла: она правильно выбрала свою любовь навеки. Сердце подсказало верный путь, как говорят в сериалах про любовь и всякое главное в жизни.
        - Барбосов! Ты продашь мотоцикл! Ну как же ты останешься без мотоцикла!  - она восклицала, а сама гордилась своим Барбосиком.
        - В крайнем случае, я сказал,  - он шел рядом, широкоплечий и гордый Барбосов,  - а крайний случай еще не наступил. Слушай ушами, Сфинкс.
        Они прошли почти до Лунного бульвара, Барбосов вздохнул, ему было невыносимо думать о расставании с мотоциклом, и он поддержал сам себя словами:
        - Пес живой, а мотоцикл - машина.
        - Ты классный, Барбосик.  - Надя поцеловала его при всех, они уже шли по бульвару.
        - В крайнем случае,  - повторил он еще раз,  - а зачем я буду раньше времени об этом думать и себя расстраивать?
        Мотоцикл стоял у куста барбариса, Суворовна за ним присматривала, сидя с сестрой Кутузовной на лавочке.
        - Барбосов,  - сказала Суворовна,  - охрана денег стоит, а ты мне даже шоколадку не купил.
        - Куплю,  - Барбосов сел на мотоцикл, кивнул Наде, чтобы она заняла свое место за его спиной, и они помчались вперед. Ветер бил в лицо, развевал Надину прическу, ерошил короткие волосы Барбосова. Ветер скорости, ветер удачи.
        В тот день Барбосов понял: благородные поступки совершают не отличники и всякие другие ботаны. Может быть благородным любой, даже он, Барбосов - грубиян, двоечник, матерщинник. Сознавать это было очень приятно.

        Звонок в дверь раздался как раз вовремя: Морозик только что выключил плиту. Отходить от горящей плиты он не любит: однажды у него сгорела полная кастрюля компота, в другой раз выкипел любимый фасолевый суп. Но сегодня все складывалось удачно. Он прикрыл кастрюлю с компотом полотенцем, чтобы запах апельсиновых корочек пропитал яблоки, и пошел открывать дверь. На пороге стоял здоровый парень. Плечи широкие, лицо обветренное на всех ветрах, глаза маленькие, недоверчивые, а кулаки тяжелые, огромные.
        - Мне эту, как ее, ну Экстрасенсиху,  - басом сказал он.
        - Экстрасенсиха, это к тебе!  - позвал Морозик, но из прихожей не ушел. Парень шагнул вперед и забегал глазками по квартире. А Морозик взял из угла лыжную палку, а лыжи остались в углу.
        Экстрасенсиха пришла с балкона, где она пускала мыльные пузыри, сняла куртку (дракон на спине халата шевелил хвостом, у него было три головы, а хвост один). Из комнаты верещал попугай:
        - Бандюган пришел! У него, наверное, любовь не ладится с его бандюганкой! Помрешь от них, у всех любовь-морковь! А сами - двоечники из шестого класса!
        - Я не бандюган,  - сказал польщенный Барбосов,  - я ищу собаку. Любовь ни при чем. Собаку украли, а у всех бизнес, носятся как застреленные. Времени у них нет, а у меня разве есть? У меня разве нет бизнеса? Мне разве бабки не нужны?  - Это были саркастические вопросы, хотя такого умного слова Барбосов, разумеется, не знал,  - саркастические, то есть насмешливые, ехидные.
        - На Попку не обижайся, он бестактный. А я знаю многое: ты Барбосов, собаку ищешь. А ты, Морозик, почему с лыжной палкой? На лыжах собрался? Сегодня оттепель, ноль градусов, дождь и лужи. Лунный бульвар похож на сплошной ручей.
        Морозик молча поставил лыжную палку на место, но на всякий случай перевернул и как бы между прочим оглядел ее острый стальной конец, затем выразительно посмотрел на гостя, будто сказал: «Экстрасенсиху в обиду не дам».
        И вот Барбосов сидит за столом Экстрасенсихи и глазеет на всякие удивительные вещи, которых в обычном доме не увидишь. Хрустальный шар медленно вертится на золотой нитке. Карты раскиданы по темно-вишневой скатерти, в такие карты не сыграешь в дурачка, на них совсем другие изображения, таинственные и туманные. Цветные камни отбрасывают на стены и потолок зайчиков - зеленых, синих, красных. Им для этого не нужны никакие солнечные лучи - сияют сами камни.
        - Драгоценные?  - спросил Барбосов.  - Настоящие, что ли?
        - Здесь все настоящее,  - Экстрасенсиха ответила сдержанно, но он понял: гордится - все подлинное - камни, птица, предсказания. Все без обмана.  - Ну, рассказывай.
        Он молчал, она его не торопила, видела, что парень тугодум. Таких поторапливать бесполезно, они соображают медленно, но придумывают иной раз не хуже быстрых.
        - Это, как ее,  - коряво начал он,  - собаку сперли, ну украли. Я ищу собаку, а ее нет. Степа звать.
        - Тебя так зовут? Красивое имя - Степа.
        - Нет, пса, он Степа. Его все любили, а искать - один Барбосов. Ладно, фиг с ними. Выкуп - значит выкуп. Бабки достану, знаю как.
        - Поняла. Ты молодец. Но если все знаешь, как достать, как заплатить, зачем тебе я? Ко мне ходят, когда надо разгадать загадку, загаданную самой жизнью. А ты все сам знаешь, Барбосов.
        - Надо отгадать, кому отстегивать бабки, то есть деньги кому платить. Скажете? Девчонки говорили, вы все умеете узнать и увидеть через эту фигню,  - он кивнул на хрустальный шар,  - скажите, кому бабки отстегивать, остальное не ваша забота.
        Экстрасенсиха смотрела на него прозрачными глазами, он вспотел от переживаний и надежды. Вдруг она все знает и откроет секрет?
        Наконец она завыла густым басом, он вздрогнул, но взял себя в руки и стал внимательно слушать: догадался, что работа Экстрасенсихи вошла в решающую стадию.
        - Верный друг помнит верного друга,  - медленно пела она,  - а ручьи текут на запад и на север. Холодный ветер гонит кораблик, все мечтают, никто не помогает. Как сложится рисунок? Кто знает? Может быть, никто. А может быть, усатый-полосатый с диким зверским именем.
        Она замолчала, громко тикали большие часы в углу, они пробили семнадцать. Барбосов ждал, наморщив лоб. Он ничего не понял.
        - Лапшу на уши навешали,  - пробурчал Барбосов,  - какие ручейки? Кораблики, блин. Пудришь мозги, обычная тетка. А бабки платить тебе надо настоящие! Обман и лажа!
        - Бабок, то есть денег, с подростков не беру!  - весело отозвалась Экстрасенсиха.  - На фиг!
        - Чисто конкретно!  - с удовольствием крикнул попугай Попка.  - Мы, бандюганы, все видим насквозь! Только здоровенную всем известную собаку найти не умеем! Тьфу!
        Барбосов не смутился, сурово смотрел прищуренными глазками на Экстрасенсиху.
        - Все равно найду Степу, блин! И без вашей помощи!
        - Найдешь. А моя помощь придет не сразу, думай и распутывай тайные слова.  - И тут она добавила:  - Скоро найдешь, блин. От тебя набралась этих слов, на фиг!
        В клетке хохотал Попка - никогда не слышал от своей хозяйки таких слов. Она интеллигентная женщина, к тому же Экстрасенсиха.
        Барбосов надел куртку, надвинул на глаза шапку, чтобы выглядеть круче, а она вдруг сказала нормальным голосом:
        - Собака ближе, чем ты думаешь. И кое-кто из твоих знакомых прекрасно знает, где находится пес Степа.  - Она приветливо помахала Барбосову на прощание рукой, а он стоял у лифта и думал: «Разгадаю все загадки, я не лох».
        Во дворе он не стал включать плеер, а упорно вспоминал слова, которые прогудела Экстрасенсиха. Навстречу попался Харя, он сказал:
        - Ну, Барбосов, найди моего Степу, сделай же что-нибудь.  - И беспомощно свесил руки.
        Барбосов не хотел отвлекаться от своих важных мыслей:
        - Отвали, Харя, сам ищи, нашел лоха. Не мой пес, а твой.  - И обошел Харю, как будто это был столб или урна с мусором.

        Свадьба без скандала и драки - не свадьба. Леха и Агата делали свой бизнес.
        В тот день невеста, нежно-розовая в нежно-розовом свадебном платье, сказала очень ласково:
        - Андрюша, у Аси была драка до самой милиции. Я тоже такую хочу.  - Она капризно надула хорошенькие губки, и бывший десантник глядел на нее обожающими глазами:
        - Твое желание, Женечка, для меня закон, как военная присяга. Драка будет шикарная, а милицию вызову заранее, они долго едут.
        Леха и Агата слышали эти слова. Но следил Леха только за тамадой, без его знака нельзя никого задевать, никому грубить - нельзя начинать скандал, а тем более драку. Все должно разыгрываться как по нотам. Это же серьезное торжество - свадьба, а не какая-нибудь тусовка на Лунном бульваре.
        Наконец тамада подмигнул Лехе. Тогда Леха толкнул стоящего рядом толстого парня и сказал:
        - Жирик! Ты чего на невесту пялишься? Она не для этого, она пришла замуж выходить! У нее жених есть!
        - Я и есть жених, а ты, урод, не лезь!  - парень разозлился.  - Не видишь, что ли? А ты с чьей стороны пришел? От невесты родня? С какой ты стороны? Почему я тебя не знаю?
        Леха растерялся на секунду, но тут выскочила к ним Агата:
        - Ага! Мы вообще со стороны. А ты не трогай лучше Леху, он чемпион по вольной борьбе, карате и еще этой, забыла, как называется, которой президент увлекается!
        Толстый развернулся и дал Лехе по шее:
        - Бью слегка, я сегодня гуманный.
        - Дзюдо называется та борьба!  - сказал другой парень, он был в оранжевом пиджаке и выделялся из толпы.  - Дзюдо очень классная борьба. Я тоже дзюдоист! Со стороны жениха! Десантники всегда стоят друг за дружку!  - И пнул Леху.
        Драка завязалась сразу, все мужчины от души лупили друг друга. Все девушки визжали тоже от всей души. Пожилые растаскивали их, но не очень успешно. Да они и не очень старались - драка всем нравилась. Молоденькие красавицы дружно кричали:
        - Бей, Саша!
        - Не сдавайся, Тихон!
        - Леня! Помни, в каких войсках служил! Десант не сдается!
        В самый разгар драки тамада, щуплый и лысый, в полосатом пиджаке, похожий на лысого тигра, сказал Лехе на ухо, оттащив его от жениха:
        - Свадьба как свадьба, милиция на подходе,  - он сунул Лехе деньги,  - линяй со своей девочкой Агатой скорее, а то заметут, ты первый начал задираться, все видели.
        Леха с Агатой благополучно выскользнули из кафе «Бурый Миша», у входа которого уже остановилась милицейская машина с мигалками и визжалками. Наши бизнесмены заглянули в окно: драки уже не было, все танцевали, у одного была порвана рубаха, у другого фингал под глазом расплывался с большой скоростью.
        - Бежим на Лунный бульвар!  - Леха поволок Агату за собой.
        На бульваре шла серьезная разборка, то есть ссора:
        - Ты известная врушка!
        - А сама?
        - Харя тоже хорош! Сидит, как кислая капуста! А собака его! И он не ищет!
        Барбосов стал трясти Харю за воротник:
        - Где Степа? Дай хоть какую-нибудь зацепку!
        Леха с Агатой подбежали к ним, Агата крикнула:
        - Барбосов! Оставь Харю! У него и так горе! Посмотри на него - страдает, не ест, не пьет. Правда, Харитончик?  - И погладила Харю по щеке.  - Бедный Харечка.  - Он расплылся, а Леха ревниво сказал:
        - Дохлая мышь, а не парень! Разве так ведет себя хозяин настоящего пса? Все мечутся, ищут, стараются, а он сидит на лавке, ему собака не нужна. Отойди от него, Агата, отойди по-хорошему.
        - Безжалостный и жестокий человек ты, Леха.  - Агата отошла от Хари на всякий случай. Она знала: Леха не занимается президентским дзюдо, и карате тоже не его вид спорта. Но вольной борьбы вполне хватает Лехе, он чемпион клуба «Фитилек».
        - Леха, не кипятись, я больше не буду,  - честно взглянула на Леху Агата, а тусовка из пяти человек продолжала орать и волноваться.
        - Что-то здесь не так,  - Сергей произносил слова, которые слышал от детективов в фильмах,  - что-то не сходится. Не знаю, но чувствую.  - Он продолжал обнимать за плечи свою Варвару, а она положила голову на его плечо.  - Фигня какая-то,  - добавил он от себя. Настоящие сыщики так не говорили. Они говорили: «Не сходятся концы с концами». Но ведь важен смысл, а не выражения.
        - У Сережи чутье,  - кричала Варвара,  - он любую ложь улавливает! Я поэтому никогда не вру! Избегаю скандалов!
        Все захохотали:
        - Никогда? А учителям? А Оксане?
        - А родителям?
        - А если достают?
        - А если очень достают?
        Только Харя сидел молча, понуро глядя в землю. Его глаза упирались в то место, где обычно сидел его любимый пес Степа.
        - Сидит!  - закричала на него Оля.
        - Молчит!  - налетела Надя-Сфинкс.  - Если бы у меня был такой Степа, его бы никогда не украли! Я бы за ним смотрела! А этот на Агатку пялится!
        - Все люди разные,  - вдруг сказал Харя, не глядя на них,  - вы такие, а я такой.
        Тут к ним подошел еще один человек - Макарон. Он оглядел всех сочувственным взглядом:
        - Не нашли? А куда ведет след? Ну хоть какие-нибудь зацепки есть?
        Все молчали - зацепок не было.
        - Что же вы такие лохи?  - Макарон не умеет драться, не любит ссориться, но он почему-то умеет на любого смотреть свысока. И это превосходство Макарона не сразу злит Леху. Проходит некоторое время, Леха не заводится. Макарон продолжает нагло:  - Где пес? Не иголка, можно найти и выкупить, блин.
        - Найдем!  - рявкнул Барбосов с ненавистью.  - Не дави, Макарон вермишелевый!
        - Ну хоть кого-то подозреваете?  - Макарон не унимался.  - Кого-то пора подозревать.
        - Лично я тебя подразумеваю!  - Барбосов трясся от злости и путал слова. «Подозреваю», «подразумеваю» - в эти минуты для Барбосова не было разницы. Но Макарон уловил смысл:
        - А ты бы, Барбосов, собрал бабки,  - ехидно продолжал Макарон,  - другого выхода все равно нет. Будешь выпендриваться, пес останется там, где он сейчас находится.
        Барбосов пошел на Макарона с ясной целью - мочить, то есть лупить. Но Агата опередила Барбосова, подскочила к Макарону:
        - Макарончик! А где сейчас находится Степа?  - Она ласково заглянула Макарону в глаза.  - Ты же это знаешь, Макарончик. Ведь знаешь?
        Он гордо расправил узкие плечи:
        - А откуда ты, Агата, знаешь, что я это знаю?
        - А разве не знаешь?  - Агата простодушно смотрела, у нее была своя военная хитрость: какой мальчишка признается хорошенькой девочке в своей неосведомленности, заурядности? Никогда не признается. Если он не самый сильный, то он самый хитрый. Хотя бы в эти полчаса.
        - С чего ты взяла, что я знаю, где пес?  - А улыбочка была такая, намекающая на скрытую тайну. Как будто Макарон хотел сказать этой усмешкой: «Я и про пса знаю, и про каждого из вас кое-что угадываю».
        - Интуиция мне подсказывает.  - Агата улыбалась, а в глазах было упорство. Бизнес кое-чему ее научил, драки - дело смелое.  - Она, моя тонкая интуиция, мне говорит, что без тебя, Макарон, тут дело не обошлось. Или ты ни при чем, Макарончик? И в стороне? А, Макарончик-вермишельчик?
        - Ну,  - мямлил он,  - вообще-то я ничего определенного не знаю.  - Агата смотрела разочарованно, этого он стерпеть не смог, она равнодушно отвернулась от него и стала разглядывать грязных голубей на дорожке.
        - Он знает,  - сказала Лидка,  - они сговаривались с Харей, а про что, я не расслышала. Но сказали «шантаж», это я четко слышала. Макарон давил на Харю шепотом, но у меня слух классный!
        - Ничего он не давил,  - смутился Харя и закашлялся, чтобы выиграть время и что-нибудь вразумительное придумать. Стыдно человеку, потерявшему лучшего друга Степу, поддаваться на какой-то шантаж. Это надо объяснить, на Харю требовательно и без улыбки смотрит Агата. Оля смотрит ехидно, Сфинкс - сердито, Барбосов - угрожающе, а Леха с большой готовностью разобраться чисто физически.
        - Дать тебе, Харя, по шее!  - Леха выразил свои мысли вслух.  - Этот гад вермишельный тебя, значит, шантажирует, а ты готов Степу в злобных вражеских руках оставить?
        - А что поделаешь?  - развел руками Харя.  - Ничего не поделаешь.
        - Клякса!  - крикнула Агата.
        - Тряпка!  - крикнула Надя-Сфинкс.
        - Сам парень, а сам каша манная!  - крикнула Оля.
        - Мочить Макарона! И Харю за компанию,  - крикнул Леха.
        Но Макарона не было - улизнул Макарон. Издалека кричал:
        - Леха! А борьба вольная - это как?  - Он остановился на безопасном расстоянии.  - Это когда по своей воле борешься, а когда не хочешь - не борешься? А я лично с тобой бороться не мечтаю!  - И удрал Макарон.
        - Подойди, узнаешь,  - крикнул Леха, но Макарон был далеко, за поворотом дорожки. Только конфета «Маска» осталась в кармане у Агаты, сунул ее Макарон незаметно в знак своего макаронского восхищения.
        - След ведет к Макарону,  - твердо сказал Барбосов, он туго соображает, но тут все же сообразил,  - он знает, где спрятан пес.
        - Может, знает, а может, нет,  - промямлил вдруг Харитон,  - откуда ты знаешь, что он знает.
        - Сам намекал!  - Леха настроен решительно.
        - Может, для понта намекал. Вы, значит, ищете и не знаете, а я такой крутой Макарон знаю,  - засомневалась Агата.
        Но Оля не согласилась:
        - Все расстроены, а он вредничает. Значит, что-то знает. Я вранье чувствую за тридцать километров, даже за сорок пять.
        Все засмеялись. Оля известная врушка, не зря ее бизнес - продавать вранье.
        У Лехи в кармане зазвонил телефон.
        - Важный звонок,  - сказал Леха и отошел с мобильником в сторону.
        - Важный звонок, главное дело,  - поморщилась Лидка,  - а всего-то-навсего мама беспокоится: «Поел? Не простудился? А суп? Холодный выпил через край кастрюльки? Смотри у меня, Леха».  - Лидка передразнила всех мам одновременно, все смеялись, Лидка вдохновенно продолжала:  - А Леха, как все нормальные люди, ответит: «Разогрел и ел из тарелки, с хлебом, мама, с хлебом. Разве я маленький, пить холодный суп, какая гадость».
        - А на самом деле,  - пропела Агата,  - он, конечно, выпил суп из кастрюли, и без всякого хлеба.
        Леха быстро закончил беседу с мамой и сразу отключил телефон, чтобы избавиться от скучных вопросов про шарф, шапку и тому подобные, никому, кроме мамы, не интересные вещи. Но телефон тут же зазвонил опять. Этот звонок был действительно важный.
        - Леха! Звоню, звоню, а у тебя все занято и занято! Мобильник не для пустой болтовни - доллары тратятся быстро!
        Это был кот Барс, общий кот Лехи и Агаты.
        - Барс! Привет! Я тебе звонил, а у тебя все занято и занято.
        - Я вел неотложный разговор. Мне позвонил мой друг.
        - Ну друг,  - Леха любит спорить, глупая привычка,  - а мне мама родная позвонила, и что?
        - Ну, Леха, ты даешь! Мама она и есть мама, у всех мамы. А у меня друг неповторимый. Степа-пес, вот кто!  - И кот отключился, а перед этим сказал:  - Не телефонный разговор. При личной встрече расскажу.
        Леха дунул вдоль бульвара, никому ничего не объясняя. Срочно и секретно. Совершенно срочно и совершенно секретно!
        Леха ворвался в квартиру:
        - Барс! Ты самый умный кот на всем Лунном бульваре! А может, и на всей Тихонькой улице!
        - Конечно, самый большой интеллектуал! А Рыжик бабник и придурок! Не отбивал я у него кошку, это был ее свободный выбор!
        - Не отвлекайся, расскажи важное, Барс.  - Леха сел рядом с котом на его подстилочку.
        - Любовь - важное. Или ты так не считаешь, Леха?
        - Барс! Где Степа? Можешь сказать? Или не можешь?
        - Могу,  - Барс моргнул усами и ушами,  - но не скажу - тайна. Меня предупредили, и я обещал.
        - Ну котяра отстойный! Говори!  - Леха взбесился.  - Эта тайна все нервы измотала! Целому классу!
        - Нервы, главное дело. А бесплатно только этот, как его?
        - Ну сыр!  - рявкнул Леха.  - Не тормози!
        - Сыр. В этой, как ее?
        - В мышеловке!
        - Вот-вот, в мышеловке. Короче, так: плати - скажу. Не заплатишь - не узнаешь, где Степа. Информация стоит всегда дорого.
        - Кому платить-то? Мы с ног сбиваемся, Барбосов везде шныряет, а кому платить, не найдем никак. Говори, кому платить?
        - Мне,  - важно ответил Барс и стал умываться. Он лизал лапу, проводил ею по голове, по усам, по ушам.
        Леха смотрел обалдело. А кот Барс добавил:
        - Не таращи на меня глупые глаза. Не бабки мне нужны, зачем коту бабки? Нужен сыр тильзитер и еще сыр маасдам. Еще сладкий творожник, я сладкое в последнее время люблю. И еще кошачьи консервы «Мяу-брысь». И еще одна плата: не вопить, когда я стащу из холодильника котлету несчастную или несчастную куриную ножку. Это мои условия. А без меня фиг найдешь, пес укрыт в надежном месте.

        А в это самое время пес Степа, живой и здоровый, сытый и веселый, сидел за письменным столом и печатал на пишущей машинке с красивым названием «Эрика». Текст был умный, так считал пес Степа:
        «Я очень люблю колбасу, хотя многие считают ее вредной для здоровья. Мне очень нравится печатать на машинке, компьютер есть у многих, а машинка „Эрика“ - нет. „Эрика“ мне нравится, но колбаса нравится намного больше! Это почти моя машинка. Я умею вызывать по телефону службу спасения „девять-одиннадцать“. Это очень просто, но если вызовешь зря, они ругаются. Когда им лаешь, ругаются еще больше, прямо барбосовскими словами. Спасибо большое, что разрешили мне печатать на машинке. Ля-ля-ля. Извините, если что не так».
        В уголке дивана сидела пожилая дама, она любовалась Степой - умные глаза Степы приводили ее в умиление. Волнистая шерсть, длинный, совершенно не обрубленный хвост. Она была пожилая женщина со следами былой красоты. А кто без следов? Даже у Суворовны есть следы былой красоты, так считает Суворовна.
        Пожилая женщина отдыхала от своих писательских трудов, которыми занималась все утро. Теперь за машинкой сидел пес Степа, а она размышляла: «Машинка - моя маленькая странность. Все набирают на компьютерах и считают себя суперсовременными. А я не простая тетенька, я писатель, имею право на странности. Машинок больше нет в городе - уходящая натура. Грустные слова, но ведь и я, пожилая дама, тоже, если разобраться, уходящая натура. Зато книги останутся, дети будут читать, смеяться, волноваться и вспоминать писательницу». Так ей нравилось считать, хотя кто знает, как все будет в будущем?
        - А издательство, наверное, придирается?  - сочувственно спросил пес.  - У всех дискеты какие-то, а у вас бумажная рукопись. Это теперь не подходит?
        - Подходит,  - с гордостью ответила писательница,  - качество рукописи примиряет издателей с этим неудобством. Понял, Степа?
        - Понял. Это как на Лунном бульваре: у меня хвост неадекватный, но мой большой интеллект примиряет всех с этой моей особенностью. Хвост для них не главное. Поняли?
        - Поняла.  - Писательница смотрела на Степу, стараясь, чтобы он не заметил ее улыбку.  - Тебя все любят на Лунном бульваре. Когда тебя похитили, ты так кричал, что я чуть не заплакала от отчаяния. Я шла по Лунному бульвару к метро, а тут забыла обо всех своих планах, остановилась и мучилась и волновалась. Ты, Степочка, так кричал, в твоем голосе была надежда, но никто не смог тебе помочь.
        - Да, похитили, жестокое было похищение с мешком. Бесчеловечное похищение.  - Степа печально смотрел на нее, потом отвернулся и спрятал глаза.
        - Степа, а все-таки кто это был? Кто утащил тебя? Кто спрятал в надежном месте?
        - Не скажу. Тайна.  - Степа крепко закрыл рот и надел намордник, чтобы не проболтаться.  - Секрет не выдам,  - промычал он с закрытым ртом.
        - Степа! Мне обязательно надо знать. Если хочешь, я сохраню твою тайну. Без этого в книге у меня будет написана полная ложь. Тебе же, Степочка, будет неприятно. Ложь не любит никто, даже тот, кто сам врет напропалую.
        - Не скажу.  - Он помолчал и подумал. Потом сорвал и отбросил намордник.  - Ладно, так и быть, открою тебе, писательница, тайну. А ты дай мне сухой корм для умных собак «Хрум-хрум». И еще лимонные цукаты. И сырую сардельку.
        Она быстро нашла все это, она подготовилась - знала, кто окажется в ее доме.
        - Вот, пожалуйста,  - засмеялась она,  - любая твоя просьба выполняется, Степа.  - Она разложила по мисочкам угощение.  - А теперь говори всю правду.
        Он хитро посмотрел:
        - А теперь включай диктофон, писательница. Начинаю говорить всю правду.  - И стал грызть хрустящий корм, на диктофон записывался громкий хруст, она терпеливо ждала. Наконец пес Степа сказал:  - Пса похитил тот, кого я сейчас, так и быть, назову. Держитесь, писательница, и не падайте со стула. Это сделал...  - Он назвал имя похитителя. Степа произнес имя громко и внятно.  - Это бизнес тех людей.
        - Какой же это бизнес? Преступление - утаскивать чужих собак!
        - Бизнес бывает всякий. Похищение - шантаж - выкуп! Вот и бизнес. А ты ничего не знала. Не догоняешь, а еще писательница.
        Нет, она не упала со стула, не оцепенела от удивления. Она расхохоталась, смеялась до слез, достала платок, вытерла глаза. Пес смеялся вместе с ней, а иногда сбивался на лай: «Гав-гав-гав!» Хохотал Степа громко, от души. Потом спросил:
        - Остроумно придумано? Скажешь, нет?
        - Ну зачем же я скажу «нет»? Находчиво. Но странно и не очень понятно. Расскажи все как следует.
        Степа уселся на диван, расстелил свой хвост по ковру, на котором были красные цветы и коричневые крепости. Пес Степа начал свой рассказ. Мы непременно узнаем все, что он говорил. Но немного позже. Не все сразу, а то от удивления любой читатель упадет со стула, или вывалится из кресла, или слетит с парты.
        Удивляться многим нравится, но не до такой же степени.

        Агата и Леха шли по Лунному бульвару, взявшись за руки. Они недавно помирились и решили больше никогда не ссориться. И не ссорились долго - дня два.
        - Леха, а кот Барс сказал тебе, где наш родной пес Степа? Ведь Барс со Степой говорил по телефону, мы теперь знаем.
        - Да, я сам застукал Барса за разговором, он говорил в трубку тихо-тихо, но я услышал: «Степа, держись. Они начали догадываться. Я-то не расскажу, а вот некоторые люди - не знаю. Дело не в деньгах, деньгами мы поделимся по-дружески. Нет, Степа, пополам. И не жадничай. Половина моя, а половина твоя. Иначе я молчать не буду, молчать очень трудно, Степа, когда знаешь тайну, которую все хотят узнать».
        - Он все это сказал?  - Агата всплеснула руками.  - И тебя не заметил?  - Она порозовела от любопытства.  - Леха, а может, кот тебя нарочно развел?
        - Ты что, Агата? Он все это говорил по сотовому, а сам ходил из угла в угол, как крутой, с телефоном. А когда меня увидел, кинул телефон, бросился под диван и оттуда заорал: «Подслушивать некрасиво! Невоспитанно!» Вылетел ко мне, оцарапал руку и снова под диван.
        - А ты, Леха?  - Она смеялась, представив себе разгневанного кота Барса с телефоном, прижатым к его треугольному уху.
        - А чего я? Пристал к нему, и он легко согласился продать тайну за угощение. Потребовал кошачьи консервы, сырую сардельку, еще чего-то вкусного. Я все ему дал и побежал к тебе, мы же договорились встретиться на бульваре.
        - Ну встретились. Неужели ты так и не дождался от Барса нужных слов?
        - Не дождался. Он тормозил, а я спешил,  - Леха смутился, он не любит признаваться Агате в своей неземной любви,  - а куда он теперь денется? Расскажет как миленький. Пес верный друг, и то не всегда. А кот за сардельку предаст, такой у кота характер.
        Агата задумалась, потом предложила:
        - Давай обдумаем план. Кот скажет адрес пса, но без денег туда соваться нечего. Выкуп надо платить. Кому? Это мы узнаем. А где достать деньги? В кафе нам платят мало.
        - Давай решать все постепенно и не спеша,  - солидно остановил Леха,  - секрет у нас почти в руках. Пошли к Барсу и многое узнаем.
        Они спешили и болтали о своем. И не заметили, что за ними крадется Лидка Князева, которая почуяла: у них есть секрет, а этого Лидка не могла перенести - ей надо все знать, любопытство не болезнь, но иногда оно мучительно.
        - Леха, а он не передумает? Расскажет? Может, зря ты отдал ему все вкусные угощения?
        Леха и сам понимал, что в чем-то промахнулся, хитрый кот вполне может не выполнить уговор. Но делать было нечего, оставалось только надеяться на порядочность кота. И Леха туманно отвечал Агате:
        - На трудный вопрос трудно найти легкий ответ. Наберись терпения, Агата, скоро все узнаем.
        - Терпение - это очень трудно.
        - Знаю. Но я же набрался.
        - А какую тайну вам скажет кот Барс?  - влезла Лидка. Она просунула голову между Лехой и Агатой.  - Может, это и не тайна? Я многое знаю. Но я лично терплю и не разглашаю.
        - Отвянь, Князева, не подслушивай!  - прикрикнул Леха.  - Привычка дурацкая - подглядывать, подслушивать.
        - Интеллигентные люди так не поступают,  - добавила Агата и взяла Леху крепче за руку, чтобы Лидке было не просунуться между ними.
        - А я не интеллигентная,  - нагло заявила Лидка Князева,  - я интеллигентных и не люблю. Они слишком много из себя строят, так говорит моя мама. Зато я знаю, где пес Степа в данную минуту.
        - Ну скажи, не мучайся,  - Агата не верит Лидке, но одновременно верит: вдруг и правда знает?
        - Он был в одном доме, а сейчас убежал в другой дом,  - Лидка с важностью повела взглядом,  - он находится у писательницы, вот где.
        - Ну! Ты, Князева, скажешь! Писательница, что ли, украла пса?
        - Врет эта Лидка! Пошли, Леха.  - Агата назло Лидке поцеловала Лехину щеку.
        - Нежности тут ни при чем,  - заворчал счастливый Леха,  - не до глупостей. Надо искать решение.
        Князева обиженно отвернулась и отстала от них:
        - Не верите - не надо. Глупые всегда недоверчивые.
        - Надо искать решение этой трудной задачи,  - повторил Леха.
        - Ищи. Ты самый умный.  - Агата обиделась. Никому не понравится, если нежность встретят грубостью. Даже притворной. Агата еще с пятого класса догадывалась, что Лехина суровость - всего лишь игра в суровость. На самом деле Леха стесняется, смущается и даже теряется. Но сегодня Агатина обида - всего лишь игра в обиду. Зачем обижаться на человека, который застенчив и растерян? Ему надо только посочувствовать. Агата погладила Лехину щеку и сказала с нежностью в голосе и юмором во взгляде:  - Ты, Леха, очень умный. Когда не глупый, конечно.
        Леха скрыл удовольствие и проворчал:
        - А ты зато всегда одинаковая. Я никогда не глупый, это ты брось. Я всегда умный, а иногда очень умный.  - Он остановился посреди дорожки, вид был сосредоточенный, глаза уставились в одну точку на одной серой туче, а губы шевелились, он что-то шептал. И вдруг он завопил так, что все на Лунном бульваре вздрогнули - и люди, и собаки, и кошки в колючих кустах.
        - Он шляется по гостям! Вот почему все версии отменяются! Степа же обожает! Ходить! В гости!
        - Откуда ты знаешь? Князевой поверил? Ну ты вообще!
        - При чем здесь Князева! Вспомнил! Степу пригласили на день рождения, ему очень понравилось! И он теперь пошел и пошел!
        - Значит, Барс знал адрес, но Степа уже не там? И Лидкин адрес в прошлом?  - Агата прыгала на одном месте от волнения.  - А где искать?
        Стоять на месте на Лунном бульваре не рекомендуется - их сразу обступили. Подошли Оля и Артем с крысой в сумке. Потом появилась Василиса прекрасная, и Гриша отошел от своей Бомбины и приблизился к ним, притворяясь равнодушным, такая в последнее время у Гриши манера: безразличие и высокомерие.
        - Я вчера слышала Степин голос,  - сообщила Оля,  - но я своим ушам не поверила: голос раздался из квартиры писательницы! Честно! Голос громко спросил: «А курить у тебя, писательница, можно? Гриша мне разрешал курить! И давал свою трубку. Я, может, лучше у Гриши посижу!»
        Гриша смутился:
        - Он у меня не был. Забежал вчера на минутку и взял с меня слово джентльмена, что никому не скажу.
        - Что же ты молчал?  - подошел Барбосов и грозно надвинулся на Гришу.  - Мы ищем, я ночей на сплю, крыша едет, а ты, Гриша, больно умный!
        - Пес взял с меня честное слово, слово джентльмена!  - Гриша отступил от Барбосова. Гриша выше ростом, но Барбосов шире и злее. А злость придает силу, это знает любой, кому приходилось драться или даже бороться.  - Степа сказал: «Будь джентльменом, не выдавай меня».  - Гриша довольно похоже изобразил Степу. Все смеялись - были рады, что пес обнаружился живой и здоровый, не прикованный к батарее.
        Только Барбосов был набычившийся и непримиримый:
        - Значит, ты, умный Гриша, хотел сам получить выкуп? Бабки с нас хотел содрать? Бизнес сделать?
        - Ты что, Барбосов! Не нужны мне твои бабки! Вовсе не мой это бизнес!
        - А чей?  - Надя-Сфинкс появилась около Барбосова, взяла его за руку, проявляя солидарность, как будто сказала: «Барбосик! Я с тобой, что бы ни случилось».
        - Чей это бизнес? Вы хотите знать?  - Гриша закурил трубку, он долго раскуривал ее и от этого выглядел еще умнее - трубки, кажется, для этого и придуманы.  - Я не знаю, честное слово.
        - Слово джентльмена?  - Барбосов сплюнул от отвращения и презрения ко всем этим штучкам.  - Хренов джентльмен! Все ищут, а он молчит?
        - Кому же все-таки деньги,  - Оля поморгала голубыми глазами и подняла тоненькие бровки,  - кто ждет от нас выкуп?
        - Барбосик даже мотоцикл готов продать,  - Надя восхищенно смотрела на Барбосова,  - представляете? Барбосов и я без мотоцикла! Какое благородство!
        - Благородство!  - сказали все, только Гриша пробормотал:
        - Дурость! Нас разводят, а мы разводимся. Надо мыслить аналитически. Есть цепочка фактов, надо первым делом понять, где начало цепочки, а потом логически проследить, куда ведет след. А ты, Барбосов, прямой, как шпала. Носишься, орешь, зовешь, мотоцикл готов продать, а где начало всего? Не додумался.
        - Может, деньги надо собрать?  - предложил Леха. Он вовсе не хочет уступать первенство Барбосову с его дурацким мотоциклом. И тем более - Грише, с его безупречной логикой.  - Благородство, главное дело! Благородство без ума мало значит!
        Агата сказала:
        - Главное - интуиция и предвидение,  - она спряталась за Лехину спину,  - пес у писательницы, пошли к ней!
        - Сначала надо позвонить, она же интеллигентная,  - это вспомнил Гриша и стал искать по карманам бумажку, на которой был записан нужный телефон. Но телефонные номера имеют такое свойство: они не находятся, когда срочно нужны.
        Гриша нырял в карманы рукой, карманов, как у всякого мальчишки, было много - в куртке, в брюках, в рубашке.
        - Стой,  - вдруг завопил Леха,  - у меня идея! Осенило!
        Агата гордо улыбалась - это она вдохновила Леху. А тут еще Оля сказала, завистливо сощурившись:
        - Когда Агата хорошенькая, Леху всегда посещают идеи!
        И Агата быстро ответила:
        - Тем более я всегда ничего себе.
        - Вы, девчонки, всегда думаете о фигне, а не о главном.  - Гриша отвернулся от девочек и смотрел только на Леху. Перед этим не забыл мельком глянуть на Агату и убедился: хорошенькая.  - Леха! Какая у тебя идея? Ты прямо как детектив Димка Маскин из десятого класса - идея, зацепка. А сам никому ничего не объяснит. А ты объясни, Леха. У нас же нервы не железные.
        - Зацепка есть! Но в интересах следствия разглашать ее преждевременно.  - И Леха ушел, уводя с собой Агату.
        Все постояли, пошумели, построили всякие предположения.
        - Писательница Степу не похищала - это точный факт,  - Гриша изо всех сил пытался мыслить аналитически, но это не так просто.
        - Ну и что? Никто на нее и не думал.  - Барбосов закурил, но и от этого умные мысли в голову не шли.  - Я на одного хмыря думаю, что-то он не показывается.
        - Макарон, что ли? Да ему такой бизнес не по уму,  - дернула плечом Оля,  - это же надо сообразить: похитить собаку, отвести от себя подозрения, потом шантажировать хозяина, содрать с него деньги, то есть бабки. Макарон бы не въехал.
        - А про шантаж намекал, я слышала,  - Лидка не любит, когда забывают ее версию,  - моя версия хорошая: Макарон шептался с Харей, было плохо слышно, но слово «шантаж» до меня долетело.
        - Ну тебя, Князева, ты все запутываешь.  - Оля кинула в сумку Артема сушку для крысы Гертруды, в сумке раздался хруст.
        И тут как по заказу мимо пробежал Макарон:
        - Вы пса не найдете! А найду его я! И вы будете мне платить выкуп!  - Макарон показал им язык, лиловый, как у собаки породы чау-чау, и подмигнул Наде-Сфинксу.
        - Подмигивает еще, вермишель отстойный!  - Барбосов рванулся к Макарону, но Макарон убежал. Барбосов хотел догнать, но Надя-Сфинкс удержала его:
        - Он не мне, он Оле. И вообще это не подмигивание, у него глаз дергается, болезнь такая, называется тик нервный. Не знаешь разве, Барбосик?
        - Не знаю. Тик еще какой-то! Подмигивает, блин!  - Барбосов позеленел от злости.  - Подмигивает, главное дело!
        - Ну ладно,  - Надя крепко держала Барбосова за рукав,  - мне лично он подмигнул. Но я-то при чем? Я же ему не подмигивала, спроси у кого хочешь, Барбосик!
        - Потому что ты всем улыбаешься, Сфинкс! Приветливая нашлась! Так ведут себя только знаешь кто? Сказать?
        - Ну скажи, скажи! Сам ты блин! Оскорбляет еще!  - Надя убежала. И между прочим, в ту самую сторону, куда убежал перед этим Макарон. Да Макарон ей сто лет не нужен, тощий, нервный, глаз дергается, а другой глаз косит, и не поймешь, на кого этот Макарон смотрит. Но пусть Барбосик ревнует, переживает и мучается.
        - Легкого поведения!  - крикнул Наде вслед Барбосов. Он понял, что прощения Сфинксу никогда не будет.

        В это утро в класс влетела Князева и крикнула:
        - У Клизмы Рыжик заболел! Или женился! И она не придет! Я сама слышала, как завуч Оксана говорила ей по телефону: «Устройте свои дела по-человечески. Нельзя, чтобы кот руководил школьным расписанием. Это дело завуча!»
        Свободный урок. Все стали беситься и вопить.
        - Ура коту Рыжику!
        - Ура псу Степе!
        - Математики не будет - свобода!
        - Агата, отдай мою сумку, я тебе на два дня ее давала, а сегодня пятый!
        И тут в класс вошел человек, увидев которого все завопили еще громче. От радости:
        - Анастасия! Ура!
        - Вы давно к нам не приходили!
        - А у нас собаку стащили!
        - Мы по вас скучали!
        Анастасия приветственно помахала рукой, улыбнулась, села и тихо что-то сказала. Им стало интересно - что говорит такая умная и необыкновенная студентка педагогического института? И они дружно замолчали.
        - Я тоже вам рада, соскучилась. Будем тесты проводить? Хотите?
        - Да!  - хором выдохнул шестой «Б».
        - Первый вопрос. Ты хорошенькая девочка, а мальчишки тебе грубят, толкают тебя и даже обзывают. Как ты к этому относишься? Первый вариант: обижаешься и плачешь в подушку по ночам. Второй вариант: отвечаешь тем же: дразнишь их, даже бьешь. Третий вариант: не обращаешь внимания.
        - Или делаешь такой вид,  - сказала Лидка со вздохом,  - а сама обращаешь.
        - Пошли дальше,  - Анастасия взглянула на Лидку с жалостью: есть такие девочки, никакой вариант им не помогает.  - Вопрос второй. Ты влюбилась в одноклассника,  - девчонки захихикали, мальчишки отвернулись,  - он на тебя поглядывает, ты замечаешь, а сама сомневаешься: вдруг не любит? Как поступить? Первое: верить в лучшее. Второе: не верить, чтобы после не разочароваться. Третье: подойти и прямо спросить: «Я тебе нравлюсь? Ты мне - да». Что будет, то и будет.
        - Не дождется!  - крикнула Лидка.  - Гордость надо иметь!
        - Имей, имей,  - дружно посоветовал класс. Почему не любят Лидку? Потому, наверное, что она вылезает и путается под ногами. Знаешь, что ты не очень обаятельная, сиди тихо. Шестой «Б» еще не понял, что тихо сидеть может тактичный человек, обаятельный и просто умный.
        Анастасия весело обвела всех взглядом:
        - Твой мальчик постоянно тебя критикует. «Ты слишком ярко красишься. Тебе не катит этот костюм. Перемени прическу, девушка должна менять свой имидж». А ты? Первое: считаешь эти приколы несущественными и все оставляешь как есть. Второе: меняешь прическу, костюмчик, косметику экономно расходуешь. Третье: отвечаешь ему резко: «Сама знаю» или: «На себя посмотри».
        - Классные тесты!
        - Про любовь!  - радовались девочки, а мальчишки сказали:
        - Всегда все для девчонок. А где равноправие?
        - Равноправия не бывает,  - Анастасия их дразнила,  - какое может быть равноправие, когда вы такие разные и разнообразные?
        Потом они быстро производили несложные подсчеты. И, как всегда, получилось: каждая права по-своему. Агате подходит спорить и доказывать свою правду. Оле - обманывать и хитрить. Наде-Сфинксу - драться и грубить. Варваре каждый раз обещать Сереже: «Я больше вообще не буду краситься. Зачем мне краситься, если и так красиво?» Она, разумеется, будет краситься так же неуправляемо, но ему будет приятно, что она не спорит, а соглашается с ним, таким умным Сережей.
        Для мальчишек Анастасия предложила другие тесты, но добавила:
        - Они и для девочек годятся, люди во многом похожи.
        - Разные!
        - Разнообразные!
        - Вы же сами сказали!
        - Мало ли что я скажу,  - смеялась она,  - а вы и поверили. Я же педагог - что годится для вашего воспитания, то и говорю.
        Посмеялись. Как весело всегда с Анастасией.
        - Слушайте первое задание. Пропало что-то ценное, ты ищешь, а твоя девочка отговаривает: «Зачем искать? Все равно не найти». Какой вывод ты сделаешь? Подумаешь: она не догоняет, то есть не врубается, то есть нечуткая и не живет твоими интересами. Что ты предпримешь?  - Девчонки навострили уши: им такие мальчишечьи тонкости еще интереснее, чем свои собственные. Что он в самом деле предпримет? Анастасия невозмутимо продолжала:  - Первый вариант: порвешь с этой девочкой, разлюбишь ее навеки. Второй вариант: поссоришься, отругаешь, уйдешь вдоль бульвара и будешь мучиться. Третий вариант: скажешь: «Ты врубись и ищи мою дорогую пропажу вместе со мной. Что же ты? Я тебе всегда помогаю». Ей станет стыдно, ссоры не будет.
        Класс заволновался:
        - Это она про пса Степу!
        - Анастасия! Откуда вы узнали?
        - Психологи все видят насквозь!
        Анастасия переждала взрыв эмоций, потом тихо начала говорить, все замолчали:
        - Лунный бульвар на ушах стоит. Я шла сюда, и каждый встречный мне рассказал про Степу. А вы смешные люди, удивляетесь.
        - Поможете нам найти, у кого он сейчас?
        - Мы к писательнице бегали, а там никто дверь не открыл. И мобильный выключен, а городской телефон на автоответчике отстойном!
        - «К сожалению, меня сейчас нет дома. После звукового сигнала оставьте сообщение».  - Барбосов не хотел рассказывать, что и он пытался вежливо созвониться с писательницей. Но нечаянно рассказал. И автоответчик передразнил похоже. Передразнил он его с такой ненавистью, что все почти упали со смеху.
        - У писательницы пес был, но теперь-то он в другом месте.  - Оля говорила задумчиво.  - Я его видела в одной форточке, он высовывал морду и курил.
        - Где?
        - Когда?
        - Почему не сказала?
        Оля поводила глазами, чтобы все могли оценить их красоту, и проговорила почти лениво:
        - А может быть, это был не Степа? Я точно не знаю. Красивые глаза часто бывают близорукими, не знали? Может, это и не Степа.
        - А кто же? Кто?
        - Например, Гриша. Ему же тоже приходится курить в форточку, правда, Гриша?
        Гриша зарычал, почти как Барбосов. И Барбосов злобно пыхтел:
        - Девчонки всегда так. Все знают, и все неточно.
        Анастасия покачала головой:
        - Если злиться друг на дружку, ничего вы не найдете. Все силы уйдут на злость. А сидя за партой, нельзя отыскать Степу. Тем более - похитителя. А уж тем более - его мотивы.
        - Мотивы знаем! Бабки! То есть деньги!
        - То есть шантаж!
        - То есть выкуп!
        - Значит, главное вы знаете,  - уважительно смотрела на них Анастасия,  - скоро сойдутся все детали, и вы встретитесь со своим псом Степой.
        - Узнать бы, кто украл, порвал бы на куски,  - пробурчал Барбосов.
        - Следующий тест для мальчиков,  - невозмутимо продолжала Анастасия.  - Девочка любит шутки, анекдоты, а ты не всегда этот юмор понимаешь. Что делать? Первое: злиться и ругать ее: «Надоели твои усмешки». Второй вариант: каждый раз говорить спокойно: «Ну и в чем соль? Объясни мне, темному». Третий вариант: честно объяснить ей: «У меня с чувством юмора не очень, ты это пойми». А самому пытаться развивать в себе любовь к шутке, юмору, приколу. Люди способны развиваться и расти до старости.
        - А девочки тоже?  - вдруг брякнула Лидка.
        - Во дает Князева!  - пришел в восторг Леха.  - Девочки - не люди! Сама так считает!
        - Девочки тоже,  - спокойно объяснила Анастасия.  - Даже еще лучше могут меняться к лучшему. Мальчишки более консервативны, то есть стремятся, чтобы все оставалось как есть. И в них самих тоже.
        - И собаки имеют чувство юмора,  - вдруг печально сказала Агата.
        Все загрустили, но Анастасия не зря психолог. Предложила:
        - Кто расскажет любимый анекдот? Скоро звонок, на прощание, прошу вас.
        И Оля рассказала:
        - В казарме уборка - приедет генерал-инспектор. Приезжает - все вымыто до блеска, выскоблено и начищено. Дежурный Иванов гордо следит за генеральским взглядом - не придерется ли? А генерал подходит к тумбочке, поднимает ее, переворачивает вверх ножками - на дне пыль. «Ну, рядовой, какая русская поговорка пришла тебе в голову?» Генерал имел в виду: «Шила в мешке не утаишь», а Иванов выпятил грудь и отчеканил: «Товарищ генерал, свинья грязь везде найдет!»
        Все хохотали, прибежала завуч Оксана Тарасовна. Встала в дверях, набрала воздуха, чтобы ругаться, но тут громко и радостно зазвонил звонок.
        - Все свободны,  - объявила Анастасия,  - до свидания.
        Они пошли ее провожать до выхода из школы. Шли мимо Оксаны с вежливыми улыбками - Агата, Леха, Надя-Сфинкс, даже Барбосов мило улыбнулся завучу.
        Придраться было не к чему, Оксана молча смотрела на них, они оживленно болтали с Анастасией, а завуч думала: «Меня никто ни разу не проводил от класса до вестибюля. А почему ее провожают?» И Оксана нашла легкий простой ответ: «Потому что ей не надо быть строгой и требовательной, ругать их и ставить двойки, вызывать в школу родителей. Она завоевала дешевый авторитет». Так всегда думают не очень хорошие учителя - дешевый авторитет.
        - Анастасия, а еще какой-нибудь тест скажите,  - не мог успокоиться Леха,  - ну коротенький!
        Она остановилась, они вокруг нее:
        - Если девочка сама предлагает тебе дружбу, то есть любовь. Что ты сделаешь? Прогонишь? Уйдешь молча. Или согласишься?
        Все наперебой ответили разное.
        - Пошлю такую, которая сама предлагает!  - Это, конечно, Барбосов.
        - Не люблю слишком активных девочек, уйду,  - это Гриша.
        - Если классная - соглашусь,  - это Леха,  - не толкайся, Агата. Это же прикол!
        Но Агата знает: в каждом приколе есть только доля прикола, остальное - правда. Леха легкомысленный изменщик, хотя любит Агату.

        Оля бежит по Лунному бульвару и ест орешки, которые купила для кролика Крошки. Тянет из пакетика по одному, орешки очищенные, гладенькие, очень вкусные. «Последний,  - решает Оля, а потом достает следующий и снова решает:  - Последний». Оля считает себя волевой и выдержанной, но орешки - это слишком большой соблазн.
        - Что у тебя, Оля?  - навстречу попалась Лидка Князева.  - Угости меня. Орехи? Тем более угости - больше всего на свете люблю орехи, особенно фундук, вкусно и полезно, улучшает память.
        - Не угощу, это для карликового зайчика Мелкого и для кролика Крошки. Они братья наши меньшие, а ты сама себе можешь купить все, что хочешь.
        - Жадина,  - спокойно заявила Лидка,  - сама ест, а поделиться не хочет.
        Оля обошла Лидку, чтобы идти дальше. Она включила музыку и не слышала, что кричала Лидка ей вслед. И напрасно, потому что Лидка звала:
        - Оля! Оля! Посмотри вон туда! Наверх!
        А в плеере пел любимый Олин «Сплин»:
        Разрезан на осколки,
        Разбит на лоскуты,
        Не пью и не курю
        До наступленья темноты.

        Лидка подлетела и сорвала с Оли наушники:
        - Зову, зову! Совсем ты без башни! Смотри вон туда! На пятый этаж смотри! Видишь?
        В окне улыбалась знакомая морда - это был Степа! Самый настоящий, живой и здоровый, судя по улыбке.
        - Степа,  - завопили девчонки,  - ты у кого? Кто там живет?
        - В гостях у знакомого,  - солидно крикнул в форточку пес.
        - Выходи к нам! Мы так по тебе соскучились!
        Степа махнул приветливо лапой, и его кудрявая голова скрылась за шторой.
        Оля и Лидка ринулись к подъезду, но он был заперт на кодовый замок. Дом чужой, дверь крепко захлопнута. Пришлось топтаться у подъезда и ждать, пока кто-нибудь выйдет. Люди ходят туда-сюда, но только не тогда, когда позарез надо, чтобы кто-то один-единственный прошел.
        - А когда мы вытащим Степу из гостей, мы отведем его ко мне,  - сказала Оля, подскакивая на месте от волнения и от холода.
        - Почему к тебе? Я его первая увидела! Ты плеер слушала, а я кричала и звала тебя целый час! Ну минут десять. Ну пять, ладно. Я его нашла! И мы отведем его ко мне!
        Почему-то ни одной из них не пришло в голову вернуть пса хозяину, хотя Харя на всех столбах и деревьях развесил объявления. И на этом чужом доме тоже было приклеено: «Пропала собака, мальчик, имя Степа. Порода эрдельтерьер. Кто видел, позвоните!» И Харин телефон крупно написан красным фломастером.
        Из подъезда вышла женщина в длинной шубе, девчонки ринулись в дверь.
        - Стоп! Не пушу!  - Дама загородила дорогу.  - Для того и код, чтобы чужие не лезли! Всякие воры и мошенники!
        - Мы не воры!  - кричала Оля.
        - Воры по ночам воруют! А сейчас день!
        - Они и днем шныряют.  - Дама громко захлопнула дверь и удалилась, подметая шубой сырой и грязный асфальт.
        Оля показала ее меховой спине язык, а Лидка - фигу. И стали опять ждать и надеяться. Оля догадалась крикнуть в открытую форточку:
        - Степа! Мы к тебе прорвемся! Скоро!
        - А вот это лишнее,  - Степа на секунду мелькнул в форточке,  - я приглашен на обед, а вы нет. И нечего вам тут прыгать.
        - Какая наглость!  - возмутилась Оля.
        - Совсем оборзел!  - воскликнула Лидка.  - Кажется, это слово значит «зазнался», но точно я не знаю. Писатели тоже знают не все на свете.
        Пес больше не показывался. Из одной форточки на девчонок выплеснули вчерашние щи. Подъезд был закрыт, жильцы входили и выходили редко. Один дядька оттолкнул их от подъезда:
        - У нас общественный совет, мы договорились дружно и чужих не пускаем. А с того, кто пустит,  - штраф! Вон отсюда!  - крикнул он громко, чтобы понравиться общественности.
        В конце концов девочки решили уйти.
        - Нам не светит,  - Оля сообразила первой.
        - Плевать,  - Лидка поплелась за ней.
        Они не знали, что вслед им смотрел пес Степа, он смеялся, но было что-то грустное в его смехе.

        На следующий день в классе Лидка сказала:
        - А мы с Олей вчера видели Степу! Он разговаривал с нами.
        Но никто Лидке не поверил.
        - Спросите у Оли!  - кричала Лидка справедливым голосом. В кои-то веки не соврала, а они смеются и тычут в нее пальцами.  - Спросите у Оли! Она подтвердит!
        Но Оли не было в классе, Оля вчера простудилась, пока они в надежде прыгали у подъезда, который их так и не впустил в дом.
        - У Оли, главное дело, спросить!  - хохотал Гриша.  - А она всегда правду говорит? Ой, помрешь с вами, девчонки!
        Лидка обиженно отошла от них, села за парту и достала очередной номер глянцевого журнала «Тетя». Нарочно прочитала вслух:
        - «Когда юноше плохо, он ищет девушку. Когда юноше хорошо, он ищет еще одну. Считается, что полигамность - мужское качество».
        - Лидка! А что такое «полигамность»?  - спросила Надя-Сфинкс. Все слушали Лидкино чтение, никто не знал этого умного слова, но Надя-Сфинкс спросила первой, а ответ ждали все, делая вид, что и так знают.
        Агата красила ногти - пока не пришла Клизма, можно заняться полезным делом. Лак ложился ровненько, цвет был Агатин любимый - фиолетовый с коричневым оттенком.
        Василиса прекрасная вытряхнула из сумки все сразу - мобильник, фантики, фотографию любимого человека Платона, учебники, тетрадки и почему-то один домашний тапочек. Она не обратила внимания на эту мелочь: мало ли что может лежать в школьной сумке. Это знает любой, кто когда-то учился в школе. Василиса прекрасная стала в сотый раз смотреть на изображение Платона. Он красивый, и он восьмиклассник. Такого мальчика нет ни у кого в классе. Но тут Василиса услышала:
        - Князева не знает, что такое полигамия.  - Это сказал Гриша.  - Где ей, Князевой!
        - А ты-то знаешь? Тоже, наверное, не очень знаешь, больно умный.
        - Знаю.  - Гриша спокоен, потому он в любом споре выигрывает. И еще потому, что начитанный. Он читает книги, а не только журналы.  - Полигамия - это когда человек любит не одну девушку, а сразу двух или нескольких. «Поли» - это в переводе - «много».
        Все заволновались:
        - Изменщик!
        - Бабник!
        - Предатель!
        - Бывают и девушки полигамные,  - продолжил Гриша, но крик стоял такой, что его не услышали.  - А у животных это сплошь и рядом,  - прокричал он и сел на место. Потому что в класс вошла математичка Клизма.
        - Ваши вопли неприличные слышны на улице. Скоро Тихонькую улицу переименуют из-за вас.
        - Громкая!
        - Веселая!
        - Крутая!
        - Отвязная!
        Клизма не сердилась и не улыбалась. Она молча села за свой стол, раскрыла журнал, постучала ключом по столу, призывая к тишине. Они еще немного пошумели, но утихли. Клизма сказала:
        - Полигамия - разврат. Люди должны быть однолюбами, хранить верность, желательно всю жизнь. У меня даже кот Рыжик любит одну кошечку уже долго.
        - Сколько?  - горячо заинтересовался Леха.
        Клизма не умеет лукавить, отвечает честно:
        - Ну недели полторы, и ничего смешного. Вы, шестой «Б», готовы хохотать над чем угодно, даже над нежными чувствами. А чувства - святое, даже у кота.
        Клизма не знала, что в эту самую минуту ее Рыжик орет под дверью квартиры, завлекая кошку Мальвину из соседнего подъезда. Рыжик полигамен - это придется признать. Он, как все коты, увлекается, но остывает быстро, а потом опять увлекается с новой силой новой кошечкой.
        В шестом классе шел урок математики, они решали примеры. И никто не знал, где сейчас их дорогой пес Степа. Хотя каждый помнил о нем почти постоянно. Не забывая, впрочем, о своих собственных делах и чувствах.
        - За полигамию получи,  - Агата прошептала это и пнула Леху под партой каблучком. Он взвыл, но сдачи не дал. Леха получил по справедливости, а он человек объективный, то есть справедливый. Леха уже дня два заглядывается на Лунном бульваре на чужую девочку, Агата это заметила. Но наступит скоро главное выяснение отношений - в шестом классе это называют разборкой.

        На бульваре Лидка Князева сидит на холодной скамейке и просвещает первоклассниц. Она читает им свой любимый журнал «Корзина». Имеется в виду накопление мудростей и премудростей.
        Маленькие первоклассницы стояли вокруг Лидки и внимательно слушали:
        - «Мужчины не любят думать о своем здоровье, но любят, когда о нем беспокоятся другие. Им это кажется знаком большого внимания и теплой заботы. Если хочешь понравиться мальчику, оберегай его здоровье. Скажи: „Не сиди на сквозняке, можешь простудиться“, и он будет благодарен. Или скажи: „Не лезь на это дерево, можешь упасть. Давай лучше пройдемся до кофейни“.
        - Лида,  - жалобно пропищала самая маленькая, Анечка,  - он меня стукнет и пошлет подальше. Я его характер знаю.
        Остальные зашумели:
        - Не перебивай, Анька!
        - Не пригодится, зато интересно!
        Лидка напомнила:
        - За интересное надо платить. Бесплатно только сыр в мышеловке.
        - Лида! Неужели твой журнальный бизнес не бывает благотворительным?  - строго спросила Аллочка Персикова.  - Мы же маленькие первоклассницы! Нас и Экстрасенсиха принимает бесплатно, и психотерапевт Галина Петровна тоже помогает нам без всяких бабок, то есть гонораров!
        - Они как хотят,  - сурово ответила Лидка,  - и я как хочу. И мои журналы дорогие, что в них сказано - годится на все случаи жизни, независимо от возраста. Маленькие вы, главное дело! А сами к Экстрасенсихе бегаете! И к Галине Петровне психологу-психотерапевту дорогу нашли! Собирайте деньги, иначе ничего больше не скажу!
        Девочки достали кошелечки, вытащили деньги - кто пять рублей, кто десять, Анечка достала пятьдесят и велела:
        - Давай, Лида, сдачи. Тут лохинь нет. Я этот полтинник у мамы весь вечер клянчила.
        - Бизнесмены сдачи не дают,  - попробовала упереться Лидка, но маленькая Анечка не сдавалась:
        - Я буду новый диск покупать! Группа «Крапива»! Классная и прикольная!
        У любви, как у мышки, хвостик!
        Ее нельзя никак схватить!
        И несмотря на малый ростик,
        Хочу тебя всегда любить!

        - Прямо как опера!  - Лидка подумала о своем, а маленькие - о своем.  - Дашь диск послушать?
        - А как же!  - насмешливо пообещала Аня. Интонация была «держи карман шире», но Лидка не врубилась в насмешливую интонацию. Лидка вообще плохо улавливает всякие оттенки.
        Она отсчитала сдачу и продолжала учить девочек жить:
        - Мальчик, например, хвалится: «Я летом поднимался на самую высокую вершину в мире! Называется Оливье!» А ты знаешь, что это название салата с майонезом и зеленым горошком. Но ты серьезно отвечаешь: «Ты самый смелый и самый крутой. Лучший мальчишка в мире».
        - И он верит, что ты веришь?  - Алла Персикова считает мальчишек умными.  - Он же меня сразу раскусит и подзатыльник даст.
        - А подзатыльник - это как раз знак любви!  - уверенно говорит Лидка.  - Мне никто не дает пинков, затрещин или других тычков. У меня любовь только в будущем.
        - Совсем, что ли, нет любви?  - Анечка широко раскрыла глаза.  - Тебе же, Лида, целых двенадцать лет!
        Лидке становится жалко себя:
        - Были разные мелкие увлечения, но это несерьезно. Я жду великого чувства на всю жизнь. Поняли?
        Девчонки вздохнули, Анечка сказала:
        - На всю жизнь все хотели бы. Но пока не светит, пусть хоть на один учебный год будет любовь.
        - Хоть до елки,  - тихо сказала Алла Персикова.
        Лидка продолжила, глядя в журнал:
        «Хочешь нравиться - придумай себе красивое прозвище. Иначе мальчишки будут называть тебя по фамилии, а это неприятно. Или, еще хуже, сами наградят кличкой». Одну девочку из параллельного шестого класса они прозвали, например, Мочалкой. Ну кому понравится? А другую зовут Клюшкой, разве можно это терпеть?
        - Пусть не откликаются,  - сердито сказала Анечка,  - отстанут.
        - Не отстанут. Мальчишки настырные. А если у девочки уже будет прозвище, они, может, не станут цепляться со своим дурацким и отвратительным.  - Лидка не стала рассказывать, как в начале года она объявила: «Зовите меня Фиалкой, мне так катит, то есть идет».
        «Еще чего,  - ответили мальчишки,  - какая же ты, Князева, фиалка?»
        А девчонки фыркнули:
        «Фиалка нежная и загадочная. А ты, Лидка, не загадочная и не нежная. Прямая, как бревно».
        - Предлагайте красивые прозвища,  - велела Лидка.
        - Ленточка!  - вдруг сказала Лена,  - меня так мама зовет.
        - Стрекоза!  - выпалила Анечка. И помчалась по дорожке - увидела своего обожаемого Алешу. Догнала, пошла рядом:
        - Зови меня Стрекоза, это мое новое прозвище.
        - Длинно,  - усмехнулся коварно он,  - Коза, и хватит с тебя.
        Анечка проглотила обиду, она решила сегодня завоевать Алешину любовь окончательно:
        - Ты смелый, можешь на горку подняться, а можешь в яму свалиться.  - Маленькая Анечка немного перепутала все, что талдычила Лидка Князева. В ее детской голове все перемешалось.
        - Чего ты пургу гонишь?  - Алеша толкнул ее в лужу и вдобавок затолкал ледышку за воротник курточки. Анечка визжала. Возмущенно? Радостно? Она и сама не знала.
        За этим визгом и за обычным шумом Лунного бульвара никто не слышал знакомого лая знакомого пса. Где-то поблизости он лаял. Но один человек все же услышал. И решил срочно действовать.

        Эта девочка не была новенькой - ее сто лет уже видели на бульваре. Но гуляла она всегда в одиночестве.
        Однажды Лидка Князева спросила:
        - Ты почему всегда одна?
        - А я недавно похорошела,  - легко призналась она,  - страшненькая была.
        Лидка удивилась: она никогда не видела девочку, которая призналась бы в таком позорном факте. Лидка оглядела ее со всех сторон, девочка была ничего себе: стройненькая, ножки ровные, личико даже хорошенькое.
        - Да, понимаю,  - глубокомысленно сказала Лидка,  - а теперь, значит, стала хорошенькой? Ну не слишком-то,  - не может Лидка не сказать гадость.
        - Раньше была намного хуже, меня даже звали в классе Людка-страхолюдка.
        - А что? Остроумно. Ты, значит, Люда?
        - Нет, это они для прикола. Я вообще-то Катя. Ну пока.  - И пошла по дорожке не спеша, достойно. И был мальчик, который проводил ее взглядом. А потом и просто проводил. Это был Леха, верный и преданный друг Агаты, который не мог устоять ни перед одной девочкой. Тем более - хорошенькой.
        - В какой школе учишься?  - спросила она.
        - Вон в той. А ты?
        - Я в специальной.
        - Для глупых, что ли?
        - Сам ты глупый. Для способных к английскому.
        - А ты, что ли, способная? К английскому?  - Он недоверчиво оглядел Катю.
        - Не-а. По знакомству устроили. Мамина подруга дружит с директрисой, и меня записали.
        - А на кой? Зачем мучиться с инглишем, если не по мозгам?
        - Мама сказала - это среда интеллигентных детей. А про вашу школу сказала: «одни шпанистые хулиганы».
        - Сама она шпанистая,  - объявил Леха и хотел уйти. Он знает, что его школа самая лучшая, особенно шестой «Б» - прикольный и веселый. Он так и сказал Кате. Она кокетливо пожала плечиком, и Леха хмуро добавил:  - И девчонки у нас самые стильные.  - Он не сразу заметил, что по дорожке идет навстречу самая стильная из всего класса - Агата. А она подошла, глянула на Катю, прищурилась презрительно:
        - Леха! Опять? Кто клялся в вечной верности? Наврал?
        - Не врал, просто встретились, поговорили. Ее звать Катя.
        - Я так и думала. Собаку нашел? Борд починил? Новую группу скачал? «Тень тени» - классная группа, это тебе не Катя.
        Катя стояла растерянная, потом догадалась, ушла. Вслед получила:
        - Чужого не бери, Катя. Это мой Леха, верный и постоянный.
        - Агата, ты чего? Поговорили минуту, а ты скандалишь, как Сфинкс.
        - Еще чего - скандалить. Просто сказала. У тебя вообще, что ли, нет вкуса, Леха? Она же кривоногая, криворотая, косая, и зубы торчат в разные стороны.  - Агата улыбалась очаровательной улыбкой. Глаза серые блестели, а ровненькие зубы сияли, как на тюбике зубной пасты.  - Пошли скорее, я узнала адрес, по которому скрывается Степа. Пса надо искать, а он, отстойный Леха, Катю нашел. Она же из спецшколы, там все ботаны, а девочки больше всех.
        Они зашагали на поиски Степы, а Степа смотрел на них из окна незнакомой квартиры, подмигивал Агате, но она его не видела - вела Леху в другую сторону.
        - Скандалить некрасиво,  - вдруг сказал Леха, известный ревнивец, скандалист и заводила разных разборок.
        - Это говоришь ты, Леха?  - Агата захохотала, остановившись посреди бульвара.  - Ну классно! Это у тебя такое чувство юмора? Даже не улыбнулся - супер! Настоящий юмор, с серьезным видом!
        Когда Агата смеется, она хорошеет раз в семь, хотя и так красивая. У Лехи вылетела из головы Катя из спецшколы, он поцеловал Агату, сказал привычно:
        - Больше не буду на чужих девочек заглядываться, только на тебя буду заглядываться.
        Они искали Степу. В одном подъезде наткнулись на кота Рыжика, он сбежал от математички Клизмы - великая любовь позвала его вдаль. Во дворе Экстрасенсихи слышали, как в ее квартире орал Попка: «Собаку отвязную все уважают! А попугая, умного и красивого, никто не уважает. Крылья отрастут - улечу на фиг». В соседнем дворе Агата и Леха встретили колли Лейлу, вид у нее был грустный - она скучала по Степе. А где сегодня был Степа, не знал, кажется, никто.
        На детской площадке чужого двора Агата и Леха встретили Барбосова.
        - Пес шляется по разным квартирам, его найти практически невозможно.
        - Может, его и искать не надо?  - вдруг сказала Агата.  - Он не страдает, ходит по гостям, это его любимое занятие. И пусть ходит.
        - Нет, нельзя. Во-первых, Харя чуть не ревет,  - Барбосов иногда бывает жалостливым,  - а во-вторых, вот что опустили в мой почтовый ящик,  - он достал из кармана мятый клочок бумаги. Леха расправил и прочел:
        - «Похищение - шантаж - выкуп. Будете тормозить - прикую пса к батарее. Хищник-похититель».
        - Угрожает, гад,  - сплюнул Барбосов.
        Тут они увидели Харю, он шел с сумкой, из которой торчала банка собачьих консервов «Гав-гав».
        - Привет, Харечка,  - ласково поздоровалась Агата,  - откуда и куда ты идешь?
        - Из магазина - домой,  - вяло ответил он.
        - Из магазина,  - задумчиво повторил Леха,  - а кому ты несешь собачьи консервы, лучший корм для породистых собак? Кому?  - Наблюдательный сыщик Леха надеялся подловить Харю. Как это получается? Пес пропал, а хозяин его кормит? Значит, знает, где пес? Но Харя не смутился:
        - Консервы не портятся - срок хранения две недели. Положу в холодильник или на балкон, буду ждать и надеяться. А у вас ничего новенького?
        Барбосов протянул Харе записку, Харя глянул и читать не стал.
        - Я тоже получил такую. Угрозы и вымогательство - криминальный тип.  - Вид у Хари был вялый, он даже не возмущался.  - Пойду домой,  - пробубнил он,  - ищите пса, боюсь за него.
        Харя ушел, они остались во дворе.
        - Дохлый Харя,  - проворчал Леха.
        - Тухлый хозяин у нашего Степы,  - сказал Барбосов.
        - Его жалко - он от стресса такой. Наверное, не спит и не ест,  - жалостливо возразила Агата,  - вы-то его ругаете, а у него горе.
        Леха ткнул Агату сумкой:
        - Жалей кого надо, нечего чужих жалеть.
        Агата фыркнула:
        - Смешной ты, Леха.
        И тут из чужого окна раздался голос:
        - Спасите! Помогите! Похитили!
        Это был Степа.
        - Я его сразу узнал!  - заорал Барбосов и кинулся к подъезду.
        Агата кричала:
        - Степа! Степа! Отзовись!  - И дергала железную дверь, которая была прочной и неумолимой.  - Степочка!
        Подошла незнакомая старуха:
        - Во девки пошли! Кавалера зовет, бегает за ним! Мы за ними не гонялись, они сами за нами гонялись, кавалеры.
        - Не кавалер,  - обиделась Агата,  - пес. Мы ищем, а он не находится.
        - Пес!  - Бабка с любопытством тянула шею к ним.  - Обзывать некрасиво. Хотя, если подумать, мужики все псы. Изменщики и обманщики.
        - А вы из этого подъезда?  - Леха перешел к делу.  - Мы ключ от домофона дома забыли, откройте нам подъезд.  - Он помолчал и добавил:  - Пожалуйста.
        - Что же это у вас один ключ на всех? И один дом, где ключ забыт?  - Она хитренько засмеялась.  - Я бдительная, в такое время живем. В подъезд не войду, а то ворветесь. Погуляю лучше.
        - Мы же родные,  - взвыла догадливая Агата,  - мы же братья и сестра. И дом общий, и ключ общий, и мама общая. Мы же похожи, как две капли воды. Вернее - три!
        И тут бабка прищурилась, пригляделась и поверила:
        - И правда похожие дети. Люблю многодетные семьи. Трое детей - как хорошо.
        Она пропустила их в подъезд, Леха не утерпел и крикнул из лифта:
        - У нас дома еще девять деток - всего двенадцать!
        - И все в одном классе!  - добавила Агата.
        Они быстро поднялись на четвертый этаж и позвонили в дверь. Там, за этой обитой кожей дверью, их ждет пес Степа. Агата приложила к двери ухо - не терпелось услышать Степин голос. Но было тихо, никто не открывал. Позвонили еще раз и еще, звонок раздавался в квартире, но шагов не было слышно.
        - Степа! Открывай! Это я, Барбосов!  - Но пес не отозвался, и никто не отозвался.
        - Убежал!  - махнул рукой Леха.
        - А как? Мы бы видели!  - Агата еще надеется.
        - Он по балконам переходит в разные квартиры, а один раз по трубе спустился с пятого этажа.
        - Сам видел, Барбосов?  - Леха сверкал глазами от азарта.
        - Сам не видел, а люди рассказали,  - буркнул Барбосов.
        - Это его кот Барс научил,  - с гордостью объявил Леха,  - они же друзья. Показал, как лазить по-кошачьи, как цепляться за стену или за трубу.
        - Кот научил, главное дело.  - Барбосов плюнул на пол перед Лехиным сапогом.
        - Подожди плеваться, Барбосик,  - Агата опять приложила ухо к двери,  - может, он там? Молчит и притаился.
        - Нет его там,  - твердо ответил Барбосов.
        - Ну откуда ты знаешь, Барбосов?  - Леха не любит, когда кто-нибудь, кроме самого Лехи, ведет себя самоуверенно.
        - Знаю. Интуиция,  - вдруг сказал умное слово Барбосов,  - нутром чую - ушел пес.
        Нутро Барбосова не обмануло. Дверь открыл старичок, развел руками:
        - Вы к Степе? А его нет - убежал через балкон. Такой коварный - съел холодец и свалил,  - дед засмеялся.  - Его похитили, но он не унывает - оптимист псина. У всех угощается.
        Они грустно вышли во двор, поплелись по Лунному бульвару.
        - Барбосик,  - Агата заглянула ему в глаза,  - а мы вообще-то найдем хоть когда-нибудь нашего Степу? Как твоя интуиция подсказывает?
        - Молчит пока,  - хмуро отозвался Барбосов и быстро ушел от них.
        Леха включил плеер, протянул наушник Агате, а второй прикрепил к своему уху. Запел Виктор Цой:
        Чтение книг - полезная вещь,
        Но опасная, как динамит,
        Я не помню, сколько мне было лет,
        Когда я принял это на вид.

        Мне скучно смотреть сегодня кино,
        Кино уже было вчера,
        И как каждый день ждет свою ночь,
        Я жду свое слово - Пора!

        - И не кисни,  - Леха дождался, пока кончится песня, выключил плеер,  - не у одного Барбосова тонкая интуиция, тоже еще нашелся тонкий, у других она тоже есть. Найдем мы Степу.
        - Скоро?  - доверчиво улыбнулась ему Агата.
        - Конечно, скоро. Может быть, даже очень скоро.
        - И правда, и правда, Леха. Что же мы не умнее пса? Пусть даже суперумного?
        И они зашагали дружно, слушая музыку:
        Пой мне еще.
        Тихо
        В обратную сторону крутится магнитофон.
        В доме темно.
        Шорохи, скрипы
        Сводят с ума.
        Кончился день.
        Не имеют значения цифры.
        На лепестки рассыпался мак.

        «Сплин» пел непонятную, но красивую песню. С веток Лунного бульвара капали светлые бусинки воды, а надежда друг на дружку была большой и ничем не омрачалась.

        В это утро Оля решила стать безупречной девочкой. Хотя бы на одно утро. Ей надо было срочно понравиться маме. Вернее, Оля всегда нравилась своей родной маме, но вот поведение Оли нравилось маме далеко не всегда. Но сегодня Оля с невозмутимым видом делала то, чего мама не могла добиться от нее долгие годы Олиного сознательного возраста: лет десять из Олиных двенадцати.
        Оля вела очень правильную жизнь целое утро, это было нелегко. Она собрала в кулак всю свою волю.
        Беспрекословно съела блюдце геркулесовой каши без сахара, которую мама считала очень полезной. Потом съела ненавистное яйцо всмятку. Причесалась гладко, как нравилось маме.
        Оля быстро и почти бесшумно накормила всех своих зверей, убрала без маминых напоминаний за ними крошки, огрызки и другой мусор. В довершение всего она стала наводить порядок в своей школьной сумке. Выбросила штук сорок ненужных бумажек, сунула в ящик тетрадки, которые сегодня в школе не понадобятся, стряхнула с учебников мандариновые корки и скорлупки от орехов. А потом извлекла из-под дивана школьный дневник с очень разными отметками и замечаниями и убрала его в сумку. Заметив мамин изумленный взгляд, Оля сказала:
        - Случайно закатился. А я думала, пропал навсегда после бурана.
        - Бурана не помню,  - спокойно отозвалась мама,  - можно взглянуть?  - И протянула руку к дневнику. Но он уже был на самом дне сумки.
        - Ну это уж слишком,  - обиженно сказала Оля,  - любопытство - не очень интеллигентное качество. Избавляйся от него, мама, поскорее.
        Мама засмеялась и спросила:
        - А почему ты сегодня на себя не похожа - почти идеальная девочка. Чего ты решила попросить, моя дорогая Оля?
        - Излишняя догадливость - тоже не очень интеллигентное качество, мама. А попросить я решила деньги. Мы всем классом решили скинуться и нанять кинолога с ученой собакой.
        - Кто опять сбежал,  - всполошилась мама,  - или поступил сигнал о готовящемся нападении?
        - Нет, не волнуйся так. Просто мы не можем найти пса Степу, а без него скучно.
        Оля так жалобно смотрела на маму, что мама готова была согласиться: нужен кинолог с ученой собакой. Но Олина мама - человек тренированный, она спохватилась:
        - Насколько я слышала, у вас в классе каждый второй имеет свой бизнес. Почему же ты, Оля, выпрашиваешь деньги у мамы? А свои денежки где? И, кстати, не пора ли раскрыть секрет - какой у тебя, моей родной дочери, бизнес? Разве я не имею право это знать?
        - Коммерческая тайна,  - быстро ответила Оля,  - а все наши в бизнесе участвуют, а при этом родители не отказали никому. Одна я не принесла деньги.  - И Оля правдоподобно всхлипнула. Кролик Крошка тут же кинулся к ней, вспрыгнул на Олины колени со всего разбега и стал гладить ее по голове. Он жалел Олю.
        - Кролик и то меня жалеет,  - упрекнула Оля маму,  - а родная мать вечно придирается. Дашь денег, мама? А то в школу опоздаю.
        Будильник в это время, как специально, поддержал Олю: он спрыгнул с тумбочки, побежал по комнате и завопил:
        Оля, в школу торопись,
        Поскорее соберись.
        Вам нужна собака,
        Раз пропала собака!

        В это утро Оля не сердилась на будильник, не обзывала его дудильником, а подняла с пола и поцеловала в циферблат. Мама достала из кошелька деньги, не хотела ставить свою Олю в неловкое положение перед всем классом - все родители дали детям деньги, Оля не должна выглядеть хуже других.
        Только после Олиного ухода до мамы дошло: Оля опять наврала. Она вечно ссылается на чужих родителей и на чужие двойки за диктант.
        Мама пожала плечом, улыбнулась себе в зеркале и пошла на работу.
        А Оля прибежала в класс и крикнула:
        - У меня идея!
        Все замолчали и уставились на нее.
        - Ну говори же!  - не выдержала Агата. Оля еще немного помолчала, ей хотелось, чтобы пауза разогрела любопытство всего класса. Наконец она сказала в полной тишине:
        - Надо пригласить кинолога со специальной служебной собакой! И они сразу отыщут Степу!
        - Тыщу платить!  - отмахнулась Надя-Сфинкс.  - Кинолог какой-то, главное дело.
        - Служебная собака не может искать по всему городу,  - сказал Леха, великий читатель детективов и большой специалист по всякому розыску,  - собаке нужен след, а Степа хитрее любой такой собаки - он мотается по всем домам.
        Помолчали. И тут Агата вдруг сказала:
        - Он скоро сам вернется, наш Степа.
        - Откуда ты знаешь?  - Все сверлили ее глазами.  - Кто сказал?
        - Знаю, и все.  - Агата уткнулась в тетрадку, хотя там ничего интересного не было. Упражнение по русскому, и то с ошибкой.
        - Надежда умирает последней,  - Лидка не может не сказать пошлость. И получила.
        - Князева! Это ты сама придумала? Такой великий афоризм?  - умный Гриша улыбался во весь рот, класс хихикал.
        - Я не глупее вас,  - огрызнулась Лидка,  - только выразить не всегда могу. Надоели вы мне.
        - А ты перейди в школу для одаренных,  - посоветовал Леха.  - Света с Лунного бульвара там учится, говорит, классно. Матшкола - все матом говорят, даже училки!
        Лидка широко открыла глаза. В это время в класс вошла литераторша Курица.
        Оля подальше запрятала деньги, которые мама дала на кинолога и его ученую собаку. Чтобы избежать лишних вопросов.
        Начался урок русского языка. Приставки и суффиксы не могли заменить в мыслях шестого «Б» пса Степу. Вот почему Курицу слушали не очень внимательно. В это утро в дневниках появилось много замечаний: «Вертелся», «Отвлекалась», «Болтала».
        Одна Агата сидела молча и очень спокойно - она верила, что скоро увидит на Лунном бульваре любимого Степу.

        Десятиклассница Бомбина, любимая девушка умного Гриши и гувернантка двух первоклассников, Кристиночки и Кирочки, сидит на обычном месте - их любимой скамейке. Кирилл и Кристина скачут вокруг Бомбины, у Кирилла через плечо перекинута змея, длинная и страшная, с жалом изо рта.
        - Кусается?  - спрашивает Кристина и очень осторожно протягивает руку к змее. Лицо у Кристиночки испуганное, а в глазах смех и лукавые искорки.  - Боюсь!
        Бомбина видит, что ее воспитанники играют в безопасную игру, закрывает уши наушниками. Подумаешь, змея - дети ниоткуда не свалятся, ни обо что не ударятся и далеко не убегут. Сегодня.
        Поет Чиж. Старая любимая песня о любви:
        А не спеть ли мне песню о любви?
        А не выдумать ли новый жанр?
        Попопсовей мотив и стихи,
        И всю жизнь получать гонорар.

        Мою песню услышат тысячи глаз,
        Мое фото раскупят сотни рук.
        Мое солнце мне скажет: «Это про нас»,
        Посмеется над текстом лучший друг.

        - Убери ползучего гада сейчас же!  - кричит со своей лавочки Суворовна, а ее сестра Кутузовна смеется:
        - Нестрашно! Змея далеко!
        Песня кончилась, Бомбина вспомнила про воспитание:
        - Кирилл! Перестань пугать людей! Будь хорошим мальчиком.
        В это время к Бомбине подсаживается умный Гриша, и она кладет голову ему на плечо. Малыши скачут в пределах видимости:
        - У нас счастливое детство!  - кричит Гриша.
        Группа «Би-2» поет громко:
        Полковнику никто не пишет,
        Полковника никто не ждет...
        На линии огня пустые города,
        В которых никогда ты раньше не бывала,
        И рвутся поезда на тонкие слова,
        Он не сошел с ума, ты ничего не знала.

        Проносится мимо Оля, таращит ярко-голубые глаза:
        - Змея! Ужалит! Артем, спасайся!
        - Она игрушечная,  - спокойно подходит Артем и гладит змею по голове.
        - Испортил игру!  - кричит Артему Кирочка.  - Все боялись, а ты выступил!
        - Не могу убегать и орать,  - спокойно объяснил Артем,  - у меня в сумке крыса, она не любит рывков и криков, я должен двигаться плавно. Ну сами посудите, какая же это змея? Кириллу ее привезла бабушка-профессор из Испании. Это игрушка, чтобы пугать других детей и впечатлительных взрослых.
        - Кожа похожа на настоящую, морда тоже. Но все же есть разница...
        - Нет разницы!  - кричит Кристиночка и сдувает со лба легкую беленькую челку.  - Игрушечная в сумке у Кирилла. А это живой питон!
        - Он убежал из моей ванной! Он жил в ванне и уполз в трубу! Игрушечный вот этот,  - Кирочка достал из кармана игрушку из страны Испании,  - а этот живой!
        Кристина вопит:
        - Караул! Вызывайте Шойгу по чрезвычайным ситуациям!
        Кирилл кричит:
        - Спасайся кто может!
        Он стоит посреди дорожки с игрушечным питоном - желто-серая яркая спина, злобная головка, а длина - метра два или больше.
        - Игрушечный питон - вот он,  - надрывается Кирочка,  - а та, в кустах, самая настоящая змея-питон!
        - Питон удавливает в три минуты ягненка!  - Не унимается Кристина и топает ногами для убедительности.  - Теленка тоже! А ребенка запросто!
        Суетятся шестиклассники. Гриша прикрывает Бомбину широкой спиной. Артем плотнее застегивает «молнию» на сумке, чтобы крыса Гертруда не подвергалась опасности и негативным впечатлениям. Визжит Оля, прикрыв ладошками уши; очень уж противный визг она издает - пронзительный и долгий.
        Они на это время даже забыли про Степу - питон завладел их умами. Шестиклассники суетились вокруг колючих кустов, орали на разные голоса:
        - Удавит!
        - Питон есть питон!
        - Не игрушка!
        И тут из кустов вышел кто-то совсем нежданный. И тишина наступила на Лунном бульваре. Села на ближайшую скамейку Оля, чтобы не упасть - у нее подкосились ноги. Даже Суворовна ахнула от удивления. Хотя она почти никогда не удивляется: за долгую жизнь Суворовна наудивлялась. Она часто говорит: «Пережила пожар, два наводнения в городе Мышкине на великой русской реке Волге». Суворовна любит называть Волгу полным именем - великая русская река. А также она видела землетрясение на Дальнем Востоке, правда, видела по телевизору, но об этом она не распространяется.
        - Меня ничем не удивишь,  - говорит сегодня Суворовна, а у самой глаза обалдевшие, она шепчет:  - Кутузовна! Ну ты подумай! Явиться в такую минуту! И как ни в чем не бывало!
        - Вот именно! С ума сойти!  - радостно говорит оптимистка Кутузовна. Она весело оглядывает всех.  - Как ни в чем не бывало! Вот что главное!
        Да кто же, в конце концов, вышел из опаснейшего куста колючего барбариса, где затаился питон? Какие обстоятельства этому предшествовали? И какие последовали?
        Мы с вами во всем этом разберемся, непременно справимся с любой трудной задачей. Но нужно самое главное - терпение.

        Леха с Агатой опять разругались вдрызг. Они ссорятся часто, и каждый раз на всю жизнь.
        По дорожке шел Харя, никого не задевал, ни с кем не ссорился - такой Харя скучный человек. И вдруг он сказал:
        - Привет, Агата!
        Он поплелся дальше, а Леха невинно спросил:
        - Почему никому не привет, а тебе, Агата, привет? Кто он тебе? Кто ты ему?  - У Лехи ревниво сверкали глаза, Агата видела, что он в большом ревнивом гневе. Ей бы промолчать, а она ответила:
        - Мало ли кто с кем здоровается, Леха! Ты глазами стреляешь в Катю, например. Кривоногую и криворотую. А я же не замечаю и ничего тебе не говорю.
        - Логично,  - ядовито ответил он,  - как раз заметила и сказала.
        - Не твое дело,  - Агата рассердилась, потому что он был прав. Она всегда все видит, все Лехины измены знает и вовсе не молчит.  - За каждой девчонкой глазами водишь, как донжуан отстойный! И никакого вкуса, без разбора!
        - Пилишь, как злая карга!  - Леха разозлился, потому что Агата была права - он очень влюбчивый, Леха.
        Почему правда больше всего сердит и задевает людей? Правота, как колючий шип барбариса, впивается в нас и не дает остаться равнодушными.
        Леха зашагал по дорожке в сторону от Агаты. Агата в другую - от Лехи. Они разошлись навсегда.
        И тут как раз случилось то, от чего замер весь Лунный бульвар. Из куста вышел - ну кто же?
        Догадливый читатель уже понял: вышел сам пес Степа. Собственной персоной. Можно ли считать пса персоной? Это вопрос, но сам Степа, как обычно, полон уважения к себе, еще это называется чувством собственного достоинства.
        Леха, поругавшись с Агатой, шагал по дорожке, но обернулся. И сразу подлетел к Степе, схватил его за обрывок поводка:
        - Нашелся! Сам! Классный Степа!
        Агата услышала эти восклицания, тоже примчалась и стала целовать пса в нос и трепать его за уши.
        Больше всех растерялся Харитон:
        - К ноге!  - кричал он на пса.  - Место! Степа! К ноге!
        - Сам к ноге,  - огрызнулся Степа,  - отвянь. Не ты меня нашел! Я лично нашелся сам! Захочу - опять потеряюсь!
        Никто не знал, чем все кончится. Немного успокоились и вздохнули с облегчением только тогда, когда Харя взял в руку обрывок поводка.
        - Сидеть!  - скомандовал Харитону Степа. Харя послушно сел на скамейку, Степа уселся рядом.  - Отпусти поводок, ты уж совсем.  - Харя неуверенно оглядел всех и отпустил.
        - Степочка, расскажи анекдот,  - Агата гладила курчавую спину Степы, заглядывала в его умные веселые глаза,  - расскажешь?
        И все просили:
        - Рассказывай, Степа, не тормози!
        В переводе на русский язык эти слова были не только об анекдоте. «Мы так рады тебе, Степа, без тебя бульвар другой, и жизнь не такая яркая. Мы любим тебя, пес Степа. И очень хотим знать, где ты был. И еще: не убежишь ли ты от нас? И не утащат ли тебя злые похитители?» Но такие слова обычно не говорятся вслух, они остаются невысказанными. А вслух говорят простое: «Расскажи анекдот, Степа!»
        - Слушайте,  - Степа важно повел мордой: «Восемнадцать подвыпивших едут в „Запорожце“, поют, орут, их останавливает мент: „Вылезайте, нарушили, превысили скорость“. Заплатили штраф. „Можете ехать дальше“. Они стали влезать в машину, утрамбовались, а один никак не влезает. „Слушай, может, ты с нами и не ехал?“ - „Кто? Я не ехал? А кто же тогда всю дорогу вам на баяне играл?“
        Хохот и радость. Хохочут бабки на своей лавочке, хохочет Барбосов, всем хорошо. Лидка не может не вылезти со своим замечанием:
        - А на баяне в тесноте не сыграешь, надо руки широко разводить.
        Когда объясняют смысл анекдота, становится скучно. Но только не в такой день. Степа вернулся! Ожил Лунный бульвар. Даже грудные дети в колясках не плачут и ничего не требуют. А шестой «Б» и вовсе рад - не надо больше носиться по дворам, колотиться в чужие двери, запертые на кодовые замки, звать под неизвестно чьими окнами «Степа!», «Степа!»
        - И мотоцикл останется с нами.  - Надя-Сфинкс целует Барбосова в щеку, и он не отворачивается - сегодня Барбосов не грубый.
        Тут на бульваре появилась писательница, на плече ее висела сумочка. Она отцепила ремешок и протянула Харитону:
        - Я приспособила этот собачий поводок к своей сумке. Купила его в прикольном магазине «Все для лучшего друга». Очень удобно носить сумку, только в метро и в автобусе некоторые узнают знакомую вещь и хихикают, подталкивают друг дружку локтями: смотри какая смешная, сумку держит на поводке, с собакой перепутала».
        Харя взял поводок. Пригодится - к нему вернулся пес. Но не было большой радости на Харином лице. Это первой заметила Агата. Она ничего не сказала, задумалась - что бы это значило?
        - Я бы так не смогла,  - тут же высокомерно заявила Лидка,  - на поводке носить сумочку. Не люблю, когда надо мной смеются, вообще не выношу.
        Тут все засмеялись, над Лидкой часто смеются. Эти ее слова были глупыми, а шестой «Б» прекрасно отличает глупость от умности.
        Степа недовольно сказал:
        - Ты, Князева, вообще. Не тебя же похитили, а меня. И рассказываю я, а не ты. Не отвлекай. А вам, писательница, спасибо за поводок. Хотя это не самая любимая моя вещь.
        Про такие минуты принято говорить: «Смешинка в рот попала». И еще говорят в народе: «Палец покажи - смеяться будешь». Сегодня как раз такое настроение - смешно все. И Степины анекдоты, и Лидкины неуместные реплики, и сумочка с поводком.
        - Я буду предаваться воспоминаниям,  - объявляет Степа,  - и ничего смешного. Похитили меня, я много пережил за эти дни.
        Все затихают, Агата смотрит на Леху - они забыли про ссору, Леха улыбается Агате. Забыли, конечно.
        Потом Агата смотрит на Степу. Но Степы нет.
        - Исчез пес!
        - Убежал!
        - Спрятался!
        Все носятся по кустам, заглядывают под скамейки, кричат и не верят собственным глазам. Но пса нет нигде.
        - Опять пропал!
        - Утащили!
        - Кто?
        - Когда?
        - При нас!
        - Обнаглели!
        - Харя! Кто здесь был?
        Но Хари тоже не было. Не пережил такой беды - ушел Харитон. Потихоньку все разбрелись в разные стороны.

        Леха никогда не извиняется, не признает своей неправоты. Хотя часто бывает не прав.
        В этот вечер он мирно шел рядом с Агатой, они слушали Андрея Макаревича:
        Я пью до дна за тех, кто в море,
        За тех, кого любит волна.
        За тех, кому повезет...

        И тут Агата ни с того ни с сего сказала:
        - Если нос Сергея приставить к лицу Гриши, а ум Гриши приставить к твоей голове, а твой тихий характер, Леха, приставить Барбосову - вот получится классный парень!
        Леха не знает, что Агата недавно читала книгу, где невеста Агафья Тихоновна пыталась выбрать себе жениха и мечтала составить его из всего самого лучшего от других женихов. Их было несколько, невеста прикидывала разные варианты. Читать про это было смешно и одновременно - грустно. Агата сегодня об этом вспомнила, она часто думает о прочитанных книгах, и ей захотелось поделиться с Лехой. Он-то книги читает редко: ему хватает видеофильмов. Но Леха вдруг взъелся на нее:
        - Вечно о мальчишках думаешь! Идешь со мной, я только на тебя обращаю внимание, а ты к чему-то Серегин нос приплела! И еще Барбосова! Про меня бы думала! Нет, все про других!  - Он дернул у нее из уха наушник, хотя она прекрасно слышала Леху. Он зашагал по бульвару, походка была негодующая, шаги широкие. При этом Леха шел не спеша, его легко было догнать. Но Агата догонять не стала, она крикнула вслед:
        - Чувства юмора у тебя нет! И чувства ума тоже мало!  - И побежала по дорожке в другую сторону. С Лехой ей было не по пути. На всю жизнь.
        Леха независимо шагал вперед, даже не оглянулся. Но он сразу же соскучился по Агате. Небо стало темно-серым, чужие собаки пробегали мимо. Они казались необаятельными. Степы не было. И Агаты не было.
        Леха готов был побежать за Агатой, он бы ей сказал: «Итак, Степа опять пропал. У нас общие неприятности. Давай мириться». Она бы ответила: «Неотесанный ты, Леха, никогда не прощу твою грубость и твою дурацкую ревность». И тут же простила бы его. Агата не вредная, и он, Леха, тоже не вредный. Он делает шаг в ту сторону, куда ушла Агата. Сейчас он догонит ее, и все станет прекрасным: небо будет не серым, а голубым, облака станут светлыми, каждая ветка засверкает, как лаком покрытая. И вороны закричат не мерзкими голосами, а нежно и мелодично. И главное, Агата улыбнется, и глаза станут яркими.
        Но Леха застрял на месте, он не бежит за Агатой, он гордый парень, крутой и неуступчивый. Леха уходит в свою сторону, Агата - в свою. Вот так и бывает: простая ссора становится ссорой навсегда.
        Вечером Леха сидит дома и не делает уроки - он думает свои грустные думы. Пытается думать о Степе, но все равно думает об Агате. Надо не вспоминать хорошее - как она быстро и легко бегает; как хохочет, и все вокруг заражаются ее смехом; как говорит с Лехой, насмешливо и одновременно ласково, называет его неотесанным, и в такие минуты ему кажется, что ничего на свете нет лучше неотесанности. Обо всем этом думать не надо. А надо собрать все Агатины недостатки, вспомнить их и знать: она плохая, ее лучше разлюбить сегодня же. Но с недостатками сложности: кокетливая, нравится мальчишкам. А еще что? Леха морщит лоб, напряженно решает эту задачу, которую поставил себе сам. Но решения не находит. Нет у нее недостатков? Наверное, есть. Но Леха их не знает. Может быть, потому, что великая любовь делает Леху необъективным? И это хорошо.
        Звонит телефон, Леха хватает трубку: Агата! Но в трубке голос Сергея:
        - Такая фишка, Леха, мы с Варварой пса видели, он в окно смотрел и улыбался. Дом незнакомый. А через минуту Степа оказался в другом доме, напротив. Там живет адвокат, у него два этажа. Вкатываешь?  - Сергей имел в виду: понимаешь?
        - Вкатываю. И что ты предлагаешь? Замочить адвоката?  - Леха криво улыбается.  - Выход знаешь?
        - Пока нет. Но ты, Леха, волну гонишь и заводишь туфту с Агатой. Ваша свара нарушает единство в наших рядах, а нам нужен пес, а не ваши базары.
        - Скажи это Агате,  - прорычал Леха,  - она во всем виновата.
        Леха отключился от Сергея, сидел и улыбался до ушей. Он чувствовал: наступит мир. Потому что догадался: пока Сергей звонил ему, Варвара, конечно, позвонила Агате. И, разумеется, это большая тайна, которую Варвара хранит уже две минуты. А на дольше Варвары не хватит, как всегда.
        Так и есть, Варвара звонит Агате и мурлычет:
        - Агата, не время ссориться. Пес почти нашелся, последнее усилие - и Степа будет с нами.
        - Я и не ссорилась, это все Леха - придирается и ругается. Терпение мое кончилось, Варвара. Нервы надо беречь, по телику выступал врач, говорил: «Главное, чтобы вы общались с теми, кто вас не расстраивает и не выводит из себя». А Леха выводит, въехала?
        - Значит, не будешь мириться?  - Варвара расстраивается и злорадствует одновременно.  - Честно сказать, Агата, я бы тоже не помирилась с таким. Оскорбляет, ревнует, толкает. На кой он нужен?
        - Вот видишь, Варвара, ты на моей стороне.  - Агата отключила телефон и твердо решила помириться с Лехой.
        А у Лехи были свои решения. Ему позвонил умный Гриша:
        - Мирись с Агатой, нам в такой ответственный момент ваши разборки только мешают. Не в кассу ссора,  - Гриша хотел сказать «некстати», но у подростков свой язык.
        Леха все понимает просто, в таком настроении жизнь видит без оттенков и без тонкостей, во всем два варианта: да или нет.
        - Мирись скорее с Агатой,  - напирал Гриша,  - вы отвлекаете наш дружный коллектив от главного - поисков пса Степы.
        - Не больно она мне нужна,  - прошипел Леха,  - несерьезная девчонка, легкомысленная, все ей хиханьки да хаханьки.  - Тут он представил себе Агатин смех и очень по ней заскучал.
        - Не будешь извиняться?  - грозно спросил Гриша.
        - Конечно нет! Какое отношение Агата имеет к Степе? Пес наш, почти общий. А Агата?  - Леха очень хочет услышать слово «твоя», и умный Гриша говорит:
        - Твоя вроде. Ты сам говорил: самая красивая девочка. Может, не совсем так, но ты так считал.
        - А теперь не считаю, обойдусь без нее! И не такая уж красивая! Щеки румяные, как у куклы. А фигура вообще тощая, как селедка!  - И тут Леха полетел к Агате мириться. Ссора и так затянулась чуть не на целый вечер.
        Мириться, как известно, трудно. Но Леха решил преодолеть все свои самолюбивые преграды. Он позвонил в Агатин звонок, дверь не открывали. Он позвонил длинным звонком - в квартире кто-то был, но дверь не открыли.
        - Мяу!  - раздалось в прихожей.
        - Барс!  - крикнул Леха.  - Позови Агату!
        - Ждите ответа! Ждите ответа!  - Барс легко усваивает всякие человеческие слова, даже если слышал их всего один раз.
        - Не придуривайся, кот! Агата! Открывай скорее!
        - Пес нашелся?  - спросила за дверью Агата.
        - Нет пока.
        - А тогда из-за чего шум? Зачем пришел? Или, может быть, ты, Леха, решил извиниться?
        - Вот еще,  - пробурчал Леха.
        - Дверь надежно заперта. Пока.  - Агатины тапочки зашуршали по прихожей, она уходила от двери.
        - Извиняйся, Леха,  - мяукнул Барс,  - другого выхода у тебя нет.
        - Вот еще,  - повторил Леха,  - ну извини, фиг с тобой.
        - Другое дело.  - Агата открыла дверь. Она была в розовом костюмчике, который надевала только в торжественных случаях. Когда шла на концерт в «Ватрушку» или ждала гостей, приличных маминых подруг. Или на школьные тусовки, или на дни рождения Василисы прекрасной, Нади-Сфинкса и других шестиклассников. Сегодня ничего такого не предвиделось.
        - Чего вырядилась?  - спросил Леха, усаживаясь в комнате на диван. Это значило в переводе на нормальный язык: «Вижу, как идет тебе, Агата, этот нарядный костюмчик. Катит он тебе».
        - Ждала одного человека,  - улыбнулась она,  - вот и приоделась.
        - Кого?  - набычился Леха, он собрался поскандалить, но вовремя догадался: это будет глупо - зря извинялся, что ли?  - Какого еще одного человека? Гад какой-нибудь. Человек, главное дело. Гришка, что ли? Или этот придурок Харя?  - Леха пыхтел от злости.
        - Догадайся, Леха, ты же умный,  - Агата смеялась. Она была такая хорошенькая, глаза сияли. Барс вертелся около Лехи, мурлыкал. И вдруг Леха догадался: Агата ждала его, Леху! Она хотела, чтобы он пришел мириться. Она ради него нарядилась. Он успокоился, заулыбался, достал из кармана кусок сыра и сунул коту.
        - Пес тебе не звонил, Барс? Смотри в глаза, отвечай правду.  - Барс быстро съел сыр, отвернулся от Лехи и полез под кресло.
        - Звонил. Мы друзья.
        - Где он, Барс?
        - Секрет. Не скажу.
        - Не знаешь, Барс,  - нарочно поддразнила Агата,  - друзья, а не сказал тебе пес Степа своего нового адреса?
        - У него адресов немерено,  - из-под дивана откликнулся Барс,  - он путешественник по гостеприимным людям, наш пес Степа.
        - И где живут эти люди?  - схитрила Агата.  - В каком доме живет хоть один? Неужели ни одного не знаешь?
        - Знаю!  - крикнул из-под дивана Барс.  - Я люблю сосиски, рыбку и котлеты домашние сочные! Понятно?
        - Опять шантаж и вымогательство,  - прошептала Агата, а Леха сразу перешел к делу - полез в холодильник, достал сосиску.
        - Это предоплата, остальное получишь после толкового высказывания, без разводок и приколов. У кого Степа?  - Леха повертел перед Барсом сосиской, из-под дивана сверкали ярко-желтые глаза. Кот вытянул лапу, попытался когтями схватить сосиску и утащить к себе поближе. Но Леха спортсмен, реакция у него хорошая, он быстро отдернул руку и напомнил:
        - Сначала скажи, где твой друг прячется. Вы оба клепаете нам мозги, а это некрасиво.
        - Некрасиво,  - повторила Агата и добавила:  - Мама вчера купила печенку, некоторые любят. Угощу, Барс.
        Барс глядел на сосиску горящими желтыми глазами, потом сказал:
        - Был у писательницы, потом у Клары из аптеки, а вчера - в мастерской пылесосов.
        - А сегодня?  - нетерпеливо подпрыгивала на одном месте Агата.
        - Сегодня не звонил.  - Кот все же ухитрился выхватить сосиску, ел и урчал от удовольствия.  - Он похищенный, но и в гости ходит. Когда так, а когда сяк.  - Кот замолчал и уполз поглубже под диван.
        - Барс, а почему пес не возвращается к хозяину? Ведь его же никто не держит в неволе? Он свободно шатается по разным квартирам.  - Агата задумчиво смотрит на Леху, Леха - на Агату.
        - Есть какая-то разводка,  - мурлычет под диваном кот,  - а в чем она - это неизвестно мне.
        - А если еще сосисочку получишь,  - Леха подмигивает Агате,  - или печенки кусочек?
        - Я не проглот - наелся. И больше ничего не знаю. Лучше включи музыку, Агата. А то трындим, трындим, а толку нет.
        - Толку немного,  - засмеялась Агата и включила магнитофон:
        В этом городе живет небо,
        Небу триста лет, оно устало,
        А под небом воздух из мороза,
        В этом мужестве кусок металла.

        Здесь у птиц парализует крылья,
        А Икару не к чему стремиться.
        Новый год приходит годом старше,
        Ничего не может измениться.

        «Ночные снайперы» пели, Агата с Лехой немного потанцевали, потом песня кончилась. Агата посмотрела в окно, шел снег.
        - Леха, пес превратился в бродячего. Он шатается где хочет.
        - Бродячие ходят по помойкам, а он гостит в приличных квартирах.
        Агата смотрела грустно:
        - Долго ищем, столько времени прошло, а он то появится, то исчезнет.
        - Сказал - найдем, значит, так и будет.
        Леха выдвинул подбородок, глаза сузились: решительный парень. Такой умеет приводить в порядок любого. Тем более - пса Степу.

        В классе все сидят тихо и слушают математичку Клизму. А она объясняет новое правило. Класс внимательно на нее смотрит, но Клизма - опытный педагог, она видит, что в глазах у них вовсе не внимание к математике. Глаза далеко, и мысли далеко.
        - Опять думаете только о собаке?  - она сердится.  - Нельзя же так увлекаться псом Степой! Учиться надо, этого никто не отменял.
        - А помните, когда ваш Рыжик пропал, вы даже заболели!  - Агата справедливым голосом говорит справедливые слова.  - Вы же не ходили на работу! И страдали!
        Класс мгновенно подхватывает:
        - В ветеринарке сидели с ним часами!
        Клизма смутилась - они правы. Шестой «Б» класс непредсказуемый. То они легкомысленные и очень несерьезные. То вдруг все влюбятся глубоко и серьезно. Потом неожиданно переругаются навек, потом помирятся навсегда. Теперь вот такая верная собачья любовь пса к ним. А они полюбили этого чужого пса. И тоскуют без него. Надо их понять.
        Но Клизма не может сразу перестроиться:
        - Прекратите балаган! Урок есть урок!
        Но и они не такие простые люди.
        - А теперь ваш котик здоров,  - Агата ласково смотрит,  - мы о нем беспокоимся.
        - Нашел он себе невесту?  - Оля невинными голубыми глазами уставилась на учительницу.  - Одиночество плохо сказывается на настроении любого живого существа.  - Оля вчера поссорилась с Артемом, сегодня она имеет в виду не только кота Рыжика, но и себя, голубоглазую Олю.
        - Мой Рыжик здоров, он женился, скоро будут дети. Уже есть желающие взять котят - все у нас в порядке.
        - А кто его любимая жена?  - Агате очень уж не хочется сегодня заниматься математикой, она отвлекает Клизму и всех заодно.
        - Беленькая кошечка,  - с упоением отвечает Клизма,  - хорошенькая, кокетливая. Она часто гуляет на Лунном бульваре. За ней ухаживал чужой бродячий кот, злой и агрессивный. Он трепал моего Рыжика, но Рыжик не сдался, он победил, завоевал любовь беленькой кошки.
        Шестой «Б» аплодировал мужественному Рыжику. Они выкрикивали:
        - Классный Рыжик!
        - Отвоевал свою невесту!
        - Настоящий крутой мужик!
        Клизма таяла. Она гордилась своим Рыжиком, эта гордость была важнее всяких математических правил.
        И в эту минуту в сумке у математички зазвонил мобильник.
        - Да!  - крикнула в трубку взволнованная Клизма. Она строго-настрого запретила всем родным и знакомым звонить ей на работу - нельзя отвлекать учителя от урока. Если кто-то звонит во время урока, значит, что-то случилось. В тревоге математичка кричит в трубку:  - Да! Что стряслось?  - Тревога и недовольство смешаны в ее голосе.  - Как ушел? Не мог он уйти! Может быть, не Рыжик? Форточка! У меня высокий этаж! Ушел! Вот смелый кот! Бегу!  - Клизма схватила сумку и вылетела из класса.
        - Свалил!  - восхищенно сказал Леха.
        - Свинтил!
        - В форточку!  - Агата представила себе высоту, гладкую стену дома.  - Как он не разбился, бедный кот.
        - Альпинист.  - Василиса прекрасная вспомнила, как их квартиру обокрали - вор умел лазить по ровным стенам, забирался на любой этаж. Таких милиция называет альпинистами.  - Помните, у моей мамы украли девять единиц драгоценных вещей - два кулона, три медальона, колечки, цепочки. Это стащил альпинист. Красивый был, его поймали, судили. Он во всем признался.
        - Помню,  - Надя-Сфинкс обернулась к Барбосову,  - а ты, Барбосик, вспомнил? Он, этот альпинист, для любимой девушки был готов на любое преступление на любой, между прочим, высоте.
        - С риском для жизни!  - весело подтвердила Варвара, достала из кармашка косметичку и подкрасила веки.  - Красота спасет мир,  - добавила она не совсем в тему.
        Тут открылась дверь класса и вошла женщина - накрашенная ярче Варвары, не очень молодая, но еще красивая.
        - Меня попросила завуч Оксана Тарасовна посидеть у вас до конца урока. Не возражаете?  - Она села за учительский стол.
        - Если не будете нудить правила и ставить отметки,  - сказал Сизов из СИЗО густым басом, он умеет так говорить, когда хочет казаться взрослым и грозным.
        - Ну что вы,  - засмеялась она,  - я все школьные премудрости забыла давно, вылетели из головы. Память у меня отличная только на определенную тему - помню все, что связано с моими романами.
        Услышав о романах, девчонки насторожились, а мальчишки тоже, но притворились, что нет.
        - Романы - это про любовь?  - спросила наивно Оля и поморгала, чтобы эта чужая тетенька оценила яркий цвет Олиных глаз.
        - Во дает! Не знает! Здоровая выросла, а романы не знает,  - диким смехом захохотал Барбосов.
        - Да, про любовь,  - она мечтательно завела глаза к потолку,  - моя избирательная память меня не подводит. Дмитрия я любила так, что при встрече с ним, даже случайной, где-нибудь на остановке трамвая, роняла сумку. Слабость в руках от великого чувства.
        - А он?  - спросила Лидка, которая не терпит незавершенных ситуаций.
        - Он? Поднимал мои сумки и подавал мне с насмешливыми словами: «Вы потеряли ридикюль».
        - Не любил, значит?  - Агата опечалилась.  - Про ридикюль от любви не скажет.
        - Ну почему же? С юмором был, секретный физик. А я девчонка из педучилища по дошкольному воспитанию. Училась на учительницу рукоделия. Хотите, научу вас шить и вязать?
        - Лучше петь и плясать,  - пробасил Сизов, и все согласились со смехом.
        - Наш Сизов из СИЗО классный.
        - Петь и плясать - супер!
        - Но сначала про избирательную память,  - потребовали девчонки.
        - Пожалуйста, кстати, меня зовут Татьяна Васильевна. Я вчера начала преподавать в вашей школе в младших классах, у меня первый «А».
        - Там мои ученицы,  - не смолчала Лидка,  - девочки у меня берут уроки.
        - Какие?  - поинтересовалась Татьяна Васильевна, лицо не выражало интереса - от всяких выражений лица может осыпаться косметика.
        - Как завоевать любовь,  - ответила Лидка.
        - Классно!  - обрадовалась рукодельница.  - А ты это знаешь? Откуда?
        - Она вычитывает умности из глянцевых журналов!  - отреагировал класс.
        - Журнал «Киса»!
        - Журнал «Тетя» и еще «Мотя»!
        - «Зина»!
        - «Резина»!
        - «Корзина»!
        - Я тоже их просматриваю,  - Татьяна Васильевна им все больше нравилась, она не скрывала своих слабостей.  - Рассказываю про избирательную память. Помню, на каком свидании во что была одета. Много лет прошло, но знаю: с Димой на мне была голубая юбочка и кофточка в полоску серую с голубым, очень эффектно. С Олегом - зеленое платье, к глазам. Олег от моих глаз тащился. А с Семеном - белый пиджак, тогда это называлось жакет. Семен все врал, но ко мне относился шикарно!
        - Расскажите, как - шикарно?
        - Конфеты-букеты?
        Это, конечно, девчонки. А она ответила с достоинством:
        - Не просто букеты, а розы! И не просто конфеты - а швейцарский шоколад.
        - Швейцарский? Он в магазине «Бобло» продается, я видела!  - Лидка всегда знает больше всех.
        - Это теперь, а тогда его привозили только из Швейцарии, его почти никто не пробовал, а я получала коробку и могла наслаждаться и хвалиться перед подругами.
        - Вы были толстенькая?  - вежливо спросила Надя-Сфинкс, Надина полнота - ее больная тема.
        - Средней упитанности,  - Татьяна Васильевна была собой довольна, это сразу видел любой,  - а Семен, который врал, он рассказал мне, что был везде. И в Африке катался верхом на белом носороге. Даже фотографию этого носорога показал. Потом я узнала, что носорог из зоопарка, а белый - фотоэффект. И еще он подарил мне гранатовый браслет. Эффектно, так называется прекрасная повесть о великой любви - «Гранатовый браслет». Я опять полетела хвалиться, а одна подруга мне сказала, что он всем на работе подарил такие браслеты. И не гранат, а подделка.
        - А вдруг подружка наврала? Из зависти?  - Василиса прекрасная догадалась - подругам хвалишься от всей души, а они завидуют.
        - Я тоже так подумала тогда, но она открыла ящик стола и показала мне браслет. Точно такой, как у меня,  - Татьяна Васильевна грустно усмехнулась.
        - Вы классно рассказываете,  - Агате захотелось поддержать эту Татьяну Васильевну, немного смешную, красивую, с избирательной памятью.
        - А что такое ридикюль?  - спросила Оля.
        - Женская сумочка,  - ответила Татьяна Васильевна,  - знаете, у меня очень красивая судьба: все относились ко мне изумительно - ну все до одного.
        - А много их было, этих изумительных?  - не удержался Леха.
        - Сколько было - все мои!  - засмеялась она, зубы ровненькие, блестят, улыбка широкая - можно все зубы пересчитать.
        Тут в класс вернулась Клизма, она прижимала к груди кота.
        - Вы, Татьяна Васильевна, меня заменили - спасибо. Взаимная выручка - закон коллектива.
        - Не надо математики,  - завопил класс,  - расскажите лучше про кота.
        - Не люблю кошек,  - поморщилась Татьяна Васильевна,  - только игрушечных - фарфоровых, плюшевых, деревянных. У меня коллекция, все друзья дарят мне кошек!  - И она упорхнула из класса. А Рыжик разлегся на учительском столе, наглый, рыжий.
        - Где он был?  - стали спрашивать все. Звонок будет вот-вот, и никто не стремится отвлекать математичку от математики. Они же правда хотят знать, что случилось с Рыжиком.
        - Он прыгнул в форточку и повис на трубе. Кричал, бедный, не решался спрыгнуть. А зацепиться на трубе не мог.  - Она гладила Рыжика, он щурился, довольный.
        - Да почему же он не мог зацепиться?  - Оля удивляется.  - Коты способны цепляться за каменную ровную стену, за любую поверхность.
        Клизма смущенно опустила глаза:
        - Дело в том, что я вчера подстригла ему ногти. То есть когти.
        - Зачем,  - смеялся класс,  - он же кот.
        - Ну мне казалось, что так он будет ухоженным.
        - Как он сегодня спасся с этой трубы? Высоко же висел!  - Оля больше всех в классе разбирается в повадках животных.  - Кто его снял?
        - Соседка Суворовна. Она подняла швабру, он прыгнул на швабрину щетину, а там уже невысоко. Миленький мой.  - Она гладила кота и готова была поцеловать его в нос, но стеснялась - ученики могут и на смех поднять. Такие люди - иногда нежные, а иногда ехидные.
        Зазвенел звонок. Тут Клизма спохватилась:
        - Совершенно упустила из виду! Там, на Лунном бульваре, мы с Рыжиком видели знаете кого? Степу! Он там гуляет.
        Шестой «Б» как ветром сдуло. В такие минуты они должны быть не в классе. Они все должны быть на Лунном бульваре.

        И вот наконец они долетели до своего любимого пса. Он как ни в чем не бывало сидел около их с Харей скамейки и ждал.
        - Степа! Привет!
        - Вернулся!
        - Бродяга!
        - Мы же тебя ждем и ищем!
        - Это я вас жду,  - величественно ответил он,  - где вы носитесь?
        После жарких объятий все стояли вокруг Степы, а он рассказывал:
        - Это великая история, таинственная и преступная. Слушайте и не перебивайте.
        - Степа,  - тут же перебил Барбосов,  - скажи главное - кто тебя похитил? Сразу начищу пятак, а потом буду слушать твои байки.
        - Настоящие бандиты похитили. Они меня схватили, и поволокли к троллейбусу, и привезли в незнакомый дом. Я страдал.  - Степа не умеет всхлипывать, он немного повыл жалобно.  - Они приковали меня наручниками.
        - К батарее,  - ахнула Оля,  - как в кино?
        - К ножке стола, но все равно обидно.  - Степа напомнил строго:  - Не перебивайте, мне и так тяжело это все вспоминать. Они на меня кричали: «Плати выкуп!» Я говорю: «Бабок нет», а они: «Будешь тут сидеть, пока твои отстойные друзья не принесут бабки!» А вы не несли, хотя вы и не отстойные, это бандиты так говорили, а не я. И еще они мне в пасть совали кляп!
        - Степа!  - Агата от нетерпения подпрыгивала на месте и не моргая смотрела на Степу, а он отводил взгляд.
        - В масках! И голоса тухлые, ни на кого из знакомых не похожие. Немного, правда, один похож на Суворовну.
        - Врешь,  - завизжала Суворовна,  - пусть я сплетница, но я не криминальная! И никогда к собаке близко не подойду!
        - Подозрение не есть клевета,  - вдруг изрек Степа. От этих важных слов все чуть не рухнули. Оля сложилась вдвое, как будто живот заболел. Артем уронил сумку, как Татьяна Васильевна от полноты чувств роняла свой ридикюль. А Леха хохотал во весь голос, но при этом обнимал плечи Агаты. Они были не в ссоре, надо пользоваться моментом, так решил Леха.
        Первым перестал смеяться умный Гриша. Он подумал и решил:
        - Степан! Ты насмотрелся детективов! Эти слова оттуда. И ты нам устраиваешь детективные загадки. Где ты был на самом деле, мы так и не знаем.
        - Похитили - вот главное. И приковали - вот главное!  - опять разорялся Степа.  - Ну не приковали, а привязали. И не к ножке стола, а к руке одного человека. Он водил меня на поводке гулять, но редко и не на Лунный бульвар. И я от него ушел.
        - Как тебе удалось уйти? Ты же похищенный!  - Леха веселится.
        - Отпросился. И ушел к писательнице.
        - Неужели и она с тобой плохо обращалась?  - ахнула Лидка.
        - Хорошо обращалась и кормила вкусно, сколько хочешь. Но мне стало скучно - она все время пишет свою книгу, ей интересно, а я сижу как дурак, поговорить не с кем, и телевизор не включает.
        Писательница как раз проходила мимо:
        - Нахал ты, Степка,  - она потрепала его за ухо,  - но симпатичный нахал,  - и она поспешила дальше.
        - Привет, писательница,  - крикнул Степа вслед,  - я ничего плохого не сказал! И котлетки были классные?! А у адвоката телевизор во всю стену! А у философа чай с вареньем из авокадо! Она женщина-философ, готовит целыми днями и философствует! Все меня уважали, а выкупа за меня не давали!
        - Да зачем тебе, Степа, выкуп? Ты же и так на свободе жил и по гостям шлялся!  - Агата хохочет, всем смешно.
        - Как зачем выкуп? Меня же украли! Агата, не смейся! Писатели все богатые! Особенно Лев Толстой! Но я у него не был, не знаю, где живет! Ничего смешного, Гриша! И ты, Оля!
        - Лев Толстой давно умер, Степочка,  - Агата погладила пса по спине, потрепала уши, а он завилял хвостом: «Спасибо». Потом вдруг добавил по-французски: «Мерси», увидел, как все удивились, и сказал еще и по-английски: «Сенкью вери мач».
        - У нашей англичанки тусовался,  - догадался Сережа,  - она на Тихонькой улице живет, близко! На всех языках примочки знает!
        - У англичанки недолго,  - Степа нагло смотрел на всех по очереди,  - она тоже вечно занята - то уроки государственные, то частные. Жить-то ей надо! Недолго был у нее, хотя она покупала мне мои любимые консервы «Бобик-Тобик». Но мне нужна не только еда, а душевные разговоры.
        - А где же ты задержался надолго, Степочка?  - Агата заглядывает в его глаза, гладит морду, холодный кожаный нос.  - Мы же везде искали, некоторые ревели, некоторые деньги собирали. Барбосов хотел продать мотоцикл и заплатить шантажистам.
        - Где был, где был - достали вопросами. Устал.
        - Девчонки до всего хотят докопаться,  - презрительно морщится Барбосов,  - а по-моему, пришел, и ладно. Любопытство у девчонок большое, а ум маленький.
        - У тебя зато большой!  - огрызается Оля. Про любопытство чистая правда, от этого Оля и обижается.  - Где ты все-таки был, Степан? В основном - где?
        - Сказать,  - хитро смотрит на всех пес,  - сказать, значит? Без выкупа, без шантажа? Хитрые какие! Ну был у одного человека, а вы не догадались! Потому что все было хитро придумано. Конспирация!
        - Не скажешь?  - Лидка обиженно сложила губы в ниточку.  - Мы к тебе всей душой, а ты?
        - Бывает,  - туманно говорит Степа,  - ты всей душой, а к тебе не всей душой. И люди так себя иногда ведут, правда, Лида Князева?
        Она отворачивается, обижается на правду, как часто бывает с любым.
        - Все равно узнаю,  - твердо говорит Леха,  - и тогда берегись, вор-похититель! Замочу на фиг!
        - Вместе разберемся,  - поддержал Барбосов.
        Все шумели, возмущались:
        - Мы ждем! А он не говорит!
        - В другой раз потеряешься - бегать не будем!
        - Нахал кучерявый! Хвост неадекватный!
        - Больно много из себя ставишь, Степа!
        За всем этим шумом и скандалом никто не заметил, как Степа тихо исчез. Он и не слышал их упреков. А кому приятно слушать упреки? Тем более - справедливые.

        Бывшие обиженные собрались на посиделки, попивали чай, грызли сухарики и печенье. А девчонки, как обычно, сидели в своем уголке и скромно помалкивали до поры до времени.
        Сильная рассказывала историю:
        - У меня был друг, очень милый человек. С подарками приходил, и такими щедрыми. Узнал, например, что я неравнодушна к маслинам, приволок банку килограмма на два. Весь дом я угощала, но не все соседи, оказалось, любят маслины. Проблема смешная. Была у него одна особенность - любил рассказывать анекдоты. Ну прямо как пес Степа - так и сыпались один за другим, кстати и некстати. А ему-то казалось, что кстати. Я научилась терпеть, но мои гости сидели со скучающими лицами. Наконец в мой день рождения, когда приятель особенно разошелся, подруга вызвала меня в кухню под благовидным предлогом и шепчет:
        «Пусть остановится, невыносимо. И всем же хочется поговорить. Да и анекдоты у него с бородой, смеемся из вежливости, но все имеет свой предел. Утомил».
        Сидим, он не унимается, я от отчаяния говорю:
        «Пусть каждый расскажет о своей первой любви, по кругу».
        Рассказы были интересные и не очень, но все оживились. А потом он мне сказал: «Я знаю, что с анекдотами перебираю. Просто люблю, когда люди смеются. Ну и еще они сыплются у меня на нервной почве». Мне стало его жалко, я сказала: «Рассказывай на здоровье, а когда превысишь меру, наступлю тебе на ногу. И замолкни». Так мы договорились на будущее.
        - Помогло?  - спросила Сиреневая.
        - Нет,  - отмахнулась Сильная,  - он увлечется и никаких моих наступаний на ногу не чувствует, ногу отодвинет и шпарит сто анекдотов подряд, без пауз, не дожидаясь реакции. А в остальном хороший человек.
        - Ну у всех же свои недостатки,  - смеялись бывшие обиженные,  - не пьет, не курит, а вот анекдотами замучил.
        - Можно простить, подумаешь - анекдоты.
        Тут открылась дверь и вошла женщина, не очень молодая, но ярко накрашенная, в мини-юбке, каблук высоченный.
        - Татьяна Васильевна!  - зашумели девчонки в углу.
        - Старые знакомые,  - обрадовалась она,  - шестой «Б»!
        - А мы клуб бывших обиженных,  - сказали взрослые,  - вы решили быть с нами?
        - Да, я тоже бывшая обиженная, хотя кое-кто относился ко мне грандиозно.  - Она села и с ходу начала рассказывать:  - Семен был чемпионом по роскошному отношению ко мне. Он буквально носил меня на руках, все мои капризы были для него законом.  - Она заводила глаза к потолку, мечтательно вздыхала.  - Он спрашивал: «Таня, чего хочет сегодня твоя левая нога, вернее - ножка?» И я придумывала невероятные просьбы: «Хочу ландыши». А на дворе зима, ландыши, как известно, цветы весенние. Я специально сказала невыполнимое, как в народных сказках - выкручивайся, Семен, конечек-горбуночек.
        - И принес?  - ахнула кассирша по прозвищу Кассирша.  - Нет, скажи, Татьяна!
        - Принес! Вошел с букетиком, аромат на всю квартиру! Оказалось, он слетал на самолете на Украину, там теплее, раньше весна, купил и прилетел. И увидел мои квадратные глаза. «Ничего особенного, Таня, посмотри на себя в зеркало - ты всего достойна. Выйдешь за меня замуж - будешь царицей, а я твой верный подданный».
        - И ты не вышла?  - недоверчиво прищурилась Кассирша.
        - Я бы рада была выйти за него,  - опустила голову Татьяна Васильевна,  - но тут одна приятельница сообщила мне, что он женат и не собирается уходить от жены. А мне врет, что свободен.
        - Ой, гад!  - Кассирша не может смириться с таким невеселым концом истории.  - А вдруг подружка наврала? Они, подружки, такие - завидуют и все портят.
        - Нет, не наврала. Я тоже надеялась, что неправда, он так волшебно ко мне относился. И такой подтянутый, чисто выбрит, пахнет хорошей туалетной водой без этих пошлых излишеств. И рубашка на нем всегда без исключения ослепительно-белая. Вот рубашка и была главной подробностью - жена стирала-гладила, а он передо мной, чужой дамочкой, выпендривался.
        - Скандал был?  - спросила Синеглазка.
        - Небольшой. Он пришел, я говорю: «Жена всю ночь рубашки гладит? А ведь работает, наверное». А он сразу: «Кто тебе сказал?» Не отпирался, не вилял, как всегда вилял,  - понял, что попался. Я немного поорала на него и выбросила на лестницу все его подарки - кофточку из Англии, перчатки из Парижа и...  - она вздохнула тяжело,  - напоследок полетел туда же гранатовый браслет.
        - Ушел? Добровольно?
        - Ушел. И еще год ходил под окнами, но я быстро вышла замуж, и как увижу Семена под окнами, так прошу мужа: «Постой на фоне окна». А муж здоровый, спортивный. И Семен понимает, в чем угроза, уходит.
        - Ну почему он врал? Мог бы во всем сознаться, и жили бы по-человечески.
        - Не мог он сознаться - слишком много лжи нагородил,  - высказалась наконец Сильная. Она все это время молча слушала, сразу уловила: что-то не так.  - Я сразу учуяла: неестественное у этого Семена поведение. Слишком хорошо он знает женщин - все капризы исполнял, лапшу на уши вешал. Татьяна рот разинула, любая бы попалась на крючок.
        - Но ведь он любил,  - Татьяна воскликнула горячо,  - неужели любовь не могла его изменить?
        - А много ты, Таня, видела мужчин, которых изменила любовь?
        Татьяна задумалась, считала про себя, шевелила губами, махнула рукой и засмеялась:
        - Честно? Ни одного. Обещаний слышала много, клятв даже. «Я стану другим! Я не буду пить! Ради тебя на все готов!» А на деле - ни с места.
        - Да, изменять - пожалуйста, а изменяться - ни на миллиметр.  - Сиреневая очистила мандарин, положила в рот дольку и добавила:  - Жизненный опыт показывает: мужчины консервативны, они не меняются.
        Никто не возразил: Сиреневая лучше многих знает тему, ее рассеянный без конца увлекается разными и разнообразными подругами, попадается без конца, врет напропалую, мало заботится о том, чтобы жена ему верила. Но брак, как ни странно, прочный, долгий. Терпение Сиреневой все побеждает.
        - А мой недавно привел собаку,  - редакторша вяло сообщила, не рада она чужой собаке.
        - Кого?  - заволновались девчонки.  - Степу?
        - Ну конечно, кого же еще? Степа пришел за ним следом, сел у нас перед телевизором и велел: «Включи, Умница, мультики».
        - Ну,  - кричали девочки,  - и что было дальше?
        - Вы тормозная,  - не вытерпела Надя-Сфинкс,  - когда это было?
        - Вчера,  - редакторша неохотно выдает информацию. А почему, никто не знает.
        - Степа у вас? Дома?
        - Он посмотрел телевизор, потом поел салата и сказал: «С укропом люблю».
        - А потом что?  - смеялись девчонки, да и взрослые с интересом слушали историю о говорящем псе Степе, которого иногда видели на Лунном бульваре.
        - Его не заметить нельзя,  - сказала Сиреневая,  - у него хвост неадекватный.
        - Хвост как хвост,  - гомонили девчонки,  - а где теперь Степа? Редакторша, скажите!
        - А может, вы похититель,  - зловредно предположила Агата,  - темните и в глаза не смотрите.
        - Ушел Степа,  - печально призналась наконец она,  - муж вышел за газетой, Степа в это время выскользнул за дверь.
        - Куда?
        - Зачем? Что сказал?
        Редакторша вздыхала, отворачивалась, потом решилась:
        - Степа сказал: «Нудная ты тетка» - и ушел. А я ничего такого нудного не предлагала, просто хотела его помыть - он же скитался неизвестно где. А он рассердился: «Я на тебя обиделся. У адвоката не мыли, учительница английского даже лапы мне не вытерла, хотя на улицах грязь. Писательница никаких разговоров о гигиене не вела. А ты зануда».
        - И ушел? Совсем?  - девчонки огорчились, но и гордились Степой. Смешанные чувства довольно часто бывают у них.  - Не хотел терпеть такого отношения, и салат не помог.
        - Тем более - без укропа.
        Тут Синеглазка не удержалась, она вкусно готовит, лучше всех в клубе бывших обиженных:
        - Без укропа какой же салат? Неправильный салат.
        Новенькая Татьяна сказала:
        - А я готовить совсем не умею, но мужчины мне всю жизнь прощали.
        - Прощали,  - Кассирша хмыкнула,  - а где же они все? Одна живешь?
        - Одна. Но это мой выбор - не люблю зависеть ни от кого.
        - Знаем, знаем,  - зашумели девчонки, они наслушались в клубе разных мнений. «Не хочу замуж» говорят обычно те, кого не зовут. Так считают не все, но Кассирша говорит об этом открыто. А Сильная не говорит открыто, но про себя частенько об этом думает.
        - У меня и сейчас большой успех,  - уверенно сказала Татьяна,  - только я им не пользуюсь.
        Хохот был ей ответом. Она захлопала махрово накрашенными ресницами, не поняла:
        - Что я такого сказала?
        - Удачно сострила,  - отозвалась Сильная,  - с тобой помрешь, Татьяна.
        - Эту шутку про успех я первая придумала,  - сказала Лидка.
        Татьяна задумалась, потом ответила:
        - Я вообще остроумная, Семен говорил, и Дима, помню, так считал.
        - Это от которого вы ридикюль роняли?  - спросила Лидка.
        - Да, роняла, я впечатлительная, а он производил на меня большое впечатление. Если я вызываю у вас иронию, я к вам ходить не буду. Неужели я смешная?
        - Все мы иногда смешные,  - философски заметила Сильная,  - у нас здесь отношения дружеские, мы все на «ты», откровенничаем, стараемся понять других. Ты, Татьяна, умеешь понимать других?
        Татьяна не знала, что ответить. Потом сказала:
        - Я вообще-то больше люблю говорить, а не слушать.
        - И говорить только о себе,  - добавила Синеглазка,  - это как-то научно называется, мне Галина Петровна рассказывала.
        - Эгоцентризм,  - Сильная образованная, она многое знает,  - сосредоточенность на себе. Но мы Татьяну осуждать не будем, правда?
        - Тем более я учительница, нервная работа,  - тут же подхватила Татьяна,  - напряжение жуткое. Дети теперь знаете какие?
        - А какие?  - с вызовом спросили девчонки.  - Нет, скажите - какие?
        - Слишком умные,  - начала перечислять Татьяна Васильевна,  - вот главное - слишком умные. Даже самый из них глупый все равно слишком умный. И с ними трудно - ехидство, цинизм, раннее развитие.
        - Умные - это хорошо,  - убежденно сказала Сильная.
        И тут же девчонки подхватили:
        - Умными ругают только глупые!
        - Я не глупая,  - без обид ответила Татьяна Васильевна,  - я легкомысленная, а это и есть женственность.
        Сильная задумалась, сказала:
        - Права Татьяна Васильевна, я, например, поздно додумалась: мне не хватает знаете чего?..
        - Ну не глупость же тебе понадобилась?  - спросила, смеясь, Сиреневая.  - Для успеха и легкомыслие не всегда в кассу. Оно иногда раздражает и отталкивает. Я так считаю.
        - Мне не хватало поверхностности. Слишком хотелось во многом разобраться, все понять. А к чему? Я и понимала многое, да нет в этом счастья.  - Она невесело засмеялась.  - Глупость - не радость, но и от ума - горе.
        - Это называется знаете как?  - Редакторша вдруг оживилась.  - Гендерное сознание.
        - Что такое гендерное?  - Синеглазка очень культурная, и то не знает такого слова. А уж Кассирша и вовсе помалкивает.
        - Такое сознание, которое с одними мерками - к мужчинам, а с другими - к женщинам. Знаю одну такую: тончайшая женщина, даже талантливая. Но как начнет рассуждать: мужики во всем у нее правы, даже плюгавенький, даже хам и ничтожество - он ей видится справедливым и безупречным. А женщин почти всех не любит и не оправдывает. Гендерное то есть сознание.
        - Запомню,  - Сильная тоже впервые, оказывается, услышала такое красивое выражение - гендерное сознание.  - У многих женщин его вижу, необъективное суждение.
        - А может, в этом есть справедливость?  - вдруг серьезно и без ужимок спросила Татьяна, до нее дошло, что здесь умеют говорить о серьезном, а вовсе не победами хвалиться. Хотя иной раз и это допускается.
        - Татьяна поумнела на глазах,  - засмеялась Синеглазка,  - не обижайся, Таня, мы здесь все растем морально и интеллектуально. И становимся терпимее.
        - И еще - откровеннее,  - добавила Сиреневая,  - я никому не говорила об изменах моего ненаглядного рассеянного супруга, а здесь расковалась, разговорилась, и меня поняли, а мне стало намного легче терпеть его выходки.
        - Давно не рассказывала, Сиреневая,  - Кассирша вступила в разговор, когда тема гендерного сознания закончилась,  - я уж думала, он остепенился, твой-то рассеянный.
        - Ну что ты, Кассирша! Никогда этого не будет! Рассказать вам про новый прикол?
        - Конечно, если хочешь - расскажи.  - Это Синеглазка в деликатной форме хотела сказать: «Если тебе не больно, Сиреневая». Они научились сочувствовать друг дружке.
        И Сиреневая начала рассказ:
        - Пришел мой драгоценный с работы, а я пораньше прибежала, ужин на столе. Он ужинает, похваливает мои фирменные голубцы, соком запивает, жмурится от удовольствия. А потом идет к шкафу, достает самый лучший костюм и без комментариев переодевается в него. И элегантная рубашка, я недавно купила. Ботинки фирмы «Саламандер». Я молчу, встал передо мной - не муж, а картинка из глянцевого журнала «Жорж» или «Серж». Ждет вопросов, я взяла себя в руки - молчу. И выражение лица самое мирное. Чего мне это стоит - вопрос другой. Смотрим друг на друга - война нервов. Но мои нервы закаленные от долгой жизни с ним. Молчу и весело поглядываю. Сына дома нет, это удобнее - двое разыгрывают острую сцену. Наконец его нервная система дала сбой: «Почему ты не спросишь, куда я иду?» - «А зачем спрашивать? Лишние вопросы - лишнее вранье!» - «Ну почему обязательно вранье? Лично я терпеть не могу вранья. Я собрался на корпоративную вечеринку - только наши сотрудники. Начальник специально предупредил: „Без жен, без мужей. Они только смущают наш коллектив. С семьей пообщаетесь в домашней обстановке“. А я, между прочим, как
раз хотел тебя пригласить - ты такая красивая, моя Сиреневая, никого бы не смутила. Но слово шефа - закон, он и так не всегда мной доволен».  - «Это почему же он недоволен?  - наивно спрашиваю я.  - Ты сильный, думающий специалист, у тебя опыт, с людьми ладишь».  - «Он считает меня рассеянным. Я на днях по ошибке утащил его портфель с важными документами».  - «Портфель? А домой не приносил, странно»,  - это я дурочкой притворяюсь. А он - дурачком: «Я уволок этот ценный портфель к одной нашей сотруднице, случайно к ней забежал на минутку, там его и забыл. Она на другой день принесла портфель на работу, золотая женщина. И взяла вину на себя, как будто она его унесла нечаянно. Но ложь не удалась - шеф сразу все просчитал, на меня волком смотрел весь день».  - «Обошлось, скажи спасибо золотой женщине»,  - это я говорю, и никаких слез, никаких неудовольствий - все замечательно. И он уходит, махнув мне ручкой. Я на прощание спрашиваю: «Где будет ваша вечеринка? В каком ресторане?» - «Олимпийский чемпион», я там заказал столик на двоих». И умчался, понял, что проговорился. «Заказал! На двоих!»
        Они смеялись над незадачливым рассеянным, а Сиреневая сказала:
        - Смешно, правда? Я и сама смеялась - привыкаю к его выходкам. А потом пришел сын, он гулял по Лунному бульвару с Анютой - румяный, радостный, влюбленный. И, как часто бывает, ни в чем не виноватый получил ни за что: «Не смей Анюте врать! Узнаю - пришибу! И посуду вымой сам, видишь - мать устала!»
        Пожалели Сиреневую, посочувствовали ей. В заключение она сказала свою коронную фразу:
        - Где бы не бегал, а домой прибежит.
        - Уважаю тебя, Сиреневая, за оптимизм,  - похвалила Кассирша,  - а я как что, сразу реветь и ругаться.
        Тут приоткрылась дверь и в комнату заглянул, кто бы вы думали? Степа! Он глянул веселыми глазами и крикнул:
        - Ку-ку!
        А пока девчонки вскакивали со своих мест, он прикрыл дверь и улетучился. Пустой коридор, никакого пса Степы. Только мокрые следы собачьих лап на полу вели к выходу.

        Лидка в одиночестве листала журнал «Настя», мимо проходила писательница:
        - Лида! Ты такой верный читатель.  - Отошла немного, потом обернулась и добавила:  - От читателя иногда зависит не меньше, чем от писателя.
        - Почему?  - Лидка рада хоть какому-то разговору, одной скучно.
        - Талантливый читатель делает для книги очень много - он ее понимает тонко, любит ее и умеет много из нее взять для жизни.
        Лидка мало что поняла, а писательница быстро пошла дальше. Но остановилась и сказала напоследок:
        - Книги умнее, чем твои журналы. Как правило. Переключишься - не пожалеешь.
        Лидка задумалась над журналом «Настя». Советы про любовь, фасоны модных юбок, тесты для разных ответов на разные вопросы. А в книгах что? Лидка толком не знает, она почти ничего не читает, кроме журналов. Они гладенькие, яркие - «Настя», «Люба», «Голуба», «Зина», «Корзина».
        Тут появилась около Лидки Агата; осматривалась, искала пса.
        - Агата, вот ты любишь читать книги.
        - Ну люблю.
        - А что толку? С Лехой все равно без конца ссоритесь. Пес все равно скрывается. Только зрение портить этими книгами.
        - Интересный поворот.  - Агата стояла напротив Лидки, стройная, легкая, глаза весело светились, рот готов улыбнуться.  - А больше всего вред здоровью приносит как раз журнал «Зина». Это ученые доказали.
        - Откуда ты знаешь, Агата?
        - В книжке прочла. Очень классная книга. От «Зины» глупеют, и это навсегда.
        Лидка недоверчиво пощурилась, но все-таки задумалась: вдруг правда? И что тогда получится? Она, Лидка, никакой пользы от чтения «Зины», «Корзины», «Даши», «Глаши» не получила. Любви как не было, так и нет. Мальчишки бегают мимо, как будто Лидка Князева пустое место.
        - Степу не видела,  - спросила Агата,  - неужели не вернется наш пес Степа?  - Агата загрустила - глаза не сияли, уголки губ не улыбались.
        - Не видела я его,  - Лидка опять уткнулась в страницы - привычка побеждает и не таких, как она. Лидка человек внушаемый, верит во все, что ей говорят авторитетным тоном. А журналы умеют говорить авторитетно.
        - Агата,  - позвала Суворовна,  - не убивайся ты о Степке - он же бессовестный пес. Собака обязана быть верной и преданной. А этот? Шастает где хочет. То в гостях, то похищен. И правды не найти. Противный пес, я считаю. Где ему вкуснее, там он и живет. Разве это правильно? Я бы так не смогла.
        - Дом есть дом,  - присоединилась к Суворовне Кутузовна,  - жить надо, конечно, дома.
        Суворовна кивала, так редко ее двоюродная сестра Кутузовна соглашается с ней. Но тут Кутузовна добавила:
        - А путешествовать так хочется! Дом, конечно, дом. Но путь зовет! Я бы полетела в Австралию.
        - Зачем?  - всполошилась Суворовна. Лукавый взгляд двоюродной Кутузовны она не заметила.  - Куда тебе, пожилому человеку, в такую даль? Австралия, главное дело!
        - Кенгуру посмотреть хочу! И утконоса!
        - По телевизору покажут,  - Суворовна не могла успокоиться,  - ты, Кутузовна, совсем уж!
        - А Степа хороший,  - вдруг сказала Агата,  - он верный пес. Его похитили, у него от этого случился стресс, вот он и бродит как бродячий. А так он привязан к хозяину Харе и к нам тоже.
        И тут вдруг из-за поворота дорожки выскочил Степа.
        - Конечно, я хороший! И ты, Агата, хорошая! Рассказать анекдот?
        - Погоди ты, Степка, с анекдотами. Не заговаривай мне зубы,  - Агата обняла его за шею, посмотрела в глаза Степы - хитрые и умные,  - расскажи лучше, где ты бродишь? Что с тобой происходит? Почему не возвращаешься к своему Харе?
        Примчалась Оля - у нее чутье на интересные события. За ней пришел, конечно, Артем с Гертрудой в сумке. Надя-Сфинкс выскочила из-за угла, она теперь не ходит, а бегает - надеется похудеть.
        - Худеешь, Сфинксик,  - заботливо спросил пес,  - бегаешь?
        - От бега фиг похудеешь,  - отмахнулась Надя-Сфинкс,  - аппетит только улучшается.  - Она достала из кармана пирожок, отломила половину Степе, а другую съела сама.
        - Степан, не отвлекайся,  - смеялась Агата,  - хитрый стал в своих скитаниях! Раньше таким не был. Рассказывай всю правду!
        - Всю правду и ничего, кроме правды,  - требовал Леха, он подошел и положил руку на плечо Агате. Так говорят в хороших фильмах про разные преступления и раскрытие тайных правонарушений.  - Рассказывай, Степан!
        Незаметно подошел Харя, он держался в сторонке. Никто не обратил внимания на этого странного хозяина, который не проявлял энтузиазма в поисках своего любимого пса. Стоит, руки свесил, улыбается робко.
        - Или в Новую Зеландию,  - вдруг выступила Кутузовна.
        - Далековато,  - с удовольствием отвлекся Степа, но Агата не отставала:
        - Чего уж теперь, Степа? Говори, мы тебя поймем, ругать не будем.
        - Не будете ругать, упрекать и осуждать?  - Степа обвел всех взглядом.
        - Обещаем,  - Оля честно смотрит,  - тем более ты ни в чем не виноват. Тебя похитили, и у тебя немного поехала крыша от стресса. Правда?
        - Вот именно,  - обрадовался пес,  - крыша. Это не от меня же зависит! Вот меня похитили, я кричал и пережил потрясение. А вы ко мне мотаетесь: где был, где был.  - Пес замолчал, стал смотреть на бегущие тучи, на верхушки деревьев. Терпению пришел конец, все зашумели:
        - Степа! Не тормози! Где был, кто похитил?
        - Где был, где был,  - ворчливо повторил он,  - дома был! Сидел на своей родной подстилке, мохнатенькой, полосатенькой. И вообще никуда не ходил. Вообще.
        Все ахнули. Волнение достигло предела. Врет? Или правда? А как же тогда крики: «Похитили? Похитили!»
        - Эффект разорвавшейся бомбы,  - радостно потер лапу об лапу Степа,  - неожиданность! А вы бегаете!  - Он засмеялся.  - Дома у себя был, а иногда ходил к знакомым.
        - Харя! Он правду говорит?  - Все набросились на Харю с вопросами, Барбосов потряс его за воротник. Харя понял, что молчать больше не удастся, и кивнул.
        - Значит, пса не похищали? А тогда как же все было?
        - Не тряси моего хозяина Харечку за воротник,  - Степа строго смотрел,  - это раз. А второе - мы с Харей договорились тогда, нам же легко договориться, он мой хозяин, я его пес Степа, почти родственники. Сговорились, и все. Легко понять, кто не бестолковый лох.
        - Да на фиг вам сговариваться!
        - О чем вы сговорились-то?
        - Дома сидел, главное дело!
        - Дома ты, Степа, и так каждый день!
        - И каждую ночь!
        Степа молча ждал, пока у них кончатся вопросы, потом сказал:
        - Хватит орать. У нас был свой секрет фирмы.
        Все опять закричали, никто не обратил внимания на еще одного человека, стоявшего в сторонке. Это был Макарон. Потом раздался его голос:
        - Хотели получить выкуп. Бабки всем нужны, очень просто.
        - Главная фишка - выкуп,  - гордо добавил пес,  - бизнес такой - похищение собаки. У вас всех бизнес, и у меня бизнес, и у Хари. Ну и этот вермишель тоже участвовал, он про шантаж придумал.
        - Ничего я не придумывал,  - Макарон увидел лицо Барбосова и попятился,  - я вообще ни при чем!
        - Врет! Я сама слышала, он Харю подговаривал!  - Лидка Князева оказалась главной свидетельницей.  - Он говорил «шантаж», я слышала!
        - Ну хотели немного шантажировать, совсем чуть-чуть.
        - А кого?
        - Не придумали кого,  - признался Макарон,  - просто так.  - И он ушел от греха подальше.
        Тут все стали смеяться. Они давно так не хохотали - пес вернулся, живой и здоровый. Все пришло в порядок, ясность и прозрачность.
        - Прозрачность нашего бизнеса,  - продолжил Степа,  - никаких обманов.
        Но за смехом и веселыми воплями его никто не услышал. Он и сам себя, кажется, не слышал.
        - Бизнес ему понадобился!  - пищала Оля.  - Ой помру!
        - А мы-то! «Песика к батарее приковали! Бандиты криминальные похитили!» - Агата весело кричит:  - Нашелся, бомж несчастный!
        - А сам на коврике сидел!
        - Лохматеньком-полосатеньком!
        Агата вдруг перестала смеяться. Грустновато все-таки. Со своих друзей Степа хотел получить выкуп. Никто на Лунном бульваре никогда так не поступал. Здесь, на бульваре, все к Степе хорошо относятся - слушают его анекдоты, смеются над ними, гладят курчавую спину, угощают кто сухариком, кто яблоком. А он обманул, бабки ему нужны, бизнесмен какой нашелся.
        - Эх ты, Степа,  - Агата посмотрела на него с укоризной,  - хороший ты пес, а все-таки не человек и вести себя по-человечески не умеешь. Хитрость и коварство - это не для друзей.
        - А вы-то всегда, что ли, по-человечески?  - огрызнулся Степа.  - Тоже бизнес коварный ведете. А я наслушался и сам решил разбогатеть. Ваши драки и подначки на свадьбах - это честно?
        - Они нам чужие люди,  - попытался оправдаться Леха,  - а ты своих обманул, Степан бессовестный!  - И все-таки потрепал Степу по голове.
        - Не обманул! Просто покричал немного: «Похитили! Бандиты! В масках! Утащили!» А потом обежал вокруг булочной и спрятался дома.
        - Ну жулик! Ну всех обул! Порядочные собаки так не поступают!  - Оля отвернулась от Степы, но краем глаза следила за ним. У пса стало виноватое выражение морды. Как все виноватые, он стал упрекать:
        - Бизнес всегда хитрость. Ты-то, Оля, враньем торгуешь? Торгуешь. Агата с Лехой драки фальшивые устраивают? Устраивают. А ты, Князева, маленьких девчонок чему учишь? Как дурить голову мальчикам! Не рано? Рано!
        - Свадьба без драки не свадьба,  - оправдывались Леха и Агата,  - она тогда не запомнится на всю жизнь. А надо, чтобы непременно на всю жизнь.
        - А Барбосов и Надя-Сфинкс очень порядочные? Людей на мотоцикле катают за бабки. Надо бесплатно катать!
        - Это еще с какого бодуна - бесплатно?  - Барбосов от души возмутился. И Надя его поддержала, как всегда:
        - Бесплатно только сыр в мышеловке, и то, говорят, не всегда.
        Степа ловко перевел разговор на другую тему:
        - Сыр я люблю. Но сырники люблю больше. У писательницы сырники супер! Хоть сто штук мог бы съесть. Но она сто не предлагала.
        - Сто никто не даст,  - смеялась писательница, она только что пришла и стояла с ними,  - не нарушай, Степа, правду жизни. Два сырника, больше тебе нельзя. Сладкое собакам вредно.
        - Не такие уж они сладкие, твои творожные сырники!  - нагло заявил пес.
        Писательница смеялась:
        - Нахал ты, Степа, но обаятельный. И в моей книге ты точно такой же, я старалась создать твой образ, близкий к жизни.
        - А у Макарона пельменями угощали, его мама знает место, где пельмени продают почти домашние. Правда, Макарончик? Ты позовешь меня еще на обед? И еще на ужин заодно?
        - Позову, позову,  - Макарон смотрит в сторону. Ему стыдно - не совсем совесть потерял.
        - Шантажист Макарон не совсем обнаглел,  - догадалась Агата,  - стесняется все же. В гости пригласил Степу! А сам выкуп хотел с нас получить.
        - Плату за привязанность, как в жестоких боевиках,  - сказал Леха и погрозил Макарону кулаком.
        - А что я? Я ничего,  - Макарон испугался,  - я никого не шантажировал, кого я шантажировал?
        - А кто Харю подговаривал?  - налетела Лидка - она казалась себе справедливой защитницей прав человека.  - Я сама слышала! Ты шепотом говорил вон у той скамейки! А у меня слух отличный!
        - Шпионишь за всеми,  - буркнул Макарон,  - я только немного помог псу Степе. Мы с ним вместе изобразили похищение, я его схватил, он поорал, мы обежали вокруг булочной и вернулись к Харе домой.
        - Еще маску напялил, лох отстойный!  - Барбосов пнул Макарона, но не очень сильно. Барбосов грубый, но не злой. Злость почти выветрилась: мотоцикл на месте, Степа жив-здоров, сыт и доволен.
        Леха вдруг говорит:
        - Я думал, Харя вообще коньки откинет, с тоски то есть помрет на фиг. А он все знал, гад. И молчал.
        - В бизнесе есть свои коммерческие тайны,  - ответил Харя,  - я боялся признаться. Сначала верил в выкуп, а потом поздно признаваться, время упущено.
        - Мы видели, что Харя не страдает, вялый, тихий, а нет в нем настоящего переживания. И не понять - почему. Любимый пес, единственный друг пропал, его похитили, может, мучают и приковывают, есть не дают, пить не дают. Улет!
        - Вранье в бизнесе бывает,  - сказал пес,  - вы меня простите? Или не будете больше со мной дружить?  - Он жалобно оглядел всех.  - И смеяться не будете над моими анекдотами?
        И тут все начали смеяться, толкать друг дружку локтями, Варвара упала в сугроб от смеха, чтобы было еще веселее.
        Степа тоже хохотал, а за ним и Харя, и Макарон. Неудачливые бизнесмены.
        - А Леха так и не догадался,  - кричал Степа,  - это же я сам себя похитил! Шантаж, выкуп, похищение! В цивилизованных странах есть такой бизнес! Скажи, писательница, есть?
        - В давние времена, когда процветал дикий капитализм. Такие случаи описаны в книгах.
        - Это был наш бизнес - похищать собак. Начали с себя,  - Макарон смеется и хлопает себя по тощим бокам,  - не так плохо придумано!
        - Свадьбы какие-то,  - кричал Харя, оживленный и не дохлый,  - мотоцикл-такси дурацкий! И еще вранье продавать! Фигня!
        Долго катился хохот по Лунному бульвару. Когда все немного успокоились, Харя взял Степу за новый поводок, бывший ремешок от сумки писательницы. А она помахала им рукой и ушла к себе, чтобы начать новую книгу. Потому что эта история подходила к своему благополучному завершению.
        - Или в Америку,  - вдруг сказала Кутузовна, мечтательно глядя на небо.
        Все ее сразу поняли: бабка Кутузовна мечтает о дальних путешествиях.
        - Почему заграничные старухи путешествуют по всем странам?  - Кутузовна насмотрелась телевизионных передач.  - Разве я хуже?
        - Не хуже, не хуже,  - Суворовна погладила двоюродную сестру по шапке,  - сиди дома и не дергайся. Мечтай на здоровье.
        И тут пришел человек, чье присутствие всегда обещает что-то хорошее.
        ...Вадимыч, школьный режиссер, стоявший до этого в стороне, подошел поближе к компании шестого «Б» и сказал:
        - В пятницу у нас в школе будет конкурс.
        - Какой?  - оживились все. Вадимыч - большой придумщик, всегда вокруг него происходит что-то интересное.
        - Причесок?  - спросила Оля и тряхнула длинными волосами, волной лежавшими на спине.  - Конкурс причесок - это супер.
        Вадимыч молча улыбался, а они продолжали гадать:
        - Может, конкурс на лучший рок-диск?  - предположил Леха.  - Как был тогда?
        - Или на самый стильный костюмчик?  - это Агата.
        - Наверное, конкурс танца!  - Варвара тоже догадливая.
        - Не угадали, дорогой мой шестой «Б», и я этому чрезвычайно рад,  - Вадимыч поправил модную кепку, чуть сдвинутую набок, как носят самые стильные мужчины. Элегантность - одно из главных качеств Вадимыча, не зря он режиссер, а в прошлом вообще актер самого настоящего театра.  - Нельзя догадаться о моем замысле, он необычный и оригинальный. Идеи носятся в воздухе, но только банальные идеи. То есть те, которые могут прийти в любую голову в любое время.  - Он весело смотрел на всех по очереди - на Олю, на Агату, на Артема, на Барбосова и Надю-Сфинкса.
        - Скажите, Вадим Вадимыч, терпение кончается!  - кричала Агата и смеялась.
        - Не мучайте бедных детей!
        - Конкурс чего?
        Он наконец прервал свою артистическую паузу:
        - Конкурс пирожков!
        - Пирожков? Каких?
        - С чем?
        - Сладких? Я сладкие не люблю!
        Вадимыч ответил:
        - Любых пирожков. Пеките, изобретайте, приносите.
        - А покупные можно?  - тут же спросил Барбосов.  - Я не пеку.
        - А мамины годятся? Или только свои?
        - От пирожков толстеют - ужас!  - Надя-Сфинкс собралась огорчиться, но хороший аппетит победил.  - Один вечер - ничего, правда же?
        - Во дает,  - Барбосов обожает Надю, но при всех он ей часто грубит,  - за один конкурс она разжиреет! Совсем крыша набок!  - И обнял Надю за плечи, совсем негрубо.
        - Сфинкс! Не бойся, ты не потолстеешь - и так толстая!  - Леха тут же получил от Барбосова по затылку.
        - Юморист,  - сказал Барбосов,  - шути над кем хочешь, а Сфинкса не задевай!
        Они немного подрались, но не азартно, а для порядка.
        - Только вести себя прилично,  - разнял их Вадимыч,  - не драться, не ссориться, а вступать в честный конкурс. Вы поняли меня?
        Шестой «Б» понял, но знал: перед каждым конкурсом все обязательно будут ссориться, драться, задевать друг дружку, а только после этого вступят в благородную борьбу на конкурсе.
        Вдруг из куста вышел пес Степа. В своих скитаниях и визитах он научился появляться в любое время в нужном месте. Степа скромно спросил:
        - А кто не из вашей школы, может приходить на тусовку?
        - Прошу вести себя прилично,  - Вадимыч и псу сказал то же правило, что шестиклассникам,  - не кусаться, не рычать, не лаять, не пачкать своими немытыми лапами светлые брюки и юбки. Если согласен, то приходи, Степа.  - Вадимыч, как многие люди, любит собак.  - Помни, Степа, все придут нарядные, красивые, стильные.
        - Тусовка для этого и есть!  - кричали весело девчонки.
        - А главная фишка - пирожки!  - кричали мальчишки.
        - И кота Барса пригласите,  - Степа скромный, но одновременно и нахальный,  - он мой друг, он прикрывал меня в трудную минуту жизни.
        - А что?  - Вадимыч рассмеялся, его развеселило упоминание о трудной минуте в Степиной жизни.  - Пусть приходит Барс. Но с пирожками, как все. Пирожок - пропуск на наш праздник. Договорились?
        - Да! Договорились!  - от души вопил шестой «Б».
        Конечно, можно было сказать все тихо и спокойно, но кричать - удовольствие, это знает каждый, кто хоть раз в жизни кричал, вопил, шумел и разорялся. Это иногда почему-то необходимо.

        К торжественному вечеру готовились старательно.
        - Нужны деньги,  - сказал Леха,  - тебе, Агата, какая-нибудь нарядная фигня нужна?
        - Не фигня, а юбочка и новый свитерок. И сережки.
        - А мне пироги купить в кафе «Бурый Миша», там классные. Не буду я печь, ясное дело.
        - Печь я тоже не буду, но из этого кафе половина класса принесет пирожки,  - Агата уже все продумала,  - надо купить в центре, в магазине «Горячие и вкусные». Те пирожки тают во рту.
        - Тают не тают, я всякие люблю.
        - А я люблю получать на конкурсах первое место,  - засмеялась она.
        Было ясно: нужны деньги. Но они не знали, что скоро их бизнес закончится. Накроется медным тазом, как выразился Леха.
        Охранник кафе «Бурый Миша» не пустил их внутрь.
        - Конкуренты вас победили,  - спокойно объяснил он,  - драки на свадьбах теперь будут вести профессионалы.
        - Профессионалы чего?  - спросила Агата упавшим голосом.
        - Я тоже профессионал драки - чемпион по вольной борьбе,  - гордо выпрямил спину Леха, он не стал уточнять, что он чемпион всего лишь клуба «Фитилек».  - Какие еще нужны драки?
        - Не я решил - администрация. Предложили услуги актеры, они дерутся со слезами, с душераздирающими воплями и ненавистью в глазах. А вы добродушные, ищите другой бизнес.  - И плотно закрыл дверь.
        Они шли к бульвару.
        - Не расстраивайся, Агата,  - Леха взял ее за руку,  - в крайнем случае попросишь денег у мамы - давно же не просила, сама зарабатывала.
        - Я иногда просила,  - призналась она.
        - Зачем? У нас же был бизнес!
        - Чтобы мама не отвыкла. Но она так неохотно давала деньги - копит на шубу. А зачем шуба? Тяжело в шубе, зима неморозная.
        - Глобальное потепление.  - Леха часто смотрит телевизор, знает разные ученые слова.  - А чтобы не отвыкла - это ты классно придумала, Агата.
        - С этой шубой денег не допросишься,  - вздохнула она.
        - У меня идея!  - обрадовался Леха.  - Не пропадем.
        - Опять скандалы-драки?
        - Нет, совсем другая. Тебе понравится, вот увидишь...
        В это же самое время накрылся медным тазом бизнес Барбосова. Катать на мотоцикле за умеренную плату стало нельзя - их выследил налоговый инспектор Тухляков.
        Тухляков стоял за кустом и ждал, когда Барбосов и Надя-Сфинкс подойдут к мотоциклу. А мотоцикл был припаркован недалеко от скамейки, на которой по обыкновению сидели Суворовна и Кутузовна.
        - Чего ты тут стоишь?  - спросила Суворовна.  - Шпион, что ли?
        - Не ваш бульвар,  - ответил Тухляков,  - где хочу, там и стою. Разве я вам мешаю?
        - Ты мешаешь моему любопытству,  - честно ответила Суворовна,  - я сижу и думаю: кто такой? Чего ему здесь надо? Кого выслеживает?
        Тухляков промолчал. Его налоговая профессия сделала его скрытным. И тут как раз пришли Надя-Сфинкс и Барбосов. Барбосов отпер замок на мотоцикле, сейчас они сядут, Барбосов впереди, за рулем, а Надя-Сфинкс сзади, она обхватит Барбосова и будет в безопасности. Мотоцикл помчится вперед по улице, слева Лунный бульвар, справа замелькают булочная, магазин со смешным названием «Синий» и другой магазин, он называется «24 часа», сюда можно ходить хоть глухой ночью. Только зачем? Так подумала Надя-Сфинкс в сотый раз. Они полетят вперед. На самом деле скорость не такая уж большая, больше шума и треска. Но шум, треск, грохот - это тоже романтика.
        И тут к ним вышел Тухляков - лицо большое, глазки острые, живот выпирает из-под пальто.
        - Такси?  - спросил он вкрадчиво и тихо.
        - Нет,  - ответил Барбосов.
        - Да,  - одновременно с ним ответила Надя,  - видите клеточки на боку мотоцикла? А вам куда ехать?
        - Мне не ехать, я близко живу, пешком дойду. А вам платить налог. Такси без налога не бывает.  - И он стал выписывать какую-то бумагу.
        - Противная ваша бумага,  - тут же накинулась Надя-Сфинкс,  - какой еще налог? У нас нет денег. Мы же пошутили - ну какое из мотоцикла такси? Ветер и треск. Шутка.
        - А вы шуток не понимаете?  - Барбосов набычился.  - Мы просто катаемся. Или нельзя кататься на своем мотоцикле?
        - Кататься можно,  - Тухляков задумчиво почесал ухо ручкой,  - а клетки нарисованы зачем? Для кого? Это опознавательный знак такси, и у вас вот они. Любому видно, любой может поехать. Придется признать: бизнес, частный извоз. Налог придется платить. Знаете, что бывает с теми, кто не платит государству налоги?
        - Знаем, знаем. Но клетки мы просто так нарисовали, для понта.
        - Ничего не знаю: машину вижу, клетки вижу, вас вижу. И моя обязанность собирать налоги с бизнесменов. Вот и все.
        - Ага!  - Надя пошла на Тухлякова.  - А куда мы сажаем пассажира? Коляски у нас нет. Два места, водителя и мое. С меня он, что ли, плату берет? Соображать надо, а еще инспектор!
        Тут Барбосов мигнул Наде, а она ему. Они вскочили на мотоцикл, Барбосов нажал на газ, машина рванулась вперед, даже подпрыгнула. Они умчались с Лунного бульвара, понеслись по улице, скрылись за углом. Треск мотоцикла удалялся быстро.
        - Так,  - растерянно сказал инспектор Тухляков,  - будете свидетелями, бабушки. Как ваши фамилии? Предъявите документы.
        - Нет у нас документов!  - закричала взволнованная Суворовна.
        - А я вообще только что приехала из Новой Зеландии, ничего здесь не знаю!  - кричала Кутузовна.
        - А эти молодые люди - кто такие? Как фамилии?
        - Он молодой человек, а она его барышня. А фамилии мы не знаем, мы их в первый раз видим! Откуда мы знаем!  - Кутузовна не сдавалась.
        - Мы же не какие-нибудь сплетницы за людьми наблюдать!  - наседала на Тухлякова Суворовна.  - Случился у тебя облом, инспектор. Иди и не позорься, а то в милицию заявим. Как твоя фамилия?
        И тут Тухляков быстро ушел. В этот день он узнал, что Лунный бульвар не такое простое место. Здесь существует солидарность, никто не выдает своих. Тем более ему, налоговому инспектору Тухлякову.
        А во дворе Барбосов закрашивал синей эмалью клеточки на боку своего мотоцикла. Надя-Сфинкс стояла рядом и держала банку с краской.
        - И на фиг тебе, Сфинкс, понадобилось эти дурацкие отстойные клетки рисовать? Пассажиров два с половиной, а клеток этих вон сколько!
        - Для красоты,  - кротко ответила Надя,  - я же не знала, что он к нам примотается.
        - Не знала! Не знаешь - спроси.
        - У кого, Барбосик?
        - У того, кто умнее тебя,  - сурово ответил он, закрасив последнюю клеточку. Такси больше не существовало. Бизнес накрылся медным тазом.
        - А умнее меня только ты, Барбосик,  - ласково мурлыкала Надя-Сфинкс. Они мчались на небольшой скорости по шумной Тихонькой улице, Барбосов и не слышал ее ласковых слов. Но он о них догадался.
        А в это время Оля сидела дома и пыталась учить географию. Но никак не удавалось сосредоточиться на полезных ископаемых: вокруг нее прыгали любимые звери. Кролик забирался Оле на колени и тут же спрыгивал на пол. Маленькие морские свинки шмыгали по Олиному письменному столу, шуршали страничками учебника, прятались в тетрадки. Карликовый заяц по имени Мелкий вертелся под Олиными тапками. Он радовался, что его выпустили из-под дивана, а Оля всегда выпускала его, когда мамы не было дома. Мелкий по-прежнему жил в коробке в самом дальнем углу, он так и оставался нелегалом: замотанная мама не подозревала о его существовании.
        Оля включила музыку - звери любят песни Чижа. Оля тоже их любит.
        Сходятся-расходятся, как пути на станции,
        Шпалами да рельсами - аж в глазах рябит.
        Проводница, милая, выдай мне квитанцию
        В том, что если ехал я,
        То ехал не в кредит.
        Сядем у окошечка в на колесах горенке,
        За полночь, так за полночь будем пить твой чай.
        У меня с гитарою две бутылки красного
        Якобы случайно, как бы невзначай.

        Оля встала, повернулась спиной к письменному столу, к учебнику географии и стала танцевать. Кролик прыгал в такт музыке, свинки весело шмыгали у ее танцующих ног, нелегал тоже слегка приплясывал.
        И тут в дверь позвонили, пришли Леха и Агата:
        - Срочно нужна порция вранья,  - по-деловому объявил Леха. Агата кивнула: «Нужна. Срочно».
        - Деньги у мамы просить, и чтобы без отказа?  - сразу догадалась Оля.
        - А откуда ты знаешь?  - Агата удивилась, хотя не так уж трудно было догадаться.
        - Интуиция. Накрылся ваш бизнес, весь бульвар говорит. Значит, так. Вранье будет простое: «Дай, мама, денег, мы должны срочно выкупить пса Степу. Он похищен злыми людьми, без бабок не вернут».
        - Класс!  - крикнул Леха и отдал Оле гонорар, это были последние доходы со свадебного бизнеса. Они убежали, Оля опять включила музыку. Но тут в дверь снова позвонили. Пришли Надя-Сфинкс и Барбосов.
        - Скажи толковое вранье, родители избаловались, не дают бабок на карманные расходы.
        - И у вас бизнес накрылся медным тазом? Слышала.
        - На нас налоговая наехала,  - сказала Надя-Сфинкс. Эту фразу она слышала от настоящих бизнесменов.  - Тухляков - гад ползучий.
        - На карманные расходы деньги нужны,  - Барбосов недавно выучил этот вполне культурный оборот речи. Раньше он говорил: «Без бабок отстой».
        - Конечно, нужны, скоро тем более праздник - надо приодеться,  - Надя-Сфинкс пристально оглядела Олин джемпер,  - на меня не налезет, а так классный свитер.
        - Домашний,  - Оля соврала, джемпер был вполне нарядный, к тому же мамин.
        - Предлагаю толковое вранье, только деньги вперед. У меня тоже бизнес, а не благотворительный фонд.
        Барбосов с пониманием кивнул, отдал гонорар. Надя молчала.
        - Слушайте внимательно,  - сказала Оля внушительно, как учительница, вбивая в голову клиентам каждое слово,  - просить деньги надо на выкуп собаки. Украли, могут не вернуть, нужно выкупить. Коротко и ясно.
        - Класс!  - крикнул Барбосов.  - Пошли, Сфинкс, сразу им про собаку впарим, и будут эти, как их? Карманные расходы.
        Они убежали. Оля довольная улыбалась, звери прыгали вокруг. Она включила магнитофон:
        Через поле в гору лежит дорога,
        А за ней куда-то течет река,
        И пускай на свете девчонок много,
        Только ты, Лариска, у меня одна.

        «Жуки» пели так замечательно, Оля танцевала, звери тоже. Но зазвонил будильник и внятно сказал:
        - Мама вернется через пять минут, она поднимается в лифте.
        Оля быстро затолкала карликового зайца в коробку, сунула этот его домик под диван и притворилась добросовестной ученицей, которая читает про полезные ископаемые.
        - Музыка гремит на весь двор,  - вошла мама.
        - Способствует усвоению географии,  - весело ответила Оля.
        Но мама выключила магнитофон: после работы такая шумовая нагрузка тяжела.

        Школьный зал заполнен самыми красивыми, самыми нарядными людьми. Праздник. На стенах портреты. Оля в поварском колпаке, а глаза - голубые бусины. Агата с пирожком в прозрачном пакете и с такой улыбкой, что любой улыбнется в ответ. Леха, взъерошенный, в боксерских перчатках, а рядом сфинкс - лев с лицом Нади.
        Смешные портреты, но и так смешно - без причин, а от настроения.
        - Агата, зеленый - не твой цвет!  - кричит, перекрывая музыку, Надя-Сфинкс. На Агате зеленая юбочка, а свитерок серый в зеленую полоску.
        - А чей?  - смеется Агата.  - Может, твой?
        - Нет! Мой синий!  - Надя-Сфинкс не собирается скрывать, что ее замечание сделано из вредности - вредность, по мнению Нади, помогает человеку выиграть конкурс.
        У Агаты в руке пирожок, она должна, не прерывая танца, положить его на тарелку, которых много на столе. Стол во всю сцену. А там уже лежат самые разные пироги - квадратные кулебяки, длинные, круглые сладкие пироги с яблоками, с вареньем - в решеточку. Они лежат в вазах, на больших тарелках, на ярких блюдах. Вадимыч на сцене втягивает носом запах пирогов - такой аппетитный, что трудно удержаться и не откусить хоть кусочек. Но Вадимыч на то и Вадимыч - он удерживается.
        - Твой пирог с чем?  - спрашивает Оля, продолжая танцевать с Артемом.  - Скажи, Василиса, с чем?
        - Мой с луком! А твой?
        - С грибами и картошкой!
        - С капустой!
        - С мясом!
        - С черносливом!
        Тема интересует любого, Вадимыч не промахнулся. Он не ошибается никогда, любимый школьный режиссер Вадимыч.
        К каждому пирогу приклеена капелькой меда записочка с именем автора.
        Музыка громкая, танцы самые энергичные. Танцуют кто как умеет, а каждому кажется, что он лучше всех - самый красивый, самый складный, самый удачливый. Может быть, такое чувство и есть самое дорогое на любой тусовке, или, говоря культурно, сборище.
        Гни свою линию, гни свою линию,
        Гни свою линию. Горят огни, сверкают звезды,
        Все так сложно, все так просто.
        Мы ушли в открытый космос,
        В этом мире больше нечего ловить.

        «Сплин» поет, все скачут. Леха прыгает вокруг Агаты, но не забывает поглядывать на румяные пироги.
        Агата сегодня такая хорошенькая, стройная и сияющая:
        - Леха! Я не ем мучного и сладкого, но сегодня-то можно.
        - Можно! И конфет не ешь, и мороженого не ешь, и пирожков не любишь! Но сегодня исключение.
        Она хохочет.
        Пес Степа тоже тут, и кот Барс с мобильником на шее. И все им рады. А на стенах не только портреты, а еще и рецепты: «Пирожки с яблоками», «Пирожные безе».
        Со сцены улыбается Вадимыч, на нем новый костюм, ослепительная рубашка.
        - Барс, не прыгай на мои колени,  - кричит завуч Оксана Тарасовна,  - помнешь костюм.  - Оксана терпеть не может кошек, но отогнать Барса стесняется.
        Ждать, когда все устанут танцевать, совершенно бесполезно - не устанут никогда. И директриса Маргошка из толпы делает знак Вадимычу: пора, и он объявляет в микрофон:
        - Пора! Начинается проба пирогов!
        На сцену поднимается буфетчица Раиса Васильевна, у нее нож и пластмассовые тарелочки. Каждому достается кусок пирога или целый пирожок.
        - Мне достался пирог Василисы прекрасной!  - ликует Платон из восьмого класса.  - Ой, вкусно!
        - А у меня мой любимый, с вареньем!  - Оля облизывает пальцы, хотя это может помешать получить призовое место - приличия во время еды тоже учитываются, Вадимыч предупреждал. Но контролировать себя все время невозможно.
        - А я сладкого избегаю с шести лет,  - это балетная Анюта - она быстро съедает пирожок с черникой,  - и мучного не ем, только легкую воздушную еду!
        - Ты и сама воздушная,  - Валентин-Константин недавно научился говорить девочкам приятные слова. Но не толкнуть Анюту было выше его сил, она после комплимента тут же полетела на пол, но Валентин-Константин подхватил ее в последний момент. Он поставил ее на ноги и сказал:
        - Какая же ты классная, Анюта! Другая девчонка ныла бы и злилась - ах, ее немного толкнули! А моя воздушная Анюта никогда не ноет, никогда не злится. Поэтому ее не роняют никогда. Даже такие не совсем ловкие люди, как я.
        Они танцевали в толпе, музыка гремела. Пироги были съедены.
        И тут режиссер Вадимыч начал раздавать призы. Ну, разумеется, пирожные. Некоторые получили один бисквит, некоторые два эклера. Лидка Князева сумела так устроить, что ей досталось целых три пирожных и еще половинка торта. Она ела их в уголке и приговаривала:
        - Кто умеет все получить, тот и получает. А лоху ничего не достается. Так ему и надо - не будь лохом.
        - Первый приз получает, конечно, Степа,  - объявил Вадимыч,  - он, правда, ничего не испек, но ел с аппетитом. И был веселым и очень обаятельным весь вечер. А главное - он вернулся.  - Вадимыч протянул Степе миску с пирожками, Степа держал ее в зубах, а потом поставил в угол и стал угощать:
        - Барс! Иди сюда, здесь пироги с печенкой, твои любимые!
        Барс подошел и вдруг сказал:
        - А миска - не миска!
        - А что же?  - не понял пес.
        Первой догадалась Агата:
        - Медный таз! Это тот самый медный таз!
        - Которым накрылся бизнес!  - почему-то радовался Леха.  - Классно!
        - А чему ты рад, Леха,  - Барбосов, танцуя с Надей-Сфинксом, приблизился к Лехе,  - разве без бизнеса лучше?
        - Не лучше. Но я придумаю другой, еще круче. Не веришь?
        Барбосов не ответил, он знал: Леха придумает. И он, Барбосов, тоже придумает. И Сергей, и Варвара, и Князева - каждый изобретет что-то необыкновенное. Степу обступили, он рассказывал анекдот:
        - «Эй, начальник! Прими меня на работу!» - «А что ты умеешь делать?» - «Копать».  - «А еще что?» - «Не копать».
        Веселее всех смеялся Харя, он гордо смотрел вокруг: быть хозяином такого пса, конечно, круто. Кот Барс подошел к математичке Клизме:
        - Передайте мой горячий привет вашему коту Рыжику. Пусть выходит гулять на Лунный бульвар, давно хочу с ним познакомиться.
        Музыкальный центр во всю мочь играл:
        До зари разводить над рекою костры,
        По грибы-ягоды заплутать до поры.
        Видеть птиц, слышать птиц,
        вместе с ними лететь
        До высокой звезды, песни светлые петь.

        «Алиса» - любимая группа Агаты, она танцует, рядом Леха, все вокруг колбасятся. Вадимыч зовет:
        - Первый приз - Агате,  - и протягивает бутылочку сока,  - запить пирог всегда приятно.
        Потом он объявляет:
        - Первый приз - Оле!
        - Первый приз - Барбосову!
        Они уже поняли: все получат первый приз, на таких конкурсах нет побежденных. И такого веселого праздника не было еще никогда. Так, во всяком случае, кажется Агате.
        И тут на сцену поднимается директриса Маргошка:
        - Последний танец! И не спорьте - что за привычка спорить?  - Она совершенно не сердится, ее и так все слушаются...
        И вот вся компания на Лунном бульваре. Агата смотрит на Леху:
        - Леха, ты стал другим - поумнел, кажется.
        - Может быть, поумнел. А как ты определяешь?
        - Ты не ссоришься со мной вот уже третий день.
        Все хихикают, Лидка Князева ехидно говорит:
        - Еще не вечер, Агата.
        Лидка давно ждет долгой ссоры Лехи и Агаты. Ведь тогда, может быть, Леха, спортсмен и вообще крутой парень, заметит наконец, что есть в классе девочка, которая совсем по-особенному смотрит на него, Леху. И уж эта девочка не будет действовать Лехе на нервы, не станет кокетничать с другими, не позволит себе посмеиваться над своим Лехой.
        - Вы еще поссоритесь,  - бормочет Лидка,  - может быть, даже сегодня.
        Оля включила плеер и танцует - никак не остановится после праздника. Степа сидит в середине кружка и рассказывает о похищении одной умной собаки:
        - Пса похитили, а у него была бабушка - участница партизанской войны. И еще там был дядя, разведчик по наркотикам. И они решили спасти пса. Но пес сам спасся, такой умный.
        - Наплел неизвестно чего,  - сказал Барс; он сидел у Лехи под курткой, а нос высунул и ничего не упускал из вида.
        Все смеялись, толкались, расставаться не хотелось. И тут появилась писательница:
        - Все мои книги про самые разные события, но кончаются всегда тусовкой шестого «Б». И вот она опять - великолепная тусовка. Как раз для финала повести о бизнесе в шестом «Б». Вы согласны с таким вариантом?
        - Конечно! Конкурс - это классно!
        - Мы все заняли первое место!
        - А я самое первое!  - похвалился пес.
        - Хотите пирожка,  - Леха протянул ей половинку пирожка,  - с капустой? Любите?
        - А как же? С удовольствием подкреплю свои силы. Это была большая работа - целая повесть о жизни подростков двенадцати лет. Но она подошла к концу. Меня это радует - дело сделано.
        - А там про бизнес?  - спросила Агата.
        - В том числе и про бизнес.
        - А про любовь тоже?
        - Непременно. И про верность, ревность, ссоры.
        Тут Харя вдруг протянул Агате конфету.
        - Спасибо, Харя,  - она ела конфету,  - моя любимая - «Коровка».
        Леха нахмурился:
        - А этот вечно! Кто тебя просит угощать Агату? Угости другую девчонку! Нет, обязательно ее! Двинул бы тебе, но кот мешает.
        - Я на снегу посижу, двинь,  - вдруг сказал из-под куртки Барс.
        Все засмеялись.
        - Ссора тут как тут,  - обрадовалась Лидка.
        Тут на Лунный бульвар прибежали родители:
        - Поздно! А вы тут прохлаждаетесь!
        - Домой! Давно жду, а у них, видите ли, продолжение праздника!
        - Это я их задержала,  - заступилась писательница,  - мы вели разговоры о литературе. Но теперь готовы разойтись по домам.
        Родители уводили своих детей, а дети вдруг вежливо прощались:
        - До свидания, Оля!  - кричала Агата.
        - До завтра!
        - Счастливо, Леха!
        - Привет, Сфинкс!
        - Василиса, до свидания!
        - Называй полным именем! Я Василиса прекрасная!
        - Степа, не исчезай! Завтра встретимся!  - Агата погладила Степу по голове и пошла домой. Леха решил, что они в ссоре, провожать не стал, хотя Агатина мама за ней не прибежала: знала, что верный Леха проводит.
        Леха брел по дорожке один со своим котом Барсом. Агата уходила. И вдруг Леха развернулся и понесся за ней. Он бы ни за что не стал с ней мириться: кокетничает с Харей, взяла у него конфету. Но раз поссорился - надо мириться. Так устроена жизнь. Он догнал ее скоро, она, наверное, не очень спешила. И они пошли рядом, Леха и Агата.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к