Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Детская Литература / Ляленков Владимир: " Знаменитая Танковая " - читать онлайн

Сохранить .

        Знаменитая танковая Владимир Ляленков

        Повесть о славном боевом пути Кантемировской танковой дивизии в годы Великой Отечественной войны.

        Владимир Ляленков
        Знаменитая танковая


        Дедушку направляют в танковый корпус

        Дедушка мой служил в танковых войсках. Но в танках он не воевал, потому что был ремонтником. Конечно, в ту пору дедушка мой не был дедушкой - ведь меня и брата тогда ещё и на свете не существовало. А родители мои сами были маленькими. Даже не знали друг друга, жили в разных городах. Но дедушка уже в начале войны считался старым солдатом. Ему было сорок семь лет. Воевал он с немцами в годы первой мировой войны, воевал в годы гражданской. И понятно, среди молодых бойцов выглядел пожилым. Потому его и называли дедом, батькой и отцом.
        К танкистам он попал не сразу после призыва в армию. Прежде воевал в стрелковом полку. Полк его весной 42-го года занимал позиции восточнее города Курска. Этот город был тогда в руках немцев.
        - К весне у нас на фронте тогда наступило затишье,  - рассказывал дедушка.  - В прошедшем году врагов разбили под Москвой, местами отбросили их от столицы километров на триста. Погнали бы и дальше, но наступила распутица. Речки, озёра, болота - всё разлилось. На дорогах такая грязь была, что даже танки застревали. И мы и немцы окопались, собирали силы для летних боёв. Гитлер тогда объявлял на весь мир: морозная зима помешала ему взять столицу. Скоро, мол, они захватят столицу большевиков.
        Однако приближалось лето, но наступать снова на Москву враги не решались. Уж потом стало известно, что некоторые генералы советовали Гитлеру не спешить с наступлением. Советовали кое-где отвести даже войска назад, чтобы выровнять фронт. Хорошенько укрепиться, изучить обстановку в наших тылах, а потом уж пойти в наступление. Генералы говорили Гитлеру, что Советская Армия сильна, что тылы русских поставляют на фронт каждый месяц по 600 -700 новых танков. Услышав это, Гитлер застучал кулаками по столу. Заявил: такого, мол, быть не может - это большевистская пропаганда. И все газеты его и радио продолжали твердить о скором взятии Москвы. Но шуму столько было, чтоб ввести в заблуждение наше командование. Опять лезть на Москву они боялись. Разработали другой план: решили прорваться к Дону, захватить Воронеж. Потом повернуть к Сталинграду, овладеть им. Тогда от нашего центра будут отрезаны хлебные и нефтяные районы. Они их захватят, а потом уж повернут на Москву.
        Понятно, в ту пору ни дедушка, ни командиры его не знали о таких замыслах фашистов.

* * *

        14 марта дедушка с товарищами сидел в землянке. Вдруг пришёл ротный командир, приказал дедушке срочно идти в штаб. Дедушка удивился и спросил:
        - А зачем, товарищ командир?
        - Я сам не знаю,  - ответил командир,  - приказано - срочно. Из девятой роты двоих тоже вызвали.
        До войны дедушка работал механиком в МТС. Он был хорошим механиком.
        Когда дедушка пришёл к штабному блиндажу, там уже толпилось ещё четверо бывших механиков. Начальство с ними долго не разговаривало. Писарь вручил им предписания: срочно отбыть в город Воронеж, в распоряжение коменданта города. Так дедушка попал к танкистам.
        Его могли бы назначить механиком-водителем боевого танка. Но правая рука его была ранена в гражданскую войну, до конца не сгибалась в локте. Во время медицинской комиссии врачи заметили это. И в документе написали, что дедушка годен только в ремонтники.
        Вместе с другими механиками его из Воронежа отправили в Сталинград.
        Сталинград тогда ещё считался тыловым городом. Там всех приехавших зачислили в учебный танковый батальон. Но дедушка не учился, а сразу стал работать на заводе. Он с рабочими и танкистами собирал танки. На заводе машины собирали, а вблизи города формировали танковые соединения, называвшиеся бригадами. На сборке работали танкисты, приезжавшие за новыми машинами прямо с фронта. Очередь по спискам была длинная. Покуда очередь подходила, танкисты и работали.
        На заводе дедушке присвоили звание сержанта. А 15 июня его зачислили в 174-ю танковую бригаду, присвоили звание старшины. И стал он командовать ремонтной походной мастерской (РПМ) бригады. Под его командой были два тягача, две бортовые машины, в которых возили множество запасных частей. И десять человек бойцов. Четверо из них в мирное время работали слесарями, а шестеро других никогда с техникой дела не имели. Но были молоды и очень сильны. И первое время должны были только силой помогать старым специалистам и познавать технику.
        Там же, под Сталинградом, были созданы 66-я и 67-я танковые бригады. К ним прибавили дедушкину 174-ю, 31-ю стрелковую бригаду.
        Мотострелки - это та же пехота. Но отличаются от неё не только тем, что бойцы ездят на машинах. Мотострелки обучены воевать вместе с танками. Простой пехотинец видел в танке своего защитника. А мотострелок знал, что он сам, прежде всего, защитник грозной машины. И он не отстанет в бою от танка.
        Так образовался 17-й танковый корпус. Дедушка говорил, что командовал корпусом тогда генерал Фекленко.

        Для солдата на воине. Нет маленьких и больших боев

        28 июня немцы прорвали фронт восточнее Курска. Как раз в том месте, где занимал позиции прежний дедушкин полк. На стыке Брянского и Юго-Западного фронтов.
        Командованию стало ясно: враги рвутся к Дону, к Воронежу. На пути их лежали станции Донецкой железной дороги: Касторное, Горшечное, Старый Оскол. К Старому Осколу рвались враги и с юга. Чтоб преградить путь врагам, под Старый Оскол срочно перебросили два танковых корпуса. Дедушкин 17-й корпус должен был задержать врагов под Касторным и Горшечным. Касторное - узловая станция, к ней с запада подходит железная дорога. Там заняли позиции две бригады. Третья, дедушкина, прибыла своим ходом под Горшечное. Заняли позиции с западной и юго-западной сторон. Перекрыли Старооскольское шоссе и Тимскую дорогу. Она вела прямо от города Тим, который был в руках немцев.
        - Мы очень спешили, когда рыли окопы, зарывали танки в землю,  - говорил дедушка.  - Спереди доносится гул боёв, слева, справа. Солнце пекло, а мы гимнастёрки не снимали. Нельзя было снять. Боялись воздушного фронтового разведчика. Ползал он высоко, медленно, мотор не сильно гудел. Бывало, и специальные наблюдатели за воздухом замечали самолёт, когда уж он над головами начинал тарахтеть. А голые тела сразу заметишь с самолёта. Вот и не раздевались…

* * *

        В тот день разведчик не появился. Бригада успела окопаться: впереди окопался батальон пехоты, командовал им комбат капитан Король, за пехотой окопался первый танковый батальон. Машины запрятали под старыми ивами. Они росли вдоль пересохшего притока реки Олым. Позади первого батальона занял позиции второй - на опушке леса, росшего на горушке. Второй батальон должен был следить за флангами передней линии и действовать по ходу боя.
        Всякая горушка на языке военных называется высотой. В лесу на высоте наши устроили командный пункт. Рядом с ним стояла машина с радиопередатчиком. Там ещё затаились девять тяжёлых танков —«Клим Ворошилов» - КВ. Это был резерв командира бригады. Тут же у штаба окопался взвод охранения. На тот случай, если враги выбросят десант. Или тайком небольшими отрядами просочатся в тыл, попытаются напасть на штаб.
        Дедушкины тягачи стояли на южном склоне высоты, готовые ринуться на поле боя и вытаскивать в укромное место для починки повреждённые танки. Санчасть, кухни запрятались на противоположном склоне высотки. Зенитная батарея затаилась на северной окраине леска. Там стояли шесть орудий и два зенитных многоствольных пулемёта. Слева и справа от передовых окопов видны были домики. Станция Горшечное раскинулась справа и сзади. Все были готовы к бою.
        Дедушка говорил мне:
        - Для солдата на войне не существует маленьких и больших боёв. В любом бою солдат может погибнуть. В любом бою солдат должен победить. Отразить нападение врага. Или разгромить его. А тогда нам была поставлена задача: задержать наступление противника. Самолётов тогда у нас было маловато. Потому что самолёт построить гораздо трудней, чем танк. Даже раций было мало. Не в каждом танке имелась рация…

* * *

        Солнце уже опускалось за высотку. Разведчик вражеский не появлялся. Значит, немцы могли не знать о новых наших позициях. Перед позициями с километр тянулась ровная местность. Дальше снова начинались холмы. Из-за них и могли нагрянуть враги. Но за холмы сразу же были высланы дозорные. Дозорные молчали, только старший сообщил по телефону, что на Старооскольской дороге и на Тимской спокойно. Да один раз передал:
        - В сторону Старого Оскола от Тима проехали четыре подводы с беженцами - женщины и дети. Они говорят, что немцев не видели весь день.

        Гул боёв слева и справа постепенно стихал за горизонтом. С полей летели к станции стаи голубей. Тихо и мирно было вокруг. Кое-где торопливо пробирались от леса бойцы с котелками в руках.
        С наблюдательного пункта вдруг заметили какие-то фигурки на холме на левом фланге. Фигурки то появлялись, то исчезали. Послали туда разведчиков. Они обнаружили за холмом деревенских мальчишек. Отругали и прогнали домой.
        Уставшие бойцы отдыхали. Все ждали, что ночью хорошенько выспятся. Но выспаться удалось не всем. Из штаба корпуса вдруг передали по радио: под Тимом стояла с неделю в резерве 48-я танковая дивизия врага. Позапрошлой ночью она куда-то исчезла. На фронте дивизия не появлялась. Срочно надо было выслать глубокую разведку в район деревни Луневки. Там Тимская дорога разветвлялась на две. Одна вела к Старооскольскому шоссе, другая - на Горшечное. Надо было установить, не проходили ли там танки. А если да, то в какую сторону они направились, сколько их.

* * *

        До Луневки по карте было километров тридцать. Послали шестерых разведчиков во главе с сержантом Павлом Никитиным. Дедушка уже хорошо знал сержанта, потому что тот от самого Сталинграда ехал со своим отделением вместе с ремонтниками.
        Красноармейские свои книжки разведчики оставили в штабе. Взяли шинели в скатках, запасные диски к автоматам. И пошли.
        Солнце уже село, но заря освещала землю, когда разведчики миновали передовой дозорный пост. Два бойца сидели в окопчике под дикой яблоней. Наблюдали за тем леском, возле которого дорога с Тима сливалась со Старооскольским шоссе. Дозорные рассказали, что проехавшие беженцы с прошлого года жили в деревне Погожевке. Они ехали из Тима, но осенью фронт отрезал их от своих. Теперь же немцы из Погожевки куда-то уехали. И беженцы двинулись к Старому Осколу. Танков они нигде не видели. А когда проезжали через Луневку, даже не видели ни одного из деревенских. Ни стариков, ни детей нет. Будто вся деревня вымерла. Или народ ушёл куда-то, угнал с собой скотину.
        - А наших отступающих бойцов они не встречали?  - спрашивал Никитин дозорных.
        - Сказали, никого не видели,  - ответил дозорный, который был за старшего.  - Странное что-то творится, сержант. Вон за тем лесом выстрелы хлопали. Вроде, бой там был. Потом затихло, а ни один человек не появлялся!
        Вдоль оврага разведчики достигли Тимской дороги. Заря погасла, стемнело совершенно. Летние вечера на Курской земле очень тёмные. В двух шагах от тебя будет стоять человек, но ты его не заметишь. Разведчики шли гуськом, шагах в трёх друг от друга. Так что каждый чувствовал товарища.

        Подвел Никитина снег

        Как и дедушка, сержант Никитин уже имел боевой опыт. Был ранен и в 17-й корпус попал после госпиталя. Прежде воевал он в танковой бригаде Катукова под Москвой. Там в лесистых местах катуковцы прославились. Заставили врагов уважать себя и бояться. Маленькими группами, по шесть, девять танков, катуковцы по заброшенным лесным дорогам и просекам подкрадывались к передовой линии. Неожиданно грозные машины врывались на позиции противника в разных местах. Уничтожая технику, проносились смертоносным вихрем. В намеченном заранее месте танки объединялись, обратно к своим прорывались могучим кулаком. Но ведь враги не знали, сколько всего прорвалось наших танков. В панике сообщали своему командованию, что русских танков три или шесть. Выставляли заслон против шести. А их неслось обратно уже штук двадцать. Уничтожали заслон, возвращались домой.
        Во время одного из рейдов Никитин опростоволосился. Попросту говоря, немцы его обманули. Тогда его и ранило, а если б танкисты не победили в ту ночь, не бывать бы ему сержантом!
        Случилось это зимой в деревне Поротва. Никитин уже был сержантом, командовал отделением разведчиков. Шесть советских танков с немногочисленным десантом подошли лесом на малых оборотах к деревне и остановились. Командир группы знал, что в деревне должны быть немцы. Но не знал, минируют ли враги на ночь дорогу и есть ли со стороны леса у деревни укрепления.
        Никитин ушёл с четырьмя разведчиками. Мин на дороге не оказалось. В деревне было тихо. Разведчики проползли из конца в конец по деревне - ничего подозрительного не заметили. Постучали в одну избу - никто не отозвался. Во второй старик сообщил, что вчера поздно вечером, уже в потёмках, враги уехали из деревни. В следующей избе женщина сообщила то же самое. Добавила, что враги приказали сидеть по избам, на улице не появляться.
        Посреди деревни рядом с дорогой лежала на боку сгоревшая машина. Никитин послал двух разведчиков с донесением, что врагов нет. С оставшимися покурил возле сгоревшей машины, притрушенной снегом. За ней был стожок сена, тоже притрушенный снегом. Никитин не обратил на стожок внимания. Снег подвёл Никитина - ему показалось, что он не потревожен. А под заснеженным стожком был блиндаж, в нём - пушка и вражеские солдаты.
        Разведка тогда у немцев хорошо работала. Они, должно быть, узнали об очередной операции катуковцев. Оставили в деревне четыре противотанковые пушки. А когда наши разведчики проверили дорогу и вернулись к сгоревшей машине, сидевшие в засаде солдаты на другом конце деревни быстро установили на дороге мины в приготовленных лунках. Расчёт был простой: пропустят наши танки, последний подобьют, он загородит дорогу назад. Все машины рванутся вперёд. Головной танк подорвётся на минах. Получится пробка, и все наши танки и десант можно будет уничтожить.
        Никитин с двумя бойцами стоял возле сгоревшей машины. В темноте заворчали танки, вползая в деревню. Разведчики пошли им навстречу. Командиром танковой группы был майор Захаров. Он с первого дня войны воевал танкистом, был очень осторожен. Узнав, что немцев нет, он решил связаться со своими по рации и доложить об этом. Танк командира группы шёл первым. Люк башни Захаров открыл, прислушивался и приглядывался к темноте. И вот это, должно быть, и спасло танки и десант.
        Десантники слезли с машин размяться. И едва ударили первые выстрелы, они прижались к земле. А сидели бы на танках, их скосили бы пулями. А если б командир группы был закрыт в танке, он сразу не сообразил бы, в чём дело. А тут он даже успел заметить, что пушка ударила по последнему танку. Но впереди был путь открыт. И майор сразу же догадался о ловушке.
        Никитин уже был ранен в бедро. Лежал возле дороги и посылал короткие очереди в темноту на огоньки вражеских выстрелов. Он слышал, как взревели танки. Заметил, что все они свернули с дороги. И через дворы понеслись в огороды, там развернулись и сразу же ударили из пушек по вражеским орудиям. Через час вся засада была уничтожена. Никитина и других раненых на танке увезли к своим.

        Разведчик должен знать и учитывать все

        Теперь Никитин слышал, что Катуков уже генерал, командует корпусом. И что катуковцы дерутся где-то рядом. Ходили слухи, что они держат позиции севернее, на рубеже реки Кшень.
        Дедушке Никитин говорил, что после госпиталя - он просился обратно к катуковцам. Но его направили в 17-й корпус.
        Звёзды на небе горели ярко, но на земле было темно. Никитин прислушивался, принюхивался к степному воздуху. Запах бензина, горячих машин разносится ночью далеко. Но воздух был чист, и разведчики не останавливались.
        В полночь они подошли к лесу на возвышении. И лес закрыл часть звёздного небосвода. В штабе Никитин изучил карту. Где-то здесь должен быть овраг, а через него мостик. За мостиком - лощина, в ней и лежит деревня.
        По другую сторону деревни должен быть пруд. За прудом - голый склон, а на гребне склона должен стоять ветряк.

* * *

        Ни единого звука не доносилось из деревни. Даже собаки не лаяли. Где-то очень далеко затявкала собачонка, но из деревни не откликнулась ни одна. Это было странно.
        Никитин оставил перед мостиком в лесу разведчиков Зобнина и Яковлева. Остальные осторожно прошли по мостику. Слабый ветерок продолжал дуть в лицо разведчикам. Но машинами не пахло. Бойцы уловили резкий запах конопли. За мостиком свернули с дороги и сразу попали в густую, высокую коноплю. Запах её очень терпкий. За коноплёй начались огороды. В конопле Никитин оставил ещё двоих. Пополз вдоль плетня вместе с Василием Якиным. Якину было девятнадцать лет, он был мускулистый и сильный. Ещё когда в эшелоне ехали, Никитин подружился с ним.
        Кроме оружия у Никитина имелся компас на руке, трофейный, со светящимся циферблатом, и фонарик с синим стеклом.
        - Посвети на дорогу,  - шептал Якин,  - может, следы какие заметим.
        Никитин ничего не ответил - светить было нельзя. И они ползли по дороге, трогая пыльную землю ладонями,  - следов гусениц не было. Проползли по деревне - тихо. Ни единого звука. Что такое?
        - Заглянем в избу?  - шептал Якин.
        - Помолчи,  - ответил Никитин. Он не верил тишине. Он отлично помнил деревню Поротву.
        Вернулись к середине улицы, где был проулочек. В нём, на отшибе от деревни, стоит школа. Карту Никитин видел как перед глазами. Зрительная память у него была великолепная. Вскоре достигли они палисадника. Якин остался на улице, Никитин скользнул через калиточку. Одно окно школы было открыто. Никитин привстал заглянуть в окно. Тогда все бойцы курили махорку, а тут ему в нос ударило сладким запахом сигаретного дыма. Никитин быстро присел в кустах смородины. На дороге послышались осторожные тяжёлые шаги. Скрипнула калиточка. Человек взошёл на крыльцо. На фоне звёздного неба Никитин увидел силуэт немецкой каски и рядом с ней штык. Враги! Никитин быстро выполз из палисадника.
        - Фрицы?  - тихо спросил Якин.
        - Тихо. Они.
        - На крыльцо из школы вышли двое. Молча и медленно направились в сторону леса на горе.
        В потёмках можно было нарваться на врагов. Никитин опять представил штабную карту. Надо проползти к пруду, обогнуть его, подняться на косогор к ветряку. Там дождаться рассвета. От ветряка всё рассмотреть можно.

* * *

        Они пересекли улицу. Берег пруда был истоптан скотиной. Разведчики испачкались в грязи, ругались про себя, обогнули пруд, поднялись на косогор и сразу оказались у ветряка. Внутри его никого не было. Но разведчики затаились шагах в десяти от ветряка в жиденьких кустах крыжовника. Раскатали шинели. Карманы их были набиты консервами и сухарями. Закусывая, они никак не могли придумать: что же немцы устроили в деревне?
        - Склад боеприпасов устроили?
        - А где же их передовая?
        - Может, для дальнобойных пушек готовят закрытые позиции?  - говорил Якин.
        - Да разве так может быть? Передовых позиций нет, а пушки устанавливают. Они не дураки… Народ выселили куда-то. Это ясно. Деревенских я знаю: сами они из деревни не уйдут. Палкой гони - не уйдут.
        - Должно, вывезли…
        Так разведчики разговаривали. Потом дремали поочерёдно.
        Перед рассветом выпала сильная роса. Никитин очнулся от крика вороны. Вся лощина была затянута белым туманом. Даже избы и школа не были видны.
        Якин дремал, обхватив колени руками. Никитин смотрел поверх тумана на косогор, поросший лесом. Вдруг он схватил Якина за плечо, придавил его к земле. Косогор был покрыт не лесом, а садом. Отсюда отчётливо были видны колонны приземистых танков, стоявших между яблонями. Даже видны были опознавательные кресты. Сад и колонны уходили за поворот косогора. Часовые прохаживались и стояли, прислонившись к деревьям. Никитин насчитал шестьдесят машин. Но ведь туман закрывал большую часть сада. А сколько танков за поворотом?
        - Смотри, смотри,  - вдруг зашептал Якин, указывая глазами влево.
        За деревней местность повышалась. Там вдоль опушки леса стоял обоз из телег и машин. К машинам были прицеплены пушки. Обоз тянулся до поворота дороги и скрывался за поворотом вместе с ней.
        - Мать честная,  - шептал Никитин,  - неужели тут вся дивизия? Как же мы пробрались сюда?
        Якин молчал. Никитин кивнул ему, ползком они обогнули ветряк. По-за бугром пробежали метров двести, пригнувшись. Упали в бурьян. Отсюда был виден овраг, мостик, по которому прошли ночью. Сад сливался с лесом. Колонны танков, круто сворачивая, скрывались в лесу. Никитин насчитал ещё шестьдесят три машины. Все были средние.
        - Танкеток не видно,  - рассуждал вслух Никитин.  - Или ждут их, или они в лесу. Без лёгких машин немцы не ходят.
        - Конопля забила запах машин,  - сказал Якин,  - вот мы и не почуяли.
        - Верно. Прохлопали.
        На мостик пришли и остановились два солдата. Поодаль возле дороги Никитин заметил мотоцикл с коляской: дозорные. Неужели ночью мимо него прошли, и немцы не заметили их? Видимо, солдаты куда-то отлучились. Вот Никитин и Якин и прошмыгнули.
        В километре от мостика стоял ещё мотоцикл. С этой стороны пройти обратно было невозможно.
        - Где же там наша братва?  - говорил Якин, присматриваясь к конопле и к опушке леса за мостиком.
        Разведчики вернулись к ветряку. Обходить обоз - далеко. Куда машины пойдут? Если все двинут на Горшечное, они сомнут нашу бригаду! Ведь тут, видимо, вся дивизия.
        А туман между тем рассасывался. Стала видна школа, показались избы. По улице прошли шестеро солдат. Заметили товарищи врагов? Танки из конопли из-за мостика не увидишь, но часовых на мосту Зобнин, Яковлев должны заметить.
        Туман лежал уже только над прудом. Косогор был совершенно голый - трава выгорела, кусты начинались метрах в шестидесяти от разведчиков.

        Никитин понимал, что минут через пятнадцать - двадцать туман и над прудом растает. А сейчас бы только до кустов добраться. А там, если и заметят, в тумане можно пробежать к конопле. Савельев и Куличенко, конечно, ждут. Кто-нибудь из троих уж непременно успеет предупредить бригаду.
        - Слушай, Васька,  - сказал Никитин Якину,  - если убьют меня, обходи обоз и беги быстро в бригаду.
        Больше Никитин ничего не сказал. Сбросил шинель, сунул пилотку в карман, пополз по голому склону. Говорил потом дедушке, что на немцев и не смотрел, видел перед собой только спасительные кусты. Полз он быстро. Но вдруг случилось то, чего за минуту до этого он и не хотел делать. Будто кто шепнул ему: «Вставай и иди спокойно, а то сейчас тебя заметят. К ветряку летят галки, враги от нечего делать посмотрят на них - заметят тебя!» И разведчик вскочил, держа автомат на груди, большими шагами быстро зашагал.
        Он ждал криков, выстрела, но не бежал. Сейчас пальнут, сейчас закричат… Наконец упал в кусты боярышника, но выстрела не было.
        От нервного напряжения он даже рассмеялся в кустах. Дерзкая весёлость завладела им. Через улицу он даже не переполз, а перебежал, едва часовой у проулочка к школе отвернулся.
        Савельев и Куличенко спокойно сидели в конопле. Врагов они не заметили. Даже курили, пуская дым в землю, разгоняя его руками.
        - Черти, немцы здесь, а вы курите!  - прошипел Никитин, подобравшись к товарищам.  - Потушите цигарки!
        Разведчики взяли левее мостика, перебрались через овраг. Никитин велел товарищам поискать Зобнина и Яковлева. Наблюдать, куда и сколько пойдёт танков. За старшего он оставил Зобнина.
        - Едва начнётся движение, сразу Яковлева с донесением в бригаду.  - Никитин сбросил сапоги. Через лес в одних носках побежал к своим позициям.
        Прибежал он в бригаду без четверти восемь. В окопах было спокойно, но в штабе все были на ногах.

        Боевая хитрость силы бережет

        На рассвете двое разведчиков, оставленные с вечера на станции, поймали вражеского лазутчика. В одежде железнодорожного рабочего он шёл с сумкой через плечо вдоль полотна в сторону Касторного. Разведчики остановили его, спросили, куда он идёт в такую рань. На чистом русском языке рабочий ответил, что послан проверять стрелки возле семафора. Ответ был странен тем, что по железной дороге никакого движения не могло быть,  - зачем стрелки проверять в такое время? Боеприпасы подвозили на машинах, и телегах через Нижнедевицк. Рабочему сказали, чтоб он расстегнул сумку. Он выхватил из кармана пистолет. Но выстрелить не успел. Прикладом его оглушили. В сумке была портативная рация. Начальник контрразведки увёз его на чёрной эмке в штаб корпуса. До штаба было километров сорок.
        Успел ли лазутчик что-нибудь передать своим, никто в бригаде не знал. Но вскоре стороной пролетел фронтовой разведчик врага. Затем низко и медленно проползла над позициями вражеская «рама» - двухфюзеляжный разведывательный самолёт. С таких самолётов враги фотографировали местность. Стало ясно, что лазутчик успел передать по рации о наших позициях. Зенитчики взглядами проводили раму. Выявлять им себя было нельзя.

* * *

        - Но наши дозорные продолжали передавать, что дороги пусты, врага не видно,  - рассказывал дедушка,  - и тревогу не объявляли. Мы, ремонтники, хозяйственный взвод, артиллеристы - все подвозили боеприпасы от деревни Куняевки. В стороне от неё склад был, от него мы и возили снаряды к позициям. Каждый был занят делом. А тревогу объявили, когда прибежал Никитин. Мы как раз привезли очередную партию снарядов. Гляжу я, бежит от окопов к штабу Пашка Никитин: босой, в одной руке ремень, в другой автомат. Скрылся за кустами. Через минуту командиры побежали от штаба к окопам. Объявили тревогу…
        А с радиосвязью у наших получилось так. Только что разговаривали со штабом корпуса, а тут радист начал вызывать снова. Вдруг в наушниках затрещало, заиграла музыка. Слышны были отрывочные немецкие, русские слова. Ничего нельзя было разобрать. Враги засекли рацию и заглушили её. Отправили донесение в штаб с мотоциклистом. В начале дня за горизонтом снова послышался гул боёв. Павел Никитин, уже в сапогах, снова ушёл за линию фронта, к своим разведчикам. И вдруг разнеслось по позициям:
        - Воздух!
        - Воздух!
        Над холмами появились две партии самолётов - по пять штук. Это были «юнкерсы» и «мессершмитты». Перед позициями они начали выстраиваться один за другим. Ударили наши зенитки. Самолёты пикировали на передовые окопы мотострелков. Дедушка видел, что первые бомбы упали позади окопов. Самолёты пошли на второй заход. А два «юнкерса» отделились, сделали разворот и с воем устремились на зенитную батарею. Дедушка, его товарищи из старых механиков Колосов и Василич отбежали от тягачей. Сидели на корточках в кустах и смотрели. Зенитные многоствольные пулемёты поставили пулевой заслон. Первый «юнкерс» угодил в него. Дёрнулся так, будто задел что-то крылом. Взревел ещё сильней, штопором вдруг пошёл вверх. Моторы разом заглохли. Он не загорелся, но рухнул за железной дорогой. А второй «юнкерс» сбросил бомбы на пустое место.

* * *

        - В это же время немцы бомбили наши позиции под Касторным и под Старым Осколом. Они не знали, сколько наших войск собрано, их точное расположение тоже не знали. И решили одновременно провести воздушную разведку боем. А наше командование, в свою очередь, не знало, где же враги нанесут главный удар. Понимаешь?
        Едва самолёты улетели, гитлеровцы начали артподготовку с дальних позиций. Пристреляться они не успели, и снаряды падали левее наших позиций. И в это время из-за передовой прибежали разведчики Савельев и Куличенко. Сообщили, что в пяти километрах, в лесу, сосредоточено около шестидесяти вражеских танков. На машинах подвозят пехоту. Всем дозорным было приказано вернуться на позиции.
        На этот раз пехотинцы первыми должны были принять удар. Комбат Король задал взводам секторы обороны. Дедушка говорил: во время боя нет маленьких и больших задач. Даже один толковый выстрел может иметь решающее значение. На правом фланге Тимская дорога огибала овраг, там прежде был карьер. С другой стороны к дороге подходил противотанковый ров, выкопанный уже давно гражданскими. Во многих местах через ров были сделаны дощатые переходы. Комбат Король велел прикрыть ров возле дороги досками, засыпать их землёй. Пушки противотанковые он сосредоточил в центре позиций. А на правом фланге у оврага запрятали в лощинке только одну сорокапятку - небольшую противотанковую пушку,  - нацелив её на то место, где ров и овраг подходили к дороге. По просьбе комбата комбриг перевёл два резервных танка KB на правый склон горушки. Перед ними вырубили кусты, и тяжёлые орудия танков пристрелялись к повороту дороги. Когда пристреливались, даже свои не сразу поняли, кто и откуда стреляет. В том и заключалась хитрость.

        Все наши танки окопались в земле. За левым флангом следила рота тридцатьчетверок. Они уже тогда прославились подвижностью, крепостью брони.
        Лёгкие танки были сосредоточены в центре. Только по особому приказу, если вражеская пехота прорвётся через окопы, они могли вылезти из укрытий, вести бой на открытой местности. Броня на них была не толстая. Снаряды прошивали их насквозь. И с танками врага сражаться они не могли.

* * *

        Но вот кончилась вражеская артподготовка. Один наш танк горел. Экипаж успел выбраться из него. Внутри танка взорвались снаряды. Толстый чёрный столб дыма вытянулся в небо.
        - Уже все наши позиции были затянуты пылью. От леска окопы не были видны. И вот выползли из-за холмов танки. Казалось, они не спешили, сворачивали влево и вправо от дороги. За ними шли солдаты. И вдоль скатов холмов побежали их фигурки. Видно было, как начали рыть окопы, а наблюдатели устанавливали стереотрубы. У нас стояло полное молчание. Комбат Король наметил четырёхсотметровый рубеж. Ждали, когда танки достигнут его…
        Танки врага подошли метров на восемьсот, вдруг разом взревели. Стреляя на ходу, устремились к центру наших позиций.
        Начался бой.
        Хотя секунды в бою имеют решающее значение, но только рукопашные схватки кончаются быстро. Обычно же секунды складывались в долгие минуты и часы. Этот первый бой нашей бригады длился около двух часов. Едва передние танки достигли четырёхсотметрового рубежа, разом ударили наши танки и тяжёлые KB первого батальона. Они ударили в центр наступающих, где танки шли плотнее. Две вражеские машины сразу же загорелись. Немецкие наблюдатели мигом засекли наши огневые точки. И заметили, что на правом фланге, где дорога огибает овраг, пушек наших нет. Несколько танков устремились к повороту. На ходу обстреляли поворот дороги, видимо думая, что там мины.  - Но мин, как ты помнишь, там не было. Однако едва две передние машины оказались на повороте дороги, ударили издали тяжёлые KB, которые прежде пристрелялись к этому месту. Передний танк развернуло, пушка его опустилась. Второй хотел обойти его. Подставил бок сорокапятке в лощине. Она дважды шлёпнула по гусеницам, разбила их. И оба танка остальным перекрыли дорогу…

* * *

        Враги сразу не могли сообразить, что происходит. Два танка, шедшие следом, попытались оттолкнуть с дороги подбитый, но тут же загорелись. Возможно, этот эпизод и решил исход первого боя. Отделение наших пулемётчиков выскочило из лощины. Бойцы залегли за бронёй вражеских машин. Стали сбоку строчить по пехоте. Пехота залегла. Танки врага остановились, попятились. На правом фланге и в центре атака захлебнулась. На левом фланге четыре машины проскочили через наши окопы. Но их пехоту мы отсекли. Две прорвавшиеся машины загорелись, две другие вырвались обратно.
        - Грохот стоял, всё смешалось в дыму и в пыли. Были минуты, когда отдельным бойцам трудно было понять, что же происходит. Горели и взрывались танки, кричали раненые. Но каждый из нас чётко выполнял свою маленькую задачу, и, когда враги отступили, стало ясно, что атака отбита.

        Смелость и расчет силу ломят

        Но ещё не рассеялись пыль и дым, снова налетели самолёты. Десять штук. С первого захода сбросили бомбы и улетели, появились новые. Сколько заходов сделали самолёты, никто не мог сосчитать. Всем казалось: самолёты повисли над позициями и бомбят. Это был настоящий ад. Но бомбы врага сыпали не по целям, а в облако дыма и пыли, покрывшее позиции. И хотя ветра не было, облако чуть сместилось. Много бомб упало в стороне от окопов.
        - После бомбёжки опять начала садить их артиллерия. Так уж у немцев по расписанию положено было,  - рассказывал дедушка.  - Нам некогда было ремонтировать свои сильно покалеченные танки, мы даже внимания на них не обращали. Один мой тягач разбило снарядом. И мы с Колосовым и Василичем на другом подвозили к окопам снаряды. Пушкари одно кричали: «Снарядов, снарядов!..»
        Кончили враги артподготовку, и началась новая танковая атака. Она была ещё страшнее первой.
        Отступившие танки за холмы не ушли, остановились по эту сторону. И к ним присоединились лёгкие танки, облепленные солдатами.
        Во время обстрела дедушка успел привезти на грузовике от Куняевки гранаты. Но они были слабенькие, противопехотные РГД - ручные гранаты. Их связывали по пять - шесть штук. Бойцы со связками залегли впереди окопов за подбитыми танками. И получилась вроде новая линия обороны.
        Сначала, как и во время первой атаки, вражеские танки шли развёрнутым строем. Но потом с флангов машины устремились к центру. И мощным клином враги врезались в наши позиции.

* * *

        Вот что получилось. Танки прошли через окопы, начали разворачиваться в обе стороны для дуэли с нашими танками первого батальона. Пехота с лёгких танков ворвалась в окопы. Завязалась рукопашная. С флангов наши пехотинцы бросились к центру. Эта свалка и разделила наступающие танки - задние задержались. Прорвавшиеся немецкие танки встретили тридцатьчетверки. Грозные машины в упор били друг в друга. Наши окопы на флангах были оголены - все бросились врукопашную к центру. Если б фашисты это заметили, возможно, бой кончился бы иначе. Стоило им бросить их задержавшиеся машины на один из флангов, они прошли бы в тыл нашим. Но из-за дыма немцы многого не видели. Бойцы, сидевшие за подбитыми танками, пустили в ход связки гранат. Почти все отставшие машины врага горели… и пехота врага дрогнула. Её выбили из окопов. Тогда прорвавшиеся танки стали отходить назад. Тут только немцы заметили, что правый фланг наш совсем пуст, но бросили туда одну лишь пехоту. К счастью, пулемётчики и расчёт сорокапятки, сидевшие на повороте дороги за подбитыми ещё в первом бою машинами, держались на месте. Они встретили вражескую
пехоту огнём, и те откатились. Пальба прекратилась. Но из-за дыма и пламени горевших танков наши не могли взять в толк, что же произошло. Когда увидели, что танки ползут обратно к холмам, поняли, что атака отбита.
        Наступила тишина. Стонали раненые. Работали санитары. Убитых врагов выбрасывали из окопов. Раненых наскоро перевязывали, увозили на телегах к Нижнедевицку.
        Дедушка говорил: если б в этот момент гитлеровцы бросили свежие силы, они бы смели наших. Но поблизости у врагов не было резервов. А их командование даже представить себе не могло, что мы такой малой силой одержали победу.
        Фашисты оставили на поле боя тридцать две машины. У нас после двух боёв из пятидесяти шести боевых машин осталось тридцать. Покуда убирали раненых, наступил вечер. Темень покрыла землю. Только факелы горящих танков освещали её.

        Земля горела, но врага задержали

        Миновала короткая ночь. Утром ждали атаку. Взошло солнце. Немцы не шевелились. У вырытых окопов поперёк склонов стояло шестнадцать машин. Возле них и в окопах никакого движения наши не заметили. Час прошёл, второй. Это было странно. В штабе ждали донесений от Никитина. Ни он, ни его люди не появлялись. Из штаба корпуса известий тоже не поступало.
        Вдруг объявился Павел Никитин. Он пришёл со стороны Касторного. Сообщил в штабе, что против позиций фронт не перейти. Километров на десять по фронту выставлены вражеские наблюдатели. И он сделал крюк километров в пятнадцать. Вброд перешёл через Олым. Люди его целы, пропал один Якин, который прежде остался возле ветряка.
        В лесу рядом с дорогой, ведущей к Старооскольскому шоссе, как доложил командир разведчиков, враги сосредоточили около шестидесяти средних машин. Тридцать машин они поставили северней Горшечного. Двадцать один танк чинится и заправляется в лесу против нашей бригады, километрах в четырёх за холмами.
        Расположение танков он указывал на карте.
        - Окружить хотят бригаду,  - рассуждал комбриг.  - А, сержант? Как вы думаете?
        - Должно быть, так, товарищ комбриг,  - ответил Павел Никитин.  - Обойдут с флангов, потом уж опять в лоб ударят.
        - Выводи своих людей сюда,  - сказал ему комбриг.
        У командиров ни папирос, ни махорки уже не было. Никитин нашёл дедушку. Дедушка и Колосов дали ему махорки.
        Родом Никитин был из Серпухова. Он отдал дедушке листок бумажки со своим домашним адресом и сказал:
        - Если не вернусь, отец, напиши моим. Вы, старики, живучие. Только напиши так, не раньше, чем через месяц. Думаю, что всем отходить придётся. Как уйдёте, месяц не будет меня, тогда и напиши.
        И Никитин опять ушёл вдоль железной дороги.
        Разведчики Зобнин, Яковлев, Куличенко и Савельев сидели в окопчиках на холмике. Сам холмик, местность вокруг него были покрыты прошлогодними подсолнухами. Прошлой осенью колхозники не убрали подсолнух, он простоял всю зиму. Теперь зарос бурьяном, повиликой. С этого холмика, если высунуться из подсолнухов, были видны дороги на Горшечное и Касторное. По ним изредка проползали машины с боеприпасами от Луневки. Такое удобное место разведчики нашли случайно. Пробирались они через подсолнухи. Заметили родничок. От него местность повышалась. Павел Никитин забрался на холм, глянул поверх подсолнухов и сразу заметил машины. Главное, на холмике ни кустов, ни деревьев не было. И, заросший бурьяном, будыльями, он не выделялся на местности. Здесь Никитин оставил своих разведчиков и ушёл с последним донесением в бригаду.
        Зобнин и Яковлев следили за дорогой в Горшечное. Куличенко и Савельев - за дорогой в Касторное.
        Две пустые машины вернулись обратно от Горшечного. А в сторону Касторного помчалась машина с ящиками. По подсчётам разведчиков, в саду под Луневкой оставалось ещё танков двадцать. И обоз оттуда не появлялся.
        Разведчики ждали Никитина. Ночью там, где выбивается из земли родничок, трещали подсолнечные будылья. Думали, что это сержант вернулся, но треск стих, а Никитин не появился. Утром Зобнин прополз к роднику. Ничего особенного не заметил.
        - Может, зверь какой пробегал,  - говорил Яковлев.
        - Какой там зверь,  - ответил Зобнин, выглядывая из подсолнухов,  - волк или собака с таким треском не бегают. А лошадь откуда здесь возьмётся? Кто-то из них прошёл,  - сказал он, имея в виду фашистов.  - И не один. А вот куда?

        Яковлев не ответил. Он оглядел чистый небосвод. Солнце уже поднялось над горизонтом метра на полтора.
        - Опять пекло будет,  - сказал Яковлев.  - Надо бы холодной водицы набрать, пока тихо.
        Зобнин подал ему свою фляжку, и Яковлев уполз. Вернулся он минут через двадцать и без воды.
        - Братва, тревога,  - зашептал он, присев на корточки.  - За родником, шагах в трёх от него, провода протянуты: один зелёный, другой серый! И следы сапог с шипами!
        Зобнин, оставленный Никитиным за старшего, велел Куличенко и Савельеву оставаться на месте. Сам пополз следом за Яковлевым. Два провода тянулись по земле от Луневки к линии фронта.
        - Это наблюдатели ихние прошли,  - шептал Зобнин.  - Связь протянули.
        - Куда?
        - Чёрт их знает! Сержанта нет!  - Зобнин ругался.  - Если обрежем, они пойдут по проводу. Бой будет. А если придётся отойти, где сержант найдёт нас?
        С холмика сбежал, пригнувшись, Савельев.
        - Зобнин, на высотке, где дубки растут, солдаты!  - доложил он.  - Человек пять!
        Разведчики вернулись к окопчикам. В километре от них, ближе к нашим позициям, на голой горушке с четырьмя деревцами, копошились солдаты. Их было пятеро. Не понять было, что они делают. Отсюда до наших позиций было километров пятнадцать. В воздухе появились самолёты. Разведчики насчитали двадцать штук. Десять из них пошли к Касторному. Остальные - на Горшечное. Вскоре послышались разрывы бомб. Появились ещё самолёты. Отбомбившиеся пролетали обратно. Стороной. Солдаты на высотке вели себя спокойно. Присаживались, вставали. Один из них забрался на дерево и тут же слез. Потом начала бить откуда-то из-за Луневки артиллерия.
        - Обрезать провод надо,  - сказал Зобнин. Он понял, что где-то ближе к нашим позициям сидит корректировщик. Сообщает, куда падают снаряды этим, под дубками. А они сообщают дальше своим артиллеристам.
        Куличенко и Савельев остались наблюдать. Зобнин и Яковлев вырезали метров пятьдесят провода, отбросили их в сторону. Вырыли окопчики в густом бурьяне и затаились.
        На позициях шёл бой. Сержант Павел Никитин спешил к своим разведчикам. Он благополучно добрался до подсолнечного поля. Пошагал смелее. Вдруг короткая автоматная очередь заставила Никитина присесть. По звуку он понял, что стреляли из нашего автомата. Как раз там, где должны были сидеть на холмике разведчики. Что такое? Раздался пистолетный выстрел. Ещё и ещё. И застрочили, застрочили автоматы, наши и вражеские. Но пули вблизи не свистели, и Никитин пополз к холмику. Стрельба разом стихла. За густым бурьяном послышались голоса. Никитин прислушался. Говорили. Он даже узнал голос Зобнина.
        - Эй, мужики!  - крикнул Никитин.  - Меня не убейте!
        - Осторожней, сержант!  - ответил Зобнин. Никитин понял, что поблизости вражеские солдаты.
        А раз уж Зобнин крикнул, то солдат мало, один или два. Никитин пополз на голос Зобнина.
        - Ты, сержант?  - спросил Зобнин, услышав шорох в бурьяне.
        - Я… Что тут?
        - Связь протянули фрицы. Мы обрезали. Одного связиста уложили. А их на высотке, где дубки, человек шесть оказалось. Прибежали выручать своего.
        - Люди целы?
        - Вон Яковлев, Куличенко и Савельев на высотке. Берегись!  - вдруг крикнул он.
        Граната с длинной ручкой мелькнула в воздухе. Упала рядом в бурьян. Никитин знал, что такие гранаты не сразу взрываются. И брошена она была не издалека. Он схватил её и швырнул обратно. Граната взорвалась в воздухе. Разведчики быстро отползли в сторону. Тут же две гранаты упали в то место, где они только что лежали. С холмика скатился Куличенко.
        - Сержант, от дороги бегут сюда человек тридцать солдат!
        К своим позициям путь был отрезан.
        - Отходим к Луневке,  - решил Никитин.  - Тихо отходим. Без нужды не стрелять!
        В подсолнухах взорвались ещё несколько гранат. В небе всё время гудели самолёты. Никитину казалось что они зависли и стоят на одном месте. Враг бомбил позиции. За подсолнечником начинался овраг. Разведчики скользнули в него. Кусты боярышника и терновника скрыли их. Враги отстали. Видимо, шарили в подсолнухах.
        Когда разведчики выбрались из оврага, подсолнухи горели. Фашисты подожгли. Изредка доносились короткие очереди. Разведчики пересекли дорогу, ведущую к Касторному. Решили пробраться к своим, сделав крюк. Но это не удалось. Едва выбрались на холм, увидели на дороге мотоциклистов. Одни стояли на месте, другие ползали медленно, просматривая местность.
        Сплошного фронта там не было. Враги высматривали, не появятся ли откуда наши части. В стороне наших позиций у Касторного разгорался бой. Пушки ухали. Казалось, по всей линии от Горшечного до Касторного идёт бой. Разведчики решили отойти ещё назад.
        - И попробуем слева обойти,  - говорил Никитин. Они наметили лесок на горизонте. Добравшись до него, дождались потёмок. И опять повернули к линии фронта.

* * *

        Танки нашего первого батальона ещё ночью сменили позиции - затаились за подбитыми танками. Пехотинцы рассредоточились между ними. Сменили позиции второй батальон и резервные тяжёлые КВ.
        И когда ровно в девять немцы начали бомбить, бомбы падали уже в пустые окопы. Потом начался обстрел. В час дня наступило затишье. Бригада приготовилась к смертельной схватке. Помощи не ждали. Со стороны Касторного доносилась канонада. Значит, там тоже дрались.
        Вот из-за холмов начали выползать вражеские танки. Несколько зелёных ракет взлетело над холмами. Появившиеся танки пристраивались к стоявшим с ночи и не двигались. Вдруг слева, совсем близко, где-то за поворотом Старооскольского шоссе, загремели пушки. И тут же ударили пушки справа - казалось, где-то на окраине станции.
        Что же случилось?
        Командование фронта по данным разведки окончательно уяснило замысел врагов.
        Связав наши войска боями под Касторным и Старым Осколом, немцы собрали силы между этими станциями. Решили через Горшечное прорваться к Воронежу.
        От Старого Оскола наши срочно перебросили к Горшечному танковый корпус. Штаб 17-го корпуса послал к Горшечному ещё одну свою бригаду. С обеих сторон танки мчались к Горшечному на предельной скорости. Это было 30 июня.
        Враги не ждали наших танков ни с севера, ни с юга. И когда уже начали обходить Горшечное, подоспевшие наши танкисты буквально смели их передовые машины. Выстрелы этих боёв и услышали в дедушкиной бригаде.
        В этот день, как узнал он потом, произошла танковая битва за Воронеж. Танки устраивали друг с другом дуэли, сшибались лоб в лоб. Лезли друг на друга. Пехотинцы, танкисты повреждённых машин дрались ножами, прикладами. И враги были отброшены.
        Стоявшие против дедушкиной бригады немецкие танки в три ноль-ноль поползли в наступление. Видимо, враги не знали, что на флангах подоспевшие наши части отбросили их машины. И по расписанию пошли в наступление.
        Атаку их отбили сравнительно легко. Ещё двенадцать вражеских машин остались на поле боя.
        А затем прошла ещё одна ночь. Уже ранним утром над нашими позициями повисли самолёты. Сколько их было, дедушка не мог сказать.
        - Казалось, враги со всех фронтов направили на нас авиацию. Земля, воздух, дым и гарь - всё перемешалось. Даже нам дышать было нечем, а танкисты в машинах просто задыхались. Открывали люки… Думалось мне, все наши позиции уничтожены. После бомбёжки немцы пустили в атаку лёгкие танки с огнемётами. Толстые полосы пламени всё выжигали перед собой. Земля горела. Но и эту атаку мы отбили…

* * *

        Так продолжалось весь день. Ремонтники дрались вместе с пехотинцами. Один раз дедушку завалило землёй. Механик Колосов откопал его, и дедушка тут же помог ему откопать двух своих бойцов.
        Ночью от пламени горевших танков было светлей, чем днём. От дедушкиной бригады остались только пять тридцатьчетверок и три KB из резерва.
        К утру остатки бригад объединились. Только южнее, за поворотом Старооскольского шоссе, отдельно продолжала драться с немцами группа танков, пришедших от Старого Оскола. Пробиться танкам к Горшечному так и не удалось.

        - Одна рация работала, и фашисты уже почему-то не глушили её. Из штаба корпуса нам передали, что нужно продержаться ещё сутки. Подкрепление пришлют. И в двенадцатом часу проползли, хоронясь за железнодорожной насыпью, девять машин. Каждый танк был набит до отказа снарядами. Быстро выгрузили снаряды.
        Самолёты уже не бомбили. Проплывали над позициями куда-то южнее. Ждали очередной атаки, но немцы не атаковали. Уже все наши бойцы сидели в окопчиках под разбитыми танками, прятались за ними. Выбить их было оттуда невозможно. А враги считали, что участь наших танкистов решена, своей живой силой не рисковали. Танки их подходили метров на пятьсот к нашим позициям, отстреливались и уползали. На их место ползли новые. Наши берегли снаряды. На пять, десять выстрелов отвечали одним. Пехота вражеская продолжала укрепляться на холмах. Едва стемнело, наступила тишина.

* * *

        Южнее от позиций за близким горизонтом тоже стало тихо. Небо в той стороне освещалось заревом. За прошедший день у нас не погиб ни один боец. Троих ранило. Но танкисты очень устали. Один из них был контужен. Бродил пошатываясь. Подходил близко к горевшим машинам. Был хорошо виден врагам. Его могли убить. Бойцы оттаскивали товарища из освещенного места. Теперь танкисты лежали вповалку рядом со своими машинами.
        Из ремонтников остались в живых только дедушка, механики Василич и Колосов. Остальные погибли. Старики помогали танкистам чинить гусеницы - заменяли траки.
        В эту же ночь старики отремонтировали подбитую бэтушку (лёгкий танк БТ-27). Башня её свернулась на сторону и не поворачивалась. Но пулемёт был цел, имелись диски с патронами. Старики наладили мотор. Бэтушка стояла вся в дырках, больших и маленьких. Дыры забили деревянными пробками. Старики знали, что придётся отойти, подтянуться к соседним бригадам. На танках повезут раненых. И они приготовили себе машину. Да ещё и с пулемётом. Чтобы от пехоты надёжнее отбиться.

        Первый танковый таран в корпусе

        Несколько раз за ночь немцы открывали беспорядочный огонь, но на штурм не шли. Утром наши поняли, зачем они стреляли. Пальбой заглушали рокот моторов и окружили наши позиции. Перекрыли дорогу с юга и с севера. Двадцать машин отрезали нам проходы назад. Они стояли метрах в пятидесяти друг от друга. Стволы их орудий были направлены на наши позиции.
        Отступать было невозможно. Если б хоть один танк вылез из укрытия, его тут бы и уничтожили.
        Прямо по фронту разъезжал на бронетранспортёре немецкий офицер. Через микрофон предлагал сдаться. Он объявил, что 40-я и 21-я наши армии окружены. Помощи ждать нашим неоткуда. Пленных немцы не расстреливают. Через несколько дней Воронеж будет взят немецкими войсками. И ещё добавил, что через неделю весь наш юг будет отрезан от Москвы…
        Два наших KB оборвали выступление офицера. Один снаряд взрыл землю рядом с бронетранспортёром, другой угодил в гусеницу. И бронетранспортёр развернуло. Враги ответили залпом из всех орудий. Опять наши позиции затянуло пылью.
        В этот день был совершён первый танковый таран танкистами 17-го корпуса. Тяжёлый KB лейтенанта Максимова был врыт в землю на левом фланге. Между двумя подбитыми танками.
        Дедушка так говорил об этом случае:
        - Сам Максимов погиб накануне. В башне был один только сержант Петров. Ещё находились в машине механик-водитель и стрелок-радист. Враги на максимовцев точили зубы, но уничтожить никак не могли. Выбрав цель, максимовцы чуть выдвигали танк из укрытия. Пальнут и спрячутся. Девять вражеских машин они уничтожили. А левее от их позиции тянулась низинка, на ней росли обгоревшие кусты орешника. За орешником был овраг, и с той стороны максимовцы не ждали опасности. Но вот ночью два танка врагов обогнули овраг со стороны железной дороги, подползли к кустам орешника и затихли. Никто не заметил их. Максимовцы высмотрели очередную цель, только выползли из-за танка, чтоб пальнуть… Вдруг страшный удар потряс машину. Два снаряда сразу угодили в башню. Пушка беспомощно провисла. А под разбитыми танками сидели два бойца в окопчиках. Гранат у них уже не было, только трофейные автоматы. Бойцы заметили немецкие танки, но что они могли им сделать? Ничего. А в KB первым очнулся сержант Петров - совсем молоденький, комсомолец. Видит, стрелок-радист умирает, из ушей, из носа у того течёт кровь. Очнулся водитель.
        - Что там, на воле, сержант?  - спросил он у Петрова. Тот с трудом открыл люк на башне, высунул голову - и тотчас захлопнул люк: от кустов орешника ползли два вражеских танка. Метрах в сорока от максимовцев стояла ещё одна наша тяжёлая машина. Вот-вот враги могли и её уничтожить. Ведь никто не ждал их с этой стороны! Тогда участок оголится, неприятель ринется на наши позиции, погибнет много людей… Петров попробовал развернуть башню, но она не слушалась.

        - Давай задний ход!  - крикнул Петров водителю.
        А башни с крестами уже огибали эту маленькую крепость… К танкам очень подходит поговорка: один в поле не воин. За первым полз второй вражеский танк, готовый в любой момент прикрыть его своим огнём.
        Петров, конечно, отлично это понимал.
        - Башню заклинило,  - крикнул он своему водителю,  - сшибём второго! Выжимай газ! Даёшь таран!!!
        Тяжёлый KB взревел, понёсся с пригорка и врезался в бок врага. От сотрясения снаряды у немца взорвались. Башню сорвало взрывом, отбросило в сторону. Передний танк мигом развернулся, чтобы уйти, но его заметили, расстреляли в упор…
        Когда стемнело и пальба прекратилась, бойцы через нижний люк забрались в танк. Один Петров был ещё жив. Его вытащили. Вскоре он пришёл в сознание и обо всём рассказал. Но минут через сорок скончался.

        На воине и «вдруг» не бывает без причины

        В одиннадцать ноль-ноль из штаба корпуса передали, чтоб танкисты попытались вырваться из кольца, отходили к Нижнедевицку. Но как прорваться? Ракетами, прожекторами неприятель освещал дорогу, пространство перед железнодорожным полотном. У врагов играли на губных гармошках. Через микрофон кричали:
        - Русь, сдавайся! Москва капут!
        - Русь Иван, матка дома ждёт!
        И смеялись.
        Комбриг был ранен в бедро. Он сидел на ящике рядом со своим танком. Вокруг него собрались командиры. Как прорываться? По одной, по две машины в разных направлениях? Их уничтожат. Броситься всем разом? Вражеских танков в два с половиной раза больше. Сосредоточат огонь все, и половина не прорвётся. К тому же шестнадцать человек раненых.
        Положение казалось безвыходным. Но не ждать же до последнего снаряда! Можно было оставить человек десять смельчаков, а остальные в потёмках налегке проберутся за насыпь. Оставшиеся подожгут машины и тоже уйдут. Но танкистам жаль было машины.
        Вдруг (а дедушка говорил: на войне часто происходили «вдруг» важные события) к командирам подошёл старый механик Колосов. Когда он с дедушкой ездил за снарядами к деревне, приметил вот что: железная дорога там шла на подъём. Местами рельсы и насыпь не возвышались над землёй, как это обычно бывает. Наоборот, полотно железнодорожное на подъёме как бы врезалось в землю. И по обеим сторонам железной дороги земля возвышалась над ней. Колосов решил: в том месте, где овраг подходит близко к железной дороге, откосы земляные можно срыть. По дну оврага танки подойдут на малых оборотах к этому месту. Так же на малых оборотах могут переползти через полотно. И уйти к Нижнедевицку.
        - Ежели там только заслона нет,  - говорил Колосов комбригу и командирам. Он сам не очень верил в такую авантюру. Но комбриг тут же послал людей проверить, есть ли у железной дороги заслон.
        Ночи летние на Курщине короткие. Там, где овраг подходил к железной дороге, заслона не было. Враги считали, что танки не могут пройти здесь.
        Бойцы очень торопились. Лопаток не хватало, уставших быстро сменяли. Даже руками отгребали землю. Минут за сорок срыли откосы, забросали рельсы землёй. Получился переезд. Первыми ушли мотострелки, унося раненых. На позициях было тихо. У фашистов уже не играли на гармошках, тоже стояла тишина. Только взлетавшие ракеты да скользившие по земле лучи двух прожекторов говорили, что враги настороже.
        Если запускать в такой тишине моторы, враги могли заподозрить неладное. И наши решили пожертвовать тремя машинами. Все танки разом сделали по два выстрела в сторону немцев. Те переполошились. Загудела какая-то сирена. Они открыли огонь. Десятки ракет взлетели в небо. В такой суматохе танки по одному скатывались в овраг. Три оставшихся танка палили в разные стороны. Водители газовали, с рёвом машины вертелись на одном месте. Бросались вперёд, назад, в стороны. И били, били из пушек без всякого прицеливания. Наконец за железной дорогой взлетели две наши зелёные ракеты. Водители вывели танки из укрытий. Направили их на вражеские позиции. Сами повыскакивали из машин, бросились к оврагу… и ушли.
        Через сколько времени враги спохватились, что их провели, бойцы так и не узнали. Когда наступил рассвет, они были уже далеко. Впереди немцев не было. Справа и сзади доносилась из-за горизонта канонада.

        Корпусом командует генерал Полубояров

        За деревней Новая Ольшанка танкисты догнали штаб своего корпуса. Впереди отступали стрелковые части, обоз с беженцами. За Новой Ольшанкой дедушка и механики бросили свою дырявую бэтушку: мотор заглох, возиться с ним не имело смысла.
        Было жарко, душно. Настроение у всех было скверное. Днём продвигались медленно, потому что часто разносилось по растянувшейся колонне:
        - Во-оздух!
        И все спешили прочь с дороги. У дедушки вдруг начала кружиться голова. В глазах разом потемнело, ноги подкашивались. Видимо, его контузило во время боя, когда привалило землёй. Василич и Колосов помогли ему забраться на телегу с тяжелоранеными. И он, свесив ноги, сидел на задке телеги.
        В деревне Зязноватке своих догнали разведчики Павел Никитин, Зобнин, Куличенко и Яковлев.
        Дедушка сидел на телеге понурившись. Вдруг знакомый голос произнёс над ним:
        - Что, старина, и тебе досталось?
        Дедушка поднял голову, увидел всадника. Чуть позади ехали на лошадях ещё трое. Дедушка всматривался в лицо всадника, но оно расплывалось, и дедушка никак не мог понять, кто это. Голос знакомый, а лицо не мог рассмотреть.
        - Не узнаёшь?  - произнёс весело знакомым голосом всадник.  - Куда тебя фриц уцелил?
        Дедушка смотрел и продолжал молчать. На груди Никитина висел немецкий автомат, а по бокам - термосы. С одного термоса он отвинтил крышку, налил в неё и подал дедушке.
        - Держи, дед,  - сказал он,  - выпей шнапсу. Полегчает.
        Дедушка выпил. В глазах у него прояснилось, и он признал Никитина.
        - Выбрался, Пашка!  - сказал он.
        - Как видишь. Савельева убили, Якин Васька пропал. Не знаем, где он. В бригаде не появлялся он?
        - Не знаю,  - сказал дедушка,  - я не видел его.
        - А Савельева убили,  - повторил Никитин.  - Столкнулись в лесу с фрицами. Думали, их много, начали обходить. Они нас заметили и тоже - в сторону. Должно быть, ихняя разведка была. Пустили очередь. И срезали его.
        Разведчики угостили шнапсом раненых, механиков и ускакали вперёд.

* * *

        - А куда же он поскакал, дедушка?  - снова спрашивал я.
        - К штабу. Комбригу доложить о своём возвращении… И до октября месяца я уж не видел его.
        - Почему?
        - А потому. Ты слушай и не перебивай,  - сердился дедушка.  - Когда мы переправились через Дон, корпус наш перешёл в подчинение шестой армии. И сражался он за Воронеж. А меня, Василича и Колосова направили работать в ремонтной базе. Она была километрах в двух от фронта. И там чинили танки… За Воронеж сильные бои шли. Как я после уже узнал, внук, фашисты во что бы то ни стало хотели захватить его. Тогда бы они овладели железнодорожным узлом, перерезали бы шоссейную дорогу. А она связывала наш центр с югом. Жестоко дрались под Воронежем, в самом Воронеже. Целые кварталы его переходили из рук в руки. Почти весь город был разрушен. Но овладеть всем городом врагам так и не удалось. Там их остановили. И к октябрю бои затихли. Наши войска заняли прочную оборону на восточном берегу Дона. Приковали к себе очень много вражеских войск. А в это время южнее Воронежа армия Паулюса двигалась к Сталинграду, понимаешь?
        - Понимаю,  - кивал я.

* * *

        С августа месяца 17-м корпусом стал командовать генерал Полубояров. И танков и бойцов в корпусе осталось очень мало. Командование решило отправить корпус на пополнение, как говорят военные. В ночь со 2-го на 3 октября корпус должен был погрузиться в вагоны на станции Усмань. А дедушка, Василич и Колосов ремонтировали себе танки. И ничего не знали о том, что родной их корпус уезжает на пополнение. Дедушка так потом и не уяснил, отчего это произошло: то ли в корпусе о них забыли, то ли начальник РПБ - ремонтно-походной базы - не сообщил им об отъезде корпуса, желая оставить опытных механиков у себя. И они бы отстали от корпуса, остались бы под Воронежем. Но под вечер 2 октября дедушка зачем-то вышел на опушку рощи, в которой размещалась база. Вдоль опушки тянулась дорога. По ней со стороны фронта мчалась полуторка. В кузове её сидели два бойца. Машина уже промчалась мимо дедушки. Потом остановилась, из кабины высунулся Никитин и крикнул:
        - Дед, ты чего здесь бродишь? Мы же ночью грузимся.
        - Куда?  - крикнул дедушка. А Никитин ему:
        - Жди здесь. Мы заберём эмку командира корпуса и поедем! Отремонтировали эмку?  - Дедушка и этого не знал.  - Ну, жди здесь!
        Дедушка бросился в кузню, сообщил новость Василичу и Колосову. Забрали они в землянке вещевые мешки - и к дороге. Дождались полуторку и отремонтированную эмку и укатили к своим, в родной корпус.
        Ночью остатки корпуса уехали с фронта, 6-го числа выгрузились на станции недалеко от Саратова. Пешком прошли километров пять и оказались в дачном посёлке. Их уже ждали в домах койки, застеленные чистым бельём. Хозяйством в основном там заведовали женщины. Дедушка говорил: бойцы уж и забыли, что существует на свете чистое бельё. Как на чудо, смотрели на улыбающиеся лица женщин. Подушки, простыни трогали руками. Даже нюхали. Когда помылись в бане, рядовым дали команду: отбой. Они завалились спать, а командиры уехали в Саратов к начальству.
        Уже на следующий день стали прибывать новенькие танки, новые бойцы. Рядовых фронтовиков назначили старшинами, лейтенантами. Павлу Никитину присвоили звание лейтенанта, и он сам набирал себе взвод разведчиков из новых бойцов.
        - Я думал, меня и механиков моих старых пошлют на завод танки собирать,  - рассказывал дедушка.  - Но в корпусе стали создавать сразу две походные ремонтные базы. Одна как бы тыловая. Она должна была следовать за корпусом километрах в трёх - четырёх от него. Её задача: ремонтировать сильно повреждённые машины. А задача передовой РПБ - ремонтировать танки на поле боя и оттаскивать в тыл сильно повреждённые машины. Надо было проверять моторы поступающих тягачей. Да ещё мы с Колосовым и Василичем занимались с новенькими ремонтниками. Работы много было. Очень много… Создать заново целый корпус - трудная задача. А всё делалось в спешке. Командиры почти не спали. Потому что и ночью привозили новых людей, технику. Подробно изучали боя под Касторным и Горшечным…
        И через месяц корпус был создан заново. Мощный создали корпус. И в ночь на 15 ноября побригадно все выстроились на лесной дороге. Часу во втором ночи погрузились в эшелон…

        Якин отстал от родного корпуса

        В ту же ночь в вокзале пассажирской станции города Саратова появился молодой, худой боец с вещевой сумкой за спиной. На плече его висели, как дрова, две связки маленьких сапёрных лопаток. Боец был в ватных штанах и в фуфайке. На ногах сапоги. Нашивки на воротничке гимнастёрки подсказывали, что боец служит в танковых войсках.
        Вокзал был набит беженцами, ранеными. Они сидели, лежали, выходили из вокзала и возвращались. Выглядывая себе местечко, боец уверенно пробирался между людьми. Даже говорил:
        - Эй, прибери свои ноги, дай пройти служивому!
        Но можно было заметить, что он то и дело бросал по сторонам осторожные взгляды. Чего-то он опасался. Наконец он примостился на полу у стены между двумя ранеными, положив вязанки лопаток перед собой. Достал из мешка кусок хлеба, луковицу и стал есть, запивая кипятком из фляжки.
        Прошёл патруль. Боец смелым взглядом проводил патрульных. Но едва они вышли из вокзала, он вздохнул с облегчением. Разом обмяк весь и даже утёр пот со лба. Это был Василий Якин, разведчик 174-й бригады 17-го танкового корпуса. Настроение у него было ужаснейшее. Потому что в этот день он вдруг почувствовал себя дезертиром. Нет, он не считал себя дезертиром. Но все военные коменданты и патрули имели полное основание считать Василия Якина таковым.
        Произошло с ним следующее. Когда сержант Никитин пополз по склону от ветряка к деревне, Якин, затаив дыхание, следил за ним. Едва Никитин встал во весь рост и пошагал, Василий даже глаза закрыл. Ждал: вот-вот грянет в деревне или на дороге выстрел. Когда же он открыл глаза, сержанта уже не было. Потом Якин видел, как сержант перебежал улицу, скрылся в конопле. Хотя Якину было только девятнадцать лет, но сознание подсказало ему, что подобные манёвры дважды повторить нельзя. Если вздумает поступить так же, как сержант Никитин, его убьют. А если ранят, то возьмут в плен, что ещё хуже. Да и зачем так же поступать? Сержант проскочил, донесение в бригаду будет доставлено. И Якин решил обойти вражеский обоз, как советовал ему Никитин.
        Он отполз назад, спустился в лощину и побежал по ней. Когда же выглянул из лощины, слева увидел танки на опушке леса. Справа на дороге стояли телеги, гружённые ящиками. Это был хвост обоза. Между телегами и танками голое пространство метров в триста. По ту сторону дороги росли кусты боярышника. До потёмок Якин пролежал в лощине. Кусты боярышника он наметил для себя маяком. Чуть стемнело, пополз к ним. Шагах в десяти от кустов он поднялся, хотел даже покурить, зайдя за кусты. И вдруг замер: совсем рядом за этими кустами заговорили по-немецки. Видимо, там сидели солдаты из взвода охранения. Продохнув, Якин стал пятиться назад. Отпятился он шагов на пятнадцать, как под ногой хрустнула сухая ветка. Для Якина хруст прозвучал выстрелом. Он присел, заметил, что солдаты вскочили. Засверкал огонь автоматной очереди. Взлетели ракеты. Якин даже не почувствовал вначале, что он ранен. Он полз и полз, держа автомат в правой руке. Левая рука перестала слушаться, подворачивалась под живот и мешала ползти. Потом острая боль прорезала плечо. Он повернулся назад, готовый встретить огнём солдат, чтоб не даться живым.
Но солдаты не бежали за ним. Он ощупал себя. Рука не была ранена, а пуля прошла ниже ключицы навылет. Он перевязал плечо. Рука не слушалась, и Якин привязал её к телу, чтоб не мешала. Поднялся и пошёл.

* * *

        Шёл он всю ночь и ещё день. Над ним пролетали самолёты, и потом он слышал, как рвались бомбы. Он слышал канонаду боёв. Понимал, что сражаются под Касторным и Горшечным. Наконец увидел справа вражеские танки, стоявшие вдоль дороги, солдат, подходивших к танкам. Потом Якин увидел свои позиции, затянутые дымом и пылью. Ему очень хотелось пить. Тогда он первый раз потерял сознание. Когда очнулся, сообразил, что к позициям своим ползти ему нельзя: там он не нужен, а убить его могут очень просто. Ещё ему подумалось, что Горшечное уже в руках немцев. Тогда он выбрал направление левее станции - на семафор. И пополз. Затем семафор куда-то исчез. И после Якин не помнил, как он добрался до железной дороги, переполз через неё. Вдруг очутился в зарослях осоки, в речке - он чуть было не утонул. Он пил, пил воду, упираясь рукой в илистое дно. А рука погружалась в дно всё глубже и глубже. Он спохватился, когда уж стал задыхаться. Но ил руку не отпускал. В ужасе он окунулся весь, сильно оттолкнулся ногой от берега, и это спасло его. Он поплыл. Речка была узенькая, метров пятнадцать, и мелкая. Ногами он доставал
дно.
        В сумерках Якин пришёл в деревню. Там как раз стоял обоз с тяжелоранеными. Его отвезли в Нижнедевицк, оттуда в Воронеж. А потом он попал в город Энгельс, где пролежал в госпитале остаток лета и осень. Выписали его из госпиталя только в ноябре месяце. Он умолял начальство, просил, требовал, чтоб его направили обратно в 17-й корпус, к своим ребятам, где его знают, говорил, что он кандидат в члены партии, что кончается его срок. Побывал у коменданта города, твердил о Горшечном, Касторном.
        - Но эти станции уже были в руках фашистов. К тому времени часть Брянского фронта переименовали в Воронежский фронт. А где находится семнадцатый корпус, комендант, конечно, не мог знать. И Якина определили в команду из тридцати человек. Молоденький лейтенант должен был их отвезти куда-то. А куда именно повезут, тогда нашему брату не говорили. А ведь мы-то, семнадцатый корпус, стояли на пополнении километрах в тридцати от города! Но Якин, бедняга, не мог знать этого…

* * *

        Повёз молоденький лейтенант команду выписавшихся из госпиталя. Уже в вагоне бойцы узнали от него, что едут в город Калинин. Якин решил бежать из команды, найти свой корпус. И он бродил по вагонам, прислушивался к разговорам бойцов. И вот в одном вагоне он услышал, как какой-то пехотинец, тоже ехавший из госпиталя, рассказывал, что ранило его под станцией Бор. И если б не танкисты 17-го корпуса, он бы угодил в плен.
        - Очнулся я после боя-то,  - говорил боец,  - сообразил, что лежу в воронке, выбрался из неё. Встать не могу, обе ноги деревянными сделались. Гляжу, наши танкисты гусеницу в танке чинят. И вот уж в машину залезать начали. «Братцы,  - кричу им,  - заберите меня!» Подхватили они меня, положили на танк. Один со мной остался придерживать, чтоб я, значит, не свалился. Ну и вывезли к своим…
        Якин послушал, уяснил, что станция Бор под Воронежем. В Мичуринске эшелон стоял долго. Якин вылез из вагона, пробрался в толпе за вокзал. Побродил там среди лотков торговок. Когда бойцы садились в вагоны, Василий Якин зашёл в уборную. Поезд ушёл.
        В кармане у Якина имелась только бумага, в которой говорилось, что он находился на излечении в госпитале номер такой-то. И указан был номер воинской части, в которую он направлен. А где именно эта часть, в документе не было указано. И это даже обрадовало Якина. Он же был очень молодой, горячий, храбрый. Убеждён был, что с ним поступили несправедливо, не направив сразу в его родной корпус. К тому же дорога его была не прочь от фронта, а на фронт. Так что мысль о дезертирстве и не мелькала в его девятнадцатилетней голове.

* * *

        Сутки он проболтался на станции. Несколько воинских эшелонов прошли к Воронежу. Вагоны были закрыты, на площадках и платформах стояли часовые. Наконец прибыл поезд с бойцами. Постоял минут десять, и Якин вместе с бойцами забрался в вагон. Бойцы высадились вечером на станции Усмань.
        Землю уже подморозило, изредка сыпал редкий снежок. Якин тогда ещё не боялся своих. Фронт был близко. В каждой рощице стояли бойцы. Он показывал справку, спрашивал, где часть, указанная в справке. Говорил, что эта часть при 17-м корпусе танковом. Но никто не знал, где 17-й корпус. Везде он высматривал танкистов. Но своих не встречал. Наконец в реденьком лесочке он заметил четыре танка. Один из них никак не заводился, и танкисты толпились возле него.
        - Братва, из семнадцатого корпуса?  - с бойким видом обратился к ним Якин.
        Танкисты посмотрели на него, отрицательно качнули головами. Ничего не ответили. Из танка вылез водитель с хмурым лицом. Стоявшие танкисты пошли к своим машинам.
        - Браток,  - сказал Якин водителю,  - ты из семнадцатого корпуса никого не знаешь?
        - Твой семнадцатый давно в Саратове,  - сказал водитель.  - На пополнении где-то там. Я уже и письмо оттуда получил.  - И водитель полез под машину.
        Тогда-то и стало Якину впервые жутко. Он почувствовал себя одиноким и чужим среди своих. Но духом не упал и не растерялся. Пошёл обратно к станции. Увидел дорогой разбитые при бомбёжке телеги, около них валялись сапёрные лопатки. «Если боец несёт что-то, то он, значит, при деле,  - соображал разведчик Якин.  - Значит, он выполняет какое-то задание». Нашёл очень длинный ремень. Это были вожжи. Насобирал лопаток, сделал две вязанки. Перебросил их через плечо и пошагал смелее.
        Обратно в Мичуринск он приехал в тамбуре санитарного вагона. Он был страшно голоден. Смело он вошёл к коменданту вокзала, положил лопатки в угол. И доложил коменданту, что он отстал от своей команды. Случайно сел в другой поезд, который шёл в сторону Воронежа. Комендант взглянул на документ Якина, позвонил кому-то по телефону. Вскоре пришёл военный в чине майора, тут же допросил Якина.
        - А как же ты с лопатками отстал?  - поинтересовался майор.
        У разведчика и на этот вопрос ответ был готов. Он помнил: когда поезд, в котором он ехал с командой, остановился, в один из вагонов начали грузить раненых. А бойцов из того вагона перевели в другой.
        - Нас переводили в другой вагон, товарищ майор,  - отвечал Якин,  - а лопатки были мне поручены. Я с ними и побежал купить что-нибудь на базаре за вокзалом. А потом перепутал поезда.
        - И всё таскаешь лопатки?  - спросил майор.
        - А как же. Они мне поручены.
        - Мне некогда с ним возиться,  - сказал майор коменданту.  - Направьте его обратно в комендатуру Энгельса. Пусть там его по головке погладят.
        Комендант написал на справке Якина, что такой-то, отставший от своей команды рядовой боец направляется в комендатуру Энгельса.
        Якин был доволен таким исходом. Ему дали талоны в столовую. На один талон он поел, на два других ему выдали сухой паёк: буханку хлеба, банку консервов и кусок сахара.
        Но в Энгельс он не поехал, а сошёл в Саратове. Там надеялся всё-таки найти свой корпус. Бедный, бедный разведчик Якин! Если б только он знал, что, когда сошёл в Саратове с поезда, всего лишь в полукилометре от станции грузился на платформы в вагоны его родной 17-й корпус!

* * *

        А корпус направили опять на Воронежский фронт. Но не к Воронежу, а на южное крыло фронта. К тому месту, где Воронежский фронт соединялся с Юго-Западным.

        Зачем танкистов 17-го направили к Юго-Западному фронту!

        К этому времени обстановка на южных фронтах очень усложнилась. Немцы прорвались на Кавказ. Под Сталинградом шли тяжёлые бои. Ведь Сталинград расположен на западном берегу Волги. Врагам удалось прорваться к городу. Днём и ночью они бомбили его. Ночами над городом стояло зарево. Горели дома, нефтехранилища, нефтеналивные суда на Волге. Сама река была покрыта огнём - горела нефть, разлившаяся по ней. Прекратилась подача воды в город. Но заводы работали, выпускали танки, пушки, боеприпасы.
        Эвакуировать женщин, детей можно было только через Волгу. А это было очень опасно. Постоянные переправы были уже разбиты. Людей перевозили только ночью. К 23 августа вывезли более ста тысяч человек, но ещё оставалось около полумиллиона.
        25 августа город был объявлен на осадном положении. За несколько суток из города вывезли более трёхсот тысяч жителей.
        13 сентября фашисты начали штурмовать город. Завязались уличные бои.
        Вот выдержки из донесений в штаб 62-й армии, которая защищала Сталинград.
        За 14 сентября:
        «7 часов 30 минут. Противник вышел на Академическую улицу.
        7 часов 40 минут. 1 батальон 38 мех. бригады отрезан от главных сил.
        7 часов 50 минут. Развернулись бои в районе Мамаева кургана и на подступах к вокзалу.
        8 часов. Вокзал в руках противника.

        8 часов 40 минут. Вокзал в наших руках.
        8 часов 40 минут. Вокзал снова занял противник.

        10 часов 40 минут. Противник вышел на Пушкинскую улицу.  - 600 метров от КП армии.
        10 часов. До двух полков пехоты при поддержке 30 танков противника продвигаются к домам специалистов.
        10 часов 20 минут. Вокзал наш…»

* * *

        Вокзал тринадцать раз переходил из рук в руки. И всё это за какие-то пять - шесть дней. Схватки были жестокие.
        21 сентября немцы захватили вокзал и думали, что окончательно овладели им. Потому что успели подтянуть пушки, и танки к ним подошли. Но в тылу врагов оказалась отрезанная от своих группа бойцов - командовал ею коммунист, не раз ходивший в атаку, лейтенант Драган. Бойцы ожесточённо пробивались к своим. И в ночь на 22 сентября им удалось ударить по вокзалу с тыла. Враги были уничтожены.
        В наших частях появились новые боевые соединения - штурмовые группы. Стоило врагам захватить дом или какой-то другой объект, туда направлялась штурмовая группа. Ночью ли, в сумерках, или под утро молниеносно налетала она на объект. В ход шли ножи, сапёрные лопатки. И враги отступали. Они несли большие потери, но лезли и лезли к Волге. Ведь к ним всё время поступали подкрепления.

        История боев в часах и минутах

        - Из Германии,  - рассказывал дедушка,  - в шестую армию Паулюса прислали пять штурмовых сапёрных батальонов, фашистов специально учили воевать в городах. И падение Сталинграда должно было послужить для Турции и Японии сигналом к нападению на нашу страну… Очень трудное для нас было время. Четырнадцатого октября враги прорвались к тракторному заводу. Тут уж и рабочие дрались вместе с бойцами… Я покажу тебе, что записано в дневнике командующего шестьдесят второй армией генерала Чуйкова. И дедушка брал с полки книги.
        «15 октября.
        В 5 час. 30 мин. противник снова, как и вчера, начал усиленную подготовку на фронте от реки Мокрая Мечетка до посёлка Красный Октябрь.
        8 часов. Противник перешёл в наступление танками и пехотой, сражение идёт по всему фронту.
        9 час. 30 минут. Атака противника на СТЗ отбита. На заводском дворе горят десять фашистских танков.
        10 часов. 109 гв. стр. полк 37-й дивизии смят танками и пехотой.
        11 часов 30 мин. Левый фланг 524 сп 95 сд смят, около 50 танков утюжат его боевые порядки.
        11 часов 50 мин. Противник захватил стадион СТЗ. Наши отрезанные подразделения ведут бои в окружении.
        12 часов. Убит командир 117 стр. полка гв. майор Андреев.
        12 часов 20 мин. Радиограмма из шестигранного квартала, от подразделения 416 полка: „Окружены, патроны и вода есть, умрем, но не сдадимся!“
        12 час. 30 мин. Командный пункт генерала Жолудева бомбят пикировщики. Генерал Жолудев остался без связи, в заваленном блиндаже, связь с частями этой дивизии берем на себя.
        13 час. 10 мин. На КП штаба армии завалило два блиндажа, одному офицеру прихватило ноги обвалом, не могут откопать.
        13 час. 20 мин. В блиндаж генерала Жолудева дан воздух (через трубу)…

        14 час. 40 мин. Телефонная связь с частями прервалась, перешли на радио, дублируем офицерами связи. Наша авиация не может подняться с аэродромов, авиация противника блокирует наши аэродромы.
        15 час. 25 мин. Охрана штаба армии вступила в бой.
        16 часов. Связь с 114 гв. полком прервана, его положение неизвестно.
        16 час. 20 мин. Около 100 танков противника ворвались на территорию СТЗ. Авиация противника по-прежнему висит над головами, бомбит и штурмует.
        16 час. 35 мин. Командир полка, подполковник Устинов вызывает огонь артиллерии на себя, но КП окружили автоматчики.

        17 часов. Радисты едва успевают записывать радиограммы от подразделений, которые продолжают бой в окружении противника…
        21 час. Ещё одна радиограмма от группы гвардейцев 37 дивизии. Они продолжают вести бой в районе Тракторного завода и заканчивают своё донесение словами: „За родину умрём, но не сдадимся!“»

* * *

        Дедушка откладывал книгу и говорил мне:
        - Враги во что бы то ни стало хотели захватить заводы «Баррикады» и «Красный Октябрь».
        - А зачем?
        - Тогда бы они широким фронтом вышли к Волге. Но только отдельные группы их прорвались к заводам и там завязли. Ведь каждый цех завода представлял из себя настоящую крепость. Наконец одиннадцатого ноября враги предприняли последнюю и отчаянную попытку овладеть городом. И в районе завода «Баррикады» им удалось прорваться к Волге. Но на узеньком участке. И это был последний успех фашистов.
        - А где же Якин Василий, дедушка?  - с беспокойством спрашивал я.  - Куда он делся?
        - Погоди. Дойдёт дело и до Якина. А ты про обстановку в Сталинграде послушай. В Сталинграде наши войска уже были прижаты к реке. Места для какого-нибудь обманного манёвра у них не было совершенно. А контрнаступления наших войск с юга и с севера от города враги не ожидали. Они считали, что у нас никаких уже резервов нет. Даже в Берлин сообщали Гитлеру, что у русских нет резервов для контрнаступления. Но оно готовилось нашим командованием. Помнишь, я говорил, как тайно враги готовились к летнему наступлению? Так же и наше командование разработанный план держало в совершенном секрете. Полки, дивизии, пушки, танки - всё подвозили на фронт только ночью. Все большие соединения, ехавшие на фронт, оставляли свои радиостанции на месте. И станции продолжали работать. Чтоб немцы думали, что соединение стоит на своём месте. А когда соединение прибывало на фронт, приезжала радиостанция и молча стояла в укрытии. В письмах о контрнаступлении запрещено было писать. А приказы, связанные с перемещением войск, передавались только устно. Понимаешь? На самолётах командиры связи летали, чтоб устно передать какой-нибудь
приказ.
        Переправы через Дон были наведены тайно. Уже снег лежал, днём он таял, а ночью мороз прихватывал его. И по утрам над Доном стоял морозный туман. Очень густой.
        - А где же ты был в это время, дедушка?  - не выдерживал я.
        Он не любил, когда его перебивали. Сердито сводил брови и умолкал. Брал какую-нибудь книгу и читал, не замечая меня. Я не уходил. Наконец он сдавался.
        - Я не про себя рассказываю,  - ворчал он,  - а о том, как было дело на войне, понимаешь? Если хочешь узнать, сиди и слушай. Я сам воевал, но многого не знал тогда. Из книг теперь уяснил. Ты помнишь, что пятнадцатого ноября наш корпус отгрузился на фронт?
        - Помню. Пятнадцатого ноября ночью. Возле Саратова. А Василий Якин тогда же появился на пассажирском вокзале.
        - Ну вот. Утром девятнадцатого ноября на фронте северо-западнее Сталинграда стояла тишина. Только у врагов кое-где постреливали. У нас же было тихо. Даже ни одна радиостанция не работала. Вдруг ровно в семь тридцать утра раздался могучий рёв гвардейских миномётов - их называли катюшами. Загремели орудия. Это началась наша артподготовка. В восемь пятьдесят раздался залп наших тяжёлых минометов - то был сигнал к атаке. Танки и пехота двинули в наступление. А на следующий день пошли в наступление армии южнее Сталинграда. Уже двадцать второго ноября с юга наши танки прорвались к посёлку Советскому и перерезали железную дорогу - она вела к Чёрному морю. С севера же танки прорвались к городку Калач. Фашисты спохватились, из Сталинграда послали туда танковые дивизии, чтоб не дать нашим танкистам соединиться. В посёлке Советском наши танкисты целые сутки отбивали атаки. Двадцать третьего числа они заметили, что от Калача к ним несутся танки. Командиры пустили условные зелёные ракеты. Им ответили такими же. Это неслись свои от Калача! И танкисты ринулись друг к другу. Выскакивали из машин и обнимались.
Ведь они теперь окружили Сталинградскую группировку врагов. Вся шестая армия Паулюса и часть четвёртой танковой армии оказались в окружении…

* * *

        Чтоб освободить свои окружённые войска, гитлеровцы быстро создали группу армий и дали ей название «Дон». Во главе группы «Дон» поставили генерала Манштейна. В состав ударной группы был включён впервые созданный во вражеской армии батальон из новых тяжёлых танков типа «тигр».
        Лобовая бронь у «тигров» была толщиной в сто миллиметров. Даже снаряды наших 76-миллиметровых пушек не пробивали её. Сами же «тигры» были вооружены тяжёлыми пушками.
        За три дня войска Манштейна продвинулись к своим окружённым на четыре - пять километров. Враги были уверены, что прорвутся. И потому сразу же за ударной их группой следовали тягачи, машины с продуктами и боеприпасами для окружённых. 18 декабря окружённые услышали канонаду на западе. Они знали, что войска Манштейна идут к ним, и ликовали. Казалось, освобождение их близко.
        - Но не тут-то было, дружок мой,  - говорил дедушка. И с торжественным видом смотрел на меня.  - Мы на фронте тогда ничего этого не знали. А теперь из книг, воспоминаний военачальников я узнал, что к тому времени на левом берегу Дона в районе города Верхний Мамон командование наше собрало очень много войск. И несколько танковых корпусов разместили в окрестных рощах. В одной из них стоял и мой семнадцатый корпус. После прибытия с пополнением мы считались в резерве. Бригады корпуса уже были под другими номерами. Я тогда думал, что только один наш корпус стоит в резерве. И понятно, никто у нас в корпусе ещё не знал, сколько здесь войск. А командование решило от Верхнего Мамона ударить во фланг войскам Манштейна. Расчленить его армии и с тыла напасть на его группу, которая пробивалась к окружённым в Сталинграде. Понимаешь?
        - Понимаю,  - отвечал я.

        Якин стремится в родной корпус

        Сообщив мне об этом, дедушка наконец-то перешёл к судьбе Василия Якина.
        Хотя бригады изменили свои номера, но корпус остался под прежним номером. И это спасло несчастного Василия. Ведь на войне дисциплина прежде всего нужна. А если самовольно будешь поступать, то наживёшь себе очень много бед. Или погибнешь ни за что ни про что.
        Однако 17-й корпус был в подчинении 6-й армии. Понятно, ничего этого Якин не знал.
        В Саратове на вокзале он проболтался двое суток. И ничего не узнал о своём корпусе. На вокзале он примелькался со своими вязанками сапёрных лопаток. А мороз всё крепчал и крепчал, и Якин из вокзала уж почти не выходил. Он был в сапогах. Побродит вокруг вокзала, прислушиваясь к разговорам, замерзнет - и обратно в вокзал: спешил согреться.
        В ту пору враги засылали в наши тылы шпионов и диверсантов. Наши контрразведчики вылавливали их. Одевались контрразведчики в разную одежду.
        И вот вечером 17-го ноября сидел Якин на своих лопатках между скамейками поближе к топившейся печке. Горевал и не знал, что ему делать. Он уже чувствовал себя дезертиром. На самом деле: приведут его в отдел контрразведки, чем он докажет, что сбежал из команды, желая воевать в своём корпусе? Ничем не докажешь. И его могли посчитать за настоящего дезертира. От таких мыслей голова шла кругом у несчастного Якина. Он даже вскакивал, хватался за голову и опять садился. И так вскочив в очередной раз, он обратил внимание на худого парня в гражданском пальто и в малахае. Парень стоял возле печки, вроде бы грелся, разглядывая потолок, стены. Но осторожный разведчик Якин заметил, что парень следит за ним. «Всё,  - подумал Василий,  - влип я. Но может, это не контрразведчик переодетый, а жулик какой-нибудь?» Василий решил проверить. Упёр локти в колени, захватил голову ладонями. Притворился, что задремал, а сам сквозь пальцы поглядывал на парня в малахае. Парень пошарил глазами кого-то в толпе, видимо, не нашёл. И вдруг исчез.
        Якин и про лопатки свои забыл. Пригнувшись, юркнул он к дверям, пробежал к торговым лоткам и затаился за деревом. В ту же минуту из-за угла вокзала вывернул бегом парень в малахае, за ним спешил патрульный лейтенант. С другой стороны пробежали в вокзал два бойца с автоматами. И тут Якин принял решение: надо ехать только в сторону фронта. И будь что будет. Только в сторону фронта. Там он не может показаться дезертиром. Фронтовики разберутся, кто он есть на самом деле.
        Бегом обогнул базар, перрон. Он уже знал, где проходят эшелоны в сторону фронта.
        На путях стоял только один эшелон с танками на платформах. На платформе далеко не уедешь - замёрзнешь. Сзади запыхтел паровоз, прополз мимо Якина и остановился. Из вагонов выпрыгивали бойцы с котелками и спешили к вокзалу. В некоторых вагонах стояли лошади. От вокзала тоже прибежали бойцы к эшелону.
        - Это двадцатый? Это двадцатый?  - спрашивали они.
        - Двадцатый,  - отвечали им, и бойцы лезли в вагоны.
        - Это двадцатый?  - крикнул Якин, подбежав к одному из вагонов.
        - Двадцатый.
        И он забрался в вагон.
        В вагоне топилась железная печка, горел керосиновый фонарь, стоявший на ящике. Бойцы были все пожилые. Стены вагона обложены тюками прессованного сена. В углах было темно. Якин пробрался в угол, потеснил лежавших бойцов. Его обругали со сна, но позволили втиснуться. Якин боялся, что патрульные пойдут вдоль поезда, будут спрашивать, нет ли в вагонах постороннего. Но вскоре вагон дрогнул, застучали буфера - пронесло!
        Потом он увидел, что печка раскалилась докрасна. На неё поставили котелки, заправили воду пшённым концентратом. И ему страшно захотелось есть. Весь день он ничего не ел. Вкусно пахло дымом махорки, хотелось покурить. Бойцы говорили о лошадях, о сене и овсе. О том, что начальство сообщало им, будто там, куда они приедут, места степные, сена в колхозах много. И овёс будут поставлять. Из разговоров Якин уяснил: во всех вагонах эшелона едут хозяйственные роты - лошади и ездовые бойцы. Будут они возить на передовую боеприпасы, продукты, а с передовой в тыл - раненых.
        Под утро поезд остановился в степи. Путь занесло снегом, надо было расчистить дорогу. Ругая метель, сидевшие у печки взяли лопаты и вылезли из вагона. Из спавших никто даже не пошевелился. Видимо, они отдежурили своё время и отдыхали. Якин долго смотрел на печку, на котелки, от которых вкусно пахло. Глотал слюни. И не выдержал. Зная, что кто-нибудь из лежащих не спит, он, тоже ругая вслух метель, взял лопату, пробрался к дверям.

        Спрыгнул, вдоль железнодорожного полотна пошёл к бойцам, долго сгребал снег под откос. Но лишь только заговорили об оставленных на печи котелках, отстал от соседей, потом побежал к своей теплушке, вскочил в неё. Посидел на корточках возле печки, грея руки. Даже посвистел тихонько с небрежным видом. Снял с ремня котелок, из-за голенища вытащил ложку и очень медленно, будто нехотя, стал накладывать кулеша в свой котелок. Он из всех котелков взял по нескольку ложек. И незаметно было, что кто-то воровал кулеш. Рядом с печкой на мешке лежали большие и толстые сухари. Якин смотрел на них, но взять не решился. Вернулся на своё место. Обжигая язык, нёбо, с жадностью съел кулеш.
        Вместо семафоров для маскировки на перегонах стояли бойцы с фонарями. Трое суток полз эшелон. Живые семафоры останавливали его и держали в степи раз десять по неизвестным для едущих причинам. Наконец притащились на станцию Бутурлиновка. Надо было всем выгружаться. Но оказалось, что платформу накануне разбомбили. Сходней не было, не знали, как вывести из вагонов лошадей. Дежурный на станции ругался, бойцы ругались. Возле вокзала прохаживались военные в белых полушубках. «Непременно кто-нибудь из них из контрразведки»,  - думал Якин. И, смело выпрыгнув из вагона, закричал дежурному:
        - Да хоть доски какие-нибудь можно найти у вас? Есть доски? Мы быстро сходни сколотим!
        Досок не было. Тогда Якину пришла мысль в голову.
        - Мужики!  - закричал он.  - Выносите тюки с сеном, быстро! Наложим их и по сену сведём коней!  - Он стал распоряжаться.
        Едва вывели лошадей, дежурному передали, что к станции приближаются бомбардировщики.
        - Воздух! Воздух!
        - Гоните лошадей в степь!
        Военные в полушубках указали начальнику эшелона, по какой дороге им надо ехать.
        - Езжайте,  - торопили они,  - всё ваше добро потом на машинах привезут. Гоните, а то коней побьют!
        Лошади были связаны поводами попарно. Какой-то усатый боец сунул Якину повода.
        - Садись и гони на этих,  - крикнул боец,  - а я Серёгиных заберу!
        Со ступенек вагона Якин забрался на лошадь и понёсся по дороге в степь за другими бойцами.

* * *

        Контрразведчики шутить не любили. Дважды останавливали в степи растянувшуюся колонну странных всадников. Издали замечали их, вылезали из землянок, заваленных снегом. Расспрашивали, кто они такие.
        - Дуйте скорей в Гнилуши. Там разберутся!  - С такими словами пропускали ездовых.
        На дороге и рядом с ней Якин видел следы гусениц, и надежда теплилась в нём.
        В деревне Гнилуши военные переполошились, увидев всадников. Ведь все приехавшие были без маскировочных халатов, а тут уже фронтовая полоса.
        - Слезайте, черти!  - кричали на всадников.  - Разводи лошадей по дворам!
        - Разойдись по домам!
        - Расходитесь!
        Здесь уже всюду снег был изрыт гусеницами. Слева от деревни, километрах в пяти —шести от неё, Якин приметил лесок. Туда от деревни вели следы гусениц. Там стояли танки. Он хотел одного: как-нибудь проникнуть к рядовым танкистам. С ними можно поговорить. Наверняка они слышали о 17-м корпусе. Вдруг повезёт и он узнает о своих?

* * *

        Развели лошадей по дворам. Всем взводам, отделениям было приказано зайти в избы. Якин понимал, что сейчас будет: повзводно произведут перекличку по спискам. А уже смеркалось. Привязав лошадей к изгороди, он вместе со взводом усатого бойца, вручившего ему на станции лошадей, вошёл в избу погреться и принять хоть какое-то решение.
        Все ездовые были в валенках, только он в сапогах. Бойцы перематывали портянки, и Якин перемотал. Усатый боец поглядывал на сапоги Якина, на его лицо.
        - Ну, пойду к своим. До встречи,  - сказал Якин усатому и вышел во двор. Там свернул за сарай и направился к лесу…
        Он так и не понял, когда за ним начали следить. Снег в этом месте был очень глубокий. Прошёл он километра полтора, как заметил, что впереди, наперерез ему, мчатся с обеих сторон на санях. Он присел. Сани остановились. Медленно, очень медленно направились к нему люди в белых полушубках, держа перед собой автоматы.
        - Руки вверх! Встать! Обыскать его!

        А мог угодить и под расстрел

        Не в избе, а в просторной землянке его тщательно обыскали. Каждую складку его одежды проверили. Пуговицы осмотрели. Подмётки сапог и каблуки оторвали. Потом велели одеться. Лейтенант и капитан долго допрашивали, а худой старшина в очках записывал ответы Якина. Молоденькая девушка в звании старшего лейтенанта сидела рядом со старшиной. То была переводчица.
        Якин рассказал всё. Ему не верили. Бригады 17-го корпуса стояли в рощице километрах в двенадцати от этой деревни. Но ведь номера бригад были уже другие, а Якин называл 174-ю бригаду. Он говорил, что корпусом командует генерал Фекленко. Но теперь же командовал корпусом генерал Полубояров. А отделенным был Павел Никитин, сержант. Рассказывал Якин гладко, без запинки.
        Глубокой ночью закончился допрос. Лейтенант несколько раз уходил в соседнее помещение землянки. Там были телефоны и рация. Вернувшись в очередной раз из помещения, лейтенант сказал:
        - Что ж, версия у тебя отработана. Но заучил ты её давно!  - крикнул он.  - Данные твои устарели! Теперь говори правду: где твой передатчик и в какое время ты должен выходить на связь?
        - Я сказал вам всю правду.
        Девушка что-то сказала ему по-немецки. Он с безразличным видом посмотрел на неё и уставился в пол.
        - Что ж, в расход его?  - говорил лейтенант капитану.
        - Пожалуй,  - согласился капитан,  - возиться с ним не будем. Даём тебе две минуты на размышление,  - проговорил он, и все вышли. Потом вернулся лейтенант, уже в полушубке, с автоматом на груди и со старыми валенками в руке. Бросил валенки Якину:
        - Обувайся!
        На улице стояли двое саней. Якина посадили и повезли. «Конец,  - думал он,  - так тебе и надо, дураку».

* * *

        Если б 17-й корпус находился где-нибудь на другом участке фронта, возможно, Василия расстреляли бы. Рассказ его казался капитану и лейтенанту хорошо продуманной версией. Подозрительно было и то, что он не клялся, не божился, доказывая, что он не шпион. Он показался контрразведчикам хорошо вымуштрованным диверсантом.
        Его повезли в корпус. Если он называет имена командиров, то, возможно, его видел кто-нибудь, встречал где-то. Надо было всё уточнить.
        Штаб корпуса размещался в трёх землянках. Якина заперли в погребе сгоревшей усадьбы и приставили часового, наказав очень внимательно охранять арестованного.
        Утром контрразведчики узнали, что в бригаде полковника Леонова на самом деле есть Павел Никитин. Только он не сержант, а лейтенант, командует взводом разведки. При допросе Якин упоминал ещё рядовых разведчиков Зобнина и Куличенко. И уверял, что Куличенко вместе с Никитиным давали ему, Якину, рекомендацию для вступления кандидатом в члены партии. Оказалось, и Зобнин числится во взводе разведки, и Куличенко, но они не рядовые, а сержанты, командуют отделениями.
        Зобнина и Никитина вызвали в штаб. Фамилию арестованного им не сообщили. Пригласили взглянуть на арестованного и сказать, знают ли они его, встречались ли с ним когда-нибудь.
        Якина привели в одну из штабных землянок. Первым пригласили в землянку Зобнина. Сам Якин в лицо Зобнина не помнил, запомнилась ему только фамилия. И Зобнин не узнал его.
        - Нет, я не знаю этого человека,  - сказал он.
        - Никогда не встречали его?
        - Никогда. Не припомню.
        Потом вошёл Никитин. В полушубке, в командирских ремнях. Якин сразу узнал его. Даже сделал шаг вперед, замер, и взгляд его впился в лицо товарища.
        Никитин отлично помнил весёлого, крутоплечего, мускулистого и сильного Василия Якина. Рассказывал новым товарищам, как под Горшечным забрались в тыл к немцам, не желая того. Теперь же перед ним стоял очень худой запуганный парень с острым кадыком на тонкой шее. Обросшие густой щетиной щёки провалились, глаза сидели глубоко. Никитину даже показалось, что смотрели на него глаза с ненавистью и зрачки их дрожали. Он не узнал Якина.
        Но всё-таки показалось Никитину, что он где-то видел, встречал этого человека. Где? Он старался вспомнить и не мог.
        Все молчали в землянке.
        - Где-то я его видел,  - наконец проговорил Никитин с сомнением в голосе, глядя в лицо парня.
        - Пашка!  - не выдержал Якин.  - Не узнаёшь?
        И Никитин узнал голос. Якин улыбнулся, тогда Никитин узнал его окончательно.
        - Якин,  - произнёс он с удивлением.  - Васька, да что с тобой? Откуда ты такой?
        Якин что-то выкрикнул, бросился к товарищу, обхватил его.
        - Пашка, братец, узнал! Узнал, Пашка!  - бормотал Якин, и слёзы текли из его глаз.
        Признали Якина Зобнин, Куличенко и ещё трое бойцов из бывшего взвода разведки, уцелевшие под Горшечным. Комкор Полубояров сказал так:
        - На фронт дезертиры не убегают. Я таких дезертиров не встречал. А почему Якин так долго добирался сюда из госпиталя, пусть доложит в письменной форме своему непосредственному начальнику. Лейтенант Никитин разберётся во всём. За допущенную недисциплинированность продлить Якину срок кандидатского стажа.

        Якин у своих

        Никитин, Зобнин и Куличенко жили в маленькой землянке, устроенной в бывшем погребе, Якин поселился с ними. Пять дней он отдыхал. Дневальные его не беспокоили. Разведчики Никитина в это время изучали устройство румынских, итальянских мин и гранат. Потому что на этом участке фронта занимали позиции 8-я итальянская армия и части 3-й румынской армии. По донесениям отдела разведки изучали позиции врагов. Позиции их были глубоко эшелонированными. За одной линией окопов начиналась вторая, потом третья. Метров через пятьсот опять шли линии окопов с дзотами и дотами. Все они были соединены между собой окопами. Укрепились враги основательно. И срочно надо было изучить их позиции. Все бойцы понимали: вот-вот начнётся наступление. Но когда оно начнётся, ясное дело, никто не знал.
        Со стороны Сталинграда днём и ночью доносилась канонада.
        У Василия Якина здоровье было крепкое. Повар оделял его двойными порциями. И он скоро превратился в прежнего Якина. Начал ходить на занятия. По вечерам возмущался в землянке.
        - Да, генералы,  - говорил он товарищам, сидя на своих нарах,  - всё ждут, планы строят! Собрали столько войска и держат. Вон дед говорил: вся Верхняя балка забита гаубицами. А корпусов сколько собрали? Чего ждём?
        Перед наступлением в 17-й корпус привезли посылки, присланные из глубокого тыла. Всякой посылке на фронте рады были. Но очень ценили посылки с шерстяными носками, рукавицами, с махоркой и папиросами.
        Дедушке попалась посылка с толстыми шерстяными носками и с махоркой. Тогда у него уже начало покалывать в груди. Он бросил курить. Махорку раздал своим бойцам. Шерстяными носками он запасся ещё с лета. Товарищам говорил: если у солдата ноги в тепле, а желудок сыт, то солдат никогда не замёрзнет. Весь его взвод летом запасся шерстяными носками и рукавицами. И полученные в посылке носки он подарил Якину.

        Начинается…

        На другой стороне Дона наши войска держали в своих руках узкую полоску земли. В одну из декабрьских ночей дедушка, выйдя из землянки, прошёлся вдоль своих тягачей. Железные печки, устроенные в земле под машинами, топились. Дежурные бойцы дремали, скорчившись рядом с печками.
        Мороз был градусов двадцать. Мела метель с восточной стороны. Дедушка остановился возле крайнего тягача. Какой-то шум послышался ему. Он отвернул уши шапки. Шум приближался. Дедушка быстро пробежал к опушке. Сквозь метель увидел что-то тёмное на дороге. Он пригляделся.
        Это шла к Дону колонна бойцов. Он долго стоял, а бойцы шли и шли. «Начинается»,  - подумал он. Всю ночь шли на ту сторону Дона свежие части. С рассветом опять стало тихо и безлюдно вокруг.
        В следующую ночь весь корпус подняли по тревоге. Снова мела метель. Дедушка был в передовой РПБ. Он, Василич и Колосов сидели втроём в кабине тягача. Вначале танки, тихо ворча на малых оборотах, ползли к Дону. Потом ремонтники пристроились за ними. Из-за метели ничего они впереди не видели. Путь водителям указывали бойцы, стоявшие вдоль дорог.
        Конный обоз базы и тягачи должны были переправиться сразу за своими танками. Но обоз лошадей с пушками и снарядами выехал откуда-то сбоку и опередил их.
        К утру прекратилось всякое движение. Командиры батальонов, рот, взводов - все знали свои секторы наступления. Но впереди ничего не было видно: пурга всё закрывала.
        Корпус наступал впервые. Семьи, родные многих бойцов находились в оккупации. Дедушка говорил: чувство мести владело всеми. И все ощущали свои силы. Каждый знал: в первую минуту боя он может погибнуть. Но о смерти не думали. О ней отдумалось раньше.
        На фронте тогда уже появились наши знаменитые штурмовики Ил-2. Под Сталинградом враги успели их окрестить «чёрной смертью». Но в то утро метель не дозволила самолётам подняться в воздух.

        И вот на участке наступления ухнули разом пять тысяч орудий и миномётов. Заревели ракеты катюш. Полтора часа длилась артподготовка. Ещё не умолкли залпы, разрывы снарядов, танки и пехота пошли в наступление. Надо было прорвать оборону противника. Тогда уже в прорыв ринется 17-й корпус. Перед ним стояла задача: к концу дня достичь станции Кантемировки, овладеть ею. Тем самым перерезать железную дорогу, по которой фашисты с северо-запада подвозили на фронт боеприпасы и солдат.

        На Кантемировку!

        Для солдат первого эшелона обороны врагов это утро 16 декабря было последним. Едва наша артиллерия перенесла огонь в глубь обороны, из снежного массива ворвались в окопы страшные мстители. Метель дула в лицо вражеским солдатам, слепила им глаза. И смерть обрушивалась на них.
        В назначенное время пошли в место прорыва бригады 17-го корпуса. Впереди двигалась бригада полковника Голяса. Из-за снега танкисты тоже плохо видели, что творится впереди. И километра через три передние машины чуть было не наехали на своих бойцов. Те лежали на снегу. Оказалось, что дальше оборона не прорвана: доты и дзоты очередного рубежа артиллерия не разбила. Враги задержали пехоту. Хотя танки и могучие боевые машины, но сквозь линию обороны, где в дотах пушки, где на каждом шагу мины на земле, им не пройти. Не пробиться. Их могли уничтожить.
        А доты были повсюду: у подножий холмов, на их склонах, на вершинах. И даже на обратных склонах холмов, в балках и овражках. Тут уж дело для артиллерии и пехоты. По всей линии фронта завязались бои.
        Только 18 декабря корпус смог вырваться вперед. Танки помчались к Кантемировке, чтоб выполнить приказ. Неслись, вздымая вихри снега за собой. В танках было холодно. Мороз так накалил бронь, что голой рукой до неё не дотронуться - кожа прилипала.
        Впереди бригад неслись шесть головных машин с разведчиками и сапёрами. Никитин, Якин, Куличенко и Зобнин сидели, прижавшись к башне, на передовых танках. Наконец командир переднего танка сообщил комбригу:
        - Вижу Талы. До местечка километров шесть. Противника не видно.
        Комбриг приказал роте капитана Красова атаковать местечко с ходу. Всем остальным остановиться. Это значило, что девять танков произведут разведку боем. Остальные танки постоят пока вне видимости возможного противника. Чтоб он не узнал, сколько же наших танков пришло сюда.

* * *

        Талы прикрывали Кантемировку с севера. И были сильно укреплены. Они встретили наши танки шквальным огнём из орудий и миномётов. Пехотинцы залегли, один танк загорелся. Остальные отошли. Пехотинцы тоже отползли назад. А уже вечерело.
        Разведчики обогнули город с обеих сторон. Никитин со своими ребятами перебрался по льду через речку, и они с южной стороны подползли к городу. Якин полз рядом с Никитиным. Им были видны дворы, сарайчики. Но людей нигде не замечали. Это настораживало. Никитин доложил об обстановке капитану Красову. Тот направил на южную сторону три машины. Произвести вроде бы разведку боем - иначе не узнаешь, какие укрепления у врага с этой стороны.
        Танки заревели, понеслись к окраине. Из сугробов вырвались языки пламени. Танкисты ждали этого, мигом отвернули в сторону и отошли. Никитин засёк шесть огневых точек. Якин приполз от окраины и доложил, что здесь стоят танки, врытые в землю.
        Со всех сторон Талы были укреплены. Что делать? А ведь задача корпуса - занять Кантемировку. Срок исполнения был под угрозой - задержались во время прорыва обороны.
        Сведения передавали командиру корпуса Полубоярову. Тот вызвал к себе комбригов. Обстановка сложная. Ежели Талы так укреплены, то уж Кантемировка и подавно. Быстро Талами не овладеть. Если брать их, израсходуют снаряды, потеряют много людей, машин, а задание не выполнят. Если на глазах противника обойти Талы и двинуть на Кантемировку, из Тал по радио передадут тамошнему гарнизону, и в Кантемировке враги будут ждать наши танки, приготовившись к обороне. А из Тал могут и в тыл корпуса ударить.
        Приняли и исполнили дерзкое решение.
        Уже стемнело окончательно. Окраины Тал враги освещали ракетами. Пускали наугад очереди трассирующих пуль.
        Четыре наших танка заблокировали дорогу с южной стороны Тал, столько же с северной. А весь корпус начал обходить Талы по степи. Стрелки двигались пешком, пустив впереди себя несколько саней с разведчиками.
        Оставшиеся танки постреливали по засечённым днём огневым точкам. Капитан Красов посылал в эфир радиограммы открытым текстом: «Я Миронов, Талы окружены, срочно направляйте корпус в Талы». Для порядка капитан посылал и шифровки. Радисты врага, конечно, перехватывали радиограммы.
        В ноль часов тридцать минут корпус подошёл к Кантемировке. Было темно, тихо, и ветер не дул. Танки и люди рассредоточились. Все разведчики корпуса, в том числе и штабные, ушли в темноту. По два, три человека стали обходить Кантемировку. Надо было добыть «языка», понаблюдать за окраинами.
        Никитин, Якин и два бойца перебрались через железную дорогу. Вдоль неё подползли с западной стороны к станции. На путях стояли эшелоны. Раздавались голоса, там и тут загорались и гасли фонарики. Разведчики были в белых халатах. Забрались на холм из шлака. Шлак был тёплым, снег на нём не лежал. В длинном складе ворота были открыты. Внутри склад освещался фонарями. Солдаты выгружали из вагонов какие-то ящики и огромные тюки. По эту сторону железнодорожных путей темнели домики. Часовые ходили по перрону. Левее склада то и дело светились крохотные огоньки - курили часовые. Никитин понял, что немцы их не ждут. С южной стороны подошёл ещё состав. На разведку и добытие «языка» комкор дал разведчикам полтора часа времени. Чтоб к рассвету сориентироваться в обстановке, разработать план операции.
        Кто-то приближался к разведчикам вдоль путей с фонарём в руке. Изредка открывал заслонку в фонаре, на мгновение светил под ноги. Никитин указал молча на него рукой. Разведчики скользнули бесшумно по шлаку вниз и, едва человек стал обходить холм шлака, его взяли. Это был наш железнодорожный рабочий из местных.
        Взявшие его бойцы сразу повели рабочего к своим, а Якин и Никитин проползли через рельсы к складу, к тому месту, где только светились огоньки сигарет. На фоне света, выбивавшегося из ворот склада, разведчики видели, что ближний к ним часовой не в каске, а в шапке-ушанке. Винтовка за спиной. Второй часовой находился от него метрах в ста. Наконец ближний часовой наклонился. Распахнув шинель, стал прикуривать под ней от зажигалки. Разведчики оглушили его и поволокли.

* * *

        Железнодорожник наш оказался толковым человеком. Но вначале отмалчивался. Сапёры на скорую руку смастерили из веток кустов, росших в овраге, нечто вроде большого шалаша. Забросали его снегом. Железнодорожника привели туда. Он угрюмо слушал вопросы, озирался и молчал. Ему пригрозили немедленным расстрелом. Вдруг он указал пальцем на одного из комбригов и сказал:
        - Не считай меня за дурака: я же тебя видел вчера на городской площади, ты - полицай!
        Все были удивлены таким заявлением железнодорожника. Немцы дважды, переодев полицаев под партизан и в нашу военную форму, вот так же ночью захватывали рабочих, уводили в степь. Там допрашивали их, те с радостью выкладывали всё, что знали о продвижении вражеских войск, местных укреплениях. Их расстреляли.
        Когда вызнали об этом у железнодорожника, провели его к танкам. Он смотрел на танкистов, слушал их разговоры. И когда наконец понял, что это на самом деле наши войска, некоторое время слова внятно не мог произнести. Ему было за пятьдесят. Из разговоров полицаев, немецких солдат он знал, что Сталинград давно в руках врагов. Что они уже за Волгой. Кавказ они захватили, и войска их уже с востока обходят Москву. Через несколько недель хотят взять её. И он даже плакал, трогал командиров, танкистов за руки, заглядывал им в лица и бормотал что-то.
        Придя в себя, попросил бумаги и карандаш. Быстро набросал очень понятно план города, указал, где построены укрепления. Выходило, что с северной стороны наступать нельзя: холмы сильно укреплены. Подступы к ним покрыты минами. С южной стороны по дороге не ездят: она заминирована и простреливается пушками.
        - Но дорога и ни к чему,  - говорил железнодорожник,  - вот здесь, правее её, тянется луговина, тут они и ездят. Мин там нет. Ещё западнее, вот тут,  - крутой спуск к городу с гор. На них только пулемётчики сидят, но их мало. Отсюда они опасаются внезапного налёта партизан. И только пулемёты поставили. Их собьёте танками и прямо к вокзалу вырваться можете.
        На городской площади, предупредил железнодорожник, стоят зенитки. Он рассказывал, командиры оперативного отдела делали пометки на своих картах. Командовал оперативным отделом корпуса подполковник Миремской.

        Сапёры успели поставить ещё один шалаш. Миремской со своими помощниками и с железнодорожником перешли в него. Стали допрашивать захваченного Никитиным и Якиным часового. Но он ничего ценного не сообщил. Потому что прибыл сюда три недели назад из Германии, ездил с поездной охраной. И сам толком ничего не знал.
        В это время разведчики принесли в маскировочном халате ещё одного «языка». Взяли его на восточной окраине города в пулемётном гнезде. Это был ефрейтор. Разведчики дождались, когда он от пулемёта пробирался по ходу сообщения в блиндаж, и схватили его.
        У ефрейтора была схема укреплений его сектора и соседей справа и слева. Ефрейтор тоже вначале не поверил, что взяли его настоящие большевики. Вёл себя нагло, кричал: «Хайль Гитлер!» И ему показали танки. Тут уж ефрейтор перепугался. Говорить не мог, всё заикался. Но схему укреплений Кантемировки нарисовал. Его схема была такая же, как и нарисованная железнодорожником.

        За храбрость и мужество 17-и танковый назван гвардейским Кантемировским

        Тянуть время было нельзя. Танковый резерв остался возле шалашей. Танки полковника Шибанкова поползли, чтоб ворваться с восточной стороны. Бригада полковника Голяса огибала Кантемировку, чтоб нанести удар с юга и с юго-запада. Снег был глубокий, то и дело встречались овраги. Местами машины зарывались в снег по самую башню. Сидевшие у танковых башен бойцы всё время очищали смотровые щели от снега.
        С южной стороны и юго-западной враги никак не ждали нападения. Из Тал им сообщили по радио о танках. И что Талы блокированы. Блокировал их, видимо, передовой отряд, и русские ждут подхода своих основных сил. Ещё из Тал сообщили: возможно, к Кантемировке прошла русская разведка. И когда наши бригады уже обходили Кантемировку, враги выслали из неё своих разведчиков на бронетранспортёре в сторону Тал. Рассвет только-только начинался. Но стрелки, залёгшие впереди резервных наших машин, по гулу мотора определили, что едет чужая машина. Пропустили бронетранспортёр. Танки резервные стояли в стороне от дороги и были притрушены снегом. И бронетранспортёр, ничего не заметив, пронёсся в сторону Тал.
        А тем временем танки Голяса подползли с южной стороны. По команде ринулись все разом вперёд. Смяли пулемётные гнёзда. К городу вёл крутой спуск с холмов. По спуску танки устремились к городу. Ворвались на улицы. Тут стояли машины с пушками, транспортёры. Вначале враги даже не сопротивлялись. Не могли понять, что происходит. Танки сметали пушки и машины.
        В это же время танки полковника ворвались с востока к вокзалу. Машина Полубоярова вырвалась на привокзальную площадь. С командиром корпуса была оперативная группа. Танкисты выстрелами разбили паровозы. Охрана разбежалась. Но из-за складов вдруг начали бить противотанковые пушки. Из окон полуподвалов, от платформы застрочили пулемёты и автоматы. Бойцы залегли. Завязался бой. Когда наши танки с юга прошли к центру города, враги опомнились.

* * *

        По плану все наши танки должны были по улицам прорваться к площади. Но их вырвалось сюда шесть штук. Во главе с полковником Шибанковым. Машина его развернулась на площади. Полковник вызывал по рации батальонных своих и ротных. Те сообщали с разных улиц, что застряли.
        - Нашей пехоты нет,  - сообщал комбат.  - Со мной только два бойца, остальные где-то отстали. Пройти нельзя: впереди пушки в укрытиях, вижу, как закладывают мины на дороге! Где наша пехота?
        - Товарищ полковник,  - передавал командир роты,  - мы прижались к домам. Кругом автоматчики, отбиваемся! Пошлите пехоту!
        На всех улицах танки наши застряли - мотострелков не было. Горстки бойцов, сидевшие на машинах, отстреливались от наседавших солдат, чтоб те не закидали танки гранатами.
        - Товарищ полковник, два танка мои горят, покидаем машины! Где пехота наша?
        Полковник сам не знал, где мотострелки. А те отстали от танков в глубоком снегу. В валенках, в ватной одежде, в полушубках бойцы никак не могли поспеть за танками.
        На восточной стороне тоже отстали. Даже сбились с дороги в темноте. Передовой взвод спешил по следу танка. Вдруг бойцы натолкнулись на него: мотор в машине заглох. Танкисты не смогли завести мотор, пошли вперёд вместе с пехотой. Люди шли по пояс в снегу.

* * *

        А враги между тем окружили вокзал. Генерал Полубояров со своей оперативной группой оказался в окружении. Южнее вокзала были вражеские доты. Пулемётчики отрезали стрелков. Танки проскочили, а пехотинцев отрезали от них.
        Кольцо вокруг оперативной группы командира корпуса сужалось. Два танка вышли из строя - разбило гусеницы - и маневрировать танкисты не могли. По рации со своими никак не могли связаться.
        Подполковник Миремской передал генералу, что попытается вырваться за помощью. Иначе - конец, кончатся снаряды, патроны, тогда гибель. Полубояров согласился.
        Маленькие мины переносных минометчиков летели дождём на советские танки. Из-за угла вокзала фашисты протащили в кусты противотанковую пушку. Миремской заметил это. Тут уж секунды решали дело. Машина подполковника понеслась на пушку. Сбила её, на всей скорости помчалась прочь. Было уже светло. Бригадой стрелков командовал полковник Леонов.
        - Комбриг-три, где ты?  - запрашивал Миремской по радио.  - Комбриг-три, где ты? Я Миремской - отвечай. Направляй срочно пехоту к вокзалу!
        Но комбриг-три Леонов не отвечал.
        Машина подполковника вырвалась на окраину. Между двумя хатками был блиндаж, пулемёт из него строчил куда-то в степь. Двумя снарядами танк уничтожил его. Человек десять бойцов вскочили из-за сугроба, подбежали к машине. Чуть дальше ещё застучал пулемёт. Там был дот. Бойцы опять залегли. Водитель подвел к доту танк с тыла. Вход в укрепление был закрыт деревянной дверью. Двумя снарядами в дверь гнездо уничтожили. Всё это произошло за какие-то секунды.
        - Где вся пехота?  - крикнул подполковник бойцам. Их вёл молоденький лейтенант.
        - Там,  - махнул рукой лейтенант,  - напоролись на доты. Они молчали, мы подошли, они и начали косить. Наши гаубицы подтягивают!
        Просвистели пули, позади танка застучал пулемёт. Бойцы упали в снег. Немцы в пулемётном гнезде пропустили танк, теперь открыли огонь. Башню развернули и уничтожили гнездо.
        - На вокзал все!  - приказал Миремской.  - По следу нашей машины быстро на вокзал. Там комбрига окружили. По пути в бой не ввязываться!
        Танк понёсся по полю. Пули стучали по броне, будто горох. Водитель объезжал убитых. Наконец из-за холмика показалась бронемашина полковника Леонова. Машина стояла, осев в воронку. Километрах в двух позади залёгшей пехоты артиллеристы разворачивали гаубицы. Леонов сидел в воронке, подавал им команды. Миремской спрыгнул к нему. Гаубицы успели сделать два залпа по дотам, когда Леонов закричал в трубку:
        - Горенчук, слушай меня! Отставить прежнюю команду! Сейчас одна рота моя пойдёт к станции по железной дороге. Весь дивизион наводи туда! Прикроешь нас, понял? И сопровождай всё время прикрытием, мы по шпалам пойдём!

* * *

        Полковник повёл роту к железной дороге. Решил по шпалам, на глазах врагов, прорваться к вокзалу. Это был единственный манёвр, который мог выручить командира корпуса, всю оперативную группу штаба. Танк перевалил через насыпь, шёл справа от неё, готовый прикрыть пехоту с восточной стороны.
        Враги бросили к насыпи до роты автоматчиков. Но снаряды отсекали их, солдаты залегли, и гаубицы не давали им подняться. От крайних домиков к насыпи побежала цепь солдат. Гаубицы их тоже отсекли. Наши бойцы уже бежали по шпалам. Падали, споткнувшись, вскакивали и опять бежали.

* * *

        А на вокзале танкисты уже покинули машины. Две горели. В остальных кончились снаряды, пулемётные ленты. Отбивались из автоматов и гранатами. Уже с трёх сторон строчили вражеские пулемётчики, поставив пулемёты прямо на снег, на голом месте. Танкисты сидели за машинами. Высунуться из-за машин было невозможно. Казалось, гибель близка. Но вдруг пулемёт возле вокзала замолчал, солдаты убежали за угол. Остальные пулемёты тоже замолчали. Солдаты бежали, пригнувшись, к домам. Танкисты бросились к вокзалу занять там оборону. Заскочив в него, они услышали треск своих автоматов: по путям, вдоль вагонов, бежали наши бойцы.
        - Где генерал?  - крикнул им боец в халате. Танкисты узнали в бойце полковника Леонова. Полубояров выбежал из вокзала. И тут же на ступеньках они обнялись.
        Из района вокзала немцев выбили. Заняли круговую оборону. В это же время в город пробились мотострелки с восточной стороны. Фашистов вытеснили из города, но они не были разгромлены. К тому же с юга к ним подошёл эшелон с подкреплением. Враги решили отбить Кантемировку.
        Над городом начали гудеть самолёты. Но их с земли не было видно: густой морозный туман висел над домами. Самолёты летали туда и сюда над городом, в стороне от него. Лётчики даже не могли, видимо, разглядеть, где город.
        Батарея наших зениток расположилась на городской площади. Зенитки готовы были открыть огонь, но самолёты покружили и улетели.
        Занять оборону вокруг всего города корпус, конечно, не мог. Для этого надо очень много пехотинцев. Ясно, что местность немцы хорошо знали. По задворкам, незащищённым улицам просачивались в город, соединялись. И одна из групп врагов вырвалась к площади.
        Танкисты, мотострелки перекрывали улицы. На площади были одни зенитчики. Они схватились за автоматы. Один из наводчиков - фамилия его была Зубанов - не растерялся, быстро опустил ствол вниз. И начал палить из зенитки вдоль улицы по пехоте врага. Потом подоспели танки, атаку на этом участке отбили.
        К ночи Кантемировка была освобождена полностью. Полубояров радировал об этом в штаб 6-й армии, попросил, чтоб срочно и как можно быстрей перебросили в Кантемировку войска.
        Таким образом, вырвавшись вперёд, корпус разрезал 8-ю армию врага на две части. Тем самым обеспечил успешное наступление своей 6-й армии и прикрыл с запада правый фланг Юго-Западного фронта.
        К этому времени армии фельдмаршала Манштейна были отброшены от Сталинграда. Прорваться к Паулюсу им не удалось.
        26 января в Сталинграде наши танкисты прорвались к Мамаеву кургану. Соединились с защитниками Сталинграда.
        - Теперь понимаешь, в чём дело?  - говорил дедушка.  - А ты всё: «Где Якин? Где ты был, дедушка?» Я же тебе не про себя рассказываю и не только про Якина и Павла Никитина. Я тебе про всех танкистов наших говорю. Про всю обстановку тогдашнюю. Вот и слушай, не перебивай. Тогда всё поймёшь. Ну, а наш семнадцатый танковый корпус потом, двадцать девятого января тысяча девятьсот сорок третьего года, приказом Главнокомандующего был переименован в 4-й гвардейский Кантемировский корпус. За храбрость и мужество…

        Победным маршем

        Покуда подходили к Кантемировке части шестой армии, танкисты организовали в городе госпиталь. Интенданты переписывали трофеи. На вокзале захватили тогда пять эшелонов с продуктами, боеприпасами и с пушками разных калибров. Дедушкина ремонтная база расположилась вблизи вокзала. Ремонтировали танки. В корпусе были теперь только знаменитые тридцатьчетверки и лёгкие танки Т-70.
        По первоначальному плану наши танкисты должны были устремиться к станции Миллерово. Обойти её с запада. С востока подойдёт 18-й танковый корпус, а по фронту ударят части 1-й гвардейской армии. Но потом план изменился. Потому что 8-я итальянская армия была быстро разгромлена. Командование наше решило, что корпус вполне может действовать самостоятельно. Его даже стали называть «тыловым», потому что действовал он в тылу врага.
        Едва пехота пришла в Кантемировку, корпус двинулся на Старобельск. Теперь уж, как говорят военные, танкисты вышли на оперативный простор. Сильных укреплений на пути не было. А если б и встретились, танкисты могли обойти их. Голая заснеженная степь кругом. Впереди несутся на машинах разведчики. Снежные вихри вьются за машинами. Бригады врезались в тыл противника.
        Правее отступала, огрызаясь, 24-я танковая дивизия врага. Она прикрывала бегущие части 8-й итальянской армии.
        Вдруг командир корпуса получил по радио сообщение:
        - Левее дороги появились отступающие вражеские части!
        Рота машин отделялась от колонны, скрывалась за заснеженными холмами. Через какое-то время командир корпуса услышал донесение по радио:
        - Вижу колонну машин. Идут на запад. Пехоты до батальона. Везут пушки. Танков не вижу.
        - Помощь нужна?
        - Пока не надо. Они нас не видят. Танки Виноградова обойдут с севера, тогда я ударю.
        - Действуйте. Держите связь. И ещё через какое-то время:
        - «Мотор», я «Стрела».  - Это были итальянцы.  - Машины и пушки уничтожены. Часть солдат разбежалась. Есть пленные, среди них полковник, у него карты и какие-то бумаги. Что с пленными делать?
        «Мотор» молчит некоторое время.
        - «Мотор», слышите меня?  - спрашивает «Стрела».
        - Слышу. Полковника ко мне. Оружие остальных уничтожить. Напишите им какую-нибудь бумагу - мол, взяты в плен четвёртым гвардейским и направляются в тыл. Пусть с этой бумагой идут на восток.
        - Могут разбежаться.
        - Чёрт с ними. Им же хуже будет.
        - «Мотор», ещё двое признались, что они офицеры - два капитана, куда их?
        - Гони на восток! Давай сюда полковника!
        Но «Стрела» сообщала:
        - «Мотор», они не идут - боятся, что на фашистов нарвутся.
        - Ох, и надоел ты!  - ругался «Мотор».  - Ну, сажай их на машины, вози с собой! Давай полковника сюда!

        Солдатский глаз должен видеть все

        Когда наши тридцатьчетверки сильно газовали, у них из выхлопных труб вылетали искры. Немецкие танки работали на бензине. Из их выхлопных труб вырывался маленький огонёк. Искр не было.
        Дедушкин тягач шёл в хвосте. Дедушка и механик Колосов сидели в кабине. Тягач тащил огромные железные сани. На санях были ящики со снарядами. К саням была прицеплена пушка, а расчёт её сидел на санях. Впереди такой же тягач, как дедушкин, тащил сани и две кухни. Где-то позади шли танки прикрытия. Была полночь. Корпус приближался к Старобельску. Вечером отдохнули в маленькой деревеньке, нагрянуть в Старобельск решили под утро.
        Движущиеся далеко впереди танки дедушка замечал только по искрам из выхлопных труб. Если танки отрывались дальше вперёд, искры уже не различались, едва заметны были красные огоньки. Порой они совсем исчезали и снова появлялись.
        Было очень холодно. Бойцы то и дело слезали с саней и с танков пробежаться. Ещё в потёмках дедушка заметил впереди, совсем близко, не искры, а красные огоньки на дороге. Стекло кабины тягача было подёрнуто инеем. Дедушка не обратил особого внимания на огоньки.
        Уже перед рассветом из кабины переднего тягача выскочили ремонтники Василич и Сиволобов. Остановили дедушкин тягач.
        - Немцы впереди!  - сообщили они.
        - Где?
        - Да на дороге!  - шептал Василич.  - Крытые машины. И вроде два танка!
        В первое мгновение дедушка не знал, что и подумать.
        - С чего вы взяли такое?  - сказал он.
        - Да танки их в сорока метрах от нас! Что делать? Если б говорил не старый Василич, дедушка не поверил бы. Он спрыгнул на снег, пробежал вперёд и заметил над землёй три огонька. И по силуэтам машин он понял, что они не наши.
        - Следуйте за ними спокойно,  - сказал дедушка ремонтникам, а своему водителю велел сбавить ход. Когда танки прикрытия догнали их, дедушка сообщил танкистам. Танкисты сообщили своему комбригу. Комбриг, конечно, не поверил, сердито спросил:
        - Вы что там, в своём уме?
        - В своём. Товарищ комбриг, перед нами в колонне фашисты - три танка и какие-то крытые машины. Заметили их ремонтники. Они следуют сразу за ними…

* * *

        А получилось так. Южнее города Беловодска 1-я гвардейская армия прорвала фронт. Из этого городка фашисты срочно вывезли на машинах секретные документы. Под охраной трёх танков и взвода эсэсовцев.
        Километрах в тридцати от Старобельска дорога из Кантемировки соединялась с дорогой Беловодск - Старобельск. Делала при этом петлю, чтоб пройти через местечко Евсюг. Но корпусу Евсюг не нужен был. Наши танкисты спешили к Старобельску, чтоб перерезать железную дорогу, ведущую с севера на Ворошиловград. И танки срезали петлю, пошли напрямик. Тем более что санный путь был виден и даже стоял дорожный указатель.
        Эсэсовцы от Беловодска ехали спокойно. В Евсюге стоял гарнизон итальянцев. Офицер их сказал эсэсовцам, что они ждут танки своей 8-й армии. И когда корпус, срезав петлю, снова выползал на дорогу, эсэсовцы в темноте подумали, что это те самые танки 8-й армии и есть. У них и мысли не было, что тут могут оказаться русские танки. В голову им такое не приходило.
        Между бригадами был разрыв. Да и отдельные наши танки шли не впритык друг к другу. Главное танкистам было - видеть впереди идущую машину. Враги и пристроились удобно за нашими танками. Конечно, всем им было холодно, боялись нападения партизан. А тут оказались в колонне мощных танков, успокоились. Наши прибавят скорость - и они тоже. Немецкие солдаты дремали. И водитель тягача, шедшего следом за немцами, дремал, и Василич, и Сиволобов дремали. А потом водитель обратил внимание на огоньки…
        Головным у фашистов шёл «тигр». Наши танкисты уже много слышали об этих танках. Изучали их по плакатам. Толстая броня «тигров» защищала даже баки с горючим. А снаряд из тяжёлой пушки вылетал с такой скоростью, что прошивал насквозь лёгкие танки. Противотанковые рвы не были страшны «тиграм». Они вползали в них, как кроты, рыли перед собой земляную стену и выползали на поверхность.
        Но тогда никто не подозревал, что в колонну угодил этот самый «тигр». Дедушка говорил: и хорошо, что не подозревали. А то бы растерялись, начали бы придумывать какой-то особый манёвр для его уничтожения. А тут комбриг дал простую команду танкам прикрытия: «Заходить всем справа по ходу колонны и бить по танкам!»
        Танки прикрытия обошли тягачи, огнем в упор расстреляли задние танки, сбили машины. «Тигр» ни разу и не выстрелил. Он страшно взревел, хотел развернуться, но уже и сзади, и с боков в него впились снаряды, он загорелся. Вражеские солдаты бежали в степь. Машины горели. Весь корпус остановился, когда узнали, что уничтожили «тигра». Но он горел, подойти к нему было опасно: вот-вот мог взорваться.
        За убежавшими не погнались. Вообще, говорил дедушка, уже тогда, если танкисты замечали где небольшое подразделение вражеских солдат без техники, на них не обращали внимания - не было времени возиться с ними.
        Забрали у офицеров портфели, сумки с документами. И корпус тронулся дальше.

        Фашисты ждут корпус Полубоярова

        - Двадцать четвёртого января наш корпус выбил врагов из Старобельска. В это время нас передали Юго-Западному фронту. И вот по какой причине. На северном фланге этого фронта командование создало большую подвижную группу танков и механизированной пехоты. Командовал группой генерал Попов. Ему и придали наш корпус.
        - А зачем, дедушка? Ведь корпус и один дрался хорошо в тылу врагов?
        - А по той причине,  - отвечал дедушка,  - что у нас осталось не более тридцати боевых машин. Понимаешь? Случалось, кромсало наши танки так, что и починить их было невозможно. Мы оставляли их. И на минах в дороге нередко подрывались машины. Помню, перед тем же Старобельском один танк вдруг остановился на дороге - что-то с мотором случилось. А шедший за ним решил обойти его. Вижу я: только столб снега и комья мёрзлой земли взлетели. Подъехали мы, а у танка обе гусеницы сорваны, ведущие валики погнуты. Починить танк мы не могли. А водитель и радист-стрелок погибли в танке. Вот как, голубчик. Так что корпус наш уже слабей был, чем в самом начале наступления.
        - А как же большую группу Попова создали?
        - А вот как: к началу февраля фашисты организовали линию обороны от Купянска до Ворошиловграда. Хорошо укрепились. Решили там остановить наступление наших войск. У них были крупные соединения танков. Корпус Полубоярова враги уже хорошо знали, как и катуковцев и других смелых танкистов. И за передвижением наших танков враги зорко следили. Допустим, наш корпус один бы в то время прорвался где-нибудь через новую линию обороны. Вмиг враги бросили бы на него раза в два больше танков и могли бы разбить. А вот собрали наши несколько корпусов в одну группу, тут уж шутки плохи. Понял?
        - Да,  - кивал я, воображая огромное скопище танков. Они движутся лавиной, стреляют на ходу и всё подминают под себя.
        - Помнится, мы, уже гвардейцы и кантемировцы, стояли вроде бы на участке обороны противника между Ольховаткой и Юрковкой. И слева, и справа от нас, и сзади стояли наши танковые части. И где-то поблизости был штаб самого Попова. И штаб его со всеми держал связь. Кажется, помимо нашего корпуса в группу входили ещё три. Точно никто из бойцов не знал этого…
        Пехота 17-го корпуса занимала передовые окопы. Соседями у них были стрелковые армейские части. Танковые батальоны рассредоточились позади. Тягачи дедушкиной РПБ стояли за зенитной батареей. Наши готовились к прорыву обороны, а враги, придержав наступление советских войск, решили нанести контрудар.
        Дедушка говорил: когда корпус занял позиции, он, Василич и Колосов вспоминали события под Горшечным. Замполиты - заместители командиров по политической части - проводили занятия в ротах и взводах. «Стариков» приглашали беседовать с бойцами. Потому что за эти дни под Касторным, Горшечным и Старым Осколом происходили события, похожие на те, какие были там в конце июня - в начале июля 1942 года. Но только обстановка иная была: наши теперь наступали, а враги отбивались. Замполиты рассказывали, что именно сейчас произошло, а «старики» вспоминали прошедшее. Они же не с чужих слов пересказывали. Сами были участниками тех боёв. И у бойцов складывалась полная картина случившегося под Воронежом.
        А в январе 1943 года произошло следующее.
        С юга к Горшечному прорвался танковый корпус Воронежского фронта. Танкисты выбили противника из города. А к Касторному с севера наступали войска Брянского фронта. От Воронежа враги бросились прочь на запад, чтоб не попасть в окружение. Фашисты понимали: они забрались в самый центр России, разорили огромный кусок государства, напакостили. И в бою пощады им не будет. К тому же фашисты вели лживую пропаганду: мол, русские в плен не берут, уничтожают всех подряд. И почти двухсоттысячная армия ломилась на запад с одной мыслью: вырваться из кольца.
        Снег лежал глубокий. Мороз стоял сильный. К Касторному стремились бойцы на санях, пешком, утопая по пояс в снегу. Танки тоже зарывались в снегу. Но 28 января в Касторном наши части соединились. Вся 2-я армия противника была окружена. Несколько дивизий вырвались и бежали к Тиму. Боевая техника целой армии, боеприпасы были взяты нашими.
        - После Сталинграда, дружок мой, это была вторая катастрофа для фашистов. А на юге наши должны были освободить Донбасс. Нашему командованию стало известно тогда, что в ставке Гитлера в начале февраля было секретное совещание. Министром вооружения и боеприпасов у Гитлера был такой Шпеер. А имперским уполномоченным по снабжению Германии углем - Плейгер. На совещании они доложили Гитлеру, что без Донбасса им будет очень трудно. И в ставке решили из Донбасса не отступать. Вот фашисты и готовились к контрнаступлению. Уяснил?
        - Да. Уяснил,  - поспешно отвечал я.  - А Никитин и Якин в это время живы были?
        - Живы. Тут их работа и началась. Ведь ни в штабе всей группы, ни в штабе корпуса не знали, какие силы врага стоят против нас и где именно. Все были убеждены, что против наших танков немцы двинут танки. Но сколько и в каком месте? Помнишь: когда фашисты готовились к летнему наступлению, они ведь тайно это делали. Когда мы готовились к прорыву от Верхнего Мамона, тоже ведь тайком собирали силы. Даже в письмах не сообщали о возможном наступлении. И по радио командование никаких распоряжений не давало. Не забыл про это?
        - Нет.

        - Вот и враги на этот раз скрытно готовились к контрудару… Воздушная наша разведка ничего не могла обнаружить. До передней линии врагов было метров шестьсот. Батальоны постоянно высылали дозоры. Некоторые дозоры с холмов далеко просматривали позиции врага. Вплоть до железной дороги, до которой от линии фронта было километров пять, просматривали местность. Никакого движения у немцев не замечали. И пробраться через линию фронта никак не могли. Дважды взвод лейтенанта Никитина пытался. Не вышло. Второй раз, чтоб отвлечь противника в центре, на правом фланге подняли стрельбу, завыли моторы танков. А взвод Никитина пополз на левом фланге. Разведчиков накрыли пулемётным огнём. Потеряли пять человек.

* * *

        После второй неудачной попытки проникнуть за линию фронта, потеряв ещё пять человек, лейтенант Никитин решил в ночь на 4 февраля попытаться проникнуть к врагу только с тремя старыми товарищами. Он хотел взять Якина, Зобнина и Куличенко. Переговорил с ними. И решили не ночью лезть, а вечером.
        - Прямо по центру поползём,  - говорил Якин,  - они здесь и не ждут нас. Как солнце сядет, поползём. До полных потёмок проберёмся поближе. А там видно будет. Пройдём!  - уверенно говорил он.  - Сухарей набрать надо. Да партийные билеты сдать в штаб.
        Никитин отправился в штаб с предложением. А из штаба уже прислали за ним. Посадили в машину. От штабных Никитин узнал, что командиры теперь будут называться офицерами и скоро всем выдадут погоны. Разведчики подвижной группы генерала Попова приехали в штаб, куда собрались командиры разведок всех корпусов. Уже это подсказало Никитину, что задача будет поставлена очень важная.
        Командиров взводов штабных разведок вызывали к командующему по очереди. Никитина пригласили вторым. Командиры сидели за длинным деревянным столом. На стене висела большая карта. Незнакомый Никитину полковник подозвал его к карте. Рассказал ему, что севернее Купянска фронт прорван нашими частями. Но наступление приостановилось. До места прорыва от Ольховатки сорок километров. Туда взвод Никитина перебросят на машине. На левом фланге прорыва взвод проникнет в тыл противника. По тылам его пройдёт обратно до дороги, ведущей на Славянск. По пути к ним присоединятся партизаны. Первая задача: узнать, где сосредоточены танки противника. Вторая: изучить дорогу на Славянск. Минирована ли она? И где? Разведать объезды. И в тех местах оставить бойцов до подхода наших танков. Разминировать не нужно - фашисты могут спохватиться. Со штабом корпуса держать постоянно связь.
        - Готов ли взвод выполнить задание?  - спросил полковник.
        - Готов, товарищ полковник.
        - Поедете сейчас же.
        - Где я найду партизан?  - спросил Никитин.
        - Они вас сами найдут.
        Взвод Никитина увезли к прорыву за сорок километров. Наши войска в этом месте захватили участок железной дороги. Возле домика обходчика стояли два бронетранспортёра. К одной машине была прицеплена сорокапятка. За машинами стояли сани с грузом, покрытым брезентом. Бойцы взяли с саней шесть ручных миномётиков, передали их разведчикам.
        - А где мины к ним?  - беспокоился Василий Якин. Продукты, ящики с минами и патронами лежали на одном из бронетранспортёров. Военный в длиннополой шубе вручил Никитину карту. На ней был указан возможный обход Купянска.
        До ветки на Харьков мин нигде нет,  - сказал на прощанье военный в длиннополой шубе.  - А перевалите через полотно, там уж сами смотрите…

* * *

        Транспортёры были новенькие, но уже обкатанные. На выхлопных трубах имелись глушители. На каждой машине по два пулемёта. Никитин ещё не видывал таких машин. Моторы работали почти бесшумно.
        - Ай да машинки,  - восхищался Якин,  - на такой машине можно в самое пекло забраться - и не заметят!
        Под снегом была грязь. Гусеницы врезались в неё, но машины шли легко. Старший из артиллеристов дорогу знал, но то и дело сверял направление по компасу. Продвигались долиной реки Оскол. И река и железная дорога были где-то справа от разведчиков. И слышно было, как изредка сипели паровозы.
        Когда стало светать, машины свернули в лесок и остановились. Старший артиллерист дал знать рукой, чтоб все затаились. Постоял, прислушиваясь, и исчез в лесу. Ждали его долго. Наконец он показался из-за деревьев. За ним шли четверо партизан в форме немецких солдат, но все в валенках.
        - Здесь расстанемся,  - сказал он Никитину. Артиллерист снял шубу, стянул с себя гимнастёрку. Под ней был китель немецкого офицера. Один из партизан подал ему вражескую шинель, но он сказал - Ладно, потом,  - и опять надел шубу, а на голову - немецкую офицерскую фуражку с ватными наушниками.  - Обойдёте станцию Боровую,  - сказал он Никитину,  - а там и дорога на Славянск. Давайте вашу карту.
        Никитин развернул планшетку.
        - Вот здесь танки разгружаются. Привезли два эшелона с юга. Но куда их направляют, мои люди не знают. Рации у них нет, связных всё время посылать невозможно. Вот в этой точке найдёте партизан. Учтите: их должно быть двадцать человек. Больше я ни одного человека к ним не посылал и не пошлю. Число людей обязательно проверьте. За старшего там человек по имени Матвей. Так и зовите его. Если окажется у них какой новый человек, пусть Матвей с двумя или даже тремя партизанами сразу отправит этого новенького ко мне.
        Партизаны боялись, что к ним могут заслать шпиона.
        Разведчики слезли с машины, к которой была прицеплена пушка. Партизаны в немецкой форме забрались на неё, помахали руками. Машина свернула к железной дороге. Обходя лес, скрылась за кустами.
        - Должно, лихие ребята,  - сказал Василий Якин Никитину.
        Тот ничего не ответил.
        Дальше двигались так. Никитин и отделение Якина шли первыми. За ними полз бронетранспортёр с отделением Куличенко. Отделение Зобнина прикрывало группу.
        С рассветом разгулялся ветер. Позёмку носило во все стороны. Потом посыпала крупа, и началась метель. Местами под снегом была грязь. Ноги Якина несколько раз проваливались в грязь, валенки его разбухли, ноги замёрзли.
        - Собачья местность,  - ругался он.
        Весь день они шли. И к вечеру Якин решил переобуться в сапоги, которые лежали в вещевом мешке. Но Никитин сказал, что сейчас будет хуторок, где они остановятся.
        Уже стемнело, когда спустились в лощинку и увидели три домика. Все окна их были темны. Но видно было, что к одному из домиков приезжали на санях. Здесь до войны была семенная станция и жил агроном. Теперь жила здесь жена агронома с двумя детишками и со старой матерью.
        Никитин выглядел в крайнем окне створку, заделанную фанеркой. Как было условлено, постучал по фанерке. Вышла женщина. За домиком стоял кирпичный сарай. В нём прежде была сушильня, где просушивали семенные зёрна. А печь находилась под полом сарая. Женщина провела разведчиков в подпол. Большая печь там была уже жарко протоплена. Разведчики переобулись.
        Женщина сказала, что вчера ночью на славянской дороге за лесом шли какие-то машины.
        - Часа два гудело там,  - говорила она.  - Полицаи и солдаты вчера днём побывали здесь. Велели из хутора никуда не ходить.
        - А сейчас могут нагрянуть?  - спрашивал Никитин.
        - Нет. Через речку теперь к нам не попасть из города. Они уехали и за собой мост взорвали. Значит, не приедут. А по льду ехать - нужно большой круг делать: здесь на реке всюду полыньи, заваленные снегом.
        Больше женщина ничего не рассказывала, а Никитин ни о чём не спрашивал. Разведчики обогрелись, высушили портянки и в полночь ушли.
        Опять кружилась метель. В этом месте дорога на Славянск проходила метрах в двухстах от леса. Бронемашину с отделением Куличенко оставили в лесу. Отделение Зобнина залегло пока на опушке. Никитин с отделением Якина пошёл вдоль дороги. Она тянулась по высокой насыпи. Метель не унималась. Разведчиков от дороги не могли видеть, потому что все они были в белых халатах. А Никитин, когда приседал, сквозь снег мог видеть, кто покажется на дороге. И вскоре показался конный обоз, тянувшийся в сторону фронта. Ездовые громко переговаривались.
        Никитин понимал, что обозные ничего толкового сообщить не смогут, потому что сами ничего не знают. Обоз пропустили. Потом слышат: впереди будто бы молотками бьют по железу. И вскоре заметили: на дороге то и дело вспыхивают фары машины. Подобрались с подветренной стороны. Метель так густо мела, что с трудом разглядели вражескую самоходку. У неё слетела гусеница, танкисты чинили её.
        Самоходки ходили следом за боевыми танками, прикрывая их огнём своих пушек. Значит, здесь танки прошли куда-то.
        - Пашка,  - шепнул на ухо Никитину беспокойный Якин,  - надо взять «языка». Всё вызнаем от него. Четвёртый в машине сидит. Этих пристукнем, а того возьмём!
        Соблазн был велик. Но Никитин знал, что немцы обязательно вернутся за машиной.
        - А самоходку спустим с откоса,  - продолжал Якин,  - завалим снегом! Давай!
        Мотор в машине работал. Но без одной гусеницы её быстро не увести с дороги. К тому же она могла застрять в снегу и на откосе. Враги вернутся, заметят её. Поднимется переполох, а Никитин помнил приказ: в бой не ввязываться. Рисковать было нельзя.
        Никитин оставил возле самоходки Якина с тремя разведчиками и рацией.
        - Проследи, куда она пойдёт,  - приказал он Якину.  - Танки должны быть где-то близко. Заметишь, сразу сообщи. Но смотри, Васька: никого не трогай, понял?
        - Ладно,  - сказал Якин. Он остался наблюдать за самоходкой. Никитин повёл отделение искать партизан. Они должны были ждать их где-то километрах в десяти от этого леса в овраге рядом с дорогой.
        Якин и три разведчика наблюдали за самоходкой. Уже минут через десять танкисты закончили ремонт. Переговорили о чём-то, забрались в машину. Самоходка тронулась, остановилась. Опять дёрнулась и поползла. Разведчики пошли следом за ней прямо по дороге. Мотор работал неровно, чихал, и самоходка ползла медленно. У Якина вертелась в голове ребячья мысль: забраться на самоходку и ехать на ней. Но вслух не высказывал её.
        От леса, где остались бронетранспортёр и отделение Куличенко, до фронта было километров десять.
        Километра четыре проползла самоходка по дороге. Свернула в лес. Вскоре показалась деревня. Якин отметил, что путь к ней от шоссе пробит в снегу множеством танков. Машины стояли вдоль улицы. Разведчики проползли по огородам вдоль улицы с обеих сторон её. Насчитали пятьдесят две машины. Якин связался с Никитиным.
        - Что дальше делать?  - спросил Якин.
        - Теперь постарайся тихо взять «языка». И волоките его по дороге. Куличенко встретит вас. У него радист знает немецкий…
        Но как взять «языка»?
        Самоходка, которая привела разведчиков, стояла метрах в тридцати от последней машины. Часовых не было. Разведчики подползли к самоходке. Внутри её что-то стукнуло. Сколько человек копошится в машине? Из люка показалась фигура. Слезла на землю, присела. Подсвечивая фонариком, осматривала гусеницы, ведущие валики. Лучшего момента ожидать было нельзя. Самоходчика взяли, затащили во двор. Оттуда пронесли на дорогу.

* * *

        В два часа ночи в штабе подвижной ударной группы Попова получили от Никитина радиограмму: пятьдесят вражеских танков прибыли к линии фронта. Место их сосредоточения - участок Ольховатка - Юрковка. Ещё Никитин сообщил, что шоссе минировано только в одном месте. Минами покрыт километр дороги. Объезды с обеих сторон. Минут через двадцать в штабе получили ещё радиограмму: «Все пятьдесят машин выходят для удара по корпусу Полубоярова».
        Пленный, которого захватили Якин с разведчиками, был водителем. Оказался очень стойким. Он верил в победу рейха. Он даже не сообщил, откуда пришло его соединение. Держался надменно. Но проговорился, заявив, что не сегодня, так завтра разгромят корпус генерала Полубоярова.
        Отомстят ему за Кантемировку. Но именно такое заявление фашиста имело очень важное значение. И вот почему.
        Вражеская разведка тогда ещё работала очень хорошо. Отступая, немцы оставляли в лесах, в степных хуторках и оврагах своих людей с передатчиками. И они сообщали, какие силы русских и куда движутся. То, что создана подвижная группа Попова, командование наше держало в секрете. Теперь группе была поставлена задача: прорваться через Славянск в Краматорск, а от Краматорска - до станции Красноармейское. Через Краматорск проходила железная дорога в Донбасс. А через Красноармейское шла железная дорога с запада в Сталино и Ростов. Перерезать эти дороги было очень важно. Даже когда в штабе нашего фронта обсуждали такую танковую вылазку в тыл врага на сто тридцать - сто сорок километров от фронта, вначале хотели отказаться от дерзкой затеи. Ведь если бы враги узнали о таком плане, они могли бы минировать участки дорог, выставить возле них заслоны. Могли расчленить группу на марше и уничтожить.
        - Понимаешь теперь, зачем нужно было большое соединение танков?  - спрашивал дедушка, строго глядя на меня.
        Да, я понимал. Но названия городов, которые перечислял дедушка, перемешивались в голове. К тому же я думал, что Донбасс - это город.
        Я смотрел на дедушку расширенными глазами, а он догадывался по моим глазам, что я не всё понимаю.
        - Давай карту сюда,  - указывал он на полку, где лежали его книги и бумаги, до которых мне и брату строго-настрого было запрещено дотрагиваться без разрешения. Карта дедушкина была очень старая. Затёртая на сгибах. Исчеркана была разноцветными карандашами. Речки, железные, шоссейные дороги, дедушкины линии - всё это путалось в моих глазах. Он объяснял, а лицо моё выражало полную растерянность.
        - Экой ты, право, несмышлёный ещё!  - произносил дедушка с сожалением.  - Хоть бы в школе скорей географию проходили! Иди побегай, погуляй!  - Он отбрасывал карту и умолкал.
        «За что он на меня сердится?  - рассуждал я, уйдя на кухню и глядя там в окно.  - Что я ещё географию не учу? Но я же не виноват, что ещё маленький!»
        В это время дедушка с кресла почти не вставал. У него болели ноги. На улице бывал редко. Мама и отец - на работе, старший брат ещё в школе. Мы с дедушкой вдвоём в квартире. Мне хотелось дальше послушать про войну, ему столько же хотелось рассказывать. И вскоре наступало у нас перемирие. Я заглядывал к нему. Затем тихонько усаживался на диване. Дедушка некоторое время нарочно не замечал меня. Даже включал приемник и будто внимательно слушал. Быстро выключал его и говорил:
        - Подай лист бумаги сюда. Я тебе грубо нарисую… Да. А то помру - и знать ничего не будете!.. Вот смотри,  - рисовал он жирную точку,  - это Ворошиловград. От него к северу тянулась линия фронта.  - Он проводил неровную линию.  - Здесь Славянск, здесь Краматорск. А вот тут Красноармейское, куда танкисты должны были прорваться. Понимаешь?
        - Понимаю.  - Теперь я на самом деле вроде понимал.
        - А вот тут стояли наши танки. Ясно теперь?
        - Ясно, дедушка.
        Вот что он рисовал мне.

        - А где были лейтенант Никитин и Якин с разведчиками, дедушка?  - спрашивал я.
        Он посмотрел на меня, на свой рисунок. Вздохнул и поставил на рисунке галочку.
        - Вот здесь где-то,  - сказал он. Засмеялся и потрепал меня по голове.

* * *

        Но когда же танкам нанести такой ошеломляющий удар по тылам врага? А вот когда. Смелое и дерзкое решение было принято нашим командованием. Вначале наши армии пробьются южнее - к Ворошиловграду. Севернее двинут на Изюм и Балаклею. А как только в этих местах они прорвут фронт, тут и ворвутся танки в тыл врага.
        Понятно, всего этого лейтенант Никитин не мог знать. Он выполнял свою небольшую, но очень важную задачу. Когда Якин с разведчиками вернулся к нему, добыв «языка», Никитину уже не хотелось его от себя отпускать. Но Якин не только был смел, он был умён и научился быть осторожным. И Никитин опять послал его с отделением за Славянск к Краматорску. Задачу поставил такую: следить, пойдут ли танки и куда. До подхода своих наблюдать, где враги будут минировать дорогу, где оставят объезды.
        То же должен был делать Куличенко возле Славянска. Сам Никитин с бронемашиной остался в лесу. Отделение Зобнина дозорами растянулось вдоль дороги.

* * *

        В штабе фронта сомневались: удалось врагам узнать о соединении танков или нет? И когда получили известие от Никитина, что фашисты хотят ударить по 4-му гвардейскому корпусу Полубоярова, послали разведчику радиограмму: «Срочно подтвердите второе сообщение».
        Радиограммы, конечно же, посылались шифрованные.
        Никитин не понял, зачем требуют подтверждения.
        - Слушай, не напутали они чего?  - сказал Никитин радисту.  - Где текст второй нашей радиограммы?
        - «Все пятьдесят танков выходят для удара по корпусу Полубоярова»,  - прочёл радист.
        - Ну и что же?
        Радист пожал плечами. А из штаба опять передали: «Приказываю срочно подтвердить слова второго донесения».
        - Повтори,  - сказал Никитин радисту.
        И в штабе вздохнули с облегчением. Стало ясно: раз уж враги хотят уничтожить 4-й гвардейский, то о всей танковой группе они ничего не знают. И на всё соединение они не послали бы только пятьдесят танков.

        Прорыв

        - Ворошиловград - ключ к Донбассу - был сильно укреплён немцами. Вокруг города они построили три мощных оборонительных рубежа. Последний рубеж проходил по окраинам города. До трёх тысяч дотов и дзотов опоясывали город. Три лучшие свои танковые дивизии сосредоточили там фашисты. Среди них была дивизия СС «Рейх».
        Ночью пятого февраля наши войска прорвали фронт южнее города. Обошли его с запада, чтоб не лезть на доты. А севернее от корпуса наша шестая армия рвалась к Изюму. Машины стояли на позициях. Слева гудят бои, справа гул такой, будто там земля проваливается. А мы стоим. Никто в корпусе тогда ещё не знал о предстоящем рейде. Конечно, догадывались, что соседи решают трудную задачу, потом мы вырвемся. Но куда - не знали. А тут ещё перед нами хорошо укреплённые позиции противника, надо их прежде проломить… Ждали мы приказа, и мне опять вспомнилось Горшечное. Там тоже ждали. Но здесь настроение у всех было иное. Все знали, что где-то поблизости имеется аэродром с нашими истребителями. Все знали, что немцы именно здесь хотят нанести контрудар. Но ведь мы были убеждены теперь: едва танки врага поползут, штурмовики Ил-2 нанесут по ним свой страшный бомбовый удар.

* * *

        Утром 6-го числа дозорные полковника Леонова донесли: против позиций нашего корпуса враг устроил проходы в своих минных полях. Дозорным было приказано вернуться на свои позиции.
        В небе появился вражеский разведчик. Тут же вдоль фронта пронеслись два наших истребителя. Сделали круг, и разведчик повернул обратно. И в ту же минуту танки кантемировцев оставили свои позиции. Поползли в разные стороны. И скрылись, будто с перепугу разбежались, кто куда. Дедушка говорил, что он ничего не понял вначале. Он и механик Колосов вскочили в кабину тягача. Ждали, что будет дальше. Прибежал к ним старый механик Василич.
        - Что такое? Отступление?  - спрашивал он.
        Ему ничего не ответили. Подбежал начальник ремонтно-походной базы и, спокойно приказав: «Отведите машины на километр к югу»,  - тут же исчез в кустах.
        Уползали тягачи.
        Враг действовал по расписанию. Снова появились бомбардировщики. Но истребители наши их не встретили. Механики наблюдали за небом, ещё ничего не понимая. Зенитки наши ударили, но издалека - их тоже отвели со старых позиций. Бомбардировщики врага прошли над мотострелками. Обрушили бомбы на деревья и кусты, под которыми с час назад стояли танки. С одного захода сбросили все бомбы, развернулись обратно. И сразу же прилетели ещё двадцать штук. Отбомбились, и начала бить вражеская артиллерия. А затем поползли танки. Они двигались пятью рядами, по десять штук в ряду. За ними шла пехота. Низко с рёвом пронеслись наши штурмовики, ударили наши пушки с закрытых позиций. Дедушка видел, как два танка загорелись, потом ещё один. Враги надвигались. Под Горшечным пыль и дым висели в воздухе. Теперь - снег и дым. Будто по заказу поднялся ветер. Волны снега закружило. Наши артиллеристы били наугад. В таком громе и снежном месиве танки лезли и лезли вперёд. Передовые наши окопы дедушка не мог видеть. По слуху понял, что мотострелки наши пропустили танки.
        Но там, где враги должны были столкнуться с кантемировцами, наших танков не было. А с флангов ударили по танкам пушки. Мотострелки отсекли пехоту пулемётами.
        Враги растерялись и стали отходить.
        Дедушка говорил: на войне всякое бывает. Задача у врагов была - прорваться через наши позиции, уничтожить 4-й корпус. Вырваться в наш тыл. Повернуть на юг и с востока ударить по нашим войскам, штурмовавшим Ворошиловград.
        Но что же получилось? Через линию фронта они проскочили. Путь на Ворошиловград вроде был открыт. Но ведь пехоту их отрезали, танки наши они не уничтожили. А свои теряли.
        Враги отошли назад, остановились на линии наших передовых окопов. Нашим мотострелкам было приказано уйти на фланги. Вражеская пехота подтянулась к своим машинам. А между тем стемнело.

* * *

        В эту же ночь наши танкисты могли обойти вражеское соединение, проскочить на дорогу и вырваться к Славянску. Но делать этого было ещё нельзя. Танки врага могли, в свою очередь, развернуться, пойти вслед за нашими. Завязались бы бои, и рейд на Красноармейское был бы сорван.

* * *

        Утро наступило солнечное. Наши истребители и близко не подпускали воздушного разведчика. Без разработанного плана немцы никогда не наступали. Им надо было узнать, где же наши танки. Конечно, с разных сторон по фронту пустили они своих пеших разведчиков. В перестрелке прошёл ещё день.
        - Мы берегли танки. По три, по шесть штук появлялись они неожиданно на флангах. Отстреливались - пощипывали врага - и скрывались. Из пушек били и мы и они. Но боя - схватки - не случилось. А враги потеряли за тот солнечный день четыре машины. Видно было, как они горели, как фашисты старались тушить огонь… Миновали ещё сутки. Тогда только враги решили сделать то, что могли исполнить в первый же день: они решили прорваться одними танками. Танки сразу пойдут к Ворошиловграду, а пехоту им сбросят на парашютах. Но теперь уж было поздно. Ведь наши видели, где они полезут, подтянули дивизионы пушек с соседних участков фронта. Из соединения Попова выделили две танковые бригады для уничтожения противника. А все остальные наши ганки должны были пробиваться в тыл врага…

* * *

        Танки врага пошли в наступление и завязли в сплошной обороне. Потом их расчленили и окружили. Дорогу на Славянск нашим перекрывали только пехотные части противника. Танкисты могли начать свой знаменитый рейд и засветло. Но дождались потёмок, чтоб враги не догадались о рейде. Бригада за бригадой, обходя окружённые танки противника, сметая пехоту, выползали танки наши на шоссе. И устремлялись к Славянску.
        Кантемировцы мчались первыми. О тылах своих не думали, ибо за ними следом шли свои же танки. За вечер и ночь кантемировцам надо было одолеть сто тридцать - сто сорок километров. Они сметали с дороги вражеские отступающие части, врезались в двигающиеся к фронту. Их никто не ждал. На врага неслась сама смерть.

* * *

        Но ждали, конечно, свои танки разведчики Никитина и партизаны. Все они уже выбрались к самой дороге и залегли. Связь со штабом вдруг прервалась. Штаб не отвечал. И Никитин понял: началось. Он подъехал на бронемашине к шоссе. Закидали машину снегом, расчистили въезд на дорогу. Ждали. Тихо было. Проскочили в сторону фронта грузовики с вражескими солдатами. Никитин опять попытался связаться со штабом, но штаб не отвечал. Ждали. Беспокойный Якин сообщал от Краматорска:
        - Пашка, дорога минирована на километр. Объезды охраняют человек двадцать. Когда уничтожить охрану?
        - Жди,  - отвечал Никитин.  - Я дам команду.
        Разведчики ждали. Минуты для них превратились в часы. Наконец Никитин услышал далёкое завывание моторов. Завывание переросло в гул. Вот уже метрах в четырёхстах ревели моторы. Фары машин на мгновение вспыхивали и тут же гасли.
        Никитин пустил условную ракету. Головная машина не ответила. С рёвом и лязганьем танки проносились мимо. По силуэтам Никитин признал свои машины. Он дал команду Зобнину и Якину уничтожить охрану объездов.
        Вихрем пронеслась одна бригада. Приближалась следующая.
        - Выводи на дорогу!  - приказал Никитин водителю своей бронемашины.  - Не отставать же нам! Гони!

* * *

        Передовые бригады пронизали Славянск без единого выстрела. Только три машины свернули с дороги за переездом, развернулись пушками к вокзалу и затихли. Десантники залегли возле танков. На вокзале было спокойно. Ещё промчались танки с мотострелками. К вокзалу подъехали три грузовика с крытыми кузовами. Бойцы выпрыгивали из кузовов. И танки поползли к вокзалу.
        Вокзал был взят. Тогда только неприятель опомнился. Почти то же самое повторилось в Краматорске.
        Вокзал там уже был захвачен, а эшелоны вражеские, шедшие в сторону фронта и от фронта, подходили. Фашистские офицеры спешили к своему коменданту с донесениями и исчезали. Охрана эшелонов разбегалась, или её уничтожали. А наши танки, грузовики с бойцами неслись вперёд.

* * *

        Рано утром 11 февраля бригады полковников Лихачева и Шибанкова ворвались в Красноармейское. Городок спал. На станции стояли эшелоны. Две пехотные дивизии грузились в вагоны.
        Железнодорожный переезд перекрывал вражеский состав. Свалить целый поезд танками невозможно. Могла получиться пробка. Но вместе с танками ворвался в Красноармейское наш «виллис» с двумя автоматчиками. Фамилии смельчаков потом так и не узнали в суматохе боёв. По шпалам «виллис» проскочил к паровозу поезда. Автоматчики уничтожили паровозную команду. Отвели состав прочь от переезда.
        Танки проскочили за переезд, развернулись и начали бить по эшелонам.
        На улицах города завязались бои.
        - Наше командование,  - рассказывал дедушка,  - хотело прорваться до самого Мариуполя. Тем самым запереть в мешке все вражеские армии в Донбассе. Но так быстро не получилось.
        Оказывается, обстановка от Южного фронта до Воронежского складывалась, дружок, к этому времени таким образом. На севере восьмого февраля наши войска выбили врагов из города Курска. Четырнадцатого февраля фашистов наконец выгнали из Ворошиловграда. Этот город считался ключом к Донбассу.
        А наш корпус и одиннадцатый корпус из группы Попова защищали в это время Красноармейское, которое враг хотел снова захватить. Но Ростов был взят нашими войсками, они устремились на запад по побережью Азовского моря. Казалось, враг разгромлен. И вот-вот будет отброшен за Днепр. Десятки тысяч пленных гнали по дорогам на восток. Пленные при допросах твердили одно: за Днепром их войска устроили мощный оборонительный вал. Их часть, мол, стремилась туда, но вот угодила в плен.
        А тут ещё командование узнало, что противник неожиданно отвёл на запад от Ростова свой сороковой танковый корпус, ударную группу первой танковой армии. И механизированную группу «Викинг». От Ворошиловграда ушла на запад их группа четвёртой танковой армии. По всем данным выходило, будто враги действительно хотят уйти за Днепр. Но на самом деле было не так.

* * *

        - А что ж тогда произошло? Фашисты решили, что только мощное контрнаступление может спасти их положение. Нужно во что бы то ни стало соединить армии на юге в один боевой кулак. И уже тринадцатого февраля фашисты создали группу армий «Юг» со штабом в Днепропетровске. Штаб взял управление всеми армиями на юге. Понимаешь?
        - Да.
        - Возглавил группу армий известный Манштейн, который, как помнишь, в прошедшем году хотел освободить армию Паулюса под Сталинградом. Ему поручили остановить Советскую Армию, отбросить опять на восток.
        И фашисты начали готовиться к контрнаступлению. Из Бельгии, Голландии, Франции и с Балкан направляли войска в группу армий «Юг». И с северных участков фронта перебрасывали свои части сюда же.
        Слушай внимательней дальше. Семнадцатого февраля в Запорожье состоялось секретное совещание. Сам Гитлер прилетел на совещание. В глубоком бетонном бункере подвели фашисты итог подготовки. Разбирали обстановку на фронте.
        В группе армий «Юг» уже тридцать дивизий, подсчитывали они. Из них тринадцать - танковые, что составляет значительную часть всех подвижных войск на советско-германском фронте. Натиска такой силы русские не выдержат. Красные генералы зарвались. Они упоены успехами, рвутся вперёд. А в то же время тылы их ужасно растянуты. Немцы оставляют им взорванные мосты и железные дороги - боеприпасы быстро подвозить к передовым частям советскому командованию трудно. Аэродромы русских от фронта уже далеко. А за время наступления артиллерии танковым соединениям русских нанесены большие потери. Есть такие советские танковые корпуса, докладывали Гитлеру, в которых осталось по десять - пятнадцать боевых машин.
        - И это на самом деле так было, дедушка, что по десять - пятнадцать танков оставалось во всём корпусе?
        - Да, внук, так было… Но слушай. А враги в это время только южнее Харькова собрали для удара в одном месте семь свежих танковых дивизий - восемьсот боевых машин. И с воздуха танки должны были поддерживать не менее семисот пятидесяти самолётов. Почти по одному самолёту на каждый танк! И русские должны были быть уничтожены.
        - Мы смоем пятно Сталинграда с мундира германского солдата!  - Так заявил Гитлер на совещании в Запорожье. И план контрнаступления был утверждён.
        Накануне контрнаступления Гитлер обратился с приказом к войскам группы армий «Юг». Он призывал солдат проявить чудеса стойкости и храбрости. «Исход сражения мирового значения зависит от вас,  - писал он в приказе.  - Нынешняя и будущая судьба германского народа решается за тысячи километров от границ империи».

* * *

        Когда лейтенант Никитин мчался за танками на бронемашине, он велел разведчикам смотреть внимательно по левую и по правую сторону от дороги. Но если б метели и не было, они бы не заметили ни зобнинского отделения, ни якинского, ни партизан. Никого из них возле дороги не было.
        Едва отделение Зобнина и партизаны уничтожили сторожевой пост возле минированного участка, партизаны ушли в степь, выполняя приказ своего командира.
        Перед заминированным участком был устроен шлагбаум, стояли надолбы. Если б враги ждали наши танки, они бы шлагбаум и надолбы убрали. А в стороне от дороги имелись доты и дзоты, соединённые траншеями. Там и пушки стояли. Но гарнизон находился на квартирах в городе. Конечно, наших совсем не ждали в это время. И Зобнин даже не заметил эти доты и дзоты. Потому что все они были занесены снегом. Последний танк передовой бригады забрал разведчиков, и они укатили.
        Якин же под Краматорском, как только убрали часовых, заметил, что от землянки, где часовые грелись, тянулся телефонный провод не только к городу, но и куда-то в сторону от дороги. Он трёх бойцов оставил возле шлагбаума. С остальными пополз, куда вёл провод.
        Провод и привёл их к вражескому доту, из которого торчала пушка. Никаких звуков из дота не доносилось. Траншея, ведшая от дота, была занесена свежим снегом. Разведчики скользнули в траншею. Приготовили гранаты. Но в доте никого не оказалось. Стояли приготовленные ящики со снарядами. Разведчики поспешили по траншее дальше. Они обнаружили ещё четыре дота с пушками. Но солдат не было. Они находились в городе. Что делать? Телефонный провод, ведший в город, они сразу обрезали. А если из города позвонят на пост к шлагбауму? Часовые не ответят… Тогда враги могут нагрянуть сюда. И в крайнем блиндаже якинцы заняли оборону.
        - Надо же, какие подготовили позиции,  - говорил Якин,  - да если б мы неожиданно не нагрянули, крышка бы нам.
        Он пытался связаться с Никитиным, но тот не отвечал.
        Когда же наконец показались и стали проноситься мимо наши танки, разведчики успокоились. Заглянули ещё раз в доты, соображая, что бы им сделать с пушками. А покуда они лазали и соображали, мимо проскочила бронемашина Никитина, пропустили.
        За танками неслись машины с мотострелками, потом миномётчики на санях с миномётами. Наконец примчались на машине минёры. Якин доложил им обстановку. Как раз подошёл дедушкин тягач. К нему были прицеплены огромные железные сани, нагруженные горючим для танков. Разведчики уехали на санях.

        Уличные бои

        А в Красноармейском разгорелись уличные бои. Враги опомнились от неожиданного удара. С юга и с запада подошли к станции вражеские эшелоны с пехотными частями. Их высадили и бросили в бой против наших.
        В городе лейтенант Никитин приказал водителю своему не отрываться от танка, за которым пристроились на дороге. Когда миновали переезд, Никитин заметил горящие вагоны. Вдоль них лежали убитые солдаты. Сразу за переездом танк свернул на боковую улицу. Десантники вдруг спрыгнули с него, танк остановился. Никитин только сейчас заметил язычки пламени, побежавшие по танку. Танкисты вылезли из машины и забежали за дом. Среди них Никитин признал молоденького замполита Киселёва из 2-й роты бригады Шибанкова.
        Бронемашина свернула во двор. В бронемашине люка не было, были дверцы по бокам. Никитин открыл дверцу, огляделся. Через двор два санитара несли на плаще раненого.
        - Где фрицы?  - крикнул им Никитин.
        Санитары ничего не ответили. Скрылись в проломе забора.
        - Никитин, на той стороне пушка! Отгони за дом машину!  - подбежал к нему замполит Киселёв.  - За дом уведи. Говорю, сейчас ударят по ней!
        Бронемашина заползла за дом. Совсем рядом ухнула пушка. Замполит и Никитин поползли. Разведчики лежали за брёвнами.
        - Лейтенант, за танком две пушки!  - крикнул один из них.
        - Куда они бьют?
        - Не знаю. Куда-то в сторону. На ту улицу.
        - Где-то тут НП комбрига Леонова,  - говорил замполит.  - По рации передали - за садом. К нему рвались мы. Да нам в бак и в мотор угодило!
        Из-за танка строчили автоматчики. От брёвен летели щепки.
        Замполит обогнул дом. Никитин и разведчики пробежали за ним. Танк пылал. За кустами они увидели вражескую пушку, стоявшую к ним лафетом. Расчёт копошился возле неё. Правее стояла ещё пушка. Из неё палили вдоль улицы. Никитин понял, что бронемашину его закрыл от врагов горящий танк. Он бросился назад, но замполит уже был возле машины, манил рукой водителя. Бронемашина проползла вдоль стены до угла.

        - Бьём все разом,  - подсказал замполит и лёг.
        Никитин залез в машину. Через минуту пушки врага замолчали. Бронемашина поползла через огороды. Бойцы держались за машиной.
        Вдруг бронемашину качнуло, раздался взрыв. Никитину показалось, что машина опрокинулась. Он открыл дверцу, вывалился и пополз. Бронемашина опрокинулась, она загорелась. Никитин полз следом за замполитом. Перебрались через канаву и оказались во фруктовом садике.
        - Смотрите, наша тридцатьчетверка!  - проговорил замполит.
        Танк стоял возле пролома в стене. Никитин приподнялся, всматриваясь. Свистнули пули, и он упал.
        - Эй,  - закричал он.  - Ребята, свои здесь!
        В ответ пули взметнули снег. Непонятно было, откуда стреляют.
        - Отползай, а то свои же пришьют,  - сказал замполит.  - Обойдём провал!
        И они правильно сделали, что отползли. В доме с проломленной стеной был НП полковника Леонова. Взвод охранения только что отбил атаку со стороны садика. Враги отошли и скрылись, а на их месте появились Никитин, замполит и разведчики.

* * *

        Возле пролома стоял танк полковника Шибанкова.
        Когда Никитин и замполит пробрались в дом, оба комбрига стояли на коленях. Перед ними лежал план Красноармейского. Полковник Шибанков курил и ругался. Леонов кричал в трубку:
        - Двадцатый, переходи на площадь! На площадь! Всем дивизионом накрой шестой квадрат! Туда от железной дороги прорвались! Всем дивизионом бей!  - И положил трубку.  - Никитин?  - сказал он, увидев лейтенанта.
        Полковник хотел что-то сказать Никитину, но рядом с домом взорвался снаряд. И совсем близко затрещали автоматы. Шибанков быстро написал что-то на листке блокнота. Вырвал листок и отдал его замполиту.
        - Быстро пусть развернутся,  - сказал комбриг. И замполит убежал.
        - Товарищ полковник!  - закричал танкист из пролома.  - От канавы опять лезут!
        - Много?
        - Больше роты! Отходить надо!
        Ещё снаряд ударил в крышу.
        - Кажется, узнали, что мы здесь,  - сказал Леонов.
        Через оконный проём Никитин заметил солдат противника, бежавших от деревьев к сараям. Он дал очередь. Солдаты залегли. Прибежал связной Леонова.
        - Обходят, товарищ полковник!  - доложил он.
        - Пошли в машину,  - сказал Шибанков и поднялся. Он был ранен. Опираясь на автомат, волочил правую ногу. Через пролом они выбрались к танку. Бойцы отстреливались из окон. Леонов вскочил на танк, подал руку Шибанкову. В это время в угол дома угодил снаряд.
        Никитин помогал Шибанкову залезть в танк. Но полковник обмяк, становился всё тяжелее. Он был убит осколком. Шибанкова положили на жалюзи. Танк, стреляя из пушки, пополз к вокзалу. Бойцы под его прикрытием отстреливались.

        Спасение командира

        К ночи пурга рассвирепела. Тяжелораненых санитары носили к площади. Оттуда на санях сразу же везли к линии фронта. А до неё было ещё километров восемьдесят. На машинах раненых не везли, потому что со стороны фронта отступали по шоссе вражеские части. Они не могли понять, где свои, где советские. Заметив их, обозные сворачивали в степь, объезжали врагов. А на машине по снегу не объедешь.
        Ночью танк лейтенанта Геннадия Виноградова привёз в санчасть полковника Лихачева. Бойцы унесли его в дом. Врач осмотрел полковника.
        - Перевяжите и сразу в тыл,  - сказал он,  - иначе погибнет. Потеря крови огромна. Мы ничего не можем сделать. В тыл везите!

        Танкисты бросились за обозным. Ни одной лошади поблизости не было. Старшина хозяйственной роты сказал, что все сани ушли, увезли раненых. А новый обоз со снарядами нарвался на вражеские танки. Весь обоз уничтожили.
        Во дворе за сугробом танкисты вдруг увидели лошадь. Полковника Лихачева в бригаде все любили. Танкистам подумалось, что старшина почему-то не хочет дать эту лошадь. Один из них выхватил пистолет.
        - А это что у тебя?  - закричал он старшине.  - Пристрелю!
        Но лошадь была ранена, стояла на трёх ногах.
        - Вы бы на дорогу хоть один танк пустили!  - закричал обозлившийся старшина.  - Где же нам с лошадьми пробиться? Кого же лошадь сшибёт?
        Лейтенант Виноградов бросился к своему танку.
        - Ребята, на машину полковника!  - закричал он.  - Быстро! Бери шубу у обозников! Быстро давай!
        Виноградов попытался связаться со штабом корпуса. Но не смог. Радист-стрелок, кроме треска, ничего не слышал.
        Полковника завернули в шубу, положили на жалюзи трансмиссии. Трое бойцов с автоматами забрались на машину.
        - Десант, держись!  - крикнул командир танка и скрылся в машине.
        И танк лейтенанта Виноградова, тридцатьчетверка под № 46, понёсся через площадь.
        Лейтенант приказал радисту повторять по рации: «Я Виноградов, машина сорок шесть, иду в тыл. На машине раненый полковник Лихачев…»
        Танк мчался. Горючее в баках было. Пурга бушевала. Фары были включены. Дорога была пуста. Они промчались уже километров двадцать, когда впереди дважды мигнули фары машины.
        - Ответить так же!  - крикнул лейтенант водителю.
        - Выключить свет?  - спросил водитель.
        - Не надо! Кто бы ни был - слепи глаза!
        Это шла навстречу со стороны фронта вражеская колонна машин. Впереди полз «тигр», за ним ползли крытые и тупоносые штабные машины и санитарные. Мгновения должны были решить судьбу нашего экипажа, десантников и раненого полковника. И если бы наши выстрелили по танку, возможно, «тигр» накрыл бы тридцатьчетверку. Но она только газовала с рёвом. Ослеплённые враги решили, что это их подкрепление идёт с запада к фронту. «Тигр» даже свернул в сторону. И это погубило его и спасло тридцатьчетверку.
        Десантники лежали на машине за башней, затаившись. Держались за решётку и держали раненого. Раздался страшный удар. Десантников чуть не сбросило на землю. Раненый вскрикнул. Мотор было захлебнулся, но снова заревел. «Тигр» медленно сполз с высокой насыпи. Тридцатьчетверка неслась дальше. Водитель старался не задевать машины. Однако некоторые задевал и сбивал с дороги. Несколько раз Виноградов выпалил из пушки, думая, что колонну прикрывают танки. Но танков дальше не было. Тридцатьчетверка вырвалась из колонны и помчалась дальше.
        Утром полковника Лихачева сдали в госпиталь. Обратно в часть машина вернулась к вечеру. Во главе колонны машин с пехотой.
        В корпусе понятия не имели, где экипаж лейтенанта Виноградова, ибо бои продолжались. Думали, что танк Виноградова где-то дерётся или уничтожен. Один из штабных радистов, работавших на перехвате вражеских радиопередач, поймал в эфире сообщение, что Виноградов идёт в тыл, везёт какого-то раненого полковника. Перехватчики всё записывали в особый журнал. И это сообщение радист записал. Но никто в пылу боя на него не обратил внимания.
        Виноградов, сдав Лихачева в госпиталь, доложил в штабе о своём рейде. Где находится сейчас его бригада, в штабе не знали. И Виноградов уехал в бой искать своих.

        Враг концентрирует силы

        - Время контрнаступления фашистами было определено верно. Танкисты и части первой гвардейской армии хоть и держали в руках Красноармейское, но фланги их были открыты.
        Северо-западнее части шестой нашей армии прорвались вперёд. Но перед Днепропетровском были задержаны. Тылы наши отстали от передовых линий.
        Постепенно враги западнее станции Красноармейское собрали две танковые дивизии, а к югу от станции - ударную группу из четырёх танковых дивизий.
        В нашем корпусе к девятнадцатому февраля тысяча девятьсот сорок третьего года осталось только девять - десять боевых машин. Столько же - в одиннадцатом корпусе. Тягачи моей ремонтной базы, дружок, были все разбиты. Наш старый Василич погиб. Его осколком мины убило. Мы с Колосовым и с тремя ремонтниками днём и ночью ремонтировали танки. На лошади возили запасные части. Лошадь убило, возили на детских санках. Проберёмся к подбитой машине, видим: танкисты тут же залегли и стреляют. Мотор танка разбит, починить нельзя. Но башня и пушка целы. Стрельба стихнет, танкисты скажут:
        - Чинить нечего, помогите в землю зарыться.  - И начинали мы долбить мёрзлую землю. Сверху она была оттаявшей. Местами и грязь со снегом. А глубже - мёрзлая. Зарывали танк в землю, и он превращался в опорную точку…
        Дедушка говорил: линия нашего фронта возле Красноармейского напоминала дугу лука, из которого ребята пускают стрелы. По центру дуги с вогнутой стороны и находилось Красноармейское.
        Враги наскакивали на эту дугу в разных местах. Наши танки метались с одной позиции на другую, чтоб отразить атаки. В этом и суть того, говорил дедушка, что называется инициативой в боях.
        - Враги знали, что фланги наши голые, а тылы наши далеко. И они подтягивали и подтягивали свежие силы. До начала общего наступления терзали наши позиции. А девятнадцатого февраля враги перешли в наступление…
        Двести танков бросили враги на участок, где наших танков было не более двадцати. Дрались наши жестоко. Двое суток сдерживали натиск. Уничтожили более тридцати танков противника. Часто танкисты дрались в окопах, вместе с пехотинцами. Но силы были неравны. К концу дня двадцать первого февраля наши отошли от Красноармейского.

        Никитин, Якин и дедушка получают награды

        12 марта 1943 года приказом Главнокомандующего Юго-Западным фронтом Кантемировский 4-й гвардейский корпус был переведён в резерв Ставки. Это значило, что корпус выводится на пополнение.
        Кантемировцы погрузились в вагоны в городе Старобельске, который сами же и освобождали. В пути были долго. Днём часто стояли на полустанках. Только 1 апреля выгрузились - где же вы думаете?  - в Касторном. Там, где корпус когда-то получил первое боевое крещение.
        Дедушка, механик Колосов, лейтенант Никитин, Зобнин и Якин хотели съездить в Горшечное. Дедушка говорил: их тянуло туда, будто на родину. Такое странное чувство овладело ими. Но времени не было. Сразу же двинулись в сторону Старой Ведуги. Полторы недели бойцы отдыхали там. Вдруг 12 апреля всех подняли по боевой тревоге. Ротам, батальонам было приказано выстроиться повзводно. Потому что в каждой роте осталось по девять - десять человек.
        Дедушкин взвод состоял из двух бойцов: он сам и пожилой механик Колосов. Стояли они рядом. Дедушка представлял из себя правый фланг, а Колосов - левый.
        Лейтенант Никитин выстроил свой взвод: он сам, Якин, Зобнин и маленький боец Корольков. Этот Корольков числился в батальоне стрелков. Но в Красноармейском привязался к Никитину. Во время последних боёв нигде не отставал от него. И Никитин выпросил его себе у комбрига.
        День был солнечный и тёплый. После переклички корпус выстроился в каре. Вынесли знамя. Об этом моменте дедушка часто мне рассказывал. И всякий раз, произнеся «вынесли знамя», умолкал. Руки у него дрожали. На глазах выступали слёзы. Я тихонько вставал с дивана и уходил в столовую. Минут через десять - двадцать дедушка звал меня и уже спокойным голосом продолжал:
        - Выстроились мы, внук, замполит зачитал, кто представлен к награде. Награждены были все. Полковнику Шибанкову посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза. Он был первым Героем Советского Союза в семье кантемировцев. Старшего лейтенанта Никитина наградили орденом Красного Знамени. Якин был уже младшим лейтенантом, его наградили орденом Красной Звезды. Меня и Колосова наградили медалями «За отвагу». Потом все отсалютовали в память погибших. Была минута молчания…
        Дедушка говорил, что не только у него и у Колосова в ту минуту были слёзы на глазах. И никто слёз не стеснялся.
        Каждый клялся сам себе в душе отомстить за погибших.
        Ордена и медали не вручали, потому что не были получены.
        Потом был зачитан приказ о дислокации корпуса. Бригады распределялись по деревням вокруг Старой Ведуги. Назавтра ожидалось пополнение. После команды «разойдись» всем бойцам выдали по праздничной порции вина. Повара приготовили вкусный обед. После обеда бригады разошлись по своим деревням. А на следующий день танкисты уже уехали на станцию получать первую партию новеньких танков, утром, до отъезда, младшего лейтенанта Якина приняли в ряды Коммунистической партии.

        В мае месяце неожиданно вызвали в Москву лейтенанта Геннадия Виноградова. Он даже не знал, что, совершив рейд на своём танке № 46 из Красноармейского в тыл с тяжело раненным полковником Лихачевым, разгромив колонну машин, сбив танком «тигра» с шоссе, он совершил героический поступок. В Москве Виноградова вызвали в Кремль. Михаил Иванович Калинин вручил ему Золотую звезду Героя Советского Союза. И лейтенант Виноградов вернулся в корпус.
        А к июлю месяцу 4-й гвардейский корпус снова возродился. И стал ещё мощнее. Как живой водой, народ питал его. Пришли первые тридцатьчетверки с 85-миллиметровыми пушками. Стрелки получили новые 76-миллиметровые противотанковые пушки. Появились в корпусе новые самоходные пушки САУ-152 и САУ-85.

        Кантемировцы готовятся к новым боям

        А что же происходило на фронте, покуда возрождался заново корпус? Дедушка говорил: корпус отправили на пополнение с фронта 12 марта, а в конце марта контрнаступление врагов выдохлось. Войскам армии группы «Юг» знаменитого Манштейна удалось, правда, захватить Харьков и Белгород. Но дальше враги упёрлись в жестокую оборону.
        И опять, как и год назад, началась распутица. И опять наши и немцы начали готовиться к летним боям.
        Если прошлой весной фашисты разработали операцию на лето и назвали её «Синяя», то теперь в ставке Гитлера разработали план операции «Цитадель».
        Когда дедушка объяснял мне суть операции «Цитадель», он рисовал вот такую схему, чтоб мне было понятно:

        Как видите, линия фронта образовала как бы полуостров. Он назывался Курским выступом, Курской дугой. Враги хотели пробиться с юга и с севера к Курску. Тогда бы они окружили наши армии.
        Опять враги накапливали силы.
        Эшелонами везли к Курскому выступу средние танки T-V («пантера») и тяжёлые T-VI («тигр»). Везли новые самоходные орудия «фердинанд». Лобовая бронь у «Фердинандов» была 150 миллиметров. Эти САУ должны были ползти следом за «пантерами» и «тиграми» и защищать их.
        Группой армий «Центр» командовал фельдмаршал Клюге.
        Группой армий «Юг» - известный Манштейн. 18 апреля Манштейн писал своему верховному главнокомандованию:
        «…Теперь надо бросить все силы для достижения успеха операции „Цитадель“, победа под Курском возместит нам временные неудачи на других участках фронта…»
        Наше командование знало о затее фашистов. Готовило войска для контрудара. Готовились к новым боям и кантемировцы.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к