Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Детская Литература / Лукашевич Клавдия: " Добрые Люди " - читать онлайн

Сохранить .

        Добрые люди Клавдия Владимировна Лукашевич

        Рассказ Клавдии Лукашевич из сборника «Детские годы» (1912 г.).

        Клавдия Лукашевич
        Добрые люди

        1

        На Петербургской стороне, на Разночинной улице, с давних пор стоит маленький деревянный домик. Весело смотрят всегда чистые окна с зелеными ставнями и, несмотря на то, что домик этот прожил много лет, он приятен с первого взгляда, как приятна нам дряхлая старушка с ясным и добрым лицом. Весною, едва пройдет Нева и наступят теплые дни, за серым, покривившимся забором маленького домика распускается ароматная сирень, и единственная яблоня обильно убирается белыми и розовыми цветочками; выставляются рамы, то там, то сям появляются в окнах приветливые лица.
        Домик этот одноэтажный, и в нем всего две квартиры: одну занимают хозяева,  — отставной генерал со своей сестрою, а в другой уже целых пятнадцать лет живут старички Миловидовы.
        Дружно и согласно прожили свой век Петр Петрович и Марья Степановна. В молодые годы они очень нуждались: многого не хватало, во многом необходимом себе отказывали; ну, а после жилось лучше, иногда даже и лишнее себе позволяли. Чисто и уютно было в их квартирке, состоящей из двух крошечных комнат и кухни, выходящей окнами в сад. Да и правда, хорошо там было! Белые кисейные занавески, незатейливые цветы на окнах, старинная мебель, много образов в углах с ярко горящими перед ними лампадами и такая чистота, такой порядок, какие редко можно встретить у самой образцовой хозяйки. Если вам, дети, случалось попадать в такой уголок, не правда ли, вы становились скромнее, невольно переставали шалить, и вам было так спокойно и отрадно на душе?..
        Петр Петрович служил в какой-то конторе и каждый день пешком, изредка в конке, отправлялся на службу. Около четырех часов Марья Степановна ждала его домой; поминутно выглядывала она за калитку и, лишь только вдали мелькнет фуражка с кокардой и знакомая шинель, она уже торопилась в кухню. Там накрыть стол, и вкусно пахнет кислыми щами, которые особенно любил Петр Петрович.
        — Устали, голубчик Петр Петрович?  — всегда одним и тем же вопросом ласково встречала хозяйка своего супруга.
        — Устал, Машенька, есть хочется. Готово ли там у тебя?  — говорить Петр Петрович, хотя ни разу не запомнить, чтобы что-нибудь было для него не готово.
        Переодевшись в халат и захватив с собою сигару, Петр Петрович направлялся в кухню.
        За обедом Петр Петрович рассказывал жене все новости.
        — Ты знаешь ли, Машенька, завтра в двенадцатом часу будет затмение солнца,  — говорить Петр Петрович.
        — Как же это, Петр Петрович!  — испуганно говорить Марья Степановна.  — Уж вы лучше завтра на службу и не ходите, а то, право, страшно… Как же это я одна-то?
        — Ах ты, моя седая подруга!  — смеялся Петр Петрович.  — Вот и видно, что ты науки никакой не знаешь, ведь это не светопреставление, и прежде затмения солнца бывали. Станет немного темнее — и все тут. Чего ж бояться-то?
        Старушка успокоивалась.
        Мирно и однообразно проходила жизнь Миловидовых. Мало видели они развлечений, но не скучали и были вполне довольны своей судьбой. Марья Степановна целые дни проводила дома, хлопотала по хозяйству, шила, стирала, стряпала; по вечерам Петр Петрович читал ей газету, делился новостями. По праздничным дням старики ходили в церковь, и время проходило незаметно. Летом Петр Петрович спешил отобедать и скорее расположиться у окна в своем кабинете; тут уже дожидалась его целая толпа ребятишек: все это — его маленькие приятели. Старик часто оделял их гостинцами, рассказывал разные забавные истории или пускал мыльные пузыри с табачным дымом, за которыми дети весело гонялись.
        Изредка бывали у Миловидовых гости: старичок Иванов — товарищ Петра Петровича, да две старушки — дальние родственницы. Все они собирались в парадной комнате, скромно угощались, чем Бог послал, и вели задушевную беседу; вспоминали старину, всегда, конечно, хорошую, но чаще всего Петр Петрович рассказывал им давно известную историю. Он выносил, из своего кабинета старинные часы — луковицу и с гордостью показывал их гостям.
        — Прадедовские часы, много им лет,  — говаривал он.
        — Скажите… Отличная вещь! Редкостная! Да и для вас-то какая, должно-быть, дорогая!  — удивлялись гости.
        — Да, как свой глаз берегу. Теперь они очень дороги. Ведь их великий князь моему прадеду пожаловал и дворянство ему при этом даровал. Прадед — то мой лакеем придворным был, так он,  — рассказывают,  — под лошадь взбесившуюся бросился и остановил ее, когда она детей княжеских понесла.
        — Жизни, значить, своей не пожалел,  — толковали гости.
        — Да, удивительный, говорят, был человек, только для других и жил, неустрашимый, добрый…
        — Нынче таких мало, каждый только о себе думает, а чтобы другому помочь — редко…  — говорил старичок, товарищ Петра Петровича.
        Потолковав еще немного, гости расходились по домам.
        Таким образом мирно и тихо протекала жизнь Миловидовых, и так, вероятно, продолжалось бы еще много лет, если б одно обстоятельство внезапно, не нарушило однообразия их семейной жизни.

        2

        Маленький, пузатый самовар весело шумел в кухне на столе. Петр Петрович и Марья Степановна пили свой вечерний чай и тихо между собою разговаривали. Чисто, тепло и уютно кругом. Перед образом ярко теплится лампада. Васька свернулся клубочком на печи и тихо мурлычет; Дружок, сидя перед хозяином, стучит хвостом по полу. А на дворе гудит холодный ветер, бушует метель и так завывает в трубе, словно на что-то сердится.
        — Вишь, как холодно на улице. Ветер-то какой!  — проговорила Марья Степановна.  — Плохо теперь бедным людям. Господи, спаси и сохрани их!
        И она набожно перекрестилась. Вдруг у крыльца раздался сильный звонок.

        — С нами крестная сила! Кто ж это? В такую пору!..  — испуганно проговорила старушка.
        Петр Петрович накинул шинель и поспешил к калитке.
        — Кто там?  — тревожно спросил он.
        — Отворите, пожалуйста, поскорее; будьте добры, не бойтесь…

        Дрожащими от волнения руками отворил Петр Петрович задвижку. Перед ним стояла женщина и на руках кого-то держала.
        — Извините меня, в такую пору вас беспокоила, но такое несчастие! Мать этого ребенка неожиданно скончалась, девочку девать некуда, мне указали на вас, как на добрых людей. Продержите ее только до завтра, а там для неё что-нибудь сделают… Она недалеко тут жила… Может, знали портниху Смирнову?
        Старик, ни слова не говоря, взял дрожавшего ребенка на руки и понес в квартиру.
        — Вот тебе поздний гость,  — сказал Петр Петрович, входя в кухню к своей перепуганной старушке.  — Бедная крошка лишилась матери. Знала ведь Смирнову,  — такая худая, бледная,  — так она умерла… Покорми, Машенька, девочку да уложи спать, завтра за ней придут; вероятно, ее отвезут куда-нибудь в приют.
        Он посадил малютку на кровать. На вид ей было не более 5 -6 лет. Дико озиралась она по сторонам и, видимо, была очень испугана: в больших серых глазах блестели слезы; она хмурилась и вдруг, как будто сообразив что-то, бросилась на кровать и залилась горькими слезами.
        — К маме, к маме хочу!  — сквозь рыдания твердила девочка.
        — Полно, перестань, деточка, милая,  — говорила растерявшаяся старушка, гладя ее по головке.  — Скушай булочки, вот чай…
        Но ребенок ни до чего не дотрогивался и все отталкивал от себя.
        — Что ж мне делать? Как утешить ее?  — тревожно спрашивала Марья Степановна мужа.
        — Ничего, как-нибудь успокоится, завтра ее возьмут; уж ты повозись с нею, как знаешь.
        Девочка ничего не слушала; прижавшись головой к кровати, она громко плакала. Наконец мало-помалу стала стихать и через несколько времени заснула. Осторожно раздела ее Марья Степановна, уложила на свою постель, закрыла, заставила стульями и перекрестила. Тревожно спала малютка, она плакала и во сне, звала свою маму — верно, ей что-нибудь снилось…
        На другой день девочка проснулась очень рано и, приподнявшись на кровати, по-прежнему испуганно смотрела кругом.
        — Где ж моя мама?  — сквозь слезы спросила она стоявшую около Марью Степановну.
        — Она придет, моя хорошая, ты будь умницей; вот молочка выпей тепленького с булочкой, а потом я тебе игрушек дам, моя деточка.
        Девочка стала сдаваться, она взяла чашку из рук старушки и, видимо, проголодавшись, с жадностью выпила молоко.
        — Мама придет?  — успокоившись, спросила она.
        — Придет, придет, моя крошка,  — отвечала Марья Степановна.  — А как тебя зовут, деточка?  — спросила она.
        — Любой зовут,  — тихо отвечала малютка, и стала одеваться.
        Одевшись, она скромно села на пол и молча гладила Ваську, который ей, по-видимому, очень нравился. Приготовив кое-что из белья и большой платок, чтобы завернуть девочку, когда за ней придут, Марья Степановна стала хлопотать по хозяйству. Вскоре у дверей раздался звонок.
        — Это мама моя!  — радостно встрепенулась Люба.
        Это была вчерашняя женщина.
        — Извините, сударыня, что я вас беспокою,  — сказала она Марье Степановне,  — Я должна просить вас: подержите девочку еще несколько дней. Мы еще не придумали, Куда бы ее отдать. Она — круглая сирота, Через несколько дней я за ней зайду.
        — Ничего, тетушка, что ж делать! Надо помочь. Девочка нас не стесняет, только жаль её,  — горюет очень,  — отвечала Марья Степановна.
        — Она скоро успокоится — ребенок ведь.  — И она ушла.
        Удивился Петр Петрович, когда, вернувшись со службы, застал дома вчерашнюю маленькую гостью и признаться, не особенно был доволен, что нарушена их мирная одинокая жизнь.

        3

        Прошло несколько дней. Успокоилась Люба и, по-видимому, стала забывать свою утрату. Смирная и робкая, она дичилась старушки, уклонялась её ласк и редко с ней говорила, а Петра Петровича так положительно боялась.
        Нежно заботилась Марья Степановна о своей гостье, кротко и ласково обращалась с ней, забавляла ее, как умела, берегла, но девочка оставалась равнодушной. Она не привыкла к такому обращению, к ласкам. Со своей больной мамой она много видела горя, и хотя мама очень любила Любу, но, так как была больна, часто сердилась, бранила и наказывала ее.
        Понимала малютка доброту старушки, ценила её ласку, но отвечать не умела. Она только охотно исполняла все, что та говорила, видимо, желая ей угодить.
        Как-то раз, вечером, когда Люба, казалось, заснула и Марья Степановна собиралась ложиться, Петр Петрович крикнул ее в кабинет.
        — Что ж это, Машенька,  — сказал он,  — маленькую-то не берут? Хотя она нам не в тягость, а все же, право, я не привык к детям. Надо сказать, чтобы ее взяли.
        — Возьмут, Подождем немного. Девочка она хорошая, смирная. Точно наша Катюша покойница,  — и Марья Степановна задумчиво прошла в кухню.
        Она подошла к Любе, перекрестила ее и нагнулась, чтобы поцеловать. Вдруг Люба неожиданно приподнялась на кровати, обхватила крепко старушку за шею и прижала к ней свое заплаканное лицо.
        — Не отдавай, не отдавай меня,  — шептала она.
        Девочка не спала и слышала, что говорил Петр Петрович.
        Поражена была Марья Степановна, дрожащими руками обняла она малютку, целовала ее, между тем как крупные слезы текли по ее морщинистым щекам. Мало-помалу успокоилась Люба и, крепко прижавшись к бабушке, стала засыпать; по временам она вздрагивала, хватала старушку — точно ей казалось, что ее отнимают.
        Осторожно положила Марья Степановна заснувшую девочку на кровать, а сама не ложилась. Разные мысли теснились и неё в голове. Ей вспомнилась вся прошлая однообразная жизнь её с Петром Петровичем. Дружно и тихо прожили они, сильно любила старушка своего доброго, хорошего мужа, а между тем такого отрадного чувства, как сегодня, она давно не испытывала. Давно-давно была и у них маленькая девочка, она умерла рано… Больше детей Бог им не дал.
        — Бедная сиротка,  — прошептала она, смотря на уснувшую девочку,  — что-то встретишь ты в жизни, кто-то охранит и приласкает тебя?..  — и, склонившись перед иконой, она долго шептала свою вечернюю молитву.
        На другой день, вечером, когда Люба заснула, Марья Степановна долго и убедительно упрашивала мужа оставить у них девочку.
        — В память Катюши нашей…  — говорила она.
        — Что ты, Машенька, где ж нам с ребенком возиться, оба мы стары… Ты подумай, сколько хлопот тебе предстоит…  — отвечал ей недовольный Петр Петрович.
        — Я полюбила девочку, как дочь, жаль мне её, она ведь сирота,  — говорила Марья Степановна,  — тяжело мне с нею расстаться и снова остаться одинокой. Вы все заняты, а Люба такой славный ребенок; я не боюсь хлопот с ней и думаю, что совесть не упрекнет меня после, а там можно будет ее куда-нибудь и пристроить.
        — Делай, как знаешь… Смотри только, чтобы после не каяться,  — наконец сдался Петр Петрович.
        Марья Степановна очень была счастлива.
        Миловидовы заявили, что они оставляют девочку у себя на воспитание, на что, вероятно, и надеялась принесшая ее женщина.

        4

        Спокойно и хорошо зажила Люба в маленьком домике. Она недолго дичилась своих новых друзей, нежно полюбила их и зачастую приводила в умиление неожиданной лаской. Петр Петрович совершенно примирился с малюткой и, казалось, никого так не любил, как «козочку» (так называл он Любу).
        Для неё припрятывал он лучшие кусочки, ей посвящал все свободное время и заступался перед бабушкой.
        Целый день в маленькой квартире раздавался звонкий голосок: то пелась песенка, то слышался смех и возня с кошкой, то Люба просто болтала без умолку с бабой-Маней. Отрадно было на душе у Марьи Степановны: она не видала, как проходили дни. Как только обхватят ее маленькие ручки и провинившаяся шалунья перебирает все самые нежные названия, нарочно выдуманные для бабушки, старушка забудет и побранить ее.
        — Ты кого же, козочка, больше любишь: меня или бабу-Маню?  — спросил как-то раз Петр Петрович за обедом Любу.
        — Бабу Ма… тебя…  — колебалась девочка.  — Обоих больше люблю!  — радостно воскликнула она и, как котеночек, стала ласкаться к своим милым друзьям.
        — А что, как вдруг да мы с бабой-Маней в Америку уедем, а ты одна останешься?  — подсмеиваясь, шутил Петр Петрович.
        Девочка нахмурилась, губы у неё задрожали, и она громко рыдая, бросилась к старушке.
        — Не надо, не надо,  — твердила она.
        Марья Степановна укоризненно взглянула на мужа и прижала к себе белокурую головку.
        — Ну, уж, Петр Петрович, сами не знаете, зачем раздразнили ребенка,  — недовольным тоном проговорила она.  — Полно, Любаша, перестань, моя крошка, ведь дедушка шутит; разве это может быть? Ты только подумай.
        — Эх, козочка, какая еще ты глупышка, как я посмотрю на тебя. Ну, полно, полно, помиримся,  — и он привлек к себе улыбнувшуюся девочку.
        Мирно и счастливо проходило детство Любы. Все в этом укромном уголке, куда не ждано, не гадано забросила ее судьба, было ей мило и дорого: и Дружок, и Васька, и маленький садик, а особенно дедушка и бабушка. Часто, задумываясь, посматривала она на Марью Степановну; каждая морщинка на её лице, беленький чепчик, темный будничный капот,  — все это ей так знакомо и любимо, и стоило только старушке поймать её взгляд, как она раскраснеется и бросится ей на шею…
        — Ты — моя дорогая, золотая, брильянтовая, самая лучшая на свете,  — шепчет девочка, не зная, как и выразить свою безграничную любовь.
        Все, что знала Марья Степановна сама, всему научила она и Любу. Девочка шила, вязала, вышивала и была, действительно, хорошей помощницей старушке. Она убирала комнаты, помогала ей в стряпне, зашивала, что могла, и считала себя очень счастливою. Бывали, однако, и для Любы тяжелые дни, это — когда хворал кто-нибудь из её старичков. Грустною такою становилась тогда девочка, ходила на цыпочках, боялась громко заговорить, так и смотрела в глаза, стараясь угадать желание дорогого больного.
        — Ну, что, лучше ли тебе, бабенька?  — шепотом спрашивала она, зная, что у старушки болит голова.  — Я сейчас, сию минутку переменю тебе компресс, а ты лежи, уж не вставай сегодня, я все приготовлю для дедушки; он ведь добрый, не рассердится, если что будет не так,  — и маленькая хозяйка серьезно хлопотала, стараясь как можно лучше выполнить свои обязанности.

        5

        Наступила осень. Стояли чудные теплые дни. В маленьком садике у Миловидовых созрели яблоки; подсолнечники, наклонив свои тяжелые головки, словно просились прочь со стеблей; чижи, повешенные в клетках у крыльца, звонко чирикали. В воздухе было тихо, и лишь протяжный звон колокола ближайшей приходской церкви громко раздавался среди этой тишины, и густые звуки его словно висели в воздухе. Было воскресенье. В чистом ситцевом платьице, гладко причесанная, небольшого роста, на нижней ступени деревянного крылечка сидела девочка лет 10. Эта была Люба, В руках у неё была книжка; она готовила урок.
        — Что это, как голова болит!  — проговорила она, закрывая книгу и вставая: — Сорву три яблочка, пусть баба-Маня спечет нам… Что-то кислого захотелось.
        Она подошла к дереву, сорвала яблоки и вошла в квартиру.
        — Бабушка дорогая моя, спеки нам яблоки — так мне захотелось. Впрочем, я и сама положу их в духовой шкап.
        — Зачем же три, Любаша? Ведь мы не маленькие, пусть бы тебе остались.
        — А я разве маленькая?  — улыбнулась Любаша.  — Нет ты знаешь, я одна ничего есть не стану.
        — Да что это ты как будто невеселая сегодня?  — проговорила старушка, целуя девочку.  — Что с тобой, мой ангел?
        — Голова что — то болит, баба-Маня, да ты не беспокойся: это пройдет.
        — Как не беспокоиться… Положи-ка компресс, приляг да оставь свои уроки; если нездоровится, то, конечно, в школу не пущу завтра.
        Девочка легла.
        — Петр Петрович,  — говорила старушка, входя к мужу в кабинет,  — Любаша сегодня что-то очень дурно выглядит,  — она ведь совсем больна.
        Петр Петрович отложил в сторону газету и быстро направился в кухню.
        — Ты что это, сударыня, себя так худо ведешь?  — шутил он, прикладывая руку к голове девочки.  — Да ты вся горишь? Что с тобой, Люба?  — тревожно спрашивал он.  — Я схожу, Машенька, за хиной, а ты переменяй компрессы.
        — Да не беспокойся, дедушка, родной мой: пройдет ведь,  — говорила Люба, но Петр Петрович уже скрылся за дверью.
        Все домашние средства перепробовали старики, но девочке не было лучше. К вечеру жар усилился, она металась и бредила. Пригласили доктора.
        — У вашей девочки тиф,  — объявил он перепуганным старикам, прописал лекарство, сказал что делать и уехал.
        Ужасные дни наступили для Миловидовых. Петр Петрович перестал ходить на службу и все время проводил у постели больной.
        — Ну, что, моя голубка, что, моя радость, лучше ли тебе?  — поминутно спрашивал он, целуя худенькие ручки девочки.
        Дивилась Марья Степановна. Она никогда не подозревала за своим мужем столько нежности. Случалось, что она заставала его в кабинете такого печального. Он сидел, охватив голову руками, и, казалось, совсем был убит горем.
        — Полноте, Петр Петрович, голубчик, не горюйте так. Бог милостив, теперь ей лучше, поправится наша Люба.
        — Я не теряю надежды, Машенька, но не могу смотреть на нее: жаль мне ребенка, и так тяжело на душе.

        Марья Степановна умолкала и сама утирала слезы. Измучились бедные старики — ночей не спали, всего себя лишали, сберегая каждую, копейку и стараясь, чтобы Люба ни в чем не терпела недостатка. Страшились они потерять свое сокровище, свою Богом данную дочь, которая, как звездочка, озарила их уединенную жизнь и утешала на старости.
        Однако миновали тяжелые дни. Радостный, светлый луч заглянул в маленький домик: Люба поправилась. Похудевшая, бледненькая вышла она с Петром Петровичем в парадную комнату и даже, казалось, как бы выросла за время болезни.
        — Эх ты, козочка, и охота же была тебе хворать,  — проговорил Петр Петрович.  — Если бы ты знала, какие дни переживали мы с бабушкой…
        И столько любви, столько ласки слышалось в этих словах, что Люба невольно поцеловала руку дедушки, а сама заметила, как он отвернулся конфузливо отирая глаза.
        Вошла Марья Степановна, подошла к девочке, крепко обняла ее и разрыдалась.
        — Что ты, бабенька… голубушка моя… родная…  — твердила Люба, целуя ее.  — Ведь я теперь совсем здорова.
        — Уж как хотите, Петр Петрович,  — сквозь радостные слезы проговорила старушка,  — а завтра непременно надо молебен отслужить…

        6

        Наступила зима, пришли с нею короткие дни, длинные вечера, холод и морозы. По-прежнему мирно и спокойно жили Миловидовы: Петр Петрович ходил на службу, Люба — в школу, а Марья Степановна занималась хозяйством. Все последнее время старушка казалась печальною и озабоченною, и однажды вечером, когда Люба готовила свои уроки, она вошла к мужу и притворила за собой дверь.
        — Уж как знаете, Петр Петрович,  — шепотом заговорила она,  — а Любашу непременно надо в гимназию Отдать: только тогда наша совесть может быть спокойна.
        — Я сам все об этом думаю, Машенька, да трудно-то как будет, какие наши средства; уж не знаю, как и быть…
        — Как-нибудь обернуться надо. Нельзя же ее неученою оставить,  — ведь в школе ее не научат тому, чему в гимназии, да и свидетельства не дадут.
        — Хорошо, я непременно об этом подумаю, Машенька, соображу; может, что и придумаю…
        Прошло несколько дней. Как-то вечером, когда Люба спала, Петр Петрович позвал к себе Марью Степановну.
        — Ничего я другого не мог придумать, Машенька,  — сказал он.  — Вот, возьми дедовские часы, продай, наверно, много дадут…
        — Что вы, Петр Петрович, голубчик!  — испуганно заговорила Марья Степановна.  — Такую — то памятную вещь… Ведь вы ими так дорожите.
        — Э, полно, что тут толковать; нет у меня такой вещи, которую я бы пожалел для нее — и старик взялся за газету.
        Наступившей осенью Люба поступила в гимназию. Трудно было Миловидовым, во всём они обрывали себя, но ни разу не пожалели, что приютили у себя ребенка.
        — Учись, моя девочка, хорошо все знать, худо неученой-то быть,  — часто говаривала Любе Марья Степановна.
        — Ах, баба-Маня, я рада учиться,  — отвечала, улыбаясь, Люба.  — Да только вот ты неученая, а какая хорошая, добрая…
        — Нет, ты не говори так, деточка: я часто горевала, что не учили меня, так совестно, что ничего не знаешь, а знать-то многое хотелось.
        И когда Люба по вечерам готовила свои уроки, то Марья Степановна, хотя многого и не понимала, но всегда с благоговением и любовью слушала, как учится её Любаша.
        Старательно училась Люба и перешла в другой класс. О, какой это был счастливый день в её жизни, и, право, вряд ли какой-нибудь ребенок, получивши дорогой подарок за свое прилежание, радовался более, чем Люба при виде радостных слез на лицах добрых её стариков.

        7

        Прошло слишком 10 лет с тех пор. Люба кончила учиться и сама учила детей в гимназии.
        Уже несколько лет, как умерла Марья Степановна. Я не стану описывать, какое это было горе для Любы и Петра Петровича, только они и до сих пор не могут забыть о своей потере. Они переехали на новую квартиру и зажили вдвоем.
        Берегла и лелеяла Люба своего дедушку и, как он для неё, малютки, так теперь она для него, старика, припрятывала лучшие кусочки и старалась, чтоб он ни в чем не терпел недостатка.
        Петр Петрович сильно постарел, бывал часто капризен и сделался совершенным ребенком.
        — Что это у тебя за письмо, Любаша?  — спросил ее как-то раз старик, увидев на столе запечатанное письмо.
        — Да это так, дедушка, деловое… Надо послать…
        — Что же за секреты у тебя от меня! Странно, прежде не бывало…

        Старик, видимо, был недоволен.
        — Да что вы, дедушка, дорогой мой, вовсе не секреты, да стоит ли говорить…
        — Конечно, не зачем. Дедушка стар стал, ничего не поймет,  — и старик совсем разобиделся.
        — Полноте, дедушка, голубчик, зачем вы так говорите! Да если вам так хочется знать, я, конечно, скажу. Завтра день ангела бабушки. Для меня дорог этот день, дорога память о ней… На-днях я прочитала в газете, что одна семья — в крайней нищете; я скопила немного денег и хочу им завтра отнести…
        Люба замолчала. Перед ней, как живой, встал незабвенный, дорогой образ старушки, вспомнились прежние дни детства, воскресла в памяти вся прошлая жизнь в старом деревянном домишке… Она опустила голову и глубоко задумалась.
        Задумался и Петр Петрович…

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к