Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Детская Литература / Кузьмин Николай: " Кто Сильней Себя " - читать онлайн

Сохранить .

        Кто сильней себя Николай Петрович Кузьмин

        Повесть об одном октябрятском отряде.

        Николай Петрович Кузьмин
        Кто сильней себя

        Три знакомых человека

        Наконец все зашли в вагон. На нём было написано «Детский», чтобы никто не ошибался. И когда все зашли, то сразу высунулись в окна и стали махать руками. Бабушки и родители тоже замахали, замахали, но поезд почему-то не трогался. Тогда одна девочка потихоньку заплакала. Глядя на неё, заплакала вторая. Ну, а кто не хотел реветь и расстраиваться, тот, конечно, смеялся на прощание. И все наперебой кричали последние прощальные слова, особенно бабушки. Получалось как будто:
        — Приеду в коробке!.. Кушай речку!.. Слушайся трусы!..
        Это в общем так получалось, если всё подряд.
        Но вот взрослые побежали, побежали, всё быстрей, быстрей… Они бежали бы и дальше, только им не хватило перрона. И тут ребята поняли, что всё — уехали, едут в пионерский лагерь окончательно. В вагоне сделалось тихо. Правда, не совсем, потому что разговаривали колёса, кто-то напевал вполголоса, а воспитатели и вожатые проверяли по спискам, кому удалось опоздать к поезду.
        И вдруг один как закричит:
        — Мороз!
        И другой кричит громче некуда:
        — Бетховен!
        Они сошлись в проходе, два парня, и орут себе, точно со двора на девятый этаж.
        — Привет, Мороз!
        — Привет, Бетховен!
        — А я опять в лагерь, видишь!
        — И я тоже!
        — На все три смены до конца!
        — И я тоже!
        — А я зимой в хоккейной команде играл!
        — И я тоже!
        Одна девочка, которая возле них оказалась, внезапно фыркнула, потом ещё раз. А потом и говорит — вроде бы никому, но все слышат:
        — Вот не знала, что хоккеисты такие глухие…
        — С тобой не разговаривают,  — повернулись к ней двое.
        — С вами тоже никто не разговаривает,  — девочка в ответ.
        Тогда Мороз ей:
        — Как же не разговариваешь, если вот же — разговариваешь!
        — Это вы со мной, а не я с вами.
        — Во, хитрая какая!  — говорит Бетховен.
        — Девчонка,  — говорит Мороз.
        — А что вы кричите, как дикари на острове,  — говорит она.  — Если все начнут? Если я начну? Ведь это же некультурно.
        Тут подошла вожатая Галя с бумажкой, где фамилии. Она присела на скамейку и ребятам велела сесть, чтобы не перепутались у неё в глазах. Потом она отметила каждого птичкой в списке. Кого не знала, спрашивала, как звать и прочее. Придирчивая девчонка сказала о себе, когда настал черёд:
        — Цветкова Юля. В третий перешла. Занимаюсь фигурным катанием, музыкой, английским. А в лагере я хочу…
        — Постой, постой,  — сказала Галя на это. Она увидела двух крикливых приятелей, сделала на листке ещё две птички.  — Миша Мороз, так. Боря Филатов, прекрасно. Вы опять в моём отряде, понятно?
        — Очень понятно!  — закричали мальчишки.  — Очень прекрасно!
        Галя переотметила всех поблизости, пошла дальше по вагону. А девочка Юля спросила Филатова как ни в чём не бывало:
        — Ты почему Бетховен? Это прозвище или что?
        — Не твоё дело, отстань!  — быстро ответил он.
        — А ты знаешь хотя бы, кто такой Бетховен?
        — Композитор. Немецкий. Он симфонии сочинял. Отстань!
        Вслед за этим Миша Мороз добавил возмущённо:
        — Неужели не видишь, вредная? Встретились два знакомых человека. Целый год они не встречались и не разговаривали тоже целый год. Дай же им хоть словечко пикнуть друг другу!
        — Пожалуйста,  — сказала Юля и отвернулась, будто ни при чём.
        Тогда двое знакомых передохнули немножко, собрались с мыслями, повели беседу дальше. Теперь она получалась не такой громкой, не как на девятый этаж, а как на третий, пожалуй. И ничего. Даже понятней стало, о чём речь.
        — Это здорово, что мы вместе,  — говорит Миша.
        — Очень здорово,  — говорит Боря.
        — В одной спальне ляжем.
        — В одной,  — соглашается Боря,  — конечно в одной. А если что…
        — А если что, то — ого!..
        — Конечно — ого!
        — Теперь нас никто не тронет.
        — Никто. Пусть только попробуют!
        — Сами будем всех побивать,  — говорит Миша ещё.
        — А зачем?  — спрашивает вдруг Юля Цветкова.
        Миша Боре говорит:
        — Чтобы знали, что мы всех сильнее!
        — А зачем?  — это Юля опять.
        — Чтобы все нас боялись!
        — А зачем?
        — Чтобы… Чтобы…  — и тут Миша замялся.
        Тем временем любопытная девчонка стала хихикать почему-то. Ещё одна неизвестная девочка захихикала исподтишка. Сбитые с толку ребята просто не знали, куда им деваться. И тогда Миша сказал:
        — Нет, это невозможно!
        А Боря подтвердил:
        — Совсем невозможно. И даже хуже.
        — Мотаем отсюда, Бетховен. Давай пересядем, где их нет.
        — Давай.
        Они встали, два знакомых человека, и пошли по вагону. И вдруг увидели ещё одного знакомого. Он бежал навстречу сломя голову и вопил во весь дух:
        — Мишка! Борька! Тысяча чертей! Вы едете?
        — Едем,  — ответили двое.  — Чего надрываешься? Мы не глухие, между прочим. Давай полегче, Космонавт.
        — Нет,  — сказал нормальным голосом третий знакомый,  — я уже не Космонавт больше, не путайте. Я теперь Пират, гроза морей и океанов, не слыхали ещё? Ну так вот, идите ко мне матросами. Гром и молния! Тысяча чертей!
        — Простыми матросами?  — удивился Миша.
        — Можно и одноглазыми,  — сказал Пират,  — или бывалыми, дело не в этом. Главное, мы теперь втроём! Ого! Нам теперь некого бояться. Мы теперь сами всех будем лупить!
        Тут Миша посмотрел на Борю, Боря на Мишу. Потом они оба уставились на Пирата и неожиданно спросили в один голос:
        — Лупить? А зачем?
        После этого все трое замолчали надолго. Даже удивительно, как умели они молчать.

        Приключения в пути

        Поезд всё шёл и шёл, вернее, катился по рельсам, и Ленинград был уже где-то очень далеко. Зато начинались всякие события в вагоне и в природе за окошком. Там лежали на берегу озера тысячи загорающих людей. Велосипедист ехал по тропинке один-одинёшенек, причём неизвестно куда и зачем. Ещё пролетали мимо зелёные пейзажи. Ветер тормошил волосы. В общем, красота и приволье на всём пути…
        Между прочим, в пионерский лагерь ехали разные ребята. Одни были поменьше, другие, наоборот, перешли в седьмой или даже восьмой класс. Эти взрослые пели песни и шумели отдельно. А малыши пока не знали друг друга и потому вели себя тихо, задумчиво. Но вскоре всё переменилось. Ведь уже начинались приключения — разве усидишь?..
        Ну, сперва у одного мальчика на голове была панама, порядок. А потом он высунулся в окно, и панама улетела. Все, конечно, засмеялись такому фокусу, а парень, конечно, заревел, как ужаленный. На суматоху прибежала Галя. Она узнала, что приключилось, и сердито сказала:
        — Стыдно радоваться чужой беде! Ой как стыдно!
        Кому сделалось стыдно, тот сразу кончил смеяться. И даже нашёлся один — небольшого роста, кругленький, по фамилии Смирнов, но бойкий. Он встал перед тем, который ревёт без панамы, и говорит:
        — Чепуха, мелочи жизни, ты не робей! У меня в чемодане целых две шляпы. Белые, от солнца. Я тебе одну подарю. Насовсем.
        Парень вытер кулаком слёзы. Потом хорошенько разглядел Смирнова. Потом вздохнул, как паровоз.
        — А не обманешь?  — спрашивает.
        — Ты что?!
        Смирнов ужасно удивился. Он просто опешил, как говорят. Зачем нужно обманывать, если панамки у него две, а голова только одна, между прочим. И вообще, для чего обманывать? Смирнов сказал всё это зарёванному парню, и тот сказал, что понял, и перестал вздыхать.
        Тогда Галя спокойно перешла к другим, потому что здесь наладилось, а другие дрались тем временем. Один был Максим, второй — в полосатой рубашке и по имени Костя. Они дрались из-за окна: кому нужней глядеть на местность, которая там виднелась. Когда Галя вставила между ними девочку, то оказалось: можно глядеть даже втроём — и не тесно. Просто чудеса!..
        А недоверчивый парень окончательно поверил Смирнову. И он подумал про себя: как хорошо улетела шляпа. Кто-то найдёт, обрадуется. Интересно: кто? И кому он скажет «спасибо», если поезд умчался, уже не догнать?
        — Хочешь конфет?  — предложил Смирнов в эту минуту.
        Парень кивнул и снова подумал, как хорошо улетела панама.
        Будь он в панаме, его и не заметили бы даже, как всегда. Он обо всём этом поразмыслил, а потом и говорит:
        — Давай с тобой дружить.
        — Давай,  — говорит Смирнов.  — Тебя как звать?
        — Вовик.
        — А меня Коля. Очень приятно!
        — А мне нужно влияние,  — странно говорит Вовик.  — Будешь на меня не дурно влиять?
        — Может, споём?  — Коля предлагает.
        — Не, мне слон на ухо наступил.
        — Может, побегаем по вагону?
        — Без толку,  — Вовик говорит.
        — Так что же нам натворить вместе?
        — Хочешь, подари мне чего-нибудь ещё.
        Ну, ладно. Сначала Коля Смирнов поделился с Вовиком конфетами. Потом Вовик взял у Коли прожигательное стекло. Потом Коля дал Вовику складной ножичек — поносить на время. А Вовик хотел предложить новому другу самое лучшее, но у него ничего такого не нашлось.
        Тут освободилось местечко у окна, и они оба пристроились, стали наблюдать сообща.
        Поезд шёл как раз мимо станции, и Коля сказал:
        — Это станция. А мы едем дальше. Наша станция другая, понял?
        Поезд загрохотал по мосту, и Коля закричал:
        — Это мост! А внизу речка! А в речке рыба!..
        — И вода!  — крикнул Вовик очень довольный.
        Посмотрели остальные ребята, как хорошо быть вдвоём, и решили заводить товарищей, пока не поздно. Юля Цветкова, например, выбрала себе подружку из девочек. Она была вся такая чистенькая, прозрачная, хрупкая, с бантом на голове. Она сидела очень прилежно и даже ни разу не пробовала пробиться к окошку. Юле девочка, конечно, понравилась. Юля любила беззащитных и робких, потому что они хорошие люди, а ещё потому, что за них можно вовсю переживать.
        Вот Юля подсела к этой девочке на скамейку и говорит:
        — А я знаю, кто ты. Сказать?
        Девочка вроде бы испугалась.
        — Кто?  — спрашивает тихонько и ресницами — хлоп, хлоп.
        — Ты — Вера. Правильно, Вера?
        — Да,  — говорит Вера.  — Откуда ты знаешь?
        — От верблюда,  — Юля смеётся.  — Я ещё много могу угадать. Ты первый раз в лагерь едешь. Ты хорошо учишься. Ты побаиваешься мальчишек. Я ещё много могу угадать!
        Вера совсем растерялась, просто не на шутку. Она растерянно посмотрела по сторонам, а затем спрашивает Юлю шёпотом:
        — А что у меня в чемоданчике, знаешь?
        — Знаю,  — говорит Юля, посмеиваясь.
        — Только ты, пожалуйста, никому не рассказывай,  — просит Вера.  — Я тебе потом покажу. Я никогда с ней не расстаюсь, потому что она без меня скучает. Правда-правда! Её Катя зовут…
        — Да знаю, знаю,  — всё твердит Юля, хотя про Катю узнала только сейчас.  — И нечего стесняться,  — говорит дальше.  — Кукла — друг человека не хуже собаки. А теперь давай угощать: ты меня, я тебя.
        Вера, конечно, согласилась, и они достали вкусные припасы и начали их подъедать. Это было очень весёлое занятие! Сладостей получилась целая горка. Девочки раскапывали в ней что поинтересней, наперебой потчевали друг друга и пищали от удовольствия, тоже наперебой:
        — Ой, «Красная Шапочка»! Ой, видишь, «Белочка»! Возьми — маленькая шоколадка!  — и отправляли всё это прямо по назначению, в рот.
        Ещё одна одинокая девочка сидела там напротив. Она сидела, глядела на Юлю с Верой — как им чудно живётся. Потом она едва не упала со скамейки от зависти. Наконец собралась с духом.
        — Примите меня,  — говорит.  — У меня вот: печенье, мармелад…
        Тут один мальчишка рядом как закричит:
        — Что-то я проголодался!  — С этими словами он вынул из мешочка «Алые паруса» бутылку лимонада. А другой вынул колбасное колесо и яйца. А ещё другой — варенье в банке, пирожки, бутерброды, яблочный сок. Ох, чего только не оказалось у ребят на дорогу! Они сложили весь провиант в кучу к Юле — она разрешила. И вышла уже не горка, а преогромная гора, невероятная гора! И все её клевали, ели разное по вкусу, как старые знакомые. И все разговаривали, смеялись, заводили тут же лучших друзей. На шум бежали новые люди и добавляли всё новое продовольствие. Конфеты, клубнику, сухофрукты — не перечтёшь!..
        — Дети!  — ахнула вдруг вожатая Галя.  — Что вы делаете!
        — Давайте с нами!  — закричали ей.
        — Нет, вы лопнете, взорвётесь, заболеете!
        — Хе, не расстраивайтесь! Мы ведь шутя…
        Да, им вот шуточки, а Галя напугалась прямо до полусмерти. В пионерском лагере с этим делом — беда. Там постоянно бродят врачи и постоянно следят, кто что хочет съесть. Неумытый помидор, например, или яблоко укусить и не вздумай. А если у кого заурчит в желудке, его сразу хоп — в лазарет. Вот почему Галя была в панике.
        Но тут, слава богу, дорога кончилась. Ребята кое-что разобрали из кондитерской кучи, а разные куски и половинки бросили так. И когда они уже прыгали из вагона, потому что приехали, к той скамье, где был пир на весь мир, подошёл Вовик.
        — Охо-хо,  — сказал он старым голосом,  — зажрались, дармоеды!
        Потом он увидел, что его никто не видит, подхватил некоторые остатки и сунул к себе в карман.
        После этого большие ребята грузили вещи в машину, чтобы их доставили в лагерь. Большие пошли со станции пешком и с песнями, а маленькие без песен полезли в автобус. И тут опять приключилось.
        — Батюшки!  — крикнула Галя внезапно.  — Кого-то нет. Дети, дети, посмотрите скорей: кто из вас потерялся?
        Все стали смотреть друг на друга, но того, кто потерялся, конечно не увидели. А у Гали уже руки затряслись. И она принялась трясущимися руками снова и снова пересчитывать малышей. Одна пара, две, три… Другие воспитатели и вожатые помогали, как умели. Но под конец и они сказали, что всё точно: один человек без пары.
        — У меня было ровно семнадцать пар,  — чуть не плакала Галя.  — У меня всё время было чётное число!..
        — Позвольте,  — вмешался какой-то взрослый,  — а сейчас?
        — А сейчас — нечётное!..
        — Но ведь пар-то семнадцать.
        Галя даже подпрыгнула от изумления. Что такое? Не может быть! Но в этот напряжённый момент от малышей отделился один. Он был чужой, загорелый и нахальный. Он скорчил рожу и сказал:
        — Ну вас! Не хочу с вами связываться. Я прокатиться думал, а теперь уже не хочу.
        — Ты кто?  — спросили его.  — Откуда взялся?
        — Никто. Здесь живу. А вы чего раскудахтались?
        Галя попробовала его поймать и поговорить дальше, но парень мгновенно убежал. Без него всё сошлось, и все семнадцать пар сели в автобус.
        Автобус покатил мимо кирпичной башни, мимо небольших домиков, потом по шоссе, потом по песочной дороге, мимо одной коровы. Все смотрели на корову, удивлялись и кричали ей разное, но она не обернулась. Больше никаких приключений в пути не произошло, только один набил шишку об поручни. И тогда автобус проехал в открытые ворота, где написано «Добро пожаловать!», и ребята наконец очутились в пионерском лагере, всё честь по чести, порядок.

        С чего началось

        Ну, ясно, сначала был первый день в лагере, потом второй.
        С него пошли режим, и распорядок, и тому подобные правила поведения. Прежде всего, конечно, подъём. Это — когда Борисов из второго отряда мощно трубит в пионерский горн, и солнце вдруг вскакивает высоко на небо, и птицы за окном заводят бешеный концерт, а вожатая Галя входит в спальню и кричит нараспев:
        — Вставай, вставай, дружок!..
        Тут некоторые быстро взлетают, а некоторые быстро натягивают одеяло на голову. Но Борисов дует и дует в свою трубу. Кто-то насмешничает: мол, лежебоки! Кто-то подушкой огреет от души,  — какой уж здесь сон? Поэтому в результате все бегут на площадку перед дачей, и тогда начинается физкультурная зарядка. Галя командует:
        — Руки в стороны. Вдох! Вовик, не отлынивай. Выдох!..
        Он и правда отлынивает за Колей Смирновым, потому что Коля парень упитанный, за ним тощему Вовику хорошо. Но если Коля нагнётся или там приседание, Вовика всё же видно, что стоит и зарядку не делает. Вот ведь чудак! Не хочет себе силы и бодрости.
        Галя командует:
        — Вдох!.. Девочки, успеете поболтать. Вдох!.. Филатов, прекрати комедию. Вдох!..
        — А выдох будет?  — спрашивает один, по имени Максим, который в поезде дрался.  — Всё туда и туда. Не помещается больше.
        Ребята смеются, и Галя тоже, и так проходит утренняя физкультура. А потом все заправляют постели, умываются водой. Причём холодной как лёд. Причём из рукомойника с железной палочкой, которую надо снизу поддавать, чтобы лилось. Это, конечно, занятней, чем под краном в городе. Многим нравилось мыться так, но только не Вовику.
        — Мойся, мойся всю жизнь, ещё и утром,  — бурчал он в первый же день.  — Я, может быть, ночью спал и не пылился. Зачем же опять?
        Галя тогда чуть сама его не отмыла. Зато после он сказал:
        — А уж зубной щётки у меня нету, хоть убей. И пасты тоже.
        Галя всё ему подарила, чистить Зубы Вовику пришлось. А когда он почистил, то сразу кинулся к зеркалу и начал скалиться и смотреть, что получилось в результате. Нет, он, действительно, чудак. Но сейчас речь о другом, а не о Вовике…
        После всякого такого утром в лагере бывает линейка. Там одни рапортуют, другие поднимают красный флаг за верёвочку на высокую мачту. Он развевается, трепещет красиво, и все на него глядят — торжественная минута. На линейке ещё много чего случается: приказы, благодарности, выговоры по заслугам. А потом — завтрак.
        Ну, про завтрак что говорить? Любой понимает, как там едят, а некоторые кидаются корками, потому что несознательные. Их, конечно, позорят и наказывают всё время и рисуют на них карикатуры в постыдном Листке «Наш Крокодил». Постепенно они делаются сознательными, тем более что бросать можно не только хлеб, но и шишки на прогулке. Даже интересней, если на то пошло! Зато куда трудней привыкать к порядку не в столовой, а на вольном воздухе. Ведь в лагере целый день только и слышно:
        — Дети, строиться! Не разбегаться! Сидеть на месте! Спать!..
        Сначала это никому не понравилось, конечно. Давно известно: детская дисциплина и режим всегда нравится взрослым, а детям не совсем. Вожатая Галя про это догадывалась и потому придумала так.
        — Внимание, внимание!  — объявила она после завтрака.  — Желающие принимать исторические решения — на веранду! Желающие знать своё будущее — туда же! Послушаем мудрейших! Изберём достойнейших! Все на октябрятское вече! Можно бегом…
        Она не крикнула, что сбор или собрание, что это обязательно. Она сама припустила к веранде со всех ног. Ну и ребята мчались за ней галопом, как на мультфильмы. В общем, через минуту все были на месте, и никто не потерялся в пути.
        Тут надо сказать, что дача малышей называлась «Ручеёк», и отряд назывался «Ручеёк», а по счёту он был восьмым в лагере. Корпус дачи, то есть дом, где жили, делился на четыре спальни стенками. И была ещё комната воспитателей и другая — там хранились вещи. Ну, и веранда, конечно, была, раз на ней собрались. И территория до забора и по сторонам — личная малышовая территория, которую надо лично подметать: каждой звёздочке свой кусок. Ведь ребят ещё в первый день поделили на четыре звёздочки-звена. Два звена были из мальчиков, два — все остальные, девочки. Получилось по шесть-восемь человек. Вообще-то, не совсем правильно, потому что у звёздочки пять концов, как известно. Но Галя устроила так, чтобы не сбиваться и чтобы любая звёздочка поместилась, в одной спальне без добавки или остатка.
        И вот она сказала всем на веранде:
        — Внимание! Начинаем наш первый и самый ответственный сбор. Прежде всего выберем командира октябрятской группы и командиров звёздочек. Народ у нас в этом году съехался отличный, я вижу. Есть общественники по школе, есть много энергичных и по-разному одарённых ребят. Но пока что вы — шумная орава мальчиков и девочек. Вы пока ещё — неорганизованное полчище…
        — Пол чего?  — хихикнул задиристый Максим.
        — Я говорю: полчище!
        — Где, у кого чище пол?
        Тут ребята не выдержали серьёзного момента, стали хохотать и отличаться. Они кричали:
        — Газированное!
        — А потолок ещё чище!
        — Мяу-мяу!..
        Галя покраснела, как борщ, закричала в ответ:
        — Ужасно остроумно! Продолжайте, продолжайте!
        Но продолжать нечаянное безобразие не довелось. В этот миг выступила Надежда Петровна, воспитательница. Она как шагнула, как пристукнула по перилам рукой.
        — Вы где находитесь?  — спрашивает строго-строго.
        Вот так да — прямо гром среди ясного неба! Всем сразу почудилось, что дальше будет: «Встань в угол! Выйди из класса!» И все, конечно, притихли как мыши. Наверно, хорошо сообразили, где находятся.
        Не удивляйтесь, что про Надежду Петровну пока разговора не было. Это потому, что она ничем таким не отличалась и по виду была никакая, только взрослей Гали на много лет и спокойная. Она спокойно поправляла подушки в головах у ребят, когда спали, и подтыкала со всех сторон одеяла, а больше ничего. Но тут вдруг она сразу стала заметная, на учительницу похожая и вообще — охо-хо!..
        — Я не против смеха,  — говорит сурово.  — Смейтесь на здоровье, пожалуйста. Я не против шуток, уместных шуток, без чувства юмора прожить нельзя. Но ведь всему своё время. Без командиров, без плана октябрятской работы нам тоже не прожить. А дисциплина…
        И пошло-поехало! Воспитательница ещё много чего сказала про эти шутки, даже чересчур. Всё было ясно и понятно, всё в их же интересах, только народ почему-то не увлекался. Лишь Вася Пират с увлечением резал ножичком табуретку, на которой сидел. Остальные сидели молча и не шевелясь, как на полезном и скучном уроке.
        И тогда снова заговорила Галя:
        — Мы с Надеждой Петровной немного пригляделись к вам, наметили кандидатуры в актив группы. Хотите, назовём?
        — Хотим,  — лениво отозвались некоторые.
        — А хотите,  — спросила Галя,  — самостоятельно, без нашей подсказки провести выборы?
        На этот раз все закричали громко и бодро:
        — Давайте, давайте! Конечно, хотим!
        — В таком случае,  — сказала Галя,  — пусть каждая звёздочка уединится и обсудит. Через десять минут снова сюда.
        Она пробовала объяснить что-то ещё, но тем временем посыпались на веранде все табуретки и скамейки, и многие люди тоже. Ребята с грохотом убежали. Вторая звёздочка, например, спряталась в кустах за умывалкой. Всем не терпелось начать уединённые, самостоятельные выборы без взрослых. Не долго думая, они придумали голосовать сперва за одного товарища, потом за второго, третьего — за всех девятерых по очереди. Чтобы честно и без обиды. Чтобы каждому досталось побыть кандидатурой, раз на то пошло.
        И вот Миша Мороз стал заправлять голосованием.
        — Давайте за Бетховена,  — говорит.
        Поднялось восемь рук.
        — Теперь за Колобка, за Колю Смирнова то есть.
        Поднялось восемь рук.
        — Теперь голосуем за Пирата,  — говорит Миша и видит не восемь, а девять воздетых к небу ладошек, хотя этого быть не может.
        — Эй,  — возмутились все в один голос,  — за себя нельзя!
        — А почему?  — ответил на это Вася.  — Я ведь не против.
        Тут уж ребята закричали как зарезанные:
        — Мало ли! Быстрый какой! Спрячь свою руку, Пиратище хитрый!
        Нахальный Васин голос не сосчитали, конечно. И опять выборы пошли чин-чином и шли в том же духе до самого конца. Даже Вовика не хотели обидеть мальчишки. Даже за щупленького чудака поднялось по совести восемь рук. И тогда стало ясно, что дело не клеится.
        — Может, ещё раз попробовать?  — растерялись ребята.  — Может, на жребий кинуть или побороться на командира?
        Думали, гадали, спорили, а толку никакого, хоть лопни. В других звёздочках выборы продвигались не лучше. Между прочим, они вообще не продвигались, чтоб не соврать. Галя разыскала вторую звёздочку, спросила напрямик:
        — Ну как, мудрейшие?
        — Никак,  — ответили ей,  — погодите.
        — А если вам чуточку помочь?
        — Вообще-то, да, помогите.
        Без лишних слов Галя растолковала про настоящие выборы и всё такое прочее. Это, конечно, не так интересно, зато быстро и без хлопот. Галя предложила в командиры второй звёздочки Мишу Мороза, ребята проголосовали, и точка. Потом она побывала у других уединившихся людей, и вот — командиры готовы все до одного. Для мальчиков — Миша и Костя Быстров, он в первой звёздочке. Для девочек — Юля Цветкова, которая устроила в поезде пир, и Люда Набережная. Это у неё фамилия такая, а сама-то она ничего. Ну, а над всей октябрятской группой выбрали, слава богу, самого сильного и длинного парня — Ромку Давыдова. Правда, он был троечник, но летом это незаметно и даже не в счёт. Тут главное, чтобы человек активный оказался, с характером и про всякие мероприятия соображал.
        — Итак,  — сказала потом Галя опять же на веранде,  — теперь вы уже не полчище. Теперь вы — коллектив, маленькое государство! А любое государство имеет свои законы. Давайте подумаем сообща, по каким законам и правилам нам жить, чтобы не хуже других. У кого есть предложения? У тебя, Юля? Очень хорошо, мы слушаем.
        Тут снова пошли разговоры про дисциплину, стенгазету, уборку и тому подобное. Многие снова заскучали, но это, наверно, по своей вине. Потому что ещё многие выступали и принимали исторические решения очень даже охотно. Понятно, люди бывают разные… Только здесь вот о чём надо помнить, между прочим. Решить — одно, а выполнить решение — совсем другое дело. Ну да посмотрим, узнаем, не торопясь, как и что происходило в октябрятской группе «Ручеёк» после того заседания на веранде.

        Летняя арифметика

        Недалеко от лагеря на лоне природы была чудесная специальная поляна. Большая, ровная, как стадион, да ещё с мягкой травой, кустами, где прятаться, и другими растениями, чтобы их собирать для букетов или венков — кому что нравится. А кругом стоял перемешанный лес. А старшие ребята сюда не наскакивали. Так что лучшего места и придумать невозможно, если не считать озера, когда в нём разрешают купаться, конечно.
        Ну и вот. Октябрятская группа «Ручеёк» впервые отправилась на прогулку. Шли строем, звёздочка за звёздочкой, чинно-мирно, с командирами впереди. Но когда увидели эту чудесную специальную поляну, тут уж все побежали сломя голову, точно поляна тоже хотела убежать. И все носились, и кричали, и прыгали, и кувыркались по траве. И так с разбегу долго не могли остановиться хоть на миг. Но потом каждый занялся настоящим делом. Одни играли в прятки, другие в футбол, третьи просто изучали родную природу: что в ней растёт, кто летает, бродит и ползает. Интересно ведь!
        Только Вовик, странный человек, ничем не интересовался и ничего такого не совершал. Он как пришёл, так сразу лёг животом на поляну и — ни с места. Галя это заметила, подсела к нему и говорит:
        — Вовик, ты что не играешь, не веселишься?
        — Так,  — отвечает он.
        — Может, заболел?
        — Не,  — отвечает он.
        — Тогда займись чем-нибудь.
        — Я занимаюсь.
        — Ты посмотри вокруг,  — тормошит его Галя.  — Ты посмотри, какое солнышко! Зелени, цветов сколько!
        А Вовик и бровью не ведёт.
        — Зелень как зелень. Я в лагерь хочу. Лежим тут без толку.
        В это время Галю позвали девочки. У них там одна чего-то ревела. Галя быстро поднялась и пошла туда. А Вовик внезапно увидел стрекозу. Стрекоза была красивая-красивая! Вся разноцветная. Крылья синие-синие, синей моря или неба. Они блестели на солнце, переливались огоньками, светились, будто сами собой. И тельце у стрекозы будто из сине-зелёного железа, да ещё с золотом вперемешку. Ну, просто чудо, хотя и обыкновенное насекомое!
        — Вертолёт, вертолёт!  — закричал рядом с Вовиком Коля Смирнов, который Колобок по прозванию.
        Он тоже увидел стрекозу, и Максим увидел. Они стали за ней гоняться, она убегать. Она моталась туда-сюда, вверх-вниз, а то и просто повисала в воздухе, как на ниточке. Она трещала, стрекотала своим мотором, но под конец взвилась и пропала. Коля с Максимом сразу помчались за кем-то ещё. А Вовик всё лежал себе, лежал и не шевелился, точно памятник.
        Может, та, а может, другая стрекоза прилетела вдруг и, ничего не подозревая, опустилась, как на аэродром, прямо на голову Вовика. Он молча поймал стрекозу. Разглядел её, а после взял и молча оторвал крылышки. Представляете? Все четыре сверкающих крыла…
        Вера как увидела такое зверство, так чуть не расплакалась тут же, не отходя. Помните, девочка Вера с бантом на голове? Она ещё куклу с собой везла и с Юлей подружилась. Так вот, она подскочила к Вовику, затопала и — даром что слабенькая — как закричит:
        — Ты плохой! Ей ведь больно! Что наделал, бессовестный!
        — Не, не больно,  — Вовик отвечает.  — Крылья-то из целлофана.
        — А как она будет летать?
        — А для чего ей летать? Ей и не надо. С крыльями столько мороки. Не будет крыльев — и не захочет летать. Всегда так, я знаю.
        Ну, а Вера знать про это не желала. Она всё равно помчалась жаловаться Гале. Вовик вздохнул — он часто так вздыхал,  — потом встал и спрятался за кустами. Когда пришло время возвращаться домой, его нигде не нашли, только в лагере. Вовик сидел там на крыльце столовой и дожидался обеда. Вот ведь какой! Просто нет слов.
        Между прочим, он и за столом вёл себя всегда удивительно. Подъедал суп и второе подчистую, даже манную кашу. Просил добавки. Прятал в карманы разные куски. А однажды сам начальник поймал Вовика на дворе кухни вместе с доказательством. Доказательство лежало в полиэтиленовом мешке: всякая еда вперемешку.
        — Господи,  — ужаснулась тогда Галя.  — Неужели ты настолько голоден? Ну, подошёл бы, спросил у меня. Ты же всех нас позоришь!..
        Но это было позднее. А в тот день на поляне случилось ещё одно происшествие — хоть стой, хоть падай. Вот какое.
        Чтобы изготовить лук и стрелы, Вася Пират постарался и сломал целое дерево, лиственную рябину. Вообще-то, он не один ломал, Миша и Боря хорошо ему помогали. А когда помогли окончательно, вдруг подошла Надежда Петровна. Три знакомых человека, ясное дело, единодушно испугались, подумали: «Ну, теперь влетит!» Но они ошиблись и не угадали. Воспитательница тихо на них посмотрела и тихо сказала:
        — Перемножьте-ка тридцать на тридцать и ещё на три.
        Вася повернулся к Мише. Боря тоже повернулся к Мише, потому что он ведь не просто, а командир звена. Ну, а командиру куда поворачиваться, если по совести? Вот Миша и говорит нехотя:
        — Как перемножить, в уме?
        — Могу дать бумаги,  — говорит Надежда Петровна.
        — Ладно,  — бормочет Миша,  — не надо.  — А потом и говорит: — Двести семьдесят будет.
        — Нет, Мороз. Не двести семьдесят, а две тысячи семьсот. Приблизительно столько может загубить наш отряд за лето, если каждый станет ломать в день по деревцу. Довольно большая роща, правда?
        Воспитательница так сказала и бесшумно ушла. А ребята начали думать про деревья и цифры.
        Боря первый сообразил вслух:
        — Если две тысячи семьсот помножить на девять отрядов,  — будет порядочный лес. Ну и дела!..
        Миша продолжил:
        — А если помножить на все пионерские лагеря…
        — Да ну вас!  — крикнул Вася.  — Стрелы и лук нам тоже позарез. Главное, уже сломали, теперь чего.
        Но Миша его не дослушал.
        — А если помножить на всех людей и вообще на сто лет?
        — Жуть!  — сказал Боря.  — Давайте приставим как было. Ведь можно.
        И правда, деревцо не совсем оторвалось, только треснуло под углом и расщепилось. Его, конечно, можно было приставить и связать верёвочкой и закрепить на кол. Но где взять подходящий кол в лесу, когда лес нельзя трогать? Ведь не будешь ломать новое дерево для починки первого. Дырку дыркой не затыкают, в конце концов.
        В этот миг, как «на ловца и зверь бежит», показался Гриша из другой звёздочки. Он скакал на горячем боевом коне, ничего не предполагая. По-настоящему это была палка, а понарошку — конь. Гриша скакал, скакал, но тут его заметил Вася. И он закричал во всё пиратское горло:
        — Тысяча чертей! Мишка, лови его! Бетховен, окружай!
        Догнали ребята Гришу, вцепились в деревянного коня.
        — Слезай!  — приказывают без разговоров.
        — Мой!  — Гриша отвечает.  — Не слезу.
        Ребята кричат наперебой:
        — Тебе кататься, баловаться, а нам для пользы. Мы его в землю воткнём, больное дерево привяжем. Слезай!
        Тогда Гриша говорит:
        — Моего коня я в обиду не дам. Не дам втыкать в землю. Если вам надо, идите и берите вон в коридоре. Там всяких палок целый склад.
        И в самом деле, недалеко на просеке, которую Гриша назвал коридором, нашлась большая куча маленьких деревьев. Их кто-то срубил и собрал,  — наверно, лесник, для порядка в местности. Ребята быстро выбрали одно, изготовили подходящий кол и починили надломанную рябинку. Ну и лук и стрелы тоже сделали на славу, потому что материала было хоть отбавляй.
        — Главное, соображать надо!  — высказался под конец Вася.
        И правильно высказался. Соображать никогда не мешает.
        Лучше поздно, чем никогда…
        А летняя арифметика многим пришла на ум ещё раз в тот день. Когда вечером налетели комары и стали больно кусать и впиваться прямо в тело, вожатая Галя промолвила между прочим:
        — Знаете ли вы, что одна стрекоза уничтожает в сутки до ста комаров и мошек?
        Нет, ребята не знали. Но вот узнали и сразу посмотрели на Вовика и подумали: какой вредитель природы! Если бы он не оторвал крылья той стрекозе, возможно этот комар не зудел бы сейчас над ухом. Да и не только этот, а все сто, которые остались в живых. А если Вовик завтра опять натворит и каждый день будет обламывать крылья стрекозам, то к закрытию смены их получится в небе на две тысячи шестьсот штук больше. И ведь они не захотят разбираться, кто тут Вовик, а кто не виноват, начнут жалить всякого без пощады. Две тысячи шестьсот — это же целый рой! Две тысячи шестьсот — ничего себе удовольствие…
        — Эх, ты!  — сказали Вовику некоторые потом.
        А Вася Пират сказал:
        — Посчитал бы сперва. Соображать надо!

        Кто чем дышит

        Вечером, когда ребята легли спать и поэтому заснули, Надежда Петровна сказала вожатой:
        — Послушайте, Галочка. Не следует увлекаться отчётными мероприятиями хотя бы на первых порах. По-моему, для начала надо почувствовать, разузнать, кто чем дышит.
        — Да, я согласна,  — сказала Галя в ответ.
        — Обратите особое внимание,  — волновалась воспитательница,  — на Максима, Вовика, Васю…
        — Пирата?  — спросила Галя.
        — На Васю Груднева, Галочка! Груднева…
        — Ой, извините! Конечно. Сорвалось с языка.
        Надежда Петровна головой покачала.
        — Если у нас будет срываться, то что же тогда требовать от детей?
        — Так ведь не слышат,  — Галя возразила.
        — Ну, знаете…  — только и ответила Надежда Петровна.
        Тогда Галя покраснела, стала оправдываться разными словами, и дальше у них пошёл очень серьёзный разговор. Пе-да-го-гический разговор! Вожатым и воспитателям он просто необходим. Они передают друг другу свой опыт таким способом. Вот и Надежда Петровна передавала Гале, потому что Галя моложе.
        Просовещались они до глубокой ночи. А в результате на следующий день появился, как снег на голову, один маленький волшебный ящик. Он появился на отрядном стенде — фанерный и со щёлочкой в боку, чтобы туда письма совать.
        Рядом — объявление. А в объявлении чёрным по белому сказано:

        ДОРОГИЕ ОКТЯБРЯТА!
        ЭТОТ ЯЩИК НЕ ПРОСТОЙ. ОН ПОЧТИ ВОЛШЕБНЫЙ.
        ВАШИ ЖЕЛАНИЯ МОГУТ ИСПОЛНИТЬСЯ, ЕСЛИ СЮДА ОПУСТИТЬ ЗАПИСКУ.
        В НЕЙ НАДО УКАЗАТЬ:
        1. Чем вы хотите заниматься в лагере?
        2. Как нам жить интересней и веселей?
        3. Что вам не нравится, чего не хватает?
        А ниже, уже совсем большими буквами прибавлено:
        У КОГО ЕСТЬ РАЗУМНЫЕ МЫСЛИ — НЕ ПРОХОДИТЕ МИМО!
        У КОГО ИХ НЕТ — МОЖНО ПРОХОДИТЬ.

        И вместо подписи в самом конце:

        СОВЕТ ОКТЯБРЯТСКОЙ ГРУППЫ «РУЧЕЕК»

        Ну, как рассмотрели ребята это дело, так сразу бросились за принадлежностями, чтобы писать. Понятно. Кому охота проходить мимо, если другие не проходят? И вообще, полезно узнать, волшебный ящик или какой? Короче говоря, все люди без промедления начали строчить желательные записки и думать над ними в поте лица.
        Коля Смирнов и Боря Филатов встретились на веранде за одним столом. Сперва они отгораживались друг от друга, не давали заглянуть в свой листок. Правда, пока там ничего не было, но всё равно. А потом Боря сделал умный вид, спрашивает Колю:
        — Колобок, фамилию подписывать, не знаешь?
        — Галя сказала, кто как хочет,  — Коля говорит.
        — А у тебя есть разумные мысли?
        — Конечно. Сколько угодно.
        — У меня тоже есть,  — говорит Боря,  — только их сразу не вспомнить. А не знаешь, Колобок, можно заказать телевизор в палату?
        Коля подумал, подумал и отвечает:
        — Нет, нельзя.
        — Почему? Жалко, что ли?
        — Не жалко, а неразумно. Тебе — телевизор, другому — кинотеатр. Это в палату всё равно не полезет. Понял теперь?
        Боря сказал, что понял, посидел ещё минут десять и под конец всё-таки сочинил записку. Коля сочинил ещё раньше. В общем, все ребята написали на листочках свои пожелания и советы, опустили в ящик и стали ждать, что получится. Конечно, настоящего волшебства никто не ожидал, его теперь не бывает — известно после детского сада. Но игра игрой, а обмана тоже не должно быть. И значит, всё зависит от того, какие мысли в записках.
        Пришло время, Галя унесла ящик в свою комнату. Вместе с Надеждой Петровной они начали разбирать листочки и делать выводы, кто чем дышит. Оказалось — и смех и грех пополам, честное слово!
        — «Хочу белого медвежонка Тяпу,  — прочитала Галя вслух.  — Настоящий, чтобы живой. Марина Сушкова, четвёртая звёздочка».
        — «Интересно и весело, когда смеются,  — прочитала она ещё.  — Не нравится лук в супе. Давайте танцевать. Люда Набережная».
        Но это ещё ладно, куда ни шло. А попадались записки даже почудней и даже бесфамильные. Вот, например: «Хачу купаца». «Нехватат виласипет». «Карабль». «Ничего не знаю».
        Ну, что из всего подобного можно понять? И всё-таки Надежда Петровна с улыбкой сказала:
        — Урожай! Отличный урожай. Вдумайтесь, Галочка. Ведь в каждом письме — взгляды на жизнь, характер, склонность, степень развития…
        — Да,  — сказала и Галя,  — я согласна. Мы это учтём.
        Между прочим, не все письма подряд были потешные или странные. Многие ребята дали правильные советы воспитателям, как надо работать с детьми интересней и веселей. Многие напомнили, что им не хватает праздников, военной игры, полезного занятия. Коля Смирнов предложил завести ежа и зверей, чтобы за ними ухаживать. Маленькая Вера придумала устроить кукольную больницу. А Максим, например, написал, что хочет писать хорошие стихи. Это, конечно, здорово!
        Между тем через некоторое время Юля Цветкова встретила командира группы Ромку Давыдова. Без всякой подготовки она стала кричать, как ему не стыдно и всё такое прочее. Ромка слушал, слушал, стесняясь, но ничего не понял и, стесняясь, спросил:
        — Почему ты вопишь?
        — Сам знаешь!
        Ромка сказал:
        — Нисколько не знаю.
        А Юля ему:
        — Ещё и врёшь! На совет меня не позвал, а прикидываешься!
        Ну, это долгая история, как они друг друга разгадывали.
        А когда всё-таки разгадали и разговорились по-хорошему, тут и вышла странная штука. Даже потрясающая! Потому что оказалось: Ромка сам прозевал совет, где решали о волшебном ящике. Оказалось ещё, что никто из ребят ничего такого вообще не решал. Миша, Костя, Люда Набережная — все подтвердили удивительный факт. Тогда уж Юля сказала, не сомневаясь:
        — Если ни один из нас не был на совете, значит, совета вовсе не было. А почему? Потому что наш командир слабовольный человек и вдобавок растяпа.
        — Я не растяпа,  — обиделся Ромка.  — Это всё Галя. Она не предупредила, а я ни при чём.
        Тут Миша Мороз напомнил:
        — Говорила-то, будем жить самоуправством!..
        — Самоуправлением,  — поправила Юля.
        — Ну да, и я про это. А что получилось?
        Действительно: что?
        Стали ребята думать и гадать, спорить и совещаться. Очень серьёзно и строго совещались. Случай ведь был не простой. Опять за маленьких принимают! Опять совет командиров, что называется, для мебели — только подпевать! Вот потому Юля и предложила сгоряча:
        — Давайте напишем Гале бурный протест!
        — Погоди,  — испугалась Люда,  — лучше просто записку.
        — Ладно, записку,  — решили остальные,  — а в ней немножко протест. Только не бурный, а средний. Пускай Галя спохватится.
        Ну, что же. Сначала сочинили всё на словах, потом переписали на бумагу красивым Костиным почерком. И все по очереди проверили ошибки, чтобы не опозориться. После этого Ромка сказал:
        — Кто будет отдавать? Чур, не я!
        — Чур, не я!  — крикнула Люда Набережная.
        А Юля ничего не стала кричать, зато пробурчала:
        — И что за командир отряда? Совсем не мужчина, кажется…
        — Сама ты — женщина!  — рассердился Ромка.
        Но хватит. Мужчина, женщина — не о том разговор. Дело-то необычное! Никто из ребят ещё ни разу в жизни не вручал вожатой протестующее письмо. А такое письмо — это вам не поздравление на Восьмое марта. Вдруг Галя обозлится, не разобравшись? Вдруг ещё что-нибудь похуже? Как тут быть?
        — Я знаю,  — придумал наконец Миша.  — Я знаю, кто может передать!
        — Кто?  — с радостью крикнули все.
        — Васька Пират, вот кто.
        — А не побоится?  — спросила Юля.
        — Он ничего не боится,  — гордо ответил Миша за своего знакомого.  — Он ведь будет посланник, ему хоть бы что. Тем более, посланников и гонцов не трогают во всём мире.
        — Это верно,  — согласились ребята и стремглав побежали искать нужного человека.
        Нужный человек тем временем занимался пиратской деятельностью. Он ведь не знал, что его избрали посланником и гонцом, и поэтому привязал к дереву Борю Филатова крепкой верёвкой. Командиры увидели, закричали в один голос:
        — Не тронь Бетховена! Отпусти! Зачем издеваешься, противный!
        — Во-первых, это не Бетховен,  — смело ответил Вася,  — а мой пленный. Во-вторых, мы к вам не пристаём. В-третьих, вы к нам тоже не приставайте, потому что не понимаете, гром и молния!
        — Гром и молния!  — закричал вслед за ним пленный Боря.  — Сейчас меня прикончат, и всё в порядке. Отойдите, не мешайте мне мужественно погибать!
        Но командиры помешали. Они объяснили друзьям, что есть на свете дела поважнее. Когда Вася уразумел, что от него хотят, он сразу завопил в полном восторге:
        — Всё ясно! Чёрная метка! Давайте быстрей, и я отважно снесу!
        Ему дополнительно объяснили: мол, не шуточки, не игра — октябрятское поручение. На это Вася ответил, что понятно, взял пакет и убежал. Но сперва он заглянул на веранду и попросил Вовика изобразить на свёрнутой бумажке мёртвый череп и две кости. У Васи это не особенно получалось. Череп всегда был похож на свёклу с дырками, кости — на столовые ложки. Ну, а Вовик умел хорошо рисовать. И он, конечно, нарисовал страшную эмблему прямо как с натуры. Вася посмотрел, полюбовался всласть и сказал:
        — Вовик, ты — великий художник! Главное, такой красивый скелет я ни у кого никогда не видал. Пожалуй, я приму тебя в свою шайку.
        С этими словами он побежал дальше и разыскал Галю. Он отозвал её в сторонку, чтобы никто не подслушал,  — так велели командиры. Между прочим, они ещё велели говорить, что по заданию совета и тому подобное. Но Вася, не моргнув, взял да и ляпнул от себя:
        — Сэр! Отчаянные атаманы шлют вам это. Получите и трепещите! А я тут, вообще-то, ни при чём…
        Галя засмеялась, приняла пакет, хотела расспросить гонца, но его уже и след простыл. Тогда Галя развернула бумагу с нарисованным черепом. И только она глянула в неё, сразу не стала смеяться и даже расстроилась, пожалуй. Потом подошла к Надежде Петровне.
        — Хотите узнать ещё, кто чем дышит?  — спросила.
        Воспитательница, конечно, хотела, и Галя отдала записку командиров. Воспитательница прочитала её своими собственными удивлёнными глазами. Причём очень удивлёнными. Потому что там было:

        Нашей старшей вожатой Гале.
        Галя, так нечестно. Галя, мы критикуем и протестуем.
        Про ящик никто не знал. Зачем написала, что это мы?
        Галя, не решай всё за нас. Галя, не решай всё без нас.
        Для чего нас выбрали? Мы хотим принимать решения.
        Настоящий совет командиров
        октябрятской группы «Ручеёк».

        Надежда Петровна дошла до конца, но ничуть не расстроилась, не обиделась заодно с Галей. Наоборот, улыбнулась даже и сказала:
        — А что? Дети правы. Это нам с вами, Галочка, хороший урок. Кстати, у меня есть на сей счёт кое-какие соображения. Обсудим?
        — Давайте,  — сказала Галя задумчивым голосом.

        Таинственный парень

        Начнём с того, что фамилия Вовика — Тихомиров. С такой фамилией на свете надо жить тихо, мирно, согласитесь. Вовик и правда вёл себя, будто тихоня. Но, кроме того, он был странный человек.
        Ещё в Ленинграде, до лагеря, происходил медицинский осмотр здоровья. Все явились тогда с родителями или бабушками, а Вовик — с одним только братом. Брат, конечно, был старший, но не очень. И брат, конечно, засунул Вовика в кабинет, а сам спрятался, чтобы не разговаривать с доктором. Тут его и спросили, Тихомирова:
        — А где твоя мама?
        — Известно, на фабрике,  — ответил он.
        — Как же ты приехал?
        — Известно, на трамвае.
        — Совсем один?
        — Давайте про что-нибудь другое,  — сказал Вовик и вздохнул.
        Врачи посмотрели, какой он маленький, щуплый, на вид голодный.
        — На аппетит жалуешься?  — спросили.
        Он ответил, что да, жалуется.
        — Нет аппетита?
        — Есть.
        — Так почему же ты жалуешься?
        — Вот потому.
        — Почему?
        — У меня волчий аппетит,  — ответил Вовик, вздыхая.  — У меня в животе прорва, бабка говорит. Я ангиной болел. Я невоспитанный. И купаться я не умею. А на велосипеде умею, если кто-нибудь даст. Ещё про чего говорить? Спрашивайте, я не боюсь…
        Когда он ушёл, в кабинете остался персонал. А весь персонал заахал про Вовика, что трудный, интернатский, что семья у него неблагополучная. Никто из ребят, конечно, не слышал про это. Но всё равно, когда стали жить в лагере, Вовик никому не понравился.
        Во-первых, он сказал Коле Смирнову такую вещь:
        — Колобок, ты ни с кем не дружи. Со мной дружи, больше ни с кем.
        — Так нельзя,  — ответил на это Коля.  — Что ж получится?
        А Вовик сказал:
        — Хорошо получится. Нам хорошо, им не надо. Каждому не угодишь.
        Ту беседу услышала Юля Цветкова. Она сразу подняла гвалт:
        — Глядите, глядите, вы только послушайте! Знаете, он кто? Он отрицательный ин-ди-ви-ду-алист!..
        Ребята прямо рты поразевали. Вот сказанула! И может, правильно? Все задумались, начали разглядывать Вовика, как на сцене. А Вовик заревел, и ушёл, и спрятался в ящик с песком для пожара. Оттуда его вынула воспитательница. Они долго толковали про то, как надо жить в лагере, но Вовик, видно, не понял.
        Он ходил всегда молчаливый, будто замкнутый ключом. Ходил и протяжно вздыхал. А вообще он больше лежал, чем ходил. Даже в озере купаться не хотел. Где это видано — не хотел человек купаться!
        А ещё Вовик сказал Коле в один прекрасный день, что потерял его ножичек. Помните, в вагоне Коля давал на время? Так вот, на самом деле Вовик не потерял, а просто хотел зажилить. А потом он вообще никому ничего не сказал, но вдруг взял да пропал почти насовсем. Галя в тот день прямо не в своём уме бегала, и Надежда Петровна тоже. Все бегали не в своём уме, потому что чепе на весь лагерь. А вышло это вот каким образом.
        Отряд строился на прогулку, и Вовик захотел идти с Колей. Ну, а Коля как раз не захотел. Вовик подумал стать в пару с Максимом, но и тот был занят. Потом Вася, Миша, Боря — все оказались парные, и никто не звал Вовика к себе. Тогда его и не стало. А другие даже не заметили, как не стало Вовика, пошли своей дорогой.
        Когда все скрылись из виду, Вовик приплёлся к столовой и встретил там тётю Тоню. Она что-то выплеснула из ведра и заворковала:
        — Поди сюда, маленький! Поди, заморыш хорошенький! Морковку дать?
        — Не,  — сказал Вовик.
        — Кочерыжку?
        — Не,  — сказал Вовик,  — без толку. Вот хлеба и макарон…
        Тётя Тоня всплеснула руками, точно пингвиниха. Точно пингвиниха, она уковыляла на кухню. Потом вынесла Вовику еды на тарелке, отдала прямо в руки и при этом жалобно так спросила:
        — Сколько ж в тебе весу, птенчик мой?
        — Двести грамм,  — сказал Вовик,  — а килограмм забыл.
        — Ах ты господи!  — изумилась тётя Тоня.  — Всего-то?
        Сама она была такая, что старшие ребята звали ее тётя Тонна.
        Может, потому и жалела Вовика лучше других? И всё-таки стоять тут ей было некогда. С кухни крикнули, и она уплыла вперевалку на толстых ногах. В тот же миг Вовик выхватил из-под рубашки полиэтиленовый мешок и раз — всю еду в него. Через минуту он уже лез под забор, который вокруг лагеря. А ещё через минуту с трудом выбрался туда, где лагерь не в счёт и полная свобода без присмотра.
        «Интересно,  — подумал Вовик, оглядываясь на щель,  — это я так распузел или дырка стала узкая? Что-нибудь одно. Одно из двух. Надо посмотреть в зеркале». А пока он достал из-за пазухи мешочек и посмотрел, что получилось с едой, в каком она виде. Макароны, котлеты, хлеб — всё было перемешано после давки под забором. Но Вовик не загрустил, а странно сказал:
        — Ничего, сойдёт. Так даже лучше ему понравится…
        Кому? Вот новости!
        Однако больше Вовик ни слова не проронил, сунул мешок под рубашку, зашагал в глубину леса. Вокруг шумели высоченные сосны. Шумели, скрипели, размахивали ветками, будто руками. Голосили всевозможные птицы. Росли цветы и травы. Ещё много чего творилось вокруг, и никто не мешал Вовику всё это разглядывать.
        И вот очутился он на берегу водоёма. Скорее всего это была обыкновенная красивая лужа. Но Вовик звал её «моё Море», гордился, что открыл, как настоящий путешественник, а другие не ведают. «Если они проведают, от Моря ничего не останется»,  — думал Вовик. А возможно, он и не думал так, зато как-то так чувствовал. Он вздохнул. Но вздохнул не как всегда, а по-новому, для себя приятно. Он улыбнулся, кивнул головой, сказал:
        — Привет, Море! Сюда никто не приходил? Хорошо!..
        С этими словами сел на землю в кружевную тень и стал глядеть, глядеть, любоваться.
        В воду падало солнце, да так здорово, что больно глазам. Лежали на воде ленивые белые цветы. Вокруг них — широкие тарелки листьев. Даже издали казались листья холодными, гладкими, упругими — такие хорошо прикладывать к синяку, когда бывает… Ближе к берегу росли густой толпой травинки-трубочки с метёлками на голове. Ещё — жёсткая осока, которая пальцы режет, но очень зелёная. На том берегу стоял лес, тоже зелёный, но по-своему. И кусты темнели там — не понять даже, какой цвет. И светились рыжие стволы сосен. Вовик вспомнил, что всё это видел на картинке про девочку постарше: как она сидит на камушке у воды, и смотрит, и мечтает. Красивая картинка! А всё ж его Море лучше — оно живое, переменчивое…
        — Не люблю девчонок,  — внезапно сказал Вовик.  — Никого не люблю, только беленькую Верочку с бантом…
        Тут наскочил ветерок, погнал по воде морщины, крохотные волны. Солнце разлилось ещё шире и ярче, расплескалось зеркальными зайчиками. А водяные цветы будто поплыли, хотя, конечно, оставались на якорях своих корешков. «Эх, мне бы!  — подумал Вовик.  — Сесть в такой кораблик — и полным ходом!..»
        Ветер кончился, волнение на Море тоже. Вовик на четвереньках подобрался к самой воде, поглядел, как там глядит на него его худощавое отражение. Потом вздохнул, понюхал воду, запах был плохой. Потом он вдруг увидел стайку головастиков, похожих на запятые из учебника. Они прытко суетились, не знали, что им делать пока. Вовик вынул мешочек, накрошил в Море хлеба и макарон. Головастики, не разобравшись, не стали есть, глупые. И тогда Вовик снял с ноги сандалию, прицелился, подцепил вместе с водой одну хвостатую капельку. Головастик забегал по углам, задёргался быстро-быстро, и Вовик понял, что ему страшно в чужом месте.
        — Да не трону, не трону,  — сказал Вовик.  — Я только разглядеть.
        Потом он сказал:
        — Ты — Кит. Ты — Маленький Китенок, а я — Старый Китобой. Чего молчишь, бродяга? Или ты просто лягушкин сын?
        Тем временем вода вся вытекла, потому что обувь у Вовика была не очень-то. Лягушкин сын замер там, подсох на солнце, стал потихоньку умирать. Вовик испугался, что он умрёт совсем, и поскорей вытряхнул в Море. Всё! Вот и всё! Прощай, Маленький Китёнок!..
        Тут же Вовику что-то взбрело. Без всяких разговоров он взял да как засандалит сандалией по воде! Головастики бросились врассыпную. И тот самый бросился наутёк и зарылся в тину. Но Вовик заметил, что Китёнок благодарно махнул хвостиком напоследок.
        После всего этого Вовик положил свою обувку сушиться, сам лёг и начал смотреть на солнце через кожу, зажмурившись. Солнца он, конечно, не видел, зато веки сделались тонкие, чуткие, розовые, словно акварель на бумаге. Вовик заслонился рукой. Ему сразу показалось, что едет куда-то в хорошую даль заодно с берегом и лесом, со всей огромной землёй. И так это было чудесно!..
        Только вдруг стало Вовику не по себе. Что такое? В чём дело? Оглянулся он и видит: из кустов напролом лезет Страшный. И этот Страшный приближается — вот он, вот!.. Вовик хочет бежать, но никак. Вовик хочет кричать, но не слышно. И тогда он подпрыгивает сильно-сильно и — ура!  — летит, летит прямо по воздуху. Он даже не машет руками, просто раскинул их, так и парит над землёй, точно орёл в небе… А далеко внизу бегают маленькие человечки, отряд «Ручеёк». И все кричат: «Смотрите, смотрите, это же наш Тихомиров! Смотрите, а мы и не знали!..»
        Потом Вовик, конечно, проснулся. Море было в тени от сосен с того берега, и он подумал, что уже много часов. Но вставать всё равно не хотелось. И возвращаться в лагерь не хотелось. Вообще ничего не хотелось Вовику — и всё тут. «Сделаться птицей,  — размечтался он.  — Взять с собой только маму… И только Верочку… Больше никого!»
        Неожиданно Вовик подскочил, как на острой иголке.
        — Ой, что же я? Он-то ждёт меня, ждёт голодный…
        С этими словами быстро обулся, подобрал мешок и побежал. Побежал не куда-нибудь, а опять в неизвестном направлении в глубину леса.
        А в лагере тем временем происходила жуткая паника и суматоха. Вовик не явился на обед. Вовик не спал в тихий час. Вовика не было в отряде даже после тихого часа. Где он? Утонул? Или по-другому погиб? Или спрятался и теперь не может выбраться из неудобной лазейки?..
        — Вы не видели такого маленького, худенького, в брюках?  — спрашивала Галя всех подряд, чуть не плача.
        Октябрята тоже метались по лагерю, тоже спрашивали:
        — Вы не видели такого, на нас похожего, по фамилии Тихомиров?
        Но никто из старших ребят не видел. И другие вожатые и воспитатели тоже не знали ничего утешительного. Паника разрасталась. Она докатилась до начальника, и тогда он лично взялся за дело. Он послал людей из первого отряда разузнать в лесу. Второй отряд пошёл глядеть на озеро и кругом. Все остальные пионеры начали искать где попало на территории лагеря. Вот уж был переполох!..
        Когда Вовик тихо-мирно пролез обратно в дырку под забором и пошёл по дорожке, он очень удивился. В одном месте какие-то ребята отрывали доски от главной трибуны. В другом — разбрасывали поленницу кухонных дров. Кто-то возился под сценой летнего театра. А ещё дальше Вовик увидел двух парней из четвёртого отряда. Они заглядывали под широкий настил, который над канавой, и кричали туда:
        — Эй, как тебя! Вылезай!
        — Кто там?  — спросил Вовик, остановившись.
        — Да потерялся один, разве не знаешь,  — ответили ему.
        Вовик подумал, подумал и спросил опять:
        — Может, это я? Может, вы меня ищете?
        — Балда!  — сказали парни.  — Чего тебя искать, если тут стоишь? Иди-ка ты лучше в отряд, не мешай нам.
        Ну, Вовик и пошёл.
        И вот подошёл он к своей даче «Ручеёк» — и снова наткнулся на странный факт. Из-под веранды, весь в пыли и паутине, выползал Гриша из первой звёздочки. Он чихнул, как из пушки, и Вовик сказал:
        — Будь здоров! Чего ты делаешь?
        — Спасибо,  — сказал Гриша.  — Сам видишь, чихаю.
        — А под верандой?
        — Тебя ищу.
        — Так ведь меня там нету.
        — Теперь нету, а мог бы оказаться.
        — Зачем?
        — Откуда я знаю,  — сказал Гриша и снова чихнул.
        На этот шум, как из-под земли, взялась Юля Цветкова. Она охнула, проговорила потихоньку:
        — Ой, Вовичек! Миленький!..
        А потом схватила его за руку, стала кричать на весь мир:
        — Нашла, нашла! Я его нашла, Тихомирова!
        — Нет, это я нашёл!  — закричал Гриша.
        Тут со всех сторон подоспели другие октябрята. Они тоже начали голосить всякие соображения про Вовика. Кто удивлялся, кто восторгался, кто жалел его почём зря. Но вот примчалась Галя, и растолкала всех, и поймала Вовика за щёки. Сперва она долго глядела на него, потом вдруг поцеловала, а потом накапала прямо из глаз прямо ему на голову. После этого Галя засмеялась, повернула Вовика спиной и шлёпнула два раза.
        — Где же ты был?  — спросила, опомнившись.
        Вовик промолчал.
        — Тайна? У тебя есть тайна?  — затеребил Вася Пират.
        Вовик опять промолчал.
        — Ты не обижайся и ничего такого не думай,  — сказал Миша Мороз.  — Будешь ходить в паре со мной. Ладно?
        В тот же миг Вовик почему-то заплакал. Но сегодня никто над ним не смеялся за это. Все наперебой стали его успокаивать, говорить хорошие слова. За свою трудную жизнь Вовик ни разу, может быть, не слышал таких слов про себя.
        «Интересно,  — подумал Вовик сквозь слёзы,  — если я потеряюсь опять, они ещё крепче меня полюбят или как?»

        Взялись по-настоящему

        На другой прекрасный день Галя созвала совет группы, сказала без лишних слов:
        — Решайте, что делать с Тихомировым.
        Ромка Давыдов сказал:
        — А чего?
        — А ничего,  — ответила Галя.  — Неужели вы полагаете, что его проступок останется безнаказанным? Или мне самой наказать? Или передадим на усмотрение начальника лагеря?
        Командиры дружно промолчали. Уж очень было неожиданно — решать про наказание товарищу. А Галя тем временем продолжала:
        — Ну, так как же? Совет вы или не совет? Требовали самостоятельности — пожалуйста. Я буду рада, если вы сумеете пользоваться ею. А может, вы думаете, что самостоятельность бывает без ответственности?
        Переглянулись командиры и загрустили совсем. Каждый понимал, о чём идёт речь, и каждому стало боязно. Конечно, они хотели взяться за дело по-настоящему, чтобы октябрятская группа была по-настоящему и всерьёз. Только вот как взяться? С чего начать хотя бы про Вовика?
        Первой опомнилась Юля Цветкова.
        — Надо его разобрать,  — говорит.  — Пускай он придёт и расскажет, где был и что натворил, когда потерялся.
        Тут и остальные командиры подхватили:
        — Правда! Ага! Сперва разобрать, а потом решить. Ведь не наоборот же.
        — А по-моему,  — говорит Люда Набережная,  — вторая звёздочка тоже в ответе. На черепаху её!..
        Миша Мороз поднял было шум, что несправедливо. Но ему быстро доказали: мол, Вовик не сам по себе, а в коллективе. Раз коллектив проворонил и упустил, за это полагается «черепаха» по всем правилам.
        Между прочим, вторая звёздочка на черепаху не попадала ни разу. На экране соревнования были: ракета — за первое место, автомобиль — за второе и потом — просто пешеход на ногах. Так вот, Мишина звёздочка всё больше пешком ходила по экрану. А тут — на тебе! Кувырком и вниз, на самую последнюю черепаху. Обидно!
        И всё же Миша сказал под конец:
        — Ладно, согласен. Отвечать, так с музыкой! Всё равно достукаемся до ракеты, увидите. А сейчас я его притащу и будем разбирать.
        Он ушёл с таким видом, словно надумал разобрать Вовика на отдельные части. Он пришёл и привёл нарушителя с собой. Командиры уже освоились на совете, сидели и хмурили брови, как взрослые,  — Ромка Давыдов лучше всех. И они закидали Вовика взрослыми вопросами:
        — Как тебе не стыдно?
        — Ты знаешь, какой ты нарушитель?
        — Отдавай отчёт: где отсутствовал?
        — Плохой ты октябрёнок, коль на то пошло!
        Сначала Вовик — точно воды в рот набрал и пролить боится. Но потом он вдруг вздохнул, поднял голову и сказал:
        — Я совсем не октябрёнок…
        — Что?!
        Тут весь совет обомлел, и остолбенел, и растерялся не на шутку. Даже Галя вытаращила глаза.
        — Не может быть!  — говорит недоверчиво.
        А Вовик говорит:
        — Нет, может. Хоть бы что.
        — Но как это получилось?
        — Известно… Я в больнице лежал, а их принимали. Я из больницы вернулся, а они забыли.
        После этих слов Вовик опять вздохнул, да так, что командиры сразу ему поверили. И вспомнили заодно, что он не носит звёздочку на груди. Наверно, потому и нарушает, и вздыхает всю дорогу, и вечно есть хочет. Ещё бы! Все люди как люди, а он не октябрёнок. С ума сойти!
        — Ой, Вовичек!  — ужаснулась Юля.
        — Предатели!  — возмутился Миша.  — Дать бы им хорошенько!
        А Галя сказала:
        — Тихомиров, выйди, пожалуйста. Выйди на минутку, мы позовём.
        Вовик выскользнул за дверь, как робкая серая мышка. Он был такой жалкий, такой очень маленький и в потрёпанных брюках… Командиры просто не знали, что и думать теперь. И все повернулись к вожатой: как она? А Галя — никак. Сидит — и ни слова. Даёт ребятам самостоятельность.
        Тогда Ромка Давыдов и говорит по старшинству:
        — Значит, примем Вовика, раз такое дело…
        — Но ведь он нарушитель,  — возражает Люда Набережная.
        — Подумаешь,  — говорит на это Миша,  — у нас любых принимали. Даже двоечников. Даже без разбора. А один тряпкой попал в учительницу, его тоже приняли.
        — И у нас,  — говорит Костя, который командир первой звёздочки.
        — И у нас,  — подтверждает Ромка, потому что сам был троечником всю зиму.
        Но Люда Набережная всё равно спорит:
        — Вот и неправильно. Надо заслужить. В пионеры принимают лучших. В комсомольцы принимают лучших. А у нас что? Мой папа сказал, что у нас «вали комар да муха»…
        Тут уж Галя вмешалась, в самый раз. Ведь ребята про такие вещи решать пока не умели. Правда, Галя тоже не могла сообразить в один присест, как быть с Вовиком. Сделать его октябрёнком она вроде бы не имела права. Но и бросить человека в опасности тем паче нельзя. А что можно? Посовещаться со старшей пионервожатой? С начальником? Но пока суд да дело, Вовику-то не легче. А Галя очень хотела покрепче вставить его в коллектив, чтобы не вздыхал, не терялся из виду, чтобы не грустил без друзей и вообще…
        Обо всём этом она напомнила командирам, а потом и говорит:
        — Предлагаю вот что. Дать Вовику возможность проявить себя с хорошей стороны. Если он признается, где был, и попросит прощения, будем считать его кандидатом. Испытательный срок — одна неделя. Выговор перед строем всё равно придётся объявить. Ну, а дальше всё зависит от него самого. Но и от вас тоже, учтите. В ответе за Вовика не только вторая звёздочка, но и вся группа. Понимаете?
        Командиры, конечно, понимали, так и сказали, что понимают. Потом Вовика опять запустили на совет. И тут началось самое трудное: чтобы он честно, благородно заговорил.
        Ромка Давыдов спросил, как задумали:
        — Тихомиров, рассказывай открыто: куда вчера подевался?
        Вовик промолчал.
        — Ты хочешь быть октябрёнком?
        Вовик опять промолчал, но зато встрепенулся глазами, стал удивлённо рассматривать всех.
        — Значит, не хочешь,  — сказал Ромка.
        — Врёшь,  — сказал Вовик,  — хочу!
        — Очень?
        — Очень!
        — А правила знаешь?
        — Знаю.
        — Повтори четвёртое,  — велел Ромка.
        И Вовик мгновенно ответил наизусть:
        — «Октябрята — правдивые и смелые, ловкие и умелые ребята!»
        — Во!  — сказал Ромка.  — Правдивые. А ты?
        — А я?
        — А ты не говоришь правду,  — объяснил Ромка дальше.  — Выходит, не правдивый. К тому же трусишь сказать правду. Выходит, не смелый…
        Тут Вовик ни с того ни с сего взял да и ляпнул:
        — А сам! В умывалке стекло кто разбил?
        Вот тебе раз! Ещё не легче… Ему надо отвечать, соглашаться, помалкивать, а он куда полез, этот Тихомиров? И ведь глазом не моргнул — настоящую заваруху на совете устроил. А когда всё улеглось и Ромка признался, потом извинился, Вовик опять свои фокусы не бросил.
        Ему говорят:
        — Давай по-честному, по-октябрятски. Обещай, что больше не будешь.
        А он в ответ:
        — Чего?
        — Делать плохие поступки.
        — Я и не делал.
        — Из лагеря убежал?  — ему говорят.
        — Ну и что такого?
        — Где был?
        — Нигде…
        — Октябрёнком стать хочешь?
        — Да отстаньте вы! Чего дразнитесь без толку?
        Вот ведь упрямый! Сам чуть не плачет, а всё петушится. Даже Мишу, своего командира, не слушает нипочём. Нет, если б не Галя, наломали бы дров ребята. То есть не поняли бы друг друга, поссорились бы вконец. Но для того и вожатая, между прочим. Она попросила слова и первым делом задала Вовику хитрый вопрос:
        — Неужто поступок твой настолько плох, что нельзя признаться?
        Вовик немного присмирел, ответил:
        — И нет. И не плох.
        — Так почему не сказать правду?
        — Потому. Смеяться будете.
        Тут Галя и все командиры дали крепкое обещание, что не будут. Вовик сперва им не верил, но потом всё же поверил, минут через пять. А может, он устал спорить и упрямиться. В общем, под конец он сказал:
        — Ну, как хотите. Я к Дружку бегал, вот и всё…
        — А кто твой дружок?  — спросила Галя.
        — Он — козлик. Он голодный был.
        — Понимаю,  — сказала Галя, ничего не поняв,  — Козлик. А как его по-нормальному зовут? По фамилии?
        Вовик захлопал ресницами и вдруг засмеялся.
        — Да вы что? Вот придумали, ха-ха! Откуда у него фамилия? Он просто козлик, молодая коза, настоящая. Он за верёвочку привязан. Там на поляне, где чужой дом. Он скучал и мекал. Я его накормил. Он теперь меня любит. Я правду говорю!
        Ну что же. Наконец-то всё неясное прояснилось. Командиры задали Вовику ещё сколько-то вопросов про дырку в заборе, про мешок с едой и тому подобные мелочи. И никто не думал потешаться при этом. Даже, наоборот, у всех на душе невесело стало… И всякие мысли полезли в голову, а какие — толком не разберёшь…
        Потом Вовика отпустили подобру-поздорову, и Галя сказала:
        — Так. Совет продолжает свою работу. Кто желает выступить по поводу Тихомирова? Костя, ты?
        Честно говоря, Костя Быстров выступать не собирался. Но ведь записку-то Гале заодно с другими командирами он писал? А раз назвался самостоятельным груздем, куда теперь денешься? И Костя начал с большой натугой,  — как невыученный урок:
        — Я считаю, что я думаю… Я думаю, что я считаю…
        — Ты попроще, попроще,  — посоветовала Галя.  — Здесь не следует подражать взрослым докладчикам, это ни к чему. Вы — ребята. Ваши мысли и должны быть ребячьими. Ну, смелее давай. От души.
        Теперь Костя думал недолго.
        — Мне Вовика жаль,  — сказал от души и попроще.
        — Так. А дальше?  — спросила Галя.
        — Я бы его простил на первый раз.
        — Всё?
        — Всё.
        Галя хмыкнула, но так, чтоб командиры не заметили простым глазом. Потом она стала терпеливо объяснять:
        — Вы — руководители звёздочек, люди ответственные, понимаете? Вы обязаны научиться убедительно говорить. Не пугайтесь, если первый блин получится комом. Пробуйте, пробуйте и прислушивайтесь к себе. Ведь просто — не значит упрощённо. Быть добреньким легко, делать добро трудней. Тут нужна сознательность, а не только сочувствие. Я рада, что вам жаль Вовика. Но что даст ваша жалость ему самому? Думайте, ребята, взвешивайте свои слова. Ведь решение ваше должно быть мудрым, справедливым и воспитательным. Надо не приголубить Вовика Тихомирова, а помочь.
        Галя ещё много чего втолковала командирам про их октябрятский долг, строгую честность и требовательность друг к другу. Все понимали: вот так и надо, если без дураков. И все постепенно разговорились, причём взвешенными, ответственными словами. Юлю Цветкову пришлось даже удерживать — до того разохотилась. По ходу дела единогласно решили, как быть с Вовиком. Потом горячо переключились на другие заботы, их скопилось невпроворот. И подготовка к военной игре. И борьба за чистоту в спальнях. И редколлегия — до сих пор не выпустили ни «Молнии», ни «Гвоздя». Кстати, «Гвоздь» — это позорный листок про нарушителей, похожих на Вовика. Ну, а «Молния» — всякий знает про что.
        — А ещё,  — кричала ко всему прочему Юля Цветкова,  — надо собрать дежурную комиссию! Выдвинуть из простых октябрят! Пускай они, а не мы и не Галя присуждают вымпел и места на экране соревнования…
        — А ещё,  — перекрикивал Юлю Ромка Давыдов,  — надо прижать Ваську Пирата! Слушайте, слушайте, я про Ваську сознательно выступаю! Ну, обсудим же Ваську, или я его просто побью!..
        Да, это был настоящий совет командиров, хотя и громкий немножко. А главное, с того дня все его решения по-настоящему пошли в ход. Например, вечером Вовику Тихомирову объявили выговор на линейке и назначили испытательный срок. Вторая звёздочка, между прочим, тут же взяла его на поруки. То есть все восемь человек поручились отвечать за Вовика своей головой. Ну, а другие дела — они тоже стали получаться не худо, потому что в отряде «Ручеёк» стал дружный актив. Какие дела? Скоро узнаете. Вот хотя бы о схватке с Коровиным для начала.

        Ай-яй-яй, какой Коровин!

        Однажды все были на прогулке. А когда пришли домой, увидели безобразие. Просто удивительное безобразие. Форменное! Пока ребята гуляли, кто-то взял да испортил территорию. Распахал землю около забора, накидал комков, бросил посреди дороги пожарную лопату. Что было делать? Галя сказала, что делать нечего, надо навести порядок самим. Ребята навели, конечно. Отнесли лопату на красный щит, заровняли раскопанное место.
        А это местечко, надо сказать, было особое, не как везде. Там не росла трава и кусты не росли. Там вообще ничего не росло, но почва была очень заманчивая. Кому что, а червяки любили такую почву без памяти. Они там водились невпроворот. Все это знали, и все поняли, что ковырял территорию какой-то ужасный рыболов. Но вот какой?
        И вдруг он пришёл на другой же день. Коля Смирнов первый увидел его и закричал своим:
        — Глядите, Коровин из второго отряда! Опять безобразие затевает!
        Поблизости были Максим и Миша Мороз. Они вместе с Колей окружили нарушителя, кричат ему:
        — Не копай здесь! Уходи отсюда! Наша территория, не разрешаем!
        Коровин глазом не моргнул,  — отвечает нахально:
        — Буду я спрашивать! Земля государственная, а не ваша. Черви тоже…
        — Тогда убирай за собой!  — кричат ребята.  — Не ломай образцовую чистоту! Мы тебе не прислуга!
        А Коровин ещё нахальней:
        — Дуйте-ка прочь, малявки! Всех червей распугаете. Вон уже два сбежали от вашего гвалта. А ну!..
        С этими словами он стал подхватывать землю лопатой и прицельно швырять прямо в малышей. Сначала они храбро держались под обстрелом, но после всё-таки убежали за подмогой. Когда набралось человек пять или семь, то все отправились обратно к забору. И что же? На червячковом месте был беспорядок, а Коровина уже не было в помине. Пришлось ребятам опять заняться уборкой, хотя не виноваты. А кому это приятно?
        — Знаете,  — сказал погодя Миша,  — надо проучить Рыболова.
        — А как?  — спросили его.
        — Обыкновенно!  — крикнул Вася.  — Вздёрнуть на рею!
        — Выкопать волчью яму!  — крикнул Максим.
        Тут подошла Галя, всё узнала, поняла и сразу предложила ребятам один способ, как действовать. Он был такой удивительный и простой, что многие не поверили, будто Коровина прошибёт. И всё же решили попробовать на живом примере. Может, и правда?..
        Дня через два появился возле «Ручейка» нахальный рыболов. Не успел он копнуть лопатой и раза, вдруг подлетает Вася Пират, говорит вежливо:
        — Уважаемый сэр! Сэр, мотайте отсюда, пока не поздно!..
        Коровин говорит:
        — Брысь, малёк! Мотай сам, пока не посадил к червям в банку.
        — Гром и молния!  — говорит на это Вася. А потом как закричит: — Свистать всех наверх! Эй, эй, Рыболов на горизонте!
        И тогда со всех сторон стали сбегаться люди. Они не нападали, не спорили с рыболовом. Они благоразумно построились в ряд, а затем грянули хором, точно речёвку на линейке:
        — Ай-яй-яй, какой Коровин!
        И опять:
        — Ай-яй-яй, какой Коровин!
        Потом ещё и ещё раз, всё громче, всё дружнее. На шум, как на мёд, мчались опоздавшие. Они подхватывали клич, смеялись, прыгали от восторга. Миша Мороз дирижировал этой дразнилкой не хуже, чем в театре.
        — Ай-яй-яй, какой Коровин!
        Сперва-то рыболов думал не обращать внимания — пускай надрываются, надоест. Но малыши не надорвались, не устали, голосили и дальше на весь лагерь. В конце концов Коровин понял, что они готовы кричать так хоть целый день без обеда. И без ужина. Только кино могло его спасти, но будет оно через неделю. Поэтому Коровин закричал сам:
        — Ну хватит, хватит! Чего надо?
        Миша поднял руку. Все мгновенно умолкли. Правда, ребята продолжали хихикать, однако уже без слов. А Миша сказал вполне серьёзно:
        — Слушай, Коровин, ультиматум! Внимание, внимание! Хочешь копать червяков,  — проси разрешения. Это раз. Хочешь копать червяков,  — убирай мусор сам. Это два. И вообще, ты должен извиниться, что грязью в нас кидал. Это будет три. Соглашаешься?
        Пока он говорил, Коровин что-то строил из пальцев. Миша кончил говорить, а он взял и выставил ребятам четыре фигуры. Ну, вы догадываетесь какие… Сказать при этом он ничего не успел.
        — Ай-яй-яй, какой Коровин!  — ударило как из пушки.
        Он попытался перекричать, но — куда там! Он попробовал копать лопатой, но — где уж! Возможно, он хотел стукнуть кого-нибудь, только не решился. На веранде дачи стояла Галя, наблюдала происшествие. Коровин плюнул с досады и убежал как ошпаренный.
        И это было ещё не всё. На этом дело не кончилось, раз уж так началось. Коровин даже не подозревал, с кем связался на свою голову. Вместе со вторым отрядом он шагал на обед, ни о чём таком не думал. Вдруг навстречу малыши из столовой. Увидели противника — и сразу в один голос:
        — Ай-яй-яй, какой Коровин!
        — Чего это они?  — спрашивают Коровина большие ребята.
        Он не отвечает, стыдно признаться.
        — Чего это вы?  — спрашивают малышей.
        Те тоже молчат — делают тайну, чтоб интересней. Они ничего никому не объясняют, а сами знай орут свою кричалку. Орут да орут. И ещё хохочут. И пальцами показывают на Коровина. А ему — позор да и только!..
        С этого часа пошла у Коровина вся жизнь кувырком. Сунется на футбольное поле, а с трибуны: «Ай-яй-яй!» Бежит умываться — из кустов: «Ай-яй-яй!» Гуляет возле своей дачи — и тут: «Ай-яй-яй, какой Коровин!» И уже весь лагерь интересуется: кто это, чего натворил? И большие девочки хоть не в курсе, а тоже распевают про Коровина, едва повстречаются с ним. Говорили, будто и ночной сторож, обходя территорию, мурлыкал тихонько при луне:
        Ай-яй-яй, какой Коровин!
        Ай-яй-яй, такой-сякой!..

        Задумался прижатый рыболов, как ему существовать дальше. Думал он, думал, ничего не придумал, разыскал вожатую в момент перед сном.
        — Галя!  — взмолился.  — Галечка, уйми своих малявок, пожалуйста! А то я за себя не ручаюсь. Я их перебью!..
        Галя засмеялась, потому что это — несерьёзно.
        — Другого выхода ты не видишь, Коровин?  — спрашивает.
        — Да не буду я больше копать ваше червивое место,  — уверяет он.
        — А другого выхода ты не видишь?  — спрашивает Галя ещё раз.
        — Извиняться, что ли?
        — Почему бы и нет?
        — Выходит, я струсил? Твоих птенцов испугался?
        — Давай считать, что ты осознал ошибку.
        — Осознал? А они поверят? Вдруг начнут дразнить, что я…
        Галя перебила, успокоила Коровина:
        — Не волнуйся, уладим. Можно сделать так…
        И она подсказала, как надо поступить, чтобы всё было хорошо.
        Утром после зарядки один мальчик принёс в отряд малышей письмо. Это было не простое письмо. На конверте стояли слова: «Мише Морозу и другим. Секретный пакет». Вот это да — секретный! У Миши прямо руки задрожали, он в жизни таких не получал. Но он собрался с духом, распечатал конверт, вынул листок бумаги. И он прочитал всем, кто другие, вот что:
        — «Я, Вадим Коровин, предлагаю заключить мир. Присылайте, когда позавтракаем, своих представителей подписать безоговорочный договор о мире. Приходите на лужайку в кустах за умывалкой. Я за всё извиняюсь. Даже письменно. Ура! Вадим Коровин, второй отряд. Я тоже приду».
        Конечно, в записке было не всё гладко по грамоте. Видать, волновался человек, когда писал. Но Миша читал вслух, так что незаметно. Да и не в этом дело, если разобраться. Главное — такой документ!
        — Ура!  — закричали ребята.
        — Победа! Ага!  — закричали.
        — Наша взяла! Испугался Рыболов! Сдаётся, сдаётся!
        Все запрыгали, как мячики, едва не пустились в пляс без музыки. Но тут вожатая Галя всех удивила, потому что удивилась сама. Она спросила Мишу как-то странно:
        — Разве там сказано «сдаюсь»? Я не расслышала. Прочти это место.
        Миша поглядел в записку ещё раз. И на обороте тоже поглядел. Он очень внимательно изучил секретный пакет, а потом сказал, что нет, слова «сдаюсь» почему-то нету.
        — Да какая разница!  — крикнул Максим.  — Он первый мира просит. Он даже извиняется письменно. Трус!
        — Не просит, а предлагает,  — поправила Галя.  — Если в шашках или шахматах кто-то предлагает ничью, это не значит, что он проиграл. А если кто-то, наступив на ногу другому, извиняется, это не значит, что он трус. Подумай, Максим.
        Максим подумал и ничего не сказал. Остальные тоже подумали и согласились с Галей. Ведь ясно же, Коровин мог бы вредить без конца. Ясно, мог бы взять подкрепление и вырыть такую яму — дна не достанешь! Но он не захотел враждовать. Он просто захотел мириться. И Галя, конечно, посоветовала ребятам:
        — Надо подписать договор.
        — А кто будет подписывать?  — спросили её.
        — Это уж ваше дело. У вас есть актив, пускай назначит трёх представителей. А сейчас на завтрак. Стройся, стройся!
        После завтрака совет командиров выбрал для переговоров Ромку Давыдова, Мишу Мороза и Васю Груднева. А потом возник спор, как надо выглядеть парламентёрам, чтобы «на уровне». Вася кричал:
        — Отважно и грозно! Мне, например, чёрную повязку на правый глаз!
        — Давай на левый,  — хихикали девочки.  — Или на два сразу, тогда уж не ошибёшься!..
        — Что вы понимаете!  — сердился Вася.  — Домашние хозяйки! Вы хоть раз бывали, куда мы идём?
        В кустах за умывалкой Вася бывал не однажды, а на переговоры сам шёл впервые. Но сгоряча он этого не помнил, всё доказывал:
        — Пистолет! Кинжал за поясом!
        — Нет,  — возражали даже мальчишки,  — парламентёры такие не встречаются. Возьмём простой белый флаг, и хватит.
        Короче, Васе Пирату не дали завязывать глаз и вооружаться. Но он не вытерпел, всё же схитрил немножко. А потом сборы кончились, представители сделались очень строгими и пошли куда надо.
        Когда они пришли, на лужайке давно сидел Коровин — представлял себя. Вот уж кто был совсем не на уровне! Он даже не поднялся навстречу делегации. А переговорные слова сказал так:
        — Привет, мальки! Записку читали? Поняли? Ну, порядок.
        И всё. И больше ничего! Ребята посмотрели друг на друга и замялись, не зная, как отвечать. Потом Ромка всё-таки возмутился.
        — Это не по правилам,  — говорит.  — Ты что, Коровин?
        — А что?  — говорит Коровин.  — Какие правила?
        — Надо торжественно. Хоть познакомиться для начала…
        — Так мы знакомы.
        — Тогда хоть речь. Выступить…
        — Я уже выступил. А вот — договор. Подпишем — и квиты.
        Тут Коровин достал из-за пазухи бумагу, протянул Ромке.
        Ромка её растерянно взял. И тогда уж возмутился Вася Пират.
        — Главное, у меня кольт припрятан!  — кричит в обиде.  — Главное, ты сидишь, разиня, а у меня кольт!
        С этими словами он задирает майку, выхватывает пистолет, потрясает перед носом у Коровина. А тому — хоть бы что.
        — Сам сделал?  — говорит спокойно.  — Молодец! Да ты садись, садись. И вы садитесь, ребята, чего там. Ведь не игру затеваем, а настоящее соглашение. Может, вам не понравится? Давайте по существу.
        Глядят мальчишки на Коровина, а он какой-то не такой. Не дразнит, не смеётся, нос не задирает. Просто невероятно! И хоть невероятно, зато очень здорово. Большой парень из второго отряда с ними на равных. Ромка Давыдов всё это прочувствовал и говорит:
        — Правда, сядем, а? Бери, Мишка, договор. Бери и читай.
        И вот они опустились на траву рядом с Коровиным. Миша развернул согнутый пополам листок и начал:
        — Мы, ниже-подне… подпе…
        — Дай-ка,  — потянулся Коровин. Он схватил своё сочинение и прочитал сам: — Нижеподписавшиеся, понял? Заключили мир на все три смены в лагере, понял? Обязуемся и гарантируем друг другу жить не мешать, не кричать «ай-яй-яй» и всякое такое. А ещё не вторгаться на чужую территорию и не копать землю никогда, во веки веков. Годится?
        — Что ж, годится,  — сказал Ромка.
        — Ладно, годится!  — закричал Вася.  — Теперь надо поставить фамилии. Главное, кровью! Спорим, я могу!
        Коровин захохотал. То сидел серьёзный, настороженный, но вот снова развеселился, как от щекотки. Потом вынул авторучку. Она была трёхцветная, и потому Вася сказал:
        — Давай по крайней мере красным распишемся.
        — Давай,  — согласился Коровин,  — что с тобой делать. Пиши.
        Тогда все поставили свои фамилии в договоре, и встреча «на высшем уровне» благополучно закончилась.
        — Всё?  — удивился Миша.  — Так быстро?
        А Ромка сказал:
        — Ты, Коровин, теперь ходи к нам, ходи. Нам червяков не жалко. И землю не жалко. Хочешь, мы даже сами накопаем.
        — Спасибо, мальки,  — весело ответил рыболов.  — Только я уже другое местечко подыскал.
        — Значит, не дружишь с нами?  — надулся Миша.
        — Почему? Дружу ещё как! С вами лучше дружить, чем воевать. А в знак добрых отношений я притащу вам рыбёшек для аквариума. Маленьких я, конечно, выброшу — куда вам. А больших рыб — в баночку из-под майонеза. Так и принесу. Годится?

        Пират неукротимый

        Был во второй звёздочке кроме Вовика Тихомирова ещё один парень, который доставлял Гале тысячу хлопот. Да и не только ей, а всем подряд, кто попадётся. Идёт, скажем, простой человек по делу сквозь кусты и деревья. Идёт себе, никого не волнует, ни о чём не подозревает. И вдруг — бах!.. Кувырком через верёвку в траве. Или — стрела ему в бок. Или — петля на шею. А вслед за тем, откуда ни возьмись, вылетает полная банда, крутит человеку его собственные руки, вопит свирепыми голосами:
        — Сдавайся, сдавайся! Смерть или кошелёк!
        Кто посмелее, тот, конечно, обороняется, но недолго. Ведь налётчиков четыре штуки, а он один. Кто робчее, у того душа убегает, конечно, в пятки. И пока он разглядит и узнает шайку, пока душа на место вернётся, человека уже к дереву привяжут. А тогда пиратский атаман Вася начинает пиратские разговоры.
        — Попался! Гони кошель, старый мошенник!
        Человек разумно объясняет, что никакого кошелька у него нету, дома остался, в Ленинграде, да и то без копеечки денег. Но Вася не желает слушать, кричит пуще прежнего:
        — Гром и молния! Меня не проведёшь. Где сто тысяч дублонов?
        — Какие ещё дублоны? Откуда я знаю?  — возражает ему пленник.
        — Тогда отдавай карту!  — требует Вася.  — Нам, главное, карту, а сокровища мы сами найдём. Обыщите презренного!
        А чего его обыскивать? Если на то пошло, у презренного и карманов-то нету. Трусы да майка на всём теле. Но пиратская команда будто не видит положения. Ощупывают. Заглядывают в рот. Стараются. Ясно, что ничего нигде не находят. Поэтому Вася грозно кричит:
        — Ах так! Значит, он проглотил и в уме держит! Казнить и пытать его, тысяча чертей!..
        — Я не играю!  — кричит пленник.  — Я Гале пожалуюсь!
        Однако такие отговорки не действуют на шайку. Пираты размахивают оружием, грозят по-всякому, а потом бросают жертву на съедение лютым муравьям. При этом ещё и орут кровожадно:
        — Один скелет останется! Голый скелет, ха-ха! И бутылка рому!..
        Впрочем, всё это, конечно, понарошку. На самом деле казнят человека единственным случайным муравьём. Только ведь и так — разве удовольствие? Муравей блуждает по плечам, забирается под майку, а что у него на уме? Вдруг укусит с перепугу, очень просто…
        В этот напряжённый момент разные пленники ведут себя по-разному. Одни по-хорошему пробуют хныкать, потому что страшно. Другие упорно ругаются и кричат, что пираты — дураки, им за всё придётся отвечать. А однажды попался в плен Коля Смирнов — и вдруг среди пытки стал хохотать во всё горло.
        — Ты чего?  — изумился Вася.  — Ты моли о пощаде или кричи проклятия. Кто же смеётся перед ужасной гибелью, чудак?
        Но Коля настойчиво заливался:
        — Ой, ха-ха-ха! Ой, не могу! Скиньте его… муравья… под лопаткой…
        — Для того и казнь,  — сурово сказали пираты.
        — Так ведь щекотно!  — Коля в ответ.  — Снимите, а то вырвусь, ха-ха-ха!
        Ну, понятно, его сразу прогнали из плена и больше уж не захватывали никогда. Кому нужна такая щекотливая жертва? Зато всем другим от Васиной команды просто не было свободного прохода. Галя уже не раз делала пиратам внушение, но толку не получалось. А хуже всего, что Вася и три его единомышленника постоянно вращались в стороне от коллектива. Причём всё больше у забора в кустах и дебрях, где их тайный штаб. Там Вася всегда садился на ящик из-под картошки и отрицательно влиял на товарищей.
        Во-первых, он рассказывал всякие враки про убийства и трупы, грабежи и привидения. Во-вторых, делал ребятам испытание силы воли: кто дольше вытерпит солнечный ожог через увеличительное стекло. В-третьих, он учил петь хулиганские песни: «Из-за девичьих пепельных кос с оборванцем подрался матрос…» А в-четвёртых, Вася твердил, что в отряде скучно, детские забавы, плохие командиры и тому подобное.
        Иной раз кто-нибудь из пиратов говорил:
        — Вась, а сегодня-то у них викторина…
        — Балда!  — ругался он в ответ.  — Я тебе кто? Я — атаман, гроза морей и океанов! А Викторина каждый день. Влюбился, что ли?
        — Так ведь не та Викторина. Не из третьей звёздочки, атаман. Игра викторина, а не девчонка.
        — Всё равно,  — шумел Вася,  — знаем такую чепуху! Это — когда вожатая задаёт разные вопросы, на которые никто не может ответить. Собачий интерес! И главное, ты что, на рею захотел? Изменяешь клятве, предатель?
        После таких слов любой рядовой пират сразу умолкал и стыдился. Потому что нарушить клятву — хуже нет! А в ней кроме всего прочего было записано и подписано собственной кровью из пальца, что никто не смеет отделяться от шайки. Куда же денешься?
        В команде у Васи, между прочим, состояли трое. Боря Филатов назывался Кровавая Рука, хотя и Бетховен. Слава Петров был у них Чёрная Смерть. Радик Степанов — Головорез. Представляете, такой чудный букетик ужасов!.. А бродили они по лагерю и на прогулке всегда со стрелами, кинжалами, пистолетами. Даже на ночь клали под подушку какое-нибудь оружие.
        — Ну, что мне с ними делать?  — говорила Галя воспитательнице.  — Вчера учинили драку. Сегодня растоптали домик Верочки, повесили куклу на дерево — вздёрнули на рею, кричат. А эта верёвка, стрелы с наконечниками!.. Как пресечь?
        Надежда Петровна советовала без паники:
        — Не нужно пресекать. И наказывать в данном случае не следует. Наказание должно быть понятным — за что.
        — Так ведь за безобразие! Глаз выбить могут…
        — Это понимаете вы, Галочка, но не Вася. Он не верит в опасность своей игры и воспримет наказание как несправедливость.
        В сущности его затеи — тяга к необычному, к подвигу, активной деятельности. Запретить это невозможно, а вот направить в положительное русло — наша задача.
        Они ещё долго рассуждали таким образом: русло, индивидуальный подход, коллектив… Если б ребята случайно услышали разговор, то наверняка наполовину не поняли бы, а наполовину поразились. Выходило, будто не Вася и его пираты виновны, а сами воспитатели, по их же словам. Вот это новости! Впрочем, взрослым видней…
        После совещания с воспитательницей Галя кое о чём намекнула командирам, и они начали хитро действовать. Галя действовала по-своему, октябрятский совет тоже по-своему. В общем, Васину банду потихоньку прижимали с разных сторон. Это была удивительная война без драки.
        Допустим, возьмёт шайка в плен незаметного человека. Вроде бы кому до него дело? Тихоня, и друзей бывалых нет. Но не успеют развернуться пираты со своей верёвкой, спросить карту и прочее, а уже со всех сторон бегут мирные люди, кричат по-всякому:
        — Не смей! Отпусти! Ай-яй-яй! Пиратишки липовые!
        Ну, раз так случилось, два, а потом верёвку совсем отобрали, порезали на куски. Хорошо ещё, не тронули вооружения — и на том спасибо. Ясно, что из-за таких затруднений Васина команда стала понемногу тосковать. Они по очереди хватали друг друга, чтобы казнить за сто тысяч дублонов, но выходило неинтересно. И тогда пираты пристали к Вовику Тихомирову, обратились к нему по-человечески:
        — Эй, презренный! Дай мы тебя хоть разок сцапаем, ладно?
        — Ладно,  — сказал Вовик.  — Если без пытки, то можно.
        — А командирам не пожалуешься?
        — Нет, я вообще никогда не жалуюсь. Зачем?
        — Ну, тогда сдавайся!  — закричали пираты.  — Смерть или кошелёк!
        Они увели Вовика подальше и посадили в свой штаб. Вася с двумя единомышленниками побежал искать что-то ещё. А Боря, который Кровавая Рука, остался охранять пленника для порядка. Что ж, сидели они, сидели, молча и без всякого интереса. Потом Боря стал ходить и спиной к пленнику поворачиваться. А потом не выдержал и говорит:
        — Гром и молния! Ты видишь, как я хожу?
        — Вижу,  — говорит Вовик,  — как павлин…
        Боря говорит:
        — Да нет. Я не про это. Я в сторону гляжу.
        — Ну и гляди.
        — Я на тебя не смотрю.
        — Ну и не смотри.
        — Так ведь сзади напасть можно!  — Боря подсказывает.
        — Можно,  — соглашается Вовик.
        — В чём же загвоздка? Взял да напал.
        — А зачем?
        — Чтобы сорваться из плена.
        — А зачем?  — посмеивается Вовик.  — У вас неплохо. Ты ходи, ходи, карауль получше. А я пока отдохну.
        С этими словами он улёгся на траве и притворился, что спит. Тут уж Боря чуть не лопнул с досады. Он смелый пират, Кровавая Рука, а топчется бараном, будто сам привязан. Где это видано! Кому это нужно? Другие тем временем и на качелях, и в мяч играют, и в кружках занимаются… Короче, Боря бросил своего пленника на произвол судьбы и улизнул потихоньку, пока не поздно. Пошёл туда, где весь отряд.
        Здесь его и встретила Галя.
        — Хочешь быть старшим санитаром?  — спрашивает.
        — Кто, я?
        — Да, именно ты. Будешь старшим всю смену, а дежурные у тебя в подчинении. Хочешь?
        Боря, конечно, задумался и подумал, что неплохо, пожалуй. Решительный санитар кого угодно от столовой отвернёт. Даже самого командира группы, если он с грязными ладошками. А старший решительный санитар — ого!  — чуть не главный в отряде. И столько забот, столько дел появится — не заскучаешь. Боря спрятал за спину свои руки, потому что не знал, чистые они или нет. После этого говорит Гале:
        — Я бы пошёл, только…
        — Боишься, что не справишься?
        — Почему? Справлюсь.
        — Боишься, что Вася засмеёт?
        — Да нет!
        — А я думаю, боишься,  — всё подначивает Галя.
        Ну, тогда Боря рассердился и стал санитаром и скоро от пиратской шайки откололся совсем, потому что несовместимо одно с другим.
        — Предатель!  — кричал потом Вася.  — Мы ему страшно отомстим!
        — Ужасно отомстим!  — кричал и Слава Петров, который Чёрная Смерть.
        Но не прошло и дня, он сам нежданно-негаданно увильнул из банды, просто забыл про неё. А всё из-за того, что хитрая Галя пристроила Славку в судомодельный кружок. Вообще-то, маленьких туда не пускали, но вожатая попросила, его допустили. Он теперь строил настоящие маленькие корабли и был почти настоящим моряком, а не липовым пиратом. Всё ясно!..
        Так вот очутились Вася и Радик Головорез только вдвоём: капитан и команда в единственном числе. Но всё-таки Вася не сдавался. Он был очень упорный пират, прямо неукротимый. Ему уже кричали на каждом шагу:
        — Эй, гроза мышей и тараканов!
        — Эй, моряк с разбитого корыта!
        А он терпел, кричал в ответ:
        — Сухопутные дети! Я ещё покажу, где раки зимуют! Посмотрим!..
        Вдвоём с Головорезом они скрывались в потайное местечко и, ни на что не взирая, добросовестно пели там:
        По волнам летит корсак,
        А на мачте чёрный флаг,
        А на флаге череп и кости, ха-ха!

        Они пели по пять, по шесть, по семь раз подряд, но ни разу при этом не охрипли. Зато в какой-то момент их услышал прохожий умник из четвёртого отряда и сказал:
        — Ну, даёте! Во молодцы! Только я не понял. Можно погромче?
        От радости пираты спели так, что чуть не лопнули в крике. Умник убедился, проговорил сквозь смех:
        — Всё правильно. Вы наверняка двоечники. Ведь корсак — это степная лисица. А она у вас по волнам с чёрным флагом летает. Ха-ха-ха!
        Тут Вася возмутился, стал кричать разное, но парень не обращал внимания. Он хохотал, хохотал, будто в цирке. Лишь потом сказал:
        — Если по волнам, то — корсар. Запомните: корсар, а не корсак. Книги надо читать, горлопаны!..
        Вася тогда здорово переживал и мучился. Ещё бы — такая чудовищная ошибка! А по-новому, как правильно, песня вдруг стала плохой.
        По волнам летит корсар,
        А на мачте чёрный флаг…  —

        тут что-то не то. Окончания не совпадают и вообще. Вот Вася и сказал своей команде, то есть Радику:
        — Головорез! Давай сами сочиним старинную пиратскую песню.
        — А сможем?  — засомневался Радик.
        — Ещё как! Пара пустяков. Главное, надо воодушевиться, а потом только держись и записывай.
        И вот на прогулке сели они под деревом, стали воодушевляться. Долго воодушевлялись, а всё ни с места. Кругом бегали ребята, кричали отвлекающие слова, играли на глазах у пиратов в футбол и «Весёлые старты». А другие собрались тёплой компанией и слушали замечательные рассказы про Дениску. Их читала Надежда Петровна, чтобы обсудить потом с желающими, когда Дениска бывал прав, а когда наоборот. Обсуждения, кстати, выходили очень интересные и полезные, кому по душе и уму. Но сейчас разговор не об этом…
        — Атаман,  — вдруг сказал Радик невпопад,  — может, погоняем один тайм? Или до одного гола. А тогда продолжим стихи, ладно?
        — Нельзя,  — нахмурился Вася.  — Кончим дело, погуляем смело. Сиди, сиди, не ложись! Тут главное усидчивость, а ты чего это?
        Но Радик уже всё равно лежал и в небо глядел и не слушался своего атамана. А Вася злился, что его не слушаются, но основного не забывал. И вот наконец он придумал:
        Чернеет парус одинокий
        В тумане моря голубом…

        Он это придумал и закричал в восторге:
        — Гляди-ка, получается! Неплохое начало, да?
        — Да,  — сказал Радик,  — сойдёт. Только я уже где-то слышал.
        Тут у них разгорелся спор, потому что никто не знал толком: были раньше такие стихи или нет? Если были, то кто их сочинил? А если сочинил, то для пиратов или просто? Как видите, ужасно нелепая перепалка пошла. Но это ещё полбеды. А если хотите знать до конца, то в споре Радик невзлюбил Васю, Вася — Радика, только пока не говорили этого друг другу. Угомонившись на время, они сделали вид, что ничего такого, и Вася сказал:
        — Ты думай, думай, Головорез! Надо про корабль и паруса, про ветер и отважный бой. А главное, что мы никогда не трусим, и дали клятву, и никогда её не нарушим. А в конце куплета — «ха-ха!» Понимаешь?
        — Понимаю,  — сказал Радик и закричал: — Гол! Ура, гол! Мишка забил первой звёздочке!..
        — Не смотри туда!  — закричал Вася.  — Занимайся делом, не глазей!
        Тогда Радик предупредил:
        — Не ори на меня, а то совсем уйду.
        Вася сбавил тон на полтона и продолжил так:
        — Ты вот глазеешь, а я уже сочинил. Сочинил первую строчку. Слушай, слушай! «Мы пираты — октябряты…»
        — Ха-ха,  — сказал Радик.
        — Чего — ха-ха?
        — На конце «ха-ха», сам говорил.
        — Ох, до чего бестолковый,  — вздохнул Вася, но стал сдержанно объяснять: — «Ха-ха» потом. А сперва рифмы. Рифмы знаешь? Например: море — горе, варенье — печенье. А у нас «ты».
        — Чего я?  — не понял Радик.
        Вася тоже не понял, что он не понял, и потому закричал:
        — Осёл ты, а не Головорез! Это слово должно оканчиваться на «ты», а не ты. Гром и молния!
        — Уйду,  — опять пообещал Радик.
        И Вася снова сдержался, примирился ещё раз. Он стал бормотать:
        — Фрук-ты, продук-ты, конфе-ты,  — и вдруг воскликнул: — Постой-ка, мач-ты! Вот мачты нам подойдут. Слушай скорей! «Мы пираты-октябряты, и у нас большие мачты…»
        — Где?  — спросил Радик.
        — Что — где?
        — Где у нас мачты? На макушке, что ли?
        — Тысяча чертей!  — взревел Вася.  — У кого ты видел мачты на макушке? Издеваешься? Мачты на корабле!
        Но Радик правильно возразил:
        — Про корабль ещё не было. Ты сказал, что мачты у нас. Вот и вышла нескладуха. Тоже мне поэт!..
        — От поэта слышу!  — не сумел сдержаться Вася.
        Ну и завелось, пошло-поехало. На этот раз они окончательно разругались, прямо в пух и прах. Каждый из пиратов уже глядеть на другого не хотел. В результате оба заявили, что всё, клятва отпадает. Даже странно, как они сразу поссорились. А впрочем, к этому катилось давно, если подумать…
        И вот скучающий Головорез опять стал обыкновенным Радиком Степановым. Покончив с пиратством, он тут же вступил в футбольную команду и сделался жизнерадостным, как все октябрята. Зато Вася, хоть убей, тянул да тянул свои нелепые фантазии — уже только из упрямства. Он провозгласил себя Одиноким Пиратом. Он кричал, что он — Последний Пират из Могикан. Но однажды он подошёл к Вовику и сказал подобру-поздорову:
        — Желаешь ко мне в команду? Могу принять.
        — Раньше не принимал,  — ответил Вовик,  — а теперь не надо. Теперь я, слава богу, редколлегия. И ещё я скоро октябрёнком стану. Иди гуляй!..
        Что ж, Вася погулял, погулял, а потом взял и налетел на одного Головина. Этот Головин, между прочим, был единоличник, ни с кем не дружил, задирался и важничал. У него был старший брат в первом отряде — наверно, всё потому. Ну, Вася и подумал, что за Головина-то командиры не заступятся. Подумал так и налетел с кинжалом. А потом стало поздно. Пришёл старший Головин, и вот тут пират-одиночка крепко пожалел, что он вообще одиночка. Но про это будет дальше…

        Тим и компания

        Кто такой Тим — никогда не угадаете. Думаете, мальчишка или вообще человек? Нет. Думаете, знаменитый утёнок, про которого сказка? Опять нет. Хотя близко к тому, а всё же не утёнок. Тем более не кошка, не собака, не ёжик, не скворец, не хомячок. Эти животные водились у юннатов четвёртого отряда. А в отряде «Ручеёк» — совсем другое.
        Но — по порядку. Значит, так…
        Прежде всего Вовика Тихомирова пригвоздили за проступок. То есть повесили вдруг на стенку сатирический листок, а в нём — рисунок и подпись. Кстати, тоже сатирические: чтобы нарушителя высмеять и поддеть. На рисунке стояла кучкой толпа людей, а один там бежал отдельно. В подписи было сказано, что Вовик откололся от коллектива на целых три часа и что это нехорошо и стыдно.
        Октябрята подходили смотреть «Гвоздь», хихикали как полагается. А Вовик тем временем, конечно, страдал в кустах за умывалкой. Но потом встретил Галю и сказал ей, что «Гвоздь» нарисован плохо.
        — Вот как надо,  — сказал Вовик и отдал вожатой другую картинку.
        Там у него было всё наоборот. Один стоял с грустным видом лица, а толпа людей бежала от него, сломя голову.
        — Кто рисовал?  — спросила Галя сразу.  — Неужели сам? Вовик, да ты настоящий художник!
        — Без толку,  — ответил он.  — У вас всё равно висят каракули-маракули. А если на то пошло, тогда давай заменим?
        Галя, конечно, объяснила, что поздно и нельзя менять рисунок. Для того, мол, и делают на бумаге юмор и сатиру, чтоб у людей заговорила совесть. И если она у Вовика заговорила, то это прекрасно, нужно только потерпеть. Пускай он чувствует свою вину до завтрашнего утра, а тогда «Гвоздь» снимут и всё в порядке.
        После этой беседы Вовик поневоле успокоился, а Галя пошла и показала его картинку воспитательнице. Надежда Петровна всё хорошенько рассмотрела и решила, что рисунок действительно талантливый, прямо хоть куда.
        — Мальчик несомненно одарён,  — сказала она, удивляясь даже.  — Какое сходство, точность деталей! Вот это — Давыдов, узнаю. Вот это — Эльвира в очках, толстенький Коля. Но самое ценное — Вовик выразил себя! А ведь насколько мне известно, он нигде не занимался. Подумайте, Галочка!..
        Они подумали вместе и придумали правильный выход из положения. На другое утро примчался изоруководитель Игорь Иванович. Он схватился за Вовика и почти силком утащил к себе в студию, чтобы там развивать его способности. А потом на Вовика налетел Ромка Давыдов.
        — Будешь в редколлегии,  — сказал, не сомневаясь.  — По решению всех командиров. Давай вовлекайся, если хочешь октябрёнком стать.
        «Но при чём тут Тим?» — спросите вы. Тим и компания, которых упомянули сначала. Не спешите, здесь всё одно к одному. Помните, куда убегал Вовик через дырку в заборе? Он убегал к неизвестному козлику, точно. Когда это стало известно в отряде, то многие заволновались, как на дрожжах. Они целый день приставали к Вовику, чтобы подробней рассказал своё приключение. Но Тихомиров, молчаливый парень, отвечал плохо и невпопад. Любознательные волновались ещё больше. Спрашивали по-хорошему: беленький козлик или какой? Умеет ли бодаться? И вообще, где это находится всё?
        — Смотаемся, а?  — шептали Вовику иные.  — Отведи туда хоть разок.
        — Не,  — упирался Вовик,  — занят я, разве не знаешь. Мне дневник раскрашивать надо, то да сё. Редколлегия!..
        Ну что же. В результате троих из первой звёздочки поймали дежурные по лагерю. Их поймали в подходящий момент, когда один застрял в дырке под забором, а два ещё не успели. Новым нарушителям был, конечно, полный разнос. А потом повесили сатирический «Гвоздь», и там — ого, не дай бог!
        Да уж, Вовик постарался. Каждый, кто смотрел карикатуру, просто падал на веранду. Потому что тройка непослушных ребят была нарисована очень смешно. Они торчали из лазейки, как бобики из конуры. Причём задняя половина у них не пропихивалась дальше. Даже те, которые угодили на картинку, и то хохотали друг над другом. Тем более что под всем этим были стихи, которые сочинил Максим по поручению совета:
        Захотели прогуляться
        И из лагеря смотаться.
        Что такое? Вот беда!
        Ни туда и ни сюда.

        Однако смех смехом, только не для всех. Воспитательница и вожатая, например, здорово встревожились после события под забором.
        Как-то Галя выбрала время и в тихий час постаралась, отыскала загадочного козлика. Ну, и его хозяина тоже. Она побеседовала с ним, то есть с хозяином, конечно. А вечером он пришёл в лагерь, чтобы сделать выступление перед всем восьмым отрядом. И неплохо выступил.
        Кроме всего прочего он сказал, что козлёнок, а вернее, козочка обязана стать в конце концов козой, чтобы давать молоко. Для этого ей надо есть траву и сено, но никак не макароны с котлетами. От такой странной пищи зубы у козочки могут испортиться, потому что она всё же не человек. Он так и выразился, говорливый дядька:
        — Человек — одно, а скотина — совсем другое, это не надо путать. Кто кушает сено, тот не должен кушать котлеты. И обратно: кто кушает котлеты, того не накормишь сеном, ведь так?
        Ребята промолчали, но некоторые негромко хихикнули на это. Хозяин оживился, прибавил ещё:
        — Как вам понравится, если на обед подадут тарелочку сена, а?
        Многие теперь громко рассмеялись, и хозяин рассмеялся, причём громче всех. Но потом он сказал не шутя, что перевёл козочку в другое место, никому не найти и, значит, бегать из лагеря так и так бесполезно. После этого посмотрел на Галю.
        А Галя посмотрела на него и слегка кивнула. Тогда хозяин со всей силы махнул рукой и выразился опять:
        — Бог с вами! Я человек не жадный, с понятием. Я вам дарю!
        — Кого, чего?  — закричали ребята.  — Козочку?
        — Лучше! Пятерых цыплят. Желаете?
        Ну, про это не стоило и спрашивать…
        Через полчаса хозяин принёс коробку «Скороход», в которой были ботинки. То есть ботинки были давно, а теперь вместо них сидели цыплята. Они там шуршали, попискивали, как азбука Морзе в приёмнике. А когда хозяин открыл коробку, они раскатились по веранде, как одуванчики. Пушистенькие, кругленькие, ни хвоста, ни шеи… Мягонькие и тёплые даже на глаз. Они запикали погромче и сразу начали клевать на полу, хотя ничего такого просыпано не было.
        — Прелесть!  — кричали девочки вокруг.  — Чудненькие! Ой какие симпатичные!  — и хлопали в ладоши.
        А мальчишки кричали:
        — Клюют! Долбят! Вот здорово! Потеха!
        Не откладывая дела в долгий ящик, совет командиров тут же назначил одну девочку ответственной по цыплятам. Её фамилия была Курочкина, но она не обиделась. Ведь окажись она случайно Петровой, некому, наверно, в голову бы не пришло её назначить. А так — всё правильно. И Курочкина рада, и цыплятам в самый раз, будто родная. Тем более всегда надо иметь чувство юмора. С ним человек по фамилии Пирогов может спокойно есть пироги и не стесняться…
        Когда восторг и тому подобное стихли, а цыплят опять посадили в коробку, хозяин хорошо растолковал, как за ними ухаживать. Потом он отправился домой, а они стали жить на даче «Ручейка» под верандой.
        Сначала все, конечно, толпились возле желторотых без отбоя. Прибегали любопытные из других отрядов, чтобы посмотреть. Но постепенно многие вспомнили про свои важные дела и занятия в кружках и прочее. Понятно, они встречались с цыплятами и после, но мимоходом, для забавы. Лишь Надя Курочкина и ещё две девочки из третьего звена были почти неразлучны с маленькими. И они так много полезного узнали про цыплят! Про их повадки, характер, образ жизни на улице и в коробке.
        Эту коробку притащили с кухни. Большущую, как собачья будка. Цыплятам такое помещение, что физкультурный зал. Они там гоняли от стенки до стенки, не мешая друг другу и не сталкиваясь без нужды. Но часто бывало как раз наоборот. Вдруг ни с того ни с сего столкнутся, набьются в уголок все пятеро. И лезут один другому на спину, даже на голову — настоящая куча мала! Самое удивительное, что наверху оказывался всегда один и тот же цыплёнок. Он и по земле бегал быстрее всех. И в блюдце с водой залезал первый. И пробовал выпорхнуть из коробки с упорством, какого в его компании никому не хватало.
        А по внешности цыплята были все на одно лицо. Только шустренький отличался от остальных, но и то — по характеру да голосом. Вот почему четыре одинаковых малыша не получили имени, а ему присвоили — Тим. Он сам подсказал, как надо звать, честное слово!
        Утром спозаранку Надя Курочкина и её помощницы вынули коробку из-под веранды. На ночь, как велел хозяин, коробку плотно закрывали, и потому девочки сперва ничего не увидели. Зато услышали — не передать!
        — Вот так поют,  — удивилась Надя.  — Я не знала, что они умеют петь. Прямо как соловьи!
        — Ну уж,  — сказала одна помощница.
        — Не мешай,  — сказала другая.  — Не открывай дверцу, послушаем.
        Из коробки раздавались рулады и трели — такие переливчатые звуки. Коробка пикала, тиликала, посвистывала на все лады. Девочки не могли взять в толк: откуда у простых цыплят берутся длинные мелодии? Правда, через некоторое время они повторялись, но всё равно — красиво и музыкально.
        — Тихо!  — шептала Надя.  — Слышите? Пиу-пиу-пили… А ещё: тим-тилим, тим-тим-тим… Все по-разному, слышите?
        Когда подружки полностью насладились цыплячьим концертом, то взяли и распахнули коробку настежь. Потом наклонили её, и малыши выкатились на траву и помчались во все стороны куда глаза глядят, но не очень далеко от своего дома. И тут Надя закричала:
        — Ой, девочки! Это он, Тим! Он поёт «тим-тилим», который бойкий.
        Действительно, так оно и было. А раз так, девочки, не задумываясь, подхватили:
        — Ура, Тим! Его зовут Тим! Смотрите, смотрите, он сам признался!
        Внезапно подошёл Максим и внезапно сказал:
        — Чушь! Таких цыплят не бывает. Это утиное прозвище.
        Девочки не смутились, ответили:
        — Без тебя знаем. А вообще, какая разница?
        — И правда,  — захихикал Максим.  — Утёнок — тот же цыплёнок, только плавучий. А Курочкина — сухопутная Уточкина, только и всего.
        Надю страшно оскорбило ехидное остроумие мальчишки. Она обиделась так, как, наверно, обиделась бы Уточкина, назови её Курочкиной. В чём тут дело, не понять. И всё-таки Надя в слезах закричала:
        — А ты — клоун, липучка, шут гороховый!..
        — Не надо,  — одёрнули её девочки,  — будь умней.
        — Пускай он будет умней!
        — Не возражаю,  — сказал Максим и удалился, посмеиваясь.
        Вот ведь вредный какой! Но цыплёнок Тим так и остался Тимом, ни на что не взирая. И это главное. А ещё главное сделалось с девочками в результате всего.
        Раньше, например, Надя долго ревела бы по такому подходящему случаю. Или пожаловалась бы на Максима. Или затаила бы злость. А сегодня она всхлипнула раза четыре, уронила штук пять слёз, а потом перестала, потому что некогда. Теперь у девочек было столько забот и хлопот!
        Ну, прежде всего, цыплят надо накормить, напоить, спать уложить, а вернее, усадить в коробку. Но чтобы усадить, необходимо сперва поймать. А чтобы поймать, увидеть глазами. А как ты увидишь такой бегающий одуванчик, если он в любой ямке с головой скрывается, за каждым пучком травы в один миг исчезает? Тут ещё и опасности всякие без конца. То прохожая кошка, то коршун в небе, то мальчишка из чужого отряда…
        — Просто наказание,  — сказала однажды Курочкина.  — Я даже из сил выбилась. Такая ответственность целый день!
        — А как же Галя?  — напомнили ей.
        — Мы, по крайней мере, не цыплёнки.
        — Зато у тебя пятеро, а у вожатой тридцать четыре штуки. Твоих можно в ящик запихнуть, а нас?
        — Ой, в самом деле!  — сообразила наконец Курочкина.
        Она и до того была сознательная, понимала дисциплину и порядок. Теперь же захотела стать ещё дисциплинированней и порядочней. А всё из-за чего? Из-за цыплят, как ни странно. Тут есть над чем подумать, если задуматься…
        Ну а кроме всего, с пушистыми желторотиками было просто весело и занятно. Вот, например, дали им червяка. Большого, жирного, первый сорт! Коля его принёс и сказал:
        — Это червяк. Пускай они едят.
        Надя сказала:
        — Не будут. Они малолетние, им пока рано.
        — Много ты понимаешь,  — заспорил Коля.  — Такое лучшее лакомство! Был бы я цыплёнком…
        Курочкина перебила, начала объяснять, что малыши должны есть творог, крошеные яйца, скорлупу — так велел хозяин. Коля ничего не ответил на это, но взял да бросил на землю своего червяка. Прямо под нос одному цыплёнку. То есть под клюв, конечно. И что тут было!
        Червяк стал извиваться, размахивать концами, даже подпрыгивать на месте, как акробат. Но цыплёнок его не испугался. Он пустился наутёк, но потом всё же передумал. Встал, покричал на помощь братишек, договорился с ними, наверно. Потом все трое напали на врага. И пошла битва!
        Начальником атаки был, конечно, Тим. Он первый долбанул червяка прямо в живот посерёдке. А тот, не будь дурак, хоп — и намотался Тиму на шею. Но не успели ребята глазом моргнуть, два других цыплёнка храбро выручили своего братца. Один поймал червяка за голову, второй за хвост. Впрочем, может, и наоборот, где у червей что — разве разберёшься? Главное, они схватили клювами два конца и стали тянуть изо всей силы. Тим выпутался и тоже тянул червяка — за талию. Ох и зрелище получилось!
        Возможно, кто-то видел такие дела в мультфильмах или там на картинке. Так вот, всё это правда, что они растягиваются, как резиновые, ребята убедились. Когда Тим поднатужился и два его братца тоже, из червяка получился целый километр! Ну, если точней, сантиметров двадцать, не меньше. И тут вдруг Вера с бантиком сказала:
        — Ой, девочки! Не надо! Ему ведь больно…
        Её никто не расслышал сквозь гвалт и смех. Цыплята так потешно воевали! Дёргали червяка кто в лес, кто по дрова. Носились с ним зигзагами, и гурьбой, и поодиночке. Отнимали, роняли, подхватывали, подкидывали, поддавали ногами, как в футбол. И всё это стремглав, с выкрутасами, подскоками. Съесть червяка они, конечно, не смогли, даже порвать не сумели. Но уж повеселились досыта, лучше нет. И октябрята заодно с ними.
        А как они ловили комаров и мошек — умрёшь! А как заклевали ёжика, когда им устроили случайную встречу! Да уж, настоящий цирк был с этими цыплятами, всего не расскажешь. Но самое главное произошло однажды на линейке.
        В тот день всё протекало там обыкновенно и просто. Командиры отрядов сдали рапорты, старшая пионервожатая приняла. Потом она заговорила, как отличился на прополке свёклы третий отряд. И тут…
        — Ха-ха-ха!  — полетело вдруг с разных сторон.
        Вожатая глянула налево, направо, говорит дальше:
        — А лучшим в отряде оказалось второе звено…
        — Ха-ха-ха! Хи-хи-хи!
        — Право поднять флаг предоставляется…
        — Го-го-го!  — заржали басом старшие дылды, и лишь тогда вожатая увидела, в чём причина.
        На главной клумбе посреди линейки как ни в чём не бывало резво копошились октябрятские цыплята. Они пришли следом за Курочкиной и теперь с восторгом налетали на цветы, чтобы достать из них семена или букашек. Вожатая хотела тут же сказать: «Что такое! Уберите немедленно», но вовремя удержалась. Отдай она приказ, все триста человек мгновенно ринулись бы на клумбу. И поэтому вожатая сказала только:
        — Восьмой отряд! В следующий раз запирайте своих питомцев.  — И вдобавок пошутила: — По рапорту тридцать четыре, а тут вас все сорок набралось. Непорядок, честное слово!
        Когда заиграла музыка и малыши пошли с линейки, цыплята пристроились к Наде Курочкиной, замаршировали вдогонку. Ох, что тут было! Весь лагерь чуть не лопнул от хохота. Даже начальник улыбался в открытую, глядя на это шествие. И только Галя осталась недовольна событием, потому что её подвели.
        Потом она сказала ребятам, и уже не в первый раз:
        — Предупреждаю! Если присутствие цыплят отразится на дисциплине, я буду вынуждена отдать их юннатам четвёртого отряда.
        Между прочим, такие Галины слова прозвучали не зря. Как ни следила Надя за цыплятами, а всё ж бывало разное.
        То окажутся на крыше умывалки.
        То в тумбочке у девочек.
        А то даже в кувшине от цветов, который на веранде.
        Может, кому-нибудь это и смешно, только не цыплятам, сами понимаете. А главное, с этих вот неумных забав всё и начинается. Неумные забавы к добру не ведут. Сейчас вы в этом полностью убедитесь…

        Бесславный конец пирата

        В то время Вася Груднев жил как не в своей тарелке. У него не осталось единомышленников, а был только синяк под глазом, и всё. Галя, конечно, спрашивала: откуда он взялся и за что? Но Вася, конечно, помалкивал в тряпочку. Про старшего Головина, который ему фонарь подвесил, знали немногие, и они тоже держали язык за зубами. Во-первых, не любили ябедничать. А во-вторых, Вася всем насолил, и никто теперь не старался его защищать.
        «Плохо дело,  — грустил в своём штабе Одинокий Пират,  — прямо скажем, дальше некуда. Но почему они разбежались от меня? Почему не хотят подчиняться? Главное, атаман я хороший и смелый. И всё придумывал, и им даже не нужно было думать самим. Так в чём же фокус? И как быть, если я остался Последний Пират из Могикан?»
        Подвернулась Васе одна неплохая мысль: попросить, чтобы приняли куда-нибудь. В команду или в самодеятельность. Или просто в любую игру, где все сообща. Но тут же громогласно ответил себе:
        — Ну уж, фишки! Кланяться, унижаться? Этому не бывать!
        Подвернулась ещё одна мысль: удрать из лагеря, как Вовик Тихомиров. Чтобы всем стало страшно и стыдно. Чтобы опять оказаться у людей на виду.
        — А что,  — сказал Вася,  — годится. Пускай ответят за обиду. Пускай меня съедят кровожадные тощие волки всем назло.
        И он вообразил ужасную-преужасную картину. Стаю голодных волков! Нет, лучше стая тигров… Они ещё голодней — три дня никого во рту не держали… И они видят мальчика Васю, упитанного на тридцать пять килограммов и триста граммов чистого мяса. То есть когда без костюма и обуви, только живой вес… У тигров, понятно, текут слюнки… Они рычат и крутят хвостами… Их в полном количестве ровно пять штук, и они кидаются на Васю, рвут на куски… По семь кило… А триста граммов никому остаётся… Этот довесок Васиного тела потом кладут в чёрный-пречёрный гроб, и тогда гремит музыка и салют, и все плачут, и рыдают, и вспоминают Васю Груднева, какой он был человек, пока его не сожрали…
        — А мама?  — вдруг по-настоящему ужаснулся Вася.  — А папа? Ой-ёй-ёй!
        В этот неописуемый миг у него защекотало в носу и так далее… Он вскочил с ящика, на котором сидел, и бросился из кустов на солнце, к живым людям. Они как раз строились на обед.
        — Васька, что за пироги!  — Миша Мороз закричал.  — Ты опять нас подводишь, всю звёздочку!
        Вася встал в строй и сказал командиру:
        — Не ори. Тебя терзали когда-нибудь голодные тигры?
        — Нет,  — удивился Миша,  — ни разу.
        — Вот и не ори,  — повторил Вася.  — На худой конец я ещё жив…
        Миша удивился сильнее, хотел что-то спросить, но тут подошёл главный санитар Боря. Он с ходу велел Васе показать ладошки. А как их увидел, так сразу заважничал.
        — Ну и ну,  — говорит,  — что же это такое?
        — Руки.
        — Вижу, что не грабли. А какие?
        — Обыкновенные.
        — Нет,  — возражает Боря,  — чумазые. Иди давай, отмывай!
        Тогда Вася отозвал главного санитара на шаг и говорит ему:
        — Тихо, Бетховен! Я скоро в Австралию побегу.
        — Куда?
        — В Австралию, не понимаешь? Где бумеранги и сумчатые звери.
        — А зачем?
        — Вот балда! Надо. Понимаешь теперь?
        Боря не совсем понял и растерялся и не прогнал Васю в умывалку. Пожалуй, он подумал, что в Австралию можно и с грязными руками, коль на то пошло. А в столовой Боря сел рядом со своим бывшим атаманом и завёл потайной разговор.
        — Вась, а как ты туда побежишь?
        — Ногами,  — отвечает Вася шёпотом.  — Как ещё бегают в путешествие?
        — А по воде? Австралия-то за океаном.
        — Другие добираются, и я доберусь. Чепуха!
        — А ты знаешь дорогу?
        — Спрошу у прохожих, покажут. Не ломай мне аппетит!
        Но Боря не отстаёт, всё допытывается:
        — А вдруг они по-русски не понимают?
        — Бу-бу-бу!  — это Вася с набитым ртом.
        — Что? Ты умеешь по-австралийски? Сказани что-нибудь.
        В ответ Вася сперва подавился, потом прожевал и зашипел:
        — Бетховен, ты балда! По-австралийски — балда сумчатая, утконосая! Я не понимаю, выдать меня хочешь? Растрезвонить хочешь, что ли? Гром и молния тебе на язык! Заткнись, пока не поздно!
        Ну, после таких грозных выражений Боря, конечно, умолк и углубился в тарелку. Вернее, не прямо в тарелку, а, как говорится, углубился в еду. Ложкой. Потом вилкой, когда принесли второе. И так он ел и размышлял по ходу дела, что Вася, наверно, прав. Нельзя трезвонить про Австралию. Другие подслушают, побегут толпой. Поднимется давка на дороге, и кто-то опередит, и на всех бумерангов не хватит. Беда!..
        — Атаман,  — совсем потихоньку сказал Боря,  — я нечаянно. Не злись.
        Вася только хмыкнул на это.
        — Давай помиримся, атаман. И за старое ты меня прости, ладно?
        Вася ещё разок хмыкнул.
        — Кто старое помянет, тому в глаз…
        — Понятно, Бетховен,  — вдруг усмехнулся Вася.  — Чего хитрить? Говори честно: в Австралию захотелось?
        И Боря сказал честно:
        — Ага, захотелось. Во, какой ты умный, сразу угадал!..
        — Беру,  — сказал Вася,  — чёрт с тобой.
        — Только надо скорей!  — обрадовался Боря.
        — Знаю, знаю. Вот допьём компот…
        Из столовой они вышли снова единомышленниками, как раньше. А за пазухой у каждого был хлеб, по многу кусков. Между прочим, Боря сомневался, что этот хлеб нужен, когда есть пряники и печенье. Зато Вася нисколько не сомневался и даже доказывал:
        — Настоящий путешественник, во-первых, всегда ходит с консервами. А во-вторых, с чёрными сухарями, могу спорить! Я, например, ни разу не видел, чтобы кто-то шёл в дальние страны без сухарей.
        Это было действительно так: путешественника без сухарей Вася не видел. Впрочем, он не видел его и при сухарях, если признаться. Вот сухари без путешественника Вася видел, но это уже другой разговор.
        Скоро все отмывали ноги, чтобы стали чистые на время отдыха после обеда. Вася и Боря не отмывали, потому что развешивали хлеб на сучках одной сосны. Тут надо сказать, что сухари у них так и не получились. Сперва был дождик, и всё размокло. А на второй раз налетели птицы и всё склевали. Но в тот день будущие путешественники ни о чём таком не загадывали. Весь тихий час они мечтали про кенгуру и бумеранги, про то, как славно заживут среди туземцев. Вот это жизнь! Без утомительной постели в два часа дня. Без линейки и строя. Без воспитателей и тому подобного. Да что там! Ведь даже ноги можно не мыть среди туземцев Австралии. Ну, разве не стоит ради всего этого туда махнуть?
        Под конец тихого часа Вася немножко задремал. И в дрёме ему привиделось, будто купил билет и залез куда-то. Там было темно и душно. Тогда Вася выглянул и понял, что оказался в сумке у кенгуру. Потом взревел мотор, кенгуру начал скакать огромными шагами, а навстречу выбежали тигры… Те самые, пять штук! Они набросились на Васю… Они его разорвали и съели… Но это просто так, а удивительно было другое. Вася будто бы всё понимал, и присутствовал тут же, и смотрел, как его подъедают. А потом вдруг один из тигров сказал: «Где ещё триста граммов? Главное, семью пять — тридцать пять, а триста граммов куда пропало?» И вот тут Вася обмер и остолбенел. Он хотел объяснить лютому зверю, что не виноват, не брал, такое деление в школе не проходили… Но тигр сказал: «Ах так! Ах вот ты как!» — и с этими словами…
        — Ты чего?  — растормошили Васю ребята.  — Мычишь, стонешь, будто какое привидение. Заболел, что ли?
        В это время затрубили подъём, все подскочили с кроватей, и Вася никому ничего не сказал. Зато про себя он подумал, что жить в Австралии не так-то просто.
        — Бетховен,  — обратился он к Боре попозже,  — может, нам в Африку лучше? Это ближе, быстрей добежим и вообще.
        — Ладно,  — ответил Боря, но без особой радости,  — давай в Африку. А чего делать там?
        — Поднимем борьбу за независимость!
        — Ну ладно. Понятно… А ты участвуешь в «Колобке»?
        После полдника затевалась игра с таким названием, и все октябрята в ней, конечно, участвовали. Придумали эту игру пионеры второго отряда, которые были шефами у малышей. Пионеры сказали, что надо бежать, как в русской народной сказке, по Колобковому пути. Ну, вы знаете: от дедушки ушёл, от бабушки ушёл… Того повстречал, потом другого… Вот и нужно было найти Колобка, выручить из беды, чтобы Лиса не съела. А после съесть его самим, потому что Колобок в игре был настоящий, на кухне испекли, только ростом не меньше мячика.
        Игра получилась удивительно полезная, смешная, интересная. Каждый мог проявить себя, кто в чём. Две команды мчались разными дорогами, находили Зайца, Волка, Медведя. Они были, конечно, не натуральные, а шефы в масках. Но они задавали хитрые вопросы, заставляли петь, танцевать, соревноваться в спорте. Только потом они говорили, куда бежать, чтоб догнать наконец Лису…
        Ну и вот. Пока всё это происходило, Вася Груднев забыл про Африку, что ему туда надо. А когда вспомнил, оказалось поздно — уже в постели очутился и засыпал не хуже других. На следующий день все ходили на могилу неизвестного героя, и кино смотрели, и к маскараду готовились, так что Вася опять не успел. Только утром третьего дня он спохватился и сказал Боре:
        — Бетховен, кончай развлечения. Африка не ждёт.
        — А как же сухарики?  — замялся Боря.
        — Никак. Будем питаться дичью. Жарить на костре.
        Тогда Боря сказал:
        — Я свой костюм не доделал. Мушкетёрский. Со шляпой…
        — Сам ты шляпа,  — возразил Вася.  — В Африке можно ходить Даже без штанов.
        Боря замялся сильней, стал увиливать и сманивать в другое путешествие, куда поближе. Например, к озеру или на горелую горку. Тут Вася всё понял и закричал. Он кричал, что Бетховен опять предал, что он трус и тому подобное. Драки, правда, не получилось, но в результате, каждый в обиде на каждого, они разошлись по сторонам. Боря — направо, Вася — в Африку своим путём.
        Со стрелами и луком, с неразлучным кольтом выбрался он через потайной лаз. Посмотрел вокруг: где Африка? Не видно. И спросить дорогу не у кого, как назло. Знать бы хоть: в каком направлении? Но и этого Вася не знал. Вспомнил, что на глобусе Африка ниже Европы, по крайней мере. Ну, и побежал под уклон, авось правильно. Оказалось — нет. Горка кончилась, за ней встала другая… А на полдник сегодня обещан клюквенный морс…
        — Фу ты, ну ты!  — хлопнул себя по лбу путешественник.  — Как же я без карты? Карту надо, чтобы туда попасть.
        С этими словами он повернул обратно. Может, надеялся, что в библиотеке не найдётся атлас по географии, и тогда Африка, само собой, отпадает. Может, припомнил ещё, что кроме морса нынче купальный день. Впрочем, гадать не нужно. До библиотеки Вася всё равно не дошёл. Как только он снова пробрался в лагерь, тут и грянула беда. Причём настоящая беда. Похуже всякой Африки, то есть невероятных выдумок про неё. А получилось так.
        В кустах возле забора шмыгал единственный цыплёнок. Наверно, Тим, раз далеко от дачи и один. Вася увидел его и вообразил, должно быть, про дичь и про охоту. Ничего не соображая в азарте, схватился за лук. Вытащил стрелу. Положил стрелу как надо. Прицелился!
        Нет, не зря говорилось, что неумные забавы к добру не ведут. Проклятая стрела без промаха угодила в Тима. Всё!..
        Гуляли там поблизости октябрята. Гуляли, гуляли и вдруг слышат: в кустах кто-то ревёт, и стонет, и рыдает. Кинулись на звук, чтобы кому-то помочь. Подскочили и видят: сидит на земле Одинокий Пират, а перед ним лежит цыплёнок. Вася плачет безутешно, а цыплёнок уже не шевелится, потому что мёртвый совсем.
        Сперва ребята остолбенели и просто глазам не поверили. Потом думали накинуться на Ваську и как следует проучить.
        А потом ни у кого язык почему-то не повернулся. Лишь Коля Смирнов выдавил:
        — Это Тим… Ты его убил…
        — Я-а-а-а!  — пуще прежнего взвыл Вася.  — Ма-ма-а-а!..
        Тут на него напала истерика с икотой, даже страшно смотреть.
        Но вскоре прибежала Галя, увела несчастного в лазарет, и его продержали там до обеда. Ночью Надежда Петровна много раз приходила в палату, чтобы увидеть, как Вася спит. А спал он плохо: всё время ворочался, и всхлипывал, и бормотал какие-то горестные слова.
        Ну, что ещё можно добавить в этом трудном месте? Каждому ясно: такая история оставила след. Цыплят Галя передала пионерам четвёртого отряда. Надя Курочкина возненавидела Васю почти на целую неделю. И многие другие ребята шарахались от него, пока не узнали с лучшей стороны. Сам он, вылечившись, навеки поломал опасные стрелы и долго жил втихомолку, стесняясь людей. И хотя потом всё наладилось, а Вася даже прославился по-хорошему и наконец сплотился со своим отрядом, тем не менее это страшное происшествие он никогда с тех пор не забывал.

        Головин, который сам по себе

        Когда выбирали редколлегию, все сразу догадались, что лучше Эльвиры туда не найти. С таким именем да ещё в очках, она была очень серьёзная и положительная. Правда, любила кричать «Какой ужас!» надо не надо и слишком часто. Зато всё остальное у неё как раз подходило для редактора отрядной летописи, не сомневайтесь. В общем, Эльвиру назначили. И вот однажды она записала в дневнике октябрятской группы «Ручеёк» такую вещь: «Сегодня Вовик Тихомиров сделался октябрёнком в белой рубашке. Кто-то подарил Вовику рубашку, а то у него была одна. Он сказал пять правил. Один раз ошибся. Тогда Галя прикрепила ему звёздочку. Все радовались и думали, как хорошо!» А через несколько дней появилась такая запись: «Сегодня исключили Головина Валеру. Какой ужас! Как ему жить?»
        Ну, про это разговор долгий. А сперва закончим нужное про отрядный дневник. Потому что и с ним была путаница, нешуточная история. Ведь когда Эльвиру приставили сочинять, она взяла да накатала на первой странице:
        «Нашу вожатую зовут Галя. Она мне нравится. Нашу воспитательницу зовут Надежда Петровна. Она добрая. На обед нам давали холодный борщ. После обеда Вася Груднев дрался с Костей Быстровым, но мы ещё не купались».
        Галя посмотрела заметку, исправила на свой лад и сказала: — Давай-ка условимся. Сначала ты будешь составлять черновик. Я его проверю, сделаю, а уж потом ты перепишешь начисто. Идёт?
        — Идёт,  — сказала Эльвира, не споря.
        И в дневнике всё пошло как по маслу. «Провели сбор на тему… провели читку книги…» и тому подобное. А Надежда Петровна вдруг намекнула Гале:
        — Вы знаете, мне больше по душе черновики Эльвиры…
        Галя, конечно, удивилась, и они пошли к старшей пионервожатой спросить, как она думает. Пионервожатая думала, что лучше сочинять о мероприятиях. Тогда Надежда Петровна обратилась прямо к начальнику. Он подумал, подумал и собрал педсовет. Все вожатые и воспитатели принесли дневники своих отрядов, чтобы читать вслух. И тут случилось невообразимое! Заметки были похожи друг на друга, будто списаны с одной. Вожатые даже засмеялись такому совпадению. А начальник не засмеялся и сказал:
        — Плакать надо. Я не понимаю: для чего это делается?
        И вот начался у них разговор про лицо дневников: пускай оно будет самобытное, возрастное и творческое. Что это означает, понять нелегко. Но Галя, конечно, поняла и сказала потом Эльвире:
        — Знаешь, пиши как вздумается. Я ошибки исправлю, а остальное на твоей совести. Пиши.
        Эльвира страшно испугалась, что «на совести». Она хотела в тот же миг отказаться от поручения. Тогда Галя растолковала по-простому, Эльвира успокоилась и в конце концов написала:
        «Сегодня исключили Головина Валеру. Какой ужас! Как ему жить?»
        А ведь правда: как жить человеку, если его за человека не считают и гонят в шею из октябрят? И как это получилось, что он докатился и достукался,  — вот вопрос.
        Ну, раньше Валерку в отряде почти не замечали. Потом он взял камень и больно попал камнем в спину. Хотя спина была только Гришина, все другие ребята закричали в один голос:
        — С ума сошёл! Ты что делаешь! А если мы тебя так?
        — Плевать!  — ответил Головин.  — Я никого не боюсь. Вот позову старшего брата!..
        Потом произошёл ещё случай. Сидели Вовик и Вера в игрушечном домике. Был на детской площадке такой расписной терем-теремок из фанеры. Там скамейки и даже окна и двери, чтобы в них выглядывать, входить и выходить. Там хорошо, спокойно, и Вовик гостил там у Верочки, как взрослый сосед. Они вели с хозяйкой серьёзные соседские разговоры.
        Верочка жаловалась:
        — Вы не поверите, у моей Кати третий день хронический насморк. Я просто выбилась из сил. Болеет, болеет! Наказание с ребёнком…
        Вовик вздыхал в ответ протяжно, как паровоз.
        — Охо-хо,  — говорил.  — Маленькие детки — маленькие бедки. Погодите, вырастет — ещё не то будет.
        — Ах-ах! А что же будет, скажите на милость?
        Вовик пояснил:
        — Женится. Внуки пойдут. Сама на гулянку, а внуков-то вам…
        В это время проходил мимо теремка Головин. Он сунул свой нос в окошко и в чужие дела, хотя его не просили. Услышал про женитьбу, засмеялся громко, закричал на весь мир:
        — Целуются, целуются!
        Некоторые девочки, развесив уши, поверили. Они, развесив уши, прибежали смотреть, но ничего такого, конечно, не увидели. Головин бессовестно врал. Вовик полез к нему драться, потому что обидно за Верочку. За себя-то не стал бы, а вот за неё — да. Через минуту на площадке творилась неразбериха, и гвалт, и суматоха.
        Примчался Боря Филатов, спросил:
        — Кого бьют? Чего сразу не позвали? Эх вы!
        Прилетела Эльвира:
        — Целуются? Вовик? С Валеркой? Ужас какой!
        Наконец подошёл Ромка Давыдов.
        — Как не стыдно,  — сказал.  — Они самые слабые в отряде, Вовик и Вера. Как не стыдно! Ты вот попробуй кинься на меня.
        Головин, понятно, на командира не кинулся, но ответил нахально:
        — Ха, слабые! Зато обнимаются крепко. Любовники они!
        — Испорченный грубиян!  — закричали ребята.  — Не смей говорить!
        — Плевать,  — снова ответил он.  — Подумаешь, недотроги. Плевать!
        А когда появилась Галя и стала во всём разбираться, Головин даже ей сказанул, совсем обнаглев:
        — Ладно, знаем. Не покрикивай больно-то. Сама целовалась с нашим физруком…
        Что после этого было, описать невозможно. Потому что как будто ничего не было, а только молчание одно. Зато такое молчание — гробовое! Галя без звука пошевелила губами, сморщилась и пошла, пошла прочь очень быстрым шагом. Тут уж Ромка Давыдов размахнулся да как треснет Головина по голове — только звон полетел! Некоторым тоже захотелось стукнуть. Но вдруг Юля Цветкова его заслонила.
        — Не надо,  — сказала,  — руки марать. Не сравнивайтесь с ним, ребята. А ты,  — сказала Головину,  — уйди! Смотреть на тебя противно.
        Нахальный Головин на этот раз ни гу-гу не проронил. Он поплёлся, как вопросительный знак,  — горбатый и жалкий. По пути всё оглядывался, хотел что-то сказать, но никто больше не обращал на него внимания.
        Ну, а Галя и Надежда Петровна, когда раскусили Валерку, стали следить за ним в оба. Вернее, в четыре глаза следили за его поведением, но толку не получалось. Он всюду опаздывал, не хотел заправлять постель. Он спорил с некоторыми на полдник, чтобы выиграть и съесть чужое. А потом он вообще украл, но про это и вспоминать неохота…
        И вот как-то раз Галя сказала воспитательнице:
        — Мне кажется, с Валериком уже ничего не поделаешь. Поздно.
        — В десять лет?  — удивилась Надежда Петровна.  — Зря вам так кажется, Галочка. Неисправимых нет, и в это нужно хотя бы поверить.
        — Я верю,  — сказала Галя.  — Но в семье не без урода. Откуда же в нашем обществе берутся жулики, предатели, мерзавцы? Не из детства ли?
        А в самом деле — откуда? Галя и Надежда Петровна долго рассуждали, но так и не нашли единственный ответ. А про Валерку решили, не сомневаясь, что на него влияет отрицательный брат из первого отряда. Этот брат, между прочим, был тоже Головин, только по прозвищу Башка и взрослый. Он уже умел курить в туалете и грубить воспитателям почём зря. Его хотели выгнать из лагеря, но приехала мамаша и плакала у начальника, и тогда Башку оставили до конца смены. Вот к нему-то и бегал Валерка, чуть что. Даже просто так убегал, без всякой причины. Со старшими ему казалось полезней.
        Между прочим, в один нехороший день оба Головина поймали Васю Груднева в подходящем месте. Помните, когда Вася был ещё Одинокий Пират, то налетел на Валерку с кинжалом? Так вот за это Башка ему сильно надавал. Помните, Вася ходил с фонарём и всё раздумывал, что ему делать в жизни дальше? Как раз тогда он и в Африку хотел, и Тима подстрелил. Ну, да это известно, повторять не стоит. Здесь важно другое: к чему разговор? Получив урок, Вася здорово изменился, многое понял. А вот Головин, хоть кол ему на голове теши, всё тянул да тянул плохую комедию.
        Он жил в отряде, но сам по себе, то есть каким-то уродливым отщепенцем. Даже в своей звёздочке ни с кем не играл, не водился от души, и ребята с ним не водились. Конечно, Головину было плохо, но он всего этого не понимал и не пробовал исправиться. Ну, а если какое-нибудь задание или обязанность, то уж здесь он всегда отлынивал.
        Однажды приступили к уборке территории, а Головин — бежать. Миша его перехватил, говорит запросто:
        — Эй, бери веник, шуруй от веранды до клумбы. Это будет твой участок. Ясно?
        — Сам шуруй,  — вдруг отвечает Валерка.  — Я приехал отдохнуть от школы, а не работать здесь.
        Миша немного остолбенел, спрашивает, не понимая:
        — Как же так? Все работать, а ты бездельничать лодырем?
        — Я вас не заставляю.
        — Но мы же соревнуемся!  — Миша кричит.  — Звёздочку подводишь!
        А Валерка на это:
        — Плевать! Я не дворник. А для уборки есть подметательные нянечки. Им за это деньги платят.
        Остальные трудились рядом и всё слышали и просто ахнули от возмущения. Ну и фрукт! Проучить бы его! Максим закричал, что настала пора. Боря закричал, что пора настала. Даже тихий Коля Смирнов хотел вмешаться руками для воспитания лодыря.
        Но в этот напряжённый момент возникла, как всегда, наблюдательная Галя. Она сказала:
        — Так. Спокойно, мальчики! Пусть Валерий отдыхает. Если у него нет чувства долга и совести, пусть отдыхает. Только с одним условием,  — сказала Головину.  — Ты будешь сидеть и смотреть, как работает твоё звено. Уходить, читать или заниматься чем-то посторонним нельзя. Сидеть и смотреть. Согласен?
        Валерка ухмыльнулся, ответил, что согласен, и развалился на веранде, как цыганский барон.
        — Ха,  — сказал Боря,  — я бы тоже мог!
        — Нет, не смог бы,  — возразила Галя.
        Тут она хорошенько растолковала, что безделье очень невыносимо, что оно — самый страшный приговор. Во-первых, скука до потери сознания. Во-вторых, совесть заговорит и будет её угрызение, а это больней, чем даже кулаком. Скоро Головин сам попросит работы, а в наказание не сразу получит. Вот тогда-то он прочувствует, пожалеет и поймёт…
        — Правильно,  — сказали ребята, Подумав,  — пожалеет.  — А Валерке крикнули, не подавая хитрого вида: — Сиди, сиди! Мы за тебя потрудимся, а ты ленись давай во все лопатки. Посмотрим.
        Ну, что же. Первый день Валерка ленился на веранде и — хоть бы хны. Второй день — опять хоть бы хны вместо работы. Весь отряд смеялся над ним, показывал пальцами, а он сидел, как упрямая колода, посмеивался в ответ. Возможно, ему было тошно и стыдно и совесть уже говорила что-то, но только не вслух. Когда же наступил третий день, Валерка снова занялся бездельем, зато не выдержали ребята.
        Во время уборки подскочили они к лодырю — кто с веником, кто с решимостью,  — и Миша Мороз как закричит:
        — Головин, в конце концов! Ты кто такой? Ты октябрёнок или нет?
        Сперва он грустно посмотрел на ребят. Потом посмотрел куда-то в противоположную сторону. А потом вдруг захихикал и говорит:
        — Наверно, я Братец Кролик…
        — Врёшь!  — возмущаются люди.  — Тунеядец, вредитель — вот ты кто!
        — Сами вредители,  — говорит Валерка.  — Зачем на мне опыты испытываете? Сами сказали, чтоб не работал. Вот и увидим, кто кого.
        — Выходит, ты один против всех?
        — А чего? Хотя бы и так. Плевать мне на вас!..
        Между прочим, голос у Валерки дрожал и слёзы напрашивались, но этого никто не заметил сгоряча. Вася стукнул Валерку веником, другие чуть не лопнули от гнева. Миша Мороз еле перекричал свою звёздочку. А потом он сказал культурно и тихо, потому что командир:
        — Головин, ты доконал наше терпение. Мы долго прощали, но теперь всё.
        — Ой, страшно!  — зафыркал Валерка.  — Чего вы мне сделаете?
        — Увидишь. Звёздочку отберём!
        — Я другую достану…
        — А мы носить не позволим! Из октябрят выгоним!
        Любой на месте Головина молча притих бы и не задирался дальше. Куда там, когда такая опасность на носу! Но этот глупый мальчишка нисколько не сдержался. Он даже ляпнул в ответ:
        — Пожалуйста, выгоняйте. Проживу и без вас, не заплачу. Мне ваша звёздочка как пятая нога…
        Тут, конечно, случилась немая сцена. Ребята разинули рты и долго не могли их закрыть от неожиданности и недоумения. А вечером, когда все надели рубашки со звёздочками, чтобы стоять на отрядной линейке, Валерку окружили командиры с Ромкой Давыдовым во главе. Они были жутко серьёзныё. Ромка выразительно сказал:
        — По решению совета и членов совета!..
        В тот же момент Миша как рванёт Валеркин значок! На рубашке у него получилась дырка, а из глаз вовсю брызнули слёзы. Он завопил:
        — Отдай! Не твоя!
        — Молчи уж!  — сказали ребята.  — Ты недостойный. Беги прочь!
        И тогда Валерка побежал…
        На линейке он не появился. Можно представить, что он думал и как переживал! Всунуться в октябрятский строй с дыркой вместо звёздочки было просто немыслимо. И Валерка пришёл в отряд только перед сном.
        А утром как раз наступил день, то есть особенный день — родительское воскресенье. Мамы, и бабушки, и некоторые папаши радостно ворвались в лагерь с мешками наперевес. Началась всеобщая срочная поголовная кормёжка. Ух, и поработали все!.. Какие похитрей, те, конечно, прятались в кусты, потому что врачи и воспитатели оказывали сопротивление. Сознательные малоежки, правда, сдавались и относили продукты в отрядный шкаф. И всё же многие добились расстройства желудка. Ну, да это известно, и не в этом суть. Главное, что заодно с другими родителями прикатила к Валерке и Башке их мама Головина. И она заварила такую кашу!..
        Сперва без лишних слов она воткнула братьям в рот по пирожку. Потом спросила:
        — Ну, как вы здесь? Никто не обижает?
        — Они меня исключили!  — мгновенно заревел Валерка.  — Сорвали звёздочку… Они презирают меня…
        — Ах какая потеря!  — засмеялся Головин-Башка.
        — Не расстраивайся по пустякам,  — сказала и мама.  — А за что исключили-то, расскажи.
        Тогда Валерка стал объяснять: мол, принуждали быть подметалой. Мол, за правду, которую про вожатую сказанул. Под конец он всё же одумался, заговорил по совести:
        — Я бы извинился, да никто слушать не захотел. Я бы исправился, но они не просят. Мама, мам! Ты сделай так, пожалуйста… Все октябрята, а я никакой… Ты сделай так, чтобы меня снова приняли, мама.
        — Безобразие!  — внезапно крикнула она.  — Да ты ни в чём не виноват. Сидите здесь, а я пойду и наведу порядок!
        Что ж, братья остались на скамейке подъедать гостинцы и ждать. А мамаша Головина сорвалась и на всех парусах отыскала Галю.
        — Вы придираетесь! Я буду жаловаться!  — шумела она.
        — Позвольте,  — сказала Галя, когда удалось сказать,  — я Валеру не исключала. Я даже не знала, ребята сами…
        Но Головина ничего не слушала.
        — В том-то и дело!  — кипятилась ещё хуже.  — Только и знаете, что в работу запрягать! А это — это вы просто мстите ребёнку!
        — Батюшки! Да за что?
        — Он вас уличил!
        — В чём же?  — спросила Галя и покраснела без причины.
        Ну, дальше пошла такая беседа, что продолжать её понадобилось у начальника лагеря. Взамен праздника, радостей и веселья в родительский день получилось полное следствие. Причём противное: как влипли в грязь. Всем было стыдно, хотя и не каждому по заслугам. В штаб вызывали Валерку и старшего Головина, который невесть что наплёл про Галю. Потом вызывали командиров звёздочек и Ромку Давыдова. Из разных ответов и рассказов начальнику скоро стало ясно, кто виноват, а кто замешан зря. И воспитатели поняли историю с Валеркой, и вожатые, какие были в штабе. Только мамаша Головина будто ничего не понимала.
        — О господи!  — всё твердила она.  — Ну, ошибся ребёнок… У него тоже своя гордость есть… Прикажите звёздочку отдать. Всё равно это фикция.
        Вот так да, ввернула словечко! Означает оно обман, вымысел, что-то не существующее на свете. Выходит, Головина хотела сказать, будто октябрятские дела — никому не нужная выдумка? Воспитатели, услышав такое, поразились, конечно. Но вместо того чтобы отчитать мамашу или вообще выставить из штаба вон, они начали доказывать ей, как она заблуждается.
        Там ещё много было взрослых разговоров и споров. А из ребят лучше всех выступил в штабе Ромка. Удивительно: он ведь троечник и в начале смены жил молчаливо. Юля даже говорила про него, что безвольный растяпа. Но вот прошло, время, свои тройки Ромка, видать, не вспоминал и больше не робел, как у себя в школе. Он постепенно сделался хорошим командиром группы, и воля у него появилась, и всё, что надо. Потому он смело сказал, когда потребовалось:
        — Да, мы сами исключили Валерку. Наш октябрятский совет.
        Старшая пионервожатая сказала на это:
        — Но у вас нет права исключать, разве не знаешь?
        А Ромка сказал:
        — Он — недостойный.
        — Но у вас нет права,  — повторила вожатая.
        — Пускай дадут. Нельзя, чтоб в отряде были недостойные.
        — Нужно не отделываться от них, а воспитывать, Давыдов.
        Тут Ромка немного подумал и произнёс целую речь:
        — Бывает, натворил — и можно извиниться. Бывает, поступил нечаянно — и можно воспитать. Валерку воспитывали, воспитывали, а он — никак. Ну и что делать? Папин знакомый дядя Лёша работал на грузовике и совершил уличную катастрофу. Его посадили в милицию. Он, вообще, добрый, сразу понял ошибку, извинился, а его — всё равно. Папа сказал: есть проступки, за которые надо нести ответственность и кару. Кара — это такое сильное наказание, понимаете? Чтобы облегчить свою совесть и вину искупить. Вот и Валерка…
        Ромка ещё не закончил такое прекрасное выступление, но тут зашумела мамаша Головина и спутала его остальные мысли. Тогда старшая пионервожатая сказала:
        — Может, ты прав, Давыдов. Но это — крайняя мера.
        — Валеркин случай тоже крайний,  — ответил Ромка.
        — А если он быстро исправится?
        — Разве не понимаете? Для того исключили, чтоб исправлялся. Чтоб запомнил на всю оставшуюся жизнь.
        После этого Ромку сразу отпустили из штаба, а начальник и персонал ещё сколько-то заседали там. Потом пришла в корпус Галя и Валеркина мамаша следом. Она взяла и перевела сыночка в девятый отряд. За руку, со всеми вещами. По пути он горько плакал и охал, так что многим стало жалко. Он просил маму, чтоб увезла его из лагеря домой, но ничего не вышло…
        Между прочим, октябрятскую звёздочку Головину всё-таки вернули на рубашку. Ну, а что толку? Даже в новом отряде все нормальные октябрята шушукались и говорили друг другу:
        — Смотрите, смотрите! Это тот, которого исключали. Интересно, как он будет теперь?

        Дела военные

        Если неправильно подумать, то можно зря удивиться: почему это в октябрятской группе «Ручеёк» происходило столько неладного? Был отщепенец Вовик, потом Вася, потом Головин… Но если подумать хорошенько, то станет понятно совсем другое. Ведь рассказать обо всём подряд просто невозможно — столько было разного. Причём хорошего было, конечно, больше. Но хорошее каждому знакомо и даже как-то незаметно по привычке. Ну, а плохое всегда мозолит людям глаза и уши, запоминается сильней. Кроме того, некрасивые события из жизни «Ручейка» собраны в кучу ещё по одной причине. Они собраны потому, что на ошибках учатся. Одни учатся на своих, другие — на чужих. Но в любом случае это полезно, хотя и по-разному доходит. И в любом случае никто не станет повторять ошибок, которые известны. Вот для этого и говорится тут про них…
        А сейчас — про дела военные. Им тоже особое внимание, потому что больное место октябрят. Как-то раз шла утренняя линейка, и она благополучно заканчивалась. Но внезапно физрук Юра схватил микрофон и стал в него кашлять. Покашлял, покашлял, а после как рявкнет пугающим голосом на весь лагерь:
        — Тревога! Воздушная тревога! К нам приближаются вражеские самолёты! Всем в укрытия, согласно предписанию номер один!
        В тот же миг застонала, завыла сирена. Жутко завыла — даже скулы свело. И в тот же миг большие ребята стремглав побежали с линейки прямо в кусты. Там они бухнулись в канаву и — горя мало. Потому что согласно предписанию номер один. А у кого его нету, тому что прикажете делать?
        — Спокойно!  — крикнула Галя своим октябрятам.  — Это вас не касается. Без паники на завтрак шагом марш!
        — Не бойтесь,  — подтвердила Надежда Петровна.  — Это для старших отрядов тревога. Не обращайте внимания, пошли.
        Но легко сказать — пошли! Хотя тревога была учебная и паника тоже, многие малыши напугались совсем по-настоящему. Ведь самолёты врага уже на носу!.. И сирена — как сто пятьдесят кошачьих мучений… И старшие бегут и прячутся во весь опор… Одни лишь младшие, выходит, напрасно гибнут во цвете лет без предписания. Весёленькое дело!
        Некоторые девочки из отряда «Ручеёк» бестолково прилипли к вожатой и заревели. Некоторые парни, наоборот, мужественно уставились глазами в пустое небо. Тут Вася Груднев закричал:
        — Главное, почему не предупредили? Я тоже умею быть готов к обороне и спрятаться. Ура, спасайся, кто может!
        С этими словами он помчался в укрытие, а за ним Боря, и Славка Петров, и Миша — все самые решительные. Галя закричала вслед, что не надо, на завтрак пора, но её не слышали за сиреной. Сперва мальчишки решительно полезли в ящик с песком и не поместились там, конечно. Тогда Вася скомандовал про веранду, и все побежали опять. Под верандой места хватило, только руки-ноги перепутались и темно и пыльно, а так ничего.
        — В тесноте, да не в обиде,  — напомнил Вася. И ещё сказал: — Годится! Сейчас начнут бомбить.
        — А может, не начнут?  — спросил кто-то робкий в потёмках.  — Может, это понарошку, а?
        В ответ Вася просто рассмеялся:
        — Балда! Конечно, понарошку. Не понять разве — «Зарница». Кто лучше замаскируется от неприятеля. Больших теперь будут проверять. Жалко, нас не будут проверять, а то бы!..
        — Ну, я пошёл,  — не дослушал Васю робкий.
        Он разворошил давку людей под верандой и выбрался на свет и оказался Борей Филатовым. За ним сразу полезли наружу Вовик, и Славка Петров, и ещё другие. В укрытии стало свободно и скучно. Сирена уже не надрывалась, бомбёжки не было, боевой дух ребят никто не проверял. Вот Миша и подумал головой: а для чего вообще-то здесь сидеть? Вслух он этого не сказал, зато сказал небрежно:
        — Пойду на разведку. По пути — в столовую. Кто хочет — за мной!
        После отбоя учения физрук Юра и военная комиссия подвели итог по гражданской обороне от врага. Первое место присудили первому отряду, потому что они успели даже закопаться в землю, как на фронте. А несколько мальчиков и девочек так здорово маскировались в кустах, что их едва отыскали. Между прочим, Васю тем более не отыскали, и он, конечно, был самый лучший победитель соревнования, но про это никто не узнал.
        Вечером был педсовет, и многие воспитатели стали говорить, что так нельзя, сирена травмирует. Говорили ещё, что один мальчик завалился спать в противогазе и чуть не задохся во сне. Это было неправильно. Ведь тот чудак не со страху полез, его не просили — в противогаз. Скорее он просто хотел опередить всех по химической тревоге, когда начнётся. Но осторожные воспитатели не слушали никаких объяснений. Они настаивали, настаивали, и в конце концов сирену отменили. С тех пор тревожные сигналы подавались только через горн, да и то когда малыши не могли травмироваться, будучи на прогулке.
        Ну, а старшие ребята продолжали военные занятия в своё удовольствие. И травмы — это значит боевые ранения и повреждения — у них тоже бывали в своё удовольствие. Одному так даже повезло, что расцарапал себе лоб по сигналу тревоги. Его красиво перевязали бинтом — всю голову и за ушами. Потом он долго разгуливал травмированный и гордый, как настоящий герой. А малышам не доставалось…
        Им вообще ничего не доставалось из военных мероприятий. В старших отрядах кидали гранаты, рыли вовсю фронтовые окопы, стреляли, обматывали друг друга из перевязочных пакетов. Кроме того, там надевали противогазы, а также снимали их — кто быстрей. Старшие много чего ещё вытворяли, готовясь к своей «Зарнице». Октябрята не делали ничего. Вот поэтому Ромка Давыдов до того разозлился однажды, что стащил у них противогаз. И принёс к себе в отряд, конечно.
        — Во!  — сказал ребятам, которые мгновенно сбежались.  — Теперь живём! Сейчас я его напялю, а вы смотрите, на кого буду похож.
        Он запихнулся в резиновую маску и стал похож немного на слона, немного на Фантомаса, немного на рыбу и марсианина с Марса. Но больше всего он походил на человека с резиновым лицом, хоботом и стеклянными глазами. Это было прекрасно!
        — Вы меня слышите?  — спросил Ромка подземельным голосом.
        — Слышим!  — закричали ребята.  — Вылезай!
        — Вы меня видите?
        — Видим! Хватит тебе! Снимай!
        — Вы не узнаёте меня?
        — Да узнаём же! Не жадничай! Всем надо померить, не тебе одному!
        Будто не понимая этого, Ромка упорно не вылезал из маски, пыхтел там и радовался единолично. Он втягивал резиновые щёки и надувал их, как упитанный толстяк. Он заиграл внутри военный марш и стал вырываться. Тогда некоторые застучали ему в стёкла и по затылку. Другие потянули дыхательную трубу, которая гармошкой. А кто-то взял да отвинтил коробку, где специальный порошок.
        — Странно,  — сказал Ромка, насилу отбиваясь,  — так даже легче дышать почему-то. Ну погодите вы одну минутку! Дайте хотя потрубить через хобот, и я кончу совсем.
        Вынуть Давыдова из резины ребята всё равно не могли. И они покладисто согласились:
        — Ладно, труби минутку, но не больше.
        — Тру-ру-ру, бо-бо-бо!  — заголосил Ромка, задрав противогазный шланг в небеса.
        Это было так здорово и так завидно, что Миша не вытерпел договорное время. Он перебил Ромку на полуслове и попросил:
        — Эй, разреши, я покричу тебе туда?
        Ромка разрешил, чтобы узнать, как получится. Потом он разрешил покричать в хобот ещё нескольким. А потом сказал Мише:
        — Теперь давай я шепну что-то на ушко.
        Миша подставил трубу к своему уху, и никто ничего не услышал, а он услышал и засмеялся. Увидев такое, многие тоже захотели посекретничать. Ромка начал всем что-то шептать по очереди. Но когда к трубке приложилась Юля Цветкова, он вдруг заорал благим матом так, что она упала на траву. И потом Ромка то высказывался потихоньку, то оглушал желающих как из пушки. И никто не знал, что кому выпадет на долю. Из-за этого смеху было, и неожиданностей, и толкотни вокруг переговорной трубы — не передать!
        А еще Ромка придумал:
        — Стойте! Ну-ка засуньте мне туда конфету, и я её съем.
        Конфета нашлась тут же, в кармане у Верочки. Вера запустила её в хобот, и она прокатилась по назначению и попала Ромке прямо в рот. Он, конечно, съел и сказал:
        — Смотри, получается! Ну-ка попробуем ещё разок.
        — Во, хитрый какой!  — возмутился наконец Боря Филатов.  — Говорил, минутку, а сам сидит битых полчаса, да ещё конфеты ему подавай!
        С этими словами Боря задрал Ромкин хобот и вставил подходящий камушек. Он опять-таки провалился по назначению. Ромка хотел избавиться от камушка, да никак. А ребятам это понравилось, между прочим. Они с воодушевлением начали пихать в трубу другие камни и мелкие шишки и таким образом полностью выкурили Ромку из противогаза. Он стащил его с головы, отдал Боре и сказал, миролюбиво отплёвываясь:
        — Возьми, пожалуйста. Разве я несознательный? Полезай, а потом я тебе палку туда впихну как полагается. Кто будет следующий, становись!
        Но не успел Боря испытать своё счастье, вдруг прибежал Максим и притащил второй противогаз.
        — Давайте соревноваться,  — предложил он с ходу.
        — Правильно!  — закричали все.  — Кто скорей натянет и стянет. Конечно, соревноваться! Чур, первый!..
        Максим, не жадничая, уступил противогаз Мише. Миша и Боря приготовились, и тогда Максим скомандовал:
        — Внимание! Маски надеть!
        Они надели.
        — Маски снять!
        Они сняли. Причём Боря опередил. Он, понятно, обрадовался, что опередил, но тут Максим заорал на него как безумный:
        — Эй, ты! Я приказывал снять!
        — Ослеп, что ли?  — удивился Боря.  — Я давно снял…
        Тогда Максим сделал вид, будто сам удивился, и сказал со смехом:
        — Разве? А я не заметил. Ну и рыло у тебя!..
        Это был анекдот, но многие не знали и принялись хохотать над Борей, что похож на противогаз. Девочки, которые поняли намёк, тоже хихикали почём зря. Но некоторые не стали поддерживать и хихикать. Может, до них не дошло, а может,  — совсем другое… Юля Цветкова сказала, например:
        — Господи, какой ты вредный! Ну, почему ты такой зловредный, Максим, уродился?
        — Это же юмор,  — ответил он.  — Надо иметь чувство юмора.
        Кто из них прав, кто неправ — стоит поразмыслить. Ну, а противогазы — тут ничего не добавишь к истории. Потому что как раз примчались рассерженные люди из первого отряда и в один мах отобрали военное снаряжение и унесли с собой.
        А потом у старших была «Зарница». Счастливчики!.. Они с утра ушли за ворота на местность, чтобы действовать там в подходящих условиях боя. И они воевали и действовали полный день. В условиях и с настоящим оружием в руках. Оно даже стреляло по самому настоящему, громко. Что и говорить — круглые счастливчики эти старшие!..
        — Галя, Галь,  — приставали малыши к своей вожатой, не давая прохода.  — Галя, как же мы? Все воюют, а мы как лысые. Пускай хоть в подозрительную охрану возьмут.
        Между прочим, пятый отряд, и шестой, и вообще седьмой — все несли охрану лагеря от диверсантов и шпионов. Одни выносливо стояли часовыми в разных местах. Другие энергично хватали подозрительных на каждом шагу и отводили в штаб. Так, например, изловили Вовика Тихомирова, хотя он помогал во дворе кухни разгружать продуктовую машину. Потом задержали и привели под конвоем ещё всяких зазевавшихся, а заодно взрослого гражданина, который был никому не известен и вылитый шпион. Причём даже матёрый шпион — в тёмных очках и мексиканской шляпе.
        А начальником караульной безопасности был вожатый пятого отряда Захар. Он заседал в штабе, чтоб разбирать подозрительных и узнавать личности. Невиновных, конечно, отпускал подобру-поздорову. Виновных мог тут же арестовать, но их нисколько не набралось. Когда выяснилось, что Вовик является просто Вовиком, его сразу вытолкнули за дверь по ступенькам. Потом прогнали всех остальных, потому что не надо. Даже взрослого гражданина освободили из штаба, несмотря на очки и заграничную шляпу. Он, оказывается, работал в лагере руководителем шахматного кружка, только раньше этого никто не знал.
        Да, много разного случилось во время «Зарницы». Но опять-таки бурные героические события по усам текли, а в рот октябрятам не попали.
        — Галя, Галь!  — чуть не ревели они под конец.  — Когда же нам укреплять боевой дух? Начнётся война, а мы не совсем готовы!
        — Насчёт духа, мальчишки,  — почему-то усмехнулась вожатая,  — он у вас достаточно крепкий. Вы настоящие патриоты, сразу видно. А что касается войны,  — добавила серьёзно,  — об этом стоит побеседовать отдельно. Ведь мы не к войне готовимся, а к миру. Согласны?
        Тут некоторые закричали:
        — Выходит, нам сидеть руки ноги по швам? Выходит, самолёты, и танки, и ракеты не обязательно?
        — Вот так вывод,  — сказала Галя в ответ.  — Разве я к этому клоню? Я говорю только, что армия и вооружение нам нужны не для войны, а для мира. Мы должны быть сильные и подготовленные, но не затем, чтобы нападать, а чтобы на нас не нападали. Ведь если наша страна будет самой могучей, то никакие враги просто не поле зуд. Испугаются. Ведь так?
        После этих слов многие задумались, а многие начали выступать, и спорить, и говорить на патриотическую тему. И вот нежданно-негаданно образовался всеобщий сбор октябрятской группы, хотя и не по плану вожатой. Поразительно! Когда по плану, то одни увиливают в кружок, другие даже без причины увиливают. А как только Галя не предусмотрела собрания, тут оно и возникло — интересное, никто не скучал.
        Говорили про войны и про политику, которая в газетах и по радио. Говорили о том, как лучше защищать Родину и бороться за прочный мир. Конечно, предложения были всякие. Кто думал, что пора поехать и спихнуть капиталистов. Кто думал, что это неправильно и надо по-другому, без шума и драк. Здесь получались разногласия мнений. Совсем как у взрослых, когда собираются на именинах, чтобы поспорить о международных делах. Но главное всё-таки было не в этом на октябрятском сборе. Галя понимала главное, и она сказала в заключение всего:
        — Ну, хорошо, хорошо. Будет у вас своя «Зарничка». Потерпите — на той неделе устроим. Ведь нужно многое продумать и подготовить. Нужно организовать командный состав и стратегический совет.
        Все, конечно, обрадовались такому обещанию. И все стали просить, чтобы стратегический совет организовался сейчас же, по горячим следам. Под давлением гвалта большинства голосов Галя быстро приняла меры и позволила ребятам поступить как знают. Тогда они выбрали, не сомневаясь, Ромку, Мишу и Костю Быстрова. Но когда вожатая предложила в командный состав Васю Груднева, тут вдруг случился протест.
        — Не хотим!  — кричали девочки.  — Он цыплёнка погубил!
        — Не желаем!  — кричали мальчики.  — Он — Пират с Разбитого Корыта!
        Надо сказать, что в эти дни своей личной жизни Вася послушно ходил в строю и мыл ноги как положено. А ещё читал книжки и всё время молчал. Он так даже крепко молчал в разговорах, что был похож на забитое существо. Галя всё видела, беспокоилась, чем это кончится, и потому наметила Васю в стратегический совет. Но ребята упорно возражали:
        — Есть люди получше! Пускай дальше исправляется! Не согласны!..
        Это была расплата. Вася еле устоял на месте — так ему стало обидно и совестно. И всё же он устоял, не сбежал от позора, и такая стойкость многим понравилась. Она означала, что парень осознал вину и готов нести кару, которую заработал. А кроме того, можно было понять, что Вася Груднев бесповоротно подчиняется коллективу, а это и есть самое главное для него и для всех.

        Как стать героем

        Три дня командный состав и шефы из второго отряда придумывали правила «Зарнички», делили народ по списку, добывали военное снаряжение. Ещё они рисовали карты местности, где будут бои, готовили эмблемы для каждого участника. И вот в назначенный срок началось!..
        Утром все получили прямо в руки персональные пакеты. Это значит: для своей персоны, отдельно для себя одного. Чтобы другие не знали, в чём дело и что там написано важное. А написано было кому как. Например, в какой ты армии и кому подчиняешься. Кем будешь в бою и какое у тебя первое задание. В общем, каждый превратился в разведчика или связиста, в автоматчика или охрану флага. Самое интересное, что друг о друге ребята не догадывались до последней минуты. Во время завтрака они крепко держали секрет за зубами и набивали полный рот каши, чтоб не проболтаться.
        — Вот молодцы!  — приговаривала Надежда Петровна, глядя на это.  — Сегодня у вас отличный аппетит. Всегда бы так.
        Спасибо ей за пожелание, конечно. Только ведь не всегда у людей бывает тайна, которую затыкают едой.
        Ну, после завтрака все разбежались на сборные пункты, как приказано персональным пакетом. Здесь человека встречали командир взвода и наблюдатель из шефов. Человеку прикрепляли на грудь значок его армии: одним — ракета, другим — молния на картонном кружочке. И вот человек окончательно становился бойцом. Он уже знал теперь, кто свой, кто чужой, и вообще — что ему делать дальше в обстановке.
        Автоматчики, кстати сказать, получили автоматы на батарейках. Взводы охраны взяли флажки с эмблемами. Связисты и разведчики ничего не взяли и не получили, только задание: пройти на исходные рубежи. Но пройти нужно было не просто, а по карте, где стрелками маршрут нарисован. К тому же требовалось оставить условные знаки на дороге, чтобы другие части безошибочно отыскали поле битвы и главный штаб. Причём на первых порах свой штаб, а не вражеский, это тоже надо учесть.
        Ну и вот. Скоро обе армии заняли боевые позиции. Правда, войска «Ракеты» во главе с начальником Ромкой немного заблудились и опоздали к войне. Но, хотя с оплошкой, она всё-таки завязалась и пошла, пошла к победному концу.
        Сперва битва была позиционной, то есть — ни туда ни сюда, без прорывов, атак и потерь.
        — Эй, вы!  — смело кричали из укрытия Ромкины солдаты.  — Эй, налетайте, чего вы там?
        — Мы не агрессоры!  — кричали в ответ солдаты Миши Мороза.  — Сами налетайте, а уж мы вас разнесём в пух и прах!
        Те и другие построчили из автоматов через ничейную поляну, а потом всё смолкло — тишь да благодать. Но это только с виду. На самом деле тишина была тревожная, героическая — как полагается. Ребята слушали её, замирая и пылая отвагой. Лучше всех пылал, конечно, Вася Груднев из разведки «Ракеты». Замирали в основном девочки с той и с другой стороны фронта. А некоторые парни, между прочим, уже действовали в тылу противника. Шёл первый час легендарного сражения…
        Главнокомандующий силами «Ракеты» Ромка Давыдов находился на пне в глубине своей территории. Тут были его штаб и знамя. Тут были ещё три бойца охраны и военный наблюдатель Наташа. В общем, всё было почти что в норме, но главнокомандующий нелепо твердил:
        — Я хочу в бой! Мне надо в бой!
        — Нельзя,  — объясняла ему Наташа.  — Твоя задача — руководить. Только в самом крайнем случае…
        — Сижу как дурак!  — не слушал её Ромка.
        — А ты сиди как умный,  — хихикнули девочки из охраны.
        — Не указывайте!  — подскочил на пне Ромка.  — Даже Суворов лично ходил в атаку, если хотите знать!..
        Но девочки и после этого не унялись. Они сказали:
        — У нас игра, и надо по правилам. А ты, честно говоря, пока не Суворов. Между прочим, это заметно, хи-хи!..
        В ответ Ромка не нашёл, что возразить, потому что охрана была, кажется, права. Он ведь сам растранжирил войска при первой возможности. Потом угнал всю разведку, разослал всех связных. Вот и торчал теперь в штабе как перст, ничего не ведая о ходе сражения. Хорошо, примчался в конце концов взводный командир Гриша. Он вылетел на штабную лужайку запыхавшийся весь да как закричит в панике:
        — Прорыв! Прорыв! Автоматчики слева! Идут, идут вдоль ручья!
        Ну, заварилось! Ромка дождался своего часа. И он сразу стал подтянутый и не глупый. Развернул карту, не глупо говорит:
        — Спокойно! Не в театре… Доложи как положено, покажи здесь.
        Взводный Гриша доложил, но в карте его палец запутался. Тогда он показал в живом масштабе на близкие деревья.
        — Да вот же они,  — говорит.  — Совсем рядом. Так точно!
        — А наши?  — спрашивает командующий, немного волнуясь.
        — На передовой. Охраняют рубежи. Так точно!
        В этот миг в поле зрения вскочили вражеские автоматчики, пять штук. Командующий Ромка заволновался сильнее. Он послал Гришу за подмогой, чтоб ударили с тыла, а сам начал отступать по всему фронту. Заодно с охраной. А охрана — с флагом армии. И наблюдательная Наташа вдогонку. Такой был стратегический манёвр, и он удался на славу, только запыхались под конец.
        По условиям игры самое важное — отстоять своё знамя, а чужое, наоборот, лучше захватить. Причём знамя нельзя прятать в канаву, дупло или ещё куда в позорное место. Оно должно быть смело на виду, и оборонять его могут автоматчики и все другие войска, но по-разному. Если автоматчики стреляют, враг не имеет права приближаться в атаку. Если автоматчиков обойдут и налетят на охрану флага, то надо сил вдвое больше, чем в охране. И вообще, каждый боец считается убитым, если на него навалится вдвое больше неприятелей. Только главнокомандующего нельзя уничтожить по условиям игры. За всем этим следили шефы-наблюдатели и лично Галя. Шёл второй час легендарного сражения…
        К тому времени войска «Ракеты» сбились в одну кучу и почти что бездействовали, зато — не подступись! Впрочем, они здорово отстреливались, а вот пробиться в тыл врага не получалось. Миша Мороз так расположил своих автоматчиков, что, куда ни сунься,  — повсюду встречный огонь. И нахождение флага «Ракеты» было известно Мише. А Ромкины разведчики до сих пор не обнаружили флаг «Молнии» — такие дела… Но всё же на войне как на войне, и поэтому в разных местах фронта кое-что происходило.
        Надя Курочкина и маленькая Вера были, например, связистами «Ракеты». С начала боёв они слегка растерялись, затем натолкнулись на Вовика Тихомирова. Он был разведчиком в «Молнии» как раз. И вот он вышел навстречу девочкам из кустов. Вышел, а в руках — обгорелая коряга удивительного вида. Он показал эту корягу Наде и Вере. А потом, вместо рукопашной схватки, вдруг и говорит:
        — Интересно: что из неё можно вырезать?
        — А что?  — спрашивают девочки.
        — Лесовика,  — говорит Вовик.  — Здесь отстругать, здесь подровнять, он и получится, лесовик. Худощавый, задумчивый, из-под ладошки вокруг поглядывает.
        — Ой, правда!  — рассмотрела Вера.
        — Похоже,  — согласилась Надя Курочкина.
        Они стали все трое вертеть и узнавать лесовика и не заметили наблюдателя Коровина. А он подкрался тихим способом, потом как гаркнет:
        — Предательство! Измена! Почему вы его не хватаете в плен, когда вас вдвое больше?
        Тут девочки вспомнили про войну, да поздно. Вовик тоже вспомнил про войну и мгновенно удрал от бойцов «Ракеты». Коровин захохотал, захохотал после этого и говорит:
        — Ну, вояки! Ну, мальки! Для чего вам игру устраивали?
        Девочки, конечно, смутились. Но отвечают как ни в чём не бывало:
        — Если бы раненых перевязывать. Если бы вытаскивать с поля боя. А тут ничего не понять. Все в кустах, на поле ни живой души. Чем же нам заниматься?
        Вот ведь рассудили — и смех и грех! Но не все подряд воевали таким образом. Например, Максима чуть не схватили два разведчика из «Молнии». Они бы и схватили, да Максим увернулся и в два счёта на дерево шмыгнул. Ему говорят:
        — Не честно! Слезай, потому что ты мёртвый!
        А он отвечает:
        — Не могу. У меня мёртвая схватка.
        — Всё равно ты готов,  — доказывают снизу неприятели,  — никуда не уйдёшь. Всё равно твоя песенка спета!
        А Максим сверху:
        — Я не пел и ещё не готов. Погодите, настрою голос и тогда уж…
        Он вскарабкался повыше и загорланил, что его адрес не дом и не улица… Пока исполнял, а двое внизу дожидались и слушали, на шум подоспели Ромкины солдаты. Произошла отважная стычка, и один разведчик «Молнии» погиб в ней, хотя кричал, что не по правилам. Вообще-то, верно: убитый Максим не имел права подавать сигнал. Но можно и понять: он боролся до последнего…
        А легендарное сражение, между прочим, приближалось к обеду. Силы войск постепенно таяли на глазах у пионеров-наблюдателей. Они по ходу дела кричали малышам:
        — Мёртвые, собирайтесь под дерево на поляне! Покойнички, не расходись, не мешай!..
        Действительно, некоторые жилили, и мешали, и снова лезли в бой, путая игру. В эти трагические минуты в штаб «Ракеты» ползком приполз Вася. Он сказал начальнику Ромке:
        — Товарищ главнокомандующий! Флаг врага обнаружен нашей разведкой в составе меня. Выдайте пять бойцов, и я захвачу флаг врага, и будет наша полная победа.
        — А где взять столько бойцов?  — удивился командир.  — Не знаешь, всего девять осталось вместе со мной. Да и то четыре женского рода.
        — Выдайте женского рода, пускай,  — решил тогда Вася.
        — Без них нам свой флаг не удержать…
        Тут вмешались другие и сказали, что ладно, риск — благородное дело. В конце концов Вася взял себе в подкрепление двух девочек — весь последний резерв — и ушёл на задание, была не была. Пока остатки «Ракеты» оборонялись на рубежах, с этой мужественной группой вот что случилось.
        Сперва их обстреляли автоматчики «Молнии» и вынудили пробираться в обход. В обходе по лесу Люда Набережная отстала и погибла, потому что ей повстречались, как из-под земли, Боря и Коля. Они бесшумно подскочили и бесшумно приказали:
        — Стой и не рыпайся! Ты готова. А где другие?
        — Там,  — ответила Люда и показала направление.
        Мальчишки взяли у неё эмблему с ракетой — за то, что убита.
        Потом они бурно обрадовались и побежали по следу неприятеля. Не меньше обрадовалась и сама Люда. Ведь направление она дала на сто процентов обманное, а враги поверили. Вот чудаки! Думают, если девочка, так сразу и предаст? Ха, держи карман!.. Смелые девочки не хуже Ивана Сусанина могут сбить неприятеля с толку. На то и война, то есть военная игра.
        Ну а Вася тем временем близко подкрался к флагу «Молнии», и тут наступил решительный момент. Сил у Васи в кустах было немного: только он сам да единственная Эльвира. А флаг охраняли хотя и девчонки из четвёртого звена, но тоже в количестве двух полновесных бойцов. Атаковать их не полагалось. Если без правил, Вася, конечно, отбил бы неприятельское знамя. Но в том и дело, что возле охраны находился пионер-наблюдатель и он не позволил бы просто так нарушить условия игры.
        — Как же нам быть?  — спросила шёпотом Эльвира.
        — Помолчи,  — ответил Вася.  — Командир думает, помолчи!
        Думал Вася долго. Сначала он думал, лёжа в траве. Потом перешёл на другое место, встал за дерево и опять думал. Место оказалось удачное. Боевой план созрел в Васиной голове, как арбуз. Этот план был хороший, но отчасти и плохой, потому что кому-то из двух предстояло погибнуть.
        — Ладно,  — сказала Эльвира, когда Вася всё объяснил,  — я пожертвую собой. Попробуем, выхода нету.
        И вдруг, себя не узнавая, бывший пират и единоличник, зазнайка и выскочка в прошлом, неорганизованный Вася Груднев произнёс такие слова:
        — Нет, ты не сможешь. Я пожертвую собой. Пускай меня убьют, а тебе достанется подвиг. Ведь лучше тебе, чем никому.
        После этого они разошлись и стали действовать, как задумано. Нелегко было Васе погибать. И главное, с позором — от хилых девчоночьих рук. Но всё-таки он, будто нечаянно, обнаружился из кустов и раздразнил охрану, и те увязались за ним в погоню и на минутку бросили свой пост. Всё дальнейшее случилось по расписанию. Васю в два счёта прикончили как полагается. Зато Эльвира, используя момент, цапнула вражеский флаг и успела бегом унести свои ноги…
        Вечером на отрядной линейке шефы подвели итог ожесточённых боёв. Победу присудили Ромкиной армии. Наташа сказала по бумажке, кто здорово отличился в сражениях, а про Эльвиру сказала, что лучшая героиня в группе. Эльвире кричали «ура!» и хлопали, и она, конечно, гордилась. Васе никто ничего не кричал, и гордиться ему не полагалось. Правда, он думал, что без него «Ракета» не победила бы, что неплохо почтить по справедливости и его светлую память погибшего бойца. Но в торжественной суматохе люди забывчивы. Бахвалиться жертвой жизни Вася теперь не хотел. Он и так был доволен судьбой, потому что сыграл важную роль для товарищей. А справедливость и почести по заслугам — они ведь не каждый раз достаются в руки. Главное, надо это перетерпеть…
        Так думал Вася, но сразу скажем, что думал он неправильно.
        На другой день все опять без конца говорили про «Зарничку». Вспоминали, кто кого поразил и с какими подробностями. Галя узнавала события, смеялась, когда смешно, а также хвалила многих за смелость и находчивость. Между прочим, она поглядывала на Васю, но Вася почему-то молчал и грустил. И тогда Галя вдруг стала рассказывать об одном рядовом бойце по фамилии Матросов. Это было потрясающе!..
        Некоторые ребята не слышали, как он погиб на войне с фашистами. Некоторые знали про подвиг, но слушали снова, прямо закипая от мужественных чувств. Ещё бы! Ведь Александр Матросов кинулся грудью на вражеский пулемёт, который строчил не переставая. Он строчил и строчил из амбразуры, такого узкого окошка в особом укреплении — дзоте. Он не давал нашим подняться и пойти в наступление. Тогда-то Матросов подобрался к дзоту и закрыл огонь самим собой, чтобы пули не летели в других бойцов-товарищей.
        — Ему посмертно присвоено звание Героя Советского Союза,  — сказала Галя при полной тишине всей октябрятской группы.  — Его навечно занесли в список подразделения, как живого.
        Это понятно. Такой подвиг — бессмертен. Такой человек в памяти людей будет жить всегда…
        Галя кончила рассказывать, но ребята сперва сидели не шелохнувшись. Потом они пришли в себя и стали сурово уточнять и переспрашивать о герое. А потом случилось невообразимое, просто нет слов! То есть, кроме Галиных слов, тут ничего не добавишь. А она сказала:
        — Знаете, в нашей «Зарничке» есть похожий герой. Не удивляйтесь и поймите мою мысль правильно. Подумайте хорошенько о поступке одного из бойцов «Ракеты». Я имею в виду поступок Васи Груднева…
        И действительно, об этом стоит подумать.
        Ну, вот и всё про военные дела. Под конец можно ещё сообщить, что был в «Ручейке» Вася Вольнов, тоже ничего себе парень. Но когда разговор заходил о нём, ребята для ясности уточняли: мол, Васька из первой звёздочки. А про Васю Груднева не уточняли, что из второй. Про него с тех пор говорили: «Васька. Ну, Васька-герой, знаешь ведь…» И смотрите, какая история! Пока он мечтал прославиться по-пиратски, величал себя невесть кем и геройствовал не по делу, люди это ни в грош не ставили. А когда без всяких выкрутасов поступил просто по чести и для других, тут его и провозгласили героем.
        Вот ведь как в жизни бывает…

        Про Максима Вундеркинда

        Ещё в начале смены Надежда Петровна рассуждала про Максима, что он выделяется из среды. И ребята это, конечно, заметили не хуже. Они заметили всё после первого разговора в звёздочке по душам. Миша тогда сказал:
        — Мой папа работает на такси, и я катаюсь с ним сколько влезет!
        Боря сказал:
        — А мой папа музыкант. У него есть фрак, такая специальная куртка с хвостиком. А скрипка у него — самая первая в оркестре. Во!..
        Все другие тоже стали задушевно рассуждать о родителях и гордиться ими, кто как умел. И вдруг в лучший момент беседы один взял да хихикнул по-мышиному. Этот один был, конечно, Максим. Он, значит, пискнул от смеха, а вслед за тем и говорит:
        — А у моего отца на голове коленка.
        Сперва мальчишки онемели без слов. Но потом всё-таки спрашивают:
        — Что?
        — Коленка,  — опять говорит Максим.
        — Какая коленка?
        — Обыкновенная. Костяная.
        — Как так?
        — А вот так,  — потешается он и спрашивает: — Ну, кто ещё желает удивить уважаемую публику?
        После этого всё, конечно, пошло насмарку. Никто больше не хотел высказываться вслух. И так происходило не однажды.
        Максим всегда умел вставить такое, что у ребят руки опускались и замирал во рту язык. Он жил и всю жизнь в лагере почему-то выделялся из среды. Кстати, тут он сказал бы «из понедельника». Ведь любое слово переворачивалось в голове Максима вверх тормашками и наизнанку. Скажи ему «нельзя» — он ответит «льзя». Скажи «трикотаж» — и он ответит «нет, кота ж четыре». Правда, в запасе у него было ещё много нормальных слов, даже совсем взрослых и учёных. Поэтому люди, ни на что не взирая, подходили к нему и спрашивали, если нужно:
        — Как это — экстренно?
        — Максим, объясни, пожалуйста: кто такой престиж?
        Он объяснял всё на свете, будто ходячая энциклопедия. А настоящая энциклопедия — это куча толстых книг, где записано что угодно от А до Я. Вот и Максим тоже. Во всяком случае так казалось ребятам из отряда «Ручеёк». А как в действительности, сказать трудно.
        — Максим, кто будет карьерист, по-твоему?
        — Карьерист? По-моему, рабочий в песчаном карьере.
        Видите? Ведь это неверно! И главное, не понять, шутит он или всерьёз. Максим любил вредничать и приводить людей в замешательство. Иногда любил обзывать с добавлением нехороших слов. Но если кто-нибудь говорил в ответ похожие колкости, он сразу возмущался этим.
        — Ты плохо воспитан!  — кричал и уходил — нос в потолок.
        А ещё, только огляделся в отряде, он стал давать всевозможные прозвища людям. Посмотрел на Вовика Тихомирова, как он ест. Посмотрел, засмеялся, сказал:
        — Ничего себе. Вот это Пищеглот!..
        Когда вышли из столовой, Максим опять:
        — Эй, Пищеглот! Ребята, его надо звать Пищеглот!
        Некоторые тоже засмеялись и начали дразнить Вовика не покладая рук. Один Ковалёв из первой звёздочки старался больше всех. Он приставал к парню, как репейник. Он бегал за ним, толпился перед ним и всю дорогу вопил:
        — Пищеглот, Пищеглот! Хе-хе, Пищеглотик!
        А вдобавок чуть не падал от восторга:
        — Ох, умора! Ну и прозвище! Никогда не слышал такого! Цирк!
        Каково было Вовику, каждый понимает. Что думал при всём этом Ковалёв, невозможно понять. Зато потом обстановка резко изменилась, и мысли Ковалёва изменились к лучшему. Только сперва произошла поучительная история, а для него так даже проучительная. Потому что Максим вдруг рассердился и сказал злому насмешнику:
        — Ну, что ты заладил? Уши вянут и уже не смешно. Трындычиха!..
        Ковалёв разинул рот, и ему стало не до Вовика. А кое-кто мгновенно обрадовался, подхватил:
        — Трындычиха! Правильно, Трындычиха! Смотрите на него!
        Теперь догадываетесь, какой вывод ударил в голову Ковалёва? И поделом ему, будет знать! Легко хохотать и смеяться, когда сам без клички гуляешь. А когда сам испытаешь обиду, то поймёшь, запомнишь урок.
        Между прочим, Галя была, конечно, против дразнительных выражений. Если слышала, то заставляла извиняться на месте преступления. А это многие не любили и потому быстро образумились, коль на то пошло. Из кличек они оставили самые необходимые — про Колю, например, что Колобок. Но это уже не беда… А которые не сразу послушались Галю, тех невольно образумил Максим. У него здорово получалось. Так же, как с Ковалёвым. А ещё у него нашёлся и другой способ против несознательности некоторых октябрят.
        Всё получилось из-за того, что в дразнительный период жизни «Ручейка» Максиму тоже перепало. Юля Цветкова придумала ему в отместку потешное название: Ундервуд. Не Вундеркинд — это значит невероятно талантливый ребёнок, а как раз наоборот — Ундервуд. А это, честно говоря, обыкновенная старая машинка, на которой печатают буквы. И что же? Максим расстроился, взбесился? Нет! В том-то и фокус, что нет. Он спокойно вышел из положения, а кличка отскочила от него, как от стенки горох.
        Бывало, ему кричат:
        — Э, Ундервуд!
        Максим идёт и в ус не дует.
        — Ундервуд! Ундервудище!  — надрывается шутник со всех сил.
        А он опять ведёт себя так, будто собака лает — ветер носит, его не касаясь. Только когда уже схватят за руку или возникнут поперёк дороги, он остановится и ответит врасплох:
        — Ундервуд? Неужели? А меня звать Максим Николаевич. Будем знакомы.
        Видали, какой хитрец! Но зато по его примеру многие тоже сообразили не обращать внимания на прозвища. Вот в чём снова была поучительная история. Вот ко всему прочему как Максим выделялся из среды.
        Самое удивительное здесь, что с одного боку он был вроде отрицательный парень, а с другого — наоборот. Случалось, он хорошо влиял на товарищей своими подначками и придирками. Нарочно или нет, но он здорово помогал воспитателям. Вот, например…
        Стоят однажды на веранде двое. Стоят себе и плюются — у кого длиннее полетит. А тут, откуда ни возьмись, Максим.
        — Что,  — говорит,  — выясняете, кто из вас больше верблюд?
        Он так сказал и пропал из виду. Его и в помине нет, а двое всё переживают и уже не хотят ставить рекорд по плевкам.
        А в другой раз другая парочка поссорилась из-за чего-то. Ну, дело ясное: приготовились драться на кулаках. Один кричит:
        — Вот как дам!
        Второй кричит:
        — Попробуй! Сам улетишь выше дерева!
        В это время подходит Максим и слегка вмешивается:
        — Эй, погодите! Не начинайте. Всем интересно драки смотреть. Сейчас я сбегаю, позову людей, тогда уж приступите с удовольствием…
        Он исчезает в сторону, а забияки моментально мирятся всем назло. Вот ведь приёмчик! Максим не уговаривал, не стыдил, но добился успеха не хуже самой Гали. Поразительно!
        И всё-таки заодно с полезным он сплошь да рядом обыкновенно вредничал направо и налево. Многие ребята не любили Максима за это, и в этом хорошего мало. Но ещё хуже было другое: Максим сам не любил никого в отряде и долго никого не уважал.
        Читать он научился в пятилетней молодости. В школе получал поэтому замечания, что не умеет по складам, а всё — как пулемёт. И он подумал тогда: какие же глупые вокруг люди. Между прочим, его папа тоже так думал и говорил, а про Максима говорил вслух, что весьма развитой, подающий надежды мальчик. Вот с тех пор и перестал уважать простых товарищей, которые бывали развиты не весьма. Правда, порядок в лагере Максим не нарушал, был вежливый и во всех мероприятиях участвовал, если Галя просила. Но если к нему подходили без всяких: «Эй, Максим, будешь в футбол?» или «Бежим с нами, дело есть!» — он каждый раз в таких случаях задирал нос и говорил: «Это не входит в мои планы. Вам бегать, баклуши бить, а мне надо умственно развиваться. Уж извините…»
        У него и правда были собственные планы на целое лето. Они сочинили и разработали вместе с отцом. И даже записали на бумажке. Там стояли пункты 1, 2, 3… А всего было восемь. По пунктам деловой Максим хотел выучиться плавать в воде, прочитать два тома писателя Житкова и ещё многое. Ни у кого, конечно, такой замечательной бумажки не водилось, тут ничего не скажешь. И всё-таки ребята не завидовали Максиму. Очень скоро они перестали приглашать его с собой или в игру. Может, поэтому он и вредничал напропалую — с досады и обиды?
        Как-то раз Надежда Петровна читала на прогулке «Денискины рассказы». Ребята сидели под деревом и слушали, кто не прочь. Потом все начали обсуждать прочитанное. А потом воспитательница что-то задумала и вдруг спрашивает Юлю Цветкову:
        — Скажи нам, пожалуйста: а у тебя какое заветное желание?
        — Пускай будет мир во всём мире!  — как из пушки отвечает она.
        — А у тебя, Люда?
        — Пускай никто никогда не болеет и не умирает,  — тоже мгновенно говорит Люда Набережная и спрашивает сама: — Вам нравится, Надежда Петровна? Хорошо я придумала, да?
        — Очень хорошо,  — говорит на это воспитательница, но потом добавляет к слову: — А теперь давайте попроще. Давайте помечтаем, пофантазируем, почудим. Попробуйте-ка придумать что-нибудь волшебное.
        Тогда одна тихая девочка Марина из четвёртой звёздочки и говорит:
        — Если не будете смеяться, то лучше всего я превратилась бы в речку. Текла бы и текла. А по мне — красивые белые пароходы. А по берегам — деревья и красивые белые цветы. И люди в меня ныряют и пьют из меня. Всем хорошо, и мне тоже. Я большая-большая, вся такая солнечная, светлая, сильная…
        Тут некоторые слегка улыбнулись, но не обидно. Вася Груднев прикинул, что можно отличиться, и говорит за себя:
        — Хочу быть храбрым, чтобы ничего не бояться! Чтобы с Исаакиевского собора даже прыгнуть вниз…
        — На асфальт,  — вдруг ехидно добавляет Максим.
        Вася, конечно, рассердился и поднял крик, что в воду прыгать. Но Максим его уже не слушал. Зато он прилежно слушал всех остальных и каждого поддевал без передышки.
        — Хочу быть великаном. Хочу быть огромный и могучий, как столетний дуб,  — пожелал Коля Смирнов.
        А Максим ввернул:
        — Ты и так дуб, только малолетний.
        — Пускай заместо дождика капает лимонад!  — размечтался Боря.
        — Когда слипнешься, запоёшь по-другому…
        — А я хотел бы на необитаемый остров.  — Это Ромка Давыдов сказал.
        Но Максим и ему не дал ходу:
        — Всё ясно. Там двойки не ставят, красота!
        В конце концов люди не вытерпели издевательства, заорали на Максима все сообща.
        Тихая беседа под деревом превратилась в скандал и неувязку. Пришлось Надежде Петровне распустить ребят для игры на поляне. А с Максимом пришлось завести серьёзный разговор с глазу на глаз. Прежде всего воспитательница спросила:
        — Ну, а у тебя, Максим, разве нет заветного желания?
        — Есть,  — ответил он.  — Пускай бы эти тупицы поумнели.
        — Ты думаешь, что главное в человеке только ум?
        — Я в этом уверен.
        — А доброта, честность, отзывчивость, смелость?
        — Разве такие черты только у дураков?
        Тут даже Надежда Петровна невольно замолчала. А потом, когда заговорила опять, Максим всё так же ни в чём с ней не соглашался. Смелости, что ни говори, у него хватало. И взрослых мыслей тоже, если воспитательницу ставил в тупик. А между тем он почему-то не мог понять самых простых вещей. Хотя бы про то, что обижает ребят и нервирует. Что без друга прожить на земле невозможно. Да и вообще, многого такого не понимал слишком заумный Максим…
        Конечно, в душе у него было не так гладко, как на словах. В душе он вечно колебался и не одобрял свой характер почти каждый день. Но кто видел его странную заносчивую душу? Максима заносило и заносило на поворотах жизни, точно в гололедицу. Только не зря сказано: каждому овощу — своё время. Так и Максиму. Припало время, он тоже созрел и кое-что сообразил обыкновенно по-человечески. Сейчас узнаете, как это произошло…

        Лунатик просит прощения

        Шли дни, день за днём, и в этом нет ничего особенного. Но потом вдруг по лагерю стало бродить и шмыгать привидение. Представляете?! И даже не одно, а целая команда привидений в белой одежде и на босу ногу. Перед сном они до смерти пугали старших девочек, но под конец всё-таки попались. Утром их построили на линейке отдельно, и при свете дня они оказались ничуть не мёртвые, а просто мальчишки из первого отряда, за что и получили строгий выговор. Вот смеху-то было, между прочим!..
        Ну, а в отряде «Ручеёк» пошли потом разговоры о всяких таких фактах и явлениях. После отбоя Боря сказал всем в своей палате:
        — А то ещё встречаются лунатики, ага. По крышам ночью бегают. Умеют и по проводам — хоть бы хны…
        — Известно,  — сказал Вовик.  — Они зелёные. Кожа у них зелёная, а так — ничего.
        Тут некоторые засомневались про цвет лунатиков. Миша начал доказывать, что это — болезнь и каждый на неё способен.
        — Он такой же человек,  — говорил Миша.  — С виду его не узнать. Он и сам может не знать, что колобродит ночью. Он колобродит и спит и поэтому всё забывает. Даже среди нас, может, найдётся лунатик, только мы не видели.
        Ребята сильно разговорились в постелях, даже шум полетел и долетел до Галиных ушей. Она, конечно, пришла в спальню и навела тихий порядок. Она посидела на окошке, чтобы все заснули. Потом ушла в другую спальню проверить там крепкий сон.
        И тогда Боря прошептал Коле по соседству кроватей:
        — Колобок, спишь?
        — Сплю.
        — Постой, не надо,  — попросил Боря.  — Давай полежим и посмотрим: вдруг у нас тоже свой собственный лунатик?
        Коля заинтересовался и сказал:
        — Давай посмотрим.
        И вот стали они не спать, поджидать редкий случай редкой болезни. И что вы думаете? Дождались! Нет, честное слово…
        Внезапно зашевелилось одно одеяло, то есть человек под одеялом. Этот человек поднялся во весь рост. Коля и Боря затаили в груди дыхание. Перед ними был налицо настоящий, собственный, превосходный лунатик! Потому что Максим надел кеды совсем вслепую. И встал, и побрёл к двери при закрытых глазах. Ночь была светлая, летняя — ребята видели всё как на ладони. Когда Максим вышел на веранду, они растормошили тех, кто уснул, и после этого сообща повели наблюдение.
        Максим прошёлся по веранде, растопырив руки. Потом опять прошёлся, ни на секунду не открывая глаз.
        — Ходит,  — шёпотом сказал Коля.  — Он ходит, и, значит, он больной.
        — Тише, разбудишь!  — тоже шёпотом прикрикнули ребята.
        Но Максим ничего не слышал, не видел, а просто залез на перила. Он постоял, держась за столб. Он без сомнения перебежал бы к другому столбу, потому что лунатикам такое — раз плюнуть. И надо же случиться беде! В самый ответственный момент на веранде появилась Галя.
        — Так,  — сказала она,  — прекрасно!
        Максим не проснулся.
        — Как это понимать?
        Максим стоял на перилах и не отвечал.
        Чтобы внести ясность, Миша подбежал к вожатой и вполголоса вразумил, пока не поздно:
        — Тише, тише. Он болен лунатиком. Не буди, их нельзя будить.
        — Ах вот что!  — сказала Галя, не удивляясь.  — Хорошо, я умею обходиться с лунатиками. Все по местам, а за него не волнуйтесь. Я сегодня же вылечу его.
        Даже после громкого разговора Максим остался спящим, как заколдованная царевна в сказке. Он спал так крепко, что некоторые уже не верили, а другие некоторые думали: «Ну и сильна болезнь!» Что думала Галя, неизвестно. Только она подхватила Максима с перил, вертикально установила ногами на полу. Потом взяла за руку и вертикально увела в свою комнату. Взамен оттуда вышла Надежда Петровна, чтобы угомонить возбуждение второй звёздочки. А потом события потекли таким образом…
        Максим стоял да стоял в углу воспитательской, ни на что не взирая. Впрочем, при закрытом зрении он просто не мог куда-то взирать. Ну, а Галя, пока суд да дело, писала отчёт за прошедший день: чего хорошего было в отряде и как всем жилось. В общем, тишина и покой в комнате. Но вдруг Максим встрепенулся. Он встрепенулся, разожмурил глаза и вытаращил их, как удивлённая рыба. Потом воскликнул в полной панике и смятении чувств:
        — Где я? Что со мной? Ничего не понимаю!
        В ответ Галя сказала:
        — Всё в порядке. Ты спишь.
        — Да нет,  — сказал Максим,  — я уже не сплю.
        — А я говорю: спишь и видишь странный сон.
        — Это не сон,  — возразил Максим.
        — А что?
        — Это наяву.
        — Тогда объясни, пожалуйста,  — задала вопрос Галя,  — как ты сюда попал?
        — Не знаю…
        — Ну вот, не знаешь. И я не знаю. Выходит, тебя здесь нет и ты в своей постели. Повернись на правый бочок и продолжай. А когда проснёшься и совесть твоя проснётся, тогда и поговорим.
        С этими словами Галя опять принялась отчитываться на бумаге и делать вид, будто она — сновидение. Ну ладно. А что было делать Максиму в таком случае? Как ему проснуться, если в действительности не спит? И вот он подумал, подумал и ничего не придумал, хотя весьма развитой. Оставалось одно: признать свою выходку, просить прощения и обещать, что в лунатики больше не играет. Максим так и выразился в конце концов. Он это отбарабанил бесшабашным тоном и хотел уже идти в палату: мол, шито-крыто и до свидания. Но тут приключилось обратное. Галя взяла и не отпустила в палату. Она угадала, что Максим извиняется для отвода глаз. И поэтому она сказала с невероятной строгостью в голосе:
        — Нет, дружочек! Этот номер не пройдёт. Сегодня ты будешь наказан. Согласись, я вынуждена тебя наказать. Мало того, что не спишь сам, ты не даёшь спать своим товарищам. Ну, так вот. Чтобы не мешал и чтобы впредь запомнил, я изолирую тебя в порядке исправления…
        Всё дальнейшее было ни на что не похоже. Вообразите, какой кошмарный позор! Галя велела Максиму собрать постель и уйти из мальчишеской палаты. Хуже того: она предложила пойти в палату девчоночью и улечься там и проспать, как будто это возможно, вплоть до следующего утра.
        — Галя, Галечка!  — взмолился Максим.  — Я ведь, как ни верти, мужчина! Разве не видишь, какой я мужчина? Лучше ночь простою, а к ним не лягу!..
        — Что ж, согласна,  — ответила Галя, не споря.  — Но не думай, в свою палату не попадёшь. Спать захочешь — ляжешь у девочек. А пока стой на здоровье, я подожду.
        И вот началась небывалая бессонница. Максим пристроил постель на перила, сам ушёл в дальний угол, чтоб у Гали не на глазах. А она тем временем села с книгой под лампочкой посреди веранды. Села на стул. Стала читать.
        «Чем это кончится?  — уныло прикинул Максим на досуге.  — Кто кого переторчит и перетерпит? Если книжка у неё интересная, то не выдержу я. Если книжка ерундовая, то она долго не протянет. Судя по всему, у меня шансов больше. Но допустим вероятность… Вероятность, что Галя…»
        Тут Максим сбился с мысли и отвлёкся другим. «Веро-я-тность. Занятное словечко. Веро-ты-тность!.. Из него можно столько сложить. Вера, нет — Галя… Не хотите ли: Галя-ятность! А ещё — Миша-мытность… Впрочем, глупости всё. Вот слово «закат» куда способней. Пере-кат — пожалуйста, на воде. С-кат — это с горки. Об-кат — на машине. А на-кат? Что такое «накат»? Ведь поётся про землянку в три наката. Может быть, это высота потолка или жилая площадь пола? Тогда какого размера один накат, если на трёх помещалось сперва до восемнадцати человек?..»
        Вопрос был трудный и даже не разрешимый в одиночку. Максим ни разу не видел землянки и поэтому стал смотреть по сторонам. Надо сказать, что смотрел он впустую. Кроме Гали и комаров, поблизости не водилось ни живой души. Причём Галя была сердита, а комары только зудели и впивались в кожу острыми носами. С кем тут поговоришь? Максим прихлопнул вредное насекомое на своей шее, потом прихлопнул ещё. Третий комар поглядел, что происходит, и скрылся, не связываясь с Максимом. Тогда он совсем упал духом, продолжая стоять в уголке.
        Между прочим, солнце давно закатилось в чужие страны. Вернее, земля провернулась, и солнце теперь шпарило там. А здесь, вокруг Максима, сгущались сумерки, и дотлевал последний кусочек светлого неба, и наступала полнейшая ночь. Заодно текли да текли минуты, не переставая. И где-то играла музыка, но Максиму было не до неё. Прошёл пёс Джульбарс вместе со сторожем. Галя перевернула страницу. Постепенно Максим стал клониться… нет, склоняться к мысли прямо-таки незнакомой для себя. То есть раньше она была ему незнакома, а сейчас вот явилась внезапно. И даже не одна…
        «Плохо,  — подумал Максим,  — когда человек никому не нужен, как, предположим, я. Папа говорил: «Не имей сто рублей, не имей сто друзей, а имей одну умную голову». Здорово сказано, конечно!.. Только на всякого мудреца довольно простоты. Ведь я никому не нужен впотьмах потому, что днём, при свете мне самому никто не нужен. За друга они вступились бы. А за меня — кому охота?.. Все спят не колеблясь. Галя, не колеблясь, читает. Что толку, что я умный? Умная голова, и даже на хороших плечах,  — это ещё не всё, выходит. Выходит какое-то горе от ума, не больше. Так, может, Надежда Петровна и в самом деле права? Может, я всю дорогу ошибаюсь, ошибаюсь…»
        И вот припомнил Максим свои плохие поступки и проступки. Вспомнил и разговор о главном в людях. Сейчас показалось ему: что-то пропустил он мимо ушей и мимо своего ума. Но вместо исправления характера и ошибочных мыслей Максим вдруг вспылил на веранде и чуть не заплакал от обиды.
        — Обормоты! Кретины!  — в гневе и со сжатыми кулаками шептал он.  — Правильно презирал вас и презирать буду. Как любить таких недоразвитых? Какие вы мне товарищи — стадо ослов! Ведь только осёл захрапит спокойно, когда человек мучается под наказанием. Только дурак!..
        В это время хлопнула дверь.
        Максим осёкся и поперхнулся плохими словами. Он протёр мокрые глаза, но ничего не изменилось. Не изменилось потому, что ребята действительно высыпали на веранду. Всё его звено без исключения. И они без исключения построились вдоль перил.
        — Так,  — сказала Галя, отложив книгу.  — Значит, солидарность?
        Миша ответил:
        — Да нет. Мы просто будем стоять заодно.
        — И долго?
        — Пока не отпустишь Максима в палату. В нашу палату, конечно. К девчонкам ему нельзя.
        Ну, что тут расписывать, если нетрудно догадаться про дальнейшее. В дальнейшем Галя сказала маленькую речь по случаю всего. Вторая звёздочка намотала на ус, а потом, как и положено, вернулась на кровати вместе с Максимом. История закончилась крепким сном. Правда, один человек много ворочался в потёмках и шуршал одеялом. Но это был не лунатик, хотя и Максим. Он просто не мог успокоиться, решить что-то важное в связи с чем-то. Он всё не спал да не спал, а когда проснулся, уже трубили подъём другого дня.
        В этот миг Максим бросил подушку на пол и внезапно взял слово для серьёзного заявления от чистого сердца. Он так и сказал. А ещё сказал:
        — Во-первых, я никакой не лунатик. Во-вторых…
        Тут он запнулся, умолк на секунду с лишним. Ребята смотрели и ждали во все глаза. Максим подскочил к двери, выглянул из палаты, прикрыл дверь поплотнее и только тогда набрался духу продолжать.
        — Во-вторых, я был много неправ и признаю это. Не надо, не перебивайте, ребята! Я прошу прощения у всей звёздочки… За обиды и прозвища. За свои мысли про вас и вообще…
        — Во как запел!  — вставил насмешливый голос Боря.
        — Ты-то молчал бы!  — пихнул его Коля, а Славка Петров накинул одеяло на говорливую голову, после чего опять стало тихо.
        — Ну,  — сказал Миша,  — продолжай.
        — Всё,  — сказал Максим,  — я кончил.
        — Понятно,  — сказали остальные ребята, ничему не удивляясь.  — Мы это запомним. Запомни и ты!..

        Ответь за звездочку!

        Коля Смирнов был простой парень. Только упитанный в теле, Колобок, а больше ничего. Он не бегал сквозь забор в Африку, никем не руководил, не безобразничал напропалую. Правда, он состоял в рядах редколлегии, но незаметно. И всё же многие ребята из группы сильно запомнили его. В чём тут секрет и вся штука, поймёте не спеша. А сразу можно сказать, что, когда некоторым в дальнейшей судьбе приходил на ум Коля Смирнов, они мгновенно задумывались о чём-то очень важном.
        А с первых дней в лагере он оказался сущий простофиля. То есть кое-кому это показалось. Галя велела тогда положить чемоданы в кладовку, а потом занять в переодевалке шкафчики для смены одежды под настроение и погоду. Вот Коля и выбрал подходящий. Но тут выяснилось, что ещё один человек подумал, какой подходящий шкафчик. Причём ему самому, а не Коле. И этот человек бойко сказал:
        — Ты, толстый! Ну-ка пусти, я здесь буду. Я рядом с товарищем, а тебе всё равно.
        Коле было, конечно, не всё равно. Коле местечко нравилось. Но он посмотрел на бойкого парня с улыбкой. И ответил ему опять-таки с улыбкой:
        — Хорошо. Раз у тебя товарищ сбоку, я уступлю, ладно.
        После этого он перешёл к другому шкафчику, где ничего не находилось, кроме пустоты. Но едва облюбовал гвоздик для вешанья, как моментально подскочили девочки и закричали:
        — Это наша половина, не пристраивайся! Ваша там, за перегородкой. Ты что, не знаешь или впервые?
        — Да нет,  — ответил им Коля.  — Я просто,  — и опять с улыбкой уступил.
        Короче говоря, его теснили да теснили все кому не лень. Его теснили и оттирали до тех пор, Пока было куда. В результате Коля обосновался на проходе людей в комнату и обратно. Потом ему не раз перепадало дверью по спине и в шкафчик было не угодить, но он всё равно улыбался, как счастливый.
        Вообще-то, многие в жизни улыбаются, потому что это приятно. Коля улыбался больше других и так часто — будто без передышки. Одновременно он был не дурачок, чтобы хохотать до упаду на чужой палец. Улыбка у него происходила тихо, скромно, зато в любую минуту, когда с ним заговаривали. Максим ехидничал: мол, не хватает кожи на лице. В ответ Коля объяснял:
        — Да нет, я могу потерпеть. Просто мне хорошо, но я могу долго не улыбаться.
        С этими словами он прикрывал рот ладошкой, потому что улыбка делалась ещё шире, просто некуда девать…
        Ну, а во всём остальном, уже сказано, Коля ничем не выделялся. Хотя Максим дразнил его Шляпой, в смысле «простофиля», но это зря. Доверяют людям не одни Шляпы. Всё дело в характере, как ни верти.
        По своему характеру Коля дал Вовику увеличительное стекло и складной ножичек. Причём стекло насовсем, а ножичек только поносить. Вовик носил и пользовался предметами как хотел. А затем, тоже по характеру, но по своему взял да сказал:
        — Колобок! Хошь верь, хошь не верь — у меня его нету. Посеял твой складишок, будто в воду концы. Искал, искал, а всё без толку. Веришь?
        И Коля поверил. А когда некоторые стали смеяться и доказывать, что Вовик обманул, Коля только удивился в ответ. Он говорил:
        — А почему не верить? Вот новости! Недавно я был с мамой в комнате, где стол находок. Там не только на столе, даже на многих полках для находок всякие потери горой. Была кинокамера, гитара, а зонтиков — не счесть! Почему же Вовику не посеять ножичек? Он ведь маленький…
        Тут надо сказать, что шила в мешке не утаишь — острый конец всегда проткнётся. Скоро Вовика увидели с ножичком в руках и, конечно, доложили Коле. Тогда у них опять случилось объяснение. Теперь Вовик бесповоротно твердил:
        — Нашёл. Чего в жизни не бывает. Взял и нашёл прямо в траве.
        И Коля снова ему поверил лишний раз.
        — Это точно,  — согласился с улыбкой.  — В жизни, бывает, мамонта находят через миллион лет. А ножичек — это проще…
        Кстати, после такого разговора Вовик задумался. А когда его приняли в октябрята, задумался ещё крепче и всё об одном. Но про это скажем дальше. А сейчас вот — Коля Смирнов.
        Интересно: как вы о нём понимаете? Чудак он или кто? Вот, например, мечтал он ухаживать за цыплятами, пока они были. Мечтал, мечтал, а назначили Курочкину, а его — нет. Другой бы спорил и доказывал, что сумеет лучше. Коля ничего не стал доказывать, зато попал в драмкружок. А туда, честно говоря, он совсем не хотел. Он не хотел, но старшие попросили и загребли в два счёта, потому что им требовался толстенький малыш. Причём на плохую капризную роль буржуйчика в сказке. Другой бы — сами понимаете… А Коля Смирнов отбрыкаться не смог.
        Ну, с ним ещё много покладистого случалось. То за мячиком бегал на побегушках, то Васе Пирату позволял себя казнить. А в родительский день он за полчаса растранжирил личные гостинцы кому попало. Позднее, когда большинство людей в большинстве карманов носило вкусные вещи, Коля гулял всухомятку и никто ему не давал. Правда, он не просил, а люди не помнили, что объели его подчистую. Такое тоже бывает иногда.
        Но в один простой день произошло одно событие, что даже трудно поверить. То есть Коля получился на деле не такой, как думали все. Он бежал во второй отряд к шефам. Бежал, чтобы узнать насчёт репетиции. Всё вокруг было тихо, спокойно. И вдруг ни с того ни с сего кто-то схватил его за шиворот. Коля, конечно, поглядел и увидел над собой старшего Головина. Этот Головин, он же Башка, тряхнул Колю за воротник рубашки. Потом ещё раз тряхнул, и дёрнул, и помотал из стороны в сторону. А потом и говорит зловещим голосом:
        — Ты моего брата исключал?
        Коля мог бы сказать, что нет, мог бы и по-другому отвертеться. Но никакие хитрости не пришли ему на язык.
        — Все исключали, и я тоже.
        Тогда Головин говорит:
        — А ну-ка, сам ответь за звёздочку!
        — Октябрятская честь была, будет и есть!
        — А ну-ка, докажи.
        — Как?  — спрашивает Коля.
        — Не можешь,  — говорит Головин. А вслед за тем кричит: — Козявка! Что ж ты хвост подымаешь!..
        В тот же миг он расправился с Колей и унёс его звёздочку в кармане. Что было делать малышу после этого? Плакать — бесполезно. Пожаловаться Гале — невозможно. Позвать на помощь отряд — тоже никак нельзя. Коля подумал, будто в любом случае о нём решат плохо. Ведь он не сумел постоять за себя и свой значок. Он опозорил тем самым всю группу, а может, и всех октябрят. Хотя и бесполезно. Коля долго плакал в кустах. Но потом он всё-таки переборол свои слёзы, спрятал рубашку и пустился по следам злостного верзилы. Ещё не зная, что получится, он разыскал Головина в беседке первого отряда и решительно сказал:
        — Башка, отдай!
        — Пончик, докажи,  — тихо, но тоже решительно ответил Головин.
        — Нет, ты отдай, слышишь!
        — Слышу, Пирожок. А ты сначала докажи.
        Они выражались коротко и ясно для себя, но так, чтоб другим не стало ясно. В беседке были ещё люди и запросто могли вмешаться. Коля этого не хотел. Головин тоже не хотел, понятно. Поэтому он поскорей замял спор и предложил:
        — Иди-ка за мной. Иди, иди, договоримся!
        В безлюдном местечке, где нет свидетелей, он вдруг разлёгся на траву, задрал в потолок одну ногу и потребовал:
        — Сними кеды, Сосиска!
        — Не буду,  — не раздумывая, ответил Коля.  — Я не сосиска…
        — Ну, Колобок, Сарделька, всё равно — жирный. Сними кеды — звёздочку отдам.
        На какой-то миг Коля смутился. Ведь до чего просто можно разойтись с Башкой! Но в следующий миг он покраснел, а его голос сам произнёс, опередив мысли:
        — Нет, не заставишь! Не заставишь, хоть убей!
        Головин противно заржал:
        — Гы-ы-ы! Смелый… А звёздочка-то у меня!
        — Давай любое задание,  — сказал Коля,  — но не кеды. Кеды тебе любой трус снимет, но не я.
        — Эх, Ватрушка,  — сказал тогда Головин,  — мало тебя учили. Видишь дерево? Полезай наверх.
        Коля посмотрел на сосну и увидел, какая она большущая. Ого-го — такая сосна! Если снизу, то метров десять кажется. Ну а с маковки — все двадцать с лишним будет, Коля это знал. Между прочим, он редко лазил по деревьям. Во-первых, у него плохо получалось. Во-вторых, просто не любил играть на земле было всегда интересней. И падать на земле всегда лучше — не с высоты. Но хитрый Башка поставил условие, а звёздочка находилась у него в кармане… В общем, Коля собрал своё мужество и рискнул.
        — Будь по-твоему,  — сказал волнуясь, но не подавая вида.  — Я тебе докажу, раз на то пошло! Смотри.
        С этими словами он приступил к великому испытанию. Причём только в шортах и майке, а в остальном почти голый. Вот ведь обыкновенный парень, но не дрогнул характером перед судьбой!
        Труднее всего было ему сначала. Как на грех, главные ветки росли нелепо, метра через два от корней. Коля цеплялся за одни бугорки и мозоли на стволе дерева. Цеплялся так, что ногти трещали и кожа с коленок обдиралась чуть не дотла. Дважды он неудачно рухнул под смех своего издевателя. При этом, конечно, ушибся и расцарапал живот об кору. И всё-таки с новой отчаянной попытки ему удалось достичь удобных сучков.
        — Эй, Башка!  — крикнул Коля оттуда.  — Я забрался, ты видишь?
        — Давай дальше,  — посмеиваясь, ответил он.
        Коля маленько передохнул и отправился в путь к вершине. Теперь дела пошли без помех, только иголки в глаза да смола липучая. Ну а ветки теперь торчали под каждый шаг — красота! Хоть стало страшновато на подъёме, зато радостно и гордо, что не струсил. Выше, выше! Коле даже захотелось что-нибудь спеть. Например: «Кто весел — тот смеётся, кто хочет — тот добьётся…» Уже лагерь сделался маленький, как на ладони. Уже ветер свистел в ушах и сосна качалась из стороны в сторону, будто корабельная мачта…
        — Давай, давай, Плюшка!  — орал снизу Головин.
        Он был меньше букашки, но всё не унимался, бессовестный.
        — Давай, толстячок, до последнего, а то не в счёт!
        Можете представить, с каким замиранием сердца преодолел Коля верхние метры. Там гнулись сучки под ногами и вдобавок потрескивали. Оттуда на землю взглянуть — кружится голова… Но чего не сделаешь, чтобы оправдать звание октябрёнка! Чего не свершишь, чтобы отстоять свою честь!..
        А потом Коля начал спускаться. Не думайте, это было не легче, чем по направлению к небу. Когда, перепачканный и расцарапанный под орех, он в конце концов очутился на твёрдой почве, тут у него подкосились ноги. Понятно, что от усталости. Понятно, как у матроса, который долго не ходил по суше. Но больше всего Колю сразил и ошеломил неописуемый факт. Жуткий факт! Это… Это — ни в какие ворота! В общем, Головина уже не осталось под деревом. Головин подло сбежал.
        Тем временем Галя и Надежда Петровна ничего не ждали, не гадали, а просто присматривали за ребятами на игровой площадке. Они думали, что Коля разучивает буржуйскую роль в театре и потому здесь его нет. Но внезапно всё переменилось. Вдруг подлетел дежурный пионер по штабу и, выкатив глаза, поднял крик:
        — Идите, идите, там вашего поймали! Идите к начальнику, он папиросы украл!..
        Хотя тут была какая-то путаница, но Галя не стала тормошить дежурного расспросами. Она со всех ног понеслась прямо в штаб. В штабе оказалось невероятное зрелище, Галя такого не видела во сне… Посреди комнаты стоял залитый слезами Коля Смирнов, а по бокам — начальник, старшая вожатая, много дежурных из третьего отряда и в придачу лагерный шофёр. Взрослые были, конечно, в гневе и панике. Коля был в разорванной майке и в царапинах по всему телу.
        — Ладно, не для себя,  — горячилась старшая вожатая.  — Я тебе верю, верю! Но тогда скажи: для кого? Кто тебя подбил?
        — И не первый раз,  — громогласно повторял шофёр.  — Не первый раз! Позавчера тоже целую пачку увели…
        А начальник, хватаясь за собственную голову, всё интересовался:
        — Ты понимаешь хотя бы, что это — настоящее воровство? Ты понимаешь? Понимаешь?
        Короче говоря, Колю обвиняли. Его обвиняли в том, что проник в кабину грузовика и стащил оттуда пачку папирос. Правда, она была не целая, но этого никто не учитывал. Не считалось, конечно, и то, что дежурные перехватили его действия. Коля попался. Попался с поличным или наличным — не важно. А в ответ на допрос он только и мог навзрыд:
        — Не бу… Бу-бу… Не я… Я не…
        Ну, расписывать эту сцену нет надобности. Многим знакомо, как бывает, когда воспитатели допытываются, а виновник не в силах объяснить. Под конец Галя сказала, что сама разберётся дома, получила Колю в свои руки и быстро увела в отряд. Когда он пришёл в себя и перестал плакать, вожатая попробовала выведать тайну хорошим методом. Она спросила мягко и ласково, даже без упрёка в голосе:
        — Коля, зачем ты это сделал?
        Он не ответил.
        — На спор, может быть? Или нечаянно попал в кабину и механически прихватил эти проклятые папиросы?
        Коля молчал.
        — Понимаю, ты не хочешь выдавать товарищей. Я и не требую этого, ябед не терплю. Но ты должен согласиться хотя бы, что был там не один.
        Тут Коля посмотрел так, что Галя чуть не опешила. Никогда раньше она не видела у мальчика затравленных глаз. А вдобавок он спросил очень странное:
        — Галя, для хорошего можно сделать плохое?
        — Ты о чём?  — изумилась она.
        — Вообще…
        — Нет, постой! Здесь что-то скрывается. Давай-ка поговорим конкретней. Ты приведи пример.
        — Значит, и ты не знаешь,  — сказал Коля и сник, будто тряпочный.
        Так ничего у них и не вышло в смысле разговора. Спустя какое-то время Галя даже рассердилась, что всё впустую.
        — Иди,  — сказала Коле.  — Не ожидала от тебя. Мне стыдно за тебя. Иди!
        У него опять навернулись слёзы, но он прикусил губу зубами, сгорбился, как старый, и пошёл прочь без единого словечка. Не мог, ну не мог он признаться вожатой, что захвачена его октябрятская звёздочка и что из-за этого всё.
        Потом был обед, где Галя неотступно следила за Колей. Потом был тихий час, и Коля умудрился с него убежать. Он снова встретил смертельного врага возле дачи первого отряда. Больших ребят спать среди дня почти не заставляли, и поэтому Головин сидел там под окном и как ни в чём не бывало играл в шахматы.
        — Отдай!  — по-прежнему начал Коля.
        И Головин ответил с прежним нахальством:
        — Отскочи! Не видишь, я занят.
        — Отдай!
        — Вот докончу, тогда поговорим.
        Который сидел напротив за шахматами, вдруг поднял глаза и поинтересовался:
        — Что ему надо, Башка?
        — Ага!  — закричал он в ответ.  — Как проигрывать, так тянешь! Ходи, ходи, а с этим я сам разберусь.
        Но Коля не стал дожидаться больше. Себя не помня от гнева и безвыходности, он совершил последний шаг. И вот он шагнул — и как поддаст ногой всю шахматную доску! Фигуры, конечно, вдребезги разлетелись. Противник Башки, конечно, обрадовался и объявил ничью. Потом он быстро ушёл, чтоб не возобновлять партию. И тогда Головин поднялся во весь верзилий рост.
        — Ну, бей, бей!  — крикнул Коля, умирая от страха.  — Бей сколько влезет, всё равно не отстану и не уйду!
        Он ринулся навстречу кромешным ударам. Он почему-то промахнулся и полез под удары вновь. Однако что могло случиться — не случилось. Головин завертел на все стороны головой и попятился, попятился…
        — Ты что? Да ты что, сумасшедший?  — бормотал при этом.  — Никто не собирается тебя трогать, такого щенка. Тихо, тихо же! Чего взбесился?
        Но Коля уже не владел своим покладистым характером.
        — Отдай звёздочку!
        — Отдам. Неужели не отдам? Отдам, конечно!..
        — Сейчас отдавай!
        — Сейчас, сейчас. Вот только отойдём от окон. У нас ведь был уговор.
        Они отошли. А пока шли шагов тридцать, Коля отчасти успокоился и на новом месте не сумел столь же яростно атаковать. Тут-то его и спросил хитрющий Башка:
        — Курево принёс?
        — Не принёс,  — ответил Коля.
        — Мы же договорились…
        — А я… Меня там поймали…
        — Как поймали? Кто, где?  — не на шутку всполошился Головин.
        Тогда Коля рассказал всё по порядку. Головин ещё больше струсил и, конечно, задал вопрос:
        — А меня? А меня ты выдал начальнику, проболтался?
        — Зачем? Я не такой.
        — Честное октябрятское?
        — Сказано же!  — вдруг смело прикрикнул Коля, снова закипая. И вдобавок прикрикнул: — Ну! Звёздочка где?
        Кто бы мог подумать, что всё так обернётся! А впрочем, победа была не случайная, большой ценой. Головин без возражений стал вынимать различные предметы: спички, зеркальце, огрызок расчёски, судейский свисток. Пока перекладывал ещё многое с места на место по карманам, всё приговаривал в удивительном тоне:
        — Ты молодчина! Ты свой парень, я убедился. Бывают всякие козявки и нытики, а ты — молоток!..
        — Я октябрёнок,  — сказал Коля с достоинством.
        — Ну да, конечно, и я о том же. Теперь я знаю. Ты доказал.
        Вечером на линейке Галя сделала честное сообщение всей октябрятской группе. Она рассказала про Колю Смирнова, что нарушил тихий час странным побегом. Она не утаила даже историю с папиросами и велела Коле выйти из строя и стать, чтобы стыдно, у людей на виду. Люди, конечно, ахали, возмущались. А он стоял со звёздочкой на груди и думал, как всем заметно и как здорово, что она есть. И хотя никто не понимал, в чём дело, но Коля Смирнов знал своё и потому вовсю улыбался.
        — Смотрите, ещё смеётся!  — вылетел из рядов девчоночий голос.
        А другие закричали:
        — На совет командиров его! Пускай ответит! Пускай его крепко обсудят и решат!..
        — Ну и отвечу,  — не тая улыбки, откликнулся Коля.  — Я теперь за всё могу ответить. Пожалуйста, хоть килограмм!

        Бал-карнавал и все окончательное

        И вот пришла прощальная пора. Первая смена людей благополучно завершила культурный отдых на природе в лагере. Собралась последняя линейка, и председатель дружины Саша Вельский в последний раз спустил флаг. Многие получили подарки и грамоты за успехи в поведении, спорте и в кружках. Многие ничего не получили, но тоже радовались. За своих товарищей, понятно. А самое интересное, что октябрятскую группу «Ручеёк» абсолютно не забыли и не замяли в прощальном приказе по лагерю. Хотя они ещё малыши, но каждому досталась благодарность. Кому прямо по фамилии, как Ромке Давыдову, например. Кому на словах «и другие ребята» — чтоб никто не уехал в обиде.
        А вечером все сошлись на костёр. Он был пионерский, но октябрят всё равно приняли, потому что на их поляне и вообще. Один распределитель праздника показал место «Ручейка» в огромном кругу сидячего народа. Потом он убежал, прибежал, ещё раз убежал и прибежал, и тогда вспыхнуло огромное пламя. Все закричали «ура!», а затем огромным хором спели общелагерную песню. После этого сделалось жарко, полетели искры, люди раздвинулись, встали, и пошло, пошло незабываемое веселье!
        Сперва был большой праздничный концерт из трёх частей. Вернее, три концерта с разных сторон костра. Желающих выступить набралось столько, что до утра не поместились бы в одной программе. Поэтому желающие смотреть и слушать всё время порхали туда-сюда, где поинтересней. Многие октябрята прямо с ног сбились, чтобы не пропустить чего-нибудь главное. Вася Груднев, например, бегал, бегал и вдруг слышит:
        Единица! Кому она нужна?
        Голос единицы тоньше писка…

        «Ого,  — подумал он,  — ничего себе стихи! Это мне надо». И завернул в толпу, откуда они летели. Там посерёдке один из третьего отряда с выражением читал:
        Плохо человеку, когда он один.
        Горе одному, один не воин,  —
        Каждый дюжий ему господин
        И даже слабые, если двое…

        — Правильно говорит,  — пихнул Вася локтем девочку сбоку.
        — Тихо!  — шикнула она.  — Это Маяковский…
        — Всё равно правильно,  — сказал Вася и прослушал до конца.
        Потом тут выскочила танцевать одна под видом цыганки. Вася такое не любил и ушёл. Невзирая на праздник и мощный костёр, он сделался задумчивый минуты на четыре. В этот период жизни ему встретился Максим. Вася спросил его:
        — Макс, что ты чувствуешь у себя внутри?
        На такой вопрос можно было ответить как угодно. Мол, сердце внутри, желудок, а в желудке ужин чувствуется. Однако Максим не захотел ехидничать сегодня. Он просто сказал:
        — Настроение…
        — И я настроение,  — сказал Вася.  — А какое?
        — Превосходное!
        — И я превосходное. Смотри, совпало сразу у двух!
        Тут мальчиков растолкали и разделили перебежчики на лучший номер концерта. А когда они промчались своим путём, Вася всё-таки вздохнул и обмолвился с печалью:
        — Да… Завтра многие уезжают…
        — Уезжают,  — подтвердил Максим.
        — Ты тоже…
        — Да. На Чёрное море с папой.
        — Жалко,  — сказал Вася,  — только подружились…
        — И мне,  — сказал Максим.  — Но зато там водятся медузы.
        В костре сильно затрещало, он пульнул наподобие салюта.
        Мальчики проследили, как взвиваются искры, гурьбой летят в небо, пропадают где-то на высоте. Потом Вася сказал:
        — Почему в жизни так устроено? Я бы тоже поехал с тобой…
        — А я бы тебя взял,  — ответил Максим от чистого сердца.
        — А ребят? Всю нашу звёздочку?
        — Всю — нет. Со всеми трудно.
        — Думаешь, мне было не трудно? Ого, ещё как! А вот теперь уже хорошо. Главное, хорошо, что многие остаются.
        Рядом вдруг промелькнул Боря Филатов. Он второпях крикнул друзьям:
        — Эй, бежим на юмор и сатиру! Там куплеты про Башку будут петь.
        — Ты хочешь?  — спросил Максима Вася.
        — А ты?  — спросил Васю Максим.
        Они оба сперва улыбнулись, потом засмеялись, потом припустили вслед за Борей плечом к плечу. И весь праздничный вечер они были неразлучны, как иголка с ниткой, как «водой не разольёшь», как самые настоящие верные товарищи.
        А в другом месте два других лучших друга вели другой разговор, но тоже в особом настроении. Они смотрели акробатический этюд, в котором люди умеют стоять вверх тормашками и ещё разное. Они сидели, смотрели, а заодно толковали потихоньку.
        — Я теперь всегда буду активный,  — обещал Ромка Косте Быстрову и себе на память.  — Я им так и скажу, а чего? Может, я плохо учусь потому, что сунули на последнюю парту и слова не дают. А я им скажу: хоть я и троечник, да не хуже любого. Так и скажу. Категорически. Да…
        — А я — в спортивную школу,  — отвечал на это Костя.  — Запишусь в бассейн, и порядок! Как запишусь, так сразу поплыву. Не зря ведь научился, как ты думаешь?
        Ну, кроме этих и остальные октябрята сидели и бродили задумчивыми парами и компаниями по душе. Мальчишки в большинстве кружились возле Гали. Девочки — вокруг Надежды Петровны. И все они говорили сегодня какие-то необычные вещи друг другу. Все ждали чего-то и не могли понять: чего?
        Тем временем самодеятельность успела окончиться. Вдруг заиграла громкая музыка и распределители закричали, что карнавал, карнавал! Люди на минутку разбежались нарядиться в костюмы и маски. А когда построились для шествия на поляне, то просто ахнули, глядя по сторонам. И правильно ахнули. Кого тут только не было! Каких только не было! Одних Чебурашек штук десять с лишним. А рыцарей, пиратов, индейцев, мушкетёров — целые роты, не подсчитать…
        Напротив костра водрузили стол и скамейку. Шесть человек — и пионеры и взрослые — сели на неё и превратились в жюри. Ну, жюри — это которые лучших замечают, присуждают им премии, а потом с рукопожатием отдают. Вот и на маскарад они понадобились, чтобы узнать, чей костюм заслуживает награды. И они старались, узнавали, глядели во все глаза. А ребята возникали из полумрака в удивительно сказочном свете живого огня. Фантастические тени метались тут же. Ребята исчезали снова в сумерках вечера не хуже, чем в кино.
        И так это было здорово, красиво, странно — только держись!
        Шли гномы, короли, Незнайки, черти, лешие. Шёл поп с крестом и бородой, за ним Буратино, Бармалей, Кощей. Правда, он смахивал на воина в обычном теле: меч, плащ и всё такое. Но зато он имел ещё понятные рёбра и другие нарисованные кости — можно догадаться, кто такой. А вот про некоторых догадаться было невозможно. Один протопал в шубе до пят и валенках — то ли сторож, то ли Фома. Двое выступили в свитере, запихнувшись в него на пару. У них получилось две нормальные руки, но четыре ноги при одном туловище, а также две головы. Потом они говорили, что это — Выдумка Мюнхаузена. Что ж, неплохой костюм, когда его поймёшь…
        А со стороны девочек были на карнавале цветочки, ёлочки, феи, русалки и тому подобные балерины в большом количестве. Но им наперекор показались Бременские музыканты, все шесть персон. Позднее стало известно, что они — тоже из девочек составлены. А сперва зрительная публика только поразилась и хлопала в ладоши при виде незнакомой Бременской гурьбы. Ведь до чего здорово у них получилось!..
        Осёл, как полагается, был с ослиной головой и вёз тележку на двух колёсах. Петух и Кот — с хвостами по форме и в правильных масках — помогали Ослу. В тележке сидели Трубадур и Принцесса, причём до того красивые на вид, что не узнать, из какого отряда, и не описать. А кроме того, бравая компания по ходу дела исполняла песню:
        Ничего на свете лучше не-е-ту,
        Чем бродить друзьям по белу све-е-ту!..

        Всё шло великолепно, просто блеск! Однако под шумок к Бременским музыкантам примазался один. Сначала он был мушкетёром или рыцарем — со шпагой, в плаще и в шляпе с пером. А после, наверно, передумал — и вот бежал за тележкой и кричал:
        — Ох, рано встаёт охрана!..
        Бременский Пёс его отбрыкивал, конечно. Пёс громко возмущался:
        — Нам не надо охраны! Он не с нами! Это не наш!
        Но парень со шпагой ничего не слушал и даже настаивал:
        — Величество должны мы уберечь от всяческих ему не нужных встреч!..
        Так они и проследовали мимо жюри. Жюри едва не кувыркнулось под стол от удовольствия. Но это им не положено, и потому они в конце концов усидели ровно. Ну, а публика не усидела, не устояла — все так и покатились со смеху по случаю маскарадной неувязки.
        А затем появился по щучьему веленью русский народный Емеля. Хоть и дурак, но костюм он придумал, между прочим, совсем даже толковый. Смастерил из картона печку, потом надел её через дырку и остался до пояса виден, а ноги — нет. Ещё он приделал к себе чем-то набитые брюки с ботинками, будто они часть его тела, которая на печи. И вышло: сидит Емеля вперёд ногами, а печка движется и едет с помощью настоящих ног изобретателя. В общем, он получил первый приз на карнавале. Оно и неудивительно: дуракам всегда счастье, сказка не врёт.
        А вторую премию дали Бременским. Третью — Рассеянный с улицы Бассейной отхватил. Он всего-то нахлобучил кастрюльку на голову, обвешался ерундой, но вот — своего добился. Крокодилы Гены, ковбои, лисицы, привидения были, конечно, недовольны. Однако с жюри не поспоришь. Тем паче шествие кончилось и теперь затевались аттракционы, танцы, массовые игры. Кто не отличился на маскараде, мог в утешение отличиться тут.
        Ну, вы знаете, как это бывает. В одном месте распределители праздника предложили массам верёвку, чтобы её дёргать и тянуть до победного конца. В другом — вручили мешки для гонок и шлёпанья об землю, кому не повезёт. Было ещё разное: тарелки, кольца, удочки и кисель с двумя ложками, чтобы друг друга вслепую кормить. В общем, каждый мог подыскать себе потеху по характеру и вкусу. Вовик Тихомиров тоже не растерялся и нашёл полезный аттракцион.
        Кстати, в помощь костру на деревьях висели гирлянды из разноцветных лампочек. Под одной такой протянули бечёвку, а к ней прицепили на нитках всевозможные призы. Любой желающий брал ножницы и с завязанными глазами отрезал себе то, что не видел, но хотел. Впрочем, большинство людей хотели, но не отрезали, промахиваясь. Зато Вовику здесь крепко посчастливилось. Он много раз вставал в очередь и в результате настриг без осечки столько всякой всячины — еле в карманах поместил.
        Потом он отошёл, съел одну конфету, другую и задумался.
        Тут надо сказать, что за всю свою жизнь Вовик почти не делал подарков людям. Во-первых, не мог себе этого позволить: даже в родительский день к нему никто не приезжал… Во-вторых, он как-то странно не любил дарить, если и было что. Но сегодня произошло необычайное. Вовик подумал, подумал и вдруг решился на поступок. Он отыскал Верочку в костюме Царевны-лягушки. Он отозвал её от прочих девочек в сторонку. Он потоптался и с трудом сказал:
        — На, бери. Это тебе от меня.
        — О, «Золушка»,  — обрадовалась Вера.  — Спасибо, Вовик!
        Она взяла сюрприз, а Вовик почему-то смутился — и бежать.
        Он просто не понимал, что с ним стряслось в одну минуту. Ведь шоколадка была да сплыла. Причём сплыла без толку, как он всегда приговаривал. Но несмотря на это, Вовик радовался не меньше Верочки. Да что там! Он прямо ликовал и чуть не прыгал до потолка от прилива хороших чувств. Расхрабрившись, он встретил ещё одного лучшего человека — Надежду Петровну — и тоже подарил ей конфет.
        А вот с ребятами своей звёздочки вышло несуразно. Кому ни предлагал Вовик полакомиться, все говорили в ответ:
        — Да ладно. Тебе самому надо. У меня есть, угощайся сам.
        Лишь один Коля Смирнов правильно понял Вовика. Он принял его скромный подарок и, не подавая виду, весело сказал:
        — Ого, давай! На аттракционе раздобыл? Молодчина!
        После этого Вовик сломя голову помчался добывать чего-нибудь ещё. А Коля тем временем едва не угодил в историю. Он был на празднике Карлсоном, который живёт на крыше, и потому разгуливал с пропеллером за спиной. Пропеллер он вырезал из фанеры лобзиком. Старался, старался несколько дней. Но фанера ведь не железная, её легко поломать, когда захочешь. И вот кто-то захотел как раз. Он ухватил сзади Колин маскарадный винт и закричал:
        — Сдерём?
        — Сдерём! Будет заместо скальпа. Ие-хо-хо!..
        Два индейца из четвёртого отряда кровожадно обступили малыша. С перьями в волосах, с рисунками на лицах и очень краснокожие от пламени костра, они дёргали Колин винт и махали индейским оружием. Бежать ему было некуда. Вокруг сплошные танцы, воспитатели на расстоянии, не видно. И разлучился бы Коля со своим пропеллером, стал бы не Карлсон, а так — недоразумение… Но вдруг пришла помощь. Внезапная помощь. И самое удивительное — от кого!..
        — Э, папуасы!  — откуда ни возьмись, возник Головин-Башка.  — Ну-ка, отвали, не тяни на маленьких!
        — А чё!  — возразили двое по-индейски.
        — Ничё!  — так же ответил Головин. А ещё добавил: — Я его уважаю и знаю. Хватайте других, а его нельзя. Понимэ?
        Вот такая история… Как её прикажете «понимэ», то есть понимать, говоря по-человечески? Коля во всяком случае был страшно удивлён. А потом ему пришлось удивиться ещё раз. Этот прощальный вечер получился какой-то потрясающий, честное слово!..
        Когда уже готовились ко сну и полоскали ноги в умывалке, то возле Коли снова очутился Вовик Тихомиров. Он всё кряхтел, брызгался, вздыхал по старинке. Он ждал, чтобы поблизости никто не услышал. Тут выдался момент, и Вовик заговорил:
        — Ты про ножичек помнишь?
        Коля ответил:
        — Помню, а что?
        — Известно,  — сказал Вовик.  — Я тогда не терял нисколько… Колобок, я зажилить хотел твой ножичек, вот…
        — А, ты про это,  — улыбнулся Коля.  — Чепуха! Я давно забыл и не помню.
        — Нет, ты стукни, стукни меня хоть разочек,  — стал выпрашивать Вовик.  — Ты поругайся давай, покричи…
        Но Коля в ответ лишь засмеялся добродушно и громко.
        — Ну, выдумал! Кто ж дерётся без драки и злости? А злости на тебя у меня нет. Мы ведь с тобой друзья. Мы теперь на всю жизнь друзьями останемся. Правильно я говорю?
        Здесь можно бы сказать, что всё, и поставить в этой книжке окончательную точку. Потому что первая смена завершилась и с утра пришёл день отъезда тех, кто уезжал. А кто не уезжал — про них полагается новая книжка. А последнюю точку пускай по заслугам поставит Эльвира. Она всё время вела дневник октябрятской группы и хотела сама подвести итог лагерных дней.
        Вот её запись на заключительной странице альбома, где сочинялся дневник «Ручейка». Правда, Галя не успела проверить в суматохе, но главное вы поймёте. И вы, конечно, поймёте всё.

        КАК ХОРОШО НАМ БЫЛО В ЛАГЕРЕ. КАК ЖАЛКО НАМ ПРОСЧАТСЯ. КАК МЫ ХОТИМ СЮДА ЕЩЕ.
        А КТО БУДИТ ЧИТАТЬ ДНЕВНИК БЕЗ МЕНЯ
        НАДО РАЗВИЗАТЬ ЗАВИЗАТЕЛЬНУЮ ЛЕНТОЧКУ.
        ЖЕЛАЮ ВСЕМ ХОРОШЕВО ОТДЫХА. ДО СВИДАНИЯ.
        С ОКТЯБРЯТСКИМ ПРИВЕТОМ ЭЛЬВИРА ИВАНОВА.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к