Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Детская Литература / Кузнецова Наталия / Ромка И Лёшка: " Банда Синего Крокодила " - читать онлайн

Сохранить .

        Банда синего крокодила Наталия Александровна Кузнецова
        Ромка и ЛёшкаЧерный котенок
        Ромка мечтает стать великим сыщиком, не хуже Шерлока Холмса. А пока он тренируется на всяких мелочах и ищет себе новые дела где только можно. Например, после страшной грозы у одной девочки в поселке пропали игрушки. Самая заметная из них - огромный синий крокодил - обнаружилась на спортплощадке. Ну вот кому могли понадобиться потрепанные старые вещи? Разумеется, Ромка принимается за расследование и быстро понимает, что главная пропажа - не игрушки, а старенький ноутбук со статьей, которая может спасти Чистое озеро…

        Наталия Кузнецова
        Банда синего крокодила

                

        Глава 1
        Страшная месть

        Лешка проснулась от какого-то неясного шороха, приподнялась и прислушалась. Уж не дождь ли это шумит, обещанный вчера по телевизору? Она вскочила с постели, подбежала к окну, раздвинула тяжелые занавески, и ослепительно-яркое солнышко хлынуло в комнату. А нежно-голубое небо над Медовкой оказалось высоким, удивительно чистым и прозрачным, и лишь одно легкое белое облачко скромным украшением медленно скользило над вершиной зеленого холма.
        Как хорошо, что синоптики ошиблись и день будет отличным, сказала себе Лешка и направилась в ванную комнату. Она собиралась взять Дика и, пока все спят, по своему обыкновению сбегать с ним на собачий пляж. И каково же было ее удивление, когда, пробегая через гостиную, она наткнулась на полностью одетого Артема, который укладывал свою сумку. Значит, это он ее разбудил своим шуршанием.
        - Привет! Ты куда это собрался в такую рань?
        - Доброе утро. Да понимаешь, мне только что позвонил папа, сказал, что скоро за мной заедет и мы поедем в посольство за визой.
        Уголки Лешкиных губ непроизвольно поползли вниз, а хорошего настроения как не бывало. Причина крылась не в кратковременной отлучке Артема, хотя и несколько дней разлуки с ним были не в радость. Ее обожгла мысль об их скором расставании почти на год. Артем учился в Англии, а лето шло к концу. Вот начнут желтеть листья, жухнуть трава, и придет час его отъезда.
        - А когда ты вернешься?  - спросила она.  - Сегодня? Или завтра, вместе с родителями?
        Завтра была пятница, а на выходные дни на даче всегда собирались их мамы и папы. Правда, родители Ромки и Лешки решили нарушить традицию, поскольку затеяли в квартире ремонт, так что число визитеров на этот раз должно было сократиться вдвое. Но Артем покачал головой.
        - Мама с папой останутся в городе, и мне тоже придется там задержаться. К нам из Питера приезжает моя бабушка, и я должен побыть с ней хоть пару деньков. А сюда, за город, она ехать не хочет, говорит, что соскучилась по Москве.
        - Бабушка,  - дело святое,  - вздохнула Лешка и расстроилась еще больше.
        А потом оказалось, что и Ромка тоже на ногах, а Нина Сергеевна и вовсе поднялась раньше всех и уже приготовила завтрак. И Лешка быстро умылась, переоделась и уселась за стол.
        Но позавтракать вместе друзьям не удалось. С улицы послышался гул мотора, к калитке подкатил белый автомобиль, из него вышел отец Артема Владислав Николаевич и заскочил в дом только для того, чтобы со всеми поздороваться и поторопить сына. Артем схватил сумку и пошел к двери.
        - Я вам позвоню,  - сказал он выбежавшим его проводить Ромке с Лешкой, сел рядом с отцом, а машина стремительно набрала скорость и, взметнув дорожную пыль, в мгновение ока скрылась за поворотом.
        Ромка посмотрел на опустевшую дорогу и горько вздохнул:
        - Скоро и другие нас покинут, и останемся мы с тобой, Лешка, совсем одни.
        - И правда,  - кивнула Лешка и усмехнулась. Под «другими» ее брат подразумевал всего одну девочку - умницу и красавицу Лизу, в которую втрескался по самые уши. А она не то чтобы отвечала ему взаимностью, но все его ухаживания принимала благосклонно и относилась к нему по-дружески, а на большее Ромка и не претендовал. Но вся беда состояла в том, что Лиза была не обыкновенной девочкой, а начинающей киноактрисой, будущим светилом мирового кинематографа, что предрекали ей все ее друзья. Она уже успешно снялась в одном фильме, а теперь собиралась на съемки второго, которые должны были проходить в Норвегии. И Ромка заранее переживал предстоящую разлуку, которая была не за горами,  - Лизин отъезд из Медовки назначен на послезавтра.
        Брат с сестрой вернулись на кухню, снова уселись за стол, а у калитки затормозила какая-то машина.
        - Темка, что ли, что-то забыл и вернулся?  - сказал Ромка и прильнул к окну.  - Да нет, это кто-то еще. Кто же это может быть?
        Лешка и сама увидела, что автомобиль совсем другой, синий, а не белый, как у отца Артема. И из этого синего автомобиля вышла, нет, не вышла, а вынеслась, вылетела, как на крыльях, какая-то девчонка. Она смело открыла калитку и погладила подбежавшего к ней Дика. Лешка пригляделась к девчонке и, не веря своим глазам, прошептала:
        - Неужели это Катька?
        Любимая Лешкина подружка Катька жила в Воронеже, то есть довольно далеко от Москвы, к тому же этим летом она уже дважды их навещала, поэтому никто не ожидал, что она появится в Медовке в третий раз. Но это была она. Лешка просияла, вскочила, издала ликующий вопль, опрокинула чашку с чаем и на всех парах понеслась навстречу желанной гостье.
        Ромка тоже был рад приезду своей боевой подруги, потому что неугомонная Катька всегда поддерживала затеваемые им опасные авантюры, в то время как Лешка и Артем подчас норовили его урезонить и отойти в сторонку. Однако с Катькой он привык обходиться без особых церемоний, а потому подошел к ней и брякнул:
        - Явилась - не запылилась. Откуда взялась-то?
        А Лешка, до сих пор не веря свалившемуся на нее счастью, то прижимала к себе свою ненаглядную подружку, то отстраняла ее от себя, чтобы получше разглядеть и обнять снова.
        - И правда, Катенька, откуда ты взялась? И почему так внезапно? Ты же поехала с мамой на турбазу.
        - Ну да. Но только мы вернулись, как папу снова послали в командировку в Москву, ну и я, конечно, уговорила его взять меня с собой и устроить вам сюрприз,  - радостно подпрыгивая, объяснила Катька. Она тоже была на седьмом небе от счастья.
        Ее отец вышел из машины, поговорил с Ниной Сергеевной, выслушал ее заверения в том, что Катька им нисколечко не помешает, и, отказавшись от предложенного ему завтрака, тут же укатил обратно в Москву.
        - Нет, ну ты молодец, что приехала!  - не переставала восторженно восклицать Лешка.  - Рома, а правда, она стала еще красивее?
        Катька с ее искрящимися, широко распахнутыми карими глазами, коротким носиком, волнистыми каштановыми волосами, облаченная в белые брючки и розовый топ, казалась похожей на сказочного эльфа, прилетевшего из волшебной страны. Но Ромка окинул ее ленивым взглядом и сморщил нос. Катькина красота его нисколько не впечатляла, он ее сроду не замечал. Красивой, очаровательной, блистательной, необыкновенной для него была одна Лиза. И он украдкой посмотрел на часы. Лиза обещала прийти к ним сразу после завтрака, то есть уже вот-вот, и он мечтал провести с ней весь этот день. И он понадеялся, что Лешка останется вдвоем со своей Катькой, им есть что обсуждать, а он и Лиза куда-нибудь сходят.
        Однако Катькино появление нарушило все его планы.
        Лиза пришла вовремя, как и обещала, познакомилась с Катькой, и они сразу нашли общий язык. Все трое принялись болтать о модах, нарядах, косметике, то есть о всякой ерунде, и Ромка не знал, как подступиться к Лизе, чтобы оторвать ее от девчонок. Так вышло, что они все время находили себе какие-то занятия. Как назло, Катька понавезла с собой разных журналов, среди них была «Лиза». В этой «Лизе» они отыскали кулинарный рецепт фруктового пирога и принялись его готовить. Когда пирог был испечен, на чаепитие позвали Ромку с Ниной Сергеевной. После чая Ромка открыл было рот, чтобы сказать Лизе: «А теперь пойдем погуляем», как Катька его опередила и предложила устроить показ мод. Лешка с Лизой, конечно, согласились. Они натащили всяких тряпок, даже сбегали к Лизе домой за ее нарядами и черным париком и стали во все это переодеваться, а Ромку и Нину Сергеевну привлекли в качестве зрителей. А когда аттракцион завершился, девчонки заперлись у себя в комнате и принялись что-то горячо обсуждать. Ромке до их секретов не было никакого дела, но стало обидно, что все они, особенно Лиза, совсем забыли о его
существовании.
        И только поздним вечером ему выпало счастье проводить Лизу до дома. Он все еще надеялся погулять с ней по ночной Медовке, но она отказалась, сославшись на то, что очень устала и хочет отдохнуть.
        - Ты же пойдешь завтра с нами на пляж?  - спросила она, а когда он кивнул, утешила:  - Вот там обо всем и поговорим.
        Ромку немного задело то, что Лиза сказала не «со мной», а «с нами», и всю дорогу домой он раздумывал над тем, что бы ему такое предпринять, чтобы удержать завтра Лешку и Катьку дома и пойти с Лизой на речку вдвоем. В противном случае он среди них снова станет лишним.
        И он не надумал ничего лучшего, как незаметно выкрасть Лешкин и Катькин купальники и спрятать их на кухне в старой кастрюльке, которой Нина Сергеевна давно не пользовалась. Не пойдут же они на пляж без купальников?
        Но Лешка с Катькой обнаружили пропажу раньше, чем он надеялся. Почему-то они сразу разгадали, чьих это рук дело, начали поиски с кухни и первым делом открыли ту самую кастрюльку.
        - Ну погоди, Ромочка, я не такие прикольчики знаю, и ты у нас еще попляшешь,  - пригрозила ему Катька, на что Ромка только хмыкнул:
        - Уж не думаете ли вы, что вам удастся меня провести?
        Однако опытный сыщик недооценил находчивость девчонок и с легкостью попался на их удочку.
        И было это так. После завтрака Ромка сел на скамью во дворе и стал ждать Лизу. Следом вышла Катька. Она сначала подошла к большой разноцветной клумбе, понюхала цветочки, составляющие предмет гордости Нины Сергеевны, потом тоже присела на скамью, покрутила головой и спросила:
        - Ой, а что это у тебя торчит?
        - Где?
        - А вот.  - И Катька указала на кончик желтой нитки, который высовывался из шва на его джинсах.
        Недолго думая Ромка схватился за этот кончик и дернул, чтобы оторвать нитку. Но она не порвалась, а только вытянулась. Он перехватил ее у основания и дернул снова, и опять эта дурацкая нитка легко вытянулась из его джинсов. И сколько он ее ни дергал, она все тянулась и тянулась и не собиралась обрываться. И только когда вся скамья опуталась желтой сеткой, из шва выскользнул другой конец этой невероятно длинной нитки.
        Откуда же она взялась, удивился Ромка, и тут его пронзила простая догадка: скорее всего, он распорол свои собственные джинсы.
        И только он об этом подумал, как во двор с золотистым мячом под мышкой вошла Лиза.
        - Привет всем!
        - Привет!  - ответил Ромка. Его первым порывом было вскочить и кинуться ей навстречу, но он лишь дернулся и остался сидеть, потому как в следующий момент ему привиделась жуткая картина: вот он встает, делает шаг, другой, и тут распоротые джинсы падают к его ногам. А тут еще Катька сделала ужасные глаза и прошептала:
        - Сиди!
        И он замер, боясь не только встать, но даже пошевелиться.
        А Лиза подошла ближе и, лучезарно улыбаясь, спросила:
        - Ну что, собрались?
        - Угу, только тебя и ждем,  - кивнула Катька.
        - Тогда пошли.
        Из дома с пляжной сумкой показалась Лешка, Катька вскочила со скамьи, щелкнула Ромку по носу, и все трое зашагали к калитке. Нет чтобы сначала завести Лизу в свою комнату и дать ему возможность переодеться. Ромка весь вскипел от негодования, но остался сидеть, как приклеенный.
        На полпути Лиза оглянулась.
        - А ты что, с нами не идешь?
        - А у него паралич,  - ответила за Ромку Катька и мерзко хихикнула.
        А он, сдержавшись, спокойно сказал:
        - Вы идите, я вас догоню, мне надо еще кое-что сделать.
        Как только девчонки скрылись из глаз, он вскочил, поддерживая джинсы обеими руками, вбежал в дом и убрал руки, ожидая остаться без штанов, но этого не случилось. Джинсы сидели на нем как влитые. Он снял их, внимательно рассмотрел. Все швы были целы.
        А что же он тогда распарывал? Откуда взялась эта злосчастная нитка?
        Разгадка пришла тут же. В кармане его джинсов обнаружилась пустая тонкая катушка. Так вот зачем к нему в ванную комнату заходила Катька! Он еще крикнул, что к нему нельзя, но она и слушать не стала, сказала, что подглядывать за ним не собирается, просто ей нужно кое-что там взять. А сама сделала свое черное дело: положила к нему в карман катушку с такой же ниткой, какой были прошиты джинсы, а кончик ее продела в шов. Это и был тот самый обещанный ему прикол, и он купился на него, как маленький.
        Ромка сжал кулаки и, лелея в душе страшную месть, побежал на пляж, собираясь растерзать Катьку на части. А она встретила его смехом и обрызгала с головы до ног. Он ринулся за ней в воду, но она ловко ускользнула, и гоняться за ней ему очень скоро надоело. Увидев, что Лиза плывет одна, он присоединился к ней.
        Но тут еще невесть откуда взялись брат и сестра Сашка и Машка Ведерниковы и их неотлучный спутник Колян, все трое приклеились к Лизе, лишив Ромку всякой возможности хоть немного побыть с ней наедине. Не было никакой надежды и на будущее: Лиза объявила, что сегодня вечером устраивает торжество по случаю своего отъезда и приглашает к себе всю компанию. Это означало, что весь вечер она будет уделять внимание своим гостям, а на Ромку у нее снова не останется времени. А утром она уедет и вообще о нем забудет. Ей, должно быть, уже сейчас все равно, есть он на этом свете или его нет.
        Ромка сидел на берегу, и его одолевали мысли одна печальнее другой. Но натура у него была деятельной, без толку страдать он не любил, и потому, посидев еще немного, решил выяснить, так это или не так, для чего спрятаться от всех и посмотреть, как скоро его хватятся и хватятся ли вообще.
        И вот, когда все в очередной раз пошли купаться, Ромка забежал за густой кустарник - маленький зеленый оазис среди желтого, нагретого жарким солнцем песка,  - выбрал невидимое как с реки, так и с дороги место и, орудуя двумя руками, быстро вырыл длинную и глубокую яму. Потом нарвал лопухов и листьев, чтобы прикрыть ими лицо, и стал закапываться.
        Однако для того, чтобы зарыться в песок полностью, с руками и ногами, ему требовался помощник, и таковой нашелся. Мимо как раз пробегал Сережка Алтухов по кличке Серый. Когда-то этот Серый был самым отъявленным в поселке хулиганом, грозой всей медовской детворы, маленькому Артему от него доставалось по первое число. Но потом то ли что-то на него повлияло, то ли он просто подрос и осознал, что нельзя обижать тех, кто слабее, но так или иначе, Серый исправился, и между ним и Артемом давно установились нормальные отношения. А Ромке с ним и вовсе было нечего делить, и потому он подозвал Сережку к себе и попросил помочь законспирироваться. Серый не стал спрашивать, зачем ему это надо, так как очень куда-то спешил, а быстро забросал его песком, прикрыл лицо лопухами, посмотрел издали и остался доволен своим трудом.
        - Если не будешь шевелиться, то никто тебя не заметит,  - сказал он и был таков.
        Конспирация и в самом деле получилась на зависть любому разведчику, в чем Ромка тут же смог убедиться сам.
        Как только Сережка убежал, в паре метров от него остановились две незнакомые девчонки и принялись на все лады обсуждать свою подружку. Из-за лопуха на лице Ромка никого и ничего не видел, кроме малюсенького кусочка голубого неба, зато слышал все прекрасно.
        Это укромное местечко, видать, привлекало многих. Когда девчонки ушли, их сменили какие-то тетки, чтобы переодеться. После теток прямо над Ромкой завис какой-то пацан с мобильником. Голос у него был писклявым и гнусавым, в общем, жутко противным.
        - Сигнализация - не проблема, все будет в ажуре, даже не сомневайся,  - гнусавил он в трубку.  - Я-то где? Я сейчас на пляже. А ты у Витька? Понятно. Нет, не бойся, никто меня не слышит, я тут один, рядом со мной никого нет.
        В следующее мгновение Ромке в нос попала то ли мошка, то ли комар, и он с трудом сдержался, чтобы не чихнуть. А писклявый парень шагнул прямо к нему, носком ноги задел прикрывавший его лопух и коснулся лба. Еще миг, и нога незнакомца впечатается прямо в Ромкин нос и превратит его в котлету. Ромка собрался было заорать и вскочить, но, к счастью, все обошлось. Пискля закончил разговор и исчез, а конспиратор сдержал чих и стал прислушиваться к тому, что делается с другой стороны кустарника, где лежали их вещи. Интересно, хоть кто-нибудь заметит его исчезновение и когда это будет?
        Ждать пришлось долго, а лежание в горячем песке обернулось самой настоящей пыткой. Жарко было безумно, песчинки жутко кололись и впивались в кожу, как раскаленные угольки. Ромка чувствовал себя яйцом, которое положили запекать в печь да и забыли о нем.
        А девчонки вылезли из воды, схватили мяч и побежали играть в волейбол. Ему тоже захотелось поиграть, а перед тем попить и освежиться в замечательно прохладной, свежей речной воде. Но он мужественно терпел, памятуя о том, что это еще не самое страшное испытание из тех, что выпадали и еще выпадут на его долю, и что он должен приучать себя к подобным вещам, если хочет стать профессиональным детективом.
        Наконец все вернулись на место, уселись на подстилку, достали припрятанную в тени воду и стали пить. Очень хорошо было слышно, как булькает вода в бутылке. Ромка ощущал прямо-таки нестерпимую жажду, но страдал молча и продолжал терпеть.
        Лиза первая заметила его отсутствие.
        - А где Рома?  - спросила она, и Ромка почувствовал себя вознагражденным за все свои мучения.
        Вслед за тем раздался недоуменный Лешкин голос:
        - И впрямь, где он? Сашка, Колян! Вы Ромку случайно не видели?
        - Нет,  - ответили оба друга.
        Конечно, они его не видели, он уж постарался, чтобы никто из них не заметил его исчезновения.
        Девчонки вскочили с подстилки, обежали кусты, чуть на него не наступили и понеслись по берегу, спрашивая у всех и каждого:
        - Вы мальчика не видели? Темненького такого, в синих плавках?
        Не получив ответа, все трое вернулись на место, и Лешка с жуткой тревогой воскликнула:
        - Слушайте, а вдруг он утонул? Вы не видели, куда он поплыл?
        - Не мог он утонуть, он из воды сто лет назад вылез, я это точно помню,  - сказала Катька.
        - Я тоже это помню,  - подтвердила Лиза.
        - Но куда он мог уйти раздетый? Смотрите, вся его одежда здесь.
        - Ромка, где ты есть?  - во весь голос заорала Катька, а в мелодичный Лизин голосок тоже закралась тревога.
        - Ой, девчонки, а вдруг с ним и правда что-то случилось?
        - Да ничего с ним не случилось, прячется небось где-то, чтобы нам досадить.  - Противная Катька как в воду смотрела.  - Лучше иди домой и готовься к вечеру, а мы его сами разыщем.
        - Ну уж нет,  - возразила ей Лиза,  - у меня душа будет не на месте. Пока он не найдется, я никуда отсюда не уйду.
        Это и были те самые слова, которые Ромка хотел услышать больше всего. А тут еще и ветер налетел, сорвал с его лица лопух и унес его за собой. Ромка вырвался из песчаного укрытия, всем телом отряхнулся и выбежал к девчонкам:
        - Говорят, вы меня ищете?
        - Где ты был?!  - вскричала Лешка.
        Круглые Ромкины глаза изобразили саму невинность.
        - Я-то? Да так, гулял. А что такое?
        - А то, что мы чуть с ума не сошли, везде искали, а тебя нигде не было. Предупреждать надо, когда куда-то уходишь!
        А Катька встала с подстилки, обошла его кругом и испытующе оглядела со всех сторон.
        - Интересно знать, где ты гулял?
        Ромка неопределенно взмахнул рукой.
        - Да везде, вдоль берега.
        - Да? А почему ты весь в песке?
        Не дожидаясь ответа, Катька забежала за кусты, увидела там разрытый песок, разбросанные вокруг лопухи и листья и заверещала как резаная:
        - Поглядите, где он был! Я так и думала, что он нарочно от нас спрятался. А вы - пропал, утонул.
        Лешка кинула в Ромку мяч и набросилась на него с кулаками:
        - Ты что, вообще без соображения? Как ты посмел нас так пугать!
        Прося пощады и защищаясь, Ромка поднял обе руки вверх и отступил назад.
        - Я же просто пошутил, как вы этого не понимаете?
        Но Катька не унималась:
        - Хороши шуточки. Я знаю, это твоя месть, которой ты нам грозился. Ну погоди, Ромочка, ты у меня еще попляшешь.
        Лиза за все это время не проронила ни слова. Она молча оделась, подхватила свой сверкающий мяч, в который Ромка так и не поиграл, и только тогда сказала:
        - Я думала, Рома, что ты взрослее. А ты…  - В голосе ее звучало разочарование.
        Не договорив, Лиза отвернулась, и ее слова подействовали на Ромку, как ушат холодной воды. Он кинулся к ней, схватил за руку и умоляюще заговорил:
        - Лиза, ты прости меня, пожалуйста, это случайно вышло.
        Она вырвала руку и обратилась к девчонкам:
        - Собирайтесь, пожалуйста, поскорее, сейчас дождь пойдет.
        Неожиданно подкравшиеся злые черные тучи сожрали солнце, и враз потемневшее небо острым зигзагом прочертила белая молния. За ней другая, потом третья. В отдалении прогремел гром, закапал еще вчера обещанный дождь, и все, кто был на пляже, стали спешно собирать свои пожитки.
        Лешка с Катькой тоже быстро оделись. Ромка натянул на себя джинсы с футболкой и догнал Лизу.
        - Послушай, я, честное слово, не думал, что вы будете так за меня волноваться. Я больше не буду, честно-пречестно.
        Ценнейшим качеством Лизы была отходчивость - она не умела долго сердиться.
        - Ладно, на первый раз я тебя прощаю. Только пообещай мне больше никогда-никогда не пропадать. Обещаешь?
        Ромка просиял:
        - Обещаю. Ни за что! Никогда!
        - Смотри.  - Лиза взглянула на часы и воскликнула:  - Я уже давно должна быть дома, а мне еще в магазин надо!
        - Давай я пойду с тобой и помогу все купить,  - с готовностью предложил Ромка.
        Но Лешка сказала, что они и сами все купят, а ему вручила пляжную сумку и велела отнести ее домой. Ромка возражать не стал. Ему не терпелось как можно скорее отмыться от налипшего на потное тело песка. Он скрипел на зубах и сыпался буквально отовсюду: и из одежды, и из волос, и даже из ушей.

        Глава II
        Небывалый дождь

        Лешка с Катькой помогли Лизе купить продукты к предстоящей вечеринке и под проливным дождем вернулись домой. Пляжная сумка стояла посреди гостиной, а Ромки не было. Но они не придали этому никакого значения: мало ли куда ему понадобилось отлучиться.
        А дождь уже лил сплошным потоком. Казалось, какой-то невиданный колосс до самых небес поднял да и опрокинул на Медовку бездонное ведро воды, да еще со страшной силой подул и нагнал бешеный ветер, который пронесся по верхушкам деревьев, вздыбил занавески на окнах, опрокинул цветок на подоконнике, большую вазу на столе и забуйствовал еще сильнее.
        В дом ворвалась мокрая до нитки Нина Сергеевна и запричитала:
        - Батюшки, что же делается, что делается, вы только посмотрите! Да этот ливень сейчас все мои клумбы снесет!
        Девчонки помогли ей закрыть все окна, чтобы в дом не заливался дождь, облачились во все сухое, и Лешка мимоходом заметила:
        - А Ромка, этот свинюшка, так и не помылся и не переоделся.
        - Куда же он мог уйти в таком виде?  - удивилась Катька.  - Он же весь в песке был.
        - Кто ж его знает. И позвонить ему нельзя, его телефон дома остался.
        - Да он небось у Ведерниковых застрял. Дождь кончится, и прибежит.
        Спустя короткое время Нина Сергеевна позвала всех обедать. Она терпеть не могла, когда за стол садились порознь, и недовольно спросила:
        - А где ж вы Ромку потеряли? Уж не на речке ли?
        Лешка покачала головой:
        - Нет, он ушел оттуда вместе с нами. Занес в дом сумку, а потом снова куда-то делся.
        Поев, она позвонила Ведерникову, но того дома не оказалось, и они с Катькой сделали вывод, что Ромка с Сашкой где-нибудь вместе пережидают дождь, скорее всего у Коляна. Но мобильник Коляна не отвечал, а домашнего телефона у него не было.
        А небесный водопад стал еще мощнее, и еще громче засвистел яростный ветер. Нина Сергеевна часовым маятником металась взад-вперед и поминутно стенала:
        - Нет, такой напасти на моем веку еще не было. Ну когда, когда это все кончится?
        Тут еще и темень сгустилась такая, какой не бывает ночью, хоть глаза выколи. Лешка щелкнула выключателем, но лампочки не загорелись.
        - И света нет.
        - А как же вечер у Лизы? Неужели не состоится?  - огорчилась Катька.  - Кто к ней придет по такой погоде?
        - Все придут,  - с уверенностью заявила Лешка.  - Такой сильный дождь не может длиться долго. Давай пока собираться.
        На кухне она нашла свечку, и при ее неверном свете Катька принялась наводить красоту. Этот процесс у нее в обычных условиях занимал уйму времени, а сейчас его потребовалось еще больше. Закончив краситься, она взглянула на часы.
        - Ого, уже полшестого. Тебе не кажется, что на улице стало немного тише?
        - И даже чуть светлее,  - согласилась Лешка.
        А еще через час буря затихла, и вскоре почти прекратился дождь. Но Ромка так и не появился.
        - Он, что ли, не собирается идти к Лизе?  - удивилась Катька.  - Или пойдет к ней, не заходя домой?
        Лешка хихикнула;
        - Не должен. Знаешь, он перед встречей с Лизой всегда переодевается и даже туалетной водой брызгается, ты разве этого не заметила?
        - Заметила. Тогда почему его до сих пор нет?
        - Придем к Лизе и узнаем,  - ответила Лешка, раздумывая о том, как им добраться туда по залитому водой поселку.
        - Давай наденем резиновые сапоги,  - предложила Катька.
        - В сапоги вода зальется. Лучше наденем сланцы, чтобы не наколоть ноги, а туфли возьмем с собой.
        Перепрыгивая с одного более-менее сухого местечка на другое, но большей частью по колено в воде, подруги преодолели все преграды и добрались до Лизиного дома, дверь которого была гостеприимно открыта. Нарядно одетая Лиза выбежала им навстречу и вопросительно подняла брови:
        - Вы одни? А почему без Ромы?
        - А он с ребятами,  - беспечно ответила Лешка.
        Переобувшись, она первая зашла в комнату, где за праздничным столом со свечами уже сидели гости. Ромки среди них не было. На диване расположились Машка и Сашка Ведерниковы, рядом с ними, конечно же, пристроился Колян. Перебивая друг друга, они рассказывали собравшимся о том, как вытаскивали из воды имущество и кота одной старушки, дом которой стоял в низине, и его подтопило.
        - И таких домов на берегу полно,  - сообщил Колян,  - потому что речка из берегов вышла. Жуть что творится. Такое, говорят, раз в пятьдесят лет случается, а то и реже. А если бы дождь шел дольше, мы бы сейчас все от дома к дому на лодочках плавали, как в Венеции.
        - А Ромка кого вытаскивал?  - появившись в комнате, спросила Катька.
        - Ромка?  - переспросил Сашка.  - А его с нами не было.
        - Как не было?!  - воскликнула Лешка.  - Где же он тогда есть?
        - Не знаю, после пляжа мы его не видели.
        - Странно. Обещал больше не пропадать, а сам не пришел. Почему?  - с беспокойством спросила Лиза.
        - А, не волнуйся. С речки он пришел, сумку принес, значит, не утонул,  - махнула рукой Катька.
        - Должно быть, он тоже кого-то на берегу, в другом месте, спасает. Как спасет, так и придет,  - сказал Колян.
        Но прошел и час, и два, и еще полчаса, фиолетовые сумерки сменила темная ночь, а от Ромки по-прежнему не было ни слуху ни духу. Вечер был безнадежно испорчен, веселья не получилось, так как все говорили и думали только о том, куда Ромка мог подеваться. И, не дождавшись праздничного торта, все пошли его искать.
        Дома, куда сначала забежали Лешка с Катькой и компания, Ромка не появлялся. Так как Нина Сергеевна пребывала в уверенности, что он находится с ними, то давно легла спать, чтобы с утра приняться за восстановление своих клумб, и дача казалась опустевшей и безжизненной. Хорошо еще, что на выходные к ним не приехали родители, они бы сейчас от беспокойства сошли с ума.
        - И куда теперь идти?  - растерянно спросила Лешка.
        - К реке, к затопленным домам,  - сказал Сашка.  - Скорее всего, он где-нибудь там.
        В прибрежной части поселка вода поднялась до самых окон, а один низенький домик затопило по самую крышу. Многие крыши были сорваны, к тому же буря повредила несколько опор линий электропередачи, отчего в поселке и пропал свет. Все медовские окна поразил мрак, и лишь один дом сверкал в темноте, как новогодняя елка.
        А на берегу вовсю кипели восстановительные работы. Отовсюду слышались голоса, действовала служба спасения, там и сям сновали моторки. Людей на берегу было полно, но Ромки среди них не оказалось.
        Ребята обежали всю нижнюю часть Медовки, то и дело оглашая берег своими криками и приставая ко всем с расспросами, но никто не видел темноглазого подростка в синей футболке.
        Отчаявшись найти Ромку на берегу, друзья решили вернуться в поселок. И вдруг на темной дороге послышался громкий топот. Все повернули головы, всматриваясь, кто бы это мог быть, и Лешку захлестнула радостная волна надежды, которая тут же сменилась горьким разочарованием. То был не Ромка, а Сережка Алтухов.
        - Эй, Серый! Стой!  - крикнул Колян и заступил ему дорогу.
        Сережка остановился:
        - Чего вам?
        - Ты Ромку случайно не видел?
        - Видел. На пляже, до дождя еще. И потом, когда дождь начался, он опять к реке бежал.
        - Снова к реке!  - ахнула Лешка.  - А зачем, ты не знаешь?
        - Понятия не имею, он далеко от меня был. Я еще подумал, куда это он несется в такую погоду, но не спросил.
        Все снова помчались к реке, и Сережка присоединился к ним.
        Пляж утонул вместе со скамейками, зонтиками и желтым песком, мутная вода достигла кустов, за которыми утром прятался Ромка, залила вырытую им яму. Сашка посветил на полузатопленный кустарник фонариком. Среди его ветвей что-то белело.
        - Кажется, это бейсболка,  - сказал он.
        Лешка вошла в воду, схватила застрявшую в кустах мокрую кепку и сразу ее узнала.
        - Это Ромкина,  - чуть слышно сказала она, и безумный страх сжал все ее внутренности.  - А вдруг его унесло в реку? Что же теперь делать?
        - Во-первых, не паниковать,  - уверенно сказал Сережка. Он подошел к Лешке и крепко сжал ее руку:  - Не переживай, найдется твой Ромка, вот увидишь, обязательно найдется. А кепка эта, мне кажется, здесь с самого утра висела.
        Лешка и сама это вспомнила, слова Серого подействовали на нее успокаивающе. Но ненадолго.
        - Если бы с ним ничего не случилось, он бы обязательно пришел сегодня к Лизе, потому что она завтра уезжает,  - проговорила она и, собрав все свои силы, закричала:  - Рома, где ты? Отзовись!
        Но крик ее утонул в реке, ей не ответило даже эхо.
        И тогда, задыхаясь от страшной тревоги, Лешка побежала вдоль берега, вглядываясь в темную воду и без конца повторяя: «Только бы с ним все было хорошо. Только бы все было хорошо».
        Катька бросилась за ней, поймала за руку:
        - Может быть, позвоним в службу спасения?
        Лешка представила себе, что будет с их родителями, когда они узнают о Ромкином исчезновении, и закачала головой:
        - Ой, не знаю. Лучше Петру Ивановичу.
        - И верно! Как мы о нем забыли!
        Отставного майора милиции Петра Ивановича Сапожкова друзья считали своим другом и в трудную минуту всегда обращались к нему.
        Катька вытащила из сумки телефон, но не успела позвонить, как вдруг совсем рядом послышался невероятно знакомый, неповторимо родной голос:
        - Эй, а что вы здесь делаете? Меня ищете, да? А я - вас. Где только не был, уж с ног сбился.
        Все замерли, и Сашка осветил насквозь мокрого, дрожащего Ромку.
        - Ты! Живой?!  - Лешка схватила его за руку, и безудержные слезы потекли по ее лицу.
        - Чего ревешь-то?  - отстранился от нее брат.  - Видишь, вот он я. Я уже давно прибежал, а вас нигде нет. А это что у тебя? Моя бейсболка, да?
        - Твоя.  - Лешка вернула Ромке его кепку.
        - Вот спасибо, а я уж с ней распрощался.
        - А мы ее нашли и подумали, что ты утонул, собрались звонить Петру Ивановичу и в службу спасения. Где ты был? Ты хоть знаешь, сколько сейчас времени? Почему ты не пришел к Лизе? Это что, опять твои шуточки?!  - гневно закричала Катька.
        Не удостоив ее ответом, Ромка подошел к Лизе и робко коснулся ее руки.
        - Лиза, честное слово, в этот раз я ни капельки не виноват. И предупредить вас я никак не мог, потому что нечаянно оказался в лодке, и нас унесло к озеру.
        - Кого - вас? В какой еще лодке?  - снова влезла Катька, и все сгрудились вокруг них.
        - В резиновой. Это случайно вышло. Я вам сейчас все расскажу.  - Ромка говорил бодро, даже весело, но голос его дрожал, как и он сам, от усталости и холода.
        - Потом расскажешь, а сейчас тебе надо согреться!  - воскликнула Лиза.
        Лешка с Катькой отвели Ромку домой и усадили в горячую воду. Тем временем Лиза сбегала к себе домой, принесла разной вкусной еды и половину никем не распробованного торта. Когда Ромка вылез из ванны, девчонки напоили его горячим чаем, накормили, и при свете свечи он поведал им о своем новом невероятном приключении.

        Глава III
        Приключение на реке

        Итак, Ромка прибежал с пляжа домой, мечтая поскорее смыть с себя противный песок. Привычным жестом он поднес к голове руку, чтобы сорвать с себя бейсболку, коснулся волос и вспомнил, что она осталась на пляже, в тех самых кустах, за которыми он прятался от девчонок. Он нарочно повесил ее на веточку, чтобы не помять, а потом второпях совсем о ней забыл.
        Кто бы другой сказал себе: «Подумаешь там, какая-то кепка», но только не Ромка. Ему стало безумно жаль своей любимой бейсболочки, тем паче что другой такой ни у кого больше не было: ему привезли ее в подарок аж из самого Парижа. Бросив в гостиной сумку и невзирая на все усиливающуюся грозу, набирающий темпы дождь и ураганный ветер, он помчался назад к реке.
        Пляж был пуст, дорогую его сердцу бейсболку никто не взял, и она, трепеща на тонкой ветке, заметно белела издали.
        Ромка прибавил шагу и уже приблизился к заветной цели, как от реки донесся чей-то крик.
        - Эй, мальчик, помоги, пожалуйста!
        Забыв про кепку, он кинулся к берегу. Там в пенящейся, бурлящей, как в кипящем чайнике, воде болталась резиновая лодка, и находящийся в ней человек тщетно пытался подгрести к пляжу одним веслом, которое он держал на весу и неловко им манипулировал.
        - Помоги!  - повторил он.
        Ромка смело вошел в воду, ухватился за лопасть протянутого ему весла и потянул его на себя. Но внезапный порыв шквалистого ветра поднял высоченную волну, которая сбила его с ног и понесла за собой. Весло он, конечно, не удержал, и мужчина выпустил его из рук, так как потерял равновесие и упал на дно лодки.
        Ромка плавал хорошо, а потому, очутившись в клокочущей воде, ничуть не испугался, а тотчас вынырнул, нагнал лодку и вцепился в нее обеими руками. Но тут налетела следующая, такая же бурная и сильная волна, малоустойчивое плавучее средство накренилось и перевернулось, и мужчина тоже оказался в воде. И пока они пытались совладать с лодкой, их отнесло на большое расстояние вниз по течению, до протоки, ведущей к Чистому озеру, где река была особенно широка.
        А дождь лил и лил сплошным потоком, захлестывал глаза, заливался в рот и уши. Сразу сделалось так темно, что Ромка потерял всякую ориентацию и не сразу смог понять, где они находятся. Впрочем, это не имело значения, так как преодолеть стихию и пристать к нужному месту им все равно бы не хватило сил. Так и болтались они посреди реки, держась за перевернутую лодку, пока не попали в протоку и не прибились непонятно к какому берегу.
        Они с трудом выбрались на сушу, вытащили лодку и укрылись под ней, как под тентом, присев на подвернувшееся под ноги бревно.
        - Ты как?  - спросил мужчина.
        - Нормально, холодно только,  - ответил Ромка, стараясь унять дрожь.  - Как вы думаете, долго это будет продолжаться? Я тороплюсь, мне домой очень надо, меня будут искать.
        Мужчина, тоже ежась, пожал плечами и виновато сказал:
        - Вообще-то сильные ливни долго не длятся, хотя как знать, теперь погоду не понять. А мне-то как домой надо! Меня там важное дело ждет, а я здесь прохлаждаюсь.
        - А зачем вы куда-то уплыли, если у вас важное дело?
        - Да понимаешь, я вчера работал до глубокой ночи, а потом еще и утром, голова стала ватной, и, чтобы проветриться, я решил сплавать на другой берег и немного там порыбачить. А тут дождь. Тучи-то я и раньше видел, но не думал, что налетит такой ураган, да еще так скоро. Впрочем, я бы успел вернуться, но весла перестали держаться в уключинах, и одно из них я упустил. Ты уж извини меня, друг, за то, что я тебя так подвел.
        Ромка незаметно оглядел своего нечаянного товарища - это был средних лет коренастый дядечка с небольшой лысиной и добрыми карими глазами, от которых веером расходились мелкие морщинки,  - и махнул рукой:
        - Да ладно, теперь уже ничего не поделать. Только бы поскорей прекратился этот дождь.
        Он высунул из-под лодки голову, тут же втянул ее обратно, стряхнул с волос воду и, клацая зубами, сказал:
        - Надо же, сколько воды в одной тучке. И когда она вся из нее выльется?
        - Это тебе не простая тучка,  - покачал головой дядечка.  - Ты имеешь представление, сколько весит одно облако?
        - Белое?  - уточнил Ромка.
        - Ну, допустим.
        - Белое весит немного, оно легкое.
        - Это только так кажется, что оно легкое. На самом деле одно перисто-кучевое облако содержит около шестисот тонн воды. С чем бы это сравнить? Представь себе слона. Он весит примерно шесть тонн.
        Ромка пошевелил губами.
        - Вы что, хотите сказать, что небольшое облачко весит столько, сколько сто слонов?
        - Верно. А вот грозовая туча по своему весу уже равняется двумстам тысячам слонов. А туча, переносимая ураганом,  - сорока миллионам слонов.
        - Ну надо же! Стольких слонов и на свете нет.
        - Верно. Это даже больше, чем все слоны, когда-либо жившие на Земле.
        - Интересно,  - промолвил Ромка и представил себе бесконечное стадо слонов, заполонившее планету. Куда ни кинь взгляд - везде слоны, а ты лавируй между их ногами-тумбами, чтобы они тебя не задавили.
        А дождь барабанил по днищу лодки с такой силой, будто на них с неба и впрямь валились самые настоящие слоны. И хотя их жизням больше ничто не угрожало, от этого легче не становилось. О том, чтобы плыть по такой погоде домой, не могло быть и речи, оставалось только ждать, и Ромка совсем замерз и приуныл. Как там без него девчонки? Вдруг они встревожатся и поднимут на ноги весь поселок? Ужасней этого ничего не может быть. А если Катька вобьет всем в голову, что он снова от них прячется, то на него обидится Лиза. Она же не знает, что он не нарочно пропал и как хотел пойти к ней сегодня вечером.
        От жалости к себе у Ромки на глаза навернулись соленые слезы. Но так как лицо его и без того было мокрым, то мужчина, к счастью, ничего не заметил.
        - Давай познакомимся,  - предложил он.  - Меня зовут Владимиром Григорьевичем.
        - А я - Рома.  - Он шмыгнул носом и пожал протянутую ему руку.  - Вы, наверное, в Медовке недавно, что-то я вас прежде здесь не встречал.
        - Недавно,  - подтвердил мужчина.  - Точнее, я был здесь с месяц назад, а теперь вот приехал снова. Остался пожить на даче у своего приятеля, а сам он с семьей сегодня улетел в Тунис. У него, кстати, дочь примерно твоих лет, может быть, ты ее знаешь? Ее Дашей зовут.
        - А где она живет? Не на Молодежной ли улице?
        Владимир Григорьевич кивнул:
        - Там.
        - Конечно, я ее знаю, и очень даже хорошо.
        Даша Мокроусова была подружкой Машки Ведерниковой, и Ромке также было известно, что она собиралась с родителями за границу по туристической путевке. Значит, уже уехала.
        А его нечаянный спутник выставил из-под лодки руку, проверяя, не притихает ли дождь, и тяжело вздохнул.
        - Сколько грязи теперь попадет в реку с огородов, и подумать страшно. Я по профессии эколог, поэтому такие вещи не могут меня не тревожить.
        Ромка представил себе превратившиеся в каналы медовские улицы, по которым несутся грязные бурные потоки, и сразу подумал о Лешке.
        - А знаете, мою сестру тоже все это очень волнует. Она листик с дерева никому не разрешает сорвать, за цветочки полевые трясется, зверей всяких спасает, один раз даже раненую волчицу из лесу притащила. Она говорит, что в природе должна быть гармония и что звери сами должны между собой разбираться, а люди не имеют права никого убивать.
        - Твоя сестра права, вмешательство человека только все портит. Если бы все люди думали, как она, природа страдала бы куда меньше. В Священном Писании бог грозится «погубить губящих землю», но люди давно перестали бояться бога, кроме сиюминутной выгоды, их ничто не заботит.
        Так они и сидели под лодкой на бревнышке, рассуждая о боге, природе, экологии и несовершенстве человека, пока дождь и ветер не пошли на убыль. А когда волны на реке ослабели, спустили на воду лодку и, держась за нее, как за спасательный круг, поплыли к противоположному берегу и без всяких происшествий выбрались на сушу. Ромка помог своему новому приятелю сдуть и сложить лодку, а потом со всех ног кинулся к Лизе, но никого там не застал и побежал домой. Там тоже не было ребят, и тогда он обежал весь поселок, вернулся к реке, где и встретил ищущих его друзей.
        Все это Ромка вспоминал, сидя в горячей ванне, а девчонкам поведал совсем другое. Его рассказ, как водится, изобиловал героическими подробностями о том, как он помогал терпящему бедствие человеку и доблестно преодолел разбушевавшуюся стихию.
        Потом Лешка с Катькой сами проводили Лизу до дома, оставив замученного Ромку дома. Он уснул со счастливой улыбкой на устах: Лиза сказала, что, кроме него, у нее завтра не будет других провожатых.
        А утром он вскочил раньше всех, на рассвете, умылся, оделся и вышел во двор.
        Жестокий ураган не пощадил красивых клумб Нины Сергеевны, за которыми она с такой любовью ухаживала целое лето. Почти все цветы были прибиты к земле, торчали лишь лишенные листьев стебли. И вдруг у забора Ромка увидел каким-то чудом уцелевшую, только-только распустившуюся пунцовую розу. Ромка ее сорвал и побежал к Лизе.
        У ее дома он появился раньше назначенного времени, а потому сел на скамью и стал терпеливо ждать. Лиза вышла во двор с бабушкой, которая проводила ее до калитки. А потом Ромка подхватил Лизину сумку и вручил ей розу.
        - Ой, какая красивая,  - восхитилась девочка и коснулась щекой шелковистых лепестков, на которых сверкали непросохшие капельки воды.  - И как пахнет!
        А Ромка не сводил с Лизы восторженных глаз.
        - Ты прямо как принцесса из сказки,  - сказал он ей, а она улыбнулась:
        - Спасибо за такие слова. Они мне сейчас очень нужны, я ведь так волнуюсь перед съемками. Идем скорее, я хочу проститься с Петром Ивановичем.
        Бывший милиционер работал продавцом в одном из пристанционных киосков. Узрев в окошко своих юных друзей, он вынес наружу свое грузное тело и крепко пожал Лизину руку:
        - Уезжаешь, значит? Ну что ж, желаю успеха. Теперь я всем подряд буду хвастаться знакомством с тобой. Ты только сильно не зазнавайся, когда прославишься и станешь знаменитой на весь мир.
        - Постараюсь,  - задорно улыбнулась Лиза, а Ромка потянул ее за руку:
        - Идем скорее, а то опоздаем.
        До электрички оставалось еще с полчаса, но ему так много хотелось ей сказать, что он не хотел терять ни единой минутки из отпущенного им времени.
        Они поднялись на платформу, нашли свободную, залитую розовым утренним солнцем, вымытую дождем скамью и только на нее сели, как вдруг откуда ни возьмись - Сашка с Машкой. Ведерниковым тоже приспичило ехать в Москву этим поездом. Лиза подвинулась, чтобы дать им место, но Ромка зыркнул на них так свирепо, что нежданные попутчики тут же нашли себе другую скамейку.
        Пора было начинать разговор. Ромка собирался попросить Лизу, чтобы она о нем не забывала, сказать ей, что сам он готов ждать ее сколько угодно, но почему-то медлил. А Лизу заботила ее новая жизнь и предстоящая работа, и она стала рассказывать ему о своем режиссере, о сценарии будущего фильма, о предстоящих съемках, и ему ничего не осталось делать, как поддержать беседу. А потом сам начал рассказывать ей о Норвегии. Когда ему стало известно, что Лиза едет в эту страну, он постарался как можно больше о ней узнать и теперь делился приобретенными знаниями:
        - Ты попадешь в места, где обитали викинги и тролли, увидишь окруженные высокими неприступными скалами знаменитые норвежские фьорды. А знаешь, что их глубина порой доходит до километра, и туда иногда из океана заплывают настоящие киты?  - Ромка взял Лизу за руку и, заглянув ей в глаза, спросил:  - Если встретишь там кита, передашь ему от меня привет?
        - Непременно,  - кивнула Лиза и поднялась: вдали показался поезд.
        Ромка занес в тамбур ее сумку, а она протянула ему на прощание руку, а потом погладила по голове и чмокнула в щеку.
        - Ты, Рома, настоящий друг. Веди себя хорошо и помни, что ты обещал мне никогда больше не пропадать.
        - Я помню,  - ответил Ромка и выпрыгнул из тамбура.
        Поезд тронулся с места и покатил, быстро набирая ход. И Ромка побежал за вагоном, не выпуская из глаз Лизу, и бежал до тех пор, пока чуть не свалился с платформы. А потом еще долго стоял на ее краю и глядел вслед уносящемуся поезду, а когда электричка скрылась из виду, то на сходящиеся вдали рельсы - последние нити, связывающие его с Лизой.
        Сойдя с платформы, Ромка позвонил Артему, чтобы рассказать о своем вчерашнем приключении, но тот уже все знал от Лешки и только сказал:
        - Стоит мне уехать, как с тобой обязательно что-то случается. Пообещай до моего приезда дожить без всяких приключений.
        - Обещаю,  - легко ответил Ромка.  - Знаешь, я так устал, что мне не до приключений. До твоего приезда я буду только отдыхать.

* * *

        Когда Ромка вернулся домой, девчонки все еще спали. Он их разбудил и позвал завтракать: одному было скучно.
        Нине Сергеевне в это утро было не до них, она возилась с загубленными клумбами, и хозяйничать друзья стали сами. Ромка хотел приготовить свои любимые тосты с маслом и джемом, но тостер не включился, напомнив ему о том, что в поселке нет электричества. Пришлось есть неподжаренный хлеб, а воду для чая греть на газовой плите.
        После завтрака Ромка собирался лечь спать, но потом передумал. Он решил немного пройтись, а заодно навестить своего нового приятеля - Владимира Григорьевича и узнать, не заболел ли он после вчерашнего купания в холодной воде.
        Лешка с Катькой увязались за ним. То ли им было нечего делать, то ли боялись, как бы Ромка снова не пропал, хоть он и не собирался этого делать.

* * *

        Ромка подошел к Дашкиному дому, надавил на кнопку звонка, снова вспомнил о том, что в Медовке отсутствует электричество, постучал, а потом толкнул дверь. Она легко открылась, и друзья прошли в гостиную. Новый Ромкин знакомый, понурив голову, сидел на диване.
        - Здравствуйте, Владимир Григорьевич!  - весело прокричал Ромка.  - А мы к вам. Вот это - моя сестра Лешка, о которой я вам рассказывал, а это ее подруга Катька. Мы пришли, чтобы узнать, как вы себя чувствуете после вчерашнего. Не заболели, надеюсь?
        Мужчина повернул к ним голову и печально сказал:
        - Здравствуйте. Я здоров.
        - Тогда в чем дело? С вами все в порядке?  - забеспокоился Ромка.
        Владимир Григорьевич медленно покачал головой:
        - Не совсем. Меня обокрали.

        Глава IV
        Глупая кража

        - Как обокрали?!  - хором вскричали девчонки.
        - Ну, как это обычно бывает… Разбили окно и забрались в дом, вот и вся хитрость.  - Владимир Григорьевич развел руками, даже не пытаясь скрыть, до чего сильно он расстроен. И это было понятно. Дача-то не его, чужая, и хозяева, оставляя здесь гостя, надеялись, что он будет охранять их имущество, а он его не сберег.
        - И когда это случилось?  - спросил Ромка.
        - Вчера, сразу после дождя. Но самое смешное, что понял я это только сегодня утром, когда проснулся. А вчера ничего не заметил. Помылся в темноте, свалился да и уснул как убитый. И даже на окно не взглянул.
        Он повернул голову вправо, и тут только друзья заметили выбитое стекло, осколки которого валялись по всему полу.
        Лешка огляделась. Она пару раз приходила сюда с Машкой Ведерниковой - они с Дашкой были подружками - и приблизительно помнила, где здесь что стоит. Новый телевизор на месте, отметила она, и видеоплеер, и ваза на столе, большая и, наверное, дорогая - тоже.
        - А что украли-то? По-моему, у них здесь ничего особо ценного не было.
        - Будем надеяться, что вещи хозяев остались целы,  - подметив Лешкин взгляд, сказал Владимир Григорьевич.  - Однако пропал мой бумажник, кое-какие документы, но самое ужасное - это то, что воры унесли компьютер.
        - Разве у Дашки был здесь компьютер? Я что-то не припоминаю.
        - Это был мой компьютер, ноутбук,  - пояснил пострадавший.
        - И очень дорогой?  - сочувственно спросил Ромка.
        - Нет, устаревший, но дело вовсе не в его стоимости. В ноутбуке осталась большая статья, над которой мы с Антоном Андреевичем (так звали Дашкиного отца) работали много дней и только вчера, перед самым его отъездом, почти закончили. Оставалось только перечитать ее и поправить, а для этого требовалась свежая голова, вот я и отправился на реку.  - В полном отчаянии Владимир Григорьевич схватился за голову и простонал:  - Боюсь, теперь весь наш труд и все надежды пойдут прахом.
        Ромка присел рядышком со своим новым приятелем и легонько тронул его за руку.
        - А что за статья-то?
        - Я эколог, ты это знаешь, а не так давно и совершенно случайно нам с Антоном стало известно о том, что около Чистого озера намечается грандиозное строительство: кто-то вознамерился возвести там целый коттеджный поселок и получил на это разрешение от местных властей. Я сам видел вбитые в землю колышки, что говорит о начале землеустроительных работ.
        Лешка прямо ушам своим не поверила.
        - На нашем Чистом озере?  - переспросила она.  - А разве там можно что-то строить? Озеро ведь от этого испортится.
        - В том-то все и дело. В природоохранных зонах, то есть на берегах рек и озер, ничего нельзя возводить, даже маленькие постройки вроде бань. Об этом и дети знают, и только взрослые дяди делают вид, что им это невдомек. А озеро это уникально, и строительство даже за сто метров от берега, как предписано нынешними правилами, нанесет ему непоправимый вред. Вот мы и хотели, во-первых, поднять скандал и ударить по рукам зарвавшихся строителей, а во-вторых, пока не поздно, внести этот водоем в список особо охраняемых природных территорий. И главное в том, что статья должна выйти уже во вторник, к заседанию Областной думы, чтобы подключить к этой проблеме депутатов. Поддержкой одного из них мы уже заручились, а также договорились с редактором областной газеты, чтобы он оставил в ней целую полосу. И если я не сдам ему статью к утру понедельника, а сегодня уже суббота, то это станет полной катастрофой. Момент будет упущен, депутаты разъедутся на каникулы, стройка начнется, коттеджи появятся, а их владельцы ограничатся мизерным штрафом. Сколько раз уже такое бывало! Даже если допустить, что правда
восторжествует и мы добьемся сноса незаконных построек, то озеро уже будет безнадежно испорчено.
        Лешка с ужасом представила себе срубленные ели и сосны, а вместо них одноликие коттеджи, серый асфальт подъездных дорог, накрывших мягкую траву, и мутную грязную воду вместо прозрачной в их любимейшем озере. Неужели ни она и никто другой не увидят больше шишек на его дне? От таких горьких мыслей ей чуть дурно не стало.
        А Ромка воскликнул:
        - Но ведь все и так знают, что это озеро находится в заповедной зоне. Там сроду ничего не строилось!
        - Однако оказалось, что в никаких реестрах эта местность не числится, и отстаивать ее некому. Да что говорить об этом маленьком озерке? Вон у Байкала полным-полно защитников, и то его безнаказанно губят.  - Владимир Григорьевич тяжело вздохнул и обреченно махнул рукой.
        - А вы не сможете восстановить свою статью по памяти?  - спросила Катька.
        - Буду пытаться, если не найдется мой ноутбук. Только я не журналист, с некоторыми оборотами речи мне совладать трудно. К тому же и моя папка пропала с черновиками и вырезками из газет. Не могу понять, зачем она-то вору понадобилась. А без цифр, статистических данных, на одних только эмоциях мне не выехать.
        - Да, плохо дело,  - посочувствовала экологу Катька и, устав стоять, села в кресло. А усевшись, увидела под столом красную лаковую туфельку на высоком каблуке в модном стиле «ретро» и не удержалась, чтобы ее не примерить. Туфелька Катьке оказалась впору, тогда она поискала вторую, но не нашла и удивилась:  - Неужели одну туфлю украли, а другую оставили?
        Владимир Григорьевич тоже заглянул под стол и под диван.
        - И впрямь второй нет. А я хорошо помню, как Даша хотела взять эти туфли с собой, а потом передумала, и они остались лежать на диване.
        - Ой, а куда делся крокодил?  - вдруг вскрикнула Лешка.  - Я только сейчас вспомнила, что вот здесь, на этом самом диване, у Дашки сидел синий, с желтым пузом большой крокодил, его ей на день рождения Сашка с Машкой подарили. Послушайте, у нее ведь и другие зверушки были, Дашке всегда все дарили мягкие игрушки. А вот здесь у нее, кажется, лежали диски. Их, значит, тоже украли?
        - И верно, на диване был крокодил.  - Владимир Георгиевич встал, заглянул в другую комнату и сказал оттуда:  - Все пропавшее сейчас не учесть, только по приезду хозяев.
        - Глупая какая кража, вам не кажется? И воры какие-то глупые, унесли какую-то ерунду, а все хорошие вещи оставили!  - воскликнула Катька, а Ромка поднял с пола осколок стекла, посмотрел сквозь него на свет и крикнул:
        - Вы полицию-то вызывали?
        - Вызывал, конечно.
        Ромка взял со стола лист бумаги, завернул в него кусок стекла, положил в карман и спросил:
        - А полицейские отпечатки пальцев снимали?
        - Они сделали все, что полагается. Приехали, все осмотрели, расспросили соседей, у них уже и подозреваемый есть.
        - Правда? Что ж вы сразу не сказали? И кто же это?
        - Какой-то Сергей.
        - Что еще за Сергей?
        Владимир Григорьевич развел руками:
        - Я никого здесь не знаю.
        - Пойду-ка я тоже поговорю с вашими соседями.  - Ромка сорвался с места и побежал к двери, а на пороге столкнулся с невысоким светловолосым парнем лет двадцати трех, с приятным, располагающим к себе лицом и широко расставленными серыми глазами. Несмотря на молодость, он производил впечатление успешного и уверенного в себе человека, которому по плечу любое дело.
        Парень бросил недоуменный взгляд на Ромку и девчонок, увидел разбитое окно, перевел глаза на Владимира Григорьевича и нахмурил брови:
        - Утро доброе или не очень? Что произошло?
        - Здравствуй, Костя,  - приветливо кивнул эколог.  - Представь себе, меня обокрали.
        - Как и когда?
        - Вчера вечером. Как только вы все уехали, я взял свою лодку и пошел на речку. Ты же знаешь, я хотел отдохнуть, но…
        Молодой человек поднял руку и покровительственно сказал:
        - Погодите, я сейчас сварю кофе, и потом вы мне подробно обо всем расскажете. А вы кофе будете?  - обратился он к Катьке с Лешкой.
        - Нет,  - дружно отказались обе подруги.
        - Не хотите - как хотите.
        Костя пошел на кухню, а Ромка шепотом спросил у Владимира Григорьевича:
        - Кто это? Дашкин родственник?
        - Нет, сосед,  - ответил эколог и жестом руки указал на дом слева.
        Удовлетворив свое любопытство, Ромка выбежал на улицу. Его путь лежал к дому напротив.
        Он перешел через дорогу и постучал в обитую желтым дерматином дверь. Она тут же открылась, будто его здесь давно поджидали, и перед Ромкой предстала известная на весь поселок сплетница и разносчица всяких нелепых слухов тетка Анфиса. Когда у них в доме завелась волчица, именно она раструбила об этом на весь поселок.
        Ромка было сморщился и отпрянул назад, но тут же взял себя в руки и бойко произнес:
        - Здрасьте. Я к вам по делу.
        Тетка Анфиса окинула его подозрительным взглядом:
        - По какому еще делу?
        - Так ведь соседа вашего обокрали. А вы, говорят, знаете, кто это сделал. Или нет?
        - Все, что знаю, я уже рассказала полиции.
        - А что именно вы рассказали?
        - А тебе зачем это надо?  - прищурилась тетка.
        - Ну, надо. Видите ли, Владимир Григорьевич - мой хороший знакомый, и я хочу помочь ему найти преступника.
        - Как же, от вас дождешься помощи.  - Тетка Анфиса недобро усмехнулась и с еще большим подозрением уставилась на Ромку:  - Постой, постой, а сам-то ты где был вчера вечером? Уж не ему ли помогал?
        - Кому - ему?  - проигнорировав первый вопрос, справился юный сыщик.
        - Вестимо, кому. Сережке, кто ж еще здесь на такое способен.
        - Какому Сережке? Серому, что ли? Алтухову?
        - Не знаю, серый он или зеленый, но от кого можно всяких пакостей ждать? Думал, должно, проскочить в темноте незамеченным, но от меня не скроешься. Я его сразу узнала и полиции все сказала, что о нем думаю.
        Ромка исподлобья взглянул на тетку Анфису. А не городит она чепуху, как обычно? С нее станется возвести поклеп на невинного человека.
        - А вы не ошибаетесь, это точно был Серега? И что, вы видели, как он в тот дом влезал?
        - Я своими глазами видела, как он с того двора выбегал, и слышала, как с подоконника прыгал. Это он присматривался, должно, а потом снова пришел, окно разбил да все и вынес. Мне надо было сразу тревогу поднять.  - Увидев, что Ромка смотрит на нее недоверчиво, тетка добавила:  - Я не одна была, а с Верой, соседкой, у нее тоже фонарик был, и она ему прямо в лицо светила. Так где ты сам-то вчера был?
        - Я был на реке с Владимиром Георгиевичем. Можете у него спросить.
        Взгляд тетки Анфисы чуть-чуть потеплел, но ненадолго.
        - Ну, смотри, я и про тебя молчать не буду, если что.
        - А это пожалуйста,  - ответил Ромка и побежал назад.
        Девчонки встретили его вопросительными взглядами, и он выпалил прямо с порога:
        - Это был Серый, Сережка Алтухов.
        - Вот это да!  - огорченно воскликнула Лешка.  - Я от него этого ну никак не ожидала.
        Владимир Григорьевич отставил чашку с дымящимся кофе и указал на Ромку.
        - Костя, это и есть тот самый мальчик, который не побоялся броситься в речку, когда увидел, что мне требуется помощь.
        - Смелый мальчик,  - с одобрительной улыбкой отметил молодой человек.
        - Угу, я такой,  - без тени смущения отозвался Ромка и повторил:  - Так это, оказывается, был Сережка Алтухов.
        - Ты же знаешь, что это имя мне ни о чем не говорит,  - сказал эколог.
        - Зато нам говорит. Мы отберем у него ваш ноутбук, я вам это обещаю.
        - Но он, наверное, сбежал, раз полиция его до сих пор не нашла. И еще, чего я боюсь больше всего, он мог уничтожить файл с моей статьей. Хотя… Хотя ноутбук был разряжен, и без электричества его не включить.
        - Вот видите, все складывается как нельзя лучше. Лешка, Катька, за мной!  - скомандовал Ромка и первым помчался к выходу.
        Девчонки покорно пошли за ним. Обе хорошо понимали, что дело о спасении Чистого озера не терпит отлагательства, Серого следовало разыскать как можно скорее.

* * *

        Все трое быстро зашагали по улице, Ромка впереди, девчонки сзади. И вдруг Катька крикнула:
        - Стойте! Погодите!
        Ромка круто развернулся.
        - Что еще?
        - А вот что.  - Катька наклонилась, подняла с земли большую черную папку, раскрыла ее, и оттуда выпали исписанные шариковой ручкой несколько бумажек и вырезка из какой-то газеты.
        - Так это, должно быть, и есть та самая папка, о которой нам говорил Владимир Георгиевич!  - воскликнула Лешка.
        - Скорее всего. Но здесь мало вырезок. А ну, быстро ищите остальные,  - приказал Ромка.
        И снова девчонки его послушались, только никаких других бумаг и вырезок в траве не нашлось, и они понесли находку хозяину.
        - Это ваша папка?  - вбежав в комнату, спросил Ромка.
        - Моя! Где ты ее нашел?
        - На улице.
        Владимир Григорьевич быстро проглядел найденные вырезки.
        - Но здесь почти ничего не осталось.
        - Мы ничего другого не обнаружили.
        - Видимо, воришка случайно прихватил с собой вашу папку и сразу ее выбросил за ненабностью, и все ее содержимое разлетелось. Ветер-то какой вчера был!  - сказал Костя.
        - Видимо,  - кивнул эколог и вскочил.  - Рома, покажи мне, где она лежала. Может быть, мне удастся найти хоть что-нибудь еще.
        Молодой человек отставил чашку с недопитым кофе и тоже встал.
        - Идемте вместе, я вам помогу.

* * *

        Мужчины стали искать разлетевшиеся бумажки, а друзья побежали к Серому. Он жил недалеко от Дашки, в одноэтажном белом кирпичном доме с высоким цоколем.
        Дверь им открыла старая женщина в сереньком халате - Сережкина бабушка.
        - Здравствуйте. Сережа дома?  - вежливо спросил Ромка.
        Бабушка обвела их опухшими от слез глазами и покачала головой:
        - Нет его, он давно ушел.
        - А куда, не скажете?
        - Если б знать!  - Она вздохнула.
        - А полиция у вас была?
        - Была. Всем, значит, об этом уже известно,  - горько сказала старушка и оперлась рукой о перила: видно, от переживаний за внука ее не держали ноги.
        - Вам плохо?  - с испугом спросила Лешка.
        - Ничего. Только вот что я вам скажу: Сережа ничего не мог украсть, он никогда в жизни не воровал, хулиганил, да, это бывало, но чтобы красть! Такого не может быть! Это ошибка!
        - Да не волнуйтесь вы так!  - Ромка поднялся на ступеньку выше и мягко дотронулся до ее руки.  - Скажите, пожалуйста, а во сколько он вчера пришел?
        - Поздно уже, считай, посреди ночи. Я так беспокоилась: ливень, гроза, а его все нет и нет. Потом, когда все кончилось, думала, вот-вот придет, а его опять нет. Но потом все же появился и сказал: «Спи, бабушка, со мной все в порядке, я тебе завтра все расскажу». Да еще щенка какого-то принес и всю ночь с ним возился, то кормил, то поил. Я с трудом уснула, а рано утром меня машина полицейская разбудила. Я ее из окна увидела и сразу к Сереже: уж не натворил ли чего? А его и след простыл - в окошко выпрыгнул и убежал. И щенка с собой унес. Они следом за мной в его комнату зашли, все там осмотрели, но ничего не нашли, никаких чужих вещей у него не было.
        - А ему нельзя позвонить?  - спросила Лешка.
        - Нельзя. Телефон его на столе остался. Родители его станут мне звонить, и что я им скажу? Что не знаю, куда делся их сын, и что Сережу полиция ищет? Да их обоих от такого известия инфаркт хватит.
        Старушка тяжело задышала и сама схватилась за сердце. Лешке стало ее очень жалко, а еще она вспомнила, как Сережка помогал им вчера вечером искать брата, как утешал ее на берегу, как говорил ей: «Не переживай, найдется твой Ромка, вот увидишь, обязательно найдется», и Серого ей стало тоже ужасно жалко. Наверное, Алтухов сам не понимает, что натворил.
        - А вы им ничего не говорите, пока мы его не разыщем и не попросим вам позвонить и все объяснить.
        - Мы его обязательно найдем,  - подтвердил Ромка.
        - Уж пожалуйста. Я буду ждать.  - Сережкина бабушка повернулась и, тяжело ступая, пошла в дом.
        А Лешка сказала брату:
        - Когда найдем Сережку, то отберем у него ноутбук, деньги, крокодила, в общем, все то, что он уволок, а его самого не станем закладывать, ладно?
        Ромка пожал плечами:
        - Я ему зла не желаю. Если все будет в целости и сохранности и он поклянется больше никогда не брать чужого, то зачем нам его выдавать? Только сначала надо его найти. У кого же узнать, где он может быть?
        - У Коляна, у кого ж еще. Он все обо всех знает.
        - Так пошли к Коляну.

        Глава V
        Склад ворованных игрушек

        Колян когда-то дружил с Серым, а потом переметнулся к Сашке Ведерникову. Но известие о неблаговидном поступке бывшего друга встретил с большим удивлением.
        - Не помню такого, чтобы Серый воровал,  - заметил он, когда они ему обо всем рассказали.  - Дрался со всеми, это было, да и то теперь все в прошлом.
        - Ты в этом уверен?  - порадовалась за такой отзыв Лешка, но Колян покачал головой:
        - Ну, ручаться не стану, может, он опять изменился. Мы же с ним почти не видимся, и я о нем ничего не знаю.
        - Вот именно. А тетка Анфиса его в упор видела, и не только она, но и ее соседка,  - вставил Ромка.  - Колян, а друзей-то его ты знаешь?
        - Конечно.
        - Тогда поможешь нам его отыскать? Он ведь, наверное, у кого-то из них скрывается.
        - Конечно, помогу. Сашка уехал, а мне все равно делать нечего.
        Колян прошлепал босыми ногами в сенцы, обулся, выпрямился и сказал:
        - Вот, кстати, рядом со мной Денис Волков живет, он за Серым хвостом ходит. Давайте к нему зайдем.
        - Это такой маленький, толстенький?  - уточнил Ромка.
        - Он самый.
        Колян подбежал к старой деревянной даче, уверенно потянул на себя скрипучую дверь и сделал приглашающий жест. Пройдя по небольшому коридорчику, друзья оказались в небольшой комнате, стенки которой были оклеены плакатами известных атлетов и чемпионов по бодибилдингу, а на полу пылились гантели и штанга. Хозяин комнаты сидел в кресле перед телевизором и жевал бутерброд с колбасой. А с дивана на вошедших плоскими блестящими глазами таращился большой синий крокодил с желтым брюхом.
        Этот-то крокодил и бросился Лешке в глаза в первую очередь, а потом она углядела еще и небольшого розового слоника и желтого щенка и вскричала:
        - Откуда у тебя это все?
        Все с подозрением уставились на игрушки, потом на их владельца. А Колян ухватил кресло за спинку и развернул его к себе вместе с седоком:
        - Что-то, Денис, я у тебя этого крокодила раньше не видел.
        - А я его нашел,  - не переставая жевать, спокойно ответил Денис и снова повернулся к экрану. И только дождавшись рекламы, переключил свое внимание на гостей:  - Как вас много! Привет. Вы чего пришли?
        Ромка потряс перед ним крокодилом, и лицо его не выражало ничего хорошего.
        - Нашел, говоришь? И где же такие валяются? Мы бы тоже не отказались поискать.
        - Там больше нет.
        - Где это - там?!  - Ромка повысил голос.
        - А на спортплощадке,  - ничуть не смутившись, отозвался мальчишка.  - Мы с Лехой туда сегодня утречком побежали, хотели мяч погонять, но там все раскисло от дождя, лужи по колено. Ну, Леха мяч все равно пульнул, а он в кусты закатился. Мы за ним побежали, и вдруг нам показалось, что там кто-то затаился и за нами наблюдает. А когда ветки раздвинули, то увидели не человека, а вот этого самого крокодила. Видите, он еще мокрый от этих кустов. А Лехе-то как повезло! Он плеер с наушниками нашел, они в пакете были, будто специально для него приготовлены. Там еще и другие игрушки валялись.  - Он указал на щенка и слоника.
        - А ноутбука там случайно не завалялось?  - нетерпеливо спросил Ромка.
        - Нет, ноутбука там не было,  - невозмутимо ответил мальчишка.
        - А ты не врешь? Неужели там вот так все и лежало?  - удивился Колян и недоверчиво заглянул Денису в глаза.
        - А зачем мне врать? Можете сами у Лехи спросить.
        - И спросим. Прямо сейчас пойдем и спросим,  - с угрозой проговорил Ромка, а Денис проглотил остатки бутерброда и вскочил с кресла:
        - Да хоть скажите, в чем дело-то!
        - А в том, что это Дашкин крокодил, и все остальное тоже, и вам еще придется доказать, что вы все это нашли, а не украли.
        - Какой Дашки? Мокроусовой? Она же уехала!
        - Вот-вот, она уехала, а дом ее ограбили.
        - Ограбили? И вы что, на нас думаете? Что мы с Лехой это сделали?
        - Неважно, что мы думаем,  - пробурчал Ромка.  - Скажи лучше, где ты был вчера после ливня?
        - Я это… ну везде… гулял, короче…
        - С кем?
        - С Лехой, конечно.
        - И с Серым?
        - Нет, без Серого. С Серым мы уже недели две как не ходим, у него какие-то непонятные дела появились.
        - Какие дела и с кем?
        - Понятия не имею. И никто этого не знает. Серый какой-то скрытный стал, пропадает где-то целыми днями и не говорит, где.
        - Так, а по Молодежной улице, там, где Дашка живет, вы вчера… гм… тоже гуляли?
        - Ну, и там тоже,  - неохотно ответил мальчишка.  - Только мы, честное слово, ничего не крали. Ну как вам это доказать?
        - Веди нас к твоему Лехе, мы с ним потолкуем.

* * *

        Леха, веснушчатый курносый мальчишка лет тринадцати, сидел в наушниках и слушал музыку, неясные звуки которой чуть слышно доносились из лежащего на его груди маленького синего плеера. Диван его тоже украшали мягкие игрушки, несомненно, принадлежащие Дашке. Увидев на своем пороге большую компанию, Леха вытащил из ушей наушники, и его добродушное лицо выразило легкое удивление.
        А Денис указал на крокодила, которого держал под мышкой Ромка, на плеер с наушниками и воззвал к справедливости:
        - Леха, они не верят, что мы с тобой все это нашли.
        - Нашли, на спортплощадке,  - закивал Леха и повторил ту же историю про мяч и про лужи.  - А что, это ваши вещи? А зачем тогда вы их там бросили?
        - Это не их вещи,  - пояснил Денис.  - Оказывается, это все украдено у Дашки Мокроусовой, они подозревают в этом Серого, а теперь вот еще и нас с тобой к нему приплели.
        Леха горестно вздохнул, с сожалением выключил плеер, вместе с наушниками и игрушками положил его в пакет и вручил Ромке.
        - Забирай, мне чужого не надо. Так и знал, что здесь что-то не так. Я такой плеер у Дашки видел, надо было сразу сообразить, что это он и есть. Кстати, она его Серому давала, он с ним ходил.
        - И когда это было?
        - Не помню. Может, с неделю назад или больше.
        Ромка взял у Лехи пакет и скомандовал:
        - А теперь пошли на спортплощадку, покажете, где именно все это там лежало.
        Спортплощадка находилась на полпути между Дашкиным и Сережкиным домами, то есть Серый вполне мог спрятать там все украденное, чтобы явиться домой с пустыми руками.
        Леха с Денисом прошли в конец поля, за футбольные ворота, и указали на густую живую изгородь.
        - Вот здесь все и лежало. Целый склад игрушек.
        - Наверное, он собирался сегодня утром все перепрятать, да менты помешали,  - пробормотал Колян.
        - Но зачем ему понадобились игрушки?  - удивилась Катька.
        - Вот найдем его и спросим, а пока ищи ноутбук,  - приказал ей Ромка и прикрикнул на остальных:  - А вы чего стоите? Ищите тоже!
        Девчонки и Колян побежали осматривать кусты, а Леха с Денисом не сдвинулись с места.
        - Здесь больше ничего нет, мы тут все обыскали,  - убедительно сказал Леха и дернул приятеля за руку.  - Пошли отсюда, Денис.
        Но Ромка преградил двум друзьям дорогу.
        - Куда это вы пойдете? Подозрение с вас еще не снято, алиби на вчерашний вечер у вас нет. А Серый один сюда бы все не дотащил, без помощников. Так что если хотите облегчить свою участь, то помогите нам его найти.
        - Да где ж мы его найдем?  - запереживал Леха, а Денис затряс головой:
        - Мы не станем его разыскивать. Если мы его выдадим, он не простит нам предательства.
        - Это не будет предательством. И выдавать его я не прошу. Вы только скажите ему, что он должен немедленно вернуть ноутбук. В общем, пусть он мне сам позвонит, и вы тоже звоните, как только что узнаете.
        На клочке бумаги Ромка начеркал для них номер своего телефона, и два друга поспешно удалились.
        А к нему подошел Колян и развел руками:
        - Никакого ноутбука здесь нет.
        Но Ромку это ничуть не огорчило. Он взмахнул рукой и благодушно заметил:
        - Серый не дурак, он спрятал его в более надежном месте. А нам уже и так крупно повезло, я и не ожидал, что мы сразу найдем тайник. А раз так, то найдется и все остальное. Колян, к кому теперь ты нас поведешь?
        - Зачем ходить табором? Я сам могу сбегать к Димычу, потом к Вовке Петрову.
        - Да, ты прав,  - согласился с Коляном Ромка.  - Мы будем ждать твоего звонка.
        - Ладно, договорились.
        Колян убежал, а юные сыщики отправились к экологу.
        - Вот, первая добыча,  - торжественно провозгласил Ромка и выложил на диван крокодила и пакет с плеером и игрушками.
        Владимир Григорьевич сидел к ним спиной, и они не сразу заметили, что перед ним на столе стоит не что-нибудь, а самый настоящий ноутбук со святящимся экраном.
        - Нашелся?  - изумилась Лешка.
        Но эколог только вздохнул:
        - Если бы. Мне Костя свой дал, повезло мне с соседом. Теперь выуживаю статью из своей памяти, да только трудное это дело, и помочь некому, все друзья-газетчики на выходные разъехались. Да и не выспался, голова плохо работает.  - Он указал на выбитое окно и пожаловался:  - И еще соседка обещала прислать стекольщика, а его все нет и нет.
        Ромка вспомнил, что тоже очень мало спал этой ночью, и в тот же миг его безудержно потянуло в сон. Однако он сдержал зевоту и бодро произнес:
        - Вы не беспокойтесь, мы подключили к этому делу еще ребят, и ваш собственный ноутбук очень скоро найдется.
        Когда они вышли на улицу, солнце поднялось высоко в небо, пригрело напоенную влагой землю, и от нее пошел густой пар, а асфальт стал совсем сухим. Вся Медовка парила, избавляясь от лишней влаги и памяти о пережитом кошмаре. Всем стало жарко, и Катька предложила пойти домой, чтобы переодеться и подождать там звонков от Коляна и Дениса с Лехой.

* * *

        Только они вошли в дом, как раздался звонок. Ромка кинулся к домашнему телефону, услышал голос Артема и не удержался, чтобы не похвастаться.
        - Привет, Темка. А у нас новое дело!
        - Я же просил - без меня никаких дел. И ты мне это, между прочим, обещал,  - укоризненно произнес Артем.
        - Так это же случайно вышло. Можешь у Лешки спросить. Лешк, скажи ему, что мы не могли не взяться за это дело, так как от него зависит судьба Чистого озера.
        Лешка взяла у брата трубку.
        - Ромка тебя не обманывает, проблема эта и правда очень важная и совсем не трудная. Всего-то и надо, что отыскать Сережку Алтухова.
        - А что он натворил?
        - Обокрал дом Дашки Мокроусовой. Дашка уехала отдыхать, а у них остался жить друг ее отца, и у него пропал ноутбук со статьей о том, что кто-то хочет погубить наше Чистое озеро. Подозревают в этом Сережку. Честно говоря, я была о нем лучшего мнения. Знаешь, вчера, когда он помогал нам искать Ромку, я подумала, что он хороший человек. Но, значит, ошиблась, раз он до встречи с нами умудрился влезть в чужой дом.
        - Когда я был маленьким, то боялся Серого как огня, потому что он был и выше меня, и сильнее,  - немного помолчав, сказал Артем.  - А потом мы выросли и оба изменились, и отношения между нами наладились. И, кстати, каким бы он раньше ни был, в кражах никогда не участвовал, я это точно знаю.
        - Вот и Колян то же самое говорит. Но, может, он попал в плохую компанию?
        - Кто его знает. Жаль, что меня с вами нет, я бы помог вам с ним разобраться. Постараюсь приехать завтра, сегодня мне неудобно оставить бабушку.
        - Ничего, мы постараемся сами с ним справиться.
        - Что ж, желаю успеха. Я вам еще позвоню.
        - И мы тебе. Пока.
        Лешка опустила трубку, а Ромке безумно захотелось поговорить с Лизой, хотя бы услышать ее голос. Взяв мобильный телефон, он поднялся в свою комнату и запер дверь. Лиза откликнулась на звонок сразу:
        - Ой, Рома, привет, как дела?
        Ромка хотел рассказать ей о краже - Лиза была знакома с Дашкой, о беде, которая грозит Чистому озеру - она любила там бывать,  - но не успел и слова сказать, как в трубке послышался звонок в дверь, и Лиза ему сообщила, что к ней пришли подруги.
        - Я только хотел спросить, как ты доехала.
        - Спасибо, все хорошо.  - Ей было явно не до него.
        - Я тебе еще позвоню, ладно?
        - Конечно, звони, когда захочешь. Пока.
        «Ну ничего, разыщем Серого, и я ей тогда позвоню снова»,  - утешил себя Ромка и выглянул в окно: во дворе вдруг залился громким лаем Лешкин Дик.

        Глава VI
        Очередная удача

        Лешка тоже подошла к окну и увидела Кристину - десятилетнюю очень серьезную девочку с красивыми золотистыми волосами. Мама Кристины работала местным почтальоном, а с ее двоюродной сестрой, студенткой Аллочкой, ребята подружились еще в начале лета и с тех пор частенько к ней наведывались. Ромка называл Кристину Златовлаской и относился к ней с большим уважением. К тому же их связывали общие интересы: у Кристины имелся волнистый говорящий попугайчик Кеша, который был зеркальным отражением Ромкиного Попки, таким же желтым и не менее умным.
        - Проходи, Кристина, Дик тебя не тронет!  - крикнула Лешка.
        - Знаю, я его не боюсь,  - ответила девочка и смело открыла калитку.
        Кристина вошла в дом и пожаловалась сбежавшему вниз Ромке:
        - Мой Кеша сильно линяет, и я не знаю, что с ним делать.
        - Известная проблема. Скорее всего ему не хватает витаминов,  - ответил Ромка. Он снова поднялся в свою комнату и принес оттуда небольшую коробочку с зерном, окрашенным в зеленый цвет.  - Вот, перемешай с кормом и давай своему Кеше.
        - Спасибо. До свидания.
        Кристина взяла коробочку и пошла к двери, а Ромка подхватил свою огромную сумку со всякими принадлежностями для сыщицкой работы и побежал за ней.
        - Я схожу к тебе, посмотрю, что с ним такое. Может, дело не в витаминах, а в чем-нибудь еще.
        Девчонки пошли с ними: им захотелось встретиться с Аллочкой. Но разговор с ней длился недолго, так как девушка торопилась к электричке. Расставшись с Аллой, Лешка с Катькой вошли в комнату Кристины.
        Изрядно полинявший Кеша спокойно сидел на Ромкином указательном пальце, а Ромка внимательно его разглядывал и с ученым видом вещал:
        - Скорее всего у него сезонная линька, только началась она преждевременно, опять-таки из-за недостатка витаминов. В общем, не волнуйся, ничего страшного у него нет.
        Дожидаясь окончания консультации, Катька присела на диван, огляделась кругом и вдруг заметила на полу возле ножки стола красную блестящую туфельку на высоком каблуке, которая показалась ей очень знакомой.
        Вытянув ногу, Катька придвинула туфельку к себе, примерила и удивилась.
        - Кристина, какой же у тебя размер ноги, если твоя туфелька мне подходит?
        - А это не моя туфелька,  - ответила девочка.
        - А чья?
        - Не знаю, я ее нашла.
        - Одну?
        - Одну.
        Ромка, занятый попугаем, не сразу понял, о чем они говорят, а когда до него дошло, подбросил Кешу в воздух и схватил туфлю:
        - Это же Дашкина! Вторая! Где ты ее нашла?
        - Ну, там,  - Кристина мотнула головой куда-то вправо.
        - На спортплощадке, да?
        - Нет, на улице, у забора. Меня мама к тете Оле за творогом послала, мы всегда у нее берем молочные продукты, она на самом краю поселка живет, и у нее своя корова есть. А на обратном пути я увидела в траве эту туфельку и взяла ее с собой. Я только хотела разыскать ее владелицу. А что, не надо было ее поднимать?
        - Очень даже надо. Ты правильно поступила.
        Ромка поймал Кешу, посадил его в клетку, подхватил сумку и двинулся к двери.
        - Пойдем, покажешь нам тот забор. Это очень важно.

* * *

        Пробежав несколько кварталов и миновав спортплощадку, Кристина остановилась у невысокого, выкрашенного синей краской деревянного штакетника.
        - Вот здесь, в траве, она и лежала.
        - А ведь отсюда недалеко до дома Серого,  - раздумчиво проговорила Лешка.
        А в окне дома за штакетником мелькнула голова какого-то мальчишки. Мелькнула - и скрылась.
        - Кто это?  - насторожился Ромка.
        - Олег Крылов,  - ответила Кристина. Как и ее мама-почтальон, она знала почти всех обитателей Медовки по именам и фамилиям.
        - Крылов… Кто же это такой?  - Ромка наморщил лоб и обратился к сестре:  - Лешк, не знаешь такого?
        Но Лешка пожала плечами:
        - Вроде нет.
        - Спасибо тебе, теперь можешь идти домой, я к тебе еще зайду,  - сказал Ромка Кристине, а сам смело двинулся к высокому крыльцу и постучал в дверь, так как света в поселке по-прежнему не было и звонок не работал.
        На пороге появилась высокая темноглазая женщина, очевидно, мать Крылова, и доброжелательно улыбнулась:
        - Вы к Олегу? Проходите, он в своей комнате.
        Худощавый подросток лет четырнадцати отложил книгу, поднялся с дивана, приподнял темные брови:
        - Привет. Чем обязан?
        И Ромка, и Лешка тотчас его вспомнили. Он много раз попадался им на глаза в компании Серого, только они не знали его имени.
        - Привет, Олег. К тебе случайно Колян не заходил?  - спросил Ромка.
        - Случайно заходил.
        - Ну и…
        - Я не знаю, где Серый. Только он ни в чем не виноват, я уверен. Неужели вы не знаете, что тетке Анфисе верить нельзя?
        - Против него говорят факты, а не только тетка Анфиса. А когда ты его в последний раз видел?
        - Позавчера вечером.
        Быстрым движением Ромка поставил на стул красную туфельку.
        - А вот это ты случайно не узнаешь?
        - Что это? И почему я должен это узнавать?  - дернул плечом Крылов.
        - Это Дашкина туфля, и нашлась она под твоим забором.
        - Неужели? Ну а я-то тут при чем?
        - А где ты был во время кражи?  - сузил глаза Ромка.
        Но Олег спокойно спросил:
        - А когда она была, эта кража?
        - После ливня.
        Он усмехнулся:
        - К вашему сведению, весь вчерашний вечер я провел дома. У нас кусок крыши сорвало, и мы с родителями его обратно прилаживали. А вообще-то мне неприятно, когда меня считают вором, и поэтому советую вам уйти отсюда по-хорошему.
        - Ну извини,  - примирительно сказал Ромка.  - Просто мы пытаемся выяснить, как эта туфля могла оказаться около твоего дома.
        - А зачем вам это надо? Пусть полиция сама разбирается.
        - Разве тебе Колян не сказал, что у человека, который сейчас живет в Дашкином доме, пропал ноутбук с очень важной статьей? И если она вовремя не выйдет, то у нашего Чистого озера начнется строительство коттеджей, отчего оно обмелеет и пропадет. Или тебе все равно?  - закипятилась Лешка.
        - Ну, почему все равно? Я тоже люблю природу. Только Серый здесь все равно ни при чем.  - Олег взял туфельку в руки, повертел.  - Туфля как туфля. А где вторая?
        - Осталась в доме.
        - Странно.
        - Почему странно? Наверное, ту туфлю Серый впопыхах выронил, а когда увидел, что у него осталась только одна, то выбросил и эту,  - сказал Ромка.
        - Да я не о том. Я хотел сказать, зачем Серому - если предположить, что он вор,  - вообще красть женские туфли? Представь на секунду, что ты вор. Стал бы ты красть всю эту чепуху?
        - Ну нет, наверное.
        - Вот и Серому они сто лет снились.
        - Допустим. А зачем тогда он скрывается? Раз скрывается - значит, виноват. И неужели не понимает, что рано или поздно его все равно найдут? Для него было бы в миллион раз лучше, если б его нашли мы, а не менты.
        Олег покачал головой:
        - Но я все равно ничем не могу помочь ни вам, ни ему, потому что понятия не имею, где он есть.
        Пока они разговаривали, Катька вытащила из кармана зеркальце, а потом еще и тушь и, думая, что за ней никто не следит, стала подкрашивать свои и без того густо намазанные ресницы.
        Но Ромка подмечал все. И еще он заметил, что Крылов то и дело косится на лежащий перед ним телефон. Это неспроста, подумал он и попросил принести ему попить.
        - Пожалуйста,  - ответил Олег и вышел из комнаты.
        В тот же миг Ромка подскочил к Катьке, толкнул ее в бок и прошипел в самое ухо:
        - Роняй тушь под стол! Быстро!
        Катька хоть и с неохотой, но подчинилась, только бросать тюбик не стала, а аккуратно положила его у ножки тумбочки, на которой стоял телевизор. А сам Ромка метнулся к своей сумке, что-то из нее достал, сунул под диван и прошипел снова:
        - Катька, смотри и запоминай.
        И тут вошел Олег с чашкой. Ромка выпил всю принесенную ему воду, поставил чашку на стол и весело сказал:
        - Вот спасибо. Ну, мы пошли, ты уж извини нас за беспокойство.
        - Ладно, переживу как-нибудь,  - с облегчением сказал Олег и проводил их до самого порога, а потом еще выглянул из окна своей комнаты, чтобы удостовериться, что они его не подслушивают.
        А Катька рассерженно дернула Ромку за руку:
        - Зачем ты заставил меня ронять тушь? Когда я теперь получу ее обратно? Учти, она дорогая, и другой такой у меня нет. Пропадет - будешь покупать.
        - Прямо сейчас за ней и пойдешь, а это был повод, чтобы вернуться. Не видела разве, как Олег на телефон свой поглядывал? Тут одно из двух: или он ждал звонка от Серого, или сам собирался ему позвонить. Вот я и решил узнать, о чем они будут говорить, и для того оставил под диваном свой диктофон, а тебе надо принести его назад. Иди, говори, что потеряла тушь, а я его тем временем отвлеку.
        Катька все разыграла как по нотам. На всякий случай она демонстративно похлопала себя по карманам, раскрыла сумку, порылась в ней, изобразила лихорадочное беспокойство, побежала назад и ворвалась к Олегу в комнату.
        Увидев ее, Крылов быстро опустил телефонную трубку.
        - Чего тебе еще?
        - Я у тебя свою тушь забыла. Обронила, наверное.
        - Ищи.
        Катька заглянула под стол, потом под кресло, а Ромка подошел к окну и крикнул:
        - Слышь, Олег, поди сюда.
        Крылов неспешно двинулся к окну.
        - Ну?
        - Слушай, если ты так уверен, что Серый ни в чем не виноват, то кто еще мог обокрасть Дашку? Кого ты сам-то подозреваешь?
        - Никого,  - поспешно ответил Олег.  - А почему я вообще должен кого-то подозревать?
        - Потому что это был кто-то из пацанов, зачем взрослым игрушки?
        Олег пожал плечами, а за его спиной показалось улыбающееся Катькино лицо, которое говорило, что все в порядке.
        - Не знаешь, значит? Тогда пока.
        Ромка встретил Катьку, увлек ее за угол, забрал свой диктофон и тут же включил запись. Послышался голос Олега: «Шурик, Серый случаем не у тебя? Думаешь, он в Калиновке? А откуда тебе это известно? А, понятно. Как бы ему туда позвонить? Не знаешь? Жаль. Да ищут его тут все, я предупредить хотел. Да не знаю я, кто в этом замешан, он или Женька. Я был бы уверен на все сто, что это не Серый, если б он не сбежал. Не знаю прямо, как ему теперь помочь».
        А в Ромкиной сумке ожил мобильник. Это был Леха, и голос у него был трагический.
        - Мы ничего не смогли выяснить. Опросили всех, кого знали, но Серого никто не видел.
        - Продолжайте выяснять дальше,  - строго приказал Ромка.
        - Ладно,  - вздохнул мальчишка.
        Вслед за Лехой позвонил Колян, и сказал он примерно то же самое:
        - Или все друзья Серого сговорились молчать, или никто из них и правда не знает, где он скрывается. Все говорят, что он стал чересчур скрытным. Ты уж извини, что не смог тебе ничем помочь.
        Но Ромка ничуть не огорчился, а поспешил успокоить своего старого приятеля:
        - Не переживай, Колян, мы тут сами кое-чего узнали, случайно подслушали разговор Олега Крылова с каким-то Шуриком. Похоже, Серый в Калиновке.
        - В Калиновке?  - Немного помедлив, Колян внезапно оживился.  - А что? Очень может быть. Я как-то сам видел, как он садился в электричку, которая шла в ту сторону. Знаете, где она, эта Калиновка? Через три остановки отсюда.
        - Калиновку мы знаем хорошо, там у нас один знакомый мальчик живет. Нам бы еще узнать, у кого Серый может там прятаться.
        - Чего не знаю, того не знаю. Хотя… Постой! Он вчера при мне кому-то звонил по своему мобильнику, а как только я к нему подошел, сразу замолчал. Испугался, наверное, что я услышу то, чего не следует. Но я усек, как он произнес имя «Женя».
        - Серьезно? Класс! Ведь Крылов тоже говорил о каком-то Женьке! Вот теперь все сходится! Этот Женька в Калиновке, и Серый у него.  - Ромка был вне себя от радости.
        - Хотите, я туда с вами съезжу?  - предложил Колян. Но особого энтузиазма в его голосе не было, и Ромка отказался:
        - Не надо, мы сами его найдем. Спасибо за подсказку.
        Довольно улыбаясь, он убрал свой мобильник в сумку и принялся в ней что-то искать.
        - А о каком мальчике ты говорил? О бывшем беспризорнике Руслане, да?  - склонилась к нему Катька.
        - О нем. Его когда-то обвиняли в краже, но мы доказали, что он не вор, и нашли настоящего преступника.
        - Я в курсе того дела, мне о нем Лешка писала. Мы что, прямо сейчас туда поедем?
        - Угу.
        В своей сумке Ромка нашел расписание электричек, посмотрел, его, быстро сунул назад, жикнул молнией и скомандовал:
        - Бежим! Электричка в Калиновку отходит через шесть минут! А следующая только через час.
        Но Лешка осталась на месте и удержала Катьку:
        - За шесть минут мы не успеем. Подумай, где мы, а где станция. Это от нашего дома до нее шесть минут, а отсюда больше.
        Ромка и сам понял, что бежать наперегонки к станции сейчас не имеет смысла, и с опечаленным лицом застыл посреди дороги. Но удача снова оказалась на его стороне. И полминуты не прошло, как около них притормозила серебристая «Астра», а из нее выглянул сосед Владимира Григорьевича Костя.
        - Как успехи, друзья?
        - Нормально. Нам надо срочно к электричке. Подвези, а?
        - Если очень надо, то садитесь.
        Костя открыл дверцы своей шикарной тачки, Ромка с довольным видом уселся на переднее сиденье и показал Косте туфлю.
        - Смотри, что мы еще нашли. А значит, и ноутбук скоро будет у нас. Так и передай Владимиру Григорьевичу.
        - Передам непременно. А куда вы так торопитесь?
        - В Калиновку. По нашим сведениям, Серый скрывается именно там. Только ты пока об этом никому ни слова, ладно?
        Константин на секунду оторвался от руля и шутливо поднял вверх обе руки:
        - Могила!
        Миновав небольшой лесочек и ряд пристанционных киосков, «Астра» вырулила к станции. Крикнув Косте «спасибо», друзья вбежали на платформу, где уже стоял поезд, и успели заскочить в последний вагон.
        - А Калиновка - большой поселок?  - пристроившись у окна, спросила у Ромки Катька.
        - Большой.
        - Больше, чем Медовка?
        - Больше.
        - А если больше, то как ты собираешься искать там Серого?
        - Не Серого, а его друга Женьку.
        - Ладно, пусть неизвестного тебе Женьку. Тут тебе все помогают, а там кого будешь просить?
        - Мало ли кого. Руслана, например, или его приемную мать. Отвяжись,  - беспечно ответил Ромка и, закрыв глаза, стал думать о Лизе.

        Глава VII
        В поисках Серого

        Вскоре трое друзей подошли к светлому одноэтажному домику с небольшими окошками, из которых очень вкусно пахло. Ромка толкнул старую деревянную калитку, и все вошли во двор. Увидев, кто к ним идет, маленький черноглазый мальчик закричал «Ура!» и бросился Лешке на шею.
        Лешка крепко обняла мальчика и провела рукой по его мягким волосам.
        - Здравствуй, Русланчик. Ну, и как тебе здесь живется?
        - Очень хорошо. Замечательно.
        А из дома с приветливой улыбкой появилась приемная мать мальчика.
        - Мама, смотри, кто к нам приехал!  - закричал Руслан.
        - Здравствуйте, Валентина Георгиевна,  - дружно воскликнули Ромка с Лешкой.
        - Здравствуйте. Очень рада вас видеть,  - сказала она и остановила взгляд на Катьке.  - А эту девочку я не знаю.
        - Это моя лучшая подруга Катя,  - пояснила Лешка.
        - Очень приятно. Так проходите в дом, гости дорогие, у нас как раз обед.
        Друзья как позавтракали рано утром, так с тех пор ни у кого из них и крошки во рту не было. Но Ромка покачал головой и ответил за всех:
        - Спасибо, мы не хотим. Мы не гости, мы к вам по делу приехали.
        - А у меня борщ вкусный.
        Держался Ромка недолго, соблазн был слишком велик.
        - Борщ, говорите…  - нерешительно проговорил он и медленно двинулся к двери. А у порога ускорил шаг и за столом оказался первым.
        Валентина Георгиевна позвала остальных своих детей. Прибежала старшая, девятилетняя светленькая Аленка, привела за собой двух таких же белоголовых сестренок и братика, и только похожий на цыганенка Руслан разнообразил цветовую гамму этой дружной семьи.
        - А мы в школу собираемся, в первый класс,  - сказала Валентина Георгиевна и погладила мальчика по черноволосой головке.  - Русланчик обещал нам хорошо учиться.
        - Так и будет, он у вас способный,  - одобрительно кивнула Лешка и принялась за еду.
        Ромка и не заметил, как опустошил свою тарелку, и Валентина Георгиевна, не дожидаясь, когда он попросит добавки, подлила ему еще ароматного темно-бордового супа и бухнула в него большую ложку сметаны. А потом поинтересовалась:
        - Так что же вас сюда привело, если не секрет?
        - Не секрет. Нам нужно найти одного пацана по имени Женя,  - с набитым ртом ответил Ромка.
        - А как его фамилия?
        - Мы не знаем,  - ответила за брата Лешка.  - Кроме имени, мы совсем ничего про него не знаем, никогда даже его не видели.
        - А сколько ему лет?
        - Ну, наверное, как и нам, около четырнадцати, а то и пятнадцать. Или больше.
        - Скорее всего, что больше,  - прожевав хлеб, сказал Ромка.
        - А зачем он вам, если вы его совсем не знаете?  - удивилась Аленка.
        И юный сыщик коротко пояснил:
        - Нам удалось выяснить, что к нему поехал один наш… друг, а у нас к нему важное дело. Очень-очень важное.
        Валентина Георгиевна налила всем компот и сосредоточенно сморщила лоб.
        - На нашей улице ни одного парня по имени Женя нет, в этом я уверена, а что касается соседних, кто знает. Да, трудная у вас задача. Каждый дом не обойдешь, а дачников в этом году понаехало великое множество. Даже если я всех своих подруг и знакомых расспрошу, то, боюсь, это ничего вам не даст. Тем более что этот мальчик вам нужен срочно. Как же вам помочь-то?
        - Можно у Кинга спросить,  - вдруг сказала Аленка.  - Он всех ребят в поселке знает.
        - И верно. Отведи их к нему. Это наш сосед, Валерка Попов, бандит отъявленный, всю округу в кулаке держит,  - пояснила Валентина Георгиевна.  - Попросите его, может быть, он согласится вам помочь. Если он дома, конечно.
        Распрощавшись с гостеприимной хозяйкой и ее младшими детьми, друзья с Аленкой и Русланом отправились в соседний дом.
        Коротко стриженный парень лет шестнадцати с выдающейся вперед нижней челюстью и толстыми губами пробуравил их глубоко посаженными серыми глазками и перевел их на Аленку.
        - Они к тебе,  - пискнула девчонка и убежала, потянув за собой Руслана.
        А Кинг сдвинул низкие густые брови:
        - Кто такие и зачем?
        - Нам посоветовали к тебе обратиться, сказали, что ты тут самый знающий,  - польстил Кингу Ромка.  - Мы из Медовки, ищем здесь пацана примерно наших лет, про которого знаем только то, что его зовут Женька. Помоги нам, пожалуйста.
        - А зачем он вам?
        - Вообще-то нам нужен не он, а его друг, Серый, то есть Сережка Алтухов. Не знаешь такого?
        Валерка покачал головой:
        - Впервые слышу.
        Утаивать что-либо не имело смысла, и Ромка вкратце рассказал Кингу о краже в Дашкином доме, которую, по всем прикидкам, совершил Серый, и в конце сказал:
        - Нам нужно только одно: чтобы Серый вернул ноутбук. А если он будет и дальше прятаться, ему же хуже. Раз мы смогли узнать, что он в Калиновке, то и полиция его вычислит, если уже не вычислили.
        - Ладно, убедили.
        Валерка вытянул из кармана мобильник, просмотрел имеющиеся в нем номера и выбрал нужный.
        - Привет, Женек. У тебя из Медовки гостей нет? Что, никого оттуда не знаешь? Да ищу я тут одного. Ладненько.
        Он позвонил ему двум Женькам, но тоже безрезультатно, а после того - какому-то Конгу.
        - Слушай, Конг, ты там пошуруй по домам, найди Женьку, у которого живет Серега или Серый по фамилии…  - Кинг пощелкал пальцами.
        - Алтухов,  - поспешно подсказала Лешка.
        - Сережка Алтухов из Медовки. Найдешь - тащи его ко мне. Срочно! Все понял? Тогда действуй.
        Когда Валерка убрал телефон, Катька сморщила свой короткий носик и удивленно подметила:
        - Ты Кинг, а твой приятель - Конг? А вместе вы - Кинг-Конг, так, что ли?
        Валерка внезапно улыбнулся, и лицо его, до того казавшееся жутко угрюмым и некрасивым, вдруг преобразилось и сделалось вполне симпатичным.
        - Ага, ты верно угадала.
        Лешка тут же вообразила себе огромную обезьяну с Валеркиным лицом, шагающую среди небоскребов и сеющую панику среди до смерти испуганных прохожих.
        - Вы с ним здесь небось народ в страхе держите.
        - Не в страхе, а в подчинении,  - хвастливо заявил Кинг.  - Так что будет ваш Серый сейчас здесь вам на блюдечке. Только поклянитесь, что не сдадите его в ментуху.
        - Мы и не собирались, можешь не сомневаться!  - воскликнул Ромка.
        - Тогда расслабьтесь и ждите. А пока можете со мной кино позырить, я не против.
        Валерка указал им на диван, а сам уселся в кресло и включил телик и видеоплеер. Ромка, которого в душной комнате жутко клонило в сон, лениво взглянул на экран. Там появились заснеженные горы, и он сразу представил себе Лизу среди высоких скал и глубоких фьордов и почувствовал жгучее желание снова услышать ее голос. Весь сон как рукой сняло. Ромка незаметно вынул из сумки свой телефон и вышел во двор.
        Лизин мобильник не отвечал, и тогда он набрал ее домашний номер. Трубку взяла ее мама.
        - Подожди немного, Лизонька сейчас подойдет,  - сказала она.
        Но ждать пришлось долго. Он весь извелся, пока не услышал мелодичный голосок:
        - Рома, привет. Ты что хотел?
        Ромка вдруг смешался, все заранее приготовленные слова вдруг куда-то улетучились.
        - Просто я… Просто я хотел пожелать тебе счастливого пути. И еще хотел тебе рассказать, что…
        Но Лиза его перебила:
        - Спасибо. Извини, но я сейчас очень тороплюсь.
        - Тогда до свидания.
        - До свидания.
        Ромка надеялся на долгий разговор и потому немного расстроился. Жаль, что Лиза ни о чем не узнала. Если бы она была в Медовке, то, конечно же, сейчас была бы здесь с ними. Но ничего не поделаешь, для нее съемки важнее всяких там расследований.
        Успокаивая себя тем, что в следующий раз Лиза найдет для него больше времени, Ромка прошелся по продуваемой легким ветерком улице и вернулся назад, когда в доме Кинга раздался телефонный звонок.
        - Ну и где он?  - ничуть не сомневаясь в том, что Серый нашелся, спросил Ромка.
        Но Валерка развел руками:
        - Дружбаны Конга обзвонили и обошли всех Евгениев, но никто из них не слышал ни о каком Сером из Медовки. Или он к кому другому приехал, или вы что-то напутали, и его вообще нет в Калиновке.
        - Это точно?
        Кинг снисходительно улыбнулся:
        - Точней и быть не может.
        - Что ж, извини за хлопоты.
        - Да ладно, чего там.
        На прощание Ромка попросил Кинга дать ему номер его телефона, подумав, что такое знакомство еще может им пригодиться.
        Потом Валерка уселся досматривать свой фильм, а друзья не солоно хлебавши поплелись к станции.
        По дороге Ромка с трудом сдерживал зевоту и поминутно вздыхал. Он надеялся всласть выспаться после того, как ноутбук окажется в их руках, но раз этого не случилось, то теперь об отдыхе не могло быть и речи.
        - Сразу никогда ничего не делается, это давно проверено,  - бормотал он, адресуя эти слова не столько своим спутницам, сколько самому себе.
        - Как раз об этом я тебе и говорила,  - не преминула вставить Катька.  - Не так-то просто найти человека, особенно если он не хочет, чтобы его нашли.
        - Мало ли что ты говорила,  - окрысился на нее Ромка, но Лешка поддержала подругу:
        - То, что Колян видел Серого в электричке, еще ни о чем не говорит. Может быть, этот Женька в каком-нибудь другом поселке живет, и мы только зря сюда ехали.
        Ромка не счел нужным тратить время на ненужные споры.
        - Значит, вернемся в Медовку и начнем расследование с самого начала,  - отрезал он и ускорил шаг.
        Девчонки поспешили за ним. Они миновали один переулок, другой, как вдруг в Лешкину ногу ткнулось что-то холодное и мокрое. Она остановилась, опустила глаза и не сдержала восторженного возгласа:
        - Ой, смотрите, какая прелесть. Прямо как игрушечный.
        Ромка оглянулся. Его сестра присела на корточки перед малюсеньким желтым щенком с круглой мордочкой, маленькими ушками и черным кожаным носиком.
        - Чего там смотреть!  - недовольно буркнул он.  - Вставай и пошли, нам сейчас не до щенков.
        А за собачкой уже неслась ее хозяйка - хорошенькая девочка в нарядном голубом платьице.
        - Ты почему убегаешь?  - укоризненно произнесла она и подхватила щенка на руки.
        - Это твой?  - поднявшись, спросила Лешка.
        - Мой.  - Девочка прижалась щекой к мягкой собачьей шерстке, щенок лизнул ее в ухо, и она счастливо засмеялась.
        Лешка не удержалась, чтобы снова его не погладить.
        - Это, как мне кажется, английский бульдог, да?
        Девочка молча кивнула.
        - Откуда ты знаешь?  - воззрилась на подругу Катька.
        - Ну, во-первых, я про собак много чего знаю, а во-вторых, у нас в Медовке есть собачий питомник, и я видела там точно таких щенят.
        - А он и есть из Медовки,  - улыбнулась девочка.  - Мне его подарили. У меня сегодня день рождения, и это - самый лучший подарок.
        - Поздравляем,  - сказала Лешка, а Ромка нетерпеливо крикнул:
        - Ну, долго вас еще ждать?!
        А из окна того дома, откуда выбежала хозяйка щенка, раздался женский голос:
        - Женя, где ты там?
        - Я здесь, мама!
        Девочка снова улыбнулась Лешке, сказала всем: «До свидания, меня ждут» и побежала к калитке.
        Ромка на секунду замер, а в следующий миг вспомнил о том, как бабушка Серого говорила им, что ее внук приносил ночью какого-то щенка.
        - Стой!  - крикнул он и побежал за девочкой.
        Она остановилась.
        - Так тебя Женей зовут?
        - Да.
        - А ты не знаешь, случайно, Сер… Сережу Алтухова?
        - Конечно, знаю. Это мой друг. Он и подарил мне этого щенка.
        - Я почему-то так и подумал. А где он сейчас?  - прерывающимся от волнения голосом спросил юный сыщик.
        - У меня. Позвать?
        Ромка быстро кивнул, а Женя подбежала к окну и сказала:
        - Сережа, иди сюда. Тебя здесь ждут.
        В окне мелькнула чья-то тень, чуть заметно шевельнулась занавеска, но к ним никто не вышел. И Женя повторила:
        - Сережа, иди же сюда.
        Спустя минуту из дома вышел Серый и остановился на невысоком крылечке.

        Глава VIII
        Ложный след

        - Привет, Алтухов,  - сузив глаза, сурово проговорил Ромка.
        - Привет,  - мрачным голосом отозвался Серый, даже не стараясь показать, что он рад встрече.
        - Подойди-ка ко мне, если тебе не трудно.
        - Какой труд?  - Сережка медленно сошел с крыльца и вразвалку пошел к ним.  - Что это вы здесь делаете?
        - Тебя ищем. Ну и хлопот же ты нам доставил.
        - А я просил меня искать?
        - Твоя бабушка просила.
        - Вы что, к ней ходили?
        - Ходили. И знаем, что за тобой менты гонятся.
        - Потише, пожалуйста!  - взмолился Алтухов и с испугом покосился на девочку со щенком.
        - Давай отойдем подальше,  - предложил ему Ромка и шепнул сестре:  - Поговорите тут пока о щенках.
        Девчонки принялись расспрашивать Женю о том, кто она и откуда, а Ромка с Серым нашли пристанище в тени высокого дерева. Убедившись, что их никто не слышит, Ромка спросил:
        - Ну и зачем же ты это сделал? Если честно, я от тебя такого не ожидал. И Темка с Коляном, и все остальные тоже.
        Сережка дернул плечом и тяжко вздохнул:
        - Так получилось, а деньги я соберу и отдам, честное слово. Только не сразу, сейчас у меня их нет.
        - Нет? И куда ж ты их дел? Впрочем, черт с ними, с деньгами, отдай хотя бы комп.
        - Комп? Зачем?
        - Затем. Слышь, Серый, я тебе зла не желаю, ты это знаешь, так что давай по-хорошему. Отдай комп, и мы, клянусь, тебя не заложим и вообще никому ничего не скажем, вместе что-нибудь придумаем, чтобы тебя от ментов отмазать. Ведь ты не хочешь, чтобы твоя Женя обо всем узнала, а?
        Серый тоскливыми глазами посмотрел на дом, откуда неслась праздничная музыка, на свою наивную подружку, которая и ведать не ведала о его темных делишках, и тяжко вздохнул:
        - Еще как не хочу.
        - Так ты, значит, здесь пропадал в последнее время?  - осенила Ромку догадка.  - И ее ото всех скрывал?
        - А что, трубить о ней по всей Медовке? Она отличная девчонка, мы с ней в электричке познакомились и сразу подружились. И родители ее ко мне хорошо относятся. Но только не понимаю, почему я должен отдавать свой компьютер.
        - Я имею в виду ноутбук,  - терпеливо пояснил Ромка.
        - Тем более. Нет у меня никакого ноутбука.
        - Как это - нет? Ты же его украл у Владимира Григорьевича, который сейчас у Дашки живет! А в нем важная статья в единственном экземпляре, и касается она, между прочим, Чистого озера. Если эта статья во вторник не выйдет, озеро погибнет. Так что лучше будет, если ты его прямо сейчас нам отдашь или хотя бы скажешь, где он у тебя спрятан. Неужели тебе не жалко озера?
        Серый побледнел сквозь загар:
        - Наконец-то до меня дошло, о чем ты талдычишь. Значит, Дашкин дом обокрали? А Дашка, значит, еще вчера уехала?
        - Слушай, дурачком-то не прикидывайся!  - вскипел Ромка.  - Тебя тетка Анфиса там своими глазами видела. И соседка ее тоже.
        - Я там и в самом деле был. Но я ни в чем не виноват! Я ничего не украл!
        - Не виноват, значит? А зачем тогда убежал от полиции? А кто игрушки на спортплощадке спрятал?
        - Какие еще игрушки?  - опешил Серый.
        - Мягкие. Дашкиного крокодила, слоника и еще плеер. А туфлю Дашкину красную ты у забора выбросил, где твой друг Крылов живет. Могу показать, она у меня в сумке. Ты что, забыл, что мы сыщики и рано или поздно до всего докопаемся?
        Сережка яростно замотал головой:
        - Все было не так! Совсем не так! Клянусь!
        - И как же все было?
        - А вот как. С неделю назад я взял у Дашки ее плеер, а потом все забывал его ей отдать. А она говорила, что хочет взять его с собой за границу. Ну и вчера после ливня я ей его понес, думал, что она еще не уехала. А свет-то везде вырубился, темнотища какая была, помнишь?
        - Еще бы не помнить,  - вспомнив свое непредвиденное купание в взбесившейся реке, усмехнулся Ромка.  - Света у нас, между прочим, до сих пор нет, и неизвестно, когда дадут.
        А Сережка продолжал:
        - Во всех окнах зажглись фонари и свечки, а в Дашкином доме тоже мелькал фонарик. Я в дверь постучал, а мне никто не открыл. Я снова в окно заглянул, а никакого света там больше не было, ну и решил, что мне показалось. А чтобы не тащить плеер домой, я влез на окно и засунул его в форточку - она была открыта. А слив был мокрым, я с него сорвался, шума понаделал, и когда выбежал на улицу, то тетка Анфиса меня и высветила.
        - А окно ты разбил?
        - Нет, конечно. Да зачем бы я стал его разбивать?
        - А что же ты тетке Анфисе ничего не объяснил?
        - А что я должен был объяснять? Я же не знал, что в это время в доме скрывается вор и что он меня так подставит.
        - А на стеклах, значит, могли остаться твои отпечатки пальцев,  - задумчиво произнес Ромка и вдруг спохватился:  - Но если ты ничего не знал о краже, то почему сбежал утром от ментов?
        - Да я думал, что они по другому делу пришли.  - Сережка взглянул на играющих со щенком девчонок, сморщился, как от боли, и ухватился за ветку, будто потерял равновесие и нуждался в дополнительной опоре.
        - По какому еще делу? Ты еще во что-то влип?
        - Вот именно.
        - Тогда колись.
        - После того как ты нашелся, я побежал домой, но не по обычной дороге, а по низу, по Речной улице, хотел посмотреть, что там делается. А на Речной у дяди Миши собачий питомник, может, знаешь?
        - Знаю. Лешка туда не раз ходила и с дядей Мишей этим знакома.
        - Ну и вот, бегу я мимо питомника, а там вой, лай, визг. Я фонариком посветил и увидел, что крайний вольер почти затоплен. Вода, которая скопилась на верхних огородах, прорвала запруду и хлынула во двор дяди Миши. Я через забор перемахнул, замок с двери вольера сбил - во дворе, к счастью, какая-то железяка валялась,  - взрослая собака сама выбралась, а щенков ее я всех выудил. Они пищали и барахтались, еще бы немного, и утонули. А потом дядя Миша прибежал, я ему их всех и отдал, кроме… Кроме одного. Женя о таком давно мечтала. Сначала у меня ничего и в мыслях не было, я его за пазуху спрятал, только чтобы согреть, а он затих, и я его утаил. А они, эти бульдоги, жутко дорогие, дядя Миша их на экспорт разводит. И когда менты приехали, я подумал, что он их на меня наслал, когда своих щенков недосчитался.
        - А тебе не приходило в голову, что прежде чем идти в полицию, он бы сначала к тебе пришел?
        - Приходило, но потом. А когда я услышал, как они входят в дом и спрашивают у бабушки, где ее внук, схватил щенка и убежал. А еще я подумал, что меня в любом случае сразу не выпустят, а мне так хотелось попасть к Жене на день рождения.
        А вдали послышался рокот двигателя, из-за угла вырвалась полицейская машина и понеслась прямо на них. Сережка, как обезьяна, отпрыгнул за дерево. Но автомобиль проехал мимо.
        - Испугался?  - сочувственно спросил Ромка.  - Теперь ты от каждого встречного мента шарахаться будешь до тех пор, пока они тебя не схватят.
        - Что же мне делать?  - простонал Серый.  - Как теперь доказать, что я ничего не крал в Дашкином доме? А кстати, как вы узнали, что я здесь?
        - Твой друг Крылов говорил о каком-то Женьке и о Калиновке, и Колян тоже слышал, как ты называл это имя, и видел, как ты садился в электричку, которая шла в эту сторону. Вот мы и приехали сюда, только стали искать пацана, а не девочку, а с Женей твоей случайно столкнулись.
        Сережка задумался и покачал головой:
        - Странно. Может, Колян и слышал от меня это имя, но Олег? Ему я о Жене ничего не говорил, ты что-то путаешь.
        - Ничего я не путаю. Ты, должно быть, случайно проговорился. А у меня и доказательства есть. Вот, пожалуйста.  - Из своей сумки Ромка достал диктофон, включил, прибавил громкость.  - Слушай.
        И сразу послышался голос Олега: «Да ищут его тут все, предупредить хотел. Да не знаю я, кто в этом замешан, он или Женька. Я был бы уверен на все сто, что это не Серый, если б он не сбежал. Не знаю прямо, как ему теперь помочь».
        - Видишь, Крылов хороший друг, о тебе заботится,  - отметил Ромка.
        - Но моя Женя здесь ни при чем! Олег говорил вовсе не о ней. Ты-то сам как слушал? Он сказал, что не знает, кто замешан в краже, я или Женька, а не мы с Женькой.
        - Сначала я так и подумал, но когда Колян сказал о твоем знакомстве с Женей, то решил, что Крылов просто неточно выразился. А о каком Женьке он говорил?
        - О Винте. Его тоже Женькой зовут.
        - Что еще за Винт? Кто такой, почему я его не знаю?  - удивился Ромка.
        - И хорошо, что не знаешь. Этим летом Медовка от него отдыхала, он куда-то ездил с родителями и только недавно появился снова. Артем ваш, кстати, с ним знаком. Они даже дружили когда-то.
        - Странно, и этого я не знал. И где этот Винт живет?
        - На Садовой.
        - От Коляна недалеко, значит. И ты думаешь, что это он обчистил Дашкин дом?
        - А больше некому, тем более что и ребята об этом говорят. Да и ведет он себя не как всегда, а подозрительно тихо и скромно.
        - А тогда почему все молчат, как рыбы? Почему тот же Олег не сказал мне про Винта прямо, если хотел тебе помочь? Я его, между прочим, спросил, кого он подозревает, а он сказал, что не знает. Слишком быстро сказал, между прочим.
        - А доказательства? Ни у кого их нет и быть не может.
        - Я бы их сам нашел!
        - Ты не знаешь Винта. На то он и Винт, что выпутается из любой ситуации, потому его все и боятся. К тому же он не один, собрал вокруг себя целую кодлу, всякое отребье, с кем никто водиться не хочет. Ух, как же я его ненавижу. И он меня. Мы с ним всегда врагами были, с раннего детства. Я, конечно, тоже не всегда прав был, но подло никогда не действовал, всегда выступал в открытую, а он нападал из-за угла. И все эти игрушки на спортплощадку он небось специально припер, чтобы двух зайцев убить: и от себя подозрения отвести, и мне насолить, потому что ему нужны одни деньги.
        - А других врагов, кроме Винта, у тебя нет?
        - Нет.
        - Тогда какие проблемы! Я этого Винта расколю, ноутбук отберу и тебя реабилитирую.  - Ромка радостно улыбался. Один подозреваемый сорвался, зато появился другой, и это решало дело.
        - Не думай, что это легко. Винт хитрый и умный. Темка-то где?
        - В Москве.
        - И его с тобой нет. Если б я мог тебе помочь!
        - Обойдусь, тебе нельзя показываться в Медовке. Ты своей бабушке звонил?
        - Нет еще. Телефона у меня с собой нет, а у Жени попросить не могу. Что я при ней скажу?
        Ромка дал Серому свой мобильник:
        - Говори прямо сейчас. Успокой ее, скажи хотя бы, что ты жив-здоров, мы ей обещали.
        Сережка мигом набрал свой номер:
        - Бабушка, это я. Со мной все в порядке, за меня не волнуйся. Я у своих друзей, ты их не знаешь, но они очень положительные, честное слово. Знай, что я ни в чем не виноват, и не верь никому, кто будет говорить обо мне всякие гадости.
        Ромка стоял рядом и хорошо услышал, как Сережкина бабушка закричала:
        - А когда ты вернешься?!
        - А когда я вернусь?  - переспросил Серый словами песни и печальными глазами взглянул на Ромку.
        - Завтра,  - уверенно сказал юный сыщик. И Сережка ему поверил.
        - Завтра,  - сказал он в трубку.  - Бабушка, пока.
        Возвращая Ромке телефон, Серый сдвинул брови:
        - Ты правда думаешь, что справишься с Винтом до завтра?
        - А у меня нет другого выхода. Если до завтра ноутбук не найдется, то статья не выйдет, и Чистому озеру будут кранты. Так что будем стараться. Если только Винт никуда не уехал или, как ты, не спрятался.
        - Да нет, не должен он никуда уехать,  - подумав, сказал Сережка.  - Винт очень осторожный, будет держаться на виду, чтобы не давать никому повода для подозрений.
        - Тогда будь спок. Желаю оставаться.  - Ромка вышел из тени дерева и позвал девчонок:  - Лешка, Катька, нам пора.
        Но Серый его удержал.
        - Погоди. Скажи, ты прежде бывал в Калиновке?
        - Ну,  - утвердительно кивнул Ромка.
        - Не посоветуешь, где бы мне переночевать? У Жени я не могу оставаться. Как объяснить ей и ее родителям, что мне нельзя возвращаться домой? И потом, сам говоришь, что если вы смогли меня найти, то и менты отыщут без особого труда, и не хотелось бы, чтобы это случилось в Женином доме.
        - И правда, куда бы тебя запрятать?  - Ромка задумчиво почесал в затылке, и это помогло ему вспомнить о том, как маленький Руслан скрывался от них в глубоком склепе на старом кладбище.  - Слушай, Серый, а ты покойников боишься?
        - Сейчас я живых людей боюсь куда больше,  - мрачно ответил Сережка.  - А что?
        - Тогда, если хочешь, мы тебе покажем такое клевое местечко на кладбище, где ты будешь в полной безопасности.
        Сережка издал страдальческий вздох:
        - Что ж, лучше уж кладбище, чем тюряга.
        Серый распрощался со своей подружкой, и друзья повели его к старому погосту.

* * *

        Заброшенное деревенское кладбище являло собой еще более мрачную и унылую картину, чем прежде. Вчерашний ураган довершил начатое временем дело, свалил ограды и деревянные кресты, а металлические искорежил и пригнул к земле, и издали они походили на зловещих пауков. Там и сям белели осколки стволов и торчали корни погибших деревьев. И только трава, как ни странно, стойко перенесла все испытания. Она снова поднялась во весь рост и кое-где доходила ребятам до пояса. А чуть заметные тропинки между могилами еще не успели просохнуть, и под ногами, как в болоте, хлюпала вода.
        Ромка шел медленно и постоянно озирался в поисках ориентиров, которые должны были привести их к склепу. Однако ураган внес неразбериху и в без того малознакомую местность: ведь они были на этом кладбище всего лишь раз.
        - Ничего не пойму, здесь все так изменилось,  - растерянно проговорил он.
        - Надо было взять с собой Руслана или Аленку, они это кладбище хорошо знают,  - проворчала Лешка, а Катька заканючила:
        - Чем зря искать, пошли за ними сходим.
        - Некогда нам возвращаться,  - прикрикнул на нее Ромка и пошел к кустам, где, как ему показалось, и был искомый ход. Но ошибся, круто развернулся, наткнулся на сестру и в раздражении буркнул:  - Чем за мной по пятам ходить, лучше бы тоже искали.
        - И найдем, можешь не сомневаться.
        Исполненная решимости, Лешка свернула на другую мокрую тропинку и увлекла за собой подругу:
        - Катенька, нам с тобой нужно отыскать навес, под которым мы с Ромкой и Артемом прятались от дождя. Его, скорей всего, тоже сбило ветром, но он должен валяться на земле недалеко отсюда. И тогда я сразу соображу, где находится этот склеп. Давай разделимся. Ты иди в одну сторону, я - в другую.
        Катька согласно кивнула. Лешка направилась влево, а Катька, спотыкаясь о могильные камни, вправо, к высокому клену. От него перешла к другому. И вдруг мертвую тишину старого погоста нарушил ее пронзительный визг и последующий за этим громкий всплеск.
        Все замерли и завертели головами. Катьки нигде не было. Только что была на глазах - и вдруг пропала.

        Глава IX
        Возвращение в Медовку

        - Катенька, ты где?!  - во всю силу своих легких завопила Лешка.
        - Да здесь я, здесь!
        Голос несся откуда-то из-под земли. Раздвигая колючие ветки кустов и сминая высоченную траву, все бросились на крик и чуть сами не свалились в незаметный узкий овраг с отвесными стенами, больше чем наполовину наполненный водой. В нем и барахталась Катька.
        - Помогите,  - увидев друзей, пискнула она и схватилась за тонкую траву. Трава вырвалась из земли с корнем, а Катька ушла с головой под воду. А когда вынырнула, пуская пузыри и отфыркиваясь, голос ее стал еще жалобнее:  - Тут глубоко, мне самой не выбраться.
        Сережка не раздумывая первым кинулся ей на помощь. Склонившись над краем оврага, он протянул ей руку:
        - Хватайся.
        Катька вцепилась в него, как рак клешнями, а трава была мокрой и скользкой, Серый с нее соскользнул и тоже оказался в воде.
        - Вот недотепа!  - воскликнул Ромка.  - Осторожней надо быть!
        Сам он спустился чуть пониже, одной рукой схватился за ветку, другую подал Катьке. Она тотчас ухватилась за него обеими руками и наполовину вытянулась из воды. Ромка подтянул ее еще выше, но ветка, за которую он держался, не выдержала веса двух тел, и в следующий миг в воде барахтались трое.
        - Лешка, выручай!  - заорали Катька с Ромкой.
        - А лучше прыгай к нам сама, до кучи, здесь только тебя не хватает,  - пригласил Серый.
        Он еще и шутил!
        - Нет уж, спасибо, обойдусь как-нибудь. Рома, у тебя в сумке, кажется, была веревка?
        - Была,  - обрадовался Ромка и поперхнулся грязной водой.  - Доставай ее скорей и бросай нам. Только сначала зацепи ее за что-нибудь.
        - Уж как-нибудь сама разберусь.
        Лешка не желала разделить жалкую участь своих друзей, а потому не торопилась. Сначала она привязала веревку к толстому стволу устоявшего перед натиском бури дерева, проверила ее на прочность и после того бросила Катьке другой ее конец. Она помогла выбраться ей на твердую землю, а облепленные с головы до ног грязью мальчишки схватились за веревку и вылезли сами.
        Взглянув на них, Катька пришла в ужас:
        - Неужели и я такая же?
        Из кармана мокрых шортов она вытащила грязное зеркальце, а вместе с ним - свой телефон. Взглянула на него в ужасе и заверещала на все кладбище:
        - Ой, что же делать, он, наверное, испортился! Мне эту «Нокию» только недавно подарили, где я другую возьму?
        - Проверь, может, она еще фурычит,  - посоветовал Ромка.  - Я читал, как один телефон в нефть уронили, и то с ним ничего не сталось.
        Катька пробежалась по кнопкам своего мобильника, экранчик вспыхнул, раздалась музыка.
        - Ну надо же,  - поразилась она.  - Выходит, он у меня и в огне не горит, и в воде не тонет.
        А Лешка пошла отвязывать веревку, и когда ее свернула и во весь рост выпрямилась, вдруг увидела скрытый зарослями дырявый навес, тот самый, который они искали, и закричала:
        - Рома, а ведь вы купались в том самом овраге, из которого идет ход в склеп!
        - До тебя только сейчас дошло? А я сразу это понял,  - мрачно отозвался ее брат.
        - А как же попасть в этот ваш склеп? Снова нырять в воду?  - счищая с себя грязную жижу, спросил Сережка.
        - Не бойся, нырять не придется. Раз вода стоит так высоко, то она весь склеп залила, и неизвестно, когда он теперь высохнет.
        - Значит, мы зря сюда шли? И мокли зря?  - набросилась на Ромку Катька.  - Ты что, не мог это предвидеть заранее?
        - В прошлый раз, когда мы тут были, тоже сильный ливень был, и ничего.  - Ромка стряхнул с волос тину, снял с себя футболку, разложил на солнце и посоветовал:  - Чем стоять, лучше бы сушились!
        Катька отряхнула коленки, посмотрелась в свое зеркальце и заахала:
        - Как же я теперь домой поеду? Лучше я здесь, среди могил, останусь, чем в таком виде перед людьми покажусь.
        А Лешка указала на мокрого и несчастного Серого:
        - А ему теперь что прикажешь делать?
        - А давайте отведем его к Валентине Георгиевне, одну ночь она его потерпит и от ментов спрячет, если понадобится,  - нашел выход Ромка.
        - И что же ты сразу это не предложил? Зачем тащил нас на это ужасное кладбище?!  - вскричала Катька.
        - Ну, подумал, что здесь его точно никто не найдет. А если вы такие умные, то сами бы и предлагали.
        - Я хотела,  - сказала Лешка,  - но подумала, что у Валентины Георгиевны и без нас с детьми забот хватает. Но теперь деваться некуда, придется идти к ней.

* * *

        Валентина Георгиевна увидела мокрых и грязных мальчишек и Катьку и всплеснула руками:
        - И где же вы нашли такую глубокую лужу?
        - Да там,  - неопределенно махнул рукой Ромка.  - Мы в нее случайно свалились.
        - Снимайте все с себя немедленно, я вам сухое дам, а ваши вещи прямо сейчас постираю, на солнышко вывешу, и они через полчаса уже просохнут.  - Она подошла к Серому и обернулась к Ромке:  - А это и есть тот самый мальчик, которого вы искали?
        - Он самый,  - кивнул юный сыщик.
        - А почему он такой невеселый?
        - Его обвиняют в преступлении, которое он не совершал, и поэтому он не может поехать домой и не знает, где ему ночевать.
        - Так пусть ночует у нас. Ведь это недоразумение скоро выяснится, не так ли?
        - Вам недолго придется его терпеть, оно завтра уже прояснится,  - с уверенностью заявил Ромка и положил руку на Сережкино плечо.  - Вот все и устроилось. Здесь тебе бояться нечего.
        Переодевшись быстрее всех, Ромка прихватил с собой телефон, выбежал в разоренный бурей сад и снова позвонил Лизе. Может быть, теперь она сможет уделить ему хоть капельку времени и послушает об их новом деле.
        Лизин мобильник на этот раз работал.
        - Привет, Лиза!  - воскликнул Ромка.  - Ты уже собралась в свою Норвегию?
        - Собралась.
        - Отлично. А у нас тут такие дела! Я хочу сказать, новое расследование. Знаешь Дашку Мокроусову? Так вот, в ее доме поселился один человек, эколог, и у него украли ноутбук, и мы его теперь ищем. Все сначала думали, что вор - Серый, ну, Сережка Алтухов, ты его тоже знаешь, но оказалось, что это вовсе и не Серый.  - Ромка на миг замолчал, ожидая закономерный вопрос: «А кто?» Но Лиза ни о чем его не спросила, а воскликнула:
        - Ой, Рома, извини, за мной уже машина пришла.
        - Тогда до свидания.
        - Угу. До свидания.
        Ромка подобрал с земли неспелое зеленое яблоко - ими был усеян весь сад,  - надкусил, бросил с досадой и вернулся в дом. А там Лешка спрашивала у Серого:
        - Может, предложить Жене, чтобы она к тебе сюда пришла?
        - Не надо,  - замотал головой Сережка.  - Что я ей скажу? Как объясню, почему прячусь?
        И Ромка подумал, что его горести - ничто по сравнению с Сережкиными. Изобразив веселую улыбку, он тронул Серого за руку:
        - Не горюй! Все будет в порядке, вот увидишь.

* * *

        Получив выстиранную одежду, друзья распрощались с Валентиной Георгиевной, ее детьми и непредвиденным гостем и отправились на станцию, чтобы уехать в Медовку. Электричка подошла быстро, свободных мест в ней было много.
        - Женя и ее гости сейчас веселятся, а Сережка сидит в чужом доме и страдает,  - вздохнула Лешка, глядя на убегающую назад опустевшую платформу.
        - Да, ему не позавидуешь. Даже если мы разоблачим Винта и докажем, что он не виноват, то за щенка ему все равно придется расплачиваться,  - поддакнула ей Катька.
        - Интересно, сколько может стоить эта слюнявая козявка?  - широко зевнув, спросил Ромка.
        - Я слышала, что разведение английских бульдогов - дело дорогое, так как щенки у них без хирургического вмешательства на свет не появляются,  - ответила сестра, и Катька огорчилась:
        - Неужели придется отобрать у Жени Сережкин подарок?
        Ромка снова зевнул.
        - Посмотрим. Зря Серый утащил этого несчастного щенка. Я бы ни за что этого не сделал.
        Катька сморщила свой короткий носик, выпрямилась, взглянула на Ромку свысока и патетически воскликнула:
        - Он решился на это ради любви!
        Ромка хотел ей сказать, что не хуже ее разбирается в любви, но до ответа не снизошел, сдержался и отвернулся, а потом потер переносицу, чтобы поменьше зевать, и задумался. Смог бы он что-нибудь украсть для Лизы? Неважно, щенка там или что другое? Нет, пожалуй, не смог. А если бы от этого зависела ее жизнь? Да, в этом случае он бы ни перед чем не остановился. Но просто для подарка - ни за что. Разбился бы, но достал деньги честным способом. Правда, Серый украл щенка случайно, не преднамеренно. И все равно он поступил плохо.
        Ромка думал об этом всю дорогу, до самой Медовки, и, когда они сошли с электрички, прошли вдоль насыпи и помахали рукой завидевшему их из своего киоска Петру Ивановичу, у него вдруг само собой вырвалось:
        - Нет, красть вся равно нельзя!
        Лешка с Катькой давным-давно болтали совсем о других вещах и потому удивленно на него посмотрели.
        - Ты это о чем?  - спросила Катька.
        - Так,  - пожал плечами Ромка.  - Просто говорю, что воровать нехорошо.
        - Да что ты? А мы и не знали!  - со смешком ответила она, но Лешка сразу разгадала ход мыслей своего брата:
        - Это он о щенке, которого прикарманил Серый. Давайте прямо сейчас пойдем к дяде Мише, узнаем, почем у него эти бульдоги, ну и вообще… разведаем обстановку.
        Но брат был категорически против:
        - Это мы всегда успеем сделать, сейчас самое главное - разоблачить Винта. Вот как бы к нему подступиться? А пусть нам Темка подскажет. Сейчас я ему позвоню.
        Ромка полез в сумку за телефоном, но Лешка его остановила:
        - Артему можно и из дому позвонить, это дешевле.
        - А я помыться хочу и переодеться. Таким пугалом я никуда не пойду,  - заявила Катька.
        - Ты же мылась у Валентины Георгиевны!  - воскликнул Ромка.
        - Плохо мылась, не отмылась.
        - Как дела, друзья?  - В пылу спора никто и не заметил, как к ним подошел Костя.
        - Нормально,  - ответил Ромка.  - Спешим только очень. Не подвезешь?
        - Подвезу. Я, похоже, становлюсь вашим личным шофером,  - улыбнулся Костя и подвел их к своей машине.
        Ромка сел впереди, Лешка с Катькой - сзади, и Костя поставил рядом с ними объемистый пакет.
        - Тут продукты. Надо же кормить нашего эколога, а то он совсем отощает. Пришлось на рынок за ними ехать, магазин закрыт, наверное, из-за отсутствия света.
        - Свет так и не дали?  - удивилась Катька.
        - Нет пока.
        - Ну и хорошо, значит, есть гарантия, что вор не уничтожил статью,  - сказал Ромка.
        - Мы с Владимиром Георгиевичем уже об этом говорили. А как прошла ваша поездка? Напрасно съездили?  - тронув с места автомобиль, спросил Костя.
        - Вовсе нет. Мы нашли Сережку, выяснили, что он не виноват, и заодно узнали, кто на самом деле украл ноутбук. Этот человек в Медовке, и мы его сегодня же расколем. Так и передай Владимиру Григорьевичу. Чем он, кстати, занимается? Работает?
        - Да, пытается восстановить статью. А вам не нужна моя помощь?
        - Спасибо, пока нет. Но если понадобится, обратимся к тебе.
        Ехать было всего ничего, вскоре Костя подрулил к их калитке и на прощанье пожелал всем успеха.
        - Спасибо, мы в нем и не сомневаемся,  - ответил Ромка.

* * *

        Придя домой, Катька тут же отправилась в ванную комнату смывать с себя остатки кладбищенской грязи, а Лешка покормила Дика, подсела к Ромке, который тут же принялся названивать Артему, и включила громкую связь. Нина Сергеевна отсутствовала, и можно было не опасаться, что их разговоры кто-нибудь услышит.
        - Темка, а Серый-то, оказывается, не виноват,  - объявил Ромка, когда их друг откликнулся на звонок.  - Все подробности потом, скажи лучше, кто такой Винт и почему ты нам раньше о нем ничего не говорил? Серый сказал, что вы с ним дружили.
        - Да какое там дружили!  - воскликнул Артем.  - Это даже приблизительно нельзя было назвать дружбой. Просто когда-то Винт узнал о том, что Серый не дает мне прохода, и предложил свое покровительство. И я, конечно, очень обрадовался. Мне было лет одиннадцать, а ему больше, а на вид он казался совсем взрослым, и всем льстило, когда Винт обращал на них свое внимание. Я тоже считал его великодушным и благородным. Но это длилось недолго, до тех пор, пока я не узнал его поближе. На самом деле он только прикидывался заступником всех обиженных, чтобы подчинить их себе и командовать ими. Это стремление, в общем-то, понятно, некоторые люди являются прирожденными лидерами, если бы Винт не толкал примкнувших к нему ребят на всякие пакости, к примеру, бить уличные фонари или окна в проходящих электричках. Еще он любил подкрасться к какому-нибудь дому, когда все уже давно спят, и заорать «пожар!» или «режут, помогите!». Собаки начинали лаять, люди выскакивали из домов полуодетые, а он веселился. Еще он малолеток третировал, деньги карманные у них отбирал. Не сам, конечно, тоже ребят заставлял. Пару раз звонил
на станцию и говорил, что на путях заложена бомба, и прекратил это делать, только когда узнал, что за такие «шуточки» можно получить срок. Не все, конечно, Винта поддерживали, многие сразу, как я, его раскусили, но для некоторых он по сей день остается кумиром.
        - Есть такие люди, у которых совсем нет совести,  - сказала Лешка.
        - Да Винт даже не знает, что такое совесть. Но самое интересное состоит в том, что все, что бы он ни творил, всегда сходило ему с рук. Ни разу его ни в чем не обвинили, в большинстве случаев подозревали Серого, и все поселковые ребята его боятся, так как знают, что Винт от всего отопрется, выйдет из воды сухим, а потом еще и отомстит. А вот со взрослыми он сама вежливость, они от него никогда слова грубого не слышали и ни в жизнь не поверят, что обходительный Женя способен на всякие гнусности.
        - Потому он и Винт, что выкручивается?
        - Фамилия его - Веретенников, и сначала его Веретеном звали, а потом кто-то то ли спутал, то ли для краткости назвал Винтом, так и пошло. Он своей кличке соответствует. А мать у него знаете кто? Не поверите. Была школьной училкой, а теперь директор гимназии!
        - Сапожник без сапог, так часто бывает. А воровством он прежде занимался?  - спросил Ромка.
        - А то! Сколько раз! Вы там с ним поосторожней, от него всего можно ожидать.
        - Не учи ученых. Первое дело, что ли? Уж как-нибудь соображу, как с ним справиться.
        Закончив разговор с Артемом, Ромка снова захотел позвонить Лизе. Он подумал, что она сейчас в аэропорту, ждет вылета и поэтому сможет, наконец, уделить ему хоть несколько минут своего драгоценного времени. При Лешке он ей звонить не стал, а потому с мобильником побежал в свою комнату.
        Однако ему снова не повезло. В тот момент, когда он позвонил, Лиза собиралась проходить таможенный досмотр, и ему удалось лишь пожелать ей счастливого пути.

        Глава X
        Слежка за Винтом

        Ромка сбежал вниз, а из ванной показалась распаренная Катька.
        - Собирайся,  - велел он ей.
        - Прямо сейчас?
        - А когда же?
        - А что мы будем делать? Как узнаем, куда Винт спрятал ноутбук?
        - Надеюсь, ты не собираешься обыскивать его дом?  - испугалась Лешка.
        - А что? Это было бы неплохо,  - хмыкнул Ромка, но сестра показала ему кулак:
        - И не мечтай даже! И сами на это не пойдем, и тебя не пустим! Знаешь, Катенька, он у нас любит искать улики в чужих домах. Когда-нибудь его там застукают и посчитают самым обычным вором.
        - Да я пошутил, честное слово, не собираюсь я никого обыскивать. Есть много других способов найти ноутбук.  - Ромка порылся в своей сумке, извлек из нее кусочек оконного стекла, который он подобрал с пола у Владимира Георгиевича, и показал девчонкам:  - Вот здесь или на других стеклах могли остаться его отпечатки пальцев.
        - А почему же тогда полиция Винта не арестовала?  - спросила Катька.  - Ведь они сняли все отпечатки в Дашкином доме.
        - Наивная. Как же они на него выйдут, если его отпечатков нет в их картотеке? Темка же сказал, что Винта ни разу не задерживали. Знаете, что мы должны сделать?  - Ромка приподнял брови и перевел взгляд с Катьки на Лешку и обратно.
        - Что?
        - Незаметно получить его отпечатки и сравнить с теми, которые имеются в полиции, только и всего.
        - А если он был в перчатках? Если он заранее готовился к этому ограблению?
        - Вряд ли. Откуда он мог знать об урагане? И о том, что в поселке вырубится свет? Мне думается, он просто воспользовался темнотой, вот и все.
        - А что? Должно быть, он прав,  - сказала Катька Лешке.
        - Я всегда прав!  - воскликнул Ромка.  - У Дашки в доме особых ценностей не было, Винт об этом не мог не знать, а планировать кражу игрушек никто не станет. Ноутбук-то ему случайно попался. Скорее всего, он со своими дружками мимо Дашкиного дома пробегал, увидел, что там темно и пусто, и решил воспользоваться обстоятельствами. Отмычкой дверь открыли, ноутбук и деньги взяли себе, а игрушки на спортплощадку перенесли, поближе к дому Серого. И плеер к ним подложили, с его отпечатками, и окно нарочно разбили, чтобы все на Сережку указывало.
        - А как же их не заметила тетка Анфиса?
        - Должно быть, они дождались, когда она уйдет. Ну что, логично я рассуждаю?
        И девчонки не смогли с ним не согласиться.
        - Вполне,  - кивнула Катька.  - А где же мы возьмем отпечатки Винта и его дружков?
        - Пока не знаю. Прежде нам надо увидеть этого Винта, я ведь даже не знаю, какой он из себя. Так что пошли скорей, нечего тут рассиживаться.
        Ромка порывисто вскочил, а Катька схватила фен и побежала к розетке. Но фен не заработал из-за отсутствия электричества, и она схватилась за полотенце.
        - Подождите, я ведь должна посушиться. Не идти же мне с мокрой головой!
        - А потом ты захочешь накраситься, знаю я тебя. Нетушки, мне тебя ждать некогда. Я, может, тоже хотел бы посидеть, а еще лучше поспать, но дело не ждет. Ты, Лешка, тоже можешь оставаться, а я сбегаю к Коляну и попрошу его показать мне Винта.
        Лешка кивнула: «Иди», но тут же вскочила и побежала за братом, бросив на ходу подруге:
        - Лучше я пойду с ним, так мне будет спокойней.
        - Если что, звони,  - сказала Катька и потянулась за своей косметичкой.

* * *

        Сашка Ведерников до сих пор не вернулся из Москвы, и Колян все так же скучал дома один. Он ничуть не удивился, когда узнал, что Серый не виноват, а в краже подозревается Винт, и обрисовал его портрет в точно таких же черных красках, что и Артем.
        - Только учтите,  - предупредил он,  - Винт всегда сухим из воды выходит.
        - Ничего, у меня он станет мокрым, враз ласты склеит и трепыхаться перестанет,  - самоуверенно хмыкнул Ромка.  - Ты только мне его незаметно покажи. Где его можно увидеть, не знаешь?
        - А в кафе. Он со своими друзьями всегда за одним и тем же столиком сидит. И вчера они там были, мы с Сашкой по дороге к Лизе туда заглядывали и их видели.
        - А разве кафе в темноте работало?  - удивилась Лешка.
        - Так там автономный генератор есть, а иначе бы у них все мороженое растаяло. Вчера там вообще столпотворение было, все от ливня прятались.
        Лешка вспомнила, как вчера в темноте один дом в Медовке ярко светился.
        - Может, Винт и сейчас там?  - предположил Ромка.
        Колян встал:
        - Идемте, посмотрим.
        Однако на открытой террасе единственного в Медовке кафе под названием «Восход» Винта не оказалось. За столиком, облюбованным им и его компанией, сидели какие-то девчонки и ели мороженое.
        Взглянув на часы, Колян сказал:
        - Пожалуй, для Винта еще рано, обычно он сюда позже приходит.
        - Тогда покажи нам, где он живет,  - попросил Ромка.
        И они направились на Садовую.
        Всю дорогу Ромка зевал - усталость все больше давала о себе знать. Лешка тоже была не прочь отдохнуть, но шла молча, не жалуясь. Перед ней то и дело всплывало несчастное лицо Серого, и, конечно же, она не могла не думать о любимом Чистом озере, которому грозила страшная опасность.
        Дача, где обитал подозреваемый, была большой, двухэтажной и очень похожей на ту, в которой жили они сами. Должно быть, родители Винта перестраивали свой дом по тому же проекту, что и отец Артема.
        - А вон его окно,  - указал на второй этаж Колян.
        - Интересно, дома он сейчас или нет,  - сказал Ромка.
        Чтобы заглянуть в окно, он перебежал на другую сторону дороги и достал из своей сумки бинокль, но, кроме слабо колышащихся занавесок, ничего не увидел. Чтобы заглянуть вглубь комнаты, требовалось подняться повыше. Недолго думая Ромка полез на растущее напротив дачи дерево.
        А Лешка с Коляном в это же самое время осторожно заглядывали в окна первого этажа. И никто из них не услышал, как бесшумно открылась калитка и из нее тихо-претихо вышел Винт. Возможно, он сделал это не нарочно, просто повадки у него были, как у дикого зверя, вкрадчивые и осторожные.
        Лешка с Коляном отпрянули от окна, а Ромка - он еще не успел высоко залезть - спрыгнул с дерево и негромко заговорил с Коляном, делая вид, что продолжает давно начатую беседу.
        Винт скользнул по ним рассеянным взглядом, но Лешке показалось, что глаза его чуть сузились.
        А Колян шагнул к дороге.
        - Жень, привет,  - сказал он, и помимо воли в его голосе прозвучали подобострастные нотки.
        - Привет,  - снисходительно сказал Винт.  - Ты ко мне?
        - Нет, я просто здесь… мимо проходил. Я же живу тут, рядом.
        - А… Ну, бывай.
        - Ты зачем перед ним оправдываешься?  - накинулся на Коляна Ромка, но тот лишь виновато пожал плечами:
        - Да я… Это… так получилось.
        А Лешка была поражена. Она ожидала увидеть перед собой омерзительную личность с внешностью, соответствующей характеру, а перед ней предстал хорошо одетый, с приятным лицом подросток, словно сошедший с обложки глянцевого журнала для тинейджеров. Губы у него разве что были немного тонковаты. Ей сразу стало понятно, почему Винт производит столь благоприятное впечатление на взрослых.
        Зато Колян казался кроликом, чудом избежавшим пасти удава. Он с трудом отвел глаза от неспешно удаляющегося от них Винта и робко спросил:
        - Надеюсь, я вам больше не нужен?
        - Спасибо, нет,  - ответил Ромка, а ноги сами понесли его за преступником.
        - Рома, ты куда?  - догнала его Лешка.
        - Надо же посмотреть, куда он пойдет,  - прошептал брат.
        А Винт зашел за угол и вдруг исчез. Ромка прибавил шагу, в растерянности огляделся, а преследуемый так же неожиданно вывернул из-за трансформаторной будки и пошел прямо на них с Лешкой.
        Ромка не оплошал. Нисколько не смутившись, он изобразил досаду, громко сказал сестре: «Больше не будем никого ждать»  - и продолжил путь. Зато Лешка заволновалась.
        - Он, наверное, догадался, что мы за ним следим,  - прошептала она и тихонько оглянулась.
        - А может, и нет. С чего бы ему нас проверять? Может, он просто что-то дома забыл и решил вернуться. А мы больше за ним ходить не будем. Раз Колян сказал, что он должен быть в кафе, то и подпасем его там. А сейчас пошли домой, отдохнем хоть самую малость.
        Катька к их приходу разогрела ужин. Нина Сергеевна дома хоть и появилась, но ей было не до них. Она привела своих подруг, таких же, как и она, цветоводов-любителей, и теперь, рассевшись на веранде, они пили чай и дружно скорбели по погибшим клумбам.
        Ромка поел, и спать ему захотелось еще больше. Тело ломило от перегрузок. Чтобы взбодриться, он встал под душ и пустил на себя ледяную струю. Но очень быстро замерз и решил, что купаний в холодной воде с него достаточно, и открыл красный кран. Теплая вода разморила его окончательно. Он вышел из ванной комнаты и объявил:
        - Лешка, Катька, пока светло, я чуть-чуть посплю. А вы ровно через полчаса меня разбудите.
        - Спи, кто мешает,  - ответила Катька.
        - А не забудете?
        - Нет.
        Ромка лег и в ту же секунду провалился в сон, и через полчаса, когда Лешка с Катькой пришли его будить, спал все так же крепко.
        Катька легонько тронула его за плечо:
        - Ромка, вставай.
        Но он даже не шевельнулся.
        - Его надо трясти изо всех сил, иначе он не проснется,  - напомнила подруге Лешка.  - А проще облить холодной водой. Сейчас я сбегаю за чайником.
        Она побежала на кухню, Катька кинулась за ней.
        - Послушай, а зачем его сейчас будить? Давай сами в кафе сходим и посмотрим, там Винт или нет. Если там - вернемся за Ромкой, если нет, то пусть он и дальше себе спит и ценит нашу доброту.
        - А что? Давай.

* * *

        В кафе было, как всегда, многолюдно, как на открытой веранде, так и в павильоне почти не осталось свободных мест.
        Угловой столик, который Лешке с Ромкой показал Колян, занимали четверо ребят, и лицом к залу сидел Винт.
        - Вон он, видишь?  - не отходя от двери, Лешка кивком головы указала Катьке на угол веранды и попятилась, чтобы Винт ее не заметил. Он бы и не обратил на нее никакого внимания, если бы их кто-то не окликнул.
        - Эй, девчонки, привет!
        Лешка повернула голову и в центре веранды увидела Костю с Владимиром Григорьевичем.
        - Стой здесь и не высовывайся, а я к ним подойду, а то неудобно,  - сказала она Катьке и направилась к их столику.
        Когда она подошла, Костя встал, отодвинул от стола стул.
        - Присаживайся и зови подругу, расскажете нам, как идут дела.
        Но Лешка взялась за спинку стула, а сесть отказалась.
        - Нет, нет, я очень спешу, нас дома Ромка ждет.  - Она повернулась к Владимиру Григорьевичу и спросила:  - Вы разве уже написали статью?
        - Нет, что ты. Костин ноутбук потребовал подзарядки, а свет есть только здесь, вот мы сюда и пришли. Да и проветриться не мешает, а то ум за разум зайдет,  - объяснил эколог.  - Ну, а вы меня чем порадуете?
        - Пока нечем, но надеемся скоро найти ваш ноутбук.
        - Хорошо бы. А то я позвонил в полицию, но там все глухо. У них, помимо моего, куча других дел, похоже, они не спешат искать моего вора.
        - И хорошо, что не спешат. Они подозревают не того, кого надо. Сережка не виноват.
        - Да-да, Костя мне об этом уже говорил. А вы, значит, знаете, кто это был?
        - Знаем,  - кивнула Лешка, и в этот самый момент мимо них прошел Винт. В общем гомоне он, конечно, не слышал, о чем они говорят, но она нечаянно встретилась с ним глазами и до ушей покраснела.
        - Я пойду, извините,  - сказала она Косте и Владимиру Георгиевичу и побежала к Катьке.

* * *

        Когда юные сыщицы явились домой, Ромка спал все так же крепко, даже не сменил позы.
        Лешка схватила его за плечо:
        - Рома, вставай!
        Но Ромка перевернулся на другой бок и что-то пробормотал во сне. И только она собралась потрясти его посильнее, как Катька вдруг зашептала:
        - Пусть спит. Не надо его будить.
        - Почему? Мы же нашли Винта.
        - Потому что мы можем обойтись и без него. Я тут кое-что придумала. Идем, скажу.
        Катька тихонько прикрыла за собой дверь и пошла вниз. Лешка догнала ее и ухватила за руку:
        - Что еще ты надумала?
        - А вот что. Я сама, одна схожу в кафе и посижу там, рядом с ними, за свободным столиком. Сначала послушаю, о чем они говорят, а потом незаметно соберу стаканы, из которых они пьют - вот и будут у нас их отпечатки. Вам с Ромкой к Винту все равно нельзя приближаться, он вас видел, а меня - нет.
        - Ты уверена, что он тебя не заметил?
        - Абсолютно.
        Лешка немного подумала и покачала головой:
        - Ничего не выйдет. Как ты одна пойдешь в кафе? Девчонки по одной в вечернее время туда не ходят, у нас это считается неприличным.
        - Ты думаешь?
        - Не думаю, а знаю!
        - А как же быть?
        - Будить Ромку. Он знает, что делать.
        - Да почему мы всегда должны его слушаться?  - возмутилась Катька.  - Давай докажем, что можем без него обходиться!
        - Но как? Я с тобой пойти не могу, а больше некому. Жаль, что Лиза уехала. Она бы сейчас переоделась, загримировалась под взрослую, и ты бы пошла с ней. Помнишь, как мы тебе рассказывали про тетю Глафиру, которая взялась неизвестно откуда и явилась к нам в сарай? В ней было невозможно узнать Лизу.
        - Помню,  - кивнула Катька.  - Она и мне показывала, как умеет перевоплощаться. Постой! Ведь ее парик остался у вас.
        - И верно.
        Лешка метнулась в свою комнату и оттуда крикнула:
        - Иди сюда!
        Когда Катька вошла, золотистые кудри на Лешкиной голове сменились черными, коротко стриженными и взъерошенными.
        - Как я тебе?
        - Нормально. Тебе идет.
        - А ведь я тоже могу переодеться! Пусть я не такая талантливая артистка, как Лиза, но разве не смогу обмануть чужих людей, которые не знают моих манер и никогда не слышали моего голоса?
        - Да запросто!  - воскликнула Катька.  - В этом парике тебя никто не узнает. Надо только его расчесать, а тебе подкрасить брови и замазать тональным кремом твои веснушки.
        Катька схватилась за свою косметичку, в которой у нее чего только не было, и вскоре Лешка преобразилась в эффектную брюнетку с ярко-голубыми глазами.
        - Теперь смотрись.
        Лешка подошла к зеркалу:
        - А ничего. Но все равно никто не примет меня за взрослую.
        - Наложи румяна и темные тени.
        Лешка вывела под глазами синие полукружия, подвела губы темно-красной помадой и сразу сделалась гораздо старше своих лет.
        - А в чем мне идти, не в шортах же? И не в короткой юбке.
        - Возьми платье у Нины Сергеевны.
        - Точно.
        В ванной комнате за гладильной доской притаилась большая корзина, в которую Нина Сергеевна складывала всякое старье. Сверху лежал когда-то самый любимый ее наряд, память о молодости: красное в черный горошек платье с длинными рукавами, крупными пуговицами и огромными накладными плечами. Нина Сергеевна все порывалась порвать его на тряпки, да рука не поднималась.
        Лешка надела на себя ретронаряд, посмотрелась в зеркало и тут же сняла.
        - Не годится. Оно мне велико. Бока висят, и юбка тоже.
        - Так это же хорошо, замечательно просто. Ты же не на конкурс красоты собралась. Тебе надо стать толще, а под это платье ты сможешь поддеть несколько юбок, пуловер и толстую жилетку. И давай скорее, время не ждет.
        Лешка подчинилась. Подобно капусте, она облачилась в несколько одежек и сама себя не узнала - из зеркала на нее смотрела нелепо одетая немолодая и неуклюжая толстуха.
        - Бог мой!  - охнула она.
        Зато Катька пришла в полнейший восторг:
        - Класс! Супер! То, что надо. Теперь тебя никто не узнает. И постарайся разговаривать грубым голосом. Сможешь?
        - Смогу,  - басом ответила Лешка.  - Только мне так будет ужасно жарко. Мне уже жарко.
        - Потерпишь, это не самое страшное. А туфли возьми мои. Надень, а я посмотрю.
        В туфлях на тонких высоких каблуках Лешка сделалась куда выше своей подруги. Неуверенно, на подгибающихся ногах она прошлась по комнате. И это Катьке тоже понравилось.
        - Сразу видно, что ты редко ходишь на каблуках. Но зато изменилась твоя походка, и теперь тебя стопудово никто не узнает, примут за мою старшую сестру или даже за маму. А вот помаду на губах, пожалуй, сотри, так будет скромнее.
        Катька заставила Лешку нацепить еще и круглые старомодные пластмассовые бусы, сама же вырядилась во все самое лучшее, проверила наличие в сумке телефона и фонарика и с решимостью указала на дверь:
        - А теперь вперед!

        Глава XI
        Авантюрная затея

        Лешка доковыляла до двери, взялась за ручку, и тут на нее нахлынули сомнения:
        - А может, разбудим все-таки Ромку? Вспомни, как мы с тобой обещали и ему, и Артему никогда без них ничего не предпринимать.
        - Но мы же ничем не рискуем,  - выталкивая ее за дверь, торопливо заговорила Катька.  - Не в лес идем, а в кафе, где полно народу. Даже если Винт вдруг нас раскусит, хотя это невозможно, то сама подумай, что он нам сделает? Да ничего. В любом случае мы всегда можем позвонить и Ромке, и кому угодно. Идем, не бойся, со мной не пропадешь!
        - А, ладно,  - тряхнула париком Лешка.  - Будь что будет.
        Согнувшись в три погибели, девчонки проскользнули под окнами веранды, чтобы Нина Сергеевна и ее гости их не заметили, выскочили за калитку и столкнулись с соседкой.
        - Здравствуйте, Анна Петровна!  - не подумав, сказала Лешка.
        - Здравствуйте…  - ответила женщина и остановилась, пытаясь сообразить, кто это с ней поздоровался.
        - Здрассте, Анна Петровна. Извините, мы спешим,  - быстро проговорила Катька и увлекла за собой подругу. Пробежав вперед несколько метров, она прошептала:  - Ты зачем со всеми здороваешься?
        - Не со всеми, а один только раз и нечаянно. Больше не буду.
        - Смотри!
        - Зато мы выяснили, что узнать меня нельзя.
        - Я и говорила, что нам с тобой нечего бояться.
        Подруги подошли к кафе и заглянули внутрь. Владимир Григорьевич с Костей уже ушли, а больше им опасаться было некого. В кафе и не к такому привыкли, и поэтому никто не обратил внимание на бесформенную женщину в старомодном платье и девочку, явившихся в приятной обстановке поесть мороженого.
        Соседний с Винтом столик, который еще раньше присмотрела Катька, оказался занят, и им пришлось ждать, пока он освободится. Но первым опустели два свободных места на другом конце веранды, и стоящий в дверях охранник указал им на них:
        - Проходите туда.
        Однако Катька отказалась:
        - Спасибо, мы хотим за другой столик, где попрохладнее.
        - Тогда ждите.
        К счастью, ожидание длилось недолго, четверо девчонок быстро управились со своим мороженым, и Лешка с Катькой кинулись занимать заветный столик. А в зале высвободились еще места, и к ним никто не подсел.
        На улице совсем стемнело, и кафе превратилось в оазис света среди царства ночи.
        Лешка устроилась в тени, чтобы ее грим никому не бросался в глаза, а Катька сходила за мороженым и соком и села лицом к соседям.
        - Винт и его друзья пили и ели то же, что и мы, разве что их меню дополняли бутерброды с колбасой,  - прошептала Катька Лешке.
        - А ты из них кого-нибудь знаешь?
        - Знаю двоих, только плохо. Того, что с фантой, кажется, зовут Витьком, Машка Ведерникова мне говорила, что это жутко мерзкий тип. Другой, рядом с тобой который, тоже противный. А вот имя его… Ох, забыла.
        - Ладно, потом вспомнишь. Давай лучше послушаем, о чем они говорят.
        И девчонки навострили уши. Однако Винт и его приятели говорили тихо, а в зале было шумно. А потом загремела такая громкая музыка, что Лешка с Катькой и самих себя перестали слышать.
        Тогда Катька пересела на другой стул - спиной к Винту и откинула назад голову, делая вид, что наслаждается мелодией. А музыка вдруг смолкла, и до подруг донесся голос одного из спутников Винта.
        - Скорей бы завтра. Погудим в Москве по полной программе.
        Голос был писклявым и жутко противным.
        - Ага, оторвемся на все сто. В «Боулинг-центр» сходим, в игровой клуб, да, Жень?  - тут же подхватил другой.
        А Винт тихо, но строго сказал:
        - Поменьше болтайте.
        - Ты что? Да мы никому! Ни слова!  - воскликнули оба.
        - Надеюсь.
        Вновь загремевшая музыка поглотила не только их голоса, но и все прочие звуки.
        - Как же узнать, что они еще скажут?  - придвинувшись к Лешке, заволновалась Катька.
        - Надо было взять с собой Ромкин диктофон и как-нибудь подсунуть под их столик, а мы не догадались.
        Катька хлопнула себя по лбу:
        - Я балда! Диктофон-то в моем мобильнике есть. Только надо его к ним поближе подсунуть, а то ничего не запишется.
        Она извлекла телефон из своей сумки, а Лешке пришла в голову еще одна полезная идея:
        - Сначала давай их сфотографируем, а потом предъявим для опознания тетке Анфисе и ее соседке. Вдруг они кого-нибудь из них тоже вчера видели?
        Катька протянула ей телефон:
        - Снимай ты, чтобы мне не поворачиваться.
        Лешка сделала вид, что посылает кому-то SMS-сообщение, а сама потихоньку засняла каждого из подозреваемых. Потом включила диктофон и передала телефон Катьке. Та бросила его в свою сумку и повесила ее на спинку своего стула, перекинув назад, и сама вместе со стулом подвинулась поближе к соседям.
        - Скорее бы они ушли, чтобы мы могли собрать их стаканы.  - Чтобы это сказать, Катьке пришлось сесть на краешек стула, прогнуть дугой спину и положить локти на стол.
        - Скорее бы!  - приблизив лицо к подруге, закивала в ответ Лешка.  - Их надо накрыть сегодня, завтра-то они уедут.
        - А станет полиция ночью сверять отпечатки?
        - Не знаю. Но Ромка обязательно что-нибудь придумает.
        Музыка снова стихла, а телефон в Катькиной сумке разразился во всю мощь своей батарейки, заставив Витька вздрогнуть, а Винта вопросительно поднять брови.
        - Витек, это твой?
        - Не-а. Ее.  - Он указал на Катьку пальцем.
        Катька вместе со стулом быстро придвинулась к своему столику, раскрыла сумку и, шепча: «Это, конечно, Ромка, легок на помине», выхватила из нее трепещущийся мобильник и взглянула на дисплей.
        - Так и есть.
        А телефон выскользнул из ее потной ладошки, серебряной рыбкой упал со звоном на пол, и разноцветный экран потух. Если купание в залитом дождем овраге Катькин мобильник каким-то чудом пережил, то падение на бетонный пол его доконало.
        - Все! Ему конец! Жалко-то как! Когда мне еще новый купят?  - запереживала Катька, и Лешка принялась ее успокаивать:
        - Не волнуйся, отдадим его в ремонт, мы такое место в Москве знаем, там за все берутся. А если не отремонтируем, подарим тебе ко дню рождения новый.
        А к их столику подошел официант, молодой парень в голубой форменной рубашке, и забрал опустевшие креманки от мороженого и пустые стаканы. Вслед за тем он переместился к соседнему столику и стал убирать использованную посуду с него. Катька с Лешкой такого ну никак не ожидали. Обычно столики убирались уже после того, как посетители уходили. С тоской в глазах они наблюдали за тем, как исчезают важные улики, из-за которых они затеяли всю эту авантюру.
        Собрав целый поднос, парень отошел.
        Катька этого стерпеть не смогла и с криком: «Погодите! Я еще не допила свой сок», погналась за ним. Она схватила с подноса стакан, на самом дне которого плескалась желтоватая жидкость, и попыталась его унести.
        - Это не ваш. Ваш - вот этот,  - язвительно заметил официант, и Катьке ничего не осталось делать, как взять свой собственный стакан с остатками сока и под насмешливым взглядом парня отправиться с ним к столику.
        Она села на свой стул, а Винт и один из его приятелей - шпингалет с писклявым голосом - встали. Приятель направился к выходу, а Винт - к стойке. Назад он вернулся с бутылкой «Фанты» и тремя чистыми стаканами и разлил по ним ярко-желтый напиток.
        Все трое дружно его выпили, еще немного посидели, а потом разом поднялись и удалились, оставив на столе и бутылку, и стаканы.
        - Вот удача! Я такого не ожидала,  - обрадовалась Катька.  - Бутылку будем брать?
        Лешка вскочила:
        - Хватай все и поскорее, а я тебя прикрою, чтобы никто не видел.
        Своей широкой фигурой она загородила подругу, а та аккуратно, стараясь не смазать драгоценные отпечатки, кинула в свою сумку и бутылку, и одноразовые стаканы, отчего она вмиг распухла, и обе сыщицы покинули кафе.
        - Уф, а я так боялась, что посуда нам не достанется,  - с облегчением выдохнула на улице Катька.
        - Нам очень повезло,  - согласилась Лешка.  - И вообще мы с тобой молодцы, все сделали как надо.
        - Ромка должен сказать нам спасибо.
        - И хорошо, что все кончилось, а то я думала, что вконец сопрею. Скорее бы переодеться, не могу больше. А в парике как жарко, ты себе не представляешь! Как в зимней шапке.
        Отбежав от кафе на приличное расстояние, Лешка несколько раз оглянулась, убедилась, что они в полной безопасности, и сняла с себя надоевший парик.
        - Вот так хоть чуть, да полегче,  - тряхнула она взмокшими волосами.
        - Ты что делаешь? А вдруг тебя кто-нибудь увидит?  - всполошилась Катька.  - Надень немедленно!
        - В темноте-то? Да кому я нужна?
        - Все равно надо до конца соблюсти конспирацию. Дома снимешь, еще каких-то три минутки можно и потерпеть.
        Лешка вздохнула, но подругу послушалась и снова нахлобучила на себя гнездо из чужих волос. Катька посветила на нее фонариком и осталась недовольна.
        - Погоди, дай поправлю.  - Она убрала из-под парика Лешкины волосы, пригладила затылок.  - Вот, теперь ты в порядке. Пошли скорее.
        Но не успели они пройти и нескольких шагов, как прямо перед ними неожиданно вырос чей-то черный силуэт в надвинутой на глаза огромной кепке. Пытаясь разобрать, кто это такой, Катька навела на него свет своего фонарика. Но парень подскочил к ней и молча стукнул по руке. Фонарик упал на землю, пучок света из него рванулся ввысь и растворился в черном небе.
        Пока бандит подбирал Катькин фонарик, девчонки развернулись и со всех ног понеслись обратно к кафе. Но далеко не убежали. И на этом пути их подстерегал не менее страшный бандит в точно такой же кепке. Тоже молча, еще издали, он ослепил их невыносимо ярким фонарем и медленно пошел им навстречу. Девчонки заметались, но скрыться было некуда. Они оказалась в ловушке.
        Лешка собралась заорать во весь голос, чтобы призвать на помощь людей из кафе: музыка как раз стихла, и ее бы там услышали,  - как вдруг свет фонаря первого преследователя скользнул по обочине дороги и случайно высветил уходящую влево узенькую тропинку, вьющуюся между дачами. Лешка знала, что эта тропинка ведет к холму, откуда до их дома рукой подать. Она ухватила Катьку за руку и, прошептав: «Не отставай», свернула вбок.
        Хуже нет бегать в чужой обуви, да еще на каблуках. Лешка без конца спотыкалась, а один раз зацепилась за что-то каблуком и со всего размаху шмякнулась на землю. Но в следующий миг вскочила и побежала дальше, только вот парик зацепился за ветку да так на ней и остался, а она утраты не заметила.
        Девчонки неслись и неслись между глухими заборами так, что ветер свистел в ушах. Наконец у них иссякли силы.
        - Постой! Давай передохнем,  - взмолилась Катька.
        Обе остановились, чтобы перевести дух и прислушаться.
        Вокруг было темно и тихо. В черном небе сквозь облака проглядывала одна-единственная яркая звездочка. Где-то лаяли собаки, но это было далеко, как в другом мире, здесь же, казалось, все вымерло. Должно быть, устав сидеть при свечах и фонарях, хозяева окрестных дач уехали в Москву к телевизорам, компьютерам и прочим благам цивилизации, без которых немыслима современная жизнь.
        Шагов бандитов тоже не было слышно. Похоже, девчонкам удалось скрыться от своих преследователей.
        - Как ты думаешь, кто это такие? Винт со своим дружками или кто другой?  - пытаясь унять дрожь, спросила Катька.
        - Не знаю,  - ответила Лешка.  - Я их не разглядела.
        - Вот и я. А темно-то как, ничего не видно. И фонарик, гады, отобрали. А Ромка нас уже небось обыскался. Пошли скорее домой. Ты знаешь, как отсюда выбраться?
        - Еще бы. Я второе лето здесь провожу, все ходы-выходы изучила, с закрытыми глазами к дому приду,  - с уверенностью заявила Лешка и шагнула вправо.
        Неожиданный треск сучьев в тишине явился громом среди ясного неба. Из-за кустов вдруг снова выскочили люди, в глаза девчонкам ударил яркий свет, и они оказались в руках тех же бандитов.

        Глава XII
        В заточении

        Лешка с Катькой никак не ожидали нового нападения и не были к нему готовы.
        - Помогите! Люди! Помогите!  - заорали они во весь голос. Но на их крик не отозвались даже собаки.
        Девчонки изо всех сил пытались вырваться. Они цеплялись за ветки деревьев и забор, царапались, брыкались и продолжили кричать, но силы были неравны, и их недолгое сопротивление было сломлено.
        Их завели во двор ближайшей дачи, затащили в пустой гараж и осветили четырьмя яркими фонариками, от которых после темноты стало больно глазам.
        - Выпустите нас немедленно!  - затопала ногами Катька.  - Вы не имеете права нас удерживать!
        - Не дери зря глотку, охрипнешь,  - посоветовал один из бандитов.
        Лешка распознала голос - это был Витек.
        - Попались, птички,  - удовлетворенно сказал другой, чьего имени она не знала, но про себя окрестила Писклей. И тут только до нее дошло, как ловко их обставили. Чтобы не рисковать зря и не тащить визжащих девчонок через весь поселок, Винт и его дружки нарочно направили их на тропинку, ведущую к безлюдным дачам, и они сами примчались в заготовленную им западню.
        А гадкий Витек вдруг мерзко заржал:
        - А знаете, кто это чучело? Ромкина сестра! А я-то все думал, на кого эта тетка так похожа.
        - Сам ты чучело!  - с обидой выкрикнула Лешка.  - Выпустите нас немедленно!
        - Помолчи лучше,  - негромко сказал Винт.
        И она замолчала. Голос Винта подействовал на нее сильнее, чем окрики его подчиненных. Да и чего зря вопить, все равно никто не услышит.
        Катька это поняла тоже. Она крепко сжала локоть подруги и тонким дрожащим голоском спросила:
        - Что вам от нас надо?
        - Всего лишь выяснить, что от нас понадобилось вам? Хотелось бы знать, зачем вы за нами шпионите,  - со злой усмешкой произнес Винт.
        - Мы? С чего ты это взял?  - изобразила наивность Лешка.  - Сдались вы нам, у нас и своих забот хватает. Мы вас знать не знаем и знакомиться с вами не желаем.
        Будь на Лешкином месте Лиза, она бы сказала все это естественно, а Лешка сама почувствовала в своих словах фальшь. Поняв это, она отступила назад, проклиная тесные Катькины туфли, от которых жгло ступни, и подняла руку, чтобы поправить парик, который съехал ей на лоб. Но на лоб налипли ее собственные волосы, а парика - о ужас!  - на ней не было вовсе. Лешка одернула платье в горошек, которое топорщилось на ней, как на огородном чучеле - в этом Витек был прав,  - и замолкла. Если бы ей сейчас предложили провалиться сквозь землю, чтобы избавиться от стыда и смущения, она бы не задумываясь согласилась.
        Катька пришла к ней на выручку.
        - Мы, может, роль репетируем,  - пискнула она.
        - Какую роль? Ментовских прислужниц?
        Винт вырвал у нее сумку и вынул из нее стаканы и пустую бутылку из-под «Фанты».
        - Ну и зачем вам это понадобилось?
        - Так просто.
        - Так просто? Понятно. Бутылки вы, значит, собираете, чтобы сдавать их как стеклотару, а стаканы - чтобы пить из них воду, потому как другой посуды у вас нет.
        Девчонки молчали. А он взял еще и Катькин телефон и повертел им перед их носами.
        - А портреты наши вы себе делали на добрую и долгую память, не так ли? А, я понял. Мы вам понравились. Разбили ваши сердца.
        - Размечтался,  - чуть слышно прошептала Катька, а Лешка потрясла головой:
        - Все было совсем не так!
        - А как? Вы что же, думали, что мы слепые, глухие, ничего не видим и не замечаем?
        - Да они вечно суют нос в чужие дела, об этом всем давно известно,  - влез Пискля, но Винт поднял руку, дав понять, что сейчас говорит он.
        - А братец-то твой где? И Темка, мой старый друг? Что ж они вас одних послали на такое опасное дело, а? За дурака меня держат? Обидно, Зин.
        - Артем, между прочим, в Москве, и вообще нас никто никуда не посылал, мы сами куда хотим, туда и ходим!  - вскричала Лешка и уже тише добавила:  - Честное слово.
        На сей раз ее слова прозвучали правдиво, и Винт ей поверил.
        - Не посылали? Тем лучше. Значит, вы решили за нами следить по собственной инициативе? Вам что, больше делать нечего?
        Девчонки опять промолчали. А Винт попытался включить Катькину «Нокию», но у него ничего не вышло.
        - А телефон мой сломался,  - с искренним сожалением вздохнула Катька.
        - Вижу.
        Винт с досадой бросил «Нокию» назад в ее сумку, и голос его сделался угрожающим:
        - Ну, колитесь, что вам от нас понадобилось?
        - Чтобы вы отдали то, что взяли,  - помолчав, осмелилась заявить Лешка.
        - Да что ты такое говоришь? А если нет?
        - Тогда вам плохо придется.
        - Мне кажется, пока плохо приходится вам. Но будет еще хуже.
        - А что вы нам сделаете? Убьете?  - Лешкин голос дрожал, она с трудом держалась на ногах, но храбрилась изо всех сил.
        - Может, и убью. А может, сделаю так, что ваша жизнь превратится в ад.
        Винт раздвинул свои тонкие губы в омерзительной ухмылке. Он уже давно не казался Лешке симпатичным, скорее похожим на жуткого монстра из какого-то страшного кино. А он как будто прочитал ее мысли, потому что спросил:
        - Вы фильмы ужасов смотрите?
        - Тебе-то что?  - буркнула Катька.
        - А я могу показать вам кино, и какое интересное! У тебя, кажется, собачка имеется?  - Винт перевел фонарик на Лешку, и она заморгала.  - Так есть у тебя собака или нет?
        - Ну, есть. Кавказская овчарка, между прочим.
        - Да хоть тибетская. А если она невзначай сдохнет? Съест что-нибудь нехорошее на дороге, а? И никто не будет в этом виноват. Это самое примитивное, что пришло мне в голову, а вообще-то я горазд на выдумки.
        Лешкин голос задрожал:
        - Ты думаешь, тебя не вычислят? Мой брат до вас доберется, и полиция тоже. Вас в кафе рядом с нами все видели.
        Винт ухмыльнулся.
        - И что, что видели? Мало ли кто там еще был? Мы что, с вами общались, разговаривали?
        Артем и Колян предупреждали их, какой Винт подлый, но он оказался еще подлее. От его слов у Лешки помутилось в глазах. Если он бил фонари, терроризировал малышей и даже сообщал в полицию о якобы заложенных бомбах и все это сходило ему с рук, то в убийстве собаки его и подавно никто не заподозрит. А вдруг он и впрямь отравит Дика? Возможно, они и сумеют доказать его вину, но ему от этого ничего не будет, а собаку этим уже не вернуть.
        И тем не менее она снова взяла себя в руки и презрительно сказала:
        - Мы знаем, что от тебя можно ожидать любой подлости.
        - Вот и хорошо, что знаете. Время у вас есть, посидите здесь, обдумайте мои слова. Я, может, за вас еще и выкуп потребую. А что, идея! Пожалуй, это надо обдумать. Пошли отсюда, братва.
        Винт круто развернулся и вышел, дружки последовали за ним, дверь гаража захлопнулась, оставив двух подруг в непроглядной тьме.
        - Мы его недооценили. Он в сто раз хуже, чем я думала,  - сказала Лешка.
        - И хитрее, а мы с тобой этого не учли. Он ведь нарочно принес стаканы и «Фанту» после того, как официант убрал всю посуду, чтобы проследить, возьмем мы их или нет. А мы, дуры, обрадовались и налетели, как пчелки. И что теперь с нами будет? Может, пообещаем ему, что будем молчать, чтобы он нас выпустил, а сами расскажем обо всем Петру Ивановичу, а? Он нам поверит.
        - А Винт потом нам отомстит. А все улики уничтожит, и мы уже ничего не докажем. Что же мы с тобой наделали! Все дело испортили. Он теперь ноутбук так спрячет, что к нему не подкопаешься. Ох, как же я устала. Не могу больше стоять.  - Лешка прошлась по гаражу, нащупала деревянный ящик, села на него и наконец-то скинула с ног ненавистные туфли.
        - Интересно, чья это дача?  - сев рядом с ней, спросила Катька.
        - Наверное, каких-то знакомых Винта. Машины в гараже нет, значит, они теперь не скоро вернутся.
        - А что, если они нас здесь всю ночь продержат?
        - Но ведь Винт понимает, что нас будут искать!
        - Ну и что? Все дачи Ромка не обойдет, все гаражи не обыщет. В эту сторону он и пойти-то не догадается.
        - И почему мы его не разбудили? Лешенька, ты меня прости, это я во всем виновата.
        - Мы обе виноваты. Я сама затеяла это дурацкое переодевание. Ох, как же здесь жарко и душно.
        Крыша гаража за день накалилась от солнца, и обе подруги изнывали от духоты, особенно одетая в сто одежек Лешка. Но больше всего их мучила неизвестность.
        - И телефон, как назло, сломался. Если бы мы успели сказать Ромке, где находимся!  - Лешка сняла с себя свитер с жилеткой и снова облачилась в платье.
        - Да он и сам давно догадался, что мы были в кафе. Сейчас небось мечется по всему поселку и на нас злится.
        - Пусть злится, лишь бы нашел.
        Так прошел один томительный час, потек другой, и все оставалось без изменений. Отчаяние подруг было таким же беспросветным, как окружающая их тьма.
        - Пить хочу,  - вздохнула Лешка.
        - Я тоже. Все о нас забыли. Хоть бы Винт пришел, что ли. Узнали хотя бы, что нас ждет. Ты очень его боишься?
        - Не знаю, наверное. Ух, как я его ненавижу!
        - Я тоже.
        И в ту же секунду до них донесся оглушительно звонкий и очень знакомый лай, а вслед за тем искаженный страхом и поэтому неизвестно чей вопль:
        - Убери собаку!
        А вслед за воплем раздался грозный Ромкин голос:
        - Говори, гнида, где девчонки?
        И волна безудержного счастья захлестнула обеих пленниц.

        Глава XIII
        Железное алиби

        Лешка с Катькой подскочили, как подорванные.
        - Мы здесь! Здесь мы!  - заорали обе и заколотили кулаками в гаражные ворота.
        А Дик кидался на ворота с другой стороны и царапал металл когтями, перемежая радостный визг со злобным рычанием, которое относилось к их врагам.
        Ромка схватил пса за ошейник и оттащил от гаража, чтобы дать возможность одному из тюремщиков открыть ворота. И они распахнулись.
        Катька выбежала во двор первая. Ромка двумя руками удерживал пса за ошейник: Дик рвался к своей хозяйке. А Лешка вернулась к ящику, надела туфли, подобрала пуловер с жилеткой и, покачиваясь, вышла из гаража. Увидев сестру в несвойственном ей наряде - несуразном гороховом платье,  - Ромка вытаращил на нее глаза, но ничего не сказал, а обратил свой взор к Витьку, который, вжав голову в плечи, мелко трясся у гаража.
        - Иди в дом!  - прикрикнул он на парня.  - И вы, клушки, тоже. А ты, Лешка, сама держи своего Дика.
        Ворвавшись с собакой в комнату с наглухо зашторенными окнами, друзья застали там такую картину. Винт оседлал спинку дивана, один из его приятелей, поджав ноги, каким-то чудом поместился на подоконнике, маленький Пискля застыл на каминной полке. А Дик чуял их страх и потому рвался из Лешкиных рук, грозно рычал и, обнажая десны, скалил страшные белые клыки.
        Никогда в жизни Лешка не испытывала такого злорадства. Ей, вообще-то, было несвойственно это низменное чувство, но сейчас она наслаждалась им в полную меру.
        - Ну что, Винт, испугался?  - звенящим, торжествующим голосом спросила она.  - Я предупреждала, что мой брат вас везде найдет. Из-под земли достанет.
        - Конечно, достану, кто б сомневался,  - подтвердил Ромка.  - Или ты мне не веришь?
        Он подошел к дивану и направил фонарик на лицо Винта. Тот сидел высоко, подсветка снизу обозначила темные подглазья и сделала его похожим на жуткого монстра из страшного кино, тем самым проявив его истинную сущность.
        - Что, вошь мелкая, ни разу не попадался, да? А вот теперь попался. А когда тебя посадят, то все ребята перестанут тебя бояться и выложат про тебя все, что знают, и даже больше. И про звонки о бомбах, и про то, как ты у детей деньги отбирал. Тех детей найти нетрудно, было б желание. Так что лучше скажи сразу, козявка вонючая, где ноутбук? Не скажешь, я его все равно найду, а тебе только хуже будет.
        - Чего?  - с неподдельным удивлением вдруг спросил Винт.
        - Глухой, что ли? Ноутбук, говорю, верни! А не то мы на тебя прямо сейчас Дика спустим. Для него кость толщиной в руку смолоть - что мне плюнуть.
        - Не посмеете!
        - Еще как посмеем!  - взвизгнула Катька.  - Мы имеем право за защиту! Лешка, отпускай его!
        Лешка вместе с собакой выскочила на середину комнаты.
        - И отпущу. И мой Дик разорвет вас в клочки. А нам ничего за это не будет. Рома, он нас убить хотел! И Дика тоже!
        - Я же шутил!  - вскричал Винт.
        - Ничего себе шутил. А в гараже нас в шутку запер?
        - Ладно, проехали,  - одернул Лешку Ромка и снова наставил на Винта свой фонарик.  - Так что с ноутбуком-то?
        Тот поерзал на спинке дивана:
        - Поясни, о чем речь. Я правда не понимаю.
        - Не думал, что ты такой тупой. Объясняю еще раз, для непонятливых. Я говорю о том ноутбуке, который вы украли в доме Дашки Мокроусовой. Если ты его мне прямо сейчас отдашь, то это будет смягчающим вашу вину обстоятельством. Усек? А вы?  - Ромка провел лучом по остальным членам группы.
        Винт опасливо взглянул на Дика и тоже обратился к своим дружкам:
        - Витек, Шмель, не врублюсь, о чем он талдычит? О какой краже речь?
        - Дашку с Молодежной улицы знаешь?  - услужливо подсказал Витек.
        - Ну.
        - Вчера утром она уехала, а вечером ее дом обокрали.
        - Слышь, ты, говорят, что это Серый сделал,  - сообщил Ромке Шмель с подоконника.
        - Серый, точно! Если не он, то с чего б ему тогда скрываться? Его нигде нет, я знаю,  - закивал Витек.
        - Похоже, ты пришел не по адресу,  - сказал Винт.  - Не лучше ли тебе найти Серого и трясти вещь с него?
        - Пургу-то не гоните,  - скривился Ромка.  - С Серым я говорил, он никого не грабил. Это вы его, гниды, подставили, вещи ворованные на спортплощадку подбросили, поближе к его дому.
        - Никого мы не подставляли! И в мыслях не держали!  - воскликнул Шмель.  - С чего ты это взял?
        Ромка не удостоил его ответом, он ждал, что скажет Винт. А тот вдруг спросил очень вежливо и крайне заинтересованно:
        - Скажи, пожалуйста, а в котором часу произошла эта кража?
        - Точно не знаю, но почти сразу после ливня.
        И тут Винт с невероятным облегчением выдохнул из себя воздух:
        - А после ливня, к твоему сведению, мы все были в кафе.
        - Да мы еще раньше туда пришли, еще во время дождя, мокрые насквозь!  - закричал Шмель, а Витек добавил:
        - Из Москвы, между прочим, приехали, с электрички вышли, под дождь попали и забежали в кафе погреться.
        - И кто это подтвердит?  - недоверчиво спросил Ромка.
        - Да кто угодно!  - воскликнул Винт.
        - Надеешься на ребят, которые тебя боятся? Конечно, они удостоверят все, что ты захочешь.
        - Не только они, могут и другие.  - Винт приподнял руку и задумался.  - Вспомнил! Рядом с нами Петр Иванович сидел, мент бывший, вы его небось знаете?
        - Петр Иванович Сапожков?  - уточнил Ромка.
        - Во-во. Он тоже от дождя спасался и туда забежал. Да и зачем бы мы стали с вещами мараться, а?
        Лешка с Катькой переглянулись. Если Петр Иванович действительно был в кафе и видел там Винта и его приятелей, то алиби у них, что называется, железное.
        - Так что ищите воров в другом месте,  - с достоинством заявил Винт.
        - Странно,  - растерялся Ромка и указал на Катьку с Лешкой.  - А зачем тогда ты на них напал? Чего испугался?
        Винт передернул плечами:
        - Ничего не испугался, просто сработал инстинкт самосохранения, не люблю, знаешь ли, когда за мной шпионят. Ну, попугал их немножко, и только.  - Он осторожно спустился со спинки, сел на диван нормально и подозвал к себе Катьку.  - Скажи, что мы вам никакого вреда не причинили. Только заперли, и все.
        - Причинили,  - буркнула Катька.  - Вы нас пугали. Нам было плохо. А если бы Ромка нас не нашел?
        - Мы бы вас выпустили и проводили до дома, честное слово.  - Винт взял Катьку за руку и заглянул ей в глаза.  - Ну, прости меня, пожалуйста. И ты тоже,  - он перевел взгляд на Лешку, а потом снова обратился к Катьке:  - Сейчас свет Ромкиного фонарика падал на него прямо, и лицо его вновь сделалось привлекательным, а голос стал бархатным, прямо-таки обворожительным.  - Знаешь, все люди ошибаются, и я тоже имею право на ошибку.
        Винт так умело пользовался своим природным обаянием, что Катька утратила все злые слова и не нашла никаких других. Она смутилась, выдернула руку и буркнула:
        - Фонарик-то отдай.
        - Забирай, конечно. Мы бы его в любом случае вам вернули, нам чужого не надо. Правда, ребята?
        - Правда,  - дружным хором откликнулись его подпевалы.
        - А если вам понадобятся наши портреты, можете прийти и нас сфотографировать, нам не жалко.
        - Уж обойдемся как-нибудь без ваших мерзких рож,  - с вызовом ответила Лешка и дернула Катьку за руку:  - Пойдем отсюда.
        И Ромка взмахнул рукой:
        - Ладно, уходим.
        Но прежде чем уйти, он приблизился к Винту, и глаза их встретились. Винт спокойно выдержал его взгляд, не мигнул и не отвернулся.
        - Но если что, смотри мне. Со мной я тебе шутить не советую.  - Ромка круто развернулся и пошел к двери.
        - А это мы еще посмотрим!  - крикнул ему вдогонку Витек, но Винт на него так шикнул, что он сразу примолк.

* * *

        Друзья вышли в ночную тишь, которую расколол радостный Лешкин вопль:
        - Ура! Свобода!
        Она отпустила Дика и запрыгала от счастья. А Ромка посветил на нее фонариком.
        - Ну и видок у тебя! Класс! Темке расскажу, вот он обсмеется.
        - Ты этого не сделаешь!  - топнула ногой Лешка, попала каблуком в ямку и подвернула ногу. Пока она охала и ахала, Катька отвела Ромку подальше от опасного дома и зашептала:
        - Мне кажется, надо проверить, правду сказал Винт или нет. Ведь от него всего можно ожидать.
        - Сам знаю,  - ответил Ромка и полез в сумку за телефоном.
        Внезапно разбуженный Петр Иванович не сразу понял, чего от него хотят, но, уяснив суть вопроса, как ни странно, подтвердил все сказанное Винтом. Женька Веретенников и его компания, сказал он, все время находились у него под носом, ели мороженое и пили газировку.
        - Вели себя они на редкость примерно, спиртных напитков не распивали, даже пива с собой не принесли, я нарочно за ними следил.
        - А пришли они когда?
        - Вслед за мной. Дождь стеной стоял, и я решил его переждать.
        - И никто из них никуда не отходил? Ни разу?
        - Никто. А в чем дело?
        - Да мы думали, что это они Дашку Мокроусову обокрали. А выходит, у них алиби,  - разочарованно протянул Ромка.
        - Но, насколько мне известно, по этому делу разыскивается Сережка Алтухов.
        - Серый не виноват, мы это точно знаем, только пока доказать не можем, а скрывается он совсем по другой причине, к этому делу не относящейся. Извините за то, что я вас разбудил, до свидания.
        - До свидания. Вы бы зашли ко мне завтра поговорить.
        - Обязательно зайдем. Спокойной ночи.
        - Спокойной ночи.
        Ромка убрал трубку и обескураженно произнес:
        - Что же это получается? Винт провернулся впустую?
        - Выходит, так,  - развела руками Катька.  - Пошли скорей домой.
        - Но как ты нас нашел?  - на ходу спросила Лешка.  - Мы, конечно, знали, что рано или поздно ты нас разыщешь, но и не надеялись, что это будет так скоро.
        - Элементарно. Я же опытный сыщик,  - напыщенно произнес Ромка и чуть слышно добавил:  - И гениальный, только мало кто это ценит.
        А нашел он их с легкостью. И произошло это так.
        Ромка проснулся вскоре после их ухода, посмотрел на часы и разозлился. Оказалось, что спал он не полчаса, как собирался, а три раза по полчаса, а эти две клушки его не разбудили, хотя и обещали. Он сбежал вниз, собираясь высказать им все, что о них думает, но девчонок дома не оказалось. Судя по разбросанным всюду тряпкам, можно было догадаться, что они подбирали себе особую одежду и при этом очень торопились. Он позвонил Катьке, но звонок, как известно, оборвался. Ничуть не сомневаясь, что они направились в кафе, Ромка побежал туда. Там он опросил всех официантов, с помощью одного из них установил, что за угловым столом сидел Винт и его компания, а другой официант вспомнил Катьку по описанию и со смехом рассказал, как она схватила с его подноса свой стакан с соком, чтобы допить последние капли. Смекнуть, зачем Катька так поступила, было нетрудно. Лешку - голубоглазую девочку с рыжеватыми волосами - официант не видел. Он сказал, что Катька была не с подругой, а с какой-то толстой брюнеткой неопределенного возраста, и Ромка сразу сообразил, что это и была переодетая Лешка в Лизином парике.
Оставалось узнать, куда они с Катькой подевались. И в этом ему помог Дик.
        Лешкин пес по следу ходить не умел, но свою хозяйку чуял за три версты. Ромка на его чутье и понадеялся и не прогадал.
        Он побежал домой, взял пса и вместе с ним прочесал все дороги и тропинки, отходящие от кафе. На одной из них Дик нашел зацепившийся за ветку черный парик. Нетрудно было понять, что девчонки мчались по этой тропинке, скрываясь от преследования. Он побежал по ней, и Дик подвел его к одной из темных дач. Самонадеянный Винт даже входную дверь не закрыл, поэтому справиться с ним и его дружками оказалось проще простого.
        Ромка докончил свой рассказ, ускорил шаг и прикрикнул на незадачливых сыщиц:
        - А теперь поторапливайтесь!
        Лешка быстро идти не могла, она хромала, отставала, жаловалась на тесные чужие туфли и неудобное платье, но брат не собирался ее жалеть. Он всю дорогу повторял, что они обе растяпы и авантюристки и что он им никогда не простит того, что они его не разбудили, а затеяли свой дурацкий маскарад.
        - Мы будили,  - оправдывалась Катька.
        - Еще как будили!  - поддакивала Лешка.
        - Мы тебя трясли. И водой поливали.
        - Из чайника!
        - Значит, плохо трясли и мало поливали. Если б я не понадеялся на вас, то запрограммировал бы свой сон и через полчаса проснулся сам, потому что умею просыпаться в нужное время. Я давно выработал в себе такую привычку, и ты, Лешка, это прекрасно знаешь.
        - Я забыла.
        - Молчи лучше.
        Вскоре худо-бедно все трое, не считая собаки, добрались до дома, и Лешка наконец сбросила с ног Катькины туфли, сорвала с себя ненавистное платье и отправилась в ванную смывать с себя грим и грязь.
        А Ромка сел за стол, зажег свечу и, глядя на таинственно колышущееся пламя, вопросил:
        - Но если не Серый и не Винт, то кто все это проделал? Кто увел ноутбук и обокрал Дашку?
        - Да мало ли в вашей Медовке других воров,  - сказала Катька. Пристроившись рядом с ним, она сосредоточенно смотрелась в зеркальце и стирала с лица косметику.
        - Во-первых, мало. Во-вторых, у Серого, кроме Винта, других врагов нет, я его об этом спрашивал, так что посторонним ворам его подставлять незачем. Как же теперь быть-то? И Серый на нас надеется, и Владимир Григорьевич, я им обещал, что уже завтра найду грабителя.  - Ромка взглянул на часы.  - Елки-палки, а завтра-то уже настало!
        - И спать давно пора.  - Катька убрала зеркальце и направилась к Лешке в ванную. Но тут же вернулась.
        - А может, тетка Анфиса еще кого-нибудь в тот вечер видела, а не только Серого? Тебе не кажется, что с ней надо еще раз поговорить?
        - Я об этом уже и сам подумал. Надо будет к ней утром сходить, хоть и не хочется. Это она меня с толку сбила, заставила поверить в то, что Серый виноват, из-за нее я не поискал других улик.
        - А теперь уже поздно.
        - А может, и нет.  - Ромка поднялся и торжественно провозгласил:  - Надежда умирает последней! У нас еще целый день впереди. А сейчас я составлю план наших дальнейших действий, чтобы завтра не терять время даром, а сразу приняться за дело.
        В темноте он не стал искать свой заветный альбом, страницы которого заполняли наметки по расследованию их предыдущих дел, а взял первый попавшийся лист бумаги и написал:

        ПЛАН НА ЗАВТРА
        1. Поговорить с теткой Анфисой.
        2. Еще раз осмотреть место происшествия.

        Потом поставил цифру три и задумался. Что он должен сделать еще, чтобы скорее найти преступника? Но ничего больше ему в голову не пришло, и он решил посоветоваться с другом.
        Сотовый Артема был отключен, и Ромка позвонил на домашний. Трубку снял его отец и сонным недовольным голосом произнес «алло».
        - Здравствуйте, Владислав Николаевич. Пригласите, пожалуйста, Тему.
        - Артем давно спит. А почему ты так поздно? Что произошло?
        - Ничего не произошло. Просто у нас темно, я на часы не посмотрел, вы уж меня извините, пожалуйста.
        - Ладно уж,  - великодушно ответил Владислав Николаевич и спросил:  - Скажи, а ты, случайно, не знаешь, поймали того воришку, который дачу Мокроусовых обокрал, или нет?
        - Нет, еще не поймали,  - кисло сообщил Ромка.  - Вам об этом Артем рассказал, да?
        - Он. Мы ведь с Антоном, Дашиным отцом, друзья детства, когда-то нас было не разлить водой. Мы и сейчас часто встречаемся, я к нему в прошлую субботу заходил. Кстати, у меня к тебе просьба. Сходи, пожалуйста, завтра к Галине Ивановне, передай ей от меня привет и скажи, что в эти выходные я не смог приехать в Медовку, но все лекарства, о каких она говорила, купил и передам ей с Артемом.
        - К какой Галине Ивановне?  - не понял Ромка.
        - К старушке, соседке Мокроусовых.
        - Но я такой не знаю. Там только тетка Анфиса живет и еще тетя Вера.
        - Анфиса - личность известная,  - усмехнулся Владислав Николаевич.  - Она еще тогда к нам цеплялась, хоть и молодой была. Но Анфиса живет напротив Мокроусовых, а Галина Ивановна - на той же стороне, слева. В ее заборе, помнится, всегда была дыра, и мы с Антоном из его окна вылезали и через эту дыру - к ней, лень было через калитки бегать. А она нас всегда чем-нибудь вкусным угощала.
        - Но в доме слева не Галина Ивановна живет, а Костя.
        - Костя? Кто же это такой? Брат ее, что ли?
        - Нет, он молодой совсем.
        - Ну, тогда это, наверное, дачник. Но и Галина Ивановна должна быть дома. Неужели она заболела и уехала в Москву? Вот что, спроси у этого Кости, куда она подевалась, и позвони мне. Не забудешь?
        - Нет, конечно.
        - А вот и Тема проснулся.
        Артем взял у отца трубку. Голос у него был тоже заспанный:
        - Привет. Что стряслось?
        - Серьезного ничего. Разве что эти две курицы…  - Ромка посмотрел на Лешку, которая вышла из ванной, наткнулся на ее умоляющий взгляд и великодушно махнул рукой:  - А, ладно, про них потом. Короче, нам удалось установить, что Винт тоже ни в чем не виноват. У него и всей его братвы железное алиби, которое подтвердил не кто-нибудь, а сам Петр Иванович. Они все после ливня в кафе были, и он тоже, рядом с ними сидел.
        - А если они в дом еще раньше влезли?
        - Исключено. Тогда игрушки со спортплощадки были бы насквозь мокрые, и потом, Серый кого-то засек в доме, а это как раз после ливня было. Но завтра я еще раз осмотрю место происшествия, я себе это уже наметил.
        - А хочешь, я все брошу и прямо утром приеду к вам?
        - Не стоит,  - подумав, ответил Ромка.  - С этим я и один справлюсь. А если ты мне понадобишься, я тебе позвоню.
        На том и порешили. А третий пункт так и остался незаполненным.
        Девчонки вскоре угомонились, Ромка тоже поднялся к себе на второй этаж, сразу лег в постель, и события длинного дня замелькали перед ним пестрым калейдоскопом. Лиза с розой в руке в окне уносящегося поезда, известие о краже, поездка в Медовку, исчезновение Катьки с Лешкой… Пронеслась целая вереница лиц: Владимира Григорьевича и Кости, Серого и Жени, Кинга и неведомого Конга, детей Валентины Георгиевны и Винта со своими подручными. Как жаль, что он не может прямо сейчас рассказать обо всем Лизе! А почему не может? У нее еще не поздно, ведь Норвегия находится в другом часовом поясе, и время там отстает от московского.
        И Ромка не удержался, схватил телефон и вызвал заветный номер:
        - Привет, Лиза!
        - Привет, Рома,  - взволнованно ответила девочка.  - Я только-только прилетела, из аэропорта выхожу, не знаю еще, что и как будет. Ну, а у тебя как дела?
        - У меня-то? Да ты понимаешь… В общем, все нормально.  - По непонятной причине Ромкино красноречие снова дало сбой. И кстати, так как Лиза все равно бы его не стала слушать.
        - Ну и хорошо,  - торопливо сказала она, крикнула кому-то: «Иду, иду!», а у него спросила:  - Ну, пока?
        - Пока,  - вздохнул Ромка.

        Глава XIV
        Шерстинка на подоконнике

        Ромка проснулся раньше девчонок, но будить их не стал, а кое-как поел, быстро собрался и побежал к тетке Анфисе.
        Не успел он постучать в ее дверь, как тетка Анфиса сама оказалась на пороге и окинула его своими остренькими глазками:
        - Ну, чего явился?
        - Здрассьте, тетя Анфиса. А знаете что? Серега не виноват, он не грабил ваших соседей,  - бойко проговорил Ромка.
        - А ты откуда знаешь?
        - Знаю, и все. Но это правда, честно.
        - Ну, допустим. А от меня-то ты чего хочешь?
        - А спросить, не видели ли вы еще кого-нибудь на улице после ливня.
        Тетка Анфиса качнула головой и взялась за ручку двери, чтобы захлопнуть ее перед Ромкиным носом, как вдруг ее глазки заблестели, а голос сделался ласковым-преласковым, прямо-таки медовым:
        - Проходи, не стой на пороге. Думаешь, легко вспомнить, кого я видела, а кого нет? Но для тебя постараюсь. А ты, пока я буду вспоминать, поможешь мне кое-что снести в подвал.
        Она впустила Ромку на большую крытую веранду, подвела к огромному дивану и приказала отодвинуть его от окна. Под диваном оказался люк, под ним - подпол. По шаткой лесенке тетка Анфиса спустилась вниз, пригласила Ромку последовать за собой и тусклым фонариком осветила пустые полки железного стеллажа.
        - Я буду подавать тебе банки, а ты станешь их вот здесь расставлять. Да гляди, чтоб аккуратно, не побей!
        Она вылезла назад, а Ромка высунул из люка голову и поскучнел. Не только стол на другом конце веранды, но и пол под ним и все вокруг было уставлено трехлитровыми емкостями с соленьями и вареньями. Но не вылезать же назад?
        И работа закипела. Тетка Анфиса подносила банки к краю люка, а Ромка их брал по одной и сносил вниз, там ставил на полки, снова поднимался, снова брал, и так продолжалось бесконечно долго. Ромка весь взмок, когда изнурительная работа подошла к концу.
        Тетка милостиво разрешила ему вылезти и даже сказала:
        - Ну, спасибо, сынок, подсобил бедной женщине.
        А на столе остались еще две банки.
        - А про эти забыли?  - указал на них Ромка.
        - Нет, эти я дочке в Москву повезу. На вот яблочко, съешь.
        Она сунула ему в руки кислое зеленое яблоко, но Ромка ждал за свой труд совсем другой награды.
        - Так вы вспомнили, кого видели на улице после ливня?
        - Кроме Сережки-то? Да тут всякие ребята бегали.
        Ромка от злости позеленел, как теткино яблоко. Неужели эта хитрюга ему наврала, чтобы заполучить себе бесплатную рабочую силу? Ну нет, он заставит ее все вспомнить.
        - А вы на улице долго были?
        - Долго. Я канавку рыла, чтобы вода дом не подмыла и в погреб не залилась, и по сторонам не смотрела.
        - Неужели никого-никого не можете вспомнить? Вы же всех в поселке знаете.
        - Подруги к Дашке приходили, около дома крутились, в дверь стучали и во двор заходили. А вышли ли они обратно?  - Тетка Анфиса задумалась и покачала головой.  - Не помню.
        - Подруги?  - Ромка задумался. А что? Очень может быть, что ворами были девчонки. Кому, кроме них, могли понадобиться Дашкины туфли?
        Тетка Анфиса уже и сама осознала свою оплошность.
        - Жаль, я их не разглядела. Не до того было, надо было срочно воду отвести.
        - Ну, опишите их хоть приблизительно.
        - Одна была с длинными волосами, темными, другая, пониже ростом, с короткими.
        - Спасибо и за это,  - пробормотал Ромка. Значит, теперь им придется искать двух незнакомых девчонок с длинными волосами и короткими. Да таких в Медовке туча. Хотя если это были Дашкины знакомые, то найти их не проблема. Пусть Лешка с Катькой, не медля, этим займутся.
        Он выбежал из дома тетки Анфисы и сделал вид, что не слышит, как она ему вдогонку кричит:
        - А диван! Диван кто на место будет ставить?!
        Спрятавшись за углом, Ромка достал телефон, но верный помощник его подвел: на счету кончились деньги. Немудрено после стольких звонков Лизе. И у Катьки телефон сломался, не попросить. Значит, придется бежать домой за деньгами, а потом на станцию - там можно оплатить счет.
        Но сначала ему предстояло выполнить второй пункт намеченного плана: еще раз осмотреть место происшествия.
        Незаметно для тетки Анфисы Ромка прокрался в Дашкин дом и прошел в гостиную. Синий Гена весело пялился на него с дивана блестящими овалами огромных глаз. Такими же веселыми были и глаза Владимира Григорьевича, хоть и опухшими от бессонницы.
        - Это ты? А я думал, слесарь,  - оторвавшись от чужого ноутбука, сказал он.  - Со вчерашнего дня его жду, до сих пор окно не остеклено. Вчера, когда мы с Костей отходили в кафе, пришлось просить соседку присмотреть за домом. А у тебя как дела?
        - Движутся, хотя и не так быстро, как хотелось бы. Еще один подозреваемый сорвался, но зато появились двое новых. Да вы не волнуйтесь, у нас редко бывают проколы, мы всегда все находим.
        - Спасибо тебе за рвение.  - Владимир Григорьевич поднес ко рту чашку с кофе, отпил, поставил обратно, посмотрел на плоский экран Костиного ноутбука и радостно улыбнулся.  - Знаешь, друг, у меня самого, кажется, уже что-то вырисовывается. Не ожидал, что смогу так много вспомнить. Так что если найдется моя статья, хорошо, а нет - не страшно. Конечно, материал получится сырой, ну да газетчики отредактируют, объясню им, как было дело, они поймут.
        - Это хорошо, что вы написали свою статью. Но я должен найти ваш ноутбук хотя бы для того, чтобы выручить Серого,  - сказал Ромка и подошел к разбитому окну.
        Стекла с пола Владимир Григорьевич подмел, а из деревянной рамы снизу по-прежнему торчали острые осколки. Ромка положил на них ладонь и укололся. Осколки были острыми, как бритва. Это еще раз доказывало невиновность Серого, так как на его ногах не было ни единой царапинки. И это также говорило о том, что воры не перелезали через окно, а разбили его потом. Но тетка Анфиса видела, что и в дверь девчонки не входили. Значит, они проникли сюда через другое окно, а потом дожидались, когда тетка Анфиса уйдет с улицы, чтобы вынести вещи. Крепкие у них, должно быть, нервы.
        Он прошел в другую комнату, которая смотрела окнами на Костин дом, и оттуда крикнул:
        - А эти рамы не могли быть открытыми во время ливня?
        - Я не знаю,  - отозвался эколог.
        - Значит, могли,  - констатировал юный сыщик.

* * *

        Сказав Владимиру Григорьевичу «до свидания», Ромка помчался домой.
        Он растолкал спящих подруг, рассказал им обо всем, что ему удалось узнать за утро, и велел сходить к Дашкиной подруге Оксанке и разузнать у нее, что за девчонки приходили к Дашке.
        - А если Оксанка их по описанию не узнает, то пусть поднимет на ноги всех своих знакомых, и по цепочке вы в конце концов на них выйдете. Я тоже не буду сидеть на месте, а сбегаю на станцию, положу деньги на счет, а потом зайду к Коляну и расспрошу его об этих девчонках.
        - Что, все деньги на балансе кончились?  - перебила брата Лешка.
        - Кончились, и поэтому ты мне должна немножко дать, потому что у меня совсем их нет.
        - У тебя всегда нет. А я предупреждала - не звони зря!
        - Мало ли кто кого и о чем предупреждал! А расследование требует и не таких затрат. Так ты мне дашь денежку?
        - Ладно,  - вздохнула Лешка. В другой раз она бы с ним поругалась, но сейчас чувствовала себя виноватой за вчерашнее.
        С довольным видом Ромка упрятал в карман принесенную ему купюру и направился к двери. А у порога остановился, чтобы дать подругам последние наставления:
        - Если узнаете, где эти девчонки живут, то без меня ничего не предпринимайте, поняли? В любом случае через час приходите домой, а если меня еще не будет, звоните. Все ясно? Надеюсь, в этот раз вы меня не подведете.
        - Ясно,  - закивала Катька, которая тоже испытывала чувство вины.  - Мы все сделаем, как ты сказал.
        - Тогда пока.

* * *

        Ромка прибежал на станцию, пополнил свой телефонный счет. Первым порывом было позвонить Лизе, но он с ним справился. В Норвегии, подумал он, еще слишком рано и Лиза, должно быть, еще спит. И вообще, так ли ей нужны его звонки, если она ни разу с ним толком не поговорила?
        Горько вздохнув, Ромка вспомнил о том, что обещал позвонить Артему.
        - Можешь пока не приезжать, работа рутинная, мы теперь ищем двух девчонок,  - сообщил он другу.
        - Понял. Вот тут папа спрашивает, ты узнал, что с Галиной Ивановной?
        - Ох, совсем забыл. Но ничего, я сейчас бегу к Коляну, а по дороге заскочу к Косте и тогда вам перезвоню.

* * *

        Дверь Костиного дома оказалась открытой, и Ромка влетел прямо к нему в комнату.
        Молодой человек сидел на диване, склонившись над большой дорожной сумкой: то ли что-то в ней искал, то ли собирал вещи. Увидев Ромку, он быстро ее застегнул и задвинул под диван, а его светлые брови медленно поползли вверх:
        - Привет! Ты ко мне? За помощью?
        - Привет, Костя. Нет, твоя помощь нам пока не требуется. Меня послали узнать, куда подевалась Галина Ивановна. Она тебе кто, родственница?
        - Нет, Галина Ивановна хозяйка этой дачи, а я здесь квартирант. Она сейчас в Москве.
        - Но она здорова, с ней ничего не случилось?
        - А что с ней должно случиться? Насколько мне известно, она в полном порядке.
        - Понятно. Спасибо. Ну, я пошел.  - Ромка направился к двери, но Костя его удержал:
        - А как движется расследование?
        - Да как тебе сказать… Дела идут, хотя и второй подозреваемый сорвался. Но ничего, методом отсева мы доберемся до настоящих воров. Тетка Анфиса, оказывается, видела в тот вечер еще и двух девчонок и молчала, как партизан, я только сегодня об этом узнал,  - ответил Ромка. Он заметил на окне запутавшуюся в паутине яркую бабочку и пошел ее освобождать. Окно это выходило на Дашкин дом. Ромка выпустил паучью пленницу и взглянул на забор. А вот и дыра, в которую четверть века назад пролезали Владислав Николаевич, тогда еще Владик, и будущий отец Дашки Антон, чтобы навестить свою гостеприимную соседку. Сквозь дымчатую занавеску было хорошо видно, как Владимир Григорьевич, склонившись к ноутбуку, корпит над своей злополучной статьей.
        - Слушай, Костя,  - обернулся Ромка к молодому человеку,  - а не могли воры сначала перетащить вещи в твой двор, чтобы не попасться на глаза тетке Анфисе?
        Костя в ответ пожал плечами:
        - Вполне возможно. Если бы я в тот вечер был дома, то сказал бы тебе об этом более определенно.
        - Ну, если бы ты в тот вечер был дома, то этой кражи вообще бы не было.
        - И это верно.
        А со стола, где лежал Костин телефон, раздалась тихая мелодия. Костя посмотрел, кто звонит, поднес трубку к уху и очень-очень вежливо, даже как-то подобострастно сказал:
        - Здравствуйте, Анатолий Михайлович. Все нормально. Да, вы можете не беспокоиться. Да.
        С телефоном в руках Костя вышел в другую комнату и прикрыл за собой дверь. Но от сквозняка она распахнулась, и он закрыл ее снова. А окно, которое Ромка отворил, когда разглядывал забор, громко хлопнуло.
        Ромка стал его закрывать, повернул оконную ручку и вдруг на неровном, покрытом облупившейся белой краской подоконнике увидел едва заметную, малюсенькую синюю шерстинку. Ромка положил ее к себе на ладонь, рассмотрел. Цвет какой-то очень знакомый. Будто он только-только его видел. И Ромка вспомнил. Именно такого цвета был Дашкин крокодил.
        Он вынул из сумки пакетик, положил в него шерстинку и спрятал обратно. Вот и разгадка того, как изобретательные воры избежали зоркого глаза тетки Анфисы. Они сначала перетащили все вещи сюда, в этот дом. Хотя нет, это глупо. Зачем им совершать такой сложный путь ради ненужных игрушек, старого ноутбука и незначительной суммы денег? Если только это не проделал сам Костя. Но он в это время был в Москве. В Москве? Но кто это проверял? Что мешало Косте демонстративно уехать отсюда на машине, оставить ее где-нибудь поблизости и незаметно вернуться обратно? Но зачем ему старый ноутбук, когда у него есть свой, новый? Ноутбук еще ладно, но зачем тащить игрушки? Нет, тут что-то не то.
        Ромка подбежал к двери, прислушался. Костя все еще разговаривал по телефону. Он решил его дождаться, чтобы, не выдавая своих подозрений, задать ряд вопросов и хоть как-то прояснить ситуацию. К примеру, узнать, что он за человек, откуда взялся, кем работает и что делает в Медовке. Ведь не затем он сюда приехал, чтобы опекать своего соседа?
        Ромка сел в стоящее у стола кресло, поерзал, повертел головой и увидел торчащий из-под дивана краешек дорожной сумки, которую Костя при его появлении поспешно туда задвинул.
        Недолго думая он вытащил сумку и быстро просмотрел ее содержимое. И покрылся холодным потом. На самом дне сумки, под ворохом скомканных рубашек и носков скрывался небольшой черный ноутбук.

        Глава XV
        Третье исчезновение

        Лешка с Катькой быстро позавтракали и по Ромкиному заданию отправились к Оксанке. Они описали ей внешность подозрительных девчонок, и Оксанка, немного подумав, сказала:
        - А не Ленка ли это с Олькой? Они часто к Дашке заходят, я их много раз у нее видела. Олька, кстати, недалеко от Серого живет. Только они хорошие девчонки и не могли ее обокрасть. Хотите, я вас к ним отведу?
        - Хотим.
        - Тогда пошли к Ленке, это ближе.
        Ленка оказалась той самой девчонкой с короткой стрижкой, которую описала Ромке тетка Анфиса. На вопрос о том, что они делали после позавчерашнего урагана, она со смехом поведала о том, как ливень загнал их под какой-то навес, как навес этот сорвало ветром и он их чуть не прибил, и тогда они добежали до дома одного из своих приятелей, там обсушились, переждали дождь и пошли домой по Молодежной улице, мимо Дашкиного дома, ну и решили зайти еще и к ней. Постучали и в двери, и в окна, а потом вспомнили, что она собиралась уезжать.
        - А ничего подозрительное вы там не видели?  - спросила Лешка.
        - Нет вроде,  - пожала плечами Ленка.  - А, да. Там тетка Анфиса в темноте ковырялась, то ли запруду делала, то ли, наоборот, воду отгоняла, а еще одна тетка ей помогала.
        - А окна были целы?
        - Все до единого. Да если б мы знали, что Дашку обкрадут, пригляделись бы к ее дому получше, а так ушли - и все.
        - Тетка Анфиса тоже только вас видела,  - вздохнула Лешка.  - Ну что ж, до свидания.
        А когда они вышли на улицу, Катька ей сказала:
        - Вот и все, круг замкнулся. В том, что Ленка сказала нам правду, я нисколечко не сомневаюсь.
        - Я тоже. А Ромка-то как расстроится! Надо ему поскорее об этом сообщить, чтобы они с Коляном не теряли зря время.
        Катька похлопала себя по карману и с огорчением вспомнила, что телефона у нее больше нет. А Лешка свой оставила дома.
        Девчонки прибежали домой и тут же позвонили Ромке, но услышали: «Абонент не отвечает или временно недоступен. Попробуйте позвонить позднее».
        - Странно, неужели он до сих пор не пополнил счет?  - Лешка подошла к окну и высунулась из него в сад.  - Нина Сергеевна, скажите, пожалуйста, а Ромка не звонил, пока нас не было?
        Тетка Артема оторвалась от грядки и выпрямилась во весь рост:
        - Звонил. Сказал, чтобы вы никуда не уходили и ждали его.
        - Значит, будем ждать,  - сказала Катька.
        Они помогли Нине Сергеевне очистить сад от поломанных бурей веток деревьев, потом нашли себе еще одно занятие - навели порядок в сарае, или штаб-квартире, как называл сарай Ромка. Подмели пол, взбили пахучее сено, поправили покрывало и остались довольны.
        Катька плюхнулась на сено, вдохнула аромат сухих трав.
        - Хорошо-то как. Давно я так не лежала, все какая-то беготня, и когда она только кончится!
        - Не знаю,  - сказала Лешка и взглянула на часы.  - Ого, сколько уже времени! Где же Ромка?
        - Придет,  - безмятежно пожала плечами Катька.  - Не пропал же он снова.
        - Это было бы смешно,  - ответила Лешка, однако, подождав еще немного, еще раз позвонила Ромке. И опять он оказался недоступен.
        - Он, что ли, в лесу? Только там не действует сотовая связь,  - пробормотала она.  - Может, Колян знает, куда он пошел?
        Телефон Ромкиного приятеля вообще молчал, и тогда Катька вскочила:
        - Так чего мы сидим? Давай сходим к Коляну и спросим, где Ромка.
        Девчонки так и сделали, и вскоре выяснили, что к Коляну Ромка сегодня вообще не приходил.
        - А ты все время дома был? Никуда не отходил?  - допытывалась Лешка, а Колян тряс белобрысой головой.
        - Никуда. Ни разу. Я матери помогал, по дому кое-что делал. Но вы зря расстраивайтесь. По-моему, давно пора привыкнуть, что он то и дело исчезает. Ведь это уже в третий раз, если я не ошибаюсь?
        - Ты не ошибаешься,  - вздохнула Лешка, но даже не улыбнулась. Маленький холодок тревоги уже закрался в ее душу.  - Ну и что мы будем делать теперь?  - спросила она у Катьки.
        - Идти домой и ждать, что нам еще остается?
        Еще со двора девчонки услышали телефонный звонок. Лешка ринулась в гостиную, схватила трубку, радостно крикнула: «Ромка, ты?»  - но это был Артем. Она была рада его слышать, но голос ее сделался печальным и трагическим.
        - Привет! Ромка опять пропал,  - сообщила она.
        - Как это - пропал?
        - Ну, так. Сказал, что пойдет на станцию, а потом - к Коляну. После станции он нам звонил, значит, оттуда ушел, но до Коляна не дошел. Куда он мог деться? Подозреваемых у нас больше нет, но, может, он нашел новых и снова во что-то влип?
        - Погоди, давай разберемся. Мне Ромка звонил со станции. Перед тем как идти к Коляну, он собирался забежать к Дашкиному соседу.
        - К Косте? Зачем?
        - Отец мой просил узнать, куда подевалась хозяйка дома. Так, может, этот Костя знает, куда Ромка потом пошел?
        - Мы прямо сейчас к нему сбегаем и спросим.

* * *

        Но Кости дома не оказалось. Зато Дашкин дом был открыт, и Лешка с Катькой зашли туда.
        Владимир Григорьевич сидел за столом и напряженно вглядывался в монитор. Услышав скрип двери и стук шагов, он даже не оглянулся. А когда повернул к ним голову, то вид у него был таким несчастным, что девчонки, прежде чем спросить про Ромку, дружно воскликнули:
        - Что с вами?!
        Казалось, что еще чуть, и эколог заплачет.
        - Не знаю, что случилось, только моя статья вдруг исчезла. Все пропало, все-все, что я напечатал.
        Лешка подбежала к нему, склонилась к ноутбуку:
        - А вы сохраняли текст?
        - Конечно. Я никогда об этом не забываю.
        - А корзину проверили?
        - Она пуста.  - Владимир Григорьевич схватился за голову.  - Ну что за невезение! Теперь уж точно все потеряно.
        - Не переживайте, надо поискать файл в других документах, может, он и не стерт вовсе. Дайте я посмотрю.
        Лешка повернула к себе ноутбук, но не нашла ни одного текстового документа.
        - Вот видишь,  - вздохнул Владимир Григорьевич.
        - Но это еще ни о чем не говорит, я ведь не специалист, вот Ромка бы сразу нашел ваш файл.
        - А кстати, вы Ромку не видели?  - тут же спросила Катька.  - Он куда-то исчез, и мы не знаем, где его искать.
        - Я его видел утром, а потом еще раз, в окно. Он был у Кости и куда-то убежал. Да, и Костя мне сказал… Я даже не знаю, как бы это…  - эколог мучительно сморщился и качнул головой.  - Да нет, я достаточно узнал Рому и Косте не поверил, так что и говорить об этом не стоит.
        - Да нет, вы уж, пожалуйста, скажите!  - воскликнула Лешка.
        - Костя сказал, что Рома нечист на руку.
        От негодования и возмущения у Лешки потемнело в глазах.
        - Да вы что! Наш Ромка никогда ничего не украдет!
        - Ни за что!  - вслед за ней вскричала Катька.  - Мы вчера с ним в электричке ехали, и он как раз рассуждал на эту тему. Он сказал, что красть нельзя ничего и ни при каких обстоятельствах.
        - Я же вам сказал, что и сам в это не верю. Но Костя утверждал, что он пытался влезть в его сумку.
        - А где он, этот ваш Костя?
        - Уехал в Москву.
        - А когда вернется?
        - Обещал к вечеру или завтра утром.
        Лешка снова вызвала номер брата, и бесстрастный женский голос в который уже раз сообщил ей о Ромкиной недоступности.
        С глубоким вздохом она положила трубку в карман и поднялась:
        - До свидания, мы пойдем.
        При Владимире Григорьевиче она не стала звонить Артему, а вернувшись домой, тут же связалась с ним и, едва сдерживая рыдания, выложила ему последние новости.
        - Костя уехал, а перед тем обвинил Ромку в воровстве. Владимир Григорьевич нам сказал, что Ромка без спросу хотел влезть в Костину сумку.
        - И вас это удивило?  - хмыкнул Артем.  - Меня - нисколько. Совать всюду нос - обычная манера твоего братца. Не сомневаюсь, что он заподозрил Костю в краже ноутбука и решил обыскать его сумку.
        - Да и я так подумала. Но куда он потом-то делся? А вдруг Костя увез его с собой? Иначе где он может быть?
        - Да где угодно! В засаде сидеть или прятаться где-нибудь. А телефон он мог потерять, отключить, сломать. Я сейчас к вам приеду, и будем искать его вместе, а пока - никакой паники, поняла?
        - Поняла.
        И еще час прошел в томительном ожидании, гаданиях и предположениях о том, куда мог подеваться Ромка, а потом со двора послышался приветливый лай Дика, в калитку вбежал Артем, уверенный и спокойный, и вместе с ним к Лешке с Катькой пришла надежда, что все их опасения скоро останутся позади.
        Артем поздоровался со своей теткой, и они сразу же отправились к экологу.
        Владимир Григорьевич пребывал за столом все в той же позе и все так же искал свою пропавшую статью.
        - Позвольте взглянуть,  - поздоровавшись, сказал Артем.
        - Пожалуйста.  - Эколог с готовностью уступил ему место и нетерпеливо задышал в затылок.  - Ну что?
        Однако Артем не смог его ничем порадовать:
        - Ваш файл удален полностью, его не восстановить. Может быть, вы сами нечаянно это сделали?
        - Да нет же! Я так над ним трясся, все время помнил о сохранении. Надо было записать его еще и на флешку, но я думал сделать это позже, после того, как все закончу. И не успел.  - Владимир Григорьевич снова сел за ноутбук и судорожно забил по клавиатуре, не желая поверить в свое горе.
        - А кто к вам сегодня заходил?  - тронул его за плечо Артем.
        - Только Костя, больше ко мне ходить некому.
        - А что он у вас делал?
        - Мы с ним кофе пили.
        - А вы из комнаты выходили? Оставляли его одного?
        - Ну разве что на кухню.  - Эколог развернулся к нему всем телом.  - Ты что, хочешь мне сказать, что файл уничтожил Костя? Да быть этого не может! Зачем ему это?
        - А вы его давно знаете?  - задал встречный вопрос Артем.
        - Нет, познакомился с ним, только когда сюда приехал. Но он хороший парень, по нему видно. Отзывчивый, добрый. Он же мне этот ноутбук дал, а мог бы и не давать.
        - А с Галиной Ивановной, хозяйкой дачи, которую он снимает, вы знакомы?
        - Нет, я ее не видел. Я вообще-то думал, что эта дача принадлежит Косте. Он, правда, мне об этом не говорил, но это как-то само собой подразумевалось.
        - А эту вашу Галину Ивановну никак нельзя отыскать?  - сморщила носик Катька.
        - Можно.  - Артем позвонил отцу, узнал у него номер телефона хозяйки соседней дачи и тут же ей позвонил.  - Это Артем Кораблинов,  - сказал он.  - Мой папа попросил меня узнать, почему вы уехали из Медовки. Он говорит, что вы собирались пробыть здесь до конца лета.
        - Здравствуй, Артем. Да, я не собиралась уезжать, но мой новый квартирант, кстати сказать, очень приятный молодой человек, захотел несколько дней пожить один, сказал, что ему нужно поработать. А заплатил он мне за целый месяц. Вот я и уехала, чтобы ему не мешать,  - бесхитростно поведала старушка.
        - А кто он такой, этот Костя? Как вы не побоялись доверить ему свой дом?
        - Не побоялась, потому что мне его сама Любовь Андреевна Рыкалина порекомендовала, а она абы кого не пришлет.
        - А это кто такая?
        - Любовь Андреевна - жена делового человека, очень серьезная женщина, мы с ней на улице случайно разговорились, она и попросила меня приютить сына своей подруги. Сказала, что сама бы его к себе пустила, но, как назло, к ним нагрянула толпа родственников, которые заняли все комнаты.
        - И где живет эта Любовь Андреевна?
        - В трехэтажном доме в самом конце нашей улицы. Там только один такой, высокий и красивый.
        - Понятно. А мой папа вам лекарство купил, какое обещал,  - напоследок сказал Артем, и старушка рассыпалась в благодарностях.

* * *

        А друзья решили найти Любовь Андреевну и поговорить с ней. Оставив безутешного эколога в одиночестве, они побежали в конец улицы.
        - Да тут для целой роты места хватит,  - присвистнул Артем, окинув взглядом огромный современный коттедж.  - Этого дома в прошлом году здесь еще не было.
        Он постучал в металлические ворота, к ним вышел охранник, окинул их цепким взглядом:
        - Вам кого?
        - Любовь Андреевну.
        - Сейчас доложу.
        Он взял в руку телефонную трубку, но докладывать не пришлось. Стройная женщина в облегающем темно-зеленом костюме появилась во дворе. Увидела у входа друзей, подошла и вопросительно подняла тонкие брови:
        - Вы ко мне?
        - К вам,  - закивала Лешка.
        - Вам привет от Галины Ивановны,  - перехватил инициативу Артем.  - Нам нужно срочно найти ее квартиранта, Костю, ведь это вы ей его порекомендовали?
        Женщина замялась. Казалось, она раздумывает над ответом.
        - Ну, допустим. А зачем он вам понадобился?
        Артем предвидел такой вопрос и ответил без запинки:
        - Он куда-то уехал, а дом оставил открытым. В Медовке орудуют воры, могут его обокрасть.
        - Неужели он мог уйти и не запереть дверь? Надо ему позвонить. Хотя я тороплюсь, вы можете сделать это сами.
        Любовь Андреевна посмотрела на дисплей своего телефона и сообщила им Костин номер, а потом скрылась в гараже, и спустя минуту оттуда выехала темно-зеленая, под цвет ее костюма, новейшей модели «Ауди» и унеслась в неизвестном направлении.
        - Раз она дала нам Костин телефон, то он не обманщик?  - в растерянности произнесла Лешка.  - Но каким таким важным делом он тут занят, что избавился от Галины Ивановны да еще приплатил ей за это?
        А Катька дернула Артема за руку и, подпрыгивая от нетерпения, предложила:
        - Послушай, Тема, раз ты сказал, что дом не закрыт, то давай туда войдем и его обыщем, а?
        - И побыстрее!  - вскричала Лешка.  - Вдруг Ромка заперт там в каком-нибудь гараже, как мы вчера?
        - У Галины Ивановны нет гаража.  - Артем нахмурился и с удивлением окинул взглядом подруг.  - А в каком таком гараже были заперты вы?
        Лешка залилась густой краской.
        - У Винта, но сидели там совсем недолго, нас Ромка сразу вытащил, об этом и говорить-то не стоит.
        - Ни к чему, некогда и неинтересно,  - поддержала ее Катька.  - Давайте лучше думать, где взять отмычки. Или полезем в окно?
        Но Артем резко мотнул головой:
        - Никуда мы не полезем. В чужой дом я вламываться не намерен. Надо войти туда по-другому, более-менее законным путем.
        Друзья вновь вернулись к Владимиру Григорьевичу и стали просить его вместе с ними проникнуть в Костин дом, чтобы поискать там Ромку.
        - Вы будете свидетелем того, что мы там ничего не украли,  - сказал Артем.
        Эколог поднялся и с глубоким вздохом выключил ноутбук.
        - Туда проникать не надо, можно просто зайти. Костя оставил мне ключи, что характеризует его с положительной стороны, а также говорит о том, что вашего Ромы там нет.
        - И все равно давайте проверим.
        Владимир Григорьевич оказался прав. Они вошли в дом, осмотрели все комнаты, погреб и сарай, и не только Ромки, но и никаких следов его пребывания не обнаружили. А когда вышли во двор, Лешке полезли в голову всякие ужасы.
        - А вдруг Костя его уб… оглушил, положил в багажник и увез с собой?
        - Это исключено. Он при мне открывал свой багажник и, кроме не очень большой сумки, по-моему, с книгами, у него с собой ничего больше не было. А машина его все время стояла под окнами.  - Владимир Григорьевич взглянул на уходящее солнце, которое уносило с собой все его надежды, и тяжело вздохнул.  - Не знаю, что и думать. Странная история.
        - А давайте позвоним Косте!  - воскликнула Катька.
        - А вы узнали его номер? Так говорите скорей!
        Дрожащими руками эколог вытащил из кармана свой телефон и под диктовку Артема набрал нужные цифры. Костя на звонок своего соседа отозвался сразу. Связь была громкой, до друзей доносилось каждое его слово.
        - Владимир Григорьевич? Приятно слышать. А как вы узнали мой номер?
        - Соседи подсказали.
        - Значит, вы меня разыскивали? Что-то опять случилось? Не пугайте меня, говорите быстрее.
        - Да тут ребята Рому потеряли. Ты когда его в последний раз видел?
        - Когда он пытался открыть мою сумку,  - жестко ответил Костя.  - Он увидел меня, убежал и где-то спрятался. Я за ним гоняться не стал, пусть это на его совести будет. Поэтому волноваться за него не стоит.
        - А знаешь, Костя, моя статья исчезла,  - пожаловался эколог.
        - Да что вы?! Этого не может быть! Вы, должно быть, на мой ноутбук грешите? Но он новый, не должен был вас подвести.
        - Однако подвел.
        - Попробуйте поискать файл. А не получится, не расстраивайтесь. Я к вечеру приеду и сам его найду.
        Костя говорил так убедительно, что ему было трудно не поверить.
        - Может, и вправду найдет?  - закончив разговор, с робкой надеждой сказал Владимир Григорьевич.
        Артем знал, что эколог надеется зря, но промолчал, а в который раз набрал Ромкин номер, и безвестная женщина снова предложила ему позвонить попозже.
        - Если бы Ромка просто скрывался от Кости, он бы давно нам позвонил!  - воскликнула Лешка.
        - А что, если на Ромку напал Винт? Вдруг он мстит ему за свое вчерашнее унижение?  - вдруг сказала Катька, и Лешка с ней согласилась:
        - От него всего можно ожидать. Как бы к нему подобраться?
        Но Артем предложил самый простой путь: пойти к Винту домой и поговорить с его родителями.
        Но Винта дома не оказалось, а отец его сказал, что Женя с друзьями с ранней электричкой уехал в Москву.
        На всякий случай друзья перепроверили эту информацию, сходили еще и к Витьку, и его мать сказала им то же самое.
        - Значит, так оно и есть. Они еще вчера туда собирались, мы это сами слышали,  - вспомнила Катька.
        - Знаешь что? Звони Петру Ивановичу, нам без него не обойтись,  - сказала Лешка.
        - Я и хотел это сделать,  - кивнул Артем.
        Но бывший майор милиции в тот момент пребывал в Москве, гостил у внука. Ромкино исчезновение его удивило не очень, он привык к его выходкам, тем не менее сказал, что немедленно выезжает и часа через полтора будет в Медовке.

        Глава XVI
        Голос из-под бочки

        За беготней друзья не заметили, как подошел вечер и стало смеркаться. Так как больше идти было некуда, они пришли к себе домой, где было темно и мрачно. Лешка зажгла свечку, ту самую, которая весело горела на столе в ту ночь, когда Ромка, вернувшись домой после своих скитаний по водам, поглощал Лизин торт. Но сейчас ее свет казался тоскливым и тревожным. А ворвавшийся в окно ветер вдруг задул неяркое пламя, и Лешка громко охнула.
        Артем поднес к свече спичку, достал из стола еще одну, принес из гостиной большой подсвечник с еще несколькими свечами.
        - Вот так хорошо?
        Но Лешка вскочила:
        - Нет, не могу я так сидеть! Это какой-то дурной знак. Давайте возьмем Дика и походим с ним по поселку. Нашел же он нас с Катькой, может, найдет и Ромку.
        - Что ж, пойдем, хуже не будет.
        Начать поиски решили, конечно же, с Молодежной улицы. Но как только друзья подошли к Дашкиному дому, все вокруг вдруг преобразилось. Разом вспыхнули уличные фонари, ярко засветились окна домов, за ними заговорило радио, замигали экраны телевизоров. Доселе окутанный темнотой поселок ожил в мгновение ока, стал светлым и радостным. На всей улице только два дома остались темными - тот, который снимал Костя, и тетки Анфисы.
        - А эта-то грымза куда подевалась?  - удивилась Катька.
        Ее слова услышала проходящая мимо женщина и охотно пояснила:
        - Анфиса к дочке своей еще утром уехала, варенья наварила и повезла.
        Лешка погладила пса и приказала:
        - Дик, ищи Рому. Где Рома? Наш Рома спрятался, ты должен его найти.
        Дик обожал играть в прятки, а потому радостно загавкал и помчался вдоль улицы, принюхиваясь к каждому углу. Но, побегав взад-вперед, пес вернулся назад, лай его сделался виноватым, и Лешка поняла, что от ее затеи толку мало. А Катька сказала:
        - Это сколько ж надо времени, чтобы Дик обнюхал все дома и гаражи?
        Лешку уже не держали ноги. Охваченная отчаянием, она присела на скамью у дома тетки Анфисы. Артем подошел к ней и еще раз позвонил Петру Ивановичу. Тот ему сказал, что уже подъезжает к Медовке.
        - Давайте отведем Дика домой и пойдем его встречать,  - предложила Катька.
        Лешка кивнула и встала. В этот момент радио в соседнем доме стало передавать сигналы точного времени. И вдруг сквозь них к ней пробился далекий, какой-то замогильный, едва уловимый крик:
        - Дик! Дик! Эй!
        - Ромка! Вы слышали? Это же Ромка!  - закричала Лешка.
        Все прислушались, завертели головами:
        - Где?
        - Не знаю. Но я его слышала!
        А радио снова заговорило громко и затушевало прочие звуки.
        - Тебе не показалось?  - спросила Катька.
        - Нет!
        Лешка схватила Дика за шею, прижалась носом к собачьему лбу.
        - Дикушенька, миленький, пожалуйста, найди Рому.
        Дик облизал ее щеку, повел ушами, звонко залаял и побежал вдоль забора тетки Анфисы. Он искал в нем лазейку и нашел, протиснулся в канавку-водоотвод. Все трое в том же месте перемахнули через забор.
        - Рома!  - снова позвала Лешка, и в ответ услышала какой-то металлический скрежет. А Дик кинулся к стоящей у дома огромной железной бочке и оглушительно залаял.
        Друзья кинулись к бочке, заглянули внутрь. В ней была только вода, набравшаяся от прошедшего ливня.
        - Странно. А где же Ромка?!  - вскричала Катька.
        - Да здесь я, здесь, помогите же мне!
        Глухой голос и царапанье доносились из-под бочки.
        Артем попробовал сдвинуть громадину с места, но она не поддалась. Видно, стояла здесь долго и потому вросла в землю. Пришлось вычерпывать из бочки воду. У сарая нашлось старое ведро, и вода, наполнив канаву, широким ручьем хлынула на улицу.
        Став пустой, бочка легко сдвинулась с места, и из-под нее показалась взлохмаченная Ромкина голова.
        - Что, и свет дали? Вот класс! Темка, и ты тут? Рад тебя видеть. Что стоите, помогите человеку вылезти. Да сумку, сначала возьмите сумку!
        Ромкина голова скрылась, а из подземелья показалась его драгоценная сумка. Лешка оттащила ее в сторону, а Артем подал Ромке руку. С громким кряхтением тот вылез наружу и замотал головой, осыпая всех грязью. Катька отскочила от него, как от чумы:
        - Прекрати трястись! Говори, как ты попал под бочку! И почему не отвечал на наши звонки? Мы тут чуть с ума не сошли! Ты что, нарочно без конца исчезаешь? Со времени моего приезда это уже третий случай!
        - Да откуда же я знал, что попаду под эту несчастную бочку! Я под нее случайно дорылся. Думал, все уже, а тут новое препятствие. Но если бы не вы, я через полчаса все равно бы уже вылез из этого подвала. Грунт тут, к счастью, мягкий, песчаный, роется легко.
        Ромка нагнулся, стряхнул с джинсов налипшую на них землю, выпрямился, размял плечи и вдохнул полной грудью свежий вечерний воздух:
        - Люди, как прекрасна свобода!
        - Свежая мысль!  - отметил Артем.  - Но как тебя занесло в чужой подвал?
        - Я в нем прятался.
        - От Кости? После того как он застукал тебя у своей сумки?
        - Вы об этом уже знаете?
        - Он этого не скрывает.
        - Ну правильно. Лучший способ защиты - нападение.
        - А разве это не так?
        - Почему же? Костя не врет. Он и в самом деле засек меня у своей сумки и погнался за мной, как дикий зверь. Я, естественно, от него. Выскочил на улицу, гляжу, тетка Анфиса в саду своем ковыряется, значит, дом ее пустой. Ну, я туда. На веранду вбежал и сразу в подвал. Я ей утром помогал туда банки ставить, поэтому знал, где он находится. Люк за собой закрыл и за бочку спрятался. А тетка Анфиса вошла и поставила на место свой диван, а он у нее всегда на крышке люка стоит. Но мне это было по фигу, думал, подожду, пока Костя успокоится, а тетка Анфиса уедет - она к дочке своей в Москву собиралась,  - и вам позвоню, а вы меня выручите. Но телефон в подвале не работает! И тогда я стал рыть подкоп. И вырыл! И вот я с вами!  - Ромка радостно подпрыгнул, но в следующее мгновение принял серьезный вид.
        - Владимир Григорьевич, надеюсь, дома?
        - Дома, где ж ему еще быть.
        - Идемте к нему, и поскорее.
        Он первым вбежал к изумленному экологу и прямо с порога объявил:
        - Расследование завершено! Я вам обещал, что найду вора, и я его нашел!
        Для пущего эффекта Ромка сделал паузу, чтобы все, как один, вскричали:
        - И кто же это?
        - Это - Костя! И знаете, из-за чего он это сделал? Из-за статьи! Он не хотел, чтобы она вышла в свет!
        - Вот удивил! Да мы об этом сами догадались,  - фыркнула Катька.
        - Правда? Зато в подвале у меня было достаточно времени для того, чтобы понять, как все было. Сейчас я вам расскажу. Только сначала мне надо взглянуть на лодку. Владимир Григорьевич, где она у вас?
        Эколог указал на кладовку:
        - Там.
        Ромка развернул резиновую лодку, которая спасала их от ливня, и воскликнул:
        - Так я и думал!  - Он указал сгрудившимся вокруг него друзьям и экологу на уключины.  - Смотрите, петли-то не просто оборваны, а надрезаны. Тогда, в темноте, я не обратил на это внимания, а теперь вижу, что Костя все спланировал с самого начала. Он специально испортил уключины, чтобы вы, Владимир Григорьевич, подольше пробыли на реке и у него было время вернуться и уничтожить файл. Но ураган нарушил не только ваши, но и его планы.
        Юный сыщик прошел в комнату, сел в чистое кресло и продолжил излагать свои догадки:
        - Оставив свою машину на какой-нибудь близлежащей стоянке, Костя пешком пробрался домой, влез в ваше окно, в то, что слева, шпингалет которого он предварительно опустил. Но так как света не было и батарейка в ноутбуке села, то стереть статью он не мог и решил взять его с собой, а также прихватить папку с вырезками. И тут в другом окне показался Серый и через форточку опустил на подоконник Дашкин плеер. Вот тогда-то, очевидно, Косте и пришла в голову идея свалить все на детей, чтобы на него не пало ни малейшего подозрения. Через дыру в заборе он перенес к себе игрушки и прочую ерунду, а потом, когда все угомонились, спокойненько оттащил их к спортплощадке, да еще, для пущей убедительности, разбил окно. Слышал, наверное, как тетка Анфиса с соседкой обсуждали Серого, и решил направить ментов по его следу.
        - А туфельку Дашкину нарочно к забору бросил,  - добавила Катька.
        - Или потерял по дороге, кто его знает. Это уже мелочь, не заслуживающая внимания.
        - В принципе, я готов согласиться с твоими доводами,  - кивнул Владимир Григорьевич.  - Но где же мой ноутбук?
        - Остался в Костиной сумке. Почему, вы думаете, он рассвирепел, когда засек меня около нее? Потому что испугался разоблачения.
        - Но он увез свою сумку с собой. И ноутбук, значит, тоже.  - С огромным недоумением Лешка воззрилась на брата.  - А чему ты тогда радуешься? Как ты теперь докажешь, что Костя вор? Как отберешь ноутбук? Он его небось давным-давно где-то в лесу закопал и скажет, что ты все врешь.
        - Да и пусть говорит,  - беспечно махнул рукой Ромка.
        Вместе с креслом он придвинулся к столу, черными от грязи руками включил Костин ноутбук, вышел в Интернет, нашел собственный почтовый ящик, вызвал нужное сообщение и подозвал к себе Владимира Григорьевича:
        - Посмотрите, вот это, случайно, не ваша статья? «Хищники с Чистого озера», так она у вас называется?
        - Так,  - недоверчиво произнес Владимир Григорьевич и прильнул к экрану. И в радостном изумлении закричал:  - Откуда она здесь взялась?
        - И в самом деле?  - удивился Артем.
        Ромка хитренько улыбнулся:
        - А я вам еще не все рассказал. Когда Костя меня застиг, я не открывал его сумку, а закрывал ее. А открыл я ее раньше, когда увидел на Костином окне шерстинку от Дашкиного синего крокодила. Открыл, а на ее дне - ноутбук, Костя положил его туда, потому что собирался уезжать. Я его тут же схватил и побежал в кафе, потому что свет был только там. Мне разрешили подключиться к Интернету, и я вмиг переслал статью на свой ящик. Потом позвонил Нине Сергеевне, чтобы она передала вам, что я скоро буду, а сам побежал назад, чтобы положить ноутбук на место и разоблачить Костю при свидетелях. И только застегнул сумку, как он вдруг появился и завопил, что я вор. Я ему сказал, что еще не успел ничего украсть, а он, глупый, поверил.
        - Мог бы не возвращать ноутбук, а отнести его Владимиру Григорьевичу или в полицию. Но ты хотел большего эффекта, а он тебе не удался, ведь так?  - сощурил глаза Артем.
        Под пристальным взглядом лучшего друга Ромка слегка смутился:
        - Ну и ладно, победителей не судят, правда, Владимир Григорьевич? А вы купите себе новый или оставите этот, он новее и лучше.
        Эколог сиял от радости:
        - Да черт с ним, с ноутбуком! Главное, статья моя цела. Ведь он, паршивец, удалил все, что я написал за эти два дня! А я не верил тому, что такой хороший парень мог так подло со мной поступить. По чьему же заказу он работал?
        Владимир Григорьевич, не медля, направил свою статью в редакцию и еще по нескольким адресам, чтобы больше не беспокоиться за ее сохранность, а потом встал и крепко обнял Ромку:
        - Спасибо тебе, друг. Ты спас меня во второй раз. Прямо не знаю, как тебя благодарить.
        - Да не за что меня благодарить,  - отстранился от него Ромка.  - Я же не только для вас старался. Больше всего мне хотелось, чтобы наше Чистое озеро навсегда осталось чистым.
        Телефон Артема вдруг зазвонил. Это был Петр Иванович.
        - Я приехал,  - лаконично сообщил бывший мент.
        - Петр Иванович, а Ромка уже нашелся,  - виновато и вместе с тем радостно сказал Артем.  - Вы уж извините, пожалуйста, что мы сорвали вас с места. Но тут такая история вышла! Ромка вора нашел!
        - Приходите ко мне домой, я вас жду.
        Распрощавшись со счастливым экологом, друзья примчались к Петру Ивановичу, и Ромка повторил для него всю свою историю. А Артем добавил, что Костю Галине Ивановне рекомендовала Любовь Андреевна Рыкалина.
        - Это какая же Рыкалина?  - Петр Иванович сдвинул густые седые брови и провел рукой по серому ежику волос.  - Уж не жена ли Анатолия Михайловича?
        - Как, как вы сказали?  - встрепенулся Ромка.  - Анатолий Михайлович? Вот теперь все сошлось! Именно с каким-то Анатолием Михайловичем Костя разговаривал по телефону, когда я на его подоконнике нашел синюю шерстинку. Он еще сказал ему, что все в порядке. А потом ушел в другую комнату, чтобы я не слышал остального. Зря ушел. А вы случайно не знаете, кто такой этот Рыкалин?
        - Знаю, и не случайно,  - ответил бывший мент.  - Рыкалин - один из крупных застройщиков Москвы, специализируется на строительстве загородных коттеджей.
        - Он-то и присмотрел себе участок у Чистого озера!  - воскликнула Лешка.
        - И, вероятно, успел договориться с местным начальством. И вдруг узнал про помеху, которую собрался учинить ему ваш эколог, и, чтобы избавиться от лишних осложнений, привлек к делу Костю. Наверное, это один из его помощников, как говорится, по деликатным поручениям: не какой-нибудь качок с надутыми бицепсами и бычьей шеей - время таких уже ушло, а остроумный, интеллигентный, вежливый молодой человек, такой легко вотрется в доверие к кому угодно.
        - Но почему он сразу не избавился от ноутбука?  - сморщила лоб Катька.
        Вместо Петра Ивановича ей ответил Ромка:
        - Должно быть, Костя хотел ознакомить со статьей своего начальника, чтобы в случае появления новой тот мог заранее подготовить линию защиты. А списать ее на флешку или отослать из-за отсутствия света не мог. Но мы его, такого находчивого и остроумного, вовремя раскололи.
        - Раскололи? Как бы не так! Вот увидишь, он от всего отопрется. Скажет, что не брал, и как ты докажешь обратное?
        Ромка потер лоб, оставив на нем черную полоску грязи, и неожиданно хихикнул.
        - А зачем мне чего-то доказывать? Ему теперь и так не поздоровится. Сегодня или завтра он получит свои сребреники и пойдет радоваться, а послезавтра на стол Анатолию Михайловичу ляжет газетка, и тогда… ох, не хотел бы я оказаться на Костином месте.
        - И правда, ему не позавидуешь,  - закивала сраженная Катька.  - Значит, ты правильно сделал, что положил ноутбук назад в его сумку.
        - Я всегда все делаю правильно, пора бы это запомнить,  - выспренно произнес Ромка и снова испачкал свой лоб. А потом громко, во весь рот зевнул и пожаловался:  - Как же есть охота. И пить. И спать. Я весь день, как папа Карло, трудился без устали, и хоть бы кто меня пожалел.
        - Иди домой и отдыхай, твои действия мы обсудим позже,  - сказал Петр Иванович.  - А о Косте в полицию я сообщу сам.

        Глава XVII
        Новое разоблачение

        Катька вбежала во двор, запрокинула лицо кверху, к далеким мерцающим звездам, и сама потянулась к небу, словно собиралась взлететь.
        - Вы только посмотрите, какая красотища! Как же хорошо, что все подвалы кончились, и все дела тоже, и можно смотреть на небо и думать о приятном.
        А Лешка заботливо взяла брата под руку.
        - Рома, мы в сарае убрали, будешь там спать на сене?
        - Какой сарай, какое сено?  - завопил Ромка.  - Да вы что, забыли о Сером? Он же ждет! Давайте, скидывайтесь, кто сколько может.
        - Зачем?  - спросил Артем.
        - За щенка отдать дяде Мише. А иначе Серый не сможет вернуться.
        - А сколько этот щенок стоит?
        - Не знаю, но не бойся, Серый тебе потом деньги отдаст.
        Артем выгреб из карманов все, что у него было, девчонки сбегали домой за своими финансами, получилась целая куча денег.
        - Будем надеяться, что этого хватит,  - сказал Ромка, и они отправились на Речную улицу.
        В одной из комнат дома, в котором жил хозяин питомника, к счастью, горел свет.
        - Лешка, ты знаешь дядю Мишу, он знает тебя, поэтому бери переговоры на себя,  - приказал Ромка.
        Лешка легонько стукнула в окошко. Собаки в вольерах заворчали, а их хозяин выглянул наружу.
        - Здравствуйте, дядя Миша. Это я, Оля. Вы меня помните?  - Чтобы ее было лучше видно, Лешка чуть отступила и встала так, чтобы свет падал на ее лицо.
        - Помню, у тебя «кавказец», кажется?
        - Да, Дик. Скажите, у вас можно купить щенка?
        - Сейчас? Ночью? Приспичило, что ли? Утром приходите.
        - Но нам сейчас очень, очень нужно.
        - И какого щенка вы хотите купить?
        - Английского бульдога.
        Дядя Миша покачал головой:
        - Ну, братцы, вы загнули. Английские бульдоги у меня на экспорт идут, за валюту.
        Лешка знала, что эти щенки стоят дорого, но от названной высоченной цены ей стало дурно.
        - Так я и знала,  - вздохнула она, а Катька прошептала:
        - Наших денег и на один щенячий хвост не хватит.
        - Возьмите щенка другой породы, я их почти даром отдаю,  - предложил заводчик.
        - Нет, другой породы нам не надо. Извините, пожалуйста.
        Лешка медленно отошла от окна, а Ромка вдруг спросил:
        - Дядь Миш, а вот если бы у вас украли щенка английского бульдога, вы бы что сделали?
        Мужчина аж в лице переменился:
        - Не вздумайте!
        Ромка поднял руку:
        - Да нет, вы ошиблись, мы не собираемся никого красть. Просто мне интересно знать, как бы вы поступили, если бы какой-нибудь пацан незаметно украл у вас такого щенка.
        - Ему бы несладко пришлось. Вы даже не представляете, какой это труд и сколько требуется денег, чтобы вырастить этих собак. Если б я их не любил, ни за что бы не стал этим заниматься. А сколько с ними беспокойства! Кстати, вы не знаете, где Сережа Алтухов? Я его искал и не нашел, все говорят, что он куда-то исчез.
        - Мы тоже не знаем,  - быстро ответил Ромка.
        - Откуда нам знать?  - пожала плечами Лешка.  - До свидания, мы пойдем.
        Чтобы не отвечать на новые вопросы, вся компания быстро отошла от окна. А дядя Миша высунулся наружу чуть ли не по пояс и, перебивая собачий лай, прокричал им вслед:
        - Если увидите Сережу, скажите ему, чтобы он ко мне зашел.
        Лешка обернулась:
        - А зачем он вам?
        - Отблагодарить. Если б не он, ни одного из моих бульдожек уже б на свете не было. Он их спас, когда вольер залила вода с верхних огородов.
        И дядя Миша поведал друзьям историю, которую они уже слышали от Серого, и закончил ее такими словами:
        - И только один щенок утонул, а могли все, вместе со своей матерью.
        - Утонул? Вот жалость-то,  - проговорил Ромка.  - А если бы он не утонул, вы бы отдали его Сережке за спасение остальных?
        И дядя Миша, не задумываясь, ответил:
        - Отдал бы.
        - Правда? Вы говорите правду?!  - вскричала Лешка.
        - Конечно.
        - Вот спасибо! Мы так ему и скажем! До свидания.
        Но заводчик их снова остановил:
        - Погодите! Я, кажется, понял, зачем вы ко мне приходили. Что, мой щенок не утонул? Он у Сережи? Я верно думаю?
        Лешка не любила врать. Она кивнула.
        - Он совершенно случайно у него за пазухой остался. Он его не сразу заметил. А потом… потом… В общем, он не смог вам его потом принести.
        - Не смог? А почему? Он в хороших руках?
        - В хороших, очень хороших.
        - Ну что ж, я рад, что он остался жив. И передайте Сереже, пусть приходит, оформим щенячью карточку.
        - Ой, спасибо вам огромное!  - Лешка прижала руки к груди, и когда они отошли довольно далеко от дома дяди Миши, снова крикнула:  - Спасибо!
        А Ромка вспомнил, что у него имеется номер телефона Кинга, позвонил ему и попросил сходить к Валентине Георгиевне и передать Серому, что тот может вернуться домой.
        - Вы что, его отыскали? И нашли настоящего вора?  - изумился Кинг.  - Да ты погоди, щас я его позову.
        И полминуты не прошло, как в Ромкиной трубке послышался радостный Сережкин голос.
        - Рома, это правда? Вы сумели прижать Винта?
        - Винт тут ни при чем, это был совсем другой человек. Ты и дядю Мишу можешь больше не бояться, он сказал, что дарит тебе этого щенка.
        - Это правда?  - в растерянности переспросил Серый.
        - Правда, правда, благодарить нас потом будешь. Пока.
        - А теперь домой,  - с облегчением произнесла Катька.
        Но Ромка снова испортил ей настроение.
        - Рано радуешься. Сама подумай, что будет, если тетка Анфиса утром вернется и увидит подкоп под свой дом? Да она меня тут же вычислит и с потрохами съест, а потом по всему поселку разнесет, что я хотел спереть ее варенье.
        - Мы прямо сейчас пойдем туда и приведем все в божеский вид,  - сказал Артем и повернулся к девчонкам:  - А вы можете идти домой.
        - Ну уж нет,  - помотала головой Лешка.  - Вместе мы быстрее управимся.
        Прихватив из дома лопату и веники, а на близлежащей стройке - раствор, все четверо вернулись на Молодежную улицу.
        Тайные подземные работы длились целую ночь. Друзья вытащили из подвала землю, засыпали ею прорытый Ромкой туннель, приладили на место вынутые из стены кирпичи, замазали их раствором, подмели пол, расставили по полкам варенья и соленья. И когда закрыли люк, вернули на свое место диван и потихоньку выбрались из дома, розовый закат возвещал о начале нового дня.
        - Вот теперь все,  - радостно возвестил Ромка.

* * *

        Вернувшись домой, все по очереди искупались и собрались на кухне, чтобы быстренько перекусить и лечь спать до того, как проснется Нина Сергеевна. Но Ромка, конечно же, наделал шума. Хлопнул дверью холодильника, свалил на пол кастрюльку, уронил блюдце.
        - Потише, пожалуйся,  - взмолился Артем, но было поздно: его тетка появилась на кухне.
        - Как вы рано встали! Ну, раз встали, давайте завтракать вместе.
        Нина Сергеевна достала из холодильника продукты, включила чайник и мимоходом спросила:
        - Ну, а о краже-то вы слышали?
        Друзья переглянулись.
        - Да так, краем уха. Знаем, что в ней обвиняли Серого, но он не виноват, мы это точно знаем,  - сказал Артем.
        - Никто и не винит вашего Серого. Наверное, это были пришлые, опытные воры. Сумели каким-то образом отключить сигнализацию, а потом ворвались и взяли кассу, всю дневную выручку.
        - Куда ворвались? Какую еще кассу?
        - В магазин наш поселковый, куда ж еще.
        - Мы про магазин ничего не знаем, совсем от жизни отстали. А когда это случилось? Вчера?
        - Да нет, еще в пятницу, во время ливня. Свет погас, магазин закрыли, вот они и воспользовались обстоятельствами. А может, и заранее подготовились. Сигнализация, говорят, там была новая, надежная, а они с ней справились с легкостью.
        Ромка широко зевнул и потянулся за бутербродом. Он хотел спать, и никакие кражи его больше не волновали. Однако какая-то смутная мысль закралась к нему и не давала покоя. Сигнализация. Кто-то совсем недавно говорил о ней в его присутствии. Но кто и где?
        Ломать голову не было сил, и Ромка оставил это занятие. Он съел свой бутерброд, взял новый, и тут над его ухом противно зажужжали комары. Оставшиеся после ливня лужи послужили хорошей средой для их размножения. Ромка хлопнул себя по уху, сделал глубокий вдох, и комар попал ему в нос. Он чихнул и вот тут-то вспомнил свои страдания на пляже под толщей горячего колючего песка. Как нога незнакомого парня с писклявым голосом чуть не впечаталась ему в нос. Именно этот пискля и говорил кому-то, что сигнализация для него - не проблема. А еще он уверял своего собеседника, что его никто не слышит. Кто же это мог быть?
        Позавтракав, Ромка молча вышел из-за стола и вместо того, чтобы подняться к себе, сел на диван в гостиной и медленно произнес:
        - Он говорил, что сигнализация - не проблема, все будет в ажуре, и что его никто не слышит.
        - Кто говорил? О чем это ты?  - остановилась около него Катька.
        - Если б знать, кто. Я это только слышал. Это на пляже было в пятницу, ну, там, за кустом, когда я от вас прятался. Голос такой противный и жутко писклявый.
        - Писклявый? Так это ж друг Винта!
        - У нас и фотография его есть. И голос его мы записали, а потом у Катьки мобильник сломался,  - вспомнила Лешка.
        - Тащите его сюда!
        Катька принесла Ромке свою «Нокию», он вынул из нее флеш-карту, переставил ее в свой телефон, включил запись, и сквозь частокол звуков к ним пробился тонкий хвастливый голос: «Я неделю думал, как эта сигнализация устроена. Кто б другой не сообразил, но не я».
        - Он! Это он!  - вскричал Ромка.  - Но почему же я не усек его раньше? Когда вас выручал.
        - А он на камине сидел и вякнуть боялся,  - сказала Лешка.  - Вот теперь понятно, почему Винт нас с Катькой так испугался. И почему отобрал у нас стаканы с отпечатками пальцев. Он-то думал, что мы о магазине догадались.
        - И ни в какой Москве они в тот день не были! Должно быть, после кражи побежали на станцию, смешались с толпой, которая вышла из электрички, и, чтобы обеспечить себе «железное» алиби, прибежали в кафе. И нарочно рядом с Петром Ивановичем сели, чтобы он их запомнил.
        - А помните, как Винт сказал, что с вещами они бы не стали мараться?  - спросила Лешка.  - Он проговорился, а мы пропустили его слова мимо ушей. И в самом деле, зачем им вещи, когда можно украсть деньги?
        - И немалые,  - добавила Катька.  - А отпечатки пальцев Винта на моей сумке должны остаться, на фонарике и на мобильнике, если Ромка их не стер.
        - Давайте прямо сейчас отнесем все это Петру Ивановичу, а потом будем спать.
        - Давайте,  - кивнул Ромка.  - Воры должны сидеть в тюрьме, и как можно скорее.
        А Артем раздумчиво произнес:
        - И вот из таких, как Винт, потом вырастают такие, как Кости.
        Все трое направились к двери, как вдруг Ромкин телефон разразился громкой мелодией.
        - Кто это в такую рань?  - удивился Ромка, а когда взглянул на дисплей, глазам своим не поверил.
        - Лиза! Это же Лиза! Лиза, здравствуй! Что стряслось? Ты что, увидела в фьорде кита?
        - Нет, кита я еще не видела,  - ответила девочка.  - Просто я привыкла, что ты без конца мне звонишь, и вдруг ты замолчал. И я весь день не могла тебе дозвониться, и всю ночь тоже.
        - А в подвале… В общем, у меня телефон не работал.
        - В каком еще подвале? Ты что, снова пропадал? Ты же мне слово дал!
        - Нет, я не пропадал. Я давно нашелся. У нас было новое дело, но все уже в прошлом. И если хочешь, я снова буду тебе без конца звонить.  - При этих словах Ромка с вызовом посмотрел на сестру, но она промолчала.
        А Лиза ответила:
        - Хочу. Не исчезай больше, пожалуйста.
        - Ни за что! Никогда! Обещаю!  - во весь голос закричал счастливый Ромка.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к