Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Детская Литература / Кузнецова Наталия / Ромка И Лешка: " Дело О Потерянном Ключике " - читать онлайн

Сохранить .

        Дело о потерянном ключике Наталия Кузнецова
        Ромка и Лешка
        Ну что за неугомонный человек этот Ромка! Кому бы другому с лихвой хватило славы юного сыщика, а он захотел попробовать себя еще и в роли… кладоискателя. Правда, первая его находка отнюдь не впечатляет — всего-то навсего старенький портсигар из совсем не благородного металла, но… Но что это такое на нем изображено? Какие-то таинственные линии, кружочки, стрелки… "Да ведь здесь показано, где спрятаны сокровища!"  — пораженно восклицает Ромка и, не теряя времени, берется за дело. Вычислив изображенное на плане место, начинающий кладоискатель приступает к поискам — и вот тут-то его и подстерегает первая и самая что ни на есть детективная загадка…

        Наталия Кузнецова
        Дело о потерянном ключике

        Глава I ЭКСТРЕМАЛЬНАЯ ЛИЧНОСТЬ

        В конце июня в Медовке установилась идеальная погода. Почти каждую ночь теплый несильный дождик усыпляюще стучал по крышам и подоконникам, избавляя дачников от полива садов и огородов, а по утрам мир вновь озаряло яркое ласковое солнышко. Казалось, сама природа старалась угодить закадычным друзьям Ромке, Лешке, Артему и Венечке, даря им отличные деньки для отдыха.
        Ромка уже не хромал, нога после падения с велосипеда болеть перестала, а бесчисленные синяки, царапины и ссадины, не так давно щедро украшавшие его физиономию, зажили на нем, как на собаке.
        Кстати, о собаках. Лешкин Дик обожал купаться в речке, а друзьям нравилось проводить время в пещерке у собачьего пляжа. И пока они наслаждались прохладой под каменным козырьком, пес брызгался в воде, носился по берегу, и все были довольны. А в их саду за домом в дружбе и согласии жили еж и ежиха. Питались они всякими огородными вредителями, чем, несомненно, приносили большую пользу. Но с не меньшим удовольствием ежи уминали и домашнюю еду тоже, поэтому каждую ночь прибегали под старую яблоню, где Лешка оставляла для них мисочки с молоком, мясом и хлебом. И если бы Дик и ежики могли говорить, то, наверное, на все лады расхвалили бы свою беззаботную дачную жизнь.
        Впрочем, чувства людей и животных четко и ясно выражал Ромкин Попка. Ромка часто устраивал для Попки праздник: запирал все окна и двери и позволял ему летать по всей даче. Попугай перелетал с люстры на шкаф, зависал на шторах, а если все сидели за столом, то нахально лез в каждую тарелку, поклевывал лучшие кусочки и, не умолкая, кричал:
        — Крррасота!
        Но праздники не длятся вечно. Первым это осознал Венечка: ему пришла пора уезжать из Медовки. Мальчик не мог долго гостить у Артема, так как в Москве его дожидался щенок немецкого дога по кличке Дожик. С собой на дачу Венечка своего любимца взять не мог из-за Лешкиного Дика: могучий «кавказец» не терпел чужих собак на подвластной ему территории.
        Уложив вещи в сумку, мальчик бросил прощальный взгляд на благоухающую цветами веранду, где стояла его любимая кушетка, попрощался с тетей Артема Ниной Сергеевной, и друзья зашагали к электричке.
        На станцию ребята пришли вовремя, поезд тоже прибыл точно по расписанию. Они успели выбрать самый свободный вагон, усадили Венечку у окна и тут же выскочили обратно: электричка в Медовке стояла всего три минуты.
        Вспомнив, как однажды у их друга украли в вагоне мобильник, Лешка подбежала к окну и постучала по стеклу:
        — Венечка, следи за вещами.
        Мальчик похлопал по своей толстой, наглухо застегнутой сумке.
        — Теперь ничего не пропадет, не беспокойся.
        И тут Ромка бесцеремонно оттолкнул сестру от окна и заорал во весь голос:
        — Венька, ты не забыл, о чем я тебя просил?
        Венечка закивал с такой энергией, что пришлось поправлять очки.
        — Да помню я, помню.
        — Смотри, я жду. Только знай, что для меня это очень важно.
        Лешка с удивлением посмотрела на брата.
        — О чем ты его просишь?
        Ромка дернул плечом:
        — Так, кое о чем.  — А когда поезд тронулся, он дотянулся до окна и забарабанил в него изо всех сил.  — Венька, так учти, я на тебя надеюсь!
        И вдруг электричка резко остановилась, а ее двери по неизвестной причине распахнулись снова. Такое порой случается в электропоездах: скорее всего, у входа в один из вагонов застрял какой-нибудь припозднившийся пассажир. И тут, неожиданно для всех, пробормотав себе под нос что-то вроде того, что это судьба, Ромка влетел в тамбур. Двери тут же снова захлопнулись, поезд сорвался с места и, ускоряя ход, понесся в сторону Москвы.
        — Ты куда?  — в один голос закричали Лешка с Артемом.
        Ромка вбежал в вагон, высунулся в открытое окно и прокричал сквозь шум колес:
        — Мне по делу надо. Очень важному.
        Электричка вскоре исчезла вдали, оставив после себя протяжный гудок да зеленый огонек светофора, спустя секунды сменившийся красным. Лешка так и замерла посреди платформы, а потом медленно повернулась к своему спутнику.
        — Ты что-нибудь понимаешь?
        Артем качнул головой:
        — Понятия не имею, что могло взбрести в его башку. Но сейчас мы его об этом спросим.
        Он полез в карман за мобильником, вспомнил, что оставил его на столе в гостиной, и они припустились к дому. Лешка по дороге чуть не задохнулась, не столько от бега, сколько от волнения. К ней вдруг пристала жуткая мысль: что, если Ромка увидел в поезде какого-нибудь человека, почему-то показавшегося ему подозрительным, и решил за ним проследить? От детектива-любителя, каковым являлся ее брат, всего можно было ожидать. Еще впутается в какую-нибудь новую историю и снова пропадет с концами, как это не раз бывало, и где его тогда искать? Москва-то большая!
        К счастью, была середина дня, и Нина Сергеевна не обратила внимания, что вверенных на ее попечение детей осталось только двое, а лишь удивилась:
        — Как быстро вернулись!
        Не мешкая, Артем позвонил Венечке прямо в вагон и попросил дать Ромке трубку. Голос его был непривычно строг:
        — И куда ты намылился, позволь спросить?
        — Сказал же, по делу. Да вы не волнуйтесь, вернусь вечером и все объясню. Нине Сергеевне ничего не говорите и родичам, если позвонят, тоже…
        Звонок оборвался. С поездами была плохая связь, но одно друзья успели усечь: Ромке плевать на их беспокойство. И Лешка быстро перезвонила.
        — Если вовремя не приедешь, то я… я маме расскажу, так и знай!
        Она знала, что для брата не было угрозы страшнее этой.
        — Да вернусь я, вернусь, никуда не денусь, честное слово, часов в одиннадцать,  — завопил он так, что Дик услышал, покрутил головой и на всякий случай громко гавкнул. А связь вновь прервалась.
        — И телефона у него с собой нет.  — Лешка повертела в руках онемевшую трубку, положила ее на стол и подняла на Артема свои голубые глаза: — Ну зачем ему понадобилось ехать в Москву?
        — Давай подождем, когда Венька до своего дома доберется. Тогда обо всем и разузнаем,  — сказал Артем.
        Часа через полтора Венечка появился в своей московской квартире и сам подошел к домашнему телефону.
        — Ты можешь объяснить, куда поехал Ромка?  — срывающимся голосом спросила Лешка.
        Ответ был неожиданным:
        — На собрание.
        — На какое еще собрание?
        Оказалось, что вчера вечером Ромка то ли нечаянно, то ли целенаправленно нашел в Интернете сайт клуба кладоискателей, выяснил, где этот клуб находится, и поручил Венечке при первой же возможности туда съездить и разузнать, с какого возраста и кого в него принимают. И еще он узнал, что сегодня там намечается собрание, вот и воспользовался подходящим случаем на нем побывать.
        — Чокнутый,  — заклеймила брата Лешка.
        А Артем включил компьютер, вышел в Интернет и нашел сайт, круто поменявший Ромкины планы.
        — Смотри,  — сказал он,  — как просто вступить в этот клуб. Достаточно внести вступительный взнос и платить ежегодно членские взносы. Наверное, это можно делать кому угодно и в любом возрасте, были бы денежки.
        — К счастью, у Ромки с собой денег нет, и сегодня он туда не вступит. А если вовремя не вернется, то я не знаю, что сделаю… Маме скажу, и тогда ему мало не покажется,  — повторила свою угрозу Лешка, хотя ябедников презирала и на Ромку, что бы он ни натворил, родителям никогда не жаловалась.
        Прождав до вечера, Лешка с Артемом отправились на станцию к предпоследней электричке. К Лешкиному удивлению, ее плохие предчувствия не оправдались, Ромка приехал вовремя, нигде не задержался, никуда не пропал и у него ничего не украли. И хотя для всех людей куда-то съездить по делу и вернуться обратно — в порядке вещей, тот факт, что брат сдержал свое обещание, Лешка посчитала чудом из чудес.
        — Темка, у тебя деньги есть? Мне срочно надо взаймы,  — это было первое, что сказал Ромка, сойдя с электрички.  — А если нет, то попроси у своего отца. Я знаю, он тебе никогда не отказывает. И не сомневайся, я тебе все очень скоро верну.
        — С первого же клада?  — с иронией спросил Артем.
        — А как ты узнал?  — сморщился Ромка.  — А, понятно, Венька выдал. Ну да, с клада.  — И сказал он об этом как о чем-то настолько само собой разумеющемся, что и обсуждать-то ни к чему. Будто отыскать спрятанные где-то сокровища — проще пареной репы. Будущий кладоискатель зашевелил губами.  — Так, если занять у тебя, потом у Веньки, еще можно и у папы попросить…
        — Зачем у кого-то просить деньги? Чтобы вступить в этот твой клуб, надо всего триста рублей. А ежегодный взнос — сотня. Мы только что смотрели,  — перебил его лучший друг.
        — При чем тут вступительный взнос!  — поморщился Ромка.  — Взнос — не проблема, столько и у одной Лешки небось найдется. Мне металлодетектор нужен, а он, знаешь, какой дорогой!
        — Но у тебя же есть металлоискатель!  — воскликнула Лешка.
        Ромка взглянул на сестру, как на безнадежную тупицу, не разбирающуюся в самых элементарных вещах.
        — Ты что, смеешься? Да с этой старой самоделкой в приличном обществе и показаться-то стыдно! Видели б вы, какие в клубе крутые приборы продаются! Причем их там пруд пруди, видов двадцать. Даже с жидкокристаллическими дисплеями есть, на которых циферки и всякие знаки высвечиваются. Если, например, цифра со знаком минус, то в земле черный металл, если с плюсом — цветной. Они и на размер клада реагируют, чем больше предмет, тем громче писк, и тембр звучания у них меняется, сразу можно понять, зарыт в земле кувшин с золотом или всего одна полушка. Полушка — это самая маленькая монетка из серебра, ее при Елене Глинской, матери Ивана Грозного, выпускать стали. Но я о детекторе с дисплеем и не мечтаю, мне хотя бы дешевенький, хотя бы наш отечественный. Есть там такой, «Стерх-Юниор» называется, не слишком дорогой. А без хорошего металлоискателя что я буду в экспедиции делать?
        Лешка шла и не очень-то вслушивалась в болтовню брата, но последняя фраза заставила ее остановиться.
        — В какой еще экспедиции?
        — Как это в какой? Не в Москве же люди клады ищут! Как раз сейчас они выбирают место, куда ехать. Скорее всего, на север области, в…  — Ромка пощелкал пальцами,  — забыл, как село называется. Короче, там монастырь, и под ним разветвленный подземный ход, заблудиться можно, а в нем, говорят, чего только нет! Я, к вашему сведению, о таком ходе всю жизнь мечтал! В клубе и удостоверения дают, то есть я буду считаться самым настоящим кладоискателем.  — Делясь полученными сведениями и предстоящими планами, Ромка подпрыгивал на ходу и прямо-таки захлебывался от восторга.
        Но сестра разом остудила его пыл:
        — Ни в какой монастырь ты не поедешь и ни в какие подземелья не полезешь! Мы тебя никуда не отпустим, так и знай! И денег тебе никто не даст, не надейся.
        — В самом деле, Роман, это несерьезно. Куда ты собрался? За день туда-сюда на север области не обернуться, а скрывать твое отсутствие мы не сможем,  — примирительно сказал Артем.
        — А я маме скажу,  — как последний аргумент, в который раз повторила Лешка.  — И зачем тебе это надо? Вечно тебя куда-то тянет!
        — Есть такие люди, которых причисляют к Т-типу личности, это от английского слова thrill, то есть волнение.  — Артем целый год учился в Англии, и, надо отдать ему должное, никогда этим не козырял, но сейчас не сдержался, чтобы не выразить свое отношение к Ромкиным намерениям.  — Одни люди живут по правилам и традициям, потому что хотят чувствовать себя в безопасности, а другие испытывают постоянную потребность в острых ощущениях. Видимо, из-за недостатка адреналина в крови им не хватает рассудительности. Короче, это экстремальные личности, способные на самые необдуманные поступки.
        — То есть всегда готовые рискнуть жизнью неизвестно ради чего. И Ромка наш из их числа,  — тут же поддакнула Лешка.
        — Ага,  — усмехнулся брат,  — умный в гору не пойдет и на велике во время дождя в кромешной тьме по перилам моста не поедет, вы это хотите сказать? Да ты, Лешк, на себя посмотри! Сама экстремалка, потому что всегда во что-нибудь впутываешься, и тоже по собственному почину. Или у тебя хватит нахальства это отрицать?
        — Я…  — Лешка сразу нашла ответ.  — Я не экстремалка и если иногда и рискую, то ради кого-то, а ты еще и из жажды приключений, любопытства и безответственности, а это разные вещи.
        — Во всем должна быть мера,  — сдвинув брови, подытожил Артем и стукнул друга по плечу.  — Слушай, Роман, а может, тебе надо стать археологом? Будешь заниматься поисками всяких древностей профессионально.
        Ромка эту идею отмел мгновенно:
        — Прекрасно знаете, что я собираюсь стать частным детективом. А кладоискательство — это мое хобби. Ну, как у других сыщиков на скрипке играть или орхидеи выращивать. Кстати, мне еще на кейс детектива деньги нужны. Я его тоже в Интернете видел — вот это вещь! В нем и техника слежения, и порошок для снятия отпечатков пальцев, и даже одноразовые наручники… Пистолета, правда, в нем нет…
        — Денег нам взять негде, а потому сиди на месте со своим хобби без всякого кейса,  — оборвала мечты брата Лешка.  — Или ищи клады здесь, у тебя это всюду хорошо получается.
        Ромка грозно раздул ноздри, но крыть было нечем, он и сам знал, что, если бы даже деньги и нашлись, родители ни за что не отпустят его ни в какие сомнительные экспедиции.
        Однако от мысли вступить в клуб кладоискателей Ромка не отказался, а потому долго не мог уснуть. Ворочался-ворочался, а потом встал и растолкал Артема — они жили в одной комнате.
        — Темка, послушай, а если их сюда пригласить?
        Отгоняя от себя сон, Артем сморщился и недоуменно заморгал.
        — Кого пригласить?
        Глаза его неугомонного друга в ярком свете луны блестели от возбуждения.
        — Ну как кого? Команду кладоискателей, вот кого! Если экспедицию направить сюда, а не в монастырь, то и мне никуда уезжать не придется. За нашим собачьим пляжем полно пещер, берег обрывистый, недавно осыпался, запросто можно отрыть какой-нибудь культурный слой. На этом берегу ведь еще никто ничего не искал. А вдруг там были древние поселения? Только надо сначала самим покопаться, найти хоть пару полушек, говорят, это несложно. А может, попадется какая-нибудь «новгородка» или «московка» — денежки такие, которые чеканились прежде, чем копейка появилась. А как найдем монетки, то пошлем им приглашение, они и приедут, хотя бы на разведку. Палатки на берегу поставят, будут в них жить и в земле рыться. И я вместе с ними. Ну что, клево придумано?
        Артем зевнул.
        — Классно, лучше не бывает. А зачем тебе сюда кого-то приглашать?
        — Как это — зачем?  — подскочил Ромка.  — Ты что, не понимаешь? Опыт перенять. Металлоискателем крутым попользоваться. Знаешь, как хочется! А тебе разве нет?
        Артем пожал плечами.
        — Да как-то не очень, у меня другие интересы.
        — Удивляюсь твоему равнодушию. Значит, ты не пойдешь со мной завтра на берег? Ну и не надо, сам справлюсь.
        Приняв такое решение, неуемный кладоискатель наконец успокоился и крепко уснул.

        Глава II НАХОДКА НА БЕРЕГУ

        Проснувшись утром, Артем увидел, что соседняя кровать пуста. Он сбежал вниз на первый этаж, заглянул на кухню.
        — Теть Нин, Ромка не сказал, куда пошел?
        — С Диком на собачий пляж,  — ответила Нина Сергеевна.
        Лешка тоже вышла из своей комнаты и ушам своим не поверила. Ее брат терпеть не мог выводить Дика на улицу даже на пять минут и делал это только в самых крайних случаях, когда Лешка болела или ему надо было ее зачем-нибудь задобрить. Но чтобы пойти гулять с собакой по собственной инициативе!
        Артем тут же вспомнил про ночные бредни своего друга и поведал о них Лешке. Сразу стало понятно, зачем Ромке понадобилась собака. Чтобы все думали, что он не клады на собачьем пляже ищет, а выгуливает там своего питомца.
        Лешка махнула рукой и, копируя свою маму, произнесла:
        — Чем бы дитя ни тешилось…
        Новая затея брата показалась ей обреченной на провал, а потому безобидной. И все же за ним стоило проследить.
        Они позавтракали и, прихватив с собой Ромкин цейсовский бинокль, отправились на высокий холм, который располагался как раз между их домом и собачьим пляжем. С этого холма вся Медовка была как на ладони. Выбрав удобное местечко в тени огромного дерева, друзья стали с интересом наблюдать за действиями новоявленного кладоискателя.
        Сначала Лешка увидела носящегося по берегу, счастливого от предоставленной ему полной свободы своего Дика, а потом — согбенную Ромкину фигурку. Издали он был похож на горбуна с клюкой, коей являлся щуп его самодельного металлоискателя. Трудился Ромка без передыху. При максимальном приближении было видно, что лицо его покрыто потом и грязью, а по шевелению щек можно было догадаться, как шумно он при этом пыхтит.
        Речной берег был длинным, время шло, и конца Ромкиным стараниям не предвиделось. Лешка в последний раз поднесла к глазам бинокль, намереваясь сказать Артему, что это однообразное зрелище ей уже порядком надоело, как вдруг Ромка замер, отбросил металлоискатель в сторону, вынул из сумки маленькую лопатку и стал быстро-быстро копать ямку. Затем извлек из песка какой-то предмет, вытер о собственные штаны, уселся на песок и стал этот предмет и так, и эдак разглядывать. Делал он это так долго, что даже Дик заинтересовался, подбежал и понюхал непонятную вещь.
        — Ты только посмотри, он уже нашел свой клад!  — воскликнула Лешка.
        — Какая-то коробочка,  — сказал Артем, когда она передала ему бинокль.
        А Ромка положил найденную вещь в карман, упрятал в сумку металлоискатель и лопатку, позвал Дика и помчался домой. Лицо его так и лучилось счастьем.
        Лешка с Артемом еще быстрее спустились с холма и чинно уселись во дворе на лавочке.
        — Дик, где тебя носило?  — спросила Лешка, когда пес ткнулся холодным носом ей в коленку, а сама покосилась на брата.
        Ромка, ликуя, извлек на свет свое сокровище. Лешка взяла его в руки и разочаровалась. Выкопанный на берегу речки предмет оказался всего-навсего старым металлическим портсигаром. Верх его крышки, на вид пупырчатый, на ощупь оказался гладким. По блестящему светлому фону вразброс, для красоты, наверное, шли неровные темные пятна. На обороте выделялся небольшой овал с выбитыми внутри изящными буковками с точечками: В. и L. Они означали либо название фирмы, изготовившей портсигар, либо инициалы его владельца. А под ними, совсем мелко и еле заметно, стояло число: 1941.
        — Страшная дата,  — повертев находку, отметил Артем.  — Это немецкий портсигар, я у кого-то похожий видел.
        — А это видел?  — Ромка нажал на защелку, крышка откинулась. Внутри портсигар был желтым и в лучах яркого солнца засверкал золотом. Натянутые с обеих сторон резинки предназначались для того, чтобы уложенные в ряд сигареты не могли вывалиться. Словом, вещица как снаружи, так и изнутри была сделана с подлинно немецкой тщательностью и аккуратностью.
        — Ты что, думаешь, он из золота?  — сморщив нос, спросила Лешка.
        — Я что, совсем глупый? При чем тут это? Вы сюда глядите!  — Ромка ткнул пальцем внутрь откинутой крышки.
        И тут только Лешка с Артемом заметили какой-то полустертый рисунок, нацарапанный чем-то острым внутри портсигара. Сверху шла волнистая горизонтальная линия, прямо под ней усматривался кружочек, слева — непонятная загогулина. А под кружочком были нарисованы три елки, и на среднюю, которая была выше двух других, указывала стрелка.
        Ромка оглянулся и внезапно перешел на шепот, хотя рядом с ними, кроме Дика, никого не было.
        — Вам не кажется, что это план местности, где спрятаны…
        — Сокровища,  — усмехнулась Лешка.
        — А что ж еще?  — Ромка с шумом втянул в себя воздух и обратился к другу: — Уж ты-то, Темочка, надеюсь, в этом не сомневаешься?
        Артем покачал головой:
        — Нисколько. Лучшего предлога, чтобы связаться с твоим клубом, и придумать нельзя. Иди, посылай свое письмо, может, кто-нибудь и впрямь к тебе приедет.
        Однако вместо того, чтобы сломя голову нестись к компьютеру и сообщать в клуб о найденном портсигаре с таинственным планом, Ромка, забыв о ночных грезах, ожесточенно затряс головой:
        — Ты что, с ума сошел? Да там, в этом клубе, знаешь, сколько народу? Больше трехсот человек! Набегут, и нам от этих сокровищ ничего не останется. Мы и сами их найдем. Слушай, где могут быть такие елки? Это,  — указал он на волнистую линию,  — как я понимаю, берег реки. А зигзаг — дорога. А кружочек… Что может означать кружочек?
        — Понятия не имею,  — пожала плечами Лешка.
        Но брат сам нашел ответ.
        — Понял! Кружочек — это скорее всего камень, валун то есть. Я много таких круглых валунов видел. Да хотя бы на Десне, помните?
        — Эта кривулька,  — Артем ткнул пальцем в зигзаг,  — необязательно дорога. Может быть, это какое-нибудь ограждение или ручей. И линия сверху может означать что угодно, а не один только берег.
        А ели могут быть соснами, их точно так же изображают.
        — А знаешь, сколько на свете елок и сосен?  — продолжила Лешка.  — И прикинь, когда этот план нарисовали. Тех деревьев уже небось и в помине нет.
        Но кладоискатель отринул все неугодные ему предположения.
        — Кроме берега, я ничего другого себе не представляю. А деревья живут долго. И раз портсигар здесь нашелся, то и елки должны быть где-то рядом. Всего и надо-то отыскать кривую тропинку — вряд ли это ручей или забор — и валун. Тогда никаких елок не надо искать. В те годы металлоискателей не было, потому и понарисовали лишнего. А давайте прямо сейчас оглядим окрестности, может, что и увидим.  — Взяв бинокль, Ромка потянул друзей на тот самый холм, откуда Артем с Лешкой только что за ним наблюдали.
        Пришлось лезть обратно. Поднявшись на самый верх, Ромка прижал к глазам бинокль и внимательно осмотрел речные берега.
        — В обозримом пространстве такого камня нет или же он не очень большой и теряется в кустах. А деревья и вовсе сливаются одно с другим, не поймешь, где елки, где сосны,  — огорчился он и озабоченно почесал затылок.  — Был бы у нас вертолет, мы бы облетели всю округу и сразу обнаружили бы такое место.
        — Во-во, всего и надо-то, что осмотреть все реки и озера нашей необъятной родины,  — съехидничала Лешка.  — Да еще и в Германию слетать не мешает, раз портсигар твой оттуда.
        Но брат оставил без внимания Лешкино ерничанье и предложил:
        — А давайте сходим на речку и спросим у Коляна, не встречался ли ему где-нибудь большой круглый камень. Он тут всю жизнь живет и рыбачит, всю местность знает.
        — Дело говоришь, на пляж давно пора.  — Лешка вскочила со скамейки и побежала домой за купальником.
        — Но откуда здесь вообще мог взяться немецкий портсигар?  — подивился Ромка.  — Ведь немцы наступали на Москву с запада, а мы с вами живем на востоке. Здесь никаких фашистов не было и быть не могло.
        — Теть Нин, послушай!  — крикнул Артем, когда вслед за Лешкой они с Ромкой вошли в дом.  — Ты не слышала случайно, во время Великой Отечественной войны в наших краях фашисты не появлялись?
        — Нет, конечно,  — ответила Нина Сергеевна.  — Здесь никаких боев не было, даже снаряды сюда не долетали.
        Артем обернулся к Ромке.
        — Понял? Значит, это трофейная вещь, какой-то бывший фронтовик ее потерял или выбросил, только и всего. А если на ней и обозначен тайник, то его давным-давно нашли со всем его содержимым.
        — Может, и так, а может, и нет,  — заупрямился Ромка.  — Жалко, что ли, с Коляном поговорить, все равно на пляж идем.
        Как только друзья вышли за калитку, мимо них с возгласом: «Привет!» — промчалась велосипедистка, молодая девушка с длинными, до белизны выгоревшими волосами.
        Девушку звали Аллочкой. Она приехала в Медовку, как и все, отдыхать, а вместо того ей пришлось развозить почту. Родная тетка Аллочки была здешним почтальоном и, как назло, заболела в самый день приезда своей племянницы. Девушка увидела брошенные в доме письма и развезла их по адресам, И тогда же на почте ее уговорили заменить заболевшую родственницу. По счастью, работы было немного, так как большую часть населения поселка составляли дачники, а они получали свою корреспонденцию по основному месту жительства — в Москве.
        Но ребята обо всем об этом поначалу не знали, и при расследовании очередного дела именно Аллочка вызвала у них наибольшие подозрения. Это за ней по дороге на Чистое озеро гнался Ромка, когда сверзился с велосипеда, вывихнул ногу и набил себе миллион синяков и шишек. А девушка своего преследователя в лесу не бросила, а пришла ему на помощь, и Ромка узнал, какая она добрая и во всех отношениях замечательная. И сейчас с широченной улыбкой он прокричал ей вслед:
        — Алл, как дела?
        Приостановившись, велосипедистка озорно и весело улыбнулась:
        — Отлично!
        — И как ей не надоело почту развозить, она сюда, в конце концов, отдыхать приехала,  — пожалела девушку Лешка.
        А Алла вдруг круто развернулась и подъехала к ним.
        — Ребята, выручите меня, пожалуйста. Если не трудно, разнесите письма по адресам, их всего ничего осталось, а то я на электричку опоздаю. В Москву хочется съездить.
        Она открыла небольшую черную сумочку, вынула оттуда несколько белых конвертов.
        — У тебя в Москве что-то важное, да?  — взяв письма, спросила Лешка.
        — Нет, никаких особенных дел у меня там нет. Домой заеду, с подругой встречусь и вернусь.
        Ромка коснулся черной сумки и с удивлением спросил:
        — А где же твой рюкзак?
        Аллочка всегда носилась по поселку с ярко-красным рюкзачком за спиной. Прекрасно гармонируя со светлыми волосами девушки, рюкзак был неотделим от ее привычного облика.
        Алла беспечно пожала плечами:
        — Куда-то делся, некогда было искать. Так я на вас надеюсь, да?
        — Конечно,  — кивнула Лешка.
        Девушка отправилась собираться в Москву, а Ромка выхватил у сестры конверты и поднес к глазам.
        — Глядите-ка, а нашему знакомому старичку-библиотекарю письмо из Челябинска пришло.
        Владимир Владимирович, бывший заведующий местной библиотекой — еще один новый знакомый наших друзей. Ребята познакомились с ним тоже во время последнего расследования и во многом благодаря старичку вышли на след настоящего преступника.
        — Вот с него и начнем, он отсюда ближе всех живет,  — сказал Артем, тоже просмотрев адреса на конвертах.  — А пляж от нас не убежит.
        Владимир Владимирович жил в выкрашенном белой краской небольшом деревенском домике, окна которого были распахнуты настежь: старичок любил сквозняки. На пороге ребят встретила его дочь, пожилая невысокая женщина.
        — Здравствуйте, с чем пожаловали?
        — С письмом,  — объявила Лешка.
        Женщина взяла у нее конверт.
        — О, это отцу от его однополчанина.
        — Владимир Владимирович воевал?  — обрадовался Ромка.
        — В семнадцать лет добровольцем пошел,  — не без гордости сказала дочка.
        — А можно с ним поговорить?
        — Пожалуйста.  — Приоткрыв дверь в маленькую комнатку, женщина крикнула: — Папа, к тебе гости с письмом.
        Завидев друзей, старичок приветливо кивнул, приладил к уху слуховой аппарат и, вскрыв конверт, пробежал глазами исписанные крупными буквами тетрадные листки. Улыбнулся — видимо, новости были хорошими, отложил письмо в сторону, проговорив: «Перечитаю потом»,  — и обратился к ребятам:
        — Ну, что у нас новенького?
        Ромка без всякой опаски протянул ему свой портсигар. Владимиру Владимировичу можно было доверять на все сто процентов. Во-первых, потому, что бывший библиотекарь был глубоко порядочным человеком, а во-вторых, даже если бы какой-нибудь злоумышленник силой принудил его выдать чужой секрет, старик не сделал бы этого по той простой причине, что сразу забывал обо всем услышанном. Как и все очень старые люди, он гораздо лучше помнил то, что было в далеком прошлом, нежели случившееся только что.
        — Когда вы были на фронте, вам попадались такие вещи?
        Владимир Владимирович внимательно разглядел Ромкину находку, не обратив внимания на план тайника.
        — Трофейный,  — подтвердил он догадку Артема.  — Мы тогда папиросы курили, а немцы — сигареты, а они короче папирос. Потому и вещица небольшая, «беломорина», к примеру, в такой портсигар не поместится. И где ж вы его взяли?
        — Нашли на берегу, за собачьим пляжем. Я его из песка выкопал,  — не стал скрывать Ромка.
        — Мы и сами думали, что его кто-то из бывших фронтовиков потерял,  — добавила Лешка.  — Немцев же здесь никогда не было.
        — Были здесь немцы!  — И все повернулись к двери. Дочь Владимира Владимировича стояла на пороге и слушала их разговор.  — Папа, ты вспомни, что нам с тобой Марья Антиповна рассказывала!
        Старичок наморщил лоб и виновато поморгал глазами. Конечно, он это давно забыл. И тогда женщина поведала им следующее:
        — Много лет тому назад я вместе с папой работала в библиотеке, и к нам частенько наведывалась одна пожилая читательница. Она поселилась в Медовке еще до войны. Именно тогда в нашем поселке возникли первые госдачи для высокопоставленных чиновников, и Марья Антиповна была женой одного из них. Жили они на широкую ногу, держали прислугу, в их доме имелись немалые ценности: золото, антиквариат, дорогие картины. Когда началась война, этого добра еще больше стало: они из московской квартиры все сюда свезли, подальше от линии фронта. Да, я еще не сказала о том, что дача их стояла на самой окраине, недалеко от леса. Так вот. В один из жутких осенних дней сорок первого года, когда немцы вплотную приблизились к Москве, Марья Антиповна, беспокоясь за своего мужа, поехала к нему, так как сам он на дачу в то время вырывался крайне редко. И той же ночью в их дом ворвались неизвестные люди и вынесли из него все самые ценные вещи. Если бы Марья Антиповна не уехала, а оставшаяся на даче девушка-домработница не сумела спрятаться в саду, их бы обеих, как пить дать, убили, так как то были не простые грабители. Спустя
некоторое время до жителей поселка дошел слух, что в наши края был заброшен немецкий десант для осуществления диверсий.
        — Понятно, фашисты запускали в наш тыл террористов,  — перевел на современный язык ее последние слова Ромка.  — А их поймали, не знаете?
        — Выловили всех до единого. Их группа базировалась в районе Чистого озера, тамошний лесник случайно заметил одного из них и сообщил куда следует.
        — И ценности отобрали?
        Дочь старика покачала головой:
        — Нет, Марья Антиповна как раз жаловалась на то, что ничего так и не было найдено. Уж так сокрушалась, так сокрушалась. А что ей: и без этих вещей после войны не бедствовала, еще богаче стала.
        — А родственники у нее были?
        — Нет, сама она бездетной была, а брат на войне погиб, не успел обзавестись потомством. Все ее богатство отошло государству, в доме том давно живут чужие люди, и никто в поселке уже не помнит ту давнюю историю.
        — Ясно,  — кивнул Ромка, а глаза его заблестели, и он заторопился к выходу. А когда они покинули маленький домик, оставив дочь старика возиться на кухне, а его самого перечитывать письмо от фронтового друга, заскакал вокруг друзей от непомерной радости.  — Ура! И вертолет теперь не нужен, чтобы окрестности облетать, и к Коляну идти не надо. Сказать, как было дело?
        — И как же?  — приостановила брата Лешка.
        — А вот как. Нахватав чужих вещей, фашисты не смогли таскать их за собой и, так как они были уверены, что вся эта территория вскоре станет немецкой, зарыли ценности в землю и пометили на портсигаре, где именно. Откуда им было знать, что их блицкриг провалится, никакой молниеносной войны не получится. Темка, Лешка, а давайте не пойдем ни на какой пляж, а раздобудем где-нибудь велики, съездим к Чистому озеру и поищем там валун с тремя елками. Ну пожалуйста, а?
        — Давай,  — переглянувшись с Лешкой, сразу согласился Артем, чему Ромка, приготовившись к долгим уговорам, очень удивился. Но друзья отнюдь не увлеклись его сумасбродной идеей, а просто обрадовались случаю прокатиться по лесной дороге и побывать на необыкновенно красивом озере. Изо дня в день жариться на людном пляже им изрядно надоело.
        Ребята быстро разнесли оставшиеся письма, забежали домой за велосипедом Артема, еще два взяли у Сашки Ведерникова и его сестры и отправились в дальний путь, заверив Нину Сергеевну, что будут предельно осторожны и никто из них ни с какой горы больше не свалится.

        Глава III БРЕВНО НА ДОРОГЕ

        Когда Лешка с Артемом в первый раз мчались на Чистое озеро в поисках пропавшего Ромки, то так тогда волновались, что им было не до прелестей природы. А теперь Лешка с удовольствием разглядывала сосны с высокими красноватыми стволами, светло-зеленые полянки, окруженные тонкими белоногими березками, и с наслаждением вдыхала терпкий лесной воздух. Кое-где среди травы мелькали красные земляничные ягоды, но Ромка так спешил на поиски зарытых фашистами ценностей, что всего лишь раз разрешил друзьям остановиться, когда попался уж очень красивый кустик, весь усеянный земляникой. Он быстро побросал в рот ягодки и вновь заторопился. Дик без устали бежал рядом с ними: псу только на пользу шли такие пробежки.
        День был будний, автомобили появлялись нечасто, но всякий раз, когда они проносились мимо, приходилось съезжать на обочину, так как лесная дорога была узкой. Ромку это ужасно раздражало.
        — И куда их всех несет?  — в очередной раз свернув в кусты, воскликнул он.  — Неужели на наше озеро?
        — Кого куда, дорога длинная,  — отвечал Артем.
        Наконец вдали за деревьями мелькнула ярко-голубая водная гладь. Цель была близка. Ромка еще энергичнее закрутил педалями и поспешил к последнему повороту. Свернув на большой скорости, он сразу увидел перегородившее дорогу толстенное бревно, резко затормозил, но было уже поздно. Велосипед врезался в бревно, а Ромка перекувыркнулся через руль и влетел в колючий кустарник.
        — Ой!  — закричала Лешка и бросилась к брату.  — Рома, ты как?

        Каким-то чудом Ромка отделался лишь испугом и новыми синяками.
        — Все нормально,  — пробурчал он, выбираясь из кустов и потирая ушибленное бедро.  — Успел сгруппироваться, а то б точно снова что-нибудь себе сломал или вывихнул.
        Но когда Ромка поднял свой велосипед, то ойкнул громче Лешки. Переднее колесо являло собой классическую восьмерку или знак бесконечности, в зависимости от того, с какого боку смотреть.
        — Хорошо хоть, что ты на моем велике ехал, а не на Сашкином,  — убедившись, что Ромка почти не пострадал, сказал Артем, разглядывая искалеченное колесо.  — Ничего не поделаешь, придется возвращаться.
        — Жалко-то как,  — завздыхал Ромка.  — И кому понадобилось перегораживать дорогу? Заметьте, ствол этот подложили только что, потому что до нас сколько машин проехали без задержки.
        Вдвоем с Артемом они отнесли бревно в лес.
        — Не думаешь же ты, что кто-то хотел преградить путь именно нам?  — осмотревшись кругом, спросил Артем.
        Ромка покачал головой:
        — Нет, конечно. Ведь, кроме Нины Сергеевны, никто не знал, что мы сюда поедем. Даже Сашка не спросил, зачем нам велики. Небось какие-нибудь местные пацаны постарались.
        — Зачем им это?
        — А я знаю зачем. Из вредности,  — сказала Лешка.  — Или вообще просто так. Когда до них дойдет, что так поступать нехорошо, то будет уже поздно. Похожий случай был с нашим дядей Борей, Ромка знает. В детстве дядя Боря жил в небольшом городке, и его всегда посылали к колонке за водой, а колонка стояла на обочине дороги, которая шла в гору. И вот как-то раз он набрал воды и увидел, что снизу к нему приближается автомобиль. Недолго думая, наш дядя Боря поднял ведро и окатил машину водой, умудрившись залить весь салон. Водитель в ярости выскочил, но хулиган успел скрыться. А вот зачем он это сделал, дядя Боря объяснить так и не смог, но только с тех пор ему очень стыдно за свой поступок и он мечтает встретить того водителя, чтобы перед ним извиниться. Может быть, и тут такая же история?
        — Не знаю я, какая тут история, но если бы ко мне сейчас кто-нибудь подошел со своими извинениями, то я бы ему…  — Ромка неизвестно кому погрозил кулаком и, охнув, поспешно отскочил с середины дороги. Мимо них, нисколько не притормозив, пронесся коричневый «Фольксваген Пассат», подскочил на выбоине и, будто в насмешку, пронзительно зазвенел. От неожиданности Ромка чуть не свалился в канаву, и даже обычно терпеливый Артем дернулся и пробурчал:
        — Вот гад!
        Ромка обернулся, чтобы взглянуть на номер машины, но «Пассат» уже исчез с глаз. А Артем добавил:
        — Знакомая тачка, между прочим. Надо вспомнить, где я мог ее видеть.
        Поскольку один велик бездействовал, дорога домой казалась бесконечной. Но потом друзьям повезло: вместе с велосипедами и собакой их подобрал веселый дядечка на «Газели» и довез до самого поселка.
        Время было обеденное. Ромка сел за стол так, чтобы Нина Сергеевна не заметила новых фонарей на его физиономии, а пообедав, сорвался с места и жестом указал друзьям на выход.
        — Поехали!
        — Куда это?  — удивилась Лешка.
        — Как куда? На озеро!
        Лешка устала, и ей вовсе не улыбалось во второй раз преодолевать многокилометровый путь.
        — Сегодня? Опять?
        — А чего тянуть? Еще рано, успеем вернуться засветло.
        Артему после обеда тоже хотелось немного отдохнуть, а потом, не мудрствуя лукаво, сбегать на речку и искупаться там.
        — Но колеса-то запасного у нас нет,  — с тайной радостью сообщил он.
        — А где ж его взять-то?  — заволновался Ромка и, недолго думая, повелел: — Вот что, звони своему отцу, проси, чтобы побыстрее привез, а если откажет, я позвоню своему.
        Зная, что Ромка не отстанет, Артем коротко вздохнул и потянулся к телефону.
        — Пап, ты в наших краях скоро будешь? В ближайшие выходные? Да колесо у велика в восьмерку превратилось, привези, пожалуйста, новое. Будем ждать, спасибо. Все?  — взглянув на друга, Артем откинулся на спинку стула и сладко потянулся.
        — Не все. Ждать выходных нам некогда,  — упрямо заявил Ромка.  — А что, если сходить к Сережке Алтухову?
        — Серый в Москву уехал, а без него его мать нам велик не даст.
        — И Алла в Москву уехала!  — воскликнул Ромка и обрадовался.  — Вот у нее и возьмем. Почту мы разнесли, значит, велосипед ей сегодня уже не понадобится. А ну, вставайте!
        — Ну что ты за человек неугомонный,  — забурчала Лешка.  — Правильно Артем говорит, личность Т-типа, экстремал. Никаким бревном тебя не остановить.
        — Все верно, а иначе скучно жить,  — и не подумал спорить с сестрой Ромка.
        Домик, в котором жила Алла, располагался всего в трех кварталах от их дачи. Друзья толкнули зеленую калитку, вошли во двор и встретились с двоюродной сестрой девушки, десятилетней, но очень серьезной девочкой по имени Кристина. Из-за красивых ярко-рыжих волос Артем прозвал ее Златовлаской. У Кристины был желтый попугайчик Кеша, на посторонний взгляд неотличимый от Ромкиного Попки и почти такой же разговорчивый, и по этой причине Ромка испытывал к девочке почти родственные чувства.
        — Привет, Златовласка,  — улыбнулся Артем.
        — Здравствуйте. Вы к Алле? Она уехала в Москву и еще не вернулась,  — погладив Дика, сказала Кристина.
        — Мы знаем,  — кивнул Ромка.  — Нам нужен ее велик, вечером вернем.
        Кристина указала на дверь открытого сарая.
        — Он там стоит. Берите.
        Но не успели они выйти с велосипедом за калитку, как на улице показалась сама Алла. Она шла очень быстро, а лицо ее было совсем не таким, как утром, веселым и безмятежным, а донельзя встревоженным. Даже не поинтересовавшись, зачем они взяли ее велосипед, она подошла к забору и крикнула:
        — Кристина! Олег не появлялся?
        — Нет,  — ответила девочка и указала на ребят: — Кроме них, никого не было.
        Лешка устремилась к Аллочке.
        — Что-то случилось, да? Наша помощь нужна?
        Ромка с Артемом подошли тоже. Девушка растерянно пожала плечами.
        — Друг мой пропал, Олег. Да вы его, наверное, знаете, он у меня часто бывает.
        Артем покачал головой:
        — У тебя друзей много.
        — А я тебя не раз с каким-то длинным парнем видел. Он?  — хитровато прищурился Ромка, а Лешка прибавила:
        — Все твои знакомые ребята жутко высокие. Как будто ты их по росту подбираешь.
        — Они все баскетболисты, сами подобрались,  — не смогла не улыбнуться Алла и тут же вновь помрачнела.  — Прямо не знаю, что и делать.
        Ромка тронул ее за руку и с участием сказал:
        — Ты, пожалуйста, успокойся и объясни толком, как он пропал. И когда это случилось.
        Алла громко вдохнула в себя воздух, потом выдохнула и еще больше сникла.
        — Мы встретились в Москве с подругой, посидели в кафе, а когда расстались, я ему позвонила. Просто так, без всякой цели. Встречаться сегодня я с ним не собиралась, потому что днем у него тренировка. Но ни по одному из его телефонов — ни по домашнему, ни по мобильному — он не отвечал. Тогда я дождалась начала тренировки и позвонила в спортзал. И мне сказали, что на тренировку Олег не явился. И…
        — Что, эта тренировка такая уж важная?  — перебил ее Ромка.  — А если он просто-напросто решил ее прогулять?
        — Что ты!  — воскликнула девушка.  — Прогулять тренировку Олег никак не мог. Он в этой команде недавно, ему еще себя зарекомендовать надо. К тому же вскоре им предстоят очень важные матчи, и здесь, и за границей. Сейчас Олег играет в студенческой лиге, но надеется попасть в профессиональный клуб. Он об этом давно мечтает, и у него для этого есть все шансы. Потому и боюсь, что случилось что-то из ряда вон. Я и домой к нему съездила, никто мне не открыл, теперь сюда вернулась, буду Вовчика ждать, может быть, он сумеет что-либо разузнать.
        Ромка сосредоточенно сдвинул брови.
        — Что еще за Вовчик?
        — Это случайно не Володя Ларионов с Московской улицы?  — Артем кивнул куда-то влево.
        — Он,  — подтвердила девушка.  — Они с Олегом в одной команде. Я попросила его постараться хоть что-то выяснить.
        — А, вспомнил, я его видел,  — подпрыгнул Ромка.  — Это огромный такой парень со светлыми волосами. А не толстоват ли он для баскетбола?
        — Он уже похудел,  — ответила Алла и взглянула на часы.  — Тренировка, наверное, давно закончилась. Пойду на почту, попробую снова позвонить Олегу. Больше неоткуда, свой мобильник я у тети в больнице оставила.
        — Не надо никуда ходить,  — сказал Артем и протянул ей свою трубку.  — Звони, пожалуйста.
        — Спасибо.  — Алла пробежалась по кнопкам указательным пальцем, никто ей не ответил. Она вернула Артему телефон.  — Все равно надо сходить на почту. Я Олегу еще и на пейджер сообщения посылала, может быть, он на них откликнулся, пока я была в дороге.
        Оставив велосипед во дворе, друзья пошли за девушкой.
        — Аллочка, а тебе звонили,  — не дожидаясь вопросов, сказала пожилая женщина в сером халате, поднявшись из-за невысокой стойки почтового отделения.
        Девушка вскинула голову.
        — Кто, Олег?
        — Точно, сказал, что Олег. Просил передать, что сообщения твои получил и что с ним все в порядке.
        — И все?
        — Все. Я и это-то еле-еле расслышала.
        — А давно?
        — Не очень.
        — Попробую ему еще раз позвонить.  — Алла сняла трубку, набрала сначала один, потом другой номер, но городской телефон ее друга отозвался длинными гудками, а мобильный был по-прежнему отключен. Вздохнув, девушка с недоумением пожала плечами.
        — Странно. Очень странно.
        Но лицо ее стало заметно спокойнее, и Ромка, уже настроившийся на расследование дела о таинственном похищении будущей баскетбольной знаменитости, даже немного огорчился оттого, что Аллочкин приятель дал о себе знать. Правда, он тут же вспомнил, что одно дело у него уже есть, а потому заспешил обратно.
        Они вернулись к Алле за велосипедом, она проводила их до калитки, а на прощание растерянно проговорила:
        — Все же непонятно, куда он мог деться. А что скажет тренер? Нарушать режим не позволено никому.
        — Найдется, не переживай. Сама, что ли, никогда ничего не прогуливала?  — беспечно ответил Ромка. Аллочкина проблема казалась ему надуманной: у страха глаза велики. Сам он уже погрузился в свои мысли о поисках спрятанных на берегу лесного озера ценностей и торопил друзей.  — Поехали скорей, а то поздно будет. У меня нога снова болит, но я не жалуюсь, а вы ничуть не пострадали, а все чем-то недовольны. Согласитесь, что по лесу кататься одно удовольствие.
        И Лешке с Артемом пришлось согласиться, потому что спорить с Ромкой себе дороже. Иначе он будет так приставать и нудить, что в любом случае испортит им отдых.
        И они снова поехали на Чистое озеро.

        Глава IV СПОРТСМЕН ВМЕСТО КЛАДА

        На этот раз Ромка ехал не очень быстро, у каждого поворота тормозил, а то и останавливался, и только проверив, не лежит ли снова посреди дороги бревно или еще какое-нибудь непредвиденное препятствие, вновь трогался в путь.
        В результате друзья без всяких происшествий добрались до места и остановились на обрыве, откуда была видна большая часть озера. Ромка щелкнул портсигаром, открыл крышку, в который раз посмотрел на план и поднес к глазам бинокль.
        — Значит, нам надо найти или большой круглый камень, или три огромные елки или сосны, или дорожку с изгибом, а лучше, конечно, все вместе,  — забормотал он, всматриваясь в даль.  — Эй, вы, не стойте, я что, один искать должен?
        Лешка взяла у него бинокль, но никаких валунов на берегу не приметила. Однако сосен, стоящих неподалеку от берега, было много, равно как и дорожек, и прямых, и кривых, и идущих под разными углами.
        — Твой камень мог рассыпаться или уйти под воду, берега-то меняют свои очертания. Сам подумай, сколько с тех пор прошло лет, если Владимир Владимирович тогда совсем молодым был, немного постарше нас.
        — Хоть что-то да должно остаться,  — упрямо возразил Ромка.  — Эх, был бы у меня металлоискатель с дисплеем, мы бы сейчас весь берег исследовали!
        — Да тут и за месяц не управиться,  — сказал Артем, но кладоискателя это не отпугнуло.
        — А куда нам спешить? У нас все лето впереди, вот и будем этим заниматься.
        — Вот спасибо, осчастливил,  — фыркнула Лешка.
        — А тебе лишь бы ничего не делать!  — Ромка спрятал бинокль и взялся за руль велосипеда.
        По крутой дорожке друзья сошли пешком вниз, а потом медленно поехали вдоль берега. Лешка высматривала наилучшее место для купания, Ромка — свои елки и сосны. И вскоре указал как раз на такие, какие нужно: огромные, и одна, средняя, была выше двух других.
        — Поехали туда. Смотрите, и дорожка мимо кривая идет.
        Эти три сосны росли особняком, а вообще лес у озера был смешанным, и под растущим неподалеку орешником нашлось отличное место для привала, давным-давно облюбованное многочисленными туристами. Под растущими поодаль высокими кленами лежали гладкие бревна, рядом с ними — оставшаяся от костра куча золы с проволочной подвеской для кастрюль и чайников. На озере частенько проводились разного рода слеты, и студенческие, и бардовской песни, о чем говорили следы от многочисленных костров, вбитые в землю колышки для палаток и валяющиеся кое-где банки и бутылки. К счастью, мусора у озера было немного.
        Прислонив велосипед к дереву, Ромка потряс своим старым, видавшим виды металлоискателем и торжественно объявил:
        — Итак, приступаем к поискам клада!
        — Приступай, приступай, а мы искупаемся и займемся костром.  — Лешка нагнулась, чтобы распаковать сумку, и вдруг боковым зрением за густыми кустами, чуть в стороне, заметила бордовую машину и, слегка насторожившись, воскликнула: — Там кто-то есть!
        Ребята подошли к автомобилю. Это была слегка потрепанная пыльная «десятка» с московским номером. Машина была закрыта, внутри ее никого не было. Артем влез на высокий пень и огляделся.
        — Интересно, куда мог деться водитель?
        — Пошел за чем-нибудь в лес,  — ответил Ромка и побежал искать свой клад.
        А Лешка высмотрела растущие поодаль самые густые кусты и зашла за них, чтобы переодеться. Надев купальник, она посмотрелась в круглое зеркальце, подаренное воронежской подружкой Катькой. Сама Катька без зеркала и минуты не жила, рассуждая при этом так: красивая девушка может быть глупой, как это часто и бывает, а умная в силу одного своего ума не должна быть некрасивой. И четко следовала своему кредо, никогда не расставаясь с зеркалом и косметичкой. Хотя, говоря по правде, Катька и без особых ухищрений была очень привлекательной девчонкой.
        Но, как известно, с кем поведешься, от того и наберешься. Вспомнив Катькины слова, Лешка стерла с веснушчатого носа грязь, поправила рыжеватые волосы и отвела руку вбок, чтобы полюбоваться на себя еще и в профиль. И вдруг краем глаза заметила какой-то непонятный предмет, никак не вписывающийся в окружающую природу.
        Лешка пристально вгляделась в зеркальце, и по ее спине прополз нехороший холодок. Она медленно повернулась. Из кустов справа торчала мужская нога в большой белой кроссовке.
        — Эй! Все сюда! Скорее!  — громко крикнула Лешка.
        Артем с Ромкой были тут как тут. Вытянув шеи, все заглянули за куст. В густой траве без движения лежал молодой темноволосый парень. Лешка замерла на месте, боясь к нему приблизиться.
        — А вдруг его убили? Какой ужас!
        Мальчишки бесстрашно склонились над незнакомцем.
        — Дышит,  — приглядевшись к парню, успокоил Лешку Артем.  — Он просто спит.
        Лешка, осмелев, подошла ближе, нагнулась, увидела рядом со спящим бутылку из-под водки и облегченно вздохнула.
        — Да он пьяный.
        Артем затормошил парня:
        — Эй, вставай!
        Все трое ожидали, что пьяница откроет мутные глаза и хоть что-нибудь недовольно пробормочет, но тот даже не пошевелился. Ромка присел на корточки, принюхался и поднял голову.
        — А перегаром, между прочим, от него не пахнет.
        — А вдруг он в обмороке? Вдруг у него сердечный приступ?  — снова испугалась Лешка.
        — Надо отвезти его в Медовку,  — подумав, решительно заявил Артем и указал на заднее стекло автомобиля, под которым красовалась наклейка с олимпийской эмблемой.  — Между прочим, я эту тачку там не раз видел.
        — Но как мы его довезем?  — растерялась Лешка.
        — На его же машине. Я сам ее поведу.
        — Ты умеешь водить?  — поразился Ромка.
        — Ну да, отец научил,  — просто ответил Артем.  — Гаишников здесь, к счастью, нет, права проверять некому, так что до поселка легко доберемся. Если, конечно, ключи найдем.
        Он похлопал незнакомца по карманам джинсов, полез в один из них, потянул за брелок. Вслед за ключами от машины из кармана парня выпал блестящий яркий кружочек, похожий на колесико с красными ободками. В его серединке была нарисована цифра «1», рядом с ней — малюсенькое деревце с золотыми монетками вместо листьев, а по кругу шла надпись: «LUCKY PALACE».
        — Что это?  — удивилась Лешка, рассматривая странное колесико.
        — Никогда не видела, что ли? Это обыкновенная фишка из казино «Дворец удачи» стоимостью в один доллар. Тут же все написано,  — со знанием дела сказал Ромка.
        — А ты откуда это все знаешь?  — с подозрением спросила Лешка.  — Был там, что ли?
        — Весной, с Олегом Пономаревым. И не был, а просто заглядывал. А вот друзья Пономарева оттуда не вылезают.
        — Все ясно,  — с пренебрежением отозвалась сестра. Олег Пономарев был из тех дворовых ребят, кого их мама считала плохой компанией для Ромки, и Лешка придерживалась того же мнения.
        Втроем они с трудом втиснули парня на заднее сиденье автомобиля, а велосипеды пристроили на верхний багажник. Артем сел за руль, Лешка — справа от него, а Ромка кое-как приткнулся рядом со спящим владельцем «десятки».
        Лешка тоже не знала, что Артем умеет водить машину, он никогда этим не хвастался, и теперь она поглядывала на него с большим уважением, а ее брат — с тайной завистью. Правда, довольно быстро Ромка вернулся к прежним переживаниям, то есть начал ныть, что его опять оторвали от важного дела и что он вынужден возвращаться, не поискав толком никаких ценностей. С огромной досадой кладоискатель взглянул на причину новой отсрочки — бледного парня, который, похоже, и не собирался просыпаться.
        — Вообще-то я его где-то встречал. Судя по росту, это баскетболист.  — Ромка потер лоб, и догадка вдруг мелькнула на его лице.  — Слушайте, люди, а не тот ли это самый Олег, которого разыскивает Алла? Кажется, с ней я его и видел.
        — Я и сам об этом думаю,  — ответил Артем.  — Приедем к ней и спросим.
        Без задержек доехав до Медовки, он остановил машину у зеленой калитки и посигналил. Алла вылетела из дома с радостной улыбкой и замахала обеими руками. Но когда увидела, что за рулем сидит Артем, на лице ее промелькнул испуг. Она подошла к машине, заглянула внутрь и ахнула:
        — Олег! Что с ним? Где вы его нашли?
        — Мы так и знали, что это он. На Чистом озере обнаружили,  — выскакивая из машины, сказал Артем.
        — Что с ним? Как он там оказался?  — еще больше заволновалась девушка, склоняясь над своим приятелем, который так и не пришел в себя.
        — Понятия не имеем. Приехали на озеро, решили искупаться, нашли подходящее место, смотрим, тачка стоит, а он неподалеку лежит. Ну и решили привезти, не бросать же его там одного,  — коротко объяснил Ромка.
        — А где именно он лежал?  — зачем-то спросила Алла.
        — Ну, там три сосны высокие на берегу, а дальше орешник, костер бывший, бревна вокруг.
        — Это же наше любимое место!  — воскликнула девушка.  — Но что он там мог делать один? Я ничего не понимаю. Олег, вставай!  — она тормошила и тормошила своего друга, но тот по-прежнему ни на что не реагировал.
        — Там еще бутылка от водки была, рядом с ним лежала,  — сказал Артем.
        — Бутылка? Невероятно! Он же не пьет!  — Алла снова нагнулась к парню, попыталась вытащить его из машины и попросила: — Помогите занести его в дом.
        Общими усилиями, с огромным трудом друзья уложили парня на веранде, и девушка метнулась к дверям.
        — У меня соседка врач, сейчас я ее позову.
        Вскоре Алла вернулась назад с молодой женщиной. Та нащупала у Олега пульс, прослушала сердце и сказала:
        — Боюсь, что он принял какой-то наркотик.  — Женщина подняла его руку, взглянула на вены на локтевом сгибе и молча вздохнула. Все увидели след от шприца и синяк от неумело сделанного укола.
        — Но этого не может быть. Этого никогда не было!  — вскричала Алла и жалобно добавила: — И что же теперь делать?
        — Ждать, пока очнется. Сейчас его здоровью ничто не угрожает.  — Врач с сожалением посмотрела на девушку. Нашла, с кем связываться, говорил ее взгляд.
        Чем еще помочь Алле и как ее утешить, друзья не знали, а потому забрали свои велосипеды и отправились домой. Солнце уже клонилось к закату, и Ромка страдал, понимая, что в третий раз на озеро им сегодня уж точно не выбраться.
        — Поехали искать клад, а нашли то еще сокровище,  — забурчал он, а Артем, не слушая его, с сожалением сказал:
        — Да, не повезло Алле со знакомым.
        — Неужели он колется? Спортсмены наркоманами не бывают,  — недоверчиво покачала головой Лешка, на что Артем лишь пожал плечами.
        — В этой жизни бывает все.

        Глава V СЮРПРИЗ ТАК СЮРПРИЗ

        Еще издали друзья заметили в своем дворе светлый новый автомобиль «Вольво». Это означало, что к ним пожаловал отец Артема. Ребята вошли во двор и заглянули в кухонное окошко. Так и есть. Владислав Николаевич сидел за столом и с большим удовольствием поглощал свежеприготовленный ужин. Видно, уже не надеялся дождаться детей и потому приступил к трапезе в одиночестве.
        Обычно родители навещали их по выходным дням, и Артем удивился, что отдающий все свое время ответственной работе отец нежданно-негаданно нагрянул к ним среди недели.
        — Пап, привет! Ты чего это вдруг приехал?  — подтянувшись на подоконнике, Артем всунул голову в кухонное окно.
        Владислав Николаевич улыбнулся и весело подмигнул.
        — Я к вам не один, а с сюрпризом.
        — С каким еще сюрпризом?
        — Сами увидите.
        Лешка понеслась по комнатам в поисках неизвестного подарка, но ничего необычного не обнаружила. Тогда она выглянула в окно.
        В саду Нина Сергеевна демонстрировала кому-то предмет своей гордости — пышную клумбу с роскошными цветами. «Наверное, к ней за чем-нибудь забежала соседка»,  — подумала Лешка, а потом что-то заставило девочку более внимательно приглядеться к незнакомой любительнице цветов. И неописуемая радость вдруг заполнила все ее существо.
        — Катька!  — истошно завизжала она, кидаясь в сад.  — Катенька, как ты здесь очутилась?
        Из сада навстречу Лешке вынеслась тонкая фигурка, издавая такой же радостный визг.
        — Лешка! Ромка! Ура! Артем, приветик! А я к вам! Правда, здоровски?
        — Просто супер,  — кивнул Ромка и на всякий случай отступил подальше, опасаясь, что импульсивная Катька сейчас кинется к нему обниматься.
        Но Катька не отрывалась от любимой подружки, а потом снова перевела сверкающие глаза на Артема, расцвела, как лучший тюльпан с клумбы Нины Сергеевны, и кокетливо заморгала глазами с длиннющими загнутыми ресницами.
        — А я о тебе все знаю по рассказам и фотографиям.
        Артем приветливо улыбнулся:
        — Я о тебе тоже наслышан.
        Сразу было видно, что новая гостья ему пришлась по душе. Да и как всегда веселая, с огромными карими глазами, пухлыми губками, каштановыми волосами, обрамляющими ее головку подобно лепесткам колокольчика, Катька могла кому-то не нравиться?
        Все это, вместе взятое, Лешку насторожило, в глубине ее души шевельнулась непрошеная ревность.
        — А как там Стас?  — быстро спросила она, дабы сразу все расставить на свои места: и подруге напомнить, что ей уже есть о ком думать, и Артему дать понять, что Катька не свободна.
        — У Стаса все хорошо, он вам всем передает огромный привет. Только он сейчас готовится к вступительным экзаменам, я решила ему не мешать, потому к вам и приехала. Жаль, Артем с ним незнаком, они бы сразу подружились,  — тут же бесхитростно откликнулась Катька, и Лешке стало стыдно за свою глупую подозрительность. А ее общительная подружка продолжала: — Мою маму в Москву в командировку послали, а я за ней увязалась. Пока она будет свои дела решать, я тут с вами побуду. Меня ваш папа, Олег Викторович, хотел сюда привезти, а потом неожиданно позвонил Владислав Николаевич и предложил свои услуги. Мы приехали, а вас нет…
        — Мы катались на великах,  — ответил Ромка и подбежал к окну кухни: — Владислав Николаевич, а запасное колесо вы нам не забыли привезти?
        — Привез. Возьми в машине.
        — Как вовремя,  — обрадовался Ромка, кидаясь к багажнику «Вольво».
        С колесом в руках он направился к сараю, бормоча на ходу: «Дело прежде всего!» — и во всеуслышание объявил:
        — Учтите, завтра снова едем!
        — Какое у него дело?  — округлила глаза Катька.
        — Догадайся,  — усмехнулась Лешка.
        Катьке не надо было долго думать, так как, бывая в Воронеже, Ромка почти всегда занимался не чем иным, как кладоискательством. Девчонка покрутила пальцем у виска.
        — Он что, снова сокровища ищет?
        — А то что же!
        — Совсем свихнулся.
        — Не нравится, сиди дома, и без тебя обойдемся,  — услышав ее, высокомерно заявил Ромка и поморщился от досады. Одна Лешка — еще куда ни шло, а две такие, вместе взятые,  — это уже явный перебор. С девчонками только свяжись, сразу посыплются неприятности.
        — А куда ехать-то?  — прошептала Катька.
        — На озеро, Чистое называется. Там, знаешь, как красиво! Ромка пусть ищет свой клад, а мы будем загорать и купаться,  — успокоила подругу Лешка.
        Убедившись, что детям на даче хорошо, Владислав Николаевич вскоре сел в свою «Вольво» и уехал, а друзья, поужинав, отправились показывать Катьке поселок. Лешка хотела сводить подружку к Маргарите Павловне и Жан-Жаку, их давним и хорошим друзьям, о которых Катька знала лишь понаслышке, но Ромка, продолжая нудить, что дело превыше всего, потащил всех к Алле.
        — Катьке-то тоже велик нужен, придется снова просить.
        Со двора Аллы доносились чьи-то громкие голоса. Друзья открыли калитку и увидели двух высоченных ребят и незнакомую девушку. Они не раз видели Аллу в этой компании. Один из парней, светловолосый и добродушный на вид, более двух метров росту, оказался Володей Ларионовым, или Вовчиком, как называли его и родители, и друзья. Артем знал его с раннего детства, так как Володя каждое лето тоже проводил в Медовке. Девушку звали Никой, и Вовчик не спускал с нее восторженных глаз. Ника была маленькой, по грудь своим высоченным спутникам, с огромными зелеными, чуть раскосыми глазами, черными, как смоль, прямыми, не доходящими до плеч волосами и неожиданно для брюнетки очень светлой кожей, на которой даже без устали палящее солнце оставило лишь слабый отпечаток. У Ники были тонкие черты лица, а ее точеная фигурка представляла собой затаенную мечту каждого скульптора.
        Другого парня, с короткими русыми волосами и озабоченным взглядом серых глаз, звали Игорем. Впрочем, серьезные, озабоченные и недоумевающие лица сейчас были у всех собравшихся.
        — Здравствуйте,  — сказал Артем и первым шагнул во двор: — Как Олег?
        — До сих пор не проснулся,  — вздохнула Алла и пояснила своим друзьям, что это и есть те самые подростки, которые обнаружили Олега на Чистом озере и привезли сюда.
        Пришлось ребятам снова рассказывать о том, как было дело. Потом баскетболисты заговорили о предстоящем матче и строгом тренере, который не потерпит нарушений режима. Игорь бросил взгляд в сторону веранды.
        — Вовчик, если это повторится еще раз, быть тебе в основном составе.
        Володя покраснел.
        — Нет, я так не хочу. Я хочу это заслужить.
        — А я уверена, что это какое-то недоразумение, несчастный случай или подстроенная кем-то ловушка!  — воскликнула Алла.  — Надо бы посмотреть, не осталось ли на том месте, где он лежал, чьих-нибудь следов. Вы ничего подозрительного там не заметили?  — обратилась она к Ромке.
        — Не смотрели, но завтра поищем обязательно, потому что собираемся туда снова,  — ответил Ромка.  — Мы и пришли к тебе за великом, потому что свой хоть и починили, но нас теперь четверо, видишь, Катька к нам приехала. Поможем тебе снова развезти почту и поедем.
        Алла не возражала. Кроме состояния Олега, в этот момент ее больше ничего не волновало. На том и расстались. Друзья еще успели сбегать на пляж и, наконец, впервые за день, искупаться в нагретой солнцем речке. По вечерам вода в ней была теплая, как парное молоко.
        Вернувшись назад, Ромка уселся за компьютер, сканировал рисунок с внутренней стороны портсигара, увеличил, распечатал на принтере и вручил каждому участнику завтрашней экспедиции по листку со словами:
        — Будете все помогать мне искать тайник.
        А в скором времени велел всем ложиться спать, чтобы как следует выспаться перед предстоящей дорогой.
        Несмотря на то что в доме было много места, подружки решили жить в одной комнате. В Лешкины апартаменты мальчишки втащили кресло-кровать для Катьки. Стало хоть и тесно, но еще уютней. И хотя девчонки за день порядком устали: Катька была с поезда, а Лешка два раза подряд моталась на озеро, Ромкиному приказу немедленно лечь спать они не вняли и долго еще болтали обо всем на свете. Виделись подружки не очень давно, вернее, совсем недавно, но после того столько всего случилось и у той, и у другой, что на обмен информацией одной ночи было мало. Катька ничего не знала ни об экзотическом зверьке-руконожке с далекого острова Мадагаскар, который, появившись в их доме, принес Ромке с Лешкой кучу хлопот, ни об их незапланированной поездке в загородный дом на Десну, где тоже не обошлось без приключений, ни о найденном Ромкой бауле с ископаемыми раковинами — аммонитами. Потом девчонки потихоньку сбегали в сад под яблоню, покормили ежей и только тогда наконец угомонились.
        А рано утром бессовестный Ромка растолкал их без всякой жалости. Подруги с трудом оторвались от подушек.
        — Когда в его башку что-нибудь втемяшится, он может целыми сутками не есть и не спать,  — недовольно сказала Лешка.
        — Да знаю я,  — вздохнула Катька.
        Не став завтракать, все четверо отправились к Алле, чтобы помочь ей разнести почту.
        Девушка находилась на веранде рядом со своим другом. Олег наконец-то проснулся. Парень был бледен и пил очень много воды. Только при них влил в себя чуть ли не целую полуторалитровую бутылку минералки.
        — Он тебе сказал, как очутился у озера?  — тихо спросила Лешка у Аллы.
        — Сказал.  — Алла присела рядом с Олегом.  — Говорит, что поехал ко мне на свидание. Представляете, на его пейджер пришло сообщение, что я срочно жду его у озера. Он испугался, что со мной стряслось что-то страшное, и помчался туда в уверенности, что до начала тренировки успеет вернуться в Москву. Но только я не приглашала его ни на какое озеро.
        Не сводя глаз с друга, девушка в тревоге сдвинула тонкие брови.
        — А кстати, где твои пейджер и мобильник?
        Олег похлопал себя по карманам.
        — Не знаю.  — Он встал, расправил плечи, вдохнул в себя воздух и снова сел.  — Что-то голова закружилась.
        — Еще бы,  — прошептал Артем.
        Олег выглядел усталым и совсем не выспавшимся, хотя и проспал почти сутки.
        — Расскажи, как все было-то, и поподробней,  — сев рядом с ним, попросил Ромка.
        — Не знаю, что и говорить, Алла уже все сказала. Я получил от нее сообщение, удивился, почему она не позвонила мне по телефону, потом подумал, что, возможно, был в это время в ванной и не слышал звонка, понятное дело, очень встревожился и без раздумий поехал на озеро. Вышел из машины, увидел красный рюкзак — Алла его всегда на дерево вешает…
        — А не могло это быть просто что-то красное?  — перебил его Ромка.
        — Нет, это был именно ее рюкзак, потому что рядом с лямкой я сам прикрепил к нему значок и он блестел на солнце,  — ответил Олег и продолжал: — Поэтому я не сомневался, что Алла сидит на бревнах. Я ускорил шаг, даже, кажется, что-то крикнул, а больше ничего не помню.
        — Но я не ездила ни на какое озеро!  — воскликнула девушка.  — Я в Москве была!
        Ромка заглянул в ее растерянные глаза.
        — А как там мог оказаться твой рюкзак? Помнишь, вчера ты была без него. Он нашелся?
        — Еще не искала.  — Девушка вскочила и исчезла в доме, а спустя минуту вернулась обратно со знакомой всему поселку ярко-красной заплечной сумкой.  — Вот, под диваном валялся. Я вчера торопилась и туда не заглянула. Теперь и вовсе ничего не понимаю. Что же тогда висело на дереве?  — она смотрела на Ромку, словно он знал ответ, но ему и самому ничего не было ясно.
        Юный сыщик потер рукой лоб и тронул Олега за руку.
        — А зачем ты ей на почту звонил и говорил, что с тобой все в порядке?
        Пришла очередь удивляться парню.
        — Ни на какую почту я не звонил. Один только раз набрал номер ее мобильного, мне ответил пожилой голос, я и вспомнил, что Алла оставила «трубу» своей тетке.
        — У тебя еще кое-что с собой было.  — Ромка мигнул Артему, тот порылся в кармане и предъявил баскетболисту фишку из казино «Дворец удачи».
        — Твоя?
        Олег взял круглую блестящую штучку в руки, внимательно рассмотрел ее и вернул Артему.
        — Нет, не моя.
        — Ты что, ни разу в этом казино не был?  — недоверчиво сощурился Ромка.
        — Один раз был, в прошлом году, но в рулетку не играл, только за автоматом посидел, причем совсем недолго. Я не очень азартный человек,  — просто ответил парень.
        — А как тогда эта фишка попала в твой карман? К твоему сведению, она выпала оттуда вместе с ключами от машины.
        — Не знаю.  — Олег покачал головой, взглянул на часы.  — Я, пожалуй, поеду, а то и сегодня на тренировку не попаду.
        Он снова приложился к бутылке с водой и пошел к своей машине, но на полдороге остановился.
        — Да, кстати, спасибо за то, что не оставили меня в лесу. Я ваш должник, запомните это.
        — Не за что,  — отозвался Артем, а Ромка не стал миндальничать.
        — Конечно, запомним. И если что, непременно напомним, можешь в этом не сомневаться.
        Олег еще немного постоял у своей машины, рассеянно, думая совсем о других вещах, проговорил: «Давно пора ее вымыть», на пыльном крыле пальцем нарисовал сердце, пронзенное стрелой, улыбнулся Алле и наконец сел за руль. Захлопнул дверцу, посмотрел вокруг себя, перегнулся через сиденье, а потом снова высунулся наружу и радостно сообщил:
        — И телефон, и пейджер здесь, под обивку кресла завалились. Странно, что меня не обокрали и машину мою не угнали. Ну, я поехал. Алла, позвони мне после тренировки откуда-нибудь, пожалуйста.
        — Я съезжу к тете Зине в больницу, заберу у нее свой телефон, и ты мне звони тоже,  — ответила девушка, а когда Олег уехал, провела рукой по светлым волосам и с мольбой произнесла: — Надеюсь, больше с ним ничего не случится. Вы подождите, я переоденусь, и вместе сходим на почту за письмами.
        — А про наркотики-то мы его забыли спросить,  — сказала Лешка.
        — Не забыли. Я собирался, да так и не собрался, как-то неудобно было,  — ответил Артем, а Катька иронически сморщила свой короткий носик.
        — Непонятная какая-то история. А что, если он все врет? Что, если он все-таки был в том казино, а потом еще и в притоне у каких-нибудь наркоманов, там накололся всякой гадости и поехал сдуру куда глаза глядят? Заехал на озеро и там свалился.
        — Как-то маловероятно,  — ответил Артем.  — Зачем бы ему для этого так далеко ехать?
        Ромка согласился с другом.
        — Вообще-то интересненькое дело,  — изрек юный сыщик.  — Если бы у меня не было своего, более важного, я бы взялся за расследование этого. Скорее всего кто-то хочет Олега подставить. Завтра обязательно обыщем место происшествия.

        Глава VI СПЯЩАЯ КРАСАВИЦА

        Писем и газет на почте в это утро было совсем мало. Друзья быстро разнесли их по домам, зашли к Алле за велосипедом, вернулись домой, быстро позавтракали, а потом, объявив Нине Сергеевне, что отправляются в поход, набили рюкзаки и сумки продуктами и сырой картошкой, чтобы печь ее на костре, прихватили старый алюминиевый чайник и тронулись в путь.
        И тут выяснилось, что Катька совсем не умеет ездить на велосипеде. Судорожно вцепившись в руль, она медленно крутила педали и, чем больше осторожничала, тем чаще утыкалась то в столбы, то в растущие на обочине дороги деревья.
        — Я на спуске с горы живу, там не очень-то поездишь, вы прекрасно об этом знаете,  — пищала она в свое оправдание, а Ромку Катькина неумелость ужасно злила.
        — Пошевеливайся!  — то и дело кричал он.  — Без тебя уже давно бы на месте были. Ты что, не можешь быстрее?
        — Могу,  — отвечала Катька и тут же слетала в канаву.
        Если Дик вчера мчался за ними, высунув язык, то теперь челноком мотался взад-вперед. Однако и сам Ромка, помня о вчерашнем бревне, ехал с превеликой осторожностью и тормозил на всех поворотах. И так, худо-бедно, они все же добрались до озера, а Катька в конце пути стала чувствовать себя на велосипеде более или менее уверенно.
        Ромка поставил на прежнее место свою сумку и направился туда, где они вчера нашли Олега. Огляделся, пожал плечами.
        — Ничего здесь нет,  — констатировал он и самонадеянно добавил: — Если бы что было, я бы еще вчера нашел.
        Вернувшись назад, Ромка достал свой металлоискатель, надел наушники и застрадал, призывая друзей к сочувствию:
        — Ну почему у меня нет приличного прибора с дисплеем? У всех порядочных людей есть, а у меня — нет.
        Но никто его не слушал, каждый занимался своим делом.
        Тогда Ромка отправился к своим трем соснам и приступил к поискам сокровищ. Найдя несколько пробок от бутылок да сломанный перочинный ножик, он вскоре понял, что искомого тайника там нет. Ромка пощелкал портсигаром — солнечный зайчик отлетел от гладкой крышки и запрыгнул за верхушки деревьев. Мальчишка задрал голову к синему небу и, прежде чем искать новое место, решил передохнуть. Он покрутил головой и увидел Катьку. Она уже успела искупаться и теперь лениво валялась на берегу, широко раскинув руки и закрыв лицо от солнца огромным листом лопуха. То есть совершенно бессовестно предавалась безделью вместо того, чтобы, руководствуясь выданным вчера планом, искать валун или три другие сосны с зарытыми под ними ценностями.
        — Катька, а ну поди сюда!  — грозно крикнул юный сыщик.
        Девчонка томно повернулась и приподняла лопух.
        — Ну, чего тебе?
        — Или ищи место, где может быть тайник, или топай за сушняком, нечего разлеживаться!  — скомандовал Ромка.
        Катька показала ему язык, однако увидев, что Артем с Лешкой уже успели притащить по огромной куче хвороста, послушно встала, надела шорты, обулась, чтобы не колоться об иголки и шишки, и направилась к зарослям, откуда торчали сухие ветки.
        Тем временем Артем приволок огромную корягу, оставил ее в стороне, а сам принялся разжигать костер. Оказалось, что умения в этом важном деле ему не занимать — хворост загорелся с первой же спички. Вверх с шипением взметнулись алые языки пламени и заплясали, требуя новой пищи. Артем подложил в костер ветки потолще и привесил на проволоку чайник с родниковой водой. А Лешка выгрузила из рюкзака продукты, постелила на траву клеенку и приступила к изготовлению бутербродов. Чайник вскипел быстро, и она пригласила всех за импровизированный стол.
        — Можете садиться, все готово.
        Ромка только и ждал этого момента. Он вылез из воды, подобрал с травы свой портсигар, уселся рядом с сестрой и полез за огурцом. Во все стороны от него полетели брызги. Он схватил бутерброд и выбрал себе самую большую кружку.
        — А чай? Лешк, налей.
        — Сам наливай да отодвинься подальше. И не брызгайся. Дик и то так не делает. И Катьку зови,  — буркнула Лешка, не очень-то довольная тем, что подруга, взвалив на нее все хозяйственные дела, сама пошла загорать.
        — А где она?  — завертел головой Ромка.
        — Как это — где? Разве Катька была не с тобой?
        — Не, я один купался, а ее за дровами послал. В лес.  — Ромка привстал, огляделся.  — Темка, она тебе сушняк принесла?
        Артем взглянул на сваленный сбоку хворост.
        — Нет, я не видел.
        Лешка вскочила.
        — Тогда где же она?
        Ромка недоуменно пожал плечами.
        — Может, все еще загорает?  — И посмотрел на то место, где в последний раз видел Катьку. Там валялся только лопух.
        Лешка вбежала на пригорок, ища, не мелькнет ли где оранжевый Катькин купальник. Но вокруг было пусто и тихо.
        — Ее нигде нет,  — испугалась она и побежала вдоль берега. Пес помчался за ней. Лешка метнулась туда-сюда, продолжая громко кричать и звать подругу. Та не отзывалась. Остановившись на обрыве, девочка в отчаянии прошептала: — Дик, где Катька?
        Пес склонил голову набок. Он еще не привык к новой гостье и имени ее не запомнил, а потому и не сразу понял, о ком идет речь.
        А Лешке тут сделалось очень страшно. А вдруг Катька упала в озеро и утонула? А с тех пор как они видели ее в последний раз, прошло столько времени, что если Катьку удастся найти и вытащить из воды, то уже не откачать. И что тогда будет? Как они посмотрят в глаза ее маме? Как сами будут жить без Катьки? И она вновь понеслась вдоль берега, панически крича:
        — Катька, Катенька, Катюша!
        И снова никто не отозвался. Людей сегодня на озере не было, и только в одном месте, за камышами, Лешка увидела двухвесельную лодку с застывшим в ней рыбаком в куртке с капюшоном. На дне лодки лежало яркое пляжное полотенце.
        «И как ему только не жарко? Может быть, перекупался и теперь никак не может согреться»,  — машинально подумала Лешка и громко крикнула:
        — Скажите, пожалуйста, вы не видели девочку в оранжевом купальнике? Никто здесь не купался? В воду не падал?
        Рыбак, покачав головой, сделал негодующий жест, давая понять, что она своими криками ему всю рыбу распугала, вытащил из воды удочку и, не разворачиваясь, кормой вперед поплыл к протоке. На спине его старой, болотного цвета куртки выделялся совершенно ненужный хлястик с белой металлической пуговицей.
        «Если б этот рыбак видел, как кто-то тонет, то, конечно, не стал бы спокойно удить свою рыбу. Значит, надо искать Катьку в лесу»,  — подумав так, Лешка снова кинулась в заросли.
        Ромка с Артемом тоже не сидели на месте. Они побежали в лес, куда, по Ромкиному предположению, Катька пошла за хворостом, далеко зашла и заблудилась. Дик, чувствуя общую тревогу, метался от берега к лесу, потом куда-то исчез, и через какое-то время совсем близко от их бивака раздался его заливистый лай. Лешка кинулась к собаке.
        Недалеко от того места, где они вчера нашли Олега, ничком лежала Катька. Если бы не Дик с его нюхом, они искали бы ее еще очень долго — такой густой и высокой была здесь трава. Рядом с Катькой валялись несколько сухих веточек для костра.
        Лешка сначала остолбенела, а потом закричала так истошно, что ребята мигом оказались рядом с ней.
        Ромка склонился над Катькой и осторожно повернул ее на спину. Никаких повреждений на теле девочки не было, но лицо ее было таким бледным и бескровным, что Лешкино сердце ухнуло вниз, а сама она закачалась и чуть было не грохнулась на траву рядом с подругой, но удержалась и, согнув слабеющие коленки, коснулась ее плеча.

        — Катенька, миленькая, что с тобой?
        Катька не шевелилась, но дышала ровно, и это успокаивало. Артем обхватил ее запястье и проследил за секундной стрелкой на своих часах.
        — Пульс в порядке. Мне кажется, она просто спит.
        — Нашатыря надо было с собой захватить. Мигом бы привели ее в чувство и узнали, кто и почему ее усыпил,  — деловито произнес Ромка.
        — Кто же мог предположить такое,  — сказал Артем и, взяв Катьку на руки, понес к костру.
        Лешка вскочила, но прежде чем бежать за ними, оглянулась назад. На том месте, где только что лежала Катька, в густой примятой траве что-то блеснуло. Она присела вновь — и в руке ее оказался маленький серебристый ключик. Лешка спрятала его в карман шорт и понеслась к костру. Опередив Артема, расстелила с подветренной стороны одеяло, а Ромка помог Артему уложить на него Катьку и сел рядом с ней на траву. Как и все, он пребывал в тревоге и растерянности.
        — Когда Катька пошла за дровами, я купался, поэтому ничего не видел и не слышал. Темка в это время ходил туда,  — Ромка махнул рукой в сторону леса,  — а ты, Лешка, оставалась здесь, то есть находилась ближе всех от места, где мы нашли Катьку. Вспоминай, что ты видела и слышала.
        Сестра изо всех сил напрягла память.
        — По-моему, гудела машина. Но мало ли кто здесь ездит? А больше ничего, никаких криков и голосов.  — Лешка подняла вверх Катькину руку и отпустила. Рука, как неживая, упала обратно на одеяло.  — А вдруг она, как Олег, проспит целые сутки?
        — Донесем как-нибудь до дома,  — сказал Артем и положил Катьке под голову свою футболку.
        А спящая красавица вдруг с шумом втянула в себя воздух, зашевелилась и открыла глаза.
        — Где я?
        — Проснулась!  — обрадовалась Лешка и от избытка чувств поцеловала Катьку в нос.  — Ты с нами, со мной, Ромкой и Артемом, на озере.
        — Угу.  — Осознав это, Катька медленно села и тут же с громкими стонами откинулась назад. Артем принес мягкий рюкзак и подложил ей под голову еще и его.
        — Так лучше?  — заботливо спросил он.
        — Лучше. Только меня тошнит,  — пожаловалась Катька и, застонав еще жалобнее, умирающим голосом потребовала: — Лешка, дай зеркало.
        Ромка громко хмыкнул, а у Лешки тут же подскочило настроение. Раз ее подруга заботится о своей внешности, значит, пришла в себя окончательно.
        — Сейчас, сейчас,  — засуетилась она и подала Катьке ее толстенную косметичку, с которой та не расставалась даже в лесу. Девчонка лежа уткнулась в зеркало.
        — Перепугала нас всех до чертиков и красится как ни в чем не бывало. Если человек с приветом, то это надолго,  — недолго думая, Ромка выхватил у Катьки тушь.  — Может, сначала расскажешь, что с тобой было?
        Девчонка метнула на Ромку гневный взгляд, собрав все силы, привстала и отобрала назад свой тюбик. Артем присел на краешек одеяла.
        — Вспомни, пожалуйста, как все случилось,  — очень вежливо попросил он.
        Катька докрасилась, провела расческой по волосам и только тогда рассталась со своим зеркальцем. Лицо ее приняло задумчивое выражение.
        — Я шла, искала хворост. И…  — Она резко дернулась и даже приподнялась.  — Я же машину увидела, бордовую! Она стояла под деревом, и я к ней пошла, потому что подумала, что приехал Олег.
        — Как Олег?  — вскричал Ромка.  — Ты что, его видела?
        Катька помотала головой и от затраченного усилия снова упала навзничь.
        — Никого не видела, но подумала, что он там. А сзади кто-то навалился и закрыл мне рот и нос чем-то мягким. Я вдохнула что-то сладкое и мерзкое и понеслась в космос. То есть мне показалось, что я несусь в космос и с невероятной скоростью вращаюсь вокруг земли, а вдали светит яркая звезда. Скорость все увеличивается, и вдруг кто-то очень страшный и невидимый с жутким хохотом сдергивает меня с орбиты и тащит в ужасную тьму. А звезда гаснет. А потом я глаза открываю — а тут вы. Какое счастье!  — с присущим ей оптимизмом воскликнула Катька и нахмурила брови: — Чем же я могла надышаться? И кто на меня напал? Неужели Олег?
        — А знаете,  — сказал Артем,  — моя мама мне рассказывала, как еще в детстве ей делали какую-то операцию под общим ингаляционным наркозом, то есть усыпляли с помощью не то эфира, не то хлороформа, и ей тоже казалось, что она несется в черную тьму. С тех пор мама не переносит этого запаха.
        — А еще могли использовать фторотан, я интересовался на всякий случай усыпляющими веществами,  — сказал Ромка.  — Фторотан почти мгновенно действует.
        — Жутко мерзкий у него запах,  — сморщила нос Катька, а Ромка вскочил на ноги и, угрожая неизвестно кому, медленно проговорил:
        — Ну нет, теперь я это дело так не оставлю.
        Катька закашлялась и, понизив голос, пожаловалась Лешке:
        — Меня еще больше тошнит.
        Лешка метнулась к костру, налила кружку крепкого чаю. Катька выпила и попросила еще.
        — Олег, когда проснулся, тоже хотел пить,  — вспомнил Ромка.  — А ты уверена, что это была именно его тачка? Ты что, успела посмотреть на номер?
        Катька покачала головой:
        — Не на номер. Я эмблему сзади увидела, а потом сердечко на крыле, помните, Олег нарисовал его, когда уезжал?
        — Да, это несомненная улика,  — кивнул Ромка.
        — Олег никак не мог здесь оказаться,  — возразила Лешка.  — Он же на тренировку поехал!
        — Разберемся, кто куда поехал. Придется из-за всего этого возвращаться. Опять тайник толком не поискали,  — с большим сожалением вздохнул Ромка.  — Катька, а ты теперь великом-то управлять сможешь?
        Катька попробовала встать и мужественно заявила:
        — Чуть-чуть еще полежу, а потом смогу.
        Ромка наклонился и поднял оброненный кем-то из друзей листок бумаги с копией его плана.
        — У меня такое чувство, что кто-то хочет помешать мне найти клад. Третий раз сюда приезжаем, и все напрасно.
        Вдруг откуда-то с озера раздался грубый сиплый голос:
        — Привет, друзья!
        Все вздрогнули. Катька снова приподнялась и испуганно вскрикнула:
        — Ой, кто это?
        К берегу пристала лодка, в ней сидел толстый человек с красным лицом, насупленными бровями и седым ежиком волос.
        Ромка вгляделся, и лицо его расплылось в улыбке. Обрадовались и Лешка с Артемом.
        — Петр Иванович!  — звонко крикнул Ромка и пояснил Катьке: — Это наш знакомый бывший мент, майор между прочим, только в отставке.
        — Слышала о нем.  — Катька успокоилась и устроилась на одеяле поудобнее.
        А Петр Иванович вытянул на песок свою лодку и подошел к ним.
        — Отдыхаем? О, у вас, я вижу, и картошечка есть. А что же до сих пор не бросили ее в угли? У вас их уже достаточно.
        — Не успели еще,  — ответила Лешка.
        Бывший мент обратил внимание на Катьку.
        — А ты кто будешь? И отчего такая бледная?
        — Это Катька. Она к нам только вчера из Воронежа прикатила, не загорела еще,  — опередив всех, объяснил Ромка и стал швырять картофельные клубни прямо в огонь.
        — Картошку надо в золу закапывать, иначе она сгорит,  — наставительно произнес Петр Иванович и принялся сгребать веточкой тлеющие угли.
        — Рома, давай ему все расскажем. Про то, как на нашу Катьку напали,  — прошептала Лешка в Ромкино ухо.
        — Ни в коем случае,  — зашептал в ответ брат.  — Он нашим родичам скажет, и что тогда? Они нас потом никуда пускать не будут, сама знаешь.
        — А вдруг не скажет? Он же свой, хороший.
        — Ага, хороший! Сразу начнет выступать, что мы во что-то снова ввязались. А когда узнает, что дело касается Катькиного здоровья, не умолчит, не станет брать на себя такую ответственность.
        — Но ведь мы сколько раз, в конце концов, обращались к нему или к его внуку!
        — Вот и снова обратимся, когда будет надо. А пока и без них обойдемся,  — отрезал Ромка.
        — О чем шепчемся?  — спросил Петр Иванович, отряхивая руки от золы.
        — Так, ни о чем,  — ответила Лешка.  — Чаю хотите?
        — Не откажусь.
        Лешка подала бывшему майору большую кружку с чаем, положила на одноразовую тарелочку несколько бутербродов. Петр Иванович стал с удовольствием их есть, а Ромка наклонился, чтобы забросить в костер последнюю картошку, и из его кармана выпал старый портсигар.
        Бывший мент подхватил на лету военный трофей, с интересом его разглядел, пощелкал крышкой и с удивлением спросил:
        — Откуда он у тебя?
        — На речке нашел, за собачьим пляжем,  — сказал Ромка и протянул руку, чтобы поскорее упрятать свою вещь обратно. Но Петр Иванович портсигар из рук не выпустил.
        — Где-то я такой уже видел,  — проговорил он и задумался, а потом воскликнул: — Постой, а не у Еремеича ли? Ну да, точно, у него. Он его раньше с собой на рыбалку брал, «Приму» в него вкладывал, чтобы не замочить. «Прима» сюда аккурат встает. Я хоть и не курю, а помню.
        С приятелем Петра Ивановича Еремеичем ребята были знакомы тоже. Старичок жил на Еловой улице и летом, как правило, сдавал половину своего дома заезжим москвичам.
        Ромка с ураганной быстротой подался вперед.
        — А когда вы у него в последний раз видели этот портсигар? Давно?
        Петр Иванович задумался снова.
        — Давно. Наверное, с год тому назад. Вот эти буковки я хорошо запомнил,  — указал он на овал с нерусскими инициалами на обратной стороне портсигара.
        — А откуда он у него, не знаете? Ваш Еремеич на войне был?
        — На войне он не был и где его взял, не знаю, помню только, что он называл его фамильным и очень им дорожил. Так и говорил, что эта вещь для него дороже любых сокровищ.
        Ромка протянул руку, выхватил наконец у Петра Ивановича свой портсигар, быстро спрятал его в карман и, успокоившись, спросил:
        — А где сейчас ваш Еремеич, дома?
        — Кто его знает? Мы с ним позавчера договорились вон у тех камышей рыбу удить,  — бывший милиционер указал куда-то вдаль.  — Я на зорьке прибыл, а его до сих пор нет. Забыл, должно быть, о нашем договоре или приболел.
        — А раньше он вас никогда не подводил?
        — Не помню такого.  — Петр Иванович поставил кружку на клеенку.  — Спасибо за бутерброды. Мне пора на работу.
        А как же картошка?  — остановила старика Лешка.
        — Обойдусь, ее долго ждать.
        Петр Иванович тяжело поднялся, влез в свою лодку и, пожелав друзьям хорошего отдыха, отплыл в полной уверенности, что у них все в порядке. А Ромка после его слов пришел в крайнее возбуждение:
        — Вы поняли, что сокровища где-то есть и что они до сих пор не найдены?
        — Почему это?  — поднял брови Артем. Все это время он собирал вещи и не особенно прислушивался к их разговору.
        — Потому что Еремеич этим портсигаром очень дорожил. А так как сама по себе эта вещь никакой ценности не представляет, то, значит, все дело в плане. Значит, Еремеич знает, где лежат эти сокровища, только по какой-то причине их еще не откопал.
        — И по какой же? Глупей тебя, что ли?  — усмехнулась Катька.
        — Не знаю по какой. Еремеич мужик неплохой, надо у него у самого об этом спросить.
        — И портсигар ему отдать,  — сказала Лешка.
        — Отдать?  — опешил Ромка.
        — Конечно. Петр Иванович ему все равно скажет, что он у тебя.
        — Успеется,  — заартачился Ромка.  — Он что, прямо сейчас к нему докладываться побежит? Но если, конечно, проговорится, тогда придется.
        Юный сыщик еще раз сбегал туда, где нашлась Катька, но не обнаружил никаких следов напавшего на нее злоумышленника. Заодно поискал тайник: пока Катька не поднялась, делать было все равно нечего. Но никаких кладов так и не нашел, как ни пыхтел над своим металлоискателем.
        А потом испеклась картошка, и жалко было оставлять ее несъеденной. Как Катька ни отнекивалась, они напихали в нее всякой еды, чтобы у нее прибавилось сил, и наконец отправились домой.
        Обратный путь занял у них вдвое больше времени, так как у Катьки то и дело кружилась голова и поэтому приходилось останавливаться, чтобы дать ей передохнуть. Но если Лешку с Артемом больше всего заботило Катькино самочувствие, то Ромка, забывая о собственной безопасности, то и дело отрывал от руля руки и разводил их в стороны.
        — Неужели на Катьку напал Олег? А зачем ему это надо?  — вопрошал он и снова хватался за руль. Но никто не знал, что ему ответить.
        Что касается Катьки, то ей следовало отдать должное. Держалась она мужественно и, лишь подъехав к калитке, слезла с велосипеда и уцепилась за забор — не только ехать, но и идти дальше она уже не могла. Тем не менее кое-как добрела до комнаты, с помощью Лешки переоделась и свалилась на кровать.
        Лешка тоже решила сменить одежду. Когда она сняла с себя шорты, на пол что-то упало и чуть слышно звякнуло. Нагнувшись, Лешка пошарила под столом и выудила маленький, блестящий, как рыбка-малек, ключик. Тот самый, который она подобрала в траве, когда Артем понес Катьку к костру. Лешка повертела ключиком перед Катькиным лицом.
        — Твой?
        Подруга приоткрыла глаза.
        — Впервые вижу.
        «Тогда это очень важная улика»,  — подумала Лешка и положила ключик в карман, собираясь немедленно показать его Ромке с Артемом. Но не успела она выйти за дверь, как в комнате появилась Нина Сергеевна с телефонной трубкой в руках. На линии были две мамы сразу, их с Ромкой и Катькина, и обе желали знать, как живется на даче их детям.
        — У нас все замечательно,  — сказала Лешка и передала трубку подруге. Катька самым бодрым голосом объявила, что живут они прекрасно, лучше и быть и может, а когда Нина Сергеевна ушла, вновь бессильно откинулась на подушки.
        — Лешка, ты идешь с нами?  — закричал Ромка.
        — А ужин?  — спросила Нина Сергеевна.
        — Мы в лесу ели.
        — А почему Катя легла?
        — Катька на велике ездить не умеет, потому и устала.
        Нина Сергеевна вновь вошла в комнату, с большим подозрением осмотрела так рано улегшуюся спать Катьку, перевела глаза на неестественно возбужденного Ромку.
        — Куда вы собрались?
        — Просто погулять,  — сказал подоспевший Артем, а Ромка дернул сестру за руку.
        — Лешка, давай скорее.
        Нина Сергеевна недоверчиво покачала головой и пошла к себе. А Лешка нерешительно посмотрела на подругу.
        — Иди с ними,  — сказала Катька и зажмурилась.  — Я все равно сейчас усну.
        Чмокнув подружку в щеку, Лешка побежала за ребятами и в этой бестолковой суете совсем забыла о маленьком ключике в своем кармане.

        Глава VII ИСЧЕЗНОВЕНИЕ ЕРЕМЕИЧА

        — Первым делом — к Алле,  — распорядился Ромка.  — Вернем ей велик и поговорим об Олеге.
        Алла с сестренкой сидели во дворе и рассматривали какую-то книжку.
        — Привет, Златовласка. Что читаем?  — привалив велосипед к сараю, спросил Артем.
        — Страшилку про жуткого оборотня,  — ответила Кристина.  — Представляешь, очень красивая женщина оказывается огромной черной змеей. Хочешь посмотреть картинки? Со страху умрешь.
        Артем полистал книжку и вернул ее девочке.
        — Читай сама, только не на ночь, а то приснится плохой сон.
        — А я ничего не боюсь,  — ответила Кристина и с книжкой под мышкой вприпрыжку унеслась в дом, а Артем с Ромкой пристроились рядом с Аллой на скамейке. Нашлось место и для Лешки. Ромка увидел на скамье мобильный телефон и спросил:
        — Олег звонил?
        — Нет еще.
        — И не заезжал?
        — Нет, конечно, когда бы он успел,  — ответила девушка и оглядела друзей.  — А почему вы все какие-то встрепанные? Что еще произошло?
        — Кое-что пострашнее вашей страшилки — ответил Ромка.
        — На нашу Катьку у озера напали и усыпили. И это еще не все. Перед этим она видела там «Ладу» твоего Олега,  — выпалила Лешка.
        Алла побледнела и не поверила.
        — Быть этого не может!
        — Но Катька видела сердечко на крыле. Ты помнишь, как он вчера его рисовал? И эмблему за стеклом тоже.
        — Все равно не может этого быть,  — повторила девушка, хватая телефон.
        Она набрала номер и замерла. К счастью, после нескольких звонков в трубке раздался голос:
        — Я слушаю.
        — Олег, здравствуй, это я. Как прошла тренировка? Плохо? Тренер недоволен? А скажи, ты все время в Москве был, на озеро случайно не ездил?
        Слышимость была хорошей, и до ребят донесся громкий возглас:
        — На какое еще озеро?
        — На наше, Чистое. Там ребята видели твою машину.
        — Они ошиблись,  — спокойно ответил парень.
        Ромка припомнил, когда они нашли Катьку, и прошептал:
        — Спроси, где он был в двенадцать часов дня?
        — А в двенадцать часов ты где был?  — покорно повторила девушка.
        — В казино,  — неожиданно ответил Олег.
        — Зачем?  — изумилась Алла.
        — Пытался уяснить, откуда у меня взялась в кармане фишка. Боялся, что у меня провал в памяти, но когда пришел в казино, то понял, что я в нем действительно давно не был, а когда оттуда вышел, то наконец вспомнил, что со мной случилось на озере. Когда я пошел к дереву, на котором висел твой рюкзак, на меня напали сзади и чем-то усыпили. А еще, не знаю, заметила ты или нет, но у меня на руке остались следы от шприца. Должно быть, мне еще и вкололи что-то, чтобы я не скоро пришел в себя. Странно это все как-то. Но больше всего я боюсь того, что ты и ребята черт-те что обо мне подумаете.
        Олег говорил взволнованно и очень просто, так, что не поверить ему было невозможно. Тем не менее Ромка прошептал:
        — А после казино?
        — А что ты делал потом?  — спросила Алла. Голос ее стал спокойнее, лицо приобрело свой обычный цвет.
        — После казино я поехал на тренировку.
        — На машине?
        — Нет, я весь день пользовался метро. На дорогах постоянные пробки, и я боялся опоздать на тренировку.
        — И когда тебя теперь ждать?
        — Завтра к вечеру. Я тебе еще позвоню.
        — Будь осторожней,  — на прощание попросила Алла и подняла на Ромку свои большие глаза: — Ты все слышал?
        — Слышал. Но на озере была его тачка. Значит, пока его не было дома, кто-то ею воспользовался. Причем тот, кто знает, где Олег бывает, с кем дружит, короче, ваш общий знакомый. Не знаешь, кто бы это мог быть?
        — Не представляю даже,  — сказала Алла.  — Но для чего кому-то понадобилось нападать на Олега, а потом еще и на постороннюю девочку? Было бы понятно, если бы это делалось с целью грабежа, а просто так…
        Ромка поднялся со скамейки и покровительственно положил руку ей на плечо.
        — Мы это выясним, можешь не сомневаться. Кстати, нам твой велик завтра снова понадобится. До приезда Олега нужно будет еще раз смотаться на озеро.
        — Зачем вы без конца ездите в такую даль?  — удивилась девушка.
        — Ищем кое-что,  — доверительно сообщил юный сыщик.  — Сейчас я тебе что-то покажу, и ты все поймешь.
        Ромка полез в правый карман, чтобы показать Алле портсигар, но там его не оказалось. Полез в левый — там тоже было пусто. А больше карманов у него не было. Ромка уставился на друзей и прошептал с ужасом:
        — Где же он?
        — Ты его Петру Ивановичу давал,  — напомнил Артем.
        — Я его забрал. И в карман положил. И больше не вынимал.
        Вид у Ромки был таким несчастным, что Лешке даже стало его жалко.
        — А в другой одежде ты не мог его оставить?  — спросила она и, оглядев брата с головы до пяток, тут же убедилась, что Ромка и не думал переодеваться, остался в тех же грязных, измазанных в траве и саже шортах, в каких ездил на озеро.  — У тебя карманы мелкие. Он мог снова выпасть.
        — Но если бы я его там потерял, то сразу бы и нашел. Ведь я тайник искал и каждый сантиметр местности осматривал.
        — Мог и по дороге выронить.
        — Мог.  — Ромка то бледнел, то краснел.  — Значит, надо прямо сейчас ехать назад!
        — Обалдел совсем!  — воскликнула сестра.  — На ночь глядя?
        — Ты его в темноте не увидишь,  — сказал Артем.  — И потом, его вообще необязательно искать, у тебя же план и в компьютере, и на листках остался.
        Но Ромка был непреклонен.
        — Все равно его надо найти!
        — Да о чем вы говорите?  — воскликнула Алла.
        — О портсигаре,  — ответил Ромка, еще раз ощупал свои карманы и рассказал девушке о найденном трофее и обнаруженном внутри него плане тайника с большими ценностями, которые закопаны у Чистого озера.
        — А сегодня мы узнали, что портсигар этот принадлежит Еремеичу,  — закончил он свое повествование и потянул друзей к калитке: — Надо сходить к Петру Ивановичу и спросить, не говорил ли он о портсигаре со своим другом.
        Выскочив за калитку, Ромка вдруг вернулся назад.
        — Скажи-ка мне на всякий случай свой номер телефона. И Олега тоже. Вдруг пригодятся.
        Вставив под диктовку девушки полученные номера в память своего мобильника, Ромка поспешил к Петру Ивановичу.
        Бывший милиционер еще весной переквалифицировался в киоскеры. Его ларек с шоколадками, жвачками, печеньем и прочим нехитрым ходовым товаром находился недалеко от железнодорожной станции.
        — Здрасьте еще раз,  — заглянул в окошко Ромка и осведомился: — Петр Иванович, вы уже сказали вашему Еремеичу, что его портсигар у меня?
        — Если б и хотел сказать, то все равно бы не смог,  — ответил майор в отставке и пояснил: — Еремеича нет дома.
        — А где же он?
        — Не знаю. Хотел у его квартирантов спросить, но их тоже нет.
        Солнце уже зашло за холм и перестало жарить. Ромка посмотрел на часы.
        — Еремеич, где бы он ни был, небось давно вернулся. Давайте сами к нему сходим и узнаем, почему он до сих пор не выкопал ценности. Или же он их давно нашел, но от всех скрывает, а я только зря корячусь у озера. Надо его как-нибудь по-хитрому расколоть, и тогда хоть одна мудреная загадка разрешится.  — И юный сыщик, опережая друзей, быстро зашагал к Еловой улице.
        Дом Еремеича был приметным — возле него высилась огромная старая яблоня, касаясь своими густыми ветвями крыши и окон. Но сейчас дом показался друзьям каким-то нежилым. Они подергали ручку двери, ведущую на хозяйскую половину, но она не поддалась. Постучали в соседнюю дверь, к дачникам. Но и за ней никого не оказалось.
        — Где же все?  — удивился Ромка, и вдруг с улицы послышался женский крик:
        — Ребята, вы к кому?
        К дому приближалась молодая женщина в пляжном костюме, рядом с ней ковылял трехлетний малыш в обнимку с надувным зайцем.
        — Мы к Еремеичу. Где он, не знаете?  — спросил Артем.
        — Мы вчера в Москву уезжали, вернулись — его нет. Так с тех пор и не появился,  — вынимая из сумки ключ, ответила женщина.
        — Странно. Мы к вам еще зайдем,  — предупредил женщину Ромка и, выйдя за калитку, подергал плечами: — Хотели решить одну задачку, а вместо того получили вторую. Вот куда мог деться Еремеич? Клад свой ищет?
        — Чего ж он ждал столько времени?  — усмехнулся Артем.  — Жил-жил со своим портсигаром, потом его потерял, а как только ты его нашел, так и он спохватился, вспомнил о тайнике.
        — Я и сам пока не нахожу этому объяснения,  — самокритично ответил Ромка.
        Когда они вернулись домой, Катька уже проснулась и ждала их, чтобы вместе ужинать.
        — Мне снова снился космос, страшный невидимка и гаснущая звезда,  — пожаловалась она за столом.
        — Как невидимка может быть страшным? Ты же его не видела,  — удивился Ромка.
        — Воображение подчас такое нарисует, что ни наяву, ни во сне не увидишь,  — сказал Артем.
        — Это верно.  — Катька зажмурилась.  — Он еще и хохотал снова так, что мурашки по коже.
        — Найдем мы твоего невидимку, не переживай. Ты же знаешь, какой я великий сыщик.  — Без тени смущения Ромка хлопнул ее по плечу, допил свой чай и отправился в гостиную. Там он уселся за компьютер, открыл новый файл и сосредоточенно сдвинул брови: — Как назвать это дело-то? «О пропавшем портсигаре» или «О Катькином невидимке»? А может, «О неизвестном усыпителе»? Чего молчите, предлагайте.
        — Поскольку здесь замешаны баскетболисты, то напиши просто «Баскетбольное дело»,  — сказал Артем.  — Хотя какое значение имеет название? Главное, чтобы был результат.
        — Вот именно,  — кивнула Лешка. Обычно она без особой охоты поддерживала все Ромкины начинания, но сейчас был другой случай. За подругу Лешка была готова встать горой и потому считала своим прямым долгом как можно скорее найти Катькиного обидчика.
        — И куда мог деться Еремеич? А вдруг все эти непонятные усыпления каким-то образом связаны с его портсигаром? Может такое быть?  — Ромка поднял глаза к потолку, будто там было что-то написано.
        — Маловероятно,  — покачал головой Артем.
        — Все равно надо проверить.
        Юный сыщик схватил телефонную трубку и позвонил Алле.
        — Привет, это я, Рома. Скажи, пожалуйста, твой Олег случайно клады не ищет?
        — Нет, конечно. Что он, маленький, что ли?  — ответила девушка.
        — Взрослые, к твоему сведению, этим тоже занимаются, даже клуб такой открыли. Он туда никогда не ходил?
        — В клуб…  — Алла помолчала.  — Ой, постой, у него, кажется, есть какой-то знакомый, который всем этим увлекается. А Олег спортсмен, ему о кладах думать некогда.
        — Значит, знакомый кладоискатель у него есть!  — воскликнул Ромка и в нетерпении заерзал на стуле.  — Скорее бы наступило завтра! Олег приедет, и тогда многое разъяснится.
        Всю ночь Катька бредила. Ей снова снилась гаснущая звезда и страшный невидимка, уволакивающий ее в черную бездну. Лешка несколько раз вставала и приносила ей попить. А чуть свет к ним заявился Сашка Ведерников и всех разбудил.
        — Ты за своими великами?  — спустившись в гостиную, спросил Артем.
        — Ага. Вы же их еще позавчера вернуть обещали.
        Вслед за другом с лестницы скатился Ромка.
        — Привет, Санек. Извини, пожалуйста, что так вышло. Сейчас отдам тебе твои велики, мне сегодня и одного хватит.
        — Зачем он тебе?  — выскочив из своей комнаты, вскричала Лешка.
        Взглянув на сестру, Ромка выразил беспредельное удивление.
        — Как зачем? На озеро ехать, свою вещь искать.
        — Но мы же решили, что ты никуда не поедешь!
        — Кто это решал? Я как раз говорил, что поеду.
        — Санек, потерпи до обеда, оставь мне один велик, пожалуйста,  — попросил Артем, а Лешке сказал: — Ничего не попишешь, придется ехать с ним.
        — Съезди,  — кивнула Лешка.  — Ведь если отпустить его одного, все равно покоя не будет. А я останусь с Катькой.
        После завтрака Ромка с Артемом уехали на озеро, а девчонки помогли Нине Сергеевне убрать со стола и пошли сидеть на веранде: по утрам там была тень.
        — Катька, теперь, когда ты окончательно выспалась, постарайся на свежую голову еще хоть что-нибудь вспомнить,  — потребовала Лешка.  — Что за человек на тебя напал, каким он был? Напрягись, может, всплывет что-нибудь важное.
        Подруга задумалась.
        — Ну, я услышала шорох, испугаться не успела, потому что он меня сразу схватил, причем сверху. Сильный, руки, как клещи.
        — Высокий. Значит, баскетболист!  — воскликнула Лешка.  — Должно быть, испугался, что ты его узнаешь. Значит, Ромка прав: он из числа наших общих знакомых.
        — Но мы, кроме Олега, знаем только Игоря и Вовчика! Неужели это кто-то из них? Не могу поверить!
        Привыкшая в своей короткой жизни ко всяким неожиданностям, Лешка лишь плечами пожала:
        — Чего только не бывает. Надо проверить алиби каждого из них, выяснить, где они были вчера до тренировки.
        Поскольку Катька больше ничего о напавшем на нее человеке вспомнить не смогла, разговор перешел на общих воронежских знакомых. Периодически девчонки звонили Ромке с Артемом и спрашивали, как у них идут дела.
        — Все в порядке,  — отвечал Артем.
        Но когда мальчишки вернулись, оказалось, что дела обстоят не так хорошо, как им того хотелось. Портсигар Ромка не нашел, а Еремеич так и не появился: по дороге домой ребята снова заезжали на Еловую улицу.
        Лешка поделилась с братом своими соображениями насчет того, кто и зачем напал на Катьку. Ромка сказал, что он эту версию продумал еще вчера, и они все вместе стали ждать приезда Олега.

        Глава VIII ЗВЕНЯЩИЙ «ПАССАТ»

        На закате у домика Аллы появилась долгожданная бордовая «десятка». За рулем сидел Олег, рядом с ним — Игорь. Друзья бросились им навстречу.
        — Вовчик не появлялся?  — поздоровавшись со всеми, спросил Игорь.
        — К нам, во всяком случае, не заезжал, ответила Алла и с возгласом: «Что еще случилось?» — схватила Олега за руку.
        И тут все заметили, какое мрачное у парня лицо. Олег уселся на скамью во дворе и невесело усмехнулся:
        — В третьем классе у меня был друг, его прозвали «Тридцать три несчастья», потому что не было на свете такой лужи, в которую бы он не угодил, и такой грязи, в которую бы не вляпался. И еще мне фильм вспомнился, с Пьером Ришаром и Жераром Депардье, под названием «Невезучие»…
        — Мой любимый!  — воскликнула Катька.
        — Ну и…  — шикнув на Катьку, заторопил спортсмена Ромка.
        — А теперь я сам чувствую себя в шкуре невезучего. Представляете, какую мне выволочку устроил тренер за пропуск тренировки? Нет, тот, кто нашего тренера не знает, этого себе и представить не сможет! А сегодня я снова опоздал, чуть ли не на час. Умудрился застрять в лифте.
        — Я когда на уроки опаздываю, то почти всегда говорю, что в лифте застрял,  — сказал Ромка.  — Учителя мне, конечно, не верят, но истину не выясняют и в класс пускают.
        — Тренер меня тоже пустил и, к сожалению, тоже не стал выяснять, сказал я ему правду или солгал. А даже если он мне и поверил, то «Тридцать три несчастья» в команде перед ответственными играми ему ни к чему. Он так и сказал: еще один такой случай и встанет вопрос о моем пребывании в лиге.
        — Это несправедливо,  — расстроилась Алла, а Олег сжал кулаки.
        — Такое чувство, что кто-то мне все это нарочно подстроил!
        — Ну, положим, в лифте застрять может каждый,  — раздумчиво сказал Игорь.  — Но как понять все остальное? Кому понадобилось вызывать тебя на озеро, чтобы там усыпить и бросить? Вот это не поддается никакому объяснению.
        Ромка дернул Олега за руку:
        — Слушай, а что у тебя за друг такой, который клады ищет?
        — Какой еще друг? При чем тут это?  — опешил парень.
        В разговор вмешалась Алла:
        — Олег, помнишь, как ты мне рассказывал о старинной церкви, целиком ушедшей под землю, и как кто-то из твоих друзей занимался там раскопками?
        — А…  — протянул Олег.  — Я и забыл. Мне об этом Витька Гаршин говорил, давно очень.
        — Кто такой этот Гаршин?  — быстро спросил Ромка.
        — Одноклассник мой, но только мы с ним уже, наверное, год не виделись. Жизнь такая, позвонить — и то некогда.  — Олег дернул плечом — мол, почему Ромка лезет к нему сейчас с такими никчемными, ни к селу ни к городу вопросами, а юный сыщик, ничего не объяснив, перевел разговор на другую тему.
        — Ты, Олег, в основном составе, да?  — насупив брови, спросил он.
        — Он у нас в пятерке лучших игроков,  — вместо Олега ответил Игорь.
        — А с кем у вас ближайшая игра?
        — С екатеринбургской сборной.
        — Важный матч?
        — Один из ключевых. Если выиграем, поедем в Данию.
        — Они из-за границы не вылезают,  — шепнула Алла девчонкам.
        — Ух ты, классно. А эти, екатерин… екатеринбургжцы,  — еле выговорил Ромка,  — уже прибыли в Москву?
        — Нет, только послезавтра должны прилететь. А что?
        — Ну, я подумал, что если вывести из основного состава ведущего игрока, то им легче будет вас переиграть. Но раз их здесь нет, то, значит, они тут ни при чем.
        — Что ты мелешь! О подобном коварстве я сроду не слышал,  — Олег поморщился от Ромкиной версии, но сразу постарался скрыть раздражение: по-видимому, вспомнил о том, что Ромка его спаситель и он должен быть ему благодарен.  — Да и зачем выводить из строя меня? Уж лучше Игоря, он у нас номер первый, капитан. А я меньше двух месяцев назад в команду пришел, позже Вовчика.
        — Не прибедняйся,  — взглянул на друга Игорь и пояснил: — На сегодняшний день наша команда лучшая в СБЛ (Студенческая баскетбольная лига. (Прим. ред.)), и осенью Олег должен перейти в профессиональный клуб.
        — Понятно.  — Ничуть не обидевшись, Ромка гнул свое, только теперь обращался к Игорю.  — А его есть кем заменить?
        — Как тебе сказать… Мы уже хорошо сыгранная команда. Хотя замена всегда найдется, скамейка запасных переполнена. Тот же Вовчик стал подавать надежды, чего от него никто не ждал. До этого тренер вообще хотел от него избавиться.  — Игорь, казалось, рассуждал сам с собой, пытаясь смотреть на вещи объективно. Вздохнув, он взглянул на часы.  — Где же Вовчик мог застрять? Договорились, что он сюда подъедет. Может быть, поехал другой дорогой и давно уже дома?
        — Так давайте к нему сходим,  — сказала Алла, направляясь к калитке.
        Оба баскетболиста, оставив машину Олега у забора, пошли за ней. Ромка с друзьями тоже не остались на месте.
        — Зуб даю, Олег в лифте не случайно застрял. Испортить лифт — один из простейших способов не дать человеку куда-то поспеть вовремя,  — проговорил на ходу юный сыщик.
        — Возможно, что и так,  — согласился Артем.
        Через пару коротких кварталов — Медовка была маленьким компактным поселком, здесь все было рядом,  — они подошли к большому двухэтажному, недавно перестроенному дому с большим гаражом слева. Сразу было видно, что владельцы дачи — люди состоятельные. Но цветы у забора отсутствовали, сад пребывал в запустении, что говорило еще и о большой занятости его хозяев. Зато во дворе возвышался зеленый щит с баскетбольной корзиной. Судя по вытоптанной вокруг щита земле, корзина часто использовалась по назначению: Володя тренировался усердно.
        — Можно будет как-нибудь прийти сюда покидать мяч. Ксения Антоновна, мать Вовчика, я думаю, нам разрешит,  — сказал Артем.  — Я люблю баскетбол, в Англии играл за школьную сборную. Хорошо бы в Медовке среди ребят соревнования устроить.
        — Сейчас не до соревнований,  — отмахнулся Ромка.  — Вот узнаем, что к чему, тогда и устроим.
        Подергав калитку, Игорь нажал на звонок. Из дома вышла молодая женщина в ярком красивом халате. От всего ее облика веяло энергией, оптимизмом и уверенностью в себе.
        — Здравствуйте, Ксения Антоновна,  — раздался хор голосов.
        — Здравствуйте, ребята,  — приветливо улыбнулась женщина.  — Вы к Вовчику? А его еще нет…
        Она не успела договорить, как из-за поворота выскочил коричневый автомобиль и так резко взвизгнул, что Ромка вздрогнул всем телом.
        — А вот и он,  — обрадовалась Ксения Антоновна.
        Подъехавший к ним «Фольксваген Пассат» был точь-в-точь такой, что пронесся мимо них по лесной дороге, когда Ромка врезался в бревно, а колесо его велика превратилось в восьмерку. Юный сыщик незаметно толкнул Артема в бок и чуть слышно шепнул:
        — Ты слышал этот визг?
        Артем кивнул и так же тихо ответил:
        — Тогда, на дороге…
        — Тогда… выходит… это Вовчик был на озере?  — Ромка так и вперился взглядом в машину.
        За рулем «Пассата» сидела Ника. Она уверенно заехала во двор и легко спрыгнула на землю. С правой стороны вышел Вовчик и направился к своим друзьям.
        — Давно ждете? Извините, заезжал домой за почтой.
        — Давай сюда газеты,  — сказала Ксения Антоновна.
        Вовчик развел руками:
        — Нету. Извини, но ключик так и не нашелся.
        — Как это — не нашелся? Три дня не можем из ящика почту вынуть, он уже забит весь!  — воскликнула Ксения Антоновна и с притворным гневом погрозила сыну пальцем. Однако досада в ее голосе звучала самая натуральная.  — Все ты, растеряша! Потерял ключик.
        — Да не терял я его,  — мотнул головой Вовчик.
        — А кто же тогда? Я тоже не теряла. Отец и подавно — он в командировке. Один ключик на всю семью был, теперь ходи, заказывай, трать дорогое время!
        Ксения Антоновна круто повернулась и пошла к дому. Но Лешка ее перегнала. Подбежала к порогу, нагнулась, опустила руку и легко выпрямилась.
        — Ой, а это случайно не от вашего ящика?
        На Лешкиной ладони блеснул маленький серебристый ключик.

        — Ну да, он самый,  — обрадовалась Ксения Антоновна и повернулась к сыну.  — Видишь, Вовчик, я оказалась права, обронил его ты. Я из Москвы его сюда не привозила.
        — Да не ронял я его нигде,  — обиженно пробасил парень, а лицо его стало совсем детским, что при двухметровом росте было очень забавно. Лешке сразу вспомнился старый фильм, снятый по книжке «Патент АВ», которую написал автор всеми любимого «Старика Хоттабыча» — Лазарь Лагин. Эти две повести под одной обложкой стояли у них в книжном шкафу еще с маминого детства. В «Патенте АВ» злые люди с помощью изобретенного ими снадобья превращали маленьких детей во взрослых юношей и девушек, чтобы ими можно было с легкостью манипулировать. Потому что взрослыми дети становились только физически, а по умственному развитию оставались пятилетними мальчиками и девочками. И сейчас Лешка представила себе Вовчика, распевающего в общем хоре: «Мамочку мы слушали, хорошо покушали»,  — и невольно улыбнулась.
        А беззлобная перепалка между матерью и сыном все продолжалась.
        — Нет, ты! Это ты у нас все забываешь! Я когда просила машину починить? Думала, ты давно это сделал, а она все пищит, визжит и звонит, как ненормальная, потому что дисковый колпак плохо прикреплен и еще что-то испортилось.
        — Ну, не успел я. Мам, ты что, забыла, что у меня каждый день тренировки? Ты же сама хотела, чтобы я их не пропускал.
        — Хотела и хочу, ради твоего же блага! И папа твой хочет. И Ника с нами солидарна, так ведь?  — обратилась Ксения Антоновна к девушке.
        Ника, улыбнувшись, кивнула ей в ответ.
        — Видишь, все для тебя стараются! И потом, у тебя сейчас каникулы. Ты же в остальное время ничего не делаешь!
        — Ну, забыл я, больше не буду,  — махнул рукой Вовчик и снова показался Лешке моментально выросшим младенцем. И вдруг она похолодела. Раз Вовчик потерял этот ключик, то, значит, он и напал на ее подругу? Неужели этот смешной парень способен на такое притворство, а его детское лицо — всего лишь маска?
        — Ну, забыл и забыл,  — наконец миролюбиво сказала Ксения Антоновна и ушла в дом.
        — Это действительно его мать? Такая молодая?  — с любопытством зашептала Катька.
        — Она косметическим салоном заведует,  — тихим голосом пояснила Алла.
        — Тогда ясно. А отец его кто?
        — Какой-то деятель. По-моему, в Московской думе заседает.
        Ксения Антоновна оставалась в доме недолго. Вскоре она вернулась назад в шортах и маечке, отчего показалась еще моложе. В руке у нее была пляжная сумка.
        — Идемте на реку, пока солнце не ушло,  — тон у нее был командирский, и все, как послушные дети, вместе с ней отправились на пляж.
        — А мы с Катькой без купальников,  — развела руками Лешка.
        — Переодевайтесь и приходите тоже,  — приказал Ромка, не собираясь отрываться от компании.
        — Катька, ты внимательно смотрела на Вовчика?  — спросила Лешка, когда они остались вдвоем.  — Тебе не показалось, что это он напал на тебя на озере? Ведь ключик-то я им нарочно подсунула, а Ксения Антоновна его узнала!
        Катька покачала головой.
        — Не могу ничего вспомнить. Может, и он, а может, и нет.
        А Лешка горестно завздыхала:
        — Ромка меня теперь убьет за то, что я не сказала ему про ключик раньше.
        Когда девчонки прибежали на пляж, Ксения Антоновна вышла из воды и подставила солнцу спину, а Ромка, покрутившись возле нее, как бы случайно присел рядом и, покусывая травинку, пригласил к ничему не обязывающему разговору.
        — А согласитесь, что на Чистом озере лучше, чем здесь. Там и вода прозрачнее, и природа красивее…
        — Полностью с тобой согласна,  — охотно откликнулась женщина.  — С весны хочу туда попасть, никак не могу выбраться. У меня выходных почти не бывает, по вечерам только удается немного поплавать, и то не всегда.
        — Володь, а тебе Чистое озеро нравится?  — тоже как бы невзначай поинтересовался Ромка.
        — Мне? Да, очень даже,  — ответил Вовчик.  — У нас там недавно слет был, время провели клево.
        — А после ты туда, что ли, не ездил?  — столь же безразлично спросил юный сыщик.
        — Когда мне? И других дел вот так хватает,  — парень провел рукой по горлу и взглянул на Нику. И стало понятно, на кого уходит его свободное время.
        — А ты кто? Нападающий или защитник?  — не унимался Ромка.
        — Я-то? Нападающий.
        — А почему до сих пор не в основном составе?
        — Но тебя скоро в него введут, да?  — тут же вмешалась Ксения Антоновна.  — Ты же говорил, что тебя стали куда чаще выпускать на площадку.
        Вместо ее сына откликнулась Ника:
        — Гораздо чаще. Он делает значительные успехи, и тренер это заметил.
        Ника сегодня была еще красивее, чем вчера, загляденье, а не девушка. Изумрудный купальник великолепно сочетался с ее зелеными русалочьими глазами. Вовчик благодарно улыбнулся своей подруге и протянул ей руку.
        — Пошли купаться?
        Ника мотнула было головой, но тут же улыбнулась и встала с подстилки.
        — Идем.
        Лешка тоже потащила Ромку с Артемом в воду и там рассказала им про ключик. Как она и ожидала, брат рассвирепел, как бык перед красной тряпкой.
        — И ты столько времени молчала?!
        Лешка виновато потупилась:
        — Забыла я.
        Однако Ромка не стал донимать сестру бесполезными упреками, а тут же успокоился и даже обрадовался.
        — Я уже по визгу машины догадался, что это он, и Темка это тоже понял, а ты со своим ключиком только подтвердила нашу версию. Значит, дело было так. Вовчик заманил Олега на озеро и усыпил. А до того выкрал у Аллы рюкзак — это ему ничего не стоило сделать,  — а потом, вечером, незаметно вернул его назад. Когда же он ехал обратно, то заметил нас и перегородил дорогу бревном, чтобы мы в него врезались, вернулись домой и не наткнулись на Олега. Он только не учел, что мы туда в тот же день снова поедем. А потом Вовчик хватился своего ключика и на другой день поехал его искать, а для конспирации взял машину Олега. Приехав, наткнулся на Катьку и усыпил ее — что ему еще оставалось? И лифт он сломал. Подождал на верхней площадке, когда Олег в него войдет, двери на своем этаже раздвинул — при его-то силище это раз плюнуть — и подложил между ними какой-нибудь камешек. А мог и ничего не подкладывать: лифт уже через десять секунд сам блокируется, и надо лифтера вызывать, чтобы тот запустил его снова. А лифтеры, как известно, сразу не приходят, их по меньшей мере полчаса надо ждать.
        Между братом и сестрой возникла Катька и, оглядевшись, торопливо зашептала:
        — А я знаю, зачем Вовчик на Олега напал. Ксения Антоновна очень волнуется, что его не введут в состав команды, у них полно лишних людей. А когда Олега нет, то Вовчик чаще играет и у него больше шансов выделиться, показать себя. И потому он, чтобы угодить маме, подстроил подлянку собственному другу.
        — Нашлась умная!  — хмыкнул Ромка.  — Да я еще вперед тебя так подумал.
        — Так давайте прямо сейчас, здесь, об этом скажем!  — повысила голос Катька.  — Разоблачим его перед всеми — и дело с концом.
        Но Ромка больно наступил ей на ногу и оглянулся.
        — Тихо. У нас недостаточно улик, чтобы вот так взять и его при всех разоблачить. Он ото всего отопрется. Скажет, что понятия не имеет, откуда там взялся его ключик. Да и при его матери неудобно — она в любом случае будет его защищать. Сначала надо выяснить, что он в то время делал. А вот Олегу надо открыть глаза на его так называемого друга, чтобы впредь был осторожней.
        Ромка вышел на берег, подрыгал ногой, сбрасывая налипший песок, и озадаченно произнес:
        — Одного не могу понять: при чем тут портсигар?
        — Да ни при чем,  — сказал Артем.  — Как говорится, мухи отдельно, а котлеты — отдельно.
        — Возможно, ты и прав, вот только куда запропал Еремеич? И что за друг у Олега, который тоже клады ищет?  — Ромка в недоумении развел руками и помчался к выходящим из воды Олегу с Аллой.
        Шепча: «Есть вопрос»,  — он отвел их в кусты, проверил, не следит ли кто за ними, приказал Лешке стоять на стреме и указал на свою скулу с сине-желтым кровоподтеком.
        — Видите синяк? Когда мы первый раз ехали на Чистое озеро, нам за поворотом попалось бревно, я в него врезался и велик испортил, пришлось возвращаться. И тут мимо нас проехал коричневый «Пассат», визжащий и звенящий. А потом мы поехали на озеро снова и нашли там, Олег, тебя.
        — Уж не хочешь ли ты сказать, что Олега на озеро выманил Вовчик?  — подняла брови Алла.
        — Именно это я и говорю.
        — Но зачем?
        — Чтобы остаться в команде или попасть в пятерку лучших игроков.
        Девушка весело засмеялась, настолько курьезным показалось ей Ромкино предположение. А он, не обращая внимания на ее смех, продолжал:
        — Скажи, а на твоей почте голос Олега знают?
        — Нет.
        — Тогда он мог туда позвонить и представиться Олегом. И не говори мне, пожалуйста, что знаешь своего Вовчика уже сто лет и поэтому он не мог так поступить.
        — Не сто, но пятнадцать, это точно. Когда мы с ним познакомились, мне было три года, а ему — четыре. Вовчику сейчас всего девятнадцать, а все остальные: и Олег, и Игорь, и Ника,  — старше его на два года. Он на третий курс перешел, а они уже на пятый. Вовчик добродушный, притворяться не умеет и ни капельки не тщеславный. Он даже хотел бросить баскетбол, так опостылели ему каждодневные тренировки. Но отец с матерью хотят, чтобы он во всем лучшим был, и в учебе, и в спорте. А теперь он еще и перед Никой выпендривается.
        — Вот, сама говоришь, что теперь ему все это стало нужно, подловив собеседницу на слове, Ромка развил свою мысль дальше.  — Наша Маргарита Павловна с детства знала одну очень хорошую девочку и не сомневалась в ее прекрасных душевных качествах. А в результате ее наивности Жан-Жак до сих пор постельный режим соблюдает: с такой силой эта «хорошая девочка» его по башке треснула.
        Но Алла Ромкин довод полностью отмела.
        — Ну, давай теперь будем всех своих друзей подозревать, коли такое однажды случилось.
        — Погодите,  — прервал их Олег.  — Рома, а номер «Пассата» вы запомнили?
        Ромка вздохнул.
        — Нет, к сожалению, не подумали, что он нам пригодится. Но тот «Пассат» звенел и визжал точно так же, как и этот!
        — А ты встань на дороге и послушай, сколько старых иномарок визжит и звенит на выбоинах.
        — А ключик? Ключик от почты! Вы думаете, он у порога лежал? Он у Лешки в кармане был, вот где, а подобрала она его на Чистом озере, в траве, там, где усыпили нашу Катьку, и недалеко от того места, где мы нашли тебя!
        Но и этим аргументом Ромка не сразил баскетболиста.
        — Вовчик мог его на слете потерять.
        — Нет, на слете не мог! Ксения Антоновна сказала, что она три дня всего почту из ящика не вынимала, а ваш слет больше недели тому назад был. Ты думаешь, я не обмозговал все как следует? Ты, Олег, видимо, не в курсе, какой я, вернее, все мы опытные сыщики! Пусть тебе Алла расскажет, она более или менее в курсе. И кто ж тогда, по-твоему, на тебя напал? И на нашу Катьку?
        — Не знаю кто, но только не Вовчик.
        — А кто тогда мог взять его тачку?
        Олег пожал плечами:
        — Ну, разве что Ника. У нее на его «Пассат» доверенность.
        — Ника?  — Ромка выглянул из-за кустов. Девушка как раз с хохотом, брызгая на Вовчика водой, выбегала на берег.  — А что, это тоже вариант…
        — Да шучу я, шучу!  — засмеялся Олег.  — Ты только представь себе, как Ника на меня нападает. Она даже до носа моего не достанет.
        — А если на пенек встанет?
        — Да хоть на дерево влезет. Силенок у нее не хватит со мной справиться.
        Ромка взглянул на бицепсы парня, перевел взгляд на миниатюрную Нику и был вынужден согласиться. Олег в случае чего сбросил бы с себя девушку как букашку.
        — И все-таки спроси у Володи, что он делал позавчера до тренировки,  — настойчиво попросил он.
        — Вовчик,  — крикнул Олег,  — а позавчера утром ты где был? Почему мы не смогли до тебя дозвониться?
        — Спал я,  — ответил парень.  — Наверное, не слышал звонков.
        — Вот видишь, нет у него алиби,  — зашептал Ромка.  — А спроси, что он вчера делал в одиннадцать часов?
        — А вчера утром ты тоже долго спал?  — послушно спросил Олег.
        — Вчера… Тоже. Мама на даче ночует, живу один, никто не будит,  — смутился Вовчик и покосился на мать, ожидая очередных попреков в своем ничегонеделании.
        — Все ясно,  — свистящим шепотом произнес Ромка.  — А скажи, чисто теоретически он мог воспользоваться твоей «десяткой»?
        — Чисто теоретически да, но практически — ни в коем случае.  — Олег упорно продолжал стоять на своем.  — Вовчик у нас большой любитель поспать, это всем известно.
        Юный сыщик только вздохнул, дивясь беспечности баскетболиста.
        — Ну что ж, оставайся пока при своем мнении, а мы постараемся тебя разубедить. Ты домой-то когда поедешь?
        Олег взглянул на часы.
        — Скоро, мне еще к маме заехать надо. Я позавчера обещал ее навестить, да не получилось.
        — А где она живет, твоя мама?
        — В Измайлове.
        — И ночевать у нее будешь?
        — Нет, поеду домой, поставлю машину под окном, а утром сяду в метро, чтобы не опоздать на тренировку.  — Олег начал привыкать к въедливости своего нового юного друга, а потому старался, насколько это возможно, сохранять терпение.  — Все?  — спросил он, порываясь выйти из-за кустов. Но Ромка поймал его за руку и, встав на цыпочки, строго сказал:
        — Будь осторожней. Помни, что на каждом шагу тебя подстерегает опасность.
        — Перестану лифтом пользоваться. В чужой автомобиль ни за что не сяду. В темный подъезд один не войду, дождусь соседа. Не поддамся ни на какие непонятные звонки. Что еще прикажете делать или, вернее, не делать?
        Ромка с укором покачал головой.
        — Ты все шутишь? Между прочим, знаешь, чем на досуге занимается Шакил О'Нил, центровой знаменитой американской команды «Лейкерс»? Не знаешь? Так вот, в свободное время звезда НБА на добровольных началах участвует в полицейских рейдах. Как-то раз О'Нил собственноручно задержал торговца наркотиками! Бери с него пример, помогай нам. И потом, в твоих же интересах подключиться к нашему расследованию.
        — Рад бы, но не знаю как. Ты что-нибудь можешь предложить?
        — Я-то?  — Ромка хотел попросить Олега, насколько это возможно, не спускать глаз со своего приятеля, но не успел: Лешка закашляла, предупреждая об опасности. К ним подходил Вовчик.
        — Олег, Алла, вот вы где! Мы вас ждем.
        — Уже идем,  — отозвалась девушка. Олег подмигнул Ромке и пошел собираться.
        — Я тебе буду звонить,  — крикнул ему вслед юный сыщик, а когда возглавляемая Ксенией Антоновной компания покинула пляж, задумчиво посмотрел вслед стройным баскетболистам. Подозреваемый о чем-то громко рассказывал, и все весело смеялись. Ромка озабоченно нахмурил брови.
        — Надо его на чем-нибудь подловить, и сделать это как можно скорее.
        Уйдя с пляжа, друзья снова наведались на Еловую улицу, поинтересовались у квартирантов, не появлялся ли их хозяин. Ответ был отрицательный. В пристанционном киоске Петр Иванович тоже развел руками.
        — Сам тревожусь за Еремеича. И родственников у него вроде никаких поблизости нет, сестра где-то в Тюмени живет, но не поехал же он туда, никого не предупредив? Придется заявить в милицию, чтобы его объявили в розыск.

        Глава IX ВЕЛИКОЛЕПНАЯ ЗАДУМКА

        Придя домой, Ромка как неприкаянный замаячил по комнате.
        — Глупец Олег. Ну и глупец. И как он не боится, что этот его так называемый друг снова подстроит ему какую-нибудь каверзу?
        — А вдруг это не Вовчик?  — робко спросила Лешка.  — Ты не допускаешь такой вариант?
        — В том-то и дело, что я не полностью уверен, что преступник — Вовчик. Иначе прямо сегодня рассказал бы обо всем Петру Ивановичу. Но других подозреваемых у нас и близко нет! Все улики только на него указывают.
        И юный сыщик снова бесцельно заходил из угла в угол. И фильм новый по видаку смотреть отказался, и к Сашке Ведерникову в бильярд не пошел играть, хотя это было его любимым времяпрепровождением. Все, что ему нравилось делать раньше, сейчас казалось никчемным и неинтересным. Потом его терпение лопнуло, и он позвонил Олегу.
        — Как ты там?
        — Жив,  — отвечал Олег.
        Немного позже Ромка подошел к телефону снова.
        — А теперь ты что делаешь?
        — Еду от мамы домой.
        — А тренировка у тебя завтра во сколько?
        — В два часа.
        — Не забывай, о чем я тебя предупреждал!
        Ложась спать, Ромка спохватился, не забыл ли он напомнить Олегу перед сном тщательно проверить дверные запоры, и позвонил ему еще раз, заодно пожелав спокойной ночи.
        Проснувшись утром, юный сыщик первым делом кинулся к телефону.
        — Олег, как спалось? Хорошо? А с тренировки ты прямо к нам приедешь? Ладно, будем ждать.
        Катька неодобрительно покачала головой:
        — Представляешь, как ты ему надоел? Хуже горькой редьки. Он уже большой, собственная мама небось так его не донимает.
        И Лешка тоже с осуждением сказала:
        — Не звони больше, жди, пока он сам здесь появится.
        — Он мне потом спасибо скажет, что я его делом занялся. И Катькиным, между прочим,  — забурчал Ромка, но приставать к Олегу больше не стал. После завтрака он снова сбегал на Еловую улицу узнать, не появился ли Еремеич, от него заглянул к Петру Ивановичу и, вернувшись, сообщил, что пропавшим стариком уже занялась милиция.
        Потом он собрался снова ехать на Чистое озеро искать портсигар, но друзья его не пустили. А Артем пригрозил:
        — Я свой велик разберу на части и спрячу. Пока не нашелся Еремеич, нет никакого смысла рыскать по берегу.
        Обедал Ромка в этот день без всякого аппетита, что было ему совсем не свойственно. А потом заявил:
        — Раз у нас нет никаких дополнительных улик, мы должны использовать фактор внезапности.
        — Это как?  — не поняла Лешка.
        — А так. Скажем, что у нас такие улики есть! Объявим при всех, что нашли, например, носовой платок на озере и намекнем, что знаем, чей он.
        — А если Вовчик пользуется только бумажными носовыми платками?  — резонно возразил Артем.
        — Тогда просто скажем, что нашли важную улику, и будем все вместе демонстративно смотреть на Вовчика, а он себя чем-нибудь да выдаст. Или покраснеет, или начнет расспрашивать, что за улика, в общем, всегда понятно, когда человек виноват, а когда нет. А еще лучше — украсть у него платок или что он там носит в своих карманах, а потом предъявить…
        Артем покачал головой:
        — Боюсь, что это не самая лучшая твоя идея.
        — Сам знаю,  — завздыхал Ромка.  — Но ничего другого я пока не придумал.
        Высчитав предполагаемое время приезда баскетболистов в Медовку, Ромка вышел на дорогу, чтобы их встретить. Не дождавшись, отправился к Алле. Его друзья вскоре пришли туда же. Ромка с телефоном в руках одиноко сидел на скамье. Увидев их, вскочил с места и накинулся на девчонок:
        — Сказали, не звонить, я и не звонил, терпел, а его до сих пор нет! Больше я вас слушать не буду. Пришел конец моему терпению.
        И Ромка позвонил Олегу. И секунды не прошло, как в трубке раздалось торопливое «алло».
        — А, это ты?  — Олег не то чтобы рассердился, а разочаровался. Очевидно, ждал другого звонка.
        — Что-то случилось, да?  — понял Ромка и снова сел на скамью, так как ноги его вдруг стали ватными.
        — Да. Позвони позже,  — коротко ответил Олег и отключился.
        Ромка покачал головой, снова вскочил и громко крикнул:
        — Алла, иди сюда! У твоего Олега опять проблемы. Так я и думал, и не ошибся.  — Правда, никакого торжества в его голосе не было, одно беспокойство.
        Девушка выскочила из дома, Ромка пересказал ей их краткий диалог. Решив не беспокоить лишний раз своего друга, Алла позвонила Нике.
        — Ты не знаешь, что стряслось у Олега?
        Ника знала. Перед самой тренировкой Олегу позвонила незнакомая женщина и сообщила, что его мать попала в больницу. В какую именно, женщина не уточнила, а домой Олег не дозвонился. И теперь он мотается по всей Москве, чтобы выяснить, что случилось с его матерью и куда ее увезли.
        — Я уверен, что это чья-то очередная пакость! Вернее, ясно чья,  — свирепо сказал Ромка.  — Неужели Олег на это купился? Спроси ее, он был на тренировке?
        Поговорив еще немного с Никой, Алла сказала:
        — На тренировке Олег был. А сейчас он не один, с ним Игорь.
        — А нам что делать?  — озадаченно проговорил юный сыщик.
        — Ждать и к Олегу не приставать. Ему сейчас не до нас,  — ответил Артем.
        Только к семи часам вечера на дороге показались два автомобиля: коричневый «Пассат» и бордовая «Лада» десятой модели. Оба остановились возле дома Аллы. В «Ладе» были Олег с Игорем, в «Пассате» — Вовчик с Никой.
        Олег выскочил из машины с широченной улыбкой, и это, конечно, означало, что с его мамой все в порядке. Он подошел к Ромке и, не дожидаясь вопросов, сказал:
        — А ты был прав. Кто-то и в самом деле мешает мне готовиться к матчу.
        — Я же тебя предупреждал, чтобы ты не реагировал ни на какие звонки!  — воскликнул Ромка.
        — Не так-то это оказалось легко. Услышав в трубке незнакомый голос, я тут же позвонил маме домой, а она не подошла к телефону. Ну и какой из меня был игрок? Ни одного мяча не забросил, только о ней и думал. Тренер хотел со мной поговорить, но я не стал его слушать, поехал в Измайлово, потом в «Склифосовского», потом по больницам… Чуть с ума не сошел. Спасибо Игорю, всячески меня поддерживал.
        — И где же была твоя мама?
        — И она по больницам моталась. Ей сказали, что заболел я. А так как мобильника у нее нет — ей и домашнего вполне хватает,  — то с дороги позвонить она мне не могла. И так мы друг друга искали, пока она не нашла телефон-автомат и наконец со мной не связалась.
        — А почему она не позвонила в зал, где ты тренировался?
        — Звонила, но ей ответила уборщица, что меня нет.
        — Какая еще уборщица! Ты что, по-прежнему не веришь, что все это подстроил твой друг?  — расширив глаза, прошептал Ромка и неприязненно покосился на «Пассат».
        — Кто-то подстроил, но только не Вовчик, в это я не верю,  — твердо сказал Олег.  — Кстати, Вовчик неплохой игрок, отлично чувствует ситуацию, поднаторел в дальних бросках. Даже тренер удивляется, говорит, его не узнать, откуда только скорость взялась.
        — Но если бы ты играл как всегда, у него было бы меньше возможностей себя показать, не так ли?
        — Может быть, и так. Ему помог случай, и я за него только рад,  — ответил Олег и снова улыбнулся.
        — А чему ты радуешься-то?  — удивился Ромка.
        — Тому, что мама жива и здорова. А теперь я буду начеку, и больше никому меня не удастся одурачить. Игра у нас уже послезавтра, продержусь!
        — Уверена, что вы победите,  — сказала Алла.
        — Я и сам в этом не сомневаюсь.
        А Ромка не унимался:
        — И ты не хочешь узнать, кто на тебя напал?
        Олег пожал плечами.
        — Хочу, даже очень, но не знаю, как это сделать, да и времени сейчас на это нет.
        — Зато я знаю,  — заявил Ромка и стал дожидаться Вовчика, чтобы осуществить свой план: во всеуслышание объявить о найденной на озере улике и проследить при этом за реакцией подозреваемого.
        Но Вовчик из «Пассата» так и не вышел.
        — Эй, поторопитесь, а то солнце уйдет,  — крикнул он, трогая с места свою визжащую иномарку.
        Олег с Игорем и Аллой пошли к его дому пешком, Ромка с друзьями последовали за ними.
        Ксения Петровна, как и вчера, вышла из дома, чтобы встретить сына и его гостей. Поздоровавшись с ней, Ромка заглянул в оставленный во дворе «Пассат» в надежде стянуть какую-нибудь мелкую ненужную вещицу, чтобы потом выдать ее за найденную на озере улику. Но не успел: во двор робко вошли Колян и Сашка Ведерников.
        — Здрасьте,  — сказал Колян и подобострастно заглянул Вовчику в лицо: — Володь, а когда у вас игра?
        — Послезавтра.
        — А где она будет проходить?
        — В спорткомплексе ЦСКА,  — не без гордости ответил Вовчик.
        — Проведешь нас?
        — Пожалуйста,  — добавил волшебное слово Сашка.
        Вовчик почесал в затылке, а потом раскрыл толстый бумажник, вынул из него визитку, протянул ее Коляну и снисходительно пробасил:
        — Тут все мои телефоны. Звоните послезавтра утром, что-нибудь придумаю.
        У Коляна визитку тут же выхватил Сашка. Ромка тоже не отказался взглянуть на цветную карточку. На ней под именем, отчеством и фамилией владельца следовали несколько телефонных номеров и адрес электронной почты. Профессию и род занятий Вовчик не указал. Понятно почему: не писать же ему, что он самый обыкновенный студент. Тогда вся значительность пропадет. «Давно пора и себе таких визиток на компьютере понаделать»,  — подумал Ромка. Уж он-то знает, что ему написать. «Частный детектив Роман Северцев. Раскроет любое преступление». Звучит! И фотографию свою можно вставить. Хотя нет, фото нельзя. А то потенциальный клиент увидит, сколько ему лет, и не поверит в его сыщицкий талант и исключительную прозорливость.
        Если бы кто-нибудь из друзей сейчас прочитал Ромкины мысли, то юный сыщик ничуть бы не смутился, а был бы только рад. Потому что именно из-за своих исключительных способностей в этот самый момент он и ухватил удачу за хвост, а вернее, она сама пришла к нему в руки.
        Помахав визиткой, громко-прегромко, чтобы Вовчик его услышал, Ромка воскликнул:
        — А ведь я такую уже где-то видел… Или похожую? Лешк, а не на озере ли? Ну точно, на озере, когда мы там с Катькой были. Помнишь?
        — А что ж ты ничего не сказал раньше?  — удивилась недогадливая Катька.
        — Ты у костра в это время была.
        — Я т-т…тоже не припоминаю.  — Лешка вдруг поняла, что брат неспроста завел этот разговор, и наморщила лоб.  — А, ну да, она под березой лежала. Или за кустами?
        — За кустами, там, где мы Катьку нашли,  — подчеркнул Ромка.  — Я ее увидел, но не поднял, а теперь жалею. Ведь ее мог обронить преступник. Ну, в точности такая! Правда?
        Лешка закивала, а брат продолжал:
        — Она, я уверен, и сейчас там лежит. Конечно, Володь, это не твоя визитка, ведь ты там после слета не был. Ты свои ведь на компьютере сделал? Сам, да? Тот человек, наверное, тоже. Надо себе таких же понаделать.
        Затем юный сыщик перевел взгляд на Сашку Ведерникова:
        — Санек, тебе сегодня и завтра велики будут нужны?
        — Нет,  — ответил Сашка.
        — Тогда одолжи их нам снова. Мы с ночи на озеро двинем, чтобы на рассвете там быть. Визитку подберем и заодно с Петром Ивановичем порыбачим.
        — Ладно, приходите и берите,  — ответил Сашка, а Колян выхватил у Ромки карточку, бросил Вовчику: «Так мы тебе позвоним»,  — и они, очень довольные, ушли.
        — Я бы тоже с удовольствием с вами порыбачил,  — сказал Игорь.  — Но теперь только после Дании.
        — И то если там проиграем,  — прибавил Олег.  — А если выиграем, то снова не порыбачишь, потому что после Дании мы поедем в Словению, а потом, возможно, в Италию.
        — Классно как!  — запрыгала Катька.
        — Йес!  — Олег тоже подпрыгнул и выкинул вверх кулак. Он и сам был в восторге от предстоящих поездок.
        — Тогда лучше обойтись без рыбалки,  — улыбнулась Ксения Антоновна.
        — Темка, идем, пора собираться. Надо удочки подготовить,  — снова так же громко, чтобы его слышал Вовчик, сказал Ромка и, понизив тон, спросил у Олега:
        — Ты здесь ночевать будешь или в Москве?
        За Олега ответил Игорь:
        — В Москве. Завтра у нас с самого утра тренировка.
        — Наш тренер — ранняя пташка,  — сморщился Вовчик.
        — Вот и поезжай с ними, чтобы пораньше лечь и вовремя встать,  — сказала Ксения Антоновна.
        Ее огромный сынок покорно вздохнул:
        — Придется.
        А Ромка, крикнув: «До свидания, нам пора собираться»,  — поманил за собой друзей.
        — Рома, ты что, думаешь, что Вовчик теперь поедет на озеро за своей визиткой?  — спросила Лешка, когда они вышли за калитку.
        — А то! Не поедет — помчится! Визиток у него, как вы могли заметить, навалом, он их всем подряд раздает и вряд ли ведет им счет. И ведь я не напрасно сказал, что видел похожую карточку именно в тот день, когда на Катьку напали, а не раньше, чтобы он не мог сказать, что потерял ее еще на слете. Преступник всегда приходит на место преступления, но иногда нужно его и поторопить. Заспешит за своей визиткой и влипнет, как муха в мед.
        — Вообще-то у тебя это довольно убедительно вышло,  — сказал Артем.
        — Просто гениально,  — невозмутимо ответил Ромка.
        — А нам теперь что прикажешь делать? Ехать ночью на озеро и там поджидать его до рассвета?  — вылупилась Катька.
        Ромка скорчил ей рожу и помотал головой.
        — Успокойся, мы вообще никуда не поедем, Сашке про велики я нарочно сказал. Поначалу я хотел просто последить за Вовчиком ночью у его дачи, но раз они уезжают в Москву, то задача усложняется. Придётся ждать его возвращения на дороге. Темка, сколько автомобильных дорог ведет на Чистое озеро?
        — Две,  — ответил Артем.  — Одна основная, по ней все ездят, а на другой асфальт плохой, кое-где его там вообще нет, так что этой дорогой мало кто пользуется.
        — Все равно устроим засады на обеих.
        Катька дернула Ромку за руку.
        — А если он все же тебе не поверил, разгадал твой замысел? Алла с Олегом ему небось говорили, что ты занимаешься всякими расследованиями.
        Ромка дернул плечом:
        — Может, и разгадал. Только все равно он не удержится, чтобы не проверить, правду я сказал или нет. Но, наверное, примет меры предосторожности. К примеру, поедет не на своей звенящей тачке, а снова воспользуется другой.
        — А если загримируется? Или очки с кепкой наденет и свет в салоне выключит? Как мы его тогда узнаем?  — заволновалась Катька.
        — У меня все предусмотрено, на то я и сыщик,  — самонадеянно заявил Ромка.

        Глава X В ПОХОД!

        Друзья вошли в дом и стали готовиться к походу. Ромка вытащил из-под кровати свою огромную сумку, набитую всякой всячиной. Ведь неизвестно, какая вещь и когда может понадобиться, и поэтому Ромка все всегда возил с собой.
        — Так, табачок молотый, отлично.  — Он отложил в сторонку небольшой пакетик.
        — У меня есть перцовый баллончик,  — сказал Артем.
        — И он сгодится. Эх, жаль, что у меня нет кейса детектива со сверхновой аппаратурой!  — завздыхал Ромка.  — Даже патронов «Кентавр» нет. Слышали про такие? Они на железных дорогах применяются, начинены несмываемой краской, чтобы метить злоумышленников, которые воруют цветные металлы. Ну и ладно, зато у меня имеется кое-что другое.  — И он извлек из сумки черный водяной пистолет, очень похожий на настоящий, только размером побольше.
        — Ты в Вовчика будешь водой брызгать?  — удивилась Катька.
        — Краской!  — сообразила Лешка.  — Он один раз уже так делал.
        — Темка, у тебя случайно нет еще одного такого же пистолета?  — озабоченно спросил Ромка.
        Артем сбегал в сарай и вернулся с яркой рыбкой, изогнутый хвост которой служил рукояткой, а нижний плавник — курком. Стоило нажать на плавник, как изо рта рыбки вылетала струйка воды.
        — Только вот такой, среди старых игрушек лежал.
        Ромка налил в рыбку воды, облил Лешку, увернулся от ее кулачков и удовлетворенно сказал:
        — Сойдет.
        Вновь присев на корточки, он вытащил из сумки пузырек с какой-то темной жидкостью. Катька примостилась рядом.
        — А что это, чернила? Или какая-то особая краска?
        — Особая,  — подтвердил Ромка.  — Штемпельная. Вовек не отмоешь.
        — Вообще никогда?  — поразилась Катька.
        — Ну, дня два — точно, а больше нам и не надо. Главное — целиться в волосы. С них ее и за неделю не смыть.
        Он наполнил и пистолет, и рыбку штемпельной краской и, чтобы не испачкаться, положил их в пакетики, а потом критическим взором обвел свою компанию.
        — Нам придется разделиться. Вас, девчонок, одних отпускать нельзя, значит, я пойду с… Впрочем, мне все равно с кем, вы обе одинаково бестолковые. Лешк, говори сама, кого ты выбираешь, меня или Темку?
        Лешка покраснела. Конечно, она предпочла бы сидеть в засаде с Артемом, а не с братом, но сказать об этом стеснялась и потому молчала.
        — Ну?  — пихнул ее Ромка. Сам он был далек от подобных переживаний, ему и в голову не могло прийти, что, собираясь на столь важное дело, можно думать о каких-то пустяках.
        Зато Катька подругу поняла прекрасно.
        — Раз мне с Лешкой нельзя, то я хочу пойти с тобой,  — сказала она.  — Артема я пока знаю плохо, а тебя — как облупленного, мы сразу найдем общий язык. Но предупреждаю, что из рыбки стрелять я не буду.
        Лешка бросила на Катьку благодарный взгляд, а Ромка пожал плечами.
        — Да пожалуйста. А рыбку пусть Лешка берет. Только слушаться меня во всем, поняла?
        — Поняла, поняла,  — закивала Катька и подмигнула подруге из-за Ромкиной спины.
        — Но как мы в него будем брызгать? Он промчится мимо, мы не успеем в него попасть,  — озабоченно проговорила Лешка.  — Бревном, что ли, будем дорогу перегораживать?
        — Бревном? Нет, это неудобно. Мы поступим проще,  — ответил Ромка и сдвинул брови.  — Ты, Катька, случайно вязанием не увлекаешься?
        — Я шарф всю зиму перед телевизором вязала, длинный и модный, а когда довязала, весна пришла, и он мне не понадобился,  — вздохнула девчонка.
        — С кистями, коричневый?  — спросила Лешка.
        — Ага.
        — Шарф — это хорошо. Тащи его сюда,  — приказал Ромка.
        — Он в Воронеже остался. Зачем мне летом зимний шарф?
        — Тогда зачем о нем вспоминать, балда ты этакая,  — вспылил Ромка и направился в девчачью комнату. Там он влез в платяной шкаф, расшвырял их вещи во все стороны и нашел Лешкин черный мохеровый свитер, старый, но мягкий и теплый и, не спросившись, со словами: «Он тебе все равно мал»,  — схватил со стола ножницы и надрезал край ворота.
        — Ты что делаешь?!  — завопила Лешка, вырывая из рук брата свою любимую вещь, но было уже поздно. Свитер расползался на глазах.
        — Пожалела, да? Я же ради общего дела стараюсь.
        Ромка отнял у нее свитер и принялся его распускать. Потом перепоручил это занятие Катьке, велев смотать два клубка, а сам продолжил сборы, раздавая распоряжения направо и налево:
        — Темка, ты отсыпь себе молотого табачку. Хоть у тебя и есть баллончик, но одно другому не повредит, мало ли что может случиться. Рыбку не забыли взять? Когда выберете место для засады, найдите неподалеку укрытие, куст или яму, чтобы было куда прятаться.
        — Рома, я все смотала. Что дальше делать?  — Катька показала Ромке два клубка — то, что осталось от Лешкиного мягкого и теплого свитера.
        — Один положи в нашу сумку, другой отдай Темке.
        — Ты можешь наконец сказать, зачем тебе понадобилось портить мою вещь?  — не на шутку разозлилась Лешка.
        Ромка повернулся к другу.
        — Темка, объясни ты ей, зачем нам ее свитер.
        — Мы натянем поперек дороги нитку, и когда свет фар выхватит ее из темноты, то водителю покажется, что перед ним то ли проволока, то ли трос. Уж не знаю почему, но нитка на дороге из движущейся машины кажется толще, чем она есть на самом деле. Может быть, срабатывает фактор внезапности? В общем, все водители, как правило, резко тормозят за несколько метров от нее, а многие выходят посмотреть, что за препятствие у них на пути. У меня по этой части большой опыт, мы с Сашкой и Коляном, когда маленькими были, часто этим занимались,  — сказал Артем.
        — Только нитку надо вовремя обрывать, чтобы никто ничего не мог понять,  — добавил Ромка.
        — А я-то думала, что детство Темы было безупречным. Никогда бы мне и в голову не пришло, что ты так развлекался,  — съехидничала Катька и сморщила носик: — А если автомобиль будет мчаться на огромной скорости? Водитель и не заметит вашу нитку, порвет ее и пролетит мимо.
        На сей раз Ромка с ней согласился:
        — Это верно. Нам надо выбрать такое место для засады, где тачки снижают скорость. У поворота, например, или там, где плохой асфальт.
        — А если мы обольем не того человека?
        — Если бы да кабы! Значит, кто-то из нас всю жизнь будет мучиться угрызениями совести, как наш дядя Боря, который в детстве облил водой чужую машину. А потому надо постараться обрызгать того, кого надо. Тем более что Вовчик вон какой долговязый, его трудно с кем-то спутать. Если только по дороге не будут одни баскетболисты ездить.  — Юный сыщик вдруг замолчал и задумался: — Может, нам для маскировки черные чулки на голову надеть, а?
        — Где мы тебе здесь возьмем черные чулки?  — пожала плечами Лешка.
        Артем сбегал в кладовку, принес оттуда несколько вязаных зимних шапок и натянул одну из них на Ромкину голову, до самого подбородка.
        — Дырки для глаз прорезать — и маска готова.
        Ромке идея понравилась, Лешке тоже, тем паче что одна из шапок, зеленая, тонкой вязки, прекрасно гармонировала с ее рыжеватыми волосами и по цвету подходила к футболке.
        — А эта, синяя, тебе пойдет,  — сказала она Катьке, но подруга решительно отвела ее руку.
        — Мне это уродство ни к чему. Я сама себе маску вырежу,  — фыркнула девчонка и удалилась в комнату. А когда вышла обратно, то не только Ромка с Артемом, но и Лешка обомлели от ее вида.
        Катька появилась в черной блестящей водолазке и черных же, не менее блестящих брюках, сшитых из ткани, напоминающей змеиную кожу. Волосы ее скрывались под черным тюрбаном, лицо — под черной маской с узкими длинными прорезями, откуда таинственно сверкали глаза, обведенные блестящими тенями. Но все это еще куда ни шло. К Катькиной экстравагантности все давно привыкли, дело было не в одежде. Она вдруг стала гораздо выше Артема и смотрела на всех сверху вниз. Друзья перевели глаза на ее ноги. Катька была в черных туфлях на толстенной платформе с высоченными каблуками.
        — Ты что, на бал-маскарад собралась?  — заорал Ромка.
        — Вам не нравится?  — в изумлении протянула девчонка и, двинув из кармана зеркальце, с удовольствием в него погляделась.
        — А ты подумала, как по лесу на таких каблуках будешь бегать?  — не смолкал Ромка.  — Иди и надевай кроссовки, а иначе я с тобой никуда не пойду.
        — Не буду,  — уперлась Катька и надула губы.  — Я эти туфли уже разносила, мне в них ходить нетрудно. А кроссовки под эти брюки не идут. Это дурной тон. Лешка, скажи ему…
        Лешка не хотела обижать подругу, но в данном случае она больше склонялась на сторону брата. И потому, хоть и с большим трудом, уговорила Катьку пойти на компромисс. Она нашла свои черные туфли без каблуков и попросила подругу захватить их с собой и в случае надобности переобуться. Размер ноги у них, к счастью, был одинаковый.
        Смирившись в конце концов с нарядом своей спутницы, Ромка схватил бинокль и убежал на холм смотреть, чем занимаются баскетболисты. Два автомобиля как раз выезжали со двора. Ксения Антоновна с Аллой помахали им вслед, о чем-то поговорили и разошлись по домам.
        Между тем начинало темнеть. И хотя ждать Вовчика обратно следовало самое меньшее часа через полтора, Ромка заторопился. Лешка заблаговременно отнесла ежам под яблоню еду, позвала с собой Дика. Собаку нельзя было оставлять дома, без нее Нина Сергеевна их бы надолго никуда не отпустила.
        Ромка еще раз проверил свою сумку: не забыл ли чего. И он, и Артем облачились в джинсы, чтобы не сверкать при свете фар голыми коленками, и наконец покинули дом.
        На небе собирались облака.
        — Только бы сегодня не было дождя,  — взмолился Ромка и добавил: — Луна нам тоже ни к чему.
        Сначала они шли все вместе, а потом разделились. Артем с Лешкой свернули в сторону на старую дорогу, посмотрели вслед Ромке с Катькой и чуть не лопнули со смеху: такая это была странная парочка. На своих высоченных каблуках Катька вышагивала, словно цапля, а кругленький невысокий Ромка, как большой мячик, подскакивал рядом и пытался ей что-то втолковать. Она же снисходительно кивала в ответ и снова задирала нос.

        Глава XI ЛЕСНЫЕ РАЗБОЙНИКИ

        Ромка с Катькой вышли на основную дорогу и прошли метров двести в глубь леса. Катька, надо отдать ей должное, от добровольно выбранного спутника не отставала, не спотыкалась и ни на что не жаловалась.
        Наконец за поворотом дороги Ромка нашел место что надо, с выбоинами и кочками, где любой автомобилист непременно снизит скорость, чтобы не повредить подвеску. На обочине весьма кстати торчал толстый пень, на котором запросто можно было уместиться вдвоем, недалеко от дороги, за кустами, обнаружилось прекрасное укрытие — глубокая, незаметная с дороги яма. Юный сыщик выложил на пенек пистолет, фонарик, клубок, натянул поперек дороги нитку и по мобильнику позвонил Артему с Лешкой.
        — Ну и как, хорошее выбрали место?
        — Отличное,  — ответил Артем.
        — Мы тоже. Рыбку с краской вынуть не забудьте, чтоб под рукой была.
        — Все вынули, все сделали,  — заверил Ромку друг.
        Катька переложила пистолет с краской на траву и уселась на пенек прилаживать на себя тюрбан с маской. Делала она это с таким усердием, так старательно, будто находилась не в лесу, а на театральной сцене, занавес которой вот-вот раздвинется, и она предстанет перед полным зрительным залом.
        А сумерки вскоре сменились ночной чернотой. Ромка натянул на голову шапку с прорезями и уселся рядом с Катькой. Подумав, вынул из сумки бумагу с ручкой.
        — На, будешь записывать все номера и марки машин.
        Чтобы заглушить собственное волнение, Ромка снова взял в руки мобильник и стал играть в «Тетрис». Поиграл минут пять и вскочил: за поворотом зарокотал автомобильный двигатель. Вскоре темноту разрезал свет фар.
        Юный сыщик вскочил с пенька и, слившись с деревом, замер. Подействует их нитка или нет? И нитка подействовала! Автомобиль — а то был новенький «Пежо» светлого цвета — застыл как по заказу в нескольких метрах от непонятной преграды. Из автомобиля выбрался здоровенный пузатый немолодой мужик в светлых брюках и решительно зашагал вперед, а в салоне машины осталась женщина. Ромка тут же оборвал нитку, чтобы мужик ее не заметил и, убедившись, что никакого препятствия нет, сел назад и поскорее уехал. И вдруг из салона раздался истошный крик:
        — Лева, ложись!
        Здоровенный бугай как стоял, так и рухнул на землю, вжав голову в плечи и закрыв ее обеими руками. В первый момент Ромке стало жалко светлые штаны мужика, а потом он чрезвычайно удивился: что случилось, с чего бы этой тетке так орать? Ромка обернулся и понял: орать было с чего.
        На пеньке, вытянувшись во весь рост и благодаря каблукам сравнявшись с высокой елкой, стояла Катька в черной маске. Зловещие блики от света фар метались по ее змеиным брюкам и тюрбану, но особенно выделялся огромный черный пистолет, который Ромкина партнерша крепко сжимала в вытянутых руках. Не зная, что он игрушечный, ни за что не подумаешь.
        Ромка на цыпочках зашел за деревья, подкрался к Катьке со стороны леса, схватил ее за щиколотку и прошипел:
        — Слезай немедленно и прячься, это не он.
        И в этот самый миг мимо них промчался мотоцикл, еще ярче высветив Катьку с пистолетом. Но и сами мотоциклисты попали под свет фар «Пежо», и Катька хорошо их разглядела. За рулем сидел небритый мужчина в старом шлеме, за его спиной притулился какой-то малолетний оборванец. Соскакивая с пня, Катька успела заметить хлястик с пуговицей на спине его куртки. Такое затрапезное тряпье носила тетка Райка, живущая по соседству с ними в Воронеже. Сплетница, каких мало, Катька ее терпеть не могла.
        — Местные рокеры,  — хмыкнул Ромка и разозлился на Катьку еще больше. Пока этот хмырь из «Пежо» валяется тут из-за ее глупости, настоящий преступник может точно так же, как эти мотоциклисты, проехать мимо, и вся их затея окажется напрасной. Чтобы этого не случилось, он отбежал назад метров на десять и растянул нитку там. А пока он ее цеплял, мужик осторожно забрался в свою тачку, зачем-то развернулся и поехал назад. И… застыл перед новым препятствием. Ромка с вздохом оборвал нитку и спрятался за дерево. Но мужик не уехал, а заглушил мотор. Тишина повисла над лесом.
        — Димон, давай без базара, твоя взяла,  — спустя минуту раздался бас из приоткрытого окна «Пежо».
        Ромка все понял. Скорее всего, бугай принял их засаду за козни соперника, смирился со своим поражением и теперь, очевидно, ждал от своего врага ответа. Желая поскорее избавиться от неожиданного пленника, юный сыщик приставил ладони ко рту и хрипло прокричал:
        — Давно пора, в натуре. Канай отсюда!
        И мужик послушался. «Пежо» сорвался с места и спустя мгновение исчез за поворотом. Ромка облегченно вздохнул, а Катька была в полном восторге.
        — Кому рассказать — не поверят! Здорово мы их напугали, а? А ты говорил, что я зря так оделась.
        — Вот именно, что зря,  — накинулся на нее Ромка и отобрал пистолет.  — А если бы в это самое время мимо нас Вовчик проехал? Ну вот что. Ты будешь только нитки привязывать и номера записывать, все остальное я беру на себя. И если что, прыгай в яму. А если снова не послушаешься, никогда никуда тебя больше с собой не возьму.
        Следующим был старенький дребезжащий «Москвич». Он тоже остановился перед непонятной преградой, из него вышел маленький, ниже Ромки, толстячок, щурясь, прошел несколько шагов вперед, ничего не увидел, так как Катька вовремя сдернула нитку, вернулся обратно и уехал.
        — А этого записывать?  — спросила Катька.
        Ромка кивнул:
        — Всех записывай, потом разберемся.
        Примерно через полчаса на дороге появилась старая «семерка». В ней была целая семья: отец с матерью сидели впереди, сзади — двое мальчишек. Автомобиль приостановился, отец хотел было выйти, но дети, подскочив на сиденье, объяснили ему, что к чему, и «жигуленок» тронулся с места.
        — Знают эти штучки,  — сказал Ромка.
        — А их записывать?
        — Я же сказал, пиши всех. Мало ли что.
        И снова стало темно и тихо. Потом несколько автомобилей пронеслись в обратную сторону. Один раз через дорогу кто-то прошмыгнул, Ромка посветил фонариком, но никого не увидел.
        — Наверное, заяц,  — сказал он.
        И вот тут-то появился еще один старый «Москвич» и тоже как вкопанный остановился. Из него выскочил парень, высоченный, как Вовчик, и точно такой же комплекции. Только был он с бородой, в больших затемненных очках и кепке. Вне всякого сомнения, то была бутафория.
        Катька дернула нитку, но она оказалась прочной и почему-то сразу не оторвалась. И вдруг из-за туч совершенно некстати выплыла огромная желтая луна, и в лесу стало совсем светло. Бородач увидел Катьку и в два прыжка оказался рядом с ней. Катька, заорав, помчалась в лес, парень, невнятно буркнув какое-то ругательство, за ней. Ромка бросился подруге на выручку, подбежал к парню сзади и разрядил в него чуть ли не весь пистолет. Штемпельная краска потекла по светлой рубашке и шее. Бородач развернулся и кинулся на Ромку. Юный сыщик выхватил из кармана горсть молотого табака, но парень был таким высоким, что едкий порошок попал ему не в глаза, а в грудь, и не причинил никакого вреда.

        — Ааа!  — закричала Катька из глубины леса так, как будто ее режут. Парень обернулся, Ромка всадил ему в шею еще краски и юркнул в яму. Спустя мгновение к нему присоединилась Катька. Луна, к счастью, скрылась за тучку, и парню ничего не осталось делать, как вернуться к своей машине.
        — Опомнился,  — высунувшись из ямы, сказал Ромка.  — А если бы мы были настоящими бандитами, то сейчас увели бы его тачку, и все дела.
        — Как ты думаешь, это был Вовчик?  — выбираясь наверх, спросила Катька.  — Лично я не смогла его как следует рассмотреть.
        — Я тоже не смог, но думаю, что он. И знаешь почему? Потому что он не проронил ни единого слова. Боялся, наверное, что мы узнаем его по голосу.
        — Ромка, а что, если он нас узнал и хотел убить?  — ужаснулась Катька.
        — Ну так и что? Ему же это не удалось, зато я его капитально облил, до завтра он точно не отмоется. Ты его номер записала?
        Катька кивнула:
        — А будем снова привязывать нитку?
        Ромка посмотрел на часы. Шел второй час ночи. Он позвонил Артему и похвастался:
        — Нам кое-кто попался. А у вас как?
        — У нас тихо. Одна семья только и проехала, мы номер машины записали.
        Вскоре Катька заскучала, сняла с себя тюрбан с маской, потрясла волосами и громко зевнула.
        — Ромка, я спать хочу. Мы скоро домой пойдем? Ведь уже облили кого надо, чего еще ждать?
        — А вдруг все-таки то был не Вовчик?  — засомневался Ромка.  — Давай еще хотя бы минут двадцать посидим и тогда пойдем.
        А из-за поворота появилась еще одна машина. В отличие от других, она лишь притормозила перед ниткой и, вместо того чтобы остановиться, поехала дальше. В салоне было темно, и кто сидит за рулем, было непонятно. Катька соскочила с пенька, чтобы разглядеть хотя бы ее номер, и тут случилось то, что уже давно должно было случиться. Модница зацепилась каблуком за какой-то корень и со всей высоты своих платформ грохнулась на землю. Тогда, недолго думая, Ромка нагнал автомобиль, сунул в боковое окно руку с пистолетом и взбрызнул в салон остатки краски. Водителем оказалась женщина. Она громко ахнула и прибавила скорость. Все это длилось считанные секунды, и машина исчезла, словно ее и не было.
        Издавая громкие стоны, Катька поднялась с земли и наконец переобулась. А потом, вспомнив о своих обязанностях, взяла ручку с бумажкой.
        — Рома, а что это была за тачка?
        — «Фольксваген-Джетта» или же девяносто девятая «Лада», цвет темно-синий или темно-зеленый.
        — Понятно. А ты номер запомнил? Я не успела посмотреть.
        — Я тоже. Ну и ладно,  — махнул рукой Ромка.  — Мне кажется, зря я эту тетку обрызгал. Подумает теперь, что я какой-нибудь хулиган. Она же никогда не узнает, что мы действовали в благих целях.
        — Еще в милицию заявит,  — испугалась Катька.  — Пошли отсюда.
        — Пошли. Все равно скоро рассветет.
        Ромка позвонил Артему, и друзья встретились на перекрестке. Ромка предъявил сестре маленький клубочек.
        — Лешк, видишь, почти весь твой свитер сгодился, ничего не осталось.
        — Такой был хороший свитер,  — вздохнула Лешка.
        — Твоя жертва не была напрасной!  — патетически воскликнул брат.
        — Так вы что, засекли Вовчика?
        — А ты думала!  — И Ромка с Катькой, перебивая друг друга, рассказали Лешке с Артемом про странного бородатого парня в кепке и очках, который гонялся за ними по всему лесу.
        — Непонятно, зачем он цеплял бороду,  — пожал плечами юный сыщик.  — Все равно мы его по росту узнали.
        — А на какой он был тачке?
        — На старом-престаром «Москвиче». Ясно, что взял у кого-то или угнал.
        — Но зачем Володьке, если это был он, гоняться за вами по лесу?  — удивился Артем.  — Сидел бы себе тихо, не высовываясь и не демонстрируя свои габариты.
        — Мы подумали, что он хочет нас убить!  — воскликнула Катька.
        Артем недоверчиво покачал головой.
        — Ну, может, Он не узнал Катьку в ее прикиде и просто-напросто на нее разозлился. Но я его хорошенько облил своей красочкой, до тренировки точно не отмоется. Так что немного поспим и в Москву двинем его разглядывать. Ну а вы что там делали? Небось, со скуки дохли?  — с сочувствием спросил Ромка.
        Артем пожал плечами, промолчала и Лешка. Да и что было говорить? Как они тоже нашли у дороги пенек и, сидя на нем, вспоминали всякие истории из своего детства, а то и просто молчали, порой забывая, зачем сюда пришли, пока Ромка не напоминал им об этом своими звонками. И как из-за тучи выглянула огромная золотая луна, и все вокруг таинственно засветилось, а лес стал похож на сказку, и Лешке вспомнилась песенка про лунного кота, а Артем сказал, что на луне живет совсем даже не кот, а заяц, и по утверждению древних китайцев толчет из волшебного гриба эликсир бессмертия. А когда луна ушла, то Лешке показалось, что вдали загудел автомобиль. Схватив рыбку с краской, она встала на пенек, поднялась на цыпочки, оступилась и чуть было не свалилась, но Артем так бережно подхватил ее на руки, что от его прикосновения у нее закружилась голова, а Дик залаял, потому что пес очень не любил, когда дотрагивались до его хозяйки. Но если бы обо всем этом и можно было рассказать, то Ромка бы все равно ничего не понял. Катька бы — да, а он — нет, хоть Катька и была младше Ромки. Наверное, потому, что девчонки взрослеют
быстрее многих мальчишек.
        Но юный сыщик и не ждал ответа на свой вопрос. За рекой уже зажглась рассветная полоска, и он спешил домой.
        На траве сверкала роса, воздух был прозрачным, наполненным цветочным ароматом, в высоком небе таяли розовые облака. Лешка подняла вверх голову и вздохнула:
        — Как жалко, что нельзя совсем не спать. Столько прекрасного мы упускаем из-за этого сна.
        — Ага,  — зевая, согласилась Катька.  — Я один раз пробовала не ложиться, но потом все равно уснула.
        Девчонки наведались в сад проверить, прибегали ли под яблоню ежики, а потом, вслед за мальчишками тихо-тихо, чтобы не разбудить Нину Сергеевну, прокрались к себе в комнату и улеглись в постели. Чтобы попасть в Москву до начала тренировки, им надо было проснуться уже через три часа.

        Глава XII ВСТРЕЧА В МАГАЗИНЕ

        И конечно же, все как один проспали не только первую, но и вторую, и третью электричку. Едва успев на четвертую, друзья приехали в Москву только к одиннадцати часам.
        Катька опять была на своих огромных каблучищах, но Ромка на этот раз не сказал ей ни слова. Сейчас это было ему только на руку: с такой высоты Катьке было легче высматривать пятна на голове и шее Вовчика.
        С Ярославского вокзала ребята доехали до станции метро «Баррикадная» и нашли университет, в котором учились баскетболисты. Тренировка уже закончилась. Взмокшие от пота спортсмены выходили из спортзала, направляясь в душ.
        — Катька, Лешка, глядите в оба,  — приказал Ромка, а сам подошел к окну, откуда лился яркий свет, и уселся на подоконник, чтобы и самому быть начеку.
        И вот появился Вовчик. Выглядел он куда бодрее невыспавшегося Ромки. Радостно, как ни в чем не бывало, парень улыбнулся.
        — Вы к Олегу?
        — Ага,  — кивнул Ромка, а сам так и впился в него взглядом.
        Однако светлые волосы баскетболиста были абсолютно чистыми. Может быть, он всю ночь сводил с них пятна? Но тогда бы не выглядел сейчас как огурчик, а зевал бы без конца, как все они, вместо того чтобы подпрыгивать на ходу, будто одной тренировки ему было мало. Значит, Вовчик не ездил ночью в лес?
        — А ты сегодня классно бросал,  — сказал ему какой-то парень.

        Детское лицо Вовчика просияло. Ромка от него отвернулся, соскочил с подоконника и заглянул в зал. Олег все еще был там, стоял рядом с тренером, мужчиной с мрачным, недовольным лицом, который что-то выговаривал Игорю, а тот перед ним оправдывался. Юный сыщик сделал несколько шагов вперед и услышал:
        — У вас у всех что-нибудь да случается. Оставляйте-ка, пожалуйста, свои проблемы дома.
        Игорь был бледен, казался жутко расстроенным, а на шее его белел большой пластырь!
        Ромка похолодел, побледнел и чуть было не задохнулся от пронзившей его догадки. Так вот кто был вчера в лесу! Игорь! Он же одного роста с Вовчиком и почти такой же комплекции. Юный сыщик шарахнулся назад, налетел на Лешку с Артемом, изо всех сил стиснул руку друга и зашептал:
        — Темка, это не Вовчик, а Игорь. Ты только не оглядывайся, чтобы он не понял, что я о нем говорю. Заметил у него пластырь? Не отмыл пятно, так заклеил, не думал, что мы утром приедем. Ну надо же, а мы его и в мыслях не держали, ни разу ни в чем не заподозрили. Видно, у них у всех визитки одинаковые, вот он и испугался, что оставил свою на озере.
        — Тихо!  — предупредительно шепнул Артем.
        С мячом в руках к ним подходил Олег.
        — Ба, знакомые все лица! Привет. Чем обязаны?
        Пока все не выяснится, Ромка решил молчать о своем открытии. Он снова стиснул руку Артема и раздвинул губы в улыбке.
        — Москву решили Катьке показать, ну и к вам заехали посмотреть, как вы тренируетесь. Жаль, опоздали.
        — Вы же на рыбалку собирались.
        — Передумали.
        Из зала вышел Игорь, молча кивнул им и прошел мимо.
        — Подождите меня,  — сказал Олег и поспешил за ним.
        — Чего-чего, а такого я никак не ожидала,  — прошептала Лешка.  — Зачем ему это?
        — Может быть, боится, что Олега возьмут в профессиональную сборную, а его нет. А может, и по другой причине. Мы же не знаем всех их баскетбольных тонкостей, да и какая теперь разница, почему он это сделал. Главное, что он попался,  — сказал Ромка и замер, как змея перед броском.
        Игорь вышел из душа. Край пластыря на его шее чуть-чуть отклеился. Ромка побежал за ним в раздевалку, дождался, пока баскетболист сядет на скамью, а из душа вернется Олег, и, незаметно подкравшись сзади, собравшись с духом, схватился за краешек пластыря и дернул его со всех сил.
        Всегда выдержанный Игорь так и подпрыгнул на месте.
        — Ты что, с ума сошел?  — закричал он и схватился за шею. А когда отнял руку, все увидели небольшую рваную рану, из которой выступила кровь. Никакой краски под пластырем не было.
        — Я… я только поправить хотел. Он у тебя отклеился,  — растерянно пролепетал Ромка.
        — А я тебя просил!  — еще больше разозлился Игорь.
        — Что это с тобой?  — спросил Вовчик, склонившись к мощной шее своего капитана.
        — Вчера у родителей был, в кладовку за отверткой полез и на гвоздь напоролся,  — хмуро глядя на Ромку, ответил Игорь.
        — Тогда мы пойдем, нам пора,  — засобирался юный сыщик. Он успел оглядеть волосы и шеи всех баскетболистов и не подметил никаких чернильных пятен.
        Олег выскочил за Ромкой и прижал его к стенке.
        — Что на тебя нашло? Я же видел, ты ведь это не просто так. Признавайся, в чем дело.
        — А Игорь вчера не мог быть в лесу?  — задал встречный вопрос Ромка.
        — В каком еще лесу?
        — Ну, после того как вы из Медовки уехали, он не мог туда вернуться?
        — Конечно, нет. Игорь остался у меня ночевать, потому что я ближе всех отсюда живу. Мы легли спать, а тут звонят его родители: приезжай немедленно, сестренка чем-то отравилась. У них такая привычка: что ни случись, призывать его на помощь. Ну, он мою машину взял и поехал. Всю ночь у них пробыл, не выспался, плохо играл, вот тренер на него и окрысился. А вы что подумали?
        — Мы-то… Мы думали, что Вовчик поедет на озеро за своей визиткой, и устроили на дороге засаду. И… и обрызгали кое-кого краской.  — Ромка рассказал Олегу про долговязого бородатого парня, который гонялся за ними с Катькой по лесу.  — Мы были уверены, что это Вовчик, но шея у Вовчика оказалась чистой, а Игорь был с пластырем… Ну и… я решил посмотреть, что под ним скрывается.
        — Вот пакостники! Попались бы вы мне, уж я бы вам накостылял по первое число, не пожалел бы ни тебя, ни Катьку.  — Олег сочувствовал незнакомому бородачу, но смеха сдержать не смог, представляя себе сцену лесной погони.
        А из зала вышел тренер с невысоким худеньким пареньком.
        — Мне, значит, больше не приходить? Совсем?  — с отчаянием спрашивал тот.
        — Только на трибуну, болеть,  — отрезал тренер.  — Надо было с Володи Ларионова пример брать.
        Паренек отвернулся и быстро пошел прочь. Ребятам показалось, что он едва сдерживает слезы.
        — Ваш тренер злой,  — сказала Катька.
        — Он его что, прогнал из команды?  — жалея паренька, спросила Лешка.
        — Наш Иван Семенович еще с тем характером,  — вздохнул Олег и пояснил: — Отсев лишних запасных производит, считает, что у Сережки никаких перспектив нет.
        — Маленький потому что?
        — Бывают такие маленькие, что дадут фору самым высоким. Не в том дело,  — торопливо ответил Олег и громко крикнул: — Серега, стой!
        Но обиженный баскетболист мотнул головой и скрылся в душе. Олег быстрым шагом пошел за ним.
        А Вовчик, стоя в коридоре, в это время звонил Нике.
        — Я сегодня на тренировке до семи, а потом свободен. Встретимся у метро, да? О, у меня все прекрасно. Я тоже рад, что ты рада.
        Ромка, случайно подслушав их разговор, уловил, что у баскетболистов сегодня еще одна тренировка, и тоже побежал в душ, где Олег пытался утешить расстроенного паренька.
        — Олег, вы, значит, сегодня в Медовку не приедете?
        — Нет, конечно, завтра же игра.
        Ромка схватил баскетболиста за руку, подвел к пустой кабинке и тихо, чтобы никто не слышал, спросил:
        — Олег, ну скажи, ты что, совсем никого не подозреваешь?
        — Из своих ребят — никого,  — твердо ответил парень.
        — И по-прежнему не знаешь, как объяснить все произошедшее?
        — Может быть, кто-то надо мной грубо подшутил. Или меня с кем-то спутали. В жизни много нелепостей.
        — И над Катькой подшутили?
        Олег развел руками.
        — Право, не знаю.
        Шаркая ногами по горячему асфальту, Ромка не переставал сокрушаться:
        — Неужели мы зря всю ночь в засаде сидели? Такая хорошая была задумка! Но если это не Вовчик и не Игорь, то кто нападал на Олега и на нашу Катьку?
        Но никто не знал, что ему ответить. К тому же Лешка с Артемом вовсе не жалели о потраченном времени. А юный сыщик тяжко вздохнул:
        — Теперь придется искать другие версии.
        — Ага,  — согласилась Катька и, широко зевнув, едва успела прикрыть ладошкой рот.  — Как же я хочу обратно в Медовку!
        В городе было пыльно и душно, и у Катьки пропало всякое желание гулять по Москве, а никто другой к этому и не стремился. Ромка купил в первом попавшемся зоомагазине корм для своего Попки, и они поехали назад. По дороге со станции подошли к киоску Петра Ивановича. От Еремеича по-прежнему не было никаких известий, розыск тоже пока ничего не дал. Сил ни на что не осталось, и потому, войдя в дом, друзья не нашли ничего лучшего, как снова улечься спать.
        Катька поднялась первой и вышла на кухню.
        — Проснулась?  — улыбнулась гостье Нина Сергеевна.  — Где же вы вчера так долго гуляли?
        — Так. Везде.  — Катька не знала, что ответить, и, чтобы не попасть впросак, быстро спросила: — Вам помочь?
        — Помоги, если не трудно. Сходи в магазин, купи два батона, кетчуп и майонез. Знаешь, где у нас магазин?
        — Приблизительно.
        Вернувшись в комнату, Катька потихоньку, стараясь не разбудить Лешку, приоделась, подкрасилась и, выбрав самый большой и красивый пластиковый пакет, отправилась за покупками. Нина Сергеевна дошла с ней до калитки и указала рукой влево.
        — Дойдешь до поворота, потом направо, через пару кварталов и будет наш магазин. У него крыша зеленая.
        Катька купила все, что нужно, уложила продукты в пакет и, отходя от прилавка, нечаянно толкнула локтем какую-то женщину.
        — Извините,  — вежливо сказала она и, повернув голову, не сразу узнала мать Вовчика. Ксения Антоновна была не похожа на себя, так как ее светло-каштановые волосы стали короче, темнее и приобрели лиловый оттенок.
        — Здравствуй, Катя,  — улыбнулась она и, заметив, что девчонка не сводит с нее глаз, пояснила: — Решила сменить прическу. Идет мне цвет «баклажан»?
        — Очень!  — ничуть не кривя душой, воскликнула Катька.
        Она дождалась, пока Ксения Антоновна сделает свои покупки, и вместе с ней вышла из магазина.
        — Я из Москвы приехала, машину в гараж поставила и лишь тогда вспомнила, что у меня нет ни кусочка хлеба,  — сказала женщина.
        А Катька опять посмотрела на новую стрижку своей спутницы, и ее как током стукнуло. Ведь если волосы испачкать чернилами, то их необязательно отмывать, можно просто перекрасить.
        — А какая у вас машина?  — спросила она, вспомнив, что ни разу не видела автомобиль, на котором ездит Ксения Антоновна: он всегда был заперт в гараже.
        — «Форд Сьерра».
        А Ромка брызгал краской не то в «Джетту», не то в девяносто девятую «Ладу». Значит, то была другая женщина? Катька облегченно вздохнула и стала слушать, что говорит ей Ксения Антоновна. А мать Вовчика просто радовалась тому, что выбралась пораньше с работы и теперь проведет вечер в свое удовольствие, а потом как следует выспится.
        На повороте они расстались, и Катька, помахивая пакетом, поспешила домой.
        — Эй, ну были на рыбалке-то?  — послышался сзади чей-то голос.
        Катька оглянулась. Ее нагонял Колян.
        — Не-а, раздумали. Мы сегодня в Москву ездили, к ребятам на тренировку.  — Она внезапно сморщила лоб и, чтобы окончательно избавиться от всех сомнений, спросила: — Слушай, а ты все марки машин знаешь?
        — Спрашиваешь,  — ответил Колян.
        Сама Катька почти совсем не разбиралась в автомобилях. Их столько развелось, все не запомнишь. Да и зачем ей это, она же не мальчишка.
        — А тогда скажи, как выглядит «Форд Сьерра».
        Колян врубился сразу.
        — Это который у Володькиной матери, что ли? Седан?
        Катька кивнула.
        — Наверное, седан.
        — А он почти такой же, как девяносто девятая «Лада». Багажник только чуть покруглее.
        — А какой у него цвет?
        — Мокрый асфальт. Да ты сходи к ним и сама посмотри. Гараж у них клевый, пультом открывается.
        — Схожу обязательно. Ну, пока, меня с хлебом ждут,  — сказала Катька и опрометью кинулась домой.
        Отдав Нине Сергеевне пакет с продуктами, она ворвалась в комнату и затрясла спящую Лешку.
        — Вставай скорей, что я тебе скажу!
        Лешка проснулась. Глаза у подруги горели ярким пламенем, совсем как у ее брата, когда его охватывал сыщицкий азарт.
        — Лешка, я его нашла. Вернее, ее!  — таинственным шепотом объявила Катька, и в голосе ее тоже зазвучали Ромкины интонации.
        — Кого его или ее?
        — Преступницу. Это…  — как великая актриса на сцене, Катька выдержала длинную паузу, а потом застрекотала, как пулемет.  — Ксения Антоновна, вот кто! Это она напала на Олега, а потом на меня, чтобы ее Вовчик смог себя проявить. Матери ради своих детей и не на такое идут!
        Столь же быстро она рассказала о неожиданной встрече в магазине с Ксенией Антоновной. Как, увидев перекрашенные волосы, сразу ее заподозрила, а потом встретила Коляна и разузнала, какая у нее машина.
        — Понимаешь, нам с Ромкой в лесу попалась тачка с женщиной, и Ромка ее всю забрызгал краской. Она была темно-синей или темно-зеленой, а машина Ксении Антоновны цвета мокрого асфальта, то есть в темноте смотрится точно так же, как и те. Ромка мне сказал, что то была «Лада» или какая-то «Джетта», у меня записано, а у нее «Форд Сьерра», и, оказывается, они похожи. Пойдем поскорее к мальчишкам, скажем им, что наше «Баскетбольное дело» раскрыто, пусть радуются.
        Катька кинулась к двери, но Лешка ее удержала.
        — Стой! А вдруг ты ошибаешься? Знаешь, сколько раз у нас было так, что сходились все улики, а преступником оказывался совершенно другой человек? За примерами далеко ходить не надо. Мы сначала подозревали Вовчика, потом Игоря, и что?
        — Может быть, и ошибаюсь,  — легко согласилась Катька.  — А тогда, знаешь, что? Не будем им ничего говорить, пока сами все не проверим. Всего-то и надо, что посмотреть на обивку сиденья этого «Форда». Она должна быть вся в пятнах, потому что Ромка ее капитально обрызгал.
        — Но тачка-то ее в гараже заперта. А может, на ней еще и сигнализация установлена.
        — Ну и что? Мы же не будем ее угонять, даже не дотронемся до нее. Внутрь только заглянем, и все.
        — А в гараж ее ты как попадешь?
        Катька оказалась достойной Ромкиной ученицей. План в ее голове созрел мгновенно.
        — Сначала украдем пульт от гаража, потом уведем Ксению Антоновну на пляж, и пока вы с ней будете купаться и загорать, я туда быстренько сбегаю, посмотрю на обивку и вернусь. Потом мы проводим ее домой и незаметно положим пульт на место. Правда, классно придумано?
        — Вообще-то неплохо,  — не могла не согласиться Лешка.
        Схватив пляжные принадлежности, подруги в ту же секунду выскочили из дома и понеслись к даче Вовчика. Но Ксения Антоновна встретила их с зеленой маской на лице и на пляж идти отказалась.
        — Я сегодня не в том настроении,  — еле шевеля губами, чтобы не испортить маску, сказала она.  — Лучше у телевизора посижу. Хочу насладиться свободой, одиночеством и ничегонеделанием. И спать пораньше лягу.
        Катька подмигнула подруге. Отчего это Ксения Антоновна не выспалась? Второй раз уже об этом сообщает. Уж не оттого ли, что провела ночь на озере в поисках несуществующей визитки?
        — Ой, что-то горит!  — громко воскликнула Катька.  — Это не у вас?
        Ксению Антоновну как ветром сдуло. Пока она осматривала свою кухню и обнюхивала имеющиеся в доме бытовые приборы, Катька увидела на тумбочке в прихожей сумочку, газету и небольшой пульт с несколькими кнопками. Она сунула его в пляжную сумку, а газету развернула и полностью накрыла ею тумбочку, чтобы казалось, что пульт никуда не делся, а лежит под газетой. Сразу повеселев, Катька направилась в кухню. На ее счастье, с левой стороны двора и впрямь тянуло чем-то паленым.
        — Это, наверное, ваши соседи что-то жгут,  — принюхиваясь, определила она и спросила: — А как можно попасть в ваш салон?
        — Вам еще рано ходить по косметическим салонам,  — ответила Ксения Антоновна.
        — Нам просто интересно посмотреть, что вы там делаете. Вы нам свою визитку не дадите?
        Ксения Антоновна сделала шаг к своей сумке и остановилась.
        — У меня с собой визиток нет, в другой раз привезу. И в салон вас как-нибудь приглашу.
        — Спасибо большое, до свидания.  — Катька вынеслась за калитку, как на крыльях, приоткрыла сумку и показала подружке украденный пульт.
        — Не думала, что это будет так легко,  — сказала Лешка.  — Но на дело придется идти ночью, когда она уснет, раньше не получится.
        — А визитку-то свою она нам не дала. Побоялась, наверное, что мы увидим, что она такая же, как у ее Вовчика. Значит, это она и есть!  — с уверенностью возвестила Катька.
        Когда юные сыщицы вернулись домой, мальчишки уже проснулись и сидели в гостиной.
        — Где бродили?  — добродушно спросил Артем.
        — Так,  — дернула плечом Катька.  — Хотели на пляж сходить, а потом передумали. Ветер подул какой-то холодный.
        После ужина никому не захотелось никуда идти. Артем с девчонками уселись смотреть видак, а Ромка включил компьютер и принялся разрабатывать план дальнейших действий и продумывать новые версии.
        — Придется все начинать сначала,  — удрученно завздыхал он.  — Если ключик потерял не Вовчик, то кто? А не прощупать ли его мать? Катька, Лешка, вы не знаете, Ксения Антоновна сейчас в Медовке?
        — Нет ее,  — дружно выкрикнули подружки.  — Она в Москве.
        В тот же миг Лешке стало стыдно обманывать друзей.
        — Может быть, все-таки расскажем им обо всем?  — шепнула она Катьке, но та воспротивилась. Ей явно хотелось произвести фурор и отобрать у Ромки хоть малую толику его сыщицких лавров.
        — Дело-то секундное,  — прошептала она в ответ.  — Откроем гараж, посмотрим на обивку и вернемся обратно. Только бы они скорее ушли спать!
        Однако, проспав почти весь день, ни Артем, ни Ромка не торопились укладываться снова, и Лешке с Катькой пришлось думать, как незаметно от них скрыться. Уходить решили через окно.
        Катька подсела к Ромке, посидела с минутку, откинулась на спинку кресла, потерла лоб и слабым голосом пожаловалась:
        — Что-то у меня голова болит и вдобавок кружится.
        Изобразив сильнейшую тревогу, Лешка подбежала к подружке.
        — Наверное, отравление все еще дает о себе знать. Тебе надо как можно скорее лечь в постель.
        — Да, пожалуй, ты права,  — Катькин голос ослаб еще больше.  — Только пойдем со мной, пожалуйста, а то мне одной как-то не по себе. Снова всякие ужасы мерещатся.
        — Конечно, я тебя не брошу, а буду сидеть с тобой, пока ты не уснешь.  — Лешка помогла Катьке подняться и, бережно поддерживая подругу под локоть, повела ее в комнату и позвала с собой Дика. Иначе, когда они уйдут, верный пес усядется у порога, и мальчишки сразу поймут, что их с Катькой нет дома.
        — Вам помочь?  — поднялся с места Артем.
        — Нет-нет, ты нам будешь только мешать,  — простонала Катька.
        Но Артем все же пару раз к ним заглянул, и всякий раз Лешка просила его уйти, чтобы не беспокоить больную.

        Глава XIII СЕКУНДНОЕ ДЕЛО

        В двенадцать часов ночи Лешка в халатике, с чашкой в руке прошествовала на кухню, набрала воды и заглянула в гостиную. Оба друга увязли в Интернете, и это, к счастью, было надолго. На всякий случай она сказала:
        — Катька давно спит, я ложусь тоже, поэтому просим не шуметь и нас не беспокоить.
        — И не собирались,  — буркнул Ромка.
        Артем повернул к Лешке лицо. Глаза его выражали удивление.
        — А ты разве к нам больше не выйдешь?
        — Очень хочется спать,  — жалобно сказала она, и, постучав по губам ладошкой, ушла в комнату. А когда закрыла за собой дверь, то вся ее медлительность разом улетучилась. Лешка мгновенно натянула на себя заранее приготовленные джинсы и футболку, а Катька уже была готова. Она снова облачилась в свой блестящий черный костюм, только без тюрбана с маски. Остались дома и страшилища на платформе: на сей раз Катька воспользовалась Лешкиными черными туфлями без каблуков.
        Юные сыщицы тихо вылезли в открытое окно, пригнувшись, проскользнули в дальний конец сада, где благодаря небольшому бугорку легче всего было перелезать через забор. Они оказались на безлюдной улочке и припустились к даче Вовчика.
        — Мы только туда и сразу же обратно. Не переживай, они не успеют нас хватиться,  — успокаивая и свою, и Лешкину совесть, на бегу проговорила Катька.
        Столь же легко они проникли в гараж Ксении Антоновны. Когда Катька вытащила из кармана пульт и нажала на нужную кнопочку, рольставни моментально и бесшумно полезли вверх. В черном зеве гаража темный «Форд» был едва заметен. Девчонки робко вошли внутрь.
        — Закрывать ворота не надо, а то вдруг не сможем потом их открыть. Давай быстрее смотреть,  — прошептала Лешка и включила маленький фонарик. Тонкий луч скользнул по светло-серой тканевой обивке водительского кресла.
        Катька прильнула к окну тоже и удивилась:
        — Странно. Все ворсинки чистые, а ведь на них Ромкина краска должна быть очень хорошо видна.
        — Я тоже ничего не вижу. И здесь ничего нет.  — Лешка посветила вбок, потом назад — все сиденья отличались первозданной чистотой. Машина была новой, и ее обивка еще не успела запачкаться.
        — Но Ромка же прямо в окно брызгал! Почему ничего нет?  — расстроилась Катька.  — Неужели она уже все успела отмыть?
        Лешка не успела ей ничего ответить, так как гараж внезапно залился ослепительно ярким светом. Девчонки заморгали глазами и в испуге оцепенели. У входа с мобильником в одной руке и с железным ломом — в другой стояла хозяйка. Былая приветливость на ее лице сменилась злостью и неприязнью.
        — Что, покататься захотелось? И не стыдно вам?  — Она осмотрелась.  — А где же ваши друзья?
        — Их здесь нет, мы одни. И… ничего плохого мы не хотели,  — Лешка прижала руки к груди.  — Честное слово, мы не угонщики. Мы и водить-то еще не умеем.
        — Тогда что вам здесь надо?  — резко спросила женщина.  — Денег в гараже нет.
        — Каких денег?  — оскорбилась Катька.  — Мы не воры.
        — А кто же вы?
        — Да мы только на вашу обивку хотели посмотреть!  — воскликнула Катька. Она вышла из-за «Форда», приняла воинственную позу и, ткнув себя в грудь, с вызовом объявила: — Вчера в лесу была я!
        — В каком еще лесу?  — опешила Ксения Антоновна.
        — Вы что, ее отмыли?  — с напором продолжала Катька.
        — Что я отмыла?  — Женщина взглянула на свою машину и пожала плечами. Катька явно сбила ее с толку.
        — Катька с Ромкой вчера напали на вас в лесу и облили краской,  — более доходчиво объяснила ей Лешка.
        — Но на меня, слава богу, никто пока не нападал, ни вчера, ни раньше.  — Ксения Антоновна покачала головой.  — Ничего не понимаю. Вы что, еще и разбойничаете?
        — Нет, мы ловим преступников, гордо сказала Катька и снова пошла в наступление.  — Думаете, мы не знаем, почему вы перекрасили свои волосы?
        — Я тебе, помнится, об этом сама сказала,  — с удивлением произнесла мать Вовчика.  — Просто к приезду мужа захотелось сменить прическу.
        — И только?
        — Ну да.
        Пока Катька с Ксенией Антоновной вели свой диалог, Лешка еще несколько раз незаметно посветила фонариком в глубь машины. Ни одного пятнышка почти несмываемой Ромкиной краски, хоть ты тресни!
        — Вы что, правда вчера никуда не ездили?  — спросила она.
        — Ну разумеется. Как только ребята уехали, ко мне гости пришли, Вика с Валерой. Они на Солнечной живут.
        Мать Вовчика наконец поняла, что девчонки — не угонщицы машин и не какие-нибудь воришки, а проникли к ней затем, чтобы выяснить что-то для них очень важное, и перестала злиться.
        — В доме с башней?  — вскричала Лешка.  — Мы их хорошо знаем, это соседи наших лучших друзей Маргариты Павловны и Жан-Жака.
        — Я с Маргаритой Павловной давно знакома, прекрасная женщина,  — ответила Ксения Антоновна.
        Лешка вся вспотела и покраснела, теперь уже не от страха, а от смущения. Ситуация сейчас очень походила на ту, в которой не так давно они оказались по Ромкиной вине, проникнув в тот самый дом с башней. Тогда все улики были против его владельца, и тем не менее никакого криминала он не совершал. То же случилось и теперь.
        — Вы извините нас, пожалуйста,  — пробормотала она и тут же опомнилась: — А как же ключик?
        Ксения Антоновна слегка приподняла брови.
        — Какой ключик?
        — Маленький, блестящий, от вашего почтового ящика.
        — Ах, этот! Не понимаю, какая тут связь, но ключик тот не наш, он не подошел к нашему ящику. А наш уже нашелся, я, оказывается, сама его на кухне бросила, а он под стол упал. Зря только Вовчика попрекала.
        Вместо того чтобы радоваться, что все обошлось миром, Катька в жутком расстройстве прошептала:
        — Опять ошибка! Хорошо хоть, что мы сюда одни пришли, без Ромки.
        А Ксения Антоновна отставила в сторону непригодившийся ломик и, пропуская девчонок вперед себя, с сожалением произнесла:
        — Из-за вас опять не высплюсь.
        Она выключила свет, взяв у Катьки пульт, опустила ворота и пригласила девчонок в дом.
        — Не отпущу вас, пока всего не узнаю. Догадываюсь, что ваше вторжение как-то связано с покушением на Олега, не так ли?
        Усталые глаза женщины в окружении мелких морщинок делали ее не такой молодой, как обычно, зато она стала проще и домашнее. Подружки почувствовали к ней полное доверие и без утайки обо всем рассказали.
        — Значит, вы думали, что Вовчик или я пошли на такое гнусное преступление, только чтобы подсидеть Олега? Но даже если отбросить в сторону принципы морали, то Вовчику вовсе не надо никого подсиживать. Мой сын не честолюбив, и у нас достаточно средств, чтобы позволить ему ездить за границу, когда он того пожелает, и без участия в соревнованиях. Это его папа размечтался сделать из Вовчика второго Сабониса. Сам он занимался спортом с детства, но никаких результатов не добился и возложил эту миссию на сына. К тому же Вовчик вымахал, как на дрожжах, ему сам бог велел заниматься баскетболом. Я тоже за, хотя бы потому, что тренировки дисциплинируют и отвлекают от вредных привычек. Был такой момент, когда Вовчик собирался вообще уйти из команды, и это меня жутко расстраивало. Но теперь, говорят, он превзошел самого себя, и думается, произошло это из-за Ники. В лице этой девушки мы с мужем нашли себе союзницу. Ника тоже хочет, чтобы Вовчик попал в большой спорт. Как-то раз он ленился ехать на тренировку, и я сама слышала, как она его уговорила, и он поехал.
        Ксения Антоновна протянула руку к столу и взяла фотографию в рамке. Как всякая мать, не смогла удержаться, чтобы не похвастаться своим сыном.
        — Вот, взгляните, это недавние снимки.
        На одной фотографии Вовчик стоял в обнимку с Олегом и Игорем и казался их младшим братом, на другой восторженно взирал на свою Нику.
        А Ксения Антоновна протягивала им следующую фотографию.
        — А здесь Володя маленький.
        На трехколесном велосипеде сидел кругленький малыш в ярко-синем комбинезончике с Микки-Маусом на груди и доверчиво смотрел в объектив. Лешка отметила, что выражение его лица и улыбка с тех пор почти не изменились.
        А на стене висел большой снимок всей баскетбольной команды. И так как девчонки видели сегодня всех игроков, то им захотелось рассмотреть фотографию получше. В центре ее стоял тренер, лицо его было не мрачным, каким оно запомнилось Лешке с Катькой, а счастливым. Очевидно, снимок был сделан сразу после удачно проведенного матча. Вовчик возвышался сбоку над невысоким Сережей, которого при них выперли из команды. Рядом с тренером, как и положено капитану, стоял Игорь.
        — А почему здесь нет Олега?  — еще раз вглядевшись в лица спортсменов, спросила Лешка и тут же сама вспомнила: — Ах да, он же к ним недавно пришел.
        — А до Олега у них лидировал Влад Арефьев,  — отчего-то вздохнув, Ксения Антоновна указала на красивого смуглого парня, стоящего от тренера справа.  — Вот он.
        Брови у Влада были вразлет, нос орлиный, взгляд гордый. Лешке такие яркие красавцы никогда не нравились, но отрицать привлекательность парня для других она бы не посмела.
        — Владик одно время считался лучшим игроком в их команде, а потом начал пропускать как занятия в университете, так и тренировки. То одно придумывал в свое оправдание, то другое, пока не выяснилось, что парень пристрастился к игре.
        — К игре? К какой еще игре?  — не поняла Катька.
        — Должно быть, в рулетку или в карты, или во что там еще играют в казино. Эти заведения для него стали что дом родной: сгубил парня азарт. Чтобы понять, как это бывает, достаточно прочитать «Игрока» Достоевского.  — Ксения Антоновна снова взяла в руки фотографию Вовчика с Никой и порадовалась: — Это просто счастье, что нашему сыну попалась такая скромная и серьезная девушка.
        Лешка снова взглянула на простодушное ребячье лицо Вовчика и удивилась странному выбору этой девушки. При ее-то неотразимой внешности запросто могла найти себе кого постарше и покрасивее. А вообще-то говорят, любовь зла…
        А Ксения Антоновна тайком зевнула и перевела взгляд на настенные часы. Лешка ахнула. Из дома-то они ушли в двенадцать, а сейчас шел третий час ночи. Она вскочила.
        — Катя, идем скорее.
        — Спокойной ночи. Еще раз просим извинить нас за вторжение,  — церемонно сказала Катька.
        — А вы кому-нибудь сказали, что пошли ко мне?  — вставая, чтобы закрыть за ними дверь, спросила Ксения Петровна.
        — Нет,  — ответила Лешка.
        — Я так и подумала. Иначе ваши друзья давно были бы здесь. Но вы так больше не делайте. Представьте, что было бы, окажись на моем месте настоящая преступница. Разве она выпустила бы вас отсюда? Так рисковать нельзя.
        После таких слов Лешка шагнула было назад, к телефону, чтобы немедленно позвонить Ромке с Артемом и сказать, что с ними все в порядке, но передумала, понадеявшись на то, что два друга до сих пор сидят у компьютера и не догадываются, что их нет дома.
        Именно об этом она и молила судьбу, мчась во весь дух по пустынным улицам. Катьке же было наплевать на то, что скажут мальчишки, ее одолевали совсем другие мысли.
        — Но кого же тогда обрызгал Ромка?  — переживала она.  — Ведь не сегодня завтра вся краска отмоется, и тогда уже никаких ее следов не найти.
        Они подбежали к своей даче, и надежда на то, что ребята не узнают об их ночных подвигах, испарилась: на кухне, в гостиной, на веранде и, главное, в их с Катькой комнате горел яркий свет. А тусклый фонарь напротив дома высвечивал две неподвижные фигуры. Ромка с Артемом стояли у калитки, как часовые на посту. Увидев девчонок, с места не сдвинулись.
        — Ну,  — сквозь зубы процедил Ромка, совесть-то свою вы где потеряли? Задумали нас обдурить, да? Лешк, а ведь ты обещала никогда ничего без нас не предпринимать. И не мне одному, всем обещала.
        А Артем, что еще хуже, смотрел на нее с глубокой обидой.
        — А я-то думал, ты мне доверяешь,  — сказал он и отвернулся.
        Лешке стало жутко стыдно, никакие слова не шли на ум в оправдание их поступка. На выручку, как всегда, пришла подруга.
        — Во-первых, мы отошли всего на минуточку,  — затарахтела она.  — Во-вторых, Лешка тут ни при чем, это я ее уговорила.
        Ромка схватил Катьку за обе руки.
        — Уговорила на что? А ну колись!
        Катька вырвалась и грациозно повела плечиком.
        — Ну, на то, чтобы сходить в гараж к Ксении Антоновне и посмотреть на обивку внутри ее тачки. Потому что Ксения Антоновна волосы перекрасила, ну, я и подумала, что это та самая тетка, которую ты обрызгал, когда я упала, помнишь? И тачка у нее похожа. на «Джетту» или «Ладу», только называется «Форд Сьерра». Но прежде чем вам об этом сказать, мы должны были во всем убедиться сами!
        — И убедились?
        — Ага. Когда она нас застукала, мы все и выяснили. К сожалению, это не она.
        — Но к счастью для вас,  — не вытерпел Артем.  — Вы обе — экстремалки почище Ромки, потому что идете на риск, не думая о последствиях.
        А Ромка неожиданно взорвался:
        — Ничего подобного, никакие они не экстремалки, а обыкновенные у. о. В смысле умственно отсталые. Потому что только такие придурки, как они, полезут в чужой гараж, не позаботясь о путях отступления и никого не предупредив! Даже записки не оставили! Телефон с собой не взяли! И ведь знали, что я сам намереваюсь туда сходить, и наврали, что матери Вовчика нет дома. Кстати, я сразу подумал, что вы там. Темке так и сказал.
        — А что ж вы за нами не пришли?  — удивилась Катька.
        — Мы как раз собирались,  — ответил Ромка и почему-то смутился.
        Лешка хитро усмехнулась:
        — Все ясно. Вы только сейчас обнаружили, что нас нет дома.
        — Ну в общем-то да,  — признался Артем.
        Интернет, наверное, еще и потому назван Всемирной паутиной, что из ее липких сетей не так-то легко вырваться. Два друга и до сих пор бы торчали у компьютера, если бы не Лешкин Дик. Запертому в комнате псу приспичило выйти, и он сначала тихо заскулил, потом деликатно поскребся в дверь лапой. Но Ромке с Артемом было лень подняться с места, и они понадеялись, что Лешка или Катька встанут сами и выпустят свою собаку. А девчонки все не просыпались, хотя Дик подвывал все громче и громче, а потом стал еще и повизгивать, отчего могла проснуться Нина Сергеевна. Артем открыл собаке дверь и сразу заметил, что обе постели пусты. Тогда они с Ромкой выскочили из дома, сбегали под ежиную яблоню, пометались по двору и выскочили на улицу. А тут и беглянки появились.
        — А вы, значит, еще в полночь слиняли? Я чувствовал, что вы что-то затеваете.  — Ромка осуждающе покачал головой, а потом сыщицкий интерес взял в нем верх над обидой и злостью. Да и что взять с глупых девчонок? Будешь на них дуться — себе же хуже сделаешь, они еще что-нибудь выкинут.  — А что же вы там так долго делали после того, как попались?
        — Да ничего,  — пожала плечами Катька.  — Просто Ксения Антоновна нам про своего Вовчика рассказывала. Каким он был маленьким да как потом вырос.
        — И не только это!  — Лешка даже подпрыгнула, настолько ей показалось важным то, о чем они только что узнали.  — У них на стене висит фотография всей команды, а на ней Влад, вместо которого теперь играет Олег. Так вот.  — Она обвела мальчишек торжествующим взглядом.  — Этого Влада выгнали из команды за то, что он стал ходить в казино!
        — В казино? Уж не он ли подложил Олегу в карман фишку?
        — Я как раз об этом и думала. У нас был один такой случай, когда мы отдыхали в усадьбе на Десне,  — сказала Лешка Катьке.  — Там один проигравшийся тип похитил нашего друга Никиту и тоже, кстати, усыпил.
        — Но только тот человек похитил Никиту с выгодой для себя, а какую выгоду может преследовать этот Влад?  — задумался Ромка.  — Ведь если Олег уйдет из команды, то его все равно назад не возьмут. Или это месть? Надо спросить у Олега, какие между ними отношения.
        — Постой, постой! А как же ключик? Кто же тогда потерял его у озера?  — воскликнул Артем.
        Лешка порылась в кармане джинсов.
        — Вот он, этот ключик. Он неизвестно чей, а свой Ксения Антоновна давно нашла у себя дома.
        — Выходит,  — протянул Ромка,  — этот несчастный ключик и является ключом ко всему нашему расследованию?
        — На то он и ключик,  — усмехнулся Артем.  — И теперь нам среди миллионов московских почтовых ящиков всего-то и надо, что отыскать тот, к которому он подходит.  — Он вздохнул.  — Совсем пустяковое дело.
        — Отыщем!  — с присущей ему уверенностью заявил Ромка.  — Кто ищет, тот всегда найдет!
        Вдали громко ухнула сова. А звезды побледнели, что говорило о приближении рассвета. Вспомнив о ненакормленных ежах, Лешка понеслась на кухню за едой для них. Вернувшись обратно, она увидела, что ее друзья, вместо того чтобы лечь спать, сидят на кухне и пьют чай. После пережитых волнений у всех вдруг проснулся зверский аппетит. Самым голодным, как всегда, был Ромка. Уминая один за другим бутерброды с колбасой и сыром, он вопрошал с набитым ртом:
        — Как же нам все-таки найти владельца ключика? И почему исчез Еремеич? И куда делся портсигар? Сколько же в этом деле загадок!
        — Знаешь, как говорят китайцы?  — Катька налила себе и всем еще чаю и произнесла с умным видом: — «Чтобы сделать мутную воду чистой, надо оставить ее в покое».
        Ромка даже жевать перестал.
        — Ты что же, предлагаешь ждать у моря погоды и ничего не предпринимать?
        — Нет, я предлагаю хорошенько отдохнуть, и тогда в голову придут новые идеи.
        Ромка доел последний бутерброд и заметил, что электрический свет им стал больше не нужен: в окно незаметно проник розовый рассвет.
        — В общем-то ты права, как никогда. Надо хоть немного поспать. Ведь завтра, то есть уже сегодня, матч, и не хотелось бы на него опаздывать.

        Глава XIV ПИКНИК НА ОЗЕРЕ

        Нина Сергеевна ничего не знала о предстоящем матче, а потому и не разбудила детей утром. А когда Лешке в глаз попал солнечный зайчик, она посмотрела на часы и ахнула: шел уже двенадцатый час. Взглянув на расписание электричек, она разбудила Катьку и побежала к мальчишкам. Впрочем, можно было уже не спешить: следующий поезд был только через час. Тогда же начинался и матч.
        — Хоть бы к концу успеть,  — всю дорогу нудил Ромка и попрекал девчонок.  — А все из-за вас. Не шастали бы никуда ночью, рано бы встали.
        — Зато мы нашли подозреваемого!  — возражала Катька.  — И может, еще на конец игры успеем и ребят поздравим. Уверена, что они победят!
        Матч проходил не где-нибудь, а в баскетбольном зале спорткомплекса ЦСКА на Ленинградском проспекте. Друзья ворвались в зал, когда шли последние минуты игры. Электронные табло высвечивали потрясный счет: 123:80.
        — Я же говорила, что они выиграют!  — остановившись в проходе, Катька подпрыгнула и, поддавшись общему порыву, неожиданно для всех сунула в рот два пальца и пронзительно свистнула. Ее ликующий свист смешался с ревом трибун. Самое интересное было то, что восторг болельщиков относился к Вовчику: ему удался красивый трехочковый бросок, и счет москвичей подрос еще.
        А когда матч закончился, друзья ринулись наперехват победителей. Катька, опередив Аллочку и Коляна с Сашкой, запрыгала вокруг Олега. Навстречу донельзя счастливому Вовчику бросилась Ника. На всякий случай Ромка бросил придирчивый взгляд на ее точеную шейку. На нежной коже девушки не было не только пятнышек краски, но и никаких следов раздражения, которое непременно возникло бы, если бы она оттерла краску каким-нибудь растворителем. Волосы ее блестели, как у кинозвезды, рекламирующей дорогие шампуни.
        А Игорь стоял в окружении журналистов и говорил заученными фразами:
        — Конечно, мы очень перед игрой волновались. Но команда сейчас сыграна, как никогда, ребята прекрасно понимают друг друга, и теперь важно одно: не растерять наши преимущества. Эта победа — шаг к дальнейшим успехам. Вскоре мы едем в Данию, потом в Словению…  — Игорь внезапно радостно улыбнулся, словно до него до самого дошло, какой большой мир открывается перед ними.
        — Ходят слухи, что осенью некоторые ваши игроки перейдут в профессиональную лигу,  — сказал один из журналистов, очевидно намекая на Олега.
        — Возможно.  — Игорь оглянулся, увидел Вовчика и подтолкнул его вперед. Парня тут же осветили вспышки фотоаппаратов.  — А вот и смена. Сами видели, какие у него броски.
        Ника, не обращая внимания на окружающих, снова бросилась Вовчику на шею. Девушка радовалась успеху своего друга, наверное, больше, чем он сам. Потом Игоря перед журналистами сменил тренер, а Ромка наконец подобрался к Олегу.
        — Поздравляю! У тебя больше не было никаких неприятностей?  — осведомился он.
        — Нет,  — улыбнулся парень.
        — А с Владом у тебя какие отношения?
        Олег вскинул брови.
        — С каким еще Владом?
        — Ну, с тем, который до тебя в вашей команде играл.
        — А, с этим. Я с ним незнаком, видел пару раз, и все. После него здесь пара игроков сменилась, и только потом меня взяли.
        — Значит, он не станет тебе мстить за то, что ты занял его место?
        — Мстить? Мне? За что?  — Олег покачал головой.  — Это полный абсурд.
        Лешка вспомнила чернобрового красавца с фотографии и поискала его глазами среди покидающих трибуны болельщиков. И конечно, не увидела. Да и зачем ему приходить на игру? Чтобы сожалеть об утраченном успехе?
        А откуда-то сбоку к ним подошел невысокий паренек. Это был тот самый Сережа, которого тренер отказался взять в команду.
        — Поздравляю,  — сказал он и протянул Олегу руку.
        Олег крепко ее пожал.
        — Спасибо, Серега.
        Парень старался бодриться, но у него это плохо получалось. Он казался обиженным не только на тренера, но и на весь мир. И Лешка снова его пожалела. А когда Сережа ушел, Олег шагнул к Ромке.
        — Я все больше убеждаюсь в том, что меня с кем-то спутали. Забудь, всякое бывает.  — Он дружески похлопал Ромку по плечу и пошел к поджидавшей его Алле.
        — Спутали! Как же!  — хмыкнул Ромка.
        — Путаницы в жизни много,  — тут же встряла Катька.  — Вспомни, как я на мужика в лесу напала, приняв его за Вовчика, а он решил, что мы с тобой — его враги-бандюги. Интересно бы узнать, чем закончилась их разборка.
        — Мне куда интереснее узнать, кому принадлежит ключик,  — оттолкнул Катьку Ромка и кинулся к Игорю. Бесцеремонно влез между ним и спортивным журналистом и потребовал: — Скажи, пожалуйста, где живет Влад, который у вас раньше играл.
        Игорь назвал адрес сразу — знал его наизусть. И не стал выяснять, зачем он Ромке понадобился — слишком был занят.
        Влад Арефьев жил недалеко от Зубовской площади, и Ромка потащил друзей туда.
        От станции метро «Смоленская» пришлось идти пешком: на Садовом кольце весь наземный транспорт застыл в длинной пробке. А надо еще сказать, что Катька была в новом, до сих пор ненадеванном наряде — красно-белом платье с косым подолом, к которому полагались красные туфельки на тонюсеньких каблучках. Туфли эти Катька надела тоже в первый раз, и оказалось, что они ей жмут, а каблуки при ходьбе подворачиваются. И потому она охала и стонала при каждом своем шаге и говорила, как она понимает мучения Русалочки из сказки Андерсена.
        Как известно, морская ведьма превратила русалочий хвост в две стройные ножки с условием, что при каждом шаге девушка будет испытывать жуткую боль, как будто идет по острым ножам. Правда, жестокая ведьма лишила несчастную Русалочку языка, Катькин же остался при ней, и она не умолкала ни на секунду до тех пор, пока Лешка не сжалилась над подругой и не поменялась с ней туфлями. А так как размер ее ноги был не меньше Катькиного, то она сразу же натерла себе точно такие же мозоли. И теперь обе девчонки мечтали лишь об одном: как можно скорее очутиться в Медовке.
        Артем подружкам сочувствовал, Ромка же — нисколько, особенно Катьке.
        — Истина требует жертв,  — изрек он и со злорадством добавил: — В другой раз не будешь выпендриваться.
        Блочный девятиэтажный дом, в котором жил Влад, они искали долго, но в конце концов нашли. Дверной домофон был то ли отключен, то ли сломан, поэтому друзья свободно вошли в подъезд и сразу увидели шесть ярко-синих, окрашенных масляной краской почтовых ящиков. В каждом из них было по шесть пазов-ячеек с номерами квартир. Ромка нашел 89-ю ячейку, воткнул ключик в узкое отверстие и попытался повернуть… Туда, сюда… Увы, ничего не вышло, ключик не поворачивался. Юный сыщик пробовал и так и эдак, на лбу от потуг выступила испарина, но все было тщетно.
        — Опять туфта,  — вздохнула Катька.  — Зря только мучились.
        Ромка метнул на нее гневный взгляд.
        — Расследовать преступление — это тебе не с пенька народ пугать.
        Сдвинув брови и пробормотав: «Может быть, Игорь ошибся»,  — он на всякий случай покрутил ключиком в соседних ячейках, но и они не открылись.
        А во дворе взревел и затих мотор, и в подъезде появился высокий черноволосый парень с мотоциклетным шлемом в руках. Девчонки переглянулись и схватили Ромку за руку. Это был Влад. Бывший форвард скользнул равнодушным взглядом по лицам подростков и вызвал лифт. Ромка незаметно подтолкнул к нему Катьку. Она пристроилась рядом с парнем и вместе с ним зашла в кабину.
        Спустя минуту Катька вернулась обратно.
        — Игорь не ошибся, он и вправду живет в восемьдесят девятой квартире,  — сказала она и добавила: — Ромка, а помнишь, как мимо нас в лесу промчался мотоцикл? В то время, когда мужик из «Пежо» на дороге валялся.
        Ромка вывел Катьку во двор, где Влад оставил свой мотоцикл.
        — Погляди, этот мотоцикл похож на тот?
        — Кто его знает? Ты же не сказал номера мотоциклов записывать, я и не записала.
        Ромка махнул рукой.
        — То были местные. Вспомни, как они были одеты. И потом, Влад не слышал, как я говорил о визитке, так чего ему за ней ездить?
        В электричке девчонки сняли обувь и хоть чуть-чуть передохнули. А потом их мучения начались снова. Однако на дороге от станции их перегнали три автомобиля и остановились. В бордовой «десятке» были Олег с Аллой, в коричневом «Пассате» — Вовчик с Никой, а в бежевой «Шкоде Октавии» — Игорь с незнакомой светленькой девушкой.
        — Подвезти?  — приоткрыв дверцу, спросил Игорь.
        — Вот спасибо,  — обрадовалась Лешка и залезла на заднее сиденье «Шкоды». Артем сел рядом с ней, а Ромка с Катькой забрались в «десятку» Олега.
        — А… у тебя раньше машины не было,  — отметила Лешка, во все глаза рассматривая незнакомую девушку.
        — Она у меня в ремонте стояла,  — улыбнулся Игорь и удовлетворил Лешкино любопытство.  — А это Светлана, она сегодня с практики вернулась и как раз на нашу игру попала.
        Девушка улыбнулась и показалась Лешке очень приятной.
        А в другой машине Олег расспрашивал Ромку с Катькой.
        — Где гуляли, чем занимались?
        — Так, ничем,  — пожал плечами Ромка, не собираясь ничего говорить Олегу с Аллой о неудаче с ключиком, и, в свою очередь, поинтересовался: — А вы сейчас что будете делать?
        — Поедем на Чистое озеро отдыхать и праздновать победу.  — Оторвавшись от руля, Олег сделал приглашающий жест.  — Хотите с нами? Кстати, туда собирался подъехать мой одноклассник Витька Гаршин, тот самый кладоискатель, о котором ты меня однажды спрашивал.
        — Ух ты, супер! А ты не можешь ему позвонить и попросить, чтобы он захватил с собой свой металлодетектор?
        — Почему нет? Прямо сейчас это и сделаю.
        Подъехав к даче Артема, Олег созвонился со своим школьным другом и передал ему Ромкину просьбу. Юный сыщик разом забыл обо всех своих неудачах и, выскочив из машины, запрыгал от радости.
        — Мы сейчас отпросимся у Нины Сергеевны и к вам придем. Только вы нас подождите, пожалуйста, без нас не уезжайте.
        — Мы за вами заедем,  — пообещал Олег.
        Катька вывалилась из машины и, хромая на обе ноги, поплелась к дому. Лешка, ухватившись за Артема, ковыляла за подругой, как сестра-близнец.
        Ромка собрался быстрее всех и в нетерпении запрыгал у порога девчачьей комнаты.
        — Эй, вы, не копайтесь, а то вдруг они без нас уедут!
        — Но мне обуть нечего,  — в отчаянии вскричала Катька, задрав вверх пятку с огромной мозолью.
        — А вот!  — Ромка нагнулся и кинул ей розовые шлепанцы.
        — Ты что, обалдел? Я? В этом?  — от возмущения Катька не находила слов.
        — Ну и сиди дома. Нужна ты там кому!  — рассвирепел юный сыщик и обернулся к сестре.  — А ты, Лешка, едешь или нет?
        Лешка очень устала и хотела спать, как и Катька. Но за Ромкиной спиной показался Артем, вопросительно поднял брови, и ей сразу захотелось поехать. Она нашла свои старые растоптанные кроссовки и предложила их подруге.
        — Хочешь, возьми эти. В них тебе будет легко ходить.
        — Ну уж нет,  — капризно отвела Лешкину руку Катька,  — лучше шлепки, у меня есть к ним подходящий розовый топик.  — И потянулась за косметичкой.
        — Только не это!  — завопил Ромка, прекрасно зная, что процесс наведения красоты у Катьки занимает не меньше получаса.  — Там накрасишься.
        — И в самом деле,  — поддержал Ромку Артем.
        — Все против меня, все!  — вскричала Катька, швыряя в общую с Лешкой сумку косметичку, и до самого озера обиженно вздыхала и дулась на Ромку.
        Одноклассник Олега Виктор Гаршин прибыл на условленное место в ярко-синей «Мазде». Он тоже был с девушкой, и Олег стал знакомить их со своими друзьями. Ромка с трудом дождался конца церемонии и подбежал к Гаршину.
        — Это ты ходишь в клуб кладоискателей?
        — Сейчас некогда, а до этого ходил и даже состоял в историко-изыскательском обществе,  — улыбнулся парень. Внешность у него была располагающей, а сам он казался бодрым и энергичным.
        — И в экспедиции ездил?
        — Было дело.
        — А металлоискатель свой ты с собой привез?  — затаив дыхание, спросил юный сыщик.
        — Привез,  — кивнул Гаршин и отошел к своей машине. На заднем сиденье «Мазды» стояла большая спортивная сумка, и он достал из нее самый крутой детектор из всех тех, что видел Ромка в клубе и на интернетовском сайте: импортный, с жидкокристаллическим дисплеем, произведенный фирмой «WhiteS».
        Ромка чуть не задохнулся от восхищения.
        — А дашь попробовать?
        — А ты знаешь, как им пользоваться?
        — Спрашиваешь!
        — Тогда бери.
        Не веря своему счастью, Ромка схватил чудо-прибор и умчался с ним к ближайшим соснам.
        А все остальные занялись обычными для начала пикника делами: разжиганием костра и готовкой пищи. Лешка вместе со всеми носила хворост и накрывала на стол, то есть на расстеленную на траве клеенку.
        Одна Катька, поколдовав в сторонке над своим лицом, больше ничего не делала. Она сидела, привалившись к дереву, и, борясь со сном, лениво наблюдала за происходящим сквозь тщательно накрашенные ресницы.
        Когда пришла пора садиться за стол, Лешка позвала брата. Но он и головы не поднял, продолжая свои бесконечные поиски. Дорвавшись до вожделенной игрушки, Ромка не собирался отвлекаться даже на еду.
        Пришлось Лешке за ним бежать. Она ухватила Ромку за плечо, но он дернулся и прошептал в жутком волнении:
        — Погоди, я, кажется, что-то нашел.
        На дисплее прибора и впрямь высветились какие-то значки и цифры, и еще он издавал негромкий писк. Лешке и самой стало интересно. А вдруг и впрямь здесь лежит какое-то сокровище?
        Ромка был без лопатки, а потому, выдернув траву, стал копать землю маленьким ножичком. Копал-копал и нашел старый пятак. Сдвинул щуп в сторонку, и детектор запищал еще громче. Ромка попал рукой в небольшую норку, вырытую каким-то неизвестным зверьком, и вытащил оттуда ржавый гвоздь. Он еще раз провел щупом по траве и завел его под небольшой кустик. Металлоискатель запищал во всю мощь своей батарейки, на дисплее появилась куча всяких значков. Ромка, страшно волнуясь, пошарил в корнях кустика и вытащил оттуда… им же самим потерянный портсигар!

        Лешка даже не поняла, обрадовался ее брат находке или огорчился. Скорее всего, второе: Ромка явно рассчитывал найти что-либо более ценное.
        — Я же говорила, что ты его где-то здесь выронил,  — сказала она.
        — Так и было.  — Ромка вытер портсигар о штаны и отдал сестре.  — Храни его ты, а то я опять посею.
        Поел Ромка быстрее всех. Разговоры на спортивные темы, которые вели баскетболисты и их друзья, в данный момент его интересовали меньше всего, а потому он схватил крутой детектор и вновь помчался искать сокровища. Дорвавшись до ценного прибора, юный кладоискатель собирался использовать его на всю катушку.
        — Я переплыву через протоку и буду на той стороне озера,  — на бегу крикнул он сестре.
        Лешка взглянула на далекий пустынный берег. Сопровождать помешанного на кладах брата было выше ее сил, отпускать одного — боязно. На выручку пришел Артем, в который раз проявив свое благородство.
        — Я похожу с ним, а вы с Катькой пока отдыхайте.
        Наевшись и наговорившись, парни и девушки ушли от костра и разбрелись кто куда.
        — Эй, идите все сюда, здесь малина!  — крикнула Аллочка.
        Лешка приподнялась.
        — Катюш, пойдем к ним? Или, может, поплаваем?
        — Ни за что,  — твердо заявила Катька.  — Я сейчас развалюсь на части, так хочу спать.
        Она встала и пошла к коричневому «Пассату» с открытыми дверцами.
        — Как ты думаешь, Вовчик не будет против, если я посплю в его машине?
        Не дожидаясь ответа, Катька забралась на заднее сиденье и скрылась за его спинкой. А Лешка, окунувшись в прохладную воду, легла у самого берега и стала смотреть в высокое небо. Мысли ее были чистыми и прозрачными, как вода в озере и воздух вокруг, а все проблемы казались легкими, как белоснежные облака. Портсигар нашелся, значит, и все остальное выяснится так же просто. Верно говорят китайцы и Катька, вода должна отстояться. Потом она закрыла глаза и задремала. Сквозь сон слышались какие-то голоса, гул машины, но никто ее не тревожил, и она не вставала, пока народ не стал собираться в обратный путь. Длинный, насыщенный событиями июньский день подходил к концу.
        Вовчик приблизился к костру, взял свои вещи и громко охнул:
        — Елки-палки! Я же с ней за границу собирался! Надо было ее в машине оставить!
        Лешка подошла поближе узнать, что случилось. Вовчик с огорчением рассматривал свою новенькую дорогую спортивную сумку, сбоку которой была выжжена огромная дыра. Наверное, костер стрельнул угольком и попал в цель. К Вовчику подскочила Ника.
        — Это я виновата! Не догадалась убрать вещи подальше от огня. А знаешь что?  — Она встала на цыпочки и заглянула парню в лицо.  — Я подарю тебе новую сумку, и ты меня простишь, да?
        — Я тебя и так прощаю.
        Узнав, кто виноват в его утрате, Вовчик тут же перестал сердиться и принялся укладывать свои и Никины вещи в багажник своего «Пассата».
        Тем временем Лешка сбегала к протоке, высмотрела на другом берегу Ромку с Артемом, подождала, пока мальчишки переплывут на ее сторону.
        — Ну и как, нашли что-нибудь?  — спросила она. Хотя могла бы и не спрашивать. Если бы Ромка отыскал что-нибудь ценное, то был бы куда веселее, а не морщился, как пожухлый лист.
        — Не успели, мало времени было,  — буркнул он.
        С тяжким вздохом Ромка вернул импортный металлоискатель его владельцу, и все трое уселись в машину Олега.
        — А где наша красавица? Катька где?  — повертел головой Артем.
        — Она с Вовчиком едет,  — ответила Лешка и всмотрелась вперед, пытаясь разглядеть розовый Катькин топик за задним стеклом «Пассата». Но не увидела. Значит, эта счастливица все еще спокойненько дрыхнет. Лешка и сама бы с удовольствием где-нибудь прикорнула: хоть и подремала немного на берегу, но выспавшейся себя не чувствовала.
        Когда дорога стала шире, Олег обогнал своих друзей и подвез Лешку, Ромку и Артема прямо к их калитке. Мальчишки пошли в дом, а Лешка вышла на дорогу и стала дожидаться Катьку. Но коричневый «Пассат» почему-то проехал мимо. Вовчик с Никой, наверное, не заметили спящую сзади них Катьку, подумала Лешка и припустилась за ними.
        Вовчик заехал к себе во двор, вышел из машины, обошел ее кругом и церемонно подал Нике руку. Та спустила вниз изящную ножку и выскользнула наружу, неся всю себя как драгоценный подарок.
        Лешка заглянула в окно «Пассата».
        — А где же Катька?
        — Катька?  — удивился Вовчик.  — Ее здесь не было. Я думал, она с вами.
        — Погодите, как же так?  — заволновалась Лешка.  — Мы ее что, на озере забыли?
        Она увидела Олега с Аллой и кинулась к ним.
        — Катьки нет! Я думала, что она в «Пассате» едет.
        — Погоди, не переживай,  — сказала Алла.  — Может быть, она с Игорем или Витей поехала.
        Но ни в «Мазде», ни в «Шкоде» Катьки не было тоже.

        Глава XV ЗЕРКАЛЬЦЕ НА ТРАВЕ

        У Лешки помутилось в глазах.
        Олег, что же делать?  — она хотела крикнуть, но получился какой-то беспомощный всхлип.
        — Возвращаться,  — пожал плечами Олег.  — Сидит твоя Катька у озера, как Аленушка, и жалуется на забывчивых друзей.
        И Алла сказала:
        — Должно быть, твоей Катьке вздумалось сбегать в кустики, а мы уехали. Все ведь очень быстро собрались.
        — Хорошо, если так — Лешка села в машину и даже попыталась улыбнуться, но не смогла, очень уж волновалась.
        Игорь с Виктором тоже вызвались искать Катьку. Сначала все заехали за Ромкой с Артемом, и Лешка, с трудом сдерживая слезы, сообщила мальчишкам о случившемся. Вместе с ребятами в машину Олега вскочил Дик: друзья решили, что пес лишним не будет.
        Всю дорогу Лешка представляла себе, как они подъезжают к озеру, а им навстречу с громкими воплями несется донельзя обиженная Катька. «Как вы могли меня забыть!» — восклицает она, а Лешка ее утешает и объясняет, что все вышло совершенно случайно.
        Но ни на дороге, ни на озере их никто не ждал.
        Как и в прошлый раз, Лешка понеслась по берегу, крича во весь голос:
        — Катька, Катенька, ты где?
        Ребята принялись прочесывать лес, и их голоса сквозь деревья эхом отдавались один от другого:
        — Катя! Отзовись!
        Наконец Лешка остановилась, сжав ладошками виски. Где еще искать Катьку? Дик подбежал к ней и коротко тявкнул. Лешка присела, заглянула псу в глаза и громко всхлипнула.
        — Дик, ведь Катька не могла утонуть, правда? Она и купальник-то не надевала, он у меня в сумке остался!
        Вдруг вдали на озере промелькнула двухвесельная лодка с белой полоской и исчезла за протокой. И спросить-то не у кого, была ли здесь девочка. Впрочем, в прошлый раз у берега хоть и сидел в лодке какой-то странный рыбак в куртке с капюшоном, он ей ничем не помог.
        — Дик, ищи Катю,  — не приказала, а взмолилась Лешка.
        Пес склонил голову набок, помедлил, припоминая, что в такую игру он уже играл и его потом хвалили. А потому, оглушительно лая, пронесся по берегу и исчез в густых зарослях. Вскоре оттуда, как и в прошлый раз, донесся его радостный визг. Лешка встрепенулась. Неужели Дик снова нашел Катьку? Ее, что ли, снова усыпили? Она кинулась на лай.
        Пес стоял на небольшой открытой полянке, а под его носом на примятой траве лежало маленькое квадратное зеркальце. Его всегда носила Катька в своем кармане.
        На собачий лай примчались Ромка с Артемом. Увидели белое как мел Лешкино лицо, зеркальце на траве.
        — Вот, видите, следы от машины. Катьку увезли,  — тусклым голосом сказал Ромка.
        Из-за деревьев выбежал Игорь, понял все без объяснений и выхватил из кармана мобильник.
        — Надо позвонить в милицию!
        Но Ромка с неожиданной проворностью его остановил:
        — А ты подумал, что будет с ее и нашими родителями, когда они обо всем узнают? Менты же им сразу позвонят. И потом, это лишняя трата времени. Пока мы здесь их дождемся, пока все объясним, сколько времени пройдет?
        — И что же вы предлагаете делать? Где будем ее искать?!  — воскликнул Игорь, но руку с телефоном опустил.
        — Рома, поехали к Петру Ивановичу!  — вскричала Лешка.  — Другого выхода я не знаю.
        — Она права,  — сказал Артем.
        — Отвезите нас назад в Медовку,  — попросил Ромка.  — Там в киоске сидит бывший майор милиции, и внук у него тоже мент, лейтенант, они помогут.
        Как они добирались назад, Лешка не помнила. Она крепко сжимала руку Артема и бесконечно, как молитву, повторяла про себя: «Только бы Катька нашлась! Только бы с ней ничего не случилось!»
        — Олег, ты подожди нас в машине, а Игорь с Витей пусть уезжают, ладно?  — попросил Ромка.  — С Петром Ивановичем мы сами поговорим.
        — Хорошо, подожду,  — ответил Олег и вытер тыльной стороной ладони лоб. Происшествие выбило его из колеи. Все так прекрасно складывалось, и на тебе, пропала девочка. Событие из ряда вон, ничего хуже и представить невозможно.
        Ромка заглянул в окошко киоска и поздоровался с Петром Ивановичем. Завидев своих юных друзей, майор в отставке довольно резво для своих возраста и комплекции вскочил, вышел к ним и погладил Дика. Давно он так радостно не улыбался.
        — Ребятки, а Еремеич-то нашелся! Вернее, он и не пропадал вовсе, ему, как ветерану труда, предложили горящую путевку в санаторий, он туда и поехал.
        — А что ж он никому об этом не сказал?  — равнодушно спросил Ромка.
        — Квартирантов его в тот день дома не было, но он им записку оставил, а они, видно, ее не заметили. Или их ребенок запрятал куда-нибудь. А Еремеич отдыхал в свое удовольствие и не подозревал о том, что тут милиция с ног сбилась, его искала. Кстати, я спросил у него про портсигар.
        — И что?  — Ромкин голос был по-прежнему блеклым. Сейчас ему было не до сокровищ, все мысли занимала Катька.
        — Портсигар, как вы и думали, трофейный, и ему от отца достался. Сам-то Еремеич в годы войны еще маленьким был.
        — А план на крышке откуда взялся?  — В Ромкиных глазах на какой-то миг вспыхнул интерес. А вдруг неведомый рисунок внутри портсигара все же как-то связан с Катькиным исчезновением?
        — И об этом его спросил. История тут очень простая. В конце войны Еремей Васильевич подобрал с поля боя раненого, а чтобы было сподручнее нести его в медсанбат, снял свой вещмешок и спрятал в какую-то ямку, а на портсигаре пометил место, где потом его искать. Кружочком воронку от снаряда обозначил, напротив нее три сосны нарисовал, а сбоку тропинку.
        — А сверху линия — это берег?
        — По-моему, какой-то ров. Это под Кенигсбергом было, Калининградом нынешним. Когда Еремеич портсигар потерял, переживал очень: ведь то была почти единственная память о его отце.
        — Потому и говорил, что он ему очень дорог? Лешк, давай сюда портсигар.
        Лешка молча порылась в сумке, наткнулась на Катькину косметичку, судорожно вздохнула и отдала брату военный трофей. Ромка протянул портсигар Петру Ивановичу.
        — Вот, возьмите и отдайте Еремеичу его реликвию.
        — Он будет очень рад.  — Тут Петр Иванович заметил машину, из которой на них поглядывал Олег, и спросил: — Кто это вас поджидает?
        — Это баскетболист, Аллочкин друг. Мы сначала были в Москве на игре, а потом на озеро ездили победу его команды праздновать.
        — Я сам сегодня на озере был, с утречка,  — сказал Петр Иванович.  — С часок с удочкой посидел — и на работу.
        Ромка, как ни переживал за Катьку, а все же удивился.
        — И когда же вы встали? Ведь туда так долго добираться! Стоит ли ездить на часок так далеко?
        — А это смотря на чем. На лодке через протоку за полчаса доплыть можно, река-то наша в том месте изгиб делает, а лесная дорога в объезд идет. Вы что, не знали?
        — Нет,  — сказал Ромка,  — я думал, что на лодке до озера еще дольше грести.
        — Даже я не знал, мы туда раньше на машине ездили,  — сказал Артем. А Лешка неожиданно спросила:
        — А у протоки много рыбы?
        Лешка терпеть не могла рыбной ловли, и Ромка с Артемом удивленно переглянулись: зачем ей это знать?
        — Нет, у протоки вода мутная, мы с Еремеичем за камышами рыбачим.
        «А тот странный рыбак плыл к протоке»,  — подумала Лешка и дотронулась до руки Петра Ивановича.
        — А вы всех рыбаков в Медовке знаете? Такой маленький, в куртке болотного цвета, вам случайно не знаком? Лодка у него с белой полоской.
        Ромка с Артемом воззрились на Лешку. О чем это она? А бывший милиционер все так же улыбался.
        — У меня лодка тоже с белой полоской. Местных рыбаков я, конечно, знаю всех, но здесь полно отдыхающих, и они тоже рыбу удят.
        — Значит, его никак не найти?  — заволновалась Лешка.  — Но ведь лодки не у всех есть. У Артема, например, нет, и у Аллочки, и у Вовчика, и у Сашки Ведерникова тоже… А дачники свои лодки с собой не привозят.
        — Лодки имеются у тех, у кого дома у реки стоят. Сам я, правда, не у берега живу, но у Еремеича причал есть, я свою там оставляю. А кстати, Петрович со Степанычем напрокат лодки сдают. Оба пенсионеры, нашли дополнительный источник дохода. А зачем вам этот рыбак?
        — Не знаю,  — пожал плечами Ромка.  — Он Лешке зачем-то понадобился.
        Тут только пребывающий в эйфории Петр Иванович заметил, что дети сегодня не похожи на себя и не разделяют его радости.
        — А что это вы такие мрачные?  — Он взглянул на Лешку.  — А подружка-то твоя где?  — Бывший майор комично задрал вверх нос и картинно откинул назад голову. И хотя сам он был толстый, и седые волосы топорщились ежиком, пародия вышла удачной, перед Лешкой на миг возник Катькин облик, и ужас больно сжал ее сердце.
        — Она…  — Лешка заморгала, собираясь расплакаться и наконец-то все ему рассказать, но майор в отставке оставил их и вернулся в свой киоск: у окошка столпились покупатели.
        — Что еще за рыбак?  — в один голос воскликнули Ромка с Артемом.
        — Когда мы в первый раз Катьку искали, то на озере была лодка.  — Лешка, глотая слезы, рассказала о странном рыбаке в старомодной теплой куртке с хлястиком на спине, который не сказал ей ни слова и уплыл к протоке.  — А сегодня там тоже лодка с белой полоской мелькнула, только я не видела, кто в ней сидел.
        — А что ж ты раньше-то молчала?  — вскричал Ромка.
        — Когда Катька нашлась, я о нем забыла. Может, он и не имеет никакого отношения к этому делу.
        — Не тебе судить! Ты и о ключике нам не сразу сказала. Говори, каким он был, этот рыбак?
        Лешка, всхлипнув, пожала плечами:
        — Никаким. Я его лица не видела. Вообще ничего не видела, только хлястик с пуговицей и полотенце на дне. Яркое такое, с пингвином. Но он не баскетболист, это точно, потому что маленький и худенький.
        — Маленький, говоришь?  — Ромка задумался.  — Кто бы это мог быть?  — И внезапно его осенило. —
        А не Серега ли это? Ну, тот, которого в команде не оставили. Помните, с какой обидой он смотрел на всех остальных? Что, если это он вредит Олегу, считая его своим соперником? Вдруг это он поехал за нами на озеро, снова наткнулся на Катьку и увез ее, чтобы она никому про него не рассказала?
        — Но на Катьку и на Олега нападал человек высокого роста, а Серега маленький,  — возразил Артем.
        — Ну и что? Он мог действовать с кем-нибудь в паре, да хотя бы с тем же Владом. И… постойте… Вот теперь я вспоминаю, что парень на мотоцикле в лесу был в куртке с хлястиком. Значит, то действительно были Влад с Серегой! А чтобы небритым казаться, всего-навсего можно гримом обмазаться. И Катька мне говорила, а я…  — Юный сыщик покаянно покачал головой и в то же время заметно оживился: забрезжила надежда отыскать Катьку. Открыв дверь киоска, он отвлек бывшего милиционера от торговли: — Петр Иванович, скажите, пожалуйста, где живут эти ваши Петрович со Степанычем? Мы у них завтра напрокат лодку возьмем. На вас можно будет сослаться?
        — Конечно, скажите им, что вы мои друзья,  — охотно согласился киоскер.  — А найти их нетрудно. Петрович в двадцать первом доме живет, а Степаныч — в двадцать пятом, оба — на Речной. Знаете, где такая улица?
        — Конечно,  — кивнул Артем.
        — А что мы скажем этим Петровичу и Степанычу? Как станем их расспрашивать о каком-то неизвестном рыбаке?  — шмыгнула носом Лешка.
        — Ты, кажется, говорила, что у Ксении Антоновны снимок команды есть. Давайте его у нее возьмем и этим пенсионерам покажем,  — сказал Артем.  — Сразу все и выяснится.
        — Правильно,  — кивнул Ромка и подбежал к Олегу.
        — Вы все ему рассказали? Он обещал принять меры?  — заволновался парень.
        — Конечно,  — соврал Ромка.  — А пока отвези нас, пожалуйста, к Ксении Антоновне, мы с ней поговорить хотим. И не уезжай пока никуда, ладно?
        Мать Вовчика была одна. Нике захотелось домой, и Вовчик повез ее в Москву. Остальные же переместились к Алле.
        Ксения Антоновна с тревогой посмотрела на ребят.
        — Я все знаю. Если нужна моя помощь, то можете на меня рассчитывать.
        — Мы затем к вам и пришли.  — Ромка прошел в дом и указал на стену: — Дайте нам, пожалуйста, на несколько минут эту фотографию, мы ее кое-кому покажем и сразу принесем назад.
        — Конечно, конечно.  — Мать Вовчика взялась за снимок и с сожалением сказала: — Я не могу его отсюда снять. Но мы найдем другой выход.
        Она взяла со стола фотоальбом, полистала.
        — Здесь тоже вся команда, только на разных снимках. Сейчас я их выну.
        Ромка выхватил у нее альбом.
        — Не надо ничего вынимать, давайте весь, мы вам его вернем.
        Сначала на Речной улице они нашли домик Степаныча. Крупный седой старик покосился на Дика, свел кустистые брови и полистал альбом, но людей, которым он давал свою лодку, в нем не нашел.
        — А вот этот к вам никогда не приходил?  — указал Ромка на невысокого баскетболиста.
        Степаныч нисколько не раздумывал.
        — Никогда.
        Тем не менее старик с интересом рассмотрел все снимки и воодушевился.
        — А ведь я когда-то тоже в баскетбол играл. У меня и фотография осталась.
        — Мы в другой раз ее посмотрим.  — Испугавшись, что старик захочет вместе с ними вспомнить свою молодость, Ромка выхватил у него альбом.  — Извините, мы очень спешим.
        — А вдруг мы только даром теряем время?  — в отчаянии прошептала Лешка.  — Петр Иванович уже давно бы что-нибудь предпринял, а мы ему ничего не сказали.
        — Если ничего не узнаем у Петровича, то пойдем и все скажем Петру Ивановичу,  — ответил брат.
        Петрович был маленьким и толстеньким старичком, так что можно было не опасаться, что он тоже окажется бывшим баскетболистом и ударится в воспоминания. Чтобы не тратить время зря, Ромка сразу открыл альбом там, где была фотография Сергея.
        — Нас к вам Петр Иванович послал спросить, не видели ли вы этого парня? Он у вас лодку не брал?  — юный сыщик подсунул снимок пенсионеру под нос и затаил дыхание.
        Старик вгляделся в снимок и покачал головой. А потом скосил глаза на другую страницу, на фотографию Вовчика с Никой, и неожиданно обрадовался.
        — Володьку узнаю и девушку его. Они лодку брали.
        — Когда?  — вскинулся Ромка.
        Петрович сморщил лоб.
        — Давно. Недели две назад. Володьке повезло, девушка у него уж очень красивая.
        — Красивая,  — согласился Ромка и заглянул старику в лицо.  — Вы посмотрите получше, больше никто из баскетболистов к вам не приходил? А вот этот?  — он ткнул пальцем в снимок Влада.
        — Нет, этого тоже не было.
        Петрович пролистал альбом, вернул его Ромке, и друзья окончательно пали духом.

        Глава XVI ОПЯТЬ ПРОМАХ

        — Рома, идем,  — потянула брата за руку Лешка.
        А старик все не унимался:
        — Эх, хороша у Володьки девушка. Был бы молодым, сам бы за ней приударил. Она ко мне потом снова приходила. И не раз.
        Ромка резко остановился.
        — Одна?
        — Ну да, одна. Говорила, что Володька на тренировке, а ей одной хочется покататься. Такая девушка…  — Он покачал головой.  — Я и плату с нее не брал.
        — А когда это было в последний раз?  — едва сдерживая волнение, спросил Артем.
        — Дня четыре назад. Точно, в тот день ко мне приятель из Москвы приезжал.
        — А девушка в куртке была?
        — В куртке?  — удивился Петрович.  — Жара ведь. Нет, она была в шортиках и маечке, вот как она.  — И указал на Лешку.
        — А что у нее было в руках?
        Петрович с минутку помолчал. Видимо, вызывал в своей памяти то чудное мгновение, когда перед ним явилась стройная девушка с фарфоровым личиком, огромными миндалевидными глазами и тонким, чуть приплюснутым носиком.
        — Сумка у нее с собой была, большая. С полотенцами и еще с чем-то.
        — Спасибо. Извините, пожалуйста.  — Ромка схватил альбом, и они понеслись к Алле.
        Девушка и ее гости с невеселыми лицами сидели на открытой веранде. Увидев трех друзей, Алла порывисто вскочила.
        — Ну что, прояснилось хоть что-нибудь?
        — Вроде бы,  — кивнула Лешка, а Артем обратился к Кристине:
        — Будь другом, Златовласка, отнеси этот альбом Ксении Антоновне, скажи, что нам самим некогда.
        — Хорошо.  — Кристина послушно встала, отложив в сторону книжку — «страшилку», и взяла у него альбом.
        Ромка взглянул на оставленную девочкой книгу и покачал головой:
        — Похоже, змеюки-оборотни и в жизни бывают, не только в страшилках.  — И обратился к Алле: — Скажи мне, ты Нику хорошо знаешь?
        — Нику?  — девушка пожала плечами.  — Не очень. Я стала с ней общаться недавно, после того, как она подружилась с Вовчиком. А когда она встречалась с Владом, мы с ней и знакомы не были.
        — Что?  — опешила Лешка.  — Ника встречалась с Владом?
        — Олег, а ты чего молчал!  — вскричал Ромка.
        — Я и сам этого не знал,  — ответил Олег.
        — А я знал,  — сказал Игорь.  — Но как только Влад ушел из команды, так она почти сразу к Вовчику переметнулась. Но сначала мне свою дружбу предлагала.
        Тут уже удивились все.
        — Как? И ты это скрывал? Вовчик же твой друг!  — воскликнула Алла.
        — Потому и скрывал, не по-мужски как-то болтать о таких вещах. Подумал, пусть Вовчик сам разберется, что к чему, а вдруг у них что серьезное выйдет?
        Ромка уцепился за руку Олега.
        — Пожалуйста, отвези нас к ней. Это она все затеяла, она!
        Баскетболист поднялся.
        — Может быть, сначала объясните, при чем тут Ника?
        — Мы все-все тебе объясним, только по дороге. Вам все равно в Москву возвращаться. Поехали, пожалуйста, поскорее,  — взмолилась Лешка.
        — Я тоже еду,  — объявила Алла. Она села на переднее сиденье «Десятки», трое друзей с собакой забрались назад. Артем попросил остановить машину возле своей дачи: следовало оставить дома Дика и предупредить Нину Сергеевну, что они не скоро приедут назад. Ромка побежал за ним и вернулся с толстой курткой. Лешка так нервничала, что у нее не достало сил спросить, зачем брату в такую жару понадобилась теплая одежда.
        Когда они тронулись в путь, Алла обернулась к ним.
        — А вы знаете, я почему-то всегда сомневалась в Никиных чувствах к Вовчику, хоть она мне ничего такого и не говорила. Но не ошибаетесь ли вы? Зачем ей все это нужно? И потом, она никак не могла похитить Катю, потому что все время была с нами.
        — Это мог сделать Влад,  — сказал Ромка.
        — Вы на месте не сидели, то купались, то в лесу ягоды собирали, а я лежала на берегу и слышала, как к озеру подъезжала какая-то машина,  — припомнила Лешка и простонала: — И почему я не встала, не посмотрела, кто в ней находится?
        — Не скули,  — оборвал сестру Ромка и рассказал Олегу с Аллой про странного рыбака в старой куртке, который, как они только что выяснили, оказался не кем иным, как Никой. Он нащупал в кармане маленький ключик и показал им.  — Мы сейчас откроем им ее почтовый ящик, а потом заставим сознаться, где они с Владом прячут нашу Катьку.
        Вскоре они пересекли городскую черту. Лешка безучастно смотрела в окно и не понимала, по каким они едут улицам. В сумерках мелькали огромные рекламные экраны, ярко освещенные витрины магазинов. С каким бы удовольствием любовалась сейчас Катька московскими огнями, если бы была с ними!
        С Виктором и Игорем они расстались на каком-то перекрестке. Игорь сказал, что в случае чего они всецело могут на него положиться. То же сказал и Гаршин, на прощание крепко пожав Ромкину руку.
        — Желаю удачи. Мы с тобой еще поищем клады.
        Вскоре Олег въехал во двор шестнадцатиэтажной башни. Все пятеро вышли из машины, вслед за какими-то девушками миновали домофон и вошли в подъезд.
        — Какая у нее квартира?  — спросил Ромка. Голос у него дрожал. Впрочем, остальные волновались ничуть не меньше.
        — Тридцать третья,  — сказала Алла.
        Подбежав к зеленому ряду почтовых ящиков, Ромка трясущимися руками всунул ключик в замочную скважину тридцать третьей ячейки. Ключ не повернулся.
        — Дай я,  — сказал Артем. Но и у него ничего не вышло.
        Открыть дверцу пробовали все, и Лешка, и Олег, и Алла, но все было безрезультатно.
        — Опять туфта!  — сказала Лешка и вспомнила, как произнесла эти слова Катька, когда они пытались открыть ящик Влада. Долго сдерживаемые слезы градом полились по ее щекам.
        — Погоди реветь,  — сказал Ромка.  — Может быть, ключик тут и ни при чем вовсе. Давайте пойдем к ней домой и напрямик спросим, зачем она брала у Петровича лодку и что делала на озере. Если она нам все объяснит, что ж, извинимся и будем думать, что делать дальше.
        — О чем еще думать? Уж не хочешь ли ты сказать, что милиция до сих пор не в курсе дела?  — Олег схватил его за плечи и затряс что есть мочи.  — Говори!
        Ромка умудрился вывернуться из его цепких рук и отскочить в сторонку.
        — Олег, ну пожалуйста, пойдем к ней. Я уверен, что это она, уверен!
        — Пойдем,  — попросила и Лешка.  — Это наша последняя надежда.
        Алла промолчала. Олег пожал плечами и вызвал лифт. Они поднялись на пятый этаж, Ромка нажал на кнопку звонка. Дверь открыла Ника. Ненакрашенная, с мокрыми волосами, она была не менее красивой, чем при полном параде.
        — Деточка, кто там?  — раздался приятный пожилой голос из дальней комнаты. Из кухни пахло чем-то вкусным. В этой квартире явно жили приличные люди, и Катьки здесь быть не могло. Значит, Ромка опять ошибся? У Лешки закружилась голова, боясь упасть, она ухватилась за косяк двери.
        — Мама, это ко мне,  — крикнула Ника и слегка приподняла и без того высокие брови.  — Вам, наверное, Володя нужен? Он уже уехал.
        — Мы к тебе. Поговорить надо,  — сказал Ромка.
        — Проходите, пожалуйста.  — Она впустила их в прихожую и тихо спросила: — О Кате что-нибудь известно?
        — Ничего,  — покачала головой Алла.
        — А можно я свою куртку повешу?  — спросил Ромка и, не дожидаясь разрешения, без спроса открыл шкаф с верхней одеждой и потянулся вверх. Но его куртка оказалась без вешалки, а потому свалилась вниз, что-то зацепив по дороге. В самом низу шкафа была небольшая полочка, на ней — кипа газет и письма, они-то и посыпались ворохом на пол. Юный сыщик аккуратно собрал все почтовые отправления и наконец приткнул свою одежку в уголок.
        Лешка с Артемом, зная все Ромкины уловки, сразу поняли, что он высматривал в шкафу куртку с хлястиком на спине. Но там висели только новые вещи, старого хлама не было вовсе.
        А Ника провела неожиданных гостей в свою комнату и предложила им сесть. Олег и Артем с Лешкой заняли диван, Алла — кресло, Ромка так и остался стоять. Ника села во второе кресло и ногой задвинула под него блестящую темно-зеленую сумку с оранжевым мячом на боку. То есть сумка была не просто спортивной, а баскетбольной.
        Несмотря на серьезность положения, Алла нечаянно загляделась на красивую вещь и даже вытянула ее из-под кресла. Сумка была большой, вместительной и, судя по всему, очень дорогой.
        — Купила Володе в подарок,  — небрежно пояснила Ника.
        — Ты, что ли, заранее знала, что его сумка сгорит?  — с удивлением спросил Олег.
        Девушка пожала плечами.
        — Я не ясновидящая. Просто тогда бы у него их стало две.  — Грустный взгляд ее зеленых глаз пробежал по лицам и остановился на Ромкином.  — Вы хотели у меня что-то спросить? Если бы я хоть чем-нибудь могла вам помочь!  — сказала она с глубоким сожалением.
        Юный сыщик задал традиционный вопрос:
        — А ты Катьку когда в последний раз видела?
        Ника, сдвинув брови, задумалась.
        — Я вообще не помню, что она там была. Мне кажется, она исчезла сразу же, как только мы приехали на озеро.
        — Она спала в машине Вовчика, поэтому ее никто и не видел,  — сказала Лешка. Она сидела на краешке дивана, как на иголках, и злилась на брата, который задает глупые вопросы и никуда не торопится. А он, не отрывая глаз от крутой сумки, спокойно поинтересовался:
        — А у Петровича ты зачем лодку брала?
        — У кого?
        — У старичка такого низенького, с Речной улицы.
        — А, у этого. Я не знала, что его зовут Петровичем. Просто так, покататься захотелось.  — Ника пожала плечами.  — А почему ты меня о такой ерунде спрашиваешь?
        — Ну, если ты была четыре дня назад на озере, то могла увидеть там что-нибудь подозрительное. Ничего не можешь вспомнить?
        — Но я не была на озере!  — Ника повысила голос.  — Я на лодке переправлялась на другой берег реки и там загорала, потому как терпеть не могу пляжную суету. А в милиции вам что сказали? Они уже приступили к поискам?
        — Приступили. Ну, мы пойдем, извини нас за беспокойство.  — И Ромка не пошел, а побежал к двери, приглашая за собой остальных.
        Девушка поднялась.
        — Не за что. Чаю не предложила, вам сейчас не до того.
        — Это верно,  — сказал Олег. А когда дверь тридцать третьей квартиры за ними захлопнулась, он вызвал лифт и больно ухватил Ромку за руку.  — Ну, хватит корчить из себя великого сыщика. Не знаю, кому вы там звонили, надо самим, и немедленно, ехать в милицию. Нельзя больше терять ни минуты.
        — Нельзя,  — согласно кивнул Ромка.

        Глава XVII САМЫЙ ОБЫКНОВЕННЫЙ ГЕНИЙ

        В ожидании лифта Ромка оглянулся на Никину дверь и спросил: — А какая у нее фамилия?
        — Демина, кажется,  — сказала Алла.
        — А кто такой Меркулов Сергей Герасимович?
        — Первый раз о таком слышим,  — ответил Олег, увлекая Ромку в лифт.
        Но когда они оказались на первом этаже, юный сыщик вновь кинулся к почтовым ящикам и, проговорив: «Здесь лежат газеты Меркулова Сергея Герасимовича»,  — сунул ключик в дверцу ячейки под номером тридцать восемь. И ключик… с легкостью повернулся. Из ящика выпала кипа газет, журналов и писем, а маленький рекламный листочек, поддавшись сквозняку, отлетел в сторону и спланировал на ступеньку.
        Ромка запихнул почту назад, закрыл ящик и сделал это как раз вовремя. Хлопнула дверь подъезда, на площадке появилась пожилая женщина. Ромка незаметно подхватил со ступеньки листочек и вежливо спросил:
        — Не знаете случайно, почему из тридцать восьмой никто почту не вынимает? Хотел им рекламу нового магазина положить, а некуда.
        — И не клади, они в отъезде, а почту их соседи забирают. Наверное, забывают вынимать.
        — Тогда возьмите вы.
        — Спасибо, не надо,  — отвела его руку женщина и вошла в лифт.
        Щеки у Ромки пылали, как костер.
        — Я знал, что ключик подойдет. Он не мог не подойти! А теперь нам надо попасть в ту квартиру. Раз она пустая, то Катька там!
        Алла смотрела на Ромку как на кудесника. Олег промолчал, но без возражений вызвал лифт. Пока они поднимались на шестой этаж, юный сыщик объяснил:
        — Я этот адрес на конвертах вычитал, которые у Ники из шкафа вывалились, и удивился: чего у нее так много чужих газет и журналов.
        Подойдя к тридцать восьмой квартире, Ромка на всякий случай позвонил, выждал время и достал из сумки свои отмычки. Но дверь была металлической, замки — особыми, и его самодельные железяки с крючками здесь не годились. Ромка с надеждой повернулся к Олегу.
        — Ты не сможешь открыть?
        Баскетболист отрицательно мотнул головой:
        — Никогда не пробовал открывать чужие двери. И думаю, что в чужую квартиру врываться нельзя. А если там никого нет?
        — Рома, не тяни, звони Алексею,  — взмолилась Лешка.  — Он нам поможет.
        Ромка кивнул, вынул из сумки их с Лешкой общий мобильник и быстро нажал на кнопки. Ему повезло. Алексей моментально откликнулся и узнал Ромку.
        — Что стряслось?
        Внук Петра Ивановича с утра до ночи был занят на своей нелегкой работе, и просто так, без важной на то причины, ребята его никогда не беспокоили.
        Поэтому он сразу понял, что у них случилось что-то экстраординарное.
        — У нас Катька пропала, но мы, мне кажется, ее уже нашли и стоим перед закрытой дверью, потому что не можем проникнуть в чужую квартиру. Ты приезжай поскорее, мы тебе все объясним.
        Алексей нисколько не удивился и не стал тратить время на уточнение деталей.
        — Адрес!  — лишь потребовал он.
        — Улица Маршала Малиновского у метро «Октябрьское поле»…  — выпалил Ромка и оглянулся на Аллу.  — Дом-то какой?
        Девушка уточнила номер дома.
        — Шестнадцатиэтажный дом с самого краю, не ошибешься,  — докончил Ромка.  — Поднимайся на шестой этаж.
        — Ждите,  — бросил Алексей.
        — Опять ждать,  — простонала Лешка. От недосыпа и тревоги ее била мелкая дрожь. Она пыталась не думать о том, что могли сделать с Катькой, даже если она и находится в этой квартире, но у нее ничего не выходило. А если Катьки там вообще нет?
        Но и всех остальных от волнения тоже не держали ноги. Друзья поднялись на один лестничный пролет и сели прямо на ступеньки.
        Прошло минут пять. И вдруг этажом ниже тихо скрипнула дверь. Ромка, осторожно ступая, подобрался к перилам, отпрянул назад и прижал к губам палец. С письмами и газетами в руках наверх шла Ника. Вынув из кармана ключи, она открыла металлическую дверь тридцать восьмой квартиры.
        Лешка следила за девушкой, и ее обуревали прежние сомнения. А если Ника потеряла этот злосчастный ключик, когда была на студенческом слете? А сейчас решила разгрузить свой шкаф и отнести наконец соседям почту. Что в этом такого? Сколько раз они уже ошибались, имея на руках, казалось бы, самые неопровержимые улики.
        Ромка, наблюдая за Никой сверху, изогнулся, как акробат, и из его неглубокого кармана выпал серебристый ключик. Он ударился о ступеньку и чуть слышно звякнул. А Ника услышала. Она повернула голову, увидела Ромку, Артема и всю остальную компанию и внезапно побледнела.
        — А вам… что вам здесь надо?
        Руки ее задрожали так же, как у самой Лешки. Но чего ей бояться, если она просто относит соседям почту? И Лешка перестала дрожать. Как кошка, одним прыжком, она перемахнула через несколько ступенек, подскочила к двери и, с неизвестно откуда взявшейся силой оттолкнув Нику, влетела в чужую квартиру. Провела рукой по стене, нащупала выключатель и увидела на открытой вешалке старую потрепанную болотного цвета куртку с хлястиком и металлической пуговицей на спине. Распахнула дверь в одну комнату, в другую. Катька лежала на диване в третьей, последней.
        — Она здесь!  — во весь голос закричала Лешка.
        Артем с Ромкой затолкали Нику в первую комнату.
        — Олег, ты сильный, подержи, пожалуйста, дверь, чтобы она никуда не убежала,  — попросил Артем, а сам взялся за телефон, чтобы поторопить Алексея. Но тот уже подъезжал к дому.
        Алексей был не один, а с сотрудником. Оба были в штатском. Как потом выяснилось, они зашли в кафе поужинать после долгого рабочего дня, но Ромкин звонок оставил их голодными.
        Алексей и его спутник быстрыми шагами прошли в третью комнату, где все, кроме Олега, сгрудились над Катькой.
        Алексей склонился над девочкой.
        — Что с ней? Вы «Скорую помощь» вызвали?
        — Нет еще,  — ответила Лешка.
        — Денис, звони немедленно,  — приказал Алексей своему напарнику.
        Но не успел тот взять в руки телефонную трубку, как Катька медленно приоткрыла один глаз, потом второй и громко чихнула.
        — Не надо никого вызывать, она проснулась!  — крикнул Ромка и осмотрел Катькины руки. Никаких следов от уколов на них, к счастью, не было.
        — Ее усыпили,  — пояснил юный сыщик и торопливо поведал другу-лейтенанту историю с нападениями на Олега и Катьку. А потом побежал с обоими милиционерами в первую комнату, где находилась Ника.
        Как все и всегда, напарник Алексея поразился красоте девушки и с удивлением спросил:
        — Зачем вы похитили девочку?
        Ника опустила длинные ресницы, и по ее щеке медленно скатилась огромная слеза. «Как в кино»,  — подумал Ромка. А она вновь распахнула свои огромные миндалевидные глаза и прошептала:
        — Я очень-очень виновата, мне нет оправдания.
        Ее чары подействовали.
        — Так говорите же, в чем дело,  — мягко сказал Денис.
        — А в том, в том…  — голос ее стал похож на детский лепет.  — Катя услышала, как я разговариваю с одним своим прежним знакомым, и я испугалась, что она выдаст меня моему новому другу. Вот так все и произошло.
        — Чем же вы ее усыпили?
        Ника потупилась.
        — Фторотаном. Я всегда ношу его с собой для обороны, вместо газового баллончика. Налила в распылитель на случай нападения. А потом… Потом я позвонила своему бывшему приятелю, и он привез ее сюда. Но он ни в чем не виноват, он просто выполнял мою просьбу. А я только хотела ее убедить, чтобы она никому не рассказывала о нашем с ним разговоре. А потом я бы ее на такси домой отвезла. Да вы сами у нее спросите, как все было, она подтвердит.
        — Чушь какая,  — поморщился Алексей.
        Вернувшись в комнату, где лежала Катька, он подсел к ней на диван.
        — Ты можешь говорить? Эта… Ника при тебе звонила кому-нибудь?
        — Ага,  — закивала Катька.  — Своему другу, которого зовут Влад, и говорила ему, что соскучилась. Я еще подумала: «А как же Вовчик?»
        — И это все?  — поразился Алексей.
        — Ну… да…  — Катька виновато пожала плечами.
        — Ничего не понимаю,  — сказал лейтенант и обратился к Алле с Олегом: — А она, эта Ника, психически здорова?
        — Более чем,  — усмехнулся Олег.
        Между ними возник Ромка и дернул Алексея за руку.
        — Врет она все. Я ведь тебе уже все рассказал. Они с Владом только и делают, что людей усыпляют. На Катьку нашу второй раз напали, а до этого — на Олега. А еще подложили ему в карман фишку из казино, чтобы все думали, что он там играет, и наркотик вкололи. И еще они постоянно мешали ему посещать тренировки, подстраивали всякие пакости.
        Выслушав Ромку, Алексей взял Катьку за руку.
        — То, о чем ты нам рассказала, слишком ничтожный повод для твоего похищения. Я тебя очень прошу, вспомни еще что-нибудь. Расскажи поподробней, как все было.
        Катька поморгала.
        — Ну, я спала в машине Вовчика, а Ника открыла дверцу, взяла с переднего сиденья телефон, отошла к костру и стала звонить своему Владу. Она меня не заметила, а я устала лежать на одном боку, перевернулась на другой, а для этого привстала и в окно посмотрела. И…  — Девчонка неожиданно замолкла.
        — И что ты увидела?
        — Как она вынула из костра горящую ветку и ткнула ею в какую-то сумку. А потом меня заметила. Подбежала к машине и брызнула в нос своей гадостью. И снова все закрутилось, и опять появился страшный невидимка. Что я ей сделала?  — У Катьки по щекам вдруг хлынули слезы, она вытерла ладонью лицо, размазала тушь, полезла в карманчик и залилась еще сильнее: — И зеркальце пропало!
        — Не плачь, вот твое зеркало,  — сказала Лешка, обрадовавшись, как и в прошлый раз, что подруга снова стала сама собой.
        А Алексей покачал головой.
        — Какой-то дурдом, ей-богу. Все равно ничего не могу понять.
        Ромка снял с вешалки куртку с хлястиком, а из кармана достал серебристый ключик, и все это предъявил Нике.
        — Со мной этот номер не пройдет. Лучше признавайся, все равно мы тебя раскусили!
        Алексей с Денисом стояли рядом с ним, и Ника расплакалась.
        — Я… Я хотела отомстить Олегу за то, что он занял в команде место Влада.
        — И Ромка так же думал!  — воскликнула Лешка.
        А Катька медленно встала и подошла к Алексею.
        — Я хочу в Медовку! Вы нас домой отпустите? Поздно уже.
        — Конечно, езжайте,  — кивнул лейтенант.
        — А когда тебе понадобится еще о чем-нибудь нас спросить, то ты звони или приезжай. Или мы сами к тебе приедем,  — сказал Ромка.
        — Договорились.
        Выражение лица у Алексея при расставании так и осталось недоуменным. А его напарник позвонил в милицию и продиктовал адрес Влада, чтобы его арестовали тоже.
        — Мне кажется, что это мелкая месть несоизмерима с похищениями, усыплениями, обманами,  — сказала Алла.  — Тем более что Олег перед Никой с Владом ни в чем не виноват, он и знаком с ними раньше не был.
        — Мне тоже так кажется,  — сказала Лешка. Она сидела на заднем сиденье «десятки» между Катькой и Артемом и чувствовала себя абсолютно счастливой. Правда, ее упитанный братец тоже сидел сзади, и из-за него она не могла пошевелиться. Но сейчас на такой пустяк она внимания не обращала. Ромка такой молодец, все распутал, нашел Катьку. И все же многое в этом деле осталось непонятным. Алла права. Глупо мстить неизвестно за что, очень многим при этом рискуя и ничего не получая взамен. И она повернула к брату лицо: — Ты, Рома, ошибаешься.
        — В чем?  — удивился Ромка.  — Если ты про месть, то я об этом только раз заикнулся, это была лишь одна из версий, и я почти сразу ее отмел. И вообще, не мешай мне думать.
        Он поерзал, отвоевал себе еще больше места и вперился в одну точку. И вдруг завопил во весь голос:
        — Олег, остановись!
        Баскетболист чуть не наехал на столб.
        — Что случилось?
        — Позвонить срочно надо. Тишина нужна.
        Ромка выхватил из кармана телефонную трубку, побарабанил по кнопкам и прокричал:
        — Алексей! Ты сейчас где? В дороге? Возвращайся назад, зайди к Нике домой, вынь из-под ее кресла спортивную сумку и посмотри, нет ли в ней двойного дна.
        — А что, ты думаешь, может быть в той сумке?  — спросила Лешка.
        — Известно что,  — ответил Ромка.  — Наркота!
        И больше, как они его ни пытали, не проронил ни слова. А когда подъехали к Медовке, позвонил Алексею снова.
        — Ну что, я был прав? Наркотики, да? Согласись, что я великий сыщик! Согласен? То-то же.  — И Ромка с гордостью посмотрел на Олега.
        — А откуда ты это узнал?  — удивилась Катька.
        Олег с Аллой взглянули на Ромку с большим уважением.
        — И в самом деле, как ты догадался?
        Ромка развел руками, отчего его соседям стало еще теснее, и скромно произнес:
        — Просто я самый обыкновенный гений.  — Он сделал паузу, чтобы все уяснили эту бесспорную истину, и добавил: — Хотите, расскажу, как было дело? Детали, конечно, вы узнаете потом, но суть такова: Влад был хорошим баскетболистом, что не мешало ему перевозить через границу наркотики. То есть он был обычным наркокурьером, а заправляла всем, конечно, Ника. Если бы главным был он, то не погряз бы во всяких азартных играх и не вылетел из команды. А когда это случилось, нужно было найти нового курьера, и желательно такого, который и не подозревал бы о том, что его используют. Таможенники, а то и специальные камеры в аэропортах распознают агрессивных или сильно нервничающих людей, но если человек в неведении о том, что он везет, то успех обеспечен. Ника остановила свой выбор на капитане, но подкатилась к нему зря: у Игоря уже была девушка. Пришлось соглашаться на Вовчика — он от нее, наверное, и раньше был без ума. Но связываться с ним было рискованно — игрок запасной, ленивый, непонятно было, то ли останется в команде, то ли из нее вылетит. Вот она и заставила его тренироваться.
        — И ведь верно!  — воскликнул Олег.  — Щит с корзиной в их дворе по ее настоянию установили.
        — Вот-вот. А еще она решила перестраховаться. Тренер на Вовчика давно рукой махнув вызывал на площадку нечасто, вот тебя, Олег, и устранили, чтобы Вовчик показал, на что стал способен. А сумку его она сожгла, чтобы он ехал в Данию с новой.
        — Бедный Вовчик,  — вздохнула Лешка.  — Каким для него будет ударом узнать, что он ей никогда не нравился.
        — Подумаешь! Переживет как-нибудь.  — Ромка махнул рукой. Такую мелочь, как любовь, он во внимание сроду не принимал.  — Вовчик еще поблагодарит ее за то, что она помогла ему проявить себя на баскетбольном поприще. Глядишь, осуществит мечту своего папы и станет вторым Сабонисом.
        Затем юный сыщик переключился на Олега.
        — А кстати, ты теперь сравнялся с самим Шакилом О'Нилом. Помнишь, я тебе говорил, что он участвовал в разоблачении наркодилеров? И теперь, чтобы быть совсем как он, тебе придется стать звездой НБА. Во всяком случае, я тебе этого от души желаю.
        — Большое спасибо,  — улыбнулся Олег.
        — И я желаю,  — пискнула Катька и, откинув назад волосы, провела рукой по потному лбу.  — И где она брала все эти гадости?
        — Эфир, фторотан, хлороформ достать не проблема, если есть знакомые медики,  — пожал плечами Ромка.
        — Ее мать — главврач больницы, а подружка — патронажная сестра, у них всегда такие вещества под рукой,  — сказала Алла.
        — А визитки у Ники были?  — спросила Лешка.
        — Конечно, такие же, как и у Вовчика.
        — И рюкзак у Аллы она брала, чтобы Олега заманить,  — заметил Ромка,  — а мы поначалу подумали, что это Вовчик. Она и уборщицей в спортзале прикидывалась. А лодкой пользовалась, чтобы создать себе алиби: дескать, во время нападений я была в поселке и знать ничего не знала. Влад же в это время из Москвы на озеро на чужих тачках приезжал. А почтовый ключик они потеряли, когда на Олега напали, а когда поехали его искать, им наша Катька и попалась.
        А Катька пнула своего соседа в бок.
        — Ага! Значит, я была права насчет мотоциклистов! И ты, Ромочка, выходит, никакой не гений. Иначе бы сразу обратил на них внимание, а не стал бы брызгать краской в бородатого парня и ни в чем не повинную тетку.
        — Они-то краску отмоют, а Ромка теперь будет всю жизнь угрызениями совести мучиться. Как наш дядя Боря, который когда-то облил водой чужую тачку,  — засмеялась Лешка и крепко прижала к себе подругу. Какое счастье, что Катька нашлась, ведь ее могли и убить. Там, где дело касается наркотиков, люди идут на любые преступления. А потом сморщила лоб и тоже пихнула брата.
        — А что за лодку я сегодня видела?
        — Мало ли какая там была лодка. Просто она тебя навела на мысль о странном рыбаке. В общем-то, если бы не ты, не все вы, я бы это дело так быстро не распутал,  — признал Ромка.
        — Как же хорошо, что все позади!  — радостно воскликнула Лешка.  — Теперь Катька наконец-то отдохнет, и все мы тоже. Никуда больше не надо ездить, ничего искать. Катюш, ты ведь еще не знаешь, что и Еремеич нашелся, и портсигар его тоже. И вся история с тайником разрешилась. То есть нет никакого тайника и никакого клада.
        — Как это нет?  — подскочил Ромка.  — А ценности той женщины, Марьи Антиповны, которые немцы у озера зарыли? Они-то так до сих пор и не найдены! Три, нет, два дня даю вам на отдых, а потом приступим к поискам. А если не захотите, то я сам этим займусь.
        — Вот чокнутый!  — воскликнула Катька.
        — Экстремал. Личность Т-типа,  — вздохнул Артем и, вытянув руку вдоль спинки сиденья, положил ее на плечо друга.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к